Сергей Александрович Калашников - Чистилище [СИ]

Чистилище [СИ] 1017K, 232 с.   (скачать) - Сергей Александрович Калашников


Чистилище
Сергей Калашников

Чистилище - согласно католическому вероучению, это место и состояние, в котором пребывают души людей, нуждающихся в дополнительном очищении. После перенесенных там страданий - человек неизбежно меняется.

И все, кому суждено пережить гнетущее напряжение осады и череду кровавых штурмов - уже никогда не станут прежними.


Глава 1

В теплых, ласковых лучах заходящего солнца, багрянец и золото осеннего леса выглядели по-настоящему красиво. Отливающие перламутром перистые облака, виднеющиеся в просветах пышных крон, удивительным образом оттеняли темные, в пятнах мха и лишайника, стволы многовековых дубов и буков. Бегущий по дну неглубокого овражка ручей журчал тихо и мелодично. А посреди всего этого великолепия, согнувшись пополам и опершись рукой о ствол дерева, блевал желчью невероятно исхудавший мужчина.

Приглушенно откашлявшись и вытерев рот тыльной стороной ладони, он затравленно оглянулся, прислушался. Скатившись по прелой листве на дно овражка, прошлепал тяжелыми сапогами по руслу ручья. Полушепотом кого то проклиная взобрался на противоположный склон. Снова прислушался. Изменился в лице, побежал. Доносящиеся сзади и сбоку голоса свидетельствовали о том, что погоня не отставала. Кругом пели на разные голоса лесные пташки, легкий ветерок шуршал сохнущей листвой, но беглец всего этого не слышал. Громоподобный, сбивающийся стук собственного сердца - отдавался в ушах барабанным боем. Тяжелое дыхание со свистом вырывалось из горла, провоцируя сухой, болезненный кашель. Ветки резко хлестали по лицу, а молодая поросль норовила спутать ноги. Джастин упал. Снова. Не потому, что споткнулся или оступился. Просто сил оставалось все меньше. На самом деле, он вообще удивлялся, что смог бежать. Пропахав ладонями две глубокие борозды в теплой, прелой листве, обессиленно сплюнул. Прополз несколько шагов на четвереньках, чудом поднялся. В глазах, в который раз, потемнело. Заслоняя лицо от хлещущих веток побежал дальше. Крики усилились. Погоня приближалась.

Продравшись сквозь особенно густой кустарник не заметил небольшого, около метра, склона. Покатился кубарем, треща ломаемыми ветками как медведь в малине. Вывалился из чащи прямо на широкую, лесную тропу. Хотя крики преследующих слышались уже совсем рядом - Джастин застыл, распластавшись на сухой утоптанной земле. Застыл потому, что чуть не уперся носом в здоровенные, подкованные копыта. Огромный боевой конь в начищенном металлическом наглавнике, богатой попоне и чепраке - раздраженно заржал. Перебирая ногами в непосредственной близости от головы Джастина. Спустя мгновение беглец пришел в себя настолько, что смог заметить отсутствие всадника. Но еще не успел это обдумать, как из-за ближайшей раскидистой ели донеслось сердитое покашливание.

Мужчина, таким образом обозначивший свое присутствие, был широкоплеч, усат и хмур. Держа подмышкой длинные, латные рукавицы он не спеша стягивал шнурки на портках. Завязав узел, одернул богатый лентнер, надетый поверх лат. Перехватив рукавицы и скрестив руки на груди, вопросительно уставился на Джастина. В этот момент сзади послышался шорох и треск, и из кустов стали появляться заросшие, чумазые, крестьянские рожи. А так же крестьянские дубины, вилы и рогатины.

На мгновение все замерли. Затихли шорохи, производимые тяжелыми, мужицкими башмаками. Затих хрип, вырывающийся из истерзанных легких Джастина. Затих даже огромный жеребец, точно почуявший общее напряжение...

Широкоплечий рыцарь, стоявший вполоборота к чаще кишащей вооруженными крестьянами, медленно развернулся. Все еще держа скрещенные руки на груди. Скользнул сосредоточенным взглядом по не очень чистым и очень заросшим лицам. Оценил расстояние, отделяющее его от коня. А точнее - от двуручного эспадона, длинная рукоять которого высоко поднималась над седлом. Преследователи, еще недавно разгоряченные погоней, тоже увидели и оценили. И внушительные габариты рыцаря, и его пластинчатые латы, и красноречивый взгляд, брошенный на грозное оружие. А собственные вилы и рогатины, вдруг перестали внушать доверие. Послышался удивленный шёпот. И чумазые лица почти неслышно растаяли в зелени орешника. Джастин осмелился поднять глаза. Уверенности в благополучном исходе происходящего еще не было, но стремительно крепнущий огонек надежды уже горел. Несмотря на солидный слой грязи, крови и бог знает чего еще, в его сюрко можно было разглядеть белые и синие полосы. Такие же, как и на рыцарском лентнере.

- Поднимайся, парень.

Джастин, кряхтя, встал на четвереньки. Попытался подняться на ноги, но не удержал равновесия, начал заваливаться вперед. Крепкая мозолистая рука удержала его от падения. Джастин поднял глаза на рыцаря, попытался заговорить, но почувствовал знакомый позыв. Его вырвало. Частично - на рыцарские железные сабатоны.

- Ясно... еды пока не предлагаю. На, хлебни. Идти сможешь?

Джастин жадно припал к фляге с водой. Подавился, закашлялся. После изматывающего бегства все еще горело горло, шумело в ушах, а ноги подкашивались.

- Смогу... сир.

Солнце склонялось все ниже, тени удлинялись и теплый осенний день постепенно превращался в прохладный осенний вечер. Однако разгоравшийся костерок давал путникам необходимое количество тепла и света. Не прошло и часа, как они набрели на очень удобную поляну. Стоявшие рядом огромные, замшелые валуны - скрывали от посторонних взглядов не только костер, но обоих мужчин. Коня, правда, скрыть было не так просто. Однако рыцарь без опаски оставил его пастись на поляне. Объяснив это тем, что чужого жеребец к себе не подпустит, а стреноженный - далеко не уйдет. Достав из небольшого дорожного вьюка кусок солонины, краюху подсохшего хлеба и яблоко, он протянул их Джастину.

- Возьми, а то пока готовить буду - огонь слюной зальешь.

Джастин поблагодарил. Съел, соблюдая осторожность. Печальный опыт научил его - после продолжительной голодовки, избыток пищи может принести немало страданий. Тем временем жаркие языки пламени неспешно лизали сухие дубовые головешки, пытаясь дотянуться до нанизанных на прутики кусков шкварчащего мяса.

- Ох и повезло мне, что по дороге встретился тот паренек, - вещал негромким, хрипловатым баритоном рыцарь.

- Конечно наглец запросил за троих кролей - что за корову. Распознал ведь засранец доброго человека, увидел, что так не отниму. Хотя зайцы, надо сказать, достойные. Жирные, сочные - вон как капает. А самому мне, знаешь ли, за зверьем по лесу гоняться недосуг. Да и, что уж тут лукавить, не мастер я в этом деле. Мой инструмент, так сказать, на более крупную дичь рассчитан.

Говоря это, он с усмешкой кивнул на стоявший рядом эспадон. Тяжелый двуручный клинок стоял опершись о камень, под некоторым наклоном, но все равно заметно возвышался над головой сидящего рыцаря. Тоже, к слову, немаленького.

- Я вижу, ты закончил с солониной. Стало быть - подкрепился. Немного отдохнул. А значит - теперь уже можно и поговорить. Для начала познакомимся. Я Салливан фон Элликот. Однако, учитывая обстоятельства, оставим этикет и субординацию. Здесь, сегодня - можешь обращаться ко мне просто по имени.

Джастин, задумавшись, отвел глаза.

Обстоятельства значит. Выходит и правда - некоторые из дворян не лишены совести. И все это радушие, вымученная доброта и щедрость - есть просто запоздалое раскаяние. Интересно, чего он хочет...

- Зовут меня Джастин. И я хочу еще раз поблагодарить вас, сир. За еду, за доброту, за спасение. Я...

Он вдруг замолчал. Сдержался. Хотя всплывающие в памяти кошмары, требовали продолжить. Фон Элликот заметил это. Заметил - потому, что подобного ожидал.

- Продолжай... Джастин. И обращайся на ты. И не утаивай того, что рвется наружу. Ибо как ты справедливо заметил - я добр. Особенно теперь.

«Я всегда знал, что небесные - люди чести!» - хотел выпалить Джастин. Но сдержался снова. Сейчас эти слова, еще недавно произносимые с запалом, жаром и благоговением, были бы просто перепачканы сарказмом. Звучали бы горькой насмешкой. А насмехаться над рыцарем неба - было неблагоразумно. Даже теперь, когда воспеваемые честь и достоинство ордена были попраны.

- Простите за то, что замарал сабатоны. Некрасиво получилось. Переел картошки с тутошних огородов. А от сырой картошки, да с голодухи, да по лесу побегав...

Салливан задумчиво накручивал пышные усы на палец.

- Значит, гнали тебя вроде как за воровство? Не за мундир? Не вознаграждения ради?

Джастин потер заросшую, грязную щеку не менее грязной рукой.

- Ну, одно то другому не мешает. Так мне думается. А вообще, мне важнее то, что так и не догнали. Благодаря вам. Хотя... было то их около дюжины. Так что... при всем уважении конечно...

Рыцарь понимающе усмехнулся. Стало ясно, что напряжение последних минут несколько спало.

- Ты - солдат, Джастин. И рассуждаешь как настоящий, хорошо вымуштрованный солдат. Чтож они, должны были меня в кольцо взять? Или лучше фалангой выстроиться, раз уж древкового оружия - валом. Да даже если бы у них ума и сноровки хватило бы, все равно пара-тройка там бы остались. И это не считая покалеченных. Ну и на что им такая победа? Трофеи - трофеями, но ведь заранее не знаешь, кто именно ляжет.

- Да... Заранее и не знаешь.

Джастин посмурнел, глядя прямо перед собой. Салливан еле слышно вздохнул. Механически передвинул прутик с жарящейся крольчатиной. Стараясь поймать взгляд собеседника - тихо спросил.

- Трудно было?

Должно быть, что-то в тоне рыцаря удержало Джастина от резкого ответа. В глубоком, хрипловатом голосе слышалось сочувствие и сдерживаемое любопытство. Слегка потрескивал огонь. Легкий ветер шумел высоко в кронах деревьев.

- По-разному...

Услышал он свой, немного изменившийся голос. Тихонько откашлялся.

- Бывало по-разному.

- Ррота становись! Рровняйсь! Аатставить. Рравняйсь, смирно! Я - капитан Ботрайт. Рад приветствовать пополнение от графа Гастмана. Его Светлость всегда поставляет людей достойных. Должным образом отобранных, экипированных и подготовленных. Хотя по вам то и не скажешь! Ну что, сынки? Бриться то хоть начали? А жопы то подтираете самостоятельно?! И спрашиваю, между прочем, не просто так! Вся штука в том...

Стоящие в отдалении, на высокой зубчатой стене, стражники обменялись понимающими ухмылками. Один из них украдкой жевал яблоко. Командования поблизости не было, по этому можно было позволить себе такие вольности как еда и разговоры на посту.

- Слышь, Джастин? Как развопился то? Вся штука в тооом... Хе-хе. В чем вся штука, пара самых смазливых может еще и узнают. Хе-хе

Джастин хмыкнул.

- Это ты зря. Орет конечно забавно. И да, жопы - его любимая тема. Но поддержание чистоты - штука сильно важная. Ботрайт, между прочим, фор-дримский мор пережил. А кто-то говорит, что и остановил. Он...

- Да лаадно тебе. Тыж вроде мужик умный, граамотный даже. А в подобную чушь веришь. Да причем тут мор и, извиняюсь, говно? В Фор-дриме тогда храмы жгли да жрецов вешали. Вот тебе и вся недолга. Богов злишь - от чумы помераешь. Каждый ребенок знает.

Джастин вздохнул. Переубеждать сослуживцев он уже давно не пытался. За пол года, проведенные им в гарнизоне Дурн-фар, навидался и наслушался всякого. Местный контингент, по неизвестной Джастину причине, в большинстве своем состоял из бывших крестьян. Мобилизованные, то есть попросту согнанные, в годы «голодных» войн, они так и остались в цветах своих хозяев. А так же - за их столом. Что для людей, знающих о голоде не понаслышке, было по-настоящему важно. С тех пор прошло уже почти два десятка лет, а прикормленные в свое время крестьяне - превратились в настоящих солдат. Но, как говорится, кровь не водица. И Джастину, солдату потомственному и потому относительно образованному, приходилось мириться с царившими здесь нравами и порядками.

- Да. Разумеется. Капитан и правда малость сдвинулся на почве пережитого. Но тебе то переживать нечего. В гарнизоне полно баранов, чьи задницы менее шерстисты, и потому более привлекательны, чем твоя, Марлон.

Марлон хрипло рассмеялся. Он и правда был на удивление волосат. Широкие, курчавые брови, сросшиеся посередине и жесткая, угольно-черная щетина, начинавшая расти чуть ли не под глазами - были только вершиной айсберга. Под начищенной бригантиной Марлона скрывался самый настоящий мех, длиной не меньше дюйма. Что вместе с огромными, мосластыми ручищами и широким, тяжелым подбородком делало его больше похожим на лешего, чем на человека. Но военная форма и солдатская выправка, как и в большинстве подобных случаев, несколько исправляли положение. Тем временем капитан Ботрайт закончил приветствовать пополнение и распустил строй. Пока местные десятники разводили вновь прибывших по казармам, к двум болтающим стражникам подошел третий.

- Ну как вам? Видели, орлы какие?

Задавший вопрос мужчина был невысок, толстоват и совершенно лыс. Его кислая мина и тон ясно давали понять, что восторг, мягко говоря, не был искренним. Но это не помешало Марлону принять все за чистую монету. Как обычно.

- Да хорош заливать то, Сэми! Этож почти мальчишки. Вон тому, смотри, кольчуга чуть не по щиколотки. И шлем - как шляпка на подосиновике сидит. Кхм... к слову о кольчуге то...

- Оно тебе надо, а? Вот прям далась тебе эта кольчуга. Ты за своей лучше смотри, ты...

- Ааа ну тебя. Ты, смотрю, менять меня пришел. Так и меняй. Не трынди попусту. Пошел я.

Закинув тяжелый арбалет на плечо, Марлон брезгливо отмахнулся от брюзжащего Сэма и потрусил вниз по лестнице. Спустившись по протертым каменным ступеням, быстрым шагом направился за удаляющейся группой новобранцев. Немного посопев Сэм проворчал.

- Вот ведь делать нечего. Образина лохматая. Я тут, между прочим, на вечер планы обсудить хотел, а он убёг. Ну вот и хрен с ним. Нам больше достанется. Я тут флягу первача достал. Такой, что просто ууу... С вас только пожевать чего...

Джастин вопросительно приподнял бровь.

- Достал значит? Вот что-то мне подсказывает - кто-то при этом потерял.

- Да ладно, чего ты?! Яж для всех, для дела...

- Все я понимаю, Сэм. Вот только действовать предпочитаю тоньше. И даже Марлон, пусть и простоват, меня в этом поддерживает. Бывай.

Идущий на встречу сменщик приветственно кивнул и выразительно посмотрел на собирающиеся, угрожающе-темные тучи. Джастин кивнул в ответ и пожал плечами, мол, ничего не поделаешь, служба. Пост, с которого он только что сменился, находился между второй и третьей северными башнями. На вершине старой, выветренной и местами осыпающейся крепостной стены. Небольшой пятачок там был вымощен крепкими сосновыми досками. Навес, лишь немного выступающий за край стены, был не лучшей защитой от собирающегося дождя. А уж от пронизывающего ветра на вершине стены и вовсе защищала только казенная одёжка, да мечты о подогретом пиве, ждущем в общей кухне. Именно на кухню Джастин и направлялся. Знакомо скрипнула тяжелая, окованная железом дверь. В лицо пахнуло теплом, ароматами лука, специй и жарящегося мяса. Над огромным, вытянутым очагом, шипела и потрескивала целая баранья туша на вертеле. Седоватый мужчина, проверявший степень готовности двузубой вилкой, неприязненно посмотрел в сторону двери. На сухощавом морщинистом лице аскета мелькнуло узнавание. Грозно сдвинутые брови немного расслабились.

- Райт! Ра-а-айт! Он в подсобке. Сейчас выйдет. Да стой там, не топчи мне тут.

Джастин кивнул, не отводя взгляда от медленно поворачивающейся бараньей туши.

- Понял. Стою тут, не топчу вам там. Смотрю, сегодня жаркое, мистер Лоулер?

- Ага... жаркое. Из наглой, треснувшей хари. А это для господ. Хотя, думаю что-то и вам на похлебку пущу. А вообще, сегодня свинина. Как обычно. То есть умершая своей смертью, от старости, пару лет назад.

Джастин глубоко вздохнул. А старший по гарнизонной кухне продолжал.

- И ладно бы еще, по доброму куску - каждому. Так нет. Вываривай эту сушеную дохлятину на сто пятьдесят человек. Хотя, может оно и к лучшему. Вкус перловки не портит.

- Да ладно вам, мистер Лоудер, скромничать. Вы ведь и из стоптанных подмёток можете рагу исполнить.

Весело выкрикнул, выходящий из подсобки парень. Райт был розовощек, кудряв и весел. Как всегда. Стремительно пересекая кухню он подмигнул Джастину и сделал характерный жест рукой, мол, все по плану.

- Ребята овощи дочищают, уж почти закончили. Бобы варятся, Мелкий проследит за котлами. Я пойду, а?

Морщинистый сморщился еще больше. Выражение его лица было красноречивее любых слов.

- Понял. Замолчал, убежал. До завтра.

Райт куницей выскользнул с кухни, вытащив за собой Джастина, влюбленными глазами пялившегося на жареного барана. Смеркалось. На улице становилось все прохладнее. Темно синие тучи понемногу чернели. Дул свежий северный ветер. По дорожке, мощеной новыми сосновыми досками, они торопливо миновали загоны для скота, прошли сквозь украшенную полуразвалившимися барельефами арку, поднялись по выкрошившейся каменной лестнице и скрылись в темноватом, низком коридоре. Проходя мимо кивнули высокому, сутулому стражнику, рассеянно наблюдавшему за мошкарой, кружившей вокруг коптящего факела. Стражник ни как не отреагировал. Либо был целиком поглощен зрелищем, либо просто спал. Как с ним порой случалось - стоя. Дойдя до конца коридора, Джастин пошарил рукой в щербатой каменной кладке. Свет факела сюда практически не доставал, но он без труда нащупал нужную выемку. Извлек оттуда длинный, черный ключ. Чуть слышно щелкнул хорошо смазанный замок. Узкая, крепко сбитая дверь легко отворилась, пропуская озябших мужчин внутрь.

- Ффух... Еле донес. Чуть по дороге не растерял. Ой, помялись немного. Ну ничего, пойдет.

С этими словами Райт вытряхивал из-за пазухи прямо на койку вареную картошку, редьку, немного потрескавшиеся вареные яйца и внушительных размеров, многообещающе промасленный сверток. По комнате сразу пошел очень заманчивый запах жареного мяса. Джастин прикрыл дверь, задвинул широкий, крепкий засов. Слегка нахмурившись посмотрел на товарища. Осуждающе цокнул языком.

- Ну что такое? Аааа...

Райт быстро переложил все принесенное на низенький, потемневший от времени стол. С извиняющимся видом отряхнул чужую койку и уселся на табурет, явно ожидая похвалы. Джастин снял с головы начищенный до блеска морион с высоким гребнем, распустил ремешки кирасы. С привычным чувством облегчения повесил тяжелую амуницию на стойки. Глубоко вздохнул, потянулся.

- Да молодец, молодец, Райт. Как всегда. Вот только...

Раздался робкий, неуверенный стук в дверь. Друзья переглянулись. Джастин кивнул, скорее сам себе, и не спеша отодвинул массивный засов. За дверью оказался молодой, лет восемнадцати, парень с ежиком светлых волос и чуть блестящими глазами.

- Эмм... Тут такое дело... Меня послали... Послал...

Джастин равнодушно хмыкнул. И продолжил с легкой улыбкой.

- Ну, всякое бывает. Но ты, друг, не унывай. Все мы где-то да нужны. И ты свое место найдешь, если еще малость поищешь.

Он сделал вид, что закрывает дверь. Паренек залепетал еще более высоким голосом, но на этот раз более связно.

- Меня за вами Марлон послал. Сказал - привести как бы не вырывался. Ну это он того, шутил как бы. Вот.

Джастин пожал плечами, оглянулся на Райта, улыбающегося еще сильнее обычного. Ему и самому стоило немалых усилий сохранять серьезное выражение лица.

- И как же это ты понял, что послали тебя именно за мной? Мм?

Светловолосый парень замялся, потупил глаза, вымучено улыбнулся.

- Марлон сказал - ученых речей за столом не хватает, так что, самого умного веди. Вот. Сказал - как увижу, мол, сразу пойму. А как услышу, так и вовсе... сам умнее сделаюсь.

Джастин понимающе кивнул. Сделал знак Райту собираться. На безмолвные возражения того, ответил тоже жестом. И взглядом. Выразительным взглядом на заветный сверток. На улице уже стемнело. Холодный, моросящий дождь и порывистый ветер только подчеркивали тепло и уют хорошо прогретой, освещенной десятком светильников, казармы. В продолговатом узком зале вдоль стен помещались два ряда узких коек. По пятнадцать в каждом. В самом конце зала, под уцелевшим каким то чудом, старинным витражом, обосновалась умеренно шумная, разношерстная компания. Правда, для неискушенного наблюдателя эти люди показались бы чуть ли не одинаковыми. Но наметанный глаз Джастина сразу выделил несколько особ, резко выделяющихся на общем фоне. Справа у стены сидел в окружении восторженных слушателей Марлон. Хрипловатым, глубоким басом вещая, судя по взрывам хохота, что-то презабавное. Чуть левее, за крепким деревянным столом, резались в карты четверо мужчин. Судя по виду - бывалых, тертых вояк, лет тридцати пяти - сорока. Ну а на крайней левой койке, мирно похрапывало тело. Судя по мощности храпа и ширине спины - породистый бык осеменитель. На скрип открываемой двери несколько человек обернулись. В том числе и Марлон.

- Ооо ну наконец то! А то с последних сил ужо отговариваюсь. С политики, понимаешь, на сиськи с жопами разговор перевожу. Но теперь то, ребята, вумный человек вам расскажет, почему вы тут, а мы здесь. Иди скорее, милый друг Джастин. И ты тож, Райт, не мнись. А то, смотрю, аж побледнел от скромности бедолага.

Два десятка молодых парней, окруживших Марлона, в очередной раз залились смехом. Их можно было понять. Стеснительный сверх меры Райт, обычно краснощекий, приобрел цвет вареной свеклы. А Джастин в свою очередь, повел себя уверенно, по-хозяйски. Решительным шагом пересекая зал кивнул картежникам, взглядом и нюхом определил истинный источник веселья и уселся на освобожденное место, прямо напротив Марлона.

- Ну чтож, доблестные соратники... Угощайте, коли позвали. И продолжайте, продолжайте свой ученый диспут о задницах, ну а я, как говорится, подхвачу.

Две оплетенные пузатые бутылки вновь пустились по кругу. Немного успокоившийся Райт, к радости своей ускользнувший от общего внимания, неуловимым движением выложил на пару табуретов, служивших столом, свою драгоценную ношу. Момента появления достойной закуски не заметил почти никто, но все отметили отменный запах, расходящийся от нарезанной тонкими ломтиками баранины. Разговор же, вопреки ожиданиям, пошел вовсе не о задницах. Хотя присмотревшись, Джастин заметил, что половина новобранцев уже под хмельком. А значит не так удивительно, что начали всплывать темы, все более далекие от их привычных интересов.

- Значится так... Раз Гастман в такое время расщедрился на пополнение, да еще вон какое...

Марлона опять прервал общий хохот. Кто-то смеялся понимая шутку, кто-то, польщенный высокой оценкой бывалого солдата.

- Зна-ачит хозяева чегой то затевают. И по моим соображениям - графья снова вдарят на львов.

- Или сами львы вдарят.

Как бы между делом предположил Джастин. Сделав солидный глоток из проходящей мимо бутылки, продолжил.

- Дурн-фару, и правда, случалось быть перевалочной базой, на пути в земли Хертсема. Но не реже бывало обратное. Удерживать немногочисленные, проходимые дороги, особенно теперь, когда закончилась весенняя распутица... Возможно именно в этом ваша цель. Наша то, точно в этом.

- Ну не знаю, не знаю... Этож как то странно получается. Ни с того ни с сего - и нападут? Все, вроде, спокойно было. С лигой торгуем, все чин по чину...

- Все чин по чину...

Передразнил одного, почти лысого парня, другой. Похожий на него как две капли воды.

- А то, что у небесных такой бардак, ничего и не значит?

- Да причем здесь рыцари то? Во приплел! Они ж к графьям, отношения то почитай и не имеют. Не подчиняются, значит. Эт мы - армия. Это мы - сила.

Половины сидящих в зале расхохотались. Другая половина - нет. Джастин лишь ухмыльнулся. Подмигнул Марлону и начал.

- Вы оба отчасти правы. С одной стороны, орден рыцарей неба не подчиняется феодалам. С другой - небесные уже лет двадцать, традиционно выступают на стороне Хертсема. А значит - ослабление ордена не может не повлиять на баланс сил между феодалами-наместниками и лайонелитами.

- Между графьями и железными львами, значится.

С миной мудреца пояснил Марлон. Пояснил, как оказалось, не зря. Несколько лиц, до того выражавших некоторую озабоченность, успокоились, понимающе закивали.

- У благородных то людей мноого. Наша сотня - одна рота. А еще таких с десяток, только под Карданом набрали. Сам видел. И командир говорил, мол, зеленых много, но и битых тоже хватает.

Некоторые одобрительно закивали. А рыжий, конопатый паренек продолжил.

- И вот, что мне думается... Коли нас так много, то может и правда, даже без рыцарев - силы хватит. Хватит что бы того, ну, неприятеля то отбить. А может и вовсе... ну, добить значит.

Марлон насмешливо хмыкнул, смерил взглядом конопатого парня, тот потупился, уставился в пол.

- Вы, ребятишки, конечно вояки грозные. Спору нет. Особенно, если десять рот по сотне и так далее.

Говоря это он продолжал править кольчугу. Обухом небольшого, крепкого ножа и своими косматыми ручищами, ловко разгибал металлические колечки и соединял их по-новому. Худой, большеглазый паренек, замеченный Марлоном с крепостной стены, сидел рядом и внимательно слушал. У него на коленях лежал большой потемневший шлем, еще недавно делавший своего владельца похожим на живой гриб. В правом кулаке у юнца была зажата тряпочка, вымазанная в полировочной пасте. Однако новобранец судя по всему забыл и о ней, и о шлеме, и разинув рот слушал Марлона.

- Куча народу - это конечно хорошо. Особенно ежели надо харчи казенные пожрать или окрестности лагеря густо загадить. Вот с этим то вы, бравые вояки, сами управитесь. Пожалуй, даже лучше рыцарей. А вот если... Да даже не если, а когда, придется вражьих конников на пики принимать или же сутки напролет крепостные стены оборонять... Вот тогда сразу и поймете, что землю то пахать - не так уж сложно было. Когда супротив строя головорезов потомственных, в железо закованных, выстроитесь - тогда уразумеете, что неплохо было бы и со своей стороны таких иметь. А ведь рыцари, помимо того, что бы на дорогущих конях разъезжать, да шелка с золотом носить - еще и биться обучены. Да как обучены! Не то что вы. С какого конца пика колет выяснили, да лево-право шагать почти научились. Хех.

Марлон закончил править кольчугу, встал, слегка повел могучими плечами. Паренек со шлемом на коленях опомнился и принялся яростно полировать тусклое железо.

- Да молодец, молодец, Берти. Вижу - стараешься. Встань ка, давай прикинем.

Берти отложил шлем и поднялся, застенчиво улыбаясь. Взял из рук Марлона кольчугу, со второй попытки, путаясь в рукавах, все таки надел. Подвигал тощими, острыми плечами, потянулся, попробовал прыгать.

- Ну вот! Совсем другое дело. Золотые руки и зоркий глаз - не зря меня любят женщины и боги.

Скромно оценил свою работу Марлон. Нестройный хор одобрительных возгласов подтвердил высокую оценку мастера и достойный результат. Джастин одобрительно кивнул. Для него не было открытием, что грозный с виду Марлон, на самом деле добряк, каких поискать. И всегда готов прийти на выручку. Рыжий, вихрастый парень, беспокойно поерзал на месте.

- Кольчужку то поправили - что надо. Спору нет. Но про армию то, про армию... Мы, может, бойцы не очень. И опыта не достает, да может и весу. Но ведь не мы одни то графьям служим. Есть же и дядьки тертые, бывалые. Как вы, например. Или наши старшие товарищи из-под Кардана.

Он кивком головы указал на стол, где негромко переругивались картежники.

- Так вот, такие поболе знают да умеют, чем налево шагать, когда направо велено.

Марлон бессильно развел руками, открыл было рот, что бы возразить, но передумал. Указав рукой на Джастина устало пробурчал.

- Вон, человек сидит, к бутыли присосался, так вот все вопросы к нему. Умный, можно сказать - ученый. Пусть разъяснит. А я пока бутыль то подержу, давай, просвети молодых.

Джастин пожал плечами, сделал еще глоток и нехотя расстался с бутылкой.

- Тут и разъяснять нечего. Снова оба правы. Да, крестьянин, прослуживший много лет и переживший десятки сражений, штурмов и мелких стычек - уже и не крестьянин вовсе. Марлон и ему подобные - уже давно настоящие солдаты, со всеми вытекающими. Да и потомственные солдаты, вроде меня, в Бирне встречаются не редко. Но это вовсе не мешает рыцарям, в том числе независимым орденам, оставаться главенствующей силой в стране. И если вы, друзья, опустите глаза на свои грудь да пузо, то помимо пятен жира и присохших козявок разглядите белые и синие полосы. Точь в точь такие, как на плащах и штандартах небесных. И это вовсе не потому, что рыцари столь высоко ценят графа Гастмана. Скорее уж сам граф, не нынешний, а еще его отец, в знак уважения и признания заслуг ордена - стал подражать их форме. И одел свою личную гвардию в их цвета. А потом уж и все подразделения Кардана оделись под стать.

Джастин откашлялся, отправил в рот очередной кусок баранины и пережевывая оглядел слушателей.

- И вот еще, что добавлю. Все вы наверняка слышали, о славных подвигах и великих сражениях рыцарей неба. И за всеми этими делами, скрываются сотни и тысячи жизней. Жизней врагов - поверженных на бесчисленных полях сражений. И жизней союзников - спасенных вовремя нанесенными ударами.

Марлон кивнул головой и поддержал.

- Во-во! Я то не только слышал, но и видел. В смысле подвиги да сражения. Дело было в Ниме, семь лет назад. Граф, тогда еще молодой и неопытный, оказался запертым между войсками лиги и силами львов. Вынужден был отступить за стены города. За ним, через каменный брод, последовал и неприятель. Ним окружили, взяли в осаду. Кто видел тамошние стены - поймут, штурмовать их дело неблагодарное. И все таки штурмовали. Пять раз за все время. Мы отбивались довольно успешно, даже когда подтянулись осадные машины. Но когда дожрали последних баранов... а за ними собак, кошек, крыс... дошло даже до ремней с вожжами. В общем солдат с графом было около двух тысяч, а голодных людишек то в Ниме - почитай тысяч тридцать. И уж недалеко было до бунта. Уже ходили слухи, что коли ворота львам отворить - то гражданским никто зла не сделает. Хах! Гребаные идиоты. Но, слава богам и лорду Фрейзеру, подоспела подмога. Два корпуса небесных, ударили под утро пятьдесят четвертого дня осады. Прорвались за укрепления львов и ввязались в ожесточенный бой. Как только малость рассвело и стало ясно кто кого колотит, мы бросились на помощь полосатым плащам. Хотя, скорее поковыляли... Голод выматывает не хуже марша. Но как бы там ни было - враг был опрокинут. Разрозненные части в суматохе бежали обратно через каменный брод. В то утро был спасен Ним, молодой граф Гастман и я. За что честь и хвала небесным. Это не единственный случай, за двадцать лет службы, когда я дрался бок о бок с ними. И уж поверьте - в бою эти мужики доказывают, что не зря так задирают нос. Один небесный - стоит пяти тяжелых всадников. А уж если сравнивать с вами - то и не меньше дюжины.

Последнее Марлон выкрикнул со смешком, чтобы никого не обидеть. Но, судя по ответному хохоту, никто и не думал обижаться. Джастин подтолкнул притихшего Райта в бок, желая убедиться не загрустил ли самый робкий из его приятелей. Обычно, улыбчивый и находчивый поваренок - терялся и мрачнел, когда речь заходила о войнах, сражениях и подобных, мрачных перспективах

- Знайте, что-то тут многовато рассуждений о политике, войнах и прочих неприятных непонятностях.

Подал голос из-за карточного стола приземистый бородач. Несмотря на грубоватую внешность, говорил он на удивление высоким, чистым голосом.

- Молодые, я вижу, представляют себе службу, как непрерывные драчки, войнушки и всякие поодвиги да опасности. А ваши мудреные речи, уважаемый родовитый солдат, только больше смущают ету боевитую голытьбу. Уж лучше поведалиб о вещах насущных. О кормежке тутошней, о начальниках, злобных и не очень, о порядках, касательно поила да хе-хе... баб.

Джастин одобрительно хмыкнул. На подначки о его происхождении и образовании он не реагировал уже довольно давно, а тон и мина бородача выражали дружелюбие и заинтересованность.

- Ты прав, приятель. Что-то мы увлеклись... А между тем, военное ремесло на девять десятых состоит из вполне мирных составляющих. Если по порядку, то кормят тут неплохо, грубовато, зато регулярно и обильно. Мистер Лоулер, старший по гарнизонной кухне, может и самые убогие харчи сделать вполне съедобными. За то и пользуется всеобщим уважением. Кстати, помогает ему в нелегком деле присутствующий здесь Райт. Помаши ребятам, не стесняйся. И если кого интересует, можно напроситься в наряд по кухне, а уж если приглянетесь мистеру Лоулеру, то будете значительно ближе к еде и дальше от сквозняков ночных караулов. Хотя, мы и так не сильно то напрягались на постах. Может часов по пять в день на стене или еще где проводили. А уж с прибытием вашей сотни, или сколько вас там, работы и вовсе поубавится. Это, конечно, пока все тихо.

Джастин на секунду замолчал, но пока разговор вновь не ушел в прежнее русло, продолжил.

- Командиры - люди разумные. В смысле, служить не мешают. Спят себе, пьянствуют да в кости играют. Правда капитан Ботрайт, командующий гарнизоном, ну вы его видели...

- Ага, видели! Этот про дерьмо с жопами который...

Подал голос один из новобранцев. Патлатый, густо покрытый прыщами и струпьями. Когда он открыл рот ощутимо повеяло кислой капустой и дохлыми кошками.

- Прицепился ко мне, понимаешь. Чего волосатый такой, зачем видом и запахом мух приманиваю? И че хотел...

Джастин, взявший было очередной кусок баранины, передумал и положил обратно.

- Хотел он, думаю, что бы ты космы свои обрезал, да речку Атиль переплыл пару раз. Можно даже не раздеваясь. И затягивать с этим не советую. Капитан пристально следит за тем, что бы его распоряжения выполнялись. И желательно еще до того, как распорядится. Во-о-от. Относительно всякого пьянства и разврата, он тоже довольно строг. Так что, коли попался, напился там или в ближайшую деревушку к девкам бегал, то берегииись. Но стоит отдать капитану должное - он особо то и не ловит. Если делать все красиво, осторожно, не наглеть, то можно очень даже прилично жить. И выпивать и отдыхать возможностей хватает. Но, вы больно то не радуйтесь. У нас то с вами служба разная. Мы - постоянные обитатели крепости. Вы, вероятнее всего, временное пополнение. А уж для чего вы здесь и надолго ли - только богам да отцам командирам известно. И ни те, ни другие делиться планами не спешат. А мы об этом уже достаточно фантазировали.

Все согласно закивали, мол, и правда достаточно.

- А расскажите ка мне ребята, - негромко прохрипел Марлон, - что это за великан на угловой койке притаился. Судя по могучему храпу - не иначе как плод любви великана и медведицы.

Собравшиеся подтвердили предположение кивками и усмешками.

- И более того, - добавил высоким голосом бородатый, - зачали его, когда медведица в глубокой спячке прибывала.

Джастин пожал плечами, предположил.

- А может, просто у человека совесть чиста, вот и спит себе спокойно.

Вокруг захохотали и зашумели, давая понять тем самым, что чистая совесть не ограждает сон от помех подобного рода.

- Ну ладно, ладно! - усмехнувшись поднял руки Марлон, - Скажите же, что за чудо. Где вербовщики графа откопали такого и есть ли там еще. Так как уверен, хоть и видел его только лежа, что подобная громадина будет довольно полезной. Хотя бы видом своим неприятеля отпугивать.

- Или просто храпом!

Вставил кто-то, породив очередной взрыв хохота. Худощавый паренек, Берти, так и сидящий в кольчуге подогнанной по размеру Марлоном, робко пояснил.

- Вообще он мужик что надо. Но из-за размера и немного... жутковатого лица, Бенджамина считаю бесноватым или юродивым. У него от рождения левый глаз дергается. А правый смотрит малость не прямо. Да и один побольше другого. Но сам то он нормальный, добрый, лошадей любит.

Берти смущенно затих, не зная что добавить.

- Лошадей любит... Жрать штоли?! Целиком проглатывать?

Марлон сам заржал как взбесившийся мерин, неистово лупя себя по колену волосатой пятерней. Таким образом разговор плавно перешел с Бенджамина на различные гастрономические изыски. Потом на вино, пиво и вообще все, что может влить в себя страдающий от жажды солдат. Незлым, тихим словом помянули человека, стащившего у одного из новобранцев полную флягу отличного первача. Причем Джастин и Марлон активно подогревали негодование публики, в душе посмеиваясь над жадноватым вором. Но как бы весело не было, нашим приятелям давно было пора на боковую. Да к тому же и бутылки уже опустели... И вообще...

- И вообще, - поддержал предложение Джастина, Марлон, - в гостях хорошо, а дома лучше. Ведь мы то не теснимся по сорок человек в казарме, а культурно размещаимси в отдельных залах.

Марлон еще долго хохотал над собственной шуткой. И дело было не столько в шутке или выпитом вине, сколько в нем самом. На самом деле, старый солдат немного приврал. По армейским меркам - действительно самую малость. Постоянные обитатели Дурн-фара жили в комнатах по четыре человека. А именно в их комнате даже был небольшой камин. Именно вокруг него друзья и развесили свои промокшие портки, сапоги и прочие, вымокшие насквозь, вещи. То есть - все вещи. Так как на улице бушевал такой ливень, причем из-за сильного, порывистого ветра хлещущий со всех сторон, что впору было отращивать жабры. Именно так и выразился Райт, промолчавший почти весь вечер, а теперь, оказавшись в привычной обстановке, снова посмелевший и улыбающийся.

- И чего же ты тогда лыбишься? Того и гляди - харя треснет.

Кисло пробурчал Сэми, так же греющийся у очага в одних подштанниках. Его дежурство недавно закончилось и он тоже промок до нитки. Сидя на низком табурете, смешно нахохлившись и сложив руки на дряблом, бледном животе, он обиженно посматривал на соседей.

- Ничего у меня не треснет, - беззлобно возразил Райт - Я ведь натренированный. Постоянно улыбаюсь. А вот если ты вдруг попробуешь, то твои пухлые щеки, а заодно и все подбородки, окажутся в опасности. Поэтому на, смажь, чтоб не потрескались.

Он протянул Сэму небольшой сверток, из которого выглядывали пара оставшихся кусочков жирной баранины и ломоть хлеба. Толстяк царственным жестом принял подношение, надменно кивнул, словно вельможа, принимающий положенные почести и принялся за еду.

- Вот всегда знал, - роняя изо рта крошки начал он, - что есть на свете и хорошие люди. Не часто встречаются правда. - Сэми кинул выразительный взгляд на Джастина - Но, уж если нашел такого - надо обеими руками держаться. Поддерживать, помогать... угощать там всяким.

В это время он картинным жестом извлёк из-под матраса овальную флягу в матерчатом чехле. Улыбка Райта сделалась еще шире.

- О-о-о, дружище! Ну очень приятно слышать, что тебя любят и ценят. Да, ты прав, я хороший человек и готов разделить с тобой...

- Чаво?! - театрально удивился толстяк - Хороший - это я! Но и ты, тоже ничего, потому как понимаешь, что за меня надо держаться и угощать. Ну и поддерживать и все такое...

Сэм открутил крышку и, манерно оттопырив мизинчик, отсалютовал флягой в пространство. Сделал добрый глоток. Поперхнулся, захрипел, закашлялся так, что слезы выступили из глаз.

- Черт возьми, бежим! Оно сейчас лопнет!

Завопил, все еще необычно веселый, Марлон. Но глядя на страдающего товарища все таки решил помочь. Принялся усердно хлопать толстяка по спине, настолько усердно, что по дряблой туше Сэма побежали внушительные волны.

- А-а-а мать твою! Что творишь, верзила?! Да отстань же ты, уже все. Люди, держите...

Марлон перестал лупцевать несчастного. Потому, что уже не мог стоять, так дико хохотал. Рядом с очагом Райт и Джастин тоже не успевали вдохнуть, между взрывами смеха.

- Ну ладно, ладно. Перестаньте, - утирая слезы просипел Джастин, - хватит уже. Шумные вы сегодня. Все же ночь на дворе. Не злись, Сэми. Он правда помочь хотел, ты же знаешь. Просто не расщитал малость со своими лапами.

Сэм хмуро глянул на него, растирая ярко-красные следы ладоней на теле.

- Да на дураков то не обижаются. Но в следующий раз ка-а-ак...

Он с силой толкнул пытающегося отдышаться Марлона в плечо. Крепыш практически не пошевелился. По пояс голый, широкоплечий, с тугими узлами мышц и многочисленными шрамами, светлыми тропинками пересекающими его косматое тело. В сравнении с Сэмом он был как матерый, дикий кабан рядом с заплывшей жиром, бледной свиньей.

- Да прости, Сэми, - пробасил, вроде даже смущенно, Марлон, - увлекся чутка. Тыж помирал, а я спасать тебя кинулся.

- Единственный из присутствующих, между прочим.

Метко подметил Райт. Джастин согласно кивнул и протянул толстяку руку. Сэм неуверенно протянул свою, ожидая рукопожатия. Но вдруг заметил, куда смотрит товарищ.

- А-а-а... Да возьми. Жалкие, корыстные людишки.

Джастин принял протянутую флягу. Отхлебнул. Заговорщически подмигнул Марлону.

- Не-е-е... Пейте сами. Этой фляги, между прочим, и не хватило за столом. Негоже так, у своих то...

Райт неопределенно пожал плечами, в свою очередь делая глоток.

- Да что вы так с ними возитесь?! - возмутился, глядя в тускло-оранжевое пламя камина, Сэм. - В перевалочных лагерях с ними никто не цацкался. Есть что хорошее - делись! А не хочешь - получи по шее! И так всегда. И это нормально. Традиция, мать ее так.

- Херовая традиция. - бросил Марлон, - Глупая.

- Это гляньтеж какой вумник выискался, - передразнил Сэм, - больше всех знаешь небось. Больше всех понимаешь.

- Полагаю, - кашлянув вставил Джастин, - он имел в виду различия в службе мирной, так сказать показной, и службе реальной, нашей. Недальновидно шпынять и угнетать человека, который завтра может оказаться с тобой в бою. За спиной, да с арбалетом.

Сэм состроил максимально скептическую мину. Даже изобразил губами звук пускаемых ветров.

- Да ладно, дружище, не смеши. Или не пугай, как тебе угодно. Не воевать нам завтра. И послезавтра тоже не воевать. Вообще, на нашем веку может и не случиться. Я вот, уж шесть лет как на службе, а все о битвах тока слышал.

- И всеж не зарекайся... - угрюмо пробасил Марлон - Ибо то не от нас зависит. Я вот, для примеру, навидаться успел. И в последние шесть лет - тоже.

- Ну, значит такой ты дико везучий. Любимец богов! И женщин...

Договаривая всем известную присказку Марлона, голос Сэма немного переменился. Поутих, потускнел... Затихли все.

- Я не боюсь. Вы знайте, - продолжил он тише, - что нам платят не за мир. Нас кормят, в ожидании драки.

- Успеется.

Перебил здоровяк, тоном значительно более беспечным, чем можно было ожидать.

- А теперь давай сюда флягу. Может хоть меньше тебе достанется.

- Ага, подлецу и негодя-я-яю!

Шутливо поддержал Сэм, окончательно разрядив обстановку. Фляга бодрее пошла по кругу. Пили все. Несмотря на разницу во взглядах, они были почти друзьями.

- Вот скажи ты, Джастин. Как самый умный, - вроде бы с усмешкой, но в то же время с явным интересом спросил Сэми, - Чего нам этих молокососов пригнали? Правда ждать чего? Или они просто мимо идут. А если мимо, то куда? И не одной сотней же?

- Во-во, - поддакнул Райт, несколько нервно потирая руки, - Там, в казарме то, ты много чего наговорил. Только я вот так и не понял, ждать или не ждать. Про рыцарей, про силы всякие и политику - не надо. Тебе оно все небось понятней. Вот и скажи по простому.

Марлон выжидательно посмотрел на Джастина, показывая взглядом, что тоже не прочь послушать.

- Как я и говорил, - начал тот, - наверняка сказать сложно. Проблемы небесных - можно считать и нашими. Но в последнее время отношения с лигой заметно потеплели. Львы, если их не науськивают жадные купчишки, тоже вроде не лезут. К тому же, на границе с Леммасом сейчас неспокойно. В такой ситуации лайонелиты не пойдут против нас. Ведь оставить границу - неоправданный риск, а воевать на два фронта - себе дороже. Я конечно не знаю ни численности их, ни тем более намерений... Думаю, усиление такого стратегически важного форта как наш, может быть простой предосторожностью. Так что не будет драки. По крайней мере не теперь...

- Станови-и-и-сь! Бегом! Живо, живо!

Оглушительный, командный рев капитана Ботрайта не перекрывал даже тревожный бой сигнального колокола. По древней, местами утопленной в землю брусчатке метались люди. С верхней площадки сторожевой башни, находящейся прямо на аркой ворот, все они были похожи на снующих по поверхности пруда водомерок. Джастин встретился глазами с растерянным сослуживцем, стоящим рядом и тоже наблюдавшим за построением внизу. Вроде его звали Джим... или Джон. Обычно, на этом посту стоял только один стражник, сейчас их было трое. Всех подняли по тревоге часов в пять утра. Сейчас было около шести и командование, наконец то, собиралось объяснить в чем дело. Несколько мгновений посуетившись, водомерки внизу все же приняли облик вооруженных солдат, выстроились в почти правильные шеренги. Сверху была хорошо заметна разница между строгим и неподвижным строем ветеранов и волнующейся, кособокой массой новобранцев.

- Станови-и-ись! - снова проорал Ботрайт - Ровняйсь! Смирно!

Застыли солдаты, застыли, еще недавно орущие, сержанты, застыли трое лейтенантов, стоящих во главе своих подразделений. Продолжил двигаться только неизвестный Джастину, высокий, богато одетый дворянин, похлопывающий кожаным хлыстиком по голенищу сапога. Он стоял позади Ботрайта, и хотя из-за расстояния, рассмотреть его лицо было практически невозможно, Джастин был уверен, что высокомерная ухмылка все еще на месте. Именно эта ухмылка, а еще манера странно подергивать головой, сразу же вызывали сильнейшую антипатию. Дворянин этот и был причиной всего переполоха. Хотя, вероятно, не самой причиной, а лишь гонцом, об этой причине поведавшим.

- Вон тот типус, - прошептал, пока капитан разговаривал с высоким незнакомцем Джон или Джим, - начальника чуть не до удара довел. Я сам не видел, мне Ричи шепнул. Этот длинный - важная птица. А приехал без эскорта, один. Еще ворота закрыты были. И давай орать, командиров требовать. И ведь в грязи весь, да в поту лошадином... был. Сейчас то почистился, а так мужики, что на часах стояли, ему чуть было в грызло не сунули. Во потеха былаб...

- Да ты не трынди! Не трынди! - перебил стражник, с отвратительным, багровым шрамом через все лицо, - А по делу давай. Шо удар то? Шо с начальником? Бил кто кого, али как?

- Да кого бил? - приглушенно возмутился Джим... или Джон - Темень ты неразумная. Разозлил он начальника. Разьярил, можно сказать. А до него - еще и мужиков, что на часах...

- Сам ты темень. - обиженно буркнул тот, что со шрамом, - Хрень молотишь, нет шобы по делу. Скажи, Жастин?!

- Хватит вам. Ты, Джим, - наугад бросил Джастин, - постарайся конкретнее и по порядку. А ты... эм... приятель, не перебивай. И можете не шептать. Все офицеры внизу.

Тем временем капитан что-то бурно обсуждал с незнакомцем. А тот лишь качал головой, явно не соглашаясь.

- Так яж и говорю, - продолжил Джим, - мужики ему чуть не навешали, вот смеху то былоб. Но потом старшего разбудили, тот распорядился открывать и за капитаном послал. Этот франтик, грязью обляпаный, с какой то бумагой был. Как бумагу капитану вручил, так тот раскраснелся, разорался... Ну не при мужиках, правда, но выж его знайте. Не то что из-за двери, из-за моря слыхать.

- А что в той бумаге было, - без особой надежды спросил Джастин, - не слышал?

- Как не слышать? Еще как слышал! - надулся, гордый своей осведомленностью, Джим, - Враки там, вот. Ложь, стало быть, неправда. То капитан и орал. Говорил, что невозможно поверить. Что быть такого не могёт. Что все это - бред и дерьмо.

- Войны Хертсема! - Загудел снизу, громоподобный голос капитана. - Слушайте! Так уж вышло, что все вы носите цвета достопочтенного графа Гастмана. Да будет век его долог. - В пронзительном баритоне зазвучала сталь. - Его милость граф, прислал нам... прислал вам приказы. Прислал гонца! - Рев Ботрайта, хоть это и казалось невозможным, еще усилился. - Представлю вам господина Аддерли. С этой минуты, вы переходите в его распоряжение. В соответствии с приказом графа Гастмана!

Закончив, капитан сделал два шага назад и заложил руки за спину. Он старался казаться спокойным, но даже с верхней площадки сторожевой вышки было заметно его тяжелое дыхание. Представленный господином Аддерли, выступил вперед.

- Благодарю, господин Ботрайт. - Проговорил он властным, звучным голосом. - Я принес добрую весть, войны Хертсема! Третьего дня орды неприятеля пересекли границу Мидуэя. Эти несчастные, опустошенные и истощенные земли - снова не смогли противостоять врагу. Но... тем лучше для вас! Ибо выпал шанс раз и навсегда разделаться с ненавистными львами. Мудрость светлейшего графа позволила предугадать замыслы врага. Этот древний форт, эта горная крепость - станет костью в горле алчных рыцарей! Мы сдержим первый напор наступления, не дадим врагу беспрепятственно пересечь перевал Дурн-фар!

Вдохновенная речь богато одетого, статного, прямо-таки величественного Аддерли - практически никого не вдохновляла. Судорожно сжимающие алебарды, гизармы и рогатины солдаты, не спешили радоваться выпавшему шансу. Должно быть - не успели осознать собственного счастья.

- А вскоре, - продолжал тот, - вскоре подоспеют мобилизованный части из Нима и Кардана. И погонят ненавистного врага, споткнувшегося о нас!

Услышав про скорое подкрепление, многие несколько оживились, послышались первые одобрительные возгласы.

- Ага... споткнувшегося о наши обезображенные туши. - Угрюмо пробурчал Джим, пока вошедший во вкус оратор, вещал о близком триумфе и славе доблестных защитников. - Этот раскрыленный петушок гладко стелит, но суть то одна...

- Согласен, - кивнул Джастин, - нас тут полторы сотни. А сколько идет лайонелитов. И сколько ждать наших?

- А меня вон шо заботит, - вклинился тип со шрамом, - чаво они так с капитаном лаятся? Наш то Ботрайт - мужик толковый, а энтот - неизвестно.

- Как я понял, - Джастин задумчиво огляделся по сторонам, - раз мы все служим Гастману, то он и решил поставить в Дурн-фар своего человека. Весь контингент его - значит и форт его. И плевал он на ландфрид и всех союзных феодалов.

- И на кой, - удивился Джим, - графу все это? Наоборот, другие бы князьки своих людей прислали, раз уж мы тут с год сидим. А то как-то... щедро получается. Своих на баррикады значит, да в обгон всех прочих... Не жалеет нанче людей Гастман, ох не жалеет, не то, что раньше.

Караулы на стенах утроили и потому Джастин попал в столовую уже ближе к вечеру. Здесь, как и на всех постах, только и говорили, что о очередном рейде лайонелитов. Спорили и гадали о том, будет ли это быстрая, в пару недель, операция, предполагающая только грабеж деревушек и пригородов, да сжигание холуп. Или все таки близится настоящая, большая война, с осадами и штурмами городов.

В Бирне, стране огромной, и вечно раздираемой междоусобицей, войны, стычки и взаимный террор не был чем-то новым. После свержения королевской династии, более двухсот лет назад, землю, как и власть, поделили феодалы наместники. Сначала герцоги, из разных ветвей правящей семьи. Но в следствии постоянных заговоров и переворотов, в стране не осталось никого, кто так или иначе был бы связан с королевской линией, носил бы хоть частицу той крови. Власть переходила из рук в руки вместе с землями и титулами, теперь значащими совершенно не то что раньше. Древнейшие дома все больше теснило новое дворянство, состоящее, по утверждению старых вельмож, из бандитов, купчишек и всякой заморской швали. Что ж... эти утверждения были не далеки от правды. Но истерзанная постоянной грызней соседей, истоптанная ногами бесчисленных армий, отрядов и банд, Бирна - все же продолжала жить. Более того, продолжала оставаться независимой и, в каком то смысле, единой страной.

Подобные, непростые условия - породили определенную породу людей. Не только потому, что для выживания необходимо было приспосабливаться. Быть хитрее, сильнее или незаметнее чем раньше. Но и потому, что такой кажущийся хаос - словно магнит, притягивал людей особого сорта со всего мира. Наемников, авантюристов всех местей и, разумеется, торговцев. Ведь война - удовольствие очень затратное, а значит, для кого-то и очень выгодное. Правда среди людей, направлявшихся в Бирну, хватало и обыкновенных преступников, грабителей, воров и убийц, стремящихся укрыться от наказания в этом огромном человеческом муравейнике. Но и из них можно было извлечь определенную пользу. И феодалы наместники это умели. Вербовщики чуть ли не круглый год набирали пополнения. И бывалым, готовым на риск людям, пусть даже и не слишком надежным, почти всегда находилась работа.

Так же избыток вооруженных столкновений определённым образом изменил некоторые из старых сословий. Рыцарские ордена, во времена централизованной, управляемой одним монархом Бирны, бывшие чем то вроде личной гвардии богатейших дворян, теперь стали независимыми. И даже превзошли тех самых дворян и богатством, и влиянием. Наиболее крупным и сильным считался орден лайонелитов, так называемых железных львов. Фактически они владели крупнейшим графством Бирны - Уилфолком. Хотя формально там и правил марионеточный граф, из старых, сохранивших только имя да гордость, дворян.

Помимо рыцарских орденов, сильно разросшихся и окрепших на постоянных войнах, выделилось еще одно сословие. Своего рода промежуточная ступень, между простолюдином-наемником и рыцарем благородного происхождения. Потомственные солдаты, потомки тех, кто маршем пересекая страну из конца в конец не забывали о семьях, оставленных где-то позади. Такие нередко служили десятилетиями, не только выживая и получая приличное жалованье в добавок к трофеям, но и отправляя солидную часть дохода на свою малую родину. Хорошо обеспеченные, по сравнению с детьми крестьян и ремесленников, их сыновья частенько выбирали ту же дорогу. А дожидаясь того времени, когда меч на поясе перестанет биться о землю, посвящали силы и время изучению воинского дела. Для этого были созданы специальные академии, в которые дети ныне служащих, и способных регулярно платить, солдат - принимались особенно охотно. И в некоторых, из подобных заведений, учили не только держать строй и колоть копьем, а также читать и писать, а порой даже знакомили с тонкостями военной стратегии и тактики. Разумеется выпускники таких академий ценились много выше обычных, неграмотных и неподготовленных новобранцев.

- Джастин, садись сюда, потолкуем. - Окликнул его Марлон, уже сидевший за угловым столом, в окружении нескольких старых приятелей.

- Потолкуем. Есть о чем. - Присаживаясь согласился он.

- Этот франт, Аддерли... Насколько я понял - даже не военный. - Начал здоровяк, не прерывая работы ложкой. Остальные собравшиеся тоже слушали и кивали не отрываясь от мисок с похлебкой. За день успели здорово проголодаться. - И на кой Гастман его прислал? Мож он умный сильно, но по виду то и не скажешь. Да и вообще... Ну ты понял.

- Понял, - согласился Джастин, энергично вылавливая из похлебки разваренные хрящи, считавшиеся мясом, - понял и то, что его милость решил оттеснить прочих феодалов Хертсема от контроля над перевалом. И это перед готовящейся компанией лайонелитов. Ведь по словам этого Аддерли - граф все предвидел, предугадал. Эх... какая прозорливость.

Доев похлебку, Джастин шумно втянул остатки через край глиняной миски. Остальные справились быстрее и сейчас выжидательно смотрели на него. В большинстве своем тертые, старые вояки, тронутые сединой и покрытые шрамами. Сидели и ждали.

Все ни как не привыкну, - подумал Джастин, - хотя... все таки и мне уже за тридцать, да и боевого опыта накопилось. Но ведь и раньше многие считали меня чуть ли не всезнающим волшебником. Даа... для большинства из них умение писать - уже магия. По началу и Марлон наблюдал как я читаю глазами полными суеверного ужаса. После, ужас сменился благоговением.

- Так вот, - продолжил он, - не хочу ляпнуть лишнего, но командование явно темнит. Капитан указал на то, что приказы привезли именно нам. Не ему. То есть, он Гастману не подчинится. А почему? Да, формально он служит ландфриду Хертсема, но ведь наш граф там один из первых.

Закончив с ужином, но не с разговором, компания в полном составе направилась в сторону голубятни. Направление было выбрано не случайно, в это время народу там было меньше всего. Поднимаясь по вырубленным в скальной породе ступеням и настороженно озираясь по сторонам - продолжили.

- Выходит, - неуверенно проговорил Флойд, лысеющий, болезненно бледный ветеран, с желтоватым бельмом на глазу, - Гастман замыслил неугодное ланд... ланфд... короче совету графьев?

- Ну или так думает капитан Ботрайт. - Осторожно предположил Джастин. Доверять присутствующим было можно. Они не были друзьями, но людьми надежными и проверенными - точно были. Но неподалеку сновали туда-сюда другие. Не столь надежные.

- Эмм... Но ведь перевал общий. - Хмуря массивные брови и пожевывая губу, изрек Марлон. - Как и Каменный брод. Знать Хертсема давно порешила, хочешь сохранить земли да задницу в целости - берегись львов из Уилфолка. Коли они совместно не оборонят пути в Хертсем, то после их по очереди передушат.

- Видимо граф Гастман решил, что единоличный контроль над перевалом ему по силам. А значит - выгоден. - Подвел итог Джастин.

- Шооо?! ЕМУ по силам? - Возмутился значительно громче чем стоило, до того молчавший Ричи. Он был невысоким, бочкообразным и каким-то нескладным. Однако, когда дело доходило до драки, нужно было минимум трое, что бы оттащить его от поверженного противника. - Да это мы... Это я! Я его сила. Не захочу, - Ричи опомнился и немного сбавил тон, - и не буду за него биться. А я не захочу! Если вдруг какие то дворянчики шо и задумали, я в том не участник. Я за Хертсем воевал и служу я Хертсему. Не Гастману и прочим... хозяйничкам. И срал я на эту дурь. - Он с силой дернул сине белое, полосатое сюрко, висящее на его нескладной фигуре, как попона на козе.

- А ну тише. Разошелся то как. - Одернул его посерьезневший Марлон. - Тыж раньше времени не ерепенься. Не ясно ничего еще. А ты уж цвета срывать. Видно будет, как дальше то...

- И чего этим бездельникам здесь надо? Ой не рады будут, что...

- Да хорош. Что ты взъелся? - Одернул товарища лейтенант Брикман. - Эт нормальные ребята... К тому же они здесь наверняка за тем же, за чем и мы.

- Разве? - Изогнул правую бровь лейтенант Картер Дей. - Неет Рональд... простым мужикам плевать на кого горбатиться и кому служить.

Брикман флегматично пожал плечами и отхлебнул из небольшого, кажанного бурдюка, который всегда тоскал запазухой.

- Ты слишком благороден, Дей, что бы понимать думы простого солдата. - Говоря это, Рональд без особой надежды косился на приятеля. Тот был слишком молод и горяч, что бы заметить и понять насмешку. Самому же Брикману было уже за сорок. Сорокалетний лейтенант... Печальное зрелище. С этими мыслями он отхлебнул еще.

- А что? Все они привыкли из поколения в поколение кланяться, а согнувшись пополам - чьи сапоги уже не разглядишь. - Продолжил гнуть свое Картер. Он действительно был молод, горяч и высокороден. И изо всех сил старался показать, что в отличие от других - понимает, что происходит. - Другое дело - мы. Все дворяне равны! Какого черта Гастман себе позволяет? Этот чертов шут, Аддерли... Да такие у моих родичей конюшни чистят.

- Не горячись, Картер. - Брикман снова приложился к бурдюку. - Хотя... можешь горячиться. Пока здесь только голуби. Им то насрать на твою возмутительную крамолу.

- Им то на все насрать, - согласился Дей, вытирая с плеча птичий помет, - а остальным? И на что вообще способен этот выскочка-переросток? Если мы вместе с Ботрайтом возьмем его за жабры, будет ли Гастман мстить?

- А тебе совсем не интересно, как поведут себя бойцы? - Тихо спросил Рональд. - На счет ветеранов, я почти уверен, но молодых мы не знаем. У них нет оснований не подчиняться своему сюзерену. А если Аддерли окажется хватом, за такие планы вполне могут повесить...

- Нет основа-а-а-ний... Ну конечно! Да последнему батраку понятно, что тут дело не чисто. Какого хрена капитана отстранили от командования? Да еще и утаили информацию особой важности! Гастман знал, что лайонелиты идут, поэтому собрал войско под Карданом. По этому - забил Дурн-фар только своими людьми. По этому - подослал этого придурка, Аддерли. И зачем все это? А?

- Я не знаю наверняка, так же как и ты, - Брикман задумчиво почесал заросший подбородок, - но полагаю, что скоро все прояснится. Если границу Мидуэя пересекли позавчера, то до нас докатятся самое позднее к завтрашнему вечеру.

- Это если пойдут на нас. А если через броды? - Картер беспокойно мерил шагами помещение старой голубятни. Находящаяся на возвышении и тем не менее закрытая от основного форта скальным уступом, изящная, арочная постройка, могла вместить еще сотни голубей и десяток заговорщиков, но молодому лейтенанту явно было тесно. - Хотя нет, зачем тогда светиться, проходя через Мидуэй?

- Маневр? Или просто - грабежа ради и удовольствия для. - Меланхолично жестикулируя предположил подвыпивший Брикман. - Но я в этом сомневаюсь. Аддерли здесь не просто так. Хотя и его самого, и его хозяина могли ввести в заблуждение.

- И что же в итоге? Что решим? - Картер вопросительно уставился на старшего товарища.

- Ну раз наверняка ничего не известно - будем действовать по обстоятельствам. То есть там видно будет, как дальше то...

- Хм... подумаешь. Не так уж и много! - Не скрывая сарказма изрек Сэм. - Ну теперь то драным кошкам конец.

Джастин, стоящий рядом, криво усмехнулся. Вершина северной стены была усеяна защитниками. Начищенные кирасы и высокие гребни шлемов ослепительно горели на солнце. На сторожевых вышках, горделиво вытянулись изящные баллисты. Над воротами, волнуемые прохладным утренним ветром, развевались штандарты графства Хертсем - сноп золотистых колосьев на белом поле, и дома Гастманов - черный, пикирующий ястреб на бело синем поле. Примерно в семистах шагах впереди, на обширном, поросшем редким кустарником плато, под бодрый барабанный бой, выстраивались шеренги неприятельской армии. Выстраивались широким, развернутым строем.

- Ишь красуются, сволочи! Напужать хотят, пыль в глаза, значит. - Ворчливо пробасил кто-то.

- А мы? - Спросил, обернувшись, Сэм. - Не красуемся? Стоим тут, как на параде. Так уж положено. Они нас пугают, мы их. Уж не знаю, получается ли...

- А то! - Звучно ухнул Марлон. - Вон, один Бенджамин чего стоит. Тока зря на него шлем напялили. Но и так, тож свирепо. Аргх-ха-хах!

Сразу после выступления господина Аддерли последовали кадровые перестановки. Как только стало ясно, что командование оставляет молодых в гарнизоне - их шустро раскидали по десяткам. Назначили сержантов, преимущественно - из местных ветеранов. Марлон стал одним из десятников. Ему было не впервой командовать людьми. В обычной, повседневной службе, он сторонился лишней ответственности. При этом ворча о том, что согласен вытирать слюни и жопы только тем, кого породили его собственные чресла. Но сейчас с энтузиазмом взялся за дело. Для начала, в грубой форме отказавшись от приписанной ему десятки. Другим этого может и не спустили бы, но Марлон имел в Дурн-фаре особую репутацию... И особые права. Он был запанибрата почти со всеми лейтенантами и воспользовался связями, что бы набрать себе именно тех, кого хотел. В итоге под его началом, кроме соседей, то есть Джастина, Сэма и Райта, оказались Берти, Бенджамин и еще несколько вчерашних собутыльников. Берти, наконец начистив кольчугу, подогнанную накануне Марлоном, сейчас стоял во второй шеренге. И изо всех сил тянулся, поднимаясь на носочки, стараясь разглядеть хоть что-нибудь. Рядом с ним стоял ссутулившись Бенджамин. Даже в простом, круглом шлеме, он на полторы головы возвышался над строем. К слову, даже такой, завалявшийся в глубинах оружейной, шлем - нашли каким то чудом и по личной просьбе Марлона. Ведь голова могучего новобранца была под стать его телу, то есть раза в два больше, чем у остальных. Кто-то даже говорил, что такую черепуху защищать ни к чему, во-первых кость и так слишком крепка, а во вторых - до головы все равно ни кто не достанет.

- Ну что, великан. - Новоявленный десятник продолжал подначивать Бенджамина. - Покажем львам то, чем солдат от пастуха отличается? А то привыкли, понимаешь, молодых парней шпынять, стада угонять да посевы жечь!

При этом Марлон даже не лукавил. Он искренне негодовал, когда узнал о падении Мидуэя. Очередном. Многострадальному графству исторически не повезло оказаться между двумя враждующими соседями - Хертсемом и Уилфолком. И основываясь на своем солидном опыте - сержант был уверен, что в подобные моменты лучше подначивать и дразнить людей, чем давать им все глубже погружаться в свои думы и тревоги.

