Елена Алексеевна Руденко - Манускрипт [СИ]

Манускрипт [СИ] 87K, 21 с. (Вестник Смерти-4)   (скачать) - Елена Алексеевна Руденко

Елена Алексеевна Руденко
Манускрипт


Из журнала Александры

      Сегодня во время обычной прогулки со мной приключилось тревожное и пугающее событие. Увлекшись приятным времяпровождением, я уехала слишком далеко, оказавшись в местах опасных для одиноких прогулок. Страха я не испытывала, поскольку успела привыкнуть к окрестностям Кислых Вод. Дамасский меч, который я всегда брала с собой на прогулку, скорее для того, чтобы произвести впечатление, чем для возможного боя, придавал мне уверенности. Удивительно, но этот клинок будто избрал меня, став моим хранителем.

   Забравшись на вершину одного из холмов, я увидела, раненого человека, лежащего на земле, над которым нагнулся разбойник с кинжалом, намеревающийся добить поверженного.

   Мой меч сам вызвался в бой. Через несколько мгновений я была возле бандита. Синева дамасской стали сверкнула на солнце. Клинок скользнул по спине злодея, который упал замертво, даже не успев сообразить, что произошло. Однажды таинственный меч спас мне жизнь. Тогда я изумилась, как, не владея искусством боя, дралась подобно опытному воину. Дамасский клинок сам правил моей рукою. Так произошло и сейчас.

   Опустившись на колени рядом с раненым, я с ужасом поняла, что не знаю, как ему помочь. Рана оказалась смертельной. Человек неопределенного возраста был одет в чёрный костюм шитый серебром, похожий на необычную лакейскую форму, а чёрный плащ с капюшоном довершал таинственный облик. По внешности человека я не смогла понять, какой он национальности, поэтому пробормотала по-французски неуклюжие слова ободрения. Поразительно, но он радостно улыбнулся мне.

   — Вы успели, — прошептал он по-русски, преодолевая боль.

   Я так не думала. Даже не обладая даром предвидения смерти, можно понять, что ему оставалось жить несколько минут. Его рука потянулась к внутреннему карману и беспомощно сникла. По взгляду раненого я поняла — он хочет, что-то передать мне. Я достала из его кармана небольшой футляр, в которых хранят старинные свитки.

   — Сохраните, — умоляюще прошептал он.

   Его лицо на мгновение исказилось болью, но сразу же разгладилось, он с улыбкой смотрел вдаль, протягивая руку. Я увидела, что смертельная рана затянулась, и человек легко поднялся на ноги, глубокие складки на лбу и около губ исчезли. Я вздрогнула, видение исчезло, предо мной лежало мёртвое тело с кровавой раной...



Из журнала Константина Вербина

   Прошедшие дни оказались весьма насыщенны неприятными событиями. Вчера нашли убитой госпожу Куртикову, одну из ярких светских дам. Эта молодая особа обладала настолько пренеприятным нравом, что круг подозреваемых может составить большая часть представителей водяного общества. Я не смогу описать, насколько прескверным был её характер. Куртикова была убита в ночном парке ударом ножа в спину. Возможно, она отправилась в парк на тайное свидание.

   Исполнение убийства оказалось весьма любопытным. Как сказали её приятельницы, полное подобие убитой по несносному нраву, за день до смерти Куртикова получила в подарок красную розу с чёрной лентой, обвивающей стебель. Об этом подарке тайного поклонника не знал только я, далёкий от светской болтовни. Куртикова радостно разболтала всем о своём таинственном ухажёре. Моя супруга рассказывала мне, что Куртикова, завидев объект мужского пола старше шестнадцати и моложе пятидесяти, обращалась к нему с кокетливым вопросом: "не вы ли прислали мне эту розу?" Её подруги вторили подбадривающим хихиканьем. Их было трое: Куртикова, Берова и Зеленовская. Они всегда безупречно одевались, обладали изящными манерами, великолепно танцевали, в совершенстве говорили по-французски и первыми узнавали все новости. Светское трио стало идеалом для подражания многих юных барышень, которые видели только внешнюю яркую сторону, не задумываясь об истинной сущности объектов своих восхищений.

   Александра, узнав, что "злобное трио", как она их прозвала, приезжают на Кислые Воды, заявила, что не появится в водяном обществе, пока три ведьмы не уберутся к чёрту. Подобная грубость не свойственна для воспитанной барышни. Учитывая, что она произнесла эти слова в присутствии своего ухажёра, князя Долгорукова.

   Ольга сразу же рассказала нам причину её гнева. Однажды эти злобные особы едва не довели бедняжку Аликс до самоубийства. В ответ моя супруга, развила против них такую бурную деятельность, что им пришлось принести Александре публичные извинения. Однако всё равно они никогда не упускали любой возможности довести Аликс до слёз.

   Поэтому после смерти одной из них Александра выглядела несколько удивлённой.

   — Одна из них уже убралась, — мрачно шутил князь Долгоруков, поддразнивая Аликс. — Наверняка, отправилась именно к тому, о ком вы говорили...

   — К сожалению, я тут ни при чём, — с досадой ответила она.

   Князь с Аликс продолжили череду мрачных шуток, соревнуясь в мрачном остроумии.

   — Мне не до смеха, — сурово прервал я их, — я должен найти убийцу...

   — Не стоит шутить с убийствами, — поддержала меня моя супруга.

   Моя милая Ольга хоть и славится своими остротами, но совершенно не выносит шуток о смерти.

   Шутники сконфуженно замолчали, подобно нашалившим школьникам, на которых прикрикнул строгий учитель.

   Смерть Куртиковой оказалась не единственным печальным событием... Одна из недавних прогулок Александры преподнесла нам другой сюрприз...

   Судя по странному наряду, убитый представителем мистического ордена, которых за последние годы расплодилось великое множество. Состоятельная публика, устав от череды кутежей, предпочитает развлекаться подобным образом, но дабы не прослыть шарлатанами, покупает древние артефакты и манускрипты.

   — Любопытно, а что за манускрипт он передал вам? - поинтересовался князь.

   — Не знаю, — ответила Аликс, — мне бы хотелось поскорее от него избавиться, эта вещь пугает меня...

   — Надо бы найти в Петербурге учёного, который смог бы расшифровать текст, - предложил Долгоруков.

