Антон Дмитриевич Емельянов - Доспехи бога [СИ]

Доспехи бога [СИ] 1432K, 330 с. (Мир Карика-3)   (скачать) - Антон Дмитриевич Емельянов - Сергей Анатольевич Савинов

Антон Емельянов и Сергей Савинов

Доспехи бога


Пролог
Не оглядываться назад

Дойдя до конца тропы, первым делом, я оглянулся и посмотрел, что же творится у меня за спиной. Вот только взгляд так и не устремился вдаль, споткнувшись о каким-то образом очутившееся на спине надгробие, которое тут же отозвалось непривычной тяжестью. Осознав, что именно оказалось примотано ко мне (совсем как в первое появление в этом мире), я тут же сунул руку в карман – уф, портативный камень воскрешения ко мне не перенесся, а так и остался дожидаться своего часа на болотах рядом с нашим бывшим лагерем. Успокоившись, я попробовал сделать один шаг назад, туда, где за переплетением тропинок, сейчас медленно тающих в воздухе как фата-моргана, еще недавно стоял наш отряд в полном составе. А сейчас – только темнеющие силуэты двух машин и никого из людей. Как будто и не было никого.

Вы уверены, что хотите вернуться в Долину кровавых рассветов?

В случае подтверждения на вас будут наложены следующие ограничения:

– запрет нападать на тех, кто еще ни разу не покидал долину

– нахождение в долине в течение минимум трех месяцев

– случайный гейс

Отказаться. Неслабая такая цена для тех, кто захочет вернуться назад. И так и не скажешь, что хуже: беззащитность, невозможность заглянуть ненадолго или же страх неопределённости. Потому что гейс, который может оказаться чем угодно – это слишком рискованно. И как же хорошо, что благодаря теневому камню я смогу всё это обойти. По крайней мере, я очень на это рассчитываю. Разобравшись с тем, что находится у меня за спиной, я повернулся к стоящим рядом людям, которые, как и я, оглядывались по сторонам и оценивали произошедшие изменения.

– Итак, рассказывайте, зачем вы пошли за мной? – я окинул взглядом Петровича, Дашу и Лену. – Впрочем, не хотите говорить, ваше право. Никого заставлять я не буду. Но и пойдем мы тогда дальше не вместе.

– Я же… Я хотела… – постоянно сбиваясь, попыталась что-то сказать Лена, но я остановил ее взмахом руки. С ней-то как раз все понятно: мой паладин. Я бы удивился, сделай она другой выбор.

– Со мной тоже все просто, – Даша молчала, а вот Петровичу, похоже, наоборот, хотелось выговориться. – Я не всегда был на стороне бездны. Когда я пришел в этот мир, то был тоже за свет. Но, в отличие от тебя, сдался. А сейчас, может быть, я и не готов менять сторону, но вот поддержать того, кто не испугался бороться за свою мечту, я смогу.

Ничего себе, значит, Петрович изначально был за свет. То-то он все время на меня так странно смотрел.

– А еще, – не удержалась от комментария в сторону нашего бывшего лидера темная, – в городе бездны после отказа от Эмирион тебя бы просто прибили по-быстрому и все.

– Спокойно! – я тут же вмешался. Петрович, конечно, и не подумал срываться после такой очевидной подначки, но что-нибудь в ответ он бы обязательно сказал, а мне сначала надо определиться с составом нашего отряда. – Даша, ты ответишь или уйдешь?

– Не командуй мной! – тут же взъелась девушка. – Если наш так быстро сдавший свои полномочия лидер готов стать твоим номером два, то на меня в этой роли можешь не рассчитывать.

– Прекрасно… – внутри что-то отпустило. Хоть что-то в этом мире остается без изменений.

– Но уходить я не собираюсь. Скажем так, находиться рядом с тобой будет полезно для роста моей тьмы, – как ни странно, но слова девушки звучали убедительно. – И готова пообещать, что если соберусь изменить свое отношение к тебе, то обязательно предупрежу.

Очень многим такое заявление показалось бы просто смешным, но не мне. Учитывая, что я сам могу видеть статус тех, кто рядом (и отображаемое там дружелюбие – это единственная причина, по которой я вообще начал этот разговор), сравнивая его и откровенность Даши, я смогу в какой-то мере контролировать ее лояльность. Определенный риск, конечно, есть, но, зная о корыстности ее мотивов, мне будет даже проще вести с ней дела, чем с тем же Петровичем. Вот что придет в его просветленное сознание через час? Размозжить головы всем темным? Или что я недостаточно точно следую снизошедшим ему во время завтрака канонам света? Тоже ведь риск, но поддержка, по крайней мере, пока я не разберусь, что же творится в этой Находке, мне не помешает. А там можно будет и в начальные территории вернуться, уже понимая, что будет дальше и к чему мне надо себя готовить.

Вот возьмём, к примеру, мои обманы. Они же все просто взяли и обнулились, оставив меня фактически ни с чем. Вернее, не совсем так – они объединились в один общий обман, правда, пользы от него было гораздо меньше, чем от множества старых. А ведь еще парочку я успел получить прямо во время последнего боя. И что теперь, начинать все с нуля? Или новая версия, наоборот, при правильном подходе сможет продвинуть меня вперед гораздо быстрее? И, может быть, это как раз награда за все, что я уже успел провернуть?

Учение Света

Вас считают одним из лидеров стихии

100 очков обмана в день, определяется уважением к вам и вашим достижениям

Поднимай уважение, получай обман, расти в уровнях – разве не просто? Но, в любом случае, точно узнаю я все только после проверки на практике.

– Хорошо, – я кивнул Петровичу и Даше. – Ваши мотивы меня не то чтобы устраивают, но я их понимаю и не вижу смысла сейчас становиться врагами. Но, прежде чем мы пойдем дальше, надо прояснить еще один вопрос.

– Не является ли бог одного из нас воплощением Карика, – тут же догадалась Даша.

– Согласен. Если кто-то оказался частью большой игры, то нет смысла и остальным идти вслед за ним на дно, – добавил Петрович, а я выдохнул. Все-таки он смог вернуться к рациональному подходу, и мне так будет гораздо проще с ним общаться. По крайней мере, можно будет понимать, чего от него ждать.

– Тогда я активирую гейс, задаю вопросы вам, потом вы мне. Готовы? – если все пройдет нормально, мы сможем хоть немного полагаться друг на друга. И сейчас нам это на самом деле нужно. При этом я, конечно, рискую (как и при любом другом использовании этого гейса), но ситуация в данный момент довольно однозначная, и неожиданным вопросам всплыть просто неоткуда. Игра стоит свеч. А еще, надо признаться хоть самому себе, я не против выявить этого самого Карика и получить явно очень и очень щедрую награду. Боги, конечно, не любят делиться, но тем щедрее в случае опасности для них самих (насколько я успел узнать людей с похожим характером) будет приз.

– Итак, Валентин Петрович, является ли ваш текущий бог обладателем силы Карика? – я начал первую серию вопросов.

– Нет, – первый ответ оказался правдив.

– Знаете ли вы что-то об этом боге или его последователе? – если уж проверять, то до конца.

– Нет, – все так же быстро, и ни капли лжи. Едем дальше.

– Есть ли у вас недобрые намерения по отношению к кому-либо из здесь присутствующих? Обещаете ли вы сообщить, если это изменится? – последний вопрос я добавил в самый последний момент. И навело меня на него предложение Даши. Действительно, почему бы не попробовать связать людей небольшим обещанием. Конечно, силы оно никакой нести не будет, но они-то об этом знать не будут.

– Нет, недобрых намерений у меня нет. И да, обещаю сообщить, если появятся, – хрипло ответил Петрович, заставив меня улыбнуться. Нет, вовсе не его словам, а новому информационному сообщению.

Количество очков обмана в день увеличено до 101, определяется уважением к вам и вашим достижениям

Похоже, благодаря новой схеме начали, как и раньше, действовать и одноразовые хитрости. Получается, главное, чтобы они были направлены на повышение уважения ко мне или к свету, и всё путем. И мне это нравится.

В хорошем настроении я собрал ответы с Даши и Лены: по три «нет» и по одному обещанию. А потом пришла моя очередь.

– Итак, твой бог получал силу Карика? – начал Петрович.

Можно было бы попытаться что-то скрыть, но я, если честно, и сам не против проверить с помощью этого гейса своего такого обманчивого покровителя. Вдруг, не имея возможности соврать, я смогу понять, что правда, а что нет. Информация, конечно, получится не стопроцентной (кто знает, как эта штука точно работает), но будет хоть поспокойнее.

– Нет, мой бог такой силы не получал, – мой ответ зачелся. Вот только произошло так потому, что это правда, или потому, что у меня нет доказательств обратного?

Впрочем, это не та способность, с которой можно вот так вот просто проводить эксперименты. Слишком опасно. Тем более что сейчас меня ждут остальные вопросы, пусть, по большому счету, они в данный момент являются не более чем пустой формальностью… Тем не менее, как и ожидалось, мои ответы устроили всех.

– Интересно, а сколько идти до Находки? – неожиданно спросила Лена, прервав паузу, во время которой мы молча стояли и рассматривали друг друга. На самом деле это было странное чувство: впервые в этом мире я мог с уверенностью сказать, что люди рядом со мной не хотят мне зла. По крайней мере, пока.

– Десять километров, – неожиданно точно ответила Даша. Чуть не забыл, что она сейчас единственная из нас, кто на связи со своим богом. А значит, и информации о том, что нас ждет, у нее, скорее всего, тоже больше. – Любая дорога, ведущая от перекрестка к городам, высаживает тебя в десяти километрах от цели. Такой вот небольшой подарок для тех, кто смог выбраться.

– То есть, – дрожащим голосом начала Лена, – мы сейчас находимся в лесу рядом с городом на самой границе исследованных земель? И монстры ведь тут тоже соответствующего уровня?

– Всё так, – надгробие на плечах как-то неожиданно стало немного тяжелее. Вот что значит осознать грозящую тебе опасность. – Поэтому заканчиваем болтать, становимся в боевой порядок и идем вперед. Нам всего-то и нужно, что пройти десять километров и не умереть. Если будем внимательными, то обязательно справимся.

– Конечно, справимся, если не умрем, – пошутила Даша, а Петрович довольно хохотнул.

Черт побери, а ведь Эмирион была права. В обычном городе после всего, через что мы прошли, никто уже не смог бы ужиться. Неужели мы подсели на адреналин, и теперь без чувства опасности мир кажется пресным? Может быть, это и не очень хорошо, но мне почему-то нравится.


Глава 1
Камни стихий

Какое-то время мы шли, вглядываясь в каждый куст. А я пытался понять, что же собой представляют эти трое, что сейчас с оружием в руках идут вслед за мной. Я вот полез в авантюру с походом в Находку, зная, что у меня есть запасное надгробие. А они? Ведь неужели, соглашаясь отправиться сразу так далеко, они не понимали, какой опасности будет подвергаться их возможность воскреснуть? Ну, ладно Лена, ей-то ничего не было известно, и сейчас девушка шагает бледная и немного растерянная. Знай она о грядущем риске, не факт, что не выбрала бы вариант с одним из близлежащих городов, как, по идее, и должны были поступить здравомыслящие люди, а не переть сразу к черту на кулички.

В отличие от нее, Петрович и Даша, скорее всего, могли оценить степень риска, и все равно пошли. Они назвали свои причины, но я, понимая, что поставлено на кон, даже не знаю: то ли доверять им еще больше, то ли, наоборот, не верить ни единому слову. Впрочем, делать вид, что я следую первому варианту, а на самом деле жить по второму – эта стратегия меня еще не подводила. Так что лучше не экспериментировать.

– Как вы думаете, остальные дойдут? – не выдержала гнетущего молчания Лена.

– В Дарку точно дойдут, – моментально среагировала, как будто ждавшая этого вопроса, Даша. – Там боги предупреждают, если ожидаются новички, и по всему десятикилометровому радиусу выставляются дозоры. Так что встретят и помогут.

– В Хоупе та же система, – подтвердил Петрович. Точно, у него же до Влады висел гейс отвести новичков именно в этот город, так что неудивительно, что копейщик тоже разбирается в этом вопросе.

– А почему в Находке не так? – спросила Лена, уставившись на меня. Как будто у кого-то обязательно должны быть все ответы.

– А тут на новичков всем просто наплевать, – стараюсь как можно непринужденнее пожать плечами. Ну, и ответить заодно, добавив поменьше фактов и побольше эмоций.

– Точно, – подтвердил Петрович. Вот и прекрасно, принцип «говори поменьше сам, больше слушай других, и твоя некомпетентность не всплывет» опять сработал. – Это довольно стандартная схема взаимодействия внутри разных типов обществ. В системах с жесткой иерархией, как в городах, полностью подконтрольных одной стихии, меньше свобод, но зато больше заботы о каждом из потенциальных членов сообщества. А там, где царит социальный хаос, все как раз наоборот.

– Но жесткие рамки, они не только защищают, но и мешают расти, – оглянувшись по сторонам, добавила Даша, а я задумался, что в этих словах есть определенный смысл. Весь этот мир сам по себе довольно опасное место, но при этом каждый, кто попал сюда, чего-то добился. Сделал что-то, о чем в прошлой жизни не мог даже и подумать. И что же в итоге лучше?

Дальше мы опять какое-то время шли молча. О чем думали остальные в это время, не знаю, а вот я размышлял, откуда взялась тропинка, пусть и заросшая, по которой мы сейчас идем. И, вообще, почему мы решили, что город находится именно в той стороне? Да, когда мы перенеслись, то смотрели именно в этом направлении. Но откуда такая вера в то, что этот телепорт развернул нас куда надо? Может быть, мы, наоборот, сейчас идем в прямо противоположную сторону? Единственное, что не заставило меня после таких мыслей остановиться, это Брюс. Расстояние я примерно отслеживаю – если через час в пределах видимости ничего не появится, то будем делать привал и искать нужное нам место сначала с воздуха.

– А вы не задумывались, что стоит нам столкнуться с чем-то магическим и необъяснимым в этом мире, как мы сразу принимаем это на веру? – неожиданный вопрос Петровича звучал как прямое продолжение моих мыслей, но ответить ему никто не успел.

Стоящее рядом с нами дерево неожиданно пошевельнулось, ветки набухли, заострились, а потом одно из этих импровизированных копий ударило Дашу, проткнув ее насквозь и протащив пару метров по земле. Вот ведь засада: я отслеживал потенциальные опасности в округе, но сконцентрировался именно на движущихся объектах. В итоге замершее дерево-монстр оказалось незамеченным и смогло оставить за собой первый удар.

– Я сейчас! – Лена тут же подскочила к Даше и начала восполнять ее жизни. И ведь вовремя: еще немного, и темная отправилась бы на перерождение от потери крови. Жизней после неожиданной атаки у нее практически не осталось.

Древесный скрытень, уровень 220

Улучшенное существо

Жизни – 100 000

Стихия – дерево

Атака – 2000

Защита – 500

Магическая защита – 2

Иммунитет: колющие атаки

Навыки – физическое зеркало, магическое зеркало, плотная шкура

Скорость – 1 (крейсерская), 10 (рывок)

Оценив параметры монстра, я на какое-то время задумался. Первое, что нужно в этой ситуации отметить – это Даша. При не очень высокой выносливости она смогла пережить урон в две тысячи, так что защита у нее, получается, неплохая. Ну, или (я глянул на все еще льющуюся из ее живота кровь) была таковой. Теперь второе: и тут уже без неожиданностей – это наш противник. По своим показателям он не так уж и страшен. Те же легендарные монстры, несмотря на более низкий уровень, выглядели гораздо внушительнее. Но вот только, будь всё так просто, уверен, здесь, на границе обжитых территорий, было бы намного больше людей. А значит, есть подводные камни, и скрыты они, как мне кажется, в навыках.

Итак, плотная шкура снижает урон от дистанционных атак на восемьдесят процентов. Это неприятно, но не критично. А вот зеркала, оказавшиеся пятидесятипроцентной вероятностью отражения урона, физического или магического – это явная смерть для любого, кто попробует провести на этом монстре прием или более-менее длинное комбо. Рано или поздно шанс сработает, а, учитывая какие цифры выдают повторяющиеся удары даже без усилений, такое не пережить никому. Кажется, я понимаю, почему здесь такие проблемы с монстрами и почему остановилось продвижение вглубь диких земель.

– Местные монстры отражают урон, так что способности не используем, бьем только обычными ударами. Не пробиваете шкуру – вообще не трогайте его. Если прилетит ответный удар или сработает отражение, выходите из боя и не лезете обратно, пока Лена вас не подлатает, – я озвучил основные правила, которые должны нам помочь не только выжить, но и победить. Ведь в отличие от обычных людей у меня есть магия, и те же огненные шары, которые я вполне могу использовать, будут наносить стабильный и при этом небольшой урон. Идеально для такой ситуации – даже, если моя атака отразится обратно, для моих жизней это будет совсем не критично. Ну, а за Петровичем и Дашей присмотрит Лена.

– Немножко разгоняться можно, – тут же среагировал Петрович, вслед за мной начавший обходить монстра по кругу. – Главное, следить, чтобы жизней хватило принять собственный удар на себя.

Похоже, копейщик уже успел оценить преимущества ситуации, когда тебя поддерживает напарник с лечением наготове, и тут же наложил это на свои возможности.

– Не забывай, что и монстр тоже может ударить! – Даша наконец поднялась на ноги и дополнила соображения нашего бывшего лидера. Все правильно: мы должны быть готовы в любой момент компенсировать как удар монстра, так и свой собственный.

В этот момент скрытень заревел и ринулся вперед, но я, вложив выносливость, заставил его замереть, сбивая рывок. Еще одна моя сильная сторона по сравнению с местными, пусть и более высокоуровневыми воинами: мои зелья, созданные благодаря интеллекту, работают не только как обычные настойки. Их можно вдыхать, на пару секунд повышая нужную характеристику, тратить временно полученные очки, и так раз за разом. Получается, я смогу останавливать этого скрытня сколько угодно раз, а вот кому другому пришлось бы ради этого постоянно тратить жизни.

– Бьем! – отдав сигнал к началу боя, я активировал поток из своих огненных шаров.

Вы нанесли урон 23

Вы нанесли урон 23

Маловато, но тут уж ничего не поделаешь. Из-за превосходства стихий только один улучшенный класс монстра резал повреждения от моего огненного потока (заклинания всего лишь обычного уровня) в два раза. Дальше в дело вступала магическая защита, и вот результат. И это мне еще повезло, что нам не попался некто более редкий, тогда, боюсь, моя привычная магия оказалась бы полностью бесполезна. И рассчитывать можно было бы только на конус холода, который пока на людях применять точно не стоит.

Замерев на месте и периодически восстанавливая себе жизни, я старался не только следить за монстром и иногда прерывать его самые опасные атаки, но и мониторить окружающую обстановку. Пропустить удар в спину было бы совсем некстати. Тем более что битва, похоже, затянется. Удары Петровича и Даши, которые на этот раз явно решили сэкономить силу своих стихий, проходили слишком редко. Поэтому на то, чтобы победить, по моим самым оптимистичным прикидкам, у нас уйдет не меньше часа. К счастью, благодаря лечению мы можем себе это позволить, и даже, если будут ошибки, вряд ли они приведут к чему-то необратимому.

Так и получилось. Обойдя защиту с помощью отражения урона, мы по большому счету гарантировали себе победу.

Вы убили древесного скрытня

Получено 2 уровня, текущий уровень 45

Судя по довольным лицам остальных, они тоже повысились. А выходит, на этих ребят выгоднее охотиться, чем на легендарных противников более низкого уровня. С этого рассыпавшегося древесной трухой красавца даже что-то выпало.

Средний кристалл стихии Дерева

Содержит 300 единиц энергии дерева

– Вы знаете, что это? – я тут же показал свою находку остальным.

– Я слышала про такие, – Даша, будто не заметив, прошла по телу того, кто совсем недавно буквально проткнул ее насквозь. – Местные используют их в качестве денег.

– А очки характеристик? – тут же спросила Лена, закончив проверять свою одежду на предмет целостности. Еще одна помешанная. Вроде бы только что на кону стояла ее жизнь, и ничего, уже спокойна как удав.

– Они слишком дорогие для ежедневных расчетов, – начала объяснять темная, видимо, в свое время выпытавшая все детали у своего бога. – Поэтому их используют как аналог мировой валюты. В качестве местных денег используются такие вот кристаллы. Свет, порядок и другие слабейшие силы идут за минимальную единицу, за средние силы, вроде огня, воды или того же дерева дают десять мелких кристаллов. Ну, и великие кристаллы – это тьма, бездна и хаос. Такие стоят уже по десять средних и заодно обмениваются один к одному на очки характеристик.

– А почему свет – это обычный кристалл, а тьма – так сразу великий? – не унималась Лена. Хотя вопрос, надо сказать, интересный.

– Чем сильнее стихия, тем крупнее ее кристаллы, все просто. Боги великой тройки сильны, вот и кристаллы посвященных им монстров крупнее, но и сами они куда опаснее, – не стала делать из этого тайну Даша.

– Понятно, – протянула паладинша, хотя по ее лицу было не разобрать, правду она говорит или просто постеснялась продолжать расспросы.

А вот я больше задумался о практической стороне вопроса. Если в таком вот среднем кристалле триста единиц энергии, то, может быть, есть кристаллы обмана, и с их помощью я смогу ускорить свой переход на следующую ступень развития? Вот только если даже найду их в продаже, надо будет покупать их исключительно инкогнито. А то, если устроить массовую скупку, сколько же вопросов ко мне сразу появится.

Еще разок проверив тело скрытня и убедившись, что больше там ничего нет, мы продолжили путь. А потом, буквально через десять минут, Брюс заметил впереди какое-то поселение, но разглядеть его подробнее у меня так и не получилось. Стоило летучей мыши развернуться в его сторону, как откуда-то сразу прилетела стрела, оборвав жизнь моего тотема. Вот ведь незадача, похоже, здесь не любят, когда за ними присматривают с высоты. И имеют возможность свое отношение к этому демонстрировать наглядно. Обидно, похоже, с разведкой, пока мы в городе, придется завязать. Если, конечно, мне не понадобятся по какой-то причине неприятности с местными.

– Мы почти на месте, – тихо буркнул я остальным, а сам восстановил в памяти последнюю отправленную мне Брюсом картинку.

Изображение получилось мутным, но можно было рассмотреть несколько отгороженных от основного города районов. Это, скорее всего, кварталы представителей стихий. Еще выделялись около трех десятков высоких домов с огороженной территорией. Здесь я бы поставил на то, что это резиденции крупных союзов или группировок – по крайней мере, это единственная приемлемая версия с учетом имеющейся у меня информация о тех силах, что тут есть. И, в принципе, на этом заканчивалось то, что мне удалось разглядеть. Разве что еще, судя по размерам и плотности застройки, я бы оценил население Находки в одну – максимум пару тысяч человек.

– Смотри, указатель, – Лена дернула меня за руку и указала на валяющийся на обочине кусок доски с грубыми намалеванными от руки белыми буквами: «Находка, 2 км».

Похоже, мы почти на месте. И что же нас здесь ждет?


Глава 2
Чужие знаки

В старом мире мы привыкли к большим расстояниям. Автомобили, самолеты, поезда, даже банальные велосипеды приучают нас к тому, что добраться из пункта А в пункт Б можно за достаточно короткое время. Здесь же человек в первую очередь привыкал к необходимости передвигаться пешком. Я не хочу думать о том, как долго мы шли бы к развилке каждый на своих двоих… Впрочем, почему нет? Это очень даже интересно. Предположим, мы не смогли бы достать машины. Или их просто бы не было. И что бы нам пришлось делать? Несколько десятков человек, нагруженных скарбом, движутся по дороге, делая каждый час привалы. И это минимум. А ведь кто-то, уверен, именно так и добирался до перекрестка перед Дальним лесом.

Мы очень даже неплохо сейчас испытали трудности перехода на себе. Те восемь километров, которые остались позади, мы преодолели не без труда, но в целом спокойно, даже если считать инцидент с древесным скрытнем. А вот оставшееся до Находки расстояние далось нам уже непросто. Ноги гудели, суставы ломило как от температуры, тело испытывало дискомфорт – да, не так-то просто пройти с десяток километров по не самой гладкой местности!

Когда мы добрались до окруженного высоким частоколом города, я понял, что первоочередной нашей задачей будет отдых. Но сперва нам нужно пройти внутрь, и надеюсь, что с этим проблем не будет. Я никогда не был в настоящей земной Находке, знал только, что это город-порт. А его тезка в этом мире была чуть ли не средневековой крепостью или острогом. Ворота были заперты, но в одной из створок была приоткрыта небольшая дверь – видимо, для новичков, да и вообще для относительно безобидных посетителей. За частоколом были явно оборудованы площадки с лестницами и переходами, сверху на нас поглядывали вооруженные люди – у кого в руках лук, у кого арбалет, а у кого что-то вроде гранатомета за плечами. Смотрелось это, надо сказать, диковато.

– Здравствуйте! – с улыбкой произнесла Лена, обращаясь к мрачному часовому с какой-то странной модификацией АКМ.

Тот ее проигнорировал, а Даша почему-то фыркнула.

– Вход свободный? – сразу перешел я к делу. Задерживать нас явно никто не собирался, да и интереса-то, прямо скажем, мы особого не представляли. Но лучше перестраховаться и уточнить.

– Пока что да, – лениво ответил мужик.

Какой-то Лёва сто пятидесятого уровня с редкой меткой и нейтральным отношением к нашим персонам. Ничего особенного, но в бою с ним, уверен, придется попотеть всей нашей команде. Если, конечно, мы вообще сможем с ним справиться. И тут же пришла неожиданная мысль – а стоило ли вот так беззаботно спешить к городу с надгробиями за спинами? А если бы на нас напали? Это же могло бы стать для большинства последней ошибкой. Нет, конечно, мы пришли сюда по совету бога, но вот так вот полагаться без проверки на его слова – пожалуй, с этим пора завязывать. Если сейчас всё прошло вроде бы благополучно, то в будущем такая беспечность точно ни до чего хорошего не доведет.

– А это зависит от времени? – состроила из себя наивную девушку Даша, для пущего эффекта похлопывая ресницами.

– Вот горбачи от леса попрут, и сразу все ясно станет, – снизошел до пространного ответа часовой.

– Горбачи? – с любопытством переспросила Лена. Но мужик почему-то упорно ее игнорировал, так что девушка даже понурилась.

– Идите на главную площадь, – тем временем сказал Лёва, ни к кому конкретно не обращаясь. – Дорога вас на нее выведет, так что не заблудитесь. На всякий случай можете поглядывать на указатели, специально для новичков развесили.

– Спасибо, – коротко кивнул я, и мы уже приготовились войти.

– Пока не дойдете до площади, никуда не вздумайте больше заходить, – предостерегающе подняв руку, добавил страж. – Потом разберетесь и будете легко ориентироваться, а пока – просто не суйтесь. Смотрите на знаки.

– И на этом спасибо, – впервые подал голос Петрович.

Мужик пожал плечами и пробормотал в ответ что-то невразумительное. Видя, что мы замешкались, он отошел слегка в сторону и указал рукой на приоткрытую дверь. Первым на территорию города ступил я, за мной Даша и Лена, замыкающим стал копейщик.

В ближайшем рассмотрении Находка представляла собой нечто среднее между старым русским деревянным городом и городком на американском Диком Западе. Любопытный эффект получался – казалось, будто сейчас откуда-нибудь справа выскочит стрелец в островерхой шапке, а слева ковбой, и оба они начнут перестрелку не на жизнь, а на смерть. Впрочем, это у меня воображение разыгралось.

Лёва не обманул, заблудиться здесь было достаточно сложно – к главной площади вела широкая дорога, а указатели на границах кварталов не давали сбиться с пути. Народу на улицах было много – мужчин и женщин, молодых и старых, мне даже показалось, что где-то я краем уха услышал детский смех. Кое-кто изредка бросал на нас любопытные взгляды, подавляющее же большинство просто не обращало на нас никакого внимания. Примечательно, что описание у всех было минимальное, а уровни стихийных меток не ниже редкого. Странно, но даже проверка отношения взором срабатывала не всегда, и я даже не мог с уверенностью сказать, насколько нам тут рады. Это, признаться, немного напрягало. Дружелюбием, конечно же, ни от кого не пахло, но были редкие люди, которых получалось проверить, и они показывали нейтральное отношение к нашему небольшому отряду. Пожалуй, пока что это было единственным, что могло радовать. И наш первый встреченный местный житель, Лёва, оказался одним из тех самых немногих.

Помня о его предупреждении, я внимательно разглядывал все вокруг и обращал внимание на знаки – имелось в виду то, что можно было увидеть внутренним зрением. Абсолютно каждое здание, даже хозяйственная подсобка, было отмечено полупрозрачным символом, порой их число доходило до пяти и даже шести. Поначалу я не понимал их значение, а затем увидел некую систему, и все оказалось достаточно просто. Во всяком случае, на поверхностный взгляд.

То, что можно было охарактеризовать как магазин или как забегаловку, было отмечено как раз-таки самым большим количеством знаков – присмотревшись более внимательно, я даже сумел прочитать мелкий сопроводительный текст. Ну, конечно – символ, похожий на темную спираль, это бездна. А вот расколотый надвое камень – хаос. Символ тьмы представлял собой черный круг, а вот свет – его тут не было вовсе, как предсказуемо. Зато в некоторые помещения можно было заходить без опаски всем – видимо, это что-то вроде общественных заведений. По крайней мере, если я правильно понял картинку с белым вертикальным следом от ладони и сопровождающее ее описание. Кстати, интересно, а обычные люди видят просто рисунки? И как тогда новичкам разбираться, что к чему?

Но в любом случае это не наши проблемы, а пока я продолжал рассматривать полупрозрачные «вывески». Очень скоро я обратил внимание, что были и другие знаки (непохожие на стихийные), смысл которых был явно другим – скрещенные стрелы, фигура человека в огне, поваленные деревья. Подписи под ними больше напоминали названия поэтических сборников: «Полуночные стрелки» (или «Стрелки»?), «Очищающий огонь», «Древо смерти»…

– Похоже, это клановые обозначения, – подтвердила мои догадки Даша, когда я поделился со всеми своими наблюдениями. – Это ведь не наш мелкий поселок, тут люди наверняка объединяются в союзы и альянсы.

– Звучит логично, – кивнул Петрович. – Однако тогда выходит, что нам и впрямь не всюду можно появляться. А уж мест, где получится собираться всем вместе, наверно, можно будет пересчитать по пальцам одной руки.

– Лично меня это радует, – рассеянно произнесла Даша. – Надо ведь нам хоть иногда отдыхать по отдельности.

Мы как раз подошли к круглой площади, от которой во все стороны отходили прямые как стрела улицы. На противоположной стороне располагалось четырехэтажное здание из темно-красного кирпича, а перед ним – широкая вогнутая доска из черного камня. Возможно, это был какой-то другой материал, но я почему-то решил, что, скорее всего, это мрамор или гранит.

– Видимо, нам туда, – указал я рукой на темнеющий прямоугольник.

– Да уж, встречающий нам попался немногословный, – покивал головой Петрович, – придется разбираться самим.

– Почему он меня вообще будто бы не замечал? – поинтересовалась Лена.

– Потому что ты вела себя как тупая туристка, – без обиняков заявила Даша.

– Это почему же? – возмутилась паладинша.

– Сразу «здравствуйте» с дежурной улыбочкой, – с легким сарказмом в голосе пояснила темная, – тупые вопросы и переспросы…

– Можешь не объяснять, – Лена выставила вперед открытые ладони, показывая, что не хочет продолжать разговор.

Когда мы подошли к каменному полотну, я не выдержал и решил его потрогать. Действительно, что-то вроде гранита, теплый и гладкий.

– Вот нельзя было сказать, что на площади нужно искать свод законов, – подал голос копейщик, и я, присмотревшись, увидел на камне светлые буквы.

Каждый, кто пожелает остаться в Находке, обязуется соблюдать Закон и поддерживать Порядок.

Здания, находящиеся в чужой собственности, закрыты для посещения, если нет разрешающего знака.

Вход в общественные места доступен только тем, кто относится к союзным объединениям. Места, отмеченные белой ладонью, открыты для всех, вне зависимости от клановой и стихийной принадлежности…

Мы вчитывались в эти сухие строчки, и все постепенно вставало на свои места. Загадочные знаки на каждом доме действительно обозначали доступ тому или иному члену общества. Либо же этот самый доступ запрещали. Всё просто – есть общие места для всех без исключения, а есть, что называется, только для своих. Иными словами, не суйся, куда не положено, и все будет отлично.

Помимо правил пользования недвижимостью, тут было и что-то вроде уголовного кодекса. Если кто-то из местных или пришлых решался на убийство себе подобного, тот имел право нажаловаться городским властям, и с обидчиком поступали достаточно строго. Как я понял, в зависимости от тяжести содеянного и его регулярности. То есть, грубо говоря, убил кого-то одного, еще могут простить, хоть и накажут, а вот если убиваешь много и часто – скорее всего, выгонят на мороз.

В то же самое время в Находке разрешалось вызвать кого угодно на дуэль. Соглашаться на нее или нет – право того, кому предлагают, заставить другого никто не может, иначе это будет квалифицировано как убийство. А вот если дуэль все же состоялась, победитель забирал все: и одежду, и оружие, и прочую вывалившуюся из побежденного мелочь. Интересный факт – обвиняемый в преступлении не мог отказаться от дуэли. А учитывая, что в городе наверняка полно сильных желающих заполучить чужое добро, то нарушение закона становится для большинства довольно дорогим удовольствием.

Но это все было логично и вполне понятно. Стоит отметить, законы в Находке не были чем-то из ряда вон выходящим. Пожалуй, сложность для нас пока представлял жилищный вопрос: готовых апартаментов никто нам предлагать не собирался, дом нужно было строить или покупать. И важным условием было то, что помещение мы могли занимать только в составе той группы, в которой прибыли в город. А если кто-то и хотел отделиться, то мог уйти лишь в уже существующие отряды. Если бы те его, конечно, взяли. С одной стороны, вся эта система выглядела странно, с другой же – лично меня абсолютно не напрягала. Конечно, жить под одной крышей с Дашей было сомнительным удовольствием, однако с отношениями в нашем отряде мы вроде как разобрались (впрочем, если кто-то решит уйти, я не расстроюсь). Так что теперь нам оставалось лишь выяснить стоимость жилья и либо вздохнуть с облегчением, либо раскрыть от изумления рот и начать судорожно соображать, где заработать средства.

Четырехэтажное здание, перед которым располагался каменный свод законов, было отмечено белой рукой – знаком того, что мы можем смело туда зайти. Больше, правда, никаких обозначений на нем не было, и это немного сбивало с толку.

– Думаю, предполагается, что нам туда, – предложил я, указывая на дом.

Троица моих спутников согласно закивала, и мы уверенно направились к низковатому крыльцу.

– Заходим? – чуть замедлившись, уточнил я, уже готовясь приоткрыть дверь, но меня опередили.

Дверь отворилась изнутри, и на крыльцо вышел полноватый человек с залысинами на голове. Лет ему на вид было примерно около сорока пяти или чуть больше, а похож он был на какого-то профессора или на чиновника из небольшого поселка.

Константин Мазуров, уровень скрыт

Возраст скрыт

Отношение к вам скрыто

– О! – завидев нас, толстяк озарился белоснежной улыбкой. – Давно у нас не было пополнения!

– А что, на нас это написано? – неожиданно грубо спросила Даша, мне даже пришлось укоризненно посмотреть на нее.

– Если можно так выразиться, то да, – наш собеседник по-прежнему улыбался. – Я не знаю всех людей в городе, но то, что вы новички, легко можно определить.

Это было вполне логично, да и насчет того, что он не знал всех, толстяк, как мне кажется, лукавил. Явно же, что непростой человек.

– Вы уже прочитали свод законов? – уточнил он и, услышав подтверждение, продолжил. – Отлично. Сейчас вы наверняка озабочены поиском жилья. Тут у нас с этим довольно просто – платите взнос и заселяетесь в любой из свободных домов.

– Какой взнос и куда платить? – деловито уточнил Петрович.

– От одного малого кристалла, – тут же ответил толстяк, – но сейчас нелегкие времена, таких цен вы просто-напросто не найдете. Новенькие, которые пришли перед вами, а это было порядка месяца назад, взяли домик за два средних. И это, как вы понимаете, не полная цена, а всего лишь первоначальный взнос.

– И где же нам их взять? – сдвинул я брови.

– Ближе к вечеру на город наверняка пойдут горбачи, – пожевал губами Константин. – Если поможете отбить и хоть кого-то завалите сами, то половина того, что возьмете, достанется вам. А нет, так закинете надгробия на общественное кладбище и можете спокойно ночевать за стенами. Знаете, это очень многих мотивирует как следует подходить к вопросу заработка.

– Здесь все так? – язвительно спросила Даша.

– Как? – тут же уточнил Мазуров.

– Товарно-денежно и цинично-жестко, – пояснила темная.

– А что, вы ждали чего-то другого? Извините, но встреч с единорогами для настроения мы больше не проводим! – добродушно рассмеялся толстяк. – Но вы не отчаивайтесь. Заработаете за месяц-другой на жилье, перестанете умирать и будете себе вполне прилично жить. Если, конечно, не забудете про процент города с полученного во время отражения нападений или охоты.

Слова толстяка могли бы и напугать, если бы не то, как он говорил: будто рассказывал детскую сказку на ночь. Я едва раскрыл рот, чтобы задать ему еще пару вопросов, но тут по ушам ударила сирена.

– Помогите людям на стенах, – неожиданно лицо Мазурова посерьезнело, и он торопливо сбежал вниз по ступенькам, после чего направился в ту сторону, откуда мы недавно пришли. – Справитесь вы с кем-то или нет, неважно. Но сидеть в стороне нельзя никому.


Глава 3
Большая разница

Мы сначала застыли на месте, а потом, переглянувшись, все-таки пошли в указанную этим странным типом сторону. Нет, в то, что идет осада, я верю: рев монстров, доносящийся издалека, и спешащие в одном направлении с нами люди это подтверждали. Но всё остальное… Почему я не могу ни на секунду допустить, что этот человек смог стать одним из лидеров города? Ведь он пытался создать у нас именно такое впечатление. Покровительственный тон, советы, легкая ирония – разве не так должен выглядеть старший товарищ, которому так хочется довериться? И тут же возникает вопрос – откуда здесь взяться такому? Да и повадки этого человека – почему-то в голове сразу всплывает слово «скользкий». Таким мог быть глава города в старом мире, но не тут, где каждый второй в любую секунду готов показать зубы и дать сдачу. При всем не очень добропорядочном контингенте, что здесь собрался, терпеть подобного типа над собой во главе никто не станет. А будь он достаточно силен, чтобы плевать на мнение толпы, то опять же вел бы себя совсем по-другому. Сила, как и власть, меняет людей.

– Не нравится мне этот Мазуров, – пробурчала Даша, которой, судя по всему, похожие мысли тоже пришли в голову.

– Согласен, – тут же подтвердил я и, не тратя время на лирику, добавил. – Предлагаю не спешить следовать его совету, а сначала заглянуть на общественное кладбище. Не думаю, что всё, о чем нам только что сказали, правда, но вот на такие мелкие детали я бы положился. И раз такое дело, то почему бы нам не пристроить для начала наши надгробия.

Лена, явно чувствовавшая себя в последнее время не в своей тарелке, тут же подскочила к пробегающему мимо лучнику, что-то промямлила с жалобными глазами во всё лицо и тут же вернулась обратно. И это боевой паладин бога света? До чего докатился этот мир.

– Кладбище тут действительно есть, – обрадовала нас она, сияя белозубой улыбкой. Правда, когда Даша потрепала ее по голове в знак благодарности, смущенная и растерянная веревочница чуть не зашипела. Похоже, ситуация неопределённости, в которой мы оказались, действует на всех. И пока единственный, кто, пожалуй, еще не сбился с привычного ритма поведения – это Петрович.

Пробежав пару кварталов в указанном Леной направлении, мы нашли несколько склепов, отмеченных белой рукой. Закинув туда надгробия и прихватив ключи, мы опять ускорились – на этот раз в сторону стены. Я, конечно, почти уверен, что наше обязательное участие в защите – не более чем шутка (ну, что от новичков, тем более, всего лишь улучшенного класса при нынешней численности города может зависеть!). Но учитывая возможные риски, лучше сходить и всё проверить на месте. Проблемы с законом или традициями – это последнее, что нам сейчас нужно в новом и, что самое главное, чужом городе.

– Вотзе факау дуихир? – произнес что-то неразборчивое крупный темнокожий парень, стоило нам приблизиться к стене. Опять этот английский, до изучения которого всё никак не доходят руки. Хотя смысл, в принципе, понятен и так. Нам явно не рады и нашего появления тут никто не ждал. Неужели сейчас прогонят? А я-то уже, если честно, настроился на то, чтобы посмотреть со стороны на монстров, обитающих рядом с самыми дальними поселениями людей в этом мире. Ведь когда еще представится возможность изучить их, находясь в относительной безопасности.

Обернувшись к Петровичу, Даше и Лене, я уже хотел уточнить, сможет ли кто-то из них поработать переводчиком, как со стены к нам спрыгнул еще один местный. Тоже со скрытыми параметрами, но зато у него хотя бы можно было рассмотреть имя – Анатолий. Значит, русский – заметил соотечественников и решил вмешаться? А раз так, то не будем лезть на рожон и посмотрим, что произойдет дальше.

Анатолий что-то быстро протараторил своему темнокожему товарищу, а подобравшаяся поближе Лена тут же вкратце пересказала мне содержание этой бурной речи. Если коротко, то Найджела (так, оказывается, звали парня, остановившего нас) просили не мешать новичкам (то есть, нам) самим набивать себе шишки и доказывали, что мы вполне разумны, раз догадались не тащить сюда с собой свои камни воскрешения. И вообще намекали, что будет весело… Забавно, как в одной старой истории, смысл которой в том, что не каждый, кто тебе портит жизнь, враг и не каждый, кто помогает, друг.

– Я договорился, – сообщил Анатолий с добродушной улыбкой, – можете лезть на стену. Эти десять метров периметра защищает наш клан, так что дальше лучше не заходите. А на нашей территории можете даже убивать монстров.

И ведь знает же, что мы его слышали, но все равно делает дружелюбный вид, как будто ничего не произошло. Придержав за плечо собравшуюся что-то высказать ему Дашу, я кивнул в знак благодарности и по приставной лестнице первым начал забираться на стену. А ведь я немного волнуюсь. Сейчас я впервые увижу какую-то новую часть этого мира. Настоящая осада настоящего города – после нашего довольно спокойного, надо сказать, леса, где основную опасность представляли твои друзья по отряду, всё это кажется таким необычным. Нет, никаких восторгов вроде «я попал в волшебный мир» и всего такого – просто сейчас я смогу в деле увидеть людей и монстров, рядом с которыми мне в ближайшее время придется жить. Это как новый вызов. И одновременно разрез жизни Находки в миниатюре.

– Еще сто стрел! – один из лучников подбежал к стоящему у края стены торговцу, отдал средний кристалл и, подхватив четыре колчана из кучи на земле, тут же вернулся на свое место.

– Патроны! – похожую сделку через пару секунд провернул еще один из защитников города.

У остальных с припасами явно все было в порядке, так как больше никто к тощему парню с длинными спутанными волосами не спешил подходить.

Иеремия Смит, последователь Аграмона, Знаток Камня, 2 редкий уровень

И что мне это напоминает? Еще один служитель мертвого бога? И тут, похоже, их работа поставлена на поток. Если я прав, и местные монстры обладают отражением урона, то неудивительно, что все остаются на стенах и предпочитают бить их издалека. Еще бы – один неудачный удар в ближнем бою, а с шансом пятьдесят процентов он будет очень скоро, и ты отправишься на перерождение, оставив на земле все свои вещи. И кому это надо? А вот стрелы и пули, явно зачарованные такими вот служителями Аграмона или Сталемита на пробитие брони (иначе им просто не повредить тех, кто здесь обитает), пусть медленно, но верно опустошали жизни накатывающихся на город монстров.

Упомянутые толстяком Мазуровым горбачи оказались каким-то подвидом гигантских червяков с ракушкой на спине. В принципе, стоило глазу привыкнуть к раскинувшемуся внизу полю боя, как стало очевидно, что их не так уж и много. Несколько сотен – не думаю, что это представляет хоть сколько-то серьезную опасность для города (скорее, это возможность без особых сложностей набить себе кристаллов), но и оставлять их без внимания, конечно, тоже нельзя. Придирчиво осматривая эти уродливые комки плоти, все ближе и ближе подбирающиеся к стене, я обратил внимание, что, несмотря на одинаковый внешний вид, по своим характеристикам они все немного отличались. У кого-то была выше атака, у кого-то защита, все они были посвящены разным стихиям и, главное, у них немного отличался набор навыков. Одинаковыми были только плотная шкура, режущая дистанционные повреждения и которую наверняка не раз прокляли все эти люди с луками и пистолетами, да ядовитый укус. А вот физическое зеркало присутствовало только у девяти из десяти монстров. И, осознав, что я сейчас заметил, я не удержался и улыбнулся.

Кто бы мог подумать, что самым полезным из всех моих заклинаний и способностей в итоге окажется банальнейший взор. Ведь остальные защитники крепости явно ни о чем не подозревали: они использовали дальнобойные атаки как против защищенных зеркалом монстров, так и против тех, с кем по факту смогли бы расправиться за пару ударов, рискни кто-то пойти в ближний бой.

– А-ха-ха-ха! – с соседнего участка стены донесся довольный смех. – Вы все-таки добрались сюда, и как удачно! А я ведь и не рассчитывал, что смогу увидеть вас в деле. Ну, давайте, покажите, на что вы способны! Вы же не будете сидеть на стенах, а спуститесь и продемонстрируете свою силу в настоящем бою!

Обернувшись в сторону, откуда доносился этот полный издевки голос, я увидел недавнего знакомого. Подшутивший над нами у камня закона Константин Мазуров, забыв о своем степенном виде, как какой-то мальчишка махал нам рукой с соседнего участка стены. Похоже, он рассчитывает, что мы еще не знаем, на что способны местные монстры, и хочет позабавиться, наблюдая за нашей обреченной на провал попыткой показать себя.

– Не обращайте на этого клоуна внимания, – подойдя, произнес Найджел на ломаном русском. А он, судя по всему, нормальный парень, хотя при первом знакомстве, казалось, выглядел как бандит из подворотни. – Этот хаосит-одиночка вечно пытается подбить всех на очередной дурацкий спор. Наши уже давно его игнорируют, а вот новичкам порой достается. Лучше купите у Иеремии стрел и попробуйте завалить хоть одного горбача. Может быть, вам повезет…

– И тем не менее, мы все равно спустимся вниз, – не став дожидаться хоть какой-то паузы, я прервал этот добрый совет. Невежливо, но этот бой не бесконечный, а мне уже очень хочется проверить свою задумку в действии.

– Ваше право, – Найджел обиженно пожал плечами и тоже решил нам ничего не рассказывать об отражении урона. Все-таки приличных людей тут нет, какими бы добрыми и отзывчивыми они ни пытались при этом казаться.

Петрович было попытался меня остановить, когда я встал на спущенную с внешней стороны веревочную лестницу, но потом передумал и молча соскользнул вниз вслед за мной. Когда к нам присоединились Лена и Даша, я быстро разделил между нами цели для атаки. Нас попросили показать, чего мы стоим, и мы это сделаем. Атаковать всем вместе кого-то одного нет смысла, у горбачей не так много жизней, даже меньше, чем у скрытня – лучше постараемся охватить как можно больше противников, пока на нас никто не начал обращать особое внимание. А значит, остается только один вопрос.

– Пробить их броню для активации комбо сумеете? – копейщик и темная тут же покачали головой.

Все понятно, значит, хотят сэкономить запасы своей стихии. С другой стороны, ситуация не критическая, и я даже поддерживаю их желание сохранить про запас такой ценный ресурс.

– Лена, одолжишь им для начала атаки свой кнут? – попросил я паладиншу. Все-таки у ее хлыста есть огненная атака, пусть небольшая, но ее вполне хватит, чтобы комбо набрало силу, а там, думаю, эта парочка уже догадается поменять оружие на привычное перед использованием своих приемов и усилений.

Девушка кивнула, а я обозначил очередность: сначала атакует Петрович, потом Даша. Кстати, очень удачно пока все выходит: если честно, опасался скрытых бунтов, но пока ситуация к ним не располагает, и даже, наоборот, получается закрепить свое лидерство.

– Начали! – я побежал к выбранному для себя монстру, одному из тех без физического щита и отражения урона, что я успел заранее приметить. Горбачи, увлеченные движением вперед и атаками со стен, пока не придавали значения ни моей скользящей сквозь их ряды фигуре, ни Петровичу, несущемуся ко своей цели.

– Раз, два, три… – со стены опять долетел голос Мазурова, начавшего считать наши удары в ожидании скорой развязки. Но с каждой произнесенной цифрой он становился все растеряннее и тише. А когда мы с копейщиком расправились каждый со своим монстром, подобрали выпавшие кристаллы и припустили назад, он вообще замолчал.

– А вы везунчики! – уже с нашего участка стены крикнул Анатолий, видимо, списав то, что мы так и не убились, на удачу, и наконец-то попытался объяснить, в чем тут дело. Правда, слушать его дальше никто уже не стал – копейщик кинул ленин хлыст темной, а я скомандовал начинать новую атаку.

– Сама разберусь! – не преминула огрызнуться Даша, но все равно, не теряя ни секунды, побежала к своей цели.

Ей пришлось уже сложнее (горбачи начали обращать внимание на неожиданное движение в своих рядах), один раз девушке даже пришлось призывать тьму, чтобы заблокировать атаку в спину, но в итоге меньше чем за минуту она тоже справилась и гордо вернулась к нам. Вот в нашу копилку добавился и четвертый средний кристалл – теперь на начальный взнос за домик нам точно хватит, а там уже будет проще со всем разобраться.

– Да что это за чертовщина! – до меня опять долетел голос Мазурова. – Не может такого быть, чтобы им три раза подряд повезло! Может, это просто такой вид горбачей? И их можно бить просто так? А мы тут время теряем!

– Стой! – уже почти поднявшись на стену, я увидел, как один из соседей пытается удержать спрыгивающего вниз толстяка.

Если честно, я всегда не против платить по счетам. А этот Мазуров, решивший разыграть новичков, сразу же попал в мой черный список. Но кто же знал, что отыграться получится так быстро.

– Идиот! – в сердцах выругался Анатолий. – Эти хаоситы постоянно всё делают на одних эмоциях. И почему их квартал поставили рядом с нами? Вот ведь невезуха!

А тем временем под стеной Мазуров выхватил огромный топор, тут же покрывшийся багрово-черными сполохами. Три удара, и горбач перед ним упал без движения.

– Неужели это и правда монстры без отражения? – растерянно переглянулись Анатолий и Найджел.

Но продолжить мысль никто из них так и не успел: Мазуров с диким ревом перекинулся в боевую форму, замахнулся на очередного горбача и после первого же удара рухнул на землю как подкошенный. Пятидесятипроцентный шанс получить нанесенный врагу урон обратно сработал с четвертого раза.

Количество очков обмана в день увеличено до 103, определяется уважением к вам и вашим достижениям

А еще, похоже, кто-то стал чуть больше верить в меня и дело света. Тоже приятный бонус.


Глава 4
Первые сложности

Не знаю, по какому принципу эти монстры решались на свои атаки, но в Находке им точно ловить было нечего. Скорее, этот набег стал возможностью для большинства местных жителей пополнить свои карманы. Мы, к сожалению, так больше никого не убили, оставив на нашем условном депозите четыре кристалла. Ну да, не бросаться же в бой, пока все главные способности в откате, тем более, что мы и без этого себя неплохо проявили. А тратить после такого деньги на стрелы было бы просто переводом репутации. Да и нет у нас ни луков, ни пистолетов. Так что завершение боя мы наблюдали уже сверху, вернувшись к основной массе защитников.

Люди со стены добили оставшихся горбачей, и мы теперь уже вместе со всеми снова спустились вниз. Народ пошел собирать свои кристаллы, а нам так просто захотелось рассмотреть своих противников поближе. На внешний вид, впрочем, ничего особенного. Наги, быть может, даже и посерьезнее выглядели – в общем, можно возвращаться обратно. Кивнув своим, я первым схватился за веревочную лестницу и начал карабкаться наверх. Подниматься оказалось гораздо сложнее, чем в первый раз – видимо, дала о себе знать усталость. Снизу пыхтел Петрович, девушки же терпеливо дожидались очереди. Когда я наконец-то добрался до края стены (насколько же бесконечным показался мне проделанный путь!), дождавшийся нас Анатолий даже протянул мне руку, чтобы помочь забраться на ровную площадку. Жест, надо сказать, удивительный для этого мира, особенно в отношении чужаков.

– Хорошо себя показали, Вась, – с улыбкой произнес он, но в глазах его, как мне показалось, мелькнуло подозрение. – Что за секрет?

Как и следовало ожидать, задержался он не просто так.

– Да какой секрет! – беспечно махнул рукой я. – Чистое везение.

Мой визави как-то странно хмыкнул, но продолжил все так же дружелюбно:

– Как говорится, удача благоволит новичкам…

– Дуракам везет, – самокритично перебил его я.

Откровенно говоря, наши успехи в сражении с горбачами действительно выглядели несколько подозрительными, но рассказывать о прокачанном взоре и том, что с его помощью можно увидеть, я, разумеется, не буду. Разве что встречное предложение окажется достойным, но я пока сомневаюсь, что мне смогут предложить хоть что-то равноценное. Кстати, странно, что никто здесь больше не знал об открытых мной различиях в местных монстрах. Вот только не знал ли? Конечно, взор – штука уникальная, но что-то мне подсказывает, что подобного можно добиться и другим путем. Да те же эксперименты в конце концов! Скорее, просто кто-то точно так же, как и я, не спешил делиться открытием.

– Молодец! – тем временем похлопал меня по спине решивший присоединиться к нам Найджел. Произношение у него было, конечно, корявое, но фразы он строил грамотно. – Повезло или не повезло, но с задачей своей вы справились.

Позади нас тяжело закряхтел Петрович – выяснилось, что копейщик все это время преодолевал край стены. Похоже, и он не особо дружит с веревочными лестницами. А вот Лена и Даша оказались куда проворнее нас обоих. Сперва одна, потом следом другая – они подтянулись так, будто занимались подобными подъемами каждый день. Когда девушки встали подле нас, я заметил, что оба наших знакомых смотрят на них как-то уж слишком плотоядно, но решил пока не придавать этому значение.

– Не забудьте потом… – начал было Анатолий, но тут на соседнем участке стены появился какой-то человек, перетянувший на себя все внимание.

И было из-за чего, по крайней мере, с точки зрения новичков. Этот человек просто притягивал взгляды и одновременно как будто был окружен серой стеной всеобщего молчания. Я потянулся к взору, но разобрать хоть что-то кроме того, что зовут его Альгирдас (вроде, литовское имя), было невозможно. Возраст, уровень, другие детали – все это было скрыто. Даже запись о его принадлежности к хаосу не содержала никаких подробностей. Что у него за метка? Эпик? Или какая-то следующая ступень, о которой я не знаю?

На вид Альгирдасу было около шестидесяти лет, но смотрелся он при этом как будто изваянный из камня – настолько мощная и подтянутая была фигура, а черты лица вызывали ассоциации с деятелями какого-нибудь НКВД или ВЧК. Старомодные ботинки, начищенные до блеска, прямые брюки, черная рубашка и будто бы небрежно накинутый светлый шарф. Он не произнес ни слова, но один из соратников погибшего Мазурова тут же подскочил к нему и начал что-то обстоятельно объяснять, показывая то вниз, то куда-то в сторону. Но вот парень протянул руку в нашем направлении, и каменный гость, как я прозвал его про себя, медленно повернул свое лицо. Взгляд Альгирдаса скользнул по мне, оставив неприятное ощущение – ничего мистического и сверхъестественного, просто посмотрел на меня этот тип будто на букашку. Или, скажем, на хомяка. Быстро потеряв ко мне интерес (если он вообще был), Альгирдас отвернулся и что-то сказал своему собеседнику. Тот кивнул и ловко начал спускаться вниз по веревочной лестнице. Неприятный же тип с достоинством развернулся и пошел к спуску на внутреннюю территорию города.

– Похоже, кто-то решил проверить вашу удачу на вшивость, – подал голос Иеремия, последователь Аграмона. – Сейчас соберут трупы горбачей, обработают, чтобы не пропали, да передадут своим белым халатам.

А вот это уже неприятно. И не потому, что могут что-то на нас нарыть – не получится. Мертвые горбачи все на одно лицо, я проверял, когда мы спускались. Плохо то, что у наших врагов – а как бы там ни было, хаос нам враг – все так серьезно и обстоятельно устроено.

– Кто это был? – прищурилась Даша. – Тот, что с шарфом?

– Самый главный хаосит во всей Находке, – улыбнулся Найджел.

– Альгирдас Бартас, – добавил Анатолий, подчеркнуто разборчиво произнеся имя и фамилию этого человека. – Связываться с ним лишний раз не советуют.

– Это почему? – уточнил Петрович.

– Вы что, никогда не сталкивались с хаоситами? – не выдержал Найджел и захохотал, показывая свои крепкие белые зубы, ярко выделившиеся на его темнокожем лице.

– Как раз очень даже сталкивались, – твердо возразил я. – Но раз ты, Анатолий, решил особо подчеркнуть, что с этим… Альгирдасом лучше не связываться, значит, есть какая-то особая причина.

Мой собеседник нахмурился и несколько секунд изучающе всматривался в меня. Потом неожиданно будто бы расслабился и наигранно хлопнул меня по плечу.

– Просто запомни это, Вась, – дружелюбно сказал он. – От хаоситов лучше вообще держаться на расстоянии.

– Кстати, с вас один кристалл, – неожиданно озадачил меня Найджел.

Даша заметно напряглась, Лена начала потирать кулачки, а Петрович вопросительно посмотрел на меня. Жестом я успокоил своих и уточнил:

– Это за какие заслуги?

Анатолий и Найджел переглянулись, затем последний ответил:

– Мы же позволили вам заработать под нашей частью стены, так что следует поделиться.

– Парни правы, – вновь подал голос торговец боеприпасами. – Вы – новички, а значит, должны поделиться. Здесь так принято.

– А ничего, что мы вам всем помогли? – прошипела темная.

– Трое горбачей? – буднично спросил Анатолий. – Не так уж и много. Да и не было опасности, обычное дежурство. Вот если бы зажгли сигнальные огни, тогда да.

Ситуация продолжала накаляться с каждой минутой. Мы не знали, действительно ли в Находке так принято или же нас опять пытаются поводить за нос. В первом случае это значительно может осложнить наше пребывание здесь – ведь своего рода дань придется платить не только клану, позволившему убивать монстров в своей зоне ответственности, но еще, если Мазуров не соврал, и в городскую казну. Во втором же случае – если покажем слабость, нас так и будут прессовать. А если решим дать отпор? Черт, силы слишком неравны.

– Хорошо, – со стороны могло показаться, что я сдался. – Но раз уж нам клан тут позволил подзаработать кристаллов, то и поделимся мы с его главой.

Вымогатели, похоже, опешили, так как молча смотрели на нас и не могли ничего сказать в ответ. Иеремия тоже молчал, с любопытством наблюдая за происходящим. Да уж, зря я расслабился – решил, что из встреченных нами людей лишь Мазуров оказался проходимцем. В итоге действительность быстро привела меня в чувство. К счастью, я поднабрался опыта в общении с подобным контингентом, когда разгружал вагоны: одно время возле нас терлись мутные типы, которые пытались вымогать деньги то за трудоустройство (хотя не имели к нему никакого отношения), то за возможность работать с определенными составами. Как оказалось, и в новом мире были свои рэкетиры.

– Так мы ему и передадим, – нарочито бодро предложил Анатолий, наконец-то собравшись с мыслями.

– Спасибо вам, конечно, за помощь, – максимально вежливо возразил я, – но мы не станем вас утруждать и сами расплатимся. Кого нужно искать?

– Ладно, Толик, не вышло, – сплюнул внезапно Найджел. – Забирайте свои кристаллы и валите отсюда.

– Грубо, – покачал головой я. – Но все равно спасибо.

Когда мы покидали стену, я не мог избавиться от ощущения, что оба они – и Толик, и Найджел – прямо-таки буравят мне спину.

– Молодец, Кот! – как мне показалось, вполне искренне похвалил Петрович. – Я уж думал, что сейчас кто-нибудь из них тебя на дуэль вызовет.

– Слишком мелко для них, – пожал я плечами. – Мы ведь вполне могли пожаловаться на вымогательство. Так что заставь они нас силой сражаться, я бы потом обязательно показал логи, чтобы уже эта парочка стала добычей для хищников покрупнее. Всё-таки в этом городе есть закон, и с ним придется считаться и им, и нам.

– Но недоброжелателей в их лице мы точно получили, – мрачно проговорила Даша.

– Они, кстати, из «Полуночных стрелков», – добавила Лена. – Видели символы?

А ведь и правда – сперва в горячке боя, потом из-за перепалки я не обратил внимание на то, что наши новые знакомые относились именно к этому клану. Интересно, инцидент замнется или они и вправду затаили на нас обиду? И не перекинется ли негативное отношение к нам на весь их клан? К счастью, и Найджел, и Анатолий хорошо просматривались взором – оба подсветились как нейтральные, но кто знает, что придет в их головы позже.

– Ладно, не будем гадать, – произнес я, отвечая, прежде всего, самому себе. – Пойдемте лучше присмотрим себе домик.

Предложение было принято с энтузиазмом – все-таки длительный переход на тракторах, затем конфликт на перекрестке и путь до Находки всех изрядно измотали. А тут еще эта неприятная ситуация с отражением атаки горбачей. Всему нашему небольшому отряду требовался отдых, и собственное жилье, пусть даже скромное, было бы весьма кстати.

После примерно получасовых плутаний и расспросов не особо разговорчивых местных жителей мы вышли к массивному двухэтажному зданию, которое оказалось штаб-квартирой некоей гильдии посредников. Выяснилась любопытная деталь: большая часть вопросов товарно-денежных отношений решалась именно с помощью этих деловитых и пронырливых людей. Им удавалось налаживать торговлю даже между враждующими объединениями, чего уж там говорить о продаже дома новичкам вроде нас. Кстати, общий налог в пользу города (нас не обманули, он все-таки был) с новобранцев взимали тоже они. Обо всем этом нам удалось узнать, пока мы стояли в довольно-таки плотной очереди – услуги посредников пользовались активным спросом. Зарегистрировавшись у классической пожилой дамы-делопроизводительницы, мы терпеливо сидели на низких диванчиках в ожидании аудиенции и перебрасывались словами с соседями.

За то время, пока неспешно двигалась очередь, мы сумели получить массу крайне интересной информации. Выяснилось, что состоять в объединении гораздо выгодней, чем быть одиночкой. Клан защищал тебя от неприятностей, решал твои проблемы, вытаскивал из передряг – в общем, даже самый слабый член группы мог чувствовать себя в безопасности. Конечно, взамен тоже нужно было отдавать, и немало, а порой так вообще всё. Но плюсы значительно перевешивали, а потому прибывшие в Находку не задерживались в статусе волков-одиночек. Удобным было и то, что общий налог на содержание города выплачивал клан – за каждого своего члена. От последнего же требовалось исправно поставлять ресурсы, выбитые с монстров, в общий котел. Требования в каждом объединении были разные: хаоситы, к примеру, требовали третью часть, а тьма так и вовсе драла половину. При этом были еще минимальные квоты, которые каждому, если он не хотел неожиданно превратиться в изгоя, надо было выполнять. Помимо стихийных кланов в Находке были так называемые «союзы» – как правило, более крупные объединения, куда могли входить до нескольких сотен человек, и неважно, чьими они были последователями. Отсюда и разного рода «Очищающие огни», «Полуночные стрелки» и прочая братия. Возможно, и нам стоит в итоге присоединиться к кому-нибудь, но точно не сейчас. Во-первых, сперва нужно побольше обо всем и обо всех разузнать. А во-вторых, мои способности открывают неплохие перспективы, так что не вижу смысла с кем-то этим делиться.

– Василий Котов? – буднично поинтересовался один из клерков, выглянув из кабинета, который перед этим покинул рослый мужик с пулеметом за спиной. Увидев мою по-пионерски поднятую руку, он жестом пригласил меня внутрь.

Зашли мы в небольшое уютное помещение всем составом, но наш посредник не возражал. Мне он указал на витой стул, а остальным предложил широкий диван.

– Ну-с, – начал хозяин кабинета по имени Зиновий Гольдман, – значит, вы только что прибыли в Находку и желаете приобрести дом?

– Совершенно верно, – подтвердил я, просвечивая собеседника взором. Снова все скрыто, как жаль. Даже фамилию его, кстати, я узнал из таблички на столе.

– Какими средствами располагаете? – поинтересовался Гольдман, глядя на меня поверх очков.

– Хотелось бы что-нибудь поприличнее и по невысокой цене, – уклончиво ответил я. – Что-то с небольшим первоначальным взносом.

– Есть неплохой домик за шесть кристаллов, – тут же ответил посредник. – В хорошем районе, хочу заметить. Так как сегодня вы хорошо себя проявили в отражении атаки горбачей, я могу дать вам рассрочку: сейчас всего три кристалла, но в следующие три месяца придется отдать по девять.

Ничего себе рассрочка. Это, скорее, кредит. И, конечно, не может не смущать тот факт, что наш первоначальный взнос вот так вот неожиданно оказался равен нашей добыче при осаде. Похоже, нам пытаются показать наше место, а заодно и взять в оборот. Взбрыкнуть? Или поплыть немного по течению и посмотреть, к чему нас попытаются подтолкнуть? Ведь если я откажусь, наши доброжелатели вряд ли остановятся, но действовать станут тоньше.


Глава 5
Дом, милый дом

– Мы согласны, – подала голос с диванчика Даша. – Я хочу помыться и лечь спать. Кот, не тяни уже!

– А вы были на стене во время битвы? – осторожно поинтересовался я. Наш собеседник сам сказал об этом, а такая осведомленность не может не вызывать подозрений. А совсем уж тюфяками выглядеть нам тоже не стоит.

– Нет, – спокойно ответил посредник. – Но это и не обязательно.

Секунд пять я смотрел на него, пытаясь понять, что он имеет в виду.

– Как называется город, в который вы прибыли? – тем временем задал Гольдман неожиданный вопрос.

– Находка, – на автомате ответил я.

– Сколько кристаллов заработал ваш отряд во время отражения атаки монстров? – спросил следом посредник.

И тут я почувствовал, что не могу соврать или промолчать.

