Елена Алексеевна Руденко - Мелодия ветра [СИ]

Мелодия ветра [СИ] 91K, 23 с. (Вестник Смерти-2)   (скачать) - Елена Алексеевна Руденко

Елена Алексеевна Руденко
Мелодия Ветра


1839 год, Пятигорск


Из журнала Александры

   Довольно непредсказуемыми оказались последствия любопытства Эмили и Натали [1], моих пятигорских подруг. Они задумали вызвать призрак и, разумеется, пригласили меня принять участие в этом сомнительном предприятии.

   — Трудно представить насколько это опасно! - я напрасно попыталась их разубедить. - Разве есть уверенность, что на ваш зов явится именно призрак? Известны случаи, когда на спиритических сеансах являлись отнюдь не духи умерших, а всякая нечисть...

   — Милая Аликс, не надо запугивать нас, — взмолилась Эмили. - Если ты поможешь нам, то призрак сможет явиться раньше нечисти...

   — Верно, — согласилась Натали, — пойми, мы не отступим от своего решения... но, разумеется, мы не вправе заставлять тебя...

   Я понимала, что не могу позволить подругам вмешиваться в запретный мир самостоятельно, но при этом я не хотела вмешиваться туда сама. Чем больше узнаёшь, тем более ужасающими представляются возможные последствия.

   — Хорошо, я согласна присутствовать на вашем сеансе, — решила я, — но не собираюсь принимать в нём участия...

   Подруги сочли моё решение как согласие, за что были мне очень благодарны. В этот день я и Натали остались погостить в доме Эмили.


   Поздно вечером, когда домочадцы разошлись по комнатам, мы втроём собрались в комнате Эмили. Она ничего не рассказала своим сёстрам, понимая, что они не разделят её идеи. Наденька может испугаться, а Грушенька посрамит, назвав всё это глупостями.

   Эмили и Натали сели за столик со свечами, я устроилась в кресле в стороне, чтобы наблюдать за сеансом. Непреодолимое волнение не покидало меня, я даже не могла представить, что произойдёт через несколько минут.

   — Может, стоит отказаться от встречи с привидением? - спросила я.

   — Неужели ты испугалась? - удивилась Натали. - Ты видела множество призраков! Позволь нам, пусть не увидеть, но хотя бы поговорить с одним из них...

   Я пожала плечами, меня не радовал грядущий разговор.

   С обрядами спиритизма я не была знакома. Признаюсь, наблюдая за действием подруг, я сама заинтересовалась, как подобным способом можно призвать душу умершего с того света? Я предположила, что к медиуму приходят не упокоенные души, бродящие поблизости, среди которых могут оказаться весьма недружелюбные — души казнённых убийц, например... Мои размышления прервал холодный ветерок... Пламя свеч на столе беспомощно заметалось...

   Девушки вздрогнули и испуганно посмотрели на меня.

   — Призрак явился вам, — ответила я спокойно, — спрашивайте...

   — Что спросить? - растерялись барышни.

   Похоже, решив вызвать духа, они не верили в свой успех и хотели просто подурачиться, поэтому неожиданная мистическая удача не обрадовала их.

   — Как ваше имя? — спросила Натали почти шёпотом.

   Блюдце, которое Эмили и Натали придерживали пальцами, заскользило по буквам.

   — Марк, — прочитала Эмили испугано, — это, наверно, его имя...

   Блюдце продолжало двигаться.

   — Я люблю тебя, — прочитала Натали.

   Барышни переглянулись. Их лица побледнели, дыхание участилось.

   — Кого ты любишь? - задала я вопрос, который боялись задать мои подруги.

   Ответ не заставил себя ждать.

   — Натали! - прочитала я.

   Натали с трудом сдержала крик, её руки дрожали, губы побелели, на глаза навернулись слёзы. Блюдце остановилось, странный загробный холод исчез, уступив место ночной прохладе.

   — Что это значит? - испугано спросила меня Натали.

   — Ты снискала симпатию призрака, — задумчиво ответила я.

   — Я это понимаю... Меня беспокоит, не уведёт ли он меня за собой? - в голосе Натали было отчаяние.

   — Он не сможет увести тебя за собой, если ты сама этого не пожелаешь, — ответила я, подумав.

   — Не пожелаю, жизнь мне пока ещё не наскучила, — сказала Натали, постепенно освобождаясь от охватившего её ужаса, — надеюсь, он ушёл насовсем...

   Я не могла дать точного ответа на этот вопрос. Возможно, он вернётся - но я решила понапрасну не пугать Натали.

   — Я не смела предположить, что наш сеанс будет таким, — вздохнула Эмили, скрывая радость, что не она стала избранницей призрака.

   — У вас есть талант медиумов, — я решила пошутить.

   — Признаём, что нам надо было послушать тебя, — ответила Натали, — я никогда более не буду принимать участия в подобных сеансах.

   — Разве ты недовольна? - весело возразила Эмили. - Тогда ты бы не получила признание в любви...

   — Мне достаточно живых поклонников! - сказала Натали. - Лучше уж терпеть навязчивое внимание картёжника Голованова, чем преследование мертвеца...

   — Не беспокойся, маменька велела не пускать его в наш дом, — заверила её Эмили, — у нас ты всегда сможешь найти убежище от его неприятного внимания.

   Барышни немного успокоились после пережитого страха. Мне невольно вспомнился Голованов - человек весьма неприятный... особенно неприятен его бегающий взгляд. Для меня подобный человек хуже всех призраков, с которыми мне приходилось сталкиваться.

   На мгновение пред моим взором пролетело видение. Шумный зал ресторации, пламя свечей, Голованов с бокалом шампанского... Потом темнота после яркого света — ночная улица Пятигорска... Голованов, лежит ничком на тротуаре... Усилием воли я прогнала мрачные мысли.

   — Прошу меня извинить, но я бы хотела лечь спать, — зевнула я, — доброй ночи...

   Я взяла одну из свеч и направилась в свою комнату. Никакого беспокойства за Натали я не испытывала, ухажёры с того света, как правило, очень тактичны.


* * *

   Вернувшись домой, я рассказала Контантину и Ольге о нашем спиритическом опыте. К моей радости, они не стали отчитывать меня.

   — Ах, какими глупостями занимаются юные барышни, — весело сказала Ольга, — я надеялась, что твои подруги смогут приобщить тебя к миру живых, а вышло наоборот — им захотелось приобщиться к миру мёртвых... Зачем, не пойму! Каждый из нас может в любой момент оказаться по ту сторону... По моему мнению, надобно наслаждаться этим миром, пока мы здесь, ведь того света всё равно не избежать...