- Если ты знал, что я пастух, - неожиданно глубокий и приятный голос Бенджамина был в то же время безразличным и отрешенным, - то уесть меня не получилось. А ежели не знал, то благодарствую. Благодарствую за то, что считаешь меня солдатом.

На тех, кто слышал гиганта впервые - было очень забавно смотреть. Лицо, действительно пугающее, искалеченное, возможно при родах, с искривленным носом и глазами разного размера - сильно контрастировало с приятным тембром голоса и мягким нравом великана. Однако узнав Бенджамина получше, многие снова начинали считать его безумным.

- И у них, конечно, кавалерия, - еще тише, вероятно сам с собой продолжил он, - как же без нее? И им снова прощать - кто не ведает...

Джастин, стоявший в трех шагах от громилы, услышал. Не понял, но заинтересовался еще больше. Толком поговорить с Бенджамином было сложно. Он периодически впадал в какой-то ступор и переставал реагировать на окружающих. Но и в остальное время - представлялся фигурой весьма загадочной. По крайней мере, виделся таковым Джастину. Возможно кому-то показалось бы странным, что солдат, стоящий на вершине крепостной стены и созерцающий приготовления врага, раздумывал о темных глубинах человеческой души... Да, именно так он мысленно именовал предмет рассуждений. Но для Джастина, как и для некоторых других ветеранов, происходящее вокруг не было чем-то особенным, чем-то излишне будоражащим. Войн, битв, стычек и побоищ он повидал немало, а вот людей, подобных Бенджамину, ему встречать не доводилось. И речь, разумеется, не о рослых громилах - таких в армии хватало. И не о сумасшедших - таких здесь было еще больше. В этом искалеченном, немного жутковатом лице, временами проглядывалось что-то такое... Джастин не мог четко ответить себе, что же именно. Хотя обычно за словом в карман не лез. Даже в разговорах с самым достойным из возможных собеседников - самим собой.

Пронесшийся по шеренгам шорох и перешептывания отвлекли его от застывшего, бесстрастного лица гиганта. От серо блестящей массы войск неприятеля, отделилась группа всадников. Около дюжины коней, два развевающихся знамени, с такого расстояния кажущихся просто серыми. Но Джастин, как и любой на стене, знал, что на сером поле белеет гордый профиль льва. Символ лайонелитов, в прошлом - фамильный герб их основателя и первого командующего. Ныне канонизированного, Лайонела Синаасского.

Порывы свежего ветра далеко уносили пыль, вздымаемую копытами великолепных, дахабских жеребцов делегации. До ворот форта им оставалось меньше сотни шагов. Самые зоркие уже могли разглядеть богатые, тускло-серой стали, латы. Сработанные, наверняка, кузнецами Карского полуострова. Широко известными мастерами оружейниками, к тому же издавна торгующими с Уилфолком. Для их последних творений были характерны увеличенные наплечники, доходящие спереди - до середины груди, а за спиной - почти соприкасающиеся. Это позволяло надежно защитить, обычно уязвимые при замахе оружием сверху, подмышки. Все приближающиеся всадники были в тяжелых доспехах, но без шлемов. Вероятно, что бы лишний раз подчеркнуть свои дипломатические намерения. Однако, белого флага не было. И вот, в окружении многозначительного блеска стали, в окружении трепещущих знамен и безмолвных, словно окаменевших солдат... кто-то громко пустил ветры.

- Ааа чертовы бобы. - Кисло прогундел один из новобранцев по прозвищу Свинопас, взятый Марлоном в десятку за умение травить охотничьи байки.

- Ааа чертовы свинопасы... - прокомментировал, подражая кислому тону бойца, Марлон, - ониж еще не подошли, даже посольство до ворот не добралось. А ты ужо обгадился.

Со всех сторон послышался сдавленный смех.

- Молчать. - Утробный рык лейтенанта Гулда Блейка производил серьезное впечатление. Джастину обычно представлялся лев, готовый к атаке. - Смирно стоять. - Прибавлять последнее не было нужды. Клокочущий, вязкий баритон одинаково действовал на всех. Но лейтенант походил на настоящего хищника не только голосом. Крупные, желтоватые зубы, обнажающиеся в кривой ухмылке, больше похожей на оскал, рыжие, не слишком опрятные бакенбарды и даже внимательный, неподвижный взгляд - все выдавало в нем человека опасного...

- Пришли... сукины дети. Скорей бы уже. - Многие не разделяли энтузиазма кровожадного офицера, но его присутствие на нужной стороне вселяло определенную уверенность. Кое-кто из молодых заметно приосанился, проникаясь настроем.

Тем временем, группа конных лайонелитов остановилась в тридцати шагах от ворот. Один из них, со светлыми волосами по плечи, выехал вперед. Гордо выпрямился в седле. Набрал в грудь воздуха.

- Слушай меня, Ботрайт! Слушайте так же все вы, защитники Дурн-фара! Слушайте... ибо я не повторяю.

Его резкий и неприятный голос резал слух.

- Лорд Дэсфорд шлет вам...

- Ты бы хоть представился! Мямля! - Выкрик капитана Ботрайта прогремел, словно сошедший с гор камнепад. Под светловолосым послом заплясала лошадь. Стоявший рядом с капитаном, Аддерли, с недовольной миной поковырял в ухе.

- Лорд Дэсфорд ш...

- Ты не Дэсфорд! - Снова перебил Ботрайт. И продолжил несколько тише. - Я знаю Великана. Он вдвое больше тебя щенок! И втрое вежливее. Достойно приветствует даже врага. Ты же... а-а-а что зря языком молоть. - Капитан плотно сжал зубы, на выбритых до синевы скулах заиграли желваки. Он замолчал, но лишь на мгновение. Перевел взгляд на лейтенанта Брикмана. Сухо скомандовал. - Враг у ворот. Арбалетчики к бою.

В повисшей, буквально звенящей тишине, было слышно как где-то далеко залаяла собака, неизвестно откуда взявшаяся в гарнизоне. Все на секунду оцепенели. Первым пришел в себя Рональд Брикман. Вопреки своему обыкновению - трезвый и чисто выбритый.

- Пятая, шестая, седьмая десятки! - Торопливо прокричал он. - Заряжаай!

Некоторые из лайонелитов заметно заволновались. Их великолепные боевые жеребцы заплясали, почувствовав напряжение. Светловолосый поднял руку, призывая к порядку, остановил взглядом тех, кто собирался развернуть коня.

- Пусть не благородный, но широко известный своими деяниями капитан, - проговорил он тоном надменным и чуть ли не издевательским, - наверняка не позволит себе пролить кровь безоружных парламентеров. Пришедших к нему с...

- Я не вижу парламентеров, - прорычал, задетый упоминанием о его происхождении, Брюс Ботрайт - сын и внук пекарей из под Элрина, - разве что, твоя пищащая башка здесь заместо белого знамени. Нет? Значит вы лишь кучка лазутчиков, коих обнаружил мой зоркий глаз. Лейтенант, командуйте!

- Цеельсь! - Проорал Брикман, не спуская глаз с капитана. Он очень надеялся, что ни кто из его людей не выстрелит раньше времени. Надеялся, что бойцы, как и он, понимают, что это всего лишь игра. Метод ведения переговоров.

- Отставить! - Вдруг вмешался Аддерли. - Ну что вы, господа, право слово... - добавил он уже тише, обращаясь в основном к Ботрайту, - не стоит торопиться. И потом, распоряжением графа, это - мои люди. Позвольте мне руководить ими. И переговорами...

Капитан посмотрел на него. Скривился.

- От лица его светлости графа Гастмана, - начал Аддерли громко, обращаясь к послам, - обороной Дурн-фара командую я, Говард фон Аддерли. Мне же вы можете изложить послание лорда Дэсфорда.

Беловолосый хмыкнул так отчетливо, что было слышно на вершине стены.

- У нас проблемы с дисциплиной решаются двумя способами, - проскрежетал он своим неприятным голосом, - плетью по спине... или мечом по шее.

Ботрайт побагровел, но стоял молча, косясь на Аддерли, который слушал лайонелита склонив голову набок и скрестив на груди руки.

- И принимая во внимание явный разлад в вашем стане, - продолжал блондин, - я и мои спутники, чувствуем себя неуютно в опасной близости от крикливого капитана. Предлагаю Вам спуститься вниз и обсудить условия, кои я уполномочен сообщить. Мы будем ждать в сотне шагов, в недосягаемости болтов ваших... немногочисленных бойцов.

Всадники нарочито неспешно развернули коней и порысили прочь от ворот. Ботрайт сплюнул. Аддерли перевел недовольный взгляд с капитана на плевок и обратно. Покачал головой.

- Вы, лейтенант, со мной. - Проходя мимо он хлопнул по плечу Гулда Блейка. Светло голубые глаза офицера на миг загорелись. - Возьмите десятку. Пеших.

Добавлять последнее - смысла особо не было. В гарнизоне может и набралось бы с десяток лошадей, но большая их часть принадлежала офицерам, а остальные не годились в верховые. Пара старых, кривоногих, крестьянских кляч с трудом дотащились сюда, запряженные в телеги с провиантом.

Выстроившись в две колонны, десятка Марлона бодро маршировала следом за лейтенантом Гулдом. Тот развалился в седле с развязностью опытного наездника и держался на пол корпуса позади Аддерли. Гулд Блейк не выказывал ни тени страха... или почтения. Ни перед врагом, ни перед командованием. Он беспечно осматривал окрестности, время от времени бросая хищные взгляды на конников, ожидающих их впереди. Будь новоявленный командующий горнизоном лучше знаком со своими людьми - то никогда не выбрал бы в качестве эскорта такого человека.

Вот о чем размышлял Джастин, топая в хвосте правой колонны, с тяжелым арбалетом наперевес. Он хорошо помнил вечерний разговор. Хорошо видел настроения, царящие в лагере. И был серьезно встревожен. Не только и не столько тем, что крупные силы неприятеля находились всего в нескольких сотнях шагов впереди. За годы проведенные на службе он не раз убеждался, что хорошие, крепкие стены способны компенсировать и очень серьезную разницу в живой силе. Его тревожило другое...

Слева от Джастина вышагивал Сэм. В начищенной кирасе и при оружии он смотрелся достаточно боевито. Широкие, загнутые поля мориона хорошо скрывали лица солдат от возвышавшихся всадников... но не друг от друга. А на лице у Сэма можно было прочитать многое. И нечего, ну абсолютно ничего хорошего. То есть полагающимися настоящему солдату боевитостью и отвагой там и не пахло. Скорее уж в угрюмых складках лба можно было заметить тщетно скрываемое недовольство. А уж кто вызывал у грузного бойца такие эмоции - легко было понять по полным неприязни взглядам, изредка бросаемым на возглавлявшего отряд Говарда фон Аддерли.

Райт, за время пребывания на гарнизонной кухне успевший отвыкнуть от тяжелой амуниции, заметно потел. Даже заметнее Сэми, хотя и был в куда лучшей форме. Сейчас, шагая прямо перед Джастином, он время от времени сбивался и шел не в ногу. И часто вздыхал. Что беспокоит обычно жизнерадостного парня - тоже было легко понять. Перспектива предстоящего столкновения, а в том, что оно будет - не сомневался уже никто, не радовала добродушного и несколько робкого Райта. Но еще больше его смущали явные разногласия капитана Ботрайта и Аддерли. Джастин накануне разъяснял соседям суть конфликта. Разъяснял так, как понимал сам.

Солдат с самого начала учили подчиняться, выполнять приказы и слишком много не раздумывать. И потому они терялись, когда было не ясно, кому же подчиняться и чьи приказы выполнять. А маячившая впереди возможность, получения приказов взаимоисключающих - вообще была сущим кошмаром для солдат порядочных и дисциплинированных.

В этом плане положение могучего Бенджамина вынужденно идущего мелкими шажками, что бы не нарушать строя, можно было считать завидным. По крайней мере, Джастин не видел и тени переживания в глазах гиганта. Хотя, глядя на изувеченное лицо - ничего нельзя было сказать наверняка.

Настрой и думы Марлона, ведущего десятку - практически совпадали с настроением Джастина. Настолько, на сколько вообще могли. И это при том, что коренастый силач редко в чем соглашался с вумными, как он именовал людей грамотных, читалями.

До Джастина донеслось близкое ржание и негромкие голоса. За размышлениями и спинами товарищей он не заметил, что почти дошли. Аддерли придержал коня, замедлился. Не оборачиваясь поднял руку, подавая знак лейтенанту Блейку. Тот повторил знак, явно адресуя его Марлону. Десятник буркнул короткий приказ, солдаты выстроились в две шеренги, не дойдя до группы конных лайонелитов полтора десятка шагов.

- Прошу простить несдержанность капитана Ботрайта, - официально-холодным тоном произнес Говард Аддерли, - он человек простой. И уверен, что дипломатия - это какая-то диковинная птица из Меланора.

Блондин, возглавлявший делегацию, кивнул. По своему обыкновению громко хмыкнув. Голубые глаза Гулда Блейка опасно сузились. Джастин отметил, что рука лейтенанта на дюйм приблизилась к рукояти меча.

За время переговоров Блейк не вымолвил ни слова. Как и положено вооруженному эскорту - стоял и ждал там, где приказали. Но пару раз в его глазах, и обычно то жутковатых, хищных и холодных, появлялись совсем уж нехорошие огоньки. А Джастин неплохо разбирался в людях, хоть сам так никогда и не говорил. Разбирался... и потому, крепче сжимал в руках заряженный арбалет. Нет, он не ждал, что Блейк кинется на нахального, беловолосого рыцаря. Он вообще не ожидал драки в ближайшие часы. Но то, что зловещие огоньки в глазах лейтенанта появлялись только при взгляде на Аддерли - серьезно подкрепляло старые опасения. А сами переговоры не представляли особого интереса для Джастина. Опытный солдат легко мог предположить, что в подобной ситуации предложат защитникам небольшого форта. И правда - предлагали простой выбор. Сложить оружие, сдать Дурн-фар и отправляться восвояси. Учитывая, что основной контингент простолюдины - даже без выкупа. Или - принять неминуемую, возможно для кого-то мучительную, смерть. За два дня через этот перевал должна была пройти двадцатитысячная, по словам хамоватого лайонелита, армия. Джастин понимал, что после здесь должны наладить сообщение. Потянутся в обе стороны колонны обозов. В Хертсем с провиантом и пополнением, в Уилфолк с награбленным добром и раненными. А потому Дурн-фар необходимо было взять. Или отстоять, смотря с какой стороны посмотреть.

Невзирая на относительно немногочисленный гарнизон, расположение и устройство форта могли обеспечить защитникам условия, необходимые для отражения штурмов и выдерживания осады. По крайней мере - на некоторое время. А имеющиеся в Дурн-фаре метательные машины, от легких баллист до огромных, дальнобойных требушетов, давали возможность серьезно досаждать врагу, не выходя из-под защиты древних стен. И так как Джастин еще не имел возможности убедиться в эффективности орудий горной крепости, сейчас, возвращаясь с бессмысленных переговоров с предсказуемым результатом, размышлял о пользе, какую изощренные творения инженеров принесут на деле.

Тяжелые, окованные почерневшим железом ворота - медленно распахнулись. Заканчивая последние приготовления суетились солдаты. Деловито поругивались сержанты, выжидательно хмурились офицеры. Еще не доходя до ворот Джастин заметил, что капитан Ботрайт остался там же, где и был, то есть на площадке четырехгранной сторожевой башни, возвышавшейся над воротами. Засунув большой палец правой руки за пояс, а левую держа на рукояти меча, он неторопливо вышагивал из стороны в сторону, изредка кидая взгляды в сторону позиций неприятеля. Аддерли тоже видел капитана и сразу же направился к нему, перешагивая через две ступеньки. Лейтенант Блейк, хоть и мог бы считать себя свободным, уверенно направился за ним. У старой каменной лестницы, круто поднимающейся вдоль стены, задержался. Медленно обернулся, словно на мгновение задумавшись.

- Марлон, с двумя за мной. - Бросил он, и посмотрев вслед уже находящемуся на вершине стены Аддерли - мягкой, пружинистой походкой пошел за ним.

Десятник хрипло откашлялся, взглянул исподлобья на неровный строй. Избегая вопросительных взглядов остальных - коротко буркнул.

- Джастин, Райт, - махнул рукой и поспешил вверх по лестнице за лейтенантом, - ох приятель, - тихо проговорил он, когда они отошли достаточно далеко от остальных, но еще не догнали Гулда, - сдается мне - дождались, чего хотели дождаться. Ох дождались...

Джастин не успел ответить. Перед аркой, ведущей в сторожевую башню, стояли на вытяжку два стражника. Из новобранцев. Лейтенант остановился перед ними, глядя в затененный, арочный проем и виднеющуюся винтовую лестницу.

- Вы двое, - звериный рык снова заклокотал в голосе Гулда Блейка, - на третий пост. Таскать ядра. Живо!

Бойцы чуть не бегом кинулись вниз по лестнице. Лейтенант обернулся, его внимательный взгляд перепрыгнул с Марлона на Джастина, несколько дольше задержался на Райте.

- Хм... старые. Правильно. Джастин и... ты, стоять здесь. Никого не пускать. Приказ капитана. Здоровяк, за мной.

- Капитана? - Робко прошептал Райт, когда Марлон и Блейк скрылись в затененном проеме. - Это того, который наверху? У нас же один капитан, верно?

- Остряк... - кисло прокомментировал Джастин.

Сверху донесся возмущенный голос Ботрайта. Капитан еще не орал, но явно был сильно разгневан.

- А что? А тебе самому не интересно? Мож там щас измена и смертоубийство? Все как ты вчера...

- Да не говорил я такого! - Резко прошипел Джастин. - А даже если и так, мне то что делать?

- Нуу...

- Вот и ну! Стой, где поставили. Наше дело маленькое.

- Непохоже на тебя. Стоять и все... - с сомнением пробурчал Райт, - а вмешаться?

- И как же ты намерен вмешаться? - Состроил преувеличенно заинтересованную мину Джастин. - Ну орет и что? Он всегда орет. Человек такой, понимаешь...

Райт молча покачал головой. Да Джастин и сам не верил в сказанное.

- Чертов напыщенный болван! - выплюнул он злобно, с сомнением глядя на винтовую лестницу, - Говард фон Аддерли... командующий горнизоном. Ладно, стой здесь.

Оставив взволнованного Райта на месте, Джастин нерешительно зашел внутрь. Ступени крутой, винтовой лестницы были заметно стоптаны посередине за многие годы использования. Ведя рукой по прохладной, шероховатой стене он старался ступать как можно тише, хотя за приближающимися звуками бурной ссоры его и так не расслышали бы. Миновав несколько дюжин ступеней увидел темный силуэт на фоне арочного проема, ведущего на верхнюю площадку башни. Джастин сразу узнал приземистую, широкоплечую фигуру Марлона. Еще несколько тихих шагов вперед. Теперь голоса различались значительно четче.

- Да как ты смеешь? Ты... - Голос капитана Ботрайта, с трудом удерживающегося от перехода на привычную тональность громовых раскатов.

- Попрошу без фамильярности, капитан! - Аддерли тоже раздражен не на шутку. Его обычно холодный и надменный голос отдает неприятным скрипом. - И лорд Дэсфорд - человек благородный. Данное им слово...

- Слово дал не он! Великан, должно быть, за сотни миль отсюда. - Было хорошо слышно, с каким трудом Ботрайт сдерживается. - А нахальный выродок, с которым ты шептался...

- Капитан! Я последний раз напомню об учтивости.

- Не стоит угрожать. - Знакомый, глубокий рык лейтенанта Гулда Блейка.

- Да ты же сам разорялся о кости в горле! Сам призывал стоять еще вчера! - Со злостью продолжал Ботрайт.

- Речи для хамов, - Аддерли припустил в голос нотку презрения, - не имеют отношения к реальному положению вещей! А реальность такова, что подкрепления в ближайшие пару недель нам не видать! Если есть возможность - я должен вывести людей. Вывести солдат графа Гастмана, - с нажимом процедил он, - а не оставлять их на убой. Войско соберется под Карданом, оттуда и ударим. Нам дали час на раздумье и я не вижу никаких причин понапрасну жертвовать головами. Своей, вашей и головами бойцов!

- Что за чушь ты несешь?! - Капитан словно не верил ушам. - Дурн-фар это врата в Хертсем! Полторы сотни Гастмана нужнее всего здесь. В поле не полные две роты ничего не значат. Я поставлен сюда ландфридом. Я назначен командующим. И мне поручена защита перевала!

- Ежели вам угодно - можете защищать. А я направляюсь в Кардан, к своему сюзерену. И с его бойцами.

Джастин сделал еще два шага вперед. Разглядел Блейка, тот стоял немного ссутулившись, собранный, будто готовый к прыжку.

- С дороги лейтенант. - Раздражение в голосе Аддерли переросло в бешенство. - Убирайся с дороги чертов содомит, не то я... ааргхх...

- Не стоит угрожать, - прошипел Гулд Блейк так тихо, что Джастин с трудом расслышал, - я говорил...

Мягкий звук тела, осевшего на пол.

- Твою мать... Блейк. - Удивленно растерянный голос Ботрайта.

- Да капитан?

Пауза, несколько секунд звенящей, всепоглощающей тишины. Даже монотонный гул и шум гарнизона словно пропали на время.

- Ничего... Все правильно. Так надо. Найди мне веревку.

Джастин очнулся. Стараясь не шуметь, на негнущихся ногах спустился вниз. На немой вопрос Райта ответил кивком. И провел поперек горла большим пальцем. Райт заметно побледнел.

- Да не бойся ты... Теперь хоть все ясно. Теперь повоюем. А может и отобьемся.

Джастин глубоко вздохнул и продолжил, уже как бы сам с собой.

- Вот только интересно, на какую сторону стены его вывесят...


Глава 2

Молодой месяц робко показался из-за туч, озарив бледным, ровным светом поляну с огромными валунами. Пляшущие тени, рождаемые красно-оранжевым пламенем костра, будто отступили, поблекли, растворились. Двое мужчин протягивали руки к уютному теплу огня. И одновременно подняли головы, услышав совсем рядом вой похожий на волчий. Тяжелый боевой жеребец, щипавший траву неподалеку, тоже насторожился. Застриг ушами. Беспокойно всхрапнул.

- Чертовы волки, - все еще вслушиваясь в ночные шорохи, тихо проговорил Джастин, - и чего так тоскует?

Сидящий напротив рыцарь, задумчиво смотрел в огонь.

- Кто ж его знает? Возможно, - продолжил он с легкой усмешкой подкручивая усы, - печалится, что мы не спим, что не ранены, что не собираемся помирать. Серый бы знатно отужинал, а то сидеть ему, понимаешь, слюни ронять.

Джастин не улыбнулся. Посмотрел в сторону, откуда донесся вой. Поборов нерешительность - спросил.

- Салливан... ты думаешь, что они помнят предыдущие рейды? Помнят, как вылущивать из доспехов павших? Говорят, что в Мидуэе все волки - людоеды, что всегда увязываются за армиями. Знают - где вооруженные, там будет чем поживиться.

Салливан фон Элликот безразлично пожал могучими плечами. Зажав одну ноздрю пальцем, высморкался из другой так шумно, что наверняка должен был распугать всех волков в округе.

- В этом есть доля правды, - поддержал он, вытирая руку о траву, - трупов то в этих лесах хватало. А значит - вся местная живность знает вкус человечины. Но это, в основном, просто падальщики. Ели то, что убили задолго до них.

- В основном? - спросил несколько отстраненно, явно думая о чем-то своем, Джастин.

- Именно. Ведь крестьяне, только заслышав о очередном славном походе, нашем, лайонелитов или еще кого, берут в охапку все, что в землю не вкопано и сверкая пятками в лес. Но случается и такое, что малость не успевают или успевают, но не все... Вот и оказываются в местных чащобах, бабы да дети без мужиков. Ну или раненые какие. Вот тут то их и могут дорезать хищники.

- Волки?

- И волки тоже...

Порыв свежего ветра поднял и закружил ворох сухой листвы. С огромных, стоящих неподалёку дубов, тоже полетело. В неверном свете костра, кружащие тут и там небольшие вихри из листьев, выглядели мистически, волшебно. Объятое огнем полено громко стрельнуло, возвращая Джастина к реальности. Он встретился взглядом с Салливаном.

- Его повесили внутри стен, верно? - Спросил рыцарь с уверенностью и знанием дела. - На виду у вас, с назиданием и намеком.

- Нет, - после недолгого молчания возразил Джастин, - тогда нас еще не надо было запугивать...

- А и правильно! Боги - свидетели, капитан знает, что делает. - Подвел итог лейтенант Картер Дей.

- Правильно... неправильно, - задумчиво протянул Рональд Брикман, - а уже не важно. Ничего ведь не воротишь. Так что - за нас все решили. Может оно и к лучшему, но как бы молодые...

Тревожный рев сигнального рога прервал лейтенанта на полуслове. С момента убийства, или как объявил капитан - казни, Говарда фон Аддерли миновало сорок пять минут. С момента объявления ультиматума лайонелитов - ровно час. И несмотря на то, что бренное тело незадачливого командующего болталось над воротами уже довольно долго, львы выждали обещанный срок.

- Вот и решение, - с искренней улыбкой воскликнул Дей, возбужденно поглаживая красивую, фигурную гарду рапиры, висевшей на поясе, - не думай о новобранцах, Рональд. Ибо им сейчас будет некогда думать.

- Мать твою, Берти! Какого дьявола ты вцепился в этот арбалет? Положи сюда. Да осторожней! Тебе тока говно лопатой кидать. - Марлон расхаживал по участку стены, длинной в дюжину шагов, вверенному ему и его десятке. - Какой стрелять? Стрелять будешь когда я скажу! А пока будешь перезаряжать за Джастином. Эй, Свинопас! Тебя это тоже касается. Вон, ручонки то так и ходят. Тоже мне - охотник. Бздливый балабол. За тебя стрелять будет Сэми. После первого залпа перезаряжаешь ему. И шибче! Шибче!

Проходя мимо Бенджамина он с силой хлопнул его по плечу. Корявую физиономию гиганта исказило подобие улыбки. Марлон шутливо поежился. Подмигнул Джастину, тот ответил так, что бы слышали все.

- Ты просто губил свой талант сержантище! Радуйтесь парни! Ваш десятник знает, что говорит. Но не ждите неприятеля слишком скоро. Прежде нас, их обстреляют парни лейтенанта Дея.

- Эй дерьмоед! Да-да ты, курья жопа! Еще раз ударишь осла - впрягу место него. - Картер Дей, невероятно гордившийся своими манерами и знанием придворного этикета, при общении с личным составом переходил на более понятный и привычный им язык. - А ты, десятник! Ежели ногу боишься о его зад отбить, то сейчас я отобью о твой!

Лейтенант заканчивал последний осмотр пары крупных требушетов. Самых современных из всех, находившихся в его ведении. Его особой гордостью были системы перезарядки и наведения. И то, и другое - не было полностью его изобретением, но он участвовал в их разработке. Или, по слухам, в краже чертежей.

Особенностью данного способа перезарядки являлось использование мулов, впряженных в сложный механизм и обученных ходить по кругу диаметром в десять шагов, с одинаковой скоростью. Справа и слева от этого круга и находились две огромные, метательные машины. С помощью системы шиповых передач мулы по очереди оттягивал плечи требушетов к земле, при этом поднимая противовесы, а орудийным расчетам оставалось только загрузить очередное, каменное ядро и ударить деревянным молотом по спуску.

Картер Дей ловко вскарабкался по приставной лестнице на обустроенный особым образом смотровой помост. Помост прилепился к стене главного донжона и со стороны был похож на огромное, ласточкино гнездо. За что лейтенанта иронично звали орлом. Разумеется - за глаза.

- Ориентиры просматриваются? Или эти скоты уже напылили?

Не дожидаясь ответа от сутулого, седеющего солдата, Дей оттолкнул его от прибора наведения - второй своей гордости. Длинной, в человеческий рост, деревянной плашки со множеством пластинок, штырьков и насечек, расположенных по обе стороны неглубокого желобка, идущего вдоль. Приник правым глазом к кожаной подкладке черного цвета, аккуратно обтянутой вокруг торца прибора. Произвел несколько хитрых манипуляций, передвигая вперед и назад металлические пластинки, подкрутил винт, удерживающий прибор в определенном положении. Сверился со шкалой, выжженной на деревянном, регулируемом кронштейне.

- Отлично... Как на учениях. - Довольно пробурчал себе под нос лейтенант. - Третий расчет! Какой сектор? - Заорал он переводя взгляд от своего устройства на катапульту, размещенную на крыше ближайшей казармы и обратно.

- Бурый-дальний! Лево пятьдесят! - Пробасил в ответ старший из солдат, суетившихся вокруг орудия.

- Пиздишь! - В голосе Дея не было злости, скорее удовлетворение от привычных хлопот. И не скрываемое предвкушение. - Ты что, совсем слепой? Два деления вправо! Минимум. И соберись, не то воткну этот ножик в твой корявый глаз!

Флойд торопливо спрятал небольшой, изогнутый нож, которым чистил ногти. Потер грязным кулаком глаз с бельмом, который всегда слезился на ветру.

- Вот же... Орёл. - Беззлобно прошипел он с ухмылкой, на всякий случай отвернувшись от зоркого офицера в другую сторону и подгоняя солдат, раскладывающих ядра по весу.

Мерный, барабанный бой раздававшийся из-за стены, ухал все ближе.

- Брикман... Ты что, побрился? - Брюс Ботрайт понимающе ухмыльнулся. Он и сам был при параде. Белоснежная, свободная сарра, надетая поверх доспехов с увеличенными наплечниками, придавала офицеру по-настоящему атлетический вид. Вышитый на груди герб Хертсема, сноп колосьев, горел шикарной, золотой вышивкой.

- Так точно, капитан. - Рональд Брикман потер непривычно гладкий подбородок. Сегодня с утра, смотревшись на себя в идеально отполированное лезвие бритвы он вспомнил, что когда-то гордился своим волевым подбородком. - Дей ждет отмашки. Посмотрите, аж приплясывает...

Оба офицера и еще четыре солдата, три посыльных и флажковой, стояли на плоской, зубчатой крыше Воющей башни. Она словно вырастала из массива приземистого, продолговатого строения. Одно крыло которого использовалось в качестве оружейной, а в другом располагались личные покои командующего Дурн-фаром. Воющей башню прозвали за жутковатые звуки, создаваемые привычным здесь, порывистым ветром, обдувающим острые углы самого молодого из укреплений гарнизона. И это было не самое высокое строение в Дурн-фаре, но из-за расположения, равноудаленности от наиболее вероятных направлений штурма, капитан предпочитал руководить обороной отсюда. Возможность прямого, зрительного контакта с командирами подразделений, была важнее репутации отважного рубаки.

- Они почти на месте, - Ботрайт говорил не спеша, четко проговаривая каждое слово, - все готово для капкана. Передай лейтенанту Дею... пусть начинает.

Рональд Брикман отдал короткий приказ. Солдат, курносый и покрытый веснушками, с невероятно серьезным лицом принялся орудовать флажками. Вверх взметнулся желтый, описал круг и уступил место красному.

- Капкан... - проговорил себе под нос Картер Дей, наблюдая за повторением сигнала. И уже громче, солдату, стоящему рядом, - первый и двенадцатый расчеты, пли!

Тут и там поднялись и пустились флажки. Четко лязгнули железные шестерни, щелкнули натянутые канаты, громыхнули тяжелые, деревянные блоки. Некоторые из стоящих на стене новобранцев испуганно присели, инстинктивно прикрывая головы. Над ними промчались, легко коснувшись тенью, несколько светлых, каменных ядер.

- Двенадцатый, деление вправо, огонь по готовности. - Дей не кричал, но знал, что это последняя команда, которую можно отдать не срывая глотку.

- Мать твою! - вероятно в первый раз за свою жизнь выругался Берти. - Т-твою мать! - повторил он восхищенно и одновременно испуганно глядя на Джастина.

- Согласен, впечатляет. - Сухо прокомментировал он, вынужденно повышая голос, так как монотонный шум марширующей армии, слышный до последнего момента, перерос в чудовищную мешанину лязга, криков и грохота. Приближавшиеся к крепостным стенам вражеские ряды, вдруг остановились, заколебались. Оно и понятно. Массивные, в человеческий рост щиты, сколоченные из толстых досок, которые несли перед собой передние шеренги, были хорошей защитой от стрел. Но абсолютно не годились против огромных, каменных ядер.

- И это только начало па-а-аррни! - Заорал рядом возбужденный Марлон. - Только нача-а-ало!

Увесистые снаряды перелетали через стену в каком-то своем, строго упорядоченном ритме. Джастин видел, что задействована лишь малая часть из орудий форта и был уверен, что за сегодня Берти выругается еще не раз.

Сложный рельеф местности, колотые, каменные глыбы с одной стороны и почти отвесный подъем с другой, оставляли проход, шириной в четыреста шагов. Несколько сужающийся ближе к стенам горной крепости. Это и был один из самых узких участков перевала Дурн-фар, давшего имя гарнизону. И именно здесь, сейчас, офицеры железных львов изо всех сил старались восстановить порядок и вновь выстроить сбивающиеся в кучу ряды. Смертоносные глыбы, падающие по флангам, при метком попадании убивали пару человек и еще пару калечили. Учитывая плотность огня и расстояние отделяющее передние шеренги от стен, серьезного ущерба армии камнеметы нанести не могли. Но каждый конкретный солдат, видящий разбитые головы и оторванные конечностей товарищей оценивал величину ущерба иначе. И потому, видя, что смерть настигает в основном тех, кто с краю, стремился продвинуться к центру строя. Невзирая на страшные ругательства сотников.

Сквозь шум хаоса и напряженного ожидания защитников стены, ветер каким-то чудом донес до Джастина сухую брань приказа. Быть может потому, что он этого ожидал. Обернувшись назад - увидел лейтенанта Дея в его гнезде, приникшего к чудному прибору. За его спиной солдат передал короткий сигнал. Почти синхронно громыхнули три спаренные катапульты, стоящие на вырубленных в скале террасах, одна над другой. Три пары ядер взметнулись по кривой дуге... И обрушились не долетев до цели с дюжину шагов. Пыль, взметнувшаяся серыми клубами над иссушенной ветром горной породой, не могла скрыть волнения вражеских рядов. Медленно, не уверенно, но все же продвигавшийся вперед строй - окончательно замер. До стены оставалось больше сотни шагов. Джастин пробежал взглядами по ближайшим лицам. Марлон - восторг и жажда битвы, Райт - робкая надежда, Семи - испуг и ярость одновременно... Бенджамин. Гигант стоял немного наклонив голову на бок, его глаза закатились куда-то вверх, веки мелко подрагивали. И он улыбался.

- Видит ли он, что вокруг происходит? - На миг задумался Джастин, но тут же отвлекся. Наблюдать за побоищем внизу, было гораздо интереснее.

А Бенджамин видел. И ему чертовки нравилось то, что он видит.

- Встать солдат! Вста-а-ать! - Вокруг стоял такой лязг, грохот... Со всех сторон доносились такие отчаянные крики, что слабый голос молодого лейтенанта, периодически срывающийся на жалкий фальцет, расслышать было почти невозможно. - Казню... обезглавлю... всех к чертям...

То, что мальчишка не говорил ничего дельного и в более спокойной обстановке - совершенно не помогало Николасу. Сейчас, сидя на заднице посреди невероятного хаоса, он бестолково озирался по сторонам и усиленно хлопал глазами. Из глубокого рассечения на правом виске бежала кровь, в голове шумело так, что иногда заглушало звуки боя.

- Хотя какого боя? Мы ведь еще и не дошли... - пробормотал он себе под нос, разрывая истоптанную землю пятками в бесплодных попытках подняться.

Николас помнил, что ядро упало в дюжине шагов от него и вреда причинить не могло... Чего не скажешь о боевых товарищах, бешеным стадом ломанувшихся от разрыва. Кто-то заехал окованным железом локтем по уху, кто-то толкнул в плечо проносясь мимо, кто-то свалился под ноги, увлекая за собой еще нескольких. И теперь он сидел здесь, удивительным образом ни кем не растоптанный, пытающийся встать... хотя бы на четвереньки. Лейтенант все орал, что-то о казнях и головах.

Мелкий засранец, - пронеслось в голове у Николаса, - ух если б ни кто не видел...

Кто-то поднял его под руки, хлестанул по щеке. Раз, другой, третий. Знакомое лицо, но Николас так и не узнал кто это. В грудь пихнули древко гизармы, он инстинктивно схватил. Вокруг стало гораздо больше людей, толпа захватила, понесла. Такая жуткая теснота, шум, крики, пыль... Зато не упасть, некуда падать. В лицо хлестнула горячая кровь, ослепив на мгновение. Растирая грязным кулаком глаза Николас разглядел обезглавленное тело, проносимое мимо человеческим потоком. Оглушительный грохот. Справа стало свободнее. Он метнулся туда так быстро, как мог, все еще видя сквозь красную пелену и борясь с чудовищным головокружением. Споткнулся о чью-то ногу, валявшуюся отдельно от тела, скатился в выбоину, оставшуюся после падения тяжелого снаряда. Перекатился. Взвыл от боли, вырывая левую руку из-под тяжелого, подкованного сапога пробегавшего мимо солдата.

- Лестницы, мать вашу! - Знакомый фальцет зазвенел прямо над ухом. - Быстрее! Впере-е-ед!

Перед лицом поплыли поперечные жерди приставной лестницы. Кругом грохотало. Лязг железа, топот множества ног, оглушительные вопли. Не слишком понимая, что происходит - Николас протянул руку и ухватился за проносимую мимо лестницу. Увлекаемый другими - поднялся с колен, побежал. Изо всех сил сжимая покалеченной рукой грубо оструганное бревно, что бы не упасть.

- Дава-а-ай, дава-а-аай... - удовлетворенно бурчал себе под нос лейтенант Гулд Блейк, - идите сюда, блииже, блииже... - Набрав в грудь побольше воздуха он зарычал так, что сам капитан зауважал бы его чуточку больше. Если бы услышал. Но из-за грохота, царившего вокруг, его услышала лишь ближайшая дюжина бойцов. В их числе и Марлон, басовитым ревом передавший приказ дальше. - За-а-а-алп!

Звякнули арбалеты, зашипели в воздухе болты. Рухнули убитые и раненые. Кто-то, так и не донеся осадную лестницу до стены. Сквозь плотную завесу пыли, было очень трудно заметить одинокие фигурки, отдаляющиеся в сторону от основного строя и торопливо ковыляющие куда угодно, только не в к стене. Было трудно... но лейтенант Дей заметил. Он щурил глаза и еле заметно шевелил губами, бубня ругательства себе под нос. И ждал. Важно было точно подгадать момент. Высмотреть, когда с поля боя побегут уже группами.

- Да... сейчас. - Лейтенант не оборачиваясь резко поднял руку. Знал, что приказ передадут и исполнят своевременно. Он не смотрел на резко вздымающееся вверх плечо огромного требушета. Не видел как тяжелый, громоздкий... идеальный механизм метательной машины возвращается в исходное положение, как перезаряжается хорошо слаженными, лаконичными движениями обученных солдат. Как запускается в цель снаряд из точно такого же, гигантского требушета, стоящего в семи шагах, и все повторяется вновь. А между двумя огромными машинами, по своему протоптанному кругу, бодро и уверенно вышагивают мулы, приводя в движение весь механизм. Картер Дей всего этого не видел, так как ранее наблюдал сотни раз. Сейчас он наслаждался эффектом, который на отступающее подобие строя производили зажигательные снаряды.

Если еще минуту назад, молодой лейтенант железных львов угрозами и тумаками пытался гнать солдат на штурм, то сейчас он лишь старался выжить. И эта задача поглощала его, как и всех вокруг, без остатка. Мгновение прошло с тех пор, как протрубили отступление. Протрубили потому, что половина войска и так уже бежала. Лейтенант был моложе большинства бойцов и, как показала практика, быстрее многих. Черпая силу в страхе и желании жить, он несся едва касаясь земли, ловко обегая раненых и павших. Но в таком хаосе, в такой адской круговерти, что творилась вокруг - важнее всего были не резвые ноги, а слепой, и как частенько бывает, несчастный случай.

- А-а четов ублюдок! - Столкнувшись практически лоб в лоб с бойцом, почему-то бежавшим в другую сторону, лейтенант дико взвыл. Более массивный солдат неуклюже рухнул сверху, придавив офицера к земле. Но тот не растерялся и не долго думая залепил хаму прямо в зубы. При этом, в отличие от некоторых, отступая лейтенант не потерял оружия, а поднимая солдат в атаку сжимал в высоко поднятой руке отцовский подарок - палаш с шикарной, золоченой гардой. Именно этой, изящно выполненной в виде закрытой, шипастой корзинки, гардой - он и раскроил незадачливому бойцу пол лица. Не переставая осыпать его проклятьями в безуспешных попытках столкнуть с себя тяжелое, бестолково сопротивляющееся тело.

Николасу было очень плохо. Все еще не пришедший в себя после удара по голове, он не мог понять происходящего вокруг. Плохо слышал, еще хуже видел и единственным его желанием было поскорее убраться подальше. Что он и пытался сделать. Оказавшись сбитым с ног, в который раз за сегодня, Николас инстинктивно хватался руками за все, до чего мог дотянуться, в тщетной надежде подняться. Страшный удар, пришедшийся почему-то снизу, на миг привел солдата в себя. Резкая, звенящая боль вырвала его из полуобморочного состояния и беспощадно раскрасила все происходящее вокруг невероятно яркими красками. Красный огонь, пробивающийся сквозь клубы черного дыма и испаряющий красную кровь на черном, латном вороте. Золотой блеск, летящий в глаза... и снова бодрящая вспышка боли. Маленький человек, визжащий мерзким фальцетом прямо в лицо. Знакомый голос...

Николас перехватил предплечье лейтенанта, не дав нанести очередной удар. Искалеченной правой рукой жахнул так, что почувствовал брызги на лице. Его кровь обильно капала вниз смешиваясь с кровью офицера. Николас рванул палаш из хаотично дергающейся руки. Поднялся на колени. С силой опустил граненое навершие эфеса на переносицу ненавистного, крикливого юнца. Раз, другой, третий... И краем глаза заметил стремительно приближающийся, объятый пламенем снаряд.

Бенджамин слегка тряхнул головой. Кривая, пугающая, но полная истинного удовлетворения улыбка - осветила его асимметричное лицо. Он слегка повел вширь могучими плечами, с силой сжал и расслабил пудовые кулаки.

- Хорошо-о-о... - Протянул гигант на выдохе.

- Вона как! Вона как оно! - Рядом громко восхищался прыщавый мужик, по прозвищу Свинопас. - Полыхають то как! У-у-у едрить твою... Этож просто... просто...

Он чуть не задыхался от избытка чувств. А словарного запаса, что бы выразить столь невероятную бурю эмоций, явно не доставало. Но Свинопас с успехом компенсировал недостаток очень живой мимикой и еще более активной жестикуляцией. В общем то вокруг радовались и ликовали все. Ведь враг отступил, да что уж там, позорно бежал. При этом оставив за собой не мало мусора, в виде изувеченных ядрами, истоптанных и обожженных тел. Но, хоть радовались все, именно размахивающему руками Свинопасу повезло зацепить проходящего мимо лейтенанта Блейка.

- О-о-о... Простить просим господин, - солдат сконфуженно улыбнулся, потирая руку, ушибленную о крепкий, выпуклый лоб офицера, - но ведь как мы их, а? Как мы их! - неподдельная радость Свинопаса полностью соответствовала царящему вокруг настроению. Но холодное молчание лейтенанта быстро погасило смех. Блейк медленно оглядел всех, стоящих вокруг. За пару мгновений успел встретиться глазами с двумя дюжинами бойцов, затихающих один за другим... Потом тонкие, бледные губы офицера медленно растянулись в широкой улыбке. Он пару раз хрипло хмыкнул, дважды хлопнул в ладоши, как бы отдавая должное хорошему исходу - и все вокруг будто ожили. Расслабились, снова заголосили, пересказывая друг другу увиденное и делясь впечатлениями.

Блейк резко дернулся вперед и практически неуловимым движением впечатал Свинопаса спиной в каменный парапет стены. Чуть приподнявшись над землей на кулаке офицера, солдат шумно выдохнул. И упал вперед бессильным мешком. Если бы не подхвативший его Бенджамин - наверняка расквасил бы еще и нос.

- Победа! Пусть не окончательная, но красивая! - С жаром прорычал Гулд Блейк, пользуясь образовавшейся вокруг себя тишиной. - И это в, том числе, ваша победа... Но не ваша заслуга! Машины Дея сделали всю работу, парни Дея сделали всю работу. - Он наклонился к Свинопасу, медленно приходящему в себя. - А что делал ты? Я спрашиваю тебя, херов триумфатор, что ты сделал?! Ты... дрожащими ручонками... укладывал в ложе болт, оперением вперед...

Вокруг раздалось несколько приглушенных смешков.

- А ты, малыш, - поняв, что обращаются к нему, Бенджамин застенчиво улыбнулся, - что делал ты? - лейтенант медленно подошел к здоровяку.

- Он заряжал для меня, господин. - Джастин поймал на себе несколько осуждающих взглядов. Некоторым явно хотелось посмотреть, как крупный, но все же уступающий в росте лейтенант, будет дубасить такого гиганта. - Он иногда мешкал, да, но после пары тумаков пришел в себя.

Блейк пожал плечами, смачно плюнул со стены.

- Это хорошо, а то мне показалось, что он просто стоял столбом. Закатив глазища и дергаясь.

Джастин выдержал взгляд лейтенанта, тоже пожал плечами, мол, бой - за всем и не уследишь.

- Хорошо, - закончив с дисциплиной, продолжил Гулд Блейк, - остальные показали себя не так скверно. Марлон вообще хорош. Видел, как ты лупцевал того, тощего. Даже добавлять не стану. За что хоть?

- Чуть мне жопу не прострелил, - с усмешкой буркнул Марлон, косясь на Берти, - и эт он просто заряжал. Жутко подумать - как будет в бою опасен...

Взрыв хохота слился с общим радостным шумом, царившем на стене. Лейтенант, посмеиваясь, уже собрался уходить, но что-то вспомнил. Обернулся.

- Джастин. Ты, как слишком благородный, берешь этих двоих и в каменоломню. Компенсировать расход ядер. И чтоб шпынял их там резвее, не то сам приду. Мелкого можешь и киркой, ему хуже не будет.

Бенджамин расцвел доброй улыбкой счастливого кретина. Свинопас откашлялся, пытаясь встать. Джастин печально вздохнул и подмигнул Марлону.

Крепость на перевале Дурн-фар появилась задолго до того, как он получил свое имя. Более того, за долго до образования Бирны. И за сотни лет существования, укрепления множество раз переходили из рук в руки. При этом то разрушаясь, частично или полностью, то отстраиваясь вновь. В соответствии с замыслом, и возможностями новых хозяев. В результате получилась чертовски замысловатая конструкция, от части вырубленная прямо в скале. Наслоения самых разнообразных кладок. Буйное скопление творений военной фортификации различных эпох и народов. От грубых, четырехгранных башен, сложенных из не тесанного камня, до изящных, арочных построек с идеальными куполами. Предназначение некоторых было очевидно, узкие бойницы и зубчатые стены говорили сами за себя. Другие представляли определенную загадку. Так же в Дурн-фаре хватало и подземных помещений. Вырубленные в светлой, скальной породе, они использовались в основном под погреба и склады. И под карцеры, для пленных или провинившихся. Некоторые из этих таких подземелий периодически углубляли и расширяли. И вовсе не из-за нехватки погребов или камер.

- А-а... Дерьмо! А-а-а...а-а-а... щщхуу! - Свинопас оглушительно чихнул, из его ноздрей вылетело небольшое облачко белой пыли. Он оперся на тяжелую кирку с затертым до блеска древком. Попытался немного отряхнуть лицо, но только еще больше размазал пыль с едким потом. - Я ненавижу подземелья, я их боюсь! Я - дитё лесов. И я...

- Эй дитё! - Джастин припустил в голос суровости. Он умел так делать, когда было нужно. И умел различить, когда это необходимо. - Если будешь только стоять да гундеть, получишь по шее. И ладно, если от меня. Блейк тебе может всю жизнь переломать... вместе с костями. А потом еще кинет в настоящий каменный мешок, где света и не было никогда. Тут то смотри - даже небо видно. Скорее не подземелье, а так, яма или овраг.

Свинопас задумчиво уставился на небольшой кусочек неба, с еле заметными, алыми тонами приближающегося заката. Коротко кивнул, вроде как сам себе и неуклюже продолжил орудовать киркой. В нескольких шагах от него, значительно эффективнее и с куда большей охотой, работал огромным ломом Бенджамин.

- К чему уныние? К чему грусть? - Бурчал гигант своим глубоким, приятным голосом. С каждой фразой опуская тяжеловесное орудие на огромную глыбу камня, стараясь расколоть в определенном месте. - Работа хороша. Работа полезна. День выдался что надо. К чему уныние? - Он работал не спеша, основательно и с улыбкой. Хотя, что бы признать в жутковатой гримасе улыбку, требовалось некоторое время.

- В этом ты, пожалуй, прав. - Джастин с заметной сноровкой обрабатывал глыбу, придавая ей шарообразную форму. Долото и небольшая кувалда, с короткой ручкой, летали в его руках с поразительной скоростью и без видимых усилий. - Вот вроде нормальный парень. Работящий, к пустому нытью не склонен, как некоторые. - Он бросил выразительный взгляд на Свинопаса, который вроде даже пристыдился и замахал киркой активнее. - Но ведь как дошло до дела - застыл колодой и стоит не пикнет. Растерялся никак? Или со здоровьем что? Я слышал про разные припадки...

- Все в порядке, - Бенджамин улыбнулся еще шире. Так широко, что в порядок особо не верилось. - Я здоров. Полностью.

Его правый глаз, и без того смотрящий куда-то в бок, сделал отвратительный кульбит в глазнице и уставился в другую сторону. В то время как левый, слишком большой и широко открытый, неотрывно смотрел на Джастина. Гигант вернулся к неспешному раскалыванию каменной плиты, вставляя фразы между гулкими ударами лома.

- Забавно смотреть на реакцию людей. - Он сделал небольшую паузу. Джастин задумался. И заподозрил наличие чувства юмора у великана. - И тогда я не терялся. Просто смотрел. Смотрел как бегает. Как суетится. К чему суетиться?

Нужный кусок плиты откололся. Бенджамин нагнулся и вместо того, что бы подкатить его к Джастину, просто поднял и понес.

- Да, клади сюда. Ну или еще подержи, если нравится. - Джастин улыбнулся в ответ на улыбку силача. - Вот только я не понял, да и не только я. Лейтенант тоже. Кто там суетился? Куда ты смотрел, когда должен был подавать выстрелы?

- На Николаса. Он так бежал. Падал и снова бежал. - Бенджамин снова взял в руки лом. И медленно ухая по камню, продолжил. - Прости, что не помогал. Думал не нужно. Думал - вы сами. Буду внимательней. Да.

Джастин поймал красноречивый взгляд Свинопаса. Тот приподнял одну бровь, ухмыльнулся. Того и гляди повертит у виска пальцем. Не повертел. Но Джастин догадывался что это скорее из-за габаритов Бенджамина, по неволе внушающих некоторое уважение.

- Эмм... Не то что бы стало понятнее. Ты, Бенджамин, интересный человек. Но многие не шибко любопытны, а потому, услышав твои... пояснения, попросту запишут тебя в психи. В сумасшедшие. Понимаешь?

- Запишут? Не думаю. - Несмотря на то, что была видна только спина великана, Джастин был уверен, что тот снова улыбается. - Но я понял, что ты говоришь. Отвечу, что ты тоже интересный. - Он с силой опустил лом, каменная крошка брызнула во все стороны. При этом голос гиганта оставался все так же спокоен и безмятежен. - А значит - тебя тоже считают психом. Те, нелюбопытные. Да, вумный читаль?

Последнее Бенджамин произнес с хорошо знакомой хрипотцой. На мгновение у Джастина перед глазами возникла картина, как он пол года назад попал в Дурн-фар. Как Марлон и некоторые другие воспринимали нового соседа. Особенно, если видели его отдыхающим с книгой или пишущим письмо семье.

- Хм... Ну ладно. В некотором смысле ты прав.

- Не знаю ужо кто прав, - бесцеремонно влез Свинопас, явно уставший и вероятно предпочитающий разговор работе, - но я тоже видал, как ты глазище та закатывала. Оно конечно было чем заняться, потому и не приглядывался. Но ведь ежели ты того... снова. Желательно бы знать, понимаешь... Едрить его так!

- Хорошо сказал, - поддержал Джастин, - аж за душу взяло. Ну, Бенджамин, видишь как сослуживцы за тебя переживают? Колись давай и в подробностях. Едрить его так.

Гигант пожал плечами, мол, да пожалуйста. Присел на плоскую, каменную плиту, что Свинопас тоже воспринял как сигнал к началу отдыха и примостился рядом. Джастин оглянулся на выход. Вздохнул. Решил, что лейтенанту сейчас здесь делать нечего, а значит и правда можно послушать. Накинув легкую, матерчатую куртку на одно из неотёсанных ядер, уселся напротив. Кивнул в знак того, что все готовы и можно начинать.

- Вы может и удивитесь, - начал Бенджамин приглушенным, заговорщическим тоном, - но я не отсюда. Не из Хертсема. Не из Бирны.

Повисла пауза. Бенджамин явно ждал комментариев

- Ну и? - Не вытерпел свинопас. - Что с того? Да в Бирне половина нездешних. Почитай со все концов света приблудные шастают. Дальше то, дальше.

- Из Леммаса я. Из под Уэбгарда, если точнее. - Джастин присвистнул, демонстрируя знание географии. Свинопас, боясь показаться более темной деревенщиной, чем был на самом деле, тоже причмокнул и покачал головой. - Там маленькая, рыбацкая деревушка на черном берегу. Была. Прозывалась... Хотя вам то оно на кой. Так вот. Я тогда ребенком был. Малым. Ну, то есть поболе других, но не взрослый еще. - Свинопас понимающе хохотнул. - Не видел тогда. Ну, то есть видел, но не далеко совсем и только этим. - Своим здоровенным, указательным пальцем, толщиной в два обычных, он чуть не ткнул себя в правый глаз. Который сразу закрутился, забеспокоился, словно живой. Джастин еле заметно поежился. - Как то после страшного шторма, когда половину крыш с домов посрывало, выбросило на берег обломки. Считай - пол корабля. Второй половины не было, но и та, что волнами на мель вынесло - была больше чем... - Бенджамин оглянулся, словно ища, с чем бы сравнить. Но, как и стоило ожидать, в рукотворной пещере не было ничего подходящего. - Больше наших. Всех вместе. Даже целых. - Гигант усиленно закивал сам себе, явно довольный приведенным сравнением. - Сплавали туда лодками. Нашли много всякого. Канаты, паруса... человека. Тот как мертвый лежал, потрепала его вода. Кто-то из наших на него крабов ловить хотел. - Видя, что его не поняли, Бенджамин начал торопливо объяснять. - Ну кидаешь тухлю на отмели. Лежит, воняет. Ночью крабы то как навылазают, только собирай. - Джастин кивнул, выжидательным взглядом побуждая к продолжению рассказа. - Так вот. Хорошо же, что не кинули. Крабам значит. Ведь он как закашляет. С ведро воды в внутри было. Но ничего, откачали, отходили. А он отцом оказался...

Лицо Бенджамина расплылось в благостной улыбке. Джастин и Свинопас переглянулись.

- Шо? - вежливо уточнил Свинопас.

- Чьим? - Не далеко ушел Джастин.

Гигант с важным видом поднял вверх палец, подчеркивая значимость сказанного. Он явно был доволен ролью рассказчика и интересом, проявляемым слушателями.

- Не чьим, а каким... Святым он был. Так и сказал, когда говорить смог. Святой отец. Не поняли? Вижу, что не поняли. - Он снисходительно махнул своей тяжелой рукой, мол, куда вам. - У нас, в Леммасе, - назидательный тон Бенджамина забавно контрастировал с его внешностью, - жрецов всегда хватало. А богов - и того больше. Было. То есть кто-то уверен, что и сейчас есть. Но я то знаю. И вы узнаете. А ты, - своим большим, левым глазом он уставился на Джастина, - поймешь лучше многих. Так вот. Святой отец, тоже был своего рода жрецом. Только называл себя слугой. Слуга божий. Да-а-а... Так он и говорил. И служил. По началу его в серьез не воспринимали, даже я. Но потом святой отец показал нам бога. Начал проповедовать нам, детям. И все, что он говорил, звучит в моей голове словно эхо, отраженное границами разума, границами навязанными теми, кто не ведает.

Свинопас удивленно крякнул. Джастин лишь слегка приподнял брови. Он и раньше замечал, что Бенджамин порой отступает от привычных, рубленных фраз. Начинает говорить сложнее, изощреннее чем обычно. Тогда в глазах гиганта, особенно в увеличенном левом - будто загорается маленький огонек. При этом создается ощущение, что этот жутковатый, но вдохновенный взгляд направлен вовсе не на тебя. Что он смотрит глубже, чем можно предположить. Вот как сейчас.

- А не ведали все вокруг. Святой отец рассказал, объяснил и научил. В чем были не правы, какие идолы ложны и кто на самом деле... у истоков всего. - Повисла пауза, было видно как Бенджамин вспоминает. И видно, что не все воспоминания приятны. - Но слышали, как водится, не все. Ох, не все. Кто-то обиделся, кто-то ополчился. К чему все вело - известно. Хоть были и такие, кто встал на защиту. Но сил не хватало. Не хватало потому, что было не суждено. И Он забрал к себе отца когда решил, что пора. И забрал скоро. Но до тех пор, святой отец показал нам многое. И среди тех, кто увидел - был я. Был не один. Но другие были слабее... или желаннее для Него. Их забрали тоже. А я ушел. Ушел потому, что знал куда. Святой отец сказал мне, что в огне сгинет лишь плоть его, но сам он будет со мной. Укажет путь и наставит. А что бы с тропы не сбился - будет мне дар Его... Око.

Он говорил еще долго. Притихший Свинопас робко посматривал из-под приподнятых бровей. Его явно подавляла мрачная серьезность Бенджамина. А Джастин слушал внимательно, с неподдельным интересом. Слушал обстоятельный, хоть и изложенный в форме цепочки умозаключений, рассказ. Путь из-под Уэбгарда до Дурн-фара занял у Бенджамина двенадцать лет. Хотя даже пеший, не слишком торопливый путник мог бы преодолеть его за пять месяцев. Все дело в том, что шел он не по прямой. Как утверждал сам Бенджамин - его вели. Направляли. Пусть - не самой прямой и короткой дорогой, но за время странствий случилось не мало всего. Он оказывался там, где должен был быть - в самое подходящее время. Подходящее для кого или чего? Точного ответа у Бенджамина не было. Но пара примеров, приведенных вроде как вскользь и без подробностей, говорили о том, что сам он считал путешествие подготовкой. Подготовкой его к чему то значимому.

А Джастин все больше набирался уверенности, что разгадал великана. Он уже встречал таких людей. Фанатиков, по разным причинам уверенных в собственной исключительности. В своем особенном предназначении. В миссии, неизвестно кем и для чего предназначенной. И при этом некоторые, верили в наличие у себя самых разных особенностей. От абсолютной неуязвимости, до мистического везения в азартных играх. Первые, как правило, погибали изрубленными, заколотыми или просто повешанными. Вторые же, если их случайно миновала участь первых, проигрывались в пух и прах старательно спиваясь в процессе.

Но Бенджамин был в этой категории людей относительно оригинальным. Не называя себя магом или колдуном, не присваивая себе каких бы то ни было сверхспособностей, тем не менее утверждал, что способен видеть лучше остальных. После ряда наводящих вопросов стало понятно, что он имеет в виду. По заверению гиганта - он мог видеть события происходящие невероятно далеко от него. При этом ни физические препятствия, в виде стен или гор, ни препятствия иного рода, например глубокая ночь, ни сколько не затрудняли наблюдения.

- Ну, все понятно. - Лаконично подытожил краткую биографию и туманные объяснения Джастин.

- Вот прям все? - В голосе Свинопаса забавно перемешивались самые разные чувства. Он явно был неготов поверить во все рассказанное, но и открыто спорить не решался. Тем более, что мнения старшего товарища он еще не понял.

- Ну да, все. - Джастин был просто воплощением серьезности. - Значит во время боя ты просто засмотрелся на... кого-то там. Другим его увидеть было не дано. Чтож... бывает и такое. И раз уж ты уже пообещал быть внимательнее - больше вопросов не имею. Давайте подниматься и...

- Ты пользуешься заслуженным уважением товарищей. - Глубоким, ровным голосом перебил Бенджамин. - От части потому, что много видел. Не обязательно сам. Но в тебе заметна чужая мудрость. Чужие мысли. Да, книги хорошие учителя. Но наблюдая собственными глазами - получаешь куда более чистые образы. - Его левый глаз, раскрытый еще сильнее, чем обычно, как-то странно поблескивал. - А я видел больше, чем ты можешь вообразить.

Пару мгновений Джастин раздумывал, но не дал себя смутить. Уверенно кивнул, выдав сосредоточенно-вдумчивое выражение лица, и тихо проговорил.

- Ты несомненно прав. Видеть самому куда как удобнее. А посему - идемте уже смотреть, что же там наверху. А то, чего доброго, всю войну пропустим или что еще хуже - вечернюю миску похлебки.

Наступление сумерек серьезно осложнило поиски кирки Свинопаса, а сами поиски несколько отсрочили их уход из каменоломни. Идя впереди Джастин глянул через плечо. Бенджамин снова сутулился, смотрел себе под ноги и привычным, немного отстраненным тоном бормотал себе под нос.

- Спать в тепле. Кормят каждый день. Хорошо.

В нем снова не было ни капли загадочности. Он снова походил на огромного придурка. А Джастин снова зарекся следить за ним повнимательнее.

- Да чушь это. Им сейчас только раны зализывать. - Сэм поежился на холодном, ночном ветру и плотнее запахнул плащ. На третьей северной башне дежурили еще двое. Менее замерзших и менее уверенных.

- Львы зализывают раны, - задумчиво проговорил Джастин, - символично. Но их потери не так значительны, как тебе могло показаться. Радость легкой победы, окрыленная надежда и чуточка самовнушения - вот рецепт твоей уверенности.

- Шо? Шо плетешь - непонятно, - расстроенно всплеснул руками один из новобранцев. Глуховатый, староватый и как водится - глуповатый селянин. - Вдарют иль не вдарют? Вот взял бы, да сказал. Сэми то хоть тоже говорливый, да понять можно. А ты...

Сэм недовольно откашлялся. Его одутловатое, хмурое лицо выражало недовольство. Он кое-как смирился, что приятели называют его Сэми, но от посторонних терпел такое с явным трудом. Сейчас было видно, что его одолевают сомнения - выговорить нахальному новобранцу за подобное обращение или уважить возраст и промолчать.

- Дали им красиво, говорю, да рано еще булки расслаблять. - Громко и чуть ли не по слогам разложил Джастин. Он искренне надеялся, что пожилой крестьянин все расслышал и понял.

- Вооо... Так и надыть. - По морщинистому, вытянутому лицу пробежала череда гримас. Вероятно обозначающих понимание, удовлетворение и согласие. - А полужопки то в кулак и надолго. Эт да. Верняк. Их то вон, куча какая, кострища разожгли - страх один! Скажи, Сэми?

Жилистой, немного трясущейся рукой, он указал в сторону лагеря лайонелитов. В ночи выглядящему как река из красных и оранжевых огоньков, текущая к подножью гор.

- А вот и не скажу! - Сэм был раздражен. И фамильярностью полузнакомого типа, и тем, что его непрочный, позитивный настрой не выдерживает даже поверхностных возражений. - Я уверен, что вломили им будь здоров. И тех, кого ядрами не убило - свои же подавили. Улепетывали так, что пыль стояла. А то, что живых еще хватает, не значит ничего. Небось думают, раз по жопе получили, к стене не притронувшись - то уж забраться точно не светит. Тем более в потьмах.

- Жопы то да, - подхватил сморщенный, уверенно продолжая свою мысль, - жопы теперича сжать следует.

Джастин промолчал. Он мог возразить, что первая неудача, если и поколебала решимость, то уж точно не разрушила планов врага. Мог сказать, что ночь - возможно лучшее время, что бы подобраться к стенам максимально близко, не будучи замеченным. Мог вспомнить и о сосновом лесочке, росшем по берегу реки Атиль. И перечислить с дюжину способов использования хорошей древесины при осаде. Но он не собирался этого делать.

- Да, ты прав. - Легко кивнув согласился Джастин. - Моральное состояние бойцов... хороший настрой. Все это очень важно. А мы и правда им показали. Дей не зря кичился.

- Ааа дворянчик? Это да. - Сэм задумчиво почесал второй подбородок. - Его машины сработали на славу. Я то не знаток, но по моему и львы серьезно удивились.

- Удивились - не то слово. Я то как раз знаток. Ну... по крайней мере из нас троих. - Сэм слегка усмехнулся, одновременно соглашаясь и потешаясь над сморщенным, разглядывающим в свете факела палец, коим только что активно ковырял в ухе. - И могу сказать, что эффективность орудий не идет ни в какое сравнение с тем, что мне довелось видеть раньше. А ведь кое-что видел.

- Ну так оно и понятно, - пожал плечами Сэм, - место удобное, ровное, неприятель как на ладони. Да еще плотным строем. Сшибай себе в удовольствие.

- Ну дело то не только в этом. Да и не в количестве катапульт. Лейтенант Дей реально знает, что делает. Я кое-что читал об осадных машинах. И с его ребятами говорил. Наблюдал... то да сё. Там премудростей хватает, поверь, - толстяк с готовностью закивал, мол и не сомневался, - все плато на сектора разбито, машины по ориентирам пристреляны, только подавай.

- Ну а на счет подавай, - зевая проговорил Сэм, рассеянно вглядываясь в темноту, - всеж поди не выкинули? Снарядов то на пару дней хватит?

- Хватит на месяцы. По крайней мере каменных ядер. Зажигательные крынки и бочонки со смолой - в дефиците, но их так много и не надо. Скорее для острастки. Что бы куда надо толпу сгонять. Как сегодня и было. На крайний случай - погонят самых благородных в каменоломню, яйца из мрамора высекать. - Джастин улыбнулся уголками губ.

- Ну что бы перечить лейтенанту Блейку - и правда нужны каменные яйца, - пытаясь сохранить серьезную мину выдал Сэм.

Они прыснули, стараясь производить как можно меньше шума. Все таки на посту. Ветер немного утих, вроде даже потеплело. Вокруг было очень тихо. Джастин устало потер глаза. Пытаясь прогнать навалившуюся сонливость и ощущение нереальности происходящего. Сотни еле заметных звуков сливались в общее монотонное шуршание и выпадали из восприятия. Несколько вялых попыток, предпринятых им, что бы завязать новый разговор - провалились. Похоже все чувствовали то же самое. Усталость, как физическую, так и моральную. Приятное, обволакивающее чувство тепла, рожденное редкой здесь, безветренной погодой. И необходимость осмыслить все события прошедшего дня. Хотя последнее, пожалуй, было нужно не всем. Сморщенный, пожилой новобранец был полностью сосредоточен. При неверном, колышущемся свете факела он внимательно рассматривал свою, не слишком чистую, пятерню. Коротким, изогнутым ножом он соскабливал с шершавой ладони мозоли, невозмутимо поедая их. Сэм стоял в паре шагов, задумавшись и вроде как наблюдая за действиями товарища. Джастин отошел в тень, слегка облокотился о прочное, деревянное ограждение. Свежеоструганная древесина светлела даже в темноте безлунной ночи, окрашиваясь в красноватый огнем далекого факела. Где-то за стеной, возможно в нескольких десятках шагов, отчетливо слышалось рычание и повизгивание. Падальщики поедали трупы павших. В округе водились маленькие, горные волки и ушастые лисицы. На соседней сторожевой вышке негромко переговаривались бойцы. Где-то на стене, шагах в тридцати, слегка позвякивал амуницией проходящий патруль. Джастин поставил стремя своего тяжелого арбалета к левой ноге, ощущая пальцами привычную гладкость деревянного приклада у бедра. Другой рукой легко провел по короткому, жесткому оперению болтов, на два дюйма выглядывающих из плоского колчана на правом бедре. Привычно пересчитал не глядя. Дюжина, как и должно быть. Привычные действия успокаивали. Все окружающие звуки были ясны и понятны.