– Три средних, – вырвались сами собой слова. – И еще один по дороге сюда.

Неприятное ощущение, будто кто-то ковырялся в моем мозгу, тут же пропало.

– Вот видите, – неожиданно мягко сказал Гольдман. – Один кристалл в пользу города, остальное ваше. Остатка как раз хватит на взнос. И не пугайтесь так.

Только я хотел возразить, что ни капельки не испуган, как над посредником загорелся значок гейса.

Дознание

Позволяет узнать правду при помощи двух вопросов – одного очевидного и одного необходимого

Ограничения:

– нельзя использовать на одном человеке более одного раза в сутки;

– нельзя использовать за пределами Находки;

– нельзя использовать в личных целях.

По факту это была моя способность «Поиск правды», только узко специализированная, но зато без неприятных последствий. Интересно, каким образом Гольдман обрел ее? И, наверное, все остальные посредники обладают такой же, раз они могут принимать у людей налоги в пользу городской экономики. Вот только вряд ли этот добродушный собеседник будет мне все выкладывать начистоту, чтобы объяснить. Особенно меня заинтересовала строчка о запрете применения в личных целях. Значит, использовать этот навык тот же Гольдман, по сути, может лишь на работе – в частности, уточняя количество добытых одиночками кристаллов. Но вот как он узнал, что мы себя хорошо проявили? Вернее, от кого? Весьма интересный момент.

Дело в итоге было сделано: внеся кристалл налога и три в качестве первого взноса за дом, мы получили заветный ключ и покинули кабинет Гольдмана. Пройти нам нужно было всего пару кварталов, но когда мы, наконец, переступили заветный порог, ощущение было такое, что мы вновь преодолели весь путь от перекрестка. Тем не менее, спешить отдыхать никто даже и не подумал, решив сначала заняться исследованием нашего нового жилья. Я так даже вложил весь интеллект во взор, чтобы уж точно ничего не пропустить. Но, к сожалению, ничего интересного в описании нашей новой собственности мне так и не попалось. Ни в подвале, где было оборудовано небольшое кладбище с отдельными камерами для каждого из жильцов, ни на первом общем этаже, ни на втором жилом. Там я, правда, смог осмотреть только свою комнату, но не думаю, что другим досталось что-то особенное.

На мгновение появилось желание принять душ, но для этого пришлось бы перетаскать немало ведер из колонки во дворе, чтобы заполнить бак на крыше. Пошел бы дождь, тогда другое дело – а так ни я, ни остальные члены нашего небольшого отряда не нашли в себе достаточно сил для нового подвига. А вот опробовать новые кровати, похоже, хотелось всем. Так что, неуклюже попрощавшись, все разбрелись по своим комнатам: раскладывать вещи, приводить себя в порядок да расслабленно вытягивать гудящие от постоянной нагрузки ноги. Я вот первым делом разделся и плюхнулся на кровать, моментально закрыв глаза – но не чтобы спать, а чтобы было проще думать. Слишком много всего успело произойти, слишком много надо проанализировать, а что касается отдыха, то его время еще придет.

Первым делом я попытался разложить для себя политическую обстановку в Находке. Итак, тут есть объединения по стихийному признаку, кланы, отдельную силу собой представляют посредники и, наконец, жрецы мертвых богов, подмявшие под себя торговлю эффективными против местных монстров снарядами. После впечатлений от встречи с Альгирдасом я уверен, что подобные же лидеры есть и у остальных серьезных игроков. Кстати, по паре обмолвок во время разговоров местных, подслушанных на стене, можно сделать вывод, что есть еще и некий генерал, отвечающий за безопасность всего города в целом. В принципе, логично: про такую должность я слышал и раньше, а существование поселения без, скажем так, официального защитника такого ранга просто невозможно. Ведь что будет, если твой город станет достаточно сильным и богатым, но там не найдется никого, кто сможет защитить его от по-настоящему высокоранговых противников? Например, редкая метка может убить любое количество людей с обычной. И та же ситуация дальше. А насколько велик разрыв между тем же генералом и, скажем, эпик-меткой? И сколько этих меток вообще есть в городе? Пока еще много вопросов, но одно можно сказать более-менее точно – на данный момент ситуация в городе, а также положение Находки среди других поселений довольно стабильны. И такой статус-кво не может не радовать. Ведь это означает, что если не привлекать лишнего внимания, то у меня наконец-то появится время, чтобы разобраться со всеми своими возможностями, до которых пока все никак не доходили руки. Те же эксперименты с алхимией или зачарованием – учитывая, что у меня теперь будет доступ к местному рынку ингредиентов, уверен, я смогу добиться новых результатов. А та травка, в описании которой я прочитал, что она является ингредиентом зелья Карика! Если вспомнить, кому принадлежит это имя и сколько оно вызвало переполоха, было бы глупо не попытаться эту настойку воспроизвести.

Но это я уже начинаю планировать, а для начала нужно закончить анализ. Пропущу что-то, и в итоге заведу сам себя в такие дебри, что лучше бы вместо этого просто сидел и не высовывался. Тогда следующий момент: что мне известно о местных технологиях? Для начала можно рассмотреть такую банальнейшую вещь как электричество. Да, оно у нас в доме есть, вернее, могло бы быть, если бы мы вставили в трансформатор кристалл. Расход, конечно, неясен, но сама такая возможность говорит о многом. Да и, вообще, посуда, еда, одежда – все эти повседневные мелочи, которые постоянно находят на заброшенных складах… Вчера кто-то проходил по полю, и было пусто. А сегодня, как гриб после дождя, появился какой-нибудь небольшой схрон. Пока не скажу, хорошо это или плохо, но распределяются эти ресурсы на первый взгляд довольно честно. По крайней мере, оборванцев или голодных в течение всего первого дня нахождения в Находке я так и не увидел. Склады же с вооружением и техникой, как было сказано в прочитанных нами законах, принадлежат тому, кто их обнаружит и донесет до своей территории. За вычетом доли города, естественно. То есть, опять же, борьба и столкновения возможны, но только для тех, кто сам их ищет. Если сидеть тихо, то никто нас и не тронет.

Но есть, конечно, вариант и попробовать добиться большего. Очень показательна ситуация с торговцем Иеремией. Последователь мертвого бога явно не был членом «Полуночных стрелков», но относились к нему уважительно. Что характерно, такого же торговца на участке хаоситов тоже никто не трогал. Какой отсюда вывод? Жрецы мертвых богов могут предложить уникальную для местных услугу – усиление дальнобойных снарядов, добавление им эффекта пробития любой брони. Это полезно? Да. Но при этом их никто не пытается прижать, подмять под себя, опять же, по крайней мере, не явно. А значит, и я (ведь мне тоже есть что предложить, уникальное и полезное) мог бы попробовать занять схожую нишу. Естественно, прежде чем начинать, мне нужна будет информация. Кого в городе стоит опасаться, на кого, наоборот, можно положиться. Как вообще прошел процесс становления тех же последователей мертвых богов? Ведь не сразу же они заняли свое положение. И мне, если я решу попробовать повторить их путь, лучше сразу знать, с чем придется столкнуться.

Кстати, со всеми этими благословениями для пуль и стрел не все так просто. Сейчас нам повезло, и на город нападали монстры улучшенного типа, то есть, на них пусть и с ослаблением, но все-таки действовали самые обычные снаряды. А что если бы нападающие твари были редкими? Ведь тогда бы потребовалось оружие минимум на одну ступень выше. И где такое взять? Я вот за все время ничего подобного даже не видел. А для эпик-противников так вообще ниже редкого вооружения уже ничего бы и не сработало. На какое-то время я завис, пытаясь представить, что мог бы представлять собой монстр легендарного типа, но потом собрался и постарался сосредоточиться не на абстрактных, а на реальных проблемах.

Итак, чтобы продумать свои следующие шаги, мне нужно собирать информацию по политическому раскладу в городе, тем лидерам, что тут всем заправляют, и их зонам интереса. Также надо отслеживать все местные технологии и продумать, какое место я мог бы занять, если решу предложить свои услуги на этом рынке. И до тех пор, пока у меня не будет перед глазами полной картины, никаких скоропалительных решений! А раз так, то можно сосредоточиться на том, чем мне так давно хотелось заняться – на себе.

Ведь если вот так посмотреть, то с учетом открытия информации о разных классах заклинаний и о том же превосходстве стихий, получается, что мой вариант развития, скажем так, не самый удачный. А если говорить прямо, то просто бесполезный. Взять те же десять очков навыков, вложенные в огненный поток, он же ныне огненный шар. Учитывая, что эта способность скоро вообще не сможет никому повредить, получается, я впустую спустил столь ценный ресурс. И теперь, по большому счету, у меня нет иного выхода, кроме как опять понижать уровень и набирать его заново. В принципе, учитывая силу местных монстров и количество получаемого с них опыта, это не должно занять много времени. Вот только где бы найти местный аналог капп или наг? Да и, черт побери, это все просто обидно! Кстати, у меня же есть еще два очка навыков, что я получил совсем недавно. Может быть, пока я еще все не переиграл, вложить их в огонь и посмотреть, не будет ли изменений? Как говорится, терять-то мне все равно уже нечего.

Поток пламени повышен до 11 уровня

Не знаю, то ли это была вера в чудо, то ли дело в том, что по сравнению с повышением своего обмана, который полностью раскрылся лишь после того, как я взял первый уровень улучшенного ранга, я ждал чего-то подобного и от своего заклинания – в общем, следующие сообщения я воспринял как должное. Хотя мальчишка внутри меня хотел бегать по комнате и кричать от радости – настолько это открытие могло все перевернуть.

Ваше заклинание может быть повышено до ранга улучшенного

Десять очков навыка будут списаны навсегда

Траты, конечно, немалые. Возможно, стоит и поразмыслить, но с другой стороны… Огромного выбора постоянно выпадающих с монстров заклинаний, чтобы привередничать, я что-то не заметил. Даже с тех же горбачей – а я внимательно присматривался, выпало ли что-то нашим соседям – собирали только кристаллы. А значит, рассчитывать на кучу новых и мощных заклинаний не стоит. Но главное-то даже не в этом. Поток огня вместе с лечением – это мои главные залегендированные способности, которые можно использовать даже на глазах у остальных. Лечение, кстати, прекрасно работает, несмотря на разницу в классах, так что, похоже, в этом плане можно не беспокоиться, а вот способности по нанесению урона всевозможным недоброжелателям мне точно нужно развивать. Да и, в конце концов, рано или поздно мне все равно придется проверять эту возможность для развития. Так чего откладывать, если итог все равно один!

Принять

Поток пламени

Заклинание 11 уровня, улучшенный класс

Воплощение огня, подвластное воле заклинателя

Базовый урон – 50, радиус – 10 метров, скорость – 1 м/с, очищение пламенем – 10 %, может усиливаться интеллектом

Очень неплохо. Урон, конечно, упал, но ведь его можно усилить. Радиус уменьшился, зато такая характеристика как скорость намекает на то, что мне с самого начала можно будет использовать поток в модификации огненного шара. Наконец, очищение пламенем – пришлось вложиться во взор, но зато без всяких экспериментов получилось разобраться, что делает эта способность. Если коротко, мое пламя научилось сжигать проклятья. И это, скорее, минус: ведь для союзников я могу сделать то же самое и с помощью лечения, а что касается врагов… Их исцелять я точно не собирался. Ну да ладно, в любом случае я доволен. Новый огненный поток превзошел все мои ожидания. А еще я получил очередное подтверждение тезису, что лучше не спешить и подумать, чем нестись вперед сломя голову.

– Именем генерала Чана! Всем оставаться в своих комнатах! – внизу раздался грохот выбитой двери и громовой голос, которому, казалось, просто невозможно противиться. – Вы обвиняетесь в окончательном убийстве Константина Мазурова!

Вот тебе и пересидели тихо, ни во что не вмешиваясь… Расслабившись, я устроился поудобнее и принялся ждать, пока наши гости не заглянут ко мне в комнату. Не лучший способ свести знакомство с официальными структурами города, но даже из этого можно и нужно постараться извлечь выгоду.


Глава 6
Ранги

Двери в наши немногочисленные жилые комнаты открылись почти одновременно – вежливо, но в то же время незваные гости вели себя как дома. Черт, и это в первый же день нашего пребывания в Находке! Даже отдохнуть как следует не успели.

Когда в мое скромное обиталище широким шагом вошли двое рослых мужчин, я встретил их, спокойно сидя на краю кровати и смущенно улыбаясь для виду. На самом же деле я тут же привычно просканировал их взором, не обнаружив ничего нового – опять только имена и желтые надписи, говорящие о нейтральном отношении. Ну, хоть и то хорошо. Конечно, вкладывать интеллект во взор и понижать тем самым мою ментальную защиту – это риск. Но взвесив все за и против, я решил, что так будет полезнее. Ведь если какое-то воздействие будет, потом я его обнаружу (даже Майя не смогла сделать это незаметно, а она в этом деле спец), и это тоже будет очень полезной информацией.

– Пожалуйста, выйдите из комнаты и спуститесь в общий зал, – подчеркнуто вежливо приказал один из гостей по имени Андрей.

Я кивнул, пробормотал что-то о возможном недоразумении, не спеша встал и проследовал вниз. Там уже собрались все остальные под пристальными взорами таких же крепких мужиков. Смотрелось это, откровенно говоря, несколько комично – будто их специально подбирали по росту и телосложению. Совпадение? Вряд ли. Но вот имеет ли смысл подобный отбор в мире, где гора мускулов может ничего не значить, а самая главная угроза наверняка будет скрываться в каком-нибудь тщедушном тельце?

Моя троица разместилась на слегка промятом диване. Петрович сидел в позе каменного истукана с абсолютно спокойным выражением лица, Даша заметно злилась и в то же время была похожа на испуганную девочку, а Лена просто потупила глазки в пол. Я прошел к ним и сел, слегка сдвинув темную.

– Итак, кто в вашей компании главный? – как-то буднично поинтересовался Валерий, один из мужиков.

Всего служителей порядка (не знаю, как еще их назвать) завалилось к нам шестеро. Отличались они только прическами, цветом волос и возрастом – не временем нахождения в этом мире, его я не видел, а возрастом в обычном понимании этого слова. Пожалуй, лишь один из них, Камиль по имени, выделялся еще чуть большей смуглостью и восточным разрезом глаз. Облачены гости были в непримечательные темные одежды одинакового фасона. А на предплечьях у каждого красовалась эмблема с волком или охотничьим псом – в схематичных изображениях я не очень хорошо разбираюсь. Оружия они в руках не держали, что странно. Решили, что не будем сопротивляться? Или что справятся с нами голыми руками? Впрочем, выхватить меч или пистолет из невидимого кармана займет меньше секунды. А так, пока все это выглядело даже прилично.

– Можно считать, что я, – главное, показать готовность к диалогу. Это я уяснил для себя еще в прошлой жизни. К счастью, при чужих никто с моим утверждением спорить не стал. Даже Даша.

– Уровни у них невысокие, – тем временем обратился к Валерию Камиль. – Не думаю, что им удалось бы завалить Мазурова.

Обсуждают дело при нас? Притом настолько очевидные факты, которые и так были наверняка известны заранее. Похоже на какую-то игру.

– Разберемся, – как-то слишком знакомо отмахнулся допрашивающий. Видимо, не просто так они выполняли функции правоохранителей – скорее всего, раньше служили в органах. Там все специфические привычки и подцепили.

– Что ж, Василий, – опять-таки слишком буднично обратился ко мне Валерий, затем покрутил головой по сторонам, нашел колченогий стул, подтащил его к себе, поставил спинкой вперед и присел напротив нас. Еще одна примечательная особенность – будто решеткой отгородился. – Еще раз повторю: ты и твоя компания подозреваетесь в окончательном убийстве Константина Мазурова. Если это не так, ваше счастье. Если же нет…

Меня не смутил его резкий переход на «ты», многозначительными паузами меня тоже было не испугать. Я просто сидел и молча ждал продолжения. И оно не заставило себя долго ждать.

– Если ваша вина подтвердится, будут приняты меры, – закончил Валерий. Как-то не очень устрашающе. Ну да ладно. Не будем пока перегибать палку и подождем, что будет дальше. Чувствую, что есть в этой истории еще какое-то второе дно, которого я пока не вижу.

– Нам нечего опасаться, потому что мы не убивали Константина, – спокойно парировал я, мельком поглядывая на своих компаньонов. Петрович все так же сидел будто истукан, а вот девчонки теперь обе заметно нервничали.

– А вот некие Анатолий и Найджел, – вновь знакомый оборот, – утверждают, что он вас хотел подставить под удар во время нашествия горбачей. Мотив?

– Мотив, – поддакнул Андрей, тот самый, что попросил меня выйти из комнаты.

Повисла гнетущая тишина. В моей голове лихорадочно прокручивались мысли. Наши новые знакомые решили нам отомстить? Низко, но предсказуемо – почему нет. Однако чьих-то подозрений, как мне кажется, все-таки недостаточно, чтобы правоохранители вшестером вломились в чужое жилище, с ходу предъявив обвинение. Может, конечно, в Находке так принято, но в этом я все же сомневаюсь. А еще сам повод всей этой свистопляски – кто и зачем убил Мазурова? Неужели он так всех достал, что некто решился на его убийство? Да нет, опять же вряд ли. Тут речь идет не о показательной порке с возрождением, это лишение посмертия. Так что, как говорил один предприимчивый итальянец испанского подданства, чувствую, что нас еще ждет много открытий.

– Откуда вы прибыли? – спросил тем временем Валерий. – Отвечать правду.

Он не выкрикнул требование, напротив, произнес его довольно спокойно. И это, говоря откровенно, возымело больший эффект.

– Из долины новичков, – разумеется, я ответил честно.

– Вас много? – продолжил допрос собеседник. – Где остальные отряды?

– Мы разделились на перекрестке у Дальнего леса, – пояснил я. – Кто-то пошел в Дарку, кто-то…

– Почему вы пошли в Находку? – перебил меня Валерий, задав уточняющий вопрос.

– Потому что решили пойти своим путем, – принялся объяснять я, – и посчитали это наиболее оптимальным.

– Дарья, у вас метка тьмы, – переключился мой визави на девушку. – Почему вы пошли с Василием и остальными? Почему не в Дарку?

– Здесь больше перспектив, – туманно ответила Даша, и эта фраза почему-то напрягла наших гостей.

Допрашивали нас, наверное, еще около часа. При этом разговор периодически принимался ходить по кругу – местные следователи явно пытались нас, что называется, расколоть. Вот только мы искренне не понимали, в чем именно мы должны признаться, а потому ни к чему все попытки так и не привели. А еще меня эта ситуация с каждой минутой начинала смущать все больше и больше. Если вопрос убийства так важен, почему бы не использовать человека с гейсом дознания, который за пять минут сможет все выяснить и сэкономить время шестерке явно не самых простых людей в городе. Какое тут может быть объяснение? Я, если честно, вижу только одно – наши гости опасаются, что мы не те, за кого себя выдаем, и пока всё не проверят, не хотят рисковать жизнью члена гильдии посредников (неужели они так важны и редки?). Я, конечно, не знаю, как бы мы смогли ему навредить. Вот только я и не тот, кого наши гости так опасаются. Так что продолжаем молчать и по крупицам собирать ценную информацию, которую в противном случае, не уверен, что нам кто-нибудь бы предоставил.

Валерий частенько возвращался к разговору о других городах, упомянув не только известные нам названия вроде Дарки, но еще и какой-то Конфлюкс. Видимо, это имело какое-то особенное значение, так как, увидев мое искренне недоумевающее лицо, Валерий заметно расслабился. Но допрос не свернул, а даже наоборот продолжил его с заметным энтузиазмом. Теперь он больше упирал на то, что мы могли затаить обиду на Мазурова из-за его опасного розыгрыша. Мол, мы могли погибнуть из-за того, что не оставили надгробия на общественном кладбище, и, осознав это, решили весельчаку отомстить. Однако свои камешки мы все же припрятали, и вдобавок еще по совету того самого Константина, о чем я не преминул сообщить своему нахмурившемуся собеседнику. Он задумчиво покачал головой, явно пытаясь сложить мысленно какой-то паззл, и вновь вернулся к изъезженной вдоль и поперек теме других городов. Я чувствовал, что не выдерживаю бессмысленности всей этой ситуации, надо было как-то выходить из тупика. Что ж, попробуем заострить углы.

– Послушайте, – обратился я сразу ко всем, но глядя при этом исключительно на Валерия, – может, вы просто используете гейс дознания и не будете продолжать этот спектакль?

Валерий округлил глаза от неожиданности, Камиль крякнул, а один из стражей порядка, нагло принявшийся наливать себе воды в чашку, даже отставил посуду в сторону и заинтересованно обернулся. Я, конечно, ходил сейчас по тонкому льду, но раз уж эти шестеро не могут решиться двигаться дальше, я могу им в этом помочь.

– Что ж, – видимо, у Валерия это был любимый паразитический оборот, – резонное возражение. Питер, зайди к нам.

Последнюю фразу он выкрикнул, явно обращаясь к тому, кто ждал за порогом. Дверь открылась, и в окружении еще двоих стражей, поеживаясь от вечерней прохлады, к нам заглянул человек в капюшоне и с полностью скрытым именем. И в том, что использованное Валерием обращение было ненастоящим, я почти не сомневался. Единственное, что я смог разглядеть, это то, как над ним загорелся значок гейса, и он задал необходимый вопрос:

– Как называется город, в котором мы находимся? – несмотря на иностранное имя, наш собеседник говорил на чистом русском. Впрочем, учитывая мои подозрения, он вполне мог быть каким-нибудь Петром или Виктором.

– Находка, – ответил я, ощущая знакомый холодок – будто кто-то трогал мой мозг ледяными руками.

– Вы причастны к окончательному убийству Константина Мазурова? – Питер задал второй вопрос.

Разумно, отметил я, силясь побороть дискомфорт. Фраза построена грамотно и предполагает максимально однозначный ответ. Просто спросить, убивал ли я этого пройдоху, недостаточно, ведь можно лично в чем-то не участвовать, но при этом иметь самое непосредственное отношение.

– Нет, – коротко ответил я, и неприятное ощущение тут же пропало.

– Говорил же я, – с какой-то даже немного детской укоризной сказал Валерию Камиль, но тот лишь отмахнулся и указал Питеру на безмолвного Петровича.

Копейщик тоже спокойно прошел процедуру дознания, за ним последовали девушки. Сразу после этого Питер и его охранники исчезли столь же тихо, как и появились, а оставшиеся гости расслабились. Валерий, явно занимавший должность командира, намекая, что все кончено, жестом показал, что мы можем спокойно встать. Мы, однако, продолжили сидеть на диване, только уже в более непринужденных позах.

– Я думаю, вы понимаете, что это была необходимая процедура, – казенно произнес Валерий, не покидая, впрочем, стула. – Вы пока единственные, кто появился тут за последнее время, так что подозрение пало в первую очередь именно на вас.

– Нет проблем, – примирительным тоном ответил я. Не качать же права, в конце концов. – Только почему нельзя было сразу применить гейс?

– Все дело в ограничениях, – довольно неохотно, как мне показалось, объяснил Валерий. – Во время допроса вы не дали повода себя подозревать… Разве что один раз немного заставили нас призадуматься, – при этом он пристально посмотрел на Дашу. – Но это, в принципе, мелочь. А так – важно, чтобы применение гейса было очевидно важным для города.

Как он уверенно врет – аж завидно немного. Ну, как можно говорить о каких-то поводах, если с начала разговора и до того момента, как гейс был применен, мы не сказали ничего нового? Так что я, пожалуй, продолжу придерживаться своей версии. А вот те же ограничения, о которых упомянул Валерий, скорее всего, есть – очевидно же, что нас хотели спросить не только о смерти Мазурова, которой в итоге всё и ограничилось, а о чем-то еще. Вот только возможностей для этого мы так и не дали. Чувствую, что нас зацепила своим краем какая-то крупная интрига, и надо будет решить, хотим ли мы в ней поучаствовать или пока притворимся, что ничего не заметили, и просто отползем в сторону.

– Иными словами, – продолжал тем временем заговаривать нам зубы Валерий, – с ходу так просто не спросить. Зато теперь мы точно знаем, что вы ни при чем.

– Жаль, – как-то очень зловеще сказал Юрий, все-таки выпивший воду из чашки. – Значит, убийца еще на свободе.

– Или убийцы, – дополнил Андрей.

Валерий тем временем все же встал со стула, со скрипом провез его по полу, поставив на место, и обратился сразу ко всем нам:

– Обвинение с вас официально снято. Приношу свои извинения от лица корпуса стражей за причиненные неудобства.

Ага, значит, вот как они называются. Я, Петрович и Лена пробормотали какие-то дежурные слова понимания, Даша же громко вздохнула с мученическим видом.

– Постойте, – обратился я к командиру стражей, когда его подчиненные покинули нашу гостиную. – Можно задать пару вопросов? Видите ли, мы тут всего лишь первый день, многого еще не знаем…

– Но свод законов читали? – уточнил Валерий, задержавшись в дверях. С одной стороны, видно, как ему жалко тратить время, а с другой, он еще явно на что-то надеется. Так почему бы не воспользоваться.

– Читали, – подтвердил я.

– Двигайтесь к кварталу огненных, я вас догоню! – гаркнул командир вслед своим и вновь повернулся ко мне.

– И про дуэли, и про окончательные убийства, – продолжил я, но Валерий остановил меня выставленной вперед ладонью.

– Вплоть до изгнания и все такое, – кивнул он. – Только есть пара нюансов. Ни один из жителей Находки на окончательное убийство одного из своих сограждан не пойдет.

– Это почему? – неожиданно подала голос Даша, явно заинтересовавшись.

А я не удержался и влил в него всю свою выносливость, стараясь внушить мысль, что, рассказав нам побольше, можно будет отследить реакцию и узнать, что же мы на самом деле замышляем. По идее, воздействие минимальное – давлю на то, что он и так по идее думает, так что должно сработать. Только бы он не обратил внимание на мое резко упавшее количество жизней.

Командир стражей, к счастью, в этот момент отвернулся, чтобы посмотреть на Дашу. А потом все-таки начал говорить.

– Никакой практической выгоды. С высокой долей вероятности суд приговорит убийцу к такой же участи.

– Жестоко, но справедливо, – понимающе закивал Петрович.

– Вы, я смотрю, не совсем понимаете, – догадался Валерий. Неужели получилось?


Глава 7
Новый огонь

– Наверное, нет, – подтвердил я.

Командир стражей заметно торопился, постоянно поглядывая за дверь, но все же коротко объяснил, почему подозрение сперва пало на нас, несмотря на низкие по сравнению с общей массой местных уровни. Оказывается, все дело в развитии меток. Улучшенную можно получить за счет истребления монстров, редкую – накопив энергию на десятый уровень и выбив редкий кристалл перехода. Были, конечно, исключения – чтобы ускорить процесс, или если бог попался какой-нибудь мутный, или, совсем уж редкость, чтобы разблокировать какие-то уникальные способности. А вот с меткой уровня «эпик»… Тут дела обстояли гораздо серьезнее. Условий, как я понял из уклончивого описания, данного Валерием, было несколько. Но одним из обязательных всегда являлось окончательное убийство. Вот только не одного человека, а минимум трех, да еще и сами они должны обладать меткой не ниже эпического ранга. И самый важный момент – жертвами этого кровавого ритуала перехода должны быть представители другого города. Именно поэтому охотники за уровнем не могли быть жителями Находки. На этом Валерий неуклюже распрощался и побежал догонять остальных стражей.

Закрыв за ним дверь, я повернулся к своим, выжидающе смотрящим на меня.

– Интересно, это случайность или нас действительно кто-то решил подставить? – озвучил я общую мысль.

– Хороший вопрос, – фыркнула Даша.

– Вот оно что, – нахмурился Петрович. – Оказывается, есть какой-то кристалл перехода…

– А то, что получить эпик можно, убив троих человек, тебя не смутило? – язвительно уточнила Даша.

– Что за глупости? – возмутился копейщик, пытаясь испепелить темную взглядом.

– Так, спокойно! – вмешался я, встав между девушкой и Петровичем. – Только друг с другом нам разборок не хватало! Не успели и суток здесь пробыть, а уже проблемы. Даша, что за кристалл перехода, ты знаешь о нем?

– Знаю, – кивнула темная, тут же переключившись на желание в очередной раз показать свою осведомленность. – Без него метку редкого ранга не получить, этот страж все правильно сказал. Выпадает очень нечасто, а тут, в Находке, шанс выше.

– Ты именно это имела в виду, когда говорила Валере о перспективах? – сдвинув брови, уточнил я.

– Ага, – непринужденно подтвердила темная. – А он, судя по всему, подумал, что я говорю об убийствах.

И почему я думаю, что она и сейчас говорит неправду?

– То-то он зацепился, – кивнула до этого молчавшая Лена. И как вроде бы умные люди могут верить в любую ложь, если считают, что их это не касается, и не утруждают себя тем, чтобы хоть немного задуматься?

– Оказывается, в Находке на новеньких не так уж и наплевать, – сказал я, вспомнив слова Даши и строго посмотрев на нее.

– Ой, все! – взорвалась темная. – Вы как хотите, а я – спать!

Мы с Леной и копейщиком переглянулись, пожав плечами, и тут я почувствовал, что накопившаяся усталость прямо-таки пригвождает меня к полу. Пожалуй, здесь Даша все же права.

Немного сна мне точно нужно, а завтра… Завтра меня ждут великие дела. Охотники за эпик-меткой, убийства мало знакомых мне людей – все это может подождать, пока я не разберусь с теми тайнами, что скрыты внутри меня. И так, думая о заклинаниях и других своих маленьких секретах, я и уснул. А потом, как будто и не прошло восемь часов, открыл глаза и вытер пот со лба. Ничего не помню, но судя по мокрой кровати, мне приснился какой-то не очень приятный сон. Впрочем, пусть детали уже и расплылись, но если поднапрячься, перед глазами встают образы гигантской черной дыры и засасываемых ею тел. Что бы это могло значить?

– Я разделила наши запасы, – спустившись вниз, я застал Лену, рассказывающую остальным о наших хозяйственных делах. – Если будем питаться два раза в день, то нам их хватит на десять дней.

– А чего только два? – Даша явно отдохнула, и ее голос сочился каким-то совершенно новым, полным энергии злорадством.

– Лена все правильно сделала, – я решил вступиться за веревочницу. – Днем нас всех ждут дела. И будет точно не до возвращения домой и обеда. Только не говорите мне, что не придумали, чем сегодня займетесь!

Сначала хотел сам поделить задачи, но потом вспомнил, что еще недавно с Дашей и Петровичем мы были на равных. И если я не хочу нагнетать атмосферу в нашем небольшом коллективе, не стоит их задвигать. Тем более, не думаю, что им пришло в голову что-то совсем уж ненужное.

– Ну… – протянул копейщик. – Я хотел заглянуть в квартал бездны, узнать последние новости и проведать обстановку.

– А я к темным, – пожала плечами Даша. – Если у них будет лучше, я уйду. Предупреждаю сразу.

Не знаю почему, но я уверен, что она вряд ли рассматривает этот вариант. И от этого приятно. В итоге я улыбнулся, Дашу перекосило, а слово тем временем взяла Лена.

– А я, – девушка оглянулась на меня – не против ли я того, что она сама решит, чем будет заниматься, – я хотела пройтись по рынку, записать местные цены, чтобы потом мы смогли определиться со стратегией заработка, когда отправимся на охоту.

Не ожидал. В отличие от расплывчатых идей бывших членов совета, веревочница предложила вполне конкретный и разумный план. Даже гордость взяла за моего паладина.

– Ну, а я тогда сначала посижу тут и пригляжу за домом, думаю, после вчерашнего это будет нелишним, – подвел я итог. – А потом, Лен, наверное, присоединюсь к тебе.

Рынок и разнообразие наполняющих его ресурсов – звучит очень интригующе. Но сначала надо сделать кое-что другое.

– Как знаешь, – Даша взмахнула гривой своих волос, прихватила завтрак и исчезла в дверях. Укоризненно цокнув языком, за ней последовал Петрович, а потом и Лена, что-то довольно напевая и как будто забыв о вчерашних странностях, выпорхнула наружу.

А я, наконец-то, впервые за долгое время остался один. И, главное, мне не надо никуда спешить. Убедившись, что дома точно никого больше нет и что двери крепко заперты, я расположился поудобнее на своей кровати и принялся вываливать на пол запасы из инвентаря. Вчера я смог улучшить свой огненный поток, а значит, сейчас просто мой священный долг опробовать новое заклинание в зачаровании. Естественно, вместе с конусом холода, до которого руки еще тоже не доходили.

Первыми в ход пошли кепки, которых у меня было больше всего. Сначала натереть эленитом, вложить интеллект и использовать заклинание. Мне больше хотелось проверить свой огонь, поэтому первым в дело пошел конус холода. Привычка с детства – все самое вкусное в еде и жизни откладывать напоследок.

Добавлено среднее сопротивление холоду 10%

Интересно. Когда я усиливал вещи обычным потоком пламени, оно давало сопротивление огню, притом тоже десять процентов. Так что слово «холод» сейчас вполне логично, а вот цифра маловата. Правда, тут добавилось определение «среднее» – думаю, разница будет скрыта именно в нем. Остается только проверить, в чем она будет выражаться. И сделать это, к счастью, довольно легко – надо просто зачаровать полный комплект из пяти вещей и посмотреть, что они дадут все вместе.

Получен иммунитет к холоду, включает природные проявления и атаки обычного уровня

Не очень полезно, но для расширения арсенала возможностей сойдет. Хотя о чем это я? Возможность не замерзнуть, не знаю где и как, но мне обязательно еще пригодится. Комплект огненных вещей, что я тут же сделал следующим, ожидаемо давал такую же защиту, но уже от своей стихии. Раньше ничего подобного не было – так что думаю, зачарование, если посмотреть в целом, может обеспечить защиту от используемого заклинания, но при этом эффект будет на ступень ниже. Не удержавшись я сбегал к камину на первом этаже и засунул в огонь руку- пламя ласкало ее, нежно охватывая со всех сторон. И никакого дискомфорта. Еще одна потенциально полезная способность, набор вещей для активации которой я, естественно, сохраню, благо размеры невидимого кармана позволяют.

Но вот что меня действительно сейчас заинтересовало, так это развитие каменных шипов. И они, и каменная кожа давали одинаковый эффект (видимо, приоритетным тут была именно стихия, а не проявление заклинания) – увеличение брони, но мои беговые щупальца сейчас были прокачаны немного больше. И если взять еще пятнадцать уровней, я смогу их тоже вывести на следующую ступень. А это, если я правильно понимаю, даст мне иммунитет к атакам обычным оружием. Да, то же самое есть и у любой эпик-метки, вот только я смогу получить эту возможность немного раньше. А самое главное, я смогу и дальше развивать ее, и это без всякого перехода на следующую ступень. Спешить, конечно, не стоит, но как представлю удивление любого противника, столкнувшегося с такой вот неожиданностью, так и хочется поскорее взяться за эту задачу. Но это уже после того, когда я оценю все варианты развития и составлю четкий план. А пока, раз я закончил с броней, можно перебраться к оружию.

Достав из инвентаря пару запасных кос, в свое время предусмотрительно заказанных у Рыжего (интересно, где он сейчас?), я приготовился к новому этапу зачарования. Посмотрим, как покажут себя заклинания улучшенного уровня, если нанести их на оружие. На этот раз я не смог удержаться и начал все-таки с огня. Не знаю почему, но ровное пламя на конце моей косы придает мне уверенности.

Вы улучшили косу до огненной

Тип оружия: улучшенный

Урон увеличен до 50 – физический, дополнительно – 50 огненный

Можно выбрать один из модификаторов заклинания: размах, скорость

Сначала, если честно, я посмотрел только на урон и расстроился. Но потом, оценив все остальные возможности, прямо скажем, просто прифигел. Оружие улучшенного типа – оружие, которым можно наносить урон не только обычным и улучшенным противникам, но и кое-кому посерьезнее. Это раз. Выбор модификатора, то есть возможность иногда увеличивать радиус удара или его скорость – это же по факту как встроенные способности. Второй плюс. А ведь после того, как зачарование брони показало, что работает только до предыдущей ступени, я на такое даже не смел и надеяться.


Быстро создав ледяную косу, я убедился, что и на ней все работает точно так же, разве что модификаторы были уже от конуса холода – замедление и обморожение. Я пока даже не представляю, где и как буду все это богатство использовать, но ничего, уж это я точно придумаю. Ледяную косу, конечно, пока лучше припрятать, а вот огненную можно начинать таскать с собой как основную прямо сейчас. Внешне она никак не отличается от старой, даже урон тот же, а вот некоторые особенности пока можно будет придержать в тайне.

Довольно потянувшись, я вскочил на ноги, прибрался за собой и двинулся в сторону выхода. Пока мне тут больше ничего не проверить. Но впереди меня ждет рынок, и если поход туда откажется хотя бы вполовину таким же полезным как этот час, то сегодняшний день можно будет смело записывать в один из самых удачных за последнее время. Скрипнула отворяемая дверь, и я сделал шаг на улицу, подставляя лицо бойкому утреннему ветру и ленивым лучам солнца, несмело выглянувшего из-за туч.

До рынка получилось добраться без проблем, благо прямо на двери была выбита схема города с обозначением ключевых районов. Дальше оставалось только не запутаться. По дороге попалась пара интересных домов, из одной забегаловки так вообще тянуло сбивающим с ног ароматом жареного мяса, вот только зайти туда, если судить по знакам над дверьми, мне пока не светит. Так что, стараясь не облизываться, я двигался через весь город в сторону восточной окраины, где и были расположены торговые ряды. По факту, это был не привычный рынок и уж тем более не какой-нибудь торговый центр. Это была торговая улица, состоящая из узких двухэтажных домов, где наверху, судя по всему, проживал владелец лавки, а внизу был зал для клиентов. Опять же без привычных витрин: на виду только пара образцов, явно из самых дешевых, а насчет чего-то стоящего, похоже, придется договариваться лично с хозяином.

Первым делом я попытался сунуться в оружейную лавку – хотелось понять, сколько будет стоить улучшенное оружие и не смогу ли я на этом подзаработать. Вот только, к счастью, в самый последний момент я догадался посмотреть еще раз на вывеску, где вместе с изображением меча и щита оказался еще и знак тьмы. Вот черт, чуть не влез на закрытую территорию – то-то сбежавший вниз хозяин так расстроенно щерит зубы и прячет в невидимый карман вынутый секунду назад меч. Дальше я шел уже гораздо медленнее и осторожнее. Предварительный осмотр показал, что все, связанное с оружием и доспехами, открыто только для членов крупных кланов и представителей стихий. Доступными для общего пользования оказались только пара магазинов, скупающих шкуры и другие ресурсы, да странная булочная, продающая пирожки аж по среднему кристаллу за штуку. И откуда такие цены?

После почти часа гуляний, за который я словил не меньше сотни презрительных взглядов от других покупателей и, кстати, так и не встретил Лену, в итоге я все-таки нашел что-то полезное. Опять магазин по скупке ресурсов, но, во-первых, владельцы были готовы их не только покупать, но и продавать сами, а во-вторых, впервые за долгое время я нашел тут образцы. Немного, буквально с пару десятков трав (из того, что меня интересовало), половину из них я уже встречал раньше, но были и новые. Некоторые, как я в глубине души и надеялся, по способам применения пересекались с теми, что у меня уже были.

Алый боярышник

Можно использовать в качестве ингредиента для «Крови тролля» и «Цветка ночи»

Черный мирт

Можно использовать в качестве ингредиента для «Скользкого дитя» и «Божественного сияния»

Белый груздь

Можно использовать в качестве ингредиента для «Загустителя репеллента» и «Бегства Карика»

Итого, если мне удастся эти штуки прикупить, у меня будет сразу три ингредиента для «Крови тролля» и «Бегства Карика» и по парочке для «Цветка ночи» и «Скользкого дитя». Интересно, этого хватит, чтобы в итоге получить что-то рабочее?


Глава 8
Конкуренты

– Продаем или покупаем? – вырвал меня из раздумий грубоватый голос.

Я повернул голову на звук и увидел, скорее, классического мясника, нежели торговца ресурсами: густая черная борода, такие же густые брови, толстая красная шея и просто огромнейшие ручищи. На голове его был повязан выгоревший красный платок, а клетчатая рубашка и линялые сильные джинсы вызывали еще одну ассоциацию – с любителем мотоциклов.

Аркадий Викулов, уровень 80

Нейтральный

Я даже сперва удивился – столь подробное описание в Находке попадалось довольно редко. Помимо уровня, имени и отношения к моей персоне я мог прочитать об Аркадии то, что он хаосит, и то, что в этот мир попал около четырех лет назад.

– Оглох, что ли? – видимо, я слишком надолго завис, потому что продавец подошел ко мне почти вплотную и дохнул на меня смесью чеснока и каких-то пряных трав, заставив инстинктивно отшатнуться.

– Присматриваю кое-какие… ингредиенты, – поспешно ответил я, а потом решил сгладить неловкость. – Извините, задумался – еще не успел привыкнуть к такому разнообразию.

Мне было, в общем-то, все равно, однако моя задумчивость и следом резкий шаг в сторону выглядели не особо и вежливо. Поэтому я справедливо рассудил, что с меня не убудет, если покажу свой дружелюбный настрой.

– Ааа! – тон бородача моментально сменился на благодушный. – Новенький? Давно здесь?

– Второй день, – ответил я.

– А вообще? – задал продавец еще один вопрос, слегка сбив меня с толку.

– В каком смысле «вообще»? – я смотрел на своего собеседника, пытаясь сообразить, что он имел в виду.

– Вообще здесь, – бородач выразительно развел руками, и только тогда я наконец-то его понял.

– Несколько месяцев, – не особо вдаваясь в подробности, ответил я, думая закрыть тему, однако торговец неожиданно удивился.

– Несколько месяцев в этом мире – и уже в Находке? Смелые ребята в вашем отряде! – продавец смачно ударил рукой по прилавку, заставив своего щуплого напарника вздрогнуть. – Мы вот с Киселем только через два года сюда добрались. И то нас за торопыг все принимали.

– Вдвоем? – уточнил я, тут же решив, что это было лишним, однако Аркадий, казалось, был польщен.

– Да ну, что ты! – махнул он рукой, будто отгоняя назойливую муху. – Нас всего человек двадцать было. А дошло всего ничего – мы с Киселем и еще пятеро товарищей. А ведь мы тогда неплохо подготовились, все лучшее, что в форте Джоунс было, скупили…

Я поначалу было подумал, что сейчас он начнет грустить и вспоминать свой сложный поход, но бородач почти сразу же отвлекся и вернулся к теме ассортимента. А ведь мне даже жалко немного: было бы интересно послушать о тех опасностях, что можно было встретить на пути. Если так посмотреть, то наш прорыв сюда напрямую из начальной долины выглядит еще безумнее, чем мне изначально казалось.

– Так что интересует? – деловито поинтересовался Аркадий.

– Боярышник, мирт и грузди, – перечислил я все, на что положил глаз.

– Кисель, ты слышал? – Аркадий обернулся к своему приятелю и заливисто расхохотался. – Нет, все-таки новички меня не перестают удивлять! Парень, ты что – наобум, что ли, ингредиенты подбираешь?

Я с интересом посмотрел на продавца и его неловко улыбающегося напарника. Что значит «наобум»? Они не разбираются в том, чем торгуют? В принципе, логично, если учесть, что они больше занимались именно скупкой. С другой стороны, в таком случае они должны хорошо представлять ценность того или иного ресурса. Стоп, как я мог упустить из виду – тот же Лысый, когда купил мою настойку, рассказывал в двух словах, как работает местная алхимия. И это точно не совпадало с тем, что делаю я. Соответственно, похоже, и ингредиенты, и эффекты моих снадобий будут сильно отличаться от того, что смогли бы создать из них другие.

– Почему наобум? – пожал я плечами, изображая легкое недоумение. – Меня попросили купить, а в деталях я не разбирался.

Вновь меня начало нести как в старые добрые времена. И ведь уже вторая ошибка подряд. Вот зачем я сказал, что присматриваю товар не для себя, а по чьей-то просьбе? Какой смысл в этом вранье? Похоже, от недавних успехов я просто расслабился. Надо бы собраться и быть посерьезнее. Впрочем, сама ситуация, кажется, избавила меня от лишних расспросов.

– Так бы и сказал, – слегка разочарованно, как мне показалось, кивнул Аркадий. – Я-то думал, ты микстурами всякими промышляешь как Санжар. Тот у меня частенько закупается.

– Пробовал, плохо получается, – уклончиво ответил я. В этот момент вложенный во взор интеллект вернулся, и тут же стало легче. Вот ведь зараза, узнали, что я еще совсем зеленый, и попытались что-то внушить? Хорошо еще, что минимальный запас интеллекта для магической защиты я на всякий случай не стал тратить, и ничего серьезного в итоге не произошло. Но, вообще, на будущее надо принять как данность: интеллект можно вкладывать во что-то, только если нет риска получить какое-нибудь внушение в ответ. А пока воспримем это как полезный жизненный урок и продолжим разговор. Учитывая отсутствие особого выбора на местном рынке, портить отношения с этим торговцем мне пока не стоит. – А что этот Санжар? Крутой алхимик?

– Да как тебе сказать, – задумался Аркадий. – Не то чтобы крутой – скорее, просто хороший ремесленник. К нему ходят закупаться те, у кого с финансами не очень, а всякие зелья, сам понимаешь, нужны. Особенно когда к нам не случайная стая рвется, а идет полноценный набег. Ты вчера, кстати, на стене был?..

Несмотря на недавнюю неудачу с внушением, Аркадий оказался уж очень разговорчивым. Даже не знаю, что на него нашло – то ли мои слова о походе к Дальнему лесу всего лишь после нескольких месяцев так впечатлили, то ли моя ментальная защита, то ли он со всеми клиентами так. Хотя, судя по моменту нашего знакомства, я бы так не стал утверждать. В ходе беседы я выяснил, что упомянутый им Санжар был не стариком, как я почему-то сперва подумал, а совсем молодым парнем. Родом он был откуда-то из Средней Азии, по-русски говорил так себе (эти подробности мне тоже сообщил Аркадий), но был очень приветлив и дружелюбен. Микстуры и зелья у него были в основном для заживления ран, снятия отравления и всего такого прочего. У моего нового знакомого он брал в основном боярышник и можжевеловый лапник, кое-что добывал сам. И закупались у Санжара, как правило, новички или же одиночки, по каким-то своим соображениям не вошедшие ни в один клан. А вот люди посерьезнее ходили к профессору Короткову, который наладил тут целое малое производство микстур, предлагал широкий ассортимент, но цены задирал непомерные. И ведь что самое интересное – помимо него и Санжара в Находке никто не занимался производством и продажей зелий! Надо бы мне, пожалуй, задуматься над созданием в этом городе здоровой конкуренции. Впрочем, учитывая все мои возможности, спешить тут точно пока не стоит – кто знает, насколько тот же профессор Коротков терпим к конкурентам. А ведь что-то мне подсказывает – вряд ли он будет доволен. Да и Санжар со своей лавкой эконом-класса, уверен, тоже не будет столь дружелюбен и приветлив, как о нем сейчас отзывается Аркадий. Впрочем, как стартовый вариант, пока у меня не появится выход на оружейные магазины, это можно рассмотреть. Естественно, не с бухты-барахты, да и средств у нас всех четверых кот наплакал. Кстати, об этом.

– Сколько возьмешь за боярышник? – спросил я увлекшегося Аркадия. Тот как раз с упоением рассказывал мне о том, что профессор самостоятельно занимается заготовкой сырья и даже содержит штат сотрудников для безопасных походов в лес.

– Один малый кристалл за ягодку, – немного обиженно ответил бородач. Видимо, он вошел во вкус, а я его так некстати прервал.

Дороговато, конечно – за десяток придется отдать один средний, и еще неизвестно, окупятся ли эти ягоды. Я ведь не знаю точного рецепта той же «Крови тролля», вдруг там вся сотня боярышника нужна будет. Но даже если всего одной штучки хватит на порцию зелья, положение это не спасает – финансов-то у нас сейчас нет совсем, так что остается рассчитывать на новое нашествие монстров или на самостоятельную вылазку. К счастью для желающих заработать в относительной безопасности на стенах, набеги на Находку совершаются с завидной регулярностью – об этом я не раз слышал из чужих разговоров.

– А за груздь? – спросил я, затаив дыхание. Вряд ли, конечно, гриб будет стоить дешевле ягоды, но я должен знать.

– Белый или черный? – уточнил Аркадий и, услышав, что мне нужен именно белый, безжалостно дал ответ. – Средний кристалл за штуку.

– А не слишком ли дорого? – напустив на себя вид знатока, уточнил я.

– Могу за ту же сумму отсыпать хоть двадцать черных, – невозмутимо пожал плечами Аркадий. – Для зелья снятия жара тоже подойдет, просто эффективность уже не та.

Все-таки бородач и впрямь знает не обо всем. Или же умело притворяется. Хотя… Опять же не просто же так говорил Лысый, что алхимия в городах немного другая. Но как бы там ни было, а с «Бегством Карика», похоже, придется пока повременить. Да и со всем остальным, кстати, тоже – три кристалла пришлось отдать как первый взнос за дом, а последний четвертый был отдан в качестве налога. Черт возьми, насколько же проще было раньше, в долине новичков!

– Понимаю, – ответил я вслух. – И тогда сразу такой вопрос: сколько будет стоить черный мирт?

– А вот это редкая штука, – понимающе закивал Аркадий. – Один большой за три веточки.

Как-то так случайно получилось, что товары я назвал по их нарастающей цене. Что ж, судя по всему, нам придется всерьез потрудиться, если мы (вернее, я) хотим прикупить алхимических ингредиентов. Да что там алхимия – нам бы еды купить, чтобы не питаться одним сухпайком, что бесплатно выдает город всем, кто не забывает делиться своими доходами! Конечно, с моими возможностями по лечению союзников и чтению информации о монстрах проблем в добыче новых кристаллов быть не должно – вот только любая наша вылазка будет одновременно походом в неизвестность. А это, даже с учетом нашего бессмертия, не очень-то мне нравится. Видимо, придется советоваться с остальными – может быть, им удалось узнать что-то полезное. Плюс о моем увлечении зельями они прекрасно осведомлены, а еще вдобавок пользуются плодами моих же стараний, так что, думаю, недостатка в добровольцах вложиться в мои алхимические эксперименты не будет…

– Ясно, – кивнул я. Вид у меня, наверное, был донельзя грустный.

– Хочешь сказать, денег нет? – понимающе спросил Аркадий. – Ну, может, что-то есть для обмена?

Я еле сдержался, чтобы не треснуть самого себя по лбу. Разумеется же! В моем инвентаре найдется некоторое количество разных товаров, от которых я могу без ущерба для себя избавиться. Вот только вряд ли мне удастся заполучить мало-мальски приличную сумму.

– Лазурный остролист, камнецвет и кордицепс, – особо ни на что не надеясь, перечислил я.

– Камнецвет? – уточнил Аркадий. – Ну-ка, покажи!

Я достал пару листиков и протянул их Аркадию. Помнится, собирать его было не так уж легко – девушкам приходилось лазать по скалам, да и попадался он редко. И если судить по заинтересованному лицу Аркадия, в окрестностях Находки это растение попадалось не чаще, чем в долине новичков.

– За один листик могу отсыпать целых пять ягод боярышника, – как-то очень быстро назначил цену Аркадий.

– Да он стоит не меньше среднего кристалла за штуку! – наугад сказал я, помня о том, что дабы получить желаемое, нужно требовать невозможное. Оказалось, что я еще и чуть ли не прогадал.

– Суховат… – начал было оправдываться Аркадий, но неожиданно в разговор вступил его приятель Кисель.

– Аркаша, это же камнецвет! – он неслышно подошел к нам, встал сбоку и, протянув сухонькую ручонку к огромной ладони бородача, сгреб с нее оба листа. – Ты давно его видел?

Бородач заметно поник, но в то же время бросал на Киселя укоризненные взгляды.

– За лазурный камнецвет дают один средний и пять мелких кристаллов, – не обращая на Аркадия никакого внимания, сообщил его приятель. – Но эти и вправду суховаты, так что один кристалл за лист.

– Один средний и два мелких, – решил я схватить быка за рога.

– Один и один, – сказал Кисель, и я понял, что это его окончательная цена. А еще, похоже, что именно он, а не здоровяк Аркадий, здесь всем заправляет. Просканировать бы его, но после недавнего рисковать что-то не хочется. – Сколько отдашь?

Прикинув, сколько я могу потратить, чтобы не лишить самого себя ценного ингредиента, а главное, чтобы не сбить цену, я решил расстаться с пятью листиками. Потом, вспомнив о цене на мирт, добавил еще десять. Дороговато, конечно, но травы у меня много, а хотя бы раз создать это зелье я попытаюсь. Снова немного поторговавшись и приложив к камнецвету еще некоторое количество кордицепса с остролистом, которые здесь ценились гораздо меньше, я в итоге получил на руки целых четырнадцать средних кристаллов и девять мелких. Почти в пять раз больше, чем мы заработали за битву на стене – надо сказать, неплохо. Вот только и цены на ресурсы, в отличие от той же недвижимости тут явно кусаются. Подумав немного и взвесив все за и против, я добавил еще один листок камнецвета, полностью избавившись от мелочи и получив в итоге ровно шестнадцать средних кристаллов. Четыре огня, три дерева и девять камня – ничего необычного, но теперь я чувствовал себя гораздо увереннее – все-таки деньги в любом виде этому способствуют. Единственное, что расстроило, так это то, что большой кристалл мне так и не удалось увидеть. Как сказали мои новые знакомые, цена на него, конечно, стандартная, вот только в обороте их практически не бывает. Помимо этой интересной информации из лавки моих новых (и можно сказать, что хороших) знакомых я уносил еще и три белых груздя, опять же три веточки мирта и два десятка ягод красного боярышника.


Глава 9
Красная-красная

В моем распоряжении еще оставался один средний кристалл, который я, немного подумав, решил потратить на праздничный ужин для себя и своих, скажем так, друзей. Немного праздника после всего, что было, нам не помешает. А с деньгами, судя по всему, проблем у нас все-таки не будет. По крайней мере, не в ближайшее время точно. Мне бы только найти чего-нибудь продуктовое, работающее не только для избранных. К счастью, судьба не стала превращать это в очередной подвиг, и, пройдя немного по улице, буквально несколько домов, я нашел парочку неплохих лавок – одну с мясом, другую с фруктами – и закупился в них на все оставшиеся средства. Учитывая бесплатные рационы от города, продукты питания стоили не так дорого как алхимические ингредиенты, но все же с праздничным ужином я поторопился: если приготовить все, что я купил, то на каждого из нас выходило по одной добротной мясной котлете и скромному фруктовому набору. Подумав еще немного, я решил, что это гораздо лучше, чем ничего, и идти менять камнецвет ради пыли в глаза точно не стоит. Лучше поспешить домой и уже там потратить время с реальной пользой. Неожиданно мелькнула мысль – немного странно, что я до сих пор не встретил Лену. Но учитывая размеры рынка, пожалуй, удивляться не приходится.

Пустив слюни на еще несколько закрытых для меня оружейных лавок, я покинул рынок и направился в сторону нашего уютного пристанища. Пока Лена изучает ценообразование в Находке (умудряясь при этом не попадаться мне на глаза), а Петрович и Даша навещают своих товарищей по стихии, я смогу спокойно заняться экспериментами. На «Кровь тролля» у меня три ингредиента, на все остальное по два – так что, хватит мне этого или нет, не знаю, но хотя бы по паре раз я каждое из зелий попробую сделать.

До нашего квартала оставалось еще буквально минут пятнадцать неспешной ходьбы. Я шел, напевая себе под нос какой-то незамысловатый мотив, а небо тем временем начало затягивать тучами. Кажется, в этот мир пришла осень – еще когда мы обсуждали свой исторический поход к Дальнему лесу, вечера уже стали заметно холоднее, дожди участились, а темнеть стало намного раньше. Вот и сейчас, кажется, на нас надвигается типично сентябрьская туча. А ведь дальше, выходит, станет еще холодней, потом начнется зима. Интересно, какая она здесь? И сколько длится? И есть ли, кстати, тут календарь? Ведь мы сейчас в городе, где есть своего рода глава – генерал, есть свой корпус стражей, система налогообложения и своя хитрая экономика. Значит, должен быть и календарь, почему мне раньше это в голову не приходило?

Когда я подошел к двери, дождь уже барабанил вовсю, в воздухе запахло сырой пылью. Я повернул ключ в замке, потянул на себя ручку и слегка помедлил. Казалось, будто кто-то буравил мне спину взглядом. Резко обернувшись в ту сторону, я заметил какое-то едва уловимое движение, и в следующий миг уже ничто не привлекало мое внимание. Может быть, показалось?

Зайдя внутрь, я прикрыл дверь (у всех остальных есть свои дубликаты ключей), поднялся в свою комнату и в предвкушении разложил ягоды, грибы и траву прямо на кровати.

Начнем, пожалуй, с «Крови тролля». Конечно, «Бегство Карика» звучит интереснее, но лучше для начала потренироваться на чем-нибудь попроще. Вдруг получится в процессе открыть какие-нибудь новые закономерности – это бы существенно упростило мою работу с зельями, а то сейчас это больше похоже на игру в кости. С одной стороны я, а с другой – бесчисленное море вероятностей. А еще для «Крови тролля» у меня больше всего ингредиентов.

Еще разок проверив, что никто до сих пор так и не вернулся, я между делом чертыхнулся, что не оставил кристаллов, дабы опробовать в работе электричество, и вернулся обратно наверх. Теперь запереть дверь, и можно приступать. Тут же выяснилось, что мне опять не хватает посуды. Будь у меня штук десять-двадцать небольших формочек, можно было бы одновременно смешивать в них разные пропорции трав и отслеживать результат. А так, с одним отложенным про запас походным котелком, я буду только тратить время. Что ж, в таком случае холодное смешивание, то есть без огня, сегодня и пробовать не будем. Попробую лучше сразу сварганить какое-нибудь варево.

Еще вчера, выглянув в окно, я приметил небольшой задний дворик, заваленный мусором, тёмный, но, главное, огороженный со всех сторон высоченным забором – он подходил мне как никакое другое место. Если увидят свои, не так страшно. А чужих здесь быть не должно. Так и не найдя ведущую наружу дверь, я спрыгнул вниз через окно и быстро подготовил свое новое рабочее место. Каменные щупальца раскидали в стороны землю по методу, опробованному еще на ловушке для Майи, в полученной небольшой яме поток пламени превратил груду деревяшек в костер, а потом на закрепленную на паре рогатин палку был повешен наполненный водой котелок. Теперь дождаться, пока вода закипит, и можно начинать. А пока жду, можно будет по-быстрому вырезать себе что-то вроде поварешки.

Вот ведь черт – чувствую себя почему-то как какой-то колдун, а ведь должен быть гордым представителем сил света. Мне бы в этом амплуа больше подошел стол с разноцветными колбочками да спиртовая горелка, вот только где ж их взять. Сейчас можно было бы ускорить процесс, добавив огня прямо из рук, но мне сначала нужно подготовить все необходимое для следующего этапа. Кучка листьев остролиста, камнецвета и мои недавно закупленные ягоды боярышника. Для начала я решил попробовать смешивать все в равной пропорции и постепенно повышать концентрацию.

Первый заход – кидаю в котелок два листка и одну ягоду. Теперь набрать получившуюся жидкость в камышовую колбу, проверка – ничего. Естественно, понимая, как это может помочь, и принимая во внимание тот факт, что рядом больше никого из людей нет, я опять вложил интеллект во взор, но результат от этого не изменился. Теперь выждем одну минуту и проверим еще раз – опять ничего. Я уже хотел увеличить дозу ингредиентов в два раза, как в голову пришла мысль, что зелье может обретать нужные свойства не сразу. Нет, я, конечно, уже выждал немного, но этого может и не хватить. Как всегда, загнанный в угол, мозг проявил чудеса смекалки: я выкопал в земле небольшую ямку, обжег ее потоком пламени и слил туда небольшую порцию своего варева.

А вот теперь можно переходить и к следующему этапу. Еще по одному листу камнецвета и остролиста, а также один плод боярышника. Первая проверка, вторая, оставить контрольный образец, и можно двигаться вперед. Когда я дошел до пятого повторения этого цикла, надежда начала угасать, на седьмом я стал жалеть купленные за немалые деньги ягоды, на десятом просто взял и остановился. Да передо мной уже целая шеренга лужиц блестит, и, может быть, одна из них в итоге и принесет мне нужный результат. Вот только я почему-то уверен, что этого не будет. Нет, никаких системных сообщений, просто не было чувства правильности от того, что я делал. Как будто упускаю что-то важное.

Может быть, поменять пропорцию? Добавить побольше листьев, и тогда ягод хватит еще на несколько попыток. Нет! Нужно не пороть горячку, а попробовать подходить ко всему более системно. Для начала посмотрим, что у меня еще есть в запасниках. Если подсознание считает, что я ошибся, то это не просто так. Значит, есть что-то, о чем я забыл, но в памяти информация об этом сохранилась, и на каком-то глубинном уровне я ее учитываю. Итак, у меня есть запасы одежды, оружия, мои книги заклинаний и навыков – не то. Может быть, остатки теневой травы? Тоже нет. Выкидывать такой ценный ресурс без шанса на успех – на такое я точно не готов. И тут я вытащил сверток, что мне передал Лысый в качестве благодарности. Внутренности кадавров, они же основа для усиливающих зелий редкого и эпического уровня.

Может быть, я сейчас зря иду на поводу у своих желаний, но порой бывает такое чувство, что всё, что ты делаешь – это именно то, что надо. Как будто поймал волну! И сейчас у меня такое же ощущение. Освободив котелок от остатков зелья, я высыпал туда примерно четверть своих запасов. Внутренности кадавров хаоса уже давно превратились в желеобразную массу, так что без каких-либо сложностей я по уже отработанной методике добавил туда листья и ягоды. Первый раз, второй, третий, четвертый… Я уже мысленно начал терять надежду, прогоняя из головы мысли о том, сколько могла бы стоить эта смесь, предложи я кому-нибудь купить ее на рынке, как пятая попытка неожиданно для меня оказалась успешной. Просматривая свойства все-таки созданного мной зелья, я впервые смог что-то увидеть.

Зелье «Кровь тролля»

Тип зелья: обычное

Эффективность рецепта 46 %, минимальная эффективность 30%

Горючая смесь, воспламеняется при контакте с кровью. Продукты горения при реакции с солнечным светом вызывают окаменение.

Урон от огня 500 ед./сек.

Скорость распространения окаменения 1 см/сек.

Эффективная доза от 50 мл

Я смог! Я разгадал еще одну из загадок этого мира, и теперь стал еще немного сильнее. Не удержавшись, я кинул в зелье еще пару листьев камнецвета – захотелось проверить, смогу ли я повлиять на такую цифру как эффективность рецепта. Если я прав, то с более точным значением вырастет и эффективность моего творения. И правда, увиденная мной картинка тут же изменилась, вернувшись к привычному «ничего». Получается, сейчас я сместил процентовку ниже минимальных тридцати процентов, вот описание зелья и пропало. Что логично, ведь его же сейчас просто нет. В итоге, поиграв с балансом и потратив все ягоды боярышника, я смог поднять эффективность до шестидесяти одного процента.

При этом, пока я не достиг цифры, превышающей минимальную в два раза, ни урон, ни скорость окаменения не менялись. Они и сейчас остались прежними, но при этом сам тип зелья сменился с обычного на улучшенный, тут же подняв его общую полезность в несколько раз. Если так пойдет и дальше, то на девяноста процентах у меня должно получиться редкое зелье. А дальше? Может быть, эпик на сотне? Или рост остановится раньше? Ладно, меня еще будут ждать новые эксперименты, как только я смогу разжиться новыми ресурсами. Только на этот раз ничего продавать из своих запасов не буду – самому пригодится. А деньги можно будет получить и с местных монстров.

Но вот то, что я откладывать точно не буду – это зелье имени мятежного бога. «Бегство Карика» – что бы это ни было, я просто обязан попробовать его приготовить. И даже потратить еще одну порцию внутренностей кадавра мне будет не жалко.

Хотя вру. Не жалко было, пока я верил в успех, а так… Трех груздей хватило на то, чтобы проверить не так много вариантов. И почему я не взял их больше? А теперь даже не понять, то ли у меня в принципе слишком мало ингредиентов, то ли я просто не подобрал их правильное соотношение. Но, как бы там ни было, узнать, что дает «Бегство Карика», у меня так и не получилось. Опробовать создание «Цветка ночи» из-за нехватки боярышника я тоже не мог, так что предпоследнюю четверть от подарка Лысого можно было потратить разве что на «Скользкое дитя». Название, конечно, звучит далеко не презентабельно, да и правильнее было бы еще раз пройтись по рынку и по окрестностям, чтобы проверить весь ассортимент и быть уверенным, что никакую травку, из-за отсутствия которой, может быть, ничего и не получается, я не пропустил. Вот только останавливаться на неудаче очень не хотелось. Может быть, я и суеверен, но считаю, что подобное всегда притягивает себе пару. Успех – новые победы, а проигрыш – новые поражения. Поэтому и не стоит бросать дела на полпути или останавливаться после пары неудачных попыток – потеряешь уверенность в себе, и пиши пропало. В спорте есть такое понятие как «дух победителя» – так вот это как раз оно. Тем, кто знает себе цену, добиться победы намного проще, чем тем, у кого такой невидимой поддержки нет.

Так что, пока у меня есть возможность добиться успеха, будем продолжать. Удачные результаты первого зелья я разлил по колбочкам из камыша, по размеру они как раз подходили, а вот второй котелок пришлось просто вылить. Естественно не просто так, а в крупную ямку, выкопанную и закаленную огнем специально для него. Вот только, если честно, не верю я в то, что даже через несколько дней из этого может хоть что-то получиться. Но и не попытаться было бы глупо. А теперь – время «Скользкого дитя».

Уже привычно играя с ингредиентами, я смог вычислить его примерный рецепт: пять листьев осоки, три веточки мирта. Эффективность, конечно, получилась так себе – всего сорок девять процентов, и тип зелья тоже только обычный. Но главное – я нащупал путь, а дальше довести все до ума – это только дело времени и кристаллов. Как говорил Наполеон, для победы в войне нужно только три вещи – деньги, деньги и еще раз деньги.

А у меня пока вместо пусть хотя бы и не особо несметных богатств к девяти колбочкам с «Кровью тролля» добавились еще только семь со «Скользким дитя». Не самое полезное из моих открытий, надо сказать, но применение я ему еще обязательно найду.