   — Не стоит торопиться, — возразил я, — если мы имеем дело с настоящим мистическим текстом, нужно быть осторожнее... Не могу предположить, кому гонец хотел передать манускрипт?.. Кто нанял убийцу, чтобы помешать ему?.. Думаю, вскорости объявятся заинтересованные лица...

   — А может ли это связано со смертью госпожи Куртиковой? - задумалась Александра. — Неужто совпадение? Я наблюдала за многими следствиями, и ни в одном из них не было совпадений!

   — Всё возможно, — я готовился к любому повороту дела.

   — Никогда не забуду, как злобное трио жестоко посмеялось над Ручкиным, одним их моих знакомых, — вспомнил князь, — Он был невысок, неказист, чрезмерно застенчив, но очень умён и интересен в беседе. Ручкина часто приглашали в салоны, где приятные беседы предпочитали сплетням. Он занимался изучением древних языков, я бывал в гостях у Ручкина и видел множество тетрадей, в которые он записывал переводы. Ручкина особенно интересовало Вавилонское царство...

   — Да, я имел счастье слушать рассказ Ручкина о Вавилоне, — произнёс я печально, — весьма интересно... Неужели причина его смерти три злобных дамы?

   — Получив известие о смерти Ручкина, мы были очень удивлены, — добавила Ольга, — но никто не смог дать нам вразумительного ответа...

   — Действительно, виной всему три фурии, хотя в свете об их поступке стыдливо умалчивают, — ответил князь, не скрывая презрения к жестоким насмешницам, — Берова разыграла свою пылкую любовь к Ручкину, а подруги помогли ей убедить жертву в истинности её чувств.

   — Но почему вы не помешали этой жестокой игре? - возмутилась Аликс.

   — Мы не знали... Дамы действовали тайно. Берова писала Ручкину пылкие письма, а подруги вели с ним задушевные беседы о том, что она без памяти влюблена в него... Они заставили его сделать публичное признание в любви...

   — А что Берова? — спросил я, догадываясь о дальнейших событиях траги-фарса.

   — Она ответила, что не писала ему никаких писем, и что полностью равнодушна к его персоне... Затем обвинила в дерзости, по-актёрски заплакав... Подруги, состроив гримасы гордости, сказали, что ничего не говорили ему о любви Беровой, обвинив во лжи...

   — Думаю, услужливые болваны-кавалеры поддержали это наигранное возмущение! - вздохнула Аликс, - и, желая выслужиться перед своими дамами, набросились на несчастного...

   — К счастью, они испугались меня и моих друзей, мы-то легко раскусили их жестокую шутку! - ответил Долгоруков. - Берова и её подруги получили ответный удар... Увы, наша поддержка не спасла беднягу Ручкина. От пережитого волнения у него отнялись ноги, через день он впал в забытье, а спустя неделю скончался...

   — Понимаю, как тяжело чувствовать себя обманутым в своих искренних чувствах, — печально произнесла Аликс.

   — Да, Ручкин сказал мне, что его ранил не публичный позор, а крушение любовных надежд... Больно, когда столь злобно посмеялись над любовью...

   — Эти особы просто омерзительны! — воскликнула Ольга.

   Я искренне сочувствовал бедняге, жалея, что меня не было рядом. Возможно, мне бы удалось заранее разгадать их жестокий план, и спасти юношу от роковых надежд.





Из журнала Александры

   Сегодня Нина Реброва рассказала мне об их очередной эксцентричной постоялице.

   — Она приехала абсолютно одна, — удивлённо говорила Нина, — остановилась в лучших апартаментах, попросив лакея и горничную. Выйдя на прогулку в парк, дама сразу же вызвала заинтересованный шёпот, но стоило ей лишь обернуться, как болтуны испугано смолкли. Я слышала, они говорили, что от тяжёлого взгляда этой дамы леденеет сердце.

   Рассказ о странной гостье вызвал интерес и страх одновременно. Наверняка, эта дама заинтересовалась мною... вернее, манускриптом, хранителем которого мне пришлось стать поневоле...

   Мы вышли в парк. Оглядевшись по сторонам, к своему ужасу я увидела Берову и Зеленовскую. Лучше бы я встретила ту таинственную даму, чем этих злобных гарпий. Компания двух светских дам, сопровождаемая вульгарно нарумяненными девицами деревенского облика и услужливыми кавалерами, преградила нам путь. По их насмешливым лицам не трудно было догадаться, что они хотят снова унизить меня. Общества, беседовавшие неподалёку, с любопытством взирали на нас, готовясь посмеяться. Нина приготовилась дать насмешникам достойный ответ, но её помощь не уменьшила бы моего унижения и обиды.

   — Вы умрёте завтра, — произнесла я таинственным тоном, указав на Зеленовскую, — а вы следующая... — я перевела взор на Берову, состроив гримасу ужаса.

   Весёлость мгновенно слетела с лиц дам и их спутников. Группы в стороне испугано зашептались. В эти мгновения я наслаждалась победой. Я чувствовала их страх, который делал насмешников жалкими и ничтожными.

   — Я пошутила, — весело нарушила я тишину.

   Мой взгляд пронзал их насквозь.

   — Нам лучше удалиться от этой сумасшедшей, — пробормотала Зеленовская, но её слова прозвучали весьма неуверенно.

   Торжествующая улыбка была моим ответом. Услужливые кавалеры медленно попятились назад, скрывшись за парковыми деревьями. Деревенские подруги, подобрав пышные юбки, последовали их примеру.

   — Ваше общество тает на глазах, — рассмеялась Нина.

   На этом мы решили оставить подруг.

   — Ты, правда, пошутила? - поинтересовалась Реброва.

   Мне показалось, что в её голосе прозвучало скрытое разочарование.

   — К сожалению, да, — ответила я с сожалением, — если бы я, действительно, увидела одну из них с перерезанным горлом, то не смогла бы скрыть радости...

   — Ужасные особы, — согласилась Нина, — злобные и жестокие! Не могу понять, почему некоторые глупцы поддаются их чарам?

   — Я задавала этот вопрос князю Долгорукову, который ответил, что для него это тоже загадка. Потом, подумав, добавил, что среди мужчин немало наивных субъектов, которыми подобные дамы вертят, как игрушкой... К сожалению, среди них встречаются вполне достойные люди...