- И так удивительно тепло, - мысли в его голове текли ровно и плавно, словно спокойный ручей под ласковым, летним солнцем, - как будто и не ночь вовсе. И вокруг вовсе не голые скалы, а тихий, прокаленный солнцем осинник. Ровные, серебристые стволы, молодые деревца растущие так быстро. Должно быть это из-за почвы. Хорошей, жирной земли. Щедро удобренной золой давних пожарищ. И телами, давно сокрытыми в высокой траве. Вон там белеет проломленная грудная клетка, выбеленная солнцем и дождями, с нераспознаваемыми ошметками одежды, лоскутьями повисшей на изогнутых ребрах. Кто это был? Как и за что умер? И что это рыжеет рядом? Что-то знакомое...

Короткий, упругий лязг и резкое шипение выдернули Джастина из полудрёмы. Он еще не успел толком проморгаться, но инстинктивно отпрянул за ближайший тесанный столб, служивший опорой для недавно сделанного навеса. Правая нога привычно вошла в тускло блеснувшее стремя арбалета, отработанным, сильным, но плавным движением натянул тетиву, болт точно лег в деревянное ложе. Он знал, что стреляли со второй северной башни. Полутораметровый дротик, пущенный из небольшой баллисты, еще не достиг своей цели, а Джастин уже вглядывался в темноту, прижав приклад к плечу и чутко поглаживая отполированный спуск. Спустя мгновение, страшное рычание переходящее в визг разорвало тишину ночи.

- Молчать! Вернулись на места. - В голосе лейтенанта Блейка слышалось спокойствие и даже удовлетворение. - Что вылупился? Живо по местам я сказал. И что бы ни звука. - Глубокий, звериный рык вкрался в интонации офицера.

И это подействовало как всегда. Если кто и не проникся уверенностью командира, все равно не смел вздохнуть громче обычного. Гулд Блейк подошел бодрой, пружинистой походкой, слегка перегнулся через парапет стены, вглядываясь в кромешную тьму.

- Даа, насквозь. Видали, а? - Он плотоядно усмехнулся, почесывая рыжие бакенбарды. Несколько солдат недоуменно переглянулись, безуспешно попытавшись разглядеть хоть что-то дальше двадцати шагов от стены. - Не видите? Понятно... И как вы вообще в ночной горшок попадаете? Лебедку. Живо.

Два бойца поспешно развернули большую, деревянную катушку на подвижном креплении так, что бы она выступала за край стены. На конце толстой веревки, свисающей вниз, была ременная петля. Другой конец веревки, дважды обвивавшей катушку, был прикреплен к плотно сбитому деревянному коробу наполненному камнями. Вес груза примерно соответствовал весу солдата в доспехах. Лейтенант пробежал глазами по лицам ближайших бойцов.

- Хм... слишком старый... слишком жирный... во, - он встретился взглядом с Джастином, уже осознавшим, что все спокойно, но еще не успевшим разрядить свой арбалет, - пойдешь за трофеями? Или не удержишь свою бандуру в одной руке? - Офицер заговорщически подмигнул. Продел руку в петлю и ловко перемахнул через высокий парапет. Катушка плавно и быстро закрутилась, тяжелый, деревянный короб-противовес пошел вверх, пару раз зацепив внутреннюю поверхность стены.

Джастин хмыкнул. Перехватил тяжелый арбалет в правую руку, и скользнул за стену вниз по веревке. Он специально не стал дожидаться возможности воспользоваться петлей и противовесом. А каменное выражение лица должно было только прибавить уважения товарищей, наблюдавших с раскрытыми ртами. Ловко обхватив веревку ногами и надежно удерживаясь одной рукой он плавно съехал вниз. Успев услышать негромкие возмущения Сэма.

- И кто жирный? Я Жирный? Да я просто не псих, вот и все...

- Позёр, - одобрительно прокомментировал лихой спуск Гулд Блейк, хлопнув по плечу, - держись чуть сзади, нам шагов пятьдесят туда. И если повезет - столько же обратно.

Джастин коротко кивнул, отпустил лейтенанта немного вперед и двинулся следом. Сам он плохо видел куда ступает, а уж цель движения не видел совершенно. Как в такой тьме стрелять - было совершенно не понятно. Но Джастин старательно себя убеждал, что раз уж Блейк смог кого то подстрелить аж с вершины башни - значит при необходимости сможет и он.

Офицер шел впереди чуть пригнувшись, мягкими и практически бесшумными шагами. Приходилось постоянно переводить взгляд с него себе под ноги и обратно, так как шансы потерять лейтенанта из виду и споткнуться о лежащие тут и там тела были примерно равны. Краем глаза Джастин пару раз улавливал движение где-нибудь в стороне. Быстро и неуловимо мелькающие тени. Но размеры этих теней позволяли предположить, что это какие-то не крупные падальщики. Вдруг темный силуэт Блейка, маячивший впереди, замер. С трудом удалось разглядеть руку, поднятую в предостерегающем жесте. Глаза уже успели отвыкнуть от света факелов и можно было разглядеть куда больше деталей. Например светлое древко дротика, две трети которого под острым углом торчали из земли. И вдруг земля под древком заходила, задвигалась. Гибкое, извивающееся, темное тело мелко подрагивало и выгибалось. Быстро перемигнули и сузились две маленькие щелочки глаз, еле заметно светящиеся зеленоватым огнем. Послышалось хриплое шипение, вероятно призванное предупредить нападение, напугать... Но в нем удивительно хорошо слышались боль и затрудненное дыхание.

Лейтенант не оборачиваясь махнул рукой. Джастин двинулся вперед, высоко поднимая ноги, здесь трупов было гораздо больше. Идти, не спуская глаз с жуткой, шевелящейся твари было непросто. Но нацеленный арбалет держался на удивление ровно и не дрогнул ни разу.

- Приглядись. - прошептал Гулд Блейк. И этот шепот звучал страшнее угрожающего шипения покалеченной твари. - Узнаешь образину?

Джастин вглядывался так пристально, что от напряжения заныло в висках. Но офицер явно видел в темноте куда лучше его. И все же удалось рассмотреть вытянутую, не то крысиную, не то волчью морду. Беспомощный, и от того еще более яростный оскал крепких зубов, едва заметно белеющих в темноте. И тело, длинное, извивающееся в явной агонии, пробитое насквозь метко пущенным дротиком. Лапы существа, явно мощные и относительно короткие, бессильно загребали землю, оставляли глубокие, чернеющие борозды.

- Гара... Это гара. Никогда не видел в живую.

- Ну так смотри, потому что и эта в живых не на долго. - Лейтенант протянул руку, выразительно глядя на арбалет.

Джастин поймал себя на том, что не очень то хочет расставаться с оружием. Но подчинился. Блэйк поднес приклад к плечу, прицелился. Гара, крепко пришпиленная к земле, будто поняла, или скорее почуяла. Замерла на месте. У Джастина возникло ощущение, что тварь старательно ловит его взгляд. И он отвернулся. Было что-то тяжелое, гнетущее в маленьких зеленых огоньках глаз. И в по-настоящему тяжелом вздохе, раздавшимся за мгновение до знакомого, сухого щелчка арбалета.

- Хорошая штука, прямо насквозь. - удовлетворенно прокомментировал выстрел Блейк, - И без козьей ножки пользуешь? - В его голосе прозвучала одновременно удивленная и уважительная нотка.

- Привык. Не столько силы, сколько сноровки. - Скромно ответил Джастин. Его тяжелый арбалет и правда могли натянуть не многие. Но сейчас что-то смазывало удовлетворение.

Длинное, черное тело дернулось. Джастин достал еще один болт, протянул Блейку. Тот цокнул языком, осклабился. Явно понял вызов, но и не подумал его принять. Отдал арбалет. Вытянул длинный, узкий нож. Добил одним резким, выверенным ударом. Плюнув на ладонь и уперевшись ногой - выдернул глубоко засевший дротик. Жестом отказался от помощи Джастина.

- Иди вперед. Тварь мерзкая, но не тяжелая.

Обратно шли быстрее. Подходя к стене Джастин отметил, как хорошо виден каждый из товарищей, в красноватом свете факелов. Издалека можно было хорошо рассмотреть и узнать практически каждого. Лиц было не видно, но по фигуре, по характерной манере держаться и двигаться... Лейтенант Дей? Хм... интересно.

- Давай, ты первый. - Гулд Блейк кивком головы указал на спускающуюся все ниже веревку с петлей. На стене два бойца активно крутили деревянный ворот.

Джастин немного замешкался. При лучшем освещении гара не казалась отвратительной или страшной, скорее красивой. Раскрытая пасть обнажала ровные ряды крепких, белых зубов. Под черной, лоснящейся шкурой были видны тугие переплетения мышц. Даже сейчас, на мертвом, а значит расслабленном теле. Он наконец оторвал взгляд от зверя и продев руку в петлю коротко кивнул. Крутить ворот, когда веса хватало с обеих сторон - было гораздо легче и Джастин буквально забежал вверх по стене. Руками, протягиваемыми ему не воспользовался. Ловко спрыгнул с парапета, вскинув арбалет на плечо... И понял, что красовался напрасно. Все, абсолютно все кто был на стене смотрели на затягиваемого наверх Блейка. А точнее, на удивительную тварь, которую он удерживал за шкирку одной рукой.

- Картер? Что, не спится? - В хвастливом тоне Блейка слышалось полное удовлетворение. Две дюжины человек, собравшихся вокруг с открытыми ртами смотрели на зверя, безжизненно растянувшегося у его ног.

- Поспишь тут, - в голосе Дея прозвучало плохо скрываемое раздражение, - я слышал выстрел. Хорошо вовремя понял, что это твоих рук дело. И успел отвесить тумака не в меру старательному олуху, уже обсасывающему сигнальный рог. Еще бы чуть-чуть и Ботрайт...

- Не преувеличивай Картер. Капитан наоборот расстроится, что не первым увидел мой трофей. Уверен, что он обзавидуется. Как и ты.

- Я не стану спорить с тобой при бойцах, - молодой лейтенант оглянулся по сторонам с крайне недовольной миной, - но подобное безрассудство разлагает дисциплину. И более того...

Насчет солдат, Картер Дей переживал напрасно. Все их внимание целиком и полностью было приковано к зловещей, вытянутой твари.

- Тыж тока глянь... зубища то какие, зубища!

- И когти в два дюма. Дааа...

- Как по мне, - Сэм вроде бы не разделял общего восхищения, - какая-то неуклюжая тварь. Смотри лапы то как коротки. Она небось в холке то с трудом до колена достанет.

- За то ежели вас рядом положить, то она подлиньше выйдет.

- Да и зубов то поболе.

- Чем у нас у всех сразу.

Поднявшийся гомон стал достаточно громким что бы наконец привлечь нежелательное внимание.

- А ну заткнулись все! - Рык лейтенанта Блейка оборвал некоторых на полуслове. - Какого черта покинул пост, ты?! - Лысый, долговязый солдат вытянулся струной. - А вы, засранцы, откуда здесь? - Группа новобранцев застыла в ожидании. Они бы и рады были уйти, но боялись шелохнуться. - Когда я сниму шкуру с этой гадины, - офицер указал на гару, - то вернусь сюда. Со шкуродером. На случай, ежели встречу того, кому тут быть не положено.

Две дюжины мужиков, в кольчугах, кирасах или бригантинах, при арбалетах, пиках и алебардах - растаяли в ночи на удивление беззвучно. Не звякнув лишний раз амуницией и не замешкавшись ни на секунду.

И хоть помост, ведущий на третью северную башню, то есть фактический пост Джастина, был совсем рядом - он тоже поспешил убраться поскорее. Подальше от офицеров, явно что-то не поделивших. Но как бы он не спешил, все же успел услышать некоторые обрывки фраз.

- Можете так разговаривать с солдатней, господин лейтенант, - хриплых, клокочущих ноток в голосе Блейка заметно прибавилось, - а мне указывать пока не доросли.

- Вижу вы не только преступно безрассудны, это я бы мог простить, в конце концов - пусть разбирается капитан, но вы к тому же наглец, а наглости я не прощаю...

- Не стоит мне угрожать малец... ой не стоит...

Видя, что Гулд Блейк уходит, волоча по камням длинную, черную тушу, Джастин облегченно вздохнул. Со стороны он видел, как Картер Дей смотрит ему вслед, потом переводит глаза на кровавую полосу, тянущуюся за подстреленным зверем... Сжимая левой рукой эфес узкой, изящной рапиры с фигурной гардой.

Джастин был удивлен. И почти уверен, что это вовсе не начало истории.

Все знали, что Блейк опасный человек. - Размышлял он. - Знали даже те, кто видел его впервые. Что могло заставить Дея идти на этот конфликт? Была ли истинная причина действительно серьезной или это лишь пустая гордыня говорит в молодой, забитой возвышенной чушью, голове. Да... Это вовсе не начало истории...

- И вовсе не ее конец.

Джастин резко обернулся.

- Да чтоб тебя! - приглушенно выпалил он. - Никогда бы не подумал что ты ходишь так тихо, - и через секунду добавил с сомнением, - подожди... Я что, сказал это вслух?

Бенджамин неопределенно пожал плечами. Отблески ближайшего факела отражались в его широко распахнутом левом глазу.

- Это неправильно, - отрешенно проговорил гигант не сводя взгляда с отчетливого кровавого следа, тянущегося к лестнице, куда Блейк уволок свой трофей, - хоть не нам судить. Кто не ведает...

Он развернулся и тихо скрылся в темноте. Джастин стоял и молчал. Может виной тому была подходящая атмосфера, может накопившаяся усталость, но слова великана показались ему не лишенными смысла. Более того, кое-что он принял на свой счет. И задумался. Надолго.

Следующий день, большинству защитников Дурн-фара запомнился двумя особенностями. Во первых - было относительно спокойно, а потому достаточно времени на стоящие дела. Например на еду. Кормили солдат аж трижды. Во вторых - было произведено всего два выстрела, один из которых по праву провозгласили самым дерьмовым за всю историю войн. И тем не менее очень им гордились...

- Давай сейчас. Не тяни, - капитан Ботрайт был так сосредоточен, что закусил губу, - видишь же - боятся!

Лейтенант Картер Дей, неслыханное дело, не отреагировал на слова командира. Хоть в его личном гнезде и было сейчас очень людно, все же здесь с его умением считались. И не безосновательно. С молчаливого согласия Ботрайта в такие рабочие моменты позволялось немного отступить от субординации. Разумеется - для пользы дела. А как устроить дело, лучше всех знал именно Дей. Сейчас, прижавшись щекой к своему мудреному прибору наведения, он прикидывал скорость передвижения и вероятность неожиданного маневра вражеской колонны.

Хотя назвать эти робкие группки пехоты и пару телег колонной - язык бы не повернулся. Кто-то считал, что лайонелитами командуют простаки. Напыщенные, родовитые дурни, решившие просто-напросто провести свое войско мимо Дурн-фара, вытянувшись тонкой нитью вдоль скальной гряды. На максимально возможном расстоянии от стен... или скорее от камнеметов крепости. Но Дей считал... Нет, он практически знал, что это всего лишь обман. Хитрость, призванная выявить его собственные секреты. То есть максимальную дальность полета снарядов, возможную точность, скорострельность и эффективность. Как ни крути, а расстояние в триста шагов было довольно значительным.

Не отрываясь от прибора лейтенант что-то прошептал. И резко взмахнул рукой. Сухой удар деревянным молотом по спуску. Щелчок откинувшегося запора. И протяжное у-у-ух взлетающего вверх колена огромного требушета. Снаряд с глубоким гулом взлетел над стеной... И через несколько секунд приземлился не долетев до строя неприятеля около шестидесяти шагов.

С такого расстояния было тяжело рассмотреть детали. Но Дей точно видел радостно-пренебрежительные жесты. Лайонелиты издевались. И заметно смелее двигались дальше. Уже большими группами.

- Отлично, - совершенно искренне прокомментировал Ботрайт, - а теперь удар по яй... по морали врага.

Картер Дей решился в последний раз предложить иное решение.

- Господин капитан, если они двинутся серьезным потоком я смогу нанести им реальный ущерб. Реальный, - лейтенант сделал на этом особый акцент, - ощутимый ущерб.

- Поверь мне, сынок, - Ботрайт позволил себе намекнуть на возраст, а между строк и на недостаток боевого опыта лейтенанта. Обычно он этого не делал, но решил, что раз уж Дей может подавать советы, то уж ему тем более простительно немного бестактности. - Мораль, боевой дух, отвага и кураж - играют в бою не меньшую роль, чем численность, вооружение и стратегия. Ты не хочешь что бы тебе вспоминали... грязные приемы? Это война парень. Не дуэль с другим благородным юношей, из которой можно выйти победителем даже не вспотев. Кому-то придется замарать кружева на манжетах. А кому-то... хех... и с ног до головы обгадится. А посему хватит трепать языком. И действуй по плану.

Лейтенант снова приник к прибору, что бы скрыть краску, бросившуюся в лицо.

- Крайний первый, в право тридцать, - трое обученных бойцов быстро и четко выполнили команду, не видя цели, скорректировали положение машины с помощью поворотных блоков, - пли!

Джастин, уже успевший отоспаться после ночной вылазки, снова был на стене. Хорошо видел, как вверх взметнулась огромная, глиняная кадка. Видел, как она безошибочно поразила ведущую группу врага, разметав несколько человек. И не загорелась. Что было не удивительно. Снаряд, вопреки обыкновению, наполнили не маслом или смолой, а свежеизвлеченным содержимым выгребной ямы. Он криво ухмыльнулся, видя как далекие фигурки меняют направление движения и поспешно удаляются в сторону лагеря.

- Обосрались! - Лаконично подытожил кто-то неподалеку, породив настоящий взрыв хохота.

Легко узнаваемый силуэт широкоплечего, коренастого сержанта чернел на фоне ярко алого закатного неба. Сторожевая башня над воротами напоминала живой муравейник. Два десятка солдат копошились и бегали с ведрами, щетками, тряпками и скребками. Но на верхней площадке было относительно тихо.

- Не думал, что тебя способен заворожить красивый закат. - Увидев Марлона издалека и оценив обстановку, Джастин решил подняться и поболтать с приятелем. Таким занятым в последнее время.

- Закат тут не причем. - Сержант был серьезнее, чем можно было ожидать. - Слышишь это? Топоры стучат...

Джастин прислушался. И правда, порывы ветра иногда доносили сухой, ритмичный стук со стороны лагеря лайонелитов.

- Готовят башни... сукины дети. Точно говорю - осадные башни. - Марлон говорил задумчиво, негромко. Будто сам с собой. И разумеется не ждал ответа, так как говорил о очевидном.

- А что за суета у тебя здесь? - Рассеянно поинтересовался Джастин. - Сдаваться что ли надумали, и прибирайте, чтоб перед гостями стыдно не было?

- Да тут забавно вышло, - осклабился здоровяк, - та херня, что вы с Блейком ночью притащили, ну страховидло это противное, кровищи тут понабразгала. На кровищу крысы позарились. Хе-хе... Да видать, не сильно съедобная животина то вам попалась. Крысы как нализались, так и дохнуть стали. Прямо далеко не отходя. И представь, что странно... Вроде и суток не прошло, а они уже завоняли, пораздулись. А Дей, тыж знаешь, под ноги то не смотрит. Вот и вступил в гнилую зверушку. Крыса брызнула, лейтенант поскользнулся, сел на жопу. Хе-хе... Крику было-о-о... Странно, что ты не слышал. По-моему и эти вон, - Марлон кивком головы указал в сторону вражеского лагеря, - перепужались. Да-да. И ты вот лыбишься, мы лыбимся, а бойцы труть понимаешь. Хехе... Хотя оно мож и хорошо. Не будет Дей так нос задирать, глядишь и на землю смотреть научится.

- Простых смертных глядишь заметит, - с улыбкой кивнул Джастин.

Некоторое время они молчали. Смотря то ли на закат, то ли на позиции неприятеля, постепенно обрастающие валами и частоколами.

- Джастин.

- Мм?

- Чуешь чем пахнет?

Джастин чувствовал. Восходящие потоки от нагретой за день земли несли сладковатый, гнилостный запах. Он посмотрел вниз. Прямо под ними, на длинной веревке висело уже местами почерневшее тело Говарда фон Аддерли. Так не долго продержавшегося на посту командующего гарнизоном. На его плече сидела серая ворона. Без спешки и обстоятельно расклевывающая синеватое ухо. На истоптанной, рыжей земле плато, протянувшегося от крепостных стен на сотни шагов, тоже хватало ворон и трупов. Одни каркали, ссорились и тяжело перелетали с места на место, другие тихо лежали и смердели.

- Чую чужое решение. И его последствия. И в отличие от решения - последствия общие.

- Складно говоришь, - кивнул Марлон. - Но кто-то должен был принять решение. А ежели принял бы этот, - он пальцем указал на труп, слегка покачивающийся на веревке, - быть может там лежали бы мы.

- Не спорю. И не осуждаю. Но граф Гастман может и осудить.

Марлон пренебрежительно хмыкнул.

- Пусть сначала придет с войском. Выбьет львов с перевала. А уж там посмотрим... где теплее.

- Вызывали, господин капитан? - голос Рональда Брикмана звучал преувеличенно непринужденно.

- Проходите лейтенант. Присаживайтесь, - заложив руки за спину Ботрайт стоял и смотрел в окно. - Сегодня необычно яркий закат, согласны? - проговорил он задумчиво.

Брикман не сразу нашел, что ответить. Потом сильнее потянул носом. Улыбнулся незаметно для командира.

- О да капитан. Особый закат рождает особое настроение.

- Напрасно ехидничаешь. Это действительно так... Ну и что застыл? Догоняй. - Ботрайт кивком головы указал на изящный, но немного помятый, серебряный кубок и стоящий рядом кувшин. Сделал шаг в сторону от окна. На подоконнике стоял такой же, наполовину пустой кубок.

- Благодарю, Брюс. Сардийское? - утвердительный тон Брикмана говорил о том, что он и так прекрасно знает ответ.

- Разумеется, черт возьми. Не буду же я пить ту кислятину, что ты таскаешь за пазухой. - Ботрайт отсалютовал кубком в ответ на жест лейтенанта, сделал мелкий глоток, вздохнул. - Знаешь Рональд, у меня хорошее предчувствие.

- Относительно чего?

- Относительно сардийского урожая винограда в этом году, - язвительным тоном процедил Брюс Ботрайт.

- Не кипятись. Просто не хотел так сразу к делам. Дай отдышаться, а все проблемы - после второго кубка, - с извиняющейся улыбкой протянул Рональд.

- Так пей смелее. И потом, проблемы - не подходящее определение. Я же говорю, предчувствие хорошее. Львы обескуражены. Да, они зализывают раны и готовятся к прыжку, но одной наглостью нас не взять.

- Я слышал, наглецы второй день активно плотничают. И при следующем или следующих прыжках будут не только с лестницами, - лейтенант старался абстрагироваться от серьезного настроя товарища, говорил все так же расслабленно и держался непринужденно.

- Укрепления отремонтированы, машины и методы Дея доказали свою эффективность, а бойцы Гастмана под полным контролем.

- Да, у нас все прекрасно, - Брикман сделал ее заметный акцент в нужной части фразы. И развалился на низком, резном карле еще вольготнее.

Капитан уловил намек. У нас - означало в Дурн-фаре. Здесь и правда был полный порядок. И они действительно могли отразить еще не один штурм. Но очень многое зависело от того, как скоро подойдут основные силы Хертсема.

- Они сбивают голубей. По этому вестей пока не было.

- Допустим они подстрелили всех, посланных из Кардана, - Рональд Брикман был уверен, что серьезные дела или речи - вовсе не обязательно требуют серьезного лица. И потому совершенно невозмутимо облизывал пальцы, запачкавшиеся в пролитом вине. - Но, а Ним, Брюс? Ним в другой стороне.

- Значит у них соколы! Или вообще какое-нибудь мерзкое колдуньё. Как то раз мне доводилось видеть подобное. Птицу, летящую высоко в небе, прикончили одним пасом руки. Только перья кружили...

- Чего только не бывает, - спокойно прокомментировал лейтенант, в очередной раз прикладываясь к вину.

Некоторое время царило молчание. Ботрайт успел опорожнить кубок. Брикман - два. Оба офицера понимали больше, чем говорили. Не потому, что пытались скрыть свои мысли. Наоборот - эти соображения были очевидны обоим.

- Даже если Гастман что-то задумал, - негромко начал капитан, - ландфрид его прижмёт. Некоторые из феодалов жадны и спесивы, но уж точно не глупы. Помощь придет, хотя бы из Фор-дрима.

- Считаешь - личные связи важнее здравого смысла? Или шкурного интереса, что фактически то же самое.

- Лорд Селби меня знает. А значит - может быть уверен, что выдвинувшись к перевалу, не встретит по пути построенных к бою лайонелитов. Он знает, что я удержу их здесь! И если возникнет необходимость - убедит остальных.

Лорд Дарен Селби был феодалом наместником Фор-дрима. Большого, богатого города в сердце Хертсема. Он был довольно значительной, и в политическом, и в военном смысле, фигурой в графстве. И своим нынешним положением он был обязан сыну пекаря, капитану Брюсу Ботрайту. В определенной степени. Можно было не кривя душой утверждать, что именно капитан спас его город во время осады, а после искоренил разгоревшуюся было чуму. Семь лет тому назад.

- Семь лет, Брюс, - Рональд слегка понизил голос. - Ты покрыл себя славой, заслужил небывалую благодарность и спас множество жизней... Но это было давно. А у людей короткая память. Даже если их собственная жизнь значилась среди спасенного множества.

- Возможно. Но некоторые воспоминания не тускнеют...

Рональд Брикман проследил за взглядом командира. И еле заметно кивнул, как бы соглашаясь, что отдельные аспекты памяти живут дольше других.

- И это исключение только подчеркивает правило, - протянул он, горько усмехнувшись.

На потемневшей от времени, резной дубовой подставке - висел полный комплект тяжелой брони. Искусные, отливающие глубоким, сероватым блеском латы. Массивные, граненые наплечники, широкие наручи, пластинчатые латные перчатки... И шлем с забралом, в виде железной бороды, который капитан никогда не надевал.

- Ну это хоть по практичнее орденов, а? - с деланной веселостью выдавил Брюс Ботрайт.

- Более того, учитывая твой образ жизни - латы гораздо практичнее, чем те чахлые виноградники, которые тебе всучили в довесок - Рональд тепло улыбнулся, видя на лице друга тени давних событий. В основном трагичных. Но теперь вызывающих лишь легкое чувство сладкой тоски с привкусом ностальгии.

- По правде говоря, виноградники то были неплохими. Да и винодельня, что прилагалась к земле, годами уверенно приносила прибыль и радовала душу приятным, терпким и в меру сладким продуктом. Думаю, предприятие захирело из-за неумелого управления. Да-а-а... Не получился винодел из солдата. - Ботрайт покрутил в руках кубок, наблюдая за крошечным водоворотом насыщенного рубина. - Но латы и правда достойные. Подобные жесты не главное, но они показывают, что твои усилия действительно заметили.

- И довольно высоко оценили.

- Да, это так. Уж поверь, работа Боргранда не чета сегодняшним поделкам карских белоручек. Львы сейчас поголовно щеголяют в этих раздутых, сверкающих безделушках. А ведь как-то, если не изменяет память, на границе Эссефа, в случайной заварушке, я здорово промял одному дуралею нагрудник. В борьбе, просто жахнув пару раз коленом. Вот тебе и карские мастера.

Рональд понимающе кивал. С интересом рассматривая крепкие поножи и пластинчатые набедренники. Хорошо заметный, треугольный выступ в колене обнажал острую грань при сгибании ноги. Такое своеобразное зубило, видимо, и было предназначено для подобных ударов. Да и ноги самого капитана были массивны и заметно развиты.

- А еще помню случай, - продолжал предаваться воспоминаниям Ботрайт, - на каменистом берегу Севенны, близ Элрина, лет пять назад. Прилетело мне копьем под левое плечо. Вон та вмятины, видишь? Да-да, эта. Оцени, насколько мала, ведь с коня меня просто как ветром сдуло. И на этом, само собой, дело то не закончилось. Пока я кое-как поднялся, по мне как минимум пара копыт ударила. Наших же. И ничего, все ребра целехоньки, всего пара синяков да царапин!

- Не дурно, - согласился Рональд, - но подняться, как я понимаю, было очень не просто. Такая красота небось к земле тянет, словно павшей лошадью придавило. А может тебя втроем тянули, что бы на ноги поставить? - беззлобно подначил он.

- Чу-у-ушь! - встрепенулся капитан. - Тыж видал как я по лестнице на стену взлетаю. Что мальчик! Оно, конечно, гномы добротно куют, основательно... тяжеловато даже. Но зато как исполнено, как продуманно все. Удобно как. Будто в маленькой крепости себя ощущаешь. Ну в смысле... В общем привыкнешь - и хоть кавалерию пёхом догоняй, хоть без лестниц на стены влазь.

Лейтенант уже не раз замечал, что когда люди чувствуют себя комфортно, срывается часть покровов, предназначенных для широкой публики. Вот и теперь капитан, за многие годы службы на высоких должностях исправивший свою простонародную манеру речи, незаметно для себя снова походил то ли на простого солдата, то ли на сына пекаря.

- Ладно кавалерию, но на стену тебе не забраться, с непокрытой головой то. - Полунасмешливо, полувопросительно проговорил Рональд, побуждая на откровенность. - Смотри... Командир ведь головой воюет, а ты ее так не бережешь.

- Ну, начнем с того, - начал Ботрайт менторским тоном, - что куда попало голову не сую. И зачастую, от командира будет больше пользы на ближайшем холме... или на крыше воющей башни, чем в гуще сражения. А значит сам таскай свой помятый котелок, что ты по ошибке считаешь шлемом. И к тому же... Меня несколько отталкивает эта традиционная гномья атрибутика. Не наше это все. Чужеродное.

Оба мужчины смотрели на характерные детали гномьего шлема. Массивные, широкие нащечники, выдающиеся вертикальные грани, подвижное забрало в виде стилизованной, железной бороды.

- У них вроде башка то побольше твоей, - задумчиво предположил Рональд, - так почему шлем в пору?

- Вроде? Хах! Да ты что, ни одного гнома не видел? У них же во-от такая репа! А шлем то, как и латы в целом, по меркам делали. Точно под меня. А вот...

- А вот я так ни разу в Боргранде и не был, - перебил Рональд немного тоскливо, - да и послов только из дали видел. Как следует не рассмотрел.

- Ну... не последний день живем, - прокомментировал Брюс. И поспешно, что бы не сбить настроения - Я на Серых холмах пять раз гостил. Четыре по службе, один из интереса. Все торговые зоны осмотрел. Ты ведь знаешь, что за пределы этих зон хода нет? Конечно знаешь. И там есть на что посмотреть, уж ты мне поверь. Там ведь со всего мира торговцев валом. На сотне языков лапочут. И чего там только нет...

Напав на обширную тему капитан долго расписывал чудеса и диковинки гномьего города-крепости, Боргранда. Что-то восхвалял, чему-то удивлялся, о назначении чего-то просто гадал. Говорил о гномах, как об удачливых торговцах, искусных ремесленниках и непревзойденных строителях. Припомнил пару кабацких драк, в которых либо участвовал, либо был свидетелем. Вещал долго и вдохновенно. Описывал ярко и красочно. Вспоминал детально и с удовольствием.

Вставить слово лейтенанту удалось только тогда, когда рассказчик опрокидывал в себя очередной кубок, увлажняя пересохшее горло.

- Да. И правда интересно. Серьезно все у них, с размахом, - сдержанно подытожил Рональд, - и потому сложно понять... Откуда этот огонь в глазах восторженного почитателя гномов? Искренне восхищаешься, но при этом выглядишь словно охотничий пес, наблюдающий за спящим волком...

Капитан посерьезнел. Слегка нахмурился, пронзительные, холодные глаза чуть прищурились.

- Сложно понять, говоришь? Очень удачное сравнение... Пес и волк. Все верно. Это естественная настороженность. Не страх. Нет. Но простой холодный расчет. Что делать, если положение изменится. Что делать, если интересы пересекутся. Естественно думать об этом заранее, Рональд. Потому как волк... по-настоящему матерый.

Ботрайт перевел дух. Недолго расхаживал по комнате, по своему обыкновению заложив руки за спину. Встретившись взглядом с Рональдом - остановился. Его суровые, глубокие черты лица немного расслабились. Будто подстраиваясь под честное, открытое лицо лейтенанта. Ощутив, что молчание товарища вовсе не неловкое или нервозное, а скорее выжидательное - капитан продолжил уже спокойнее.

- Мы хорошо представляем себе, на что способны лайонелиты, лига торгашей из Редакара и жалкая аристократия Уилфолка. Мы имеем не мало информации о силах и намерениях глав Леммаса. Мы можем пытаться прогнозировать дальнейшее развитие отношений с Дахабом и Эдмороном... Но ни мы, ни кто-либо другой не в состоянии предугадать, что в голове у гномов. Их армия не покидала стен Боргранда слишком давно. У нас есть только смутные истории доставшиеся от прадедов и записанные лживыми жрецами. И там с равной вероятностью может быть как явная ложь, так и легкое преувеличение. Приплыв из ниоткуда они с марша покорили сильное государство. Не кривись, я помню, что не только своими силами, а в альянсе с Агрином и Леммасом. И я знаю о договоре трех владык. Пусть мне, простолюдину, не преподавали истории, но моего жалования уже давно хватает на книги. И именно по этому я говорю, что сведения записанные в трактатах - слишком противоречивы, что бы вызывать хоть какое-то доверие. Но я видел их стены, Рональд. Видел, что гномы способны создать. Дурн-фар, Ним, любой город или крепость в Бирне выглядят грязными пограничными заставами, с оплывшими земляными валами и покосившимся частоколом, по сравнению с Борграндом. И пусть кто-то считает, что сейчас им интереснее торговать. Лигу создали торговцы. И что? Это мешает им воевать? Закрепившись в Серых холмах и непрестанно богатея гномы становятся только сильнее. И пусть они придерживаются своего хваленого нейтралитета много лет. Но внезапные, сокрушительные удары нанесенные по Эпиру и Тиносу еще помнят старики Золотой долины. Уже тогда гномы бились не за свою безопасность, а за свою торговлю.

- Насколько помню я, - неуверенно вставил Брикман, на самом деле знакомый с историей хуже друга, - их попросили о помощи. По соседски, так сказать. Мол коварные заговорщики узурпировали власть и все такое... Я ошибаюсь?

- В каком-то смысле нет. Я не могу утверждать, меня тогда и на свете не было. Но один мудрый человек уверял, что дело было в перебоях с поставками зерна и фактическом блокировании Железного пути. Гномам это не понравилось. Зерно Золотой долины и металлы Дахаба были им нужны. И они вмешались. А уж найти тех, кто тебя якобы позвал, с таким тугим кошельком, труда не составило.

Ботрайт жестом отказался от очередного наполненного кубка. Задумчиво потер жесткую щетину, пробивающуюся на подбородке.

- Тот враг, которого мы сдерживаем сейчас... сдерживаем до подхода объединенных сил ландфрида - лишь спесивый сосед. Всего лишь одно из неспокойных графств многострадальной Бирны. Пусть мы деремся давно, но мы деремся с братьями. По сути не сильно отличающимися от нас. Не численностью армий, не богатством земель. Но сможем ли мы что-то противопоставить куда более серьезному, иноземному захватчику?

- К чему напрасно тревожиться? - В голосе Рональда и правда слышалось полное спокойствие, плавно переходящее в абсолютную безмятежность. - Несмотря на все твои предчувствия, господин капитан, нас вполне могут укакошить этой же ночью. Ну или завтра с утра. А значит беспокоится о возможности будущих вторжений - смысла немного. И видя, что твой кувшинчик опустел, не смею спрашивать о следующем. Да-да, все понимаю. Служба и все такое. Ну так значит вернемся к нашей маленькой, добрососедской войне с братьями бирнийцами...

Роналд Брикман поднялся, сладко потянулся, одернул стеганую куртку.

- Язва, - глухо проворчал Ботрайт, - вечно передергиваешь. Ну ладно, топай. В три часа тебе менять Дея. И на, пожуй. Не позорься перед бойцами.

Он протянул лейтенанту пару тусклых, подсушенных стебля.

- Ну да, как же. А то ведь заподозрят, что я простой смертный, люблю вино и женщин.

Для порядка слегка возмутился Рональд. Но стебли взял. Кивнул гостеприимному командиру и прикрыл за собой дверь.

- О, Брикман пошел. Вразвалочку так, расслабленно. Ни как от капитана чешет.

- Отойди оттуда Сэм. - В тоне Джастина слышалось легкое осуждение. - Увидит что пялишься.

- Да ничего я не пялюсь, - тем не менее Сэм отошел от узкой бойницы и тяжело опустился на кровать, - просто смотрю. Подмечаю.

- Что ты там подмечаешь? - Спросил неразборчиво Райт, жуя огурец.

- Лютое спокойствие командования. Знай себе пьет да шляется по ночам. И плевать ему на всех львов вместе взятых. Нет. Я конечно не осуждаю, - по тону и мине Сэма было ясно - осуждает, - просто завидую немного. Кому хоть под палящим солнцем, хоть под ледяным дождем - стой на стене да терпи. А кому-то вон - сам капитан друг-приятель. Сиди себе, да виноград брагой запивай...

Джастин вопросительно поднял бровь.

- Черт, Сэм. Виноград брагой?! Да и к тому же ты сам страдал с похмелья еще вчера.

- Да я ведь не о том. Просто рассуждаю. Все лучше, чем молчать.

- А может, - Райт управился с огурцом и начал очищать вареное яйцо, - молчать все же лучше. Часа через четыре на пост. Выспаться бы.

- Так брось жрать и спи. Чавкает он...

- Я между прочим угостил. - Обиженно выдавил Райт. - Просто я жую, а ты видать целиком проглатываешь. Скоро вообще все не так сытно будет. Мистер Лоулер так сказал.

- А подробнее? - заинтересовался Джастин.

- А подробнее лучше узнать у него. Я то особо не в курсе. Дело в том, что новобранцев прислали, а запасов с ними пришло - всего ничего. Мистер Лоулер ворчит сильнее обычного.

- Ну не знаю, - двойной подбородок Сэма колыхнулся, когда он пожал плечами, - сегодня кормили неплохо. Лучше чем вчера.

- И лучше чем завтра. - Джастин лежал, подложив руки под голову и смотря на темный, сводчатый потолок. - Возможно я знаю в чем дело. Мистер Лоулер человек практичный, хочет придержать наши невеликие запасы. А капитан уверен, что долго нам здесь сидеть не придется, подойдут наши войска и голодать сейчас незачем. Вот так. Может несколько дней еще потерпим. Ну может неделю. И ландфрид соберется с силой и выбьет львов. На этом и закончим. Райт, доедай уже. Скоро наша вахта. Давайте спать.

Он отвернулся к стене. Закрыл глаза. И пролежал без сна еще несколько часов, пытаясь так же убедить самого себя.

- О-о-о... Красота! Приятное утречко. Солнышко уже пригревает, теплый ветер обдувает лицо, и даже птички поют веселее.

- Марлон, ты бы поосторожнее. Капитан увидит, что мочишься со стены - узлом завяжет. И о каких птичках речь? Я слышу только карканье ворон, обожравшихся падали.

Джастин не был слишком хмур. Более того, сейчас находился на стене по своей собственной воле. Отстояв вахту и отправив приятелей завтракать, он попросил Райта забежать на обратном пути и принести что-нибудь перекусить. Спускаться вниз ему не хотелось.

- Видишь, какое оживление, - Марлон старательно щурился, хотя солнце было у него за спиной, - как суетятся то. Что муравьи в разворошенной куче.

В лагере лайонелитов и правда было заметно движение. Но Джастину многочисленные палатки, далекие, трепещущие знамена и маленькие, бегающие фигурки напоминали скорее стаю птиц. Самых разных, от аиста до воробья.

- Пора бы им уже хоть на что-то решиться, - продолжал сержант, - а то сидим тут, друг на друга глазеем. Вчера вон весь день проскучали. А ведь можно было бы еще воронам едова подкинуть. Да хорошего.

- Ох подки-и-инем, - неожиданно раздался голос из-за угла сторожевой башни.

Джастин чуть было не подпрыгнул от неожиданности. Был уверен, что кроме их двоих поблизости никого нет. Повернулся на голос. Из-за угла башни, в метре от земли, показалась часть крупной головы и знакомый выпученный глаз.

- Тут прохладно, вот и сижу. - ответил Бенджамин на немой вопрос. - Можно к вам?

Марлон усмехнулся, глянул на Джастина. Пригласительно махнул косматой рукой. Великан глупо и неуклюже переполз поближе, не вставая, словно гигантский краб. Рассеянно отряхнул огромные ладони. Теперь, сидя у стены башни, обращенной к востоку, он безуспешно пытался спрятаться от солнца в тени, отбрасываемой сидящим Джастином.

- Ну, сегодня то нас должны повеселить, - выпятив широкую грудь Марлон продолжал всматриваться в даль, - не простож так они стучали. О смотри, побежал, - кивнул он в сторону паренька, спешно сбегающего со стены прыгая через три ступеньки. - А я вот пока не вижу. Эх старость, я в молодости точно дал бы сто очков форы этому засранцу. Оленя с двухсот шагов бил. Вот прямо как...

Джастин не слушал нарочито безмятежные байки товарища. Он пока тоже не видел приближающегося врага, но знал, что так быстро бегают только на доклад к капитану. А значит спокойное, тихое утро не долго останется таковым.

- Надо бы рогатиной разжиться. - Пробормотал себе под нос Бенджамин.

- Лучше заряжал бы. Или сам стрелял, коли умеешь. Я тебе и арбалет найду, попроще да понадежнее. - Немного отстраненно предложил Марлон, то и дело кидая взгляд на запад.

- Рогатиной будет сподручнее, - тихо, но уверенно возразил гигант. И его полузакрытый, правый глаз резко крутанулся в глазнице.

Джастин нервно сглотнул.

Солнце только начинало припекать, но если бы не северный ветер, на стене уже было бы невыносимо жарко. Начищенный, блестящий морион и сверкающая кираса Джастина все сильнее раскалялись под яркими лучами. Со лба на переносицу, а после на верхнюю губу скатилась крупная капля пота. Соленый привкус смешался во рту с характерной желчной горечью, всегда появляющейся перед боем. Кто-то слева глубоко вздохнул. Пожаловался на жару. Справа бодро ответили, что скоро будет много жарче. Знакомый, хриплый голос. Марлон, как всегда, храбрился и подбадривал других. Джастин перевел взгляд с медленно ползущих вперед осадных башен на ясное, ярко-голубое небо. В тщетной попытке отыскать облачко, способное хоть на мгновение закрыть солнце, завертел головой. Взгляд зацепился за яркую, белоснежную фигуру на вершине воющей башни.

А капитан то хорош. Смотрится очень внушительно. Сарра, плечи, увеличенные шикарными латами, образцовая военная выправка... Он сам будто знамя, заметен отовсюду и внушает еще большее почтение. Даже вызывает трепет. Забавно, но простолюдин больше похож на рыцаря, чем любой рыцарь виденный мной. А вот Бенджамин похож на медведя, вставшего на задние лапы при виде особенно пышного малинника. Интересно, не оцепенеет ли он на этот раз...

Гигант стоял семью шагами левее, но несколько человек между ними его совершенно не загораживали. Покалеченное лицо Бенджамина сильно отличалось от всех прочих. Не только постоянной и уже привычной асимметрией, но и странным выражением толи надежды, толи предвкушения. Слегка приоткрытый рот кривился в жутковатом подобии улыбки. Широко распахнутый левый глаз не мигая смотрел на медленно растущие осадные башни. Правой рукой великан сжимал длинное, крепкое древко старого протазана, на треть окованное железом. Марлон быстро подсуетился и все таки достал своему бойцу оружие под стать. Широкий, слегка заржавевший наконечник протазана, был шириной в одну и длиной в две ладони, но в огромных лапах великана смотрелся чуть ли не хрупким. Если бы не массивная крестовина из двух четырехгранных стержней, темный силуэт грозного оружия на фоне ясного неба напоминал бы весло.

- Ну что девочки? Похоже в этот раз будет веселее! Ручонки то не дрожат? - Гулд Блейк расхаживал по стене из стороны в сторону, словно хищник в клетке. - Часть тех неуклюжих деревяшек снесут на подходе ядрами, часть сожгут за долго до стены, но кто-то наверняка докатит свою башню. И этим повезет еще меньше других, верно?!

Нестройный, но мощный хор почти полутора сотен глоток ответил криками, воплями и звоном оружия.

- Что-то ты мокрый, сынок, - громко, что бы слышали все, обратился к одному из бойцов лейтенант. - Думаешь тебе жарко? Жарко тем беднягам, упорно толкающим свои деревянные гробы на угловатых колесах! А представьте, что будет чувствовать бедолага, после такого изнурительного пути взбираясь на наши стены! Изнеможение. Страх. И лютое отвращение ко всем задумкам военных инженеров. Так поможем нашим уставшим друзьям! Уложив их к другим, уже раздувшимся на солнце!

Снова воинственные вопли и оглушительный лязг оружия.

- Не вздумай... - сухо процедил лейтенант Дей, оборвав солдата, стоящего рядом с сигнальными флажками на перевес. И собравшегося было среагировать на доносящиеся со стены призывы Блейка. - Эти пусть орут и беснуются, но кто-то должен заниматься делом. Седьмой, восьмой и девятый расчеты - приготовить зажигательные. Близнецам второй сектор, третья отметка.

Получив сигнал, солдаты засуетились у двух огромных требушетов, разворачивая орудия в заданном направлении. Флойд, старший расчета, хлестанул коротким бичом ближайшего из запряженных мулов. Животное недовольно фыркнуло, но потянуло всю тройку по привычному, пятиметровому кругу. Обе машины сейчас были взведены и готовы к бою, но ветеран уже знал, что лучше заранее вывести выносливых, но упрямых животных на нужный ритм. Он вытер пот с лысеющей, седой головы. Посмотрел на свое искаженное отражение в высоком, отполированном гребне шлема. Улыбнулся сам себе. Сплюнул через дыру от недостающего зуба и надел неудобный, тяжелый морион. Хмуро посмотрел на молодого парня, сидящего рядом на собственном, круглом шлеме. Большая метательная машина загораживала его не только от солнца, но и от глаз командиров.

- Молодежь... - произнес Флойд то ли с сожалением, то ли с осуждением. Глаз с бельмом снова слезился на ветру.

- У-ух как палят то! Палят то как! - восхищенно орал Берти. - Как рукой кладут! Прям из-за стены, прям не глядя, а так...

В отличие от молодого новобранца, Джастин хорошо понимал, что бойцам у метательных машин не обязательно видеть противника, за них видит лейтенант Дей. Но восхищаться точностью стрельбы ему это не мешало. С гулом проносящиеся над головой каменные ядра попадали в цель в трех случаях из пяти. Осадные башни лайонелитов, разных размеров и конструкции, далеко не все выдерживали попадание тяжелого снаряда. Сейчас на широком, затянутом пыльной пеленой плато, практически не было видно крупных групп противника. Наученные горьким опытом, они укрывались за толкаемыми вперед деревянными укрытиями. Достаточно надежными, чтобы чувствовать себя в относительной безопасности и как следствие - громоздкими и тяжелыми. Отдаленно напоминающие крупные, перевернутые лодки, они медленно и неуклонно продвигались к стенам.

- Настоящий флот, а? - практически прокричал рядом Сэм. - Постарались их плотники. По берегам Атили небось одни пеньки остались.

- Их тоже выкорчевали, - ответил Джастин, перекрикивая грохот, рев и крики, - на такую толпу костров надо о-го-го! Ночи холодные, а древесину на это пустили.

Спустя секунду тяжелый каменный снаряд, только что прогудевший над головой, угодил точно в основание осадной башни, находящейся в сотне шагов от стен. Высокое сооружение из досок и бревен медленно накренилось, во все стороны посыпали люди. Поспешно выскакивая и разбегаясь в разные стороны.

- Бей вон по тому, в плаще, - азартно выкрикнул Сэм уперев левый локоть в парапет стены и старательно целясь. - Мерзнет он! Иш ты. Какой плащик то нарядный.

Вкруг защелкали арбалеты, зашипели болты. Из за того, что на стене находилось больше людей, чем фактически могли стрелять не мешая друг другу, некоторые перезаряжали арбалеты товарищей, а некоторые просто криками, ругательствами, свистом и улюлюканьем отмечали очередное удачное попадание ядра или зажигательного снаряда. Но несмотря на общий воинственный и преувеличенно бодрый настрой, было очевидно, что многие из башен все же доберутся до стены. И четыре из них уже подобрались на расстояние от сорока до двадцати шагов.

Краем глаза Джастин заметил, что огромная фигура слева резко двинулась в сторону. В следующее мгновение раздался рев сигнального рога, тревожной, протяжной нотой отзываясь в каждой из башен или передвижных укрытий врага. Тут и там резко откинулись деревянные, окованные железом и обитые кожей щиты, приоткрылись узкие бойницы, на распахнувшихся, верхних площадках башен показались заряженные баллисты. Сыпанули болты, полетели стрелы, с громким шипением пронесся мимо огромный дротик. Выбив брызги каменной крошки из того места, где только что стоял Бенджамин. Началась настоящая драка.

Метательные машины на вырубленных в скале террасах, крышах построек и внутренних стенах так же метко и быстро посылали снаряды. Но ни кто уже не отмечал удачных попаданий радостным ревом. Не до того было. Как только был подан сигнал, осадные башни пошли быстрее, из-под деревянных панцирей показались бойцы с приставными лестницами, а со стороны лагеря лайонелитов быстро приближались крупные группы солдат. Практически одновременно на парапет стены упали тяжелые, снабженные железными крючьями, откидные мостки двух башен. Первую дюжину лайонелитов, ринувшихся на защитников, изрешетили болтами. Но через их тела уже перебирались следующие.

Тонко завопил молодой новобранец, падая со стены на брусчатку внутреннего двора. Джастин коротко выругался. Резко отступив назад от лупоглазого бородача, взобравшегося по приставной лестнице, он случайно столкнул парня. Но времени раздумывать об том не было. Бородач кинулся вперед размахивая широкой, короткой саблей... и вдруг его голова лопнула, словно спелый арбуз, под ударом кузнечного молота.

- Нет не молота, - промелькнуло в голове у Джастина, - под ударом весла. А он и правда стал внимательнее.

Постоянно озираясь по сторонам, Бенджамин наносил неуклюжие, но удивительно мощные и точные удары широким наконечником протазана. Иногда попадая плашмя. Очередной взобравшийся по лестнице боец замахнулся на гиганта изогнутым тесаком. Щелкнула тетива тяжелого арбалета. Граненый наконечник болта пробил правый нащечник лайонелита и вышел под левым ухом сбросив с головы шлем. Развернувшийся Бенджамин добавил древком поперек лица так крепко, что солдата смело вместе с приставной лестницей. Джастин снова зарядил арбалет. Прицелился. С расстояния в семь шагов выстрелил в бок невысокому крепышу, в старых, помятых латах. С такой дистанции болт наверняка должен был войти по оперение. И вероятно поэтому срикошетил. В этот момент крепыш удачно парировал рубящий удар палашом и резким движением распорол брюхо тощему новобранцу, легко прорубив кольчугу. Падая лицом вниз, Берти на секунду встретился взглядом с Джастином.

На коренастого лайонелита набросился Райт, рубанув наискось тяжелым палашом. Крепыш поворотом корпуса ушел от удара, и жестко протаранив плечом впечатал его в парапет стены. Узкие прорези шлема обратились к Джастину, снова заряжающем арбалет. Лайонелит кинулся вперед. Без лишних раздумий дорогое, личное оружие полетело в сторону, так и не наложенный болт крепко обхватили пальцы в потертой кожаной перчатке. Ловко поднырнув под занесенный меч, Джастин тычком левого локтя подбил предплечье нападающего. И выпрямляясь коротким, резким движением вогнал четырехгранный наконечник болта в щель между шлемом и латным воротом. Крепыш захрипел, упал, разливая новую лужу темной крови на пестрящей пятнами стене. Рядом раздался жуткий грохот, осколки и каменная крошка брызнули в лицо Джастину. Присев, прислонившись боком к парапету, он провел рукой по щеке. Кровь. Но в голове уже прояснилось. Быстро кинув взгляд между зубцов стены он заметил метательные машины, до того скрываемые под деревянными панцирями. Очередной снаряд просвистел над головой, улетев во внутренний двор. В дюжине шагов впереди новая осадная башня подошла к стене, опустились тяжелые мостки, с ревом побежали солдаты. Рука дернулась к левому бедру. Меча не было. Он не помнил, когда успел его потерять. Вырвав гизарму из рук лежащего Свинопаса кинулся вперед. Не видя, как тот тонко и протяжно подвывая скрючился в позе зародыша.

Внутренний двор горел. Полыхала конюшня, разгоралась столовая, огромным факелом пылал один из гигантских требушетов. Тушить практически не пытались. Не хватало времени, не хватало людей. Очередной зажигательный снаряд перелетел через стену. Разбившись о брусчатку и разметав горящие брызги и тяжелые, глиняные осколки на десятки шагов вокруг.

Флойд сидел, опершись спиной об основание Воющей башни. Глаз с бельмом пульсировал невыносимыми вспышками боли. Как в то раз, когда его чуть не выдавили в пьяной драке. Горящая, испускающая черные клубы дыма, лужа - выросла прямо перед ним. Спалив брови, ресницы, седую щетину... и наконец приведя в себя. Он поднялся, пошатнувшись ухватился за стену. И торопливо похромал к своему требушету. Хрипло закричал, призывая своих помощников. Густые, черные клубы дыма не давали видеть дальше нескольких шагов. Флойд споткнулся, упал, грязно ругаясь и сплевывая горькую слюну. А когда увидел обо что споткнулся - выругался снова. Новобранец лежал у основания метательной машины, лицом вверх, неестественно раскинув руки. Ветеран не верил, что в этом есть смысл, но все же склонился над ним, побил по щекам, потряс за плечи. И наткнулся взглядом на круглый шлем, мирно стоящий там где его и оставили. Флойд не заметил двухдюймового глиняного осколка, глубоко засевшего в основании черепа молодого парня. Но увидев маленькую багровую лужицу понял в чем дело.

- Молодежь... - прошипел он себе под нос, плотнее прижимая к собственной голове начищенный морион.

Мимо него проплыла, будто разгоняя дым вокруг себя, ярко белая фигура. Флойд проводил ее очумевшим взглядом. Опомнился. Закрыл рот. И выхватив тяжелый, широкий тесак, длиной в полтора локтя, кинулся следом. Здоровым глазом он видел бегущих рядом с собой. Их становилось все больше и больше. Потом начал возвращаться слух. И среди грохота, топота и лязга, будто звенящим эхом отражающимся от стенок черепа, Флойд услышал знакомый голос. Словно далекие раскаты грома перекрывающий хаос боя.

- За мно-о-ой! За мной Хертсем! Бей их! Бе-е-ей!

На стену ворвалось не больше дюжины новых защитников. Но ярость, с которой они накинулись на врага, подстегнула уже сражающихся. Широкоплечая белая фигура стала острием клина, врезавшегося в группу лайонелитов, успевших отбить небольшой участок стены.

- Знамя, - пробормотал себе под нос Джастин, вместе с несколькими товарищами тесня противника беспорядочными уколами древкового оружия, - живое знамя...

Ботрайт мощным ударом круглого, выпуклого щита сшиб с ног крупного рыцаря. И с утробным рыком врубил топор глубоко в нагрудник упавшего. Уперевшись ногой, выдернул застрявшее лезвие, принял на щит очередного нападающего, резким рывком перекинув через себя. Предоставив разбираться следующим за ним. Широко взмахнул топором на уровне головы нового противника, тот ловко пригнулся. Но капитан этого ждал. Отставленная назад левая нога, пошла вперед сгибаясь в колене, поворот таза усилил движение, крепкое, треугольное лезвие наколенника вмяло армет вражеского шлема глубоко в череп. С громким чавканьем брызнула кровь. Следующий лайонелит, щитом и мечом отбивающий яростные выпады гизарм защитников, получил кованным обухом по затылку. Рухнул как подкошенный, мелко подрагивая и выгибая спину. Из-под промятого шлема обильно текло, красных пятен становилось все больше.

- Дава-а-ай! Да-а-а! - истошно орал Гулд Блейк, раскручивая над головой цепной шестопер. Стоя перед входом в третью северную башню, он с несколькими бойцами сдерживал группу лайонелитов, наступающих на крайний участок стены. Отразив резкий укол алебарды щитом, он все таки умудрился достать руку врага. Солдат схватился за кисть, раздробленную острыми гранями, выронил оружие, дико взвыл. Болт, сломавший ключицу и вошедший по оперение прервал его крики. Блейк оскалился, шагнув вперед, широким взмахом снизу снес пол лица безусому, краснолицему парню, в полных доспехах и с гербом, заляпанным кровью, на груди. Следующий болт, вылетевший из бойницы сторожевой башни, угодил под мышку здоровенному мужику, с ног до головы зачерненному копотью и уже было занесшему меч над головой лейтенанта. Но вместо благодарности, судьбе и арбалетчику, Гулд Блейк решил как следует разобраться с ленивыми стрелками. Решил, что те собьют себе руки в кровь, обучаясь с должной скоростью заряжать арбалет. Он не знал, что из пяти человек, посланных им в башню, в живых остался один. Другие пали от вражеских стрел и дротиков, а оставшийся паренек и так держал арбалет трясущимися, ободранными в кровь руками. И совершенно справедливо считал чудом, каждое новое попадание.

Пытаясь сделать более глубокий выпад, Джастин подскользнулся в луже крови и рухнул на бок. В ту же секунду над его головой просвистела стрела. Сзади раздался знакомый, хриплый бас и страшные ругательства. Не все из которых были ему знакомы. Не успел Джастин подняться, как на него наскочило сразу несколько противников. По шлему, кирасе и набедренникам зазвенели удары. В нескольких дюймах от лица в камень врезалась выщербленная алебарда, выбив сноп искр прямо в глаза. На мгновение он зажмурился. Когда осмотрелся, понял, что соратники оттеснили лайонелитов на несколько шагов. Поднявшись увидел, что впереди группы защитников бешено размахивает хорошо запомнившейся алебардой Марлон. Грязно ругаясь и заметно хромая на левую ногу. Из его бедра торчала стрела. А на Джастине не было ни царапины.

Одна из добравшихся до стены осадных башен горела. Полыхала так жарко, что на стене, на дюжину шагов в любую сторону, не было никого. Никого живого. Обугленные трупы уже не шипели, не пузырились, огромные языки пламени и снопы оранжевых искр взлетали до небес. Видимо прогорев достаточно - высокая, тяжелая башня накренилась, громко хрустнула, выплюнув очередную тучу искр, и с грохотом и треском завалилась на бок. Сильно ударив соседнюю башню. Джастин, вместе с товарищами отбивавшийся от лайонелитов, прущих из нее, радостно заорал. Бойцы, еще находящиеся внутри, в панике выпрыгивали во все стороны. Кто на острия пик, алебард и гизарм защитников, кто на головы своих соратников, находящихся внизу. И тех и других ожидала смерть. Постепенно кренясь все сильнее, вторая башня рухнула на головы самых нерасторопных. Оставалась еще одна, не считая нескольких приставных лестниц.

Увлекаемые с одной стороны капитаном Ботрайтом, с другой - разъярённым Марлоном, бойцы отбрасывали от стены одну лестницу за другой. Полыхающие внизу остовы башен, упавших практически параллельно к стене, мешали походу подкреплений, став своеобразными горящими баррикадами. Последняя группа лайонелитов, жавшихся друг к другу щетинились остриями мечей и копий. Они дрались яростно и озлобленно, отбиваясь на скользком от крови участке стены, спотыкаясь о тела врагов и союзников. Пока не услышали тот же печальный, протяжный сигнал рога, с которого начался бой. На этот раз он трубил отступление. Защитники Дурн-фара взревели, гремя оружием, благословляя и проклиная все на свете. Два десятка врагов, оставшихся на стене, после секундного замешательства с удвоенной силой кинулись в бой коля и рубя, пытаясь пробиться к последней осадной башне. Единственному шансу на спасение.

- Стоя-я-я-ять! Всем стоять я сказал! - голос капитана перекрыл грохот боя.

Постепенно затихли все, кто был на стене. Замерли, обменявшись последними ударами и отстранившись друг от друга бойцы. Работали только метательные машины Дея, да изредка раздавались его отдаленные выкрики. Снизу слышались позвякивание оружия и топот отступающей пехоты.

- У вас есть выбор, - грудь Ботрайта тяжело вздымалась, волосы прилипли к вспотевшему лицу, но он вовсе не выглядел уставшим. - Бросайте оружие и убирайтесь! Или покинете мою стену по кускам. Решайте!

Лайонелиты заколебались, переглянулись. От осадной башни их отделяло меньше дюжины шагов, но дойти туда с боем было практически невозможно. Плотный строй солдат преграждал путь. Высокий рыцарь с тяжелым клеймором, окрашенным кровью, сделал шаг вперед. Наконечники пик и рогатин дернулись в его сторону. Ботрайт поднял левую руку вверх, призывая к спокойствию. Стоя в трех шагах от капитана, рыцарь опустил меч острием вниз, коснувшись камня стены. Разжал пальцы. Клеймор со звоном упал к его ногам. Остальные последовали примеру бросая оружие, некоторые поднимали руки.

- Дайте им дорогу!

Солдаты расступились, освободив узкий проход к мосткам осадной башни. Лайонелиты по двое и по трое начали пробираться к выходу, настороженно и затравленно озираясь. В полном молчании.

Джастин, до того крепко сжимавший древко гизармы, слегка расслабил руки. И вдруг резкий, короткий звон разорвал напряженную тишину. В ту же секунду ему в лицо полетели горячие брызги крови. А плоский, круглый шлем проходящего мимо бойца пробили острые грани цепного шестопера. Началась свалка. Растянувшихся в линию лайонелитов прижали к парапету и принялись нещадно рубить и резать. Так и стоящий напротив капитана рыцарь, выхватил из-за пояса мизерикордию и кинулся вперед. Но боевой топор в руке Брюса Ботрайта был гораздо длиннее рыцарского кинжала. И достаточно быстр. Тяжелое, темное лезвие ударило в районе левого уха и прорубив шлем глубоко вошло в череп. Последних сопротивлявшихся уже добивали, а капитан медленно присел на корточки рядом с поверженным противником. Аккуратно снял разрубленный шлем. Стриженая, седая бородка рыцаря уже напиталась кровью. Ботрайт снял пластинчатую, латную перчатку. Двумя пальцами осторожно прикрыл широко распахнутые глаза.

- Блейк, ко мне.

- Да господин капитан? - тяжелый боек оружия лейтенанта слегка покачивался, пачкая кровью голенище сапога.

- Зачем?

- Он был вооружен, - Гулд Блейк показал изящный стилет, держа за длинное, узкое лезвие. - Да и этот тоже, - он кивнул на седобородого рыцаря, в увеличивающейся темно-красной луже. Мизерикордия, лежавшая рядом, казалась удивительно тонкой и хрупкой. Почти безобидной.

- Какие будут приказы, господин капитан? - Дей не смотрел на командира, он разглядывал изувеченные, обожженные тела. И явно старался не наступить в многочисленные кровавые пятна.

- Будут довольно предсказуемые приказы, господин лейтенант, - Ботрайт был хмур и серьезен, - занимайтесь своими камнеметами. Починить что возможно, заготовить ядер... И да, Дей. Отличная работа. Особенно с той, подожженной башней. Это здорово помогло. Можно сказать - выручило.

- Благодарю сэр, - офицер улыбнулся одними губами, - но с именно с этой башней - не я. Не мои люди.

Рядом громко хмыкнул Гулд Блейк.

- Если бы зажигательным ударили так близко от вас, - процедил Картер Дей, смотря прямо в глаза ухмыляющемуся Блейку, - разметало бы всех. Подпалить своих - не лучшая помощь.

- Ну что же... Кто бы это ни был - он заслуживает благодарности, - Ботрайт кинул взгляд на горящие остовы осадных башен. - Забавно, если они сами подожгли себя.

На верхней площадке первой северной башни умирал солдат. Он лежал лицом вниз, чувствуя небритой щекой прохладу серого камня, остывающего после жаркого дня. Изящная баллиста, очертаниями напоминающая хищную птицу, замерла расправив тугие плечи. Она сегодня постаралась на славу, без промаха раскидывая длинные, смертоносные дротики. Ричи был опытным стрелком. И несмотря на нескладное телосложение и невысокий рост - обладал достаточной силой, чтобы раз за разом натягивать тугую тетиву, вращая рычаги ворота. В течении боя он специально выцеливал офицеров и заряжающих осадных машин. Последним выстрелом попав в глиняную кадку, уже подожженную и подвешенную в праще вражеской катапульты. Горящую смесь разметало во все стороны, огонь перекинулся на другие снаряды и дальше... на осадную башню. Но Ричи этого уже не видел. Широкий наконечник стрелы, попавшей между железных пластинок бригантины, вышел у него из поясницы. Измазанный клейким содержимым кишечника. Он лежал и сглатывал кровь, все сильнее идущую горлом. И даже сквозь едкий, черный дым - ощущал характерное зловоние пробитых внутренностей. Последней мыслью, промелькнувшей в его голове, была насмешка над смертью. Так тривиально воняющей дерьмом...

- Шестьдесят два убитых, восемнадцать тяжело раненых, двенадцать раненых легко. Павших хоронят за голубятней. В общей могиле. Лайонелитов скинули со стены, как вы и приказали. Всех. - Рональд Брикман сделал заметный акцент на последнем слове. Капитан кивнул.

- Сгорят в остатках их башен?

- Я распорядился добавить смолы и масла. Где будут хуже гореть.

- Правильно. Зараза нам ни к чему. - Брюс Ботрайт уже снял и повесил на стойки латы. Белоснежная с утра, а теперь вся в черных и красных пятнах мантия - тряпкой валялась в углу. - Вино знаешь где.

Лейтенант безмолвно достал из-за резной, деревянной ширмы оплетенную бутылку и два серебряных кубка. Себе налил в помятый.

- Бились славно. Они потеряли не меньше дюжины, на каждого из наших погибших.

- Возможно, но я убил только двоих, - пожал плечами лейтенант.

- Что ровно на два больше чем в тот раз, в оврагах, - с легкой улыбкой буркнул Ботрайт.

- В тот раз пришлось биться конным. А ты знаешь, какой я наездник. Наверно такой же, как и стрелок. Выстрелив на скаку я зацепил болтом ухо своей лошади, она взбрыкнула, я вылетел из седла и да конца боя пытался выбраться из того чертового оврага.

