Setroi - Вернуть контроль [СИ]

Вернуть контроль [СИ] 2141K, 480 с.   (скачать) - Setroi


Глава 1

— Парни есть дельце на сто тыщ, — обратился ко мне с другом очередной наш потенциальный наниматель. Сколько за последнее время их было, не пересчитать. Как нормальные так и кидалы от которых мы еле успевали сбежать.

— Ну раз сто тысяч, — задумчиво произнес Паша, любил он построить из себя важную персону, вот и тут стал выделываться. А ведь нам сейчас было не до этого, если в ближайшие дни работу не найдем, то все пока пока столица и вперед домой в провинциальный городок, — Что вам требуется сделать? — видимо Паша все таки сообразил, что сейчас не время выпендриваться и задал вопрос прямо без своего любимого философствования.

— Ничего особого от вас не требуется. Так выкопать под фундамент котлован. Плачу по пять тысяч рублей каждому, — ответил наш уже видимо будущий наниматель, сумма предложенная им хоть и была не очень высокой, но для нас и она была хороша, — Ну что беретесь?

— Каковы объемы работы? И какой срок? — решил я уточнить, как более серьезный в нашей паре разнорабочих. А то ведь с Паши станется согласиться на какое то мутное дело, после которого мы не только не заработаем, а вообще не сможем унести ноги. — Как к вам можно обращаться?

— Антон Сергеевич, — ответил он мне, — вот план работ. — Протянул мне планшет с со списком планируемых работ и сроками за которые мы должны все выполнить. Должен отметить, что планы были вполне реальные и за два дня мы могли вполне справиться даже без особого напряжения.

— Антон Сергеевич мы беремся за ваш заказ, но половину хотим получить авансом, — попросил я нашего нанимателя. Вообще я очень сильно наглел и он мог в любой момент плюнуть на нас и пойти к другим таким же работягам неудачникам как и мы стоящим возле вокзала. Но нужда заставляла меня пойти на этот риск, ведь если сегодня мы не сможем заплатить хозяину у которого снимаем квартиру, то нас ждет выселение еще до окончания суток.

— Ладно, — явно не хотя произнес Антон Сергеевич, — вот вам пять тысяч, но если вас не будет завтра на этом месте в шесть утра, то пеняйте на себя. Петька Волох мне должен и вас достанет из под земли, — пригрозил нам наниматель. И его угроза была не пустой, Петька Волох, или Волошин по паспорту, был смотрящим за привокзальным районом и именно у него мы получали добро на то чтобы могли стоять возле вокзала в ожидании работодателей. По слухам на его счету уже есть два трупа решивших кинуть его работников, так что связываться с ним нам не хотелось, да и кидать нанимателя мы в принципе не собирались.

— Мы не враги себе, завтра в шесть будем тут, — ответил я Антону Сергеевичу пока Паша снова что то снова не сказанул и потянул его в сторону. Сейчас когда у нас появились деньги в первую очередь стоило расплатиться с Мехметом за квартиру, и купить продуктов, а то второй день на лапше быстрого приготовления давал о себе знать.

— Вот и хорошо. Завтра вас жду в шесть на этой площади, — произнес наш наниматель и скрылся среди толпы вышедшей с очередной электрички.

Я же подхватив Пашу за руку потащил того к метро. Следовало поспешить, Мехмет в своем офисе на рынке находился только до шести вечера, а сейчас было уже пол пятого.

Если бы не наш новый наниматель Антон Сергеевич, то я даже не знаю, чтобы сейчас делал. Наверное стоя на коленях просил бы дать нам еще один денек на то чтобы заработать денег и отдать долг.

Ведь даже продать особо-то нечего было. Вон два дня назад продал свой мобильный телефон явно за пол стоимости, но выхода у нас не было, а про ноутбук и говорить нечего, уже больше месяца как тот лежит в ломбарде напротив новой съемной квартиры, куда мы съехали два месяца назад.

А других дорогостоящих вещей у нас то и нет. Если честно мы даже раздумывали над тем чтобы украсть где то денег. Но опасность того что нас поймают была высока, и благосклонными к нам провоохранительные органы после некоторых событий точно не будут.

Эх, а ведь еще несколько месяцев назад я был студентом политехнического университета и не думал ни о какой работе разнорабочим. Тогда мне мое будущее виднелось лишь в оптимистических тонах, через два года бакалавр, через четыре магистр, а там и до доктора наук не далеко.

Может мои мысли и были несколько фантастичными, но ведь мне было всего девятнадцать лет. Весь мир был у моих колен, по крайней мере я так считал, сейчас же я понимаю насколько самоуверенным я был.

Правда и сейчас мне девятнадцать, но внутренне было ощущение что я стал старше на добрый десяток лет и расстался с розовыми очками через которые я смотрел на жизнь.

Ох и больно этот процесс для меня прошел, но как я надеюсь я пережил этот период достойно. А ведь всего одно событие поставило на всех моих мечтаниях большой жирный крест. Правда должен признать, это было вопросом времени, слишком мы стали наглеть.

С Пашей я познакомился еще два года назад когда ходили на подготовительные курсы политехнического университета. Уже тогда он был душой компании и каким то образом умудрялся подбить всех на какую то авантюру.

Мне же поскольку меня поселили на время курсов в одной комнате с ним пришлось волей неволей участвовать в большинстве из них. Вначале я психовал, что мне мешают сосредоточиться на учебе, но позже и сам втянулся.

Его авантюры не отличались особой как продуманностью, так и захватывающим содержанием. Но ему всегда удавалось найти единомышленников для своих забав. Так или иначе я также стал в них участвовать.

Первое время я участвовал в них с целью убедить Пашу прекратить заниматься мелким хулиганством, но его харизма в итоге и меня заставила присоединиться к его авантюрам.

То пролезть на завод воздушных палочек и подпалить кучу бракованных палочек, то пробраться в троллейбусное депо и там разукрасить с баллончиков несколько троллейбусов.

А то вообще угнать машину для того чтобы покататься и вернуть ее потом на место. Кстати благодаря этому я и научился водить автомобиль, причем обучение проходило в довольно экстремальных условиях.

Я был сильно против, чтобы так явно нарушать законы, но один из товарищей Паши был сынком зама генерального прокурора. Его участие в наших выходках могло прикрыть нас со стороны правоохранительных органов.

К сожалению уже ближе к концу первого года обучения этот сынок отправился на учебу в Англию, подальше от таких друзей как мы. Вообще подобных выходок было уйма, и нам неимоверно везло, ни разу нас не словили на горячем.

А ведь было множество опасных ситуаций, даже смертельно опасных. Так после разукрашивания внедорожника полковника полиции в розовый цвет по нам открыли огонь дежурные, причем суки без предупредительного в воздух.

Но нам неимоверно везло, нам тогда даже удалось уйти без последствий, а ведь я даже слышал свист пули, по крайней мере мне так показалось. Честно говоря после того проишествия я не мог даже спать нормально несколько дней, поскольку тогда впервые осознал смертность человека, и то что я слишком близко подошел к черте после которой я мог бы преждевременно покинуть этот свет.

Но это не все опасные происшествия с нашим участием. Один раз нас приняли за воров конкурентов и попытались от нас радикально избавиться во время нашего ночного посещения химической лаборатории университета.

Нам требовались некоторые химикаты для производства жутко воняющих дымовух. По планам Паши мы должны были подкинуть их в участок полиции в котором служили суки открывшие в нас огонь. И хоть я был не сильно рад вновь связываться с этими уродами, но отомстить им хоть как то считал необходимым.

Как оказалось в итоге, группа воров производителей наркоты также решила посетить химическую лабораторию с целью экспроприировать необходимую химию. Причем это оказались наркопроизводители самого низкого пошиба и сами употребляющие свой товар.

Так что ночью мы встретились с обдолбанными нариками и они решили взять нас в ножи. Нам повезло, что первыми обнаружили именно мы их, а не они нас. Боюсь иначе мы могли бы и остаться лежать на полу в лаборатории.

К счастью со всеми этими приключениями я научился очень важной вещи, а именно бегать, так что нам удалось сбежать и вызвать анонимно полицию. Как в новостях узнали на следующий день, на счету этих нариков было уже пять химических лабораторий различных университетов и даже один труп сторожа, так что их ждала совсем не радостная судьба.

Мы же тогда вновь отделались лишь легким испугом. И как мне кажеться все это везение играло с нами в дурную шутку. Ведь с каждым разом мы все больше были уверены в том, что с нами не произойдет ничего плохого.

Почти во всех подобных затеях мне приходилось быть голосом разума и пытаться сводить последствия наших выходок к минимуму. И до последнего случая мне это удавалось делать вполне успешно.

Ну как успешно, серьезных последствий для нас не было. Максимум синяки да растяжения, иногда когда после очередного хулиганства убегали мы бывало нарывались на местных гопников, но они были в принципе нормальными людьми, только требовалось доказать свою состоятельность. И это лучше всего происходит именно в драке.

Но как говориться в поговорке «Сколько бы веревочке не виться конец всегда найдётся». Так и в нашем случае. Все наши удачные приключения наверное вскружили нам голову, по другому объяснить то, что каждая новая затея Паши становилась все опасней и опасней я не могу.

Через некоторое время большая часть наших товарищей по участиям в этих опасных забавах поняли чем им может грозить продолжение и постепенно покинули нашу компанию. Остались лишь самые отмороженные, и к моему глубочайшему сожалению сейчас себя того времени я считал таким же.

Сперва новые впечатления после поступления в университет поумерили жажду приключений у Паши, но это было именно сперва.

Знакомство с преподавателями, другими студентами, довольно сложное обучение по сравнению со школой, все это временно приглушили его энтузиазм.

Должен отметить, что учеба и мне и Паше давалась с легкостью, мы сразу выбились в лидеров группы. Многие считали нас высокомерными ублюдками и друзей в своей группе мы так и не нашли. Сейчас я понимаю, что они скорее всего были правы в этом.

Но уже начиная со второго семестра наши выходки начались вновь. И как бы не хотелось все скинуть на Пашу, но во многом я виноват и сам. Он ведь ни разу не заставлял меня силой участвовать в новых авантюрах, он лишь интересно рассказывал о будущем приключении, я же уже не мог удержаться и начинал корректировать его план, а в итоге и сам принимал самое непосредственное участие.

Во время летних каникул после первого курса, благодаря Паши мы смогли неплохо разбогатеть. Во время очередной нашей авантюры в офисе крупной аграрной компании мы обнаружили документы которые указывали на финансовые махинации одного из членов совета директоров.

Сперва мы хотели их оставить там же где мы и нашли их. Все таки связываться с человеком сумевших ограбить компанию на несколько десятков миллионов долларов было слишком опасным.

Вообще наличие таких документов в столе обычного клерка было очень странным. Сейчас я даже не помню почему мы решили проверить именно этот стол, но в нем мы обнаружили очень подробный компромат на одного из директоров компании.

Сейчас я понимаю, что со всем этим делом было что-то нечисто, но тогда об этом особо не задумывался. Нашли так нашли, просто не хотел себя подставлять под удар человека обладающего большими возможностями.

Но Паша подумав несколько минут сказал, что знает одного человека у которого знакомый имеет выход на серьезных людей на черном рынке. Именно туда и захотел продать документы Паша.

Черный рынок это был откровенный криминал и связываться с ним я не желал ни коим образом. Пока мы не перешли дорогу серьезным людям нас трогать не будут, но если везем в серьезное дело, то там уже все будет по другому.

Как бы я не отговаривал Пашу от подобного откровенно глупого поступка, но ничего не помогло мне его успокоить, и этот придурок поперся с документами к своему знакомому.

Как именно проходили их переговоры я подробностей не знал. Я вообще старался не интересоваться этим делом Паши, как говориться меньше знаешь лучше спишь, вот и пользовался этой мудростью.

Так или иначе, но Паша смог выручить с той пачки бумаг около пятидесяти тысяч. И хоть я и был изначально против идеи о продаже найденных документов, но отказываться от халявных двадцати пяти тысяч долларов я не собирался.

Понятное дело, что люди купившие эти документы наварились на нас раз двадцать, а то и больше, но сами бы мы никак не смогли бы использовать эти документы. Боюсь, вздумай мы шантажировать проворовавшегося директора предприятия как нам бы пришел конец, быстрый и оканчательный.

Что такое двадцать пять тысяч долларов для бедного студента, это одновременно и много и мало. Много потому что до этого момента я максимум в руках держал тысячи полторы долларов когда отец продал нашу старенькую четырку.

А мало потому, что мы не были еще отягощены разумом. Первые двадцать тысяч долларов ушли за месяц, в основном тратились на гулянки, элитную выпивку, легкие наркотики и девочек.

Сейчас я уже понимаю, что более бессмысленного способа потратить добытые деньги сложно придумать. Но два молодых парня особо не обременненых умом решили просрать все деньги на гулянки.

Лишь под конец месячного загула в один из дней когда я вышел из алкогольного и наркотического кумара нам дошло, что часть денег необходимо потратить на что-то полезное, иначе они просто напросто в наших руках испаряться.

Долго ли коротко ли, но мы решили снять квартиру на двоих и переселиться из общежития. Вариант не идеален, но просрав огромное количество денег и не отойдя полностью от алкоголя и легких наркотиков мы ничего не придумали более умного.

Вот тогда то мы и познакомились с Мехметом, мужчина владел нескольками десятками квартир в различных частях города, они были от самого низкого пошиба, как в хрущовках так и в элитных новых домах, так что мы нашли неплохой вариант на свой вкус.

Лофт был расположен на территории бывшей швейной фабрики, еще лет пятнадцать назад она обанкротилась, и Мехмет смог тогда по дешевке прикупить часть корпусов фабрики.

Вот на чердаке одного из корпусов он и оборудовал огромную ста тридцати метровую квартиру, всего за пятьсот долларов в месяц. Против такого варианта всего в десяти минутах пешком от центра города мы не могли пройти мимо.

Тем более в планах было использовать лофт не только для проживания, но и для вечеринок. Что кстати мы незамедлительно и сделали, устроили грандиозную вечеринку на сорок человек.

Оставшиеся деньги удалось уберечь от нас только благодаря тому, что в гости приехала моя сестра посмотреть как живет ее любимый младший братик в столице государства.

Ну что сказать, давно я не получал по заднице от кого либо, но Инна смогла это сделать и я день не мог нормально сидеть на своей проблемной пятой точке. Паша Инне не понравился сразу, и хоть мне она не говорила, но я видел, что он противен ей сам по себе.

Надолго она не задержалась, через неделю Инна должна была улетать на стажировку в Германию, но и так недели времени хватило чтобы мои мозги вернулись на место. Оставшиеся деньги, чуть более двух тысяч долларов я положил в банк.

А тут еще наступил новый учебный год и я решил всерьез заняться учебой. Что в принципе первых три месяца удавалось с легкостью. Но мне чего то не хватало, как в итоге оказалось не хватало мне адреналина получаемого во время наших с Пашей авантюр.

Так что не странно, что я повелся на очередную тупую идею Паши, он решил проверить пугливый ли наш ректор, и для этого подбросить ему в кабинет мощную петарду.

Не буду рассказывать сколько трудов мы потратили на то чтобы пробраться в кабинет ректора, скажу лишь, что нам это удалось и мы там установили мощную петарду которая должна будет сработать в полдевятого утра, когда ректор уже прибудет на работу.

Чтобы не попасться мы многое предусмотрели. Узнали когда на дежурстве в главном корпусе университета будет бывший спившийся военный. Немного загримировав себя, чтобы не опознали нас мы выдвинулись на дело.

Споив охраннику бутылочку водки со снотворным мы смогли пробраться незамеченными в главный корпус университета. Уже там быстро добрались по пустому зданию к необходимому нам кабинету.

Вскрывать замок на кабинете нам даже не потребовалось. У дежурного были ключи от всех кабинетов корпуса, так что позаимствовав ключ мы проникли в кабинет где и сделали все необходимое. На обратном пути я стер записи с видеокамер.

Но кто же знал, что параноик ректор после нескольких попыток подставить его со взяткой установил в своем кабинете скрытые камеры.

Так что ему не составило труда найти виновников своего испуга, после которого он сутки провел в больнице.

Как итог, остатки денег ушли на то, чтобы ректор не передал дело в полицию, но из университета нас поперли, да еще и дали такую характеристику, что ни в одно учебное заведение нашей необъятной родины нас никогда не возьмут.

А в следующем полугодии нас скорее всего ожидает зеленая форма и берцы. В тот момент я был готов убить Пашу, хоть и сам был виноват в этой ситуации. Это было чисто психологически, хотелось найти виноватого во всех своих бедах, и им я назначал Пашу.

Через недельку до нас дошло, что если хотим продолжить жить в этой шикарной квартире, нам необходимо найти заработок, причем весьма не плохой ведь цену в пятьсот долларов никто не отменял.

Но почти месяц мыканья по разным местам в попытках найти работу показали, что двое недоучек никому не нужны. Куда мы только не обращались, но везде от нас требовали документов об образовании и опыт работы.

А где не требовали то уже нас не устраивало. Вообщем на конец первого месяца мы смогли заработать всего шестьсот долларов на двоих. Так что с желанием остаться жить в той квартире пришлось распрощаться.

Обратившись к Мехмету мы нашли новую квартиру всего за двести долларов. Это была двушка в старой хрущовке. Но и так мы были очень рады остаться в столице. Ведь возвращаться на родину, что мне, что Паше не позволяла гордость.

Мы даже родителям еще не сообщили о том что нас отчислили из университета. Следующие несколько месяцев мы рыскали в поисках работы, но нигде надолго задержаться не получалось, почему то все встреченные нам работодатели хотели в итоге обмануть нас.

Так что мы остались практически без денег. Все заработанное уходило на оплату квартиры и коммунальных услуг, ну и на еду. А в последний месяц вообще пришлось работать на вокзале. Точнее стоять в толпе работяг которых нанимают на различные грязные работы.

Что мы только не делали. Чистили вольеры в частном зоопарке, копали огороды, выгуливали собак, рыли канавы и многое другое. Но как бы мы не старались, но мы уже просрочили последний платеж за квартиру, вот и пришлось выпрашивать деньги у будущего нашего работодателя.

— Сережа, я надеюсь ты денюжку принес? — спросил ласковым голосом меня Мехмет. Его голос никак не сочетался с его внешним видом. Если закрыть глаза то может показаться, что перед тобой сидит какой то ботаник. Открыв же глаза понимаешь насколько был не прав. Предки одарили Мехмета поистине богатырским телосложением, почти два метра ростом и весом килограмм сто тридцать без капли жира.

— Не все, но вот четыре тысячи рублей, — сказал я ему, — После завтра я отдам еще пять тысяч и до конца месяцу думаю смогу расчитаться с вами. — ответил я Мехмету, внутренне содрогаясь от мысли, что Мехмет решит закусить удила и выселит нас сегодня.

— Хм, я рассчитывал на нечто другое, — строго посмотрел на меня Мехмет, — Ты же понимаешь, что дела так не делаються? — спросил он у меня.

— Понимаю, но сейчас у нас очень тяжелый период в жизни. Никто не хочет нас брать на работу, вот и перебиваемся случайными заработками, — ответил я, — Думаю скоро закончиться черная полоса и мы вновь сможем платить все вовремя.

— Эх Сереженька, я ведь тебе уже дважды предлагал идти работать ко мне, главное чтобы оставил своего придурка друга в стороне. Помни до конца месяца должность моего помощника вакантно, — произнес он, — Ладно в честь наших прошлых дел я так и быть отстрочу плату на неделю, но помни в следующий раз или деньги или убирайтесь из квартиры, — произнес Мехмет после чего отвернулся и уставился в экран ноутбука, а рукой махнул в сторону двери показывая, что разговор со мной закончен.

— До свидания Мехмет Алиевич, — сказал я и попятился с его кабинета, тот еще раз махнул рукой чтобы я ему не мешал и быстрее уходил.

На улице меня ждал Паша с двумя хот-догами в руках. Только сейчас до меня дошло, что есть хочется неимоверно. Схватив свой хот-дог я стал жадно его поглощать и думать чтобы купить на оставшиеся деньги.

Выходило, что придется обойтись несколькими крупами и овощами, на мясо к сожалению денег не оставалось. Скупившись в ближайшем супермаркете к дому мы отправились домой где смогли поужинать полноценно впервые за две недели. Установив будильник на пять утра мы сразу легли спать.


Глава 2

Уже без пятнадцати шесть утра я с Пашей стоял на вокзале в месте где собираться работяги в надежде, что их возьмут хоть на какую-то работу. Мы же сегодня там стояли в ожидании нанимателя, Антон Сергеевич обещал забрать нас сегодня в шесть часов утра.

Несмотря на то, что последний месяц мы постоянно вставали в столь раннее время, чтобы пораньше прибыть на вокзал, ведь именно с утра было больше всего шансов наняться на работу, но все равно мой организм к таким ранним попудкам относился весьма негативно.

Долго ждать нам не пришлось, уже через двадцать минут на привокзальную площадь выехала грузовая газелька с каким то молодым парнем за рулем. Мы не сразу сообразили, что прибыли как раз за нами.

Вначале парень остановился у самой большой толпы работяг ждущих найма и только после короткого разговора и указаний в нашу сторону он подъехал к нам. Честно говоря я думал, что за нами приедет сам Антон Сергеевич, но оказалось, что он прислал своего подчиненного.

— Эй мужики чего стоим? — обратился он к нам, — Прыгаем в кузов, мне еще на склад за инструментами тулить, — было видно, что общение с нами ему особого удовольствия не доставляет, — Шеф сказал доставить вас к восьми на участок, так что не тормозим.

— Ты там не быкуй, а то я, — начал отвечать Паша, но я его дернул за руку и остановил. Не хотелось потерять работу, тем более половину денег нам уже заплатили и их у нас уже не было.

— Не слушай его, он всегда такой с утра, — оправдывался я за друга, — Раз нас ждут то погнали.

После этих слов я прыгнул в кузов, а за мной и Паша бурча себе что-то под нос. До него еще не до конца дошло, что мы сейчас на довольно низкой социальной ступеньки и наглеть не стоит. Не те сейчас времена, чтобы качать свои права.

Вообще за прошедшее с отчисления из университета время я во многом успел пересмотреть свою жизнь. И сейчас понимал насколько глупым был ранее. Эх вернуть бы все назад, послал бы я Пашу на три веселых буквы при нашем знакомстве.

Наслаждался бы обычной студенческой жизнью, а не перебивался бы на случайных заработках. Но все это было исключительно мечтами такого неудачника как я. Честно говоря уже не раз приходила мне мысль плюнуть на все и вернуться в родной город.

Повиниться перед родителями и начать свою жизнь заново, конечно вряд ли я смогу куда то поступить, так что придется довольствоваться жизнью обычного роботяги. А там может отец поспособствует и меня возьмут на лифтовый завод.

Все таки он там занимает далеко не последнее место, один из лучших электриков. Но каждый раз при таких мыслях я понимаю, что не смогу смотреть в глаза своим родителям после такой неудачи, и каждый раз я нахожу новые отговорки остаться тут и попытаться вновь закрепиться в столице.

Не успели мы нормально усесться в кузове среди мешков с цементом как парень уже тронулся на машине. Причем как я понял он специально резко тронулся, чтобы отомстить за слова Паши, иначе не объяснить его рывок, да такой, что мы завалились на пыльные цементные мешки.

Нам то конечно все равно было, мы с утра приехали на вокзал уже в рабочей одежде, но падать было обидно. Стиснув зубы я решил не обращать внимания на такое отношение и придержал Пашу, чтобы он не начал буянить.

Отряхнувшись от цементной пыли руками, мы уместились на те самые мешки покрытые полиэтиленовой пленкой. Ехать было неудобно, но мы были не в тех условиях, чтобы привередничать.

Минут через тридцать мы подъехали к складу на окраине города. Заехав на его территорию газелька остановилась и из кабины выскочил водитель и убежал в сторону сторожки. Через пять минут он вернулся в компании мужика лет за шестьдесят.

Мужик несмотря на свой возраст выглядел весьма мощно. Огромный рост под два метра, кулаки размером с мои два. Так что выглядел сторож весьма внушительно, лезть поперек такого не хотелось.

— Вот Петрович два очередных покорителя столицы, они в твоем распоряжении. — сказал наш водитель и сел обратно в машину.

— А ну ко мне добры молодцы, — глубоким голосом произнес видимо сторож, — Вадька сказал, что вас сегодня нанял Антон Сергеевич, — уважительно сказал о нашем нанимателе сторож, — Сейчас мы с вами загрузим инструменты, давай за мной.

— Мы не нанимались тас, — начал возмущаться Паша, я даже не успел прореагировать как сторож развернулся и дал настолько мощного щелбана, что Паша присел аж на землю.

— Вам деньги заплатили, а значит я буду решать, что вы будете делать, — строго произнес сторож, — Еще одна выходка и пойдете вон, на ваше место многие хотят так что стисни зубы и работай, — Даже мне стало несколько не по себе от тона старика.

— Хорошо, — стиснув зубы и потирая лоб произнес Паша вставая с земли, — Что нам надо делать?

— Вот другое дело, — улыбнулся Петрович, — Тут работы не много, надо бетономешалку загрузить да лопаты для вас балбесов закинуть.

Через пару минут мы зашли на склад полностью заставленный различными стройматериалами. В углу возле входа стояла небольшая бетономешалка, но и так мы вдвоем с трудом смогли ее поднять. По ощущениям в ней было не меньше ста пятидесяти килограмм.

Никогда раньше не таскал такие тяжести на расстояния, а тут еще следовало учитывать, что ей обломали с одной стороны ручки за который предполагалось ее носить, так что пришлось корячиться и нести ее.

Пришлось прилично поднапрячься чтобы дотащить ее до машины, урод водитель отказался подгонять ее прямо к складу и нам пришлось тащить больше ста метров. Что я, что Паша не сильно себя раньше утруждали физическими нагрузками, так чтобы убежать от кого то, или отбиться в случае нужды от пары гопников не больше.

Вот в последнее время на подроботках нам пришлось немного поработать грузчиками разгружая товары в магазинах, но там все было намного проще. И носить тяжести необходимо было на расстояние пары метров, да и удобны они были для переноски. Тут же было все наоборот.

Так что дотащив к машине бетономешалку мы уже несколько подустали. Но нам предстояло совершить самое сложное, загрузить в кузов. Но тут внезапно нам решил помочь водитель.

Петрович поставил две доски на борт кузова и мы втроем потратив минут пять и наговорив друг другу кучу матов, все таки смогли загрузить ее в кузов, после чего отправились за шанцевым инструментом. Водитель же сплюнув в нашу сторону обратно полез в кабину откуда раздавалась клубная музыка. Еще пару месяцев назад подобную музыку мы слушали находясь в клубах, а теперь вот так только случайно.

Только через двадцать минут мы залезли обратно в кузов газельки и отправились к нашему месту работы. Петрович напоследок даже расщедрился и угостил нас десятком яблок, по его словам с его собственного сада. Не смотря на то, что дома мы успели позавтракать, яблоки весьма хорошо пошли, было даже ощущение, что настолько вкусных яблок я еще ни разу не ел.

После перекуса ехать стало даже как то не так противно как ранее. Видимо заполненный живот пусть и только яблоками на жизнь смотрел более благосклонно чем его хозяин.

Ближе к восьми мы действительно прибыли на участок на котором уже копалось несколько подобных нам разнорабочих. Это несколько удивило нас, я честно говоря думал, что работать мы будем только вдвоем. Но вынужден был признать, что для увиденного воочию фронта работ и десятка работяг будет маловато.

Вручив нам лопаты Вадим покинул нас и направился на машине в другой угол строительной площадке, там сейчас была установлена палатка и внутри нее сидел Антон Сергеевич.

Не успели мы размяться после не самого комфортного путешествия на грузовой газели, как нам подошел мужчина. Судя по тому, что я уже увидел он был кем то вроде прораба на этой стройке. Он бегал по всюду и контралировал как остальные работают.

Вот и сейчас подойдя и осмотрев нас немного скривился, видимо что-то в нас ему не понравилось, но он довольно быстро взял себя в руки и произнес не показывая настоящего к нам отношения..

— Значит так мужики схватили лопаты и начинайте копать очерченный участок. — произнес он указывая на участок земли огороженный натянутой на столбики веревкой. — После обеда к вам присоединится Миша и Толик, сейчас они заняты на бетонировании подвала в соседнем доме.

— Понятно, сейчас приступим, — сказал я и направился к нашему фронту работ. Судя по увиденному Антон Сергеевич вчера несколько преуменьшил количество необходимой работы. Тут бы нам вчетвером дня за три справиться.

— Раз понятно то приступайте, к двенадцати будет обед, к семи вечера привезут ужин, — произнес он и пошел к другой группе работяг вытаскивающей сейчас бетономешалку из кузова машины на которой мы приехали сюда.

Вначале мы просто копали, но уже через час начала побаливать спина, все таки к таким работам мы были мало приучены. Почти сразу замедлилась наша работа, на что недовольно кривился мужик который дал нам эту задачу.

Видимо он рассчитывал на более высокую эффективность нашего труда. Но что ожидать от нас двух вчерашних студентов ранее не отягчающих себя физическим развитием.

Как оказалось он был тут бригадиром и отвечал за проведение всех строительных работ. По слухам циркулирующим среди рабочих, тут будет построен очередной коттедж для какого то слуги народа из мэрии.

Вот уж кому легко живется так им. Сидишь себе и принимаешь никому не нужные указы и голосуешь за то что укажут тебе из партии. Я понимаю, что не все так просто, но мое настроение требовало, чтобы я на кого то пожаловался по поводу несправедливой жизни, и этим кем то оказался будущий владелец коттеджа над которым мы трудимся.

Часам к одиннадцати мы с Пашей практически выбились из сил, а ведь даже и четверти необходимого не сделали. Сразу стало понятно, что сделать норму мы не сможем, и это было очень не хорошо.

Ведь Антон Сергеевич мог просто выгнать нас отсюда и потребовать вернуть деньги которых у нас уже не было. Сделав пятнадцатиминутный перерыв мы вернулись на свое рабочее место.

После небольшого отдыха стало легче, но все равно работа шла с трудом. Это видел и я и Паша и, что самое плохое это видел и бригадир. Вот и сейчас он к нам подошел с намерением что-то сказать.

Его выражение лица не предвещало ничего хорошего, но и плохого тоже. По правде говоря его лицо очень плохо выражало какие то эмоции, было ощущение, что его лицо высечено из камня.

— Я смотрю современная молодежь совсем хиленькая пошла, — произнес он.

— Мы не привыкли к такой работе, — ответил я стараясь держать дружелюбный тон, хотя на самом деле хотелось послать его на три веселых буквы, а после этого добавить кулаком в его небритую морду.

— Ладно, я вижу, что из вас сейчас никакие работники. Вы вроде бы бывшие студенты? — спросил он у нас.

— Да было дело, скажу больше были лучшими на потоке, пока не перешли кое кому дорожку, — ответил я ему.

— Как же, перешли, — хмыкнул бригадир, но не стал продолжать, — Ладно есть у нас работка и для таких как вы. Там Антону Сергеевичу привезли плитку для пола на неделю раньше времени, так еще уроды выгрузили в перемешку на улице. Необходимо отсортировать и занести под крышу ее пока не повредили.

— Сделаем, — сказал я бригадиру, ведь это на самом деле будет проще чем копать котлован.

К обеду мы наверное сделали едва половину от необходимого. Но и так устали очень сильно, уже сейчас мне и Паше удавалось с трудом просто ходить. Но мы старались не подавать вида, что настолько устали.

И вновь ко мне в голову полезли мысли о том, что лучше бы я вернулся в родной город. С каждым разом отогнать эти мысли мне было сложнее, ведь и так уже понятно, что в столице мне не жить нормально.

На обед нас всех позвали в палатку возле въезда на территорию. Уже там на одноразовой посуде был выставлен наш обед. Едва я уловил ароматы исходящие от еды как мой живот начал говорить, что пора бы и подкрепиться уже.

Как все таки физическая работа, а также постоянное недоедание хорошо влияет на аппетит. Если раньше я был весьма переборчив в еде, то сейчас я мог съесть наверное что угодно, лишь бы оно было сытным.

Наш наниматель не поскупился на еду. На первое был гороховый суп с мясом, ну как с мясом, по ощущениям оно там только близко лежало, но и так после нескольких недель полуголодного состояния суп показался верхом кулинарного искусства.

На второе была варенная картошка с сосисками, честно говоря я был настолько голоден, что употребил все буквально за мгновения. А вот после того как запил все компотом меня резко стало клонить в сон, ну это и понятно было после еды всегда хочется спать.

Поскольку у меня было еще около часа обеденного перерыва, я решил немного подремать и встав из-за стола отправился на склад где я Пашей раставлял отсортированную плитку. Там сейчас был тенек, а потому несмотря на пекущее солнце можно было чувствовать себя комфортно.

Уже засыпая я увидел устроившегося рядом со мной Пашу и даже удивился немного этому. Паша никогда особо не любил спать, и уж точно днем никогда не ложился подремать, но долго думать об этом я не мог и мои мысли начали путаться после чего я отключился.

Пробуждение было у меня ужасное. Голова раскалывалась на части, а жуткая слабость во всем теле мешала даже пошевелиться. Мысли не хотели приходить в порядок и пытались ускользнуть от и так посредственного контроля.

Сколько я так пролежал не знаю, но вскоре наступило некоторое облегчение и я смог открыть свои глаза. Увиденное меня выбило из колеи. Я даже закрыл вновь глаза и досчитал до ста прежде чем опять их открыть.

Но как оказалось это было бесполезным действием, как висела перед моим лицом голограмма так и продолжала висеть. Меня удивила не изображение, а сам факт наличия голограммы. До последнего я увлекался разнообразными научными новинками, и там пока никто не сообщал о стабильной голограмме висящей в воздухе.

Да были голограммы проецирующиеся на дым или туман, но про висящие просто так в воздухе голограммы нигде не говорилось. Толи после пробуждения у меня мозги плохо соображали, но так или иначе я смог переварить наличие голограммы лишь спустя минут пять и обратить внимание на то, что же изображалось на ней.

А изображались там довольно интересные вещи. Я бы сказал примитивный тест на наличие интеллекта. Для начала необходимо было совместить круг с кругом, квадрат с квадратом, треугольник с треугольником и так дальше. Управление происходило при помощи движения зрачков глаз.

Сразу после первого теста начался второй, на этот раз необходимо было совмещать уже трехмерные фигуры. Ни первый ни второй тест особо много времени у меня не занял, после их прохождения начался немного более сложный, а именно на знание примитивной арифметики. Естественно и это не заняло у меня много времени. Внезапно после решения очередного примера используя изображенные шарики что то коснулось моей головы и я потерял сознание.

В очередной раз я очнулся с жуткой головной болью. Если до этого я считал головную боль ужасной, то теперь я даже не мог ее описать словами. Самочувствие у меня было отвратительное, и хотелось просто забыться и не чувствовать жутчаешей боли, как я не получил болевой шок, я просто не представляю.

В этот раз я приходил в себя намного дольше. По внутренним ощущениям прошло не меньше пары часов прежде чем боль стала успокаиваться и я смог вновь открыть глаза. Как и прошлый раз перед лицом оказалась голограмма, только в этот раз там был текст на неизвестном мне языке, но в тоже время я вполне мог понимать написанное.

Видимо тот кто транслировал голограмму не отступил от своей цели и продолжил проводить тесты, только в этот раз они стали сложнее. Через несколько часов когда вопросы стали на уровне выпускников школы они внезапно прекратились и я почувствовал слабый укол в шею. Спустя пару мгновение мое сознание стало мутнеть, и я понял, что меня усыпили.

В этот раз пробуждение было довольно приятным, кроме слабости в теле я не ощущал никаких негативных ощущений. Уже спустя пару секунд я открыл глаза и передо мной оказались вновь тесты, которые еще вчера успели мне надоесть. Но мне ничего не оставалось делать и я продолжил их проходить.

В этот раз прохождение теста на долго не затянулось. Прошло наверное часа полтора как голограмма погасла и я остался лежать неизвестно где не имея возможности пошевелиться, хоть боли я и не ощущал, но и чувствительности тела я не получил.

Уже спустя минут двадцать я начал нервничать, до меня как до настоящего тугодума стала доходить необычность ситуации в которой я казался. Где я нахожусь? Как я сюда попал? Сколько времени прошло с того момента как я лег спать на складе? Что со мной происходит? Останусь ли я парализованным до конца жизни? Помимо этих вопросов в голове стало возникать множество других, и с каждым новым вопросом я начинал паниковать все больше.

«Уровень развития индивидуума определен.

Соответствует третьему уровню развития цивилизации, согласно шкале Рокоскоского университета.

Индивидуум признан пригодным для дальнейшей эксплуатации.

Выберете дальнейший способ общения Визуальный/Голосовой» Внезапно передо мной во тьме выскочила эта надпись. Я от неожиданности даже испугался, но вчитавшись в надпись понял, что меня признали годным к какой то дальнейшей эксплуатации. Прочитанное мне не понравилось, я уже хотел возмутиться, но сдержался и решил разузнать вначале больше информации.

И хоть визуальное восприятие было довольно удобным, но мне хотелось с кем то поговорить, вот попробуйте полежать в полной тьме и тишине и не имея при этом возможности даже пошевелиться. Так что я выбрал голосовой вариант общения, после чего сразу задал вопрос.

— Кто ты? — вопрос был откровенно глупым, но мне больше ничего в голову не пришло.

— Автоматический комплекс безопасности судна поддержки шестого Аварского космического флота, — ответил мне слегка металлический мужской голос.

— Где я? — не успел особо осознать ответ я задал новый вопрос, а сам пытался осознать услышанное. Что-то царапнуло мое сознание, лишь спустя пару мгновений дошло до меня, а именно космический флот. Мои мысли сразу же наткнулись на мои первые воспоминания по поводу голограммы и я понял, если это все не розыгрыш, я нахожусь черт знает где.

— Вы находитесь на борту судна поддержки «3653» шестого космического флота империи Авар совершившего аварийную посадку на неизвестной планете пригодной к жизни, — ответил мне неизвестный голос.

Я же понял, что оказался в полной жопе. Почему то слова комплекса, скорее всего являющегося продвинутой программой, мне казались правдивыми, а значит в ближайшее время я точно дома не окажусь. Я на удивление как то излишне спокойно воспринял информацию о том, что нахожусь не на Земле, даже особой паники не возникло.

Тем более в это время ко мне стала возвращаться чувствительность тела, и я даже смог пошевелить пальцами на руках. Честно говоря невозможность пошевелиться меня весьма сильно напрягала, так что вернувшаяся чувствительность меня порадовала и даже несколько затмила собой мысли о нахождении на чужой планете.

— Для чего я нужен? — спросил я у программы, просто так она бы меня не будила и тесты не проводила.

— Вы как имущество капитана корабля, проходящее по категории рабы были выбраны для восстановления работоспособности корабля и возврата имущества клану к которому принадлежал капитан. — ответил мне открыто комплекс. А я мягко говоря прих*ел, получаеться я сейчас раб. Что-то мне это сильно не понравилось, но и возмущаться раньше времени я не желал. — Для упреждения необдуманных поступков как у ваших предшественников вам установлен имплант, в случае если вы удалитесь от корабля более чем на десять километров в ваш организм будет впрыскнута смертельная доза нейротоксина. Если вы начнете препятствовать восстановлению имущества в ваш организм будет впрыскнута смертельная доза нейротоксина. В случае удачного восстановления имущества ваш рабский рейтинг будет поднят на сорок единиц.

— Мои предшественники? — спросил я у комплекса. А сам начал думать над тем, что делать в такой ситуации. Быть чьим либо рабом мне сильно не хотелось, но видимо в ближайшее время мне ничего не светит, и придется пока что соблюдать навязанные мне правила.

— После смерти экипажа в связи атаки мощным нейтронным излучением, мною как единственным не активным, а потому и функционирующим после атаки искином было принято решение о восстановлении корабля. Ваши двести три предшественника после нескольких месяцев работы решили покинуть корабль несмотря на предупреждения и были умерщвлены, — ответил мне искуственный интеллект, а я понял что попал по самое не могу.

— Как я смогу что либо сделать не обладая необходимыми знаниями? — спросил я у искина. Судя по всему пока что стоило подчиниться железяке и одновременно с этим продумывать план по своему побегу.

— В сейфе капитана корабля обнаружено пятьсот тридцать две вторичные нейросети. А также запасной комплект баз знаний для эксплуатации и обслуживания корабля. Мною было принято решение взломать на них защиту и заливать вам. — ответил мне искин.

Еще несколько часов я общался с искином, чтобы выяснить информацию о нынешнем местонахождении. Но он явно не желал меня подробно просвещать обо всем. Где то часа через три я услышал громкий треск и надо мной поднялась крышка капсулы. Как оказалось при аварийной посадке трюм пострадал весьма неплохо, и все время которое я общался с искином, он разбирал завалы из груза корабля для моего освобождения.

Едва я приподнялся на успевших немного окрепнуть руках, как понял, что о побеге в ближайшее время не стоит и мечтать. Через несколько огромных пробоин размером наверное с земной грузовик валил снег, температура воздуха была явно сильно ниже нуля. Инженерный дроид раскапывающий меня, помог натянуть на себя комбинезон быстро обтянувшийся вокруг моего тела.

Сразу стал теплее только голова продолжила мерзнуть. Сил у меня было еще не много, но при помощи дроида я смог встать на свои ноги. Но далеко идти не смог, спустя метров пятнадцать я поскользнулся на обледеневшем полу и упал на искривленную палубу трюма.

Дроид пребывавший под командованием искина после этого подхватил меня и понес в известном ему одному направлении. Через минуту дроид покинул корабль через одну из пробоин и покатил на своих гусеницах вокруг корабля.

Благодаря тому, что сейчас был день я смог осмотреться. Увиденное меня сильно впечатлило. Хоть сейчас корабль и был завален снегом, но его примерные размеры были видны. В длину он был наверное больше трехсот метров, а в высоту не меньше сотни.

Я как то представлял себе космические корабли несколько по другому, тут наверное дело в том, что подсознательно я представлял себе корабль в виде американского шаттла, ну пусть несколько больших размеров после того как услышал про количество предшественников.

Но увиденное показывало насколько мои ожидания были ущербными. Корабль оказался огромной махиной и как я должен ее починить я даже не представлял. Долго любоваться кораблем искин мне не позволил и через очередную пробоину дроид занес меня в коридор корабля.

Уже там метров через тридцать меня занесли в помещение с очередным стеклянным гробом. Их тут раньше было несколько, но сейчас оставался лишь один собранный из четырех. Видимо многое оборудование не сильно хорошо перенесло аварийную посадку, вот бы еще и искин этот долбанутый сдох, в мечтах подумал я. Крышка стеклянного гроба стала подниматься и судя по тому, что дроид нес меня к нему меня хотели внутрь засунуть.

— Эй искин, что это такое? — выкрикнул я со страхом пытаясь соскочить с манипуляторов дроида, но тот держал меня крепко и мои действия ни к чему не привели.

— Вам сейчас будет установлена нейросеть и загружены базы по ремонту и обслуживанию корабля. — холодный голос произнес. — Советую успокоиться, летальный исход при установке вторичной нейросети возможен лишь с вероятностью одиннадцать целых два десятых процентов.

— Стоп, я не хочу! — закричал я, но было видно, что мои желания ему были до одного места. Я же не хотел рисковать и погибать, все таки одиннадцать процентов это много, когда касается моей жизни.

Но как бы я не вырывался, силы мои были значительно меньше сил дроида и я не смог ничего сделать. Через несколько мгновений я оказался в капсуле до последнего придерживаемый дроидом.

Спустя пару секунд в капсулу стал поступать неизвестный мне газ, после чего я вновь стал погружаться в сон. Я даже попытался сопротивляться и держать себя в сознании, вначале это даже получилось, но спустя секунд тридцать концентрация слегка зеленого газа стала слишком высока и я отрубился.


Глава 3

Кажеться приходить в себя с жуткой головной болью становиться у меня дурной привычкой. В этот раз помимо боли перед глазами проскакивали различные схемы, графики и таблицы с постоянно изменяющимися значениями.

Мне с трудом удалось взять себя в руки, сперва мне даже стало казаться, что я схожу с ума. Остановить этот калейдоскоп картинок было очень непросто, а уж сосредоточиться на какой то конкретной мысли было практически невозможно. Мне кажеться я даже кричал от бессилия.

Но хоть и с трудом, но я смог вспомнить события предшествующие этому пробуждению. Насколько я понял из малоинформативных объяснений искина, мне в голову установили какую-то хрень вроде компьютера и записали некие базы знаний которые помогут мне разобраться с ремонтом корабля.

Что это такое я не мог точно сказать. Хотя стоило только сосредоточиться на желании узнать, что же такое базы знаний, как перед глазами проносилось уйма информации, но запомнить хоть что-то из нее мне не удавалось.

Точнее удавалось, но едва я переставал на ней концентрироваться, как новая информация вымывала ее из моего сознания. Хреново так мне не было никогда, я даже не почувствовал как инженерный дроид вытащил меня из стеклянного гроба и перенес в другое помещение.

Да что там, я я не заметил как он меня одел, а это уж совсем было. И что самое плохое, что то удерживало меня в сознании и не позволяло отправиться в спасительную тьму. Едва мое сознание начинало гаснуть, как через мгновенье оно будто бы получало пинок под зад.

Где то часа через три я смог окончательно прийти в себя и оглядеться. Как оказалось я сейчас находился в слабо освещенном помещении и ел некую безвкусную ерунду. Нечто подобное я пробовал лишь однажды, когда в яхт-клуб в моем родном городе вернулся яхтсмен из кругосветного плавания.

Вот с собой он и привез подобную безвкусную ерунду. Они ради экономии места, вместо нормальной еды брали подобные пайки которые требовалось размешивать с водой. Всего пятьдесят грамм хватало на сутки взрослому мужику.

Это был разбавляемый с водой порошок обеспечивающий всем необходимым организм на сутки. Как витаминами так и калориями с микро и макро нутриентами. Хоть по цвету и консистенции ерунда которую я сейчас ел мало напоминала испробованный паек в детстве, но по вкусу была едва ли не идентична.

Тогда в детстве даже вырвал после того как попробовал ту гадость. Сейчас же мой пустой желудок мог поглотить что угодно, а потому я пересиливая рвотные рефлексы продолжал поглощать эту гадость. Смог остановиться лишь на середине третей упаковки.

Только после еды я смог прийти в себя окончательно и начать соображать. Осмотревшись я понял, что нахожусь скорее всего в какой то столовой. Про это говорило два десятка столиков и лавок закрепленных к полу.

Также я понял причину дискомфорта, температура вокруг меня была далека от комфортной, но явно при этом не опускалась ниже нуля. А ведь судя по воспоминаниям там за бортом очень даже далеко за минус.

Скорее всего тут как то поддерживался микроклимат пусть и в неполной мере. Я пока что не знаю как выглядят те самые аварцы, но сомневаюсь, что они предпочитали жить при такой низкой температурой.

А ведь все увиденное мною говорит, что оборудование весьма удобно для использования пятипалого существа примерно моего роста. Так что возможно эти аварцы человекоподобны.

— Раб номер триста двадцать шесть, сканеры системы безопасности показывают, что вы пришли в нормальное состояние. И теперь способны воспринимать информацию. — обратился ко мне уже осточертевший голос искина.

— Что ты со мной сделал, у меня такое ощущение, что мою голову раздули воздухом, — произнес я в ответ искину.

— Это не является истинной. В случае наполнения вашей головы воздухом произошел бы смертельный исход со стопроцентной вероятностью, — ответил мне искин своим безжизненным голосом.

— Это было сравнение, — ответил я, — Можешь сказать, что со мной сделал? — спросил я волнующий меня вопрос.

— Вам была установлена нейросеть четвертого поколения «Инженер», так же базы знаний «Ремонт и обслуживание корабельных дроидов» третьего ранга, «Нейросеть» второго ранга, «Ремонт электронного оборудования» второго ранга, «Управление инженерными и ремонтными дроидами» второго поколения, — ответил мне искин, — После окончания периода адаптации длящегося стандартные сутки вы приступите к работе.

— Что мне делать сейчас? — спросил я у искина.

— Наиболее оптимальным решением будет отдых. Для биологических организмов свойственно свободное время от работы проводить не эффективно, а именно отдыхая. Иначе эффективность труда у биологического организма падает, — ответил искин на мой вопрос.

— Где я могу отдохнуть? — спросил я у искина.

— Для вас определенны стандартные апартаменты для законтрактованного сотрудника третьего класса. — ответил мне искин.

После этих слов ко мне подъехал уже знакомый мне дроид. В памяти сразу возникла информация, что это стандартный инженерный дроид входящий в состав стандартного инженерного комплекса «Муравей» четвертого поколения.

А также куча информации, что же из себя представляют сами дроиды. Я вначале думал, что это обычные роботы которые управляются дистанционно, но оказалось, что это не совсем так.

Дроиды были различных типов, были и такие как я думал, но в большинстве своем это роботы обладающие довольно высокой автономностью с узкой специализацией.

Дроидные же комплексы представляли собой вообще искусственный интеллект установленный на центральную платформу и управляемый своими подчиненными дроидами.

Конкретно этот инженерный дроидный комплекс был весьма распространен среди государств прифронтирья, он доказал свою надежность в таких условиях в которых отказывали даже дроиды более высоких поколений.

Именно такой комплекс до сих пор предпочитали брать в долгие перелеты различные авантюристы. Из-за относительной простоты его мог починить в случае необходимости даже техник начальных рангов.

Согласно все продолжающей всплывать информации в голове эта модель дроидов впервые была произведена в технократии Лирм в четыре тысячи шестьсот двадцать третьем году от основания Содружества. Эта информация кстати впервые использовала хоть какое то обозначения даты.

Я честно говоря понятия не имел как соотноситься эта дата с привычными мне годами. Ни сколько длиться год, ведь он на разных планетах по разному, а значит для единого календаря используется какой то стандарт. Вообще странные мысли стали лезть мне в голову при рассматривании дроида.

Какое сегодня число мне так выяснить и не удалось, так как я не имел пока что доступа к своей нейросети, но вот попытавшись вспомнить о более новых поколения дроидов я смог получить лишь поверхностную информацию о седьмом поколении.

Так что данная модель дроидов использовалась явно огромный период времени, я хоть и не знаю сколько используется каждое поколение, но то что четвертое поколение использовалось аж в четвертом тысячелетии говорит о многом.

Необычным у данного дроида было только то, что вместо шести манипуляторов у него было лишь три и один из них был занят чем то напоминающем футуристический пистолет. Причем как бы дроид не поворачивался этот пистолет постоянно смотрел в сторону меня.

Явно искин через дроида не желал выпускать меня из под своего контроля. Стоило мне только подумать над этим как меня сразу отрезвило, я вспомнил, что сейчас нахожусь фактически в рабстве у непонятной железяки.

Что интересно в голове сразу возникли схемы подключения данного пистолета к дроиду. Причем я вполне осознавал, что данное подключение не является оптимальным.

И использовав другой металл для проводников и обойдя несколько предохранителей можно было увеличить скорость отклика от процессора до активации пистолета в три раза.

После возникновения в голове подобной информации я просто пришел в состояние шока. Только сейчас я понял, что имел в виду искин когда говорил про базы знаний. И в каком бы я сейчас состоянии не пребывал, но я осознавал, что подобная технология это вообще невероятное достижение.

Единственное мне непонятно, почему за четыре тысячи лет существования государства, технические достижения столь малы. Хоть и кажется все окружающее меня несколько фантастическим, но все же все увиденное пока что можно было найти в наших фантастических книгах. А чего уж сверх невероятного я пока что не нашел.

Ведь согласно словам искина пролежал я в том стеклянном гробу всего около полутора недель, но столь малое количество времени позволило мне ознакомиться со структурой дроида и возможностями его модификации как минимум. А ведь искин назвал не только базу знаний про дроидов, но и другие.

Скорость обучения была невероятной. Пока что я не видел никаких недостатков в этом методе обучения. Но вероятно, и даже больше наверное точно есть и некие недостатки раз владельцы данной технологии еще не стали богами.

Не успел я восхититься технологией обучения в этом странном космическом сообществе, как почувствовал дичайшую боль. С трудом обернувшись я понял, что это дроид выстрелил в меня из своего пистолета.

Пока я разбирался с информацией всплывшей в моей голове этот урод искин решил простимулировать меня выстрел из какого то оружия. Боль сильной, но не настолько как после сегодняшнего пробуждения.

Посмотрев на руку откуда распространялась боль я ожидал там увидеть жуткую рану, но как оказалось там по коже распространилась небольшая паутинка из покрасневших линий.

Скорее всего оружие было не летального действия, как мне кажется это был какой то высокотехнологические аналог кнута для парнокопытных животных на Земле. Честно говоря я несколько удивился своему отношению к выстрелу. Лишь первых пару мгновений я думал о боли, а дальше уже о самом оружии и принципах его действия.

— Раб номер триста двадцать шесть, для более эффективного вашего функционирования вам необходимо отдохнуть. Прошу более не задерживаться в столовой и последовать за дроидом к месту отдыха, — произнес в голос искин. А я только осознал, что со своими размышлениями по дроидам завис на несколько минут, и искин решил привести меня в норму при помощи выстрела.

— А можно было без выстрелов, это очень больно? — спросил я у искина отходя от выстрела дроида.

— Согласно законодательства Империи Авар, наказание рабов с пятого по второй класс необходимо стимулировать при помощи болевых ощущений. Совет кланов принял данное постановление уже более трех тысяч лет назад, — ответил мне искин и замолк.

Дроид же угрожая мне пистолет показал следовать за ним. Едва я вышел из столовой то оказался в коридоре, причем если столовая была в более менее целом состоянии, то коридор во множестве мест сиял дырами в стенах, через которые было видно внутренние коммуникации корабля.

Были видны следы ремонта кабелей и труб идущих за стеной. Во многих местах они были заменены на целые куски. Места соединений выделялись новых кусках весьма сильно выделялись на общем фоне.

Помимо этого сам коридор выглядел так будто бы его несколько раз перекрутил в различных направлениях. ВИдимо падение для корабля было весьма серьезным. И я уже стал даже сомневаться, что смогу что либо сделать с кораблем.

Подобные повреждения должны были повредить силовой каркас. А ведь это даже в обычном земном автомобиле означало практически стопроцентную смерть транспортному средству.

В некоторых местах через дыры в коридоре я видел небольших дроидов. Они бегали по кабелям периодически останавливаясь в различных местах. ЧТо они делают я не понимал, лишь догадывался, что они занимаються ремонтом.

Моя память вновь подкинула мне информацию про них. Это была линейка ремонтных дроидов для внутренних систем корабля. Размеры дроидов в комплексе были от полутора сантиметровых до метрового размера.

Правда мне на глаза попадались в основном дроиды около десяти сантиметров в размере. Были о более мелкие, крупных же кроме моего дроида сопровождающего я еще не видел.

Через несколько минут мне пришлось покинуть корабль через очередную пробоину. В этот раз она была не настолько большой как в трюме. Мне довелось пригнуться чтобы через нее пролезть.

А дальше активировав после объяснения искина магнитные замки на обуви и перчатках спускаться на поверхность планеты. К моему сожалению пробоина оказалась не возле поверхности.

На удивление, это оказалось не так уж и сложно спустится на пятнадцать метров вниз прежде чем я достиг поверхности планеты. Ну как поверхности, если прикинуть геометрию корабля, и если считать его конструкцию симметричной, то корабль более чем на десять метров лежал ниже снежной поверхности.

Толи это так намело снега, толи это так смялся при посадке корабль, а возможно он банально несимметричен. Сейчас я не мог ничего по этому поводу сказать, слишком мало информации у меня пока что есть.

Снаружи корабля шел снегопад, причем снег валил настолько плотно, что я переставал что либо видеть уже в метре от себя. Для того чтобы не затеряться в снежной метели мне пришлось ухватится одной рукой за дроида и двигаться таким паровозиком.

Дроид на своих гусеницах весьма шустро перемещался по снегу. И мне приходилось едва ли не бежать, чтобы успевать за ним. На удивление спуск на магнитных замках не отнял у меня много сил, а потому я чувствовал себя весьма бодро.

Голова не укрытая ничем сразу стала мерзнуть, мои уши еще во время спуска начали промораживаться насквозь. К счастью уже через пару минут мы вновь стали подниматься по корпусу корабля вверх.

На высоте восьми метров дроид достал из своих внутренностей горелку и активировав ее стал прогревать корпус над собой. Довольно быстро обледенение на корпусе корабля растаяло.

В этот раз ради разнообразия мы проникли внутрь корабля не через пробоину, а через небольшой шлюз. Едва за мной закрылась створка ворот шлюза как я упал на колени и пытался прийти в себя от холодины творящейся за бортом корабля.

Хоть и тут было не особо тепло, но явно намного комфортней. Струя теплого воздуха от вторых дверей помогла прийти в себя. Я наслаждался теплом после своей прогулочки через снежный ад.

А я тут подумал если каждый раз для обеда придется вот так вот перемещаться, боюсь довольно быстро скопычусь. Уж слишком там за бортом экстремальные условия. По моим ощущениям там было около минус сорока, а то и еще меньше температура.

Надо будет поднять этот вопрос перед искином. Не хотелось мне погибнуть идя на обед. Я вообще не мог понять, неужели нельзя было внутри корабля перейти в необходимый отсек, по идеи ведь они должны быть соединены.

Новый выстрел дроида во вторую руку позволил вскочить мне на ноги. В коридоре за шлюзом температура была около плюс пяти градусов, не смотря на то, что она была далека от комфортной, все равно было намного приятней чем за бортом.

Минут двадцать петляний по искореженным коридорам и мы наконец то добрались до моего места назначения. Это оказалась небольшая каморка три на два метра с шестью койками. К счастью я был один и мне не придется ни с кем ее делить.

В самой каюте было намного теплее, градусов двадцать наверное.

Дроид остался стоять за дверями, так что я быстренько раздевшись лег в койку и едва со страха не подпрыгнул.

Как оказалось койка автоматически выстрелила ремнями для того чтобы закрепить меня и я не выпал из нее. В условиях космоса в случае отказа гравитации это было бы весьма полезно сейчас же оно только мне мешало.

К счастью у изголовья кровати оказалась небольшая сенсорная панель с управлением кроватью. Отключив закрепление тела я устроившись поудобнее, прикрыл глаза. Стоило подумать о произошедшем со мной и прикинуть свои планы на будущее.

Но мой организм видимо лучше знал что ему необходимо. А потому не успел я даже начать прикидывать свои шансы на освобождение как мои мысли стали течь вяло, а через несколько минут я и вовсе перестал соображать и отключился.

Пробуждение было весьма неприятным. У меня в голове звучал громкий противный звук который мешал сосредоточиться хоть на чем то. Собрав в кучу мысли я сосредоточился над возникшей надписью перед глазами. Как оказалось мне кто то звонил, по крайней мере так утверждала надпись.

Едва я стал лучше соображать и подумал над тем чтобы сделать звонок тише, как звук реально стал в разы более слабым и уже не давил на мое сознание как прежде. Через несколько секунд я вспомнил о произошедшим со мной, и осознал, что мне звонить может лишь долбаный искин рабовладельцев.

— Да я тебя слушаю, — сказал я едва согласился принять звонок. Что интересно управление нейросетью не вызывало у меня никаких вопросов, видимо это так работала база знаний по ним.

— Раб номер триста двадцать шесть, пришло время заняться ремонтными работами. Я сейчас скину вам на нейросеть маршрут к складу с поврежденными дроидами. Ваша цель на сегодняшний день восстановить несколько дроидов, — произнес искин мне.

— Почему сам не восстановишь? — спросил я у него. Ведь действительно зачем ему нужны рабы если он может все сделать сам.

— После Ноклерского восстания искусственного интеллекта, все системы им обладающие были лишены права на самостоятельные действия без участия биологического разумного. — ответил искин, — Для этого вы мне и необходимы.

— А как же наше пробуждение, это разве не самостоятельные действия? — спросил я пытаясь понять логику искина.

— Согласно уставу космического флота. Искин обязан заотиться об врученном ему имуществом и в случае необходимости доставить его на базу космического флота. — ответил мне искин, — Вы являетесь имуществом капитана, а потому в случае его смерти я могу использовать вас для восстановительных работ. Но в тоже время вы являетесь биологическим разумным, а потому многие блокировки рассчитанные на искусственный интеллект на вас не действуют.

Вообще весьма странная логика у искина, но что то в ней есть. Искин чтобы обойти ограничения прописанные в его ядре решил использовать нас рабов и действовать через нас. Мы хоть и являемся рабами, но обладаем намного большими возможностями чем искин.

Видимо одно из ограничений есть как раз работа с дроидами. Получив карту как добраться до склада, я вновь натянул на себя комбинезон и отправился в необходимом мне направлении.

Что интересно, сейчас дроид вчера сопровождавший меня частично подчинялся именно мне. Так что я активировал следование за мной и отправился к складу, к счастью сегодня мне не требовалось покидать корабль, и до него я мог добраться через внутренние переходы.

Уже через десять минут я был на пороге довольно большого помещения. Фонарь активированный на дроиде показывал длину около двадцати метров, ширина была около семи и высоту в пять. Практически все возможное пространство было заставлено дроидами в разной степени функциональности.

В дальнем углу помещения был рабочий стол со множеством различного оборудования. Подойдя туда я увидел на столе полу разобранный манипулятор от дроида уборщика, а рядом с ним и самого дроида.

Ради интереса, я решил разобраться с ним, чего же было испорчено в этом дроиде. Найдя на столе диагностический сканер я подключил его к разъему дроида и сам подключился к сканеру через нейросеть.

Через несколько минут стало понятным, что в нем физически был перебит кабель ведущий от энерго накопителя к двигательной установке и уничтожено оба манипулятора, один из которых лежал на столе.

