Сергей Александрович Калашников - Хроники ненаселенного мира [СИ]

Хроники ненаселенного мира [СИ] 242K, 60 с.   (скачать) - Сергей Александрович Калашников

Сергей Калашников
Хроники ненаселенного мира
Повесть


Глава 1.
Ты помнишь, как все начиналось...


Перенос.
0 дней, 0 часов

Представьте себе, что вам требуется две тысячи самых надёжных, исполнительных и квалифицированных людей. Причём пара сотен из них должна обладать приличными руководящими навыками. И еще важно, чтобы мужчин в этом коллективе было чуть-чуть меньше, чем женщин. Необходимо, чтобы среди них оказались приличные специалисты во всех отраслях производства, а также послушные исполнители, хорошие охранники, смелые разведчики.

Ко всему этому следует прибавить технику, продовольствие, материалы и многое другое, необходимое для того, чтобы без серьёзных потрясений обжиться на незнакомом месте, обосноваться там с необходимыми удобствами и начать с пустого места долгий путь сквозь годы. А на подготовку отпущено всего полтора месяца, и, если опоздать, это скорее всего будет последним опозданием в жизни.

И вот сегодня, второго июля 2112 года, все наконец-то готово - и вовремя, что особенно ценно. Под просторным навесом, имеющем форму пирамиды, высокими штабелями складировано все необходимое, в промежутках и по периметру стоят люди. Все они повернулись лицом к возвышению из ящиков, на которое забрался Артур Мэллорн - один из двадцати избранных, решивших переселиться туда, где угроза, нависшая над этим миром, до них не доберется. Сейчас здесь, в сооружении, способном увеличить плотность вероятности, он должен добиться совпадения желаний тысяч разных личностей и синхронности её искреннего выражения.

- Мы самые достойные и лучшие из всех, - без предисловия вбивает он простую мысль в головы собравшихся, сосредоточивших на нём всё внимание. - Повторяйте за мной в один голос!

Люди, конечно, заранее проинструктированы и осознают важность момента. И они повторяют его слова в задаваемый руками оратора ритм, соблюдая даже интонации.

- Нас ждут леса зелёные, нас ждут поля привольные, нас ждут озера чистые, нас ждут ручьи хрустальные. Мы там, где ждали нас.

Слова, простые и понятные, произносятся раз за разом всё слаженней и слаженней, а начиная с восьмого или девятого повтора, ревут слитно, почти разборчиво, несмотря на то, что исторгаются тысячами глоток.

А потом - удар по ушам от небольшого перепада давления, и порыв ветра откидывает брезентовую полость, которой занавешен вход. И те, кто находится неподалеку от него, видят, что этот огромный пирамидальный шатёр теперь расположен вовсе не в военном городке, как раньше, а на просторной лесной поляне.

Прибыли. Отделения солдат с оружием наизготовку разбегаются во все стороны, переговариваясь через рации с обеспечивающим. Колонна людей бесконечной змеёй вытягивается наружу, разбираясь по группам. Выносятся скатки шатров, выкатываются полевые кухни. Лагеря разбиваются на удалении километр-полтора во все стороны от пирамиды, пол которой покрыт клетками, на которые разрисован бывший плац - самый просторный из всех, найденных в окрестных воинских частях.

Две разведгруппы уезжают на квадроциклах, две - на кроссовых мотоциклетах, а сборка мотодельтаплана завершается в полусотне метров.

Мэллорн и девятнадцать его товарищей - избранных - одеты в такой же удобный и практичный камуфляж, что и все. Они не идиоты, чтобы выделяться из толпы сплошь вооруженных и пока не слишком хорошо организованных людей. Просто знаки различия на их форме чуть-чуть весомей, чем у остальных прибывших. На начальном этапе они должны быть похожими на всех, выглядеть частью дружного коллектива, объединённого единой целью. Постепенно, по мере того, как утихнет сумбур первого периода, всё помаленьку придёт в нормальное состояние, когда одни руководят, другие работают, а третьи заботятся о том, чтобы и первые и вторые ощущали свою нужность.


5 дней, 7 часов

Василь - не новичок в лесу. Несколько часов ходьбы по взгоркам и буеракам среди густых перелесков в обход просторных полян, и у него уже нет никаких сомнений в том, что перенос доставил их в невообразимую глушь, в места, куда не ступала нога человека. Или этот, как про него говорят, параллельный мир действительно не населён разумными существами. Спиленные бобрами деревья, плотины и хатки - вот и все признаки целенаправленной трудовой деятельности, которые удалось повстречать. А лес здесь чистый, не заваленный гниющими валежинами. Видимо, много лет назад тут прошла гарь, оставившая только золу. Потом сквозь пепел пробилась трава, вырос березняк и осинник, а уже в их тени поднялись ёлки и сосны. Они сейчас молоды и энергичны, но уже начинают сплетаться своими плотными лапами, организуя первые пятна затенения.

А правее, на склоне, стена сосен, радующих глаз прямыми стволами и зрелым видом. У подножия мелкая речушка, способная нести плоскодонку, хотя почти повсюду преодолима вброд. Отличное место, где поселятся пахари. Брёвна для срубов, вода для скотины. Стоп. Скотины-то они с собой не прихватили. А что будет, когда иссякнет запас топлива? На чем пахать землю?

Стало неуютно. Предчувствие финальной части затянувшегося пикника, когда кончилась тушенка и осталась последняя пачка макарон на полдюжины голодных мужиков, а по развезенной вчерашним дождём дороге джип не пройдет.

Так вот, пока еще имеются продукты и патроны, пока эта мысль не пришла в головы многих, все еще очарованных новизной положения и богатством первозданной природы, следует позаботиться о собственном будущем.


7 дней, 2 часа

Семен Аркадьевич доволен. Геологические карты их старой покинутой Земли неплохо отражают реалии этого мира. Мэллорн оказался точен в своих прогнозах. Он - один из двух избранных, являющихся специалистами. Учёный, как принято говорить. Долгую жизнь, дарованную ему сильными мира того, этот человек использовал для познания. Что же, это его выбор. Остальные долгоживущие совершенствовали искусство управлять людьми, добиваясь успеха в политике, искусстве или на административном поприще. Ведь главное, что определяет успех - это то, насколько действия окружающих соответствуют твоим желаниям.

Хорошая, легкодоступная нефть нашлась в предгорьях Кавказского хребта. Это рядом. Закир Нагоев сейчас организовывает прокладку дороги и подвоз туда деталей припасенного заранее оборудования, а Максимилиан Захарович контролирует работы на будущей производственной площадке. Главное, правильно организовать основу цивилизованного существования - его материальную базу. Топливо, металлургия, металлообработка, химическое производство и транспорт. И, конечно, сельское хозяйство.

Группа зоологов уже изучает местные виды фауны, выявляя кандидатов на одомашнивание.

Они - высшие, избранные, долгоживущие - не держатся в стороне от общих забот. Их задача - вдохновлять и воодушевлять. Направлять и инструктировать, объясняя каждому огромную значимость порученного ему дела для будущего человечества, основу которого они сейчас закладывают неустанными трудами. А, когда все разойдутся по рабочим местам и займутся созиданием, в его просторный шатер придёт вон та рыженькая. Она не устоит перед обаянием человека, знающего ее сокровенные желания, и получит много нежности, отдав взамен свою.


96 лет 2 месяца 15 дней

Пашка сидел на теплом камне и поглядывал по сторонам. Солнечный весенний денек - праздник для охотника. Речка, что журчит у подножия склона, лохматые молодые сосны - все создаёт чувство умиротворения. А вон и Тамарка идет. Не напрасно он готовил мягкое ложе в просторном балагане. Будет у них сегодня праздник многогранного общения. А потом наступит время поговорить о важном.

- Тома, а ты не хотела бы перебраться из усадьбы куда-нибудь, где нет необходимости горбатиться на хозяина? Жить так, как тебе хочется, делать то, что сама пожелаешь? - Пашка подливает девушке ароматного чаю.

- Это где же ты нашел такое место? - она обмакивает сладкие от изюма пальцы в чашку с водой и вытирает о мягкую салфетку.

- Ты ведь знаешь, что мне много где приходится бывать. Дичь, она же не сидит на месте. Поэтому и строю я себе хижины в тех местах, через которые меня ведут охотничьи тропы. Кое-какая утварь там заводится, припасы, инвентарь. За каждой картошиной в поместье не набегаешься, так что сажаю овощи. Если бы не нужда в порохе, ну и всяких других мелочах, ни за что бы не стал таскать добычу на подворье. Пока ее доволочешь, замаешься. На лошади было бы сподручно, только пока за той коняшкой обернешься, хищники тушу дотла схарчат.

Пашка любит разговаривать с этой женщиной. Она хорошо слушает.

- А по радио позвать человека с лошадью?

- Уже не получается. Старые рации, что еще оттуда, уже все изработались. А новые тяжелы. Замучаешься их с собой таскать. Да и охочусь я далеко, пока человек доберется, да пока меня разыщет, изведешься весь. А носильщиков за собой водить - тоже не дело.

Вообще-то, конечно, Тамара и так это знает. И думает она быстро. Ведь не отвергла сразу его предложение, над чем-то раздумывает. Хотя, казалось бы, чего тут размышлять? В имении - налаженный быт и нормально организованный труд. Без дела сидеть некогда - одной стирки сколько! А переборка припасов в погребах и кладовых! Приборка в хозяйском доме. А, если еще и барин скучает! Ладно, когда ему, чтобы развеяться, просто женщина нужна, а то ведь может театр затеять, или идиотский танец всех заставить разучивать. Ничего, конечно, страшного, но надоедает развлекать скучающего сибарита.

Особенно худо, если к нему гости пожалуют. Вот тут и начинается тарарам, от которого никому покою нет. Тогда могут не только домашнюю челядь на уши поставить, а созвать народ с виноградников да огородов.

- У тебя в том жилище, что на участке для зимней охоты, на сколько лошадок загон? - вдруг задала ему женщина неожиданный вопрос.

- На двух, - ответил он машинально. И тут же понял, что все его хитромудрые доводы девушка "прочитала" не ушами, а разумом.

- Съезди туда, расширь загородку так, чтобы хватило на десяток, и возвращайся за мной. Соберу кое-какие вещички, да и поедем.

Вот ведь, мысленно почесал затылок Пашка, недаром говорят, что женщины непостижимые создания.

До сих пор Пашка не имел возможности убедиться в том, что женщины - не менее разумные существа, чем представители сильной половины человечества. Причем - существенно более требовательные к условиям обитания. Он сходился с девушками поместья или расходился с ними, когда это приходило к нему в голову. Великих потрясений это не вызывало. Ну, родилось от него двое деток. Живут не хуже других. Одеты, накормлены, учатся - все как у всех. Но сейчас, обретя жену, изумился.

Она прихватила с собой восемь лошадей, навьюченных под полную загрузку. Чего там только не было. Конечно, он сразу привел этот караван в самую лучшую из своих охотничьих резиденций. Луговина на берегу горного озера, окруженного живописными склонами. Волшебной красоты место.

К просторному каменному дому сразу пришлось пристраивать комплекс подсобных помещений, чтобы организовать в них удобные рабочие места у ткацкого и вязального станков. Потом - прачечная, печь для выпечки хлеба, просторный погреб и сушильные навесы. Нет, Тамара не наезжала на него с категорическими требованиями, просто они обсуждали какой-нибудь вопрос, а потом он принимался за работу. И началось это сразу после того, как он отогнал в усадьбу лишних в постоянном обиходе вьючных лошадок. Занавески на окнах за стеклом, для которого пришлось ездить к Карпу Николаевичу с десятком лучших окороков. Половички, сотканные Тамарой из волокнистых растений, названий которых Пашка никогда не знал. Нет, не настала для него спокойная и размеренная жизнь. Вернее, не так. Спокойная, размеренная работа с утра до вечера оплачивалась сытной вкусной кормежкой и ночными утехами.

И эта жизнь его, в общем, вполне устраивала. Тем более, торопиться-то им особенно некуда. Тамаре всего сорок лет, и она ещё долго будет оставаться юной. Заостренные кверху ушки с маленькой мочкой однозначно указывают на то, что в числе ее предков был кто-то долгоживущий, как и у него, впрочем. Так что никому неизвестно, когда придет их срок. Поэтому и устраиваются они в расчете на длительное использование результатов своих трудов. Огороды, пашня, ореховые плантации и виноградник, сад и бесчисленные дары окрестных лесов, дичь, и рыба, козье молоко и овечья шерсть. Для того чтобы страдать от голода в этих благословенных местах, надо быть слепоглухонемым лодырем.


97 лет, 5 месяцев 4 дня

- Итак, господа, не все наши планы осуществились, - Казимир Карлович обвел взглядом собравшихся. Здесь все долгоживущие, прибывшие сюда с Земли, как они называют место своего исхода, в отличие от этого мира, который именуют Мэлтер - сокращение от Терра Мэллорна. Такой знак уважения человеку, чьи труды позволили им сбежать из обречённого на гибель места.

- Не все, - согласился Михаил Алексеевич. - Прирост населения, нормально происходивший в первые годы после прибытия, плавно сошел на очень скромные значения. Если за полстолетия численность работников удесятерилась, то к настоящему моменту рождаемость, хотя и превышает смертность более чем в десять раз, удивительно низка. Что Вы по этому поводу скажете, уважаемый Виталий Романович?

В этой группе всего два человека, жизнь которых с самого начала была связана с наукой - Артур Мэллорн и Виталий Матрохин. Остальные добились успеха в других областях. Удачливые политики, эффективные менеджеры, люди, востребованные средствами массовой информации. Банкиры, олигархи, популярные телеведущие - сливки общества. Не самые, может быть яркие или харизматические личности, но люди влиятельные настолько, что, не привлекая к себе внимания, сумели, объединив усилия, организовать себе тихий и неприметный уход из обреченного мира сюда, в место, где природа еще долго будет неисчерпаемым кладезем богатств.

Их - двадцать человек, получивших прививку бессмертия. Правда, на счет именно бессмертия уверенности пока нет - маловато времени прошло с момента "вакцинации" - чуть больше столетия у тех, кто получил ее последними, и примерно сто тридцать пять лет у самых старших, Мэллорна и Матрохина. Но ясно, что длительность жизни увеличена на неопределенно долгий срок. За истекший период их возраст внешне не возрос. Ни новых морщин, ни изменений организма - этого следа прожитых лет - объективными наблюдениями не обнаруживается. Да и субъективное восприятие реакции тела, объема памяти и остроты разума говорит о том, что биологические часы работают в другом ритме, давая организму время на восполнение сил, восстановление тканей и полноценную активную жизнь.

Но не будешь же жить один в пустыне! Роль умелых энергичных Робинзонов этих людей не вдохновила. Им нужен был, прежде всего, комфорт. Следовательно, необходимы слуги. Имеется в виду не лакеи или камердинеры, а те, кто создаст дома и моторы, сошьет одежду и сопроводит на охоту. Хотя, конечно, хороший повар и красивая экономка тоже лишними не будут. Да и охрана их долговременным телам насущно необходима. А в вопросе о том, как управлять массой людей, долгоживущие весьма сведущи. Собственно, на этом коньке они и выехали на высокие позиции еще там, в прошлом.

Секрет прост. Люди хорошо делают то, что нужно, только тогда, когда сами этого хотят. Вернее, уверены, что им это необходимо. Научись управлять желаниями других - и мир у твоих ног. Варианты с принуждением вызывают рефлекторный протест, на преодоление которого приходится тратить слишком много сил. Поэтому легче убедить людей, чем заставить. Так что увлечь нужных специалистов посулом создания счастливой обеспеченной жизни в богатом крае, где все будут здоровы и счастливы - это было просто делом техники.

Важно, что и лжи в данных обещаниях не содержалось. Всё так и было. Геологические карты Земли, как и обещал Мэллорн, совпали с реальностью Мэлтера. Захваченное с собой оборудование в руках умелых специалистов позволило быстро наладить нужные производства, построить жилье и организовать двадцать обширных многопрофильных поместий, где нашлось место и квалифицированным медикам. Далее по плану ожидался прирост населения. Люди охотно размножаются в хороших условиях.

В своё время были оборудованы ясли, детские сады и школы, и женщины не подкачали. Население начало расти. Почти два поколения ничто не вызывало тревоги. И вот рождения детей стали редкими. Конечно, достигнутая численность, когда на каждого долгоживущего приходится несколько сотен человек населения - это уже неплохо. Но рано или поздно ситуация ухудшится. Вот почему сегодня и съехались помещики в это место. Место, куда прибыли около столетия тому назад.

