Мария Дахвана Хэдли - Магония

Магония [Magonia ru] 1679K, 202 с. (пер. Арестова) (Магония-1)   (скачать) - Мария Дахвана Хэдли

Мария Дэвана Хэдли
Магония


1

Maria Dahvana Headley

MAGONIA


Печатается с разрешения автора и литературных агентств The Gernert Company, Inc. и Andrew Nurnberg



Copyright © 2015 by Maria Dahvana Headley

© C. Арестова, перевод на русский язык, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2018


ПОСВЯЩАЕТСЯ ЧАЙНЕ

{{{{ &,&,& }}}}


Пролог

Я делаю вдох и выдох. Небо – сплошные облака. Сверху, извиваясь, спускается канат. Одним концом он уходит в небо, а другим тянется к земле. Перед глазами мелькает лицо женщины, она смотрит на меня, а вокруг целые сотни птиц. Они взмывают в небо, подобно волне, переливающейся черным, золотым и красным, и я чувствую себя в безопасности, и мне холодно, и здесь только луна и ярко горящие звезды.

В сравнении с ними я становлюсь крошечной. Я больше не на земле.

Все мы мечтаем о небе и летаем во сне, но в этом сновидении я не летаю, я плыву, и подо мной океан из ветров.

Я говорю «сновидение», но оно кажется более настоящим, чем вся моя жизнь.


Глава 1
{АЗА}

Я хронический пациент.

Вот что я говорю людям, когда нет настроения отвечать на всякие дурацкие вопросы. Это моя дежурная шутка.

Она пресекает любые попытки завести со мной разговор, а заодно избавляет собеседника от необходимости подавлять зевки и делать сочувствующий вид. А если сдобрить ее извиняющейся улыбкой, больше похожей на гримасу отчаяния, то беседа гарантированно закончится ровно через пять секунд.

Аза: «Да со мной ничего такого серьезного. Не переживайте. Я просто хронический пациент».

Собеседник: «Э-э… м-м… а-а. Сочувствую. То есть поздравляю. Вы же сказали «ничего серьезного»! Это же хорошо!»

Аза (скривившись): «Спасибо, что поинтересовались. Это страшно мило с вашей стороны».

Подтекст: Это нисколько не мило. Отвяжитесь наконец.

После этого расспросы обычно прекращаются. В отличие от близких посторонние люди по большей части ведут себя тактично. Хотя замещающему учителю, на глазах у которого у меня начался такой сильный приступ кашля, что пришлось вызывать «Скорую», подобная деликатность, должно быть, далась нелегко.

Люди не хотят напоминать мне о том, что я, несомненно, и так знаю. И, поверьте, я действительно об этом знаю. Не глупите. И меня за идиотку не принимайте.

Это вам не «Маленькие женщины». Бесс, вся такая милая и болезненная, всегда вызывала у меня рвотный позыв. И главное, никто не догадывался, что она умирает, хотя это было совершенно очевидно. В таких книгах стоит только кому-нибудь закутать вас в одеяло, а вам невзначай слабо улыбнуться в ответ – все, вы покойник.

Поэтому слабо улыбаться я себе не позволяю, даже если действительно чувствую слабость. Иной раз лучше вообще сделать вид, что все в порядке. Не хочу превратиться в прикованного к постели больного, который доставляет всем одни лишь неудобства.

Пиф-паф, умер ты. Закрывай глаза и спи.

Примечание. Инвалид. И кто только придумал называть тяжелобольных людей словом, которое происходит от прилагательного со значением «недействительный»?

Итак, тема смерти регулярно всплывает в моем присутствии. Взрослые не любят говорить о смерти. Честное слово, я и сама не люблю о ней говорить – в отличие от своих сверстников.

Они только ее и обсуждают: СМЕРТЬ СМЕРТЬ СМЕРТЬ. Их разговоры похожи на нескончаемый репортаж обо всех трагических происшествиях на земле. Они просто до неприличия очарованы смертью.

Ничего, что некоторые из нас – те, кто, скажем, смертельно болен, – не так уж сильно ею очарованы? Ничего, что некоторым из нас не так уж приятно находиться в одном помещении с людьми, которые постоянно обсуждают смерть знаменитостей – от передоза, в автокатастрофе или в результате загадочного нервного срыва?

Подростки любят плакать и мелодраматично рассуждать о том, что и в нашем возрасте люди умирают. Это я вам говорю как человек осведомленный в подобных вопросах, как человек, годами игравший роль Той Самой Девочки, С Которой Я Был Близко Знаком И Которая Однажды Трагически Умерла.

Правда, я еще не умерла. Я все еще тут, и именно поэтому меня так раздражают все эти романтизированные готические фантазии о смерти.

Взрослые говорят о ней куда менее охотно. В мире взрослых смерть – это своего рода Санта-Клаус, только у него все наоборот. Он забирает подарки и с большим мешком за плечами карабкается вверх по трубе, а затем садится в повозку, запряженную восьмеркой оленей, и увозит с собой всю твою жизнь: воспоминания, и бокалы для вина, и кастрюли, и сковородки, и свитера, и горячие бутерброды с сыром, и бумажные платки, и эсэмэски, и уродливые комнатные растения, и шерсть трехцветных кошек, и помаду, израсходованную только наполовину, и нестиранное белье, и письма, которые ты старательно писала от руки, но так и не отправила, и свидетельства о рождении, и сломанные кулоны, и одноразовые носки, которые протерлись за то время, пока ты носила их в больнице.

И записки, которые ты вешала на холодильник.

И фотографии парней, по которым ты сохла.

И платье, в котором ты пришла на школьный вечер, где в итоге танцевала одна, – еще до того, как стала слишком слабой для таких нагрузок и начала от них задыхаться.

И, наверное, там же будет твоя душа или что-то вроде того – впрочем, об этом всерьез размышлять не стоит.

В любом случае в Санта-Клауса взрослые не верят и очень стараются не верить в Санта-Клауса Наоборот.

В школе вся эта ситуация с редкой болезнью и неминуемой гибелью придала мне загадочности в глазах сверстников. В реальном мире я стала самой настоящей проблемой. Щелк – взволнованный взгляд, щелк – озабоченное лицо. «Может быть, тебе, Аза, с кем-нибудь поговорить о том, что ты чувствуешь?» А вместо гарнира совсем уж неудобоваримые советы: а-может-обратишься-к-Богу-психологу-антидепрессантам?

Есть еще такой вариант: а-может-вера-целители-травы-кристаллы-йога? А ты не пробовала заниматься йогой, Аза, нет, ну правда, не пробовала, потому что йога помогла одному знакомому моих знакомых, который должен был умереть, но в итоге не умер, и все благодаря позе собаки мордой вниз?

Нет. Я не пробовала заниматься йогой, потому что йога меня не вылечит. Моя болезнь – Тайна, и не просто Тайна, а самый настоящий Бермудский треугольник, только еще и солнечный свет туда не доходит.

Загадка. Неизвестность.

Каждое утро я пригоршнями глотаю таблетки, хотя никто точно не знает, что же со мной такое. Вот такая у меня редкая болезнь. («Насколько редкая?» – спросите вы.)

Настолько редкая, что, сколько бы раз у меня ни брали кровь на анализ, сколько бы тестов ни делали, сколько бы предметов мне ни совали в глотку, сколько бы раз меня ни отправляли на рентген, МРТ и УЗИ, сколько бы ни брали мазков, точного диагноза поставить так и не удалось.

Настолько редкая, что если бы про меня и мою болезнь сочинили песню, то это была бы баллада о неразделенной любви с припевом на манер: «Детка, мне нужна только ты, ты одна». Помимо столь завидного постоянства моя болезнь славится еще и настырностью и, подобно упрямому кавалеру, терпеливо ждет, пока я не прекращу сопротивляться и не упаду в ее объятия.

Настолько редкая, что пока что я единственный человек на земле, которому достался этот подарок судьбы.

Вам может показаться, что я преувеличиваю. Но нет, болезнь моя настолько редкая, что ее назвали синдромом Азы Рэй.

В честь меня, Азы Рэй Бойл.

По-моему, это неправильно. Я не хочу, чтобы болезнь стала моим двойником, не хочу обрести бессмертие, став случаем из медицинской практики, не хочу, чтобы мое имя еще сотню лет произносили студенты-медики. Ученые из лаборатории просто взяли и отправили доклад, в котором болезнь названа моим именем, в журнал «Природа», а МЕНЯ никто и не подумал спросить. Я бы им этого не разрешила. Я бы сама хотела придумать название своему недугу. Мне вот нравится вариант Подонок, хотя Элмер или Клайв тоже звучат довольно отвратительно.

На самом деле я не очень люблю обсуждать смерть и все, что с ней связано. У меня нет депрессии, просто с тех пор, как я себя помню, вся моя долбаная жизнь идет наперекосяк.

Да, мне разрешают выражаться, если того требует случай. А моя болезнь определенно заслуживает самых ярких эпитетов. Почему? Потому что я заперта в собственном теле, там тесно и негде развернуться, и болезнь меня победит. Ладно, давайте не будем больше говорить о том, чего нельзя исправить. Я модификация девочки-подростка – по крайней мере, так я себя называю, когда хочу объяснить человеку кое-что, о чем мы оба предпочли бы и не упоминать, чтобы раз и навсегда разделаться с этой темой и перейти к более стоящим.

Разумеется, я знаю, что выгляжу неважно. Не стоит так озабоченно на меня смотреть. Знаю, что вам хочется помочь мне, но это невозможно. Знаю, наверняка вы хороший человек, но, серьезно, хватит уже. С посторонними я готова обсуждать что угодно, только не это.

Но где же факты? В чем заключается Элмер/Клайв/Подонок/синдром Азы Рэй и как я с ним живу? Живу я в помещениях, где нет пыли. Так было практически всю мою жизнь. Когда я появилась на свет, я была здорова и (в теории) совершенна. Почти что год спустя мои легкие вдруг перестали понимать, что такое воздух.

Однажды утром, заглянув в мою комнату, мама увидела, что у меня начался приступ. Она не растерялась (это же все-таки моя мама) и принялась делать мне искусственное дыхание. Она поддерживала во мне жизнь, пока меня не доставили в больницу, где меня подключили к аппарату искусственной вентиляции легких, который тоже едва справлялся с этой задачей. Мне дали лекарства, а концентрацию кислорода в воздухе понизили вместо того, чтобы повысить. И стало немного лучше.

Точнее сказать, намного лучше, ведь я до сих пор жива. Но такого прогресса все равно было недостаточно. В детстве я, казалось, сотню лет спала внутри капсул из прозрачного пластика с торчащими из них трубками. Помню, как засыпала в одних помещениях, а глаза открывала в других; помню бесконечные осмотры у врачей; помню, как вращалась красно-белая мигалка и вопила сирена – и так снова и снова. Вот так и приходится жить, если тебе посчастливилось заболеть Клайвом.

Выгляжу я странно, и внутри у меня все не так, как у других. Для докторов я чудо природы, потому что у меня отклонения во всем организме и по всему телу, всюду, кроме мозга, который один, насколько можно судить, остался в полном порядке.

Слышали про людей, страдающих от нарушения химического баланса мозга? Хотя бы этой напасти я избежала. Я не просыпаюсь по ночам от панического страха перед концом света, меня не посещает желание откусить себе пальцы, да и допиваться до комы тоже не особенно хочется. При таком раскладе иметь мозг, который почти всегда тебя слушается, чего-то да стоит.

Во всем остальном я настоящая диковинка – меня впору показывать на Всемирной выставке. (А как было бы здорово, КАК БЫЛО БЫ ЗДОРОВО, если бы вместо Всемирной выставки провели ярмарку уродцев, желательно неподалеку от места, где я живу. Там были бы целые ряды павильонов с разочарованиями и огромные неработающие конструкции. Вместо летающих машин там были бы автомобили, ползающие на манер гусениц. В общем, никаких экспонатов в духе: «О господи, какое потрясающее будущее нас ждет!» – а совсем наоборот.)

Я стараюсь не поддаваться болезни, но она довольно настойчива. Попав к ней в лапы, я начинаю задыхаться и иногда даже падаю на пол, где бьюсь и издаю свистящие звуки, как нечисть, выловленная со дна пруда. Иногда я думаю: как жаль, что нельзя вернуться на это самое дно и начать все сначала где-нибудь в другом месте. И в другом теле.

Я втайне считаю – точнее, не совсем втайне, потому что периодически я озвучиваю эту мысль, – что я лишь по какой-то ошибке родилась человеком. Не могу я нормально функционировать.

А теперь мне уже почти шестнадцать, до дня рождения осталась всего неделя.

ШКОЛЬНАЯ МЕДСЕСТРА: «Ты самое настоящее чудо! Ты наше чудо!»

АЗА РЭЙ БОЙЛ: (делает вид, что ее сейчас стошнит)

Раз уж я все еще жива, я подумываю о том, чтобы устроить вечеринку. Шестнадцать лет – особая дата; вокруг нее всегда много шумихи. В шестнадцать все вдруг меняется, и ты оказываешься на своем месте в этом мире: на тебе розовое платье, ты целуешься с симпатичным парнем или исполняешь эффектный танцевальный номер.

Поправка: так происходит в кино. А что же случается в жизни? Я не знаю, да и стараюсь не задумываться над этим всерьез.

Кого бы я пригласила? Да ВСЕХ. Кроме тех, кого на дух не переношу. У меня достаточно знакомых, чтобы описать их словом «все», но если звать только тех, кого я действительно хотела бы увидеть, то список гостей сократится до пяти-шести человек. Можно было бы пригласить врачей, и он сразу бы вырос в несколько раз. На днях я поделилась этой мыслью с родителями, и теперь они пребывают в замешательстве, потому что надеялись, что хотя бы на этот раз я буду радоваться предстоящему празднику, как нормальный подросток. Мое отношение к жизни их всегда не устраивало.

Но будь я само совершенство, от этого стало бы только хуже, не находите? Чем больше у человека изъянов, тем меньше его будут оплакивать.

Дни рождения у нас никто не любит. Все члены семьи начинают беспокоиться, и даже растения выглядят встревоженными. У нас есть одно растение, которое умеет сворачиваться. Ему не позволено находиться со мной в одной комнате, но иногда я его навещаю. Стоит только дотронуться до его листьев, как они сразу же сморщиваются. Сейчас оно имеет как раз такой сморщенный вид, как будто говорит: «Отвяньте от меня».

Дошло?

Отвяньте. (Как смешно. Просто уморительно.)

Школа. Первый звонок. Я иду по коридору мимо миллиарда шкафчиков. Я опаздываю на урок без какой-либо уважительной причины – вот только уважительная причина у меня есть всегда.

Я поднимаю сжатую в кулак руку, и мы с Джейсоном Кервином, который тоже опаздывает, стукаемся костяшками пальцев. Он не подает виду, что заметил меня, и я поступаю так же. Только легкий удар костяшками. Мы с Джейсоном знакомы с пяти лет, он мой лучший друг.

На Джейсона не распространяются правила безопасности, которые ввели мои родители (и которые фактически сужают круг моего общения до круга семьи), потому что он наизусть знает порядок действий в любых чрезвычайных ситуациях.

Ему позволено сопровождать меня туда, куда не хотят тащиться мои родители, или туда, где они не хотят торчать с утра до вечера. С Джейсоном мы ходим по океанариумам, изучаем витрины с насекомыми и диорамы с чучелами в музеях естественной истории, заглядываем в антикварные книжные магазины, где книги можно листать только в перчатках и защитной маске, и часами пропадаем в подсобках коллекционеров-любителей, где хранятся засушенные бабочки, кости редких животных, а также анатомические модели в натуральную величину.

И так далее.

Джейсон никогда не говорит о смерти, разве что в контексте разных жутких, но очень крутых вещиц, ради покупки которых мы готовы перекопать весь интернет. А как же Все Физические Изъяны Азы Рэй? Джейсон о них даже не упоминает.

Второй звонок, а я все еще в коридоре. С невозмутимым видом я показываю нужный палец Дженни Грин. В волосах у нее розовая прядка, локти такие острые, что можно уколоться, а джинсы сто`ят не меньше, чем вполне приличная подержанная машина. В последнее время Дженни просто выводит меня из себя своим мерзким поведением. У нас с ней молчаливая война, потому что на этом этапе она уже не заслуживает слов, хотя недавно, переступив черту дозволенного, она много чего мне наговорила. Обзывать больную девочку? Вы что! Всем давно известно, что так делать нельзя.

В каком-то смысле я ее даже немного уважаю, ведь она пошла против правил и сделала то, на что у других не хватило бы смелости. Есть в этом что-то бунтарское. В последнее время набирает все большую популярность мнение, что я похожа на девочку-привидение с кровожадным взглядом из одного японского ужастика. Так вот, чтобы надо мной поиздеваться, на днях Дженни явилась в школу с белой пудрой на лице и голубой помадой на губах.

Дженни улыбается и шлет мне полный яда воздушный поцелуй, который я шлю обратно. Сегодня губы у меня и правда сине-фиолетовые, и это не на шутку ее пугает. Я содрогаюсь и делаю вид, что ловлю ртом воздух. Если уж мне выпала роль девочки-привидения, надо извлечь из этого хоть какую-то пользу. Дженни смотрит на меня с таким видом, будто я играю не по правилам, и в отвращении убегает на урок.

Далее следует бесцельная остановка у шкафчика и медленная прогулка по коридору. По пути я заглядываю в чужие классы через окошки в дверях, в которые вставлена проволочная сетка, чтобы такие, как я, не шпионили за нормальными людьми.

Почувствовав, что я наблюдаю за ней, моя младшая сестра Илай поднимает голову от тетради, в которую записывает лекцию по алгебре. Я вскидываю кулаки и изображаю рок-звезду. В это время дня никто не может наслаждаться такой неограниченной свободой, как я: привилегия больной девочки. Илай закатывает глаза, а я продолжаю свой путь, совсем чуть-чуть покашливая – ничего серьезного.

Я захожу в класс спустя семь минут после того, как отметили всех присутствующих, и мистер Гримм высоко поднимает брови. Он зовет меня «Неизменно Непунктуальная Мисс Аза Рэй», и, да, Гримм – это его настоящая фамилия. Глаза у него подслеповатые, как у летучей мыши, а еще он носит очки в толстой оправе и тоненький хипстерский галстук, но такой имидж ему совсем не идет.

Мистер Гримм довольно мускулист; это заметно даже несмотря на то, что он никогда не засучивает рукава. Рубашка так натягивается у него на бицепсах, что вот-вот треснет, из чего я заключаю, что личной жизни у него нет, а свободное от работы время он посвящает поглощению протеиновых коктейлей.

Судя по его внешнему виду, ему самое место в школьном спортзале, а не у доски, правда, стоит ему только открыть рот, как он сразу превращается в ходячую энциклопедию. Еще мне кажется, что у него есть татуировки, которые он всячески пытается скрыть – например, с помощью тонального крема и длинных рукавов. Сделать перманентное тату в виде черепа/корабля/голой дамочки (?), пожалуй, не самый дальновидный поступок, если ты учитель. Приходится все время ходить со спущенными рукавами и застегнутыми манжетами.

Мистер Гримм пришел к нам в школу только в этом году. Он довольно молод, если, конечно, тридцать лет можно назвать молодостью. Но татуировка – это интересно. Трудно угадать, что на ней изображено, потому что я даже не представляю ее размеров.

Как подумаю о ней, сразу самой хочется что-нибудь набить. Хочу себе татуировку еще неприличнее, чем у него.

Мистер Гримм постоянно жалуется, что, если бы только я оторвалась от своих книг и начала внимательно слушать его лекции, я смогла бы раскрыть свой потенциал. Но причитает он напрасно, ведь у нас в школе от силы человека четыре читают книги, и я одна из их числа.

Знаю, звучит занудно. Да, я люблю читать, хотите – забросайте меня камнями. Я могла бы сказать, что выросла в библиотеке и книги были моими единственными друзьями, но нет, из милосердия к окружающим ничего такого я не делала. Я не вундеркинд, да и в волшебницы не гожусь. Я – это просто я. И я люблю читать. Нельзя сказать, что книги – мои единственные друзья, но мы с ними определенно на короткой ноге. Вот и все.

Слушать лекцию мистера Гримма у меня нет необходимости. Про что бы он там ни вещал, я это уже читала. Вот сегодня, к примеру, мы проходим «Старик и море».

Один одержимый малый, большая рыбина и череда грандиозных провалов. Интересно, сколько поколений старшеклассников подвергались подобным литературным пыткам?

И все ради чего? Разве кому-нибудь из нас когда-нибудь придется вступить в смертный бой с большой рыбой? Какой в этом смысл?

«Моби Дика» я, кстати, тоже читала. Это еще одна вариация на тему «один одержимый малый, большая рыбина, таксономии скорби и обманутых надежд».

Знаю-знаю, кит = не рыба, а млекопитающее. Однако же киты всегда служили прототипом для «историй о больших рыбах», и это вполне закономерно, потому что род людской всегда все путает.

Я прочитала всего «Моби Дика», даже те главы, которые все пролистывают, и могу с исчерпывающей полнотой рассказать вам, как производить фленшеровку. Но, поверьте, лучше вам об этом не знать.

Ну же, мистер Гримм, спросите у меня что-нибудь из «Моби Дика». Давайте.

Где-то около месяца назад он так и сделал, потому что был уверен, что «Моби Дика» я на самом деле не читала, и хотел поймать меня на лжи. Я пустилась в пространные рассуждения о том, что жизнь паршива, об аллегориях, океанах и напрасных надеждах, которые плавно перетекли в обсуждение приключенческих фильмов о пиратах, казни путем прогулки по доске и женщин-космонавтов. Мистер Гримм был одновременно восхищен и раздражен. Он поставил мне зачет, без которого я бы и так обошлась, а потом назначил наказание за срыв урока, что, если честно, вызывает уважение.

Я бросаю взгляд на Джейсона Кервина, который сидит за соседней партой. Он устроился поудобнее и читает книгу в твердой обложке под названием «Сон, или Посмертное сочинение о лунной астрономии» Иоганна Кеплера: полный текст с комментариями». На обложку помещено крупное изображение лунной поверхности. Книжка выглядит старой и потрепанной, он явно взял ее в библиотеке.

Интересно, о чем она?

Я протягиваю руку и беру у него книгу, чтобы почитать описание. «Сон» считается первым научно-фантастическим романом, говорится в аннотации, а написан он был в двадцатых годах семнадцатого века. Это рассказ о путешествии на Луну, который ведется от лица астронома. Кроме того, Кеплер выступает в защиту учения Коперника, а дабы его не обвинили в ереси и не казнили, он прибегает к шифру. Лишь много лет спустя люди поняли, что фрагменты повествования, которые все приняли за фантастику, заключали в себе уравнения Кеплера и его представления о строении мира.

Пять баллов! Вот вам и летающая ведьма с чужой планеты.

Я в полном восторге. Такие книги я обожаю и сама мечтаю когда-нибудь написать нечто подобное. Еще меня всегда привлекали вымышленные языки и разного рода загадки. Хотела бы я стать криптографом. Впрочем, до настоящего криптографа мне еще далеко, а пока что я, что называется, энтузиаст. Или, если угодно, любитель. А вообще, когда меня интересует какая-либо тема, я просто тщательно изучаю ее в интернете минут пятнадцать, а потом сбиваю собеседника с толку уверенным тоном.

Поэтому люди думают, что я умнее их. В результате вместо того чтобы толпиться вокруг меня с вопросами, они просто оставляют меня в покое. По сути, я не даю им возможности спрашивать обо всей этой ситуации со смертельной болезнью.

– Отдай, – шепчет Джейсон. Мистер Гримм бросает на нас гневный взгляд.

Я прикидываю, как утихомирить родителей, чтобы они не устраивали грандиозную вечеринку в честь моего дня рождения. Похоже, они нарисовали в своем воображении картину с катанием на роликах, клоунами, большим тортом и воздушными шариками, как было, когда мне исполнилось пять лет.

На тот праздник пришли всего лишь две девочки – и то только потому, что их заставили мамы, – и Джейсон, который вообще явился без приглашения. Мало того что он целую милю один шел до моего дома, так он еще и оделся с иголочки: на нем был костюм аллигатора, оставшийся еще с Хеллоуина. Джейсон не удосужился сказать своим мамам, куда собирается пойти, поэтому, решив, что их сына похитили, они вызвали полицию.

К роллердрому подъехала группа быстрого реагирования, и на каток ворвались копы. В этот самый момент и стало понятно, что нам с Джейсоном суждено быть друзьями. А он все кружился на роликах в своем костюме аллигатора, волоча за собой длинный зеленый хвост, пока его не попросили снять верхушку костюма и показать лицо.

Не такой уж и плохой выдался праздник.

Однако же для шестнадцатилетия у меня есть идея получше. Я рисую свой замысел в тетради: мертвый клоун, громадный многослойный торт; я выпрыгиваю из торта, и тут за мной прилетает воздушный шар; из корзины шара свешивается веревка, я забираюсь по ней и улетаю в далекие края. Навсегда.

Сколько страданий можно было бы избежать! Разве что клоун, умерший не по своей воле, от такой развязки ничего не выигрывает.

Кажется, мой смешок услышал мистер Гримм.

– Что вас так позабавило, мисс Рэй? Поделитесь с нами, давайте все вместе посмеемся.

Ну почему учителя всегда используют эту фразочку? Все остальные с облегчением поднимают головы, радуясь законному поводу отвлечься от выполнения теста. Джейсон усмехается. Неприятности как ничто другое помогают скоротать учебный день.

– Вам правда интересно? – спрашиваю я. Сегодня ко мне лучше не приставать. – Я тут размышляла о смерти.

Мистер Гримм смотрит на меня с явным раздражением. Я уже как-то использовала эту реплику у него на уроке. Это блестящий способ избежать наказания – каждый раз, когда я его применяю, учителя тают, словно мокрые ведьмы. Но мистера Гримма не проведешь, поэтому-то он мне и нравится. Он видит меня насквозь, потому что действительно смотрит, что само по себе уже необычно. Обычно никто ко мне не приглядывается. Люди боятся, что моя недолговечность их травмирует.

Помните пластиковую капсулу, в которой я провела почти все свои ранние годы? Она никуда не делась, просто стала невидимой. И теперь сделана уже не из пластика, а из чего-то гораздо более твердого.

– В контексте какого литературного произведения ты размышляла о смерти? – спрашивает мистер Гримм. От него пощады не жди.

– Как насчет «Бури»? – говорю я, потому что она есть в списке литературы и вот-вот на нас обрушится. В этом семестре у нас что ни книга, обязательно про океан. – Утонувшие близнецы.

– Близнецы были в «Двенадцатой ночи», а не в «Буре», и они вообще-то не утонули. Попробуй еще раз, Рэй.

Какой позор. Как же мне выкрутиться?

– Сыграй еще раз, Сэм, – говорю я в ответ. Разумеется, называть мистера Гримма по имени нам не разрешается. Затем я прибегаю к своему излюбленному методу: скормить слушателям один факт (в Википедии чего только не узнаешь), который создаст видимость глубоких познаний.

– Только это неверная цитата, – продолжаю я. – В действительности фраза звучит так: «Сыграй ее, Сэм». Но людям хочется побольше романтики и поменьше приказного тона.

Гримм страдальчески вздыхает.

– Ты «Касабланку»-то хоть смотрела? Ребята, через десять минут сдаем работы. Я бы на твоем месте, Аза, все-таки приступил к тесту. И не называй меня Сэмом – меня зовут Сэмюэл. Сэмом меня зовут только те, кто меня плохо знает.

Победа за ним, ведь он совершенно прав. «Касабланку» я, конечно же, не смотрела. Та цитата была моим единственным козырем. Я сдаюсь, беру в руки карандаш и принимаюсь за старика с марлином.

Сэмюэл. Кому в наше время взбредет в голову назвать ребенка Сэмюэлом? Я раздумываю, стоит ли вставить здесь ремарку о псевдонимах: Сэмюэл Клеменс, он же Марк Твен, автор «Жизни на Миссисипи», недавно мной прочитанной, – но воздерживаюсь. В последний раз, когда я решила поумничать, у нас началась словесная дуэль, а сейчас, судя по ощущениям в груди, я вряд ли смогу парировать его удары, не раскашлявшись.

За окном назревает гроза: по стеклам бьют ветки деревьев, а ветер бешено хлопает створками жалюзи – в этом здании вообще все старое и давно протекает.

Джейсон кидает мне на парту записку (потому что мистер Гримм всегда поднимает голову, как только у кого-нибудь начинает вибрировать телефон). В записке говорится: Гигантский кальмар. Завтра в пять. У тебя дома.

Мы собирались посмотреть видеозапись еще пару дней назад, но у меня начался такой сильный приступ кашля, что пришлось ехать в больницу. Это было паршиво.

Выражение лица хирурга, наблюдавшего за мной, пока я отходила от анестезии после эндоскопии, было для меня уже привычным: Вот это да, такого я еще не видел.

Мутант, написала я в блокноте, который мне вручили медсестры.

Хирург посмотрел на меня, а потом рассмеялся.

– Нет, – сказал он. – Вы, юная леди, у нас особенная. Мне еще никогда не доводилось видеть такие связки. Из вас бы вышла отличная певица.

Если бы только я могла нормально дышать, написала я в ответ. У него хватило такта изобразить смущение.

В знак солидарности Джейсон тоже не стал смотреть запись с кальмаром. Сначала он, правда, попытался уговорить медсестер включить ее прямо в больнице, но они отказались. В отделении экстренной медицинской помощи работают поистине бескомпромиссные люди.

Раз уж мы заговорили об океане и его обитателях, замечу, что запись, которую раздобыл Джейсон, – это первая видеосъемка гигантского кальмара в его естественной среде. Только представьте себе этого удивительного морского монстра с глазами размером с человеческую голову и телом длиной двадцать пять футов от плавников до кончиков щупалец. Это же в два раза больше, чем длина школьного автобуса. Вы только вдумайтесь: до этого момента гигантского кальмара, свободно плавающего на глубине, не видел никто и никогда. По-моему, это самое настоящее чудо, и, раз уж людям удалось увидеть такое, может быть, и в Лох-Нессе что-нибудь найдут. Может быть, весь мир наполнен всякими диковинными существами. Может быть, у нас еще осталась… надежда?

Каждый раз, когда я читаю, что исследователи обнаружили новый вид животного или новое природное явление, я все больше убеждаюсь: мы еще не все испортили на нашей планете.

До сих пор существовали видеозаписи только едва живых или однозначно мертвых гигантских кальмаров, но недавно один ученый погрузился на глубину в подводном аппарате и после длительных поисков заснял кальмара на камеру.

Один знакомый Джейсона имеет незаконный доступ к данным Вудс-Холского океанографического института в штате Массачусетс, и с его помощью Джейсону удалось отследить переписку института с членами экспедиции. Четыре дня назад он скачал видеозапись с кальмаром с институтского сервера и теперь только о ней и говорит.

С улыбкой на лице я смотрю на Джейсона, но он уткнулся в книгу. Только я собираюсь приступить к тесту, как прямо над террариумом с игуаной замечаю в небе какой-то предмет.

Он появляется всего на секунду, но кажется мне подозрительно знакомым, как будто я уже видела его во сне или на картине.

Это мачта с парусом.

Точнее, с двумя, с тремя парусами. С большими белыми парусами, развевающимися на ветру. И тут в грозовом небе показывается нос корабля.

И это просто…

У меня бывали галлюцинации, но такое я наблюдаю впервые. Недавно я читала о миражах в небе – кажется, они называются «фата-моргана».

Как-то раз один англичанин целых полчаса разглядывал Эдинбург, парящий над Ливерпулем. Но что могло дать такое отражение – в виде судна? Мы ведь находимся далеко от моря. Очень далеко.

Я дергаю мистера Гримма за рукав, и он с недовольным видом оборачивается. Я показываю пальцем в сторону окна.

Несколько мгновений он стоит неподвижно и пристально смотрит в небо, а затем снимает очки.

– Вот зараза, – говорит он.

– Что такое? – спрашиваю я. – Вы видите? Вы это видите?

Он мотает головой.

– Гроза, – говорит он и начинает резкими движениями закрывать жалюзи.

Как только жалюзи достигают подоконника и комната снова становится обычным школьным классом, я слышу свист, высокий, протяжный свист. Впрочем, это не совсем свист, а точнее, не только свист.

Аза, слышу я в свисте. Аза, ты там?


Глава 2
{АЗА}

– Тебе все это привиделось, Аза Рэй Бойл, тебе все это привиделось.

Я бормочу эти слова себе под нос.

Такого со мной еще не случалось. Похоже, у меня что-то не так с головой.

Мама сидит напротив меня по другую сторону кухонного стола. Волосы у нее пепельного цвета и собраны в хвост. Она смотрит на меня, перебирая пальцами пряди и морща лоб.

– Ты точно нормально себя чувствуешь? По тебе не скажешь. В прошлый раз галлюцинации сопровождались жаром, если помнишь.

Стоит ей только на тебя взглянуть, и все кончено. С ней притворяться бесполезно. Мама провела весь день у себя в лаборатории. Она иммунолог и частенько допоздна засиживается на работе, где проводит опыты на мышах.

Сегодня она вернулась домой относительно рано, в половине двенадцатого. В последнее время на работе ее преследуют неудачи. Моих «выходок», как она их называет, она не терпит и, когда я говорю ей, что со мной все в порядке и к врачу мне не нужно, верить мне не спешит.

– Грета, – говорю я ей, – я прекрасно себя чувствую.

– Я тебе не Грета, Аза Рэй, – говорит она мне.

– Ты же не называешь меня дочкой, тебе можно обращаться ко мне по имени.

Она принимается отмеривать дозы лекарств, а затем сует мне в рот градусник.

– Ну ладно, дочка, – говорит она с улыбкой, которую я не заслуживаю. Улыбка у моей мамы одновременно и любящая, и обжигающая.

Притвориться, что все нормально, у меня явно не выйдет.

– У тебя температура подскочила до ста двух градусов, – объявляет она. – Вот тебе и твой летающий корабль.

У меня почти всегда температура выше обычного. Я уже давно привыкла и к жару, и к липкой влажности, и к чему угодно. Мама накидывает мне на плечи одеяло, но я поскорее его сбрасываю. (Нет уж, спасибо, этот зловещий предвестник смерти мне ни к чему.) Я натягиваю свою любимую толстовку с капюшоном и миллионом карманов. Звук застегивающейся молнии совсем не наводит меня на мысли о мешках для трупов.

– Аза, успокойся, – говорит мама.

Я с недоумением смотрю на нее:

– Успокойся? Ты это серьезно?

– Успокойся, истериками делу не поможешь. А вот и таблетка.

Не успела она договорить, как таблетка уже оказалась у меня во рту. Она ухитряется скормить мне лекарство еще до того, как я начинаю соображать, в чем дело. Я чувствую себя как собака на приеме у ветеринара. В другой руке у нее стакан, и – хлоп! – я уже запиваю таблетку водой.

Грета – она такая. Действует без промедлений. Какой смысл сопротивляться?

Да и таблетки, похоже, действительно помогают.

Когда мне было два годика, врачи сказали, что в лучшем случае я доживу до шести. Когда мне стукнуло шесть, они сказали, что в лучшем случае я доживу до десяти. Когда же мне исполнилось десять, они вконец растерялись и объявили новую дату: шестнадцать лет.

И вот мой шестнадцатый день рождения уже на носу.

В связи с этим мои родные приняли особые меры на случай, если очередное обращение в больницу станет последним. Чтобы не говорить о вещах, которые никому не хочется обсуждать, мы все их записали. Мама считает, что так нам будет легче справиться с переживаниями.

К примеру, у меня есть письменное извинение от мамы за то, что как-то раз, когда мне было пять лет, она так меня отшлепала, что я начала задыхаться и хрипеть и ненадолго впала в кому. Такие вещи я всегда прощаю. Это пустяки. Но она все равно заставляет меня каждый раз брать это письмо с собой в больницу.

У мамы хранится письменное извинение от меня за все, что попадает под категорию «безжалостного сарказма». У Илай – «За излишнюю стервозность, а также за то, что постоянно обращала все родительское внимание на себя в связи с обострением смертельной болезни, но так и не умирала».

Извинение, адресованное папе, это по большей части «Список вещей, к которым я не проявляла должного интереса. Пункты 1–36».

Вот уже много лет мама совмещает основную работу с одним дополнительным проектом. Она пытается вывести супермышь, которая была бы неуязвима для содержащихся в воздухе токсинов. Прототипом для нее послужила крутая мышь с мутацией дыхательных путей, выращенная в одной чикагской лаборатории. Идея в том, чтобы вывести мышь с мутацией, позволяющей ей закрывать ноздри и хотя бы временно снижать свою потребность в кислороде, а также противостоять опасным инфекционным заболеваниям.

Практическое применение мышь-мутант нашла бы в фармацевтике. Предполагается, что с ее помощью фармацевтические компании смогли бы разработать препарат для людей, неспособных нормально дышать обычным воздухом, то есть для таких, как я. Но есть и другие области применения, и именно благодаря им нашлись люди, готовые финансировать мамины исследования. Если вдруг такая мышь окажется в зоне поражения бомбы с нервно-паралитическим газом, она около часа сможет успешно противостоять его воздействию, а за это время газ, может быть, и рассеется. На первых порах мама любила повторять, что работает над созданием Мышей Икс, обыгрывая название серии фильмов про людей-мутантов.

Но шутка успеха не имела.

Мама не поддерживает ничего, связанного с военными действиями. Она не хотела заниматься подобным проектом, потому что, защищая одних людей (мирных жителей, детей, учителей – любого, кто оказался в зоне военных действий во время химической атаки), ее препарат обезопасил бы и других (скажем, захватчиков, которые распыляют отравляющие вещества в воздух в жилых кварталах).

Из-за этого мама постоянно испытывает внутренние противоречия. Она всего лишь хотела создать что-то наподобие лекарства от астмы, только в более глобальных масштабах – препарат, который помогал бы при любых заболеваниях дыхательных путей: при эмфиземе легких, при астме, при Азе Рэй. А вместо этого ей приходится работать на военных.

С нами за столом сидит Илай. Она подравнивает себе кончики волос ножницами, которые только что сама и заточила, укорачивая каждую прядь ровно на одну восьмую дюйма. Ее движения точны и безошибочны. Не знаю, как у нее это выходит, но когда она заканчивает, волосы получаются идеально ровными, как лист бумаги.

Мы с ней ничуть не похожи. У нее волосы светлые и гладкие, а у меня черные и спутанные, у нее глаза небесно-голубого цвета, а у меня темно-синего с золотыми и янтарными искорками, запрятавшимися где-то в глубине. Будь мы сказочными персонажами, она была бы доброй сестрой, а я злой.

– Пункт первый, – говорит Илай, не считаясь с моим более высоким статусом старшей сестры, – ты слышала гром. Вся школа слышала гром. Я сама его слышала на алгебре. Пункт второй: ты видела тучи. Как и все мы – ведь тогда была гроза. Пункт третий: тебе привиделся корабль, потому что у тебя жар и галлюцинации из-за таблеток. Не могла гроза с тобой разговаривать, – говорит она в заключение. – Да, кстати, и по громкоговорителю твое имя тоже не объявляли.

Да, я потеряла самообладание на уроке мистера Гримма. Да, устроила сцену. Да, я люблю все драматизировать, а Илай всегда на удивление спокойна, хотя в свои четырнадцать лет имеет полное право поддаваться приступам гнева и, что называется, пребывать в дурном расположении духа.

Но нет, Илай – человек невозмутимый. К примеру, когда в прошлом году у нее начались месячные, она в тот же день надела трико и отправилась на занятие по балету, и никаких казусов с ней там не приключилось.

У меня месячных пока что ни разу не было, да я и не слишком из-за этого печалюсь. Я считаю так: чем позже на меня обрушится эта напасть, тем лучше. Это все из-за того, что я слишком тощая и никак не наберу вес.

Позвольте уточнить: говоря «слишком тощая», я не имею в виду «Сексуальная Готесса, Которой Не Хватает Цветастого Платьица И Яркого Блеска Для Губ, Чтобы Все Разглядели В Ней Красавицу». Я скорее похожа на живой труп. Кожа у меня как у мертвеца, а мои приступы кашля порой выглядят довольно мерзко. Это я так, чтобы вы знали.

Я тоже не понимаю, что сегодня произошло. Папе пришлось забирать меня из кабинета директора, куда меня послали после того, как я начала кричать на уроке о правах и свободах человека и еще что-то про жалюзи. Мистер Гримм сурово посмотрел на меня и сказал, что я знаю, куда идти. Меня отправляют только в два места: либо в медпункт, либо к директору – между ними я и курсирую.

Вскоре подъехал папа, и, хотя нас обоих отчитали, он отнесся ко мне с сочувствием. Руководство школы пытается обращаться со мной так, будто я нормальный человек, а не ошибка природы. Это значит, что никакого особого отношения к себе я ожидать не должна.

Вот только особое отношение ко мне проявляется практически во всем.

К примеру, у нас в школе действует «система поддержки», подразумевающая, что за мной в любое время должен кто-то наблюдать на случай, если, идя по коридору, я вдруг рухну на пол и начну задыхаться. Я не сильно полагаюсь на эти защитные меры. Понятия не имею, кого подрядили следить за мной сегодня.

Директор, как у них здесь водится, завел нравоучительную беседу.

Директор: «Мисс Рэй, вы же знаете, что срывать уроки – нехорошо».

Меня так и подмывало спросить: «А что вы подразумеваете под словом «знаете»?

Иногда я делаю то, что делать нехорошо, прекрасно об этом зная, но меня это не останавливает. Я смогла бы себя контролировать, только если бы постоянно игнорировала сигналы, которые исходят из дальних уголков моего мозга.

В восьмом классе я как-то раз потеряла бдительность – и час спустя «Гроздья гнева» превратились в цирк со ста тридцатью четырьмя животными-оригами, включая слонов и страусов, акробатами и вагонами с действующими колесами.

В третьем классе у меня выдался особенно сложный период: аквариум, который стоял тогда у нас в кабинете, просто не давал мне покоя. Мне все время казалось, что рыбы за мной следят. А в шестом классе у нас появилась канарейка, и, клянусь, она действительно со мной разговаривала. Без слов. Она просто сидела у себя на жердочке, не сводя с меня глаз, и громко пела – настолько громко, что пришлось переселить ее в другой кабинет, потому что она всем мешала.

Птицы. Я вообще не припомню такого периода в своей жизни, в котором у меня не было бы проблем с птицами. Любая пролетающая у меня над головой птица обязательно откроет по мне огонь. Поэтому на улице я всегда хожу в шляпе.

Итак, вернемся в кабинет директора.

Аза: «Я увидела в небе кое-что необычное».

Папа Азы: «Приношу извинения за поведение моей дочери. Ее таблетки…»

Аза (которой не нравятся намеки на галлюцинации): «Нет, вы правы. Мне стало скучно, вот я все и выдумала. Не будем больше об этом».

Директор (пристально вглядывается Азе в лицо, пытаясь понять, не издевается ли она над ним): «Хорошо, мисс Рэй, но давайте впредь без выкрутасов».

«Выкрутасы» он произносит таким тоном, будто это что-то непристойное.

Как только мне удалось выбраться из кабинета директора, я прижалась лицом к окну на лестничной площадке, пытаясь снова разглядеть увиденное мною ранее, – но там уже ничего не было. Ничего.

Сейчас вид у папы совершенно измотанный. Сегодня ужин готовил он и клянется, что его запеканка с лапшой под соусом «на скорую руку» (явно с примесью арахисовой пасты) – блюдо тайской кухни. Но в тайские блюда макароны не добавляют, равно как и вяленое мясо. Я почти уверена, что видела в запеканке кусочки вяленого мяса.

– Она правда что-то видела, – говорит он маме.

Мама награждает его укоризненным взглядом. Папе частенько приходится расплачиваться за то, что он верит во всякие вещи, не имеющие логического объяснения. Он неисправимый фантазер, а мама и Илай у нас в семье реалисты. В конце концов папа пожимает плечами и поворачивается к плите.

– Ей что-то привиделось, – говорит мама. – У нее были галлюцинации.

– У нее богатое воображение, – говорит Илай, усмехаясь тому, как звучит эта глупая фраза, которую употребляют по отношению ко мне всю мою жизнь.

– Думайте что хотите, – говорю я. – А вообще, давайте забудем эту историю.

Я уже один раз выходила на улицу, чтобы снова поглядеть на небо: на его темном фоне виднелся тонкий ломтик луны, и в нем не было абсолютно ничего необъяснимого. Небо как небо, а в нем Полярная звезда.

Я люблю небо, потому что для меня оно в чем-то рациональнее, чем сама жизнь.

Глядеть на небо вовсе не тоскливо, даже при том что картина умирающей барышни, глазеющей в небеса, неизменно наводит на мысли, что скоро она туда и отправится. У меня небо не ассоциируется с Высшей силой. В моем представлении это скопище газов и отдаленные отголоски потухших небесных тел.

Правильное название Полярной звезды – Киносура, по имени одной нимфы. Это навигационная звезда: по ее положению на небе можно определить местонахождение и курс корабля. Ученые древности считали (и здесь я снимаю шляпу перед гениальными и чудаковатыми философами семнадцатого века, одним из которых был Жак Гаффарель, ведь именно они изучали и возрождали астрологические практики давних времен. «И как только она их находит?» – спросите вы. Как-то так: однажды, погрузившись в самые недра библиотеки, я наткнулась на диаграмму звездного неба. Изображенные на ней звезды походили на полчище плодовых мух в чашке Петри. Эта диаграмма и положила начало моему Помешательству) – итак, ученые древности считали, что звездные узоры складываются в буквы и существуют целые небесные алфавиты. На небосводе зашифрованы послания, и по мере вращения Земли текст этих посланий переписывается. Получается, что небо – это одно большое, постоянно меняющееся стихотворение, а может быть, письмо, написанное одной рукой и спустя некоторое время дополненное другой. Поэтому мне хочется смотреть на небо не отрываясь, пока наконец я не смогу это письмо прочитать.

В детстве я все время порывалась улизнуть из постели, чтобы залезть на крышу и вдоволь насмотреться на звезды. Я разработала план побега через окно с последующим подъемом по водосточной трубе, но, когда я уже вытаскивала на крышу одеяло, меня застукала мама. Тут уж она сдалась и вскоре сама возглавила вылазку на крышу в четыре часа утра, прихватив на всякий случай всевозможные дыхательные аппараты. Завернувшись в стеганое одеяло, мы вместе смотрели на звезды. Мы взяли с собой термос, фонарик и атлас созвездий. Так мы и сидели, молча разглядывая ночное небо, и время от времени мама показывала мне различные созвездия и объясняла, что они означают.

Так чего же я жалуюсь? О таких родителях, как у меня, многие только мечтают. Они без уговоров согласились установить в моей комнате лампу с дырявым абажуром, которая проецировала бы на потолок весь Млечный Путь.

Представьте, что вам видны все скрытые от наших глаз звезды. Если бы во всем мире погас свет, небо загорелось бы яркими огнями, как потолок у меня в спальне.

Сама я не умею ориентироваться по звездам, но читала про одну экспедицию, которая пересекла целый океан, от Южной Америки до Полинезии, на маленьком самодельном плоту. Плот назвался «Кон-Тики», а плыл на нем норвежский исследователь Тур, которого, по всей видимости, назвали в честь бога грома Тора.

Хотела бы я, чтобы меня звали Тор – мне нравится, что это имя такое воинственное. Но нет, меня назвали Азой. В честь кого? Да никого.

Свое имя я ношу даже не с рождения. Азой Рэй меня назвали, когда начались проблемы с дыханием, а до этого я была Хейуорд. (Так звали одного нашего двоюродного дедушку. Имя другого двоюродного дедушки досталось моей сестре. Не знаю, все ли у наших родителей в порядке с головой: разве нельзя было назвать дочерей в честь двоюродных бабушек?)

В официальных документах я все еще значусь как Хейуорд – только Никому Ни Слова.

Мама: «В тот день, когда ты чуть не погибла, мы поняли: ты Аза. Тебе суждено было получить имя в честь всего буквенного ряда: от A до Z. Оно идеально тебе подходит».

Папа: «Нас вдруг озарило. Все произошло как будто под действием духовных сил. И мы подумали: ну как тут можно сопротивляться?»

Между тем это имя только прибавило мне ненормальности. В начальной школе меня некоторое время называли Авой, потому что одна учительница перепутала мое имя, а я решила ее не поправлять. Тайное стало явным только на родительском собрании.

Аза. Годами я сокрушалась, что меня не назвали, например, kuulilennuteetunneliluuk. В переводе с эстонского это часть ствола, через которую проносится пуля, чтобы тебя убить.

Раз уж решили дать ребенку имя-палиндром, могли бы придумать что-нибудь по-настоящему классное. Разве я не права?

Вместо этого мне приходится быть буквенным рядом. Я алфавит. Если вы интересуетесь всем необычным и знакомы с историей алфавита, то, возможно, догадаетесь, что в мое имя можно вставить и немой &. Раньше амперсанд был двадцать седьмой буквой английского алфавита, и его концовка произносилась так: X, Y, Z, &. Мое имя закольцовывает алфавит, а значит, между Z и второй A можно вставить &, и получится Az(&)a.

Я очень довольна, что мое имя содержит амперсанд. Знак & – это графическое сокращение латинского союза et, что в переводе значит «и», образованное путем слияния букв e и t. Сокращение E.T., в свою очередь, расшифровывается как extraterrestrial, то есть «внеземной». Получается, что у меня в имени прячется инопланетянин.

Мы с Джейсоном обнаружили все это лет пять назад и некоторое время были целиком поглощены моим внутренним E.T.

Разве кого-то это открытие могло бы оставить равнодушным? Вспоминается Спилберг с его инопланетянином, который все хотел позвонить домой.

Теперь видите? Все, что во мне есть чудного, я стараюсь представить в выигрышном свете. Правда же, это похвально? От таких размышлений иногда мне становится немного лучше. А иногда не становится.

Вот сегодня, к примеру, все плохо.

Из груди у меня снова доносятся хрипы, а я стараюсь делать вид, что их там нет. Но в голову лезут мысли, что, возможноскореевсегосовершенноточно, это снова были галлюцинации, ведь на мне тестируют каждое новое лекарство, какое только изобретает фармацевтика, и мне вдруг становится так тоскливо, что, не успев опомниться, я уже давлюсь от рыданий и кашля за кухонным столом в окружении всех членов своей семьи.

Они отправляют меня в душ, где я сижу в клубах пара, голая и озлобленная, стараясь забыть и летающий корабль, и слова, которые мне прокричали с неба, и вообще все на свете, включая шестнадцатые дни рождения, родителей и печаль.

– Малышка, ты у нас просто особенная, – говорит мама, закрывая дверь в мою комнату. – Мы с тобой, ты не одна. Мы тебя любим.

– А что, если я умру? – спрашиваю я, поддавшись слабости. – Вы все равно будете любить меня?

Мама стоит в дверях. Она пытается успокоиться, чтобы ответить мне ровным голосом. Я вижу, как сильно она хочет сказать: «Ты не умрешь» – но она не позволяет себе этого, ведь в этих словах нет ни капли правды.

Мама понимает, как трудно мне жить в этом дурацком поломанном теле, таком хрупком и недолговечном. И хотя пальцами она крепко сжимает дверной косяк, выражение ее лица успокаивает. Справившись с комком в горле, она улыбается и отвечает:

– Даже если умрешь. Конечно. Мы будем любить тебя вечно, до скончания времен.

Поддавшись унынию, я хочу ответить ей: «Нет, не будете. Рано или поздно об умерших все забывают. Это неизбежно. Время идет. Ничто не может быть настолько важным, чтобы помнить о нем вечно». Но я не говорю этого вслух.

Мама уходит, тихо закрыв за собой дверь.

Она думает, я легла спать и не слышу, как она целый час плачет в коридоре после нашего разговора.

Она думает, я не слышу, как она заводит машину и едет обратно в лабораторию. Не зная, как мне помочь, она может только продолжать свои медленно текущие исследования в попытке изобрести лекарство от болезни, которую никто не может понять.

Было бы здорово, если бы родителям не приходилось постоянно думать обо мне и моих проблемах. Я представляю маму с папой на отдыхе: они лежат на пляже и пьют коктейли с зонтиками, прямо как в рекламе.

На самом деле мы никогда не ездили на пляж. Они никогда не ездили отдыхать вдвоем. Причина одна: я.

И вот я подумываю о том, чтобы поймать машину – или даже угнать – и уехать в какой-нибудь другой город. Я вроде как умею водить. Три месяца назад родители меня научили: папа сидел спереди рядом со мной, а мама сзади, и оба они клялись, что полностью мне доверяют, даже после того, как я врезалась в мусорные баки у нашего дома.

Мама: «Не волнуйся. На скорости две мили в час еще никто не умирал».

Папа: «Ну, разве что только улитки?»

Мама: «И лемуры».

Папа: «И землеройки. Нет, постойте-ка, с какой скоростью они передвигаются?»

Мама: «Вообще-то землеройки двигаются невероятно быстро. Они хищники. Они делают десятисекундные перерывы на сон, а остальное время охотятся. Ты проиграл».

Папа (с улыбкой): «Ты выиграла».

Я: «Эм… так мне заводить машину?»

Права я так и не получила, но на большой скорости ездить умею, потому что родители меня и этому научили – глубокой ночью на шоссе подальше от города. Я тогда сильно-сильно разогналась.

Если бы у меня получилось очень быстро доехать до другого города, я смогла бы умереть там. В номере какого-нибудь отеля. Так я избавила бы близких мне людей от необходимости наблюдать, как я умираю.

Потом я думаю об Илай. Подобную выходку она не переживет.

И всю ночь напролет я думаю о том, что услышала: это был не английский язык и даже не язык вовсе, но звучал он знакомо. Каким-то удивительным образом я поняла его нутром. Мне казалось, что я вдруг стала колокольчиком и в меня звонят.


Глава 3
{АЗА}

Я просыпаюсь в половине пятого, вся в поту и до смерти перепуганная. Меня мучает кашель, в груди бешено стучит сердце, а кожа как будто вот-вот лопнет. Шатаясь, я бреду в ванную, чтобы посмотреться в зеркало. Выгляжу я как обычно, разве что лицо исказила боль.

Я засыпаю, и до самого утра мне снятся странные лица и перья, я задыхаюсь, у меня возникает ощущение, будто мне закрыли рот и нос, будто что-то попало мне в легкие. Когда я снова просыпаюсь, на часах уже семь. Восходит солнце. Я захлебываюсь кашлем, но стараюсь себя успокоить.

В собственной коже мне тесно, как будто она слишком туго натянута на кости и сейчас порвется. Во рту тоже какое-то странное ощущение, а кашель стал намного хуже, чем вчера.

Школа отменяется. Вместо этого меня везут в больницу, где я надеваю свой собственный белый халат без спинки, на котором вышито мое имя, – мелочь, а приятно – и свои собственные тапочки. Я люблю обыгрывать подобные ситуации в воображении. В больнице я чаще всего представляю себя гостьей на черно-белом балу Трумена Капоте. На мне белоснежное шелковое платье с нижней юбкой и открытой спиной и, может быть, еще элегантная вуаль, сотканная из души Одри Хепберн. Вот только сомневаюсь, что на этой гламурной вечеринке гости сверкали ягодицами. Ничто не сравнится с тем чувством, которое испытываешь, садясь попой на холодный смотровой стол.

Впрочем, это детская больница, так что тут встречаются случаи и похуже моего. Мне случалось наблюдать, как вокруг коек быстро задергивают занавески, и слушать доносящиеся из-за них рыдания родителей. Мне доводилось видеть и сотрудников благотворительного фонда исполнения желаний, которые шатались по больничным коридорам в пестрых костюмах, ожидая, когда их позовут к пациентам, и больных детей, которые выглядели такими счастливыми, будто с приходом клоуна весь мир перевернулся и, когда они уже отчаялись, дал им все, чего они только могли пожелать.

Как показывает практика, больше всего на свете больные дети хотят создать видимость, что они такие же, как все. Как-то раз в больницу приехал один вечно лохматый певец в красных кожаных штанах, на котором повернуты все современные подростки. Я видела, как он направлялся в одну из палат, чтобы исполнить чье-то желание. Спустя некоторое время он вышел оттуда в состоянии когнитивного диссонанса.

Классическая ошибка: он, понимаете ли, притащился сюда в полной уверенности, что сотворит чудо, и слепые тотчас прозреют, а мертвые воскреснут, – но жизнь устроена иначе. Знаменитости, что бы они там себе ни думали, не обладают волшебной силой.

Из-за угла выбегает малыш. Он абсолютно лысый и пищит, как большой голодный птенец. К счастью, он гонится за клоунессой, а не удирает от доктора, хотя такие душераздирающие сцены здесь тоже случаются.

Клоунесса останавливается в дверях кабинета и принимается жонглировать разноцветными помпонами, пытаясь меня развеселить. Трехлетний пациент восторженно хлопает в ладоши и радостно смотрит на меня своими огромными глазищами. Хоть я сегодня и не в духе, но при виде этой парочки не могу сдержать улыбки.

Несмотря на то, что я поставила себе за правило никогда не брататься с другими несчастными потерпевшими, к приходу врача малыш уже сидит у меня на коленях, а клоунесса попеременно пускает мыльные пузыри и играет «Где-то над радугой» на губной гармошке. Мне приходится слушать эту песню из года в год, хотя, на мой взгляд, это не лучший выбор для детской больницы. Вряд ли пациентам будет приятно воображать, что после смерти их забросит за радугу, где синяя птица подвесит их за лодыжки над бездной.

Ну ладно, это еще не худший вариант. Да и малыш с довольным видом слушает и подпевает. И вообще, у нас обоих все могло сложиться гораздо хуже. А так мы ходим, разговариваем и кашляем, почти как нормальные люди.

Когда в кабинет заходит доктор Сидху, клоунесса уносит малыша в лабиринт больничных коридоров. Доктор принимается простукивать мою грудную клетку и слушать легкие, как будто она любопытная соседка, которая шпионит за жильцами квартиры напротив.

Вот только доктор Сидху не обычная соседка, она умеет смотреть сквозь стены. Выражение лица у нее остается неизменным, но как раз по этой самой неизменности я понимаю: что-то не так.

– Надо же, – говорит она.

– Что «надо же»?

Доктора Сидху я знаю с малых лет, и она никогда не говорит «надо же». К тому же со всеми странными особенностями моего тела, в котором даже органы расположены не там, где нужно, она уже давно знакома.

По одной версии врачей, у меня еще во младенчестве все органы в грудной полости стали смещаться и из-за этого я практически не могла самостоятельно дышать. Одно легкое у меня сильно наклонено к центру грудной клетки, а ребра гораздо гибче, чем у нормального человека.

Из-за Клайва-Подонка грудь у меня плоская, ребра выпирают, а легкие перекошены – в остальном же я просто богиня.

– Какой-то необычный звук. Помолчи.

Мне совсем не хочется молчать, но доктор Сидху строго смотрит на меня, и я повинуюсь. Постоянная болтовня во время приема только выводит ее из себя. Она замахивается стетоскопом, словно это лассо, и начинает слушать мое сердце. (Сердце у меня тоже заметно смещено, и ему всегда не хватало места. Мы уже свыклись с этим проклятьем, но да благословит Господь того отважного доктора, который примется слушать мое сердце в том месте, где его нет. Некоторые уже пробовали – я специально их не предупреждала, чтобы посмотреть, какие у них будут лица, когда они с перепугу решат, что этого важного органа у меня вообще нет.) Доктор Сидху ведет меня на рентген, а потом ненадолго исчезает, чтобы изучить снимок.

– МРТ, – говорит она, вернувшись.

Шикарно. За дверью папа, наверное, весь съежился от страха.

– Все нормально, – говорю я ему, когда меня привозят в комнату ожидания в инвалидном кресле (таковы правила больницы). Меня загружают в тоннель томографа, предварительно снабдив затычками для ушей, но они не могут полностью заглушить хлопки, щелканье, шипение и трели, которые издает аппарат, пока сканирует мои внутренности.

Иногда во время МРТ я представляю, что я кит, который плавает на большой глубине, слушая песни и перезвон своей китовой семьи. Сегодня в шуме МРТ мне слышится только одно: Аза, Аза Рэй.

Этот призыв доносится откуда-то извне. Или изнутри? Как же это невыносимо!

– Задержи дыхание – говорит оператор МРТ. – Постарайся не кашлять.

Я стараюсь не кашлять. Я представляю, что я уже не кит, а гигантский кальмар. Мигает свет, все свистит, хлопает и гудит, отчего у меня появляется чувство, что я должна уловить в этом шуме какой-то звук. Я где-то читала, что глубоководных животных, пользующихся эхолокацией, иногда сбивают доносящиеся с суши звуки. Поэтому так много китов выбрасывается на берег. А еще где-то я читала о звуковом хаосе, о том, что антропогенные шумы нарушают гармонию природы, и теперь из-за атональности окружающей среды люди начинают сходить с ума. Может быть, я и так уже спятила.

Аза, выйди на улицу.

Я нажимаю на кнопку вызова.

– Вы это слышали?

– Что? Ты про отвратительный шум? Ты же знаешь, какие тут звуки, лапочка, ты тут уже тысячу раз была, – говорит Тодд, приветливый оператор МРТ-сканера.

Тодд всегда дает мне дополнительную грелку, перед тем как поместить меня в томограф. Он подрабатывает в клинике лазерной эпиляции, где ему приходится сражаться с волосяными фолликулами, – за это я его и люблю. У него в запасе много занимательных историй об удалении нежелательных усиков с женских лиц. В клинике лазерной эпиляции все пациенты безумно благодарные. Здесь же пациенты постоянно ворчат. МРТ никому особого удовольствия не доставляет, и к тому же здесь все больны. – Почти закончили. У тебя там все нормально?