   Моя сестра умеет в непринуждённой манере высказать философскую мысль, одна из черт которая очаровала Константина во времена его ухаживаний за Ольгой.

   — Эмили и Натали, похоже, теперь разделяют твоё мнение, — ответила я.

   К моему удивлению, наш печальный опыт очень заинтересовал Константина.

   — Значит, духа звали Марк, — задумался он, — и он полюбил Натали...

   — Да, — ответила я, не понимая о чём речь.

   — Двадцать лет назад в близлежащей усадьбе двое влюблённых покончили жизнь самоубийством, их звали Марк и Натали... Возможно, их убили, — пояснил он, — вчера вечером я был в гостях у Лужицкой... Её подопечная Валенька Сорокина напомнила об этой трагедии...

   — Ладно, прошу тебя, — перебила Ольга, заметив тень испуга на моём лице, — к вам мог явиться Марк из средневековья и даже сам Марк Антоний [2], решивший сделать комплимент очаровательной Натали...

   Мы не могли с ней поспорить, невозможно теперь узнать, какой именно Марк явился нам.

   ...И снова неприятное видение промелькнуло перед моим взором. Ночная прохлада... свет луны в окне... Валенька в лёгком белом платье стоит у открытого окна... Темнота... девушка лежит на полу с кровавой раной у виска...

   Я решила не рассказывать об этом видении в присутствии Ольги, и поговорить с Константином наедине, вспомнилось и видение смерти Голованова. Мои видения вызывают у Ольги беспокойство за моё физическое здоровье, слишком много волнений я испытываю, когда предвижу смерть.





Из журнала Константина Вербина


   Сегодня мы с супругой провели вечер у вдовы Лужицкой. Мы не были с ней дружны, но были знакомы, поэтому Ольга посоветовала мне принять приглашение дабы не давать повода для возможной ссоры. По правде сказать, мы приняли это приглашение, не надеясь на приятный вечер. Лужицкая прослыла одной из наискучнейших особ водяного общества, единственным из достоинств которой было прекрасное умение играть в карты.

   Лужицкая приехала на воды вместе со своей подопечной Валенкой Сорокиной, опекуншей которой стала после смерти её матери, своей кузины. Вдова Лужицкая оказалась самой близкой родственницей девушки, обладавшей наилучшей репутацией. Трудно поверить в то, что в юности эта чопорная дама слыла очень легкомысленной. Между опекуншей и подопечной были ровные отношения, Валенька её слушалась, а Лужицкая старалась в пределах возможного не ограничивать её свободу. Валенька Сорокина была наследницей солидного родительского состояния, которое, согласно завещанию, должна была получить в придание при замужестве, когда более не будет нуждаться в опеке.

   Помимо меня и Ольги среди гостей были Семён Боровиков со своим сыном, претендовавшего на роль женила Валеньки. Господин Боровиков, солидный мужчина, на каждом балу или собрании постоянно бросал на сына суровые взгляды. Его строгость у многих вызывала удивление, поскольку, если верить словам его приятелей, в юности Степан Боровиков снискал себе славу гуляки и волокиты, для которого, казалось, правил приличия не существовало. Однажды он был выставлен из какого-то провинциального театра за непристойное поведение.

   Алексей Боровиков сумел избежать подобной славы, или благодаря непонятной строгости отца, грозившегося лишить его содержания за любую провинность, или из-за природного спокойствия. Его трогательные ухаживания за барышнями никогда не выходили за порог допустимого, а его репутация как одного из самых добропорядочных светских юношей вызывала умиление отцов и матерей дочерей на выданье.

   Другим гостем стал полковник Желков, принадлежавший к числу любителей изводить общество байками о своей воинской юности. К таким я давно успел привыкнуть и считаю их самыми безобидными представителями водяного общества.

   С некоторым опозданием пришла баронесса Шпёкен, постоянно жалующаяся на слабое здоровье, впрочем, как и её супруг, пожелавший провести вечер дома. Опять же по воспоминаниям знакомых её юности, она всегда сетовала на слабое здоровье. Она любила книжки печальной тематики и всегда жила в ожидании скорой кончины от чахотки, которой, как сказал доктор Майер, у неё отродясь не было. Действительно, баронесса, крупная румяная дама производила впечатление пышущей здоровьем особы.

   Когда лакей впустил нас в прихожую, к нам сразу же подошла Валенька.

   — Это я настояла, чтобы вы пришли, — шепнула она, испугано оглядевшись по сторонам.

   Мы прошли в гостиную, где должен был пройти вечер, на котором мы сразу же почувствовали себя лишними. Судя по всему, мы попали на встречу старых приятелей: Лужицкая, Желков, Боровиков, Шпёкен - когда-то они были компанией молодёжи, любившей совместные прогулки и пикники. Они приезжали на воды, когда Пятигорск не был городом и именовался Горячими Водами. В те годы в этой местности ещё не было гостиниц и рестораций, и господа гостили у родственников - обладателей усадьб в окрестностях источника. Между старыми приятелями быстро завязался разговор о проделках их юности. Сколько лет прошло? Примерно, двадцать...

   Сорокина и Боровиков-младший не упустили момента устроиться в креслах рядом друг с другом. Я недоумевал, почему Валенька настояла на том, чтобы мы пришли. Мы были, явно, ненужными в этой сплочённой компании.

   — А вы не забыли, что сегодня день смерти Марка Ильинского и Натали Куликовой? - вдруг напомнила Сорокина. - Надо бы помянуть усопших!

   Весёлая болтовня вдруг стихла.

   — Не могу понять, почему они покончили жизнь самоубийством? - произнесла Лужицкая. - История Ромео и Джульетты...

   — А было ли это самоубийство? - заметил полковник.

   — Если это не самоубийство, то каждый из вас - подозреваемый! - произнесла Валенька наигранно-игривым тоном.

   — Дорогая, прекрати! - одёрнула её опекунша.

   — Да, поговорим о моём замужестве! - опомнилась Валенька.

   — Верно, — согласился Боровиков, — вот мой сын давно сватается, не вижу причин откладывать помолвку!

   — Спешка в этом деле неуместна! - возразила Лужицкая.

   Постепенно разговор вернулся к былой непринуждённости. И мы, воспользовавшись моментом, покинули общество. Похоже, Валенька решила напомнить о забытом убийстве? Зачем?