   Мне вспомнился несчастный Ручкин, над которым они столь жестоко посмеялись.

   — Ты носишь манускрипт с собой? - вдруг спросила Нина, указав взглядом на футляр, висевший у меня на поясе. - А он неплохо смотрится на платье, почти как твой меч...

   Нина улыбнулась, напоминая, что многие дамы, последовав моему примеру, начали выезжать на прогулку с оружием в красивых ножнах, тщательно подбирая их к цвету и фасону платьев.

   — Я очень беспокоюсь, как бы эту вещь не украли, — сказала я взволновано. - Я помню, когда однажды пропала реликвия одного мистического клана... если бы не Константин — резни не избежать...

   — Как я понимаю, бремя хранителя тебя не радует, — верно заметила Нина.

   — Совсем не радует, — ответила я, — мечтаю поскорее избавиться от манускрипта... мне хочется его сжечь и сказать, что я ничего не видела... Но умирающий так просил меня сохранить сей предмет...

   Мне снова вспомнились слова гонца. Он будто бы ждал меня, дабы передать манускрипт. Неужели, этот предмет предназначался для меня... Интересно, из какого он мистического общества? Пока никто не объявился... Разве что странная дама... Нет, она приехала одна... старейшины обществ не путешествуют в одиночестве...

   Вдруг среди деревьев я увидела молодого человека. Он шёл, опустив голову, его тонкие пальцы сжимали в руке две розы с чёрными лентами на стеблях. Я опешила. Как можно дарить два цветка? Я хотела указать на него Нине, но юноша исчез.

   Мне вдруг вспомнился сон, приснившийся несколько дней назад. Тогда ко мне подошёл молодой человек, в руке которого было три розы, перевязанных чёрными лентами.

   — Я должен быть отомщён, — сказал он мне печально.

   Всё верно, Куртикова перед смертью получила розу с чёрной лентой.

   Неужели этот красивый юноша — нескладный Ручкин? Да, это именно он! Черты лица похожи, хоть и более изящны, и рост выше... Трудно привыкнуть, что там облик умершего изменяется к лучшему. Помню, как был прекрасен призрак одной девицы-дурнушки.

   Две розы! Да, для двух других жертв! Призрак оскорблённого поклонника здесь, на Кислых Водах! Неужто, он явился отомстить?

   — Невероятно! Как призрак мог убить живого человека кинжалом! Так не бывает! — воскликнула я.

   Нина изумлённо смотрела на меня.

   — Ты думаешь, что призрак Ручкина — убийца? — спросила она взволновано.

   — Не может быть! — я замотала головой. — Если бы Куртикову придавило камнем в горах, или понесла лошадь, я бы поверила в виновностьнематериального духа... но нанести удар кинжалом...

   Я не знала, что предположить.

   Перед моим взором возник ночной парк. Лезвие ножа сверкнуло в лунном свете. На парковой дорожке, возле моих ног, лежало мёртвое тело. Я невольно отпрянула.

   — Что с тобой? — испугано спросила Нина.

   — Я видела смерть Зеленовской, — ответила я, — и теперь это не шутка...


* * *

   Как я и ожидала, таинственная дама не заставила себя долго ждать. Она почтила нас своим визитом вечером, когда солнце уже клонилось к закату. В чертах гостьи не было ничего особенно привлекательного, но она обладала необъяснимо притягательной гипнотической силой. Неудивительно, что лишь один взор этой особы заставлял смолкнуть компании сплетников.

   — Рада, что застала всё ваше семейство, — улыбнулась она, задержав на мне пристальный взгляд чёрных глаз, в которых сверкнул зеленоватый огонёк.

   — Кто вы? — вызывающе спросила я, стараясь выдержать тяжёлый взгляд гостьи.

   Не знаю почему, но мне хотелось бросить ей вызов.

   — Я не открываю своего имени, — с достоинством ответила она.

   Острая боль пронзила мой висок, и я невольно опустила взор. Боль сразу же отступила.

   — Привыкайте, милое дитя, пока я здесь, вы не самая таинственная особа на Кислых Водах, — она рассмеялась, угадав мои тайные мысли, — не бойтесь, мне не нужны ваши лавры! Я могу уехать сегодня же...

   — Что вам угодно? — поинтересовался Константин.

   — Манускрипт! — кратко ответила гостья, указав на футляр, висевший у меня на поясе.

   — Зачем? — настороженно спросила Ольга. — Вы уверены, что это ваша вещь?

   — Уверена, — ответила дама, — эта вещь мне необходима. Как я погляжу, рассказы о бравых черкесах сильно преувеличены. Один из них был повержен девчонкой...

   Гостья рассмеялась.

   — Значит, вы подослали разбойника? — возмутилась я.

   — Нет, что вы! — обиженно возразила гостья. — Я бы встретилась в Кисловодске с этим посыльным, и потолковала бы с ним... К своему несчастью он встретил разбойника, а ты оказалась в ненужном месте в ненужное время...

   Она с насмешкой указала на меня.

   — Я знаю, что ты сильная, — произнесла гостья, глядя мне в глаза, — увы, я не могу тебя уничтожить... Ты слишком нужна... многим нужна, — она с трудом скрывала досаду.

   Меня возмутило, что незнакомка говорит мне "ты", но я не посмела возразить.

   — Кто хозяин манускрипта? — спросила Ольга.

   — Мне нравится ваша прямота, — иронично ответила дама, — к сожалению, лицо, которому предназначался манускрипт, не смог приехать на назначенную встречу...

   Она рассмеялась. Полученная новость испугала меня. Выходит, я напрасно надеялась поскорее вернуть манускрипт законному владельцу.

   — Как видите, я не стала лгать, выдавая себя за владельцу реликвии, — продолжала дама, — вы бы мне не поверили... Я предлагаю вам честную сделку... Вы мне отдаёте манускрипт, а я назову вам имя убийцы госпожи Куртиковой.

   Я испугано взглянула на Константина. Его лицо было спокойным и непроницаемым.

   — Она не единственная жертва, — продолжала гостья, — её подруги — следующие... Я прекрасно понимаю, что они не вызывают симпатии... но вы, как сыщик, обязаны найти убийцу...