Оказывается, у меня все совсем не нормально, потому что стоит мне только сказать «да», как снова раздается тот самый свист:

Азапослушайпослушайазаазазазапослушайвыйдинаулицу.

Я стискиваю зубы, сдерживаю кашель и беру себя в руки. Это дается мне нелегко.

Когда я вылезаю из аппарата, все смотрят на меня с недоумением и на лицах у них написано: «Какого черта?» Так обычно не встречают человека, который только что сделал МРТ. Со вздохом Тодд похлопывает меня по плечу.

– Никому не говори, что я тебе это сказал, но, по сути, у тебя в левом легком перо.

– У меня выросло перо?

Разумеется, у меня не могло вырасти перо. Но это первое, что приходит мне в голову.

– Мы думаем, что ты вдохнула перо, – уточняет Тодд. – Это объяснило бы кашель.

Сомневаюсь. Такие вещи обычно замечаешь. Допустим, ты делаешь глоток воздуха и вместе с ним вдыхаешь перо, причем такое крупное, что его видно на снимке. Ты не можешь, ты просто НЕ МОЖЕШЬ этого не заметить.

Поддавшись моим уговорам, операторы показывают мне томограмму. Все верно: на снимке перо размером с мой мизинец. Оно, должно быть, выпало из подушки – другого объяснения быть не может – вот только перьевые подушки у меня в комнате не водятся. У того, кто положил ее мне в постель, будут большие неприятности. (Это могла быть только Илай. Мы с папой потрясены.)

Я не думаю о голосах, которые мне слышатся.

Я не думаю о небе.

Я не думаю о том, что все происходящие со мной события предвещают скорый конец света. Страх перед концом света, как мы знаем, говорит о нарушении работы головного мозга, а мозг всегда был единственным моим исправным органом.

– Вы уже нашли какое-то объяснение? – спрашивает папа, но у операторов нет ответа.

– Доктор Сидху вызовет тебя для дальнейшего обследования, – говорит Тодд. – Я серьезно: не говори ей, что видела снимок.

Конечно, снимки мне показывают уже не первый год – и не только снимки, а вообще все, что бы я ни попросила. Так бывает, когда ты пациент по жизни. Опыт анализа МРТ-снимков у меня даже больше, чем у Тодда. Но как бы то ни было, а вся эта история с пером приводит меня в неописуемый ужас.

Я вижу, что Тодд тоже волнуется. Он тихонько что-то насвистывает, но вместо того, чтобы успокоить, наоборот, только вселяет в меня панику.

В его свисте, конечно, не кроется никаких слов или посланий.

Конечно, нет. Вот только я теперь слышу слова в каждом свисте. Каждый звук для меня наполнен смыслом: скрип пола под ногами, протяжный стон дверей.

Я забираю одежду и металлические предметы и начинаю одеваться. Серьги, цепочка, лифчик, в котором нет нужды.

Аза, выходи на улицу.

Эти слова я слышу вперемежку с птичьим пением.

Я твержу себе, что все это никак не связано с моими страхами, с моими кошмарами и опасениями.

Все это ничего не значит.

Вообще ничего.


Глава 4
{АЗА}

Как ни удивительно, в больнице меня не оставили. Но зато завтра мне в трахею засунут маленький пинцет. Ничего, бывало и хуже. По крайней мере, это не полноценная хирургическая операция. Я стараюсь не думать обо всем, что меня так пугает: вместо привычной процедуры взятия мазка из меня будут доставать перо, все идет наперекосяк, а день рождения уже через пять дней.

Я не думаю о том месте в грудной клетке, где у меня сходятся ребра, или о том, что мои ребра похожи на двустворчатые двери, ведущие в чей-то неухоженный сад, полный ядовитых растений.

В любом случае грудную клетку мне никто вскрывать не собирается. Но что-то подсказывает мне, что дело не только в легких. По ребрам что-то стучит, как будто у меня в груди поселилась птица. Там ничего нет, уверяю я себя, пока мы с папой шагаем по парковке.

Небо затянуто грозовыми тучами, на которые я нарочно отказываюсь смотреть. У меня нет ни малейшего желания снова видеть летающие корабли. Именно с них начались мои злоключения, а я хочу, чтобы все встало на свои места. Несмотря на то что на мне несколько слоев одежды, я ежусь от холода.

– Ладно, Аза, давай начистоту, – говорит папа. – Я ругаться не буду, ты же знаешь. Признавайся, ты курила?

Я сердито смотрю на него.

– Это тебе не шутки, Генри. Будь, пожалуйста, посерьезнее.

– Вот как? Значит, я теперь Генри? Нет уж, спасибо, «папа» мне больше нравится. Что ты курила? Сигареты? Марихуану? Кальян?

Кальян. Он на полном серьезе спрашивает про кальян. Где, по его мнению, мы находимся? Конечно, есть люди, которые курят кальян. Я сама видела кальянные недалеко от университетского кампуса и курильщиков, сидевших в них с таким видом, будто их укачало. И все же в моем представлении кальян могут курить только персонажи «Тысячи и одной ночи».

– Даже если бы мне очень захотелось покурить кальян, где мне взять тысячу и одну ночь? Столько я точно не протяну. Но мне и не хочется, потому что кальян полагается курить только в сказках, и вообще, это совершенно не мое, – говорю я ему.

– Еще как протянешь, – с уверенностью говорит он. – У тебя есть две тысячи и одна ночь. У тебя есть три тысячи и одна ночь. У тебя есть тридцать тысяч и одна ночь.

Он улыбается, словно в его словах есть правда.

Когда мне было десять, папа повел меня к соседу на батут. Мы прыгали долго-долго. Подобные развлечения были строжайше запрещены, но папу это не остановило. Мы прыгали и прыгали, вопреки предписаниям врача и маминым правилам, а потом он спустил меня на землю и сделал самое настоящее сальто назад. Когда он раскланивался, у него был такой вид, будто он потянул мышцу, но с его лица не сходила широченная улыбка.

– Ну что же, – сказал он тогда. – Так выглядит человек, которому не следовало делать сальто назад, только что сделавший сальто назад. Надеюсь, зрелище впечатляющее.

– Ты не переживай насчет этого пера, – говорит он теперь. – Я же вижу, что ты переживаешь. Мы справимся. Я знаю пару приемчиков из восточных единоборств, так что, если вдруг к тебе в комнату залетит Большая Птица, я ей так накостыляю, что мало не покажется.

Как ни странно, несмотря на мою уверенность, что жить мне осталось недолго, его слова меня успокаивают. Мой папа готов объявить войну такому фундаментальному институту, как «Улица Сезам», а это чего-то да стоит.

– Даже если она выкинет что-нибудь в стиле Хичкока? – говорю я.

Какое-то время мы молча едем в машине, воображая, что получится, если соединить «Птиц» Хичкока с «Улицей Сезам». Только представьте себе: все небо заполонили огромные желтые птицы с неестественно длинными лапами, которые кружат над городом и нападают на прохожих. Сначала эта сцена вызывает лишь смех, но потом начинает внушать опасения.

– Мне все равно. Ради тебя я готов сразиться с кем угодно, – говорит папа. – Я их ощиплю так, что мать родная не узнает.

К тому времени, как мы подъезжаем к дому, я уже едва сдерживаю смех.

На крыльце нашего дома сидит Джейсон Кервин. Сейчас только два, а значит, Джейсону положено находиться совсем в другом месте – в школе. Папа вздыхает: видимо, он пришел к такому же выводу.

– Позвонить в школу, чтобы тебя освободили от занятий? – спрашивает папа.

– За кого вы меня принимаете? – говорит Джейсон. – Я уже все уладил. В школе думают, что я у стоматолога. Плановая чистка зубов с последующей срочной операцией на деснах, после которой потребуется несколько дней на восстановление. – Он переводит взгляд на меня. – Так что завтра я еду с тобой в больницу.

Остается только догадываться, как он прознал, что завтра я туда поеду.

Джейсон давно занимается сбором информации, а еще он предприниматель. Он запатентовал уже три своих изобретения, включая спрей для моментальной сухой чистки одежды. Он продается в малюсеньких баллончиках размером с батарейку, которые можно носить на кольце для ключей. Джейсон придумал его специально для подростков, которые не хотят, чтобы родители узнали, что они курят. Сам Джейсон не курит – когда твоя лучшая подруга страдает от смертельно опасной болезни легких, названной в ее честь, вопрос о курении отпадает автоматически. Однако же он понял, что на такой продукт будет хороший спрос.

Свой второй патент он получил на маленькое пластиковое приспособление для застилания кровати в гостиничных номерах – или больничных палатах – где используются простыни с резинками по краям. Такая штуковина, с виду напоминающая ложку для обуви, позволяет заправить постель в два раза быстрее. Их производят на небольшой фабрике в Нью-Дели, которая носит название «Кервин Фэктори». Джейсон управляет всем этим со своего мобильного телефона. У нас не раз возникали споры о машинном производстве и политике в области аутсорсинга, но он так и остался при своем мнении. Все дело в его параноидальном стремлении к порядку во всем. Мое идеалистичное видение изготовленных вручную деревянных изделий не выдержало сравнения с его отточенной фабричной системой. Как и у всех нас, у Джейсона есть свои недостатки. Некоторые вещи он делает по принципу «хочу, и все тут», пуская в ход любые средства.

Учеба для него – пустая трата времени. На каждом экзамене он едва дотягивает до проходного балла – как он говорит, из принципа. Он планирует окончить школу худшим учеником в потоке, а потом завоевать мир. Что же, его будущим биографам это, пожалуй, только на руку.

Его способность доводить учителей до отчаяния поистине легендарна. Вместо того чтобы усердно заниматься и раскрывать свой колоссальный потенциал, он просто смотрит на тебя без каких-либо эмоций, а потом берет и отправляет в нокаут.

– У тебя перо в легком? – говорит он. – Ты что, правда вдохнула перо? Решила поиграть в Икара?

Когда нам было по десять лет, я действительно загорелась идеей повторить его полет. Джейсон изучил чертежи Леонардо да Винчи и сконструировал по ним крылья. Но оказалось, что ренессансные крылья из брезента и бальзового дерева на прыжки с крыши гаража не рассчитаны. Джейсон сломал руку, а я – ногу. На этом наши попытки научиться летать благополучно закончились, но наши родители даже обрадовались, что мы хотя бы раз в жизни повели себя, почти как нормальные дети. Впоследствии они рассказывали эту историю годами, с надеждой в голосе и как бы говоря: «Ох уж эти детки, чего они только не вытворяют». При этом про остальные, еще более сумасшедшие наши выходки они старались не упоминать.

В одиннадцать лет Джейсон угнал у своей мамы машину, и мы проделали путь в триста миль, чтобы купить перья правильного окраса для чучела грифона. Расплатившись с продавцом, который оказался на редкость странным типом, мы выехали на шоссе и спокойно вернулись домой, где на въезде в гараж нас поджидала мама Джейсона, Ева. Багажник «Понтиака» был забит тушками индеек и попавших под колеса машин рысей на подушке изо льда. Вдобавок там можно было найти коллекцию когтей стервятников, груду тюбиков суперклея и большой запас стеклянных глазных яблок. Когда мы открыли багажник, Ева, надо отдать ей должное, пришла в полнейший восторг, потому что она из тех людей, кому ничего не стоит взять и сделать чучело грифона, но все же ей пришлось изображать родительское недовольство. Кэрол, вторая мама Джейсона, провела следующие четыре дня в постели.

Обычными вещами мы с Джейсоном тоже занимались: обдирали коленки, ловили насекомых. Но вспоминают почему-то всегда именно историю с грифоном.

Все давно поняли, что Джейсону суждено стать либо великим преступником, либо агентом ЦРУ, но на какую из этих профессий падет его выбор, так никто и не знает. Можно подумать, это такие уж разные вещи.

– Чего-чего? – говорю я. – Твое мнение об этой ситуации с перьями никто не спрашивает.

Я сажусь рядом с ним на покрытые инеем ступеньки. Со вздохом папа снимает куртку, накидывает ее поверх моей и застегивает на пуговицу.

– Пять минут, – говорит он. – Потом я за тобой приду.

– Тут тоже есть перья, смотри не вдохни их, – говорит Джейсон, кивая на куртку, хотя, конечно же, там внутри не перья, а поливолокно. Папа заходит в дом, а мы некоторое время молча сидим на крыльце, вот только сегодня дела мои идут так отвратительно, что даже от этого мне становится неуютно.

– Повысилась вероятность одного события, – неуверенно начинаю я.

– Какого?

– Ты знаешь какого. Оно скоро произойдет. Совсем скоро.

– Ты уже который год умираешь, – говорит Джейсон. Как обычно, вопреки моим правилам, он называет вещи своими именами. – Они ошибаются, если думают, что ситуация ухудшается. Ты выглядишь хорошо.

Он смотрит на меня.

– С поправкой на то, что это ты, конечно.

Судя по выражению его лица, я вовсе не выгляжу хорошо. Судя по тому, что он вдруг снимает свой шарф и завязывает его у меня на шее, я вовсе не выгляжу хорошо. Обычно Джейсон ведет себя спокойно, хотя на самом деле волнуется обо всем на свете и ежеминутно производит у себя в голове различные расчеты.

– Ты как? – спрашиваю я. – Ты сегодня какой-то странный.

– Хорошо, – отвечает он, начиная говорить все быстрее. – В смысле, у меня-то все нормально, нам тут не обо мне надо беспокоиться, естественно. В общем, не надо обо мне беспокоиться.

Такое поведение не предвещает ничего хорошего.

– Ты таблетки пил?

– Перестань, – говорит он. – Конечно, пил.

Не очень-то я ему верю, но в то же время чувствую укол совести. Это я виновата в том, что Джейсон так разволновался.

Папа заставляет нас зайти внутрь и, проводив в кухню, оставляет наедине. Джейсон принимается с невероятной скоростью готовить что-то мучное, а я наблюдаю за ним со спины. Он засучивает рукава и повязывает папин фартук. Волосы у него такого же цвета, как шоколад, который он растапливает на плите. Сзади на шее виднеются веснушки, их ровно пять. Его самая отличительная черта – глубокая складка между бровями, которая появилась у него в девять лет, когда он вдруг осознал, что мы все-таки не бессмертны.

Не знаю, как девятилетний вундеркинд мог думать, что мы будем жить вечно. Он долгое время работал над каким-то химическим соединением, связанным с черепахами и морскими звездами, и вплоть до момента, когда оно взорвалось у него в гараже, думал, что сделает огромный Прорыв в науке. По-моему, он хотел вырастить для меня новые легкие, но он так и не сознался в этом.

Джейсон выглядит как человек из закрытого города, полностью отрезанного от внешнего мира. На прошлой неделе он пришел в школу в майке от старой пижамы со «Звездными войнами» и пиджаке от костюма своего дедушки. Из пижамы он давно вырос: рукава заканчивались немного ниже локтя, а спереди она туго обтягивала торс. Но ему было наплевать. Девчонки весь день на него пялились, но не с ужасом, как можно было бы предположить, а скорее с восхищением.

Бывает, что у плоской девочки за лето вырастает пышная грудь – вот и с ним произошло то же самое. Не буквально то же самое, конечно, но нечто подобное. Он вдруг за ночь превратился в симпатичного парня.

Впрочем, Джейсона нисколько не заботили глазевшие на него одноклассницы. Он натурал, но ему безразлично, знают об этом окружающие или нет. У него две мамы. Как-то раз, когда один парень сказал про них что-то нелестное, Джейсон залепил кулаком ему в глаз, чем изрядно удивил всех присутствующих, включая себя самого. Джейсон вообще-то не из тех, кто любит помахать кулаками.

Бывает, на Джейсона находит особое настроение, и тогда он принимается печь шоколадные эклеры. Сегодня как раз такой день. Если бы я и так не переживала, этот симптом меня бы точно встревожил. Шоколадные эклеры у нас принято печь на день рождения. Раз он решил приготовить их раньше, значит, я действительно паршиво выгляжу.

Пожалуй, в зеркало смотреться я не стану.

– Я же все-таки дома, – говорю я. – Будь у них серьезные опасения, они бы оставили меня в больнице.

Джейсон глядит на меня своими карими глазами, не говоря ни слова. Этим взглядом он сообщает мне, что плевать ему на мои слова и его уже ничто не может удивить. И ему бы удалось меня провести, если бы он не хмурился сильнее обычного и не работал так быстро венчиком.

То ли из-за этой его угрюмости, то ли из-за того, что мне тревожно, я рассказываю ему все: про свист, про корабль. Про то, как он просто выплыл из-за туч. Про то, как он за мной охотился.

Охотился?

Не знаю почему, но мне показалось, что корабль за мной именно охотился. Я рассказываю ему, как странно повел себя мистер Гримм, хотя, может быть, это я вела себя странно. В какой-то момент я даже подумала, что мистер Гримм тоже заметил корабль, но притворился, что ничего не видел.

Джейсон ставит тесто в духовку, несколько секунд взбивает начинку для эклеров, а затем начинает раздумывать над моими словами с таким видом, будто листает бумаги у себя в голове.

– Образование облаков в форме корабля. Это самое простое объяснение.

Я начинаю возмущаться.

– Дослушай до конца, – говорит он. – Люди часто видят явления, которые не могут объяснить. Зеленые лучи, например, всегда вызывают панику, потому что люди боятся, как бы их не забрал НЛО.

Я поднимаю руку.

– Половины оптических эффектов люди просто не понимают, – продолжает он, не обращая на меня внимания. – Существует целая категория миражей летающих кораблей. Некоторые считают, что «Титаник» потонул из-за того, что мираж сделал айсберг невидимым.

Пока он говорит, я провожу собственное маленькое исследование с телефоном в руках. Этот парень просто ходячая Википедия, только ему даже доступ к интернету не требуется. Он стоит себе посреди кухни и, продолжая взбивать крем, небрежно закидывает меня фактами.

Но я видела совершенно не то, что он описывает. Мне хочется огрызнуться. Он должен мне верить, он ведь всегда мне верит. Я привыкла полагаться на него как на главного пособника своего Богатого Воображения.

– Что, проверяешь все в интернете? Разозлилась из-за того, что я не готов поверить тебе на слово? А есть еще блуждающие огоньки, – говорит он и с усмешкой поворачивается ко мне лицом. Как же он меня раздражает!

– НЛО, черные вертолеты, фантомные дирижабли и все в том же духе.

Затем он говорит еще одно слово, от которого я будто прирастаю к полу.

– Магония.


Глава 5
{АЗА}

– Магония? – удивленно повторяю я.

Это слово звучит знакомо. Я пытаюсь обратить все в шутку.

– Это что, болезнь такая? Или архитектурный стиль? Или ядовитое растение? Если болезнь, то лучше мне не знать. Сразу тебя предупреждаю, мне сейчас не до лекций по медицине.

– Да речь не о болезнях. Мы разговаривали о миражах. Загляни в «Анналы Ульстера», – говорит Джейсон со своим фирменным Страдальческим Вздохом.

– Что за Ульстер? Это улей с лобстерами, что ли? Звучит как что-то из животного мира.

Я начинаю нести всякий вздор, а между тем это слово не дает мне покоя. У меня возникает такое чувство, будто нужное воспоминание притаилось в самом укромном уголке моего сознания. Наверное, я где-то его прочитала. Все, что я знаю, я когда-то где-то прочитала.

Джейсон снова вздыхает.

– Только не говори мне, что не читала «Анналов Ульстера».

– Читала, – говорю я. Может быть, я и правда читала их, а потом забыла. Я фальшиво закашливаюсь. Нет смысла даже пытаться врать Джейсону, он все равно меня раскусит.

Когда ты ежедневно видишься с человеком с пяти лет, он и так знает, какие книги ты читала, а какие нет. А еще он в два счета догадается, что ты пытаешься быстро найти в интернете краткое содержание, убрав руки с телефоном под стол.

В Википедии написано, что «Анналы Ульстера» – это ирландские хроники.

– Да их никто не читает. Но сегодня я изучил нужные нам разделы. Массовые галлюцинации – звучит знакомо? Нет?

Нет. Он переключается в свой излюбленный режим и начинает говорить короткими, отрывочными фразами, как робот.

– Суть в следующем. Это не из «Анналов», но тоже с ними связано. Восемьсот тридцатый год нашей эры. Франция. – Он размашистым жестом вырисовывает время и место в воздухе, снабжая свой документальный фильм субтитрами. – Архиепископ Лиона пишет, что у них в городе появилось четверо помешанных – трое мужчин и женщина, – которые утверждают, что упали с неба. С кораблей. С летающих. Кораблей. Понимаешь, к чему я клоню?

Понимаю. Я не подаю вида, что его рассказ меня сильно заинтересовал, но на самом деле я вся обратилась в слух.

– Архиепископ отправляется на общественное собрание и видит, что этих четверых заковали в колодки…

Тут я его перебиваю:

– Глазам своим не верю: ты только что изобразил универсальный жест «заковать в колодки»? Такого жеста даже не существует, и, как бы ты ни старался, тебе не ввести его в обиход.

Слегка покраснев, он прекращает изображать закованного в колодки мученика и опускает руки, в которых все это время удерживал миску с кремом.

– …и все кругом обвиняют их в том, что они воруют урожай. Эти идиоты действительно сказали горожанам, что спускаются с неба на баркасах и обчищают поля. А те им поверили, потому что у них и так проблемы с урожаем, чего им терять-то?

Хаотичность изложения Джейсона Кервина мне уже порядком поднадоела. Его сверхчеловеческая память совершенно обескураживает, но Джейсона это совсем не волнует.

– МАГОНИЯ, говорят они все. Мы свалились с Магонии. И тут весь город охватывает паника.

Джейсон начинает так усердно взбивать крем, что брызги попадают на холодильник.

– А что потом? – спрашиваю я.

– Ну, не помню, что в итоге стало с магонцами: их то ли повесили за колдовство, то ли изгнали из города – в общем, наверняка им пришлось несладко, ведь они, считай, сами заявили, что прилетели с небес и хотят вернуться обратно, прихватив с собой все награбленное зерно.

– Джейсон, – говорю я наконец, – ты Отклоняешься От Темы.

– Я только хочу сказать, что если у тебя галлюцинации, то это галлюцинации в славной старой традиции, – говорит он. – С качеством материала тебя можно только поздравить. Хочешь, расскажу еще что-нибудь про Магонию?

– Нет, спасибо, – говорю я. – Я хочу шоколада.

Поверить не могу, что ничего не знала о Магонии. Я, наоборот, должна была все о ней знать – как раз такие истории я и люблю.

– Maganwetar. Что в переводе с древневерхненемецкого означает «вихрь».

– Джейсон, – говорю я.

– Не волнуйся, я не владею древневерхненемецким, – говорит он.

– Вот и хорошо, – отвечаю я. – Если бы ты его без меня выучил, это было бы уж совсем нечестно.

Его ничем не пристыдишь.

– Некоторые считают, что название «Магония» произошло именно от этого слова. Если ты из Магонии, значит, ты живешь в вихре. Так полагал Якоб Гримм – тот самый парень, который писал волшебные сказки. Еще он допускал, что «Магония» может быть связана с греческим словом magoi, что означает «маги», и тогда все слово целиком переводится как «страна магов». Мне лично больше нравится версия с вихрем. Целая страна магов – это как-то скучно, ведь вся суть волшебства в том, что оно подвластно не каждому. Иначе это уже не волшебство, а обыденность. Страна магов – это все равно что страна механиков.

Я с головой погружаюсь в телефон. Нашла: какой-то тип по имени Агобар жалуется, что жители его города верят, будто град и молнию на них насылают обитающие в небе заклинатели бурь.

«Но в дополнение к слухам мы своими глазами видели людей столь глупых и столь безумных, что они верили в существование края, называемого Магонией, откуда прилетают корабли в облаках. На этих кораблях в Магонию увозят урожай, потерянный из-за бури и града, которые насылают на поля заклинатели бурь. По-видимому, воздухоплаватели награждают этих чародеев, а сами забирают зерно и плоды. Среди людей, охваченных столь глубоким безумием, что они полагали все это правдой, многие собрались вместе на совет. Они поймали четверых человек, троих мужчин и женщину, которые якобы выпали с тех самых небесных кораблей, заковали их в цепи и несколько дней держали в заточении. На совете, на котором присутствовали и мы, они выставили пленников на всеобщее обозрение и требовали, чтобы их побили камнями…»

Я поднимаю глаза от телефона.

– Получается, магонцы воруют урожай?

Джейсон самодовольно улыбается.

– Круги на полях меня никогда особенно не интересовали, но ты же знаешь, как их обожают помешанные на НЛО. Ты уже дошла до Гервасия Тильберийского?

– Нет, я все еще читаю «Анналы Ульстера», – вздыхаю я. Конечно же, у него в запасе есть и другие отсылки. Он даже эсэмэски снабжает примечаниями.

– Гервасий приводит один случай, когда необъяснимое событие произошло на глазах у целой толпы. Однажды, выйдя из церкви, прихожане увидели, как из облаков падает якорь. Он застрял в большом камне, лежащем прямо напротив церкви. В следующий момент, проплыв некоторое расстояние по воздуху, по якорному канату спустился моряк и попытался отвязать его от якоря. По-моему, это просто блестяще, разве нет?

Я ввожу запрос в поисковую строку «Гугла».

– Когда это все произошло?

– В тринадцатом веке. В итоге прихожане перерезали канат, а якорь оставили себе и сделали его частью входной двери.

– Это сказка, – говорю я. Тут мне в голову приходит одна мысль. – А что случилось с тем моряком?

Джейсон смотрит мне в лицо.

– Он утонул.

Я встречаюсь с ним взглядом.

– В воздухе. Он утонул в воздухе. Продолжай возмущаться, что я отклонился от темы. Ты ведь у нас последние шестнадцать лет вовсе не тонешь в воздухе, которым свободно дышат все остальные.

Меня пробирает дрожь. Есть в этой истории про якорь пугающие совпадения.

– Вообще-то я почти уверена, что на уроке мистера Гримма увидела за окном вертолет.

– Ну да. И поэтому ты так испугалась. Ты же у нас ни разу не летала на вертолете. Тебя в пятом классе не эвакуировали по воздуху во время школьной поездки, потому что в развлекательном парке в стиле сафари ты перестала дышать.

Я театрально закатываю глаза.

– «И в небе и в земле сокрыто больше, чем снится вашей мудрости, Горацио»[1], – говорит Джейсон Кервин, чем заслуживает упрек в Банальности.

– «Гамлет»? Ты это серьезно? – говорю я. – Я тебе не Горацио. Это все побочные эффекты от таблеток, перья в легких и признаки скорого наступления преждевременной смерти.

– «Гамлет» как раз и построен на галлюцинациях, помешательстве рассудка и случаях преждевременной смерти. Хотя последнее к тебе уж точно не относится, потому что ты не умираешь.

Он поворачивается на месте и еще немного помешивает крем.

Мое недовольство только нарастает и переходит в негодование. Я не могу унять дрожь, как собака, которая хочет отряхнуться от воды. Моя кожа как будто превратилась в утягивающее белье. Сама я никогда его не носила, но мама говорит, что это орудие для пыток, предназначенное для того, чтобы прекратить у женщин циркуляцию крови. Именно так я себя и чувствую.

Некоторое время я молча размышляю и покусываю внутреннюю сторону щеки.

– Я никак не пойму, – говорю я наконец. Я и сама не знаю, отчего так расстроилась, но мне вдруг хочется рвать и метать, а еще я чувствую, что могу потерять сознание. – Ты все-таки думаешь, что у меня галлюцинации?

Джейсон просто смеряет меня взглядом.

– Или ты веришь, что меня ищет летающий корабль? Оттуда, из этой… из этой Магонии.

Последние слова я говорю едва слышно, чтобы проверить, как они прозвучат.

– Я думаю, что ты уже где-то о ней читала, и эта информация болталась у тебя в голове, а теперь выплыла наружу. Ты увидела образование облаков, а твой мозг дополнил эту картину, – отвечает он. Немного подумав, он продолжает: – Корабль в небе – далеко не худшее видение. Радуйся, что тебе не почудилось, будто все на планете охвачено пламенем. У некоторых бывают и такие галлюцинации – после приема лекарств.

– Можешь мне не рассказывать о побочных эффектах лекарств, – говорю я с укором, но ему вовсе не стыдно. Он мне не верит. Я и сама себе не верю. Почему я так сильно хочу, чтобы корабль оказался настоящим? Галлюцинации – это не так уж и плохо. Сама мысль о них куда более удобоварима, чем предположение, что кто-то выкрикивал мое имя с летающего корабля.

– Бывают вещи и похуже, – продолжает он. – Тебе привиделось что-то наподобие диснеевского мультфильма. Что-то среднее между «Питером Пэном» и «Инопланетянином».

Я страшно возмущена этим намеком на то, что у меня галлюцинации как у пациента детской больницы.

– То есть, по-твоему, у меня мозги набекрень съехали, – говорю я. – Отлично. Как скажешь. Тебе лучше знать, – мне хочется задеть его за живое.

– Да, мне лучше знать, – отвечает он таким спокойным тоном, что мне сразу становится стыдно. – Я знаю, как ведут себя мозги, съехавшие набекрень.

– Как ты вообще узнал про Магонию? – говорю я жалобным голосом. – Ты ведь «Анналы Ульстера» не для собственного развлечения читал?

– Помнишь, я конструировал летающую тарелку? Пришельцы и инопланетные корабли – это просто современная версия легенды о Магонии.

– Твоим мамам все равно бы не понравилась эта твоя летающая тарелка.

Ева по профессии биолог, а раньше была экотеррористом, хотя она, наоборот, назвала бы себя борцом с экотерроризмом, потому что в ее понимании террористами являются те, кто бездумно наносит вред окружающей среде. Как бы то ни было, она приковывала себя к деревьям и как минимум один раз поломала с помощью гаечного ключа бульдозер, за что ее потом арестовали. По ней не скажешь, что она на такое способна. Она выглядит как самая обыкновенная мама. Видимо, так все и устроено в жизни.

Теперь она пишет научные статьи о принципах ведения сельского хозяйства и о том, как мы губим наш мир, чтобы построить экономику на основе торговли продуктами питания. Прочитав одно ее эссе о безответственном подходе к выращиванию бананов, я навсегда исключила их из своего рациона.

– Летающую тарелку я бы изготовил из переработанных материалов, – говорит Джейсон. – Против этого они бы ничего не имели. Вот, попробуй.

Я откусываю эклер, и горячий воздух обжигает мне язык. Как можно быть таким начитанным? Он явно жутко доволен собой.

– Да-да, – говорит он. – Про НЛО я знаю практически все. – Сжалившись надо мной, он продолжает: – А еще после вчерашнего инцидента, когда ты чертыхалась на весь класс и кричала что-то про корабли в небе, я решил погуглить «летающие корабли».

Я посылаю его куда подальше и вздыхаю с облегчением.

– Я просто поискал информацию в интернете. С телефона. Ты и сама могла бы этим заняться, если бы так не разволновалась из-за этих своих – цитирую – «побочных эффектов». Тебе не свойственно выдумывать вещи на пустом месте. И когда ты говоришь, что видела парящий в облаках корабль, я тебе верю. – Он не смотрит в мою сторону. – Так что да, думаю, ты действительно увидела… что-то.

Я испытываю невероятное облегчение, а еще, кажется, благодарность.

– Ты точно ничего не видел? – спрашиваю я с надеждой. – Ни парусов, ни мачты? И ничего не слышал?

Он мотает головой:

– Нет, но это не суть важно. Мы обязательно разберемся, в чем тут дело.

– Правда?

Джейсон берет ложку и наполняет эклеры кремом, затем поливает их сверху шоколадом – и все готово.

– Да, правда. С днем рождения.

Он криво втыкает свечку в один из эклеров и зажигает ее.

– Он у меня не сегодня, – говорю я.

– Ну и что? Загадаешь желание пораньше, – отвечает он. – Если не хочешь задувать свечку, я сам задую.

Я в нерешительности смотрю на свечу. С нее не капает воск.

– Я сейчас сам загадаю желание, – предостерегает меня Джейсон. – А тебе вряд ли захочется, чтобы оно исполнилось.

– И чего же ты пожелаешь?

– Последствия будут просто кошмарными, – говорит он. – Ты будешь разъезжать по роллердрому в костюме аллигатора. Можешь мне поверить, я запросто это устрою.

Я невольно улыбаюсь, а затем закрываю глаза.

– Загадывай, – говорит Джейсон, как будто опасается, что я забуду это сделать.

Я загадываю желание, задуваю свечу и поднимаю на него глаза.

Джейсон наблюдает за мной, покусывая нижнюю губу.

– У меня для тебя что-то вроде подарка, – говорит он.

– Валяй, – отвечаю я. Мне вдруг приходит в голову мысль, что, может быть, это он подстроил сцену с кораблем, и у меня появляется надежда. – Ты арендовал прожекторы? Это был розыгрыш, да?

Джейсон продолжает на меня смотреть. Как-то странно он себя ведет. Обычно он просто с довольной ухмылкой выкладывает подарок на стол. К примеру, в прошлом году он подарил мне блошиный цирк в террариуме. Купил его у какого-то жалкого вида типа, который всю жизнь посвятил дрессировке блох. Конечно, очень скоро все блохи подохли, но сальто назад они делали просто улетно.

– Что за подарок? – спрашиваю я. – И где он?

Я щупаю его нагрудный карман: там пусто. Мне вдруг становится очень неловко из-за того, что я дотронулась до его груди, и я отдергиваю руку, как будто обожглась. Я трясу кистью, делая вид, что у меня свело пальцы, но в то же время все еще ощущаю тепло его тела, его твердой груди, и… нет-нет-нет, только не это.

– Я подарю его тебе, когда будем смотреть видео с кальмаром, – говорит он наконец.

Я немного растеряна. Я совсем забыла про видео с кальмаром, но Джейсон уже достает ноутбук.

– Это надо смотреть в темноте, – говорит он.

– Пойдем в подвал, – предлагаю я.

В любой другой день нельзя было бы придумать ничего более естественного, потому что большую часть времени мы и так проводим либо в подвале, либо в гараже.

Но сегодня он так смотрит на меня, что мне начинает казаться, будто он выдумал всю эту историю с подводными съемками и гигантским кальмаром и на самом деле собирается окатить меня водой, как только я спущусь в подвал, или достать из кармана мазь, дарующую бессмертие. О других вещах, которыми он мог бы захотеть со мной заняться, я даже не думаю, потому что я – это я, а он – это он.

Мы располагаемся на диване, как вполне обычные подростки. По нам и не скажешь, что мы собираемся смотреть видеозапись головоногого моллюска, незаконно скачанную через тайные каналы.

Джейсон включает ноутбук и открывает видео, а затем вырывает листок из блокнота, что-то на нем пишет и складывает его пополам. Немного помедлив, он дает листок мне.

Я раскрываю его и читаю:

Я { } тебя больше, чем [[[{{{ }}}]]].

Просто скобки, а в них ничего. Я поднимаю глаза на Джейсона, и он отворачивается.

– Ну, вот. Вот и все. Это мое письмо, – говорит он. – Если в нем когда-нибудь возникнет необходимость. Но ее не возникнет. – Спустя пару секунд он добавляет: – Ладно. С этим покончили.

Он легонько бьет мой кулак своим и после этого не убирает руку. Мы касаемся костяшками пальцев. Я чувствую, что краснею. С моей-то голубоватой кожей наверняка я приобрела лиловый оттенок.

Долгое время мы смотрим в темный экран. На нем виднеется что-то блестящее – приманка для кальмара.

Я думаю о том, что он написал.

Я хочу сказать: и я тебя.

Я хочу сказать: я знаю.

Я хочу сказать: я могу заполнить пропуски в твоих предложениях. Я могу заполнить пробелы между буквами. Я знаю твой язык. Это и мой язык.

Я хочу все это сказать.

Но я просто сижу, уставившись в экран и повторяя { } добрых полторы минуты, пока наши с Джейсоном пальцы переплетаются, как будто умеют двигаться независимо от нас.

На экране появляется гигантский кальмар. Он похож на созвездие, возникшее в ночном небе, где прежде не было ни одной звезды. Он расправляет щупальца, весь серебристый, извивающийся и пульсирующий, и проплывает прямо перед камерой. Он такой живой, такой невероятный и в то же время такой настоящий. Его глаза, его щупальца, его огромные размеры завораживают. До этого момента мы видели только мертвых или умирающих кальмаров, а этот предстает перед нами во всем своем великолепии.

Живой.

Мы не смотрим друг на друга.

Мы оба плачем. Это точно.

Он совсем рядом: его рука лежит рядом с моей, его коленка в джинсах касается моей; я чувствую запах лимонной цедры, с помощью которой он оттирает с рук ядовитые вещества, и запах мыла с древесным углем, с помощью которого он смывает их остатки; я чувствую запах карандашной стружки и графита. И все, что я могу сказать, – это ().

Его пальцы скользят вверх и вниз по моей ладони, а другая рука поглаживает мое запястье – и, и, и.

&,&,&.

!!!!

Я не в силах взглянуть на него.

После продолжительного молчания, когда гигантский кальмар уплывает обратно в свое царство, я заставляю себя заговорить:

– Хочешь узнать, какое я загадала желание?

Как будто он и так не знает. Мне кажется, он уже много лет загадывает то же, что и я. Мы оба всегда очень успешно притворяемся, будто ничуть не суеверны, но на самом деле это не так.

– В этом нет необходимости, – говорит он, глядя на меня с горькой улыбкой, и я вижу, что эта улыбка стоит ему немалых усилий.

– Аза, – говорит он, наклонившись ко мне. Я хочу прижаться к нему, правда хочу, и я уже совсем близко, и я не могу дышать, и я – это я, а он – это он, и мы лучшие друзья, и что все это значит? Ему меня жалко?

Нет, нет, это же Джейсон, и он в дюйме от меня. Он все еще плачет, и я тоже. Я придвигаюсь к нему, и он придвигается ко мне, и

за окном сверкает молния.

Белая, шипящая, заставляющая волосы на всем теле встать дыбом, с запахом озона, повергающая в трепет. Прямо на заднем дворе моего дома. Прямо за окном. Совсем близко. В десяти футах от нас.

От неожиданности мы тут же отскакиваем друг от друга.

АЗА, ревет свистящий голос. АЗА ПОРА ВЫХОДИ.


Глава 6
{АЗА}

В окно барабанит дождь, и тут же к нему прибавляется град, такой крупный, что градины можно принять за шарики для пинг-понга. От напора ветра дрожит оконное стекло.

Я соскальзываю с дивана, и Джейсон подхватывает меня, не давая мне упасть.

– Ты это слышал?

– Что, гром? – говорит он. – Мощно, да?

– Да нет же, – говорю я. – Миллион птиц. Целый миллион, и все они ко мне взывали.

Джейсон прижимает меня к себе, что только усиливает мое смятение.

Раздается шум, в котором слились хлопок ударной волны, рев реактивного двигателя, гром и оглушительный грохот, и шум этот взрывается множеством различных голосов:

АЗА.

Шум распадается на отдельные голоса, похожие на гудение проводов, которые отрывками доносятся до меня сквозь ветер. Все – кто, все? – кричат, поют, визжат мое имя.

АЗААЗААЗААЗАЗАЗАЗАЗААЗААЗАЗАЗА

Я хватаю Джейсона за рубашку и вглядываюсь ему в лицо. Он некоторое время прислушивается, а потом мотает головой.

– Вот это да, – говорит он.

– Что?

– Ну и погодка.

Я отстраняюсь от него, поправляю кофту, складываю листок, который он мне дал, и убираю его в карман.

– Ага, – говорю я, стараясь унять дрожь в пальцах.

Черт, черт, черт. Я схожу с ума, на этот раз точно. Таких галлюцинаций у меня еще никогда не было.

Джейсон наблюдает за мной с удивлением и беспокойством. Я стараюсь не вспоминать тот день, когда зашла к себе в комнату и увидела, что все блохи подохли и валяются на дне террариума среди россыпи блесток.

– Ты как? – спрашивает Джейсон.

– Не очень.

– Из-за всего происходящего, – медленно говорит он, – или из-за того, что я все испортил?

Я мотаю головой – на большее я не способна.

– Мне нужно прийти в себя, – говорю я в конце концов.

Посмотрев на меня долгим, пристальным взглядом, он кивает, закрывает свой ноутбук с гигантским кальмаром и идет наверх. Я остаюсь сидеть в темноте, пытаясь успокоиться и собраться с мыслями. Мне хочется и плакать, и смеяться.

Мы почти…

Но нет.

И…

Спустя несколько минут, когда сердце перестает метаться в груди, я поднимаюсь наверх.

– Ну как ты? – Он моет посуду. Мы оба чувствуем себя страшно неловко.

– Лучше, – говорю я.

Он откашливается.

– Вернемся к Магонии? – спрашивает он, не глядя на меня. – Могу рассказать еще что-нибудь про средневековые инопланетные хроники.

Я смотрю на его спину. Плечи = чересчур высоко.

– Может быть… – начинаю я и умолкаю. Но потом, набравшись смелости, продолжаю. Что, если конец близок? Что, если сегодня мой последний день на земле? Самое время проявить смелость.

– Может быть, я хочу вернуться к тому, чем мы занимались до этого, – говорю я. – Это я все испортила, извини.

Я перехожу на скороговорку:

– Ну-что-если-хочешь-начнем-все-с-начала-хоть-я-и-ходячая-катастрофа.

Джейсон заметно расслабляется: лицо его проясняется, а плечи возвращаются в обычное положение.

– Ты думаешь, что вселяешь в меня ужас… – он всегда произносит эти слова, когда я начинаю себя критиковать.

– Но я тебя не боюсь, – я заканчиваю фразу за него, потому что уже выучила ее наизусть.

Джейсон наклоняется ко мне через стол, и я готовлюсь изменить наш статус, потому что – о господи – мне так сильно хочется изменить наш статус, но именно в этот момент с гримасой отвращения в кухню врывается Илай.

Ничего страшного.

Подумаешь, не удалось поцеловаться.

Вот если бы я годами почти что бессознательно фантазировала о том, как мы целуемся, тогда было бы обидно.

Мне хочется сорваться на Илай, хотя она ни в чем не виновата.

– Там на улице такая паршивая погода, – говорит она, после чего окидывает нас оценивающим взглядом. – Да и здесь внутри тоже. Я попала под дождь. Вы видели молнию?

Она стряхивает с плеча капельку дождя, всего одну. Не удивлюсь, если моя сестра обладает тайным умением ходить между дождинками. Я, наоборот, даже в туманное утро промокаю до нитки.

– Илай, – говорю я. – Не могла бы ты…

Она, должно быть, научилась еще и читать мои мысли, потому что мгновенно занимает оборонительную позицию.

– Это и мой дом тоже, – отвечает она. – Ты не имеешь права выгонять меня из кухни.

– Я тебя не выгоняю, – говорю я, содрогаясь при мысли, что она может как-то прокомментировать то событие, которому только что воспрепятствовала.

– А собиралась, – говорит она, садясь за стол. Ну и чутье у нее. – Но я никуда не уйду, не дождешься. Я есть хочу.

Покашливая, я ухожу к себе комнату, где стоит лютый холод, а они остаются в кухне есть эклеры.

До процедуры осталось одиннадцать часов, не то чтобы я считала. У меня нет никакой необходимости считать часы, ведь я вовсе не собираюсь завтра умирать.

Я достаю листок бумаги, подарок Джейсона, и принимаюсь его разглядывать. Он поступил нечестно: теперь мне еще сильнее хочется жить. Я { } тебя больше, чем [[[{{{ }}}]]].

Я одновременно и улыбаюсь, и плачу.

И тут сильный порыв ветра распахивает окно. В смущении я прячу записку в карман.

Должно быть, мама опять пыталась убраться у меня в комнате и забыла его запереть.

Я выглядываю в окно. Как это ни парадоксально, на улице снегопад, хотя сейчас лишь ноябрь и только что шел дождь. Лужайка на заднем дворе уже покрылась тонким слоем снега, а небо потемнело и отливает тусклым блеском. Создается впечатление, что снег – это поверхность Луны, что мы одновременно находимся и здесь, и в открытом космосе. В действительности так оно и есть: ни к чему не привязанные, мы кружим в темноте, как Марс и Венера, как звезды.

Нет, я не буду плакать.

Со стороны окна раздается скрип.

Я размышляю о космическом мусоре. Может быть, каждую планету в нашей Солнечной системе выбросили чьи-то гигантские руки. Каждая звезда – это скомканный лист бумаги, подожженное любовное письмо, тлеющий сигаретный пепел.

Среди торчащих из-под снега травинок по двору пугливо прыгает красногрудый дрозд. Он склоняет голову набок и обращает ко мне взгляд.

Я заставляю себя отвернуться и принимаюсь рыться в шкафу, выбирая, какие вещи возьму с собой в больницу. Из кухни доносятся голоса Джейсона и Илай. Он что-то плетет про град, который оказался дождем из лягушек, замерзших в кусочках льда. Он обожает такие истории.

Где-то вблизи раздается щебетание. Повернувшись, чтобы закрыть окно, я вижу, что всю лужайку облепили птицы. Дрозды, и вороны, и сойки, и чайки, и синицы, и ласточки – всего их штук пятьдесят.

А на подоконнике у меня сидит маленькая ярко-желтая птица с черным клювом. Ее расправленные крылья похожи на мантию из лепестков бархатцев.

Это она щебечет.

Она здесь, говорит птица. Она готова.

Нет, этого не может быть. Это же птица, она не умеет разговаривать. В этот момент она открывает клюв, и оттуда раздается долгий, пронзительный звук. Остальные птицы замирают, как будто чего-то ждут. Я пытаюсь согнать ее с подоконника, но, как только я собираюсь опустить створку окна, все птицы одним движением вскидывают головы и устремляют на меня взгляд.

Они не просто смотрят в мою сторону – на заснеженной лужайке сидит целая туча птиц, причем многие из них не должны сейчас находиться в наших краях, и все они наблюдают за мной и чего-то ждут. На лужайку опускается ястреб, потом сова. Остальные птицы не обращают на них ни малейшего внимания.

И это какое-то безумие, безумие вроде дождя из лягушек, только тут дождь не из лягушек, а из птиц, и меня всю трясет от холода, а еще от чего-то другого. Маленькая птица, сидящая на подоконнике, никуда не улетает. Она просто глядит на меня.

– Кыш! – кричу я, кашляя и дрожа, но птицы не двигаются с места. И вдруг они начинают петь.

Говорить.

Хором.

Аза Рэй.

Я чувствую странное постукивание в груди, которое тут же сменяет новое, незнакомое ощущение, как будто у меня в легких появилась огромная дыра. Маленькая желтая птица заглядывает мне в глаза. Я закашливаюсь.

И вдруг птица залетает мне в рот.

Я чувствую ее крохотные твердые косточки, когтями она корябает мне зубы. Я силюсь закричать, но весь рот забит перьями. Она проталкивается все глубже, расправляя крылья сначала у меня во рту, потом в горле, и мне нечем дышать, и в следующий момент она уже залезает в трахею, и спустя еще несколько секунд изнутри моей грудной клетки раздается голос.

Получилось, поет желтая птица. Я ощущаю, как она двигается у меня в левом легком. Получилось. Я внутри. Все готово.

Я издаю вопль. Там, внутри, она свистит и бьет крыльями, а в голове у меня только одна мысль: перо-перо-перо.

Мне в легкое залетела птица? МНЕ В ЛЕГКОЕ ЗАЛЕТЕЛА ПТИЦА? Я задыхаюсь.

Я смотрю в окно. В облаках виднеется…

О боже… над верхушками деревьев показываются паруса и снасти, на верхней палубе различимы темные силуэты. Я вся в слезах и прижимаю руки к груди и не знаю не знаю не знаю что делать.

Готовыготовыготовывперед, свистит птица у меня в груди, и все остальные птицы смотрят на меня так, будто я понимаю, что сейчас происходит. Вот и все вот и смерть вот каково это умирать и почему ни в одной книжке про смерть не сказано что в последний путь тебя будет провожать стая птиц? А где же белый свет? Где же мир и покой? Где же Глас Господа и ангелы?

Из облаков, извиваясь, спускается спускается спускается трос – может быть, это сон? Он раскачивается прямо у меня за окном, и здесь не осталось воздуха, и нигде не осталось воздуха.

Готовыготовыготовы, доносится из моей грудной клетки. Небо наполнено градом, и снегом, и ветром, и таинственным свечением. Птицы взлетают с лужайки и хватаются когтями за трос. У меня голова идет кругом. Я задыхаюсь.


Глава 7
{АЗА}

Когда я прихожу в себя, перед глазами мелькают красно-бело-синие огни. Я в машине «Скорой помощи», под спасательным одеялом, а рядом со мной папа, Джейсон и Илай. За окном сильный снегопад.

Я пытаюсь сесть, но обнаруживаю, что пристегнута к каталке. На лице у меня маска. Мне хочется сорвать ее, хочется кашлять, хочется говорить.

– У тебя случился приступ, – объясняет фельдшер, медленно и отчетливо произнося каждое слово, будто разговаривает с кем-то, кто ничего не смыслит в происходящем. Я профессиональный пациент, пусть даже я не знаю, как здесь очутилась, как ее зовут, куда меня везет «Скорая» и почему.

В грудной клетке все смолкло.

Птица смолкла?

– К тебе в комнату слетелись птицы, много-много птиц, – говорит Илай дрожащим голосом. – Я прибежала на их крики. – На ее лице написан ужас.

Джейсон держит меня за руку, крепко сжимая мои пальцы.

Что произошло?

В реальном мире я вообще не чувствую своей руки, но зато я чувствую руку Джейсона. Мне хочется высвободиться: у меня возникает ощущение, что он удерживает меня там, где я быть не желаю. Но это неправильно. Это же Джейсон. Я хочу, чтобы он держал меня за руку.

Папа плачет. Он держит мою вторую руку.

– Аза, не переживай, – говорит он. – Тебя подключили к аппарату искусственного дыхания. Ты задыхалась, поэтому и произошел приступ. С тобой все в порядке. Все не так плохо. Мама уже выехала, она была в лаборатории.

Мне кажется, что я наблюдаю за происходящим со дна бассейна.

– Ты как будто тонула, – говорит Джейсон, так тихо, что я едва его слышу. – Ты вся посинела и перестала дышать. У тебя в грудной клетке… были спазмы, и оттуда доносились очень странные звуки. Я сделал тебе искусственное дыхание.

Я гляжу на его губы. Так, значит, они касались моих. Я вспоминаю о записке – она все еще у меня в кармане.

Я несколько раз моргаю, чтобы показать, что поняла его. Но я не понимаю. Я вспоминаю про птицу – о господи, она все еще у меня внутри – и снова порываюсь сесть. Ее необходимо вытащить.

Может быть, у меня сердечный приступ? Легкие как будто сдавило, и в то же время их как будто чем-то наполнили.

– У меня в рюкзаке письма, – говорит Илай. Ее голос кажется чужим и неестественным. – Извинения и признания в любви. Но свое я так и не написала. Я сочиню его прямо сейчас, ладно? Прости меня за то, что иногда я притворялась, будто ты мне не сестра, и говорила, что мы не родственники, прости меня за то, что однажды я украла твой свитер, прости меня за то, что я смеялась над твоим кашлем и один раз даже сказала прохожим, что ты проглотила телефон!

Я смотрю на Джейсона. Я смотрю на него и удивительным образом на миг забываю о птице и говорю: { }.

– Аза, ты меня слышишь? – спрашивает папа, и в его голосе звучит паника. Не просто паника – отчаяние. – ТЫ МЕНЯ СЛЫШИШЬ?

Я нахожу глазами Илай и говорю: { }.

– Прости меня, Аза! – тараторит Илай, вся в слезах. – Прости за все, что я тебе когда-либо сделала!

Она извиняется даже за несуществующие провинности.

Я перевожу взгляд на папу и говорю: {{ }}. Это для него и для мамы.

Папа расплывается и исчезает. Теперь я вижу только свои ресницы и веки, а еще я вижу свой мозг с лабиринтом коридоров внутри; коридоры темные и узкие и продолжают сужаться, и на меня надвигаются книжные шкафы, из которых валятся книги, и на полу скапливаются груды книг с помятыми страницами и исковерканными словами, и я бегу по всем этим коридорам, пытаясь найти выход, прежде чем обрушатся стены.

Мои внутренности складываются, точно я одно большое оригами. Я думала, что умирать будет больно, но боль, которую я испытываю уже целую вечность, теряет всякий смысл, так же как и мои кости. Я делаю вдох и выдох и

Птичка у меня в груди

Птичка у меня в груди

В небе корабли плывут

Последние мгновения перед смертью

Вот мои последние мгновения перед смертью: буря, птица, смятение, холодно не могу говорить не могу сказать им что люблю их не могу

Сколько еще ехать до больницы?

Я вытягиваю шею и пытаюсь заглянуть в переднюю часть салона. За рулем рыжеволосый фельдшер. Он бросает на меня взгляд.

Машина резко сворачивает.

Илай всхлипывает. Джейсон что-то быстро мне говорит. Его дыхание щекочет мне ухо. Я наблюдаю за водителем: машину заносит, и он до упора выкручивает руль.

Мы медленно кружимся посреди заледеневшей дороги. Все кричат – все, кроме меня, потому что я кричать не могу. Я пытаюсь дышать, я пытаюсь удержаться, но у меня не выходит.

Я ускользаю.

Стекла на окнах покрываются льдом, а я лежу на каталке, и рядом со мной мои близкие, и все это уже не имеет значения.

Жизнь и смерть различаются вовсе не так сильно, как я думала. Смерть не похожа на путешествие в другую страну. Скорее она напоминает переселение в другую комнату в доме: тот же самый коридор, те же самые семейные фотографии в рамках, только посередине стеклянная стена.

Я здесь. Но меня здесь нет.

Если это и есть смерть, то я готова. Я как темная материя. Внутри меня целая вселенная, но ученым так и не удалось узнать, что же в ней кроется. Похоже, по большей части я состою из загадок.

Птица у меня в груди начинает свистеть: она поет мне колыбельную.

Машина стоит на льду и никуда не двигается, но сирена и мигалка все еще включены. Фельдшер, которая ехала с нами сзади, спешно вызывает по рации вертолет: «У нас чрезвычайная ситуация…»

Рыжеволосый фельдшер выбегает на улицу и задирает голову.

– Буду сигнализировать, – кричит он, исчезая в снежном вихре.

Я океан, и в моих глубинах плавает гигантский кальмар. В грудной клетке у меня мечется из стороны в сторону и бьет крыльями птица.

– Воспаление легких, – говорит женщина-фельдшер.

– Аза, не надо, – говорит папа. – НЕ ДЕЛАЙ ЭТОГО.

Он запрещает мне умирать, и я хочу его послушаться.

Я смотрю на папу. Я смотрю на себя саму, и уже не так важно, кем я была.

Куда лежит мой путь?

Готовыготовыготовы, говорит птица у меня внутри. А кто-то снаружи ей отвечает: Готовыготовыготовы.

Что-то сильно бьет меня в грудь. Меня? Это все еще я? Тут я понимаю, что происходит: меня реанимируют с помощью дефибриллятора.

– Тебе необязательно умирать, – шепчет Джейсон.

Илай что-то быстро говорит в мобильный телефон.

– Мамочка-приезжай-сюда-как-можно-скорее-приезжай-немедленно-поторопись-я-не-знаю-я-не-знаю-что-случилось-все-очень-плохо!

Из трубки доносится мамин голос. Этот голос я узнаю везде. Она убеждает Илай, что все будет хорошо, и говорит она таким уверенным тоном, что я уже почти готова ей поверить и думаю: «Может быть, я чего-то не знаю?» Но потом Илай, давясь рыданиями, отвечает ей:

– Но все уже не хорошо!

Готовыготовыготовы

Меня в грудь снова бьет сильный электрический разряд. Илай подносит телефон к моему уху.

Я слышу в трубке маму.

Я слышу, как она делает глубокий вдох. Я слышу, как она набирается решимости, и на долю секунды я почти что вижу ее, выражение ее лица, ее позу: одна рука прижата к сердцу, вторая сжата в кулак.

– Я отпускаю тебя, – говорит мама, и хотя ее голос дрожит, в нем присутствует твердость. Она повторяет, чтобы я точно знала: – Я отпускаю тебя, слышишь, малышка? Если у тебя правда не осталось больше сил. Не жди меня. Я люблю тебя, ты моя, ты всегда будешь моей, все будет хорошо, тебе нечего бояться, малышка, тебе нечего бояться.

Я слышу мамин голос – прямо у себя в ухе и в то же время неизвестно где.

Рыжеволосый фельдшер возвращается, и вместе с ним в салон врывается поток холодного воздуха.

– Вертушка уже на подходе, – говорит он женщине-фельдшеру вполголоса. Затем он проталкивается к тому месту, где лежу я. – Пусть родственники отойдут.

Свою коллегу он тоже отстраняет, а точнее отталкивает, да так сильно, что та морщится от боли. Он начинает выделывать с моим телом что-то странное и непонятное.

Что-то проникает мне под кожу в области левого легкого. Надрез, который сделал фельдшер, вызывает очень необычные ощущения. Что же я испытываю: боль или облегчение? Я разделяюсь пополам, как раз в том месте, где находятся мои кособокие легкие, в том месте, где сходятся мои искривленные ребра.

– Что вы делаете? – доносится папин голос.

– Сэр, вы мешаете оказанию неотложной медицинской помощи. Мы пытаемся сделать так, чтобы она могла дышать. Отойдите.

– Не волнуйтесь, – говорит женщина-фельдшер. – Все нормально. Все образуется.

Она старается сделать так, чтобы папа не смотрел на меня, но я мельком вижу выражение его лица, его глаза.

Мой голос пропал. Я силюсь сказать «нет».

Рыжий фельдшер обвязывает меня веревкой, я чувствую ее вокруг груди, но не вижу.

– Я делаю надрез, чтобы она могла дышать. Пожалуйста, сэр, отойдите сейчас же, – говорит он.

– Нет, только не это, – упорно твердит Джейсон. – Только не это. Не сдавайся, Аза. Ученые найдут способ – о господи!

Он всхлипывает. Фельдшер смотрит на меня сверху вниз, а я на него – снизу вверх. Он засовывает руку в нагрудный карман моей рубашки и достает записку.

Что-то давит мне на шею, а боль все не приходит. Происходит разлом, что-то откалывается, и вокруг груди у меня как будто веревка, и мое тело вроде бы лежит на каталке, а вроде бы поднимается с нее и наблюдает за происходящим со стороны.

– Я найду тебя, – говорит Джейсон, и я его слышу. Я его слышу. Я ему верю.

Свет в салоне начинает мигать. Снаружи доносится звук мощнейшего удара, раздается взрыв, вспыхивает огонь, пахнет озоном и дымом. Что-то крепко хватает меня и уносит через двери «Скорой» на улицу, и папа разражается ругательствами, и Джейсон все еще твердит девочке на каталке, что не отпустит ее, и Илай визжит, и вдруг

п

р

о

п

а

л

З В У К.


А дальше? Ничего.


Глава 8
{ДЖЕЙСОН}

3,14159265358979323846264338327950288419716939937510582097494459230781640628620899862803482534211706798214808651328230. Один день, два дня, три дня, четыре дня, пять дней спустя.

Вот что я хочу сделать: я хочу взять телефон и позвонить Азе. Я хочу услышать ее голос.

– Зачем ты мне звонишь? – скажет она. – Терпеть не могу разговаривать по телефону. Напиши смс или приходи в гости. Мне долго тебя ждать? Ты уже тут? Давай, тащись сюда.

Но у Азы теперь новый номер: 66470938446095505822317253594081284811174502841027019385211055596446229489549303819644288109756659334461284756482337867831652712019091456485669234603486104543266482133936072602491. И так до бесконечности, без ответа. Набирай, набирай, набирай.

Я снова взялся за старое. Повторять, повторять, повторять. Только так, чтобы никто не слышал.

Это давняя привычка, от которой я вроде бы избавился.

Получается, что все-таки не избавился.

412737245870066063155881748815209209628292540917153643678925903600113305305488204665213841469519415116094330572703657595919530921861173819326117931051185480744623799627495.

Вообще, я знаю больше цифр после запятой. А она знает еще больше. Но когда-нибудь в процессе заучивания числа пи я дойду до того места, где остановилась она. Это будет все равно что проехать мимо нее на машине, не замечая, что она стоит у дороги и голосует. Это худшее, что можно придумать во вселенной, где все и так хуже некуда.

По ночам я не могу заснуть. Я не могу прийти в себя. Некоторые вещи я ни с кем и никогда не захочу обсуждать.

Что случилось в машине «Скорой помощи». Как фельдшер вскрыл грудную клетку Азы.

Как мы вызвали службу экстренной эвакуации, и, выбежав из машины, фельдшер стал размахивать руками, чтобы помочь вертолету совершить посадку. Я слышал, как приближается вертолет. Он летел прямо на нависшую над машиной тучу. Раздался удар. Туча загорелась. В тот день умерло еще трое: пилот и фельдшер, прилетевшие на вертолете, и наш фельдшер, пытавшийся им помочь. Но я могу скорбеть только по одному человеку. И я чувствую, что у меня скоро сдадут нервы.

Некоторые вещи… настолько ужасны!

Мы остались ждать на дороге одни. Спустя час лед покрылся достаточно толстым слоем снега, чтобы по нему можно было ехать. Тогда папа Азы сел за руль, и мы двинулись в путь. К тому моменту было уже слишком поздно.

Я ехал вместе с ней, сзади.

Все, чего я хочу с тех пор, – это впечататься головой в стенку, почувствовать ее лбом.

Если бы я сейчас был с мамами в гостиной, они усадили бы меня в кресло и голосом, полным сочувствия и тревоги, поговорили бы со мной о том, что Азы «не стало». Оказывается, это выражение я не перевариваю, как и фразу «мы ее потеряли».