- Хех... Ты не рассказывал.

- Ты тоже не все рассказываешь, Брюс.

Капитан сделал большой глоток. Отвел взгляд в сторону.

- То очень давняя история. Он как то отпустил меня. Проявил милосердие. Я хотел ответить тем же. Но фактически Блейк поступил разумнее. Когда они разоружились и пошли, их получилось взять голыми руками. Не пожертвовав ни единым человеком истребить два десятка врагов. Порой честь - непозволительная роскошь. Его скинули вместе со всеми?

- Да, - кивнул Рональд, вспоминая удивленные взгляды бойцов, когда он запретил обирать седобородого рыцаря, с разрубленной головой.


Глава 3

Джастин лежал на куче опавшей листвы, которую сам же вчера сгреб ногами. Было мягко и сухо, но осенняя ночь выстудила стоящие поблизости валуны так, что от них ощутимо веяло холодом. Он мелко подрагивал, обхватив себя руками и сквозь сон придвигаясь поближе к костру. Вдруг вздрогнул, открыл глаза, сухо закашлялся. Шмыгнул забитым носом поморщившись от боли. Почуяв при этом ощутимый, кислый дух конского пота. Встряхнув головой немного пришел в себя, отметив сразу несколько любопытных деталей. Во первых - он был накрыт конской попоной, которая хоть и малость смердела, все же грела несколько лучше, чем его собственные обноски. Да и пахла, вероятно, приятнее. Во вторых - на месте толстых, дубовых поленьев сейчас слабо дымилась пара крошечных угольков. А значит, хоть еще и не совсем рассвело, дело близилось к утру. И третье - по близости никого не было.

Джастин неловко сел, покряхтывая и сжав зубы, растирая занемевшие руки и ноги. Огляделся внимательнее. Сначала в глаза бросился внушительный эспадон, стоявший точно там, где его вчера поставили. А после и конь, бродивший неподалеку, известил о своем присутствии приветственным всхрапыванием. По крайней мере Джастин принял это звук за приветствие. Здраво рассудив, что рыцарь далеко не уйдет оставив здесь коня, меч и прочие вещи - он решил немного согреться. Сгреб в кучу слабо тлеющие угли, не вставая насобирал вокруг костра мелких веточек, сверху набросал те, что были потолще, но вывалились из кострища сгорев лишь наполовину. Веселые языки оранжевого пламени уже вовсю поглощали сложенные шалашиком дрова, когда высокий, густой кустарник на краю поляны громко затрещал. С грацией и ловкостью медведя шатуна из зарослей вырвался Салливан фон Элликот, неся подмышкой солидную охапку дубовых и буковых ветвей.

- О, уже проснулся, - с завидной непосредственностью выдал рыцарь. Хотя не мог не понимать, что его манера передвижения по лесу разбудила бы и спящего глубоко в норе сурка, случись такому оказаться поблизости.

- Да вот... кхм-хм, - с трудом прохрипел Джастин, не узнав своего голоса. Закашлялся еще сильнее и поняв невозможность изъясняться в слух просто развел руками. Указывая разом и на горящий костерок, и на окружающий мир, и на свое нынешнее состояние.

- Да, прохладно. Но я не думаю, что бы это надолго, до зимы времени еще хватает.

Джастин утвердительно кашлянул. Поморщился, ощупывая немного опухшую шею.

- Ничего. Сейчас отогреешься, - легко измельчая в руках солидные, толстые ветви, Салливан ровно укладывал их в огонь. - Да и с другими неприятностями разберемся. Есть у меня чудо-средство. - С этими словами он взял кожаный бурдюк с вином и наполнил небольшой, закопчённый котелок, извлеченный из седельной сумки. Поставил прямо на угли, немного разворошив костер.

Джастин еле заметно улыбнулся. Решил, что рыцарь из тех, кто использует одно и тоже простое средство для решения любых проблем. Хоть телесных, хоть духовных. Салливан заметил реакцию, поднял вверх указательный палец.

- Зря ухмыляешься. Думаешь, это единственное снадобье известное мне?

Пожав плечами и все видом показывая, что не имел бы ничего против, Джастин снова закашлялся.

- Узри же, как тебе повезло, - рыцарь с торжественным видом извлек из-за пояса небольшой кожаный мешочек. Развязал, вытряхнув на ладонь щепотку ни чем непримечательной, сушеной травы. - Вижу, что не узнал. - разочарованно констатировал Салливан. - Но ничего. Скоро попробуешь, а потом уж не забудешь.

Желто-зеленая трава полетела в котелок с закипающим вином.

- Вчера ты закончил рассказ на втором штурме, случившимся на третий день осады. То есть спустя пять дней, после падения Мидуэя. Очередного... И учитывая то, что продолжить сейчас ты не можешь. - Джастин кивнул, с настороженно-заинтересованным лицом, - и предупреждая пока не заданные вопросы, - рыцарь поймал взгляд собеседника, - мы на время поменяемся ролями. Я буду рассказывать, а ты слушай.

Видя, что вино в котелке уже кипит во всю испуская белесый пар, Салливан протянул вперед небольшую миску.

- На, сними с огня, аккуратно перелей. Для начала половину. Пей и слушай. Так вот... Весть о приближении львов, дошла до нас вероятно даже раньше, чем до Дурн-фара. Вот только ждали врага мы в другом месте. Лорд Фрейзер привел два корпуса в район между Нимом и Элрином. Как я понял была информация, что лайонелиты переправятся через Севенну выше Каменных бродов. И от части их намерения подтвердились. Делать вылазки на их берег командование строго-настрого запретило. Послушали, разумеется, не все. В ходе нескольких коротких и незначительных стычек были взяты пленные. Однако... допросить их не успели. Люди графа Гастмана, прибывшие накануне, имели удивительно широкие полномочия. Пленных забрали. Хотя, возможно эти львята и правда были бы бесполезны. Много ли знает простой боец? Ладно, что уж теперь. Мы закрепились, валы, частоколы, все как положено. Приготовились встречать гостей.

- Салливан.

- Мм...

- Ты спишь?

Темнота палатки хорошо скрывала недовольство и замешательство, выразившиеся на усатом лице.

- Да, - ответил рыцарь спустя пару секунд раздумий. Ответил совершенно уверенно, что конечно не помогло.

- А долго нам еще тут торчать? - Остин фон Келли задавал этот вопрос не в первый, и как понимал Салливан, не в последний раз.

- Я не обладаю достаточным знанием, что бы тебе ответить. Лорд Фрейзер не посвящает меня в свои планы. Но, я могу сделать так, что бы этот вопрос перестал тебя занимать, - рыцарь решил, что его подопечный явно недостаточно устает за день. И уже придумал, чем его занять.

- Отец говорил, что уж рядом с тобой скучно не будет. Что ты никогда не стоишь в стороне и всегда в гуще событий.

- Твой отец не говорил такого, Остин. Зато я отлично помню слова о добрых затрещинах. Так же там было что-то о намыленных шеях и воспитательных тумаках.

- Ты не станешь меня бить, - в голосе юноши слышалась улыбка, - потому, что я взрослый мужчина. Это будет оскорбление действием.

Салливан аж привстал на локте. В темноте слегка выделялись белки его широко раскрытых глаз.

- А еще потому, что ты добряк Салливан, хоть и воинственно топорщишь усы, когда кто-то начинает это подозревать.

Рыцарь откинулся на жесткую лежанку. Заложил руки за голову. Громко вздохнул.

- В одном ты прав, язвительный засранец. Ты уже относительно взрослый. И это значит, что пора бы быть поосторожнее со словами. - максимально внушительно проговорил он. Думая при этом, что мальчишку и правда передержали в колыбели. Сам он принял участие в своей первой военной компании еще в пятнадцать лет. А Остину стукнуло уже восемнадцать. - А сейчас спи. Или хотя бы умолкни. Через два часа рассветет, отдам тебя на съеденье ребятам Пирса.

В палатке воцарилось довольное молчание. А чуть позже и могучий, здоровый храп.

- Сир, - поджарый, лысеющий мужчина в сером дождевике поверх бригантины, вежливо поклонился.

- Пирс, - коротко кивнул в ответ Салливан. - Дай молодому фон Келли пару ребят покрепче. Пусть сами разомнутся, да парня погоняют.

- Конечно, это мы мигом.

Легко моросил мелкий, теплый дождь. Небо, затянутое светлыми тучами вовсе не выглядело хмурым. Скорее даже наоборот. Чуть в стороне от лагеря небесных, на широкой лесной поляне, бодро звенели не заточенными мечами четверо молодых людей. На утоптанной, густой траве было немного скользко, но зато и падать куда приятнее, чем в жидкое месиво из навоза и чернозема, что окружало рыцарский лагерь. Под стройным, раскидистым кленом стояли двое мужчин. Один сухощавый, одетый довольно просто, другой высокий и широкоплечий, одетый дорого, но практично.

- Он неплохо держится. Активен, быстр, все время теснит противника.

- При его росте это несложно. Парень уже выше меня. Но он не думает о защите. И предсказуемо бросается вперед, выдавая себя положением ног. - Салливан фон Элликот слегка хмурился, хотя в общем и целом был доволен успехами подопечного.

- О! Ловко, - лаконично прокомментировал Пирс мощный пинок в грудь, отбросивший молодого дворянина на несколько шагов. Но так и не сбивший его с ног. - Но ведь держит удар.

- Его не нужно было держать. Пинок под опорную ногу и щекастый рухнул бы как подкошенный. А вместо этого Остин сбил себе дыхание. Смотри, как пыхтит.

- Примерно также, как и соперник.

- Ага. На котором куча лишнего жира.

- Вы безжалостно откровенны, сир.

- О, извини, - смутился фон Элликот, - твой родственник?

- Да боже упаси! Никто из наших пока не породнился с лесными боровами, - с усмешкой проговорил Пирс, явно довольный вызванным смущением. - Но взгляните. Какой манёвр...

- Остряк, - пробурчал Салливан, вспоминая меткие слова Остина, о доброте и усах, - но, черт возьми, это действительно интересно.

Именно в этот момент молодой фон Келли блокировал очередной выпад противника. Поднырнул под вытянутую руку, одновременно захватив предплечье и округлив спину швырнул толстощекого здоровяка через плечо. И улыбаясь уставился на наставника, довольный собой и в ожидании похвалы.

- Ну вот, что я говорил? - хмуро подытожил рыцарь, когда отдышавшийся здоровяк мощным пинком под колено свалил зазевавшегося Остина и кинулся подбирать упущенный меч. - Вообще не думает о защите. А твой парнишка то, лягается точно боевой конь.

- Ага. И жрет так же.

- Хех... Бывает... Так что насчет ополчения?

- У нас все без неожиданностей, - Пирс пренебрежительно махнул рукой. - Интереснее с людьми его сиятельства.

- Опять надуваются? Что им нужно на этот раз? - Салливан непроизвольно поморщился, вспомнив неприятный опыт общения с заносчивым доверенным Гастмана.

- Требуют людей себе в помощь. И к вашему лорду Фрейзеру наверняка обращались. Благородным то не так важно, а вот нам, простым смертным, приходится реагировать.

Рыцарь не ответил. Он размышлял. Уже не первый день его занимал этот вопрос. Люди графа Гастмана, феодала-наместника Кардана, прибыли сюда чуть ли не первыми. Раньше нимийцев, раньше небесных, их опередили разве что группировки наемников от Элрина. Такая расторопность была бы похвальной, если бы посланные графом силы - были бы хоть сколько-нибудь серьезными. Пришедшие пять сотен конников и полторы тысячи пехоты производили гораздо больше шума, чем способны были принести пользы. Примерная численность этих подразделений стала известна Салливану чуть ли не случайно. И не мало удивила его. Но не так сильно, как реакция непосредственного командира, когда ему передали сведения. Ни кто из высших чинов ордена неба не выказывал недоумения или недовольства по поводу более чем скромного контингента, посланного одним из сильнейших феодалов Хертсема. Салливан был достаточно умным человеком, что бы понять - наверху что-то затевается. А так же достаточно опытным для того, что бы не ждать от командиров объяснений их планов и намерений. Тем временем люди Гастмана развернули невероятно бурную деятельность. Практически целыми днями копали, пилили и городили всяческие заслоны и укрепления. Порой - в самых неожиданных местах. При этом громогласно сетуя на бездеятельность остальных сил и представителей Хертсема.

- Мои люди разговаривали с теми чумазыми работягами, которых сюда пригнали в качестве пехоты, - Пирс слегка понизил голос, хотя из-за шума усиливающегося дождя и звона тренировочных мечей их все равно нельзя было услышать. - Многие из них вообще не держали в руках меча. А топором разве что лес валили. Вопрос - к чему такие люди здесь, когда мы вот-вот столкнемся со львами.

- Не будь так категоричен, - Салливан не был уверен в том, что говорит. Но в том, что говорить другого сейчас не следует - был уверен абсолютно точно. - Кайло и лопата могут оказаться не менее полезными, чем меч. А своих бойцов граф бережет не просто так. Лайонелиты знают, что мы здесь. И сидят себе на том берегу. Значит ждут. Думают. И есть шанс, правда не большой, что решат не идти в лоб. И тогда припасенные силы Гастмана будут очень к стати. Именно там, где они есть сейчас.

- И где же они сейчас, черт возьми?! - лорд Фрейзер Лонгман, глава ордена небесных, был сильно раздражен. Хотя окружающие могли этого и не заметить, так как стареющий рыцарь вообще обладал на редкость тяжелым нравом. - Почему мы должны делать грязную работу за Гастмана? Раз уж это его идея.

В большом полотняном шатре, за длинным столом сидели еще трое. Командующий наемниками, назначенный городским советом Элрина. Головорез и рубака Дюк Тафт, бритый наголо, омерзительный тип с большим лягушачьим ртом и повадками крысы. Старшина довольно многочисленного, городского ополчения Нима - Максвелл фон Стенсбери. Один из богатейших дворян города и наверняка - самый жадный из них. Оплачивая серьезную часть оснащения и содержания ополчения, он усиленно искал возможности окупить вложенное. А так же доверенное лицо графа Гастмана - Уолтер фон Аддерли. Высокий, статный дворянин с благородными чертами лица, образец самообладания и терпения. Сейчас все сидящие за столом выжидательно смотрели на него. Без лишней спешки, размеренными и плавными движениями наполняющего свой кубок.

- Лорд Фрейзер, я понимаю ваше недовольство, - глубокий, приятный голос Аддерли будто обволакивал и успокаивал присутствующих, - а так же понимаю, что все вы, господа, хорошо знаете ответ на этот вопрос.

- Знаем, - ядовито подтвердил Стенсбери, движением головы отбрасывая назад длинные волосы, - отсюда и недовольство. Ведь для исполнения предложенного вами плана, требуются немалые силы. И армия Кардана вовсе не была бы лишней здесь. Вот именно здесь, а не где-то в глубине графства.

- Армия его сиятельства стоит на границе, - Уолтер фон Аддерли совершенно спокойно поигрывал кубком, - охраняя ваши тылы, господа. Бросить перевал Дурн-фар и сломя голову мчаться сюда было бы мягко говоря опрометчиво. Не находите?

- Не находим! - лорд Фрейзер хотел было стукнуть кулаком по столу, но сдержался. Седого, стареющего рыцаря раздражало показное спокойствие Аддерли. - Прикрываться мнимыми опасностями очень удобно. А пытаться сделать всю работу чужими руками - просто нагло! Если не сказать оскорбительно... Граф считает, что головы его людей ценнее голов моих?

- Уверяю вас, его сиятельство очень высоко ценит помощь небесных. И именно по этому предлагает действовать. Действовать решительно и внезапно. Сейчас мы обладаем серьезной силой, господа. Так к чему ждать удара? Сами переправимся через Севенну и опрокинем лайонелитов. Лучшая защита - нападение.

- А Гастман тем временем, преспокойно пересидит у себя в предгории? - сказанное Стенсбери адресовал не столько Аддерли, сколько всем присутствующим. - Прятаться за стенами когда предстоит драка... на него не похоже.

- Его милость не прячется. И не будет прятаться. Но прежде чем идти к нам на помощь - необходимо убедиться, что львы хотят ударить здесь. Что они сосредоточились севернее Каменных бродов. А сейчас мы должны провести разведку боем. Разбить их на побережье, оттеснить вглубь Уилфолка. Тогда силы Кардана смогут последовать за нами через перевал и Мидуэй или же пойти прямо по нашим следам, - Аддерли сопровождал свои слова сдержанными жестами. Рукой в грубой замшевой перчатке для фехтования он водил по большой карте Бирны, разложенной на столе. Отмечая возможные маршруты передвижения войск.

- Вот именно. Пройдет по нашим следам не встретив ни одного противника, - с презрительной усмешкой бросил лорд Фрейзер.

- Возможно, - Аддерли встретился взглядом с седым рыцарем. - А значит не присвоит себе ни толики заслуженной вами славы, - он повернулся к Стенсбери. - Или завоеванных вами трофеев, - Или земли... В конце концов, компания действительно может перерасти в нечто большее, чем превентивный удар.

- А давайте уже яснее, - подал голос Дюк Тафт, до того молча обгрызавший грязный ноготь большого пальца. - Ведь видно же, благородные господа уже решили идти. Так как будем делить добычу? Претендует ли сиятельство на долю, прислав шайку лесорубов да одного толкового человека, - он широко улыбнулся, преувеличенно почтительно поклонившись Аддерли, - или все будет по честному? Что возьмем - то наше.

- Разумеется по честному. Мы ведь цивилизованные люди. Более того, что бы избежать лишних недоразумений, - доверенный графа мягко улыбнулся, - предлагаю следующее...

- Внезапным ночным ударом рассеять силы львов. Оттеснить от Севенны. И разделившись на три части пройти насколько удастся дальше, - молодой, румяный парень удовлетворенно кивнул. - Вот. Точно так и сказали...

Салливан сидел на небольшом, складном табурете, задумчиво подкручивая усы. Рядом, сложив руки на груди, стоял Остин. И неприязненно поглядывал на молодого парня в неприметных, помятых латах.

- Я не понимаю, к чему разделяться? - прокомментировал Остин фон Келли, уперев руки в бока, - зачем дробить силы? Уж гнали бы да и гнали...

- А затем, - Салливан выглядел несколько отстраненно. Отвечая он уже обдумывал ситуацию далеко вперед. - Ни кто не любит делиться. А если мы пойдем отдельно от наемников Дюка и ополчения Стенсбери - все встреченное на пути делить будем только меж собой. А кстати, Бен, что нам встретится?

- Лорд Фрейзер поведет небесных по левому флангу, ближе к границе Мидуэя. Прямиком на Данас, - уверенно отрапортовал румяный парень, неосознанно стараясь почесать левое предплечье под стальными наручами.

- Конными корпусами на стены Данаса? - Остин недовольно фыркнул, не скрывая удивления граничащего с недоверием.

- Лорд Фрейзер отреагировал в том же духе, когда господин Аддерли предложил ему направление, - Бен открыто и искренне улыбнулся. - Правда он был куда более резок в выражениях, сир.

Салливан взглянул на своего молодого гвардейца с осуждением. Он заметил, с каким выражением Бен произнес «сир», обращаясь к Остину. Отпрыску древнего и уважаемого рода, но пока не посвященному в рыцари. Однако сам молодой фон Келли судя по всему этого не заметил. И либо принял незаслуженное обращение как должное, либо посчитал вежливой лестью.

- На сколько я понял - стен Данаса мы не тронем, - гвардеец вежливо поклонился, отдавая должное проницательности своего командира. - Два корпуса - это четыре тысячи копий тяжелой кавалерии. Не считая оруженосцев, слуг и прочих... Если объединенные силы Хертсема смогут разбить лайонелитов близ Севенны, то остановить нас будет очень непросто. И пусть оставшиеся недобитки прячутся за высокими стенами, небесные просто пойдут дальше. По крайней мере таков план. Верно?

Бен кивнул, не переставая потирать предплечье, закованное в тусклое железо.

- Хорошо, - Салливан прекрасно видел нетерпеливые движения молодого гвардейца. И взгляды, бросаемые им на низкий столик, стоящий в углу просторной палатки. - Ты хорошо все исполнил, Бен. Тот жирный десятник не запросил слишком много?

- Нет сир. Сказал, что в любое время может ставить меня на свои посты, просил только предупреждать заранее. У меня даже остались деньги. Вот...

- Перестань юноша. Оставь себе, заслужил. Я ведь помню, как затратно быть молодым, - рыцарь добродушно усмехнулся. - Теперь я не пью и половины того, что пил в юности. А если вспомнить женщин... Понимаешь откуда столько остается. И приступай, там все, что нужно. Недавно закончил.

- Благодарю сир, - на ходу проговорил Бен, расстегивая ремешки наручей. Сел прямо на утоптанный земляной пол, не густо засыпанный соломой. Последний раз кивнул своему покровителю, улыбнувшись неловкой, извиняющейся улыбкой. И повернувшись спиной сосредоточил все внимание на маленьком столике с лампадкой, горящей словно жёлтый светлячок.

Салливан сидел на низком табурете все в той же позе, уперев локти в колени и задумчивая подкручивая усы. Заметив, что Остин хочет что-то сказать сделал категоричный знак рукой, указал на табурет напротив. И снова погрузился в раздумья. Остин тоже думал. Но о другом. Ожидая разрешения заговорить он наблюдал за гвардейцем, сидящим в углу. Смотрел, как тот медленно и с явным удовольствием прокаливает на огоньке лампады узкий, блестящий кинжал. Избавившись от наручей и закатав по локоть рукава красной рубашки, юноша оголил свои сильные, жилистые предплечья. На которых даже в полумраке палатки были хорошо заметны многочисленные рубцы и шрамы, разного размера и давности. Осторожными, мягкими движениями Бен перемешал содержимое небольшой ступки белой глины. Поблескивающую влагой желто-зеленую кашицу. Еще горячим кинжалом сделал надрез длинной в полтора дюйма, немного выше запястья. Чуть слышное шипение обожжённой кожи заглушил хриплый вздох. Приложив к ране небольшой кусок влажной, шелковой ткани, юноша выложил на нее жидковатую кашицу. И принялся быстро, но осторожно перематывать руку широкой, шелковой лентой. При этом его дыхание становилось все громче, иногда прерываясь еле заметной дрожью всего тела.

- Теперь говори, - услышав голос Салливана Остин вздрогнул от неожиданности.

- Я не понимаю, к чему все это? Подкупать десятника, ставить этого... человека на стражу к шатру лорда Фрейзера. К чему столько трудностей, столько стараний? Сведения добытые им скоро станут известны всем. Мы просто получим приказ и тогда...

- И тогда будем знать только то, что нам решат сообщить. Лишь сухую форму приказа. Более того, приказа - отданного именно нам. Что поручено остальным... кем и для чего поручено? Все это мы знаем благодаря Бену.

- Не понимаю, - Остин фон Келли хмурился и бросал короткие взгляды на сопящего в углу гвардейца.

- Знаю, что не понимаешь. Для этого твой отец поручил тебя мне. Что бы я показал, что и как стоит понимать и что достойно пристального внимания. Махать железкой - не значит воевать. Все куда глубже и тоньше чем тебе кажется. Но пока ты знаешь не больше, а может и меньше Бена. Все его чувства, в том числе слух, невероятно обострены из-за воздействия средства. Но просто услышать мало. Нужно еще верно истолковать услышанное. А так же угадать то, что попросту не было высказано. Этот напыщенный тип, Уолтер фон Аддерли, совсем непрост. Он конечно знал о слабостях Фрейзера, Тафта и Стенсбери, но подтолкнуть их на такую авантюру не смог бы. Если бы говорил с ними по одному. А так - жадность, алчность, жажда славы... или крови. Такие естественные чувства. И каждый из них боится, как бы другому не досталось больше.

- Слава, кровь... - на лице Остина недоумение мешалось с разочарованием, - Отец всегда отзывался о лорде Фрейзере, как об опытном и решительном полководце. Как о достойнейшем рыцаре, чьи отвага и мужество достойны подражания.

- И все это правда. Но все мы небезупречны. А некоторые из старых пороков набирают силу с течением лет. И вот уже храбрый стал безрассудным... Лорд Фрейзер стареет, он может желать битвы просто потому, что скоро биться будет не в состоянии. Но важно не это. Важно, что слабости командующего могут использовать против ордена. И что бы помешать этому, необходимо знание. Добытое любыми возможными средствами.

- И ты считаешь, что ему можно доверять? А вдруг он рассказал не все? Или вообще служит Гастману? Он ведь на все готов ради...

- Ради того, - тихо, но твердо перебил Салливан, - что могу дать только я. Должным образом подготовить травы мало кто может. Когда нибудь я покажу тебе как. А пока - прими на веру, что Бен служит вернее чем охотничий пес. Да... именно пес. Хорошее сравнение. Полагаю тебе выпадет шанс убедиться в этом. И не тревожься. Сейчас ему не до нас. Он видит и слышит только в своей голове. Когда придет в себя, дашь ему вот этот кошель. Не спорь! Да, именно ты должен дать деньги. Запомни, вовремя прикормить пса - все равно что наточить меч. А мне нужно проделать кое-какие приготовления до завтрашней ночи. К утру вернусь.

С реки дул холодный, насыщенный влагой ветер, неся с собой запахи тины и тухлой рыбы. При свете почти полной луны было хорошо видно как безмолвный отряд всадников длинной вереницей спускается к воде. Редкие, тихие позвякивания сбруи и снаряжения не глушил топот подкованных копыт. У всех лошадей ноги были перемотаны черной тканью. Топкий, заболоченный берег встретил всадников высокими зарослями камыша. Широкоплечий наездник остановил коня, привстал в стременах вглядываясь в темноту.

- Бен, подойди, - тихо проговорил Салливан.

- Да сир.

- Сегодня лунная ночь, но глаза уже не те. Где та тропинка, видишь? Тогда веди. А все остальные строго за мной. След в след. Оступившись можно увязнуть.

Приглушенные голоса, передающие приказ фон Элликота, уносил свежий ветер. Сорок два всадника один за другим скрылись в камышах, осторожно ступая по неприметной тропе. Отряд Салливана состоял из тридцати небесных, временно сменивших тяжелые латы на простые кольчуги, кожаные нагрудники или бригантины, десятка конных стрелков с арбалетами, которые в жизни не имели доспехов, Остина фон Келли, с лицом бледнее чем мелькающая между облаков луна и едущего впереди Бена, уверенно выбирающего направление в темных, шелестящих зарослях камыша. Дойдя до воды лошади беспокойно зафыркали, застригли ушами, но успокаиваемые опытными наездниками шли вперед. И прежде чем поплыть - прошли не менее сотни шагов. Пусть и не по прямой, передвигаясь по отмели максимально приблизились к противоположному берегу. Оставалось преодолеть меньше трети пути. Выше и ниже по течению должны были переправляться еще пять таких же групп. И благодаря удачно проложенному маршруту отряд под командой Салливана форсировал Севенну первым, при этом сохранив силы.

- Бен, туда. Осмотрись. Вы двое, туда. Не дальше пятидесяти шагов.

Трое бойцов спешились и растворились в темноте. Салливан подъехал вплотную к Остину и пересчитывая темные фигуры выходящие из воды довольно протянул.

- Ох и повезло же. Твоим первым убитым может стать рыцарь ордена святого Лайонела. Может почти такой же высокородный, как ты. Завидую. Мне в свое время повезло меньше. Голодные войны, бунтующая чернь... Рубить истощенных, чумазых крестьян - не так уж много чести и совсем нет удовольствия...

Он легко хлопнул по плечу молчащего юношу. Добродушно улыбнулся.

- Сир, сто пятьдесят шагов на северо-запад часовые. Трое, один спит.

- Хорошо. Зови других. По коням.

Когда конный отряд рысью пошел вперед, Остин почувствовал себя гораздо увереннее. От части потому, что теперь никто точно не видел, как он дрожит. Как нервно сжимают поводья затекшие руки, как щелкают зубы за посиневшими губами. Нет, он не боялся. По крайней мере отчаянно старался уверить в этом самого себя. Но он был насквозь промокшим, и холодный ночной ветер пробирал до костей. Вот только другие почему-то не дрожали. Или же скрывали это более умело.

Перешли в галоп. Через несколько мгновений спереди раздался короткий, быстро оборвавшийся крик. Показались костры и палатки вражеского лагеря. Слева, между деревьев, мелькали силуэты таких же разгоняющихся всадников. Больше сотни конных ворвались в лагерь, рубя направо и налево. Поднялась жуткая суматоха. Крики убиваемых слились с боевым кличем убийц. Ржание лошадей перемешивалось с ревом сигнальных рогов. А с побережья уже спешили новые и новые отряды небесных.

Остин стремительно несся вперед, опасно подгоняя коня. Узкий, прямой переулок между палатками периодически озарялся красным заревом костров. На встречу попадались люди, в основном полуодетые и вооруженные кое-как. Остин проносился мимо. Не зная почему, где-то в глубине сознания оправдываясь то неудобным положением для удара, то слишком быстрым галопом, не позволяющим толком среагировать. Шум боя, лязг оружия, топот и ржание лошадей, знакомые кличи - все это начало отдаляться. Осталось где-то позади. И вдруг конь резко развернулся в сторону, загребая всеми копытами по утоптанному грунту проскользил пол дюжины шагов в прежнем направлении. Чья-то рука из темноты потянулась к вожжам. Норовистый боевой жеребец поднялся на дыбы, заплясал молотя передними копытами в воздухе. Остин, чудом не вылетев из седла, на миг встретился глазами с крепким, бородатым человеком, вооруженным топором на изогнутой рукояти. Только тут сообразил, что неплохо бы обнажить меч. Но не успел дотянуться до ножен на левом бедре, как конь с бешеным напором ринулся вперед, подминая под себя бородатого и быстро набирая скорость в одному ему известном направлении. Снова сумасшедший галоп, попадающиеся на пути стараются отскочить в сторону. Те, кто не успевает опрокидываются прямо под подкованные копыта крупного, агринского жеребца. Остин наконец овладел собой достаточно, что бы пытаться усмирить взбесившегося коня. Но все бес толку. Закусив удила животное мчалось вперед постоянно меняя направление. За очередным поворотом показался арбалетчик в блестящем капалине. Он стоял готовый к стрельбе, метясь в сторону приближающегося юноши. Их разделяло не больше десятка шагов. Конь чуть вильнул влево, уходя от столкновения. Резкий, отработанный взмах меча был практически бессознательным. Но искаженное гримасой ужаса, разрубленное наискось лицо - буквально въелось в память молодого фон Келли.

Дальше все пошло словно само собой. Конь перестал беситься так же внезапно, как и начал. Меч в правой руке уже не мешал, а совсем напротив. Привычная шероховатость рукояти вселяла уверенность. Наклонившись в седле, низким уколом Остин достал сбитого с ног солдата, бестолково отмахивающегося тяжелым мечом. Услышал короткий, тонкий возглас на вдохе... И краем глаза заметил движение справа. Резко отклонился назад, небольшой, листообразный наконечник сулицы мелькнул перед грудью. Резкий взмах меча снизу вверх, подбивающий и отводящий в сторону древко оружия. И сверху вниз, с коротким звоном по круглому шлему. Неглубокой вмятины оказалось достаточно. Солдат рухнул навзничь заливаясь кровью и выпустив сулицу из рук. Следующий противник был верхом. Налетел спереди, закружил, зазвенели клинки. Остин лихорадочно парировал удары небритого рыцаря в полных латах. Улучил момент, колющим ударом достал подмышку, пробив кольчугу и погрузив клинок на глубину ладони. И не успел отклонить очередной удар. Выпустив из рук меч и вожжи шарахнулся назад, высвобождаясь из стремян. Рубящий удар широкого палаша прошел в паре дюймов, на половину прорубив могучую шею его агринского жеребца. Воздух со свистом вышел из груди Остина, рухнувшего прямо на спину. Рядом, едва не придавив и брызгая кровью пал конь. Подняться удалось не сразу. Дыхания не хватало, в глазах темнело. И замахнувшегося топором бойца он заметил в самый последний момент. Слишком поздно для того, что бы уклониться. Но занесший топор солдат вдруг получил страшный удар в бок. Его перекосило, будто сломало пополам. В следующую секунду тяжелый, окровавленный клинок, почти перерубивший таз лайонелита, обрушился ему на голову.

- Можете встать, сир? - смутно знакомым голосом спросил спаситель. Он не кричал, но его было слышно среди царящего шума и грохота. Широкие нащечники и небольшой козырек шлема мешали рассмотреть лицо. Но Остин узнал старые, помятые латы и непривычно почтительное обращение.

Бен протянул руку, сильным движением поднял Остина на ноги. Всадников вокруг прибывало. Рыцарь на дахабском, вороном жеребце остановился в двух шагах.

- Вижу, вы подружились, - Салливан фон Элликот одобрительно усмехнулся, оглядывая забрызганных кровью молодых людей. - А что пешком? А-а-а... Твоего вижу, Остин. Коней сюда! Живо!

В предрассветных сумерках было видно, что сражение походит к концу. Последние, сбившиеся в кучу лайонелиты яростно отбивали наседающих небесных. И в некотором отдалении уже были заметны пестрые отряды наемников из Элрина.

- Хм... интересный выбор, - проговорил Салливан, рассматривая широкий, тяжелый палаш в руке Остина. Упустив свой меч, юноша поднял оружие поверженного лайонелита. - Значит тебя можно поздравить? Первый убитый - вон тот, в пластинчатых латах? Верно? Небритый, патлатый - точно рыцарь...

Остин молча забрался на коня, которого ему подвели. Не в силах отвести взгляд от арбалетчика с разрубленным наискось лицом, лежащего неподалеку. Одетого в цвета рыцарей неба - синий и белый. И символом гвардии фон Элликота на груди.

- Верно. Точно рыцарь, - не своим голосом подтвердил он. Размышляя каковы шансы, что его тоже когда-нибудь зарубит кто-то из своих.

- Ладно, рано расслабляться. За холмом львы уже теснят ополчение Стенсбери. Надо спешить - Салливан привстал в стременах, подняв над головой длинный, узкий эсток. - Все ко мне! Небесные! Ко мне!

Практически не встретив сопротивления рыцари неба заняли вытянутый, пологий холм поросший редким кустарником и молодыми тополями. Построились. Здесь были не только мобильные, легко экипированные отряды, предназначенные для внезапной ночной атаки. На холме выстроилось больше тысячи тяжеловооруженных рыцарей, успевших переправиться Через Севенну. В трехстах шагах перед ними перегруппировавшиеся латники лайонелитов теснили объединенные силы ополчения Нима и элринских наемников. Перед стройными рядами тяжелой кавалерии разъезжал на великолепном, белом в яблоках жеребце сам лорд Фрейзер. Не доверивший никому другому возглавить атаку, несмотря на возраст.

- Нимийцы вырвались вперед! Туда, где должны быть мы! - скрипучие, старческие нотки уже пробивались в голосе командующего. - Вперед небесные! Мы - острие копья Хертсема! - удовлетворенный мощным ответным ревом, лорд Фрейзер опустил забрало шлема, обнажил меч.

Строй шагом двинулся вперед. Расступившись, давая командующему занять свое место в первой шеренге.

- И не переживай, что я тебя придержал, - тихо говорил Салливан слегка наклонившись к своему подопечному. Они медленно подъезжали к лагерю, разбиваемому на берегу, еще недавно принадлежащем лайонелитам. - Лететь в атаку галопом, не всегда лучшая тактика. Мы вплавь форсировали реку и рассеяли неприятеля - сделали свою часть работы. Не самую простую ее часть. И уступили дорогу тем, кто был лучше экипирован для сражения. А нарубиться еще успеешь, уж ты мне поверь.

Остин даже не думал спорить. И когда по команде лорда Фрейзера стал набирать скорость обгоняя товарищей - испугался так же, как накануне ночью. Он грешил бы на непослушного коня, но тот норовистый агринский жеребец пал, почти обезглавленный. А мерно ступающий гнедой, который нес его сейчас - вовсе не походил на безумца. Выходит - дело было не в животном. А в ступоре, овладевающем юношей перед боем и заставляющем беспощадно вонзать шпоры в бока скакуна, судорожно сжимая поводья.

- О-о-о! Наш молодой герой! - руководящий установкой богатого, полосатого шатра рыцарь, приветственно развел руки. - А твой молодой друг не посрамил честь дома Келли, ох не посрамил...

- Ну еще бы, - Салливан потрепал по плечу неловко улыбающегося Остина. - Что, молва уже разлетелась?

- Как всегда Салливан, как всегда. Говорят - обогнал всех, мчал вперед не думая об опасности, зарубил чертову кучу львов разъезжая по всему вражескому лагерю! Хех... Молодец парень, так держать! Уверен, что после такого ты станешь одним из нас, - рыцарь, которого Остин не мог вспомнить, как ни старался, хрипло посмеивался, демонстрируя серьезную нехватку передних зубов.

- Ну вот, - продолжил вкрадчиво Салливан, когда они проехали дальше, - Си-и-ир Келли. Звучит, согласен? Отец будет доволен твоими успехами, можешь быть уверен.

Остин робко кивнул. На миг заподозрив, что бывалый рыцарь догадывается о причинах такого рвения в бою. Но тут же загнал эту мысль поглубже, предпочитая не замечать хитрого прищура и озорного огонька в глазах Салливана. Как не замечали и многие другие.

Объединенные силы Хертсема наголову разбили врага у берегов Севенны. Уцелевшие части лайонелитов беспорядочно отступали вглубь Уилфолка. Победители же проявив осторожность, по мнению некоторых - излишнюю, не стали преследовать противника. Дожидаясь, пока остатки войска Хертсема вместе с имуществом и провиантом переправятся через Севенну, устроили пышное погребение павших.

Сложив руки на груди и храня почтительное молчание, Остин фон Келли наблюдал, как сине-белые одежды рыцарей темнеют, исходя белым дымом. Погребальный костер сложили в несколько раз больше, чем было необходимо. Вот и все почести. Можно было считать настоящей удачей, что из тридцати небесных, находящихся под командой Салливана, погибло всего двое. Значительно меньше повезло его личным гвардейцам. Из десяти конных стрелков выжило только трое. Не считая Бена. Остин перевел взгляд немного левее. Гвардеец, почтительно наклонив голову, что-то тихо обсуждал с хозяином. Неосознанно потирая предплечье. Заметить это мог только тот, кто высматривал специально. А Остин высматривал. И рассуждал о том, что же требует столь неотложного внимания. Так же юноша вспоминал слова беззубого рыцаря, о репутации, заслугах... и возможном посвящении, после сегодняшнего боя. Да... орден рыцарей неба был серьезной силой. Служащей не только лорду командующему, но и каждому из адептов. Небесные получали солидное жалованье, но не это сейчас занимало молодого фон Келли, отпрыска знатного и богатого рода. Синий и белый цвета означали не только обязанности, но и уникальные привилегии. Например - полное освобождения от уплаты налогов феодалу-наместнику. Ведь после вступления в орден, фактическим сюзереном рыцаря становился лорд небесных. Что означало практически полную неприкосновенность со стороны светских властей графства. Остин мог припомнить пару инцидентов, когда провинившихся рыцарей все же судили, но гораздо заметнее были обратные случаи. Небесные пользовались покровительством ордена в полной мере, а значит поднимались над постоянными конфликтами и междоусобицей Хертсема. Да и в масштабах всей Бирны - рыцарь мог рассчитывать на солидную долю добычи во время походов или на серьезную защиту себя и своих земель в случае вторжения. Замечтавшийся Остин не заметил подошедшего гвардейца.

- Прошу прощения сир, - Бен легко поклонился. - Сир Салливан считает, что вы можете помочь в наборе людей.

- Что? - Остин немного покраснел. Старательно изображая, что вовсе не вздрагивал от неожиданности, а просто решил почесаться.

- Некий Пирс, какой-то из младших командиров ополчения. Вы ведь знаете его, верно?

- Э-э... да, - неуверенно протянул Остин.

Когда он понял, что от него хотят, в памяти снова всплыл образ арбалетчика с разрубленным наискось лицом. Слегка побледнев, юноша подтвердил, что не только хорошо знает Пирса, но и легко наберет подходящих людей в гвардию фон Элликота, на замену павших. Он говорил все более уверенным тоном, являя собой просто образец невозмутимости. Однако всерьез сомневался, что виденный им всего пару раз человек, с радостью даст переманивать собственных людей. Оставалось надеяться на авторитет Салливана фон Элликота, от лица которого предстояло говорить. А так же на то, что раз рыцарь поручал ему это дело, значит сам высоко оценивал шансы на успех.

- Вот, господин, - слегка наклонив лысеющую голову Пирс сдержанным жестом указал на группу мужчин, вошедших за ним под обширный навес. - Как вы и просили - умелые, храбрые и невероятно корыстные. Просто один другого жаднее.

Остин сидел на невысокой, деревянной лавочке, за столом, сколоченным из свежих, пахнущих смолой досок. Лениво ковыряя кинжалом в жестяном блюде с жаренной свининой. Он поднял на вошедших глаза, стараясь выглядеть максимально внушительно.

- Благодарю, Пирс. Присаживайтесь. Угощайтесь, - молодой дворянин сделал пригласительный знак рукой, - А что до вас, - испытующий, по мнению самого Остина, взгляд на разномастный отряд, - Сейчас вас семеро, как раз на замену семерых, павших нынче ночью. Полагаясь на выбор моего друга... - Пирс с благодарностью кивнул, даже не улыбнувшись. Только в его глазах на миг зажглись веселые искорки. - Я приму вас в личную гвардию Салливана фон Элликота. Полагаю каждый из вас слышал о нем. Слышал, насколько он щедр по отношению к верным людям. Пять тейлов в месяц и еще пять за бой - вот сумма, в которую будет оценено мастерство и мужество каждого из вас. Разумеется - и то, и другое необходимо сначала проверить. Бен. Действуй.

Широкий навес хорошо защищал от мелкого дождя, снова лившего с удивительно светлого неба. Все еще поигрывая изящным кинжалом, с золоченым навершием и гравировкой на клинке, Остин с интересом наблюдал за ловкими, техничными движениями Бена. Теснящего приземистого мужика тренировочным клинком. Пирса, сидящего напротив, очевидно больше волновало постепенно пустеющее блюдо со свининой.

- Как видите, бьются неплохо, - бодро проговорил он с набитым ртом. - Вашему гвардейцу - конечно не чета. Иш как прыгает. Но так это пока молодой. А большинство из моих... точнее теперь уже ваших - мужики тертые, опытные.

- Вижу, - несколько кисло отозвался Остин, - вон тот, лет восемнадцати, вероятно особенно тертый.

- Ну так и к восемнадцати можно многого навидаться, - слегка изменившийся голос прозрачно намекал на возраст самого Остина. - Да к тому же он вроде грамоте обучен. Да-а.

- Что, даже имя свое написать может?

- Наверняка не скажу... Нас то в ополчении писать не шибко заставляют. Но сам факт уже о чем-то говорит. Согласитесь.

- Соглашусь. Если это правда. Ну а тот, что подальше от других отошел? Под навес встал. Вроде и бился как следует, а от дождя прячется. Это тоже о чем то говорит?

- Конечно, - Пирс облизал пальцы, сальные после жареной свинины. - Говорит о том, что он спокоен как вол. Даже командира поблизости не страшится. Значит и врага не испугается.

- А тот патлатый? Присел, ушибленную в поединке ногу трет без конца. Может слишком нежен, раз терпеть силы не хватает?

- Не трет, а чешет. Запаршивел он, господин. Сильнее других. У нас в ополчении, стыдно признаться, вшей всегда хватает, - влажно поблескивающие, облизанные пальцы интенсивно заскребли по лысющей голове. - Но вам то его не в постель брать. А так, издалека, вполне себе воин.

- Хорошо. Беру всех. И благодарю за помощь, - Остин встал из-за стола, оставив рядом с Пирсом небольшой столбик серебряных монет. - Но скажите, Стенсбери не возражает против вот такого... Какие никакие, но все же бойцы. И теперь уже не его.

- Бойцы очень даже какие, молодой господин. А насчет того, возражает ли - да кто же его знает. Я то с ним не разговаривал никогда, не мой масштаб, понимаете ли. Но думаю он только рад был бы... Что теперь вы их кормить станете.

Салливан сидел на толстом, обожженном с одной стороны полене. В маленькой березовой рощице было на удивление свежо. Вероятно лайонелиты, еще недавно стоявшие лагерем неподалеку, были значительно чистоплотнее и дисциплинированнее солдат Хертсема. И ходили по большой и малой нужде исключительно в положенные места. Салливан расположился здесь не просто так. Навес, уже освещенный несколькими факелами и горящим поблизости костром, был виден как на ладони. И все, кто упражнялся в борьбе и фехтовании или просто сидел за длинным столом - тоже.

- Ну как он, - спросил Салливан тихо, не оборачиваясь.

- Неплохо, - так же тихо ответил Пирс, бесшумно подойдя сзади. - Пафоса многовато, но ведь молод еще, к тому же из благородных.

- Что есть - то есть. Я о благородстве. Парнишка родовит как император Пиньиня... Так что ему простительно. Пока.

Пирс присел на полено рядом с рыцарем. Вокруг стрекотали цикады, начинали кружить комары. На поляне перед навесом перестали упражняться и завели старую солдатскую забаву. Взяли из костра горящую с одной стороны головешку и перебрасывались ей по кругу. Периодически вскрикивали те, кто ловил недостаточно ловко.

- А помнишь, каким суровым и бескомпромиссным был я? В юности...

- Помню, сир. Помню как вызывали на поединок всякого, кто имел несчастье быть выше ростом или шире в плечах чем ваша милость.

- Хех... Хорошо, что таких находилось не много. И что принимали вызов не все, а то не было бы времени поумнеть. Молодой Келли тоже поумнеет. На него возлагают надежды... А теперь к делу.

На небе уже белела луна. Серые сумерки сменила серебристо-черная ночь. По темной, будто густой воде Севенны бежала крупная рябь. Салливан ссутулился в седле, шагом проезжая по узкой, прибрежной тропинке. После разговора с Пирсом у него состоялось еще несколько встреч. И прибавилось поводов для размышлений.

Ополчение отделалось малой кровью. Барон Стенсбери ликует. Уверен, что львы разгромлены и рвется вперед. Разумеется слащавый скряга жаждет не новых побед, а многочисленных трофеев. И уже разработал маршруты гона уилфолского скота. Не удивлюсь, если договорился и о его продаже. Дик Тафт со своими наемниками тоже бьет копытом. Но в отличие от Стенсбери и прочей аристократии Нима - совет Элрина протестует против участия в рейде. Что ж, приказывать наемникам можно только то, что они сделали бы и сами. Нападать и грабить всегда прибыльнее, чем оборонять и ждать жалования. Тафт надавит на своих нанимателей, как он это умеет. Хитростью, посулами, угрозами, скрытыми под широкой, лягушачьей улыбкой. А лорда Фрейзера уже нет нужды подгонять. Старик вспомнил вкус крови. Слабея телом и разумом с каждым днем он будто снова становится драчливым мальчишкой. Молодым рыцаренком, жаждущим славы, сражений и юных дев. Хотя с трудом вспоминает для чего ему все это. А между тем Уолтер фон Аддерли, затеявший все, не принимал участия в сражении. Пусть даже своей жалкой кучкой бойцов. И готов поспорить, в рейд он тоже не пойдет. Пусть из сомнительных источников, но известно, что люди Кардана будут дожидаться самого Гастмана. А скоро ли подойдет светлейший граф? И что до тех пор будет делать Аддерли? Охранять пути снабжения... Охранять от кого? Ведь лайонелиты отброшены. Но отошли ли они в Уилфолк или в Мидуэй? Если горные перевалы в опасности - осторожность Гастмана оправдана. Но оправданы ли тогда наши действия? Планы, нашептанные Уолтером Аддерли...

Салливан шагом въезжал в новый лагерь. Ловко и бесшумно соскочил с седла, кинул поводья одному из своих старых гвардейцев. На почтительный поклон ответил легким кивком. Перед входом в палатку задержался. Внимательнее присмотрелся к крепкому мужчине, принявшему поводья.

- Что болит? - негромко спросил рыцарь.

- Пустяки, сир. Не стоит внимания, - и видя, что Салливан все же ждет ответа - смущенно добавил, - ребра. Пара сломанных. Сир.

- Ты ведь не принимал участия в вылазке. И в последующем сражении. Как тебя угораздило?

- Стыдно признаться, - в свете костра все вокруг было красным, но лицо незадачливого гвардейца смотрелось особенно ярко. - Коня шуганули у переправы, когда все ваше снаряжение перевозили. Вот я наеб... рухнул я в общем. Прямо на борт плоскодонки угодил. Плашмя. Но все добро в целости, сир. Все доставили.

- Не сомневаюсь, - Салливан кинул взгляд на ободранную правую руку собеседника. Света костра хватало, что бы различить характерные отеки. Гвардеец это заметил. И сконфуженно улыбнулся, увидев вопрос в глазах рыцаря.

- Да кто коня то шуганул... Тому в лоб. Не сильно. Эти образины из-под Кардана, ваша милость. Обнаглели малость. На том берегу донимали, теперь и сюда переправились. Людей им дай, в помощь выдели! А вы же приказали не содействовать. Ну мы и того, не содействуем. Роют себе чего-то, бегают понимаешь. Шумят, требуют чего-то. И столько шуму от них, вот повсюду только и слышно. Кругом эти... - боец неловко замолчал, заметив задумчивое лицо хозяина. Было ясно - гадает чего ждать.

- Котелок согрей, сбор трав сейчас вынесу. Отвар снимет боль, - Салливан поднял руку, предупреждая возражения. - Молчи. Вон, скособочился как. Карданцев больше не трогай. Хотя бы офицеров. Что вылупился? Кто еще мог к тебе за людьми обращаться? Не копачи же, - он уже было собрался в палатку, но обернулся. - Тот лоб хоть не треснул? Хех... плечами он пожимает. Смотри мне. Хотя оно и понятно. Везде ведь они, люди Гастмана, верно?

Солнце встало всего пару часов назад, а уже ощутимо припекало. Несмотря на дожди в последние несколько дней - земля была совершенно сухой. Над длинной колонной тяжело вооруженных всадников лениво плыло светлое облако пыли. И раздавался протяжный, торжественный гул боевой песни. Небесные покачивались в седлах, двигаясь бодрым шагом, не задерживаемые пехотой или обозами. Гвардейцы знатных рыцарей ехали в хвосте колонны, ведя вьючных лошадей с припасами и необходимым снаряжением. Салливан фон Элликот, что-то обсуждавший на ходу с новобранцами своей гвардии, нанятыми только вчера, пустил коня рысью, обгоняя колонну по обочине. Как всегда, находились дела требующие его пристального внимания. Проезжая мимо Остина коротко кивнул. Юноша тоже старался быть сдержанным. Но ему это удавалось хуже. Предательская улыбка время от времени расцветала на его лице, ведь теперь поверх шикарных, борграндских лат на нем красовался сине-белый плащ небесных. Правда торжественной церемонии посвящения не было, но новоявленный рыцарь быстро понял, что все вычурные обычаи можно будет почтить позднее. А сейчас ему советовали не упасть в грязь лицом и действовать в том же духе. Юноша понимающе кивал и намекал, что еще не так проявит себя. А об обстоятельствах, поспособствовавших его продвижению в ордене - старался не задумываться.

Лорд Фрейзер, отделившись от ополчения Нима и наемников Элрина ушел далеко вперед. И вел войско прямо на крупнейшую крепость этих земель - Данас. По пути рассылая небольшие отряды всадников на поиски фуража и прочих запасов. Лошадей и бойцов необходимо было кормить, а раз собственные обозы остались далеко позади - кормились тем, что встречали по дороге. Благо деревень, больших и малых, в нескольких днях пути от Севенны хватало. Здешние земли славились своим плодородием, что и заставляло крестьян идти на риск и селиться неподалеку от границы графства. Разумеется командиры строго следили за соблюдением дисциплины и не допускали излишней жестокости по отношению к мирному населению. Однако какую жестокость считать излишней - в отсутствии высшего командования решал каждый конкретный офицер, а порой и простой солдат. Да и мирным местное население видели не все. И иногда вилы или коса в руках сельского мужика могли послужить поводом для подозрений в излишней воинственности. А уж чересчур громкие протесты мужа слишком пригожей жены, - и вовсе тянули на повстанческую деятельность и карались соответственно. Но несмотря на коварных селян с вилами и серпами, невзирая на излишнюю жадность крикливых отцов и мужей - большинство рыцарей с похвальным энтузиазмом отправлялись на поиски припасов для славного ордена небесных.

Рота Салливана фон Элликота состояла из тридцати одного помазанного рыцаря, считая известного нам рослого, высокородного юношу, теперь так же носившего полосатый плащ. Кроме того ему подчинялись двенадцать личных гвардейцев и семнадцать, служащих благородным рыцарям его роты. Итого - ровно шестьдесят отчаянных, безрассудно смелых бойцов, готовых решить любую поставленную задачу и выполнить самый невыполнимый приказ... бойкой рысью въезжали на центральную улицу богатой, зажиточной деревни близ Каменных бродов. Несмотря на высокий, крепкий частокол, окружающий селение, отряд без малейших препятствий въехал в широко раскрытые ворота. Что говорило о некой житейской мудрости местных жителей. Знающих, что отдав часть - иногда можно сохранить целое. Именно с этими словами спешившегося фон Элликота встретил староста деревни, иссушенный годами, но сохранивший гордую осанку и ясный взгляд старик.

- Разумно, ничего не скажешь, - Салливан холодно посмотрел на традиционные чаши с вином и молоком, которые ему вынесли в знак доброй воли. - Налицо положительное влияние старины Рейнолдса.

- Его милость, господина Рейнолдса, повесили еще по весне, сир, - выговор старосты был характерен для крестьянина, но манера держаться серьезно отличалась от окружающих селян. Старик был почтителен, но не испуган, вежлив, но не раболепен.

- Хм... Я знал, что морщинистый прелюбодей своей смертью не умрет. И кто же теперь правит вашим клочком жирной, цветущей земли? Полагаю - его убийца?

- Можно и так сказать, сир. Его палач, господин Тоу... получал с нас налог до последнего времени, - тон и взгляд старосты были красноречивее невысказанных слов.

- Тоу? Даже не слышал о таком. Вероятно очередной выскочка. И что же, он поощряет такое радушие к гостям?

- Если что и можно сказать о нашем предыдущем господине, сир, - сказал старик с заметным нажимом, вероятно из опасения, что Салливан не понял предыдущего намека, - так это то, что он был человеком практичным. Ценил, а насколько позволяли обстоятельства и берег, трудолюбивых крестьян.

Салливан понимающе улыбнулся. Перевел взгляд со старосты на загорелую женщину, все еще державшую в руках поднос с символичными чашами. Та не поднимала глаз. Вино и молоко в чашах еле заметно колыхались. Женщина дрожала.

- Хорошо отец. Ты уже понял, что мы здесь надолго, - ни секунды не веря в это протянул Салливан, - а значит будем по доброму. Хороший, трудолюбивый крестьянин всегда найдет чем накормить своих доблестных защитников. Найди мне пару телег, побольше да покрепче, - рыцарь задумчиво загибал пальцы, - найди лошадей, что бы в те телеги запрячь, крепких и выносливых разумеется. Ведь телеги то будут тяжелы, ох тяжелы-ы-ы... Но не переживай. Я вижу у тебя здесь народу то не так много, видать все по лесам разбежались да в погреба попрятались. Ну так ведь мы ребята крепкие, не ленивые. Поможем тебе те телеги то наполнить. Да глядишь и из погребов твоих трусоватых земляков повыковыриваем, что бы тоже подсобили.

Салливан взмахнул рукой. Большинство его людей спешились и рассредоточились по деревне. Сам рыцарь напомнил старосте, что в такую пору у всех хватает собственных дел, а значит ни к чему друг друга задерживать. Говорил тихо и спокойно, но закончив не спускал глаз с него еще пару секунд. Старик нервно сглотнул. Поспешность, с которой он принялся раздавать своим людям указания свидетельствовала о его понятливости.

- Салливан, - подъехав в плотную тихо начал Остин, - а на кой нам телеги? К чему нам столько? Идем на легке ведь, Данас...

- Налегке, - перебил Салливан, - но им это знать ни к чему. А излишек скинем в овраг. И еще... Не стой столбом. Иди уже... командуй. Хотя бы гвардией, для начала.

Остин не очень представлял, что же именно ему делать. Но ловко соскочив с лошади кинул поводья одному из ополченцев, нанятых накануне и бодро зашагал за гвардейцами фон Элликота.

- А может вы ее еще сожрете? - в голосе молодого рыцаря звучало отвращение. - Портки надень... воин. И живо во двор, там поросята бегают, один другого жирней.

Двое мужчин на мгновение замерли в замешательстве. Один из них, долговязый лысеющий тип в засаленной кожаной жилетке поверх кольчуги, держал под мышки вырывающуюся девушку лет пятнадцати. Другой, ширококостный, с большим, не раз сломанным носом, медленно разжал огромные кулаки. Неловко выпустив ноги девушки. На голых, тонких лодыжках заметно белели следы пальцев. Долговязый неловко отстранился, разведя руки в стороны с самым невинным видом, при этом щеря в улыбке корявые, мелкие зубы. Здоровяк подтянул снятые было портки, с забавно расстроенным выражением лица. Тяжело вздохнул, на прощанье пожирая глазами девушку, свернувшуюся на полу в позе зародыша и вздрагивающую в беззвучном плаче. Оба осторожно просочились к выходу мимо Остина. Уходя здоровяк громко шмыгнул носом. Во влажном, хлюпающем звуке слышалась горькое разочарование и обида на жестокую несправедливость.

Остин присел на корточки, вытаскивая из широкого раструба латной перчатки слегка помятый носовой платок с вышитой монограммой. Осторожным движением откинул прядь пропитавшихся кровью волос с разбитого лица девушки. Уголком сложенного платка попытался промокнуть широкое рассечение на тонкой, изогнутой брови. Стараясь не смотреть на отвратительно разорванную губу. Девушка отдернула голову, судорожно пытаясь прикрыть маленькую, бледную грудь разорванной рубашкой. Юноша невольно перевел взгляд на ноги, оголенные до середины бедра задравшейся юбкой. Потом на лужицу кровавой слюны и белеющий в ней, удивительно крупный зуб с кусочком розовой десны.

- Звери... Голодные звери, - прошептал он себе под нос.

Где-то в глубине сознания промелькнула предательская мысль, что уходя гвардейцы прикрыли дверь. Остин нервно сглотнул, против своей воли снова возвращая взгляд к оголенным ногам девушки. Крупная капля пота скатилась с его лба к уголку глаза. Крепко зажмурившись он встряхнул головой.

И услышав резкий шорох прямо за спиной инстинктивно отпрянул в сторону. По левому наплечнику коротко лязгнуло лезвие ножа. Восстанавливая равновесие при резком развороте, Остин сильно отмахнулся левой рукой, не глядя попав в лицо нападавшему. Правая рука привычно метнулась к левому бедру и только наполовину обнажив клинок он увидел своего противника. Сухощавая женщина пыталась встать, лихорадочно цепляясь за стену, выставив перед собой длинный, широкий нож. Из разбитого носа на белую, льняную рубаху обильно текло. Темно-алое пятно на груди быстро увеличивалось.

- Звери, - снова прошептал Остин, возвращая меч в ножны.

Вдалеке послышался нарастающий шум, крики людей, топот копыт. Неожиданно раздался сухой хлопок. Женщина бессильно осела на пол, ловя воздух широко открытым ртом. Тихо звякнув, из ее руки выпал длинный нож. Белое оперение болта пробившего грудь, светлым пятном выделялось на залитой кровью рубахе. Остин замер на мгновение, проследив глазами за лучом света, падающим из простреленного окна затянутого бычьим пузырем. И бегом кинулся на улицу.

Споткнувшись о тело, лежавшее прямо у порога, кубарем покатился по земле, звеня латами и пачкаясь в свином дерьме. Крупный горбонос, еще недавно подглядывающий в щель между досками двери, на секунду пришел в себя, обхватил огромной рукой арбалетный болт торчащий из бока. Попытался вытащить его, нечеловечески взвыл и снова лишился чувств. Остин бежал что было сил. Вылетев из узкого проулка на центральную улицу - на секунду растерялся. Вокруг кипел бой. Конные съезжались и разъезжались звеня мечами и гулко дубася по латам. Жеребцы без седоков испуганно метались сшибая с ног пеших. Знакомые, серые накидки на доспехах мелькали перед глазами. Лайонелиты. Остин отскочил в сторону от проносящегося мимо всадника. И с широко распахнутыми от ужаса глазами кинулся ловить себе коня. Чудом не попав под копыта или мечи ему удалось схватить за вожжи беснующуюся вороную кобылу. Вскочил в седло, ударил шпорами, налетел со спины на ближайшего врага. Нанес размашистый, рубящий удар целя между шлемом и латным воротом. Лайонелит согнулся в седле, горбясь все ниже под градом ударов двоих всадников. Остин привстал в стременах занеся меч высоко над головой, но получив страшный удар в спину перелетел через голову лошади. Упустил меч, закрывая голову от молотящих прямо перед лицом копыт. Кое как отполз в сторону. Не успел подняться, как остроконечный, железный сабботон врезался в череп над правым ухом, ослепительная вспышка боли поглотила все вокруг. Остин пришел в себя, когда почувствовал влажные брызги на лице. С трудом, будто после слишком долгого сна, разлепил горящие веки. На фоне белоснежных, перистых облаков темнела фигура латника с воздетыми вверх руками. Мысли, словно рассерженные пчелы хаотично копошились в невероятно тяжелой голове.

Что... Что произошло? Как больно... Голова. Облака... Крылатые облака. Что с девушкой? Как больно...

Время замедлилось, практически остановилось. Теплые брызги продолжали мягко касаться лица. Падая сверху будто крупные хлопья пепла. Тень, закрывающая собой пол неба, медленно двигалась в сторону. Откуда-то издалека, будто из-под воды, раздавался монотонный, низкий шум. И понемногу нарастая - стал причинять боль, отражаясь от стенок черепа многократным, вибрирующим эхом. Одна из теплых капель, паря в воздухе перед лицом и постепенно снижаясь, коснулась широко раскрытого глаза. Небо заволокло красной пеленой. Остин медленно закрыл глаза...

И резко распахнул их, жутким воплем отвечая на обрушившийся на него невыносимый хаос грохота и крика. Латник, державший высоко над головой булаву, занесенную для последнего удара, выронил оружие. Заливая все вокруг кровью, брызжущей из рассеченного до кости горла и заваливаясь на бок. Остин закашлялся. Подавился соленой, розоватой слюной и собственным криком. Натужный кашель отозвался острыми, пульсирующими разрывами боли в основании черепа. А боль помогла прийти в себя. По крайней мере на столько, что бы слезящиеся глаза смогли различить, что происходит вокруг. Буквально в двух шагах неистово рубились мечники, невыносимо громко молотя металлом о метал. Протяжно лязгнув мечами противники сшиблись вплотную, замерев на пару мгновений. И один из них рухнул назад, как свежесрубленное дерево. Узкая рукоять стилета косо торчала из под его шлема. Победитель быстро повел забралом смутно знакомого шлема из стороны в сторону, весь напружиненный, чуткий, готовый нападать или отступать. Видимо убедившись, что в пределах досягаемости его меча противников нет, сделал шаг к Остину, все еще пытающемуся встать. Ухватил за предплечье, плавным, но сильным движением поставил на ноги. Придержал за плечо, когда юношу шатнуло в сторону.

- Идти сможете? - раздался знакомый, но искаженный закрытым шлемом голос.

- Да, - не уверенно прохрипел в ответ Остин. Думая о том, что ситуация удивительным образом повторяется. А так же о псах и их полезности.

Прямо перед ними на полном скаку сшиблись два всадника. Рыцарь в цветах лайонелитов бессильно завалился назад раскинув руки, не рухнув на землю только благодаря высокой луке седла. Небесный поднял коня на дыбы, мощным рывком вырывая из груди противника длинный, узкий эсток. Подкованные копыта обрушились на уже мертвого врага, опрокидывая его вместе с лошадью. Рыцарь в сине-белом, полосатом плаще спешился ловким прыжком, подхватил отшатнувшегося Остина. В открытом забрале мелькнули пышные усы.

- Жив? Вижу, что жив, - в голосе Салливана слышалось некоторое облегчение. - Бен, помоги усадить его на коня, - он взвалил на себя Остина, но тут же с силой оттолкнул в сторону.

Мимо пронесся всадник в серой броне, зацепив фон Элликота копьем. Салливана кинуло на землю, но он тут же вскочил на ноги, даже не выпустив меча. Тряхнув головой опустил забрало шлема. Принял устойчивую позицию, будто врастая ногами в землю, отведя правый локоть назад и вверх. Выставил острие узкого, крепкого клинка в сторону разворачивающегося противника. Всадник с места пошел в галоп набирая скорость. Салливан ждал, сосредоточенный и совершенно неподвижный. В нужный момент резким ударом отклонил наконечник копья и каким-то чудом успел направить меч прямо в грудь приближающегося коня. При достаточной силе укола, эсток пробивает даже усиленные латы, а в незащищенную плоть животного вошел как раскаленный нож в масло. Жеребец споткнулся, полетел кубарем вырывая меч из рук рыцаря. Выбирающегося из под храпящего коня лайонелита, огрели по голове буздыганом. Около дюжины небесных оттеснили врагов. Салливану, Остину и Бену подвели пойманных лошадей.

Кое-где еще сражались, но было ясно - львы побеждены. Спустя пару минут Салливан фон Элликот с высоты седла рассматривал четверых, стоящих на коленях, со связанными за спиной руками. Трое лайонелитов, в дорогих, но запыленных, помятых и забрызганных кровью латах. И один старик, избитый даже сильнее рыцарей.

- Этих на коней, крепче связать и крепче стеречь. Следить, что бы не померли. Позже допросим, - Салливан перевел взгляд на разбитое лицо старосты. - А этого кончать. Только быстро. Настоящую верность надо вознаграждать.

Он не смотрел как дорезали старика. Хватало других забот. Приказав, что бы сбросив все лишнее, тяжело раненых погрузили на телеги, Салливан повел остатки своей роты обратно. Павших не взяли, не погребли, не сожгли. Не было времени, нужно было торопиться. Как только добили лайонелитов, старосту извлекли из-за поленницы, за которой он прятался и хорошенько тряхнули. Старик кое-что рассказал, теперь было о чем поразмыслить.

Даа... Вот такая мне удача. С горьким привкусом, черт возьми. Двадцать семь трупов. И ведь должен был заметить. Следы копыт на иссушенной, пыльной улице этой злосчастной деревни. Но дорожная пыль недолго хранит память о путнике. Даже если прошел целый отряд тяжелой кавалерии. Старик сказал, что они ушли за пол часа до нашего появления. Но отъехали недалеко. Посланный им мальчишка еще жив. Хорошо, что сообщив о нас лайонелитам, не вернулся в деревню. Или спрятался лучше, чем староста, это не важно. Важно то, что крупные силы противника неподалеку. Тот блондинчик, гербованный, с красивыми зубами... Выломаю ему еще парочку и узнаю все подробности. Другие покрепче, но тоже заговорят. Допрашиваемые по отдельности - не смогут договориться, не смогут как следует обмануть. Надо скорее доложить Фрейзеру. Эхх... двадцать семь человек! Но это, конечно, к лучшему. Уже добытые сведения невероятно важны. Полки на перевалах! Дурн-фар в опасности. А уж что еще хранят эти побитые головы...