   — С вашего позволения, я проведу следствие самостоятельно. Премного благодарен за предложенную помощь, сударыня, — ответил Константин, склонив голову.

   Дама улыбнулась.

   — Спешу заметить, что убийцу интересуют тайны манускрипта, совершив три убийства, он получит желаемое... Как вы понимаете, подобные знания у непосвящённого подобны пистолету в руках обезьяны, — заметила она.

   Она окинула нас вопросительным взором.

   — Понимаю, вам нужно время на размышление, — произнесла она, зевнув, — жду вашего решения. Вы можете найти меня в доме Ребровых...

   Гостья поднялась с кресла, и, устало вздохнув, добавила:

   — Надеюсь, вы не заставите меня ждать. Кисловодск весьма неприятное место, здесь нет хороших портных и слишком много болтливых языков.





Из журнала Константина Вербина

   Я распорядился немедленно взять под охрану Берову и Зеленовскую. Дамы восприняли моё решение с некоторыми капризами, но решились дать согласие при условии, что жандармы-охранники будут приятной наружности.

   Список подозреваемых, особенно желавших смерти трём химерам, удалось составить быстро. Наталья Вдовина оказалась одной из них. Мне было неприятно подозревать в убийстве одну из моих любимых собеседниц. Она отличалась особым умом и очарованием, которые помогли ей снискать уважение в салонах, где интересные беседы ценят превыше сплетен. Вдовина, давно интересовавшаяся древними текстами, сдружилась с Ручкиным. Вдовина объездила всю Европу, где встречалась с лучшими учеными, занятыми переводами с мёртвых языков.

   Своим внешним обликом Вдовина походила на аристократку древней эпохи, любила египетские, вавилонские и древнеиндийские украшения, которые смотрелись вульгарно на других дамах, но к образу Вдовиной подходили поразительно. Даже в фасоны платьев, сшитых по последней парижской моде, Вдовина изящно добавляла элементы былых эпох.

   Наталья Вдовина тяжело переживала смерть Ручкина, она демонстративно отказывалась являться на балы и приёмы, если узнавала, что там будет трио, виновное в его гибели. Насмешницы боялись Вдовину, рассказывая, что она хочет навести на них вавилонскую порчу. Даже на Водах, она ни разу не побывала в вечерней ресторации. Вдовина вела беседы с друзьями на пикниках и во время прогулок. Замечу, в желающих присоединиться к ней не было недостатка.

   — В ночь убийства госпожи Куртиковой я была в своей комнате, — ответила Вдовина, задумавшись, — понимаю... вам надобно найти убийцу... К сожалению, это не я... — она вздохнула, — не буду лгать, мне очень хотелось убить всех троих, но это не вернуло бы Ручкина...

   Она опустила взор.

   — Кто, по вашему мнению, мог совершить убийство? — поинтересовался я.

   — Кто угодно, они очень неприятные особы. Кто бы ни был убийцей, он избавил мир от одного из исчадий ада, — бесстрастно ответила Вдовина.

   Мне рассказывали, что все дни до смерти Ручкина, Вдовина находилась рядом с ним, надеясь на его выздоровление.

   — Его смерть была мучительной? — спросил я.

   — Очень... — Вдовина едва сдержала слёзы, — Куртикову всего лишь закололи в спину... Лучше бы убили Берову... Простите, — она смутилась.

   — Возможно, убийца приберёг Берову напоследок, — поделился я догадкой, которая никак не отпускала меня, — чтобы она испытала ужас ожидания смерти...

   Вдовина улыбнулась:

   — Значит, убийца умён, — произнесла она. — Я тоже полагаю, что Берова и Зеленовская станут следующими жертвами...


   В комнату вошёл высокий юноша лет семнадцати, в руках которого я заметил ворох бумаг, исписанных древними символами. Мой визит не вызвал у него никакого удивления.

   — Мой младший брат Роман, — представила Вдовина.

   — Зря тратите время на поиски благодетеля, — весело произнёс Вдовин, — пусть живёт...

   — Я бы рад разделить ваше мнение, но служба обязывает меня найти убийцу! — ответил я кровожадному юноше.

   — Мне очень жаль, что Ручкин умер, — произнёс Вдовин, посерьёзнев, — я так любил слушать его рассказы о древних странах... особенно про Вавилон... Ручкин заинтересовал меня переводами древних текстов. Благодаря ему, я не считаю увлечение сестры напрасной тратой времени...

   — Роман давно превзошёл меня! — с гордостью произнесла Наталья. — Он собирается учиться в Англии, чтобы постичь тайны науки как можно глубже...

   — И не только, я бы хотел послушать лекции всех мастеров Европы, — ответил брат.

   — Позвольте похвастать, — улыбнулась Вдовина, — мой брат поразил многих учёных мужей своими талантами. Он смог разобрать текст, над которым они трудились год...

   Юноша скромно опустил взор. Затем он похвастал предо мною несколькими тетрадями, исписанными переводами, и уменьшенной копией лука, который сделал согласно древним рисункам.

   Подобная тяга к науке и тщательность в изучении показались мне весьма похвальными.


   Следующим моим подозреваемым оказался Дьяков, молодой офицер, ставшей недавней жертвой насмешек трёх химер. Дьяков обладал приятной внешностью, но его манеры были чрезмерно простоваты. Он был из тех людей, кто уютнее чувствует себя с оружием в руках, чем в светской гостиной.

   — Бедняга Ручкин, — произнёс он печально, — вот и я побывал в его шкуре... Они разыграли, что влюбились в меня... все трое... Тьфу, а я поверил в этот вздор! Но я покрепче оказался, скорее эти три ведьмы отправятся на тот свет, чем я...

   Дьяков запнулся, испугавшись, что я могу неверно истолковать его слова.

   — Нет, я не убивал Куртикову, — поспешно произнёс он, — Нетрудно догадаться, что хотят убить и её подружек... Может, вам не спешить... пусть зарежут всех троих... Простите, я опять болтаю лишнее...

   На этот раз офицер рассмеялся.

   — Алиби, увы, у меня нет, — произнёс он, не дожидаясь вопроса, — но, уверяю вас, я подозреваем не более остальных представителей водяного общества...

   — Вполне возможно, — ответил я.