* * *

   Следующей ночью Валенька Сорокина была найдена мёртвой в своей комнате, о чём сообщил перепуганный слуга, посланный Лужицкой. Эту ночь я и Ольга решили провести в ресторации, поэтому узнал о смерти барышни одним из первых. Я взглянул на часы, было полтретьего ночи.

   Как сказал доктор Майер, отправившийся засвидетельствовать смерть:

   — Мы вошли в комнату около трёх часов ночи, тело уже холодное и начало коченеть. Значит, барышня умерла примерно три часа назад... входит, около полуночи.

   — Я вошла в комнату в два часа ночи и нашла её, — всхлипывала Лужицкая, — я ничего не трогала... Ох, где она только оружие разыскала?

   Я обошёл комнату, окно было закрыто и задёрнуто занавесками. Мой взгляд снова упал на мёртвое тело... и "дамский" итальянский пистолет в маленькой руке.

   — Вы ссорились с вашей невестой? — спросил я Алексея Боровикова.

   — Да, у нас бывали размолвки, — ответил он с трудом, — обычные размолвки между влюблёнными...

   Он пошатнулся и опустился в кресло, чтобы не упасть. Влюблённому стоило больших трудов сдержать чувства. Я увидел его глаза, полные слёз.

   — Что вы знаете о своей подопечной? - спросил я плачущую Лужицкую. - Она доверяла вам свои тайны? Что её беспокоило?

   — Она была очень послушной и милой девочкой, — ответила дама, — я не подозревала, что она может совершить с собой такой грех...

   Я не мог собраться с мыслями. Кого из круга знакомых Сорокиной я видел в ресторации в полночь? Лужицкая, Семён Боровиков и его сын находились в момент смерти Сорокиной в ресторации... Кстати, Алексей Боровиков явно нервничал, когда Лужицкая задержала его за игровым столом... Далее, господин Желков и баронесса Шпёкен, их я тоже видел... У всех их есть алиби...

   Дом Лужицкой находится далековато от ресторации, да ещё на пригорке. Нам потребовалось десять минут, чтобы доехать на коляске... Кучера убийца брать бы не стал... А пешком от ресторации до этого дома идти минут тридцать... Невозможно было совершить убийство и вернуться, убийца отсутствовал бы примерно час...

   Как могло быть совершено убийство? Дверь заперта изнутри, а окно закрыто... Это обычное самоубийство молодой девушки. Возможно, у Валеньки случилась серьёзная размолвка с женихом, о которой он умалчивает. Хотя он очень сильно переживает её смерть... или притворяется... Не могу понять, что не даёт мне покоя? Что-то здесь не сходится, как в математической задаче, но я не могу понять, что именно.

   — Я во всём виновата! - воскликнула Лужицкая. - Я знала, что она назначила свидание Алексею Боровикову, и посчитала это непристойным, поэтому задержала юношу за игровым столом... Может, если бы он пришёл, она бы не решилась на самоубийство... Возможно, она застрелилась, узнав, что Алексей не придёт на свидание.

   — Нет, — ответил Алексей, — это исключено! Я хорошо знаю нрав своей невесты. Да, Валенька была послушна и мила, но она обладала особой внутренней силой. Она не относилась к числу барышень, способных на самоубийство!

   — Я вас понимаю, — робко вмешался доктор, — простите, но как могло произойти убийство? Дверь была заперта изнутри...

   Вопрос был адресован мне.

   — Предлагаю разойтись по домам, — решил я, — завтра я постараюсь всё обдумать и побеседовать с господами - близкими знакомыми барышни...

   — Кстати, а где ваш приятель Голованов? - спросил я Боровикова, покидая временное пристанище Лужицкой.

   — Не знаю... Голованов ушёл очень рано, — ответил он безразлично.





Из журнала Александры


   Я очень люблю рано утром подняться к павильону Эолова Арфа [3], когда город ещё спит. Мне кажется, на рассвете неповторимая музыка ветра звучит по-особенному Возможно, потому что звуки города не заглушают чистоту мелодии. Знаю, что подобное времяпровождение располагает к мечтам, но ничего не могу с собой поделать.

   Сегодня музыка ветра показалась мне особенно гармоничной, будто кто-то наигрывал одну простую мелодию, которой я никогда раньше не слышала. Я простояла в беседке долго, пока не подошли первые наблюдатели красивых пейзажей. Мелодия ветра ещё долго звучала в моём воображении... Странно, но мне показалось, будто сегодня мелодия отличалось от звучания арфы и очень напоминало флейту...

   Поразмыслив, я решила нанести визит Натали. Меня немного беспокоило, как она восприняла признание призрака. Для людей, впервые столкнувшихся с миром мёртвых, подобная встреча вызывает панику.

   — Аликс! Как хорошо, что ты пришла! - воскликнула Натали. - Мне нужно тебе многое рассказать...

   — Тебя беспокоит призрак? - догадалась я.

   Натали кивнула.

   — Сегодня утром, проснувшись, я увидела белую розу на столике у раскрытого окна. Поначалу я предположила, что роза отломилась от розового куста, растущего около окна...

   Я прошла в её комнату. Натали хотела, чтобы я убедилась сама.

   — Роза не могла упасть на столик, — сказала я, подойдя к окну, — для этого куст должен расти поближе к окну...

   В глазах Натали мелькнул испуг.

   — Мертвец преследует меня! - прошептала она.

   Я задумалась и попыталась сосредоточиться.

   — Сейчас здесь никого нет, — сказала я.

   — Надеюсь, ты не считаешь мои слова выдумкой? - спросила она. - Или я сошла с ума?

   — Разумеется, я серьёзно отношусь к подобным вещам, — заверила я Натали. - Возможно, призрак является тебе, когда ты остаёшься одна...

   — Попробуй поговорить с ним. Прошу тебя, объясни ему, что я живая и не гожусь ему в невесты, — попросила подруга.

   — Судя по всему, он не желает говорить со мной, а мёртвым нельзя навязывать своё общество! - возразила я.

   Мы вернулись в гостиную, где нас ожидал только что пришедший доктор Майер. В руках он держал три старых толстых книги в потрёпанных переплётах.

   — Мне понадобиться ваша помощь, чтобы отыскать в книгах нужную заметку о том, как избавиться от призрака, — обратился он к нам, — прошу простить меня за дерзость, но один я за день не управлюсь...

   Мы сели за столик.

   — Да, мы поможем, — ответила Натали, открывая одну из книг. — Нужные указания мне необходимы сегодня до наступления темноты!

   Мне пришлось присоединится к ним.