Здесь на асфальте плаца военного городка поставлены просторные шатры взамен давно разобранной на стройматериалы пирамиды. Разумеется, покрытие площадки возобновлено с применением местных материалов. В нескольких домиках живут люди, обычно пасущие скот на окрестных склонах. Они и поддерживают тут должный порядок, не давая времени разрушить то, что напоминает о событиях былого. А ещё это место примерно равноудалено ото многих поместий, что делает её удобным пунктом сбора для тех, кто является причиной и целью самого факта существования человечества. В этом мнения собравшихся едины, но данное рассуждение для чужих ушей не предназначено.

- Так что вы скажете по поводу снижения темпов роста численности людей, - повторил свой вопрос Михаил Алексеевич.

- Они уже не люди, - усмехнулся ученый. - Произошли изменения генотипа, заметные даже невооруженным глазом.

- Имеете в виду остроухость? - вступил в разговор Владимир Петрович.

- Это лишь симптом, носители которого не имеют заметных возрастных изменений после первых двадцати лет жизни, неохотно и не тяжело болеют и быстро восстанавливаются после ранений.

- То есть вы хотите сказать, что они стали теми самыми "эльфами", которых мы использовали как сырье для прививки бессмертия? - озаряет Константина Васильевича.

- Это хотят сказать факты, - пожал плечами Матрохин. - Я только произнес вслух то, о чём вы все, несомненно, давно догадались.

- То есть пребывание на Мэлтере превращает людей в "эльфов"?

- Боюсь, истина не столь поэтична. Настоящая причина - банальная сперма, в неимоверных количествах рассеянная вами, уважаемые долгоживущие. Всего три поколения постельных утех - и в этом мире остались только ваши дети, внуки, правнуки и праправнуки. Потомки, одним словом. И потомки потомков, естественно. Как следствие, смерти стали редкими. Женщины с неизмененным генотипом вышли из репродуктивного возраста, так что, начать восстанавливать популяцию короткоживущих мы не сможем.

- Таким образом, - снова вступил в разговор Владимир Петрович, - численность населения Мэлтера сохранится примерно неизменной на протяжении столетий, я правильно понимаю?.

- Скорее всего, хотя пока все еще наблюдается прирост. "Эльфийки" редко зачинают от "эльфов", значительно лучше - от людей. И человеческие женщины беременеют от "эльфов" практически со стопроцентной вероятностью. Но в обоих случаях рождаются "эльфы", и мы попадаем в тот же самый круг. Хотя эти данные уже не актуальны. Правда, оставшиеся в живых мужчины еще смогут кое-что сделать для эльфиек, желающих стать матерями. Но, боюсь, спрос значительно превысит предложение. Производители уже немолоды.

Виталий Романович Матрохин возвращался в своё поместье. Маленькое такое поселение в волшебной долине. Он всегда оставался слегка чужим в том обществе, к которому вынужден был принадлежать. Так уж получилось, что смолоду занимался "не тем". Картина мироустройства волновала его сильнее, чем благополучие, и познать связи всего сущего во вселенной он успел немного глубже, чем люди, занятые проблемами своей успешности. Нет, бессребренником он так и не стал. В заботливых руках супруги он никогда не рыпался и всегда делал именно те шаги, которые оставляли перспективы и создавали возможности.

Собственно, благодаря репутации врача, компетентного в широкой сфере вопросов и не склонного к опрометчивости, он и был привлечён к исследованиям, с которых всё и началось. Примерно за сто тридцать пять лет до переноса людей сюда несколько пленных инопланетян и бездыханных тел особей того же вида оказались в хорошо спрятанной от чужого ока лаборатории, к работе в которой его привлекли.

Почему-то дело считалось ужасно секретным и с пленными активно работали физики, математики и, конечно, военные. А вот круг медицинских работников резко ограничили, так что вскрытия погибших Матрохин проводил один. Не буквально один, были и ассистенты, и фотографы, и все тщательно снимали хроникеры. Но квалифицированных врачей не присутствовало. Кстати, отличий строения тела инопланетян от обычного человеческого обнаружить ему не удалось. Только форма ушей у парней специфическая. Острый верх и маленькая мочка. Их за это прозвали "эльфами".

Лабораторные анализы также указали на полное сходство по всем позициям. Факт отсутствия у этих людей признаков перенесенных или имеющихся в наличии заболеваний выпячивать не стал, хотя, пунктуально отметил это в каждом протоколе. Просто написал в соответствующей графе, что обнаружить не удалось.

Медицинский аспект в этом "проекте", следует признать, вообще не полагался важным. Пленники говорили на понятном, хотя и своеобразном русском. И от них добивались информации о том, откуда они взялись и каким образом были переброшены к месту событий. Собственно, это и все, что удалось Виталию Романовичу "сложить" из обрывков фраз и случайно брошенных слов. Любопытства он не проявлял - очень уж строго за всем следили серьезные такие парни.

Так уж вышло, что на несколько повышенную скорость, с которой поправлялся раненый, он обратил внимание случайно.

Дело в том, что супруга в этот период попала в аварию и жизнь ее поддерживалась только непрерывно функционирующей аппаратурой. Шансов на поправку - никаких. А дальше пришло озарение и ему пришлось действовать стремительно и рискованно. Поэтому он взял наудачу вытяжку из органа, который частенько считают рудиментом. Но во всех вскрытых телах погибших эльфов он выглядел не то чтобы увеличенным, а бодреньким таким. Так что, под видом взятия анализа, пользуясь беспомощностью раненого "инопланетянина" он беспрепятственно это проделал. И ввёл это умирающей дорогой своей Фире. Повредить ей уже не могло ничто, а тайная надежда на чудо всегда теплится в сердце того, от кого готовится уйти дорогой человек. В общем, он сделал откровенную глупость. Однако жена вдруг начала поправляться, а состояние здоровья раненого, наоборот, стало быстро ухудшаться. Он, правда, выжил, но так и не выздоровел до конца. А Виталий никому ничего не рассказал. Собственно, при обеих процедурах кроме него присутствовали только люди, находящиеся в бессознательном состоянии.

Возникло даже суеверное впечатление, что он забрал частичку жизни у одного человека и влил ее в другого. Но пытливый ум обрел ясность мышления, как только супруге стало лучше. А через полгода ее организм полностью восстановился. И выглядела она, хотя и на свои сорок лет, но прекрасно.

Потом наверху, видимо, устав ждать результатов, сменили руководство проектом. Матрохин попал под начало некоего Бренчанинова, который оказался куда умнее и въедливее предыдущих начальников, так что скоро пришлось рассказать ему все. Два последних "эльфа" незаметно для себя послужили донорами для еще двух доз сыворотки, после чего один скончался сразу, а другой прожил еще шесть лет.

Научная группа все это время пыталась подвести теоретическую базу под возможность телепортации, продемонстрированной пришельцами, а техническая - построить прибор, хотя бы индицирующий локальные изменения свойств пространства, при которых это будет возможно. И если у первых еще что-то вроде получилось, то у вторых - ничего, кроме отчетов. Ну, а потом наступила перестройка, за которой последовал развал Союза.


Глава 2.
Что движет прогресс


97 лет, 5 месяцев 22 дня

Долгоживущие нередко навещают друг друга. Временем для поездок они располагают, а верховая прогулка, даже если она длится несколько дней, скорее бодрит, чем утомляет. Была бы хорошая погода. Почти за столетие освоения этого мира во многих местах вне усадеб появились отдельно стоящие дома, где живут люди. Там всегда рады проезжему. Поэтому ночевать под открытым небом никакой надобности нет.

Этот мир не слишком плотно населён, поэтому многие патриархальные обычаи возникли здесь так естественно, как будто освящены многовековой традицией. Но это скорее дань реалиям, чем признак высокой духовности. Встречи с людьми за пределами поместий редки, вещание отсутствует, а о такой роскоши, как информационная сеть, помнят только те, кто родился ещё в том, оставленном ими мире.

Виталий Романович Матрохин принимал у себя Артура Мэллорна. Осень здесь в горах тиха и солнечна. Склоны, покрытые пожухлой травой, голые ветви деревьев и кустов, длинные тени, отбрасываемые скалами - создавали немного тревожную атмосферу, которую не способно развеять даже молодое вино из винограда последнего урожая. Просторная веранда застеклена и на ней тепло. Но это тепло - физическое явление. Оно не имеет никакого отношения к царящей здесь атмосфере.

- А где Фира, которая обычно нам прислуживала, - нарушил молчание гость, ставя опустевший бокал так, чтобы в него было удобно долить. Гибкая эльфийка, с виду лет двадцати, а на самом деле, кто его знает скольки, грациозно долила в ёмкость ровно на две трети. Так считалось правильным.

- Она сегодня в отъезде, - Виталий умышленно небрежно лаконичен. Гость невольно зацепил самый краешек тайны, раскрывать которую нежелательно, по крайней мере, ещё лет четыреста.

- Мне показалось, что эта женщина радует тебя своим вниманием с самого момента нашего появления здесь, - не прекращает нажимать на него гость. - А других женщин в этом доме я никогда раньше не замечал.

Вот! Это уже не зацепка за краешек, а намёк на то, что гость знает абсолютно всё. Долгоживущие - люди не глупые. Раньше, когда проблема с продолжением рода человеческого не была сформулирована в явном виде, примечаемые обстоятельства анализировались безо всякой связи с данным аспектом. И вот теперь умница Мэллорн, кажется, сделал верный вывод.

Да, население городков и деревушек, окружающих дом Матрохина, далеко превышает обычную тысячу с чем-то человек, как это сложилось повсеместно. В бесчисленных горных долинах работают десятки тысяч скромных тружеников, пользуясь почти всеми плодами своих трудов. Они живут обычный человеческий век, рожают детей и, сказать по правде, вряд ли хоть кто-то знает в точности, сколько их на самом деле.

А секрет действительно в Фире. Она не только тщательнейшим образом оберегала нравственность мужа, но и контролировала связи сыновей, появившихся на свет уже здесь. В результате - воспитала парней в сходном ключе. Нет, никто не поклянется, что их дети всегда хранили верность единственной женщине, однако дам сердца они всегда выбирали разборчиво, и меняли их нечасто. Иными словами, остроухие в этом районе известны наперечёт. И некоторые правила поведения своим потомкам Виталий Романович объяснил очень доходчиво. А тех, кто плохо соображает - примитивно стерилизует.

И вот теперь этот разумник прощупывает почву. Для чего? Интересный вопрос. Если речь идёт только о проблемах интенсификации размножения на его территории, то можно обойтись малой жертвой. Например, командировать в его распоряжение несколько десятков молодых ребят, готовых оплодотворить всё, что движется. Так сказать, ссудить во временное пользование. Как уж физик уговорит эльфиек оказать знаки благорасположения именно этим приезжим - не его забота. Да и результат их деятельности даже в случае полного успеха не приведёт к принципиальному изменению положения дел. Родятся-то эльфы.

Да, в вотчине Мэллорна их станет больше, но это не повлияет на реальное соотношение сил в Мэлтере. Здесь, под рукой Матрохина, сейчас людей немножко больше, чем во всех остальных населённых землях. И эти люди правильно мотивированы. Женщины, вышедшие из репродуктивного возраста, если период, отпущенный им природой для рождения и воспитания детей, провели не в праздности, получают "прививку бессмертия", как и их мужья, которых при этом ещё и стерилизуют, что совершенно не отражается на качестве жизни. В результате население стремительно прирастает, смертность ничтожная, а "неудачные" экземпляры, если не лениться и разбираться с ними вовремя, уходят из жизни в свой черёд, не оставляя потомства.

Очень не хочется менять это положение. Нужно выведать, до чего додумался этот разумник, что он знает наверняка, а что только предполагает.


97 лет, 5 месяцев 23 дня

Артур возвращался домой. Лошадь неторопливо переставляла копыта, пробираясь тесной горной тропой. И это хорошо, что неторопливо. Тут, на планете, названной в его честь, не место для поспешности. Несуетный мир. Размеренный и постепенный. Впереди и сзади по два охранника тоже едут медленно, внимательно осматривая склоны. В этих местах живут крупные кошки. Леопарды, барсы. Даже тигры встречаются. Зелень сейчас, осенью, не особенно плотная, да и трава значительно меньше маскирует тех, кто в ней прячется, чем в разгар лета. Но телохранители ни на мгновение не теряют бдительности.

Дорога - отличное время поразмыслить. Их сообщество, каста долгоживущих, не напрасно встревожилась из-за снижения рождаемости. И ещё - тем, что остальное население сравнялось с ними в длительности жизни. Люди умнеют с годами. Не все, может быть даже немногие. Важно, что обязательно появятся особи, которые не захотят подчиняться воле основателей. Число их будет возрастать, а значит, в той или иной форме начнётся борьба за лучшее положение, за право отдавать распоряжения и никому не подчиняться. И сейчас невозможно предугадать, чем всё закончится.

Собственно, начиная с того момента, когда люди приметили, что живут долго, среди них быстро нашлись любители простора и свободы, которые просто отселились, построив себе дома, наладив своё ни от кого не зависимое хозяйство. И этих людей, у которых имеется всё, что им нужно, практически невозможно подчинить своей воле. Только в его вотчине таких около двух десятков. Двух десятков пар, и некоторые их них имеют детей. Иными словами, почти двадцатая часть населения уже неуправляема. Со временем это положение может только ухудшаться.

Люди, живущие на хозяйских подворьях, постепенно станут отбиваться от рук, ведь, если посмотреть правде в глаза, воле его они послушны не в силу необходимости, а, скорее, потому, что так привыкли. Их этому научили с детства, вот и вся мотивация. И еще - их не научили принимать самостоятельные решения, брать на себя ответственность, проявлять инициативу. Они не протестуют только в силу верности традиции. Но традиции выходят из употребления, когда перестают приносить пользу. С годами это понимает все большее и большее количество людей.

А этот старый лис Матрохин такой вариант развития событий предусмотрел. Со своей Фирой. И не только предусмотрел, а даже использовал к собственной выгоде. По прикидкам охотников, которые по просьбе Артура осмотрели эти бесчисленные горные долины, людей здесь устроено несколько десятков тысяч. Считаться с этим придётся всем, ведь почти за столетие порох в патронах стал значительно хуже, чем в момент их прибытия. Конечно, немало припасов извели охотники, а то, что сохранилось, стреляет далеко не каждый раз. Или несильно.

Вот! Важная мысль. Работ по производству высококачественного метательного взрывчатого вещества они с самого начала не проводили. Для охотничьих ружей делался примитивный чёрный порох, который в патронах боевого стрелкового оружия даёт неважные результаты. А, значит, гладкоствольные дробовики сейчас - это всё, на что можно рассчитывать в случае вооружённого конфликта. И на количество этих охотничьих ружей. А вот тут тягаться с Матрохиным никто в этом мире не может.

Однако торопиться некуда. Нужно спокойно, не привлекая внимания других долгоживущих, наведаться на старую Землю и привезти оттуда обычных людей. Через столетие после их убытия они ещё могут изредка встречаться, просто придётся хорошенько поискать. А то ведь хитро выстроенная пирамида и групповое скандирование, конечно, хорошо помогают перемещениям из реальности в реальность, но без них, в крайнем случае, можно обойтись. А вот без того устройства, которое обеспечивает прицеливание, формируя границы канала в рассеянной ткани поля плотности вероятности, точно, никуда не переместишься.

Зато если аккуратно его настроить, то можно применить сооружения не столь впечатляющего размера. Но вопрос о том, чем вооружить команду своих посланцев в нелёгкое путешествие за людьми, решить нужно задолго до того, как первая группа будет готова к выполнению своей миссии.

Указатель на развилке вывел Мэллорна из задумчивости. Если свернуть налево, то это дорога домой, но ехать по ней им предстоит ещё несколько дней. Табличка со стрелкой, направленной вправо, гласит: "Сакля Хармунда". Ну что же, самое время искать приюта на ночь. Это ведь владения Матрохина, следовательно, упомянутый Хармунд имеет самое непосредственное отношение к тому, что тут происходит. Будет интересно послушать разговоры и просто посмотреть, как поживают подданные его хитро... ну, пусть пока будет хитроумного соседа.

Слово "Сакля" для представшего перед путниками сооружения было явно маловато. Постройка из природного камня, куски которого собраны в кладку за счёт подбора их по форме. Внешние стены выглядят, как искусно сложенная мозаика. Само сооружение напоминает башню, прилепившуюся к не слишком крутому склону над бодрым водным потоком, пенящимся на дне теснины. Один из склонов этого пологого ущелья покрыт виноградниками и террасами грядок, сейчас пустующими. На противоположной, теневой стороне из чахлой травы торчат голые камни и редкие кустики, среди которых бродят две или три овцы. Плодородной земли тут немного, но используется она рачительно. Водный поток крутит опущенное в него колёсико, вал которого одним концом спрятан в солидном ящике, установленном на берегу.