Зелье «Скользкое дитя»

Тип зелья: улучшенное

Эффективность рецепта 49 %, минимальная эффективность 30%

Понижает силу трения на любой поверхности до 0. Используется в ловушках


Глава 10
Конфлюкс

Признаться, поначалу я все же испытал короткую эйфорию. Сила трения – ноль. На любой поверхности. Это же сколько всего интересного можно провернуть! В голове сразу же прокрутились последствия использования этой жижицы: огромные монстры беспомощно скользят по поляне, падая и сшибая вековые деревья… Так, стоп – не будем забегать вперед, это первое. Я еще не проверил действие зелья на практике, наверняка же есть ограничения в зависимости от класса монстра – поэтому прочь фантазии. А еще не будем забывать об эффективности рецепта, это второе. Все-таки сорок девять процентов – это даже не пятьдесят, так что возможность для роста эффективности есть. Но даже без улучшений сбрасывать со счетов эти семь баночек мы не станем.

А пока можно устало потянуться и приниматься за уборку. Лужицы даже если и привлекут чье-то внимание, думаю, ничего страшного не случится, а вот все получившиеся зелья я потихоньку перетаскал к себе в комнату и спрятал в один из шкафчиков. Получилось не очень внушительно из-за небольшого количества и отсутствия разнообразия, но все-таки начало было положено – по сути, я обзавелся собственной мини-лавкой. Правда, пользоваться ее услугами пока некому, но здесь я спешить и не планирую.

И тут меня осенило. Не то, чтобы это была прямо такая уж гениальная мысль, но общее направление мне пришлось по душе. Алхимией я могу начать заниматься здесь и сейчас, результаты – вот, прямо перед глазами. Плоды моих трудов, даже без последних изысканий, стоят немало (как показал пример Лысого и Лисы, щедро расплатившихся за зелья интеллекта, или, как они их увидели, ментальной защиты). Так что, если отбросить все риски, то составить конкуренцию моим новым знакомым и заодно неизвестному Санжару вполне в моих силах. Начну с малого, Лена будет мне помогать. На Петровича с Дашей надежды нет – у обоих слишком большие амбиции, чтобы собирать для меня траву и грибы. Впрочем, и ладно. Будем производить зелья, продавать их и зарабатывать кристаллы. Потом, через некоторое время, попробуем открыть собственную лавку и зарабатывать уже гораздо больше. Деньги – тоже сила, и в этом плане тут нет никаких отличий от старого мира. Естественно, меня заметят, и очень скоро у меня не останется другого выбора, кроме как уйти к кому-нибудь под крыло. И это, даже при том, что я отказываюсь от кучи перспективных возможностей, еще и один из лучших для меня вариантов развития событий.

С легкой грустью я посмотрел на свои кустарные колбочки. Живи мы в идеальном мире, этот вариант развития был бы хорош, но стоит посмотреть правде в глаза: попытайся я воплотить его здесь, и ничего кроме ливня из неприятностей меня ждать не будет. Для начала другие алхимики – конкурентов нигде не любят. И те же мои знакомые продавцы из любезной парочки вскоре превратятся в заклятых врагов. Потом, судя по значкам на лавках, почти каждая курируется одним из кланов, которые захотят свою долю. И, наконец, как я уже и думал, стоит подняться повыше, и меня тут же сожрут местные хищники. Нет, простым нахрапом тут ничего не добиться. Нужна более тонкая игра – например, выгодно отличаться от всех остальных. Настолько, чтобы никто даже не смел поднять на меня руку. Или же найти покровителя: с одной стороны, достаточно сильного, чтобы прикрыть меня, с другой – расположившегося столь высоко, что глубоко копаться в моих возможностях он просто не станет. И у меня есть только одна кандидатура под это определение. Вот только что я могу предложить местному генералу?

Мои сосредоточенные размышления были прерваны скрежетом ключа в замочной скважине. Дверь открылась, и на пороге появилась привычно хмурая Даша.

– Пожрать купил? – грубо спросила она, и я понял, что у нашей темной дела пошли не так, как она ожидала.

– Кому пожрать, а кому и покушать, – миролюбиво начал я, готовясь к очередной словесной атаке. Можно было ответить и пожестче, но у меня в голове начали появляться наметки плана, и хотелось побыстрее наложить на них добытую темной информацию.

К счастью, моя стратегия сработала, и Даша, тоже решив не обострять, смягчилась и подошла ко мне, с любопытством рассматривая лежащие на столе свертки. Точно, я ведь и забыл совсем, что свалил все в кучу и убежал проводить свои эксперименты. Впрочем, так даже лучше: говорят, совместное ведение хозяйства сближает. Если уж судьба свела меня с бывшими соперниками по совету отряда, то почему бы не попробовать все-таки выстроить с ними более доверительные отношения.

– Ммм, фрукты! – воскликнула темная, распотрошив один из свертков и высыпав на грубое дерево разноцветные плоды.

– Сперва дождемся всех, – строго сказал я и отстранил ее протянутую руку.

Пока Даша всем своим видом показывала свое несогласие с моим предложением, я невозмутимо собрал все рассыпанные фрукты и затолкал их обратно в изрядно потрепанный сверток.

– Лучше помоги приготовить котлеты, – скомандовал я, решив начать выстраивание новой стратегии с ужина. Пусть немного потрудится и успокоится, а то прямо-таки пышет негативом. Интересно, кстати, что же у нее там случилось? Но не будем спешить.

Несмотря на мои опасения, Даша с энтузиазмом принялась помогать. И оказалось, что готовить еду для нее – привычное дело. Раньше я этого не замечал, ведь в нашем большом старом отряде нам некогда было зацикливаться на кулинарных способностях друг друга. Тем более что, учитывая статус лидера своей стихии и необходимость получения новых уровней, вряд ли она могла бы уделять этому время. А тут девушка фактически сразу перехватила у меня инициативу, разложив фарш по мискам и деловито обыскав полки и шкафчики на предмет специй. Почуствовав, что я в свою очередь не против ей помогать, она даже раздухарилась и, забыв о вроде как сложившейся иерархии в нашем отряде, в приказном порядке послала меня за дровами. Загнав, честно признаться, на пару секунд в ступор. И вовсе не из-за попытки мной покомандовать.

Удивительно, но только на второй вечер в нашем новом доме я обратил внимание на то, что еду придется готовить на некоем гибриде кухонной плиты и печки. Выглядело приспособление кустарно, но довольно аккуратно, наверное, поэтому я не сразу его приметил. Тем более что вчера мы были ужасно измотаны и почти сразу же легли спать, а сегодня день и без того был насыщенным. Однако Даша тут меня превзошла – сразу сообразила, что к чему, да еще и ткнула меня в это носом, послав за топливом для нашей чудо-печки. Ладно, будем считать, что одно очко на свой счет она честно записала. А меня теперь, похоже, ждет участь искателя дров. В памяти тут же всплыл прочитанный когда-то давно роман Рони-старшего «Борьба за огонь». К счастью, никаких подвигов от меня не потребовалось, и даже не пришлось снова идти на рынок. Как оказалось, дрова можно было приобрести у квартального смотрителя (есть, оказывается, в Находке такая должность), живущего через два дома. Собственно, не приобрести даже, а получить – определенное количество топлива полагалось в счет арендной платы за жилье. И вот чувствую я, что уже в скором времени мне придется идти к этому пожилому корейцу с запасом кристаллов, так как выданного мне количества дров явно хватит на неделю, не больше.

Когда я вернулся в дом, на общем диване уже восседал Петрович и лениво наблюдал за хлопочущей Дашей, которая все-таки распотрошила опять фрукты и даже успела их нарезать, аккуратно разложив по тарелкам.

– Принес? – деловито спросила она и, получив утвердительный кивок, улыбнулась. – Молодец.

Улыбающаяся Даша – где бы это записать? Дрова в печь, кстати, уложила тоже она сама, уверенно отстранив меня. Ох, не нравится мне такая благодушность. Если честно, мне гораздо спокойнее, когда темная привычно пышет ядом. Впрочем, демонстрировать свое беспокойство я не стал и даже помог разжечь пламя своим заклинанием. Горящие дрова весело потрескивали, дым с шумом уходил в вытяжку, а на огромной чугунной сковороде понемногу начинали румяниться аппетитные котлеты. Даша умудрилась-таки раздобыть где-то специй – как она сама объяснила, нашла небольшой запас на одной из верхних полок.

– Что-то Лена задерживается, – буквально прочитал мои мысли Петрович. – Кот, вы с ней разминулись?

– Мы даже не встретились, – покачал головой я, понимая, что начинаю тревожиться за своего единственного оставшегося паладина.

– Странный город, – невпопад произнесла Даша, тыкая в котлеты деревянной лопаткой. – Побывала я у темных…

На этой фразе девушка будто ненадолго зависла, подбирая дальнейшие слова. Наконец-то она решила пооткровенничать, даже Петрович вытянулся от любопытства.

– Заправляет тут стихийным кварталом какая-то Анна, – продолжила тем временем Даша. – На вид лет тридцать, а глаза уже потухшие. Перед тем, как меня к ней пустили, я думала, душу вынут. Раза три пришлось доказывать, что я действительно темная. И потом, когда я уже удостоилась аудиенции, мне заявили, что для полного доступа ко всем привилегиям я должна отказаться от своего текущего отряда.

– А что ты сама думаешь? – с интересом уточнил я. Неужели Даше показалось интересней остаться с нами?

– Я бы, конечно, с большим удовольствием от тебя ушла, Кот, – насмешливо ответила темная, – но вот делать такой выбор вслепую мне точно не хочется.

Так вот чего она так бесилась. У неё, получается, узнали если не всё, то очень многое, а она сама так ничего и не смогла раскопать.

– У бездны тут все гораздо проще, – вступил в разговор копейщик. – Большинство тут – последователи Аймарис, эта дама поспокойней Эмирион.

– Подожди, – вновь обратился я к Даше. – Извини, Петрович… Что значит «вслепую»?

Я не сразу понял, что меня смутило. И только сейчас осознал, что дело было в том, как Даша выделила это слово.

– Поклянись в верности стихийному клану, отрекись от текущего отряда, – принялась перечислять темная, – и начни рабскую службу в общих рядах. Половина от добычи – в клан, остальное тебе.

– Да уж, с нами действительно интересней, – подмигнул я.

Даша фыркнула и погрузилась в готовку. Разумеется, ей комфортнее было бы со своими. Однако я понимаю, что девушка осторожничает – слишком уж жесткие у местных темных порядки, как у сектантов. А Даша, видимо, слишком привыкла к своей доминирующей роли. Интересно, а что же за жесть тогда должна твориться в Дарке? Впрочем, для меня сейчас важнее другой вопрос – насколько серьезным аргументом будет такое отношение к новеньким у темных, чтобы Даша решила сохранить верность нашему отряду. Все-таки вопросы верности и безопасности стоят в этом мире довольно жестко, а я пока не могу положиться на своих соседей даже на десять процентов. И это не самая сильная позиция для того, чтобы начинать карабкаться вверх.

– Любопытно, что местный генерал тут китаец из Гонконга, – вновь заговорил Петрович. – Чан Вэй. И, как сказали мои, единственный во всей Находке гражданин Поднебесной.

– Да пусть он хоть с Мадагаскара, – пожала плечами Даша. – Главное, чтобы в городе порядок в руках держал.

– А вот тут-то как раз проблемы, – вздохнул Петрович. – Вспомните наших утренних гостей – они ведь искали убийц Мазурова и сказали, что те, скорее всего, из другого города.

– И что? – нетерпеливо и даже несколько раздраженно спросила Даша, переворачивая по очереди котлеты.

– А то, – ответил копейщик, – что тут в последнее время неспокойно. Это мне наши сказали, из бездны. Ходят слухи, что у Чана какие-то проблемы с Конфлюксом – это один из городов приграничья.

– Помню, – кивнул я. – Наши гости это название упоминали. И что именно за проблемы?

– Никто не знает, – покачал головой Петрович. – Говорю же, это слухи. Но то, что здесь уже ловили убийцу из Конфлюкса, точная информация.

– А вот это уже интересно, – оживился я. – И что с ним сделали?

– Чан его и поймал самолично, – ответил копейщик. – Тот его надгробие расколоть хотел.

Тут даже темная отвлеклась от своих котлет. История, если Петровичу, конечно, не навешали лапши на уши, довольно-таки любопытная. Храбрый был этот неизвестный лазутчик из другого города, если решился лишить посмертия генерала, управляющего городом.

– Войну не начали? – уточнила Даша.

– Как видишь, нет, – покачал головой Петрович. – Люди Чана отправились в Конфлюкс, но с каким результатом вернулись, никто не знает.

– А что с нападавшим? – спросил я.

– Надгробие-то его, сам понимаешь, не здесь, – резонно подметил копейщик. – Так что его просто схватили и доставили в тот город в сопровождении подчиненных Чана. Видимо, о чем-то договорились.

Еще интересней, подумал я. Лазутчик из другого города пробирается в Находку, почти лишает посмертия местного генерала (хотя, не думаю, что он был так уж близко к цели), а его просто-напросто отправляют обратно. Конечно, то, что сказали Петровичу, еще нужно перепроверить, да и недостаток информации мешает сделать какие-то выводы. Но в том, что история с этим Конфлюксом темная, сомневаться не приходится.


Глава 11
Точно Конфлюкс

Я даже не сразу услышал знакомый скрежет ключа в скважине. Дверь распахнулась, в дом влетела мокрая Лена – на улице, оказывается, шел дождь.

– А я, похоже, вовремя! – весело воскликнула она, поведя носом.

– Ты где была? – строго спросил я. – Как получилось, что мы с тобой не пересеклись на рынке? Все в порядке?

Веревочница заметно сконфузилась, но быстро пришла в себя. Сняв промокшие ботинки и оставляя на полу влажные следы, она просеменила к дивану и села, чуть отстранившись от Петровича.

Извинившись, она принялась рассказывать – сперва сбивчиво, но затем более уверенно. Оказывается, она совсем недолго пробыла на рынке. Походила по разным доступным лавкам, поговорила с местными (теми, кто шел на контакт), а потом увидела, как сразу несколько человек спешат куда-то в сторону. Услышала обрывки разговоров – генерал Чан, поход, сбор зелий и оружия, доля в добыче. Решила проследить за этими людьми, побежала следом и наткнулась на доску с объявлением. Выяснилось, что никакого секрета не было – самая обычная практика, когда генерал города объявляет различные задания. А тут вышло так, что Чан запланировал поход на сквогглов, которые слишком расплодились и периодически донимали Находку. Все бы ничего, вроде как – ведь те же горбачи и другие монстры тоже любили напасть на город. Однако со сквогглами была другая история: они устроили свое гнездовье в непосредственной близости от Находки. А так как плодились эти твари со скоростью кроликов, то в ближайшее время город ожидало самое настоящее нашествие. И ликвидировать эту угрозу можно было только одним путем – уничтожив поселение монстров и лишив их тем самым плацдарма для нападения на Находку.

Тут Петрович внезапно перебил Лену и спросил, что же собой представляют эти сквогглы. Мне это тоже было интересно, но больше всего мне хотелось знать, почему веревочница так обрадовалась содержанию объявления. Однако пришлось сперва выслушать рассказ о неизвестном нам виде тварей. Сквогглы, говорила Лена, они как птицы, только не летают, а ходят или бегают. На пингвинов чем-то похожи, но не пингвины. А еще они, мол, какими-то энергетическими шарами бросаются, и человек, в которого они попадут, замедляется или даже вовсе замирает. В общем, опасные твари. И вот их, пока они достаточно не расплодились и не направили свою лавину на город, и решил истребить Чан. А к жителям Находки он обратился с призывом сделать свой вклад в организуемый им великий поход. Вернее, каким призывом, скорее, требованием – кланам и стихийным кварталам были выставлены квоты бойцов, которых им надо будет делегировать в войско. И никакой демократии. Причем бойцов генерал потребовал либо эпик-уровня, либо редкого, но с полезными специализациями или хорошим оружием. Вроде бы, для нас это пока еще запредельный уровень, но Лену и заинтересовало кое-что другое. Помимо обязаловки генерал пообещал долю в добыче тем, кто пожертвует для воинов похода полезную экипировку или расходники.

– И я тогда подумала, что тебе это может быть интересно, – смущенно закончила девушка.

А ведь это идея, подумал я. Если открытие собственной лавки – это что-то эфемерное, то поход генерала… Вот он, мой реальный шанс заручиться поддержкой на самом высоком уровне. Теперь осталось только придумать, чем я смогу его удивить настолько, чтобы всё это закончилось, скажем, не какой-нибудь благодарностью, а чем-нибудь более существенным. Ну, и, конечно, надо проверить, точно ли совпадает всё, что я слышал о жизни в городах от Майи и своего немногословного бога с тем, с чем мы уже успели столкнуться.

Вернувшись к неспешной беседе, совмещенной с перекусом, я принимал скупые благодарности за добытую еду, а заодно дополнял все больше раскрывающуюся передо мной картину. Для начала количество участников. После рассказа Лены Даша с Петровичем по-новому взглянули на увиденное и услышанное ими во время сегодняшнего забега по своим кварталам. Так, в бездне проговорились о том, что от великих стихий получается всего по тридцать бойцов. А темные прошлись градом язвительных замечаний не только по Даше, но еще и по небольшим кланам, которые все вместе должны выставить всего пять десятков воинов. Плюс личная гвардия генерала, итого получается чуть больше двух сотен человек. Вроде бы мало, но если вспомнить их ранг и скрытые за ним силы, то размах выглядит как взятый с уж слишком большим запасом. А еще сбор оружия, брони и алхимии. Не нужно столько перестраховок при зачистке гнезда пусть сильных, но всего лишь монстров. Или они настолько сильны? Вот не верю я в это. Зная класс сквогглов, который с запасом перекрывается рангами собираемого войска, зачем генералу обещать часть добычи за улучшенное и редкое оружие? Такой козырь может пригодиться разве что против… Или все же нет?

А еще Даша вскользь упомянула, что темные шерстят свои заначки, выискивая лишние предметы с магической защитой и сопротивлением проклятьям – уж очень хорошо за это готов платить Чан. Опять странность. Это для борьбы с замедляющими лучами сквогглов? Или (я все-таки решился сформулировать все это время плавающую на границе сознания мысль) для противодействия темному кварталу Конфлюкса, одной из сильнейших группировок наших будущих противников? Ведь очень похоже. Атака на монстров – это отвлекающий маневр. Лидеры кварталов никак себя при подготовке и суете не проявляют – значит, в курсе, и просто ждут своего времени и реальных задач. Обычные бойцы, естественно, ничего не знают и создают ту самую шумиху, которая сможет убедить случайного наблюдателя в том, что это всего лишь охота.

А что это дает мне? Если честно, очень много – если не выжидать, а рискнуть, то можно сорвать действительно большой куш. Вот только готов ли я поставить на свои догадки? Если я ошибся, то привлеку внимание, но если я прав, то небольшая война между городами поможет мне подняться. В обычной ситуации дорога на Олимп закрыта, но вот в смутное время можно и нужно пробовать карабкаться на самый верх. И потом, когда все успокоятся, будет уже поздно – мои позиции укрепятся, а тем, кто еще недавно смотрели свысока, останется только скрежетать зубами. Решено – полчаса на подготовку презентации, и прогуляюсь-ка я сегодня еще разок.

Провожаемый парой подозрительный взглядов, я ушел наверх, а через намеченное время незаметно выскользнул через окно на улицу. Заранее рассказывать ничего не хочется. А если все получится, то поставлю своих соседей уже перед свершившимся фактом. Жалко, что нельзя использовать Брюса, разведка с воздуха мне бы очень пригодилась. Но и так вроде бы никого лишнего на хвосте нет. Дорогу я знаю, еще бы немного удачи… А в общем-то меня устроит, если просто все пойдет по плану. От осознания, что все может закончиться очень плохо, по коже стадами носились мурашки. Но понимание того, что альтернативы, если я хочу сохранить независимость, по большому-то счету и нет, придавало мне сил. Нет, конечно, можно уйти в леса, заняться самосовершенствованием и вернуться уже только добравшись до самых высот. Вот только уровни значат не так много, а ранги обмана без людей рядом мне просто не поднять. Так что и тут, если так посмотреть, тоже тупик. А тянуть и скрывать… Кому хоть раз эта стратегия помогла?

Как-то неожиданно передо мной выросли стены генеральского квартала, а у ворот меня встретили настороженные взгляды двоих охранников. И ведь у обоих я даже уровень не вижу, а все равно смотрят с подозрением. И, если честно, правильно делают – странных новичков всегда стоит опасаться.

– Убирайся! – один даже соизволил со мной поговорить. Как будто не понятно, что мне тут не место – даже знак «только для людей генерала» висит над входом.

Кстати, если вспомнить, что на рынке меня за проход под чужой знак сразу хотели убить, то здесь всего лишь окрик – и это действительно чуть ли не высшее проявление вежливости. На моем лице появилась кривая улыбка.

– Посланник от Лютовой. К генералу Чану. Рискнешь остановить? – внутри все как будто натянулось, но по-другому просто нельзя. Я видел, как развязно вела себя Лиса, я помню некоторые эпизоды из рассказов Майи – поэтому только так. Наглость и наезд.

– Доказательства, – хмуро просипел страж. При этом от показной расслабленности не осталось и следа. Меч был перехвачен в боевое положение и направлен точно на меня. Опять же правильно, ведь соберись я атаковать, такая поза выиграла бы ему пару мгновений в бою. Вот только я не самоубийца, и до прямого столкновения доводить не собираюсь.

– Можешь попробовать залезть мне в голову. А потом постарайся раскачать свои извилины и догадаться, кто еще мог бы поставить мне такую защиту, – в чем моя особенность? В интеллекте, который повышает мою магическую защиту без всяких дополнительных приспособлений. Распахнув грудь и показав руки, демонстрируя, что там нет ни амулетов, ни какой-либо другой бижутерии, я подошел поближе и уставился разговаривающему со мной охраннику глаза в глаза.

– Вызывай старшего, – охранник, видимо, решил подстраховаться, а потом меня чуть не бросило на землю от ментального удара. Сколько же выносливости он в него вложил?! К счастью, мне удалось удержаться на ногах, ну а дальше все было уже гораздо проще.

Сначала прибежал чернявый мужик в доспехе цвета ржавого железа. Причем это был именно такой цвет, а не поврежденный металл. Потом меня взяли в коробочку из восьми человек, довели до стальной клетки и заставили раздеться для прохождения процедуры обыска. В процессе пару раз меня настигали ментальные удары, но я только улыбался. Раз проверяют, значит, все хорошо. Значит, встреча с генералом меня все-таки ждет. И действительно, не прошло и часа, как меня провели в небольшой зал, где с противоположного конца на меня с интересом посмотрел сидящий в кресле невысокий, но плотный мужчина с характерными для жителя Китая чертами лица. Хотя нет, интерес у него не ко мне, а к тому посланию, что, как он думает, я доставил. И это хорошо: если все пройдет, как надо, он будет считать ниже своего достоинства опускаться на мой уровень, а я смогу пользоваться преимуществами его поддержки для сохранения самостоятельности. А там… Там посмотрим.

– Что хотела сказать мне Полина? – он говорил на русском с каким-то странным тягучим акцентом.

– Прошу прощения, что обманул ваших людей, – я решил сразу начать с правды. Пусть увидит, что я готов врать другим, но не ему. По крайней мере, мне надо, чтобы он так думал. А теперь побыстрее – если затянуть, то меня отсюда просто вышвырнут. – Но у меня важная информация о походе на Конфлюкс, а другого способа попасть к вам я не нашел.

Стоило Чану услышать название города-соперника, как он сразу напрягся, а вот я наоборот расслабился. Значит, угадал (цель похода не монстры, а люди), и теперь и всё остальное тоже обязательно получится.

– Со жнецом о последствиях обмана будешь разбираться сам, – первым делом Чан открестился от проблем с Лютовой, и я его понимаю. Зачем сражаться с равным, если можно получить то же самое от того, кто слабее.

Я кивнул, признавая справедливость этих слов, а про себя подумал, что было бы хорошо, если бы эта история не вышла за пределы генеральского квартала. Стражи его, по идее, болтать не должны, прохожих (я специально улучил момент) рядом не было. В крайнем случае, придется полагаться на знакомство с Майей и ее заступничество.

– Я хотел бы организовать квартал света в Находке, – увидев жест, предлагающий продолжать, я вместо обещанной информации выпалил настолько неожиданную просьбу, что Чан даже не обратил внимания на смену направления нашего разговора. Очко мне. – Отдельный район не нужен, хватит и дома, где я живу. Просто признайте нас, выделите знак, место и долю в будущем походе.

– И что же я получу от квартала света в качестве вклада? – голос генерала звучит вкрадчиво. Он все-таки не зря занимает свое место и понимает, что просто так я бы не пришел.

И вот он вопрос, ради которого я все и начал. Повернувшись к замершему рядом со мной сопровождающему, я передал ему вытянутый из невидимого кармана комплект, собранный мной дома. Потом еще пришлось немного подождать, пока служба безопасности проверит мой промо-набор на наличие сюрпризов, но в конце концов он все-таки добрался до генерала.

– Здесь два меча, изначально одинаковых, – начал я свою презентацию. – Один обычный, другой с наложенным благословением огня от бога света.

– Улучшенный, – изучил оружие Чан. – А сможет твой бог сделать редкий меч?

– Нет, – я постарался сделать лицо попроще, глядя на разочарованную мину напротив. Да даже если бы я и мог, то все равно отвечать пришлось бы так же. Улучшенное оружие в Находке – это хорошо, но не так уж и принципиально, а вот редкое, как мне кажется, могло бы существенно поменять расклад сил, а для игры такого уровня я еще точно не готов. По крайней мере, в качестве самостоятельной фигуры. – Но зато улучшить можно и луки со стрелами, и огнестрел, это может пригодиться.

– Он говорит правду, – сбоку раздался спокойный женский голос, а я мысленно похвалил себя, что предусмотрел это заранее, формулируя свои фразы исключительно через то, что соответствует действительности. По крайней мере, в данный момент. Как и следовало ожидать, у генерала тоже нашелся человек, способный определять ложь. И даже без встречных вопросов. Опасно, надо будет постараться узнать, кто же это.

Тем временем мне махнули рукой, подав знак продолжать, и я указал на одну из лежащих рядом с мечами колбочек.

– Это зелье повышает магическую защиту, немного, но в качестве бонуса к бижутерии лишним не будет, – генерал кивнул, а я тут же показал на пять тряпок, лежащих рядом. – Это комплект со светлым благословением, дает иммунитет от проклятий первого уровня.

Впервые с начала разговора в глазах Чана появился искренний интерес, и я его понимаю. Все-таки сильное оружие или защита – это одно, а абсолютное игнорирование пусть только части арсенала врага – это совсем другое.

– И последнее, – я был не уверен, добавляя «Кровь тролля» в свой комплект последователя света, но в нем есть огонь, а о связи пламени и света все уже знают (или узнают, когда начнут проверять информацию обо мне), так что захотелось все как-нибудь красиво завершить. – Это зелье последнего шанса. Если враг истекает кровью, можно использовать его, и тогда ваш противник вспыхнет от ярости бога.

Контролёрша правды молчит, значит, мои слова сошли за красивый образ, а не за ложь. А раз так, то остался финальный штрих.

– Я готов поставить такой комплект последователя света для каждого воина, что вы возьмете в поход, – последние слова я прямо-таки вытолкнул из себя и уставился на генерала.

– Хорошо, – тот хищно улыбнулся. – Знак света придумаешь сам, территория твоего дома закрепляется за твоей стихией. Место в походе твое, доля стихийного клана – это стандартные десять процентов. Документы тебе занесут вечером, так что всё будет официально.

Десять процентов от всего, что мы добудем? Столько же, сколько получат лидеры тьмы, хаоса и бездны. Ох, чувствую, смотреть на меня будут волком. Ну да где наша не пропадала. А генерал-то как доволен. И, ясное дело, не от моих подачек, а потому что задумал какую-то свою интригу. Впрочем, как бы там ни было, частично эту авантюру я уже окупил.

Учение Света

Вас считают одним из лидеров стихии

401 очко обмана в день, определяется уважением к вам и вашим достижениям

Неплохая такая награда за признание: скорость прироста родной стихии выросла почти в четыре раза. Но не может же быть все так просто. И сейчас я не о каких-то долгосрочных планах, а о только что заключенных договоренностях.

– Но не забудь, – вот я так и знал, что идеально все пройти не может. В чем же подвох? – Мы выступаем через неделю, так что через пять дней все двести пятьдесят комплектов, как ты сказал, последователя света должны быть у меня. Естественно, все траты на тебе.

Что ж, это я тоже предполагал. Конечно, было бы лучше, если бы генерал взял все расходы на себя, но раз нет, то и так я должен справиться. С моими способностями сначала заработать необходимое количество кристаллов, потом купить все расходники и довести наборы до ума – я уже прикидывал, все должно получиться. И да, спать сегодня, похоже, мне не грозит.


Глава 12
На промыслы

На протяжении всего пути к дому я обдумывал все, что произошло. Моя рискованная задумка сработала, и генерал заинтересовался. Могут ли рассчитывать на подобное внимание новички? Вряд ли. А я вот смог.

И все же не стоит пока преждевременно праздновать победу. Все-таки двести пятьдесят комплектов – это не шутки. Заготовить все необходимые ингредиенты на десятерых – уже проблема! Но я был бы не я, если бы не рискнул, тем более что цену вопроса и другие последствия было несложно просчитать заранее. И теперь мне нужно принять очень важное решение: доверяю я или нет своим, скажем так, соседям? С Леной-то все в относительном порядке, она не раз уже доказывала свою преданность и порядочность. А вот Петрович, как бы я его ни уважал, да и ее темнейшество по-прежнему внушали опасения. Даша, конечно, бесится, что ее стихийный клан оказался не столь гостеприимным, как она рассчитывала. И это, скорее, сыграет мне на руку. Остался только копейщик с комплексом бывшего лидера. У него, в отличие от темной, со стихией все в порядке – недаром он подчеркнул, что последователи этой, как ее там, Аймарис адекватнее, нежели поклонники Эмирион. Не переметнется ли он в итоге к своим? А это, учитывая, в какой змеиный клубок я только что влез, было бы совсем некстати.

Признаться, задача оказалась не из простых. Я шел по улицам, лавируя между прохожими, и все взвешивал за и против. Один раз даже чуть не сбил какую-то девушку, посмотревшую на меня как на мусор – все характеристики привычно скрыты, что неудивительно. В Находке меня скорее бы удивило успешное окончание попытки их рассмотреть. Да уж, живу среди монстров и еще пытаюсь пробраться на самую вершину – в моих обстоятельствах нельзя упускать ничего из виду и не использовать одновременно любой ресурс, что попадется под руку. Только так я смогу разыграть свою партию до конца и ни разу не сбиться… Оглядевшись по сторонам, я с удивлением обнаружил, что это заставившее меня еще раз задуматься столкновение произошло прямо напротив нашего скромного домика.

Потоптавшись буквально пару секунд у порога, я рывком открыл дверь, забыв, что до этого ушел от всех втайне. Вот мне и еще один урок: никогда не забывать о мелочах. Никогда.

– Вася? – удивленно воскликнула Лена.

Кроме нее в гостиной никого не было – очевидно, Даша с Петровичем разошлись по своим комнатам.

– Я не знала, что ты уходил, – почему-то смущенно сказала веревочница.

– Видимо, мы разминулись, – нагло соврал я. – Ничего страшного, зато теперь будем знать, что у меня есть способности Фантомаса.

Шутка была так себе, но Лена вполне искренне улыбнулась и даже хихикнула. Пожалуй, больше пока мне никто не нужен. Пойдем на промысел вдвоем, а Дашу с Петровичем подтянем в том случае, если не будем успевать по срокам. Пусть пока побудут в неведении, а когда посланник генерала принесет мне документы на образование стихийного клана – вот они оба удивятся. А у меня появится уникальная возможность оценить их реакцию и принять решение о продолжении или, наоборот, об окончательном прекращении сотрудничества. Ставки очень высоки, и ошибиться мне нельзя. Но и замыкаться в себе под тяжестью ситуации тоже нельзя – такое гарантировано может привести только к поражению. Так что, взяв себя в руки и представив их изумленные лица, я улыбнулся и весело подмигнул веревочнице.

– Сегодня мы с тобой идем тренироваться, – интригующе произнес я, обращаясь к Лене. – То, что мы в Находке, и то, что нас мало, не должно нас сбивать с пути света.

Как же неудобно говорить и при этом в уме дополнять план деталями. Если все пройдет, как надо, найдем местных монстров, оценим скорость добычи кристаллов, потом я пройдусь по генеральским лавкам, посмотрю, что и за сколько можно будет купить. В итоге уже завтра утром я буду точно знать, успею я выполнить свое обещание или нет. С одной стороны, я верю, что моих сил должно хватить, чтобы добыть денег на все, что необходимо. С другой, уже прямо сейчас я продумываю план Б. А что? Если другого выбора не будет, можно просто умереть и воскреснуть в Долине кровавых закатов. И там уже можно найти все – дешевое оружие для зачарования, эленит и травы в необходимом количестве. Эх, будь у меня уверенность, что при таком переносе не сработает запрет на возвращение, и я после очередной смерти смогу спокойно встать у камня в своем доме света – прямо с этого бы и начал. А так – приходится сначала проверять местные варианты. Есть еще, конечно, план В – но возможность начать его воплощать зависит точно не от меня, так что всё, связанное с ним, пока будем просто держать в уме.

– Я понимаю, – тем временем с готовностью закивала веревочница. – Если честно, я ждала, когда мы уже продолжим наше развитие.

– Сегодня ночью нам придется пободрствовать, – сообщил я довольной паладинше, но ту уже ничего не могло смутить.

– О чем это вы тут шепчетесь? – раздался ехидный голос Даши, которая вышла из своей комнаты и решила спуститься. И чего ей надо? Попить захотела?

– Разумеется, Дашенька, злословим о тебе за твоей же спиной, – картинно разведя руки, парировал я.

– Да нужны вы мне, – скривилась темная и действительно налила себе воды в кружку. Да, порой я ищу сложности там, где их нет.

– Сегодня ночью мы с Леной будем отсутствовать, – сообщил я. – Не скучайте.

Темная даже не посмотрела в мою сторону, зевнула и едва заметно кивнула.

– Валяйте, – буркнула она и принялась шумно пить.

В этот момент в дверь постучали.

– Именем генерала Чана, откройте! – раздался снаружи требовательный голос.

И вот тут напускная спесь Даши моментально выветрилась, я даже с удовлетворением отметил ее ошалевший взгляд. Немного жалко, что я еще не успел уйти: хотел дать им с Петровичем возможность все обдумать и принять окончательное решение без лишнего давления. Предпочитаю работать с теми, кто понимает и осознает, что хочет получить от союза со мной, чем с теми, кто просто поддался влиянию момента. Ну да ладно, думаю, главное я в любом случае узнаю, а так хоть немного повеселюсь.

Спокойно развернувшись, я направился к двери, открыл ее и впустил в дом полноватого парня с залысинами – из тех, кто выглядит одновременно на двадцать пять и на сорок. Есть такая категория людей. Михаил Катасонов, уровень девяносто, больше ничего не рассмотреть, как обычно, не получилось.

– Василий Котов, от лица генерала Чана мне велено вручить вам официальное разрешение на создание стихийного клана света, – посланник моего недавнего высокопоставленного собеседника говорил как заправская канцелярская крыса, и это меня даже слегка позабавило. Однако я никак не подал вида, помня о серьезности ситуации.

Толстяк протянул мне свернутый листок плотной бумаги, который (я готов был поклясться) сам развернулся в моих руках и будто бы стал светлее. Темно-синими чернилами явно вручную и весьма при этом виртуозно в документ было вписано мое имя, адрес нашего дома и слово «Разрешено». Ниже стоял идеальный с точки зрения каллиграфии иероглиф, очевидно, автограф Чана.

– Вы придумали символ вашего квартала? – сухо и буднично поинтересовался генеральский посланник.

– Э-э-э… – начал было я, и тут будто бы пол ушел у меня из-под ног, а потом все вернулось на свои места.

Хотя нет – не все. Что-то прибавилось. И это «что-то» теперь висело над дверным проемом.

– Признаться, я думал, что вы проявите фантазию, – все так же буднично произнес Катасонов. – И тем не менее, поздравляю вас.

На этом посланник Чана развернулся и быстро вышел из дома, а я спустя пару секунд вынырнул следом, чтобы рассмотреть такой же полупрозрачный знак над дверным проемом снаружи. Солнышко. Простенькая закручивающаяся спираль и отходящие от нее во все стороны прямые лучи. Да, так теперь выглядела наша стихийная эмблема, которую я, оказывается, заявил как основную. Вот только когда я это сделал? Во время беседы с этим плешивым толстяком Катасоновым? Как же меня раздражают ситуации, которые я не могу контролировать. И ведь чем дальше, тем чаще они будут происходить. А значит, у меня нет другого выхода, кроме как обеспечить себе такой запас хода, чтобы ничто не смогло меня сбить с движения к цели.

– А мне нравится, – произнесла ободряюще Лена.

Оказалось, что она тоже вышла из дома и рассматривала эмблему. И не только она одна – Даша выбежала следом с отвисшей челюстью, а вскоре к нам всем присоединился Петрович, который пришел на шум.

– Как?.. – первой очнулась от шока темная. – Как тебе удалось?

В ее голосе одновременно сквозили ярость, изумление и… уважение. А приятно, черт побери.

– Я знал, что не разочарую тебя, – улыбнувшись, ответил я Даше. Вот не мог удержаться от того, чтобы подколоть.

– Кот, – Петрович, поджав губы, качал головой. – Признаюсь, ты меня опять удивил.

– То ли еще будет, – усмехнулся я и повернулся к веревочнице. – Мы идем?

Та кивнула, и мы отправились к воротам города, оставив наших изумленных соседей гадать о произошедшем. Решатся ли последователи бездны и тьмы присоединиться к кварталу света? Как они видят свою цель и что думают о моей – раз им хватило ума не форсировать разборку, пусть подумают и оценят ситуацию. Пусть поломают головы как Кот, то бишь я, умудрился за несколько дней в чужом городе создать даже не новый клан, а настоящий стихийный квартал, заручившись поддержкой самого местного генерала. И это при том, что на такое обычно замахиваются только последователи большой тройки. Рискнут ли они со мной пойти против всех? Или предпочтут более спокойный вариант с соратниками по стихии? Заявку на скачок вперед я сделал, конечно, серьезную, но, уверен, они поймут, что даже чтобы просто сохранить статус-кво, нам нужно будет ой как потрудиться. Не говоря уже о дальнейшем росте. Окажутся ли они готовы к такому риску? Что ж, вернемся и узнаем.

Пока же я вкратце обрисовал Лене смысл нашего похода. Конечно же, ни о каких договоренностях с Чаном я ей не сообщал – во всяком случае, пока. Просто набросал ситуацию крупными мазками: что мы, как единственные представители света, совершили большой прорыв и теперь должны закрепить его. Как? Создать, скажем так, уставной капитал. И сделать это нужно как можно скорей, чтобы полученные средства послужили нам для развития.

Конечно, Лена не была бы Леной, если бы не поинтересовалась, добрая душа, как теперь быть Петровичу и Даше. На что я ей резонно ответил, что к свету они все равно не относятся, но сам свет достаточно велик, чтобы не обращать внимания на такие мелочи – ты, главное, служи его делу, и неважно, какая метка у тебя над сердцем. Только пусть сами попросятся – и здесь веревочница была со мной полностью солидарна.

На выходе из Находки нас сперва решили задержать стражники – одиночные похождения (к которым можно было отнести и особо малые группы) здесь не приветствовались. Однако увидев над нами значки аж целого нового квартала, которые я, покопавшись в появившейся панели умений, добавил себе и своей спутнице, пропустили. Немного, правда, удивились – похоже, со стихией света здесь раньше не сталкивались. А уж тем более в таком качестве. Но с расспросами приставать тоже не стали, за что я мысленно был благодарен этим хмурым парням с автоматами и арбалетами.

– Увидишь такие растения или грибы, – сказал я Лене после того, как назвал и описал все нужные ингредиенты, – тут же собирай.

Я помнил, что в окрестностях Находки привычные нам по долине новичков растения попадались значительно реже. И все-таки не стоило пренебрегать каждой возможностью пополнить свои запасы. Конечно, только на собирательство рассчитывать не было никакого смысла, поэтому основной целью нашего с Леной похода были монстры и падающие из них кристаллы. И вот тут веревочница еще раз доказала мне то, что я не зря взял ее с собой, пусть при этом и не был до конца откровенным. Помимо знаний о сквогглах, на которых решил устроить охоту генерал Чан, Лена пополнила свой кругозор информацией о других существах, обитающих возле Находки. И помогла ей в этом та же самая доска объявлений, где размещались и другие задания – в том числе довольно простые. Скажем, добыть пятьдесят шкурок кродятлов, которые ценились при изготовлении теплых вещей, или сто бедренных костей болоторогов, используемых в местной фармацевтике. Слова о теплых вещах вновь напомнили мне о грядущей зиме, заставив задуматься о том, насколько она здесь жестока. Пожалуй, мне надо больше уделить внимания местным особенностям – этот мир стал мне домом, и я просто должен знать, каков местный климат и как лучше готовиться к наверняка голодным зимним месяцам. Но это все потом. А пока – пока мы начнем, например, с кродятлов. Почему с них? Потому что, здраво рассудил я, пятьдесят добыть проще и быстрее, чем сто (а если есть возможность дополнительного заработка, то зачем ей пренебрегать?).

По словам Лены за такой вот комплект мы могли получить целых десять больших кристаллов – немного с учетом того, что выделанными шкуры стоили наверняка больше. А одежда из них и подавно. Я не знал этого, но простая логика подсказывала, что я недалек от истины. Шуба из кроликов стоит гораздо дороже, чем сами кролики – это факт. А вот интересно, кстати, можно ли употреблять мясо этих кродятлов в пищу? Если да, то мы еще заодно себя едой обеспечим. Так, что-то я мыслями куда-то не туда забрел. Сейчас мне важно оценить, сколько времени уйдет на каждую такую зверюгу и сколько итого в кристаллах мне это сможет принести. Потом пройдемся по остальным местным обителям, и останется только выбрать самых эффективных по соотношению времени, затраченного на убийство, и потенциальной награды.


Глава 13
Лемминги

– Тихо! – чуть слышно прервал я Лену, увлекшуюся рассуждениями о меховых варежках и сапожках.

Картинка, полученная от Брюса (он успел подняться всего на десять метров, прежде чем кто-то из города сбил летающего шпиона, но даже так частично осмотреть окрестности я успел), показала мне многочисленных обитателей окружавшего Находку леса. Привычные нашему глазу зайцы, волки и кабаны, а также местная странная живность вроде этих самых кродятлов – существ ростом с маленькую собаку, с телом лисы и огромным зубастым клювом. Но бродил рядом и зверь покрупнее – судя по описанию, болоторог. Выглядел он как олень с перепончатыми лапами и одним-единственным толстым рогом на макушке. Интересно, что он собой представляет при детальном изучении и насколько быстро мы сможем его убивать?

– Идем туда, – сообщил я Лене, указав туда, где прогуливался болоторог.

Осторожно продвигаясь по чаще, мы вышли на небольшую подтопленную поляну. Вокруг летали самые обычные светлячки, стрекотали цикады или кто-то на них похожий. А в самом центре поблескивающей от воды лужайки стоял он. Ростом болоторог явно превышал два метра в холке, а мощные челюсти выглядели так, что могли перекусить человеческую ногу, не напрягаясь. Тело животного было зеленовато-бронзового цвета и ярко отливало при свете местной луны. А вот на спине, напротив, темнели какие-то ржавые пятна. Лапы действительно были перепончатыми, мне не показалось, и каждый палец заканчивался острым когтем. Да уж, несмотря на очевидное сходство с оленем, парнокопытным этого зверя точно не назовешь.

Бронзовый болоторог, уровень 80

Класс: обычный

Жизни – 70 000

Стихия – вода

Атака – 700

Защита – 200

Магическая защита – 1

Иммунитет к холоду

Навыки – острые когти, атака рогом, калечащий укус, физическое зеркало

Скорость – 1 (крейсерская), 8 (рывок)

Низкий уровень, обычный класс – выглядит не очень перспективно. Конечно, благодаря физическому зеркалу у местных будут проблемы с такими носорожками, а я смогу спокойно прожаривать их до костей. Главное, держать дистанцию. Вот только время – несмотря ни на что, жизней у него довольно много, так что даже с усилением интеллектом у меня уйдет на такую тварюку около двадцати минут. Долго. Мне бы в идеале найти кого попроще. Ну да сначала попробуем, оценим, что с него падает – а потом уже можно будет и принимать окончательное решение. Стоят ли эти болотороги того, чтобы с ними связываться.

– Лена, аккуратнее, не дай ему себя укусить, – предупредил я веревочницу, вспомнив один из навыков монстра. Остальное-то ладно, а вот травмы для продолжения охоты категорически противопоказаны.

Усилив свое улучшенное заклинание интеллектом, я нанес по ничего не подозревавшему болоторогу первый удар. Десять метров – теперь я бил как будто бы из огнемета. Поток пламени осветил поляну, разогнал светлячков и поджарил неудачно подвернувшегося зайца, после чего ударил по блестящему боку монстра. Тот взревел и неуклюже поскакал в мою сторону, выставив свой рог. Перепончатые лапы поднимали тучу брызг, и животное буквально неслось в водяной пелене. Я едва успел увернуться от пасти, источающей запах гнилого мяса, и отпрыгнул в сторону. Болоторог затормозил своими лапами, будто якорями, и, развернувшись, вновь бросился на меня, однако его отвлекла Лена, ударив кнутом и заставив тварь завопить от боли. К счастью, девушка не забыла прошлых наших схваток и четко отслеживала количество своих жизней на случай отражения нанесенного ей удара. В такие моменты, если я сам упускал это из виду, она привлекала внимание криком, и мое лечение быстро восполняло ее здоровье до максимума.

Болоторог тем временем рванулся к паладинше, но тут уже я вновь поджарил его толстой струей пламени. Так мы и перекидывали монстра друг другу, пока он в итоге не рухнул наземь, весь обожженный и иссеченный лениным кнутом. При взгляде на распростертого монстра у меня в голове билась только одна мысль – долго. Будь я один, с помощью бега на каменных щупальцах смог бы справиться и в одиночку (наверно, даже быстрее), но мало ли, кто нам встретиться дальше. Так что Лена еще, может, и пригодится.

Подойдя к дымящемуся трупу чудовища, я обыскал его и разочарованно прочитал строчки сообщения:

Получено: бедренная кость болоторога (2)

Используется в целебных зельях

Получен один средний кристалл воды

Нет, на первый взгляд, это неплохо – кристаллы и просто так падают, и еще я смогу получить их за кости. Но как же это мало для моих планов. Нет, если я хочу преуспеть, то мне нужно найти вполне определенный тип местной живности.

– Кто тут еще водится? – я резко повернулся к Лене. – Знаешь, что за зверьки, похожие на бурундуков, тут носятся целыми толпами?

На картинке, отправленной мне Брюсом перед смертью, я успел заметить пару стай таких вот мелких животинок и сейчас решил сразу сосредоточиться именно на них. Да, попытка охотится на средних монстров – это явная ошибка. Ну, не может быть в них много денег. Очевидно же, что местные, пусть и не без использования дистанционного оружия, без проблем смогут с такими справиться даже в одиночку. А раз так, падай с них что-то ценное, и расценки на средние кристаллы были бы совсем другие. Вот если убить кого-то легендарного, тут могли бы быть варианты с интересной наградой. Но опять же с отражением урона эта затея изначально обречена на провал. И тогда мой единственный шанс – это множество мелких противников с небольшим количеством жизней, которых местные не трогают опять же из-за шанса умереть от первого же удара. А я смог бы быстро и массово с ними расправляться с помощью магии.

– Это, наверно, лемминги, – наморщила лоб девушка. – По ним никаких объявлений не было, но я слышала разговоры, что их считают прямо-таки настоящим бичом Находки. Жизней у них мало, защиты тоже, зато атака просто заоблачная, и носятся они довольно крупными стаями. Если даже эпик-метка попадется такой на пути, то, скорее всего, не выживет. Единственный шанс – убежать.

– И что, даже издалека их не расстрелять? – уточнил я. Если девушка что-то слышала, надо вызнать у нее все.

– Так как? – даже удивилась Лена. – Эти маленькие паршивцы несмотря на свой неказистый вид, оказывается, редкого класса, так что обычные автоматы им нипочем, – черт, мог бы и сам догадаться после слов о том, что они не испытывают проблем даже с эпик-метками. – А те, у кого в качестве оружия лук, чисто теоретически могли бы с ними справляться, вот только целая стая не оставит никому и шанса. А собирать на такую мелочь что-то серьезное никто и не подумает. Малый отряд проблемы не решит, а крупный – несерьезно, да и засмеют.

Просто идеально. Я, конечно, рассчитывал, что в округе найдется что-то подобное, но такая вот репутация и высокий класс существенно повышают мои шансы на успех.

Двинувшись в сторону замеченной ранее стаи, я начал прокручивать в голове потенциальные тактики боя, вот только все они, так или иначе, упирались в параметры леммингов. Окажется у них много жизней или магическое зеркало, и все, можно разворачиваться. Лена шла рядом и еле слышно сопела: не знаю, что она там себе вообразила после нашей небольшой беседы, но уровень ее сосредоточенности вырос в несколько раз.

Очень скоро мы добрались до широкой просеки, где каждые пару минут, видимо, по своим делам курсировали стаи леммингов. Маленькие зверьки с полосатыми спинами и добрыми черными бусинками глаз выглядели совсем неопасно. Ровно до того момента, как я просмотрел их параметры.

Лернейский миус, уровень 190

Класс: редкий

Стихия – хаос

Жизни – 500

Атака – 3000

Защита – 1000

Магическая защита – 0

Иммунитет к проклятьям

Навыки – ускорение, сила стаи, физическое зеркало (х2)

Скорость – 4 (крейсерская), 15 (рывок)

Ради такого дела я даже повысил уровень взора (чтобы ничего не упустить), так что десять минут, пока интеллект не откатится, у меня есть, чтобы все продумать. Итак, что тут можно сказать. Для начала, очевидно, что прозвище «лемминг» – это земная адаптация местного названия. Похоже, зверьки действительно популярны, раз заслужили такое. Дальше: защита, которая оказалась не такой уж и маленькой, как рассказывали Лене – теперь окончательно становится понятно, почему на этих чудовищ никто всерьез не охотится. В ближнем бою чтобы пробить ее и снять такое смешное для фронтира количество жизней, нужно серьезно разгонять свой урон, что при увеличенном в два раза шансе на отражение атаки фактически гарантирует возрождение у надгробия. Ну а в дальнем бою, как и сказала Лена, решать будет уже количество тварей.

А что могу уже я сделать по-другому? Какие мои способности смогут перевернуть потенциальный исход боя на сто восемьдесят градусов? А ведь еще обязательно надо будет сразу учесть, что из-за превосходства стихий сильнейшие мои заклинания и способности будут действовать в два раза слабее. А обычные так и не будут действовать вовсе. Дальше: если взять огненный шар и по максимуму его усилить, я смогу расправляться с врагом где-то за тринадцать секунд. Даже с парочкой, если они окажутся слишком близко. Поможет ли мне это, учитывая, что минимальный размер стаи, пробежавшей мимо, насчитывал около двадцати рыл? Нет! Есть ли у меня выход? Да! Просто не нужно спешить.

В этот момент с противоположной стороны просеки показался болоторог, точная копия того, с кем я недавно расправился. И тут же ближайшая стая бросилась прямо на него. Секунда, и несколько десятков пушистых тел взмыли в воздух, чтобы погрести под собой своего противника. Чавканье, хлюпанье, брызги крови – выглядело неважно, но всё было кончено буквально за пару секунд.

– Мамочки, – только и смогла выдохнуть сидящая рядом Лена. – Вася, мы же не на них будем охотиться?

– На них, на них, – я тут же развеял ее иллюзии. – И у тебя будет важная роль.

После увиденного я внес незначительные коррективы в свой план. Учитывая прыгучесть леммингов, просто подловить их, пока они гонятся за Леной, у меня вряд ли получится. Стоп, я чуть не приказал начинать, при этом заранее не подготовив паладиншу к своей новой способности. Да, я планировал использовать конус холода, и надо сделать так, чтобы девушка не подумала при этом ничего ненужного. В идеале следует провести это как разновидность огня. Конечно, холод и огонь мало совместимы, но чем наглее ложь, тем, как ни странно, проще в нее поверить.

– Ты же понимаешь, что эти лемминги не просто монстры, а порождение хаоса? – я не уверен, что девушка может видеть так далеко их свойства, но к счастью, та, похоже, просто поверила мне на слово. – Сражаясь с ними, мы одновременно и ослабим одного из основных противников нашей стихии, и добудем одни из самых ценных кристаллов.

Лена сидит, слушает и внимает. Хорошо.

– Огонь – это ярость света, ее можно использовать против любых врагов. Но есть еще и лёд – сражаясь со своими природными противниками, мы уже не можем позволить себе поддаваться эмоциям. Но мы можем отлучить таких врагов от света окончательно и бесповоротно, так, что их уделом останется только холод и скрежет льда, – красиво завернул, но Лена просто молчит. Похоже, мало, да и системных сообщений не было. А без них рисковать и использовать заклинание при свидетелях я точно не буду.

– Чем опаснее враг, тем больше силы для борьбы с ним готов дать нам наш бог. Сегодня я хочу показать тебе новую ступень, до которой ты рано или поздно доберешься, если будешь неукоснительно следовать делу света, – а вот теперь все прошло, как надо.

Учение Света

410 очков обмана в день

Число подросло (притом довольно значительно для одного-то человека), а значит, получилось, и Лена приняла мои слова за чистую монету. Еще бы – люди всегда предпочитали верить, когда им обещают что-то хорошее. Вот пообещай, наоборот, несчастья и неудачи, и тебя моментально заклеймят как лжеца.

Закончив с идеологической подготовкой, я все-таки объявил начало операции, и Лена сделала пару шагов вперед, привлекая внимание ближайшей к нам небольшой стаи. Лемминги тут же сменили направление движения и бросились за ней – и все последующие действия заняли буквально пару секунд. Раз – веревочница пробежала мимо меня с широко раскрытыми от ужаса глазами, два – прямо за ней я бросил на землю две колбочки со «Скользким дитя», тут же превратившим кусок леса в настоящее масляное царство. Три – лемминги как раз вышли на дистанцию прыжка, когда их лапы потеряли сцепление с поверхностью, и они кубарем покатились по земле, сбиваясь в одну кучу. Ну а дальше пришла моя очередь окатить всю эту кучу-малу конусом холода. Заклинание было улучшено частично на радиус, частично на шанс обездвиживания, так что получилось охватить всех. И пусть шанс обездвиживания был не так и велик, но когда холод накатывал волна за волной, даже сорока пяти процентов оказалось более чем достаточно. Все лемминги примерзли к земле, и мне оставалось только аккуратно двигаться по кругу так, чтобы когда кто-то отмерзал, он только и успевал, что найти меня глазами, прежде чем лед снова схватывался.

Прошло две минуты, и все было кончено. Я получил сразу два уровня, но главное-то было не это. У наших с Леной ног лежало настоящее богатство.

Получено: Большой кристалл хаоса (22)

Получено: Шкура миуса (13)

Используется в изготовлении брони, повышает защиту от холода и скорость передвижения

Получено: Потроха Миуса (2)

Используется в алхимии

Получено: Кожаные ботинки Миуса

Тип брони: редкая

Броня 300

Скорость передвижения +30%

Вот это настоящая добыча! Вот ради такого можно и рискнуть жизнью! А ведь еще недавно я всерьез рассматривал вариант набивать болоторогов ради лишних десяти кристаллов – как же хорошо, что я не стал упираться как осел, уткнувшись в один-единственный вариант, а тут же начал пробовать и что-то другое. И ведь это только начало! У меня с собой еще целых пять банок «Скользкого дитя», да и первые еще не выветрились (судя по таймеру, зелье живет целых пять минут).

– Лена, та жижа, на которой лемминги так скользят, будет действовать еще минуту. Так что вперед! Срочно тащи следующую партию!

А я пока порадуюсь, что никого эпик-уровня нам так и не встретилось. Вот против кого не подействовали бы ни зелья, ни заклинания. И как же хочется поскорее это исправить.


Глава 14
Дикая охота

Со стороны картинка наверняка смотрится довольно странно: раскрасневшаяся девушка со всех ног убегает от живого одеяла из леммингов, хитрыми прыжками разной степени грациозности преодолевает разлитую по земле блестящую жирную массу. А я в это время, казалось бы, безучастно наблюдаю за происходящим, но нет – я наготове, и, как только зверьки сбиваются в кучу-малу, тут же превращаюсь в Мистера Фриза из старого кинокомикса…

И вовремя: действие остатков «Скользкого дитя» закончилось, счет шел буквально на секунды. Но я успел – все маленькие и довольно милые с виду зверьки застыли, не успев восстановить равновесие. Они блестели бусинками глаз, и на мгновение мне даже показалось, что я истребляю беззащитных животных, но я тут же отмел эту мысль. Миусы, они же лемминги – существа опасные, и потеря бдительности в схватке с ними грозит быстрой и мучительной смертью. На этот раз наш улов был поменьше – всего семнадцать кристаллов хаоса и девять шкурок. Потрохов, что удивительно, не досталось вовсе, да и предметов вроде ботинок тоже на сей раз не было.

Веревочница смотрела на меня, явно ожидая одобрения, и я не заставил ее долго ждать, кивнув с довольной улыбкой. Надо было сказать еще что-нибудь ободряющее, но вместо этого у меня вырвалось совсем другое:

– Лена, теперь нужно усложнить задачу. Попробуй собрать больше этих милых чудовищ, – все-таки банок со «Скользким дитя» осталось не так много. В идеале надо потренироваться собирать на каждую побольше монстров.

Паладинша сосредоточенно нахмурила брови, на секунду задумалась, а затем уверенно кивнула.

– И будь осторожна, – все-таки добавил я, понимая, что это важно.

Лена развернулась и смело, с гордо поднятой головой, пошла приманивать очередную стайку миусов. С одной стороны, меня такое безоговорочное доверие подкупает, с другой – стоит быть осторожным и не превращать хорошую девушку в истового фанатика света.

Но сейчас мы заняты важным делом, и я рискую не меньше, чем она. Я не просто так предложил ей собрать стаю побольше (и дело тут не только в экономии): таким образом мы сможем гораздо быстрее набрать максимальное количество кристаллов и, соответственно, ускорить исполнение моего договора с генералом. Но в то же самое время я балансировал на грани, вложив на этот раз больше интеллекта в радиус и пожертвовав шансом прохождения обморожения. Конечно же, я попытался по возможности рассчитать оптимальный вариант, но в реальности все было настолько писано вилами по воде, что в случае срыва досталось бы и Лене, и мне самому. Стоит ли оно того?

Из раздумий меня выдернул крик Лены – похоже, она собрала за собой хвост из гораздо большего числа леммингов, нежели сама ожидала. Зверьки неслись за ней пушистым живым ковром, наталкивались друг на друга и, возмущенные этим фактом, злобно пищали на своих же сородичей. Раз, два, три – пора!

Острые зубы одного из миусов щелкнули в опасной близости от меня, заставив вздрогнуть, но самообладания я при этом не потерял, и баночки с зельем упали в точно рассчитанное место без единой задержки. Мгновенно образовалась нелепая куча-мала из кувыркающихся зверьков, кого-то из них ударило о ствол дерева, пострадавший миус издал непривычно низкий звук, но я не стал заострять на этом свое внимание. Слишком велик был риск, а потому действовать нужно было без промедления. Движения мои стали более резкими, атаки отрывистыми, но все получилось как нельзя лучше – те мелкие хищники, на которых не срабатывало заклинание, тут же получали новую порцию холода в морду и застывали. Однако я понимал – еще чуть-чуть, и все бы сорвалось.

Лена, тяжело дыша, оперлась о какой-то вековой дуб или что-то подобное и пронзительно рассмеялась.

– Кажется, мне это начинает нравиться! – с улыбкой во все удивительно белоснежные зубы воскликнула она. – Главное, не увлекаться!

– Именно, – кивнул я. – Сохраняй трезвый рассудок в любой ситуации, свет не любит суеты и пустой бесшабашности.

Получено: Большой кристалл хаоса (31)

Получено: Шкура миуса (15)

Получено: Потроха миуса (4)

Получено: Кожаные перчатки миуса

Тип брони: редкая

Броня 250

Увеличивает скорость движения рук +10%

Кажется, риск был вознагражден сполна – я получил не только нужные мне кристаллы, а также шкурки и потроха, но и очередную часть некоего комплекта. И это не говоря уже об очередном уровне, почти вплотную приблизившему меня к полусотне – такой стиль прокачки мне определенно нравится. Что там мне дают эти перчатки? Скорость рук? По идее это должно помочь тем, кто сражается в ближнем бою, но, главное, почему бы этому не сработать и с заклинаниями. Для них ведь тоже приходиться махать конечностями будь здоров. Дополнительные десять процентов к скорости моих ледяных ударов – кажется, не так уж и много, но в определенной ситуации именно они могут стать решающими. И тут я чуть не ударил себя по лбу от досады. Вот как же так-то! Перчатками, дающие дополнительное ускорение, тут же решил воспользоваться себе во благо, а про Лену, надрывающуюся от беготни, банально забыл. Комплект Миуса, конечно, штука непростая, но, учитывая, как у нас тут идут дела, мы его точно соберем целиком. И не раз. Так почему бы не поработать на репутацию, не пожадничав в самом начале – думаю, это будет совсем не плохо.

– Возьми, – как бы мимоходом предложил я девушке кожаные ботинки. – Легче будет от них удирать.

Веревочница приняла обувь из моих рук и тут же, без промедления, надела обтягивающие остроносые ботинки на ноги. Смотрелись они на ней довольно смешно, но дополнительное ускорение нивелировало несуразный внешний вид – главное, что теперь девушка будет проворнее.

– Поторопись, – спохватился я, – у нас меньше минуты, потом эта дрянь засохнет.

Надеюсь, что Лена успеет – вон как скакать сразу начала в этих башмаках. Сам я быстро натянул перчатки, ощутив легкую шершавую прохладу. Итак, дорога каждая секунда, ведь «Скользкое дитя» не бесконечно – не хочется упускать возможность при одном использовании расправиться сразу с двумя стайками леммингов. После того как паладинша приведет ко мне очередную толпу миусов, останется всего три склянки, потом еще два захода, и тогда нужно будет придумать что-то другое. Либо же возвращаться в город, распределить добычу (отдельно для собственных запасов, отдельно – на продажу) и заняться производством новых порций зелья.

Лена собрала еще одну стайку леммингов и вела их на меня. Бежала она теперь гораздо быстрее, а потому слегка расслабилась – несущиеся во весь опор зверьки заметно от нее отставали. Рраз! Пушистая свалка, писки, глухие стуки маленьких голов о дерево и привычная заморозка. Действовать у меня получалось заметно проворней, так что я вновь успел истребить всю попавшуюся в ловушку ораву. Пожалуй, теперь можно попробовать рискнуть посильнее. Тем более, все равно зелья скоро кончатся, и придется уходить – лучше прямо сейчас проверить, каков наш предел.

Лена восприняла предложение приманить еще больше врагов с энтузиазмом – она видела, насколько успешно проходит охота, и уже привыкла к этому. А еще, конечно же, в девушке проснулся охотничий азарт – самый настоящий, с безумными искорками в глазах.

И вот Лена, помня мои наставления, мужественно собрала на себя, наверное, под полсотни миусов и теперь привычно вела их ко мне. Хватит ли тех же двух склянок? Должно хватить – скользкая жижа растекается практически мгновенно и на большое расстояние. Хлоп!

Оказалось, что само количество бегущих за Леной зверьков сработало против них же самих – задние напирали на передних, и те кувыркались еще сильнее, а сам арьергард валился наземь, даже не добегая до разлитой жижи. Я с упоением вновь включился в роль Мистера Фриза, замораживая отчаянно барахтающихся миусов, но тут же был наказан за свое безрассудство.

Вот он, закон больших чисел в действии. Если в прошлые разы мне удавалось приморозить всех леммингов (хорошо, что они маленькие и легкие, и ничего не могут с этим сделать), то теперь то тут, то там начали появляться те, на кого заморозка не прошла. Я, конечно, пытался это исправить, но их было слишком много. А потому даже с увеличенной скоростью движения рук я просто не успевал закрывать бреши. И вот произошло то, к чему все изначально шло. Наверное, около трех десятков леммингов сразу вырвались из скользко-ледяной ловушки и прыгнули в мою сторону.

Все, конец! – промелькнуло у меня в голове. Я попытался отскочить, чтобы хоть как-то повысить свои шансы на выживание, но тут неожиданно Лена сиганула прямо в самую гущу клацающих зубами леммингов.

– Вася, бей их! Аааааааа! – истошно завопила девушка, когда зверьки переключились на нее и принялись упоенно грызть.

Они чавкали и даже похрюкивали от наслаждения, Лена кричала, но при этом все же пыталась одновременно удержаться на месте и увернуться от как можно большего количества атак. Увы, тщетно. Учитывая силу атаки миусов, пара укусов, и ей конец. И то, что девушка до сих пор умерла – тут дело может быть только в неуязвимости (чтобы она сработала, паладинша как раз и не сходит с места). Похоже, Лена успела опустить уровень своей выносливости, чтобы активировать именно ее, а не двойное здоровье, которое в данном случае никак не смогло бы помочь. Значит, у меня есть еще десять секунд?

Аркобалено

Использовать конус холода на миусах, вновь собравшихся в одну кучу, было не сложно. Вот только пока в радиусе атаки будет Лена, мне нельзя делать это без прикрытия. Иначе девушка моментально увидит в логах, что именно ее ударило, и все. Мои способности моментально канут в Лету.

Сбалансировав заклинание в сторону шанса срабатывания (учитывая, что все лемминги собрались на крошечном пятачке земли, можно было уменьшить радиус), я атаковал ораву грызущих паладиншу миусов. Получилось – обморожение прошло на всех, и я уже привычными движениями закружил вокруг них, снимая остатки жизней этих милых чудовищ. На удивление, на этот раз сбоев не было, и даже получилось управиться до того, как с паладинши спала неуязвимость. Огромная по сравнению с предыдущими стая леммингов отправилась к праотцам, Лена в изнеможении упала на землю, а у меня перед глазами замелькали строчки логов.

Получено: Большой кристалл хаоса (52)

Получено: Шкура миуса (38)

Получено: Потроха миуса (9)

Количество уничтоженных вами миусов превысило 150 за один час. Вы получаете достижение «Друг миусов» – теперь они не будут атаковать вас первыми.