   — Они насолили многим, злобные ведьмы, — его голос звучал печально. — Вашей супруге, например. Я слышал, они едва не довели до самоубийства её сестру... А ваша жена их за это здорово потрепала... А я, глупец, злился на неё, когда волочился за тремя фуриями...

   Офицер весело рассмеялся.

   — Я слышал, вы помолвлены? — спросил я, не желая обсуждать мою жену.

   — Да с очаровательной юной особой! — он мечтательно прикрыл глаза. — Каким болваном и негодяем я был, когда решился расторгнуть помолвку с моей невестой ради трёх фурий. Сейчас я сам себя ненавижу! Будь они прокляты...

   Он махнул рукой.

   — Моя невеста ангел, — продолжал он, — узнав о моём позоре, она не только простила меня, но и утешила. Как часто мы не замечаем тех, кто нас действительно любит...

   Я не ожидал подобной философской мысли от простоватого офицера.


   Госпожа Лапина, невеста Дьякова, круглолицая миловидная барышня, окинула меня любопытным взором. По огоньку в её глазах я догадался, что барышня с нетерпением ждёт допроса.

   — Интересно, кто убийца? — весело поинтересовалась она. — Мне будет жаль, когда вы схватите его. Наконец-то злодейки получают по заслугам...

   Лапина кокетливо усмехнулась.

   — Позвольте узнать, где были вы в ночь убийства? — поинтересовался я.

   — Неужели вы и меня подозреваете? — глаза Лапиной загорелись. — Как мило!

   Как мне показалось, она едва сдержала возглас радости.

   — Нет, вы ошибаетесь, — произнесла барышня задумчиво, — я бы предпочла яд... Зарезать — слишком уж неприятно... не люблю кровь...

   Она поморщила курносый носик.

   — Куртикова получила розу с чёрной лентой, — напомнила мне подозреваемая, — интересно, её подруги уже получили подобный подарок? Наверняка, убийца хочет оставить свой знак... Интересно задумано, я бы не смогла так придумать!

   Барышня снова хихикнула.

   — Да, он оставит злодейку Берову напоследок, чтобы помучить... попугать, пока расправляется с её подельницами... Ой, я бы предпочла быть убитой первой, чем ждать, когда зарежут меня...

   Непосредственная особа снова испугано поморщилась.

   — А мне хотелось их убить, когда жених расторг нашу помолвку, — Лапина обиженно вздохнула, — я даже пыталась придумать, как это можно сделать, чтобы меня не поймали... Когда я поняла, что не смогу скрыть преступление, то решила отказаться от затеи убийства.

   За всё время нашего разговора, я задал собеседнице один единственный вопрос. Она болтала без умолку, то улыбаясь, то печально вздыхая, то выражая праведный гнев. Признаться, я несколько устал от подобного многообразия эмоций.


* * *

   Вечером в ресторации Берова и Зеленовская вели себя не столь весело, как обычно. Я заметил, что дамы старательно избегают взгляда Аликс. Я знал о её недавней шутке, которую, разумеется, не одобрил. Поразительно, что за шуткой последовало истинное видение будущей смерти.

   Зеленовская несмело подошла ко мне.

   — Сегодня я получила розу от убийцы, — прошептала она дрожащим голосом. — Вы уже знаете, кто он?

   — К сожалению, я только начал следствие, — немного виновато произнёс я, ожидая услышать язвительное замечание о моих умственных способностях.

   К моему удивлению, Зеленовская, извинившись, удалилась. Весь бал она просидела в стороне, испугано озираясь по сторонам. Её подруга беспечно продолжала веселье, будто бы ничего не произошло. Берова один раз попыталась взбодрить подругу, но та попросила оставить её. Как мне показалось, Зеленовская боится Беровой и старается держаться в стороне от былой подруги.

   Дьяков под звонки смех Лапиной открыто потешался над будущими жертвами, пока старшие по званию не призвали его к порядку, что, разумеется, не остановило его невесту.

   — Их зарежут сегодня или завтра? — хихикала она. — Может, через неделю?

   Родственники пытались её утихомирить, но барышня, промолчав несколько минут, снова продолжала свои пугающие шутки.

   Удивительно, но от страха былые насмешницы утратили былое остроумие, и в ответ на мрачные шутки только вздрагивали и бледнели.

   В этот вечер безымянная гостья почтила нас своим присутствием. Её неожиданное появление вызвало среди собравшихся испуганное перешёптывание. Гостья пристально посмотрела на меня тяжёлым, но притягательным взглядом.

   — Это сама Лилит, — шепнул мне доктор Майер.

   — Мой друг, ваши шутки сейчас неуместны! — с досадой ответил я.

   — Я бы хотел, чтобы это оказалось шуткой, — вздохнул он.

   Мы отошли в сторону, чтобы любопытные уши не слышали нашего разговора.

   — В манускрипте Аликс зашифрован ключ к миру мёртвых, — сказал он мне. — Это средневековая копия вавилонского текста...

   — Господи, почему вы так решили?! — я не скрывал раздражения.

   Через несколько часов у меня будет второй труп знатной дамы, дочери генерала, а мой приятель рассказывает мне сказки про тайные рукописи.

   — Аликс показала мне манускрипт, — ответил доктор, — разумеется, я не смог перевести текст, но по рисункам я сразу догадался, с чем имею дело...

   — Допустим, вы правы, но причём тут Лилит? — раздражение не покидало меня.

   — В одной из моих книге, где изображён рисунок подобный рисунку на манускрипте, были перечислены желающие заполучить ключ Того Света, среди них была единственная дама — Лилит...

   Я устало вздохнул.

   — Верить или нет, ваше дело, — спокойно ответил Майер, — вспомните, ваш скептицизм не раз был посрамлён... А я, как вы знаете, отношусь к мистике достаточно настороженно, чтобы делать разумные выводы...

   Гостья снова смотрела на нас. От этого взгляда, действительно, исходила некая неземная сила, и я невольно хотел поверить словам доктора. Этот пугающий взор имел необъяснимую притягательность... Она улыбнулась мне.

   "Вы подумали?" — в моих мыслях прозвучал чёткий вопрос.

   Вопреки своей воле, я направился к ней. Дама насмешливо улыбалась, глядя мне в глаза. Я пригласил её на танец.

   — Зачем вам манускрипт? — спросила она меня. — Отдайте его мне! Не беспокойтесь, мои намерение самые безобидные...