Дверь в башню, которую, скорее, следует именовать воротами, распахнулась. Хозяин, вероятно Хармунд, помог приехавшим расседлать лошадей и завести их в стойла. Просторный первый этаж, это и есть и конюшня, и сарай, и прихожая. Мужчина на вид немолод, ему за пятьдесят. Примерно столько же и хозяйке, которая начала накрывать стол. Каша, лепёшки, сыр и превосходный шашлык, уже сдёрнутый с шампуров и сложенный горкой на блюде. Отличное вино и несколько соусов на выбор.

Артур ел и нахваливал, его спутники были привычно сдержанны в речах, но челюстями работали так, что иного комплимента хозяйке не нужно. А глаз долгоживущего уже приметил всё, что ему необходимо. Отличный фаянс Соловьёвской выделки, доски в постройках пришиты гвоздями, что привозят с Урала из тамошних заводов, ткани льняные и хлопчатобумажные, их ассортимент одинаков во всем этом мире. Значит эти люди - не отщепенцы и не изгнанники. Так же, как и повсюду, они пожелали жить отдельно от остальных, и никто даже не подумал им в этом помешать. Судя по тому, что удалось увидеть, продают они вино, на вырученное приобретают промтовары, а провизией обеспечивают себя сами.

Но, что важно, уши у них обычные, человеческие, а не такие, как у Артуровых охранников, возможно, его же собственных правнуков.

Разговор крутился вокруг погоды, собранного урожая и видов на будущий. Мэллорн начал тихонько "припоминать", какие дожди или засухи были в какие годы: два, десять и более тому назад. Ему важно получить хотя бы какой-нибудь намёк на возраст хозяев, но так, чтобы это не привлекло ничьего внимания. Разговор вился вокруг того, когда и кто сажал здесь виноградную лозу, припоминали момент, когда она начала плодоносить, какие сорта в какие годы чем удались. Внешне это напоминало обсуждение проблем виноделия, да и по существу к ним свелось. Видно, эти люди здесь живут многие десятилетия и построили это все своими руками. Ничего примечательного выяснить у них не удалось.


108 лет, 9 месяцев 2 дня

Михаил Алексеевич Чубуков уже разобрался в вопросе с порохом. Получить что-либо, кроме обычной смеси серы, селитры и угля им не удастся. Для того чтобы производить более мощные составы, в Мэлтере недостаточно народу. Технологии известны, но при реализации их в промышленном объёме нужны работники для целой цепи производств так называемой большой химии. И к вентилям химических реакторов просто некого ставить, не говоря даже об обжиговых печах, флотационных бассейнах и прочем, прочем, прочем.

Сам этот чёрный порох тоже - та ещё штучка. В каждом имении его делают немного на свой манер, отчего разброс в скорости горения от образца к образцу оказывается изрядным. Для охотников это не слишком страшно - всяк приспосабливается, как может к тому, чем располагает. А вот для снаряжения боевых патронов стабильность характеристик крайне важна. Иначе можно будет смело забыть о прицельной стрельбе. Эту проблему решить несложно. Достаточно применять продукцию одной, заранее выбранной пороховой мельницы.

Думал ли раньше медиамагнат Чубуков, что ему придётся заниматься решением подобных вопросов! Глаголом жечь сердца людей - эта стезя для него привычна и комфортна. Удачливый политический обозреватель, чуткий к легчайшим дуновениям в высших сферах, он, используя чужие деньги, сумел прибрать к рукам целую вещательную сеть и неплохо устроился, тонко манипулируя эфемерной тканью, именуемой общественным мнением. Жаль, что мир, в котором это было востребовано, оказался так недолговечен! А в новом потребно иное.

Итак, стрелковое оружие. Производство охотничьих ружей налажено в нескольких хозяйствах Мэлтера, в том числе и в его обширных владениях. И именно наличие нужного оборудования в распоряжении Михаила Алексеевича побудило Мэллорна привлечь соседа к участию в реализации своих замыслов.

При испытаниях стало очевидно, что для достижения нужной скорости вылета пули из ствола пороха требуется больше, чем помещается в гильзе. Если её удлинить, то это не помогает, потому что тогда порох просто не успевает весь воспламениться, ведь распространение горения имеет определённую скорость. Поэтому заряд придётся увеличить в диаметре. То есть патрон становится похожим на бутылочку, из горлышка которой торчит пуля.

Самый маленький из имеющихся в его распоряжении калибров - тридцать второй. Он и определит диаметр пули. А самый большой - десятый. По нему и будет сделана гильза. На организацию всякой хитрой механики увы, ни сам он, ни его работники просто не способны. Поэтому делать надо самый простой вариант, как у винтовок из фильмов про Октябрьскую Революцию и Гражданскую Войну. Там все понятно даже на самый поверхностный взгляд.

Михаил Алексеевич довольно улыбнулся, перечитал свою писанину, добавил несколько линий в набросок и подписался. Чуть подумал, и вывел сверху заголовок: "Техническое задание". Вот теперь, когда они наделают достаточно таких винтовок и вооружат ими своих людей, то смогут, объединив силы, напасть на поместье Матрохина, убить его со всеми потомками, а потом воспользоваться услугами населения многолюдной провинции коварного доктора, имеющим такую важную возможность - размножаться.

Как он убедит этих людей сотрудничать с ним? Ха! Вот уж запудривать мозги человеческой массе - это его специальность, которая таки может понадобиться и здесь.


111 лет, 2 месяца 18 дней

С одной стороны - это хорошо, что Чубук повелся. Возиться со стрелковкой Мэллорну абсолютно некогда. Кроме весьма непростой работы с аппаратурой для перехода обратно на Землю их прошлой реальности, нужно ещё и подготовить группу захвата. Главная трудность связана с тем, что эльфов непросто в чем-нибудь убедить. Они слишком хорошо разбираются в том, что потребно им самим, а что, наоборот, нужно от них другим людям. Вообще-то, они сами даже не догадываются о том, что для их обозначения придумано особое слово - считают себя просто людьми. Термин "эльф" применяют только долгоживущие в разговорах между собой. Кстати, остроухость как наследуемый признак проявляется хотя и очень часто, но не всегда.

Так вот, об их мотивации. Отточенные в прошлом методы воздействия на массовое сознание не срабатывают, потому что нет этой самой массы. Нет толпы, где многократные повторы и пересказы из уст в уста позволяют вбить в любую голову уверенность, что желает эта голова именно того, что от нее требуется. Не будем уточнять кому.

Не развиваются искусства, позволяющие собрать толпу на зрелище, нет стадионов, где на трибунах беснуются зрители, гуляний по поводу придуманных когда-то празднеств или храмов, где люди внемлют гласу издавна усвоенной мудрости о необходимости трудиться и подчиняться тем, кто поставлен над ними волею свыше. Здесь приходится работать индивидуально с каждым, и нередко откровенно торговаться. А учитывая, что в столь малочисленном обществе даже денежные отношения не могут толком сложиться, мера стоимости любой услуги выражается в весьма причудливых формах. Один мылом возьмёт, а другому требуется книга из твоей драгоценной библиотеки. Не навсегда. Перепишет и вернет.

Так что для формирования группы захвата потребовалось немало времени и просто изощренная изобретательность. Хорошо хоть привычка повиноваться воле руководителя не выветрилась до конца из этих остроухих голов. Надо поторапливаться, пока индивидуализм ещё не рассыпал их сообщество окончательно.


Глава 3.
За тех, кто в море

- Господин Мэллорн, мы закончили опробование этих ружей. Они действительно стреляют точнее и дальше, чем наши охотничьи дробовики. А, главное, намного быстрее перезаряжаются, - Дим Укус, командир группы захвата, которую предстоит направить для отлова людей на Землю, выглядел довольным.

- Ну что же, посмотрим.

Артур вместе с "эльфом" вышли на задний двор, где собралась группа охотников, которых он привлёк к своей затее. Коротко остриженные бороды и головы. Зелёные кафтаны, пришедшие на смену одежде с Земли, перепоясаны широкими ремнями, на которых укреплены подсумки и фляги. Шляпы-ведёрки с короткими полями. Шаровары заправлены в голенища коротких сапог. Простота в изготовлении берёт верх над изысканностью выкроек утраченного мира. Процесс деградации материальной культуры налицо.

А вот и винтовка. Чуть тяжеловата, и калибр - мизинец можно просунуть. Но хорошую сталь ни с чем не спутаешь. Затвор проще, чем у трёхлинейки и выглядит грубее, однако отлично работает. Патроны, кажется, приготовлены на слона.

Мэллорн навёл ствол на прицепленную к забору мишень и выстрелил. Отдача немилосердно ударила в плечо. Перезарядка - выстрел - перезарядка - выстрел. Неплохо. Конечно, это не карабин "Барс", но по сравнению с охотничьим ружьем - очень приличное оружие.

Подошел к забору и осмотрел места попаданий. Выходные отверстия выглядят убедительно. Убойная игрушка. Чубуков не подкачал.

- Ну что же, парни, такие ружья, но с гладкими стволами, вы получите, когда притащите пленных, - отвечает он на вопросительные взгляды, направленные на него. - Завтра повторим правила обращения с аппаратурой и потренируемся её устанавливать и активизировать.

Аппаратура у Мэллорна с собой ещё с Земли. Сам собирал. Электронные узлы ему, конечно, спаяли и настроили по разработанной им самим документации, но как их использовать - этого ведь нигде не написано. Тем более что процессоры он прошил уже после того, как проверил электрические режимы обвязки. Трёп про поле вероятности - это для широкой публики, не потрудившейся как следует разобраться в физических законах. Гуманитарием стать значительно легче, чем понять некоторые аспекты, связанные с факторами, влияющими на изменчивость тонкой структурой электромагнитных полей, которые, кстати, коррелируют и с высшей нервной деятельностью.

Артур невольно вспомнил сюжет про мальчика, пришедшего в школу в чалме и заявившего одноклассникам, что он йог. Друзья прониклись и дружелюбно подложили новоиспечённому йогу гвоздь на стул. Тот уселся - и ни какой реакции. Не врёт, значит. Спрашивают, как это у него получается? А мальчик признается, что все дело в чалме. Тут же один из товарищей нахлобучил на себя эту шапку и уселся на гвоздь. Укололся, возмутился. А йог достал из штанов сковородку и сказал, что забыл еще одну деталь обязательного снаряжения.

Вот так примерно и он, Артур Мэллорн, поступил в своё время с остальными долгоживущими. Гуманитарии, что с них возьмёшь. Матрохин, возможно, догадался, но ему это не нужно. Наверное. Вообще-то шатёр реально помог сконцентрировать силовые линии, и резонанс биотоков тоже сработал, но это все-таки второстепенные факторы. Без них перенос происходит труднее, но без электронного устройства он просто невозможен. Или, точнее, настолько маловероятен, что его можно считать невозможным.

Так вот, аппаратов для переноса у него припасён целый ящик - двадцать комплектов. Все они законсервированы и хранятся с величайшей бережностью. Пару штук он уже достал и проверил. Вот только за время, прошедшее с момента, когда он пользовался ими в последний раз, что-то не вполне понятное произошло в области, окружающей их планету.

Появились мешающие настройке на верные координаты источники сигнала, как будто имитирующие маяки, которые он сформировал в виртуальном пространстве межреальностного перехода. Если система наведения возьмется не за тот репер - произойдёт смена точки выноса. А вручную наводку не удержать - слишком высокая точность необходима для обеспечения стабильности канала на протяжении целых восьмидесяти микросекунд. Поэтому пришлось пробуждать к жизни давно законсервированную технику, распечатывать на бумаге схемы и чертежи и вводить ручки для выбора нужной отметки, пока система захвата не активируется. Собственно, вновь введённую кнопку активации он даже подписал крупными буквами от руки. Так что теперь эти устройства эльфы зовут просто - активаторы. Они ребята простые. Что видят - то поют.

Шестеро с оружием наизготовку окружили седьмого. Тот, повесив за спину винтовку, которую за скорость заряжания уже нарекли самострелом, работает рычажками наведения.

- Господин Мэллорн! Ложные маяки пропа...

Фраза так и осталась незавершённой, потому что в процессе её произнесения Дим надавил кнопку. Хлопок, и квадрат земли, включающий место, где стояли путешественники между мирами, качественно изменился. Вместо отдыхающего под паром поля - зелёная луговина. Верный признак того, что перенос прошёл штатно.

Учёный взял образцы для химического анализа и отправился в лабораторию. Ему удалось сохранить кое-какую аппаратуру, так что, возможно, что-то проявится в картине изменений, произошедших на Земле за время их отсутствия. Тем более что если он не займется сейчас хоть чем-нибудь, то изведется от переживаний.

Неприветливый здесь лес, неправильный. Деревья гнутые, многие носят следы повреждений - изломы, расщепы. Словно кто-то бросал сюда камни со страшной силой. Кстати, камни тоже наблюдаются там, где им, казалось бы, неоткуда взяться. Торчат из травы, уже затянувшиеся снизу почвой, лохматясь мхом, а иногда и лоснясь плесенью.

Второй день их семёрка прочёсывает местность в поисках людей. Видели развалины. Они в таком состоянии, что разобраться в причинах, по которым их покинули, невозможно - перекрытия или рухнули, или перекосились настолько, что никакого доверия не вызывают. Бывшие поля намётанный глаз охотника с трудом отличает от непаханых территорий - заросли лесом, затянулись кустарником. А, может быть и не всегда различает.

Ни дымка, ни огонька. Даже старых кострищ, и то ни одного не встретили.

- Привал, - Дим Укус подал сигнал остальным и все стянулись к нему. Повинуясь скупым командам, Тарас и Кузя разошлись на посты, наблюдать за окрестностями. Вода, дрова, котелок - обычные дела делаются легко.

- Что думаете, парни, где нам тут людей искать!

- На юг надо поворачивать - подаёт голос кто-то справа.

- Значит, туда и повернём, - соглашается Дим.

Да уж. Нет ни одной зацепки, чтобы хоть что-то сообразить. Ни следа, ни намёка. Так что говорить не о чем. И не важно, кто это произнёс, и даже что он при этом подумал. Все устали и имеют право передохнуть.

На юг шли ещё четыре дня. Не цепью, а короткой колонной, чутко прислушиваясь и поглядывая по сторонам. Ребята они крепкие, на ногу лёгкие, так что километров полтораста проделали.

Первым неладное почувствовал Джун. Он шёл замыкающим, так что ему положено оглядываться. Бросил камушек в спину впереди идущего, а дальше сигнал прошёл по цепочке. Горланить на охоте - последнее дело.

Залегли, сползлись в кучу.

- Птицы за спиной взлетели слева, - тихий шёпот замыкающего прозвучал, когда вся семерка сползлась в одну кучу. И тут же расползлась, повинуясь жестам старшего, занимая указанные им позиции.

Минута, вторая, и показались люди, идущие по их следу. Безмолвная толпа бесшумно ступающих мужчин, женщин и подростков. Всего двадцать три человека, вооруженных палками и камнями. Подойдя к месту, где группа собиралась для совещания, остановились. Потом, жестикулируя и тихо ворча, столпились кружком, пытаясь по примятой траве понять, что тут делали преследуемые.

Идеальная позиция. В выставленные во все стороны спины полетели стрелки отравленных дротиков. Мужчина, шедший первым, раньше всех сообразил, что происходит неладное, и бросился бежать. Ничего страшного, хвостики иньекторов уже торчат у него из-под лопатки, так что за ним придут. Женщина с дубиной набросилась, на Кузю, который оказался у неё на пути, но получила пинок в живот, и, сгибаясь от боли и отлетая назад, дотянулась концом узловатого сука до головы охотника.

Через нее перепрыгнул подросток и добавил камнем. Джун отбивается от троих, но, кажется, управится, а на Дима набегают сразу двое. Прыжок в сторону, и подножка - один упал. Второй уже бьёт палкой, причем очень неудобно, тычком. Больно ведь по рёбрам. А вот тебе в торец. Отдыхай.

Свалка коротка, яд быстро валит преследователей, и они затихают. Надо торопиться. Инъекции противоядия следует сделать быстро, а то окочурятся. И связывать, пока не пришли в себя. На всё считанные минуты.

Того здоровяка, что убежал первым, нашли напоровшимся животом на сук. Видимо, яд лишил его способности соображать - так он крепко нанизался. Охотники просто воздержались от использования противоядия. Не жилец этот парень. Похоронили Кузю, расколотил ему голову тот камень. Вдребезги.