Как это странно, подумал я. Уничтожил полторы сотни зверьков и стал для них другом. Протянув руку постанывающей Лене, я помог ей подняться. Интересно, что она увидела во время действия Аркобалено? Судя по ее поведению, ничего странного, и это хорошо. Было бы обидно потерять такого союзника – сегодня я на своем примере смог убедиться, насколько полезно в этом мире работать в команде. Даже когда у тебя на руках вроде бы все козыри. И пусть сейчас я спас девушке жизнь, но изначально-то именно она предотвратила бесславную концовку нашей охоты. Все-таки постоянно находиться на грани – это сложно. И пусть ради такой прибыли, как у нас, не грех и рискнуть, но хотелось бы все-таки как-то стабилизировать этот процесс. И тут, будто отвечая на мои мысли, в голове созрела новая идея.

– Тебе нужно немного отдохнуть, – участливо сказал я девушке и предложил ей присесть, прислонившись к дереву.

Лена благодарно кивнула и последовала моему совету, вытянув ноги и устало склонив голову набок. Она прикрыла глаза, а я завертел головой по сторонам, выискивая возможную жертву задуманного мной эксперимента. Нет, так не получится – придется пройти чуть подальше в заросли. Конечно, будь у меня еще «скользкие» зелья, я бы продолжил охоту: нельзя бросать такие выгодные мероприятия на полпути. Но их больше нет, так что почему бы не проверить кое-что другое.

Идея, неожиданно пришедшая мне на ум, была одновременно проста и коварна. Миусы теперь, как я понял, воспринимали меня как опасного противника, хоть и называлось это почему-то словом «друг», и не должны были трогать. Но вот остальных – остальных они должны разрывать с тем же упоением, что и раньше, тут ничего не изменилось. И это могло пойти мне на пользу. Ведь кто или что мне мешает привести в самую гущу этих паршивцев того же болоторога… Хотя кому он нужен с его средними кристаллами! Но ведь я мог бы попробовать объявить охоту и на какого-нибудь легендарного монстра! Среди зверьков я буду в относительной безопасности, а вот преследующий меня противник познает всю их мощь и острые зубы. Опыта я в итоге, конечно, не получу, но зато добыча может оказаться даже лучше, чем сейчас.

Я расплылся в хищной улыбке. Чем не способ охоты? И сам я особо не буду рисковать. Главное, не наломать дров в спешке и попробовать на ком-то попроще. Скажем, с болоторогом я, если что-то пойдет не так, справлюсь самостоятельно, поэтому он и станет моим подопытным. Но сначала…

Аккуратными шажками я приблизился к снующим из стороны в сторону ордам миусов. Ничего не произошло. Зверьки будто не замечали меня. Я осмелел и сделал широкий шаг прямо в их гущу, чуть не наступив кому-то на хвост. Зверьки деловито перепрыгивали через мои стопы или просто-напросто огибали меня, будто я был столбом или стволом дерева. Но никто даже не подумал укусить меня или оцарапать, не говоря уже о полноценной атаке. Что ж, первая фаза эксперимента прошла удачно.


Глава 15
Лесная легенда

Уже спокойно, прогулочным шагом я двинулся в сторону болотистой лужайки, где произошла наша первая встреча с помесью оленя и рептилии. Вот и один из ярчайших представителей этого вида местных животных – стоит в воде и смотрит вдаль. Пойдем, дружок, я познакомлю тебя с миусами…

Я хмыкнул, представив, что говорю это вслух, а болоторог вежливо кивает и бредет вслед за мной. На самом деле все, разумеется, произошло не так. Я просто подошел к зверю на достаточное расстояние и ударил его огнем. Благородный бронзовый болоторог обиженно взревел и бросился на меня, я же развернулся и побежал со всех ног в царство леммингов.

Скорость у рогатого монстра была весьма приличной, он чуть не догнал меня, но я все же оказался быстрее. Очутившись, скажем так, в эпицентре огромной стаи, члены которой тут же начали меня огибать как бурная речка валун, я остановился и развернулся. Болоторог, очевидно, был существом осторожным, а потому притормозил на берегу живого шерстяного потока. Но было поздно – лемминги с оглушительным визгом набросились на блестящего гиганта, который взревел от боли и отшатнулся. Часть леммингов полетела по сторонам, стукаясь о деревья или приземляясь на головы своих сородичей, но их место тут же заняли другие, ожесточенно жрущие болоторога живьем. Буквально пара секунд секунд – и от обреченного монстра ничего не осталось. Кроме, конечно, среднего кристалла воды и двух бедренных костей.

Я собрал добычу, довольно расправил плечи и заурчал, будто зверь, давший мне фамилию и, соответственно, кличку. Друг миусов – это звучит страшно!

Интересно, кто же будет нашей следующей общей жертвой? В идеале бы, конечно, заполучить скальп легендарного монстра, а лучше четырех, да собрать из них маску… Вот это было бы серьезным шагом в развитии. А так – пусть денег мы заработали и очень много, а в перспективе сможем чуть ли не взорвать местную финансовую систему – вот только в целом я еще слишком слаб. И договоренность с генералом при всех ее плюсах явно скрывает в себе не один подводный камень. А уж уровень противостояния с большой тройкой стихий мне сейчас даже сложно представить. По уму, надо сидеть и не высовываться. Вот только тогда так и останешься на своем месте под плинтусом – бывают такие моменты, когда нужно идти вперед, даже когда не уверен в успехе. Ставить все на свой опыт, на те силы, что уже собрал, на свое умение ориентироваться по ситуации и справляться со сложностями прямо на ходу. Просто потому, что иначе нельзя. А те, кто верит, что бывают идеальные планы, они или стартуют слишком поздно, или сгорают при первой же ошибке, которой просто не может не быть.

Прогоняя в голове все эти мысли, я параллельно вызвал свои беговые щупальца и носился кругами вокруг нашей стоянки в поисках цели покрупнее. Естественно, стараясь не уходить слишком далеко от просеки, по которой курсируют стаи леммингов. И вот мои старания и упорство были вознаграждены. Всех обычных монстров я просто обошел, не вступая в схватку, и вот впереди лежит более чем достойная цель. Издалека похожий на огромное поваленное дерево, покрытый мхом и кучей сухих узловатых веток – да это же самый настоящий дракон. Его бока, казалось, выпиленные умелым столяром из покрытого замшелой корой многовекового дуба, поднимались и опускались. А хитрые желтые глаза следили за наглой букашкой, посмевшей прервать его сон.

Древесный дракон, уровень 300

Редкое существо

Класс: легендарное

Жизни – 300 000 000

Стихия – дерево

Атака – 10 000

Защита – 2000

Магическая защита – 100

Навыки – физическое зеркало, стихия леса, призыв, росток

Скорость – 1 (крейсерская), 5 (рывок), 20 (полет)

Да уж, достойный противник, на которого просто не подействуют атаки обычным оружием. А количество жизней? Как с таким справиться? Да ладно это. Впервые я увидел противника с магической защитой под сотню – получается, с моим арсеналом мне его пока в принципе не достать. Но это мне. А вот лемминги даже с учетом защиты дракона, если их соберется под тысячу, смогут расправиться с гигантом минут за пять. Ну, или десять, учитывая, что часть будет постоянно убиваться о физическое зеркало. Хотя с болоторогом отражение урона на леммингов так ни разу и не сработало, так что тут еще не до конца понятна специфика их навыков при сражении друг с другом. Впрочем, к чему теории, если можно все по-быстрому проверить на практике? Тем более, видя, что я не собираюсь уходить, дракон поднялся, с глухим треском разгибая свои могучие лапы, а потом как-то резко повернулся в мою сторону.

Главное, не убегать слишком далеко, – тут же мелькнула в голове мысль. Скроюсь из глаз, и эта тварюга обязательно взлетит, и тогда можно сразу писать, что все пропало. А так, если подразнивать и создавать ощущение, что вот он я, можно и попробовать дотащить гиганта до просеки.

– Шмяк! – я только в самый последний момент успел отскочить в сторону, когда один из сучьев на спине дракона неожиданно удлинился и ударил прямо в то место, где я еще недавно стоял.

Опасно! Похоже, это тот навык, что в описании монстра назывался «Росток». Детское название и смертельное воплощение. И почему я не удивлен? Дальше мне пришлось показать все приобретенное мастерство управления своими ходунками: ускорения, прыжки, торможения, даже отстрел щупалец для резких поворотов с помощью обхвата встающих на пути деревьев. К счастью, ни одна атака меня так и не достала, и мы драконом вместе вывалились прямо на тропу, полную миусов. Еще пару секунд мне пришлось уворачиваться от атак, а потом лесной гигант был вынужден оставить меня в покое и заняться дружно набросившейся на него малышней. Учитывая, что мы были прямо посреди просеки, а не отошли в сторону, как во время наших с Леной экспериментов, то новые стаи леммингов не пробегали мимо, а прямо с ходу вливались в общую схватку.

Дракон был силен – каждый его удар хвостом, лапой, пастью или наростами отправлял одного, а то и сразу несколько миусов в лучший мир. Вот только для стаи леммингов это было не очень большой проблемой – они брали не качеством, а количеством. Жизни легендарного монстра с заметной глазу скоростью поползли вниз, а я предпочел отойти подальше, чтобы не попасть под его ответный удар, который наверняка не замедлит последовать. И вот пришло время. Из земли вырвалось под сотню небольших деревьев, опутавших попавшихся им на пути леммингов. Было видно, как ветви прорастают прямо сквозь пищащих от боли Миусов, а потом, покрывшись деревянной броней, недавние страдальцы набросились на своих собратьев. Будь это армия людей, и все было бы кончено. Но в пользу оравы леммингов сыграло малое количество перерожденных деревянных монстров, которых просто загрызли, несмотря на все усиления и покрывшие их странные ауры – пусть обычным леммингам и пришлось при этом практически ополовинить свои ряды.

Я с трудом удержал себя от того, чтобы как муха не потереть руки друг о друга. Да, если все закончится, как надо, я получу не только добычу с дракона, но и около пяти сотен кристаллов с погибших в процессе леммингов. Это ли не джек-пот? Вот только мои осторожные мысли о победе над легендарным монстром были осторожными не просто так. Я не забыл о стихийных атаках, с которыми столкнулся на болоте. И здесь в итоге все закончилось так же. Дракон опять начал выращивать небольшой лес, вот только на этот раз на сотне деревьев он не остановился. Пусть не крепкие, но гибкие, сотни и сотни лиан собирались в огромные щупальца и, как змеи, душили и давили танцующих вокруг дракона миусов, уничтожив их всех под корень. Да что лемминги – весь лес на сотни шагов вокруг разбушевавшейся легенды был разрушен, и хорошо еще, что я догадался вовремя отойти подальше. Вот только будет ли этого достаточно, чтобы выжить? Если разъярённый дракон решит поквитаться, то мне теперь уже точно не спастись. К счастью, побитый леммингами ящер решил не искушать судьбу, а поднялся в воздух и, тяжело взмахивая крыльями, направился куда-то вдаль от оказавшегося столько негостеприимным города людей.

Вот только лично для меня ничего еще не кончилось. Впереди на земле валялась настоящая гора сокровищ, а чуть дальше из разбитого драконом подлеска выходили три человеческие фигуры, девушка и два парня. Как же много на одного меня. И почему нельзя собрать всю валяющуюся на земле добычу за один мах? Нет, я, конечно, в случае чего еще смогу заработать, но и отдавать поле битвы леммингов и легендарного монстра так просто я не намерен. Да и узнать, кто мне тут попался, было бы не лишним. Тем более что время играет мне на руку. Эти трое тоже не знают, чего от меня ожидать, а значит, скорее всего, рубить с плеча не будут. А лемминги рано или поздно вернутся, и тогда этой троице до сокровищ будет уже просто не добраться. Значит, моя цель – тянуть время и по возможности узнать, кто передо мной. Что я могу использовать? Эти трое выжили во время ударов дракона, а это значит, что они, как и Лена недавно, были вынуждены опустить свою выносливость (наверняка существенно) для активации абсолютной защиты. Это хорошо, получается, они сейчас чувствуют себя уязвимыми. Хорошо, но одновременно и недостаточно для успешных переговоров. Может быть, есть что-то еще? Не знаю, почему я решился рискнуть вложиться во взгляд – может быть, интуиция – но в отличие от всех прошлых попыток, я смог увидеть довольно много.

Дженнифер Кэтчер, уровень скрыт

Возраст: 1662 дня

Умение: эпик-метка бездны

Дополнительное умение: скрытность

Благословения: Защита сознания Конфлюкса, Защита тела бездны

Проклятья: враг тьмы

Гейсы: дело бездны

Отношение: нейтральное

Теперь двое прикрывающих ее парней. Первый выглядит совсем молодым.

Итон Хоуп, уровень скрыт

Возраст: 1213 дней

Умение: эпик-метка хаоса

Дополнительное умение: стрельба из лука

Благословения: Защита сознания Конфлюкса, Защита тела хаоса

Проклятья: враг тьмы

Гейсы: дело хаоса

Отношение: нейтральное

А вот второй даже чисто внешне гораздо опаснее. Да и возраст в этом мире подтверждает мои мысли.

Натан Мур, уровень скрыт

Возраст: 2213 дней

Умение: эпик-метка тьмы

Дополнительное умение: боль

Благословения: Защита сознания Конфлюкса, Защита тела тьмы

Проклятья: враг тьмы

Гейсы: скрыты

Отношение: нейтрально-враждебный

Не знаю, как у меня получилось все это усмотреть. Но тут же родилась одна теория. Все мои неудачи с вытягиванием информации с помощью взгляда до этого были в городе, где люди чувствуют себя в относительной физической безопасности. А тут поле боя, где этой троице только что пришлось постараться, чтобы выжить. Так, может быть, на те ментальные щиты, что они обычно держат (не думаю, что против просмотра их параметров, это просто совпало, а, например, с защитой от внушений), в схватке просто не хватает внимательности и сосредоточенности? Как же плохо, что я пока только на улучшенном ранге обмана и с трудом представляю, что могут себе позволить обладатели более высоких уровней метки.

Дальше мое внимание приковало указание города в описании моих новых знакомых. Получается, эти трое не из Находки, а из города-цели нашего грядущего похода. А еще висящее у каждого из них проклятье «враг тьмы», даже у того, кто этой самой тьме вроде бы служит. Или нестандартные способности: скрытность, как у той же Лисы, или еще более подозрительная боль (между прочим, у того, кто единственный относится ко мне враждебно)? Как-то все это необычно и странно. И, главное – столько новых вопросов, что за ответы на них я бы не пожалел отдать всю сегодняшнюю добычу. Ну да ладно, в любом случае я сейчас уже увидел в их описание такое, что эти трое вряд ли захотели бы хоть кому-то показывать. Так почему бы не попробовать это обыграть, выпытав у них еще больше?

Раз. Два. Три. Выпрямить спину, держаться расслабленно и одновременно уверенно. Ничего необычного не случилось. И дракон, и сотни мертвых миусов, и троица шпионов – именно это я и ожидал сегодня увидеть.

– Как вам моя презентация? – я почему-то уверен, что они смогут понять меня, несмотря на иностранные имена. – Генерал попросил меня присоединиться к операции со стороны света. А я решил, что партнерам стоит быть в курсе моих способностей.

Если не угадаю, то кого будет волновать, что там я наболтал – убьют и все. А вот стоит попасть в цель, и наш разговор станет очень и очень интересным. И я постарался сделать для этого всё, что только можно. С одной стороны, не сказав лишнего, чтобы не показать мое неуверенное плавание в ситуации. А с другой, показав, что я в курсе почти всего – пришлось рискнуть и высказать пару догадок, ведь иначе любой вопрос, и моему таинственному виду тут же придет конец. Хотя… Я почти уверен, что попал в цель.

Первое: мое участие по приказу генерала – это правда. Дальше неважно, кто эти трое, шпионы или союзники из Конфлюкса (хотя, учитывая, что скрытность есть только у девушки, я ставлю на второе), они, скорее всего, уже в курсе такого необычного события. Вот и стартовая причина поверить мне. Теперь второе – почему я решил представиться именно светом. Конечно, свою роль сыграло то, что именно под стихию я и получил себе квартал, но, главное – уж очень подозрительным показалось мне у них общее проклятье «враг тьмы». Не бывает таких случайностей. А раз так, то почему бы не попробовать предстать в качестве силы-антагониста. И последнее – упоминание моих способностей. Тут еще проще: надо же мне как-то заставить их считаться со светом, который тут не в чести, да объяснить устроенный погром.

И что же мне ответят?

– Свет, говоришь? – первым откликнулся на мое предложение пообщаться Натан Мур. Речь его звучит не очень чисто, видно, что язык не родной, и выучил он его уже здесь. Да уж, наших тут немало, так что навык, можно сказать, из серии первой необходимости. – И что же заставит считать, что ты сможешь хоть как-то помочь нам справиться с темными?

Темные? Значит, я был прав, и дело тут не только и не сколько в конфликте городов, сколько в борьбе стихий, где генерал Находки решил урвать свой кусок. Вот только отвечать мне сейчас нельзя, хотя я, вроде бы, и могу это сделать – будут появляться все новые и новые уточнения, и очень быстро станет ясно, что я вообще не понимаю, о чем тут речь.

– А почему мне стоит доверять отряду, где есть темный? – после моего встречного вопроса Мур вздрогнул, явно не ожидав, что его раскроют, и невольно кинул взгляд в сторону Итона Хоупа. Вот ведь, самый молодой в отряде, единственный с самым стандартным умением в арсенале, и при этом главный. Что ни говори, а мозги всегда решают больше, чем голый талант.

– Ты же сам знаешь, – этот уже говорил на чистом русском, – темные готовы предать даже своих, но при этом будут до конца идти за тем, на ком могут собирать свою силу, и помогать ему. Главное, убить их раньше, чем они решат, что накопленное тобой удовлетворяет их амбициям.

Итон подмигнул недовольно поморщившемуся Муру, а я для себя отметил, что, кажется, знаю, зачем за мной увязалась Даша. Значит, помогают стать сильнее, а потом убивают и забирают все себе? Интересно. Этим обязательно нужно будет воспользоваться.


Глава 16
Голая правда

– Насчет темных знаю, – ответил я, отыгрывая свою роль. – И надеюсь, что ваш друг не решит вас покинуть в самый ответственный момент.

Натан Мур отчетливо заскрежетал зубами – было видно, что он раздражен не моим откровенно заносчивым поведением, а реакцией своих. Вот, Дженнифер, к примеру, залилась искренним смехом. Итон оказался более сдержанным, но все-таки улыбнулся, а потом положил руку на плечо своего товарища, успокаивая и подбадривая его одновременно.

– Не злись, Нейт, – дружелюбно проговорил Хоуп. – Ты же понимаешь, что Вася прав.

– Так ты не ответил, – прищурившись, девушка посмотрела на меня снизу-вверх. По-русски она говорила заметно похуже, чем эти двое. – Что ты там можешь?

– Полагаю, вы видели дракона, – буднично сказал я. Троица почти одновременно кивнула. – Вопросы?

Не знаю, что они видели, и не знаю, как это оценят – так что будем делать вид, что мы все понимаем, о чем говорим.

– Да, мы видели это существо, – подтвердил Итон. – В одиночку снять больше половины жизней у того, с кем целые города так и не смогли справиться – это действительно впечатляет. Интересный подход, мы благодарны, что ты решил с нами им поделиться. Хотя до конца непонятно, почему.

Значит, они решили, что тактика моего сражения с драконом была своеобразным подарком Конфлюксу от меня как лидера света? В принципе, если до этого такие монстры считались непобедимыми, то почему бы и нет. Учитывая, что вне зависимости от количества атакующих в ближнем бою у них просто не будет шансов, а при попытке обстрела дракон, думаю, просто улетит, получается, я и в самом деле только что показал нечто ценное. Ну и ладно. Мне не жалко, главное, закрепим сейчас союзные отношения. А у партнеров по альянсу воровать не принято. По крайней мере, в наглую.

– Свет еще и не то может, – туманно ответил я, продолжая тянуть время.

– Значит, говоришь, генерал попросил тебя присоединиться? – Итон внимательно меня разглядывал, прощупывая взглядом будто сканером.

– Не доверяю я ему, – неприязненно выпалил Мур. – Джен, подтверди – выглядит это все очень странно.

Атаковать они не спешат, значит, в мою игру, похоже, все-таки поверили, несмотря на слова темного. По крайней мере, на начальном уровне. Но и уходить тоже не спешат – что это, личная жадность и желание урвать лежащий под ногами куш или же они хотят из меня выбить какую-то информацию?

– Не сказала бы, – покачала головой Дженнифер. Она, в свою очередь, рассматривала меня с заметным любопытством. Даже, я готов был поклясться, с определенным интересом. – Кроме него и нас здесь поблизости никого…

Главное, чтобы Лена внезапно не очнулась и не начала меня звать, крича на весь лес. Подумав об этом, я буквально похолодел. В обычной ситуации на паладиншу я могу положиться, но вот сейчас – скажет или сделает что-нибудь лишнее, и вся моя игра пойдет коту под хвост.

– Сейчас времена тревожные, я тебя понимаю, Нейт, – доверительно заметил я. – Но ты прав – не стоит выкладываться первому встречному. Вот только касается это не только вас, но и меня.

– Давненько я не видел последователей твоей стихии, – улыбнулся Итон, глядя мне прямо в глаза. – На первый взгляд, ничего в тебе особенного и нет, – тут он задумался, – неплохо маскируешься. Не удивлюсь, если именно тебе генерал поручил ликвидировать патриарха.

Я понимал, что разговор крутится вокруг да около, а еще мне все-таки не особо доверяют. Почему? Да хотя бы потому, что никто из них ни разу не назвал ни одного имени. Так что я могу ошибиться даже в самых простых предположениях. Например, какого генерала они имеют в виду? Чана? Или своего, из Конфлюкса? И что еще, черт побери, за патриарх? Глава квартала темных? Зуб даю, что имеется в виду точно эта стихия – речь уже несколько минут только вокруг тьмы и крутится. Значит, не сильно я рискну, если предположу… Вот только убийство? Где я и где лидер квартала? Даже если я, как они думают, скрываю свою силу, какой же у меня для такой цели должен быть уровень? Вот только других догадок все равно больше нет, а молчание уже начало затягиваться.

– Логично было бы, что главного темного предложили убрать свету, – уверенно начал я, внимательно следя за реакцией троицы. Никто из них и глазом не моргнул. Эх, мне бы эту уверенность иметь на самом деле. – Но он слишком силен, а я не супермен.

И о чем вы, вообще, говорим? Получается, я вроде как хвастаюсь своей силой, но при этом намекаю, что и с их стороны потребуются услуги. А они… соглашаются?

– Твоя правда, – кивнул Итон. Кажется, его устроил мой ответ. Тоже проверяет? – Соваться в их гнездо сейчас рано. А вот когда их большая часть уйдет на охоту…

Охота? Неужели поход на сквогглов, который я считал прикрытием для похода на Конфлюкс и в итоге вылившийся в тайную совместную операцию, все-таки будет проведен? Вот ведь как бывает – разные партии что-то крутят, вертят, меняют, пытаются переиначить, но в итоге в первом приближении все будет выглядеть так, как и было заявлено изначально. А сколько за всем этим будет сломано копий, сколько по-тихому будет устранено ненужных людей, обычные жители, скорее всего, так никогда и не узнают.

Я даже представляю, как генерал попросит кланы и лидеров стихий устроить поход просто для отвлечения внимания, можно даже без личного участия глав объединений. А потом – нанести удар, когда никто его не ожидает. Похожую ситуацию, думаю, разыграют и в Конфлюксе. Мы начинаем поход – силы выведены из города, кварталы обескровлены, и тут же наносится удар. Выглядит просто и эффективно. Хотя лично я бы не стал так рисковать: устранив конкурента, используя страх внешней угрозы, очень легко спровоцировать ситуацию, когда при реальном нападении на стены города так никто и не явится. Все будут бояться удара в спину и защищать только собственные дома. Впрочем, все это дело будущего, да и безопасность Находки для меня сейчас, по большому счету, пустой звук. Так что будем жить настоящим, а тут после слов, только что произнесенных Итоном, все более-менее ясно.

– Ох уж эти пингвины, – с притворным осуждением воскликнул я и попал точно в цель.

Дженнифер и Итон коротко, едва заметно, переглянулись, а лицо все еще хмурившегося Мура слегка разгладилось.

Учение Света

Вам удалось убедить своих собеседников в том, что в качестве представителя стихии света вы на их стороне

Теперь вы получаете 515 очков обмана в день

Получилось! Мне окончательно поверили! Притом не кто-нибудь, а представители другого города, явно не обделенные властью или какими-нибудь еще полномочиями. Вот и вырос обман больше, чем на сто очков. Значит, не зря я рисковал, значит, не зря бегал по лезвию. Получается, сработал и на свое развитие. И, судя по перехваченной мной серии взглядов, похоже, еще и на свой карман.

– Нам пора, – сказал Итон. Не спохватился, а просто спокойно сообщил как должное. При этом даже не посмотрев на трупы миусов. Красота! – Уверен, еще увидимся.

– Кстати, ты слышал, – Мур неожиданно остановился, – что некоторые лемминги бывают ядовиты?

О чем он? Я, честное слово, просто растерялся, а в мои руки прилетел пузырек.

Антидот против трупных ядов

Тип: редкое

– Выпей прямо сейчас, – то ли предложил, то ли приказал Итон. А вот девушка стоит и недоуменно переводит взгляды с одного своего соратника на другого. Похоже, ей не очень приятно такое отношение к вроде бы союзнику.

Но к чему весь этот цирк? Я проверил, в доставшемся мне пузырьке действительно именно противоядие, повышающее сопротивление группе ядов на один час. Зачем им заставлять меня его пить? Или… Ну, конечно! Никто бы не стал отправлять в разведку людей, способных поверить первому встречному на слово. Им известно о наших отношениях с генералом, они признали определенные мои достижения, но на этом все. Остальное, похоже, просто посчитали попыткой пустить пыль в глаза. А сейчас, заставляя меня выполнить свой приказ, по факту показывают мое место. Что ж, я не гордый.

Стоило мне расправиться с зельем и вернуть пузырек, как Итон тут же коротко кивнул мне, Дженнифер улыбнулась, а их темный соратник вяло взмахнул рукой. Вот теперь наше общение, похоже, официально подошло к концу. Спустя четверть минуты моих новых знакомых и след простыл, а я поспешил собирать дроп с мертвых миусов, заодно обдумывая услышанное во время этой необычной встречи. Итак, что мне удалось узнать? Сейчас, когда нет необходимости спешить, можно пройтись не по голым выводам, а по предпосылкам сложившейся ситуации. И в ее основе я вижу только одно обстоятельство. То, что генерал Чан (теперь я был в этом точно уверен) за что-то невзлюбил главу темного квартала, которого почему-то называют патриархом. Судя по всему, это противостояние достигло такой точки, что в нем теперь замешан и Конфлюкс. По крайней мере, отдельные его жители. Стоп! Теперь я, кажется, понимаю, почему покушавшегося на Чана убийцу просто отправили обратно в его город. Не наказали, не потребовали справедливого возмездия, а по факту просто отпустили. И сейчас можно с уверенностью констатировать, что Конфлюкс – это союзники генерала. Конечно, это стало понятно еще тогда, когда меня не убили с ходу, а выслушали. Но одно дело рассматривать ситуацию как результат своего экспромта и совсем другое – понять первопричины конфликта, который теперь обязательно нужно будет включить в мои планы. Но вернемся к Конфлюксу. Его союз с Находкой проходит исключительно на самом высоком уровне. А вот официально этот город считается одним из наших главных конкурентов. Чтобы было кого рассматривать как врага, но при этом не опасаться реального удара. А что, хитрый план. Думаю, Чан сделал так, чтобы рассеять внимание стихийных лидеров. И вот почему у Даши так не заладилось в, казалось бы, самом подходящем для нее квартале – к новичкам относятся с опаской и требуют абсолютного подчинения. Как там говорила наша спортсменка? Принеси клятву верности, отрекись от своих, то бишь от нашего отряда (а заодно, похоже, и от всего остального города), и трудись как раб. И еще тебе будет доставаться лишь половина добычи. Все верно – так этот патриарх, я думаю, собирает вокруг себя самых преданных. И такая жесткая структура в этом мире, уверен, не смогла не принести результат. А дальше все просто как белый день. Лидер темных набрал слишком много силы, генерал почувствовал угрозу и решил принять меры. Для этого и был привлечен давний союзник, а заодно ему была обещана помощь уже с его внутренними проблемами.

И тут внезапная мысль заставила меня с огорчением выдохнуть – вспоминая слова Даши, я понял, что упустил одну важную деталь, которая рушила большую часть моих умозаключений как карточный домик. Анна! Главу темного квартала, говорила Даша, зовут Анна! А женщина, если я правильно понимаю в таких вещах, не может быть патриархом. Вот ведь досада!.. И что я упускаю из виду?

Немного успокоившись, я вновь обдумал все, что узнал из разговора со странной троицей, и сопоставил с тем, что мне было известно ранее. Почему я вдруг решил, что глава квартала и патриарх – одно лицо? Разве это какая-то аксиома? Что я вообще знаю о местных последователях тьмы? Может быть, настоящий глава темных, в чьих руках сосредоточена реальная власть, не на виду. А эта Анна, ммм… скажем, свадебный генерал. Марионетка. Может быть, даже (от волнения я начал покусывать губу) патриарх заправляет кварталами темных сразу в нескольких городах. А сам где находится? Видимо, в Дарке. Но нет – это, пожалуй, слишком глобально и сложно. Для подобной интриги генерал Чан даже при поддержке союзных сил из Конфлюкса довольно слаб. Значит, все гораздо проще, и патриарх либо контролирует оба города, либо вовсе засел у нас в Находке.

Ох, и нагородил! Даже голова кругом пошла. Мне бы еще чуть больше информации, чтобы подтвердить свои догадки. Но этим я обязательно займусь чуть позже. А пока – пока меня ждет долгожданный и с таким огромным трудом добытый дроп. Тем более что по трупам своих сородичей уже потихоньку начали сновать новые миусы.


Глава 17
Стартовый капитал

По большому счету мне нечего было бояться – шустрые лемминги скоро вновь достигнут своей прежней популяции, но меня они теперь не трогают. А потому я могу не торопиться и спокойно собирать выпавшие сокровища. Я, конечно, предполагал, что полезностей будет много, но результат просто превзошел мои самые смелые ожидания. Такое ощущение, что я просто наткнулся на золотую жилу – число кристаллов уже давно перевалило за несколько сотен, а я еще даже половины не собрал. Шкурки, потроха – этого тоже было навалом. И, кажется, я сегодня точно соберу интересный комплект. Ботинки миуса сейчас на отдыхающей Лене (но уверен, что в горе мертвых леммингов найдется еще пара), перчатки на мне, вот с очередного пушистого трупика я снял шапку из того же набора, затем мне попались штаны, потом пояс и куртка. И когда я уже думал, что собрал полный сет, один из мертвых леммингов одарил меня шарфом. Встав на месте и расправив плечи, я проверил свои запасы.

Большой кристалл хаоса (402)

Шкура миуса (389)

Потроха миуса (306)

Великолепно, и это пока еще не все поле боя обыскано. Так, а что у нас там с комплектом зимней одежды?

Шапка миуса

Тип брони: редкая

Броня 300

Защищает от прямых ударов в голову – шанс уклонения 15 %, иммунитет к оглушению

Неплохо получается: треснут меня по голове дубиной, и я гарантированно не потеряю сознание. Хотя арафатка из плаща Каппы с игнорированием пробития брони мне больше нравится. Надеюсь, получится их совместить. Ну или, как вариант, буду носить шапку и прикрывать лицо платком словно бандит на Диком западе.

Штаны миуса

Тип брони: редкая

Броня 450

Дают 10 % к ловкости и 5 % к скорости передвижения

Ага, штанишки, значит, дополняют ботинки, чуть больше увеличивая быстроту своего владельца. Но, главное, тут, конечно, бонус к ловкости. Уже сейчас у меня этот показатель сразу вырастает на семнадцать, а что будет дальше? Очень хорошо! Теперь куртка из этих маленьких хищников.

Куртка миуса

Тип брони: редкая

Броня 800

Прибавляет 5 % к выносливости

Тоже неплохо, дополнительная десятка никогда лишней не будет. И опять же: я буду повышать свои параметры, а значит, и эти цифры буду расти. Просто прекрасно. А вот пояс и шарф немного разочаровали – как я тоже выяснил, они давали по сотне брони без каких-либо бонусов. Ну, разве что длинная шерстяная полоска на шею давала дополнительное тепло в зиму, и то я это сам предположил. Но сам факт того, что существовал целый комплект, позволял мне предположить какой-то особый бонус при наличии всех вещей. И еще одна попавшаяся пара перчаток натолкнула меня на мысль: надо бы приодеться.

Спустя пару-тройку минут я стоял среди постепенно наполнявшегося живого моря и почти ничем, кроме размера, не отличался от деловито передвигавшихся миусов – такой же рыжеватый и меховой. И ведь я был прав: полный набор вещей давал дополнительные приятности.

Редкий комплект миуса

Броня 2500 (2300 – общий, 200 – эффект полного набора)

Движения рук ускоряются на 10 % (+1 %)

Скорость передвижения увеличена на 35 % (+1 %)

Выносливость увеличена на 5 % (+1 %)

Ловкость увеличена на 10 % (+1 %)

Шанс уклонения от удара в голову 15 % (+1 %)

Иммунитет к оглушению

Негативные последствия холода игнорируются на 50%

Эффекты, рассудил я, довольно-таки неплохие. Еще и по одному проценту к каждому бонусу добавилось. Непонятно только, что подразумевается под негативными последствиями холода. Значит ли это, что заклинания типа моего морозного конуса будут ослаблены наполовину? Или имеется в виду погода? Если второе, то я расстроюсь. Учитывая возможность создавать комплекты зачарованных шнурков с полной защитой от холода, для меня этот бонус теряет всякий смысл.

Кстати, с грядущими холодами и, вообще, сменой сезонов тут какая-то интересная штука. Я настолько уже привык к этому миру, что начал забывать о старом – будто его и не было. Там, на Земле (или в другом измерении, если это место – та же Земля), сейчас вовсю должно стоять лето. Во всяком случае, я припоминаю, что покинул прежний мир в конце марта. Или нет? Или я все же путаю? Если я прав, то возможно, что и не осень сейчас, а просто длительное похолодание. Вот еще одна зарубка в памяти – хотел узнать о календаре, надо все же дойти до этого. Вот завтра же, вернее, уже сегодня, все и выясню. Учитывая сорванный мной джек-пот, финансовый вопрос я, скорее всего, решил надолго, так что с выполнением обязательств перед генералом проблем быть не должно. А для сбора новой информации и проверки полученной сегодня мне как раз будет нужен повод – так почему бы одному любознательному человеку не побегать завтра по городу в поисках календаря да не пообщаться бы заодно и на какие-нибудь другие злободневные темы? А сейчас, пожалуй, доберу все оставшееся, возьму Лену, и отправимся мы с ней домой – хотя бы пару часов, но поспать надо.

Выпавшие с миусов кристаллы, потроха и шкурки я собирал еще, наверное, минут пятнадцать, а может, и больше. В итоге результат оказался поистине ошеломляющим: 1238 кристаллов хаоса, 986 шкур и 899 потрохов. Что-то мне подсказывает, что на расходники для двухсот пятидесяти комплектов воинов света этого точно хватит. И это меня успокаивает: я смог, я не подвел самого себя, а значит, сделанная мной заявка на свое место в городе будет прикрыта не только словами, но и реальными результатами. Правда, нельзя забывать, что вместе с этим ростом меня будут ждать и неизбежные проблемы – выскочек никто и нигде не любит, и с неприязненным отношением со стороны торговцев и глав стихийных кварталов мне придется считаться. Но я буду не я, если не решу эти проблемы. И, кстати, в редком комплекте миуса теперь могу щеголять не только я – с трупов на поле брани я смог собрать еще один полный набор и два частичных, в каждом из которых не хватало по три вещи, причем разные. Эти можно будет, если что, просто загнать. Или же… Впрочем, еще двум членам своего нынешнего отряда я не настолько доверяю.

Твердо решив обдумать еще раз все то, что сегодня узнал, я со слипающимися глазами склонился над спящей Леной и растолкал ее. Девушка спросонья таращила глаза и непонимающе крутила головой, но и я сам уже не сильно от нее отличался. Не выдержав, я громко зевнул. Вот теперь точно – пора домой и в теплую, пусть и жесткую, кровать.

И тут же, стоило мне лишь на мгновение расслабиться, как я за это поплатился. В плечо вонзилось сразу две стрелы. Через секунду еще одна поразила грудь, и тишина. Новых атак не последовало, и, думаю, дело тут не только в паладинше, успевшей среагировать и прикрыть меня своей грудью и щитом. Хотя, наверное, учитывая ленины размеры, правильнее было бы сказать, щитом и грудью. Ну вот, пытаюсь шутить, а все из-за того, что никак не получается понять, что же именно сейчас произошло.

Меня пытались убить? Точно нет! Обе стрелы, поразившие мое тело, обычного класса, так что с учетом моей брони миуса, вернее, ее редкого класса, они в принципе не могли нанести урона сами по себе. Но при этом они послужили средством доставки того, что смогло это сделать. Если смотреть по логам, то видно, что первая стрела отравила меня редкой версией яда разложившегося бородавочника, вторая добавила мне в кровь эпик-версию этой отравы. А третья так вообще почему-то вколола антидот, работающий при этом довольно странным образом: он не помогал от яда, но умудрялся нейтрализовать некоторые его воздействия. Стоп! А если стрелы не могли меня поразить, то как внутрь попал яд? Хотя нет, это не загадка. Похоже, тут просто сработало что-то вроде пробития брони, вот и все. А вот что меня действительно заинтересовало, так это то, что оба яда, поразивших меня, на девяносто процентов ослаблялись тем самым антидотом, который мне чуть не насильно влила в глотку та троица из Конфлюкса. Совпадение? Даже не смешно.

– Надо уходить, – рядом раздался яростный шепот Лены, но я только махнул на нее рукой, приказывая успокоиться, и вернулся к своим мыслям. Спешить некуда, опасность нам не грозит.

Стрелы определенно были посланием для меня, вот только, хоть убейте, не могу понять каким. Ладно, начнем сначала. Отправители – это точно Итон и Мур: один дал мне противоядие, второй, скорее всего, стрелял (если вспомнить его навыки, то это наиболее логичный вариант). Почему не сказали все лично, а выбрали такой сложный способ донесения послания? Учитывая, что кроме нас во время разговора вживую, когда они предпочли промолчать, рядом была только их напарница, значит, скрыть хотели наш контакт именно от нее. Дает ли мне это хоть что-то? Нет. Ладно, тогда попробуем проанализировать логи – не думаю, что два выстрела и два антидота были просто так, возможно, секрет кроется где-то здесь. Где-то рядом.

Читаю сухие строчки урона: минус двенадцать жизней, минус шесть жизней, не прошедшее воздействие яда. Потом минус шесть жизней, минус двенадцать, пауза. Опять шесть, двенадцать, пауза, двенадцать, шесть. И дальше опять по кругу. Вот он намеченный цикл из четырех групп символов. Побольше жизней, поменьше – что мне напоминают эти чередования? Больше, меньше – короткий, длинный. Точно! Азбука Морзе. Тогда, получается, мне пытаются передать какое-то сообщение из четырех букв. Но, вот же зараза, я совсем не знаю этой старой системы кодировки! Впрочем, не обязательно во всем разбираться самому, главное, суметь найти нужных людей, а потом приложить их знания и опыт к правильным задачам. Уверен, что в Находке обязательно будет хоть кто-то, знающий морзянку (иначе не стали бы ее использовать), а уж я придумаю, как убедить его мне помочь. Тем более, учитывая длину послания, не обязательно будет даже вводить его в курс дела.

Довольный собой, я вытащил застрявшие в моей новой броне стрелы и дождался, пока отравление не закончится. А потом направил себя и Лену в сторону выхода из леса. Как я и решил до получения этих бодрящих шифровок, пора все-таки хоть немного поспать.

На входе в город дозорные в сопровождении посредника очень вежливо попросили меня представиться и запротоколировать свой доход. Вопрос для проверки и контрольный – все что нужно, чтобы узнать правду. Для забывчивых, не успевших посчитать, сколько именно они успели насобирать, стражи ворот были готовы выделить специальную комнату. Было видно, что процесс изъятия налогов у населения тут поставлен на широкую ногу. Кстати, интересно, а что было бы, попытайся я умереть и встать прямо у себя в особняке? Сейчас-то ситуация меня устраивает. Засветить свои доходы для репутации, уверен, будет совсем не лишним. Вот только кто знает, как все повернется дальше.

– Укрыться не получится, – добродушно улыбнулся на мой вопрос посредник. Его, судя по всему, зацепило число добытого нами добра, и переданные страже кристаллы явственно подтвердили наш несомненно не низкий статус. Кстати, Лена тоже смотрела на высыпанную мной гору двадцатипятипроцентного налога с выпученными глазами, но ей, к счастью, хватило самообладания не задавать мне лишние вопросы на публике. А посредник тем временем продолжил своё объяснение местного налогового кодекса.

– Вот придешь ты к алтарю очищения, а возле каждого стоят наши люди. И что? Попробуешь соврать? Или рискнешь ходить с чьими-то ментальными закладками? Да такого никакие деньги не стоят, – посредник продолжал говорить, а я пытался встроить в свою картину мира новую информацию.

Оказывается, каждая приличная стихия расставляет по городу свои алтари, и люди, подойдя к ним, могут узнать, влиял ли кто-то на их сознание. Даже не так: с помощью этих дьявольских камней можно отследить не только факт воздействия, но и его детали. Так все крупные кланы и кварталы для своих людей сделали такую проверку обязательной каждый день, и это не считая внеплановых мероприятий. И тогда, выходит, что те стражи, которые нас допрашивали по поводу смерти Мазурова узнали о моей попытке вытянуть из них побольше информации. Вроде бы ничего подрасстрельного я там не пытался сделать, но все равно – получается, я теперь у местных блюстителей закона на крючке. Хотя, с другой стороны, это даже в масть получилось. Как же, посланник от Лютовой, как я представился генералу, и не проехался никому по мозгам – да, возможно, что без этой детали Чан бы никогда не поверил в мою историю.

Попрощавшись с самыми вежливыми в мире дозорными, мы с Леной двинулись в сторону дома. По дороге я быстро рассказал ей укороченную версию появления неожиданного богатства. В ней не было чужаков, а дракон с леммингами сами схватились друг с другом. Было видно, что паладинша смущена таким удачным для нас стечением обстоятельств, но вера в меня все-таки победила. Тем более, скрывать успехи вроде как не принято, а заподозрить провал при таком количестве добычи как-то сложно. Тем не менее, дальнейший разговор между нами никак не складывался, и до дома мы дошли в неуклюжем молчании.

Да и там ситуация изменилась не в лучшую сторону. Как оказалось, ни Даша, ни Петрович так и не подумали ложиться спать. И сейчас, стоило мне открыть дверь, оба направились в сторону обеденной зоны, как бы приглашая к беседе. Если честно, я думал, что будут крики, обвинения непонятно в чем, но, похоже, идея оставить их на какое-то время наедине со своими мыслями, оказалась удачной. Мне даже пододвинули чашечку чая и тихо-мирно-спокойно предложили вместе обсудить, как мы будем жить дальше.

– Давайте я первой выскажу свое мнение, – начала Даша, а я с трудом сдержал невольную ухмылку.

А ведь это именно она – видно по тому, как эти двое себя ведут – убедила Петровича открыть все карты и начать сотрудничать. Неужели и вправду верит, что я смогу достичь многого, и готова помогать, чтобы потом заполучить всю эту силу себе? Как там сказал Итон – темным можно доверять на сто процентов, главное, убить их раньше, чем они решат, что ты им больше не нужен.

Что ж, учитывая мои планы, пожалуй, в ближайшее время не стоит опасаться удара в спину от Даши. Впрочем, и знать об этом ей тоже не нужно.


Глава 18
Особенности национального бизнеса

Пока наша темная вещала, я вспоминал хрупкую скромную лучницу, которая попала в этот мир прямиком с каких-то соревнований. Или просто с тренировки? Честно говоря, уже и забыл, что, впрочем, неважно. Как она пряталась в кустах во время мятежа Петровича! Как боялась лишний раз слово сказать! Заново проиграв в памяти, как она собирала для меня травки на пару с Ольгой, я еле сдержал улыбку. И что теперь?

Нет, хрупкость ее никуда не делась – все такая же стройная и даже поджарая, если такое можно говорить о людях. А вот скромность… Уже довольно длительное время Даша ассоциируется у меня с чем угодно, но только не с этим качеством. В голове не укладывается, насколько серьезную метаморфозу претерпела эта девчонка.

Вот и сейчас – говорит спокойно и уверенно, даже в какой-то степени дружелюбно, что для нее не свойственно, однако упорно при этом гнет свою линию. Впрочем, если бы она была слишком покладистой, я бы, наверное, заподозрил неладное.

– …Что-то типа филиала, – увлеченно говорила Даша. – Законом это не запрещено – я специально проверяла. Тут же есть союзы, в которые объединяются представители разных стихий, так почему бы…

– Я тебя понял, – мягко, но уверенно перебил я темную, приподняв руку. – Только союзы – это объединения нескольких кланов, насколько я тоже успел узнать. Или же что-то вроде профессиональных гильдий – охотники на монстров, добытчики и так далее. А то, что предлагаешь ты…

– Не только она, – влез Петрович. Ну слава богу, а то я уже подумал, что он передал темной свой голос. – Я бы хотел того же самого для бездны.

– Стоп, стоп, стоп! – покачал головой я. – Давайте заново и по порядку. Вы оба, – я по очереди посмотрел на копейщика и темную, – согласны оставаться в наших общих рядах, понимая, что я организовал квартал света. Так?

Мои собеседники дружно, как по команде, кивнули. Получилось даже забавно.

– Вы хотите со мной сотрудничать, совершать совместные вылазки и вместе же развиваться? – продолжил я и, дождавшись от Даши с Петровичем очередного подтверждения, подвел итог. – Но взамен вы требуете для себя… как ты там сказала? Филиалы стихий?

– Ну да! – горячо воскликнула Даша. Буквально секунду спустя ее лицо приобрело хитрое и слегка надменное выражение. – Ты же понимаешь, что сотрудничество выгодно всем нам, а оставаться в накладе мы не собираемся. Ни я, ни Валентин Петрович.

В принципе, идея неплохая. Оставаясь под эгидой единого квартала, мы при этом сможем расширяться во всех направлениях. Отказаться от слабостей и использовать только сильные стороны – мне это нравится.

– Справедливо, Кот, согласись? – тем временем копейщик решил поддержать напор темной.

– Но это же бред! – признаться, я не ожидал, что Лена такое скажет, да еще столь громко и уверенно. – Отделения тьмы и бездны в квартале света!

– А ведь если задуматься… – начал я и оперся подбородком о кулак. Нет ли тут каких-то подводных камней, которые я сразу мог не заметить?

Все трое замолкли и внимательно посмотрели на меня. А я что? Мне надо подумать, и пусть это выглядит не так круто, как моментальное решение, но не взвесить все риски было бы глупо. Однако начнем лучше все-таки с плюсов. Для начала – какими бы Даша с Петровичем ни были, они сейчас мои союзники. Да, они представляют другие стихии, а спортсменка так и вовсе противоположную моей официальной. Но пока нам вполне удается работать вместе и, соответственно, выживать. Уже очень скоро я проверну свою задумку с поставкой комплектов для воинов Чана, чем определенно вызову гнев целого ряда влиятельных жителей Находки. Так что лучше уже сейчас начинать выстраивать собственную систему взаимовыручки. Если все пойдет как надо (а я в этом предпочитаю не сомневаться), квартал расширится. И почему бы не сделать его по-своему уникальным? Филиалы бездны и тьмы в квартале света – кто-то скажет, что такого не может быть? Значит, нам предстоит стать первыми. Теперь – к каким негативным последствиям это может привести? Недовольство других кварталов тем, что я переманиваю их потенциальных сторонников? Не критично – они и так будут всячески мешать встать на ноги новой силе. Посредники, жрецы мертвых богов? Эти должны будут сохранить нейтральное отношение – вроде бы, в любом случае, наши интересы не пересекаются. Дальше. Генерал? А вот этот будет даже, скорее, за. Учитывая его проблемы с темными, уверен, что появление нового полюса силы, усложняющего баланс стихий в городе, будет ему только на руку.

– Пожалуй, это разумная идея, – после затянувшейся паузы резюмировал я. – Если наш квартал будет расширяться, и новых жителей появится не меньше двадцати, я позволю вам создать филиалы ваших стихий. Или отделения? Как лучше?

– Филиалы, – быстро отреагировала Даша. – Мне больше нравится такой вариант, он логичней. И еще, – она сцепила руки в замок, оперлась на них и протянулась ко мне через стол, – не двадцать жителей, а десять.

Почему бы и нет. Условие я поставил исключительно формальное – сама идея меня более чем устраивает. Я еще немного для виду посомневался, потом согласился.

– Итак, мы договорились, – не спросил, а именно утвердил я. – Детали еще успеем обсудить, а сейчас нам пора спать.

Лена уже откровенно клевала носом, да я и сам уже практически выключался – не знаю, каких трудов мне стоило сдерживаться. Я прямо-таки видел, что Дашу подмывает еще поговорить, но и они с Петровичем тоже бодрствовали слишком долго. Заметно поборов свое любопытство, темная кивнула и издала громкий зевок. На всех остальных это подействовало будто инфекция, и спустя мгновение зевали уже все четверо. Спать, спать, спать…

С трудом перебирая ногами, я добрался до своей постели, рухнул на нее, не раздеваясь, и тут же провалился в глубокий сон. Видимо, я был настолько истощен, что проснулся, как мне показалось, буквально сразу же, а на самом деле – спустя почти десять часов. Выглянув в окно и увидев солнце в самом зените, я окончательно сбросил с себя оковы сна и, весело насвистывая, побежал в лавку к своим знакомым. То-то они удивятся, подумал я и довольно улыбнулся. Главное, не зазнаваться и вести себя естественно. Прикуплю у них кое-какие запасы, заодно, может, продам шкурки и потроха. Но не все сразу – зачем привлекать излишнее внимание (мне все-таки нужна именно репутация, а не дешевая слава). Как известно, самый простой способ скрыть свое внезапное богатство – это делать покупки в разных магазинах. И сделать мне это теперь гораздо проще, ведь по договоренности с Чаном я могу посещать магазины, что он контролирует. А это значительно расширяет мой выбор. Конечно, можно было бы послать за покупками и Петровича с Дашей. Во исполнение, так сказать, союзнического договора. Тем более что это было бы намного эффективнее, учитывая, что покупки может совершать каждый. А вот охотиться по вчерашнему способу или заниматься алхимией – это уже только моя прерогатива. Но увы, я пока еще слишком неуверенно плаваю в местных рыночных отношениях, чтобы доверять их кому-то другому. Как я уже не раз замечал в этой жизни: доверять что-то коллегам или партнерам можно только если сам в этом вопросе разбираешься досконально. Иначе обманут или, хуже того, просто наделают такую прорву ошибок, что хоть вешайся – а ты будешь даже не в курсе до того самого момента, когда станет уже слишком поздно. Так что – сначала во всем разобраться самому, потом поручить другим уже конкретные задания, и только так.

Подумав, я решил сперва заглянуть в оружейную лавку. Двести пятьдесят мечей – подумать только! Я напоминал сам себе неожиданно разбогатевшего отечественного нувориша, в кармане которого еще недавно звенела мелочь, а теперь в его дорогом портмоне приятно похрустывают купюры. Правда, в моем случае это были кристаллы, которые в невидимом кармане не издавали никаких звуков, но одно лишь осознание их наличия грело мне душу. Удостоверившись, что в магазин с толстой дубовой дверью мне можно заходить, я потянул за ручку… Кстати, зачем такая толстая дверь, если витрины тут стеклянные и огромные? Такие очень легко разбить. Стоп, не о том думаю – вход в лавку оружейника открылась тихо, без скрипа, и я вошел.

Первое, что мне бросилось в глаза – огромный ассортимент самых невероятных орудий смерти. Луки, арбалеты, комплекты стрел к ним, топоры, секиры и копья, винтовки, автоматы и даже тяжелые ручные пулеметы. А еще – самые экзотические щиты разных форм и самых немыслимых расцветок. Бросив взгляд чуть правее, я улыбнулся, наверное, до самых ушей: в углу висела огромная боевая коса с настолько убийственным дизайном, что будь я коллекционером, непременно потратил бы на нее все деньги. Что самое обидное, все параметры были скрыты. Вот к чему такая таинственность? И охота хозяевам каждому покупателю их отдельно показывать? Или этой такой способ завязать диалог и впарить что-нибудь еще?

– Сколько стоит такая прелесть? – задал я вопрос квадратному продавцу, явно бывшему боксеру или тяжелоатлету.

– Такая? – флегматично уточнил он. Нет, с таким тоном тут явно не нацелены на повышение прибыли, значит, скрывают параметры в целях безопасности. Но зачем? – Сотня больших кристаллов. Но лучше не трать время.

– Это почему? – опешил я, то ли от неожиданности, то ли от названной стоимости. Сотня кристаллов всего лишь за одну косу – да какие же тут цены на оружие!

– Ее только бабы могут использовать, хотя, конечно, класс «редкий», этого не отнять, – довольно хохотнул продавец. – Такая вот, брат, закавыка. Что-нибудь еще интересует?

Стоило продавцу дотронуться до лезвия, как рядом с косой тут вспыхнуло и ее описание.

Изменённая коса хаоса Вейстра

Класс: редкий

Мастер вложил в оружие свою силу, изменив его и придав новую мощь

Урон 400–700 (по разным типам брони)

Ограничения: только для женщин

– Да, – кивнул я, про себя удивившись особенности боевой косы. Надо же, ограничение на оружие по половому признаку – это что-то новенькое даже в этом мире. – Мне нужно двести пятьдесят самых простых, но крепких мечей.

Если редкое оружие стоит сотню, хочется верить, что обычное обойдется мне во вполне удобоваримую сумму. Кстати, если большая часть цены – это плата за класс оружия, то и мои сеты миуса будут стоить немало. Хотя больше всего меня, конечно, заинтересовали цифры урона в описании оружия. Разброс в зависимости от типа брони – это обязательно нужно будет учесть в будущем. Но главное – семьсот урона. Бог ты мой, я только сейчас окончательно осознал, где же оказался, и что за монстры ходят мимо меня по улице! Это мы тут появились прямо из долины новичков. А все остальные – это бойцы, прошедшие через тысячи схваток, собравшие самое лучшее оружие, какое возможно, и, главное, не отказавшиеся от идеи движения вперед. Чего против них стоят мои жалкие сто урона или даже двести атаки у копья Петровича! Смех один.

Мужик по имени Иван (фамилии, как я и ожидал, не было видно) тем временем наконец-то полностью осознал всю глубину моего запроса и крякнул от удивления, но тут же сориентировался и показал мне несколько вариантов. Наиболее оптимальным мне показался гладиус – простая, но надежная форма, удобная рукоять и крепкий материал. Урон девяносто – сто десять, и это самое простое оружие. Чувствую, всему нашему отряду нужно будет срочно прикупить себе обновки. Слегка поторговавшись, Иван отдал мне нужное количество гладиусов за сто пятьдесят больших кристаллов – оказывается, их давно уже никто не брал, и оружейник рад был возможности избавиться от залежавшегося товара. После этого общаться мы с ним начали уже практически как добрые друзья.

Я даже попросил показать мне еще пару экземпляров оружия, чтобы начать получше ориентироваться в том, чего можно будет ждать от местных бойцов. Как оказалось, урон обычного оружия всегда шел в районе сотни, дальше отличаясь немного в большую или меньшую сторону в зависимости от качества изготовления, формы клинка, ну и, как недавно выяснилось, брони противника. Улучшенное оружие обычно было в два раза сильнее (и стоило, соответственно, в два раза дороже). Как я понял, созданные мной более слабые экземпляры были обусловлены, в основном, несовершенством изначальных образцов. Получается, из местных исходников я смогу сразу же сделать кое-что посолиднее. Недолго думая, я тут же прикупил себе две обычные косы, а потом еще лук, копье и хлыст – сделаю для всех нынешних жителей квартала света новое оружие. Будем выделяться.

Дальше я принялся изучать редкое оружие. Урон от него, как оказалось, обычно проходил на уровне трех-четырех сотен. В случае с косой, которая по своим параметрам была, скорее, на уровне эпика, повышенная атака была связана с тем, что само это оружие было не обычное, а именное. Я тут же сделал себе в памяти еще одну пометку, а заодно пожалел об утраченном подарке Лысого. Та коса ведь тоже была именная – вот бы попробовать ее улучшить, но увы. Еще одно «увы» было связано с тем, что без особого допуска ни продавать, ни даже просто показывать оружие эпического уровня Иван мне не мог. А вместо ответа на мой вопрос про легендарки он так и вовсе лишь пожал плечами, моментально лишившись всей своей неожиданно проснувшейся дружелюбности. Пришлось мне уже с ним окончательно прощаться и отправляться дальше.


Глава 19
Эленит и другие закупки

Следующим пунктом моего оригинального шоппинга стал магазин боевой экипировки. Здесь передо мной открылся целый салон с самыми разнообразными доспехами – тут были и классические рыцарские панцири, и японские кожаные доспехи, и отчасти похожие на них китайские. Хотя… Нет, пожалуй, все-таки непохожие. Пообщавшись с госпожой Пак, владелицей магазина (меня, признаться, удивило неожиданное появление пожилой дамы азиатской наружности), я остановился именно на китайском варианте как одном из самых недорогих, но при этом легких и удобных. Интересно, Чан оценит этот легкий реверанс в сторону культуры его прежней родины? В любом случае, в тонкости, когда каждый из доспехов обещает дополнительные десять процентов сопротивления к какому-то из видов урона, я решил не лезть. По броне цифры были примерно одинаковые: сотня у обычной, двести у улучшенной, триста у редкой. Именных или эпических образцов тут или не было, или их обычным посетителям не показывают в принципе. Кстати, если исходить из увиденных мной цифр, то получается, что Рыжий сумел изготовить нам защиту на максимуме возможностей простой брони. На следующую ступень он так и не смог подняться, но все равно не признавать его мастерство было бы глупо.

Тем временем мадам Пак намекнула, что пора расплачиваться, и я, опустошив свои карманы еще на несколько сотен кристаллов, неожиданно понял, что мне понадобится транспорт. Купленные мною комплекты доспехов и оружия заняли весь инвентарь, да и невидимый карман официально мог вместить лишь что-то одно, пусть и в огромном количестве – так что лучше не провоцировать неудобные вопросы. Привлечь внимание – это одно, а вот подсадить себя на крючок – совсем другое.

Пришлось оставить купленные доспехи на хранение у хитрой корейской старушки, добавив за это сверху еще один кристалл (на этот раз всего лишь средний), и побегать в поисках подходящего средства для перевозки моего, скажем так, производственного сырья. Как я и предполагал, в Находке никто не занимался извозом – слишком неблагодарный труд. И каково же было мое удивление, когда я узнал, что тут в ходу бурлаки-зомби…

В памяти тут же всплыли обрывки информации, услышанной мною еще в долине новичков. Толстый Вадим, который предпочел работать «зомбятиной» в далеком Эрзи-тауне, красное яблоко на черном фоне… Черт побери, да об этом же мне Рыжий рассказывал! Кажется, умелец, придумавший такой необычный способ перемещения грузов и массированной атаки в стиле зергов, еще и наш соотечественник, русский. Здесь, впрочем, желающими потрудиться в таком неприглядном обличье управлял какой-то грек. За скромную плату он выделил мне большую телегу и двух откровенно пованивающих зомбаков, один из которых был довольно-таки габаритным. Уж не Вадим ли это? – мелькнула в голове мысль, но тут же пропала. Вряд ли этот парень надолго решил связать свою жизнь с этой, скажем так, условной профессией – столько времени прошло с его ухода из нашего лагеря. Кстати, даже сейчас, вспомнив все, что уже слышал о «зомбятине», я был немного удивлен. Все-таки странно, что даже здесь, на границе, есть люди, забравшиеся так далеко и которые при этом не брезгуют такой подработкой. Хотя почему я решил, что это именно местные? Будет спрос, будет и предложение. А даже на фронтире надо таскать тяжести (вот как мне, например), а потому ничего удивительного, что нашлись дельцы, догадавшиеся пригнать ради такого случая рабочую силу из менее обеспеченных городов.

Памфилос, как звали грека, скучающим тоном рассказал мне, что зомби будут тупо следовать за мной, а вернуть их назад можно будет простой фразой «к дому». Скажешь так, сообщил он, и они сами поплетутся назад. Еще Памфилос добавил, что красть он их не советует, так как уже через сутки (даже меньше), если не дать им особую команду, они взбесятся. А уж за порчу имущества и одновременно убийство (иначе их просто не остановить) мне придется отвечать уже перед генералом. Любопытный момент, кстати – если я правильно помню, то в зомби людей превращает какое-то особое зелье. А тут, судя по всему, совсем другая система, более сложная и защищенная от постороннего вмешательства.

Заверив грека, что мне такие проблемы не нужны, как, впрочем, и сами зомби, я направился к магазину госпожи Пак. Безропотные «бурлаки», тихо бубня, двинулись за мной, таща скрипучую телегу. Я остановился перед лавкой Аркадия и Киселя, помедлил и осторожно ступил на порог. Зомби послушно встали – мозгов на то, чтобы не переться с повозкой в здание, им хватило. Я облегченно выдохнул.

Киселя видно не было, меня снова встретил Аркадий, похожий на мясника. Раскинув в стороны руки, он заорал, улыбаясь через густую черную бороду:

– Аааа, новенький! Еще немного кристаллов набил? Или меняться пришел?

Честно говоря, можно было бы пойти и в алхимическую лавку, принадлежащую людям генерала. Уверен, там выбор будет точно не меньше. Но, даже не знаю почему, захотелось отблагодарить этих парней, готовых торговать даже с новичками и не наживаясь при этом, а давая вполне реальную цену (я это проверил, заглянув по дороге в пару магазинов). Правда, поначалу один из них все же попытался меня обмануть, но под давлением другого отказался от этой идеи. А могли ведь и воспользоваться моей недостаточной осведомленностью.

– Рад видеть, Аркадий, – вежливо поприветствовал его я. – Сегодня я хочу купить припасов побольше. Мне нужен остролист, камнецвет, боярышник, осока, черный мирт и белый груздь.

С каждым произнесенным мной словом лицо продавца становилось все задумчивее и задумчивее, а когда я назвал ему нужное мне количество, он даже рот раскрыл. Произведя в уме подсчеты, он назвал сумму и уточнил, не спутал ли я количество. Когда я вновь подтвердил, что нужно мне именно это и именно столько, Аркадий отобразил на своем лице все оттенки изумления, смешанного с недоверием. Пришлось высыпать на прилавок несколько десятков кристаллов, а затем добавить к ним еще столько же, чтобы он поверил. Подумав еще немного, я попросил Аркадия увеличить количество ингредиентов – все-таки издержки никто не отменял, а я хочу быть уверенным, что ресурсов мне хватит. Сумма, конечно же, возросла, но у меня наготове были шкурки и потроха миусов – стоили они, как выяснилось, немало, так что я практически не обеднел.

Перетаскав все в телегу, я еще раз вежливо поблагодарил Аркадия и максимально тепло попрощался с ним. Лицо его было каменным – он явно испытывал удовлетворение от количества вырученных кристаллов, но одновременно, кажется, понял, что я уже не тот простой новичок, заходивший к нему недавно. Уже подойдя к двери, чтобы окончательно покинуть лавку, я обернулся и увидел в углу улыбающегося Киселя.

И что меня так смутило в его взгляде? Кажется, понял: он улыбался во всю ширину лица, но вот глаза – глаза его выдавали. Кисель явно не понимал, кто сейчас заходил в его с Аркадием магазин: вип-покупатель или будущий конкурент? Наверно, именно поэтому я не стал покупать у них эленит – последний ингредиент, что мне еще оставался нужен для выполнения заказа.

Да и не было у них его, похоже. У остальных, кстати, тоже. Пройдясь еще по паре магазинов, я убедился в этом окончательно. Все запасы красного камня на корню уже неделю как неожиданно начали скупать представители темного квартала. И что мне с этим теперь делать? В голове тут же заново всплыли все события вчерашнего дня: троица из Конфлюкса, новости о вражде генерала с представителями одной из сильнейших стихий, задание с убийством патриарха и, наконец, таинственное послание. К счастью, последний вопрос мне удалось разрешить неожиданно быстро. Заглянув в поисках эленита в один антикварный магазин, я нашел старую книжку о Первой мировой войне, где на форзаце притаилась расшифровка этого кода, получившего особое распространение как раз в то время.

Анна – четыре буквы моментально расставились в единственно возможном осмысленном порядке. А я получил еще одну ниточку, ведущую в одно и то же место. Темные скупают эленит – кстати, зачем он им нужен? Темных хотят убрать с игровой доски. И вот те, кто вроде проповедует такое желание, передают мне это имя. Имя лидера темного квартала Находки. Какие могут быть варианты? Попробуем еще раз с самого начала. Меня просят убить патриарха темных, человека, который по умолчанию не может быть женщиной. Потом передают имя официальной главы квартала (женщины!), причем делают это тайно. О чем это говорит? С очень большой долей вероятности эти две цели друг с другом не связаны. А что, если мне предлагают эту Анну не убивать, а пообщаться с ней? Это, конечно, все построено на допущениях, но, по-моему, теория достаточно логична, чтобы попробовать ее на практике. Тем более, что такого, если лидер одного квартала пообщается с другим, особенно по такому важному вопросу как дефицит эленита. Да, так и сделаем – заодно попробуем убить двух зайцев сразу.

Дойдя до дома, я под ошеломленными взглядами Петровича и Даши сначала вручил Лене сет миуса, не забыв вслух прокомментировать его параметры, а потом поручил ей разгрузку повозки, запряженной зомби.

– Откуда у тебя деньги на все это? – Даше было явно тяжело говорить с упавшей челюстью, но все-таки она справилась с этой сложной задачей.

– Лена еще не рассказывала? Мы вчера поохотились. Удачно, – тут я делаю серьезный вид. – Вы вчера вытребовали условия для себя. Теперь послушайте, что уже я хочу вам сказать. Хотите стать настоящей частью квартала, получать силу света наравне с теми, кто ему поклоняется – докажите свою полезность.

– А такое разве возможно? – тут же ухватился за мои слова Петрович. – Получать поддержку от света, не будучи его частью?