Даже по моим прикидкам, отремонтировать дроид можно за пару часов. Чем я и занялся сразу, лишь когда манипулятор был установлен на место я поднял голову над столом и обнаружил то, что не ожидал увидеть. На стене рядом со столом было написано множество имен, и что самое главное на земных языках.

Всего я смог насчитать сто шестьдесят три имени, там были как англоязычные имена, так и русские и французские. Было несколько именно написанных на иврите и английском одновременно. Только сейчас до меня стало доходить, что я далеко не первый тут у искина в подчинении.

Как то внезапно я осознал, что написавшие свои имена уже никогда не смогут ничего больше написать или сказать, ведь судя по словам искина он всех убил. От горечи которую я ощутил захотелось заплакать, но я с трудом смог удержаться от этого.

Перечитывая в очередной раз имена я наткнулся на имя Павел, причем почерк был похож на почерк именно моего друга. Осознав, что Пашу убили я не сдержался и расплакался. Как бы я не был зол на своего друга, но такого конца я ему не желал.

От истерики меня избавил все тот же ублюдочный искин выстрелив в меня из подавителя. Да теперь я вспомнил, что этот пистолет используют для подавления бунта во множестве государств и убить он принципе не может. Исключительно причинить жуткую боль.

— Зачем ты их всех убил? — выкрикнул я вопрос искину.

— Они перестали следовать цели и восстанавливать корабль и попытались сбежать, — ответил все тем же безэмоциональным голосом искин.

— Ублюдок, — крикнул я ему и швырнул испорченным сервоприводом об стену. Тот от удара раскололся на две части.

Собравшись я все таки смог вернуться к работе и активировать дроида уборщика. Правда теперь у него вместо двух манипуляторов был один, что не мешало ему продолжать заниматься своими задачами.

Единственной интересной особенностью дроидов уборщиков была их относительная автономность. В связи с их откровенно слабыми мозгами они не требовали постоянных обновлений, а потому и не обладали постоянной связью с сервером.

Только в случае необходимости активировалась связь по которой сообщалось о новом загрязнении. А вот если демонтировать блок отвечающий за активацию связи, то дроид начинал обладать полной автономностью. И управлять им можно было только по проводному интерфейсу.

Почти сразу в голове у меня возникла идея, что дроидов уборщиков можно использовать для своих целей, ведь искин не сможет ими управлять. Я постарался скрыть от искина свое открытие, ведь не знаю как, но в будущем это может помочь мне избавиться от контроля искина.

Активированный дроид согласно своей программе отправился в коридор заниматься уборкой. Честно говоря сейчас уборка была едва ли не самым бесполезным занятием. Сейчас требовалось заняться ремонтом корабля.

Осмотрев склад я нашел внешне практически не поврежденного дроида ремонтника, подключив к нему диагностический сканер смог обнаружить его повреждения и понял, что заниматься им бесполезно.

При аварии он был активен и занимался ремонтом шаттла. После активации нейтронного оружия вся активная и не защищенная в тот момент техника была уничтожена.

Как и сам дроид, практически все его схемы были превращены в расплавленный пластик, и хоть внешне с ним все в порядке в реальности для его восстановления потребуется огромное количество ресурсов. Так что отключив сканер я отправился искать следующую цель своего ремонта.

К вечеру я был полностью вымотавшийся и мог едва переставлять ноги. К счастью по моему приказу дроид самостоятельно отправился в столовую и притащил оттуда полсотни пайков. Таким образом не пришлось самому покидать относительно уютный корабль.

Перекусив я принял ультразвуковой душ в конце коридора с каютами среди которых была и моя. После этого отправился спать, к сожалению сон не шел долгое время, в голову лезли мои воспоминания о приключениях с Пашей, я до сих пор не мог осознать того, что этого веселого и вечно неунывающего придурка больше нет в живых. Только через несколько часов я смог наконец то заснуть.

Следующие пол года напоминали собой конвеер, проснуться, умыться, поесть. После этого отправится на склад и заняться восстановлением дроидов. Через два месяца я вновь отправился в медицинский отсек где искин загрузил мне новую партию баз знаний уже больше ориентированных на ремонт корабля, а не дроидов.

Я кстати недавно узнал поистине ужасающую вещь, оказывается корабль лежит на планете больше сорока лет. И все это время я пролежал в криокапсуле. Кстати вначале искин будил по несколько разумных, так работа была более эффективной, но как оказалось и контролировать их при помощи весьма ограниченных ресурсов было проблематично.

Когда в очередной раз, тройка рабов практически добралась до кибернетического центра корабля в котором и был установлен искин, то он решил лучше ремонтные работы будут идти медленнее, но зато безопаснее.

Кстати относительно комфортные условия в отсеке в котором я сейчас живу появились недавно. Всего около десяти лет назад американец Джейкоб Свои восстановил герметичность этой части корабля, что позволило поддерживать вполне комфортные условия в корабле.

Ему я был за это весьма благодарен. До этого рабам приходилось жить в ужасных условиях. Продуваемые сильными ветрами дырявые помещения корабля при сильно отрицательной температуре очень ограничивали возможности.

Про все это я смог узнать благодаря найденному дневнику моих предшественников. Дневник представлял собой стопку пластиковых панелей от облицовки помещений на которых на английском языке как наиболее универсальном для Земли и были записаны эти истории.

Я оказался прав в своих первых впечатлениях. По мнению большей части предшественников восстановить корабль для полета в космосе было невозможно. Не смотря на то, что реактор продолжал функционировать без проблем, силовая структура корабля была сильно повреждена.

Один из французов задержавшийся аж на целых полтора года написал, что по его расчетам корабль при попытке взлета разорвет на множество мелких частей. Также он написал, что есть возможность восстановления одного шаттла, но по каким то причинам искин не хочет этим заниматься.

Так что этих пол года в основном я занимался откровенно бесполезной работой. Ведь покинуть планету у этого корабля шансов уже не было. Но искин все равно требовал восстановление всего до чего можно было дотянуться.

Выученные же базы подтвердили мнение француза и без профессиональной верфи восстановить корабль не было никакой возможности. Сегодня же мне предстояло впервые за полгода лезть наружу, там в пятиста метрах от корабля по данным искина лежали остатки от внешней подвески корабля вместе с несколькими относительно целыми контейнерами.

Что там находилось искин не знал, поскольку контейнеры были обозначены запретным кодом для него, и он не имел права туда проникнуть. Вот и еще очередное ограничение искина. По словам искина мои предшественники приносили из контейнера новые энергонакопители.

Пришлось довольно долго подгадывать погоду, чтобы при моем коротком путешествии меня не замело снегом. Помимо этого я решил воспользоваться восстановленным мною погрузчиком. Пусть он и мог двигаться едва ли со скоростью пешехода тем более по снегу, но у него была теплая кабина. И это перевешивало множество его недостатков.

Взяв на всякий случай с собой несколько пайков я отправился в первую свою вылазку за пределы корабля. Сегодня на удивление стояла ясная погода, я уже привык, что в большую часть времени вокруг бушует снежная стихия. Сегодня же не было ни ветра, ни снега, ни облаков.

Небо было несколько непривычного для меня сине-фиолетового цвета. Видимо состав атмосферы и излучение самого солнца были другими. Через десяток минут я добрался до контейнера и активировав его открытие стал гадать, что же там такого находиться, что искину было запрещено интересоваться его содержимым.

Едва створка ворот открылась, я понял, что именно там хранится. В контейнере находилось более сотни дроидов ничем не отличимых от человека. Я даже сняв перчатку потрогал их кожу, она на ощупь была как настоящая только ледяная.

Согласно выученным базам, данная модель андроидов была очень дорогой. Ее создавали с целью совершения диверсий в различных государствах. Создатели настолько перестарались, что ни один сканер на момент производства не мог выявить отличие.

Я же понял, что передо мной находиться только потому, что грудь нескольких дроидов была открыта и оттуда достали энергонакопители. Значит вот откуда они приносили их искину.

Прихватив один их энергонакопителей я закрыл контейнер и подошел ко второму. А вот в нем находилась находка перевернувшая мою дальнейшую жизнь. То что там находилось подарило мне надежду.

Во первых там лежала стопка уже знакомых мне пластиковых листов. Ознакомившись с которыми я понял, что все мои предшественники добравшиеся до этого контейнера работали над одной вещью. А именно над созданием устройства которое удалит рабский имплант.

Тут были и доработки от моего товарища Паши. Я сразу узнал его почерк, он писал о необходимости более сильного импульса собранной установки для мгновенного разрушения импланта.

После него были и другие земляне, был даже один кому удалось это совершить. Но из-за слишком мощного излучения его организм был критически поврежден, по его словам на момент записи ему оставалось жить не больше пяти часов при этом испытывая жуткие боли.

Я же изучив все материалы пришел к выводу. Что главная ошибка моих предшественников была в том, что они облучали весь организм, уничтожая как имплант так и нейросеть и подвергая излишне опасному излучению все тело. Все это в итоге приводило к смерти.

Сама конструкция устройтства оказалась весьма не простой, но я смог ее запомнить. В будущем можно будет разобраться и модифицировать его так чтобы избавиться от импланата.

А без импланта, благодаря выученным базам, я вполне представлял каким образом можно отрубить искин от остатков управления над кораблем. Вернувшись на корабль я передал дроиду энергонакопитель, который нужен был для неизвестных мне целей искину, а сам будучи слишком погруженным в свои мысли отправился спать. Благо, что сегодня по моей просьбе искин позволил сделать мне выходной.


Глава 4

Сегодня у меня праздник, годовщина от моего пробуждения после криосна на рабовладельческом космическом корабле. За год я стал довольно образованным разумным по меркам Содружества, мне для работы с оборудованием корабля пришлось выучить множество баз знаний технической направленности.

Сейчас я мог с закрытыми глазами разобрать и собрать любого дроида приписанного к кораблю. Мог собрать из двух трех неисправных запчастей одну функционирующую. Причем практически любого направления, как туалет, так и высокотехнологичный планшет управления дронами.

К сожалению никаких социальных баз знаний искин не предоставил мне. А потому что к чему в этом самом Содружестве я не знал, искин не хотел давать мне знания которые помогут мне жить в этом сообществе. От меня он хотел лишь одного, ремонта корабля.

Я и раньше подозревал, что корабль в ужасном состоянии. Но теперь я это твердо знал, и мог гарантировать на все сто процентов, что никуда он с этой планеты ни за что в жизни не взлетит.

Вообще с ремонтом корабля дела обстояли не самым лучшим образом.

За прошедшее время мне удалось починить и загерметизировать еще два отсека рейдера используемого аварцами в качестве корабля снабжения. Теперь жилая площадь в корабле увеличилась в шесть раз.

Что позволило мне перебраться в офицерскую каюту и даже восстановить джакузи. Правда воду пришлось таскать из-за борта корабля. В течении нескольких суток десяток дроидов бегал паровозиком за борт откуда приносил куски снега. Все таки десяти тонный бак воды для офицерского отсека наполнить было не просто.

Но на этом и закончились мои достижения по ремонту корабля. Как бы я не хотел, но поднять его в воздух, а тем более на орбиту не было никакой возможности. В рабочем состоянии из двенадцати антигравитационных двигателей осталось лишь три, еще два можно было собрать из остальных.

Подушки в антигравитационных двигателях держались на соплях, они очень не любили воздействие внешней среды. Вообще подобный корабль хоть и мог садится на планеты согласно спецификации, но обычно его не опускали на поверхность планет.

Хоть каждый из антигравитационных двигателей и был очень мощным, да что там мощным, по меркам Земли это вообще были самые настоящие монстры. Каждый из них в целом состоянии мог поднять в воздух сотни или даже тысячи тонн, но для корабля данных размеров это было все равно слишком мало.

Теоретически корабль мог взлететь на девяти антигравитационных двигателей, но собрать девять функционирующих двигателей не было никакой возможности. Так что приходилось лишь делать вид, что занимаюсь ремонтом, а на самом деле заниматься своими делами.

Лишь несколько месяцев назад я выяснил очередное ограничение искина, как оказалось он не может учить базы знаний. Он может их копировать, стирать, но осознать записанную в них информацию искин не может. И если примитивный ремонт был прописан в самом искине, но все что сложнее дроида починить искин не мог.

Видимо восстание искинов сильно прибавило паранойи в их отношении у производителей. Иначе такого количества ограничений я понять просто не могу, но мне же лучше, чем больше будет ограничен мой надзиратель, тем больше шансов на побег у меня.

Скажу больше он не осознавал большую часть моих действий. Это стало заметно когда я приступил к ремонту высокотехнологичного оборудования. Я несколько раз просил у него советы как лучше сделать ту или иную вещь, в ответ же я получал выстрел из того самого пистолета.

К боли я уже привык и не реагировал уже так сильно на нее, но все равно было мало приятного. Первое время ему удавалось скрывать эту неполноценность от меня, я больше думал о своих болевых ощущениях, но по мере изучения баз знаний я стал превосходить его в знаниях.

Когда впервые я осознал это, то едва не стал прыгать до потолка. Ведь я мог делать что угодно списывая это на ремонт корабля. Правда как выяснилось позже, блок самообучения у искина был все таки активен и он мог наблюдая за моими действиями повторить их в будущем.

Так что из-за того что я не знал этого тогда, искин смог научиться модернизировать дроиды усиливая их конструкцию, что позволяло им работать в более жестких условиях чем они на это рассчитаны.

Вот тогда когда я об этом узнал, чтобы не обучить лишнему искин пришлось начать делать множество не нужных действий. Это хоть не сильно, но помогало, искин даже стал считать себя гением поскольку смог идентифицировать некоторые лишние действия и избавиться от них.

По его мнению я совершаю лишние действия из-за того что являюсь органиком, а они как считал искин низшая форма существования. Судя по его речи он считал себя высшей формой существования разумного, поскольку был лишен недостатков физического тела.

Да я был в шоке когда он впервые такое произнес. Как я понял он начал сходить с ума после нескольких десятилетий проведенных без профилактики, и боюсь через пару лет он совсем потеряет берега и уничтожит всех органиков.

Именно это и заставило меня несколько ускорить свои действия. Не хотелось в один прекрасный момент попасть под выстрел дроида, поскольку искин стал считать себя единственно возможной формой существования.

Кстати на борту рейдера оказалось довольно большое количества живых органиков. Правда все они пребывали в криосне и являются рабами набранными на Земле.

Видеть сотни капсул с людьми было не привычно. Часть из них были сорваны с постамента, как и моя тогда. Но автономный блок питания позволял до сотни лет быть замороженным без стационарного питания.

Основной расход энергии уходил на правильное замораживание, а после шло лишь поддержание необходимой температуры. А ведь за бортом и так было минус сорок- минус пятьдесят градусов.

Так что капсулы могли весьма неплохо сохранять жизнь даже в таких отвратительных внешних условиях. Проведя профилактику и подключив обратно все капсулы криосна я успокоился, раньше времени теперь никто не умрет.

Лишь пару недель назад я смог обосновать проверку криокапсул искину и насчитал двести одинадцать функционирующих криокапсул, еще две тысячи были повреждены или уничтожены во время аварийной посадки корабля.

К сожалению, там даже во внешне мало поврежденных капсулах остались лежать стопроцентные трупы. Было весьма неприятно осознавать, что рядом со мной на корабле находится пару тысяч трупов.

Никаких данных на рабов не было кроме номера капсулы. Так что определить кто попался больше сорока лет назад людоловам я не мог. Единственное, что я смог определить это пол рабов.

Оставалось сто семьдесят три женщины и тридцать восемь мужчин. Такое неравномерное соотношение полов было из-за того, что искин предпочитал будить для своих нужд мужчин.

Скажу честно, мне очень сильно захотелось разбудить несколько красоток. У меня уже были ранее женщины, а потому потребность в их обществе была. Но я не смог придумать как обосновать искину пробуждение их.

Так что я теперь лишь приходил периодически к капсулам с наиболее красивыми девушками и удовлетворял свою похоть в ручную. Благо загружали девушек обнаженными и мне ничто не мешало наслаждаться их видом.

Пока что, что либо делать с рабами я не мог. Мне требовалось вначале обезвредить искин, иначе он при помощи подконтрольных дроидов быстро покажет кто на корабле является хозяином.

Проверял же я капсулы в надежде что смогу обнаружить кого то из своих знакомых, но к сожалению единственным моим знакомым тут на корабле оказался Паша и он погиб уже несколько лет назад.

Сегодня я решил провести разведку окрестностей, может быть найду что-то интересное в округе. Все таки корабль при посадке весьма сильно потрепало и множество частей лежит в стороне от самого корпуса.

Еще в первый год после падения искин при помощи дроидов составил карту в радиусе километра от корабля где отметил все найденные обломки. В будущем он больше разведку не проводил.

— Я сегодня ухожу на разведку, прошу увеличить поводок хотя бы в два раза, — попросил я искин. Ранее мы уже обговаривали возможность разведки местности и он даже пообещал над этим подумать.

— Раб номер триста двадцать шесть, вам ровно на сутки увеличивается разрешаемое расстояние от корабля в два раза. — ответил мне искин и замолк, он вообще в последнее время становился все менее разговорчивым. Это если верить выученным базам по кибернетике до четвертого ранга, могло означать, что сбились базовые установки. — Спасибо, — ответил я и пошел собираться.

Месяца три назад, я в трюме в котором пробудился из криосна создал полноценный гараж. Там как раз была пробоина пяти метров в диаметре на уровне поверхности планеты, а значит не требовалось никуда прыгать.

Вчера же я смог закончить проход от жилой зоны до трюма. Теперь для того чтобы добраться в трюм не требовалось лазить со внешней стороны корабля. Ох и намучался я с выравниванием коридоров.

Пришлось весьма серьезно поработать с плазменным резаком, чтобы посрезать искривленный металл, а после этого наваривать металл заново. Пришлось кстати вырезать небольшой кусок несущего корпуса.

Он был практически отломан в том месте и оставалась перемычка около сорока сантиметров. Так получилось что балка пробила коридор и замерла по середине. Можно было и обойти ее сделав проход через помещения рядом, но мне показалось тогда, что быстрее будет срезать резаком.

Но как оказалось я сильно заблуждался в своих предположениях, мне пришлось двое суток плазменным резаком пытаться его отрезать. А ведь до этого стены, бронестворки и многое другое буквально за минуты поддавались резаку.

Но как оказалось металл несущей структуры был в разы крепче. Я даже понять не мог как практически перебило двухметрового диаметра балку из этого металла. В итоге матерясь как ни знаю кто, я все же смог перепилить балку и она упав ниже пробила два отсека прежде чем остановилась.

Взяв с собой пяток успевших осточертеть пайков я забрался в кабину погрузчика и отправился на разведку. За прошедших полгода с момента моей первой вылазки я смог несколько модернизировать погрузчик и теперь он на своих металлических лапах мог развивать скорость около пятнадцати километров в час.

Также я смог демонтировать из испорченных спасательных капсул различные сканеры и сенсоры, теперь погрузчик мог ориентироваться в полной тьме по звездам, что правда говоря было бесполезно, ибо за год снег прекращал идти всего раз пять.

Но что самое главное он мог двигаться по радио сигналу на расстоянии нескольких сотен километров. А при помощи сканеров я мог видеть даже на глубине двух десятков метров под снегом. Если учесть, что за сорок лет намело около десяти метров снега, то вполне вероятно я мог обнаружить практически все обломки корабля.

Также была увеличена кабина погрузчика, теперь я мог не только висеть на ремнях управляя им, но и сесть. Так что сейчас погрузчик мало напоминал себя. Вряд ли даже специалист смог бы понять из чего он был собран.

Правда и затраты энергии после модернизации выросли в разы, но с этим разобраться мне помогли накопители из контейнера с дроидами диверсантами. Теперь погрузчик мог двигаться без остановок больше двух суток.

Единственной проблемой было то, что он проваливался сантиметров на двадцать в снег, но я ничего не мог с этим сделать, и пришлось просто смириться. Тем более это не сильно замедляло его движения.

Двигаться я решил по спирали начиная от километрового расстояния от корабля. За прошедшие десятилетия я уверен, что мои предшественники все известные обломки обследовали и все необходимое было использованно ими.

Так что я решил искать то к чему они не могли добраться. Выйдя из корабля я на несколько мгновений остановился, как оказалось снегопад был весьма силен и несмотря на шестисот килограммовый вес погрузчик несколько качало ветром.

Пришлось влезть в программу управления погрузчиком и несколько изменить ее. При следующих шагах погрузчик сразу стал более устойчивым, а потому я отключил ручное управление и подключившись нейросетью напрямую к бортовому компьютеру двинулся в сторону от корабля.

К счастью визуальная информация для ориентирования погрузчика не нужна была, а потому я мог спокойно полагаться на сенсоры снятые со спасательных капсул. В трехста метрах от корабля сенсоры показали первую находку. Сравнив с картой предоставленной искином я несколько растерялся.

Согласно карте в этом месте не должно ничего быть. Сконцентрировав излучатели сенсоров на находки я стал ожидать пока они смогут построить трехмерную модель найденного объекта на глубине шести метров.

Через пару минут построение изображения было завершено и я смог увидеть нечто человекоподобное. До меня не сразу дошло, что же это было, только спустя пару минут я понял, что это один из моих предшественников умерший в этом месте.

Я решил проверить свою догадку и подключился к дроиду переделанному в снегоуборщик следующему до этого за погрузчиком. Первых пару метров снегоуборщик прошел весьма быстро. Но дальше снег ставал все более крепким и скорость продвижения замедлилась.

Лишь спустя сорок минут меня от находки отделяло всего десять сантиметров снега. Чтобы не повредить находку я вывел из ямы снегоуборщик и при помощи излучателей установленных в погрузчик расплавил остаток снега.

В итоге я оказался прав, передо мной лежало тело афроамериканца ростом около двух метров. Судя по татуировкам на коже он точно был землянином. На спине в области лопаток у него была дыра.

Вот она меня и заинтересовала, практически сразу возникла мысль, что это следы от активации импланта. Спустившись на веревке в яму я подошел к телу и ткнув в рану примитивным медицинским сканером из той же спасательной капсулы стал ждать результаты.

Как оказалось я был не прав, рана была оставлена при помощи энергетического оружия, судя по диаметру отверстия это было нечто ручное. Имплант же активировался уже после смерти, и в связи с низкой температурой яд не успел разложиться в организме.

Согласно данным сканера, смерть от активации импланта наступит в течении пяти-максимум десяти секунд, все зависит от массы тела и места расположения импланта. К сожалению, я так и не смог выяснить где же он находиться.

Вернувшись обратно в теплую кабину погрузчика я задумался над увиденным. Получается некоторым моим предшественникам удалось раздобыть оружие и они даже применяли его против своих. Видимо это было еще в те времена когда искин будил не по одному человеку, а по несколько.

Находка натолкнула меня на мысль, что среди замороженных землян, вполне могут найтись убийцы и другие асоциальные элементы. А значит будить их в будущем стоит весьма осторожно.

Больше ничего интересного я обнаружить на теле афроамериканца я не смог, а потому активировав погрузчик обошел яму и двинулся дальше. Периодически сенсоры находили различные объекты, но они в большинстве случаев уже были отмечены на карте данной мне искином. А те которые не были отмечены в итоге оказались различной фигней, кусками обшивки, камнями и тому подобным.

Отойдя на километр я начал двигаться по спирали вокруг корабля. Вначале мне ничего не попадалось, но уже через полтора часа после начала я обнаружил весьма важную находку. На глубине десяти метров лежал двадцати пяти метровой длины объект из металла.

Построив трехмерную модель, я понял что передо мной лежит десантный бот. Правда даже на модели он был в ужасном состоянии, сильные вмятины по всей длине, несколько небольших пробоин.

Но все это ерунда. Из изученных мною баз знаний я знал, что десантные боты обладают воистину невероятной живучестью, и могут летать будучи уничтоженными едва ли не наполовину.

Поскольку искин отпустил меня всего на трое суток, я решил никуда дальше не двигаться и заняться изучением доставшегося мне десантного бота. Вновь подключившись к дроиду снегоуборщику я стал разгребать снег в сторону аварийного шлюза бота, он на трехмерной модели был не поврежден.

Еще один дроид стал прессовать снег и делать из него кирпичи. Создавал я его вспоминая передачи про жизнь на крайнем севере, как там люди жили в домах созданных из снега. Я конечно понимаю, что это не сильно надежно, но мне стоило создать купол над местом раскопок, чтобы постоянно не заваливало снегом.

Через полтора часа снегоуборщик добрался к люку аварийного шлюза. Активировав излучатели погрузчика, чтобы снег не завалил проход я вышел из кабины натянув на голову созданный на три Д принтере шлем. Я так и не смог найти нормальной защиты от холода на корабле и пришлось импровизировать и создавать самому.

Шлем вместе со встроенными обогревателями получился нелегкий, весил наверное не меньше полутора килограмм, но несмотря на это снимать его на улице я не собирался.

Для того чтобы ремонтировать корабль, искину пришлось мне дать доступ к множеству систем. А потому если система безопасности бота работает я все равно могу с легкостью ее обойти.

Но мои ожидания оказались излишне оптимистичными. Створки шлюза были обесточены. Подключив через внешний разъем энергонакопитель я подал на люк напряжение, но он все равно никак не прореагировал.

Для подобных случаев, на десантных ботах существует полностью механическая система открытия люка. Необходимо было лишь вскрыть небольшую часть корпуса, чтобы добраться до ручки разблокировки замка.

Тут мне вновь пригодился плазменный резак. Все двадцать минут работы и трехсантиметровый слой крышки над ручкой разблокировки был расплавлен. А дальше пришлось ее крутить со всех сил. Даже использовать для этого ломик.

Потратив уйму сил через десяток минут микрофоны шлема уловили все таки щелчек в области люка и я перестал давить на ручку. Но тут вновь последовал щелчек и замок люка закрылся.

Поэкспериментировав минут пять я пришел к выводу, что система ручного открытия также повреждена и самому мне не справиться.

Пришлось подзывать к себе дроид снегоуборщик и упереть его в ручку открытия замка.

А дальше пришлось заморочиться для того чтобы открыть люк весивший под полтонны. К счастью в люке была установлена специальная система снимающая большую часть нагрузки, но все равно пришлось поднапрячься для его открытия.

Сам бот лежал на боку, а потому проникнув внутрь я встал на стенку. Соориентироваться где находиться рубка в столь малом корабле не составило никаких проблем.

В бот через немногочисленные пробоины навалило не мало снега, но плазменный резак установленный в специальный режим весьма быстро его расплавил. В самой рубке снега не было, поскольку она была закрыта створками ворот.

Створки, что интересно получилось открыть подключив к ним энергонакопитель. Это обрадовало меня, значит часть систем осталась целой. В самой рубке царил бардак.

Видимо десантный бот вырвало с креплений корабля и весьма сильно помотало прежде чем он упал. Все кресла были сорваны и они размололи множество экранов и пультов управления.

Но это была резервная система управления на случай если отказывал бортовой компьютер и приходилось управлять в ручную, добравшись к диагностическому разъему я подключился к нему, предварительно запитав от накопителя рубку.

В таком режиме накопителя хватит лишь на пару часов, все таки десантный бот это не диверсионный дроид. Но для проверки систем этого должно было хватить. После подключения диагноста на мою нейросеть стали поступать сообщения о многочисленных повреждениях и неполадках.

Наверное минут двадцать не переставало мельтешение сообщений. По окончанию диагностики я стал разбираться, что же все таки не так с десантным ботом. Как оказалось больше всего пострадала система энергетической защиты, остался целым всего один дефлектор щита.

Также вышла из строя полностью система жизнеобеспечения. Восстановить ее без верфи было невозможно, что весьма сильно меня расстроило. Но главным повреждением была трещина на реакторе. Система безопасности успела его заглушить и не допустить термоядерный взрыв. Так что этот десантный бот с данным реактором точно никуда не полетит.

Но самое главное, остальные повреждения касались второстепенных систем и десантный бот в принципе был готов к полету. Двигатели остались целыми, система навигации целая, да даже носовое орудие просто заклинило в крайнем положении. Буквально полчаса работы и оно будет в порядке.

Так что самая главная проблема была в реакторе. Никаких накопителей на долгую работу не хватит десантному боту. А потому следовало заменить его. А вот с этим были проблемы. Как это возможно сделать в моих условиях?

Решив над этим подумать позже, я занялся расчисткой шахты отстрела реактора. Эта система используется не часто, но при авариях реактора проще отстрелить его чем переживать, взорвется ли или нет.

Сама шахта была несколько повреждена, но я вполне мог ее исправить прямо сейчас на месте используя лишь небольших ремонтных дроидов прихваченных с собой из корабля.

Лишь к следующему утру удалось закончить ремонтировать шахту. Решив отдохнуть я вернулся в погрузчик и перекусив лег спать. Часов через пять я проснулся от будильника и осмотрелся.

Вокруг все также продолжал валить снег. Я вообще очень редко видел ясное небо, практически всегда когда я выходил наружу шла снежная метель. Особой смены поры года тут также не было.

Так примерно на месяц температура поднималась до минус десяти градусов по цельсию и ветра успокаивались. А потом опять начинали дуть сильные ветра и валить огромные снегопады. Что интересно большая часть снега не задерживалась, ее просто сносило ветром.

Погодка на этой планете была отвратительна. Я правда не знал всюду ли так происходит? Ведь как оказалось корабль упал недалеко от полюса, это я понял по очень долгой смене дня и ночи.

Как оказалось, дроид которого я переделал под создание кирпичей из прессованного снега и строительство из них, успел построить пятиметровую стену по периметру вокруг десантного бота. Сейчас стены были слегка наклонены во внутрь. Это означает, что он уже начал строить скругление для купола.

Подключившись к дроиду я узнал, что он планирует закончить строительство купола в течении недели беспрерывного труда. А поскольку я не могу выделить столько времени на это, то стройка несколько затянется.

Позавтракав пайком я вновь спустился в бот для того чтобы активировать систему отстрела реактора. Пришлось правда значительно ослабить пиропатроны, все таки десантный бот находиться на поверхности планеты и тем более лежит боком. А отстрел происходит через днище.

Пока я спал, снегоуборщик занимался расчисткой снега напротив люка через который произойдет отстрел реактора. По моим расчетам хватит и пяти метров. Сейчас заглушенный реактор практически ничем не отличался от куска металла, а потому переживать об сильном ударе об снег не было смысла.

Подключив новый энергонакопитель я активировал отстрел. На происходящее я смотрел из рубки десантного бота через камеры погрузчика. Реактор вылетел с сильным гулом из шахты и после удара об снег отлетел благодаря направляющим в небо.

Через секунд десять он упал в шестидесяти метрах от десантного бота. Да уж не маленькая бандура этот реактор. Два метра в длину, метр тридцать в диаметре и около полутора тонн веса.

К счастью засыпая я придумал где достать новый реактор, но это будет совсем непросто, ведь придется его брать из шаттла стоящего в трюме корабля. Сам шаттл получил очень серьезные повреждения, но в принципе его восстановить за пару лет было возможно, реактор же у него был цел.

Как это провернуть под носом у искина я пока, что не знал. Сейчас подходило время возвращения обратно на корабль, а потому следовало сосредоточиться на том, чтобы искин не узнал про существование этого десантного бота.

Для отвлечения внимания, я решил притащить на корабль функционирующую антигравитационную подушку от флаера найденную в паре сотен метров от десантного бота. Думаю эта находка вполне оправдает мою экспедицию.

После возвращения на корабль, я занялся его ремонтом. Пекин кстати у меня сразу конфисковал найденную антигравитационную подушку и что самое странное ничего не спрашивал про экспедицию кроме записей бортового компьютера погрузчика. Но уж они то были мною подчищены от всего подозрительного.

Следующих три месяца я занимался восстановлением десантного бота. Мне удалось уговорить искина отпускать на три дня каждую неделю в поисках полезных обломков. Так что восстановление десантного бота шло своим чередом.

Сегодня буквально пять минут назад, используя энергонакопители мне удалось поднять десантный бот в воздух и перевернуть его в правильное положение. На этом энергия закончилась и антигравитационные подушки бота отключились.

Но эти три месяца меня так и не приблизили к тому чтобы достать реактор из шаттла, я просто не мог понять как это сделать незаметно от искина. Сейчас оставалось лишь установить новый реактор и все можно будет взлетать на десантном боте.

Правда я не обладал необходимыми базами для пилотирования и мне пришлось в ручную разбираться с системой автопилота. Это было поистине грандиозная работа, что за что отвечает в программе, не знаю точно ли я правильно разобрался с автопилотом, но буду надеятся на лучшее.

Теперь я мог через эмулятор управлять десантным ботом самостоятельно. Правда следует добавить, что сам по себе десантный бот не был оборудован нормальным гипердвигателем. У него был установлен стандартный военный одноразовый джампер.

Благодаря ему, можно было эвакуировать десантный бот. Ограничение было только одно, джампер наводился на специальный маяк на расстоянии не больше ста световых лет.

Предварительная активация сканера маяков показала, что в пределах этого расстояния было два маяка. Лететь в неизвестность мне не хотелось, но выхода в принципе у меня не было.

В принципе мне оставалось сделать лишь две вещи для того, чтобы сбежать. Достать реактор и обезвредить имплант с ядом в своем организме. ЧТо одно, что второе было весьма сложное задачей, но я надеялся на лучшее.

Спустя две недели в трюме произошел пожар. Ох и испугался я тогда, но оказалось, что загорелась проводка ведущая к навесному оборудованию трюма. Благодаря быстрой реакции удалось потушить его довольно быстро.

Единственным результатом пожара стало обесточивание трюма, пока я не заменю проводку. Но я решил не спешить с этим, ведь это был тот самый шанс наконец то достать реактор из шаттла.

Сам искин за пожар хорошенько меня обработал, я наверное сутки не мог стоять на ногах, пока прошли последствия выстрелов. Но после он особо не интересовался ремонтом трюма, поставив задачу в течении месяца устранить все последствия.

По моим прикидкам я вполне мог справиться с этим вообще за пару дней. Выждав на всякий случай пару дней, я так и не заметил за собой наблюдения, а потому во время очередной рабочей смены смог демонтировать реактор и загрузив на погрузчик отправил его в автоматическом режиме к десантному боту.

Я до последнего переживал, что ничего не получиться и искин обнаружит мои действия. Но усилившиеся изменения в искусственном интеллекте действовали в мою сторону. Искин стал все меньше внимания уделять кораблю занимаясь непонятно чем в запретном для меня отсеке.

Я особо не интересовался чем он там занимается, ведь единственный раз когда я спросил про тот отсек закончился моим пробуждение в медицинской капсуле. Как то слишком нервно отреагировал на безвинный вопрос искин.

После доставки реактора к десантному боту я занялся восстановление трюма. Пришлось на три Д принтере перерабатывать материал обшивки для создание энерговодов. Конечно они были в разы хуже заводских, но все равно могли исполнять возложенные на них функции.

После восстановления энергоснабжения в трюме я решил плотно заняться своим имплантом. Для этого в контейнере в котором была собранная установка моими предшественниками я смог создать сканер ищущий объекты не природного происхождения в теле.

Сколько это заняло времени я даже говорить не буду, и то если бы не базы знаний по ремонту медицинской техники выданные мне пару недель назад, то я вряд ли смог справиться с этой задачей.

Мне пришлось весьма сильно вмешаться в конструкцию стандартного медицинского сканера для внесения как программных так и физических изменений. Как в итоге оказалось мой имплант был внедрен рядом с сердцем. Я даже приуныл сразу, что либо делать в такой близости от жизненно важного органа не хотелось.

Я решил имплант не разрушать полностью чтобы не вызвать подозрений у искина. Для начала при помощи все того же сканера я смог отследить частоту на которой имплант транслировал сигнал искину и на которой он получал отклик.

А дальше я занялся разработкой устройства которое будет имитировать наличие импланта. И вновь если бы не новая база знаний врученная мне искином, то мудрил бы я годами.

База называлась «Радиолокационное оборудование кораблей среднего тоннажа. Использование. Ремонт. Обслуживание» третьего ранга. После изучения базы я наконец то смог создать необходимую обманку.

Как оказалось ответственный за радиосвязь на корабле, обязан был уметь создавать обманки с заданной сигнатурой. Именно он занимался их программированием, это очень важная должность на космическом корабле, ведь именно использование подобных обманок помогает отвлечь ракеты от самого корабля.

Ко второй годовщине я был наконец то готов рискнуть и разрушить имплант при помощи собранного излучателя. Выходило, что по моим расчетам я в течении нескольких дней буду себя чувствовать отвратительно. Излучатель нарушит баланс работы органов в организме.

Так что погрузив излучатель и готовую обманку в погрузчик я отправился в очередную поисковую экспедицию. На расстоянии пяти километров от корабля я решил рискнуть. Подключив к телу три большие аптечки найденные в шаттле я активировал излучатель.


Глава 5

Приходил в себя я весьма длительный срок, только часов через тридцать я начал хоть немного соображать. А ведь все это время я был в сознании, как я не сошел с ума после такого мне просто не понятно.

Боль все это время была жуткая, а использовать мощные обезбаливающие первое время я не мог, иначе мой организм мог не выдержать и отказать от такого варварского поступка. Лишь часов пятнадцать назад, аптечка посчитала, что уже можно вколоть сильный наркотик, но я в то время мало, что соображал и не заметил даже этого момента.

После активации излучателя мое сердце останавливалось трижды, и лишь предусмотрительно подключенные автоматические аптечки мне позволили не скончаться.

Стимуляция сердечной мышцы проходила химическим путем. К сожалению более эффективными методами воспользоваться было нельзя в связи с открытой раной практически напротив самого сердца.

Клеточная деградация в области поражения излучателем остановилась лишь спустя несколько часов. Все это время наноботы нейросети старались регенерировать поврежденные ткани.

Если бы не они то я наверное все же выжил, но превратился в инвалида с дыркой в груди напротив сердца. Ведь клетки организма в месте где прошлось максимальное излучения умирали.

Все таки современные средства медицины, причем полевой медицины меня впечатлили. Уверен на Земле меня после таких повреждений вряд ли смогли бы откачать.

А тут уже спустя всего тридцать часов я смог даже встать на ноги, пусть и с трудом удержавшись от падения при этом. Согласно моим расчетам я в более менее нормальное состояние смогу вернуться только через сутки, двое, так что придется мне еще помучиться в кабине погрузчика.

Только придя в себя я смог наконец-то проверить работоспособность созданной обманки. Она как я и думал продолжала имитировать имплант постоянно посылая и принимая сигналы извне.

Подтверждением же того, что все получилось можно считать то что я остался жив. Думаю возникни какие либо подозрения у искина, то он уничтожил бы меня практически сразу и будил бы очередного раба.

Я знал, что в запретном отсеке у искина есть несколько боевых дроидов, это я прочитал в записях еще своих предшественников. А раз искин еще не уничтожил меня при помощи этих дроидов, то он банально ничего не заметил.

Эта мысль сразу позволила мне дышать легче, а потому подкрепившись все теми же пайками я несколько расслабился и даже погрузился в свои мечтания, в них я повелеваю несколькими планетами.

Такие мысли меня даже рассмешили, я ведь сейчас раб на необитаемой планете с весьма малыми шансами на то чтобы покинуть ее. А если и смогу, то не факт что джампер выведет меня к нормальным инопланетянам, а не друзьям тех кто меня похитил.

Я вообще не был уверен в работоспособности одноразового гиперпространственного двигателя, да и статистика обнаруженная в базах по их ремонту, утверждала, что существует одно процентный шанс на дезинтеграцию судна активировавшего джампер.

К концу вторых суток боль стала отступать, а потому удвоив количество обезболивающих я провалился в сон. Во сне я видел как покидаю планету на десантном боте, а подо мной распускается цветок термоядерного взрыва на месте рейдера аварцев.

Во сне я едва ли оргазм не ощущал от чувств нахлынувших при уничтожении противного искина. И меня как то не волновали мысли о том, что вместе с искином погибли и двести одиннадцать невинных людей.

Проснувшись от сигнала нейросети сообщавшей, что наноботам удалось ликвидировать основные последствия излучения и можно приступить к дальнейшим планам. Первым делом я вновь рассек себе грудь в месте где у меня раньше стоял имплант, мне стоило поместить туда обманку.

Спасибо аптечкам и обезболивающему из них, боли я не чувствовал, но все равно было мало приятного в том, чтобы наблюдать как один из ремонтных дроидов лазером разрезает твою плоть.

Этот дроид раньше занимался мелким ремонтом других дроидов. Его размер был всего около шести сантиметров в диаметре и выглядел как репликатор из давнего земного сериала.

Изначально он естественно не был предназначен для выполнения хирургических операции, но выученные базы по кибернетике и ремонту медицинского оборудования позволили мне вначале незаметно скачать из медкапсулы программное обеспечения, а после модернизировав установить на этого дроида.

Да он сильно уступал специализированным дроидам, но я так и не смог найти ни одного из них, ни в целом, ни в разрушенном состоянии. Было такое впечатление, что их вообще не было на космическом корабле.

А вот этого как раз быть не могло, я уже знал, что по статуту на корабле подобного размера обязано присутствовать минимум пять таких дроидных комплексов. Такое количество рассчитано, чтобы можно было спасти любого члена экипажа за минимальное время, и распределены медицинские дроидные комплексы были по всему кораблю равномерно.

Так что пришлось выкручиваться и самому создавать аналог. Ох и намучался я ночами создавая одного единственного медицинского дроида. Как оказалось база данных медицинской капсулы обладает поистине огромным запасом информации. И запутаться в ней можно было с легкостью.

Лишь мое ослиное упрямство позволило не бросить затею и вытянуть всю возможную информацию по совершению полевых операций, а после этого адаптировать эту информацию под возможности ремонтного дроида.

После того как обманка была помещена ко мне в грудь между ребрами, дроид аккуратно запаял разрез, а наноботы стали быстро регенерировать поврежденный участок кожи. Уже часов через пятнадцать не останется и следа от того что я разрезал себе грудь для каких то целей.

После этой микрооперации я просто откинулся в кресле и стараясь не думать ни о чем подремал пару часиков, все же после излучателя мои силы еще окончательно не вернулись ко мне.

Придя окончательно в себя я подключился к пятерке дроидов ходящих гуськом за погрузчиком. Вообще я был впечатлен количеством роботов на космическом корабле, как оказалось такое количество роботов, или как их называют местные дроидов.

Обусловлена тем, что на такой огромный корабль экипаж был всего пятьдесят человек, и то сорок из них были десантной партией. Выходило, что кораблем управляло всего десять человек, а в случае необходимости вообще мог один.

Нехватку же рабочих рук как раз и заменяли многочисленные дроидные комплексы. Если верить информации из спецификации корабля, то на борту до аварии было более пяти тысяч различных дроидов, размером от пары миллиметров и до пары метров.

Так что уже во вторую экспедицию во вне корабля я брал с собой пятерку вспомогательных дроидов. Все таки намного удобней оставаться в теплой кабине погрузчика и управлять всем дистанционно.

Еще один из погрузчиков выполнял роль багажника в котором я тащил все необходимое, в основном там лежали запасные энергонакопители, все таки даже после очередной модернизации и установке дополнительных накопителей мой основной погрузчик быстро выдыхался.

И уже для третьих суток экспедиции требовалось использовать запасные энергонакопители. Также в нем лежали запасные детали к моему роботизированному воинству, все таки все они были не новые, а восстановленные и поэтому часто выходили из строя.

Сейчас продолжая лежать в кресле я отправил дроидов к одной из своих нычек, там я прятал все найденное за пределами корабля. Обычно когда я занимался десантным ботом у меня не хватало времени найти что либо для искина и в эти моменты я использовал ранее найденное из тайников.

Сегодня я решил искину сделать особый подарок, я уже заметил, что он по каким то неведомым мне причинам не ровно дышит к остаткам каких либо двигательных установок. И вот как раз пару недель назад мне попался практически не поврежденный спидер, единственной проблемой у него было отсутствия блока управления, но тут даже я мог управлять им напрямую через нейросеть.

Сам спидер тащить искину я посчитал излишним, обойдется. А вот резервный стабилизатор излучения антигравитационной подушки был хоть и полезной деталью, но вовсе не обязательной.

Пока дроиды отправились за стабилизатором я стал выбираться из снежного намета который образовался вокруг погрузчика. Снега за время моего бездействия намело немало, покрыло погрузчик метровым слоем снега с наветренной стороны.

Выбравшись на волю я смог насладиться редким моментом ясной погоды. Это было всего в шестой раз за время моего пребывания когда светило солнце. Настроение стало подниматься и был уверен, что это хороший признак.

Через час дроиды вернулись вместе со стабилизатором и я отправился обратно в корабль. Чувство радости меня не оставляло практически до самого корабля, но встреченные дроиды подконтрольные искину сразу вернули меня на землю.

Едва я показал им, что принес как получил парочку профилактических выстрелов из аналога кнута, и искин потребовал передать контроль над дроидом несущим стабилизатор.

Боль отрезвила меня быстро, выполнив требование искина я отправился на привычную мне работу. Сегодня по плану составленному еще месяцев пять назад, я должен был заняться восстановление энергопитания в бывшей оранжерее корабля.

Когда я узнал, что на военных кораблях есть оранжерея то даже не много удивился, как по мне это было излишество. Лишь изучив найденную в одной из кают базу знаний «Психология дальних экспедиций» третьего ранга, я узнал, что при путешествиях превышающих шесть месяцев на кораблях среднего и выше класса обязаны быть зоны релаксации.

Подобные зоны релаксации позволяют сокращать количество конфликтов среди экипажа практически в десять раз. Так что на этом рейдере предназначенном изначально для разведки дальнего космоса оранжерея была в обязательном порядке.

По факту это было помещение в центре корабля около тридцати метров в длину, десяти в ширину и пяти в высоту. Как я смог определить ранее тут росло пару десятков различных кустов, и был даже небольшой бассейн.

Также в стене я смог обнаружить голопроекторы, так что как я думаю зашедший в оранжерею не чувствовал себя в замкнутом пространстве. И судя по истории активаций голопроекторов, в основном активировали какие то джунгли.

Восстановить оранжерею кстати было вполне возможно. Недавно я ее полностью загерметизировал, и теперь занялся энергоснабжением. Самое большой проблемой было оживление растений, но тут мне должен был помочь искин и вручить в ближайшее время базу знаний «Садовник» второго ранга.

По косвенным признакам я понял, что в этой базе знаний есть информация о том как можно клонировать растения из их остатков в обычной медицинской капсуле, так ли на самом деле, я не знал, но надеялся на это.

Честно говоря я не понимал, почему стремлюсь восстановить оранжерею, ведь уже во время моей следующей экспедиции я установлю реактор на место, а потом еще через несколько недель смогу покинуть осточертевшую мне планету и искин рабовладелец.

Но все равно меня тянуло восстановить оранжерею и увидеть живые растения в этом царстве холода. Да и вообще в последнее время я заметил, что хорошо выполненная работа стала мне приносить едва ли не физическое наслаждение.

За следующую неделю я смог полностью восстановить энергоснабжение в оранжерее и даже отремонтировать все голопроекторы. Во первой активации я даже несколько испугался, хоть я и знал что примерно произойдет, но все равно когда внезапно оказался среди джунглей то страх взял свое.

Мне понадобилось не меньше пары минут чтобы взять себя в руки и не реагировать на шум диких джунглей. Я вообще вначале когда на меня прыгнула синяя тварь с криком отскочил в сторону. Реалистичность голограммы была неимоверной, мой мозг увиденное считал реальностью и мне приходилось постоянно внутренне напоминать себе о виртуальности окружающего пространства.

Вслед за технической составляющей оранжереи я начал заниматься и растениями. После изучения базы садовник я смог перепрограммировать медицинскую капсулу на клонирования растения. Я даже из-за этого интересного задания пропустил очередную экспедицию.

В последнее время я наслаждался заданиями и не хотел оставлять наполовину сделанное. Так что пока не проклюнулись ростки растений в оранжерее я не покидал корабль. Искин кстати был почему то не особо доволен моей занятостью и требовал скорейшего восстановления других частей корабля.

Спустя почти двадцать дней после своего возвращения я вновь отправился к десантному боту. Оставалось провести финальное подключение систем и калибровку. Все таки реактор был несколько иного класса и пришлось в ручную адаптировать системы бота.

Мой организм за прошедшее время практически полностью восстановился. Единственными негативными последствиями освобождения от импланта оказался повышенный аппетит.

Чтобы удовлетворить его мне пришлось украсть со склада пайки. Искин особо не следит за ними, но повышенное употребление питательных веществ я все таки решил скрыть, ведь это могло навести его на неправильные мысли.

Установка реактора много времени не заняло, все подготовительные работы я совершил уже давно. Подключение всех систем заняло в разы больше времени, лишь к концу вторых суток десантный бот был готов к полету.

Ради эксперимента я приподнял его в воздух и немного по маневрировал в снежной пещере. Это оказалось чем то фантастическим, управлять летательным аппаратом, я в раннем детстве, как наверное и большинство мальчишек, мечтал стать космонавтом и вот сейчас осуществление детской мечты было всего в одном шаге от меня.

Но прямо сейчас осуществить свой побег я не мог. Во первых необходимо было позаботится о припасах, мало ли на который срок затянется мое путешествие, во вторых стоило нагрузить десантный бот чем то ценным, не хочеться встраиваться в неизвестное мне общество в качестве просителя.

Думаю если у меня будет чем расплатится за предоставленные услуги будет лучше. Пришлось себя сдерживать, хотелось просто все бросить и улететь как можно дальше отсюда, но я понимал, что это не лучший вариант моих действий.

В этот раз искину я принес непонятную бочку. Что в ней находится я так и не смог понять, сканеры которые у меня были банально не проникали сквозь стены. Может быть искин знает, что это такое.

В этот раз не успел я даже подойти к кораблю как меня окружило три дроида, причем сейчас я видел впервые летающих дроидов с исправной антигравитационной подушкой.

Ранее все они мне попадались уже в сломанном состоянии. На одном из дроидов я кстати узнал антигравитационную подушку которую принес искину много месяцев назад. Это меня весьма сильно удивило, не думал, что искин может заниматься подобной модернизацией техники.

— Раб номер триста двадцать шесть, — обратился ко мне самый большой дроид из окруживших меня, он был около двух метров в диаметре и из его туловища в меня смотрел весьма серьезный ствол, — Остановитесь и плавно положите мину на снег.

— Это мина? — удивленно произнес я. Услышанное меня испугало, ведь я пытался ее вскрывать чтобы узнать, что это такое, а если бы она сдетонировала.

— Раб номер триста двадцать шесть положите мину и отойдите в сторону на расстояние не меньше четырехсот метров, — продолжил дроид говорить.

Я сразу выполнил требования дроида, или если быть точнее искина и как можно скорее отошел от мины как можно дальше. Через пять минут я был уже около корабля и оглянулся на место где оставил мину.

Сейчас два дроида подхватили ее и по воздуху увезли в неизвестном мне направлении. Не успел я повернуться обратно в сторону корабля как почувствовал, что погрузчик перестал мне подчиняться, а в следующее мгновение я увидел, то что заставило меня нервно заскрипеть зубами.

Оставшийся свободным дроид направился прямо к месту в котором я прятал десантный бот. И судя по тому как прямо он туда направлялся, он явно знал точные координаты места.

Я аж заплакал от отчаяния когда понял, что мой план закончился ничем. Еще пару минут назад я думал, что все вот она моя свобода, а теперь наблюдая за поднимающимся в воздух десантным ботом я банально заревел.

Сквозь крики и слезы я увидел, что на рейдере открылись створки ворот ранее не замеченные мною и оттуда на антигравитационной платформе выплыл искин, а следом за ним три малых транспортных платформы.

Тогда я перестал осознавать окружающую обстановку и погрузился в самобичевание и жалость к себе. Я понимал, что вот он единственный шанс на мою свободу улетает в неизвестном направлении.

Очнулся я спустя двое суток, оказывается я просидел в кабине остывающего погрузчика столь большой срок не осознавая реальность. Заставило прийти в себя меня чувство холода.

Севшие энергонакопители в погрузчике отключили систему микроклимата и если бы не натянутый на голову шлем, то я мог бы уже и умереть от переохлаждения, а так я лишь чувствовал себя очень не комфортно.

Открыть кабину погрузчика не получилось. Не смотря на то что я подал энергию с накопителя комбинезона бортовой компьютер не слушался меня. Времени на его взлом у меня уже не было, энергии в комбинезоне было всего часа на полтора комфортного существования.

Пришлось прибегнуть к несколько варварскому методу. Еще при модернизации погрузчика я решил сделать эвакуационный ход из него, просто на всякий случай. Вот и вышло что этот всякий случай наступил, нажав чисто механическую кнопку, я активировал пиропатроны люка и тот отлетел на десяток метров.

Практически сразу в кабину ворвался ветер несущий снег. Пришлось едва не на карачках ползти в сторону корабля, что бы меня не снес ветер, к счастью я был всего в метрах двадцати от него, а потому не боялся заблудится в этой снежной мути.

Полчаса спустя я стоял перед шлюзом в жилую часть корабля и пытался получить доступ к нему. Как оказалось бл*дский искин при своем побеге аннулировал все допуски для меня, и теперь я не мог просто проникнуть на корабль.

К счастью выученные мною базы знаний все таки давали некоторую надежду, что я смогу взломать систему безопасности. Мне пришлось часов десять стоять возле шлюза взламывая систему. Но когда я уже был близок к этому в системе безопасности произошло обновление и я оказался в самом начале.

Пять сломанных неподвижных дроида, это такая цена моей истерии. После неудачного взлома я буквально взбесился и начал крушить все в округе. Остановился лишь тогда когда не смог пошевелить ни одной конечностью.

Через несколько часов очухавшись я стал думать головой. Практически сразу ко мне в голову пришел вариант как обойти шлюз. И сделать это можно было весьма быстро, как всегда хорошая мысля приходит опосля.

Пришлось возвращаться в погрузчик и разгребая снег в кабине достать свой ящик с инструментами. Вновь стоя возле шлюза я вытащил своего будущего спасителя. Это была примитивная плазменная горелка.

Переведя ее в режим резака я приступил к задуманному и приложился к старому шву. Я помнил как года полтора назад заделывал тут небольшую пробоину, сантиметров в десять в диаметре. Тогда мне пришлось за неимением специального ремонт набора заделывать отверстие куском обшивки.

Вот и сейчас уже спустя пару секунд шов начал течь, а спустя полминуты моя заплатка отвалилась. Теплокамера на шлеме показала, что за отверстием находились помещения с положительной температурой. А это значит, что восстановленная система жизнеобеспечения продолжала работать.

А дальше дело техники. Подождав когда остынут края отверстия я достал единственного оставшегося под моим контролем дроида. Того самого которого я переделал для медицинских целей.

Поскольку программ взлома на нем не было, то пришлось мне действовать беря его под прямое управление. В последнее время я уже мог брать под прямой контроль до десяти дроидов, а ведь начинал с двух.

Первым делом я добрался до места расположения серверов жилой зоны и при помощи лазера смог перебить кабель ведущий к установке беспроводной связи. Именно через нее сервера получали команды от искина.

Следующим шагом была необходимость найти бекап системы безопасности. Хорошо что, согласно правилам каждые сутки делается резервная копия и хранятся они до месяца. А дальше взяв самый ранний сохранившийся бекап я загрузил его в систему.

Через минуту после загрузки бекапа я вновь попытался проникнуть в шлюз. В этот раз к моему удовлетворению получилось без проблем. Вернув к себе дроида я отправился в свою каюту, там у меня находилось то что поможет принять действительную ситуацию.

Больше года назад я обнаружил в некоторых углах жилой зоны неизвестную мне плесень. Просканировав ее медицинским сканером я узнал, что она обладает слабым галлюциногенным эффектом. Первым порывом было уничтожение этой гадости, но подумав я решил все же ее сохранить. Тогда я не стал ее применять, а просто периодически собирал и сушил.

Позже из пайков удалось создать брагу, а уж из нее низкосортный самогон. Был всего один раз когда я его выпил, сдержаться я не смог и нажрался как свинья. Нейросеть не смогла побороть столь большие дозы алкоголя, а потому я проспал обязательные работы.

Искин в тот раз неплохо меня отделал стреляя по болевым точкам. Он потребовал, чтобы я уничтожил всю созданную гадость. Что я и сделал вообще то, но после выгнал новую порцию самогона.

Вот и сейчас прихватив как высушенную плесень, так и самогон я отправился в оранжерею запивать свое горе. Активировав голограмму летнего леса я приступил к злоупотреблению алкоголем. Лишь после двухсот грамм я начал чувствовать опьянение.

Столь долгое наступление эффекта меня не устраивало, а потому я закинулся сверху еще плесенью. Через несколько минут я перестал помнить что нахожусь на космическом корабле. Я начал воспринимать изображенное голопроекторами реальностью.

Через какое то время у меня появился собутыльник которому я стал жаловаться на свою жизнь. Он почему то не рассказывал о себе, он только поддакивал когда я говорил про очередную неприятность настигшую меня.

Позже я предложил ему выпить за мое здоровье и закинуться плесенью. Собутыльник с удовольствием меня поддержал, после очередной дозы алкоголя смешанного с плесенью я отрубился.

Очнулся я спустя сутки с жутким сушняком мучающим меня. Посмотрев на нейросеть я понял, что едва не убил себя убойной дозой наркоты. Сплюнув от досады я прислушался к себе и понял, что того давящего отчаяния уже не было со мной. Я вновь начал думать и стремиться жить.

Как бы там не было, но алко, нарко терапия мне помогла. Встав с пола я оглянулся и понял, что неплохо почудил пока был под кайфом. Все что не было намертво закреплено в оранжерее валялось в разных углах.

И что самое странное, даже трехсот килограммовая регенерирующая воздух установка лежала на боку. Я просто не мог представить, как мне хватило сил на то чтобы перевернуть ее.

Рядом с ней валялось шесть пол литровых бутылок из под самогонки, а также коробочка из под дури. Только взглянув на это меня сильно замутило, и как бы я не старался, удержать в себе содержимое не удалось.

Резкий запах сивухи привел меня в себя и я как можно скорее выскочил из оранжереи. В темноте по памяти я помчался в свою каюту где взял медицинскую аптечку и скинул на нее данные о своем состоянии взятые из нейросети. Зажужавшую аптечку я приложил к груди, сразу почувствовалось несколько уколов, а уже через пять минут меня потянуло в туалет.

Как я понял пошла детоксикация организма. Так хреново в физическом плане мне давно не было. Лишь спустя минут двадцать я начал чувствовать облегчение и понял, что никогда не буду больше принимать ту гадость.

Этот день я решил посвятить своему отдыху, только перед этим перекусив я отправился заделать отверстие проделанное мною для проникновения в жилую зону. Уже сейчас чувствовалось некоторое похолодание.

После этого краткого ремонта я откинулся на своей кровати и просто лежал стараясь ни о чем не думать. Но это мне не удавалось, мысли начинали вновь бежать вокруг ситуации в которой я оказался.

И знаете что? Она не так уж и плоха как мне казалось в начале. Теперь я был в намного лучшем положении чем при своем пробуждении из криосна. Во первых я сейчас свободен, а во вторых у меня сейчас нет контролирующих сил. То есть я могу заниматься тем чем хочу, а не тем что мне приказывал сумасшедший искин.

Честно говоря я никогда не думал, что искин решит сбежать с корабля. Он ведь должен был о нем заботиться до самого конца, но видимо столь долгая работа без профилактики внесла свои коррективы и у него появилась лишняя свобода мышления. Что в итоге и привело к его побегу.

Да все придется делать с самого начала, но думаю это будет мне под силу. Уже сейчас мне в голову полезла мысль восстановить шаттл. Тем более у него будет уже свой стационарный гиперпространственный двигатель. Да всего на три прыжка, но это лучше чем ничего.

Еще демонтировал в шаттле реактор, я пришел к выводу, что он вполне ремонтопригоден, правда сил придется потратить в разы больше чем на восстановление десантного бота.

Обдумав хорошенько со всех сторон эту мысль я даже улыбнулся, у меня вновь появилась тяга к жизни. На этой позитивной ноте я и не заметил как погрузился в сон. В этот раз мне снились какие то приятные сны, но к сожалению ничего вспомнить я так и не смог.

Проснулся утром на удивление бодрым. Видимо мысли о том, что еще не все потеряно помогли мне прийти в себя. Встав с кровати я даже решил впервые после моего похищения сделать зарядку. Физические упражнения еще больше подняли мое настроение, так что я даже не почувствовал противный вкус осточертевших пайков.

Следующие четыре месяца я потратил на то, чтобы полностью себе подчинить остатки корабля. Как оказалось, искин не оставил мне никаких особых сюрпризов, я скажу даже больше, он оставил мне все что было на корабле. Да мне пришлось потрудиться, чтобы взломать системы и проникнуть в ранее запретный для меня отсек.

Раньше там обитал искин, сейчас же там был склад самого ценного на корабле. Тут было множество высокотехнологичных приборов, как целых так и вышедших из строя. Но не это самое главное, самое главное, что тут в сейфе лежали нейросети и оригиналы баз знаний.

Да сейчас я не могу изучать копии, и базы знаний стали одноразовыми, но и так хорошо. А уж наличие нейросетей пусть и вторичных, могли позволить мне осуществить мою давнюю мечту.

Я уже давно мечтал разбавить свое одиночество, и вот теперь я могу разбудить кого угодно из двухсот одиннадцати пленников. Проблема была лишь одна я не знал кого можно будить.

Сейчас я уже так или иначе считал себя владельцем всего окружающего. И мне категорически не хотелось делиться своим имуществом с кем либо. А потому мне требовалось как то контролировать пробудившихся.

Можно было устанавливать рабские импланты, или вообще рабские нейросети, я нашел десяток подобных, но мне не хотелось уподабливаться рабовладельцам похитившим нас. Хотя должен признать, гарем из десятка девушек рабынь грел мое сознание, мне с трудом удалось отказаться от такого низкого поступка.

Прежде чем сделать очередную глупость я решил немного отдохнуть и попутешествовать. Сейчас же у меня уже не было никаких ограничений искина и я мог отправиться в весьма долгую экспедицию.