   — Позвольте мне закончить следствие, — ответил я, — возможно, мне удастся самому найти убийцу...

   — Чем вызвана ваша настойчивость? — удивилась она.

   — Простите, но я не уверен, что вы, действительно, знаете, кто убийца, — таков был мой искренний ответ.

   Я не ожидал, что это надменное лицо способно удивляться.

   — Понимаю, — с улыбкой ответила она, — поскольку вы не уверены, кто я... вы не верите моим словам... Неужели я похожа на мошенницу?

   Она беззвучно рассмеялась.

   — На очаровательную мошенницу, — я невольно сделал комплимент, — мне не известно даже вашего имени...

   — Я не открываю своего имени! — прервала она мою речь. — У вас нет выбора... Поверьте мне, я не только назову вам имя убийцы, но и приведу доказательства, неоспоримые в суде...

   — Вы утверждаете, что обладаете мистической силой? — спросил я.

   — Это вы сами сказали, — она снова рассмеялась.

   Чёрные глаза с зеленоватым блеском поглотили меня, я оказался полностью в её власти. Мне хотелось прервать танец, но я не мог противиться ей...

   — Почему вы не грозитесь стереть в порошок Кисловодск, если не получите манускрипт? — поинтересовался я.

   — Как бы мне этого хотелось! — её обворожительная улыбка сменилась злостью. — Но возможность моих действий, увы, ограничена... Я могу свершить многое, но у меня будто связаны руки... Как мучительно обладать силой, но не иметь возможности воспользоваться ею!

   В голосе дамы звучало злобное отчаяние.

   — Для этого вам нужен ключ? — спросил я прямо.

   — Это вы сказали сами! — она снова очаровательно улыбнулась.

   Я, повинуясь непреодолимому порыву, привлёк её ближе. Танец закончился. Проводив даму, я опустился на стул, пытаясь собраться с мыслями.

   — Извини, но это тот редкий случай, когда я тебя ревную! — услышал я обиженный голос Ольги.

   — Совершенно напрасно, — ответил я задумчиво.

   — Неужели? — моя милая жена недоумевала. — Ты так пристально смотрел ей в глаза... и вы вальсировали столь близко... Она, верно, гипнотизирует мужчин... Возможно, доктор прав, к нам явилась сама Лилит...

   — Моя дорогая Ольга, прошу тебя не произноси этого имени в моём присутствии, — взмолился я.

   Ольга удивлённо пожала плечами, но ничего не ответила.

   Мы совсем забыли о нашей дорогой Аличке. Она сидела в углу, окружённая любопытствующей публикой, донимавшей её расспросами о манускрипте. Я немедля поспешил к ней на выручку.




Из журнала Александры

   В конце сегодняшнего вечера я снова оказалась в центре внимания. Виной всему стал манускрипт, который я носила на поясе. Моё новое "украшение" не осталось незамеченным. Некоторые дамы своим любопытством едва не довели меня до нервного смеха. К счастью, от вопросов меня спас Константин, сумевший вырваться из чар Лилит — таковой нашу гостью считает доктор Майер — заявив таинственным голосом: "Это дело государственной важности!".

   Затем Лилит подошла ко мне. Одного её тяжёло взора было достаточно, чтобы все, находившиеся рядом со мной спешно удалились. Она опустилась в кресло рядом со мною.

   — Мне бы хотелось поговорить с Аликс наедине, если вы не против, — обратилась она к Константину.

   Её слова звучали как утверждение, а не просьба. Я кивнула Константину, выражая согласие побеседовать с дамой.

   — Я знаю, тебя многое беспокоит, — произнесла Лилит сочувственным тоном, — тебе снится странный улыбающийся человек с пугающим взглядом. Ты догадываешься, кто он, и эта догадка пугает тебя ещё больше...

   — Что вы хотите мне предложить? — прямо поинтересовалась я.

   — Я могу научить тебя противостоять этому человеку, он никогда больше не явится в твой сон, — пообещала она.

   — Вы хотите обмануть меня! — не поверила я.

   Дама с усмешкой пожала плечами.

   — У тебя нет выбора, — её голос звучал пугающе, — как ты догадываешься, жуткий сон может стать явью, а встреча во сне сменится встречей наяву...

   — Вам меня не запугать, — перебила я её речь.

   — Я не пытаюсь запугать... Зачем? Мне очень хочется тебя убить, чтобы отнять манускрипт, но я не могу этого сделать... Не из жалости к тебе, отнюдь, а именно из-за интереса человека из ночных кошмаров к твоей персоне...

   — Я полагала, что вы сами боитесь его, — хладнокровно произнесла я, — но как вы можете избавить меня от этого человека, если сами трепещите пред ним?

   — Манускрипт! — коротко ответила Лилит, протянув руку. — И я раскрою тебе тайну...

   — Я вынуждена отказать вам, — спокойно произнесла я.

   Лилит молча поднялась с кресла и удалилась. Прошествовав через зал напрямик, не задев при этом ни одну из танцующих пар, она скрылась за дверью.

   Разговор с Лилит оказался очень тяжёл. От её взгляда сильно разболелась голова, Лилит, наверно, крадёт людские жизненные силы. После этой беседы я чувствовала себя больной и опустошённой.


* * *

   Я заснула сразу же, как только моя голова коснулась подушки. Мне снился ночной парк, освещённый серебристым светом луны. Среди деревьев я увидела неясный силуэт. Через мгновение я уже смотрела ему в глаза. Предо мной снова предстал призрак Ручкина, в руках которого осталась одна роза...

   — Я должен быть отомщён! — произнёс он печально.

   — Неужели это поможет вам обрести покой? — удивилась я.

   — Я желаю призвать насмешниц на суд Божий ради справедливости, — ответил грустный призрак, — но это не успокоит меня... Я обрету покой лишь тогда, когда найдётся девушка, решившаяся отправиться вместе со мной. Дар жертвенной любви вылечит боль предательства, которая терзает мою душу...

   Мне стало искренне жаль призрак. Я не знала ни дамы, ни барышни, которая решилась бы отказаться от жизни ради покоя чьей-то души... Да, я читала об этом в старинных легендах и мистических сказках, но ни разу не была свидетелем подобного благородства...

   — Зачем вам жизни злобных насмешниц? — спросила я, если они не помогут вашей душе.