Вот это я не подумав сказал, но уже поздно идти назад – вон, даже моя паладинша остановилась на полпути, с интересом слушая, что я скажу дальше. Тем более, обыграть эту идею можно очень даже неплохо. Если получится, количество очков обмана, уверен, существенно подрастет.

– Можно, – уверенно отвечаю. – Не всё, конечно, но можно! И вы сами скоро это увидите, если…

Многозначительная пауза, но и ее оказывается достаточно. Петрович первый, а за ним Лена и, немного помедлив, Даша принялись за разгрузку моего каравана. Я же, решив не терять время, передал им слова, позволяющие вернуть зомби на место, а сам выдвинулся в сторону темного квартала. И что характерно, никто даже не попытался узнать, куда это я направляюсь. С одной стороны, очень приятное чувство. А с другой – как бы не расслабиться в такой атмосфере.

Прогулка по улице заняла совсем немного времени, но я успел детально продумать все основные варианты будущего разговора. Если в случае с генералом мне надо было спешить, и я шел, фактически вооружившись лишь одним вариантом беседы, который пришлось воплощать в жизнь чуть ли не силовым методом, то сейчас я готов к любому повороту событий. И, главное, на этот раз я четко сформулировал сам для себя, что я хочу получить от этого разговора. Первое – для собственной безопасности мне нужно узнать взгляд темных на сложившуюся в городе обстановку. Естественно, напрямую о таком не спросишь, но и через косвенные вопросы выяснить всё не составит труда. Второе – мне кровь из носу нужно выбить из темных эленит. Моих текущих запасов точно не хватит, особенно с учетом последних планов. Есть, конечно, вариант на самый крайний случай, но очень уж не хотелось бы к нему прибегать. Третье – хотелось бы понять отношение генерала к моей персоне, и это будет очень легко выяснить, уточнив, в каком контексте он подал главам кварталов информацию о моем появлении. Четвёртое – но это только если не будет риска для всего остального или если диалог совсем уж не будет складываться – попробовать намекнуть на общих друзей из Конфлюкса и посмотреть, к чему это может привести. Вроде бы, основные направления будущего разговора я наметил, можно и приступать.

– Сообщите госпоже Анне, что прибыл лидер квартала света, а по совместительству и уполномоченный представитель генерала Чана, – задумавшись о стратегии разговора, я как-то упустил из виду, что именно надо сказать страже на входе в квартал, так что приправил свою речь от души.

Надо было видеть их лица. Ничтожный свет обзавелся собственным кварталом, выполняет какое-то поручение от генерала. А его представитель так вообще – вчерашний новичок, а уже успел обзавестись сетом, полностью состоящем из редких вещей. Причем местным, который в других городах не добудешь. Даже представить себе боюсь, что они напридумывали, но главное, что мне вежливо кивнули, пообещали обо всем доложить и даже предложили пройти в домик для гостей. Не оставили на улице, а пропустили на свою территорию! Это много значит, и, будто подтверждая мои мысли, уровень обмана тут же поспешил немного подрасти.

– Анна готова вас принять, – буквально через пять минут ко мне заглянул один из стражей в компании скромно одетой девушки-сопровождающей. Дарья Белова – тут же прочитал я имя и улыбнулся про себя. Ну да, так я и поверил этому домашнему образу. То-то все вокруг от милашки чуть ли не шарахаются. А еще и имя такое характерное и лично у меня вызывающее совсем другие ассоциации.

– Пойдем, – увидев, что я все понял, девушка тут же преобразилась. Имя, как и все остальное описание, полностью скрылось, черные волосы взлетели вверх, будто подхваченные какой-то силой, а темные словно омут глаза уставились прямо на меня. Аж жуть берет.

– Ну, пойдем, – вскочив на ноги, я пропустил девушку вперед. И уже на выходе из комнаты услышал тихий, дрожащий от ненависти голос стражника: «И как Коля не увидел, какую змею пригрел на груди». Что ж, кажется, я догадываюсь, как эта Даша успела в таком возрасте получить такую силу. А уже явно покойного Николая, кем бы он ни был, мне, пожалуй, даже немного жаль.


Глава 20
Сделка

На секунду в голову закралась предательская мысль – может, еще не поздно все переиграть? Поговорить с этой Анной ни о чем, изображая квартального главу-новичка, так оно будет спокойнее. Но нет – прочь трусливые мысли. У меня есть обязательства перед генералом и перед самим собой. Мне нужен эленит, это первое. И мне нужна информация, это второе. А еще я и так уже слишком далеко зашел, это третье. Поэтому собираем, Вася, всю свою волю в кулак и действуем по намеченному плану. Заодно, кстати, и один из наиболее развитых кварталов Находки можно изучить.

Если честно, сперва темные меня немного разочаровали. Узкие улицы, дома с окнами, похожими на бойницы, высокие тонкие шпили – такое впечатление, будто стиль подбирал поклонник какой-нибудь подростковой вампирской саги. В лучшем случае – ценитель готических романов. Но вот чем эти товарищи все же смогли меня удивить, так это по-настоящему мрачной, даже удушливой атмосферой, царящей здесь. Несмотря на то, что день был в самом разгаре, темный квартал будто пребывал в сумерках. А еще на его улицах было заметно прохладнее.

– Симпатично тут у вас, – небрежно заметил я, решив вывести на разговор свою непростую сопровождающую.

Даша слегка замедлилась, чтобы я мог с ней поравняться, и с любопытством посмотрела на меня. Нет, пожалуй, все-таки не с любопытством – скорее, с мнимой готовностью пообщаться. Явно ждет от меня подвоха.

– Тебе и в самом деле нравится или ты просто хочешь поговорить? – спустя затянувшуюся паузу спросила она.

– Если честно, я ожидал немного другого, – признался я.

И вот тут Даша, как мне показалось, довольно искренне улыбнулась. Хотя как раз в такие вот «особые» моменты и нужно верить меньше всего. Ну да это все лирика.

– Ты про готический стиль? – уточнила тем временем девушка. – Всего лишь дань моде. Все мы родом из старого мира, и стереотипы оттуда тянем с собой.

И не поспоришь. Но почему-то во мне одновременно росла уверенность в том, что есть в этой архитектуре и более практический смысл. А иначе зачем превращать целый квартал в сеть ущелий, куда с трудом проникают свет и тепло?

– Далеко нам еще идти? – спросил я, заметив, что путь наш и вправду уже затянулся.

– Мы почти на месте, – успокоила меня Даша.

Однако я и сам уже это понял, когда увидел широкую по меркам этого квартала площадь и стоящее на ней высокое мрачное здание. А ведь я и раньше его замечал, когда прогуливался по Находке – видно это темное великолепие было почти из каждой точки города. К высоким вытянутым воротам вела широченная каменная лестница, на ступенях которой можно было свободно разместить мою школу в полном составе. В центре здания возвышалась огромная башня с витражами и часовым механизмом, а по бокам расположились две башни поменьше. И, конечно же, каждая из всех трех башен заканчивалась тонким и острым шпилем.

– Госпожа Анна явно предпочитает широкий размах, – с неподдельным уважением произнес я.

А что? Стоит признать, что ее резиденция выглядит получше, чем генеральская. Я бы даже сказал, что это одно из самых эффектных зданий во всей Находке. Вот что значит – любить и уметь выделяться. И даже если бы темные не наращивали свое влияние, я бы на месте генерала возмутился одним лишь только фактом, что они живут слишком пафосно и роскошно.

– Это плохо? – флегматично поинтересовалась моя сопровождающая.

– Я всего лишь констатирую факт, – дипломатично ответил я.

Жестом Даша предложила мне подниматься по ступеням вслед за ней, а я в этот момент задумался о странном временном несоответствии. После того как я подошел ко входу в квартал и попросил аудиенции, прошло всего лишь пять или шесть минут, и появилась эта Даша. А тут мы, наверное, все пятнадцать шли до этого здания. Или я чего-то просто не понимаю, или тут что-то не так.

– Чего застыл? – удивленно спросила девушка. А я, оказывается, даже остановился, задумавшись.

– Может, поговорим здесь? – я все же рискнул проверить свои догадки.

– Я не Анна, если ты об этом, – на лице Даши появилась довольная ухмылка. Именно ухмылка, не улыбка – и настолько неприятно это сейчас смотрелось…

Видимо, я выглядел настолько непонимающим, что Даша снизошла до объяснений. Правда, довольно своеобразно.

– Обернись, – потребовала она, и я послушался. Просто из любопытства.

Поначалу я не заметил ничего необычного, но потом что-то блеснуло в том месте, откуда мы пришли. Открытие было таким простым и одновременно гениальным, что я даже улыбнулся, при этом выругавшись про себя. Это же, черт побери, сигнальный семафор! Ну, конечно! Даже в нашем не слишком богатом домике было электричество, так почему я отказал темным в таком удовольствии? А они, надо отметить, довольно оригинально решили проблему связи – передавали световую морзянку. Все просто: дежурные сообщили о моем приходе, в ответ им просигнализировали о мерах, которые они должны предпринять, а некто по имени Даша, по всей видимости, просто оказалась рядом в этот момент. Семафор вновь замигал, передавая очередное сообщение, и я, похоже, слишком откровенно попытался его прочитать.

– Молодец, вижу, что догадался, – расхохотавшись, похвалила меня Даша. – Только не думай, что здесь собрались идиоты, передающие информацию открытым кодом. Идем, Анна не любит ждать.

Мы продолжили подъем по ступеням и вскоре очутились у входа. Створки открылись быстро и бесшумно, пропустив нас в широкий зал, в котором царил полумрак. В дальнем конце виднелся массивный широкий стол на возвышении, а перед ним расположились несколько рядов диванчиков с красной обивкой.

– Здравствуй, Василий, – раздался мелодичный, но в то же время напряженный голос. – Не могу сказать, что рада тебя приветствовать, и все же мне интересно. Как-никак, сам лидер светлого квартала.

Высокая темноволосая женщина, еще довольно молодая и вполне симпатичная, вышла из тени и теперь смотрела на меня изучающим взглядом. Последняя ее фраза, честно говоря, меня покоробила – слишком уж насмешливо она прозвучала.

– Добрый день, Анна, – вполне, как мне показалось, доброжелательно поприветствовал я ее. – Далековато ты забралась.

– Такова жизнь, – улыбнулась главная темная. – Спасибо, Даша, ты можешь идти.

Моя сопровождающая кивнула, но не подобострастно, а вполне буднично, и неслышно скрылась где-то в стороне.

– Так зачем меня хотел видеть тот, кто впервые за многие годы создал в Находке светлый квартал? – поинтересовалась моя собеседница.

Любопытно, отметил я про себя. Значит, светлый квартал здесь уже был. Или, по крайней мере, имела место попытка его создания. Жаль. Значит, местные будут нас сравнивать, начнутся разговоры о преемственности, вернее, ее отсутствии. Так, чего доброго, и ненужные подозрения появятся.

– Неважно, чьими последователями мы все являемся, – начал я, – но живем в пределах одного города. И защищать его – наша общая задача.

– Продолжай, – без интереса попросила Анна.

– Если ты с этим согласна, мне непонятно, почему темный квартал скупил весь эленит в Находке, – сказал я, наблюдая за реакцией глубоких зеленых глаз.

– Видишь ли, Василий, – спокойно ответила Анна, – закон не запрещает мне тратить честно заработанные кристаллы на те ресурсы, что необходимы моему кварталу. Кстати, может, присядем?

Предложение было более чем интересным – признаться, я уже устал переминаться с ноги на ногу. Глава темных проследовала к одному из диванчиков, присела на него и пригласила меня присоединиться. Я не стал играть в смущенного гостя и с большим удовольствием плюхнулся рядом, блаженно вытянув ноги.

– Буду честен, – пожалуй, пора переходить от этой витиеватой беседы к более простой и результативной. – Не одной тебе нужен эленит. Другим тоже.

И мне в том числе, хотелось добавить, но я промолчал. Не стоит выкладывать все карты сразу на стол.

– И что же я, по-твоему, должна сделать? – склонив голову набок, спросила Анна.

– По-моему, было бы неплохо, если бы ты поделилась скупленными запасами, – просто ответил я. – Как я уже сказал, мы живем в одном городе…

Анна чуть слышно вздохнула, остановила меня движением руки и откинулась на спинку дивана.

– Я бы, конечно, могла отдать пару десятков эленитовых самородков, – протянула она. – Лично тебе. Скажем так, по пять больших кристаллов за штуку.

Я чуть собственной слюной не подавился, когда это услышал. Я что, вместо главы темного квартала разговариваю со спекулянткой? Да не может же быть все так просто и пошло! Впрочем, эта дамочка еще не представляет тех масштабов, на которые я планирую развернуться.

– Я не так много о тебе слышал, Анна, – подумав, начал я, – но все, что мне было известно, рисовало несколько иную картину. А ты, оказывается, просто хочешь нажиться на дефиците?

Хочет играть в игры, ее право. Я тоже так умею. Темная звонко рассмеялась, заразительно, будто юная девушка.

– Конечно же, нет, – успокоившись, ответила она. – Но попробовать стоило, согласись, – и она как-то совершенно уж несерьезно мне подмигнула.

– Зачем тебе столько эленита? – я сделал вид, будто не заметил ее игры.

– Тебе еще предстоит столкнуться с этим, Вася, – посерьезнела Анна, поняв, что легкого разговора ни о чем не получится. – Твой квартал самый новый и пока никому особо не известный. А потому и проблем у тебя пока нет. Но они будут, поверь. И тогда тебе придется делать кое-что пожестче и посерьезней, чем моя шалость со скупкой эленита.

Если честно, я думал, что эта операция была проведена чуть ли не в пику мне – какому темному понравится, если кто-то будет распространять предметы с иммунитетом к проклятьям (хоть и самым слабым). Единственное, что смущало при таком раскладе, так это сроки, но и то, учитывая божественное радио, Анна вполне могла начать скупать эленит, ориентируясь на слухи еще из долины новичков. Ведь именно там впервые засветились мои подвязки, а то, что никто не сможет рассчитать ингредиенты, из которых все создано – я не настолько наивен. Как говорят контрразведчики в книжках, единственный надежный способ сохранить тайну – это сделать так, чтобы ей никто не интересовался. А все остальное можно обойти.

– Значит, у твоего квартала проблемы? – в голову неожиданно пришла мысль, что вся предыдущая речь Анны могла быть лишь переходом к этому вопросу.

– А разве может быть по-другому? – Анна смешно поджала губы и развела руками. – Проблемы есть у всех и всегда. У хаоситов, у бездны, у последователей мертвых богов. У тьмы, – с нажимом сказала она, буравя меня взглядом, – и у света.

– И что же такого случилось у темных, что пришлось массово скупать ресурсы? – я тоже смотрел ей в глаза, показывая, что мы на равных.

– Кажется, ты еще и уполномоченный представитель генерала Чана, – как бы мимоходом отметила Анна, медленно отвернувшись. – Услуга за услугу.

А вот это уже становится интересным. До этого темная старательно игнорировала мой статус, очевидно, пытаясь слить разговор. Но теперь, когда поняла, что я не отстану, решила пойти на полноценные переговоры. Или тут есть еще какое-то второе дно, которое я пока не вижу.

– О чем ты? – расплывчато спросил я.

– Ты сообщишь мне кое-что о планах Чана, – вновь поджала губы Анна, – а я поделюсь с тобой уже своими планами на эленит. Думаю, это будет честная игра.

– А с чего ты решила, что я посвящен в планы генерала? – возразил я.

Вполне предсказуемо – Анна, как и любой нормальный лидер, в курсе тех чувств, что вызывает у Чана, и вполне способна спрогнозировать, к чему это может привести (правда, пока еще, скорее всего, не знает, насколько далеко все зашло). И поэтому осторожничает, пытаясь выведать как можно больше за меньшую цену. А еще она опасается за свой квартал и своих людей, несмотря на все их драконовские порядки. Вот только это совсем не повод делиться всей имеющейся информацией.

– Ты же уполномоченный представитель Чана! – притворно изумилась Анна. – Неужели он ни о чем тебе не рассказывал?

Не думает же она, что я вот так вот выложу ей планы генерала, даже если знаю и даже если они ее не касаются? Глупо. Или, наоборот, умно – по тому, на что твой собеседник не отвечает, можно понять не меньше, чем по тому, что он говорит.

– Генералу нужен эленит, – спокойно проговорил я и даже при этом не соврал. – Уверен, ты и так это знаешь. И он может быть недоволен тем, что один из кварталов лишает ресурсов всех остальных.

Ни в коем случае не говорить ничего напрямую от лица Чана. Может, предположительно, вероятно – так я и темную смогу заинтриговать, и генерала не подставлю. А мне надо ее заинтересовать, иначе как понять, что ей нужно. А без этого уже мне не получить желаемого.

– Эленит многим нужен, – многозначительно проговорила Анна. – Но зачем он так внезапно понадобился первому человеку в городе?

– Эленит используется как ингредиент в алхимических зельях, – осторожно начал я. – А так как генерал запланировал поход на сквогглов, необходимо как следует к этому подготовиться. Усилить защиту доспехов, к примеру…

Темная слушала внимательно, но медлила с ответами. Мне бы понять, чего она на самом деле хочет – войны с людьми генерала или все-таки мирного сосуществования всех со всеми в пределах Находки. Если честно, я изначально был практически уверен в первом варианте, но сейчас, после того, как мы немного поговорили, скорее бы поставил на второй. Слишком Анна осторожна. Не вяжется это с той информацией о набирающей влияние стихии, о которой говорили конфлюксовцы. И что мне думать?


Глава 21
Мои мечты

– Ты, конечно, понимаешь, – медленно начала отвечать на мой вопрос Анна, – что все в этом городе непросто. Кланы и стихии сосуществуют друг с другом в мире, но нельзя сказать, что в согласии. А стоит кому-то одному возвыситься, остальные начинают… назовем это так – опасаться.

Почему, говоря о городе в целом, она обводит рукой свой квартал? Случайность? Только не у человека, занявшего такой пост. Скорее, мне сейчас только что намекнули на то, что и у темных есть группировки. И это как раз и может стать ключом ко всем тем неувязкам, что портили мне до этого всю картину. Есть «ястребы», во главе которых стоит патриарх и которые готовы к эскалации конфликта, и есть умеренные, которые пока представляет нынешняя глава квартала. А ведь ее положение очень шатко, если я прав. И сейчас меня, похоже, собираются использовать, чтобы его поправить. И это хорошо, с этим уже можно работать.

– Есть те, кто действительно тебя опасается, – сказал я. – Но есть и те, кто хотел бы соблюдать нейтралитет.

Она же понимает, о чем я.

– Например? – вскинулась темная.

Перед этим разговором у меня было две практические задумки, которые я планировал использовать в качестве совместных проектов в зависимости от ситуации. Скажем так: «Коминтерн света» на случай явно агрессивной позиции и «ослабление во благо» для миролюбивой. Вот только Анна, похоже, уж слишком зажата в угол, так что было бы глупо не попробовать выжать максимум из этой ситуации.

– Скажем так, в моем квартале планируется создание темного филиала, – как, интересно, Анна отнесется к идее, что появится место, куда можно будет скинуть всех недовольных? Ведь после такого она сможет стабилизировать обстановку у себя в квартале, а я потенциально смогу заполучить группу настоящих бунтарей. А если такое пройдет со всеми стихиями, да во всех городах? Конечно, такая вольница меня ни в жизнь слушать не будет. Но мне и не надо – хватит даже просто гибких возможностей для нахождения на вершине такой организации. Вот только это планы на будущее, и очень бы хотелось, чтобы темная не начала анализировать дальше второго слоя моей идеи.

– А вот это уже интересно, – Анна выпрямилась, перекинула ногу на ногу и слегка повернулась ко мне. Итак, она явно решила, что поняла, чего я хочу, и стала чувствовать себя увереннее. – И что тебя подтолкнуло к этой мысли?

Что ж, добавим реализма и ярких красок в эту историю. Пусть увидит перед собой человека, готового собирать силу, и не важно, какого он при этом будет цвета. И, главное, пусть увидит того, кто неспособен понять, что не сможет контролировать такую мощь. Если получится, то мы точно сработаемся: как союзник в таком ключе я ее наверняка устрою.

– К Находке я пришел с одной своей ученицей и двумя последователями иных стихий, – ответил я. – Бездна и тьма. Так что у нас с тобой больше общего, чем ты думаешь.

Анна широко улыбнулась и рассмеялась.

– Слишком громко сказано, Вася, – все так же с улыбкой сказала она. – И все же ты прав – до тебя о филиалах никто не додумался.

Похоже, она окончательно нарисовала для себя мой портрет и уже явно решила, как включить меня в свои планы. Что ж, раз я теперь попал в раздел «полезных», нужно попробовать вновь закинуть удочку насчет эленита.

– Так, может, теперь нам проще будет договориться? – вкрадчиво уточняю.

– В будущем – возможно, – уклончиво ответила Анна. – Но, видишь ли, я не была бы лидером квартала, если бы знала только то, что происходит его пределах. Скажу прямо: эленит используется в очень невыгодных для меня целях, а это уже вопрос безопасности и меня самой, и всего моего квартала.

– Может, ты уточнишь? – предложил я, понимая, что Анна в курсе защиты от проклятий. И раз она начала об этом говорить, то, получается, сейчас со мной начали играть в доверие: расскажут о деле тьмы, о том вреде, который несут кварталу мои повязки. А потом, скрепя сердце, все-таки пойдут навстречу, и как после этого можно будет хоть в чем-то отказать такой даме?

– Сперва ты, – Анна с каменным лицом буравила меня взглядом. – Зачем эленит нужен генералу?

А она умна и умеет не спешить. Если что-то получаешь быстро и просто, то так же быстро и просто перестаешь это ценить. Вот и повышает она цену за те истины, которые мне скоро предстоит услышать.

– Сквогглы, – небрежно ответил я, решив действовать исходя из сложившегося о себе мнения. Она думает, что обыграла меня, легко и непринужденно, а значит, не поверит, даже если сказать, что Чан доверил мне что-то серьезное. Для нее я сейчас просто инструмент, вот и будем говорить то, что сказали бы инструменту. – Генерал планирует поход на сквогглов…

На этих словах Анна разочарованно скривилась – похоже, все-таки, несмотря ни на что, она ожидала от меня большего.

– Генералу нужна защита от проклятий во время битвы со сквоглами, – я же продолжил выкладывать ей всю «правду-матку», продолжая играть в доверие. – Сражаться придется в любом случае, и покончить с этими тварями нужно раз и навсегда. А защита, подготовленная с использованием эленита, поможет справиться с энергетическими ударами этих тварей. То, что это ослабляет и арсенал тьмы – это всего лишь совпадение, а не первопричина.

– И ты думаешь, то нас это успокоит? – иронично подняла бровь Анна.

– Только для этого генералу и нужен эленит, – я продолжил, сделав вид, что ничего не заметил. – Доспехи, которые изготовят для армии Чана…

– Я знаю, – темная не выдержала и раздраженно оборвала меня. Прекрасно, похоже, мы переходим от церемоний к первому уровню того, что скрыто. – Я получила информацию о том, что кому-то удалось создать защиту от проклятий на основе этого минерала еще неделю назад. И, как ты понимаешь, допустить его распространение мне бы не хотелось.

С минуту мы смотрели друг на друга молча.

– Я отдам тебе часть эленита, – первым нарушила тишину Анна. – Но взамен ты должен будешь добыть отдельные защитные комплекты для моих воинов. Все расходы берешь на себя. И один набор ты достанешь для меня, – тут она снова начала буравить меня взглядом. – С улучшенными характеристиками.

– А не слишком ли много?.. – начал я.

– В противном случае ты не получишь ни единого слитка этого минерала, – отрезала Анна. – Ты предлагаешь сделку, я предлагаю условия. Ты соглашаешься – мы оба получаем то, что нам нужно.

Похоже, я ошибся, и эта дама предпочитает не покорять сердца своих жертв, а заставляет их раскрываться, чтобы потом нанести удар, пользуясь моментом их наибольшей слабости. И чего другого можно было бы ждать от тьмы? Требовать много в обычной ситуации, если чувствуешь свою слабость – требовать очень много, если же чувствуешь свою силу – требовать невозможного. А потом смотреть, как твоя жертва, еще даже не осознав, что попалась, будет пытаться выкрутиться из играющих ею острых коготков…

– Сколько комплектов нужно достать? – уточнил я. На попятную она точно не пойдет, а эленит мне нужен. Тем более, хотелось бы услышать все ее пожелания, прежде чем уже я нанесу свой удар.

– Пятидесяти будет достаточно, – хищно улыбнулась в ответ Анна. – Но и это еще не все. Темный филиал в твоем квартале будет усилен моими представителями. И их всегда должно быть больше, чем представителей любой другой стихийной фракции.

Я смотрел на Анну и лихорадочно соображал. Кажется, я услышал все, чего хотел и даже чуть больше. Но вот скорость, с какой она приняла решение… Не упущу ли я сейчас что-то важное? Впрочем, план «Коминтерн света» не на ближайшую перспективу, еще успею его скорректировать в случае чего. Но ради тех возможностей, что он мне сулит, можно и рискнуть.

Да, создавать островки чужих сил на своей территории выглядит безумием – о каком свете в глазах обычных людей после этого будет идти речь, а риски с шпионами и агентами влияния… Вот только все это ни черта не значит. Слабый может сколько угодно говорить о своей правоте, его слово ничего не стоит. Сильный же, наоборот, может спокойно отрицать очевидные грехи, и большинство предпочтет закрыть на это глаза. Такова правда жизни. Я видел это на примере меня самого в старом лагере, и то же самое будет с кварталом света. Либо он станет силой, либо очень быстро станет никому не нужен и просто исчезнет.

– Никаких ограничений по численности, – впервые с начала разговора я заговорил резко. Анна сделала вид, чтопоказала свое истинное лицо, теперь пришла моя очередь. – Никаких улучшенных вариантов. И еще, если нужны комплекты для тебя лично или твоих воинов, давай дополнительный эленит, и все будет.

Сейчас, главное, не допустить паузу, иначе темная обязательно вклинится, и наш разговор никогда не перерастет в нечто большее, чем самый обычный спор. К счастью, та приняла правила игры и готова дать мне договорить.

– Но есть кое-что, что я смогу для тебя сделать, и это будет гораздо полезнее для тебя лично, чем всё, о чем ты меня только что просила, – Анна ждет, ей стало интересно. Так и должно быть. Согласись я с ее требованиями, пусть даже они не так уж и опасны для меня, и уже никогда она не стала бы воспринимать меня всерьез. А нужна ли мне такая репутация, которая будет ведь еще и распространяться в самых верхних кругах Находки? – Я сделаю эти комплекты не только для тебя, не только для генерала, я наводню ими весь город. Во имя света, естественно.

– Да что ты несешь? – моментально дала волю эмоциям Анна. Она явно ожидала чего угодно, но только не этого. – Ты хочешь объявить войну тьме? И сколько ты после такого планируешь прожить? А твоя идея? Да согласись я на это, и все новички, выбравшие тьму, станут чуть ли не беззащитны перед другими стихиями!

– И… – я предложил темной продолжить мысль.

– И наш квартал перестанет представлять угрозу для генерала, – Анна очень быстро поняла суть моего предложения и замолчала, обдумывая неожиданно открывшиеся перспективы.

А что? Ведь элегантная же схема выходит. Для генерала новый светлый квартал будет раздражителем и неким противовесом для обнаглевших темных. А для Анны я стану тем, кто прикроет ее от подозрений генерала и заодно от разборок с внутренним радикальным крылом. Самое главное во всем этом – устойчивость. Работая на интересы сразу двух группировок, я по факту сохраняю определенную независимость, и для меня это очень важно. А уж про открывающиеся лично для меня перспективы я пока лучше просто промолчу.

– Хорошо, я согласна. До вечера тебе доставят все наши запасы эленита, – что-то прикинув в голове, согласилась с моим планом Анна. Как же все-таки приятно иметь дело с умными людьми. Они видят для себя выгоду и готовы действовать. Никакого сравнения с глупцами – эти будут держаться за давно устаревшие правила из последних сил, а рискнуть попробовать что-то необычное смогут разве что под дулом пистолета.

– Договорились, – я уже был готов уходить, когда темная неожиданно продолжила говорить.

– Чан сказал, что ты принесешь ему обещанное до пятницы, сегодня же только понедельник. Сможешь потратить этот день на мою просьбу? – хороший знак, что мы друг друга услышали. Мне не приказывают, меня просят. Да и время у меня действительно есть. И, кстати, давно я не слышал в этом мире таких простых слов – понедельник, пятница… Привык просто считать количество дней.

– Какую? – я развернулся и снова занял свое место.

– Пайпер Квин сегодня отправляется на разведку в пещеру сквогглов по заданию генерала для нашего квартала. Именно его и его людей мне бы хотелось перевести в твой филиал тьмы. И как ты, надеюсь, понимаешь, счастливы от этого они не будут. А потому, чтобы упростить нам с тобой эту задачу, хочу предложить тебе сходить на эту миссию вместе с его отрядом «железнобоких», – Анна резко оборвала свою речь и уставилась на меня.

И что мне ей сказать? В принципе, предложение свести меня с этим поклонником Оливера Кромвеля выглядит логичным. Темная хочет максимально подстраховать операцию по выводу радикальных группировок из своего квартала и дает мне повод познакомиться со своим будущим подчиненным. Есть ли риски для меня? Здесь и сейчас – не вижу. Плюсы? А это как раз есть. Подготовить почву для будущей интеграции (я в этом тоже заинтересован) – раз, познакомиться поближе с потенциальным патриархом – два, показать серьезность своих намерений наблюдателям из Конфлюкса – три. Настоящее комбо, надо брать.

– Я согласен, – вежливо киваю. – Но попрошу тогда передать вместе с грузом письмо для моей темной. Возможно, вы о ней слышали: Дарья Сапогова.

– Хорошо, – так же вежливо, но при этом намного грациознее кивнула Анна. – Письмо можно написать здесь и передать уже нашей Дарье. Она перенаправит его курьеру, а заодно и отведет вас к Квину.

На этом глава темных встала и, не прощаясь, вышла из зала, оставив меня одного.


Глава 22
Квин

Сообщение для Даши я написал довольно-таки быстро – на листе вполне обычной белой бумаги и столь же простым карандашом. Все это я получил от тезки моей темной спортсменки, появившейся спустя минуту после того, как меня покинула Анна, и теперь безучастно наблюдавшей за мной со стороны. Дождавшись, пока я поставлю жирную точку в конце письма, девушка молча протянула мне конверт, пахнущий, как мне показалось, бензином или чем-то вроде того. Странное ощущение, если честно, но вряд ли это несет в себе какую-то угрозу.

– Не принюхивайся, – похоже, я все-таки слишком откровенно отреагировал на необычный запах, и Даша это сразу заметила. – Валялся на складе, вот и пропах. Письмами у нас, знаешь ли, редко пользуются.

После этого она усмехнулась и достала откуда-то из широких складок своей накидки бутылек с сургучом. Капнув немного на запечатанный конверт, она вдавила в быстро затвердевающую кляксу фигурную печать и незаметно убрала все в инвентарь. И к чему все это? Как будто я поверю, что они не изучат содержимое письма. Впрочем, будь там хоть что-то секретное, я бы никогда не отправил его таким способом. Да и Даше бы не доверил тоже. Наверное.

– Думаю, со стариком Пайпером вы поладите, – интонации Беловой явно говорили об обратном, но я постарался не заострять на этом свое внимание.

Поблагодарив помощницу Анны, я напомнил ей, что письмо нужно доставить в квартал света и вручить лично в руки Дарье Сапоговой. Девушка лишь встряхнула своими темными волосами и сообщила мне, где искать Квина. После этого она развернулась и ушла в ту же сторону, где не так давно скрылась ее повелительница.

Вот и хорошо, подумал я. Встреча прошла не без напряжения, но все же удачно. И письмо мое до Даши точно дойдет, теперь я в этом уверен. А это значит, что один из моих планов, которые на какое-то время определят мою жизнь, скоро перейдет на следующий этап.

Задумка была проста, о чем я коротко и рассказал в письме. Чтобы остаться на плаву со своим кварталом света, мне мало было одной только поддержки генерала. Да и условный союз с темными был пока еще слишком зыбким и ничем фактически не подкрепленным. То же задание с Квином явно будет не только служить нашему знакомству, но и наверняка являться проверкой моих сил. Например, генералу можно было поверить мне на слово – я ничего не просил, а только обещал. И то, уверен, он за мной присматривает. А от Анны я фактически потребовал вложиться в наше общее дело реальным товаром. И здесь уже точно не тот уровень, где можно не думать о последствиях. Так что сейчас я готовлюсь отрабатывать полученные авансы сразу по двум фронтам и параллельно готовлю следующий шаг. Сейчас я должен играть только на опережение.

Поэтому мне необходимо не только установить контакт с лидерами Находки, но и заявить о себе на более массовом уровне. И вот тут я заранее продумал свой, скажем так, пробный шар. Ленточки с защитой от проклятий – простые полоски ткани, обработанные при помощи нужных ингредиентов. Да, они обладали довольно слабым эффектом по сравнению с набором доспехов, но ведь никто не заставляет обладателей моего творения отказываться от своей обычной защиты. И, наконец, я просто планировал раздавать их всем желающим (что особенно приятно, все расходы удалось повесить на Анну). Бесплатно, но с одним-единственным условием: взамен нужно будет помолиться свету. Я не стал придумывать ничего конкретного – почему-то уверен, что и так все получится. В итоге я и престиж своего квартала подниму (что должно сказаться и на росте моего обмана), и распространю своего рода пробники. Можно было бы сразу раздавать целые комплекты – вот только это неинтересно, не вызывает ажиотажа. А вот подожди пять дней или приведи пять друзей – в общем, поднапрягись немного, чтобы получить результат – вот это уже может запустить волну. А там уже все будет зависеть от моих добрых отношений с местными темными и поддержки Чана. И еще, надеюсь, от желающих присоединиться к филиалу своей стихии в моем квартале. Но это все потом, а пока стоит переключиться на текущие дела.

Я шел на встречу с Пайпером Квином, обдумывая детали. Поймет ли Даша, как все организовать? Должна, успокаивал я сам себя. Где искать тайник с заранее подготовленными запасами, я ей написал, не забыл и об условиях выдачи лент. Не думаю, что с самого начала возникнет массовый спрос, а потому я успею вернуться, чтобы подхватить этот процесс в свои руки. Но кто знает – в любом случае, Даша заинтересована в моем росте, так что должна будет сделать все как надо.

Успокоив себя таким образом, я начал мысленно рисовать перспективы своего Коминтерна света (или Светинтерна?), как вдруг меня кто-то окликнул. Так и есть – я подошел к очередному мрачному зданию, которое описала мне Даша, и увидел компанию столь же мрачных мужиков, расположившихся на ступенях. Своим внешним видом они напоминали больше не тех самых железнобоких, которые остались в истории как соратники Кромвеля, а темных рыцарей из какой-то готической повести. Вороненая сталь начищенных кирас, черные клепанные наручи с поножами и такие же черные плащи. И, как я отметил, каждый второй обладал пышной, но при этом давно нечесаной шевелюрой.

– А вот и наш новый друг, – произнес тот, кто меня окликнул.

Я так понял, это и был сам Пайпер Квин – высокий худой старик с короткими седыми волосами и задубевшим лицом. Ни дать ни взять английский лорд в изгнании.

– Пайпер Квин, – кивнул я, тут же получив утвердительный кивок в ответ. Ни имени, ни какой-либо иной информации о моем собеседнике не отобразилось, как, впрочем, и о его сподвижниках, но я был к этому готов.

– Василий Котов, – удивительно, но разговаривал старый рыцарь (я решил называть его про себя именно так) фактически без акцента. Лишь иногда в его речи проскальзывало произношение жителя Туманного Альбиона, однако в целом ему мог позавидовать и иной русский. – Анна сообщила мне, что вы присоединитесь к нашей разведывательной миссии.

– Именно так, – подтвердил я, осматривая воинство Пайпера. – А еще, по договоренности с ней, вы теперь переходите в филиал тьмы в моем квартале.

Вообще, мы договаривались с Анной, что сначала пообщаемся с Квином без деталей о его переезде. Но сейчас, увидев этого человека, я моментально понял, что с ним лучше выстраивать отношения как можно более честно и открыто. А еще – неожиданно пришло понимание, что не стала бы Анна ничего скрывать от такого человека ради сомнительного пока союза.

– В светлом квартале, – кивнул старик. Ну вот, так и знал, он обо всем уже в курсе. И то, что я не стал юлить, ему явно понравилось. Неожиданный, кстати, поворот: такой характер больше бы подошел настоящим паладинам, чем таким вот вынужденным темным рыцарям. А старик тем временем продолжал. – Я знаю об этом. Что ж, юноша, могу сказать, вы меня впечатлили. Посмотрим, удастся ли вам удержать мое расположение.

В голосе Пайпера звучала если не угроза, то явное предупреждение. Мол, ты, парень, конечно, хорош, раз договорился с нашей повелительницей, да и меня не обманул, и я тебя готов за это уважать. Но если хоть раз оступишься, я этим непременно воспользуюсь – прямо-таки читалось в светлых старческих глазах.

– Расположение света тоже нужно заслужить, – сухо ответил я. – И давайте, раз уж нам предстоит сражаться вместе, не будем искать повод для разногласий.

И почему он все так спокойно воспринял? Впрочем, если принять за данность мою теорию о том, что Анна попросила его проверить меня, то все встает на свои места. Он просто уверен, что я провалюсь, вот и не волнуется. Ну, а темная повелительница четко показала уровень того, кого готова считать своим союзником.

– Идет, – легко согласился старик, надменно при этом улыбаясь и сверля меня взглядом. Изучает? Что ж, тебя, мой друг, ждет много интересного.

– Когда выдвигаемся? – деловито поинтересовался я.

– Прямо сейчас, – ответил Пайпер. – Ждали только вас, сударь.

После этого он молча развернулся, легким кивком головы дав команду своим воинам встать, и проследовал в сторону выхода из квартала. Вся ватага железнобоких, не говоря ни слова, двинулась за командиром. Мне ничего не оставалось делать, кроме как присоединиться.

Двигались мы в тишине, нарушаемой лишь звоном мечей, скрипом доспехов и сопением мрачных рыцарей сэра Квина. Я слегка усмехнулся, стараясь, чтобы никто этого не заметил, и задумался: сколько же этому старику может быть лет? И где он так хорошо выучил русский язык?

Постепенно мы достигли городских ворот, которые открылись перед отрядом Квина без всяких задержек, и ступили за пределы Находки. Я обернулся – со стен за нами наблюдали стражники, кто-то оживленно переговаривался, но сколько я ни старался, целиком так и не смог разобрать ни одной фразы. Лишь бессвязные обрывки о ценах, вероятном нашествии монстров и предстоящем походе на сквогглов.

– Как давно вы попали сюда? – я даже едва заметно вздрогнул, когда Пайпер Квин обратился ко мне.

– Несколько месяцев назад, – ответил я. – А вы?

– Гораздо раньше, – спокойно сообщил Квин.

– Вы хорошо говорите по-русски, – осторожно начал я, решив все-таки удовлетворить свое любопытство. Время для конфронтации еще явно не пришло, а нервничать раньше времени я не вижу смысла. Тем более, что бы ни придумал Квин, у меня есть план даже на самый крайний случай. И я потрогал рукоять старого, даже немного треснувшего ножа, висящего на поясе. Совсем как тот, что я в свое время сделал для Кирилла. – Неужели вы здесь так давно, что смогли достичь такого хорошего уровня?

Старый рыцарь довольно кивнул. Или мне всего лишь так показалось?

– Я неплохо знал ваш язык еще до того, как попал в этот мир, – поделился Пайпер. – Но не будем сейчас об этом – впереди лежка сквогглов, надо быть наготове.

Кто-то из железнобоких коротко вскрикнул – что именно, я не разобрал. Остальные по приказу Квина рассредоточились, обнажая мечи. И вовремя: впереди из-за деревьев показались несколько неуклюжих фигур. Права была Лена – сквогглы действительно напоминали пингвинов, только вот ростом они были чуть ниже взрослого человека. И выродившиеся крылья у них были не как плавники, а как длинные конечности с короткими когтистыми пальцами.

Один из сквогглов, неуклюже переваливаясь, вырвался вперед и гневно заклекотал словно чайка. Уродливые руки-крылья задвигались в бешеном темпе – выглядело это так, будто сквоггл гнал в нашу сторону воздух из-за спины. Его сородичи начали обходить нас с двух сторон, о чем тут же предупредил своих Пайпер Квин.

Лесной сквоггл, уровень 200

Жизни – 550 000

Стихия – бездна

Атака – 1600

Защита – 1000

Магическая защита – 1

Навыки – замедление, энергетический удар

Скорость – 1 (крейсерская), 3 (рывок)

Ничего особенного, если, конечно, не считать отсутствие физического зеркала, к наличию которого у монстров по эту сторону от Находки я уже привык. Впрочем, будь тут еще и оно, и полмиллиона жизней стали бы серьезной проблемой, даже если перед нами был всего лишь один монстр. А ведь их несколько. И сейчас перед одним из них начал образовываться тугой сгусток воздуха, внутри которого, переливаясь оттенками синего, засверкали миниатюрные сполохи. Секунда, вторая, и вот уже светящийся шар размером с футбольный мяч сорвался с места, с огромной скоростью полетел прямо в зазевавшегося железнобокого, и того будто ударило током. Бедняга вскрикнул и, осунувшись, застыл на месте. Так вот, значит, как действуют шары сквогглов.

Старик Пайпер что-то отрывисто скомандовал на английском, и его подчиненные бросились в разные стороны – четверо наперерез сквогглам, которые решили нас обойти с разных сторон, трое прямиком на монстра, атаковавшего их товарища. Сквоггл запищал еще громче и тоньше, фактически перейдя на ультразвук, когда острые мечи вонзились в его плоть. Слева раздался предупредительный вопль, но атака еще одного сквоггла все же увенчалась успехом – полноватый парень с густой черной бородой дернулся от удара энергошара, однако в отличие от своего товарища сохранил способность двигаться. Медленно, будто в невидимом вязком киселе, он переставлял ноги и делал взмахи мечом, но скорости явно не хватало. Впрочем, как я понял, железнобокий не столько атаковал сам, сколько сбивал атаки пингвина. В итоге тот так ничего и не успел предпринять, пока остальные члены отряда не освободились и не взяли на мечи уже его. Неплохо вышло, надо сказать. Бой занял не больше минуты, и при этом никто из отряда Квина ни разу не активировал ни одну из «супер»-способностей, оставив их для более сложного случая. То есть с самых обычных приемов и комбо они смогли разогнать свою атаку минимум до пары сотен тысяч – как я и сказал, неплохо. Хорошо бы взглянуть на их мечи или описание способностей, но некоторые вещи очевидно невыполнимы.

– Идем дальше, – Квин тем временем, даже не взглянув на меня, отдал приказ выступать. Расстроен, что не удалось посмотреть на меня в бою – его проблемы. С пингвинами мне себя не проявить, и уж я-то постараюсь сражаться только с теми, где мои навыки будут выгодно выделяться на чужом фоне. – Наша задача – разведка, поэтому в бой без лишнего повода стараемся не влезать.

Железнобокие моментально обыскали трупы убитых ими сквогглов и снова построились в боевой порядок. Еще с десяток секунд, и вот мы уже снова пробираемся по густой чаще в поисках порождений бездны.

Пользуясь случаем, я решил получше разобраться, что собой представляют подчиненные Квина. Первое, что бросалось в глаза – все они были сплошь классические англичане (может, среди них были и ирландцы с шотландцами, но в таких тонкостях я точно не разбираюсь) и держались со мной довольно прохладно. Даже будто бы не замечали. Поначалу я пытался понять, что делаю не так, и по возможности найти общий язык, но они по-прежнему меня игнорировали. В лучшем случае делали вид, будто ни слова не понимают по-русски. Старый рыцарь сначала не обращал на это никакого внимания. И лишь когда я мысленно махнул рукой на каменные лица своих временных соратников по разведывательному походу, Пайпер подошел ко мне и проговорил вполголоса:

– Не обижайтесь на парней, мистер Котов. Они более молоды и менее опытны, а потому сильнее подвержены эмоциям. Вдобавок ко всему они вам не доверяют.

– А вы? – спросил я Квина, глядя ему прямо в глаза.

– Пока что да, – тут же ответил он. – А дальше все зависит от вас.

Вот не пойму я его никак. Вроде бы милый старик, ведет себя чуть ли не подобострастно, носясь со мной, как с писаной торбой – и при всем при этом его считают главным радикалом темного квартала. Темного, попрошу заметить. То есть он смог выделиться даже в этом клубке змей и стать настолько заметным, что испугал даже генерала. Значит, сейчас он притворяется? Но зачем? Или Анна мне соврала? И правда, не похож этот десяток ветеранов на серьезную силу… Впрочем не буду пока спешить с выводами.

После этого короткого обмена фразами мы с Квином стали общаться заметно меньше и только по делу. Впрочем, дальнейшее развитие событий и так не очень располагало к беседам. Еще несколько раз нам попадались тройки сквогглов – похоже, что эти твари обладают какими-то зачатками интеллекта, во всяком случае организовать нечто вроде разведки или патрулирования им хватило ума. А вот когда мы наткнулись сразу на две тройки, зажавшие нас в клещи с разных сторон, стало окончательно ясно: противник гораздо умнее и сложнее, чем все думали раньше. Еле отбившись от этих когтистых пингвинов с голосами чаек (меня почти заставили вступить в бой, но, к счастью, вовремя отступив, я успел этого избежать), мы вышли к широкой поляне и замерли.

Площадка размером с футбольное поле просто кишмя кишела птицами-переростками. По моим самым приблизительным подсчетам, их было там не менее двух с половиной сотен. А потом старик Пайпер молча тронул меня за плечо и указал куда-то в сторону редкого леса. Я присмотрелся и понял, что поход явно ожидается непростым – у каждого дерева переминались с ноги на ногу от трех до пяти сквогглов.

– Их здесь голов пятьсот, не меньше, – едва слышно проговорил Пайпер Квин.

Двести пятьдесят воинов должны отправиться в поход, тут же прикинул я. Получается, что на каждого из них придется по две таких птички. Если они, как и те, что встретились нам, будут без физического зеркала, то не страшно. Но вот чувствую я, что рядом обязательно найдется и кто-то посильнее. Прикинув пройденное нами расстояние и оценив его как безопасное, я незаметно призвал Брюса и отправил его в разведывательный полет.

Так и есть! Буквально в паре сотен метров лес граничил с широкой проплешиной, вздыбившейся несколькими пологими холмами. И вот на их склонах царило самое настоящее столпотворение – уже не сотни, а тысячи сквогглов! И, главное, среди них выделялось процентов десять более крупных особей. И вот они уже, почему-то я в этом уверен, смогут преподнести неприятный сюрприз в виде отражения урона. Жаль, что мой питомец не видит описания и способен только на визуальный осмотр окрестностей.

– Надо разворачиваться, – тем временем уверенно произнес Квин.


Глава 23
Дело света

Квин спокойно смотрел на меня, помахивая рукой в сторону Находки. А я с трудом сдерживал улыбку. Наконец-то я подловил этого хитрого лиса. Он не заметил, как я запустил Брюса, так что был не в курсе: я прекрасно видел, как воины одной из посланных им на разведку групп вышли на скрывающуюся дальше армаду, оценили ее и передали всю информацию лидеру. И вот сейчас он предлагает мне вернуться, считая, что я знаю только о первой волне монстров. И все так доброжелательно: уверен, что и нож он мне в спину вонзит с такой же спокойной и ровной улыбкой. Как говорится, джентльмен к востоку и к западу от Ла-Манша – это два совершенно разных человека. Так вот, похоже, весь этот мир для Квина находится к востоку от его бывшей родины.

– Значит, почти три тысячи сквогглов? – учитывая мои планы, пора начинать расставлять точки.

– Все верно, – Квин моментально кивнул, как будто и не рассчитывал минуту назад утаить от меня эту информацию.

Пока он отвечал, я отправил Брюса проследить за маршрутом, по которому двигалась вторая пара разведчиков, и интуиция меня не подвела. Квин, похоже, не в первый раз уже сталкивался со сквогглами, и знал, что и где следует искать. На этот раз взору моего летающего питомца предстали три гигантских каменных червя. С высоты, тем более, пользуясь нечеловеческим зрением, сложно оценить их размеры – к счастью, рядом как раз показался один из пингвинов, тут же по-хозяйски вскарабкавшийся на одного из гигантов. И теперь, сравнивая размеры сквоггла и червя, можно было уверенно приписать последнему не меньше десяти метров в высоту и около пятидесяти в длину.

– И три их ездовые колбаски, – я продолжил давить на начавшего хмуриться британца. – Может, перестанем ходить вокруг да около?

– Не понимаю, о чем ты, – лицо того моментально приняло недоумевающий выражение.

Вот не люблю таких людей, с ними вести дела сложнее всего. Они делают вид, что все нормально, и при этом при любой возможности стараются вставить тебе палки в колеса. И как же хорошо, что я смог в этом так быстро разобраться.

– Ну, подумай, о чем ты сможешь рассказать Анне после такого похода? Ты же так ничего обо мне и не узнал, – в этот момент я широко улыбнулся и для поднятия градуса беседы заехал ладонью Квину прямо по щеке.

Естественно, моей силы было недостаточно, чтобы пробить его выносливость. Рука так даже остановилась в каких-то миллиметрах от его кожи – но я, заранее подозревая подобный исход, в последний момент хлопнул второй рукой себя по ляжке. Так что по лесу прокатился гулкий звон пощечины, а лицо старого англичанина покраснело пусть не от удара, но от злости, которую он теперь и не думал скрывать. Детская выходка, но порой именно они и раздражают нас сильнее всего.

Аркобалено

Сам я ни за что бы не смог всего после пары разговоров понять, как довести до белого каления такого сдержанного человека как Квин – но, к счастью, благодаря моей способности мне это и не нужно. Уверен, сейчас он сам допридумывает все, что нужно – как темный Квин, скорее всего, решит, что я продолжу начатое пощечиной. Ну вот, не знаю, что он там увидел, но старый джентльмен решил нанести ответный удар…

Если честно, когда я с помощью Брюса нашел червяков, то появилась мысль показать свою силу на них. Вот только не уверен, что даже сложив все свои способности я смогу с ними справиться. А мой нож с отражением никогда не вернет столько урона, чтобы перекрыть их жизни и гарантированно отправить на тот свет. А вот против людей он хорош: и пусть я и не смог увидеть описание способности, которой хотел ударить по мне Квин, но вложенной в нее с запасом силы хватило, чтобы после столкновения с мечом мой нож раскололся, а лидер темных моментально упал на землю бездыханным трупом.

Эффект неуязвимости подошел к концу

А это вместе с аркобалено закончилась и врубленная мной в момент начала атаки темного способность. В отличие от Кирилла, во время дуэли прикончившего преобразившегося хаосита, но заодно и умершего самого, я планировал выжить. Вот и использовал для этого единственную подходящую комбинацию. Отражение и неуязвимость.

– Можете забрать его вещи, – я повернулся к замершим темным. Жалко, конечно, отказываться от лежащего у ног богатства, но тогда наверняка дело сразу перейдет к бою «я против всех». И на этот случай стратегии для победы у меня уже нет.

– Меня зовут Артур, – из рядов темных вышел молодой светловолосый парень, который до этого совсем не выделялся, но сейчас после смерти Квина так естественно подхватил лидерство, что не было никаких сомнений – именно так все и должно быть.

Остальные, следуя его жесту, быстро подобрали всё, что осталось от Квина, а я продолжил.

– Сомнения в том, что я справлюсь с темным филиалом у себя в квартале, пропали? – темные тут же дружно хмыкнули. Хороший знак. Полагаясь на аркобалено, я оставлял картину того, как они увидят мою победу над Квином их же воображению. И тут приходилось надеяться только на то, что, считая его сильным воином, они смогли бы предположить его проигрыш только от того, кто окажется еще сильнее. Похоже, так и вышло, иначе с чего бы это их отношение ко мне изменилось именно в нужную сторону.

– Ты не думай, что нам все равно, – Артур тем временем кивнул, показывая, что с моим вопросом лично для них все ясно. – Нас, тех, кто готов пойти за Квином, двести двенадцать человек, и, естественно, мы не рады, что нас перекидывают непонятно куда. С одной стороны, есть некто, сумевший заставить пойти у себя на поводу Анну и генерала, это неплохо. С другой, с самого начала нашей встречи, согласись, ты как-то не особо проявлял себя.

– Надеюсь, вы не думали, что я буду кривляться, как клоун, или сжигать каждого, посмевшего со мной не согласиться? – я запустил поток пламени в стоящее неподалеку дерево. Пусть считают меня спокойным и взвешенным человеком – внешне это же так похоже на слабость.

Теперь вы получаете 516 очков обмана в день

Теперь вы получаете 517 очков обмана в день

Теперь вы получаете 518 очков обмана в день

Как-то неожиданно, пусть и совсем немного, подрос уровень обмана. Явно дело тут не в моем разговоре с темными – скорее, у Даши появились первые клиенты.

– Нет, – Артур развел руками. – Но, может, вместо этого ты с нами хотя бы немного поделишься своими планами?

Черт побери, как же приятно говорить не намеками, а практически напрямую. В будущем надо взять на заметку: лучше общаться не с самим главным, а с его заместителем. Все тогда получится гораздо быстрее.

– Вы становитесь частью квартала света, другие стихии становятся частью квартала света, недовольные из других кланов или городов тоже могут к нам присоединиться, – по-моему, это первый раз, когда я озвучиваю свои планы вслух.

– Понятно, – Артур немного помолчал, явно обдумывая и пытаясь представить на практике результат моих слов. – Вот Квин попытался объединить темных из пары городов… Только темных, и против него тут же начали плести интриги чуть ли не все силы в городе. А ты замахнулся еще шире…

Теперь мы молчим вместе. А что, он ничего не спросил, а говорить под руку, когда человек размышляет – лишнее все это.

– Один ваш русский поэт и философ придумал специальное слово для тех, кто всегда готов находиться в поиске лучшего, рисковать ради этого всем, – звучит немного коряво, но англичанин сейчас, как я понимаю, говорит о пассионариях Гумилева. – Так вот, если всех этих бунтарей собрать под одним знаменем, может получиться страшная сила.

Тут он расплылся в улыбке, а я подумал, что только что перешел на следующий этап в такой афере – и никакой награды нет. Похоже, система или бог (не знаю, кто тут занимается общей организацией всего этого процесса) раздает призы именно тогда, когда практической пользы от твоих достижений не так уж и много, а вот стоит замахнуться на что-то серьезное – и тут тебе уже никто не помощник. Или делай сам, или лапки кверху.

– Знаешь, мне это нравится, – Артур тем временем решил заканчивать разговор. – Ни я, ни Квин мешать тебе не будем. Помогать, конечно, тоже. Но ты умный человек, а потому, я уверен, ни на что подобное и не рассчитывал.

Говорит за себя и сразу за якобы их лидера? С такой уверенностью? Ох, что-то мне подсказывает, что не все так просто в рядах темных оппозиционеров.

– Выступаем! – резкая команда Артура чуть не застала меня врасплох, но я уверенно занял свое место в строю, и мы потрусили в сторону Находки. Никто ни с кем уже больше и не думал общаться, и лишь я порой косил глазом в сторону все новых и новых сообщений.

Теперь вы получаете 531 очко обмана в день

Находка встретила нас хмурыми тучами, хмурыми стражниками на воротах и не менее хмурым Квином.

– Значит, неотразимое лезвие света? – он с интересом окинул меня взглядом с головы до ног, а я чуть не фыркнул, когда понял, что этим пафосным названием старый англичанин обозначил убившую его способность. Жалко только, что сказал это вслух. Я уже привык к тому, что в этом мире как-то не принято делиться своими наблюдениями и что люди при использовании аркобалено практически наверняка увидят что-то свое – раньше это было не так критично. А вот теперь кто-то может и задаться ненужным вопросом.

– Мы уже все обсудили, – вместо ответа я пожал плечами, а потом кивнул в сторону Артура.

– Вот и хорошо, – ни капли не расстроился Квин. – Тогда мы тебя оставим. А то по всему городу ползут слухи, что в нашем будущем квартале сегодня совершенно бесплатно раздают какие-то полезные штуки. Почему бы не прогуляться да не посмотреть.

Судя по всему, Анна об этой нашей договоренности им ничего не рассказывала. Ну и я не буду – тем более что сами скоро все увидят. Гораздо больше меня начал интересовать вопрос, где я буду всех размещать. Артур сказал, что у Квина больше двухсот последователей. А такая толпа в наш дом точно не поместится.

– Василий Котов? – в сторону нашего отряда из ближайшего переулка бросился какой-то до карикатурности неуклюжий пацан. Судя по его описанию, он совсем недавно взял редкий уровень, стихия – бездна. И что этим-то от меня надо?

– Это я. Чего хотел? – если честно, я немного устал. Даже разговаривать ни с кем особо не хочется.

– Павел Хромов, – парень остановился и вежливо склонил голову. – Лидер нашего квартала, Сергей Измайлов, сказал, что мне и всем, кто до сих пор не продвинулся в изучении редкой метки, пора перебираться в отстойник… Прошу прощения, в новый квартал света, где готовы приютить таких слабаков и бездарей, как мы.

Вот ведь стервец. Наговорил кучу всего, пользуясь случаем, наоскорблял всех подряд, а теперь делает вид, что ничего и не заметил.

– И много вас таких, слабаков? – когда он сам себя так назвал, все было нормально. А вот стоило мне воспользоваться этим определением, как тут же покраснел от обиды. Кого мне спихивают? Слабаков, бездарей, да еще и психически неуравновешенных? Великие кварталы, пользуясь случаем, решили провести чистку? Ну что ж, как бы это им самим в итоге боком не вышло. Кстати, характерно время появления этого гонца от бездны. Он появился не утром, не до моего похода к темным, а именно сейчас. Готов поставить на то, что именно Анна, убедившись, что я справился с Квином, поделилась информацией с соседями. И что самое обидное – наверняка же не бесплатно.

– Двести восемьдесят, – Павел гордо посмотрел на игнорирующих его темных и как-то естественно пристроился рядом. – Мы тогда вечером будем перебираться, а меня сейчас отправили выкупить под нас соседние дома.

– Вот с ним состыкуйтесь, кто с какой стороны будет что покупать, – я тут же перенаправил последователя бездны на недовольно поморщившегося Квина, сам при этом радуясь, что жилищная проблема решилась без моего участия. Нет, конечно, я и сам с моими доходами смог бы позволить себе такую покупку. Но вот тратить на это время – это двойная потеря. И проявление слабости, и… да просто нет его у меня.

– Вася! – мы наконец-то добрались до нашего дома, и меня тут же чуть не оглушил крик Даши. – У меня почти кончились твои повязки, а эта толпа, если я об этом скажу, меня, скорее всего, растерзает!

Все это было сказано прямо на глазах почти пяти десятков людей, столпившихся между мной и домом. И сейчас все они с недовольным видом начали поворачиваться в мою сторону. Вот же зараза – наверняка же специально затягивала выдачу, чтобы организовать такую сцену к моему появлению.

– Пайпер, Паша, вот центр будущего квартала, можете выбирать дома для своих людей, – я понял, что надо брать ситуацию в свои руки и принялся раздавать указания. – Даша, выдавай, что осталось, и закрываемся до завтра. Народ, – тут я повернулся к начавшей гудеть толпе, – завтра с десяти раздадим еще сто пятьдесят повязок, ровно столько же, сколько и сегодня.

Вот и всё, и никакой лирики. Закончив говорить, я, не обращая внимания на обрушившиеся на меня вопросы, проскользнул в дом и закрыл за собой дверь. Вот только если бы все на этом закончилось… Правда, для разнообразия на этот раз меня ждал приятный сюрприз.

Открыто достижение «Миссионер 1 уровня»

Ваш квартал смог убедить больше 100 последователей других стихий восславить вашу

Выберите 1 из способностей

Земля квартала 1 уровня

Преобразует поверхность, входящую в вашу зону влияния. Визуальные эффекты подтверждают превосходство вашей стихии, показатели жителей квартала на этой территории увеличены на 10 %.

Защита квартала 1 уровня

Покрывает зону влияния квартала защитным полем, не пропускающим чужаков. Сила определяется сильнейшим воином, находящимся в данный момент на территории квартала.

Цитадель квартала 1 уровня

Превращает центральное здание квартала в более защищенное, может вмесить до 1000 жителей.

В очередной раз убеждаюсь, что каждое действие в этом мире приводит к определенным последствиям. И вот теперь мне снова надо взвешивать плюсы и минусы да думать, что из этого списка больше всего соответствует моим планам.


Глава 24
Обман со всех сторон

Я приготовил себе по-быстрому какой-то сладкий напиток из местных трав (Лена говорила, что он хорошо восстанавливает силы, да и вообще действует как природный стимулятор) и поднялся к себе. Важные решения не терпят суеты, а потому к выбору способности следует подойти обдуманно и взвешенно.

Поднявшись к себе, я рухнул на кровать, аккуратно держа в одной руке стакан с пряной жидкостью. Перед глазами по-прежнему сияли огненные буквы, призывая определиться. Что ж, приступим.

Первая способность, «Земля квартала», могла мне дать неплохой бонус в виде усиленной армии последователей. Все-таки десять процентов – не так уж и мало, даже в какой-то степени достаточно для того, чтобы почувствовать себя увереннее. Главное, они влияют на каждого, кто будет на моей стороне, что дает сразу и репутационные плюсы. С другой стороны, предводители стихий отправляют ко мне далеко не самых лучших своих представителей. И боевая система в этом мире устроена так, что тот, кто сильнее, может справиться с любым количеством более слабых противников. Иными словами, в перспективе это может быть полезно, но на данный момент лично мне это усиление ничего особо не даст.

Дальше. Защитное поле, не пропускающее чужаков – это уже что-то весьма интересное. По сути, мой квартал при наличии высокоуровневого бойца в наших рядах станет неприступным. Правда, в основном, для всякой мелочи, а тот же генерал, например, задумай он штурмовать цитадель света, проткнет защиту как шило бумагу. Да и для сил других стихий мой квартал первое время не будет представлять собой серьезную преграду.

Если вдуматься, обе способности были весьма и весьма полезными. Но по-настоящему серьезный цимес вырисовывался только в отдаленном будущем – с развитием не столько самого квартала, сколько его обитателей. Значит, пока это можно отложить: уверен, что с получением достижения «Миссионер второго уровня» мне вновь предложат сделать выбор. Тогда-то я и определюсь, что мне наиболее важно, а в данный момент мне нужно решить простую, но очень важную задачу: разместить всех последователей, которым вскоре явно не хватит выкупленных по соседству домиков. Как-никак, пораскинул я мозгами, пространство в этом квартале не бесконечное, а у одного только Квина железнобоких оказалось больше двух сотен – те, с кем я ходил в разведывательную миссию, являлись лишь малой толикой его личной гвардии. Да и опять же, если думать на перспективу: ко мне еще не отправил своих аутсайдеров молчаливый прибалт Альгирдас Бартас, глава хаоситов всея Находки. А потому способность «Цитадель» будто бы сама напрашивалась на активацию.

Собственно, я практически сразу же ее и выделил, понимая, что жилищный вопрос мне все же придется решать, однако тщательно все обдумать было просто необходимо. И теперь я готов решить сразу две проблемы: вместить всех желающих, кому не хватит места по соседству, и заодно укрепить наш скромный домик. В будущем именно он станет основным зданием моего квартала, и потому логичнее инвестировать именно в него. Выглядит приземленно? Да, так и есть, но порой нужно принимать и такие решения. Плюс, не стоит забывать, что если изменения будут примерно в стиле «темного квартала», построенного полностью в духе стихии, то это серьезно скажется и на восприятии пропагандируемого мной света. Одно дело квартал из стандартных домов, и совсем другое – цитадель, как и у великой троицы. Решено: выбираю «Цитадель первого уровня».

Строчки «Земли» и «Защиты» потускнели, выбранная мною способность, напротив, разгорелась еще ярче. Я внезапно задумался: а как в реальности должен отразиться мой выбор? Если сейчас в нашем домике с комфортом размещаемся мы вчетвером, а при желании можем взять к себе еще столько же постояльцев, не особо потеснившись, то как должна будет выглядеть моя обновленная крепость?

На секунду я даже испытал какой-то глубинный первобытный ужас перед тем, что не могу объяснить или хотя бы представить. Все эти игры с пространством-временем были мне любопытны во время чтения книг еще в той, прошлой жизни. К примеру, «резиновая» квартира Воланда из «Мастера и Маргариты». Не так ли оно все будет выглядеть в этом мире?

Сделав глубокий вдох, я успокоился и даже мысленно отругал себя. Что еще за сантименты? Был дом на четверых, станет небоскреб на тысячу. Или что-то вроде того. Подтверждаю.

Сначала как будто ничего не произошло. А затем я почувствовал какое-то движение, словно моя комната превратилась в лифт. Дом ощутимо тряхнуло, меня затошнило, голова затрещала будто от перепоя, глаза начало резать так, что мне пришлось их зажмурить. Я вскочил с кровати, почувствовал, как по щекам потекли слезы. Выпитая жидкость подступила к горлу, я был вынужден сделать усилие и загнать ее обратно в желудок… Ффуу, ну и ощущение.

А потом все так же внезапно закончилось. Снизу кто-то кричал – то ли от страха, то ли от восторга. Прислушавшись, я узнал голос Даши. Темная радовалась как ребенок, перемежая бессвязные возгласы с уханьем. Я даже улыбнулся, после чего от души расхохотался. Что ж, видимо, меня ждет очередной сюрприз.

Раскрыв до сих пор слезящиеся глаза, я шагнул к окну, выглянул наружу и… Ноги мои подкосились, я отшатнулся, выматерившись, затем вновь подошел, опираясь руками о подоконник.

Я увидел город. Почти всю Находку, словно на ладони. Вот массивная цитадель тьмы, где в полумраке наверняка сейчас прогуливается Анна. Вот городская стена, вот ворота, вот главное здание хаоса, чуть поодаль – торговая улица. Черт возьми, а ведь дом и вправду подрос!

Спустившись вниз, я обратил внимание, что стены изменились – стали светлыми. Ощущение было такое, словно поработал отряд дизайнеров, решивших, что нам именно света и не хватает. Я усмехнулся – вот ведь совпадение.

В гостиной меня встретили до сих пор восторгающаяся Даша, сдержанно восхищенный Петрович и как будто слегка пришибленная Лена. Вместе мы принялись изучать наш обновленный дом, ставший цитаделью, и уже вместе по-детски радовались открытиям. В частности, два этажа, оставшиеся от нашего прежнего жилища, «переехали» наверх, а под ними теперь располагались еще семь. На каждом по четыре жилые комнаты с укрепленными окнами, общей кухней и винтовой лестницей вниз. Первый этаж представлял собой обширную гостиную, способную вместить человек пятьдесят – много, но явно недостаточно для тысячи постояльцев, указанной в описании способности. Кстати об описании.