Глава 4

- И вы знали? Знали уже тогда? - Джастин держал в руках полуобглоданную, зажаренную накануне заячью тушку. Смотрел пристально, будто пытаясь разглядеть нечто важное в обветренных волокнах мяса, бледном, розоватом суставе или изогнутых пластинках ребер.

- Все не так просто, ты знаешь это, - в голосе Салливана послышалось раздражение. Он рассказал едва ли половину из того, что происходило на самом деле. События, со временем поблекшие в памяти, снова представали перед глазами в невыносимо ярких подробностях. Рыцарь крепко сжал зубы, тряхнул головой отгоняя наваждение. Взял себя в руки. - Пленники рассказали все, что знали. Практически невозможно утаить информацию, если умело спрашивать. Но сведения были слишком противоречивы. На тот момент миновало всего несколько дней с разгрома железных львов на побережье Севенны. И где-то на левом фланге передвигались их войска. По разнящимся данным - от пяти до десяти тысяч. Разведка доносила, что Данас тоже набит под завязку, и собрав все, что можно с окрестных земель - лайонелиты сожгли остальное. Многие просто не верили, что на Дурн-фар могут выступить. Да к тому же мы сильно вырвались вперед, связь с силами Элрина и Нима была крайне ненадежной, - Салливан затих когда понял, что перечисляет все это самому себе.

Джастин все так же смотрел на полуобглоданную тушку.

- Стало получше? - более дружелюбным тоном поинтересовался рыцарь. - Во-о-от. Я и не сомневался. Это средство и мертвого поднимет. А подниматься, пожалуй, пора. Пойду на юго-восток, - он махнул рукой, указывая направление. - Если по пути - можешь составить компанию.

Джастин наконец откусил солидный кусок давно остывшего, жилистого... невероятно вкусного мяса.

- По пути, - кивнул он, не переставая активно жевать. - Заодно будет время договорить. Потому как мне очень хочется поделиться одним соображением. Как солдат с солдатом, - последнее он добавил с вежливым поклоном, подчеркивая, что именно имел в виду.

- Поделись, - одобрительно кивнул Салливан, пристегивая ремнями седельные сумки и поглаживая по морде довольно похрапывающего коня.

- Я понял, что пять, десять, двадцать тысяч врагов не так страшны, как один... который всегда держится неподалеку. Всегда идет следом, заглядывая через плечо, - Джастин спрятал в карман пару заячьих хрящиков, потуже затянул спадающие с бедер штаны. - А еще, я бы предпочел умереть в бою, чем снова выть ночами в его объятиях.

- Говорите - успешно и по плану... Что ж, - феодал-наместник Кардана, светлейший граф Гастман, стоял на просторном балконе обозревая раскинувшийся внизу город. Его замок будто вырастал на крутом склоне горы, нависая над пестрыми черепичными крышами Кардана, как пикирующий темнокрылый ястреб над стайкой перепелок. - Ваша миссия, Уолтер, лишь часть общего плана. Важная, но бесполезная без осуществления остальных, - граф обернулся к собеседнику, в очередной раз слегка поморщил нос, поборов желание прикрыть лицо надушенным платком. - А с их осуществлением у нас возникли проблемы. При этом - на самом неожиданном этапе. Ваш сын, Говард, вероятно не унаследовал отцовских способностей. Иначе как объяснить такую задержку в выполнении элементарного задания?

Уолтер фон Аддерли поднял глаза от донесения, которое минуту назад вручил ему граф. И то, как вручил - хорошо характеризовало содержание письма. Дочитав, он отложил бумагу на стол, жестом уверенным, призванным продемонстрировать незначительность содержащейся в ней информации. На Аддерли был забрызганный грязью и пропитанный конским потом дорожный костюм. При этом он вовсе не выглядел уставшим.

- Имеет ли ваша милость более полную и проверенную информацию? - бархатный тон Уолтера не только подчеркивал уверенность говорившего, но и будто вселял ее в слушателя. - Сведения, содержащиеся здесь, - он небрежным жестом указал на слегка помятую бумагу, - как минимум сомнительны. Из Дурн-фара приходили послания, подписанные самим Говардом?

- Ни слова, - раздосадовано бросил Гастман, - лайонелиты сбивают голубей. Договор заключался на самых высших уровнях и большинство их командиров не имеют ни малейшего понятия о моей роли в этом деле. Более того - наверху тоже начинают сомневаться, что я верен своему слову. Подозревают подвох. Не доверяют мне! Оно и понятно. Черт возьми, Аддерли! Перевал должен был быть свободным! Я набил Дурн-фар своими людьми, сделал все как вы мне советовали... А ваш сын до сих пор не справился с простейшей задачей?

Уолтер фон Аддерли без видимых усилий выдержал взгляд графа. И после продолжительной паузы, призванной успокоить и привлечь максимальное внимание, тихо заговорил.

- Я смогу сделать так, что бы наше послание достигло крепости. На случай, если письмо попадет в руки к капитану Ботрайту, опишите сложившуюся ситуацию. В форме категоричного приказа, подписанного всем ландфридом. Не волнуйтесь. Сделать это не сложно. В послании так же будет особый шифр, тайное содержание, ознакомиться с которым сможет только тот, кто знает куда смотреть. Мой сын - знает.

Граф все еще хмурился, но уже больше по привычке.

- Ваше спокойствие внушает определенную уверенность, Уолтер. Надеюсь вы знаете, что делаете. Приступим к составлению послания сейчас же. Если вы конечно в состоянии, - Гастман присмотрелся к собеседнику внимательнее, выискивая признаки усталости. - Проделать такой путь в пять дней... Я бы не поверил, что это возможно, но вы прямо передо мной. Вероятно и спали прямо в седле. Хехе... не сбавляя галопа. Сколько скакунов вы загнали, что бы прибыть так быстро?

Аддерли улыбнулся уголками губ.

- Только одного, граф. Только одного...

Брюс Ботрайт спал очень неспокойно. Все время ворочаясь на узкой, жесткой койке, то дрожа от холода, то обливаясь липким, смердящим потом. Ему снова снился тот сон, тот день, то письмо.

Ворона, лениво клевавшая иссохшее, черное лицо Говарда фон Аддерли, испуганно крича поднялась на крыло. Мимо надвратной башни, странно раскачиваясь из стороны в сторону пролетел голубь.

- У-ух! Мать твою... - Рональд Брикман резко вскочил, опрокидывая стул. Переводя широко раскрытые глаза с птицы, безжизненно распластавшейся на столе, на капитана и обратно.

Несколько мелких перьев еще кружили в воздухе, медленно оседая на пол. Влетая в узкую бойницу голубь сильно зацепил выступающий угол, оставив на сером камне небольшую красную полосу. Ботрайт был гораздо спокойнее лейтенанта. Потому, что уже видел подобное. Брезгливо поморщившись он сорвал с лапки птицы небольшой колпачок, открыл, развернул маленький сверток тонкой бумаги.

- Спец-почта, - сухо констатировал он.

Тем временем Рональд осторожно приподнял птицу держа двумя пальцами за крыло. Повертел, рассматривая. Даже понюхал.

- Брюс... Это что за... херь? - в голосе лейтенанта любопытство перебивало отвращение. - Смотри, тут куска тушки не хватает, - он указал пальцем на выемку в теле голубя. - Не иначе стрелой вырвало. Да и вообще, он протух уже. Чуешь? Падалью ведь несет. Как так а? Может кинул кто? - неуверенно предположил он, выглядывая в узкую бойницу.

- Ты видел, как он бил крыльями, - возразил Ботрайт. - И вообще - важно не это. Вот! - он приподнял вверх заворачивающийся сверток. - Как мы и думали! Этот напыщенный болван приказывает сложить оружие! Приказывает мне!

Рональд вопросительно протянул руку ладонью вверх. Взял письмо. Быстро прочел, шевеля губами.

- Тут говориться, что это распоряжение ландфрида. Манёвр... ложное отступление... западня. Хм...

- Ты готов хоть на секунду поверить в эту чушь?! - капитан старательно сдерживался. Тем не менее его знаменитый голос спугнул ворону, снова присаживающуюся на плечо висельника над воротами.

- Тише Брюс. Я согласен, странно все это, - в тоне лейтенанта не было той уверенности, которую хотел услышать Ботрайт. - Но если все же допустить... Вдруг тот Аддерли знал об этом и просто выполнял... Хотя нет. Разве тогда они рискнули бы отправить такое письмо? А если оно попало бы...

- Мне плевать на все эти рассуждения! - мощным пинком Ботрайт оправил стул через всю комнату. - Срал я на все интриги и подложные приказы! - он схватил со стола медленно шевелящегося голубя и швырнул в горящий очаг вместе с письмом. - Не стены форта сдерживают врага. Не бойцы Гастмана стерегут подходы к Хертсему. Это я - упрямая стойкость Дурн-фара! И пока я жив, львам не пройти через перевал...

Заложив руки за спину, силясь успокоить вздымающуюся грудь, капитан отвернулся к бойнице. В сгущающихся сумерках над крепостью кружила огромная стая ворон.

Ботрайт тяжело дышал во сне. Раскачивая головой на подушке что-то бессвязно бормотал. Потеки слюны влажно поблескивали на щеке. И вдруг он резко распахнул глаза, рывком садясь на кровати. Глубоко вдохнул, прислушиваясь к многочисленным ночным шорохам, боясь услышать то жуткое, насмешливое карканье, преследующее его по ночам.

- Пока я жив, - тихо прошептал он. - Пока жив...

В темной, небольшой комнате со сводчатым потолком было душно и невыносимо смердело. Справа у стены стояла грубо сколоченная, деревянная койка. Вместо матраса на ней помещался холщовый мешок, набитый не слишком свежей соломой. Шерстяное одеяло заметно поднималось на груди тяжело дышащего человека.

- Марлон... - без особой надежды на ответ, тихо позвал Джастин. - Ты как? - слишком частое, лихорадочное дыхание будто немного изменилось.

С трудом сглотнув горькую, вязкую слюну, Джастин приблизился к больному. Сел на табурет возле кровати. Несколько секунд всматривался в изможденное, сильно постаревшее лицо в крупных капельках пота. За последние несколько недель в угольно-черной щетине Марлона заметно прибавилось седины.

- Кто бы мог подумать, что такого крепыша как ты свалит небольшая дырка в ноге, - протянув было руку к выглядывающей из-под одеяла повязке, в красных и жёлтых разводах, Джастин резко отдернул ее. Вспоминая, как упал поскользнувшись в луже крови. Тем самым уклонившись от стрелы, возможно сберегая себе жизнь... Но при этом невольно забирая ее у друга. - Ты ведь был ранен чертову сотню раз. Вся твоя шерстистая кабанья туша покрыта шрамами, как пень мясника зарубками... И если бы ты меня слышал, - сзади тихонько скрипнула дверь и Джастин продолжил практически про себя, - ты бы отшутился куда смешнее...

- Что? Что ты сказал? Я не расслышал, - Сэм ногой прикрыл дверь, неся в руках небольшое ведро с водой и миску, накрытую крышкой.

- Говорю, что ты молодчина. Только ты можешь заставить его поесть.

- Эт ерунда, сейчас еще и мыться будем, да Марлон? - из-под шерстяного одеяла раздался хриплый вздох. - Во-о-от. Он все еще с нами. Сейчас сменю солому под ним, обмою, он и придет в себя. По крайней мере достаточно для того, что бы съесть свою порцию.

Джастин поднялся, невольно содрогнулся, когда Сэм немного откинул одеяло с больного. Пахнуло тяжелой, удушающей волной сладковато-кислой вони.

- Тебе помочь?

- Нет, что ты. Иди, у тебя наверняка хватает дел, - Джастин с облегчением кивнул, ненавидя себя за это, - там опять здоровяк свои проповеди разводит. Погляди, что бы не случилось чего... И давай я за тобой дверь прикрою. Больным нельзя на сквозняке, ты же знаешь.

Похудевшее лицо Сэма выражало уверенность. Обвисшие щеки и складки кожи на подбородке, лишившись жира делали его немного похожим на собаку. Отощавшая шея смотрелась длинной и хрупкой. И при этом в глазах светилась такая уверенность, такая сила, которой раньше не было и в помине.

Проходя по остывающей брусчатке внутреннего двора, Джастин засмотрелся на низкие, тяжелые тучи, подсвеченные заходящим солнцем. Темные, многоуровневые наслоение серых, синих и фиолетовых масс - подсвечивались под особым углом, отливая красным золотом. Выглядело прекрасно и пугающе одновременно. Но внимание солдата практически сразу переключилось на ворону, кружащую над Воющей башней. Он огляделся, раздумывая. И немного замедленно, с явным усилием зарядил свой тяжелый арбалет. Вскинул оружие, прицелился, плавно двигаясь, следя за движениями птицы. Предсказуемыми, размеренными взмахами она удерживалась в воздухе ловя восходящие потоки. Раздался сухой щелчок хорошо отлаженного механизма. Уверенным, но не слишком быстрым шагом, что бы не привлечь лишнего внимания, Джастин скрылся за углом оружейной. Осторожно подняв птицу, спрятал за пазуху. Болт пробил небольшую тушку навылет, но специально использованный, узкий наконечник не вырывал большого куска. Он еле заметно усмехнулся, вспоминая частые вопросы товарищей. Мол, к чему вечно таскаться с этакой тяжеленной штуковиной. В конечном счете эту странность приписали нежеланию расставаться с любимым, дорогостоящим оружием.

В вытянутом, одноэтажном здании первой казармы собралось почти два десятка человек. Они сидели на койках, табуретах или просто стояли опираясь об оштукатуренную стену. На лицах солдат можно было прочесть самые разнообразные эмоции. Кто-то был явно заинтересован, кто-то криво ухмылялся, поглядывая на товарищей. Но и те и другие собрались здесь чтобы послушать Бенджамина. Вначале случайные и приватные разговоры, затеваемые гигантом то с одним, то с другим бойцом - постепенно переросли в нечто среднее между проповедью и лекцией. Нередко при обсуждении сказанного, между солдатами возникали жаркие споры, пару раз закончившиеся дракой. От части по этому Джастин и пришел сюда. По непонятной для самого себя причине - он чувствовал какую то ответственность за Бенджамина. И несмотря на то, что разношерстная публика особой опасности для здоровяка не представляла, иногда на таких собраниях видели и офицеров. И лейтенант Гулд Блейк как-то заметил, что будь он религиозным - непременно скинул бы Бенджамина со стены, за дикую чушь распространяемую среди бойцов. Правда потом рассмеялся... напугав этим некоторых еще больше. И пообещал скидывать только тех, кто посмеет еще раз затеять драку.

- И не забывайте, самое реальное зло - кроется в голове каждого, - приятный, глубокий голос здоровяка будто придавал его словам дополнительный вес. - Опаснее всего демоны - зародившиеся в шепоте мысли. Взращенные на страхе. Годами крепнут, скрываясь от мира под покровом лицемерия, отравляя все вокруг... Жестокостью, ненавистью, алчностью, - он неспешно расхаживал между койками, доверительно заглядывая в глаза одному, еле заметно улыбаясь другому. Джастин отметил про себя, что улыбка Бенджамина уже не кажется ему жутковатой, да и многим другим - тоже. Мягкий, золотистый свет закатного солнца проникал через большой, круглый витраж под потолком, отбрасывая затейливые тени. - Широко откройте глаза. Что вы видите?

- Красивое окошко, - задумчиво кивая протянул небритый парень, с потеками пота на грязном лице. Кто-то кивнул, соглашаясь. Двоя сидящих в углу - откровенно прыснули от смеха.

- Ты прав, - мягко подтвердил Бенджамин, - но ты видишь только следы. Следы чужих замыслов и их последствия, но не цели... И не того, кто эти следы оставил. Ты ведь охотник, верно? - сказал он скорее утвердительно, парень и правда закивал. - Видя на рыхлой, лесной подстилке цепочку символов, незаметных для большинства и непонятных для многих, ты уже знаешь, каким путем тебе двигаться дальше. Для того, что бы утолить голод. Для того, что бы обойти опасность. Я тоже могу смотреть так. И детали, невидимые для других - указывают мне верное направление. Ты сказал - красивое окошко. Мы все его видим, работа и правда тонка и прекрасна. Но если мы спросим Джастина, - он протянул открытую ладонь, с легкой улыбкой приветствуя товарища, - человека образованного и наблюдательного... Он вероятно расскажет нам, что такая красота, не типичная для суровой, горной крепости, создавалась еще во времена расцвета правящей династии Бирны. И те, кто строил столь искусно - трудились не для людей... Сейчас мы просто спим здесь. Высокие своды и толстые стены хорошо укрывают от непогоды. Но эти внушительные арки, удивительным образом сохранившиеся барельефы, да и сам витраж - чудом переживший огромное множество битв, пожаров, и... людей. Все это создавалось не для человеческих тел, а для их душ, для их надежд и мыслей. Атмосфера, царившая, а может и царящая в подобных местах - призвана настроить на нужный лад. Хотя бы на миг отринув те жалкие переживания, что занимают нас большую часть жизни, - Бенджамин говорил все это не спуская с Джастина пристального взгляда широко распахнутого левого глаза. - Но возвращаясь к нашему сравнению. Один видит красивое окно. Это начало или конец следа, все зависит от восприятия. Другой - смотрит глубже. И может задуматься о людях, создавших все это, о желаниях, движущих ими, о временах, породивших эти желания. Я же - взгляну еще внимательнее, - его маленький, правый глаз беспокойно заметался в глазнице. - И смогу увидеть Его руку во всем сущем! В удивительном храме, воздвигнутом на голой, обветренной скале. В чудесном творении, - он развернулся лицом к витражу. Последние отблески заходящего солнца на миг прорвали плотную завесу облаков, осветив гиганта бордово-красным заревом. - Творении, пережившем сотни беспокойных, кровавых лет. В твоей мозолистой руке, в предплечье, в застарелых ссадинах от тетивы, - за спиной Бенджамина небритый парень неосознанно потер левое предплечье. - Все это - те же следы. Предназначенные для того, что бы вы смогли увидеть. Все вокруг создано и существует для нас, что бы лучи света указали путь тем, кто был слеп. И пусть сокрытое глубоко внутри нас, - Джастин дернулся, прижимая руку к животу, птица за пазухой как будто шевельнулась, - не заслонит истинно стоящего...

Стемнело. Закинув арбалет на плечо Джастин не спеша возвращался к себе в комнату, по дороге украдкой заглянув в голубятню. Заглянул без особой надежды. Всех голубей съели еще неделю назад. Обгоняя его, мимо энергично прошагала огромная, темная фигура, что-то бормоча себе под нос.

- Эй, - окликнул Джастин. Сутулая фигура обернулась, криво и широко улыбаясь. - Торопишься?

- На пост. Моя смена, - Бенджамин снова говорил короткими, рубленными фразами и смотрел как будто сквозь собеседника.

- Ты в надвратную? Нам по пути. То, что ты говорил сегодня... Думаешь все поняли?

Широкая, сутулая спина пару раз дернулась.

- Кто это все? - со смешком спросил здоровяк, снова набирая скорость. - Я говорил именно с тобой. А ты здесь. Понял или нет - будет видно. Но точно услышал, - он отдалялся все быстрее, бормоча что-то про темень, ветер и уютный угол у дальней бойницы.

Джастин постоял пару секунд, с силой втянул воздух сквозь зубы и заторопился к себе. В начале длинного, низкого коридора, как всегда привалившись к стене, стоял тощий стражник. Даже на его, всегда костлявом и вытянутом лице, лежали глубокие тени, подчеркивающие худобу. Масляный фонарь, вокруг которого кружили мошки, двумя тоскливыми огоньками отражался в глазах солдата. Подчеркивая и освещая немой вопрос. Джастин прошел мимо, ответив на вопрос слегка мотнув головой. Делиться едой он не собирался, по крайней мере не с ним. Легко стукнув в дверь, два раза кулаком и один - носком сапога, он взялся за ручку. Услышав тихий лязг широкого затвора потянул на себя.

- Ух и ветер сегодня, - проговорил Райт, закрывая узкую бойницу щитом, подогнанным так, что щелей практически не оставалось.

- Оно может и к лучшему, - гордо демонстрируя помятую ворону улыбнулся Джастин. - Так похлебку точно ни кто не учует.

- О-о... Отлично. Сейчас поставлю котелок, ощипаю, да с теми косточками, - встретив взгляд старшего товарища он на секунду замер. - Да не переживай ты. Все ведь уже тысячу раз выварено. Мистер Лоулер их почти выбросил. Хуже то никому не будет.

Джастин пожал плечами. Поглубже загоняя понимание того, что Райт лжет. Сейчас даже вываренные свиные кости ни кто бы не выкинул. Порции жидкой, бобовой похлебки становились все меньше и меньше. Но давали ее пока дважды в день.

- Сэм давно спит?

Райт кивнул не оборачиваясь. Он уже развел небольшой огонек, пристроил закопчённый котел над очагом и умело ощипывал ворону. Пряча перья в холщовый мешок. Сжигаемые перья воняли слишком сильно и могли выдать.

- Теперь у него меньше работы, чем сразу после штурма, - задумчиво протянул Джастин, - но и силы уже не те. Разбудим, когда будет что поесть. И передадим долю Марлона.

После кровопролитного сражения осталось много раненных. О лечении в полном смысле этого слова речи не шло. В гарнизоне не было таких, кого хоть с натяжкой можно было назвать лекарем. А худо-бедно разбирающиеся в травах пастухи и охотники - не были полезны в условиях закрытой, горной крепости. Из трав здесь было только сено для скотины, да солома на полу. Для облегчения страданий раненых применялись доступные средства - кровопускания и молитвы. И если на то и другое некоторые смотрели как на пустую традицию, необходимую формальность, то кормить и ухаживать за лежачими было действительно необходимо. К удивлению товарищей первым вызвался Сэм. Сначала ему помогали еще несколько человек. Но впоследствии из трех десятков раненых некоторые вернулись в строй, а большинство пополнили невыразительный некрополь за голубятней. При чем далеко не все умершие собирались умирать. Раненые легко, от простого ожога до легкого пореза - отставали от своих сослуживцев, закопанных ранее, всего на пару недель. Джастин по опыту знал, что сильный ночной ветер должен развеивать заразу, распространяющуюся на дневной жаре. Но он не развеивал. Сотни гниющих трупов продолжали невыносимо смердеть под стенами Дурн-фара.

- Знаешь, что жутко, - Райт взрезал ножом увесистую воронью тушку, выпуская кишки, - еще сегодня она ела мертвечину. А теперь мы будем есть ее. Ну, в смысле ворону.

- Да, не слишком приятно. С другой стороны - смерть врагов поможет продлить нашу жизнь, - Джастин странно поежился. Сказать подобное мог бы Марлон, от себя он таких мыслей не ожидал.

Как бы там ни было - бульон из потрошеной вороны и пары свиных костей получился что надо. Проснувшись, Сэм с энтузиазмом принялся за еду. Как обычно, сдержанно, но с некоторыми красочными деталями, описывая прожитый день. Теперь он ухаживал только за четверыми лежачими. Полностью оставив на Сэма больных - его освободили от несения караулов. И большую часть времени он проводил присматривая, перевязывая, обмывая и кормя своих подопечных.

- А вот это отнеси Марлону, - Райт аккуратно складывал относительно чистую тряпицу, заворачивая несколько кусочков бледного мяса, - я помягче выбрал. Это хоть проживать легче будет.

- Да, ты прав. Сейчас и схожу. Потихоньку, - Сэм взял маленький сверток и принялся натягивать сапоги, - Они как раз на ночной прохладе в себя приходят. Если кто встретиться - скажу, проверять ходил, поить и все такое. Хорошо, что я Марлона отдельно пристроил, а то ведь не подкормишь по-тихому... - он замолчал на полуслове, когда увидел, что Джастин тоже одевается.

- Чего застыл. У меня в той стороне дела. А с тобой и правда можно от патруля отговориться. Идем.

Серая темнота брусчатки двора пересекалась более плотными тенями построек, но самые черные тени протягивались от редких факелов и жаровен. Виднеющиеся тут и там силуэты стражников стояли, сидели или медленно прохаживались. Порождая длинные, изломанные, пугающие чернотой пятна. Разминувшись с Сэмом пару минут назад, Джастин забрался в одну из скальных ниш, занятых камнеметами. Сам не зная зачем, он просто сел на толстую деревянную балку и смотрел в ночь. Далеко за стеной, еле заметно мерцало и поблёскивало скопление костров вражеского лагеря. Их будто стало меньше. Было приятно думать, что многим лайонелитам теперь ни к чему греться по ночам. Что они находясь в разной степени разложения просто лежат уставившись кто в землю, кто в небо, между стеной Дурн-фара и частоколом. Который сами еще недавно возводили. А может просто заканчивались дрова и на берегу реки Атиль скоро выкорчуют последние пни.

Вдалеке мелькал блуждающий огонек факела в руках стражника. Огонек появлялся поочередно в верхних бойницах надвратной башни. Может быть - это был Бенджамин. Джастин хотел было спрыгнуть с порога скальной ниши, но почувствовав легкое головокружение все же спустился по приставной лестнице. Недели на голодном пайке здорово подкосили его. Как и всех остальных. Стараясь ступать потише и избегая отсветов жаровен держаться в тени - Джастин осторожно миновал пустую теперь конюшню. Прошел мимо кухни и общей столовой, безуспешно пытаясь уловить хотя бы аромат бобовой похлебки. Ведя рукой по стене главного донжона вдруг остановился, замер, прислушался.

В двух десятках шагов перед ним, прямо из узкой бойницы свесилась странная, бесформенная тень. Качнувшись спрыгнула, практически бесшумно приземлившись с серьезной высоты. И странным манером, трусцой или небольшими скачками, стала удаляться в сторону подвалов. Джастин оправился от неожиданности, меряя взглядом высоту прыжка. Вспомнив, что часть лестниц внутри полуразрушенного донжона обвалились десятки, если не сотни, лет назад - нервно сглотнул. Вытащил из-за пояса небольшой, крепкий нож и двинулся следом за отдаляющейся тенью. На ходу рассуждая о том, что в крупнейшем строении Дурн-фара, в более-менее приличном состоянии сохранилось лишь несколько комнат. Три из них занимали лейтенанты, четвертая служила офицерам обеденным залом.

Тем временем темная фигура юркнула в узкий проулок между отвесной серой скалой и задней стеной первой казармы. Джастин ускорился. Знал, что если сейчас отстать - потом настичь беглеца вряд ли удастся. Выходя из густой тени узкого проулка успел увидеть мелькнувший темный силуэт у входа в один из подземных складов. Справа и слева чернели такие же, разной формы и размера дыры в скале. Некоторые были прикрыты массивными, двустворчатыми дверями, другие просто напоминали гигантские земляные норы. Мгновенье он колебался перед входом, потом любопытство пересилило чувство страха...

- Эх-е-е... Ступаешь так бодро, будто видишь куда, - раздался из темноты скрипучий голос с хорошо различимыми старческими нотками. Джастин застыл как вкопанный, выставив перед собой нож. Он уже жалел, что зашел в рукотворную пещеру. - Тычешь железом в темноту. Да-а-а. Ну что же, если тебя это успокаивает... Только не нужно пятиться. Знаю, спиной ты все равно не обернешься, а так - рискуешь напороться на ржавый гвоздь... пораниться... умереть от крошечной дырке в ноге... Эх-е-е.

Джастин оперся рукой о стену. Весь напружинившись он ждал. В нескольких шагах впереди слышался легкий шорох, но звук не приближался.

- Перестань так пучить глаза, ты меня пугаешь, - в скрипучем голосе послышалась улыбка. - Я зажгу свет. Но повторяю - не пятиться.

Еле слышно чиркнуло, полыхнуло маленькое соцветие искр, в масляном фонаре робко вырос крошечный огонек. Тусклый, желтый свет еще не успел выровняться, а фонарь с легким стуком опустился на большую бочку. Тьма отступила, прячась в щели между нагромождениями досок, разбитых деревянных ящиков, старых бочек и прочего хлама.

- Опусти глаза, взгляни под ноги, - голос раздавался из-за большой бочки, - да не трясись так. Уж слишком ты подозрителен.

Джастин медленно опустил взгляд, держа в поле зрения неясную тень, отбрасываемую тем, кто тихо копошился в углу прямо за завалом разного хлама и старой бочкой. Под ногами валялись куски досок от разбитого ящика. И два изъеденных ржавчиной, граненых гвоздя торчали острием вверх в дюйме от его левой ноги.

- А теперь подойди. Присядь на ту колоду, а то маячишь перед входом, еще заметит кто, - скрипучий голос звучал вкрадчиво. И абсолютно уверенно, что успокаивало и пугало одновременно.

Джастин сделал несколько шагов вперед и в сторону. Медленно опустился на старую, подгнившую колоду. Он старался убедить себя в том, что бояться нечего, в углу за кучей хлама мог уместиться разве что ребенок. Или кто-то размером с ребенка. Но увидев руки, торчащие из-за бочки, на мгновение перестал дышать. Блекло фиолетовые, с крупными суставами пальцы, оканчивались темными ногтями длиной в дюйм. Одна из чудовищных кистей сжимала черную, лоснящуюся шкуру. Другая - медленно поглаживала короткий мех тыльной стороной ладони.

- Нет, - чуть изменившимся голосом рявкнуло существо, - сиди на месте. Не слушай безумцев. Кое-что лучше не пытаться увидеть.

Джастин резко отшатнулся в сторону. Теперь он снова видел лишь часть темных, мосластых рук, поглаживающих черную шкуру.

- Кто ты? - наконец решился он заговорить. К своему удивлению - практически нормальным голосом.

- Эх-е-е... Владеешь собой, да? Это хорошо, - за бочкой опять послышались шорохи. - Я, как бы это сказать, заинтересованное лицо. Да. Именно так.

Джастин молчал, ожидая продолжения. И не в силах оторваться от жутковатого зрелища. Плавные, ловкие движения крепких ногтей перебирающих мех будто зачаровывали.

- Узнаешь шкуру, верно? - ехидно протянул голос. - Должен узнать. Ты ведь был с этим зверем. Я разумеется не о гаре. Ваш рыжий зверь, Блейк кажется... Ты был с ним, когда приволокли это.

Тускло-фиолетовая рука слегка приподняла часть шкуры, сжалась в кулак. Увеличенные суставы пальцев скрылись в поблескивающем меху.

- Я не стрелял, - выпалил Джастин сам не зная почему. - Просто был рядом.

- Знаю, - тихо протянуло существо, - и даже не трогал. На твоё счастье. Далеко не каждый упрям, как ваш рыжий. Ты бы наверняка уже слег.

Перед глазами вдруг закружилась череда картин. Поблекшее, осунувшееся лицо Гулда Блейка, его тяжелый нрав, еще более опасный, чем обычно. И то, как офицер с брезгливой миной ковыряется пальцами во рту, а потом сплевывает красную от крови слюну вместе с зубом. Тогда Джастин не придал увиденному значения. При такой кормежке у любого могла запросто возникнуть цинга или еще что похуже. Но теперь, связав все воедино...

- Это из-за гары? - в его голове роились десятки вопросов, одна мысль тут же порождала другую.

- Это..., - с особой интонацией проскрипел голос. - Да, из-за нее. Точнее - из-за рыжего недоумка. За голубятней все теснее, а сам он до сих пор не сдох, - послышалась череда звуков, напоминающих то ли резкие выдохи, то ли приглушенные покашливания.

Только по последующему «эх-е-е» Джастин понял, что существо смеется.

- Хочешь сказать, что все раненые... - он не закончил. Вспомнив десятки раздувшихся тел, сбрасываемых в общую яму за голубятней. И крыс, подохших по словам Марлона «далеко не отходя».

- Нет, хе-хе... не все, - скрипучий смех зазвучал гораздо яснее, будто в этом и правда было что-то веселое. - Но я сжалился над идиотами...

- То есть если выбросить шкуру - все закончится? Больные выздоровеют и...

- Говори ти-и-ише, - в голосе существа зазвучал металл. - И к чему столько слов? Мне сказать, что твой шерстистый друг встанет, скинет повязки, выведет блох и побежит вприпрыжку... куда? А, знаю - поведет вас в атаку на врага, коего вы сокрушите и менестрели будут слогать песни о доблестных защитниках, отстоявших в неравном ххрр... тьфуу, - плевок с резким звуком полетел в противоположную стену. Желтоватая, пузырящаяся масса медленно раскачиваясь повисла на выступающей каменной глыбе. - Это даже мне не смешно, - гораздо тише, и словно укоризненно продолжило существо. - Останки гары я заберу. По крайней мере от глупости вы не умрете. По крайней мере - от этой...

Существо зашевелилось, меняя положение в своем углу. Тусклый свет фонаря нарисовал вытянутую, искаженную тень головы, опирающейся на холодный серый камень. Джастин громко вдохнул, рассматривая темные, искаженные выемками тесанной стены очертания. Он был почти уверен, что у существа есть рога. Изогнутые рога. И левый короче правого.

- Знаешь, это немного иронично, - довольно протянул скрипучий голос. - Доверить проблему зрячего безумца - слепому умнику. Эх-е-е... Не надо вопросов. Знаю, что пока не понял. Кое что удается заметить - только наткнувшись во тьме и хорошенько стукнувшись головой. Тут уж как повезет. И напоследок... Паршивых овец не пытаются понять. Их режут.

Раздался шорох, рогатая тень в углу на мгновенье выросла приблизившись к фонарю. Послышался короткий выдох. Крохотный огонек погас.

- Подожди! Кто ты? Что это значит? - Джастин вскочил с места, шагнул вперед... и чуть не ударился головой о стену старого донжона, возвышающегося над всем горнизоном.

Он затравленно огляделся. Глаза снова привыкали к темноте. Правая рука осторожно коснулась шершавой поверхности огромных, тесанных блоков. Будто боясь, что они могут исчезнуть, Джастин опасливо провел пальцами по тонкому, замазанному раствором шву. Оглянулся назад. Загнал поглубже промелькнувшую было мысль, вернуться и осмотреть тот угол. Слегка пригнулся, скрываясь в тени от проходящего в сорока шагах патруля. Переждал. Беззвучно двинулся вдоль стены, ведя ладонью по холодному, темному камню. Проходя мимо одного из камнеметов вдруг замер. Вжался в угол между двумя балками. Где-то рядом слышались голоса.

- Какого черта, Блейк?! - возмущенный голос Картера Дея раздавался из поблескивающей желтым светом бойницы, высоко над головой Джастина. - Вы явно нездоровы. Да еще судя по всему и... пьяны.

- А вы чертовски наблюдательны, - Гулд Блейк говорил куда тише, но знакомые, рычащие нотки уже слышались в его голосе. - Вот все время и наблюдали. Шастали туда-сюда мимо моей комнаты...

- Да что за чушь?! Я предупреждаю - оставьте меня в покое или...

- Или что? - проклиная все на свете, но не в силах устоять - Джастин вскарабкался на опоры метательной машины и одним глазом приник к краю бойницы, видя все происходящее в зале в мельчайших подробностях. Лейтенант Блейк подошел вплотную к Дею, едва не касаясь его. Было заметно, как напружинились и подобрались все его мышцы. Словно у готового к прыжку зверя... как в тот раз с Аддерли.

- Господа, господа! - Рональд Брикман сидел на стуле с высокой, резной спинкой, закинув ноги на стол и перебирая в руках небольшой веер засаленных карт. - К чему затевать ссору? Гулд, присоединяйся к игре, между делом расскажешь, что случилось. А может и проиграешь мне пару тейлов...

- Благодарю, нет настроения, - медленно процедил Блейк. - И мне больше нечего рассказывать. Шкура, ты ее видел, Дей... Такая черная, длинная, висела над камином. Прямо над моим мечом.

Лейтенант Дей выпрямился. Расправил не слишком широкие плечи. Презрительно прищурил глаза.

- Если я верно понял - вы подозревайте меня в краже? - видя, что мужчины сошлись еще ближе, Брикман отложил карты, снял ноги со стола. - А упомянув меч - прозрачно намекнули на поединок? - Дей говорил все быстрее. - Что же, я только за. Наглость уже давно следовало наказать.

- Картер, он же не в себе, - Брикман слегка скривился, поднимая обе руки в успокаивающем жесте.

- Нет Рональд. Мне известно, что господин Блейк не привык работать головой. Но обвиняя дворянина стоит быть готовым...

Широкий, выпуклый лоб Гулда Блейка с отчетливым хрустом врезался в переносицу Дея. Сильные руки схватили за грудки, последовал очередной удар головой. В разные стороны брызнуло мелкими каплями. Еще удар. Картер Дей бессильно повис в руках противника. Брикман кинулся вперед, опрокидывая стул, но прежде, чем он смог оттащить Блейка - тот успел еще трижды впечатать крепкий лоб в красивое, породистое лицо молодого лейтенанта. Теперь напоминающее раздавленный помидор.

Джастин неловко соскочил с деревянной балки. Вогнал в ладонь несколько заноз, но даже не заметил этого. Сомнения в реальности недавней встречи в пещере - отпали окончательно.

На верхней площадке первой северной башни было удивительно тепло, несмотря на моросящий с самого утра дождь. Мелкие, назойливые капли будто зависали в воздухе, создавая полупрозрачную пелену и забираясь во все складки одежды. Но из-за полного отсутствия ветра совершенно не холодили. Такие безветренные дни выпадали не чаще пары раз в месяц. Прямо над отвесной, серой скалой - можно было заметить бледную радугу, будто соскальзывающую с крутого обрыва. Джастин сидел на влажном каменном парапете, положив арбалет на колени и рассуждал. Мать в далеком детстве рассказывала ему, что радуга - это огромный, древний змей, опоясывающий всю землю. И если мужчина коснется его хвоста, то сможет исцелиться от любого недуга, а женщина - начнет рожать исключительно мальчиков. Почему все именно так мать, разумеется, ответить не могла, но каждый раз любовалась мягким течением переливающихся цветов с искренним удовольствием. А один старый аптекарь в Ниме как-то случайно обмолвился, что мистифицировать банальное преломление света, как и прочие обыденные явления - на руку только ярмарочным шарлатанам. И почтенным жрецам, добавил он ядовито улыбнувшись. После этот самый аптекарь проиграл в кости маленькую хрустальную пирамидку. И как не старался выменять ее обратно на картофельный самогон - Джастин ни в какую не соглашался. Представляя как обрадуется мать, когда он привезет ей настоящую чешуйку небесного змея, каждый раз проявляющуюся под лучами солнца. А через месяц, подхватив мерзкую заразу в грязном перевалочном лагере - он был вынужден обменять хрустальную безделушку на средство от кровавого поноса. И по иронии судьбы завшивленный, воняющий кислой капустой старик, развозивший на двухколесной тележке разные снадобья, тоже верил в легенду о небесном змее. И потирая полированные, блестящие грани перешедшей к нему пирамидки - довольно бормотал что-то о жене и долгожданных сыновьях.

Джастин тяжело вздохнул. Вовсе не потому, что его так занимали воспоминания. Положив руку на живот, он в снова постарался переключить внимание с острой рези в пустом желудке, на какие-нибудь отвлеченные рассуждения.

С момента той необычной ночной встречи прошло четыре дня. Четыре долгих, серых, голодных дня. Среди немногих развлечений можно было упомянуть только странные, не всегда понятные проповеди Бенджамина. Джастин стал вспоминать подробности, запомнившиеся мысли и изречения здоровяка. И сам не заметил, как задремал.

Мимо пронесся светлый, полупрозрачный силуэт. Паря прямо над стеной, перелетая от одной башни к другой - словно заглядывал в каждую бойницу. Движениями, напоминающими рывки рыбы под водой, резко перемещался на десятки шагов, затем замирал и снова устремлялся куда-нибудь в сторону. Как будто в поисках кого-то. Джастин опустил глаза. Среди вороха грязной соломы что-то блеснуло. Порыв сырого, холодного ветра закружил мусор вокруг. Раскидывая и перемешивая все, что мог поднять. Из-под соломы показались десятки острых, заржавленных зубов, вырастающих из брусчатки внутреннего двора образуя круг. Капкан. И тот блеск - сколотая грань одного из обломанных шипов. Джастин отпрянул. Сзади клацнуло. Порыжевшие, стальные клыки не достали до ноги с пол дюйма. Осмотревшись, он увидел десятки еле видимых соцветий ржавых лепестков, коварно выглядывающих из-под слежавшейся соломы. Что-то коротко свистнуло прямо над ухом. Инстинктивно пригнувшись, Джастин на мгновение зажмурил глаза. Когда открыл - кругом была ночь. Тесные, длинные коридоры. Низкий, сводчатый потолок нависает прямо над головой. Из ниши в стене вылетела рука с тусклым лезвием, зажатым в кулаке. Клинок соскользнул с металлической пластинки бригантины, пропарывая толстую кожаную основу и впиваясь глубоко в плечо. Боли не было. Но был страх. Было бессилие. Не заслониться от нового удара. Не ударить в ответ. Руки тяжелы и неуклюжи, ноги оказываются ступать вперед, тело не повинуется. Джастин с силой зажмурил глаза.

Открыв - оказался на вершине воющей башни. Спиной к нему, оперевшись руками о каменный парапет стоял капитан. Он тяжело дышал. Массивные наплечники гномьих лат поднимались и опускались под истлевшей, разодранной мантией. У его ног лежал окровавленный топор. В правой руке, обмотав предплечье, виднелась связка пеньковых веревок, свисавших далеко вниз.

- Нет! Права! На милосердие! - заорал Ботрайт своим жутким голосом.

Огромная стая ворон крича и хлопая крыльями черным водопадом обрушилась из низких грозовых туч. Блеснувший влажным отсветом клюв - впился в глазное яблоко. Мир вокруг лопнул, словно расколотая яичная скорлупа.

В звенящей пустоте всплыло бледное пятно. Удлиняясь и подергиваясь приблизилось, превращаясь в развевающееся на ветру, треугольное знамя. Золотые колосья на белом поле. Где-то внизу нарастал, усиливаясь и переливаясь сотнями резких звуков, знакомый гул. Будто огромные волны осколков накатывались на каменные глыбы. В нос шибанул удушливый, едкий дух горящей смолы. С тошнотворными, сладковатыми нотками человечины. Пальца до боли врезались в острый выступ стены. Держаться, держаться из последних сил. Пусть даже зубами. Запястье обхватила огромная, сильная рука. Потянула вверх. Под ногами снова почувствовался твердый монолит стены. Мощная, светлая фигура расшвыривала серых латников, пытающихся свалить штандарт со знаменем Хертсема. Джастин кинулся на помощь. Оттолкнул одного, обхватил за шею другого, принялся душить. Медленно, точно под водой затряс противника стараясь приложить головой о камень. Но пальцы слушались все хуже, сильная по началу хватка разжалась, одерживая верх, враг отвел в сторону руку с узким ножом. Тонкое, стальное жало скользнуло меж ребер, обжигая холодом и снова погружая во тьму.

Сквозь сжатые веки пробивались яркие лучи безжалостно палящего солнца. Темные дорожки сосудов зеленоватыми прожилками пересекали красный, засвеченный фон. С резким вдохом Джастин распахнул глаза. И сразу попытался отпрянуть назад, тщетно вжимаясь затылком в горячий камень. Прямо перед его лицом, в хищной, безумной улыбке распахнулась огромная пасть. Крепкие зубы зависли в дюйме от горла, послышался разочарованный вздох. И сутулая, будто подсвеченная изнутри тварь, резко дернулась в сторону, погружая тупую морду в разорванное брюхо павшего бойца. С отвратительным чавканьем и хрустом в широкой пасти исчезла рука в латной рукавице. Тварь мотнула мордой, содрогнулась в утробном, рвотном позыве. С влажным кашлем и потоками желчи выплевывая мешанину костных осколков, погнутые металлические куски и мокрую, скомканную тряпку. Джастин вгляделся, ему удалось различить белые и синие полосы на пожеванной материи. А огромный зверь шел дальше по полю боя. Двинув мордой очередное искореженное, обожжённое тело, довольно заурчал. Поставил тяжелую лапу на голову солдата. Тонкий, отчаянный вопль оборвался коротким хрустом раздавленного черепа. Зверь схватил тело зубами, встряхнул головой словно гигантский пес, отрывая сразу пол туловища. Пошел дальше. Джастин с трудом поднялся, опираясь на древко окровавленной алебарды. Видя полные ужаса глаза раненого бойца, к которому приближалась тварь, попытался закричать. Из отекшего горла вырвался только еле слышный хрип, переходящий в сухой, болезненный кашель. Подался вперед. Шаг, еще шаг. Споткнувшись о распростертое тело потерял равновесие.

И резко дернулся, очнувшись сидя на холодном парапете верхней площадки сторожевой башни. Быстро осмотрелся. Опасности не было, ни кто не видел, как он спал на посту. Взгляд скользнул по матово-серой поверхности камня, уходя все дальше, вниз по отвесной стене. В нескольких шагах от наклонного цоколя лежало давно обугленное тела лайонелита. Возможно, погибшего именно при падении. Джастин криво усмехнулся. Опасность все же была, но нарваться на раздраженного капитана, пожалуй, было страшнее чем умереть после пары секунд свободного падения. О невнятном кошмаре он старался не думать.

- О, ты вовремя, - открыв дверь, Райт вернулся к своей койке. Откинул светлую тряпицу с видом искусного фокусника и широко улыбаясь уставился на друга. - Ну как?

- Красиво, - с подозрением процедил Джастин. - Вот только откуда такое изобилие?

- Да что ты всегда такой, а? Нет бы радоваться. Вычищали на кухне всё. Все чуланы и кладовые перетрясли, с самого утра потели. Чище то может и не стало, но кое-что, как видишь, нашел. Сухари за печь завалились. Их небось я и сушил когда-то, да вот нападали. И как еще мыши не съели? А картошку с разных мешков насобирал, около сотни старых, заплесневевших перетряхнул. Они кучей тряпья валялись, а там видишь - полезное оказалось. А отварил их прямо в общем котле с бобами, - тут Райт улыбнулся особенно заискивающе, - и всем вкуснее малость, и нам тут не возиться. Просто брать да кушать.

- Да... ты молодчина. Это то, что надо. Только давай Сэму...

- А он уже заходил, - Райт весело затараторил, как всегда, раскрасневшись от похвалы старшего товарища, - я и Сэму завернул и Марлону передал чуток. А ты слышал, что его лежачие на поправку идут? Да-а... стонут, да жалуются, но выздоравливают. Один даже вставать начал, все нашему ворчуну меньше работы. Вот только, - на открытом, бесхитростном лице парня отразились смешанные чувства, - Марлон пока плох. Но, раз уж те хиляки в себя приходят, то уж ему и подавно удастся. Вообще мне кажется, что все как то духом воспряли. Малость приободрились что ли.

- Это ты просто поел. Не волнуйся - скоро пройдет.

- Ой да ладно тебе. Слушай, а вот тут такое дело... Лейтенант Дей уже который день не показывается. Тоже захворал, или как?

- Ты хочешь, что бы я подтвердил слухи? - Джастин вопросительно поднял бровь. Он ни кому не рассказывал об увиденном и сейчас не собирался. - Все это пустые сплетни. Наверное. Возможно на общей волне исцеления Дей скоро придет в себя и вернется в строй. А может он и не болен вовсе, а просто занимается своими делами. Планирует там что-то, рассчитывает, вымеряет. Ты же слышал, что капитан к нему ходил? Во-о-от. А уж что и как командиры планируют - и не спрашивай. Я могу рассказать только о сражениях уже отгремевших, о военачальниках давно истлевших и о годах давно минувших. Потому как только о таких в книгах и пишут.

- Просто понимаешь, - Райт задумчиво теребил ноздрю большим и указательным пальцами, - сидим тут, как мышь под метлой. Эти чуть не под стенами рыщут, - он качнул головой, как сам думал - в сторону внешней стены. На самом деле куда-то между кухней и конюшней. - Оно вроде и боязно, а в то же время тоска смертная. Ничегошеньки ведь не происходит. Да и о том, что может и случается, - Райт снова вопросительно посмотрел на друга, но увидя все то же, непроницаемо-невинное выражение лица, с легким вздохом пожал плечами.

- Ничегошеньки не узнаем, - подвел итог Джастин.

Оба ошибались. Этот вечер оказался насыщен событиями. Которые, к тому же, наглядным образом подтверждали бродившие слухи и практически исключали любые недомолвки.

- Смотри ка, - курносый солдат с коротким ежиком светлых волос коснулся Джастина локтем, - и ведь не зря болтали. Интересно, как он вообще видит, бедолага.

Небольшая группа солдат, сидевших возле жаровни во дворе, как по команде скосили глаза в одном направлении. Стараясь не пялится и выглядеть непринужденно - преувеличенно громко заговорили. Из раскрытых настежь, двустворчатых дверей донжона медленно вышел Картер Дей. Он заметно покачнулся, оперся рукой о дверной косяк переводя дыхание. Осмотрелся, немного задирая голову. Разглядеть что-то ему и правда было непросто. И вовсе не из-за сгущающихся сумерек. Оба глаза лейтенанта были практически закрыты огромными, фиолетово-черными отеками. Нос так же был заметно опухшим. Но всеобщее внимание быстро переключилось на руки офицера. Левую он держал на эфесе своей рапиры, а в правой сжимал ножны полуторного меча. Нетвердой походкой Дей направился прямо к жаровне, у которой собрались бойцы. Джастин не успел толком удивиться. Он проследил за взглядом лейтенанта и увидел Гулда Блейка, уверенно пересекающего двор, таща под руку испуганного новобранца со свежей ссадиной на скуле. Дей двигался наперерез и через несколько секунд молча встал на пути Блейка. Отчитывающий солдата, рыжеволосый офицер наконец заметил препятствие. Остановился, плотоядно улыбаясь. Легким тычком оттолкнул бойца, тот запнулся о собственные ноги и растянулся во весь рост на серой брусчатке. Но никто, даже сам упавший, не сводил взгляда с Картера Дея.

- А я смотрю, - начал тихо Блейк и в наступившей тишине все буквально впитывали каждое его слово, - мои подозрения не были беспочвенны и запертая дверь не удержала оскорбленного дворянина... Зачем вам мой меч? Или воздаяния за шкуру оказалось мало?

Дей молча кинул полуторник. Блейк ловко поймал его.

- И что же? Устроим старомодный, рыцарский поединок? - ярко-голубые глаза чуть прищурились, он качнул головой сначала в одну сторону, потом в другую. Мощная шея тихо хрустнула.

Узкая рапира выскользнула из ножен с высоким, чистым звуком. Картер Дей встал в позицию. Плотно сжатые губы не шевельнулись. Говорить он явно не собирался.

- Хорошо, - процедил Блейк сквозь зубы. Как и многие другие - он подметил замедленные, неточные движения молодого лейтенанта. Неспешным, размашистым движением обнажил меч. Откинув в стороны ножны и держа клинок в низко опущенной руке, медленно двинулся вперед. - Полагаете, что уязвленная гордость приносит настоящие страдания? Не-е-ет... Кровоточащие обрубки ног - вот действительно достойный повод для расстройства. И я...

Резким, глубоким выпадом Дей достал левый бок противника. В последний момент, неуклюжим взмахом свободной руки Блейк попытался заслониться от стремительного удара. Бритвенно острый клинок рапиры глубоко рассек запястье и практически не встретив сопротивления мягко скользнул меж ребер. Картер Дей пружинисто отшагнул назад. Шесть дюймов гибкого, узкого лезвия влажно поблескивали. Атака заняла неуловимо короткое мгновение, словно бросок змеи. Блейк сделал шаг вперед, споткнулся, мешком заваливаясь на бок. На его удивленном лице еще пару секунд читалось удивление. Потом голубые глаза остекленели, грудь опала с последним выдохом.

Брюс Ботрайт перевел угрюмый взгляд с распростертого тела лейтенанта, на кучку солдат, перетянувшуюся подальше к стене, но все еще хорошо заметную.

Может бросить в яму еще кого? Ведь не остановили, не воспрепятствовали... А-а-а чушь! Сам старый дурень. Знал же, что это Блейк разукрасил юнца. Кому же еще... И ладно Дей молчал, молодой, гордый... Но черт возьми, Рональд то мог сказать. Ну и что бы я сделал? Засунул в яму Гулда, а потом? Вышло бы то же самое. Треклятые петушки, мало им драк! Проблем ведь и без того хватает... Как я устал. От ландфрида ни весточки... Как будто остальной мир перестал существовать. Но быть может, колонны уже идут? Четкий шаг марширующей тяжелой пехоты послышится со стороны перевала, облако пыли возвестит о приближении объединенных сил Хертсема, сигнальные рога запоют призывая... Или не запоют, не возвестит и не послышится. Плевать! Дурн-фар будет стоять пока стою я! А значит - дисциплина должна поддерживаться...

Капитан снова взглянул на тело. Тоненькие, алые ручейки разбегались в стороны, точно обводя каменные клетки брусчатки.

- Проводите лейтенанта Дея в карцер, - Ботрайт не смотрел на подчиненного, - ожидать суда и справедливого наказания. Тело за голубятню. С возможными почестями.

Джастин стоял укутавшись в плащ и поигрывая длинным дротиком. В очередной раз крутанув через руку светлое древко - уронил. Чертыхнулся. Наклонился что бы поднять. В глазах расцвели симметричные узоры, постепенно переходя из светлого в темный и обратно. Справившись с головокружением - он все таки вернул дротик в подставку, напоминающую огромный колчан. Оперся рукой о изогнутое плечо баллисты, всматриваясь в темноту ночи. Ветер усиливался, будто отыгрываясь за тихий день резкими, сильными порывами. Вспоминая вечерние события Джастин задумчиво покусывал губу.

Когда уводили лейтенанта Дея, на его заживающем лице нельзя было заметить и тени эмоций. Что как нельзя лучше подчеркивало полное удовлетворение молодого аристократа. Так же Джастину бросилась в глаза та размеренная легкость походки, с которой офицер покидал двор. И припоминая неуверенные, неточные шаги лейтенанта, выходящего из донжона - он понимающе ухмылялся. Что ж - военные хитрости не пятнали честь так, как позор поражения.

Сильно клонило в сон. Холодный ветер помогал лишь от части, а любые темы для размышлений, какими бы интересными и живыми не являлись изначально, через некоторое время видоизменялись, все больше походя на тягучий, непрерывный поток бессвязных образов и ассоциаций. Вахта Джастина постепенно подходила к концу. Медленно расхаживая вокруг баллисты, он рассеянно вглядывался в темноту, плотной завесой наседавшую на небольшой участок слабоосвещенной земли прямо под стеной. Трепыхающееся на свежем ветру пламя факелов не давало должного обзора и скорее мешало видеть, создавая неудобный контраст между непроглядной тенью и красноватым полумраком. Джастин в очередной раз порадовался, что на его смотровой площадке не было огня. Что бы хоть чем то себя занять он вытащил меч. Относительно короткий, двадцатидюймовый клинок с широким долом в две трети длины. Рукоять, оплетенная кожаными ремешками, приятно легла в ладонь. Показав пару медленных ударов, изобразив блок и уклон, Джастин попробовал выполнить глубокий выпад, так ловко проделанный Деем. Получилось так неуклюже, что он в очередной раз порадовался отсутствию освещения. Разумеется понимая при этом, что его клинок не предназначен для таких приемов и тем не менее отдавая должное мастерству лейтенанта. Джастин трезво оценивал свои навыки и знал, что хорошим мечником считаться не может. Ему никогда не нравилось фехтование. Еще со времен академии изнурительные и зачастую болезненные тренировки с мечом выводили его из себя. А как то раз здоровенный, пухлый детина сломал ему ключицу, неловким, но мощным ударом сверху. Джастин хмыкнул, вспомнив наказ отца. В тот день он тоже его помнил и здорово рассадил жирдяю нос запрещенным тычком в лицо. И пусть потом он разревелся и чуть не лишился чувств, пусть помимо травмы получил еще и нагоняй от наставника, но молодые кости быстро срослись, затылок, горящий после оплеух, остыл еще раньше, а уважение товарищей с годами только укреплялось. Что интересно - своего отца Джастин помнил очень смутно. А вот его слова были словно выжжены на внутренней стороне черепа.

Кто хочет умереть или победить, тот редко терпит поражение. И пусть понимание этой формулы с годами серьезно менялось - в сложных ситуациях он не редко руководствовался именно ей. Особенно после осознания того, что если смерть неизбежно следует за поражением, то порой разумнее просто не ввязываться в игру. Джастин легко провел тыльной стороной ладони по прохладному металлу клинка. Шмыгнув носом почувствовал, что в носу неприятно защипало.

Да-а-а... Некоторых игр избежать не так просто. И сев за стол что бы поесть - вдруг оказываешься втянутым в серьезную партию. Хотя к чему это деланное удивление. Как я сам возразил бы любому разнывшемуся солдату - знал на что идешь. Хотя бы примерно. Как заметил когда-то Сэм - нас кормят в ожидании драки. Но драка и бойня - совершенно разные вещи. Трудно даже предположить, что происходит на самом деле и почему ни кто до сих пор не пришел. А ведь все спрашивают да спрашивают... Ждут, что прояснишь... Но я и сам ни черта не понимаю.

Джастин уже устал делать вид, что все в порядке, устал выдумывать очередные объяснения, почему силы Хертсема еще не здесь. Отвечая на навязчивые вопросы товарищей он выдвигал новые и новые теории, некоторым из которых и сам готов был поверить. Если бы не одно но. В глубине души он понимал, что просто успокаивает сослуживцев. Суля то скорый приход Гастмана во главе огромного войска, все это время собираемого по графству и за его пределами, то неожиданный манёвр небесных, с заходом в тыл противника через Суррай и Эссеф. Но объясняя другим нюансы топографии, рассматривая возможные пути движения войск - все больше убеждался в том, что совершенно не представляет, что же будет на самом деле.

За изгибом стены, со стороны первой северной башни, раздался странный звук, похожий на резко оборвавшийся крик чайки. Джастин замер, прислушался. Чаек на горном перевале не видели никогда.

- Трево-о-о... - истошный, быстро захлебнувшийся вопль развеял последние сомнения. Спустя мгновение со всех сторон затрубили рога. Хором похожих, но таких разных голосов разорвав недавнюю тишину ночи. Призывы к атаке и к обороне вознеслись к беззвездному небу. Плотный массив темноты за стенами будто забурлил, пришел в движение, в узкую полосу света хлынул поток людей.

Взметнулись крюки, цепляясь за зубцы парапета стены, сухо застучали приставляемые лестницы. Ночной прохлады как небывало, Джастин обливался потом, сплевывал вязкую, тягучую слюну, но в очередной раз заряжал баллисту на треть быстрее положенного времени. Он радостно вскрикнул, когда первые зажигательные снаряды защитников перемахнули через стену, словно разгоняя ночь и рассеивая неприятеля. Теперь было гораздо удобнее стрелять. Новый дротик лег в ложе, отшлифованные рукояти ворота замелькали в ловких руках, наметанный глаз скользнул от металлического язычка над широким наконечником, до намеченной цели, ладонь прижала деревянный спуск. С шипением рассекая воздух, дротик устремился вперед. В свете огненного зарева алой лентой мелькнуло светлое древко.

На стене кипел бой. Теперь происходящее было видно куда лучше. Наконец подкатив метательные машины на расстояние выстрела - лайонелиты тоже пустили в ход зажигательные снаряды. Вдалеке темнели силуэты приближающихся осадных башен. Джастин на мгновение замер с новым дротиком в руках. Поняв, что не показалось - с удвоенным пылом принялся крутить ворот. Со стороны скальных ниш с камнеметами раздавалась грязная брань лейтенанта Дея. Катапульты заработали будто слаженный оркестр под руководством талантливого дирижёра. Осадные машины врага скрылись в пыльных облаках разрывов.

Первые лучи восходящего солнца робко коснулись сомкнутых век небритого солдата. Он лежал привалившись спиной к холодной стене сторожевой башни. В двух шагах лежал еще один. Обезглавленный, в серой броне лайонелитов. В загустевшей луже крови, берущей начало у косого обрубка шеи, сидел другой боец. Белые и синие полосы его сюрко практически скрывались за темно-бордовыми потеками. Ночной бой продолжался около трех часов, новые волны лайонелитов накатывались снова и снова, но их успешно отражали. Новых лестниц приставить к стене не удавалось, а старые были быстро отброшены и успевшие влезть на стену враги - безжалостно перебиты. Их изрубленные тела сейчас лежали вперемешку с защитниками Дурн-фара. Причем гарнизон крепости понес не такие значительные потери, как могло показаться. Но даже живые сейчас мало отличались от мертвых. Многие бойцы оставались там же, где ожесточенно сражались меньше часа назад. Сейчас они спали, полностью вымотанные, совершенно лишенные сил. Отличаясь от павших лишь легко вздымающейся грудью или не такими гротескными позами, да и то не всегда.

Брюс Ботрайт крепко стоял на широко расставленных ногах, заложив руки за спину. Задумчиво смотря в никуда. Поставленные перед ним на колени солдаты вели себя по разному. Один, патлатый, неопрятный и густо обсыпанный прыщами новобранец - нервно подергивал головой, пытаясь поймать взгляд капитана. При этом шмыгая разбитым носом. Другой, лысеющий и разменявший пятый десяток, немигающим взглядом уставился в серый камень брусчатки и беззвучно шевелил губами. За ними стояли трое уставших ветеранов и забрызганный кровью лейтенант Брикман.

- Еще двое, стоявших на посту у первой северной, - уставший голос Рональда Брикмана звучал непривычно бесстрастно, - пали в сражении. Прикажете принести тела, господин капитан?

Ботрайт отрицательно мотнул головой. Вешать уже умерших было неправильно. Хотя бы к ним он мог проявить милосердие. В глазах капитана на миг проступила глубокая, отрешенная тоска. В следующую секунду веки чуть прищурились. Ботрайт коротким кивком указал на надвратную башню и решительным шагом направился прочь.

Ни кто не собирал людей, не было построения и показного суда. Но была казнь. Джастин ссутулившись сидел на холодной, истертой лестничной ступени и смотрел. Все тело ломило так, что заснуть он просто не мог. А двое бойцов, все слабее подергивающих ногами прямо над воротами - смогли... Заснули в момент, оказавшийся роковым. Проспали нападение, не заметили противника вовремя, не подали сигнал тревоги. И пережили очередной штурм только для того, что бы испытать агонию удушья. И стать примером для других.

Чуть позже капитан объявил, что Картер Дей был освобожден из-под стражи и хоть мастерство, проявленное в бою, не искупляет его вины - следствие, суд и наказание будут отложены до снятия осады.

Джастин успокаивающе кивнул Райту, забирая миску со своей порцией бобовой похлебки. Он хорошо видел, чего стоит парню терпеть недовольные взгляды и грубые замечания, вызванные очередным уменьшением пайка. Практически все понимали, что простой кухонный работник ничего не решает, но позволяли себе срываться на нем. А общая, и без того гнетущая атмосфера, сгущалась с каждым днем. Рядом вспыхнула очередная перепалка. Картавый мордоворот из новобранцев, что-то не поделил с Флойдом. И уже нависал над ним, зверски тараща глаза и выдавливая сквозь зубы нечто маловразумительное. Ветеран медленно встал, демонстративно спокойно вылизывая оловянную ложку. Джастин тоже поднялся, опасаясь как бы эта ложка в следующий момент не оказалась в глазу у картавого. Но не успел вмешаться, как все решилось и без него.

- Подержи, пожалуйста, - незаметно подошедший Бенджамин поставил рядом с ногой раздраженного мордоворота древко протазана. Он теперь практически не расставался с полюбившимся оружием, а то, как он им орудовал - здорово подняло верзилу в глазах товарищей. - Флойд, можно поговорить с тобой с глазу на глаз...

Джастин слегка приоткрыл рот от удивления. И не он один. И хотя не было ни малейших сомнений, что любой другой подавился бы своими словами, если бы сказал подобное слепому на один глаз Флойду - сейчас ветеран лишь ухмыльнулся и пошел рядом со здоровяком, негромко беседуя о чем-то. Видимо Бенджамину, с его безумными, чуть косящими глазами разного размера, можно было подшучивать над недугом товарища. А картавый так и стоял бестолково озираясь, пока не решился наконец прислонить протазан к стене.

Но к сожалению не каждый зарождающийся конфликт заканчивался подобным образом. Порой Бенджамина, Джастина или любого иного свидетеля поблизости не оказывалось. И однажды утром, в одном из опустевших стоил конюшни нашли труп. Нельзя сказать, что бы находке сильно удивились. Нервозность, вызванная голодом и неясными перспективами, нарастала день ото дня. Но как сказал капитан - подобное нельзя оставлять безнаказанным.

- А тех, кто вздумает покрывать виновного... Знает, но не донесет - ждет не менее суровая кара! - добавил Ботрайт так громко, как только мог. А мог он ого-го... И каждый стоящий в строю - должен был почувствовать, что обращаются именно к нему. А обещанная кара - будет действительно суровой.

Стоит добавить, что расследованием занялись всерьез. Даже нашли окровавленный нож, валявшийся в соломе неподалеку. А поскольку покойнику попросту проломили голову - было решено, что защищаясь бедолага ранил своего убийцу. Или убийц. Всех, свободных от несения караула, вновь построили перед главным донжоном. Дали приказ раздеваться, угрюмые лица солдат стали еще угрюмее. Но спорить с капитаном, разумеется, ни кто не стал, а услышав, как тот сердито откашлялся - с удвоенной скоростью принялись скидывать с себя заскорузлые тряпки, состоящие преимущественно из дыр и бурых пятен. Прохаживаясь вдоль строя абсолютно голых бойцов Ботрайт скрипел зубами. От части потому, что ран самой разной давности и степени тяжести было в избытке и не обладая специальными знаниями нельзя было с уверенностью опознать по ним убийцу. А от части потому, что капитан как ни кто другой понимал важность поддержания чистоты в войсках. И рассматривая лоснящиеся, в грязных подтеках, тела солдат - он напряженно думал, как бы не накликать еще одну беду. Колодец в форте был только один. Хоть и очень глубокий, но истощающийся после забора определенного количества воды. В спокойное время воду возили так же от ближайшей реки Атиль и хранили в огромных бочках, обеспечивая гарнизону возможность не только пить, но и мыться, и стирать. Сейчас же в обрез хватало для того, что бы не мучиться жаждой. Ботрайт на секунду задумался, о том, что если бы не боевые потери - сейчас его люди гибли бы куда более страшной смертью.

- Всем одеться, - резко скомандовал он. - И слушать внимательно. Если мне случиться заметить свару или, чего доброго, драку... Лучше остерегитесь. Ни закованный в латы лев, ни ужратый по случаю субботы отец, вас так не колотил... Уж вы мне поверьте, - капитан скрипнул зубами. Он знал, что его предупреждение, разве что заставит бойцов решать свои разногласия без посторонних. Все остальные тоже это знали.

А через два дня один из новобранцев бесследно исчез.

Обычно в подобных ситуациях пропавшего просто считали дезертиром. Но из осажденного Дурн-фара выбраться было практически невозможно.

- Практически? - в голосе Райта слышался намек. - А вдруг воспользовался лебедкой и ка-а-ак...

Джастин отрицательно покачал головой.

- Очень сомневаюсь. Даже стоя в карауле возле лебедки - тебя все равно заметят с соседних постов. Тут уж либо договариваться с соседями и бежать группой, либо... А что с лицом, дружище? Напряженная работа мысли? У тебя того и гляди череп волнами пойдет.

- Да нет, ты не подумай. Я не об этом - по тону и мине Райта было ясно - об этом. - Просто интересно, куда же мог потеряться целый взрослый мужик. Это ведь не мелочь какая.