   — Простите, по-моему, это напрасная трата времени, — высказалась я, пролистав несколько страниц книги, — тут нужно действовать как сыщик!

   — Сыщик? - оживилась Натали. - Значит, нужна помощь Вербина?

   — Возможно, — задумался Майер, — нужно выяснить кто этот человек... Пока мы знаем только то, что его зовут Марк. Кстати, так звали влюблённого, который покончил жизнь самоубийством двадцать лет назад.

   — Если это он, тогда понятно почему он задержался в мире живых, — добавила я, — дух, явно, находился где-то поблизости, поэтому так легко пришёл на ваш зов...

   — Но у нас нет уверенности, что это именно он! - Натали была в отчаяние, ей не хотелось быть объектом ухаживания самоубийцы.

   — Да, лучше уж Марк Антоний, — пошутил доктор в своей циничной манере.

   Натали укоризненно взглянула на него.

   — Попробуй расспросить призрака, — предложила я подруге.

   — Очень прошу тебя сделать это за меня, — настаивала она.

   — Я бы рада, но, повторюсь, он не желает говорить со мной! - ответила я твёрдо.

   — А вы попробуйте ненавязчиво сами начать диалог, — посоветовал мне доктор. — Кроме вас этого не сможет сделать никто.

   Простившись с Натали и доктором, я решила совершить прогулку по окрестностям, чтобы собраться с мыслями. Я думала о призраке, влюблённом в Натали. Кто он? Марк и Натали - так звали двух влюблённых, которые покончили жизнь самоубийством. И призрака тоже зовут Марк. Неужели это именно он?

   Погружённая в свои размышления, я не заметила как заблудилась. Небо нахмурилось, ожидая проливного дождя. Погода на водах любит преподносить сюрпризы. Я понимала, что не успею вернуться до дождя. Недалеко белел домик какой-то усадьбы. Остановившись, я огляделась по сторонам, и увидела, как по тропинке мне на встречу направляется молодой человек, одетый хорошо, хотя весьма старомодно.

   — Простите, — обратилась я к нему, — я заблудилась...

   — Моё имя Ильинский. Как мне известно, вы подруга Натали? Простите меня за прямоту! Сейчас я нарушаю все правила вежливости, но мне необходима беседа с вами. Поверьте, я не задержу вас долго. Моя усадьба расположена недалеко... Простите мою дерзость, но я всего лишь предлагаю вам переждать дождь.

   Первые мелкие капли дождя не оставили мне выбора. Я также знала, что местные помещики очень учтивы и своим отказом я могла очень сильно задеть его.

   Как только я поднялась на крыльцо ухоженной усадьбы, хлынул проливной дождь. Я изъявила желание остаться на веранде, высматривая просветы в тёмно-сером небе.

   — Я не могу понять, почему Натали, которая отвечала взаимностью на мои чувства, теперь избегает меня, — печально произнёс он, — возможно, вы знаете причину?

   — Нет, мне очень жаль, но я живу на Кислых Водах, и приехала сюда несколько дней назад, — ответила я виновато, — Натали не рассказывала мне о вас...

   — Возможно, вам известно, есть ли у Натали поклонник, которого она выделяет среди остальных? - спросил он взволновано.

   — Такого поклонника у Натали нет, — уверенно ответила я, — она окружена множеством ухажёров, но пока её внимание не остановилось на ком-то одном...

   — Мне жаль, если она совсем забыла обо мне, — он вздохнул, — я храню её портрет...

   Он показал мне миниатюрный портрет, поразительно передававший сходство.

   Дождь перестал, и я простилась с гостеприимным хозяином. Мне стало грустно, что я ничем не могу помочь учтивому юноше. Натали вскружила голову многим, я могла только понадеяться, что он вскоре позабудет её.

   По дороге к городу я встретила князя Александра Долгорукова.

   — Вы не попали под дождь! - он был удивлён. - Я очень беспокоился, когда узнал, что вы уехали...

   — Я переждала его в усадьбе Ильинских... Я так боялась промокнуть, что решила пренебречь некоторыми правилами и приняла приглашение хозяина...

   — Хозяина? - на лице князя было нескрываемое удивление. - Хозяин усадьбы умер примерно двадцать лет назад... Вернее, отравился... Его звали Марк Ильинский...

   — Постойте... — я путалась в мыслях, — да, Константин мне говорил про какого-то Марка, совершившего самоубийство вместе с невестой, но он не назвал фамилии...

   — Да, это был именно он... а усадьба покосилась и обветшала, там давно никто не живёт...

   — Нет-нет, я была там... Усадьба Ильинских очень ухожена... может, это был родственник того Марка, он не назвал мне своего имени, только фамилию...

   — Предлагаю вернуться к усадьбе и всё выяснить, — разумно предложил князь.

   Я согласилась, это было самым верным решением в данной ситуации.

   Когда мы подъехали, я едва сдержала крик удивления: ухоженная изгородь лежала на земле, веранда обвалилась, и сама усадьба, действительно, сильно обветшала.

   — Несколько минут тут всё было иначе! - я была в отчаяние.

   — Не беспокойтесь, я верю вам, — ответил князь добродушно.

   Мы осторожно поднялись по трухлявым ступеням. Я вошла внутрь - обычный заброшенный дом, в которые мы с Ольгой очень любили забираться в детстве. На полу я увидела миниатюрный портрет, показанный мне Ильинским.

   — Поразительно сходство с Натали Мартыновой! - изумился Долгоруков. - Если бы не старомодная причёска, я бы решил, что это её портрет... Наверняка, это невеста Марка...

   Мне стало дурно, и я поспешила на воздух.

   — Простите, но я не могу дать вам никаких объяснений, — виновато произнесла я, — спасибо, что вы мне верите...

   — Я не прошу никаких объяснений, — заверил меня Долгоруков.

   Я понимала, князь очень удивлён, но не знала, что сказать. Неужели я видела Марка Ильинского? Значит, когда я усиленно подумала о нём, мне удалось с ним встретиться. Но что это было? Встреча с духом наяву или моя фантазия?

   Мы ехали до Пятигорска молча, Александр пытался найти причину странного видения, впрочем, я сама терялась в догадках. В городе я снова услышала мелодию ветра, которую слышала утром. Я решила пощадить князя и не стала делиться своими размышлениями.





Из журнала Константина Вербина


   Как я и ожидал, Никанор Юрьев не желал даже слушать о моих подозрениях.

   — Обычное самоубийство впечатлительной барышни, — сказал он уверенно, — дверь заперта изнутри, окно закрыто, служанку она отправила на вечер из дому...