Едва я подумал о характеристиках здания, перед глазами сами собой с готовностью выплыли данные:

Цитадель света 1 уровня

Самая простая укрепленная цитадель стихийного квартала. Позволяет разместить тысячу последователей, в случае опасности становится препятствием для возможных захватчиков.

Требования для повышения уровня:

– достаточная площадь

– открытое достижение «Миссионер 2 уровня»

– количество жителей квартала превышает 10000 человек

Ага, а вот и еще одна любопытная деталь: для повышения уровня цитадели и, соответственно, расширения границ здания нужна площадь – все логично. Значит, как и предполагалось, рядом с моим домом должны находиться другие подконтрольные мне здания, чтобы квартал стал таковым в полном смысле этого слова. А еще нужно повысить свой уровень миссионерства, после чего продолжить развивать цитадель или же выбрать что-то из предложенного мне изначально. Интересно, но опять же дело будущего времени. А сейчас – сейчас мы вчетвером ломали головы, силясь понять, как тут может разместиться орава в тысячу человек.

– Смотрите, тут какая-то шахта! – воскликнула Лена.

Мы посмотрели в ту сторону, где стояла наша веревочница. Квадратный каменный выступ с темнеющим вертикальным провалом, который я поначалу принял за кладовую, и вправду оказался шахтой, только не лифтовой, как я почему-то сперва подумал, а лестничной.

– Кто со мной? – деловито воскликнула Даша и первой шагнула внутрь.

Я даже не успел ей ответить, как темная побежала по ступенькам вниз. Теперь мы знали секрет столь высокой вместимости цитадели: оказалось, что она уходила под землю, где располагались многочисленные комнаты на нескольких уровнях. И беглого подсчета было достаточно для того, чтобы удостовериться: наша светлая крепость действительно теперь могла вместить тысячу человек.

Оставив троицу своих компаньонов дальше изучать обновленное здание, я выбрался наружу. С улицы наша узкая «свечка» из светлого камня выглядела немного вычурно, но в то же время монументально. Я посмотрел на вершину цитадели, рассматривая ее, и не сразу услышал, как ко мне кто-то подошел.

– Неплохое начало, – произнес густой приятный бас с необычным выговором.

Я обернулся и увидел знакомого мужчину в темной рубашке с накинутым на нее светлым шарфом. Каменный профиль и темные очки дополняли образ – рядом со мной стоял Альгирдас Бартас, самолично.

– Благодарю, – отозвался я. – Рад встрече.

– Я тоже, господин Котов, – произнес Бартас, даже не глядя в мою сторону. – Анна рассказала мне, что вы возродили светлый квартал.

– Я бы сказал – создал заново, – мягко поправил я гостя.

Как я и думал, хаос решил не оставаться в стороне и тоже сбагрить мне неугодных властям квартала последователей. Все-таки какое удобное решение я всем предложил, раз лидеры стихий так быстро за него ухватились.

– Как пожелаете, – слегка кивнул литовец. – Уверен, вы понимаете, зачем я пришел к вам, – я молча кивнул в ответ, и Бартас продолжил. – Сто человек из моего квартала прибудут к вам в филиал хаоса. Вы же найдете, где их разместить?

– Рядом еще достаточно свободных домов, – ответил я, подозревая неладное. – Тьма и бездна озаботились покупкой жилья для своих посланников.

– Увы, они скупили все свободные здания, прилегающие к вашей цитадели, – с притворной грустью сказал Бартас. – Так что вам придется приютить их у себя, тем более что вы, как я понимаю, заранее предположили такой вариант развития ситуации, а потому это не станет проблемой. Тем более, это же временно.

– Насколько временно? – тут же уточнил я.

– Пока вы не улучшите цитадель, – ответил главный хаосит. – Только примите совет, юноша: сделать апгрейд вы сможете только в том случае, если все окрестные дома будут принадлежать вам. Рекомендую подумать об этом прямо сейчас. Приятно познакомиться.

Оставив меня в недоумении, Бартас степенно удалился. А я только сейчас понял, что меня попросту зажали с двух сторон. Старая лиса Пайпер Квин и не менее хитрозадый Паша Хромов не просто так решили выкупить дома – наверняка же они не просто так стали головной болью в своих кварталах и даже тут не преминули воспользоваться возможностью показать себя. А тот же Паша так и вовсе перевел все стрелки на своего лидера. Как там его?.. Сергей Измайлов, кажется. И вот результат: цитадель будущего квартала создана, филиалы стихий занимают свои места, а развиваться дальше мне мешает простой момент, который я, как назло, упустил. Вот все, казалось бы, предусмотрел, а здесь опростоволосился. Дома не мои, а значит, и к моему кварталу формально они не относятся. Жили бы в них чистые светлые, все было бы иначе. Вот что бывает, когда пытаешься играть на чужом поле – старожилы Находки оценили мою идею, но в то же самое время указали на место.

И что теперь? А ничего, уже со злостью подумал я. Тьма и бездна с большим удовольствием продадут мне эти дома, правда, наверняка втридорога. Но задача, тем не менее, все же решаема, и этим мне нужно будет озаботиться. В этом мире, как и в старом, главное – это деньги, сила и влияние. А я, когда осуществлю задуманное, стану еще более ценным в глазах генерала, и тогда решать проблемы станет проще. Так что не буду рассусоливать сам с собой, вместо этого вернусь к основной части плана.

Бартас, как и обещал, прислал сотню хаоситов во главе с неприятным худощавым парнем по имени Виктор. Паша Хромов привел оговоренное число последователей бездны, и теперь мой лоскутный квартал с филиалами, больше напоминавшими анклавы, насчитывал пятьсот девяносто семь человек, включая меня, Петровича, Лену и Дашу. Часть моих новых подопечных пришлось подселить на нижние этажи, причем те, кому достались места в подвале, очень громко высказывали свое недовольство. Небольшой сумбур внес Иеремия Смит – парень с хипповатой внешностью, который торговал на стене стрелами. Он заявился в самый разгар расселения и сообщил, что последователи Аграмона, к которым он и сам относился, также решили создать свой филиал в квартале света. Я подумал и решил, что знаток камня со вторым редким уровнем лишним не будет – прежде всего как прецедент, что здесь рады не только великим стихиям. Об этом я сообщил Иеремии, и тот с готовностью занял одну из нижних комнат, заставив притихнуть горластых хаоситов, за что я, честно, был ему благодарен.

Когда вся эта бешеная орава успокоилась, я решил удалиться к себе, чтобы приступить наконец к выполнению обещаний генералу и главе темных. Ее посланники как раз подвезли обещанный эленит, который мы с Леной вдвоем перетаскали наверх, после чего я засел за создание защитных комплектов. Пятьдесят для Анны и двести пятьдесят для Чана – черт побери, а задачка-то не столько сложная, сколько нудная!

Когда я создал сотню комплектов и пропотел при этом будто ломовая лошадь, стало ясно, что генерал, возможно, сам того не подозревая, отнесся ко мне прямо-таки по-божески, когда предоставил несколько дней на выполнение задачи. Доделав еще десяток, я понял, что сегодня уже вряд ли способен на большее, и завалился спать. Главное, что тридцать наборов повязок для завтрашней раздачи у меня есть, а все остальное можно доделать и попозже.

Проснувшись, я первым делом приступил к созданию оставшихся комплектов и, яростно вскрикнув что-то вроде «знай наших!», довел это дело до логического завершения. Теперь можно передать часть готовых изделий Даше на раздачу, часть Квину – раз уж он теперь тут живет, вот пусть его люди и таскают обещанные подарки повелительнице тьмы, как я про себя называл Анну.

А мне еще есть чем заняться. Остальной заказ для генерала тоже могу сделать только я – так что вперед и с песней. А бальзамом на мою измученную от монотонного труда душу стали скупые строчки, показывающие, что все, мной задуманное, обязательно должно сбыться:

Теперь вы получаете 666 очков обмана в день

Теперь вы получаете 667 очков обмана в день

Теперь вы получаете 668 очков обмана в день

Желающие получить защитную полоску ткани после молитвы свету вновь потянулись к нашему импровизированному то ли магазину, то ли храму, и я в очередной раз понял: жизнь – штука отличная. Особенно если пользоваться ею с умом. И пусть стихийные филиалы меня, грубо говоря, поимели с этим выкупом домов.

Мы еще посмотрим, кто кого.


Глава 25
Месть

– Что ты делаешь?! – резкий крик, слышный даже на такой высоте, знакомый голос.

Я со всех ног бросился вниз, но успел увидеть только финал происшествия – злобно фыркающую Дашу, подымающуюся с земли, и удаляющуюся спину какого-то высокоуровневого рыцаря.

– Что случилось? – я быстро оценил обстановку. На темную явно напали, но никто из наших якобы соквартальцев даже и не подумал за нее вступиться. Даже ухмыляются. Что ж, я ничего другого от них и не ожидал. Ну, а верить, что проверки на силу на чужих условиях не будет, тоже было бы глупо.

– Збышко Врочек, глава клана «Страусиный пух», – Даша, как будто оценив мое настроение, начала докладывать четко и конкретно. – Отказался молиться свету, захотел получить сразу весь набор лент. Когда я отказала, сказал, что оно того не стоит, оттолкнул меня на землю и ушел.

Нехорошо. И всё это на глазах у всей улицы. А Даша хоть вроде бы и не светлая, но для новичков явно мой человек и показатель моей силы. Такое спускать нельзя. А значит, надо срочно что-то делать.

– Ты, ты и ты, – я ткнул пальцем в трех случайных представителей разных стихий. – Пригласите ко мне на встречу ваших лидеров, жду их через полчаса на первом этаже цитадели.

И потом, не слушая ничего в ответ, развернулся и ушел к себе. Всё, большая игра началась. Я заранее знал, что она будет жесткой, и от меня потребуются не только слова, но и поступки. И вот постепенно для них приходит время.

Когда в зал зашли Пайпер Квин, Павел Хромов и Виктор Лыценко, я был уже готов.

– Мои люди не будут участвовать в мести какому-то отсталому клану, – прямо с порога обозначил свою позицию англичанин. Как будто я хоть на секунду в этом сомневался. И бездна с хаосом явно придерживаются того же мнения.

– А с чего ты взял, что мне будет нужна твоя помощь? Ты тут только живешь, оскорбление было нанесено моему человеку, и я сам с этим разберусь, – жестко отрезал я, показывая, что эта тема закрыта. – А вас я собрал совсем по другому поводу.

Как интересно наблюдать за сменой человеческих настроений. Вот эти трое готовы куражиться над оказавшимся в нужде лидером недостихии, а вот в их глазах уже плещутся недоверие и… интерес.

– Итак, у меня к вам предложение, – я присел на один из заранее подготовленных стульев и указал этой троице на остальные. – Вы отправляете своих людей в соседние города, рассказываете о квартале света, проводите набор желающих. Часть можно организовать на месте, часть можете привести с собой. Все подтверждённые затраты я компенсирую.

– И зачем мне этот геморрой? – первым нарушил молчание Лыценко. Ну да, самый молодой, самый нетерпеливый, да еще и хаос. Хромов и Квин на него только недовольно посмотрели, а вот я, пожалуй, отвечу. Хотя тут, конечно, и так всё очевидно.

– Давай смотреть правде в глаза: вы были бельмом на глазу в своих кварталах, и, как только появилась такая возможность, от вас избавились. Так неужели вы не хотите превратиться в реальную силу и показать всем тем, кто не верил в ваши слова и ваши идеи, как они ошибались? – хаосит до сих пор так и не понял, о чем я. Ну, хотя бы эмоциональную часть уловил, и то хлеб. Что ж, попробуем еще проще. – Вы набираете людей в других городах в свои филиалы. Они будут, прежде всего, подчиняться вам, но вся ответственность при этом будет полностью на мне.

Скользкий момент, на первый взгляд. Кажется, что я отказываюсь даже от подобия власти – вот только это не так. Отдавая всех новичков в руки уже наметившихся лидеров, я по факту привязываю их к себе. Да, они смогут набрать неплохую силу, вот только что дальше? Свой город без генерала им не основать, а без меня в уже существующих их быстро подомнут под себя старые кварталы, углядев конкурента… Главное, чтобы они поняли это как можно позже. Нет, будь у меня возможность сразу собрать все нити управления у себя, так бы и сделал. Да только вот нет другого способа заставить людей вокруг тебя во что-то вкладываться, кроме как показать их собственную от этого выгоду. Ну а получившаяся в итоге организация – да, будет ужасно аморфной, да, почти неуправляемой, но, тем не менее, она станет силой, с которой придется считаться.

И, кстати, это еще не все.

– Одно условие. В каждом новом городе ваши люди должны будут рассказать обо мне и том, как я основал квартал. Квартал света, чья суть в итоге – разрушить сложившееся положение дел. Всё. Согласны? – я пристально уставился на сидящих напротив людей и с трудом сдержал победную улыбку, получив в ответ три уверенных кивка.

И вот это для меня настоящая победа. Ведь что такое массовый набор, который эти трое скоро устроят в других городах фронтира и средней полосы? Это будет точно такая же масса тех, кто не прижился в своем квартале или оказался слишком слаб. Если раньше таких вот «своих» великим стихиям приходилось терпеть, то теперь я дал лидерам кварталов прекрасную возможность сохранить лицо и одновременно решить свои проблемы. Так вот мне помимо этих подачек нужны еще и те, кто чего-то стоит и на самом деле готов действовать. И я уверен, что такие вот люди постараются не попасть в общую толпу, а придут лично ко мне. Порой внутри горит желание что-то делать, менять, разрушать – и не хватает только знамени, под которым можно собраться. Так вот я его им дам! И хочется верить, что, изголодавшись по открывающимся перед ними возможностям, они не станут особо вникать в узкие места. Вроде того, как это связано со светом (я-то, конечно, придумаю, но вот лишних вопросов на эту тему не хотелось бы) или почему во главе оказался именно я.

– Тогда начинайте. Встретимся через три дня, обсудим первые итоги, – я специально выбрал то время, когда пойду к генералу относить обещанное. Чувствую, одним разговором там все не закончится, и козыри на руках мне не помешают. Ну, а еще я только что отдал приказ, его приняли к исполнению и даже не заметили этого. Ничего, это только начало.

Оставив Квина, Хромова и Лыценко одних, я вышел из зала и позвал на встречу на этот раз своих старых компаньонов. Наверняка они уже пышут злобой, понимая, что власть в только что созданных филиалах уплыла от них и уже никогда не вернется. А еще – как я и сказал на только что закончившейся встрече, надо решать проблему со «Страусиным пухом». И да, пусть это и не очевидно, но выправить обе эти ситуации в мою пользу можно одним и тем же способом.

– Ты нам обещал… – начал Петрович, стоило только нам четверым оказаться наедине.

– Доколе эти чужаки будут ходить по нашей территории, как у себя дома? Почему я должна страдать из-за того, что ты замахнулся на слишком жирный кусок? – тут же добавила истерики в атмосферу Даша.

И только Лена молча встала рядом, показывая, что готова поддержать любое мое решение. Приятно – надо будет подумать, как встроить эту девушку в мои дальнейшие планы. Верность – это слишком большая ценность, чтобы вот так вот просто ею разбрасываться.

– А чем вы занимались весь вчерашний день? – медленно и неспешно я двигался в сторону побледневших Петровича и Даши. – Обо всем вам было рассказано еще сутки назад! И что за это время вы сделали, чтобы подтвердить свое право быть лидерами? Лидерами, которые могут командовать, а не получать по морде!

– Так ты сам меня поставил на выдачу лент… – начала Даша, но, быстро оценив ситуацию, сама же и замолчала. Петрович даже и говорить не начал, сразу поняв, что к чему.

– Бросишь нас теперь? – как-то угрюмо начал копейщик. Нет, все-таки переоценил я его: вместо того, чтобы во всем разобраться, он, наоборот, не пойми чего себе напридумывал.

– Не брошу, – два слова, а атмосфера моментально потеплела в разы. – Наоборот, подскажу, что делать дальше.

В комнате повисло заинтересованное молчание, и я продолжил.

– Вы все уже поняли, что лидеры кварталов Находки, отправляя к нам людей, постарались подложить нам заодно и свинью, выделив уже сформировавшиеся группы с готовыми лидерами, которые так просто от власти не откажутся.

– А еще тут одни лодыри да анархисты. Половина так даже своих старых лидеров особо не слушается, и при этом силы-то особой ни у кого нет. И как такие добрались до фронтира? – тут же не удержалась и посетовала Даша.

– Тут-то все понятно, – осторожно добавил Петрович, – В больших городах, где ситуация уже устоялась, их бы быстро пристроили к делу. А тут сложнее – вроде как единство стихии на передовой. Бросишь своих, не поймут. Вот их и держали, пусть и в черном теле, но в основе своего квартала, а тут Кот со своей идеей.

Петрович, похоже, мыслит, как и я, оценивая логику лидеров кварталов, согласившихся на мою авантюру.

– Так вот, – я снова вернул все внимание к себе, продолжив говорить. – Есть отряды, пусть и не самого высокого качества, со своими лидерами. Но есть и те, кто недоволен сложившейся ситуацией, кто хочет действовать здесь и сейчас. Несмотря ни на что. Скажем так, идейные бунтари. И вы должны среди общей толпы найти таких и убедить присягнуть лично вам. Делайте это под эгидой создания небольших личных отрядов. А чтобы вам было проще – уже сегодня ночью вы сможете предложить им первое дело.

– Пойдем резать «Страусиный пух», – хищно улыбнулся Петрович. Стоило нашему копейщику перестать концентрироваться на мнимых обидах, как к нему очень быстро вернулась его привычная ясность мысли. – И ведь они же сами подставились. После дневного инцидента, если мы к ним нагрянем, нам никто и слова не скажет. Ну, почти. Если, конечно, официальные лица не вмешаются…

– Не вмешаются. А за все сделанное я буду отвечать сразу одним списком в пятницу, – напоминаю о своей договоренности с генералом. Там, конечно, ничего такого не было, но, думаю, и в самом деле до конца отведенного им же срока Чан не станет меня трогать. А там уже и мне найдется, что положить на другую чашу весов.

– Мы тогда пойдем, – Петрович подхватил вздумавшую еще что-то спросить Дашу. – Времени, конечно, мало, но за сторонниками бездны я присматривал. Думаю, человек пять-десять точно наберу.

В этот момент темная, похоже, поняла, что она-то как раз никак не готовилась, а задача-то стоит. И то, как она успеет с ней справиться до вечера, определит уже на долгое время ее положение в иерархии отряда. Даша моментально собралась и теперь уже она рванула копейщика в сторону выхода. Хорошо – такой настрой мне нравится гораздо больше, чем бессмысленное ожидание подарков судьбы.

– Лена, а теперь ты, – дождавшись, пока все уйдут, я повернулся к своему последнему оставшемуся в строю паладину. – Ты же понимаешь, что мы сейчас вышли на очень серьезный уровень и не можем позволить себе ни единой ошибки?

– Да, – девушка сосредоточенно кивнула. – Я сначала не могла осознать, как свет может быть таким… Разве могут все эти люди иметь хоть какое-то отношение к нему? А потом вспомнила твои слова и поняла, что ты с самого начала готовил нас с Кириллом именно к этому.

– И к чему же? – я постарался придать себе голос строго экзаменатора. Не растерянность же, посетившую меня в этот момент, изображать.

– Ты сказал, – Лена как будто даже обрадовалась этому вопросу, – что «только при свете видны все пути». И вот сейчас именно представители всех-всех-всех сил собираются вокруг нас. Так что это, как не сила света, способного увидеть и принять кого угодно? Уверена, и остальные рано или поздно обязательно это поймут и по-настоящему присоединятся к тебе.

Опасно. Это уже не преданность, а, скорее, фанатизм. Но ладно, сейчас уже особо ничего не изменишь, и все-таки за Леной теперь надо бы приглядывать. Как бы она не перегнула палку.

– Хорошо, что ты все понимаешь. Тогда пришло время тебе стать немного сильнее. И помни, ты – лицо света. Твои успехи – это мои успехи, твои поражения – это мои поражения, – закончив говорить, я сосредоточился на себе и на девушке внутренним взглядом.

Итак, у нее сейчас лечение (после того, как я разблокировал возможность его улучшать при использовании) успело прокачаться до третьего уровня – это уже тридцать жизней за раз. До этого было – одна, потом три, потом десять. Следующая ступень – сто. Кажется, я понимаю прогрессию. А еще на пятом уровне, как и у меня, могут оказаться какие-то дополнительные эффекты. Решено – двести сорок и триста очков обмана, соответственно, я повысил лечение сначала до четвертого, а потом и до пятого уровня.

Можно открыть модификаторы заклинания

Массовость

+3 человека за каждую ступень улучшения

Расстояние

+3 метра за каждую ступень улучшения

Можно повышать за счет очков навыков

Лена сейчас ничего не видит, а вот мне надо решить, идти ли дальше. Семьсот восемьдесят обмана, которые нужны на активацию модификаторов – почти все, что у меня осталось на данный момент – их-то не так и жалко. Я существенно прокачал свой прирост, и теперь количество обмана должно начать расти довольно быстро. А вот то, что после этого Лена практически перестанет от меня зависеть и сможет развиваться, пусть довольно однобоко, но уже без моего участия – это мне не нравится. С другой стороны, не думаю, что она меня бросит, да даже если и предаст, то ничего страшного. Сама по себе она и без меня будет неплохой рекламой свету и как минимум окупит весь затраченный на нее обман. Да, решено! Тем более, у нее сейчас еще есть не потраченные пятнадцать очков улучшения навыков, так что можно будет сразу и улучшить все соответствующим образом. Семь очков в массовость, чтобы как раз перекрыть весь наш отряд для грядущей ночной операции, и остальное в расстояние – должно получиться очень даже неплохо.

Широко улыбнувшись, я довел улучшение лечения до конца и потом отправил рассыпающуюся в благодарностях Лену на закрытый этаж тренироваться. Ей это не помешает. А мне не помешает заняться алхимией. Во-первых, заказ для генерала никто не отменял, а во-вторых, кое-какие зелья нам пригодятся уже сегодня.

Да, это будет хорошая охота!


Глава 26
Мало

За подготовкой время пролетело незаметно, и вот наш небольшой карательный отряд уже на месте оценивает ситуацию. Резиденция клана «Страусиный пух» была расположена на восточной окраине Находки. Никаких значительных укреплений, если не считать таковыми стену в человеческий рост и две караульные башенки по бокам. В центре неровного многоугольника возвышалось главное здание, похожее на стереотипный средневековый замок, остальное пространство занимали низкие одноэтажные постройки – частью жилые, частью хозяйственные вроде кузницы или склада.

– Те еще уроды, – прошептал Миша Завадский, крепкий парнишка откуда-то с Кубани – один из темных, которые пошли за Дашей.

Несмотря на то, что мои компаньоны честно постарались, набрать единомышленников за остаток дня оказалось делом непростым. В итоге Петровичу удалось заставить задуматься о новом формате сотрудничества всего четырех человек, спортсменка же, видимо, пытаясь исправить свою ошибку, поднажала и завербовала аж в полтора раза больше. Все-таки есть в Даше определенные позитивные черты, и одна из них – это постоянное желание что-то кому-то доказать (в данном случае – мне). То, как я поставил их с копейщиком на место, очевидно, очень болезненно отдалось в темной душе девушки, и она мобилизовала все свои силы, все свое обаяние и весь свой ум, чтобы доказать свое же право на лидерство.

– Что ты хочешь этим сказать? – скептически посмотрел я на Мишу. Ему-то эти «пернатые» как умудрились досадить?

– Не самый мощный клан, – пожал плечами парень, – но при этом отличающийся весьма агрессивным поведением. Стараются выслужиться.

– Перед кем, интересно? – удивился я.

– Перед кварталом хаоса, – вступил в разговор один из подчиненных Петровича, здоровенный мужик Андрей Звягинцев. – Изначально клан был смешанным, и его члены занимались в основном добычей редких ресурсов. Но постепенно там взяло верх хаоситское крыло, и теперь этих… – Андрей поперхнулся, явно подавив желание выругаться, – в общем, их там теперь много. Говорят, что верхушка «Пуха» планирует интегрироваться в компанию Бартаса.

– Ты чем до переноса сюда занимался? – удивленно спросил Петрович.

– Политолог я, – пожевав губами, ответил Звягинцев. – Был им, вернее…

Даша фыркнула, я тоже не сдержался и широко улыбнулся – дядька явно любил свою работу, судя по специфическим оборотам. Интересно, через что бывшему кабинетному работнику довелось пройти до того, как он оказался здесь, в Находке?

Но это все ненужная сейчас лирика. Мы лежали на горе каких-то отбросов неподалеку от резиденции «Страусиного пуха», воняло жутко, но другого такого укрытия в радиусе нескольких десятков метров не было. А отсюда почти вся территория клана за стеной была будто на ладони, при этом мы даже находились чуть выше наблюдательных пунктов «страусов». Рядом с горой мусора, которую мы оседлали, располагалась водонапорная башня – к сожалению, слишком узкая и в то же время заметная, а так бы на нее можно было забраться. Однако и этому сооружению в моем постепенно вырисовывавшемся плане тоже нашлось место.

Штурм мог быть довольно простым, однако стоящие на приземистых башенках наблюдатели значительно осложняли дело – полезь мы на стены, весь клан тут же будет на ушах. Значит, сперва нужно будет снять этих двоих. Да так, чтобы они при этом не умерли и не сообщили после возрождения о нашей атаке.

– Вон там, – Петрович указал куда-то западнее от главного здания. – Видишь? Постройка отличается от всех остальных, и перед входом пулеметчик.

Я присмотрелся – и вправду, какой-то длинный и узкий то ли барак, то ли сарай. У закрытых ворот сидел закованный в латы рыцарь и вертел в руках меч, но настоящее оружие стояло перед ним на треноге – огромный станковый пулемет какой-то неизвестной конструкции. Смотрелось это дико, даже сюрреалистично, несмотря на всю странность этого мира, давно ставшую привычной.

– Надгробия, – догадался я и кивнул.

– Точно, – подтвердил копейщик. – А еще смотри дальше – рядом явный барак с охраной, там наверняка сидит с десяток крепких парней. Или хотя бы парочка – для подстраховки или смены.

– Боятся, что на них нападут? – удивился я. – В Находке же нельзя лишать людей посмертия, почему они так трясутся за надгробия? Кому придет в голову связываться с законом?

– После убийства Мазурова многие стали бояться, – резонно подметил Миша.

А ведь верно, подумал я. Кто-то лишил одного из наших первых знакомых в Находке посмертия, и теперь все стоят на ушах. Кроме нас, что характерно… Нехорошо, надо бы тоже озаботиться охраной наших надгробий.

– Ясно, – кивнул я. – Значит, снимаем наблюдателей, зачищаем охранников и блокируем надгробия. А там уже ставим свои условия.

– Збышко Врочека оставь мне, – кровожадно потребовала Даша.

Я не стал спорить и согласно кивнул. Пусть темная над ним поглумится и выместит раздражение от полученной оплеухи. Если сможет, конечно. Надеюсь, она все-таки трезво оценивает свои силы. Итак, мы почти готовы. Пусть нас мало, но на нашей стороне эффект неожиданности и весьма полезная алхимия. Собственно, на нее я и ставил больше всего. С расходниками проблем фактически не было, так что я позволил себе подготовить настоящий арсенал штурмовой группы: каждый член сводного отряда получил по несколько склянок со «Скользким дитя» и «Кровью тролля», себе же я приготовил по парочке экспериментальных зелий – «Бегство Карика» и «Цветок ночи». Да, те самые, которые не давали мне покоя долго время! И сегодня во время подготовки к рейду против «Страусиного пуха» я все-таки позволил себе их приготовить.

«Цветок ночи» оказался весьма любопытным снадобьем, усиливающим на десять минут зрение – настолько, что даже в кромешной тьме можно было безошибочно определить любой предмет и найти дорогу. Минусом было сильнейшее головокружение после окончания эффекта, а вдобавок к этому первое время можно было ненадолго ослепнуть – любой мало-мальски яркий свет безжалостно драл глаза, пока они не привыкали к прежнему состоянию. Но на то они и усиления, чтобы платить за их использование определенную цену.

Весьма полезным, хоть и не столь загадочным, как его наименование, на мой взгляд, оказалось и «Бегство Карика» – на целых пять минут мои движения становились быстрее на тридцать процентов. Судя по описанию, использовать это предполагалось для упрощения побега, собственно, поэтому зелье так и называлось. Однако я решил, что и во время схватки найду ему применение. Ведь кто сказал, что все должно быть исключительно утилитарным? Единственное, что смущало, так это короткое дополнение, откуда-то появившееся в его описании – «собственность Медеи». Но на первый взгляд какого-то вреда от этого быть не должно, а полезный эффект, как говорится, налицо. По крайней мере, я этим сам себя успокаивал, так как при создании перепортил столько ингредиентов, что я чуть было не записал зелье в свои неудачи.

– Что ж, – после недолгой паузы произнес я. – Пора начинать. Даша, твои заходят с западной стены, Петрович, твои – с восточной. Атакуем сразу после того, как оба наблюдателя на башнях падают. Затем блокируем надгробия и… наказываем наглецов.

Миша Завадский злобно хрюкнул – похоже, Даша успела его очаровать, и теперь он прямо горел желанием наслать самые жестокие кары на головы тех, кто ее обидел. Что ж, нашей юной темной спортсменке это не впервой. А может, дело не в этом, и Миша просто охочий до крови маньяк?

Петрович передал мой отдельный приказ двум молчаливым сестрам-канадкам по фамилии Сенник – Эбигейл и Джемме, и те тут же хищными зверьками скользнули к водонапорной башне. От них сейчас во многом зависело успешное начало штурма, и я даже инстинктивно сжал кулаки. Я смотрел, как они ловко карабкались по металлической лестнице, и продумывал возможные варианты на случай неудачи. Петрович, конечно, их расхвалил, но надо понимать, что знакомы они всего лишь первый день. И на меня, к примеру, эти дамочки серьезного впечатления не произвели. Редкие метки бездны, способность общая на двоих – меткая стрельба из огнестрела. А старшая, Эбигейл или коротко Эбби, еще и была довольно мощного телосложения. Нет, не лошадь, конечно, стройная, даже симпатичная. Но при этом довольно высокая, а накаченные руки и ноги выдавали в ней профессиональную спортсменку или, вполне вероятно, сотрудницу какой-то спецслужбы. Недаром они даже смогли придумать и создать собственные уникальные пули, смазанные ядом какой-то твари из леса. Вещество, добытое из железы мертвого животного, обладало сильнейшим нервнопаралитическим действием. Проще говоря, жертву можно было ранить одним-единственным удачным выстрелом, и этого было достаточно, чтобы человек упал бесформенным молчаливым, но при этом абсолютно живым кулем. То, что надо, чтобы проникнуть внутрь, и никто не смог поднять тревогу – ни голосом, ни своей смертью. Вот только ограничений у этого оружия было тоже полно (иначе бы сестренки, чувствую, давно бы замахнулись на что-то посерьезнее), и главное из них – пробивающая способность выстрела уменьшалась в целых десять раз. То есть, по факту, этими пулями можно было прострелить разве что кожу и то только у самых свежих новичков. Но эти двое нашли выход: одна стреляет обычной пулей, пробивая дорогу, а вторая доставляет уже улучшенный снаряд прямо в тело цели, минуя все защиты. Надо будет, кстати, на будущее держать в уме возможность наличия такого оружия.

Тем временем верхушки башни достигла старшая из сестер. Несмотря на свою внушительную комплекцию, она распласталась на узеньком пятачке так, что практически полностью слилась с ним. А вот подтянулась и младшая, в противовес своей сестре тоненькая и хрупкая, но при этом не менее опасная. В сторону первой из сторожевых башен вытянулись стволы винтовок. Лишь бы не сорвалось… Если честно, я сначала хотел использовать «Скользкое дитя», заброшенное под ноги местным охранникам – потом резкий крик, и у тех не было бы шансов удержаться на небольшом пятачке. А там, подними они тревогу или нет, мы бы успели прорваться к надгробиям… Но Петрович попросил довериться его людям, и мне, раз уж я хочу в будущем рассчитывать на определенную инициативу со стороны своих главных помощников, пришлось пойти ему навстречу. Надеюсь, не зря.

– Вперед! – коротко скомандовал я и первым съехал вниз с опостылевшей кучи, стараясь не привлекать лишнего внимания. К счастью, плохое освещение в этой части города работало нам в плюс.

Петрович, как и было условлено, повел своих последователей бездны к восточной части стены, Даша – к западной. Себе я отвел скромную роль атакующего главные ворота, Лена меня прикрывала. Впрочем, охранял вход на территорию клана всего один человек – видимо, «пуховцы» больше рассчитывали на наблюдателей. А потому проблем не должно возникнуть.

Раздался странный сдвоенный звук выстрелов, потом еще один – сестры Сенник били через глушители, но это только в кино они выдавали тихий свист, а в реальности лишь слегка приглушали хлопки. И это, конечно, было очень опасно. Однако иного варианта не было, так что пришлось пойти на осознанный риск.

Есть! Наблюдатель на западной башне рухнул как тихая и бесполезная кукла. Наблюдателя на восточной стене постигла та же участь, но тут же что-то пошло не так. Не знаю, то ли он стоял слишком близко к краю башни, то ли его так неудачно откинуло выстрелами – с диким в такой ситуации молчанием «страус» полетел вниз. Глухой стук, грохот покатившегося оружия – теперь охранявший надгробия пулеметчик точно что-то заподозрит, да и привратник уже наверняка увидел бесформенное тело упавшего с башни наблюдателя.

Отряды Петровича и Даши полезли на стены, я одним махом выпил «Бегство Карика» и припустил к воротам. Ощущение было потрясающим и отвратительным одновременно – несмотря на то, что прибавка составила всего треть от моих возможностей, казалось, я бежал словно в компьютерной игре, а вокруг все проносилось с такой скоростью, что меня даже начало немного тошнить. Прыжок – из-за разгона он получился довольно легким и пружинным, почти как с помощью моих ложных конечностей, которые я не хотел светить. Когда-то Олеся назвала их щупальцами бездны, а я вроде как представляю свет – не хотелось бы вводить людей в ненужные сомнения. Руками я вцепился в край стены, подтянулся, перевалился и рухнул сверху прямо на охранника, пытающегося удержать равновесие, стоя в очередной лужице моего суперскользкого зелья. А теперь можно поступить с ним, как с леммингами – немного побегать, дожидаясь прохождения обморожения, а потом уже серия из восьми ударов отправила его на перерождение. Жалко, конечно, было тратить аркобалено на одного-единственного противника, но я должен был подтвердить свой статус, справившись сам хоть с кем-то. А дальше уже можно будет положиться на мою группу поддержки, да и единство магии есть – на самый крайний случай.

Рыцарь, охранявший надгробия, как и ожидалось, уже был начеку – заметил падение своего товарища с башни, предусмотрительно открыл вход, чтобы тот, возродившись, смог выбраться, а сам развернул пулеметную турель и дал длинную очередь по отряду Даши. На шум из соседней постройки выскочили вооруженные люди – как и предполагал Петрович, «страусы» действительно озаботились дополнительной охраной. Но, во-первых, эффект неожиданности по-прежнему работал на нас, а во-вторых, противники были не из самых сильных. Вражеский рыцарь-пулеметчик явно не в полной мере владел этим оружием, и ствол заметно ходил из стороны в сторону, тем самым давая нашим хоть небольшой, но все-таки шанс уклониться. И это гораздо лучше, чем принимать все на броню. Да, в этом мире можно выжить и после попадания пули, однако всему есть предел, и зависит он от уровня твоего развития. А еще – от умения твоего врага. К счастью, наш противник был не из мастеров. Несмотря на редкий класс пулемета, он с трудом пробивал щиты, а если и снимал жизни, то те довольно быстро восстанавливались подобравшейся на расстояние двадцати метров Леной.

Вперед полетели склянки со «Скользким дитя» (похоже, сегодня это зелье забирает себе лавры героя дня), одна из них разбилась точно под ногами рыцаря. Тот, напомнив мне миуса, неестественно заскользил, туловище его накренилось, тяжелые доспехи перевесили, и враг с оглушительным грохотом рухнул на землю. А тут еще сверху на него упала склянка с «Кровью тролля» (после повышения эффективности его ранг вырос до улучшенного), и… ничего не произошло. Точно – ведь воспламеняется зелье только при контакте с кровью, а рыцарь, похоже, даже не был ранен. Однако уже в следующую секунду на незадачливого охранника налетели потрепанные воины Даши, и доспехи зазвенели под градом ударов. Не знаю, что на меня нашло, но я на короткое время увлекся, наблюдая, как тело еще живого рыцаря задымилось, в сочленениях доспехов сверкнул красный огонь, и сейчас же площадку огласил нечеловеческий крик. Двести пятьдесят здоровья в секунду, вспомнил я описание зелья и соотнес с рангом нашего противника. Если бы еще дело происходило днем, к огненному урону добавилось бы окаменение, а так «Кровь тролля» работает не в полную силу. Но даже в этом случае обреченному рыцарю не позавидуешь…

Отряд Петровича присоединился к нам, по дороге смяв ошалевших от происходящего «страусов». Пока нам везло, и во многом благодаря молниеносности действий и высокому рангу наших новых рекрутов. С моими зельями и при поддержке Лены они оказывались намного сильнее своих еще недавно равных противников. И, вижу, им это нравится! Дальше может быть сложнее, но зато теперь в наших руках оказался весомый козырь. Я бы даже сказал, что практически непробиваемый – мы контролировали хранилище надгробий. Ох, чувствую, после нашего рейда по всей Находке усилят охрану кладбищ. Прецедент создан!

Из запертого хранилища доносились проклятия и ругательства, кто-то от бессилия гремел по стенкам строения кулаками. Пока там находилось около десятка «страусов» – убитые сестрами Сенник наблюдатели, рыцарь-пулеметчик и выбежавшие на шум охранники. По сведениям, которые мне сообщил тот же Миша Завадский, клан «Страусиный пух» нельзя было назвать многочисленным, и все же перевес был на их стороне.

Здоровяк-кубанец небрежно оттолкнул скрюченный труп рыцаря и засел за пулемет. По крайней мере, для того чтобы вновь контролировать свои надгробия, «страусам» теперь придется серьезно попотеть. Но этого я уже постараюсь не допустить – пора смять оставшуюся оборону и пообщаться с их командиром, так неосторожно вставшим на моем пути. Отдав приказ Даше оставаться со своими и удерживать хранилище, я наткнулся на яростное сопротивление с ее стороны.

– Ты же обещал мне отдать Врочека! – девушка вцепилась в мою руку и, казалось, решила прожечь меня взглядом насквозь.

Резко высвободившись, я оттолкнул от себя Дашу, показывая, что нарушения субординации не потерплю. Но и свое обещание я, разумеется, не планировал нарушать. Тем более, темная явно что-то задумала, и мне чертовски интересно что.

– Я не буду его убивать, – лицо Даши слегка разгладилось, – а приведу к тебе. И там уже делай с ним, что хочешь, только в рамках законов Находки.

Позади неожиданно грохнула очередь – Завадский вел предупредительный огонь, прижимая к земле воинов «Старусиного пуха», решившихся на контратаку. Вот только они явно не ожидали, что против них применят самую настоящую артиллерию в виде «Скользкого дитя» и «Крови тролля». Потерявших сцепление с грунтом «страусов» накрыло густой горючей жижей, и вот уже они бегают пылающими факелами, а наши стрелки добивают их. Вторая их контратака также захлебнулась, и теперь запертыми в хранилище оказались уже несколько десятков членов клана.

– Все, – констатировал я. – Теперь они бросят это гиблое дело и попытаются укрыться в центральном здании. Лена, ты со мной. Петрович, ты и твои люди тоже.

И мы редкой цепью побежали в сторону одинокой и подозрительно тихой реплики средневекового замка. Я понимал, что внутри нам придется туго, но при этом меня охватил нездоровый азарт. Действие «Бегства Карика» закончилось, и сейчас меня немного пошатывало от синдрома отмены. Плевать.

Ворота подозрительно оказались открытыми, и это точно была ловушка. Что-то мелькнуло во мраке, я не успел определить, но Петрович, похоже, понял.

– В стороны! – завопил он. – В стороны!

Из темноты прохода ударила жирная струя пламени, явно не магического, а техногенного. Черт возьми, да у них же огнемет!


Глава 27
Маска

Сколько нужно времени, чтобы сорвать с себя пять темных ленточек и повязать пять красных? Когда спешишь, то совсем немного. Конечно, мы в итоге потеряли темп атаки, но результат того стоил. Я просто взял и шагнул в проход, полностью игнорируя пламя огнемета.

– Это что, черт его дери, последователь света?

– Да, это всего лишь огнемет обычного ранга, но полностью его игнорировать?.. Это как?

– Моя метка хаоса что-то мне такой силы не спешит давать!

– Когда это светлые успели урвать себе такие способности?

– Может быть, это святоши пытаются возродить Карика, и наши не там ищут?

– Да он до сих пор стоит в огне и улыбается. Как такое вообще возможно?

Удивленные восклицания долетали до меня с обеих сторон потока пламени – и от союзников, и от, похоже, полностью утративших боевой дух противников.

Теперь вы получаете 1015 очков обмана в день

Сто пятьдесят сегодня в течение дня я получил за раздачу Дашей лент тьмы, а сейчас в мою копилку добавилось еще две сотни. Неплохо я так прибавил в приросте обмана, и то ли еще будет. Вот что значит подойти к делу с размахом и наладить процесс. В итоге ничего не стоящая манипуляция дает мне больше, чем могли бы принести сотни мелких афер.

– Чего ты хочешь? – оттирая в сторону своих людей и нырнув ко мне в поток огня, так же не наносящий ему никакого вреда, вперед вышел Збышко Врочек. – И покажи мне свою маску.

Закончив говорить, он поднял руку прямо к лицу и что-то еле слышно шепнул. Тут же сквозь его кожу начали проступать четыре костяных нароста, которые очень быстро слились в цельную маску, прикрывшую лицо лидера «пухов». А еще черный дымный плащ, окутавший всю его фигуру, делающий его чем-то похожим на жнеца. По коже тут же побежали мурашки, а в голове начала бить в набат мысль – во что же это мы все только ввязались?

Нет, у меня еще есть аркобалено и отражающий урон нож, с помощью которого я смог справиться с Квином, но в этой вылазке я рассчитывал столкнуться максимум с эпик-меткой. И кто мог предположить, что Врочек уже успел открыть себе полноценную маску? Стоп! Что-то мне всё это напоминает. Точно – нашу встречу с Лисой возле Запретного города, когда она впервые продемонстрировала вновь обретенные силы. Вот только у нее тогда была не маска. Вернее, не полная ее форма. Что если и сейчас все так же? Вложить интеллект в зрение – второй уровень, третий (не хочется опускать свою магическую защиту ниже необходимого, поэтому и действую постепенно) – есть, теперь я все вижу.

Збышко Врочек, открытие маски, ур. 6

– И с чего бы мне показывать маску тому, у кого ее еще нет? – прежде чем начать говорить, пришлось идти ва-банк, обнулять откаты и включать аркобалено.

А что еще делать? Даже с подобием маски, я уверен, будет справиться совсем не просто – я ведь даже не знаю, что именно она дает. А так – что будет думать человек, когда его тайну так быстро раскроют? Я бы предположил, что, первое, ничего хорошего, и второе – что тот, кто это сделал, силен. Как минимум сильнее его. И раз реальной силы у меня нет, остается только полагаться на то, что Врочек сам сможет ее увидеть. Ничего другого, по большому счету, мне и делать не остается – разве что полыхнуть вокруг себя огнем и холодом. Если делаешь шоу, не стоит экономить на спецэффектах.

– Так это не настоящая маска!

– А он уверял, что мы скоро сможем стать вровень со стихийными кварталами.

Тем временем в толпе «страусов» опять начал подниматься ропот.

– Ты же знаешь, что я не сам это начал, – не обращая внимания на своих, быстро затараторил Збышко. Похоже, он сейчас на месте меня точно представляет кого-то другого. Надо тогда держать на контроле время окончания способности и вовремя уйти, чтобы потом не было разрыва в картинке. Обычно-то я использую аркобалено в бою, где это не так критично. Но сейчас мне надо, чтобы все закончилось гладко. – Приказ генерала, но я ему доложу всё, как надо. И больше вопросов не будет. Только передай Ксардасу, что я контролирую ситуацию и буду готов выступить уже через неделю.

Вот это поворот. Внешне мне только и оставалось, что сохранять невозмутимость, а внутри все бесновалось от прямо-таки тонн новой информации. То, что Збышко – это часть проверки от генерала, вполне ожидаемо. Если честно, я был в этом практически уверен, поэтому так легко и пошел на некоторые нарушения закона Находки при нанесении этого визита. А вот то, что он сказал про Ксардаса… Если я правильно помню, то это один из жрецов мертвых богов, что в свое время устроил резню всех остальных. Получается, он жив и, судя по всему, готов продолжать свое дело.

В этот момент внутри меня как будто что-то полыхнуло, и я, следуя какому-то неясному зову интуиции, заглянул в свой невидимый карман. Так и есть, сигнал пришел отсюда. Книга про маски, когда-то отданная мне Лисой, и в которой с тех пор были только пустые листы, неожиданно начала светиться призывным золотистым светом. К черту все! От аркобалено осталось всего шестнадцать секунд, но ради такого можно и рискнуть.

Проигнорировав всех вокруг, я протянул руку и вытянул наружу толстый фолиант, где впервые за все время, что я был его обладателем, появился текст. Описание масок, способы их открытия, особенности и силы. Против воли мой взгляд задержался и принялся жадно поглощать новую информацию. Как оказалось, четыре черепка – это не просто основа маски, что берется из тел поверженных легендарных монстров. Это основа будущей силы. Каждую из частей можно назначить ответственной за одно из четырех направлений: сила, защита, сопротивление и образ. Плюс у каждой маски есть еще какая-то уникальная способность, полученная от сплава всех четырех сил. Еще бросилось в глаза, что есть несколько условий, которые могут усилить свойства маски – например, единство противников, послуживших основой для черепков, или, даже не представляю, как это возможно, родственные связи с ними. Какие могут быть семейные узы с монстром, пусть и легендарным?

И тут текст неожиданно пропал – моментально бросив взгляд в сторону Збышко, я увидел, как он убрал маску, и картинка того, как книга неожиданно стала читаемой, тут же полностью сложилась. Вот, значит, какой тут секрет. Чтобы читать книгу про маски, рядом должен находиться обладатель этой силы. Надо сказать, довольно своеобразная защита от чужаков… Но сейчас мне надо решить другой вопрос. Время аркобалено почти вышло, и было бы хорошо закончить нашу ночную вылазку без потерь. Да, я отвлекся, но вроде бы ничего критичного не случилось, а значит, продолжаем действовать, как будто именно так все и должно быть.

– Рассчитываю на тебя, – кивнув Збышко, я развернулся на месте и двинулся в сторону выхода. За мной тут же пристроились все участники атаки на «страусов», а сами хозяева этого небольшого района стояли, не шевелясь, и просто смотрели нам вслед.

– Ты обещал отдать мне Врочека, а теперь мы просто уходим, – Даша дисциплинированно отступала вместе со всеми, но если бы она при этом что-то не прошипела, то изменила бы себе.

– И что бы ты делала с человеком, открывшим маску? – иронично поинтересовался я, глядя, как на ее лице проступает осознание ситуации.

– Но почему мы тогда живы? Почему он нас отпустил? – точно, отряд Даши же был дальше всех, вот она и пропустила большую часть представления.

– Как будто у него был выбор, – подал голос Семен Араметян, невысокий плотный мужчина, до этого момента не проронивший не слова. – Василий показал ему свою маску, и Врочек просто сдулся. Если честно, до этого момента я не верил, что за вашими словами хоть что-то стоит. Просто пара слабаков, которых наши лидеры, привыкшие видеть тайные смыслы даже там, где их нет, пока не раскусили.

– Раньше не верил, ну зато теперь веришь, – мрачно буркнул Петрович. – Не отстаем. И помните, о нашем ночном походе никому ни слова.

– Как будто об этом уже не знает весь город, – гордо фыркнул Артем, тут же показав, что теперь-то он уже окончательно замолчал.

А я про себя в очередной раз за сегодняшний вечер выдохнул – еще одна странность оказалась разрешена. Весь вечер меня смущали набранные Петровичем и Дашей ребята: вроде бы, я их отправлял искать бунтарей, а они привели послушных исполнителей. Да, с такими удобнее, но в перспективе на таких невозможно будет положиться. К счастью, как только что выяснилось, все это было лишь следствием их недоверия к нам. Сейчас же, как я изначально и надеялся, мы показали свою силу и решимость не отсиживаться в стороне, и в будущем наши отношения смогут строиться совсем по-другому.

– Василий Котов? – откуда-то из-за угла к нам выскочил гонец в форме людей генерала. Этот-то тут зачем?

– Я, – коротко отвечаю, готовясь про себя к любым самым неожиданным последствиям. Все-таки передо мной представитель официальной власти, а мы только что вроде как нарушили закон города. Врочек, конечно, обещал все исправить, но, кто знает, чем все это обернется на самом деле.

– Хочу передать вам официальный обвинительный приговор от генерала Чана. Ваша вина признана, и в течение ближайшей недели для всех жителей города вы будете считаться преступником, – действительно, приговор. Да меня же теперь любой может вызвать на дуэль, убить и забрать все мое имущество, а я даже отказаться не смогу! И почему я решил, что задание генерала и то, что скандал, устроенный Врочеком, это проверка, помогут мне избежать последствий?

Стоп. Но почему наши новые члены отряда так довольно переглядываются? Хотят сами напасть на меня? Да не должны – как оказалось, они решили, что у меня есть маска – разве ж они самоубийцы? Ну, конечно! Вот оно в чем дело!

– Спасибо! – я принял протянутую мне грамоту и торжественно вскинул руку с ней вверх.

Это не наказание – это признание. Признание того, что я достаточно силен, чтобы стать мишенью и чтобы при этом никто даже и не подумал на меня покуситься. Похоже, генерал в это верит. А значит, мне не остается ничего другого, кроме как держать марку, чтобы и остальные не рискнули попробовать испытать судьбу. Объяви мишенью ту же Анну, разве кто полезет к ней за наградой в темный квартал? Вот и ко мне, остается надеяться, будет похожее отношение.

Посланник тем временем только понимающе кивнул и скрылся обратно в том же переулке, откуда и появился. Наш небольшой отряд еще какое-то время обсуждал это событие, но я в этом уже не принимал никакого участия. Все мои мысли были обращены только в сторону недавнего открытия. Маски – одна из самых главных сил этого мира, и я стал к ней ближе еще на один шаг. Нет, ну надо же! Сила, защита и сопротивление от легендарных монстров – неудивительно, что обладателей масок так опасаются. Это же самые настоящие монстры в людском обличии. Кстати, тот же образ – что это может быть? Перевоплощение в выбранного зверя? Тогда это уже вообще ни в какие ворота не лезет.

Но самое главное во всем этом кое-что другое. Бес, как известно, кроется в деталях – и, кажется, в этот раз я смог его заметить. Ведь если сила маски определяется только этими четырьмя показателями, то, получается, ранг или сила легендарного монстра особой роли не играет. Неважно, от кого я смогу заполучить себе, например, неуязвимость – от тысячелетнего дракона-титана или от мелкого лесного тушканчика. Главное, чтобы они просто были легендарного класса, и все. А дальше с помощью своего умения видеть способности монстров я смогу заранее просчитать последствия и собрать свой комплект. Да хоть из тех легендарных монстров начальной долины, с которыми, как показала практика, я могу справляться. Наверняка же там есть не только каппы или дикие свиньи. Пройтись, посмотреть и, если повезет, начать собирать свою маску. Ладно, спешить с таким решением все равно не стоит, но покрутить эти мысли в голове нужно обязательно.

Мы как раз добрались до цитадели, и вся наша дружная компания начала понемногу разбредаться. Кто-то в сторону дома и кровати, кто-то сразу в сторону кухни. Я, немного подумав, ненадолго присоединился к последней группе. Кстати, среди них были и те, кто вроде как жили за пределами главного здания. Решили, что им теперь можно? Впрочем, не вижу в этом ничего плохого. Мы дружно погремели полупустыми кастрюлями и банками, но в итоге смогли соорудить себе вполне съедобные бутерброды из самодельного лаваша, холодного мяса, подливы и зелени. Правильнее будет сказать, наверно, все-таки не бутерброды, а шаверму, хотя до оригинальных изделий нам, конечно, было еще далеко.

И о каких только глупостях я могу думать? И это после всего, что случилось? Впрочем, это как раз естественно: от обилия информации мозги практически всегда начинают закрываться, стараясь сосредоточиться на чем-то попроще. Вот и у меня, похоже, только что случилось что-то подобное. Но ничего, для таких случаев у меня есть проверенное средство. Сон – ты выключаешься, а сознание тем временем решает все загруженные в него задачи. Обожаю это свойство человеческого разума. С этими мыслями и с предвкушением утренних озарений я и забрался в кровать, проваливаясь в крепкую дрему без каких-либо сновидений.

– Коооот! – от резкого крика я мгновенно вскочил с кровати. О чем же я только что думал? Не помню. Только ощущение, что это была лучшая в мире идея, и теперь она от меня ускользнула.

– Коооот! – опять меня зовут. И это точно голос Лены – пожалуй, лучше спуститься. Мой единственный паладин вряд ли бы стала меня беспокоить просто так. Вот Даша, эта бы смогла. Но не Лена.

– Чего? – одевшись и быстро приведя себя в порядок, я выглянул в коридор.

– На нас напали, – девушка как будто не ожидала моего появления и немного растерялась. – В смысле, на Находку напали.

Да уж, вот ведь незадача. Только хотел сосредоточиться на своих делах, и тут такая подстава. А ведь теперь как счастливому лидеру нового квартала мне положено быть на стене и с улыбкой на лице защищать родную Находку.


Глава 28
Ради жизни

Нападение на город, разумеется, не отменяло мой статус – любой житель Находки по-прежнему мог вызвать меня на дуэль. И вот тут-то меня и могла поджидать проблема. Одно дело напасть на лидера квартала в открытую и совсем другое – исподтишка. Война, беспорядки, стихийные бедствия – пользуясь всеобщей неразберихой, отдельные личности могут всерьез озаботиться возможностью проверить меня на прочность. Того же Мазурова тоже убили под шумок, так что терять бдительность нельзя. И глаза нужно держать открытыми, а ухо востро.

Об этом я думал, когда спешил на стену вместе с остальными, периодически отвлекаясь на мерный далекий гул, будто где-то забивали сваи для строительства дома. Даша, Петрович и Лена бежали рядом, чуть позади нас – проверенные в недавнем бою новички. Формально они, конечно же, относились к своим филиалам, но предпочитали держаться ближе к нам. Все-таки темная с копейщиком, похоже, выбрали подходящих людей, и это не может не радовать. А вот остальные держались особняком – Пайпер Квин с его железнобокими, Виктор Лыценко и Паша Хромов вели вверенные им отряды состихийцев на почтительном расстоянии. И все же подчинялись они, пусть и не напрямую, мне. На короткой «летучке», как это называлось на одной из моих работ в старом мире, я озвучил такой порядок: лидеры командуют своими соратниками, самостоятельно проводя ротацию воинов на стене. Таким образом я давал им свободу действий, зарабатывая себе очки, и в то же время давал понять, что мы вместе. Правда, думаю, они согласились, прежде всего, потому, что помогая мне создавать иллюзию сильного квартала, они тем самым повышают и собственное влияние. Ну да, я на это и рассчитывал, а пока вернемся к нашей тактике.

Ротация во время крупных сражений была привычной схемой – Находка была не такой уж и крупной в плане площади, и потому укрепления даже по всему периметру не могли вместить всех защитников. Поэтому при отражении штурмов бойцы на стенах периодически менялись. Это позволяло задействовать максимальное количество людей и одновременно давало возможность короткой передышки уставшим. Об этом мне рассказал Иеремия Смит, пока единственный последователь Аграмона в моем квартале. Не знаю, честно говоря, как пока к нему относиться (особенно в свете грядущего появления Ксардаса), но на контакт он, во всяком случае, пошел первым.

Согласно приказу Чана, мои люди должны были удерживать восточную часть стены. Юг контролировали темные, север – хаос, запад – бездна. Мелкие кланы рассредоточились по всему периметру, готовые оказать поддержку при первой же возможности. Отчасти это било по их самолюбию, ведь по факту они считались независимыми от большой тройки. Но чрезвычайное положение вносило свои коррективы, и это было четко прописано в своде законов.

Когда мы поднялись на свой участок стены, я понял, что дело и вправду серьезное. Чан не зря поставил на уши весь город, оставив лишь несколько десятков своих стражников следить за порядком на улицах. А на стенах действительно нужны были все и каждый.

Вдалеке, в синевато-желтом мареве виднелись темные гигантские фигуры. На первый взгляд могло показаться, что никакой опасности они не представляют, но это было ошибочным. На Находку медленным шагом надвигались огромные существа выше самых больших деревьев – именно их топот я принял за работу сваебойной машины. Один, второй, третий… нет, вот еще четвертый и пятый.

Пока что они находились на почтительном расстоянии от городских укреплений. Но что будет, когда они их достигнут? На пару мгновений в голове возникла картина хаоса и разрушений: великаны ломают стены, валят городские здания, моя цитадель накренилась и вот-вот тоже упадет. А один из великанов уже топчет общественное кладбище, лишая посмертия десятки и даже сотни людей.

– Тут только дальнобойное оружие, – произнес Смит. Оказывается, он незаметно встал рядом.

Я молча кивнул, соглашаясь с ним. Великаны были еще достаточно далеко для того, чтобы определить их уровень. Жаль – это бы сразу позволило выстроить стратегию дальнейшего боя. В отличие от всех остальных местных, чтобы понять, что собой представляет враг, мне не обязательно с ним сражаться, перестраховываясь от любых потенциальных опасностей.

В это время один из гигантов издал протяжный стон, приглушенный расстоянием, но все равно довольно громкий. Одновременно он откинулся назад, запрокинув голову, и развел в стороны руки. Не две и даже не четыре. Шесть. Оказывается, на нас сейчас шли шестирукие великаны с темно-синей кожей и абсолютно лысыми головами. Лиц их было не разобрать, лишь только самые общие черты с темными провалами глаз. Но что это за световое марево над горизонтом?

– Похоже, у Валисии дела плохи, – покачал головой экс-политолог Звягинцев.

– Валисия? – не понял я.

– Небольшой торговый городок в полусотне километров отсюда, – пояснил Смит.

– Это город горит? – с отчетливым испугом в голосе воскликнула Лена.

– Похоже на то, – процедила Даша. – И нам это, возможно, тоже грозит.

Теперь и я понял, что желтоватые отблески на линии горизонта – это пламя. Незнакомая мне Валисия полыхала будто склад нефтепродуктов.

– Дело серьезное, – вновь заговорил Смит. – Наши скоро подтянут дальнобойные орудия к стенам. И, похоже, тебе, Кот, предстоит хорошенько потратиться.

Я не сразу понял, что он имеет в виду, но потом до меня дошло. Винтовки, пулеметы и даже пушки, а также расходники к ним – это сфера деятельности таких как Смит и наш Рыжий, будь он жив. И, согласно жесткой экономике фронтира, тяжелое вооружение для защиты города также приобретается за деньги, как и личный арсенал.

– Да как же так можно? – неожиданно возмутилась моя паладинша. – Соседний город погиб, такая же участь, возможно, ждет и нас, а вы собираетесь торговаться?

– Лена… – начал было я, но меня прервал патлатый последователь Аграмона.

– Случай исключительный, – слегка повысив тон, успокоил он девушку. – Обычно монстры не несут тотальной угрозы городам, и осады, как правило, представляют собой лишнюю возможность подзаработать. Защитники тратятся на оружие, знатоки железа и камня получают возможность окупить свою работу. И все довольны, так как в итоге получают сполна за отражение атаки. Но тут, я повторюсь, существует прямая угроза существованию Находки. И если опасность подтвердится, все ваши затраты компенсирует генерал.

Я стоял и переваривал то, что сказал Иеремия. Ведь так и вправду справедливо. Возвращаясь к тем же горбачам – не думаю, что они могли причинить городу какой-то особый вред. Скорее, это действительно дополнительный способ заработка. Не хочешь участвовать, соответственно, ничем не рискуешь, кроме содержимого своих карманов – награды ведь не получишь. А хочешь сделать свой вклад в безопасность Находки максимальным (и, конечно же, полученный с этого процент) – будь добр, раскошеливайся на оружие.

– Отлично, – кивнул я, соглашаясь со Смитом. – Иеремия, что твои люди могут нам предложить?

Последователь Аграмона тряхнул сальными волосами и с удовольствием перечислил то, о чем я и помыслить не мог. Нет, отчасти, конечно же, я видел подобный арсенал в городских лавках, но Иеремия назвал и уникальные вещи, которые можно было приобрести лишь у него и у парочки его приятелей. Например, миниатюрную безоткатную пушку и скорострельную зенитную установку. Когда я услышал о последней, у меня глаза полезли на лоб, но Иеремия признался, что не сам ее создал, а всего лишь починил найденную где-то на широких просторах фронтира.

Подумав, я заказал у него два десятка тяжелых пулеметов (вроде того, что мы видели в крепости «Страусиного пуха»), две безоткатные пушки и поразившую меня зенитку. Нет, я, конечно же, помнил, что до нас в этом мире существовала какая-то цивилизация, которая погибла из-за катаклизма. И если они производили технику вроде тракторов и автобусов, а еще укладывали неплохие дороги, то ничего не было удивительного в том, что ими использовались зенитные орудия. Мне даже кажется, когда мы рано или поздно наткнемся тут на корабли и самолеты, я просто понимающе кивну и первым полезу их испытывать.

С одной стороны, я сейчас, конечно, поспешил. Не зная ранга существ, набирая все это (максимум необычное по своему классу, пусть и с большей дальностью атаки) оборудование, я могу попасть пальцем в небо. Вот окажутся наши противники эпик-классом, и все будет зря. К счастью, Иеремия, видимо, не подумав, пообещал мне возврат товара, если что не подойдет, и я, в случае чего, планировал воспользоваться этим предложением на полную. Ну а если оружие все же окажется рабочим, то сэкономленные сейчас десятки минут на доставку, проверку и установку потом могут оказаться решающими.

Шестирукие гиганты медленно приближались, а мы тем временем укрепляли наш периметр. Пулеметы друзья Иеремии подвезли довольно оперативно и уже помогали парням из личного отряда Петровича втаскивать их на стену. С пушками и зениткой возникла заминка, но Смит успокоил нас, сказав, что зомби-бурлаки не роботы, а потому тяжелые предметы везут медленнее.

– Вася, – уверенно обратился ко мне Петрович. – Все это, конечно, очень хорошо, но я бы предложил потратиться дополнительно на парочку катапульт.

Наверное, мое изумление слишком хорошо читалось на лице (еще бы, из такой бандуры сначала попади, а потом, учитывая наверняка запредельную выносливость этих гигантов, наслаждайся тем, как они этот выстрел проигнорируют), потому что копейщик сперва обиделся, но в ту же секунду взял себя в руки и терпеливо объяснил:

– Я тут вспомнил кое-что… неважно, из своего опыта. Нам нужно замедлить продвижение этих тварей, чтобы получить больше форы.

– И зачем нам нужны для этого катапульты? – недоверчиво уточнил я.

– Мне довелось общаться с теми, кто, скажем так, побывал в одной заварушке… – Петрович нервно кусал зубами губы, видимо, раздумывая, обо всем ли мне можно рассказывать. – Еще тогда, в старом мире. Дело было в горах, их было мало, а вот врагов – много. Вот они и решили немного облегчить себе задачу, сбросив сверху несколько бочек с горючим. В них были запалы, при падении все это взорвалось, и долину залило горящей жидкостью. Бежать по ней, сам понимаешь, не самое простое и приятное занятие, так что это помогло моим… знакомым отбить атаку и удержать высоту.

Я пропустил мимо ушей его недомолвки – история была мутной, это сразу ясно. Не хочет делиться подробностями, и не надо. А так ведь Петрович предложил неплохую идею. Электричество в Находке вырабатывалось при помощи нескольких мини-станций, работающих на угле и мазуте. Если притащить оттуда несколько бочек, разлить их содержимое и поджечь их, то можно устроить небольшой пожар. Вот только не нужны для этого катапульты – устрой мы такую полосу препятствий на расстоянии, гиганты пройдут ее и даже не заметят. Но вот если устроить такой пожар прямо под стеной, где им придется толкаться уже длительное время, тут уже вырисовываются некие перспективы. Как оружие на крайний случай – может пригодиться. Так что, внеся коррективы в идею копейщика, я попросил его лично заняться подготовкой нашей огненной ловушки, а сам сосредоточился на криках снизу.

Там как раз на огромной повозке, запряженной сразу десятком зомби, привезли зенитку. Поднять ее на стену стало еще одной головной болью, но, к счастью, помогли познания из школьного курса физики, благодаря которым я смог организовать установку подъемного механизма. Пару раз мы чуть не разбили орудие, слишком сильно раскачав его и едва не задев стену, а потом оно и вовсе едва не сорвалось, но в конечном итоге нам удалось забросить зенитку на гребень стены. Тысячи проклятий и ругательств, литры пота и усталость – такой ценой мы, наконец, укрепили свой ответственный участок. Двуствольную машинку на подвижной турели тут же облюбовали мрачные сестренки-канадки. Я не стал возражать, как только увидел, насколько ловко они управляются с этой техникой. Шуршание сервоприводов, громкий треск выстрела – и в сторону великанов полетела первая очередь.

– Вася, – тихонько ткнула меня в бок Даша.

Но я и сам уже все прекрасно видел. Шестирукие приблизились настолько, что можно было различить их пустые, абсолютно ничего не выражающие лица. Они шли на город через густой лес, и окрестности заполнил оглушительный треск ломаемых ими деревьев.

Тнакат, уровень 250

Редкое существо

Жизни – 15 000 000

Стихия – бездна

Атака – 3000

Защита – 1100

Магическая защита – 30

Навыки – физическое зеркало, многорукий удар, бросок, разрушение строений

Скорость – 1 (крейсерская), 6 (рывок)

Пятнадцать миллионов жизней – это далеко не самое страшное, что можно себе представить. Однако если учесть, что этих тварей только на наш участок стены идет пятеро, сражение предстоит не из легких. Что ж, будем это расценивать как возможность себя проявить в качестве единого нового квартала, а не сборища разношерстных бойцов, коими были мы четверо сразу по приходу в город. Главное, что класс монстров не так уж и высок, а потому все наши приготовления придутся ко двору.