Джастин широко повел рукой, указывая на многочисленные погреба, подвалы и пещеры, напоминающие гигантские звериные норы. На незаданный вопрос товарища ответил лаконичным кивком и пожатием плеч. Живой человек не стал бы прятаться в каменных карманах. А вот мертвого вполне могли там спрятать. По приказу капитана, который судя по всему думал точно так же, сейчас все в темные уголки переворачивали вверх дном. Но пока найти что-либо не удавалось. Джастин умело скрывал волнение, когда подходил к полуподвалу, в котором той памятной ночью состоялась встреча с... Он и сейчас не знал, с кем же встретился. При дневном свете затененное пространство рукотворной пещеры, заваленной всяким хламом, неплохо просматривалось. Но у Джастина в руках все же был небольшой факел. Нужно было тщательно разглядеть все углы, иначе в поисках не было смысла. Он на секунду задумался, а был ли вообще смысл в этой суете? Конечно, пропажа бойца - дело серьезное, но учитывая предыдущий опыт... Ведь убийцу так и не нашли. Возможно, сейчас все просто тратили лишние силы на поиски, которые не принесут пользы даже если увенчаются успехом. Но Джастин не говорил этого вслух. Не хотел отвечать на неудобные вопросы. И при этом все больше склонялся к тому, что тело проще было бы отыскать через пару дней, когда завоняет. Он сам неприятно удивился равнодушию и цинизму, которых раньше в себе не замечал. Увидев, как Райт проходит к тому самому углу, касается той бочки, Джастин в нерешительности замер. Несмотря на жаркий день - по телу побежали мурашки.

- Тут ничего, пошли в следующий, - Райт подобрал какую-то дощечку и задумчиво крутя ее в руках вышел из пещеры. - Слушай, - продолжил он тише, - а что если чисто тероре... треори... В общем - просто представить...

- Если представить чисто теоретически, - так же тихо перебил Джастин, - то вместо спасения ты скорее всего угодишь на пытки. Не только мы держим львов, они так же держат нас. Даже если миновать стену - вглубь Хертсема путь закрыт. Дезертира схватят. И даже если проявив недюжинную ловкость, кто-то выберется из Дурн-фара не зацепившись шеей за пеньковую петлю, что уже очень не просто, то его все равно схватят лайонелиты. А ты знаешь, что такое допрос?

Райт угрюмо вертел дощечку, медленно приближаясь к следующему подвалу. Вероятно пытаясь представить ужасы пыток. А может - вспоминая покачивающихся на ветру висельников, что гнили прямо над воротами.

- А что если, - начал он робко, - пойти в другую сторону? Что если...

- Смотри ка, свежее кострище, - Джастин обогнал товарища, опустился на колени перед небольшим кругом углей и пепла. Со стороны его было незаметно, прикрывала покосившаяся, раскрытая настежь дверь. - Золу еще не разнесло ветром. Возможно - жгли только с утра.

- Возможно... А зачем?

Джастин пригнулся еще ниже, всматриваясь в черно серую кучку пепла. Видя, как он разгребает кострище рукой, Райт протянул свою дощечку. Среди мелких угольков нашлось несколько косо нарезанных, кожаных полосок.

- Да-а-а... - протянул Джастин, крутя одну из них в руках. - Кто-то уже варит ремни. Но пару кусков то ли потеряли, то ли выкинули, - он тихо вздохнул. - Должно быть еще не настолько голодны, что бы жрать... сапоги, ремни и перчатки. Но то время уже не за горами...

Райт молча нахмурился.

Затертая до блеска рукоять невзрачного ножа привычно грелась в ладони. Маленькие, светлые завитки стружки лениво выскакивали из под короткого лезвия. Джастин был слишком уставшим, что бы делать что-то полезное и слишком голодным, что бы заснуть. Он сидел на своем низком табурете и бесцельно строгал дощечку, поглядывая на свое искаженное отражение в блестящей кирасе. Такой гладкой, начищенной... такой надежной. И такой тяжелой теперь, когда от недоедания сил не хватало практически ни на что. Сегодня кто-то пошутил про выгоды голодания. Мол, хотя бы не надо так часто бегать до нужника. Ни кто не смеялся. Стружки медленно падали на темный, каменный пол. Джастин думал. Из дощечки начинал проступать знакомый контур. Стилизованный пшеничный колос длиной в ладонь.

Хертсем. Сноп золотистых колосьев на белом фоне. Изобилие и чистота. Так нас учили в детстве... Как богатое, плодородное поле пшеницы спасает людей от голода, так ровные, строгие ряды солдат спасут свою землю от захватчика. Напыщенно провозглашали седые наставники в академии. И как бесполезен для голодающего один колосок - так же немощен одинокий боец на поле брани...

Стружки падали на пол. Крепкое лезвие резало уверенно и точно.

Это так мудро. Метко и справедливо... И так бессмысленно, когда приходится выбирать.

Перед глазами всплыл образ убитого в конюшне бойца. Заметно промятый череп, подтеки засохшей крови на лице. Прилипшая к сероватому месиву солома. Потом понеслись другие видения. Длинный, узкий коридор. Рука с ножом, поблескивающем в темной арке. Широкий двор, полный скрытых опасностей, засыпанных мусором капканов. И блеклый призрак, резкими рывками переплывающий по воздуху от бойницы к бойнице.

Что делить тем, у кого ничего нет? Ничего... кроме своей жизни.

Короткий нож легко касается дерева. Мелкие завитки падают на пол.

Не хочу понимать. Но кажется начинаю...

В загроможденном помещении кухни было темно, душно и пахло луком. Хоть самого лука тут не было уже несколько недель, старые потолочные балки и мощная каменная кладка хранили память обо всем, что здесь когда-то готовилось. Большой, вытянутый очаг не горел, не исходили белесым паром пузатые котлы, не сновали из стороны в сторону кухонные работники. Время завтрака давно миновало, время ужина еще не пришло, а обедать в Дурн-фаре прекратили уже давно. Хотя теперь, даже когда работа была в самом разгаре - кухня едва ли напоминала тот пышущий жаром, насыщенный ароматами жаркого и преисполненный кипящей жизнью храм чревоугодия, так полюбившийся когда-то Райту. Он тихо вздохнул, проводя пальцем по пыльной столешнице одного из разделочных столов. Поддерживать старый порядок теперь было некому. Из четырех работников мистера Лоулера в живых остался один Райт. И он с трудом успевал выполнять порученную ему работу.

В дальнем углу кухни виднелась старая дверь окованная железом, ведущая в единственную кладовую, где еще хоть что-то оставалось. Райт тихо и быстро пересек все помещение. Полутьма не мешала, каждая мельчайшая деталь обстановки была так хорошо знакома, что он и в кромешной темноте не задел бы ни одного выступающего угла. Кладовая была заперта, но и это не было проблемой. Тихо звякнув о стену, из-за опустевшего ящика для овощей Райт извлек кочергу, оставленную там специально для этого. Подсунув металлический крюк под дверь - отработанным рывком снял ее с петель. Крякнув от натуги, все таки вес для него был приличным, прислонил узкое, крепко сбитое из досок и железных полос, полотно к стене. Все это заняло не больше двадцати секунд, не то, что в первые несколько раз. Проведя рукой по грубо сколоченной полке, он на ощупь нашел нужный мешок. Бобы было слишком долго варить, а потому сейчас его интересовала картошка и сухари. Выбрав четыре средних клубня и пару чуть ли не каменных горбушек, он на мгновение замер. Вспомнив о Марлоне, добродушном здоровяке, Райт вернул одну картошку на место и нашарил более крупную. С улыбкой скручивая небольшой, холщовый мешочек он думал, что и без того крупному, да еще и больному крепышу надо больше, чем ему, худому и здоровому.

- А-а-ах ты мерзкий засранец! - резкий, презрительный окрик буквально парализовал Райта, мгновенно покрывшегося холодной испариной.

Он медленно обернулся, подрагивая и судорожно пытаясь вдохнуть. В трех шагах от него, в полумраке кухни темнел знакомый силуэт.

- Вот значит как? - увидев кочергу в крепко сжатом кулаке парня, мистер Лоулер удобнее перехватил широкий, мясницкий тесак. Острое лезвие тускло блеснуло в темноте.

Райт перевел взгляд на свою руку, брезгливо отбросил в сторону кочергу, будто ужаснувшись возможности которую она давала.

- Эй! Эй вы! - худой как жердь Лоулер махнул тесаком, привлекая внимание группы бойцов. - Зовите офицера. Живо. Господина Дея или господина Брикмана, - кто-то удивленно уставился на согнувшегося пополам Райта, которого старший по кухне грубо тащил за загривок. Кто-то брезгливо сплюнул, точно поняв в чем дело.

Всех солдат гарнизона, не занятых на постах, построили во дворе. Джастин стоял во второй шеренге, бестолково переводя растерянный взгляд с заплаканного лица Райта на решительное лицо капитана и обратно. Ботрайт громко и хмуро вещал о дисциплине, воинском долге и суровой каре, уготованной недостойным. Время от времени в строю раздавались одобрительные возгласы. Или приглушенные оскорбления, адресованные стоящему на коленях Райту. Руки парня были связанны за спиной, хотя он явно и не помышлял о сопротивлении. По красному, немного опухшему лицу изредка сбегали прозрачные капли, расчерчивая не слишком чистые щеки едва заметными бороздками. Мысли проносились в голове Джастина бурным потоком, рождая парализующий волю хаос. Он неосознанно посмотрел чуть дальше. Внимание привлек повторяющийся блеск лезвия тесака, слабо покачивающегося в невероятно худой, старческой руке. Мистер Лоулер стоял опираясь о стену не сводя глубоко запавшие, горящие лихорадочным блеском глаза со стоящего на коленях юноши. В этом взгляде презрение мешалось с ненавистью. Удивляясь самому себе, не зная о чем сейчас надо думать - Джастин просто разглядывал отощавшего старика... Да, именно старика, так как последние недели состарили старшего по кухне сильнее, чем кого бы то ни было в Дурн-фаре.

Принесли веревку. Приговоренного отвели в надвратную башню. С резким рывком Райт рухнул вниз, слева от двух, уже иссушенных солнцем висельников. Отчетливо хрустнула шея.

- Разойдись, - сухо скомандовал капитан.

Ночь опустилась на перевал, неся с собой живительную прохладу после жаркого дня. А после и пронизывающий холод, многократно усиливаемый резкими порывами северного ветра. Характерные звуки, издаваемые воздушными массами, разбивающимися о острые углы Воющей башни, звучали заунывно и жутко. В своем крыле оружейной, капитан жадно пил очередной кубок.

- Гадко и... мерзко, - после долгого молчания процедил Рональд Брикман, глотая дрянное, кислое вино. Из последней оставшейся бутылки.

- Но необходимо сейчас, - не то возразил, не то согласился Брюс Ботрайт.

- И мальчишка не страдал, - продолжил он после небольшой паузы. - Я скинул так... В общем - быстрая смерть. Без мук и удушья. И пусть послужит примером. Что бы удержать Дурн-фар - нужна дисциплина. И я удержу. Любой ценой.

Лейтенант неопределенно пожал плечами.

Джастин лежал лицом к стене, едва не касаясь носом темного, холодного камня. О чем бы он не пытался думать - перед глазами постоянно возникали дырявые сапоги. Ноги товарища, раскачивающиеся высоко над землей. Теперь он видел их постоянно. А тогда - отвел глаза. С силой сжимая челюсти, в тщетных попытках унять дробный стук зубов, Джастин вспоминал о свертках, часто приносимых Райтом. С началом осады он неизменно встречал их с холодной подозрительностью. Неодобрительно смотрел на друга, в очередной раз напоминая о совести и чести... А сам бесчестно и бессовестно позволял убедить себя в невинном происхождении этих припасов. Лицемерно выпячивая любимые добродетели, изображая наивное неведение - пользовался украденным на ровне с другими, а когда было неудобно смотреть - отводил взгляд. Он громко шмыгнул носом, ненавидя себя и свои мокрые от слез глаза. Джастин не плакал с самого детства. Уже больше двадцати лет.

Утреннюю миску жидкой похлебки раздавал один из новобранцев, назначенный на место Райта. Щуплый, длинноносый хлыщ был, несмотря на скромное сложение, далеко не робкого десятка. И на любые замечания о размере порции или количестве бобов в половнике огрызался злобно и громко. Среди ответных оскорблений, плевков и угроз скорой расправы - он так же не раз упоминал, что скалиться стоит не на него, а на жирующих командиров. Так он и говорил - жирующих. А поскольку, на его счастье, никого из офицеров поблизости не было - носатый успел прибавить не мало подробностей. В частности - рассказал о содержимом кладовой, чего никогда во всеуслышание не делал его предшественник. Вполне естественное и очевидное, в обычное время, различие в солдатском и офицерском пайке - сейчас вызвало серьезные споры и недовольство бойцов. На поднявшийся было шум явился Бенджамин, теперь частенько решающий разного рода разногласия. Но вместо того, что бы по своему обыкновению отвлечь и успокоить бойцов - попросту воспользовался общим негодованием.

Джастин, в это время стоящий на посту, на внешней стене неподалеку, все прекрасно слышал и видел. Не вмешивался, но наблюдал с неподдельным интересом. Бессонная ночь проведенная в напряженном раздумье, странным образом преобразила его. Черты лица, теперь довольно резкие из-за усталости и недоедания, больше не выражали вчерашнюю растерянность. Закинув на плечо тяжелый арбалет он прохаживался из стороны в сторону. И покручивая в руке небольшой, длиной с ладонь, вырезанный из дерева стилизованный колос - зорко поглядывал в сторону постепенно затихающей группы солдат.

- Ну что ж... - протянул задумчиво Бенджамин своим мягким, звучным голосом. - Говорите - это не правильно. Кричите - это не честно. Но что-то мне помнится - раньше вас все устраивало, - он испытующе оглядел стоящих вокруг. - Или ни кто не догадывался, что благородные господа едят лучше, спят на мягком и не стирают рук на тяжелой работе? И что-то помнится мне... все были довольны... собственной участью. Можно сказать - судьбой, - гигант слегка повел в ширь могучими плечами и продолжил другим тоном. - А я скажу вам, в чем дело. Вы почти готовы. Готовы прозреть, открыть глаза достаточно широко, что бы увидеть по-настоящему, - он выпучил и без того увеличенный левый глаз. - Все вы, подобно мелким листьям в бурлящем потоке, вращались и переворачивались, но не переставая неслись вперед. Туда, куда должны были. Туда, куда направлял Он. Но наступает момент, когда нужно осознать, что сев за весла - будешь куда быстрее двигаться к цели, - видя, что не все из собравшихся его понимают, Бенджамин заговорщически подмигнул. - Флотилия быстрее находит землю, когда незрячие капитаны оказываются за бортом...

Собравшиеся осторожно завертели головами. Боясь высказываться за или против переглядывались, перешептывались и ждали. Прямо над двором кружило несколько ворон. Джастин смотрел и не признавал в них птиц, предвещавших приближение суши. Скорее они походили на стервятников, кружащих над больным зверем, в ожидании скорой поживы.

- Когда гибнет капитан, - раздался за спинами солдат знакомый голос, - команда, как правило, тоже обречена, - лейтенант Брикман не спеша пробирался к Бенджамину. Ему настороженно уступали дорогу. - Раз уж тебе по нраву морская терминология, приятель, то далеко не все знают навигацию и могут верно проложить курс.

- Полностью с вами согласен, - крупная физиономия здоровяка растянулась в кривой, но искренней улыбке. - Но чужое, мнимое знание - бессмысленно... Если Он сам поведет нас.

Рональд Брикман не смутился. Он был абсолютно спокоен и даже доброжелателен.

- Интересно. А он... сам сказал тебе это? - слегка приподняв бровь лейтенант встретился взглядами с некоторыми бойцами. Явно давая понять, что этот вопрос прозвучал скорее для них.

- Мы слишком мелки и неразумны, что бы внимать гласу Его, - Бенджамин немного потупился, застенчиво опустил глаза. Того и гляди начнет ковырять землю носком сапога. - Но все же видим следы Его рук, - гигант поднял голову, голос, только что смущенный и тихий, зазвучал как морские волны, разбивающиеся о скалистый берег. - А значит сможем понять и волю Его. И следовать ей, пока не обретем то, что должно.

Брикман хмыкнул. Пожал плечами.

- И что же ты желаешь обрести?

- Не я, - Бенджамин повел в сторону здоровенной рукой, указывая на всех, стоящих вокруг, - мы... Царствие равенства, без боли и слез. - Джастин, хорошо слышавший каждое слово несмотря на расстояние, неприязненно поморщился. - А я чуть выше других, - с легкой улыбкой продолжил гигант, - вот и вижу дальше. Но скоро заметят и остальные.

- Мне довелось служить на флоте, - лейтенант говорил громко, уверенно, встречаясь взглядом то с одним, то с другим бойцом. - И вот, что могу сказать... Впередсмотрящий может погубить судно, приняв высокую волну за искомую землю. Доверившись своим надеждам и иллюзиям. А бывает и так, что зоркому матросу просто-напросто солнце ударяет в голову, - продолжил он с многозначительной усмешкой. - Не стоит так долго сидеть на мачте. Слишком близко к светилу, да и упасть не долго, - весело закончил лейтенант, хлопнув здоровяка по плечу.

- Возможно еще не время, - Бенджамин предостерегающе поднял руку, давая знак кому-то в толпе, - ведь когда огонь зажжен - его не спрячешь за пазуху. Мы еще поговорим об этом, господин. А пока - закончим есть свои бобы...

Рональд Брикман краем глаза заметил, как что-то блеснуло в толпе. Холодный, предостерегающий проблеск. Он тепло улыбнулся. Понимающе кивнул и разведя руки в примирительном жесте ловко выскользнул из толпы. Без заметной спешки, но и не задерживаясь покинул двор. Несколько показавшихся было ножей, снова спрятались в рукавах, за поясами или голенищами сапог. Джастин незаметно разрядил арбалет, вернул болт в колчан, перевел дыхание. Снова закинул оружие на плечо, стараясь не замечать болезненной рези в животе и не показывать навалившуюся вдруг усталость - с максимально непринужденным видом продолжил патрулировать свой участок стены. В правой руке, меж пальцев ловко крутился деревянный колосок.

Следующие два дня было относительно спокойно. А на третий - нашли еще один труп. Бледный, сильно поседевший, невероятно истощенный. Мистер Лоулер умер во сне, в своей каморке, недалеко от кухни. Глядя на измождённое лицо старика было сложно поверить, что не так давно он был крепким, поджарым мужчиной. А только вчера еще трудился на кухне. Кто-то предположил, что его убили. Из неприязни или думая завладеть ключом от кладовой...

- Чушь, - Бенджамин пренебрежительно махнул рукой на проносимое мимо тело. - Откройте уже глаза. Видите как раздуло живот? При том, что сам чуть не просвечивает - кожа да кости, - гигант неодобрительно покачал головой. - Он малодушно опустил руки, когда надо было держаться из последних сил. Вгрызаться зубами в малейший шанс! Глупец удавился. Проявил слабость... Заморил себя голодом.


Глава 5

К полудню заметно потеплело. Грязно-серые облака, скрывавшие солнце, разорвал и теперь быстро гнал на запад поднявшийся ветер. Мощные потоки теплого воздуха срывали с деревьев золотистую листву и закручивая, будто небольшие ураганы, уносили прочь не давая коснуться земли. Лесная тропа была достаточно широка, что бы два человека и конь могли идти рядом, практически не пригибаясь и не закрываясь от лезущих в лицо веток.

- Ай... черт, - Джастину все же удалось напороться на предательски торчащий прутик. В очередной раз. И теперь он тихо, беззлобно поругиваясь тер слезящийся глаз.

Салливан коротко хохотнул. Тяжелый, агринский жеребец, ведомый рыцарем под уздцы, тоже всхрапнул, кося большим выразительным глазом на ворчащего солдата. Невысоко над тропой, хлопая широкими черными крыльями пролетел тетерев. Слегка зацепив ярко желтую листву раскидистого граба - вызвал настоящую лиственную волну. Мягкие лучи солнца, пробивающиеся сквозь все еще пышные кроны, превратили и без того красивое зрелище в волшебное представление теплых, мелькающих отсветов. Джастин проводил крупную птицу глазами.

- Эх, мне бы арбалет... - протянул он мечтательно.

- Да, было бы неплохо, - согласился рыцарь. - А мне удается добывать дичь, только когда она перегораживает дорогу и принимает честный бой.

- И что, часто попадается такая... благородная дичь?

- Не слишком. Примерно - раз в сорок семь лет, - усмехнулся Салливан, радуясь приятным воспоминаниям. - То есть было такое лишь однажды. Еще в юности, неподалеку от гномьей границы, шли мы с товарищем через лес. Вот так же, как мы с тобой. Гляжу, замолчал мой спутник, побледнел. Рот открыл и пальцем в сторону тычет. Ну я, как водится, меч наголо... То ведь место такое было, всякое отребье, что из Хертсема сбежать норовит пакостей наделав - у границы Боргранда частенько ошивается. Знают, что солдаты к гномам войти не могут и преследовать бросают. Так вот, разворачиваюсь я, весь такой к бою готовый... Хех... В общем во-о-от такое чудо стоит, - рыцарь вытянул вверх руку настолько, насколько смог, явно не заботясь о достоверности рассказа. - На задних лапах пляшет, передними в воздухе машет. А когтища то у-у-у... Ходил когда-нибудь на медведя?

- Не приходилось, - мотнул головой Джастин.

- Во. Так и мне не приходилось. Слышал только, что когда косолапый в полный рост встанет, надо на себя его выманить, рогатину торчком поставить и обязательно куда-нибудь упереть. В землю там или в дерево. А то сам никак не удержишь.

Джастин кивнул, он тоже слышал об этом.

- Так вот, - продолжал рыцарь, - все это полная херь. Хотя бы потому, что когда это лохматая образина пасть раззявила, выжидать спокойно я уже не смог. Со страху вперед кинулся, наискось рубя, мельницей, - Салливан проделал пару движений, представляя, что у него в руках меч. - А у меня тогда фламберг был. Наш, хертсемский. Хороша железка... Со страху я так изрубил зверюгу, что мне еще долго вспоминали... Хех. Говорили - добычей шкур не заработаю. Потому как в той мешанине медвежьего фарша, самым большим оказался кусок шкуры размером с локоть. И тот измочаленный. Подначивать, конечно, подначивали, но я тогда от гордости чуть не лопнул. И даже сейчас вспоминаю - и как-то... у-ухх...

Джастин понимающе кивнул. Решив, что рыцарь мог бы стать очень недурным охотником. Если судить по любви к байкам и тяге к преувеличениям. Выйдя на более широкую лесную дорогу - пошли чуть быстрее. По обе стороны от наезженной тропы лежали два толстенных бревна, темнея спилами многолетней давности. Вероятно упавший ствол распилили и оттащили, что бы не мешал проезду. Проходя мимо, Джастин задумчиво вглядывался в годичные кольца, так наглядно показывающие возраст погибшего дерева.

- Салливан.

- Да?

- Я правильно понял, тебе сорок семь лет?

Рыцарь кивнул, тоже о чем-то задумавшись.

- Уж скоро сорок восемь. А что?

- Да так, - пожал плечами Джастин. - Выглядишь молодо. От силы на сорок, а то и меньше. А мне вот тридцать два.

Очередной порыв теплого ветра перегонял через дорогу разноцветный ворох листьев. Деревья шумели, словно волны, накатывающиеся на мелкую прибрежную гальку. Дурманящий запах разогретой, прелой листвы, делал воздух густым и практически осязаемым.

- Выглядишь на сорок, а то и больше, - задумчиво отметил Салливан.

- Знаю...

Некоторое время молчали. Мягкий перестук подкованных копыт едва пробивался через шорохи осеннего леса. Слабо поблескивая, с ветвей срывались серебристые нити крошечных паутинок. Тут и там посреди тропы, упрямо зеленели небольшие островки травы, будто отказываясь верить в окончание лета. Джастин тоже не мог поверить, что это лето наконец закончилось. Украдкой поглядывая на рыцаря, подмечая детали - он размышлял.

Заметные морщины на лбу, характерные, глубокие черты, от части скрываемые усами - все это как печать, налагаемая годами на лицо человека. Словно... следы, оставленные частыми проявлениями определенных эмоций. Глядя внимательно - можно попытаться угадать историю, определить характер... Совершить фатальную ошибку, доверившись случайному впечатлению.

- Это все нервы, - философски заметил Джастин, касаясь седых прядей на голове. Последний раз он видел свое отражение пару недель назад. И был неприятно удивлен, увидев осунувшееся, постаревшее лицо, которое все же приходилось признать своим. - На твоей стороне этой истории тоже было неспокойно, верно? - он хотел вызвать рыцаря на дальнейший разговор. И это не было простым любопытством. Воспаленные язвы, изъеденные в его сознании старыми вопросами, все еще невыносимо зудели.

- Верно, - спустя пару секунд ответил Салливан.

Пологий холм, на котором собрались высшие офицеры ордена, был словно гигантский еж, усыпан многовековыми секвойями. Могучие деревья давали много тени, забивая всю прочую растительность вокруг себя. От части из-за отсутствия густого подлеска это место и было выбрано для ночного лагеря. Однако холм не мог вместить и трети всей армии небесных. Расположившись вокруг, поставив тесанные на скорую руку засеки на дорогах и разослав патрули - рыцари устраивались на ночлег. А под огромной, носящей следы давнего пожара секвойей - начинался военный совет. Или же продолжались споры и перепалки, тянущиеся не первый день, тут уж как посмотреть.

- Я еще раз говорю - все это чушь! - практически верещал тонким голосом низкорослый, но широкоплечий рыцарь. На его шее желтела золотая цепь, больше подходящая зажиточному купцу, чем воину. - Плод воспаленной фантазии умученного пытками мальчишки. Вы ведь видели его! Что Элликот делал с парнем страшно поду...

- А вы не думайте, если страшно, - Салливан тратил все силы на то, что бы оставаться спокойным. - Я предпочитаю пожертвовать здоровьем врага, чем жизнями своих товарищей.

- Да плевал я на его здоровье, - горбоносый, рослый мужчина нетерпеливо махнул рукой. - Дело в другом, Салливан. Как ты не понимаешь? Щенок проскулит все что угодно, лишь бы его оставили в покое. Или прирезали, наконец.

Некоторые из офицеров, сидящих на бревнах, уложенных вокруг костра, закивали соглашаясь с горбоносым. Другие что-то выкрикивали, перебивая друг друга и создавая непередаваемый шум и гам. Не уступая в этом крупной стае бакланов.

- Придумывание столь неожиданного ответа - влечет за собой необходимость придумывать подробности, - Салливан с благодарностью посмотрел на говорящего. Долговязого дворянина с лицом, напоминающим морду породистой борзой. - И если учесть, что вопрошает такой человек, как господин фон Элликот... Я бы предпочел более простой путь.

- Например - рассказать правду, - поддержал Салливан. - Я знаю, что в это непросто поверить, но пленники не лгут. Перевал в опасности. Львы могут маршем двинуться на Хертсем и у них на пути окажется только полупустая крепость... Стены Дурн-фара высоки, но вспомните, сколько раз он переходил из рук в руки даже на нашем веку.

- Этого попросту не может быть! Потому... потому, что быть не может! - пропищал широкоплечий. Потом, краснея так, что было заметно даже в темноте, все же собрался. - И спрячьте подальше свои едкие ухмылки, господа! Мы разбили лайонелитов на Севенне. Загнали жалкие остатки их войск в Данас. И они не осмелились снова принять бой! Теперь сидят там, боясь высунуть нос... И наверняка доедают своих лошадей. Превентивный удар попал точно в цель! План сработал. Остается лишь дальше действовать в том же духе. Идти в том же направлении.

Многие заголосили соглашаясь. С громким треском стрельнуло полено в костре, сноп кружащихся искр взлетел высоко над землей, освещая угрюмое лицо Салливана.

План... Вам не дано понять, что этот сомнительный план - целиком и полностью придуман Аддерли, посланцем Гастмана. И где же они сейчас? Где самый рьяный защитник графства? Неужели ни кто не догадывается? Ведь сам я не могу этого сказать. А старик? Как всегда, слушает и молчит... Но это вовсе не значит, что он думает.

Лорд Фрейзер встретился взглядом с усатым рыцарем. Поднял руку, призывая к тишине. Офицеры постепенно затихли.

- План действительно работает, - начал командующий. - И нет никакой нужды менять то, что и так исправно. Да, сейчас нам не хватает запасов, мало фуража... Но трусливые крысы Данаса не успели ограбить весь Уилфолк, - он ухмыльнулся, давая понять, что уж они то успеют. - Загородившись стенами - они проиграли войну. Скоро мы уже будем слишком далеко, вне досягаемости их жалкой пехоты. А кавалерии в городе, наверняка, кот наплакал. Нас не нагонят, даже если и захотят.

Одобрительный гул поднялся над поляной. Салливан хорошо видел жадные, алчные огоньки в глазах рыцарей. Всем хотелось верить, что путь в сердце Уилфолка больше ни кто не преграждает. Что некому помешать честному, благородному избиению побежденных. И их традиционному грабежу.

- А что касается сведений, - лорд Фрейзер снова поднял руку, призывая к порядку, - принесенных фон Элликотом... - седой рыцарь хитро прищурился. - Как вы, возможно, могли заметить - я здесь не самый молодой, - послышалась пара робких смешков. - И воюю уже, без малого, пол века. Так вот, я согласен - пленники не лгали. Но это вовсе не означает, что они говорили правду. Хоть и сами верили в небылицы о Дурн-фаре и вторжении через перевал. Опыт подсказывает мне - вся эта история задумана как раз для того, что бы небесные развернули коней и двинулись обратно, позволив уцелеть оставшемуся без защиты гадюшнику. Обреченные шпионы - такое же старое оружие, как и дезинформация, которую они несут с собой. Захват таких, планируется хозяином и подготавливают несчастных соответственно. В их головы умышленно поместили то, что фон Элликот достал, умело калеча бренную оболочку. Но меня не сбить с толку парой обреченных юнцов. И вы, господа, последуете моему примеру! - в дребезжащем голосе старика зазвучал металл. - Опустите забрала шлемов, как подобает рыцарям неба, и галопом двинетесь на врага! Как бы он не трясся, не изворачивался и не юлил - пытаясь избежать драки.

Хор воинственных выкриков разорвал тишину ночи. Именитые, благородные командиры кричали как простые солдаты, построенные к атаке. Почти все - искренне. А остальные - из практических соображений. Выделяться в такой момент не следовало. Салливан тоже не выделялся, по крайней мере внешне. И думал, напряженно и сосредоточенно.

Да-а-а... Забрало сильно ограничивает обзор. Но когда тебе прямо приказывают не смотреть по сторонам - это скорее напоминает шоры. А я, хоть и давно на службе, все же привык быть всадником, а не понукаемым животным.

На следующий день прибыл посол от Максвелла фон Стенсбери. Как сообщил лорд Фрейзер - командир ополчения Нима извещает о своем скором прибытии. В письме говорилось о том, что барон заканчивает с разграблением Кумруна. При этом всем было ясно, что сам город ополченцы обошли стороной. Но в отличие от данасцев, жители Кумруна не успели собрать или уничтожить все, что произрастало или производилось в богатых, окрестных землях. А значит все, что можно было вывезти - досталось барону Стенсбери.

И пусть вести об успехе союзника кого-то порадовали, к слову - очень немногих, Салливану многое казалось подозрительным. Во первых - как барон собирается догонять конных рыцарей, если из-за отсутствия снабжения ждать ополченцев на месте нет никакой возможности. Во вторых - было совершенно ясно, что Стенсбери не полезет с богатой добычей в тыл врага. Отправить награбленное в Ним без сопровождения - тоже ни кто бы не решился. А значит и без того не слишком многочисленное ополчение станет еще меньше. Вопросов и сомнений, всплывающих в голове рыцаря становилось все больше, пока к нему не подошел смутно знакомый паренек, прибывший в составе посольства. Украдкой передав Салливану письмо - молодой человек вежливо откланялся

- Эмм... От кого? - любопытство Остина явно победило в борьбе с тактичностью и воспитанием. Юноша заметно стеснялся, но ждал ответа и глаз не опускал.

Фон Элликот сломал странную, неаккуратную печать, быстро пробежал глазами несколько строк, написанных корявым, будто детским почерком.

- Старина Пирс пишет все увереннее, - одобрительно прокомментировал Салливан, специально дразня подопечного и не спеша сообщать подробности. - А если серьезно - ополченцев ждать не приходится. Обещания Стенсбери не более чем пустые, неумелые отговорки. Этого стоило ожидать. Лорд Фрейзер тоже мог бы заметить, если бы потрудился взглянуть внимательнее. Этот алчный доходяга будет грабить провинцию до тех пор, пока его не выгонят оттуда пинками. Вывезет все, вплоть до леса и самих крестьян.

- Но зачем тогда эта ложь? Зачем обещать поддержку пехотой и обозами? Осадные машины... Зачем все это?

- Думаю он боится, что мы развернемся в его сторону, - Салливан представил карту. Окрестности Кумруна - леса, реки, поля. Маленькие городки с мастерскими, мануфактурами и фабриками. - Тогда пришлось бы делиться. А этого барон не любит. Собственно - не только он. Лорд Фрейзер тоже не повернет назад. По крайней мере пока все вьючные лошади не будут нагружены чем нибудь ценным и абсолютно бесполезным в походе.

Через час двинулись дальше. Чем больше миль отделяло рыцарские колонны от Данаса - тем больше шансов было найти неубранное поле, несожженную деревню или неотравленный колодец.

Ближе к вечеру добрались до быстрого, полноводного ручья, бегущего по дну глубокого оврага. Видя обугленные остатки деревянного моста, чумазый мужик с буйной шевелюрой, один из крестьян, насильно или за плату взятых в провожатые, заметно побледнел. В его растерянных глазах отражались одновременно замешательство и четкое понимание того, что ждет человека, намеренно задерживающего продвижение армии. На его счастье, лорд Фрейзер и не ждал встретить на пути ни одного целого моста.

- В той стороне овраг упирается в болото, а в той - в непролазный бурелом, верно? - спросил командующий не глядя на мужика, демонстрируя хорошую осведомленность.

Не дожидаясь ответа, который и так безусловно знал, отдал несколько коротких распоряжений. Спешился. Довольно бодро, для своего возраста, взошел на крутой пригорок. Погладил рукой глубокие шероховатости коры старого дуба. Обошел дерево кругом, отыскивая нужную ложбинку между корней. Вокруг стали собираться вызванные офицеры, но ни кто не прервал размышлений командующего громким докладом, ни кто не нарушил относительной тишины, будто задержавшейся на этом пригорке и не желающей отступать перед неизбежным, многоголосым шумом прибывающей кавалерии.

- Что бы наладить мост, - спустя некоторое время начал лорд Фрейзер, - уйдет несколько часов. Слышите? Топоры уже застучали. Но сидеть без дела мы, разумеется, не будем. Если мне не изменяет память, а она мне пока не изменяет, в двухстах шагах к югу через овраг перекинуто дерево. Огромный, старый ствол, лежит там много лет и используется местными как альтернатива мосту, - он небрежным движением махнул на обгоревшие останки, валяющиеся на дне оврага. - Верхом там ехать... не просто. Но перевести коней вполне сможете. Для того, что бы решить по какой дороге двигаться дальше - я должен знать, что же там впереди.

Несколько небольших отрядов отправились на разведку указанными путями. Кто-то обмолвился, что старый лис не зря живет на свете так долго. Знает все броды, овраги и переправы в Бирне. И даже шутливое прозвище «старый лис», данное рыцарю за его известный, прямолинейный нрав и бесхитростный подход, прозвучало иначе, чем обычно.

Отпустив всех, лорд Фрейзер остался на пригорке. В стороне от своих людей, будто из тихого угла наблюдая за шумными, полными сил молодыми воинами. Он хорошо помнил себя таким же. Буквально каждый день, каждую деталь тех приключений, походов и сражений, что выпали на его долю в молодости. А вот что ел на завтрак - не помнил. И очень боялся, что кто-нибудь это заметит. Щадя больные колени - осторожно опустился на землю, между двух особенно мощных корней. Снял искусно выполненную, пластинчатую латную перчатку, провел слегка дрожащими пальцами по еле видным бороздкам в коре. Бороздкам, оставленным его собственным ножом больше сорока лет назад.

- Ну как? Все лежишь? - тихо спросил он.

Тогда, так давно и одновременно так недавно, закапывая своего лучшего друга под этим дубом Фрейзер удивлялся, что его глаза совершенно сухи. Он удивлялся этому каждый раз, когда волею случая оказывался здесь. Четыре раза за сорок лет. Сначала перепуганным оруженосцем, потом заносчивым лейтенантом, матерым, уважаемым полковником и теперь... Как описать себя сегодняшнего Фрейзер не знал. Но был уверен, что такая неопределенность много лучше холодной тишины, не оставляющей места сомнениям. За эти годы он множество раз менялся самым неожиданным для себя образом, а друг, получивший случайную стрелу в брюхо, так и оставался мальчишкой оруженосцем. Восторженным, наивным... мертвым.

Перед глазами Фрейзера мелькали яркие, словно подсвеченные обостренным детским восприятием, образы. Верховой конь, кажущийся невероятно большим. Первый настоящий меч, судорожно сжимаемый запотевшей рукой. Снисходительные взгляды старших. И азартный блеск в глазах друга, предвкушающего свой первый, а как оказалось, и последний поход.

- А что ел утром - не помню... - тихо пробормотал седой рыцарь.

Поднялся, засопев от болезненного хруста в колене. Слегка нахмурился, примеряя привычное выражение лица. Грозно откашлялся и бодрым шагом направился вниз. Твердо решив двигаться дальше. Вперед в сторону или даже назад, лишь бы не оставаться на месте.

Салливан махнул рукой, призывая отряд ускориться и сам послал коня рысью. Он конечно мог не идти в разведку самостоятельно, но тащиться вместе с основной колонной было не слишком приятно. Бывалый рыцарь предпочитал чуть больший уровень опасности, при куда боле чистом воздухе и приятном окружении. Тщетные попытки некоторых командиров успокоить себя, бесконечно перетирая одну и ту же информацию, серьезно раздражали. Более того, Салливан предпочитал не отпускать далеко от себя молодого фон Келли, только оправившегося после удара по голове, полученного в той злосчастной деревне. Юноша явно обладал отменным здоровьем, ведь помучившись всего пару дней со рвотой и головокружением - он снова рвался в бой. По крайней мере, всеми силами это показывал.

Лесная тропка вывела группу из молодого сосняка прямо к высохшему руслу реки. Салливан не мог вспомнить ее название, то ли Пустая, то ли Сухая... Но хорошо видел, что и то, и другое полностью соответствует действительности. Речка эта, довольно широкая, но не глубокая, к концу лета частенько пересыхала. А восполнялась либо с осенними дождями, либо с весенним половодьем. Сейчас же, широкое, ровное русло могло служить неплохой дорогой. Мелкие окатыши в вперемешку со слежавшимся песком образовывали достаточно плотную поверхность. Салливан знал, что дальше пересохшая река заворачивает севернее, что не соответствовало предполагаемому направлению дальнейшего продвижения армии. Но учитывая то, что планы, по крайней мере обсуждаемые вслух, были основаны на заведомо пустых обещания Стенсбери - он все таки повел отряд вдоль некрутого берега. Собираясь проехать несколько миль в этом направлении и вернуться засветло - дал шпоры коню. Ехали быстро. Молодой сосняк по берегам постепенно сменился густым еловым лесом. Извивающиеся корни то и дело пересекали узкую прибрежную тропинку. Широкие, массивные еловые лапы неохотно пропускали редкие солнечные лучи, а толстая подстилка из опавшей хвои хорошо приглушала дробный стук подкованных копыт. Вероятно именно по этому вооруженный отряд всадников, показавшийся на противоположном берегу из такого же густого леса, заметили в самый последний момент. Щелкнули арбалеты, зашипели болты. Салливан, ехавший во главе отряда, резко осадил коня, развернулся, пригибаясь и закрывая лицо ворвался в плотный лес. Рискуя переломать жеребцу ноги в какой-нибудь яме или норе - проехал несколько десятков шагов. Группа из пяти небесных и двух гвардейцев скоро догнала его. Взбудораженные лошади всхрапывали и перебирали копытами, рыцари обнажили мечи, гвардейцы натягивали арбалеты настороженно поглядывая в сторону покинутой тропы.

- Уберите оружие, - наконец заговорил Салливан, беглым взглядом убеждаясь, что ни кто не ранен. - Этот беспорядочный залп... Точно не засада. Они сами испугались увидев нас. И не пойдут следом. Это разведчики, они поспешат к своим, доложить о увиденном. Так же поступим и мы.

Салливан знал, что не он один заметил главное. Стрелявшие были одеты в красный и черный - цвета Редакара, цвета лиги.

Редакар был крупнейшим городом Бирны. А так же наглядным примером того, что при наличии достаточного количества денег можно пренебречь очень и очень многим. В Редакаре денег хватало. Превратившись из маленькой рыбацкой деревушки в крупнейший торговый порт за неполную сотню лет - город вместе с богатством получил так же независимость от феодала-наместника и безопасность от постоянных междоусобиц неспокойной страны. И как следствие - с каждым годом становился все богаче. Власть, в ныне автономном городе, принадлежала так называемой лиге. То есть совету глав крупнейших торговых гильдий, ведущих дела в Редакаре. Влияние деятельных и хватких купцов на политическую ситуацию в Бирне было довольно сильным и по мнению многих - непрестанно росло. По мнению некоторых - на погибель многострадальной стране. Армия лиги не была чем-то постоянным и монолитным. Люди торговли очень хорошо умели считать и вкладывались только туда, откуда планировали извлечь некую выгоду. Именно поэтому при необходимости Редакар мог обрасти несколькими десятками тысяч наемных бойцов, а когда нужда в них отпадала - практически полностью распустить свою армию. При этом формальные владения лиги ограничивались стенами самого города, но учитывая, что буквально все окрестные землевладельцы были так или иначе связанны с различными гильдиями - ее солдатам всегда хватало места для маневра. А порой и бойцы прочих, значительных фигур страны, вдруг плавно перетекали под черно-красные знамена. Хотя в наводненной наемниками Бирне это мало кого могло удивить.

Однако, замеченные поблизости от собственных позиций и в такой дали от стен Редакара, бойцы лиги - могли обеспокоить любого. Как оказалось, кроме лорда Фрейзера

- Ха! Отлично! Отлично, фон Элликот, - командующий возбужденно взъерошил свою седую макушку. - И что вы такие кислые? Радуетесь, что наконец узрели врага, ибо по-настоящему опасаться надо только тогда, когда его не видно, - рыцарь даже поднял вверх указательный палец и выпятил подбородок, что бы подчеркнуть мудрость и значимость сказанного. Подхалимы запоздало спохватились и принялись на перебой кивать и поддакивать. Салливан ждал, что же будет дальше. Хотя по-большому счету уже не сомневался в этом.

- И так господа... - лорд Фрейзер небрежным движением ноги сдвинул в сторону прелую листву и принялся чертить на земле поднятой палкой. - Презренные купчишки ожидают нас. А заставлять врага ждать слишком долго - не в моих правилах. В этой стороне лес. Не то что вы наблюдаете вокруг сейчас, а настоящая, непролазная чаща. Там могут быть только бортники да медведи, так что рассуждаем дальше. Здесь болото, - Салливан отметил, что конец палки в руках престарелого рыцаря слегка подрагивает, но при этом проступающие очертания хорошо знакомой ему карты - верны и максимально точны, - но учитывая такую сушь - непроходимая трясина могла немного отступить к югу. Маловероятно, конечно, но проверить все же стоит. А вот прямо перед нами, мили на четыре вперед, продолжается все такой же негустой лесок. Дорог, дорожек, тропок и тропинок в избытке, благо район густо заселен. Примерно вот здесь, - командующий ткнул палкой в скопление бороздок, которые только что прочертил, - серьезное скопление всяческих яров и оврагов, верхом практически непреодолимых. Тут - есть хороший путь в обход всего этого безобразия. Вернее был хороший путь... Так как если эти мерзкие ростовщики не идиоты, они первым делом должны будут укрепиться здесь, перекрыв нам дорогу. Их наемные псы рассыпятся отсюда - он прочертил короткую дугу, - и до сюда. Как я упоминал - приличных дорог в округе хватает, так что несмотря на редколесье мы сможем сохранить необходимую мобильность. По крайней мере будем достаточно подвижны для того, что бы покусывать их на протяжении всего участка. Да, именно так. Проведя разведку боем - установим примерную численность и расположение врага. Хорошо бы, конечно, пленить кого нибудь толкового, да только это будет непросто. Но все равно - хватайте, господа, хватайте. И чем больше - тем лучше. Лишних, как обычно, развесим по деревьям, - лорд Фрейзер широко улыбнулся, при этом все его многочисленные морщины сделались еще глубже, делая рыцаря похожим на коварный сухофрукт. - Вот отсюда, - он с особым выражением провел черту, - начинаются вырубки. То есть местность для нас куда более подходящая. Основная задача - серией быстрых ударов выдавить, оттеснить противника сюда. А уж на открытом месте алчным бродягам ни за что не сравниться с настоящим рыцарем. Верно? - в ответ одобрительно зашумели. - Разгромив этот сброд - заставим трусливых торгашей мелко дрожать за своими высокими стенами. Тем самым убив сразу двух зайцев... И проучим подонков, и устраним последнюю реальную помеху в нашем праведном деле. А нагрузив лошадей добром, и своих и тех, что прихватим по дороге - со спокойным сердцем двинемся домой, не забыв попранные знамена лиги... Будет что преподнести феодалам, - последнее лорд Фрейзер добавил с характерной усмешкой, прозрачно намекнув на то, что кроме вражеских знамен ландфрид Хертсема ничего не получит.

В глазах офицеров разгоралась жажда наживы и крови... У многих в равной пропорции. У некоторых в обратном порядке.

Три отряда по двести коней были высланы вперед по разным дорогам. С приказом обнаружить позиции врага, быстрыми ударами проверить глубину обороны и не ввязываясь в продолжительный бой - отступить. По возможности захватив пленных. Салливан фон Элликот двигался в авангарде порученного ему отряда, чуть придерживая рвущегося вперед агринского жеребца. Ему не нравилась идея идти туда, где их, вероятно, ждали.

В двухстах шагах впереди показались первые баррикады. Бойцы, преимущественно в черно-красном, тревожно заметались за укреплениями. Точно как лесные муравьи при вторжении в муравейник. Салливан рывком обнажил меч, потерянный в злосчастной деревне узкий эсток, заменил более широкий эспадон. Получив шпорами конь пошел рысью. Рыцарь закричал, хрипло, низко, без слов. Дернув головой опустил забрало. Перешел в галоп. Кровь быстрее заструилась по всему телу разнося силу, обостряя восприятие, подгоняя не хуже сильного попутного ветра. Топот подкованных копыт и мощный рев двухсот глоток нарастающий сзади - подхватил и понес вперед неудержимой волной.

Из-за невысокой засеки ощетинившейся заостренными кольями сыпанули стрелы. Стальные наконечники зазвенели о латы, несколько лошадей с пробитой грудью полетели кувырком, давя и сбрасывая седоков. Но это была капля в моря. Кто-то прямо с галопа преодолел шипастый барьер, следующий за ним - не смог. Распоров живот, конь с диким ржанием забился в агонии, не в силах двинуться ни назад ни вперед. Салливан не стал так рисковать. Дав нескольким рыцарям себя обогнать, резко нырнул вправо. Перескочив через неглубокую канаву и продравшись через кустарник - напал на лучников с фланга. Не замедляя движения широким взмахом снес голову пузатому десятнику с короткой пикой. Наехал конем на группу стрелков, давя и рассеивая. По его следам, уже следовали другие, проламывая в густой лещине все более широкую просеку, рубя и коля во все стороны. Видя, что их обошли, бойцы лиги кинулись наутек. Бросая оружие и удирая в лес с прытью здорового зайца. Салливан приложил мечущегося между конями лупоглазого типа мечом по плоскому, кожаному шлему. Бил плашмя, только что бы свалить. И как оказалось - не зря. Живых врагов поблизости больше не было. Остановив собравшихся было в погоню, Салливан жестом приказал связать оглушенного и закинуть поперек седла. Он видел, куда сбежали остальные. За близким поворотом дороги белели свежими спилами толстые бревна, вкопанные и скрепленные между собой, они образовывали серьезную стену в два человеческих роста высотой. За стеной виднелась еще более высокая смотровая башня. Между остроконечными бревнами мелькали люди. Много людей. На земле вокруг тоже хватало трупов. Около двух десятков изрубленных солдат лиги... и трое небесных. Только что взятая баррикада была передовым постом, призванным лишь оповестить о нападении. Настоящие укрепления располагались дальше. И Салливан был уверен, что их не удастся так просто обойти.

- Назад. Возвращаемся! - резким голосом скомандовал он. Вокруг изредка падали стрелы, посылаемые укрытыми за стеной бойцами. Подняв жеребца на дыбы, Салливан заставил его заплясать, молотя в воздухе передними копытами. Пронзительно звякнув о его крепкий набедренник, дрожа и кувыркаясь в воздухе, в сторону отлетела длинная стрела. Рыцарь коротко фыркнул, передумал красоваться и развернув коня направился прочь. Не слишком торопясь, что бы не потерять лица, но и не задерживаясь, что бы не лишиться чего-то поважнее. Он выполнил поставленную задачу, даже захватил пленного, но удовлетворения не чувствовал. Знал, скоро предстоит попотеть.

Именно так и выразился лорд Фрейзер, когда выслушал доклады командиров вернувшихся отрядов. На всех трех дорогах обнаружилось примерно одно и то же. С той лишь разницей, что на одину из групп напали с фланга, немного не доезжая до баррикад, ударив сильно и неожиданно. Пятьдесят два рыцаря пали, еще двенадцать были тяжело ранены. Путем нехитрых рассуждений, основывающихся, как сформулировал стареющий рыцарь, на богатом жизненном опыте, было решено ударить в самое неожиданное место. То есть пройти через участок наименее подходящий для атаки кавалерии.

- Я слышал, - робко начал Остин, - что пойдем через яры, верно? - он сидел на бревне, глядя на шевелящиеся языки оранжевого пламени и пытался отгрызть кусок от пересушенного ломтя вяленой конины.

- Верно, - Салливан положил темно-бурый ломоть на бревно и надавив ножом отрезал себе узкую полоску. Его зубы были уже не так хороши, что бы просто отгрызать сушеное, почти деревянное мясо. - Говори, чего хотел... А то мнешься как... в общем - говори.

Молодой рыцарь отхлебнул воды из бурдюка. Слегка поморщился. Кожаный бурдюк наполнили два дня назад, у ручья с сожженным мостом, с тех пор приличного источника не попадалось. А пить воду из многочисленных окрестных болотец, как лошади, он брезговал. Знал, что кипяченую и отфильтрованную углем - можно, но все равно брезговал.

- Говорят, что война пешая и конная - две разных войны... - Остин вопросительно посмотрел на старшего товарища, но видя, что тот спокойно и сосредоточенно режет себе очередную полоску конины - продолжил. - Говорят - надо все тяжелое скинуть, налегке идти. Мол, пешком умучаешься, если в доспехе. Но как скинуть то? - мимо прошла пара рыцарей, негромко о чем-то беседуя. Пока они не скрылись в темноте, Остин старательно изображал уверенность, спокойствие и даже скуку. - Так что? - он снова заговорил живо, с нескрываемым любопытством и нотками тревоги в голосе. - Может прям в рубахе в бой? Или вообще голышом?

- Хм... А к чему передергивать? - наконец отреагировал Салливан. - Я ж и так слушаю. А к тому, о чем ты на самом деле спросил - настоящей, полевой пехотной бойни ты не увидишь. По крайней мере - не завтра. Хотя бы потому, что не будет поля. То есть удушающей толчеи, парализующих объятий толпы, ломающей ребра давки - не будет тоже, - он улыбнулся, поглаживая свои усы, наблюдая за реакцией юноши. - Но хватит других прелестей. По факту - прелестей штурма. Валящиеся на голову болты, стрелы и камни, а время от времени и товарищи, льющиеся кипяток и смола, да еще много чего... Малоприятного. Укрепления, нагороженные лигой, надо будет взять с наскоку. Не задерживаясь слишком долго, что бы не подоспела подмога. Все будет быстро. Мы либо опрокинем их, порубим кого достанем, откроем путь нашим конным, довольные и веселые попрыгаем в седла и поскачем следом... Либо - наше дерзкое, сумбурное нападение закончится ничем.

- То есть?

- То есть война - это по большей части собрание глупых ошибок, - Салливан говорил совершенно спокойно, не хмурясь, не повышая голоса. Просто констатируя данность. - Ошибаемся мы, ошибаются наши враги, да и прочие, пытающиеся что-то выгадать на этой драке - ошибаются тоже. Вопрос в том, чьи просчеты окажутся фатальными, - рыцарь задумчиво крутил в руках небольшой кожаный кисет. - Завтра и увидим. Как можно ближе подберемся верхом, но сражаться будем пешими. Так что действительно не навешивай на себя слишком много. Овраги там глубокие, склоны скользкие... Наплечники, нагрудник, шлем - и хватит пожалуй. Все же побольше, чем при форсировании Севенны, верно? И не вешай нос, люди смотрят. Тебе уготована серьезная роль в будущем. Уж отец позаботится. А пока - наберись опыта, заслужи уважение. На этот раз придется без коня, - Остин кинул быстрый взгляд на рыцаря, но почти сразу отвел глаза. - Тебя прикроет Бен. На, передашь ему, - Салливан протянул кожаный кисет, что держал в руках последние несколько минут.

- А что если... - юноша слегка распустил шнурок, осторожно понюхал содержимое. - Если средство так действует, то может... Перед таким то сражением?

- Нет, - Салливан резко мотнул головой. - Тонкая алхимия очень неоднозначна. Это все равно что помочиться в штаны зимой. Сначала тепло, а потом... Я упрощаю, что бы ты понял. На самом деле последствия могут быть куда серьезнее. И не смотри на Бена. Не сравнивай. Один из сотен может так переносить средство. И несмотря на это - он постоянно на грани. Но завтра будет полезен тебе. Снова.

Ночь была полна самых разных звуков и шорохов. Пели цикады, потрескивали редкие костры, время от времени отзывался хрустом сухой сучок под ногой часового. Далекие скопления звезд освещали совершенно безоблачное небо. Остин лежал и смотрел на них, подложив руки под голову. Он мог бы уснуть, но не хотел. Ведь уснув - потерял бы несколько последних спокойных часов. И подумать только, еще недавно он буквально грезил походами, битвами и сражениями... А сейчас все лучше понимал, что совершенно не хочет ничего этого. И даже заслуженный плащ, посвящение в рыцари и хорошая репутация - в сущности ничего не меняли.

В лесу стоял страшный треск. Сам Остин старался ступать как можно тише и с нескрываемым раздражением поглядывал на идущих вокруг. Развернутым строем, больше напоминающим беспорядочную толпу, рыцари ломились сквозь заросли, прорубая и протаптывая дорогу следующим за ними. Планируемая накануне внезапная, скрытная атака представлялась юноше совершенно иначе. Хмурясь он вспоминал ночную переправу через Севенну - тогда все действительно выглядело как надо. И закончилось соответственно. А кого можно было застать врасплох, ломясь сквозь чащу как стадо медведей, да еще при свете дня - было для Остина загадкой. Оставалось надеяться, что командование понимало больше.

Салливан шел не таясь и не скрываясь, заслоняясь от хлещущих веток большим, выпуклым щитом прямоугольной формы. Из донесений разведки он знал, что до укреплений еще около получаса хода по пересеченной местности. Но первый контакт с врагом может произойти в любую минуту. Однако рыцаря совершенно не смущала серьезная вероятность того, что их приближение заметят задолго до подхода к позициям лиги. Само их присутствие здесь - уже должно было стать той самой неожиданностью, так необходимой для удачного выполнения поставленной задачи. Он обливался соленым потом, но не разгибал руку со щитом и не сбавлял скорости. Да и дыхание Салливана было таким ровным, будто он только соскочил с седла. Свой внушительный эспадон рыцарь заменил на более подходящее сейчас, одноручное оружие. Фальшион с расширяющимся к концу клинком и односторонней заточкой - мерно покачивался в простых ножнах на левом бедре.

Идущие рядом небесные тоже были вооружены относительно легким оружием и экипированы в более легкую броню. Но некоторые несли большие, почти в человеческий рост, щиты. Салливан иногда кидал короткие взгляды по сторонам, проверяя состояние и готовность бойцов. По-настоящему уставших еще не было, большинство достаточно сосредоточенны и внимательны. Почти всех их фон Элликот знал в лицо. А его уж точно знал каждый. На мгновение встретившись взглядом с приземистым бородачом в открытом шлеме, Салливан коротко кивнул. Рыцарь вежливо кивнул в ответ. Оба вспомнили бойню под Нимом. Где они вместе с двумя дюжинами бойцов оказались зажаты на маленьком, каменистом пятачке между рекой и позициями врага. Тогда из двадцати шести человек выжило восемь. Все - старые, испытанные воины. И Салливану нравилось видеть таких вокруг именно сейчас. Ему поручили непростую задачу, но дали, пожалуй, самых лучших людей. Не глядя на идущего чуть позади Остина фон Келли, но чувствуя его поблизости - усатый рыцарь чуть прищурился. Он знал, что юнец не готов к такому делу и сильно уступает любому здесь. Но план есть план. Нужно было убедить других в том, чего пока еще не было и сделать все для того, что бы задуманное осуществилось.

Вокруг белело все больше стройных, молодых березок, а значит идти оставалось недолго. Между светлыми стволами вдалеке пронесся, подпрыгивая, человек. Салливан свистнул, поднял руку. Послышалась серия похожих свистов, две с половиной сотни человек постепенно замерли, сосредотачиваясь в более плотный строй. Фальшион неторопливо выскользнул из ножен, негромкий лязг извлекаемого оружия разбежался в обе стороны от рыцаря. Очередной свист привел весь отряд в движение. Ровным, размеренным шагом двинулись вперед. Основные укрепления, призванные перекрыть дорогу проходящую севернее, остались в стороне. Обойдя бойцов лиги рыцари вышли во фланг противника. Из березняка показались высокие, прямоугольные щиты.

Черт... Черт возьми... И как дальше?

Остин выглядывал из-за спин товарищей, беззвучно проклиная впереди стоящего рыцаря с пышным плюмажем на шлеме. На самом деле его, разумеется, беспокоило другое. Не очень высокий, но крутой и утыканный кольями склон с узкой, извивающейся зигзагами тропинкой. Сверху заметно суетились люди. Показалась какая-то телега, быстро обрастающая разным хламом и все больше походящая на баррикаду. По их строю пока не было сделано ни одного выстрела. Но не было ни малейших сомнений, что как только они начнут взбираться на склон - выстрелы последуют. А учитывая крутизну подъема, предстояло либо карабкаться на четвереньках, либо передвигаться по извивающейся тропке, тем самым увеличивая длину пути в разы.

Салливан прокричал команду. Группы бойцов рванули вперед. Остин держался за ним, вместе с пятью другими рыцарями. За большими щитами кое-как укрывалось по несколько человек. Через тридцать шагов достигли склона, некоторые просто кинулись карабкаться вверх, кто молча, кто с диким боевым кличем. Солдаты лиги ответили ожидаемым залпом. По щиту забарабанили стрелы и болты. Некоторые из наконечников проклевывались сквозь крепкую, окованную железом древесину, словно граненые жала.

Остин испуганно отдернул ногу от болта, впившегося в землю по оперение в паре дюймов от стопы. От незащищенной железным сабботоном стопы... Он грязно выругался, жалея, что на нем нет полного доспеха. И в следующую секунду понял, что ошибался. Подскользнувшись на глинистой почве, вывалился из группы, уверенно ползущей вверх под прикрытием щита. Падая, инстинктивно зацепился рукой за ближайшего рыцаря, опрокинув и его тоже. Судорожно стараясь замедлить падение - вырвал из склона клок пожухлой травы и кубарем покатился вниз. Кувыркнувшись всего пару раз - чудом сумел остановиться, распластался на голом, глинистом участке, переводя дыхание. Чиркнув по шлему звякнула стрела, моментально выводя из оцепенения и придавая дополнительной прыти. Загребая руками и ногами Остин пополз, хотя судя по скорости передвижения - скорее побежал, обратно под защиту большого щита. Только он успел нагнать свою группу, как рыцари оглушительно заорали и кинулись наверх, цепляясь за осыпающуюся почву навершиями мечей и свободными руками. Сам не зная почему - Остин рванул следом, так же бешено вопя, с широко раскрытыми от ужаса глазами. Вокруг падали люди, пораженные стрелами и болтами, кувыркаясь через голову катились вниз, иногда сшибая товарищей. В пустом, практически стерильном сознании юноши промелькнула только одна мысль...

Нахер все это.

И в следующую секунду он преодолел последние метры подъема. Не сбавляя скорости сбил с ног усача, замахнувшегося на него буздыганом. Врезавшись плечом в живот противника так, что позавидовал бы и матерый тур. Перед глазами блеснул наконечник гизармы, метнувшийся навстречу из-под заваленной деревянным хламом телеги. Остин отпрянул в последний момент, откидываясь на спину. На мгновение встретился взглядом со стрелком, стоящим на телеге с натянутым луком. Словно опускаемая решетка перед воротами замка, перед ним ухнул об землю высокий, прямоугольный щит, вовремя заслоняя от выстрела.

- Вставай Келли! - Салливан улыбался. Увидев, что юноша кинулся за остальными, он не успел задержать его и сейчас радовался, застав невредимым. Сам рыцарь вскарабкался наверх первым из щитоносцев. Исключительно из-за подопечного, на помощь которому спешил. Последнюю треть его пути отмечала череда широких засечек, оставленных на склоне окованным торцом щита. Сейчас Салливан видел, что торопился не зря. - Куда-а! Меч!

Остин, устремившийся вперед как только поднялся - растерянно завертел головой. Он только сейчас заметил, что потерял меч еще на склоне. Уперевшись ногой в изрубленное тело небесного, о которое только что чуть не споткнулся, вырвал из его ключицы узкий топор на длинной рукояти. На миг замер, тяжело дыша и судорожно сжимая скользкое от крови древко.

- А-а мать... - на выдохе прошипел Остин, шарахнувшись в сторону просвистевшего мимо болта. Он был слишком напуган, что бы оставаться на месте. И потому кинулся вперед.

Уйдя вбок от косого взмаха меча попытался достать бритого наголо детину топором. Лысый ожидал удара, нырнул под руку и непременно прикончил бы Остина... Но получил гардой меча под ухо и рухнул как подкошенный. Сваливший его Бен уже бежал дальше, резко ныряя в стороны, стараясь уклониться от выстрелов. Коротко ухнув, Остин рубанул по барахтающемуся под ногами обритому бойцу, развалив череп почти надвое. С силой вдохнув сквозь стиснутые зубы, кинулся вслед за гвардейцем, который уже успел добраться до телеги и ухватившись за край доски ловко перемахнул через высокий борт. Клинок Бена замелькал с нечеловеческой быстротой, со свистом рассекая луки, которыми в страхе пытались загородиться стрелки, древки алебард и гизарм, таких бесполезных теперь, когда противник приблизился вплотную. Руки, сжимавшие оружие... хрупкие кости и мягкое мясо - практически не задерживали крепкого лезвия, прорубающегося все дальше.

Пнув сапогом в лицо солдата, вылезающего из-под телеги с короткой пикой в руке, Остин уперся в деревянное колесо и крякнув от натуги перевалился через борт. Перекатился, вскочил на ноги, широким взмахом выбил арбалет у тощего, морщинистого типа. Тот взвыл, хватаясь за покалеченную руку, несколько пальцев отскочили вместе с оружием. Второй удар пришелся в основание шеи, душераздирающий вопль захлебнулся влажным бульканьем. Через телегу уже перебирались другие рыцари, наспех наваленные ограждения по бокам разваливали ударами топоров и пинками, растаскивали в стороны. Остин неудачно соскочил с телеги подвернув ногу и слегка прихрамывая поспешил дальше. Бен был уже в десяти шагах впереди, а за ним тянулся след из убитых и покалеченных. Но как бы быстр не был гвардеец - трое с рогатинами все же приперли его спиной к частоколу и неподалеку арбалетчик торопливо прилаживал ворот. Остин с воплем швырнул топор, до стрелка было не больше дюжины шагов и хотя удар пришелся древком, заросший мужик диковатой наружности плюхнулся на задницу. Тем временем Бен глубоким выпадом убил одного из своих противников, обратным движением хлестанул по бедру второго, а третий пустился наутек. Подхватив упущенную им рогатину гвардеец швырнул ее Остину, поблагодарив коротким кивком. Молодой рыцарь поймал оружие и двинулся на арбалетчика, успевшего подняться и теперь опасливо пятящегося назад, выставив перед собой короткий, обоюдоострый меч. Мощным взмахом отбив нацеленный на него узкий наконечник, заросший, напоминающий бешеного барсука солдат кинулся вперед. Не добежав до Остина пары шагов вдруг взбрыкнул ногами и тяжело рухнул на спину. Из его лба торчало два дюйма прочного ясеневого древка с оперением.

Салливан, показался из-за телеги, откинул в сторону разряженный арбалет. Щита при нем уже не было. Подняв окровавленный фальшион он что-то прокричал, указывая в сторону ворот из остроконечных, тесанных бревен, перегораживающих относительно широкую тропу. Рыцарей вокруг становилось все больше и скоро они вытеснили красно-черный, пестрый отряд солдат лиги в глубокую, извилистую балку, большинством разветвлений уходящую на юг. Отступавших не преследовали. Ворота распахнули, в березняке неподалеку уже мелькала приближающаяся конница небесных. Широкая тропа, где могли бы разъехаться три всадника, извивалась между неглубокими оврагами, то поднимаясь, то сбегая вниз. Кое-где проехать верхом было практически невозможно. Но рыцари, разумеется, были к этому готовы. Крепко сколоченные мостки, привезенные всадниками ехавшими попарно, проворно перекинули через овраги. Колонна кавалерии четко и быстро потекла через ворота.

- Коней, живо! - Салливан жестом подозвал Остина. - В седло, ты должен быть и там тоже.

Юноша ненадолго задержал взгляд на решительном, властном лице. Отвел глаза. Занося ногу в стремя еле заметно шевелил губами. Нехотя пришпорил коня, догоняя наставника и группу рыцарей, уже ехавших впереди.

Лорд Фрейзер был доволен. Рубеж взят, неожиданная атака удалась, противник отброшен. И седой рыцарь не собирался давать ему продыху. Подгоняя норовистого жеребца он лично вел первые пять сотен рыцарей на следующий стратегически важный участок. Оставалось выехать на вырубки, развернуться из длинной колонны в широкий строй и ударить на врага с фланга. Связать боем и задержать на позициях, пока не подоспеют остальные силы. Тогда можно будет окончательно отрубить длинные руки торговой лиги Редакара. Ну или хотя бы оттеснить противника в поля, где у них не будет ни единого шанса.

Колонна тяжелой кавалерии двигалась по проселочной дороге бодрой рысью. Смешанный лес вокруг, будто расступался и замирал от дробного стука подкованных копыт. Вдруг авангард замедлился, без команды, без видимой на то причины. Ехавший во главе колонны командующий с десятком других всадников, уже скрылись за крутым поворотом. Наконец послышался сигнал. Короткий приказ несколько раз повторился, передаваемый офицерами. Лорд Фрейзер плотно сжав бледные губы и слегка прищурив глаза напряженно смотрел прямо перед собой. В двухстах шагах дальше по дороге, путь преграждала очередная, сложенная из толстых тесанных бревен, стена. Сторожевые вышки, торчавшие из-за нее, были словно облеплены суетящимися бойцами. Ощетинившиеся кольями баррикады, виднеющиеся меж деревьями, уходили глубже в лес.