За последние несколько дней я много чего потерял – просто чтобы проверить, каково это. К примеру, я то и дело теряю над собой контроль.

Я ударился головой об стенку, после чего на лбу появился синяк; я разбил окно, обмотав кулак футболкой. Этот киношный прием должен был помочь мне справиться с болью, но он не сработал.

Мне постоянно приходится выслушивать всякие банальности, которые только приводят меня в бешенство, пустые слова о судьбе, и об игре случая, и о том, что у нее была удивительная жизнь, несмотря на то что ей было лишь пятнадцать лет, одиннадцать месяцев и двадцать пять дней. А мне вот не кажется, что это все удивительно. Я ничуть, ничуть не удивлен.

По ночам я не сплю и пялюсь в экран.

После всего, что произошло, я все пытался найти аналогию, объяснение, которое придало бы моей потере смысл, но у меня ничего не выходило. И вот как-то раз во время ночного блуждания по просторам интернета я наткнулся на интересную идею, зародившуюся еще в 475 году до нашей эры. Эта идея принадлежала древнегреческому космологу по имени Анаксагор. В то время в математике еще не существовало понятия «ничто». Тогда в буквальном смысле не было Нуля. И поэтому Анаксагор решил по-своему интерпретировать ту самую отсутствующую вещь, то, чего не существует.

Вот что Анаксагор пишет о потерянном: «То, что есть, не может не быть. О возникновении и уничтожении у эллинов нет правильного мнения: ведь никакая вещь не возникает и не уничтожается, но соединяется из существующих вещей и разделяется. И, таким образом, правильнее было бы назвать возникновение соединением, а уничтожение – разделением»[2].

Впервые мне встретилась концепция, которая меня удовлетворяла. Я попытался изложить ее Кэрол и Еве, но, послушав меня, они только забеспокоились, что я сам хочу «уничтожиться».

– Суицидальная идеация, – сказала Кэрол. – Вот что это такое. – Несомненно, у себя в голове она уже набирала номер психолога. Не то чтобы она ошибалась: в моих словах действительно читалось отчаяние.

– Признавайся, парень, подумываешь свести счеты с жизнью? – спросила Ева. Очевидно, она решила, что поговорить на серьезную тему проще всего будет полушутливым тоном.

– Со мной все в порядке, – сказал я. Она посмотрела на меня, слегка приподняв бровь.

– Ты скорбишь, и это нормально. Ты же человек, а не робот. Нам с Кэрол тоже очень плохо. Мы любили Азу. Но если тебе когда-нибудь покажется, что самоубийство – это выход, то знай: покончишь с собой, и мы придем за тобой и своими руками прикончим тебя снова. Прими это к сведению. Даже НЕ ДУМАЙ ни о каком самоубийстве. А если все-таки дурные мысли закрадутся в голову, скажи нам, и мы вместе придумаем другой выход.

– Нет, – сказал я. – Самоубийство тут ни при чем. Это вопрос чисто философский.

По выражению их лиц было понятно, что верить моим утверждениям про философию они не собирались. Может быть, они были правы. Я тогда был на грани. Я и сейчас на грани.

– Таблетки пьешь? – поинтересовалась Кэрол. – У тебя такой вид…

– Какой такой?

– Как будто ты снова взялся за старое, – сказала Ева.

Я старался не смотреть ей в глаза. Как она могла узнать, что я опять повторяю пи? Я вел себя тихо.

– Да, – ответил я. – Таблетки я пью.

Я на успокоительных – которые не помогают. Сейчас мне поможет только чудо.

Кэрол уговаривала меня записаться к психологу. Ева уговаривала сходить на йогу, которая помогла ей частично унять гнев по поводу устройства вселенной. Чтобы доказать ей, что я в курсе целительной силы йоги, а заодно пресечь дальнейшие попытки меня к ней склонить, я выполнил вполне сносную, но не слишком продолжительную позу журавля. Аза вечно высмеивала йогу и выходила из себя каждый раз, когда я делал при ней эту позу. Именно поэтому я ее и разучил – чтобы дразнить Азу.

Она, кстати, чертовски трудная не только на вид.

– Я тебя не виню, – сказала Ева, когда я согнулся всем телом, удерживаясь на одних руках. – Я тоже злюсь из-за вещей, которые не могу изменить. Йогой ничего не исправишь. Она только притупляет гнев, а проблемы, связанные с ледяными шапками, темными тигровыми питонами и поймами, никуда не исчезают…

На короткий, очень короткий миг мне стало немного легче. После этого разговора Ева больше не предлагала мне заниматься йогой.

Сейчас три часа ночи, и она снова заходит ко мне в комнату. Я под постоянным надзором.

Она ставит чашку горячего молока мне на стол. Соблазнительно. Горячее молоко – это меньшее из зол, но все-таки зло.

– Солнышко, – говорит она.

– Я занят, – отвечаю я. – Я не слечу с катушек, честное слово.

– А выглядишь так, будто вот-вот слетишь, – говорит она. – И даже если этого не произойдет сейчас, не будешь спать – все равно скоро выйдешь из строя.

– А что, если бы Кэрол умерла? – спрашиваю я. – Ты бы смогла спать? – Я сразу же сожалею о своих словах.

Ева выглядит подавленной.

– Я бы не спала годами, – говорит она.

– Ну вот, – отвечаю я. – И у меня так.

– Да, но не спать годами невозможно, – говорит она.

– Но ты же сама только что сказала, что не смогла бы заснуть годами.

– Да, сказала, – шепчет она.

– Я могу не спать по трое суток, а позавчера я спал. Каждую ночь после того, как все случилось, я спал по четыре часа, – говорю я. – Посплю завтра. А сейчас я работаю.

На самом деле я планирую похороны Азы.

Спустя какое-то время Ева уходит. Я чувствую, что поступил плохо. Я отправляю ей смс со словом «прости» и слышу, как в коридоре жужжит ее телефон. Через секунду мне приходит ответная эсэмэска.

Не совершай самоубийство, пишет она. Это не поможет.

Порой Ева говорит именно то, что нужно. Никаких тебе «не оставляй нас» или «мы не хотим тебя потерять».

Она шлет мне еще одну эсэмэску, на этот раз с признанием.

Если *и правда* не хочешь спать, я бы на твоем месте не пила молоко. Его приготовила Кэрол.

Кэрол любит меня и очень за меня беспокоится, а еще она врач и имеет доступ к снотворным. Я убираю чашку со стола. И хотя мне надо еще кое-что обдумать, я на некоторое время выключаю верхний свет.

Должно быть, Аза сделала это где-то за неделю до смерти. При дневном свете надписи на потолке не заметно. Мамы, скорее всего, ничего о ней не знают. Я и сам не знал, пока не выключил свет впервые за долгое время через два дня после ее смерти. Светящаяся краска.

ЗДЕСЬ БЫЛА АЗА РЭЙ.

Вот только последняя буква получилась смазанной: видимо, в этот момент Аза свалилась с передней спинки моей кровати или с ней приключилось еще что-то в этом роде. Поэтому надпись выглядит так: ЗДЕСЬ БЫЛА АЗА РЭ.

С минуту я смотрю на нее и пытаюсь взять себя в руки. В голове у меня месиво из пи и всего того, что я так и не успел ей сказать.

Последние десять лет своей жизни я не закрывал рта, но нужных слов из него почему-то никогда не вылетало.

Я бы хотел установить новую, более совершенную, версию всего, что произошло прямо перед ее смертью. Отменить все это безумие, которое началось с летающего корабля и закончилось пером у нее в легком. Стереть бурю, которая поднялась, пока мы были в подвале. Ее ведь нигде больше не было. Она должна была нависнуть не над одним кварталом, а над всем городом.

Да, знаю, люди умирают. Знаю, когда они умирают, их родные думают, что произошло нечто безумное. Смерть вообще кажется нам безумием. Люди всегда относились к смерти как к чему-то особенному, им всегда казалось, что каждый умирающий – герой. Мы все хотим не просто умереть, а умереть драматично.

Я не оставляю попыток найти во всем этом смысл.

Я помню, как там, в «Скорой», фельдшер разрезал ее, будто она и не человек вовсе. Я помню, как Аза начала задыхаться, ее спина выгнулась дугой, сердце снова остановилось. Фельдшер запустил его с помощью дефибриллятора. А потом еще раз.

И тут я услышал странный звук, пение, доносившееся из ее грудной клетки. Как будто там свистела и кричала птица.

Я не сошел с ума.

Оказалось, что у нее даже пера в легких не было. Вскрытие ничего не показало.

Да, проводилось вскрытие. Результатов я еще не видел, но обязательно их заполучу. Мне нужно увидеть их, убедиться – нет, что Аза умерла, я знаю. Просто у меня такое ощущение, будто Аза куда-то сбежала, а меня с собой не позвала. Ее пальцы крепко стискивали мои, а потом вдруг расслабились, как будто она лишилась всех костей.

Когда прибыла служба экстренной эвакуации, я уже был уверен, что она мертва. И от этого происшествие с вертолетом кажется еще ужаснее.

Мы оба всегда знали, что она умрет, и с момента нашего знакомства каждый день отодвигали это знание в сторону. Никто точно не понимал, что с ней такое, и вот пару лет назад я решил, что именно я стану тем героем, который в этом разберется.

Аза не знала, что я уже несколько лет пытался разгадать, чем она больна и как ее спасти. Я тоннами читал медицинскую периодику. Научиться разбираться можно в чем угодно, лишь бы была правильная мотивация. Я изучал и старинные журналы, и даже работы, написанные в семнадцатом веке. Я запросто могу нарисовать подробную схему легкого – может быть, даже с закрытыми глазами.

Но, что бы я ни делал, я работал недостаточно быстро. Я ведь все-таки не волшебник и даже не ученый. Иногда я просто шестнадцатилетний подросток, а шестнадцатилетним подростком мне быть совсем не хочется.

Мама Азы задалась той же целью, что и я, но взялась за дело намного раньше. Она пыталась найти способ вылечить Азу почти пятнадцать лет, с тех самых пор, как у Азы начались трудности с дыханием. Но каждый раз, когда она направляла на испытание новый препарат, ей отвечали отказом.

О некоторых вещах, которые ее мама для нее делала, Аза даже не догадывалась. Пару месяцев назад я наткнулся на очень многообещающие данные, опубликованные лабораторией, где работает мама Азы, и решил спросить Грету об этих исследованиях. Как выяснилось, когда Аза заболела, Грета работала над одним препаратом. Он почти дошел до стадии тестирования на людях, но его посчитали бесполезным и неэффективным, и дальше этого дело не пошло. Оказалось, что Азе помог именно он.

– У меня дома была сыворотка для лечения тяжелой астмы. Я до сих пор не знаю, почему она подействовала, пусть даже слабо. Аза умирала у меня на глазах, и я решила ее использовать, – сказала мне Грета.

Что-то в этой сыворотке стало решающим фактором в борьбе с болезнью. Она все еще прогрессировала, но уже не так быстро. Все врачи сходились во мнении, что легкие, которые не могли нормально насыщать кровь кислородом, должны были убить Азу, но сыворотка, похоже, ее спасла. С тех пор, хоть это и противозаконно, Грета регулярно давала ее Азе.

Пожалуй, это был единственный случай, когда мне пришлось держать что-то важное в секрете от Азы. Ее мама умоляла меня хранить все в тайне. Она хотела и дальше работать над этим препаратом, но, если бы кто-то узнал о том, что она сделала, ее бы выгнали с работы. Мне не нравилось скрывать эту историю от Азы.

Но это уже не имеет значения, ведь Аза все равно умерла.

Я вглядываюсь в потолок, пытаясь представить себе, что происходит с человеком, когда он умирает. Уничтожение = разделение. Все, что было тобой, и все, что было ею, разлетается, как после взрыва. И рассеивается во всех остальных.


Утро. Похороны. Солнечные очки. Костюм.

Процессом выбора костюма руководила Кэрол, и в нем я чувствую себя как пугало. Рукава кажутся мне непривычно свободными – видимо, это значит, что костюм мне впору. Я привык к старому пиджаку, который достался мне от дедушки по папиной линии, – его можно носить с чем угодно. Мамы передали его мне несмотря на то, что я даже не знаком со своим отцом и не знаю, кто он такой. В этом пиджаке где-то с тысячу карманов, расположенных в самых разных местах. На каждом кармане крохотный ярлычок, на котором написано, что в нем нужно хранить. На карманах встречаются такие ярлычки, как «опалы», «камертон-дудка» или «пули». Похоже, дедушка был либо Джеймсом Бондом, либо коммивояжером.

Я бы ни за что в жизни не надел на похороны Азы костюм, если только это не тот самый костюм, но в нем мне идти запретили.

Я не могу взять себя в руки. Я не готов. Но все же я сажусь в машину и пристегиваю плотно набитую сумку к пассажирскому сиденью. Ее сиденью.

В школьном туалете я переодеваюсь. Я захожу в кабинет мистера Гримма после того, как прозвенел предупредительный звонок, и сажусь за парту.

Все на меня палятся. Весь класс одет в тщательно подобранные родителями наряды: черные платья, черные колготки, черные костюмы, выглаженные рубашки и галстуки.

Мне хочется сказать им: смотрите, смотрите. Это еще не все.

– Мистер Кервин, – говорит мистер Гримм. Мы молча смотрим друг на друга. Выражение его лица смягчается.

– Не могу вас упрекать. Снимите верхнюю часть – и можете остаться, но так я вас учить не буду.

Я кладу верхнюю часть костюма на соседнюю парту. На ней серебристым лаком написано: «Здесь была Аза Рэй». Мистер Гримм любил повторять, что заставит Азу стереть надпись, но свою угрозу так и не выполнил.

Я не думал, что это случится.

Я подозревал, что это случится.

Я знал, что так получится.

Я не знал, что так получится.

Как можно читать по памяти бесконечное число, не видя следующей цифры? Можно, и я продолжаю. 673518857527248912279381830119491298336733624406566430860213949463952247371907021798609437027705392171762931767523846748184676694051320005681271452635608277857713427577896.


В полдень раздается звонок, который будто возвещает: «А сейчас начнется полнейший ужас». Я выхожу на улицу. Флаг приспущен. Это дело рук не школьной администрации – они об этом даже не подумали. Флаг приспустили вчера ночью, часа в три. Просто я знаком с уборщиками.

Из здания школы на улицу высыпают ученики. Многие плачут, и от этого я чувствую удовлетворение, смешанное с раздражением. По-видимому, люди думают, что если у них в школе учится умирающая девочка, то никто больше не умрет. Дескать, эта должность уже занята. Как бы то ни было, по ней льет слезы вся школа, хотя для них она была всего лишь Умирающей Девочкой, а не Азой со светящейся краской, самодельными чучелами и гигантскими кальмарами.

Чувство тревоги подтачивает меня, потребность повторить пи растет. Бывают настолько беспросветные дни, что не видно ничего, кроме тоскливого тумана, в котором кроются цифра за цифрой, слово за словом, облака из глаголов и существительных – но они не помогут повернуть время вспять.

Некоторые из нас – не будем называть имен – не плакали с того самого вечера, когда умерла Аза. Слезы хотят вылиться наружу, но если я их выпущу, то весь иссохну. Поэтому я держу их внутри.

чувство первично

а кто поглощен

синтаксисом вещей

не изведает вкус поцелуя;

Это господин Э. Э. Каммингс. Он правильно заметил про синтаксис. И как точны последние строки:

жизнь ведь не параграф

а смерть по-моему не парентеза

Неверно понимая его смысл, это стихотворение обычно читают на похоронах. На самом же деле в нем нет ничего жизнеутверждающего. Это стихи о том, что ты не можешь получить желаемое, а не о том, что смерть не такая уж страшная штука. Азе нравился Э. Э. Каммингс. Поэтому и я его полюбил.

Я выруливаю с парковки, кладу руку на гудок и начинаю сигналить. Остальные следуют за мной, сначала вся школа, а потом, когда я выезжаю на шоссе, и весь город. По крайней мере, такое у меня складывается впечатление.

Когда-то давно Аза рассказала мне, что всегда делала во время МРТ. Она представляла, что гудки и щелчки томографа – это китовые песни.

Наши машины – тоже киты, и мы друг с другом переговариваемся, используя фальшивую азбуку Морзе. (Да-да, люди, которые помнят все факты обо всем на свете, занимаются и сочинением фальшивых кодов, потому что иногда нам хочется привнести в жизнь немного хаоса. Немного контролируемого хаоса.) Автомобильные гудки сигналят то, что значилось в моем письме. Настоящую азбуку Морзе я не стал использовать еще и потому, чтобы никто не узнал о том, что я хочу сказать.

Когда я впервые в жизни увидел Азу, она сидела на полу и играла с листком бумаги, что-то из него вырезая (как я позже узнал, ножницы она украла). Я поднялся со своего коврика и подошел к ней, но не вызвал у нее никакого интереса. Она взглянула на меня, угрожающе оскалилась и вернулась к своему занятию.

Она выглядела так, будто провела зиму под замерзшим озером, а когда лед растаял, выплыла на поверхность. Я знаю, что свою внешность она терпеть не могла, и это… о, в каком глупом мире мы живем.

ТЫ НЕ ПОХОЖА НИ НА КАКУЮ ДРУГУЮ ДЕВУШКУ НА СВЕТЕ, сигналю я. Весь город вторит моим гудкам.

Я чувствую себя куклой, принадлежавшей когда-то соседской девчонке Джули. Если (эм, в качестве эксперимента) отрезать этой кукле ногу, то окажется, что внутри она полая. Как-то в детстве Аза украла ее и набила сверчками, а я приклеил ногу на место. Джули от страха не знала, куда деваться, когда ее кукла вдруг начала стрекотать.

Азу нельзя было назвать безобидной. Иногда она искоса глядела на меня, а через секунду разгадывала, как простенькую детскую загадку.

– Ну же, выкинь что-нибудь похуже, – иногда говорила она. – Выкинь что-нибудь потруднее. – Мне редко удавалось ее провести.

У ТЕБЯ ВСЕ СЕРДЦЕ ПОКРЫТО ШИПАМИ, сигналю я.

Когда в тот первый день она ушла, я поднял с пола ее поделку. Это был бумажный корабль с мачтами, парусами и крохотными человечками, лазавшими по снастям. Под ним волнами ходило море из облаков, сделанное из свернутых в трубочку бумажек. А с палубы свисала якорная цепь из бумажных колечек и якорь, утяжеленный с помощью жвачки.

Знакомьтесь, это пятилетняя Аза.

Джейсон Кервин: поместить в папку «Закончено».

Аза Рэй Бойл: поместить в папку «Все».

Я гонялся за ней, выкрикивая алфавит в обратном порядке, но я и не думал, что она будет слушать. Она единственный человек во всем мире, который заставлял меня чувствовать себя отставшим.

Она снова взглянула на меня, на этот раз, кажется, с жалостью, и я переключился на греческий алфавит. Не то чтобы я умел читать по-гречески – для этого я был слишком мал. Кэрол разучила со мной фонетическую версию, и я запомнил названия букв, как слова песни. Мне показалось, что у нее в глазах вспыхнула искорка интереса, но она только вздохнула, вырвала из блокнота еще один лист и принялась вырезать.

– Я работаю, – сказала она с осуждением.

Я посмотрел на бумажные фигуры у нее в руках.

А-а, модель вселенной. Когда она закончила, я поднял с пола Сатурн и задумался над тем, что же со мной творится.

Тогда я и понял, что просто не выдержу, если она и дальше не будет знать, кто я такой.

В тот же день у Азы случился сильный приступ кашля, и ее увезли на «Скорой». Я видел, как ее загружали в машину, и попытался залезть туда следом за ней.

Еву и Кэрол вызвали в садик, и из-за моей чрезмерной впечатлительности у нас троих были неприятности. Чрезмерная впечатлительность = Привычка Периодически Бешено Трясти Головой В Приступе Отчаяния.

Я так и остался тем парнем, который гоняется за машинами «Скорой помощи», но на этот раз меня хотя бы пустили в салон. Мне еще повезло.

Никогда не понимал политику больниц, которые запрещают друзьям сопровождать больных во время госпитализации. Это не что иное, как жестокость. Дважды, чтобы попасть внутрь, мне приходилось говорить, что я ее брат. Мои мамы знают, что у меня есть фальшивые документы, где указана фамилия Рэй.

Когда дело касается одержимости, не им меня судить. Мои мамы познакомились из-за того, что Ева семь месяцев жила на секвойе в гамаке. Кэрол пригласили провести оценку психического и физического здоровья Евы. Кэрол стояла у подножия секвойи и влюбилась в Еву, пока общалась с ней через мегафон, а Ева влюбилась в Кэрол. Ни одна из них так и не смогла объяснить мне, почему это произошло. Я видел фотографии. У Евы волосы заплетены в косы, облеплены грязью, и из них торчат иголки. Кожа у нее такая темная, что сливается с корой дерева. Кэрол выглядит как обычно. В те годы Кэрол гладила всю свою одежду, даже джинсы, и никак не могла понять, зачем Еве понадобилось жить на дереве.

Насколько я могу судить, они все еще влюблены друг в друга, как будто познакомились совсем недавно.

И это я-то потерял голову? Думаю, мамы восприняли мою одержимость Азой как действие закона кармы. Они вспомнили, как их собственные родители схватились за голову, услышав об их отношениях.

И вот, посмотрев на нас с Азой, они сами схватились за голову, но запретить нам общаться не смогли.

Обычные люди в свободное время смотрят телевизор, а она читала о криптографии и изучала морские узлы. Мы постоянно соревновались, кто кого сильнее удивит очередной никому не известной причудой. Мы вели счет, и я выигрывал, но всего на один балл.

И вот в прошлом году она записалась на конкурс талантов. Выйдя на сцену, она включила запись с битбоксом и начала издавать престранный свист.

Я сидел в зале и помирал.

После выступления она подошла ко мне и спросила: «Как у тебя с сильбо?» – а потом расхохоталась. Оказалось, что сильбо – это свистящий язык с Канарских островов. Тот раунд она выиграла, но в конкурсе так и не победила. До сих пор не знаю, что она тогда свистела – переводить она отказалась.

У кладбища я сворачиваю налево и строюсь за обшарпанной голубой машиной, в которой едут родители Азы и Илай.

Я сигналю: И КАК ТОЛЬКО Я МОГ ПОСТОЯННО ЗАБЫВАТЬ, ЧТО ТЫ НЕИЗЛИЧИМО БОЛЬНА?

За рулем папа Азы. Он машет мне рукой, а потом дает несколько отчетливых гудков, используя настоящую азбуку Морзе.

НАВЕКИ. Он говорил мне, что сделает это. Я повторяю его послание, как и все остальные. Они даже не знают, что оно означает, но мы с папой Азы знаем. Ее мама и сестра тоже. Я вижу их сквозь заднее стекло: они едва сдерживаются, чтобы не разрыдаться.

Я повторяю кусочек числа пи.

Итак, вернемся к тому моменту, когда я притащился на ее пятый день рождения, думая, что мой костюм с Хеллоуина сделает меня невидимкой. В целом так и вышло. Я прошел целую милю – целую милю маленький аллигатор шел по обочине дороги – и никто меня не остановил. У меня была миссия.

Аза никому тогда не нравилась. К тому моменту она уже свыклась со своей участью: друзей нет, а на перемене даже не погуляешь. Все говорили, что она гадкая и заразная.

Мне, вообще-то, другие люди не нужны. Точнее, мне нужен только один человек, но ее больше нет, и чертчертчерт.

Я выдаю тираду из гудков: мое письмо с извинениями. Точнее, одно большое «прости».

С моей подачи семья Азы решила провести церемонию прощания у могилы, потому что прощальные слова лучше всего именно выкрикивать, что мы и будем сейчас делать.

Поднялся неистовый ветер. Люди собираются вокруг ямы, как будто из нее должно что-то вылезти, а не наоборот.

Для нас всех было так важно, чтобы Аза дожила до своего шестнадцатилетия. Почему? Что эта дата вообще означает? Ничего. Опять я сталкиваюсь с понятием «ничто». Шестнадцать даже к простым числам не относится.

Я смотрю на парней и девчонок из школы, на Дженни Грин и компанию ее друзей. В последние несколько дней многие то и дело отпрашивались с уроков, а выйдя из школы, отправлялись курить за столовую. Мы с Азой подняли бы их на смех: что за нелепость скорбеть о том, кого ты даже не любил?

К скорби Аза относилась скептически, и теперь я нахожусь в затруднительном положении: я-то думал, что тоже особо в нее не верю, но оказалось, что это не так. И вот между нами появилось еще одно различие.

Немного в стороне от остальных стоит мистер Гримм в солнечных очках и шляпе. Лицо его выглядит заплаканным.

Мамы идут позади меня. Кэрол тяжело вздыхает: похоже, она до последнего надеялась, что я не заявлюсь на похороны в таком виде.

– Неужели, – говорит Кэрол, – так трудно было прийти в нормальном костюме?

– Ты же знала, что все этим кончится, – говорит Ева. Она даже слегка улыбается.

– Я надеялась, что он одумается, – говорит Кэрол. – Я даже позвонила в прокат костюмов. Они сказали, что костюм аллигатора у них на складе.

Вот только Кэрол не знала, что у них в наличии имеется два таких костюма. Один на меня, а второй на Азу. Я хотел сделать ей на день рождения сюрприз.

– Это же похороны Азы, – говорю я. – Ей бы понравилось.

Я надеваю голову аллигатора. Ева украдкой поднимает вверх оба больших пальца, но я смотрю на Кэрол. И именно в тот момент, когда я думаю, что она ни за что меня не поддержит, она говорит «我爱你», что в переводе с китайского значит «я тебя люблю», а потом добавляет «Nanukupenda», что означает «я тебя люблю» на суахили. Когда я был маленьким, мы с ней выучили эту фразу, должно быть, на тысяче языков. Вот такая она у меня.

– И пусть от тебя один неприятности, – говорит Кэрол с надрывом в голосе, – я догадываюсь, за что ты просил прощения, и за это извиняться нет нужды. – Я и забыл, что рассказывал ей про письма с извинениями. – Ты не виноват в ее смерти. Ты же это понимаешь?

Я гляжу на нее изнутри своего костюма. Нет, не понимаю.

Мама прижимает руку к моей груди, а затем быстро идет к своему стулу.

Когда я осознал, что Аза умрет гораздо раньше меня, я стал говорить ей все избитые клише, которые говорят умирающим: «Может быть, завтра я попаду под автобус» – и так далее и тому подобное.

На что Аза мне ответила: «Может быть, и попадешь, вот только, серьезно, как часто люди попадают под автобус?» Затем она показала мне статистику. Оказалось, не так уж и часто.

Мама Азы бросается мне на шею. Я веду ее и Генри к нашим местам. Они так сильно опираются на мои руки, что чуть ли не виснут на мне.

Могила, в которой должны похоронить Азу, кажется мне совсем крошечной.

091736371787214684409012249534301465495853710507922796

Когда наступает моя очередь произносить речь, я снимаю голову аллигатора и читаю наизусть кусочек числа пи. После этого я начинаю лихорадочно бормотать:

– Быть может, вам известно, что люди до сих пор получают все новые и новые цифры после запятой. Я хотел подарить Азе их все. Я попытался сделать это при первой нашей встрече. Позже я обнаружил, что она знает больше цифр после запятой, чем я. Я пытался дать ей что-то бесконечное.

Все на меня палятся. Взрослые сочувственно вздыхают и щелкают языком, чем только вызывают у меня отвращение.

– Все, – говорю я. – На этом у меня все. Не волнуйтесь, со мной все в порядке.

Я всюду встречаю сочувственные взгляды. В голове у меня в бешеном ритме проносятся цифры после запятой.

Наступает черед ее родных.

Мама Азы: «Она болела, но хотела бы я вместо нее иметь здорового ребенка? Если бы этим ребенком был кто-то другой, то ни за что на свете».

Папа Азы: <не в силах произнести ни слова, мотает головой>

Мама Азы: обнимает его и дает ему листок цветной бумаги. Мне не видно, что на нем написано, но я догадываюсь, что это письмо с признаниями в любви. Судя по выражению его лица, Грета его выручила.

Илай: «В прошлом году мне подарили валентинку. Аза сказала, что она ужасная, а мне она понравилась. На самом деле Азе валентинка тоже понравилась, но она никак не хотела в этом признаться. Сейчас я подарю эту валентинку ей».

Илай достает конфетти в форме сердечек, и мы пригоршнями бросаем его в воздух. Осыпаясь, сердечки блестят и переливаются.

«Почему я не подарил Азе ни одной валентинки?» – думаю я. Я и не знал, что ей нравится конфетти. Я и не знал, что ей нравятся сердечки. Она бы меня засмеяла. Она бы сказала, что это сентиментальные сопли. Но, может быть, я…

Тревога грозит выплеснуться через край. Соберись, Джейсон.

Я выношу воздушные шарики – их несколько сотен. Создается впечатление, что мы вдруг оказались на детском утреннике и нам всем по пять лет. Только некоторые гости на этом утреннике мертвы.

Каждый берет по шарику и прикрепляет к нему записку. Еве эта затея не понравилась, потому что она против загрязнения окружающей среды. Пришлось искать шарики из биоразлагаемого материала. На короткое мгновение я чувствую, что все делаю правильно.

Дождь заметно усиливается. Часть шариков лопается, как только их отпускают, но остальные поднимаются в небо. Вот что меня всегда раздражало в воздушных шариках: у тебя в руках они большие, но стоит их отпустить, как они моментально становятся микроскопическими.

Мой шар гораздо крупнее всех остальных, потому что ему предстоит поднять в воздух толстое письмо в водонепроницаемом чехле. На самом деле это метеорологический зонд повышенной прочности, который я покрасил зеленым спреем, чтобы провести Еву. Я хотел, чтобы он как можно ближе подошел к космосу.

И тут…

Гром.

Молния.

Люди направляются к машинам, двигаясь настолько быстро, насколько позволяют приличия.

А мне-то куда идти? Аза лежит в маленьком ящике в земле.

Могила слишком маленькая, чтобы я смог туда залезть, поджать колени к груди и ждать, пока меня не засыплют землей. Но как после такого можно жить дальше?

Деревья гнутся от ветра, где-то поблизости на землю падает сломавшаяся ветка, а мамы, уже не церемонясь, пытаются увести меня с собой.

Я задираю голову и отпускаю веревку своего шара. В этот момент я замечаю проблеск чего-то…

…краешек развевающегося на ветру белого паруса и яркую вспышку света, мелькнувшую из-за туч. Я что-то вижу, я вижу тросы, угловатый нос.

Из туч к земле летит какой-то предмет, и тут я слышу голос Азы. Клянусь, я слышу ее голос.

Аза выкрикивает мое имя.


Глава 9
{АЗА}

– А за Рэй, – доносится до меня чей-то ОЧЕНЬ громкий голос. – Аза Рэй, просыпайся.

Я прячу голову под одеяло. Ну уж нет. Не буду я просыпаться; сейчас от силы пять утра, пускай потерпят со своими уколами. После вчерашнего происшествия, которое я помню урывками, голова болит и кружится. Да, вчера мне было паршиво, но такое уже случалось, и раз я все еще тут, значит, не так уж все и плохо.

Я спала как убитая (черный юмор никто не запрещал). Какое бы лекарство они мне ни вкололи, похоже, оно действует. Если бы меня попросили оценить степень боли по специальной шкале, я сказала бы «ноль». Такой ответ я не давала еще ни разу в жизни, ведь я хронический пациент.

Голос становится резким. Эта медсестра совершенно не умеет обращаться с больными: какая-то она чересчур громкая и визгливая. Я задираю одеяло еще выше.

– АЗА РЭЙ КУЭЛ. Пора уже тебе проснуться!

В меня тычут чем-то острым. Кровать качается.

Я нехотя открываю глаза и вижу перед собой…

Сову.

СОВУ В ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ РОСТ. Что? ЧТО? ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ ВЫСОЧАЙШЕГО КАЧЕСТВА.

Сова протягивает свои длинные желтые пальцы и притрагивается к моему лбу. Она недовольно щелкает клювом.

– Жар еще не спал, – говорит сова.

О-о, нет нет нет. По моему опыту, галлюцинации не разговаривают, хотя кто знает, что еще может случиться, ведь в последнее время я, похоже, стала совсем другим человеком – кем-то, кому мерещатся корабли и гигантские птицы.

– ПОМОГИТЕ! – ору я, и мне плевать, что истеричные вопли против больничных правил. Сейчас не время строить из себя невозмутимого пациента. – ПОМОГИТЕ! КТО-НИБУДЬ!

Кровать так сильно раскачивается, что меня начинает мутить. Я вишу в переплетении веток и веревок, завернутая в одеяло из… перьев?

У существа, которое стоит у моей постели, клювообразный нос, а под ним губы. Это не птица, но и не женщина. В ней как будто смешались сова и человек.

Так вот как выглядят настоящие галлюцинации. По сравнению с ними все, что мне мерещилось раньше, – сущие пустяки.

«По крайней мере, все вокруг не охвачено пламенем», – говорит голос Джейсона у меня в голове. Вот только легче мне от этого не становится. Я, по-видимому, потеряла рассудок. Под одеждой у совы виднеется полосатое оперение. Она протягивает ко мне руки, но помимо рук у нее есть и крылья. Высотой она с человека, но эти крылья… о, без сомнения, это крылья. На ней серая униформа с нашивками: самая большая – корабль в форме птицы – расположена у нее на груди.

Что это за чудо в перьях? Неужели ангел?

– Кто вы? Где я? Не прикасайтесь ко мне!

Сова определенно намеревается измерить мой пульс и прочие основные показатели, но я берусь за дело сама. Такие профессиональные больные, как я, вполне способны собственноручно удостовериться, что в них еще теплится жизнь.

А может быть, эта бедная сова вовсе не сова, а сотрудница больницы, а я дикарка, впавшая в безумие, но если так, то моей вины тут нет. Морфий? В таком случае все очень плохо. Если мне поставили капельницу с морфием, значит, хотят снять боль. Значит, я умираю – и при том мучительной смертью.

А это значит…

Перемотаем назад. Остановимся на сцене в «Скорой». Что было после мрака? После тишины и снега, запорошившего весь мир?

Джейсон, Илай, папа, мама, о боже…

Я умерла.

Что. За. Черт.

Аза, что за черт?

Где я?

Я теряю остатки самообладания и принимаюсь реветь, и пошло это чувство собственного достоинства куда подальше.

Наконец мне удается выдавить из себя пару слов:

– Где мои родители? Где Джейсон? Почему я не умерла?

Сова сочувственно прищелкивает языком.

– Не надо бояться и зря нервничать, птенчик мой. Ты на корабле. Добро пожаловать на борт «Амины Пеннарум».

Тут я осознаю, что сова говорит на незнакомом мне языке, который я, тем не менее, понимаю. Но почему? Я пытаюсь сосредоточиться на его звучании, но у меня не получается. Я взглядываю на нее сквозь слезы.

Совиная голова делает почти полный оборот вокруг собственной оси, а потом крутится в обратную сторону. Мне вспоминается глобус из нашего школьного кабинета истории – помятая сфера, испещренная карандашными пометками, которую купили еще в семидесятых. В белоснежных волосах у совы виднеются черные крапинки. Все лицо у нее усыпано веснушками, а кожа бледная с серебристым отливом.

У нее желтые чешуйчатые пальцы с черными ногтями. На все пальцы надеты золотые кольца, соединенные друг с другом и с чем-то еще, что кроется у нее под одеждой. Я замечаю цепи, которые тянутся от кистей ее рук до плеч.

Это что-то наподобие привязи? Она узник?

А вдруг это я узник?

В какой стране? В раю? Постойте-ка, в каком еще раю? Я же в него не верю!

– ПОМОГИТЕ! – кричу я снова.

– Тише, – говорит она ласково, но в то же время нетерпеливо. – Да заберет тебя Дыхание, если ты и дальше будешь так верещать. Ты же не новорожденный птенец. От твоего визга у меня разболелись уши. Успокойся.

В груди у меня что-то стучит, и оттуда – из моего легкого – раздается высокая нота. Услышав ее, я вспоминаю о птице, которая залетела ко мне в комнату. О той самой желтой птице, которую я проглотила.

Четыре рассвета, говорит птица у меня в груди. Голос у нее вполне обычный, хоть и доносится ИЗ МОЕГО ЛЕГКОГО. Четыре рассвета ты спала.

Я судорожно вздыхаю: сейчас я начну задыхаться.

Но удушья нет, я могу нормально дышать. Чтобы окончательно убедиться в этом, я делаю медленный глубокий вдох, а потом еще более медленный выдох. Раньше такое мне было бы не под силу.

Я перестаю плакать и прислушиваюсь. Здесь нет знакомых больничных звуков и запахов, воплощающих отчаяние и безнадежность, не слышно всхлипов родителей, которые сидят в комнате ожидания с дешевым кофе в руках, не в состоянии свыкнуться с мыслью, что срок годности их ребенка подходит к концу.

Похоже, мои крики вовсе не напугали сову. Она измеряет мой пульс, продолжая спокойно смотреть на меня. Я пробую задавать вопросы.

Если это галлюцинация, она будет отвечать как медсестра. Если это рай…

– Вы ангел? – спрашиваю я. Она смеется.

– Так ты умеешь разговаривать вежливым тоном. Какая приятная новость. С тех пор как ты попала на борт корабля четыре дня назад, ты только и делала, что кричала во весь голос да уверяла всех, что ты умерла и что смерть должна быть совсем не такой, а затем снова проваливалась в сон.

От волнения у меня учащается дыхание. Между судорожными вздохами я успеваю задавать ей вопросы, но кашля все еще нет. Я давно должна была закашляться.

– Где я? Что случилось? Что это, черт возьми, такое? Кто вы, черт возьми, такая? Мы в аду? Почему вы птица? Это костюм такой, что ли? Вы существуете? Вы медсестра? Мы в больнице? Мы на корабле?

Сова наклоняет голову набок. Судя по выражению ее лица, эта беседа, похоже, происходит у нас не впервые. Когда она одергивает и поправляет одеяло, я замечаю, что на мне нет никакой одежды.

Перед глазами тут же возникает морг. Так я попала в морг? Я лежу в холодильной камере? Я совсем не чувствую себя мертвой. Наоборот, я чувствую себя необыкновенно живой.

– Птенчик мой, тебя доставили на борт «Амины Пеннарум» в тяжелом состоянии. Нам пришлось в срочном порядке обратиться к Дыханию, потому что по-хорошему ты идти не хотела, сколько бы я и остальные ростры тебя ни уговаривали. Если бы Милект тебя не нашел, ты бы так и умерла в своей земной оболочке.

Это не ад, а небо, – продолжает она, – и я не черт, но Ведда. Мне тоже очень приятно с тобой познакомиться. Я не птица, я ростра. И конечно же, это не костюм. Это мое оперение.

Ах, ну теперь-то все сразу прояснилось.

Похоже, я действительно сошла с ума. Голова наполняется образами из книг – Мильтон, Уильям Блейк, «Моби Дик», – диснеевских мультфильмов, которые я нехотя смотрела в больницах, и рождественских выпусков телепередач; на ум приходят йоговские практики в стиле нью-эйдж, позволяющие открыть свой разум и добиться просветления, и Я. Не. Знаю. Что. И. Думать.

Обустраивайся, подсказывает птица у меня в груди. Гнездуйся. Кормись.

– Верно, она, должно быть, голодна, – невозмутимо отвечает Ведда, обращаясь к моей грудной клетке. – Негоже так долго спать.

Наклонившись ко мне, она пытается накормить меня чем-то, но еда только размазывается по подбородку. Хотя я не открываю рта, ей все равно удается просунуть ложку у меня между губами. Я сдаюсь и начинаю жевать что-то отдаленно напоминающее овсяные хлопья.

Откуда-то дует ветер – морской ветер. Звуки, которые я приняла за пиканье медицинского оборудования, оказываются чем-то совершенно иным. Это трели, крики и писк птиц.

– А вы что здесь делаете? – спрашиваю я у совы.

– Я твой стюард, – отвечает она. – На «Амине Пеннарум» у капитана и всех его помощников есть стюарды из сословия крылатых. Ты пока ничего не знаешь, птенчик, а тебе многому предстоит научиться. Тебя долго с нами не было.

На последние слова я не обращаю внимания.

– В каком мы океане? В Тихом? Мы на круизном лайнере? В плавучем госпитале?

Она снова смеется.

– Когда тебя доставили на борт, ты была как упавший с мачты птенец, который еще не научился летать. Но теперь, похоже, твои силы восстанавливаются. Сколько вопросов! Давай-ка оденем тебя в форму. Достаточно ты пролежала в постели, тебе не помешает размять ноги и подышать свежим воздухом.

– Все нормально, – с тревогой говорю я. – Я сама могу одеться. И есть, разумеется, тоже. Мне не нужен стюард.

– Клянусь Дыханием, терпение мое на исходе! – вздыхает она. – А мне, думаешь, так хочется с тобой нянчиться? Но это решать не тебе и не мне, так что, будь добра, облегчи нам обеим задачу и позволь мне тебя одеть. А потом я займусь своими делами, а ты своими.

Вылитая медсестра: такая же деловая и практичная, тоже не терпит болтовни и пререканий. Я с тоской в сердце вспоминаю, как однажды посреди ночи услышала смех медсестры, проходившей мимо моей палаты. Где же я? Что со мной случилось?

Ведда выдает мне плотную синюю куртку, штаны, рубашку и нижнее белье из какого-то мягкого материала. Затем она все это на меня натягивает. Вот и полетела к черту моя самостоятельная жизнь. Я так слаба, что едва могу разобраться, как застегнуть пуговицу, хотя на этой одежде пуговицы больше напоминают крючки.

– А что такое ростры? – спрашиваю я.

– Тебя забрали, когда ты была еще совсем маленькой. Ты и впрямь ничего не помнишь?

– Забрали…

Она кивает, как будто говорит о каком-то пустяке. Но это вовсе не пустяк.

– Ростры, птенчик мой, это те, кого люди внизу назвали бы птицами. Вот только ростра – это птица, которая не всегда остается птицей, – говорит она. – Мой народ летает и в небе утопленников, и здесь. Не все птицы, которых можно увидеть внизу, ростры. Лишь немногие.

Я начинаю размышлять о птицах: вороны, сороки, воробьи. Я представляю, как целая вереница гусей садится на водную гладь и превращается в подобных Ведде существ. Я читала сказки с таким сюжетом. И античные мифы.

Я вспоминаю птиц на лужайке у нашего дома в тот последний день, когда бы он ни был. Теперь я четко помню всех этих птиц, и как они на меня глазели, и как в окно залетел трос.

Но кто же такие утопленники?

Сова запихивает мои ноги в серые кожаные ботинки.

– Вот ботинки из голубиной кожи, – рассказывает она. – Из кожи обычных голубей, а не ростр.

Понятно. Через мертвую кожу я чувствую беззвучное трепетание их сердец.

Нет, это невозможно. Я мотаю головой. Я ничего не понимаю.

– Ну что, птенчик мой, готова? – спрашивает Ведда, разглаживая свои перышки.

– К чему?

– Пора тебе познакомиться с экипажем.

– Но я…

– Капитан! – вскрикивает Ведда. – Аза Рэй Куэл проснулась!

За дверью кричат птицы, и, к своему изумлению, я вдруг осознаю, что это не просто крики, а настоящий язык: они спорят о том, кому принадлежит право увидеть меня первой.

В этот момент со стуком распахивается дверь, и в комнату вваливается толпа престранных существ с крыльями всех возможных цветов. Я делаю пару нетвердых шагов назад. Ведда поддерживает меня, чтобы я не рухнула на пол.

О господи, Аза. Что происходит?

Взгляд падает на ярко-голубое оперение, а затем на его обладательницу – девочку с ирокезом цвета индиго, а дальше на поросшую красными перьями грудь мужчины с худым, вытянутым лицом и темными волосами.

Ростры. Все в униформе.

Внезапно они кланяются.

Затем я замечаю остальных – их всего несколько, они тоже одеты в униформу, но у них вдобавок к нашивкам она украшена медалями. Это народ высокий и худой; они смахивают на людей, только с синей кожей и темно-синими губами. Они изящно сложены, а на горле у каждого бледные, похожие на облака узоры. Если бы они стояли на фоне ясного неба, я бы, может, и вовсе их не заметила. Они похожи на людей, достаточно похожи, чтобы…

Постой-ка, Аза, что ты такое несешь? Что именно ты хотела этим сказать?

На людей?! ПОХОЖИ на людей?!

Ты же в такие вещи не веришь. НЛО, шапочки из фольги – это все розыгрыши в стиле Джейсона Кервина, это…

Красиво, вдруг приходит мне на ум, когда я замечаю высокого парня, который стоит прямо напротив меня. Цвет его кожи описать невозможно, потому что такого цвета не существует. В своем отражении в зеркале я такого оттенка синего не видела никогда. Волосы у него черные, а глаза такие темные, что не видно зрачков. Он так пристально на меня смотрит, что, боюсь, у меня сейчас ноги подкосятся. Я издаю мучительно неловкий похожий на фырканье звук, как будто мне не хватает воздуха.

Парень оглядывает меня с головы до ног, и я заливаюсь краской. Мне кажется, что я снова оказалась голой. Я быстро окидываю себя взглядом: вся одежда на месте. Хорошо, что пуговицы застегивала не я, а Ведда.

– Это и есть Аза Рэй Куэл? Кожа да кости, – сердито говорит парень, с укором глядя на Ведду. – Она должна быть крепкой и выносливой, иначе с работой ей не справиться. Она ходить-то хоть умеет? А петь? Она вдвое тоньше, чем должна быть. Во имя Дыхания, неужели это та самая Аза?

Он протягивает руку и больно тыкает меня в плечо. Это выводит меня из ступора.

– Что, прости? – с трудом выговариваю я. – Ты кто такой?

Все смотрят на меня с таким видом, будто пытаются что-то вычислить, – как люди-птицы, так и люди с синей кожей. Все они недовольно хмыкают.

– Кто-нибудь скажет мне, что я здесь делаю?

– Здесь какая-то ошибка, – говорит один из людей с синей кожей, обращаясь к Ведде. – Эта жалкая пташка совсем не похожа на ту, кого мы все это время искали, на похищенную Азу. Да она просто заморыш.

– Утопленники ее повредили, – заявляет второй.

– И Дыхание, которое доставило ее на борт. Надо полагать, оно тоже ее повредило. Оно несло ее, – говорит третий с ужасом и отвращением в голосе. – Я слышал, оно вырезало ее из оболочки, в которой она жила. Просто кошмар!

При этих словах все поеживаются.

– Странно, что она вообще после такого жива, – говорит первый.

Меня начинает мутить. Один из людей с синей кожей стучит мне в грудь своими острыми костяшками, и птица, которая поселилась у меня в легком, выдает глухую, сиплую трель.

– Канур уже устроил себе гнездо у нее в легком, – говорит Ведда. – Он не стал бы гнездиться ни в ком другом. Мне больше доводов не нужно, да и капитану тоже.

Все вдруг начинают толкаться и шептаться – им явно отчего-то стало не по себе – а потом встают по стойке смирно и больше не двигаются.

В каюту вошла женщина. Она настолько высокая, что чуть ли не касается головой потолка.

– Капитан, – говорит один из моих посетителей. – Мы как раз оценивали состояние новоприбывшей.

– Вы смеете обсуждать ее состояние до моего прихода? – рявкает она. – Вы смеете спорить о ее происхождении?

В следующее мгновение она уже склоняется надо мной. У нее черные волосы, закрученные в спиралевидные завитки и сплетенные в замысловатые узлы, бездонные, как нефтяные пятна, глаза и темно-синяя кожа. Скулы у нее высокие, нос прямой и тонкий, брови похожи на чернильные штрихи, а руки покрыты татуировками – спиралями, перьями и облаками из слов.

Я узнаю ее. Мне знакомо это лицо. Мне знакомы эти татуировки.

Я ее уже видела. Она годами мне снилась. В этих сновидениях мы с ней были вдвоем, а над нами кружили птицы.

Дрожащей рукой она дотрагивается до моего лица.

– А…за, – шепчет она. Звук доносится у нее не изо рта, а откуда-то из горла.

Она произносит мое имя практически так же, как произносим его мы с Джейсоном, когда хотим показать, что в нем есть &. Так его не произносит больше никто. Ее голос царапает слух. Он не похож на гладкие голоса остальных людей с синей кожей. Есть в нем что-то особенное, что делает его грубее и необычнее. Он похож на шепот раненого человека.

– Меня зовут Аза, – говорю я тонким голоском, изо всех сил пытаясь скрыть волнение.

Вместо ответа она обращается к Ведде:

– Она здорова? Жар спал?

– Да, – говорит Ведда. – Она потихоньку набирается сил.

– Что происходит? – пытаюсь сказать я, но слова застревают в горле. Я приглядываюсь к своим рукам: какие-то они синие. Слишком синие.

Высокая женщина (она и есть капитан?) снова прикасается к моему лицу своими тонкими, холодными пальцами. Меня внезапно переполняет тоска по родным. Хочу к маме, хочу к папе, хочу к Илай, хочу к Джейсону.

– Так где моя мама? – спрашиваю я с деланной небрежностью, стараясь не дать стонам и всхлипам вырваться наружу.

– Здесь, – отвечает капитан.

– Нет, где мама? – настойчиво допытываюсь я, как плаксивый маленький ребенок. Я хочу уткнуться лицом в мамин свитер, я хочу, чтобы она прижала меня к себе.

В памяти всплывают ее последние слова: Я отпускаю тебя, если у тебя правда не осталось больше сил.

О боже, бедная мамочка думает, что я умерла, иначе она была бы здесь, со мной. Только так можно объяснить, почему ее нет рядом.

На меня напирают со всех сторон, перед глазами мелькают крылья и лица – синие лица, поросшие перьями лица с клювами.

Ведда нахохливается, как курица-наседка.

– Назад, – говорит она громким, внушающим робость голосом. – Оставьте ребенка в покое. Она не знает, ни кто вы такие, ни что с ней произошло. – Они делают несколько маленьких шажков назад.

Чтобы немного успокоиться, я провожу рукой по своей выпирающей грудной кости. Она все еще на месте, но теперь больше похожа на вилочковую кость, как у птицы.

Кто-нибудь, дайте мне стетоскоп. Вызовите моего врача. Я хочу, чтобы она начала простукивать мою грудь и искать там непрошеных гостей, потому что туда явно пробрались ПОСТОРОННИЕ и устроили такую пирушку, что у меня начались галлюцинации.

Передо мной новый мир, но в нем есть и знакомые вещи, вызывающие дежавю: обшивка корабля, лицо капитана в дюймах от моего, черты этого лица, весь ее облик.

У нее на шее висит странный кулон. Когда она наклоняется надо мной, он раскачивается и почти что касается моего лица. Это крохотный кусочек коралла или, может быть, кости, застывший в прозрачной смоле.

Пол уходит у меня из-под ног. Возникает ощущение, что я нахожусь в чужом теле.

– Тебя отыскал Милект, – говорит капитан. – Среди утопленников. Мы едва успели тебя вытащить. Ты чуть не погибла.

Она прикрывает рот ладонью и некоторое время молча смотрит на меня. У нее на глазах выступают слезы: – Но вот наконец ты дома.

В моем сердце, в моем кривом, придавленном сердце появляется странное щемящее чувство.

– Я даже не знаю вас, – шепчу я.

– Естественно, у тебя не сохранилось воспоминаний о том времени, когда мы были вместе, до того как тебя забрали. Ты ведь была такой маленькой. Но уже тогда ты была… особенной.

По щеке капитана пробегает слеза, темная, как чернила из протекшей авторучки. Она прижимает ладонь к моему лицу так, как это сделала бы моя мама, и на этот раз я стою неподвижно, и меня охватывает удивительное чувство, что я

Д О М А

О М

М О

А М О Д

– Я капитан Заль Куэл, – говорит она. – Ты находишься на борту «Амины Пеннарум».

Я зажмуриваюсь и открываю глаза. Она все еще тут: выжидающе глядит на меня. А я озадаченно гляжу на нее.

– Ты дочь капитана, Аза.

Я продолжаю смотреть на нее, не в силах сказать ни слова. И тут она произносит именно ту фразу, которую, как ни странно, я и ожидала услышать:

– Я твоя мать. Ты в Магонии.


Глава 10
{АЗА}

Нет.

Я толкаю дверь плечом, пробиваюсь сквозь толпу, в которой мелькают перья, синие руки и серые униформы, и несусь, несусь, несусь по коридору мимо десятков гамаков.

«Магония», – сказал тогда Джейсон, но мы же обсуждали не факты, а сказки. Он говорил о случаях массовых галлюцинаций в истории. Все эти рассказы казались мне полнейшей чушью. Я просто больна – и ничего больше!

Я проталкиваюсь дальше, а птица у меня в груди кричит: Знай свое место! Заль – капитан! Отдай ей честь!

Я пулей проношусь по трапу, ведущему на верхнюю палубу, открываю люк и выбегаю на свет.

Я ожидаю, что сейчас вдохну свежего воздуха и сразу же закашляюсь, что смогу дотронуться до больничного халата, на котором вышито мое имя, что почувствую, как замерзла оголенная спина. Спотыкаясь, я выбегаю наружу, и в лицо мне бьет холодный воздух, но больничной парковки нигде не видно. Тут вообще не видно ничего земного.

Нигде.

Вокруг лишь небо.

Оно необъятное.

И в нем парят корабли.

Куда ни посмотри, они повсюду, одни вдалеке, другие совсем близко. Здесь и маленькие парусники, и большие суда, такие как наше, и корабли, окутанные собственной погодой.

Мимо пролетает караван судов, который везет с собой бурю. Чуть подальше видны небольшие лодки, катамараны, яхты, грузовые суда – и все они движутся по небу.

Все они летают. Корабли летают, да-да, именно так, причем крыльев у них нет. Они просто… висят в воздухе.

Я сама стою на палубе громадного корабля с парусами и снастями. С деревянным настилом. Мы тихонько покачиваемся на ветру.

Заль подходит ко мне сзади и берет за плечи, потому что меня так сильно шатает, будто ноги превратились в желе.

– Аза Рэй Куэл, это твоя страна, – объявляет она низким звучным голосом, который разносится по всей палубе. – Это корабли твоей страны. «Амина Пеннарум» среди них первая. Корабля лучше и храбрее не найти нигде.

К нам стекаются одетые в униформу люди с синей кожей.

– Это мои помощники.

– Дочь капитана, – говорят они хором. У них у всех невообразимые свистящие голоса. Каждый прикладывает руку ко лбу: они отдают мне честь так же, как отдавали честь капитану.

Кажется, меня сейчас вырвет, и в сложившейся ситуации это меня ничуть не удивляет.

Живот крутит, я быстро перевешиваюсь через борт и выглядываю наружу, где размеренно покачиваются облака.

На меня смотрит существо исполинских размеров. У него гладкая серебристая кожа с неприметным узором и крошечные глаза. Существо моргает, раскрывает поросшие перьями плавники так, что брызги разлетаются во все стороны, и выталкивает фонтан дождя и ветра из своего… дыхала?

Перевернувшись на бок, оно заплывает в облако и начинает петь.

Море звезд, поет оно высоким переливчатым голосом, в котором различимы и в то же время не различимы слова. Здравствуй, продолжает оно свою дивную песню. Море дождей и море снега.

Целой армии психологов оказалось не под силу заставить меня поверить в целительную силу слез. Я всю жизнь в нее не верила – до настоящего момента.

– Не плачь, дочь капитана. Это всего-навсего шквальный кит, – говорит кто-то у меня за спиной.

Синий ирокез. Я узнаю девочку-сойку, которая приходила ко мне в каюту.

Всего-навсего шквальный кит. Я снова взглядываю на гигантское существо – оно уже поравнялось с нашими парусами.

– Один из нашего стада, – говорит Заль. – Они поднимают бурю, чтобы скрыть нас от глаз утопленников. Это один из механизмов маскировки нашего корабля.

Я вглядываюсь в меняющие очертания парообразные силуэты этих существ. Они напоминают что-то среднее между китами и облаками.

– Не все облака, которые можно увидеть снизу, – это шквальные киты. Лишь некоторые.

Опять я слышу эту фразу: «Не все, лишь некоторые».

Внизу, под кораблями, под облачными, туманными китами, я различаю зеленые поля, дороги и здания, с высоты похожие на шахматную доску. Земля. Меня переполняет тоска по дому, но долго смотреть вниз не получится.

– Это грот «Амины Пеннарум», – говорит Заль, указывая на парус у нас над головами.

При виде меня грот издает высокий звук: несколько приветственных нот.

Летунья, говорит он. Добро пожаловать, светлячок.

Грот – это огромная летучая мышь.

Летучая мышь размером с гостиную у нас в доме. Туловище этого громадного серебристо-белого создания цепями приковано к мачте, его пальцы растопырены, крылья раскрыты и раздуты от ветра. Оно взирает на меня сверху с приоткрытым ртом, пробуя воздух на вкус. Девочка, стрекочет оно высоким голоском.

К рыльцу летучей мыши подлетает член экипажа. Он достает из ведерка что-то трепещущее и протягивает ей. Это мотылек, догадываюсь я. Правда, размером с мою голову.

Летучая мышь заглатывает лакомство и начинает двигать крыльями. Мы тут же набираем скорость.

До меня доносится щекочущий нос запах горелого дерева и лампового масла. Экипаж драит палубу. Она кое-где обуглилась, а в борту в одном месте зияет дыра.

Испытывая сильнейшее чувство дежавю, я снова поднимаю глаза на летучую мышь. На ее шелковом крыле виднеется страшный, медленно затягивающийся ожог. Я начинаю что-то смутно припоминать, какое-то крушение…

Но нет, воспоминания ускользают.

– Она ранена? – спрашиваю я.

– Не стоит переживать, это всего лишь животное, – говорит Заль. – За своим гротом мы хорошо ухаживаем. Да он и не понимает, что такое боль.

Я медленно поворачиваюсь на месте, оглядывая всю палубу: на ней находится штурвал, а еще громадный, очень прочный на вид металлический подъемный кран с блоками и цепями, который свешивается за борт.

А сверху на мачте стоит маленький домик с желтыми птицами. Они все похожи на ту птицу, которая залетела мне в рот – которая поселилась у меня в легком.

– Там у нас живут кануры, – говорит Заль. – Наши птицы легких, как твой Милект.

Я дотрагиваюсь до груди в том месте, где бьет крыльями птица, и оттуда доносится суровый вскрик. Милект, говорит птица, поселившаяся у меня в легком. Милект.

Лишь только когда одна из мелких золотых птиц взлетает, я замечаю, что она на привязи. Птица взмывает в воздух, чтобы прочувствовать ветер, издает пронзительный крик и возвращается на жердочку, к которой привязана тонким шнуром. Некоторое время она смотрит на меня своими черными глазами-бусинками, но ей нечего мне сказать, и в человека она тоже не превращается.

– Вот мой корабль. Теперь это и твой корабль. Вот мой экипаж. Но из сословия крылатых ты видела еще не всех, – говорит Заль. Хлопнув в ладоши, она кричит: – Ростры, сюда!

С неба на палубу слетаются птицы. Когда я понимаю, что многих из них видела во дворе нашего дома, у меня по коже пробегают мурашки. В когтях у них тросы: тонкие, толстые, легкие, как паутина, и тяжелые, как цепи, – и все привязаны к мачтам и палубе. Приземляются еще три совы. Ястребы. Вороны. Крохотные птички с необыкновенно яркими красными, синими, зелеными, розовыми и серебристыми перьями, которые делают их похожими на фантики от конфет. Они рассыпаются по палубе, как содержимое разбитой пиньяты.

Следом спускается беркут. Его карамельные глаза будто выкованы из гнева. Во взгляде, устремленном на меня, нет ни капли доброты. Его облик выдает в нем искусного охотника. Размах крыльев у него, должно быть, не меньше восьми футов, а когти длиной с мои пальцы.

Несмотря на то что колени дрожат, а голова идет кругом, я стою прямо. Заль положила руки мне на плечи.

Жужжа крыльями, ко мне подлетает колибри размером с пчелу. Она зависает в воздухе, повернувшись ко мне боком, чтобы разглядеть меня сначала одним глазом, а потом другим. Перед лицом у меня мелькает красногрудая птица: малиновка, понимаю я, хотя на нашем континенте обитают не малиновки, а странствующие дрозды. Различать их меня научил Джейсон. Малиновки мельче дроздов и гораздо воинственнее. Рассмотрев меня черными блестящими глазками, она осуждающе чирикает.

И тут все птицы начинают менять обличье.

Раскинув крылья, похрустывая и поскрипывая косточками, они растут ввысь и вширь. Их клювы раскрываются все шире и шире, пока вокруг них не образуются заросшие перьями лица. И вот, встрепенувшись, они выпрямляются – и я вижу: птицы превратились в людей.

На месте колибри стоит миниатюрный красавец с клювом вместо носа и дрожащими пальцами, а беркут стал высокой мускулистой женщиной с шевелюрой из золотистых перьев. С малиновкой происходили такие метаморфозы, которые даже описать трудно, пока она наконец не превратилась в мужчину с красно-оранжевыми татуировками на груди и темными глазами с белым контуром.

Все эти невообразимые существа смотрят на меня. И все они отдают мне честь, как будто я попала в фантазию маленького ребенка с богатым воображением. А ведь я сама была этим маленьким ребенком, это я перечитала всего Одюбона, я любила вырезать из бумаги корабли, меня донимала школьная канарейка.

– Дочь капитана, – хором кричат люди-птицы, распевая эти слова на разный манер. Двадцать пять голосов, но все они единодушны в том, кто я такая.

Кажется, сомнений нет ни у кого, кроме меня. Они в ожидании на меня смотрят.