   — Меня беспокоит то, что Сорокина накануне гибели пригласила меня на вечер, когда в их доме собрались друзья её опекунши... Всех их связывало знакомство с Марком Ильинским и Натали Куликовой...

   — Это давняя история, — отмахнулся Юрьев.

   — Замечу, когда Сорокина напомнила гостям об их смерти, все заволновались...

   — Разумеется, тяжело вспоминать о гибели друзей, особенно о самоубийстве... В любом случае, у всех есть алиби, — заметил Юрьев, — не стоит усложнять жизнь...

   — Меня также беспокоит смерть Голованова, он умер той же ночью... Просто упал на улице замертво. Как сказал один из казаков "я сначала принял его за пьяного, а когда подошёл, понял, что он совсем уже холодный". Остывшее тело нашли примерно в пять утра, значит, Голованов умер ночью, примерно между двенадцатью и двумя часами ночи... В одиннадцать часов он ещё находился в ресторации...

   — Простите, мой друг, но это нелепость! Ваши подозреваемые не могли совершить за одну ночь одновременно два убийства! - он не понимал меня. - Надеюсь, чокнутый доктор Майер вновь не докучает вам со своими призраками?

   — А вот помощь призраков тут бы не помешала, — с лёгкой иронией заметил я.

   — Повторюсь опять, в вашей свояченице я не сомневаюсь, но этот смутьян доктор распускает среди своих пациентов странные слухи, которые любому разумному человеку покажутся чушью. Вот, к примеру, воспользовавшись наивностью Натали Мартыновой, он предложил ей помощь в изгнании привидения, которое преследует её после спиритического сеанса! А дело всего лишь в девичьей фантазии, он должен был объяснить ей это явление как доктор, а не как шарлатан!

   — Мне бы не хотелось обсуждать с вами мистику, — попросил я.

   — Как вам будет угодно, но вы в свою очередь избавьте меня от ваших беспочвенных подозрений! Делайте, что хотите, но не привлекайте к себе внимания добропорядочной публики! Негоже портить настроение водяному обществу.

   — Разумеется, но, спешу заметить, в своих светских беседах водяное общества начало следствие ранее меня, — сказал я.

   — Выходит, для них это особое развлеченье, — развёл руками подполковник.

   Я согласился и решил более не донимать Юрьева своими домыслами. Пока, действительно, мои сомнения выглядели безосновательно. Юная девушка совершила самоубийство... застрелилась... опять сомнение... не слишком подходящий способ самоубийства для барышни...


   Затем я нанёс визит Лужицкой. Её несколько удивило моё желание узнать о событиях двадцатилетней давности, но она постаралась скрыть своё удивление.

   — Мне очень тяжело вспоминать об этой трагедии, — произнесла она печально, — Так сложилось, что Ильинский стал моим опекуном, хотя был старше всего на пять лет... В юности я была очень неспокойной барышней, постоянно норовила улизнуть на тайное свидание с понравившимся ухажёром... Только став опекуншей, я поняла, как бедный Марк намучился со мной... В ночь его смерти я убежала из дому, мне до сих пор неловко вспоминать об этом.

   Лужицкая с трудом скрывала смущение. Хотя, как я заметил, чопорной даме было приятно вспоминать о проделках своей юности.

   — Не знаю, как я и мой ухажёр отважились на ночную прогулку, — продолжала она, — мы могли стать лёгкой добычей для черкесских разбойников. Хотя у нас хватило благоразумия не покидать пределы имения Ильинского. Мы бродили по округе и сочиняли различные истории, от которых мне становилось жутковато, каждая тень от дерева казалась тенью мертвеца...

   Она на мгновение прервала свою речь, погружаясь в воспоминания.

   — Я вернулась утром... Моя служанка крепко спала — я дала ей снотворного, чтобы, вдруг проснувшись, она не обнаружила моего отсутствия. Я очень надеялась, что опекун не хватился меня... Тише мыши я пробралась в свою комнату... Примерно через час горничная постучала ко мне и со слезами на глазах сказала, что барин и барышня лежат мёртвые в гостиной... Я не сразу поняла, о какой барышне идёт речь... Только войдя в гостиную я поняла, кто приходил к Марку. Я не сразу поверила своим глазам. Мне показалось, что они просто уснули за ужином.

   — Вам известна причина самоубийства?

   — Спросите у Боровикова, — ответила Лужицкая суровым тоном.

   — Когда вы вошли в гостиную, что вы увидели? Прошу вас, попробуйте вспомнить! - я очень надеялся на её помощь.

   — Я увидела разбитые бокалы вина на полу и поднос с нетронутыми фруктами. Как сказал лакей, барин попросил его принести в гостиную белое вино, фрукты и два бокала... Он явно кого-то ждал...

   Вдова Лужицкая не могла сдержать слёз. Я не стал боле докучать ей и, поблагодарив за помощь, откланялся.


   Господин Боровиков, похоже, был готов к моим вопросам, поэтому ответил спокойно и уверенно.

   — В те времена я был влюблён в Куликову, — признал он, — и мне не хотелось признать своё поражение. Множество лёгких любовных побед наделили меня неоправданным самомнением, я очень тяжело воспринял отказ барышни и не мог поверить в то, что это произошло именно со мной. Отвергнутые соперники нередко становились мишенью моих глупых шуток. И я решился на интригу. Я был молод и глуп, и не понимал, к каким последствиям может привести любое неосторожное слово... Я сказал Ильинскому, что у меня есть компрометирующие его род бумаги, и погрозился переслать их родителям Куликовой.

   — У вас не было никаких бумаг? - уточнил я.

   — Нет, — Боровиков опустил взор, — но, увы, мою игру поддержал Желков, который в юности был очень обидчив. Ильинский на днях неудачно пошутил и невольно задел Желкова, за что тот поклялся ему отомстить. На беду, он не успел остыть, когда ему подвернулась моя дурная затея. Желков подтвердил, что мои слова о компрометирующих бумагах — правда...

   — Как отреагировал Ильинский?

   — Он оставался спокойным и невозмутимым, как всегда. Мне показалось, что он раскусил наш глупый юношеский заговор. В его глазах даже мелькнуло сочувствие к двум отчаявшимся болванам. Я и Желков почувствовали себя посрамлёнными. Я и предположить не смел, что наша интрига приведёт к печальным последствиям.

   Боровиков задумался, погружаясь в воспоминания.