Салливан видел внутреннюю борьбу, отражающуюся на лице командующего. Знал, что они смогут взять очередной рубеж, но очень надеялся, что старый рыцарь не отдаст такого приказа. Так как на их пути мог встретиться еще не один такой и о внезапном ударе уже не могло быть и речи. Видимо лорд Фрейзер пришел к такому же выводу и скрипя зубами приказал повернуть обратно. До вырубок было не добраться, по крайней мере - раньше врага.

- Недооценить противника - значит потерпеть поражение досрочно, - с невероятно важным видом изрек грузный, одутловатый толстяк с жиденькой бороденкой. Несмотря на неуклюжую внешность, он был опытным, матерым командиром и пользовался в ордене заслуженным уважением. Но под испепеляющим взглядом Фрейзера заметно стушевался и продолжил несколько изменившимся голосом. - Эт... это я к чему... Повесить к чертовой матери ту безрукую задницу, что удавила единственного пленника!

На предложение особо не отреагировали. Офицеры, снова собравшиеся на военный совет под той самой секвойей, на том самом холме, к которому вынужденно вернулась армия, напряженно думали. Однако Салливан не строил иллюзий и сильно сомневался, что размышления большинства из них вообще могут привести хоть к чему-то. Разумеется он тоже был недоволен, когда узнал об инциденте. Пленника, которого он захватил при разведке одного из направлений, попросту удавил не в меру старательный рыцарь. То ли придушил, то ли отвесил слишком увесистого тумака, но кончилось все это не лучшим образом. Скончавшись еще до допроса - невезучий мужик унес с собой в могилу все, что знал. А ведь он мог обладать информацией, которая оказалась бы чертовски полезной. Например о количестве и расположении заслонов, укреплений, войск лиги и так далее. В любом случае - сейчас поздно было об этом жалеть.

- Жалеть о сделанном поздно, - Салливан заговорил, внимательно следя за лицами слушающих, - но составить новый план действий - самое время. Укрепления лиги оказались куда более основательными, чем мы могли предполагать. Столько рубежей обороны нам не преодолеть, по крайней мере - не преодолеть достаточно быстро. Стянувшиеся силы Редакара, рассредоточенные сейчас на десятки миль, вполне могут окружить нас, лишить возможности маневра на этих лесных дорогах. То, что это в основном пехота, ни сколько не облегчает нашей задачи, так как драться между этими холмами и балками конному почти невозможно. Более того - наши скромные запасы все больше истощаются, что вынуждает торопиться как с принятием решения, так и с его воплощением, - в глазах некоторых можно было прочесть робкое нетерпение. Большинство офицеров понимали, к чему клонит Салливан и многие из них желали того же. Желали, но не решались высказаться сами. - В связи с этим, я предлагаю... - он набрал в грудь больше воздуха и уверенно выдерживая холодный прищур Фрейзера, проговорил, - Предлагаю развернуться и форсированным маршем выступить на Кумрун. Барон Стенсбери обещал пойти к нам на встречу... Что ж... Если пойдем и мы - только быстрее встретимся. Если же его милость по каким-то причинам замешкался, - выговорил он с особым нажимом, - тем вернее будет решение выступать немедленно. Что бы не задержало барона, мы сможем помочь ему, сможем подсобить удачливым ополченцам Нима в их нелегком деле, - все поняли, что под нелегким делом Салливан подразумевал грабеж богатых окрестностей Кумруна.

Но, как оказалось, ни сегодняшнее незавидное положение армии, ни предрекаемая фон Элликотом добыча - не смогли перевесить простого, человеческого упрямства.

- Сильный человек всегда добьется того, к чему стремиться, - процедил лорд Фрейзер, не особенно стараясь, что бы его услышали. Тем не менее - слышали все.

И эту, как ни крути, довольно спорную формулу, не осмелился оспорить ни кто.

В ближайшие три дня было проведено еще несколько атак. Все - успешные с тактической точки зрения. И абсолютно бесполезные с точки зрения стратегической. Еще пара заслонов и баррикад были взяты, сожжены или развалены. Несмотря на то, что бойцы лиги оборонялись имея солидные укрепления - на одного павшего рыцаря приходилось в среднем два наемника. Сказывалась разница в выучке, в экипировке, в дисциплине. Но там, где редакарским солдатам не хватало для победы меча или копья - в ход шли лопаты, пилы и топоры. Что в конечном счете оказывалось куда эффективнее и яростно накатывающиеся волны тяжелой кавалерии разбивались о вражеские укрепления точно о скалы.

На четвертый день прибыли посланники от Дюка Тафта. Выглядящие самыми обычными бандитами, коими по-большому счету и являлись, наемники Элрина привезли письмо.

- Я не верю, что он сам написал это своей жабьей лапой, - хмуро пробурчал лорд Фрейзер, небрежным движением головы отпустив, или скорее прогнав, посланников, напомнивших ему банду мародеров.

Салливан, до того говоривший с командующим, терпеливо ждал. Старый рыцарь близоруко щурил глаза и шевелил губами при чтении.

- Сэр лягушка утверждает, что идет параллельно нам и почти догнал. И предлагает... хм... Предлагает дожидаться на месте. Хм... Он знает про лигу, знает, что нас задержало. Глядите ка... Этот нахал еще хвастает передо мной своей блестящей разведкой! Тоже мне - разведчик! Подкупил такого же подлеца и уже мнит себя умником, - лорд Фрейзер на секунду затих, задумался, глядя в никуда. - Идет с обозами. Но не кривитесь господа, не кривитесь! - несколько командиров, стоящих вокруг, постарались скрыть написанное на лицах сомнение. - Я знаю, что Стенсбери тоже давно идет, да только вряд ли дойдет... Но тут дело в другом. Слушайте, потом выскажитесь...

Оказалось, что командир наемников Элрина предлагает очень смелый, дерзкий, практически сумасшедший план. Проще говоря - авантюру. И именно по этому лорд Фрейзер всерьез заинтересовался его предложением. Салливан видел маслянистые, азартные огоньки, горящие во взгляде седого рыцаря, старающегося казаться бесстрастным. Вместе разбить пехоту лиги и двинуться дальше на сам Редакар. Вот, что предлагал Дюк Тафт.

- Я знаю, что путь не близкий. Знаю, как высоки те стены. Но, как и все вы, - заканчивая пересказ послания лорд Фрейзер уже не скрывал своего к нему отношения, - наслышан о богатствах города. Возможно нам все же понадобятся обозы, что бы вывести все трофеи. Но слава, покрывшая победителей коварных торгашей, этих жирных клещей, пиявок на теле Бирны... Эта слава будет сиять много ярче всего золота, что сильная рука сорвет со сломанной шеи лиги...

Салливан оглядел остальных. Большинство офицеров уже загорались идеей. Словно сухие поленья от летящих во все стороны искр. А те немногие, не обнаруживающие искреннего одобрения или энтузиазма - либо изображали их, либо отводили глаза, случайно натыкаясь взглядом на единомышленников.

Чуть позже, в разговоре один на один, Салливану все же удалось убедить лорда Фрейзера перестраховаться. А именно - не ждать на месте подхода наемников, а максимально скрытно, без лишнего шума выдвинуться им на встречу. Предварительно выслав далеко вперед группы разведчиков. Разведчиков, ничего не знающих о маршруте движения основного войска. Для обеспечения должного уровня секретности полная информация доверялась только командирам отрядов. Уводя армию на север, ближе к границе Леммаса - можно было надеяться найти по пути нетронутые деревни, то есть провизию и фураж. А в случае непредвиденных обстоятельств - даже вернуться в Хертсем другим, вероятно менее разоренным и более подходящим путем. О возвращении командующий старался рассуждать как можно меньше, но Салливан все же укрепил в голове старика такую мысль, раздувая неприязнь и недоверие Фрейзера к командиру наемников - иноземному бродяге, плебею и просто малоприятному типу.

Свежий утренний ветер обдувал лицо Остина, изгоняя последнюю сонливость, придавая бодрости и решительности. Юноша уснул только под утро, всю ночь размышляя о прошлом, настоящем и, как ни странно, о рыбе. Сейчас, чуть придерживая гнедого жеребца, постоянно порывающегося перейти с рыси в галоп, он ехал во главе отряда. Во главе своего собственного отряда. Еще пару месяцев, да что там - месяц назад, Остин раздувался бы от гордости... Но сейчас его радовало вовсе не это.

Вчера вечером Салливан назначил его командиром одного из разведотрядов и изложил план, одобренный лордом Фрейзером. Нужно было пройти по заданному маршруту, установив местонахождение передовых отрядов наемников Тафта. По пути подмечая подходящие, то есть не разграбленные кем-то другим, поселения, при этом не привлекая лишнего внимания. Аналогичные задания получили так же несколько лейтенантов, отправленных на разведку по другим дорогам. Но именно ему, Остину фон Келли, Салливан так же сообщил информацию, известную пока только высшему командованию ордена. Спустя некоторое время всё войско небесных пойдет следом за конными разъездами на север, к границе Леммаса. Передвигаясь в обход наиболее заметных дорог - по пересохшему руслу реки Пустой.

Вчера его просто потрясли все те планы и подробности, которыми с ним наконец поделился фон Элликот. Мысль о взятии Редакара казалась безумной, мысль о возможном предательстве наемников Элрина - пугающей... Но в обоих случаях, по-большому счету, предстояло одно и то же. Безумная скачка по лесам, холмам или полям, неизбежно повторяющаяся бойня, стремительно носящаяся мимо, со свистом рассекающая воздух гибель... Остин не был уверен, чего хочет. Но теперь он точно знал, чего не желает. Проливать кровь, цепенея от страха. Взбираться на склоны или стены, срывая ногти и беззвучно вопя. Метаться из стороны в сторону в диком хаосе боя, лишь на мгновение опережая смерть. Теперь он был уверен, что все это не для него. И напряженно раздумывая, как же фон Келли может избежать заранее уготованной участи отважного рыцаря - начинал понимать.

И вчера, узнав о планах и получив свое задание - Остин наконец принял решение. Потому и чувствовал себя словно освободившимся от тяжкого груза. А удовлетворенная ухмылка Салливана, говорившего о растущей репутации Остина как о чем-то важном, вызывала легкое недоумение. Сейчас, уводя свою группу все дальше по тенистой лесной тропе, юноша украдкой поглядывал на спутников. Некоторые, в их числе и гвардеец фон Элликота, Бен - не выражали практически никаких эмоций. О чем думали они - оставалось только гадать. Остин незаметно усмехнулся, хорошо понимая, что угадать его мысли не смог бы никто.

Огромные, ярко-алые морские окуни, которых иногда привозили ко двору отца, были его излюбленным лакомством. Во многом потому, что создавали богатейшую почву для фантазий. Ведь всякому ясно - там, где обитают подобные диковинки, наверняка есть на что посмотреть. Вот Остин и фантазировал. Наслушавшись заезжих купцов представлял себе бескрайние водные просторы, гигантские волны, много выше крепостных стен, невиданных морских обитателей, разнообразием расцветок и форм превосходящих экзотических птиц Меланора... Самого моря он никогда не видел, но безумно хотел. Остин тепло улыбнулся, вспомнив как спрашивал отца, не опасно ли там плавать и не станет ли человек таким же соленым, как рыба, которую везут с далекого побережья. Лорд Келли тогда от души посмеялся над сыном, кое-как объяснив, что рыбу солят специально и без этого в Хертсем ее не довезти.

По лицу юноши пробежала легкая тень. Воспоминания об отце поколебали то шаткое, с таким трудом обретенное равновесие.

Но пойти против его воли все же придется. Отец всегда был добр ко мне, но не стоит заблуждаться на его счет. Других он подавляет одним своим присутствием, не терпел и не потерпит никаких возражений, никаких колебаний с моей стороны. А идти дорогой, выбранной для другими я больше не могу. И не стану. Плевать, что скажут на это все остальные, ведь мне их уже не слышать. Сейчас у ордена другие заботы, а потом - я буду уже далеко.

Перед глазами Остина пронеслись моменты, въевшиеся глубоко в самые недра сознания и являющиеся мучить его во сне и наяву. Арбалетчик фон Элликота с удивленным, рассеченным наискось лицом... разорванная, кровоточащая губа девушки в той деревне... озлобленный и испуганный взгляд женщины с ножом в дрожащей, вытянутой руке... и болт впившийся по оперение в ее грудь, шевельнувшийся вместе с последним, шипящим вдохом. Но больше всего досаждали капли. Неясные, размытые очертания кровавых брызг, бордовыми хлопьями опускающихся на его лицо. Невыносимо медленно заливающих глаза... Красная пелена, поглощающая все вокруг...

Остин на мгновение зажмурился, прогоняя ведения.

Интересно... На сколько легче плавать в соленой воде?

Последние багряные отсветы заходящего солнца стремительно исчезали, будто впитываясь в расщелины иссохшейся земли. Бесцветно-серые сумерки постепенно съедали оставшиеся краски окружающего мира. Салливан тихо уводил коня подальше от высохшего русла реки Пустой. Основная часть корпуса только подходила, а арьергард должен был пребыть затемно, но передовые отряды, в числе которых весь день ехал рыцарь, уже располагались на ночлег, выставляли караулы. Группы, высланные в разведку - вернулись, доказав лорду Фрейзеру и самому фон Элликоту, что были посланы не зря. По крайней мере на их маршрутах никаких следов наемников Тафта обнаружено не было. Конечно оставался шанс, что силы Элрина просто идут медленнее, чем предполагали и покажутся через день или два, но Салливан в это не слишком то верил. И его куда больше занимало другое...

Один из разведотрядов до сих пор не вернулся. И, разумеется, это был отряд Остина. По-настоящему волноваться было рано, ведь пока группа задерживалась всего на несколько часов. Да и в любом случае отправляться на поиски самому, да еще и в одиночку... Но Салливан был уверен, что куда лучше справится сам. А остальные будут лишь тормозить его и создавать лишний шум.

Отведя коня подальше от лагеря, рыцарь остановился, внимательно огляделся, прислушался. Вокруг не было никого... Сейчас он бы непременно заметил. Положив открытую ладонь на морду тихо похрапывающего жеребца, Салливан заглянул в глаза животному. Остался удовлетворен увиденным, расширившиеся зрачки уже не следили за рукой, не бегали неспокойно и встревоженно, как несколько минут назад. Агринский жеребец был непривычно спокоен и смотрел в одну точку практически не мигая. Достав из подсумка при седле специально приготовленную ткань, рыцарь быстро обвязал ею копыта коня, обеспечивая максимальную тишину передвижения. Резко выпрямившись на секунду замер, ожидая легкого головокружения. Но вместо этого только ухмыльнулся, заметив, что сумерки вокруг не сгущаются, а наоборот - хаотичными, чернильными разводами отступают в стороны, словно разгоняемые его взглядом. Легко вскочив в седло Салливан сладко потянулся, с трудом сопротивляясь накатывающему чувству эйфории. Нужно было торопиться.

В голове в мельчайших подробностях всплыла карта, которую он показывал Остину, разъясняя маршрут движения группы. Шпоры легко коснулись боков коня, деревья быстро и мягко понеслись мимо.

Чуть тронув поводья Салливан замедлился. Плывущие по ночному небу тучи то и дело закрывали острый серп молодого месяца. Но ему это совершенно не мешало. Следы подкованных копыт проглядывались даже на иссушенной земле. Чуть наклонившись в седле он пригляделся внимательнее. На развилке лесной тропы свернул налево. Снова понесся вскачь. Спустя пол часа наконец нашел то, что искал... И что так надеялся не найти...

На проселочной дороге темнели опасные для всадника, глубокие колеи. Тяжело груженые телеги беженцев разбили их еще во время последних дождей. С тех пор тут было не слишком людно. Салливан мог бы и не заметить, что кромки высохшей грязи кое-где сбиты, тут и там виднеется земляная крошка, выбитая из пересушенной земли резким ударом копыта. Но в десяти шагах впереди в лес уводила свежепротоптанная тропинка, проглядеть которую было невозможно. Спешившись рыцарь склонился над дорогой, быстро исследую малейшие знаки, восстанавливая картину событий, произошедших здесь несколько часов назад. Оставленный конь стоял совершенно неподвижно, ни всхрапнул, ни разу не дернул ухом. Внимательно рассмотрев обочину Салливан нашел темнеющее сквозь низкорослый кустарник пятно, потом еще и еще одно. Рядом с тропой, уводящей в лес, и вовсе была большая, еще поблескивающая лужа густеющей крови. Здесь добивали раненых. Тихо, на полусогнутых пройдя по следу примятой травы он заглянул в маленький, поросший колючим репейником, овражек.

Шесть человек лежали в разных позах, кто уткнувшись лицом в сухую, жесткую траву на склоне, кто устремив остекленевший взгляд в небо. Некоторых частей доспехов недоставало, однако нагрудники, крепко прибитые к безжизненным телам арбалетными болтами - брать побрезговали. Или просто торопились. Салливан не мог рассмотреть лицо каждого рыцаря, хотя бы потому, что не у всех оно уцелело, но детали лат и одежды позволяли утверждать, что Остина и Бена в овраге не было.

Вернувшись за конем рыцарь углубился в лес, кинув последний взгляд в сторону овражка. Он ехал практически бесшумно, хорошо различая тропинку, протоптанную отрядом всадников. Выйдя на более широкую, петляющую меж старых дубов дорогу - ускорился. Не теряя следов и видя все далеко вперед из-за редеющего подлеска.

Гр-р-рёбаные сукины дети... Мерзкие, вонючие твари... Подлый, безродный мерзавец... И почему сейчас? Именно в последний раз? Твою мать, только разреветься не хватало...

Остин шмыгнул разбитым носом, стараясь производить как можно меньше шума. Его было невыносимо стыдно, да к тому же не хотелось снова получить по морде, но тошнотворная, вызывающая мелкую дрожь обида - поднималась из глубины живота, вызывая невыносимое жжение в носу. И заставляя новые и новые капли скатываться по грязным щекам, размывая запекшуюся кровь. В семи шагах от него негромко переговаривались несколько человек, жаря на костерке, разведенном в маленькой ямке, что-то напоминающее толстенных крыс. Один из наемников, видимо главный, тоже сильно смахивал на крысу. Чуть вытянутое лицо, крупные передние зубы, взъерошенные сальные волосы... и внимательные, абсолютно безжалостные глаза. Он был довольно высок ростом и, несмотря на сухощавое сложение, заметно силен. Оголенные жилистые предплечья, освещенные тусклыми отсветами костра, напоминали хищные лапы какого-нибудь мерзкого упыря. Остин поежился, вспоминая узкий, трехгранный наконечник стрелы, замеревший в дюйме от его левого глаза. И пока добивали других рыцарей - юноша безмолвно таращился на тусклое железо у своего лица, боясь пошевелиться, заговорить, вздохнуть...

Он и сейчас боялся. Малейшая перемена в обстановке могла означать, что наконец примутся за него. Когда кто-нибудь из наемников вставал, резко шевелился или заговаривал чуть громче - Остин вздрагивал, нервно сглатывая густую слюну с солоноватым привкусом крови. Сейчас, заметив новую группу темных силуэтов, тихо выходящих из зарослей, он безошибочно понял, что пришли за ним.

Грубо подхватив под руки, связанные за спиной, его резко подняли. Остин не устоял, из-за долгого сидения в неудобной позе ноги затекли и он чуть не завалился на бок. Один из тащивших его воспринял это как сопротивление. Коротким ударом кулака смял уже распухший нос юноши в другую сторону. В глазах сверкнула ослепительная вспышка боли. Остин подавился собственным вскриком. Не в силах отдышаться, он вызвал в памяти сокровенный образ...

Местами поблекшая и потрескавшаяся от времени фреска в одном из залов замка Келли. Старая, облупившаяся... и потрясающе прекрасная. Изображающая парусную лодку, с парой рыбаков, вытаскивающих из лазурного моря сети полные рыбы... Полные морского окуня, как представлял Остин будучи мальчишкой.

Смогу ли я плавать в соленой воде? И много ли там этого блядского окуня?

Путающиеся мысли юноши прервал внезапный удар в грудь.

Салливан скрежетнул зубами. Болт, мгновение назад пущенный в темноту, точно скользнул под пятое ребро, разрывая сердце и даря мгновенную смерть. Остин обмяк в руках наемников. На поляне поднялся переполох, замелькали встревоженные силуэты, послышался лязг обнажаемого оружия. Рыцарь мягко положил арбалет на толстую подушку мха и беззвучно скрылся в зарослях.

Треклятый случай... засратый рок... бедный парень... Столько надежд, столько планов... и псу под хвост. Всего один просчет! А ведь я начинал верить, что все удастся. Даже когда он ломился вперед с выпученными от ужаса глазами. Понятно, что это было необходимо. Одного происхождения мало - нужна репутация, нужна слава... Мать ее так! Что... что черт возьми? Интересно...

Салливан остановился, пригнулся еще ниже, положив руку на длинную рукоять эспадона. Но пока просто держал меч в ножнах в левой руке, не спеша обнажать, не шевелясь, напряженно прислушиваясь и ловя малейшие колебания воздуха. Рядом с крупным агринским жеребцом, неестественно замеревшим на месте, похожим на каменное изваяние, стоял человек.

- Я вижу, вы тоже нашли их, сир... - в голосе Бена послышался невысказанный вопрос. - Понимаю, вам хватило смелости на то, что не смог сделать я. Залпом из засады подо мной убили лошадь. Я тоже секанул одного, но их было слишком много и наши уже валились с седел... Уже потом я вернулся и пересчитал тела. И пошел следом.

Гвардеец стоял ровно, не таясь, явно не ощущая и не излучая опасности.

- Не ранен? - тихо спросил Салливан.

- Нет, сир. Благодарю, я в порядке. Прошу, простите за...

- Красивый кинжал, - так же тихо перебил рыцарь, заметив за поясом молодого человека золоченое навершие, вызывающе блеснувшее в свете молодого месяца.

- Сир Остин... Он подарил. В благодарность за помощь, там, в деревне, - Бен слегка опустил голову, его голос стал чуть глуше. Слегка ссутулив плечи гвардеец громко выдохнул. - Я, конечно, отказывался, но...

- Это стилет с именем и историей, - задумчиво проговорил Салливан. - Дом Келли владел им семь поколений... Шепот смерти передавался от отца к сыну более двухсот лет... И Остин просто отдал его тебе?

Бен мягко и бесшумно выхватил из ножен одноручный, обоюдоострый клинок, тем же широким, размашистым движением снизу стараясь достать лицо рыцаря. Салливан ушел от удара поворотом корпуса, обнажая эспадон. Ловкой подсечкой попытался выбить противника из равновесия, но в дюйме от его стопы лесную подстилку полоснул самый кончик меча гвардейца. Оба отпрянули на шаг назад. Не произнося ни слова, не сводя глаз с рук врага закружили по поляне. Бен кинулся вперед, широко рубя сверху, Салливан без труда отбил удар, но в последний момент заметил проблеск стилета в левой руке гвардейца. Окованный железом правый локоть рыцаря метнулся вниз еще до того, как острие кинжала скрежетнуло по витиеватой чеканке стального панциря. Рука Бена неестественно вывернулась, на миг оказавшись между кирасой и локтем более крупного противника. Отчетливо хрустнуло запястье. Левая рука Салливана с занесенным мечом метнулась вниз, из-за слишком короткой дистанции достав лицо гвардейца не лезвием, а простой, крестообразной гардой, ломая скуловую кость и прерывая крик, готовый вырваться из глотки юноши.

За этот короткий бой железо лязгнуло о железо лишь дважды. Один раз меч о меч и второй - кинжал о кирасу. Салливан наклонился, поднял стилет, держа за золоченое навершие двумя пальцами. Вгляделся в полированное лезвие клинка, вычурные обводы рукояти... Презрительно скривился.

Яркая, вульгарная безделушка. Только плебей или безусый юнец мог польститься на такую дрянь, приняв фальшивый блеск за выражение ценности. И это хорошо... А то я, чего доброго, купился бы на деланные вздохи и скорбную мину шелудивого пса.

Уловив обостренным слухом далекий шорох шагов рыщущих по лесу наемников - рыцарь небрежным движением отшвырнул кинжал в траву. Направился к коню, за все это время ни разу не шевельнувшемуся. Каблуком сапога, чуть стертым с внешней стороны, проходя наступил на горло распростертому гвардейцу. Тот будто икнул, содрогнувшись всем телом. Его левая нога наконец перестала мелко подрагивать...

Салливан пришпорил коня, петляя между корявыми, старыми дубами. Возвращаться той же дорогой было опасно. Нужно было сделать крюк. Он ехал, обшаривая цепким взглядом светлеющие опушки, оценивая колышущиеся тени. И снова проклиная вынудившие его обстоятельства.

Такие планы... И разрушил собственной рукой. Хотя нет, я разрушил их еще когда сообщил Остину то, что знать ему было неположено. Враги не должны были догадаться, что войско идет следом через русло Пустой. Один глупец хотел научить другого мыслить... Научить смотреть не только под ноги... Желая воплотить свои собственные наивные мечты.

Салливан крепко сжал зубы, вспоминая о планах, теперь безвозвратно потерянных.

Ополоумевшего старика мягко сменить на родовитого смельчака. Еще бы пара лет и мне бы удалось поменять Фрейзера на Келли без лишнего шума. Влить в орден молодую кровь, не проливая старой... А может стоило направить всех собственной рукой. И раздавить горло посмевшим роптать? Перебить сотни рыцарей? Нет... Есть средства, которые не оправдать даже праведной целью... Ордену должен служить человек. Иначе какой в этом смысл.

Пройдя максимально безопасным маршрутом Салливан въехал в лагерь небесных на рассвете. Уже по лицам первых часовых, преувеличенно спокойных и суровых, стало ясно - что-то не так. Вокруг холма, поросшего огромными секвойями, было слишком много рыцарей в полном вооружении. Перед фон Элликотом расступались, но толпа становилась все гуще. Спешившемуся офицеру пришлось поработать локтями, что бы протиснуться дальше. Увидев приспущенный штандарт небесных он остановился, дурное предчувствие нарастало.

Один из высших офицеров выступал с речью. Судя по скорбному, но вдохновенному тону - служившей одновременно эпитафией и напутствием. Салливан не верил своим ушам. Не хотел верить, пока не наткнулся взглядом на высокого, статного дворянина одетого в измятую дорожную одежду. Благородные черты лица полностью соответствовали тону произносимой речи. Траурно-торжественная мина Уолтера фон Аддерли была по-настоящему убедительной. Салливан прищурился, неосознанно сжал кулак. До хруста. Боясь, что не сможет долго противиться накатывающим желаниям - развернулся и растолкав толпившихся вокруг пошел прочь.

С холма все еще доносились обрывки напыщенных слов о том, чего бы хотел для ордена погибший лорд Фрейзер. Мысли в голове Салливана метались с болезненной четкостью сменяя одна другую.

Упал с лошади! Как же! И, вероятно, случайно угодил на лезвия убийц... Какая чушь! Чушь! Чушь! И Аддерли тут как тут... Совершенно случайно прибыл одновременно с новым предложением от Тафта.

Рыцарь не был удивлен, что наемники Элрина переметнулись к лиге. Он предполагал подобное. Что лайонелиты окажутся в этом замешаны - тоже не стало неожиданностью. Но что его самого призовут на помощь железным львам... что небесные объединятся с извечными врагами, для защиты от надуманной угрозы... Инциденты на границе с Леммасом случались регулярно и графства уже давно решали их самостоятельно. Салливан закусил губу, точно осознав что же произошло в его отсутствие.

Должно быть старик так же посмеялся над заверениями в необходимости союза с лайонелитами и лигой, перед лицом внешнего врага. Наверняка даже плюнул в лицо предложившему подобное и пригрозил вздернуть за одни только помыслы. Чем и подписал себе смертный приговор... Что ж, возможно Фрейзер погиб, как и мечтал - в сражении. Достиг того, к чему стремился... сильный человек. А все эти крики - о спасении Бирны, спасении ордена... Нужны только что бы заглушить звон монет в карманах продажных командиров. Не позволят пустой гордыне погубить родную страну... Ага, как же! Даже звучит паршиво. Грязные рты изрыгают слова о чести, пятная гнилью алчности само понятие...

Вскакивая в седло Салливан вдруг почуял странный запах. Точно мысли о гнили материализовались и теперь ощутимо смердели. Легкий порыв ветра принес очередную волну тяжелого духа. В тридцати шагах от себя рыцарь заметил группу примерно в тридцать наемников. Один из свободных скакунов был практически полностью скрыт попоной с глухим капором. Но даже под плотной тканью было заметно, что с животным что-то не так. Лошадь была совершенно неподвижна, только правая ноздря слегка подергивалась, а изо рта свисала длинная нить розоватой слюны. Шагом проезжая мимо, Салливан вгляделся внимательнее. Обостренное обоняние точно распознало слащавый смрад разложения. А наметанный глаз определил схожее состояние его агринского жеребца и кобылы, скрытой попоной. Недостающие детали пазла дополнили картину.

Готов спорить, что это лошадь Аддерли. Некромант и знаток тонкой алхимии... Я знал, что этот зверь не прост. И теперь окончательно ясно, почему мой пес решился сменить хозяев. Видимо этот кудесник таки сумел подобрать для Бена средство, похожее на моё. Но ишак тоже похож на лошадь, слепому или идиоту не отличить. Хорошо, что хоть в этом он мне уступает...

Проезжая мимо отряда наемников Салливан узнал их вожака. Долговязого, похожего на крысу, с маленькими светло-карими глазами. Рыцарь шумно втянул воздух через нос, откашлялся прочистив горло и смачно сплюнул прямо ему под ноги. Убедившись, что теперь то его наверняка заметили - быстрой рысью выехал через один из постов. Бойцы еле успели отодвинуть ощетинившийся кольями заслон, давая ему дорогу. Салливан резко свесился с седла, подхватывая прямоугольный щит одного из часовых, прислоненный к дереву и не реагируя на нерешительные оклики молодого рыцаря дал шпоры коню. Он знал, что за человеком, оставившим войско в такой момент непременно вышлют погоню. Что бы не допустить массового дезертирства необходимо было жестко пресекать подобное. Так же Салливан не сомневался, что небесных не решаться отправить за ним. Какой бы спорной и неоднозначной ни была его репутация в ордене - фон Элликот все же пользовался заслуженным уважением.

И сейчас понимая, что по-большому счету не может повлиять на глобальные события - наконец расслабился. Расслабился как человек неспособный перебить всех комаров в лесу, но твердо решивший передавить тех, что уже присосались. Повернув направо на развилке дороги он специально зацепил раскидистый куст жимолости, оставляя следы, достаточно заметные даже для крохотных, светло-карих, крысиных глазок...

На юго-западе, в нескольких часах пути, находилась широкая излучина Севенны. Салливан невесело усмехнулся, рассуждая, что поход начался с форсирования этой реки и закончится тем же, пусть и сотнями миль ниже по течению. Он знал подходящее место, составил вполне удовлетворительный план и наконец позволил себе отдаться сладковатой дрожи, все еще ощутимой во всем теле. Не сбавляя хода слегка вращал предплечьем, прижимая руку плотнее к раструбу латной перчатки, доходящей почти до локтя. Широкая шелковая лента до сих пор была влажной.

Посреди реки был небольшой островок, длинной примерно в тысячу и шириной всего в сотню шагов. Поросший по берегам камышами и кустистыми вербами, он был важным этапом пути на тот берег. Сильное течение вполне могло снести человека, преодолевающего реку вплавь или верхом. А между тем узкая, песчаная полоска пляжа на противоположном берегу, пригодная для того, что бы выбраться из воды - длинной не превышала той же тысячи шагов. Дальше берега становились все круче и не позволяли затащить наверх коня или взобраться самому. Необходимо было войти в воду максимально близко к северному концу островка, что бы течение вынесло тебя к южному. Потом пешком снова подняться выше и повторить то же самое, переплывая вторую половину реки, надеясь, что тебя не пронесет мимо пологого участка берега.

Салливан выехал на отмель. Вглядываясь в редколесье заметил далекие фигурки, мелькающие между деревьев. Ждал, пока заметят и его. Всадники наконец выехали на берег. Шестеро. Рыцарь беглым взглядом оценил всех, криво ухмыльнулся, погнал коня на глубину. Сзади послышались окрики и стук копыт, приглушаемые шумом воды. По щиту, закинутому за спину, легко лязгнуло. Салливан улыбнулся по-настоящему, широко и кровожадно. Добравшись до островка зашелестел камышами. Оглянулся на плывущих следом, легко различил намокшие патлы, облепившие череп крысообразного наемника. И длинный тисовый лук за его спиной. Спешился, потирая предплечье и заводя коня глубже в камыши.

Протоптанную рыцарем тропку было хорошо видно с воды, но течение не позволило всем наемникам пойти точно по следу. Понукая кобылу, измотанную бешеной скачкой и тяжелым заплывом - один из них миновал прибрежную линию камыша, выезжая на ровную, поросшую осокой площадку. Его всклокоченная борода, похоже, хранила воспоминания обо всей жирной пище, что когда-либо доставалась кряжистому детине. И задумчиво озираясь по сторонам он не переставал теребить ее свободной рукой, другой потирая рукоять выглядывающей из ножен кривой сабли. Обнажить оружие бородатый так и не успел. Не известно, что он ожидал здесь встретить, но вид выскакивающего из камышей рыцаря, с ног до головы забрызганного кровью, заставил его буквально остолбенеть. Возможно - всего на секунду, но этого оказалось достаточно, что бы длинный клинок эспадона разворотил ему бок, прорубая ребра и рассекая внутренности.

- Минус два... - прошептал себе под нос Салливан.

Бородатый безжизненным мешком вывалился из седла, чуть не развалившись пополам. Испуганная лошадь рванулась в воду. Рыцарь проводил ее взглядом, про себя отметив, что испуганная и неуправляемая - она наверняка утонет. Вдруг дернув головой прислушался, различил шелест камышей и близкое сопение коня. Быстро и тихо, на полусогнутых, скрылся в зарослях.

Идя по щиколотку в воде, стараясь не раскачивать высокие стебли рогоза, Салливан подкрадывался к низкорослому всаднику на вороном коне. Тот явно не спешил выезжать на открытое место. Чуть слышным шепотом успокаивая стригущего ушами жеребца, медленно водил из стороны в сторону заряженным арбалетом. Слегка поведя затекшими плечами, наемник шмыгнул носом. Тихо сплюнул, почему-то не сводя глаз с корявой дикой груши, росшей на небольшом холмике посреди острова. Однако сплюнув не глядя - случайно попал на ухо коню. Тот тряхнул головой, словно отгоняя слепня. Арбалетчик на секунду отвлекся успокаивая животное и слишком поздно заметил метнувшийся в его сторону крупный силуэт. Падая на одно колено Салливан ушел от выстрела, широким взмахом перерубив переднюю ногу коня. Громкий крик и полное боли ржание слышались далеко вокруг.

Два наемника ехали шагом, подминая высокую траву посреди островка. Они слышали шум, но опыт подсказывал, что ломиться в густые прибрежные заросли не стоит. Сейчас, находясь на открытом месте, можно было издалека заметить врага. А значит - куда больше шансов реализовать численный перевес. У небольшого холма, под корявой грушей, что-то мелькнуло. Всадники переглянулись, пошли рысью. С расстояния в сто пятьдесят шагов уже можно было четко различить большой, прямоугольный щит небесных, крашеный наискось в белый и синий. Из высокой травы выглядывала в основном белая половина, а более молодой из двух наемников даже разглядел макушку рыцаря, мелькнувшую сверху. Но арбалет разглядеть не смог. Болт вошел в грудь его коня по оперение. Перелетая через голову рухнувшего скакуна, коротко стриженый парень крепко зажмурился, предвкушая болезненное падение. Однако ему повезло, высокая, густая осока смягчила приземление. Тряхнув головой, отплевавшись и смахнув пару зеленых стеблей с головы - молодой наемник кинулся на помощь товарищу, уже готовому схватиться с рыцарем.

Салливан выпустил из руки арбалет и еще до того, как он упал - приготовился встретить несущегося на него всадника. Эспадон, только что воткнутый в землю, ловко вспорхнул вверх, и неподвижно застыл выставленный над щитом. Неудачно ударив коротким копьем, наемник пронесся мимо. Сделав небольшой круг развернулся и вновь ринулся в атаку. Салливан замер, ожидая такого же укола. Подпустив врага как можно ближе, в последний момент дернул щитом прикрывая голову и широким взмахом меча, не глядя достал проносящегося мимо коня. Острие эспадона подсекло сухожилия, жеребец припадая на заднюю ногу сделал еще несколько неуклюжих шагов и завалился на бок. Всадник по инерции полетел вперед, кувыркаясь в высокой траве.

Меч фон Элликота, полновесный двуручник, был слишком тяжел для подобных ударов. Даже самый рослый и крепкий воин не смог бы владеть им одной рукой. Салливан тоже не мог. Обычно. Сейчас же он просто пошевелил плечом, ощущая чуть растянутые связки и снова принял стойку. Острие эспадона, выставленное над тяжелым щитом, следило за ближайшим из двух наемников.

Зеленый ковер колышущейся на ветру осоки утаптывался все больше. Умело блокировав несколько выпадов Салливан уже было решил, что держать обоих в поле зрения ему вполне по силам. Но в следующую секунду тяжелая стрела срикошетила от края щита, надорвав железную окантовку и брызнув щепками прямо в глаза рыцарю. Двигаясь по дуге вокруг сражающихся, неспешно натягивал тетиву тот самый, крысообразный тип, запомнившийся Салливану. Стараясь не высовываться из-за щита рыцарь попятился за дикую грушу. Пытаясь маневрировать так, что бы между ним и конным стрелком все время оставалось дерево, он начал действовать активнее. Наемник, нагло наскочивший на Салливана слева, получил торцом щита по рукам, торопясь разорвать дистанцию - запутался в высокой траве. Никакой одноручный меч не смог бы достать упавшего, не хватило бы длинны клинка. Эспадон достал, длинным уколом разрывая пах. Раненый страшно взвыл, пытаясь руками остановить хлещущую из раны кровь. Второй пеший кинулся вперед с высоко занесенным палашом, метя в незащищенную голову рыцаря. Салливан отпрянул, клинок наемника гулко лязгнул по стальному наплечнику, оставляя вмятину на дорогой чеканке. Из-за дерева показался крысомордый. Резко рванув вперед, так, что хрустнули колени, фон Элликот промчался мимо наемника, отскочившего в сторону. Ухая по земле тяжелыми сапогами понесся прямо на всадника. Лучник явно не ожидал такого и бестолково выстрелив в край щита попытался уйти от столкновения. Конь, получивший шпорами, скакнул вперед, испугавшись прущего на него большого щита - встал на дыбы, молотя в воздухе подкованными копытами. Салливан нырнул в сторону, резким взмахом эспадона рассекая живот скакуна и перерубая подпругу седла. Крысомордый ловко отскочил от бьющегося в агонии животного, перекатился и широченными шагами побежал прочь. Рыцарь повернулся всем корпусом, почувствовав приближение врага. В следующую секунду широкий палаш глухо врубился в вязкую древесину соснового щита. Не давая противнику опомниться, Салливан мощным движением рванул влево, вырывая оружие из рук наемника. Тот даже не пытался бороться. Упустив меч подобрался и неуклюжим, заячьим прыжком попытался отскочить в сторону. Последние два дюйма длинного клинка все же достали его. Полоснув по пояснице рассекли позвоночник.

Чуть не чиркнув оперением по уху мимо просвистела стрела. Салливан снова скрылся за щитом, подавив расплывшуюся было улыбку. Бой был еще не окончен.

- Ты бы еще с того берега стрелял, - рыцарю не нужно было изображать презрение. Немного охрипший голос как нельзя лучше подчеркивал насмешку. - Подойди ближе, если глаза подводят. Может повезет...

Высокий наемник опустил лук с очередной стрелой, уже наложенной на тетиву. Его светло-карие крысиные глазки смотрели злобно и внимательно.

- А ты бы еще за земляным валом укрылся, - он говорил в нос и глотал окончания слов. - И не тяжко старику столько барахла таскать?

- Сейчас покажу какой я старик.

- Уже показал... - улыбаясь одними губами громко прогундосил крысомордый. - Старик-мясник! Хех...

Салливан чуть прищурил глаза. Вокруг и правда было много крови. А еще стонов и криков. Он только сейчас обратил внимание на то, как тонко всхлипывает юнец с разрубленным пахом, уже заметно ослабев. Как протяжно подвывает наемник с перебитым позвоночником, бессильно загребая землю скрюченными руками, вырывая новые и новые пучки зеленой травы. Одна из лошадей тоже еще подавала признаки жизни, то и дело оглашая остров пронзительным ржанием.

- Но мясники опасны только баранам, - продолжил лучник, проглатывая окончания слов. - Тем, кто сам идет на убой, - только закончив говорить он пустил стрелу, звучно вбившуюся между плотно подогнанными досками щита.

Темное жало пробившегося на уровне глаз наконечника - глядело на Салливана будто любопытная крысиная мордочка. Он хрипло хохотнул предвкушая потеху.

Настичь осторожного наемника было непросто. Высокий, долговязый, в простом кожаном нагруднике и с легким луком - он был куда подвижнее тяжело вооруженного рыцаря в полных латах. Висевший за его спиной колчан со стрелами, казалось, был неистощим. Все дело в том, что стрелял крысомордый не часто. Несколько раз обойдя остров из конца в конец, он не выказывал никаких признаков усталости или невнимательности. Когда Салливан открывался чуть больше обычного - быстро и точно пускал стрелу, натягивая тетиву отработанным, мощным движением и практически не целясь. Верхняя кромка массивного щита, особенно правый угол, уже была выщерблена словно ударами топора. Рыцарь жалел, что не взял с собой шлема. Очередной выстрел, намеренно сделанный точно в середину щита, пробился между досками ощутимо ткнувшись в левое предплечье. Латная перчатка выдержала удар. Салливан никогда не экономил на оружии и доспехах. Почувствовав заинтересованный, особенно внимательный взгляд наемника, он опустил щит чуть ниже линии глаз и отрицательно мотнул головой. Нижняя часть лица рыцаря оставалась скрыта, но лучник понял, что он улыбается.

- Зря скалишься, старик. У меня еще куча попыток.

Очередной выстрел едва не достиг цели. Стрела рассекла воздух в каком-то дюйме от макушки Салливана.

- Так сжалься над бедолагой! - рыцарь мечом указал на уже охрипшего бойца с рассеченным позвоночником. Было видно, что теперь в крови даже его руки, но раненый продолжал цепляться за острую осоку, в тщетных попытках куда-то отползти.

- Ага... Щ-щ-щас! - крысомордый изобразил вызывающий жест, во всем мире означающий примерно одно и тоже.

- Боишься? - Салливан на мгновение опустил щит, провоцируя противника. - Правильно боишься. Ведь твоя куча все меньше. Ну ничего... ничего...

Снова укрывшись за щитом он двинулся вперед. Раненый, хрипящий и постоянно сплевывающий наемник, копошился как раз между лучником и рыцарем. Крысомордый пренебрежительно ухмыльнулся, легкими шагами отдаляясь на безопасное расстояние. Он надеялся, что противник ненадолго отвлечется добивая раненого, возможно чуть откроется...

Проходя мимо обездвиженного наемника Салливан даже не взглянул вниз. Тяжелый сапог с отчетливым хрустом вмял в землю руку, изрезанную осокой. Невнятное бормотание переросло в визг, потом в хрип, потом в кашель. Рыцарь не обращал на это внимание, неотрывно следуя за отступающим лучником.

Они кружили по островку, вытаптывая все новые и новые тропинки. Стоны и всхлипы умирающих звучали все тише. Солнце клонилось к западу. Внимание крысомордого, в очередной раз меняющего направление, привлек хорошо различимый шорох, доносящийся из зарослей камыша. Он кинул быстрый взгляд на противника, явно ускорившегося, что бы отрезать его от источника шума.

- Опусти лук, кретин, - Салливан замер на месте, не приближаясь к наемнику, что бы не спровоцировать на выстрел. - И целься в меня, а не в коня. Да-да, ты молодец, нашел его. Но подумай, хорек безрукий, как будешь до своих добираться, если вдруг я тебя не зарублю? А? Пешком что ли догонять? Давай так - конь нужен обоим. Так что без глупостей, - крысомордый коротко кивнул, соглашаясь. - В-о-от. А ты не такой тупой, каким кажешься. В награду я тебя придушу... быстрее чем собирался.

Салливан не шутил. Действительно стоило торопиться. Жеребец зашевелился потому, что средство переставало действовать. А значит и у рыцаря скоро начнут иссякать силы. Готовя составы он рассчитывал время действия, теперь необходимо было в него уложиться. Ноги заработали быстрее. Явно удивив врага Салливан перешел на бег. Набрать большую скорость не позволял щит, но и такой темп выдерживать долго, сохраняя при этом необходимую осторожность и внимательность - было очень не просто. Два вдоха через рот - выдох через нос, два вдоха - выдох, два вдоха - выдох... Наемник отбегал без видимых усилий переставляя длинные ноги. Но когда он оказывался достаточно близко - можно было различить крупные капли пота и липнущие к лицу волосы. Внезапный выстрел из неудобного положения ушел ниже щита, ныряя в траву и ударяя по голени. Наконечник лишь звякнул о поножи не причинив вреда, но рыцарь негромко рыкнул и чуть припадая на левую ногу быстрее забухал сапогами. Крысомордый торжествующе осклабился, щуря крохотные глазки. Петляя из стороны в сторону он выстрелил по ногам еще трижды. Салливан отзывался короткими, невнятными оскорблениями.

На очередном повороте он споткнулся, быстро закрывшись щитом встал на одно колено. Громко сплюнул. Осторожно выглянув сбоку - чуть не получил стрелу в глаз. В последний момент дернув головой спрятался за крепкую сосновую доску. С еле слышным кряхтением поднялся на ноги. Любой другой человек не услышал бы крадущихся шагов наемника, заходящего слева по короткой дуге. Не услышал бы и Салливан, покружи они еще какое-то время... Неосознанно потерев левое предплечье, рыцарь вдруг выскочил из-за щита и рванул вперед, кое-как прикрывая лицо правой рукой.

Крысомордый выстрелил, тяжелый трехгранный наконечник пробил стальные наручи, но вошел не глубоко, всего на половину длинны. Салливан никогда не экономил на доспехах и оружии... И, разумеется, его не остановило пустяковое ранение. Несясь так, что клочья травы вылетали из под ног, он молча мчался на врага.

Внимательные, свето-карие глаза напряженно оценивали все уменьшающееся расстояние. Возможно, времени хватило бы еще на один выстрел, но уверенности, что он остановит цель - не было никакой. Видя, что вместе со щитом рыцарь бросил и меч, наемник потянулся к рукояти длинного охотничьего ножа. Но в последний момент жесткие, грубые черты лица переменились. Развернувшись он что было сил бросился к камышам.

Но то ли этих сил не хватило, то ли крысомордый просто не успел набрать скорость - плечистый, массивный рыцарь в полной броне сшиб его с ног будто огромное железное ядро, пущенное из катапульты. Пропахав солидную борозду в сырой земле наемник тем не менее не отказался от борьбы и с отчаянной яростью загнанного зверя принялся вырываться и молотить оказавшегося сверху противника.

Салливан не торопился. Мелькающие тут и там сильные, жилистые, длиннопалые будто у мерзкого упыря руки - совершенно его не беспокоили. Заслонившись от нового удара рыцарь поймал наемника за кисть. Крутанул, словно вырывая кусок из каравая. Слыша приглушенный хруст слабо улыбнулся. Его бой закончился вместе с бегом. С самым быстрым и тяжелым бегом в жизни. Теперь он постепенно успокаивался, приходя в себя, стараясь восстановить дыхание. Бешено извивающееся под ним тело напомнило о рыбе, бессильно бьющейся в руках рыбака. Цепочка ассоциаций привела к Остину... Как то раз, глубокой ночью, он слышал, как парень разговаривает во сне. Что-то о море, о плавании, о рыбе...

Блуждающий взгляд Салливана вдруг сфокусировался на окровавленной крысоподобной морде, оскаленной в дикой панике. Он не помнил, когда успел так помять это мерзкое лицо. Но точно знал, что может лучше. Стальные сегменты латной перчатки тихо лязгнули, плотно охватывая тяжелый, крепкий кулак.


Глава 6

Последние отсветы заката были не алыми, а золотыми. Джастин как то слышал, что это к похолоданию. И немного побаивался ночи, еще более холодной чем предыдущая. Стараясь напоследок уловить чуть больше тепла, он шел по бровке лесной тропинки, наступая на излучающие мягкий желтый свет полосы. Но косые лучи все реже проваливались до земли, скользя по самым верхушкам ярких осенних крон.

- Бенджамин говорил, что небо и железо пойдут за золотом, - прервал молчание, длившееся уже пару минут Джастин. - Добиться чего-то более внятного было непросто. Но все же я смог вытянуть несколько слов о знаменах, будто бы виденных им издалека.

Салливан мягко ступал рядом. Он смотрел прямо перед собой, так что непонятно было - слушает ли вообще. Тяжелый жеребец неспешно шагал следом, совершенно равнодушный к воспоминаниям людей, но чувствительный к настроению хозяина.

- Я же - видел достаточно, - продолжал Джастин, - что бы верить... в необъяснимые вещи. В том числе - в странные способности и возможности Бенджамина. Хоть и не уверен, что все обстояло именно так, как преподносил он. Поверив, что его слова не пустой бред, я начал связывать одно с другим. Подмоги все не было... А небо и железо - были символами рыцарских орденов. Лайонелиты и небесные пошли за золотом... За лигой. За Редакаром. В это было трудно поверить.

Рыцарь повернул голову, встретившись со спутником взглядом.

- Мне тоже...

В голове Салливана медленно перемалывались десятки мыслей и образов. Затягивая все глубже в темный омут воспоминаний.

- Понимаешь, Остин... - он оборвал сам себя поняв, что оговорился. Чуть громче выдохнул через нос и продолжил быстрее. - Джастин. В этой истории хватало всякого дерьма. У нас обоих. Но по-настоящему досадно то, что любое устремление, любое действие может привести к фатальным последствиям с одинаковой вероятностью. Ошибка обнаруживается слишком поздно, когда уже ничего не изменить, - он будто снова услышал шипение болта посылаемого в темноту. - Я сделал то, что должен был. Во благо ордена. Но, как оказалось, парень погиб напрасно.

- А когда перебил тех подонков... Лучше стало?

- Не то что бы... - Салливан почти спокойно пожал плечами, на самом деле раздумывая над вопросом. - Но какое-то время было приятно. И к тому же - это только начало. Ведь до других дотянуться не так просто. Пока.

- Будешь мстить?

Рыцарь проигнорировал вопрос. Он рассеянно поглядывал по сторонам.

- Скоро стемнеет. Не пора ли подыскать подходящую опушку? - по тону и мине Салливана было ясно, что он имеет в виду.

- Я в отличной форме, если ты об этом, - запротестовал Джастин. - Могу отмахать еще столько же. Без проблем. И чувствую себя уже куда лучше. Если не против, можем продолжить путь. На ходу все равно теплее. Думаю, - он легко улыбнулся, - на меня так повлиял чудодейственный кролик... и приятная компания. Ведь и того, и другого я не встречал довольно давно.

- Да-а-а... Кролики и правда были что надо, - хохотнув в усы Салливан быстрым взглядом скользнул по подсумку при седле, прикидывая, на сколько еще хватит средства и где можно найти нужные ингредиенты.

Тусклые сумерки быстро перетекли в ночь. Спутники шли так же размеренно и не торопясь. Рассуждая обо всем. Но любая тема вскоре приводила примерно к одному и тому же.

- А безоблачное небо всегда красиво. И всегда немного пугает, - Джастин запрокинул голову на ходу, вглядываясь в далекие скопления звезд. - Но черт возьми... как же внушительно. Смотришь и не веришь.

- Да, - лаконично подтвердил рыцарь.

- Я о том, что еще не так давно, смотря на эти же самые звезды - я думал и чувствовал совершенно другое, - он вспомнил холодную твердость каменного парапете стены. И как свет полной луны, такой большой и такой... пустынной - наводил на самые мрачные размышления. Сильнее всего было именно чувство досады. Обиды на судьбу в целом и на конкретные обстоятельства в частности. - А теперь иду... Живой, здоровый. И такая светлая ночь.

Салливан кивнул, хотя ночь не была особенно светлой.

- Не знаю, как ты, - Джастин не помнил, когда в последний раз говорил с такой охотой, - но я дико непоследователен. Ведь вроде бы люблю жизнь и при этом с самого детства стремлюсь туда, где ее проще всего лишиться. Мой отец был солдатом. И я даже не думал о других путях. И эта возвышенная чушь в академии... Сейчас то понимаю, что все эта романтика и блеск - просто выдумка бардов, да господ, - он украдкой взглянул на рыцаря.

- Я ничего такого не выдумывал, если что. И вообще - ты не слишком оригинален. Думаешь, юные отпрыски благородных домов не жаждут славы? Не грезят битвами и сражениями? Ха! Барды поют везде. Слушают их все. И ничего удивительного. Развевающиеся знамена, чистокровные скакуны, сверкающие латы - что может быть прекраснее, что может сильнее будоражить молодую, горячую кровь? - в тоне Салливана слышалась насмешка. Ироничная, грустная и немного брезгливая. - Но ты то давно понял, что война красива только издалека. Тебя, бывалого солдата, не обмануть внешним лоском, не ослепить сиянием полированной стали... И что теперь?

- Ты знаешь, - Джастин не перенял язвительного тона рыцаря. Говорил просто и спокойно. - Твои раздавленные костяшки куда крепче, чем были в юности. И пусть пальцы не так ловки, пусть музыкантом уже не стать, зато удар выходит действительно тяжелым, - Салливан неосознанно потер правый кулак. - Этим все сказано. Можно ненавидеть такие изменения, можно отрицать их, но так или иначе - мы оба приспособлены для одного. А тот, кто привык держать меч - редко берется за кайло.

Хлопанье крыльев черного ястреба завораживало. Граф Гастман медленно обвел взглядом распростертый перед ним Кардан, восхищение и ужас внушенные навязчивой идеей не отпускали. Долго вглядываясь в собственное знамя, щелкающее на сильном ветру, он видел нечто большее, чем элементы геральдики. В своем сознании феодал-наместник отождествлял себя с хищником, пикирующим на загнанную добычу. Но здесь, на широком балконе лишенном каких либо перилл, такие рассуждения были особенно опасны. Граф старательно напоминал себе, что его тело, к глубочайшему сожалению, куда слабее чем его дух. И не сумеет перенести этого шага. Шага в бездну.

Черный ястреб на бело-синем поле затрепетал яростнее, словно разгневанный таким малодушием. Но Гастман уже справился с наваждением, снова возвращаясь к реальности. Послание от Уолтера фон Аддерли, полученное накануне, полностью соответствовало самым смелым ожиданиям.

Небо обезглавлено... и движется к границе Леммаса вместе с наемниками. Якобы на встречу с силами львов. Якобы для отражения внешней агрессии. А ведь слабовато придумано... Но зато как реализованно! Чертовски ловко, просто чертовски... Уолтер явно куда способнее своего беспомощного сынка. Так красиво исполнил, просто спас положение. Очень деятельный человек. Очень полезный. И значит - весьма опасный. Таких нельзя долго использовать. Но нет... Пока еще рано.

Граф снял с руки мягкую перчатку из черной замши. Положив на открытую ладонь пару секунд наблюдал. Очередной порыв ветра подхватил ее, крутя и переворачивая унес прочь. Словно трепещущую, раненную птицу.

Все они нуждаются во мне. Все имеют силу, только пока я с ними. По одиночке снесет любого из ландфрида. А с падением небесных, изменой Тафта, реальной силой обладает лишь Стенсбери. Слишком жадный для того, что бы с ним воевать. Перекупить алчного извращенца выйдет дешевле. А потом... Кто знает? Может упадет с коня, подобно старому Лису. Да... Раньше умели шутить. И если бы барон Стенсбери был ровесником Лиса Фрейзера - его бы наверняка звали Львом.

Гастман не смог припомнить ни одного зверя, подходящего для высмеивания прославленной жадности и похоти барона, но не стал на этом задерживаться.

Да, Львом. Как самого храброго и благородного...

Губы графа скривились в презрительной усмешке. Он вглядывался в город, раскинувшийся перед ним. И видел целое графство. А потом... Кто знает? Может и всю страну?

Страну... Интересно, что видят сейчас эти беспомощные гордецы? Эти напыщенные дворянчики в залатанных портках и драных кафтанах... Те, что поумнее уже давно знают, что ландфрид - ширма, за которой прячется Гастман. Пусть я порой пускаю туда еще кого, поиграть, подергать за ниточки теша самолюбие. Но некоторые, наверняка, не видят очевидного. Попросту отворачиваются и закрывают глаза мозолистыми ручонками...

Феодал-наместник Кардана взглянул на свою правую ладонь. Крупная, но изящная, с длинными, чуткими пальцами, безукоризненно белая и без малейшей потертости. Лишь белая нить застарелого шрама пересекала четыре пальца памятным пунктиром, отражаясь на ладони более широким, розоватым рубцом со следами стежков. Граф хорошо помнил битву под стенами Нима. А предшествующую ей осаду - помнил еще лучше. Клинок неудачливого убийцы, метившего в грудь, лишь ранил руку. Достаточно быструю и сильную, что бы отклонить удар, а после свернуть шею горе-заговорщику.

И я вполне могу повторить. Не ответившие на мой призыв к драке - сейчас хоронятся по углам. И, кто знает, быть может не всеми двигала трусость? Может кто даже решится на отчаянный шаг, отважится противиться мне? Игрушечные лорды, управляющие своими крохотными городками, переставляющие жалкие кучки бойцов, словно возясь с оловянными солдатиками... Знают ли они, что такое осада? Когда древние стены больше не защищают от врага, а превращают в узника. Оставляя запертых внутри грызться между собой как злобные крысы, щелкая зубами в темноту и пожирая упавших. Я могу напомнить об этом. Ведь сам не забуду. Пятьдесят три дня за стенами Нима...

Обычно полуприкрытые, словно скучающие глаза Гастмана на секунду расширились, отражая все увиденное и пережитое в то кровавое время. Когда он раз за разом отбрасывал атакующих железных львов.

Есть во всем этом некая ирония. Но в политике не может быть вечных врагов или постоянных союзников. Не завидую Ботрайту, хоть и презираю этого выскочку. И вдвойне жалко смотрятся лайонелиты, столько времени ковыряющиеся на перевале. Как бы там ни было - их держат всего полторы сотни дремучих мужиков, пусть даже под командой толкового ублюдка. Ну ничего, уж я то помню, что на одном упрямстве вечно не высидишь. Близится эпилог, рано или поздно - я получу свое.

Предрассветные сумерки еще не расцвели теплыми тонами восходящего солнца, но видимость уже была достаточной. Достаточной для того, что бы продрогший за ночь часовой, лениво патрулирующий территорию, различил подсыхающие следы крови на бесплодной, каменистой почве.

Дежуривший в этот ранний час лейтенант Картер Дей с кислой миной выслушал доклад об очередной находке. И теперь, брезгливо рассматривая изувеченное тело, раздумывал как поступить. Пренеприятнейшая ситуация еще недавно вызвала бы серьезный переполох, но сейчас, после всех предшествующих событий, лейтенант не был уверен, стоит ли будить из-за этого капитана. Труп, найденный в каменоломне, был уже третьим за последние две недели. Да и сам командир гарнизона был не в лучшей форме...

- Ну и где, черт возьми, его ноги? - негромко спросил один из бойцов, уже собиравшихся вокруг найденного тела.

- Где-где... - передразнил кто-то неприятным голосом. - Сожрали ноги то. У этого было че жрать. Смотри, до сих пор пухловат, хоть и схуднул в два раза.

Лежащий на боку боец, вернее - все, что от него осталось, и правда был несколько полноват. Дей не уделял лишнего внимания разглядыванию солдат, но помнил, что этот раньше был реально толстым. Запыленное, небритое лицо хранило следы побоев. Один глаз, приоткрытый и жутко помутневший, как у тухлой рыбы, будто бы удивленно косился на собравшихся. Лейтенанту даже пришло в голову, что так убитый бугай немного похож на Флойда - одного из немногих солдат, к которым он порой обращался по имени.

- Как его звали? - спросил Дей ни к кому конкретно не обращаясь.

- Джори... - угрюмо буркнул один из бойцов. Укоризненно посмотрев на офицера.

Дей ответил надменным, высокомерным взглядом. Ему было жаль беднягу, но показывать этого он не собирался.

- Вы, двое - тащите за голубятню. Лопаты и кирки знаете где. Вперед.

Лейтенант, сложив руки на груди, молча наблюдал как углубляется и расширяется новая могила. Как рассыпаются в прах комья сухой земли под ударами кайла. Разумеется он не собирался произносить над телом погибшего никаких речей. Дей был здесь для другого.

- Надо же... как неразумно, - к группе солдат, капающих могилу, присоединились еще несколько. Державшихся относительно обособленно, вечных спутников Бенджамина. - Зарывать в землю столько мяса, когда живые нуждаются в нем, - гигант грустно приподняв брови наблюдал за растущей ямой. Он выглядел словно огромный, глуповатый щенок, у которого отняли найденную падаль.

Некоторые солдаты, не принадлежащие к привычной свите здоровяка, неприязненно заворчали, кидая осуждающие взгляды. Но среди разросшейся группы людей были и такие, кто предпочел осторожно промолчать.

- Да взгляните внимательнее. Он ведь и так уже мертв.

Резким кивком Дей приказал бойцам, зарывавшим тело, продолжать. Испытующе вгляделся в разные глаза Бенджамина. Но видимо не нашел того, что искал.

- Чертов псих, - процедил он, сплюнув под ноги. И зашагал прочь, касаясь левой рукой навершия изящной рапиры.

Гигант широко улыбнулся вслед уходящему офицеру. Тело все-таки зарыли.

Рональд Брикман наблюдал со стороны. Он давно проснулся, хотя до его вахты было еще немало времени. Слыша отдаленный выкрики Дея, привычной бранью отдающего приказания, лейтенант удовлетворенно кивал. Ведь именно он тогда убедил капитана выпустить молодого человека из-под ареста и отложить суд до лучших времен. И в очередной раз убеждался, что старался не напрасно. Энергии Картера Дея хватало на то, что бы витиеватой, бодрящей чередой оскорблений и угроз растормошить изможденных солдат, заставить их хоть как-то шевелиться. Сейчас все свободные люди принимались за поиски свежих кострищ на территории Дурн-фара. Брикман был практически уверен, что это ни к чему не приведет, ведь человечину вполне могли употребить и в сыром виде, но сама по себе активность словно вырывала из липкого, мерзостного оцепенения, охватившего гарнизон в последнее время. Немолодой лейтенант нахмурился, потирая густую щетину на подбородке.

Это как настоящая болезнь... Болезнь - настолько простая и тривиальная, что казалось бы не должна удивлять. И все же сила голода поражает... Не думаю, что кто-то здесь все еще боится лайонелитов, ведь по эту сторону стены есть нечто куда более страшное. И если голод как эпидемия, то этот сумасшедший бугай с безумными глазами - худший из ее симптомов. Не знаю хорошо ли, что Дей не воспринимает опасность всерьез... Но то, что ее не замечает капитан - однозначно к лучшему. Брюс слишком резок. Сейчас не стоит рубить с плеча. Он повесил бы пол гарнизона, что только навредило бы нам. Нужно беречь людей, их недовольство понятно. Все на пределе, а если нажать еще - могут и взорваться.

Сэм угрюмо, но быстро дохлебал миску темноватой воды со сгустками бобовой шелухи, которую по старой памяти именовали похлебкой. Теперь такую выдавали раз в день. Но сегодня ему явно сопутствовала удача. На дне глиняной миски осело целых четыре ложки тепловатой гущи. Однако долго сидеть и раздумывать о таком везении времени не было. Утерев грязноватой рукой небритый подбородок он облизал тыльную сторону ладони. Пытаясь убедить себя, что сквозь кислый привкус пота все же пробиваются нотки бобового отвара. Получив еще одну порцию бурой жижи он заторопился к Марлону.

Смотря на удаляющуюся, сутулую фигуру Сэма - Джастин в очередной раз восхитился внутренней силой друга. Шаркая ногами и тяжело дыша, недавний толстяк осторожно нес миску раненному товарищу. Джастин вспомнил тяжелый смрад комнаты без окон, куда поместили Марлона, что бы уберечь от несущих простуду сквозняков. Содрогнулся всем телом, чувствуя как к горлу подкатывает съеденная похлебка... С усилием загнал ее обратно. Выблевать еду сейчас было совершенно недопустимо. Собрав волю в кулак он медленно побрел за Сэмом. Хотел хоть чем-то помочь осунувшемуся, взъерошенному соседу.

Всегда скрипящая дверь отворилась совершенно беззвучно. В дальнем углу комнаты, спиной ко входу, сидел табурете Сэм. И судорожно всасывал похлебку прямо из миски, хлюпая и покашливая. Почувствовав приток свежего воздуха - испуганно обернулся. Тонкая струйка темной жижи стекала из уголка рта.

- Это не то что ты думаешь... - слабый голос Сэма заметно дрогнул, переходя в сбивающийся шепот. - Он, он просто...

После секундного замешательства Джастин медленно кивнул. Переведя печальный, немного отрешенный взгляд с изможденного лица Марлона на темный подтек похлебки на подбородке Сэма.

- Я все понимаю, - выдавил он чуть охрипшим голосом. - Все равно ведь не жилец.

- Да... да, как бы не было сложно признать, - поспешно закивал Сэм. Его страдальческая мина была одновременно плаксивой и заискивающей. - Закрой дверь только... Закрой и иди сюда. Поделим. И потом тоже... Ему ведь уже не помочь... На щеколду, на щеколду, а то мало ли.

Джастин снова кивнул, глядя прямо перед собой. Многочисленные седые пряди в слипшейся, заплеванной бороде Марлона, слегка светлели в плотном полумраке. Крупные черты лица десятника заострились и жирно поблескивали, словно вылепленные из воска. Было сложно представить, что еще не так давно в этом исхудавшем, неподвижном теле кипела жизнь, теперь еле тлеющая, готовая угаснуть в любой момент. Всегда готовый прийти на выручку, такой сильный, такой надежный... Лежит, походя на прежнего себя не больше, чем трухлявое бревно на живое дерево.

Оглянувшись Джастин удостоверился, что закрыл дверь на щеколду. А то мало ли...

Сэм не успел подняться с табурета. Кулак впечатался чуть ниже его левого уха, опрокидывая на спину и вынуждая закрыть голову руками. Следующий удар пришелся прямо в живот, заставляя согнуться пополам и выдохнуть больше воздуха, чем было в легких. Усевшись сверху Джастин молотил куда попало, не слыша судорожного сопения и жалобных вскриков.

Перед глазами мелькали события и образы, человеческие изъяны и пороки. К которым он всегда старался отнестись с пониманием. И как правило - получалось. Мелкие капельки крови брызгали прямо в лицо. Были они следствием чего-то непростительного, ужасно подлого и нестерпимого... или же просто закономерным исходом морального и физического истощения? Чьего истощения? Визжащего толстяка, с тугим хрустом теряющего зубы, или его палача, раздирающего кулаки о желтоватые, кровоточащие обломки?