Я перевожу взгляд на капитана.

– Я хочу домой, – говорю я так вежливо, как только могу. Похоже, это мой последний шанс ухватиться за то, что я уже потеряла. – Здесь какая-то ошибка, понимаете? Я не ваша дочь. Я родилась в больнице на земле. После моего рождения папа приготовил всем врачам и медсестрам по «Маргарите». Он специально привез в больницу блендер и четыреста лаймов. Сохранилось много фотографий того дня, причем весьма кровавых. Поверьте, меня не удочерили. Я не та, за кого вы меня принимаете. Я хочу домой. Мои родители подумают, что я умерла. Пожалуйста, отпустите меня.

В памяти пробуждается еще одна сцена. Джейсон… он держал мою руку и говорил, что найдет меня. Как же ему здесь меня найти?

Парень с синей кожей, которого я видела у себя в комнате, тот самый красивый грубиян, вдруг оказывается прямо передо мной. Он смотрит на меня в упор, с вызовом.

– Разрешите сказать?

– Говори, – кивает Заль.

– Как мы и предвидели, она желает вернуться в свое прежнее положение, – говорит он. – Она сказала, что ей здесь не место, и, возможно, нам стоит к ней прислушаться. Возможно, так оно и есть. Нам нельзя больше терять времени.

Заль поворачивает меня к себе лицом.

– Утопленники не знали, что тебе нужен магонский воздух. Они не знали, что тебе нужен твой корабль, твой канур, твоя песня, ведь они вообще ничего о нас не знают. Там, внизу, ты умирала. Там ты погибла, а здесь ты здравствуешь. Это твоя страна, Аза Рэй. Мы вернули тебя домой.

– Но, – говорю я, – я не та, за кого вы меня принимаете.

– Посмотри на себя, – говорит она с улыбкой, доставая карманное зеркальце. – И увидишь, кто ты такая.

В зеркале я вижу темную спутанную массу, а по краям отражение размыто. Некоторое время все мое внимание занимают волосы, которые шевелятся и извиваются, как змеи, и бьют меня по лицу. Но вот они перестают лезть мне в глаза, и…

Я вижу свое лицо – в целом это то же лицо, какое было у меня всегда: угловатое, необычное, с громадными глазами, но…

У меня всегда были тонкие губы, которые я либо поджимала от боли, либо кривила в усмешке. У той, кто смотрит на меня из зеркала, широкий рот с полными темно-синими губами. Свои глаза я узнаю, но теперь в них выступили наружу те цвета, которые раньше скрывались за темно-голубой пеленой. Они стали янтарно-золотыми, как у глубоководной рыбы.

У девочки в зеркале высокие скулы, а когда она открывает рот, я вижу, что ее зубы намного острее моих.

Я разглядываю ее волосы, кожу, черты ее лица, которые лишь отдаленно напоминают мои, ее тело. То самое хилое, костлявое, плоскогрудое тело, которое я всегда так ненавидела, теперь выглядит совсем по-другому.

Не знаю что сказать не знаю

что

мне

делать.

Хочу вернуть себя старую. Хочу вернуть ее бледную кожу, ее манеру говорить, как будто она слегка запыхалась, ее тощие руки.

Я даже не замечаю, что выронила из рук зеркало, пока осколки не разлетаются по палубе.

Я озадаченно смотрю на капитана. Заль даже не вздрагивает. Она внимательно за мной наблюдает.

– Ты моя дочь, Аза, – говорит она мягким голосом. – Здесь твоя жизнь будет лучше, чем когда-либо могла быть внизу. Поднебесный мир – это лишь тень. Утопленники всю жизнь живут в тени. Тебя похитили и в наказание за мои грехи спрятали внизу. Все это произошло не по твоей вине, а по моей.

По ее щеке скатывается еще одна черная слеза – точь-в-точь как те слезы, которые я только что видела в зеркале.

– Шестнадцать лет назад ты родилась, а пятнадцать лет назад тебя у меня забрали. Ты не представляешь, как это было больно. Ты не представляешь, какие последствия это имело для Магонии.

Она выпрямляется и с улыбкой пожимает плечами.

– Но сегодня, как и подобает, мы будем праздновать. Мы достаточно долго скорбели. Сегодня мы отпразднуем твое рождение и возвращение. Дай?

Она поворачивается к черноволосому парню, который все еще смотрит на меня с укором и неприязнью.

– Утопленники будут отмечать день ее рождения похоронами.

При этих словах я вздрагиваю.

– Мы поступим иначе. Покажи Азе, что такое магонская песня. Она не слышала ее уже пятнадцать лет. Покажи ей, как она вместе с нами спасет свой народ.

Немного помедлив, он кивает и на несколько секунд закрывает глаза. Я замечаю, что в небе не осталось ни одного корабля. Мы летим на большой скорости, и когда из его груди раздается мелодия со сложным мотивом и множеством переливов, ветер усиливается.

Через секунду вступает и он сам.

Я чувствую дрожь в груди. У этого парня – Дая – в грудной клетке тоже живет птица.

Они поют так слаженно, и песня их настолько прекрасна, что я теряю дар речи.

Милект свиристит у меня в груди. Учись. Пой с ним вместе. Это твое предназначение.

– Нет, – говорю я. Меня раздражает его настойчивость, равно как и возникшее у меня странное желание его послушаться.

Похоже, в Магонии пение имеет особое значение. Мне кажется – нет, я знаю точно – что песня способна творить.

Мне не терпится самой попробовать петь, но при одной мысли об этом я начинаю страшно волноваться. Это чувство сложно описать.

То же самое я испытывала в подвале с Джейсоном.

Дай перестал петь и наблюдает за мной с гримасой на лице. Из его груди доносится трель.

– Нет, – отрывисто говорит он, ударяя себя кулаком в грудь. – Не время. Она еще не готова. – Его птица умолкает, а он взбирается по снастям, наматывая на руки веревки. Экипаж стоит по стойке смирно. Дай снова начинает петь. Рассыпанные по небу звезды перемигиваются, будто это он пробудил их и привел в движение.

Некоторые из них гораздо ярче остальных. Они особенно отчетливо выделяются на черном небе.

Я начинаю считать. Шестнадцать. Они горят так ярко, точно это не звезды, а свечи.

С верхушки мачты раздаются голоса маленьких желтых птиц, и тут моя птица тоже начинает петь у меня в груди, дополняя песню Дая собственными нотами.

Внезапно я понимаю, что мы с ним должны петь вместе. Я едва сдерживаю себя, но почему же мне так хочется петь?

Это просто смешно. Какая из меня певица?

Что-то рождается из смешения их голосов – песня, которая заставляет воздух вокруг нас с Даем колебаться.

Кто он такой?

Я не знаю, но внутри у меня все замирает, и в следующий миг в небе, изогнувшись дугой, появляется северное сияние, которое затем волнами расходится в ночной темноте.



Все эти цвета пестрым полотном ложатся на корабль. Я перевожу взгляд на Дая: он сияет, озаренный их переливчатым светом.

Закинув голову, он поет прямо в небо, и моя грудная клетка трясется в ответ.

Моя птица запевает снова, и к цветам северного сияния добавляется бледно-голубой.

Дай с поразительной легкостью карабкается вверх по мачте. С неба сыплется фиолетовая пыль. Падая, она тускло искрится.

У меня нет слов. Заль нежно смотрит на меня, прижав руку к моей груди.

– С днем рождения, Аза, – объявляет Дай с верхнего рея и склоняет голову.

– С днем рождения, Аза, – вторит ему экипаж, и все они тоже склоняют головы.

– С днем рождения, Аза, – говорит Заль с улыбкой.

Это тот день рождения, до которого я не должна была дожить. Я должна была умереть, но я жива. Я должна была остаться на земле, но я тут. Неожиданно для себя я издаю протяжный вопль отчаяния, и из глубин корабля кто-то глухо стонет в ответ. Нервно переминаясь с ноги на ногу, члены экипажа оглядываются по сторонам, но в этот момент я закрываю рот рукой.

Мне следовало бы проявить уважение, быть вежливой и благодарной. Но я на летающем корабле, меня похитили из дома, и, судя по всему, все, кого я люблю, считают, что я мертва.

Быстро перебрав в памяти все, что произошло в последнее время, я прихожу к выводу, что события, в подлинности которых я точно уверена, заканчиваются на эпизоде с шоколадными эклерами в кухне. Я помню видеозапись серебристого гигантского кальмара, кругами поднимавшегося со дна океана. Я помню, как мы с Джейсоном почти…

И – бац! – вот она, черта между реальностью и вымыслом. Я резко поворачиваюсь лицом к капитану.

– Вы сказали, что меня похоронят в день моего рождения. Если я здесь, кого же тогда погребает моя семья? – ору я.

– Достаточно! – кричит Заль, прямо мне в лицо. Но я уже не способна себя контролировать.

– Нет! Верните меня домой!

– Я предупреждал, что так будет, – говорит Дай, спускаясь с мачты. – Она поломанная.

Заль цепенеет.

– Это не так. Аза сильная, ей даже Дыхание не причинило вреда. – Она расправляет плечи и пристально смотрит на меня.

А потом начинает смеяться. Именно такой громкий, раскатистый смех всегда жутко раздражает в кинотеатре.

– Ты дочь своей матери, пусть даже росла ты среди утопленников, – говорит она. – Я бы тоже никому не поверила на слово – ни чужим, ни даже друзьям. Я покажу тебе, дочь моя, и тогда ты поверишь. Ты поймешь, в чем твое предназначение.

Вот так мы и решили пролететь над кладбищем, где должны проходить мои похороны.


Глава 11
{АЗА}

– В Магонии, когда ты умрешь, тебя проводят, как героя, – объявляет Заль. – Их похороны не идут ни в какое сравнение с нашими.

Она дает мне медную подзорную трубу с деревянными вставками, и через несколько секунд я уже смотрю на парковку у здания школы, но тут же снова поднимаю взгляд на нее.

– Можно подумать, что мои магонские похороны уже запланированы.

– Жизнь – это риск, Аза, – резко говорит она. – Герои умирают молодыми. Разве ты предпочла бы не быть героем? Здесь в твою честь все небо озарится пламенем. Наши похороны – это их закаты.

Ясно. Какое утешительное известие. (Какие здесь все ненормальные!)

Но вот из здания школы начинают выходить люди, одетые во все черное. У меня учащается

дыхание. Я спокойнаспокойнаспокойна, я совершенно спокойна.

Толпа расступается, чтобы пропустить высокого парня в костюме аллигатора.

И тут я теряю спокойствие. Я произношу его имя, один раз совсем тихо, потом громче: «Джейсон».

Даже отсюда я вижу, что Джейсон Кервин, как и я сама, только делает вид, что у него все в порядке. Голову аллигатора он держит в руке, и в подзорную трубу я вижу его потрескавшиеся, покусанные губы.

Я вижу его покрасневшие глаза. Он выглядит так, будто на него напали. Он выглядит поверженным. В этот момент из глубин корабля снова раздается жалобный стон. Похоже, это крик какой-то птицы. Я смотрю на Заль, но она не обращает на него никакого внимания – как и все остальные члены экипажа.

– Видите? – тихо говорит Дай капитану. – У нее там утопленник, это по нему она плакала, когда попала на борт. Может быть, он ее этологидеон, а не я.

– Он всего-навсего утопленник, – усмехается капитан. – С таким ее не может ничего связывать. Крылатые – и те благороднее.

Не знаю, что значит слово, которое произнес Дай, но это и не важно.

Я наблюдаю за своей собственной похоронной процессией.

Школьники и учителя выезжают с парковки вслед за машиной Джейсона. Они дают серию гудков. Тут я понимаю, что с подачи Джейсона они передают мне послание. Кое-что я разбираю – не все, но достаточно, чтобы понять его общий смысл.

Дай все еще бормочет что-то себе под нос, осуждая выступившие у меня на глазах слезы, но остальные благоразумно молчат. Только таинственная птица продолжает завывать.

Доехав до кладбища, мои родители выходят из машины. С того момента, когда я последний раз их видела, они как будто постарели на десять лет, и теперь, когда я смотрю на них, у меня сжимается сердце. Рука капитана лежит у меня на плече, и все, что я могу, – это стоять и смотреть.

Из машины, спотыкаясь, вылезает Илай. От ее прежней идеальной прически ничего не осталось. Она так криво постриглась, что все пряди получились разной длины.

Должно быть, она это специально – другого объяснения быть не может.

До меня вдруг доходит, почему люди боятся смерти, почему никто не хочет о ней говорить. Санта-Клаус Наоборот свалил всю мою жизнь в один большой мешок и уносит его с собой, а я не имею права ни на какие возражения.

Папа несет в руках деревянный ящик размером с коробку для обуви.

Я тихонько всхлипываю.

– Это я? В том ящике? – спрашиваю я у капитана. Я чувствую себя подавленной, но уже не из-за похорон, а из-за тоски по родным. У мамы на свитере начал распускаться рукав. Папа хромает, потому что от стресса у него болит спина.

– Ну конечно нет, – нетерпеливо отвечает Заль. – Ты здесь, со мной. У них лишь пепел от твоей оболочки. – Она говорит таким тоном, будто это что-то очевидное.

– От какой оболочки?

– Дыхание оставило им твою земную оболочку, перед тем как доставить тебя сюда. Неужели ты не помнишь, как тебя из нее извлекали? Судя по всему, процедура была не из приятных. Я бы и близко его к тебе не подпустила, но другого выхода не было, ведь ты умирала.

И снова Дыхание. Все они произносят это слово с какой-то особой интонацией

Внизу, на земле, мои родные оставили пустое место там, где должна быть я. Вокруг меня все, кто меня любит, а я – лишь { }, лишь пропуск в предложении.

Рыдания подступают к горлу. Я не могу сдвинуться с места и практически ничего не вижу, потому что в глазах стоят чернильные слезы. Они стекают по щекам и капают с подбородка. Из моего рта вырываются дикие, нечеловеческие вопли, на которые глухо отзывается спрятанная внизу птица. Заль резко поднимает голову и прислушивается, но ничего мне не говорит.

Мама спотыкается, и папа ее подхватывает. Теперь они идут по обе стороны от Джейсона, а он их поддерживает. Как же это с нами произошло? Как так вышло, что для них я умерла, когда здесь, наверху, я жива?

Я слышу, как говорю: «Я хочу домой» – и, похоже, меня ничуть не беспокоит, что дома я лежу в деревянном ящике, что дома мои родные несут меня к вырытой в земле яме. «Пожалуйста, отпустите меня домой».

Членам экипажа нечего ответить мне. Они думают, что я и так дома.

– Домой, – скулю я, но никто не обращает внимания.

Джейсон раздает всем собравшимся воздушные шарики, и они привязывают к ним конверты. Джейсон отпускает свой большой зеленый шар последним. При этом он запрокидывает голову, и мне впервые удается разглядеть его лицо.

Он определенно ничего не видит: ни корабля, ни парусов, ни меня. Он отпускает шар.

Зеленый шар поднимается все выше и выше, он все ближе и ближе. Я вжимаюсь в борт и вытягиваю вперед руку, но мне до него не дотянуться.

– Достаточно, – говорит Заль, как будто я когда-нибудь смогу вдоволь наглядеться. – Вот доказательства, которые ты просила, а теперь пора начать все сначала. Тебе предстоит многому научиться, Аза Рэй Куэл, а времени у нас мало.

По ее знаку Дай встает за штурвал.

– Поднимаемся, – говорит она. Я с ужасом смотрю на нее. Она собирается меня увезти.

– ДЖЕЙСОН, – кричу я и бросаю подзорную трубу за борт, как можно дальше. – ДЖЕЙСОН, Я ЗДЕСЬ, НАВЕРХУ!

В вихре перьев и потоке ругательств корабль мгновенно приходит в движение. Дай с силой поворачивает штурвал.

– ОТПУСТИТЕ МЕНЯ! – ору я, надеясь, что Джейсон меня услышит. – Я ИХ НЕ ОСТАВЛЮ! ОТПУСТИТЕ! ДЖЕЙСОН!

– Отходим! – кричит Заль. Она обхватывает меня руками и валит на пол. С противным треском я ударяюсь обо что-то головой, но она, похоже, ничего не замечает. Корабль летит вверх, подальше от земли и дома.

Все ростры молниеносно превращаются в птиц, хватают тросы и тянут нас еще выше. Летучая мышь машет своими широко расправленными крыльями.

Голова у меня, кажется, скоро отвалится.

А сердце, похоже, осталось внизу. Не в силах больше кричать, я разражаюсь рыданиями, а где-то под нами, в трюме, надрывается птица. Ее зловещие стоны похожи на зов сирены.

– Да будь ты проклята и отдана на растерзание Дыханию! – рычит Дай. Заль вернулась к штурвалу, и теперь вместо нее он прижимает меня к полу. – Ты думаешь, что утопленники тебя любят, но ты ошибаешься. Они заботятся только о себе самих. Узнай они, кто ты такая, они бы тебя уже давно убили.

Меня как будто накачали обезболивающими, я лежу в оцепенении и ничего не соображаю. Может быть, у меня сотрясение мозга? Мне кажется, что я не знаю ничего на свете.

Мне мерещится Джейсон в костюме аллигатора. Я вспоминаю, как он сидел рядом со мной в «Скорой» и уверял, что найдет меня, что не даст мне умереть.

Но у него ничего не вышло. Он отпустил меня, и теперь я тут, а он там.

– Джейсон, – шепчу я. Дай внимательно за мной наблюдает.

– Ты привязана к этому отрепью. Я так и знал.

Он поднимает меня на ноги и тащит к Заль, которая направляет корабль в грозу через гряду тяжелых туч. Она с укором смотрит на него, а потом переводит взгляд на меня. Я замираю от страха.

– Ты научишься выполнять приказы, Аза Рэй. Ты сейчас рисковала своим кораблем и всем его экипажем. Нам придется доложить о потере подзорной трубы в столицу, иначе нам грозят санкции. Теперь мы обратим на себя внимание Маганветара, а это нам совсем ни к чему.

Но мои мысли занимает совсем другое.

Джейсон увидел меня. Мы всю жизнь друг на друга смотрели. Я уверена, что он меня увидел.

– Этот корабль годами тебя искал, – говорит капитан. – Ты что, хочешь, чтобы тебя снова забрали? Ты хочешь, чтобы тебя схватили?

Меня подташнивает, я в сильнейшем смятении и безумно тоскую.

– Но я люблю их, – тихо говорю я.

Вцепившись пальцами мне в руку, Заль хрипло шипит:

– Мне плевать, кого ты любишь. Скоро ты усвоишь, как много ты значишь для Магонии.

Она сжимает зубы и еще сильнее впивается пальцами мне в кожу.

– Я пожертвовала почти всем, что у меня было, чтобы тебя вернуть. Хоть ты этого и не чтишь, но ты для меня все, Аза Рэй, ты значишь для меня больше, чем небо и звезды, больше, чем мой корабль. Тебя здесь любят, и здесь ты нужна. И даже если для тебя это пустые слова, твое время на земле все равно истекло.

Оглянись вокруг, Аза, – продолжает она. – Посмотри на свою команду. От тебя зависит их жизнь. Если ты откажешься от своего дома и своей власти, они погибнут. Ты готова на это пойти?

Ее ногти пронзили кожу на моем предплечье. Морщась от боли, я пытаюсь высвободиться, но она не отпускает и только пристально смотрит мне в глаза. Я не имею ни малейшего представления, о чем она говорит, но я еще ни разу в жизни не чувствовала себя так далеко от дома.

Я вскрикиваю от боли, и снизу доносится вопль той самой птицы.

– Что это? – спрашиваю я, заметив, как переменилась в лице Заль. – У вас там раненый?

– Нет, – отвечает она, и на этом разговор заканчивается. Ее глаза наполняются черными слезами. Я смотрю в эти глаза и пытаюсь их разгадать.


Глава 12
{АЗА}

Я резко просыпаюсь от звуков нестерпимо мучительной песни. Я лежу в гамаке, громко и учащенно дыша. Поначалу мне кажется, что голос приснился мне в кошмарном сне, но потом я слышу его снова. Это тот же самый голос, который откликался на мой плач.

Кровь кость рвать забрать мучить кусать зверь, надрывается он.

Эта песня больше напоминает пронзительный визг, ужасный и нестерпимый вой. Должно быть, ее поет какая-то хищная птица. Она похожа на охотничий клич, только намного хуже, потому что в ней кроются слова.

Сломан растерзан убей убей убей меня, вопит птица.

Пока я пытаюсь выбраться из гамака, чтобы помочь этому несчастному существу, в каюту заходит Ведда.

С ее приходом мне почему-то сразу становится спокойнее.

– Что это такое? – спрашиваю я. – Что происходит?

Она некоторое время смотрит на меня, и я не могу понять, что выражает ее лицо. Наверное, грусть.

– Ничего, – отвечает она. – На этом корабле обитает призрак канура. Это не наше с тобой дело, это забота капитана.

– Призрак? – недоуменно повторяю я.

– Этот канур давно умер и превратился в эхо, – говорит она со вздохом. – Клянусь Дыханием, как бы я хотела, чтобы он угомонился. Он шумит с тех самых пор, как ты попала на корабль. Он всех нас тревожит, но ничего не поделаешь. Забудь о нем.

Легко сказать! Мне кажется, что птица взывает именно ко мне – так же, как это делала «Амина Пеннарум», когда я впервые увидела ее в облаках. Заль говорила, что корабль принадлежит мне. Значит, и призрак тоже мой?

– Ты быстро к нему привыкнешь, – говорит Ведда.

– Что с ним происходит? Надо ему помочь!

– Просто он так поет, птенчик мой. Он скоро замолчит. Кару никогда не поет дольше нескольких минут. Старые печали. Не твоя забота успокаивать встревоженного духа. Давай-ка лучше умоемся и оденемся.

От его песни у меня болят уши и ноет сердце, но через пару минут она действительно прекращается. Никто в панике не носится по кораблю, никто, кроме меня, похоже, даже не расстроился, услышав его крики. Пожалуй, Ведда права: не стоит обращать на него внимание.

Ведда заталкивает мои руки в рукава куртки, натягивает ее на меня и расправляет складки. Она моет мне лицо, как будто я пятилетний ребенок, и этого мне уже не вытерпеть. Я забираю полотенце у нее из рук.

– Мне пятнадцать лет. Умываться я умею.

– Шестнадцать, – говорит она, и я вздрагиваю. И правда. Мне уже шестнадцать.

– В призраков я не верю, – говорю я и, подумав, добавляю: – А что, если я сама призрак?

Она щелкает языком.

– Птенчик мой, у каждого корабля есть свои тайны. И у Магонии есть свои тайны. Скоро ты узнаешь все, что тебе положено знать. А пока что ты должна одеться и поесть, а после прибыть для несения службы.

Ведда застегивает пуговицы у меня на куртке, прежде чем я успеваю сделать это сама. Она заплетает мои волосы в косички, ловко орудуя когтями.

– Не надо, – спорю я. – Я могу…

Тут она показывает мне мое отражение в зеркале. К своей новой внешности я еще не привыкла. Я избегаю смотреть себе в глаза. У меня

на голове множество мелких косичек, изящно сплетенных в подобие морского узла.

– Что ты можешь? – смеется она. – Это капитанский узел. Неужели ты умеешь его завязывать, девочка с земли? Ты уже разбираешься в небесной моде?

– Нет, не особенно, – бормочу я. – Я и не знала, что на небе есть своя мода.

– Капитан ясно дала понять, что нам некогда учить тебя ухаживать за собой, – говорит она. – Ты здесь не для этого, у тебя более важное предназначение. Но у нас есть свои требования, свои правила. Волосы должны быть заплетены в косы: если судно возьмут на абордаж, пиратам сложнее будет за них ухватиться.

Я смотрю на нее во все глаза.

– Тут есть пираты?

– Конечно, – усмехается она.

Закрепив мою прическу, она удовлетворенно ухает.

Я одергиваю униформу.

Таков мой удел? Отныне я моряк? Дочь капитана? Хорошо хоть, что никто не затягивает на мне корсет, не надевает на голову тиару и не заставляет упражняться в красноречии.

Я всегда знала, что не быть мне принцессой. А этот корабль, напротив, как будто специально придумали для таких, как я.

Здесь я выгляжу как все, и наряд мой ничем не отличается от одежды остальных, за исключением нашивки на плече. Я поворачиваю голову, чтобы получше ее рассмотреть. Она сделана в виде герба, и на ней изображена птица с открытым клювом, поющая в грозовую тучу.

У капитана на плече точно такая же.

Шнуруя ботинки, я поглядываю на Ведду, мол, Аза Рэй Бойл умеет шнуровать ботинки, Аза Рэй Бойл в этом деле ас.

Аза Рэй Куэл, а не Бойл, напоминаю я себе.

Ведда смеется своим совиным смехом, который скорее похож на кашель.

– Пора тебе явиться на службу, – говорит она. – Ты, счастливица, принадлежишь первому помощнику капитана.

Я еще не научилась читать ее эмоции, ведь мы с ней едва знакомы, но сарказм я узнаю где угодно. Он был моим неизменным спутником на протяжении пятнадцати лет.

– Принадлежу? – переспрашиваю я.

– Во всяком случае, он заставит тебя так считать, – фыркает она. – Но ты не его собственность. Запомни это, птенчик мой.

Точно сарказм.

Поднявшись на верхнюю палубу, я тут же понимаю, что она имела в виду. Первый помощник капитана – Дай, тот самый черноволосый парень, который привел для меня в движение звезды и уже ясно дал мне понять, что я ему не нравлюсь.

Я мгновенно робею и теряюсь. Я впервые в жизни пришла на урок неподготовленной. Раньше я всегда была на шаг впереди, а теперь будто сижу на задней парте без малейшего представления о том, что сейчас будет происходить.

Дай выглядит безупречно, вот только он уже чем-то рассержен. Он вряд ли намного старше меня, но ведет себя как пятидесятилетний генерал.

А жаль, ведь для существа с синей кожей он очень даже ничего.

Быть может, если просто признать его привлекательность, она утратит свою силу.

Из одного уха у него торчат острые серьги из черного металла. Рыболовные крючки.

Тоненький голосок – не Милекта, а мой собственный – звучит у меня в голове: Хватит пялиться на него, Аза, ты не сводишь с него глаз.

– Долго же ты спала, – говорит Дай, сразу вгоняя меня в краску.

Я смотрю на бледно-оранжевое с розовыми переливами небо. Солнце еще даже не поднялось над горизонтом.

– Сейчас раннее утро, – говорю я.

– Два дня спустя. Ты всегда спишь по несколько лет подряд? У меня ты быстро привыкнешь встречать рассвет. Ты и так уже потратила уйму времени, которое было отведено на тренировки.

– Какие тренировки? – спрашиваю я. Он не отвечает.

Вместо этого он подходит ближе и с досадой тычет пальцем в нашивку у меня груди. Она расположена как раз по центру моей искривленной грудной клетки, на уровне покосившегося на бок легкого. Я замечаю, что у него на форме обыкновенная нашивка: корабль в форме птицы.

– Не думай, что этот символ делает тебя какой-то особенной, что бы там ни говорила капитан. Я на этом корабле первый помощник, а у тебя даже нет звания, дочь капитана. Ты младший матрос, к тому же ты опоздала.

Я чувствую странное покалывание в груди. Над левым легким в моей униформе сделан вырез, через который виднеется участок гладкой синей кожи. Вдруг на ней появляется темно-синий круг.

Он чем-то похож на татуировку. И тут этот круг выдвигается вперед и накреняется.

А затем открывается.

Открывается. Без крови. Без боли.

У меня в груди открывается дверца.

В этот момент одна из желтых птиц, живущих на грот-мачте, заливается трелью.

Эта птица мне знакома. Ее, а точнее его, зовут Милект. У него золотые крылья, черный клюв и черные сверкающие гневом глаза. Он тихонько покашливает и расправляет крылья.

Затем он пикирует и, неугомонно чирикая, несколько секунд порхает в воздухе у меня перед лицом, а после залетает в пустое пространство у меня в груди. Дверца за ним закрывается и исчезает, как будто ее и вовсе не было.

Глазам своим не верю.

Я знала, что он там живет, я и раньше ощущала его присутствие. Но это уже чересчур!

Пой с ним, доносится из моей груди. Я закашливаюсь. Милект шевелится у меня в легком и бьет крыльями по его внутренним стенкам.

– Куда мы направляемся? – спрашиваю я Дая. – Мы в дальнем плавании?

Он смотрит на меня так, будто я самый бестолковый человек в мире.

– В дальнем плавании? – повторяет он насмешливым тоном.

Как же мне не хватает Джейсона. Он бы никогда на меня так не посмотрел. Я чувствую себя слабой и потерянной, а еще… нет, больше никаких мыслей об этом. Я не могу себе их позволить.

Дай вальяжно потягивается, сильно смахивая на капитана школьной сборной по футболу. Похоже, он считает себя прирожденным лидером.

– Клянусь Дыханием, складывается такое впечатление, что ты и говорить-то нормально не умеешь. Мы добываем продовольствие и патрулируем местность. Ты должна исполнять мои приказы и учиться петь. Надеюсь, комментариев не требуется.

Я оглядываюсь по сторонам в поисках капитана. Заль стоит в нескольких футах от меня вместе с девочкой-сойкой, которая держит перед ней развернутую карту.

Попадись мне такая карта в музее – пожелтевшая, с обветшалыми краями, – я бы разглядывала ее часами. Вдобавок к звездному небу на ней изображены морские чудовища. В одном углу виднеется торчащая из неба пасть с острыми зубами, а в другом – город в облаках.

Я пытаюсь получше разглядеть ее, не поворачивая головы, но за спиной у меня появляется Дай.

– Младший матрос Рэй, – говорит он. – Ты подчиняешься мне, а не капитану.

Заль поднимает на меня глаза и кивает.

– Ты прикреплена к первому помощнику.

Отдай ей честь, пронзительно кричит Милект. Я старательно прикладываю пальцы ко лбу.

– Дочь моя, – говорит Заль с легкой улыбкой. – Это делается другой рукой.

Мне неловко, но не то чтобы очень, я ведь не провела все детство на корабле. Я хронический паци…

– А где находится это место? – спрашиваю я, указывая на карту у Заль в руках. На ней изображена горстка зданий, а вокруг них – множество спиралей. – Здесь есть города? А это что такое? – я показываю пальцем на спирали.

– Это наша столица – Маганветар, а это ее защитные механизмы. Город со всех сторон окружают ветра.

Название города пробуждает еще одно воспоминание. Древневерхненемецкий. Точно! Maganwetar в переводе с древневерхненемецкого означает «вихрь».

Джейсон. Я вздрагиваю.

– Мы здесь, на «Амине Пеннарум», городам предпочитаем открытое небо, – говорит Заль. – Жители Маганветара обитают в привязанных друг к другу домах. Они не пускают в город никого и ничего, кроме кораблей с провизией, а помогают им в этом вихри и заклинатели бурь. В этом городе ценят только чары и сон. Его жители ленивы как утопленники.

– Как я? – спрашиваю я.

– Нет. Ты, Аза, никогда не была утопленницей, – говорит она. – Наша цель – защищать Магонию, даже если кто-то в столице считает, что защита ей не нужна, что ей не нужны ни стратегия, ни план сражения.

Она презрительно кривит губы.

– Мир меняется, Аза Рэй, и ты тоже участвуешь в этих переменах. А сейчас ты должна научиться выполнять свою работу.

Дай тащит меня в другую часть палубы.

У меня миллион вопросов.

– Мы направляемся в Маганветар? – спрашиваю я. – А где он, кстати?

– Его местоположение меняется, – нехотя отвечает он. – И нет, мы направляемся не туда. В столице тебе будут не рады, и там ты будешь в опасности.

– Почему?

– Официально ты не член экипажа «Амины Пеннарум», – говорит он после короткой заминки.

– Как это? Разве капитан не послала за мной Дыхание…

Дай резко оборачивается.

– Не упоминай о них, – говорит он серьезным тоном, пристально глядя мне в глаза. – Поверь мне, лучше этого не делать. Никто по своей воле не позовет их на свой корабль. Их нанимают, когда имеются веские причины и за большое вознаграждение.

– Но что они из себя представляют?

Он пропускает мой вопрос мимо ушей.

– Ради тебя мы прибегли к услугам одного из них, но я даже не могу придумать второго столь же важного повода. При встрече с любым служебным кораблем ты должна будешь укрыться в трюме, а мы все должны будем отрицать, что ты находишься на борту. Это приказ капитана.

Я украдкой поглядываю на Заль. Она не смотрит в нашу сторону. Вот она встает за штурвал. До сих пор у меня не было возможности разглядеть это громадное колесо с ручками и спицами. Оно имеет форму солнца с лучами. Вращая штурвал, Заль управляет ходом корабля.

– Но куда мы держим курс? – спрашиваю я снова.

– От тебя требуется смотреть, а не разговаривать, – говорит Дай с легкой усмешкой.

Сначала я не могу понять, на что именно я должна смотреть. Затем один из магонцев начинает петь вместе со своим кануром. Их песня приводит в движение расположенный на корме подъемный кран.

Песня другого магонца разжигает в небольшой чаше огонь и поджаривает на нем зерно. Он разделяет кушанье со своим кануром.

Выпусти меня, стонет Милект. Он сердито хлопает крыльями и стукается о стенки моего легкого. Я канур, а не матрос. Я для этого не предназначен. Я должен петь, а не молча стоять в стороне.

У меня нет времени слушать его жалобы, а вот научиться разжигать костер одним только голосом я не прочь.

– А мне обязательно его выпускать? – спрашиваю я у Дая.

– Нет, не обязательно, – говорит он с ухмылкой. – Но, скорее всего, тебе захочется это сделать. Они царапаются.

Похоже, он прав. Я ощущаю, как крошечные лапки Милекта скребутся о стенки моего легкого.

Желчь комом подступает к горлу.

– Как города держатся в небе? – спрашиваю я в попытке отвлечься. – На чем они держатся?

Дай вздыхает.

– Тебе разве известно, как все устроено в поднебесном мире? Почему небо у них голубое? Что освещает их комнаты по ночам? Знают ли утопленники, за счет чего летают их самолеты? Можешь ли ты объяснить мне, как они держатся в воздухе?

А он находчивый. Но неужели он думает, что я не смогу ответить на его вопросы? Пожалуй, нам есть о чем поговорить. Я бы с удовольствием разъяснила ему парочку-другую подобных загадок. Я уже готовлюсь к словесной дуэли.

Я расскажу тебе, как устроены самолеты, если ты расскажешь мне, как устроен ваш мир.

Но как только я открываю рот, чтобы это сказать, он фыркает и начинает смеяться.

– Даже если бы я говорил сотню лет подряд, я все равно не смог бы рассказать тебе всего, Аза Рэй Куэл. Когда-то магонцы контактировали с утопленниками. Даже самые бедные магонские города, чьи жители сейчас умирают от голода, утопленники называли раем. А нас они называли ангелами, а некоторые даже считали нас богами.

Немного помолчав, он спрашивает:

– Ты когда-нибудь драила палубу?

– Нет. У нас, знаешь ли, не было судна, потому что жили мы не на побережье. А еще я всю жизнь болела. Так что… э-э-э… драить палубу мне не доводилось.

Дай протягивает мне ведро со шваброй. Но стоит мне только потянуться за ними, как он берет высокую ноту, и через секунду птица, живущая у него в груди, начинает ему подпевать.

Швабра поднимается в воздух и протирает участок палубы.

Дай замолкает – и швабра падает.

– Твоя задача – вымыть всю палубу без помощи рук.

Я заглядываю в ведро: в мыльной воде плавает жесткая щетка.

– Э-э-э, – говорю я.

– Ты тратишь мое время. Вчера вечером я гонял по небу сверхновые. Уж со шваброй-то ты должна справиться.

Милект оживляется и начинает топтаться у меня в груди. Он готов. А я в полной растерянности.

– Я не… я не могу просто взять и запеть, – говорю я. Почему Дай не понимает? Раньше мне едва хватало воздуха для того, чтобы говорить, а о пении не могло быть и речи.

– И учиться ты, судя по всему, не желаешь, – говорит он. – Хорошо. Скреби как утопленница, пока не передумаешь.

Я вздыхаю. Подозреваю, что в следующий раз мне поручат мыть туалеты. Можно считать, что с палубой мне еще повезло. И вот я засучиваю рукава и становлюсь на колени. Милект вопит у меня в груди:

Выпусти меня! Я пою, а не чищу.

– Ну и пой, – говорю я ему. И ничего страшного, что я разговариваю с птицей, которая сидит у меня в грудной клетке.

Я принимаюсь за работу. Но драить палубу не так-то просто, когда повсюду как ни в чем не бывало творятся чудеса.

У меня на глазах матрос-ростра расправляет свои зеленые крылья и поднимается в воздух с сетью, сделанной из материала, похожего на толстую паутину. Он закидывает сеть в небо, и туда набивается множество мотыльков. Он скармливает улов нашему голодному гроту.

В другом конце палубы магонец песней распускает один из парусов. Тот отряхивается от воды, подобно выбравшемуся из речки животному.

Ростры упражняются в бросании лассо и плетении узлов. Их движения отточены и грациозны. Кого, интересно, они собираются здесь арканить?

У меня над головой светит солнце, а под кораблем идет небольшой дождик. Его вызвало стадо шквальных китов, плывущее у борта корабля. Я искоса поглядываю на них, не переставая скрести. Детеныши играют друг с другом и толкают своих матерей. Малыши поют свои собственные песни: простые, протяжные, зачарованные, сотканные в основном из счастья.

Солнышко, поют они. Солнышко. Блестит. Пей солнечный свет.

Фонтаны дождя с силой бьют из дыхал матерей, и китята мечутся туда-сюда, как дети, играющие с поливалкой.

У них есть матери, которым они доверяют, и небо, которое они понимают.

Как я им завидую.


Глава 13
{ДЖЕЙСОН}

Тема моего исследования: управление воздушным движением. Я уже взломал пару-тройку систем и теперь, сгорбившись у компьютера, изучаю имеющиеся данные. Я мог бы просто слушать разговоры авиадиспетчеров в надежде наткнуться во всем этом шуме на что-то полезное. Именно так ученые годами выслеживали гигантского кальмара: по сути, от них требовалось лишь засунуть в воду микрофон и терпеливо ждать.

Но, к счастью, теперь искать информацию стало намного проще.

С помощью одного неофициального приложения я сканирую записи авиапереговоров на предмет ключевых слов. Меня интересуют все коммуникации в различных городских и сельских аэропортах за последние три недели.

В дверях комнаты появляется Кэрол. Она стоит там минуты три, молча наблюдая за тем, как я прокручиваю страницу за страницей.

У меня нет сил на светские беседы, но если я хотя бы изредка не буду отвлекаться от мыслей о человеке, которого они считают погибшим, и не буду уделять им хотя бы капельку внимания, мамы меня прикончат. Так что я говорю ей «привет».

– Тебе нужно вернуться к учебе, дружок.

– Я и так вернулся, – говорю я.

И это чистая правда. Время от времени я появляюсь в школе и сдаю кое-какие тесты, хотя мне официально разрешили сидеть дома и горевать. А еще я накопил освобождения от занятий по болезни, так что в случае чего смогу, не опасаясь серьезных последствий, пропустить пару недель. Да и в школе, наверное, только рады моему отсутствию.

– Тебе нужно начать ходить на занятия. Вот что я имела в виду.

– Самообразование.

Она только закатывает глаза.

– Без изобретателей-самоучек у нас вообще не было бы прогресса, – упорствую я. – Благодаря людям, которые не доучились до старших классов, мы сейчас умеем летать.

– Ты не они, ты мой ребенок, – говорит она. В дверях показывается Ева. Как можно небрежнее я кладу бумаги поверх кое-какого предмета, лежащего у меня на столе.

Кэрол, как обычно, обводит мою комнату унылым взглядом. О том, что часть вещей я храню в складском помещении, она не знает. Да ей и не нужно об этом знать. Просто некоторые товары я закупаю оптом.

Я не знаю, где сейчас Аза и чем она занимается. Я знаю только, где она была три недели назад, когда умирала, держа меня за руку. И где она была несколько дней спустя, когда с неба донесся ее голос.

Она жива. Аза жива.

Я уверен в этом так же твердо, как в том, что меня зовут Джейсон Кервин.

Мне просто нужно найти ее. Изучив направления ветровых течений, я проложил на карте маршрут, сначала схематично, потом более подробно.

По данным метеорологических спутников и зондов, с запада на восток через всю страну движется весьма необычный грозовой фронт.

Насколько я могу судить, он все еще находится над сушей. У меня есть подробная синоптическая карта и специальная программа, моделирующая движение воздушных потоков в трехмерном пространстве. Я здорово продвинулся, но моей заслуги в этом практически нет. Вот был бы я профессиональным программистом или специалистом в какой-нибудь смежной области – да кем угодно, только не школьником… Но у меня хотя бы есть связи.

Да и деньги, вырученные за приспособление для застилания кровати и спрей для сухой чистки одежды, пришлись как нельзя кстати. Опереться мне особо не на что, и я даже не знаю, что буду делать дальше, но мне удалось раскопать множество отрывочных сведений о летающих кораблях, странных погодных явлениях и прочих необъяснимых вещах. Есть у меня еще кое-какие данные, добытые ну совсем незаконным путем. Из баз данных официальных учреждений и правительственных организаций.

– Ты должен проститься с Азой, – говорит Кэрол. Она берет Еву за руку.

– Это необходимо, малыш, – говорит Ева.

Они выступают единым фронтом. Это меня пугает.

– Нет, НЕ должен, – говорю я, кажется, в тысячный раз. Я был готов к ее смерти – насколько человек вообще может подготовиться к смерти. Но к этому я не был готов.

Корабль. В. Небе.

Мамам я про него, разумеется, рассказывать не стал – я же не идиот. После трехсекундного раздумья они посадили бы меня в машину и отвезли прямиком в детскую больницу (как это ни позорно, до восемнадцатилетнего возраста о больнице для взрослых можно и не заикаться) на прием к психиатру. Так что Кэрол и Еве о корабле лучше не знать.

Я сказал им только одно: я работаю над проектом. Судя по выражению их лиц, они всерьез подумывают запретить мне пользоваться интернетом. К таким крайним мерам они прибегали лишь однажды, когда мне было девять и я лихорадочно штудировал двадцатитомный Оксфордский словарь. Мамы неодобрительно отнеслись к этому занятию.

Но мне просто необходимо было чем-то занять мысли, иначе я принимался считать секунды до ее десятого дня рождения, который, по мнению врачей, должен был стать последним. Примерно в этот период мамы поняли, что мне требуются успокоительные.

– Ну что, – говорит Ева, – нам отключить интернет в доме?

– Да я сейчас даже не сижу в интернете, – говорю я, хоть это и неправда.

Она иронически приподнимает бровь.

Ева давно установила на компьютер специальную программу для отслеживания сетевой активности. По-моему, это просто уморительно. Изначально они, видимо, приобрели ее, чтобы я не лазил по порносайтам. Они не сомневались, что я занимался именно этим. Помню, Кэрол ворвалась ко мне в комнату, как будто собираясь прокричать: «Ага, попался!» – и застала меня за разучиванием слов на букву L.

Конечно, на такие сайты мне тоже доводилось заходить. А кто на них не заходил? Но меня интересует миллион разных вещей, и порнография в этом списке далеко не на первом месте.

Меня интересуют все задокументированные случаи наблюдения НЛО. Меня интересует история летательных аппаратов. Меня интересуют погодные аномалии с восьмого века до наших дней. Я помещаю сведения по этим темам в отдельную папку у себя на компьютере. У меня на то есть особые причины.

– Окажись у тебя там порно, я бы, наверное, даже обрадовалась, – вздыхает Ева, словно прочитав мои мысли. – А то я уже начинаю опасаться, как бы ты сам не превратился в машину.

Я поднимаю на нее взгляд.

– А вот и не обрадовалась бы, – говорю я.

– Это бы означало, что ты нормальный подросток, – говорит она.

– Да, вот только я не нормальный.

– Иди погуляй на свежем воздухе, – говорит Кэрол.

– На улице холодно.

– Навести друзей.

– Если ты не заметила, – говорю я, прибегая к запрещенному приему, – мой единственный друг умер.

– Она не была твоим единственным другом, – говорит Ева, нисколько не смутившись.

– Да? Назови хотя бы еще одного, – говорю я.

Ей нечего мне ответить.

На самом деле у меня есть друзья – Друзья Из Других Часовых Поясов, Которые Живут В Сети. А еще мне уже не девять. Если они снова отключат интернет, я уж как-нибудь найду выход из положения.

– Завтра идешь в школу, – говорит Кэрол.

– Мы любим тебя и понимаем, каково тебе сейчас, но выбирай: либо в школу, либо к врачу.

Понимают, каково мне сейчас? Ничего они не понимают. Я просто изучаю историю цивилизации, вот и все. Сущие пустяки.

Я жду, пока они выйдут из комнаты, и возвращаюсь к работе. Со дня похорон НЛО были замечены несколько раз. Один очевидец говорил о странных огоньках, другой – о светящемся предмете на горизонте, третий утверждал, что заметил веревку.

Сэр, я весь внимание. Но позже он изменил свою историю и стал нести какую-то чепуху про сорванные линии электропередачи. Ну и черт с ним.

Чуть раньше в этом году люди уже наблюдали нечто подобное в разных точках планеты: в Чили, на Аляске, на Сицилии – но никакой пользы их свидетельства мне не принесли. Ничего более убедительного, чем размытые фотографии из «Твиттера», мне найти не удалось. Увы.

Но мы живем в эпоху мобильных приложений – как официальных, так и неофициальных. С их помощью можно взломать не только чужой телефон, но и компьютерную систему тюрьмы «Алькатрас».

Нас – разработчиков таких приложений – всего несколько сотен (отсюда и взялись мои Друзья Из Других Часовых Поясов), и мы постоянно берем друг друга на «слабо». Я уже достиг уровня подающего надежды любителя, и они великодушно пускают меня на свои форумы и иногда даже разрешают бросать вызов настоящим профи.

Благодаря последним у меня теперь есть приложение для анализа погодных аномалий. Оно работает очень просто: надо направить телефон в ту часть неба, где была замечена аномалия, – будь то необычное образование облаков, таинственные огоньки или возникшая на пустом месте буря – и приложение покажет географические координаты этого участка, представит спутниковые данные о перемещении воздушных масс, влажности и плотности воздуха, а также конденсации паров и сопоставит их со сведениями из других источников.

Как же удивителен мир, в котором мы живем!

На поверку почти все сообщения о таинственных объектах в небе оказались ложными – за исключением трех. Похоже, во всех трех случаях люди столкнулись с тем же, с чем и я.

К черту осторожность. Буду называть вещи своими именами.

Отныне то, что я увидел в небе, мы будем называть кораблем Азы.

Итак, корабль Азы медленно движется на северо-восток, то и дело останавливаясь над фермами и полями, засеянными зерновыми культурами. Именно в этих местах в последнее время наблюдались ураганы, бури с градом и грозы. На нескольких полях карликовые смерчи уничтожили весь урожай. Никаких кругов после них не осталось. Все эти бедствия носили настолько хаотичный характер, что предугадать их было невозможно.

Аза была не первой, кто утверждал, что видел – нет, кто на самом деле видел – пролетающий по небу корабль. Упоминания о чем-то сходном встречаются в различных источниках уже с шестого века нашей эры. В 1896 году, к примеру, разразился так называемый скандал из-за воздушных кораблей, когда сообщения о ярко освещенных судах, стремительно несущихся по небу, поступали со всего запада США. А вот жители штата Иллинойс наблюдали, как что-то наподобие корабля оторвалось от земли и взмыло в воздух. Исследуя место, где стояло загадочное судно, они нашли там множество отпечатков ног. И знаете, что они тогда сказали? Обожаю эту цитату:

«Над облаками произошло что-то такое, что человек пока не в силах объяснить».

Именно это меня и интересует: что-то произошедшее над облаками. Притворившись репортером, работающим на местные газеты (если кому-то вдруг пришло бы в голову проверить), я пообщался с фермерами, которые потеряли свой урожай. Все они говорили что-то вроде: «Ну, видать, близится конец света. Если урожай есть, надо его собирать, а если нет – ничего не поделаешь». На вопрос о том, куда девался испорченный урожай, они не могли дать мне вразумительного ответа.

– Ну, он загублен, сынок, его уже не продашь.

Кого интересует то, что уже ни для чего не пригодно? Если кукурузу сорвало ветром или прибило к земле, мы замечаем только одно: она больше не съедобна. Мы не замечаем, что значительная часть урожая пропала.

Странные события, сообщения о таинственных огоньках и белых облаках необычной формы – все это не случайно. Погодные аномалии движутся по прямой.

У них определенно есть цель. Мне просто нужно выяснить какая. Я мысленно прокладываю маршрут, втыкая воображаемые булавки в карту, которую держу в голове.


Глава 14
{АЗА}

Больше всего «Амина Пеннарум» похожа на рыболовное судно, разве что улов наш находится не в море, а на земле.

Вот мимо проплывает груженный яблоками баркас, и оттуда нам машут флажком. Команда баркаса, которая целиком состоит из малиновок, поднимает свое судно до уровня нашего, и Заль предлагает им мешок зерна из трюма «Амины Пеннарум» в обмен на бочку яблок. Повстречавшись с небольшим буксиром, мы обмениваем часть запасов на увесистую свинью. Как только ростры выгружают ее на борт корабля, она с решительным видом куда-то убегает. От этого зрелища мне тут же хочется стать вегетарианкой.

Чуть позже, когда мы пролетаем над полем, у борта появляется рой пчел. Протирая запачканный кровью нож, наш грузный кок взбирается на верхнюю палубу и договаривается с ними об обмене меда на что-то из наших запасов. (Да-да, договаривается с пчелами. В роли переводчиков выступают ростры, которые общаются с пчелами с помощью гулкого жужжания.)

В полдень под прикрытием бури, которую создают шквальные киты, мы подлетаем совсем близко к земле. Я наблюдаю, как голубая сойка и парочка других ростр мастерски бросают лассо. В следующий момент петля затягивается, и из клубов тумана до нас доносится недовольное «му».

Я в полном недоумении. Неужели они заарканили… корову? Команда привязывает другой конец лассо к большому грузоподъемному крану, который свешивается с кормы, приводит кран в движение и поднимает корову на борт. Поверьте, животное, прибывшее на корабль таким манером, уже ничем не удивишь.

Помните все эти легенды про ворующие скот инопланетные корабли? Так вот, оказывается, виной всему не инопланетные, а магонские суда.

Но магонцы, как правило, только доят коров, а затем отпускают на волю. У нас они живут в специальных трюмах, где поддерживается более высокое давление, чем на остальном корабле: там им вполне комфортно – правда, без свежей травки они очень скоро становятся понурыми и капризными.

Создается впечатление, что мы живем на летающей ферме. Только вместо того, чтобы выращивать продукты самим, мы берем их у других: собираем кукурузу и пшеницу с чужих полей, затаскиваем на корабль чужой скот. При этом животные, которых мы не возвращаем на землю, нередко оказываются на столе у экипажа.

Солнце встает и садится семь раз. Я работаю, я ложусь спать. Каждое утро мне кажется, что, открыв глаза, я увижу свою комнату, свое стеганое одеяло, свою привычную жизнь.

Но вместо этого я вижу Ведду, которая квохчет и хохлится, одевает меня и заплетает мне косы. А потом строгое лицо Дая, который ругается из-за того, что я никак не найду свой голос, и отправляет меня мыть какую-нибудь новую часть корабля.

Временами я чувствую себя персонажем Оруэлла.

Впрочем, моя участь не столь печальна. Можно сказать, я попала в мир на границе между скотным двором и Нетландией. Добавьте ко всему этому шквальных китов и людей-птиц. Но, как ни странно, этот сказочный мир оказался настоящим. Мне приходится постоянно себе об этом напоминать.

Откуда я знаю, что он настоящий? Чего я только не испробовала, чтобы определить, жива я или мертва. «Мертвый ты иль не совсем, все равно тебя я съем! Ох-ох! Ух-ух![3]» Конечно, присказкой делу не поможешь, да и попала я сюда не по бобовому стеблю, но у меня вошло в привычку бормотать ее каждый раз, когда я ощущаю себя растерянной и беспомощной. Итак, чтобы понять, жива я или нет, я провела ряд опытов. В основном я проверяла свою реакцию на боль. Вывод один: раз я ее чувствую, значит, я все-таки жива. Жива и предположительно нахожусь в здравом уме, если мои расстроенные чувства и спутанные мысли можно так описать.

Все, что во мне есть рассудительного и рационального, порывается проснуться, начать яростно трясти первого, кто подвернется под руку, и кричать ему в ухо: корабли не могут летать! Нельзя управлять вещами с помощью песни!

Правда, любой магонец в два счета докажет вам, что это не так.

Я стараюсь сохранять спокойствие и делаю все, чтобы приспособиться к своей новой жизни. По-моему, у меня не так уж и плохо получается. После стольких лет борьбы с неизлечимой болезнью я уверена: привыкнуть можно к чему угодно.

Этим утром я вишу в страховочной привязи и, пытаясь не смотреть вниз, осторожно мою вырезанную из дерева расписную птицу, которая украшает нос корабля. Одно крыло у нее как у вороны, а другое – как у дрозда, одна половина головы совиная, а вторая – попугаичья. Лапки у нее как у цапли и фламинго, а хвост как у райской птицы. Выходит, талисман «Амины Пеннарум» неуклюже слеплен из частей разных птиц. Я сочувствую этому странному существу, потому что ощущаю с ним родство.

– Я тут слышал, у нас новая миссия, – говорит Дай. Как обычно, вид у него оживленный и взбудораженный. – Особая миссия.

Я молча смотрю на него в ожидании дальнейших объяснений. Дай обожает звук собственного голоса – только поэтому я вообще хоть что-то знаю о происходящем.

– До того как мы тебя нашли, мы летали над полями и посылали туда ростр с сетями собирать урожай. Скука смертная. Мы добывали пропитание и отправляли его в столицу. Но теперь у нас новая миссия, та самая, к которой Заль так долго нас готовила.

Я подаюсь вперед, но он замолкает: в этот момент на бортик приземляется ростра-беркут и с пронзительным криком превращается в ослепительную женщину с длинными, достающими до пояса волосами и желтыми глазами.

Вместе с ней прилетает еще одна ростра – девочка-сойка с ярко-синим ирокезом и белыми линиями под глазами. Она внимательно меня разглядывает. У нее черные глаза и по желтой полоске на каждой щеке, а вместо носа клюв. Как это ни парадоксально, я в жизни не видела никого красивее.

Мы с ней примерно одного возраста, думаю я.

– Отлично скребешь, – говорит сойка с усмешкой. Она некоторое время глядит на меня, и мне даже начинает казаться, что она вполне миролюбиво настроена.

К своему удивлению, я расплываюсь в улыбке. Многие члены экипажа проявляли ко мне интерес, но дружелюбием они не отличались.

Хотелось бы мне с кем-нибудь здесь подружиться? Всю жизнь у меня был только один друг – Джейсон.

Я оглядываюсь в поисках Дая, но он куда-то отошел. Это неудивительно: он ни за что не станет брататься с теми, кто ниже его по званию.

– Меня зовут Аза, – говорю я.

– Спасибо, что сообщила, тебя же тут никто не знает, – говорит она, склонив голову набок.

Она надо мной смеется?

– Я просто подумала… я хотела спросить… может быть, у тебя есть ответы на мои вопросы?

Она изящно пожимает плечами, от чего у нее немного взлохмачиваются перья. На форме у нее имеются цветные вставки, такие же яркие, как ее окрас.

– Может быть, – отвечает она. – Но не знаю, смогу ли я тебе помочь. Я ведь не офицер, а всего лишь обычный моряк.

– А я всего лишь младший матрос, – говорю я. Она смеется.

– Младший матрос, который имеет больше власти, чем все офицеры этого корабля, вместе взятые, – говорит она, указывая на мою нашивку. – Ты дочь капитана. Спасительница Магонии.

Спасительница?

Она явно надо мной издевается.

– Зови меня просто Азой, – настаиваю я. Она кивает.

– Я Джик. Я родилась на борту этого корабля и всю жизнь – сколько себя помню – участвовала в твоих поисках.

– Наверное, я должна сказать «спасибо»? – нерешительно говорю я, вызывая у нее улыбку.

– С виду ты вполне заурядная, Аза Рэй Куэл. Трудно поверить, что в тебе кроется такая сила.

– Как это понимать? – спрашиваю я, но Джик отворачивается и принимается за свои дела. Хотя фигура у нее человеческая, из-под униформы выглядывает шикарный длинный хвост, покрытый голубыми перьями. Он выглядит очень элегантно, как фалды фрака.

Некоторое время я завороженно его разглядываю.

Джик присоединяется к парочке других ростр. Они не делают мне замечаний и не исправляют моих ошибок – похоже, им некогда на меня пялиться.

Через некоторое время они устраивают перерыв на обед.

– Птичий корм, – говорит один из них, без энтузиазма разглядывая галету, которая лежит у него на ладони.

– Лучше поедим на земле, там-то уж точно найдется что-нибудь съедобное, – говорит Джик, но на нее тут же шикает член экипажа постарше, в котором по красной груди я узнаю малиновку.

– Ты что, захотела неприятностей? Это наш корабль, и нам очень повезло, что он у нас есть. Не все имеют такие возможности, как ты. У тебя есть уверенность в будущем, а с нами что будет, когда она закончит? Об этом ты подумала?

Малиновка с подозрением поглядывает в мою сторону и уходит, а я продолжаю чистить носовую фигуру.

– Что это с ним? – спрашиваю я у Джик.

Она пожимает плечами.

– Магонцы не могут спускаться на пшеничные поля. Мы нужны им, чтобы тянуть корабли, добывать зерно и делать судовую работу. Я такая же часть «Анны-Пенни», как снасти и паруса. И меня так же легко заменить.

– Не может быть, – возражаю я. – Ты же сама сказала, что родилась на этом корабле.

– Да, и чего я только не делала за эти годы – и сети плела, и волосы заплетала. – Она делает небольшую паузу. – Не знаю, заметила ли ты это, дочь капитана, но ты не внушаешь доверия. Навыков у тебя маловато.

Усмехнувшись, она указывает глазами на грязное пятно, которое мне так и не удалось оттереть.

Я издаю громкий, похожий на лай смешок.

– Да уж, я ничего не умею… кроме как молоть языком. Да я просто неудачница!

– Может, и так, – говорит она, присматриваясь ко мне, – но есть кое-кто и похуже. – Она кивает на Дая, который идет в нашу сторону, а затем подлетает к верхушке паруса, берет в руки трос и тянет его, пока крыло летучей мыши не расправляется.

– А что у нас за новая миссия? – тихонько интересуюсь я, когда Дай подходит поближе.

– Мы охотимся, – небрежно отвечает он.

– На что-то живое?

– Тебе это знать не положено. Такие сведения не сообщают младшим матросам, – самодовольно отвечает он.

Когда же он перестанет выпендриваться? Я бы театрально закатила глаза, вот только боюсь, как бы меня потом не отчитали. Он уже прочел мне миллион лекций о правилах поведения и надлежащем выполнении обязанностей.

Тут он замечает грязное пятно, на которое мне указала Джик. Раздраженно цокнув языком, он забирает у меня из рук щетку и, подобно цирковому акробату, запрыгивает на носовую фигуру. Удерживаясь ногами, он быстро отчищает грязь, снабжая свои движения комментариями, а затем делает сальто назад – и вот он уже стоит на палубе. Его движения такие уверенные и стремительные, что мне стоит больших усилий оторвать от него взгляд.

В попытке отвлечься я принимаюсь усердно работать щеткой. Я скребу все сильнее и сильнее, пока каждый фрагмент фигуры не начинает сиять чистотой. Тем временем мои мысли заняты другим: я вспоминаю свою прежнюю жизнь и сравниваю ее с новой.

Этот парень – Дай, – он мне никто. Он ничем не отличается от ребят и девчонок, которые ходят по коридорам нашей школы. Он ничем не интереснее их.

Вот только это не совсем так. Я заметила, что Магония уже потихоньку завладевает моим сознанием.

Нужно радоваться, думаю я. Со мной все в порядке, я могу нормально дышать. Вопреки всем прогнозам и ожиданиям, я не умерла.

Теперь у меня другая роль. Важная. В чем она заключается? Не знаю.

Здесь все по-другому. Здесь я стала другой. Лучше?

Хватит.

Даже если я проведу здесь всю оставшуюся жизнь, даже если я никогда больше не увижу Джейсона и свою семью, мне страшно от одной мысли, что я могу их забыть, потому что вдруг я забуду и себя саму? В кого я тогда превращусь?

Я скребу до тех пор, пока из пальцев не начинает сочиться синяя кровь, повторяя нараспев:

– Джейсон, Илай, Грета и Генри. Джейсон Илай Грета Генри. Джейсонилайгретагенри. И Аза.

Подняв голову, я вижу, что прямо надо мной стоит Заль, и на лице у нее написано разочарование.

Она становится на колени и протягивает руку, чтобы помочь мне забраться на палубу.

– Начинала я юнгой и дослужилась до капитана быстрее, чем можно себе представить, – говорит она. – В те годы дела шли очень плохо, и урожая, который собирали магонские корабли, не хватало даже на содержание экипажа. Наши шквальные киты начали болеть. Наш народ начал голодать.

Сейчас наши беды страшнее, чем когда-либо. Мир гибнет от ядов, и это дело рук утопленников. Они принесли нам множество страданий. Многие из нас умирают. Мы находимся в их власти.

Ты, Аза, скоро поймешь, что значит управлять будущим своего народа. Кто-то рождается, чтобы исполнять приказы, а кто-то – чтобы их отдавать. Этот корабль стал моим спасением – он спасет и тебя. А ты, в свою очередь, спасешь свой народ.