   — На следующий день был пикник. Нам показалось, что Ильинский забыл о нашем "шантаже", и я боле ни словом не обмолвился о мифических бумагах. Собралась вся наша компания, и нам было очень весело... кто бы мог подумать, что мы видим двух наших друзей в последний раз.

   Угрызения совести до сих пор терзали Боровикова.

   — Мне больно, что роковая история почти что повторилась, — произнёс он печально, — мне жаль барышню Сорокину, и я боюсь за своего сына... Он очень тяжело переживает её гибель...

   — Где были вы в ночь смерти Ильинского и Куликовой?

   — Развлекался до утра в доме соседского помещика, справлявшего новоселье. Если бы я знал, что моя глупость приведёт к такому, я бы на коленях сознался перед Ильинским, я бы навсегда оставил мысли об ухаживаниях за Куликовой! Я же, глупец, решил, что Ильинский нам не поверил! Он всегда был невозмутим, невозможно было понять, о чём он думает.

   Боровиков тяжело вздохнул.

   — За время следствия смерти Ильинского и Куликовой, вам удалось что-нибудь разузнать? - поинтересовался я.

   — Только то, что их отравили...

   — Яд был в вине или фруктах?

   — Не могу ответить, бокалы разбились, наверно, когда выпали из рук умирающих...

   В комнату вошёл Алексей Боровиков, он был бледен и задумчив.

   — Какое-то проклятие, — сказал он мне, — нет, я не виню отца, ведь он любил... Но теперь за всё должен заплатить я...

   — Не делайте поспешных выводов, — перебил я ход его мыслей.

   Юноша с удивлением взглянул на меня.

   — Вы полагаете, что это убийство? - догадался он. - Я знаю, что вы сыщик, иначе вы бы не пришли к нам... Но кто, чёрт возьми, мог совершить такое? Алиби каждого безупречно!

   — Вот это меня и настораживает, — заметил я.

   Алексей Боровиков не смог избежать моих подозрений в убийстве Сорокиной. Если убийство Ильинского и Куликовой совершил его отец, а Сорокина что-то узнала об этом случае... честь семьи могла оказаться для юноши важнее любви.


   Полковник Желков тоже не оправдывал себя.

   — Пока я не попал на войну, я был вспыльчивым болваном, не знавшим жизни. Любую глупость мог счесть за оскорбление. Да что там говорить...

   Он махнул рукой.

   — Где вы были в ночь смерти Ильинского и Куликовой? - спросил я.

   — На праздновании новоселья соседского помещика, где повздорил с таким же вспыльчивым болваном как я сам, — ответил он. - Эх, зачем я поддержал затею Боровикова... Нет, я не виню его... Если бы я не поддержал, Ильинский счёл бы его болтовню блефом...

   — Вы, как и Боровиков, полагаете, что причина самоубийства заключалась в вашей болтовне о компромате, который мог помешать их браку? - попросил я уточнения.

   — А какие могут быть ещё причины? - удивился полковник.

   — Тогда позвольте ещё вопрос... Какого склада характера, на ваш взгляд, был Ильинский?

   — Очень спокойный, рассудительный, я могу назвать его мудрым... Он был старшим в нашей компании, мы всегда обращались к нему за советом.

   — А вам не кажется странным, что такой человек поверил болтовне двух, простите, мальчишек? - спросил я.

   — Да... меня это очень удивило... но, как говорится, чужая душа - потёмки...

   — А вам не кажется, что смерть барышни Сорокиной может быть как-то связана со смертью Ильинского и Куликовой? - мне было интересно, догадается ли полковник.

   — Вы думаете, что это убийство? Но каким образом? - он удивлённо смотрел на меня.

   Я молча кивнул.

   — Помню в гостях у Лужицкой, когда Сорокина напомнила всем о смерти Куликовой и Ильинского, вы предположили, что это могло быть убийство, - напомнил я.

   — Я был бы склонен считать это убийствами, если бы получил хоть малейшее объяснение, как их можно было совершить в подобном случае? - ответил Желков.


   Баронесса Шпёкен встретила меня в весьма меланхоличной манере. Она медленно, вздохнув, опустилась в кресла. Рядом на столике я увидел несколько мрачных книг английских авторов.

   Я попросил даму подробнее рассказать о Куликовой, с которой они были близкими подругами.

   — Куликова была очень задумчивой и таинственной барышней, — Шпёкен погрузилась в воспоминание, — разумеется, она не делилась своими мыслями с окружающими... За несколько дней до смерти мы вели с ней философский разговор: "зачем жить на этом свете, ведь тот мир гораздо прекраснее"... Я была согласна с ней... Мне всегда казалось, что я умру совсем юной на руках своего любимого...

   Я представил двух барышень, мечтающих умереть молодыми... Никогда не понимал подобных суждений, возможно, потому что я видел слишком много смертей.

   — А как Куликова вела себя в обществе? - поинтересовался я.

   — Натали всегда старалась быть весёлой, но в душе, — Шпёкен вздохнула, — у неё на уме были пугающие идеи... Мне кажется, что это она уговорила Ильинского отправиться вместе на тот прекрасный свет... Нет-нет, я не осуждаю её, наоборот, я ей немножечко завидую... За день до их смерти был пикник. Они как будто прощались с нами.

   Шпёкен картинно схватилась за голову, давая понять, что разговор утомил её. А вдруг странная барышня решила помочь подруге и её жениху отправиться в лучший мир?





Из журнала Александры


   Сегодня в парке я встретила печального Ильинского. Мне было трудно поверить, что предо мной призрак, так явственно я его видела. Даже старомодный костюм не помогал развеять сомнений.

   — Натали вновь не замечает меня, — пожаловался он.

   — Простите за навязчивость, а когда Натали охладела к вам? - спросила я. - Может, тогда удастся узнать причину её внезапного безразличия.

   — Помню, она приехала ко мне в имение на тайное свидание, — вспомнил Ильинский, — все наши друзья и её родители отправились на новоселье к соседу, поэтому мы не опасались разоблачения... Мой слуга отправился за ней к назначенному часу... Я был так счастлив, что она решилась провести тайный вечер со мной! Всё было прекрасно... а потом нас вдруг стало клонить в сон, кажется, мы уснули сидя за столом... Больше я ничего не могу вспомнить... С тех пор моя Натали избегает меня... Не могу найти причины... Она изменилась... даже перестала играть на флейте, а мне было так отрадно слушать её музыку...

   Я не знала, что ответить. Бледное лицо призрака не покидала печать печали.