Перевязали свои раны, наложили лубки. Надо переходить на открытое место. Тут в зарослях переносчик не сработает. Вернее сработает, конечно, но так, что потом костей не соберёшь. А до ближайшей подходящей поляны оказалось больше километра и вести пленников на их ногах никак не получалось - едва конечности получали свободу, как их владельцы принимались пинаться, брыкаться или лягаться. Увещевания не воспринимались, побои игнорировались. Так одну женщину забили насмерть - она продолжала вырываться, пока была способна двигаться, а потом, после очередного удара затихла навсегда.

Оставшихся в живых перенесли привязанными к палкам, что было не то что тяжело, а просто мучительно, ибо висящие тела извивались и дёргались, рыча, вереща и вопя. Что угодно, кроме даже слабого подобия членораздельной речи, вырывалось из их глоток. Иными словами, кроме использования необработанных камней и палок, никаких намёков на разумность этих людей отметить не удалось. Только, если считать их животными, то стайный инстинкт у них у них совершенно неестественный. При опасности первым убежал вожак, а остальные бросились врассыпную. Как-то не так себя ведут неразумные твари при опасности.

Ну вот, на открытом пространстве уложены связанные пленники, и шестеро охотников готовы к возвращению. Несколько деревьев и кустарник, которые могли помешать, вырубили и оттащили подальше.

Дим Укус включил питание активатора, дождался появления на экране изображения и чуть не застонал. Меток оказалось две, причем близкорасположенных. Некоторое время он колебался, по какой из них произвести наведение. Потом выждал, надеясь, что одна из них пропадёт или изменит положение, чем позволит определить себя как ложную.

Никакого результата. Ждем дальше. Так, левая замигала и уменьшила интенсивность...

Дим выбрал правую, навёл целеуказатель и нажал кнопку активации. Люди и трава, на которой они находились, пропали, а в обрамлении зелёной рамы обширной лесной поляны оказался прямоугольник водной поверхности. Если бы кто-то потрогал её, то удивился бы тому, насколько она холодна для царящего вокруг жаркого лета. Еще более странным показался бы её солёный вкус.

То, что им крышка, Дим понял сразу. Свинцово-серая ледяная вода убьет их холодом в течение считанных минут. Тем не менее, он поплыл в сторону пирамидальной сверкающей горы, возвышающейся приблизительно в километре от места приводнения. Поистине причудливые формы принимают чудовищные глыбы, отколовшиеся от кромки ледяного панциря и соскользнувшие в море.

Нет, не дождётся Мэллорн их возвращения, успел он подумать, прежде чем закостеневшее тело погрузилось в пучину. Остальные утонули раньше.


Глава 4.
Десятая заповедь в действии


137 лет, 4 месяца 6 дней

Для того чтобы подготовить следующую вылазку на Землю потребовалось очень много времени. Нет, техническое оснащение не изменилось. Всё те же "активаторы", которых у Мэллорна пока достаточно. Неудача с первой попыткой могла быть связана с любой случайностью, узнать о которой, увы, ничего не удалось - группа просто не вернулась. Поэтому, прежде чем менять способ действия, надо попробовать ещё хотя бы пару раз.

Беда в том, что уговорить эльфов принять участие в рискованном предприятии непросто. Они ценят свою долгую жизнь, и подвергать её неизвестной опасности не намерены категорически. Простейшие рассуждения привели к заключению, что нужных людей необходимо воспитать, сразу вложив в их головы некоторые положения относительно чувства долга перед потомками и, естественно, немного приоткрыв завесу тайны относительно истинного положения вещей. Не совсем правду, но напугать тем, что если не решить проблему продолжения рода человеческого, то через некоторое время здесь, в Мэлтере, останутся только дикие звери. И тут не оставалось иного выхода, кроме как начать преподавать в школе. Разумеется - естественные науки. И вот через четверть века в его распоряжении две маленьких группы. И задача у первой из них очень простая - уйти и сразу вернуться.

137 лет, 4 месяца 17 дней

Принесённые вести можно считать удовлетворительными. За несколько минут пребывания на старой Земле разведчики убедились, что там не наблюдается признаков человеческой деятельности, а буйствует растительность, похожая на здешнюю.

В результате ещё двух поисков удалось отловить и доставить пятерых людей - трёх мужчин и двух женщин. На этом Мэллорн прекратил рисковать парнями и приступил к экспериментам.

Первым же открытием, которое его сильно озадачило, оказалось то, что разумом доставленные существа не обладали. Полученное потомство, такое же уязвимое, как и человеческие дети, внешне выглядело обычно, воспринимало обучение, но говорить не научилось даже к пяти годам. Таким же свойством оказался наделён и ребёнок, рождённый пленницей от эльфа. Ну и, в завершение всего, эльфийка от пленника родила совершенно неразумное существо. Тупик.

Пленников содержали в неволе, хорошо кормили, заставляли двигаться и размножаться. Собственно, второе они проделывали охотно, а вот с первым дела обстояли неважно. Сытыми эти "люды", как их прозвали, чтобы не перепутать с собой, что-либо делали крайне неохотно. И их заставляли или гоняться за куском варёного мяса, которым дразнили, протянув через ограду на длинном удилище, что давало скромный результат, или просто гоняли плетями, вынуждая убегать. Со временем это занятие даже приобрело широкую популярность в качестве зрелища, собирая многочисленных зрителей и болельщиков. Даже построили своеобразный стадион.

Естественно, своих "тренеров" люды не любили и боялись. А вот тех, кто приносил пищу, воспринимали дружелюбно, и даже медиков не дичились, хотя те иногда и причиняли им боль. Ласковые интонации и отсутствие злых намерений они воспринимали позитивно, словно одомашненные животные. Вообще уже в первом родившемся в неволе поколении признаки врождённой агрессивности не обнаруживались. Хотя овладеть каким бы то ни было инструментом или научиться мало-мальски осмысленным действиям эти существа не смогли. Ударить палкой или бросить камень - не более.


203 года

Шли годы. Группа невольников росла. Мэллорн пребывал в размышлениях о способе выхода из безвыходной ситуации, когда в маленьком зверинце произошла странная смерть. Скончался не старый ещё самец, которому рановато было на погост. Ну, случай, стало быть, такой приключился. Но через три года умерла самка. И тоже бы ничего странного. Но в обоих случаях через девять месяцев после этих смертей у доктора Курта Праза родились дети.

Артур Мэллорн достаточно пожил на свете, чтобы заподозрить связь между нечастыми в их мире событиями - рождениями эльфов и смертями людов. И ещё он сообразил, что ни разбираться, ни вмешиваться в процесс не имеет смысла. В обоих случаях из обихода были изъяты неперспективные в смысле дальнейшего размножения особи. Доктор Праз - не дурак. И, что интересно, нетрудно вычислить следующую жертву из числа жителей "питомника".

Важно, что получена технология, позволяющая платить жизнью люда за то, чтобы на свет появился эльф. Теперь его задача - обеспечить устойчивый темп размножения подопечных, и прирост численности населения в его вотчине обеспечен. А, учитывая, что от одной самки за репродуктивный период можно получить до двенадцати детенышей, то все не так уж безнадежно.


327 лет

Виталий Романович Матрохин точно знает, что устроился он лучше всех. Да, Кавказ имеет сложный, скромно говоря, рельеф. Зато его долины населены людьми. И всех их он надёжно держит в кулаке. Ему не надо никого убеждать или уговаривать, а уж тем более, запугивать или обманывать. Все отлично знают, почему воля хозяина здешних земель должна быть исполнена. Впрочем, кто не желает, так того ведь никто и не уговаривает. Просто тогда он не получит прививки бессмертия.

А вот если у тебя к сорока годам четверо детей и не отмечены случаи сопротивления воле властителя - пожалуйте в клуб вечных. Хотите отъехать на хутор - пожалуйста. Добрый господин поможет материально. Желаешь остаться на месте - да сколько угодно. Метод пряника работает уже более трёхсот лет без единого сбоя благодаря тому, что отбор материала на эту самую инъекцию он научился проводить не только безопасно для донора, но и практически безболезненно.

Однако для тех, кто получал прививку - не совсем. Операция стерилизации не сложна, но это всё-таки операция. Но никто не возражает, поскольку - все в этом убеждены - без неё эффект от "вакцинации" не достигается.

И теперь в его распоряжении есть всё, чего душа пожелает. Прекрасные дороги связывают населённые пункты с чудесными дворцами, где журчат фонтаны и благоухают розарии. У него лучшие вина из лучших виноградников в любых количествах, а вещи, сделанные руками искусных мастеров, радуют глаз. Дети, внуки и правнуки давным-давно уяснили, кому они обязаны радостям жизни и комфорту, которые их окружают. Их немного. Дети и дети детей соединялись со смертными, и потомство было у каждой пары. Но этот процесс контролировался, так что семья владетеля горной страны сейчас состоит меньше чем из сотни человек.

В его епархии есть и предприятия, которые, случись что, обеспечат подведомственную территорию всем необходимым, и еще чуть сверх того, чтобы порадовать повелителя и его домочадцев. Поэтому никаких инсинуаций со стороны тех, кто прибыл сюда бессмертными ещё с Земли, он не ждёт. Для вооруженного нападения у них просто нет людей - подведомственные им эльфы не станут рисковать своими длинными жизнями в угоду чужой прихоти. А вот за него - наоборот, готов сражаться каждый горец, как он справедливо называет своих подопечных.

Раньше, в бытность свою на Земле, Михаил Алексеевич Чубуков не смог бы себе представить, что способен ждать так долго - целых двести лет. Всё это время он производил винтовки и обучал своих подопечных ими владеть. Иными словами, готовился к нападению на поместье Матрохина.

Мэллорн почему-то постоянно откладывал налет на Матрохина, объясняя отсрочку раз от разу все менее и менее убедительно. В конце концов стало ясно, что он просто струсил. Мысль о том, что на самом деле "трусливый" физик затеял совершенно другую игру, в голову бывшего медиамагната даже не пришла.

Некоторое время потребовалось на размышления и разведку, совмещённую с дружеским визитом к Виталию Романовичу в его поместье. Скромный размер виллы и малое количество прислуги в ней навели на мысль, что никакого особенного многолюдья и богатства тут на самом деле нет. Но известный ловелас Василь Тыка из его охраны куда-то запропал и присоединился к кавалькаде только на обратном пути уже, когда миновали поворот к сакле Хармунда.

Даже делать отповедь этому балбесу не хотелось. А на привале он рассказал о больших сёлах и даже городках, через которые проехал, отклонившись от обычного пути. О многолюдных улицах, мощёных дорогах, каменных мостах и дымящих трубах заводов. О том, что в домах работают телефоны и радиоприёмники и, страшно подумать, телевизоры. Ну а девушки здесь на редкость несговорчивы и ничего себе с первым встречным не позволяют. Так что он, что называется, пролетел мимо цели. Зато видел весенний дворец хозяина этих земель. Вернее, подогреваемый бассейн в саду утренних покоев, и теперь с упоением описывал красоту мозаики, восхитительные барельефы и роскошные клумбы, резную мебель. Слюнки текли слушать эти излияния. Но прерывать словесный поток никто не стал.

Вот ведь хитрый лис, подумал Михаил Алексеевич о Матрохине. Разыграл комбинацию на сотни лет вперед. Все просчитал и оставил других с носом. Настолько с носом, что никто ведь и дернуться не посмеет против такой силищи со своими немногочисленными разбредшимися, привыкшими самовольничать эльфами.

Спокойно подумал. Он ведь уже далеко не мальчик, чтобы плескать эмоциями во все стороны.

Итак, доктор организовал то, что планировали все они - все двадцать "бессмертных". И, если бы это у них получилось, то сейчас каждый бы имел то же самое, что и этот разумник. Разросшееся население кормило бы их так же обильно, как и этого мерзавца. Интересно, чем эта перспектива его не устроила? Почему он решил всех надуть?

Хотя, собственно, это здесь, на Мэлтере, в тишине уединенной по Земным меркам жизни, Михаил Алексеевич подзабыл о старых добрых обычаях его времени и круга. Там кушали друг друга только потому, что иначе кушали тебя.

Что же можно предпринять для того, чтобы самому заполучить этот лакомый кусок - вотчину Матрохина? Просто пойти войной? Даже с его винтовками, которые намного лучше охотничьих ружей, он сможет выставить десяток охранников и от силы пару десятков добровольцев. Остальные просто никуда не пойдут из своих особнячков, многие из которых больше похожи на замки. Попытайся он принудить их силой - будет война, но уже на его территории. Со штурмами, осадами, потерями. Это ему не нужно.

Другой способ набрать приличную армию - привлечь к своему проекту других "бессмертных". Насколько доносят его осведомители в их окружении, численность поместных "армий" сопоставима с его мобилизационным ресурсом. Так что в сумме со всего Мэлтера можно рекрутировать примерно полтысячи человек. Мало. И придется делиться добычей с остальными участниками набега. Кстати, в окружении Матрохина его посланцам никого завербовать не удалось. Вернее, сами эти "коммивояжеры" бесследно сгинули, не доложив ни об удаче, ни о неудаче. Выходит, там имеется какой-то неизвестный, но очень важный стимул. Стимул, позволяющий держать в повиновении эту массу народа. Ладно, сначала нужно разобраться с тем, как прибрать к рукам этот лакомый кусочек, а уж потом рассуждать о методах управления людской массой. Как-нибудь сумеет, наверное. Ведь именно в этой области он проторил себе дорогу на старой Земле, страшно подумать, триста лет тому назад.

Дорога вела по дну широкой долины, лошадь мерно переставляла ноги. Красивые виды вокруг не беспокоили сердце Чубукова, но поглощали внимание его настороженных спутников.

Собственно, выбор невелик. Нужно действовать внезапно, решительно, малой хорошо подготовленной группой. Выяснить время и место, где соберутся члены семьи этого хитреца и накрыть всех одним ударом. Лучше всего взорвать здание, где будет происходить это сборище. А причина для такого скопления родни в одном месте - это элементарно. Должен же он отмечать свой день рождения.

Теперь вопрос в способе получения сведений из этого замкнутого мирка. И вот тут-то как раз всё очень просто. Многолюдье в этих землях сыграет ему на руку. Василя никто ни в чём не заподозрил, потому что за каждым прохожим не уследишь - разные люди тут ходят. Так, посылая по очереди всех своих бодигардов по одному и по разным маршрутам, он и соберёт всю нужную информацию. Главное, управиться нужно самостоятельно, не привлекая к реализации замысла никого, кроме своих проверенных охранников.


395 лет

Хорошо, что с подготовкой никто не торопил. Чубуков проделал все на совесть. Теперь Матрохину точно каюк. Он действительно собирает на день рождения всю свою, кстати, не такую уж многочисленную родню. Празднование состоится в Осеннем Дворце, которому, по роскоши убранства, позавидовал бы, наверное, самый могучий повелитель старой Земли. Охраняют его, кстати, на совесть. Так что заминировать здание, в котором за огромным подковообразным столом соберутся близкие хозяина, не удалось. Почему только близкие? А потому, что никому из других поместий не показывают ни многолюдья, ни роскоши, которыми пользуется и владеет единственный на Мэлтере человек, сумевший организовать собственное королевство.

Даже дороги, по которым приезжают сюда редкие гости, выглядят так, как будто всё население этой местности - от силы тысяча человек. Ведь нарочно выбрал под поместье горный район, где легко упрятать хоть бы и целую страну. Вот за эту свою предусмотрительность он и поплатится. С севера Осенний Дворец прикрыт отличной горкой, по склону которой и прикатится многотонный фургон, начиненный самым лучшим порохом. И, сметя на своем пути стену, въедет прямо в роскошную столовую, где и взорвется.

Охрана контролирует территорию на километр в округе - ружья-то здешние дальше, чем за пару сотен метров не попадают. А у Чубукова - попадают. Так что, если кто-то уцелеет после взрыва - перестреляют всех, кто останется способен шевелиться среди развалин.

Если хочешь сделать что-нибудь хорошо - делай сам. Это правило здесь, на Мэлтере, пришлось уяснить себе твердо. Эльфы слишком своевольны и эгоистичны - как будто мир замкнут внутри них самих. Даже телохранители, которые служат значительно дольше, чем век, то и дело норовят исполнить его поручения не так, как он желает, а на свое усмотрение. Приходится неоднократно повторять задачу, будто втолковываешь урок ученику, у которого в голове совершенно иное, бесконечно далёкое от истинного, понимание того, что тебе требуется. Словно продираешься сквозь липкий кисель с комками. Бр-р!