Навык «Физическое зеркало» давало местным монстрам преимущество в ближнем бою, и тнакаты не были его лишены – к моему большому сожалению. Так что рваться за пределы ставших родными стен я не особо хочу. Во всяком случае, пока не вижу к этому предпосылок.

Копейщик тем временем, несмотря на мой приказ не тратить на это силы, подкатил к подножию стены три катапульты – единственное, что в этом тихом бунте было положительным, так это то, что помогали ему и железнобокие Квина, и хаоситы. Срабатываются. Или, неожиданно пришла мысль, объединяются против меня?

– Петрович, вот зачем? – не удержавшись, крикнул я, показывая свое отношение к этой авантюре. Еще интересно, сколько он за них заплатил!

Тот, услышав, задрал голову вверх, посмотрел на меня, прищурившись, и довольно помахал рукой, показывая, что сейчас, мол, все будет. Ну-ну, будет мне тут кто-то рассказывать, как в этом мире в бою ведет себя пламя. Внизу тем временем раздались отрывистые команды, и артиллеристы Петровича забегали с бочками и факелами. Спустя несколько минут заряды уже были готовы и после крика копейщика с громким свистом отправились по широкой дуге в сторону шестируких тнакатов.

Я не был уверен в достаточной меткости команды Петровича, но прогадал. Или мой давний знакомый чего-то недоговаривает, или среди последователей его стихии оказался кто-то с хорошим инженерным мышлением – бочки, во время полета моментально превратившиеся в огненные шары, прочертив в воздухе длинные полосы, рухнули прямо на пути великанов. Друг за другом раздались несколько оглушительных хлопков, вверх взвилось пламя, обвив стволы деревьев. Начал заниматься лесной пожар, вот только тнакаты после такого, на первый взгляд, успеха даже не замедлились. Ну вот, в мою сторону начало обращаться все больше заинтересованных взглядов, а Петрович, было видно, со стыда не знает, куда себя деть. И чего его понесло проявлять самостоятельность? Ведь весь авторитет, наработанный за поход к «Пухам», растерял в одно мгновение.

Тем временем тнакат-лидер вышел на дистанцию поражения нашего дальнобойного оружия и принял на себя целый шквал выстрелов – двадцать пулеметных очередей, огонь из двух безоткатных пушек и смертоносный двойной ураган зенитной турели. Великан даже как будто замер, глядя на взрывы от миниатюрных снарядов. А я посмотрел на полоску жизней тнаката – если все пойдет без эксцессов, глядишь, и отобьемся.

Идти ему еще долго, а жизни, пусть и совсем понемногу, уже ползут вниз. Дорогое это, конечно, удовольствие, но раз платит генерал, то не мне считать его деньги.


Глава 29
Карнавал

– Только двоих успеем убить, и то в лучшем случае, – ко мне подошел нахохлившийся Петрович. Было видно, что он сам себя не может простить за провал с катапультами на глазах у всего квартала, но при этом виноватым себя тоже не считает. – Я же не просто так полез с бочками, я же выспросил данные, что есть по этим тнакатам, взял ТТХ наших новых пушек, посчитал и понял, что всех с текущей скоростью и огневой мощью мы точно убить не успеем.

– И чего же не сказал? – а ведь это все должен был сделать я. Обидно, честное слово. Вроде бы порой думаешь, что контролируешь ситуацию, а потом неожиданно осознаешь, как же катастрофически не хватает опыта. И эту разницу между нами с Петровичем с точки зрения управленческого мышления я сейчас увидел очень четко.

Да и копейщик, похоже, понял, что я осознал тот посыл, который он пытался до меня донести. Нет, это был не бунт, а попытка доказать свою полезность. Не самая удачная, но, к счастью, мне хватает мозгов даже так понять все опасности, что я таким образом могу пропустить и не заметить в будущем.

– Ладно, проехали, – я решил закрыть тему, обсуждение которой сейчас нам совсем ничего не даст. – Есть идеи, как можно устроить отстрел этих гигантов?

Петрович расстроенно помотал головой, а я бросил взгляд в сторону и посмотрел, как планируют справляться наши соседи. Хаоситы поступили просто – они раздели часть своих бойцов, оставив им только оружие, и отправили вперед. А что, неплохой вариант. Умирать они, конечно, будут: физическое зеркало – это мгновенная смерть даже с их количеством жизней, но кому-то ведь и повезет. Да даже если и нет, то понемногу они обязательно справятся. Ну а специальные бегуны, сопровождающие отряд камикадзе, подберут все потерянные ими вещи. Да уж, одиночке на такое не решиться, а вот слаженному клану – вполне. Будет больно, будет обидно за потерянные уровни, но задача будет решена. И что самое неприятное для меня: похоже, если больше идей не появится, придется и нам работать таким вот образом.

Так, а что у темных? Эти расположились справа от наших позиций и тоже сделали ставку на технические новинки. Вот только в отличие от нас темные еще умудрились накинуть на своих тнакатов какое-то замедляющее проклятье, так что им теперь точно хватит времени расстрелять всех, кто будет двигаться в сторону их участка. Жаль, что мне такое не повторить… Или я все-таки могу это сделать? Мысли закрутились в голове стремительным водоворотом, выстраиваясь во вполне стройную структуру.

– Лови, – я кинул Петровичу «Скользкое дитя». – Попробуй залить в пулемет, потом вернешься и скажешь, был ли какой положительный эффект.

– Лена, а ты берешь и делаешь то же самое с этим, – я протянул стоящей рядом паладинше «Кровь тролля». – Только побыстрее, времени мало.

Этап первый – будь как свет. Если темные ослабляют врага, то как представителю прямо противоположной стихии почему бы мне не попробовать усилить своих союзников? И ведь надо было с этого начинать, а то сосредоточился на технологичных игрушках и забыл, что я, прежде всего, лидер своего квартала, а не одиночка, дорвавшийся до запасов города и халявных помощников.

– Проверил, – Петрович справился довольно быстро, вот только, судя по его виду, все не так радужно, как хотелось бы.

Так и оказалось. Зелье скольжения, залитое в ствол, полностью убирало силу трения, в итоге нарезка в стволе не раскручивала пулю, и дальность выстрела сократилась в два раза. Как из самого древнего гладкоствольного оружия. К счастью, Петрович опять проявил инициативу и начал не с пулеметов, а сперва протестировал зелье на самом обычном автомате, которые пока и в бой-то не вступили. Потом он немного поменял технологию, смазав самый край ствола – теперь пуля раскручивалась, убойная сила оставалась прежней, но при этом (приятный эффект), пройдя через зелье, она еще и переставала тормозиться о воздух и броню противника при попадании. Стоп, тнакаты же еще за пределами дальности выстрела!

– Ты что, стрелял в кого-то из наших? – а вот здесь я на самом деле был удивлен. Да, Петрович совершил сегодня промашку, но зато сколько раз после этого он успел показать свои сильные стороны – решимость и готовность добиваться результата любой ценой. Вон даже группка хаоситов на стене смотрит в его сторону с уважением и что-то восторженно обсуждает. Той же Даше остается только шипеть да обиженно сверкать глазами.

– Надо было проверить, подопытный не возражал, – браво ответил копейщик и немного отвел глаза в сторону, из-за чего я начал сомневаться, что подопытный вообще был в курсе своего участия в подготовке нового оружия.

Так вот, по результатам второго испытания мы получили пулю, которая по факту игнорировала броню, повторяя эффект от благословения Аграмона. На будущее очень полезное открытие, но вот сейчас мы разве что сможем немного сэкономить.

– Работает! – в этот момент к нам прибежала Лена.

Моей паладинше не хватило жизненной смекалки, чтобы сначала провести опыты на ком-то попроще, но, к счастью, в случае «Крови тролля» никаких подводных камней не оказалось. Наоборот, если сюрпризы и были, то только положительные. «Кровь тролля», попадая в организм жертвы вместе с пулями, начинала работать, как положено. Пусть и ослабленная в два раза, она существенно ускорила скорость падения жизней тнаката: все-таки каждая рана становилась отдельным очагом поражения, и каждый отнимал по двести пятьдесят жизней каждую секунду. Бомба, а не оружие – и это только начальный этап плана. Пора переходить ко второму.

Если первый проходил под знаком света, то теперь мне нужна сила. Подскочив к зенитной установке, я смазал стволы «Кровью тролля», затем потребовал уступить мне место стрелка и прошелся не только по переднему тнакату, но и по всем остальным. Еще и еще раз – я старался поразить все части их тел, создавая как можно больше зон поражения и с удовольствием наблюдая, как стремительно ползут вниз их жизни. И все это, по сути, сделал я один (хотя справедливости ради все же стоит отметить, что Джемма осталась на своем месте в роли наводчика) – не очень уважительно по отношению к остальным членам квартала, вставшим на защиту города, но мне нужен этот опыт и желательно пораньше. Отправленный вперед Брюс отполз по земле подальше от города, там уже поднялся в воздух и теперь передавал мне картинку с приближающейся второй волной монстров. И там их было уже существенно больше.

Убедившись, что жизни нашей первой пятерки тнакатов опустились уже наполовину, я оставил оружие в покое, жестом предложив второй сестренке вернуться в строй, и вернулся на место командующего. Думаю, этого хватит, учитывая, что до пятидесятого мне осталось не так много, а возможность понимать, что происходит на соседних участках, мне тоже нужна. И, действительно, у соседей как раз наметились изменения в тактике. Нет, у темных-то все было хорошо. А вот хаоситы поняли, что не успевают (видимо, удача им сегодня улыбалась нечасто) и решили подойти поближе, чтобы помочь своим камикадзе, дополнив их уроном из луков и автоматов.

Вот только они не учли особенностей местного рельефа. Тнакаты дождались, пока люди не окажутся на дистанции поражения, а потом, резко подхватив с земли огромные камни, тоже включились в дистанционную дуэль. И, надо сказать, получилось у них это гораздо эффективнее. Ясное дело, что все было не так просто: Альгирдас Бартас как нормальный командир (хоть и хаосит) никогда бы не повел своих вперед, пока тнакаты находились на каменистой почве, но вот кто мог знать, что под обычным зеленым лугом тоже лежат огромные валуны, вросшие в грунт? В итоге хаоситы плюнули на здравый смысл и потери и просто смели гигантов живой лавиной, а потом, подобрав оружие и доспехи сотен своих мертвецов, вернулись обратно на стену. Да уж, представляю какие у них там сейчас настроения.

Вы получили уровень

Вы получили уровень

Только увидев эти долгожданные сообщения, я моментально отвлекся от трагедии хаоситов и повернулся к своим. Так и есть, первая пятерка гигантов оказалась повержена, и полученные за них горы опыта подстегнули мое развитие. Но тут самое главное кроется в другом – я наконец-то получил пятидесятый уровень, а вместе с ним и новые очки навыков, для которых я как-то неожиданно придумал новое применение.

Наверно, порой нужно получить оплеуху (фигурально выражаясь), почувствовать свою слабость в чем-то, чтобы увидеть новые пути для роста, которые на самом деле всегда есть, но вот мы их не всегда замечаем.

Усилить навык «Ослабление»

Ослабляющее касание

Зона воздействия – при касании рукой или через предмет

Снижает все показатели противника на 10 %, может складываться до 3 раз

Если у противников есть благословения, с вероятностью 50 % превращает одно из них в проклятье такого же уровня

Это только второй уровень, обычный ранг, но даже этого должно хватить. Я давно мог это сделать, но сначала не видел смысла привязывать магию к оружию, потом появилась информация о превосходстве стихий, и я практически забыл про свои изначальные способности. Вот только как же зря я это сделал! Конечно, моя теория может быть и ошибочной, но если я окажусь прав, то, черт побери, моя сила существенно возрастет.

– Лена, за мной! – махнув рукой паладинше, я спустился вниз со стены и неспешным шагом направился в сторону двигающейся в нашу сторону второй волны тнакатов.

Бежать или как-то еще спешить нет смысла – гиганты пока еще проходят по лесной территории, а, как показал пример хаоситов, когда у тех есть что-то под рукой, к ним лучше не подходить. Навстречу, на расстоянии всего пары сотен метров, как раз прошла потрепанная толпа во главе с Альгирдасом. И как же по-разному мы выглядели! Одни идут назад, а другие вперед. И как идут!

– Вася, а нам точно надо туда? – рядом раздался тихий шепот Лены. Кажется, что обладатель такого голоса должен дрожать от страха, но нет: на самом деле она идет прямо (девушка молодец!) и чуть ли не печатает шаг.

– Точно, поверь мне, все будет хорошо, – успокоил я ее. И ведь странно, я ничего не объяснял, ничего не доказывал, а ей просто хватило моего обещания. Неужели между людьми возможно и такое доверие?

После этого до самых тнакатов мы шли молча. И вот прямо перед нами возвышаются неспешно двигающиеся в нашу сторону три десятка шестируких гигантов. Пора начинать. Третий этап: все новое – это хорошо забытое старое.

– Лечи их, – я указал Лене на приближающихся гигантов, и над двумя третями из них тут же вспыхнули столбы света от безостановочно падающих исцелений.

Что ж, процесс пошел, а теперь – моя очередь. Взяв в руки подхваченный по дороге автомат, я начал расстреливать один рожок за другим. Ведь как сказано в описании ослабляющего касания – зона воздействия рукой или через предмет. И кто сказал, что этим предметом не может быть пуля – может! Следующее допущение, тоже как ни странно сработавшее. Да, эти гиганты редкого класса, но лечение-то, на доли секунды оказывающееся на них в виде положительного эффекта, самое обычное. И его мое ослабление и переделывало в проклятье, причем в обход всех положенных классовых ограничений. Такое чувство, что я умудрился обмануть саму систему, и та в ответ решила сделать мне небольшой подарок, показав, что меня может ждать в конце того пути, которым я сейчас иду.

Эффект Лечения ур. 15 изменен на проклятье ур. 15. «Великая чума», все параметры противника снижены на 90 %, заразный, жизни снижаются 1 % в секунду

Эффект Лечения ур. 15 изменен на проклятье ур. 15. «Восковая кожа», все внутренние органы ослаблены, любые внешние повреждения могут сломать тело

Эффект Лечения ур. 15 изменен на проклятье ур. 15. «Берсеркер», мозг приходит в смятение, и вы нападаете на всех, кто рядом, сила увеличена в 2 раза, защита ослаблена в 2 раза

Эффект Лечения ур. 15 изменен на проклятье ур. 15. «Ночь Медеи», сознание угасает и переходит полностью под контроль хозяйки ночи

Если честно, я сам не ожидал того, что произошло. Не знаю как, но пятнадцатый уровень усиления лечения паладинши был зачтен за пятнадцатый уровень заклинаний в принципе. И по мощи, надо сказать, там находятся серьезные штуки. Очень! Тройка тнакатов, попавших в поле действия чумы, почти перестала двигаться и, было видно, скоро отдаст концы. И это монстры с пятнадцатью миллионами жизней! Гигант, пораженный «Восковой кожей», просто сломался: сначала подогнулась неудачно поставленная нога, а потом он уже и весь сложился, будто какой-то карточный домик. А «Ночь Медеи»? Не знаю, что именно случилось с пораженным ею тнакатом, но он весь иссох, почернел, а глаза зажглись ярко-красным пламенем. И, чувствую, дальше нам с Леной пришел бы конец, если бы не его впавший в состояние берсерка сосед. Потеряв разум, он набросился на своего обезображенного собрата, отвлекая его таким образом от нас. Правда, ненадолго. Темный тнакат как-то очень быстро с ним расправился и уже опять был готов приняться за нас, как на этот раз его отвлек докатившийся цепной реакцией эффект чумы.

– Бежим! – схватив Лену за руку, я развернулся и бросился в сторону города. Почему-то внутри поселилась уверенность, что и с этим проклятьем подобная тварь умудрится справиться. И черт с ними с выпавшими с тнакатов ценностями, но попадать в лапы к монстру со столь подозрительным названием (почему-то внутри появилась такая уверенность) просто нельзя.

А еще, что самое обидное, вся эта чертовщина, похоже, становится наименьшей из постигших меня неприятностей.

Вы нарушили порядок мироздания

Вам предъявлено обвинение в следовании учению Карика

Ваши способности заблокированы

Вы должны явиться на суд богов вместе со своим покровителем в течение 60 минут

Да что же такого я натворил! И как теперь выкручиваться?


Глава 30
Самый гуманный

Шестьдесят минут. Целый час, если все в порядке, и всего лишь час в моем случае. И, похоже, на этот раз все по-настоящему серьезно. Позади нас корчились в муках умирающие гиганты, но я будто не слышал их громких, оглушительных стонов. Голова моя была занята другим – я действительно не мог применить ни одного из своих навыков! Сколько я ни заглядывал внутрь себя, сколько ни пытался найти пути обхода, все тщетно. Ни огонь, ни лед, ни шипы – ничего не работало. Я вновь стал обычным человеком, Васей Котовым с Земли. По сравнению с тем, что было еще несколько минут назад, попросту лузером.

– Можешь не бежать, – раздался рядом знакомый голос, принесший мне хоть какое-то облегчение.

Бог обмана в своем привычном облике – полноватый мужчина в строгом костюме. Выражение лица хитрое, но при этом неуловимо встревоженное. Или это просто я додумываю, еле удерживаясь от паники?

Я остановился и обернулся по сторонам. Мы по-прежнему были в том же лесу, впереди в мутном мареве виднелись городские стены Находки. Но никакого шума битвы, никаких криков и вообще ни одного человека. В том числе моей верной паладинши Лены. Из живых душ в этом странном месте были только мы с моим наставником. Да, это явно было что-то другое – не знаю, копия мира, его теневое отражение или даже иллюзия. Внезапно я понял, что натолкнуло меня на такую мысль: листья на деревьях. Они замерли, не шевелясь, хотя до этого отчетливо шумели на ветру. Бог обмана опять остановил время? Но нет, была и другая странность – цвета окружающего мира. Будто кто-то поработал с изображением в графическом редакторе, причем неумело и неудачно. Отдельные цвета были чрезмерно яркими, даже кислотными. Другие поблекли, фактически превратившись в оттенки серого. И тем более диким смотрелся этот мировой винегрет.

– Я подумал, что будет лучше явиться на суд заранее, – бодро сказал наставник. – Мои коллеги не любят ждать, а вот пунктуальность – это то, что они ценят.

– Спасибо, что пришел, – только и смог выдавить я из себя.

Мысли носились в голове как стая саранчи. Я был горд собой, что все в итоге так получилось – уверен, не каждый день нарушается порядок мироздания. И в то же самое время я понимал, что последствия могут быть какими угодно.

– Я не мог проигнорировать такое серьезное нарушение, – бог обмана нахмурился и даже покачал головой. – Могу тебя заверить, что дела наши плохи.

По спине пробежали мурашки, и имя им было легион. Если мой наставник так говорит, значит, у него есть на то причины. С другой стороны, от бога обмана можно всякого ожидать.

– Где мы? – спросил я.

– Это место вне времени, – пояснил покровитель. – Суд богов – такое дело… Понимаешь, Василий, мы, по сути, бессмертны, но отдельные разбирательства могут длиться годами. Не думаю, что тебе бы это понравилось в твоем обычном состоянии.

– Уверен, это не понравилось бы и богам, – я нашел в себе силы усмехнуться, – ведь при обычном течении времени им ни на что больше не получилось бы отвлечься.

– Есть разные способы решить эту проблему, – уклончиво сказал бог обмана. – В любом случае сюда мы пришли с тобой не просто так.

Я вздохнул полной грудью, ощущая, насколько морозный и в то же время чистый тут воздух. После этого я заметно успокоился – будем считать, что мой собеседник мудрит, от этого даже весело стало немного.

– Пойдем, нас ждут в амфитеатре, – поманил меня бог обмана, на глазах перевоплотившись в свой сияющий аватар.

Случилось это так быстро, что у меня даже глаза задергались. Наставник шел впереди, наступая на опавшую листву, которая шелестела под его ногами и даже взметалась в воздух. Но на деревьях она по-прежнему оставалась неподвижной – я специально проверил, задержав взгляд на нескольких кленах. Кстати, довольно странных – форма листьев была привычной, а вот стволы… стволы напомнили мне переплетенные пальцы, причем настолько явно, что я даже вздрогнул.

– Василий Котов и Десятиликий! – прозвучал густой голос, будто пронизанный электричеством.

Сознание мое на миг помутилось, и вот мы с наставником уже стоим в центре огромного амфитеатра. Все места (а их, насколько я понимаю, не меньше тысячи) заняты. Я не могу рассмотреть ни одного лица, но ясно, что это не совсем люди. Я также не вижу лица того, кто говорит с нами.

– Уважаемые судьи! – бог обмана говорил негромко, но я был уверен, что каждый на трибунах амфитеатра слышит его. – Уважаемые присутствующие! Приветствуем вас и рассчитываем на справедливый суд!

Интересно, отметил я про себя. Если все, кто сейчас на меня смотрит, местные боги, значит, далеко не у всех есть полномочия судить людей, а также других своих собратьев.

– Твой последователь зашел слишком далеко, Десятиликий, – наэлектризованный голос рокотал, пробирая до косточек. – Изменения, внесенные им в существующий порядок вещей, опасно нарушили равновесие.

– Очень похоже на учение Карика, верховный судья, – послышался еще один голос, кажется, женский.

– Следование учению Карика – серьезное обвинение, – бог обмана почтительно склонил голову, но в то же самое время говорил жестко и безапелляционно. – Вы готовы взять на себя такую ответственность, Лорена?

А мой-то бог, похоже, не просто видит их лица, но и неплохо знает самих судей лично. Правда, мне от этого не горячо и не холодно. Еще, судя по всему, у меня тут и права голоса-то нет.

– Развитие последователей – священный процесс, – вновь дал о себе знать обладатель густого баса. – Однако столь значительный рывок в прогрессе мы не могли проигнорировать. И подозрения Лорены, таким образом, небеспочвенны.

– Вы правы, верховный судья, – кивнул покровитель, а с трибун амфитеатра послышался одобрительный гул. И (я готов был в этом поклясться!) он никак не вязался с движениями массовки, будто в качестве звукового сопровождения к статичной картинке кто-то включил запись.

А бог обмана тем временем продолжал:

– Вы правы в том, что развитие – священный процесс, – тут одобрительный гул голосов сменился осуждающим. – Что же касается обвинений в связи с наследием Карика, тут я взываю к осторожности. Мой последователь талантлив, и сложно отрицать его заслуги…

– Доказательства, – бесцветно произнес наэлектризованный бас.

– Он первый за много лет создал в Находке квартал света, – тут же нашелся мой покровитель. – Более того, никто ранее до него не додумался до создания филиалов! Тем самым он показал нетривиальность мышления и способность к форсированному развитию. Разве талант – это обязательно наследие Карика? Разве нестандартный подход можно сравнить с преступным учением? Или вы думаете, что наша стихия настолько ослабла, что не сможет наградить своего лидера, впервые за долгое время начавшего двигать ее вперед?

Судьи и присутствующие явно были озадачены. Да и я, признаться, тоже. Мало того, что с именем этого Карика в последнее время я сталкиваюсь все чаще, так его еще, оказывается, боятся! Настолько, что мои хитрости и комбинации (даже случайные) местным пантеоном были восприняты как учение преступного божества! Нет, уж чего-чего, а такого я точно не ожидал.

– Но как ты объяснишь массовое убийство тнакатов, Десятиликий? – взяла слово незнакомая мне Лорена. – Как быть с конвертацией лечения в проклятье? Разве это теперь называется даром света? Или нам вызвать в качестве эксперта кого-то из твоих коллег?

Наверное, это было глупо в такой момент, но я почему-то сдавленно улыбнулся, услышав из уст богини слово «конвертация». Видимо, Десятиликий это почувствовал, потому что довольно резко меня заслонил собой и заговорил громче, нежели до этого. Или дело в том, что были упомянуты его коллеги по свету? Вернее, не совсем коллеги.

– Навык «Ослабление», усиленный моим подопечным, признан стандартным! – голос наставника звучал торжествующе. – И передача эффекта посредством касания не является чем-то запретным! И это знают не только мои собратья по свету, которые могли бы высунуть языки из твоей задницы, но и ты сама.

Как ни странно, на резкую отповедь никто не отреагировал, и все продолжило идти своим чередом.

– Но как быть с лечением? – подал голос третий участник судилища, явно старик, судя по дрожащим связкам.

– Мой последователь обратил благословение в проклятье, это предусмотрено его обновленным умением, – возразил Десятиликий.

– Суд согласен с перечисленными доводами, – неохотно, как мне показалось, произнес обладатель наэлектризованного баса. – И заслуги последователя действительно не всегда могут объясняться использованием запретных учений.

– Что и требовалось доказать! – воскликнул бог обмана.

– Но! – важно провозгласил верховный судья и сделал эффектную паузу. – К запретному учению относится внесение изменений в стандартные умения!

Что он имеет в виду? То, что я «коснулся» тнакатов при помощи пуль? Да здесь же, черт возьми, элементарная логика с капелькой фантазии! Неужели они этого не понимают? А может, понимают, но просто не хотят принять?

– Протестую, верховный судья! – кажется, я уловил в голосе Десятиликого тревожные нотки. И впечатление особенно усилилось осуждающим гулом присутствующих. – Мой последователь не вносил никаких изменений, потому что у него просто нет такой возможности! Все, что он сделал, укладывается в рамки развития!

– Он не приблизился к тнакатам на расстояние удара! – послышался голос Лорены. – Как он тогда использовал касание?

– Может, выслушаем последователя? – с легким сомнением в голосе предложил старик.

– Было бы любопытно, – поддержала богиня.

– Не возражаю, – резюмировал верховный судья.

По трибунам пронесся издевательский смешок, а Десятиликий заметно напрягся и будто бы побледнел.

– У тебя все вышло случайно, ведь так? – его голос будто стучался в мой мозг. – Подтверди, что это случайность!

– Уважаемый суд! – собравшись с духом, начал я, не обращая внимания на панические мысленные сообщения Десятиликого. Затем спохватился и добавил. – Уважаемые присутствующие! Я рад столь пристальному вниманию к моей персоне…

Трибуны затихли, лишь чей-то шепот донесся откуда-то сверху.

– …однако поверьте, оно не стоит вашего времени, – закончил я. Сидящие на трибунах неуверенно рассмеялись. – Я и сам не ожидал, что смогу одолеть тнакатов. Но вносил ли я изменения в заклинания? Нет! Я всего лишь…

– Запасся проклятыми пулями! – хлопнул меня по плечу Десятиликий, вновь взяв инициативу в свои руки. – Формально, конечно же. Мой последователь использовал различные снадобья для того, чтобы усилить эффективность себя и своих союзников. Но не все его эксперименты оказались удачны. А неудача света – это, как известно, тьма. То есть часть зелий вместо усилений для друзей стала проклятьями для врагов. И кто упрекнет его в том, что он готов использовать все не запрещенные законом способы, чтобы продолжить свой путь по дороге силы? Или вас интересует теоретическая сторона процесса? Тогда вспоминайте, что есть специальное снадобье? Заклинание, вложенное в химический состав. А что есть химический состав с проклятьем, заключенный в сосуд? Верно – предмет!

Вот теперь вся огромная толпа присутствующих в амфитеатре затихла настолько, что я мог слышать биение своего сердца. Кажется, прошла целая минута, после чего заговорил верховный судья:

– Что ты хочешь сказать этим, Десятиликий?

Похоже, как и у меня, у него сейчас четкое ощущение, что его используют в какой-то давно продуманной партии.

– Зона воздействия «Ослабления» – при касании рукой или через предмет, – пояснил мой наставник. – Бросок сосуда с проклятым зельем – атака предметом. Удар мечом для передачи проклятья через него с помощью особого умения – атака предметом. Удар пулей с той же целью – атака предметом. Ни одного условия, ни одной формальности мой последователь не нарушил. И порядок мироздания никоим образом не нарушал.

– Тройке нужно посовещаться, – объявил электрический бас.

Я словно окунулся в мутную пелену, сквозь которую видел амфитеатр будто со дна водоема. Ни один звук не доносился до меня, а сам я не мог даже пошевелиться. Длилось это, по моим ощущениям, целую вечность. И вот пелена спала, я даже слишком громко набрал в грудь воздуха, будто до этого действительно захлебывался водой. Десятиликий стоял рядом, неодобрительно покосившись на меня.

– Суд вынес решение, – наэлектризованный голос вещал безапелляционно. – Рассмотрев все улики и доводы обвиняемой стороны, а также руководствуясь требованиями Завета, мы вынуждены подтвердить: формальные требования к использованию умений Василием Котовым нарушены не были, внесение изменений в структуру способностей не доказано. Передача проклятия касанием через пулю признана соответствующей описанию. Блокировка умений отменена.

– От лица нас обоих, – почтительно склонил голову Десятиликий, едва заметным жестом приказав мне сделать то же самое, – выражаю суду признательность и благодарность за объективное и беспристрастное рассмотрение дела.

– Тем не менее, результат законного, – голос выделил последнее слово, – использования способностей явно выходит за рамки разумного и льет воду на мельницу ренегата. Вследствие этого мы провели ритуал, который не позволит в дальнейшем использовать данную или подобные комбинации с тем же результатом. Конвертация будет в дальнейшем четко завязана на уровни способностей и превосходство стихий.

– Компенсация! – впервые за все время слушаний мне показалось, что бог обмана по-настоящему рад. Неужели весь этот суд, все его мнимые согласия и срывы были направлены на то, чтобы прийти к этому решению? Но что ему может дать тот факт, что суд богов решил вмешаться и подправить законы? Не знаю, но буду обязательно держать это в уме.

– В то же самое время, – продолжил верховный судья, кивнув на выкрик Десятиликого, – мы единогласно решили, что лишение возможности пользоваться достижениями выбранного пути для столь слабой стихии будет критично. Поэтому все способности будут обнулены, а высвобожденные очки навыков можно будет использовать для выбора другого варианта развития. Решение принято и вступает в силу немедленно.

Стукнул далекий молоток, амфитеатр провалился в ослепительную белую пелену, и мы с моим покровителем вновь оказались в лесу.

– Легко отделались, – довольно кивнул он. А потом, было такое чувство, что не удержался. – В следующий раз не принимай необратимых решений, а то не всегда я смогу все исправить.

Это что, он сейчас намекает на мой выбор потратить десять очков навыка на развитие огненного потока? И это при том, что у меня вообще никакой информации на руках не было. Тут меня неожиданно прорвало.

– Что это было? – громче, чем нужно, спросил я. – Какого черта они…

– Успокойся, – примирительно протянул руки вперед Десятиликий. Он вновь обрел облик толстяка в дорогом костюме. – Они не могли полностью тебя оправдать, ты должен это понимать. Слишком серьезное обвинение и полностью оправдательный приговор – нет, на это они не могли пойти. Тем более что очки тебе после отката вернули.

– Ты же понимаешь, что я не об этом, – недовольно буркнул я, про себя неожиданно подумав, на что же пришлось пойти моему покровителю, чтобы настоящий Десятиликий не появился на этом собрании.

– Сперва тебе надо вернуться, – успокоил меня наставник. – Здесь даже доли секунды формально не прошло, так что ничего и не должно измениться.

– В чем меня обвиняли? – набросился я на бога обмана с самым главным вопросом, понимая, что сейчас тот просто исчезнет без объяснений, как это уже раньше бывало. – Что за учение Карика? И кто он такой сам?

– Извини, слишком много вопросов, – покачал головой Десятиликий. – Но хочу тебя успокоить: скоро ты все узнаешь. Увидишь и поймешь, что возможность заново рассчитать свой путь – это не единственное, что ты получил сегодня. И еще… Я тебе благодарен за то, что поддержал мою игру.

Тут бог обмана в обличии толстяка улыбнулся и в ту же секунду исчез, а меня выбросило в привычную реальность.

– Вася! – тут же раздался испуганный крик Лены.

Все просто: я словно перепрыгнул из одного тела в другое на ходу. И то, в котором я сейчас оказался, опрометью бежало в сторону города от тнакатов. Мое сознание не успело среагировать и переключиться, ноги запутались, корпус занесло, и я с грязной руганью рухнул на землю, больно ударившись о какой-то лежащий сук.

Ваши способности разблокированы

Все ваши способности возвращены к ур. 1

Внезапно раздался оглушительный взрыв, и меня накрыло обжигающим кровавым дождем.

Тнакат погибает

Тнакат погибает

Одержимый тнакат погибает

Строчки логов сменяли друг друга с невероятной быстротой, сообщая мне о гибели всех пораженных нами чудовищ. А разорвало-то, похоже, того самого почерневшего берсерка, не иначе. И верно – лежа на земле и с шипением нянча распухающую на глазах руку, я увидел шатающееся безголовое тело, в следующую секунду грузно осевшее набок и снесшее целый ряд высоких деревьев. Черт побери, ну и ночка!..

Получен 64 уровень


Глава 31
Подарки

Сначала я не смог понять, что же поставило точку в жизненном пути такого неубиваемого гиганта, как перерожденная Медеей тварь, но очень быстро все встало на свои места. Из-под поверженной туши выбрался почти десяток таких неприметных на ее фоне кадавров, поднявшихся из тел хаоситов. Ну, конечно, вот зачем те так рьяно бросались на тнакатов – готовили тела для будущего живого заслона. Поднявшаяся живая орда, конечно, частично разбежалась по окрестностям, но большая часть осталась на месте, встретив новую толпу шестируков, как раз выбравшуюся на оперативный простор на их направлении. Дальше все было предсказуемо: кадавры бросались вперед, убивались об отраженный урон, но и ряды тнакатов тоже таяли. Нам же в итоге повезло наткнуться на один из отбившихся отрядов этой рыскающей в поисках любого противника силы: толпа искаженных хаосом тварей сначала вырезала остатки выживших тнакатов, а потом повернула и в нашу с Леной сторону. Ну вот, только хотел разложить по полочкам встречу с сильными мира сего, а тут такая будничная, но от этого не менее смертельная неприятность.

– Петрович! – я рявкнул во весь голос, ухватив Лену за руку и утягивая ее в сторону. – Бери людей, и чтобы через минуту собрали всю причитающуюся нам добычу! Ни кусочка чтоб не ушло на сторону!

Большая часть схваток к этому моменту уже затихла, так что копейщик, судя по всему, слышал мой приказ, и уже через пару секунд его отряд спускался со стены. Вот и хорошо: а теперь надо бы и мне пошевеливаться. Будет совсем не круто, если после всех моих заявок на лидерство я возьму и проиграю таким банальным кадаврам. На пользу имиджу это точно не пойдет.

А еще желательно отвести наш хвост подальше: тогда группа копейщика точно успеет собрать всю добычу без особых сложностей. Впрочем, у меня еще осталась пара баночек «Скользкого дитя», так что проблем быть не должно. Разогнаться, дождаться пока все кадавры за спиной окажутся на одной линии, разбить склянку, бросив ее себе почти под ноги, и потом резко поменять направление движения. В итоге мы с Леной опять набираем скорость, а наши преследователи катятся кубарем совсем в другую сторону.

Совсем не сложно. А раз так, то можно еще разок прокрутить в голове события столь странного и непонятного суда богов. Кто была та троица судей? Кто такие Карик и Медея, о которых в последнее время я встречаю столько упоминаний? Почему меня оправдали? Где были настоящие боги света и почему они ничего не сказали? Что хотел получить от этого всего мой покровитель? И, наконец, какие последствия мне теперь грозят? Конечно, что-то мне стало понятно еще в процессе, но никогда не поздно подумать еще немного.

Итак, троица, скорее всего, представили бездны, хаоса и тьмы. Кто же еще при текущем раскладе сил в мире может оказаться во главе? А вот почему они не утопили конкурента своих последователей – тут все сложнее. С одной стороны, меня вряд ли считают проблемой, а с другой… Была полная уверенность, что они настолько боятся этого таинственного Карика, что не решились действовать в своих собственных интересах, а судили меня именно что по справедливости. Как будто перестраховывались. И бог обмана, было ясно, как раз на это и рассчитывал. И в моем случае, и в своем, хотя опять же пока не могу понять, что именно он от этого получит.

Про Карика, Медею и светлых богов я подумать уже не успел, так как неожиданно понял, что чуть не пропустил самый главный подарок, сделанный мне на этой встрече. По крайней мере, учитывая, что он был совсем не очевиден, я подозреваю, что в итоге меня будет ждать что-то очень и очень ценное. А началось все с небольшой рощицы на грани обзора все еще порхающего где-то в вышине Брюса. На вид ничего особенного, вот только форма деревьев, похожих на сплетенные пальцы – уж очень они похожи на те, что бросались мне в глаза, пока я шел на суд в том странном полуреальном мире. Тут цвета уже были абсолютно нормальными, но вот форма…

Представим, что это не случайность. Тогда, если взять соотношение пройденного пути до этих деревьев с богом обмана и расстояние в реальности за масштаб, то тогда можно будет попробовать найти еще один ориентир. А потом… Но я решил не спешить и направил Брюса чуть южнее от искомой рощи. Минута, внизу расстилается самый обычный лес, еще пара… Нельзя очень сильно отвлекаться: наши преследователи никуда не делись, и я, опять дернув Лену за руку, уже в третий раз отправил их кувыркаться по земле. А Брюс тем временем нашел покрытую опавшими листьями поляну – и я помню, как я шел по ним, и они хрустели под ногами. На мгновение изнутри поднялась волна животного страха перед тем, что будет дальше, но я справился и приказал мышу продолжить полет.

Переложив свой недавний путь с учетом масштаба, я задал Брюсу новое направление, а сам тем временем помог Лене взобраться на стену. Потом быстро поднялся и сам, оставив наших преследователей ни с чем. Правда, учитывая с какой яростью ко мне подскочил Квин и начал высказывать, что я задвигаю его и остальных лидеров филиалов, возможно, было бы безопаснее остаться внизу. Впрочем, это я шучу, а окружившая меня троица сама виновата. Можно было подойти ко мне, составить штаб будущей операции и заполучить себе часть славы. Но нет, они слишком привыкли во всем противопоставлять себя главам своих бывших кварталов, вот и сейчас заперлись в своих мирках и все потеряли. По крайней мере, я не вижу, как им теперь вернуть себе утраченное влияние без усилий, в десятки раз больших, чем они бы потратили, начав сотрудничать с самого начала.

– Кот, ты меня слушаешь? – Виктор не удержался и схватил меня за плечо. Да уж, Квин для подобного слишком воспитан, а Хромов осторожен, но оба при этом взглянули на хаосита с одобрением.

И я их понимаю. Ты чувствуешь, что теряешь авторитет, высказываешь главному виновнику все, что накипело на душе, а он просто тебя игнорирует. Если честно, мне, конечно, не стоило так явно показывать им свое отношение к их власти. Но, во-первых, когда позволять себе маленькие слабости, как не в такие моменты, а во-вторых, Брюс наконец-то нашел место, где в потустороннем мире проводили суд надо мной. Вернее, не так. Уверен, что связи между божественным правосудием и проступившими сквозь лесной бурелом кучей древних развалин нет. Скорее, тут постарался мой покровитель, который, воспользовавшись вызовом на суд, подбросил мне подсказок к тому, как стать сильнее. В прошлый раз это была книга с заклинанием. Что же будет на этот раз? Так и не терпится бросить все и поскорее туда отправиться.

– Заставлять вас выполнять ваши обязанности я не буду, – стряхнув с себя руку хаосита, я по очереди обвел взглядом ставленников своих кварталов. – Хотите, можете делать, что вам в голову взбредет, и я сам приведу свет к новым победам. Вот только потом не удивляйтесь, что и все плоды этих побед я заберу себе в полном объеме.

В этот момент через край стены перевалился сияющий Петрович в сопровождении преданно смотрящих на него новых последователей. Хорошо, похоже, заложенный прошлой ночью новый порядок вещей начинает укрепляться.

– Кот, ты не представляешь, что мы там собрали! – копейщик не удержался от восклицания, но потом, увидев стоящую напротив меня троицу, тут же собрался и занял место рядом со мной. Защищает? Прикрывает спину? И это Петрович?

Стоп, а ведь рядом со мной сейчас стоит не только он один. Рядом привычно замерла Лена, откуда-то начали подтягиваться ребята из ночных отрядов, даже Даша не осталась в стороне и, облокотившись спиной о мое плечо, гордо скрестила руки. Но больше всего меня удивило не поведение темной, а основная масса наших новых соквартальцев, предпочётших остаться в стороне, а не поддержать своих вроде бы как лидеров. Даже железнобокие хоть и смотрели твердо, но не спешили становиться стороной конфликта.

– Значит, хочешь забрать всю добычу себе? – Витя-хаосит, тем не менее, и не подумал пойти на попятную. Даже, чего не отнять, постарался грамотно противопоставить меня всем остальным. Вот только не на того напал.

– Если ты про добычу с монстров, то, естественно, все будет справедливо поделено. Списки отличившихся среди ваших филиалов буду ждать от вас, – я тыкаю пальцем сначала в троицу Квин-Хромов-Лыценко. А потом в Дашу и Петровича. – И с вас! Вы же понимаете, что главная ценность для меня – это рост влияния квартала, а не банальная добыча с монстров. Этим-то я как раз готов щедро делиться с теми, кто готов вкладываться в то, что важно для меня.

Да, тут такой подход, похоже, не в чести. Но по глазам вижу, что многих мои слова заставили задуматься. Ну а я еще как бы между делом официально закрепил статус моих товарищей по долине кровавых рассветов в качестве новых лидеров квартала. Выжидаю немного – возражений нет. Значит, можно заканчивать этот конкурс по длине орудий управления обществом и заняться кое-чем по-настоящему интересным.

Стоп, а чего это Даша на меня так смотрит? Такое чувство, как будто она неожиданно узнала обо мне что-то новое. Мог ли я где-то проколоться? Вроде бы нет. Хотя, вот же черт! Я быстро вложил все свои сто двадцать с хвостиком очков характеристик в интеллект. После суда богов они откатились, и получается, что какое-то время я ходил с пониженной в несколько раз по сравнению с моим обычным состоянием магической защитой. И как я мог про это забыть! Впрочем, тут все так навалилось, а еще сказалось то, что по факту процессом «сброса» своего развития я никак не управлял, вот и не подумал о последствиях. Тут уж ничего не поделать, ошибку может совершить каждый. Хорошо, что я вовремя (очень надеюсь на это) ее исправил, но за Дашей, да и всеми, кто сейчас был рядом со мной, лучше какое-то время присматривать.

– Добычу сложить в цитадель, разбирать будем, когда я вернусь, – я быстро отдал последнее указание Петровичу и уже собрался прогуляться в сторону подброшенной мне богом обмана цели, как в мои планы неожиданно вмешались.

– Значит, вы уже в курсе появления наших гостей из соседних городов, – от спокойного голоса как-то незаметно присоединившегося к нам представителя генерала лицо перекосилось даже у Квина. Еще бы – он-то ничего не знал, а я, как он теперь думает, имею осведомителей на самом высоком уровне. Так себе достижение, но да лишним не будет. И все же, что за гости, о которых нам тут рассказывают? – Генерал ждет всех лидеров кварталов у себя на торжественной встрече гостей. Начало через десять минут. И да, все затраты на эту осаду будут оплачены из общей казны.

На этом посланник посчитал свою миссию выполненной и степенно направился в сторону центральных ворот. Ну а мне пришлось на время забыть о своих планах и последовать за ним. Несмотря на все мои последние успехи, ссориться с генералом и игнорировать его просьбу я, естественно, не хочу. Тем более что было бы действительно интересно посмотреть, кто и зачем к нам прибыл. Да и покрепить имидж главы квартала, засветившись на официальном мероприятии, было бы неплохо.

Оглянувшись, я успел увидеть, как за моей спиной люди начинают расходиться, разбирая оружие и очищая доверенный нам участок стены. Последователи Аграмона направились к выделенным нам на этот бой орудиям. Думаю, пройдет минут пять, и тут уже ничто не будет напоминать о только что отгремевшей схватке. Тем временем мой провожатый открыл какой-то секретный ход в стене, и мы по нему очень быстро и, главное, не привлекая никакого внимания, добрались до каменного возвышения, построенного рядом с центральной входной площадью. Обычно это место пустовало, но сегодня, красиво украшенное, оно превратилось в трибуну, на которой расположились лидеры города и их советники.

Хаосит Бартас, уже в новом доспехе и чистый, как после душа. Анна, все такая же таинственная и притягательная. Сергей Измайлов, лидер бездны, с которым мне так и не удалось пообщаться. Все трое сидели на невысоких обитых красным бархатом стульях, ровно таких же, как и четвертый, видимо, оставленный для меня. А чуть позади наших мест возвышалось более массивное произведение искусства, напоминающее небольшой трон – это, естественно, для Чана, поприветствовавшего мое появление довольным кивком и махнувшего рукой, показывая, чтобы я присаживался и не маячил без дела.

А внизу под нами тем временем появились первые представители делегации гостей. Нет, их, как оказалось, была не одна, а сразу несколько. Я бы, может, сам и не сразу догадался об этом, но, к счастью, рядом со мной сидела лидер темных, решившая развлечь себя моим просвещением.

– Впереди, естественно, мои соратники по стихии. Конечно, кого Дарка пустит вперед себя? Они же считают, что круче них на фронтире никого и нет. Это, конечно, преувеличение, хотя их силу сложно отрицать. Вон даже на такое мероприятие смогли позволить себе захватить на дело пару новичков.

Проследив за взглядом Анны, я увидел в рядах темных знакомые фигуры. Ольга и Марина, бизнес-леди и обладательница темного тотема. Интересно, а они ожидали увидеть среди лидеров встречающего их города меня? Ха, даже представить боюсь, что творится сейчас у них в голове.

– Видишь того тощего паренька во главе второй группы? – снова привлекла мое внимание Анна. – Это Боцман (прозвище у него такое), лидер Конфлюкса. Сколько он мне неприятностей доставил, и как Квин его мог терпеть, не понимаю. Ведь ничего за ним нет, хотя недавно хвастался, что выкупил в Новом Париже на зомбятне одного светлого. Говорит, потенциально может лечить прямо в бою. Как тебе информация?

Темная хитро бросила на меня изучающий взгляд, а я постарался сделать вид, что рассказанное меня особо и не касается. Тем не менее, взгляд выхватил в толпе конфлюксовцев три знакомых по встрече у дракона лица. Ну а освоившего карьеру зомби Кирилла я приметил уже давно. Да уж, нелегка судьба предателей.

– Интересно, я бы потом как-нибудь взглянул, – я решил, что проигнорировать прямой вопрос было бы невежливо. – Хотя по сравнению со способностями даже моих личных последователей смотрится как-то слабо. Вы не находите?

А вот Анна предпочла этикету не следовать: просто фыркнула и отвернулась. К счастью, ненадолго. Впереди показались группы из Хоупа и Фобоса, и я увидел пару знакомых лиц и там. Да уж, просто встреча выпускников. Жаль только, времени прошло совсем немного, и соскучиться я не успел, но даже так все это еще можно будет повернуть в мою пользу.


Глава 32
Секрет

Признаться, после всего этого пафоса с бархатными стульями и троном я решил, что встреча делегаций пройдет примерно в таком же духе. Скажем, посланники городов будут приветствовать Чана, перечисляя его титулы, а то и будут коленца выкидывать – как в старых киносказках. Однако на деле все оказалось гораздо проще. Видимо, детали, на которых я заострил свое внимание, носили исключительно формальный характер. Что поделать – любим мы, люди, подчеркивать свою важность и положение в обществе дорогими машинами, мебелью и нарядами от кутюрье. А вот общаться при этом предпочитаем вполне обыденно.

Нет, держались гости из других городов, конечно же, с напускной серьезностью. Каждый коротко поприветствовал нашего генерала и добавил пожелание здравствовать. Но выглядело это, тем не менее, не очень торжественно – скорее, как формальное начало переговоров на высшем уровне в каком-нибудь земном парламенте. Отвлекшись от этих пустых фраз, я всмотрелся в лица моих старых знакомых – в делегации от Хоупа была Влада, Кеша с Мажором прибыли со своими состихийцами из Фобоса. Столько старых знакомых в одном месте! Даже не верится. И каждый сверлил меня взглядом, задавая немой вопрос: как? Только мой бывший паладин Кирилл смотрел в брусчатку, не в силах поднять глаза. Интересно, как он смог восстановить свои умения, которые я откатил? Пожалуй, с ним я точно побеседую, когда все закончится.

– Откровенно говоря, это редкость, – Анна вновь повернулась ко мне, говоря еле слышно, но вполне разборчиво. – Города фронтира нечасто обмениваются любезностями, а уж такие делегации и вовсе означают нечто серьезное.

– Так зачем они все пришли? – я тоже перешел на тихий шепот, вторя моей собеседнице. – И почему нет других городов? Насколько я успел узнать, на фронтире их гораздо больше.

Чан в этот момент начал рассказывать о ситуации с монстрами – подробно и обстоятельно, но при этом еще и весьма сухо. Будто скучный доклад читал на какой-то региональной конференции. Ничего нового для себя я пока не услышал, а потому мог позволить себе параллельно общаться с Анной. И все-таки в то же самое время я старательно внимал словам генерала, ощущая себя немного Юлием Цезарем.

– Не думала, что ты задашь именно такой вопрос, – Анна, казалось, была слегка разочарована. Однако вместе с тем я уловил в ее голосе нотки довольного превосходства. – Тут все логично: города большой тройки и формально нейтральный Конфлюкс, с которым у нас давно уже не простые отношения. Остальные города вроде Мейхема, Валисии и еще парочки не представляют собой серьезной силы.

– А сколько всего городов на фронтире? – задал я такой простой, но при этом давно интересовавший меня вопрос.

– Девятнадцать, – тут же ответила темная. – Из которых живых не более десятка.

А вот это уже интересно, задумался я. Получается, больше половины городов фронтира попросту не заселены. Но почему? Жители мигрировали в другие населенные пункты, более развитые? Или их уничтожила некая сила – как нашествие тнакатов в случае с торговой Валисией? Я попытался спросить об этом у Анны, но замолк на полуслове, когда услышал из уст генерала причину общего сбора.

– Наши разведчики неоднократно докладывали о невероятно размножившихся сквогглах, – голос Чана с уже привычным акцентом звучал как-то бесцветно. Да он же скрывает свое волнение, неожиданно догадался я. Генерал – лидер, отвечающий за весь город, и потому в глазах чужаков он должен выглядеть непоколебимой стеной.

– Мои ребята обнаружили это гораздо раньше, – насмешливо возразил Боцман.

Я присмотрелся к нему повнимательнее. Уровень, возраст и даже имя – все скрыто, впрочем, ничего удивительного. А скромное телосложение и невыразительное лицо для этого мира вовсе не показатель. Хоть Анна и говорит, что ничего, дескать, за ним нет, лично я уверен: не просто так этот парнишка стал лидером целого города.

– Сейчас эта деталь не столь важна, Алексей, – бесстрастно констатировал Чан. – Важно другое. Недавно лидером одного из наших кварталов, – тут он кивнул на меня, – была совершена разведка боем. Результаты пугающие: по самым приблизительным оценкам, численность сквогглов, готовых к атаке, увеличилась почти вдесятеро. А ты, как никто другой, знаешь, что чем больше монстров собирается, тем они разумнее, и в этом основная опасность не только для Находки, но и для всего фронтира.

Видимо, он сопоставил наши с Квином данные с теми, что дала ему ранняя разведка. Если это так (особенно слова о повышении разумности монстров) и если времени с тех пор прошло немного, стоит и вправду испугаться. И это еще даже не учитывая каменных червяков.

– Об этом мы и хотели поговорить, – неожиданно подала голос женщина в темном, застегнутом наглухо плаще.

– Каролина Васневска, – подсказала мне Анна, слегка толкнув кулачком в бок. – Лидер Дарки, чтобы ты знал. Когда-то мы с ней были в одном отряде…

Темная о чем-то еще неразборчиво посокрушалась, но я и не слушал. Я пристально разглядывал новое действующее лицо, которое почему-то ранее не привлекло к себе моего внимания. Нет, эту Каролину я, конечно же, заметил сразу, но решил, что лидер не она, а высокий мрачный мужик в матовых доспехах. И почему у темных чаще всего командуют именно женщины? Что за матриархат?

– Эта зараза плодится быстрее, чем мы успеваем ее отстреливать. Это, конечно, было весело, но, знаете, порой хочется какого-то разнообразия, – пробасил еще более здоровенный мужик с густой рыжей шевелюрой на голове и такой же бородой, всклокоченной и торчащей во все стороны.

– Владимир Широков из Фобоса, – мечтательно, как мне почему-то показалось, представила великана моя темная собеседница.

Лидеры городов еще немного поговорили о сквогглах, сперва довольно спокойно, затем наперебой, уже заметно нервничая. Было видно, что они и так не слишком-то терпят общество друг друга, а сбор в Находке перед возвышающимся над ними Чаном и вовсе нельзя было назвать желанным и приятным времяпрепровождением. Но из всего этого шума и гама становилось отчетливо ясно одно: сквогглы, поначалу казавшиеся не слишком опасными противниками (доставляющими неприятности – да, но не опасными), в итоге приобрели довольно зловещий облик. И настолько они взбудоражили соседние города, что их представители пошли навстречу друг другу.

В итоге мы все переместились в широкую залу в резиденции генерала Чана – споры высокопоставленных персон на улице работали против имиджа как их самих, так и нашего лидера. Удивительно, но усевшись на удобные мягкие стулья, гости поутихли и принялись говорить более сдержанно и уважительно по отношению друг к другу. Сопровождающие же остались за пределами здания, так что явное желание моих старых знакомых поговорить пока оставалось неосуществимым. Все они – Ольга, Марина, Влада и Кеша с Мажором – не могли скрыть изумление и явно хотели задать мне несколько вопросов. Что ж, я бы с ними тоже с удовольствием побеседовал, но всему свое время. А пока – сдержанный кивок в качестве приветствия и тут же сосредоточенное выражение лица, как у облеченного властью человека.

В итоге все решилось относительно мирно. Лидеры городов заключили соглашение на период похода, договорившись направить равное количество воинов и справедливо поделить выпавшую со сквогглов добычу. И… не только с них. Каменные червяки, как оказалось, были совершенно новым явлением для фронтира- никто не знал, какого они уровня и на что способны. Но оставлять в окрестностях городов таких тварей никому не хотелось.

– Итак, время у нас еще есть, но его в обрез, – резюмировал Чан после того, как все высказались и пришли к единому мнению. – Начинать поход нужно не позднее воскресенья. Так что предлагаю вам всем прямо сейчас определить ответственные участки.

По кивку генерала двое служителей спустили откуда-то сверху и развернули большую карту изученных окрестностей. Мы все встали и подошли к ней, а я жадно принялся впитывать все увиденное – в какой стороне и на каком расстоянии находится тот или иной город. Правда, больше ничего особенного или просто интересного узнать не удалось. Зато очень хорошо стал понятен наш дальнейший план: войско каждого города должно отправиться со своей стороны к лежбищу сквогглов, заключив их в полукольцо. А оставшийся фронт относился уже к Находке – почти в два раза большая дуга. Неужели Чан этого не понимает? Или делает это намеренно? Черт возьми, и ведь не спросить у него напрямую, по крайней мере, сейчас.

Договорившись о точной дате и времени похода, мы разошлись. Гости из других городов были любезно размещены в постоялых дворах клана «Гостеприимство и щедрость» (и кто его так назвал?), все расходы официально взял на себя Чан. Завтра утром наши соседи должны будут покинуть Находку и заняться подготовкой своих войск. Сам генерал очень быстро вышел из зала, бросив мне напоследок, что ждет меня с полным докладом в пятницу. Причем настолько безапелляционным тоном, что сразу стало понятно: раньше не стоит и пытаться. Или я чего-то не понимаю, или в Находке действительно что-то происходит.

Но местными загадками я еще успею заняться. Сейчас же для меня самое главное – добраться до секретного места, которое указал мне наставник. Конечно же, мне очень хотелось увидеть, что же такого собрали мои сторонники с убитых тнакатов. А еще – не буду кривить душой – я и вправду был бы не против поговорить со своими соратниками по долине новичков. Сейчас все, что произошло там, осталось позади, и, как говорится, кто старое помянет… Тот будет держать его при себе – на всякий случай. Наивных тут нет, так что побеседуем-то мы, вероятно, и с радостью, но в то же самое время каждый будет держать ухо востро. И будет прав.

– Вася! – крикнул мне вслед копейщик, когда я пронесся мимо нашей башни в сторону выхода из города.

– Не сейчас, Петрович, – помотал я головой, даже не посмотрев в его сторону. – Я скоро вернусь, и поговорим.

Лидер крыла бездны в моем квартале что-то еще прокричал мне вслед, но я его уже не услышал. Держа в голове картинку с суда богов, я осторожно пробирался по знакомому лесу. Когда Находка оказалась далеко позади, и можно было не опасаться за жизнь Брюса, я подозвал питомца поближе к себе и отправил его прикрывать меня с воздуха. С помощью верного мыша я вовремя обнаруживал опасность и уходил в сторону, избегая открытых столкновений. Во-первых, я еще ничего не делал со своими умениями после отката – хотел сперва добраться до своей цели, а во-вторых – экономил время. Пропадать надолго не имеет никакого смысла, так что лишние схватки мне ни к чему.

При помощи картинки, полученной от моего крылатого тотема, я проложил относительно прямой маршрут до искомых развалин – получалось не более десяти километров, так что, если выдерживать темп, можно добраться туда часа за два – два с половиной. Задержать меня могут разве что монстры, но я, опять же с помощью Брюса, успешно лавировал между ними и уверенно двигался к, как мне хочется в это верить, припасенной для меня награде.

Живой лес, бурелом, неглубокая холодная речка. Затем вновь бурелом, заставивший меня хорошенько попотеть и выругаться бессчетное число раз. Похоже, туда особо никто не ходит, и значит, я всерьез могу рассчитывать на что-то интересное. Ведь если задуматься, от Находки десять километров, причем как минимум треть этого расстояния – труднопроходимая местность. Остальные города еще дальше. Есть ли смысл в походах сюда? Почти со стопроцентной вероятностью могу сказать – нет.

Вопреки моим первоначальным радужным прогнозам, добрался я до секретного места только часа через четыре. Оборванный, запыхавшийся, злой… Но тут же успокоившийся – в тот самый момент, когда узнал уже виденный мной в странном отражении этого мира амфитеатр. Выглядел он заметно хуже, чем тогда – понятно, почему сверху я заметил его не сразу, да и принял сначала лишь за развалины. Половина трибун была снесена, в центре арены, где мы стояли с богом обмана, будто взорвалась бомба. Все было покрыто мхом, сквозь который пробивалась черная как антрацит оплавленная порода. Здесь что, и вправду была атомная война?

Внезапно мое внимание привлек искореженный остов какой-то машины. Огромный, величественный и одновременно жалкий. Похоже, это когда-то было вертолетом, только непривычной конструкции. Пассажирский? Грузовой? Или военно-транспортный? Не знаю, я не особо в этом разбираюсь, но мне кажется, что эта штука явно была гордостью своих создателей.

Соблюдая все меры предосторожности, я подошел к сгоревшей и уже начавшей рассыпаться в пыль винтокрылой машине и заглянул внутрь. Пахло закисшим железом, сыростью и тленом. Ничего интересного. Зато теперь я знаю, что люди в этом мире летали. Так себе открытие, но почему-то оно меня как-то… не знаю, окрылило, что ли. Как будто раскрыл тайну века.

Но что меня по-настоящему привлекло, так это черная блестящая площадка в центре арены – та самая, где словно что-то рвануло. Во все стороны от блина с рваными краями отходили острые черные лучи, на которых не рос мох – да вообще ничего не росло. И что-то явно манило меня в середине. Что именно, я не видел, но словно бы чувствовал…

Медленно я подошел к одному из черных лучей. Оплавленная порода, в описании пусто – ничего особенного. Если тут и впрямь взорвалась бомба, наверное, она была термической – я прямо-таки чувствую фантомный жар. А еще меня начинает подташнивать. Тряхнув головой, я уверенно пошел к центру арены. Вот я иду уже по гладкой выгоревшей поверхности, глухо постукивая подошвами. Что же мне так плохо-то?..

Неожиданно я бросил взгляд на свою жизненную полоску и обомлел – она сократилась почти на четверть и продолжала уменьшаться! От изумления я открыл рот и тут же чуть не захлебнулся собственной желчью. Рвало меня долго и громко, даже глаза заболели от напряжения, а в горле как будто кто-то покопался рыболовными крючками.

Сознание изо всех сил подавало мне сигналы тревоги – надо бежать, быстрей, опрометью, не оглядываясь! Но любопытство и увиденная мной черная аккуратная коробочка прямо в эпицентре давнего взрыва притупляли страх. Я собрался, глубоко вздохнул и побежал, кашляя на ходу и издавая типичные звуки отравившегося человека. Странно, почему в логах ничего нет? Урон есть, а источник урона… Ничего. Хорошо хоть лечение, пусть и слабое, первого уровня, однако действует. Иначе бы я точно не выжил. Хотя в отличие от полоски жизней, которая пусть слабо, но восстанавливалась, мое самочувствие оно лучше не становилось. Вообще никак.

Когда я добрался до центра и схватил странную коробочку, кашель не прекращался, а вместе со слюной отходила кровь. В глазах помутнело, я зашатался, но удержался на ногах. Собрав все оставшиеся силы, я рванул так, как не бегал ни разу в жизни, а в ботинках что-то хлюпало и чвакало – я даже не хотел знать, что это.

Выскочив за пределы амфитеатра, я рухнул в траву, чувствуя мгновенное облегчение. Сплюнув, наверное, целый стакан крови, я привстал на колени и дрожащими руками слегка отодвинул от себя заветную коробочку, чтобы лучше ее рассмотреть. Жизненная полоска больше не уменьшалась, но и лечение уже перестало оказывать хоть какой-то эффект. Кажется, я получил такой уровень отравления, что снять его может только смерть и последующее воскрешение. Но это все уже в цитадели – в безопасном месте. Я не могу позволить себе потерять столь ценную находку, добравшись до которой я фактически разлагался заживо…

Ящик Номеноса

Открыть?

Рука будто сама поддела ногтями крышку и распахнула коробку. Ничего не произошло – я не умер, изнутри не выскочила острая игла или мини-монстр. На дне просто лежала аккуратная черная книга с серебристой тисненой записью на незнакомом языке.

Вы нашли одну из книг из библиотеки Номеноса. Вам доступно изучение двух любых заклинаний из представленных в ней.

Книга повреждена и будет развеяна через 0:01:52

Как же так-то? Почему так мало времени? Но, кажется, я успел вовремя – вот почему все это время меня преследовало чувство, что надо спешить. А заодно я вспомнил, о ком идет речь. Некий древний правитель, который разбудил бездну и погрузил в нее мир. Что ж, надеюсь, я не последую его примеру, если открою одну из принадлежавших ему книг.


Глава 33
Две минуты

Больно, как же мне больно. Но умирать пока рано. Сначала дело, а потом уже можно будет и расслабиться. Так что терпи, Вася, терпи сейчас, чтобы не терпеть потом.

Открыть список заклинаний для изучения

Луч разрушения

Заклинание 12 уровня, редкий класс

Понижает ранг брони или оружия на ступень, вплоть до +2 от класса заклинания

Пелена тени

Заклинание 13 уровня, редкий класс

Вы становитесь невидимы для всех врагов, вплоть до +2 от класса заклинания

Разрушение крепости

Заклинание 13 уровня, редкий класс

Разрушает любые укрепления, не затрагивает живые объекты и предметы вооружения

Физическое зеркало

Заклинание 13 уровня, редкий класс

Отражает назад любой урон, нанесенный оружием ближнего боя

Облако смерти

Заклинание 14 уровня, редкий класс

Покрывает значительную площадь, наносит сильный урон в течение длительного времени

Облако хаоса

Заклинание 14 уровня, редкий класс

Покрывает значительную площадь, наносит всем, попавшим в поле действия, случайные отрицательные эффекты

Как же тяжело думать, когда по телу маршируют легионы боли. А еще неполное описание, черт его дери. И как в таких условиях делать вдумчивый и обоснованный выбор? Но нельзя поддаваться и делать все наобум. Даже и в таких условиях можно и нужно соображать. Для начала надо отметить, что все заклинания находятся в диапазоне с двенадцатого по четырнадцатый уровень и имеют редкий класс. Тот же конус холода был одиннадцатым и всего лишь необычным. А вот проклятья во время последнего боя были пятнадцатыми, и их эффект был, по крайней мере на мой взгляд, уже на порядок сильнее, чем то, что я вижу сейчас. То есть там, скорее всего, уже будет следующая ступень – эпические заклинания.

А ведь есть же еще и легендарные. Аж мурашки по коже, как представлю, что может быть на том уровне. И ведь Номенос, человек, чьи заклятья мне достались, опять же если верить легендам, что в свое время рассказала мне Дорея, смог захватить весь континент. Смог, при том, что его наследие не дотягивает даже до эпического класса – и это говорит о том, что с точки зрения силы он был не так уж и велик, и, похоже, добивался своего другими способами. Кстати, а не слишком ли в этом свете мелкие цели я перед собой ставлю? Впрочем, это я уже отвлекся. Время идет, надо спешить.

Итак, пойдем по порядку и попробуем прикинуть плюсы и минусы каждого из заклинаний, что я уже скоро смогу назвать своими. Ну, по крайней мере, два из них. Луч разрушения, у него самый низкий уровень из всех остальных, но эффект, конечно, интересный. Получается, я смогу понизить эффективность как брони, так и оружия, в том числе и легендарного. Вот только есть нюанс. Даже если навешанные на моего потенциального (пусть даже всего лишь и эпик-класса) врага железяки и станут обычными, мне с моими заклинаниями и оружием не пробить уже просто его кожу. Можно, конечно, понизить класс его оружия, и тогда, возможно, я смогу прожить подольше, вот только к победе меня это все равно не приведет. А значит, если и выбирать разрушение, то только на перспективу.

Пелена тени и разрушение крепости – оба не совсем боевые заклинания и оба очень интересные. Такое может пригодиться и в сражении, и в мирной жизни. Прямо сейчас представляю, как их можно было бы обыграть для повышения уровня обмана. И если уничтожение строений выглядит поэпичнее и эффект будет более заметным, то вот невидимость – это уже более универсальная способность, что прямо говорит в ее пользу.