   — Я должен быть отомщён, — повторил он, — иначе мои скитания на земле будут невыносимы...

   — А манускрипт? — вспомнила я. — Вы знали древние языки и можете подсказать мне...

   — Нет, это уже не моя тайна, — произнёс призрак.

   Он резко отвернулся от меня и растворился в лунной мгле парка. Я проснулась.


* * *

   Утром мы получили весть о гибели госпожи Зеленовской, её убили ножом в ночном парке, как и Куртикову.

   — Удивительно, какой нужно быть глупой, чтобы, зная об убийце, отправиться в ночной парк! — удивлённо воскликнула я.

   — Возможно, убийца, притворившись другом, назначил ей тайную встречу, чтобы поделиться своими соображениями о её спасении, — предположил Константин.

   — А эта дурочка поверила? — я не унималась.

   — Да, все дамы сварливого нрава очень недалёки, — согласился он, — но отчаяние нередко толкает людей на необдуманные поступки. Они склонны принять за долгожданное спасение коварный замысел убийцы...

   — Рада, что хоть кто-то нашё на них управу, — зло проворчала я.

   — Не будь злючкой, — одёрнула меня Ольга, — злость не подходит к твоему нежному облику.

   Я обиженно замолчала.

   — Следующая госпожа Берова, — задумался Константин.

   — Верно, у призрака осталась одна роза для неё, — вспомнила я.

   — Ты о чем, дорогая? — испугано поинтересовалась Ольга.

   Мне пришлось подробно рассказать вчерашний сон.

   Выслушав мой рассказ, Константин сразу же уехал. У него были встречи с подозреваемыми и с Беровой, которая должна стать следующей жертвой. Пока никаких видений о её судьбе я не видела.

   В этот день меня навестила госпожа Вдовина. Она выглядела смущённой и рассеянной. По взгляду гостьи я догадалась, что она хочет задать мне вопрос об умершем, которого очень любила.

   — Простите за навязчивость, — произнесла она после неловкой паузы, — возможно, ваши способности позволили вам увидеть призрак Ручкина?

   — Да, я встречала его, — ответила я искренне, — он здесь...

   — Правда? — серьёзное лицо Вдовиной озарила улыбка. — Расскажите о нём, прошу вас! Я чувствую, что ему плохо... — в её голосе прозвучала мучительная мольба.

   — Если вы чувствуете страдания его души, значит, вы его любили, — я невольно произнесла мои мысли вслух и смутилась.

   — Вы правы, — печально улыбнулась Вдовина. — Возможно, если бы я сразу призналась в своих чувствах... Будь проклята моя гордость!

   Она с трудом сдерживала слёзы. Я, успокаивая, взяла Вдовину за руку, невольно залюбовавшись тонким золотым браслетом, который могла носить царица Семирамида.

   — Призрак хочет призвать обидчиц на суд божий, — произнесла я, — но лишь для справедливости, которая не поможет его душе... Он обретёт покой, если найдётся спутница...

   — Спутница? — удивлённо переспросила Вдовина.

   — Спутница, которая решится отправиться вместе с ним, — пояснила я, — кто обменяет жизнь земную ради любви мёртвого...

   Вдовина задумчиво слушала мои слова. Потом она разрыдалась и, извинившись, поспешила уехать. Мне стало неловко, что своими речами я расстроила её чувства.





Из журнала Константина Вербина

   Моя встреча с подозреваемыми прошла подобно первой, ни у кого не было алиби, и никто ничего не знал. В комнате госпожи Зеленовской нашли три анонимных письма, написанных печатными буквами. В каждом из них неведомый доброжелатель назначал ей в парке свидание, предлагая рассказать об убийце, но требовал ни кому не говорить о встрече, особенно Беровой.

   Госпожа Берова встретила меня стоном рыданий.

   — Я следующая, — твердила она, протягивая мне розу с чёрной лентой...

   — Когда вы нашли этот цветок? — спросил я.

   — Сегодня утром, на полу своей комнаты, — всхлипывала она.

   — Вам приходили письма, в которых некий доброжелатель предлагал вам раскрыть имя убийцы? — спросил я. — Ваша подруга Зеленовская получила такие письма. Она говорила вам о них?

   — Нет, Кати мне ничего не говорила, она стала чрезмерно скрытной. Мне показалось, что она боится даже меня, — ответила Берова сквозь рыдания.

   — Если вам придут подобные письма, сразу же сообщите мне, и ничего не предпринимайте! — попросил я сурово.

   Теперь понятно, почему Зеленовская ничего не рассказала мне. Она уже договорилась с убийцей, который прикинулся доброжелателем, обещавшим помощь. Возможно, он внушил ей недоверие к своей подруге. Если так, вполне объяснимо, что Зеленовская начала избегать Берову.


* * *

   Вечером я и Аликс прибыли к Роману Вдовину. Причиной нашего визита мы назвали желание получить перевод манускрипта, невольной владелицей которого стала Александра. На самом деле я преследовал иную цель визита.

   — Думаю, я смогу сделать перевод через три дня, — произнёс Вдовин уверенно.

   — Три дня? — я не скрывал удивления. — Обычно на это уходят долгие месяцы кропотливого труда... Возможно, у вас есть некий таинственный помощник...

   — Что вы хотите этим сказать? — юноша напряжённо смотрел мне в глаза.

   Он с трудом пытался унять волнение.

   — Я говорю о вашем договоре с призраком: месть в обмен на знания, — ответил я. — Вы совершили убийства ради разгадки древней тайны...

   Вдовин встретил моё обвинение на удивление спокойно.

   — На чём основаны ваши подозрения? — спросил он.

   — Вы увлекались древними языками, и манускрипт с копей мистического вавилонского текста давно интересовал вас, — я приступил к изложению своих выводов, — Осмелюсь предположить, вы давно общались с духом Ручкина, иначе как объяснить, что в семнадцать лет вы знали то, что неведомо учёным мужам, посвятившим древним письменам всю жизнь?

   — Всё верно, — ответил Вдовин.

   — Потом, узнав о манускрипте, вас заинтересовали его секреты, и вы решились заключить сделку с призраком. Призрак желал отомстить, но его влияние на мир живых ограничено, чем вы решили воспользоваться. Вы предложили призраку стать его орудием возмездия, в обмен на расшифровку рукописи. "Это уже не моя тайна" — так ответил Ручкин, когда Аликс задала ему вопрос о рукописи.