Заль кладет руку мне на спину. Это на удивление приятно. Интересно, почему? Потому что она моя мать или потому что она обладает большой властью на своем корабле? Может быть, мне просто нравится пользоваться ее расположением, чувствовать себя особенной?

– «Амина Пеннарум» охотится за сокровищами, Аза, – шепчет Заль. – И поднять их из глубин должна будешь именно ты

– За какими сокровищами? – допытываюсь я. – Зачем?

– Научись петь, – говорит она, – и ты все поймешь. Я уверена в этом.

Просто в голове не укладывается. В мире и правда все еще есть сокровища? Должна признаться, сама мысль об этом возбуждает во мне жгучий интерес. На ум приходят истории о пиратах, древних проклятиях, подземельях с ловушками и скелетах, охраняющих тайники.

Потом я вспоминаю о той самой птице, которая поет по ночам, отражая в своих песнях мои чувства, мою боль, о той самой птице, которую Ведда назвала призраком.

Не может же она и правда быть призраком? Хотя как я могу об этом судить, ведь я ничего не знаю о Магонии. Может быть, здесь повсюду витают привидения, а я об этом и не догадываюсь. Я же здесь чужая.

Заль встает за штурвал, где ее ждет множество детально составленных карт какой-то местности. На полях мне удается разглядеть изображения чудовищ.

На секунду внизу показывается кусочек земли, но потом под кораблем проходит шквальный кит, который взбалтывает воздух, пока он не превратится в тучу, способную скрыть все судно.

Джейсону (прекрати, Аза, перестань думать о нем, просто возьми и перестань) тут бы очень понравилось. Он бы разгуливал по кораблю с круглыми глазами и закидывал членов экипажа вопросами, и на его вопросы они бы отвечали охотно, потому что он еще не встречал такого специалиста, из которого не мог бы выудить любые нужные ему сведения.

Кроме того, ему еще не попадался такой факт, которому не нашлось бы места в его тайной копилке знаний.

Разумеется, были вещи, которых не знал даже Джейсон, но в умении запоминать его нельзя было превзойти.

Чего же он тогда не знал? Как быть обычным человеком? Этого не знала и я, но у меня хотя бы нашлось оправдание.

Как же мне не хватает Джейсона. Джейсона, который был моим лучшим другом и как никто другой умел действовать мне на нервы, Джейсона, который любил говорить по полчаса без передышки, засыпая меня интересными, но абсолютно бесполезными фактами, а затем вредно хихикал и громко удивлялся, почему же я раньше всего этого не знала.

Джейсона, который как-то раз, когда я проиграла спор, заставил меня станцевать на глазах у всех музейных хранителей.

Джейсона, который, когда я начинала кашлять, порой как будто впадал в прострацию. Он превращался в счетную машину, спрятанную в человеческом теле, и я понимала, что он судорожно подсчитывает процентное содержание кислорода в воздухе, концентрацию пыли и пыльцы, а также количество времени, которое уйдет на дорогу до ближайшей больницы.

Я такого поведения на дух не переносила, потому что в эти моменты он напоминал мне, что я больна.

Бывало, он бормотал себе под нос, чертил какие-то схемы, которые даже не собирался мне показывать, или обдумывал какие-то вещи, которые отказывался со мной обсуждать.

Так что, Аза, он не был совершенен. Отнюдь. Думая о нем, ты подсознательно пытаешься превратить его в кого-то, кем он никогда не являлся. И не важно, что, впервые увидев его (когда он пришел на твой праздник в костюме аллигатора), ты подумала: о господи, ну наконец-то – кто-то похожий на меня.

Но он не похож на меня.

Он человек.

Ну все, достаточно.

Замолчи, разум. Лучше замолчи.

Из глубин корабля доносится жуткий голос той невидимой птицы.

Нет, поет она. Оставь меня или убей.

Кару – так зовут эту призрачную птицу – срывается на крик, от которого у меня идут мурашки по коже, после чего снова начинает петь, но песня его скорее похожа на вопль отчаяния. Никто не обращает на него внимания. Все ведут себя так, будто ничего не слышат.

Я тоже пытаюсь его не слушать, но вдруг во мне пробуждаются обрывочные, едва уловимые воспоминания.

Кто-то склоняется над моей колыбелью.

На короткий миг я вижу свою собственную малюсенькую ручонку в чьей-то руке в черной перчатке.

И на этом воспоминание, длившееся не дольше, чем судорожный вдох, обрывается.

Убей меня, кричит призрачная птица. Разбитое сердце. Разорванные нити.

Я вздрагиваю – на этот раз от того, что Дай дергает меня за плечо.

– Не работаешь – так отойди, – говорит он. – Я из-за тебя не могу достать сети.

– Ты это слышал?

– Что?

– Птицу?

– Нет, – говорит он, склонив голову набок.

Что это было за воспоминание? Я тяну его за рукав.

– У меня вопрос. Магонские младенцы. Что они из себя представляют?

– Они? – говорит он. – Ты хотела сказать «мы»? Мы вылупляемся из яиц. А еще мы гораздо умнее новорожденных утопленников. – Он расправляет плечи и выпячивает грудь. – Я вот, например, прекрасно помню, как вылупился.

Он, видимо, хотел вызвать во мне восхищение, но я не собираюсь потакать его тщеславию.

– А что это за птица? Та, которая кричала?

– Призрак, – сухо говорит он.

– Она канур?

– Это уже два вопроса, – ворчит он. – Или четыре – смотря, как считать.

– Дай, ну пожалуйста.

– Просто… – сердито шипит он, оглядываясь по сторонам и уводя меня подальше от членов экипажа, находящихся поблизости. – Просто забудь о ней. Твое появление на борту ее встревожило.

Немного поразмыслив, я говорю:

– Но если она действительно умерла и стала призраком, то чем же она была раньше?

Дай нетерпеливо вздыхает, раздраженный моим невежеством.

– Птицей сердца.

– А что такое «птица сердца»?

– Птицы сердца особенные, – отвечает он после минутного молчания. – Но эта давно сломалась. Не бойся, она не опасна. Она погибла, а ее скорбь осталась. Видимо, поэтому она никак не хочет покидать корабль.

– А ты уверен, что она не…

– Аза, если бы она была настоящей, я бы хоть раз ее да увидел. Не думай о ней. Это просто старые печали громко напоминают о себе. Порванные узы – дело серьезное. Иногда даже смерть не дарует покой. А теперь покорми-ка парус.

Он дает мне небольшую сеть и указывает на крупных мотыльков, хлопающих крыльями у зажженных ламп.

Наловив мотыльков, я подношу летучей мыши ее трепыхающийся обед. Мы долго смотрим друг на друга. Ее усталые глаза похожи на вулканическое стекло. Они глядят на меня… с добротой?

Тихо, так, что слышно лишь мне одной, она поет:

Найди ее. Найди птицу сердца.

Всю ночь я ворочаюсь в гамаке и мне снятся кошмары, в которых меня похищают, я теряюсь и теряю все, что имею, а жуткая песня той таинственной птицы снова и снова звучит у меня в ушах.


Глава 15
{АЗА}

Сгущаются сумерки. Мы с Даем стоим на вахте и всматриваемся в небо. Вокруг ни души, лишь темнеющая пустота.

Я думаю о морских байках, которые слышала от членов экипажа. Мне редко удается что-либо у них выудить; они постоянно шепчутся друг с другом, то и дело оглядываясь по сторонам. Но некоторые истории доходят и до моих ушей.

Они разговаривают о воздушных кракенах и кораблях-призраках. Они едва слышно бормочут об эпифитах – волшебных растениях, способных жить в воздухе. Раньше их было так много, что они затрудняли движение магонских кораблей. В небе росли целые поля эпифитов. Иногда крылья прикованных к мачтам летучих мышей запутывались в их корнях, и если выбивавшимся из сил рострам не удавалось освободить парус, судно неминуемо падало.

По большей части эти рассказы скорее напоминают легенды, но кое-что в них пугающе правдоподобно. Неудивительно, что я начала с опаской оглядываться назад и, перегнувшись через борт, подолгу смотреть вниз. Если верить команде, здесь кругом опасность.

– Да что со мной такое? – говорю я вполголоса, оторвав наконец взгляд от темного неба. – Ничего там нет.

– Там есть все, – говорит Дай. Он расхаживает из стороны в сторону, а я в нерешительности стою на правом борту. Невзирая на холод, рубашку он не надел – ему нравится действовать мне на нервы. Его канур, самочка по имени Свилкен, то прячется у него в груди, то вылетает наружу, выводя трели и переговариваясь с другими канурами, которые живут в клетке на мачте.

Как бы я ни старалась не обращать на него внимания, его руки и плечи то и дело оказываются в поле моего зрения, пока он лазает по вантам или ходит кругами по палубе. Магонцы народ не стеснительный, а еще они, похоже, никогда не мерзнут. Я этого полезного свойства лишена: по-видимому, годы, проведенные в мягком поднебесном климате, нарушили мою способность к терморегуляции. Поэтому разгуливать без рубашки мне не стоит.

Кроме того, я же Аза с земли. Чтобы я показалась перед всеми в таком виде? Да никогда в жизни!

Если мои подсчеты верны, я нахожусь на борту «Амины Пеннарум» почти месяц. Я уже начинаю кое в чем разбираться и потихоньку вспоминать, что у меня есть голова на плечах, пусть даже я оказалась в незнакомом для себя мире. И поскольку мой голос до сих пор не прорезался, я стала больше полагаться на глаза и уши.

Время от времени к нам подлетают другие корабли и выгружают запасы из наших трюмов, чтобы доставить их в магонскую столицу Маганветар. На «Амине Пеннарум» полно припасов, однако рострам их есть не разрешается: они питаются чем-то вроде печенья из птичьего корма.

Растений в Магонии, конечно же, нет, поэтому мы вынуждены добывать пропитание на земле, маскируясь с помощью непогоды.

Здесь, наверху, все непостижимые для землян явления обретают смысл: беспощадные снежные бури, дожди без единого облака, жуткие ветра, которые возникают из ниоткуда и сносят половину квартала. А как насчет сверхмощных торнадо, ураганов и грозовых очагов?

Это все Магония.

Как-то раз в семнадцатом веке магонцы обчистили пару-тройку тюльпановых полей в Голландии. По ошибке они приняли цветущие тюльпаны за плоды. Разобравшись, в чем дело, магонцы были так возмущены, что вышвырнули украденные цветы за борт. Бедные жители Амстердама наверняка были в полном замешательстве. Бывают дожди из лягушек, а на них обрушился дождь из тюльпанов, который к тому же ударил по экономике.

(Как бы я хотела это увидеть!)

Самую тяжелую работу – как на борту, так и во время сбора урожая – выполняют ростры. Опустившись ниже определенного уровня, из крылатых людей с клювами они превращаются в обыкновенных с виду птиц.

Ростры знают о небе практически все, и при любой удобной возможности я стараюсь их разговорить.

К примеру, беркут рассказала мне, как вымерли странствующие голуби.

– Раньше повсюду можно было встретить их серебристые корабли, – сказала она. – По рассказам моих предков, они тянулись от края до края небосвода. Но все голуби погибли еще до моего рождения. Утопленники истребили целый вид. Они стреляли в них, а потом съедали.

После этих слов она поежилась, и неудивительно: люди устроили настоящий геноцид.

– Утопленники пытались убить и мое племя. Из-за того что они разрушали места нашего гнездования, самки стали нести мягкие, легко трескающиеся яйца. Но мы выжили. И выживем сейчас, что бы ни делали магонцы. Быть может, именно ты поможешь нам, дочь капитана.

Но когда я хотела спросить, что она имеет в виду, она взлетела и принялась тянуть корабль вверх, помогая ему набрать высоту. На когтях у нее поблескивали цепи.

На этом корабле все беспрекословно исполняют свои обязанности и никто не оспаривает своего положения. Песни всех членов экипажа соединяются в один стройный мотив.

Лишь только призрак – птица сердца по имени Кару – не подчиняется приказам. Он один нарушает гармонию.

Что бы Заль ему ни говорила, он все равно продолжает кричать. Его песни пронизаны мучениями, болью и одиночеством, и каждый раз, когда я их слышу, мне хочется плакать.

Вот и сейчас, в сгущающемся мраке, он затягивает свою песню.

К кораблю подплывает парочка шквальных китов. В ответ на их гудение Милект щебечет, с неодобрением поглядывая на меня: Ей не больно, а просто грустно.

Она наплачет шторм? спрашивает один из детенышей. Он радуется при виде моих слез. Они для него все равно что фонтаны, которые пускают его сородичи. Этим малышам, конечно, не понять человеческую печаль.

– Да не плачу я. Все нормально, – говорю я.

Мама-китиха взирает на меня сначала одним глазом, а потом другим. Работая плавниками, она обдает все вокруг дождевыми брызгами.

Пой, советует она мне, как будто я один из ее китят.

Я недовольно хмурю брови. Пожалуй, двух матерей мне хватит.

Затем я вытираю лицо рукавом.

В Магонии все по-другому. Мне еще многое предстоит узнать и понять. К примеру, несколько часов назад в палубу вонзилась пылающая стрела с запиской. Это было письмо с другого корабля.

– Я слышала, утопленники называют их падающими звездами, – шепнула мне Джик. Я тут же представила, как земные астрономы наблюдают за полетом стрелы и отмечают дугообразную траекторию ее движения на картах. – А это просто-напросто письма капитанов.

Заль внимательно прочитала послание.

– Держимся выбранного курса, – тихо сказала она Даю. – Они подтверждают, что получили уведомление о потере подзорной трубы, и налагают на корабль штраф. Они отправили вниз Дыхание: достать трубу и навести порядок. Про Азу они ничего не знают.

– Все не так уж и плохо, – сказал Дай, кивая.

– Что это значит: «навести порядок»? И что значит «ничего про меня не знают»? – спросила я в надежде, что Заль хоть ненадолго потеряла бдительность. И снова я услышала о Дыхании: все постоянно используют это слово, но я так и не разобралась, что оно означает.

– В столице известно только, что при подъеме на борт урожая я потеряла подзорную трубу. Маганветар отслеживает все наши действия. Исчезновение трубы от них бы не укрылось. Магонские артефакты уже падали к утопленникам и – что совсем нам не на руку – вызывали у них немалый интерес. Те, кто роняли их, были наказаны.

– А почему ты не могла сказать им, что забирала с земли свою дочь? – спросила я. – Ты меня стесняешься?

Заль посмотрела на меня с недоумением.

– Напротив. Ты, Аза, ключ ко всему. Я просто не могла им о тебе рассказать, – ответила она.

И снова тайны.

Иногда воздух вокруг становится теплым, а иногда температура так сильно падает, что мои волосы покрываются инеем, а Милект начинает громко жаловаться и, раздраженный сверх всякой меры, укладывается спать у меня в груди. Учитель из него ворчливый. В те редкие моменты, когда у него сносное настроение, он заставляет меня повторять, а точнее читать нараспев, магонские алфавиты. И вот я часами распеваю детские песенки, как будто мне снова три годика и я вернулась в детский сад. Каким образом я должна выучить новый язык всего за три недели? Почему окружающие думают, что я должна знать все, что знают они?

Я замечаю, что Дай очень сосредоточенно на меня смотрит. Встретившись со мной взглядом, он быстро отворачивается, как школьник, которого застукали за списыванием у соседки по парте. Я снова поражаюсь тому, какие же красивые у него черты лица.

Молча повторяя магонские алфавиты, я всматриваюсь в завесу тумана. Над облаками, там, где встречаются только самые высоко летающие насекомые, появляется рой черных точек. Летучие мыши. Их целая колония, и все они направляются к нам. Подлетая к носу корабля, они разделяются на два потока, а затем устремляются вверх. Одна из мышей щекочет крылом мою щеку.

Эти создания напоминают мне горничных, работающих в гостиницах. Усердные и трудолюбивые, они готовят вечер ко сну, переговариваясь своими тонкими голосами. Я уже немного разбираю слова их песен.

Охотник, сообщает летучая мышь. Я старательно повторяю за ней, очень довольная тем, что начинаю понимать ее язык.

Крошечная мышь устремляет взгляд в темноту. Охотник, говорит она снова, оборачиваясь ко мне. Сверху на нас смотрит грот. Охотник, эхом вторит он. Снизу раздаются крики призрачной птицы.

Я вглядываюсь в иссиня-черное небо. Нас медленно сносит в облако густого едкого дыма.

В толще дыма сверкают яркие пятна. Там что-то движется, снует. Вспышка молнии превращается в длинную белую прожилку.

В клубах дыма мелькает какое-то зубастое существо.

Но в следующий момент его уже нигде не видно.

Я со всех ног мчусь к Даю.

– Что это? – спрашиваю я, тыча пальцем в сторону загадочного облака.

Прищурившись, он всматривается в дым. Мы уже совсем близко. На его лице появляется беспокойство. Раз уж сам Дай встревожен, значит, у нас серьезные неприятности.

– Штормовые акулы, – говорит он, поправляя поясной нож.

Я не ослышалась? Он сказал «штормовые акулы»? Вот это да! Разве можно вообразить что-нибудь круче?

Дай встает между мной и бортом корабля.

– А-а… мне нужно беспокоиться?

– Если у них уже есть добыча, нас они не тронут, – говорит он, не отрывая взгляда от меняющих очертания клубов дыма. За ними кроется что-то еще. Корабль подходит все ближе и ближе. Мы в двадцати футах. В пятнадцати.

И вот из пелены дыма показывается мачта, затем паруса. Это небольшой корабль, со всех сторон объятый белыми языками пламени.

Его грот издает высокий звук. Товарищи, кличет он. Тревога! ТРЕВОГА!

Вспышка молнии освещает широко раскрытую пасть и заостренный нос. Совершив гигантский прыжок, штормовая акула проносится над мачтой корабля. Его парус продолжает подавать сигналы бедствия.

– Клянусь Дыханием, – вскрикивает Дай, – мы должны им помочь! – Он срывается с места и бежит. – Капитан!

Наш парус расправляет крылья, а ростры взлетают, забрасывают на маленькое судно крюки с канатами и устремляются к его верхней палубе. Заль уже стоит на палубе и выкрикивает приказы. Увидев меня, она рявкает:

– В трюм, живо! Тебя здесь быть не должно!

Потом тоже куда-то бежит.

– По местам! – ревет она. – Шквальные киты! – При помощи прибора наподобие рупора ей удается перекричать шторм, в самом сердце которого лакомятся своей добычей акулы и парит разгромленный корабль.

– ШКВАЛЬНЫЕ КИТЫ!

В мгновение ока появляются наши киты. Я и не подозревала, что они способны устроить такую сильную грозу. Под их свирепую песню из облаков над кораблем начинает идти ливень.

– ЭТО КАПИТАН ЗАЛЬ КУЭЛ! ГОТОВЬТЕСЬ К ЭВАКУАЦИИ!

Вдруг раздается мощный раскатистый удар, как при аварии на загруженном шоссе, и мостки, которые рострам удалось перекинуть на соседний корабль, ложатся на его палубу, а канаты выскальзывают у них из рук.

Вопреки указаниям Заль я выглядываю за борт. На палубе чужого корабля находится капитан, но что-то здесь не так. Приглядевшись, я замечаю, что он привязан к мачте. На палубе лежат бездвижные тела и распоротые мешки, из которых высыпалось зерно.

Что все это значит?

Следом я замечаю, что огонь полыхает не на корабле, а сбоку от него, в шлюпке. И никакого пожара там нет. Несколько секунд экипаж «Амины Пеннарум» пребывает в полной растерянности, а потом:

– ПИРАТЫ! – орет Дай.

БАМ! Из трюма чужого корабля с криками выпрыгивают ростры и магонцы. Все они вооружены.

Прямо передо мной с грохотом приземляется пират-ростра с ирокезом. В его черных волосах виднеются красные пряди. Он надвигается на меня со шпагой, и я с силой замахиваюсь своим единственным оружием – деревянной шваброй.

Я сражаюсь как бывалый воин, как будто это у меня в крови. Меня охватывает необъяснимое упоение.

Я никогда не болела, я всегда была воительницей.

Удар в районе виска – оглушительный треск, – и пират падает. Кажется, я его убила. Но через секунду он снова на ногах. С неистовыми воплями он подбегает к бортику и, обернувшись сорокой, спрыгивает с корабля.

Воздух наполнен криками и визгами. Повсюду летают перья. Пахнет костром. Сверху доносится свирепый вой. Подняв голову, я вижу, что парус пиратского корабля сцепился с нашим и дерет его когтями. Обе мачты согнулись, паруса скрестились и яростно бьют крыльями.

С моих губ срывается клич: «АМИНА ПЕННАРУМ»!

Моя команда вторит мне. Заль нигде не видно. Кругом сплошной дым, шпаги, перерубающие тросы, искаженные лица членов экипажа, превращающихся в птиц, взлетающие ростры с острыми когтями.

Дай размахивает топором. Повсюду мелькают луки со стрелами и поблескивают ножи.

Передо мной возникает высокая фигура. В панике я замахиваюсь шваброй, целясь ей в голову.

Это Дай.

– Вниз, Аза! – кричит он. – Это же швабра! Спускайся вниз, идиотка!

Он бросается с топором на одного из пиратов, но тот отражает удар своим клинком.

Я застываю на месте, и в следующую секунду на меня нападает новый противник. Он заносит надо мной кинжал, но в этот момент Джик хватает меня за волосы и оттаскивает в сторону. Кинжал рассекает воздух, и прежде чем пират успевает опомниться, на него с пронзительным воплем обрушивается Ведда. Она садится ему на плечи и начинает рвать его клювом.

Я пытаюсь добраться до трюма, но хаос сражения приводит меня в смятение: дым, звуки борьбы и смерти – все это уже слишком. Я ударяюсь о борт корабля и вскрикиваю, когда палуба уходит у меня из-под ног. Тяжело дыша, я хватаюсь за балку. И тут я вижу их. Штормовых акул с мертвыми, бесчувственными глазами. Живое воплощение мощи. Их шипящий свет слепит глаза. Я что есть силы бью одну из них по морде, она набрасывается на меня – и я сцепляюсь с сокрушительной белой массой с блестящими наэлектризованными зубами.

– Вниз, Аза, быстро! Укройся внизу! – Джик хватает меня и затаскивает на палубу. Перед глазами мелькают страшные картины: сражающиеся магонцы, брызги крови, раненый юнга. Его униформа обуглилась по краям ранения, кости вылезли наружу, а одно крыло почти отрублено и болтается, как на ниточке, на одном сухожилии.

– Огонь! – кричит Заль, и из недр «Амины Пеннарум» раздается пушечный залп, от которого судно содрогается. Гневно вопят пираты, со всех сторон сверкают молнии, и нос корабля медленно поднимается вверх.

Я отпускаю трап и съезжаю по палубе, пытаясь зацепиться за доски, за что угодно, но от крови все поверхности стали скользкими.

Никто не замечает, как я падаю, потому что остальным не стоит никакого труда удерживаться на корабле, ведь половина бойцов вообще не касается ногами палубы.

На короткий миг я снова переношусь в машину «Скорой помощи». Ярко светятся огни, «Амина Пеннарум» переворачивается, и меня охватывает чувство неизбежности.

Я соскальзываю с палубы


И


П

А

Д

А

Ю


в небесную бездну.

И снова становлюсь умирающей девочкой.


Глава 16
{АЗА}

Я чувствую, что падаю сквозь время и возвращаюсь к тому моменту, когда мы с Джейсоном прыгали с крыши, воображая себя Икарами.

Я приближаюсь к могиле, которую для меня вырыли около месяца назад.

Я лечу сквозь дождь и ветер, раскинув руки, как парашютист. Никогда не думала, что можно падать с такой быстротой.

Воздух кажется скользким, я наглоталась тумана, а в волосах у меня застряли градинки. Я не слышу своего голоса. Милекта тоже не слышно, потому что его со мной нет. Когда прозвучал сигнал бедствия, он находился с остальными канурами.

Впервые за всю свою жизнь, проведенную под постоянным надзором родных, врачей и учителей, я оказалась совершенно одна.

Никто не знает, где я.

До удара о землю остались считаные минуты, и эти минуты (сколько их?) я проведу в одиночестве. Сейчас я умру, и никто об этом не узнает.

Вдруг подо мной начинают кружить темные острые плавники.

Красные глаза, кривой клюв, длинная шея, покрытая жесткими розовыми чешуйками. Жадный, ликующий взгляд. Медленно работая крыльями, страшное существо начинает петь, созывая своих сородичей. Его когти вонзаются в мою одежду, и падение замедляется.

Мертвечина, произносит оно со свистящим хрипом. Мертвечина падает.

Это не акулы. Это стервятники.

Подлетает еще один, больно толкая меня клювом в бок и хлопая крыльями мне по лицу. Первый стервятник отпускает меня. Мертвое животное, свистит второй, мертвое, мертвое, сладкая свежая кровь, мертвечина.

Птицы окружают меня и, заглядывая мне в глаза, трескуче посмеиваются.

Мертвечина! голосят со всех сторон. Какие же они огромные! И голодные.

И тут откуда-то сверху раздается пронзительное, дребезжащее стаккато, гортанный свист, в котором слышатся гнев и облегчение.

Милект. Подняв голову, я вижу, как он пикирует, двигаясь подобно лучу берегового маяка.

ПОЙ! кричит он. Постучав по своей груди, я впервые отворяю ее сама, и Милект залетает внутрь.

Я открываю рот и перед лицом смерти перестаю сопротивляться.

Через мои голосовые связки проходит струя воздуха из легких, и в тот же миг наступает гармония.

Мы с Милектом поем вместе. У нас один на двоих голос, которым мы выводим двоякую ноту: это и вопль жажды жизни, и ревущая колыбельная. Одна я бы ни за что не смогла произвести такой звук.

Что-то изменилось. Атмосфера стала… плотнее.

Теперь я держусь на плаву, как в бассейне. Воздух стал более упругим, он поддерживает меня.

Я больше не падаю. Это немного меня успокаивает. Под ногами, далеко внизу, виднеется земля, а я… я парю над ней.

Сверху спускается канат с крюком. Меня с громким щелчком подцепляют за куртку и рывками тянут вверх.

Затем меня затаскивают в шлюпку. Это Дай. Весь потный и в крови и без остановки чертыхается.

– О господи, – говорю я, еле переводя дух. Больше мне нечего сказать. – О господи.

Дай крепко хватает меня за плечи. Я нахожусь в полной растерянности. Сначала мне кажется, что я все еще пою, но потом понимаю, что плачу. Я до смерти перепугана, и сердце вот-вот вырвется из груди.

– Я видел, как ты упала, – говорит он. – Я бы не успел тебя поймать, если бы вы с Милектом не начали петь. Я уж было думал, тебе конец.

Я вся дрожу – как и он сам. Он прижимает меня к себе, я обхватываю его руками, и…

К нам спускаются ростры с нашего корабля во главе с Джик. Некоторые перевоплощаются прямо на лету.

Вот рябые крылья воробья, вот бурые с золотым перья женщины-беркута. Вот колибри, похожий на жужжащий дротик.

Моя команда прилетела ко мне на помощь.

Дай берет меня за руку.

– А ты неплохо орудуешь шваброй, – говорит он, и я начинаю безудержно смеяться. От всплеска адреналина меня всю трясет, переполняют эмоции, хочется снова запеть и вступить в бой.

Ростры поднимают шлюпку. Мы снова летим сквозь туман и облака с запахом молнии к темному силуэту нашего корабля.

Как только мы приближаемся к борту «Амины Пеннарум», я заглядываю на верхнюю палубу, а затем перевожу взгляд на Дая.

Лицо его становится мертвенно-бледным. По всей палубе разбросаны тела убитых. Я в недоумении оглядываюсь по сторонам: мы проиграли.

Кругом кровь, перья и следы битвы. Корабль наводнили пираты – кучка потрепанных магонцев и ростр. Не успеваем мы опомниться, как они набрасывают на нас веревки и затаскивают на палубу. Какой-то здоровяк хватает меня и скручивает мне руки за спину. С Даем проделывают то же самое.

Заль связана по рукам и ногам, по лицу у нее течет кровь. Увидев меня, она вздыхает с облегчением. С ней Ведда и половина экипажа. Многие из них ранены.

– Это была западня, – шипит Заль, обращаясь к предводительнице пиратов, которая стоит ко мне спиной. – Подавать ложный сигнал тревоги противозаконно. Вы прикончили капитана и весь экипаж того корабля, чтобы заманить нас в ловушку. Погубить столько невинных! Ничего другого я от тебя и не ожидала.

Пиратка поворачивается к Заль лицом. Ее длинные седые волосы завязаны множеством узлов. Прическа у нее совсем не такая, как у Заль, но не менее сложная.

То, что мы привыкли называть белками глаз, у нее темно-синего цвета. Уголки ее губ приподняты. Кажется, что кто-то, пытаясь заставить ее улыбнуться, дернул за невидимые ниточки, продетые у нее через щеки, но получился лишь злобный оскал. Фигура у нее тощая, а щеки впалые: она явно страдает от недоедания. В плотно прилегающей униформе полно дыр и прорех.

– Куда ты держишь курс, Заль Куэл? – говорит она. – Я слышала, ты подобрала внизу то, что когда-то потеряла. Ты воображаешь себя невидимкой, но это не так. Мы знали, в каком квадранте тебя искать. А еще по небу ходят слухи. По словам корсаров, у тебя на борту появилась девчонка. Где она?

Дай невольно выдает меня, взглянув в мою сторону.

Пиратка резко поворачивает голову. В следующую секунду она приставляет к моему горлу клинок. Я застываю на месте, не смея даже дышать.

– Назови свое имя, – ревет она, нависнув надо мной.

– НЕТ, – говорит Заль, содрогаясь от гнева и… страха? – Вы не обязаны ничего ей рассказывать. Молчи, экипаж «Амины Пеннарум». Пусть даже нас заставят пройтись по доске, мы не пророним ни слова.

Пиратка внимательно меня изучает. Под ее взглядом я чувствую себя крошечным, тоненьким, слабым зверьком, попавшим в когти хищной птицы.

Она упирает острие шпаги мне в подбородок. Оказывается, когда тебя щекочут клинком, это вовсе не щекотно. Это больно.

– Кто из вас только что пел? Это была ты, девочка? Мальчишка в разгар сражения выпрыгивает вслед за тобой за борт, после чего ростры «Амины Пеннарум» возвращают тебя на корабль. С виду ты обычный матрос. Но думаю, ты не та, кем кажешься.

Заль глазами подает мне знак, чтобы я молчала.

– Это я пел, – говорит Дай, делая шаг вперед. Смерив его взглядом, предводительница пиратов отворачивается.

– Ни одному самцу не под силу так мощно петь, – говорит она.

Одна мачта у нас сломана, но грот не ранен. Он гневно сверкает глазами и беззвучно взывает ко мне. Из глубин корабля доносится вопль призрачной птицы. Корабль и весь экипаж в опасности.

А у меня до сих пор даже шпаги нет.

Милект сердито бьет крыльями по внутренним стенкам моего легкого. Он все еще чувствует нашу с ним песню. Я тоже ее чувствую. Нервно сглотнув, я выхожу вперед. Я делаю глубокий вдох, Милект открывает клюв…

Дай толкает меня локтем в бок.

– Да, ты права. Я дочь капитана, – выпаливаю я, вместо того чтобы запеть. Краем глаза я вижу, как Заль тщетно пытается высвободиться.

Пиратка снова смотрит на меня. В ее взгляде читается облегчение, печаль, злоба, муки вины.

– Я так и думала, Аза Рэй, дочь Заль, – говорит она. – Значит, это правда. Мы здесь из-за тебя.

Чем дольше я на нее смотрю, тем больше мне кажется, что я ее уже где-то видела. У меня по спине пробегают мурашки.

– Я капитан Лей Фол. Много лет назад я оставила тебя в мире утопленников.

– Отойди от нее, убийца! Предательница! – кричит Заль через всю палубу.

– Предательница? Я потворствовала твоему безумию, – говорит пиратка.

– Ты сдала меня, – шипит Заль, вне себя от ярости. Лей все еще держит шпагу у моего горла. Петь я не могу, хотя Милект беснуется у меня в груди. Что, черт возьми, происходит?

– Я привязана к Маганветару не больше твоего, но ты бы навлекла на всех нас ужасную беду.

Заль удается немного ослабить веревку, но к ней тут же приближается несколько пиратов. Лей Фол жестом останавливает их:

– Пусть говорит.

Попробовали бы они заставить Заль молчать.

– Ты украла моего ребенка! – исступленно вопит она.

– Я спасла твоего ребенка. Мне было приказано убить ее, Заль. Думаешь, другой на моем месте ее бы пощадил? В столице знали про твои намерения. И про ее силу…

Убить меня? И снова я слышу о «моей силе». Сколько о ней разговоров! Но ЧТО это за сила такая?!

Лей продолжает:

– …но убивать младенца я не хотела. Я пощадила ее. Что бы ни болтали о капитане Лей Фол, я не детоубийца. Вряд ли такое можно сказать о других магонских капитанах. Например, о тебе.

Заль делает шаг вперед, но ее мгновенно хватают под руки.

– Ты спрятала от меня мою дочь на пятнадцать лет! – кричит она со слезами на глазах.

Лей поворачивается ко мне.

– Если бы в Маганветаре узнали, что ты жива, тебя бы сразу прикончили. Я заплатила Дыханию, чтобы оно поместило тебя в земную оболочку и подменило тобой утопленницу, которую ему было поручено доставить наверх. Я намеревалась вернуть тебя, когда все уляжется, но у столичных жителей хорошая память. – Она заглядывает мне в лицо. – Если ты не утратила своих способностей, значит, я не зря пожертвовала карьерой. А если утратила? Что ж, видно, судьба у меня такая.

Она обращается к Заль:

– И вот ты ее нашла. Но, полагаю, помимо воссоединения семьи у тебя были и другие мотивы.

– Я люблю свою дочь! – в негодовании кричит Заль. – Я никогда не переставала ее любить.

По знаку Лей пираты затыкают моей матери рот. Она пытается вырваться и продолжает что-то кричать с кляпом во рту.

Лей со вздохом переводит взгляд на меня.

– Ты должна была умереть, Аза Рэй. Почему ты до сих пор жива? Как утопленникам удалось сохранить тебе жизнь?

– Не знаю, – говорю я. И это чистая правда: я ничего не знаю.

– Я уже слышала ту песню, которая только что помогла тебе спастись. Ты пела ее на этом самом корабле, когда была еще младенцем. Именно тогда у твоей матери начали зарождаться сумасшедшие идеи. Она решила, что именно ты избавишь наш народ от всех невзгод. Спой еще раз, девочка. Покажи нам, какие у твоей матери на тебя планы. – Она впивается в меня глазами.

– Я вообще-то не умею петь, – говорю я. – Не знаю, чего вы там ищете, но вы явно обратились не по адресу.

– Еще как умеешь, – шепчет Дай у меня за спиной. – Пой так же, как ты пела внизу.

Милект скребет лапками и ерзает у меня в груди. Он тоже хочет петь. Все вокруг замедляется.

Где-то под нами стонет Кару, проклиная весь корабль и саму жизнь. Его призрачная песня окутывает меня и эхом отдается в голове. Я так чутко ее чувствую, что мне кажется, будто я сама пою каждую ноту. Она гудит у меня в ушах.

Один пират приближается к гроту и начинает водить шпагой по его крыльям. Парус пронзительно взвизгивает.

От этого зрелища у меня падает сердце. Это же мой парус. Это мой друг, внезапно осознаю я. Что бы там ни говорила Заль, я уверена, он чувствует боль. И сейчас его пытают.

Я издаю тихий звук, больше похожий на писк.

Лей смотрит на меня, склонив голову набок и нахмурив лоб.

– Похоже, твоя песня уже не та, какой была прежде. Может быть, и не стоило забирать тебя у матери.

С моих губ срывается еще один робкий звук, и она отворачивается.

– Либо жизнь среди утопленников ее изменила, либо мы изначально в ней ошибались. Заль в свое время была непревзойденной певуньей, а этой девчонке до нее далеко. Заберите с корабля все зерно, – приказывает она своей команде, и в ее голосе звучит грусть. – Вычистите трюм и потопите корабль. А Заль бросьте в карцер.

Она считает меня слабой? Она думает, что я ни на что не способна? Они убьют меня? Нас всех?

Один из пиратов хватает меня за руку. Я резко отклоняюсь назад, но мне не хватает сил. Он ведет меня на корму. Милект визгливо щебечет в моей груди, а снизу доносятся стоны призрачной птицы. Подо мной простирается небо, я стою на бортике, а пальцы ног свисают за его края, меня шатает, но я пытаюсь удержать равновесие. И в этот момент я думаю: неужели все так кончится? После того, как я спаслась, после того, как Дай пришел мне на помощь?

НЕТ.

Я открываю рот: раздается дикий, громкий присвистывающий крик. Затем своим высоким голосом вступает Милект, грозный и воинственный, под стать моему настрою.

Все вокруг стремительно меняется. Я извергаю в небо мощный поток энергии.

Синева на горизонте быстро чернеет, воздух становится гуще. Над пиратским кораблем начинается дождь – но капли воды тут же превращаются во что-то другое. Лей поднимает голову, сверкая своими необычными глазами.

Звуки, которые я издаю, совсем не похожи на кашель – и даже на пение. Это крик хищной птицы, разрывающий мне глотку и отдающий в кончики пальцев. За ним кроется песня Милекта, который поет внутри моего голоса, усиливая его и увеличивая мою мощь.

По небу, как чернила, расползается мрак, ветер неистовствует, а из каждой дождинки сверкает молния. Все вокруг теряет свою воздушную легкость.

Магонцы и ростры закрывают руками головы.

Облака, окутывающие вражеский корабль, разражаются песком, который облепляет пиратов и чуть не сбивает их с ног. Дождь из песка перерастает в ливень из камней, а тот – в град из булыжников. Пираты с воплями скачут с места на место.

Воздух между мной и Лей становится мутным. Она выкрикивает какие-то приказы. Вражеский корабль содрогается и клюет носом.

Заль смотрит на меня с упоением.

В прошлом году Джейсон показал мне один прием, который называется sous rature. Если слово, которое вы хотите использовать, имеет многолетний багаж смыслов и ассоциаций, просто зачеркните его. Например, так: любовь.

Своей песней я перечеркиваю старую Азу. Я перестала быть ею. Теперь я Аза. Теперь у меня свой панк-рок, под действием которого с неба сыплются валуны.

Моя песня превращает дождь в камнепад.

Моя песня способна погубить любого, кто ее услышит.

Я обрушиваю небосвод, совершенно не понимая, как у меня это получается.

На палубу пиратского корабля падает каменная глыба размером с мою голову. Деревянные обломки разлетаются во все стороны.

Песней я развязываю своей команде руки. У меня получается управлять канатами и цепями. Между тем я делаю это не специально – они сами подчиняются мелодии. Все вокруг приходит в движение, поднимается в воздух, гудит, а в центре этого водоворота находимся мы с Милектом.

Кажется, я попала в кино,

кажется, я – это больше не я,

кажется, я стала тем, о ком не помышляла даже в мечтах. Я больше, сильнее и бесстрашнее старой Азы. Выхватив из рук Лей шпагу, я нацеливаю острие ей в сердце.

Я издаю радостный возглас, а у меня в груди Милект выводит собственную победную трель.

Я стою посередине палубы и на этот раз держу в руках не швабру, а настоящую шпагу.

Я дочь капитана. Я не только оправдала, но и превзошла ожидания своей команды.

– На колени, – говорю я Лей. Джик связывает ей руки, а другие члены экипажа быстро разоружают остальных пиратов. «Амина Пеннарум» победила.

Заль сбрасывает с себя веревку и, опьяненная радостью, заливается смехом. Порванная рубашка обнажает длинный шрам, проходящий по центру ее груди. Откуда он у нее?

– Сдавайся, Лей! – торжествующе восклицает она. – Не тебе командовать в этом небе.

Но Лей сдаваться не желает. Она стоит на месте со связанными руками и с вызовом глядит Заль в глаза.

– Куда ты направлялась, Заль? На север? Решила нарушить все клятвы до последней? Мы обе знаем, что ты хочешь создать новый мир. Во второй раз Маганветар тебя не простит. Тебя арестуют за измену, и на этот раз казнят вас обеих.

Заль многозначительно смотрит на Дая, и он быстро затыкает пиратке рот шарфом.

– Кто еще знает про Азу? – спрашивает Заль у остальных. – Откуда пошли слухи? Кто вам о ней рассказал?

Все оставшиеся в живых пираты связаны и стоят у нас на палубе. Они молча глядят на Лей.

– Не ответите – разделите ее участь.

Они продолжают хранить молчание. Заль кивает в мою сторону:

– Потопи их корабль вместе с его ничтожным грузом.

– Как это? – спрашиваю я.

– Потопи его своей песней, – говорит она. – Спой нам дождь из песка. Милект знает мотив.

Милект берет новую ноту, а я подхватываю. Мы сбрасываем камни на цепи, которыми пираты приковали к мачте своего корабля летучую мышь. Все молча наблюдают, как звенья лопаются одно за другим.

Когда цепи спадают, пиратский парус расправляет крылья, и я впервые задаюсь вопросом, как же летучие мыши попадают на корабли. Его крылья раздуваются, и, поймав поток ветра, он исчезает в темноте, а пустой корабль тем временем начинает провисать.

Спустя некоторое время я поворачиваюсь к Заль. Она смотрит на Лей с видом ястреба, оглядывающего кролика. Только на самом деле они обе хищницы.

Мы с Милектом посылаем на пиратский корабль тяжелый поток воздуха, и, оставшись без своего живого паруса, он начинает падать. Я посыпаю его песком, пока он не исчезает из виду. Скоро он обрушится на землю.

После падения с такой высоты от него практически ничего не останется. Люди, наверное, примут его за астероид или метеорит. Сколько же всего они не знают!

Меня немного шатает, колени дрожат. Я окидываю взглядом экипаж. Все – ростры, и магонцы, и Заль, и Дай, и Джик – вытаращили на меня глаза.

– Отведите Лей ко мне в каюту, – говорит Заль. Подхватив пиратку, двое ростр спускаются по трапу на главную палубу. Она не сопротивляется, а просто смотрит на меня, как и все присутствующие. Остальных пиратов сажают в карцер.

Вся палуба в крови, в корабле пробоины, в трюме пленники. Может быть, я совершила чудовищную ошибку, которую мне – и никому другому – уже никогда не исправить?

Внезапно до меня доносятся обрывки птичьей песни: долгие трели, перемежающиеся пронзительными криками.

Джик широко улыбается, Дай что-то радостно кричит, грот шумно расправляет крылья, и под пение шквальных китов, создающих для нас шторм, мы устремляемся вперед.

Громко торжествуя, команда принимается приводить корабль в порядок. А я вся так и свечусь от осознания того, что я сделала. Это было невероятно, сумбурно, как раз в духе Азы.

Голова идет кругом. Милект тоже никак не очухается.

Так вот из-за чего столько шума.

Так вот что все имели в виду, когда говорили, что я умею петь. Что во мне есть сила. Я запоздало замечаю, что Дай держит меня за руку, и по всему телу у меня пробегает дрожь. Заль берет мою свободную руку и вскидывает ее в победном жесте. Пока мы стоим в такой позе на палубе нашего корабля в окружении всего экипажа, ощущение потерянности, преследовавшее меня всю жизнь, наконец-то уходит. Дай смотрит мне в глаза.

– Вместе, Аза, – говорит он.

– Вместе, – говорит Заль.

– Вместе, – шепчу я. Никогда прежде я не испытывала ничего подобного. Сверху доносится хвалебная песнь грота, Милект весело щебечет у меня в груди, ростры не сводят с меня глаз, а магонцы одобрительно кивают.

Я вопросительно смотрю на Дая. Я не до конца понимаю, что я сделала и что все это значит.

– Ты всех спасла, – говорит он, как будто читая мои мысли, а потом расплывается в улыбке и сжимает мою руку.

Впервые в жизни у меня есть сила – и даже больше: я чувствую себя в своей тарелке. Это мой корабль.

Это моя страна.

Это моя судьба.

Я снова слышу крик призрачной птицы: мне кажется, что он прокатывается по всей палубе. Я бросаю взгляд на Заль, но она уже повернулась ко мне спиной и куда-то уходит. Корабль идет куда быстрее, чем раньше, и, задрав голову, я понимаю почему: к гроту присоединились ростры с канатами в когтях.

Мы летим.


Глава 17
{ДЖЕЙСОН}

После того, как я услышал голос Азы на похоронах и увидел падающий с неба предмет, я долго и муторно прочесывал окрестности, пока наконец не нашел его.

Сейчас он лежит прямо передо мной, под кипой бумаг. Как только мамы уедут, я достану его, чтобы изучить в миллионный раз.

Это подзорная труба.

Она старая – нет, старинная. На медном корпусе видны вмятины, а на деревянных вставках зазубрины. Смотреть в нее нельзя, потому что при ударе о землю деревянная крышка, надетая на объектив, сильно повредилась и теперь не снимается.

Поверхность подзорной трубы покрыта странными письменами на неизвестном мне языке. Я нигде не смог найти их перевод.

Да-да, вы не ослышались. Меня устроил бы даже корявый, неточный перевод, выполненный пользователем какого-нибудь забытого всеми форума, но у меня нет и его.

Это лишь одна из трудностей, с которыми я столкнулся.

Рассматривая средневековые рукописные книги с миниатюрами и орнаментами, выложенные на сайте библиотеки Гарвардского университета, я наткнулся на изображения людей с синей кожей и других странных существ. В темные века ангелов – особенно тех, которые отвечали за урожай и погоду, – часто изображали с оперением. А в некоторых книгах они просто… синие.

Конечно, это еще ничего не доказывает. Упоминаний о Магонии там нет.

Но мне удалось найти кое-какие зацепки.

История цивилизации – это бесконечные разговоры о погоде на почве страха перед неизвестным. Вот так же и с Магонией: Откуда взялось это облако? Вот это да, ну и туча. Вы когда-нибудь такое видели?

Якоб Гримм – немецкий сказочник, а не наш школьный учитель – писал о стране, в которой продают ветер. Вот парочка избранных цитат (я не заставляю вас просматривать тысячи страниц в интернете, а привожу здесь все самое важное):

«Норвежские ведьмы … загоняют бурю в мешок. В нужный момент с возгласом «Во имя дьявола вылетай!» они развязывают веревку и выпускают ненастье наружу, а то опустошает земли и переворачивает в море корабли».

«Однажды разразилась сильная гроза, и шла она так долго, что один охотник, ехавший по большой дороге, не выдержал и, зарядив ружье освященной пулей, выстрелил в середину самой черной тучи. Оттуда выпало бездыханное обнаженное женское тело, и в ту же минуту гроза прекратилась».

А вот и самое интересное: «Иной раз с помощью колдовства урожай не истребляют, а уносят с полей ради собственной выгоды или в угоду возлюбленному».

Итак, речь идет о краже урожая. У меня вообще создалось впечатление, что воздухоплавателей непрерывно мучает голод, и это логично: какая у них там, в небе, может быть еда? Комары с мошками?

Проанализировав грозовую активность, зафиксированную моим приложением, я выявил закономерность: почти всюду, где есть сельскохозяйственные угодья, непогода задерживается по нескольку дней.

Пару недель назад в штате Айова разразилась сильнейшая буря, после которой многие фермеры сообщили о потере урожая. По словам одного из них, когда буря закончилась, его кукурузное поле выглядело так, будто там побывало полчище ворон: на нем остались одни голые початки. За несколько минут до начала бури над полем кружил орел.

Загадочные события продолжают происходить в тех местах, которые я заранее отметил на карте. Мне не составит большого труда предсказать, где случится следующий катаклизм. Так что же находится к северо-востоку от Штатов по другую сторону океана? Именно туда и движется непогода. Полей с посевами в океане нет, а острова в тех местах скорее напоминают голые скалы, торчащие из воды.

Не буду отрицать: когда оказалось, что я во всем был прав, у меня начался полномасштабный экзистенциальный кризис. Я стал зачитываться философами. Вообще-то, я совсем запутался. Ева с Кэрол страшно волнуются – и не без причины.

Мне все время кажется, что Аза вот-вот выпадет из неба прямо в мои объятия. Нет, поверьте, я не сексист, но ничего не могу с собой поделать: перед глазами то и дело проигрывается сцена, в которой я ловлю ее, как пожарный, занявший позицию под окном горящего дома.

И тут же меня накрывает желание биться головой об пол.

Если бы она сейчас могла меня слышать, ее бы, наверное, стошнило, ведь я потерял последние остатки гордости.

Но. Я не могу написать ей смс. Я не могу отправить ей письмо. Я не могу позвонить.

Как же мне паршиво, Аза!

Все это нестерпимо. Вдруг я упустил что-то очевидное, о чем другие давно знают? Вдруг девушка, которую я разыскиваю, действительно умерла? Вдруг она существует только в моем Богатом Воображении? Помню, про Азу часто говорили, что у нее Богатое Воображение. А теперь так будут говорить про нас обоих. Может, стоит просто прийти к ней на могилу, сесть у надгробного камня и раз и навсегда сказать «прощай»?

Но нет, я уверен: она жива. А я не спятил.

У меня на экране открыт один файл – обрывочное видео, которое сняла на телефон жительница штата Мэн.

Та часть видео, которая представляет для меня интерес, длится всего секунду. На ней виден фрагмент корабля – с мачтами и парусами – показывающийся из-за облака, а затем скрывающийся из виду.

Все сходится: и местоположение, и погодные условия. В Мэне нашлись и другие люди, видевшие в тот день летающий корабль, а по телевизору крутили шутливый новостной сюжет об иллюзиях – миражи, долгие зимы и все в том же духе. Телевизионщики с усмешкой намекали, что виной всему спиртное, а на сайте «Аньона» появилось весьма остроумное пародийное эссе, в котором рассказывалось о кучке пьянчуг, глазеющих на корабли в небе. Очевидцам никто не поверил, как и в девяностых годах девятнадцатого века.

В день ее смерти я увидел на лужайке под окнами целую стаю разномастных птиц, которых вообще не должно быть у нас в штате в это время года. В день похорон я увидел в небе какой-то объект. Я не сумасшедший, я почти в этом уверен.

После похорон, после того, как с неба донесся ее голос, я вспомнил про вертолет. Ну конечно!

Вы, наверное, сейчас сказали про себя: как же глупо с твоей стороны, Джейсон, не подумать о вертолете.

Да, о вертолете я не подумал. Мне не пришло в голову проверить записи аварийного регистратора полетных данных.

На борту вертолетов их стали устанавливать относительно недавно, и сегодня их используют далеко не везде, но я был уверен, что на воздушном судне, которое работает в экстремальных условиях, такой прибор обязательно будет.

Сегодня на мой тайный аккаунт пришло электронное письмо с данными, добытыми через нелегальные, но надежные каналы.

Я запускаю аудиофайл. Сначала идут переговоры пилота с больницей: он уточняет, куда именно ему нужно лететь. Я снова вспоминаю ужасные события того вечера: вот салон «Скорой», вот Аза лежит рядом со мной.

Далее слышится голос фельдшера из машины «Скорой помощи»: он оповещает экипаж о состоянии пациентки.

Я перематываю запись вперед. Вдруг я снова услышу ее страшный предсмертный хрип? Этого я не вынесу.

Через секунду я уже слушаю беседу пилота с фельдшером, который сидит рядом с ним в кабине вертолета. Они разговаривают о буре.

– Ого. Возникла из ниоткуда, – говорит пилот.

– Глобальное потепление, – отвечает ему фельдшер. – Все нормально?

– Да, не беспокойся. Полный порядок, – говорит пилот. Проходит несколько секунд.

– Эй, ты это видел?

– Что?

– Какого… – неясные звуки. – Что это?

– Там что, веревки? Ничего себе!

И тут раздается громкий скрежет разрывающегося металла, звон бьющегося стекла, лязганье и грохотание, крики экипажа. Они пытаются что-то сказать…

Нет… нет… я не могу. Я не могу слушать их последние слова. Это уже чересчур.

Через несколько секунд происходит мощный взрыв. Щебетание и визгливые крики. Хлопанье крыльев.

Птицы.

Затем раздается тихий, хриплый голос:

– Кто вы такие?

На этом аудиозапись обрывается. Я слушаю ее снова и снова. Между беседой о буре и крушением проходит не более двух минут.

Мне нужна передышка. Мне нужно подумать – я услышал столько всего: звуки гибели, крики птиц, последние слова, которые выкрикнули эти несчастные, перед тем как загореться и обрушиться на землю.

Родственники пилота и фельдшера не знают, что произошло. Эта запись есть только у меня и у тех, кто мне ее прислал. Но погиб не только экипаж вертолета, а еще и фельдшер, который вел машину «Скорой помощи». Он выбежал из машины и начал размахивать руками, чтобы привлечь внимание пилота. Его тело так и не нашли.

Я сижу за столом. По щекам катятся слезы.

Кто вы такие?

В тот вечер Аза умерла. А пять дней спустя с неба донесся ее голос.

Это не паранойя, не навязчивая идея, не заговор, не ложные представления.

Попади эта запись в интернет, могу поспорить, многие сказали бы, что из-за внезапно разразившейся бури, пониженного давления и недостатка кислорода пилот и фельдшер потеряли способность ясно мыслить.

Что они вовсе не произносили слово «веревки».

Но что же они тогда произнесли?

На улице внезапно поднимается ветер и начинается ливень. Я встаю со стула и закрываю окно. Ну и холод.

Кто вы такие? Кто вы такие? Странный голос продолжает звучать у меня в ушах. Раздается звонок в дверь.

Должно быть, кто-то из мам забыл ключи. Самая рассеянная у нас в семье Ева. Она так увлекается своими мыслями, что все прочее вылетает у нее из головы. Я вырос точно таким же. В детстве меня частенько забывали забрать из школы, и я проводил послеобеденные часы у Азы. Меня такой расклад вполне устраивал.

Я закрываю аудиозапись из кабины пилота – так, на всякий случай – и направляюсь к входной двери.

Снова раздается звонок, а затем в дверь начинают колотить. Значит, это не Ева. Она бы с виноватой улыбкой стучалась в окно.

Я начинаю нервничать. За такие вещи, которыми я занимался в последние несколько недель, сажают в тюрьму и/или отсуживают все до последнего цента.

Я осторожно выглядываю в окно, но полиции нигде не видно. Не светятся разноцветные огни. Конечно, если за мной послали федералов, на полицейской машине они не приедут. На всякий случай я внимательно разглядываю деревья на противоположной стороне улицы. Они гнутся под напором ветра.

Меня охватывает беспокойство: что же со мной будет?

В дверь снова с силой стучат. Все, что мне удается разглядеть, – это кусок синей куртки и черные волосы, собранные в хвост.

Успокойся, Джейсон. Может быть, к нам в округу приехали проповедники.

Когда вы в последний раз задумывались об аде?

Об аде я как-то не задумывался. Обо всем остальном – да, а об аде – нет. По крайней мере, в его традиционном понимании.

Я отпираю замки и открываю дверь.

На крыльце моего дома стоит Аза Рэй Бойл.


Глава 18
{АЗА}

Заль трясет мой гамак.

– Просыпайся, дочка, – говорит она, – и поднимайся на верхнюю палубу.

На самом деле я не спала. После стычки с пиратами я с ног валилась от усталости, но потом стала прокручивать в голове все, что было сказано на палубе. Когда я вспомнила некоторые фразы Лей, у меня появилось еще больше вопросов.

Мы обе знаем, что ты хочешь создать новый мир.

Полагаю, помимо воссоединения семьи у тебя были и другие мотивы.

Именно ты избавишь наш народ от всех невзгод.

Что все это значит? Я не успокоюсь, пока не пойму.

Заль ведет меня к штурвалу. Над нами усыпанное звездами небо.

– Тебе, должно быть, хочется узнать, что произошло этой ночью, – говорит она. Какая проницательность!

– Я знаю, что произошло, – отвечаю я. – Я отразила атаку пиратов, которые хотели меня убить. А вот почему все это произошло, для меня остается загадкой.

Заль неожиданно улыбается.

– Когда придет время, Аза, ты все узнаешь. Появление пиратки Фол стало для меня неприятной неожиданностью. Раз она нас выследила, значит, в Магонии о тебе узнали. Возможно, от Дыхания, доставившего тебя на борт. Я думала, получив взятку, он будет молчать, но на этих ужасных чудовищ нельзя полагаться.

Я пытаюсь вообразить, что такое «чудовище» в представлении Заль и остальных магонцев. Перед глазами встают разные картины: щупальца, Годзилла, ряды острых зубов. Штормовых акул я бы точно причислила к чудовищам. Но Дыхание – это другое. Похоже, магонцы боятся их куда больше, чем штормовых акул.

– Но что такое Дыхание?

– Они могут ходить по земле, среди утопленников. За определенную плату они готовы делать для нас работу, но добра от них не жди.

Не помню, чтобы я когда-нибудь раньше видела в ее глазах страх. Мне становится не по себе.

– В Магонии есть вещи, которые не стоит называть по именам. Для тебя это новый мир, для нас с твоим приходом он тоже стал новым. В центре этого мира ты. Ты – то, в чем так нуждается Магония.

«То». Не «та».

– Так что же я такое? – спрашиваю я.

Заль широко улыбается, обнажая острые зубы. Ее волосы колышутся на ветру.

– Ты моя дочь, Аза. Ты рождена, чтобы подчинять силы природы. Свою песню ты унаследовала от меня. И пусть мой голос забрали, теперь у нас есть твой.

После недолгой паузы она продолжает:

– Раньше я могла петь, как ты.

Расстегнув верхние крючки на куртке, она показывает мне безобразный темный шрам, рассекающий ее грудную клетку. Это не просто шрам. Раньше на этом месте была дверца, через которую влетал и вылетал ее канур, но потом ее будто запаяли. Все, что от нее осталось, – это темно-синяя полоса грубой кожи.

– Меня наказали за то, что я попыталась изменить Магонию своей песней, положить конец нашей зависимости от утопленников. Чтобы остановить меня, представители власти разорвали мою связь с кануром. С тобой такого не случится. Теперь мы намного сильнее, чем раньше.

И тут я понимаю, чего не хватает в ее голосе. Как же я раньше этого не замечала? У нее такой грубый, хриплый голос, потому что у нее нет канура. Их разлучили.

Так вот почему кричит Кару. Другого объяснения быть не может. Кару – птица сердца Заль.

– Он… он был…

– Ты слышала его песню, – говорит Заль, искоса взглянув на меня.

– Члены экипажа считают, что на корабле остался его призрак, – говорю я. – По их словам, он умер.

– И все же он продолжает петь, – говорит Заль. Но что-то в выражении ее лица, в ее позе подсказывает мне, что она не до конца откровенна.

– Он сошел с ума после того, как связь между вами оборвалась? – спрашиваю я. – Или он уже был таким?

– Ты слышала отголоски нашей старой песни, – говорит она с надрывом. – Я думала, что вылечу его, но у меня не вышло. – Она трясет головой, отгоняя печальные мысли. – Теперь уже ничего не поделаешь. Надо двигаться вперед.

В твоем возрасте мы с Лей читали предания о тех временах, когда магонцев ничто не связывало с утопленниками. Это не выдумки, это наша история. Я верила в предания и думала, что Лей тоже в них верит. Оказалось, что она мне лгала.

Мне в голову приходит еще один вопрос.

– Так за что же, – говорю я, – за что же тебя наказали? В чем было твое преступление?

В ее глазах вспыхивает огонь. На короткое мгновение во мне что-то пробуждается: сочувствие? Доверие?

– В том, что я говорила правду, – отвечает она.

– О чем?

На палубу поднимается Дай и, цепляясь за снасти, начинает передвигаться по корме.

Заль кивает в его сторону:

– Дай вылупился в забытом властями поселении на пришвартованных друг к другу кораблях. Когда-то у жителей этого поселения всего было вдоволь. Они посылали небольшие суда за урожаем и таким образом добывали себе еду. Но когда мир утопленников начал высыхать и поселенцам понадобилась помощь, Маганветар отказался выслать им пайки. Со временем их корабли пришли в негодность, а паруса умерли от старости. Шквальных китов в тех краях не водилось, и наступила засуха. Поселенцы медленно умирали от голода – как и утопленники, жившие под ними. Им оставалось лишь наблюдать, как горят поднебесные города и гибнет все живое.

Их ростры улетели в менее засушливые края, где стали гнездиться в снастях служебных кораблей. Поселенцы созвали совет. Было решено послать отца Дая со спасательной миссией. Семилетний Дай отправился вместе с ним, но их шлюпка попала в штиль. Изнемогая от жажды и голода, они много дней провисели в воздухе.

Отец Дая погиб, пытаясь спуститься по тросу к оазису, – продолжает она. – Он был растерзан стервятниками, а его останки упали в пустыню.

Дай трудится неподалеку. От плеча до кисти руки у него тянется длинный шрам. Я и раньше его замечала, но не знала, откуда он. Похоже, в Магонии шрамы есть у всех.

– Это все стервятники. С ними ты уже познакомилась, – говорит Заль с горькой улыбкой. – Дай был маленьким и худым, и ему удалось спастись. Но вернувшись домой, он увидел, что его мир развалился: все вокруг походили на обтянутые кожей скелеты; все вокруг умирали. Его мать, брата, сестру – всех постигла одна и та же участь. Из-за утопленников, которые испортили свою землю и выжгли свою почву, из-за столицы, где всем было на них наплевать, его народ погиб.

Я снова смотрю на магонского мальчика, который ежедневно отдает мне приказы и руководит моим обучением, и на этот раз не спешу отворачиваться. Он ведь и правда всего-навсего мальчик, проносится у меня в голове. Мальчик, который хочет казаться сильнее и решительнее, чем он есть.