Дальше физическое зеркало – особенность монстров фронтира. Если я его выберу, получу шанс расправиться с любым врагом. Но все же только шанс, не гарантию. И это серьезный минус, не хочу зависеть от случайностей. Да и ножи с отражением урона, которые я навострился делать, немногим хуже. Вернее, наоборот, они даже лучше – с ними-то шанс отражения всегда сто процентов. Правда, была в описании фраза, которая заставила меня серьезно задуматься, хоть и немного о другом. «Урон, нанесенный оружием ближнего боя»… Оружием! А что если попробовать бить монстров с физическим зеркалом кулаками? Да, так будет слабее, чем с привычным мечом или копьем, вот только, учитывая уже сотни силы, прокачанные местными воинами, даже так скорость убийства существенно возрастет по сравнению с тем, что есть сейчас. Что в свою очередь немного подорвет мои позиции как того единственного, что может справляться со всей местной живностью. Да и финансы пострадают – стоимость кристаллов после такого явно упадет. Но, тем не менее, получить с этого, если все правильно разыграть, можно еще больше.

И, наконец, два последних заклинания, оба четырнадцатого уровня, максимального в этой подборке. Облако смерти сразу привлекло мое внимание тем, что может наносить урон. И, учитывая его класс, если я выберу его, то смогу хоть как-то сражаться с врагами эпического уровня. Все же не зря бог обмана постарался и устроил мне сброс всех навыков. Без этого, чувствую, сгрыз бы я себе руки по локоть от досады на столь бездарно потраченные очки развития. А так можно будет все переделать с нуля с учетом новых возможностей. И, чтобы не повторять ошибки прошлого, обязательно с определенным запасом на будущее. Вот только есть у этого ядовитого облака при всех его плюсах (уроне, массовости, возможности использовать его исподтишка) и минусы. Вернее, я пока вижу только один, но значительный. Его длительность – не знаю, сколько там будет, но, чувствую, что явно больше, чем можно скрыть аркобалено. А значит, против людей эта способность становится фактически бесполезной. Ну, разве что я как-нибудь окажусь в ситуации, когда мне нужно будет победить даже ценой всех своих сил и способностей. Что, пожалуй, вряд ли. В итоге, получается, я беру супероружие, но только для монстров. Стоит ли оно того? Не знаю.

С облаком хаоса все проще. По крайней мере, там нет дополнения про длительное действие – то есть мне просто нужно будет постараться сделать так, чтобы все враги заполучили свой подарок, пока действует аркобалено, и все будет хорошо. Это, конечно, не прямой урон, но тоже неплохо. Впрочем, без минусов не обошлось и тут. При всей перспективности этой способности она не уникальная. Да, сейчас мои лечение и ослабление смогут создавать проклятья только первого уровня, но я уверен, что еще найду способ их развить. И было бы обидно потратить выпавший мне шанс на дубль того, что уже есть и так.

Книга повреждена и будет развеяна через 0:00:11

Если бы не этот таймер, я, наверно, не смог бы решиться еще очень долго. А раз надо быстро делать выбор, то пусть будет так.

Вы изучили способность «Пелена тени»

Заклинание 13 уровня, редкий класс

Вы становитесь невидимы для всех врагов, вплоть до +2 от класса заклинания

Цель – сам заклинатель (константа), длительность – 5 секунд при использовании на глазах у врагов, 20 – если вас никто не видит, может усиливаться интеллектом

Атака или активное использование способностей прерывает невидимость (ограничение можно отменить на десятой ступени заклинания)

Вы изучили способность «Облако смерти»

Заклинание 14 уровня, редкий класс

Покрывает значительную площадь, наносит сильный урон в течение длительного времени

Базовый урон – 1000 в секунду, радиус – 100 метров, дальность наложения – 100 метров, шанс критического отравления – 30 %, длительность – 10 минут, может усиливаться интеллектом

Может быть сдуто ветром или способностями с сильным маховым эффектом (ограничение можно отменить на десятой ступени заклинания)

А ведь мне дали даже не заклинания, привязанные к книгам, которых можно лишиться, а самые настоящие способности, как изначальные лечение да ослабление. Интересно, а есть ли в этом какой-то смысл? Впрочем, пока мне не до того. Теперь вместе с болью от радиоактивного заражения меня съедает и жалость от утраты заклинаний, что я теперь уже точно не смогу выбрать. Вот вроде бы и сделал все по логике, да и выбора особого не было – а все равно жалко. Единственное, что утешает, так это только что продуманный план по дальнейшему развитию. Да, я выбрал облако смерти, заклинание, бесполезное в сражениях людей, но оно мне для них и не понадобится. С его помощью, естественно, в связке с пеленой тени, я расправлюсь с сильными легендарными монстрами, создам собственную маску. И вот уже с ее помощью буду сражаться с людьми. Не самая короткая многоходовочка получилась, но зато цель меня прямо-таки вдохновляет. Ради такой можно и постараться.

Если подумать, сколько всего еще меня ждет – сколько тайн, сколько загадок. Да в тех же самых выученных заклинаниях говорится о возможности снятия ограничений – вот только чтобы поднять их до требуемой десятой ступени нужно около трех тысяч интеллекта. Как такое возможно? На первый взгляд – никак. Но вот оно, описание, прямо перед моими глазами! А значит, есть еще тайна, пока неизвестная мне, которая поможет открыть и эту дверь. И в этот момент, несмотря на адскую боль, я не выдержал и улыбнулся. Обычные смерти были просто возвращением к своему надгробию, но не сейчас – именно в эти мгновения, мне кажется, я осознал, что же чувствуют люди в свои последние секунды в том старом мире – инсайт, прозрение, вдохновение, столько много слов. Так странно и так спокойно.

Что ж, пора возвращаться домой. Закинув все вещи в инвентарь, я поднес руку к себе поближе и активировал поток пламени. И совсем это не больно. По сравнению с тем, что я уже вынес, – так, щекотка.

Вы умерли, выберите надгробие для воскрешения

Естественно, сейчас мне нужен камень в цитадели, но возможность выбора радует. Это значит, что мое секретное надгробье в болотах начальной долины еще никто не нашел, и у меня все еще есть запасной путь на самый крайний случай.

Вскочив на ноги, я быстро огляделся по сторонам – пусто. Конечно, мой камень возрождения находится в моей личной комнате, но мало ли. Теперь можно одеться: к счастью, в отличие от моего уже мертвого старого тела броня Миуса почти не пострадала. Помещение доспеха в невидимый карман и возвращение в реальность подчистили его от грязи, а никаких более серьезных повреждений на нем и не было. Ну, почти – впрочем, заметить их невооруженным взглядом будет непросто. Я кинул взгляд на зеркало на стене – я снова похож на человека, и теперь надо решить, что делать дальше. В плане стратегии-то я это уже продумал, но вот на чем мне сосредоточиться прямо сейчас?

Пойти разобраться с добычей Петровича? Узнать у Кирилла, как он вернул силу? Провести собрание с населением квартала – рассказать им последние новости и вдохновить на подвиги и верность их новому дому? Все это важно, и все хочется сделать прямо сейчас, но начать, пожалуй, стоит все-таки с самого себя. У меня сейчас на руках двадцать пять очков навыков, и надо бы решить, на что их потратить. Кем я себя вижу? Какой будет моя сила? А ведь я не могу ответить даже на самые простые вопросы. И как в такой ситуации можно хоть что-то решать?

Точно, кажется, я понял, чего мне не хватает. Я знаю, что мне нужно, чтобы сражаться с людьми, я даже примерно представляю, как я буду побеждать легендарных монстров фронтира. Но вот, чего мне недостает, так это понимания того, какой будет моя маска, и, соответственно, какие мне нужны способности, чтобы дополнить ее силу. А значит, вот и то, на чем мне предстоит сосредоточиться – надо срочно узнать, какие местные монстры самые крутые, и устроить охоту именно на них. Если уж танцевать, то королеву. А если собирать способности для маски, то те, которых пока ни у кого нет! И вот тогда уже можно будет продумывать тот путь развития силы, что я для себя выберу.

– Лена! – мой голос прокатился по коридорам цитадели, объявляя о моем возвращении. – Срочно ко мне! И прихвати с собой Петровича и Дашу!

В цитадели тут же поднялась нешуточная возня. Похоже, мое неожиданное возвращение только заметили, и сейчас все заинтересованные лица принялись срочно соображать, что бы оно могло значить. Печально, конечно, но очень многие придут к выводу о моей смерти. Можно ли что-то с этим сделать? Почему нет. Думаю, если отдать мой набор доспехов Миуса на ремонт кому-то из оружейников квартала, уверен, при починке тот сможет довольно точно идентифицировать причины износа. Ну а дальше – пусть лучше гадают, что я искал на радиоактивной поляне, чем обсуждают, кто и каким образом отправил меня на перерождение.

– Вася, мы тут, – за дверью раздался голос Лены, а через мгновение она вошла ко мне вместе с насупившимися Петровичем и Дашей. Интересно, они недовольны вызовом или тем, что своей смертью я подорвал и их авторитет?

– Вы же общаетесь с местными, – несмотря ни на что, я решил начать с места в карьер. – Про каких самых сильных легендарных монстров в округе вы слышали?

– Королева сквогглов, – Даша, как и остальные, растерялась от моего вопроса, но пришла в себя самой первой. – Сейчас об этих пингвинах болтают на каждом углу. Так что не забывают и про их повелительницу, которая, если верить всем сплетням, чуть ли не драконами на завтрак питается. А уж про ее размеры и говорить нечего – хороший такой таунхаус брони, ядовитых щупалец и смертельных заклятий.

– Говоришь, питается драконами? – ехидный тон Петровича подсказывал, что и копейщику найдется, что сказать. – А я вот слышал про того, кто на самом деле так делает. Теневой червь, обитающий в том мире, через который мы сюда попали. Если убить дракона и не собрать всю добычу за первые пару минут, то он тут же появляется и сжирает всех. И людей, и остатки своего ящероподобного собрата. Потому так и ценятся драконьи ингредиенты. Потому что сколько бы этих ящеров ни убивали, много никогда не собрать.

– Зачем тебе это? – неожиданно главный вопрос задала именно Лена.

– Хочу поохотиться. В одиночку, – почему-то мне захотелось ответить именно что честно. – Что ж, спасибо за информацию, если что еще услышите, рассказывайте. Ну а я пока побежал, на сегодня есть еще важные дела. Да и вам бы рекомендовал заняться своими отрядами, а то будете дома сидеть – разбегутся ведь.

Уже выходя из комнаты, мне показалось, что я услышал тихий шепот Петровича.

– Значит, маску собираешь…


Глава 34
Старые знакомые

Выйдя на улицу, я потянулся, разминаясь и ловя лучи осеннего солнца. Погода сегодня прямо-таки разгулялась – будто в награду за минувшие приключения и испытанные в связи с этим страдания. Прикрыв на секунду глаза от удовольствия, я затем встрепенулся и легкой походкой направился по мощеной дороге.

Интересно, Петрович расстроился или, напротив, увидел во мне еще более яркого лидера? Хотелось бы верить в последнее, потому что завистники мне не нужны. Тем более, из числа тех, кому я хоть как-то, но доверяю. А может, мне все-таки действительно послышалось, и Петрович ничего такого про маску не говорил? Как бы то ни было, в его голову не заглянуть, а пустыми догадками я сейчас все равно ничего не решу. Лучше сосредоточиться на том, что по-настоящему важно.

В Находке я ориентировался уже довольно-таки неплохо, а потому найти нужный мне постоялый двор «Гостеприимства и щедрости» не составило никакого труда. Насколько я знаю, этот клан держит несколько гостевых домов, но столь важные делегации явно разместились поближе к резиденции Чана. Вон даже архитектура под стать – потолки явно выше, чем в обычных жилищах, ступени крыльца пологие, чтобы не дай бог кто-нибудь не споткнулся, а наружная отделка напоминает богатые особняки из старого мира. Охранники у входа, кстати говоря, тоже.

– У вас есть право на посещение? – сдвинув брови, спросил меня невысокий бритоголовый мужик по имени Вячеслав. Часть характеристик скрыта, но сто девяностый уровень и нейтральное отношение будто бы выставлены напоказ. Последнее, впрочем, сомнительно – я так до сих пор и не выяснил, умеет ли кто-то еще определять отношение других к своей персоне.

– А что, гостиный двор разве только для тех, кто прибыл из других мест? – вполне искренне удивился я.

– Местные сюда ходят разве что поразвлечься, – хохотнул второй охранник, как оказалось, мой тезка – Василий. – Командировочные романы, все такое…

Он не договорил, и оба довольно заржали. Я сперва думал разозлиться, но потом понял, что оно того не стоит. Тем более, я тут вроде как инкогнито и широким массам, надеюсь, еще не знаком в лицо.

– Вы меня раскрыли, – посетовал я со смущенной улыбкой. – Порой так хочется сделать пару-другую частных визитов.

– Понимаю, – подмигнул мне Вячеслав. – Среди темных почему-то так много женщин, к тому же страшных среди них я не встречал.

И оба охранника вновь захохотали, даже по плечу меня по очереди похлопали, провожая внутрь. Разумеется, я мог просто пройти с каменным лицом, назвав причиной посещения деловые переговоры с представителями других городов. Но если вдруг кто-то заинтересуется, зачем я ходил к делегатам, лишняя легенда будет очень даже к месту. Совершенно безобидная, пусть и пикантная.

И зайти я поначалу решил именно к темным – просто потому, что среди них была Ольга, которую я знал с самого первого появления в этом мире. С еще одной темной, Мариной, которая влилась в наши ряды после победы над отрядом Влады, я почти не общался, так что мне она не была особо интересна. Впрочем, с Ольгой, как выяснилось, эта девушка жила в одном номере. Меня проводил к ним сгорбленный сухенький старичок, к моему удивлению, не скрывавший ни одной из своих характеристик. Время его нахождения здесь равнялось четырнадцати месяцам, значит, и попал он сюда уже глубоким стариком.

– Приветствую вас, дамы! – нарочито бодро и громко сказал я, когда консьерж представил меня и знаком пригласил войти.

Номер был небольшим, но уютным – пару дней и ночей здесь вполне можно было провести с комфортом. Но не это меня, разумеется, интересовало.

– Я уж думала, что ты зазнался и не захочешь с нами разговаривать, – приветливо и в то же самое время надменно сказала бизнес-леди. И как это у нее так получается?

Впрочем, если абстрагироваться от слов, можно было легко заметить, что она чего-то боится. Да уж, все-таки титул главы квартала даже без подкрепления силы – что-то да значит.

– Мы шли к Дальнему лесу вместе, я не мог такое забыть, – кивнул я и уселся в плетеное кресло-качалку. Учитывая разницу в нашем статусе, я неожиданно понял, что легко могу позволить себе не обращать внимание на легкие подколы в свой адрес.

Ольга и Марина сидели напротив меня на одной из кроватей. Бизнес-леди держалась, как и всегда, соответствуя своему образу – прямая спина, одна нога закинута на другую, прямо любо-дорого посмотреть. А вот обладательница темного тотема уселась по-турецки, прислонившись спиной к стене. Возможно, мне показалось, но моему приходу она обрадовалась еще меньше, чем Ольга. Хотя они же темные – думал, такие никогда не откажутся от лишней возможности стать сильнее в любом смысле этого слова. А тут целый глава квартала, и ничего. Впрочем, плевать. Осторожно начав беседу с нейтральных тем, я постепенно подвел своих собеседниц к их новому дому – Дарке. Бизнес-леди с удовольствием рассказала мне о том, что этот город гораздо больше Находки (минимум раза в три), здания преимущественно высокие, а народу там проживает тысяч под двадцать. Пани Васневска (Ольга почему-то ее именно так и называла – на польский манер) возглавляла Дарку около года, а до этого там правил мужчина откуда-то из Молдавии или Румынии.

– Лишился посмертия во время конфликта с Хоупом, – пояснила Ольга. – Оказывается, они недавно воевали – этот Петреску решил немного подсократить численность последователей бездны. Самое интересное, его надгробие разбила темная – как раз та самая пани Васневска.

– Любопытно, – поразился я. – И об этом все знают?

– А чего такого? – пожав плечами, ответила за Ольгу Марина. – Война с Хоупом не была нужна никому… кроме приближенных Петреску, конечно же. И темные, и хаоситы, и те, кто выбрал бездну, одинаково сильно хотят жить вечно.

– Вечно ли? – задал я вопрос, на который до сих пор не было ответа.

Марина отмахнулась, показывая, что не желает обсуждать эту тему, а Ольга все-таки задала вопрос, которым, наверное, они мучились все это время: как я сумел оказаться так высоко в иерархии Находки? Я не хотел углубляться в детали, поэтому для всех моих старых знакомых заранее заготовил короткий рассказ – мол, оказался в нужном месте в нужное время. Так как Находка считается нейтральным городом, пояснил я, создать свой стихийный клан или квартал тут хоть и сложно, но можно. А еще, разумеется, нужно четко поставить перед собой цель и идти к ней, что я и сделал. В общем, наговорил самых общих фраз, но в итоге в глазах обеих темных появились одновременно зависть и неприкрытое уважение, которого до этого, как оказалось, мне с их стороны все-таки не хватало. А я, поняв это, как будто бы неожиданно заговорил об окрестных монстрах.

– Наверное, в лесу возле Дарки обитает сильное легендарное чудовище, – предположил я. – У нас тут ходят слухи о теневом драконе, а еще королева сквогглов где-то прячется.

– Нечисти хватает, – Ольга проглотила наживку. – И теневой дракон, о котором ты говоришь, периодически в наших краях появляется.

– Гигантская жаба, – подала голос Марина. – Огромная тварь – с пятиэтажку, наверное. Черная, как уголь, и вся в бородавках.

– Я слышала, что даже больше пятиэтажки, – подхватила бизнес-леди. – Языком стреляет с огромной скоростью, только уворачивайся. А не успеешь – проглотит и переварит. Из желудка путь только один – к надгробию.

Я с интересом, кстати, ничуть не поддельным, попросил Ольгу рассказать более подробно. Минусом было то, что опиралась она больше на слухи, но в целом картина складывалась вполне достоверная. Жаба не только поедала своих противников, отлавливая их липким языком, но и могла отравить, если прикоснуться к ее ядовитым бородавкам. Естественно, вряд ли кто-то будет делать это по доброй воле, но ситуации бывают разными – кто-то ведь, к примеру, сражается кулаками как Кеша. А еще бородавки лопались, если проткнуть их холодным оружием, и разбрызгивали яд далеко вокруг. То же самое и с огнестрелом – выстрелишь по жабе, попадешь по одному из ее наростов-ловушек и устроишь сам себе ядовитый душ, если окажешься поблизости.

– Ну и, конечно же, она еще миньонов призывает, – закончила рассказ Ольга.

Вот это, конечно, плохо, подумал я. Миньоны будут постоянно перетягивать внимание и урон на себя, и это значительно осложнит дело. С другой стороны, они так же будут уязвимы для «Облака смерти»…

– Ядовитые железы этой жабы стоят сумасшедших денег, – мечтательно вздохнула Марина. – Для лучников и арбалетчиков самое то – отравляющие стрелы готовить. Урон от них, говорят, бешеный.

– Кто-то ее уже убивал? – уточнил я.

– Говорят, кто-то из Мейхема, – задумалась Ольга. – Из Дарки никто ее не побеждал, хотя не раз пытались.

– Еще ходят слухи о вожаке пещерных обезьян, – Марина внезапно переключилась на нового монстра.

Об этом существе известно было мало, да и интереса для меня оно, если честно, не представляло, потому что идти до его логова нужно было очень далеко – по примерным прикидкам, не меньше дня. Я сперва подумал, что речь идет о тех обезьянах, которые напали на нас по пути из долины новичков. Однако, как оказалось, Марина имела в виду других, которые обитали уже на самой северной границе фронтира – ближе к городам вроде Нового Парижа. Сами они обладали какими-то зачатками интеллекта и даже, как говорят, умели добывать огонь. А вожак так и вовсе был настоящим разумным существом в зверском обличье. Но скудость информации вкупе с трудной доступностью его местообитания сработало против вожака обезьян – как потенциальную жертву охоты я его отмел.

Еще Ольга с Мариной вспомнили о белом зубре, который мог заморозить противника, и о живом болотном киселе, который обволакивал беспечного путника и переваривал заживо. Как-то он сожрал целый отряд из какого-то города – об этом бизнес-леди рассказал валисийский торговец, прибывший по делам в Дарку. Ни пули, ни стрелы, ни мечи не брали его – урон киселю могли нанести лишь приемы, использующие огонь, лед или кислоту.

Поболтав с темными еще немного обо всем подряд, я поспешил откланяться. И, как мне показалось, мы попрощались на вполне дружеской ноте. А как только я вышел в коридор, мы чуть ли не столкнулись нос к носу с Мажором.

– Кот! – громыхнул он и внезапно полез обниматься. – Вот сукин сын! Прав Кеша был, что ты не пропадешь!

Признаться, мне было приятно такое отношение. Теперь, когда парочка хаоситов не мозолила мне глаза, стало очевидно: не такие уж плохие они ребята. Да, у нас было много противоречий и взаимных претензий друг к другу, но все это в прошлом. И тем не менее, хоть я и относился к ним сейчас как к бывшим коллегам, все равно понимал, что осторожность ни разу не помешает. Эйфория от встречи пройдет, и мы вновь станем с подозрением относиться друг к другу, особенно учитывая мое положение главы стихийного квартала. Да и то, что эта парочка уже отправила как минимум двоих на тот свет ради своих целей, тоже забывать не стоит.

Мажор потащил меня в номер, который они занимали с Кешей, и радостно затолкал внутрь. Почему-то я вспомнил, что крепкий парень, предпочитавший сражаться голыми руками, еще не так давно был связан романтическими отношениями с Дашей. Да, они в итоге разыграли хитрую многоходовку, в которой сами не до конца разобрались, кто кого использовал. И все же не учитывать этот момент тоже было нельзя.

– Как там наша темненькая спортсменка? – вместо приветствия спросил Кеша, а потом не выдержал и расхохотался, одновременно пожимая мне руку.

Ну вот, а я уже было думал напрячься – неужели придется тратить время на то, чтобы рассказывать о главе темного крыла моего квартала? К счастью, Кешу, как и Мажора, гораздо сильнее интересовал мой, скажем так, карьерный рост. В отличие от девушек, моим коротким рассказом о городе равных возможностей они не удовлетворились и фактически потребовали подробностей. Пришлось аккуратно рассказать им о задумке с филиалами и о том, как местный генерал восхитился моей хитростью, разрешив в качестве благодарности осуществить задуманное. Почти правда, ну а демоны, как известно, кроются в деталях. Тем более что, как я и хотел, мне не поверили и решили, что я скрываю какой-то тайный способ усиления.

Тем не менее, хаоситы приняли мою скрытность как должное и, перебивая друг друга, вывалили мне свои впечатления о Фобосе и зачем-то подчеркнули, что ни разу не пожалели о своем выборе. Я мысленно улыбнулся – похоже, ребята на самом деле оказались не очень довольны. И, судя по всему, их сбил с толку образ меня, сидящего в числе власть имущих Находки. Да, как я и думал, встреча была эффектной.

О монстрах, что удивительно, Кеша с Мажором тоже рассказали сами. Но тут все было просто: в Фобосе считалось нормой ходить на редких чудовищ и периодически пробовать свои силы на легендарных. И одного такого крупный отряд из их города уже пытались завалить – плотоядного козла. Я поначалу не поверил, когда услышал этот бред, но последующий рассказ Кеши и дополнявшего его товарища, участвовавших в походе в качестве охраны обоза, меня убедил. Странная тварь обитала в предгорьях и охотилась на местных хищников, а также на людей, посмевших зайти на ее территорию. Ростом козел-людоед был ненамного выше своих обычных сородичей, правда, в его случае это было скорее минусом, чем плюсом. И тем не менее, сражаться с ним было сложно хотя бы потому, что он скакал как бешеный и практически не давал возможности сосредоточиться. А его атаки, за один удар отправляющие к надгробию даже бойцов с эпик-метками? В общем, в тот раз с козлом они так и не справились, но Кеша заверил, что к следующему походу они подготовятся гораздо лучше. Ну а нет, так когда-нибудь он сам освежует эту зубастую тушу. Тем более что в желудке твари, по слухам, был скрыт безоар – штука, которую любой торговец возьмет, не торгуясь.

А еще – Мажора в этот момент словно осенило или он просто попытался перевести тему с их поражения на что-нибудь другое – неподалеку от Фобоса по лесу бегала какая-то странная нимфа. По виду вполне себе человеческая девушка с огненно-красными волосами, только кожа зеленая. Одежды нет, все наружу (хаосит на этом месте аж раскраснелся), а дотронешься до нее – словишь отравление.

– Ага, – подтвердил Кеша. – Сама не нападает, даже рада, если кто-то лапать начинает – враг, скорее всего, умрет от яда, а она его тело тут же сожрет.

– А если не будешь трогать, выстрелишь по ней, скажем, вместо этого, – добавил Мажор, – сразу на тебя накинется и рвать когтями начинает.

– Жизней у нее уйма, – закивал Кеша. – Нам один старожил рассказывал. Они ее как-то чуть ли не полной сотней попытались убить, половину отряда потеряли, а у этой… полоска даже на один процент не опустилась.

Прямо как персонаж комиксов, неожиданно подумал я. Не помню только, что за серия и как там похожую дамочку звали. А здесь-то, оказывается, такой богатый бестиарий! Прямо даже не знаю, кого мне выбрать. Впрочем, сейчас я просто собираю информацию, а потом каждого из этих легендарных монстров желательно будет проверить лично, чтобы изучить их атаки и прикинуть, пригодятся ли они в моей маске. Мои размышления были прерваны хаоситами, которые, лишний раз подтверждая свою приверженность к стихии беспорядка, внезапно сменили тему и начали обсуждать женский пол. Тут я, сославшись на занятость, решил с ними попрощаться, чтобы не забивать себе голову их переживаниями, и отправился к еще одной старой знакомой – Владе. Ее номер подсказали хаоситы, так что мне даже не пришлось вновь тревожить дедушку-консьержа. Но неожиданно моим планам помешал бывший ученик.

– Вася, – тихо позвал Кирилл, когда я уже собирался постучаться к экс-подруге Петровича. – Надо поговорить.


Глава 35
Свет и еще раз свет

– А с чего ты взял, что нам есть о чем разговаривать? – я смотрел на своего бывшего последователя, променявшего верность на сиюминутную выгоду, и пытался понять, что же с ним случилось.

– Надо, – и столько безысходности было в его голосе. Мне казалось, что после всего случившегося в этом мире я уже не смогу никого жалеть, тем более Кирилла, но нет. Или это просто любопытство, желание узнать, что же его так сломало?

– И что ты мне хочешь сказать? – может ли его нынешнее унижение служить расплатой за предательство? На мой взгляд, нет. Такие вещи нельзя прощать.

– Возьми меня назад, я смогу тебе пригодиться, – вот так вот сразу в лоб? Похоже, у него совсем все плохо. Что ж, я недавно подумал, что нельзя прощать предательство, но кто мне мешает использовать предателей.

В общем, я решил не спешить с выводами, тем более, все равно же хотел разобраться, как Кирилл вернул себе силы. Так что прошел с ним в его комнату и выслушал весьма занимательную историю. Как и следовало ожидать, Осипов его сразу же бросил. Полученные очки характеристик оказались совсем не тем капиталом, что мог позволить дальше безбедно существовать. И даже больше, Кирилл решил вложить все в себя, в итоге оставшись совсем без денег и при этом так и не выйдя ни на какой более-менее серьезный уровень. Здесь бы ему принять метку одной из трех великих стихий и начать все сначала, но он не хотел верить, что стал просто самым обычным человеком, и решил рискнуть.

– В общем, я попытался напрямую выйти на твоего бога, – тут я чуть не подавился смешком, но смог себя удержать. – Не знаю, как ты смог этого добиться, но никто из них не хотел меня признавать. Никто кроме одного. Десятиликий, хоть из-за его репутации я очень не хотел с ним связываться, в итоге поставил кабальные условия и вернул мне возможность лечить.

– Что за условия? – задаю вопрос, а сам пытаюсь понять, с кем же в итоге общался Кирилл. С богом обмана, постоянно использующим этот образ, или же с настоящим светлым Десятиликим? В пользу второго варианта говорит то, что новый покровитель Кирилла смог только вернуть то, что было, но не довести навык до ума, как я это сделал с Леной. Да и зачем богу обмана мой бывший последователь? А вот в то, что светлый бог, недовольный тем, что его именем пользуются направо и налево (не удивлюсь, если с ним заключили какой-то договор), решил начать свою игру – вот это вполне.

– Он отправил меня в рабство к темным, велев выполнять все их приказы. Подсказал, как все устроить, и велел ждать дальнейших указаний. И, если честно, я очень боюсь того, чего он может от меня потребовать, – да уж, а парень-то подставился неслабо. Но почему он решил открыться именно мне? Порыв души или одно из приказаний Десятиликого? Впрочем, будем двигаться постепенно.

– Ладно, с этим понятно. А что ты хотел предложить мне? Ты же ведь пришел не просто так? – тут Кирилл невольно дернулся, но сумел удержать себя в руках.

– Я хотел предложить тебе убить Боцмана, генерала Конфлюкса. Он не так уж и силен, правда. Его основное оружие – это подчиненный высший дух, причем высший дух света. Я смогу заманить его на встречу, и ты с ним расправишься. Его дух, конечно, легендарного класса, но он же всего лишь монстр, разве это станет для тебя проблемой? – говорит ведь почти искренне, но его глаза при этом как будто всеми силами пытаются сказать «нет». Похоже, я только что стал свидетелем одного из тех заданий, что он должен выполнить, следуя приказам облагодетельствовавшего его бога. Черт, а ведь если сравнить то, что делают такие вот доброжелатели, и то, что делаю для своих последователей я, выходит, что я чуть ли не светлее их всех вместе взятых. Да, у меня всегда меркантильные интересы, но я честно плачу по счетам, а в этом мире, похоже, это уже гораздо больше, чем то, что большинство считает для себя нормой.

– Ты же слышал рассказы Майи, генералы – это что-то вроде струсивших пойти до конца жнецов, а я пока не настолько силен, чтобы выходить против кого-то их уровня. Не хочу, чтобы ты или кто еще заблуждались на этот счет, – правда, что-то мне подсказывает, что именно после такой фразы (а я уверен, она дойдет до нужных ушей) заблуждения как раз и могут появиться. – А теперь давай перейдем к делу. Какие задания помимо попытки заманить меня на встречу с Боцманом тебе дали?

– Гейс, не могу сказать, – тут же развел руками Кирилл, кстати, судя по всему, совсем не разочарованный тем, как повернулся наш разговор. Он что же, еще и верит, что я смогу из него все вытянуть? Впрочем, раз он сам готов мне помочь, это вполне реально.

– Представь два массива данных, – начал я, сначала повергнув бывшего паладина в шок резкой сменой темы разговора. – В одном будут все задания, что ты уже получил от Боцмана и Десятиликого, а в другом те, что ты еще не получал. Так вот расскажи мне, каких заданий сейчас нет в списке тех, что ты еще не получал? Гейс ведь запрещает говорить тебе о том, что есть. А я прошу рассказать лишь то, чего нет.

Даже самому интересно, поможет ли математика против магического гейса.

– Там нет задания убедить тебя напасть на Боцмана, чтобы тот смог развоплотить зарвавшегося светляка, – Кирилл начал говорить, и, похоже, сам удивился, что у него получилось. – Кот, знаешь, ты так ловко обходишь любые препоны на своем пути. Честное слово, тебе бы больше подошел какой-нибудь бог обмана, а не бог света.

– Продолжай и не отвлекайся, – я сделал вид, что не заметил ничего странного в его словах. Хотя для себя опустил уровень доверия к этому человеку еще ниже. Я ведь и так с большим сомнением относился ко всему, что узнал от Кирилла. Тот, кто предал раз, всегда может это повторить. А тут еще и упоминание обмана да в связке с тем, что он общался с Десятиликим. Либо это все огромная случайность, либо бог света догадывается о моей настоящей стихии и пытается, как может, вывести меня на чистую воду. Только непосредственного участия в божественных разборках мне не хватало.

– Еще в том списке нет задания отслеживать лояльность Натана Мура и Итона Хоупа и в случае подозрительных контактов докладывать лично Боцману, – Кирилл улыбнулся, довольный тем, как ему удается обходить запреты.

А я вот сдержал улыбку, хотя только что подтвердилась еще одна из моих старых догадок. Вернее, теперь она обрела конкретику. Еще в тот раз, получив в лесу стрелу с посланием, я понял, что в троице посланников Конфлюкса нелады с доверием. И вот оно вящее тому подтверждение. Если генерал просит следить только за двоими из трех, при том, что даже во время прибытия они шли одним отрядом, то получается, что последний, вернее, последняя точно работает на него. Пока эта информация мне особо не нужна, но в будущем может пригодиться. Что ж, а разговор с Кириллом оказался гораздо полезнее всего, что было до этого. Тут и информация для моей личной безопасности, и козыри для будущего общения с гостями из города тьмы, и, наконец, информация об очередном легендарном монстре. Который, правда, является собственностью генерала Конфлюкса, но со счетов его скидывать я не буду. Тем более, как сказал Кирилл, это же все-таки дух света. Интересно, а что у него могут быть за способности? Вот бы посмотреть.

– А от бога света? – напоминаю Кириллу, что он упустил еще одну сторону своих заданий.

– А там без гейса было, – пожал тот плечами. – Я и так тебе уже все рассказал.

– Что ж, тогда до следующей встречи, – машу ему рукой и направляюсь к выходу.

– Подожди, Кот, а как же я? Я же помог тебе! – вот прямо хоть сразу бери и верь. И почему я только думаю, что вся эта откровенность – тоже часть задания? И что я получу, пойдя ему навстречу? Помогу исправившемуся вруну или передам его покровителю часть своей силы на анализ? Если тот знает о боге обмана и решил пойти против него, думаю, реальные доказательства Десятиликому не помешали бы.

– Ты меня предал, не забывай об этом. Но «нет» я тебе не говорю. Будет еще что интересное, зови, послушаю. Может быть, рано или поздно забуду о твоей меркантильности, – звучит немного цинично, но, думаю, Кирилл поверит. Да и нет у него другого выбора. Не думаю, что его бог из тех, кто готов принимать отказы и провалы. Так что верить мне исключительно в его интересах.

– Василий, – как он быстро-то перешел от прозвища к имени, стоило понять, что все идет не так, как ему бы хотелось. – А ты знаешь, что на тебе висит внушение?

– Я знаю, так надо, – а что тут еще можно сказать в такой ситуации, хотя мысли сразу же заметались в поисках ответа на вопрос «кто?». – Тебе еще есть что сказать или прощаемся до следующего раза?

Пока растерявшийся Кирилл мялся и не знал, что еще он может мне поведать без опасения рассердить своих новых хозяев, я отодвинул его в сторону и направился в сторону выхода. Конечно, я еще не зашел к Владе. Ну, да и черт с ней. Если будет нужно, вон Петровича отправлю, пусть напомнит ей о чувствах да проверит, что известно его бывшей первой помощнице.

А меня сейчас ждет только одно место – ближайший алтарь любого из богов. Пусть это и не патриотично по отношению к свету, но, во-первых, у него тут алтарей нет, а во-вторых, очень уж мне хочется посмотреть, кто и что успел мне внушить. Яростно шагая, я меньше чем за минуту прошел пару кварталов и остановился возле укрытого небольшой крышей-грибочком столба со знаком бездны на нем. Вот и алтарь – пора начинать. Я, конечно, еще никогда не проверял на таком наличие внушения, но все так уверенно об этом заверяли, что, не думаю, будто это сможет составить для меня какие-то сложности.

Снять внушение «Как можно быстрее отправиться к месту разгаданной тайны»

Автор внушения – Елена

Да что же это такое? Неужели она сумела воспользоваться моей слабостью, когда я был с минимумом интеллекта? Но как? И, главное, откуда она узнала о разгаданной мной тайне? Да и зачем ей это? Стоп, а если повысить взор, может быть, удастся узнать больше?

Взор повышен до 5 уровня

Способ внушения: божественный свиток

А вот теперь все становится более-менее ясно. Бог обмана знал, что я вернусь в обычный мир почти без магической защиты, и решил поторопить меня к месту со спрятанной книгой. Пожалуй, если учесть, что срок ее жизни был не так велик, это выглядит логичным решением. А то, что он принял как данность тот факт, что я разгадаю его загадку, так, вообще, заставляет немного гордиться собой. Но почему нельзя было просто сказать? А так, сколько человек видело меня с внушением? Та же Даша на стене уж точно. То-то у нее был такой взгляд, и ведь промолчала. А ведь потом была встреча гостей с лидерами кварталов – какой же позор. И как, вообще, Лена пошла на поводу у этого старого толстого обманщика?

Так, спокойно. Если тебя использовали, это еще не повод вешать голову, надо всего лишь придумать, как это повернуть в свою пользу. Ведь любое воздействие – это ниточки, которые можно дергать как в одну, так и в другую сторону. Но для начала теперь нужно побеседовать с Леной. Посмотрим, что она скажет, и уже тогда будем планировать свои дальнейшие шаги. А пока придется пересмотреть все, что я хотел сделать в ближайшее время. Сейчас задача номер один – поговорить с моей паладиншей и выяснить не только все, что ей известно, но и найти потенциальные дополнительные подсказки. Вряд ли тот, кто ее использовал, был настолько глуп и не предполагал, что я об этом узнаю. А значит, должен был предусмотреть и то, что за этим последует. А раз так, попробуем его удивить.

Вернувшись к цитадели, я сразу же заметил уже поджидающую меня Лену и махнул ей, приглашая ко мне в комнату.

– Прости меня, – тут же покаялась девушка, стоило нам остаться наедине. – Но во время сражения с тнакатами передо мной появился бог света и сказал, что у тебя большие неприятности с другими богами. Он сказал, что ты многое потеряешь, но он даст тебе новую силу. А я помогу ему сделать так, чтобы ты про нее не забыл.

– Ты знала, что именно использовала на меня? – я решил сначала разобраться в деталях.

– Да, этот свиток не внушал тебе никаких новых мыслей, только ускорял отправку туда, куда ты и сам хотел пойти. Я решила, что риск минимален, – быстро протараторила девушка.

– Почему ты поверила первому встречному, что назвался моим богом? – еще один важный вопрос.

– Он принес мне клятву, принял гейс, что сейчас скажет правду, – девушка даже как будто немного растерялась от моего вопроса.

– Что именно он сказал? – внутри стало неуютно. Если сейчас выяснится, что это была клятва о том, будто перед Леной действительно бог света, то у меня неприятности.

– Он сказал, что он твой бог, – и чего она улыбается? – А еще он сказал, что ты обязательно это спросишь. А потом обязательно простишь.

Вот ведь засранец. Но одно радует – все это часть интриги бога обмана, а не показавшего свои уши через Кирилла настоящего Десятиликого.

– Прощу, – пожалуй, я действительно готов это сделать. – Но с одним условием. Прямо здесь и сейчас ты должна выбрать, кому ты служишь – лично мне или богу света, или кому-то там еще! Потому что в будущем я не готов терпеть игру у себя за спиной, даже якобы мне во благо. Думай, у тебя ровно минута!


Глава 36
Споры

Как я и думал, на лице Лены отобразился весь спектр эмоций. Растерянность, страх, ненависть, обожание, обида, недоверие – все эти, казалось бы, трудносовместимые переживания были направлены на меня через немигающие расширенные глаза паладинши. И только сейчас я сам понял, что натворил.

Девушка всегда, во всяком случае, сколько я помню, доверяла мне. Слушала, что я говорю, задумывалась над моими словами. В какой-то момент она стала видеть во мне лидера, отчасти учителя. И вот она, похоже, решила, что может меня кое в чем превзойти. Не в силе, нет, не в даре убеждения. В знании того, что нужно свету. Вот только, в отличие от меня, Лена принимала все максимы и мое толкование их за чистую монету. По крайней мере, усиленно делала вид, что это так. И с каждым днем, с каждой новой победой в ней росла непоколебимая уверенность в своей правоте, основанной на преданности стихии. Не мне – ее учителю и поводырю. Самому свету, даже не так – Свету с большой буквы С.

Именно так и становятся фанатиками. Некоторые делают это осознанно, другие же отдаются на волю течения. Сначала ты принимаешь учение или, скажем, политические взгляды, затем становишься либо отстраненным циником-знатоком, либо ярым последователем с пылающим огнем в груди. И нет для последнего авторитетов, кроме высшей силы. И даже тот, кто принес эту силу в твою жизнь и твою же личность, может в итоге пасть от твоей руки, если посмеет предать основы. И вот теперь, боюсь, Лена как раз стала таким рыцарем без страха и упрека. Она самостоятельно приняла информацию от моего покровителя (или того, кто представился им), не посчитала нужным меня известить и, что важнее всего, приняла решение за меня. И пусть она проверила, что внушение не нанесет мне вреда, но суть-то от этого не меняется.

Я видел эти изменения в Лене и, каюсь, не осознавал, насколько серьезно и далеко это все может зайти. И этот вопрос, который я перед ней поставил в желании раз и навсегда расставить точки над всеми i и ё, теперь может мне самому выйти боком.

– Минута прошла, – заявил я, но только для того, чтобы, напротив, еще потянуть время. – Однако не торопись прямо сейчас называть мне свое решение.

Я даже поднял руку с раскрытой ладонью, призывая Лену замолчать на полузвуке. Отлично, в ее глазах я вижу не столько непонимание, сколько надежду. И, кажется, я знаю, как можно решить назревшую дилемму.

– Понимаю, тебе непросто, – дождавшись, пока Лена кивнет, я продолжил. – Поставив тебя перед выбором, я осознал, чего ты достойна.

– Я?.. – похоже, моя паладинша и впрямь удивлена. Сначала я поставил ей ультиматум, а в итоге это оказалось очередной проверкой. И теперь, судя по всему, за ее прохождение полагается приз.

– Ты веришь мне, но при этом полностью отдала себя делу света, – от голоса даже самого до косточек пробирает. Неужели я так и вправду могу? – Ты достойна возглавить Светлую инквизицию!

Тишина. Такая, что даже в ушах звенит.

– Клянешься ли ты соблюдать баланс между истинным делом света и верностью мне? – увидев, как надо мной зажегся значок гейса, Лена подобралась и решительно поджала губы.

С одной стороны, ход спорный, с другой же – никаких однозначных решений. Она как бы и сама по себе, но при этом подчиняется мне как последователь, оставаясь верной слугой света. И в каждой спорной ситуации Лене теперь придется тщательно взвешивать свои решения. То, что надо. А главное, всю эту вольницу других стихий пора хоть как-то попробовать уравновесить с точки зрения моего официального пути. И, кажется, у меня начинает вырисовываться план.

– Клянусь! – торжественно и немного громче чем нужно ответила паладинша.

«Правда» – полыхнули в сознании зеленые буквы.

– Как твое имя? – по требованию гейса спросила Лена.

Я улыбнулся, назвал очевидное, и система зачла наш обмен информацией. Как хорошо, что деталей моего гейса никто не знает. А то мало ли что могло прийти в голову этой несомненно хорошей, но такой странной девчонке…

– Отныне ты являешься полноправным и единственным матриархом света, – пафосно и одновременно спокойно произнес я. – Ты можешь набирать себе преданных людей, служащих нашему делу. Кандидатуры будем утверждать вместе, и если твой выбор меня устроит, то я как и тебя возведу их в последователи света.

С учетом вернувшихся очков обмана после сброса и подросшего уровня, я сейчас могу немного расширить ряды своих непосредственных подчиненных.

– И… и что должна будет делать инквизиция? – в голосе Лены отчетливо проступала осторожная деловитость. Однако сейчас я уверен, что она просто ждет четко сформулированной задачи.

Можно, конечно же, задать самому себе вопрос: если мне не нужен был один фанатик света в лице Лены, так зачем целая толпа подобных? И ответ будет простым: мне нужны лекари для отрядов резко возросшей армии и одновременно… парторги, или как там их называли? Политруки и комиссары, вот! Именно они должны будут укреплять дисциплину в отрядах и продвигать дело света, увеличивая мои очки обмана за каждую молитву и, что еще более важно, пополняя своим служением ряды последователей. Здесь я рассчитывал на классический метод кнута и пряника: комиссары лечат исключительно тех, кто хоть раз в день помолился свету. Их вряд ли будут любить, но своим фанатичным упрямством (а как раз таких, уверен, Лена и найдет) именно они заставят мой обман развиваться быстрее.

Об этом я и рассказал Лене, разумеется, опустив детали про то, для чего на самом деле все это нужно. Все-таки она пока мой самый искренний последователь, хоть и оступившийся. И я верю, что она теперь сделает все, как надо. Правда, в душе что-то неприятно кольнуло: обманывать людей и пользоваться плодами их доверчивости – это бывает не так уж и приятно. На других-то мне, конечно, плевать, а вот с Леной я, пожалуй, чуть-чуть перегнул. Впрочем, эта не та ситуация, когда стоит предаваться рефлексии.

– Так ты меня простил? – спросила напоследок девушка, прежде чем уйти к себе.

Ну, конечно же, простил – так я сказал вслух. Но это вовсе не значит, что не буду внимательно за тобой следить – это уже про себя. Лена обрадовалась, однако повела себя сдержанно – уже начала отыгрывать свою роль неприступного инквизитора. Затем она рванулась на выход, но я ее остановил, объяснив, что теперь должен официально ее представить в новой должности. Собрав лидеров филиалов и моих стихийных командиров в лице Даши и Петровича, я торжественно объявил о создании инквизиции и назначении Лены на должность верховного матриарха.

Как и следовало ожидать, некоторые неоднозначно отнеслись к тому, что у инквизиции будет именно матриарх, но я быстро выкрутился, сказав, что патриархом девушку точно не назовешь, а другого главы этой службы у нас пока нет и не предвидится. На этом, как ни странно, все успокоились и приняли назначение как должное. Распустив собрание, я приказал Лене начать подбирать кандидатуры на роли комиссаров, а сам решил наконец удостоить обиженного копейщика аудиенции.

– Я, конечно, Вася, все понимаю, – кипятился он, когда мы остались одни, перейдя в мою комнату. – Однако такие вещи игнорировать нельзя.

– Ты о чем, Петрович? – я наморщил лоб, пытаясь сообразить, что же именно обделил своим вниманием.

– Дроп с тнакатов! – копейщик выглядел пораженным. – Неужели забыл?

– Петрович, извини, – искренне сказал я. – Этот поход, гости из других городов…

– Как Влада? – неожиданно перебил меня глава крыла бездны.

– Не сильно-то захотела со мной разговаривать, – улыбнулся я. – Честно признаться, я думал, что ты уже сам к ней сходил.

– Я? – Петрович заметно смутился. Как легко у него из памяти вылетело, что эта дамочка готова была принести его в жертву Эмирион. Или он уже планирует провернуть что-то для себя? Последнему, право слово, я бы ничуть не удивился. – Не думаю, что это имеет какой-то смысл…

– Еще какой смысл и еще как имеет, – подбодрил его я. Раз хочет, пусть старается, не вижу пока, как это может принести вред мне или кварталу, даже наоборот. – Свои люди в Хоупе нам нужны, и никто с этим не справится лучше тебя.

– Ты прав, Кот, – немного подумав, ответил копейщик. – Я схожу к ней, поговорю. Тебе она не очень рада, а вот со мной пообщаться точно не откажется.

– Постарайся узнать побольше, – попросил я. – Особенно про генерала – Владимир, кажется, высокий такой, рыжий…

– Вася, не наглей, – неожиданно перебил меня Петрович. Резко, но не зло – как-то расстроенно и укоризненно, что ли. – Она для меня все-таки не пустое место.

Неужели после всех их интриг и борьбы друг с другом за власть у него остались к Владе какие-то чувства? И он не стесняется их демонстрировать при мне… Действительно доверяет или разыгрывает какую-то многоходовку?

– Так что там с дропом? – быстро перевел я тему разговора. Разумеется, это изначально было интереснее, чем все эти душевные душещипательные излияния копейщика.

– Тебе с хорошего или с плохого? – Петрович вздохнул, собираясь с духом.

– Давай по порядку, – ответил я, а по телу пока еще не спеша, но уже начали прогуливаться мурашки.

Все оказалось одновременно и лучше, и хуже, чем я предполагал. Для начала хорошее: дроп с убитых тнакатов действительно оказался ценным. Во-первых, из каждого из них выпало по сотне больших кристаллов бездны и по десятку красного эленита. Откуда этот минерал оказался в телах монстров, непонятно, однако главное тут – само наличие. Во-вторых, каждый великан принес нашей команде по сырой невыделанной шкуре, учитывая размер тварей – примерно по сотне стандартных свиных. По словам Петровича, в описании было указано, что доспех из шкуры тнаката должен обладать высокой защитой от ближних атак и небольшим, но все-таки шансом отразить урон. Что, в принципе, логично, учитывая особенность этих монстров. Также были найдены редкие луки, мечи и даже один пистолет с дополнительным уроном +5 против любой брони – слабенько, но если прокачать соответствующий навык…

Но все это было детскими игрушками по сравнению с тем, что выпало из тнаката Медеи. Шкуру, эленит и кристаллы бездны я уже в этих масштабах считал за мелочевку. А вот шлем из тусклого темного металла, как сказал Петрович, был не только легендарным, но еще и являлся частью какого-то набора брони. Звучит, надо сказать, интригующе.

– Пойдем-ка, Петрович, на склад, – предложил я. – А то рассказываешь ты складно, но при этом сам я ничего из этого не вижу.

Вся добыча, полученная во время отражения атаки тнакатов, была сложена в одном из подвальных помещений. Все честно – доставшиеся нам богатства еще нужно распределить и отдать положенную часть в пользу города. Но все эти блестящие разноцветные игрушки не были интересны мне. Мое внимание привлек пресловутый легендарный шлем – блеклый, потертый, местами с вмятинами и царапинами. Вернее, даже не его внешний вид, а название.

Шлем Карика

Часть легендарного доспеха бога Карика. Считается, что полный комплект развеян по миру, и отдельные части его можно найти лишь в воде, другие – на высоте, а третьи и вовсе находятся одновременно везде и нигде.

Характеристики скрыты

Не обращая внимания на копейщика, я тут же вложился во взор в надежде узнать еще хоть что-то об этом таинственном артефакте.

Требования: неизвестны

Да чтоб вас всех! Вкладываю интеллект в себя – и пусть теперь придется какое-то время походить с неполным запасом – теперь взор уже шестого уровня, выше мне не подняться.

Проклятья: есть

Вот же зараза! Несмотря на все мои старания, я не знаю ни требований к ношению этого шлема, ни то, что получу, когда надену его. Но самое главное и оно же самое неприятное – шлем точно проклят. Хорошо, хоть это удалось открыть. Вот только что произойдет с тем, кто наденет эту реликвию? Насколько сильно проклятие? Можно ли его снять? Неизвестно. Что-то мне подсказывает – тот способ, каким я очистил книгу навыков, тут не сработает. И как мне теперь с этим поступить?

Имя Карика, как я уже успел убедиться, обладает способностью притягивать негатив. И то, что шлем этот таит в себе кучу проблем, априори доказано. Но, черт возьми, как же я хочу себе его оставить и разобраться, что к чему!

– И где же обещанные тобой минусы? Или это была шутка? – спросил я Петровича, про себя размышляя, как бы проверить, видел ли он или кто-то еще имя прежнего владельца шлема.

– Нет, Василий, – покачал головой копейщик. – Плохая новость – это то, что на наш дроп претендует Альгирдас Бартас.

– Что? – сперва я не понял, о чем говорит Петрович, а затем буквально сразу вскипел. – О чем он думал? Что он о себе возомнил? Он лично убил хотя бы одного тнаката?

– Дело в том, Кот… – копейщик явно подбирал слова, но я уже чувствовал: все очень сложно. – Дело в том, что тнаката Медеи добили кадавры хаоса. И в данном случае Бартас действительно имеет право претендовать на добычу.

– Но, постой, – нахмурился я. – Как вам тогда удалось собрать все здесь?

– Вещи уже были у нас. На убийство в городе даже Бартас не пойдет, а вот выдвинуть официальную претензию – это легко, – одновременно с гордостью за то, что смог обставить главного хаосита, и с сожалением от того, что, скорее всего, хотя бы с частью добычи придется расстаться, ответил Петрович. – Я, кстати, пытался тебе об этом сказать, но ты махнул на меня рукой и убежал.

Вот теперь копейщик смотрел на меня с осуждением. И ведь правда – я действительно очень спешил к секретному месту. Настолько, что и впрямь проигнорировал Петровича, оставив важный разговор на потом. И странно еще, почему мрачный литовец не поймал меня по дороге и не потребовал свою добычу, вместо этого просто передав все в руки бюрократической машины Находки. Не знает, что там было нечто действительно ценное? Это внушает надежду.

– Нам повезло, что он не хочет конфликта, – продолжил тем временем Петрович. – Бартас, судя по всему, не против решить дело между нами и не вовлекать в этот спор генерала. В твое отсутствие к нам приходил его посланник и передал письмо.

Очень похоже, что главный хаосит затеял какую-то игру. Но что меня просто выводит из себя, так это ставка – у меня в руках шлем самого Карика, и я могу его лишиться! Впрочем, я скорее уйду из города, чем решусь на такое! Доспех того, кого боятся сами боги, нет – такое точно нельзя упускать! И при этом нельзя привлекать к этому излишнее внимание.

– Что же ты раньше мне это письмо не отдал! – не выдержав, я даже повысил голос, но осекся, поняв, что копейщик тут вовсе не при делах. Сперва я помчался в тайник, затем разбирался с Леной и вводил всех в курс по поводу ее назначения. А Петрович, судя по всему, не хотел говорить при всех, чтобы не наносить ущерба моему авторитету. – Извини.

Я раскрыл простой бумажный конверт с красной, приятно пахнущей печатью. Внутри оказался аккуратно обрезанный лист бумаги, на котором было написано:

«Уважаемый глава светлого квартала Василий Котов! Сим посланием приглашаю вас обсудить возможность справедливого распределения добычи, полученной во время битвы с тнакатами. Смею предположить, что часть, по праву принадлежащая кварталу хаоса, совершенно случайно оказалась у вас. Уверен, мы с вами найдем способ уладить это недоразумение.

С уважением,

Альгирдас Бартас».


Глава 37
Доска объявлений

– Петрович, – стоило мне прочитать письмо, как внутри почти сразу все успокоилось, и мозги смогли полностью побороть панику, – дай мне посмотреть полный список того, что мы взяли с тнакатов. И скажи, вы уже распределили доли между всеми, кто был на стене? Есть ли какие-то традиции в этом вопросе?

Не очень эффективно спрашивать так много за один раз, но сейчас мне надо готовиться к тому, чтобы переключить копейщика со шлема на что-нибудь другое.

– Да, – Петрович протянул мне сразу целую стопку листов бумаги. – Меня как раз попросили тебе все занести.

Ага, тут и список добычи, и предполагаемое ее разделение.

Шлем легендарный, сетовый, неопознанный, 1 шт.

Я с трудом сдержал довольную улыбку, глядя на эту строчку. Никакого упоминания таинственного бога на букву «К», а это значит, что тайна того, кому на самом деле принадлежит шлем, вполне может быть известна только мне. Хорошо. Теперь посмотрим, что они написали в распределении. Так, двойная доля тем, кто управлялся с техникой, десять частей добычи лидерам филиалов и командирам отрядов вроде Петровича и Даши. Мне как главе квартала полагалась доля в размере сотни частей. Ну и еще из общего списка были выделены около десяти человек за особый вклад в победу. Что ж, тут, в принципе, все понятно, но лучше уточнить.

– Эти доли и части потом суммируются по всему кварталу, добыча делится на получившееся число, и каждый получает в зависимости от того, сколько у него этих частей. Правильно? Вроде, такое было раньше принято у викингов, – такая вот средневековая математика, главный плюс которой заключается в понятности для рядовых членов общества. А без этого никуда: и так найдутся недовольные, но при таком прозрачном подходе их хотя бы будет меньше.

– Точно, – кивнул, подтверждая мои догадки копейщик. – Впрочем, это не только у них: франки, бриты, в общем, все, у кого воины были не на жалованье, использовали что-то похожее.

– Как будут оцениваться артефакты и шкуры? – один известный разведчик говорил, что всегда запоминается последнее. Так вот и мне сейчас надо, чтобы у Петровича о нашем разговоре осталось вполне конкретное впечатление – обсуждали, как делить добычу, и больше ничего.

– По рыночной стоимости, и каждый, пока есть такая возможность, может выбрать, что ему надо – кристаллы или товар. Первыми пойдут те, у кого больше доля, при равном значении будет влиять уровень метки. У последних уже, конечно, вряд ли будет возможность выбора, но на то они и самые слабые, – Петрович тут же пояснил мне детали. Что ж, не очень демократично, но вполне справедливо, меня устраивает. Разве что внесем небольшие корректировки.

– По одной дополнительной доле добавь всем, кто ходил с тобой, чтобы все это утащить из-под носа у хаоситов, и еще десяток Лене, – видя, что Петрович хочет что-то сказать, я ускорился и не дал ему меня перебить. – Эту премию вычти из моей доли, пересматривать размер других уже не будем.

Поработаем немного на свой имидж: я замечаю тех, кто сделал что-то для квартала и для меня, и при этом готов одаривать таких людей не из общего кармана, а из своего. Такое в руководителях обычно особенно ценят. Да, и чуть не забыл самое главное.

– Шлем запиши в мою долю, все остальное возьму шкурами. С распределением подожди до вечера, я сначала пообщаюсь с Бартасом, чтобы не было недопонимания, – Петрович еще раз кивнул, и на этом мы друг с другом распрощались.

Обидно, столько всего себе распланировал, а теперь надо это бросать и идти к главному хаоситу да решать наши проблемы. И ведь не отложишь. Без этого не распределить добычу, а без нее уже скоро у меня в цитадели и ее преддверии начнется настоящий бардак.

– Проход в квартал хаоса временно перекрыт, – врезавшийся в землю прямо передо мной меч вырвал меня из царства мыслей в реальность.

Я уже добрался до границ владений Бартаса, вот только, похоже, мне здесь не очень рады. Что я там думал про бардак? А не того ли Альгирдас и хочет добиться? Затянуть наши разборки на как можно большее время, чтобы у меня начались потасовки да волнения. А то что же это творится – мне передали бузотеров, а те неожиданно стали послушными овечками, обидно, наверно.

– У меня личное приглашение от вашего главы, – показываю письмо, но оно, как и следовало ожидать, не вызвало никакой реакции. Точно, ребята проинструктированы задержать меня, несмотря ни на что. А рядом наверняка еще отряд есть на тот случай, если решу прорываться силой. Вот только провернуть такое мои возможности пока не позволяют в принципе, да и есть гораздо более простой способ. Личная ответственность – пожалуй, единственное средство в мире для борьбы с бюрократией и не устраивающими тебя правилами.

– Хорошо, я ухожу, – а стражники-то явно выдохнули. Значит, опасаются главу света, и это правильно. – Вот только подпишите мне сначала эту бумагу.

И я, вытащив из невидимого кармана все необходимое, быстро набросал свидетельство об отказе пропускать меня в квартал для проведения переговоров по добыче. Надо было видеть их глаза в этот момент – а я же еще в процессе все комментировал.

– Теперь подпишите, я это в случае чего генералу покажу, и будет у нас с вами мир и взаимопонимание. Хотя, можете этого и не делать, я тогда укажу, что вы отказались. Официальную бумагу, да еще для генерала, и отказались подписать. Наверно, Чана это обидит, но вы же объясните, что у вас был приказ. Может быть, он и не станет мстить, – по лицам стражников было видно, что в миролюбивости генерала у них большие сомнения. А мое странное поведение так и вовсе выбивало из колеи: в их понимании мне было положено либо драться, либо уходить с позором, а тут такой разрыв шаблона.

– Подожди, я приведу командира, – наконец, не выдержал один из них и буквально через пару минут вернулся в сопровождении воина в полном доспехе, которого, кстати, я постоянно раньше видел рядом с Бартасом. Вот, похоже, и глава отряда прикрытия, который, к счастью, оказался больше воином, чем командиром.

– Я подпишу твою бумагу, и можешь уходить. Менять наши правила ради тебя никто не будет! – у этого явно кишка не тонка, и страха никакого нет и в помине. Вот только порой нужно не только не бояться, но еще и думать. А так, меня текущий результат более чем устраивает.

Этот не представившийся помощник Бартаса подписал отказ пускать меня к ним в квартал, даже не прочитав, что в эту же версию я включил и отказ от добычи. Конечно, можно было бы и не ссориться с хаосом из-за такой мелочи, вот только, судя по всему, мира у нас и так нет. А раз все так складывается, то к чему и остальные условности? Довольно улыбнувшись, я спрятал бумагу в карман и поспешил обратно к цитадели. Проблема с распределением добычи оказалась решена даже быстрее, чем я надеялся, а значит, можно начать раздавать слонов, заодно запустив еще один крайне важный для моего развития процесс.

Стоило мне приблизиться к родному кварталу, как сразу стало видно, что там неспокойно. Около десятка хаоситов собрали вокруг себя толпу и сейчас упоенно рассказывали, что я, оказывается, собираюсь забрать всю добычу себе. А Бартас, надо сказать, молодец – решил не пускать ничего на самотек, вот только, конечно, топорно работает. Хотя ради кого, на его взгляд, тут особо стараться?

– Петрович! – я гаркнул во весь голос, чтобы меня заметили. Копейщик, до этого явно не знавший, что же со всем этим делать с учетом неравенства сил, тут же оказался рядом. – Узнать фамилии этих бунтовщиков и паникеров да лишить их доли. Все остальные могут подойти к своим командирам за добычей в порядке очереди. Доля и очередность будет вывешена на доске объявлений.

– А не боишься, что Бартас спросит с тебя за тнакатов долю хаоса? – один из ораторов-заводил не удержался и показал всем, на кого работает. Интерес толпы моментально спал, и агрессия, до этого прямо чувствовавшаяся в воздухе, как будто испарилась.

– Не мне бояться кого-то, – тут же отрезаю ненужные мне смыслы, а заодно достаю свиток и подсматриваю, как же зовут того командира, что его подписал. – Но если кому интересно, то наши партнеры-хаоситы, оказавшие помощь в уничтожении тнаката Медеи, официально в лице Юргиса Витенаса отказались от своих прав на добычу. Так что можете спокойно все тратить.

Надо было видеть лица хаоситов после того, как я назвал это имя и фамилию. Неужели этот Юргис действительно такая важная шишка?

– Передай Лыценко, – уже незаметно шепчу Петровичу, – чтобы уже завтра тут никого из этих не было. Надеюсь, он понимает, что это и в его интересах.

– Хорошо, – подтвердил копейщик, но тут в толпе наконец-то задали вопрос, которого я уже, если честно, заждался.

– А что за доска объявлений, про которую ты говорил?

– Точно! – делаю вид, что только что вспомнил об этом.

Теперь можно вытащить из невидимого кармана косу и подойти к ближайшей стене. Камень мое оружие, конечно, резать не может, но вот следы от копоти пламени вполне заменят самый эффектный в мире маркер. «Доска объявлений» – надпись появилась не так быстро, как хотелось, этот момент я не учел, но все равно никто так и не подумал уйти, пока я не закончил.

Тут же, как будто ждали этого момента, появились Квин, Лыценко, Хромов и Даша, вывесившие свои списки, добавил свой лист и Петрович. Ну а потом и я сам решил показать, что не собираюсь оставаться в стороне. Достав из невидимого кармана стопку листов, я быстро начал набрасывать на них по паре слов, а потом тоже крепить на доску.

– Что это значит – «королева сквогглов», «теневой дракон»? – не вытерпел стоящий ближе всех глазастый хаосит.

– А это, – отвечаю громко, чтобы услышали все, – я вывешиваю здесь же задания квартала. Можно их выполнять и получать награды. И уж поверьте, свет в отличие от жадных, якобы, великих стихий умеет быть щедрым.

И тут уже вся толпа не удержалась и сделала пару шагов вперед, чтобы прочитать все, что я успел написать.

Принести описание всех навыков и особенностей королевы сквогглов, награда – 100 частей будущей добычи

Принести описание всех навыков и особенностей высшего духа света, награда – 100 частей будущей добычи

И так я прошелся по всем легендарным монстрам, о которых мне удалось за сегодня узнать. Из общего списка выделялось только одно.

Принести редкие малые кристаллы, награда – 1 большой кристалл за 50 малых

Это я решил сработать на опережение, так сказать: если в этом мире есть кристаллы обмана, то хотелось бы заполучить их, да побольше. Вот только знать об этом никому не нужно, так что пусть будут просто «редкие малые кристаллы». Редкие, чтобы мне просто не устроили обмен мелочи на крупные по выгодному курсу.

– И что, всем заплатишь? – из толпы раздался недоверчивый голос. Хотя, надо отметить, в том, что мы сможем справиться с легендарным противником и получить награду, никто, похоже, не сомневается. Это хорошо.

– Тем, кто принесет самую полную информацию, – пусть у них будет стимул собирать как можно больше сведений, а я по ним даже не выходя из дома смогу прикинуть раскладку по будущей маске. Ну разве я не гений? И народ в квартале придумал, как занять, и платить пообещал только в будущем, и про себя не забыл. – В случае, если несколько групп принесут одинаковую информацию, то награда достанется тем, кто успеет раньше других.

– Проверять правдивость добытого через посредников будешь? – раздался чей-то унылый голос, похоже, не сомневающийся в утвердительном ответе на свой вопрос.

– Конечно, – я не преминул его расстроить, взяв для себя на заметку идею использовать гильдию этих ходячих детекторов лжи. Не знаю, как именно такие вопросы проворачиваются, если принять во внимание даже лишь те ограничения, что я знаю. Но учитывая, как обыденно это было сказано, уверен, проблем не будет.

А пока, судя по всему, вопросы подошли к концу. И цитадель, еще недавно, если честно, больше походящая на сонное царство, тут же превратилась в гудящий улей. Кто-то получал награду за осаду, кто-то собирал команды под выполнение развешенных мной заданий, кто-то уже давно окружил себя более-менее верными товарищами и поэтому рванул вперед, не теряя лишнее время. И причиной всего этого мельтешения был только я – так приятно.

Нет, конечно, и странно немного, как легко мне удалось всех вдохновить на подвиги, но с другой стороны, кажется, я знаю ответ. Раньше у народа просто не было цели: они были из тех, кто хочет двигаться вперед (поэтому и отправились на фронтир из тихих городов вроде Нового Парижа или Москвы), но дошли до грани, за которую не знали, как перебраться. А тут я, который подбрасывает пусть небольшие, но, главное, вполне понятные задания.

Забавно, похоже, я, даже не думая об этом, стал тем, кто вернул людям веру. Пусть не в свет, но в то, что движение вперед возможно. А для болота, в которое, похоже, начал превращаться фронтир, это очень даже немало.


Глава 38
Инквизи