Чубуков сам вывел группу на исходную позицию. Из тридцати четырех ее членов полностью полагаться он может только на себя. Есть надежда на то, что все его восемь охранников сделают то, что от них требуется просто в силу привычки повиноваться. И хочется полагать, что угрозами и посулами ему действительно удалось "убедить" остальных "добровольцев" в необходимости этого налета. Сейчас, разглядывая то, что происходит в Осеннем Дворце, он завидовал чернейшей завистью тому, как предупредительно вышколенные слуги встречают гостей. Как подкатывают к нарядному крыльцу мотокареты - на звание "автомобиль" эти сооружения никак рассчитывать не могут, ибо громоздки и примитивны. Но их приводят в движение бензиновые двигатели, а сами они просторны и удобны. А ведь уже прошли столетия с тех пор, как отработал свое последний привезенный с Земли дизель. Наладить здесь их производства так и не смогли.

Он завидовал просторным террасам, уставленным столами с изысканными закусками, вычурной черепичной крыше и нарядной женщине, которую запомнил еще с момента их появления здесь - супруге хозяина. И зависть эта была настолько черна, что все здешнее великолепие ему хотелось созерцать в виде обломков, руин и бездыханных тел.

Однако картины эти наблюдал не только Чубуков и его подручные. Почти семьдесят лет подготовки трудно скрыть от чужого глаза. Не только Михаил Алексеевич интересовался делами других долгоживущих. В его ближайшем окружении нашлись люди, поделившиеся наблюдениями с заехавшими по делам товарообмена гостями из соседних усадеб. По истечении немногих лет в работах по подготовке к налёту на Матрохина участвовали все сильные мира сего. Все, кроме Мэллорна.

Сначала - каждый тайком от остальных. Но тайны эти недолго оставались тайнами - шпионов в поместьях "единомышленников" имели все. В результате сейчас здесь, на склонах горы, затаилось не тридцать бойцов, а почти две сотни охранников восемнадцати долгоживущих. И их хозяева тоже среди своих людей. Это больше, чем численность гостей и прислуги в Осеннем Дворце.

Терпение. Вот и последний, сорок седьмой прибывший на торжества гость. Еще немного времени, чтобы прозвучало приглашение к столу. Пора.

Перерублен канат, огромный, размером с автобус толстостенный дубовый ящик на колёсах диаметром в человеческий рост тихонько трогается под уклон, разгоняется, приминая траву. На его пути заботливо засыпаны ямки и срезаны бугорки, и только перегиб ската закрывает его от человеческих взглядов снизу. Преодолев его, мина начнет ускоряться заметно быстрее, потому что в нижней части склон круче.

Есть. Подпрыгнув на перегибе, словно на трамплине, фургон снова приземлился, но с перекосом. Уклонился вправо, стал зарываться левыми колесами в грунт, закувыркался и, рассыпаясь на глазах, выкатился на площадку, заполненную мотокаретами. Кто-то из охраны открыл стрельбу по непонятной опасности - вспышка, грохот, ударная волна, кажется, воздух пылает.

Однако стена дворца уцелела, лишившись остекления, а со склона мчатся вооруженные винтовками эльфы, воодушевленные феерическим зрелищем. Видимо решили, что после такого буйства огненной стихии все люди в радиусе сотни метров не способны сопротивляться, и торопятся, пока никто не пришёл в себя, преодолеть открытый участок.

Все правильно. Михаил Алексеевич тоже бежит к месту событий, чтобы лично убедиться в уничтожении и Матрохина и его родственников, но вдруг начинается стрельба со всех сторон, и жакан обрывает жизнь Чубукова еще до того, как он понимает, что произошло. Сам-то он планировал уничтожить остальных долгоживущих только после завершения штурма, но, похоже, кто-то из его сегодняшних "соратников" не только замыслил то же самое, но и отстрел союзников назначил на начало атаки, а не на ее конец. Какие все-таки разные люди бывают!

После взрыва и начала атаки все решала уже скорость и решительность. Задачу - ворваться и всех уничтожить - знал каждый боец, но ни о каком управлении действиями атакующих в бою никто и не помышлял. После взрыва наступил неуправляемый период, когда вмешаться в процесс невозможно. Охрана дворца начала отстреливаться из проёмов лишившихся стёкол окон. К ним присоединились гости, вооружившись гладкостволками погибших при взрыве стражников. Но несколько нападавших с ходу преодолели открытое место между склоном горы и опалённой стеной дворца, вскарабкались в пустые проёмы, и пальба началась внутри помещений. Пороховой дым заполнил коридоры, и нередко стреляли в неясный силуэт не будучи уверенным в том, свой это или чужой.

Большинство обороняющихся отошли от окон и повернули оружие в сторону помещений. Толпа, несущаяся сверху, ворвалась внутрь, и началось избиение всех подряд, кого увидели. Зелёные кафтаны нападавших и зелёные камзолы охранников в дыму и пыли выглядели сходно - отличать своих от чужих сложно.

Несколько выстрелов со стороны парка, расположенного между главным зданием и берегом, просто потонули в общем шуме, а между тем лучшие стрелки Чубукова, при первых прозвучавших выстрелах сняв охрану периметра, сблизились с главным зданием и отстреливали всех, кто остался на верандах открытых лучам полуденного солнца. Не попавшие под первый удар охранники и отдельные уцелевшие гости, ошалев от неожиданности, палили во все, что двигалось, и никто даже не подозревал о том, что отброшенная взрывом мотокарета еще в самом начале стычки снесла колонну левого портика, отчего каменная кровля над ней обрушилась, свалив соседнюю опору, которая потихоньку вызывала такие же последствия в отношении следующей. И вот колоннада, словно костяшки домино, в считанные секунды сложилась, и крыша гостевой веранды прихлопнула всех, кто там оставался. Обрушившиеся каменные плиты навалились на стену, обращенную в сторону парка.

Она посопротивлялась, дождалась, когда атакующие и обороняющиеся увлекутся взаимным уничтожением, и упала, лишив опоры перекрытия. Противоположная стена тоже завалилась, добив своими обломками тех, кого еще не застрелили, или не расплющили ранее обрушившиеся конструкции.

А потом несколько стрелков из парка и со стороны склона прицельно положили пули туда, где хоть что-то шевелилось.

Или архитектор, строивший этот комплекс понятия не имел о прочности конструкций, или первый взрыв разрушил какие-то важные связи опорных элементов - разбираться в этом теперь было некому.

Тарк Таншет находился в секрете за беседкой купальни, и до взрыва слышал только несколько выстрелов, раздавшихся в отдалении. При звуке первого из них он присел и откатился, так что направленная в него пуля прошла мимо. Распластавшись, парень отполз вправо и тут же услышал удар пули о ствол акации.

Отличный стрелок, подумал он. Тянуться к ружью, прислоненному к стенке - это верное попадание в руку. Да и тут не спрятаться, плечи-то за препятствием не укрыты.

Он рванул влево, и срезанная ветка отлетела за спиной там, где только что мелькнуло его туловище.

Надо же, как часто стреляет, это что, три ствола на ружье? - мелькнула тревожная мысль.

И тут их накрыло могучей взрывной волной. Тарк стремительно бросился в направлении, откуда в него целили, рассчитывая и на ошеломление противника, не укрытого как он стеной, и на время, потребное для перезарядки, и на то, что из распространенных в их мире охотничьих гладкостволок дальше, чем на полсотни-сотню метров, никто обычно и не пытается попасть. Через тридцать шагов стало как-то не по себе. Метнулся вправо. Выстрел, промах. Ещё двадцать шагов, два рывка вправо, три - влево, и он за плотной стеной вечнозелёного кустарника распластался по плитке дорожки, укрытый камнем поребрика.

Успел разглядеть, что до стрелка еще метров полтораста. Дым выдал. А вот как быть дальше? В стороне главного здания дворца - перестрелка, кажется даже, что изредка слышатся крики, а тут в дальнем конце парка идет дуэль. И положение Тарка незавидно. Некто, скрытый от его взора, вооружен дальнобойным быстрозаряжающимся ружьём, способным попасть на несколько сотен метров. А у него - только финка на поясе. Прикрытие прозрачно для пули, а "бруствер" низок. В самшитовых кустиках имеются бреши, так что стоит шевельнуться, и есть шанс быть замеченным.

Значит, придется подождать.

Звуки боя со стороны главного здания утихли после непонятного грохота и нескольких выстрелов, прозвучавших размеренно, но четко, словно расставляли точки в концах предложений. Тарк продолжал сохранять неподвижность и чутко прислушивался. Его противник мог давно уйти со своей позиции - отсюда все равно ничего не разглядеть. Но, лучше рассчитывать на самый неблагоприятный вариант. На вариант, что его скрадывает опытный охотник, неторопливый и расчетливый.

Прошло несколько часов, и наступила ночь. Темнота укрыла землю своим бархатным покрывалом. Нет, бросаться искать стрелка нельзя. Если тот неподвижен, то легко обнаружит приближение человека. Медленно, обдумывая каждое движение, охранник вернулся к беседке, забрал свою двустволку и, спустившись к реке, обошел место, где прятался тот, кто сегодня покушался на его жизнь. Знание местности - вот преимущество, которое следует использовать.

Все оказалось именно так, как он и рассчитывал. С наступлением темноты стрелок должен уйти, потому что не уверен в том, что сумел поразить свою цель. А путь отхода из этой части парка один, если, конечно, не выходить на центральные аллеи. Только нет уверенности в том, кто окажется в этом месте раньше. Тарк просто быстрее передвигается, поскольку исходил здесь всё вдоль и поперек, а незнакомец, скорее всего, впервые в этих краях - обязан быть осторожным.

И вот еле заметная в свете звезд тень, которую удалось разглядеть только потому, что охранник повернулся на чуть слышный звук осторожных шагов, появилась в проходе между стеной и кромкой обрыва. Ударил в упор из обоих стволов и, не интересуясь результатом, отскочил за угол, стремительно меняя позицию.

Тарк никогда не считал никакую осторожность излишней. Поэтому прибытие товарищей к месту убийства охотившегося за ним чужого наблюдал, надежно укрывшись в нише, образованной стеной ограды парка, обходящей старый тис. На звук прибежали не охранники, а знакомые жители ближнего городка, он многих узнал по голосам.

- Смотри, Назар, кто-то ухлопал еще одного парня из тех, кто налетели на дворец.

- Точно, таких ружей у наших не было. А чего ради этот охотник столько времени тут просидел? - народу столпилось много, свет керосиновых фонарей, ослепивших самих пришедших и гомон обсуждения позволили Тарку неприметно присоединиться к группе. Он ведь не в курсе событий, произошедших здесь, так что не станет рисковать. Очень уж все необычно.

Толпа проследовала обратно к месту, где затихли на ночь работы по разбору развалин дворца. Ни убитых, ни раненых тут уже не было, вероятно, их куда-то унесли. Ни охранников, ни дворцовой челяди среди прибежавших на выстрелы не оказалось. Вывод - они были убиты. Тарк тихонько заглянул во флигель, где жил. В его комнате при свете оплывающей свечи плакала Кира - девушка из ближнего городка, с которой они сошлись лет восемь тому назад. Она предпочитала встречаться здесь, где есть горячее водоснабжение и электрическое освещение.

Вскрик узнавания, объятия.

- Я надеялась, что ты уцелел. Не нашла тебя среди убитых. Боялась, что твое тело откопают.

Гладя любимую по голове, парень молчал. Все вопросы подождут. Сейчас главное то, что не напрасно он так старательно боролся за свою жизнь. Есть человек, для которого это важно.

Оказывается, вчерашние события унесли жизни всех, кто оказался здесь в этот момент. Нападавшие перестреляли и добили друг друга. Возможно, несколько человек уцелело, но к моменту, когда подоспели вооруженные люди из окрестных поселений, никого из них тут не обнаружили. Догадка о том, что погибли не все, пришла позднее, просто потому, что не нашлось раненых. Не людей, оказавшихся под завалами, а оставшихся снаружи, застреленных охраной при атаке. То есть их кто-то умертвил или унес. Организовать поиски или погоню тоже не получилось. Сначала растерялись, потом некому было распорядиться, и, наконец, сообразили, что поздно спохватились и, если кто и ушел, то, скорее всего, далеко.

Растерянность и уныние - вот что испытывали люди. Погиб правитель провинции и все те, кто ему помогал. Попросту говоря, руководить оказалось просто некому. Старосты ближайших поселков никогда не пытались заглянуть за пределы своих полномочий. Знали, куда направить заявки на то, что требовалось их подопечным, и что следует заказать фермерам или кустарям, проживавшим на подведомственных территориях. Разнарядки поступали своевременно, и их выполнение не требовало ни смекалки, ни существенных усилий. Авторитету Матрохина никто не смел противиться, поскольку перспектива долгой здоровой жизни привлекательна для любого.

Еда, одежда и жилье имеются. Делай то, что велят, и живи сколько хочешь. Раз Виталий Романович обещал сделать прививку бессмертия, то так и будет. И слово его выполнялось незыблемо. Все жители гор, послушные воле распорядителей, проходили вакцинацию, как только возраст их переваливал за полвека. И никто из них до сих пор не умер и даже не состарился. Крепкие зрелые люди, деятельные, привыкшие к размеренной обеспеченной жизни. А уж работники - лучше не придумаешь.

И вот - все это рухнуло. И Тарк, и Кира, как бы ни старались, шанса стать долгожителями больше не имеют. Зато могут отомстить. Если кто-то из нападавших ушел, то есть хороший шанс это дело исправить. Горы - не равнина. Пройти тут можно в немногих местах. Человеку, не раз отвозившему послания хозяина, хорошо известны пути-дороги, ведущие через эту страну.

Понятно, что по конной тропе, ведущей на восток, злоумышленники не могли ни прийти, ни уйти. Наверняка пробирались по заросшим склонам, скрываясь от чужого взора, и заложили крюк. А вот мостика через Злайку им не миновать - иначе придется обходить Рузову горку, а это не меньше двух дней ходьбы. Так что на рассвете молодые люди оседлали лошадок и заторопились. Отсюда до Сакли Хармунда, что перед входом в Злайское ущелье, надо скакать весь день.

Ночь в горах наступает быстро. Луны нет, как и вчера. Слабый свет звезд - неважный помощник для того, кто сидит в засаде. С наступлением темноты пришлось подобраться к самой тропе и затаиться в тени придорожного камня. Шаги по настилу зазвучали незадолго до рассвета. Мягкая поступь охотников, еле различимая на фоне слабого журчания бегущей воды.

Четыре человека сошли на каменистый берег. Их силуэты угадывались с трудом.

- Свалим мостик? - негромкие слова, произнесенные молодым чистым голосом, слышны отчетливо.

- Нет. Погоню это задержит всего на несколько минут, а вот на то обстоятельство, что кто-то тут проходил, мысль наведет обязательно. Да и вряд ли за нами идут. За весь день только двое верховых куда-то проехали, - этот голос звучит глуше.

- Куда теперь, Кондратий? Нашего-то хозяина в живых уж нет, мужики на его телохранителей как-то еще посмотрят? - произнес третий из налётчиков густым басом.

- Хозяев теперь, почитай, совсем не осталось. Я одного только недосчитался, остальные полегли, - это второй, он, вероятно, старший.

- А кого?

- А кто его знает? Кунец и Фапка, что с нашим барином по гостям разъезжали, гекнулись. Я только тех, что с Урала в лицо знал, так они все вчера переставились. Может быть, не заметил кого, мы ведь торопились. Но только восемнадцать в нашем отряде были без острых ухов, да еще, наверно, хозяин порушенного дворца. Вот и выходит, что кто-то остался в стороне, - заключил Кондратий.

- Так, может быть, к нему подадимся? - прозвучал четвертый голос.

- К кому, к нему?

- Востроносого круглоухого тут не было, того, что ближе всех к Поляне Прихода живет. Ну, к которому обычно заезжаем за лампочками.

- Точно, Артура Мэллорна среди убитых не было, - подтвердил Кондратий. В это мгновение Тарк спустил курок правого ствола. По подсвеченным вспышкой выстрела силуэтам мгновенно отстрелялась Кира, и снова Тарк, и снова Кира. С пяти метров четыре заряда картечи из двух двухстволок не оставили налетчикам ни одного шанса.

С убитыми разобрались уже после рассвета. Тарк знал, что оставлять остроухих живыми нельзя - скорость восстановления тканей у них заметно выше, чем у обычных людей. Так что если не нанесено ран, несовместимых с жизнью - велик шанс, что выживут. Добивать никого не понадобилось - грудные клетки злодеям картечь буквально разворотила. Подошли обитатели сакли, услышавшие выстрел, и помогли закопать тела. Из трофеев, однако, интересными оказались винтовки.