– Я нашла его, – говорит Заль, проследив за моим взглядом. – Долгие годы я бороздила небеса мира в поисках тебя, не подозревая, что ты находишься внизу. Однажды наш корабль прибыл в поселение Дая. После швартовки я села в небольшую шлюпку и поплыла по пустынным воздушным каналам.

Тем временем Дай тайком проник на борт «Амины Пеннарум» и спрятался в трюме. Там я его и обнаружила много дней спустя с горсткой кукурузы. При мысли о боли, которую он познал, у меня разрывается сердце. Ни одно живое существо – будь то человек, ростра или магонец – не заслуживает таких страданий.

Я научила его петь. А еще я годами читала про историю Магонии: разбитые скорлупки, птенцы, которые умирали, так и не научившись летать, заброшенные корабли. Я разглядывала изображения неба и слушала песни шквальных китов.

Эти слова заставляют меня взглянуть на Заль по-новому. Я представляю, как она читает, закрывшись в библиотеке, и понимаю, что не такие уж мы и разные.

– Я странствовала по тем частям Магонии, которые первыми пришли в упадок. Я смотрела, как по небу гуляют невиданные прежде ветра, как разражаются неподвластные нам бури. А под нами моря затопляли прибрежные города и гибли урожаи.

Они намеренно уничтожают землю, на которой живут, и тем самым уничтожают нас, – подытоживает она.

Они.

Она имеет в виду все человечество.

Интересно, что бы я подумала о Магонии, если бы все еще жила среди людей? Что это паразитическое царство, ворующее у нас урожай?

Я представляю Дая, маленького, голодного, оставшегося в шлюпке в полном одиночестве.

Я представляю своих родных: вот они садятся в машину и едут по своим делам, выбрасывая ядовитые вещества в воздух и пропитывая ими почву.

Города, расположенные под нами, светятся красными, зелеными и белыми огнями. Вся планета состоит из машин, которые куда-то едут.

У меня возникает чувство, будто раньше, находясь на земле, я была слепой. А теперь?

– Что требуется от меня? – спрашиваю я.

– Смотри, – говорит Заль, указывая пальцем в темноту.

Неподалеку виднеется скопление облаков. Чем ближе мы подплываем, тем яснее в нем вырисовывается что-то еще. Обняв меня за плечи, Заль показывает на темное пятно в клубах тумана.

Я вдруг замечаю, что наше стадо шквальных китов куда-то пропало.

– А куда делись…

– Они сюда не заплывают, – говорит Дай, подходя к нам. Он снова читает мои мысли. – Они будут ждать нас на той стороне. Смотри, Аза. Смотри, как травят нас утопленники.

Дай освещает темную массу фонарем: она поводит одним плавником, а затем другим. На нас смотрит шквальный кит. От глаза до челюсти у него тянется страшная рана. В следующий момент я замечаю, что у него изуродовано все тело, но оружием таких повреждений не нанести. Это кровоточащие ожоги.

Он силится запеть, но у него не выходит. Из его дыхала вылетают красные брызги. Я знаю, как такой дождь называют на земле.

Кит громко стонет и ворочается с боку на бок в страшных мучениях. Он выпускает еще один фонтан, на этот раз более мощный: когда черно-красная жидкость заканчивается, из дыхала начинает идти прозрачная вода с маслянистым отливом. Все штормовые киты, которых я видела прежде, пели только радостные песни и с легкостью создавали дождь. При виде этой сцены к горлу подступает тошнота.

– В Магонии таких китов много, и каждый день рождаются новые. Они создают ядовитые штормы, – говорит Заль. Я заглядываю в глаз шквальному киту, и у меня сердце заходится от жалости. Петь, говорит он мне. Песня ночи. Песня смерти. Мимо корабля проплывают еще несколько раненых китов. От их тел исходит какое-то противоестественное сияние.

Они даже не могут переговариваться между собой. В их криках едва можно различить обрывки слов.

Милект начинает петь у меня в легком, так гневно и пылко, что меня бросает в дрожь.

Чем громче становится его песня, тем больше меня охватывает ярость, тем сильнее я сжимаю кулаки. Гнев окрашивает мысли, когда я думаю обо всех хороших людях на земле, об Илай, о моих родителях, о Джейсоне. Я слышу, как Свилкен поет у Дая в груди, и чувствую, как его трясет.

– Куда мы направляемся? – спрашиваю я у Заль. – И зачем?

Она пристально смотрит мне в глаза.

– Утопленники разрушают наш мир, а политика Маганветара только ускоряет его гибель. – Немного подумав, она продолжает: – В столице считают, что магонцы и дальше должны скрываться от утопленников, потому что другого выхода у нас нет. Маганветар сильно отличается от всех остальных магонских поселений. Каждый раз, когда его перемещают с места на место, его алчные жители разворовывают все поля, над которыми он останавливается. Корабли, собравшие лучший урожай, обязаны отдавать десятую долю столице. Еды у маганветарцев всегда в избытке, но бережливость им не свойственна: они требуют, чтобы им поставляли все лучшее, а несъеденные припасы оставляют гнить и засыхать. Утопленники сами умирают от ядов и голода, но Маганветар не желает порывать с прошлым.

– Мы больше не можем поддерживать курс, который выбрала столица, – говорит Дай. – Утопленники уничтожат наше небо, наш народ и наш воздух.

Мне хочется прокричать: люди ничего не знают о Магонии, они не знают, какой вред причиняют ей. Но, взглянув на гигантского шквального кита, который способен создавать только кислотный дождь, я не произношу ни слова. Люди знают о кислотном дожде, но все равно ничего не делают.

– В столице думают, что без посевов утопленников нам не выжить, – говорит Заль. – Но это неправда. Есть и другой путь.

Трудно представить себе, какое чудо способно залечить все раны, нанесенные нашей планете.

– Какой?

– Ты должна будешь кое-что добыть, – говорит Заль. – Утопленники спрятали эту вещь под грудой камней в таком месте, где, по их мнению, ее никому не достать. Ты должна будешь превратить камни в воду. Вместе с Даем – вдвоем у вас хватит сил. Затем мы поднимем добычу в небо.

– А что это такое?

– Аза, – говорит она. – Если утопленники умрут от голода, мы умрем вместе с ними. Если они погубят наши небеса, погибнем и мы. Мы должны заполучить то, что по праву принадлежит нам. Много лет назад утопленники кое-что у нас забрали: ты поможешь вернуть украденное. – Она улыбается, и это меня подкупает. – Утопленники украли у нас растения и спрятали их в подземном хранилище на Севере.

Теперь я понимаю, почему так осторожно вели себя члены экипажа в моем присутствии. Среди магонцев и ростр ходят легенды об эпифитах – волшебных растениях, которые должны были послужить пропитанием для всех небесных жителей. Может быть, магонцы утратили их из-за какой-нибудь невыгодной сделки с землянами?

– А почему бы Магонии не вступить с землей в переговоры? – спрашиваю я. Дай лишь посмеивается надо мной.

Я представляю, как делегация магонцев приземляется на лужайку перед Белым домом и просит, чтобы их пустили поговорить с президентом о торговле. Не сомневаюсь, что если бы магонцы действительно на это решились, то их застрелили бы еще на подлете.

Переговоры – это не вариант.

– Наш народ больше не может надеяться, что все образуется, не может рассчитывать, что другие поступят правильно. Теперь ты видишь, что ты можешь сделать? Для меня? Для всех нас? – Заль стучит ладонью по своей груди, там, где находится ужасный шрам.

Я встречаюсь с ней взглядом.

– Я должна добыть растения, – говорю я.

– Да, – кивает она. – Ты добудешь нам растения и спасешь свой народ.

И хотя я смутно понимаю, что ни одна сделка не может быть настолько простой, гневная песня Милекта, которая все еще звучит у меня в ушах, заглушает всякие сомнения.

– Идет, – говорю я.

– Клянешься? – спрашивает она, протягивая мне свою синюю мозолистую ладонь.

Я даю ей руку, не ожидая, что она проведет по ней крошечным серебряным ножом. Жгучая боль – и из пореза начинает сочиться чернильная кровь. Я делаю несколько нетвердых шагов назад, но Заль прижимает мою ладонь к своей, из которой тоже идет кровь.

– Мы уже связаны кровью, дочь моя, – говорит она. – А теперь мы будем связаны клятвой. Поклянись, что пойдешь до конца.

Наша кровь капает на палубу, а мимо медленно проплывает стадо раненых китов.

– Клянусь, – говорю я, провожая их взглядом, слушая их сломанные, безжизненные голоса.

Дай стоит рядом, положив руку мне на спину. С нижней палубы доносится голос Кару: один протяжный вопль в ночной тишине.

– Дочь моя, – говорит Заль, целуя меня в лоб.

Я зажмуриваюсь и на короткий миг возвращаюсь на землю. Мама укладывает меня спать, следит за тем, чтобы мне ничего не угрожало, поддерживает во мне жизнь – и так каждый вечер.

Затем я открываю глаза, и повсюду холодный ветер и затихающая песня больных шквальных китов, которых мы оставили позади.


Глава 19
{АЗА}

Следующим утром я стою перед каютой Дая и колочу в дверь. Он открывает ее, сонный и растрепанный.

Он хоть иногда носит рубашку? Пока он размашисто потягивается, я стараюсь взять себя в руки. Бесполезно.

Этот парень прыгнул с корабля, чтобы спасти меня от стервятников и пиратов.

Вообще-то ты сама себя спасла, подсказывает здравый смысл, но мне сейчас не до него.

Даю на меня не наплевать. Ему можно доверять. Я хочу хоть кому-нибудь довериться.

– Так значит, я не простая магонская певунья? У меня особенный голос?

– А сама ты как думаешь? – говорит он с ухмылкой.

– И, по словам Заль, по словам Ведды, по словам всех остальных, ты должен со мной петь, – продолжаю я, стараясь говорить ровным тоном. – Это вроде как твоя прямая обязанность.

– Ага, – соглашается он.

– Так почему же мы еще ни разу не пели вместе?

– Ты была к этому не готова.

– Откуда тебе знать?

– Ты только вчера открыла свой голос, – отвечает он, и я вынуждена признать справедливость его слов.

Он выгибает бровь, совсем как…

Я мысленно переношусь на землю: к Джейсону в гости приходит Дженни Грин, он открывает дверь, бормоча себе под нос пи, а она смотрит на него полными сочувствия глазами.

Нет. Джейсон не захотел бы встречаться с Дженни Грин.

(А вдруг захотел бы?)

Не захотел бы.

Дай, должно быть, заметил мое напряжение.

– Эй, ты как? – спрашивает он, кладя руку мне на плечо. Даже через куртку я чувствую, какая она теплая. И неважно, что секунду назад я пребывала в полном отчаянии: теперь душа ликует, будто я снова пою.

Передо мной стоит парень, потерявший всю семью. Я не имею права грустить. Мои родные живы, хоть нас и разлучили, а он круглая сирота.

– Все нормально, – говорю я. Мне так сильно хочется потрогать его, что я едва сдерживаюсь. Я хватаю себя за руку и не отпускаю. Это странное желание скорее напоминает потребность или инстинкт.

Я тщетно пытаюсь избавиться от чувства вины, от ощущения странности всего происходящего, от неудержимого влечения к нему и от всех мыслей, которые роятся у меня в голове. Дай начинает одеваться, поворачиваясь ко мне то спиной, то боком, ничуть не стесняясь своего голого торса. В конце концов мне приходится закрыть глаза.

– А ты застенчивая, – усмехается он, застегивая куртку.

– На тебе было маловато одежды, – говорю я.

– Утопленница, – дразнится он.

– Эксгибиционист, – говорю я.

– А это что такое?

– Так называют людей, испытывающих непреодолимую потребность демонстрировать окружающим свою привлекательность, – отвечаю я с важным видом.

Затем я молча себя проклинаю.

От усталости у меня мысли в голове путаются. А еще сказываются вчерашние происшествия и беспокойный сон, в котором ко мне взывала призрачная птица. Она пела о смерти, о небе, о свободе.

Но птица мертва, напоминаю я себе. Мертвые и так свободны.

Я долго не могла заснуть. Я чувствовала, какая мощь кроется в моей песне. Защищая корабль от пиратов, я пела не в полную силу. Я способна на БОЛЬШЕЕ.

Я хочу большего.

– Ты первый помощник капитана, – говорю я. – От тебя ждут профессионализма.

– А ты красавица, Аза Рэй Куэл, дочь Заль, укротительница стихий, – говорит он. – Даже несмотря на то, что тебе нужно учиться пению. И всему остальному.

И, прежде чем я успеваю опомниться, он выходит из каюты и поднимается по трапу на верхнюю палубу.

Я спешу за ним – с горящими ушами и учащенным пульсом. Мне кажется, что кожа у меня накалилась изнутри, а мозг стал размером с булавочную иголку. Я красавица?

Взойдя на палубу, я замечаю самолет, который летит далеко внизу, под нашими шквальными китами. Аза Рэй, говорю я себе. Аза Рэй, могла ли ты подумать, что твоя жизнь будет такой? Ты не скончалась в шестнадцать. Наоборот, ты победила свою болезнь, победила саму смерть. Только не стоит забывать, что слово «победа» восходит к слову «беда». Об этом мне рассказал один очень начитанный человек. Я трясу головой, чтобы избавиться от мыслей, которые мне невыносимы.

– Тебе придется играть по правилам, – говорит Дай, присаживаясь рядом со мной. – Мы все боремся за общее дело, и ты должна внести в него свой вклад.

– И что это за правила?

– Нам предназначено петь вместе. Я твой этологидеон, – говорит он таким тоном, будто устал без конца повторять одно и то же.

– Ты прекрасно знаешь, что это слово мне не знакомо, – говорю я с раздражением.

– Я твой партнер. Это значит, что наши голоса совместимы. У тебя исключительные способности, Аза. Говорят, только Заль могла петь с такой силой, но это было до того, как я с ней познакомился. Она научила меня петь так, чтобы я дополнял твой голос.

Не знаю, радоваться мне или пугаться.

– У Заль нет партнера, значит, и мне он не нужен, – говорю я.

Он усмехается и качает головой.

– Заль вообще не может больше петь, – говорит он. – Но я здесь, живой и невредимый, только благодаря ей. Если она нарушит закон, я нарушу его вместе с ней. У нас у всех общее дело. Ты с нами?

– Да, – отвечаю я, и почему-то мой голос дрожит.

– Тогда мы должны научиться петь вместе. Думаю, полдела уже сделано, – он проводит пальцем по моей щеке, но я отворачиваюсь. – Только не говори, что не хочешь петь со мной, Аза Рэй, потому что это неправда.

– А что, если я откажусь? – спрашиваю я, просто чтобы посмотреть на его реакцию.

– Здесь мы не выбрасываем вещи, воспользовавшись ими всего раз, как это делают утопленники. Они не ценят того, что имеют. Мы же храним дарованное нам вечно.

Я некоторое время в задумчивости смотрю на него.

{Вечно.}

А потом вспоминаю:

(Я { } тебя больше, чем [[[{{{ }}}]]].)

Я окидываю взглядом небо: вчера оно стало моей опорой. Вчера мне удалось удержаться в воздухе.

– Я победила целый корабль захватчиков, – говорю я.

– Не спорю, – говорит он. – Но была ли ты уверена, что у тебя получится? Я вот сомневался. Тебе нужно научиться контролировать свой голос. Я помогу сфокусировать его – как лупа фокусирует солнечный луч. Я сделаю твою песню сильнее.

– То есть я в этой аналогии солнце? – говорю я.

Он выглядит очень серьезным.

– Да, – отвечает он. Затем он приподнимает мой подбородок и заглядывает мне в лицо. У него длинные ресницы и очень, очень темные глаза. Он придвигается ближе, и я едва сдерживаю смех, потому что все это очень глупо и нелепо.

(В последний раз, когда лицо парня находилось так близко от моего, я – я не хочу об этом думать. Нет. Я не буду об этом думать.)

– Вот так, – говорит Дай и вдыхает тихую ноту мне в рот.

Помешкав, я отвечаю ему слегка дрожащим голосом. Кануров с нами нет, мы просто репетируем.

Но у нас и без них неплохо получается. Я пою магонское слово «вверх». Дай дополняет его низкой нотой со значением «выше».

Кровь стучит у меня в висках. Почти в такт ей бьется сонная артерия на шее у Дая.

Он поет громче, и я тоже. Мы вместе поем все громче и громче, и я замечаю, что моя рука лежит у него на груди, на сердце, рядом с дверцей для Свилкен.

Я отдергиваю руку, как будто прикоснулась к раскаленному железу.

По-моему, у меня на щеках выступает румянец. Любопытно, как выглядит румянец на коже магонцев? Улыбнувшись, Дай едва слышно выводит новую ноту, а затем легонько постукивает по моей груди. Дверца распахивается, и, пока я пытаюсь оправиться от смущения, вызванного столь интимным жестом, ко мне в легкое залетает Милект.

Я осторожно стучу по его груди, и в ней тоже отворяется дверца. Свилкен соскальзывает с жердочки и залетает в нее.

Ему вдруг тоже становится страшно неловко.

– Мы команда, – говорит он. – У Заль есть план. Если потерпим неудачу, будут серьезные последствия.

– Мне бы не помешало с этим планом ознакомиться, – говорю я. – Если ты собирался когда-нибудь ввести меня в курс дела, можешь сделать это сейчас.

– В младенчестве ты подняла в небо целую реку, а потом заморозила ее и сбросила вниз. Об этом случае ходят легенды. Вот только делать так нельзя, это против магонских законов. Твоя маленькая выходка привлекла внимание утопленников, а затем и Маганветара, ведь если ты способна на такое, чего еще от тебя можно ждать?

Палуба качается у нас под ногами. Я поднимаю голову и вижу Джик: она сидит на тросе для крепления парусов. На ее лице читается любопытство, смешанное с недоверием.

Поймав на себе мой взгляд, она отворачивается.

Дай испытующе смотрит на меня, а затем касается рукой кончиков моих пальцев.

– Сейчас я сотворю облако, – говорит он. – А потом мы создадим каплю дождя.

Он издает высокий, пронзительный звук, от которого хочется зажать ладонями уши, и над нашими головами образуется маленькое облачко. Свилкен начинает ему подпевать, и в холодном воздухе появляется дождинка, а за ней – еще одна и еще. Я дую на них, как будто задуваю…

Я мгновенно переношусь в прошлое: кухня, свеча, шоколадные эклеры.

– Какое желание мне загадать? – слышу я свои слова, но Дай смотрит на меня с непониманием.

Ветер, сорвавшийся с моих губ, еще не утих. Не дожидаясь указаний Дая, я превращаю каждую каплю в ледяной кристалл с маленькой радугой внутри.

– Этому надо учиться, – говорит он, нахмурившись. – Эти песни поют с начала времен. Нельзя просто взять и придумать новые.

Милект с ним полностью согласен.

Послушание, поют Милект и Свилкен, чувство долга.

Сделав глубокий вдох, я беру Дая за свободную руку, и мы начинаем петь вчетвером.

Наши голоса сливаются в один, и небо загорается ярким пламенем. Я дрожу всем телом. Дай смотрит мне в глаза. Наша мелодия нежна, но где-то в глубине она тверже стали.

Сейчас что-то произойдет. Наши голоса переплетаются, и, схватившись за руки, мы словно удерживаем друг друга на месте.

У меня на глазах разматывается и тянется вверх уложенный кольцами канат, расшатываются доски, которыми обшит корабль, поднимаются в воздух ростры, стоящие на палубе, – не взлетают, а поднимаются, повинуясь нашей песне.

Я ощущаю, как что-то отделяется от общей массы далеко внизу. Выглянув за борт, я вижу, что к нам приближается морская волна, такая огромная, что не видно краев.

Приникнув ко мне, Дай наполняет звуком мои легкие, и я делаю то же самое. Каждая клеточка моего тела поет. Эта переливчатая песня возвышает нас, но в ней скрывается угроза. За взлетом неизбежно последует падение.

Дай тоже это чувствует. Когда я понимаю, что мы создали цунами, я отстраняюсь от него, тяжело дыша.

– Хватит! – говорю я, хотя мне совсем не хочется останавливаться. Если это и есть пение, то я хочу петь вечно. Но это невозможно. Дай, похоже, так же изнурен, как и я.

– Ого, – говорит он. Никогда прежде мне не доводилось видеть на его лице удивление. – Ого. – Его слегка заносит в сторону.

Волна с глухим звуком падает в океан. Я постепенно прихожу в себя и начинаю осмысливать все, что сейчас произошло.

Цунами – разрушительная сила. Я только что создала огромную волну из ничего, из воздуха, из выдоха.

Все говорили мне о моих способностях. О моей силе. Теперь я знаю, на что способна. И на что мы способны.

Мне страшно.

Мне радостно.

Дай робко улыбается, и я стараюсь ответить на его улыбку.


Глава 20
{ДЖЕЙСОН}

– Я вернулась, – говорит Аза, стоя на крыльце моего дома. – Я вернулась домой.

Я держал ее за руку, пока мы ехали в больницу.

Я держал ее за руку, пока она умирала.

Я держал ее за руку, пока мне не сказали, что больше держать нельзя.

Я читал отчет о вскрытии.

О вскрытии трупа. ЕЕ трупа.

Похоже, у меня начинается истерика.

Я теряю сознание? Задыхаюсь? Кричу?

– На что ты уставился? – спрашивает она своим фирменным тоном, прерывая мои спутанные мысли.

Это мираж. Я бреду по пескам Сахары, еле передвигая ноги. Я умирающий, который смотрит на отражение света, – но этого не может быть, потому что свет только что звонил и стучал в мою дверь. Свет прямо сейчас разглядывает меня, поджав губы.

– Аза, – говорю я. Это все, что я могу из себя выдавить.

– Джейсон Кервин, – говорит она. – Я тоже рада тебя видеть.

Она протягивает ко мне руки – кожа у нее не синяя.

Она собирается…

Я не…

Она быстро прижимает губы к моему рту – явно не покойница и не привидение, проносится у меня в мыслях – и, прежде чем я успеваю опомниться, отстраняется.

Возможно, я сейчас повалюсь на пол или убегу куда-нибудь подальше отсюда.

В мыслях сменяют друг друга различные неправдоподобные объяснения: теория вероятностей, путешествие во времени, двойник, тайная сестра-близнец, фильмы Хичкока, «Головокружение».

Остановимся на головокружении. В голову лезет пи, но я прогоняю его, мне хочется выпасть из действительности, но я беру себя в руки. Я не позволяю себе расклеиться.

Я быстро сравниваю образ Азы у себя в голове с той девушкой, которая стоит передо мной.

Она выглядит здоровой, даже чересчур. Сквозь кожу больше не просвечивают вены. Я всю жизнь наблюдал, как по ее телу течет кровь, а теперь не могу. Губы у нее уже не синие. Более того, она их накрасила. Ее щеки непривычно румяные, на ней новая одежда, а еще она, похоже, впервые в жизни расчесала волосы.

В последний раз, когда я видел Азу, ее загадочные, глубокие, как океан, глаза были закрыты. Я сам их закрыл. А теперь она…

Аза с досадой разводит руками.

– Ты что, СОВСЕМ не рад меня видеть? – говорит она немного язвительным, немного обиженным тоном. У нее голос Азы, но дышит она легко. Все это просто в голове не укладывается.

– Я думала, ты обрадуешься. Мог бы хоть обнять меня. Я же тебя поцеловала.

Удивительно: как от стука моего сердца еще не задрожали оконные стекла? Я слегка приподнимаю ее и крепко-крепко обнимаю. Она не задыхается и даже не кашляет. Она в моих объятиях. Она в моих…

В последний раз, когда я видел ее, она была мертва. Я заглядываю ей в лицо.

– Ты мне снишься?

– Нет, – говорит она. – Это не сон.

– Я сошел с ума?

– Может быть, – отвечает она. – Скажи мне, чем ты занимался последние четыре недели, и я скажу тебе, сошел ты с ума или нет.

– Все это происходит на самом деле?

– Я на самом деле здесь.

– Здесь была Аза Рэ, – говорю я. Она загадочно на меня смотрит.

– Аза Рэй – это я. – Она улыбается.

Как обычно, ее улыбка сражает меня наповал. Такой улыбки ни у кого больше нет. Только очень уж непривычно видеть у нее на губах розовый блеск.

Высвободившись из моих объятий, она проскальзывает в дом. Некоторое время я стою один на крыльце и смотрю на улицу, гадая, не очутился ли я в раю, а затем иду вслед за ней в гостиную.

– А где твои родители? – спрашивает она.

– Они поехали в продуктовый магазин, – отвечаю я, почему-то переходя на официальный тон. Я хочу рассказать ей про все, что со мной произошло. Я хочу услышать про все, что произошло с ней.

Она обходит комнату по периметру, внимательно разглядывая каждый предмет, а затем идет в кухню, где открывает все подряд шкафчики и заглядывает в холодильник. Раньше она просто брала то, что ей было нужно.

– Ты проголодалась?

– Нет, – говорит она. – Я уже поела.

Она усаживается на краешек стула. (Вот еще одно доказательство того, что она не привидение: под ее весом сиденье немного продавливается.)

– Это сон? – спрашиваю я снова.

– Нет, это не сон, – говорит она. – Я хочу тебе кое-что рассказать. Ты умеешь хранить секреты, Джейсон Кервин? Мне нужна твоя помощь.

Почему она упорно продолжает называть меня по имени и фамилии?

Что с ней такое случилось? Возможно, если бы я пережил все, что пережила она, я бы тоже вел себя странно? Определенно.

Я беру ее за руку. Кожа у нее теплая – хотя раньше она вечно мерзла – а ладони в мозолях, как будто она занималась физическим трудом. Может быть, чтобы восстать из мертвых, требуется выполнить какую-то тяжелую работу?

Теперь я зациклился на деталях. Со мной такое бывает, когда я оказываюсь в стрессовой ситуации: весь мир сдувается, как воздушный шар, а по-настоящему важные вещи размываются. Я делаю глубокий вдох, потом выдох.

Надо полагать, я в состоянии шока.

– Где ты была, Аза? – спрашиваю я ровным голосом, как будто она и не умирала вовсе, как будто в последние недели я не пребывал на грани нервного срыва.

Она обводит глазами комнату, наклоняя голову то на один бок, то на другой. Судя по языку ее тела, она чего-то боится, но лицо ее выражает вовсе не страх. И внезапно меня осеняет: она что-то разыскивает. Так ведут себя птицы во время охоты на насекомых. Она выглядывает в окно и улыбается, и на секунду мне самому становится страшно.

Джейсон Кервин, ты чокнутый.

Я сжимаю ее руку. Не хватало еще начать пересчитывать веснушки у нее на лице.

Я не боюсь Азу.

Я всегда боялся только одного: потерять ее. Она бросает на меня взгляд, и я снова ощущаю мощный прилив адреналина. Мне хочется броситься наутек. Почему? Что, черт возьми, со мной происходит?

– Где ты была? – допытываюсь я.

– Что ты знаешь? – спрашивает она. – Я все тебе расскажу, только сначала скажи мне, что ты знаешь.

И только я открываю рот, что-то снова останавливает меня: что-то в движении ее головы, которая то склоняется набок, то быстро поворачивается из стороны в сторону.

Я уже ничего не знаю.

Она пододвигается ближе и, прильнув ко мне, кладет руку мне на колено. Это так нетипично для Азы, что я прихожу в полное замешательство. Не в силах пошевелиться, я сижу и смотрю на свою коленку.

– Ладно, давай по порядку. Ты точно не мертва?

– Разумеется, нет, – говорит она. – Посмотри на меня: я жива. – Она снова прижимается ко мне, а ее рука скользит по моему бедру. И что мне с этим делать? Я хватаю ее за руку.

– Но ты же умерла, – говорю я. – Ты умерла. Я был с тобой в «Скорой». Я видел все своими глазами.

Я тут же проклинаю себя: сейчас она живее, чем когда-либо. Раньше каждый вдох давался ей с трудом, а теперь она может дышать свободно.

Обнимая ее, я почувствовал, какая развитая у нее спина, какие крепкие руки. Она приобрела… плотность. Ее тело всегда было хрупким, как стеклянный сосуд, а ум – острым, как бритва. Волосы у нее пахнут солью и озоном.

От нее веет океаном, хотя живем мы не на побережье. Но на улице сильный ветер. Может быть, он принес с собой новые запахи? А может быть, у нее новые духи?

Аза никогда раньше не пользовалась духами, как и все, с кем она общалась, потому что от парфюма она начинала задыхаться.

Мы оба прекрасно это знаем. Так почему же она ничего не говорит про свой кашель?

– Да ладно тебе, Джейсон Кервин. Ты же не думал, что я умерла, – говорит она. – Ты искал меня. Ты следил за тем, что происходит в небе, не так ли? Ты изучал погодные аномалии. Что тебе удалось узнать?

Должно быть, на моем лице отразилось удивление.

– Ты же обещал, что найдешь меня, – говорит она. – Этим ты и занимался, верно?

– Да, – говорю я после небольшой паузы.

– До меня дошли слухи об этом, – говорит она.

– Каким образом? Где ты была? И кто тебе эти слухи передал? И раз уж они до тебя ДОШЛИ, почему же ты позволила считать себя погибшей?

В своем волнении я, наверное, слегка перегибаю палку.

Она смотрит на меня, широко раскрыв глаза. Ее уверенность куда-то улетучивается.

– Я все тебе расскажу, обещаю. Мы вместе во всем разберемся. Мне нужна твоя помощь. Помоги мне кое-что понять.

Как-то раз, когда у Азы был бронхит, она потеряла сознание прямо у меня в машине. Очнувшись в больнице и узнав, что я нес ее на руках от парковки до главного входа, она чуть сквозь землю не провалилась от стыда.

Даже в последние минуты своей жизни, услышав, что я сделал ей искусственное дыхание, она пришла в ужас. От меня не ускользнуло выражение ее лица.

Мы все знали, как она ненавидела, когда ее закутывали в одеяло. Я даже подарил ей сшитую по индивидуальному заказу толстовку с капюшоном, множеством карманов и рукавами на молнии, чтобы во время процедур она не мерзла. Если врачам нужно было взять у нее кровь или поставить капельницу, она просто расстегивала рукава.

Но она ни разу в жизни не просила меня о помощи.

– Ладно, Аза Рэй, и как же мы во всем разберемся?

Я теперь играю в игры? А что, если она получила травму мозга? Как мне это определить?

Отчет о вскрытии не оставлял сомнений в ее смерти. Уборщики тайком отсканировали его и прислали мне на почту. К удивлению и огорчению коронера, труп быстро начал разлагаться. Удовольствия от такого чтения было мало.

Девочка в возрасте пятнадцати лет. И трехсот шестидесяти дней, добавил я про себя, обращаясь ко всему миру.

Полное вскрытие можно было и не проводить. Мы и так знали, что послужило причиной смерти. И вообще, чтобы работать с такой уникальной болезнью, нужен специалист совсем другого уровня. То же самое можно сказать и обо всех докторах, которые занимались ее лечением.

Ее легкие отправили в лабораторию, где изучают редкие заболевания, а тело кремировали. Отчет из лаборатории я пока не видел – прошел ведь всего месяц. Наверняка в больнице сохранили образец ее тканей. Мне не хочется об этом думать.

Аза вздыхает и потягивается, выгибая спину, как гимнастка. В ее движениях появилась плавность, грациозность. Она напоминает птицу, расправляющую крылья. Аза достает из кармана сложенную в несколько раз стопку листов и дает ее мне. Тут меня начинает трясти: ведь это мое послание. Я прикрепил его к воздушному шару, который выпустил в небо в день ее похорон.

– Я добыла твое письмо с извинениями. Ну и длинное же оно!

Добыла? Она копается в другом кармане.

Наконец она достает оттуда маленький клочок бумаги.

Я раскрываю его. Это записка, которую я подарил ей на день рождения, – помятая, вся в складках и пятнах, со следами зубов в уголке. Я знаю, откуда взялись эти следы. Я знаю, как ведет себя Аза, когда нервничает.

Когда я в последний раз видел этот листок, то есть когда я вложил его Азе в ладонь, следов зубов на нем не было. Я знал, что другой возможности у меня не будет. Я сложил ее пальцы в кулак, чтобы записка была с ней всегда. Как же много в ней было скобок.

Меня захлестывают эмоции, которые я даже не могу описать.

– Хорошо, – говорю я. К горлу подступают рыдания, которые я сдерживал целый месяц, и теперь, когда плакать уже нет причины, слезы выступают у меня на глазах и скатываются по щекам. – Хорошо, Аза, – говорю я, всхлипывая. – Хорошо.

Она выглядит так, будто впервые в жизни увидела слезы. Я пытаюсь вытереть лицо краешком футболки.

Я иду в кухню, открываю кран и подставляю лицо под струю холодной воды.

– Ты уже заходила домой? – спрашиваю я, не вынимая головы из-под крана.

– Еще нет, – говорит она. Я быстро оборачиваюсь: она стоит прямо у меня за спиной. Я и не слышал ее шагов.

Она подставляет руку под струю и со смехом брызгает водой из раковины. Затем она переводит взгляд на меня и снова склоняет голову набок.

– Почему? – говорю я.

– Моим родителям не следует знать, что я здесь. И твоим тоже.

– Но твой папа, – говорю я, – твоя мама… они думают, что ты умерла.

Я достаю из кармана телефон, но она берет его у меня из рук и кладет на стол, немного резко, немного вызывающе.

– Ты мне доверяешь? – говорит она. – Тогда слушай внимательно. Расскажи мне, что ты узнал, пока искал меня. Расскажи мне все: какую информацию ты нашел, какие предметы. Это очень важно. Ты что-нибудь нашел, Джейсон Кервин?

– Я…

– Может быть, что-то упало с неба? – спрашивает она с нежной улыбкой. – В день моих похорон? Расскажи, что тебе известно.

Она придвигается ко мне вплотную, так что я упираюсь поясницей в раковину.

– Если бы я сказала тебе, что была на небесном корабле, что бы ты на это ответил, Джейсон Кервин?

Поразмыслив секунду, я говорю:

– Магония.

К дому подъезжает машина: мамы вернулись. Я выглядываю в окно и вижу, как они вылезают из салона с пакетами в руках.

Я поворачиваюсь: Азы нигде не видно.

Нет, она тут, сидит под столом, обняв руками колени, и смотрит на меня широко раскрытыми глазами.

Я опускаюсь на пол.

– Это просто Ева с Кэрол, – говорю я. – Не бойся.

– Кто?

– Мамы. Кто же еще? Мои мамы.

Она лихорадочно мотает головой.

– Никто, кроме тебя, не поверит мне. Они не должны знать, что я здесь.

Я даю ей ключи от своей машины. Она в недоумении смотрит на них, а затем в ее глазах загорается решимость, и она кивает.

– «Камаро», – говорит она, странно растягивая слоги. Получается «Ка-марр-О».

– Ага. Встретимся в машине. Выходи через заднюю дверь, – говорю я и бегу встречать мам. Чтобы выиграть время, я роняю один из пакетов, так что продукты рассыпаются по полу.

Когда я возвращаюсь, кухня выглядит так, будто Азы там и не было.

Я искоса поглядываю в окно. Погода не улучшилась: ветер шатает деревья, идет мокрый снег, в облаках ничего нет. Никаких кораблей, никаких молний. Просто гладкая серая пелена.

Я замечаю Азу. Она сидит на переднем сиденье моей машины и, сгорбившись, возится с ручками и переключателями. Я говорю мамам, что мне нужно забрать кое-что из школы. Они приятно удивлены. Похоже, они думают, что я решил послушаться их, изменить жизнь к лучшему, вернуться к учебе.

– Видишь, Кэрол, все налаживается, – говорит Ева. Потом она пытливо вглядывается в мое лицо.

Я ничем не выдаю своего волнения. Прихватив ноутбук и рюкзак, я выхожу на улицу, подхожу к машине и стучу в боковое стекло со стороны водителя, но Аза только непонимающе на меня смотрит. Затем, будто о чем-то вспомнив, она машет рукой в сторону пассажирского сиденья.

Аза не водит машину…

Я обхожу машину сзади, открываю дверь и сажусь рядом с ней.

– Поехали к твоим родителям, – говорю я.

– Я пока не готова, – говорит она. – Им нельзя ничего знать. Или они уже в курсе?

Она поворачивает голову в мою сторону.

– Они знают про Магонию, Джейсон? Что ты рассказал им?

– Я ни с кем не обсуждал Магонию с тех пор, как мы с тобой смотрели видео с кальмаром. Они думают, ты умерла, – говорю я. – Может, хотя бы проедем мимо? Посмотрим, есть ли кто-нибудь дома.

Она вздыхает.

– Корабль будет меня искать. Возможно, он уже меня ищет.

Я никак не привыкну к отсутствию хрипов у нее в легких.

Она заводит машину, включает дворники и с легкостью поворачивает руль, хотя он всегда заедает. Я замечаю, как вздувается ее бицепс.

Она выезжает на дорогу.

– Налево, – говорю я, заметив, что она колеблется. Она поворачивает налево.

– А теперь направо.

Она лихо поворачивает направо, не притормаживая на знаке «СТОП» и проезжая совсем близко к бордюру.

– Я люблю тебя, Джейсон.

– Ты любишь меня? – повторяю я, уставившись на нее.

– Ну конечно, – говорит она после небольшой паузы. – А ты разве меня не любишь?

Я продолжаю на нее смотреть.

Она превысила максимально допустимую скорость и вообще не смотрит на дорогу. Она неотрывно смотрит на меня.

– Здесь налево, – говорю я.

Мы приближаемся к ее дому.

На крыльце показывается Илай. Я ожидаю, что Аза сейчас снизит скорость, но этого не происходит. Увидев мою машину, Илай машет рукой.

Аза не останавливается и не смотрит в окно: она просто едет вперед.

Ее собранные в хвост волосы совсем не растрепались.

– Куда едем? – спрашивает она.

– Тут налево, – говорю я. – И еще раз налево.

Мы проезжаем через красивые ворота и едем в гору.

– Приехали.

Мы останавливаемся у кладбища. В этот дождливый будний день живых здесь нет, зато мертвых полным полно. Мы находимся за чертой города на вершине отвесной скалы. Отсюда хорошо видна вся округа.

Кладбище построили первые поселенцы. Возможно, они выбрали это место, руководствуясь принципом «чем выше и опаснее, тем ближе к Богу». Мне всегда было интересно, как люди доставляли сюда гробы до изобретения автомобиля. Несладко им, должно быть, приходилось. Те же мысли посещали меня, когда мы хоронили тут Азу.

– Ты привез меня на кладбище? – говорит она, вылезая из машины. – Это шутка такая? Посмотри на меня, дурачок. Я же здесь, с тобой.

Я невольно вздрагиваю.

– Не хочешь посмотреть, где мы тебя похоронили? – спрашиваю я.

– Зачем мне это нужно? – говорит она. – К тому же здесь небезопасно. Меня могут заметить. – Она окидывает взглядом облака, точно ожидая чего-то, но в то же время с уверенностью.

– Я хочу, чтобы ты увидела свою могилу, – говорю я. Я очень этого хочу. Мне нужно, чтобы она прочитала надпись на надгробном камне.

Я разглядываю ее профиль, пока она стоит, закинув голову, и смотрит в небо. Она красивая. Но она всегда была красивой.

– Что-то мне не хочется, – медленно говорит она. – Лучше расскажи мне о подзорной трубе и о том, куда ты ее отправил. Я знаю, что она у тебя. У нас мало времени.

Мы у ее могилы. Она еще не поросла травой, но надгробный камень уже установлен.

На нем написано:

АЗА РЭЙ

сердцу верь

пусть моря пылают

(и чти любовь

где бегут вспять звезды)

Она молча стоит под дождем. Волосы у нее намокли, а футболка липнет к телу.

– Каммингс, – говорю я. – Эти строки я впервые услышал от тебя.

Она не двигается.

– Забудь о том, что творится в мире, не думай о героях и злодеях – вот о чем это стихотворение.

– Глупость какая-то, – говорит она.

– А заканчивается оно так: «Ты мое солнце, мой месяц и все мои звезды», – говорю я, потому что эти слова должны прозвучать. На надгробие помещать их я не стал. Еще бы!

– Это что, стихи о любви? – говорит она.

– Это стихи о любви, которые написал человек, понимавший, что любовь постоянно сталкивается со смертью, – говорю я. – Это стихи о любви, которые написал человек, прошедший через войну. – Я мог бы добавить, что это стихи о вечной любви.

Она медленно кивает, потирая пальцами лоб. В ее лице что-то меняется. Затем она смущенно смеется.

– Ты никогда не задумывался над тем, что вышло бы, если бы какое-нибудь одно событие в твоей жизни не произошло? И если бы из-за этого ты стал другим? Если бы я помнила это стихотворение, я бы, наверное, больше соответствовала твоему представлению обо мне.

Она медленно удаляется, пиная мысками ботинок комья грязи, которые валяются у могил, и поминутно поглядывая в небо.

Я падаю на колени рядом с ее надгробным камнем и тоже запрокидываю голову. Я размышляю о траектории движения корабля, о том, что в последние недели он запасался провизией, о том, что он движется на северо-восток, и внезапно я вспоминаю статью, которую мы с Азой читали вместе.

Чем магонцы занимались веками? Я изучил достаточно альманахов погодных явлений и нашел достаточно упоминаний о похищенном урожае, чтобы заключить: магонцы голодают. Они ищут пропитание. И я знаю, куда они направляются.

Всего пару месяцев назад я наткнулся на один фоторепортаж. И теперь снимки по очереди всплывают у меня в памяти: женщина в сари держит на ладони выращенное в Индии зернышко; запечатанные в пластиковый пакет семена ждут транспортировки в другую страну; ряды ламп дневного света в царстве холода; длинные проходы и полки с контейнерами.

Всемирное семенохранилище. Норвегия. Это подземный банк, в котором хранятся семена всех растений на свете. Условия там идеальные: холодно, безопасно, глубоко и никаких землетрясений. В этом комплексе можно найти и косточки личи, и семена малины, и редкие виды овощей и фруктов, которые находятся на грани исчезновения. Если произойдет глобальная катастрофа, или поднимется уровень моря, или люди сделают что-нибудь не так, образцы семян останутся в безопасности.

Я обдумываю эту догадку, качая головой и бормоча себе под нос. Все остальное напрочь вылетает у меня из головы. Да, все сходится. Я не ошибся.

Она стоит у меня за спиной. Она появилась из ниоткуда. Ее дыхание щекочет мне шею. Она тянется к надгробному камню через мое плечо и проводит пальцами по своему имени.

– С кем ты только что разговаривал? Кто знает о существовании Магонии? Кто знает о том, что я жива? – спрашивает она.

Я поднимаю взгляд на надгробие. Аза проводит ладонью по моей спине, а затем, немного нагнувшись, кладет подбородок мне на макушку и обнимает меня за плечи своими сильными руками. Во мне пробуждается мучительно неловкое вожделение и какое-то другое, непонятное чувство.

– Я никому ничего не рассказывал, – говорю я.

– Отдай мне подзорную трубу, – просит она. Я протягиваю ей трубу через плечо. Она что-то делает с крышкой, надетой на объектив, поворачивает ее до определенного места и снимает. Затем она направляет трубу на небо, смотрит в окуляр и шумно выдыхает воздух.

– Да, – говорит она. – Ты мне очень помог, Джейсон Кервин. Что еще у тебя для меня есть?

Моей шеи касается что-то острое.

– Ничего, – говорю я. Не оборачиваясь, я со всей силы отталкиваю ее, и она отлетает назад. Я быстро подбираю подзорную трубу и прижимаю девушку к земле рядом с могилой Азы.

– Кто ты такая? – говорю я не своим голосом. – Что ты сделала с Азой?


Глава 21
{ДЖЕЙСОН}

Я застал ее врасплох, но уже через секунду она снова на ногах. Она опасливо смотрит на меня своими горящими глазами, и тут я замечаю, что они у нее разного цвета. Похоже, на ней были контактные линзы, а когда она смотрела в небо, одну из них смыл дождь. Теперь один глаз у нее небесно-голубого цвета, как у Илай, а один синего. В руках она сжимает нож. Так вот что она приставила мне к горлу.

Меня трясет от ярости, которую до этого момента я успешно сдерживал.

– Аза не умеет управляться с механической коробкой передач. Когда она водит машину, она тормозит на каждом светофоре и на каждом знаке «СТОП», потому что водительских прав у нее нет. Аза не носит джинсы. Аза не проехала бы мимо своего дома, мимо Илай. Аза знает все стихи Каммингса наизусть.

А еще Аза Рэй Бойл ни за что на свете не сказала бы мне «я люблю тебя».

Так кто ты, черт возьми, такая?

Кое-что мне уже известно. Она прибыла сюда сверху.

Мне не хотелось в это верить.

Мне хотелось, чтобы она оказалась настоящей Азой.

Но теперь никаких сомнений быть не может.

– Я ничего с ней не делала, – говорит самозванка. – Азу подобрал корабль ее матери.

Корабль ее матери.

– Какой корабль? Где он?

– Корабли здесь повсюду, Джейсон Кервин, – говорит она с улыбкой. – Все небо ими забито. Ты их, похоже, не видишь? Видимо, ты не принадлежишь к числу избранных, которым открыт доступ в наш мир. Да, в Магонию пускают лишь немногих.

– Кто ты такая?

– Ты собираешься убить меня, Джейсон Кервин? – спрашивает она, склоняя голову набок и искоса поглядывая на небо. – Вряд ли у тебя это получится.

Пригнувшись, она хватает меня поперек туловища. Я отбиваюсь и пытаюсь вырваться. Она юркая, сильная и крошечная.

Она делает сальто назад и приземляется на обе ноги в десяти футах от меня.

– А ты неплохо дерешься, – говорит она, – для утопленника.

Утопленник. Я задумываюсь над смыслом, который вкладывают в это слово жители небес.

Еще мне вспоминается легенда о моряке, который пытался спуститься на землю по якорному канату и утонул в воздухе.

– Ты же сама утопленница, – говорю я.

– Да как ты смеешь! – шипит она в ответ. – Я Дыхание.

Она произносит это обычное слово таким тоном, что у меня по коже пробегают мурашки.

Мы осторожно двигаемся по кругу. Я стараюсь не подходить к ней слишком близко, но в то же время направить ее туда, куда мне нужно. Я хорошо знаю это кладбище, а она здесь не ориентируется.

Зато она умеет убедительно лгать. Она знает, как заставить человека поверить во все, что она скажет, прежде чем забрать у него надежду.

Азе нравились гавайские погребальные обычаи. Тебя хоронят на вершине утеса, а потом твой дух спрыгивает вниз и летит, куда ему вздумается. Она хотела себе местечко поближе к краю – на случай, если ее духу тяжело будет ходить.

Я делаю выпад вперед – обманный маневр, чтобы посмотреть, куда она двинется. Как я и думал, она делает шаг назад, последний шаг, шаг в пропасть. Я вижу, что происходит, но во мне столько гнева, столько ненависти, что я продолжаю надвигаться.

Она оступается, теряет равновесие, вскрикивает и машет руками, как мельница. У меня на глазах она падает. Я что-то кричу и, передумав, тянусь к ней.

Время замедляется, она улыбается мне. Эту широкую, дерзкую, беспечную улыбку я видел только на одном лице. Она падает с обрыва спиной вниз…

падает

падает

падает

…и вдруг с неба спускается канат. Она хватается за него и начинает карабкаться вверх.

Я подбираю подзорную трубу, которая валяется в траве у могилы. Теперь, когда крышки нет, я могу в нее посмотреть.

Я подношу ее к глазу, но спустя несколько секунд убираю, потому что от такого зрелища перехватывает дыхание.

Все небо заполонили корабли. Канат, по которому лезет самозванка, свисает с одного из них.

От падения объектив весь потрескался, и у меня возникает ощущение, что я смотрю фильм на разбитом экране, но пусть искаженное и неполное, изображение все-таки есть.

Между трещинами можно разглядеть окутанные облаками гигантские пароходы, большие парусные суда и маленькие лодки, джонки и катамараны. Их там целая армада. Выглядывающий из-за грозового облака корабль выкрашен в серебристый цвет. Днище у него размером с футбольное поле или даже больше. Взобравшись по канату до самого верха, самозванка залезает на борт. Вокруг корабля снуют мрачные тени.

Это акулы, сплетенные из тумана и молний.

Мне нужно попасть к Азе на корабль. Я знаю, куда он направляется. Я почти уверен в этом, хотя с пяти до шестнадцати лет я был по-настоящему уверен только в одном: Аза – моя вселенная.

То и дело поглядывая вверх, я отправляю смс и электронное письмо, а затем бронирую билеты в далекие края.

Слышится раскат грома. Я направляю подзорную трубу на тот корабль, на который взобралась фальшивая Аза, и вижу вспышку молнии. А потом еще одну и еще.

Я выпрыгиваю из-под дерева, служившего мне укрытием, и бегу к машине.

Я слышал, грозу можно переждать в машине. Это вполне безопасно: если стекла буду подняты, молния в тебя не попадет. Но машина находится слишком далеко, у подножия горы!

Как можно скрыться от неба?

Яркие вспышки окружают меня со всех сторон. Молнии сыплются с неба, как копья, о влажную землю ударяются сгустки огня, а я пытаюсь сообразить, что же мне делать.

У меня в руке металлический предмет. Надо избавиться от него. СЕЙЧАС ЖЕ. Я с силой кидаю подзорную трубу в сторону. Она отскакивает от камней и, сверкнув объективом, катится вниз.

Я начинаю бежать, но потом останавливаюсь: здесь негде укрыться!

На меня налетает вихрь – сначала с одного бока, потом с другого, сзади, спереди. Вокруг меня столбом крутятся пыль и камни.

Я поднимаю взгляд на темное облако, нависшее надо мной, и вижу, как в нем вспыхивает молния.

Проклятье! Мне вспоминается одно из правил выживания в диких условиях: свернитесь клубком, прижмите подбородок к груди и закройте голову руками. Оно на самом деле работает?

Черт черт черт.

Раздается оглушительный грохот. Из облака на меня летит белый шар, двигаясь все быстрее и быстрее.

Вероятность погибнуть от удара молнии в тридцать раз выше, чем вероятность стать жертвой акулы. Меня ждет и то, и то.

Я валюсь на землю, сгибаюсь и обхватываю руками голову.

Мне никогда в жизни не доводилось слышать такой громкий звук и видеть такой яркий белый свет. Этот свет пронизывает меня, и я сам становлюсь светом.

Я свет

Я жар

Я лечу


Мамы?


Кэрол, Ева…

Аза…


Простите


Глава 22
{АЗА}

После того, как мы с Даем создали гигантскую волну, мне снится Джейсон. Я в панике просыпаюсь.

Сюжет сна и все подробности тут же выскальзывают из головы. Ночную тишину нарушают зловещие крики призрачной птицы капитана. Небо! вопит она. Море. Свет. Заль. Затем раздается хрип. Падение. Смерть. Ночь.

– Во имя Дыхания! – ругаются вполголоса магонские члены экипажа.

– Да заберет эту проклятую птицу Дыхание! Тогда от нее и мокрого места не останется, – шепчет кто-то снаружи моей каюты. Затем раздается строгий голос Ведды, и водворяется тишина.

Я сажусь в постели, обдумывая то, что услышала.

Не призрака. Птицу.

По утрам, рано-рано, я иногда слышу голос капитана. Она нежно кого-то успокаивает.

Должно быть, ту самую птицу. Им запретили петь вместе.

Смерть! кричит Кару. Разоренные гнезда, сломанная песня, убей меня.

Я сворачиваюсь клубочком и слушаю его вопли, широко раскрыв глаза. Если он все еще жив, как они могут держать его на корабле? Как они могут спокойно слушать его крики, выносить его страдания?

Ведда ворочается у себя в койке, и ее цепи тихонько позвякивают.

Их звон похож на музыку ветра, на песню.

К этому кораблю привязано так много существ, думаю я. Правда ли, что всех их держат здесь против воли? Правда ли, что на свободе им было бы лучше? По крайней мере, здесь им не угрожает голод, охвативший небесные города. Считают ли они «Амину Пеннарум» своим домом?

Как положить конец голоду? Кажется, нет ничего проще: надо всего лишь накормить голодных. Как-то раз Ева сказала мне, что если бы люди поделились ресурсами с теми, у кого их недостает, то еды хватило бы на всех. Но реальная ситуация выглядит по-другому: у части населения всего в избытке, а у других ничего нет.

У Магонии ничего нет.

Я вспоминаю про семью Дая, про те несчастья, которые его постигли. Мне никогда не приходилось испытывать голод. Я даже никогда всерьез о нем не задумывалась.

Ничто не идеально в небесах. Там, внизу, тоже ничто не идеально.


Следующие несколько дней я ломаю голову над тем, где может быть спрятан капитанский канур. Я держу свои планы в секрете, послушно повторяя старинные магонские песни, которым меня научили Милект и Дай. Я превращаю содержащуюся в воздухе влагу в песок, а затем – обратно в воду. Под тихие звуки моей песни камешек становится каплей дождя, а капля дождя обращается в лед. Я превращаю одни элементы в другие, противоположные им.

Мне еще есть к чему стремиться. Бывает, я ошибаюсь, и воздух начинает потрескивать, а Милект принимается меня ругать. А иногда, желая обратить воду в камень, я превращаю ее в огонь. Тогда Милект визгливо щебечет и клюет стенки моего легкого.

Но я все равно запоминаю ноту, способную сделать из воды огонь. Черт возьми, еще бы такое не запомнить!

Наши уроки отвлекают меня от навязчивых мыслей о грустной песне Кару и заставляют забыть о мрачном отчаянии, которое овладевает мной каждый раз, когда я ее слышу.

Мне необходимо найти его.

Я брожу по кораблю, заглядывая в каждый проход, но его нигде нет. Я ищу его в трюме, в карцере, но там темно и пусто. Там нет даже пиратов, которых мы взяли в плен. Что же Заль с ними сделала? Неужели она убила их? Может быть, она выкинула их за борт, пока я спала?

Ни живой, ни призрачной птицы я найти не могу.

Возможно, на корабле есть какой-нибудь потайной отсек?

Каждое утро я выглядываю за борт и вижу серебристый океан, в котором плавают айсберги. Пролетая над множеством маленьких островков, целиком состоящих изо льда, мы продолжаем двигаться вперед.

Время от времени в небе проносятся самолеты. Они разминаются в воздухе, а пассажиры, находящиеся на борту, даже не подозревают, что мимо пролетает другой самолет, другой мир, который пересекается и переплетается с их собственным.

Так же и на земле не подозревают, что совсем рядом находится Магония.

Стоит жуткий холод. Даже Дай облачился в зимнюю униформу, а на меня помимо моей привычной куртки и сотканной из паутины кофты Ведда надела несколько сшитых из перьев рубашек.

По желанию Заль я сижу в капитанском кресле. Она учит меня вести корабль и читать небесные карты, на которых маршруты пролегают не только на юг или, скажем, на север, но еще и ввысь или вглубь.

Небо состоит из нескольких уровней: на одном водятся штормовые акулы и сильные ветра, способные переворачивать корабли; на другом – крылатки и воздушные кракены. Экипаж всегда должен следить за тем, чтобы корабль не подлетал к вершинам гор, а большим судам не следует приближаться к пограничным зонам между городами.

Дай стоит рядом, положив свою теплую руку мне на спину. Я чувствую нашу связь – телесную и духовную. После того как мы с Даем спели вместе, Милект стал заметно спокойнее. Он часто сидит на мачте с другими канурами, но на время тренировок всегда возвращается на свое место у меня в легком, и мы снова принимаемся превращать воду в камень, а камень в воду, и с каждым разом у нас получается все лучше и лучше.

Я поднимаю воду из чашки в руках у Дая и замораживаю ее. Дай осторожно мне подпевает, мастерски регулируя мощность моего голоса. В конце концов я нечаянно выплескиваю всю воду ему в лицо, а он утирается и со смехом обдает меня брызгами.

И пусть мы затеяли очень серьезное дело, пусть впереди нас ждет опасность, вместе нам весело.

– Мы изменим весь мир. Своими дымовыми трубами утопленники погубили наши растения, но мы посеем их заново, – говорит Заль. – В моем детстве эпифитов уже не было, но ходят легенды, что в былые времена они росли на всех небесных полях. Их было достаточно, чтобы прокормить всю Магонию. В те годы магонцам не нужны были урожаи утопленников. Они собирали их, только если пускались в долгие плавания. Когда мы вернем эпифиты, наша зависимость от утопленников закончится.

Вот уже двести лет на земле используется машинное производство. Промышленная революция погубила Магонию. А теперь она губит и землю.

Заль часто получает вести из других частей неба. На «Амину Пеннарум» прилетают то птицы с посланиями от других капитанов, то горящие стрелы, которые всегда пускают после заката. Заль часами неподвижно стоит на палубе и, подобно носовой фигуре, с непроницаемым видом смотрит вперед. Но одно письмо, доставленное на корабль рострой-воробьем, тут же выводит ее из оцепенения.

– Сюда идет корабль Дыхания.

Экипаж замирает в напряженном внимании. Всеобщий страх охватывает и меня. Что это значит? Мы в опасности? Их послали за нами? Заль продолжает читать.

– Возможно, они работают на Маганветар, а возможно, на кого-то еще. Они следуют не за нами. Все же рисковать я не хочу. Приведите сюда осужденную на казнь.

Дай сбегает по трапу вместе с парочкой здоровых, мускулистых ростр. Спустя некоторое время они затаскивают на палубу Лей. Должно быть, ее держали в какой-то потайной части трюма. Звеня цепями, она тщетно пытается вырваться на свободу.

– Это против всех небесных законов! – кричит Лей. – Меня должны отдать под суд!

Заль взмахивает кнутом. Он обладает блеском металла и гибкостью веревки, но в то же время не похож ни на то, ни на другое. Кнут расправляется и зависает в воздухе перед самым носом Лей, подергиваясь, как кошачий хвост.

– Мы ничего тебе не должны. Ты пиратка, Лей Фол, – говорит Заль. – Вот твой суд.

Лей с опаской поглядывает на кнут. Она не может двинуться с места, потому что Дай и еще один член экипажа крепко держат ее за руки.

– Может, стоит подождать? – говорю я, с беспокойством глядя на происходящее. – Подождем, пока…

– Помнишь ли ты тот день, когда она тебя забрала? – спрашивает Заль. – Это был худший день в моей жизни, и мои страдания длились пятнадцать лет.

– Но ты же не можешь казнить ее… – начинаю я.

– Она предала меня худшим из всех возможных способов. Она была моим другом, а стала врагом. Ты чудом выжила после того, что она сделала. Жизнь за жизнь.

– Но я же не умерла, – спорю я. Лей поворачивает голову в мою сторону. На ее лице написано безразличие.

– Не доверяй своей матери, – говорит она. – Ты и не догадываешься, как много она потребует от тебя, когда придет время. Ею движет не разум, а жажда мести.

Заль стегает ее кнутом по лицу.

Лей вздрагивает. След от удара темнеет и из белого становится голубым. На ее лице выступают светящиеся ледяные надписи, которые затем змейкой расползаются по всему телу и проникают под кожу.

– Кто хранит темные тайны, умрет без песни смерти, – говорит Заль. – Кто рассказал тебе о моих планах?

Лей морщится и бессильно обвисает, но сознания не теряет. Кем бы она ни была, в храбрости ей не откажешь.

– Постойте, – говорю я. – Она спасла меня пятнадцать лет назад. Без нее меня бы убили. Высадите ее у Маганветара. Посадите ее в шлюпку. Разве там нет тюрьмы?

Заль смотрит на Лей, а потом переводит взгляд на меня.

– Ты выжила, Аза, потому что ты особенная, а не потому что она проявила милосердие. Она не спасла тебя. Она предала меня. Казнь состоится, и это не обсуждается.

Лей смеряет ее немигающим взглядом.

– Будь по-твоему, Заль. Продолжай свое плавание, забери у утопленников то, что принадлежит нам, затопи их крепости и погуби все, что находится внизу. Но знай, что без живущих на земле равновесие невозможно, а без равновесия Магония падет. Как и другие до тебя, ты думаешь, что способна решить многовековую проблему. Как и все они, ты заблуждаешься.

– ХВАТИТ! – в глазах Заль сверкают молнии, от гнева ее всю трясет.

– А теперь дай мне спеть мою последнюю песню, – говорит Лей.

– Еще чего, – говорит Заль. – Тот, кто не исполняет моих требований, может не рассчитывать ни на какие привилегии. Из-за твоего отступничества семья моего первого помощника умерла с голода, забытая Маганветаром. Не предай ты меня, небесные жители были бы живы и сыты. Ты погубила светлое и радостное будущее. Я могла бы прожить последние пятнадцать лет в совсем иной стране, со своей дочерью и птицей сердца. Но вместо этого…

Заль смолкает, и в этот момент раздается вопль, от которого кровь стонет в жилах. Это плач Кару.

– Наши беды – твоих рук дело, и за свои грехи ты умрешь без песни, – говорит Заль. Немного помолчав, она продолжает: – Поддерживая политику Маганветара, ты предала свой народ. Песня смерти для тех, кто умирает с честью, а не для таких, как ты.

Краем глаза я замечаю движение в толпе. Обернувшись, я вижу, что на палубе собралась вся команда. Магонцы скалят зубы, а ростры раскрывают клювы и встряхивают крыльями, одни радостно, другие обеспокоенно.

– Это он рассказал мне, – говорит Лей.

Заль меняется в лице.

– Кому, как не ему, знать все стремления твоей души? Он был против того, что ты замыслила. Кару рассказал мне все. Тебя предал твой собственный канур.

Заль будто окаменела. Она делает шумный вдох.

– Лжешь, – говорит она.