   — А вчера я потерял её миниатюрный портрет, — сокрушался Марк.

   — Я нашла его, - не знаю почему, но я взяла портрет с собой.

   — Благодарю, я вам очень признателен, — воскликнул Ильинский с жаром, достойным живых.

   — Я постараюсь помочь вам! - ответила я, возвращая портрет. - Дайте мне время...

   — Благодарю вас, добрый ангел, — он печально улыбнулся и направился вдоль парковой дорожки.

   Мимо прошествовала Натали, разумеется, не заметив призрака, который грустно посмотрел ей в след.

   — Сегодня я снова нашла у себя на столике белую розу! - сказала мне Натали, — и когда я остаюсь одна, мне кажется, что он наблюдает за мной... Даже сейчас...

   Натали испуганно огляделась по сторонам.

   — А сегодня на крыльце я нашла вот это! - она протянула мне смятый листок с любовным стихотворением. - Мои друзья решили, что ветер унёс послание какого-то неловкого влюблённого, и посмеялись над дамой, которая ждёт и не дождётся любовного письма. Я бы тоже посмеялась, но адресат этого письма — Натали... Приятели говорят, что я не единственная Натали на водах.

   — Пара дней и я всё улажу! - пообещала я, сама поражаясь своей уверенности.


   Вечер я провела в компании друзей Эмили, у неё всегда бывает весело, и ни одна барышня не остаётся без внимания остроумного ухажёра. Ольга очень довольна, что я влилась в молодёжную компанию, которая сможет приобщить меня к светскости. В этот вечер особенно блистала Натали. Пение нового романса в её исполнении вызвало всеобщее восхищение. Она спела о несчастной безответной любви юной барышни так трогательно, что многие не могли сдержать слёз.

   — Вам понравилось? - весело спросила она, готовясь принимать комплименты, которые не заставили себя долго ждать.

   В самый разгар её успеха треснуло оконное стекло, окно с шумом распахнулось будто от сильного удара с улицы. Ворвавшийся холодный ветер задул свечи на люстре. Я первая подбежала к открытому окну и увидела печальную фигуру Ильинского, уходящего прочь.





Из журнала Константина Вербина


   Очередной вечер в ресторации протекал как обычно, точно ничего не произошло. Только мрачное лицо Лужицкой напоминало гостям о смерти её подопечной. Госпожа Лужицкая пыталась снять волнение за карточной игрой, и, как обычно, часто выигрывала.

   Моя милая Ольга даже не пыталась отвлечь меня от мыслей об убийстве. Она знала, что я прибыл на этот вечер не для светского веселья, а для наблюдения. Несмотря на свою любовь к светским забавам, которую я не разделял, она относилась к моему складу характера с пониманием. Я же никогда не отказывал Ольги в желании отправиться в очередной светский салон, всегда составляя ей компанию. На этот раз, пока Ольга беседовала со своими светскими приятелями, я наблюдал за подозреваемыми.

   Сославшись на духоту, Лужицкая решила выйти на воздух. Я последовал за ней. Странное необъяснимое чутьё сыщика... Я вышел за дамой из ресторации немедля и увидел, как человек, закутанный в плащ, схватил Лужицкую за горло. Завидев меня, незнакомец бросился бежать. Я бросился за ним. Моему примеру сразу же последовало двое городских жандармов, прибежавших мой зов, и злоумышленник был схвачен. Им оказался Алексей Боровиков.

   — За что? - прошептала Лужицкая, держась за горло.

   Боровиков промолчал, в его взгляде было отчаяние загнанного зверя.

   — Завтра я отвечу на ваш вопрос, — произнёс я.


* * *

   Я решил собрать всех подозреваемых у Лужицкой. Мне с трудом удалось добиться присутствия Алексея Боровикова, поступок которого ни у кого не находил объяснения. Как он мог убить свою невесту, будучи в это время в ресторации? И зачем он решился на такое злодейство? Если он не убивал невесту, зачем он покушался на жизнь Лужицкой? Может, она что-то заметила?

   — Меня насторожила смерть Голованова, которая произошла в ту же ночь, — начал я, — кроме него никто не мог совершить убийство Сорокиной, у всех было алиби, кроме него.

   — Постойте, а какой у него мотив? - спросила Шпёкен.

   — Верно, у него не было личных мотивов убить Сорокину, — согласился я, — значит, Голованов совершил убийство по приказу того, кто обеспечил себе алиби. Убийство оказалось простым. Дома в Пятигорске одноэтажны, их окна расположены низко над землёй. Через невысокий забор легко перелезть. Ему сказали, что барышня ждёт свидания с возлюбленным и подбегает к окну при малейшем шорохе... Всё просто! Служанка отпущена, в доме нет никого... Ночная улица без свидетелей... Легко выстрелить в висок, выглянувшей из окна девушки, а потом перебросить пистолет в комнату через подоконник. Но убийца не знал, что ему остаётся жить недолго, он был отравлен медленно действующим ядом.

   — Всё верно, — согласился полковник, — у Голованова были огромные карточные долги, дабы рассчитаться с ними, он мог убить кого угодно!

   — Я не верю, что мой сын мог нанять Голованова! - заявил Боровиков уверенно. - Я не даю ему на содержание столь крупных сумм!

   — Совершенно с вами согласен, — ответил я, — как нам известно, окно в комнате Сорокиной было закрыто...

   — Постойте, вы говорили, что Голованов стрелял в открытое окно! - напомнил Степан Боровиков. - Мой сын не мог войти в её комнату и закрыть окно...

   — Первой в комнату вошла госпожа Лужицкая, только у неё была возможность закрыть окно, чтобы создать иллюзию самоубийства, — я решил не томить гостей, — потом она положила пистолет, лежащий на полу, в мёртвую руку девушки.

   — Что вы хотите этим сказать? - возмутилась дама. - Зачем мне убивать свою подопечную? Я лишаюсь содержания!

   — Забытое убийство, — пояснил я, — вы убили своего опекуна, который хотел жениться, а вы были его единственной родственницей... В случае его женитьбы вы уже не могли рассчитывать на всё его состояние. На пикнике вам не составило труда подмешать яд им в питьё, который начал действовать через день.

   — Почему вы решили, что это сделала именно я? - Лужицкая сохраняла спокойствие.

   — Разбитые бокалы... Только вы, вернувшись ночью с прогулки, могли войти в гостиную, чтобы разбить бокалы, в которых не было яда... Если бы об этом стало известно, можно было бы легко догадаться, что влюблённые были отравлены на пикнике... Лишняя шумиха вам была ни к чему... Об алиби вы позаботились... Ссоры Ильинского с приятелями были вам особенно на руку...