Магазин на семь патронов, похожих на бутылочки, затвор, простой на первый взгляд, а на деле устроенный хитро. Не удержались, конечно, охотники, сделали несколько выстрелов, убедились, что отдача у этого оружия хотя и изрядная, но приспособиться к ней можно. И что гильзу снова снарядить тоже получается. Главное - капсюль стандартный, и приспособление для выбивания старого отыскалось в подсумке, и мерка для пороха. Жалко только, что дробью или картечью их него палить нехорошо - нарезы в стволе мешают, зато пуля летит далеко и точно, и формочка для ее отливки тоже в комплекте имеется.

Тарк и Кира четвертый день едут к последнему оставшемуся в живых человеку из старого мира. Молодые люди давно знакомы - вместе выросли, ходили в одну школу и детскими шалостями занимались тоже вместе. А когда стали взрослыми - решили, что не будет ничего худого, если заведут детишек. Вот с этим им не повезло, в том смысле, что делали все как полагается, но безрезультатно. Это и неудивительно - за последнее время детворы в их горных долинах поубавилось. Не все пары оказались результативными. Поэтому сложилась традиция пробных браков. Правитель радовался рождениям, присылал щедрые дары и всячески поддерживал молодых мам и тех, кто составил их счастье.

Но Тарку не хотелось расставаться с подругой. Она отвечала ему взаимностью. Им и без потомства неплохо живется. Только бы еще к этому не помешало и бессмертие. Вот потому-то и отправились они к последнему из правителей, что кроме него, никто им в этом не поможет.

За спиной остались горные ущелья и долины, дорога повернула к северу. Справа время от времени стало показываться море. Вершины остались слева. Одинокие усадьбы остроухих дают путникам приют на ночь и пищу и им самим, и их лошадям. Расплачиваться приходится неторопливой беседой и новостями. Тарк не первый раз в дальней поездке, так что обычаи ему известны хорошо.

Как они убедят сэра Артура помочь им? Наверное, так же, как и бывшего своего хозяина. Честным трудом и верной службой. Работы они не боятся и умеют многое. А еще в свое время оба хорошо учились в школе, и потом во время дежурств, особенно в пустующих дворцах, Тарку не раз удавалось найти способ добраться до хозяйской библиотеки. Немало прочитал разных книжек - они с Кирой до них большие охотники. В Мэлтере, кроме учебников и описаний техпроцессов, встречается мало написанного, а тем более отпечатанного.

Вот и Поляна Прихода - ровная площадка, покрытая смесью песка и щебня, пропитанного нефтяным битумом. Рядом - каменное строение. Такие сооружения, где хозяйство и жилье сосредоточено под одной крышей, часто строят люди, обитающие поодаль от селений. Натуральный камень, связанный гашёной известью, окованные ворота, черепичная крыша. В них живут веками, держат коз, хранят сено и сельскохозяйственный инвентарь, а на верхних этажах обитают хозяева.


Глава 5.
Ловцы человеков


* * *

Новости, доставленные парой круглоухих, прибывших из поместья Матрохина, не оставили Мэллорна равнодушным. А особенно поразило его не известие, что все его старинные, не друзья, конечно, всего лишь спутники, погибли так бестолково. Даже смешно, если прямо признаться. Так вот, не эта весть оказалась самой важной. Главное - явно выраженное намерение служить верой и правдой новому хозяину. Ему, Артуру Мэллорну. Плата же, которую за многолетнюю верность и упорный труд попросили эти юнцы - бессмертие - вот это действительно - упасть, не встать.

Конечно, он пообещал. Надежные люди среди эльфов не встречались ему уже давно. Они с тобой, пока им это выгодно. А тут - такое сокровище. Причем сразу двое. Оба молоды, энергичны и по-своему не глупы.

- Что же. Принимаю вас обоих на службу, - завершил он долгий разговор. - Разумеется, сеять пшеницу или пасти коров не заставлю, а если останусь доволен, и с детками помогу. Но то, что у меня имеются такие возможности, следует хранить в строжайшей тайне - я ведь не всемогущ, на всех меня просто может не хватить.

Кира просто засветилась от счастья, да и Тарк выглядел обрадованным.

Лопухи, конечно, эти Матрохинские круглоухие. Срок расплаты с ними настанет только через тридцать лет, а за это время чего только не произойдет! К тому же "работать" они будут не в доме и не на подворье. Этой паре предстоят командировки в места, откуда не всегда возвращаются.

Артур долго размышлял о том, как бы поаккуратней прибрать к рукам наследие самого удачливого из их двадцатки. Да и остальные хозяйства тоже неплохо бы подчинить себе. Но опыт - великое дело. Покорять или убеждать - занятия хлопотные. И ради чего так напрягаться? Металла с Урала, угля с Донбасса или нефти из Прикаспия ему и так привезут в обмен на осветительные лампы и радиоаппаратуру. Да, рации теперь удобней возить, чем носить, но они работают, и востребованы. А туз сейчас в рукаве у него, Артура Мэллорна.

Кто владеет информацией, тот и хозяин положения. А главное, именно благодаря питомнику он имеет в своих землях постоянный прирост численности населения, да и сами его люди охотней, чем прежде, прислушиваются к его просьбам. Женщины хотят иметь детей, а помочь им в этом деле его медикам удается частенько. Зато покойный Матрохин ситуацию с людьми под контролем так и не удержал. Жители его провинции тоже уже почти все - эльфы. Просто сами они об этом пока не догадались. Признак остроухости в первом поколении проявляется только в половине случаев и не слишком ярко. Начиная со второго поколения долгоживущих круглоухие - редкость, а дети обоих долгоживущих родителей остроухи все подряд.

А вот каким путем инфицирование вирусом бессмертия охватило горную страну на протяжении менее одного столетия - это очень интересно. Надо бы разобраться.

Мудрый и дальновидный хозяин провинции что-то не предусмотрел, и под его неусыпным присмотром произошло то же самое, что и во всем Мэлтере. Просто значительно позднее.

Ночная прогулка завершилась в густом кустарнике, откуда хорошо видны корпуса лаборатории Матрохина. Тарк и Кира здесь не первый раз, и давно убедились в том, что младший персонал по-прежнему честно выполняет то, что в своё время поручил им хозяин. Всё содержится в образцовом порядке. На ночь работники уходят домой, а дежурный у главного входа, обойдя двери и убедившись в том, что они заперты, укладывается спать в своей сторожке до утра.

Все работы тут проводили только остроухие потомки Матрохина, погибшие в Осеннем Дворце. Почти месяц никто, кроме уборщиков, не входил в эти помещения. Бывший охранник не раз бывал тут раньше и прекрасно знает, как открыть дверь, ведущую из процедурного корпуса в сторону анатомического театра. Просто снять накладку, и отодвинуть ригель концом ножа. Есть! Ставим всё на свои места и запираем изнутри - тут ключ не требуется. Собственно, снаружи тоже никаким ключом с этим запором не справиться - он перестал открывать этот замок еще двести лет тому назад, а если поменять его на шеколду, функцию которой он по существу и выполняет, то в двери останется дырка, которую придётся как-то заделывать.

Не зажигая фонаря, Тарк на ощупь прошел на второй этаж, и долго возился с замком кабинета. Хотелось обойтись с ним аккуратно, чтобы не оставлять следов. Наконец вошёл. Отодвинул большой и очень лёгкий шкаф для одежды, закрывающий то, что ему нужно, и обнаружил, что металлические створки хранилища расположены там же, где были всегда. Ключ от них тоже лежал на своём месте - в кармане халата, висящего на гвоздике у двери.

Книги, папки, тетради - всё это не зажигая света, упаковал в принесённые с собой мешки и почти час таскал к двери из здания. На лестницу и в коридор лучи ночного светила не попадали, поэтому действовал вслепую. Потом опять долго возился около двери в кабинет, аккуратно закрывая вскрытый с таким трудом замок. Лошадок Кира привела вовремя. Их, обмотанные тряпками ноги, ступали почти бесшумно. Навьючили - и в дорогу. Правильно рассудил новый хозяин - лучше охранника вора не отыщешь. Тарк раньше частенько дежурил в этом здании. Да и про другие библиотеки Матрохина он тоже прекрасно знает, частенько брал оттуда книжки во временное пользование. Нравится им с Кирой читать, вот просто нравится, и все.

Пополнить свой питомник людов свежими экземплярами с Земли Мэллорн пытался ещё трижды. Один раз охотники привели сразу трёх самок, второй раз - мальчика, а на третий - не вернулись. Больше никого убедить в необходимости экспедиции за материалом для лекарства плодородия ему не удалось. Питомник, в котором содержались эти неразумные копии людей, функционировал на всю возможную мощность. За почти двести лет использование биологического материала, выращенного здесь, позволило появиться на свет полутора сотням эльфов.

Доктор Курт Праз умертвлял экземпляры, потерявшие ценность для дальнейшего воспроизводства поголовья и, добыв что-то там внутри, готовил инъекции, позволявшие эльфийкам зачать, выносить и родить ребёнка. Иногда удавалось обеспечить несколько удачных беременностей, а, случалось, что смерть люда не приносила ни одного успеха.

Сами эти существа, хотя и приручены, но сообразительностью не отличаются.

Смотрителям удавалось их дрессировать, закрепляя в условных рефлексах навыки, облегчающие жизнь обслуживающего персонала - купание, приём пищи, переход в соседнее помещение на время приборки, оправка в предназначенном для этого месте. Не более.

Важно то, что неразумность наследовалась. Это наводило на мысль о характере катастрофы, уничтожившей земную цивилизацию. Людей лишили разума, и даже возможности его обрести. Если это так, то шансов на выживание биологический вид Хомо практически лишен. Другие хищники лучше вооружены, а растительноядные - растительноядней. При этом - устойчивей к изменениям погодных условий, подвижней и во всех отношениях имеют прекрасные шансы на то, чтобы вытеснить людов из любых биологических ниш, в которых они еще сохранились. Это просто вопрос времени. Потому-то и следовало поторапливаться с отловом и переправкой в Мэлтер того материала, что еще можно отыскать на старой Земле. Потому так ценен Тарк, обязавшийся служить Мэллорну верой и правдой. Они с Кирой и станут работать ловцами людов. Только следует поддержать в них правильное настроение.

- Что дали твои географические изыскания, Тарк? - молодые люди и хозяин провинции расположились на мягких диванах, расставленных на деревянном полу под просторным навесом. Эльфийка следит за тем, чтобы лёгкое вино в их бокалах не иссякало. Тень - хорошее место посреди жаркого летнего полудня, а кромка пруда расположена у самого края веранды и оборудована купальными мостками.

- Земля и Мэлтер действительно очень похожи друг на друга, - этот юноша - большой книгочей, с ним интересно разговаривать. - Геологическое совпадение выглядит идеальным. А вот распределение влаги по поверхности заметно отличается. Скажем, уровень Каспийского и Аральского морей у нас значительно выше. Бывшие пустыни северной Африки, Средней или Центральной Азии заросли густыми лесами или высокой травой. Огромные озёра и полноводные реки занимают те места, где в вашем мире лежал сухой песок или растрескивалась от жары почва.

От этого уровень мирового океана стал несколько ниже, но в целом климат заметно мягче и теплее. Ледники на горных вершинах здесь, в Мэлтере, значительно больше, как и ледник в Гренландии и на полюсах. Зато побережье Антарктиды освободилось ото льдов, обнажились широкие полосы суши. Там даже растут леса и отмечены участки тундры. Зато толщина ледяной шапки центре материка здесь больше.

Кстати, толщина льда на полюсе в Северном Ледовитом океане тоже фантастическая. Тот факт, что массив замёрзшей воды там поднимается над морем на сотни метров, даёт основание полагать, что эта ледяная гора опирается на дно. Во всяком случае, дрейф её в период вашей высадки разведчиками не отмечался.

Тарк отпил глоток и принюхался к запахам, доносящимся с кухни. У сэра Артура отличные повара.

- Ну а где, ты думаешь, стоит поискать людов на старой Земле? - Артур попытался вернуть разговор в практическую область.

- Мне кажется, нам следует отправиться в тропики. Причем лучше всего в Южную Америку, - вступает в беседу Кира. - Там, в теплых краях тропической зоны, лишенные шерсти существа имеют неплохие шансы выжить. Палки и камни так или иначе дают возможность противостоять хищникам, хоть какой-то толк от рук, приспособленных к труду.

- А чем нехороша Африка? Те же тропики, но чтобы проникнуть туда из зоны, подготовленной для переноса, не потребуется пересекать океаны, - интересуется Мэллорн.

- В Америке меньше препятствий для миграций с севера на юг и обратно. А в Африке Сахара и пустыня Намиб практически непреодолимы для людов. Потеряв разум те, кто выжил, пойдут зимой к теплу, а в жару потянутся к прохладе. Там, где препятствий встречается меньше, таких переселенцев соберётся больше просто по закону больших чисел.

- Хм. Пожалуй, плато Наска выглядит перспективным. Место старта из Мэллорна менять не нужно, но площадку прибытия на Землю необходимо снабдить маяком. Тогда доставка добытого материала окажется возможной напрямую, - рассуждает хозяин. - Но для этого вместе с вами в старый мир придётся доставить транспортное средство. Большую лодку или маленький кораблик, на котором вы с Тарком доплывёте до побережья Южной Америки, а потом дойдёте до цели путешествия пешком.

Всего четыреста лет прошло с момента переброса сюда людей, а потеря технического уровня просто колоссальная. То, что перестали работать компьютеры и вышли из строя принтеры - полбеды. Нет предприятий большой химии, и, как следствие, полупроводниковые технологии не воспроизведены. Хитрюга Матрохин в своей горной стране сумел организовать множество небольших заводов, но, в основном, по переработке сельхозпродукции и местного сырья. Моторный завод - скорее комплекс мастерских, чем полноценное предприятие. И радиоаппаратуру делают на электронных лампах, частично дублируя продукцию усадьбы Артура. Прядут, ткут, производят посуду и инструменты, причём всё это сбалансировано и направлено не на ускорение технического прогресса, а на долгую комфортабельную жизнь.

Лодку для путешественников сделали в низовьях Дона, перегнали на Кубань, поставили на неё мотор и настелили палубу. Припасов и горючего загрузили с запасом, а потом долго ждали подходящего момента. Ложные маяки, природу которых Артур так и не понял, возникали раз за разом, вызывая чувство тревоги. То есть кроме тех объектов мира, к которым удобно привязывать точки входа и выхода, и которые были им обнаружены раньше, проявились иные образования, сходным образом концентрирующие поле вероятности. И в разные моменты они проявляются с разной силой.


* * *

Захват, активатор сработал, как всегда никаких ощущений в момент переброски, кроме лёгкого хлопка по ушам от перемены давления, но вместо глади тихого озерца лодка посреди бескрайнего океана. Справа в нескольких километрах из воды торчит острая ледяная вершина и плавные длинные валы раскачивают лодку.

- Куда нас забросило, Тарк? - Кира выглядит озябшей. Действительно, влажный ветер студит не на шутку.

- Понятия не имею. Судя по наличию айсберга это или Арктика, или Антарктика. Причём непонятно, Мэлтера или Земли, - из рундука достаются свитеры, тёплые штаны и куртки и ребята облачаются в одежду, более соответствующую погоде. - И небо, как назло, затянуто, даже солнца не видно.

- Солнце на севере, - отвечает Кира, взглянув на компас. - Его, хоть и не видно, но небо светлее в той стороне. И светило сейчас невысоко над горизонтом.

- Если мы в полярных водах, то наблюдать его летом можно со всех сторон, - Тарк заводит мотор и даёт ход. Через несколько минут лодка всползает на водяной вал и удерживается на его покатой вершине, замерев на ровном киле.

Кира изучает горизонт в бинокль.

- Ни одной зацепки. Таким курсом мы идём на запад. Судя по всему - никакой надежды узнать, куда нас забросило, мы не имеем. Попробуем вернуться, пока лодка на ровном участке?

- Попробуем.

Захват метки, активатор сработал, как всегда никаких ощущений в момент переброски, а вокруг густой тропический лес и ничего вокруг не видно. Лодка стоит в густой траве на скромных размеров прогалине. Тут жарко и влажно.

- Проклятье, Тарк! Это может быть и Южная Америка, и Африка, Индия, Индонезия или северная Австралия. Смотри - солнце в зените. И как, скажи на милость, отличить истинный маяк от ложного?

Некоторое время молодые люди глядят на экран, где в наличии сразу четыре метки. Наконец приходит понимание, что выбор можно сделать только случайный, и - новый перенос.

Снова тропики. Лодка опять на суше.

- Если считать, что мы скакали с Мэлтера на Землю и обратно, то сейчас попали опять на

Землю, причем, именно в тропические области, куда и хотели добраться, - кажется, Кире здесь нравится. Или просто стало страшновато от метаний через проход между мирами.