   — А зачем розы? — спросила Александра.

   Меня, по правде сказать, тоже занимал этот вопрос.

   — Ручкин, когда был влюблён, подарил Беровой три розы, перевязанные белой атласной лентой в знак чистой любви, — ответил Вдовин. — Розы с чёрной лентой стали знаком мести... Я знаю, это выглядит глупо, но дамы испугались этих подарков... Их было легко убить... Куртикову я просто пригласил на тайное свидание... Зеленовскую выманил обещаниями раскрыть имя убийцы...

   — Вы внушили Зеленовской, что её подруга Берова убийца, — догадался я.

   — Да, мне не хотелось, рассорить подружек... Сплочённую компанию сложнее уничтожить... Подруги не так уж любили друг друга, Зеленовская легко поверила в виновность Беровой.

   — А розы вы отправляли в окна жертв при помощи лука, который смастерили по древним рисункам, — догадался я. — Очень интересно...

   — Мне пришлось потренироваться, — с гордостью ответил Вдовин, — розы не стрелы, а я не индийский бог Кама[1]...

   — Теперь в живых осталась одна Берова, — произнёс я, — она не убита, значит, вы не выполнили условия договора с призраком, и поэтому он не откроет вам тайны манускрипта...

   — Мне очень жаль оставлять Берову в живых, Аликс поймёт мои чувства, — улыбнулся он, — я знаю, она желала смерти Беровой... и не только она... вы многих разочаровали, сыщик...

   — Готова пожертвовать своими интересами, — произнесла Аликс, — мистический манускрипт в руках несведущего опасен...

   Вдовин засмеялся.

   — Мною движет лишь жажда знаний, — произнёс он, — простое любопытство. Неужели, Александра, вам не интересно, что скрывают письмена, которые вы носите на своём поясе.

   — Удивительно, но я совершенно равнодушна к этой тайне, — ответила Аликс, — напротив, она пугает меня...

   — Право, какая вы нелюбознательная! — укоризненно воскликнул Вдовин.

   В ответ на его укоризненные слова Александра достала манускрипт из футляра и поднесла к свече.

   — Александра! — воскликнул я возмущённо.

   Огонь уже охватил манускрипт.

   — Как вы могли решиться на подобную глупость?! — Вдовин в гневе бросился к Аликс, но я преградил ему путь.

   — А зачем хранить предмет, который может принести лишь несчастья? — спросила она. — Люди слишком глупы для подобных знаний... Зачем каждый раз дрожать, чтобы эта вещь была в руках честного и благородного человека?

   — Возможно, спустя столетия, люди станут такими, каким были в древности! — воскликнул Вдовин. — Мы должны сохранить знания для потомков!

   — Когда эти знания, действительно, понадобятся, найдётся и оригинал! — ответила она. — Я уничтожила всего лишь копию... Недаром жрецы древности, догадываясь о грядущих бедах, укрыли свои знания под песком!

   Её голос звучал жёстко и уверенно. Вдовин испугано смотрел на Аликс.

   — Александра, ты сама догадалась уничтожить манускрипт? — спросил я.

   Мне было жаль потерять тайну, которая находилась в наших руках.

   — Нет, — честно ответила она, — меня попросил призрак... Так будет лучше, поверьте...

   В комнату вошла госпожа Вдовина. Я заметил небольшой конверт в её руке, что насторожило меня.

   — Значит, вы разоблачили моего брата, — произнесла она устало.

   — Ты знала? — удивлённо воскликнул Роман.

   Вдовина кивнула.

   — Почему вы не помешали брату? — удивилась Аликс.

   — Такова была воля Ручкина, — ответила она с улыбкой. — Я надеялась, что наказание виновных поможет ему обрести покой... Если бы не брат, я сама бы убила их... Призрак желал, чтобы злодейки немедленно предстали пред судом божьим...

   — Он желал этого не для своей души, а для справедливости! — заметила Александра. — Смерть врагов не принесла ему покоя...

   — Вы говорили мне, Аликс, что поможет душе моего возлюбленного, — прошептала Вдовина, — я готова отправиться с ним...

   Произнеся эти слова, Вдовина схватилась за сердце, и, пошатнувшись, опустилась на пол. Я поспешил к ней, пытаясь поддержать уже безжизненное тело... Как потом сказал доктор Майер, она умерла от внезапной остановки сердца.

   Из мёртвой руки выпал конверт. В нём лежала записка, в которой Вдовина признавалась в убийствах, которых не совершала. Увы, признание умершей имело силу.

   — Сестра спасла вас от виселицы! — произнёс я с раздражением.

   Я с досадой взглянул на Романа, который виновато опустил взор.

   — Да, я одержим знаниями, — произнёс он, — сестра понимала меня... Неужели жизни злобных ведьм дороже древних тайн?

   Он вопросительно смотрел на Аликс.

   — Я не знаю, — ответила она взволновано. — Могу сказать одно, нет ничего опаснее знаний в руках безумца...


   ...Потом Александре пришлось долго оправдываться за свой поступок перед доктором Майером и князем Долгоруковым, прославившихся своей тягой к неизведанному. Они так и не смогли понять, как можно было спалить манускрипт, хранящий мистический шифр.

   Лилит исчезла не попрощавшись, будто бы и не появлялась никогда в нашей тихой местности.


* * *

   Сегодня я встретил доктора Майера, который поделился со мной очередной медицинской новостью.

   — У госпожи Беровой тяжёлая болезнь, — сказал он, — её жизнь вне опасности, но некогда прекрасное лицо останется изуродованным язвами... Каково провидение, смерть для неё была бы лучше!

   Я не мог не согласиться. Действительно, судьба иногда наказывает злодеев столь жестоко и коварно, как не сумеет самый изощрённый мститель.

    Елена Руденко

   Осень 2008г.

  


Примечания


1

Кама - индийский бог любви, стреляет из лука цветами

(обратно)

Оглавление

  • Из журнала Александры
  • Из журнала Константина Вербина
  • Из журнала Александры
  • Из журнала Константина Вербина
  • Из журнала Александры
  • Из журнала Константина Вербина
  • X