Лей бесстрастно смотрит ей в глаза.

– Песня смерти, – произносит Лей.

– Отказано.

При этих словах члены экипажа начинают переминаться с ноги на ногу и возмущенно перешептываться. Никто не ожидал, что Заль нарушит свое обещание.

По ее знаку Дай достает из-за спины тряпичный кляп и затыкает пиратке рот. Получается, они заранее все продумали.

Лей делает неглубокий вдох носом, а затем пожимает плечами на манер человека, который смирился со своей печальной судьбой. Как мне знаком этот жест!

Я оглядываюсь в поисках палача. Ни топора, ни человека в мантии с капюшоном нигде не видно.

Лей кивает и делает шаг назад, а потом еще и еще. Заль напряженно следит за ней и двигает челюстями, как будто что-то пережевывая.

Милект садится мне на плечо и утыкается клювиком в ухо. Но легче от этого не становится.

Лей продолжает двигаться вдоль доски, одним концом выдвинутой за борт. Она встречается со мной взглядом. Песню смерти ей уже не спеть. Бело-голубая цепочка света, оставшаяся после удара кнутом, скользит по горлу и рукам пиратки, придавая ее коже сияние.

С дрожащими руками и содрогающейся грудью Лей останавливается на краю доски.

Она смотрит только на Заль.

Затем открывает дверцу у себя в грудной клетке и достает оттуда канура – черно-белую сороку, такую же старую, как и она сама.

Заль подходит к ней, протягивает вперед руку с изящными синими пальцами и, глядя ей в глаза, с холодной улыбкой сталкивает ее с доски.

Лей падает спиной вниз, отпуская свою птицу в небо. Песня смерти, поет птица, одна, и обжигающие ноты звучат диссонансом. Падать, ломаться сломанный яркий свет падать, падать.

Я с трудом держусь на ногах. За бортом показывается стервятник. Он смотрит на меня, размахивая крыльями.

Сорока продолжает петь.

Затем вместо заключительного аккорда она издает жуткий бессловесный вопль отчаяния. На него откликается Кару.

И тут ее хватает стервятник.

Мертвечина, хрипит другой стервятник перед тем, как броситься вниз. Подбежав к бортику, я вглядываюсь в клубы тумана, обволакивающие корабль. Сначала не видно ничего, потом показывается клочок ткани. Он такого же цвета, как куртка Лей Фол.

А следом – мелкие брызги крови, которые кружат в воздухе, окрашивая облака, а потом исчезают.

Мой желудок сжимается в комок.

Проходя мимо, Заль говорит:

– Однажды ты сама станешь капитаном. Однажды ты сама будешь мстить. Вот как это делают настоящие магонцы.

Но глаза у нее темнее обычного, а лицо осунулось. Одну руку она прижимает к сердцу. Она уходит, а я остаюсь на палубе. Бросив на меня быстрый взгляд, Джик спускается вниз вслед за Заль. Ее глаза тоже потемнели.

В небе медленно кружат обрывки ткани, как лепестки цветов, упавшие на поверхность воды. Снизу доносятся крики стервятников и какие-то новые, незнакомые звуки. Я перегибаюсь через борт и вижу гигантское дымчатое щупальце, которое медленно скользит по небу. Схватив оторванную конечность, оно сворачивается в кольцо и исчезает в туче. Я приглядываюсь: в клубах тумана смутно поблескивают восемь серебристых щупалец, таких больших, что их обладателю ничего не стоило бы потопить наш корабль, – но в следующий момент пульсирующая масса скрывается из виду.

Дай касается моего плеча. Я вскрикиваю от неожиданности и сжимаю кулаки. Это он затащил Лей на палубу. Он безгранично предан Заль и «Амине Пеннарум». Что это означает? Как он поступит, окажись я на стороне врага?

Нахмурившись, он взбирается на снасти, а вместе с ним и Свилкен. Она щебечет, чтобы он принимался за работу, иначе потом дел будет невпроворот. Милект улетает от меня и сворачивается ярким клубочком на верхушке мачты.

Мне тошно. Перед глазами снова и снова возникает Лей в момент своего падения, а ее слова – о Кару, о том, что Заль нельзя доверять, – то и дело звучат у меня в ушах.

Я никак не избавлюсь от обуявшего меня страха. Но уже ничего не исправить: Лей далеко позади, в облаках, где ее пожирают небесные чудовища. Мертвечина.

В памяти всплывает рассказ Джейсона о четверых магонцах, которых земляне заковали в колодки. Но если бы магонцы на самом деле попали на землю, они бы утонули.

А может, так оно и было. В истории не упоминалось, сколько времени они провели внизу и какая их постигла участь.

Магонцев – то есть нас – нельзя по ошибке принять за людей. Интересно, что произошло бы, если бы я свалилась за борт и выжила? Что бы со мной сделали на земле? В глубине души я все еще надеюсь, что смогла бы вернуться домой.

Но это невозможно.

Илай, наверное, сейчас идет в школу. А может быть, она на уроке алгебры: набирается знаний, чтобы вычислить размеры вселенной. Или на английском: учит слова, которые позволят ей описать, как однажды вечером в разгар метели ее покинула старшая сестра.

Мне не суждено узнать, какой она вырастет.

А ей не суждено узнать, что я здесь, наверху, учусь…

А чему я учусь?

Со стиснутыми зубами я забираюсь на ванты, чуть ниже того места, где устроился Дай. Уставившись в пустоту, я жду, пока он заговорит. Но он молча глядит в облака. На его лице читается беспокойство.

Внутри меня что-то меняется. Я не привыкла беспрекословно подчиняться приказам, как Дай, которого учили этому с самого детства.

Меня одолевают сомнения, но в то же время во мне пробуждается ярость.

Дай отводит руку в сторону, и я осторожно прижимаюсь к его боку. Когда мы касаемся друг друга, я чувствую себя на своем месте. Он снова обращает взгляд в небо.

– Это была первая казнь в моей жизни, – говорит он. По его телу пробегает дрожь.

– И в моей, – говорю я.

Мне вспоминается мой прерванный сон. В нем был Джейсон: он шел куда-то в сумерках и протягивал ко мне руки. На этот раз я намеренно стираю его из памяти. Я отпускаю Джейсона навсегда. Он был сновидением, отголоском прошлого.

Он был утопленником.

А я Магония.


Глава 23
{АЗА}

Задолго до рассвета ко мне в каюту заходит Джик. Милект спит в клетке с другими канурами, а я здесь, внизу, лежу без сна.

Может быть, я пропустила вахту? Но тогда за мной пришел бы Дай, а не Джик. Джик не имеет права отдавать мне распоряжения.

– Тебе следует кое-что знать, – немного помешкав, шепчет Джик.

Я сажусь в своем гамаке, сгорая от любопытства.

– Я кормлю ее, – говорит она.

– Кого?

– Капитанскую птицу. Это входит в мои обязанности.

– Но Ведда… – говорю я.

Джик показывает мне свою руку, где на каждый палец надето по металлическому кольцу, а затем трясет ею в воздухе.

– Никому не доверяй, – говорит она. – Ведда, Дай – они приучили тебя думать, что в Магонии все прекрасно? Магонцы воюют друг с другом, а мы, крылатое сословие, находимся в их власти. Ты никогда не задумывалась…

– Над чем?

– Над тем, кто из ростр и кануров служит тебе по своей воле, а кто по принуждению?

Ее слова западают мне в душу.

– Твой Милект – птица легкого, он верен капитану. Капитану была дана птица сердца, но когда их связь оборвалась, Заль не захотела ее отпускать.

– К чему ты клонишь? – спрашиваю я. – Говори прямо.

– Кару предал Заль. С ней отказался петь ее собственный канур. Ты можешь сказать, что понимаешь свою мать? Ты можешь сказать, что доверяешь ей?

Все мало-помалу встает на свои места.

– Я не прошу тебя освободить ростр, – говорит Джик. – Время восстания еще не пришло, хотя ждать осталось недолго. Да, некоторые из нас готовят восстание. Некоторые из нас подрывают власть изнутри.

Сказав это, она с вызовом смотрит на меня.

– Аза, если дать капитану волю, многие места на земле мы потеряем навсегда.

– Она просто хочет добыть воздушные растения, – возражаю я. Много ли в этом утверждении правды?

Джик заглядывает мне в лицо.

– Ты видела, что она сделала сегодня? Она не сдержала своего слова. Никто не вправе отказывать магонцу в песне смерти, это противозаконно, – шипит она. Можно подумать, я и сама об этом не догадалась.

– Ты бы стала доверять тому, кто так поступил? Твоя мать – преступница, Аза Рэй. Она не знает, что такое честь.

Это уже слишком.

– Ты позволяешь себе сомневаться в правильности решений капитана, ростра? – говорю я. Слушая саму себя, я понимаю, как несправедливы мои слова, как в них искажается истина.

Джик нахохливается и смеряет меня ледяным взглядом.

– После того как Кару восстал против нее, он сломался и сошел с ума. А вдруг и на этот раз что-то пойдет не так? Ты не думала, что тогда станет с тобой?

Спустя несколько секунд я уже расхаживаю по каюте.

Я засовываю в ботинок карманный ножик, наматываю на руку веревку, надеваю зимнюю униформу. Если Кару и правда жив, значит, все это время он просил о спасении. Он взывал ко мне. Если это он предал Заль, жить ему осталось недолго. Но я не допущу, чтобы Заль его убила.

Только не после

Лей

Еще одного убийства я не вынесу.

Краем глаза я замечаю какое-то движение. В дверях стоит Ведда, и вид у нее решительный.

– Птенчик мой, – говорит она, – Джик хочет навлечь на нас неприятности. Не слушай ты ее.

Перья на плечах у Джик встают дыбом, как будто она в мотоциклетной куртке, глаза становятся шире, а хохолок прямее и острее. Впрочем, рядом с Веддой она выглядит очень маленькой, совсем как ребенок.

Совсем как я.

– Я не хочу неприятностей, – говорит Джик. – Я хочу справедливости. Мы обе долгие годы слушали крики Кару.

– Кару – призрак, – говорит Ведда настороженно.

– Все знают, что это выдумка, – возражает ей Джик. – Мы называем его призраком, потому что такой нам дали приказ, но на самом деле он жив, и жизнь его – сплошная пытка.

Джик снова поворачивается ко мне.

– Ты можешь помогать капитану, а можешь помочь нам. У нее никогда не было такой силы, какой обладаешь ты.

Ведда хватает ее за крыло и шипит ей в ухо.

– Хватит! Оставь ее в покое. Уходи сию же минуту.

Джик разворачивается на месте и уходит.

Убедившись, что Джик нас не слышит, Ведда обращается ко мне.

– Не делай этого, птенчик мой, – говорит она. – Чего бы ты ни замышляла. Для тебя это добром не кончится, да и для птицы тоже. Канур капитана не в своем уме.

– Но он хотя бы жив, – говорю я. К этому времени я уже одета, собрана и готова выйти на холод. Не знаю, что на меня нашло, но мне сейчас не хочется обдумывать мотивы своих действий.

Я гордо прохожу мимо Ведды, а она хватает меня за волосы.

– Тебе меня не остановить, я…

Тут я понимаю, что она не собирается мне препятствовать: она заплетает мои волосы на новый манер.

– Что ты такое делаешь? – спрашиваю я. – Эта прическа не похожа на капитанский узел.

– Это твой собственный узел, – говорит она.

В зеркале я вижу тугие косички, закрученные наподобие раковин наутилуса и уложенные вокруг головы.

– Он твой и больше ничей, – мягко говорит она. – Так же, как твои мысли и твои решения.

Я смотрю на наше отражение в зеркале. От меня не ускользает смысл ее слов. Я принимаюсь благодарить ее, но она обрывает меня на полуслове.

– Если спросят, ты сама выбрала этот путь, птенчик мой. Я стюард, а не революционер.

И вот я отправляюсь на охоту за призраком.

Я тихонько спускаюсь в камбуз, чтобы украсть кусок хлеба и ломтик солонины из той самой свиньи, которую когда-то у меня на глазах доставили на борт.

Я прислушиваюсь к звукам с верхней палубы, пытаясь понять, где находится Милект. От живущих в клетке кануров только и слышны, что жалобы и упреки. Некоторые из них вылупились совсем недавно. Они еще не умеют петь в паре и не установили связь со своими магонцами. Милект и Свилкен их тренируют, а птенцы сопротивляются. Они рвутся на волю. Когда умирает магонец, умирает и привязанный к нему канур. Только не своей смертью, а от чужих рук. Его убивают, потому что он уже не сможет установить связь ни с кем другим. Кануры соединяются с магонцами на всю жизнь.

Какой жестокий обычай! Это все равно что сжигать жену вместе с ее умершим мужем.

Подчинение, чирикает Милект, натаскивая птенцов. Из него бы вышел отличный инструктор по строевой подготовке. Со мной он ведет себя точно так же. Я слышу, как Заль расхаживает по верхней палубе, отдавая приказы своей команде.

Она вообще когда-нибудь спит?

Из каюты Заль доносятся тихие звуки. Зная, что она наверху, я не раздумывая направляюсь туда. Никто, кроме меня, не осмелится зайти к ней без разрешения.

Я толкаю дверь. Внутри стоит большая кровать с красно-золотым покрывалом и старинный, потертый деревянный стол, заваленный свернутыми свитками пергамента. Но я здесь не для того, чтобы изучать карты.

В углу стоит ширма, а за ней – клетка, накрытая темной тканью. Внутри этой клетки движется, крутится, расправляет крылья Кару.

Я ни разу в жизни не была в этой каюте.

И теперь я понимаю почему.

Этот канур – контрабанда. Он давно должен был умереть.

Аза, говорит он, заставляя меня подпрыгнуть на месте.

Убей меня, говорит он еще тише. Он разговаривает со мной одной, с самим собой.

Нет, говорю я. Поешь, выговариваю я с трудом на магонском языке.

Поешь, повторяет Кару. В его голосе звучат мрак и боль. Аккуратно, тихонько я снимаю с клетки покрывало.

Я заглядываю в его темные, блестящие глаза. Кару – сокол.

Спина у него черная, блестящая, в золотую крапинку, грудь кремового цвета с темными пятнышками, а внутренняя сторона крыльев ярко-красная. Он очень крупный, размером с мою руку от плеча до запястья.

Это его я искала с того самого дня, как очнулась на борту «Амины Пеннарум».

Я не понимаю, чего ты хочешь, говорю я, переходя на свой родной язык. Ешь.

Я засовываю руку в клетку, и Кару пододвигается к ней. Мне хочется отпрянуть, потому что от него так и веет тоской и отчаянием, но я стою неподвижно. Бедная, несчастная птица! Он съедает у меня с руки хлеб и отрывает кусок солонины.

Он поворачивает ко мне свою гладкую, блестящую голову и, уставившись на мою грудную клетку, издает тихий агрессивный звук. Но Милекта там нет. Сидя на жердочке, сокол качается из стороны в сторону, посматривая на меня своими дикими, беспокойными глазами.

Я оглядываю каюту. Ключ от клетки висит на стене, в поле зрения Кару (какая это, должно быть, для него пытка!). Я открываю клетку и протягиваю вперед голую руку.

Он залезает на нее, вонзая когти мне в кожу. Они не протыкают плоть, а как бы погружаются в нее, пока не встанут на место. Под его тяжестью моя рука немного опускается.

Сломанные узы, поет он, глядя на меня. Сердце раздроблено, дом сожжен. Привязан, сломан, развязанные узлы. Океан, остров, когти, перья, гнезда. Падать, падать со звезд.

Кару медленно расправляет крылья и начинает махать ими. Я в страхе отвожу руку как можно дальше. Он глядит на мою грудную клетку с таким видом, будто хочет вырвать оттуда сердце. Затем он поднимает взгляд, и мы некоторое время смотрим друг на друга. Зрачки у него расширяются, делая его ясные золотые глаза совершенно безумными.

Аза, бормочет он.

Страх и ярость почти исчезли из его голоса.

Пой, тихо говорит он. Его острый клюв находится в дюймах от моего лица. Я запросто могла бы стать его добычей. Он съеживается, встопорщив перья, а затем сотрясается всем телом. Когти у него такие же длинные, как мои пальцы.

Небо, говорит Кару. Нам в небо.

Наклонив голову, он срывает с лапки какой-то предмет.

Когда он выпрямляется, я вижу у него в клюве золотое кольцо, похожее на те, что носят ростры, только без цепей.

Положив кольцо мне в ладонь, он выжидающе смотрит на меня. Я не знаю, как лучше всего поступить. Я могла бы выбросить кольцо за борт. Может, это его освободит?

Небо, повторяет Кару.

Все еще держа одну руку вытянутой, я беру со стола свернутые в рулон карты и засовываю их себе за пояс.

Кару следит за моими движениями. Я закутываю его в свой плащ, беру на руки и выношу на верхнюю палубу, погруженную во мрак. Он тихонько напевает мне на ухо.

Его песня нежна и кошмарна. Хотела бы я научиться производить такие звуки. От них у меня стучит в висках и, кажется, вот-вот лопнут барабанные перепонки. Я мотаю головой, чтобы прояснились мысли, а Кару шевелится у меня в руках.

Небо, поет он едва слышно.

Я с непринужденным видом направляюсь к шлюпкам. Джик, которая находится в другой части палубы, провожает меня взглядом, а затем направляется к Даю и начинает отвлекать его какими-то вопросами. Он выглядит очень сонным.

Я стараюсь не спешить и вести себя естественно. Нам нужна шлюпка, которая не перевернется при сильном ветре или если под нами проплывет какое-нибудь существо.

Сверху за мной наблюдает грот. Он издает высокий мелодичный звук. Напевая легкий дождик, мимо проплывает шквальный кит.

Сердце сокола бьется так сильно, что он сам весь трясется. Я сажусь в шлюпку и кладу Кару на дно. Цепей на нем нет.

Я разматываю канат, которым шлюпка привязана к кораблю, и развязываю узлы. Что я делаю? Похищаю канура своего капитана? Капитана, которому я дала клятву?

Тоже мне – клятву. Кто ты такая, Аза, чтобы давать клятвы, причем скрепленные кровью?

И кому ты их даешь?

Я обвожу взглядом паруса, корабль и ночное небо. Грот расправляет крылья, унося «Амину Пеннарум» прочь, а мы с Кару остаемся позади.

Я берусь за весла.

Через минуту плащ, под которым спрятан Кару, начинает шевелиться, и оттуда показывается его голова. Ткань изящно спадает с его блестящих перьев.

Из его груди доносится низкий хрипловатый звук. Я продолжаю грести, уводя лодку все дальше и дальше от корабля.

Вдалеке светит Полярная звезда, и я направляю шлюпку к ней. «Амина Пеннарум» ушла так далеко, что ее сигнальные огни стали едва различимы. Нам нужно отплыть еще дальше, чтобы Кару не было видно с корабля: тогда я смогу его выпустить.

Склонив голову набок, Кару издает тихий, трескучий крик.

– Что такое? – спрашиваю я.

Тюрьма, говорит Кару. Вырвали из дождя и неба.

Кто тебя забрал? спрашиваю я. И тут я замечаю, что перешла на пение и что использую язык, который известен только нам одним.

Магония, отвечает сокол. Воры! Домой, поет он более спокойным голосом. Домой.

Песня Кару подчиняет себе ритм моего сердца. Удар – крик – удар – снова крик. Он как метроном.

Птицы-рабы. Птицы-песни. Девочка-песня.

Он вертит головой из стороны в сторону, постоянно поглядывая на меня.

Вскоре он замолкает, устремляет взгляд в небо, а затем широко раскрывает крылья и снова их складывает.

Дует легкий ветерок, и я понимаю, что у меня по щекам текут слезы. Кару тоскует по дому, по [({ })].

Может быть, теперь он наконец все это обретет.

Здесь тихо: кораблей рядом нет, Милекта тоже. А все, что у меня есть, – это карты, которые я выкрала из каюты Заль, и большая сумасшедшая птица, которая лишит меня жизни, если ей вздумается поднять тревогу. Я размышляю о планах Заль – о тех планах, в которые она меня посвятила. Она клялась, что от меня потребуется лишь похитить растения.

Можно ли ей доверять? Всего несколько часов назад она нарушила обещание прямо у меня на глазах.

Как я могу ей верить?

Когти Кару и моя рука будто слились в единое целое. Я работаю веслами, а Кару раскрывает крылья, и вместе мы скрываемся в ночи.

Кару поет резкий, нестройный пассаж. Одна за другой впереди загораются звезды, освещая нам путь. Осторожно, робко я начинаю ему подпевать, и перед нами возникает серебристая тропа. Шлюпку окутывает дымка, вихрь из мягкого песка. Он скрывает нас от лунного света, и дальше мы движемся в темноте.

Я смотрю вниз, на землю, и забываю обо всем. Что подумал бы Джейсон, увидь он меня сейчас? Я представляю, как он наблюдает за моей лодкой, медленно передвигающейся по темному небу среди множества других кораблей. Он пришел бы в полный восторг. Часть моей души тянется к земле, а другая часть тоскует по Даю, которого давно поглотила ночь. Чем дальше мы уплываем друг от друга, тем тяжелее я переживаю разлуку. Партнер.

Без Милекта в груди у меня пустота, но песня Кару тоже нашла в ней свое место. Я чувствую, как что-то скребется у меня в сердце, но это не живое создание, а желание. Желание петь с Кару, потребность соединить с ним свой голос. У него такой сильный голос…

Хватит.

Он должен иметь право выбора.

– Лети, – говорю я ему, пока соблазн не стал слишком велик. – Ты свободен. Ну же, лети!

Кару отталкивается от моей руки и взлетает.

Лети, пою я. Ты сам себе хозяин.

Кару смотрит на меня сверху своими безумными глазами, сверкая красным оперением с каждым взмахом крыльев. Его здесь ничего не держит. Он ненадолго зависает над лодкой, после чего, бесшумно работая крыльями, взмывает к звездам и превращается в черно-красное пятно.

Прежде чем он исчезает из виду, я улавливаю последнюю ноту, яркую, белую. Глотая слезы, я снова берусь за весла и разворачиваю шлюпку, чтобы вернуться на корабль. Вернуться к… сама не знаю к чему. Завидев вдалеке огни «Амины Пеннарум», я стискиваю зубы и принимаюсь грести против ветра.

Откуда-то сверху доносится странный звук. Я поднимаю голову. Следом раздаются новые звуки: глухой хлопок веревки о деревянные доски, шорох тел, ловко спускающихся по канату, удары ботинок о дно моей шлюпки.

Их шестеро. Все одеты в черное, все в шлемах, все молчат. И все стоят в моей лодке. Драться с ними бесполезно: их слишком много – да я и не умею.

Боже мой. Боже мой, боже мой. Я знаю, что это. Сомнений быть не может. Дыхание.

О НЕТ. Аза, Аза, Аза, что же ты наделала!

Когда я наклоняюсь с борта, одно из них медленно, очень медленно, качает головой. Их лица скрыты, а сами они крупные и мускулистые. Передо мной безмолвные, безликие, ужасающие чудовища.

Так вот о чем шептались члены экипажа с того самого момента, как я попала на «Амину Пеннарум». У каждого из этих существ выпуклые, отражающие свет глаза, а лицо покрыто пленкой, из которой торчит множество трубок. В своих темных костюмах они практически сливаются с ночным небом. Я никогда в жизни не видела ничего подобного. Эти твари, насекомые с человеческими телами, не могли бы присниться мне даже в кошмарных снах.

чертчертчерт

У меня в ухе звучит чей-то грубый, искаженный голос.

– Аза Рэй Куэл, – говорит булькающий голос, который доносится то ли со дна океана, то ли из плохо настроенного радио.

Одно из них берет меня за руки, а другое – за ноги. Неужели они думают, что я в силах дать им отпор? Может быть, это и так. Я сама не знаю, на что способна. Но также я не знаю, на что способны они.

– Аза Рэй, – повторяет голос. Что-то он мне напоминает, но мне сейчас некогда думать о нем, потому что повсюду эти чудища в черных костюмах; они схватили меня и зажали мне руки. Я начинаю орать, но они затыкают мне рот кляпом. Мне на голову надевают мешок, и больше я ничего не вижу.

Я пленница.

Они прикрепляют ко мне канаты и вытаскивают меня из шлюпки. Я болтаюсь над бездной.


Глава 24
{АЗА}

Я не на «Амине Пеннарум». На этом судне нет качки, а значит, оно гораздо больше нашего корабля. И пахнет здесь непривычно: не перьями и деревом, а холодным металлом.

Ноздри, легкие и сердце у меня горят, а кости будто превратились в веточки. Я будто вернулась на землю. Может быть, все дело в кляпе? Я делаю вдох – нет, я снова не могу свободно дышать.

Моя грудная клетка – пустой трюм посреди корабля. Со мной нет ни Милекта, ни Кару. На большом пальце я чувствую металлический холодок кольца, которое дал мне Кару, но я не помню, чтобы надевала его.

Вокруг меня расхаживают Дыхание. Они кружат и кружат, стуча по полу ботинками.

Одно из чудовищ запрокидывает мою голову назад и срывает с нее мешок, выдирая мне волосы. Я морщусь от боли, но сказать ничего не могу, потому что кляп все еще у меня во рту.

Я нахожусь в трюме с закругленными металлическими стенами. В глаза бьет яркий свет. Здесь одновременно и светло, и мрачно, как во всех помещениях, где используются люминесцентные лампы. Давно я их не видела. Но, приглядевшись, я понимаю, что никаких ламп тут нет. По потолку и стенам трещинами расходится холодный серый свет. Он движется подобно молнии, то вспыхивая, то затухая.

Похоже, я оказалась на подводной лодке. Я сижу в металлической комнате, а вокруг только Дыхание. Я делаю вдох и закашливаюсь. Что-то сдавливает мне легкие и сжимает горло. Они убьют меня, я в этом уверена.

Одно из них снимает шлем, и я вдруг понимаю: он очень похож на шлем от водолазного костюма. Я со страхом ожидаю, что окажется под ним…

И…

И!..

Она бросает на меня полный ненависти взгляд.

У нее черные спутавшиеся волосы, гладкая бледная кожа, глаза не синие, а голубые со стальным блеском. Она стройная, но не такая худая, как я. Напротив, у нее рельефное, мускулистое тело.

ПЕРЕДО МНОЙ.

СТОИТ.

АЗА РЭЙ.

Она – это я. О господи, я смотрю на себя саму. На ту себя, которой я была раньше. На ту себя, которую я оставила в прошлом.

Я откидываюсь назад вместе со стулом, к которому меня привязали, но кто-то подхватывает его за спинку и возвращает на место. Кляп не позволяет мне сказать ни слова, но я яростно кусаю его.

Что это? Магонское колдовство? Игра? Она… мое отражение?

И тут меня озаряет. Я знаю, кто она. Я совершенно точно знаю, кто она.

Это Хейуорд Бойл, которую младенцем забрали у моих родителей. Это та самая девочка, чья жизнь досталась мне. Та самая девочка, чьей жизнью я жила пятнадцать лет.

Вот это да.

На запястье у нее татуировка в виде стилизованного вихря. Конечно, не все вихри доставляют нам беды. Одни из них приносят новые семена на земли с плодородной почвой, другие движут корабли по небу. Но Дыхание – это смертный приговор.

Теперь все встает на свои места, все, что я когда-либо слышала на борту «Амины Пеннарум», складывается в общую картину. Дыхание – наемные убийцы и спецагенты. Дыхание – это люди, выросшие в Магонии.

– Аза Рэй Куэл, – говорит она. Кислородное оборудование больше не заглушает ее голос. Она разводит руки в стороны, потягивается и подходит на шаг ближе. Я делаю резкий рывок. Другие тоже снимают шлемы, и у всех у них мертвые, как у штормовых акул, глаза. Все они накачанные и напряженные, как натянутая тетива.

Это люди, но теперь они кажутся мне злодеями. Рядом с ними я чувствую себя маленькой беззащитной магонкой.

Я смотрю на свою синюю кожу, ощущаю, как шевелятся мои змеевидные волосы.

Я не испытывала ничего подобного с тех пор, как покинула землю.

Я чувствую себя чужой. Как будто я с другой планеты.

Хейуорд испытующе смотрит на меня.

– Куда ты направлялась, изменница? – шипит она.

Внезапно рядом с ней появляется рыжеволосый мужчина. Я помню его. О да, его я помню. Это фельдшер, который был со мной в машине «Скорой помощи», который разрезал мою грудную клетку. Он тоже Дыхание. Это его прислала ко мне Заль.

Без шлема и с расстегнутым до пояса костюмом он выглядит куда страшнее. На груди у него виднеется татуировка. На ней изображен ураган, согнувший дерево так, что кроной оно касается океана. Похоже, у тех, кто называет себя Дыханием, есть дополнительные знаки различия, и носят они эти знаки прямо на коже.

– Командир, – зовет он, и Хейуорд поворачивается к нему. Неужели на этом корабле командир она? Да мы с ней ровесницы.

– Подтвердите, – говорит она. – Это та самая девчонка, которую вы выловили внизу и перенесли на корабль капитана Куэл?

– Та самая. Я доставил ее на «Амину Пеннарум». Как я полагаю, Куэл собирается использовать песню своей дочери против магонского командования.

У меня изо рта вырывают кляп, едва не поранив губы. Я кашляю и отплевываюсь, но нормально дышать все еще не могу.

Хейуорд без труда поднимает меня со стула и трясет, как копилку. Какая же она сильная! По сравнению с ней я просто букашка.

– Что происходит? – едва слышно выговариваю я.

На груди, плечах и рукавах ее костюма нашито множество знаков различия. Может быть, я и украла ее старую жизнь, но она явно создала себе новую. У меня трясутся руки, а перед глазами все плывет.

– Слухи о капитане Куэл подтвердились, – говорит рыжеволосый. – Все указывает на то, что она снова преследует старые цели.

Я только и могу, что кашлять. Мне так трудно дышать, что я, наверное, умру в этом трюме.

– Капитан Куэл говорила что-нибудь об острове Западный Шпицберген? – спрашивает Хейуорд, обращаясь ко мне.

У меня начинается ужасный приступ кашля. Я не собираюсь ничего ей рассказывать.

– О семенах или растениях? Говорила! У тебя все на лице написано. Значит, план остался прежним.

– Изучив карты, находившиеся на борту «Амины Пеннарум», мы пришли к заключению, что капитан Куэл намеревается открыть хранилище с помощью песни Азы, – подтверждает рыжеволосый.

– Утопленник тоже так считал, судя по его чертежам, – говорит Хейуорд. – Более того, капитан Куэл намерена отворить землю.

Я теряю сознание. Я смотрю на ее лицо – на МОЕ лицо – и уже не понимаю, что она говорит. Силы покидают меня, я угасаю, что-то как будто разматывается во мне.

– Отведите ее наверх. Она задыхается.

Дыхание берут меня под руки и ведут, а точнее тащат, по герметичному коридору на открытую часть корабля.

Оказавшись на верхней палубе, я долго кашляю и хватаю ртом воздух. Я снова дышу, и мне даже не верится, что за время нахождения в Магонии я успела забыть, каково это – когда каждый вдох дается тебе с трудом.

Я стараюсь как можно незаметнее осмотреться по сторонам. Судно покрашено в грязно-серый цвет. Куда ни погляди, повсюду Дыхание в одинаковых униформах и шлемах. У Хейуорд шлем с прозрачными стеклами, и через него видно ее лицо.

Благодаря тихо жужжащим парусам корабль движется быстро и практически бесшумно. Неудивительно, что я не слышала, как он подошел к моей шлюпке. Первый парус целиком состоит из гигантских мотыльков. Их целые тысячи, и все они медленно и грациозно машут крыльями. Второй парус – это полчище ос, а третий – армия колибри. По-моему, парус «Амины Пеннарум» гораздо надежнее, потому что его не разделить. Но если убьют наш грот, то потонет весь корабль. Впрочем, любой из этих парусов может разлететься в тысячу сторон. Носовая фигура корабля имеет вид ремень-рыбы, а на одной из мачт наклонным шрифтом написано: «Регалекус».

Легко представить, почему Дыхание со своими странными шлемами и торчащими из них трубками приводят врагов в неописуемый ужас.

«Клянусь Дыханием» – вот любимая присказка магонцев и ростр. Дыхания боятся все небесные жители.

Но тем, кого всю жизнь подключали к различным дыхательным аппаратам, эти трубки не покажутся такими уж необычными. Я разглядываю шланги, ведущие от шлемов Дыхания к каким-то устройствам у них за спиной. Это не стандартные баллоны с кислородом, а какие-то маленькие, портативные приспособления.

Хейуорд впивается пальцами мне в шею.

– Ты пригодишься нам, Аза Рэй, – говорит она. – Ты послужишь своему народу. Как представители Маганветара мы позаботимся, чтобы ты принесла ему пользу.

Я с грустью вспоминаю Дая. Я представляю, как погибли его родные, как он набросился на еду, хранившуюся в трюме Заль.

– Да что Маганветару известно о его народе? – спрашиваю я.

– Неужели тебя так легко переубедить, Аза Рэй? – усмехается она. – Секунду назад ты была человеком, а теперь заговорила по-магонски.

Вы обсуждали Магонию, когда смотрели видеозапись с кальмаром, – продолжает она. – С кем ты разговаривала после этого? Кому ты про нее рассказала?

У меня по спине пробегают мурашки.

– Как ты узнала про кальмара? – О записи знали только мы с Джейсоном: это был наш секрет.

Хейуорд внимательно смотрит на меня, а затем улыбается.

– Понимаю, почему он тебе нравится, – говорит она.

Ледяной волной меня накрывает тревога.

– Что это значит?

Она продолжает наблюдать за моей реакцией.

– Он все мне выложил. Ты тоже все расскажешь. С кем из утопленников ты обсуждала Магонию? Какие замыслы капитан Куэл уже привела в исполнение?

– Я не стану ничего тебе рассказывать, – говорю я.

– Вот что дал мне твой мальчик, – говорит она спокойно, протягивая листок бумаги. Я разворачиваю его.

Один краешек обуглился, но надпись прочитать еще можно.

Я { } тебя больше, чем [[[{{{ }}}]]].

Не могу говорить.

Не могу…

– Откуда у тебя этот листок?

– Он забрал его у тебя, когда ты умерла, – отвечает Хейуорд. – Но вскоре оказалось, что ты – а точнее, я – жива. И он отдал листок мне.

Кровь приливает к моему лицу.

– Ну, может быть, не совсем отдал, – говорит она. – Скорее я сама его забрала. При таких же обстоятельствах, при каких Джейсон Кервин забрал его у тебя.

У меня немеют пальцы рук и ног.

Он умер?

Он…

Я стою как вкопанная, не сводя глаз с Хейуорд, с этого чудовища. Я теряю власть над своим голосом.

– НЕТ! – ору я, сжимая записку в кулаке, и сверху мне в ответ раздается воинственный вопль.

У нас над головами появляется Милект. Громко возмущаясь моему неповиновению, он рассекает воздух, как золотистый дротик. Он залетает мне в грудную клетку, и я пою громче, выше и яростнее, чем когда-либо. В моем голосе смешиваются гнев, скорбь и отрицание.

НЕТ.

Из ночного мрака на корабль обрушивается стая летучих мышей. Они сбрасывают на Дыхание обрывки какой-то черной материи, которая полностью закрывает обзор.

НЕТ.

– На абордаж! – кричит Дай из ниоткуда, и через секунду у меня перед глазами возникает «Амина Пеннарум», сбросившая свой звездный камуфляж.

С канатом в руках, проносясь прямо надо мной, на снасти «Регалекуса» запрыгивает Дай. Они со Свилкен быстро-быстро поют. Поднимается сильный ветер. Над кораблем кружат шквальные киты: они явно готовы вызвать ураган. Дай кричит мне что-то, и я начинаю петь. Я пою так, как не пела еще ни разу в жизни.

Джейсон. Джейсон. ДЖЕЙСОН.

Моя песня, моя скорбь обрушивается на одного из врагов и выдергивает трубки у него из шлема. Он падает, хватаясь за грудь, и вокруг него переплетаются веревки.

Грохот, сумасшедший грохот – и «Регалекус»

ПоШаТыВаЕтСя

А затем оседает носом, потому что один из его парусов практически разрушен.

Тем временем Джик поражает одного из противников с такой силой, какой я от нее не ожидала. Она все еще работает у Заль на корабле, но сражается она за меня. Я кричу изо всех сил, и песня с ревом вырывается у меня из горла. Потому что. Я не могу. Я отказываюсь в это верить.

Своей песней я распускаю парус из колибри. Освобожденные птицы мгновенно рассыпаются по небу и скрываются из виду.

С помощью Дая моя песня становится еще громче, и под действием наших голосов от оставшегося паруса «Регалекуса» отделяется одна оса. А за ней – другая. Затем в темноту улетает целый рой. Корабль медленно наклоняется.

Хейуорд задирает подбородок, делает глоток кислорода и готовится к атаке.

НЕТ.

Я сама бросаюсь на нее, собрав все силы, все воспоминания, весь гнев – все, что у меня есть.

ДЖЕЙСОН.

Я начинаю петь, и тут же вступают Милект с Даем. Пространство между мной и Хейуорд начинает рассыпаться. Я превращаю воздух в песок и заполняю им все вокруг.

Задыхайся, пою я, представляя ее легкие; представляя, как она давится воздухом. Точно так же, как я давилась воздухом всю свою жизнь.

Я сбиваю ее с ног, но побороть ее не так-то просто. Прыжок – и она снова в вертикальном положении, а в каждой руке по ножу. Она пытается добраться до моей груди, чтобы вырезать оттуда Милекта. Она хочет убить моего канура.

Я пою сильнее, мощнее. Трескаются вражеские шлемы, от мачт и реев отламываются куски.

Нож Хейуорд рассекает мне руку.

Все, что у меня есть, – это мой голос. Он толкает, выгибает, выворачивает ее.

Вокруг нас экипаж во главе с Заль сражается с Дыханием.

Хейуорд ранена, однако ее сила воли поразительна: стиснув зубы, она снова бросается на меня.

Я издаю пронзительный крик, оглушительный рев. Я ощущаю, как вибрируют мои голосовые связки, как поет Милект у меня в груди. Хейуорд все еще стоит передо мной, а мой голос подобен раскату грома.

ДЖЕЙСОН, грохочу я.

Я взываю к небу, маню его к себе, прошу его распахнуться мне навстречу.

Воздух раскалывается, повсюду вспышки света, небо разверзается у нас над головами, а мой высокий, сладкий, смертоносный голос все не смолкает.

Кончиками пальцев, языком, зубами я чувствую, как вспыхивает пламя.

Я создаю настоящий шторм – из воздуха, из нас самих.

Это песня смерти, только я не знаю, кому она посвящена: Джейсону ли, Хейуорд или целой вселенной.

Милект противится, отказывается мне подпевать, а я закашливаюсь.

Воспользовавшись моментом, Дыхание выпрыгивают за борт, окутанные мраком.

Хейуорд покидает корабль последней. Она что-то гневно кричит и, в последний раз взглянув на меня, ныряет вслед за остальными.

И, прежде чем мы успеваем опомниться, они исчезают в ночной темноте.

Мой голос подрагивает. Не могу. Не могу.

Джейсон.

Колени подгибаются. Я продолжаю петь, но уже сама не знаю что. Моя песня наполнена скорбью, и через минуту ее сменяют рыдания.


Команда тщательно обыскивает «Регалекус», который все еще висит в небе на одном парусе. Они открывают шкафы, отпирают хранилища, забирают припасы.

Я хожу по кораблю вслед за Даем, точно во сне, и все думаю о видеозаписи с кальмаром, об обугленной записке, о том, что его больше нет.

Он умер. Он умер?

Внутри меня пустота. Я больше не буду плакать на глазах у Дая. Я вообще никогда больше не буду плакать.

Потому что остановиться уже не смогу.

Дай отодвигает занавеску, закрывающую один из иллюминаторов, и помещение заливает слепящий серый свет.

– Сожалею, – говорит он вполголоса.

– О чем?

– О том, что случилось с твоим другом, – говорит он.

Он смотрит на меня с горькой улыбкой. Его лицо выглядит напряженным.

– Я знаю, ты любила его.

– Я…

– Я знаю, каково это, – перебивает он. – Я знаю, каково это – терять любимых.

Я зажмуриваюсь и долго-долго не открываю глаза.

– Что ты задумала? – спрашивает он наконец.

– В смысле?

– Ты уплыла с птицей сердца Заль, – говорит он.

– Ничего, – говорю я. – Я совершила ошибку.

– Ты выпустила сокола на волю, – говорит он.

– Да.

Дай кивает.

– Даже если он и правда предал Заль, он этого не помнит. Ты правильно поступила. Он не мог петь, от него не было никакой пользы. Давно надо было его отпустить.

Он открывает стоящий в углу шкаф, и я мельком замечаю что-то бледное, что-то похожее на кожу. Неужели там спрятан труп?

А вдруг это…

– Это всего-навсего оболочки, – говорит Дай. – Ты сама такую носила. Только это новые модели, и они куда лучше твоей. Должно быть, Маганветар хочет проникнуть в мир утопленников. Это очень ценные сведения.

Он молча перебирает оболочки. Каждая помещена в отдельный чехол. От одного их вида меня передергивает. Дай берет меня за руку, но его прикосновение не приносит мне облегчения. Достав одну оболочку из шкафа, он показывает ее мне.

Плоская, сдутая, она больше напоминает костюм, чем тело. Ее бледное лицо со слегка приоткрытыми губами выглядит умиротворенным и немного грустным. Эта кукольная женщина висит в прозрачном застегнутом на молнию чехле. У нее длинные светлые волосы, а глаза закрыты.

– Как они вообще работают? – спрашиваю я, пытаясь отвлечься.

Не вынимая оболочку из чехла, Дай поворачивает ее и показывает мне застежку у нее на спине.

– Чтобы она обернулась вокруг тебя, достаточно просто дотронуться до нее. Она покроет твою кожу и внутренние органы. Тебя в твоей оболочке нельзя было отличить от утопленницы, хотя непонятно, почему она прослужила так долго. Она должна была сноситься где-то за месяц.

Как же мне хочется завернуться в свою старую оболочку, в свое привычное человеческое тело, которое я так хорошо знала, пусть даже оно досталось мне из Магонии и в любую минуту могло отказать. Но его больше не существует. Я переродилась, как самая неудачливая в мире птица-феникс.

Я протягиваю руку, чтобы расстегнуть молнию на одном из чехлов. Здесь множество различных оболочек: мужчины, женщины, дети, старики. Дай выхватывает чехол у меня из рук.

– Смотри не упади в оболочку, – предостерегает он. – Дотронешься – и она сразу на тебя наденется.

Висящая в соседнем чехле оболочка открывает глаза и устремляет на нас взгляд.

Я с криком отступаю назад. На нас смотрит темнокожая девушка с косичками. На вид она не старше меня.

Поежившись, Дай перебрасывает парочку-другую чехлов через руку.

– Они пустые. Это просто рефлексы, – говорит он.

А мы, между прочим, забираем себе добычу с поверженного корабля. Не знаю, кем мы были раньше, но теперь мы уж точно стали пиратами.

Оболочка темнокожей девушки продолжает наблюдать за мной, лежа у Дая на руках.

Мы грузим чехлы на «Амину Пеннарум» вместе с провизией и прочей добычей, какую нам только удалось найти.

Мы с Милектом поем тихую песню, чтобы освободить оставшийся парус. Осы спиралью улетают вверх. Светает. Под нами океан, белые гребешки волн и корабль Дыхания, который стремительно несется вниз.

Как мне сказали, он распадется на части. В морях и океанах плавает множество обломков магонских кораблей. Они едва заметны или вовсе скрыты от человеческих глаз.

Думаю, натолкнувшись на следы крушения магонских кораблей, дайверы не заметят в них ничего странного. Они примут их останки за обломки обычных кораблей, которыми и так усыпано все морское дно.

– На этом и покончим, – говорит Заль едва слышно, обращаясь ко мне одной. Помимо гнева в ее голосе звучит что-то еще. – Кару улетел. Что сделано, то сделано. Я прощаю тебя. Если он и правда предал меня, значит, он мне не принадлежит. – Ей тяжело дается этот разговор. – Но больше ты меня не ослушаешься. Договорились? Этот раз был последним.

Из-за скорби мои мысли затуманены, в сознании произошел разлом.

– С ложью тоже покончено, – продолжает Заль. – Ты и я – вместе мы выступим против Маганветара. Заправив мне за ухо прядь волос, она ласково шепчет: – Еще не родился ребенок, который был бы таким желанным, как ты.

Ее признание не вызывает у меня никаких чувств. Внутри я умерла.

– Здесь тебя любят, Аза, – говорит она с улыбкой. – Очень любят.

Любят. Я не могу найти утешения в любви Заль. Но я снова на борту «Амины Пеннарум».

Джейсона убили по приказу Маганветара.

Я выхожу на тропу войны.


Глава 25
{АЗА}

На небе еще можно разглядеть звезды, а по правому борту уже занимается рассвет, белый, блеклый. В этих краях солнце встает не из-за гор или горизонта: оно поднимается над бесконечными ледяными просторами. Милект что-то насвистывает у меня в груди, а я все думаю о Джейсоне. Мне придется свыкнуться с мыслью, что я больше никогда не увижу его, никогда не возьму за руку. Вообще-то я давно должна была это уяснить. Его лицо возникает у меня перед глазами: сосредоточенно хмурясь, он смотрит куда-то в сторону. Наверное, обдумывает, как добиться очередной цели. Я знала о нем все – в подробностях, по минутам и секундам. Но так было раньше.

Я думала, это я покинула всех.

Я думала, я уйду первой.

Но теперь…

Я тихо подпеваю Милекту, и у меня над головой образуется небольшой вихрь из белого песка. Сотворенный из влажного воздуха, он кружится и шелестит, а затем падает, как снег.

Внизу, будто яичная скорлупа, светится ледяной покров. Мы уже почти на месте. Почти у цели.

Именно для этого я и появилась на свет. И теперь мне ничего не остается, как исполнить свое предназначение.

Между тем я до сих пор чувствую себя не в своей тарелке. Половина моего сердца живет в облаках, а вторая половина осталась на земле. Я и здесь не такая, как все. Похоже, мне нигде нет места.

В поднебесном мире творится столько ужасных вещей! Реки зеленеют, а потом и вовсе становятся коричневыми; ядовитый дым отравляет шквальных китов; земляне едят, а магонцы умирают от голода.

В то время как простые магонские семьи, какой была семья Дая, голодают, маганветарцы прибирают к рукам то немногое, что нам удается собирать с земных полей, да еще посылают своих наемников к невинным жителям земли.

Тише, Аза, успокойся. Не думай об этом.

Остается только одно: начать с чистого листа. Забыть о старых привычках, изменить все.

Я собираюсь спасти не только собственную жизнь, но и весь магонский народ. И теперь я желаю этого больше чем когда-либо.

За бортом показывается шквальный кит из местного стада. Он провожает меня взглядом, не переставая усердно производить снег. Когда мы проносимся мимо, он догоняет нас и принимается тревожно гудеть и свистеть, предупреждая, чтобы мы не мчались так быстро.

Творец снега! свистит шквальный кит. Родное небо! Пой и уходи, пой и улетай! Беспокоить воды – беспокоить дождь! Корабль стой.

К нему присоединяются другие киты, и вот нас окружило целое стадо – самцы, самки, детеныши – и все они настойчиво поют: корабль стой корабль стой. Все это время они продолжают посыпать снегом находящееся под нами северное море. Своей песней они поднимают вьюгу, но мы не обращаем на них внимания.

Я делаю глубокий вдох, стараясь заглушить боль.

Затем, облокотившись на бортик, я смотрю вниз, на толщу льда. Сейчас все это: и море, и небо – принадлежит мне, дочери капитана. Откуда-то издалека доносится протяжный, жалобный птичий крик.

Мне ничего не стоило бы прямо сейчас расплакаться, но тогда мои чернильно-синие слезы сразу же превратились бы в льдинки.

Мои мысли возвращаются к Кару. Может быть, он нашел приют на каком-нибудь корабле, идущем на юг, а может быть, парит в небе один и поет для себя одного. Он свободен, он улетел, и я завидую ему.

У меня перед лицом возникает завеса из мокрого снега. Сквозь нее я вижу, как в воздухе подпрыгивают серебристые небесные рыбки, разбрасывая повсюду льдинки.

Я прижимаю руку к груди. Мне хочется защитить свое сердце: оно болит.

Члены экипажа рассаживаются в шлюпках, покачивающихся в воздухе примерно на уровне борта корабля, и отчаливают.

Они гребут прямо в туман, а мы плывем сквозь серые облака к самому краю неба, где с наступлением ночи меняет свой цвет луна.

Палуба покрыта льдом. Стоит такой жуткий холод, что у меня зуб на зуб не попадает, но все же я не могу заставить себя спуститься на главную палубу. Рядом со мной, точно задеревеневший, сидит Дай.

Я уже никогда не буду прежней. Как же сильно мне его не хватает. Как же сильно.

Я беру Дая за руку и некоторое время смотрю на наши сплетенные пальцы. Затем я начинаю петь, тихо и мягко, а он едва слышно подпевает мне, осторожно усиливая мои ноты. Мы создаем крохотное облачко, и Дай вызывает такую же маленькую грозу. Взглянув на меня, он дует на облачко, и оно улетает за борт, а мы провожаем его взглядом. Он тоже появился на свет именно для этого. И ему тоже ничего не остается, как исполнить свое предназначение.

Под нами, далеко внизу, одна в другую врезаются льдины, а между белоснежными пластами виднеется черный океан.

Раздается еще один скорбный крик, на этот раз откуда-то поблизости.

Неужели это Кару?

Нет, не может быть. Мы не вправе сами выбирать себе кануров. Мой канур – Милект, его закрепили за мной, и у нас прочная связь. Так будет всегда. А если она разорвется, нас обоих ждут немыслимые страдания.

Заль расхаживает по палубе, напевая что-то себе под нос. Все члены экипажа оживлены. Они готовы к действию, им всем не терпится как можно скорее приступить к заданию.

Мы останавливаемся над бывшей угольной шахтой в замерзшей горе из песчаника. Она оборудована всем необходимым для безопасного хранения семян. Страж этой шахты – гора, а ее защита – в уединенности и удаленности этого места.

Об этом хранилище и говорили Дыхание.

Здесь находятся сотни тысяч запечатанных пакетов с семенами. Они стоят на многочисленных рядах полок, почти как книги в библиотеке. В хранилище можно найти замороженные образцы практически всех съедобных растений мира: зерна риса, яблочные косточки, семена брокколи, грецких орехов – да что угодно. В глубинах старой шахты содержатся и разные бобовые культуры. Кто знает, может, именно бобы однажды спасут человечество?

Если верить Заль, там же хранятся и воздушные растения.

Банк семян – это своего рода противоположность Ноева ковчега: вместо животных тут растения, и находятся они не посреди океана, а внутри горы. Это не военный лагерь, здесь нет ни солдат, ни оружия. Семена охраняет камень толщиной в несколько миль.

А я как раз умею превращать камень в воду. Я смогу поднять семена в воздух и перенести на корабль.

Тут я задумываюсь: что же случится, когда камень поддастся и преобразуется? Заль заверяла меня, что мы просто возьмем воздушные растения. Но много ли стоят ее обещания?

Не хочу об этом думать. Чего бы там ни добивалась Заль, я сама себе хозяйка. Добуду растения – и на этом все.

Милект снова начинает петь, на этот раз колыбельную. Преданность.

Интересно, куда подевалась Джик? Кажется, я не видела ее с тех самых пор, как мы сражались с Дыханием. Не знаю, верно ли я поняла ее слова про Кару и сделала ли то, чего она от меня хотела. Вдруг она на меня сердится?

Я снова выглядываю за борт. Большая льдина раскалывается надвое, и между ее частями что-то плывет. Это белый медведь.

До палубы долетают брызги Баренцева моря. О скалы на берегу Западного Шпицбергена с силой разбиваются волны. Где-то неподалеку должен быть крошечный городок с крошечным аэропортом, но мы прибыли с другой стороны, где не видно практически ничего, кроме изогнутой гряды покрытых льдом холмов. А теперь под нами лишь снег и море.

Давно я не оказывалась так близко к земле. Сколько времени прошло с тех пор, как я ее покинула? Кажется, целая вечность. Мне там больше не место. Впрочем, я всегда чувствовала себя там чужой.

На земле мне ни разу не доводилось быть главной. Я не имела власти даже над собственным телом. А здесь я играю важную роль. Здесь мне поручили труднейшую задачу из всех, которая под силу лишь мне одной. Здесь я могу спасти свой народ.

И нужно сделать это сейчас. Я представляю целые поля воздушных растений в магонских небесах. Не будет больше голода, не будет больше смертей.

У всех членов экипажа, кроме ростр, затруднено дыхание. Мы не можем долго находиться на такой маленькой высоте. Я ощущаю, как мои легкие сжимаются и содрогаются, с трудом принимая ледяной воздух. Это еще ничего, этого и следовало ожидать, ведь дыхательной маски на мне нет. Мне нужно будет петь, поэтому ничто не должно закрывать мне рот. Я прихватила с собой бутылку с магонским воздухом и, если потребуется, сделаю оттуда пару глотков.

Грот напевает мне песню, которую не услышал бы ни один человек. Других летучих мышей поблизости нет – здесь для них слишком холодно. В этих краях в основном встречаются полярные лисы и белые медведи. Но наш парус от работы не отказывается. Помню, Заль как-то сказала мне, что он всего лишь животное. Но это не так. Он утешает меня, успокаивает мою душу.

Небо темнеет, но ночи здесь не окутаны мраком: от снега и льда исходит серое сияние.

Подходит Заль и заглядывает мне в лицо.

– У тебя остались сомнения? – спрашивает она.

– Нет, – говорю я. – Я знаю, что делать.

Из моей груди доносится песня Милекта.

Готовы, готовы, готовы, щебечет он своим золотым голоском. Он крепко вцепился лапками мне в легкое и тычет в него клювом.

Готовы, подпеваю я. Затем я надеваю капюшон, застегиваю молнию на гидрокостюме, выхожу на палубу и встаю у борта. У меня перехватывает дыхание, но причиной тому не только насыщенный кислородом воздух. Из толщи вечной мерзлоты выглядывает высокое серое здание, клином вдавшееся в горный склон. Это и есть вход в хранилище.

Милект запевает древнюю песню, которую мы разучивали с тех пор, как погибла Лей. В Магонии ее пели сотни лет назад.

Когда эпифиты вернутся в руки магонцев, мы засеем ими все небо. Мы больше не будем зависеть от других, нам больше не нужно будет грабить земные поля, а столица больше не сможет разорять магонский народ.

Песня Милекта полна надежды, природы, весны.

Наши посевы будут всходить в облаках. Не останется ни одного поселения, где жители страдали бы от голода. Конечно, есть и другие трудности, но они преодолимы. Голод разжигает войны, а пища кладет им конец.

Зеленый лист, поет Милект. Цветут небеса.

Я подпеваю ему, сначала осторожно, проверяя свое мастерство. Дай тоже будет петь вместе с нами, но сейчас работа слишком тонкая. Чересчур мощный напор только повредит лед.

Я придаю своему голосу силы, направляя его на камень, на металлическую конструкцию на входе и на само хранилище, спрятанное в глубине горы. Долгие секунды ничего не происходит, затем раздается скрежет. Земля пришла в движение.

(Маганветар скоро придет за нами, проносится у меня в голове. Мы нарушили множество магонских законов, а теперь нарушаем оставшиеся. Власти найдут нас, в этом можно не сомневаться.)

Я гоню эти мысли прочь и концентрируюсь на нашей задаче. Морозный воздух приобретает мерцающий блеск. Дай открывает рот, готовясь вступить в нужный момент; в груди у него сидит Свилкен.

Я беру его за руку, и он крепко сжимает мои пальцы. Я создаю из воздуха ледяную пластину, блестящую, твердую, как сталь, и вгоняю ее в землю.

Я бросаю взгляд на Заль. Она жадно следит за тем, как мой голос разрушает все на своем пути.

Мы с Милектом берем высокую ноту, и с пронзительным визгом под нами пробуждается камень. У меня на глазах в том самом месте, куда я вонзила ледяную пластину, земля разверзается. В снегу прямо на входе в хранилище появляется большая трещина. Из нее сочится вода, которая еще секунду назад была горной породой.

Я пытаюсь отдышаться, голова идет кругом. Дай вцепляется мне в руку, а Милект беспокойно мечется у меня в груди. Обернувшись, я встречаюсь взглядом с Джик. Она стоит за спиной у капитана и, как и все остальные, смотрит на меня во все глаза. Перья у нее на плечах встали дыбом.

– Отвори скалу! – в упоении кричит Заль.

Сделав глоток из бутылки с магонским воздухом, я беру ноту пониже. Я чувствую голос Дая еще до того, как его различает мой слух. Он тихо подпевает мне, и все внизу начинает меняться.

В одну секунду снег на склоне тает, а массивная гора исчезает. На смену ей появляется столп чистой, прозрачной воды. Наши голоса удерживают его на месте.

Заль подводит корабль ближе, и столп воды оказывается прямо под нами. Сквозь него виднеется каменное дно, которое находится в сотнях футов от нас. Гора превратилась в широкий колодец, который с каждой секундой становится все глубже и глубже, пока под ним есть камень. И вот, когда на дне колодца растворяется последний слой горной породы, вода в нем готова разлиться.

Она вот-вот затопит все вокруг, но моя песня сковывает ее. Дай весь напрягся: нелегко удерживать в состоянии покоя мир, который так и хочет прийти в движение.

Сквозь образовавшийся водоворот нам удается разглядеть какое-то помещение.

Длинные ряды полок, а на них – контейнеры. Вот оно. Хранилище семян.

Вода грозится затопить тоннели хранилища, но я не даю ей разлиться. С помощью нескольких сложных, точно исполненных нот мы с Даем расширяем воронку. От наших голосов содрогается весь остров.

Раздаются удивленные возгласы: никому на корабле еще не доводилось видеть такой огромной мощи. Склон превращается в настоящее озеро. Милект поет изо всех сил, хлопая крыльями по стенкам моего легкого.

Не в силах больше удерживать этот гигантский поток, я замораживаю целые акры воды, которая раньше была горой. Сквозь прозрачный, как стекло, лед можно разглядеть все, что находится внизу.

В уставленных стеллажами залах включается свет. Какие именно семена нам нужны? Где их искать? Там слишком много полок.

К нам на подмогу приходят сильнейшие певцы «Амины Пеннарум». Под действием их голосов контейнеры распахиваются, и из них вылетают водонепроницаемые пакеты с семенами. Судя по всему, образцы растений обезопасили от затопления.

– Правее! – кричит Заль, и ростры с веревками в когтях тянут корабль в сторону. Среди них Джик. Она приняла обличье птицы, но все еще не сводит с меня глаз.

– Давай, Аза, – говорит Заль.

Я делаю в толще льда отверстие, похожее на лунку, какие пробивают тюлени, чтобы высовывать нос из воды и дышать воздухом.

К борту подходят наши лучшие охотники и рыболовы. Они закрепляют там самый прочный блок, который обычно используется для кражи скота.

– Пора! – командует Заль. Вертятся маховые колеса, трос с крючком на конце опускается в лунку и движется в глубь горы, к семенам.

Я жду, пока он достигнет ближайшего к нам помещения, чтобы вытащить оттуда все, что только можно, а потом опускаться снова и снова до тех пор, пока я не выбьюсь из сил. Но Заль приказывает: «Глубже».

Милект задает мотив, а мы с Даем и Свилкен подпеваем ему. Оказывается, в старой шахте есть и другие залы, расположенные под основным хранилищем. Растерявшись, я на секунду сбиваюсь, и большой кусок льда превращается обратно в камень. Я поспешно исправляюсь.

На большой глубине, где уже не должно быть никаких помещений, в хранилище зажигается свет. В недрах горы виднеются залы с гидропонными установками и лаборатории, где борются за выживание необычные растения.

Я продолжаю петь, умело управляя своим голосом, но в то же время смутно ощущая: что-то со мной не так. Я будто снова вернулась в тот день, когда мы с Даем потеряли контроль и случайно подняли из океана волну.

Он стоит у меня за спиной, направляя песню в нужное русло, тихо, как и прежде, но с неожиданной силой. Я начинаю петь резко и напряженно.

На нижнем и самом тайном уровне, в помещениях, оборудованных системой контроля доступа и видеокамерами, которые сломались, не выдержав резкого снижения температуры, хранятся секретные растения и семена. Они занимают целый этаж. Отсюда они кажутся совсем крошечными, но кое-что разглядеть мне удается.

Этого я никак не ожидала. Одна из комнат заставлена горшками, откуда торчат, подергиваясь, маленькие ручки и головы. Это корни мандрагоры. В другой находится легендарный растительный баран, в третьей – тыквы, в которые по трубкам вливается кровь. Чего там только нет!

А вот и моя цель: магонские эпифиты. Эти мифические растения оказались такими же настоящими, как и сама Магония.

Утопленники хорошо их запрятали. Мой голос слабеет, но на помощь приходят Милект, Свилкен и Дай: их голоса проникают внутрь меня, принуждая меня продолжать во что бы то ни стало.

Эпифиты медленно покачиваются под потолком комнаты, совсем как морские водоросли. У них извилистые корни и продолговатые серебристые листья. Почва им не нужна: они висят в воздухе.

Вот они, утраченные магонские растения. Какие же они невероятно красивые!

Трос с крючком проносится мимо залов с семенами утопленников. Не теряя времени, экипаж принимается регулировать зажим. Раскачиваясь между кружащихся в воздухе эпифитов, металлическая клешня хватает один, другой, еще и еще.

– Поднимайте, – кричит Заль.