- Да, пожалуй, стоит осмотреться, - когда нет надежных данных, остается положиться на предчувствия женщины.

Две недели Тарк и Кира изучали окрестности. Закрыв лодку чехлом из прочного брезента, пошли по расширяющейся спирали. Местность тут равнинная, заросшая незнакомыми деревьями, затянутыми ползучими лианами и вьюнками. К развалинам города вышли на четвертый день, от лодки до него оказалось километров десять. Железобетонные конструкции - каркасы зданий или плиты перекрытий - еще держались в целом, но многие уже не на своих местах, а упав или перекосившись.

Вездесущая трава и кустарник торчали, откуда ни попадя, проникая своими корнями в любые щели и нарушая целость любых сочленений. Ни в подвалах, ни в пещерах, в которые превратились помещения, признаков людей обнаружить не удалось. Зверье вело себя так, что становилось ясно - человек не царь этих мест. А, скорее, добыча. Потому что леопарды пытались полакомиться разведчиками четырежды. Если бы не осторожность Тарка, быть бы им съеденными. А уж безмозглые люды рядом с хищниками таких достоинств выжить не могли бы никак.

Вернулись к лодке, активатор, как это нередко случалось, давал только одну метку, но надежда на то, что это правильный маяк слабовата. Однако никакой другой и вовсе нет, так что надо решаться.

Переход, и тихая заводь в долине Кубани. Дома.

Следующая экспедиция снова началась в лодке. На этот раз перенос произошел штатно. Из заводи попали в сухую низменность практически в той же самой точке поверхности Земли, с которой стартовали на Мэлтере. Ложных маяков не было. Мгновенно вернулись обратно, и снова без происшествий. Сменили транспортное средство - пересели на лошадей - и уже вместе с ними прибыли на полсотни метров севернее, чем в прошлый раз.

Кавказ и его окрестности - места, где леса и степи просматриваются лучше тропических джунглей. Уберечься от хищника тут проще, а зимой несложно перейти южнее, чтобы не так страдать от холода - вот так на этот раз рассудили относительно местности, в которой стоит разыскивать людов. Интерес к тропикам они потеряли окончательно.

Развалины домов или остовы каменных сооружений оказывались на тех местах, где в стародавние времена их, еще крепкими и новыми, положили на карты картографы. Но кострищ нигде приметить не удалось. Потерявшие разум люди, кажется, полностью лишились всех способностей, развитых в них длительной эволюцией. Тарк не раз разговаривал с Кирой об этой гримасе судьбы. Но кроме сетований и удивления ничего в их головы не приходило. Загадка катастрофы человечества была таинственна и воспринималась с ужасом, ведь все прочитанные ими книги были написаны людьми, раньше населявшими эти пустынные просторы. Изображения заводов и плотин, описания самолетов и космических кораблей произвели на молодых людей сильное впечатление - Мэллорн позволил своим доверенным беспрепятственно пользоваться библиотекой, почти наполовину состоящей из книг, добытых стараниями порученцев за счет "эвакуации" хранилищ Матрохина.

Небольшую стаю людов отыскали во время их перехода через лесостепь. Ампулы со снотворным, выпущенные из ружья, сделали свое дело. Сразу одиннадцать особей репродуктивного возраста - редкая удача. И переброска прошла нормально.

Последующие вылазки завершились впустую. Ребята прочесали Южный Прикаспий. Прошли на Анатолийский полуостров но, чем дальше, тем меньше надежды на успех. В этих местах встречались тигры, для них безоружный человек - просто ходячая котлета. А севернее, где в густых лесах преобладали волки, справиться с которыми можно и при помощи палки, зимой без огня и одежды места для людей просто необитаемы. И вездесущие леопарды тут тоже отмечались, а против таких зверей людам абсолютно ничего не светит.

Потомки людей проигрывали борьбу с другими животными. Если сохранились еще где-то представители биологического вида "Хомо", то попробуй-ка отыщи их!


411 лет

Двое ребятишек целиком и полностью занимали внимание Киры и Тарка. Мэллорн старался не тревожить семейное счастье своих порученцев. В конце концов, они сделали для него, наверное, больше, чем он мог надеяться, когда принял их услуги в обмен на дар долгожительства. Что касается самого этого дара, то никакого сомнения в том, что эти люди и безо всякого вмешательства долгожители, не оставалось - усилия доктора Курта Праза, стоившие жизни двум людам, позволили Кире зачать, выносить и родить сначала мальчика, а потом девочку. То есть точно так же, как и у остальных обитателей этого края, способность не стариться и возможность иметь потомство вступили в противоречие.

Записи Матрохина подтвердили версию о том, что в его епархии это свойство стало массовым среди населения. Во всяком случае, явный признак - удлиненные уши, появляющийся лишь во втором поколении, если оба родителя бессмертны, там перестал быть редкостью, а остался ли среди обитателей горной страны хоть кто-то с нормальной длительностью жизни - отвечать на этот вопрос бессмысленно. Это не люды, оттуда никого не украсть. А потом, разменивать одну разумную жизнь на другую - это просто не стоит хлопот. В конце концов, если женщина способна рожать, она это и делает. А уж об эффективности мужчин и говорить нечего. Их деятельность во славу продолжения рода выше всяких похвал.

Только судя по данным, осторожно собранным Мэллорном, репродуктивных недолгоживущих женщин, действительно больше нет. То ли Матрохин недосмотрел, то ли это такая изощренная месть покойного доктора на случай его гибели? Видимо, он что-то такое подстроил, ведомое только ему, делающее нормальный вариант воспроизводства невозможным без его вмешательства. Попытка разобраться в похищенных бумагах ясного ответа на этот вопрос не дала. Или записи по теме хранились отдельно?

Посылать разбираться с потерей горцами способности размножаться Артур никого не решился. Сделал все сам. Съездил в те края и поспрашивал людей. Картина оказалась - проще некуда. Достаточно было нескольким семьям долгоживущих, формально принадлежавших соседнему поместью, но искренне считавших себя свободными людьми, повстречаться с охотниками из селения Матрохинских подопечных, и вся комбинация с изоляцией начала рушиться. Одна единственная эльфийка, вышедшая замуж и переехавшая в горную страну в дом своего избранника, родила от недолгоживущего мужа семерых крепких мальчуганов. Некоторое время проблем с деторождением не возникало, потому что женились они на обычных женщинах. Да и вообще немыслимо углядеть за сотнями тысяч подопечных.

Но спустя всего полстолетия ситуация усугубилась. Люди - существа разумные, и они быстро подметили, что возрастные изменения у детей и внуков одной "девушки", которая даже не пытается стариться, практически отсутствуют. И не только в брак с ними вступали охотно, но и во внебрачные связи, нередко изменяя законным мужьям. Показатель геометрической прогрессии роста численности потомков одного человека резко возрос. Причем от Матрохина и его родни этот факт старались скрывать - а вдруг дарующий бессмертие осерчает? Второму-то партнеру, недолгоживущему, ссориться с кудесником не с руки.

Поэтому за менее чем три столетия недолгоживущие репродуктивного возраста резко уменьшились в числе. Как только это стало влиять на рождение детей - возник институт пробных браков, в результате которого молодые люди находили супруга, с которым у них появлялось потомство, и внешне снижение скорости прироста населения не выглядело угрожающим. А потом очень быстро детки рождаться перестали. Тарк и Кира - из последнего поколения. Результат союза долгоживущего с недолгоживущим.

А недолгоживущие стали долгоживущими, потому что Матрохин выполнил принятое на себя обязательство. Да еще и стерилизовал их. Засада. Как будто нарочно отсек последнюю ниточку.

Услышав рассказ об этом в десятый или одиннадцатый раз - данную историю, как выяснилось, знал каждый пятый горец - Артур вернулся домой. Подозрение, что все на самом деле не так просто, как представляют себе жители бывшего Матрохинского поместья, не покидало его. Но других сведений просто не было.

Итак, вся надежда человечества сейчас - питомник людов. Увы, это от одного до трех рождений в год. И по здешним масштабам это много. Если сведения, которыми он располагает, верны, появление на свет новых долгоживущих стало редким событием. За более чем полтора десятка лет, прошедших после побоища у Осеннего Дворца, даже в густонаселённых горах родилось около двадцати малышей, в то время как здесь, стараниями доктора Праза - двадцать девять.

Только этот превосходный результат не так уж хорош. Проблема с приростом населения остается. Нет, от старости уже почти не умирают. Некому. Но несчастные случаи, особенно на охоте, уносят жизни людей. И он, Артур Мэллорн, понимает, что у человечества совсем плохи дела. Что нужно упорно работать, что необходима свежая кровь.


414 лет

Тарк и Кира, конечно же, навестили своих родителей, тем более что Кирин папа и мама Тарка овдовели. Сами-то они выглядят молодыми, но их супруги состарились и умерли. Как раз их возраст не успел получить от Матрохина прививку бессмертия. Теперь у каждого из оставшихся в живых родителей своя семья, в которой, увы, не слышны детские голоса, а маленькие ножки не топают по полу.

Молодые люди, конечно, полностью в курсе причин, по которым так случилось, но распространять эти сведения хозяин им не велел. А приезд внуков оказался настоящим праздником для всего селения - малышей баловали наперебой. Поэтому визит пришлось поскорее сворачивать и убираться восвояси, пока ребятишки не превратились в домашних тиранов.

Так что сейчас все четверо обитают в скромном саманном доме, построенном неподалеку от ручья рядом со склоном горы, заросшим густым лесом.

- Тебе не кажется, что со стороны хозяйской усадьбы слышна стрельба, - жена разбудила его, едва забрезжил рассвет.

- Уверен, что стреляют. Причем из охотничьих ружей, - Тарк уже вскинулся и начал быстро одеваться. Кира складывает в его ранец набитые обоймы, вынимая их из своего подсумка, и добавляя снаряженные патроны россыпью. Она не попытается его удержать, знает, что это невозможно.

У поворота дороги придержал коня и оглянулся. Да, жена с малышами уже выехали и направляются в противоположную сторону. Их дело - уцелеть. А его место - в гуще событий.

К усадьбе подкрался со стороны сада. Хотя стрельба и завершилась, но, чем она закончилась - это ведь непонятно. Тихонько выглянув, увидел печальную картину - тела убитых на крыльце большого дома, разрушенную ограду питомника и незнакомых людей, ведущих допрос служителя, подвешенного к перекладине ворот за вывернутые назад руки. Спокойно прицелился, отстрелил главаря и бегом наутёк.

Как и ожидал, справа его попытались перехватить, обогнув дом по тропе. Вот этого перехватчика он и подловил, как только тот выглянул из-за угла. А сам шмыгнул в сарай и через оконце всадил пулю в грудь третьему, что догонял его без хитростей, прямо по следам. Знание местности - великое дело. Вскарабкался наверх и через слуховое окно свалил еще двоих, затаившихся за колодой, из которой поили лошадей. Отсюда они - как на ладони.

Через творило для подачи сена выскочил на разгрузочную площадку и вбежал в кухню. Мэллорн с развороченной грудью лежал в проходе из гостиной на веранду. Перепрыгнув через бездыханное тело, застрелил еще одного незнакомца, притаившегося спиной к нему за ближайшим кустом и держащего на прицеле дверь сарая.

Все. Заранее просчитанная часть действий завершена. Теперь быстро в дровяник и, через него, в малинник. Из-за плетня раздались выстрелы, хорошо, что сразу упал и вжался в канаву, но спину обожгло и зацепило то место, на котором сидят. А вот справа виден силуэт, шевелящийся за тонкой изгородью из прутьев. Выстрел. Открыл затвор, вставил обойму и нажимом загнал патроны в магазин. Из-за плетня больше не стреляют. Видимо сменили позицию, после потери товарища. Ему тоже пора.

Рывок к погребу, бросок вправо, прыжок через канаву и высокая, в рост человека крапива сомкнулась за его спиной. Он не знает, сколько нападавших осталось в живых, где они расположены и какие у них планы. Поэтому, проползя на животе под ветвями ежевики и оставив на её колючках клочки одежды, вскарабкался на раскидистый орех. Отсюда хорошо видно, что несколько человек снуют по подворью, прячась за изгородями и кустами, осторожно выглядывая из-за углов. Его разыскивают, хотя и напуганы. Служитель, которого допрашивали, воспользовавшись тем, что перекинутый через перекладину ворот конец верёвки отпустили, удрал, а больше никого из знакомых ему обитателей усадьбы не видно.

Слева по дороге приближается группа верховых - скорее всего местные жители мчатся на помощь. А те, кто его разыскивал, явно отходят к тропе, что вьется по склону. Четверо. Нет, пятый их догнал.

Тарк хладнокровно отстрелил заднего и, спрятавшись за толстым стволом, переждал ответный огонь. Налетчики вооружены обычными двустволками, так что им пора перезарядиться. Выглянул - а все уже спрятались. Или листва ореха мешает ему разглядеть то, что нужно? А конский топот все ближе, налетчики затаились.

- Ардан, тут четверо с двустволками спрятались у тропы, что идет в гору, - гаркнул Тарк во весь голос, едва верховые остановились. Его услышали, спешились и, пригибаясь и скрываясь в растительности, стали пробираться вверх по обе стороны тропы.

Налетчики зашевелились, одного Тарк угадал и застрелил, потом его орех снова обстреляли, но тут подоспела прибывшая подмога, и оставшаяся в живых троица завопила, что они сдаются.

Сдаться у них не вышло. Едва они, подняв ружья за стволы вверх прикладами, вышли с тропы на дорогу, из кустов с противоположной стороны раздался ружейный залп, и налетчики попадали. Попытка схватить убийц ничего не дала - убежали они стремительно, а оседланные лошади ждали неподалеку. Пока верховые объезжали заросли, чтобы выйти на след, прошло достаточно времени, чтобы бесперспективность погони стала очевидной.

По следам удалось понять только то, что лошадей в этом месте стояло десятка три, а всадников, что увели их с собой, то ли пять, то ли шесть. А ушли они в сторону степи.

Осмотрев убитых, Тарк с прибывшими на помощь соседями восстановил примерную картину событий этого утра. Охрана обнаружила нападение и встретила атакующих ружейным огнем. Охотничьи двустволки налетчиков - это совсем не то, что винтовки охранников Мэллорна, поэтому пока справились, полтора десятка человек потеряли. А потом выяснилось, что кто-то из служителей питомника во время заварухи успел увести людов, и доктор, которого обязательно следовало пленить, тоже успел скрыться. Поэтому-то и принялись пытать не успевшего сбежать чистильщика клеток, чтобы вызнать, где искать пропажу. А тут Тарк всё им спутал в очередной раз.

Смущало отсутствие раненых. Ведь даже своих добили. Невольно припомнились события в Осеннем Дворце. Снова нападение на усадьбу владетеля провинции, и опять ни одного живого участника событий не оставлено. И вот еще что! Последний из остававшихся в живых выходец со старой Земли погиб насильственной смертью.

Прочитав все книги из библиотек Мэллорна и Матрохина, Тарк задал хозяину немало вопросов, и картина прошлого ему понятна. В старом мире люди не проживали и сотни лет, но у них рождались дети, которые учились и нередко превосходили предков в науках или ремеслах, чтобы оставить свои знания потомкам. Похожим образом обстояли дела и в горной стране, где вырос он и его жена, но это закончилось. Теперь люди не старятся и не умирают, но и детишки у них не заводятся, за исключением редких случаев. А опытные, умудренные жизнью, несмотря на свой юный вид, обитатели Мэлтера довольствуются тем, что имеют и не особенно стремятся к тому, чего у них нет.

- Тарк, по всему выходит, теперь тебе нужно володетелем быть, - Максим Катапут, что привёл подмогу, вывел парня из задумчивости.

- А чего это я? Мы с Кирой тут чужаки, приезжие.

- Нам без разницы, откуда вы взялись. Главное, питомник сберечь, чтобы дети рождались, а ты в этом лучше всех должен понимать. И сэр Артур наверняка тебе много такого рассказал про все, отчего да почему. В общем, командуй.

- Да ведь некем, считай, всех побили, супостаты. Давай-ка порядок заведем: кому детишки нужны - пускай послужат на подворье да на посылках. А без этого мне тут с делами не справиться.

- Так мне нужен наследник. Послезавтра с женой переберемся сюда.

- Не надо с этим спешить. Ты лучше возьми еще троих желающих, да ступайте по следу. Догонять не надо, а вот узнать, куда эти гады подались, обязательно нужно. Явно ведь намеревались и людов и доктора заполучить, чтобы обзавестись детишками.

- Да мы все отправимся, - заверяет Максим.