Джастин устал... Устал размахивать руками, устал удерживаться на отчаянно извивающейся туше, устал закрывать глаза на чужие слабости. Он схватил пухловатую кисть, сжал один из пальцев с темной каймой грязи под обгрызенным ногтем.

- Ты жрал так с самого начала? Жрал у всех лежачих? Потому вызвался ухаживать? - его голос звучал ниже чем обычно. Хрипловатые нотки пробивались все чаще, болезненно скребя по воспалённому горлу.

- Нет... Нет! Я первый раз! Первый... уа-а-аргх, - за сухим хрустом пальца последовал нарастающий крик. Захлебнувшийся с сильным тычком в горло.

Джастин сжал второй палец, вопросительным взглядом намекая, что ждет ответа.

- Нет, нет! Пожалуйста... Нет! - хруст и удар, словно завивающий вопль обратно в глотку.

- Да-а! О боги! Да, Да! Я ел... Е-е-ел! Прошу не надо. Прошу-у!

Широкий осколок глиняной миски, разбившейся о каменный пол, еще хранил следы темной бобовой гущи. Острые, зазубренные грани врезались Джастину в ладонь, углубляя рану с каждым ударом. Он не чувствовал боли. Только ощущение рассекаемого мяса. Лицевые мышцы клоками отделялись от костей черепа, исцарапанных и раздробленных множество раз. На месте носа теперь темнели две влажно поблескивающие дыры, окруженные измочаленными ошметками плоти. Сэм не сопротивлялся уже давно, но обожженная глина все еще монотонно скрежетала по скользкой кости.

Узкая полоса света назойливо лезла в глаза. Сменив цвет с оранжево-золотистого на сероватый, она будто требовала чего-то, побуждала действовать, заставляла очнуться. Джастин с трудом оторвал тяжелую, гудящую голову от холодного пола. И пожалел об этом. Легкий приток свежего воздуха из крохотного просвета под дверью - хоть как то разбавлял невероятно густую, практически видимую вонь. Согнувшись пополам Джастин захрипел в сухом, бесплодном рвотном позыве. Во рту появился горький привкус желчи. Осторожно поднимаясь он огляделся и снова почувствовал приступ тошноты, на этот раз еще более сильный. Труп без лица лежал в углу, широко раскинув покореженные руки. Странно повернув голову на бок, на койке постанывал Марлон. Одеяло на его груди вздымалось мелко и часто. Джастин снова перевел взгляд на просвет под дверью. Быстро темнело, а значит самое время действовать. То, что его до сих пор не хватились - говорило о сильном упадке дисциплины в гарнизоне. У всех хватало своих проблем и обращать внимание на чужие попросту не было сил.

Джастин осторожно поднял Марлона на руки, удивившись, что даже в таком ослабленном состоянии может нести друга. Нужно было возвращаться к себе в комнату. Там хотя бы был замок.

На следующее утро тело Сэма пропало. Джастин горько усмехнулся подумав, что и от каннибалов бывает польза. А судьбой Марлона никто и вовсе не интересовался. Не до того было. И только просьба выдать ему вторую порцию для больного - вызвала ряд ожидаемых вопросов.

- Где толстый не знаю... - угрюмо бросил Джастин. - Может сдох где-то. А за Марлоном теперь смотрю я. Так что лей в миску, нечего глаза таращить.

Зарождающийся конфликт разрешился неожиданно. Капитан, которого большинство солдат не видело уже несколько дней, сердито рявкнул со стены.

- Какого хера боец? Раненому десятнику бобов жалеешь? Сейчас сам пойдешь говно из-под него выгребать! Теперь выдавать будешь ему. Что не ясно?

По недовольной мине солдата было видно, что ясно все. А также, что он желает примерно одной судьбы Джастину, Марлону и Ботрайту.

Кое как больного удалось привести в чувства и скормить положенный паек. Однако ни о каких распросах или разговорах не было и речи. Марлон слишком ослаб.

Стоя на посту Джастин вертел в пальцах деревянный колосок, уже отшлифованный руками до блеска. Теперь офицеры куда реже проверяли часовых и можно было немного расслабиться. Например - присесть в темном углу, скрестив под собой ноги и привалившись спиной к холодной стене. Неподалеку тускло мерцал огонек жаровни, освещая силуэты греющихся солдат, но Джастин предпочитал ночную свежесть и уединение.

- Я вижу, что ты не спал, глаза были открыты, - тихо подошедший Флойд кряхтя опустился рядом, - и все же не заметил меня. Шаркающего ногами старика.

- Задумался, - тихо ответил Джастин. - И не преувеличивай. Ты старше меня всего лет на десять.

- На семнадцать. Но это не важно. Скажи лучше, что тебя так гнетет. Мы давненько не говорили, а ведь здесь все сложнее найти достойного собеседника.

Джастин медлил с ответом. Подмечал серьезные перемены в старшем товарище. В последнее время он и правда относился к Флойду несколько настороженно. И не только к нему. Все, кто проводил много времени с Бенджамином вдруг перестали вызывать доверие. Разумеется, как и сам гигант. Ходили разные слухи и некоторые из них были весьма правдоподобны. И от того еще более отвратительны.

Свежий ветер постанывал словно от боли, разбиваясь о грани Воющей башни.

- Просто достойных становится все меньше, как и недостойных, - Джастин говорил тихо. Так тихо, что бы было слышно и то, чего не произносили.

- Да, знаю, - кивнул Флойд совершенно не смущаясь, потирая слезящийся глаз с бельмом. - И хорошо понимаю твою позицию. Но многое из того, что говорит Бенджамин - звучит очень разумно. Хотя бы его вечные призывы смотреть внимательнее. Не думай, что меня совершенно не заботят вопросы совести... Порой я сам не знаю, стоит ли оно того... Но ведь прожив почти пол века, понемногу привыкаешь к самому ощущению жизни. И не желая с ней расставаться вцепляешься крепче... пусть даже и зубами.

Джастин поймал себя на мысли, что раньше ветеран говорил куда проще.

- Но возвращаясь к внимательности - я слышал, как говорил сегодня капитан, - Флойд чуть прищурил здоровый глаз. - И ни ты, ни Марлон здесь не при чем. Важно не что он говорил, а именно как... Спятивший хищник - куда опаснее разумного падальщика.

Воздушные массы перекатывались через горы, обрушиваясь широкими волнами, неся с собой сухой, безжизненный холод.

Ветеран смотрел спокойно и чуть печально. Посидев еще немного - встал, кивнул Джастину и медленно скрылся в темноте. Бормоча что-то о мерзкой привычке жить.

Четкий, монотонный хруст наполнял темную комнату, будто рассыпаясь по ней мелкой каменной крошкой. Недалеко от красивого стола на резных ножках в каменный пол усердно вгрызалось существо. Нечто среднее между подгнившим трупом и здоровенной собакой. При этом крупные, желтоватые зубы твари больше напоминали лошадиные.

Капитан громко вздохнул. Дотянулся до сыроватого, смердящего сапога и замахнулся, собираясь запустить в зубастую гадину. Глубокий, утробный рык предостерег от глупости. Тварь недовольно моргнула, глядя на человека, отвернулась и снова принялась грызть булыжник.

- Гребаная чудь... И как тут уснёшь? - голос Брюса Ботрайта звучал вяло и отрешенно.

- Так ты бы еще под лестницей примостился, - равнодушно пожал плечами лейтенант Брикман. - Что, кровать для богатых?

Капитан бросил тоскливый взгляд на широкое, разворошенное ложе под разодранным в клочья балдахином. Потом нехотя покосился на друга, замеревшего между ним и скомканной постелью. С явным усилием сглотнул, решив, что остаться на засаленном одеяле в дальнем углу комнаты все же лучше. Он сидел подобрав под себя босые ноги, стараясь удобнее опереться о стену головой. Устроиться ни как не получалось, ведь стоило только коснуться холодной каменной кладки, как вибрация от постоянного хруста передавалась напрямую в мозг.

- Может хватит, Брюс? Я начинаю за тебя бояться. Когда ты так раскачиваешь головой...

Ботрайт глупо хохотнул, глядя на обеспокоенную мину товарища. Он хотел съязвить на тему того, что и сам начинает побаиваться человека, висящего посреди комнаты на скрипящей пеньковой веревке. Но проследив, куда уходит конец этой веревки - вдруг увидел ненавистный силуэт надвратной башни. Растерянно икнув - поспешно опустил глаза.

- Интересно, как ты можешь говорить? Ведь петля... - он замолчал, поймав осуждающий взгляд лейтенанта. - Прости Рональд. Должно быть это бестактно.

- Да уж. О мертвых или хорошо, или...

- Да что ты шипишь? - Ботрайт раздраженно отмахнулся. - То ж не об этом. И ты не мертв. Сейчас, вероятно, мирно спишь у себя. А может - обходишь посты... или режешься в карты с Деем.

- Хм... - чуть качнувшись, не доставая носками сапог до пола с пару дюймов, Рональд флегматично почесал подбородок. Стараясь не касаться веревки, глубоко врезавшейся в шею. - В определенном смысле - мы все мертвы. Согласись.

- Соглашусь, - приподняв брови кивнул капитан. - Ибо спорить с тобой было бы странно. Ведь галлюцинации не имеют своих мыслей. Все вы просто отражение моих собственных... опасений.

- Ого-о-о, - уважительно протянул лейтенант. Тем временем тварь принялась еще яростнее вгрызаться в каменный пол. - Какие ученые слова, какие мудреные умозаключения. И человек, способный выстроить такую логическую цепочку - называет себя сумасшедшим?

- Я не называл, - неуверенно покачал головой Ботрайт, стараясь припомнить. - Но судя по всему, - он нервным жестом указал на образину, загребающую лапами и сосредоточенно работающую зубами, - и правда схожу с ума. А днем со мной пытались говорить вороны... Знаешь? Кружи-и-или так над головой и кричали. Жуть просто.

- Ну... может все не так плохо? Может - все это какие-нибудь знаки и знамения. Боги предостерегают... или подсказывают. Я в этом не силен, но может...

- Да-а-а чушь, - вяло возразил Ботрайт. - Не успокаивай меня моими же словами. Вон та херня, жующая камень - должна символизировать саморазрушение. Или воплощать совесть, которая вроде как, грызет? А может голод? Смотри, зубяки то какие. А вороны, значит, предвестники сме-е-ерти. А ты - ну... просто что-то связанное с висельниками. Да, весь бред от части логичен, но не стоит искать здесь мистику, - капитан шмыгнул носом, откашлялся, сплюнул. - Просто я схожу с ума. И все.

Он опустил голову, ожидая бессмысленного продолжения. Но вдруг понял, что все вокруг стихло. Не стало даже непрерывного, монотонного хруста. Зато где-то далеко нарастал знакомый, громоподобный топот копыт. Ботрайт открыл глаза. На ярко освещенном поле кроме него не было никого. Пока. Дрожь земли усиливалась с каждой секундой. Из-за ближайшего холма показались подскакивающие наконечники копий. Спустя мгновение огромная орда конников перешла в галоп. Поднявшийся ветер гнал непрерывные зеленые волны по высокой траве. Сзади тоже слышались боевые кличи и рев сигнальных рогов. Брюс Ботрайт судорожно вздохнул, вставая во весь рост и расправляя могучие плечи. Ушла болезненная худоба, не было лихорадочной горячки, заставляющей колени мелко подрагивать, пропал постоянный гул в ушах, вызываемый неровным сердцебиением. К руке будто прирос, вселяя уверенность привычной тяжестью, старый боевой топор.

- Нет! - неожиданно высоким голосом выкрикнул капитан, отгоняя наваждение.

Он мешком завалился обратно в угол, на засаленное, скомканное одеяло. Тяжело дыша и ловя расфокусированным взглядом полуистлевшую тварь, скребущую камень лошадиными зубами. Она тоже была кошмаром, но далеко не таким страшным. Надежда на освобождение - вот что пугало по-настоящему.

- Освобождение от чего? Ведь эти опостылевшие стены держат лишь потрепанное тело, а не тебя самого, - Рональд Брикман снова покачнулся, почесывая заросший подбородок. Его развернуло чуть в сторону и теперь лейтенанту приходилось сильно коситься, что бы удерживать зрительный контакт. - Да что ты так щуришься, дружище? Я ведь за тебя переживаю.

Капитан молчал, до боли сжимая зубы. Он, разумеется, понял намек. Но самоубийство было сродни дезертирству. А Брюс Ботрайт не был дезертиром.

- Самый легкий выбор - почти всегда бывает неверным, - процедил он своим поставленным командирским голосом. И боясь, что не сможет продолжить в том же духе - заговорил шепотом. - Я переживал и не такое... Важно знать своего врага. А я знаю. Вы лишь видения... проклятое наваждение... сон наяву.

Губы лейтенанта скривились в скептической ухмылке. Попытавшись указать куда-то кивком - он гротескно задергался на веревке.

- Сон говоришь? А зачем спящему это?

Ботрайт не без труда проследил за взглядом покачивающегося лейтенанта. И растерянно уставился на свой топор. Он не помнил, когда взял его в руки. Лоснящаяся деревянная рукоять была теплой на ощупь, по крепкому лезвию скользнул многозначительный, тусклый отсвет.

- Ну я же здесь один, - принялся оправдываться капитан. - Да еще эта тварь, - хруст крошащегося камня чуть усилился. А лейтенант снова улыбнулся. Гаденько так, с нескрываемой издевкой. - Да, одно с другим не вяжется... И что? Как бы там ни было - пока я справляюсь. С вами.

На самом деле он не был уверен, что и правда справляется. Все чаще случались провалы в памяти. Пару раз Ботрайт приходил в себя где-нибудь на стене или во внутреннем дворе крепости. Иногда с оружием в руках. Пока, вроде бы, ни кто не пострадал. Но минувшие битвы и сражения все чаще вытесняли действительность из угнетенного сознания капитана. Он старался как можно реже покидать свои покои, от части потому, что боялся кого-то убить или покалечить. Но солидного опыта, как жизненного так и боевого, с лихвой хватало для понимания ситуации сложившейся в гарнизоне.

Исчезновение нескольких бойцов или даже их частей - представляли куда меньшую угрозу обороноспособности Дурн-фара, чем развернутая в такой момент, радикальная борьба с подобными случаями. Каннибализм, как ни крути, встречался не так уж редко. Ботрайт уже бывал в длительной осаде и насмотрелся всякого. Он знал, что пока падальщики прячутся по углам, страшась показаться на свет - надежда еще есть. А удержать людей такого сорта в повиновении может только тот, кто внушает страх. Но если вдруг окажется, что командир ослаб, что его рука больше не в силах удержать плеть... или топор...

Тяжелая секира полетела прямо в голову отвратительной, зубастой твари. Загремело дерево, в стороны брызнули щепки. Вместо полуистлевшего вурдалака, вгрызающегося в пол, в полутьме чернели контуры опрокинутого стула с высокой спинкой.

- А если слабость не в руках, а в голове? - насмешливый голос лейтенанта прозвучал резко, словно звонкая пощечина.

Ботрайт обернулся, сжав кулаки и скрипя зубами, готовый броситься на врага. Но комната, как и раньше, была пуста.

Следующий день начался с того, что паренька, обычно раздающего пайки, нашли в огромной луже крови. В двух шагах от его же койки. Прямо посреди казармы. Но на этом неожиданности не закончились. Как только парня взяли за ноги и потащили - он вдруг ожил. Ругаясь грязно и неразборчиво, воскресший взбрыкнул ногами не хуже строптивого осла, повалив одного из товарищей, собравшихся его закопать. Вскочив на ноги, старательно изображая здорового и полного сил бойца - произнес пламенную тираду. Суть ее сводилась к тому, что он переживет всех присутствующих, а если вдруг кто-то снова попытается его похоронить, не убедившись в необходимости такого серьезного решения... Что же грозит невнимательному могильщику ни кто так и не узнал. Парень резко согнулся пополам и его вырвало. Очень бурно и обильно. Преимущественно кровью. После чего заинтриговавший всех оратор завалился прямо в свеженаблеванную красную лужу.

- Где-то я такое уже видел... - задумчиво протянул солдат со свернутым носом и переломанными ушами.

- Минуту назад, вон там, - указал другой на похожую лужу тремя шагами левее. Ни кто даже не улыбнулся.

- Ну и что теперь? Тащить его... или сам пойдет закопается? А то ведь грозился...

- Острый язык у мальчугана. Был, - неуверенно добавил один из ветеранов. - Может им и порезался.

- Тож зараза какая могёт быть. Оно и трогать противно и нежелательно. Мож сжечь к херам?

- Я те сожгу... - раздался тихий голос из кровавой лужи. Как ни в чем не бывало парень приподнял голову, оглядывая чуть утомленным взглядом присутствующих. Левая половина его лица влажно поблескивала красным. - Ну отрыгнул. С кем не бывает? А кто будет и дальше на меня глаза лупить - за обедом в похлебку плюну.

Вялую попытку отшутиться восприняли как свидетельство почти полного выздоровления. Парня передумали закапывать или сжигать. Кое как утеревшись он перестал отличаться от остальных, таких же угрюмых и ослабших. И судя по всему - помирать больше не собирался.

О чем и заявил аж дважды, на гарнизонной кухне, разжигая очаг. Дежуривший вместе с ним бородатый и хмурый мужик устало пожал плечами. Он уже сделал свое дело - натаскал воды в большой котел. И теперь примостился в темном углу на низкой скамеечке, намереваясь вздремнуть пока варятся бобы. Не столько потому, что действительно хотел спать, сколько из-за желания хоть как-то приблизить долгожданную трапезу.

Утомленный службой, голодом и свирепствующими вшами бородач - заснул на удивление быстро и крепко. Он не слышал короткого звука падающего тела. Не слышал тихого шипения, последовавшего за ним. И только давно забытый, соблазнительно аппетитный аромат жареного мяса - вытянул его из крепких объятий здорового сна, которым может спать только находящийся на службе солдат. Приоткрыв глаза бородач огляделся, оставаясь совершенно неподвижным. Он не слишком доверял своему обонянию и всерьез сомневался, что столь потрясающий запах, как и его источник, могли существовать наяву. Однако не заметить клубы беловатого дыма, расплывающиеся под потолком, было попросту невозможно. Вскочив бородач кинулся к очагу, а вернее к телу, завалившемуся прямо на горящие дрова. Выдернув бедолагу резким рывком, он принялся хлопать широкими ладонями по его груди и плечам, пытаясь сбить пляшущие языки пламени. Дым, и без того заволакивающий кухню, повалил столбом.

- Брось Марк. Ему уже не поможешь.

На дым уже сбегались люди. Кто-то с ведром воды, кто-то с багром. Но увидев распростертое на полу тело, с жутко обожженной головой и обугленными плечами - большинство застывало так и не переступив порог.

Бородач, стоящий на коленях над телом, постепенно замер. Он потушил огонь, гулявший по рукавам и остаткам воротника невезучего парня, но понимал, что толку от этого не много. Взглянув на волдыри, уже набухающие на покрасневших ладонях, Марк недовольно запыхтел. Поднялся, зачем-то отряхнув колени и ушел обратно к низкой скамеечке. Снова устраиваясь в темном углу он как бы отдалялся от центра событий. Отдалялся догадываясь, что скоро начнется нечто неприятное. Еще более неприятное.

Оказалось, что ныне покойный новобранец, в очередной раз валясь в обморок предварительно обрыгал все вокруг. На стенке котла, чуть сдвинувшегося к краю очага, были хорошо заметны следы запекшейся крови. Да и само варево приобрело характерный, красноватый оттенок. Кто-то высказался, что жрать такое нельзя, мол, противно, заразно и нежелательно. Ему ответили в том же духе, только касательно его матери, бабки и всех прочих предков женского пола. Завязалась ссора, плавно переходящая в массовую драку. В результате которой было сломано два ребра, вывихнута рука и выбито по меньшей мере четыре зуба. К счастью - увечья относительно равномерно распределились между участниками потасовки. А окончился спор только с приходом лейтенанта Дея. Офицер в своей привычной манере обложил всех, кто оказался поблизости, включая еще чуть дымящегося покойного, припомнил, что ожидает нарушителей дисциплины и наконец приказал вывалить содержимое котла в яму и закопать от греха подальше. Тело, обещавшего пережить всех, свалили туда же.

Котел кое-как промыли, прокалили и принялись заново варить похлебку. Разумеется все это заняло немало времени. И потому сейчас Джастин сидел и хлебал свою порцию бурой жижи, глядя на последние лучи заходящего солнца.

Он был далек от того, что бы любоваться видами, но все же предпочитал смотреть на утекающее за горизонт багровое зарево, а не на хмурые, изможденные и просто грязные лица сослуживцев. Проглоченная похлебка провалилась куда-то глубоко внутрь, не оставив и намека на чувство насыщения. Джастин уныло провел языком по деснам, отыскивая последние частички бобовой шелухи. Его собственный, не проходящий уже много дней голод - теперь напоминал о Марлоне. И о его голоде. Вставая Джастин на мгновение прикрыл глаза, стараясь справиться с головокружением. Все вокруг заволокло густой, зеленовато-серой пеленой. Он устоял. Мотнул головой, поморщившись от назойливой, пульсирующей боли в висках. И поспешил получить порцию Марлона, пока она не затерялась среди чужих мисок.

- Здравствуй, - раздался прямо над ухом глубокий голос, сочетающий в себе сочный баритон взрослого мужчины и наивные интонации умственно отсталого мальчика.

- Здравствуй, Бенджамин, - быстро ответил Джастин. Он говорил не оборачиваясь, избегая встречаться взглядом со здоровяком. И дело было вовсе не в том, что они виделись сегодня больше дюжины раз.

- Куда спешишь в такой вечер? - широкая улыбка расплылась по корявой физиономии.

Джастин не ответил. В вопросе можно было увидеть и неуместную, неуклюжую попытку заговорить, и ироничное замечание, напоминающее о невозможности покинуть осажденный форт, и завуалированную угрозу. Он предпочел увидеть последнее.

- Э-эх... Зря ты так, - печально прогудел Бенджамин, увязываясь следом. - Я ведь не со зла. Я ведь как лучше хочу, - Джастин не реагировал. Тихо шел вперед, осторожно неся небольшой, накрытый котелок. - Иногда мягкосердечность мешает видеть. Рождает ненужную жестокость. Питаясь фальшью и лицемерием, - гигант шагал чуть позади и продолжал грустным, глубоким голосом. - Внешние добродетели. Закостенелые и увядшие. Они не несут ничего, кроме заблуждений. Ты знаешь о чем я. Продлевать страдания друга, что бы облегчить собственные - жестоко даже сейчас.

Джастин неприязненно взглянул на здоровяка. Увеличенный левый глаз был полуприкрыт и смотрел в никуда, будто грустил отдельно от хозяина.

- Не стоит, Бенджамин. Не стоит. Я не хочу слышать банальностей и грошовых сентенций от доморощенного пророка. Все, что ты хочешь сказать - мне уже говорили. И грубее, и мягче. Не повторяйся. Вместо этого напомню, что ты сам вечно призываешь бороться. Хвататься за любой шанс, держаться зубами и все в таком духе.

- Да, - печально улыбнулся гигант. И продолжил тише, словно извиняясь. - Беда в том, что порой не за что хвататься.

- А порой и нечем, - сердито рыкнул Джастин, поворачивая ключ в замке и рывком отворяя тяжелую, крепко сколоченную дверь.

Он не собирался продолжать этот разговор. Но как только комната оказалась открыта, Бенджамин каким-то неуловимым движением чуть оттеснил его в сторону и будто перетек внутрь, скромно примостившись на потертом табурете.

- Понимаю, - мягко и печально продолжал здоровяк, - тебя греет сама мысль о содеянном. Но нельзя бесконечно себя обманывать. Мне казалось ты отрекся от показной честности. Еще там, под башней.

Джастин скрежетнул зубами. Раскачивающиеся высоко над землей ноги Райта будто мелькнули перед глазами. Но страшнее были силуэты, виднеющиеся прямо за дверью.

- Я не позволю... Ты не получишь его, чокнутый людоед. Тех, кого вы убили - должно хватить надолго. Так глодайте, мерзкие стервятники. А отсюда вам лучше убраться.

Вздохнув, Бенджамин медленно покачал огромной головой.

- Мы никого не убивали. Все смерти - случайность. Рок. Как было с Сэмом. А сейчас взгляни внимательнее, - он указал открытой ладонью на лежащего Марлона. Землисто-серое лицо с обострившимися чертами сально поблескивало, в частом, прерывистом дыхании слышались странные хрипы. - Открой глаза... он давно мертв.

Двое мордоворотов, маячивших в коридоре, тихо вошли в комнату. Джастин встал перед койкой Марлона, положив руку на рукоять меча.

Корявые пни и узловатые, темные корни горели не слишком ярко, зато давали много тепла и хватало их надолго. Несмотря на дефицит обычных дров рыцари продолжали собираться вечерами, ведь способов хоть как то скрасить унылое ожидание было не так много. Большинство из собравшихся были в простых кольчугах или бригантинах, да и те, кто щеголял настоящими латами - наверняка поснимали их с убитых. У этого костра не было родовитых дворян с громкими, древними именами. Тем не менее все собравшиеся были рыцарями. Пусть и в дырявых сапогах...

- И хотите верьте, хотите нет, но была она во-о-от такая! - сиплый бугай развел руки так широко, что желающих поверить резко поубавилось. - А уж груди то, груди-и-и... - до рассказчика дошла большая, оплетенная бутыль, передаваемая по кругу. Он на секунду прервался, делая большой глоток. Но, судя по всему, пожадничал и подавившись пустил две тонкие струйки самогона через нос, заливая выцветшую серую тунику с потускневшим изображением львиной головы.

Вокруг захохотали.

- Во какой рисковый! Знает же - нельзя помазанному рыцарю такую брехню разводить. Слово лжи в благородной глотке застревает!

Новый взрыв смеха заглушил возмущенные протесты сиплого.

- Да не сердись, дружище, - Николас успокаивающе махнул бугаю рукой в пожелтевшей повязке. - Просто ты и сам видать не понял, что та жопа огромной запомнилась - потому как слишком близко к лицу была, - и добавил, уже не в силах сдержать смеха, - небось и тогда в три горла хлебал, вот с пьяну носом и ткнулся.

- Да какой?! Какой в три горла то? Я глоток, как заведено. В отличие от некоторых. Тех, что это мерзкое поило аж трижды за круг глотають. И не надо тут. А зубоскалить хотите - да пожалуйста, не жалко. Сами то кроме лошадиных жоп уж три месяца ничего не видали.

- Эх-хе... Эт ты точно подметил.

Чей-то сварливый голос утонул в общем гуле насмешек и улюлюканья. Снова заговорили о женских прелестях, таких желанных, таких разных и таких далеких. Но каждая новая байка все быстрее сводилась к куда менее приятной теме.

- И не такое видел, могу вам сказать. И не раз и не два, а сколько уж и не помню. Но ведь оно как со жратвой - пусть на пиру сытно было, на всю жизнь все одно не наешься.

- Точно! Так и есть, - согласился Николас.

- Во-во...

- А мы сидим тут, штаны просиживаем. Бормотухой давимся, да зады только обсуждаем, уж и до конских добрались. Хе-хе... Не утомились дурачков то изображать?

- И не говори.

- Ну а что поделать?

- Поде-е-елать... - передразнил скрипящий, с хрипотцой голос. - Мы сюда для чего пришли то? Выгоду свою взять. И пусть бы с боем отнять, оно и понятно, так нет же. Никаких выгод так и не видать. К хертсемским закромам так и не приблизились. А опасности все множатся и растут, - говорящего прервал раскашлявшийся, тощий парень, с коростой на шее.

- Да-а-а... етить его так! - согласился сиплый бугай. - Нет бы биться вели, для того ведь и собрались. А то сидим тут, вшей с блохами кормим да язвы кровавые расчесываем.

Многие согласно закивали. В последнее время подобных неприятностей в лагере лайонелитов серьезно прибавилось. И беспокоили не только язвы. Любой незначительный порез, ожег и рана - загнивали, перерождаясь в серьезные нарывы. Под час приводящие к ампутации или смерти. Ветер, практически постоянно дующий на перевале, должен был рассеивать заразу. Но не рассеивал.

- Ишь, какой боевитый, - снова вклинился скрипучий, словно старческий голос. - А не думаешь ли, запаршивевший вояка, что не каждый лоб выдержит столько шишек, сколько мы уже получили? - говоривший вдруг похлопал Николаса по плечу.

Тот немного смутился. Подобный жест будто на что-то намекал. Кривой шрам, оставшийся на лбу Николаса после памятного удара локтем, снова зачесался. Перед глазами замелькали образы. Жар и пламя близких разрывов, каменные ядра, расшвыривающие строй словно ворох листьев, царящий кругом хаос бессмысленной бойни. И вопящий прямо в лицо молодой лейтенант... Николас не помнил, как пережил тот, первый штурм и каким чудом сумел добраться до своих. В следующих атаках на Дурн-фар он не участвовал, медленно восстанавливаясь после полученных травм. Даже сейчас его разбитая рука покоилась на перевязи. Отмахнувшись от нахлынувших воспоминаний, рыцарь внимательнее взглянул на сидящего рядом. Да и все собравшиеся у костра вдруг как-то притихли, рассматривая пожилого воина в рогатом шлеме.

- Слушайте-слушайте. Хе-хе... Может что полезное почерпнете, - проскрипел он криво ухмыльнувшись. Было что-то вкрадчиво-настораживающее в его хитром прищуре, в длинных, узловатых пальцах, медленно постукивающих по колену. - Думается мне, что я видел по боле всех вас, - крепкие, темные ногти лениво скребли по чуть вытянутому подбородку, заросшему густой щетиной. Там, где седина еще не тронула волос - они были иссиня-черными. - А то, что видел - крепко запомнил. Хе-хе... Бабьи жопы - это, конечно, интересно, но в моем возрасте единственная интересующая меня задница - моя собственная. А по смущенным рожам и бегающим глазкам я вижу - вы поняли, о чем я. Почему горстка жалких плебеев, вчерашних крестьян, до сих пор держат перевал. Да еще огрызаются из-за стен так, что лязг зубов слышен до Старого Агрина. Чем они могут сдерживать сильнейший рыцарский орден в Бирне?

Николас настороженно вглядывался в говорящего, и каждая, на первый взгляд ничего не значащая, деталь - усиливала бессознательное чувство тревоги. Один из витых, ребристых рогов на шлеме был обломан на треть, крупные суставы пальцев отдавали нездоровой синевой, а в многочисленных морщинах на выразительном лице угадывалось нечто звериное. Выздоравливающий рыцарь был куда массивнее и, вероятно, сильнее, но не мог избавиться от смутного предчувствия опасности. Надвигающейся беды.

Джастин тяжело дышал, пот мелкими каплями сбегал по его лицу. Несмотря на то, что на улице с наступлением темноты серьезно похолодало. Обезоружили и скрутили его довольно быстро, но безуспешная борьба сильно измотала. Раньше он бы не дался, по крайней мере - не так просто. Сейчас же просто пытался восстановить дыхание, озлобленно сплёвывая тягучую, горькую слюну.

- Плохо, Джастин. Очень плохо, - Бенджамин медленно расхаживал туда-сюда. Говорил неторопливо и монотонно. Он действительно походил на расстроенного человека. - Ты не хочешь, просто не хочешь понять. Пытался убить ребят. Просто убить. Насовсем. Вот просто взять и проткнуть. Но они не убьют тебя. Нет. Не убьют. И не обращай внимания на эти колкие взгляды. Они не знают, не ведают. Да взглядом и не убьешь, - он погрозил толстым пальцем одному из мордоворотов, державших Джастина. Тот виновато потупил глаза. - Они стараются понимать. Многие в Дурн-фаре стараются. Учу их смотреть и они смотрят. Пусть и видят не все. Но ты то. Ты... Я так надеялся... Как же глупо жертвовать ценнейшим даром Его. И хуже того - жертвовать бессмысленно. Ведь жизнь по сути своей бесценна, а значит ты должен беречь ее. Свою жизнь. И не спешить отнимать чужую. По крайней мере - пока не научишься видеть. Видеть цель. Хотя бы одну из множества, предназначенных тебе.

Теперь у костра не было слышно шумных выкриков и грубых подначек. Пожилой воин в рогатом шлеме говорил все тише и рыцари неосознанно замирали, прислушиваясь к скрипучему голосу. Он рассказывал о многом и в то же время об одном и том же. Разные истории, от кровавых сражений до тихих, безвестных смертей. И везде было нечто общее.

- А этот случай должны помнить даже самые молодые из вас. А тем, что постарше - может довелось и учавствовать. Знаменитая осада Фор-дрима, не так много лет с тех пор минуло... Хоть горожане кое-как и отбились, точнее - отбивались до подхода подмоги, все же две трети населения полегло. И вы, разумеется, знаете, что вовсе не от железа. Когда чернь принялась храмы громить, да жрецов вешать - тогда и узнали они, что есть еще боги в наших землях... И что гнев их куда страшнее любого врага. Так-то... - длинные, узловатые пальцы сухо хрустнули, сжимаясь в кулак и снова расслабляясь, непрестанно переплетаясь завораживающе плавными движениями. - А коли не спрашиваете, при чем же здесь боги - значит вы еще не совсем потерянны. Значит видите, понимаете, что чумазым землепашцам да полоумным пастухам нас бы ни за что не отбросить. Не сдержать на этих проклятых скалах столько времени. Не посрамить без помощи сил иного, высшего порядка...

Повисла тяжелая, напряженная тишина. Оплетенную бутыль с самогоном уже сменила объемная фляга с не менее крепким содержимым. И передаваясь по кругу наконец дошла до рогатого. Он принял выпивку из рук Николаса, на пару секунд зацепившись с ним взглядом. Ехидно усмехнулся. Сделал хороший глоток и резко выдул крепкое поило прямо в костер.

Николас оцепенел, в его широко раскрытых глазах отразился огромный огненный шар. И неподдельный ужас. Лайонелит снова был там, где смерть чуть не схватила его за горло. Вокруг раздавался невыносимый грохот тысяч бегущих людей, вопли раненых, растоптанных и обожженных. И прямо на него несся объятый пламенем снаряд. Ревущая, неминуемая гибель.

Джастину удалось кое-как восстановить дыхание, но в ушах все еще шумело, а в боку болезненно покалывало. Бенджамин видел это и еще пару минут назад приказал отпустить его, усадив на одну из свободных коек.

- Смотришь исподлобья... Скрипишь зубами... Ты злишься, Джастин. Некоторым тяжелее принять все это. Но и у тебя получится. В конце концов - я вижу это, - гигант чуть улыбнулся, склонив голову набок. - А теперь заберите труп, нам пора, - он небрежным движением указал на тяжело дышащего Марлона. - Нужно время, что бы свык... - Бенджамин вдруг замер, уставившись в никуда. Его ассимметричное лицо исказилось глуповатой улыбкой. В увеличенном левом глазу будто что-то блеснуло. - Николас... жив еще... - удивленно протянул он, прикрывая лицо рукой, будто от яркого света или жара.

Джастин резко метнулся вперед, прыгая на гиганта. Тот не устоял, завалился навзничь. На мгновение в комнате повисла звенящая тишина. Двое мордоворотов замерли, раскрыв от удивления рты. Из левой глазница Бенджамина торчал стилизованный колос, выточенный из дерева. Улыбка, и без того искаженная, скривилась еще больше, замирая пугающей маской на безжизненном лице.

- Вон! Прочь отсюда! - судорожно прохрипел Джастин, выставив перед собой окровавленную деревяшку. Потом спохватился, торопливо поднял свой меч, валявшийся тут же, на полу. - Убер-райтесь!

Двое крепких, здоровых мужиков оторопело переводили взгляд с распростертого на полу тела на Джастина и обратно. Растерянно переглянулись и неуклюже попятились назад.

Николас оправился от шока, вытирая со лба выступившую испарину - оглянулся. Странного воина в рогатом шлеме уже не было рядом. Остальные, сидящие у костра, тоже завертели головами в поисках пропавшего старика.

- Хм... А эт кто был то? - послышался нерешительный голос.

Ни кто не ответил. Ни кто не знал.

Однако тема, поднятая незнакомцем, продолжила развиваться и после его исчезновения. Громкие споры привлекали все новых и новых людей. Не вполне сформулировав общие требования - толпа энтузиастов, то есть наименее трезвых и наиболее горячих, потекла в сторону шатров высшего командования. В итоге ничем не примечательный вечер у костра перерос чуть ли ни в бунт. Поднялся невообразимый шум, пара караульных были ранены и практически растоптаны, а беспорядочная куча недовольных все же получила того, чего добивалась. Внимания командования.

- Значит высшие силы... проклятые горы... недовольные боги и зловредная нечисть? - бесстрастным голосом подвел итог лорд Десфорд, командующий ордена лайонелитов.

Он прибыл на перевал только несколько часов назад, жутко недовольный успехами своих офицеров. Но несмотря на мрачную репутацию - знаменитый Великан всегда старался обходиться без лишней жестокости. Всегда, когда это было возможно. Сейчас, выйдя из богатого шатра в длинной льняной рубахе, он был похож на косаря, разбуженного посреди ночи необычными звуками. На особенно крупного и рассудительного косаря.

- Из какого подразделения эти суеверные господа? - заинтересованное выражение лица Великана, неуловимо сменилось чуть скучающим.

Он спрашивал у полковника, нервно щурящего глаза и сжимавшего челюсти, но ответа ждать не собирался. Перепуганный и от того выглядевший по-настоящему грозным офицер знал это. Тихий вопрос был приказом, понятным и обязательным к исполнению. Лорд Десфорд окинул задумчивым взглядом притихшую толпу. На породистом, строгом лице аскета мелькнуло нечто, напоминающее снисходительную гримасу возничего, нехотя хлестанувшего плетью бестолкового пса, метившего прямо под колеса.

К утру переполох в лагере железных львов был окончен. Казнили тридцать два человека. По обычаю ордена - приговор приводили в исполнение непосредственные командиры осужденных.

Полевой медик лайонелитов, стареющий, плешивый брюзга с недовольным лицом и плохими зубами, проходя мимо плахи хмуро взглянул в одну из корзин, наполненную головами. Приостановился, узнав заметный кривой шрам на лбу, забрызганном кровью. С досадой сплюнул, припоминая как сам зашивал эту рваную рану, нанесенную латным налокотником. Шамкая губами беззвучно перечислил все прочие увечья, доставшиеся неудачливому рыцарю при первом же штурме.

- Раздробленная лучевая кость, вывих запястья и сложный перелом двух пальцев. Сотрясение, рваные раны на лбу, на щеке и под ухом. Ребра, левая голень и множественные ожоги... Сшиваешь их, лотаешь, стараешься... А кто-то херак топором по шее - и плевать на человеческий труд.

Медик недовольно поморщился и поспешил к себе, в вытянутую, светлую палатку. Надлежало раздать указания помощникам, проследить за приготовлениями. Планировался новый штурм, а значит полевые госпитали скоро получат свою порцию свежего мяса. Такую, что наверняка не смогут проглотить.

Вокруг стоял невообразимый грохот. Зажигательные снаряды то и дело перелетали через стену, озаряя пасмурное утро всполохами разрывов. Горело со всех сторон. Угольно черные клубы дыма поднимались отовсюду, разрастаясь чудовищными соцветиями, словно рухнувшие на землю грозовые тучи. Как всегда, орали люди, гремело железо, бешено ржали кони. Капитан Ботрайт на секунду задумался, откуда на вершине крепостной стены могут взяться кони... И между тем он мог поклясться, что только что зарубил жеребца. Однако времени рассуждать не было. Приняв на щит очередного противника, он ушел в сторону ловким поворотом и оказавшись сбоку рубанул по бедру замешкавшегося врага. Топор не перерубил берцовой кости. Но рассеченных мышц хватило, что бы лайонелит завалился на спину, прибавляя свой вопль к ужасающему хаосу звуков, терзающих воспаленное сознание капитана. Ботрайт был счастлив и напуган одновременно. Он добил упавшего окованным торцом щита, торжествующе рыча и очень надеясь, что это происходит на самом деле. Следующий лайонелит, взобравшийся по приставной лестнице, попытался парировать удар топора. Тяжелое, крепкое лезвие коротко лязгнув врубилось в латный ворот, ломая ключицу и круша ребра. Дернув рукоять вниз капитан освободил оружие, выдирая секиру будто из вязкого полена. Мимо промчался алебардист. Куда бы он не спешил - успеть было не суждено. Капитан ударил щитом наотмашь, снизу вверх. Получившего по подбородку алебардиста откинуло к парапету стены. Мощным пинком Ботрайт вбил голову поверженного врага в серый камень, оставляя заметный кровавый след. Второй удар ногой размозжил череп окончательно. Командующий Дурн-фара не видел, что поверх пластинчатой бригантины на убитом была полосатая, сине-белая туника. И с каждой секундой он видел все меньше. Где-то в глубине сознания капитан понимал, что высокие деревья вокруг и густая трава под ногами - слишком зеленые для настоящих, но со всех сторон бежали новые враги, а значит времени рассуждать не было.

Рональд Брикман никогда не был умелым воином. Неплохим лейтенантом, достойным товарищем и непревзойденным собутыльником - возможно, но только не воином. Тем не менее - сегодня у него получалось. Привычная вялость и апатия последних дней исчезла, растворилась в мощнейшем потоке адреналина, хлынувшем по венам с началом штурма. Сам не зная как - в это утро лейтенант прикончил уже пятерых. Что было больше, чем за всю предыдущую жизнь. Заметив очередного рыцаря, карабкающегося по приставной лестнице, Брикман неуклюжим ударом меча ткнул его прямо в забрало. Прорези для глаз были достаточно узкими, а взволнованный офицер недостаточно метким, однако и такого выпада хватило, что бы лайонелит не удержался на парапете и с криком полетел вниз. Хорошо помня высоту стены, лейтенант записал на свой счет очередного врага и не переставая удивляться собственной удаче снова ринулся в бой.

Полоснул одного, оттолкнул второго, но вдруг сам оторвался от земли и пролетел бы немалое расстояние если бы не встретился со стеной сторожевой башни. Удар, отбросивший Брикмана с такой силой, был нанесен словно тараном.

Капитан знал, что нельзя оставаться на месте, нельзя давать себя зажимать. Когда сражаешься один, вне строя, против множества врагов. Почувствовав, что вокруг становится тесно он отмахнулся от наседавших топором и кинулся вперед, выставив перед собой круглый, выпуклый щит. Мощный топот тяжелых сапог сливался с лихорадочным сердцебиением. Через несколько шагов стальной умбон щита нашел неосторожного противника, боднув чужие доспехи с металлическим лязгом. И Ботрайт не собирался ждать, пока поверженный враг поднимется на ноги.

Рональд заорал. Громко, отчаянно, яростно... Занесенный над ним топор рванулся вниз... и вгрызся в темно-серый камень стены высекая искры, парой дюймов правее лейтенантского шлема.

Белый, словно светящийся силуэт капитана оставался неподвижным еще мгновение. Увеличенные наплечники гномьей брони предавали и без того внушительной фигуре Брюса Ботрайта по-настоящему атлетические черты. Белоснежная сарра, надетая поверх лат, была изодрана и забрызгана кровью, но не переставала сиять, озаренная чистыми лучами восходящего солнца.

Флойд резким рывком выдернул широкий тесак, глубоко врубившийся в затылок капитана. Брызнула кровь. Тело командующего полетело во внутренний двор, загрохотав железом о тусклую брусчатку. Ветеран прикрыл слезящийся глаз с бельмом, встретившись взглядом с лейтенантом. Оба подумали о шлеме. Рональд Брикман о том, что всегда оставался на стойке, в покоях капитана. С искусно выполненным забралом, стилизованным под гномью бороду. Флойд - о круглом и дешевом, на котором когда-то давно сидел новобранец из его расчета.

Он протянул руку офицеру, помогая подняться. Дыма вокруг становилось еще больше. Зажигательные снаряды с громким гулом перелетали через стену. Горели камнеметы во внутреннем дворе, полыхала давно опустевшая конюшня, зажигательная смесь стекала со стены главного донжона, расплываясь по брусчатке как живая, будто расширяя провал в преисподнюю. Прогорали подожженные ворота. Окованное железом бревно тарана ритмично ухало в слабеющие створки.

Врагов на стене прибывало, видимость снижалась все сильнее, а потому большинство защитников не заметили по-настоящему важного.

Джастин глубоко вдохнул сквозь стиснутые зубы, в очередной раз натягивая тетиву своего арбалета. Привычные и отработанные движения давались все труднее. Болт из колчана на правом бедре лег в ложе, но вопреки обыкновению не зашипел, метнувшись вниз в поисках врага. Джастин словно окаменел. Случайно зацепившись боковым зрением за нечто необычное, он приник к бойнице сторожевой башни, неосторожно вглядываясь в изгибы перевала. Туча пыли, пестрящая серыми и коричневыми силуэтами, стремительно приближалась со стороны Хертсема. Даже в общем шуме и грохоте уже можно было различить приглушенный топот, глубокий и низкий звук, словно от набирающей скорость лавины.

Неделю назад.

Лорд Дарен Селби, феодал-наместник Фор-дрима, не мог считаться смелым человеком. Но там, где ему недоставало отваги - зачастую помогали эрудиция, рассудительность и аналитический склад ума. Хорошо понимая, что его провинция не в силах соперничать с крупнейшими областями Хертсема ни в экономическом, ни в военном плане - лорд Селби попросту избегал этого соперничества. Поддерживая то одного, то другого феодала он приобрел славу скользкого и изворотливого человека, зато - не приобрел открытых врагов. Так же Дарен всегда участвовал в предприятиях, способных принести реальные дивиденды. И совершенно не важно в каком виде. Золото он ценил ничуть не больше актуальной информации, новых земель или растущего влияния. В то же время не менее важным было его умение избегать заведомо убыточных, во всех смыслах этого слова, авантюр. Военных, политических или даже любовных.

В начале лета Селби не откликнулся на зов графа Гастмана, не явился с войском на берег Севенны отражать ожидаемое нападение железных львов. Вглубь Уилфолка он тоже не пошел. Такой спонтанный поход, даже скорее набег, мог сулить куда больше шишек чем выгоды. А потому Дарен решил проявить осторожность. В пугающе объемном письме, написанном феодалу-наместнику Кардана, он подробнейшим образом описывал все неудачи, обрушившиеся на его несчастную провинцию в последнее время. Жаловался на недостаток людей, провизии, денег. И во избежание дальнейших глупых вопросов - просил ссудить ему серьезную сумму.

Теперь лорд Селби был уверен, что тогда поступил правильно. А вот верно ли он поступает сейчас - все еще сомневался. Узнав, что войско лайонелитов осадило Дурн-фар - Дарен сопоставил все имеющиеся сведения и многое понял. Но не отваживался приступить к действиям, не оставляющим свободы маневра. Точно встать на какую либо сторону - означало неминуемое противоборство с другой. Но получив известия из Уилфолка все же решил, что медлить дальше еще опаснее. Со смертью старого Лиса вскоре мог пасть и сам орден небесных. Тем самым нарушив устоявшийся баланс сил.

Бесконечно прокручивая в голове разные детали смелого плана, просчитывая всевозможные варианты развития событий - феодал-наместник Фор-дрима неприязненно морщил нос. Смущал не сам факт того, что от него ощутимо разило конским потом, а скорее необходимость предстать перед возможным союзником и покровителем в столь неопрятном виде. Однако время поджимало, а запыленный дорожный костюм как нельзя лучше это подчеркивал. Едя в небольшой, закрытой карете лорд Селби жалел, что не может как следует осмотреться. На улице уже стемнело, а резные, деревянные ширмы на дверцах имели столь тонкие прорези, что не позволяли толком ничего разглядеть. Дарен знал, что так и задумано. Пытаясь хоть немного расслабиться после утомительного путешествия в седле - он позволил себе немного помечтать.

Если все пойдет как надо - наконец отплачу Брюсу за услугу. Хм... Услуга не совсем то слово, но все же. И пусть обороняя Фор-дрим он бился не за меня, а пытаясь спасти перевал - я делаю это не для него... Приятно осознавать, что попутно помогаешь стоящему человеку. И пусть ты довольно сомнительных кровей, капитан Ботрайт, быть может - мы скоро сделаем из тебя генерала.

Карета остановилась, возвращая Дарена в действительность. Резная дверца распахнулась, разбавляя уютную, густую темноту мягкой внутренней обивки серебристой тьмой ясной городской ночи. В нескольких шагах зажегся тусклый фонарь. Державший его мужчина внушительного вида вежливо наклонил голову в знак приветствия.

- Приветствую вас, лорд Селби, - проговорил он сильным, низким голосом. Его густая, окладистая борода доходила почти до пояса, но совершенно не старила. Темный дублет из дорогого и качественного материала выглядел по-военному строгим.

- Мурад-ахар, господин Гуннульв, - чуть слабее кивнул в ответ Дарен, - Благодарю, что встретили. Прошу прощения, что не предупредил о визите.

- Не стоит милорд. Прошу за мной, - он сделал пригласительный жест рукой и не оглядываясь пошел вверх по ступеням.

Селби пришлось поторопиться, что бы нагнать провожатого. По обеим сторонам узкого, но высокого арочного проема, к которому вела лестница, стояли стражники. С ног до головы закованные в тяжелую броню алебардисты. Почти такие же бородатые, как Гуннульв. И такие же внушительные, несмотря на то, что ростом едва доставали не слишком высокому Дарену до груди. Он собирался, настаивался и в последний раз повторял все заготовленные слова. Теперь главное было - добиться аудиенции.

- Интересно, каково ему живется совсем без подбородка? Хоть бы бороду приличную отпустил.

- Рассматриваешь его как лошадь или бабу... - угрюмо прокомментировал Гуннульв. - Вполне себе нормальная борода. Для человека. А то, что не слишком красив - так оно и у владыки не все порой получается.

Широкоплечий, горбоносый гном хрипло хохотнул. Не многие осмеливались так с ним шутить.

- Я понял. Если по делу - то у меня ряд вопросов, - с длинной, темной галереи было хорошо видно небольшой зал, со стройными, восьмигранными колоннами по периметру. Лорд Селби неторопливо расхаживал вдоль стены, рассматривая огромные полотна в лаконичных, темных рамах, в основном изображающие батальные сцены. - Несмотря на показное спокойствие - этот франт пялится на битву, писанную маслом, слишком внимательно. Будто видит за ней настоящую. Возможно - не слишком надеется на нас.

- Скорее хорошо держится. Опытный дипломат, - тихо возразил Гуннульв.

- Ладно... А почему этот опытный не поднял прочих... дипломатов своего графства? - в презрительном тоне горбоносого слышалось больше задумчивости, чем неприязни. - Почему доносит нам, а не собирает ландфрид?

- Ты мне скажи.

- Судя по твоей каменной физиономии - в этом есть смысл... Ну что же... Предположу, что мелкие феодалы еще бесполезнее, чем кажутся. Что они либо беспомощны, либо уже подмяты Ястребом. Верно? - Гуннульв пожал плечами, явно ожидая большего. - Только гордость, да старое имя... Кажется так говорил о них отец. Вот этот Селби и ищет помощи на стороне. И потому именно у нас, что все же надеется когда-нибудь отрастить приличную... Ладно, я понял. Все дело в Редакаре. Железные львы - орудие, а торгаши решили прибрать к рукам еще и Хертсем. Боргранду это невыгодно. Слишком деятельные конкуренты. О военной угрозе скажу, но только для тебя, сам так не считаю, - гном пренебрежительно тряхнул головой, запуская руку в пышную бороду пшеничного цвета, собранную в несколько хвостов толстыми, стальными кольцами. - Так же лигу нельзя подпускать к Железному пути. Руды Дахаба нам необходимы, помню я, помню. А теперь о приятном - демонстрация силы напомнит о могуществе Боргранда. Крупных компаний не было со времен атаки на Золотую долину, а крепкий удар по перевалу будет слышен издалека. И некоторые робкие оскалы снова превратятся в угодливые улыбки. Более того, раз Селби сам пришел и сам приглашает - пройти через земли Фор-дрима можно будет быстро и беспрепятственно. Без сопротивления... без лишних жертв со стороны людей Хертсема, - последнее он добавил слегка кривляясь и разводя руки. - Все?

- В общих чертах, - кивнул Гуннульв.

- Ну так докладывай. Буду надеяться - еще порадуешь.

Массивные стражники раздвинули скрещенные алебарды, пропуская входящего. Гуннульв быстрым, ровным шагом миновал слабоосвещенный коридор. Мраморные плиты пола напоминали первый снег, высветляющий ночную тьму. Перед простой аркой, вырубленной прямо в скале, на мгновение задержался.

- Заходи, - мягкий голос звучал тихо и обыденно.

Высокий, сводчатый потолок покоев избавлял от необходимости повышать голос. Каждое слово было слышно издалека. Сидящий в глубокой амбразуре окна, гном, не смотрел на гостя. Он спокойно и расслаблено орудовал небольшим ножом, выстругивая что-то миниатюрное. Стены из тесанного камня были завешаны гобеленами, изображающими сцены охоты, тут и там поблескивали стойки с разрозненными элементами доспехов, вдоль одной из стен тянулся невысокий шкаф с ромбовидными ячейками, заполненный свитками и книгами. Тихо потрескивал огонь в камине, а на широкой, базальтовой плите, лежащей на массивном постаменте посреди комнаты, желтела масляная лампа. Гуннульв тихо пошел вперед, стараясь ступать несколько мягче. Те немногие, кто посещал эти покои, неосознанно старались подстроиться под царившую здесь тишину.

- Прибыл лорд Селби, феодал-наместник Фор-дрима. Просит военной помощи на перевале, - кратко доложил Гуннульв. Он знал, что владыка спросит, если захочет дополнительных деталей.

Коротко стриженый гном чуть наклонил голову, не переставая вырезать что-то. Спустя секунду прервался, подняв на собеседника ясные желто-карие глаза. При таком тусклом освещении были практически незаметны седые пряди в его пепельно-серой бороде. Жесткие морщины на властном, серьезном лице будто разгладились, скрадывая годы и придавая облику непривычную мягкость.

- Встречал с Кьяртаном?

- Да, владыка.

- И что скажешь? - желтоватые, внимательные глаза приоткрылись чуть шире.

- Довольно внимателен. Хорошо слушает и слышит. Совершенствуется в изучении не свойственных ему направлений... Но несколько неосторожен в суждениях. И предвзят, - Гуннульв не хотел добавлять последнего, но знал, что недосказанное все равно будет услышано.

- Совершенствуется... Да. Он учится, и в том немало твоих заслуг. А что же Селби? Не просил ли прижать еще и ястреба? Потеснить Кардан?

- Нет, владыка.

- Хорошо. Я бы отказал, - видимо закончив с тем, что вырезал, желтоглазый потер получившуюся фигурку о штаны. Поднес к лицу высматривая недостатки, дунул, удаляя последнюю пыль. - Обрадуй младшенького. Пусть возьмет восемь сотен голодных и выступает до рассвета. Форсированным маршем доберётся за неделю. Лишнего не жечь. Львов не преследовать, - договорив он подкинул в воздухе маленькую, деревянную ящерку, поймав всей пятерней. Сжал крепко, будто живую.

- Да, владыка, - прижав правый кулак к сердцу почтительно поклонился Гуннульв. Развернувшись на месте он быстро зашагал прочь. Успев как следует разглядеть вырезанную из светлого дерева саламандру. Точь в точь такую, как на гербе дома Селби.

Обходя постамент с каменной плитой, стоящий прямо посреди комнаты, Гуннульв окинул взглядом хорошо знакомую карту, высеченную в тусклом базальте. Черно-серая, с едва заметными бурыми прожилками, она выглядела бесцветной и невыразительной, но если приглядеться можно было различить мельчайшие детали рельефа. Горы, реки, поля и леса. Границы государств, княжеств и графств. Города, крепости и форты. А так же резные фигурки из разных пород камня, изображающие войска. Группа фигурок из темного диабаза была передвинута со своего обычного места на границу владений Дарена Селби. Вырезанные силуэты не изобиловали деталями, но были удивительно пропорциональны. Они словно застыли в мощном рывке, устремив насупленные морды в сторону горного перевала.

Гуннульв улыбнулся одними глазами. Владыка всегда был на шаг впереди. Оставалось лишь следовать за ним.

Пылающие створки крепостных ворот с грохотом распахнулись, ударившись о стену и рассыпая брызги оранжевых искр. Этот оглушительный треск и усилившийся шум, последовавший за ним, вырвал Джастина из оцепенения. Хотя оторваться от бойницы было действительно непросто. То, что творилось в паре сотен шагов за стеной - могло заворожить и более искушенного воина.

Докатившись до лайонелитов необычные всадники, прибывшие со стороны Хертсема, не замедлили хода и с неудержимостью селевого потока врубились в беспорядочный строй пехоты и осадных машин. Джастин не мог поверить своим глазам, хоть и слышал рассказы о гномьей кавалерии, использующей вместо лошадей огромных боевых кабанов. Из-за пыли, дыма и хаоса, царившего на поле боя, было сложно толком разглядеть их. Но то, что невероятные звери в холке были не ниже среднего коня, и наверно вдвое тяжелее, уже говорило о многом. При этом закованные в тяжелую броню, как и сами всадники - они неудержимо ломились вперед, подминая и раскидывая попадающихся на пути людей.

Джастин не знал, почему лайонелиты разбившие ворота все еще рвутся в крепость. Во дворе уже было несколько сотен серых рыцарей и постоянно бежали новые. Возможно они просто не знали, что происходило у них в тылу. А может быть сознательно спешили укрыться за толстыми стенами, надеясь забаррикадировать опаленную арку ворот. Как бы там ни было - живых защитников оставалось все меньше. Всего две заметные кучки сражающихся на внешней стене, отчаянно отбивались от наседавших врагов, да кто-то постреливал с третьей северной башни. Джастин тоже стрелял, безрезультатно пытаясь унять дикий круговорот взаимоисключающих стремлений, разрывающих голову. В очередной раз потянувшись в колчан на правом бедре - он нащупал там нечто, заставившее его застыть с незаряженным арбалетом в руке.

Перед глазами пронеслась картина всплывшая в памяти, будто подсвеченная внезапным осознанием важности момента. Он присаживается возле свежего кострища. Разгребает руками пепел, чувствуя остатки уходящего тепла и находит обрезки разваренной ременной кожи. Райт протягивает светлую дощечку, недавно найденную в подвале, хоть он уже и запачкал пальцы. Они ищут первого пропавшего в Дурн-фаре. Обсуждают невозможность дезертировать.

Путь в Хертсем закрыт... А если в другую сторону? Через Мидуэй и... Спасибо Райт!

Джастин крепко сжал в кулаке выструганный из дерева, стилизованный колосок, на две трети окрашенный грязно-бурым. И побежал вниз по лестнице, прыгая через две ступени. Нужно было успеть выйти на нужный участок стены.

Крепкая дубовая дверь, окованная полосами железа, распахнулась. Лайонелиты пока не добрались сюда и оставшиеся несколько десятков шагов он пробежал, оглядываясь по сторонам. Аккуратно прислонил арбалет к парапету стены и крякнув от натуги развернул лебедку в нужную сторону. Продел руку в кожаную петлю, прикрепленную к концу веревки. Оглянулся в последний раз, видя все больше серого цвета, заполоняющего павшую крепость.

«Взгляни внимательнее - он ведь и так давно мертв» - прозвучал в голове голос Бенджамина. Сейчас Джастин пытался убедить себя, что действительно верит в это, но несколько часов назад, покидая свою комнату - он разговаривал с Марлоном. Тот не отвечал, но обострившиеся черты изможденного лица будто бы выражали что-то новое... Тогда Джастин попросил у друга прощения за то, что вынужден запереть его в одной комнате с трупом, но вынести такую огромную тушу ему был не под силу.

- По крайней мере теперь он не принесет тебе вреда, - невнятно проговорил он себе под нос, перебираясь через парапет. - Вот уж кто точно мертв.

Досада мешалась со злостью, перебивая отвращение к себе. Сильные чувства будто выжимали из ослабевшего тела остатки сил, направляя их на первоочередные задачи. Ворот лебедки закрутился, крепко сколоченный ящик, заполненный камнями, быстро пополз вверх, чуть цепляя шероховатости внутренней поверхности стены. Джастин коснулся земли снаружи, высвободил руку из кожаной петли. Где-то по ту сторону с грохотом рухнул противовес. Далеко позади раздавались страшные крики, прерываемые отчетливым лязгом. Отсюда все казалось еще ужаснее.

Два огромных кабана, стремительно нагоняли группу из дюжины лайонелитов. Словно взбесившийся бык, один из окованных сталью секачей поддел последнего бегущего мордой, откидывая далеко в сторону. Прямо под ноги плотному отряду таких же монстров. Повсюду стонало железо, терзаемое тяжелыми раздвоенными копытами. Все прочие мысли из головы Джастина вытеснил животный, всепоглощающий страх. Дикий ужас подстегивал не хуже злого хлыста. Мимо промчалась огромная, плотная туша, туго позвякивая металлическими сочленениями брони. Джастин прыгнул в сторону, перекатился и побежал что было сил, часто моргая слезящимися глазами, забитыми мелкой красноватой пылью. Позади, сквозь грохот и крики, пробивались раскаты хриплого, кровожадного хохота.

Салливан погладил по морде требующего ласки коня. Он видел, что тому не терпится пуститься в галоп, разогнать застоявшуюся кровь, размять длинные, сильные ноги. Но рыцарь лишь повел его более бодрым шагом.

- Я слышал о боевых кабанах гномов, но видел их только на кривоватых гравюрах, - задумчиво проговорил он, в основном что бы отвлечь спутника от более тяжелых раздумий.

- О-о... поверь мне, там и правда есть на что посмотреть. Правда лучше издалека, - Джастин легко подстроился под быструю походку рыцаря.

Вообще несмотря на некоторые мрачные воспоминания он пребывал в удивительно хорошем расположении духа. Да и чувствовал себя отлично. Они не так давно останавливались позавтракать и вяленая конина с остатками сыра и пересушенными яблоками показалась почти такой же вкусной, как жареный кролик накануне. Да и воспаленное горло, мучившее Джастина последнее время, совершенно не беспокоило. Он от души поблагодарил Салливана выпивая очередную порцию его целебного отвара. И теперь, чувствуя, что может прошагать еще хоть два дня подряд, без лишних волнений рассказывал об увиденном.

- Гигантские, горбатые туши, высотой чуть не с твоего коня. Ну, может чуть ниже. Но ведь широкие и тяжелые, даже странно, как при такой массе, да так носятся. Целиком в броне, вот действительно целиком. А на морде нечто, больше напоминающее рыцарский шлем, чем лошадиный налобник. Без обид, конечно, - Салливан махнул рукой показывая, что далек от того, чтобы обидеться. - Так вот, если я правильно понял, хотя ни настроения, ни времени особо рассматривать не было, у них вроде как пасть закрыта и пятак тоже. Такое своеобразное забрало. И бодают они не своими клыками, а стальными шипами в локоть длинной. Я даже самих гномов не сильно то видел. Так, широкие, коротконогие, тоже в железе. Седла с непривычно высокими луками... - Джастин на секунду задумался, вспоминая всю мощь неожиданной атаки. - Ох и подавили свиньи львов... Можно сказать - как котят.

- Приятно слышать. Хотя враг моего врага и не всегда друг... Но все же, - рыцарь задумался, поглядывая на хмурое небо, оценивая медленно плывущие низкие тучи. - Уверен, что при Севенне мы разбили обреченных. Ту часть войск, которой лайонелиты готовы были пожертвовать, что бы разделить и заманить нас. Многие из них тогда просто отступили, не ввязываясь в бой. И сколько львов укрылось в Данасе мы не знаем. Интересно, насколько сильно пошатнет их позиции поражение на перевале? Сколько людей они потеряли? И что теперь придумает лига?

- Насчет лиги не скажу, но при первых переговорах серые говорили про двадцать пять тысяч копий. Даже если приврали в половину или больше - все равно выходит прилично. Мы держались исключительно благодаря орудиям Дея и удачному расположению форта. Использовать все силы там невозможно - слишком тесно. И еще, я кое-что видел... - Джастин постарался вызвать в памяти мельчайшие подробности момента, - Знамя лорда Десфорда. Его не донесли до стен. Штандарт Великана был опрокинут нахлынувшей волной гномов. Сметен и истоптан... Быть может, как и он сам?

- Было бы неплохо, - согласился Салливан. - Надо же, два крупнейших ордена Бирны могут быть обезглавлены почти одновременно. Но по-прежнему есть, с кем драться. Враг навсегда остается врагом и лига продолжит строить свои козни вместе со львами. А вот орден неба, - он прервался на секунду и продолжил чуть изменившимся голосом, - наверняка распадется. Недовольные рыцари разойдутся по стране. Вряд ли история о вторжении Леммаса, высосанная из пальца, задержит их надолго. Пусть не сразу, но большинство осознает, что произошло. Вот тогда-то я и окажусь поблизости. Быть может удастся собрать хотя бы осколки... Осколки неба. А Аддерли я еще достану. И тогда он расскажет мне много интересного. Главное знать, как спросить. Да и Гастман, хоть и сидит высоко, получит свое рано или поздно.

Салливан откашлялся. Взглянул на спутника каким то особенно живым взглядом. И высказал вслух то, о чем, как он догадывался, думали оба.

- А под знаменами Харриса Хеддока уже собралось немало достойных людей. Уверен - мы впишемся.

Джастин тихо усмехнулся. И продолжил размышлять вслух.

- Крестьянская доля еще тяжелее солдатской. Для землепашца или ремесленника любая сторона конфликта - враги. А значит вероятность получить по голове, пожалуй, не меньше чем у нас. Тем более в Бирне. Я на службе с шестнадцати лет и ничего другого не умею. Иду по дороге, протоптанной отцом. У Хеддока репутация последовательного человека. Человека чести. Хоть и не без странностей. А если уж воевать, то неплохо бы знать против кого.

- И за кого, - прозрачно намекнул Салливан. - Думаю я неплохо узнал тебя. Мне, - он хотел сказать нужны, но передумал. - Мне нравятся именно такие люди. А ведь они попадаются не часто. Не хочешь ли поступить ко мне на службу? Пусть уйдя из ордена я отказался от положения, но долго внизу не останусь. А моему гвардейцу всегда будет чем утолить голод, промочить горло и все в таком духе...

Джастин кивнул. Молча и уверенно. Он ждал этого.

- Да-а-а Остин... Мы с тобой еще повоюем, - удовлетворенно протянул рыцарь.

Новоиспеченный гвардеец не подал виду, не поправил своего командира. В груди приятно щекотало, яркие краски окружающего мира приятно ласкали глаз, а ноги словно не чувствовали усталости. Обостренное восприятие словно окрыляло, подчеркивая тончайшие оттенки света и звука. Он дышал полной грудью, наслаждаясь воздухом, солнцем, жизнью.

Миновав старый дорожный указатель с надписью Суррай, они бодро шагали на восток.

«Обратная сторона» - это целый мир, со своими народами, государствами и историей.

И обитают в нем не только люди, но и относительно малочисленные гномы, и полумифическая раса гулонов.

И у каждой из рас есть своя, подчиненная особым канонам магия, доступная считанным единицам и не нарушающая условного баланса сил. Весь сюжет не крутится вокруг нее и даже если персонаж владеет неким тайным знанием - это не значит, что он не может сломать шею упав с лошади или умереть от заражения крови в мучительной горячке.

«Чистилище» - первая книга серии, но ее нельзя назвать первой частью. Ведь события этой истории разворачиваются параллельно с событиями, описанными в других книгах.


Оглавление

  • Чистилище Сергей Калашников
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • X