Екатерина Борисовна Елизарова - Ключ от твоего мира

Ключ от твоего мира 3M, 203 с.   (скачать) - Екатерина Борисовна Елизарова

Екатерина Елизарова
Ключ от твоего мира


Глава 1

Невероятные истории не всегда начинаются невероятно. Вот и моя началась, на первый взгляд, довольно обыденно. Мы с университетской подругой Олеськой решили после пар заглянуть в кафе. День выдался тяжелый и пасмурный, а потому нестерпимо хотелось немного согреться и взбодриться. Но, как оказалось, человек не может знать наверняка не только того, что ждет его за следующим поворотом, но и за дверью обычного кафе. А ведь иногда там может отыскаться дорога к его судьбе.

Уже собираясь выходить из уютного тепла, наполненного ароматами кофе, я замерла, не дойдя до двери пары шагов. С той стороны стеклянной преграды словно из ниоткуда возник молодой человек в темно-синей неприметной куртке с надетым капюшоном. Он опасливо оглянулся и дотронулся до двери. Не взялся за ручку, не толкнул – просто приложил ладонь к стеклу. И этот жест не показался бы мне настолько странным, если бы не вспыхнувший ярким голубым светом символ на его ладони. Треугольник с отходящими от него полосами и вписанной внутрь закрученной спиралью. Завороженная и шокированная увиденным, я подняла глаза и тут же натолкнулась на тяжелый взгляд. Парень досадливо скривился, сжал ладонь в кулак и, повернув ручку, вошел внутрь.

Трудно сказать, что двигало мною, но, когда он, проходя мимо, вновь мазнул по мне взглядом нахмуренных темно-серых глаз, я… направилась в глубь кафе следом за ним! Я понимала глупость и несуразность сего действия, слышала удивленный оклик Олеси, но не могла остановиться. Банальное любопытство? Желание поверить в чудо? Не знаю, я просто поддалась охватившей меня тяге. И все.

Кафе не было большим, но незнакомец двигался стремительно, и я едва не потеряла его из виду. В спешке неуклюже подвернув ногу, все-таки успела проскочить в щелку закрывающейся за ним двери. Двери, как я думала, ведущей в подсобку или на худой конец в туалет. А оказалась в густом непроглядном мраке.

Однако отсутствие света не было самым страшным. Очень быстро я поняла, что не только ничего не вижу, но и не ощущаю под ногами никакой опоры. Не чувствую даже собственного тела! Я как будто парила. Или, скорее, увязла в липком «нигде». Когда же вдобавок ко мраку со всех сторон послышалось противное чавканье и шуршание, страх перерос в настоящий животный ужас. А затем кто-то грубо схватил меня и выдернул из тьмы в ослепляющий свет.

– Совсем сдурела! Чем ты слушала, когда вам вдалбливали первое и самое главное правило ключника: никогда не задерживаться в безмирье! – наорал на меня неизвестный.

Глаза слезились, и толком разглядеть сумасшедшего не удавалось.

– Что? – только и смогла выдавить я.

Мужчина на мгновение смолк и уже тише спросил:

– Да кто ты вообще такая? Не встречал тебя в крыле воздушников, а я помню всех ключников!

Я предприняла попытку уложить услышанное в голове:

– Это какой-то квест или флешмоб?

И зажмурилась, чтобы вернуть зрению ясность. Однако яркие всполохи стояли и перед закрытыми глазами. Странные такие, отнюдь не похожие на последствия резкой смены освещенности всполохи. Более того, тело тоже ощущалось как-то чуждо. Казалось, меня накрывали волны незнакомой субстанции, невидимой и почти неосязаемой, но все-таки ощутимой. Я качнулась и начала заваливаться.

Парень больно сжал мое плечо и помог устоять.

– Эй, полегче! – возмутилась я и потерла намятое место. Страх прошел, а вот недоумение возрастало. – Что вообще происходит?

– Отличный вопрос, вот и мне интересно, – с легкой хрипотцой сказали рядом.

Я не успела даже повернуться на голос, когда меня накрыла новая волна. Вспышки пульсировали в унисон с пронзающей голову болью. Я согнулась пополам и невольно застонала.

– Что это с ней?

– Похоже на инициацию. Дарлион, ты умудрился приволочь с собой лишенную?!

– Не может быть… Нельзя просто взять – и проскочить в проход!

– Сможешь вернуть ее?

– Поздно. Она уже меняется. Нужно отвести ее к Андониру. И насчет безопасности переходов в Энлант тоже нужно поговорить.

Перед глазами стояла пелена, и звуки доносились откуда-то издалека, а уж смысл произносимого мужчинами и вовсе ускользал.

– Хотел поберечь до экстренного случая, – пробормотал тот, что говорил с хрипотцой и, судя по голосу, был старше. – Похоже, момент настал. Активируй!

– Спасибо, Марс, – раздалось в ответ.

Вокруг опять что-то вспыхнуло, и почти сразу стало очень холодно.

– Вы маньяки, а я под кайфом. Все ясно. Но пытка холодом – это уже чересчур, – выдала я и, кажется, отключилась.

Ненадолго. Пришла в себя на чьих-то не особо бережных руках. От тряски меня затошнило. Я что есть силы толкнула похитителя в грудь и забрыкалась.

– Пусти!

– Тише ты! – гаркнули мне в самое ухо, но все-таки поставили на ноги.

Чуть отдышавшись, я с радостью осознала, что нормальное зрение почти полностью вернулось. В сером полумраке легко разглядела темноволосого парня в синей куртке. Того самого, из кафе.

– Ты! – обвиняюще ткнула в него пальцем. – Ты куда меня заманил?!

– Заманил?! – воскликнул он, и гнев на его лице смешался с искренним недоумением.

Сзади раздался хохот второго мужчины, и я резко развернулась, чтобы как минимум испепелить того взглядом. Но в ужасе замерла. Не мужчина. Передо мной стояло настоящее чудище. Чуть выше человеческого роста, полностью покрытое светло-коричневой шерстью, с по-собачьему черным носом и темно-карими человеческими глазами.

Меня затрясло, по телу прошла волна жара, а в груди как будто засел огромный огненный ком.

– Вагр меня задери! – весьма оригинально выругался парень и попытался до меня дотронуться.

Его буквально отшвырнуло от вмиг образовавшейся вокруг меня светящейся сферы.

Жар усиливался, страх сковывал, блуждая колючими иголками по всему телу. Я присела, явственно ощущая, как те самые волны, что еще недавно омывали снаружи, исходят теперь от меня самой!

– Зови Андонира! Быстрее! – прокричал парень.

Я вздрогнула от испуга, и из сферы тут же выстрелила молния.

– Что это? – в ужасе прошептала я и зажмурилась.

Уперлась руками в ледяной пол и содрогалась от страха, холода и внутреннего жара одновременно. Часто, отрывисто дыша, пыталась уговорить себя, что все это – просто дурной сон.

– Тан Андонир, приношу свои извинения, – вдруг сказало чудовище.

– Марсус, перестань, ты ни в чем не виноват, – ответили ему мягким, бархатистым голосом, к которому хотелось прислушиваться.

– И все же я подожду в гостиной. Или лучше – в приемной.

– Ты человек? – спросили тем временем, судя по всему, меня.

Я уговорила себя открыть глаза.

Сквозь светящуюся пленку были плохо видны детали, но это не помешало разглядеть высокого широкоплечего мужчину с очень светлыми, почти белыми волосами до середины шеи и невероятными ярко-синими глазами.

– Я Андонир. Как зовут тебя?

– Аделина, – постукивая зубами, ответила я.

– Ты впервые в Эндорфе?

– Да… То есть… Где?!

– В Эндорфе. Послушай, твоя сфера нестабильна и опасна. Ты испугалась Марсуса, он сколд. В Энланте их нет. Но тебе ничего не угрожает. Постарайся успокоиться, иначе ты можешь ненароком навредить и нам, и самой себе.

– Не знаю, как это убрать, – не особо понимая, о чем он говорит, ответила я. И непроизвольно сжалась, увидев, как синеглазый медленно подходит ближе.

– Анд, может, не стоит? Не хочу остаться без наставника.

– Тебе давно не нужен наставник, Дарл.

– Что-то я начинаю в этом сомневаться, – протянул тот.

– Аделин, сколько тебе лет? – спросил Андонир, продолжая приближаться.

– Почти двадцать,  – пролепетала я. – Девятнадцать.

– Драный варг,  – опять выругался парень, которого Андонир назвал Дарлом.

– Аделин, как скоро?

– Что – скоро? – не поняла я.

– Твой день рождения.

– Пятнадцатого марта. Через две недели.

Андонир подошел вплотную к сфере, и это почему-то немного успокоило, но в то же время заинтриговало. Я не могла заставить себя отвести взгляд от его необычайных глаз. Настолько ярких, что казалось, они светятся изнутри.

– Что со мной?

– Не бойся. Сила приняла тебя, а ты приняла силу. Но для первого раза ты призвала ее слишком много, чтобы справиться самой. Я помогу.

Он вытянул руку, и по открытым участкам кожи потянулись светящиеся голубым полосы. Сливаясь в узоры, они покрывали его, словно татуировками. Пленка вокруг меня рассеялась, и видела я это безо всяких преград.

– Ты не человек, – прошептала я.

– Нет, Аделин, – качнув головой, тихо сказал он, и я снова провалилась в темноту.

Последним, что почувствовала, были крепкие руки, подхватившие меня.

И холод.


Глава 2

Пришла в себя в кафе, сидя на полу и прислонившись спиной к стене рядом с той самой дверью. Пошатываясь, встала и с опаской потянула ручку. Все-таки туалет. Самый обычный. Что это было, черт возьми?! Олеси в кафе не обнаружилось, в остальном все осталось по-прежнему.

«По-прежнему», – именно так я думала еще пару-тройку дней после случившегося, заглушая необъяснимую тоску и непроизвольно рисуя на всех подворачивающихся поверхностях знак, увиденный на ладони Дарла. Да, я отлично запомнила все произошедшее в этот странный день. Имена мужчин, свои не поддающиеся никакому здравому объяснению ощущения, лохматого получеловека и ярко-синие удивительные глаза, приходящие теперь ко мне во снах.

Я вернулась к своей обычной жизни, но мыслями осталась там. Впрочем, не была до конца уверена, что действительно побывала в каком-то другом, параллельном мире. Вариант того, что банально спятила, я тоже не исключала.

– Линка, только не говори, что и в этом году собираешься зажать свой день рождения! – выдернув меня из размышлений, заявила Олеся.

Я поморщилась. Не люблю сокращений своего имени, хотя «Линка», конечно, лучше ужасной «Дели», которой меня тоже умудрялись называть некоторые знакомые.

– Не собираюсь, Олесь. А в прошлом году просто не успела ни с кем толком сдружиться.

– Знаю-знаю. А в этом как будто успела? Вадик вон с тебя глаз не спускает, а ты в его сторону даже не смотришь.

– Не начинай, а? Вадик – шалопай. Это раз. Я сюда приехала учиться – это два.

– Одно другому не мешает! Пригласи его обязательно.

– Ты мне еще предложи всю группу пригласить, – усмехнулась я. – Или лучше – весь второй курс разом.

– Зачем второй? Старшекурсники привлекательнее, – подмигнула Олеся.

– Угу, весь универ тогда уж, – выдохнула я. – Знаешь, честно,  не уверена, что возьмусь отмечать на широкую ногу. Не хочу обременять родителей. Им и так тяжело дается меня содержать. Мама не говорит, но мне кажется, у папы проблемы на работе.

– Печально. Надо что-то с подработкой придумать. Лишние деньжата и мне не помешают.

– Это ты сейчас так говоришь, потому что сессия позади, – улыбнулась я. Как бы ни хотелось помочь родителям, первые два курса меда – это ад, в котором не всегда остается время даже на сон. – Да и кто нас, неучей, возьмет? Может, в следующем году… Если раньше не вылетим, – добавила я.

– У меня все знакомые с других универов успевают и работать, и учиться одновременно. Только мы то над учебниками корпим, то над микроскопами, то над трупами.

– Лучше так, чем потом жизнями людей рисковать. Ты мою позицию по этому поводу знаешь, – отрезала я.

К учебе я относилась серьезно. И не потому, что хотела порадовать отправивших меня учиться в столицу родителей. Стать высококлассным врачом и спасать жизни людей было моей целью. Ладно, пусть не так пафосно. Не спасать, но как минимум лечить и излечивать. Это действительно было самым главным, а потому отсутствие личной жизни заботило меня мало. В отличие от Олеси, которая регулярно пыталась мне кого-нибудь сосватать. Пару раз я даже честно пробовала встречаться с предложенными кандидатами, но сердце молчало, а идти на близость без чувств – просто не мое. Такое уж я доисторическое существо. Мамонт, мечтающий об одной-единственной, той самой, любви.

– Я ж не спорю, Лин, – примирительно сказала подруга. – Но над днем рождения подумай. Двадцать лет только один раз бывает.

– Ага, как и двадцать пять, и тридцать…

– Не надо о грустном, я тебя умоляю! – рассмеялась Олеся. – Послезавтра колок, поеду-ка я в общагу готовиться. Ты как?

– Да я тоже домой поеду. До завтра!

Иногородними мы с Олесей были обе, но мне повезло чуть больше, и жила я не в общаге, а в небольшой квартирке, доставшейся от спонтанно переехавшей в Израиль тетки. Впрочем, у отдельного проживания отыскались свои недостатки.

Подходя к дому, я вдруг увидела ползущих по нему мерзких, в цвет стен, серых тварей, напоминающих огромных многоножек. Одна из них резко повернула голову в мою сторону и уставилась маленькими поблескивающими глазками. Меня передернуло от отвращения. Что-то шоркнуло сбоку, я на миг отвернулась, а потом не смогла уже разглядеть ничего необычного. Однако неприятное ощущение осталось. Стараясь лишний раз ни до чего не дотрагиваться, я прошмыгнула в подъезд и, быстро поднявшись, заскочила в квартиру.

На следующий день случилось еще кое-что. На этот раз красивое и волшебное, но не менее странное.

Расставшись с Олесей после пар, я шла к метро и заметила уличных музыкантов. Флейта звучала особенно проникновенно, и я замедлила шаг, вслушиваясь в мелодию. Она словно звонкий ручеек лилась по подземному переходу, а вслед за ней разлетались невесомые искорки и шарики света. Завороженная, я застыла и наблюдала за их завихрениями. Но стоило на мгновение отвести взгляд, как все опять пропало.

Еще через пару дней на перерыве между парами я случайно увидела сгустки матового, чуть желтоватого света, отлетающие от лиц говорящих друг с другом друзей. Мимолетно, но достаточно отчетливо, чтобы не усомниться в том, что это не блики солнечного света или вспышка фотокамеры.

Привычный мир менялся, и это пугало, ибо неизвестность всегда страшит, а я отчаянно не понимала, что со мной происходит и чего ждать дальше. И в то же время все чаще ловила себя на том, что оглядываюсь и внимательнее всматриваюсь в окружающее в поисках удивительного. Вдобавок ко всему ночами, в те редкие часы, когда я оставалась наедине с собой и своими мыслями, меня скручивала необъяснимая тоска, едва ли не заставляющая выть, настолько острой она была. Меня тянуло к чему-то недоступному и прекрасному, а перед внутренним взором то и дело вставали глаза. Ярко-синие. Принадлежащие не человеку.

Вечером накануне дня рождения, который я решила все-таки отмечать (родители прислали денег, заявив, что раз уж я не могу приехать на двадцатилетие домой, то должна отпраздновать как следует с друзьями), я столкнулась с тем, к чему никак не была готова.

На город давно опустились сумерки, и в арке, ведущей во двор, было совсем темно. Боковым зрением я увидела какое-то движение, а оглянувшись, остолбенела. Наполовину укрытое сумраком, вплотную к стене стояло существо. Лохматое, с черной слипшейся шерстью, ярко-красными неестественными глазами и… отблескивающими в неярком свете клыками! Оно издало неясный булькающий звук и шатнулось в мою сторону.

Страх обжег холодом, потом взорвался жаром в груди и стремительно растекся по рукам и ногам. Так быстро я, пожалуй, еще никогда не бегала.

Самое удивительное – монстр не пытался меня догнать, но напугал так, что я еще долго не могла уснуть, прислушиваясь к шорохам и перепроверяя замок на входной двери. Позже, размышляя о случившемся, я пришла к выводу, что он легко мог не только догнать, но и напасть, вовсе не показывая себя. Почему не сделал этого и чего вообще хотел – так и осталось загадкой.

Отмечать день рождения после насыщенного учебного дня, скажу вам, то еще удовольствие. Во всяком случае, первое, чего захотелось на входе в ночной клуб, – уйти. Громкая музыка, яркий мигающий свет, суета и большое количество людей… Я не очень-то люблю все это даже по отдельности, а тут…

– Спокойствие! – провозгласила Олеся, все это затеявшая и, судя по всему, заметившая, как перекосилось мое лицо. – Сейчас усядемся, расслабимся – и порядок!

Надо сказать, так оно и вышло. Привыкнув к обстановке и выпив пару коктейлей, я начала получать удовольствие от происходящего и зажигала вместе с однокашниками на танцполе. Единственный, кто беспокоил, – Вадик. Парень, судя по всему, решил наконец-то взять быка за рога и подваливал ко мне на полную катушку.

– Делька, я ведь еще не сделал тебе самый главный подарок, – слащаво улыбаясь, сказал он, наклонившись к моему уху. – Давай-ка отойдем.

– Нет, Вадь, – замотала я головой. – Не надо.

– Да ладно тебе, – схватив меня за руку, подмигнул он. – Я ж от чистого сердца хочу сделать тебе приятно!

– Девушка тебе отказала, смирись, – раздалось у меня из-за спины.

Я оглянулась на показавшийся знакомым голос и не поверила своим глазам. Дарл.

– Что ты тут делаешь? – осипшим голосом спросила я.

– Совой подрабатываю.

– Что?

– Письмо тебе из Хогвартса принес.

Появление Дарлиона произвело на меня такое сильное впечатление, что я даже не сразу поняла, что он шутит.

– А это что за хмырь? Мы тебя не звали! Не хочешь сразу подарок, давай хотя бы потанцуем, – едва выговаривая слова, произнес Вадик и потянул меня к себе.

Дарл же невозмутимо подошел ближе, положил руку ему на плечо и, заглянув в глаза, сказал:

– Тебе уже хватит, езжай домой.

Вадик после этих слов как-то сразу сник, послушно отпустил мою руку, развернулся и побрел к выходу! Чудеса! Дарл только ухмыльнулся и продолжил:

– Давай поговорим где-нибудь в более тихом месте.

– Хорошо… – выдохнула я и огляделась в поисках друзей.

Время было поздним, и я решила, что клуба на сегодня с меня хватит. Со всеми попрощавшись, вышла за Дарлом на улицу, где он сразу же протянул мне конверт.

Я вскинула брови.

– Бери. Это официальное приглашение из Академии Финфорт. Тебя готовы зачислить после прохождения стандартного теста на уровень и принадлежность силы.

– Что?!

– Будь оригинальнее, Аделин. Скажи что-нибудь вроде «Как я счастлива! Людям Энланта так редко выпадает эта великая честь!».

Я не успела рта раскрыть, чтобы спросить снова, когда он жестом остановил меня.

– Даже не вздумай повторять свои «что»! Я настоятельно рекомендую тебе хорошенько подумать перед тем, как давать ответ. Такая возможность в самом деле выпадает немногим. Тем более – в Энланте.

– Дарл, как я могу над чем-то подумать, если не представляю, о чем речь?! Надеюсь, ты догадываешься, насколько бредово звучит твое предложение?

– Не мое, Аделин. Академии. Не знаю уж как, но ты очутилась в Эндорфе, и он повлиял на тебя. С одними не происходит ничего, другие обретают силу. В твоем мире она бесполезна и даже опасна. Применить ее ты не сможешь, да и не сумеешь, а вот внимание будешь привлекать изрядное.

– Чье внимание? – спросила я, припоминая существо из подворотни.

– О, поверь, даже здесь хватает тварей со всего Шестимирья. Большинство – отбросы и паразиты, которые не прочь полакомиться чужой энергией. Для них твоя вновь обретенная сила фонит на многие километры. Выход один – учиться. Овладеть силой и знаниями о всех тех созданиях, которых прежде не замечала ты и которые раньше не обращали внимания на тебя.

– То есть вариантов нет?

– Думаешь, у меня нет больше занятий, кроме как пасти тебя здесь?! – неожиданно рассердился он. – Скажи «нет» и сними с меня эту ответственность! Я объяснил ситуацию и передал письмо. Дальше решай сама. И я тебя умоляю: избавь меня от метаний. Просто «да» или «нет», – отчеканил он и пошел прочь.

– Постой! Ты даже не дашь мне время подумать?

– Я найду тебя завтра, – обронил он, повернув голову. – Решай.

Дарл ушел, а со мной остались шок, недоумение и конверт плотной желтоватой бумаги.

До дома я добиралась как во сне и только в той самой темной арке вспомнила о лохматом чудище и словах иномирца. Если все правда, обычной жизнью я жить уже вряд ли смогу.

Едва закрыв за собой дверь, я достала письмо и прочла:

«Аделина из Энланта приглашается в Академию Финфорт для прохождения тестирования на наличие силы с целью дальнейшего зачисления на обучение. С условиями поступления и договором кандидатка будет ознакомлена на месте. Секретарь ректора Фтаус»

И все. Признаться, я ожидала большего. И что теперь делать?

«Нет, это какой-то бред, не буду ничего решать!» – сказала я себе и отправилась спать.

На следующий день Дарл не заставил себя ждать и встретил прямо около университета.

– Это тот парень из клуба? – поинтересовалась Олеся. – Красавчик! А ты совсем ничего мне не рассказала!

– Эм… Да, прости, Олесь, завертелась как-то, – не зная, как иначе объяснить присутствие Дарла, не стала я отрицать.

– Да ладно, иди уже, – улыбнулась она.

И пусть мы не были настолько близкими подругами, как иногда хотелось, Олеся искренне желала мне счастья. Это я знала абсолютно точно.

– Письмо мало чем помогло, – первое, что сказала, подойдя к Дарлу.

– Это формальность. Ты решила?

– У меня учеба, своя жизнь, в конце концов! А тут непонятная Академия и никакой определенности… Я ничего не знаю об этом вашем Эндорфе, да и тебя вижу третий раз в жизни! Мне нужно больше информации.

Трудно было ему не поверить после всего, что мне довелось испытать и увидеть, но вот так запросто согласиться и бросить все? Возможно, если бы нечего было терять, я бы так и поступила. Не задумываясь. Часть меня рвалась окунуться в неизведанный волшебный мир, познать иную грань реальности. Я спрашивала себя, как буду жить, зная, что не воспользовалась такой возможностью? И в то же время не могла сказать решительное «да». Слишком крепко меня держала моя цель.

– Начинается, – досадливо протянул Дарл. – Прелести закрытого мира во всей красе. Нигде больше не возникло бы столько вопросов и сомнений. Похоже, Энлант назван миром лишенных не столько из-за отсутствия проявленной силы, сколько из-за неприятия даже самой мысли о ней!

– Так, ладно, – остановила его, понимая, что теряю нить рассуждений. – Скажи главное: я смогу вернуться?

– Да. Такой пункт предусмотрен договором с Академией.

– А если я не пройду этот их тест?

– Это маловероятно, я сам видел проснувшуюся в тебе силу. На кого ты учишься? – вдруг спросил он.

– На врача, – ответила удивленно.

– Если после обучения в Финфорте ты решишь вернуться, сможешь понимать природу болезней и лечить людей несравнимо лучше ваших врачей.

– В каком смысле? Знахарей-шарлатанов у нас хватает, я изучаю науку!

– Да пожалуйста! Получишь диплом вашего учебного заведения, но с помощью силы, даже дремлющей в условиях Энланта, сможешь намного больше простых врачей. Намного больше. В тебе откроется и разовьется дар излечивать людей даже в самых безнадежных случаях.

– Откуда ты знаешь?

– Я тоже учился в Академии, хотя и не на лекаря. Видел, на что способны выпускники.

Не уверена, что Дарл подозревал, насколько попал в точку своими словами. Передо мной забрезжила надежда на осуществление мечты. Нет, я не собиралась бросать учебу и надеяться лишь на чудо, но… Если существуют какие-то другие миры, странные создания и не-люди, почему не допустить, что существуют и иные, более совершенные способы лечения?

– Мне нужно время собраться и уладить дела.

– Промедление нежелательно. Насчет своего университета не переживай, Финфорт уладит все формальности. Ты будешь числиться студентом, обучающимся в другом вузе по обмену. В общем, так, как приемлемо именно для Энланта.

– Вот как? Они уже делали так?

– Финфорт собирает одаренных по всему Шестимирью, Аделин. Для них это нормальная практика.

– Надо же… В любом случае я не могу вот так просто взять и исчезнуть! Друзья, родители. Нужно придумать, что сказать им. Как скоро я смогу вернуться? Там предусмотрены какие-нибудь каникулы или нечто в этом роде?

– Если тебя что-то не устроит в условиях, я обязуюсь лично доставить тебя обратно. Такой ответ тебя успокоит?

– Да. Пожалуй, да, – облегченно улыбнулась я, все еще не веря, что всерьез собираюсь согласиться.

– Тогда не теряй время напрасно. День-два – не больше. Легенда для близких, сбор вещей. Бери только самое необходимое. Много одежды не тащи, в Академии все равно выдадут форму, но захвати теплую куртку, там холодно.

– Хорошо… А как с тобой связаться? Если что-нибудь вдруг случится…

– Что случится, Аделин? – подозрительно прищурившись, спросил Дарл. – Ты что-то видела? Или кого-то?

– Ну… да, – призналась я.

– И молчала? Понятно. Планы меняются: или мы отправляемся немедленно, или… – Я с надеждой ждала продолжения. В последний раз все обдумать, собраться и попрощаться с родными ужасно хотелось. – Или к тебе поедем вместе.

– Хорошо, – с готовностью согласилась я. Похоже, отступать уже поздно.


Глава 3

Я шла за Дарлом по мокрой от недавнего дождя мостовой и старалась впитать в себя как можно больше ощущений этого утра. Звук шагов, шум проезжающих машин, обрывки разговоров, случайная капля, сорвавшаяся с крыши, дуновение теплого ветерка… И пусть этот город не был мне родным, хотелось запомнить его именно таким – привычным и понятным. Что ждет меня в моем «завтра»? Сказать этого я не могла.

Один день – и все мосты с настоящим сожжены. Это не было просто, но удалось! Ошарашить родителей новостью о невероятном везении – стажировке в Германии, о которой якобы умалчивала раньше, боясь сглазить. Глотать слезы от невозможности попрощаться лично и пообещать писать по электронке, потому что не знаешь, будет ли возможность звонить. А потом за двадцать минут наваять с десяток писем и установить таймер на почте. Объясняться с Олесей о чудо-наследстве и убеждать в искренней готовности бросить все и лететь в Германию для его получения. Не сразу, но она поверила в серьезность моих намерений в случае необходимости даже взять академ. Как оказалось, я умею быть убедительной.

И вот, отдав ключи от квартиры соседке, у которой их когда-то и получила, собрав увесистую сумку со своим барахлом и захватив по совету Дарла зимнюю куртку, я шагала в неизвестность.

Как бы странно это ни звучало, но больше всего меня напрягала… куртка. На Москву давно опустилась аномально теплая ранняя весна, пришедшая за такой же ранней зимой, а теперь, выходило, придется вернуться в ненавистный холод.

– Мы воспользуемся переходом, – наконец обратил на меня внимание Дарл. – Так ты сможешь попасть сразу в Академию.

– А… эм… переместиться ты туда не можешь?

– Нет, Финфорт расположен вне доступной мне полосы досягаемости.

– Э-э-э… Понятно.

Здание, к которому мы подошли, ничем не отличалось от остальных на этой улице. Дверь – тоже самая обычная, с глазком. Дарл приложил к ней ладонь, и через пару мгновений она вспыхнула неярким светом и приоткрылась.

– Странно… – протянул Дарл и распахнул дверь настежь. – Смотритель Алланс, взяли бы вы себе ученика, как вам Ковен давно рекомендует. Он бы помогал и двери запирал надежнее! – прокричал он.

Из небольшой, заставленной скарбом прихожей в глубь квартиры вел длинный коридор. В солнечном свете, пробивающемся в щели неплотно прикрытых дверей по его сторонам, кружили пылинки, а из гостиной, где мы в итоге оказались, уже издалека доносилось громкое тиканье часов с маятником.

– Алланс, вы здесь? – спросил Дарл, но ни один новый звук не нарушил неуютного затишья. – Алланс! – позвал он снова.

А я обошла высокое старинное кресло и забыла, как дышать. Крик рвался из груди, но застрял где-то в горле.

– Драный варг! – воскликнул Дарл и, развернув меня к себе, чуть приобнял. Только этот жест уже не мог ничего изменить.

Перед глазами стояло истерзанное тело, лежащее в луже крови в жуткой, неестественной позе. Светло-голубые, по-старчески бледные глаза с ужасом смотрели в потолок, а седые пряди, обрамляющие морщинистое лицо слиплись от запекшейся крови.

Я дернулась и на миг снова окинула открывшуюся картину взглядом. Вещи разбросаны по полу, мебель разломана и раскидана. И кровь, повсюду кровь.

– Что же это? – Меня била дрожь.

– Вампир, – процедил сквозь зубы Дарл. – Впрочем, он был не один. Тот, кто сделал это, подчистил все, не оставил ни крупинки силы. Как слизняк. Нам лучше уйти, чтобы не наследить. Я отправлю тебя другим путем. Нужно срочно вызывать дознавателей. Пойдем!

– Мы вот так его и оставим? – сипло прошептала я.

– Предлагаешь захватить с собой?

– Зачем ты так?.. – тихо спросила я, и слезы сами собой брызнули из глаз. Бедный старик, разве он заслужил такую смерть?

– Как – так, Аделин? Мне все это тоже очень не нравится, но я связан – должен доставить тебя в Академию. И чем скорее, тем лучше, – пробормотал он и, в последний раз хмуро взглянув на убитого, потянул меня за собой.

– Как же так? И что теперь? – не могла успокоиться я.

– Аделин, все будет так, как задумали. Мы отправляемся в Эндорф, просто до Академии придется добираться на гритах или дирижабле.

– Как это?

– Тебе повезло, что рядом ключник, – улыбнулся Дарл.

– Почему? – спросила я и прикусила язык, осознав невежливость прозвучавшего вопроса.

– Только ключники могут свободно перемещаться по закрытым мирам. Энлант, твой мир, – закрытый, – медленно и спокойно, как ребенку, объяснил Дарл. – Смотритель мог бы отправить тебя прямо к Академии, я не сумею, но это лучше, чем ничего, правда?

– Вот как… Не понимаю, кто сделал это с ним, зачем?!

– В этом мы разберемся. Аделин, тебе еще рано задаваться такими вопросами. Главное сейчас – овладеть силой и научиться защищать себя в случае необходимости. Я не всегда буду рядом.

– Да, конечно, понимаю… – пробормотала я, старательно отгоняя навязчиво вылезающие перед глазами жуткие картинки. – И как мы попадем туда?

– Подойдет любая дверь, но лучше сделать это в безлюдном месте без камер видеонаблюдения.

– Значит, все страшилки – правда? – спросила я чуть погодя. Дарл посмотрел непонимающе. – Ты сказал – вампир. Я не верю в вампиров! Не верила…

– Напрасно. Они существуют, и совершенно не похожи на приписываемый им людьми благородный образ. Это существа, лишившиеся или лишенные силы и вынужденные пить кровь, а вместе с ней – силу других созданий. Это их единственный способ выжить. Впрочем, со временем они утрачивают всякую разумность и становятся просто нечистью.

– Лишенные? – зацепилась я за уже слышанное слово. – Вы так называли меня, почему?

– Запомнила? Надо же. Думал, решишь, что ударилась головой и тебе все привиделось, – ухмыльнулся он.

А я сбавила шаг.

– Перестань, Аделина. Неужели ты считаешь себя похожей на вампира?

– Нет, но…

– Мы так говорили о тебе только из-за названия твоего мира. Энлант – земля лишенных. Почему так, никому не известно. Остальные пять миров носят имена основных рас, населяющих их. Хотя и тут есть свои загадки.

– Дарл, откуда ты все это знаешь? Не про миры и тварей, а всякие подробности из моего мира?

– В последнее время часто бываю тут. Я же ключник, и при необходимости помогаю смотрителям отслеживать тех, кто прорывается в миры незаконно. Особенно в закрытые.

Кивнув, я не стала больше ничего спрашивать. Голова и так разрывалась от новой информации, а сердце продолжало гулко стучать в груди.

Дарл шел быстро, почти бежал. Я едва поспевала за ним и готова была просить о пощаде, когда он вдруг резко затормозил.

– Ты чувствуешь?

– Что?

– Прислушайся.

– Какой-то свист?

– Это поисковый импульс. Нас уже нашли. Сюда! – обронил он и ухватил меня за руку.

А в следующее мгновение я вновь оказалась в зловещей непроглядной тьме. Только на этот раз – совсем ненадолго.

Перемещение вышло не очень удачным, и мы с Дарлом, сбив друг друга с ног, повалились на застланный бордовым ковром пол. Просторный кабинет или даже зал. И люди, много людей. Впрочем, нет, людьми они были вряд ли.

Я не успела толком разглядеть это собрание, потому что вдруг увидела его и уже не смогла оторвать взгляд. Все покрылось дымкой, и передо мной остались только нереальные ярко-синие глаза. Они приковывали, поглощали, заманивали в свою глубину, не оставляя места ничему другому.

Андонир нахмурился и подошел ближе.

– Что случилось? – спросил он кого-то рядом со мной.

Ах да, Дарла.

– Смотритель убит, – сказал парень, а я как-то резко пришла в себя. Смотритель… Убит!

– Нужно сообщить Совету. Аделин, ты как?

– Нормально.

– Тогда пойдем, подождешь немного в приемной.

Он провел меня в небольшое, обставленное в деловом стиле помещение и тут же ушел.

«Вот так появление в новом мире», – подумала я и повалилась на ближайшее кресло.

Взгляду в приемной было абсолютно не за что зацепиться. Обстановка очень походила на земную, но парой веков ранее. Довольно быстро я заскучала и подошла к окну. Однако открывшийся вид тоже разочаровал – опять ничего необычного. Аккуратный газон, ровно подстриженный кустарник и виднеющийся вдалеке парк. Единственное, что радовало: вся растительность имела ярко-зеленую расцветку. Вечная зима отменяется?

– А это у нас кто? – раздалось за спиной и, вздрогнув от неожиданности, я повернулась на голос.

Немолодой мужчина. Темно-карие глаза, окруженные морщинками, черные, до плеч, волосы, темно-синий, отблескивающий камзол и белое жабо рубашки.

– Как любопытно, – протянул он. – Лишенная ожидает в приемной зала Советов. Что же ты делаешь тут, деточка?

Признаться, несмотря на ощущение исходящей от незнакомца опасности и невзирая на приличия, мне хотелось ответить что-нибудь дерзкое. Но я не успела.

– Конрад, ты все же решил почтить Совет своим присутствием? – спросил вовремя появившийся в комнате Андонир.

– Где же твои манеры, Анд? Я с некоторых пор – декан факультета Огненных Воинов, а это, знаешь ли, не только большая честь, но и ответственность.

– В таком случае рад, что ты смог выкроить для нас время. Собрание уже началось, прошу. – И Андонир жестом пригласил Конрада на выход из приемной.

– Он и правда декан? – заикаясь, спросила я.

– Не беспокойся об этом, Аделин. К Финфорту Конрад не имеет никакого отношения. Марунтус не допустил бы такого.

– Неприятный тип, – поежилась я.

– Так и есть. Надеюсь, тебе не придется с ним больше встречаться.

– А Марунтус – это кто?

– Ректор Академии Финфорт. Строгий, но справедливый, а главное, тщательно отбирающий преподавателей, – улыбнулся Анд.

Я улыбнулась в ответ и снова вздрогнула, услышав чье-то враждебное шипение.

Напротив меня, прямо по висящей на стене картине, двигалось существо, отдаленно напоминающее варана. Глаза его полыхнули огнем, и по гребням вдоль позвоночника прошлись язычки настоящего пламени. Вновь злобно шикнув, магическая тварь оттолкнулась и полетела на меня. Я завизжала и, не вполне отдавая себе отчет, что делаю, выставила вперед руки. И в тот же миг из ладоней вырвались струи огня! Облизнув гладкие чешуйки варана, они ничуть не навредили ему. Однако вцепиться в меня он не смог. Чем-то вроде потока морозного ветра его сбил Андонир, а я застонала от ужаса и поистине адской боли, раздирающей мои горящие ладони.

– Ох, приношу свои глубочайшие извинения, мой питомец напугал вас, – раздался от двери голос Конрада.

Анд накрыл мои ладони своими, потушив пламя и подарив блаженную прохладу, а затем рывком задвинул себе за спину.

Я хотела было возмутиться, зачем он меня, пострадавшую от гадкого варана, спрятал, но отчего-то смолчала. Стояла, боясь шелохнуться и сжав зубы, чтобы не застонать. Боль стремительно возвращалась, пульсируя в ладонях и кипя. Я больше не вслушивалась в разговор мужчин, сосредоточившись только на том, чтобы не выдать себя и не потерять сознание.

– Аделин? Ты как? – наконец, повернувшись, тихо спросил Анд.

Отвечать не пришлось. Думаю, мой вид говорил красноречивее любых слов.

Андонир аккуратно взял меня за плечи и заглянул в глаза. Синий… Такой яркий и чистый, морозный… Никогда не любила холод, но сейчас струйки прохлады, исходящие от Анда, позволяли вздохнуть свободнее и расслабиться. Возможно, даже чересчур. Я как-то неожиданно обмякла и начала терять равновесие.

– Спасибо, – прошептала, когда Анд удержал, не позволяя упасть.

– Спи, – сказал он, подхватывая меня на руки, и я в самом деле провалилась в темноту.

Первый раз пришла в себя ненадолго и с удивлением обнаружила, что мы куда-то едем. То ли в карете, то ли в старинного вида автомобиле, ибо в темноте не разглядела ни коней, ни иных запряженных тварей. А вскоре многострадальные руки обдало жаром, и стало уже не до разглядываний. Анд вновь что-то сделал, и в следующий раз я очнулась, уже сидя в массивном мягком кресле.

– Что… – просипела я и, прочистив горло, закончила: – со мной?

– Потерпи, девочка, тут без снадобий не обойтись, – своим мягким бархатистым голосом ответил Андонир и нанес мне на руку мазь с резким незнакомым запахом. Боль почти сразу прошла, и я опять заснула. А когда проснулась, уже не чувствовала ничего необычного и мучительного.

Я лежала на широкой кровати посреди просторной комнаты. Шторы были задернуты, и в полумраке удалось рассмотреть лишь ничем не примечательные стол, шкаф и кресло.

Хотела встать, но в комнату вошел Андонир. Увидев, что я проснулась, он в своей манере, лишь слегка приподняв уголки губ, улыбнулся и, подойдя к окну, впустил в помещение солнечный свет.

– Где мы? – Я зажмурилась и, не решаясь встать в его присутствии (мало ли во что окажусь одетой!), спросила: – У тебя дома?

– Нет, нас приютил Дарл. Мой дом далеко отсюда.

«Нас» эхом отозвалось в сердце, а я нахмурилась. Что еще такое?

Хуже того! Судя по выражению лица Анда, это «нас» я умудрилась произнести вслух. Он на пару мгновений замер, потом кашлянул и спросил:

– Как ты себя чувствуешь?

– Не знаю. Кажется, все в порядке. Я долго была без сознания? Или спала? Мне неловко, что доставила столько неудобств. Что теперь?

– Для начала нужно поесть. Я позову Мирту, она следит за домом и готовит Дарлу. Она поможет…

– Не надо! – перебила я, в ужасе представляя встречу с очередным чудовищем. – Я справлюсь сама!

– Твои руки еще не до конца зажили. – Взглянув на ладонь, я провела пальцем. Кожа шершавая, со следами лопнувших пузырей, но вполне сносная. – Ладно, – усмехнулся Андонир, не дожидаясь моего ответа. – Твоя сумка в шкафу, ванная и все необходимое – за той дверью. Когда будешь готова, просто выходи из комнаты, я помогу тебе спуститься.

– Спасибо, – отозвалась я и широко улыбнулась.

Ванная! У них есть ванная! Ура!

Я боялась, что волосы после мытья в непривычной воде неизвестным шампунем превратятся в паклю, как случилось при переезде в Москву. Однако каштановые пряди расчесывались удивительно легко и больше обычного блестели, отливая ярко-рыжим и даже красным. В сочетании с зелеными, чуть раскосыми глазами смотрелось весьма эффектно.

Подмигнув своему отражению в зеркале, я усмехнулась:

– Еще немного – и стану настоящей ведьмой!

Переодевшись в ярко-голубую тунику с широким вырезом и светло-синие джинсы, я чуть прихватила волосы сзади. Не люблю ходить с распущенными: красиво, но, учитывая длину до середины спины, не очень-то удобно. Однако фена, как, впрочем, и намека на наличие других электроприборов, не наблюдалось, так что пришлось оставить сохнуть их так.

Андонир, как и обещал, появился почти сразу, как вышла из комнаты. Жестом предложив следовать за ним, он повел меня вниз.

Странно. Все вокруг было до боли знакомо, будто я попала не в другой мир, а на съемки исторического фильма. Те же предметы, обстановка вполне земная, привычная, но, как и в приемной зала советов, веком, а то и двумя ранее.

Спустившись по лестнице темного дерева и свернув в ближайшую дверь, мы оказались в залитой солнечным светом столовой.

– Садись, – сказал Андонир, отодвигая для меня стул. Потом подошел к столу и стал накладывать что-то в тарелку. – Надеюсь, ты любишь рыбу.

– Не особо, – ответила я и тут же смутилась. – То есть это не имеет значения. Спасибо.

Андонир усмехнулся, поставил передо мной тарелку и, обойдя стол, сел напротив.

– Морская рыба – это то, чего в Эндорфе в достатке. Переселенцы научились готовить ее в совершенстве. Другое мясо тоже употребляют, но, полагаю, к его вкусу тебе придется некоторое время привыкать.

– Я бы с удовольствием отведала того гадкого варана, что поджарил меня, – вдруг сказала я.

– Варан… поджарил… – пробормотал Анд и отчего-то очень серьезно посмотрел на меня. – Что ж…

И он принялся сосредоточенно есть.

Надо сказать, рыба оказалась невероятно вкусной и буквально таяла во рту. Как, впрочем, и гарнир, напоминающий картофель. И легкий, чуть вяжущий ягодный морс. Очень быстро я опустошила все и не отказалась бы отведать добавки, однако чувствовала себя недостаточно раскованно, чтобы положить себе самой, и тем более – попросить Анда. Что-то подсказывало, что обслуживать нас за обедом должна была та самая Мирта, от помощи которой я так рьяно отказалась.

Я чуть кашлянула и выпила последний глоточек морса.

– Аделин, – отмер Анд. – Та сила, что пробудилась в тебе, требует контроля.

– Сила? – растерялась я.

Да, со мной происходили непонятные, пугающие вещи, я видела то, чего нет, и согласилась, в конце концов, обучаться в другом мире! Но до сих пор, признаться, не задумывалась над тем, что именно со мной случилось и что представляет собой эта их сила.

– Не стоит пугаться. Сила – часть тебя, а не что-то, привнесенное извне. Она просыпается только у тех, у кого в достаточной мере уже накоплена. В Эндорфе нет ограничений, что лежат на Энланте, потому она проявилась именно здесь. Для первого раза чересчур сильно, чтобы ты сумела сама справиться с ней.

– И что делать? – занервничала я и сразу почувствовала, как меня бросило в жар. Перед глазами замелькали блики, ладони запульсировали, а вдоль позвоночника пробежал холодок.

– Тише, не надо бояться, ты делаешь только хуже, – сказал Анд, моментально оказавшись рядом. – Ты всему научишься. А пока… Я немного притушу твою силу, чтобы ты без приключений добралась до Академии и успела усвоить первые техники ее контроля. Позволишь?

– Хорошо, – неуверенно кивнула я.

Анд положил руки мне на плечи. По его лицу, шее и всем открытым участкам кожи потянулись светящиеся светло-голубые полосы. Глаза, и без того невероятно яркие, казалось, тоже засветились изнутри собственным светом. Я, точно загипнотизированная, не могла отвести от них взгляд.

– Так будет лучше, – шепнул он, и тело на мгновение обволокло прохладной, упругой, но в то же время едва осязаемой пленкой. – И еще кое-что, – добавил он, чуть отодвинувшись. – Закрой глаза.

Я послушно смежила веки, и Анд осторожно развернул меня спиной к себе.

– Хорошо. Теперь открывай.

Высокое человекоподобное существо, покрытое густой шерстью и одетое в обычные темные брюки. Я запомнила его. Друг Дарла и Анда, Марсус. В первый момент я все же вздрогнула, но прежнего ужаса не ощутила.

– Прости, нужно было проверить твою реакцию. Далеко не все расы, встречающиеся в Эндорфе, похожи на людей.

– Да, поняла. Привыкну, – пробурчала я, отчего-то чувствуя некоторое разочарование. – Мне очень неловко, что так испугалась вас в прошлый раз, – сказала я, обращаясь уже к Марсусу.

– Не стоит переживать, – улыбнулся тот вполне приветливо. – Мы сами себя иногда пугаемся.

После этих слов он достал что-то из кармана и нерешительно переступил с ноги на ногу. Я удивилась такой реакции, а он неожиданно спросил:

– Могу я подойти?

– Конечно…

Преодолев разделяющее нас расстояние всего в пару шагов, Марсус протянул мне небольшую вещицу, отблескивающую, словно ледышка или кусочек горного хрусталя.

– Это всего лишь закреп для волос, – пояснил он, – но на нем лежит самая малость чар сколдов. Если тебе понадобится помощь, просто сожми его и позови. Находящиеся поблизости сколды услышат тебя.

– О… – Я не знала, что сказать. – Спасибо, Марсус. Мне совсем нечего подарить в ответ.

– Просто прими, – подсказал Анд. – У сколдов принято дарить что-нибудь в честь знакомства и в знак надежды на возможную дружбу.

– Тогда я с большой радостью принимаю твой подарок, – сказала я Марсусу. – И искренне благодарю за дружбу.

На этом мое краткое пребывание в доме Дарла подошло к концу. Сам Дарл так и не появился. У него, вероятно, нашлись дела поважнее. Я понимала, что это нормально и правильно, но отсутствие человека (впрочем, человека ли?), к которому за пару дней успела привыкнуть, не прибавляло уверенности. Страх перед неопределенностью и растерянность прочно засели внутри. Но делать было нечего, и, кивнув на вопрос Анда о моей готовности отправляться в Академию, я последовала за ним к выходу.

Марсус любезно спустил из комнаты мою необъятную сумку и погрузил ее в автомобиль. На вид – самый обычный раритетный автомобиль!

Сколд занял место водителя, Анд расположился напротив меня.

Уже через несколько минут я не выдержала:

– И почему все так похоже на земное? Дома, обстановка… Даже машины!

– Эндорф не однороден. В Финфорте ты не встретишь так много знакомого, хотя немало находок из Энланта распространились и по нему. Эта местность близка к пересечению полос с Энлантом и линией перехода. Понять так сразу сложно, но у тебя еще будет на это время.

– То есть вы заимствовали что-то с Земли?

– Не я, – улыбнулся Анд. – Эндорф – не родной для меня мир. Как, впрочем, и для большинства его населения. Но можно сказать и так. Заимствование имело место.

Слова Анда удивили, однако то, что я увидела чуть позже, буквально ошеломило. Самый настоящий дирижабль! Не такой громадный, какими я себе их представляла, но и не маленький. Светло-бежевый баллон чуть искрился на солнце, а в относительно небольшую кабину уже заходили пассажиры.

Анд помог мне вылезти из машины, взял сумку и, ничего не сказав, медленно пошел в сторону дирижабля. Марсус только тепло улыбнулся и кивнул в сторону удаляющегося Анда. Немного не дойдя до ограждения, за которым шла посадка, Анд остановился и, положив сумку на землю, повернулся ко мне. Сначала он просто молчал, рассматривая мое лицо так, словно старался запомнить, а потом вдруг провел рукой по волосам и отчего-то нахмурился.

– Там не будет столько солнца, – пробормотал он как будто самому себе.

Мимо нас, перешептываясь, проходили люди, но я не обращала внимания на окружающих, сосредоточенно изучая едва заметный узор на рубашке Анда.

– Дарл сказал, ты хочешь стать лекарем? – наконец произнес он.

– Да.

– Хорошо. Скажи об этом при зачислении. В тебе проявлена стихия воды, поэтому проблем возникнуть не должно.

– Я рада, – вяло улыбнулась я. Прощаться с Андом почему-то не хотелось.

– Мы больше не увидимся?

Отринув стеснение, я смело посмотрела на него.

– Как знать, Аделин, – ответил он, и я опустила глаза, почувствовав себя маленькой наивной девочкой, глупо понадеявшейся на интерес зрелого серьезного мужчины.

Красивый, сильный, надежный… недосягаемый.

Я мотнула головой, наклонилась и, вытянув из сумки железную ручку, поставила ее на колесики.

– Мне нужен билет?

– Нет, это дирижабль Академии, он летит прямо туда.

– Хорошо, – кивнула я. – Тогда… Спасибо за все, Андонир, и… пока.

Пряча волнение, я быстро развернулась и пошла к ограждению, зайдя за которое, тут же почувствовала себя одиноко и потерянно.

Оказаться одной в новом городе – нелегкое испытание. А в новом мире, населенном не-людьми? Жутко. Впрочем, ничего откровенно жуткого со мной не произошло, а потому, собрав волю в кулак и нацепив на лицо подобие улыбки, я шагнула на невысокий помост, ведущий к кабине дирижабля.

В путешествиях в другие миры определенно есть свои плюсы. Очень скоро улыбка из натянутой превратилась во вполне искреннюю. Лететь на дирижабле! Это же надо подумать!


Глава 4

Ни Дарла, ни Анда, ни даже покрытого шерстью Марсуса, такого устрашающего на вид, но дружелюбного и застенчивого. Я осталась совсем одна. Эйфория от полета быстро прошла, внутри стало пусто и холодно.

Наверное, я должна была радоваться – не ради ли поступления в Академию я вообще отправилась в Эндорф? Но в сердце поселилась необъяснимая тоска.

Поежившись, я посмотрела в окно. Белые облака – и больше ничего. Спать в общем-то не хотелось, но такая монотонность убаюкивала, и вскоре я задремала.

Проснулась от чьего-то пристального взгляда.

– Человечка, надо же! Нечасто встретишь в Эндорфе лишенных. Какими судьбами, крошка? – нагло ухмыляясь, спросил худощавый парень с коротким ежиком светлых волос, длинной шеей и… чуть удлиненными заостренными ушами! Эльф?!

– Лечу в Академию, – выдавила я.

– Человечка с силой? Любопытно. И что же ты умеешь? – спросил он с издевкой, а я начала закипать.

– До тебя мне далеко. Цепляться к людям и самоутверждаться за счет их растерянности я не умею.

– Ах-ха-ха, подумать только! – рассмеялся эльф. – Она еще и кусается.

– А у эльфов с зубками не очень, да?

– Я фейн! – вскочил парень. – Или я похож на маленького цветочного человечка с крылышками? – процедил он, нависнув надо мной.

– Эм…

– Чего еще можно ожидать от лишенной, – обронил он, зло сверкнув светло-голубыми глазами, и ушел.

«Не успела добраться до Академии, уже нажила врага», – мрачно подумала я.

Однако самое отвратительное выяснилось позже, при посадке.

За окнами кабины, похожей на нутро теплохода, кружила настоящая метель. Дарл был прав: здесь очевидно царила зима. Снег, ветер, холод… А я потеряла куртку! Куртку, о которой Дарл напоминал мне несколько раз! И ведь я взяла ее! Но на каком-то этапе пути умудрилась посеять.

Чудом откопав в сумке просторный, крупной вязки свитер, я натянула его прямо поверх легкого пиджака, который надела еще перед выходом из дома Дарла, и пошла на выход.

Едва я шагнула с помоста, ноги по щиколотку погрузились в рыхлый снег. А еще через пять шагов снег налип не только на каблуки полусапожек, но и на явно не предназначенные для такой эксплуатации колесики сумки. И это не говоря о том, что свитер весьма посредственно спасал от мороза и пронизывающего ветра. Как далеко придется идти, я не знала. Радовало только то, что все прибывшие направлялись в одно место.

«Буду медлить – точно превращусь в ледышку», – сказала я себе и потащилась вперед по заснеженной дорожке так быстро, как позволяла волочащаяся сзади сумка.

Новый знакомый не-эльф, усмехаясь, прошел мимо. Похоже, его отсутствие теплой одежды ничуть не смущало.

– Ну да, настоящий джентльмен, чего еще ожидать от эльфа, – бурчала я себе под нос, чтобы хоть как-то отвлечься от обжигающего мороза.

А потом редкий невыразительный лесок по краям дорожки сменился уходящим вдаль горизонтом, и я замерла от восхищения, позабыв даже о холоде. Метель будто нарочно утихла, и во всем своем великолепии впереди показался замок. Огромный, светло-серого камня, со множеством башенок и шпилей, он смотрелся по-настоящему сказочно.

– Не может быть… – прошептала я. – Это и есть Академия?.. Вау.

Издалека создавалось ощущение, что замок стоит на высоком утесе, но это оказалось не совсем так. Меня и замок разделял сейчас даже не ров, а глубокий обрыв. Так, словно кусок скалы с высившейся на ней Академией откололся от основной части суши и образовал неприступный остров. Единственным способом попасть на него был, судя по всему, мост. Длинный, каменный, с подпорками в виде уходящих далеко вниз арок. Словом, такой же невероятный, как и сам замок. А вот справа и впереди не было ничего, кроме темно-серых, в белый барашек, неприветливых волн.

Я подошла ближе и вдохнула полной грудью морозный воздух. Соленый и чуть горьковатый. Морской. А быть может, даже океанский?

– Невероятно… Хочу комнату с видом на океан, – усмехнулась я и скорее побежала к мосту. Ветер на скалистом берегу дул куда неистовее, и риск превратиться в сосульку увеличивался с каждым проведенным здесь мгновением.

Не знаю как, но на каменной поверхности моста не лежало ни единой снежинки, и двигаться стало в разы легче. А потому на ту сторону, а затем и к массивным, украшенным фигурным орнаментом дверям Академии я добралась удивительно быстро.

Не раздумывая, закоченевшими руками распахнула дверь и окунулась в блаженное тепло и непередаваемую атмосферу сказки. Странной, немного пугающей, но все-таки сказки.

Просторный холл, ковры, люстры, широкая парадная лестница по центру. И коридоры: два по сторонам от лестницы, уходящие вперед, и еще два – направо и налево от входа.

И люди. Нет, существа, часть которых, так или иначе, была покрыта шерстью. Я опустила глаза и перевела дух, про себя благодаря судьбу и Андонира за относительную готовность к увиденному.

– Привыкну, – сказала твердо и запретила себе пялиться на студентов.

– Новенькая? – спросил, пробегая мимо, какой-то паренек. Вероятнее всего, фейн. – Тебе к Фьерру. Это с той стороны главной лестницы.

– Спасибо, – пробормотала я в пустоту. Доброжелатель уже скрылся из виду.

Сзади под лестницей обнаружилась довольно просторная ниша с чем-то вроде стойки регистрации. И хозяйничал там сморщенный старичок, больше похожий на дерево, чем на человека. Жилистый, с темно-коричневой кожей, большими поблескивающими болотно-зелеными глазами, сучковатыми руками и такими же длинными пальцами.

Я совершенно невежливо выпучила глаза и замерла.

– Тина, чем могу помочь? – как ни в чем не бывало спросил старичок.

– Тина? Нет, я Аделина.

– Тина Аделина, так и запишем, – сказал он и что-то черкнул в огромной книге.

– Нет-нет, постойте. Тогда лучше – Аделия, – спохватилась я, догадавшись, что «тина» – это нечто вроде «леди». Но как звучит оно в сочетании с именем, мне совсем не понравилось.

– Как скажешь, деточка. Тина Аделия. Какой факультет?

– Эм… Пока не знаю, – пробормотала я.

– Ну-ну, чего растерялась? Если не знаешь факультет, рано тебе заселяться. Иди в главный корпус, на третий этаж, в приемную ректора. Распределят – тогда уже ко мне. Основных крыла в Академии четыре, факультетов – пять, но селить стараемся со своими. Растениеводы – с теоретиками, остальные – по отдельным крыльям. Ну, чего стоишь? Иди. И сумку пока тут оставь.

– Да-да… – прошептала я и неожиданно осознала ошеломительную вещь. – Я вас понимаю! Как это возможно?

– Человек! – рассмеялся комендант. – Особенность переходов. Попадая в Эндорф впервые, обретаешь способность понимать всех так, будто они говорят на твоем родном языке. Кстати, читать – и даже писать – тоже сможешь без проблем.

– Но я не проходила переходом, – тихо сказала я и, получив в ответ недоуменный взгляд, поспешила на поиски кабинета ректора.

– По центральной лестнице и направо, – донеслось вслед.

Нужное помещение отыскала на удивление легко. В приемной никого не было, а потому пришлось стучаться прямо в дверь с табличкой «ректор». Надпись, кстати, в самом деле прочитала без труда.

– Войдите! – услышала я и нерешительно открыла дверь.

Кабинет ректора оказался относительно небольшим, отделанным в теплых темных тонах и заваленным всякой всячиной. Вдоль одной из стен стоял узкий диванчик, чуть дальше, у окна, – огромный письменный стол со старинной настольной лампой с плафоном зеленого матового стекла. Остальное пространство занимали шкафы с книгами и стеллажи, заставленные по большей части незнакомыми предметами.

– О, Аделина Королева из Энланта, полагаю? – сказал крепкого телосложения седовласый мужчина и, дождавшись моего кивка, продолжил: – Мы тебя уже заждались. Я – тан Марунтус, ректор. От имени Академии и себя лично приветствую тебя в Финфорте!

– Спасибо. Здравствуйте, – пролепетала я.

– Ну и отлично… – пробормотал ректор, наклонившись в поисках чего-то под столом. – К врачевателям, не так ли? Не передумала?

– Эм… Нет, – ответила я и, почувствовав нестерпимое щекотание в носу, громко чихнула.

– Хм. Ну и прекрасно. Где же это… Вот! Держи акт о своем зачислении, отдашь Фьерру. Тому древоподобному старичку под лестницей, – усмехнулся он, а я вконец растерялась.

– А как же тест на уровень силы, и все такое?

– В этом нет необходимости. Сомнений в наличии у тебя силы нет. Иди-иди, устала, должно быть, с дороги. Располагайся. Первые занятия уже завтра.

– Спасибо, – поблагодарила я еще раз и нерешительно вышла из кабинета. Не так я представляла встречу с ректором волшебной Академии, совсем не так.

– Ну и как, определились? – спросил Фьерр добродушно.

– Да. Факультет врачевателей. Так он называется?

– Ровно так и называется, – усмехнулся старичок. – Значит, к водникам. Вот тебе ключ. Комната тридцать четыре. Одежды потеплее у тебя нет?

– Нет, – сказала уныло.

– Тогда длинным путем. По коридору направо, там еще лестница…

И он подробно объяснил, как добраться до нужной комнаты, а я сделала вид, что все запомнила. На самом деле больше всего на свете хотелось оказаться одной, укрыться теплым одеялом и ни о чем не думать.

– Да, и еще. На письменном столе увидишь шкафчик. Открой, туда должны отправить правила Академии и договор. Изучи внимательно. Появятся вопросы – задашь завтра куратору.

– Спасибо, – поблагодарила я искренне. В общежитии, где обитала Олеся, услышать от коменданта доброе слово было редкостью, а уж о заботе и советах не стоило даже мечтать.

Я подняла сумку и медленно побрела в указанном направлении.

– Постой. Ужин ты пропустила, зайди в своем крыле на первом этаже в преподавательскую. Там уже никого, кроме Майли, нет. Скажи ей – Фьерр велел выдать тебе чего-нибудь поесть.

– Хорошо. Спасибо вам, Фьерр, – улыбнулась я и пошла дальше, поражаясь тому, как быстро привыкла к весьма необычному виду этого старичка.

Преподавательскую с тяжеленной сумкой решила не разыскивать. А поднявшись на первый пролет лестницы, поняла, что уже вряд ли найду в себе силы спуститься. Ничего наподобие пандуса предусмотрено не было, добрых молодцев, готовых героически донести до нужного места мою поклажу, тоже не наблюдалось. А посему, добравшись-таки до выделенной мне комнаты, я мечтала только о прохладном душе и сне.

Комната не была большой, но достаточно просторной, чтобы в ней разместились двое. Кровать, письменный стол со стулом и шкаф с одной стороны и точно такие же напротив недвусмысленно намекали, что так и должно быть. Однако внутри отсутствовала не только соседка, но и признаки ее наличия.

– Ну и отлично! – воскликнула я и плюхнулась на кровать.

Немного отдышавшись, обнаружила за неприметной дверкой ванную комнату с двумя одинаковыми наборами средств для душа, а в шкафу – постельное белье и полотенца.

– Сервис что надо, ничего не скажешь, – ухмыльнулась я и первым делом поспешила принять душ.

Пока освежалась, за окном успело стемнеть. Свет в ванной зажигался автоматически, а вот выключателя в комнате я не нашла. Однако огорчило это не сильно. Меня до такой степени клонило в сон, что, едва переодевшись в свободные брюки и футболку, я повалилась на кровать и заснула.

Утро наступило подозрительно быстро. Бьющий в лицо свет и громкий настойчивый стук не сразу убедили меня, что пора вставать.

Пошатываясь и потирая глаза, я побрела к двери. Потратив некоторое время на то, чтобы сообразить, как она открывается, наконец распахнула. И вздрогнула. В коридоре стоял высокий светловолосый парень с длинной шеей и заостренными ушами.

– Привет, новенькая! – поздоровался он, и я шумно выдохнула, поняв, что, несмотря на некоторое сходство, это все-таки не тот фейн с дирижабля. Высокий, но не такой худощавый, волосы тоже светлые, но чуть длиннее, ну а главное – глаза. Не холодные льдисто-голубые, а дружелюбные, темно-карие и отчего-то кажущиеся чуть влажными.

– Привет, – отмерла я.

– Я Борг, твой куратор на ближайшие дни. Можно войти?

– Конечно, – посторонилась я. – Заходи.

– Уже обустроилась?

– Эм… Вообще-то нет. Заснула. Ты не подскажешь, как здесь включается свет?

– Подскажу, – улыбнулся Борг и провел ладонью по стене. На потолке зажглось несколько светло-желтых окружностей. Он провел рукой еще раз, и они погасли. – Некоторые предпочитают другие виды освещения: настольные лампы, парящие шары. Если тебе что-то нужно – раздобудем. И да, подсказывать тебе – сейчас основная моя задача.

– Здорово, – сказала я искренне.

– Ага. Даже от занятий освободили, – подмигнул он. – Кстати, мы с тобой будем учиться на одном потоке. Обычно кураторами назначают старшекурсников, но ты пропустила целое полугодие, поэтому формально я уже старше и умудреннее.

– Полугодие? – просипела я. – Как же я буду наверстывать?

– Да не волнуйся ты. Для Финфорта это нормальная практика, они никогда не заставляют одаренных ждать начала нового учебного года. Втянешься.

– Ясно.

Я решила не расстраиваться заранее. Может, у них тут по три пары в день и нет домашних заданий? Или вообще все само собой получается, как со светом в комнате? Тогда я смогу осуществить задуманное.

– Договор ты уже подписала?

– Нет, – ответила я и только тут вспомнила о документах, ждущих в письменном столе.

– Ну и ладно. Договор – дело ответственное, подпишем позже. Пошли!

– Куда?

– В столовую для начала, – улыбнулся Борг. – Или люди солнечным светом питаются?

– Ха-ха, дай хоть переоденусь, – сказала я и, взяв привычные джинсы, свежую футболку и пиджак, пошла в ванную.

– Хм, миленько, – прокомментировал мое появление Борг. – А главное – никто не догадается, что ты новенькая.

Опять шутит?

– В смысле? – нахмурилась я и внимательнее оглядела его самого. Темно-зеленые бархатные брюки, такая же жилетка с отблескивающей нашивкой синего цвета и надетой под нее светлой рубашкой. – Форма? – догадалась я.

– Она самая. – Я застонала. – Человечка с силой неизбежно вызовет интерес. Так что соберись. Форму получим, но позже, и так опаздываем.

– А если я волосами уши прикрою, нет?

– Ну… До первого близкого контакта с фейном это может сработать. Только особо-то не рассчитывай. Фейн легко отличит фейна и от инта, и от человека, и от русалки. Верхней ее части, – ухмыльнулся он.

– Русалки?! М-да. Ладно, буду тише воды, ниже травы. Не люблю лишнего внимания, – призналась я.

Столовая представляла собой огромный зал с колоннами, заставленный множеством длинных столов. Из окон, занимающих всю заднюю стену, лился белый утренний свет и открывался вид на заснеженный двор, по дорожкам которого торопливо шли студенты. Впрочем, основная часть учащихся, судя по всему, находилась сейчас здесь. В зале царило оживление, и за столами почти не было свободных мест.

Вопреки опасениям, на меня почти не обратили внимания, и я выдохнула с облегчением, на всякий случай тоже стараясь никого не рассматривать.

– Кормят в Академии хорошо, – сказал Борг, подводя меня к стойкам, уставленным яствами. – Минус один – строго по часам. Не успел – остался голодным. Упражнения с силой отнимают много энергии, особенно пока не умеешь выдерживать баланс и защищаться, так что обычно никто не опаздывает.

– Понятно, – сказала я и потянулась за подносом.

А в следующий момент кто-то налетел на меня, и я упала на пол, больно ударившись спиной.

– Тебе же доходчиво объяснили, чтобы ты убиралась к себе подобным, киса, а ты вздумала и здесь портить мне аппетит? – услышала я разъяренный голос и натолкнулась на взгляд холодных голубых глаз.

– Столовая одна для всех, Рен, – тихо ответил спокойный девичий голосок.

Меня перестали придавливать, и я неуклюже встала. Рядом оказалась девушка, если можно так сказать о существе, только отдаленно напоминающем человека.

Видимые участки ее тела покрывал светло-рыжий пушок или скорее даже короткая шерстка, уши, располагающиеся типично для людей по краям лица, были треугольными и мохнатыми, как у кошки, а сзади виднелся хвост с черной кисточкой на конце. Кончики ушей и волосы на голове, доходящие почти до плеч, тоже были черными. Такое необычное сочетание делало девушку похожей на забавного львенка.

Она печально вздохнула и опустила свои потрясающие миндалевидные глаза. Вишневого цвета!

– Ух ты! – вырвалось у меня.

– Я тебя предупредил, – процедил парень.

Тот самый не-эльф с дирижабля!

– Почему бы тебе не пригласить Анарель к себе в комнату, а? Мне больше некуда пойти.

– Вот, значит, как?! – вскипел парень и замахнулся.

На долю секунды я вдруг увидела, как сгустилось вокруг его руки пространство, словно желе.

– Сдурел?! – закричала я и машинально загородила девушку-кошку.

Фейн опустил руку и, полыхнув яростью во взгляде, ушел.

– Спасибо, – прошептала спасенная. – Только не надо было…

Я недоуменно посмотрела на Борга, ища поддержки, и увидела десятки, а может, и сотни направленных на нас глаз.

– Ну да. У тебя отлично получается не привлекать лишнего внимания, – ухмыльнулся он.

– Эм… – Я не знала, что сказать. – Что вы с ним не поделили, расскажешь? – обратилась к притихшей девушке. – Как тебя, кстати, зовут?

– Аиша. Только из-за знакомства со мной у тебя могут возникнуть проблемы. Рентель – довольно весомая фигура среди студентов.

– Уж с кем, с кем, а с ним я точно не собиралась дружить. Так что стряслось?

– Я занимаю одну комнату с его девушкой. Он вернулся вчера из увольнительной, и…

– И хотел выгнать тебя из комнаты?

– Да. Ночью, хотя это и запрещено. А мне некуда идти.

– Вот гаденыш. И что теперь?

– Не знаю. Но не думаю, что смогу ужиться с Анарель. Она и до этого мечтала от меня избавиться, а теперь…

– Пойдем к Фьерру. Он, кажется, отличный старичок. Должен помочь!

– Да, Фьерр очень добрый, но все сшеи и так живут по парам, а девушки-фейнки не пустят меня к себе. Особенно после такого.

Я призадумалась. На груди Рентеля я успела заметить золотисто-оранжевую нашивку, а у Аиши была ярко-синяя – такая же, как у Борга.

– Мы ведь с одного факультета, да?

– Я на лекарском, – ответила Аиша.

– Думаю, проблем с проживанием у тебя не будет. Пойдем.

– Начало первого дня в Академии? – усмехнулся Борг. – Вижу, ты неплохо справляешься. Захвачу еды с собой. Встретимся у вашей комнаты, – подмигнул он.

Фьерр не отказал, и вторые ключи от комнаты перекочевали к Аише. Потом мы вместе зашли за ее вещами и вернулись к ожидающему нас Боргу.

– Прогуливаешь? – спросил фейн девушку.

– Первая медитация. Тан Лиран простит меня. Я в любом случае уже опоздала.

– Ну если Лиран, – почему-то повеселел Борг, а Аиша как-то подозрительно резко отвернулась.

– Что у нас по плану? – решила отвлечь его на себя.

– Начнем с документов. Вдруг ты передумаешь их подписывать.

– Если они действительно здесь, – сказала я не очень-то уверенно и подошла к письменному столу. – Я же никому не говорила, который из столов выбрала. И вообще… Хм, – замерла, глядя на внутренность шкафчика. – Пора переставать удивляться?

– Пожалуй, – улыбнулся Борг. – Не волнуйся, скоро все удивительное станет понятным и даже обыденным.

– Что-то сомневаюсь, – пробормотала я, вынимая увесистую стопку бумаг.

Аиша разбирала вещи, насвистывая какую-то мелодию, а я откусила вкуснейшую булочку и принялась за изучение документов.

Договор был длинным и местами совершенно непонятным, но с помощью Борга разобралась я на удивление быстро.

Особенно заинтересовали несколько моментов. Приложением к основным пунктам договора выступал перечень правил, одним из которых был строгий запрет на применение магической силы вне специально отведенных для этих целей учебных классов.

– Нельзя, значит, – протянула я задумчиво, сразу же вспомнив поведение фейна Рентеля в столовой. Я была почти стопроцентно уверена, что он собирался нарушить этот запрет! Но кроме меня, этого, похоже, никто не заметил… –   А чем грозят нарушения правил? – спросила я Борга.

– Зависит от серьезности нарушения. Ночью не рекомендуется покидать комнаты, но, застукав тебя в коридоре после полуночи, никто не возьмется грозить отчислением, хотя внушение сделать могут. А вот за домашнего питомца, особенно одаренного силой, – выселят без разговоров. Магический фон в Академии хрупкий, и любые воздействия вредят его устойчивости.

Я не стала рассказывать о своих подозрениях. В конце концов, что я знаю о силе и о том, как ее применяют? Но решила присмотреться к Рентелю повнимательнее.

Самым главным, что меня волновало, были условия возврата на Землю. Поэтому, дойдя до раздела о сроках и порядке расторжения договора, я завалила Борга вопросами.

– Тут нет ничего об оплате.

– Дальше есть два пункта. Обучение бесплатное. Более того, студентам даже предоставляется стипендия. Но доходы от практик в период действия договора переходят Академии.

– И в чем выгода? Зачем бесплатно обучать выходцев из других миров?

– Эндорфу нужны одаренные, вот и все.

– А если я хочу вернуться?

– Вот, пожалуйста, – наклонился он и прочитал: «Студент вправе оставить обучение в Академии в любой момент, но право повторного зачисления в таком случае не предоставляется. Выпускник Академии в течение тридцати суток после получения диплома об окончании должен принять решение о дальнейшем пребывании в Эндорфе и устройстве на службу или возвращении в родной мир. Во втором случае право посещения Эндорфа и других миров Шестимирья через переходы Эндорфа аннулируется».

– А если я уйду до получения диплома, смогу появляться в Эндорфе?

– Зришь в корень! – усмехнулся Борг. – Да, этот пункт – своеобразная лазейка для желающих усидеть на двух стульях одновременно. Но скажу тебе честно: очень мало кто из студентов, подходя к выпуску, все еще хочет вернуться. Об этом не принято говорить, но власти Эндорфа создают такие условия…

– Вынуждают?

– Ну почему сразу – вынуждают? Прельщают. Звучит все равно не очень, согласен. Но есть ли у нас выбор? Таких возможностей развития силы, какие предоставляет Финфорт, нет ни в одном из миров, наделенных проявленной силой. А о закрытых я вообще молчу.

– Да, пожалуй, вариантов все равно нет. Буду выкручиваться по ходу.

Оставшийся день прошел насыщенно, но без неожиданностей. Борг устроил для меня краткую экскурсию по Академии, показав расположение корпусов и основных залов. В библиотеке, сразу покорившей атмосферой волшебства, высокими потолками и кажущимися бесконечными стеллажами с книгами, заодно получили необходимые учебники. А напоследок зашли за формой. Женщина-сколд сняла с меня мерки и пообещала уже к утру подогнать выбранный вариант – брюки и пиджак. За юбкой, жилеткой и мантией, также входящими в комплект, предстояло прийти через день.

К вечеру я была вымотана до предела и, едва донеся голову до подушки, погрузилась в блаженную темноту. Однако о спокойной ночи, как выяснилось, речи не шло. И причиной тому была Аиша.


Глава 5

– Аиша… – не зная, как сделать это поделикатнее, промямлила я. – А с тобой так каждую ночь бывает?

– Как? – испуганно спросила она, оторвавшись от расчесывания черных прядей.

– Ну… Ты светилась и поднималась над кроватью.

– О… Левитировала во сне?! Надо же… Прости, что напугала.

– То есть это нормально, вот так запросто парить?

– У меня еще ни разу не получалось! – просияла она.

– Вот как. Вы еще и летать учитесь? Ну да, подумаешь, летать! Все ясно.

– Не совсем. Полноценно летать не выйдет даже у профессора, слишком большие затраты энергии. Да и концентрация нужна феноменальная. Левитация – одна из смежных дисциплин с медитацией, учит самоконтролю и наглядно показывает, насколько он успешен. Практическое применение таких взлетов, конечно, небольшое. Хотя всякое бывает.

– Да уж. От полетов во сне над кроватью точно толку мало, – сказала я и прикусила язык, поняв, как невежливо это прозвучало. – С другой стороны, если вспомнить, что тебе снилось, – можно понять, как сделать это наяву.

В фантастических глазах Аиши блеснул огонек, но тут же угас.

– Не бывать этому, – сказала она и отвернулась.

– Я глупость сморозила, ты прости.

– Да нет. Думаю, ты как раз права… Кстати, нам уже пора. Готова?

Хотелось бы мне ответить, что я всегда готова. Только вот уверена в этом я не была.

Первым моим занятием в Академии стала медитация у того самого тана Лирана, которого упоминала Аиша. Он принадлежал к расе сшеев и походил на красивого лоснящегося кота с золотисто-песочной шерсткой и огромными глазами настолько насыщенного зеленого цвета, что впору было завидовать.

С грацией хищника он прохаживался между сидящими прямо на полу студентами и журчащим завораживающим голосом говорил о расслаблении и погружении в себя. В учебном зале стояли тишина и атмосфера покоя, позволившие в самом деле отогнать лишние мысли и сосредоточиться на ощущениях глубоко внутри. Только вот обнаружила я в себе не пробужденную силу, с которой предстояло познакомиться, а смятение и сжимающую сердце тоску.

– Это нормально, Аделин, – сказал «кот» после урока. – С первого раза мало у кого получается. Попробуем еще. Если же результата не будет в течение нескольких дней, значит, я просто не твой учитель. Дам тебе совет – попрактикуйся сама. В спокойной обстановке, когда будешь одна. Или перед сном.

– Хорошо, спасибо, – сказала я и подошла к ожидающей меня Аише.

– И что это значит – не мой учитель? – шепнула я.

Аиша показала на дверь и, когда мы вышли, уверенно заявила:

– У Лирана самая маленькая группа из всех, но он лучший.

– Не понимаю. Почему тогда он считает, что в другой группе у другого учителя у меня начнет получаться?

– Он сшей, Аделина, и привык, что далеко не всякий захочет идти к нему учиться. В Академии есть другие преподаватели медитаций. Но если бы не раса Лирана, в них не было бы необходимости.

– То есть сшеев в Эндорфе недолюбливают, так, что ли?

– Я бы сформулировала немного иначе. Фейны редко снисходят до общения с другими расами. Много ты заметила их на сегодняшнем уроке? А ведь подавляющее число студентов – именно фейны.

– О-о-о… Но Борг ведь тоже фейн? – спросила я, взглянув на ушастика, с которым мы как раз поравнялись.

– Да, Борг – какой-то неправильный фейн, – усмехнулась Аиша, на что он отчего-то нахмурился, а потом пробормотал:

– Поздно что-то менять.

Мы дошли до аудитории, где вот-вот должно было начаться занятие по основам врачевания, и расстались. В моем расписании на это время значился вводный курс. Силу в себе я пока не ощутила, а без нее делать на профильном занятии нечего. И как бы мне ни хотелось быстрее приступить к обучению – ушла я без сожаления.

Факультет теории силы, куда я направлялась, располагался в отдаленной части замка. Спустившись по лестнице, я вышла из крыла водников, сверилась с картой и нашла еще одну лестницу.

«И что стоило согласиться, чтобы меня проводил Борг?» – досадливо подумала я, в который раз оборачиваясь.

В мрачном коридоре, куда я забрела, не было ни души.

Я поежилась от неприятного ощущения чьего-то присутствия и услышала свист. Совсем как тот, что насторожил Дарла на Земле и заставил раньше времени открыть проход. Сначала похожий на зудение комара, свист все нарастал. Будто вторя ему, по ближайшей ко мне стене поползли ломаные линии голубоватого света. А потом прямо из закрытой двери выскочил взлохмаченный парень. Он окинул меня безумным, испуганным взглядом и убежал. Я какое-то время смотрела ему вслед, а когда повернулась к стене, увидела на двери и рядом с ней оставшиеся бледные полосы и пятнышки голубого света.

– Тут вообще кто-нибудь соблюдает правила? – спросила я, оглядевшись в поисках невидимых собеседников. И вздрогнула. Прямо надо мной по потолку ползло нечто бесформенное и полупрозрачное, напоминающее гигантского слизня.

Добравшись до стены, существо замерло ровно над той дверью, из которой появился парень, а я поспешила покинуть жутковатое место.

Поднявшись на этаж выше, пришла к выводу, что умудрилась прогуляться чуть ли не по подвалу. Окна, которых не было ниже, здесь выходили на заснеженный двор. На дверях висели таблички, а из аудиторий доносился гул голосов.

– А вы почему не на занятии, тина? – спросили меня, и я, едва не подпрыгнув от неожиданности, резко повернулась на голос.

Высокий фейн в серебристой мантии смотрел хмуро и выжидательно.

– Я ищу профессора. – Я заглянула в свое расписание и добавила: – Тана Альфреда.

– Это на втором этаже, – сказал фейн, сразу потеряв ко мне интерес.

– Спасибо, – тихо поблагодарила я его удаляющуюся спину.

Нужный кабинет отыскала без приключений. Постучала и, дождавшись разрешения, зашла.

Пожилой мужчина в очках доброжелательно улыбнулся и жестом пригласил садиться напротив него за стол. Я сделала шаг и застыла от удивления. Нельзя сказать, чтобы стрижка мужчины была такой уж короткой, но уши оставались открытыми. Самые обычные, закругленные уши!

– Да-да, человек, – ухмыльнулся он. – Силы во мне проявлено немного, но знаний скопилось изрядно. Присаживайся. Меня зовут тан Альфред, а ты, должно быть, Аделина?

– Да, – выдавила я. – Простите. Не ожидала встретить человека. Мне сказали, Энлант, Земля, – закрытый мир.

– Все верно. Люди и раньше попадали в Эндорф нечасто, а сейчас – редкость еще большая, чем инты.

– Инты?

– Очень интересная раса. Выходцы с Энсколда, доминирующие в снежном мире, но не числом, а по положению в иерархии.

– Дарл говорил, миры носят названия по основным расам, их населяющим.

– Именно! И это самое любопытное. Для сколдов в их родном мире инты – господа. Не то чтобы снежным людям очень сладко приходится здесь, но многие искатели лучшей доли отправляются в Эндорф.

– Значит, сколды и инты – из одного мира. А как эти инты вообще выглядят?

– На первый взгляд так же, как люди, – улыбнулся профессор. – Я-то полагал, ты успела познакомиться с одним из представителей этой необычайно одаренной расы, – подмигнул он.

– Успела? – опешила я, а потом, кажется, догадалась. – Андонир?

– Ну, мои-то уши ты сразу разглядела, – продолжал веселиться профессор, чем рассмешил и смутил меня одновременно.

– Фейны отличаются от людей только ушами?

– Внешне – да. И инты, и фейны очень похожи на людей. Однако людей здесь недолюбливают почти так же сильно, как сколдов.

– Почему? И сшеев тоже? Выходит, недолюбливают вообще всех?

– Высокомерие у фейнов в крови. Не видел сам, но говорят, она у них голубая, – снова рассмеялся тан Альфред.

– Разве Эндорф – родной для них мир?

– Нет-нет. Фейнов здесь много, и они могут мнить о себе все, что им вздумается, но к коренному населению Эндорфа не имеют никакого отношения. Ты не встретишь здесь дорфов. Никто не знает, какими они были. Этот мир, система переходов и фокусы магии – все, что осталось от них.

– Куда же они делись?

– Основная часть Эндорфа покрыта водой. Существует версия, что так было не всегда. Но я тебе этого не говорил. Просто знай, что пытливым умам всегда рады на факультете теории силы.

– Хорошо, – улыбнулась я, в самом деле загораясь желанием узнать тайны этого загадочного мира. – Значит, Энлант – Земля, Энсколд – мир сколдов и интов, Эн… сшей?

– Верно. Если Энсколд – холодный, заснеженный мир, то в Энсшее, напротив, главенствуют тропики и непроходимые джунгли. Сшеи – единственная разумная раса их мира.

– Это три, а остальные?

– Мир фейнов – Энфейн, и ты забыла сам Эндорф. Остается только Энсунтур – крайне любопытный мир, но, к сожалению, закрытый. Русалки ввиду среды обитания живут обособленно и не имеют возможности перемещений и плотного общения с сухопутными. А самих сунтуров, или хамелеонов, просто-напросто опасаются пускать в другие миры. Эти существа обладают феноменальными способностями к маскировке, позволяющими им принимать любой облик.

– Ничего себе, – выдохнула я. – Все это звучит очень сказочно. Эльфы, русалки… Словно оживающие мифы.

– В сущности, так оно и есть. Одним из направлений работы научной кафедры нашего факультета является как раз исследование взаимопроникновения миров в прошлом и поиск истинных оснований укоренившихся мифов и легенд. Только ради всех святых, не вздумай обозвать фейна эльфом! Наживешь себе врага! – неожиданно добавил профессор.

– Я, кажется, уже, – опустив глаза, призналась я.

– Ну, сбить с них спесь тоже иногда не мешает, – философски заключил он. – К слову сказать, эльфы – полуразумные жители долин и лугов – действительно населяют Энфейн. Вполне возможно, кому-то из людей доводилось встречать их в прошлом.

– А откуда дирижабли? Автомобили? Это люди сюда привнесли?

– Отчасти. Хотя в большей степени заимствовали, конечно, сами иномиряне. Энлант всегда был закрытым, но его навещали. До Второй мировой войны переходами пользовались регулярно. В Эндорфе вообще смешались достижения со всего Шестимирья.

– И как же понять, что исконно местное? Что-то ведь должно быть?

– Хороший вопрос. Исследования ведутся, но без особого успеха. Эндорф все еще таит немало секретов.

– Очень интересно…

– Ну что ж, быть может, мы еще поговорим об этом, – сказал он, взглянув подозрительно хитро и как будто радостно.

Спустя час неторопливой беседы с профессором я знала больше, чем за все время общения с Дарлом, Андом и Боргом, вместе взятыми.

– Думаю, на сегодня достаточно, – сказал тан Альфред и улыбнулся.

– Достаточно? – растерялась я. – Но ведь мы должны были заниматься…

– Тебе больше по душе учебники и конспекты?

– Если в этом нет необходимости, то нет, – улыбнулась я.

– Жаль. А я как раз собирался посоветовать тебе пару книг по Шестимирью…

– О-о-о…

Несносный тан Альфред какое-то время наблюдал за моим смятением, потом громко рассмеялся и протянул бумажку:

– Вот, держи. Насколько я знаю, до завтра ты свободна. Думаю, тебе будет интересно это прочитать.

– Спасибо! – поблагодарила я и, попрощавшись, отправилась прямиком в библиотеку.

Получив необходимые книги и убедившись, что могу их читать, я вернулась к светловолосой очаровательной не-эльфийке библиотекарше и попросила кое-что еще.

– А у вас есть что-то вроде брошюры для поступающих с описанием факультетов и кафедр Академии? Или, быть может, книга по истории Финфорта? – спросила я.

Женщина посмотрела со смесью удивления и пренебрежения, сразу перестав казаться такой уж очаровательной.

– А назначение у вас есть?

– Э-э-э… – опешила я.

– Тина Классель, была же вроде такая брошюра? – вдруг спросили у меня из-за спины тоненьким голоском. – Помните, вы мне еще показывали?

И – о чудо! – не сказав ни слова, библиотекарша удалилась, и уже через пару мгновений моя скромная стопка пополнилась еще одной книжечкой.

Я развернулась и одними губами поблагодарила миниатюрную брюнетку, стоявшую сзади. Фейнку.

Вряд ли кого-то удивит, что чтение я начала именно с этой не без труда добытой брошюры.

Итак, факультеты. Первый – воителей. Имеет эмблемой золотисто-оранжевую стрелу. На факультет принимают тех, в ком в достаточной мере выражена стихия огня. Разделен на две основные кафедры: воинов и защитников. В чем разница между теми и другими, не пояснялось, и я решила уточнить этот момент у тана Альфреда. Из любопытства.

Второй факультет – врачевателей – понятное дело, заинтересовал меня больше, но, к сожалению, и о нем информация оказалась весьма поверхностной. Эмблема – синяя капля. Кафедры тоже две: лекарей и травников. В зависимости от проявленной стихии поступление возможно на одну или другую. В лекари берут носителей воды, в травников (насколько я поняла, это нечто вроде наших фармацевтов) – земли. Выходило, что «водники» далеко не все имеют отношение к воде, а, следовательно, разделение факультетов на стихии – скорее условность… А отсюда вытекал вопрос: какое вообще отношение стихии имеют к силе? Отчего возникает разделение? Этого я пока тоже не знала.

Название третьего факультета – прикладного растениеводства – вызвало некоторое недоумение. В голове плохо укладывалась необходимость магии для посадки чего бы то ни было. Во всяком случае, в объеме высшего учебного заведения. Кафедры тут тоже имелось две: садовая и лесная. Я посмеялась над названиями, а потом решила, что дело в неточностях волшебного перевода на русский. И да, поступающие сюда должны обладать силой стихии земли. Чему именно они обучаются, так и осталось для меня загадкой.

Следующий – факультет законников – по логике должен был представлять собой нечто вроде нашего юридического, а на деле вмещал в себя три кафедры: собственно законников, специалистов по магическим созданиям и загадочных «ликвидаторов». Сюда же относилось подразделение ключников. На факультет принимались преимущественно носители стихии воздуха. Эмблема представляла собой спираль или расходящийся кверху вихрь серебристо-голубого цвета. У ключников та же спираль была вписана в треугольник.

«Как знак на ладони Дарла!» – мысленно воскликнула я и тут же ощутила тоску.

– Так и знала, что найду тебя здесь! – бодро провозгласила Аиша, заглядывая в дверь. – Пойдем скорее! Еще немного – и в столовую нас не пустят.

– Обед? Совсем вылетело из головы.

– Это я поняла. Что читаешь?

– Брошюру об Академии. Пытаюсь разобраться в факультетах, стихиях и прочем.

– А я до сих пор толком не разобралась. Попробуй спросить у Борга. Единственное, что я знаю точно, – Финфорт лучше Азадора. И не потому, что в Азадор меня все равно не взяли бы.

– Азадор – это что? И почему не взяли бы?

– Вторая Академия в Эндорфе. Точнее, они-то себя мнят первой. Туда принимают только лучших, и только фейнов.

– Ну не прямо уж только фейнов, – добавил Борг, ждущий нас у комнаты. – Но пробиться туда представителям других рас крайне трудно. Не говоря о том, что потом можно пожалеть.

– Почему?

– Трудно находиться бок о бок с теми, кто тебя презирает, – сказал он, а я не решилась спросить, почему он так отзывается о соплеменниках.

– Понятно… А что насчет ключников? Они относятся к стихии воздуха и факультету Законников или нет? Почему эмблема другая?

– Ого, ну у тебя и вопросы, – рассмеялся Борг. – Неужели с ключниками уже успела познакомиться?

– Ну… В некотором роде… Я брошюру взяла в библиотеке.

– Вот же любознательная! – то ли похвалил, то ли подколол он. – Ключники – уникальны. К факультету они относятся только формально, как и к стихии воздуха. Ими изначально руководит Ковен, и с остальными студентами пересекаются они редко, а потому вряд ли кто-то расскажет тебе больше.

– Понятно. Спасибо, Борг.

После обеда, а затем и после ужина я занималась все тем же – читала. Сначала «добила» последний, пятый, факультет, название которого пробудило неистовое желание узнать у тана Альфреда его значение. Назывался он ни много ни мало факультетом теории силы и синтетической механики. Эмблемой имел простой квадрат серебристого цвета и был единственным, для которого принадлежность к определенной стихии не играла никакой роли.

Затем я взялась за две другие книги и усердно читала о мирах и расах. О географических, климатических, магических и прочих особенностях, политических устройствах и системах образования, взаимоотношениях между мирами… К ночи голова кипела, а все полученные за день знания смешались в густую комковатую кашу, неравномерно налипшую на внутреннюю сторону черепной коробки.

Аиша давно спала. Несмотря на мои опасения, спокойно, не взлетая и не светясь. И я решила последовать совету тана Лирана и попробовать помедитировать самостоятельно. К тому же чуть успокоить разгоряченную голову очень хотелось. Зная себя, я была почти уверена, что в противном случае заснуть просто не смогу.

И у меня получилось. Не сразу, но удалось посмотреть на себя изнутри. Однако увидела я не журчащую стихию воды или загадочную силу, а Анда. Переживание было настолько сильным, что из глаз непроизвольно полились слезы, а грудь сжало необъяснимой тоской. Не помню, чтобы когда-либо прежде я испытывала настолько сильные эмоции. Даже во снах!

Еще долго я не могла прийти в себя, раз за разом по-новой ощущая зашкаливающие и совершенно неуместные отчаяние, горечь утраты и… жажду быть вместе с ним.

– И что с этим делать? – тихо спросила я себя, не представляя, как ходить теперь на медитации. Сознание медленно погружалось в сон, а перед внутренним взором продолжали стоять необычайные ярко-синие глаза.


Глава 6

Неделя прошла без каких-либо значимых изменений. А если быть точной – не неделя, а семь дней, потому как неделя в Финфорте длится десять дней, девять из которых учебные, и только один – выходной.

Я более-менее освоилась в Академии и начала посещать все занятия своего потока. Те, что носили практический характер, по-прежнему безрезультатно. Рентель с дружками пару раз задирался из-за отсутствия у меня силы. Оставалось непонятным только, откуда он вообще об этом знает. Видимо, от возлюбленной Анарель, учащейся с нами на одном факультете. После его нападок другие студенты смотрели на нерадивую землянку еще более косо. И пожалуй, были правы. Я все чаще ловила себя на мысли, что попала в Академию (и вообще в Эндорф) по ошибке.

Особенно удручало то, что, несмотря на неудачи в учебе, у меня практически не оставалось свободного времени! Увесистые учебники по анатомии, физиологии и микробиологии так и лежали на дне не до конца разобранной сумки. А ведь я надеялась поддерживать знания на случай скорого возвращения домой. Да и вообще… Книги должны были помочь сохранить связь с реальной жизнью, не дать забыть, зачем я здесь.

– Ты слишком напряжена. Выходной вне стен Академии – это то, что нужно! – заявила Аиша, радостно улыбаясь.

– Пока мы куда-нибудь доберемся – весь выходной и пройдет, – сказала я, вспоминая дирижабль.

– А мы возьмем гритов и слетаем до ближайшей деревни. Только встать придется на рассвете, чтобы всех не разобрали.

– Слетаем? Не уверена, что это хорошая идея. Я даже по земле ездить верхом не умею, а тут какие-то гриты.

– Да нечего там уметь! Я все объясню. Поверь, ты не пожалеешь!

Аиша давно мечтала о выходном, и я не стала огорчать ее отказом. На свою голову.

Гритами оказались… грифоны. Точнее, не совсем грифоны, но существа, на первый взгляд очень на них похожие. Морды, остроконечные и вытянутые, наводили на мысли скорее о ящерах, чем о птицах. Туловища и лапы были покрыты короткой жесткой шерстью, а вот кисточки на хвостах и широкие в размахе крылья покрывали самые настоящие перья.

– Я на это не полезу! – сказала твердо, едва завидев необычных созданий.

Не то чтобы они сильно напугали меня, но лететь!

– Они очень послушные, – мурлыкнула Аиша и подошла к одному из зверей. Довольно фыркнув, грит потерся об ее руку и присел.

Мне, конечно, было любопытно, но я не сдвинулась с места.

– Ну пожалуйста! Хотя бы попробуй! Это не страшно, тебе понравится!

Вы когда-нибудь пробовали отказать подруге, жалобно взирающей на вас нереально огромными вишневыми глазами? Так вот: это совершенно невозможно!

– Спасибо! Спасибо! – едва не захлопала в ладоши Аиша и принялась объяснять: – Я уже летала раньше. Знаю как, поэтому мой грит в паре будет ведущим. Тебе не придется ничего делать. Просто сиди ровно и держись за ручку на седле. И все! Гриты летят очень плавно, точно не упадешь. Ничего такого.

– Ладно-ладно… – проворчала я и, последовав примеру подруги, погладила своего зверя. Потом осторожно залезла на него и вцепилась в ручку, когда он выпрямился в полный рост.

– Готова? – спросила Аиша и, не дождавшись ответа, взмыла вверх.

Не закричала я только чудом. Поток морозного воздуха резко ударил в лицо. Мой грит взлетел сразу за собратом.

Набрав высоту, крылатые звери выровнялись и теперь плавно парили вдоль побережья. Страх сменился восторгом. От завораживающих океанических просторов захватывало дух, а покрытый пушистым снегом лес, начинающийся за скалистым берегом, напоминал о доме.

Академическая мантия не спасала от холода, особенно на высоте. Я постукивала зубами и дрожала, но ничуть не жалела, что согласилась. До тех самых пор, пока мимо не пронесся еще один грит. Он издал протяжное «Уи-и-и», и крылатый зверь Аиши, а следом и мой, полетели за ним! Шумно взмахивая крыльями, они стремительно уносились прочь от берега. Я сжалась и зажмурилась. Океан. Холодный, бескрайний, бурный… Он поглотит тебя и не заметит.

Сквозь вой ветра и шум волн прорывался крик. Аиша звала меня, и усилием воли я заставила себя открыть глаза.

– Нет, нет, нет…

Страшный невозможный сон. Смыкающиеся со всех сторон волны. Нет, стены воды. И мы внутри!

– Аделин, Аделин, пожалуйста! Успокойся и опусти их!

– Что? – выдавила я. – Надо лететь наверх!

Я стукнула рукой по седлу, и грит, и без того напуганный, метнулся в сторону. Ударившись о водную преграду, он дернулся вверх и взмыл. Только уже без меня.


– Прости, прости… – твердила Аиша, суетясь рядом. – Если бы я знала…

– Все хорошо, – выдохнула я. – Вопрос только, как добираться теперь назад. На это, – посмотрела на смирно стоящих поодаль гритов, – я больше не полезу!

– Я могу отвезти тебя, – раздалось сзади. Я повернула голову и увидела ту самую темноволосую девушку-фейна, что помогла мне раздобыть в библиотеке брошюру об Академии. – Мне очень жаль, что так вышло. Второй курс, зачет по гритам скоро сдавать. Я немного увлеклась.

– Зачет? – с трудом выдавила я, с ужасом представляя необходимость вновь пообщаться с одной из этих безмозглых тварей.

– Она на факультете воздушников. Так ведь?

– Да, специалист по магическим созданиям, – ответила девушка, мазнув по Аише взглядом. – Меня зовут Сайна. Я правда очень сожалею, что напугала вас.

– Ничего. Я Аделина, а это Аиша, – представила я подругу.

Сайна немного помедлила и спросила:

– Аделина, ты боишься воды?

– Да, – призналась я, опустив глаза.

Падая в океан, я не просто испугалась, я испытала приступ настоящей паники.

– Пресветлый Ламао, почему же ты не сказала! – воскликнула Аиша.

– Как странно… – протянула Сайна. – Ты же на лекарском? Или ты учишься на травника?

– Нет, на лекаря, – ответила я, чувствуя себя крайне неловко. Не только из-за ее вопросов, но и от осознания, что бояться открытой воды для принадлежащего к водной стихии – ненормально.

– И ты создала воздушную сферу. Никогда не видела такого у водников, – добавила Сайна тихо.

Я не знала, как сделала это и чем оно было, но, упав в воду, я даже не намокла. Еще до соприкосновения с поверхностью океана я каким-то образом создала шар наподобие того, что светился вокруг меня в самый первый день в Эндорфе.

– Ну так что, летим обратно в Академию? – спросила Аиша.

– А иначе туда добраться никак нельзя?

– Я опытный наездник и ручаюсь ушами, что не уроню! – сказала Сайна, жестом приглашая на своего грита.

Как-то незаметно после этого происшествия Сайна присоединилась к нашей тесной компании. Училась она на другом факультете, поэтому виделись с ней мы не так часто, как друг с другом, но почти каждую свободную от занятий минуту она проводила с нами. Борг, давно сдавший полномочия куратора, но по-прежнему опекающий меня, был настроен доброжелательно, а вот Аиша… молчала при Сайне, но пыталась образумить меня наедине.

– Не нравится она мне.

– Это потому, что она фейнка. Думаю, неправильно судить по расе!

– Борг – тоже фейн, – упрямо стояла на своем Аиша. – Дело не в этом. Она смотрит на тебя так… предвкушающе!

Я видела, что неизбалованная общением Аиша боится потерять нашу дружбу, но и ради ее спокойствия считала неправильным отказывать в дружбе Сайне.

Изменилось после той непонятно как поднятой волны и кое-что еще – у меня появился прогресс на занятиях.

– И чем этот шарик поможет в излечении больного? – шепнула я Аише, не спуская глаз с маленького сгустка воды, парящего передо мной.

– Это только начало, – шепнула в ответ подруга. – Вода – основа жизни, умение получать ее из воздуха уже само по себе может спасти жизнь.

– Ну да, а если что, я точно не останусь без работы. Буду со стопроцентной гарантией рыть колодцы, – усмехнулась я.

Конечно, я понимала, что Аиша права, и занятия по основам управления силой важны. Мы учились чувствовать воду, искать подземные источники и вообще любые источники воды, а еще – извлекать ее из окружающего пространства. Со временем по характеру воды в живом существе мы должны были научиться определять его состояние.

Однако куда больше меня заинтересовали уроки по основам врачевания. Еще месяц назад я назвала бы все преподносимое на них шарлатанством и бредом, но сейчас вынуждена была признать то, что временами видела собственными глазами. Я имею в виду жизненные токи организмов. Мы учились отличать нормальное течение энергии от болезненного, находить бреши и сращивать разрывы. Физическая составляющая лечения шла уже после магической. Мази, снадобья, обработка ран, особенности разных рас – тем для изучения хватало. Профессор Милари пошла мне навстречу и помимо текущих давала задания из первого полугодия. Это утомляло и загружало работой до самой ночи. К тому же сила, которую худо-бедно я научилась ощущать, слушалась плохо. Но я радовалась, что она вообще есть! Наконец-то я увидела смысл своего пребывания в Финфорте.

Потом только-только устоявшееся равновесие бытия серьезно пошатнулось.

Я никогда не любила мороз, а в отсутствии достаточно теплой одежды – просто ненавидела. По этой причине за стены Академии выходила редко, но в тот день пришлось. Нас с Боргом пригласили к законникам заполнить какой-то отчет о его кураторстве. Борг чуть отстал, заговорившись с кем-то из студентов. Я завернула за угол и оказалась в заснеженном пустынном дворе совершенно одна. И опять услышала свист. Только на этот раз оглушительно громкий, тревожный.

Слева мелькнула тень. Я повернулась, но увидела лишь закрытую дверь в форме заостренной арки. А потом мой взгляд прошелся вдоль стены дальше… Липкий ужас сковал душу, внутри все похолодело.

Слизни! Целая туча сползшихся мерзких слизней и девушка-сшейка с застывшими, смотрящими в хмурое небо мертвыми глазами. С нелепо подвернутой ногой она сидела на грязном снегу у стены, а с ее запрокинутой головы капала вязкая кровь.

Перед глазами помутнело, в ладони и плечи ударил жар. Я начала оседать, но кто-то удержал меня. Борг. Проклиная неведомых божеств и чудовищ, он потянул меня прочь со двора, а затем и вовсе подхватил на руки.

– Что с ней? – услышала я встревоженный голос Сайны.

– Останься с Аделин, мне нужно сообщить… Я… Побудь с ней.

– Да что случилось? – настаивала девушка, но Борг уже поставил меня на ноги и умчался прочь. – Ты как, Аделин? Выглядишь жутко.

Я хотела ответить, но не могла не то чтобы говорить – с трудом дышала. Внутри то шипело и клокотало, обдавая язычками жгущего пламени, то омывало холодом, вызывая дрожь.

– Пойдем-ка внутрь, – скомандовала Сайна и, покрепче ухватив меня под руку, толкнула дверь.

– Аделина? Что с тобой?! – воскликнула Аиша. – Где Борг?

– Убежал куда-то. Я тоже ничего не поняла, – сказала Сайна.

Я набрала побольше воздуха в легкие и выдохнула:

– Мы шли. А потом… Девушка. Сшей. И слизни, кругом слизни…

– Девушка? – переспросила Аиша.

– Мертвая. На снегу.

– Нет… – прошептала Аиша. Я знала, что, даже не общаясь между собой, все сшеи очень держатся друг за друга. – Кто?

– Ключница, – ответил влетевший в комнату Борг. – Одна из трех ключников-сшеев на всем отделении!

– Это большая редкость – сшей-ключник, – тихо сказала Аиша.

– И глупость, – добавила Сайна.

– Почему? – спросила я, заметив гневный взгляд Аиши, брошенный на Сайну.

– Ничего такого, – растерялась фейнка. – Просто использовать этот дар сшею куда сложнее. Представь себе такого посланника в Энланте или даже Энфейне.

– Ну, логика в этом есть, – не смогла не согласиться я.

Аиша нахмурилась.

– Я должна быть там. Проводить ее дух в родной мир, – сказала она и ушла.

А я, кажется, потратила последние крохи самообладания на этот диалог. Внутри опять забушевало, а тело покрылось странной, обжигающей испариной.

– От тебя пар идет, – сказала Сайна, с интересом глядя на меня.

– Приму душ, – буркнула я и скрылась в ванной.

Облегчение теплая вода принесла, но ненадолго. Всю ночь меня бросало то в жар, то в холод, и нормально спать попросту не получалось. С утра первым занятием шла медитация, на которой я надеялась унять странное состояние.

Я села по-турецки, закрыла глаза, покрутила головой из стороны в сторону, расслабив плечи и шею, и… Такого раздрая внутри я еще ни разу не ощущала. С силой творилось нечто невообразимое. Мимолетный испуг – и во мне закружился настоящий вихрь. Искры, капли и снежинки, всполохи и язычки непонятно откуда взявшегося пламени – все смешалось и завертелось, ища выход.

Я задышала часто-часто и открыла глаза. Похоже, своим вторжением я нарушила то шаткое равновесие, которое каким-то чудом до сих пор пребывало внутри. Ладони, ступни и плечи горели, а вдоль позвоночника пробегал мороз.

– Могу я выйти? – едва слышно прохрипела я.

– Аделин, что случилось? – откликнулся тан Лиран и посмотрел на меня с тревогой.

– Не могу… – ответила я и закашлялась. Легкие тут же «зажгло», а во рту совсем пересохло.

– Пойдем-ка вместе, – сказал учитель и, осторожно ухватив меня под локоть, вывел из аудитории. – С тобой такое уже случалось?

– Что именно? Плохо мне уже бывало, да.

– Не могу утверждать, но, похоже, твое тело противится пробудившейся силе. Вода редко причиняет дискомфорт. Почти никогда.

– И что делать?

– А что помогло тебе в прошлый раз?

– Я… Пожалуй, пойду к себе и попытаюсь вспомнить.

То, что помогло мне в прошлый раз, а точнее тот, было далеко отсюда, но говорить об этом Лирану я не стала.

– Хорошо. Конечно, Аделин, – пробормотал он неуверенно и вернулся в аудиторию. А я побрела к себе, изо всех сил стараясь не расплескать ту гремучую смесь, что образовалась внутри.

– О, ты тут! – воскликнула через некоторое время заглянувшая в комнату Аиша. – Не заметила, как ты ушла. Мы в столовую опаздываем.

Похоже, Аиша быстро оправилась после смерти той девушки-сшейки.

– Иди без меня, неважно себя чувствую. Встретимся на «Основах силы», хорошо?

– Уверена?

– Да.

– Ну ладно, – сказала Аиша, немного постояла в дверях и все-таки убежала на завтрак.

Полежав немного без движения, я пошла в душ. Журчание воды и стекающие по телу теплые струйки успокаивали. Не то чтобы это сильно помогло, но на занятия идти все-таки пришлось. К концу дня я была измотана и чувствовала себя откровенно паршиво, но отдыхать не пошла. Единственным человеком во всей иномирской Академии, к которому я могла обратиться за подсказкой и советом, был… человек. Тан Альфред.

К счастью, он почти не покидал своего кабинета даже поздними вечерами, когда все занятия давно заканчивались.

– Расскажите о силе, – попросила я после приветствия.

– Тебя интересует что-то конкретное или общие сведения?

– Почему в ком-то просыпается стихия воды, а в других – огня или воздуха? Отчего это зависит? И что делать, если совладать с пробудившимся даром не можешь?

– Хм. Сила не зависит от стихий, Аделин, – сказал профессор, вызвав искреннее недоумение. – Да-да. Сила одна. А вот проявляться она может по-разному. Принадлежность к одной из стихий есть у всех, независимо от того, пробудилась в них сила или нет. Но когда она пробуждается, то действует через ту стихию, что свойственна носителю силы, понимаешь?

– Не очень, – призналась я. – То есть в нас изначально есть склонность к одной из стихий? Как в Зодиаке? И сила как бы облачается в нее и становится или огнем, или водой?

– Да, верно, девочка.

– И как определяется эта принадлежность к стихии? Бывают ли ошибки?

– Обычно все становится ясно уже после первого пробуждения силы, она выбирает самый короткий путь. Проторенный. Тебя что-то беспокоит?

– Кажется, моя сила сходит с ума. Не понимаю, что происходит.

– Вот как… Ты человек, Аделина. Люди редко владеют силой. Кто знает, как она может проявляться у нас? Тут нужен опытный наставник, хорошо разбирающийся во всевозможных ее видах. Я поищу в книгах…

– Спасибо, тан Альфред, – ответила я, улыбнувшись. – Кстати, я давно хотела спросить: почему тан? Без отчества или фамилии?

– В Эндорфе не приняты вторые имена. Выбирая себе новый мир, стараешься следовать его правилам. Хотя бы таким незначительным, – подмигнул он.

Следующий день начался с жуткой головной боли и ощущения жара во всем теле. Казалось, плечи, спину и руки обварили кипятком, а голову стянули свинцовым обручем.

– У-у-у, – простонала я досадливо и покосилась на Аишу. Та смотрела настороженно и печально.

– У нас сегодня базовое занятие у воинов. Дважды в полугодие студенты ходят на каждый из факультетов. Научиться чему-то за такой срок, да еще и с другой стихией, конечно, невозможно. Но дает представление об иных приемах работы с силой.

– Здорово!

– Самый простой путь – через центральный двор…

– Ну и хорошо. Проветриться не помешает.

– Смотрите! – прокричал кто-то, и идущие рядом студенты задрали головы.

– Кто это?

Я тоже взглянула в небо, и мне стало еще хуже. Грит.

Создание снижалось, а на его спине все отчетливее вырисовывался силуэт мужчины. Еще немного, и крылатый зверь приземлился прямо во дворе Академии, а я обмерла от удивления и фейерверка вспыхнувшей радости. Дарл!

Внутри все смешалось. Краешком задремавшего сознания я понимала, что, должно быть, выгляжу глупо, но не могла ни оторвать от Дарлиона глаз, ни пошевелиться. Он спрыгнул со зверя и, увидев меня, быстрым шагом пошел в мою сторону.

– Дарлион! Очень рады! – воскликнули у меня из-за спины.

Едва не коснувшись своим плечом моего, сзади навстречу Дарлу вышел какой-то профессор в серебристо-голубой мантии и двумя руками крепко сжал его ладонь.

– Наконец-то! Как долетел?

– Без происшествий, – ответил Дарл и высвободил руку. – Минутку, профессор. Привет, Аделин. Ты как, осваиваешься?

– Привет, – выдохнула я. – Ты один? – Глупее вопроса не придумаешь.

– Я ненадолго. У меня все хорошо, спасибо, что поинтересовалась, – усмехнулся Дарл и, шутливо поклонившись, развернулся к профессору. Он что-то негромко сказал, потом снова лукаво посмотрел на меня и добавил: – Андонир прибудет чуть позже.

– Спасибо, – прошептала я, явственно ощущая, как алеют щеки. Черт бы побрал эту любознательность!

Грита увели, студенты начали расходиться, а я осталась на заснеженной площадке.

– Аделина, я тебя потеряла. Что ты тут делаешь? – воскликнула Аиша и провела рукой по моему плечу. – Снежинками вся уже покрылась. Пойдем скорее.

Судя по восторженному щебету Аиши, занятие у воителей удалось. Я же лекцию совсем не слушала. Точнее, очень старалась, но никак не могла сосредоточиться. Раньше со мной такого не случалось. Как бы ни было тоскливо или волнительно на душе, я всегда с головой погружалась в учебу и выныривала во власть ощущений строго по окончании учебного дня. Не на этот раз. Мысли сменяли друг друга с поразительной скоростью, но все, так или иначе, сводились к появлению Дарла и… Андонира. Ведь не стал бы Дарлион обманывать?

Приблизительно в таком ключе прошел весь оставшийся день. Я злилась и как могла одергивала себя, но бой с навязчивыми ментальными вторженцами проиграла. А к вечеру у меня поднялась температура. Лицо, ладони и плечи опять покраснели, а из носа беспрерывным потоком текли сопли.

– Все-таки простыла, – заключила Аиша. – Схожу к травникам за настойкой. Если принять сразу, за день не останется и следа.

– Аиша, ты же не к первокурсникам пойдешь, правда? – попыталась остановить подругу.

– Ты можешь мне доверять, – сказала она серьезно и скрылась за дверью.


Глава 7

Простуда в самом деле прошла почти сразу после волшебной настойки. Однако я по-прежнему чувствовала себя плохо и долго ворочалась без сна. Мне было жарко и душно, нестерпимо хотелось выйти на свежий воздух. Накинув мантию прямо поверх пижамы, спустилась и вышла во двор. Мороз тут же пробрал до костей, но, вместо того чтобы спрятаться обратно в замок, я быстрым шагом пошла дальше и свернула в арку, ведущую к факультету воителей. Я не смогла бы ответить на вопрос, почему туда. Вообще не знала, зачем куда-то иду.

А потом увидела его. Андонира. Очертаний спины и светлых, почти белых волос, блеснувших в неярком свете, было достаточно, чтобы понять, что это он. Он – и какая-то девушка, которую Анд крепко обнимал.

От увиденного стало горько, на глаза навернулись глупые слезы. Вроде и понимала, что причин чувствовать подобное у меня нет, но… упрямо чувствовала именно это.

Я сделала шаг назад и столкнулась с взглядом невероятных, словно бы светящихся изнутри глаз.

– Аделин?

Еще шаг.

Я не успела не только убежать, но даже развернуться. Андонир оказался рядом нечеловечески быстро.

– Как давно это с тобой?

– Что? – хрипло выдавила я.

– Моя оболочка слетела с тебя. Как давно?

– Не знаю, – ответила я и все-таки разревелась. Слезы ручьями скатывались по щекам, унося смятение, страх и напряжение последних дней. – Прости. Я правда не знаю, что со мной творится. Хочу жить, как раньше. Ты можешь отправить меня назад?

Андонир не ответил. Он нахмурился и повернулся к девушке.

– Тиния, перенеси нас, пожалуйста.

– Уверен?

– Отложим до завтра, – туманно ответил он.

Девушка только пожала плечами и пошла к нам.

– Не бойся. У Тинии очень редкий, можно сказать, уникальный дар мгновенного перемещения в пространстве. Не между мирами, конечно, но почти в любую точку Эндорфа.

Я не стала спрашивать, куда уникальная Тиния должна переместить нас. Эмоции, вышедшие из-под контроля, и жуткий, сковавший тело холод сделали меня почти полностью равнодушной к происходящему.

– Ты совсем заледенела, Аделин, – сказал Анд недовольно и прижал меня к себе. Я не успела даже опознать возникшее чувство, как с другой стороны меня обняла Тиния. Вспышка света – и Анд уже благодарит девушку. Прощается.

Еще вспышка – и мы стоим друг напротив друга совершенно одни.

Я сглотнула и подняла глаза.

– Где мы?

– У меня дома.

Анд молчал какое-то время, ничем не способствуя преодолению моего смятения, а потом подал руку.

– Я разожгу камин, и ты все расскажешь.

Я представила себе огонь. Теплый, нет, жаркий! Согревающий, задорный и живой, ласкающий своими язычками… И вскрикнула, когда поняла, что вижу огонь не в воображении, а наяву. Огонь у себя на ладонях!

Подскочив на месте, попыталась стряхнуть его на пол. Когда это не удалось, дунула со всей силы и в ужасе замерла, наблюдая, как густая корка инея покрывает только недавно пламенеющие ладони.

Страх, всепоглощающий и ядовитый, охватил меня, и иней начал стремительно таять. Руки пронзило болью, а горло и легкие обожгло рвущимся наружу пламенем.

Анд подхватил меня на руки и побежал.

– Дыши, – сказал он. – Короткий вдох и медленный выдох. Сосредоточься только на этом. Забудь обо всем другом. Просто дыши, Аделин!

Анд ногой распахнул дверь в какую-то комнату и уложил меня на широкую кровать.

– Закрой глаза, – прошептал он, и больше я уже ничего не запомнила.

– Мальчик мой, может ли быть такое, чтобы ты и после рассвета спал? – произнес кто-то и шумно распахнул шторы.

Я высунула нос из-под одеяла и зажмурилась от яркого света.

– Вот так чудо! Девушка в постели Нира!

Крупная высокая женщина-сколд смотрела на меня во все глаза и приветливо улыбалась.

– Кельта, спасибо, иди, – сказал Андонир, появившись в дверях комнаты.

– Конечно-конечно, милый. Меня уже нет, – пробормотала та, еще раз восторженно взглянула на меня и быстро ушла.

– Я… заснула?

– Тебе нужен был сон, чтобы уравновесить силу. Как себя чувствуешь?

– Нормально. Кажется. Андонир, ты знаешь, что со мной? – спросила, садясь. – Скажи, только честно!

– Что именно с тобой происходит – нет. Но что делать – знаю. Просто поверь мне, хорошо?

Я кивнула, ибо ничего другого не оставалось.

– Ты сделаешь то же самое, что тогда? Притушишь силу?

– Нет, Аделин. Вода проявилась. Если снова притушу огонь, она зальет его бесповоротно.

– Значит, все-таки вода и огонь? Разве так бывает? Внутри все шипит и клокочет, они раздирают меня на части! – Я встала и неловко пригладила смятую кофту от пижамы. – Может, лучше, если он потухнет?

– Нет, – покачал головой Анд.

Потом подошел и подал мне мантию.

– Спасибо…

– Аделин, сила знает лучше, каким идти путем. Тебе надо научиться балансу, отыскать безопасное равновесие. Кто знает? Стихий может оказаться и больше.

– Мне страшно, Андонир. Я только начала понимать, как звать воду, ощущать ее в себе, а теперь там хаос! Как с таким совладать?

– Отпусти себя. Почувствуй силу внутри. Не бойся. Позволь себе быть смелой и сделать то, чего хочется больше всего.

Его лицо было так близко, глаза сияли такой притягательной синевой, а губы говорили как раз то, что желали слышать мои уши. Я приподнялась на цыпочки и приникла своими губами к его. Анд замер и, кажется, перестал дышать. Тогда я обхватила его шею руками, пропустила волосы между пальцев и поцеловала напористее, вынуждая ответить… Однако первый в моей жизни настоящий поцелуй закончился непозволительно быстро. Анд мягко отстранил меня, и я, как будто очнувшись от сладостного дурмана, осознала, что сделала.

Стыд обжег щеки и пополз вниз по шее, плечам, груди.

– Дыши, Аделин, дыши. Ты управляешь силой, а не сила – тобой.

Воздух казался раскаленным и выходил из легких с большим трудом.

– Не могу… Зачем мне огонь? Забери его, прошу.

– Ты не понимаешь, о чем просишь, девочка. Сила теперь – часть твоей души. Огонь – лишь одно из проявлений. Он обжигает, потому что ты не принимаешь его, боишься. Я помогу, – сказал он и положил руки мне на плечи. – Но подчинить его сможешь только ты сама.

Лицо Анда покрылось светящимися полосами. Его сила потекла во мне, и я наконец выдохнула спокойно. А вслед за умиротворяющей прохладой пришло нестерпимое желание обнять, положить голову ему на плечо, раствориться в нежности и ощущении близости.

– Спасибо, – прошептала я и усилием воли направила мысли в другое русло. – Могу я спросить? Зачем ты прибыл в Академию? И… чем вообще занимаешься в Эндорфе?

– Я буду некоторое время преподавать на факультете воителей. И скорее всего – тебе тоже. В числе остальных студентов-огневиков.

– Нет. – Я покачала головой и ощутила, как равновесие внутри опять пошатнулось. – Я здесь, чтобы учиться лечить. Нет-нет, я не хочу, чтобы ты учил меня! Я… Боже… – Я отошла к окну, пытаясь совладать с эмоциями. – Со мной раньше такого никогда не было. Мне надо побыть одной.

Негромко щелкнула дверь, и кто-то закашлялся, привлекая внимание.

– Кхм… Андонир, Марунтус искал тебя. Первый смотр огневиков через четверть часа.

– Да, спасибо, Тин. Мы сейчас будем.

Дверь снова щелкнула, и я повернулась к Анду.

– Я должна перевестись на другой факультет?

– По крайней мере на время, – кивнул он. – Спонтанный огонь слишком опасен, и к нему нужен совсем другой подход, нежели к воде.

– Ясно.

– И еще кое-что. Аделин, ты была первой, кто нашел убитую девушку. Я должен просить тебя рассказать все, что ты видела или заметила. До самых на первый взгляд незначительных мелочей. Твоя помощь позволит выяснить, кто сделал это и как.

– Почему тебе? – подозрительно прищурившись, спросила я.

– Так будет лучше, – уклончиво ответил он. – Дознавателям придется рассказать тоже, но…

– Хорошо, Анд, – выдохнула я. – Сделаю, как скажешь.

– И не ходи больше одна. После случившегося в Финфорте небезопасно. Что ты, кстати, делала ночью на улице? Да еще… кхм… в таком виде?

– Дышала. Не хотела отвлекать тебя от… – Я вспомнила, чем именно он занимался, когда увидела его, и неожиданно разозлилась. – От дел. Извини.

Анд усмехнулся и через пару мгновений сказал:

– Нам нужно возвращаться в Академию. Я пошлю за тобой в конце учебного дня. И да, – он отошел и достал из сумки что-то объемное, – вот, возьми.

И протянул мне куртку. Мою куртку!

– Я забыла ее в доме у Дарла? Спасибо, Анд!

Такому подарку я действительно очень обрадовалась.

Тиния перенесла нас прямо в Академию, и я даже не опоздала на первое занятие. А сразу после последнего урока меня вызвали к ректору.

– Ты успела что-то натворить? – шепнула Аиша. – И без меня! Где ты была утром?

– Потом расскажу. Ничего предосудительного я вроде не делала, не переживай.

В приемной перед кабинетом ректора опять никого не оказалось. Пришлось самой нерешительно стучать в дверь.

Вместо ожидаемого «войдите» дверь распахнулась, явив мне покрытого длинной шерстью Марсуса.

– Здравствуй, Аделин.

– Привет, – улыбнулась я и прошла внутрь.

В кабинете, помимо Марсуса и собственно ректора, обнаружились Дарлион, Тиния и Андонир.

– Проходи, девочка, – сказал ректор. – Нам придется тебя кое о чем расспросить.

– Хорошо, – кивнула я, тут же увидев перед внутренним взором убитую студентку.

Я рассказала начало того злополучного дня во всех подробностях. Вспомнила и мелькнувшую тень, и слизней, и подвернутую ногу, и застывший взгляд огромных глаз. Не думаю, что поведала что-то крайне важное, но лица собравшихся стали мрачными и настороженными.

– И что теперь будет? Кто и зачем убил ее? Вдруг они придут снова?

– Мы обязательно разберемся, – сказал ректор. – Над Академией уже включен защитный купол. Усилены меры охраны. Без приглашения сюда никто не попадет.

– А ключники? Они тоже не смогут?

Вместо ответа в кабинете повисла тишина.

Тиния, стоявшая рядом с Андом, приподнялась и шепнула ему что-то на ухо. Мой взгляд словно прилип к ее алым губам, почти коснувшимся его кожи. Внутри поднялась волна жара и непонятного негодования. В кончиках пальцев закололо и, опустив взгляд, я увидела огонь, вырвавшийся из моей руки. Опять! Анд тут же оказался рядом и, взяв мою ладонь в свою, потушил пламя.

– А вот и очевидный повод для зачисления к воителям, – сказал ректор. Похоже, он был доволен. – И в особую группу, как я думаю, – хитро посмотрев на Андонира, добавил он.

– Марунтус, там основа – старшекурсники, а Аделин пока вообще не контролирует свой огонь.

– И что ты предлагаешь, Андонир? Такую силу нельзя оставлять без присмотра. Или видишь другие варианты?

– Нет, тан ректор.

– Вот и прекрасно. Я найду девушке подходящего наставника, а пока, раз уж ты здесь…

– Хорошо, – хмуро кивнул Анд.

– Мне выдадут новое расписание, еще что-то? – подала я голос.

– Несомненно, – ответил ректор. – Найдешь бумаги в своем шкафчике.

– И придется переехать?

– Нет, думаю, в этом пока нет необходимости. Или ты хочешь?

– Нет-нет, лучше останусь в своей комнате. Спасибо.

– Что ж, в таком случае ты свободна. Можешь идти, девочка.

Растерянная, я посмотрела сначала на Дарла, который слабо улыбнулся и шутливо склонил голову, а затем – на Андонира. Анд казался недовольным и необычно суровым. Поймав мой вопросительный взгляд, он лишь убрал руку и шагнул в сторону, освобождая путь к двери.

Ночью мне снилось что-то неприятное. За мной гнались, я прыгала и даже летала, а потом очутилась в подвале, полном отвратительных слизняков. Утро предстало почти столь же безрадостным и встретило серыми тучами с комьями снега, валящего из них.

Новое расписание, появившееся в шкафчике почти сразу после разговора у ректора, мало отличалось от привычного. «Медитация» и «Основы управления силой» остались тут же, у водников. А вот вместо полюбившихся «Основ врачевания» значились еще одни «Основы управления силой» для первого курса огневиков и «Стратегия защиты» там же.

Привезенная Андом куртка весьма пригодилась, чтобы успеть добраться из крыла врачевателей к воинам и не опоздать на занятия. Надо ли говорить, что на уроках я сидела с широко распахнутыми глазами, практически ничего не понимала и ловила на себе изумленные взгляды? И да, ни одно из новых занятий не вел Андонир.

Аише, Боргу и Сайне я так толком и не объяснила, что же произошло, из-за чего график моих занятий настолько сильно и необычно изменился. К вечеру я была вымотана и хотела только одного – спать. Чуткая Аиша не только не стала приставать с расспросами, но и принесла горячего чая с булочками прямо в постель.

– Просто знай, что я рядом. И готова поддержать, когда тебе это понадобится. Так же, как ты поддержала меня.

– Я знаю, – улыбнулась я. – Просто нужно немного времени, чтобы самой понять, что происходит и нужна ли мне помощь. Спасибо.

Ночью я ощущала дискомфорт и тревогу. Беспокойство нарастало и не давало заснуть. Не вполне отдавая отчет в своих действиях, я выбежала на улицу и оказалась в том самом дворе, где застала Анда. Кто-то в черной мантии, почти не различимой в блеклом свете фонарей, наклонился над тем самым местом, где стоял тогда Андонир. Как будто принюхивался. Галька шаркнула у меня под ногой. Неизвестный, даже не оглянувшись, резко встал и поспешно скрылся в арке, ведущей в следующий дворик.

А мне стало страшно. Совпадение ли, что кому-то среди ночи понадобилось «вынюхивать» место появления Андонира? От этой мысли тревога усилилась, сердце кольнуло неожиданно острым страхом за Анда. А в следующее мгновение меня накрыла темнота, еще более густая, чем та, что была вокруг.

Я вскрикнула и прищурилась от света зажегшейся под потолком сферы. Просторная комната, кресло и широкая кровать с приподнявшимся на ней Андом!

– Ночные путешествия в пижамах входят у тебя в привычку? – усмехнулся он.

Судя по жару, я мгновенно сделалась пунцовой. Вот же угораздило!

– Как у тебя это получилось, Аделин? – уже серьезно спросил Анд.

И встал, открыв моим глазам обнаженный торс.

Я замерла и сглотнула. Белые, чуть светящиеся узоры по всему телу, накачанные мускулы…

– Аделин? – переспросил Андонир и, поджав губы, быстро надел рубашку.

А я отвернулась, почувствовав себя поистине отвратительно. Выставлять себя такой дурой мне еще не доводилось. Надо с этим что-то делать!

– Понятия не имею, как оказалась здесь. Прости. Я правда не знаю. Наверное, мне лучше вернуться на Землю. От меня одни проблемы, а толку от обучения все равно никакого.

Я сказала это и опять ощутила просыпающийся огонь. Такой же едкий, как та горечь, что поселилась в душе.

– Аделин, не шевелись, – тихо сказал Анд. – И дыши. Медленно, спокойно.

– Ты меня пугаешь, – прошептала я.

– Огонь очень силен в тебе, но ты совсем не умеешь управлять им.

Он подошел, и грудь его коснулась моей спины. А я взглянула на свои руки и вздрогнула. Они снова были объяты пламенем.

– Не надо, не бойся. Я с тобой. Потушу его в любой момент.

– Ты такой холодный… Я боюсь, что обожгу тебя, – вдруг сказала я, в самом деле переключившись со страха за себя на страх за него.

– Не бойся, – повторил Анд, и я почувствовала, что он улыбается. – Огонь не может навредить мне. Таким, как я, знакома его стихия.

– В тебе тоже намешаны разные стихии? – спросила я и от удивления повернулась к Анду лицом.

– Не совсем, Аделин. – Синие глаза полыхали волшебным светом, а голос звучал мягко и волнующе. – Сила интов имеет другую природу, но и стихии нам не чужды.

– Вот как… И поэтому у тебя эти полосы? – подняла я глаза.

– Да. Чем сильнее выражена сила, тем ярче они видны. Особенно в моменты применения дара.

– У тебя видны всегда. – Я коснулась пальцами его лица и провела по контуру. Огонь на моих руках уже погас. – Думала, это татуировки или что-то такое. Ты сильный маг.

– Я инт, Аделин. – Он сжал мои пальцы и отпустил их. А я поняла, какой-то особой женской интуицией почувствовала, что это его отказ, звонкое «нет». – Тебе надо вернуться в Академию. Сможешь перенестись сама?

– Не думаю. Как ты перемещаешься туда? Тиния переносит?

– Да, – сказал он. – Пока приходится просить ее перемещать нас всех, это экономит много времени.

– Разумеется. Тогда я подожду где-нибудь в гостиной, можно? Или нет. Дай мне грита, пожалуйста. И мантию. Я верну.

– Аделин, тебе вовсе не обязательно лететь среди ночи.

– Пожалуйста. И я больше ни о чем не попрошу тебя.

– Это просто невыносимо, девочка, – вдруг простонал Анд и сжал мои плечи. – Пойдем.

Он схватил меня за руку и повел. Только не к выходу.

– Но…

– На грите до Академии лететь не меньше двух часов! Ночью, в мороз! Разве я могу пропустить это незабываемое путешествие?

– Э-э-э…

– Но сначала… Посиди здесь. Мне нужно собраться.

И он оставил меня в какой-то маленькой комнатке, в кресле. Не успела я толком растеряться, как Анд вбежал обратно и протянул мне золотистую, явно не по размеру мантию.

– Знаешь, в Финфорте довольно консервативные способы обучения, а твой случай требует особого подхода, как думаешь? Раз уж Марунтус рискнул до времени назначить меня твоим наставником…

– Анд, ты меня пугаешь, – поежилась я. – Ты вовсе не обязан возиться со мной. Мне очень стыдно, что побеспокоила тебя. Я не нарочно…

Анд резко остановился и прижал палец к моим губам.

– Ш-ш-ш, мы полетим не на грите!


Глава 8

На краю обрыва, куда привел меня Анд, было жутко холодно и ветрено.

– Теперь буду и спать ложиться в куртке. Так, на всякий случай, – пробурчала я.

– Потерпи немного, тхарты теплые.

– Это должно меня обрадовать? Я уже не против подождать пробуждения Тинии. Вы ведь все равно собирались в Академию? Тиния для этого с тобой в Финфорт прибыла? А Дарл и Марсус?

– Помолчи, Аделин, – прервал Анд, вслушиваясь в негромкое завывание ветра. И закричал: – Тхар, тхар!

Анд продолжал выкрикивать эти странные звуки, но ничего не происходило, и я начала не только не на шутку замерзать, но и искренне недоумевать от происходящего. А потом словно из ниоткуда прямо передо мной появился…

– Это дракон? – выдавила я, упершись спиной в оказавшегося за мной Анда. Чудище, взлетевшее откуда-то со дна обрыва, взмахивало кожистыми крыльями и шумно выдыхало струи пара.

– Ну… да, – не стал спорить Анд.

– У тебя очень странные методы обучения, – постукивая зубами, сказала я.

– Я еще даже не начинал, – усмехнулся «наставник» и, взяв меня за плечи, чуть отодвинул в сторону. – Тца! Тца!

Дракон приземлился и повернул голову в нашу сторону.

– Ну что, готова? – спросил Анд.

– Разумеется, нет! – выкрикнула я и дернулась назад, но лишь плотнее впечаталась в Андонира.

– Возвращаться к дому неблизко, – шепнул он мне на ухо, – а на тхарте ты сразу согреешься. Это зверь огненной стихии.

– Я с огненной стихией не особо-то лажу, как ты заметил. И с летающими тварями – тоже.

– Огонь у тебя в крови. Аделин, просто прими это, и он подчинится.

Анд подал мне руку и подвел к дракону.

– Я его боюсь, – прошептала я и отвела взгляд от ярко-желтого, с вертикальным зрачком, глаза.

– Тхарты миролюбивы. И особенно благосклонны к носителям их стихии.

Андонир медленно поднес мою руку к морде дракона. Я выдохнула и коснулась гладкой темно-рыжей чешуи. И правда теплый. На мгновение прикрыла глаза и охнула, когда Анд приподнял меня и усадил прямо на дракона. Не дав опомниться, опустился сзади и хлопнул зверя по спине.

Резкий взлет, головокружение, порыв ледяного ветра и страх.

– Дышать, помнишь? – наклонившись ко мне, тихо сказал Анд, и нас словно куполом накрыло волной тепла. – Открой глаза, это того стоит.

Вдох, выдох. Действительно сижу, плотно зажмурившись и вцепившись в какие-то наросты на спине дракона.

Но чего бояться, когда со мной Анд?! Я открыла глаза и широко улыбнулась.

На горизонте занимался рассвет. Мы летели под самыми облаками, проносились над заснеженными лесами и пологими холмами. От красоты и скорости захватывало дух, и я чувствовала себя по-настоящему счастливой. Целый поднебесный мир, открытый только нам двоим…

Впереди показался полукруглый горный хребет, за лесом после которого, судя по картам, находился Финфорт. Мы едва перелетели горы, когда дракон вдруг покачнулся. Почти сразу я явственно ощутила толчок. Вроде ударной волны. Меня откинуло на Анда, а тхарт заметно накренился и активно замахал крыльями, с трудом удерживаясь на лету.

– Что это?! Защита Академии? Они решили, что мы чужаки?

– Нет, Аделин. Без предупреждения не бьют даже по врагам.

– И что же делать?

– Помнишь ту сферу, в которой ты оказалась в первое свое появление в Эндорфе?

– Да-а-а, – пролепетала я.

– Попробуй создать такую для нас с драконом.

Пространство содрогнулось, и из легких разом вышибло весь воздух. В мельтешении картинок я заметила, как безвольно болтается поврежденное крыло, а дракон неистово взмахивает уцелевшим, но не может справиться. Мы кубарем падали на белую заледеневшую поверхность. Мантию трепало порывами морозного ветра, от которого больше не оберегала магия прекрасного создания.

«Это конец», – подумала я безысходно и отыскала глазами Анда.

– Сфера! – прокричал он, и мы врезались в землю.

«Жива?» – первая нерешительная мысль.

Жива, лежу на каком-то упругом, чуть светящемся желе.

– Что это такое?

– Причуды силы, – пожал плечами Анд, вставая. – Главное, мы целы.

– То есть ты не знаешь?! – не поверила я.

– Да уж, еще немного, и я потеряю авторитет не только в твоих глазах, но и в своих собственных, – усмехнулся он.

– Не говори ерунды, – ляпнула я и тут же смутилась.

– Я пытался замедлить падение, – сказал Анд, подавая мне руку. – Ты, вероятно, думала о сфере, а получилось то, что получилось.

– Была уверена, что это ты, – растерянно ответила я. – Или он, – указала на лежащего на снегу дракона. – Но вместе?..

– Обдумаем позже, Аделин. Нужно поскорее убираться отсюда. Тца, тца! – зажестикулировал Анд, призывая ящера встать. – Тхарт не сможет лететь, отведем его к Академии. Тиния перенесет его ближе к драконьим горам, там крыло заживет быстрее.

– Хорошо, – кивнула я, с сочувствием глядя на величественное создание. Дракон шумно дышал, а крыло волочилось по снегу. – Не само же оно сломалось? – тихо произнесла я.

– До тхарта вряд ли кому-то есть дело…

– Анд, но не сам же он упал! Кто-то сбил его! – воскликнула я и растерла руками предплечья. – Кто-то не рад твоему появлению в Академии? Шпионы? И ты так и не ответил… Зачем вы здесь? Из-за этого, да?

– Если это так, все будет намного сложнее. И опаснее.

Анд взглянул на меня, затем как будто кивнул какому-то своему внутреннему решению и подтолкнул дракона в бок.

А меня забила дрожь. От холода и понимания, что Академия из учебного заведения, где я должна овладевать исключительным даром врачевания, превращается в поле боя, а я невольно выхожу на передовую. Ну или вот-вот выйду… И мне это совсем не нравилось. Даже в компании Анда!

Мы ушли с открытой местности и углубились в лес. Анд что-то отрывисто командовал дракону, и тот прокладывал нам путь, но ноги все равно почти по колено увязали в рыхлом снегу, а зубы натурально стучали друг о друга.

Анд нахмурился и замедлил шаг, чтобы идти вровень со мной.

– Тебе надо согреться, – сказал он. – Тхарт бережет силы на восстановление, но если его попросить, создаст на время тепловую волну.

Голос Анда, мягкий и завораживающий, звучал так нежно и тихо, что я непроизвольно закрыла глаза и, взяв Андонира под руку, со всей силы прижалась к нему. В который уже раз не задумываясь, что творю, а повинуясь непреодолимому мистическому притяжению к этому мужчине. Он ничего не сказал и не отстранил меня, а, напротив, даже приобнял в ответ.

– Ты холодный, – сказала через некоторое время. – Твоя сила дарит прохладу, но с тобой мне становится теплее.

– Это твой огонь, – тихо ответил Анд, и мне почудилось, что он улыбнулся. – Ты успокаиваешься и берешь его под контроль. При должном умении теплая одежда тебе вообще не понадобится.

– Заманчиво. Но пожалуй, пока рановато расставаться с курткой.

Дракон чуть взмахнул хвостом и поднял в воздух целый ворох снежинок, а я неожиданно вспомнила то, что отложилось на самом краешке сознания.

– Пятно. Мне кажется, я видела темное пятно внизу, когда это началось. Кто в Эндорфе носит черные или, быть может, темно-синие мантии?

Анд остановился и серьезно посмотрел на меня.

– Ты уверена, Аделин?

– Нет, – тихо ответила я и опустила глаза. – Но я видела кого-то в такой мантии во дворе Академии этой ночью! На том самом месте, где ты… стоял с Тинией.

– Темно-синюю форму носят студенты Азадора, – сказал Анд. – А черные мантии… С теми, кто надевает такие, лучше никогда не встречаться.

Я пыталась еще что-то спрашивать, но Анд упрямо молчал, явно не желая посвящать меня во все тонкости. Однако в том, что он прибыл в Финфорт с какой-то отличной от преподавания целью, я уверилась окончательно.

Доковыляли мы часа за два. Под руку с Андом я относительно согрелась, но еле переставляла ноги от усталости.

Едва только мы миновали ворота Академии, Анд отошел от меня, а в воздухе перед ним появилось полупрозрачное лицо ректора. Выглядел тан Марунтус недовольно.

– Андонир, зайди ко мне, надо поговорить. Дракон у стен Академии, это же надо… – пробурчал он и исчез.

– Мы его так и оставим? – Магическое создание, тяжело дыша, улеглось прямо на промерзшую землю. – Тут не очень-то уютно.

– Тхарты прибыли в Эндорф из ледяного Энсколда. Холод не причинит ему вреда.

– А как насчет любопытных студентов? – попыталась я шутить.

– А вот эти могут, – усмехнулся Анд.

На занятия я успела. Даже на те, о которых вчера еще ничего не подозревала. Не знаю, каким образом с постоянно отсутствующим на рабочем месте секретарем ректору удается столь быстро исполнять свою волю, но, когда я добралась до комнаты, очередное новое расписание уже ждало меня в заветном шкафчике. На этот раз список моих занятий на факультете воителей существенно пополнился. Кроме того, в нем появились сразу две дисциплины тана Андонира. «Боевое применение силы» и спецкурс по ускоренной подготовке защитников и воинов, помеченный особым значком – язычком пламени, вписанным в круг. Что это означало, понятное дело, я не представляла, но меня не порадовали ни названия предметов (с кем они собирались учить меня воевать?!), ни имя преподавателя. Однако самый неприятный сюрприз, как оказалось, ждал впереди.

– Ты заблудилась, детка? – преграждая мне путь, глумливо протянул Рен.

Я поджала губы и скрестила на груди руки. Упражняться в словесных перепалках с задиристым фейном желания не было.

– Воднице-недоучке не место на нашем факультете. Шла бы ты по-хорошему.

– Благодарю премного. Не знаю, как я жила без твоих советов до сих пор.

– Это не совет, – процедил он.

– Тан Рентель, тина Аделина, пройдите в аудиторию, – раздался голос Андонира у меня за спиной.

– Фтаус, похоже, не только постоянно отлынивает от работы, но и по старости лет основательно напутал с расписанием человечки. Вы бы проверили, тан Андонир, а то пострадает ненароком малышка.

– Рентель, закрой рот и заходи в аудиторию. Иначе я могу всерьез задуматься о том, что зря одобрил твою кандидатуру в эту группу среди прочих лично одобренных мною студентов.

Рен, надо отдать ему должное, сказанное воспринял серьезно, кивнул и быстро скрылся в дверном проеме.

Андонир кашлянул и, отмерев, я последовала за «доброжелательным» фейном.

А дальше началась не напряженная учеба, нет. Мой персональный ад. Теории Анд не давал почти никакой, зато сразу разбил нас по парам и велел показать то, на что способен наш огонь. И кто, вы думаете, достался мне в пару? Рентель! Если бы не защитная пленка Анда, окружившая меня за какое-то мгновение до огненной волны фейна, я бы сгорела заживо! Когда пришел мой черед атаковать, меня так колотило от пережитого ужаса, что я не смогла вызвать даже искры!

Рен ничего не сказал, но его ухмылка и взгляд говорили красноречивее любых слов. И самое поганое – я знала, что он прав. Мне не место среди ему подобных.

– Тина Аделина, задержитесь, – остановил меня Анд после занятия. Белобрысый фейн довольно хмыкнул и прошел мимо.

Анд дождался, когда из аудитории выйдут все студенты, и повернулся ко мне.

– Относительно произошедшего этой ночью. До знакомства с Тинией такое случалось? Спонтанные перемещения?

Я сначала напряглась и удивилась, а потом замотала головой.

– Нет, никогда.

– А огонь впервые проявился в приемной зала Советов после встречи с вангом Конрада?

– Огонь? Я думала, этот… ванг обжег меня.

– Нет, Аделин. Это были струи огня из твоих рук. И ты прошла следом за Дарлом в Эндорф, – пробормотал он. – Крайне любопытно.

– Какой огонь, Анд! Тан Андонир… – пропустив мимо ушей последнее, воскликнула я. – Ты же видел все сам. Рентель прав, я попала сюда по ошибке.

– Нет, Аделин. Это очень сильная и пока слишком сложная для тебя группа, но ты останешься в ней, – нахмурившись, твердо сказал он.

– Я думала, ты не очень-то доволен решением ректора.

– Ситуация изменилась. Да и в любом случае… Чем раньше ты усмиришь свою силу, тем лучше. Сделай упор на медитациях и упражняйся в свободные часы в одном из тренировочных залов факультета воителей. Первоочередное для тебя сейчас – почувствовать власть над пламенем, живущим внутри, и научиться извлекать его в нужный момент. Иди.

Кивнув, я молча вышла из класса, понимая, что придется смириться. Я больше не распоряжаюсь своей судьбой.


Глава 9

Непокорный, буйный, агрессивный для меня самой огонь. Бесполезные тренировки. Медитации, только усугубляющие положение. Тиния, неотступно следующая за Андониром и частенько присутствующая даже на занятиях! И Анд, всегда приветливо, нежно улыбающийся ей и как будто нарочито холодный, отстраненный – со мной. Меня раздирали злость, жгучая ревность и обида. О внутреннем покое в такой ситуации не шло и речи. Главным же препятствием было нежелание овладевать никаким огнем в принципе.

– Следующая пара. Аделина – защита, Рентель – атака, – сказал Андонир и жестом пригласил нас в центр тренировочного зала.

Я неохотно вышла вперед и встала напротив фейна.

– Хотел бы я сказать, что бить детей мне не в радость, но лучше ничего не скажу, – мерзко ухмыльнувшись, заявил Рен и тут же ударил.

Бил он со всей силы, ничуть не смущаясь моей беспомощности. Анд же вмешивался теперь только в крайних случаях, так что доставалось мне изрядно, а наши спарринги с Реном выходили не только унизительными, но и болезненными.

Я научилась поглощать часть идущего от противника огня, но этого было недостаточно. Защитная стена пламени мне не удавалась совсем. Однако на этот раз что-то пошло не так.

Смирившись с тем, что великим воином мне не стать, я как-то разом успокоилась. Стало все равно, получится создать достаточной мощи струю огня и поразить Рена или нет, но вот посылать за новым снадобьем бледнеющую всякий раз при виде моих ожогов Аишу решительно не хотелось.

Я сделала выпад на чуть согнутой ноге и выставила вперед руку. Рен снова ударил, но на этот раз его пламя не достигло цели. С тихим шипением ярко-рыжие сгустки опали на пол и постепенно погасли, а вокруг меня так и продолжала мерцать серебристо-голубая сфера, покрытая тонким слоем колеблющейся влаги.

В зале повисла тишина.

– Отлично, Аделин. Можешь получить преимущество в бою, – похвалил Андонир.

– Я не хочу воевать, Анд, – едва слышно прошептала я. – Я хочу лечить.

– Не знал, что водники умеют создавать сферы, – сказал кто-то из студентов.

– Разве не против правил использовать силу другой стихии? Это же нечестно! – выкрикнул другой.

– В бою вас никто не спросит, какой силой вас предпочтительнее бить и какой следует защищаться. Вы либо уцелеете, либо нет. Хорош может оказаться и вовремя брошенный булыжник. Что уж говорить о неожиданно примененной силе другой стихии! Пользуйтесь тем, что вам дано, развивайте сильные стороны. И не забывайте думать. На сегодня все.

Я хотела задержаться и расспросить Анда об особенностях жизни Эндорфа, в которых до сих пор мало что понимала, но к нему подошла Тиния и, шепнув что-то на ухо, перенесла их из аудитории прочь.

– Вот пожалуюсь ректору на такого ответственного наставника, – буркнула я и пошла к тому, кто разбирался в теориях и устройстве этого мира лучше всего – к тану Альфреду.

– Давно ты не заглядывала к старику, – добродушно ухмыльнулся профессор и указал на стул напротив. – Рад тебя видеть, однако что-то подсказывает: пришла ты не просто так.

– Да, простите, тан Альфред. Учеба в Финфорте оказалась еще хуже, чем в медицинском на Земле. Особенно на двух факультетах одновременно.

– Вот как, два факультета? Неспроста ты тогда спрашивала о силе?

– Да. Во мне оказалась не только вода, но и огонь. И с ним нелегко. Но я хотела спросить о другом. Зачем Эндорфу воители? Целый факультет воинов и защитников. Разве здесь идут какие-то войны?

– Нам неизвестно, воевали ли дорфы между собой. Как, впрочем, и многое другое о них. Что же касается нынешнего времени, оно вполне мирное, воевать в общем-то не с кем. Взаимоотношения между мирами пришли к относительному балансу уже не одну сотню лет назад.

– Тогда я совсем ничего не понимаю.

– Финфорт ведет свою историю едва ли не с начала активных переселений в Эндорф. Точных сведений об основании Академии, как ни странно, нет, однако факультеты назывались так всегда. Собственно, воителей потому чаще и именуют огневиками, чем воинами. По большей части они осваивают свою разновидность силы, а не приемы боя.

– Судя по всему, такое положение дел меняется, – задумчиво произнесла я. – Понять бы, почему именно и что тут вообще происходит.

Я уже встала, чтобы уйти, когда вспомнила еще кое-что:

– Тан Альфред, выпускники и преподаватели из водников носят синие мантии, так ведь? Воздушники – серебристо-голубые, теоретики – просто серебристые, ботаники – зеленые, а огневики – золотисто-оранжевые. А кто использует черный цвет?

Профессор нахмурился и пробормотал:

– Сомневаюсь, что вам о таком рассказывают на занятиях.

– Анд, тан Андонир, упоминал их. Я спросила его, – пояснила я на крайне удивленный взгляд профессора.

– Спросила? – еще сильнее нахмурился тан Альфред. – Не самая безопасная тема для разговоров. Как вижу, не получается у тебя спокойно обучаться чародейству.

– Увы, – вздохнула я. – Прошу вас, тан Альфред. Пребывать в неведении не безопаснее.

– Ладно-ладно. Только ты должна иметь в виду, что официально существование этого ордена так до сих пор и не признано.

– Ордена?

– Да. Орден Очищения. Безумцы в черных мантиях грезят властью и полной изоляцией Эндорфа от других миров. И его магии, соответственно. Сила нигде больше не проявляется так ярко, как в Эндорфе.

Разговор с единственным в моем нынешнем окружении человеком не сильно помог в поиске ответов и лишь усилил волнение. Осознавать, что неподалеку бродит не просто неведомый убийца, а псих из какого-то жуткого Ордена, было, мягко говоря, неприятно. В остальном поводов для беспокойства вроде как не наблюдалось. После приезда Анда в стенах Академии не случилось ни единого происшествия, и, казалось, студенты понемногу начали забывать девушку-сшейку, которой повезло меньше, чем им…

Я не забыла, но, наплевав на страх и рекомендации Анда не ходить одной, завела привычку рано утром, пока большинство студентов еще спит, выходить во двор. Не медитировать, но созерцать и чувствовать нечто вроде единения с этим миром. Свежий воздух, ветерок и снежинки помогали прийти в хотя бы относительное равновесие всему, намешанному внутри.

Толком не рассвело, когда я спустилась в холл первого этажа и неожиданно встретила там Дарла, вот уже несколько дней не появлявшегося в Академии. Точнее, не совсем встретила – Дарл меня не заметил. Он как раз проходил мимо колонны, за которой я стояла, когда рядом с ним из ниоткуда возникла Тиния.

– Приветствую, несравненная, – шутливо поклонился ей Дарл. – Ты, как всегда, рано. А Анд?

– Он еще спит, не стала будить. Заберу его чуть позже.

– Добилась все-таки своего? – склонив голову набок и ухмыляясь, спросил Дарл.

– Поразительные для фейна любопытство и деликатность, – усмехнулась Тиния в ответ, а затем серьезно добавила: – Ты же знаешь, что он никогда не пойдет на это. Ни со мной, ни с одной девушкой в Эндорфе.

И она посмотрела прямо на меня.

Этим утром мне не принесли покоя ни снежинки, ни так редко пробивающиеся в окрестности Академии солнечные лучи.

– Он мне никто, – уговаривала я себя, но продолжала думать об Андонире.

Как наваждение.

Слова Тинии, сказанные, как мне показалась, специально для меня, запали глубоко в душу. Что она имела в виду? Анд никогда не пойдет на отношения с кем-то из Эндорфа? Почему? Но сильней всего, как ни странно, задело другое – Тиния все-таки неравнодушна к Андониру, и ее полные обожания взгляды мне не почудились.

В итоге на медитацию я пришла еще более взвинченной, чем до прогулки.

За последние дни погружения в себя превратились в сущую пытку. Я видела не свою силу, а Анда. Только его. Но сегодня мое безумство зашло намного дальше. Всеми силами отгоняя навязчивые мысли об Анде, я случайно допустила в сознание образ Тинии в его объятиях, и… едва не спалила класс!

Тан Терек, преподаватель медитаций на факультете огневиков, хмурился и долго ворчал, но огонь потушил и об отчислении не заикался. К моему неимоверному удивлению. Ремонт в его классе делать все же придется.

Борг, Аиша и Сайна, как обычно, дожидались меня в столовой. Они непринужденно сплетничали об однокурсниках и рассказывали забавные моменты с лекций, которые я теперь не посещала, но при этом весь завтрак как-то странно поглядывали на меня.

– Аделин, – нерешительно начала Аиша, покончив с трапезой. – Тебе нужен отдых. Два факультета разом для новичка – это немыслимо. Попроси у тана Марунтуса увольнительную хотя бы на пару дней.

– Куда мне идти, Аиша? Ни денег, ни знакомых. Я и не знаю этого мира вне стен Академии.

– Ты забыла о стипендии, – напомнил Борг. – Она небольшая, но на увольнительную хватит с лихвой.

– Нет, дело не только в этом. Я опасна. Испугаюсь кого-нибудь на улице – и случайно испепелю его. Не понимаю, что происходит. Ведь у меня получалось с водой! А теперь я не чувствую ее вообще. Вдруг она испарилась?

– Ох, Аделин. А что говорит тан Андонир?

– А он ничего не говорит. У него есть дела поважнее непутевой студентки.

– Даже не знаю, что сказать… – расстроилась Аиша. – Хотя… постой. Лиран! Он хорошо видит ауры, легко различает, какая стихия проявлена. Может, он подскажет?

– Ладно, я подумаю. Спасибо.

Я вяло улыбнулась и побрела обратно к огневикам – дальше испытывать свою своенравную силу.

Следующий день снова начался с медитации, на этот раз у водников. Я выпила немного успокоительной настойки, приготовленной Аишей, и сумела в достаточной мере расслабиться, чтобы наконец вновь ощутить в себе воду. Стихия приветливо журчала внутри и просилась на волю. А дальше я допустила серьезную ошибку – я обрадовалась! Так сильно, что невольно вызвала из пространства водный шар размером с футбольный мяч. Хуже того – сразу следом я испугалась, что не удержу его и оболью и без того недолюбливающих меня одногруппников. Вода в шаре стремительно забурлила, из него повалил пар, а через мгновение раздался взрыв. Каким-то чудом тан Лиран успел среагировать и заслонил студентов тонкой, но удивительно прочной пленкой воды.

– Простите, – тихо произнесла я и спрятала за спину ошпаренные руки.

– Ты не пострадала? – спросил сшей и рассеял пленку. – На сегодня все свободны, – сказал он, повернувшись к студентам, а затем опять обратился ко мне: – Нам нужно поговорить, Аделин.

– Да, конечно, – кивнула я.

– Мне придется временно отстранить тебя от групповых занятий. Твой случай нуждается в особом подходе. Тебе уже нашли наставника?

– Тан Андонир временно приставлен на эту должность, – пробормотала я. – Но… Тан Лиран, никто не может толком объяснить мне, нормально ли то, что происходит с моей силой и как с ней совладать. Аиша сказала, вы видите ауры…

– Аиша? Да, она права. Видеть ауры, по сути, могут все одаренные. В большей или меньшей степени. Я могу взглянуть глубже, если ты не возражаешь против такого рода вмешательства.

– Буду вам очень благодарна.

– Хорошо, тогда присядь и расслабься.

Лиран какое-то время молча всматривался и водил руками у меня над головой, все больше хмурясь, а потом наконец сказал:

– Очень необычно. Я вижу то огонь, то воду, то небольшие вихри и всполохи. Как будто твоя сила не может решить, какую форму ей принять. И… ты влюблена, Аделин?

– Это тоже видно? – смутилась я.

– Очень крепкая нить для простой влюбленности. Никогда такого не видел, – пробормотал тан Лиран. – Но, Аделин, она идет только от тебя, понимаешь?

– Да, – кивнула я. – Спасибо, тан Лиран. И…

– Это останется между нами, – заверил меня учитель. – Еще кое-что. Я не уверен, но нить как будто экранирует, чуть расходится лучами обратно к тебе. Это может быть опасно, подумай над тем, чтобы оборвать ее.

– Спасибо, тан Лиран, – еще раз поблагодарила я и ушла.

«Только от меня», – стучало в голове. Разве я сама не знала этого? Глупая, жутко наивная неумеха. Зачем ему такая?

Я так задумалась, что не заметила Рентеля с Анарель и налетела на них, судя по всему, прервав тем страстный поцелуй.

– Человечка, ты совсем обезумела?! – тут же вскинулся Рен.

– Я вас не заметила, прости, – собрав волю в кулак, выдавила я.

– Не заметила?! Из нас троих легко не заметить тут тебя! Посмотри на себя? Невзрачная, блеклая! Да ты пустое место по сравнению с любой фейнкой! – выкрикнул он, а его подружка, словно в подтверждение этих слов, эффектно встряхнула белокурыми локонами.

– Ну да. И в подметки не гожусь, – подчеркнуто спокойно согласилась я. – Одна беда – невзрачная человечка пришла сюда учиться, а вот водникам тут делать нечего, – бросив красноречивый взгляд на Анарель, добавила я. – Так, кажется, ты говорил?

– Нечего делать здесь тебе. Бездарной, непонятно как попавшей в Академию выскочке. Да тебя взяли только из жалости! Лучше бы нас пожалели! – усмехнулся он, а я поняла, что больше не могу сдерживаться.

Руки не жгло – щекотало. Гнев сменился предвкушением, и вдруг стало легко. Я рассмеялась и выпустила из ладоней искристую струю пламени. Рен среагировал моментально – выставил щит, но не остановил, а лишь отрезал часть огненного потока. Моя волна настигла его со спины.

О, это неверие и искреннее недоумение в его глазах! Оно дорогого стоило! Я рассмеялась громче и направила на щит фейна целый вихрь из струек и капель воды. Налетев на пламя, он зашипел и вспенился, но прежде чем исчезнуть – забрал с собой и огонь!

Рен недолго думая ударил в ответ, но его пламя частью впиталось в мой собственный огненный щит, частью – отскочило в стену.

А потом разом погасло все пламя. И мое, и Рена.

– Что здесь происходит? – пугающе спокойным голосом спросил Андонир.