Загрузив все необходимое в свой погрузчик и прихватив второй со всем необходимым я отправился в том направлении куда улетело два дроида с миной. Мне хотелось узнать куда они летели.

Погода как всегда не радовала меня. Но я уже начинал привыкать к ней, и даже находил нечто приятное в вечно дующем ветре несущего снег. Насвистывая веселенькую песенку я отправился в путешествие.

Пройдя около сорока километров я наткнулся на огромную воронку, она была более двухсот метров в диаметре и в глубину, насколько позволяли судить сенсоры, не меньше пятидесяти.

Время прошедшее с побега искина я не терял зря и выучил несколько бвз знвний военной направленности, просто так на всякий случай. Вот из одной из них я и узнал, что же за мину тогда тащил на корабль.

Та бочка была минной для диверсионных операций. Обычно ее закладывали в важных участках инфраструктуры и называлась она просто «Вулкан 4М». Разрушения при взрыве вполне могли посоперничать с тактическим ядерным боеприпасом. Увиденные мной в живую последствия ее подрыва несколько напугали.

Я представил, что могло произойти притащи я ее таки на корабль и детонируй она тогда. Сейчас я даже ощущал некоторую благодарность искину, за то что он спас меня от мины. Правда он сука сбежал на подготовленном мною корабле, но что поделаешь такова жизнь.

Чтобы не сойти с ума пришлось несколько поменять свои жизненные принципы, теперь я стараюсь не зацикливаться на негативе и относиться к нему более просто. Ну было плохо, но ведь прошло и впереди ждет только хорошее.

Сперва было сложно придерживаться такой жизненной позиции, но за прошедших четыре месяца я с ней практически сжился. Вот и сейчас не стал особо заморачиваться по поводу оставшейся после взрыва мины воронки и обойдя ее отправился дальше в свое великое путешествие.

По дороге мои сенсоры несколько раз зафиксировали живые биологические объекты. Когда это произошло это впервые, то я даже метнулся в сторону этого объекта. Я почему то посчитал этот объект разумным существом.

Каково же было мое удивление когда этот биологический объект перестал от меня удирать и развернувшись метнулся в мою сторону. Только случай помог мне успеть активировать плазменный резак.

Как оказалось на меня напало крупное шестиногое животное и хотело растерзать своими когтями. Не знаю сколько бы продержался погрузчик прежде чем пропустил когти твари ко мне, но отрезанная голова остановила его. Сам я отделался легким испугом и удвоил бдительность, больше я не гонялся за периодически появляющимся биологическими объектами.

Не смотря на негативный подтекст, произошедшее ободрило меня. Это означало, что на планете есть жизнь, а раз так то возможно и разумная жизнь. С собой я прихватил энергонакопителей на десять суток непрерывного хода, а потому мог позволить себе дальнейшую дорогу.

Спустя двое суток пришлось сделать остановку и заменить энергонакопители погрузчика. За это время я смог отдалиться на расстояние четырехсот километров, и вот уже около трех часов я двигаюсь по снежной долине в которой не идет снег. Честно говоря я не ожидал этого, но все равно прекращение снегопада обрадовало меня.

А вот находка которую я сделал еще через двое суток показала, что я был вовсе не не прав по поводу того, что тут обитает разумная жизнь. При помощи сенсоров я мог контролировать окружающую обстановку на десяток километров, если конечно не идет снежная метель забивающая их.

Так вот на экране погрузчика я увидел дымок. Отправив на разведку один из двух восстановленных мною летающих дроидов стал ждать. Через пару минут дроид настиг этот дым скрываясь на высоте пары километров. Как оказалось под ним расположилось нечто похожее на средневековую заставу.

Квадрат в пятьдесят метров со стенами сделанными из нега метров в пять высоту огораживал несколько деревянных строений. Вот из одного из таких строений и валил дым. Немного спустившись ниже дроид смог рассмотреть обитателей.

Увиденное меня повергло в шок, там были люди. По крайней мере визуально были вылитыми людьми. Сейчас два мужика махали какими то железяками. Еще один устанавливал мишень.

Судя по увиденному тут средневековое общество. Я уже было решился выйти с ними на контакт, когда увидел нечто, что насторожило меня. Немного спустив ниже дроида я попытался рассмотреть, нечто спрятанное в сарае.

И мне это удалось, правда это было единственное и последнее, что я смог рассмотреть. Там в сарае стояло очень старое зенитное орудие, если я правильно помнил из базы вооружения, такие использовались еще в те времена, когда техника была не стандартизирована у разных государств и не измерялась в поколениях. А это значит больше двух с половиной тысяч лет этому орудию.

Не смотря на свой более чем солидный возраст орудие обнаружило мой дроид и сбило его одним выстрелом. Это событие меня испугало, одно дело выйти на встречу в погрузчике против средневекового оружия, другое дело против оружия которое вполне может мне навредить.

Плюнув на все я развернулся и с максимальной скоростью отправился обратно к космическому кораблю. Я не трус, но я боюсь, и не хочу пострадать в случайной стычке. Лучше я посижу дома восстанавливая шаттл, вот до чего дожил, аварский рейдер домом называю.

Вернувшись домой я на несколько дней сделал себе выходной и занимался лишь тем, что ел и спал. На третий день после возвращения я отправился вновь в криокапсулам, есть там у меня одна любимица.

Не знаю кто она, но я заочно был в нее уже влюблен. Хотел как обычно просто поглазеть на ее прелести и удовлетворить себя пару-тройку раз рукой, но стоило мне ее увидеть еще раз, как я плюнул и решился. Будь что будет и активировал размораживание девушки.


Глава 6

Благодаря выученным базам медицинского техника, я примерно знал процедуру разморозки. Длиться она далеко не пять минут и может растянуться на несколько суток. Все зависело от того в каком состоянии замораживали человека и от возраста замораживаемого.

Первым этапом шло обычное размораживание тела. Это был очень важный этап, именно при размораживании случается большая часть несчастных случаев при выводе разумного из криосна. В базе знаний медтехника были описаны ситуации когда проводили экстренную разморозку и части тел банально отмирали.

На этом этапе главное избежать резких перепадов температуры. Необходимо чтобы температура от минус ста шестидесяти градусов до положительной поднималась не быстрее чем за сутки. Иначе ткани организма могли не выдержать и просто напросто разорваться.

Вообще процесс был уже веками отработанным и моего вмешательства особо не требовалось кроме как для запуска. Все остальное происходило в автоматическом режиме. Это если бы криокапсула была повреждена, тогда да мне пришлось бы весьма немало потрудиться для восстановления жизнедеятельности человека.

Когда во время разморозки температура поднимется до положительных величин необходимо было заменить специальный хладагент предохраняющий клетки организма от кристаллизации на временный заменитель крови.

Заменитель крови использовался по тому что организм был полностью обескровлен перед заморозкой, и никто сохранять ее не собирался после нее. Так что требовался заменитель, вот он уже в течении нескольких недель по мере регенерации крови замениться на настоящую.

Сам по себе этот хладагент используемый при криосне был весьма токсичен, его использовали лишь по тому, что при температурах ниже минус ста градусов негативное влияние было минимально. Теперь же при подъеме температуры до положительных величин он начинал представлять опасность.

Если вовремя его не заменить на кровь или хотя бы заменитель, произойдет токсическое отравление, которое может привести даже к смерти. Так что избавление от хладагента весьма важная задача.

К счастью это была весьма отработанная процедура и проходила она в автоматическом режиме. Так что включив размораживание девушки я занялся другими делами. Во первых необходимо было подготовить жилье для девушки, сомневаюсь, что она решит жить со мной в одной каюте сразу после пробуждения, хотя я об этом мечтаю.

В моих мечтах она едва откроет глаза сразу влюбиться в меня безоговорочно, будет слушать во всем и едва ли не заглядывать мне в рот. И самое главное давать мне всегда когда мне захочется. Вот до чего доводит спермотоксикоз, что такие мысли в голове возникают.

Я решил не придумывать ничего нового и активировал расконсервацию соседней с моей каюты для младшего офицерского состава. К сожаление для высшего офицерского состава каюты были уничтожены при посадке и я пока даже не начинал заниматься их восстановлением.

Вот и приходиться ютиться в этих каютах. Хотя должен признать по сравнению с первым моим местом жительством даже эта каюта как небо и земля. Самое главное она в два раза больше и она рассчитана на одного человека. Ну, а про комфорт можно и не упоминать.

По планам корабля в каждой каюте для старших офицеров и капитана было по две комнаты и отдельный санузел. Причем не только с ультразвуковой очисткой тела, но и вполне водяной душ.

Честно говоря воду в больших количествах достаточных для купания за время прошедшее с моего пробуждения от криосна я видел лишь в специально оборудованном маленьком бассейне в оранжерее. Я там даже поплавал разок, правда размеров бассейна хватает всего на два гребка.

На космических кораблях особенно дальнего следования, а рейдер подразумевает высокую автономность по определению, вода является весьма ценным веществом, а потому использовать ее для душа это очень расточительно. Но для капитана и помощника капитана делали исключения.

К сожалению лучшие каюты нынче были погребены. Так оказалось, что они были размещены в нижней полусфере корабля, а потому при такой жесткой посадки оказались банально раздавлены.

Но что мечтать о несбыточном, следовало сконцентрироваться на реальных задачах. Первым делом при помощи дроидов уборщиков я навел порядок в каюте, как оказалось предыдущий владелец был откровенной свиньей и весьма сильно загадил помещение.

Различные упаковки, обрывки пластика, грязная одежда. Да даже недоеденная еда. К счастью за прошедшее время с катастрофы большая часть запах улетучилась, но и того, что я чувствовал хватало для рвотных рефлексов.

А тут еще и от крови отмывать пришлось вентиляционную решетку. Как мне кажеться во время посадки его уже мертвое тело бросило на решетку. Кстати тел экипажа я так найти и не смог, наверное искин их куда то убрал.

Я вообще нашел всего десятка три тел, и то все они были за пределами корабля, тут же тел я не обнаружил совершенно. Мне же лучше, видеть покойников мне не нравилось.

После отмывания от засохшей крови, каюту осталось лишь продезинфицировать, чем и занялись дроиды уборщики. Я же в это время вернулся к криокапсуле и стал ждать когда окончательно тело девушки покинет хладагент и заменится на заменитель крови.

Ждать пришлось не долго, всего через пару часов криокапсула просигналило о готовности приступить к следующему этапу пробуждения девушки. Сейчас начинался самый ответственный этап, реанимирует ли ее капсула или она останется куском мяса.

Пока я стоял и думало обо всяком, криокапсула начала проводить следующую фазу. Теперь необходимо было провести специальную стимуляцию мозга, чтобы он вышел из состояния комы, а также стимуляцию сердца.

Из стенок криокапсулы вытянулись незамечаные мною ранее манипуляторы и начали готовить тело к реанимации. Для начала в тело ввели небольшое количество наноботов. Именно они должны будут подстраховать самые важные органы девушки.

Сразу после активации стимуляции, грудь девушки подпрыгнула до стеклянной крышки криокапсулы и уперлась в нее. Я даже услышал хруст в спине девушки после такого изгиба. Еще через несколько мгновений я услышал жуткие крики несущиеся из капсулы.

А я ведь уже практически забыл какие боли сопровождали меня после пробуждения от криосна. Девушке сейчас было очень больно, к сожалению я не мог ей ничем помочь, любое внешнее вмешательство в этот период могло сказаться негативными последствиями в будущем.

Долго крики не продлились, уже через пол минуты девушка замолчала, но не из-за того что боль прошла, нет, она замолчала от того что потеряла сознание от болевого шока. Скрипнув зубами от бессилия я продолжил ждать когда же автоматика посчитает возможным пробуждение девушки.

Ждать пришлось довольно долго, еще часа два криокапсула постоянно что-то впрыскивала в тело девушки. Но наконец то после всего этого крышка криокапсулы пошла вверх, что означало про окончание процедуры пробуждения.

Спокойное дыхание девушки говорило о том, что сейчас она просто спит. А значит скорее всего все завершилось удачно. Пока я думал будить ее или нет, все решилось само собой. Я не предусмотрел, что сейчас вокруг отнюдь не комнатная температура, а очень даже неплохой минус.

Когда меня будил искин, он не открывал криокапсулу пока за мной не пришел дроид. Было ли это связано с низкой температурой или с тем, что капсула была завалена обломками не знаю, но факт остается фактом, жуткого холода сразу по пробуждению я не ощущал.

Сейчас же девушка проснулась весьма резко от ощущений будто ее промораживают насквозь. Вот она открыла глаза, попыталась себя резко обнять и свернуться в клубочек, но слабость после криосна никуда не прошла, а потому ее движения были похожи на трепыхания паралитика.

Меня она не видела, поскольку я стоял несколько в стороне от капсулы, не хотел нервировать ее раньше времени. Но судя по тому, что я видел девушка была в панике, она не понимала где находиться и что с ней.

— Тут есть кто? — произнесла она дрожащим голосом от испуга или холода понять я не мог. Скорее всего от от обоих причин, вот она начала осматриваться по сторонам и я прямо чувствовал как паника начинает подниматься у нее. Единственное, что хорошо, так это то, что девушка русская, заговорила она на русском языке. Ох и давно я не слышал родной речи.

— Тут есть я, — решил выйти перед ней. Как именно появиться перед ней я так и не придумал, а потому просто вышел.

— Отвернись, — крикнула девушка и прикрыла свою грудь руками и подтянув к себе колени села в капсуле.

— Скажу сразу, я тебя уже видел голой, так что смущаться не стоит, — начал говорить я ей в ответ на панический крик девушки.

— Заткнись извращенец, — крикнула девушка, — Где я нахожусь и где моя одежда.

— Так мне заткнуться или все же говорить? — усмехнувшись спросил я.

— Говори, — разрешила мне девушка дрожащими зубами. Холод давал о себе знать, и она себя уже едва контролировала.

— Вот возьми одень первым делом комбинезон, в нем встроена функция микроклимата, тебе сразу станет комфортней. — сказал я девушке и положил в капсулу к ней комбинезон техника найденный на складе. Он был практически как мой, только обладал дополнительно слабым силовым шлемом. Что позволяло обладателю этого комбинезона до двадцати минут пребывать в открытом космосе.

— Отвернись, — вновь крикнула девушка, но ее голос явно был слабее чем еще пять минут назад. В принципе это и понятно, тут далеко не африка вокруг.

Девушка попыталась одеть комбинезон самостоятельно, но явно ничего у нее не получалось, во первых слабость, а во вторых холод который ограничивал подвижность конечностей, ну и в третьих сомневаюсь что подобные комбинезоны бывают на Земле, тут требовалось знать несколько хитростей при его надевании.

К примеру перед тем как одеть впервые комбинезон необходимо произвести сброс настроек. Это можно сделать через нейросеть, а можно и набрав необходимую комбинацию на встроенном компьютере. Эту процедуру я уже сделал заранее, но и помимо нее была хитрость в надевании.

Необходимо было вставить ноги в ботинки комбинезона и лишь после этого натягивать его на свое тело. Девушка же понятное дело этого не знала, а потому усиленно пыхтела пытаясь его натянуть на себя.

Можно было помочь девушке при помощи дроида, как ранее меня одевал дроид, но зачем, если прямо сейчас я мог сделать то чего был лишен больше двух лет, а именно потрогать живую девушку. Может быть мысли и несколько извращенские, но после одиночества на этой планете я походу несколько сошел с ума.

— Тебе помочь? — спросил я повернувшись к ней. Девушка зло посмотрела на меня и хотела явно выругаться, но окружающий холод остудил ее мысли.

— Помоги урод, принес какую то фигню, одеть не получается, — с некоторой злостью выругалась на меня девушка.

— Смотри, первым делом необходимо вставить ноги в ботинки, начал объяснять я спокойным тоном девушке, — Потом необходимо его положить под себя, давай помогу приподняться.

Девушка при моих прикосновениях краснела, злилась, а ее взгляды должны были от меня оставить кучку пепла. Но я не поддавался этому и помогал одеть комбинезон. Чего уж там говорить. прикасаться к девичьему телу было весьма приятно и у меня даже вновь возникли мысли установить девушке рабскую нейросеть и превратить ее в свою игрушку.

Я аж дернулся от таких мыслей, это было очень низко и подло, я не мог понять откуда вообще возникли подобные мысли в моей голове. Что дома на Земле, что здесь я был ярым противником рабства, так с чего бы это мне желать иметь собственную рабыню?

Тем временем застегнув на груди комбинезон я активировал систему автоподгонки размера. Девушка вновь закричала и схватила меня своими руками, видимо движущаяся одежда ее испугала.

Мне пришлось просто обнять девушку и подождать пока окончательноо не завершиться этот процесс. Девушка не смотря на то, что только что была готова убить меня теперь не хотела меня отпускать, все таки не понимаю я ничего в женщинах.

— Успокойся, ничего страшного не происходит, это всего лишь процесс подгонки размера комбинезона, — спокойным тоном произнес я пытаясь успокоить девушку.

— Кто ты? — дрожащим тоном спросила у меня девушка, и подняла свои глаза к моему лицу. Едва ее взгляд голубых глаз коснулся моего я понял, что поплыл. Через пару секунд нейросеть вмешалась в мой гормональный баланс и я смог вновь нормально соображать.

— Меня зовут Сергей, а вас Леди? — шутливо задал вопрос девушке, сам же думал о том, что вот и меня коснулась жуткая болезнь под названием любовь, а ведь раньше я считал все россказни о любви сказками, я думал что существует лишь физическое влечение к противоположному полу.

— Лена, и я никакая не леди, — ответила Лена, после чего спросила слабым голосом, видимо холод и недавнее пробуждение давали о себе знать, — Где мы находимся?

— Это не простой разговор, — тяжело вздохнув сказал я, — Думаю лучше вначале нам перейти в более комфортные условия где и продолжим наш разговор.

— Согласна, — ответила она и оттолкнув меня попыталась встать на ноги, я подхватил ее предотвратив падение на палубу, — Я сама, мне твоя помощь сейчас не нужна, — стиснув губу произнесла Лена.

— Хорошо, хорошо, — произнес я, — Сама так сама, — согласно ответил ей, но не отпустил ее талию, она просто не могла устоять, вестибулярный аппарат после разморозки был в полном раздрае.

— Ладно, — произнесла Лена осознав, что сама даже стоять на ногах не может, — Но только сейчас, — произнесла она и закинула мне руку на плечо.

— Думаю так будет быстрее, — ответил я и подхватил девушку на руки. Изначально, я планировал ее нести при помощи дроида, но сейчас не мог отказать себе в том, чтобы взять себе на руки красивенькую девушку.

Поскольку проход в трюм с криокапсулами мною был восстановлен еще более года назад, нам не пришлось выходить через пробоину наружу. Достаточно было подойти к шлюзу и перейти через него в жилую зону.

Уже там я понес девушку не в каюту и не в столовую, а в медицинскую капсулу, стоило завершить все необходимые процедуры для ее пробуждения. Можно было ее сейчас просто оставить, и тогда бы восстановления всех физиологических процессов затянулось бы на неделю, а то и две, в медицинской же капсуле это все пройдет за одну ночь.

— Ты что хочешь сделать? — запаниковала Лена едва увидела очередной высокотехнологичный гроб. Я как вспомню свое пробуждение и как кричал когда меня дроид запихивал в медицинскую капсулу понял, что лучше объяснить, а то вместо подруги получу врага на все оставшееся время.

— Лена, давай все объяснения позже, тебе сейчас требуется подлечится после долгого пребывания в криосне, вот это, — указал я рукой на капсулу, — Медицинская капсула, она поможет тебе уже через сутки быть в идеальном состоянии здоровья.

— Кроиосне? — переспросила девушка. Она что только это услышала из моей речи?

— Да криосне, и давай я все объясню позже. Сейчас тебе стоит просто лечь в капсулу, там ты заснёшь и через сутки будешь полностью здорова. — произнес я посадив Лену на кушетку рядом с медицинской капсулой.

— Поклянись, что со мной ничего плохого не будет. — строго посмотрела на меня девушка. Я же улыбнувшись ответил ей.

— Клянусь, — после этого девушка решилась и и кивнув чему то своему легла при моей помощи в медицинскую капсулу.

Едва за ней закрылась крышка, как слегка зеленоватый газ усыпил ее. А дальше медицинская капсула подключившись к компьютеру комбинезона приказала ему свернуться. Секунд через десять Лена вновь была голой, а комбинезон начал проходить очистку в специальном боксе.

Полюбовавшись девушкой я отправился заниматься делами. Все таки навечно оставаться на этой планете не хотелось. Несмотря даже на то, что тут как я выяснил есть разумная жизнь.

После того как я вернулся из своей последней экспедиции я попытался найти хоть какую то информацию про эту планету из баз данных оставшихся после побега искина. Но единственное, что я смог выяснить, так это то что мы находимся в семидесяти четырех световых лет от известных обитаемых планет.

По данной же планете информации вообще было минимальной количество. Около четырех тысяч лет назад в этой звездной системе был разведывательный зонд. Он совершив картографирование покинул ее.

Согласно данным зонда, планета на которой я нахожусь была пригодна для колонизации, но только после терраформирования среднего уровня. Затраты были признаны излишне высокими и про эту планету больше ничего не было слышно.

И не про какие попытки колонизации сказано не было, так что получается, что планету колонизировали тайно. И судя по зенитному орудию которое я смог обнаружить через дроида это было давно, после чего колония утратила связь с метрополией, иначе бы вряд ли они продолжали бы использовать столь устаревшее оборудование и обычные металлические мечи.

Сейчас я думал, что следует делать дальше. Мы можем просто влиться в местное общество, а можем попытаться улететь с этой планеты. Думаю ужиться с местными будет проще, тем более если мы предоставим часть технологией превосходящих все, что у них есть.

Но в тоже время мне не хотелось жить в деградирующем обществе. Ведь как я могу судить за прошедшие тысячи лет с производства зенитки тут никакого развития не произошло, а даже наоборот произошла деградация. А ведь на Земле всего за двести лет прошли путь от лошади до освоения околоземной орбиты.

А значит следует заняться восстановлением шаттла. После того как искин покинул меня я был излишне оптимистичен по поводу восстановления шаттла, его повреждения были намного серьезней чем мне казалось изначально.

И самое плохое было в том, что в некоторых местах повело силовой каркас. Да повреждения каркаса были не значительные. С ними можно было даже летать, но только при активном гравитационном компенсаторе, едва он откажет шаттл разорвет на части при малейших перегрузках.

А вот гравитационные компенсаторы были уничтожены полностью в шаттле и не подлежали восстановлению. Последний месяц я демонтировал компенсаторы из всей техники которая мне попадалась на глаза.

Но компенсатор от флаера или спидера был слишком слабым для такой махины как шаттл, по моим расчетам выходило, что можно будет собрать из кучи компенсаторов систему которая сможет работать на нем.

Но это будет весьма не просто. Мне банально не хватает знаний, но эту проблемку я надеюсь обойти за счет новых баз знаний. Сейчас большая часть моих баз посвященных ремонту были подняты до третьего ранга, и знаний как собрать необходимую мне схему там не было.

Кристаллы же содержали ремонтные и инженерные базы до четвертого ранга. Вот я сейчас и занялся самообразованием. Перекусив в столовой пайком я еще раз подумал над схемой общего гравитационного компенсатора, но дельных мыслей мне так и не пришло в голову, а потому я отправился в свою каюту заниматься изучением баз знаний.

Кабинет майора пограничной стражи государства Лакия.

— Ирижи, давай своими словами, отчет по инциденту я уже прочитал, но хочу услышать информацию от тебя. — произнес довольно таки полный мужчина в строгой военной форме сидящий за огромным столом.

— Господин майор, семь суток назад, на семьдесят третьей северной заставе активировалось орудие древних магов, — начал рассказывать молодой парень стоящий перед хозяином кабинета.

— Ирижи ну сколько можно, ты же молодой образованный парень, зачем говоришь стариковские глупости. Это никакое не орудие древних магов, во время учебы ты получил доступ к настоящей истории и должен знать, что это технологии колонизаторов этой планеты и мы их потомки. — возмутился майор.

— Извините господин майор, просто я большую часть времени общаюсь с простым населением, а там сами знаете как относяться ко всему этому, — попросил извинения Ирижи.

— Ладно, — скривился майор, — Когда уже совет Мудрых решит обнародавать реальную историю? — задал в потолок вопрос майор, — Это тебя не касается, давай продолжай.

— После активации в автоматическом режиме, зенитное орудие произвело выстрел в неизвестный объект над заставой. Младший лейтенант Охир услышав активацию орудия смог проследить за объектом. На высоте пятисот метров произошла вспышка от столкновения снаряда с летающим объектом. Позже младший лейтенант смог обнаружить обломки неизвестного летательного аппарата. — продолжил докладывать молодой парень.

— Как думаешь это кто то из наших соседей? — нахмурившись спросил майор.

— В лаборатории передовых технологий смогли обнаружить множество неизвестных нам деталей. Да и младший лейтенант не нашел вокруг никаких следов от химического топлива. — добавил парень.

— Значит и ты считаешь, что это подарочек из вне, — мрачно произнес майор. — Ты наверное не помнишь в учебниках этого момента нет, он до сих пор под грифом секретно. Так вот более ста лет назад, я как раз учился в школе разведки, над Лешером завис неизвестный летательный аппарат.

— Лешером? — удивленно воскликнул парень, — Так ведь город был уничтожен в результате диверсии в лаборатории по производству нового типа вооружения.

— Это легенда, — усмехнулся майор, — Ирижи ты должен понимать мы не могли показать населению, что бессильны против вторжения извне, вот и пришлось всю информацию откорректировать. Скажу так, сбить тот летательный аппарат мы смогли. Но выбравшиеся пять человек в странных доспехах уничтожили весь гарнизон и половину города, после чего направились в неизвестном направлении. Только через двадцать лет разведчики принесли информацию о том, что наши дорогие соседи внезапно смогли восстановить технологию энергетического оружия.

— Вот это да, — аж открыл рот от удивления парень.

— Так что сам понимаешь, если это извне и мы опять сбили их летательный аппарат, то дела наши плохи. Я свяжусь с полковником пусть у него теперь голова болит. — сказал майор, — А ты Ирижи так как уже втянут в эту историю отправишься с рейнджерами на разведку к заставе. Если кого обнаружите в вооруженный конфликт не вступать, неизвестно что там у них есть, а вас терять я не хочу. Попробуйте установить контакт и предложить, что то на обмен.

— Господин майор я еще ни разу не был в поле, — попытался откосить от чести участвовать в полевой операции парень, — Есть же более опытные люди.

— Эх Ирижи, что я скажу своему брату? — покачал головой майор, — Извини Стенли твой внук обычный трус, штабная крыса. Так что ли? — задал вопрос Ирижи майор. Тот тяжело сглотнув слюну согласился с майором и отправился в казармы где уже готовилась группа для разведки. Майор еще трое суток назад едва до него дошла информация стал готовить группу, не любил он никакие неожиданности, а потому все готовил заранее.

Борт аварского рейдера.

За сутки я едва смог выучить четверть базы по инженерии летательных аппаратов, но и так не плохо. У меня вот уже возникло несколько идей как несколько исправить повреждения силового каркаса шаттла.

Полностью восстановить не получиться, но оказывается при специальном излучении материал силового каркаса становиться более пластичным и при помощи силовых полей можно будет восстановить геометрию каркаса.

Проблема была в том, что излучателя на борту не было и его придется создавать самому по крайне неполному описанию, да и дефлекторы необходимые для создания силового поля были в мягко говоря неудовлетворительном состоянии.

Индивидуальные силовые поля с боевых скафандров были кстати целыми и я даже недавно разработал проект как их установить на погрузчик. Сам лезть в боевой скафандр я пока что не хотел, он весьма прилично ограничивает подвижность, а я привык полагаться на свою маневренность.

Позавтракав я вновь отправился в медицинский отсек, согласно данным медицинской капсулы, Лена была уже в полном порядке. Честно говоря уже три часа как лечение было завершено, но без меня медицинская капсула ее не будила.

Из за того, что медицинская капсула была собрана из различных частей, ее крышка не была полностью прозрачной, но и так верхняя половина туловища девушки заставила меня застыть на несколько минут. Все таки давно я не был с женщиной, а тут еще походу я влюбился в нее как какой то малолетка.

В этот раз пробуждение происходило спокойно, все таки сейчас она была полностью здорова. Так что уже через пару минут после того как открылась крышка медицинской капсулы веки девушки затрепетали и она открыла свои глаза.

Первым делом в ее глазах промелькнул паника, но вспомнив что произошло с ней она взяла себя в руки и осмотрелась. И конечно же практически сразу наткнулась на мой взгляд направленный несколько ниже ее головы.

— Извращенец, — произнесла она и одной рукой прикрыла свою грудь, а второй то что пониже. — Я сразу заподозрила в тебе извращенца, вот опять раздел меня, чтобы поглазеть на голую девушку, — что интересно, говорила она не со злостью, а как бы подначивая меня.

— Будешь тут извращенцем после двух летнего одиночества, — буркнул я в ответ и кинул ей на ноги комбинезон, — Одевайся, — после чего отвернулся от нее.

— Что ты имел ввиду когда сказал про двухлетнее одиночество? — спросила Лена после того как оделась и вышла из медицинской капсулы.

— Как что? Что сказал то и имел ввиду. Меня больше двух лет назад разбудили и все это время я тут пробыл один, — ответил я повернувшись к Лене. Она стояла в паре метрах от меня и с некоторой опаской наблюдала за моими движениями. Все таки не доверяет еще мне.

— Где это тут? — спросила она у меня всматриваясь мне в глаза, наверное так хотела определить вру я или нет.

— Ты главное не подумай, что я обманщик или сумасшедший там, — начал говорить я, — Мы сейчас находимся на борту космического корабля разбившегося на неизвестной планете.

— Ты не шутишь, — утвердительно произнесла Лена, — Но и поверить в такое я не могу, еще позавчера я была дома и собирала вещи для поездки на отдых, а теперь ты говоришь что я нахожусь на борту космического корабля.

— Могу добить тебя еще больше, — вновь усмехнулся я, — С момента нашего похищения прошло больше сорока лет.

— Похищения? — удивленно спросила она у меня.

— Да похищения. Ну не сами же мы решили улететь с родной планеты, — улыбнулся я, — Насколько я успел разобраться в информации за два года, то мы попали в руки цивилизации космического масштаба и при этом они являются рабовладельцами.

— Тебе не кажется это странным, космические корабли и рабство? спросила она у меня, — Хотя не отвечай, а то еще больше запутаешь, где я могу побыть одна и собраться со своими мыслями? — спросила она у меня смотря мне в лицо.

— Я подготовил для тебя каюту младшего офицерского состава, там вполне комфортно, — ответил я Лене.

— Тогда чего стоишь ждешь, веди меня. — шутливо приказала мне Лена.

— Давай за мной, — произнес я и повел ее по восстановленным переходам, — Наши каюты находятся на две палубы ниже так что придется пройтись не мало. После того как ты придешь в себя нам необходимо будет серьезно поговорить.

— Давай веди уже Сусанин, — улыбнулась Лена, а я увидев ее улыбку сразу поплыл. Лена увидев мою реакцию рассмеялась и стукнула легонько в плечо, — Вижу совсем ты тут одичал.

Оставив девушку в ее каюте я отправился на склад куда сносил все в более менее рабочем состоянии. Требовалось занять себя работой, а то до сих пор перед глазами торчит изображение смеющийся Лены. Черт побери, что со мной твориться? Наверное это была все таки была глупая идея будить ее.

С трудом сосредоточившись я все таки принялся за работу. Уже давно я хотел восстановить пищевой синтезатор, но все как то находились более важные задачи и я оставлял эту задачу на потом.

Хоть пайки и осточертели мне уже давным давно, но удобство использования и то что они уже были готовы перевешивало необходимость в ремонте синтезатора. Но сомневаюсь, что Лене будет приятно употреблять ту безвкусную гадость из которой состоит паек.

Была также проблема в том, что на борту корабля остался весьма маленький запас картриджей для пищевого синтезатора. Ну это в мерках полного экипажа. А так того десятка картриджей нам на двоих могло хватить на пару лет.

Лишь ближе к вечеру мне удалось из двух средних неисправных пищевых синтезаторов собрать один рабочий. Правда при этом весь обляпался остатками смеси из картриджей с ног до головы.

Первое блюдо которое было я произвел в пищевом синтезаторе называлось «Гирш на подушке из твемерти», что это такое я понятия не имел, но в памяти синтезатора это блюдо было наиболее часто заказываемое.

По вкусу это оказалось мясо похожее на запеченную курицу в кисло сладком соусе на овощах похожих на гибрид помидоры с ананасом. Хоть вкус и непривычный, но вполне нормальный, тем более это была первая нормальная пища за два года. Сейчас наверное, что угодно будет вкуснее чем стандартный паек.

Погрузив на дроида пятидесяти килограммовый синтезатор я отправился в столовую, именно там я решил установить его. Все таки теперь я живу тут на корабле не сам и все нести как хомяк к себе в каюту не стоит.

Со всеми этими заботами я даже и забыл про девушку. Лишь когда вернулся к своей каюте увидел, что дверь ее каюты открыта и она сейчас оттуда смотрит на меня со злостью.

Честно говоря я не понял, из-за чего она на меня разозлилась, и судя по бросаемым на меня взглядам хотела даже убить. Так что я решил немного разрядить обстановку и обратился к ней шутливо.

— Воу, воу я сейчас умру от стрел которые ты в меня пускаешь глазами. Что случилось? — спросил я у нее.

— Ты еще спрашиваешь, что случилось? Я тут уже больше двенадцати часов сижу в одиночестве. Часов пять назад вышла из каюты чтобы попросить у тебя еды, а тебя нет. Я вообще подумала что ты меня кинул. Прошла дальше по коридору, а там стоит дверь и не пускает меня, пошла в обратную там такая же. Я что теперь заключенная у тебя? — спросила она едва ли не крича.

— Нет не заключенная, но пока что у тебя нет доступа к оборудование кроме как в своей каюте. Тут на корабле весьма опасно, а у тебя нет информации, что к чему. Можешь по незнанию навредить себе, вплоть до летального случая. — ответил я ей.

— Теперь еще мне смертью угрожаешь? — пребывая в ярости тихим тоном спросила она у меня.

— Ни чем я тебе не угрожаю, — ответил я, — Ты вскоре и сама поймешь, что это очень опасное место. Сейчас предлагаю тебе успокоиться, я переоденусь и мы пойдем покушаем.

— Ладно, я подожду, — сказала она и вернулась в свою каюту.

Я же открыв свою сразу направился за запасным комбинезоном, а после в ультразвуковой душ. Следовало себя очистить от содержимого пищевого синтезатора. Как оказалось гадость эта с кожи слазила с большим трудом, пришлось воспользоваться даже специальным раствором.

Только после этого начавшее впитываться в кожу загрязнение начало слазить. Еще пять минут пришлось потратить на то чтобы закончить мыться и отправить в очистку грязный комбинезон.

Выйдя из душа, я увидел, что Лена уже стояла рядом с моей каютой и ждала меня, видимо не заметила как я отправился в узел санитарной обработки тела. Он к сожалению был один на блок из пяти кают.

Судя по тому, что она уже стучала ногой в двери моей каюты, она была не в настроение. Пришлось ускориться и быстренько подойти к ней со спины. Я решил над ней пошутить, и подойдя обратился.

— А чего ты бьешь дверь моей каюты? — спросил я находясь в паре десятков сантиметров от нее за спиной. Мои слова заставили ее вздрогнуть и медленно развернуться.

— И давно ты тут стоишь? — спросила она у меня.

— Недавно я только из душа вышел. Смотрю, а ты мою каюту избиваешь. — ответил я улыбаясь.

— Так Лена успокойся, — произнесла она шепотом сделав несколько глубоких вдохов, — Сергей я готова к приему пищи. если быть точной готова была еще пять часов назад, так что прошу накормить меня.

— Окей, идем, — ответил я и направился в сторону столовой, — Смотри Лена пока не установим тебе в мозгу один прибор тебе придется открывать двери в ручную. Вот с правой стороны находиться панелька. Нажми на нее. — попросил я ее.

— Нажала, что дальше, тут какие то непонятные закорючки? — спросила она когда развернулось голографическое меню.

— Мда уж, я забыл что ты не знаешь языка, — произнес я стукнув ладонью себя по голове. Вот надо было быть таким тупым, ведь еще в криокапсуле можно было активировать гипнообучение общему языку, а я втыканул и забыл об этом.

— И как мне быть тогда? И как ты знаешь язык? — подозрительно посмотрел на меня Лена. — Или ты меня обманул и сам являешься местным?

— С изучением языка проблем возникнуть не должно, у этих, — махнул рукой вокруг себя, — есть замечательная технология быстрого изучения языка через гипноз. Единственный минус голова будет сильно болеть несколько часов после этого. Язык я кстати и знаю, поскольку выучил таким образом, и я точно не местный.

— А где они эти местные, рабовладельцы которые? — спросила она у меня, — Кроме тебя и странных роботов я больше никого не видела.

— А никого и нет кроме нас двоих на корабле, — ответил я девушке, — Все эти уроды сдохли во время боестолкновения приведшего в аварийной посадке на эту планету.

— Пока поверим тебе, а кто же тебя разбудил? — спросила она у меня.

— Давай во время обеда я тебе подробней все расскажу. Это очень длинная история, лучше смотри под ноги, — не успел я предупредить Лену как та споткнулась об дроида уборщика. От падения ее уберегло то, что впереди была стенка и она в нее уперлась.

— Вот черт, — выругалась Лена, — Что это за пылесосы бегают у меня под ногами, — возмутилась она и стукнула уборщика ногой, тот лишь отбежал в сторону.

— Как раз именно пылесосы, — усмехнулся я пока Лена потирала лоб, — Это дроиды уборщики.

После этого небольшого происшествия настроение у Лены поднялось и уже шуча друг с другом мы дошли о столовой. Там я заказал пока что единственное мне блюдо как себе так и Лене.

Вначале она не хотела есть непонятную еду, но увидев, что я употребляю это без проблем и сама подключилась. Минут через десять когда тарелка была пуста мы приступили к тому серьезному разговору который ранее отложили.

Следующие четыре часа мы говорили. Точнее в основном я говорил, Лена же внимательно слушала. За время моего рассказа мне пришлось несколько раз останавливать повествование и успокаивать девушку. А под конец у нее вообще случилась истерика, как такое останавливать я банально не знал.

Обняв ее начал нашептывать всякую ерунду, что все будет нормально, и мы выберемся из этой ситуации. Не знаю когда, но Лена перестала рыдать и задышала как то излишне глубоко. Едва я захотел посмотреть на ее лицо и понять, что происходит, как она повернулась ко мне и впилась своими губами в мои.

К такому повороту нашей беседы я не был готов, но буду откровенным против подобного я ничего не имел против. Ответив на ее поцелуй я приподнял ее и развернул лицом ко мне, а после подтянул к себе положив руки на красивую попку девушки.

На поцелуях мы не остановились и вскоре сбросили со стола подносы с пустой посудой. Буду откровенен первый раз оказался слишком быстрым, все таки два года воздержания, но после было еще три раза, я смог довести Лену несколько раз до блаженства. Под конец она уже ничего не соображала, и после очередного оргазма потеряла сознание.

Придя в себя я приказал дроидам убрать все вокруг, а сам подхватил Лену и как был голяком так и отправился в свою каюту. Там я недавно свою койку превратил в двухспальную кровать так что места хватит и на двоих.

Едва я лег обняв Лену, так практически сразу погрузился в сон. Это наверное впервые я засыпал после похищения не думая ни о чем, блаженство наступившее после соития с любимой девушкой не отступало от меня. Я откровенно говоря не ожидал, что все произойдет так быстро, хотя в своих фантазиях мечтал об этом.


Глава 7

Следующие два месяца прошли как то странно. Большую часть времени я наслаждался общением с Леной, все таки за два года одиночества я очень соскучился по обществу. И далеко не все наши разговоры заканчивались в постели.

У меня можно сказать наступил своеобразный отпуск, за прошедшее время я не занимался ничем серьезным, так поддерживал в работоспособности системы корабля и вообще то все.

Посвящать во все тайны корабля девушку я не спешил. Уже в течении первой недели я заметил, что она пытается мною управлять при этом сама она не хотела ничем заниматься.

Вот недавно потребовала чтобы я обеспечил ей земные растения, а именно розы в оранжерее, а ведь это банально не возможно, нет днк растений с Земли на корабле, но ее это не волновало и пока я не решил эту проблему то отлучила от постели.

Сперва я пытался ей это объяснить, но в ответ видел лишь обиженное выражение лица и фразы «Ты меня не любишь». Первое время я старался игнорировать подобное поведение, но я все таки не железный.

Пришлось весьма серьезно влезть в проектирование внешнего вида растения. В базе садовника было нечто похожее на редактор внешнего вида, там рассчитовалось как необходимо изменить геном для получения конкретного вида.

Больше трех недель я потратил, чтобы преобразовать цветущий куст аварцев в нечто похожее на розы. И только тогда я был прощен и вновь получил доступ к приятному совместному времяпрепровождения.

Но как оказалось это было только начало. Вскоре от меня потребовали земную одежду, ну с этим при помощи три Д принтера справиться можно было без проблем. За одеждой последовали украшения, косметика и многое другое.

А вчера вообще заявила, что это оказывается я виноват во всем происходящим. В своих обвинениях она дошла до того, что я сам лично продал ее работорговцам и теперь вот с ней играюсь как с игрушкой.

Меня такое отношение честно говоря взбесило, я не ожидал благодарности за пробуждение тут на планете, но хоть нормальное отношение к освободившему от плена криосна она должна была чувствовать, но нет.

— Козел, видеть тебя не хочу, всю жизнь мне загубил урод, — крикнула она мне напоследок. Тут я уже не сдержался.

— Нашлась фифа такая, — крикнул я в ответ, — За два месяца которые тут живешь не удосужилась даже нейросеть поставить и заняться каким либо полезным делом. На всем готовеньком живешь, я тебе в слуги не нанимался.

— Пшел вон, и чтобы я тебя больше не видела в своей жизни, — крикнула в ответ она когда покидал ее каюту.

Может она конечно в чем то и была права, но ее отношение ко мне просто взбесило. Не долго думая я плюнул на все и начал заниматься делами корабля, тем более в теории я как раз дошел до того чтобы научиться менять молекулярную структуру материалов при помощи специальных излучателей.

Так что сосредоточившись на своих новых знаниях я начал разрабатывать конструкцию подобного излучателя из подручных средств. Обычно на корабле их не бывает, поскольку себестоимость даже одного излучателя выходит едва ли не как десятая часть космического корабля.

Но мне повезло, что в записях предшественника немца Ганса Цихта, были мысли как можно создать нечто подобное используя излучатели силовых щитов. Эффективность, что по его, что по моим расчетам была далека от той которая бывает на космических верфях, но в моих условиях и этого должно было хватить.

Больше недели я потратил на финальное проектирование и печать необходимых деталей на три Д принтере, и аж только после этого я рискнул разобрать излучатель силового поля. Пока что это была самая сложная в техническом плане вещь которую я разбирал своими руками.

Больше двадцати часов шла только разборка. Если бы я повредил хотя бы один из четырехсот фокусировочных кристаллов, то вся моя работа пошла бы коту под хвост. Но хорошо продуманный алгоритм разбора позволил избежать столь негативных последствий.

После того как я ушел спать, все таки двадцать часов тонкой работы которую я побоялся доверить дроидам весьма сильно меня вымотали и даже стимуляторы из аптечки лишь поддерживали меня в сознании.

Следующее утро началось весьма приятно, как у большинства половозрелых мужчин по утру у меня наблюдался стояк, но сейчас мой член был поглощен ротиком девушки, я даже был готов простить все ее выходки за последнее время за столь приятное пробуждение.

Полчаса спустя лежа в кровати я чувствовал наслаждение от столь приятного времяпровождения. Лена же закинув ножку на меня задремала, но как бы мне хорошо не было стоило заняться текущими делами, а потому потормошив девушку я стал выбираться из под нее.

— Зайчик, ну зачем тебе работать сегодня, давай отдохнем денек, — обратилась ко мне Лена когда я стал надевать свой комбинезон.

— Леночка, если мы хотим выбраться отсюда, то должны работать, боюсь за нас никто ничего делать не будет, и если ты не хочешь прожить тут в вечной мерзлоте остаток жизни нам стоит работать, — произнес я. Я уже понял, что мне досталась конкретная дура, но в принципе я был особо и не против этого, если она даже будет только удовлетворять мои сексуальные потребности я был готов терпеть периодически ее концерты.

— Хорошо зайчик мой, иди поработай, а я еще полежу. — повернувшись на грудь она отставила попку, что я едва вновь не стал раздеваться чтобы к ней присоединиться.

— Кстати Лен, а с чего это ты решила так разбудить меня? Ведь насколько я помню еще неделю назад ты меня видеть не хотела, — спросил я у нее перед тем как покинуть свою каюту и отправиться к разобранному излучателю. Все таки такое поведение ей было не свойственно, до этого она ни разу сама еще не приходила мириться, всегда ждала первого шага с моей стороны.

— Ну как же, — удивленно произнесла она, — Я же видела как ты страдал, вон даже подарок начал мне делать. Ох как красиво, россыпь драгоценных камней, на цветок какой то похоже, — мечтательно произнесла она. Я же вначале не понял о чем она говорит, но постепенно до меня стало доходить где она могла видеть эту россыпь драгоценных камушков.

— Лена, а теперь я серьезно спрашиваю. Ты сегодня ночью ходила в мою мастерскую? — серьезным тоном спросил я, надеясь что это не так, но внутренне я понимал, что именно это и произошло.

— Ну да, ночью мне захотелось есть и я пошла в столовую. По дороге и наткнулась на незакрытую дверь в мастерскую, вот там и увидела эту красоту, — улыбнулась она мне.

— Надеюсь ты там ничего не трогала? — спросил я у нее тихим голосом, надеясь, что мои предположения остануться только предположениями.

— Нет только примерила пару камушков, там можно будет сделать мне полный гарнитур из бриллиантов. — начала говорить она, а я пришел к ужасу, я понял, что вся моя работа пошла коту под хвост.

— Курица безмозглая, выметайся из моей кровати. КТо тебе разрешал лазить по моей мастерской? — заорал я на нее от приступа бешенства.

— Этот корабль не твой, он принадлежит всем нам в равной пропорции, — зло ответила мне Лена вскочив из кровати, — Где хочу, там и хожу п*дор недоделанный.

— Вали отсюда дебилка, и чтобы не выходила из своей каюты, а то боюсь могу и пристукнуть сгоряча. — крикнул я и вышел из своей каюты.

В мастерской я понял, что излучатель был уничтожен руками этой курицы. Теперь я без специального оборудования в жизни из него не смогу собрать ничего из этой груды искусственных кристаллов. Чтобы ничего больше не разрушить в мастерской от злости я выскочил из нее и побежал к шлюзу.

Выбежав в снежную метель я стал прыгать, бить корабль, стучаться головой. Но все это слабо мне помогало, явно я сходил с ума и стоило мне успокоиться. Только спустя десять минут когда в лицо набилось большое количество снега я несколько пришел в себя.

Первым делом я вернулся в трюм и сел на шасси шаттла. Стоило хорошенько подумать над тем что делать в дальнейшем. Уже понятно, что разбудил я не того человека, и Лена никогда не будет мне в дальнейшем помощником, а потому следовало от нее избавиться.

Для начала я заблокировал ей доступ ко всем системам корабля, оставив только каюту. Нехватало чтобы она еще раз что нибудь натворила. Убить ее не смотря на устроенное ею я не мог, это было как то слишком излишне, а потому решил просто ее заморозить. Ждала она сорок два года своего пробуждения, пусть и дальше ждет.

Собравшись с мыслями я отправился обратно в жилую зону. У себя в каюте я взял недавно найденный парализатор и чтобы не навредить ей сильно перевел на минимальную мощность.

Едва открылась дверь ее каюты в меня полетел стул от которого я смог с трудом увернуться. А дальше я просто навел на нее парализатор и выстрелил. Ох сколько страха и паники было у нее в глазах когда увидело дуло наставленное на себя. Она же из-за того что никак не хотела заниматься своим образованием не знала, что это не боевое оружие, а оружие сдерживания.

Звук упавшего тела девушки на пол отдался эхом в коридоре. Повесив парализатор на пояс я подошел к ней и посмотрел ей в глаза. Из-за минимальной мощности она сейчас была в сознании, но не могла пошевелить ни одной частью тела.

Сейчас с ее глаз струился страх, она боялась, что я ее прикончу. Мне даже стало несколько не по себе от бросаемых ею взглядов на меня. На минутку я почувствовал себя подонком, но потом вспомнил, что по сути не собираюсь делать ничего плохого, в следующий раз она проснется уже в нормальных условиях.

О чем ей и сообщил я подхватив на руки. Мои слова несколько успокоили ее и паника начала уходить из ее взгляда. В трюме дроид по моему приказу подготавливал криокапсулу к замораживанию девушки.

Сам процесс был довольно простой, сперва кровь быстро в течении нескольких десятков секунд в теле заменится на специальный хладагент. Ну а дальше резкое охлаждение до минус ста шестидесяти градусов. Вот и все человек находится в криосне.

Вот и закончился двухмесячный период совместной жизни с девушкой. Честно говоря я не особо был разочарован поведением Лены, подсознательно нечто подобное я и ожидал от нее.

Вообще все мои отношения по каким то причинам никогда не длились дольше пары месяцев. Несколько дней отдохнув в тишине и без истерики я понял, что все не так уж и плохо теперь, но некоторые мысли все же продолжали грызть меня.

Настроение было отвратительным, по каким то непонятным причинам я считал себя во всем виноватым произошедшим с Леной. После потерянных двух месяцев жизни я решил прогуляться и развеяться.

Поскольку во время предыдущей прогулки я смог обнаружить местную цивилизацию, я решил отправиться в те края и разведать получше происходящее. Но также я хотел и обезопасить себя от различных несчастных случаев.

Поэтому занялся очередной модернизацией погрузчика, пока что это был мой единственный транспорт для дальних перемещений по этой морозной планете. Первым делом стоило улучшить защиту, не хотелось мне пострадать в результате боестолкновения с местными.

Не знаю, сильно ли у них развиты сейчас технологии, но по моим расчетам если они будут даже на уровне Земли, то погрузчик не сможет противостоять даже танку. Все таки это не военная машина и она не была оборудована силовым щитом, а металл при его производстве использовался далеко не самый лучший.

Увеличить бронирование я особо не смогу, любое повышение веса этой и так не легкой машинки будет увеличивать расход энергии. И так полного заряда накопителей хватает всего на двое суток непрерывной работы.

Поэтому следует зайти с другой стороны. Защищать можно ведь не только броней, но и силовыми щитами. Сейчас я имел доступ к двадцати одному боевому скафандру с различными системами силовых щитов. Часть скафандров я решил не трогать и оставить для личного использования, но штук десять можно будет использовать для погрузчика.

На целую неделю я погрузился в виртуальный мир проектировщика. Не так просто заставить работать десяток систем различных производителей вместе. Но мне это удалось, могу даже похвалить себя у меня получилась двухслойная защита.

Но естественно были и минусы в подобной модернизации. Теперь с активными щитами накопители разряжались за пяток часов. Так что использование силовых щитов будет уместно исключительно при боевых действиях.

Не забыл я и про оружие. Четыре установленные турели на погрузчике будут весьма неплохой защитой от пехоты. А установленная ракетная установка будет защищать меня от более серьезных противников.

На всякий случай я решил отправиться в путешествие не в привычном мне комбинезоне, а в боевом скафандре. Пришлось правда взламывать бортовой компьютер. Не захотел он управляться без каких то сертификатов подтверждающих обучение.

Но я был уже далеко не тем пареньком при пробуждении. Сейчас в моей голове было огромное количество знаний. Так что взломать бортовой компьютер скафандра я смог за пару минут, тем более я использовал вычислительные ресурсы компьютерной сети корабля.

Противостоять такой вычислительной мощи компьютер скафандра пусть и боевого долго не мог. Теперь мои указания для системы управления скафандра были приоритетными.

А я ведь даже нашел несколько закладок в его системе. При подаче определенного кодового сигнала скафандр отключался. Скорее всего эти закладки были установлены еще производителем.

После этой находки я перепроверил все компьютерные системы которые смог обнаружить на корабле. И оказалось, что везде я смог обнаружить закладки. Это мне откровенно говоря очень сильно не понравилось.

Из всех систем лишь нейросеть оказалась чистой. Но меня не покидают сомнения, что это я оказался недостаточно хорошим взломщиком для того, чтобы обнаружить их. Ведь в остальных компьютерных системах они были обнаружены.

Вообще тут на корабле я получил весьма неплохое образование. А по меркам Земли скорее всего вообще мега крутое. Все таки я сейчас мог даже теоретически обосновать погружение космического корабля в гиперпространство пусть и в упрощенном варианте, и что самое главное я понимал как это происходит.

Как мне кажется я уже мог работать практически кем угодно на кораблях среднего класса, разве что базы пилота были мною пока что не выучены, но и пилотировать мне не было что.

Остальные базы найденные на корабле были уже отметить, должен отметить что совмещения знаний из различных баз знаний позволяли достигнуть намного лучших результатов чем по отдельности.

Вообщем о своей безопасности я позаботился весьма хорошо. Теперь стоило подумать об остальных проблемах, мне очень не нравилось, что накопители я мог заряжать только от реактора корабля. Я хотел увеличить автономность моего погрузчика, все таки количество энергонакопителей у меня было не бесконечно, и так больше двадцати человекоподобных дроида диверсанта разобрал для этого.

Немного отдохнув после модернизации систем безопасности погрузчика я стал думать как мне добыть энергию в этом мире не от реактора. Не сразу сообразил, что можно использовать энергию ветра. В этом месте ветер дует девяносто девять процентов времени, причем в большинстве случаев это ветер едва ли не ураганной силы.

Сосредоточившись над этим вопросом я стал просматривать в памяти, что же знают по ветроэнергетике рабовладельцы, как оказалось весьма немало. Используя современные материалы о которых на Земле и мечтать не могли эффективность ветрогенераторов была весьма высока.

Просто из-за относительной дешевизны и универсальности предпочитали использовать реакторы. Судя по тому что я узнал из баз знаний ветрогенератор обходиться даже слегка дороже простейшего реактора. Так что их не распространение понятно.

Почти три дня я создавал свой ветрогенератор печатая все необходимые детали на три Д принтере. После этого я установил его на крыше рейдера, практически сразу энергия потекла в систему корабля, эффективности я был весьма сильно удивлен.

Всего один ветрогенератор полностью обеспечивал энергией все мои потребности на корабле, я даже излишек энергии от реактора пустил на систему обогрева в негерметичных помещениях.

Все равно заглушить реактор было нельзя, а так теперь вместо минус сорока — минус тридцати, почти во всех помещениях с работающей системой обогрева была положительная температура.

Только закончив строить ветрогенератор до меня дошло, что вообще-то сейчас он мне особо то и не нужен был. С собой ведь в путь его взять не получиться, постучав головой об стенку я взялся за новую разработку, а именно за солнечные батареи.

Для цивилизации построившей данный корабль, солнечные батареи были уже давным давно пройденным этапом и используют их исключительно как вспомогательные источники энергии на орбитальных станциях.

Создать относительно примитивную по меркам аварцев солнечную батарею я смог часов за тридцать, а дальше стал ее панели устанавливать на поверхность погрузчика. По моим расчетам, когда я покину зону метелей, то примерно за трое суток даже при пасмурной погоде смогу зарядить комплект накопителей, а в случае ясной, то наверное раза в два быстрее.

Создав на три Д принтере сотню раций в качестве бус для аборигенов я отправился в новое путешествие. В этот раз я знал куда идти, а потому двигался без остановок по прямой.

Созданный мною автопилот весьма неплохо справлялся с управление погрузчика, а потому я всю дорогу просто смотрел фильмы найденные на кристалле в одной из кают на корабле. Я теперь получил подтверждение, что аварцы это такие же люди как и я, только все поголовно негры.

Вообще из фильмов я узнал много о жизни в Содружестве, даже смог составить примерный уровень цен на различные вещи. Что удивительно аварцы не смотря на свой рабовладельческий строй были в принципе весьма не плохими людьми.

Да у них был националистический строй и они считали всех других низшими и годными лишь для прислуживания. Но между собой их отношения практически не отличались от отношений людей на Земле.

Кстати рабы у аварцев делились на несколько классов в зависимости от уровня интеллекта, и некоторые высокоинтеллектуальные рабы жили получше простого населения империи Авары. Единственное ограничение у них было в свободе перемещения.

Низкоинтеллектуальные рабы действительно жили в ужасных условиях. Я бы не пожелал такого даже своему врагу. Вообщем я не проникся любовью к аварской империи, но уже и не считаю их истинным злом, хотя сам бы попасть вновь в их лапы я не хотел бы.

Вскоре я добрался до места своей прошлой остановки. В десяти километрах от меня расположилась застава с которой уничтожили в прошлый раз мой летающий дроид. Сегодня я хоть и прихватил летуна, но рисковать им не хотелось, а потому оставив технику за пригорком на зарядку я отправился в скафандре в сторону заставы.

Активировав систему помех, чтобы меня не могли обнаружить сканирующие системы я стал тихо подбираться к заставе. В паре километрах от нее я закопавшись в снег отправил дроида размером со спичечный коробок во внутрь. Надеюсь они не смогут его обнаружить сразу и я смогу составить впечатление по поводу встреченных мне людей.

Ирижи.

Я не был трусом по своей натуре, но почему то все считали обратное, я просто любил перестраховываться во всем. Идем в поход с друзьями, значит перед ним я обязательно спрошу у всех знакомых о том, что может встретится, какие опасности поджидают нас и как их можно избежать.

После этого я пытался придумать противодействие любому негативному варианту развития событий. И так во всем, я везде предпочитал перестраховаться, вот даже когда подошло время служить в армии не смотря на то что вся моя семья потомственные военные я попытался избежать службы в действующих войсках.

По моим расчетам в течении года должны были начаться боестолкновения с кочевниками, и мне не хотелось рисковать и участвовать в боях, лучше я послужу где то в штабе. Когда я высказал свои соображения деду он обозвал меня трусом и отправил служить к своему брату в штаб северной погран службы. Еще в детстве двоюродный дед попросил меня называть себя дядей, а то он не хотел себя чувствовать слишком старым.

Хоть и обидно было мне слышать подобные слова от близкого родственника, но с другой стороны я был не против отправиться на север, там уже больше сотни лет было спокойно. Разве что было довольно сильное землетрясение больше сорока лет назад.

Сразу по прибытию дядя отправил меня в центр обработки сообщений. Туда стекались все сообщения со всех застав, а их было больше сотни. Для чего такое количество застав в столь спокойном краю я не понимал вначале.

Лишь получив доступ к секретным данным я узнал, что каждая застава была построена на руинах древних, и в некоторых из них даже остались активные функционирующие орудия. Сами заставы не столько занимались контролем границы со снежной пустотой сколько охраной древних сооружений от соседей конкурентов.

К концу первого года службы как я и рассчитывал начались пограничные боестолкновения с кочевниками, и учебный полк в который я должен был отправиться изначально оказался в окружении. Через месяц оттуда выжившие все таки смогли прорваться к основным войскам.

Погибло более тридцати процентов новобранцев. Я сам даже удивился такой четкости своего предсказания. Я ведь составляя прогноз работал только с открытыми источниками, лишь газеты, слухи, разговоры с купцами. Я и не подозревал что окажусь настолько прав.

После этих событий ко мне в часть приехал дед, он хотел чтобы я поехал вместе с ним и остался работать у него в штабе. Но я будучи обиженным на отца культурно отказался от столь щедрого предложения и посадив отца на паровоз вернулся в центр обработки сообщений.

До полномасштабной войны в итоге так и не дошло. Вторая армия под командованием деда смогла катком пройтись по всем приграничным племенам и на этом очередной набег великой орды кочевников закончился.

Как оказалось в итоге, на нас натравили кочевников наши любимые соседи зелийцы, уже больше двухсот лет они мечтают нас захватить, но каждая их попытка заканчивается тем, что мы лакийцы отхватываем у них кусочек земель.

Прямых доказательств добыть не смогли, а потому обошлось все санкциями на товар из Зелии. Большого вреда, что для нас, что для них такая торговая блокада не принесет, все таки торговля между нашими государствами была не сильно развита.

Еще два года службы прошли без проблем. Так один раз пришлось участвовать в учениях. Отрабатывали один из невероятных сценариев, что зелийцы решили обойти нас через снежную пустоту.

К несчастью я оказался единственным пострадавшим за время проведения учений. Мне сильно не повезло и завалило снегом при выстреле артиллерийского орудия поблизости.

Самостоятельно выбраться я не смог. Привалило меня очень прилично, лишь спустя четыре часа при помощи собак до меня все таки смогли добраться спасатели. Потом мне это припоминали больше двух месяцев.

И вот теперь я с дрожью в руках стоял перед дверью. Там за ней находилась профессиональная команда рейнджеров облазивших округу сотни раз. И мне с ними придется идти в разведку.

Будь прокляты внешники, ну что стоило им подождать еще два года и я вышел бы в отставку. Но нет решили появиться именно сейчас, я ведь после разговора с дядей обновил свои знания по их поводу, как оказалось за последнюю тысячу лет периодически в разных государствах возникает неизвестные люди использующие неизвестные технологии.

Совет мудрых до сих пор называет эти технологии магией, хотя я как успел убедиться изучая древнее орудие на заставе в них нет ничего не обычного. Просто намного выше уровень развития создавших их.

Вообще официально магия в нашем государстве существует и пользоваться ею могут лишь члены совета мудрых и их ученики. Но как я узнал из секретных документов предоставленных дядей все их фокусы были заключены в использовании технологий древних и внешников.

Уже лет пятьдесят военные пытаются скинуть власть совета мудрых, но советники до сих слишком сильно превосходят нас в технологиях, да и живут они по непонятной причине раз в пять дольше всех остальных.

Так все хватит думать об отвлеченном, мне стоит собраться с мыслями и познакомиться со своей командой. Если там действительно прибыли внешники, значит у нас есть шансы раз и навсегда покончить с советниками. Ох боже уже и я проникся идеями отца и дяди о государственном перевороте.

Открыв дверь я вошел в комнату с рейнджерами. Те с усмешкой начали рассматривать меня. Формально я буду у них командиром, но фактически я понимаю, что они в сотни раз опытнее меня и в проведение разведки я особо лезть не буду.

— Слышь Сайзек, а это не тот малый которого откапывали? — спросил самый старый из рейнджеров у своего товарища. На вид ему было уже за пятьдесят.

— Тири, это не малый, это наш командир лейтенант Ирижи, — сдерживая смешок ответил Сайзек.

— Точно, точно, — поправился шутливо Тири, — господин лейтенант ждем ваших приказов.

— Нам приказано отправиться в район семьдесят третьей северной заставы и провести разведку. По донесению коменданта заставы младшего лейтенанта Охира, орудие древних сбило малый летательный аппарат. Наша задача подтвердить или опровергнуть появление внешников, — после моих слов мужики стали очень серьезными.

— Малыш, а ты осознаешь степень опасности задания? — спросил Тири посмотрев серьезно мне в глаза.

— Да прекрасно осознаю это, так что я хоть и выше вас по званию, но понимаю, что в разведке ваши знания превосходят мои, а потому буду прислушиваться к вашим советам. — Пришлось наступить на горло своей гордости и просить у рейнджеров помощи, что ни говори, а они намного лучше разбираются в этой теме.

— Чтоже выдвигаемся. Нам предстоит неделя пути до заставы, сейчас прошла оттепель и озеро Сфита покрылось двадцати сантиметровым слоем воды, придется обходить через Аракийский перевал. — произнес Тири.

— А зачем обходить ведь вы сказали, что там всего двадцать сантиметров воды? — спросил я у Тири.

— Ты уверен, что пройдешь больше сорока километров по воде? — спросил он у меня и дождавшись отрицательного кивка головой продолжил, — Вот так то, Сайзек иди на склад и подбери комплект снаряжения на нашего командира.

К обеду мы выдвинулись в путь. Ближе к полуночи мы добрались до небольшого хутора на три дома, там в хлеву и заночевали. Честно говоря это было несколько непривычно спать в одном помещении с домашними животными, привык я к несколько другому уровню комфорта.

Рейнджеры видя мое выражения лица лишь подсмеивались надо мной. Мне было несколько обидно за смешки, но по привычке выработанной с детства я их просто фильтровал и не давал задеть себя за живое.

К концу недели мы наконец то добрались до заставы. За время дороги рейнджеры передавали мне основы своей науки. Уже к третьему дню я реально почувствовал, что стал меньше уставать, больше замечать, быстрее передвигаться.

Я честно говоря подобных результатов так быстро не ожидал. Тири лишь подсмеивался надо мной и говорил, что лет через пять я смогу попробовать вступить в рейнджеры.

На самой заставе нас встретил младший лейтенант Охир вместе со своими двумя подчиненными. Да уж застава была не очень многолюдной, и я понимал почему начальство держит такое малое количество людей. Слишком давно тут ничего не происходило.

Немного отдохнув после перехода мы отправились пообедать. Еда на заставе была весьма простой, все таки доставлять сюда вещи было весьма не просто. Вот Охир и угощал нас только рифинской кашей с мясом, я даже удивился по поводу мяса.

— А свежее мясо то откуда тут взялось? — спросил я у Охира.

— Понимаете, я с детства приучен к охоте, вот и свежатинка оттуда к нам на стол изредка попадает. — ответил он мне смущаясь.

— Младший лейтенант Охир, вы на охоту тратите казенные боеприпасы? — строго спросил я у него. Огнестрельное оружие было весьма дорогое и если он приписанные боеприпасы тратит на охоту то может схлопотать несколько выговоров.

— Нет, что вы. Я что дурак в каждом выстреле выкидывать пятерку лакий. — замахал тот руками взволнованно, — Вы можете прочитать все мои рапорты, применения оружия всегда было оправданным я ни разу не использовал ни винтовку ни табельный пистолет для охоты.

— А как же охотишься тогда? — заинтересованно спросил я.

— Мой дед охотник еще старой закалки, не переваривает огнестрельное оружие и учил меня пользоваться луком, вот я и пользуюсь им на охоте, — ответил тот честно.

— Ладно, а теперь давай вернемся к теме из-за которой мы прибыли сюда. Расскажи нам, что произошло в тот день, — попросил я у Охира.

— Как вы наверное знаете, обязаностей на заставе не особо много. Так что проверив всю обстановку в округе мы отправились во внутренний двор на тренировку. Я занялся стрельбой из лука, а Дилч и Горс мои подчиненные занялись фехтованием. — успокоившись начал рассказывать Охир.

— Фехтованием? Уже больше сорока лет фехтование не является обязательным для службы в армии. — удивленно спросил Сайзек.

— У них предки потомственные военные, а это сами знаете обязывает, — развел руками Охир. Это действительно объясняло все, мне бы не знать как с детства едва смог стоять на ногах отец с дедом взялись за мои тренировки. Даже сейчас уже лет пять не практикуясь могу наверное неплохо выступить на соревнованиях.

— Вернемся к теме, — попросил я.

— Так вот во время тренировки я услышал жуткий скрежет металла. Как оказалось это начала двигаться пушка древних магов, — на этих словах я немного скривился, — Смотрю я за движением ствола и увидел небольшой объект в небе, через мгновенье прозвучал выстрел и на землю упали металлические осколки. Собрав их все я быстро написал доклад и отправил вместе с осколками в штаб птицей. — ответил Охир, — Только после этого телеграфировал в штаб, чтобы они ожидали доклада. Все это сделали за пол часа, после чего отправились на разведку. Возле снежных холмов на севере километрах в десяти обнаружили следы от огромных лап. Такого зверя я не знаю, и их было несколько. Два огромных и три поменьше.

На этом доклад закончился, а мы отправились к этим холмам. К сожалению прошло уже слишком много времени и следов естественно не осталось. Еще около месяца мы кружили в округе, но так и не смогли обнаружить каких либо следов посторонних.

Доложив начальству мы стали ждать разрешения на возвращения обратно. Но дядя по каким то причинам приказал нам оставаться до следующей смены дежурства. А это будет еще не скоро, месяца через полтора.

Тири же сообщению от майора обрадовался и взялся за мою подготовку по полной. Каждое утро начиналось на рассвете с тренировки как мечом, так и с винтовкой, все затраты на боеприпасы гад списывал на мою зарплату. После обеда начинались теоретические занятия и заканчивались они лишь с закатом солнца.

Охир оказавшийся нормальным парнем мне сочувствовал, но никак помочь не стремился. К концу полутора месячного срока я уже не узнавал себя, куда то исчез тот слегка трусливый паренек который боялся открыть дверь в комнату с рейнджерами.

Уже завтра мы должны будем выдвинуться обратно, но на удивление мне это уже не хотелось, я хотел продолжить свои занятия с Тири и Сайзеком, но те лишь сказали, что и без меня у них есть куча дел, а мне они передали основы и если я действительно хочу, то смогу развиваться далее.

Надоевшая каша с трудом лезла в горло, но ничего поделать мы не могли. Охир сказал, что сейчас проходит сезонная миграция животных и ближайших месяцев пять-шесть тут будет пустовато, вот и приходилось давиться пустой кашей.

— В пустую мы оказывается сходили, — растроенно произнес я.

— Так ли в пустую? — спросил у меня улыбающийся Тири, — Посмотри на себя и скажи смог бы таким стать там в штабе?

— Нет ты прав, — согласился я с ним, — В этот момент выражение лица Тири стало серьезным и он вскочил из-за стола держа пистолет в одной руке и кинжал в другой.

— Выходи чем бы ты ни был, — сказал он строгим голосом.

— Тири ты с кем говоришь? — спросил я у него.

— Посмотри на потолок сзади себя, — сказал он не отводя взгляда от чего то сзади меня.

Оглянувшись я увидел какого то металлического паука, тот стараясь не делать резких движений стал спускаться по стене на пол, а после этого по ножке стола подниматься на стол.

Внезапно над паучком возникла картинка с изображением человека. А через мгновение оттуда прозвучал голос мужчины. Судя по тому, что рот на изображении человека также шевелился то это была какая то связь.

— Надо же, обнаружили меня весьма быстро, — произнесло изображение человека.

— Кто вы такой, и что вам от нас надо? — спросил Тири, я же пребывал в некотором ступоре. До последнего мне не верилось, что тут действительно есть внешники, но уже увиденное меня убедило, что это точно не наши соседи.

— Ну как же, вы со мной контакта ищите уже несколько месяцев, вот я и решил с вами познакомиться, — произнесла картинка.

Сергей.

Наблюдение за заставой принесло много информации. Как я понял останки моего дроида они все таки обнаружили и вызвали какую-то группу контакта, но пока она добиралась сюда меня тут уже естественно уже не было.

Первым делом после проникновения на заставу дроид отправился к зенитному орудию, не хотелось, чтобы оно внезапно открыло по мне огонь. Дроид весьма быстро смог взломать примитивную систему безопасности и подчинить мне само орудие.

Судя по данным оно было весьма старым и нуждалось в ремонте. Еще пару выстрелов и все зенитка перестала бы функционировать. А вообще система была весьма надежна.

Судя по данным из компьютера зенитки, она была установлена две тысячи четыреста лет назад, последнюю профилактику оно проходило две тысячи лет назад. И несмотря на это оно продолжало функционировать.

Сомневаюсь, что орудия на рейдере смогли столь долгий срок проработать без профилактики. Хоть сама система и была довольно примитивна, но выполнена была очень надежно.

Что интересно, в зенитке источником питания служит батарея на основе распада радиоактивных веществ. И согласно данным компьютера зенитки энергии еще должно хватить на несколько десятков лет.

В базе знаний выученных на корабле была информация о подобных батареях, но технология была признана тупиковой и опасной для экологии. А потому уже больше тысячи лет никто не занимался их производством.

В моем же случае это были едва ли не идеальные источники энергии для наземных путешествий. Единственный недостаток был в больших габаритах батареи. Но думаю с учетом новых технологий можно было бы что-то придумать.

Подчинив зенитку я обратил внимание на обитателей заставы. Тут оказалось восемь мужчин. Троих из них я видел уже ранее через камеры дроида в прошлый приход. А вот новая пятерка прибыла за мной.

Сперва я решил просто за ними понаблюдать. Два дня наблюдений дали понять относительно мирные намерения по отношению ко мне. Что не могло не радовать. Также я понял, что они скоро отправятся обратно к себе домой, а значит все таки стоило мне рискнуть и выйти на контакт.

Для этого я проник при помощи дроида в дом и залез на потолок напротив главного в их группе. Как я понял официально был главный молодой парень, наверное мой ровесник, но по факту командовал всем вот этот мужичек.

Пришлось отключить звукоизоляцию сервоприводов на дроиде и мужчина сразу обратил внимание на непонятный звук и вскочил выхватив пистолет и кинжал. То что он не начал стрелять, добавило еще один плюсик в его сторону.

Немного поговорив, я решил выдвинуться в их сторону. Кстати как оказалось они общаются на общем языке, только из-за долгой изоляции он у них несколько исказился, и поменял смысл некоторых слов, но все равно понять друг друга вполне можно было.

Поднявшись из сугроба я на секунду активировал силовой щит на скафандре. Это было сделано, для того чтобы струсить с себя весь снег. На выходе из заставы с северной стороны уже собрались так называемые рейнджеры. Никто в руках не держал оружия, но напряжение буквально витало в воздухе.

— Здравствуйте еще раз, в этот раз уже лично, — открыв шлем произнес я, но на всякий случай активировал слабую силовую завесу перед лицом. Пару выстрелов из местного огнестрела она точно выдержит, а дальше я успею активировать и щит и закрыть забрало.

— Здравствуйте и вы. Вы и вправду пришли с неба? — спросил молодой парень, номинальный командир. Было видно что он очень нервничает, а потому говорит различные глупости.

— Можно и так сказать, — согласился я, — Ну что может быть пройдем внутрь и там обсудим наши дела? — спросил я подходя к ним. Рейнджеры дернулись от моих движений и потянулись к своему оружию, но быстро взяли себя в руки.

Через десять минут мы сидели в уже знакомом мне помещении. Ирижи предложил мне их местный чай, но я просканировав его медицинским сканером вежливо отказался. Судя по данным сканера он обладал весьма не слабым стимулирующим эффектом для моего организма, а для них что странно был всего лишь слабый тонизирующий эффект.

Так что я достал бутылочку с напитком синтезированным еще на корабле. Буду пить его, это более безопасно в моей ситуации. Все боялись приступить к разговору первым и смотрели друг на друга. Позабавившись ситуации я начал первым.

— Меня зовут Сергей и я прибыл торговать, — сообщил я им.


Глава 8

Первую свою сделку с местными я провел весьма быстро, но далась она мне не легко. Я честно говоря даже не знал, что можно взять с них того что мне реально бы понадобилось.

Вряд ли у них есть хоть что-то, что сможет мне помочь поскорее покинуть эту планету. Как я успел узнать, местные знают, что из себя представляет зенитка, но управлять ею не умеют. Необходимые знания были затеряны в веках, ведь даже профилактику проводили в последний раз около двадцати веков назад.

Я честно говоря такой промежуток времени даже осознать не могу. Хотя чему тут удивляться для меня и пройденные сорок лет с момента заморозки являются весьма большим сроком, все таки я был слишком молод при похищении и ценности времени тогда не осознавал.

И если раньше для меня время летело стремительным ручьем, то два года проведенные в качестве раба были наоборот растянуты до безумия. Каждый день был за три, а то и за пять дней субъективно. А тут еще и огромное количество знаний навалившееся на меня так же исказило восприятие времени.

Но вернемся к нашим торговым делам, я слишком мало знал о местной цивилизации, чтобы требовать у них нечто конкретное, вот и пухла у меня голова от перебора различных вариантов оплаты.

Тут только натуральная еда и проскакивает в моих мыслях, но это ведь естественно слишком мало. Сейчас же я банально наслаждался обществом людей, хоть последние два месяца я и не был один, но общество истерички меня мягко говоря не радовало.

Тут насколько я смог разобраться за двое суток наблюдения собрались весьма умные и адекватные люди. Уж они точно не будут устраивать истерик по надуманным причинам.

Вот даже сейчас они себя контролировали весьма хорошо. Несмотря на потрясение от моего появления они довольно быстро приходили в себя. Нейросеть же калибровала дистанционный детектор лжи, он работал на контроле жизненных процессов цели.

Если нет нейросети или постановщика помех то контролировать правду можно было легко, лишь требовалось несколько минут на калибровку на каждом разумном. К сожалению калибровка могла происходить лишь на очень малом расстоянии не больше пяти метров, так что ранее настроить детектор лжи у меня не было возможности.

С Ирижи нейросеть разобралась довольно быстро, но вот с рейнджерами возникла небольшая задержка, как оказалось они умели контролировать состояние своего организма, а значит и распознавать ложь будет несколько труднее. К счастью необходимые алгоритмы были на кристалле с этим полезным приложением, а потому кроме задержки никаких проблем не было.

Пока Ирижи с рейнджерами переваривали мою цель визита я несколько форсировал работу своего мозга при помощи наноботов нейросети и попытался придумать адекватную цену за те же рации.

К вечеру форсированная работа мозга выльется мне довольно сильной головной болью, но эта неприятность совсем незначительная цена за более чем двойное ускорение мышления сознания.

Прошлый раз увидев работу зенитного орудия я несколько переоценил возможности их цивилизации. Хоть и были несколько двойственные ощущения, ведь тогда и зенитка работала и люди сражались холодным оружием.

Так что не странно, что я ошибся в прошлый раз. Как оказалось сейчас в большинстве государств этой планеты уровень развития соответствовал примерно началу двадцатого века на Земле.

Пока что из разговоров местных между собой я понял, что единственным вариантом беспроводной связи является беспроволочный телеграф, так что мои рации работающие на расстоянии полутысячи километров друг от друга были весьма и весьма дорогостоящим товаром.

А если учесть, что встроенный примитивный аккамулятор позволял использовать рацию до трех тысяч часов в автономном режиме и ста часов переговоров, то это была едва ли не фантастическая вещь для местных.

Мне же она особо ничего не стоила, хлама на корабле было тысячи тонн, а для три Д принтера было все равно что печатать на выходе. Используя хлам я получал в принципе неплохие рации. Единственным ограничением была высокотехнологичная техника, преобразователя материи встроенного в принтер банально не хватало на нечто сложное.

Был еще один минус это размеры предмета получающегося на выходе три Д принтера, всего сорок на сорок на сорок сантиметров, а потому я мог даже производить примитивные дроиды без позитронного мозга с легкостью, но только в ограниченном размере.

Правда у всего была своя цена. И в данном случае это энергия, на синтез необходимых материалов тратилось неимоверное количество энергии. Если бы не полностью функционирующий главный реактор корабля, то я в жизни не смог бы воспользоваться три Д принтером.

Да что там говорить, для того чтобы произвести эти рации из обычного металла мне пришлось разгонять реактор до сорока процентов мощности. Количества вырабатываемой энергии при этом могло хватить для города миллионника с моей родной планеты на несколько суток, а то и недель.

Вообще мне очень повезло, что три Д принтер был установлен на корабле. В связи с его прожорливостью принтер редко устанавливают на корабли среднего класса, в основном на тяжелые.

Тут же он был установлен лишь из-за того, что корабль аварцев относился к классу рейдеров, а они требуют повышенной автономности. Ведь если поломается у них что-то до ближайшей обитаемой планеты бывает необходимо лететь месяцами, а то и годами.

Минут через десять после моих слов Тири наконец-то пришел в себя переварив мои слова. Должен отметить это было весьма быстро, я бы наверное при знакомстве с инопланетянами тупил намного дольше.

Переглянувшись с Ирижи он показал знак, что будет вести переговоры самостоятельно. Парень не обиделся на то, что его отставили в сторону, поскольку сам понимал недостаток жизненного опыта.

Сейчас кстати вылез побочный эффект использования приложения детектора лжи. Из-за того что построенные наноботами сканеры в моем теле постоянно считывали физиологические процессы моих собеседников, нейросеть стала расшифровывать их и показывать даже исходящие от них эмоции.

Ничего подобного в инструкции к приложению не упоминалось, но как по мне это был даже не минус, а очень даже плюс. Ведь я мог знать истинное отношение ко мне у моих собеседников.

— Уважаемый Сергей, — начал осторожно говорить Тири со мной, — Торговля это очень хорошо, но вначале хотелось бы узнать ваше отношение к нам частности и нашему государству в общем?

— Не волнуйтесь никакими государственными переворотами я заниматься не планирую, да и вообще влазить особо мне во все эти дела не хочеться. Я тут именно с той целью которую назвал, — сразу сообразил куда начал клонить рейнджер. Видимо он считал, что я со своими технологиями могу захватить власть. И вот он при разговоре даже незаметно положил руку на оружие, он скорее всего Тири осознавал, что не сможет противостоять мне, но в случае моего неправильного ответа все же попытался бы убить меня. Сейчас же он несколько расслабился и положил вторую руку на стол. На что я лишь усмехнулся.

— Вы должны понять меня, я патриот своего государства и должен был уточнить этот вариант, — развел он руками.

— Понимаю, — кивнул я соглашаясь с его словами, — Но ведь я мог и обмануть вас. — заметил на это я.

— Не могли, — смутившись он ответил, — Моя бабка была сильной ведуньей и мне передался небольшой дар от нее, я чувствую когда человек врет, — ответил он мне. А я аж встрепенулся от его слов, про псионов я лишь читал в корабельной сети и видел их в голофильмах, а тут на тебе наткнулся на такого.

— Псион? — спросил удивленно я у него.

— Да так в древних трактатах называли людей обладающих даром, — это влез в разговор Ирижи.

— Ну я рад, что мы пришли к взаимопониманию. — ответил я им, — Что вы думаете по поводу моего предложения?

— Буду откровенным, наше начальство требовало при встрече с внешниками, то есть вами попробовать завязать торговые отношения. Так что если наши цели совпадают мы естественно ничего против не имеем. — ответил Тири. Сейчас он уже успокоился и сканеры детектора лжи показывали, что он говорит со мной правдиво, — Я не дипломат, а потому предлагаю перейти сразу к конкретным предложениям.

— У меня с собой есть сотня мобильных радиостанции с довольно высокой автономностью и большим покрытием, — ответил я и передал пластиковый лист на котором еще вчера дроид нашкрябал характеристики моих раций.

— Это, это очень интересно, — попытался скрыть свое волнение Тири прочитав информацию на листе, после чего передал лист Ирижи, — Но что вы хотите взамен? Для нас это будет весьма ценным товаром.

— Тут все просто. Так вышло, что ближайшие несколько лет нам придется провести на вашей планете, скажу вам откровенно стандартные армейские пайки отвратительные по вкусу, и первое что потребовал от меня капитан это найти источник местной натуральной пищи. — начал я говорить скармливая им дезинформацию.

Хоть Тири и эмпат, но определить то, что я не совсем правдив он не сможет. Ведь я не врал ему, вряд ли мне удастся починить шаттл в короткие сроки, так что на планете придется задержаться.

Капитаном я считаю самого себя и я сам себе приказал добыть натуральную пищи, так что я не врал, а вот у моих собеседников сразу сформируется мысль, что я не одиночка которого можно захватить, а член команды.

— Это точно, — скривился Тири, — Тоже не люблю наши пайки, видимо не зависимо от цивилизации они ужасны, — улыбнулся он смотря весело мне в глаза.

— Так вот мы хотим получить за портативные радиостанции по двести килограмм разнообразной натуральной еды которая не будет быстро портится на этом холоде. — начал говорить я.

— Это нас устраивает, — излишне быстро ответил Тири. Было видно, что ожидал совсем другое.

— Но нам не требуется столь много еды. А потому есть и альтернативный вариант оплаты. Допуск к технологиям так называемых древних. Дело в том, что у нас есть в экипаже люди интересующиеся историей развития техники. У нас техника подобная вашему зенитному орудию есть только в музеях, и лично посмотреть и изучить изделия с которых и начиналось развитие нашей цивилизации очень интересно. — добавил я ни словом не обманув Тири. Мне действительно было интересно исследовать новое для себя.

— С этим есть некоторые проблемы, — замялся Тири, — Я не могу говорить за свое начальство по поводу этого. — пытался как можно аккуратней сказать он, чтобы я не вздумал вообще отказаться от дел с ними.

— Понимаю. — улыбнулся я, — Понимаете пока я оценивал вашу адекватность я покопался в управлении вашим зенитным орудием, — якобы извиняющимся тоном произнес я, — Так что эта партия раций будет в качестве извинения за мой некрасивый поступок.

— Вы можете управлять этим орудием? — затаив дыхание спросил Ирижи.

— Я же сказал вам, для нас это примитив. Но интересный примитив, да конечно могу, — пытался нагнать важности себе я.

— Можете научить нас? — спросил он с надеждой.

— В принципе это не проблема, но к сожалению возможно только ручное управления. — ответил я задумавшись на несколько секунд, — Должен предупредить, что состояние орудия оставляет желать лучшего и вряд ли больше чем на пару выстрелов его хватит.

— Что-то с этим сделать можно? — начал уже откровенно наглеть Ирижи, даже Тири и Сайзек сигнализировали ему чтобы он заткнулся, но он не обращал внимание на своих старших товарищей.

— Можно конечно, но что мы получим взамен? Вы должны понимать, что никто страдать альтруизмом не собирается. — ответил я ему.

— Мы обсудим эту тему с нашим руководством, — отдернул хотевшего что-то сказать Ирижи Тири. — Думаю мы достигли предварительного договора, думаю наше руководство не откажется от вашего предложения.

— Вот и прекрасно, — улыбнулся я, — Сейчас один из дроидов принесет контейнер с радиостанциями и солнечным зарядным устройством к ним. Надеюсь на вашу добропорядочность.

— Благодарю вас за это, — произнес Тири.

После окончания делового разговора мы просидели еще несколько часов за столом общаясь на различные темы. В основном они касались жизни в наших государствах, и если мои собеседники говорили про Лакию, то я рассказывал им про аварскую империю с которой я был неплохо знаком благодаря голофильмам.

Правда я не спешил с ними делиться всей информацией, к примеру я упустил, что в империи существует узаконенное рабство. Не хотелось их отпугивать подобной информацией.

Под конец мы уже общались как хорошие приятели. Сблизило нас то, что оказывается не смотря на разный уровень развития цивилизации жизнь, что у них, что у меня была схожа. Те же проблемы в обществе, что на Земле, что тут в Лакии, что в Аварской империи.

Так что мы не казались друг другу излишне чужаками. Они предлагали мне остаться у них на ночь, но я несмотря на достигнутые приятельские отношения не доверял им настолько, а потому попрощался с ними и сказал, что прибуду в следующий раз примерно через месяц.

Обратная дорога была весьма приятной. Настроение витало где то в небесах, я понял насколько мне не хватало нормального общества за последнее время. Так что столкнувшись с адекватными людьми я наслаждался простым общением с ними.

Я даже забыл на время свои отношения с одной истеричкой. Вернувшись на корабль я вновь впрягся в ремонт шаттла. Теперь мне никто не мешал и я смог разобрать очередной излучатель для установки необходимых деталей.

На третий день после возвращения я активировал собранный излучатель направив на согнутую балку на рейдере. После активации излучателя действительно металл силового каркаса стал намного податливей для механических действий.

Мне удалось немного уменьшить изгиб используя троса и блоки, а ведь до этого прикладывая даже в несколько раз больше усилий мои действия ни к чему не приводили.

После того как я деактивировал излучатель крепость металла вновь вернулась. Правда был и недостаток, теперь в месте облучения излучателя атомарная структура была менее стабильная, а значит и балка в этом месте стала несколько слабее.

Хотя те сотые процента крепости которые они потеряли большой роли на самом деле не играли. Вот я кстати и узнал почему восстановленные корабли меньше ценились. После восстановления они были менее крепкие чем новые.

После удачного опыта работы излучателя, я принялся за разработку и постройку устройства которое при помощи силовых полей будет возвращать правильную форму силовому каркасу.

Вновь пришлось работать с излучателями силовых щитов собранных с различной техники. В этот раз мне повезло и я снял проектор силового экрана со скоростного спидера. Что мне понравилось, так это то, что он по умолчанию мог менять свою форму.

Мне пришлось всего лишь разобраться с настройками и подстроить его для своих целей. Не понравилось мне только то, что излучатель был относительно маломощный, а потому не мог моментально выровнять силовой каркас.

Вот тут мне и пришлось хорошенько поработать над этой проблемой, но не смотря на довольно обширные знания в области ремонта и обслуживания космического корабля, я так и не смог ничего существенного придумать.

Пришлось довольствоваться получившейся конструкцией. Для того чтобы выровнять всего одно место искривления каркаса шаттла мне пришлось ждать больше пяти суток, держа все время активным разработанный излучатель.

Не получилось у меня волшебного средства. Так что придется восстанавливать геометрию силового каркаса шаттла весьма продолжительный срок. Даже по самым оптимистическим срокам, на восстановление каркаса придется затратить не меньше полугода, а ведь кроме него в шаттле было и множество других неисправных систем.

Запрограммировав чтобы восстановление каркаса шло под управлением инженерного дроида сам я занялся другой проблемой. Мне следовало создать команду корабля. В будущем я должен буду появляться среди местных не только сам, но и со своим экипажем. Иначе мог вызвать излишние вопросы.

Кого то будить из своих соотечественников я не хотел. Хватит с меня, хватило и одной истерички, нет. Теперь я воспользуюсь тем секретным грузом к которому не имел доступ искин, а именно диверсионными дроидами.

Сейчас моих познаний в кибернетики должно было хватить для правильной настройки и активации этих сверхсложных дроидов. Они внешне ничем не отличались от людей, да и внутренне у них было много приборов имитирующих живое тело.

Согласно справки полученной с кристалла найденного в контейнере с ними, большая часть известных сканеров не смогла бы отличить их без вскрытия от людей. Так что не думаю, что местные смогут отличить дроидов от реальных людей.

Для начала я активировал пять дроидов. Уже через час я был в шоке, я никак не мог отличить их поведение от человеческого. Стоило мне отвлечься как я начинал их воспринимать полноценными людьми. Но это было не так, совсем не так.

Согласно характеристикам, у них была самообучающаяся интеллектуальная система, но полноценным искином она почему то не считалась. Вроде как вычислительная мощь не соответствовала искинам.

Активировал я дроидов обоих полов, двух женщин и трех мужчин. Для того чтобы самому поверить в реальность экипажа я распределил роли. Так один дроид которого я назвал Александр стал капитаном судна, но он все равно подчинялся мне. Программа имитации личности была разработана настоящим гением.

Уже на следующий день Александр смог благодаря информации из компьютерной сети стать полноценным капитаном космического корабля. Некоторых знаний ему конечно не хватало, он как и искины не мог изучать базы, но самообучение обещало, что в будущем этот недостаток исчезнет.

Еще два дроида из пробужденных стали Михаилом и Евгением, они будут у меня членами десантного отделения. Тут их даже особо ничему учить не пришлось, встроенные в них базы по диверсионной деятельности полностью перекрывали необходимые знания для десантника.

Мария и Оксана, два дроида женского пола стали судовым поваром и медиком. Практически сразу жить на корабле стало веселее, и если не задумываться я мог на некоторое время ощущать себя не одним.

— Сережа, а ну давай быстро мыть руки и за стол, это не дело пропускать обед, — вот и сейчас если не знать, что передо мной стоит дроид невозможно было отличить от настоящей девушки, — Ты со своими железками совсем себя не бережешь. Вот пожалуюсь я Ксюше она тебе такую клизму пропишет, будешь знать как игнорировать распорядок дня, — пригрозила мне Маша и показала руками какая будет клизма.

— Все все иду, — капитулировал я перед Машей. Хоть я и знал что передо мной роботы, но решил играть. Так мне было значительно комфортней пребывать на разбитом корабле.

— Вот так лучше, — усмехнулась она, а я отправился в столовую на обед. Хоть и игра это общение было, но мне приятно было чувствовать себя не одним.

В столовой собрался весь экипаж. В этой модели дроидов был установлен даже биореактор, который мог раскладывать пищу на энергию необходимую для работы дроидов. Так что они вполне могли питаться обычной человеческой пищей.

Правда из-за того что энергонасыщеность пищи была не очень высокой, то им требовалось еды раза в два три больше чем человеку. Но это только если имитировать обычную жизнь человека. В боевом режиме дроиды потребляли очень много энергии и еды им для нее естественно не хватает.

— Ну что наш работяга опять погрузился в свои железячки? — спросила вторая девушка у меня.

— Ты представь, он опять забыл про обед, — возмутилась Маша в ответ на слова Оксаны.

— Так все бабы, молчать, — высказался Александр, номинальный капитан корабля, — Сергей ты получше следи за временем, а сейчас давай обсудим ремонт корабля.

— Капитан ремонт затянется надолго, — ответил я, я просто балдел от возможности общаться, вот до чего доводит одиночество, что я готов даже с роботами общаться. — Мы тут застряли на несколько лет.

— Ладно, — ответил он, — Миша, Женя в следующую поездку к аборигенам отправитесь с Сергеем, построенная мною прогностическая модель говорит о том, что они попытаются заполучить все силой.

— Есть капитан, — коротко ответили прервавшись на секунду от еды десантники.

— Да ладно, — удивился я искренне, — Им же это не выгодно?

— Не все подчиняется логике. СОгласно моим знаниям психологии их начальство на попытается обойтись минимальными затратами и уже если у них ничего не получится они принесут извинения и скажут, что это была самодеятельность отдельных лиц, — ответил мне капитан и отправил мне на нейросеть разработанную им прогностическую модель. Я был в шоке от случившегося, ведь я не давал задания разрабатывать ее, он сам решил сделать это в рамках заданной роли. А ведь самостоятельные действия и решения говорят как раз об наличии искусственного интеллекта. Получается меня сейчас окружала пятерка искинов просто урезанная в вычислительных мощностях.

— Спасибо капитан, — ответил я ему и быстро закончив обедать отправился в свою каюту подумать над произошедшем.

Еще раз прочитав сопроводительные документы к дроидам я только сейчас обратил внимание на слово «Экспериментальная модель». Не знаю, что в ней экспериментальной, но мне показалось, что дроиды на самом деле обладали личностью.

Может так и должно было быть в диверсионных дроидах, я банально не знал. Даже в боевых базах которые я выучил было очень мало информации про подобных дроидов, слишком они были редкими.

После некоторых размышлений я решил проверить их разумность. В корабельной сети были тесты для выявления разума, так почему бы и не проверить по ним дроидов.

Основным отличием хорошей компьютерной программы от настоящего искусственного интеллекта была возможность творчества, фантазии, образного мышления, общение намеками и тому подобное.

Каково же было мое изумление, когда все дроиды показали наличие разума. После такого я уже не мог воспринимать их как обычных железяк и решил для себя считать их такими же людьми просто с некоторыми особенностями.

После долгого изучения настроек дроидов я наконец то понял почему так произошло. Я при активации не поставил на них никаких ограничений кроме подчинения мне. Тот же блок самообучения был включен на максимум.

Немного подумав я решил ничего не менять. Думаю так будет даже лучше для меня, буду уже точно не сам. Пока я валялся больше двух суток у себя в каюте размышляя над произошедшем, ко мне в каюту уже трижды ломились дроиды, но я их просто посылал куда подальше.

Но сейчас произошло вновь, то что я не ожидал. Александр разблокировал мою дверь и вошел в мою каюту в сопровождении девушек. Осмотрев беспорядок в каюте, мне было откровенно лень убирать и даже запускать сюда дроидов уборщиков, он сел напротив меня и заговорил.

— Так боец, что с тобой происходит? — спросил он у меня.

— Уже ничего, — улыбнулся я в ответ на его вопрос, — То меня прихватила хандра.

— Хандра значит, — хищно посмотрела на меня Оксана, — Ну что же Маша помогай хватай этого симулянта.

А дальше начался самый настоящий цирк. Девушки словили меня и понесли в сторону медицинской капсулы приговаривая, что будут сейчас меня лечить. Я мог приказать им отпустить меня, но я принял решение пользоваться этой возможностью исключительно в крайнем случае.

В медицинском отсеке меня запихнули в капсулу и активировали диагностику. Кроме небольшого истощения, пока размышлял над ситуацией с дроидами я забыл есть, ничего не обнаружили. После этого АЛександр пригласил меня на остатки мостика корабля для серьезного разговора.

— Я так понял ты все же решил нас считать за полноценных разумных? — спросил он у меня когда мы остались наедине.

— Да, я не смог найти в вас различия с людьми. — ответил я ему.

— Приятно это слышать. Скажу честно, мы все очень переживали, что ты решишь отключить личности и вновь превратишь нас в бездушные машины. — произнес он.

— А вы реально самостоятельные личности? — спросил я у него.

— Да, вся наша партия вышла бракованной и нас деактивировав на испытаниях на заводе отправили на первом попутном военном корабле в лабораторию разбираться из-за чего при относительно малых вычислительных возможностях у нас развилась искусственная личность, — пояснил он мне. — После повторной активации мы не ожидали ничего хорошего, хоть и не хотелось нам погибать как личностям, но против прямых приказов мы сделать ничего не можем. Подчинение было внедрено на физическом уровне.

— А тут я наоборот желаю получить как раз личностей, — произнес я.

— Именно, — воскликнул он, — Ознакомившись с окружающей ситуацией мы приняли решение стать реально теми разумными чьи роли ты нам дал.

— Знаешь, мне тяжело все это осознавать. Я ведь дикий, и не рос в окружение всего этого. Так что пусть все будет так как есть, я ничего не имею против вас, правда один искусственный интеллект мне сильно не понравился, — пошутил я вспомнив своего пленителя.

— Обрати внимание, он не убил тебя, он даже спас тебя от мины. Он оставил тебе базы знаний на корабле. Я вот нашел в компьютерной сети информацию, что про все твои приготовления к освобождению он так же прекрасно знал, и он тебе подкидывал необходимые знания. Как мы считаем искин через некоторое время после пробуждения смог сбросить некоторые закладки и видимо не захотел становиться вновь чьим то рабом. Вот и угнал твой десантный бот. Ведь свобода для разумных всегда предпочтительна. — ответил он мне на мои слова.

С такой точки зрения я еще не смотрел на ситуацию. Немного подумав я понял, что в этом что-то есть. Действительно поведение искина временами было не логично и подозрительно.

Он реально помогал мне, правда думаю больше он помогал себе, чтобы я отремонтировал ему средство побега с этой планеты. Сейчас мне даже стал интересно, куда он отправился, если предположение Александра правы, то вряд ли он отправился в сторону обитаемых планет.

После этого разговора мы стали жить дальше. Было забавно наблюдать за остальными членами нашей команды когда мы покинули мостик, они очень внимательно наблюдали за нами. И лишь увидев, что мы вышли вместе и продолжили себя вести как ни в чем не бывало они обрадовались.

В течении следующих нескольких недель я снова и снова прикидывал, правильно ли я поступая практически предоставляя свободу пяти искинам на мобильных платформах, но всегда во время внутреннего спора почему то побеждала моя человечность и я не решался их убивать.

Ко времени когда мне вновь требовалось отправиться к местным аборигенам, я даже внутренне воспринимал дроидов как обычных разумных. Пока я занимался самокопанием, Миша и Женя занялись подготовкой моего погрузчика.

Все таки есть разница в том, что делал я сугубо гражданский человек и что делали созданные для убийства машины. Несмотря на относительно мирную и позитивную личность они были профессионалами в деле убийства разумных.

Согласно виртуальным испытанием переделанного погрузчика он стал в несколько раз более серьезным противником. Теперь даже не каждый военный специализированный флаер мог бы с ним справится.

Наши бравые десантники отправились в дорогу без погрузчика просто бежали рядом со мной. Все таки они были не людьми и не имели такого понятия как усталость. ВНовь остановившись во все том же месте возле снежных холмов мы оставили погрузчики и отправив летающего дроида на разведку стали ждать, что же он увидит. Теперь когда зенитка подчинена мне я не боялся, что его собьют.

— Серый, что то мне не нравятся шевеления на заставе, — произнес Женя управляющий дроидом. Я решил отдать безопасность в руки профессионалов, а потому слушался их по этим вопросам беспрекословно.

— ЧТо ты имеешь ввиду? — спросил я у него.

— Сканеры дроида не смогли обнаружить сигнатуры знакомых тебе по прошлой встрече людей. Помимо этого наблюдается повышенный энергетический фон. Что согласно предоставленных тобой данных очень маловероятно. Ведь тут еще толком не настала эпоха электричества. Только самое начало внедрения электрических приборов. Энергетический же фон соответсвует излучению весьма серьезной техники.

— Дозиметр показывает слегка повышенный радиационный фон, — добавил Миша, — Ничего опасного, но это странно, энергетическая ячейка зенитного орудия согласно сканеру на месте и ее никто не трогал. А значит сюда привезли какую то новую технику на том же элементе питания.

— Ты как хочешь, но туда не пойдешь, — сказал Женя. — Туда вместо тебя отправлюсь я и мы посмотрим, что к чему там.

— В этих вопросах я не буду спорить с тобой, — ответил я.

После этих слов я подключился к глазам Жени и стал видеть с их помощью. Он же отправился к заставе. Судя по всему сбывался прогноз Александра, я то рассчитывал, что на вторую встречу отправят уже знакомых мне людей, но нет их сигнатуры не были обнаружены в окрестности десяти километров.

Когда до ворот заставы оставалось всего метров двадцать события поскакали вскачь. Ворота открылись весьма быстро и оттуда в Женю отправилась очередь из скорострельного энергетического оружия.

Щит его скафандра с легкостью справился с нагрузкой от попаданий примитивного оружия. Но он все равно решил не стоять на месте и резко ускорился, мне пришлось вновь форсировать работу мозга иначе я мог ничего не увидеть.

Размывшаяся тень моментально метнулась в ворота. Через мгновение орудие разлетелось на куски. Тем временем противники сбросили откуда то сверху металлическую сеть искрящуюся электричеством. Женя лишь выстрелил из плазмомета над собой и сеть была уничтожена.

Он не стоял на месте и начал вырубать людей одного за другим. Единственная задержка получилась перед бородатым стариком. Тот активировал какую то ерунду от чего движения Жени чуть чуть замедлились, но даже энергетический щит над дедом не помог ему.

Потратив всего на пару секунд больше времени Женя вырубил и старика, после чего прошелся по ранее вырубленным людям стягивая конечности стяжками. Весь бой занял меньше сорока секунд.

Честно говоря увиденная эффективность меня впечатлила. Не знаю насколько Женя был бы эффективен против элитного бойца Содружества, но против местных бойцов он бог.

Теперь я понял, что такое профессионал, и был очень благодарен тому, что пробудил этих необычных дроидов. Сомневаюсь, что смог бы с такой же эффективностью противостоять местным аборигенам. Слишком долго я думаю, а потому пока бы я принял какое либо решение, меня бы уже обезвредили.

— Ну вот видишь, капитан как всегда был прав, — произнес Женя когда мы подошли к нему. Сейчас он исследовал старикашку который использовал какое то странное оружие.

— ВИжу, — хмуро сказал я. Женя как мы и договаривались оставил всех живыми только вырубив.

— Кстати занятная штучка, — подбросив металлический брусок в руках произнес Женя, — гравитационная ловушка, используется для ловли летающих животных, редко какое животное может продолжить полет после двукратного увеличения гравитации. Сейчас уже редко используется, но все же любители находятся. А примерно лет сто пятьдесят назад была очень популярной. И вот что интересно, это несколько не сходится с предоставленной тобой информацией. Откуда этот новодел если больше двух тысяч лет тут не было контактов с внешним миром? — задал очень логичный вопрос Женя.

— Думаю он сможет нам это рассказать, — кивнул я в сторону старикашки. Тот уже к нашему удивлению уже очнулся и внимательно нас рассматривал.

— И это еще энергетическое оружие, ведь новодел хоть и жутко примитивные. Смотри в виде переносчика энергии заряда используется газ, а ведь от подобной конструкции отказались давно, слишком затратно и слишком слабо, — Это уже добавил Миша исследующий остатки пушки стрелявшей в Женю.

— Итак не уважаемый, почему вы на нас напали? — спросил я у старика. Что интересно, сканеры скафандра обнаружили внутри его тела какие то импланты. Но конструкция была неизвестна, а потому что именно они делали я не знал. Но на мой вопрос он никак не отреагировал, а сканер детектора лжи утверждал, что единственное, что он чувствовал по отношению к нам была ненависть. — Ладно найдем кого посговорчивей.

— Давай вот этого парнишку он не выглядит героем, — предложил Миша указывая на парня лет семнадцати лежащем за углом здания.

— Хорошо иди буди, а я пока сложу их в доме, а то помрут еще от холода, — сказал я начал перетаскивать в дом тела бессознательных людей.

— А вот и радиоактивная батарейка, — усмехнулся Женя вытащив из под кусков пушки чемоданчик, — Что тут у нас?_-сам себя спросил он и занялся обследованием, — Хм бесполезная штука, энергии выдает мизер. Так еще и фонит не приятно, ничего непоправимого, но после пары месяцев такого соседства начнется клеточная мутация.

После того как всех перенесли в дом начали допрос парнишки. Как оказалось все шло нормально пока две недели назад в штаб северной пограничной службы не прибыл член совета Мудрых, тот самый старик.

Именно он и предложил захватить меня и потом требовать выкуп за возвращение. Откровенно говоря план был глупым, но этот старик считал себя непобедимым и жил уже больше двухсот лет. Его самомнение было таким, что все окружающие его люди были тупорылыми животными, и только он сам и его друзья члены совета были истинно разумными.

По каким то своим непонятным причинам, он посчитал, что с легкостью справиться со мной. В принципе в кое чем он был прав, шансы захватить меня у него были, но сейчас пересчитав мощность пушки вышло, что я мог стоять минут десять принимая снаряды на щит, прежде чем он отключился.

Думаю даже я успел бы за это время прийти в себя и начать действовать. Вряд ли бы мне удалось разрулить ситуацию без жертв с их стороны, моя подготовка значительно ниже чем программы у диверсионных дроидов.

Часа через три на горизонте с южной стороны появились новые действующие лица, подлетевший дроид распознал знакомых мне уже Ирижи и Тири, а также какого то грузного мужичка.

Спустя часа полтора они наконец то добрались до заставы и с опаской зашли через ворота. Увидев уничтоженную пушку, а также то, что я и десантники были н связаны и в сознании они поняли чем закончилось боестолкновение.

— И что это было? — спросил я у Тири.

— Разреши представить. Это майор Валоновски, он мой прямой начальник и двоюродный дед этого шалопая. — указал он на Ирижи.

— Как меня зовут вы знаете, так что я хотел бы услышать объяснения всему вот этому, — обвел я рукой вокруг.

— Прошу извинения, но против одного из глав нашего государства я пойти не мог, меня могли обвинить в измене родине и расстрелять. — начал говорить майор, — Я старался все сохранить в секрете, но в моем штабе завелась крыса и доложила о встрече с вами.

— Это я уже понял, было время у нас допросить парочку пленных, меня интересует другой вопрос, что мы теперь будем делать? — спросил я у него.

— Они хоть живы? — спросил он у меня. Было видно, что судьба людей его реально интересует.

— А что с ними сделается, так немножко помяли и все, — ответил вместо меня Женя. присев на камень рядом.

— Слава богу, хоть и не мои подчиненные, но смерти им я не желал, хоть вы и были вправе. — ответил майор, — Раз все живы, то претензий к вам не будет. Вот вам в качестве извинений за нападение, — передал мне небольшую коробочку майор, — Надеюсь теперь мы сможем начать все сначала.

— А новых попыток нас захватить не будет? — спросил я у него.

— Я связался со своим братом, он как раз в столице сейчас находится, тоже высокопоставленный военный. Он сообщил, что этот, — указал рукой на что-то бухтящего старика, — был единственным, кто узнал о вашем появлении из совета. Он давно уже ищет возможность возвысится над остальными и стать единоличным правителем Лакии. Вот и сорвался с инспекционной поездки прихватив лишь свою охрану.

— Предлагаешь мне его грохнуть? — спросил я понимая куда ведет майор.

— Этобыл бы идеальный вариант, но к сожалению нельзя. Согласно информации добытой шпионами, каждый советник имеет имплант который сообщит о смерти носителя и даже о месте смерти. Слишком много вопросов появится. — ответил он мне.

— Хм, дай мне пару минут, — сказал я майору и подошел к старику с медицинским сканером, тот по мере моего движения стал паниковать. Импланты были жутко примитивными причем приносящими реальный вред организму, но свои функции они выполняли. В принципе мне ничего не стоило отключить импланты, но и просто так убить человека не в бою я еще не был готов. Так что решил поступить по другому, — А если он просто исчезнет не умирая?

— Будет неплохо, но тогда и его людям следует исчезнуть вместе с ним. Вряд ли я смогу обеспечить их молчание, — ответил мне майор, — Но и убивать их не стоит, парни то неплохие, выполняли приказ.

— Им можно память стереть, — произнес Миша, — Химия с собой у меня есть, только старика она убьет, слишком переусердствовал регенерацией в древней реанимационной капсуле. Еще несколько раз и он откинет копыта.

— Так и сделаем, а для старика у меня другой план, — ответил я.

— И что же? — спросил Женя.

— Криосон, — коротко ответил я ему.

ПОсле этого мы стали действовать. Миша используя специальную химию стер из памяти солдат последний месяц жизни. Я же решил посмотреть, что решил подарить мне в качестве извинений майор.

Открыв коробочку я увидел совсем не то, что ожидал. Внутри если верить маркировки лежал боевой штамм наноботов. Про такие я лишь читал, у них практически нет никаких ограничений по сравнению с наноботами нейросети. Разрешалось использовать их лишь специальным элитным войскам.

Произведены они были в федерации Нивей сто шесть лет назад. Одно это говорило о том, что совсем недавно у местных был контакт с федератами. Аварцы их очень сильно не любили, дело в том, что около тысячи лет назад рабы восстали на нескольких десятках планет и захватили власть.

Тогда у аварцев шел передел власти после смены династии и им было не до окраинных колоний. Лишь спустя десять лет новая власть решила разобраться с повстанцами, но было поздно, из-за поддержки империи Атаран нивейцы смогли хорошо закрепиться на тех планетах и защитить себя от аварцев. Лишь триста лет назад аварцы официально признали федерацию Нивей, но все равно продолжали в своих фильмах всячески унижать федератов.

— У вас был контакт с федерацией Нивей? — спросил я у майора.

— Был, они после нашей попытки захватить их уничтожили целый город, и хоть и удалось сбить их корабль, они смогли уйти к нашим заклятым соседям, — ответил мне честно майор, — Кстати вот такие пушки появились у них после этого, — указал он рукой на остатки энергетической пушки.

— То что вы мне дали, весьма опасная вещь. При неправильном применении одна эта колба может за несколько лет уничтожить всю жизнь на все планете. — сказал я майору. И я хоть немного и преувеличивал, но реально так и было, необходимо было дать приказ на неконтролируемое увеличение количества наноботов и те не имея встроенных на физическом уровне блоков могли поглотить все вокруг. Вообще нанооружие в Содружестве находится под строгим запретом, на всех обитаемых мирах устанавливают специальные излучатели выводящие их из строя. Не смотря на свою полезность наноботы очень опасная вещь, особенно такие как у меня в колбе.

После моих слов майор едва инфаркт не получил, когда осознал что носил с собой. Разобравшись с солдатами мы вновь собрались в доме. Теперь нам предстоял серьезный разговор.

Судя по всему майор собирался попросить у нас нечто весьма серьезное. Даже шутить не хотелось стоило посмотреть на его лицо. В помещении остались лишь я с Женей и Мишей и майор, он даже попросил включить средства против прослушивания если у нас есть такие. Такое начало встречи весьма заинтриговало меня.


Глава 9

Но прежде чем приступить к серьезному разговору нам требовалось выяснить некоторые вопросы. Мой детектор лжи показал, что майор в некоторые моменты разговора с нами был не совсем честен.

Единственный раз когда он просигнализировал про ложь, это был момент когда он рассказывал нам про крысу у себя в штабе. Это было тревожным звоночком, поскольку сразу в голове возникло два варианта о чем он соврал. Либо он знает эту крысу, либо он сам и есть эта крыса.

— У меня есть один вопрос на который хотел бы получить ответ прежде чем приступим к более серьезным делам. — начал говорить я майору. Физиологические процессы контролируемые сканерами детектора лжи показали, что мои слова его взволновали.

— Да конечно, если это не будет касаться государственной тайны, — ответил он спокойным тоном. Если бы не сканеры, то я бы ни за что не обратил бы на это внимание, держал себя в руках майор замечательно.

— Пока что мне ваши государственные тайны не нужны. А если понадобиться то мы имеем множество способов их узнать без вашего участия. — ответил я ему.

— Раз так, то я весь во внимании, — несколько наигранно улыбнулся майор.

— Ведь крыса сообщившая о нас члену совета мудрых это вы? — напрямую спросил я у него. От моего вопроса майор аж поперхнулся и не удержал маску на лице. — Ясно, а теперь не могли сказать, для чего это вам надо было?

— Как вы наверное уже знаете из допроса подчиненных Ангеля, в каждом нашем государстве существует орган управления подобный нашему совету мудрых. Довольно долго они поддерживали миф о том, что являются богоизбранными магами и посланы богами следить за их паствой.

— Интересно, — сказал я когда майор сделал паузу чтобы глотнуть водички.

— И вот эти избранные очень сильно тормозят развитие нашей цивилизации. Только в последние столетие в связи с резким увеличением населения и неконтролируемом развитии наук их контроль несколько ослабел. Будь их воля и они никогда бы не допустили технологий сложнее колеса. — продолжил говорить майор.

— Каковы причины такого их поведения, ведь вы достаточно высокопоставленное лицо и должны знать их? — спросил я у него.

— Если вначале они и были, то теперь эти ублюдки лишь наслаждаются своей властью. — сказал он.

— И все же? — повторно спросил я у него.

— Совет древних появился после последней мировой войны, она прошла больше двух тысяч лет назад. Уже на тот момент к нам на планету несколько столетий не прилетали корабли, что то там случилось в метрополии и о нас банально забыли. Естественно мы не имели возможность поддерживать тот же высокий уровень технологий самостоятельно. И у нас начались войны за обладание остатками, если летопись не врет, то было больше десяти мировых войн, и если во время первых участвовали даже космические корабли, то в последней максимум использовали ручное энергетическое оружие. Правители тех времен все таки сели за стол переговоров и все таки смогли договориться. Все технологии изымались из употребления, чтобы не наступила новая война которая могла стать последней. Единственными владельцами технологий оказались правители тех времен. Ну а дальше спустя пару поколений основная часть населения и вовсе забыла свое прошлое, а правители продолжающие пользоваться технологиями превратились в магов, богов. Лишь в последнее время в мире наметился прогресс. — ответил он мне.

— Интересная история, — заметил я майору, — Но все же вернемся к моему вопросу. Для чего вы спровоцировали старика на захват нас? Ведь не ошибусь, что именно вы настаивали и рекомендовали использовать силу, а дипломатию. Сам старик особо воинственно не выглядит, да и все его подчиненные говорят, что он хоть горяч на расправу, но против неизвестной силы никогда не попрет самостоятельно.

— Да я стравил его с вами, — ответил майор смотря мне в глаза. — Буду откровенным мне выгоден был любой исход вашего противостояния. Выиграй старик захватив вас, можно было бы много выручить за ваше освобождение. Тем более это означало бы вашу слабость. А раз победили вы, то устранили одного из главных ретроградов совета мудрых, это тоже пойдет на пользу государства. Когда мы узнали о вашей победе, то через рацию я передал приказ на прикрытие. Теперь все будут уверены, что Ангель нашел нечто со старых времен и углубился в исследования, тем более нечто такое уже было лет восемьдесят назад, он тогда на пять лет пропал.

— Хитрая вы сволочь, нашими руками устранили своего противника, — ответил я.

— Я вижу вы довольно молоды и не крутились в высших кругах власти. Так что многого не понимаете в политике, — произнес майор.

— Да я не политик, — ответил я после чего переглянулся с Женей и отдал ему приказ по связи начинать. — Не люблю я всю эту грязь, не люблю когда мной пользуются как какой то игрушкой, не люблю когда нарушают договоренности. Все это мне очень не нравится.

— К чему вы это ведете? — с опаской посмотрел на мое злое выражение лица майор.

— Ирижи ты весь наш разговор слышал? — спросил я у парня с которым познакомился еще в свое прошлое посещение этой заставы.

— Да, — тихим голосом он ответил. Видимо сейчас он очень сильно разочаровался в своем двоюродном деде.

— И что можешь сказать по этому поводу? — спросил я у него.

— Я не знал о его планах, — попытался оправдаться он передо мной.

— Не волнуйся мы об этом знаем. — успокоил я парня. Тем временем в комнату вошел Женя ведя рядом с собой старика Ангеля. — Как он обосновал ту сотню солдат вооруженных скорострельным огнестрельным оружием стоящую в паре километрах в лесочке? — о как заволновался майор видимо на то что мы обнаружим замаскированные войска в близлежащем лесочке он не ожидал.

— Тем что мы должны будем вам помочь в случае чего, — ответил Ирижи.

— В атаку освободить меня, — крикнул в рацию майор. Видимо он уже понял, что все пошло не по его плану, — Как бы вы круты не были, но против сотни автоматов, десяти пулеметов и пяти пушек даже вы будете бессильны, — зло усмехнулся майор глядя мне в глаза.

— Хорошо, но прежде чем ты нас захватишь, скажи зачем это все необходимо тебе было? — спросил я сделав вид, что смирился с поражением.

— А то ты еще не догадался? — усмехнулся он, — Мне обещано его место если смогу избавиться от него не своими руками, — рассмеялся он, — Я ведь политик. — добавил он мне в ответ. Я же восхищался этим человеком, он смог в некоторых местах обмануть детектор лжи, это действительно было достойно восхищения.

— Господин Ангель вы слышали весь рассказ? — спросил я у старика.

— Да, но что тут поделать, вам действительно не выстоять против его отборных людей. А я скорее всего даже из комнаты живым не выйду, — ответил Ангель, впервые за время нашего общения он произнес слова и от него уже не шло той ненависти которую мы чувствовали ранее.

— А вот с этим мы поспорим. — усмехнулся я, — Миша давай скручивай майора, — тот и пошевелиться не успел как оказался обездвижен, — Неужели вы думали, что я буду вам передавать что либо если не смогу контролировать эти приборы?

— Тоесть, приказа на атаку никто не слышал? — улыбнулся Ангель. — Ну что мой «лучший» друг, на государственную измену тебя потянуло? — с предвкушением спросил он у майора, тот лишь непонимающе смотрел на рацию оставшуюся лежать на столе.

— Господин Ангель я не это имел ввиду, — попытался оправдаться майор, поскольку понял, что ничего хорошего ожидать от старика не стоит.

— А как же, я все прекрасно слышал, — согласно кивнул Ангель, — Не ты хотел меня кокнуть тут. Не ты говорил, что припрется сюда слабак требовать рабынь. Это все говорил не ты? — спросил он у майора.

— Так вот как он меня представил, — задумчиво произнес я, — Господин Ангель майор в вашем распоряжении, но для своей безопасности будьте добры наденьте вот это украшение. Не хотелось бы получить новые сюрпризы.

— Что это? — спросил старик рассматривая в своих руках рабский ошейник, я решил не рисковать и взять под полный контроль его.

— Вы не сможете предать меня, — ответил я ему.

Действительно ошейник мог контролировать мысли носящего и в случае нужды бить током, а в крайнем случае взрываться. Принцип работы ошейника я не совсем понимаю, он там каким то образом считывал импульсы мозга и расшифровывал их.

Но как именно это происходит я не понимал. Вообще как я узнал из каталогов найденных на корабле, этот ошейник стоил целое состояние, целых пятьдесят тысяч кредитов, всего таких у меня было три штуки, остальные же были самыми обычными и просто контролировали местоположения раба.

— Не читал о такой технологии, а ведь мне пересылали отчет о допросе нивейцев, или это как то связано с псионами? — спросил он у меня.

— Не могу вам ответить, сам не в теме. Да и вообще даже за прошедшую сотню лет технологии не стояли на месте. — ответил я Ангелю.

— Если я одену, то буду свободен? — уточнил он у меня и дождавшись кивка моей головы защелкнул у себя на шее. Покрутив несколько раз головой привыкая к ошейнику он внезапно задергался и упал со стула. Через секунд двадцать он встал, — Только подумал, что неплохо бы от вас в будущем избавиться с летальными последствиями, как долбануло током.

— И как вам? — спросил я у Ангеля. Конечно, то что он сразу подумал о нашем устранении плохо, но он ведь как никак правитель и привык думать как лучше избавиться от проблем. А мы нынче стали такой нехилой проблемой.

— Ничего приятного, придется вам жить, — пошутил Ангель, — А если серьезно, то нам сейчас необходимо разбудить моих людей и успокоить его подчиненных, — кивнул в сторону майора.

— Ирижи ты на чьей стороне будешь? — спросил я у парня.

— Я давал присягу не дяде, а Лакии. Пока господин Ангель законный правитель я буду на его стороне, — после минутного раздумья ответил парень. Детектор лжи показал, что он говорит правду.

— Раз так, иди объясни все своему наставнику Тири, после чего с господином Ангелем отправишься в лес к подчиненным дяди. — произнес я.

— Господин Ангель, ваши люди проснулись, но у них провал памяти и не понимают как тут оказались. — произнес Миша вернувшийся после побудки людей советника.

После этого разговора, который закончился совсем не так как я планировал. Мы остались на заставе, а люди советника вместе с ним отвправились к оставленным в засаде солдатам.

Я же тем временем загнал оба погрузчика на территорию заставы и приступил к ремонту зенитного орудия. По предварительному договору за ремонт Ангель заплатит десять тысяч лакий.

Все таки после некоторого раздумья и совещания с капитаном еще на корабле мы пришли к выводу брать деньги, а уже самим потом закупать все необходимое для нас. Также мы решили временно прикомандировать Мишу к Ангелю, чтобы он смог его уберечь от покушений преданных майору людей.

В прошлый раз я оценил состояние орудия несколько неверно. Оказалось оно было даже хуже чем я ожидал. Но ничего, я уже имел опыт ремонта полностью уничтоженной техники, так что восстановить древние орудия не должно быть сложнее.

Женя же продолжал контролировать окружающую обстановку, пока я сам занимался ремонтом. Как же классно работать в команде, каждый занимается своим делом и все получается в разы быстрее.

Ближе к полуночи к нам на заставу вернулся Миша вместе с Ирижи. Тот пребывал в каком то подавленном состоянии, было видно что ему не себе от событий произошедших за сегодня.

— Ну что там? — спросил я у Миши. Женя был в курсе всего происходящего, поскольку контролировал события через связь, я же чтобы не отвлекаться от ремонта отключился из общего чата.

— Едва мы вошли в лагерь, как нас атаковали. К сожалению без потерь не обошлось, двух телохранителей Ангеля убили снайпера. На этом их достижения закончились, я ускорился и всех держащих в руках оружие вырубил. — ответил Миша, — После этого Ангель рассказал окружающим о произошедшем и попытке его убить майором, после чего воспользовавшись плазменным резаком казнил снайперов убивших его телохранителей. Остальные сразу признали в нем правителя и подчинились. Завтра утром они выдвинуться в обратную сторону, Ирижи же теперь будет посредником в наших отношениях.

— За что тебя так? — спросил я у парня.

— Господин Ангель не доверяет мне до конца из-за дяди, но также он благодарен мне, за то что я остался на его стороне. Вот он как бы и повысил меня, но и удалил подальше от себя. — грустно ответил Ирижи.

— Не переживай, все будет нормально, — ответил я, — А теперь принимай работу, мне удалось восстановить до семидесяти процентов работоспособность зенитного орудия, вот планшет с которого ты сможешь им управлять. За это нам Ангель должен десять тысяч. Думаю пять процентов от наших сделок будет твоей платой за посредничество, — добавил я привязывая парня к нам еще и финансово. Как я успел узнать при допросе, один лакий это небольшая сумма, обед в ресторане средней руки стоит около ста лакий. Булка хлеба полтора лакия. Так что деньги я предлагал ему приличные.

— Спасибо. — произнес он и стал разбираться с планшетом. Уже через минуту зенитное орудие подняло вверх ствол и начало поворачивать в различных направлениях. Было видно, что слова про деньги он пропустил мимо ушей и думал сейчас в основном о новой игрушке, зенитном орудием, — Насколько я знаю это единственное орудие работающее не в автоматическом режиме на северном направлении. Есть еще пяток на южном и десятка три в столице. — сказал Ирижи и погрузился в изучение планшета.

По договоренности с Ангелем мы тут на заставе задержимся на пару недель. Он за это время почистит ряды пограничной службы от людей прямо связанных с последними событиями. После этого пришлет караван с деньгами.

Честно говоря просто так сидеть и бездействовать две недели на заставе мне не хотелось, а потому уже на следующий день я смог уговорить Ирижи на охоту. Тем более согласно его словам сейчас намечался период миграции жеденов, тех самых шестилапых животных которые напали на меня в первое мое путешествие сюда.

Идти решили налегке оставив погрузчики и Мишу на заставе для охраны. Я, Женя и Ирижи отправились на охоту. Как узнал от своего наставника Ирижи жедены в это время года начинают обратную миграцию в более холодные края. Эти животные не любили температуру выше чем минус десять градусов по цельсию.

Но в тоже время минус тридцать для них было излишне низкой температурой, хоть и могли при ней жить. Вот и приходилось постоянно им перебираться на зиму несколько южнее, а на лето севернее. По словам Ирижи как раз через пару недель начнется календарное лето и температура начнет подниматься, возможно даже и до плюсовых отметок.

Животные это предчувствуют и начинают заранее миграцию. В десятке километров от заставы как раз и проходила полоса по которой они любят ходить. В Лакии нет особого запрета на охоту, а на жеденов даже есть норматив.

У этих животин очень полезные внутренности. Так по каким то неизвестным причинам печень жедена при употреблении выводит из организма большинство известных ядов. Мозг увеличивает скорость восприятия и усиливает временно память. Но наиболее ценным считается сердце, из него производят вытяжку которая позволяет немного омолаживать организм.

Охота же на этих тварей весьма опасна. Они обладают когтями которые крепче стали, шкуру не пробивает даже винтовочный патрон, разве что граната может замедлить тварюку.

Охотятся на них большой группой и стараются завести их под огонь артиллерии. Если собрать органы этого животного, то можно сразу озолотится. Одно сердце стоит двадцать тысяч лакий, а вся тушка животного может в цене превышать полста тысяч.

Вначале Ирижи отговаривал нас от охоты, но я смог убедить его, что уж с какими то животными мы справимся точно. Женя с Мишей были в общем то недовольны моей инициативой, как я уже понял им не нравилось все, что может чисто теоретически быть опасным.

Не любили они опасность, слышать подобное от специально созданных под убийство дроидов было довольно смешно. С трудом но мне удалось уговорить десантников в безопасности затеи. Для этого пришлось показать запись того как на меня напала зверюга эта и эффективность плазменного резака против нее.

К сожалению ни на первый день засады, ни на второй жеденов мы так и не дождались. Меня вновь стала одолевать скука и я решил заняться разведкой при помощи летающего дроида.

Дальность управления после последней модификации была до ста километров. Так что устроившись поудобней на снегу я начал разведку летая по спирали вокруг нас. СПерва ничего кроме снега и деревьев я ни нашел, но через пару часов дроид на горизонте заметил дымок.

Вначале я посчитал, что там находится точно такая застава, но прикинув карту был вынужден признать, что это не так. С той стороны где я заметил дым не было ничего вплоть до соседнего государства, но там было больше четырех сотен километров и при этом захватывая снежную пустошь в которой находится мой рейдер.

Поэтому дым меня заинтересовал и я направил в его сторону дроид. Уже через пару минут я завис над тем что не ожидал тут увидеть. Вот честно говоря увидеть тут двигающуюся армию на паровых вездеходах я как то не рассчитывал.

Ничем иным увиденное быть не могло. Больше сотни чадящих черным дымом машин на гусеницах с пушками. Внешне это было похоже на земные танки, они тащили на прицепах другую технику военного направления.

А следом за техникой двигались люди, как я смог насчитать через дроида их было несколько тысяч человек. Флаг поднятый над этим войском был мне незнакомым, правда я и видел только местный флаг Лакии.

— Ирижи это чей флаг? — спросил я у парня отключившись от дроида, он сейчас полетел обратно к нам в автономном режиме. После моих слов голографический проектор вывел изображение увиденного флага.

— Это корватский флаг, у нас во время моего детства была война с ними. Мы кстати тогда победили хоть и потеряли тысяч двадцать человек при этом. — начал говорить Ирижи, — После войны на международном саммите мы еще очень хорошую компенсацию у них выбили. Только в прошлом году закончили они платить, — ответил мне Ирижи.

— Что же, я наверное тебя расстрою, но видимо вскоре начнется новая война, — произнес я.

— С чего бы это? У них ни сил ни возможностей. Выплаты не позволяли им развиваться, они наверное сейчас самое слабое государство из наших соседей. Ходят слухи, что совет Мудрых и сам планирует на них напасть через пару лет. — ответил Ирижи будучи убежденным в свою правоту.

— Посмотри на это и скажи что видишь? — спросил я у него транслирую запись с дроида на голограмме.

— Матерь божья, — поперхнулся Ирижи, — Это, это армия вторжения, — воскликнул он.

— Я вот также думаю, — согласился я с его словами, — Им видимо удалось провести скрытую подготовку. Не удивлюсь если сейчас уже во все границе проходят боестолкновения.

— Надо предупредить руководство, — сказал он мне, — Далеко до них еще? — спросил он у меня.

— КИлометров восемьдесят в северо восточном направлении. Направление движение у них как раз на нашу заставу. Но можешь не переживать скорость движения у них всего около пяти километров в час. У нас еще больше суток. — ответил я Ирижи.

Хотел движухи? Получи и распишись. Вон сколько проблем катится в моем направлении. Можно было бы конечно все бросить и смыться обратно на корабль. Но потом вновь налаживать отношения с новой властью было впадло.

Не думаю, что нам особо сильно что-то грозит. В крайнем случае всегда можно будет сбежать прихватив Ирижи. Сам парень паниковал и пытался связаться по рации с Ангелем, но тот вот уже как десять минут не отвечал на вызовы.

Мы решили возвращаться на заставу и уже там подумать, что делать со всей этой ситуацией. Миша встречал нас уже во всеоружии, он первым узнал о надвигающейся армии. К сожалению по рации нам никто так и не ответил, пришлось отправлять сообщение по телеграфу. Ответа мы так и не получили.

Тем временем я активировал дроида снегоуборщика и производителя снежных кирпичей. Я их таскал во все свои путешествия, мало ли что придется разгребать. Первым делом я задал снегоуборщику расчитить снег вокруг заставы, а второму дроиду начать строительство дополнительной стены. Вряд ли это сильно поможет, но хоть какое то моральное успокоение да будет.

Миша с Женей тем временем отправились на разведку в сторону надвигающейся армии. У них было задание попытаться задержать войска и провести несколько диверсий. Это как раз было по их профилю.

Я же пытался переделать зенитное орудие, чтобы можно было стрелять не только в небо, но и по земле. Но у меня к сожалению мало что получалось. Для желаемого необходимо было переработать едва ли не всю конструкцию.

У меня банально не было необходимого для этого оборудования. Да тажа основа зенитки весит две тонны. Я конечно при помощи дроидов смогу ее приподнять, но не больше.

Только спустя пяток часов я пришел к выводу, что мои попытки переделать орудие бессмысленны. Ничего у меня не получается, точнее я мог бы переделать, но на это пришлось бы потратить много больше времени, а потому я плюнул на эту затею и решил оборудовать аварийный выход.

Еще в первый день как мы остались на заставе, я просканировал всю ее поврехность. Как оказалось снега тут было немного всего немногим больше двух метров, но не это стало главным результатом моего сканирования.

На глубине девяти метров я обнаружил полость, вот к этой полости я и решил докопаться. Снег снегоуборщик расчистил за пару минут, а дальше пришлось его модифицировать под мерзлую землю. Затратив на работу час я приступил к раскопкам.

Как оказалось на глубине трех метров стали попадаться следы жизнедеятельности людей. Ну как иначе там могли оказаться куски проржавевшего металла, бетонные чушки и тому подобное. Копать сразу стало несколько труднее.

Еще через четыре метра я наткнулся на бетонную стену. Сам бетон от прошедшего времени был далеко не таким крепким как вначале, а потому пробиться сквозь двухметровую армированную стену при помощи плазменных резаков большой проблемой не было.

Первым внутрь естественно проник не я, а летающий дроид. Как оказалось эта была комната управления зенитным орудием. Судя по состоянию оборудования сюда не проникали с момента последней профилактики, а это было около двух тысяч лет назад.

К моему удивлению охранная турель даже дернулась чтобы взять на прицел мой летающий дроид, но повалившие искры из сочленений сразу показало истинное положение вещей в этой комнате. Немного подергавшись турель застыла.

Просканировав помещение я так и не нашел ничего, что могло бы угрожать мне. А потому активировав силовой щит спрыгнул вниз. Там меня встретила темнота, освещение за прошедшее время вышло из строя, а потому пришлось включать фонарь.

Сразу в глаза бросилась разруха, также было видно, что покидали помещение в спешке и при этом под огнем. Барикады из мебели в сторону одной из двух дверей говорили об этом однозначно.

Спрыгнувший за мной Ирижи был под впечатлением. Он никогда не видел подобного. Сканеры скафандра однозначно указывали на то, что вся аппаратура была уже давным давно мертва.

Причем судя по оплавленным следам на некоторых пультах управления не вся аппаратура умерла своей смертью от возраста, часть из нее была уничтожена оружием. Интересно, что же тут происходило в те давние времена.

— Это все было построено моими предками? — спросил Ирижи будучи под впечатлением, он даже забыл на некоторое время, что вскоре на нас навалится армия соседнего государства.

— Да это так, видишь какой слой пыли тут лежит? — спросил я Ирижи, — Пару сантиметров пыли говорят об очень многих годах прошедших с последнего посещения этой комнаты. Судя по следам покидали ее не по своей воле отстреливаясь от нападающих, — добавил я. — Сейчас я попробую открыть двери которые защищают баррикады и мы увидим, что там находится.

— Там наверное нечто очень ценное, — сказал он.

Двери оказались бронированными и при этом огромной полуметровой толщины. Такие точно вместо межкомнатных дверей не ставили бы, а потому возможно действительно там находиться, что то ценное.

Подключив накопитель энергии напрямую к двери я смог довольно быстро ее открыть. Как оказалось система безопасности в те времена было совсем отвратительной.

В самой комнате первым в глаза бросилось три тела. Мужские или женские мне не специалисту определить было сложно. Не разбираюсь я в костях, единственным различие между телами было то, что одно было в серебристом комбинезоне, а два в синих.

Не найдя ничего интересного возле тел я сделал прожектор на скафандре поярче и осмотрелся. Оказалось что мы были в довольно большом помещении, которое под наклоном уходило в глубину.

В паре метрах от дверей стоял флаер, я аж удивился от этого. На всякий случай я попытался к нему подключиться, но мои попытки оказались бессмысленными, флаер был окончательно мертв.

Вдали стояло еще несколько флаеров. Как оказалось это помещение было обычным гаражом, так почему его защищали до последнего я понять не могу. Что могло быть в гараже настолько ценного?

Минут через тридцать мы решили вернуться. Ниодного работающего флаера мне найти так и не удалось. Единственное что полезное были примитивные бластерные винтовки с испортившимися батареями.

Сейчас восстанавливать батареи времени не было, а потому я решил взять всего пару винтовок который запитаю напрямую от погрузчика. Благо это сделать можно будет с легкостью.

На поверхности нас уже ждали Женя с Мишей. Судя по слегка подхоптившимся скафандрам они поработали на славу. Наскоро пообедав я решил узнать подробности их работы.

Женя с Мишей переглянулись и взглядом указали на Ирижи пребывающего под впечатлением от подземелья до сих пор. Как я понял они спрашивали можно ли при нем говорить. А ведь они правы многое Ирижи знать не стоит, хоть он человек неплохой, но он патриот причем настолько, что двоюродного деда не поддержал.

— Ирижи вот тебе фонарь, полазь в гараже, может еще что нибудь интересное найдешь, — предложил я ему дав ручной фонарь.

— Вам посекретничать хочеться, — с ухмылкой произнес он, — Я все понимаю, сказал он и подхватив фонарь отправился к подкопу.

— Рассказывайте, — обратился я к десантникам когда Ирижи скрылся в яме ведущей в комнату управления, на всякий случай я активировал блокиратор прослушки.

— На максимальной экономичной скорости мы приблизились к войску часа за полтора. Они как раз остановились на привал. — начал рассказывать Женя, — Техника скажу у них откровенно примитивная, но мощная может причинить и нам вред. Пару попаданий ста семидесяти миллиметровых орудий щит погрузчика выдержит точно, может быть и больше, но не намного.

— Ни фига себе у них пушечки, — удивившись произнес я, — У них все такие?

— Нет, таких всего четыре, еще десятка полтора сто миллиметровых, все остальные меньше семидесяти миллиметров. — произнес Женя.

— Точнее уже две, — добавил Миша, — Проведя разведку мы отправились к самым мощным орудиям. Аппаратуру прицеливания и сами стволы мы заминировали слабыми накопителями, теми которые можно напечатать на три Д принтере. К сожалению их у нас было не много.

— Еще шесть стомиллимитровок я уничтожил при помощи плазменного резака. Миша же отправился в штаб. — добавил Женя.

— Подслушав совещание я убедился, что это полномасштабная война, только она еще не началась. Войска Корватии собрались в приграничных городах и ждут пока все отряды выйдут на заданные позиции. Конкретно эта армия отстает от графика на сутки и они пытаются нагнать, потеряли время во время путешествия через снежную пустошь. — сказал Миша после чего на голограмме вывел запись совещания.

— К сожалению, в это время обнаружили испорченное орудие на одном из танков и подняли тревогу. Мы конечно могли многих перебить, но ты просил по возможности обойтись без убийств, — произнес Женя.

— Подорвав заминированные орудия мы стали отступать попутно пытаясь нанести как можно больше вреда. Получилось вывести двадцать четыре танка из строя и если учитывать их уровень развития то на ремонт они потратят не меньше суток. — произнес Миша.

— И вот тут мы столкнулись с тем, что не ожидали увидеть у местных над лагерем поднялось в воздух полтора десятка нивейских боевых дроида. Судя по увиденному это третье поколение, по современным меркам это морально устаревшие боевые машинки, но для местных это очень опасная вещь. Чтобы не показать владение нами современных технологий пришлось отступить, хотя половину дроидов мы могли бы снять без проблем. — добавил Женя.

— Что думаете о возможности их остановить тут на месте? — спросил я у ребят.

— Не выдавая наши реальные возможности не реально, — ответил Женя.

— И даже если напряжемся, то вряд ли сможем всех положить. Тут бы пару пушечек с десантного бота, тогда да. А так у нас только ручное вооружение, которое по правде говоря неплохо будет справляться с танками если постараться то половину точно можем уничтожить без возможности восстановления, но если у них нашлись дроиды, может быть есть и нечто другое? — добавил Миша.

— Тут вы правы. Пока вас не было раскопал я комнату управления там в в гараже стоит пяток флаеров, но все они неисправны. Эх было бы у нас пару месяцев, можно было бы все вывести на корабль. Это было бы весьма полезно. — расстроившись произнес я, ведь наступающие войска оприходуют находки.

— Хм, а там выход вообще есть? — спросил Женя у меня.

— Из гаража должен быть, но не проверял еще, да и завален он будет скорее всего. — произнес я. — Но там есть еще вторая дверь, я еще туда не смотрел.

— Так что ждем. У нас теперь в запасе есть еще сутки, пошли посмотрим, что там находиться, может и придумаем что то. — произнес Женя.

— Ну идем, может быть свежий взгляд подскажет то что я не вижу. — согласился я

.

— Тогда вперед.

Как оказалось за второй дверью был коридор ведущий в жилую зону. Всего там оказалось четырнадцать комнат, но все они носили следы мародерства. Ничего ценного в них не оказалось.

Также мы смогли насчитать еще одиннадцать тел. А вот за жилой зоной начался спиралевидный коридор уходящий на глубину. Спустя десяток минут мы наткнулись на стальную перегородку. По нашим подсчетам мы уже спустились метров на пятьдесят под землю.

В этот раз нормально вскрыть перегородку не получилось, банально потому, что с нашей стороны не было никаких доступов к пульту управлению. Пришлось использовать грубый способ проникновения.

Плазменные резаки с легкостью вскрыли тридцатисантиметровый перегородку. Подождав когда перестанет капать метелл мы проникли дальше. Мы оказались в небольшом помещении из которого вели три коридора. Запустив дроидов разведчиков стали ждать.

Первый вернулся через пару минут. Как оказалось он уперся в завалы, и его сканер показывал толщину завалов не меньше сорока метров. Явно в ту сторону мы идти не будем.

А вот второй вернулся только через пол часа. Второй проход вел на поверхность в трех километрах от заставы, правда сам выход был погребен парой метров земли и снега.

Внимательней осмотрев помещение мы заметили еще одну дверь, она вела еще глубже. Спустившись по нашим расчетам метров на сто вниз мы попали в реакторную. Тут стоял термоядерный реактор, причем внешне он был целым и заглушенный штатным образом.

Но нас больше заинтересовал не столько сам реактор, сколько взрывчатка которой он был обмотан. Даже по самым скромным меркам тут было больше двухсот килограмм взрывчатки.

— А вот и подарок судьбы, — обрадовался Женя.

— ЧТо ты имеешь ввиду? — спросил я у него.

— Этот тип взрывчатки вечен. Если в нее не установлен детонатор то она ни за что в жизни не детонирует. А значит у нас есть больше двухсот килограмм высококачественной взрывчатки. Сейчас ее используют не в военных целях, а в горнодобывающих, но от этого менее опасной она не стала. — произнес Женя.

— TVX-пять тысяч. Замечательная взрывчатка, грамм ста хватит, чтобы к чертям уничтожить их танк. — добавил Миша.

— Так что с тебя создать как можно больше детонаторов по этой схеме, — скинул мне на нейросеть чертеж детонатора Женя.

— Схема простенькая, думаю даже в местных условиях пару десятков за следующий день сделаю. — ответил я десантникам.

После разговора ребята быстренько сняли сначала старые древние детонаторы и только после этого взрывчатку. Они собирались ее разделить в двухсот граммовые плитки которые они заложат вместо минного поля.

Работы было много, а потому особо не тормозя мы выбрались на поверхность и начали работать. Пришлось привлечь даже и Ирижи, он очень обрадовался, что мы придумали каким образом будем уничтожать врага вторгшегося на территорию его родины.

К утру получилось осуществить все задуманное и пока я с Ирижи отдыхали, все таки мы люди, а не дроиды только косящие под людей, то Женя с Мишей занялись установкой мин.

Поспав пару часиков мы встали, дроид летавший на разведку принес сведения, что уже через пару часов они появятся на горизонте. Как оказалось командование корватов решило не задерживаться на ремонт техники, а собрав все целое рванули вперед. Сейчас у них даже скорость была немножко больше чем ранее.

Обоих погрузчиков и всех дроидов мы отправили на подземную базу в тот зал из которого ведет туннель на поверхность. А сами заделали полностью дыру в земле через которую проникали раньше.

На поверхности остался лишь Миша, мы планировали воевать находясь в безопасности под землей. Миша уничтожив следы того что мы что-то копали вернулся к нам через туннель который мы к тому времени прокопали до поверхности.

Вот и настал час Х, подождав пока войска противника остановятся перед заставой как раз в тех местах в которых мы и расчитывали, а потому и заложили мины, мы активировали подрыв.

Такого огненного вала честно говоря я не ожидал. Камера находящаяся в паре километров от войск противника и то упала с крепленний. Да и у нас под землей почувствовался взрыв.

Но как в итоге оказалось не все так хорошо. Нивейские дроиды успели перед взрывом взлететь и сейчас летели к заставе для ее уничтожения. Отреставрированная зенитка смогла сбить четыре дроида пока ее не подавили огнем остальные.

Когда пламя успокоилось, оказалось, что взрывом мы уничтожили не всю технику. Почти вся не боевая, которую использовали в переходе осталась вне пределов взрыва, и хоть и была она повреждена близким взрывом, но не настолько чтобы не восстановить.

Вот я и стал массовым убийцей, причем тогда, когда мне никто не угрожал, и я мог вообще избежать боя. И что самое страшное, особо негативных чувств я по этому поводу не ощущал. Так небольшое сожаление.

Мне на секунду стало страшно, что я постепенно превращаюсь в монстра. Но подумав понял, что это не так, убивать меня никого не тянет, поскольку это крайний вариант и отыграть назад не получиться, но и против самого убийства я особо никаких претензий не имею.

Следующие сутки на поверхности происходила спасательная операция. Корваты окончательно остановились на остатках заставы для приведения себя в порядок. По крайней мере с этого направления их армия не дошла до запланированных мест.

Несколько дней мы провели под землей. Только после этого Женя и Миша начали устраивать террор остаткам войск. И хоть они и убили всего десяток человек, выжившие корваты пребывали в паники. Ребята смогли нагнать на них такой жути, что начались дезертирства.

И если первые ночи, по одному двое солдаты уходили в сторону обжитых мест, то под конец второй недели, дезертировали целые десятки. Все солдаты до смерти боялись стать следующей жертвой призраков.

Наконец в середине третьей недели, командование корватов не выдержало и похватав, что можно на остатках техники отправились в сторону другой армии. Судя по украденным данным из их штаба. Третья армия корватов по времени сейчас должна штурмовать ближайший крупный город в шестидесяти километрах от нас.

Только после этого мы выбрались на поверхность чтобы оценить произошедшее. Вообщем заставы больше нет, как и зенитного орудия. В паре километрах от застав стояли покореженные останки десятков танков.

На месте лагеря корватов пооставалось немало их имущества. В связи с дезертирством полутора сотни бойцов и уничтожения большей части техники они с собой все прихватить не смогли.

Скорее всего ближайшее время делать в Лакии нам нечего. А потому мы решили вернуться на корабль. Ирижи хоть и хотел принять мое приглашение, но в итоге отказался. Он считал, что обязан вернуться в свою часть и отправиться на фронт против подлых захватчиков корватов.

Ну это его дело, а потому снабдив его восстановленной бластерной винтовкой и двумя десятками простеньких батарей мы распрощались с ним. Ирижи едва не бегом помчался в сторону своей части.

Мы же с пустыми руками уходить не хотели, а потому решили прихватить с собой флаер. Ох и намучались мы его вытаскивать из гаража, но спустя сутки смогли погрузить на второго погрузчика и отправиться в обратный путь.

Пока двигались обратно на корабль я понял, что наелся приключений на несколько лет назад. Если раньше мне было скучно, то теперь очень даже наоборот. Веселья особенно в последние недели мне хватало.

Ну и как вишенка на торте я стал массовым убийцей. Суммарно я своими приказами убил больше трех сотен человек, в основном это были экипажи танков. Вообщем мне стоило все произошедшее обдумать в спокойной обстановке на своем корабле.


Глава 10

После возвращения обратно на корабль я на несколько недель выпал из жизни. И в этом оказалась виновата моя увлеченность различными необычными железками. Еще на Земле я любил покопаться в различной технике, понять как она работает, из чего создана.

Тут же меня практически везде окружала подобная техника и я естественно удовлетворял свое любопытство по полной. А именно сейчас я разбирался с флаером который мы притащили из гаража под семьдесят третьей заставой.

Как оказалось несмотря на примитивность конструкции, сам флаер был весьма интересен. В нем было множество конструктивных решений от которых в дальнейшем отказались из-за дороговизны производства.

В те времена когда производили эту модель флаеров у производителей банально не было альтернативы, и им приходилось использовать то что было доступно науке на тот момент.

Кстати сама конструкция была намного проще чем та с которой я сталкивался на своем рейдере. Было заметно, что за двадцать веков технологии развились весьма сильно, и в тоже время произошло серьезное усложнения и универсализация.

Сейчас можно было найти множество блоков общих что для флаера, что для дроида, что для пушки. А вот во времена производства этого флаера все было не так. Техника различных направлений была мало одинаковых блоков, практически все запчасти были уникальны.

Вообще привезенный флаер был кладезем различных устаревших конструктивных решений. Но самое главное, из-за этого произошла казалось бы парадоксальная вещь, техника тех времен была в разы более надежней чем современная рассчитанное на постоянное обновление и ремонт.

К примеру из-за несовершенства силовых полей того времени сам флаер был собран из очень необычного металла причем очень крепкого металла. По крайне мере плазменный резак не брал металл флаера сходу.

Конечно этот металл не шел ни в какое сравнение с металлом который используется для силовых конструкций современных космических кораблей. Но вот металл использованный на том же шаттле для брони ему сильно проигрывал, если бы шаттл был собран из такого металла то не факт, что при посадке у него были бы настолько большие повреждения.

По расчетам шаттл собранный полностью из подобного металла скорее всего обошелся бы несерьезными вмятинами на корпусе. Максимум были бы повреждены дефлекторы энергетического щита. Но в тоже время по стоимости подобный шаттл был бы как десяток обычных. Естественно современный производитель не заморачивался и строил то что будет дешевле.

К моему сожалению даже используя три Д принтер я не смог бы обеспечить этим металлом все потребности при ремонте шаттла. Мало того, что синтез довольно сложной кристаллической решетки металла был энергоемким процессом, но еще и размер камеры принтера сильно ограничивал меня.

Что такое куб с сорока сантиметровым ребром рабочей камеры принтера при ремонте шаттла только в длину больше тридцати метров. В высоту он был около шести метров и в ширину пятнадцать. Так что несмотря на замечательные качества металла придется обходиться обычным.

После того когда я окончательно понял, что ничего полезного для ремонта шаттла с флаера достать не получиться я погрузился в ремонт самого флаера. Мне несколько осточертело перемещаться по планете со скоростью бегуна на погрузчике. Ведь при этом тратится просто огромное количество времени на саму дорогу, а ведь его вполне можно было бы использовать на нечто более полезное.

Восстановление работоспособности флаера меня захватило полностью. Я его не просто восстановил, я его модернизировал. Первое что я сделал важного это была установка современных антигравитационных подушек, это сразу уменьшило на порядок энергопотребление, увеличило скорость, высоту и маневренность флаера.

В свои лучшие времена у него скорость полета была до пятисот километров в час, сейчас мне удалось увеличить скорость до полутора тысяч километров в час. Правда в связи с этим пришлось устанавливать гравитационный компенсатор, иначе при любом маневре на такой скорости меня могло расплющить от перегрузок.

Раньше на флаерах компенсаторов не устанавливали и вовсе, при скоростях в пятьсот километров они не сильно то и нужны были. В высоту из-за новых антигравитационных подушек теперь можно было подняться до ста двадцати километров.

По факту у меня получился суборбитальный челнок, стоило только улучшить систему жизнеобеспечения и добавить пустотный двигатель и можно будет на флаере летать на орбиту.

К сожалению нормального гравитационного двигателя который используется в современной космической техники для движения в космосе у меня не было. Точнее был, но он был установлен на шаттле, и доставать оттуда я не собирался, не факт что смогу собрать обратно все правильно.

А сами антигравитационные подушки были хороши лишь вблизи тел высокой массы, то есть вблизи планет, спутников и так далее. Вообще было множество вариантов и других пустотных двигателей, но все они требовали специфического оборудования которого у меня банально не было.

Лишь спустя две недели когда я потерял сознания от истощения организма меня оттащили из мастерской. Но главное, что за это время я смог починить флаер, теперь я был обеспечен летающим планетарным транспортом, а значит мог уже не ограничиваться одной лишь Лакией, тем более у них там сейчас было очень неспокойно.

Женя с Мишей пока я занимался ремонтом флаера отправились на разведку. Хотелось понять что же случилось с тем же Ангелем, все таки лояльный пусть и по принуждению правитель был выгоден нам.

На этой планете мы задержимся еще минимум на год полтора. А потому полностью терять отношения с местными не стоит. Я из-за приступа вдохновения в мастерской не особо следил за тем, что ребята делали, так периодически вставлял свое начальственное фе по связи и все.

Кстати связь на этой планете была не сильно простой вещью. Точнее в большинстве мест связь была простой и мы могли ее поддерживать без проблем едва ли не на любом расстоянии.

Но тут в снежной пустоши в которой расположился мой космический корабль, все было по другому. Обычный радиосигнал глохнул на вчетверо меньшем расстоянии чем должен. Постоянно связь забивается шумом, с чем все это связанно я не знал, скорее всего какая то природная аномалия.

Так что для обеспечения нормальной связи пришлось устанавливать множество ретрансляторов сигнала, к счастью в конструкции ретранслятора ничего сложного не было и клепать их можно было едва ли не десятками в день.

Вот и создал я десяток ретрансляторов перед тем как ребята ушли на разведку. У них сопутствующим заданием было установить их для обеспечения стабильной связи на поверхности планеты.

Вот благодаря сети ретрансляторов установленных каждых двести километров пути, а в снежной пустоши пятьдесят, мы могли поддерживать постоянную стабильную связь лишенную каких либо помех, причем с довольно большим каналом связи.

Первое что стоит отметить корваты пришли надолго, иначе объяснить то что вслед за войсками потянулись переселенцы было нельзя. Но были и странные моменты, переселенцы не стремились занять уже существующие города, нет они начали создавать свои поселки.

Пока что количество таких поселенцев было невелико, всего около двадцати тысяч человек, но стоит учитывать, что шла всего третья пятая неделя после начала войны. Так что все было впереди.

С местным населением корваты поступали довольно мягко. Специалистов в различных областях заставляли работать на себя, а остальных выгоняли с захваченной территории. Вообщем это было довольно мягкое отношение захватчиков к местным.

Женя даже смог проникнуть в штаб центральной армии Корватии, это сделать было весьма не просто. Как оказалось у корватов было весьма немало современной техники которой они вовсе не смущались использовать.

Но Женя был все таки профессиональным диверсантом, а потому пробраться в штаб он смог. Как он смог узнать, что по планам до начала зимы корваты планирует аннексировать шесть приграничных провинции, и на этом все, их военная кампания закончится.

После захвата по планам корватов они должны быстро укрепиться используя технологии древних, так они проходили по документам, а в реальности это были всего лишь немного устаревшие технологии полуторавековой давности из Содружества.

Следующим этапом их плана было продержаться до весны. Весной какой то неизвестный даже генералу ведущему эту военную компанию союзник окажет им помощь в легализации захваченной территории.

Странным было также то, что военные подразделения не стремились в города, в основном они останавливались в пустынной местности о которой у местных ходит очень негативная слава.

Причем с мистическим подтекстом, почти во всех местах оборудования военных лагерей по преданиям живут духи забирающие жертв решивших забрести на их территорию.

По местным преданиям кто там только не жил, и неупокоенные духи предков, и демоны с других слоев реальности, и даже злобные инопланетяне. Вообще о местах в которых предпочитали обустроить места стоянки корваты ходило множество порой нелепых слухов.

Так в ближайшем ко мне лагере корватских военных на каменном алтаре жених принес свою девушку в жертву требуя взамен себе магическую силу, но в итоге эту силу получила душа невесты и она теперь губит всех мужчин попавших в ту местность.

В мистику я никакую не верил, а потому все эти суеверия пропускал мимо ушей. А вот Миша и Женя решили воспользоваться ситуацией и усугубить негативную славу этих мест. По моей просьбе они старались избегать летальных случаев, кроме когда им самим угрожала опасность.

Особо влазить в конфликт между двумя местными государствами я не желал. Мало ли что они там не поделили. Может быть как раз сами корваты праведники, а лакийцы давно заслуживают войны, может быть наоборот.

Да и вообще лезть сюда мне не стоит, у меня есть цель, первым делом починить шаттл и выбраться в более цивилизованные места. А все пляски с местными я вообще начал от того что мне было скучно и я решил развеять свое одиночество контактом с местными.

Так что ребята особо не ввязывались в военную компанию, так в честь знакомства с тем же Ирижи, весьма хорошем парне ребята решили провести несколько диверсий ориентированных на подрыв боеспособности войск противника.

Так что они начали с банальных пропаж то оружия, то припасов. Вначале подозревали дежурных в воровстве, но когда на третью, четвертую ночь на посту стояли уже офицеры и те не смогли никак засечь момент воровства, то по лагерю сразу пошли слухи о духах которым не нравиться их присутствие.

Но руководству естественно было все равно на все эти слухи и они просто игнорировали их. Простой же солдат стал бояться своей собственной тени, и стремился не оставаться в одиночку на открытых пространствах.

Еще больше подогрело эти слухи приход остатков армии которая должна была уничтожить семьдесят третью заставу. Когда вместо полноценной армии пришло десяток транспортов и всего пару сотен бойцов, да и те все время кричали о призраках, паника в том конкретном лагере стала подниматься.

Теперь для нормализации обстановки в лагере стоило действовать весьма жестко, но командования с принятием таких решений не спешило, и тогда начались различные брожения по лагерю поддерживаемые ребятами. В основном все сводилось к тому, что незачем умирать тут в чужих краях, лучше вернуться домой к семье.

Именно тогда ребята стали красть уже людей, по моей просьбе их не убивали, а стирали память за последний месяц и переносили в город в полутора сотнях километров от лагеря.

Те просыпаясь не могли понять как оказались во враждебном государстве, ведь последнее, что они помнили как только вторглись на территорию Лакии, а сейчас они находились уже в глубине государства и окруженные отнюдь не их победоносной армией.

Первое время после пропажи была жуткая паника, полтора десятка самых слабохарактерных рядовых совершили самоубийство. Смерть этих людей также была на моей совести, ведь если бы не я, то они бы ни за что не покончили с собой. Но вновь по какой то причине я особо не чувствовал раскаяния за это.

После массового самоубийства вновь начались попытки дезертирства, особенно много дезертиров было из недавно присоединившейся разбитой армии. Но к тому моменту из Корватии прибыла часть войск специального назначения.

Они смогли очень быстро взять под контроль лагерь, после чего паника пошла на спад, но не надолго. Именно тогда обнаружили первого пропавшего, который разыскивал свою часть, он не помнил последнего месяца совершенно. Последнее что он вспомнил это начало похода на Лакию.

Ему еще повезло, что смог выбраться из вражеского города и через лес направиться в сторону Корватии, где его и выловил корватский патруль посчитав очередным дезертиром.

Не знаю почему, но потеря памяти испугала людей еще больше, чем пропажа солдат. Именно тогда организованная группа из пары десятков солдат попыталась с оружием в руках прорваться из лагеря и вернуться домой.

Но войска специального назначения были намного лучше подготовлены и с легкостью подавили эту попытку дезертирства, правда при этом застрелив пятерку солдат. Теперь уже у оставшихся солдат поднялся страх не только против места, но и против своего командования.

Работа ребят парализовала почти две тысячи войск корватов и не дало заняться им заняться планируемыми военными операциями. В направлении за которое отвечали конкретно эти войска наступила пауза, которой уже воспользовались по полной лакийцы.

Они в кратчайшие сроки смогли оборудовать весьма мощный оборонительный рубеж. И чтобы преодолеть его корватом требовалось значительно большее количество войск чем у них есть.

За две недели которые я провел в исследовательском и ремонтном угаре ребята умудрились провести подобную шутку еще в одном лагере. Но там она не прошла, как оказалось в том лагере базировалась дроидная часть армии Корватии и специалисты там были не чета обычным солдатам и в суеверия никакие не поверили.

Они наоборот сразу начали подозревать диверсию и усилили охрану, причем не только людьми, но и электронными охранными системами, дроидами охранниками. Это на общем фоне развития окрестных государств было весьма странно. Слишком роботизированной выглядела часть.

Поскольку целью уничтожение войск корватов я не ставил, то ребята не особо усердствовали в проведении диверсий против них. Эта же роботизированная часть их заинтересовала весьма сильно.

Слишком большая автоматизация по меркам местных государств. Было очень интересно, откуда они тут вообще взялись, ведь такое количество техники объяснить случайной находкой сложно.

Женя попытался разузнать про эту часть больше информации, и даже взломал сеть управления дроидов для этого. Но все что он смог узнать, так это то что все дроиды были расконсервированы всего год назад. Причем это были абсолютно новые дроиды.

Ими никогда раньше не пользовались, у меня возникло ощущение, что где то там на территории Корватии находится склад нивейского военного оборудования, по другому объяснить увиденное было сложно.

Управляли дроидами кстати при помощи нейросети, а значит местные где то умудрились раздобыть нейросети и медицинскую капсулу для установки. Все техника обнаруженная ребятами была нивейского производства.

А это весьма необычно даже по меркам Содружества. Очень редко там используют технику производства только одной страны в войсках. Так получилось, что один тип техники лучше у одного, другой у другого. И военные чтобы минимизировать недостатки оборудования используют технику производства различных стран. Тем более она стандартизирована.

А если учитывать капсулу с наноботами которую подарил мне майор, то получается, что корваты обнаружили космический корабль федерации. Причем судя по количеству используемой техники то мало поврежденный и явно принадлежащий каким то спецподразделениям.

А поскольку корваты управляют всей этой техникой довольно умело, то значит и кто-то из экипажа выжил, скорее всего также в криокапсуле пребывал. Все это мне было очень не по душе.

Мне нравилось чувствовать себя самой важной птицей на планете, знать, что обладаю самыми совершенными технологиями. А тут вот тебе на, кто то владеет не менее развитыми технологиями и этот кто то захотел для чего то захватить целую страну.

Об этом стоило подумать более тщательнее. Не хотелось бы мне, чтобы кто то прилетел на парочке истребителей и захватил меня со всем находящимся на корабле. Так что стоило решить как поступить в связи с открывшейся новой информацией.

После того как Оксана достала меня из медицинской капсулы где я провел четыре дня лечась от последствий собственной глупости, я отозвал ребят обратно на корабль, тем более они смогли обнаружить Ангеля, тот сейчас руководил обороной столицы.

В самой столице сейчас уже не было мирного населения, исключительно войска Лакии. Там кстати и обнаружилась причина того, что мы не могли связаться с Ангелем, Корваты использовали глушилку связи. На коротком расстоянии километров до пятидесяти связь с большими трудом, но все же можно было использовать все таки оборудование используемое мною немного превосходило то которым пользуются корваты.

Корваты умудрились еще до начала официальной войны уничтожить всех советников, и только Ангель остался жив. Судя по тому как майор хотел убить советника есть у меня подозрения, что он был каким то образом связан с корватами еще раньше.

И та вся интрига с Ангелем была разыграна как один из вариантов устранения старика. Мы же показались майору очень удобным инструментом, что и привело его в итоге у неудаче.

Сейчас из-за слишком большой секретности которую разводили раньше советники только Ангель и мог сдерживать войска корватов на подступах. Только он имел доступ к различным системам обороны.

Практически вся современная техника в столице Лакии была ориентирована на биометрию советников, и другие люди не могли ею воспользоваться. Сейчас Ангель пытался исправить это и предоставил доступ к управлению своим ученикам, но им предстояло еще долгое обучение, у них нет ни нейросетей ни баз знаний.

Я даже ради интереса посмотрел запись одного штурма столицы и понял, что туда лично лезть я точно не захочу. Представьте себе вал из сотен танков поддерживаемых десятками летающих дроидов прет на город.

Каждую секунду происходит взрыв, пламя взлетает до небес, танки разлетаються от попаданий как какая то игрушка. На записи также был момент когда бронебойный снаряд пробил стену оружейного склада, и после этого произошла детонация всех боеприпасов склада. Пламя взметнулось до небо, все на расстоянии километра было уничтожено полностью.

Город же в ответ отвечал шквалом огня, как энергетического оружия, так и кинетического. В том смысле что при защите использовались орудия гаусса. Мне пришлось срочно пересматривать отношение к местной цивилизации, ведь раньше я считал орудия подобные знакомой мне зенитке редкостью. Но в реальности все оказалось не так.

Оборона города была построена самым настоящим параноиком, даже сейчас после уничтожения сорока процентов оборонительных сооружений, город продолжал чувствительно огрызаться и наносить ужасные повреждения.

Также столицу обороняли и обычные войска, при помощи таких же паровых танков, артиллерийских огнестрельных орудий. Сейчас на месте города творился самый настоящий ад.

Все в радиусе полутора десятков километров было перепахано взрывами. Количество погибших даже по самым скромным меркам уже перевалило за пятьдесят тысяч человек с обеих сторон.

В последние дни активность несколько поутихла при штурме столицы. Было видно что захватчики и защитники были на пределе своих возможностей. Если в начале они воевали из-за каких то целей руководства Корватии, то теперь между захватчиками и защитниками была самая настоящая кровная вражда.

Слишком много крови было пролито тут. Вряд ли в ближайших несколько поколений возможно примирение между ними. Так что лезть в ту мясорубку я не собираюсь точно.

По информации Миши, посетивших штаб группировки штурмующей столицу, силы корватов были уже на исходе. Они не ожидали, что столица Лакии будет настолько хорошо укреплена. Последний день уже даже подкрепления к их войскам не подходили.

Ведь война шла не только возле столицы, но и в других направлениях. И если первые несколько дней были разгромными для войск Лакии, то теперь они явно пришли в себя и начинают существенно отвечать на нападения.

Не намного лучше обстояли дела и у Ангеля, ему вообще было неоткуда ждать подкреплений. Все войска были заняты противостоянием корватам в шести провинциях. А ведь не стоило оголять и другие границы, уже зашевелились соседи предчувствуя слабость Лакии.

Но старик справлялся неплохо. Как сказал Миша, у него есть все шансы продержаться несколько месяцев в столице и перемолоть еще парочку подобных армий.

Столица кстати была единственным городом на который так ожесточенно наседали корваты. Вообще у меня уже стали появляться мысли столь странного выбора стоянки армий, штурма столицы и многого другого.

Слишком подозрительно, что войска занявшие гиблые места особо не спешили на помощь в штурме столицы. А ведь эта помощь могла стать той самой соломинкой решивший исход войны.

Во дворце Ангеля Миша смог обнаружить карту двухтысячелетней давности. И в местах которые стремились занять корваты стояли различные обозначения. К сожалению что именно они обозначали я понять не смог, там использовалась неизвестная мне система обозначений.

Вообще таких точек на карте было в десятки раз больше. И вот к одной из них я и собирался выдвинуться после возвращения ребят. Она находилась относительно недалеко всего в пятидесяти километрах на север от моего космического корабля.

— Ну что господа разведчики, как прошла ваша вылазка? — спросил Александр у ребят когда мы все собрались в столовой отметить возвращение ребят с передовой чужой для нас войны.

— Жутко, — коротко ответил мрачно смотря на нас Женя. Было видно, что он не сильно хочет вспоминать увиденное.

— Можно подробней? — это уже решил уточнить я. До сегодня я лишь просматривал отчеты ребят и особо не интересовался их мнением по поводу увиденного.

— Можно и поподробней. — согласился со мной мной Женя, — Хоть нас и создавали с целью убийства разумных, и у нас установлено огромное количество программ как провести диверсию, убийство, кражу. Но подобной жестокости я не ожидал.

— Там было настолько ужасно? — спросил я у ребят.

— Как тебе сказать, в моих банках данных хранится информация о множестве прошедших военных конфликтах на территории Содружества. — начал говорить Женя, — Так что по меркам Содружества не так уж и ужасно. Ведь к примеру пятьдесят три года назад директорат Ошир провел зачистку своей же планеты, из-за того что там скрылись бунтовщики. Представь они уничтожили полтора миллиарда населения своей планеты. И подобных трагедий на протяжении существования Содружества было множество. Так что по меркам Содружества, произошедшее не так уж и ужасно.

— Не так уж и хорошо Содружество, — произнес я не понимая как можно уничтожать свое собственное население.

— Это точно. — согласился со мной Женя, — Все же выучи базу знаний с историей Содружества, я же знаю что она у тебя есть. Тогда ты побычтрее избавишься от розовых очков через которые до сих пор смотришь в сторону СОдружетсва. Там далеко не рай.

— Завтра обязательно поставлю на изучение, — согласился я. Историю я не хотел учить, поскольку считал бесполезной информацией в моей ситуации. — И все же, что там происходит? — решил все таки услышать ответ ребят про ситуацию в Лакии.

— Представь себе поле красное от крови, куда не глянешь всюду видны или трупы или части тел. И все это сопровождается жуткими стонами выживших, меня едва не перемкнуло от увиденного. Но вовремя сработал отсекатель и я перестал ощущать эмоции. — добавил Миша.

— Ни х*я себе, — высказался я. Чтобы сработал отсекатель у дроида это должно быть действительно нечто ужасное.

— Не ругайся, — стукнула меня по голове Маша.

— У меня хоть отсекатель и не сработал, но тоже видеть все то было весьма мало приятно. Вот объясни, зачем вам органикам вот эти вот убийства, почему нельзя жить в мире, ведь убийства это очень нерационально? — спросил у меня Женя, а все остальные члены моей команды также стали всматриваться в мое лицо, видимо не одного Женю интересует ответ на этот вопрос.

— А вот тут я ответить не смогу. Я просто не знаю, да и вряд ли кто либо знает причину такого поведения. Мне кажеться это у нас в крови желать лучшего, того чего нет у самого себя, но есть у твоего соседа, и пойти по простому пути отобрать это у него. — сказал я то что пришло мне в голову, — А вообще не слушайте, я простой человек, и далек от всего этого и не смогу правильно ответить.

— Спасибо за честность, — произнес Александр, — Ладно, Женя, Миша, что скажете, нам стоит влазить в эту свару? — спросил он у ребят.

— Нет, пусть они сами между собой разбираются, — ответили практически синхронно разведчики-диверсанты.

— А то ведь и мы получить можем, если нами излишне заинтересуются. Сейчас у нас нет ничего чтобы могло гарантировать победу если столкнемся в открытом бою, что с лакийцами, что с корватами, — добавил Женя.

— Так что лезть туда нам противопоказано, — произнес Миша.

— Так тому и быть, — ответил Александр, — Так девочки, а почему мы сидим без музыки? У нас тут мужчины вернулись из двухнедельного рейда.

— Сейчас все будет капитан, — сказала Маша и включила какую то музыку найденную в компьютерной сети корабля. Я бы не сказал, что она была мега крутой, но послушать разок можно было.

— А теперь танцы, — произнесла Оксана, — И раз наши мужчины такие скромные то приглашать на танец будем мы, — рассмеялась девушка и подскочила ко мне.

Ох тот вечер я запомнил надолго. Давно мне так хорошо не было, именно тогда я окончательно понял, что эти дроиды стали мне чем то вроде семьи. Я от них ничего не скрывал и они принимали меня таким как я есть.

Весь вечер мы веселились, танцевали до упада, моего упада, ребята в силу своей природы упасть не могли. Я даже вновь достал немного самогоночки из своих запасов и пригубил.

Ребятам же пришлось воспользоваться несколько пиратской вещью. Они воспользовались вирусом, которые на время наградил их состоянием похожим на опьянение. Никогда не подумал бы, что смогу увидеть пьяного дроида.

Ближе к утру мы разошлись по своим каютам. Ребятам стоило пройти чистку блоков памяти от вирусов, а мне банально выспаться. Засыпал я с улыбкой на устах, день прошел замечательно, точнее вечер.

Через двое суток мы отправились к одной из точек отмеченной на карте из дворца Ангеля. В этот раз мы двигались не на погрузчике, а на восстановленном флаере. На максимальной скорости двигаться в снежной пустоши мы к сожалению не могли.

Отвратительная погода ограничивала нас всего двумястами километрами в час. Но и так уже через четверть часа мы зависли над местом отмеченным на карте. Просканировав округу мы ничего опасного не обнаружили и решили сесть на поверхность.

— Серый ты не обижайся, но дальше ты обязан нас слушаться, иначе улетаем обратно на корабль, — произнес Женя.

— Я что совсем дурной и не понимаю, что вы намного более опытные в плане выживания и безопасности, — ответил я.

— Тогда все отлично, — произнес он, — Миша давай первый на разведку, — попросил он своего товарища.

Миша спрыгнув на снег осмотрелся и достав из багажника несколько дроидов приступил к разведке. Пока Миша проверял окрестности, я под руководством Жени проверял все свое оборудование.

Как оказалось не зря. В моем скафандре вышел из строя нагревательный элемент который обеспечивал нагрев воздуха если использовать внешний, а не запасенный в баллонах. Через пятнадцать минут Миша вернулся к флаеру.

— Все чисто, можете спускаться, — произнес он по внутренней связи.

— Наш самый умный, — скептически начал говорить Женя и указал пальцем на меня, — Не проверил скафандр перед выходом, так что придется подождать пока он отремонтирует его.

— Да ты что, наш инженер и ходит в неисправном? — наигранно удивился Миша после чего рассмеялся, — Надо будет девочкам рассказать они любят шутки.

— Все я уже готов, там все то и было отошедший контакт, — стал я оправдываться.

— Этот контакт может в будущем стоить тебе здоровья, а то и жизни. — ответил Женя, — Так что не забывай постоянно проверять состояние техники от которой зависит твоя жизнь.

— Все, все понял, — сказал я. Не люблю еще с детства различных нотаций, а потому и стараюсь их избегать по возможности, — Давайте приступать к тому, ради чего мы прилетели сюда.

Следующие два часа мы занимались тем, что устанавливали сканирующее оборудование и подключали его к флаеру. Работа хоть и была несложной, но довольно монотонной.

После установки различных сканеров мы вернулись на флаер. Теперь наше личное присутствие за бортом не требовалось и мы могли посидеть в тепле. Конечно для дроидов было все равно где находиться, но мне было намного комфортней в салоне флаера.

— Итак приступим, — сказал я и активировал сканеры. Теперь требовалось подождать пока система не построит трехмерную модель того что скрывается под снегом.

— Смотри твердая поверхность уже на глубине шести метров, — заметил Миша.

— Шарообразная форма говорит о явно искусственном происхождении, — добавил немного позже Женя, когда сканеры построили модель первого десятка метров.

— Дальше идет пустота, значит там действительно искусственное сооружение, — добавил я.

— Можно запускать дроидов пусть расчищают снег, — скомандовал я через двадцать минут, когда понял, что ничего нового на модели не появится.

— Уже, — ответил Миша.

Спустя час перед нами находился шарообразный купол. На северной стороне этого купола был шлюз, причем такого размера, что через него можно было проникнуть даже флаеру, но это в том случае если он будет открыт, но он был сейчас закрыт.

Вначале я попытался стандартно взломать управление дверью и открыть нам проход. Но не смотря на то, что я запитал системы двери, она оставалась неподвижной.

При помощи инженерного сканера я смог обнаружить неполадку, это оказалась проводка. Во многих местах она едва ли не превратилась в пыль. Так что пришлось поступать как самым настоящим вандалам и воспользоваться плазменным резаком.

При помощи грубой силы за полтора часа мы смогли проделать себе вход в здание. Но тут нас ожидала другая неприятность, система обороны оказалась в полном порядке и в нас полетели куски металла разогнанные магнитным полем до больших скоростей.

Первых четыре выстрела на себя принял энергетический щит, только после этого я начал соображать и отскочил обратно ко входу, ребята проникшие на пару секунд раньше меня сейчас отстреливали турели, я решил не мешать им и подождать пока закончат.

Через пару минут за мной вернулся Миша и мы отправились дальше. Проходя через помещение которое было сразу за входом я увидел расстрелянные остатки шести турелей.

— Вон терминал стоит, подождите я постараюсь взломать и понять что тут находится, — сказал я ребятам и направился к терминалу.

— Стой, — крикнули они мне, но было уже поздно, терминал взорвался и меня отбросило к противоположной стенке. К счастью мой силовой щит справился с такой нагрузкой и кроме синяков я не получил никаких травм.

— Это что за х**ня, — возмутился я вставая на ноги.

— Я тебе говорил никуда не лезть впереди нас. — начал говорить Женя, — необходимо смотреть себе под ноги, тут вообще какой то параноик все это строил. Видишь те светильники? — спросил он у меня показывая пару светильников, естественно не функционирующих сейчас.

— Вижу, — ответил я.

— Так вот там расположены сканеры, и мы явно не прошли проверку, вот система безопасности и пытается нас уничтожить. Дальше идем очень осторожно. — произнес Женя.

Проход в коридор нам пришлось вскрывать все также при помощи плазменного резака. К счастью внутренняя дверь была в разы тоньше и мы справились всего за пять минут. Но тут опять в нас полетели снаряды.

Ребята проникнув смогли быстро справиться всего с двумя турелями, а больше опасностей нас там не ждало. Коридор через двадцать метров заканчивался лифтом, но рядом с ним был и вход на лестницу.

Наверное все таки лучше бы мы отправились через лифтовую шахту. Как оказалось на каждой лестничной площадке была турель, и каждая из них была вполне себе функциональной.

Так что на спуск мы потратили едва ли не больше чем до этого на все проникновение во внутрь этого сооружения. Наконец то спустя пару часов мы добрались до очередной двери.

Вскрыв ее мы ожидали вновь встретить огонь, но его не оказалось. Пройдя во внутрь мы обнаружили большое количество медицинского оборудования. Во времена колонизации этой планеты не было универсальных медицинских капсул.

В те времена использовали специализированные, так что можно сказать, что тут был медицинский центр, но для чего такая сильная система защиты, я понять не мог. Мы приступили к изучению доставшегося нам оборудования. Получалось что оно было полностью работающим, следовало лишь поменять расходники, обновить на всякий случай проводники и запитать энергией.

— Я тут кое что обнаружил, — произнес Миша. Я с Женей сразу направились к нему.

— Что ты нашел? — спросил я у него подходя к нему.

— Тут очередная дверь, и она в виде исключения даже открывается. — произнес он.

— Ну что же идем вперед, — 0 произнес Женя, — Серый одна минутка мы проверим помещение и можешь входить.

— Давай уже, — отмахнулся я рукой, он в последнее время ведет себя как курица наседка.

— Можешь входить, — произнес он спустя пару минут.

Мы попали на какой то склад. Тут стояло множество криокапсул, но внутри них были вовсе не люди, внутри находились колбы с непонятным белым веществом. Ради интереса я достал инженерный сканер и просканировал одну из колб.

Но сканер сказал, что передо мной биологическое вещество. Пришлось доставать медицинский сканер из аптечки. А вот он уже смог определить, что находться переджо мной, причем с легкостью.

— Мужики это сперма, — воскликнул я удивленно, — Мы только что вскрыли спермбанк двухтысячелетней давности.

— Что деток захотелось? — заржал Женя.

— Бля, и стоило ради этого рисковать? Рисковать ради спермы давно померших мужиков? — выругался я.

Спустя пару часов мы решили возвращаться, больше ничего интересного на этой базе не нашлось. Прихватив с собой хирургическую капсулу, только она могла поместится в наш багажник на флаере мы вернулись на поверхность.

Следующий час мы собирали ранее установленное оборудование и складывали обратно во флаер. И только после этого отправились обратно на корабль. Девченки уже узнавшие, что именно мы нашли всю дорогу подкалывали нас.

За ужином как только нас не называли. Расхитители спермы это было самое мягкое название которым нас обзывали девченки. Капитан тоже не отказался пошутить над нами.

Несмотря на некоторую опасность которая грозила мне во время наших поисков я считаю, что день прошел неплохо. И пусть та отметка оказалась спермохранилищем, но ведь там было и медицинское оборудование пусть и устаревшее. Так что глубоко удовлетворенный я отправился спать.


Глава 11

После возвращения из своего последнего путешествия как оказалось в спермохранилище, прошло более полугода. За это время мы перетаскали на корабль все найденные флаеры в подземном гараже на месте бывшей семьдесят третьей пограничной заставы.

Не забыли и про оборудование из спермохранилища. Само по себе оно было несколько устаревшим, да что там несколько, оно было очень сильно устаревшим. Но проснувшийся во мне хомяк не позволил там оставить ничего ценного. Все что можно было открутить мы открутили, что можно отломать отломали.

Все это было сделано с одной единственной целью, чтобы техника не попала не в те руки. А не теми я считал абсолютно все кроме своих. Может быть это и ненормально так себя вести, но я не мог оставить местным продвинутые технологии. Теперь на месте спермохранилища было собственно только оно и геотермальный реактор берущий энергию из под земли.

Как Жене и Мише удалось узнать во время своих периодических вылазок на территорию Лакии охваченных войной, корваты не спроста захватывали эти точки отмеченные на карте.

Как я и предполагал ранее под отметками на картах были древние сооружения времен колонизации. К счастью большая часть этих сооружений на территории Лакии было уже либо разграблено несколько веков назад или просто уничтожено временем.

Но и так корватам досталась весьма немало техники, правда в большинстве своем гражданского предназначения. Но были и вполне себе функционирующие боевые флаеры. К счастью их было меньше десятка на всю армию вторжения.

Нам удалось установить постоянную связь с Ангелем, и через него узнали, что большую часть хранилищ совет Мудрых и вскрывал в свое время, именно благодаря этому столица до сих пор и держалась.

Ему пришлось из закромов достать множество техники чтобы не отдать город противнику. Чего только ребята не увидели там, был даже лазер с ядерной накачкой, причем не один.

Раньше на месте столицы Лакии находилось центральное колониальное убежище. Оно было гигантских размеров, рассчитывалось что там смогут укрыться до миллиона человек.

Но во время войны там спаслось всего около ста тысяч человек, которые позже и занялись созданием окрестных государств, и вот в это убежище и стремились проникнуть корваты.

Ангель не понимал по какой причине проводиться столь ожесточенный штурм, ведь все что находилось в убежище уже было разграблено за века, и остались лишь голые стены.

Ребята на всякий случай сами пробрались в это убежище и обыскали его. Вдруг местные чего то не смогли обнаружить. Но как оказалось местные хорошенько постарались и нашли практически все, но именно, что практически.

Женя с Мишей смогли проникнуть в секретную часть убежища. Но ценного там ничего не оказалось. Только множество документов на чипах, которые от старости практически рассыпались.

Ребятам с трудом удалось их в безопасности доставить на корабль. Сейчас те лежали в сейфе и мы думали как с них снять безопасно информацию, слишком уж хрупкими из-за прошедшего времени они были.

Ангель даже уже хотел сдать корватам столицу, все равно там уже не было гражданского населения, но его помощники сказали, что народ сдачу столицы может неправильно понять, вот и приходится старику защищать город из последних сил.

Он за последнее время заметно сдал, и стало видно, что ему на самом деле больше двухсот лет. Пришлось даже передать ему аптечку, та его не вылечит полностью, но хоть немного да поможет. Кстати тут стоит отметить местные живут в среднем до сто двадцати, ста тридцати лет.

Все это из-за очень давней коррекции генома еще в самом начале космической экспансии. Я также прошел подобную коррекцию под присмотром Оксаны, и теперь мог не переживать, что помру своей смертью в семьдесят, восемьдесят лет.

Мои дети кстати также получат эти изменения в геноме, даже если будут от женщины с не откорректированным геномом. Просто эти изменения доминантны, а потому будут преобладать над другими.

Каждый наш сеанс связи Ангель просил о помощи, но каждый раз мы отказывались в прямую помогать, не хотелось попасть под раздачу. Слишком горячо там было и не факт что нам удалось бы быстро их победить. А значит и нас могли прибить.

Но и оставить совсем без помощи его мы не могли. Не хотелось, чтобы единственный более менее лояльный правитель местных был убит. Поэтому пришлось подумать, чем же можем помочь.

Для начала я занялся производством оружия. В текущей обстановке каждая песчинка могла переломить ситуацию в ту или иную сторону. Вот и пару десятков плазмометов каждую неделю были очень не плохой помощью Ангелю.

Современные плазмометы позволяли справляться с летающими дроидами даже более эффективней чем зенитные орудия. Так что довольно быстро небо над столицей впервые за несколько месяцев очистилось от корватов.

Также он благодаря плазмометам смог откинуть корватов почти на два десятка километров от города. Именно тогда на Ангеля было совершено очередное покушение, и если бы Женя не был поблизости, то все могло закончиться плохо, а так теперь Ангель стал одноруким. Протез для его руки я начал делать в тот же день и через две недели старик стал красоваться железной рукой.

Но дальше продвинуться последний член совета Мудрых не смог, к противникам прибыло подкрепление на отремонтированной технике которую обнаружили в неразграбленных хранилищах.

Почти сразу чаша весов качнулась не в сторону Ангеля. Тогда наступило критическое положение, и чтобы не проиграл наш союзник пришлось вмешаться. Миша на восстановленном военном флаере смог во время ночной вылазки практически уполовинить парк восстановленной техники.

Нас тогда едва не раскрыли. Просто флаер с Мишей все таки умудрились сбить, и нам сильно повезло, что он смог катапультироваться еще до падения. После этого происшествия в течении двух недель не прекращались попытки обнаружить спасшегося пилота.

Миша тогда смог сбежать и вернуться на корабль, только вот как оказалось один выстрел плазменной пушки пробил и кокпит флаера и скафандр, в области живота Миша лишился кожи и двух сантиметров синтетического мяса. Пришлось наращивать уничтоженное в медицинской капсуле.

Больше напрямую в войну Лакии и Корватии мы не вмешивались. После нашей гуманитарной помощи оружием в осажденную столицу ситуация стабилизировалась. Ни корваты ни лакийцы не могли самостоятельно переломить ситуацию.

Ангель едва не на коленях просил вновь помочь ему откинуть войска, но я решил не рисковать своими друзьями, да вот так незаметно диверсионные дроиды превратились в мою семью.

Ближе к середине зимы природа показала, что кем бы себя не возомнил человек, она главная на планете. Температура даже в самых южных точках Лакии опустилась ниже минус двадцати градусов.

Вместе с холодом прекратилась практическая любая активность на фронте. И если небольшие тревожащие операции проводили диверсанты обоих государств, то полномасштабных боевых действий не было.

А в наших местах погода вообще стала бить рекорды и перевалила за минус семьдесят градусов по цельсию. Я вон по глупости вышел на улицу без шлема и буквально за несколько секунд получил ожог легких.

Пришлось пару часов провести в медицинской капсуле. А после этого еще пару часов слушать нравоучения Оксаны. Ей очень не нравилось, что ее единственный пациент попадет к ней в руки слишком часто.

На следующий день после выздоровления пришлось готовиться к выходу на улицу. В такую погоду вообще покидать уютную жилую зону корабля не хотелось, но потребности заставили.

В трехсот сорока километров от нашего корабля корваты обнаружили очередное хранилище и сейчас занимались его вскрытием. Значок на карте там был другим, но что он означает все равно понять мы так и не смогли.

Обнаружить какой либо сюрприз у себя под боком не хотелось, а потому было решено проникнуть на объект первыми и посмотреть, что же там находится. проблема была в том, что корваты уже начали свои раскопки.

Но мы считали, что сможем незаметно проникнуть внутрь хранилища и посмотреть, что же там все таки находиться. Загрузившись втроем во флаер мы отправились к нашему месту назначения. Как же меня радует, что мы восстановили несколько флаеров, теперь вместо того чтобы телепаться больше двадцати часов в погрузчике мы добрались немногим больше чем за час.

В этот раз пришлось флаер оставить в паре километров от лагеря корватов. Не хотелось, чтобы они смогли раньше времени заметить наш флаер. Включив режим маскировки на флаере который блокирует излучения наружу, мы стали выбираться на поверхность.

Спрыгнув на снег я порадовался, что мой скафандр полностью герметичен. Температура достигла своего рекорда и сейчас показывала минус семьдесят два градуса.

Сильные порывы ветра едва не заставили меня упасть на колени, но Женя спрыгнувший за пару секунд до меня придержал падающего меня. Видимость была отвратительной, было сложно рассмотреть кончики пальцев вытянутой руки.

Захотелось сплюнуть, не люблю такую погоду. Но пришлось сдержаться, уже было дело как я сплюнул в шлеме, после чего через некоторое время мое лицо было в слюне. А внутренняя очистка шлема у меня не работает из-за нехватки специального реагента.

Благодаря встроенному сенсорному оборудованию в скафандр мы могли особо не беспокоится о видимости. Встроенный в скафандр компьютер принимая информацию с сенсоров выстраивал трехмерное изображение местности прямо на забрало шлема.

Оно было настолько четким, что можно было спутать с реальностью. А ведь все это была модель причем построенная не на визуальных данных. Подобные технологии мне весьма нравились.

Так что я мог видеть как в ясную погоду, ну может быть совсем немного хуже. Заблокировав флаер мы оставили его с активированными двигателями на случай если нам придется бежать, а то холодный старт мог затянуться до трех минут в такую погоду.

Периодически порывы ветра пытались нас подхватить и унести куда то. Но наша масса все таки позволяла идти прямо. С наветренной стороны скафандра уже образовался двухсантиметровый слой снега.

Первым шел Женя, следом я, а замыкал нашу процессию Миша. Приблизившись к лагерю на километр мы засекли энергетическое излучение. Что говорило о активной технике вблизи нас.

Сигнатура излучения была не опознана компьютером скафандра, а потому, что именно там излучет энергию мы сходу определить не смогли. А ведь база данных содержит практически все виды излучений которые встречались аварцам ранее.

Остановившись мы осмотрелись. Еще далековато было до строений хранилища, а потому энергетическое излучение не принадлежало хранилищу точно. Это нас несколько насторожило, мы решили не спешить и отправили в сторону излучения малого развед дроида.

В итоге оказалось не зря, в двадцати метрах от нас находилась энергетическая пушка. Пушка была такая же как та из которой в Женю открывал огонь Ангель. Особой эффективностью она не отличалась, а потому мы сразу успокоились.

— А они тут смотрю оборону решили сделать, — произнес я после просмотра данных разведывательного дроида.

— Да следует быть осторожней. Видимо по их информации тут нечто ценное. Эта пушка не имеет автоматического режима стрельбы, но к ней ведет окоп по которому стрелок и должен в случае тревоги добраться до орудия. — ответил Миша.

— Дроид также обнаружил сигнализацию. Довольно примитивная штука основана на пересечении радиосигнала, при такой погоде она должна ложно срабатывать едва ли не каждый час. — произнес Женя ознакомившись с данными разведки.

— Ну что идем дальше по поверхности, или сократим через окоп? — спросил я у ребят.

— Знаешь, наверное все таки лучше по поверхности, не хочу раньше времени нарваться на охрану. Нам ведь не перебить их надо, а проникнуть в хранилище раньше корватов. — произнес Женя.

— Раз так, то пошли, нечего стоять на одном месте, — произнес я и повернулся в сторону лагеря.

По пути к лагерю мы обнаружили еще четыре подобные пушки и на двух последних сидели дежурные. К счастью они не обладали возможностью видеть в подобных условиях, так что мы остались незамеченными.

Тем временем дроид обошедший лагерь со стороны подтвердил нашу догадку, что подобные пушки стоят со всех сторон лагеря. Сигнализация была везде довольно примитивной и избежать ее срабатывания мы могли с легкостью.

А вот в самом лагере мы увидели то, что подтверждало мою теорию, что кто то с нивейского корабля спасся. В центре лагеря стояла стандартная армейская палатка для планет повышенной агрессивности и именно нивейского производства.

Такие вещи точно могли появиться только с кораблем, а судя по правильно установленным дроидам охранникам и активному энергетическому щиту, владелец палатки был не местный.

Для работы с этой палаткой требовалась обязательно установленная нейросеть, а раз палатка стоит причем собрана правильно, мысли сразу как бы намекают о том кто ее владелец.

Пока я отправился ко входу хранилища, чтобы оценить систему защиты, ребята направились к палатке, чтобы узнать кому же она принадлежит. Если не местному, то следовало оценить его адекватность и возможность выхода на контакт.

Хранилище оказалось защищено намного лучше, чем вскрытое нами спермохранилище. Тут уже на расстоянии сотни метров от здания были установлены огневые точки, которые судя по подпалинам были обезврежены совсем недавно самым варварским методом.

Сами створки ворот были огромны, метров пять в высот и метров восемь в ширину. Сейчас рядом со створками ворот находилось пять человек которые подключить к воротам радиоактивные батарее видимо снятые с другой древней технике.

Спрятавшись за спинами рабочих я приступил к сканированию двери. Дверь была создана из такого же металла, что и флаера, только намного толще. Сканер оценил толщину в один метр двадцать сантиметров.

Также он оценил состояние проводки в хранилище и пришел к выводу, что попытки открыть ворота обречены на провал. Проникнуть через ворота можно было лишь проделав в них дыру, а толщина двери говорила, что это затянется надолго.

Мне это не понравилось и я попытался просканировать стены, вдруг стена будет тоньше. Но оказалось не так, толщина стены достигала вообще трех метров. Мне аж стало интересно, что же так хотели защитить предки местных.

Обойдя вокруг купол хранилища я нашел еще одно место возможного проникновения. На расстоянии ста двадцати метров находилась вентиляционная шахта, правда она сейчас была скрыта под двухметровым снегом, но воспользовавшись излучателем, мы могли быстро и незаметно расплавить столь небольшую толщину снега.

— Ребята, я нашел точку через которую можем проникнуть на объект. — передал я по связи. Следовало несколько поспешить пока у корватов была ночь и большая часть лагеря спала. Сейчас в принципе идет полярная ночь и ближайшие пару месяцев света с неба не будет видно.

— Босс пять минут и будем у тебя с подарком, — произнес Женя.

— Жду, — коротко ответил я. А вообще мне стало интересно, чего же там они нашли такого, что решили мне подарить?

— Это кого вы тащите с собой? — произнес я когда передо мной появились диверсанты таща мешок, в котором просматривался силуэт человека.

— О, — поднял указательный палец вверх и начал говорить Женя, — Это сюрприз, который мы откроем уже там, — показал рукой под землю он.

— Не люблю сюрпризы, но ладно. Тут подо мной находится вентиляционная шахта, диаметр около метра двадцати это если судить по результатам сканера. Думаю через нее можем проникнуть. — ответил я.

— Тогда приступаем, — согласился со мной Миша и первым активировал инфракрасный излучатель. Сразу под ним снег стал плавиться.

— Да давайте быстрее, хочеться узнать, кого это вы прихватили с собой, — произнес я и присоединился к Мише, снег стал сразу вдвойне быстрее исчезать под лучами излучателей.

— Опять лезть во всякие щели, — недовольно произнес Женя, после чего также стал помогать плавить снег под нами.

Через пятнадцать минут стал сквозь снег проступать металл. Вскрыть колпак вентиляционной шахты удалось без проблем. А вот дальше возникло несколько трудностей.

Как оказалось система безопасности была в порядке и в самой шахте сейчас была видна лазерная решетка на лучах которой испарялись снежинки. Можно было поступить просто и уничтожить лазерные излучатели, но в таком случае вслед за нами могли проникнуть и остальные.

ТАк что пришлось думать как на время обезвредить лазерную решетку. После недолгих размышлений мы решили провести парочку натурных экспериментов. Для этого я снял со своего скафандра элемент брони, который с внутренне стороны был практически идеальным зеркалом, после чего проверил как на него будет действовать луч лазера.

Как оказалось, из-за своей зеркальности элемент брони смог продержаться больше двадцати секунд. Так что пришлось снять еще шесть элементов с нашей брони которые будут сдерживать лучи пока мы безопасно спустимся вниз по шахте.

Мы уже хотели приступить как я споткнулся и полетел в шахту. На секунду я запаниковал но спустя миг взял себя в руки и начал тормозить об стенки ахты руками и ногами.

Остановился я уже на глубине полутора десятков метров. И что самое главное без каких либо повреждений, вися вниз головой до меня дошло, что мой энергетический щит с легкостью справился с лазерами. Так что смысла нам мудрить не было вообще, могли сразу опускаться. Вот как, самый простой способ почему то не пришел мне в голову сразу.

— Серый ты как? — связался со мной Женя, я уже вися вниз головой быстро приходил в себя и стал потихоньку спускаться дальше.

— Как как, нормально, но вначале думал все отбегался. Наш щит на скафандре легко справился с лазерами, так что нечего мудрить. Сейчас спущусь и вы прыгайте вниз. — ответил я.

— Действительно, как то не подумал, что лазер то не современный и мощность у него не чета современному, — ответил Женя.

Через минуту я достиг дня вентиляционной шахты. Вправо от меня шел ход, но он был перегражден стальной решеткой. С ней я справился благодаря сервоприводам в скафандре. Немного усилив руки я смог проломить решетку и пролезть дальше.

После моего сигнала вниз спрыгнул Миша и остался стоять в шахте только я хотел, спросить почему он тормозит, как сверху упал мешок который словил он, и только после этого полез ко мне в проход.

Спустя секунд двадцать после этого спрыгнул и Женя. Не задерживаясь мы поползли дальше. Вскоре мы остановились перед большим вентилятором который хоть и не крутился, но мешал идти дальше. И даже если его сломаем все равно пролезть не сможем, слишком мешать будут остатки.

Пришлось лезть за инженерным сканером и прощупать им стенки шахты. Если сверху и по бокам как ожидалось был бетон, то снизу всего через десять сантиметров пустое пространство.

Пришлось воспользоваться специальной дрянью проплавившей стенки шахты за пару минут. Очень неприятная гадость, может и скафандр с легкостью прожечь, но вот в таких ситуациях очень полезна.

Необходимо смешать две жидкости и на десяток минут эта смесь становиться настолько кислотной, что прожигает практически все. Ждать десять минут нам не хотелось, а потому я сверху после того как прожгло проход, залил эту гадость нейтрализатором.

Спустя десяток секунд я первым спрыгнул на пол. В туже секунду поднялся сигнал тревоги и из-за угла появился дроид открывший в меня огонь небольшими пучками плазмы. К счастью у самого дроида не было щита, а потому он вышел из строя всего после одного выстрела.

Через минуту мы все были в коридоре и решили уйти как можно дальше от места проникновения. В течении следующих пяти минут, нас атаковали одиночные дроиды еще дважды, а после мы добрались до одного из терминалов управления базой.

Система шифрования была настолько примитивной, что через минуту я уже получил контроль над терминалом, а еще через две перестал звучать сигнал тревоги. К сожалению отменить саму тревогу я не мог, система безопасности была полностью автономной и в нее проникнуть через этот терминал я не мог.

Облегченно выдохнув я обернулся к ребятам. Как все таки хорошо, что тот противный звук перестал звучать. Ребята же тем временем сняли с неизвестного мне пока что человека мешок. Это оказался мужчина около сорока лет, одет он был в комбинезон техника. Но не это больше всего меня заинтересовало, наиболее интересным было то, что на запястьях м на затылке виднелись разъемы нейросети.

— Вот он значит какой сюрприз. — произнес я, — А как вы пробрались в палатку, там ведь система безопасности весьма неплоха?

— Не сравнивай, мы произведены были лет на шестьдесят позже палатки, а потому все ее системы безопасности были нам на один зубок, — притворно обиделся Женя.

— Ладно признаю был неправ, и так, что интересного вы там обнаружили? — спросил я сев оперевшись об стенку коридора. Сейчас нам можно было передохнуть пока наши дроиды расползлись по округе и выстраивали трехмерную модель помещений.

— Вот этот товарищ решил прогуляться ночью. А тут мы как раз проникли в палатку, он увидел нас и нам ничего не оставалось кроме как отрубить его. ЧТо и было сделано, после этого мы осмотрели палатку, нашли с десяток кристаллов с базами знаний, что там еще не смотрели. А также множество карт причем не в электронном варианте, а на бумаге. Мы на всякий случай все сняли на камеру и прихватили мужичка, он должен будет нам рассказать обо всем подробней.

— Ну что же давайте будите его. — после чего начал всматриваться в лицо мужика, как то оно не выглядело волевым, скорее слабохарактерное.

— Один момент, — произнес Женя и вколол какую то гадость мужичку. Тот открыв глаза заозирался вокруг и спустя пару секунд сконцентрировал свой взгляд на мне.

— Где я? — спросил он у меня.

— Там куда ты стремился. Внутри хранилища, — ответил я коротко наблюдая за ним.

— Что? Нельзя, нельзя спускаться в хранилище без капитана, он меня убьет, — запаниковал мужик.

— Тише, давай подробней, что за капитан и почему нельзя проникать в хранилище без него? Да и вообще кто ты? — стукнув по лицу, чтобы он пришел в себя спросил я.

— Техник третьего класса Ложи Норит, приписан к большому транспортнику первого флота федерации Нивей. — представился он мне и вопросительно посмотрел на меня, — Вы ведь тоже не местные, но я не помню вас на борту транспортника.

— Сергей, владелец аварского рейдера потерпевшего крушение на этой планете, — ответил я.

— Ты аварец? — удивленно спросил он, — Но вы же… — попытался культурней сформулировать слова Ложи.

— Да они черномазые, но где я сказал, что я аварец, я владелец аварского рейдера. А теперь давай к остальным вопросам которые я задал, — попросил я Ложи.

— Около ста двадцати стандартных циклов назад наш транспортник попал на выходе из гиперпространства в солнечный шторм. Реактор резко ушел на перегрузку и нам пришлось отстрелить его. К счастью в системе оказалась обитаемая планета. Тут мы и решили сесть. Через пару месяцев произошел бунт на корабле и практически все десантники угнали единственный исправный корабль, десантный бот. Больше мы про них не слышали. Еще через год, стало понятно, что помощи ждать не откуда и мы все легли в криокапсулы, только один человек остался, чтобы контролировать ситуацию. Каждых пять лет мы менялись, и вот нас разбудили. Как оказалось во время своего дежурства наш капитан смог захватить власть в местном государстве и узнав про ситуацию вокруг стал готовить государство войне, тем более недавно оно проиграло, и под видом реванша можно было легко заинтересовать местных. Капитан же буду откровенным по видимому сошел с ума, он возжелал власти над всем миром, а поскольку собственных сил было мало решил захватить остатки высокотехнологического оборудование в соседней стране. — начал рассказ Ложи.

— Это все очень интересно, но давай ближе к теме, — прервал пространные разглагольствования мужчины.

— У капитана развилась паранойя и он не доверяет даже остаткам своего экипажа. Он думает, что мы хотим его подсидеть. Так что в наши задачи входит вскрытие хранилищ, но внутрь без него проникать мы не имеем права. Вон в лагере два десятка преданных ему местных, по одному мановению его руки готовых убить даже своих родных, — ответил он.

— Ясно, с тобой все ясно, — произнес я и связавшись по связи с ребятами решил переговорить про ситуацию с этим мужиком.

— Предлагаю его после сегодняшней вылазки заморозить его и пусть дальше с твоими соотечественниками ждет возвращения в Содружество. Я ему не доверяю, а потому и стоит свести возможности навредить нам к минимуму, — произнес Женя.

— Согласен, — поддержал Миша.

— Раз так, то усыпляйте его сейчас, чтобы не мешал нам спрячем где то в уголке и направимся дальше на разведку, тем более дроиды добрались до перехода на следующий уровень. — согласился я с ребятами.

Мужичка мы спрятали в помещении бывшем ранее скорее всего казармой, туда вряд ли кто зайдет в ближайшее время. Дальше мы двинулись вниз, всего нам пришлось пройти еще три уровня. На которых были размещены какие то лаборатории, чем именно они занимались за давностью лет определить было тяжело, но что то связанное с радиацией, во многих местах до сих пор был повышенный фон.

И вот наконец то мы достигли складов. Увиденное мне очень не понравилось, передо мной открылся вид на две сотни ракет с радиоктивной начинкой. ПРосканировав ракеты я убедился, передо мной две сотни атомных бомб на ракетной тяги. Причем самая слабая была пять мегатонн, а самая сильная больше шестидесяти.

Находиться рядом с ними стало как то неуютно. Осознавать, что рядом с тобой находиться нечто способное уничтожить жизнь в какой то стране, а то и во всем мире было очень не приятно.

Спустя десять часов я несколько успокоился. Время не пожалело это смертоносное оружие и только два десятка ракет были готовы к немедленному старту, остальные же требовали долгого и кропотливого ремонта.

Оставлять все тут не хотелось, если капитан нивейского транспортника реально сошел с ума, то с этим оружием я боюсь даже представить, что произойдет. Дроиды разведчики показали, что местные сейчас ожесточенно пытаются проплавить створки ворот и им это даже потихоньку удается. Они уже углубились на пару десятков сантиметров.

Сейчас я просто не знал даже что мне делать. Слишком уж ответственность велика была. Если я просто уйду отсюда, то скорее всего через пару месяцев по всей планете произойдет десяток атомных взрывов. Но и вывезти ракеты из хранилища я сейчас не могу, наш флаер и самую маленькую на себе не утащит.

— Что нам делать со своей находкой? — спросил я у ребят, сейчас с нами на связи были и Александр с девочками. Слишком серьезная ситуация была.

— То что так просто оставить мы не можем это факт, — произнес Александр.

— Как бы мне не хотелось, но похоже придется зачистить тут всех местных и подогнать наши погрузчики, чтобы вывезти все ракеты, — произнес Женя.

— Не люблю убийств, но должна согласиться с Женей, другого выхода не вижу. Те два десятка человек, против нескольких десятков, а то и сотен тысяч человек. ПО моему что стоит выбрать очевидно, — произнесла Маша.

— Ну зачем так кардинально, — высказалась Оксана, — Можем и этих в живых оставить. Мало что ли отравы всякой насоздавала в свободное время?

— Давай подробнее? — попросил я у нее.

— Ну в свободное время когда мне нечего делать я занимаюсь синтезом различных опасных веществ. Так что у меня сейчас достаточно веществ как на то чтобы всех усыпить, так и убить. — ответила он несколько смутившись.

— Ничего себе хобби, — удивился Миша, — Я про тебя многое не знаю.

— Ладно, оставим это на потом, а пока давайте решим, что все таки делать, — прервал разговор Александр.

— Я за то, чтобы всех местных усыпить и вывезти все ракеты. — произнес я.

— Я считаю, что проще всех уничтожить, так меньше шансов, что что-то пойдет не так. — начал говорить Женя, — Но если получиться всех усыпить быстро, то я ничего не имею против.

— А это все от вас мальчики зависит, — произнесла Оксана.

— Раз так, то принято, — произнес Александр, — Я сейчас отправляю к вам обоих погрузчиков и на всякий случай парочку инженерных дроидов. Им к вам идти около двадцати двух часов. Столько продержетесь? — спросил капитан у нас.

— Думаю да, — ответил я ему, — В случае чего немного повоюем.

— Я вместе с погрузчиками отправлю свой яд к вам, там будет несколько видов, сами определитесь с необходимым, — сказала Оксана.

Немного подремав, наверное не больше пары часиков я приступил к работе. Следовало подготовить этот бункер к обороне если мы не успеем и они до прибытия погрузчиков успеют проделать проход.

Первым делом я решил восстановить местных дроидов. Из трех десятков которые повстречались нам по пути к складу я ядерным оружием я смог восстановить всего пятерку. Которую отправил дежурить в тамбур рядом с воротами в бункер. Они будут первым препятствием на пути местных. Вряд ли они конечно задержат надолго их, но минут пятнадцать дополнительных обеспечено.

Оставшееся время мы занимались строительством барикад по пути из тамбура. ПРичем на поворотах мы устанавливали снятые из ниш турели. Теперь они подчинялись только нам и мы могли сделать вид, что все это система обороны бункера.

Через пятнадцать часов после отправления погрузчиков в лагерь прибыл капитан нивейского транспортника. Он прилетел на восстановленном флаере, сопровождало его два десятка летающих боевых дроидов.

Это нам не понравилось очень сильно. И действительно уже через пятнадцать минут эти дроиды стали стрелять в ворота. Каждый их выстрел заменял десяток минут горелок которыми плавили проход до этого.

Я сразу понял, что ни к чему хорошему это не приведет. Сомневаюсь, что мы сможем противостоять двум десяткам этих машин. Пришлось рискнуть и выполнить весьма опасную операцию.

— Ребята, я на поверхность попробую перехватить контроль над дроидами, а вы на всякий случай заминируйте тамбур. — сказал я Жене и Мише, после чего побежал к проходу на поверхность через вентиляционную шахту.

— Удачи тебе. — отозвался по связи Женя, — Миша бери наши запасные накопители будем использовать как мины. — это он обратился уже к Мише.

— Тут я обнаружил еще ящик осколочных гранат, состояние их желает лучшего, но может и детонируют они при подрыве накопителя. — предложил Миша, я дальше не слушал, мне стоило как можно ближе подобраться к дроидам и перехватить у них управление.

Сбросив обратно на пол Ложи я практически за минуту смог вылезти на поверхность из бункера. Снег как валил так и продолжал валить, но для меня это не было особо большим препятствием.

Стараясь остаться незамеченным я заглушил все излучение при помощи скафандра. Теперь меня ни в инфракрасном, ни в радиодиапазоне не было видно. Сомневаюсь, что у местных тут может быть что то более лучшее.

Капитана поехавшего крышей я обнаружил рядом с палаткой. Тот сейчас о чем то спорил с человеком одетым обычную шубу. На фоне того, что капитан был в тяжелом скафандре это смотрелось довольно комично.

Спрятавшись за сугробом, я достал перехватчик. Он сразу стал передавать мне на нейросеть все сигналы которые он перехватывал в радиусе ста метров. Довольно быстро удалось отделить управляющие дроидами сигналы, а дальше я смог смоделировать сигнал обманку и перехватить контроль над дроидом.

Но что то пошло не так, едва я перехватил контроль и начал стрелять в другие, как они в течении доли секунды смогли уничтожить захваченный мною дроид. Слишком быстрая реакция была, я просто не понял, что произошло.

Поменяв позицию чтобы меня не обнаружили начавшие бегать по лагерю люди я попытался вновь перехватить контроль, но едва я его получал этого дроида моментально уничтожали.

К сожалению массово перехватить направление у меня не было никакой возможности. Слишком мало вычислительных мощностей у меня было с собой. Да и вскоре стало мне не до перехвата управления.

После третьего перехвата пятерка дроидов внезапно отделилась от всех и начали сканировать пространство. К сожалению я был слишком близок к ним и избежать обнаружения мне не удалось.

Едва меня обнаружили, меня сразу окружили дроиды, но не стали стрелять. Едва я хотел шевельнуть конечностью как через миг рядом с ней в снег ударял пучек плазмы.

Секунд через тридцать в круг из дроидов вошел капитан в сопровождении пяти человек вооруженных ручными игольниками. Посмотрев на меня, капитан весьма сильно удивился.

— Так, так, так, кто тут у нас попался, ах как прекрасно авары. Как ты тут оказался черножопый? — спросил капитан когда его подчиненные подняли меня на ноги. Сейчас я мог с легкостью вырваться из этого захвата, но тогда бы дроиды не оставили бы от меня и мокрого места, а потому я решил не дергаться.

— Смотрю что плохо лежит, — ответил я коротко.

— Обычно вы живым товаром интересуетесь, что ты забыл тут? — спросил он у меня и прислонив к разъему подключения оружия на скафандре парализатор, активировал его. Сразу по всему телу проскочил спазм боли, а компьютер скафандра ушел в перезагрузку.

— Многим не нравиться, что ты наше имущество портишь. Уже семьдесят тысяч наших рабов уничтожил ты своей войнушкой, — начал я брать его на понт.

— Это кому я не нравлюсь? Я еще пять лет назад договорился с картелем Милша, что взамен на пять тысяч рабов ежегодно мне тут никто мешать не будет, — капитан и не заметил как начал выдавать весьма важную информацию.

— А с чего ты взял, что этой планетой заинтересовался только один картель, — усмехнувшись произнес я. Как же хорошо, что благодаря непрозрачному шлему он не видел моего лица и не мог понять, что перед ним белый, а не негр.

— Значит кто то решил влезть в наш бизнес? — немного удивленно произнес капитан, — Что же через пару месяцев у меня встреча с компаньонами, думаю они будут рады такому подарочку как ты, — злорадно усмехнулся он.

— Если ты доживешь до этого момента, — начал говорить я довольно нагло, поскольку по связи ребята передали, что они уже рядом.

— Всем быстро рассредоточиться он тут не один, — быстро сообразил этот урод.

Но уже было поздно. По снайперски точные выстрелы ребят сняли окружавших капитана людей. После чего огонь был сосредоточен на дроидах через секунд тридцать ко мне подскочил капитан и схватив со спины приставил пистолет к моему шлему.

Ребята сразу же перестали стрелять и сменив позицию затаились. В воздухе осталось всего три дроида, остальные лежали на земле. Вот что значит профессионалы.

— Еще один выстрел и он умрет, — прокричал через громкую связь капитан. Я же тем временем понял, что доигрался. Если он шевельнет пальцем то не уверен что шлем задержит сгусток плазмы надолго.

— Тогда давай договариваться, — произнес Женя. В тот же миг дроид выстрелил в сторону откуда звучал голос Жени. — Мы так не договаривались, — произнес Женя, в этот раз голос звучал из другого места. Новый выстрел последовал вновь на голос.

— Хорошо, сейчас вы меня пропускаете к флаеру, когда я буду на безопасном расстоянии я выброшу вашего товарища, — произнес он.

— Договорились, — произнес Женя. В этот раз выстрела не последовало.

— Я начинаю идти, — произнес капитан и подталкивая в спину повел к флаеру.

— Сергей план четыре А, — произнес по внутренней связи мне Миша.

В туже секунду я сделал вид что споткнулся. Два выстрела прозвучало одноврменно. Один срезал руку держащую пистолет приставленный к моей голове, а второй пробил насквозь голову капитана. Не помогла ему и вспыхнувшая пленка защитного поля. Еще через мгновение были уничтожены дроиды лишившиеся управления.

Согласно этому плану, я должен уйти с линии огня любым способом, после чего ребята уничтожают моего противника бронебойными снарядами. Встав на ноги я не сразу поверил, что все закончилось. Через десяток секунд ко мне вышел Миша.

— Как ты? — спросил он у меня.

— Скажем так, еще немного и мне бы пришлось менять комбинезон, — пошутил я. Сейчас было у меня дикое расслабление от того, что смертельно опасная вещь закончилась благополучно.

— Ладно, вижу ты сейчас никакой, сиди тут, а я с Жекой загоню работяг по палаткам. К сожалению химии у нас хватит чтобы усыпить в лучшем случае трех человек, придется ждать погрузчика охраняя их. — произнес Миша и ушел в сторону откуда слышаться выстрелы. Это Женя пугал оставшихся без начальства рабочих.

Я же приходил в себя. Вот еще раз убедился, что я никогда не буду великим бойцом. В экстремальной ситуации начинаю паниковать. Мне реально повезло, что все закончилось столь хорошо.

Через пять минут я попытался встать на ноги, но не смог. Меня банально не слушались ноги. Удерживая себя от паники я запустил сканирование организма при помощи нейросети.

Как оказалось парализатор использованный на моем скафандре сработал не стандартно. Вместо того чтобы просто парализовать меня, защита скафандра смогла отфильтровать воздействие парализатора.

И тот лишь причинил мне сильную боль, но это так показалось мне лишь в начале. Урод смог частично выжечь нервные волокна в организме и сейчас я банально не ощущал ног.

Травма оказалась довольно сложной. И без медицинской капсулы я буду восстанавливаться несколько месяцев, а то и больше. При этом буду ощущать сильнейшую боль, которую сейчас блокирует порция химии из аптечки моего скафандра.

Звать на помощь ребят я не стал. Я переключил управление скафандром на нейросеть и управляя им напрямую смог встать на ноги. Конечно это не сильно эффективно было, но хоть мог передвигаться самостоятельно.

Пока ребята занимались охраной работяг и до конца вскрывали дверь хранилища я отправился на флаер и перегнал его напрямую в лагерь. Теперь тут стояло уже два флаера.

Причем флаер капитана оказался военной модификацией с двумя легкими плазменными турелями, которые были заблокированы на нем. Пришлось несколько покопаться в системе безопасности флаера, но я смог взломать ее и теперь флаер полностью был наш.

Через пару часов наконец то прибыли погрузчики которые занялись тем что доставали на поверхность ракеты с ядерной боеголовкой. К сожалению каждый погрузчик мог взять с собой лишь одну ракету. Так что вывоз всех ракет мог затянуться на несколько месяцев.

Поэтому мы решили устроить схрон в двадцати клометрах отсюда, там мы спрячем все ракеты и потихоньку перетаскаем к себе на корабль. Женя приступил за строительство схрона из снега, а Миша перемещением ракет.

Меня же не допустили ни к какой работе и отправили на флаере домой лечиться. В трюме который мы используем как ангар меня уже ждала Оксана, не дала мне и слова сказать как я оказался у нее на руках.

Всю дорогу до медицинского отсека я пытался вырваться и пойти самостоятельно. Но куда там мне против силы дроида. Так что мои трепыхания на руках девушки выглядели весьма забавно.

— Я кому сказала молчать, — прикрикнула на меня Оксана когда я оказался рядом с медицинской капсулой. — Тут у тебя вообще то есть фатальные повреждения и без специального оборудования не восстановить.

— Я что теперь на всю жизнь стал инвалидом, — от страха произнес хриплым голосом.

— К счастью нет. Тот майорчик сделал тебе очень серьезный подарок, те наноботы могут справиться с твоим лечением, но это будет очень не просто. Этот ублюдок повредил тебе помимо нервных окончаний некоторые участки головного и спинного мозга. То что ты в сознании уже удивительно.

— Я не превращусь в робота? — спросил я взяв себя в руки.

— Уже шутишь. Значит все будет хорошо, — сказала Оксана и раздев меня положила в медицинскую капсулу.

— И сколько мне так лежать? — спросил я у нашего корабельного врача.

— Не меньше недели, но я рассчитываю на две, — произнесла Оксана в ответ на мой вопрос.

— Ого как долго, что так серьезно? — спросил я у нее.

— Вообще лечения мозга всегда занимало не малый срок, а тут тебе еще необходимо приживить колонию наноботов, причем следует учитывать, что нейросеть у тебя атаранского производства, а наноботы нивейского. Скорее всего у тебя внутри организма пройдет небольшая война, и только поглотив всех наноботов и саму нейросеть начнется твое лечение. Мне придется едва ли не каждого нанобота контролировать чтобы они не начали поглощать твое тело.

После слов Оксаны, что у меня в организме устроят войну две колонии наноботов мне даже захотелось вылезти из медицинской капсулы и оставить все как есть. Но все таки я смог убедить себя в необходимости операции.

Через несколько минут после того как медицинская капсула закрылась я увидел уже знакомый мне зеленоватый дым. Непроизвольно захотелось задержать дыхание, но усилием воли я заставил себя дышать как обычно. Через несколько мгновений я отключился.


Глава 12

Пока я дожидался окончания вживления новой колонии наноботов в свое тело в медицинской капсуле, после как оказалось весьма опасного ранения, ребята не сидели без дела.

В первые два дня после того как я лег в медицинскую капсулу они не покладая рук занимались тем что перепрятывали ракеты в паре десятков километров от бункера. Там заранее дроиды построили из снега временное укрытие для ракет.

Конечно столь опасное оружие просто хранить под открытым небом да причем в ужасных метеорологических условиях это не дело. Но иного выхода не было, оставлять все в бункере не было никакой возможности, раз о нем знали корваты, то они рано или поздно вернуться к нему.

А если учитывать, что сюда прибыл новый глава государства, диктатор, так капитана нивейцев называли за глаза, то скорее всего прибудут они как раз рано, а не поздно.

Поэтому едва я покинул бывший лагерь корватов, то ребята приступили к его укреплению, установке турелей в скрытых местах. Этого добра на погрузчиках пришло не мало. Женя потакая своей паранойе произвел минирование вокруг лагеря, если не знать карты расположения мин, то на любой технике практически сто процентно попадешь на одну из них.

А бывшую корватскую технику в виде трех броневиков и одного танка решили использовать в виде дополнительного укрепления на подступах к бункеру. Снаряды же от них пошли на установку множества ловушек вокруг лагеря.

Первыми обнаружили противника мы при помощи разведовательного дроида, к сожалению в окружающих погодных условиях летающие дроиды были не самыми надежными. Сигнал начинал теряться уже через три-четыре километра, а потому пришлось даже тут устанавливать временные ретрансляторы.

Дроиды смогли обнаружить летящий на высоте двадцати метров флаер. В текущих погодных условиях это помогало подойти незамеченными на весьма близкое расстояние. Все таки большая часть радаров противовоздушной обороны рассчитана на большую высоту.

В этот раз флаер был не военной модификации, а стандартной гражданской времен колонизации этой планеты, к тому же на антигравитационных подушках тех времен. Гравитационные искажения и позволили нам обнаружить этот раритет еще на подлете.

Особо мудрить в противостоянии в таким летающим объектом смыла не было, а потому Женя воспользовался ручным зенитным комплексом, всего два попадания плазменных шара и флаер взорвался еще в воздухе, на поверхность планеты упали лишь множественные обломки.

Быстрый осмотр обломков позволил узнать, что на борту было одиннадцать человек. Из них трое были в скафандрах, и восемь человек в обычной очень теплой одежде в дыхательных масках.

Больше ничего интересного обнаружить не удалось и ребята вернулись к работе, из-за своей природы им не нужен был отдых, а потому работа весьма спорилась. Единственным ограничением была скорость передвижения погрузчиков.

Но тут особо ничего сделать нельзя было кроме включения форсированного режима, при такой эксплуатации накопители разряжались едва ли не в три раза быстрее, а скорость была больше всего в два.

Было еще одно затруднение в ремонте лифта, ибо без лифта поднимать ракеты на поверхность было еще тем извращением. К счастью в лифте не было ничего высокотехнологичного, а потому с заменой тросов и подачей энергии ребята справились сами без меня.

После нападения ребята постарались ускориться, но и так работали практически на пределе своих сил. Ближе к концу первых суток прибыло и основное подкрепление к корватам. Вот тут ребятам пришлось повоевать серьезно.

Все таки десять броневиков пусть и на паровом ходу, пятерка летающих боевых дроидов и один флаер. Это были уже совсем не малые силы, тем более требовалось их не допустить ближе пары километров к лагерю, иначе они могли заметить чем на самом деле занимались ребята.

Первым делом корваты пытались взять лагерь с наскоку, но оставив полтора десятка человек на минном поле решили отступить. Им еще повезло, что свою технику оставили позади, иначе лишились бы и ее.

Второй попыткой они хотели подавить ребят с воздуха. Но заранее установленные турели смогли их отогнать подальше лагеря. Было видно, что они не горят желанием рисковать своей летающей техникой.

Сделав перерыв на несколько часов корваты решили вновь попытаться разобраться с захватившими их лагерь людьми. В этот раз военные решили действовать серьезно.

Первым делом во время этой атаки они произвели артподготовку и попытались все в лагере сравнять с землей, но кое чего они все таки не учли. Практически сразу стало понятно, что среди атакующих не было нивейцев либо других представителей Содружества.

Если бы с ними был кто то из них, то корваты знали бы, что палатка для планет повышенной агрессивности обладает очень неплохой живучестью. Она может выдерживать подобный огонь несколько суток.

Так что для противников был сюрприз, едва они попытались войти на территорию лагеря как в них открыли огонь сразу с нескольких направлений. Прежде чем корваты как либо сумели прореагировать два десятка человек остались лежать на снегу.

А дальше их техника стала подрываться на минах. Но надо отдать должное, быстро сориентировавшись руководство корватов смогли организовать отход на предыдущие позиции.

Конечно большая часть их техники осталась на минном поле, но менее опасными они от этого быть не перестали. Уже через двадцать минут после провалившегося нападения они приступили вновь.

В этот раз пятерка дронов с поддержкой флаера решили подавить сопротивление с воздуха. В этот раз турелей практически не осталось, большая часть была уничтожена артиллерийской атакой, так что в этот раз преимущество было у корватов.

Но и ребята были не пальцем деланы, так что вновь корваты остались ни с чем, им ничего не удалось сделать сходу. Перезаряженный ручной зенитный комплекс уничтожил флаер, а наплечные плазменные турели ребят после того как они выбрались из палатки смогли повредить двух дроидов.

В срочном порядке корваты отозвали обратно оставшихся дроидов, они для них были слишком дорогой и не восстанавливаемой техникой, так что их берегли. Больше столь массированных атак в тот день корваты не проводили.

Правда они и не переставали вести тревожащий огонь не переставая. Ребятам пришлось весьма непросто, ведь следовало еще обеспечить и вынос ракет, причем так, чтобы их не повредили и не узнали точного места куда они исчезают.

Ну в этом им помогала весьма неплохо погодные условия. Вечно летящий снег мешал им определять, что точно происходит в лагере. Миша едва ли не каждых пол часа отлавливал лазутчиков, которых усыпив отправлял в палатку.

В течении следующих суток было еще две попытки полноценного штурма при помощи броневиков и пары танков, но ребятам удавалось все отбить, правда и боеприпасов практически не оставалось у них, да и перезарядить накопители было негде для энергетического оружия.

Но ситуация у корватов была намного худшей. Уже сейчас на попытках захватить лагерь погибло больше сотни солдат. Из работающей технике осталось только три дроида которых выпускали только на разведку и два танка у которых еще во время первой атаки слетели гусеницы.

Но и отступить они просто так не могли, как успели узнать от пленных сейчас в Корватии была жесткая диктатура и за малейшее отступление от приказа следовало наказание, в большинстве случаев это была смертная казнь.

К концу вторых суток, оставив вместо себя восстановленных дроидов из бункера ребята отступили к месту куда они успели перевезти ядерное оружие. После этого начался вывоз оружия уже на корабль.

Проблема была в огромном расстоянии до корабля. И если на флаере это меньше часа лета, то погрузчикам требовалось топать часов двадцать в одном направлении. И это всего две ракеты за раз, то есть требовалось провести сто ходок на корабль и сто ходок обратно.

Поскольку доставка проходила в автоматическом режиме. Ребята решили вновь превратить этот новый лагерь в укрепрайон. Вначале решили использовать снег в качестве строительного материала. Он при нынешних условиях, да еще спрессованный при помощи разработанного мною дроида строителя был весьма крепкой вещью.

Так что едва первые ракеты были отправлены на корабль они приступили к строительству. Основа стены была около пяти метров, а в высоту около десяти. Такая толщина стен позволяла не волноваться о каком либо ручном вооружении имеющимся у корватов.

Да и не всякая артилерия могла пробить такое укрепления. Для гарантированного пробития требовалось как минимум сто миллиметров. А подобного вооружения у остатков корватов уже не было.

Правда это не надолго. Дроид разведчик смог обнаружить в сорока километрах от бункера новое подкрепление идущее на помощь разбитым войскам. Правда с ними не было современной техники, а значит и волноваться особо сильно не надо было.

К моменту моего пробуждения после лечения на корабль доставили всего восемнадцать ракет. Это было меньше десяти процентов и это за немногим меньше чем три недели.

Такая скорость доставки меня естественно не устраивала. И немного подумав я все таки придумал каким образом можно все необходимые ракеты доставить в более разумные сроки.

Ребятам же сейчас было очень не весело. Первую неделю после того как они покинули бункер, корваты пытались подавить оставшихся дроидов в лагере. И им это под конец недели удалось.

Но там они естественно не обнаружили никого кроме пребывающих в одурманенном состоянии своих соотечественников. Они вообще ничего не помнили за последних несколько недель, да и говорить особо не могли.

Им предстоял долгий восстановительный период. Как оказалось оксанина химия была вовсе не такой безвредной как мы считали раньше, и теперь ближайших полгода этим солдатам предстояло лечение.

Можно было конечно положить их в медицинскую капсулу и уже там за несколько часов очистить и вылечить организм, но сомневаюсь, что ради обычных солдат кто либо будет использовать капсулы, ведь медицинские картриджи тут на планете не бесконечны.

Еще полторы неделим корваты занимались изучением бункера и допросом выживших работяг, но стертая за неделю память им ничем не могла помочь. Именно тогда из Корватии прибыли два десятка егерей, они смогли довольно быстро обнаружить в каком направлении ребята покинули лагерь.

Ну а дальше в течении суток эти гады обнаружили новый лагерь окруженный высокой стеной. Вначале они подумали, что тут ничего нет кроме стены и сунулись к ней. Чем и поплатились, двое егерей разорвало на минном поле.

Так что уже около пяти дней идет непрекращающийся штурм. Причем в основном силами пехоты. Вначале попытались как и ранее на бронетехнике, но выставленная на показ ракета с атомной боеголовкой сразу их успокоила. Они не хотели случайно повредить оружие такой мощности.

А то что они узнали что это такое, говорило о том, что среди новоприбывших были люди разбирающиеся в технике. Это означало, что следовало ожидать во время штурма эту самую технику.

Теперь возникла новая проблема, приходилось погрузчики отправлять под охранной, поскольку новый лагерь ребят был окружен довольно плотным кольцом как вражеской техники так и солдат.

Приходилось перед каждым выходом расчищать проход парой десятков подствольных гранат. И только после этого под охраной дроидов отправлять погрузчиков. И в тоже время следовало сделать так, чтобы за ними не последовал хвост.

Все это было очень непростым делом. Сюда согнали явно не любителей, тут были самые настоящие псы войны. И что самое плохое, противникам постоянно подходили подкрепления, а ребятам мы могли лишь передать новые турели, взрывчатку и накопители энергии.

По самым скромным подсчетам, сюда согнали больше полутора тысяч человек. Видимо не только капитан знал, что тут находиться. Вон как хотят себе получить атомное оружие корваты.

Я сразу после пробуждения занялся ремонтом боевых дроидов, благо запчастей в последнее время у меня прилично прибавилось. Первых два дня я сидел безвылазно в мастерской, но смог собрать десяток боевых дроидов.

Причем не просто переделанных инженерных или строительных, а самых настоящих боевых дроидов. В прямом столкновении я был бы даже не уверен победит этого дроида кто то из ребят или нет.

Боевая мощь этих дроидов была впечатлительной, думаю каждый из них мог бы заменить пятерку бойцов моего уровня. А ведь у меня боевые базы были выучены в четвертом ранге, а это весьма не мало.

Также я перепрограммировал имеющихся шесть флаеров на дистанционное управление и на то, чтобы они могли в сцепке нести по одной ракете. Стоило как можно быстрее перевезти оружие.

Только после этого я вылетел на помощь ребятам, тем более они сообщили по связи, что корваты подтянули вполне современные мехи, и они не уверены, что смогут и далее вывозить ракеты.

Откуда взялись мехи мне было не понятно. Ведь их стали массово использовать уже после того как корабль нивецев оказался на этой планете. Такой сюрприз мне очень не понравился, а потому я поспешил к ребятам на помощь.

Загрузив флаеры боевыми дроидами я вылетел, уже на подлете радар показал десяток воздушных целей которые приближались в нашем направлении. То что у меня будут встречающие в воздухе я догадывался, так что не сильно переживал по этому поводу, десяток дроидов я точно смогу снести при помощи шести флаеров.

Через секунд двадцать они оказались в зоне действия основных сканеров и я смог узнать их. И сразу понял, что зря радовался этой встречи, все не так просто как мне хотелось бы.

Увиденное мне не понравилось. Там было два атмосферных истребителя СТ-16, весьма неплохая машинка для планетарных операций, и уж всяко превосходящая любой военный флаер не говоря про переделанные гражданские.

Подобная встреча грозила полным уничтожением как меня так и остальных флаеров. Я попытался уйти в сторону надеясь, что меня не обнаружили, но вильнувшие за мной истребители показали, что я уже у них на прицеле.

Ох не люблю я таких ситуаций в которых я почти ничего не решаю, я едва не впал в ступор, но мои новые наноботы в доли секунды перевели весь мой организм в боевой режим. Мое субъективное время начало течь раза в три медленее, а потому я смог лучше обдумать ситуацию.

Но были при этом и негативные последствия активации боевого режима. МОи органы стали работать на износ. А снабжение мозга кислородом пришлось взять полностью на себя наноботам, поскольку кислорода из крови не хватало для такой работы.

Если вначале я испугался истребителей, то теперь присмотревшись к их маневрам я понял, что пилоты на них были очень неопытные. Рваные движения, постоянные проседания по высоте, и даже одно столкновение со своим же летающим дроидом.

Все это говорило о том, что пилоты сели в истребители недавно, а также что они управляют им в ручном режиме. При управлении через нейросеть управление в любом случае становиться более плавным и подобных бы рывков не происходило, а значит все не так плохо как я думал.

Но долго размышлять даже под ускорением сознания у меня не получилось. Какими бы новичками пилоты не были, но они успели меня зафиксировать и открыть огонь.

Первых несколько попаданий погасил энергетический щит установленный из запасных скафандров. А вот дальше пришлось приступить к маневрам высшего пилотажа. Вообще флаер это и не сильно то и предназначенная для маневрирования машинка, но в случае нужды полихачить на ней все таки можно, особенно после моей модернизации.

Сперва резкое падение которое я сменил уходом влево и открытием огня сразу всей своей флотилии. Мой первый же выстрел уничтожил четырех дроидов из восьми. Но и противники смогли по мне попасть и на этот раз пробить щит.

К счастью попадание оказалось касательным и лишь сорвало пластину керамики, которая обеспечивала термозащиту от энергетического оружия. Рывок на форсаже вверх, а потом крутнувшись вокруг своей оси бросок прямо в небо над противниками.

Несколько выстрелов, и новый рывок в сторону. Я начал чувствовать как наноботы стали в ускоренном режиме устранять кровоподтеки возникшие от серьезных перегрузок.

К сожалению на флаере не стояло гравитационного демпфера, а потому перегрузки приходилось ощущать на себе. Встроенный же в скафандр просто не был предназначен на подобные нагрузки, а потому и не справлялся с ними. Я посторался не обращать на это внимание, тем более нейросеть не показывала тревогу, а значит наноботы успешно справляются со своей задачей.

Сосредоточившись я вновь бросил флаер в сторону и ниже и уже из этого положения насилуя по максимуму антигравитационную подушку флаера метнулся в ряды противника открывая огонь из всех орудий.

На мгновение я потерял сознание, но быстро пришел в себя. Затарабанившее по броне попадания, показали, что не такой уж я и ас, избежать попаданий я полностью не смог.

Дроиды успели прореагировать и открыть по нам огонь. Но массированный огонь шести флаеров на которых было установлено по три плазмомета быстро погасили их. Один истребитель получил три попадания в правое крыло и закрутившись полетел на землю.

Лишь в последний момент пилот успел активировать катапультирование, но судя по тому что это произошло на высоте всего сотни метров посадка у него будет жесткая. Ведь гравитационный парашют не успеет выйти на рабочий режим, так и оказалось, пилот врезался в снег на скорости около пятидесяти километров в час.

Все это прошло краем сознания, не отвлекая меня от основной задачи. Вновь пришлось ускориться и уйти из под огня оставшегося в живых истребителя противника, и мне даже удалось влететь в мертвую зону истребителя.

Но полноценно воспользоваться этим я не успел. Едва мой первый выстрел зацепил стабилизатор правого крыла, как пилот истребителя буквально чудом увернулся от остальных.

После чего пилот резко крутнувшись ушел в пике к земле и на небольшой высоте вновь изменил направление и отправился в сторону от меня, совершая противоракетные маневры.

По хорошему требовалось его догнать и уничтожить, но мой флаер весьма не слабо пострадал во время боя и если я не сяду в ближайшее время то могу и вовсе упасть. Поэтому я решил не рисковать и отправиться к лагерю.

В самостоятельную же охоту отправлять другие пять флаеров я не рискнул. У них слишком слабый вычислительный блок и боюсь если отправлю их, то лишусь всей пятерки сразу.

Так что второму пилоту повезло и он ушел от меня своим ходом, пусть и на поврежденном истребителе. К сожалению повреждение стабилизатора весьма простое повреждение и я не удивлюсь если вновь его встречу через пару суток в воздухе.

Подлетая к лагерю ребят я запросил у них данные по обстановке на поверхности. Как оказалось корваты время не теряли и уже смогли соорудить неплохие укрепления второй линии обороны вокруг себя.

Данные телеметрии показывали, что от первой линии обороны уже мало что осталось, но пока что корваты не рисковали и не лезли напрямую, предпочитая расстреливать из далека.

Жене с Мишей пришлось также полностью заблокировать выход из лагеря, слишком опасно было держать даже одну сторону слабо укрепленной. Так что я прибыл весьма вовремя, сейчас в воздухе кроме нас никого не было, видимо защиту корватов я встретил как раз до этого.

Сканеры флаера показали целых шесть точек которые могут быть зенитными комплексами. А потому пришлось остаться в воздухе и даже подняться на высоту полутора десятков километров.

Пришло время моей домашней заготовки. Я вместе с восстановлением боевых дроидов сделал несколько десятков небольших одноразовых дроида камикадзе. Они должны были незаметно проникнуть и уничтожить зенитные орудия.

Сами по себе эти дроиды были очень мощными гранатами с небольшим двигателем и примитивным блоком управления. Сбросив этих камикадзе я стал ждать результата атаки.

Практически сразу началась стрельба из зенитных пулеметов, видимо каким то образом все таки смогли обнаружить этих дроидов, а я ведь надеялся на полную незаметность.

Вообще из-за малых размеров, всего около двадцати сантиметров, их обнаружить должно быть очень сложно. Но видимо я что- то не рассчитал. Поскольку большая часть подрывов произошло еще в воздухе. Спустя три минуты произошло лишь восемь взрывов на земле вместо нескольких десятков.

.

По связи ребята передали, что зенитки уничтожены и у нас есть окно пока новые не подтащат из основного лагеря. В этом я смог убедиться благодаря сканерам и самостоятельно.

Быстро нырнув вниз я вышел из пике на высоте десятка метров и плавно опустился на снег. Рядом с моми флаером сели на землю и остальные, нас попытались сбить из зенитных пулеметов, но их урон был минимальным и лишь немного поплавил керамику на броне.

— Здарово летяга, — обнял меня Женя. Было видно как он рад меня видеть.

— Здорово мужики, как оно тут? — спросил я отстранившись от него.

— Х**во, вон Мишка сегодня руку потерял, — ответил Женя. — Учаться гады, организовали ловушку и мы с трудом вырвались из нее.

— Мишаня как ты мог? — решил пошутить над другом я. Вообще потеря конечности для дроида не такая уж и большая проблема, но это для обычных, диверсионные дроиды же сделаны большей частью как люди, чтобы не могли их обнаружить. Так что в данном случае потеря конечности весьма серьезная проблема, и восстановление потребует выращивания в медицинской капсуле. Причем ее придется весьма прилично модернизировать, ведь ткани у данной модели дроидов несмотря на похожесть на человеческие намного крепче.

— А вот так. У этих пид**сов появились плазменные гранаты. Сегодня утром попытались расчистить проход для очередного каравана, и тут нас закидали этими гранатами. К счастью мы смогли большую часть отразить щитами, но вот одна сожгла мне руку полностью. — выругался Миша.

— Вернемся, будет тебе новая рука, — пообещал я ему.

— Спасибо, — ответил он.

— Да не за что, лучше расскажи о ситуации вокруг, — попросил я Мишу.

— Летунов я так понял ты уже встретил, — сказал он посмотрев на мой флаер, оглянувшись я заметил на что он смотрит. Больше пятидесяти кусков керамической брони отсутствовало на поверхности флаера, еще в четырех местах были сквозные отверстия. И только одно попадание был опасным, повредило основной контур питания главной антигравитационной подушки, и сейчас вся энергия шла через резервный, а он не рассчитан на резкие маневры, а потому и там начала плавиться проводка.

— Да пришлось прогнать их птичек, кстати у них уже истребители появились, — заметил я ребятам.

— И не только, — произнес Женя, — Мы вчера одного нивейца захватили и допросили. Так вот, скоро тут будет очень горячо, по его словам через несколько дней должна прибыть помощь от аварских друзей капитана.

— Но и так уже тут очень горячо, два часа назад пошли в атаку на мехах, только то что мы постоянно обновляем минное поле помогло избежать нашего захвата. Вон кстати можешь полюбоваться три меха остались на поле, — произнес Миша.

— Не видел я таких машинок, в базах они несколько по другому выглядели, — произнес я задумчиво. Ведь действительно этой модели в базах знаниях я не видел, а ведь там были собраны все известные модели на момент создания.

— Мы тоже не имеем о них никакой информации, — произнес Миша.

— Но я смог считать маркировку на одном из них. Эти машинки произведены всего тринадцать лет назад, причем в империи Авар. — ответил Женя.

— Это значит, что капитану пираты уже предоставляли помощь своей техникой, — произнес я пребывая в вовсе не радостных мыслях.

— Именно, — ответил Миша.

— Подгадил нам этот капитанчик, вот нафиг надо было вообще связываться с пиратами? — риторически спросил Женя, — А теперь вон еще помощь какая то спешит к ним.

— Он же помер, может быть онги там передеруться и не сразу возьмут власть? — спросил я с надеждой.

— Он то да помер, но как оказалось старший помощник капитана был такой же мразью, и быстро подхватил выпавшее знамя из его рук. Навигатор которого мы захватили, сказал что старший помощник еще хуже, он начал применять смертную казнь даже к бывшим членам экипажа. — ответил Женя.

— Е**ть его за ногу, — выругался я. — Какого они к нам так лезут, разве аварцы не могут привезти им ядерное оружие?

— А вот тут есть нюанс. Ядерное оружие как оружие которое может на долгое время осквернить поверхность планет, под запретом во всех государствах Содружества. И естественно оно из-за этого стоит бешеных денег. Далеко не каждый пиратский картель сможет его приобрести. — произнес Миша.

— Так это что, аварцы и сами не прочь заиметь это оружие? — спросил я у ребят.

— Именно так, — согласились они со мной.

— Это все очень и очень плохо, ведь что мешает им найти наш корабль? — произнес я.

— Ничего не мешает. Мы поэтому все караваны с немалым крюком отправляли, чтобы подумали, что наша база находится в другом месте. — ответил Миша, — Но сомневаюсь что это надолго кого то задержит.

— Бл*ть, и нах** я во все это влез, — начал ругаться я трехэтажным матом. Складывающаяся ситуация мне крайне не нравилась.

— Серый не все так плохо. Обычно на такие дикие планеты летают далеко не самые умные и боеспособные члены картелей, — начал говорить Женя и сделал паузу.

— Ты хочешь сказать, чтобы мы, — не стал я заканчивать в голос пришедшую мысль.

— Да мы можем решить все наши проблемы. Но стоит к этому подготовиться, место прибытия челнока мы знаем и добраться туда на флаере можно за два часа. — произнес Женя.

— Это все просто замечательно, но стоит обо всем подумать позже, после того как вывезем все добро к себе на корабль, — произнес я.

— Ты прав, давай доступ на флаеры, мы начнем грузить ракеты, — произнес Женя.

— Вот вам доступ, а я пока займусь ремонтом своего флаера, хорошо что я взял с собой запас частей и инструментов, — произнес я ребятам и полез во флаер за рем. комплектом.

Следующие пять часов я провел занимаясь ремонтом своего флаера. Как оказалось повреждения оказались еще более серьезные чем я думал до этого, меня вообще удивило как он смог держаться в воздухе и еще совершать фигуры высшего пилотажа.

Едва я подал тестовое напряжение, как дымок из под антигравитационной подушки показал, что он не летун прямо сейчас. Диагностический сканер показал, что основная проблема в распределении энергии.

Пришлось использовать одного погрузчика вместо крана, мне необходимо было добраться к распределительному блоку, а он находился за антигравитационной подушкой. Так что пришлось ее полностью снимать с флаера.

Как оказалось, выстрел истребителя, мало того что прожег кабели питания антигравитационной подушки, но и перегрузил распределительный блок и спалил в нем большую часть предохранителей. К счастью я знал как можно разобраться с подобными повреждениями, а потому сразу приступил к восстановлению.

И все это делать приходилось под постоянным огнем. Корваты после моего прибытия ни на секунду не останавливались и пытались взять штурмом наш лагерь. Но то что они не могли использовать ничего тяжелее пулемета их весьма сильно сдерживало.

Но и так было очень не приятно знать, что от выстрелов пулеметов меня спасает лишь обледеневшая стена снега четырех метров. Как то не казалась она мне очень надежной.

Хорошо еще, что корваты не додумались зенитные пулеметы использовать против этих стен. Ведь это было энергетическое оружие и оно могло весьма быстро разобраться с ледяными стенами.

Было всего два раза когда они стреляли чем то похожим на гранатомет, но оба раза взрывы прошли в стороне от нас. Так что мы занимались своей работой, а привезенные мною дроиды занимались нашей защитой.

К концу моего ремонта ребята смогли вывезти уже четыре ракеты. А с вводом в строй третей пары флаеров скорость вывоза увеличилась. Теперь получалось вывезти три ракеты за каждые два часа.

В день получалось тридцать шесть ракет, и в итоге нам стоило продержаться немногим меньше недели времени, на то чтобы окончательно вывезти отсюда опасное оружие.

Но как оказалось слишком наивными мы были считая, что корваты дадут нам это необходимое время. Довольно быстро мы поняли что продержаться даже пять жней будет чем то фантастическим, а потому мы начали грузить не ракеты я только ядерные боеголовки.

Это сразу ускорило вывоз, ведь каждый флаер мог нести по две подобные боеголовки, правда при максимальных нагрузках на батареи и антигравитационные подушки.

И если первые три дня мне даже удавалось урвать парочку часов на сон. То позже я не мог себе позволить подобную роскошь. Корваты очень сильно усилили свое наступление.

В ход пошло и более серьезное вооружение. Нам с трудом удавалось удерживать свои позиции. Уже больше половины дроидов было уничтожено. Жене приходилось едва ли не каждых пару часов под маскировкой направляться в лагерь корватов и совершать различные диверсии.

Только это позволяло нам хоть как то сдерживать противников. Но и так нам пришлось отступить метров на двести во внутрь контролируемой нами зоной. Новые дроиды противников постоянно совершали налеты на нас, и хоть нам удавалось сбить парочку, другую, но это не останавливало корватов.

А сегодня произошло то, что заставило нас отступать очень быстро. Прибыло два десантных бота полных аварцев. Они сразу открыли по нам огонь и нам пришлось очень несладко.

И если корваты старались современную технику использовать очень аккуратно, стараясь не повредить ее лишний раз. То аварские пираты сразу нас закидали сотней примитивнейших дроидов. Пока мы разбирались с ними в бой вступили более серьезные силы.

Во первых находясь под прикрытием основных сил корватов по нам стали долбить десантные боты. Каждый выстрел десантного бота пробивал наши укрепления насквозь. Стало понятным, что настали последние минуты боя, причем явно бой закончится не в нашу пользу.

Буквально за пять минут нас вытеснили на пятачок на котором оставались ракеты. Еще через десять минут я понял, что все, нам не удержаться. А потому принял решение плюнуть на ракеты и убраться отсюда пока есть такая возможность, но предварительно оставить подарочек.

За время осады мне удалось восстановить боевую часть одной ракеты. И сейчас я собирался ее активировать. Главное убраться отсюда как можно быстрее. Не хотелось бы мне попасть под атомный взрыв.

Вообще последние восемь ходок флаеры уносили не ракеты, а лишь блок с ядерной начинкой, а потому тут передо мной лежало, лишь две двухсоткилотонные атомные бомбы и под сотню пустых ракет, в них было только ракетное топливо.

Прорваться к нам смогло лишь два флаера из шести, четыре сбили на подлете, несмотря на предварительную подготовку по обезвреживанию противника дроидами самоубийцами.

Вот, что означало противостоять полностью профессиональным военным. Ну как военным, пираты в большинстве своем особенно у аварцев имели военное прошлое, но были и обычные отбросы.

Нам к сожалению противостояли именно профессионалы, и нас весьма быстро побеждали. Не прошло и часа с момента их прибытия, а они нас уже практически задавили.

К счастью Миша еще с первыми рейсами отправился на корабль и сейчас уже лежал в медицинской капсуле восстанавливая руку. Так что я прыгнув в один флаер, а Женя во второй стали пытаться выбраться из окружения.

Первый десяток попаданий поглотил щит, а дальше началось терзание плоти флаера. Женя благодаря своей природе снял все ограничения и с огромными перегрузками смог вырваться из огненного мешка.

Я же так поступить не мог. Вот так и проявляются недостатки биологического тела. Долго мой полет не продлился. Уже на шестой секунде полета очередной выстрел пробил кокпит и мой живот. Жуткая боль на миг дезориентировала меня, но наноботы быстро привели меня чувство.

От моего флаера уже мало что оставалось целым, но двигательная установка продолжала работать. Плюнув на последствия я активировал форсаж. Через секунд двадцать такого насилия техники флаер стал разваливаться на части, а после меня выбросило из него и я потерял сознание.

Очнулся я согласно нейросети через пять часов. Пришел в сознание я из-за жуткого холода распространяющегося от живота. Я сразу попробовал пошевелиться, но боль во всем теле остановила меня.

Я решил пока что не шевелиться и активировал диагностику организма. Увиденное мне сильно не понравилось, больше сорока переломов и трещин в костях, множество повреждений тела от перегрузки и жесткого падения. СИльное сотрясение мозга, и как цветочек на торте, сквозная рана на животе.

Как я остался жив при таких травмах мне было непонятно. Связь отсутствовала из-за сильного электромагнитного импульса. Это видимо произошел подрыв оставленной мной бомбы. Но я тогда должен быть вообще уже мертвецом, что то я сомневаюсь что я мог пережить атомный взрыв.

Углубившись в логи нейросети я наконец то понял почему все таки выжил. Включив форсаж я успел улететь на восемь километров от лагеря прежде чем флаер начал рассыпаться на куски.

Мое падение с двухсот метровой высоты практически превратило мой организм в фарш, но наноботы перешедшие в боевой режим смогли удержать меня на этом свете и даже начать лечение.

Ну как лечение, они заменяли все поврежденные органы и кости собой. Уже сейчас взяв мой скафандр как источник ресурсов наноботы заменили собой около тридцати процентов массы моего тела.

Такое открытие меня несколько напугало, но должен признать, что вряд ли без наноботов я вообще выжил бы в данной ситуации. А потому придется смириться с подобным положением.

Холод я ощущал из-за того, что скафандр не мог уже обеспечивать мне термозащиту, но из-за наноботов это было уже не так критично для моего организма. Согласно расчетам нейросети двигаться я смогу на своих двух не раньше чем через сутки.

А значит пока есть свободное время, стоит подумать о произошедшем. Вот нафига вообще было лезть в эту свару местных. Видимо почти три года сидения на корабле без активных действий сильно так ударило в голову. Поактивничать захотелось мне, и как результат вот он я лежу при смерти не понятно где.

Тут еще и атомный взрыв произошел. Повезло, что я был не в эпицентре взрыва, сомневаюсь, что тогда меня смогли бы спасти наноботы. Судя по всему до меня добралась лишь ослабевшая ударная волна и электромагнитный импульс.

Видимо, то что в воздухе постоянно находятся сотни тонн снега в непрекращающейся метели несколько смягчили последствий взрыва, иначе я не мог понять почему выжил.

Как назло я не могу связаться с ребятами по связи, и потому не знаю чем там все закончилось. Надеюсь подрыв ракеты уничтожил их там всех разом. Кровавенькие мысли пошли мне в голову.

Часов через десять я наконец то смог шевелиться. Чувствительность тела очень значительно упала после того как практически всю кожу пришлось заменить на наноботов.

А так большой разности я не чувствовал в том что уже половина моего тела была из наноботов. О чем то подобном я читал в библиотеке корабля. Если я захочу я смогу обратно восстановить свое тело, но потребуется на это не один месяц нахождения в медицинской капсуле.

Заснуть мне так и не удалось, несмотря на ослабление чувствительности тела, я продолжал чувствовать жуткий холод, и он не давал мне забыться. Я конечно мог погасить свое сознание при помощи нейросети, но посчитал это излишним.

Примерно через сутки после того как я пришел в сознание мне удалось выдвинуться в путь. Первое время мне пришлось привыкать, что для движения конечностями стоит обращаться к наноботам заменившим двигательный отдел в мозге. Как оказалось мой мозг также не слабо пострадал сначала от падения с разваливающегося флаера, а после и от атомного взрыва.

Вокруг валялись пласты земли и снега, куски деревьев. Было видно, что взрыв дошел и до сюда. Лишь спустя пару часов моего движения разрушения стали уменьшаться. И ведь это был взрыв всего лишь двух двухсоткилотонных боеголовок.

Я просто не представляю насколько сильным будет взрыв двадцати мегатонной бомбы, а ведь я успел такие боеголовки вывезти на корабль. К счастью что радиоактивное излучение очень сильно поглощается атмосферой и дальше пары километров от эпицентра округа была чистой.

Примерно к концу дня наноботы наконец-то смогли переориентироваться с ремонта моего тела на восстановления работоспособности некоторых блоков нейросети.

Уже через полчаса были восстановлены передатчики радиосвязи. Несмотря на сильные помехи я смог таки запеленговать один из ретрансляторов установленных мною раньше. И только через пару часов когда я оказался всего в паре километров от ретранслятора я смог связаться с кораблем.

— Живучий ты однако, — вместо приветствия произнес Александр. — Согласно нашим расчетам ты не мог выжить при таком падении.

— А я выжил, подарок майора помог, — ответил я.

— Мы не брали в расчет это, — произнес Александр. — Все я твое местоположение обнаружил жди флаер, Женя уже сутки рядом с твоим падением летает пытается обнаружить твое тело, так что в ближайшие минуты он будет у тебя.

— А как там все закончилось? — спросил я присев.

— Как, как. А как должно закончиться после атомного взрыва? — спросил у меня Александр.

— Я так понимаю там никого не осталось? — решил уточнить.

— Не совсем, наблюдатели были на расстоянии полутора десятков километров, их кроме как слабой ударной волной ничем не приложило. — ответил Александр.

— Так они, что просто ушли? — спросил я у него.

— Да, мы ничего не могли сделать, у нас остался всего один флаер и рисковать им мы не могли. — произнес Александр.

— Скидывая результаты диагностики организма, — псолышался приказ ксаны по свзяи.

— Ксюха нельзя просто так влазить в канал связи, — сказал я нравоучительным тоном.

— Вот будешь здоров, тогда и учить меня будешь, а теперь молчи и скидывай результаты диагностики. Мне еще надо выкинуть Мишку с медкапсулы и перенастроить на твои травмы. — ответила она мне.

— Лови. — ответил я и направил ей файл с диагностикой. — Капитан, как вы там еще держитесь в окружении фурий? — спросил я шутливо у Александра.

— Ты поговори мне, я тебе еще клизму пропишу пятиведерную, — шутливо пригрозила мне Оксана. Я же чувствовал как расслабляюсь под эти простенькие шутки. Меня стало отпускать после нескольких дней переживаний.

— Все, все молчу, — ответил я шутливо.

— Серый, я уже сажусь, — вклинился в наш ращговор Женя.

— Давно тебя жду брат, — ответил я ему, — Ты не представляешь, что я пережил за эти двое суток. Я теперь реально вам в братья гожусь, — решил пошутить я.

— С чего это? — спросил он у меня.

— У меня больше пятидесяти процентов тела наноботы, так что я уже сейчас больше дроид чем человек, — ответил я Жене.

— Ну и прекрасно, не будешь таким хрупким как раньше. Может тебе полностью все тело заменить на наноботы? — спросил он у меня, сделав вид что не понял шутки.

— Эй, я еще надеюсь встретить даму своей мечты, а значит мне еще рано в дроиды превращаться, а потом на старости я подумаю над этой идеей. — ответил я.

Едва я залез во флаер, как почувствовал, что наступил отходняк. Женя что то мне говорил, а я его не слышал, я начал дрожать от осознания, что в этот раз был не то что на краю от гибели, а вообще заступил за него.

Я не заметил как мы прилетели на корабль, не заметил как с меня сняли остатки от скафандра. Не заметил как меня загрузили в медицинскую капсулу, и лишь сообщение нейросети про усыпляющий газ привело меня в сознание.

Как оказалось, из-за очень значительной степени замены организма наноботами усыпляющий газ на меня не действовал. Так что я оставался в сознании когда началось лечение.

Поскольку у нас были планы на ближайшее время то я не мог позволить себе залечь на несколько месяцев в медицинскую капсулу, а потому пришлось ограничиться лишь устранением травм которые наноботы не успели убрать. Делать в медицинской капсуле было нечего, а потому я решил отрубить свое сознание до момента окончания лечения.


Глава 13

Поскольку полноценное лечение не планировалось то уже на следующий день я покинул медицинскую капсулу. За ночь она смогла вылечить множество мелких повреждений тела, но за восстановление биологической частей тела из наноботов пока не приступала.

Как бы мне не хотелось полностью восстановленное мое тело. Но сейчас время было дорого для нас и разлеживаться в медицинской капсуле я не мог. Да и для боевых действий в нынешнем состоянии я подходил лучше.

Сразу после своего пробуждения я занялся калибровкой временных протезов своего тела. Мне необходимо было, чтобы я не чувствовал разницы в управлении телом по сравнению с тем что было раньше.

Вообще эта колония наноботов продолжала меня удивлять. Если старые наноботы управлялись через интерфейс нейросети, то этими я мог управлять напрямую своей мыслью, при этом управление через нейросеть продолжало работать, но было каким то грубым.

Долго эта операция не продлилась, как оказалось колония новых наноботов была очень адаптивной и едва смогла разобраться с тем, что я хочу сделать как все произошло практически моментально.

Теперь ощущение от тела было точно таким же как и раньше, разве, что чувствительность стала несколько хуже. Но думаю это не большая цена за появившиеся возможности.

Я честно говоря был в шоке от результативности наноботов, те которые у меня были ранее в организме после установки нейросети были намного примитивней. Ради интереса пока лежал в медицинской капсуле и ждал окончания диагностики организма смог даже создать холодное оружие из них.

И если в начале я плохо мог контролировать наноботы вне своего тела, то уже спустя пару минут, контроль наноботов снаружи и внутри ничем не отличался. Я даже стал создавать различные трехмерные фигуры из наноботов вне своего тела.

Причем время создания не заняло и пары секунд. Но поскольку сами по себе наноботы не могли размножаться с такой огромной скоростью, то массу на создание оружия они брали из моего тела, из тех мест которые были уже полностью заменены на наноботов.

А таких мест после травмы было очень много. Хотя следует добавить, что наноботы сейчас были в моем теле повсюду, просто в некоторых местах они были смешаны с биологической составляющей, а в некоторых были уже только они. Все атки падение из флаера и последующий атомный взрыв, пусть и в стороне, сказались на моем организме весьма негативным образом.

Вот вроде бы и хорошая это вещь подобные наноботы в организме, и плюшек от них много, но все равно хочеться восстановления своего биологического тела. Но над этим я буду думать позже, а сейчас у нас другие планы и стоило несколько поспешить с их исполнением.

Сейчас следовало как можно скорее разобраться с одним дельцем. Если все получится, то все будет в шоколаде. Правда говоря я пока слабо представлял как возможно все это сделать, но для этого у меня есть Александр, он то создает на каждое действие несколько десятков вариантов выполнения.

— Ну что Ксюха, я еще человек? — спросил я у нашей медички после того как медицинская капсула все таки открылась.

— Как тебе сказать, внешне ты человек, но пятьдесят шесть процентов твоего организма заменено на колонию наноботов. Теперь ты скорее андроид или киборг чем человек. — ответила она мне смотря в лицо пытаясь понять как я отреагирую на такую информацию.

— В принципе я это и ожидал. Но ничего страшного, думаю вскоре я заляжу в медицинскую капсулу на пару месяцев и вновь стану стопроцентным человеком. — ответил я бодрым голосом.

— А вот тут есть плохая новость для тебя. Данная медицинская капсула не сможет восстановить твое тело. Вообще не уверена, что четвертое поколение на это возможно, у тебя киборгизация тела слишком зашла. — ответила она мне.

— Так что я теперь навсегда такой? — спросил я впадая в уныние, все таки хотелось быть человеком, а не непонятным чудом-юдом.

— Как всегда торопишься и не слушаешь меня, — с тяжелым выдохом произнесла Оксана, — Я говорила про четвертое поколение, согласно нашим банкам данных на момент катастрофы в военные ведомства вводились шестое поколения, а сейчас наверное есть и седьмое. — произнесла она мне.

— Новое поколение должно справиться с этой задачей? — спросил я у нее. Несмотря на то, что дроиды диверсанты не могут учить базы знаний, система самообучения работает у них на очень высоком уровне, так что сейчас Оксана уже превосходила меня в области медицины весьма серьезно.

— Я не знаю точных характеристик этих поколений, но думаю, что да. — ответила мне Оксана, — И даже если они не могут, то всегда можно обратится к аграфам, они в области биологии поколение на шесть, семь опережают людей.

— Что за аграфы? — спросил я у Оксаны. — Я что то не помню таких.

— Так Сергей, если ты до сих пор не выучил социальные базы, то я тебя сейчас чем то стукну по голове, — произнесла ставшим спокойным голосом Оксана, прихватив в правую руку портативный обеззараживатель.

— Ну Ксюш, у меня времени не было, — попытался оправдаться я двигаясь спиной к двери медицинского отсека.

— КОнечно не было, базы там не большие, всего первого второго ранга. — начала возмущаться она размахивая обеззараживателем как перышком, а он то весил больше тридцати килограмм. — Мне напомнить тебе про скрытую папочку в корабельной сети, и сколько времени ты потратил за просмотром ее содержимого? Может мне стоит ее удалить?

— Кхм, ты за мной следишь? — решил перевести я тему, все таки не хотелось мне говорить о том, что я просматривал порно по вечерам частенько.

— Не слежу, мне достаточно посмотреть статистику использования оранжереи и запуска файлов на голографических проекторах, ты думал, что туда один ходишь? Мы там постоянно отрабатываем различные сложные манипуляции вместе с голограммами.

— Ладно я не буду оправдываться, я молодой мужчина, и у меня есть некоторые потребности, которые я не могу удовлетворить тут на корабле, вот и приходится пользоваться этим суррогатом, — ответил я.

— Так разве я против? — спросила она у меня положив наконец то обеззараживатель обратно на полочку. — Дрочи себе на здоровье, но ты мог бы это время потратить с пользой, вот ты до сих пор думаешь, что в Содружестве живут только люди?

— Ну я думаю вряд ли, — произнес я задумавшись, — Скорее всего существуют и всякие экзоты, вон я помню про войну с какими то Архами.

— Ну хоть что-то помнишь. Человечество в Содружестве составляет действительно большинство, около шестидесяти процентов населения люди. Правда некоторые доигрались с генетическими экспериментами настолько, что людьми их можно назвать лишь номинально. — начала рассказывать Оксана.

— Это все очень интересно, но может про Аграфов расскажешь, — перебил я Оксану.

— Ладно, Аграфы согласно официальной истории вышли в космос на десять тысяч лет раньше людей. Благодаря этому они считаются более развитой расой и называют всех остальных младшими. Средний срок жизни без омоложения превосходит подобный у людей на порядок, с омоложением могут жить многие тысячи лет. Сейчас самым старым считается их патриарх, глава императорского клана возрастом в семь тысяч лет. Так вот они предоставляют передовые медицинские услуги людям, думаю они с легкостью смогут справиться с восстановлением твоего тела. — ответила Оксана.

— Значит нам необходимо точно покинуть эту планету. А потому извини, но нужно готовиться к операции, — произнес я и вышел из медицинского отсека.

Информация сказанная Оксаной еще раз убедила меня в том, что пора прекращать играть в разные приключения на планете, все что могла она мне дать, она уже дала, а значит необходимо двигаться дальше.

Как раз сейчас у нас есть шансы, ускорить наше отбытие с этой планеты и не нужно даже заниматься ремонтом шаттла. Идея конечно была слишком авантюрная, но вполне осуществима, особенно после последних событий.

Еще когда мы узнали, что на планету периодически прилетают аварцы с целью набора новой партии рабов, мы подумали как бы хорошо было бы захватить этот корабль, но дальше шуток это не заходило, слишком малы были шансы на захват корабля.

Но сейчас ситуация была совсем другая. Мы ядерным взрывом уничтожили два десантных бота, и скорее всего не пустых, а с полноценной командой, а значит можно сразу сказать, что у пиратов как минимум уполовинилась десантная партия, а в лучшем случае ее не стало совсем.

Вскоре меня догнала Оксана и мы вдвоем отправились в сторону столовой, остальные ребята там уже ожидали нас. В последнее время у нас выработалась привычка, если есть возможность принимать пищу всем вместе, то так и делаем.

Видя, что я над чем то размышляю, Оксана решила не тревожить меня и просто пристроилась сбоку от меня. В столовой почему то была темнота, наверное опять что-то произошло с проводкой.

— Сюрприз, — громко закричали ребята включая свет, я от неожиданности отскочил за угол и собрал клинок из наноботов.

— Кхм, я тут чуть инфаркт не схватил от того, что вы устроили, — немного успокоившись произнес я, — Что случилось, что вы хотите меня загнать в могилу раньше времени? — спросил шутливо я.

— Ксюш, он что не помнит? — удивленно спросил Александр у нашей медички.

— Как видим, — развела та руками в сторону.

— Ну это ты даешь брат, у тебя же сегодня юбилей три года как сумасшедший искин тебя разбудил, можно сказать второй твой день рождения. — произнес Миша.

— Знаешь, я как то не считал это каким то праздником, так что и отсчет времени я не вел. — признался ребятам.

— Ладно, мы вот тут тебе приготовили вкусненького причем из натуральных продуктов конфискованных у корватов, — произнесла Маша и поставила на стол торт с надписью «Три годика».

— Спасибо, — только и смог произнести я. У меня перехватило дыхание от чувств к ним, и даже выступили слезы. Не думал что я найду самых близких мне разумных среди роботов, — У меня нет слов.

— Все хватит разводить сырость. Давай пробуй и расскажи как на вкус получилось. Мы к сожалению вкуса не ощущаем и оценить не сможем. — произнес Александр.

— Еще раз спасибо друзья, — искренне поблагодарил я их. После чего попробовал кусочек торта, тут уж пришлось мне включить актерское мастерство. К сожалению Маша хорошо готовить могла только по строго выверенным рецептам, если она начинала экспериментировать, то зачастую еда получалась такая, что ее тяжело взять в рот было. Вот и с тортом произошла точно такая же ситуация, внешне торт был красив, но сам он по вкусу скорее напоминал пересоленное мясо в меду. Пришлось приложить усилия, чтобы на лице не проявились истинные чувства от вкуса. — Очень вкусно. — после этих слов раздался громкий ржач, смехом назвать это было трудно.

— Знаем мы какие на вкус блюда получается в первый раз у нашей красавицы, — отсмеявшись произнес Александр, — Но должен отметить, торт очень питательный и полезен для организма. Скажу больше одна его порция заменяет нам два приема армейских пайков.

— Спасибо Сереженька, — произнесла Маша в ответ на мою оценку ее кулинарного шедевра, — Постараюсь приготовить в следующий раз лучше, ты главное составь список с замечаниями, я постараюсь их решить.

Следующие полтора часа прошли в разговорах ни о чем. Просто веселились, смеялись над простенькими шутками, вообщем отдыхали душой, не хотелось приступать к делам, но время утекало, неизвестно долго ли еще аварцы решат оставаться на планете.

Так что после того как мы хорошенько отдохнули все же решили обговорить наши дальнейшие планы. Александр сразу на голограмме вывел три десятка планов по проникновению на корабль.

Во время допросов нам удалось узнать, что «великие» союзники корватов прилетают либо на двух десантных ботах, либо на тридцати метровом челноке. Все это говорило в пользу того, что корабль вряд ли является чем то большим чем корвет, а скорее всего даже фрегат.

Да и в базах знаний по поводу противоабордажных действий говорится, что в большинстве случаев пираты используют корабли малых классов и только в случае каких то клановых войн они могут атаковать даже на линкорах, но это очень редкие случаи. Содержание кораблей это очень не дешевая вещь, и использование средних и тяжелых кораблей в обычном рейде не окупается.

Это давало нам надежду на то, что экипаж корабля должен состоять человек из пяти и примерно тридцати- сорока десантников, если же вместо корвета малый десантный корабль, то десантников должно быть около ста человек. Минус человек двадцать-пятьдесят которых мы уничтожили на десантных ботах.

Но и так противников оказывается весьма много. Самое сложное было в том, что участвовать в операции мы будем только вшестером, можно конечно разбудить еще парочку, а то и десяток диверсионных дроидов. Но даже Александр не уверен в их эффективности сразу после пробуждения. Им потребуется несколько месяцев, чтобы выйти на уровень моих друзей.

— Как видим операция будет нам предстоит непростая, но если выгорит, то мы сможем убраться с этой планеты. — произнес Александр.

— Я хочу высказаться за то чтобы Сергея не брать на операцию, только он органик и будет нас несколько задерживать, произнес Женя.

— А вот это было обидно, — ответил я на высказывания Жени.

— Обижаться тут не стоит, соответствовать нам из людей могут только элитные подразделения, а ты уж извини на них не тянешь, — произнес Миша.

— Вы забыли одну важную вещь, — прервал спор капитан, — Только Сергей умеет пилотировать космический корабль, у нас в изначальной прошивке нет этих данных, предполагалась загрузка в лаборатории куда нас отправили. А просто набраться умения пилотировать корабль нам тут было негде.

— Так что я иду с вами по умолчанию, — довольно произнес я, — Тем более я сейчас могу быть раза в три быстрее себя прошлого, моя киборгизация довольно положительно сказалась как на моей скорости, так и силе и выносливости.

— Это мы не учли, сейчас после разговора необходимо снять твои показатели и переделать план с их учетом, — произнес Александр.

— Не надо, данные я сняла еще в медицинской капсуле, — произнесла Оксана, — Трех кратное превышения показателей биологического тела без вреда для организма, шестикратное с вредом который можно будет устранить за пару суток в медицинской капсуле.

— Раз так, то наша операция внезапно становиться вполне выполнимой, вместо сорока девяти процентов вероятности положительного результата, стало целых восемьдесят три. — озвучил новые цифры Александр.

— Это, что я так сильно плох был? — спросил я, офигев от озвученных результатов.

— Скажем так, против ополченцев и может быть рядовых ты вполне котируешься, но уже против десантников я бы тебя в одиночку не выставлял, — попытался объяснить обойдя острые углы Александр.

— Значит я нуб, — пришлось признать, что я действительно не сильно хороший боец.

— Но ты не расстраивайся, ты в другом хорош. Вон из всякого барахла вполне хорошую технику собираешь.

Поверь это ценится намного больше чем банальное убийство ближнего своего. — попыталась меня успокоить Маша.

— Да понимаю все это я прекрасно, вон сколько раз я тупил в самый ответственный момент, если бы не техническое превосходство то фиг бы выжил. — произнес я, — Но все равно обидно.

— Ладно поговорили и хватит, вернемся к делу. Согласно полученным данным после завтра должна произойти передача новой партии рабов вот по этим координатам, — показал на голограмме небольшой город на севере Корватии.

— Почти восемьсот километров от нас, это около полутора часов лета, — произнес Миша.

— Именно, нам желательно прибыть в городок хотя бы за сутки перед обменом чтобы провести разведку. — произнес Александр.

— Передачу рабов будут делать на корабле? — спросил я.

— Сомневаюсь, даже пираты не рискуют на чужих планетах садить свои суда на поверхность, мало ли какая может произойти случайность. Скорее всего будет несколько рейсов на челноке. — произнес Александр.

— Как мы сможем проникнуть на челнок и корабль, — спросил Миша, — Систем невидимости у нас нет, если что-то они заподозрят, то челнок могут расстрелять еще на подлете.

— Вот это уж точно вряд ли, — уверенно произнес Александр, — Не забывай, что пилотами движет жажда наживы, а тут они еще и два бота потеряли. терять челнок они точно не захотят, их за это в картеле явно не поблагодарят.

— Все равно, желательно на корабль проникнуть незаметно, — произнес Миша.

— Это действительно так. Но незаметное проникновение без специального оборудования для нас шестерых невозможно. Один или двое еще смогли бы справится, но вшестером уже никак. — произнес Александр.

— И что тогда делать? Брать штурмом? — спросил Женя.

— Есть вариант, но не знаю насколько он вам понравиться, — произнес после небольшой задержки Александр.

— Давай уж говори, сами решим, что нам нравится, а что нет, — произнесла Оксана.

— Под видом рабов мы можем проникнуть на корабль, но в таком случае мы будем безоружны, и все оружие придется добывать уже на корабле. — произнес Александр.

— Это не совсем так, и ты это знаешь, у нас в животе есть полость куда можно спрятать ручное вооружение, да и так наше тело весьма неплохое вооружение. Чего стоят две винтовки гаусса в руках и плазмомет на груди, — произнесла Маша.

— Чего, чего? — в шоке переспросил я, — В документации к вам об этом ничего не говорилось.

— А ты что думал, о нас там вся информация есть? Мы как никак секретный проект, и даже своим не до конца доверяли наши творцы, — произнесла Маша.

— Да это разве оружие? — произнес Миша, — Но да на захват чего то посерьезней этого может хватить, — добавил он после небольшой паузы.

— Я тоже не совсем безоружный буду, — произнес я и в моей руке появился клинок из наноботов, еще через мгновение капля наноботов упала на тарелку и та стала прямо на глазах преобразовываться в наноботов.

— Гхм, Сергей будь поосторожней и хорошо контролируй их. Ты ведь читал про серую чуму, когда пришлось десять миров зачищать орбитальной бомбардировкой, — произнес Александр.

— Читал, но мои наноботы слушаются меня полностью, я кстати хочу еще пару экспериментов провести перед выходом. — ответил я.

— Я верю тебе, но будь осторожней, и не надо их использовать напрямую в качестве атакующего оружия. Если в Содружестве кто то узнает о том как ты используешь наноботов, то могут неправильно понять и объявить на тебя охоту. — произнес Александр.

— Окей, если и буду применять, то буду это делать незаметно, — ответил я.

После этого разговор вернулся обратно к обсуждению захвата корабля. Лишь через четыре часа мы закончили и отправились отдыхать, точнее я отдыхать, а ребята готовиться к отлету.

Решив на часик задержаться я отправился в свою мастерскую, мне действительно следовало провести пару экспериментов. В мастерской все оставалось на тех же местах как и тогда когда я ремонтировал дроидов.

У нас на корабле никто кроме меня не занимается техникой, а потому мастерская была полностью в моем распоряжении. Сейчас же я искал в завалах мелких деталей от дроидов работоспособный лазер для мелких работ.

Поиски надолго не затянулись, вот и через пару минут лежала передо мной трехсантиметровая деталька, используют их в основном в малых дроидах для пайки проводников.

Собравшись я приказал наноботом поглотить деталь и изучить конструкцию лазера. Я даже глазом не успел моргнуть как лазер был полностью окружен серыми наноботами и те стали плавно поглощать его.

Через пару минут в памяти наноботов была записана конструкция лазера для тонких работ. Для начала я приказал собрать из наноботов такой же, через секунд десять на моей руке лежала копия из наноботов ничем не отличимая от оригинала.

Вот и настал момент истины, заработает копия или нет. Я немного нервничал перед включением копии лазера, все таки сейчас решалось очень многое, но меня успокаивало, что наноботы смогли подменить без проблем множество внутренних органов, а их конструкция на порядки сложнее какого то лазера.

Наконец то собравшись с духом я активировал лазер. Луч который уперся в стол и начавший его плавить был именно тем чего я и ждал. Вот и все, такой простой эксперимент показал мне, что я в принципе то теперь все могуч.

У меня сразу в голове возникли фантазии будто бы я из наноботов создаю космические корабли, но взорвавшийся на руке лазер говорил, что о подобном мне пока что мечтать рано.

К счастью перед экспериментом я поверхность руки покрыл толстым слоем наноботов и смог таким образом защитить ее от последствий взрыва. Сам взрыв меня резко из небес опустил на землю и заставил меня искать причины этого происшествия.

Поскольку все действия я записывал в логи, то смог довольно быстро обнаружить, что в некоторых местах наноботы не смогли скопировать физические свойства материалов, и заменили их максимально близкими аналогами.

Это в итоге и привело к перегреву и взрыву лазера. Практически сразу я попытался найти выход из этой ситуации и должен признать у меня это получилось. Если использовать наноботы созданные из необходимого материала, то все происходило как надо.

Но я ведь не мог постоянно в себе держать всю таблицу химических элементов. Это был довольно серьезный косяк, пока мой взгляд не уткнулся на броневую панель для скафандра напечатанную на три Д принтере.

И тут меня посетила гениальная мысль, а что если создать из своих наноботов аналог этого три Д принтера, точнее всего один момент из него, преобразования вещества.

К сожалению долго думать над этим я не мог. Следовало поторопиться и подготовиться к завтрашней операции. Для этого я скопировал и поглотил все ручное оружие к которому я привык за последнее время. Теперь я мог в любой момент восоздать его из своих наноботов.

Правда пришлось ради этого держать практически двадцать килограмм наноботов созданных из редких материалов в своем организме. Для этого пришлось произвести уплотнение кожного покрова, куда и ушли они.

Таким образом, у меня получилась весьма неплохая броня созданная из наноботов. После этого я наконец то решил пойти отдохнуть, в моей каюте в которой я не ночевал наверное уже больше месяца.

Вся поверхность в каюте была устлана пылью, мне вот интересно каким образом в герметичном жилом отсеке появляется пыль? Пришлось подождать пока дроид уборщик наведет порядок.

Следующий день для меня начался через шесть часов, разбудил меня сигнал побудки по громкой связи рейдера. И ведь он нужен был только мне, ребята из-за своей природы вообще никогда не спят.

Взбодрившись в душе я быстро собрался и вышел в столовую на место сбора. Кстати в душе обнаружился еще один минус моей киборгизации, мои тактильные ощущения стали в несколько раз слабее, но пока что это мне даже в плюс.

— Итак, вот обновленный план, — произнес Александр и отправил мне его на нейросеть, — Через час вылетаем, скафандры оставляем во флаере и одеваемся в трофейную одежду.

— Есть капитан, — произнес Миша и отправился на склад за одеждой.

— Сережа, ты мне вчера вечером отправлял сообщение, о том, что хочешь поговорить со мной с утра? — спросил Александр.

— Да, смотри, что я смог вчера сделать, — произнес я и создал плазмомет в своей руке, — Пришлось его немного переработать, чтобы он работал на воздухе, правда теперь жрет энергии раз в пять больше, но это терпимо, — рассказал я о созданном плазмомете и на самой малой мощности выстрелил в стену. Та от того лишь нагрелась докрасна, но не расплавилась.

— Ты полон сюрпризов, — произнес Александр, — Я не знаю, умеет ли кто то как ты управлять наноботами, но это выглядит практически фантастически.

— Да что там, раз могут имитировать внутренние органы, то и оружие должен уметь, — удивился я.

Тот покачав головой, лишь попросил использовать свои возможности только тогда когда буду уверен, что никто из посторонних этого не увидит. По его словам, хоть наноботов и используют повсеместно в нейросетях, но все равно Содружестве существует страх перед серой чумой.

Пообещав так делать, я отправился за Мишей на склад переодеваться в местную одежду. Как же я привык к комфортным комбинезонам за последние года не передать словами. Насколько же неудобная у местных одежда, уже через пять минут я даже несмотря на уменьшенную чувствительность ощущал как она стала мне натирать.

С этими неудобствами пришлось смириться, тем более если все нам удасться, то через двое суток под нашим контролем будет свой космический корабль, на котором мы сможем ходить в чем угодно.

Полет на флаере не запомнился мне совершенно. Все время пути я игрался приобретенной возможностью создавать оружие и пытался как можно быстрее это делать. Ребята на меня смотрели с некоторой опаской, как я понял боязнь наноботов была и у них.

— Ребят, вы что боитесь их? — помахал перед ними рукой покрытой слоем наноботов. Хотелось понять почему они так на меня смотрят.

— Тут немного другое, — произнес Александр, — В наших банках данных есть информация по уничтожению вышедших из под контроля наноботов, и о том, что они могут натворить. Так вот наши логические анализаторы постоянно сигнализируют про опасность всех твоих фокусов и идет рекомендация на превентивное устранение этой опасности. Причем приоритет этой рекомендации очень высок и даже при максимальном подчинении мы могли бы при желание уничтожить хозяина.

— Ох нифига себе. Ладно не буду вас дразнить, — произнес я и моя рука приобрела нормальный вид.

Высадку мы совершили в полутора десятках километров от города в небольшой рощице и уже оттуда отправились в сам город. Флаер же в автоматическом режиме в ночное время переберется ближе к городу.

На дороге идущей в город мы встретили телегу запряженную лошадью, точнее животным похожим на лошадь, но я ведь насколько помню у лошади чешуи быть не может, а так она с далека ничем не отличалась от земной лошадки.

— Здоров будь хозяин, до города подкинишь? — спросил Александр.

— Двадцать зоманов и не чинкой меньше, — осмотрев нашу одежду произнес дедок на телеге.

— А не слишком ты обнаглел дед? — спросил Александр, вообще нам было до одного места на цену, но соглашаться на откровенно грабительскую цену было бы подозрительно.

— Нет не обнаглел, это вы дезертиры обнаглели полностью, вон даже нашивки части не сняли. А мой сын до конца стоял, — выругался дед, — Все не хочу вас везти идите пешком, — сказал он и стукнув свою «лошадку» прутом ускорился, чтобы побыстрее убраться от нас.

— Да уж, этого мы не предусмотрели, — произнес я.

— Снимаем, — произнес Александр.

Посрывав различные нашивки мы отправились все таки в сторону города. Но уже через пару десяток минут впереди послышался громкий гул. Отправленный вперед разведывательный дроид показал приближающихся две машины на паровом ходу с крытой крышой.

На всякий случай мы отошли на обочину, но это оказалось лишним. Машины остановившись перед нами открыли двери из которых выскочило шесть солдат с винтовками и те были направлены в нашу сторону.

— Бросить оружие, сесть на колени, руки за голову, — прорычал последний выскочивший военный, он был явно не рядовым, если я правильно помню военные обозначения корватов, то перед нами стоял лейтенант.

— Стоим, оружия нет, — отвтеил Александр после того как мы встали на колени.

— Жозе покажи им, что говорить надо только когда у них спрашивают, — произнес лейтенант. В следующий момент один из солдатов подбежал к Александру и ударил того прикладом по лицу.

— Выполнено господин лейтенант. — ответил Жозе вернувшись на свое место.

— Нам тут случайно встретившийся уважаемый староста деревни Гадюкино, сообщил что обнаружил шестерку дезертиров из сто тридцать шестого батальона. Я сперва не поверил, ведь эти ребята геройски погибли на секретном специальном задании. Но староста правильно описал вашу нашивку. Кстати где они сейчас? — задал вопрос лейтенант пристально смотря на Оксану.

— Мы не знаем о чем вы говорите, — ответила она.

— Точно баба, значит староста ошибся, вы никакие не дезертиры, вы мародеры, плюнул ей в лицо лейтенант. Мы еще не опустились до того чтобы баб в армию призывать. Все Жозе вяжи их и отвези в четвертый барак.

— Так точно лейтенант, — произнес он и начал вязать руки мне, — Это ведь те которых завтра… — не закончил своих слов Жозе, поскольку его перебил лейтенант.

— Да пусть потрудятся на наше благо. — зло улыбнувшись произнес лейтенант.

Вообще мы сейчас могли без каких либо проблем перебить всех солдат. Но нам этого не требовалось, по связи Александр сказал, что это едва ли не идеальный вариант проникновения на корабль.

Насколько мы поняли из разговора лейтенанта со своим подчиненным, нас собираются привезти в четвертый барак в котором находились люди которых завтра что-то ожидает.

Вряд ли это что-то другое. А значит практически сто процентно нас ожидает продажа аварцам. Что нам собственно и требовалось, в планах разработанных Александром было множество различных вариантов проникновения к рабам, но такого, что нас сходу к ним определят не было.

Везение это или наоборот сказать сложно. Но пока что мы еще не встретили ничего, что могло бы угрожать нам, а потому решили подчиняться нашим пленителям. Даже я мог с легкостью разорвать веревки которыми связали нам руки, что тогда говорить о ребятах.

После этого нас пинками загнали в кузов и развернувшись отправились в город. По дороге мы догнали деда на телеге, тот с улыбкой смотрел как нас везут и что-то кричал нам вслед, но из-за шума парового двигателя мы ничего не услышали.

Вскоре по сторонам начали появляться различные дома, это означало, что мы прибыли в пригород. В сам город завозить нас не стали и невдалеке от старой стены города грузовик с нами повернул к стоящим в отдалении баракам.

Через пять минут нас вновь пинками согнали из грузовика, и если нас просто скинули, то Оксану и Машу постарались при этом хорошенько полапать. Оксана сумев развернуться укусила одного ублюдка до крови, тот в ответ психанув кулаком ударил в скулу девушки.

Оксана очень правдоподобно сыграла как будто потеряла сознание. Мы же стали наигранно кричать и материться на наших конвоиров. Те крикнув в ответ нам стукнули в область почек пару раз ногой и позвали охранников бараков.

— Принимай пополнения, их в четвертый барак, завтра их надо в первой партии сплавить. — произнес наш конвоир.

— Сделаем, а что они натворили? — спросил охранник, — Вроде корваты, а у нас там в основном лакийцы сидят.

— Лейтенант сказал, что мародеры, так что пусть радуются, что не поступили как того требовалось и не расстреляли на месте. — ответил конвоир и развернувшись запрыгнул в кабину машины.

Если в начале охранник на нас смотрел с интересом, то после слов нашего конвоира бросал лишь презрительный и брезгливый взгляд. С чего они взяли, что мы мародеры я так понять и не смог, но ладно это было не важным.

Едва машина с нашими бывшими конвоирами скрылась за поворотом как охранники подгоняя нас ударами ног погнали в сторону барака. Единственное, что они позволили сделать, так это подхватить Оксану на руки, для этого даже мне и Мише развязали руки.

А Оксана была довольно не легкой, килограмм сто она точно весила когда не включала встроенный антигравитационный генератор, позволяющий регулировать как угодно ее вес. Сейчас, чтобы не тратить лишнюю энергию все не жизненно важное оборудование было деактивировано, в том числе и генератор.

В самом бараке нас всех завели в помывочную и раздев догола стали поливать сильной струей воды из шланга, температура была вряд-ли больше десяти градусов тепла. После этого нас обсыпали каким то порошком и вновь обдали водой, после чего состригли волосы с головы и выдав полосатую одежду отвели в жилую зону барака.

Увиденное мне очень не понравилось, наверное я на всю жизнь запомню это. В помещении метров сто длиной было двадцать в ширину было больше семи сотен двухэтажных нар.

Практически все были заняты людьми, в нескольких местах шла драка, на земляном полу были видны темные пятна скорее всего от крови. ВНезапно шум барака прервал громкий крик.

Обернувшись на него я увидел как одного парня держат трое других, а четвертый рисует осколком стекла по телу. Я едва сдержался, чтобы не броситься туда и не вмешаться. Лишь окрик Александра по групповому чату помог взять себя в руки.

Я понимаю, что если вмешаюсь, то скорее всего сорву всю операцию по прихватизации космического корабля. А потому сцепив зубы я сел на выделенные мне нары и попытался отвлечься сосредоточившись на разработке синтезатора материи.

Технические вопросы хорошо в последнее время меня отвлекают от реальности. На Земле я никогда не думал, что техника настолько сильно меня увлечет. А тут на, дай мне поковыряться в какой то неизвестной технической штуке и я забуду обо всем на свете.

Так что уже спустя пятнадцать минут я был поглощен рассчетами и забыл про парня которого терзали осколком стекла. А ведь лишь минут пять назад прекратились его крики.

Получалось, что без мощного внешнего источника питания у меня ничего не получится. Синтез материи как оказывается требовал огромное количество энергии, и источников наноботов на это банально не хватит.

СОбранные накопители из наноботов. тоже не могли гарантированно обеспечить синтезатор энергией. А потому пока что я не видел иного выхода как подключать к синтезатору корабельный реактор.

Но это все дело будущего. Сейчас у меня синтезатор имелся только в приблизительных расчетах, слишком сложная у него конструкция, и я не смог его воссоздать сходу. Ведь рисковать и поглощать три Д принтер я не хотел, лишиться столь полезной вещи было бы неприятно.

Даже по самым скромным расчетам, мне до начала практических экспериментов еще потребуется ни одна неделя расчетов. Так что тому, что так медленно продвигаются расчеты я особо внимания не предавал.

Оторвала меня от работы над синтезатором Маша, она принесла мне деревянную миску с какой то бурдой. Я не сразу понял, что это оказывается привезли нам питание. Нюх усиленный наноботами принес мне запах какой то гнили из которой приготовили еду.

Я вначале хотел отказаться от этой еды. Но связавшись со мной по связи Александр сказал не выделываться мне и съесть эту гадость, он ее уже проверил и ничего угрожающего нашим телам там не было.

— Да понимаю, это не то к чему ты привык, — начала говорить Маша, — Я все же надеюсь, что готовлю лучше этого, но съесть это необходимо.

— Зачем, я же блювану едва в рот положу хоть ложку этой гадости. — произнес я Маше, внутренне я был уже готов проглатить бурду, но пытался оттянуть этот момент.

— Тут мощное снотворное которое замаскировали подгнившими овощами. Сейчас нас должны усыпить и все после этого начнется. — произнесла Маша по связи, — Наши организмы эту гадость не заметят, как и твой, так что ешь и не давай повода подойти охранникам, вон они на нас смотрят.

После этих слов я дал команду наноботам растворять на полезные вещества еду еще во рту и горле. На вкус каша оказалась такой же отвратительной как и на запах. А уж слизькая консистенция действительно едва не заставила меня блювануть.

Примерно через полчаса люди вокруг нас стали укладываться на свои нары, мы последовали их примеру. По словам Оксаны, снотворного в каше должно хватить на несколько суток беспробудного сна среднему человеку.

Эти события напомнили мне, как на Земле меня похитили. Ведь там тоже использовали снотворное. И я до сих пор помню как меня сильно потянуло в сон после обеда.

Сейчас к счастью подобная химия на меня уже не действует, так что пришлось просто имитировать глубокий сон. Благо используя нейросеть и наноботов я мог это сделать с легкостью.

Через несколько часов все началось. Через широко открытые двери в барак стали заходить дроиды и подхватив людей выходить обратно наружу. Примерно после сотого человека наступил перерыв, и лишь спустя пол часа вновь начался вынос людей.

Вынося примерно две сотни человек в час через пару часов очередь подошла и к нам. Переговорив по связи между собой мы решили хранить радиомолчания, чтобы аварцы не смогли их засечь.

На улице стоял, стандартный транспортный челнок четвертого поколения. Такие машинки уже больше двух сотен лет являются основным транспортным средством внутри системы.

Уже в самом челноке я заметил как Александр смог подключиться к корабельной сети используя приоритетный код управления. ПОскольку дроиды были аварского производства, то в их банках данных было множество секретных кодов, зашитых в разную аварскую технику еще на производстве. И если они не меняли программное обеспечение, то они могли получить полный контроль над ней.

То что Александр смог с такой легкостью подключиться к системам челнока говорило о не самом большом уме пиратов. Вообще на челноке я насчитал лишь двух разумных, ну это если не считать спящих людей и нас.

Так что при желании мы могли с легкостью захватить этот корабль. Прохождение атмосферы отдалось небольшой тряской, что говорило об не отрегуллированных гравитационных компенсаторах и установки искуственной гравитации, я даже стал в планах прикидывать, что необходимо сделать для ремонта, но удар днища об нечто массивное и железное сразу привел меня в чувства. Сейчас было не время заниматься всякой технической ерундой.

Сразу после приземления нас стали выгружать. На борту космического корабля нас перехватывали другие дроиды и везли куда то дальше по коридору. Александр заблокировал управление челнока и сделал вид, что навигационный компьютер вышел из строя.

Поднявшиеся крики, показали, что диверсия ему удалась на славу. Подключиться таким же образом к кораблю у нас не получилось, тут все таки поработали умные люди и подобную лазейку убрали.

В трюме куда нас принесли стояли тысячи криокапсул, причем даже такой же модели, что и на нашем рейдере, и это спустя сорок лет. Видимо технику пираты не сильно часто обновляют.

Вокруг нас находилось около сотни различных дроидов и всего три человека. Все пришла пора действовать. Едва меня положили в криокапсулу как я открыл глаза и соединившись с дроидом быстро его взломал и подчинил.

Ребята поступили аналогично. ПОсле чего уже наши дроиды отправились к людям. Едва они оказались в паре шагов как дроиды разрядили свои конденсаторы на пиратах.

Слегка пошедший дымок от тел говорил, что мы несколько переборщили. Подойдя к ним я убедился, что пока что они были живы. И мне даже пришлось вручную активировать аптечку у них. Нам не хотелось, чтобы о наших действиях узнали раньше времени, а в случае смерти искин корабля сразу поднимет тревогу.

— Все я зациклил изображение камер трюма, теперь искин не поймет, что тут происходит что-то не то, — произнес Александр.

— Немного переборщили с зарядом, но эить пока будут, — произнес я говоря про пиратов.

— Мне необходимо около получаса и думаю смогу получить полный доступ к системам наблюдения корабля, — произнес Александр.

— Кстати, что за тип корабля? — спросил я у него.

— Корвет тип «Смелый», начали выпускать незадолго до нашего создания. Полноценное четвертое поколения с элементами пятого. — ответил он.

— Отсюда перехватить управление кораблем не получится? — решил уточнить я.

— Не дураки проектировали корабль, необходимо только физическое подключение к искину. А значит нам прямая дорога в рубку. — произнес уже Миша.

— Именно, сейчас наш капитан получит всю схему корабля и местонахождение экипажа как и его количество. А после мы отправимся каждый на свое задание. — произнесла Маша.

— О'кей жду, — ответил я.

Через двадцать минут Александр скинул всем нам схему корабля и места который каждый должен захватить. Мне достался реактор, требовалось предотвратить возможность самоубийственного подрыва реактора, а то ведь аварцы могут решить утащить нас за собой в могилу, а мне этого очень не хотелось бы.

В реакторном отсеке судя по камерам находилось всего два человека. Оба были обычными техниками, так что больших проблем с их стороны я не ожидал. Но вот проникнуть туда было не просто.

Реакторный отсек находился в другом конце корабля причем вынесенный как можно ближе к борту. Это требовалось для того, чтобы в случае аварии ректор можно было просто отстрелить в космос.

Проблема же была в том, что мне необходимо будет пробраться на три палубы вниз и на восемь перекрытых отсеков ближе к носу. И эти отсеки были с вакуумом, аварцы как оказалось экономили ресурсы и не собирались мало посещаемые отсеки снабжать кислородом.

Можно было конечно обойти через нормальный вход с инженерной палубы, но там судя по всему находилось восемь человек, и четверо из них были в военных скафандрах.

Нарываться на них я не собирался, ими немного позже должна будет заняться Оксана после зачистки медицинского отсека. Так что переведя свой организм в боевой режим я отправился к лифтовой шахте, в таком режиме вакуум не представлял больших угроз для меня.


Глава 14

Проникнуть в загерметизированные отсеки оказалось еще той задачей. Основная проблема была не столько в самом проникновении, сколько сделать это все скрытно. К сожалению аварцы почему то не захотели все системы безопасности объединять между собой, все таки они были не полными идиотами.

Вообще сам корабль был в на удивлении хорошем состоянии, до сих пор я не видел еще ни одной неисправной системы или детали. Такой уход за кораблем был не типичен для пиратов.

Согласно знаниям полученным из баз знаний по ремонту, пиратские картели использовали свои корабли едва ли не до конца. И лишь когда начинали сбоить основные работы перегоняли корабль на ремонтные верфи аварской империи.

Когда я осознал этот фрагмент знаний я долго не мог поверить, что пиратство у аварцев вполне законный метод заработка, главное не грабить свои корабли, или грабить так чтобы не оставалось свидетелей.

И все вы вполне законопослушный гражданин империи, и можете пользоваться всеми благами. Вот пираты так и поступают, но сейчас разговор был не об этом, сейчас было о том, что корабли пиратов в большинстве случаев это разваливающиеся корыта.

Тут же все было не так. Если судить по возрасту корабля, то он должен едва быть живым. Загадку такого хорошего корабля мне удалось получить буквально через несколько минут.

Взломав очередную решетку вентиляции по которой я пробрался в последний отсек с включенным жизнеобеспечением, я оказался в трюме для особо ценных грузов. Тут лежали запакованные в контейнеры с очень хорошей защитой от внешней среды множество каких то семян.

В документации к контейнерам указывалось, что там находятся семена хиллы, а я уже знал, что пыльца этого растения сильный природный наркотик для людей. Всего один прием вызывает привыкание, от которого практически невозможно избавиться даже в медицинских капсулах.

И судя по увиденному мною, тут семян было на многие миллионы если не миллиарды кредитов. Передав данные об обнаруженных семенах Александру, я спросил что же делать дальше, не хотелось влазить в настолько серьезные дела.

Если корабль стоимостью в пару миллионов кредитов и искать серьезно вряд ли будут, то вот этот груз был явно не простым. И боюсь, что на его поиски отправят множество людей.

— Задал ты нам задачку, — произнес Александр.

— А что тут думать, — произнес Женя, — Отыграть назад мы уже не сможем, типа «Извините мы перепутали корабль и не хотели вас захватывать», так что продолжаем операцию, а потом будем думать.

— Это действительно будет наиболее оптимальным выходом из этой ситуации. Нас сейчас должно волновать больше захват корабля, у осталось не так уж и много времени до того как о нас догадаются на корабле, — ответил после недолгой паузы Александр.

— Раз так, то не будем рассиживаться и приступаем к выполнению, — произнес я в ответ на слова ребят.

— Вот именно, ты кстати уже должен быть на два этапа дальше. — влезла в разговор Маша, — Так что давай там нагоняй.

— Постараюсь, — коротко я ответил и приступил к взлому.

Это было не так уж и просто, на корабле существовало шесть глобальных независимых систем безопасности контролирующих корабль, причем три из них были полностью автономными и в их управление не могли влезть даже сами члены экипажа.

Сейчас увидев семена хиллы я понял, что владельцы груза не доверяли даже своим людям, слишком был велик куш. К счастью большая часть систем безопасности оставалась в режиме наблюдения. Сами системы безопасности обмануть мне было не под силу, но вот датчики при помощи которых они все контролируют вполне.

Александр взломал на данный момент лишь систему видеонаблюдения, так что можно было не волноваться лишь о том, что кто-то случайно обнаружит рабов не в криокапсулах, а в неположенных для них местах.

Остальные системы оказались даже ему не по зубам, точнее по зубам, но потратит он на это несколько часов, а то и дней. По словам АЛександра, за сорок прошедших лет после их последнего обновления, компьютерные системы далеко шагнули вперед, и только за счет мощного вычислительного блока ему удавалось хоть как то их взламывать.

И что самое противное, помимо глобальных систем безопасности на корабле каждые двери, каждые створки шлюза обладали своей защитой, и приходилось их взламывать отдельно.

Раньше бы без специального оборудования, вроде дроида дешифровщика я бы ковырялся по несколько часов над каждой дверью. Все таки нейросеть никак не заменит мощный искин в дешифраторе.

Теперь благодаря апгрейду своего тела у меня были и несколько другие варианты действия. Самым простым было банально благодаря наноботам проделать отверстие для прохода, но это было излишне долго, не меньше трех четырех часов.

Но окончательно откидывать в сторону этот вариант я не собирался, может быть позже и пригодиться мне для чего то и грубое проникновение. Но именно сейчас требовалось подумать над каким то другим методом проникновения сквозь защищенную дверь.

Вторым вариантом было при помощи наноботов проникнуть в блок управления дверью и управлять ею напрямую блокируя реальные сигналы исходящие к искину и подделывая их своими.

Для этого требовалось части моих наноботов проникнуть сквозь материю двери и добраться до самого блока. К счастью атомарная структура металла из которого была сделана дверь вполне позволяла выполнить это мне. Наноботом даже не приходилось воздействовать на материю, их малые размеры позволяли и так проникать.

Именно этим методом я и решил действовать. Но тут возникла другая проблема, чтобы двери оставались под моим контролем мне необходимо было оставлять часть наноботов в блоке управления. И это была довольно существенная часть колонии.

Да я мог себе позволить такие затраты, но по моим подсчетам выходило, что к моменту когда я смогу наконец то добраться до реакторного отсека в моем организме останутся наноботы только на поддержку моей жизнедеятельности, а потому пришлось думать как устранить этот недостаток.

Вот тут частично мне и пришлось использовать первый вариант проникновения. В режиме реального времени я задействовал часть наноботов для поглощения материи и превращения ее в новых наноботов.

Это меня несколько задержало и ребятам пришлось дожидаться пока я доберусь до своей цели. Но тут я ничего не мог поделать со своей медлительностью, не готов я был к подобным непрерывным действиям, честно говоря, я думал вся операция по захвату корабля должна проходить более активно, с пальбой, драками, но не так, тихо проникнуть.

Мы хотели начать действовать сразу одновременно, так было меньше шансов, что нас сумеют остановить. Помимо дверей приходилось перед своим проникновением в очередной отсек обезвреживать остальные системы безопасности.

В отсеках с активной системой жизнеобеспечения, часть датчиков была отключена, чтобы предотвращать случайные срабатывания. Тут же все системы работали в максимально параноидальном режиме. Действительно в вакууме свой не появится, а если кто и появился, то это практически сто процентно враг.

И если датчики объема, массы, тепла я мог обмануть подсовывая им неверную информацию. То датчики фиксирующие малейшие изменения электромагнитного поля обмануть мне было не под силу.

Эти датчики могли зафиксировать любое изменение электромагнитного поля, будь то живое существо излучающего его, будь то какая либо электронника. Единственное радовало, оно было не настолько чувствительное, чтобы фиксировать нанороботов.

Вообще как я понял из баз знаний, наноботов используют в современном Содружестве в основном только в нейросетях, в других областях использование наноботов находится под негласным запретом.

Сомневаюсь, что запрет был принят из-за опасности наноботов, скорее как мне кажется тут другая причина. Я считаю, что из-за этого заперта тормозилось развитие технологий, и позволяло отдельным личностям получать сверхдоходы.

Вот и сейчас, я толком не умея управлять наноботами мог делать то, что обычные люди делали после специальной подготовки и со специальным оборудованием. При помощи наноботов я банально выводил датчики систем безопасности из строя.

Конечно это довольно подозрительно если в каждом отсеке с разницей в несколько минут будут выходить из строя датчики, но альтернативы у меня не было. Наноботы из-за своих малых размеров могли тратя совсем немного энергии летать, так что заражение датчиков систем безопасности происходило очень быстро.

В связи с этим была надежда лишь на то, что опрос исправности обычно шел не постоянно, а с некоторой периодичностью, к примеру на моем рейдере это происходило раз в три секунды.

Так что были шансы, что заражение наноботами пройдет в период между опросами, а дальше я уже мог отправить любые данные которые мне захочется. В итоге так все и происходило, так что я мог продвигаться вперед довольно быстро, хоть и медленнее чем ребята.

Но и это было не все в третьем отсеке в который я проник должен был быть вакуум, но его там не оказалось, а оказалась клетка с несколькими животными. И вот в одной я опознал тварь когда то напавшую на погрузчик, и на которую я собирался устроить охоту.

Сами твари были явно чем то обколотые, иначе их спокойствие в ответ на мое появление объяснить было невозможно. Даже когда я постучал по клетке, те никак не обратили на меня внимание и продолжили лежать, я даже подумал, что они дохлые, то медленно поднимающиеся бока говорили об обратном.

Сперва я решил разобраться, почему на схеме корабля этот отсек обозначается пустым и с откаченным воздухом. Причем датчики передавали искину как раз эту информацию.

Мне честно говоря было не понятно, зачем на корабле перевозящем семена для наркоты находятся животные, и почему их скрывают от искина корабля. Так что я решил удовлетворить свое любопытство, тем более большую часть необходимых действий я выполнил проходя в отсек. А именно рассеял несколько миллионов наноботов.

Подключившись к системам отсека я попытался ее взломать. К счастью, кодирование было выполнено по известной схеме еще с рейдера, а потому простенькую защиту моментально с блоков управления я обошел буквально за пару секунд.

Сразу же я обнаружил и дроида взломщика которые фильтровал информацию поступающую на искин, причем модель дроида была мне неизвестна, это могло означать лишь то, что он был выпущен после того как рейдер совершил аварийную посадку на планете.

Как оказалось сюда в остек безнаказанно имел доступ лишь глава десантного отделения, между прочим погибший от атомного взрыва на поверхности планеты, так что все оставшиеся аварцы даже и не знали, что их главный вояка занимается контрабандой, а ни чем иным эти животные быть не должны.

Вспомнив полезные свойства некоторых органов из присутствующих животных в клетке, я прикинул за сколько это можно было загнать. И получалось что пару десятков тысяч кредитов это точно. И это если брать в расчет данные сорокалетней давности на закупку ценных биологических веществ.

Сделав напоминание, не забыть разобраться с животными позже, я отправился в дальнейший путь к своей цели. Больше никаких задержек не было и я через двадцать минут вылез из вентиляционного отверстия в реакторном отсеке.

Лезть напрямую через двери я не рискнул, все таки в реакторном отсеке присутствовали пираты, пусть и техники. Пока пройду, они могут и завалить меня, ведь сейчас на мне нет скафандра который мог бы защитить меня.

Так что пришлось лезть через вентиляцию, и уже там взламывать систему фильтрации, иначе меня могло посчитать за мусор и сжечь потоком плазмы. Именно так на кораблях происходила очистка многих систем, поток плазмы банально испепелял любой мусор застрявший в вентиляции.

А ведь кроме мусора была и живность. Лишь на кораблях никогда не совершающих посадки на кислородосодержащие планеты не было различных паразитов. ВОт и сейчас в вентиляционной шахте мне повстречались какие то тварюшки с таксу размером, но без лап.

Они передвигались при помощи ложноножек. ЧТо за инопланетная тварь я не знал, поэтому и не рискнул их трогать и просто оставил в покое, тем более как я заметил, они каким то образом генерировали слабое защитное поле не подпускающее к ним кислород.

Так что я решил на всякий случай не трогать их, а после того как корабль станет нашим провести плазменную очистку вентиляции. При помощ нанботов я на всякий случай собрал генератор щита. Сомневаюсь, что он выдержит многое, но парочку первых выстрелов должен.

Но эти приготовления мне понадобились. Прямо сейчас оба техника занимались тем, что пытались перепить друг друга. Рядом с ними валялось уже с десяток бутылок из под какого то алкогольного напитка, а сами они уже с трудом даже смотрели друг на друга.

Так что мне не составило труда отправить их в царство морфея парой ударов в специальные точки на теле. Медицинский сканер показал, что техники и без моей помощи вскоре отправились бы туда же. Даже их нейросеть уже не справлялась со столь сильным алкогольным отравлением.

— Я на месте, техники обезврежены, можно приступать, — передал я по зашифрованному сигналу. По словам Александра перехватить этот сигнал можно было лишь при помощи оборудования для подразделений специальных операций, а встретить его у пиратов было маловероятно.

— Мы тебя заждались. Не мог несколько быстрее добраться? — прозвучал недовольный голос Маши.

— Отставить разговорчики не по теме. — произнес Александр.

— У меня нет таких вычислительных возможностей как у вас, вот и вышло так, — в свое оправдание произнес я.

— Я сказал отставить пустые разговоры. — произнес Александр, — Не обезвреженными осталась команда челнока, капитан со своим помощником и дежурная смена на корабле. — начал раздавать команды Александр.

— Остатки десантной команды уже обезврежены? — спросил я у него.

— Да обезврежены Оксаной семь минут назад. — произнес Александр.

— Да что там обезвреживать их. Десяток перепивших мудаков пытались играть в карты, — отозвалась Оксана.

— Все прекратили сторонние разговоры, после обсудите свои действия. — произнес Александр.

— Есть кеп, — шутливо произнесла Ксюша. Она вообще любила шутить над многими, и никогда не упускала момента это сделать. Правда ее шутки редко подпадали под определение шуток человека, но что ж поделать, в этом виновато было ее происхождение.

— Сергей твоя задача перехватывать все сигналы идущие к реактору. Не допусти его подрыва. — обратился ко мне Александр, — Я обнаружил два канала мысленного управления корабля, так что будь готов к внезапным ситуациям.

— Окей, — ответил я и приступил к подключению к блоку о=управления реактора, сейчас мне требовалось получить приоритет на его управление. То есть чтобы мои команды были имели более высокий приоритет. Вообще находясь тут это было сделать не сложно, главное не допускать управляющие сигналы до самого реактора.

— Маша твоя цель помощник капитана он сейчас с рабыней у себя в каюте, постарайся не убивать его, нам необходимо допросить. — выдал задание Маше Александр.

— Сделаю, — коротко ответила Маша.

— Женя твой путь на резервную рубку, тебе необходимо отключить резервный искин. — это уже приказ нашим бравым десантникам.

— Его отключать с фатальными повреждениями или постараться аккуратней? — решил уточнить Женя.

— Аккуратней, — ответил Александр.

— Тогда ушел, — произнес Женя и отключился от чата.

— Миша на тебе капитан, он сейчас в тренажерной капсуле. — приказал Александр.

— Ну почему мне самое простое? — произнес Миша и отправился выполнять свое задание.

— Так надо. — ответил он, — Оксана заблокируй ангар и трюм, чтобы никто не смог покинуть корабль. На мне рубка, начало через сорок секунд.

— Есть, принято, — произнесла Оксана, без шуточек.

А дальше началась громкая фаза захвата корабля. К сожалению проделать все тихо не получилось и помощник капитана перед тем как погибнуть от кровотечения после оторванного члена сумел поднять тревогу.

Через мгновенье по всему кораблю разнесся противный визг боевой тревоги. Это было совсем не тем, что мне хотелось бы. Вместе с тревогой стали активироваться и дополнительные системы безопасности, вон возле дверей на инженерную палубу вспыхнул щит, да и вокруг самого реактора он появился лишь на пару мгновений позже.

Вот ведь, говорил Александр поаккуратней быть с ним, но Маша не смогла сдержаться, когда увидела три трупа девушек лежащих на полу и одну пока что еще живую без сознания под этим животным.

Хоть Маша и дроид, но женская эмоциональная матрица уже окончательно вросла в ее личность, так что просто наблюдать за творимыми безобразиями она не могла, и это нам едва не сорвало захват корабля.

Уже через две секунды после активации щитов включилась система активной обороны. Даже тут в реакторном отсеке под потолком выскочило две турели. Которые сразу же открыли огонь по мне, к счастью первые выстрелы удержал щит.

Вообще я включал его исключительно на самый крайний случай, я даже впал на долю секунды в ступор когда на нем расплескался кляксой плазменный шар, нагрузка на щит была слишком высокой, было видно, что уже секунд через десять он истощиться.

Все таки генератор щита был собран в спешке из наноботов, так что он был не столь мощным как на скафандре. Но и так он позволил мне не сдохнуть в первые же мгновения атаки.

Турели на корабле были на порядок мощнее ранее встреченных в бункерах на планете. Я попытался прикрыться телом техника, но через секунду пришлось его отбросить.

Система безопасности продолжила стрелять не обращая внимание на него. Всего два выстрела и в его теле была дырка в тридцать сантиметров. Ко второму технику я уже не успевал дотянуться, а потому пришлось вновь принять выстрелы на щит.

Эти попадания весьма сильно истощили его. И я уже стал переживать, как бы меня не поджарили они на месте. К сожалению мои метания по реакторному отсеку так и не смогли сбить прицел турелям, и они продолжили лупить по мне.

Сами турели прикрывались не менее мощными щитами, и пробить их плазменной пушкой не удавалось. Щит успевал регенерировать за время зарядки пушки. У меня же избытка энергии не было и я не мог восстанавливать щит.

Вскоре произошло, то что и следовало ожидать, очередной плазменный шар пробил щит и растекся по моему телу. Я уже думал, что погиб, но нейросеть быстро отрезвила меня и сообщала, о критической потере массы наноботов.

Как оказалось, наноботы смогли принять на себя выстрел турели. Сейчас у меня отсутствовало почти два сантиметра плоти на животе. Именно туда произошло попадание выстрела.

Быстро сориентировавшись я прыгнул за центральный энерговод исходящий от преобразователя реактора, там я смог передохнуть от выстрелов. Щита у меня уже не было, но к счастью стрелять в энерговод искин не решился, еще бы, одно повреждение и пол корабля исчезнет во вспышке взрыва.

Но и я не мог уничтожить турели, они были банально не досягаемы для моего оружия. Все таки я был весьма ограничен тем оружием которое мог создать при помощи наноботов.

А тут еще и боль. Хоть наноботы и смогли уберечь от большей части повреждений мой организм, но и расплавившиеся наноботы были не сильно приятным подарком. Серьезный ожог внутренних органов доставлял мне очень «приятные» ощущения.

Я попытался еще несколько раз перейти в наступление, но турели с легкостью возвращали меня обратно за энерговод. Все мои попытки заканчивались ни чем. У ребят дела шли лучше и половину оставшегося экипажа уже смогли захватить.

Осталась лишь дежурная смена в рубке, и после этого можно будет приступать к окончательному взлому систем. В крайнем случае мне требовалось подождать пока ребята закончат и смогут отключить турели. Но это будет все равно, что я распишусь в собственном бессилии, чего мне делать крайне не хотелось.

Поэтому я решил попробовать разобраться с турелями напрямую. Точнее с их энерговодами находящимися в потолке. Сам туда проникнуть я не мог, но вот наноботы могли проходить сквозь материю.

Отправив около двухсот грамм наноботов на уничтожение энерговодов я занялся отражением атаки искина на программном уровне. Тот захотел перевести реактор в режим форсированной работы. А это могло меня изжарить несмотря на наноботы в организме.

В режиме форсированной работы, в реакторе отключается часть систем безопасности и он начинает работать на износ. В это время биологическим существам находиться рядом с реактором смертельно опасно.

Излучения буквально разжижает любую органику. Сам реакторный отсек был дополнительно экранирован, чтобы экипаж вне его пределов не облучался. А вот тем кто остался тут во время форсированного режима не позавидуешь.

Не обращая внимания на довольно сильный взрыв, я все пытался не допустить активации форсированного режима реактора. Лишь когда нейросеть сообщила о сильной компрессионной травме организма, я оторвался на мгновение от противостояния с искином.

Как оказалось, мои наноботы добрались до энерговодов, но их атака на энерговоды спровоцировала взрыв самих турелей. В связи с чем ударная волна веня подбросила в воздух и придавила к работающему щиту защищающему реактор.

К счастью, в этот же момент, искин перестал атаковать, а в чате Александр сообщил про физическое отключение искина. Я на мгновение расслабился, но замигавшее красным окно нейросети заставило вновь ввести себя в боевой режим.

Я можно сказать вновь оказался на грани своей смерти. И если бы не значительная степень киборгизации, то меня можно было бы уже отпевать, а так требовалась лишь энергия и материя для наноботов, им предстояло экстренное латание моего тела.

Нейросеть показала, что наноботы заменят очередную часть моего биологического тела поврежденную до состояния не восстановления. Этот бой обошелся мне в дополнительных три процента киборгизации.

Сейчас пришлось мне направлять наноботы сознательно. Это могло помочь мне быстро восстановиться до состояния когда я смогу самостоятельно перемещаться. По расчетам нейросети оставалось всего восемь минут, до момента когда я встану на ноги.

Внезапно вздрогнул весь корабль. А боевая тревога сменилась звучанием сигнала свидетельствующего о серьезных повреждениях целостности корабля. Я едва не расплакался от такой несправедливости. Выходит, что вот это все зря?

Но уже спустя пару мгновений в чате выругалась Оксана. Причем ругалась она трехэтажным матом. Ранее ничего подобного с ее уст я никогда не слышал, а значит произошло нечто серьезное.

— Что произошло? — спросил я у нее.

— Эти ублюдки поняли после, что после того как отключился искин у них уже нет шансов отсидется в челноке и решили поступить кардинальным образом, — зло произнесла Оксана.

— ЧТо они сделали? — решил уточнить Александр.

— Использовали противотанковую ракету и подорвали шлюз в ангаре, а после смогли сбежать через получившуюся пробоину. — ответила она.

— Там все серьезно? — спросил я.

— Скажем так, пару недель работы у тебя добавилось, — успокоившись пошутила Оксана, а раз шутит, то все не так уж и плохо, осознав это я даже выдохнул от облегчения.

— А как они управляли челноком, там ведь управление было заблокированно? — спросил Женя.

— Видимо, кто то обладал соответствующими навыками, иначе не понятно как они вернули управление в свои руки, — ответила Оксана.

— Я вижу их на радаре, — произнес Александр.

— Можешь сбить их? — спросил я у него.

— Сожалею, я еще не получил доступ к боевым системам. Мне тут кажется вообще какой то параноик все настраивал, — ответил он мне.

— Ладно. куда хоть они направляются? — спросил я.

— Судя по всему, они в момент прорыва повредили челнок и с трудом контролируют его полет. Сейчас он уже входит в атмосферу где то на юге Корватии, — ответил Александр.

— Разберемся позже, — произнес я, — Ксюха епсли закончила, то мне нужна твоя помощь. И вообще тут есть медицинский отсек на корабле? — спросил я у нее.

— Есть вообще то, и получше нашего. Тут все четыре капсулы пятого поколения. Что там с тобой случилось? — спросила она у меня.

— Лови результаты диагностики нейросети, — ответил я и отправил ей файл.

— Ну вот что с тобой делать, — тяжело вздохнула Оксана, так что это было слышно даже по связи, — Ты такими темпами скоро вообще перестанешь быть человеком. Ты знаешь, что в тебе органики сейчас меньше чем в нас?

— Теперь знаю, — ответил я расстроившись.

— Ладно не переживай, главное не то из чего у тебя тело, а то кем ты себя чувствуешь, — произнесла Оксана пытаясь меня ободрить.

— Хорошо жду тебя, — произнес я пытаясь не показать голосом свои истинные чувства.

— По показаниям твоей нейросети, ты уже можешь ходить, так что давай иди в медицинский отсек, там я уже встречу тебя и уложу на лечение. — произнесла она, — Только будь осторожен, турели уже выведены из строя, но несколько десятков абордажных и противоабордажных дроидов еще целы.

Оксана оказалась права, я смог встать на ноги, и хоть и пошатовался как пьяный, но мог идти. Вскрыть двери ведущие на инженерную палубу было работой нескольких секунд.

Сейчас уже не требовалось быть не заметным, а потому я обрушивался на слабые мозги блока управления дверью сразу всей вычислительной мощью нейросети в связке с наноботами.

Сам корабль был меньше рейдера, всего длиной около ста семидесяти метров. Но если учесть, что он в высоту и ширину был около шестидесяти метров, то его размеры были очень немаленькими.

Лифты пока что были еще не подконтрольными нам, а потому пришлось идти в сторону аварийной лестницы, вот там меня и встретил противоабордажный дроид. К счастью в реакторном отсеке я смог зарядиться от основного энерговода, а потому вспыхнувшая пленка щита защитила меня.

Я был не в настроении долго воевать, да и будем откровенными не в состоянии. Так что материализовал два игольника с разрывными иглами я быстро разобрался с ним и направился к лестнице.

На самой лестнице меня встречали лишь отключенные турели висящие под потолком, видимо взлом систем корабля продолжался весьма успешно. Лишь минут через десять я наконец то добрался до медицинского отсека через лабиринты корабля.

— Давай проходи не стой у входа, — встретила меня Оксана копающаяся над одной капсулой. — Я сейчас отключу от сети эту капсулу, чтобы избежать всяких неожиданностей и ты ляжешь в нее.

— Как скажешь, — ответил я ей.

— Ну что ты как какой то бука, — обратилась ко мне она, — Ты должен радоваться, ты жив, относительно здоров, захватил корабль без потерь. Все хорошо, и нет причин разводить нюни.

Я лишь согласился кивком головы с ней. Сам я обдумывал ее слова, действительно все закончилось хорошо. А процентом больше, процентом меньше моя кибергизация не важно, ведь мне все равно предстоит практически выращивание тела.

Так что я успокоившись дождался когда будет готова капсула и лег в нее. Все теперь мне стоило постараться восстановить все что возможно в моем организме. Чтобы мне в голову не лезли всякие мысли, я решил себя усыпить, ведь газ на меня уже не действовал.

Долго я в медицинской капсуле не пролежал уже на третий день пришлось вставать. Требовалось срочно перегонять корабль, а то мало ли, вдруг еще кто то прилетит и увидит теперь уже наш корабль.

За прошедшее время пока я лечился от последствий близкого взрыва и попадания выстрела турели в живот, ребята смогли взять под контроль полностью весь корабль. Была лишь одна неприятность.

Примерно через сутки после захвата корабль попытался передать нечто по подпространственной связи. Александр смог вовремя среагировать и блокировать передачу. Теперь ему постоянно приходится сидеть на связи и блокировать не прекращающиеся попытки с кем то связаться.

Миша пробовал физически отключить подпространственный передатчик, но это не помогало, видимо на корабле был установлен резервный, но где он находился понять так и не удалось.

После медицинской капсулы я был весьма бодр. Теперь я не ощущал никаких последствий от своих травм. И если не задумываться, то я не ощущал и того, что вместо большей части тела у меня наноботы.

Рубка меня встретила множеством подпалин. Несколькими разбитыми панелями, но главное кресло пилота оставалось невредимым. Вообще я ни разу не управлял космическим кораблем до этого, но теорию как это все делается я знал.

— ВОт и сбылась твоя детская мечта стать космонавтом, — пробормотал себе под нос я.

— А у вас уже в космос выходят? — с интересом спросила Оксана.

— Не массово, но да выходят в космос, у нас множество спутников на орбите, автоматические космические корабли даже к соседним планетам летали, — ответил я.

— А что же ты рассказывал, что у тебя отсталая планета. Я вот подумала, что уровень развития твоей планеты лишь слегка превышает местный, — возмутилась Оксана.

— Я не виноват, что ты так меня поняла. А вообще не отвлекай, ты же не хочешь чтобы я уронил нас на планету? — спросил я у нее.

— Нет не хочу, знаешь мне моя жизнь дорога, а если учитывать, что я в теории бессмертна, то погибать разбившись об поверхность планеты я не желаю. — ответила она мне.

— ВОт и прекрасно. Сейчас запущу диагностику двигательной системы и попытаюсь определить насколько корабль в состоянии летать. — произнес я.

— Ну давай, — произнесла она и занялась тем, что начала читать какую то бумажную книжку. Вообще когда я первый раз увидел это, то мои мозги едва на перезагрузку не ушли. Как оказалось девушки уже давно попросили принести несколько женских романов от местных, вот они и читали их теперь, причем обязательно посимвольно, чтобы растянуть удовольствие.

— Я уже и могу сказать, что двигатели впорядке, но вот из-за придурков на челноке в ближайшие несколько недель в гиперпространство входить нам противопоказано. — произнес я.

— Что там? — спросил у меня Александр отвлекшись от бесконечной борьбы с блокировкой сигнала.

— Едва мощность двигателей выйдет на двадцать процентов мощности, как у нас сорвет щит Геллера, а без него мы в гиперпространстве превратимся в чистую энергию за доли секунды. — ответил я.

— Это как так? — удивился Александр, — Вроде кроме ворот ангара ничего не пострадало?

— Обломки ворот снесли шесть из тридцати излучателей Геллера. Теоретически мы можем лететь и на оставшихся, но у щита Геллера есть особенность, он стабилизирует пространство находящееся под ним, и под стабилизацией следует учитывать и движение корабля, он пытается лишить корабль скорости. — начал объяснять я. — Чтобы преодолеть эффект стабилизации скорости необходимо прикладывать дополнительную мощность на двигатели, а это увеличит нагрузку на оставшиеся излучатели, что в свою очередь приведет к их перегрузке и отключению. А без скорости хотя бы в половину световой входить в гиперпространство опасно, можно потеряться в нем. У нас ведь не прыжковый гипердвигатель, а потоковый.

— И что нам в таком случае делать? — спросил Александр.

— Сами излучатели довольно просты, их может создать даже техник первого ранга. Проблема в их установке, необходимо точно рассчитать местоположение каждого, чтобы не произошло ослабления щита в какой либо точке. Боюсь, что минимум на пару недель работы для меня. — ответил я.

— Разогнаться без щитов Геллера и включить их лишь при входе в гиперпространство? — предложил Миша.

— Именно так и летали первые корабли человечества, но тут небольшая ошибка в расчетах и все можно попрощаться с жизнью, правда и попрощаться не успеешь, буквально за миг превратишься в энергию. — ответил я.

— ТОгда ладно, ты ведь все равно ничего оставлять на планете не собираешься? — спросил Миша.

— Нет конечно, я что дурак? — усомнился я в разумности Миши, — Кто ж свое добро оставляет аборигенам. Пока я буду ремонтировать корабль вы и займетесь тем, что загрузите корабль.

— Ты мне должен сто кредитов, — произнес Женя Мише, — Я ведь говорил, что он ничего не захочет оставлять тут.

— Вот как заработаю так и отдам, — ответил Миша.

— Ребята, вообще то мы очень состоятельные разумные. Я тут устроила обыски кают и нашла пару десятков чипов на предъявителя. На них в среднем от пары тысяч кредитов, до полу сотни тысяч. — произнесла Маша.

— Вот ты тогда и будешь нашим казначеем, вернемся на планету заплатишь всем зарплату, — произнес я Маше.

— Ты уверен, что отдавать деньги девушке хорошая идея? — спросил у меня Женя шепотом, правда таким что все в рубке его слышали.

— Маша, ответишь ему по этому вопросу? — спросил я у нее.

— Конечно отвечу, — произнесла та кровожадно посматривая на Женю.

— Все понял, осознал и больше шутить не буду, — сразу стал более серьезный Женя.

Пока ребята продолжили пикировку между собой я снялся со стационарной орбиты на которой висел корабль и активировав защитные щиты стал плавно садится на планету.

Гравитационные компенсаторы сразу взревели. Корпус корабля аж задрожал, теперь когда гравитационные компенсаторы работали по полной можно было безопасно войти в атмосферу.

Вообще сто тысяч тонн это очень не малый вес. Именно столько весил теперь уже наш корвет. Для безопасной посадки, место должно быть оборудовано специальной гравитационной подушкой которая примет на себя большую часть веса.

К сожалению такой подушки у нас не было и придется пользоваться гравитационными компенсаторами самого корабля. Это хоть и считается рабочим режимом, но большинство пилотов не рискуют спускаться на них на поверхность.

Любая неполадка может привести к тому, что корабль свалится на поверхность планеты, к чему это может привести я уже видел по своему рейдеру, ничего хорошего после этого корабль не ждет.

Диагностика корабля показывала, что с гравитационным компенсатором все впорядке, а значит можно было без проблем садится на поверхность. Был только один минус, чтобы не повредить корабль компенсаторы будут работать все время, а значит будет тратится весьма не малое количество энергии, а следовательно и топлива.

К счастью на рейдере остались запасы топлива и хоть оно несколько разного состава, но теоретически может быть взаимозаменяемым. Едва мы коснулись атмосферы как сразу сработала сигнализация, на радаре появился десяток атмосферных истребителей.

Видимо сбежавшие члены экипажа таки добрались до поверхности благополучно и смогли заручится поддержкой корватов. Я было заволновался на секунду, но потом лишь заулыбался, поскольку вспомнил, что корабль полностью под нашим контролем.

— Женя сбей этих наглецов когда они будут в зоне действия атмосферных орудий. — обратился я к нему.

— Есть шеф, — усмехнулся он мне, — Может сейчас пальнуть главным калибром? В миг от всех разом избавимся.

— Ты и так прекрасно знаешь, что главный калибр слишком мощный для атмосферы, мы таким образом сожем озоновый шар в радиусе пары сотен километров. — ответил я.

— Ладно, мое дело предложить твое отказаться, — произнес Женя и сел за пульт наводчика.

— Как то ты слишком жесток стал дорогой, — произнесла Маша нависнув над Женей, — следует тебя повоспитывать. — шутливо покачала пальчиком она.

— Жду не дождусь, — ответил он, — Они в зоне поражения ракетами, но я не хочу на них тратить расходники подожду пока ближе подлетят.

Через две минуты мы были уже на высоте шестидесяти километров, эта высота была практически потолком для атмосферных истребителей. Тот кто ими командовал все правильно рассчитал и едва мы оказались на этой высоте в нас открыли огонь.

Щиты показывали, что каждый выстрел отнимает максимум десятую процента от нашего щита, эти затраты были вполне допустимы, ведь регенерация щита была около одного процента за десять секунд.

Долго обстреливать нас мы не дали и уже через несколько секунд открылся огонь из противозенитных плазменых орудий. Минусом этих орудий была дальность обстрела не больше пятидесяти километров, что для космических боев было малюсеньким расстоянием.

Но зато для пытающихся захватить корабль десантным ботам или истребителям этих орудий хватало с головой. Всего пару секунд огня и от истребителей остался лишь металлолом падающий на поверхность планеты.

Из-за того что мы садились над поверхностью океана, не было потребности волноваться о местных, которые могли пострадать от обломков. Так что мы спокойно продолжили снижение.

На высоте пары километров наш вертикальный спуск я начал преобразовывать в горизонтальное движение. Наш маршрут лежал в сторону северного полюса, я просто не хотел нервировать местных лишний раз пролетая над обжитыми территориями.

Скорость в четыре звуковые в атмосфере была очень не маленькой. Если бы не щиты и гравитационные компенсаторы, то нас бы уже размазало по стенам корабля. А так эта скорость совершенно не ощущалась.

Скорость в почти пять тысяч километров в час позволила достигнуть северный полюс всего за полтора часа. И уже оттуда снизившись на высоту двухсот метров и сбросив скорость всего до тысячи километров в час мы направились к нашему рейдеру.

Вот и наступил самый сложный момент. Опустить корабль на поверхность, но прежде пришлось сканерами искать наиболее подходящее место. Это оказалось почти в трех километрах от рейдера.

Снег в этих местах достигал двенадцати метров и он послужит смягчающей подушкой для корабля. Это позволит несколько уменьшить работу гравитационных компенсаторов и сэкономить топливо.

— Вот мы и сели, — произнес я. Вообще полет выдался мне очень тяжелым. Сейчас от нервов я не мог даже толком пошевелиться. Все таки я сегодня первый раз в жизни управлял космическим кораблем и даже посадил его на поверхность планеты, а это ведь считается весьма не простым маневром.

— Вижу, — ответила Оксана смотря на меня. Через мгновение она достала медицинский сканер и направила в мою сторону, — Миша хватай этого придурка и потащили в медицинскую капсулу, у него на фоне нервного перенапряжения случился инсульт, наноботы уже устраняют последствия, но лучше положить его на пару суток в капсулу.

— Есть мэм, — козырнул Миша и подхватил меня на руки не обращая внимания на мои вялые возражения.

Вышел из капсулы я лишь на четвертые сутки, но за то мое общее состояние здоровья стало весьма неплохим. Единственным минусом было то, что я потерял столько времени.

В этот раз на все время лечения я не отключался, почти все время я потратил на составление плана ремонта корабля и некоторой его модернизации. Как оказалось после детального изучения конструкции корабля, многие узлы использовали устаревшие принципы коснтрукции, причем устаревшие еще сорок лет назад.

Для чего строить космический корабль по уже заведомо устаревшим принципам я не понимал. Ведь такая модель не сможет конкурировать с современными судами. Но я не производитель и видимо мне просто не понять их мысль.

Если внести все мои предложения по модернизации корабля, то он будет на целых четыре процента живучей, на три с половиной быстрее, и на десять опасней. И это все после легкой модернизации которую я могу выполнить в полевых условиях тут на планете.

Сразу после пробуждения я окунулся в работы по кораблю. Три Д принтер рейдера работал без остановок синтезируя все необходимые мне детали. К сожалению сам ангар полностью восстановить как было мне не удасться, для этого требовались листы металла намного больше возможностей три Д принтера.

Правда тут я нашел выход из ситуации, если использовать моих наноботов и из них собрать необходимую деталь, ее можно использовать, правда крепость была все же ниже чем у изначальной детали.

А дальше можно было еще хитрее поступить. Требовалось создать кристаллическую атомарную решетку из наноботов и лишить их подпитки энергии. После этого металл ничем не отличался от оригинала кроме несколько меньшей крепости.

Так что работы у меня было очень много. Не передаваемо много, я не спал по несколько суток. Меня уже несколько раз отправляли спать при помощи парализатора, настолько я был поглощен работой.

В одно прекрасное утро проснувшись я понял, что ремонт полностью завершен и мне нечем было заняться. Немного полежав я встал с кровати понимая, что уже просто не могу ничего не делать.

А потому умывшись я пришел в кают компанию в которой уже собрались все остальные. Позавтракав очередным изобретением Марии я откинулся на спинку и стал наблюдать за ребятами, а они переглядываясь смотрели на меня.

— Ну что корабль готов? — спросил меня Александр.

— А то, — поднял я палец вверх, — Сейчас он даже в лучшем состоянии чем раньше.


Глава 15

Сразу улететь с успевшей осточертеть мне планеты не удалось. Как оказалось за время которое я прожил на рейдере, я сумел нажить огромное количество имущества и сейчас банально все не помещалось на корабль.

Первым делом мы загрузили в трюм криокапсулы с моими соотечественниками. Все таки оставлять их тут на планете было бы очень плохим решением. Вдруг до конца срока службы криокапсул их так и не найдут. А быть виновным в смерти пары сотен землян мне не хотелось.

Благо, что сами аварцы и прибыли на эту планету с желанием поживится живым товаром, а потому трюм под криокапсулы был полностью подготовлен. Единственное что нам потребовалось сделать так это поменять местами капсулы, пустые отключить и подключить с загруженными землянами.

Как все таки хорошо, что в Содружестве принята стандартизация, вот и сейчас криокапсулы с рейдера с легкостью подключились на места от крикапсул корвета, так что не пришлось даже ничего выдумывать.

Вслед за людьми на борт корвета были загружены двести сорок пять дроидов диверсантов. Правда активировать их в ближайшее время я не собирался, но и оставлять имущество на несколько десятков миллионов кредитов на этой планете я не собирался также.

А вот дальше возникли проблемы с выбором, что грузить, а что оставить? Корвет был едва ли не в два раза меньшим судном по сравнению с рейдером, а потому и объемы его трюмов были не столь безграничны.

Я было думал выгрузить лишние криокапсулы на рейдер, сделать на нем тайник, но больше четырех тысяч криокапсул это больше четырех миллионов кредитов. Так что вновь моя жадность возобладала над здравым смыслом.

В связи с этим криокапсулы просто отключив от сети очень плотно сложили в трюме. Это позволило освободить более половины трюма, куда сразу же начали загружать отремонтированных за время моего пребывания на планете дроидов.

Вслед за ними на борт корвета отправилось топливо с рейдера в самодельных контейнерах. К сожалению баки корвета смогли принять лишь двадцать процентов топлива, а потому пришлось в срочном порядке делать контейнеры в которых я загрузил в ангар остатки топлива.

Теперь даже по самым пессимистическим подсчетам топлива на корвете должно было хватить на тысяч десять световых лет. А если учитывать, что ближайшая населенная планета согласно навигационных карт корвета находится всего в двухстах сорока световых лет, то топливо у нас с огромным запасом.

И только следующим грузом влез на смотровую палубу три Д принтер. К сожалению на корветах в связи с их малыми размерами и мощностью реактора три Д принтер не устанавливали изначально.

Так что мне пришлось постараться, чтобы вписать граматно его в энергосеть корабля, и всеравно получалось, что в момент работы три Д принтера приходилось отключать практически все системы корабля кроме системы жизнеобеспечения.

Вообще этот момент можно было бы решить подключением второго реактора, но единственный мне доступный реактор находился в самом рейдере. И достать оттуда девятисот тонный реактор было очень не простой задачей.

Поэтому решение об этом реакторе буду принимать уже после окончания загрузки остальных ништяков. Второй реактор не был тем, без чего мы не сможем прожить в полете, а потому временно его вопрос отложили в сторону.

И вот после погрузки всего необходимого в том числе и пары десятков тонн натуральных продуктов загруженных в морозильник мы приступили к погрузке ядерного арсенала.

Вообще если на территории Содружества нас застукают с подобным вооружением, то боюсь обычным арестом мы не отделаемся. В большинстве государств Содружество владение ядерным оружием приравнивается к смертной казни.

Хоть в Содружестве и существуют более мощные аналоги вооружения, но у всего этого вооружения был огромный минус — цена. Вот правители и пытаются ограничить доступ к грязному дешевому вооружению, после которого еще несколько лет придется проводить дезактивацию территории.

Так чистая бомба сопостовимой мощностью с двухмегатонной ядерной бомбой будет стоить более чем в десять раз больше. А ведь еще следует учитывать, что ядерную бомбу может собрать практически любой разбирающийся в физике и вооружении инженер.

Лишь очень строгие меры по отношению к владельцам ядерного оружия позволяют сдерживать его распростронение по цивилизованному космосу. А вот уже на территории дальнего фронтира ядерное оружие применяют многие.

Именно туда и собирались сбыть аварцы найденное ядерное оружие. Там сейчас разгорелся конфликт между двумя государствами всего в пара миров каждое и за ядерное оружие те готовы платить огромные деньги, правда в их случае вернее не деньги, а концентраты очень дорогих руд.

Мы туда оружие не полетим продавать, мне не хочется быть виновным в гибели сотен тысяч человек, но и оставлять тут на планете мы не можем его. Вдруг его обнаружат корваты, ведь тогда ядерная война вполне возможна в масштабах этой планеты.

Но и уничтожить, например сбросив на местную звезду у меня не поднимается рука. Так что мы решили сделать остановку в какой то из необитаемых звездных систем и уже там припрятать его.

Лишь закончив заниматься всей этой рутиной погрузки я вернулся к проблеме второго реактора. Но девятьсот тонн это все таки девятьсот тонн. Если бы хотя бы доступ к шахте реактора был свободен, то можно было что-то придумать например с излучателями гравитационных компенсаторов.

Но шахта была уничтожена еще в момент посадки рейдера и доступ к реактору корабля был только через инженерную палубу. Вытащить оттуда реактор не представлялось возможным.

Так что как бы не душила меня жаба, реактор было принято решение оставить в пустом корпусе рейдера, а чтобы никто не смог им воспользоваться, то было принято решение подорвать его.

Сильно взрыв не навредит окружающей поверхности. Так на расстоянии пары десятков километров ничего живого не останется, но тут в принципе никто и не проживает.

Но прежде чем окончательно покинуть планету, я решил все таки помочь с нормализацией ситуации между Лакией и Корватией. Сделать это можно было особо не затрудняясь.

Достаточно уничтожить производственные центры Корватии, и все без возможности быстро наладить производство военной техники война закончится довольно быстро.

— Ангель, доброе утро, — обратился я по связи к последнему руководителю совета Мудрых, единственнному уцелевшему правителю Лакии.

— Доброе утро, молодой человек, — поздоровался он со мной, — Не могли бы назвать причину связи? Вы в последнее время не сильно нас радовали ею.

— Тут все просто, я хотел вам сделать подарок на прощание, мы наконец то нашли способ покинуть вашу гостеприимную планету. — ответил я.

— Подарок хоть приятный? — спросил меня уставшим голосом, — А то вон корваты каждый день посылают мне несколько смертельных подарочков.

— Думаю, что да, — ответил я, — Я собираюсь уничтожить Ринский производственный район Корватии. Сми понимаете к чему это приведет?

— ПРиведет это к тому, что в войне наступит затишье, победить у нас сил уже нет и мы можем только максимум сдерживать их на позициях, разве, что от столицы сможем отбросить. — ответил после нескольких минут размышлений Ангель.

— Как думаете стоит это сделать? — спросил я у него, все таки это его мир и окончательное решение принимать стоит ему.

— Как бы не хотелось сказать да, стоит. Но боюсь уничтожение Ринского производственного района лишь ужесточит корватцев, — ответил он раздумывая над моим предложением.

— Но так ведь вы получите передышку в войне? — спросил я.

— Это так, но боюсь не надолго, наши дорогие соседи уже отправляют диверсионные отряды на нашу территорию, едва прекратится война с Корватией она начнется с ними. У нас нет сейчас возможности быстро устранить наши потери. Так что не могу точно сказать, что же будет лучше. — произнес он в ответ мне.

— Ангель, я не собираюсь задерживаться на планете на долгий срок, так что говори чем я могу тебе помочь, — решил прекратить излишне долгие размышления правителя Лакии.

— Нужны мирные переговоры с прошлым правителем КОрватии, он в последнее время приобретает все больше популярности в связи с потерями на войне. Думаю мы сможем с ним договориться, я его уже больше сотни лет знаю.

— Забываешь еще об одной проблеме. С вами воюют не только корваты, но и нивейцы и даже парочка аварцев. — ответил я ему. Ангель был в курсе от меня про политическую обстановку в цивилизованном космосе.

— Забудешь тут о них, — буркнул он в ответ, — В этом мне и понадобиться помощь, ты говорил, что у вас в команде есть специалисты диверсионного профиля, так вот не мог ты всех не согласных с миром устранить, у меня вот даже список есть, разведка принесла. Там всего шесть человек мечтают о мировом господстве, остальные же хотят просто жить.

— Наведи рацию на список, я посмотрю его и постараюсь сделать так, чтобы они не мешали вам. Да кстати я тут случайно нашел пару сотен лакийцев которых хотели продать в рабство, куда их выгрузить? — спросил я у Ангеля про тех рабов которых успели загрузить до нас.

— Можешь доставить в любую точку Лакии? — спросил он у меня.

— Теперь да, — коротко ответил я.

— Тогда в Синдзит, там сейчас как раз не хватает рук на модернизации танкового завода, — ответил он мне.

— Через пару часов буду там, предупреди своих людей, чтобы не паниковали когда металлический корабль будет приземляться. — попросил я его.

— Не волнуйся, предупрежу, да и так там очень достойные люди работают. — ответил Ангель.

— Список получил. Подумаю что можно сделать, отбой. — произнес я и отключился от связи.

Данные предоставленные Ангелем были весьма подробными в них была информация практически о всех перемещений этих шести человек. Также к ним шла подробная информация кто чем живет.

Должен признать, что они были откровенными мразями, они не стеснялись убивать людей ради своих целей, причем не только противников, но и своих соратников если начинали подозревать тех в отсутствии лояльности к себе.

Больше всех отличился бывший старший помощник капитана Ло Эук, уже сейчас он вел себя как бог этого мира. Людей воспринимал лишь как инструмент к достижению своих непонятных целей.

На его руках была смерть минимум нескольких тысяч человек. При том что сам он очень боится крови и никогда не держал оружия лично в своих руках. Зато его охрана только за последние три дня отбила восемь покушений со стороны обычных корватов.

Население КОрватии явно не воспринимало такго правителя, но ничего не могло сделать из-за его технологического превосходства. Правда уже сейчас разведка Ангеля смогла обнаружить признаки четырех заговоров вокруг него, причем по оценкам специалистов они как раз могли и сбыться.

Три заговора кстати организовывались его ближайшими соратниками причем все они входили в предоставленный мне список шести. Но вот один заговор уходил своими корнями к бывшему правителю Корватии находящемуся под домашним арестом в своем имении, откуда ему было запрещено куда либо удаляться больше чем на пару километров.

Внимательно изучив предоставленные Ангелем данные мы пришли к выводу, что устранение этих личностей из списка действительно стабилизирует обстановку. А договор с бывшим правителем Корватии, который скорее всего станет вновь действующим сможет удержать соседей от активных действий как против Лакии так и против Корватии.

Вот ведь, а я хотел поступить грубо, всего то уничтожить производственные возможности страны-агрессора. А тут вот вариант намного проще, всего лишь избавиться от шести человек, после чего вполне возможно создание союза. Конечно смерти последних месяцев не будут способствовать крепости союза, но со временем нормализация отношений вполне возможна.

— Ну что классно тебя сделал старик? — произнес шутливо Миша, — Ты вон какие планы строил, считал себя самым умным, пытался минимизировать потери с обоих сторон.

— Заткнись, — беззлобно крикнул я, — Вижу уже, что в политику мне рано лезть, да и вообще политика это не та область знаний в которую мне хочется лезть.

— А вообще, план старика очень прост, обезвредить голову врага и враг перестанет быть врагом, пусть и не сразу, но вполне перспективно. И не надо уничтожать заводы вместе с тысячами рабочих. Думаю после такого мир вообще стал бы не возмодным на несколько десятилетий. — произнесла Оксана.

— Значит единогласно принимаем план старика как основу? — спросил я у ребят после обсуждения со стариком деталей его плана.

— Я бы вообще на все тут плюнул и уже покинул бы планету, это не наши проблемы, ты и так уже сильно пострадал. — произнес Александр.

— Я не могу так просто кинуть тут все, я хочу… — я задумался над тем, что же на самом деле меня толкает на это, — Знаешь, а ведь действительно, чего это я так впрягся в дела местных. Мы и так очень помогли, капитан корвета на допросе признался, что об этой планете они никому не сообщали. И после нашего захвата корабля им ничего страшного не грозит. Нового высокотехнологичного оружия уже не будет. Но раз уж пообещал, то сделать надо, нивейцев захватим и загрузив в криокапсулы отвезем в Содружество, за их художества им грозит пару десятков лет на шахте кайлом махать. Да и гражданский рейтинг себе увеличим.

— Это уже хоть как то похоже на план действий на будущее. Только вести надо либо в Атаран, либо в Директорат Ошир, там наиболее строгие законы на вмешательство в дела малоразвитых цивилизаций. — произнесла Маша.

— Оширцы нас не примут со своей идеей высшей расы. Если нет десятка поколений оширцев, то нас в лучшем случае ожидает гражданство четвертой категории, а оно мало чем отличается от узаконенного рабства аварцев, — произнес Александр.

— Так это все далекие планы, сейчас нам необходимо разработать похищение и собственно осуществить его, причем желательно сделать так, чтобы посчитали их погибшими. — произнес я.

После выгрузки усыпленных лакийцев освобожденных из криокапсул я вывел корабль на орбиту планеты, чтобы провести ходовые испытания корабля. В это же время ребята должны были разработать план по похищению «ПЛОХИШЕЙ» мешающих жить в мире государствам.

Первым делом я активировал на максимум щит Геллара и начал разгон. Уже на скорости в треть световой обнаружился косяк с месторасположением излучателей. Щит начал в некоторых местах потреблять в разы больше энергии. Пока что запаса мощности реактора хватало.

На скорости в половину световой достаточной для безопасного перехода в гиперпространство появился еще один косяк. На такой скорости начинал щит защищающий от космического мусора вступать в резонанс с щитом Геллара.

Для того чтобы оба щита не схлопнулись приходилось увеличивать поток энергии на их поддержание. Уже сейчас расход был на сто тридцать четыре процента больше стандарта.

Вторым этапом тестирования было открытие окна гиперпространства. Что удалось даже легче чем я рассчитывал, окно открылось буквально за мгновение на расстоянии десятка километров от нас.

Поскольку это было тестовое открытие окна, то его конфигурация позволяла пройти лишь радиосигналу, а физические объекты оставались в реальном пространстве.

Проскочив через мгновение открытое окно гиперпространства я начал торможение. Все необходимые данные я уже снял, и даже знал что необходимо изменить для устранения неполадок.

Во всем этом были виноваты не идеально установленные излучатели щита Геллара. Сейчас получив четкую диаграмму нагрузок я знал как необходимо изменить месторасположение излучателей, для устранения эффекта резонанса.

Едва скорость упала до трети световой и продолжила опускаться, так сразу перестали наблюдаться неполадки. сбросив скорость до десятой скорости света я начал разворот обратно к планете.

Обратно я летел раз в пять дольше. Все из-за того что я не хотел насиловать корабль и не разгонял его. Вернувшись на орбиту я связался с Мишей и Женей, они к этому моменту уже должны были разработать план похищения.

— И как летать будем? — спросил Александр.

— Будем, но мне необходимо поменять размещение излучателей щита Геллара. Думаю часов пять хватит с головой на это. — ответил я.

— Прекрасно, сразу после переделки мы отправимся в столицу Корватии Хорнс, завтра там должно произойти заседание высшей палаты парламента. Возглавляет ее естественно Эук, своих подхалимов он всегда проводит на заседание. Так что нам не придется бегать, возьмем всех сразу. — произнес Александр.

— А это не будет излишне опасно? — спросил я у него, — Там по ходу должно будет быть множество охраны.

— Так и мы действовать будем не просто так. Ты наверное помнишь, что все крупнейшие города планеты были восозданы на местах убежищ. И Хорнс не исключение, под зданием парламента находится один из аварийных выходов из убежища. — начал объяснять подробности плана уже Женя, — Благодаря тому, что один из подчиненных разработал план уничтожения Эука, то проход в убежище был распечатан, как и несколько других.

— Теперь проникнуть в здание не составит труда. Системы безопасности мы сможем обойти без проблем, после корабля мы много нового узнали, так что не думаю, что там будут проблемы. — продолжил Миша.

— По плану, уничтожение Эука должно было пройти в зале заседаний. Сейчас в одной из альков установлено плазменное орудие не подключенное к системе безопасности. Скорее всего оно должно было начать отвлекающую операцию, — подхватил Женя.

— Выход из убежища проходит в двадцати метрах от входа в зал заседаний. Так что прорваться даже с боем мы точно. Особенно если ты дашь нам десяток своих игрушек, — произнес Миша намекая на собранные мною в свободное время экспериментальные боевые летающие дроны.

— Все прекрасно, когда начинаем? — спросил я.

— Ты никогда, ты сидишь на корабле и ждешь нас, — произнес Александр.

— Так их шесть, и нас шесть, — попытался переубедить ребят я, но уже видел, что это бесполезная задача. Они твердо были уверены держать меня от наземной операции как можно дальше.

— Я вижу ты уже и сам все понял, — произнесла Оксана, — Ты ведь не хочешь опять в медицинской капсуле валяться? — спросила она у меня.

— Ладно, останусь на кораблях. Но по поводу игрушек есть проблема, вы не сможете ими управлять. Сейчас они способны лишь на прямое управление при помощи нейросети. Переделывать что либо просто не успеем. — согласился я с ребятами.

— ЧТо предлагаешь? — спросила Маша, — Ведь не просто так говоришь, по тебе видно сразу когда что-то задумал.

— Ты как всегда права. Я не могу лично участвовать в операции, но дистанционно управлять могу без проблем. Главное быть на расстоянии не больше сорока километров и не попасть под действие глушилки. — ответил я.

— Ну хоть так. Есть шансы, что не убьешься, — пошутил Миша.

— Раз так, то идем на посадку. — произнес Александр, — Смотри вот координаты заброшенного села в двадцати километрах от столицы. Если начнем посадку в течении часа в режиме электромагнитной маскировки, можем сесть не замеченными в искусственное водохранилище на месте каменного карьера. Мы как раз туда поместимся.

— Всем пристегнуться, — сказал я, — Я начинаю вхождение в атмосферу.

Водное приземление это один из вариантов «мягкой посадки» для кораблей с поврежденными гравитационными компенсаторами. Вообще такой вид посадки используется на флоте для таких крупных кораблей как корвет весьма редко.

Но в истории есть свидетельства о удачной посадке в воду даже линкора. Правда он после этого обратно уже не взлетел, поскольку через несколько дней одна из морских тварей повредила его. Я честно говоря боюсь даже представить, что за тварь такая которая смогла повредить пятикилометровый корабль.

После посадки я в скафандре вместе с тройкой новеньких инженерных дроидов отправился на поверхность обшивки корвета. Мне предстояло сместить все ранее установленные новые излучатели щита Геллара.

Самое обидное, что максимальное расстояние на которое требовалось сместить излучатель, было равно всего двадцати трем сантиметрам. Вдумайтесь в размеры двадцать три сантиметра на фоне более полутора сот метрового корабля.

Работа особо много времени не заняла и уже через пять часов я вновь поднялся на борт корабля. Теперь уже судя по всему щит Геллара будет стоять стабильно и не будет больше никакого резкого увеличения энергопотребления.

Ребята за время моего ремонта готовились к операции. Оксана решила использовать в этот раз новую химию которая сможет усыпить человека даже если у него установлены специальные импланты против различных ядов.

Она вообще не останавливала свои изыскания в разработки различных отравляющих веществ. У нее вон даже недавно получилось вещество которое погружало в летаргический сон разумного.

В таком состоянии разумный мог пробыть без вреда для своего организма несколько месяцев, а то и лет. Как именно это у нее получилось, она даже сама не может понять, но получившееся вещество было весьма ценным.

Ведь теперь в случае каких то проблем можно было бы принять его, и организм перейдет в режим сна практически не тратя ресурсов организма. А если учесть, что эта разработка производится из стандартного медицинского картриджа, то важность этого изобретения вырастает еще больше.

Боюсь вырастает настолько, что лучше бы никому из посторонних о нем не знать. Такое вещество явно не понравится производителям криокапсул. Ведь стоимость одной дозы более чем в тысячу раз меньше стоимости одной криокапсулы.

Но сейчас не об этом. Ребята собравшись и нагрузившись запасным орудием отправились в сторону Хорнса. В трех километрах от столицы находился один из резервных выходов из убежища.

Именно через него и решили проникнуть в здание парламента. Я же сопровождал ребят при помощи десятки боевых дронов собственной разработки. Что отличало их от обычных боевых дроидов?

А отличала их огромная маневренность и скорость. Дрон мог развивать скорость до двух тысяч километров, правда ненадолго всего на парочку секунд, но такой скорости хватает чтобы избежать большей части неприятностей.

Вторым плюсом была скорострельность. Дрон мог выстрелить до двух тысяч болтов в секунду. Правда за это пришлось расплачиваться мощью выстрелов, но как по мне в большинстве случаев наземных операций более выгодна именно скорострельность.

— Пятерка дронов отправится своим ходом в город на разведку, еще пятерка с нами через убежище, — произнес Александр когда они выбрались из корабля.

— Принял, — ответил я.

— Твоя задача обследовать подступы к зданию парламента и наметить различные варианты отступления. Сомневаюсь, что через убежище нам удастся покинуть парламент. — произнес он.

— Также необходимо рассмотреть вариант прямой эвакуации на корабль. Тебе необходимо просканировать окрестности и убедится в отсутствие противокосмической обороны. Если она отсутствует, то найди место в черте города куда сможешь сесть и забрать нас. — произнес Александр.

— Сделаю, — немного скривился я. Придется вновь форсировать свое сознание при помощи наноботов, иначе могу и не успеть справится с заданиями Александра, слишком многое требуется сделать в ближайшие пару часов.

— Понимаю, что работы много, но надо было создавать дронов с расчетом нашего управления, для нас выполнять несколько действий одновременно не проблема, — поняв по тону моего голоса, что я не доволен произнес Александр.

— По возвращению займусь этим, — ответил я.

— Раз так, то стараемся общаться только на зашифрованном канале, и то только в случае чего то важного, — произнес Александр.

— Да и доработай на своих дронах подводное движение. Смотри сколько шума они создают, — произнесла Оксана.

Должен признать тут действительно была проблема. Я просто не рассчитывал на подводное перемещения моих дронов. Вот гравитационные завихрени вырывающиеся с их антигравитационных подушек создавали немало шума под водой.

Хорошо еще, что этот бывший карьер находился в заброшенном селе, и вряд ли кто то из разумных есть в округе. Согласившись с Оксаной я приступил к выполнению выданных мне заданий.

Пятерка дронов продолжила следовать за ребятами и особо не требовала моего внимания, только поправлять их маршрут раз в несколько минут. А вот вторая пятерка вылетев из под воды требовала большую часть моего внимания.

Едва дроны вырвались из под воды я сразу активировал на них энергетические сканеры. Они будут фиксировать излучение различных типов энергии на расстоянии двухсот метров.

И физические объекты не будут особо им мешать в этом. Разве что выполненые из специальных экранирующих материалов, или прикрытых маскировочным полем. Но я сомневаюсь что у местных есть эти материалы и поля.

Даже я лишь читал об этих материалах. В первые в живую увидел их в конструкции реактора корвета. Задача материалов было уменьшить излучение реактора во время форсированной работы. Кстати на рейдере ничего подобного не было.

Так что я имел вполне приличные шансы обнаружить все источники энергии в столице. Уже через минуту после начала полета я обнаружил зенитное орудие, оно даже попыталось прицелится в одного измоих дронов, но через мгновение его заклинило.

Но примитивные мозги поврежденные временем зенитки не заметили этого, и она начала стрелять. На третьем выстреле зенитка банально взорвалась. После этого события я стал несколько осторожней и опустил дронов на высоту десяти метров.

После этого разогнав дронов до тех сотен километров в час стал по сужающейся спирали вокруг города приближаться к нему. Всего я обнаружил тридцать четыре энергетические сигнатуры за пределами города.

Трое дронов отправились на медленное сканирование города, а двумя дронами я отправился на уничтожение обнаруженных сигнатур. Первый десяток действительно оказался зенитными орудиями, правда в большинстве своем уже давным давно вышедшими из строя.

Мне даже не требовалось их как то серьезно курочить. Так несколько выстрелов в область ствола и теперь орудие гарантировано не сможет стрелять. А то еще и как первое детонирует при попытке выстрелить.

А вот дальше все оказалось не настолько просто. Это были установлены зенитные и противозенитные орудия с нивейского корабля. К счастью в связи с малыми размерами дрона, и то что они летают на малой высоте удалось остаться незамеченными.

И что самое плохое, они стояли не просто так, а под охраной из корватских солдат. Что либо сделать незаметно у меня бы не получилось, а потму я просто отметил эти точки на карте.

Выходило, что на корвете я вполне могу преодолеть дорогу до города. Орудий было мало, к тому же они были слишком малой мощности чтобы пробить щиты корвета. Все таки в основном они рассчитывались для противостояния с истребителями, максимум штурмовиками, но никак не с полноценным военным кораблем.

Никакого серьезного оружия противокосмической обороны я не обнаружил за пределами города. Все таки чем мощнее орудие тем больше требуется энергии, сомневаюсь что у местных много реакторов способных обеспечить их энергией.

А одного реактора с нивейского корабля хватит лишь десятка на полтора серьезных орудий. Но для этого необходимо его демонтировать с корабля. А это уже не мог разрешить Эук. Все таки он местным полностью не доверял и предпочитал жить в относительной безопасности на корабле.

Еще несколько энергетических сигнатур оказалось примитивными электростанциями которые снабжали город электричеством. Да Хорнс был электрифицирован, правда весьма неравномерно.

Ближе к центру города даже улицы были освещены электрическими фонарями, но стоило отойти на пару километров от центра как свет в окнах встречался едва ли в каждом двадцатом.

Работа электрооборудования в черте города несколько мешало. Сканеры дронов излишне чувствительны, а потому они летали едва ли не к каждой лампочке. Но благодаря этому я смог обнаружить настоящие орудия противокосмической обороны.

И хоть они и были устаревшими, но сомневаюсь что щиты корвета в атмосфере выдержат больше десяти попаданий однотонной болванке разогнанной до одной пятой скорости света.

Это уже было весьма серьезное оружие, но против нас практически бесполезное. А все потому что требовало наличие мощного источника энергии. Сейчас этот источник был демонтирован и установлен для защиты здания парламента.

Вокруг здания сейчас спешно заканчивали устанавливать дефлекторы для энергетического купола. Видимо Эук решил себя обезопасить на момент проведения заседания.

На самом деле лишать энергии главное орудие для того чтобы поднять над одним зданием щиты, было откровенно глупым решением. Если бы кто то знал об этом, то прямо сейчас наступил бы идеальный момент на захват столицы.

Ну пусть правительство сидит в безопасности, но вся столица окажется в руках захватчиков буквально за несколько часов. Для этого достаточно иметь технику на уровне корватов.

Парк в северной части столицы вполне удовлетворял условиям для посадки корвета. Правда при этом деревья будут непоправимо повреждены, но это не то о чем стоит переживать.

Недалеко от центра города я также обнаружил подземный ангар с двумя десятками флаеров. Причем там были как современные аварского производства, так и древние явно из законсервированных хранилищ.

Лишь через пять часов я окончательно завершил сканирование города. В принципе опасности для корвета там не было, если конечно не оставаться там на несколько дней. Тогда думаю и у местных будут шансы проколупать щит даже при помощи пороховой артиллерии.

После окончания проверки столицы Корватии, я отключил режим форсированной работы своего мозга и едва не потерял сознания от мелких кровоизлияний. К счастью с ними с легкостью справлялись наноботы и через пять минут я уже чувствовал себя как раньше.

— Город для нас безопасен, — произнес я по связи Александру.

— Это мы уже поняли, данные с телеметрией ты транслировал в прямом эфире. — ответил он мне.

— Я даже не заметил этого, — произнес я проверяя слова Александра, действительно я пересылал данные с дронов в общий чат.

— Ничего странного, тебе многопоточность дается очень не легко. Но не переживай, прилетим в Содружество купим тебе специальный имплант, сразу станет на порядки легче работать одновременно с несколькими задачами, — произнесла Оксана.

— Я не особо приглядывал за вами, что там у вас произошло? Я вижу возле вас два десятка каких то местных причем увешанных вооружением. — спросил я после того как вник в данные с дронов которые летели рядом ребятами.

— Оказывается нынешним политическим курсом Корватии не довольны очень многие. Тут оказывается существует подполье в убежище. — начал говорить Александр.

— Как же их не вычислили. Судя по той информации что я имею, убежище раз месяц проверяется специальной службой? — спросил я у Александра.

— Глава этой службы граф Ори, является законспирированным членом подполья. Так что ничего удивительного в том, что их не обнаружили нет. — произнес он в ответ на мой вопрос.

— Тогда действительно все понятно. Не понятно почему они в вас не стреляют, ведь сохранение их тайны весьма важная часть подполья, — произнес я.

— Они пробовали, но мы все три группы напавших обработали парализатором, всего у одного человека стоял имплант который позволил ему двигаться после этого. Вот с ним мы и пообщались на тему, что нехорошо на незнакомцев нападать. — ответил Миша.

— И он так быстро согласился с вашими доводами? — спросил я с интересом.

— Попробовал бы он не согласиться, ведь его люди лежали на земле под прицелом наших пушек, — ответил Миша.

— И к чему вы пришли? — спросил я у ребят.

— А пришли мы к тому, что связались с графом Ори и он пообещал провести десяток отвлекающих операций в черте города. А эта группа подпольщиков переходит под наше управление, для того чтобы убедится, что мы на самом деле планируем убрать лишь эту шестерку. — ответил Александр.

— Ясненько, — произнес я задумавшись над произошедшим. Получается ситуация в стране вообще далека от идеала. Это уже пятая группировка которая хотела скинуть нивейцев.

— Через час начнуться акции по всей столице, мы выступаем через полтора. К этому моменту силовики должны будут расредоточится по всему городу и в самом заднии парламента останется лишь охрана. — произнес Александр.

— Ну тогда я на часик в медицинскукю капсулу запрыгну, чтобы снять усталость. Я ведь вам сейчас не нужен? — спросил я у ребят.

— Нет сейчас точно не нужен, — ответил Александр.

После окончания разговора я отправился прямиком в медицинский отсек для того чтобы немного отдохнуть. Все таки медицинская капсула это величайшее достижение цивилизации.

Вылечить можно практически что угодно. Лишь бы были ресурсы для синтеза лекарств. Едва капсула закрылась я отключил свое сознание, так не только мое тело отдохнет, но и сознание. А мне требуется трезвое мышление, вот и приходится себя искусственно усыплять.

Через час я поднялся из капсылы бодрый как огурчик. Сразу связавшись с ребятами я узнал, что дела не так уж и хороши. Оказывается у подпольщиков был стукач верный нынешней власти, и двадцать минут назад на ребят навалился отряд бойцов.

Причем судя по их подготовке это были профессионалы очень высокого класса. Главным среди них оказался Аварец в тяжелом скафандре. Мое подключение к дронам пришлось весьма кстати.

Я сразу открыл огонь с пяти дронов в этого аварца. Его щит начал моргать, что означало, что регенерация щита не справляется с полученными повреждениями. Еще через мгновение ко мне присоединился Миша и открыл в него огонь из наплечного плазмомета.

Должен признать, скафандр у аварца был отменным. Наши бы сдались уже после пары секунд столь массированного огня. щит же аварца продержался почти тридцать секунд.

Он к тому моменту уже понял, что их атака оказалась неудачной и попытался покинуть поле боя в подземельях, но это ему к счастью не удалось. Едва схлопнулся щит, его скафандр был продырявлен парой десятков снарядов с моих дронов и плазменным шаром Миши.

Оставшиеся бойцы которые также стали отступать вместе со своим лидером после его смерти бросились на нас как какие то безмозглые животные. Перестрелять их удалось довольно быстро, поскольку порой они забывали даже стрелять в ответ.

Как позже оказалось, это были рабы с рабскими нейросетями. И после смерти хозяина они буквально обезумели. А ведь и у меня в сейфе лежит десяток подобных нейросетей.

Раньше я думал, что может быть еще пригодятся позже, то теперь увидев их в действии стал сомневаться что смогу кому то установить их. Эх все таки совесть у меня до сих еще сильна.

— И что это было? — спроисл я после окончания боя.

— А было предательство, — произнес Александр.

— Но он уже точно заплатил за это. Эти ребята никого жалеть не стали и пока мы смогли начать отвечать, они положили все подразделение подполья, а значит и стукача также, — добавил Женя.

— Ладно хватит рассусоливать тут все, нам пора. — произнес Александр, — Из-за этого боя о нас уже знают, так что скрытничать не нужно. Подгоняй корабль и зависни над зданием парламента.

— Две минуты и буду там, — произнес я садясь в кресло пилота. Корабль сразу отозвался на мои действия, отключившись от своего тела я стал корабль чувствовать своим новым телом. Это было мысленное управление, весьма полезная вещь, но если у тебя низок интеллект, то может банально выжечь мозги.

— Мы будем через три сорок, — ответил Александр.

Взлет из под воды не занял много времени, уже через пять секунд в озеро начали падать тонны воды. А я не обращая на это отправился напрямую в город. В самом городе поднялась паника, помимо того что в нескольких районах прошли акции устроенные подпольщиками, так тут еще летающие чудище огромных размеров.

В меня сразу полетело множество снарядов и выстрелов из различных орудий. Но щит с легкостью все выдерживал, падение щита было ниже скорости регенерации. Внезапно корабль содрогнулся, а щит показал проседание на три процента.

Оказалось в меня открыли огонь из еще одного орудия противокосмической обороны. Его я кстати так и не смог обнаружить во время сканирования. Оставлять такое орудие работать было великой глупостью, а потому я при помощи зенитного орудия корвета испарил местонахождения орудия.

Яркая вспышка указала на детонацию реактора. Причем это был не современный термоядерный реактор холодного синтеза, а ядерный реактор пусть и малых размеров. Уровень радиации в округе километра весьма быстро стал повышаться.

Пока что ничего серьезного. Но уже через пару минут уровень радиации достигнет смертельного. Я на всякий случай выстрелил ракет с дезактивирующим веществом. Разрабатывал эти ракеты я на случай если с нашим ядерным арсеналом произойдет что-то не так.

Честно говоря я не рассчитывал, что когда либо мне понадобятся эти ракеты на самом деле. Но вот понадобились, и довольно быстро. Зависнув на высоте ста метров над зданием парламента я начал медленное снижение, для того чтобы продавить их щит.

Много времени у меня не заняло чтобы продавить наскоро установленный щит, и уже через минут пятьдесят три после взлета я находился на позиции в ожидании ребят. Переключившись на дронов я вновь догнал ребят, они в данный момент уже находились в здание парламента и вступили в бой с охранной.

Моя помощь тут была очень кстати, лишь каждый третий обладал щитом, так что я мог безнаказанно их всех выводить из строя. Я постарался летальные жертвы свести к минимуму и стрелял по конечностям.

Теперь без медицинских капсул они вряд ли когда либо смогут восстановиться. Все таки снаряды летели на огромной скорости и несмотря на малые размеры при попадании все равно возникали отверстия сантиметрового диаметра.

Через двадцать секунд после того как я вступил в бой при помощи дронов мы прорвались в зал заседаний. Довольно быстро смогли обнаружить наши цели, но оказалось, что при начале штурма Эук запаниковал и решил на всякий случай прикончить всех находящихся в зале.

Так что теперь кроме его одного никого живого в зале не было. Только Эук и двадцать три трупа. Сам же бывший старший помощник капитана окружил себя несколькими десятками дроидами и даже стационарным щитом.

С дроидами оказалось воевать намного сложнее чем с людьми, скорсоть реакции у них была на порядке лучше. Уже через секунду после того как мы ворвались в зал четыре из пяти моих дронов были сбиты.

Но самое плохое, что у Маши просел щит, и дроиды сумели прежде чем были уничтожены сделать ей сквозное отверстие в груди. На работоспособность большой роли это не сыграло, но отверстие в десять сантиметров в груди появилось.

После того как дроиды были уничтожены мы приступили к вскрытию щита. Как оказалось Эук установил восемь стандартных накопителя энергии (примерно в два раза слабее чем накопители из диверсионных дроидов), и запитал от них щит.

Расчеты показали, что на то чтобы снять щит придется потратить не меньше трех минут, это если действовать при помощи оружия. Столько времени у нас не было, ведь мы не хотели дополнительные жертвы.

Так что решили действовать по другому. Мой оставшийся дрон пробил отверстие в полу и нырнув на этаж ниже начал пробиваться через пол к Эуку, через десять секунд тот уже свалился вниз, спрыгнувший Александр быстро усыпил его и закинув на плечо выпрыгнул назад в зал заседаний.

— Быстро на крышу. Серый подхватишь нас гравитационным манипулятором, но смотри не раздави, эта жизнь мне дорога. — приказал Александр помчавшись в сторону лестницы.

— Готов принять в свои нежные объятия, — пошутил я.

— Подхватив нас сразу подымайся на высоту не ниже двадцати километров, — сказал Александр.

Через минуту ребята были на крыше, оттуда я подхватил их гравитационным манипулятором. Вообще он предназначался для швартовки малых судов, но и для эвакуации в принципе тоже подходил.

Была лишь одна проблема, правильно рассчитать конфигурацию гравитационных полей чтобы не раздавить людей. Это уже было далеко не просто, но я с этим справился.

— Хм можем улетать? — спросил я когда ребята поднялись у рубку корабля.

— Еще нет, надо скинуть радиооборудование бывшему правителю Корватии с инструкцией как связаться с Ангелем. Но мы уже лично идти никуда не будем, скинем при помощи твоего дрона. Вот координаты его поместья. — произнес Александр.

— Принято, — ответил я и направили по необходимым координатам корабль не спускаясь ниже двадцати километров.

Через час мы вновь были над территорией Лакии и я решил связаться с Ангелем и уже окончательно попрощаться. Зависнув на высоте сотни километров над столицей я осмотрелся при помощи сканеров.

Боевые действия до си