   — Они заперли гостиную! - перебила Лужицкая.

   — У вас могли быть ключи от всех комнат... Допустим, доказать вашу вину в убийстве двадцатилетней давности невозможно, но недавнее убийство... Повторюсь, никто, кроме вас, не мог закрыть окно в комнате Сорокиной.

   — А какой мотив убивать подопечную? - спросил Желков. — Прошу вас, поподробнее...

   — Сорокина пригласила меня на вашу встречу с друзьями, — я обращался к Лужицкой, — Она хотела припугнуть вас, ведь вы откладывали её брак с Боровым, в случае которого вы переставали быть её опекуншей и лишались содержания. Однако возможное разоблачение настолько напугало вас, что вы решили пренебречь деньгами и избавиться от подопечной...

   Гости молча с презрением смотрели на Лужицкую.

   — Поспешу заметить, пистолет - не очень подходящий способ самоубийства для барышни, — добавил я, — вы могли отравить её, но испугались, что внезапная необъяснимая смерть молодой девушки вызовет подозрение... Вы хотели быть уверенными, что каждый сочтёт смерть Сорокиной самоубийством. Яд мог добавить любой гость, но застрелить её в закрытой комнате - невозможно.

   — Вы правы, — нарушил молчание Алексей Боровиков, — вчера я вскрыл конверт, который передала мне Валенька. Она просила вскрыть его спустя три дня после своих похорон. Тогда я не принял её слова всерьёз. Она пишет, что однажды на балу к ней подошла незнакомая дама и предупредила, чтобы Валенька не доверяла своей опекунше. Она рассказала, что видела, как на пикнике она что-то подмешала в вино Ильинского. Тогда дама не предала этому значения, а на следующий день уехала в Италию. О смерти Ильинского и Куликовой она узнала спустя несколько лет... Я понимал, что этому письму никто не поверит всерьёз... От отчаяния я решил сам свершить правосудие, но всё получилось спонтанно, я только навлёк подозрения на себя...

   — Вы ничего не докажете, — усмехнулась Лужицкая.

   — Я нашёл людей, которые видели, что окно было открыто, — сказал я.

   — Ну и что с того, что я закрыла окно? - усмехнулась она.

   — Возможно, мои слова неубедительны, — согласился я, — но их вполне достаточно, чтобы убедить светское общество. Отныне вы не будете приняты ни в одном доме...

   — Вы правы, - согласился Алексей Боровиков, — смерть будем слишком мягким наказанием, наказание презрением - страшнее.

   Его лицо было страшным от сдерживаемой злобы. Лужицкая промолчала. Гости молча удалились, оставив нас наедине.

   — Откуда вы узнали про открытое окно? - спросила она.

   — Это мой секрет, — я усмехнулся, — главное, что моих доводов будет достаточно, чтобы добиться церковного отпевания Ильинского и Куликовой - они не были самоубийцами.

   Про окно мне подсказала Аликс. Она видела Сорокину перед смертью, стоявшей у раскрытого окна, закрыть которое, дабы ни у кого не возникло мысли о возможности выстрела с улицы, могла только Лужицкая.





Из журнала Александры


   Сегодня утром я снова поднялась к Эоловой Арфе. Рассвет ещё только начинался, мягкий свет уже окутал долину Горячих Вод, но лучи солнца ещё не показались из-за гор и деревьев. Приятная мелодия ветра очень напоминала мне игру на флейте. Я понимала, что моя догадка может оказаться ошибочной, но решила не сдаваться.

   На полу беседки у колонны я увидела сидящую девушку в белых развевающихся на ветру одеждах. Она наигрывала на флейте мелодию ветра, которую могла услышать только я. Увидев меня, девушка прервала игру.

   — Простите, что нарушаю ваше уединение, - извинилась я.

   — Я жду своего возлюбленного, — ответила девушка грустно, — но, наверно, он позабыл обо мне...

   Она печально опустила глаза. По бледному лицу девушки пробежала слеза.

   — Он сейчас будет здесь, он ищет вас, — я не могла сдержать радости, — подождите... Я приведу его...

   Я побежала вниз к источнику... и сразу же столкнулась с Ильинским.

   — Госпожа Куликова ждёт вас в беседке Эолова Арфа, — сказала я.

   Ильинский с удивлением смотрел на меня.

   — Эту беседку построили недавно, — пояснила я, сообразив, что двадцать лет назад этой беседки ещё не было, — я вас провожу...

   Мы подняли к беседке. Увидев друг друга, влюблённые уже не замечали меня. Обнявшись, счастливые души растворились в лучах утреннего солнца.

   Потом я узнала, что в это утро местный священник незамедлительно отслужил панихиду по убиенным Марку и Наталье.


   Я поспешила к Натали, дабы обрадовать её новостью, что призрак ушёл навсегда. Выслушав мой рассказ, Натали задумалась.

   — Разумеется, я рада получить долгожданное спокойствие, — ответила она, — но... немого неприятно узнать, что всё это время призрак ухаживал за мной лишь потому, что принимал меня за другую... Эта моя самая большая неудача...



Примечания


1

Эмили и Натали - Эмилия Клигенберг и Наталья Мартынова.

(обратно)


2

Марк Антоний - римский полководец, возлюбленный царицы Клеопатры

(обратно)


3

Беседка Эолова Арфа — небольшое сооружение в античном стиле, названное в честь греческого бога ветров Эола, из-за музыкального механизма, приводимого в действие ветром, построено в 1830—1831 годах.

   Как работал музыкальный механизм беседки описал В. Броневский: "В средине сего воздушного павильона, открытого всем ветрам, поставлена, дощатая колонна, в которой скрыты две Эоловы арфы. Колонна может оборачиваться на пьедестале, а флюгер, прикрепленный к колонне, всегда приводит ее в такое направление, что ветер прямо ударяет в продольную скважину, проделанную во всю высоту колонны, и пробегает по струнам арф, унылые звуки коих в части города, ближайшей к павильону, при легком ветре бывают слышны". Как отмечали представители водяного общества, звуки арфы были "довольно гармоничными".

(обратно)

Оглавление

  • 1839 год, Пятигорск
  •   Из журнала Александры
  •   Из журнала Константина Вербина
  •   Из журнала Александры
  •   Из журнала Константина Вербина
  •   Из журнала Александры
  •   Из журнала Константина Вербина
  •   Из журнала Александры
  • X