- Не надо всем. В ближайшие годы только на четыре попытки материала имеется. Да и то неведомо, удачно ли пройдут.

Про то, что людям, желающим стать родителями, рассчитывать надо на долгую службу, он объяснит позднее, когда все успокоятся. А сейчас важно убедить собравшихся в том, что расплачиваться он намерен честно. Тарк уже пересчитал людов, что под присмотром служителя прошли обратно в помещения питомника. Они ручные и послушные, но запоры прочны и решётки надежны. Всяко бывало. Особенно после прогона их по огороженной беговой дорожке.


Глава 6.
Наследники


* * *

Тарк упорно перечитывает бумаги погибших хозяев. И первого - Матрохина. И последнего - Мэллорна. Чем больше читает, тем сильнее запутывается. Врач, конечно, оставил немало записей о долгожителях, о своих наблюдениях за ними.

Он, оказывается, начал заниматься вопросом еще за сто с лишним лет до переброски сюда, и сам сделал прививку бессмертия примерно двум десяткам мужчин и своей жене. При первых опытах источники материала чаще гибли, чем выживали. А вот потом он научился делать отбор, не нанося вреда здоровью донора. То есть, теоретически, был способен одарить долгой здоровой жизнью хоть бы и все человечество при наличии в своем распоряжении хотя бы одного, как их там называли, эльфа. Но придержал это знание и умение до тех пор, пока не возникла возможность использовать разработанную технологию исключительно в собственных интересах.

Или он догадался о снижении репродуктивной функции у бессмертных? Ответа на этот вопрос записи не давали. На Земле надежных данных получить было невозможно, поскольку связи долгоживущих никто не контролировал. Вряд ли кто-то из высокопоставленных чиновников или успешных дельцов планировал увеличение семьи, а, если и случилось что-то, то ведь от обычной женщины ребенок рождался без затруднений. И его судьбой никто не интересовался. И, мало того, что сам он становился долгожителем, но и все дети его тоже. Но за столетие в многолюдье того мира это никто не подметил. Ну, прожил человек много лет, бывает. Выглядит хорошо? Случается.

Выходит, закономерность Матрохин подметил уже здесь, на Мэллорне. То есть то, что если привиты оба партнера, то беременность не наступает.

Тарк прошелся по комнате. Полистал еще раз записи нужного периода. Ага. Вот оно что! Он все знал заранее. У его супруги репродуктивная функция в момент прививки ещё не прекратилась по возрасту. И сохранилась до самой кончины в Осеннем Дворце. А беременность не наступала. Тогда, получается, Виталий Романович - хитрая лиса, несомненно, должен был все предусмотреть. Где же он просчитался? Мутное место, кажется, нарочно запутанное. Такое впечатление, что между строк сокрыто нечто важное.

В записях, касающихся "награждения" долгой жизнью, четко указывается, что проводилось оно только в отношении женщин после климакса, а мужчин при этом стерилизовали - значит, передачи бессмертия по наследству не происходило. То есть версия, которую они с Мэллорном в своё время приняли, оказалась неверной. Как же в действительности обстояли дела? Каким же образом и кто сумел надуть этого хитреца, вот что интересно.

Читая дальше неразборчивый быстрый почерк и понимая порой только отдельные слова в сплошных незнакомых терминах, дошел и до места обнаружения случаев проблем с деторождением среди населения. Что интересно, отмечались они редко, а после предложенных общеукрепляющих средств, как правило, все становилось на свои места. И опять ощущение недосказанности.

Тарк решил обсудить этот вопрос с Кирой. Они ведь родом из тех самых мест - из горной страны Матрохина. Все это, по крайней мере, последние годы, происходило на их глазах. Когда они росли, детишек в школах было полным-полно. И молодые мамочки с колясками встречались нередко. Почему же вдруг в одночасье вместе с гибелью доктора редуцировалась репродуктивная функция полумиллионного народа?

Если в записях Матрохина, в основном содержащих сведения о медицинских наблюдениях и изобилующих малопонятными специальными терминами, отыскивать интересные моменты было трудно, то в рабочих журналах Мэллорна все оказалось значительно хуже. Они были выполнены по-английски. Простая подстановка слов из словаря приводила к получению немыслимых фраз, постичь смысл которых не удавалось. Когда речь шла о технике, схемы и пояснительные записи на них иногда давали ключ к разгадке, но ради того, чтобы разобраться в смысле, приходилось перерывать учебники и справочники.

А ведь содержание взятых с собой библиотек было адаптировано к уровню настоящих ученых. Поэтому между сведениями из общедоступных школьных учебников и тем, что содержалось в серьезных трудах по теории поля, по разработкам и моделям видов взаимодействия, имелось белое пятно неизвестных размеров. То самое, которое заполняется при получении систематического образования и занятиях наукой. Тарку удалось выяснить только то, что речь шла о взаимодействии поля вероятности с электромагнитным полем, не столько сильным, сколько специально сформированным и сориентированным. А важнее всего была точность этой настройки, меняющаяся в зависимости от местных условий. И обеспечить ее без специально спрограммированного сложного устройства, именуемого процессором, было немыслимо.

То есть если датчики и излучатели, пусть и с великим трудом, повторить в принципе возможно, то для организации взаимодействия необходимо решать задачи, требующие сотен вычислений в секунду. Из полутора десятков оставшихся после хозяина устройств, непонятно почему названных активаторами, только в пяти после включения эти процессоры проходили стартовую проверку. Сэр Артур говорил, что удивлен, почему они все еще работают - физическое старение, просто в связи с процессами, подверженными воздействию неумолимого времени, должны били привести к отказам.

А вот о том, как происходит переход, ничего разобрать не удалось. Пожалуй, установить удалось только тот факт, что время на Земле и в Мэлтере идёт с одной скоростью, и перемешаться получается в тот же день и час, что и в точке отправления. Зато в разные места, туда, где конфигурация поля вероятности приобретает определенные очертания. Но это было известно и раньше, ученый им с Кирой это специально втолковывал. Наверное, поэтому и прочитать удалось.


1437 лет

Тарк и Кира уже немолоды. Они знают, что дарованная им жизнь не вечна. Уходят из жизни те, кто появился в этом мире вскоре после появления здесь людей. И только сейчас становится понятно, отчего так беспокоился Артур Мэллорн. Людей на планете становится все меньше и меньше. Питомник людов, если бы размножение его питомцев шло, как и положено, в геометрической прогрессии, за прошедшее тысячелетие должен был бы обеспечить детьми многие тысячи супружеских пар. А вот не выходит.

У людов случаются выкидыши, мертворождённые, и даже роженицы умирают. В удачные годы удавалось обеспечить Мэлтеру пять новых жизней, в неудачные - одну. И ситуация с годами становится все хуже и хуже.

Квалификация медиков не возрастает, потому что реальной работы у них нет. Долгоживущие, которых первые хозяева за острые уши называли эльфами, не болеют. А при травмах, если не погибли сразу, восстанавливаются при минимальной помощи - кровь остановить, правильно сложить перелом или вправить вывих, и вскоре повреждения заживают. Несколько врачей, конечно, имеют постоянную практику в питомнике, но, кажется, законы больших чисел работают. Нет конкуренции - прогресс не движется.

Тарк за эти годы успел значительно меньше, чем, наверное, смог бы в других условиях - в мире, где люди соревнуются за успех, стараясь затмить друг друга своими достижениями. Тем не менее, именно тут, где сконцентрировались желающие обзавестись потомством, кое-что сделать все-таки удалось.

Почти два десятка вылазок на старую Землю, проведенных без потерь, поскольку опыт Тарка и Киры позволил учесть возможные риски, принесли удачу трижды. Семеро людов репродуктивного возраста удалось добыть упорным охотникам. Конечно, члены экспедиций были вознаграждены - стали родителями. Но факт вымирания вида Хомо сомнений не оставлял.

Кроме того, старела аппаратура. К последней вылазке оставался работоспособным только один активатор из числа привезенных из глубокого прошлого. Естественно, его попытались скопировать. На электронных лампах. И с вакуумным кинескопом вместо плоского экрана.

Эта эпопея потребовала огромного напряжения мысли. Пришлось создать полтора десятка приборов, в числе которых осциллограф был первым шагом. Частотомеры, измерители амплитудно-частотных характеристик, электростатические вольтметры и чувствительные микроамперметры - работа над некоторыми отняла годы. Годы проб и ошибок, надежд и разочарований.

К счастью, дети, и не только свои, подготовленные в прекрасной школе поместья, во многом помогли. Некоторые увлеклись и остались в усадьбе, ставшей подобием университета, где учеба, научная работа и техническое творчество объединили группу единомышленников.

Крошечный островок передовой мысли на бескрайних просторах огромной роскошной планеты, заселенной людьми настолько редко, что, если бы не радиосвязь, они могли забыть о существовании друг друга. Если по первоначальному плану основная масса поселенцев сконцентрировалась на Кавказе и в его предгорьях, и только на Урале разместились поместья металлургической ориентации, да по притокам Дона поселилась пара групп, первоначально ориентированных на добычу угля и углехимию, то постепенно картина расплылась. Огромная масса населения горной страны Матрохина постепенно сориентировалась на отгонное животноводство в поясе обильных травой лесостепей, протянувшихся от Северного Причерноморья через бывшие Казахстан и Южную Сибирь до бывшей Монголии, нынче покрытой тучными пастбищами.

Вдоль течения Тигра и Евфрата, по Берегам Черного, Каспийского и Красного морей разошлись на моторных лодках отдельные семьи, поселяясь в прелестных уголках, уютных долинах, на склонах живописных гор или на равнинах, где прекрасная охота, а растительную пищу поставляли заросли посаженных поселенцами плодовых деревьев. Маслины и орехи, манго, папайя, финики, саго, хлебное дерево, бананы - землепашество практиковалось в самых скромных объемах. И никто, кроме хищников, не представлял для людей никакой опасности. А уж справиться с ними при наличии огнестрельного оружия не так-то сложно.

В результате горные долины потеряли три четверти населения. Там остались те, кому больше нравилось житье в условиях благоустроенных городков и труд под крышей производственных зданий. Заводы работали. Средства связи, оружие и боеприпасы производились наряду с двигателями, генераторами и инструментами. Основным вариантом общественно-экономической формации стала анархия. Всяк сам по себе. Всего вдоволь и бороться не за что. Редкие случаи рождения детей, происходившие вдали от старых поселений чаще всего приводили к тому, что новые люди образования не получали и росли, общаясь с родителями и немногочисленными соседями. Не все даже выучивались читать.

И только тут, в Мэллорновке, теплилось слабое подобие общества, связанного общей задачей - продолжить род. Поэтому и работали лучшие умы над репликацией активатора, что никакого иного способа обеспечить прирост населения без поступления в питомник людов представить себе никто не мог.

Если создание исполнительной, физической, части активатора было сложным, то управляющий узел - процессор с "зашитой" в него программой, долго оставался серьёзнейшей проблемой. Записи и комментарии на полях схем и описания программы прочитали на все лады и интерпретировали в сотнях вариантов. Постепенно прояснилась его роль, реакция на входные сигналы и характеристики выдаваемых управляющих команд. А потом начались попытки реализовать распутанный алгоритм на доступных элементах - лампах и реле.

Постепенно вариант с реле возобладал - удалось добиться приемлемого быстродействия, а уж по части миниатюризации этих устройств успехи были достигнуты серьёзные. Первый действующий образец активатора занял практически весь корпус плоскодонки, в которых теперь нередко осуществляли переброски. Там же находился и мотор-генератор, без которого запитать получившегося монстра оказалось решительно невозможно.

При работах с новыми самодельными датчиками ученые с прискорбием обнаружили, что вопросы автоподстройки усиления сигнала тоже решены неважно. Характеристика тракта меняется недостаточно плавно, из-за чего обнаружение маяков или не достигается, или изображение тонет в помехах, принимая за желаемое все что угодно. При стабильном же усилении, но ниже порога риска заполнить экран невнятной рябью, констатируется полное отсутствие маяков за исключением редких случаев, когда магнитное поле планеты ведет себя особым образом.

Причем такое поведение должно иметь место как здесь, на Мэлтере, так и там, на Земле. Грубо говоря, требуется сильная магнитная буря сразу в двух местах. А это непредсказуемо. Единственный выход - сидеть рядом с работающей аппаратурой и следить за наличием маяков. А потом необходимо успеть обернуться туда и обратно за короткое время, потому что если геомагнитное поле успокоится хотя бы на одном из концов пути, метки пропадают и активатору некуда целиться. Дверка заперта. А уж на недели, на месяцы или на десятилетия - это как повезет.

Расчеты показали, что интервал может продолжаться и столетия, и считанные дни.

Смущал ещё и тот факт, что зона захвата у этого устройства, по всем прикидкам, получалась огромная - он мог перенести квадрат территории размером пятьдесят на пятьдесят метров, поэтому для испытаний выбрали не площадку внутри усадьбы, а просторную горизонтальную луговину за ближним горным отрогом. Еще волновала неопределенность, связанная с интерпретацией работы трех выводов процессора. При исследовании образца напряжение на них менялось непонятным образом. После долгих экспериментов зависимости потенциалов от сигналов с датчиков установили, но если для двух, помеченных как стабилизаторы позиционирования, это удалось уверенно, то для третьего - помеченного словом "темпор" - с точностью до постоянного коэффициента, значение которого пока никто не понял. Тут выставили значение наугад, сообразуясь с намерением соблюсти некоторую пропорциональность между соотношением силы сигнала с датчиков старого, еще Земного прибора и значениями, выдаваемыми новыми конструктивами.

И вот все готово. Просторная плоскодонка с тремя испытателями стоит на грунте и урчит мотором. Зрителей немного, здесь только люди, занятые в настройке и проверке оборудования.

Старший команды, убедившись, что на экране отмечен только один маячок, показывает жестом, что готов. Отмашка. Старт. Действительно, площадь перенесенной поверхности заметно больше. Вместо истоптанной при подготовке испытания травы, голая пыльная земля. И на ней...

- Люды! - этот выдох исторгли разом несколько глоток.

С полсотни мужчин в коротких просторных, держащихся на бретелях, платьях до колен. У некоторых еще что-то наброшено на плечи. Отдельные личности - в железных шапках. Короткие мечи, длинные копья, прямоугольные щиты. Растерянно смотрят на зрителей, а потом, сноровисто сомкнув ряд, бросаются в атаку.

Ну у кого же из людей поднимется рука на люда? Развернувшись, все бросились наутек. Добежали до лошадей, вскочили в седла, и, прихватив животных, на которых приехали испытатели, оторвались от погони.

Когда обернулись, увидели стоящую на старом месте лодку с активатором и в ней живых и здоровых испытателей, смотрящих вслед превратившейся в толпу шеренге, бегущей вслед за их товарищами. А за шеренгой вооруженных мужчин - толпа женщин, успевших покинуть зону переноса до возвращения посланцев.

- Поистине, удача улыбнулась нам так, как никогда, - Тарк счастлив. - Это означает - в квадрате прибытия оказалось именно то, что им требуется, да еще и до обратного обмена участками поверхности Земли и Мэлтера. К тому же толпа людов вышла из области, откуда была бы возвращена в пункт убытия при обратном перемещении лодки с аппаратурой. Словно в тележке приехали, и вышли из нее до того, как та вернулась.

А испытатели уже пускают в спины добычи дротики с усыпляющим. Хорошие охотники. Быстро соображают. И Никон Глоб прямо на скаку вызывает из усадьбы охотников.

Отличных людов к ним перекинуло, вон уже сколько времени бегут и все никак не отстанут. Да как много сразу! Будут, будут рождения в Мэлтере. Даже если удача не повторится - все равно они сумеют добиться приплода от этого племенного материала и решат свои проблемы на ближайшие тысячелетия. Новому поколению быть.


Оглавление

  • Глава 1. Ты помнишь, как все начиналось...
  •   Перенос. 0 дней, 0 часов
  •   5 дней, 7 часов
  •   7 дней, 2 часа
  •   96 лет 2 месяца 15 дней
  •   97 лет, 5 месяцев 4 дня
  • Глава 2. Что движет прогресс
  •   97 лет, 5 месяцев 22 дня
  •   97 лет, 5 месяцев 23 дня
  •   108 лет, 9 месяцев 2 дня
  •   111 лет, 2 месяца 18 дней
  • Глава 3. За тех, кто в море
  • Глава 4. Десятая заповедь в действии
  •   137 лет, 4 месяца 6 дней
  •   203 года
  •   327 лет
  •   395 лет
  • Глава 5. Ловцы человеков
  •   * * *
  •   * * *
  •   411 лет
  •   414 лет
  • Глава 6. Наследники
  •   * * *
  •   1437 лет
  • X