Члены экипажа налегают на ручку лебедки, трос скользит по блоку, наматывается на катушку и тянет груз. Эпифиты шевелят корнями, как будто стряхивая остатки воздушного грунта, и механизм уносит их вверх, через все уровни хранилища.

Теперь у нас достаточно образцов, чтобы вырастить первый урожай. Скоро начнутся перемены.

Мы почти закончили. Только теперь, когда меня охватывает облегчение, я понимаю, насколько боялась провала.

Похоже, миссия выполнена. У меня все получилось. Пора заканчивать песню.

Я поворачиваюсь к Заль, желая узнать, можно ли остановиться, но она не смотрит на меня.

– Давай, – говорит она Даю. – Пора.

Так яростно и нетерпеливо произносит она эти слова, что внутри у меня все холодеет.

Внезапно издалека доносится странный, похожий на гудение звук. Я торопливо озираюсь, но вокруг лишь туман и облака, сотворенные нашими шквальными китами.

Что происходит?

По лицу Дая невозможно ничего понять. Он отходит на несколько шагов, но его тепло, его поддержка остаются со мной. Вдруг Дай и Свилкен начинают петь с оглушительной громкостью, полностью вплетая свою песню в мою. Ноты фонтаном выплескиваются у меня изо рта.

Моя песня неотвратима, точно взрыв после того, как нога заденет натяжную проволоку.

Песня Дая врезается мне в грудь. С такой мощью мне ни за что не справиться. Мой голос больше мне не принадлежит. Я пытаюсь унять его.

Ничего не выходит.

Из меня извергается огромная сила, а сама я беспомощна как никогда, не более чем инструмент в чужих руках.

Я ору во все горло, каждая нота – крик. Песня Дая вырывается у меня из груди и гудит в ушах. Внезапно она меняется.

Теперь они поют – МЫ поем – лишь одно слово: потоп.

Так мы не договаривались. Мы должны были достать семена, и только. Но вот остров начинает разламываться на части. Вода затапливает его и снаружи, и изнутри.

В берег врезается огромная голубоватая льдина. Конструкция на входе в хранилище содрогается, а лед, который я создала из горной породы, трескается и тает, заливая все вокруг.

Заль подходит ко мне.

– Мы отомстим, Аза Рэй. Мы отомстим всем, кто поступил с нами несправедливо, всем, кто причинил тебе боль. Мы затопим их, а когда вода сойдет, начнем все сначала и возродим истинную Магонию.

Я беспомощно смотрю на нее, хлопая ресницами, не в силах остановить свой голос. Ноты вылетают из моего открытого рта, как на крыльях. Так вот чего хочет Заль. Вот к чему она стремилась с самого начала.

Тем временем каменистый остров медленно превращается в воду.

Потоп, распевает Милект, обернувшись против меня. Маленький предатель. Дай поет вместе с ним, низко и звучно, дополняя партию Милекта и вписывая ее в мою песню.

Тоннели хранилища трясутся и плавятся, и вдруг из одного из них выбегает кучка людей в форме. Оказывается, где-то в здании находились солдаты. Между тем наш груз поднимается к кораблю сквозь толщу воды, которую я сотворила из камня.

Только не это. Откуда здесь люди?

Там никого не будет, говорила мне Заль. Этого не должно было произойти!

Склон ходит ходуном. Скоро в воду превратится весь Западный Шпицберген. Я снова пытаюсь замолчать, но песне Дая противиться невозможно.

– Не останавливайся, – кричит ему Заль. На лице у него написан страх, но все равно он продолжает петь.

Потоп! надрывается Милект, этот маленький желтоперый демон, а я только и могу, что петь вместе с ним. Утони.

Заль просто использует меня, а ведь Лей и Джик предупреждали, что так случится. Она поработила меня, как ростру. Я-то думала, что я особенная. Но у меня нет права голоса на этом корабле.

Я быстро провожу в уме расчеты. В нашем распоряжении тонны и тонны материи. Чтобы затопить землю, достаточно превратить в воду несколько гор и островов.

Песня Дая засела у меня под кожей, она звучит в каждом стуке моего сердца, в каждом вздохе, каждом движении тела. Я умоляюще смотрю на него.

Ему страшно, это видно, но он никогда не предаст своего капитана. Он ведь предупреждал, что беспрекословно исполнит любой приказ Заль. Но откуда мне было знать, что он готов и землю затопить?

К нашим голосам примешивается какой-то новый звук: тихое жужжание, которое вскоре перерастает в оглушительный рев.

С неба в окружении ветров на нас стремительно спускается нечто огромное, настолько огромное, что не видно краев. Невероятно… над нами нависают облака, вихри и веревочные тросы.

МАГАНВЕТАР.

– Живо поднимайте сюда растения! – рявкает Заль. – По местам!

Блок поворачивается, в руках у членов экипажа мелькают цепи и тросы.

Столичный город с его извивающимися и крутящимися границами возник в небе из ниоткуда, и теперь мы окружены. Я все продолжаю петь.

А эпифиты до сих пор не достигли борта корабля.

Песня поглощает меня, опьяняет, и частичка моей души уже перестала заботиться о том, что происходит внизу.

Я затоплю весь мир, всех нас, я буду петь, пока не разорвется глотка, пока не разверзнется небо, пока все сущее не улетит в пропасть.

Из укрытия рядом со входом в хранилище выбегает еще один человек. Он сгибается под натиском ветра, снега и града и что-то кричит в темноте, а я смотрю сверху на этого крошечного человечка на маленьком островке из льда.

Окутанные туманом, мы висим футах в двадцати над местом, где была вершина горы, а мир под нами превращается в воду. Слезы ручьями текут у меня по щекам – это слезы злости, беспомощности, страдания и отчаяния.

Он размахивает руками.

Из-за тумана и наводнения мне почти ничего не видно. Я вижу только, что это человек. Утопленник.

– Покончим с этим! – ревет Заль. – Затопите их.

Я представляю себе мир, который хочет создать Заль. Земля превратилась в море. Вот по нему плывет корабль, а над ним одиноко парит птица. Она похожа на Кару. Вот вода прибывает, и под ней исчезает весь мир. Море из тел. Море утопленников.

Неподалеку от меня раздается крик, затем его заглушает крик погромче, который доносится сверху.

Из нависшего над кораблем города на палубу сбрасывают якорь.

Мимо нас со свистом проносятся стрелы.

Все это время Дай поет «Не останавливайся», а я пою «ПОТОП». Корабль накреняется, но мы продолжаем.

Внизу, в том месте, где стоит человек, уровень воды поднимается все выше и выше. Он делает несколько шагов в сторону, туман на мгновение рассеивается, и я вижу его лицо, и…

Гигантский кальмар на экране.

Аллигатор на дне рождения.

Толстовка с капюшоном для больницы.

Поездка за перьями для грифона.

ДЖЕЙСОН.


Глава 26
{ДЖЕЙСОН}

Я вижу ее, я нахожусь прямо под ними. Отсюда мне видно все, что происходит, но каждые две-три секунды они куда-то пропадают. Я будто смотрю телепередачу с помехами.

Над хранилищем завис корабль, а над кораблем, высоко в небе, кое-что еще, кое-что невообразимое.

Целый город в облаках.

При своих поистине исполинских размерах он почти полностью скрыт от глаз, но мне удается разглядеть верхушки зданий со шпилями. Вокруг города не утихают ветра. Все это происходит наяву.

Я не думал, что выживу, но это так. В меня ударила молния. На память об этом событии у меня остались три ожога: по одному на каждой руке и один вдоль спины.

Когда я открыл глаза, надо мной склонялся смотритель кладбища.

– В тебя попала молния, сынок, – сказал он. – Может, тебе массаж сердца сделать?

– Спасибо, не надо, оно у меня и так бьется, – ответил я, после чего сердце встало.

Тогда он сделал мне искусственное дыхание и массаж сердца.

Следующую неделю я провел в больнице. Первые четыре дня я почти не приходил в сознание, помню только, что вокруг меня подняли много шума. Когда я наконец оклемался, все тело болело так, будто меня избила шайка великанов, а по рукам и ногам тянулись длинные красные ожоги. Но, как ни странно, чувствовал я себя нормально. Сказать по правде, даже лучше, чем раньше.

Возможно, магонская молния не так уж и плоха. Во всяком случае, теперь я могу разглядывать корабли в небе, и никакой подзорной трубы мне не требуется.

Одним из первых меня навестил мистер Гримм. Он все спрашивал про молнию, каково это, что я почувствовал. Я не знал, что ему ответить, и рассказал все как было. Он заметно побледнел. Бедняга, мне было его жаль. Представляю, как дико звучали мои слова. Он, наверное, подумал, что я брежу.

Похоже, фальшивая Аза забрала с собой мою записку – ту самую, которую я когда-то подарил Азе.

Стало ясно, куда направляется самозванка и куда направляется сама Аза.

Туда же направлюсь и я.

Эти мысли быстро подняли меня с постели, вот только стоило мне встать, как ноги тут же подкосились. Но я должен был попасть на Шпицберген любой ценой.

О том, как я добрался сюда, сколько это стоило и какие у меня потом будут неприятности, не стоит и говорить. Еве с Кэрол я оставил записку. Остается надеяться, что материнская любовь и правда всепрощающая.

Я написал, что обязательно вернусь и чтобы они не переживали. Похоже, дома меня ждет серьезный разговор. Но иногда приходится действовать быстро, и времени на объяснения нет.

Каким-то чудесным образом я прибыл сюда раньше ее.

Пришлось обзавестись фальшивыми документами, взломать несколько систем, выхлопотать себе консульские привилегии и напомнить паре-тройке знакомых о том, что пора ответить услугой на услугу. Я влез в такие долги, что расплачиваться буду всю оставшуюся жизнь, и заработал репутацию самого назойливого парня, который только появлялся в темных уголках интернета. Но мои усилия окупились: я здесь. Она тоже.

Отсюда я вижу ее: она стоит на палубе корабля в гидрокостюме с капюшоном – но через каждые несколько секунд и она, и корабль куда-то исчезают.

Она на себя не похожа, но в общем шуме можно различить ее голос. Его трудно не услышать.

Над кораблем с неугомонными криками летают птицы – по крайней мере, так кажется на первый взгляд. Но это вовсе не птицы.

Это что-то среднее между птицами и людьми.

Усилием воли мне удается прогнать из головы пи. Сейчас не время терять самообладание, мне нужно сосредоточиться.

Ее окружают странные, непонятные люди: «Над облаками произошло что-то такое, что человек пока не в силах объяснить» – а прямо над ней парит этот небесный ГОРОД, и оттуда на корабль падают канаты. Она находится в самом центре всего этого хаоса.

Аза, Аза, Аза!..

Я выбегаю из своего укрытия. Если она увидит меня, она остановится.

Но она продолжает петь, а вокруг меня трескается лед и разрушается камень. Мир разваливается на куски.

Что бы это ни было – землетрясение или какое-то другое стихийное бедствие, – ясно одно: его вызвала песня Азы. Я чувствую, как звуки этой песни проносятся мимо и врезаются в лед.

Из камней волшебным образом струится вода, а сбоку из земли поднимается трос с крючком, который тянет на корабль какой-то груз. Стоит лютый мороз. Я даже представить не могу, сколько сейчас градусов. Не поджарился, так окоченею, проносится у меня в голове. Какая ирония судьбы!

Я выкрикиваю ее имя, но она не реагирует. Я кричу громче, но в этот момент небо заполоняют суда, и начинается битва.

В воздухе проносятся стрелы и пушечные ядра.

Магония то исчезает, то снова появляется у меня перед глазами.

Вот я моргаю – и надо мной лишь небо.

Еще раз – и в небе идет баталия.

Снова моргаю – и вместо кораблей одни только облака.

И снова – в облаках виднеется город.

И еще раз – вокруг него летают акулы и киты.

Я принимаюсь размахивать руками.

– АЗА! – ору я, стоя по лодыжки в воде. Я гляжу на нее и снова выкрикиваю ее имя. И вот она в оцепенении смотрит на меня, все еще не прекращая петь.

Я не знаю, что происходит.

Не важно. Главное, что Аза здесь, она жива. А вот мне, судя по всему, жить осталось недолго. Ну и пусть, лишь бы только с ней все было в порядке.

– АЗА! – слезы замерзают у меня на щеках. Не знаю, чего я добиваюсь: она там, наверху, а я здесь, внизу, и запасного плана у меня нет.

3,141592653589793238462643383279502884197169399375105820974944592307816406286, – отчаянно размахивая руками, я скороговоркой выкрикиваю цифры после запятой, как будто пи – это заклинание, способное спустить ее на землю. Внезапно она смолкает.

Она узнала меня. Остров содрогается, и что-то проносится у нее над головой.


Глава 27
{АЗА}

НЕТ!! Я зажимаю рот ладонями, но Милект продолжает петь у меня в груди.

Это Джейсон! Это ДЖЕЙСОН.

Живой, живой, живой!

С каждой моей нотой уровень воды в море поднимается все выше. Каждая секунда вмещает в себя двести лет климатических изменений. Я перестаю петь, но

Пес

Ня

Не

З

А

К

А

Н

Ч

И

В

А

Е

Т

С

Я

НЕТ.

Вода поднимается

а песня

продолжается

ПОЧЕМУ У МЕНЯ НЕ ПОЛУЧАЕТСЯ ОСТАНОВИТЬСЯ?

Я встречаюсь взглядом с Даем. В его глазах нет пощады. Он и его капитан хотят заставить меня растопить весь мир. Но я не буду подчиняться им, я не потеряю Джейсона снова.

Как бы то ни было, я пою с прежней силой.

Джейсон не двигается с места. Я затоплю его, я затоплю весь мир. Дай продолжает усиливать мой голос, Заль что-то кричит мне, Милект выполняет свою партию у меня в груди, и вдруг…

Все замирает.

Сверху раздается голос, который не спутать ни с одним другим. Нестерпимо высокий и яркий, сладкий и яростный, он режет слух, как искаженная мелодия оперы. Он сплетен из опустошения и любви.

Это КАРУ.

Сверкая черно-красными перьями, он бросается вниз. Сражение в самом разгаре. Кругом корабли, самолеты, мимо со свистом пролетают стрелы.

ПОЙ! вопит Кару, зависнув в воздухе у меня над головой. БЫСТРЕЕ, ПОЙ.

Я делаю большой глоток из бутылки с воздухом и с силой стучу себе по грудине.

Не вздумай! визжит Милект. Она моя!

Никогда не была твоей! кричит ему в ответ Кару.

Я распахиваю дверцу у себя в грудной клетке, и меня пронизывает холод. Милект вцепился мне в легкое, как колючка.

Это мое гнездо! свистит он, принуждая меня вернуться к нашей смертоносной песне, но у него ничего не получается, потому что теперь здесь Кару.

Кару, он верный. Кару, он не принадлежит никому.

Она выбирает, поет он. Я выбираю.

Кару, птица сердца, выбрал меня.

Он вылетает из своего укрытия в тени корабля, где он тихонько ждал нужного момента.

Я сжимаю маленькое золотистое тельце Милекта в кулаке. Вцепившись когтями мне в легкое, он яростно чирикает.

Предательница! надрывается он. Я выдергиваю его из грудной клетки и закрываю дверцу. Уставившись на меня своими блестящими, как бусинки, глазами, он кричит:

ПРЕДАТЕЛЬНИЦА!

Но предательница здесь не я.

Я с силой швыряю его в сторону. Потрясенный, рассвирепевший, он зависает в воздухе.

Кару все это время был близко. Так вот чей голос я слышала. Он прилетел сюда, чтобы петь со мной.

Он захотел остаться со мной.

Она затопит землю! кричит Кару. Она убьет всех, погубит весь мир, смоет поля и деревья.

Кару тычет клювом в кольцо у меня на пальце. Заль бросается на него, но он уворачивается и отлетает, что-то хрипло крича. Вокруг нас орут, стонут и падают замертво магонцы и ростры. В этой суматохе на палубу высаживаются Дыхание.

Свилкен вылетает из груди Дая и нападает на Кару. Заль натягивает лук. Она хочет его застрелить.

Я снова всматриваюсь в маленькую фигурку на льду. Джейсон продолжает кричать. Я знаю, что он кричит. Это число мне знакомо. Оно бесконечно.

Бесконечно, как {(())}.

Я знаю, что делать.

Я доверюсь голосу своего сердца.

Открыв дверцу в груди, я помещаю туда кольцо Кару.

Милект содрогается и с истошным воплем падает на палубу у моих ног.

Мы с Кару соединяемся.

Птица сердца.

Я пою.

Связаны, но свободны. Так решил он, так решила я. Мы выбрали друг друга.

Земля трясется, все вокруг меняется. Мы с Кару переглядываемся.

Вместе мы сильнее всех на свете, я это знаю. Вместе мы яростнее всех. Кару соединяет в себе два мира: магонский и земной. Я тоже.

Сверкнув своими огромными желтыми глазами, Кару взмахивает крыльями, набирает высоту и зависает у меня над головой. Его клюв раскрывается, и оттуда вылетает звук, который приводит в движение небо. Я тоже начинаю петь, и наши голоса сцепляются.

На нашу песню отзывается весь небосвод. Петь с Кару – не то что петь с Милектом или даже с Даем. Мы с Кару сливаемся воедино. Его голос исходит из моего рта, а мой – из его клюва.

Наша песня несет в себе веру и решимость. Под ее звуки звезды загораются и расходятся по небу дугой. Наши голоса, высокие, как сигналы подводной лодки, становятся мощнее и громче с каждой секундой.

Я устроила наводнение, потому что так хотела Заль. А теперь я верну все на свои места, потому что я так хочу.

Вода скоро затопит хранилище. Кару поет моим голосом, и я чувствую, что снова становлюсь собой, что снова могу петь свободно.

Мы обращаем течение воды вспять, придаем ей очертания и преобразуем в камень.

– Выше! Набираем высоту! – визжит Заль, но ростры не собираются выполнять приказ.

Я нахожу глазами ярко-голубые крылья Джик. Если корабль опустится еще ниже, она и другие ростры вынуждены будут перевоплотиться в птиц. Джик яростно подпевает нашей песне, и прямо у меня на глазах цепи, обвивающие ее когти и лодыжки, раскалываются. Она разрушила заклятие, которое сковывало ростр «Амины Пеннарум». Ей удалось подорвать власть изнутри.

Рядом с ней на мачте сидит Ведда – Ведда, которая всегда была верна Заль. Она широко раскрывает крылья, и ее цепи распадаются на звенья, а те, поблескивая, падают на палубу.

Не желая больше подчиняться Заль, грот складывает крылья. Он не станет поднимать корабль, не станет спасать капитана.

Мы вместе восстанавливаем землю.

Считаные секунды назад Западный Шпицберген был залит водой. И вот, содрогнувшись, словно от стыда, он снова превращается в камень. Волны, темнея, застывают на месте, и весь остров затвердевает. Эпифиты уже в футах от вершины горы. Что, если я позволю Заль забрать растения? Магония получит то, что принадлежит ей по праву, и справедливость будет восстановлена.

Но наша с Кару песня не поддается контролю. Пока я раздумываю, склон срастается, и воздушные растения застывают в камне вместе с несколькими ярдами троса.

Получается, что одним концом трос закреплен на корабле, а другим застрял в горной породе. Лебедка и маховики продолжают крутиться, и вместо того, чтобы тащить груз вверх, механизм тянет корабль вниз.

С резким толчком судно накреняется. Раздаются крики. Магонцы пытаются удержаться на ногах. Дай падает и катится по палубе, его песня обрывается. В следующий момент корабль заносит в сторону, еще через секунду он оседает. Кто-то из наших пытается перерезать трос, но уже слишком поздно: «Амина Пеннарум» вышла из-под контроля. Я держусь за ближайший канат, но мне не страшно.

Если потребуется, мы с Кару сможем держаться в воздухе, на это у нас хватит сил. Хоть мы и никогда не летали вместе, я точно знаю, что у нас получится.

Пришло время сделать то, что в глубине души мне хотелось сделать с первого дня. На этом корабле больше не будет рабства. Ростры освободились, а вот грот все еще прикован к мачте.

Наша с Кару песня разрывает его цепи. Мы освобождаем его. Светлячок, пропевает он высоким голосом, а затем расправляет крылья и улетает прочь.

Все до единой ростры превращаются в птиц, и повсюду разлетаются перья. Ведда – снова в обличье совы – размахивает своими огромными крыльями. Ярко-голубым пятном в небо поднимается Джик, за ней – беркут и колибри.

Моя песня разрывает веревки, которыми кануры привязаны к жердочке в клетке, и небеса расцвечиваются золотистыми крапинками. Братья, сестры и ученики Милекта разлетаются кто куда, как солнечные зайчики.

Летать, щебечут они.

Магонцы падают в море, беспомощно барахтаются и хватают ртом воздух. Скрывшись под водой, некоторые уже не выплывают на поверхность.

Наконец со всеми, кто остался на борту, включая меня, обрушивается в воду и «Амина Пеннарум». Поднимаются столпы брызг, и все содрогается, как от землетрясения. Корабль застревает на мелководье у самого берега Западного Шпицбергена. Вот уж не думала, что он когда-нибудь окажется в настоящем море.


Глава 28
{АЗА}

В первые секунды после крушения я пребываю в полном смятении. Кругом обломки досок. Где-то совсем рядом стонут, задыхаются, давятся земным воздухом другие магонцы. Но я даже не смотрю в их сторону.

Нужно найти Джейсона.

Я перебираюсь через борт корабля и спрыгиваю на склон, который находится на несколько футов ниже. Затем я делаю глоток воздуха из своей бутылки.

Следом за мной с корабля соскакивает Заль. И вот она стоит передо мной – моя гневная мать, воительница, мой капитан. Но здесь, внизу, она гораздо слабее меня. Я лучше приспособлена к жизни на земле: свободнее дышу, с легкостью хожу по суше.

Здесь у меня больше шансов на выживание. Я уже не хрупкая, испуганная девочка, попавшая на борт «Амины Пеннарум».

Заль тянет руки к моему лицу, пытаясь выхватить бутылку, но я отталкиваю ее, и она падает на спину.

Тут ко мне подлетает Милект и с гневным чириканьем начинает описывать вокруг меня круги. Между тем по тросам на «Амину Пеннарум» спускаются Дыхание. Они хватают Заль под руки.

Она кричит и брыкается, однако такие противники ей не по зубам. Она ведь не может петь. Тяжело и прерывисто дыша, Заль продолжает сопротивляться – до тех пор, пока я не парализую ее своей песней.

Сейчас они накинутся и на меня.

Я пою слабую ноту в качестве предостережения, и сверху мне вторит Кару.

Дыхание, которое стоит ко мне ближе всех, поднимает руку. Это не Хейуорд. Этого наемника я вижу впервые. Он некоторое время внимательно смотрит на меня, а потом поворачивается к Заль. Похоже, меня они трогать не собираются. Но почему?

В воздухе все еще звенит наша последняя нота. Все неподвижно. Я будто нахожусь внутри защитной оболочки, невидимого ореола силы.

Еще миг – и Дыхания здесь нет. Пристегнув Заль к тросу, он поднимается вместе с ней на командный корабль. Она висит в воздухе, как выловленный кит, и медленно задыхается. Одного за другим на судно затаскивают ее магонских офицеров.

– ПРЕДАТЕЛЬНИЦА! – выкрикивает напоследок Заль.

Следом за ней вверх тянут Дая. Во время крушения он потерял сознание и до сих пор не очнулся. Я смотрю на него, и сердце больно сжимается, а глаза наполняются слезами. Мы до сих пор связаны, наши узы не разрушены. Нам предназначено петь вместе, хотим мы этого или нет.

Вряд ли на этом наша история закончится.

Так легко мне от него не отделаться.

К нему подлетает отвергнутый мной Милект. Теперь у Дая две птицы – по одной на каждое плечо, по одной в каждое легкое. Поднимаясь вместе с Даем на корабль Дыхания, Милект осыпает меня проклятиями.

Разорванные нити! кричит он. Меня охватывает чувство вины. Это я разорвала нашу связь. Но иначе поступить было нельзя.

Забудь о них, Аза. Сейчас надо думать о другом.

Я взбегаю по заснеженному склону и врываюсь в хранилище. Кару следует за мной. Тут темно и пусто. Где же он? Неужели его здесь нет?

Но вот раздаются шаги. Он натыкается на что-то в темноте и бормочет: «Ай!»

Этот простой звук возвращает меня к реальности.

Я не готова с ним встретиться. Я не та Аза, которую он знал. Я похожа…

Я похожа на…

Сердце проваливается куда-то в желудок, ноги становятся ватными, во рту пересыхает, и все тело горит и ноет от нахлынувшего ощущения, будто я падаю с высокой башни. С неотвратимостью метеорита я лечу прямо на него.

– Аза, – говорит он, двигаясь в мою сторону. – Я знаю, что ты здесь.

Я магонка, а он человек. Ничего у нас не выйдет. Мне нельзя оставаться на земле, нельзя, чтобы он увидел меня такой.

– Убирайся поскорее с этого острова, – говорю я, хотя ни одни слова еще не давались мне так трудно. – Уходи отсюда.

– Знаешь ли ты, Аза Рэй, как трудно было сюда добраться? Я нарушил законы по меньшей мере пяти стран. Ты чуть не убила меня. Они чуть не убили меня. А местные думают, что я любознательный, но глуповатый американский школьник, которому взбрело в голову отправиться в Лонгйир.

Джейсон в своем репертуаре. Как тут не улыбнуться? Он правда жив. Он настоящий. Вот только Азы больше нет. Я уже и не знаю, кто я теперь.

– А чтобы попасть в Лонгйир, мне пришлось подкупить чуть ли не самого Господа Бога.

Немного помолчав, он продолжает:

– Аэропорт всего в миле отсюда, даже ближе. Если у тебя не сильно промокла одежда, можем добраться туда пешком. Я привез с собой палатку, но, кажется, она утонула. Из-за… ну, ты знаешь… из-за потопа.

Я ничего не отвечаю.

– Поехали домой, – шепчет он, – пока не замерзли до смерти. Чем бы ты ни занималась, тебе необязательно делать это в одиночку.

Кару начинает петь нашим общим голосом, ледяным и ужасным, превращая пол в воду, ведь мы боимся – да-да, нам очень страшно. Оторопев, Джейсон оступается, оседает в воду, затем осторожно встает.

Мы не можем быть вместе мы не можем быть вместе. Кару издает невыносимо высокий звук, вопль отчаяния. Джейсон морщится от боли и закрывает уши. Кару продолжает петь моими губами.

Тяжело дыша, Джейсон поднимает голову, и я вижу его лицо. Складка у него между бровей стала еще глубже, чем раньше. Покопавшись в карманах, он достает затычки и вставляет их в уши.

– Дурочка, – говорит он. – Неужели ты и правда думаешь, что я уйду без тебя? Неужели ты думаешь, что я вернусь к своей прежней жизни, в которой я медленно схожу с ума, неделями повторяю пи и разговариваю во сне?

Он встает во весь рост. Его брюки промокли до самых карманов, а вода, которая стекает с них, снова превращается в бетон, но он даже не обращает на это внимания.

Уходи уходи уходи прочь прочь прочь утопленник, поет Кару, но затем останавливается, потому что к моему горлу подступают рыдания.

Джейсон стоит прямо передо мной. Он изменился – так же, как и я.

Нет нет нет. Он человек, а я магонка. Пора бы уже смириться. Но сердце… боже… сердце у меня земное.

– Если хочешь, чтобы я убрался отсюда – придется меня убить, – говорит Джейсон. – Я тебя тут не оставлю.

– Я и так думала, что ты умер, – говорю я.

Он долго не отвечает.

– Значит, мы в расчете, – говорит он наконец глухим голосом и всхлипывает.

Я выхожу из-за колонны. На мне гидрокостюм, который я надела по приказу Заль: он полностью закрывает тело и лицо, чтобы организм как можно меньше подвергался воздействию кислорода. Такое у магонцев боевое снаряжение. Неприкрытыми остались только глаза.

Никто, кроме меня, не смог бы прочесть в его лице страх. Никто, кроме меня, не видел его в слезах.

– Я не сдвинусь с места, – говорит он. – Можешь прогонять меня сколько угодно. Я пришел сюда за тобой и без тебя не уйду.

– Азы больше нет, – пою я.

Джейсон внимательно на меня смотрит.

– Не пори чушь, – говорит он и делает шаг вперед.

Я отступаю.

Он делает еще шаг. Я продолжаю пятиться.

Еще шаг.

Я вжимаюсь в стену.

Но.

Я должна его отпустить.

Но.

Он непринужденно протягивает руку к моему лицу и расстегивает молнию на капюшоне гидрокостюма.

Мои волосы расправляются, и, по-змеиному извиваясь, тянутся к его рукам, как будто хотят ужалить. Кожу покалывают электрические искорки, начинает сказываться избыток кислорода.

Долго дышать этим воздухом я не смогу.

Я предстаю перед ним в своем истинном обличье, а он даже бровью не поведет.

Я должна его убедить. Вот мое настоящее тело, мое настоящее лицо, мои настоящие глаза – цвета янтаря с золотом. Вот во что превратилась девочка, которую он знал. Он смотрит на меня, на мои волосы, как у горгоны Медузы, на мои неестественно длинные пальцы. Все во мне изменилось. Должно быть, я вызываю у него отвращение.

– Теперь ты понял? Я уже не Аза, – хрипло говорю я. – Я не та, за кого ты меня принимаешь. – Джейсон Кервин быстро подходит ко мне и…

Целует меня.

Он прижимает меня к себе, наши губы сливаются. У меня в душе поднимается буря, и в то же время ярко вспыхивает солнце. По телу разливается тепло, все встает на свои места. Я пробегаю пальцами по его коже, его подбородку.

На секунду он останавливается.

– Аза Рэй, – говорит он. – Ты думаешь, что вселяешь в меня ужас, но я тебя не боюсь.

Он снова целует меня, и мы не можем оторваться друг от друга. Когда наши губы размыкаются, воздух, который мы выдыхаем, кристаллизируется, и на пол медленно падают снежинки.

Меня всю трясет, все мысли вылетели из головы, и сначала я не знаю, что делать.

Но потом я сжимаю его лицо в ладонях и целую его, пока он сам не начинает задыхаться. Мы не закрываем глаза. Мы слишком долго не виделись – кажется, целую вечность.

Теперь все по-настоящему.

Никаких больше скобок, никаких пропущенных слов.

Снаружи раздается рев двигателей, гул вертолетов и самолетов. Скоро люди увидят, что здесь произошло.

– Ничего страшного, я не исключал возможность такого финала.

Я удивленно смотрю на него. Хоть я и знаю Джейсона лучше всех на свете, все равно я вечно его недооцениваю. Он улыбается.

Пошатываясь, я пробираюсь на «Амину Пеннарум». Полуразрушенная, она накренилась на один борт. Песня скрывает меня от посторонних глаз. Времени у меня немного: останки корабля привлекают к себе слишком много внимания.

Я несусь по знакомым коридорам, мимо запутанных гамаков и канатов туда, где хранятся оболочки, которые Дай забрал с корабля Дыхания. Здесь темно, полно дыма и стоит запах озона, а откуда-то неподалеку доносится шипение. Я стаскиваю с себя гидрокостюм и хватаю первый подвернувшийся под руку чехол.

Расстегнув молнию, я прикладываю руку к оболочке: она теплая, мягкая и кажется очень хрупкой. Она обертывается вокруг меня, сдавливая и сплющивая все тело, проникает во внутренние органы, растекается по мне, как воск. Я ощущаю легкую вибрацию внутри: это беспокоится Кару, который кружит над кораблем.

Все хорошо, пою я. Спокойствие. Я чувствую, как он отвечает мне. Именно чувствую, а не слышу.

Оболочка сидит ровно, без складок; ее явно еще ни разу не использовали. Я натягиваю поверх нее одежду и бегу обратно, бегу что есть сил, потому что корабль разваливается у меня под ногами.

Я вылезаю через иллюминатор и спрыгиваю на лед, затем поднимаю голову. Маганветар исчез, исчезли и корабли. В небе нет ничего, кроме шквальных китов и самолетов, приземляющихся вдалеке, а на земле видны лишь пересекающие остров машины. Сюда съезжается все больше людей. Некоторые выходят из машин и пускаются бегом по льду.

С непринужденным видом мы с Джейсоном уходим отсюда подальше. На мне моя старая магонская униформа, а благодаря встроенному в оболочку подобию легких дышать стало немного легче.

Мы удаляемся с видом двух американских подростков, которые приехали в Норвегию с классом и нечаянно увидели то, чего им видеть не следовало, но мы ничего толком и не разглядели, офицер, потому что хотели побыть вдвоем и улизнули в укромное местечко.


Глава 29
{ДЖЕЙСОН}

Это потребовало поистине героических усилий, но билеты на самолет до дома я раздобыл. Пригодились и припасенные сбережения, и умение виртуозно врать. Для нее сделали фальшивый паспорт. Я же говорил, что усилия были героическими.

Я еще не до конца оправился после удара молнии и весь полет чувствую себя нехорошо. После всего, что случилось, мне страшно было заходить на борт самолета. Не знаю, разделяет ли мои опасения Аза, – вот уже девять часов она не открывает глаза. Она была так измотана, что уснула, едва самолет набрал высоту. Из ее легких снова доносятся хрипы, хотя они не идут ни в какое сравнение с тем, что было раньше.

Ее новая оболочка гораздо прочнее бывшей. Это усовершенствованная модель. Мы оба надеемся, что она не износится слишком быстро.

Оболочка. Я до сих пор ломаю голову над ее устройством. Пытаясь объяснить мне, как она работает, Аза сказала, что это нечто среднее между камуфляжным обмундированием и аквалангом, что только сильнее меня запутало. «Ладно, Джейсон, – произнесла она наконец. – Считай, что оболочка волшебная. Я не могу объяснить тебе то, чего не знаю сама».

В памяти всплывает тот вечер, когда мы с Азой смотрели видеозапись с гигантским кальмаром. Он тоже, казалось, существовал на грани реального и вымышленного, науки и фантазии. Какой простой кажется наша старая жизнь! Теперь о простой жизни придется забыть.

Меня охватывает тревога.

И я ничего не могу с этим поделать.

Одни и те же мысли снова и снова прокручиваются у меня в голове: ничего у нас не получится, как у нас может что-нибудь получиться, что теперь с нами будет?

А вдруг она уже не та, кем была, а вдруг я уже не тот, кем был, а вдруг все это неправильно?

Вдруг она снова умрет? И на этот раз по-настоящему? Что тогда со мной будет?

Тревога перерастает в настоящую панику. Я стараюсь дышать глубоко и размеренно, принимаю свою таблетку и повторяю совсем крошечный кусочек пи. Тш-ш! Аза спит и ничего не знает. Я запираюсь в туалете. Я же столько недель держался! Неужели у меня все-таки произойдет нервный срыв?

Мир сошел с ума. Я полюбил ее с первого взгляда, и вот теперь, когда она со мной, теперь, когда мы наконец-то вместе, за ней охотится целое небо разъяренных существ.

Да и вообще: останется ли она на земле? Сможет ли она здесь остаться?

Даже если не сможет, все равно мне никогда и ни за что ее не разлюбить.

А что, если однажды она посмотрит мне в глаза и скажет: «Я хочу вернуться наверх»?

Что, если я удерживаю ее в мире людей, как якорь, зацепившийся за камень?

На нашем пути столько препятствий. И если раньше я боролся со смертью, чтобы спасти ее, то теперь нам обоим предстоит борьба с невозможным.

Я вспоминаю, какие трудности преодолели мои мамы. В какой-то момент они стали думать, что им уже никогда не быть вместе. Родные не поддержали их, а только переполошились. Две женщины и ни одного мужчины: разве так можно? Но ничто не смогло разлучить их. Оба их имени указаны в моем свидетельстве о рождении, и я даже представить не могу, как они этого добились.

Они проявили храбрость. То же самое должен сделать и я.

Но даже Ева испугалась бы того, с чем мы столкнулись на Западном Шпицбергене. А может быть, и девушки, которая спит в кресле рядом со мной.

В начале полета я заметил в небе стаю гусей. Они двигались в противоположном направлении. Увидев их, Аза прижалась носом к иллюминатору.

– Все нормально?

– Да, – ответила она, приставив ладонь к стеклу, как будто хочет поприветствовать их, но в то же время к чему-то готовится. Воздух приобрел необычную плотность. Через несколько секунд гуси скрылись из виду, и Аза расслабилась.

– Что это было?

– Я не могла понять, какие у них намерения, – пояснила она со смущенной улыбкой на своем новом, непривычном лице. – Я подумала: вдруг их прислали за нами?

– В каком смысле?

– Мы только что пролетали мимо магонского корабля, – сказала она. – А вокруг его корпуса клином летели ростры. Честно говоря, я не понимаю, как нам удалось выбраться из Шпицбергена. Не понимаю, почему нас отпустили.

Для меня это тоже загадка. Мы уже успели многое обсудить: Хейуорд, корабль, на котором жила Аза, Дая, этого ее партнера.

Она рассказала мне про него, про то, какое между ними существует притяжение. Этот разговор доставил мне мало удовольствия. Мы попытались составить полную картину событий, произошедших за последние полтора месяца в Магонии и на земле, но некоторые моменты все равно остались не до конца проясненными.

О происшествии на Западном Шпицбергене пока ничего не слышно – я просматривал новости весь полет. Ни слова о взломе хранилища, ни слова о мощном землетрясении – тишина.

А значит, в определенных кругах царит невообразимая суматоха. Наверняка разразился международный скандал.

Убедившись, что Аза все еще спит, я достаю визитку, которую мне вручили в аэропорту Лонгйира.

Когда Аза была в туалете, ко мне подошел мужчина в черном костюме и темных очках. Он протянул мне визитку, бросил пару слов и удалился. Каждый раз, когда я хочу рассказать ей про агента, который сказал «благодарим вас», что-то меня останавливает.

Долго ли федералы за мной следили? Мне почему-то кажется, что Азе об этом знать необязательно. Возможно, никому не нужно знать.

Я бы на их месте себя не нанял. Мне слишком много известно. Разумнее всего было бы меня убрать.

Я поворачиваю голову к Азе и некоторое время слушаю ее дыхание. Мы направляемся домой, но кто знает, надолго ли мы там задержимся?

В этой оболочке Аза кажется совсем другим человеком, но это не так. Она всегда остается собой. К примеру, когда мы сели в самолет, она взглянула на меня и спросила:

– На что ты смотришь?

– На тебя, – сказал я.

– Тогда любуйся, пока можешь. Наверняка эта оболочка скоро придет в негодность. То еще зрелище будет. Посмотрим, захочешь ли ты держать меня за руку, когда я буду похожа на разлагающийся труп.

Конечно, на труп она похожа не будет. Ее кожа станет более бледной и голубой, дыхание – более затрудненным, а потом повторится то, что случилось за несколько дней до ее шестнадцатилетия. И конечно, я захочу держать ее за руку. Но все-таки мы надеемся, что эта модель окажется лучше предыдущей.

Теперь Аза – темнокожая девушка с черными косичками. Фигура у нее осталась прежней, потому что оболочки автоматически сжимаются до нужных размеров. Да, на первый взгляд они очень разные, но в этой девушке нетрудно разглядеть Азу, если заранее знаешь, что это она.

У нее тот же широкий рот, те же удивительные, необычные глаза, тот же голос, та же манера общения.

Дай ей бумагу и ножницы – и она за три минуты вырежет Эмпайр-стейт-билдинг. Спроси ее мнение по любому вопросу – и она не преминет его высказать, как бы сильно оно ни отличалось от точки зрения всех остальных. Она никогда не боялась сказать мне, что думает. Она всегда была прямолинейной, такой она и осталась.

– Долго я спала?

– Весь полет, – говорю я.

– Я еще не умерла?

– Разумеется, нет.

– Просто мне не верится, что мы летим домой. Все это похоже на сон.

– У нас все получится. – Я сам не верю в собственные слова. С первых лет нашего общения я приучил себя говорить с такой уверенностью в голосе, будто наперед знаю, что все будет хорошо. По большей части я притворялся. Вот и сейчас я ни в чем не уверен. Я чувствую себя сломленным и разбитым, мне жутко страшно, и меня не покидают опасения, что Азу застрелят сотрудники службы безопасности, как только мы войдем в аэропорт.

Когда мы идем по коридору, соединяющему самолет с терминалом, Аза останавливается и принимается страстно меня целовать. Уверен, мы вогнали в краску всех проходящих мимо пассажиров. Я и сам стою красный как рак. Но это не мешает мне подхватить ее на руки и перенести через порог, отделяющий нас от дома. Прощай, воздушное царство!

Все присутствующие растроганно смеются. Мы вызываем у них умиление. Может быть, их даже немного тошнит.

Как это ни удивительно, для них мы обычные влюбленные подростки. И на какое-то время мы сами забываем о своих трудностях.


Глава 30
{АЗА}

Я ожидаю увидеть на месте своего дома дыру. Я приеду – а родных нигде нет. А может быть, дом будет окружен полицейскими машинами. А может, там меня будут поджидать Дыхание или кто-нибудь еще. Меня схватят и бросят в тюрьму. Или в корабельный карцер. Родной район кажется мне странным и непривычным. Не видно неба на мили вокруг, земля не качается, нет ни снега, ни льда.

Я сворачиваю на свою улицу с ощущением, что близится час расплаты. Маганветар знает, где я живу. Заль догадается, куда я пойду. На меня, скорее всего, уже открыли охоту.

Но почему тогда Дыхание дал мне уйти? Наверное, он выполнял чей-то приказ. Если так, то чей? Может быть, у нас все-таки есть хоть немного времени, чтобы побыть вместе? Может быть, магонские власти хотят, чтобы я оставалась внизу? Не знаю… Трудно понять, что они задумали.

Я не обычная магонка. Само мое существование противозаконно. Я из другого мира, всюду чужая. Моя мать убийца и преступница. Должно быть, она уже сидит в магонской тюрьме. Возможно, я тоже убийца и преступница. А что же стало с моим отцом, если он у меня вообще есть? Никто мне про него не рассказывал. Почему я сама ничего не спрашивала?

На улице тихо, но тишина эта не возбуждает подозрений. Сидящие в ветвях деревьев птицы не взывают ко мне, в их песнях нет слов.

Небо ясное, светит солнце – можно даже предположить, что небесные жители не знают, где я. Я почти готова забыть, что Магония существует, но это было бы безумием.

Погода безветренная, холодная, хотя на Шпицбергене было куда холодней.

А вот и мой дом. Меня встречает все та же дверь, выкрашенная желтой краской, все та же голубая машина под окнами со знакомой вмятиной на дверце.

Как только я вижу эту вмятину, на глазах выступают слезы. На секунду я представляю, что никуда не пропадала. Вот я возвращаюсь из школы; Джейсон, как всегда, подвозит меня до дома; слегка покашливая, я выхожу из машины. Все как обычно. Только сейчас мы с Джейсоном держимся за руки, а в старой жизни этого бы не случилось. В старой жизни мы не были вместе.

Воротник его рубашки порван, а к щеке пристала грязь. Невероятно: мы столько всего пережили, а он отделался испачканной щекой! Мне хочется рассмеяться.

Мир уцелел, и мы стоим перед моим домом.

Я бросаю взгляд на Джейсона. Мы держимся за руки, и я ощущаю, как бьется пульс в кончиках его пальцев.

– Что скажешь? – спрашивает он, хотя прекрасно знает мое мнение об этой затее.

– Родители дома, – говорю я.

– Готова?

– Конечно, нет.

– Может, нам стоит спрыгнуть с гаража?

– Или залететь в окно, – говорю я, и к горлу подступают рыдания. Я не хочу снова испытывать боль. Плана у меня нет. Но куда еще мне пойти? Это мой дом. Нет, не так: это мой дом.

Я разворачиваюсь и начинаю уходить. Мне нельзя видеться с родителями. Только не в таком виде. Я больше не похожа на себя.

– Ты когда-нибудь слышала о ганцфельд-эффекте? – спрашивает Джейсон напряженным голосом. Он говорит быстрее обычного, явно едва сдерживая тревогу.

– Нет, – отвечаю я, ускоряя шаг. Ему не удастся усыпить мою бдительность с помощью миллиона ненужных фактов.

– Это когда мозг усиливает нейронный шум в попытке найти недостающие сигналы. Скажем, если ты долго будешь смотреть в пустое небо – без солнца, птиц и облаков, – то рано или поздно у тебя начнутся галлюцинации. Будешь долго смотреть на снег, и начнешь видеть в нем города.

– Магония – не галлюцинация, – возмущенно перебиваю я. После всего, что он видел, не может же он всерьез так считать!

– Чтобы вызвать этот эффект, ученики Пифагора подолгу сидели в темных пещерах. Только представь себе: мудрость, возникшая из ниоткуда. А сегодня он наблюдается у космонавтов и исследователей Арктики.

Он сплетает пальцы с моими, продолжая болтать без остановки. Придется терпеливо слушать.

– И у заключенных-одиночников, которые сидят в темных камерах. Им обычно мерещатся различные цвета и фигуры. Для этого даже придумали специальный термин: тюремное кино. Кстати, некоторые считают, что рисунки в пещере Ласко тоже были сделаны в темноте, что первобытные люди не рисовали по памяти, а изображали на стенах пещеры свои видения. Чтобы спровоцировать эти видения, надо было много часов провести без света.

Я озадаченно смотрю на него. Остановив взгляд на моем лице, он продолжает:

– Мы не знаем, почему наш мозг создает их. Но он явно хочет что-то увидеть. Все эти красивые образы возникают на пустом месте, как будто из ниоткуда, – так же, как и вы, магонцы. Я в жизни не видел ничего прекраснее твоей небесной страны. Я верю тебе. Магония открылась мне и до сих пор иногда мелькает перед глазами.

Он указывает в небо, где быстрым ходом плывет маленький безобидный парусник.

– Даже тот, кто никогда не видел ничего удивительного, может поверить в чудо, Аза Рэй. Даже тот, кто ни разу не видел света, даже тот, кто всю жизнь находился во мраке, даже тот, кто ослеп, потому что слишком долго смотрел на солнце, может поверить в чудо. Я верю тебе, и твои близкие тоже тебе поверят.

– Но я перестала быть собой, – говорю я.

– Нет, не перестала. – Мы останавливаемся. – К слову сказать, мне тоже страшно.

– Правда? – удивляюсь я. Мне почему-то сразу становится легче.

– Ну да, – говорит он. – Хорошо хоть, мы друг друга не боимся.

Я заглядываю ему в лицо.

– Точно?

Немного поколебавшись, он отвечает:

– Точно. Ну, то есть я иногда могу вселять ужас. Может быть, ты меня боишься.

– Да, я трепещу перед тобой, – говорю я с улыбкой.

Мы подходим к крыльцу моего дома.

Я думаю о том дне, когда попала в этот дом, о том дне, которого не помню. Это было пятнадцать лет назад. Крохотная, беззащитная, я оказалась в чужой кроватке и в чужом теле. Меня оставили умирать, но я выжила благодаря людям, которые заботились обо мне, даже не подозревая, кто я такая на самом деле. Они отдали все силы на то, чтобы поддерживать жизнь в моем сломанном теле. Они любили меня.

Я представляю, как мама заходит ко мне в комнату, а в руке у нее шприц с сывороткой – Джейсон рассказал мне про тот случай. Ей было страшно, она понятия не имела, подействует ли препарат. Мама думала, что я обычный ребенок, который умирает от никому не известной болезни. Но она решила разобраться в ней. Она создала лекарство и ввела его мне в кровь. Она не теряла надежды. Врачи были бессильны, но она не сдавалась.

Благодаря ей я все еще жива.

Из груди раздаются хрипы.

Но ради того, чтобы снова оказаться дома, можно и потерпеть.

Я нажимаю кнопку звонка, и в коридоре слышатся шаги. Судя по звукам, папа ходит по дому в ботинках, хотя это и запрещено. Мама что-то вполголоса ему говорит.

Джейсон пружинисто переступает с ноги на ногу, как будто готовится рвануть отсюда куда подальше, как будто пришел знакомиться с родителями своей пассии перед выпускным балом.

Мне вдруг начинает казаться, что ничего плохого произойти уже не может. Глупо так полагать, Аза, очень глупо, но мне плевать.

Дверь открывается.

На пороге стоят мои родители.

Я с трудом сдерживаю слезы. Они бы только испугались, если бы позвонившая в дверь незнакомка разрыдалась у них на глазах. С моих губ срывается странный, неестественный звук. И вот они {???}, и вот я {&,&,&}, и они смотрят на меня с таким видом, будто мы друг другу чужие, и это вполне объяснимо, но все же так неправильно, и поэтому я говорю: «Мам?»

Я знала, что так случится, ведь у меня теперь совсем другая внешность, но я все равно не готова к этой встрече. Мне больно.

– Что? – говорит она. – Что ты сказала?

– Ничего.

Мне хочется повернуться на сто восемьдесят градусов и убежать. Да, это трусливо, зато здесь меня никто не узнает – ни родители, ни соседи. Никто.

Я начинаю что-то невнятно бормотать, и мне на подмогу приходит Джейсон.

– Салют, – говорит он. – Это прозвучит странно, но вы выслушайте меня, ладно?

– Джейсон, – говорит мама. – Как ты себя чувствуешь? Выглядишь не очень. Позвонить Кэрол? Я слышала о том, что случилось.

– Удар молнии, – говорит Джейсон. – Не рекомендую. Но в целом я в норме.

Кровь громко стучит у меня в висках. Неподалеку на дереве сидит Кару. Он расправляет крылья, и во мне раздается песня, несущая спокойствие.

– Джейсон, – говорит папа. Он пытается улыбнуться, но заметно, что ему крайне непривычно видеть Джейсона с кем-то, кроме меня. – А кто это?

– Это…

Я поправляю рукой волосы. Они ни за что меня не узнают.

– Здравствуйте, – говорю я едва слышно. – Рада встрече.

По лестнице сбегает Илай. Оказавшись у двери, она останавливается как вкопанная.

– Ничего себе, – говорит она. – Я услышала твой голос и на секунду… – она приглядывается ко мне и озадаченно хмурит лоб, а затем переводит взгляд на Джейсона.

– Джейсон?

Родители пристально смотрят на меня. Ну конечно, как я могла забыть! Голос у меня остался прежним.

– Кто ты? – спрашивает папа. – Кажется, я не…

– Ох не знаю не знаю не знаю… – говорит мама, и с каждым словом ее голос становится все выше.

– Это не смешно, – говорит папа.

– Согласен, – кивает Джейсон. – Я и не пытаюсь вас разыграть. Она хочет кое-что вам показать.

Мама не сводит с меня глаз, папа начинает плакать. Мне этого не вынести. Джейсон протягивает мне ручку и листок бумаги.

– Давай, – говорит он. – Ты знаешь, что делать.

– Это письмо с извинениями, – говорю я гораздо громче, чем собиралась. Приложив лист к стене, я принимаюсь писать. На бумаге появляются знакомые буквы. Мой почерк тоже не изменился. Некоторые мелочи никогда не меняются, что бы ни случилось.

– Простите меня, – говорю я, – за то, что я вас не ценила. Когда вы проводили со мной время. Когда заходили ко мне в комнату, успокаивали и говорили, что любите.

– Подождите, – говорит мама. – Что все это значит? Джейсон, это жестоко…

– Прости, – говорю я папе, – за то, что тебе приходилось по сто раз приезжать в школу вызволять меня из кабинета директора. Прости, что не ценила твою поддержку, когда ты держал меня за пальцы ног во время МРТ, и говорила, будто мне не страшно. На самом деле я очень боялась, но с тобой мне было спокойнее. Ради меня ты готов был накостылять Большой Птице из «Улицы Сезам».

Папа морщится и приглушенно всхлипывает.

– Мне жаль, что сальто назад не твой конек и что ты потянул спину, когда выпендривался передо мной.

Внезапно он прыскает со смеху, а потом снова смотрит на меня, меняясь в лице.

– Прости, что умерла, когда ты был рядом и ничего не мог поделать. Ты не виноват. Я все объясню.

Я перевожу взгляд на Илай.

– Прости, что…

– Не надо, – говорит она, пристально глядя мне в лицо. – Можешь ничего не говорить. Я и так вижу, что это ты, Аза.

– Я даже не написала тебе нормальное письмо с признанием в любви, – говорю я, еле сдерживая слезы, – что уж говорить о письме с извинениями. Я понаписала всяких глупостей и ничего стоящего.

– А еще ты недооценила меня, – говорит она со своей фирменной улыбкой. – Ничто не ускользает от моего внимания.

– Что вы такое говорите? – вмешивается мама. Я окидываю взглядом ее лицо, ее светлые волосы, собранные в хвост, ее горящие глаза.

– Прости меня, – говорю я, – за то, что я не понимала, как сильно мне с тобой повезло. Ты задерживалась допоздна на работе, а я по утрам спала. Мы почти не виделись. Я высмеивала твоих Мышей Икс. Что бы ты для меня ни делала, я говорила, что ты только напрасно тратишь время. Я постоянно жаловалась. Я помяла машину. Я въехала в гаражные ворота – дважды, – а потом сказала, что это ты задела ее велосипедом. Твои последние слова я слышала по телефону, когда лежала в «Скорой», и ты сказала, что отпускаешь меня.

У мамы трясутся уголки губ.

Как доказать, что ты не умерла? Как доказать, что ты выжила, если твой труп видела вся семья? Как доказать, что ты осталась человеком после всего, что случилось, и в преддверии всего, что будет? Не знаю. Мне известно лишь одно: надо верить в людей.

Мои близкие стоят рядом со мной. Проходит несколько секунд, наполненных сомнением и безразличием.

Затем сестра протягивает ко мне руки, за ней папа, а потом и мама. Кару что-то тихо напевает, разместившись на дереве у крыльца. Я бросаюсь к ним в объятия. На мгновение Джейсон остается в стороне, но потом я высвобождаю одну руку и притягиваю его к нам, и мы

()

и мы [[[[[[[[[[[]]]]]]]]]]]

и мы

Д О М А

О М

М О

А М О Д

И мы не будем заглядывать в будущее.

Они еще придут за мной. Заль жива, Магония никуда не делась. И не стоит забывать о Дае, о Хейуорд, о Дыхании. Небо таит в себе множество опасностей.

Но сейчас мы с родителями, сестрой и Джейсоном стоим в обнимку посреди кухни.

Не знаю, сколько времени мы успеем провести вместе, но я буду ценить каждую секунду. В груди у меня звучит песня моей странной, прекрасной птицы, а вокруг – спасенный от затопления мир.

Я Аза Рэй, человек из Магонии и магонка с земли. Я Аза Рэй, хронический пациент, чье будущее намного интереснее прошлого. Я Аза Рэй, родившаяся в облаках. Я Аза Рэй, магонская девушка, которая влюбилась в парня с земли.

Если мне придется улететь – он полетит со мной. Если мне придется странствовать по небу – он будет на моем корабле. Наши с Джейсоном пальцы переплетены. Мы не отпустим друг друга.

Я делаю вдох и выдох.


Примечания и благодарности

По большей части Магония в том виде, в котором она изображена в этой книге, является плодом моего воображения, но в основе ее мифологии лежат сведения из исторических источников. В первую очередь я должна поблагодарить Михола Росса, моего вдохновителя и проводника, автора замечательной работы о якорях, которые соединяют небеса, землю и море. Именно в его книге «Якоря в мире трехпалубных кораблей» мне впервые встретилось упоминание о Магонии. «Анналы Ульстера» и прочие источники, к которым обращаются Аза и Джейсон, существуют на самом деле. В книгу также попали отрывки из трудов Якоба Гримма и Чарльза Леланда (исследователя-фольклориста, жившего в девятнадцатом веке) об изменении погоды и краже урожаев с помощью колдовства.

Кроме того, я хотела бы выразить благодарность своему литературному агенту Стефани Кабо из «Гернерт Компани», а также Эллен Гудсон, Уиллу Робертсу, Сету Фишману и Саре Бернс, которые помогали мне советами и подавали интересные идеи. Отдельная благодарность Салли Уиллкокс из «Криэйтив Артистс Эйдженси» за полезные замечания и готовность путешествовать.

Также я благодарю своего редактора из «Харпер Коллинз» Кристен Петтит. Она разглядела в первом варианте рукописи всю красоту магонского неба и настояла, чтобы я добавила в книгу больше сражений и штормовых акул. Мне очень повезло, что «Магония» оказалась в ее руках. Спасибо помощнице редактора Элизабет Линч, которая внесла немало толковых предложений, а также всей великолепной команде «Харпер»: Сьюзен Катц, Кейт Морган Джексон, Дженнифер Клонски, Алексею Есикову, Веронике Амброуз, Чарльзу Аннису, Элисон Клаптор, Барбаре Фитцсиммонс, Кристине Коланджело, Элизабет Уорд, Джине Риццо, Элисон Доналти и Крэйгу Щилдзу, создавшему для книги потрясающую обложку. Хотелось бы отметить еще одну сотрудницу «Харпер» – Розмари Броснан, с которой мы вместе работали над «Фантастическими созданиями», моим первым совместным проектом с этим издательством, а также Кэти Доусон, чьи ценные замечания, сделанные на ранней стадии работы над книгой, значительно улучшили конечный результат.

В числе моих первых читателей были Кэт Говард и Молли Хэдли, благодаря которым чудовища стали колоритнее, а песни – мощнее. Я бесконечно благодарна Джону Джозефу Адамсу, Саре Алден, Либбе Брэй, Марку Бемесдерферу, Нейтану Данбару, Келли Эскридж и Николе Гриффит, Нилу Гейману, Барри Голдблатту, Лиз Горински, Марку Хэдли и Меган Кох, Адриане Хэдли, Бену Лури, Саре МакКарри, Франческе Маймэн, Скипу Шири, Джареду Шурину, Нове Рен Суме, Майклу Дэмиену Томасу, Линн Томас и Кристи Янт, чей неподдельный интерес, шумная поддержка и эмпатия не давали мне опустить руки даже в самые трудные моменты; моим дорогим Зею Эймсбери, Джесс Бенко и Кейт Чайковски: поздними вечерами они смеялись и кричали со мной, попадали в беду и спасали мне жизнь, и многие наши приключения перекочевали на страницы этой книги; Тимоти и Кире Дон, разрешившим мне жить у них в доме и слушать пение птиц в саду; Патрику Фарреллу, который терпеливо объяснял мне механизм грозообразования; мои детям Саре и Джошуа Шенккан: будь они помладше, эта книга была бы написана им в подарок – в действительности же им придется довольствоваться ролью учителей, потому что именно они помогли сделать книгу такой, какая она есть; а также Мэттью Пауэру, дорогому другу, разделявшему мою любовь к путешествиям. Он умер до публикации этой книги, но каждая страница пропитана его страстью к приключениям. Невозможно описать, как сильно мне его не хватает.

Наконец, особой благодарности заслуживает Чайна Мьевиль, который никогда не позволяет мне его благодарить. Без его воображения, ума и несравненного таланта многие фрагменты этой книги остались бы ненаписанными. Я в неоплатном долгу перед этим великодушным человеком, который вносил правки, давал советы и делился со мной своими гениальными идеями на каждом этапе пути – от первых зарисовок до десятой редакции; анализировал слабые места в книге и представлял свои выводы в виде подробных и беспощадных таблиц; делился со мной собственными литературными находками, посылал мне таинственные бестиарии, эссе о певчих птицах и великолепные перьевые ручки для левшей. Я безмерно благодарна судьбе за то, что мне посчастливилось жить в одно время и писать вместе с таким человеком.

Мне невероятно повезло, что в моем плавании меня сопровождала такая чудесная команда.



МАРИЯ ДЭВАНА ХЭДЛИ – писательница, редактор и мемуаристка. В числе ее последних работ роман «Царица царей» и сборник «Фантастические создания» (в этом проекте она выступила редактором совместно с Нилом Гейманом), занявший первую строчку в рейтинге бестселлеров «Нью-Йорк Таймс». Рассказы Хэдли были номинированы на ряд премий, включая «Небьюлу» и премию имени Ширли Джексон. В ее квартире в Бруклине можно найти семифутовое чучело крокодила и коллекцию старинных карт звездного неба, составленных еще в восемнадцатом веке. Более подробная информация представлена на сайте писательницы: www.mariadahvanaheadley.com.


Примечания


1

Пер. М. Лозинского.

(обратно)


2

Пер. А. Маковельского и И. Рожанского

(обратно)


3

Цитата из английской сказки «Джек и бобовый стебель», пер. М. Литвиновой.

(обратно)

Оглавление

  • 1
  • Пролог
  • Глава 1 {АЗА}
  • Глава 2 {АЗА}
  • Глава 3 {АЗА}
  • Глава 4 {АЗА}
  • Глава 5 {АЗА}
  • Глава 6 {АЗА}
  • Глава 7 {АЗА}
  • Глава 8 {ДЖЕЙСОН}
  • Глава 9 {АЗА}
  • Глава 10 {АЗА}
  • Глава 11 {АЗА}
  • Глава 12 {АЗА}
  • Глава 13 {ДЖЕЙСОН}
  • Глава 14 {АЗА}
  • Глава 15 {АЗА}
  • Глава 16 {АЗА}
  • Глава 17 {ДЖЕЙСОН}
  • Глава 18 {АЗА}
  • Глава 19 {АЗА}
  • Глава 20 {ДЖЕЙСОН}
  • Глава 21 {ДЖЕЙСОН}
  • Глава 22 {АЗА}
  • Глава 23 {АЗА}
  • Глава 24 {АЗА}
  • Глава 25 {АЗА}
  • Глава 26 {ДЖЕЙСОН}
  • Глава 27 {АЗА}
  • Глава 28 {АЗА}
  • Глава 29 {ДЖЕЙСОН}
  • Глава 30 {АЗА}
  • Примечания и благодарности
  • X