– Человечка меня атаковала, – не мешкая, сдал меня Рен.

– Тина Аделина, немедленно в класс для медитаций!

Я уперла руки в бока и зло посмотрела на «наставника».

– В чем дело? – устало спросил он.

– Медитации мне не помогают! Спасибо, что спросил! Главное – поздно, чем никогда, тан «наставник»!

– Я вижу, у тебя получилась отменная волна. Но злость хороша, когда пламя уже знает верную дорогу, ту форму, которую ему принять, а одаренный умеет усмирить его после. Потому уроки боя должны чередоваться с продуктивными погружениями. Если они не работают, надо разбираться почему и исправлять это.

– Неужели? – протянула я язвительно.

– Только собранность и хладнокровие позволят использовать силу противника против него самого и не потерять голову от эйфории боя.

– Злость – это легко, – согласилась я. – Контролировать эмоции куда сложнее. Только знаешь что? Я не хочу больше ничего контролировать! Не хочу биться как рыба об лед безо всякого толка! Надоело!

– Аделин, успокойся, пожалуйста.

– Ее успокаивай! – ткнула я пальцем в появившуюся рядом с Андом Тинию. Куда же без нее!

– Да тут настоящий потоп, – сказала девушка. – Еще немного – и мебель в аудиториях начнет оживать.

Я огляделась и впервые увидела то, о чем она говорила. Следы магии! Голубоватые пятна и полосы покрывали пол и стены почти по всему обозримому коридору.

– Теперь хотя бы понятно, что едят те слизни, – буркнула я.

– Слизни тут не справятся, – сказал Анд. – Зато ликвидаторам будет на чем попрактиковаться. Приведешь? – спросил он Тинию.

Из стены вылезло нечто вроде серого щупальца и стремительно потянулось к Анарель, стоящей к нему ближе всех. Не успела я испугаться, как Тиния взмахнула рукой и отсекла странный отросток чем-то вроде силовой волны.

– Уверен, что не хочешь, чтобы я убрала?

– Нет, Тин. Пусть тренируются. Проследи.

– О да, она и тут все сделает в лучшем виде, не подведет, – тихо процедила я и зло взглянула на Анда.

Упсс. Похоже, не слишком-то тихо, ибо Анд посмотрел непонимающе и сурово.

– Заходите в аудиторию, – велел он студентам, открывая дверь.

– К черту, все к черту! – прошептала я и, развернувшись, побежала прочь из крыла огневиков. – Не могу больше, не могу! Как же я хочу домой!

Я толкнула дверь, ведущую во двор Академии, и… очутилась в кромешной тьме.


Глава 10

Пожалуй, задержись я во тьме хоть на мгновение – не смогла бы отыскать выход. Но устремление оказалось настолько сильным, что, миновав мглу, я буквально вывалилась на покрытый ламинатом пол.

– Не может быть…

Глаза отказывались верить в реальность окружающего. Стенка с застекленным сервантом, кресло, письменный стол… Место, которое последние полтора года я считала домом – московская квартира тети Лены!

Я провела ладонью по полу, словно стараясь убедиться, что это не мираж, и заметила голубое сияние. Резко отдернула руку и развернула ладонью к себе. Спираль, вписанная в треугольник. Знак ключника Эндорфа.

– Охренеть, – выдохнула я и, чуть пошатываясь, встала.

Голова закружилась, меня замутило и неожиданно сильно потянуло в сон.

Кое-как добредя до постели, я, как была в мантии и сапогах, повалилась на покрывало и тут же заснула.

Проснулась, судя по всему, только к вечеру следующего дня. И сразу почувствовала жуткий голод, потащивший меня прямиком на кухню.

В полумраке все казалось зыбким, ненастоящим. Включить бы свет, вытравить эту зыбкость и из квартиры, и из собственной жизни… Но что подумают соседи, если ненароком увидят свет? Ведь все уверены, что я учусь за границей…

Холодильник, разумеется, оказался пуст. Я кое-как достала из-под столешницы провод и подключила его. Потом отыскала чудом сохранившуюся упаковку сушек и, тут же схрумкав несколько штучек, продолжила инвентаризацию. Пачка макарон, бутыль подсолнечного масла и консервная банка с морской капустой, оставшаяся здесь едва ли не со времен тети. Негусто. А есть хочется все сильнее. Чайные пакетики и сахарный песок тоже имелись, а потому для начала я решила выпить чая и обдумать план дальнейших действий.

Я ощущала себя так, будто вынырнула из шумного водоворота и должна бы радостно вдохнуть, но вместо этого оказалась еще больше дезориентирована. Что делать? Я вернулась на Землю, только как вернуть прежнюю жизнь?

Начинать, как известно, разумнее с малого. А потому, дождавшись времени, когда соседка тетя Аня уже точно будет спать, я достала запасной комплект ключей, оставленные на полке серванта за ненадобностью в Эндорфе деньги и отправилась в супермаркет.

Обратно возвращалась, радостно предвкушая вкусный ужин и про себя напевая услышанную в магазине песенку. До тех самых пор, пока по спине вдруг не пробежал холодок. Я огляделась и ускорила шаг, однако тревога не отпускала. Из-за угла послышался шорох. Вздрогнув всем телом, замерла, но уже спустя секунду нервно хихикнула. Всего лишь кошка.

Глубоко вдохнув совсем по-летнему теплый воздух, я успела сделать еще два шага, когда передо мной вырос огромный лохматый зверь. Красные, чуть светящиеся изнутри глаза, грязная свалявшаяся шерсть и хищный оскал. Не зверь – сколд. Тот самый, что уже встречался мне здесь!

Я выставила вперед руки и представила защитную пленку, еще недавно так хорошо получившуюся у меня. Не вышло. Ни щита, ни даже искр – ничего!

Рванула в сторону, но существо в одно мгновение преградило мне путь.

– Я не причиню вреда, – произнесло оно хрипло, вытянув в останавливающем жесте когтистую, со свисающей длинной шерстью лапу. – Надеялся, что еще увижу тебя.

– Меня? Зачем? – едва не заикаясь, пролепетала я.

Мне было чудовищно страшно, но что-то удерживало от новой попытки бегства.

– Даже лишенный своей собственной, я чую в тебе родственную силу. Ту, что подчиняется иным законам, нежели большая часть в Эндорфе. Ты сможешь то, чего не смогу теперь я.

– О чем вы?

– Они выбросили меня на свалку и забыли. Зря, – хрипло, пугающе рассмеялся он. – Тартас еще сыграет свою роль! А теперь слушай, девочка, – вмиг сделавшись серьезным, произнес сколд. – Они не понимают, что творят. Погаснет последний переход, и баланс силы, циркулирующей между мирами, нарушится. Эндорф настигнут катаклизмы одного порядка, Энлант – иного, но пострадают все! Магия не прощает подобных вмешательств.

– Но на Земле нет никакой магии! – вспомнила я главное, что забыла, пытаясь магичить здесь.

– Да, Энлант лишился проявленной силы тысячелетия назад, но обрыв связи с Эндорфом иссушит ее окончательно. А без магии нет жизни. Поможет только шестой переход. Слышишь? Отыщи его!

– Не понимаю… Какой переход? Почему я?! Я же об этом ничего не знаю! Я вернулась…

– Наши миры всегда были связаны незримой пуповиной, все шесть. Ее нельзя обрубать. Они глупцы, глупцы!

Жуткий сколд сжал голову лапами и, застонав, завертел ею из стороны в сторону.

– Они – это Орден? – выдохнула я, не в силах пошевелиться. – Значит, это в самом деле они убили студентку-ключницу. Но зачем?!

– Убили? – поднял на меня свои красные глаза монстр. – В таком случае могу сказать – ей повезло.

– В смысле? – опешила я.

– Убивают далеко не всех вставших на пути Ордена. Ключников, разумеется, берегут. Их мало, и они нужны Ордену. И известны все до одного. С тех, кого удается переманить, берут магическую клятву, а вот остальные… Некоторых превращают в таких, как я. В вампиров. Делать грязную работу.

– Это ты убил смотрителя? – тихо спросила я.

– Нет! – прогремел сколд в ответ. – Я никого не убивал! Кроме разве что дворовых псов и кошек.

Я скривилась.

– Я тоже хочу жить. Жить! Ха-ха-ха!

И он закашлялся своим жутким смехом.

А потом послышался свист. Совсем как тот, в Академии. И еще раньше, с Дарлом.

– Ищейки, – процедил вампир. – Не применяй дар.

– Сила же не работает здесь!

– Они не смогут применить активную магию, но учуять твой дар – легко. Для остального у них есть такие, как я.

Он сказал это и неожиданно схватил меня за руку. Рывком наклонился и впился зубами в запястье.

Меня буквально парализовало от шока, острой боли и мгновенно разлившегося в месте укуса жара. Я не успела ни закричать, ни вообще как-либо среагировать. Сколд отпустил меня и прохрипел:

– Беги. – Я не сводила с него глаз. – Беги же! Постараюсь сбить их со следа.

Я зажала рану рукой и побежала. Не разбирая дороги, так быстро, как умела. Волосы застилали глаза, в висках стучало, а дышать становилось все труднее. Куда спрятаться?

Входная дверь, один этаж, второй… В квартире я сбросила рюкзак с продуктами прямо на пол прихожей и заперлась на все замки и защелки. Только помогут ли двери?

Как была, в одежде и обуви, я зашла в комнату и повалилась на кровать.

Слова сколда звучали в голове. «Известны все до одного». До одной. Ведь обо мне не знает даже Анд… Но если есть такие, кто легко чует дар, – скоро узнают. Что же делать? Не хочу быть вампиром! Не хочу работать на Орден психов! Во что я ввязалась?!

Я надеялась всерьез задуматься о том, чтобы вернуться к прежней жизни здесь, на Земле. Вернуться в мед… А теперь? Чего он хочет от меня? Как я могу помочь? А рука немеет… Зачем укусил? Мысли перескакивали с одной на другую и путались.

Через некоторое время меня сморил сон.

Красные языки пламени вырывались из ладоней человека в черной мантии. Или не человека. В тени широкого капюшона не удавалось разглядеть лицо. Он поднял руку и направил ее к стене. Туда, где, скованный цепями, полуобнаженный и обессиленный стоял Анд.

– Нет! – закричала я, когда струя ярко-красного с черными прожилками огня полетела прямо в него.

Я вынырнула из сна в холодном поту и с гулко колотящимся сердцем.

– Анд…

Ключники, Эндорф, Земля, нормальная жизнь и учеба. Все разом потеряло смысл.

Он не любит меня, но я… Не смогу жить, зная, что он в опасности, а я не уберегла его.

– Уберегла, – рассмеялась я. – До сих пор оберегать приходилось меня. Или от меня.

Я по-прежнему не знала, где мое место в Эндорфе и там ли оно вообще. Не была уверена, что справлюсь с силой. Не представляла, что стану делать. Но с каждым мгновением все острее ощущала, что должна быть там. Там, а не здесь.

– Вот черт. И как вернуться?

К входной двери подходить было страшно. Но ведь подойдет любая другая?

Я нацепила брошенный на полу рюкзак, замотала все еще чуть кровящий укус кухонным полотенчиком и подошла к двери в ванную.

– Хочу обратно, – прошептала я. – Пожалуйста. В Эндорф. К Анду…

Надо ли говорить, я сомневалась в успехе? И в то же время всем сердцем верила – должно получиться.

Осторожно, будто опасаясь резким движением спугнуть магию, я коснулась ладонью двери и другой рукой открыла ее. На себя.

– Похоже, неправильную я выбрала дверь, – прошептала я, ступая во тьму ванной комнаты и увязая в невесомом желе безмирья. Темнота обволакивала, притупляла волю. – Безмирье… Так, кажется, Дарл называл это место? Дарл! Анд! К ним!

Я встрепенулась и забарахталась, а через мгновение уже вывалилась в ярко освещенный небольшой зал или кабинет.

– Хвала воину небесному, – произнес Марсус.

– Аделин! – Анд смотрел встревоженно и грозно.

Я невольно опустила глаза и сжала в кулак правую ладонь с отметкой ключника.

– Что у тебя с рукой? – заметив повязку на левой, спросил Анд и стремительно подошел.

– Укусил вампир, – призналась я.

– Что?! – вскричал Анд. – Аделин, ты неудачно пошутила?

– Нет, – замотала я головой.

– Фтаус, распорядись о боксе у врачевателей! Немедленно! – буквально проорал Андонир, повернув голову назад, и подхватил меня на руки.

Я успела заметить странноватого щуплого паренька. То ли эльфа, то ли… Ну то есть то ли фейна. Впрочем, фейна он напоминал не сильно. Маленький, худощавый, с заостренными треугольными ушками-лопушками, зелеными, чуть навыкате глазами, носом с горбинкой и большими ноздрями. Все вместе, как ни странно, смотрелось довольно очаровательно и немного по-детски. Хм, а Рен утверждал, что секретарь ректора – старик.

Фтаус вздрогнул, кивнул и стрелой промчался мимо нас в… колеблющуюся арку, похожую на зеркало.

– Марунтус сжалился надо мной (или скорее – над Тинией) и преподнес весьма дорогой подарок – арку постоянного перехода из Академии ко мне домой и обратно, – объяснил Анд. – Не бойся.

И он прошел в марево вслед за «вроде бы фейном».

У врачевателей меня уложили на ярко-белую узкую кушетку и размотали самодельную повязку.

– Нужно магически заштопать, чтобы не уходили силы, и обработать рану, – сказал через некоторое время лекарь. – Но она не заражена. Да и серьезной потери крови я не вижу. Ты убила его сразу, как только он напал?

– Что? Убила?

Лекарь водил над местом укуса рукой и что-то прикладывал, а я растерянно хлопала глазами.

– Ладно, спасибо, Кладер, – как только тот закончил, сказал Анд. – Аделин надо отдохнуть.

– Да-да, конечно, – пробормотал лекарь и ушел.

Сам же Андонир, однако, остался.

– Где ты была, Аделин? – грозно спросил он. – Разве ты не знаешь, насколько опасно сейчас покидать Академию? Вампир мог убить тебя! Мы должны знать, где он напал, и обезвредить.

– Разве мне не надо отдыхать? – пискнула я.

– Аделин!

– Вижу, у вас все в порядке, – сказал Дарл, показываясь в двери.

– Нормально, – ответила я через некоторое время. Анд хмурился и молчал. – Слабость разве что… Дарл, не посидишь со мной?

– Конечно, неугомонная, – широко улыбнулся фейн и, подмигнув, уселся прямо на кушетку.

А я вскинула невинные глаза на Анда, намекая на желание уединиться с Дарлом. Анд нахмурился еще больше, шумно выдохнул, но все-таки вышел.

– Что за секреты? – тут же поинтересовался фейн.

– Помнишь, ты говорил о полосах досягаемости ключников? Как они распределяются?

– Аделин, ты ничего не хочешь рассказать? – подозрительно прищурившись, спросил Дарл. – Например, о том, где была на самом деле? Анд тут с ума сходил, спасательную экспедицию снаряжать собирался. Вот только фокус в том, что почувствовать твоих следов никто даже отдаленно не смог. Из Академии ты в тот день не выходила, ведь так?

– Переместилась, – не стала отрицать я. – Со мной случается.

– Да, наслышан. Только вот Тиния свою магию хорошо видит, но никаких следов ее применения не нашла!

– Значит, не так уж и хорошо, – насупилась я от одного упоминания имени.

– Аделин, это не шутки. Где ты была?

– На Земле, – выдохнула я.

– Ну я тоже хорош, должен был догадаться! Значит, ключник? Да еще такого уровня! С ума сойти… Похоже, вопрос с тем, на каком факультете тебе учиться, решен.

– С чего это? – разволновалась я.

– Таким даром не пренебрегают, Аделин. Даже если в одаренном проявляется сила стихии, предпочтение всегда отдается дару ключника, как наиболее редкому и ценному. Впрочем… Надо рассказать Анду. И о том, что с тобой случилось на самом деле, тоже.

– Не раньше, чем вы расскажете мне, что тут делаете, – упрямо заявила я.

– Да не вопрос, – усмехнулся Дарл и крикнул: – Анд! Не сомневаюсь, что он стоит неподалеку, – заговорщически шепнул мне.

– Что случилось? – через мгновение влетев в палату, спросил Андонир.

– Аделина тут вспомнила кое-что.

– Место, где на тебя напал вампир?

– Он не нападал, – вздохнула я. – И я была не в Эндорфе.

Анд уже открыл рот, чтобы спросить, но я жестом остановила его.

– Сначала я. Вы все это время знали, что Орден убивает смотрителей и ключников? Вы поэтому здесь? Члены Ордена имеют доступ в Финфорт?

– Так… Подожди минутку, – сказал Анд и вышел за дверь.

Он вернулся через пару минут, но не один, а с лекарем.

– Кладер, осмотри ее, пожалуйста, еще раз. Она может покинуть бокс?

– Андонир, она в порядке, но отдых ей не помешает.

– Тогда я ее забираю. Спасибо.

– Не… – начал доктор, но Анд, чуть отодвинув того, наклонился и нахально сгреб меня в охапку.

– Эй! Я и сама могу дойти! А точнее, никуда не собираюсь!

И я стукнула Анда кулаком в грудь.

– Здесь не самое подходящее место для такого разговора, – не обращая внимания на мои трепыхания, хладнокровно заявил Анд. – Дарл, пригласи, пожалуйста, тана Марунтуса.

– И тана Альфреда, – выкрикнула я уже из коридора.

Анд хмыкнул и понес меня дальше.

– Значит, дар ключника тоже проявился? – пробормотал он куда-то мне в волосы.

– Ну…

– Вот уж и правда неугомонная!

Снова арка перехода и кабинет. Анд усадил меня в кресло и встал рядом. Совсем скоро пришли Марсус и Дарл, а еще через некоторое время из мерцающей арки появился ректор.

– Профессор скоро подойдет, – сказал Дарл.

– Спасибо, – шепнула я.

– Что ж, тогда начнем, – произнес Анд. – Тинии нет, она на задании. Но быть может, это даже к лучшему? Я заметил, что вы не ладите. Что вы не поделили? – спросил он, повернувшись ко мне.

Дарл кашлянул и скрыл кулаком улыбку. Вот же!

Я хмуро посмотрела на него и сказала:

– Меня пригласили в Академию учиться на лекаря, на что я и согласилась. Теперь здесь творится не пойми что, и я хотела бы знать, что именно и какое ко всему этому отношение имеете вы все.

И обвела собравшихся взглядом.

– Серьезный настрой, – прокомментировал мое заявление ректор. – В сложившихся обстоятельствах… Анд?

– Ты права. У нас были основания подозревать Орден в убийстве студентки. И опасаться за других ключников тоже. В Академии собрано очень много носителей этого редкого дара. Для Ордена, если он в самом деле решился на подобный шаг, это лакомый кусок. Поэтому мы здесь. Я, Марс, Дарл и Тиния представляем собой особую группу для расследования вопросов, которые, скажем так, не терпят широкой огласки.

– Секретные агенты? – уточнила я.

– Вроде того, – кивнул Дарл.

– И? Насколько все серьезно?

– Смотрители убиты. Все до одного. Переходы между мирами более не функционируют. Единственные, кто способен перемещаться сам и перемещать других, – ключники. Та девушка, которую убили здесь…

– Была ключником. Я знаю.

– Да. И то, что в тебе проявился этот дар, – не лучшая новость.

– Приятно знать, что не обязана спрашивать разрешения, чтобы побывать дома, – протянула я.

– Аделин, какой бес в тебя вселился?! Никто не должен узнать, что ты ключник! И никаких перемещений в Энлант, там опасно!

– Андонир, думаю, Аделина и сама прекрасно понимает это, ведь так? – спросил ректор, сглаживая слова неожиданно вскипевшего преподавателя.

– Все ключники под негласной охраной, – уже спокойнее сказал Анд. – Но рисковать мы не будем. Дарл сам позанимается с тобой и поможет с даром, а я научу защищаться огнем и лучше контролировать силу. А теперь будь добра, расскажи, где в Энланте ты умудрилась напороться на вампира?

– Вышла в магазин, – выдохнула я. – Я уже видела его прежде, еще до поступления в Академию.

– Ты уверена, Аделина? – уточнил ректор. – После таких встреч обычно не выживают.

Я мрачно кивнула, а в арку перехода буквально ввалился тан Альфред.

– Приветствую! – воскликнул он. – Премного благодарен за приглашение и прошу простить за задержку.

– Проходите, профессор, – показал Анд на свободное кресло.

– И как он выглядел? – тем временем спросил Дарл.

– Сколд, – ответила я и взглянула на Марсуса. – Огромный, с черной шерстью и красными глазами. Он что-то говорил о моей силе и… об Ордене. Сказал, они безумцы и не понимают, что творят. Если переходы погаснут – силе придет конец во всех мирах. Как-то так.

В кабинете воцарилась тишина.

– Хм. Он не назвался? – спросил тан Альфред.

– Возможно, Тартас?..

– Тартас в Энланте? Быть того не может! Но, постой… черная шерсть?

– Он лишенный, Альфред. Вампир, – сказал ректор.

– Боги… Это точно?

– У нее на запястье укус вампира, – холодно произнес Анд.

– Но если это действительно он… Лучший исследователь Эндорфа, необычайно сильный маг… Переходы… В этом есть резон. Переходы идут сквозь полосы досягаемости, пронзают пространство, как жилы, и если они засохнут, прервется постоянный поток силы. Кто знает, чем это обернется? Тартас многие годы исследовал эти вопросы.

– То есть он прав? Земле угрожает опасность? Но… Анд, ты же сказал, все смотрители убиты!

– Да… – протянул тан Альфред. – Переходы без смотрителей гаснут. Если не подпитать их силой – они разрушатся бесповоротно.

– Чем дальше, тем веселее, – прошептала я. – И что делать?

– Хороший вопрос, – поддержал Дарл. – Только вот… Вампир, сохранивший разум, никого не смущает? Что, если напротив, утерявший? Все же он укусил Аделин.

– И отпустил, – не согласилась я. – За мной шли ищейки.

Анд заметно скрипнул зубами и сжал кулаки.

– Хотел отвлечь, – вдруг сказал Марсус. – Взял немного силы через кровь.

– Андонир, все это очень серьезно. Думаю, необходимо разработать эту версию в кратчайшие сроки.

– Боюсь, что так, Марунтус.

– Что ж, в таком случае займемся делом, – сказал ректор и встал.

Вслед за таном Марунтусум в арку перехода прошел тан Альфред. Дарл и Марсус тоже покинули кабинет. Я хотела уйти, но Андонир остановил меня, встав прямо напротив.

– Я устала и хочу в свою комнату, – сказала я, в самом деле чувствуя себя крайне истощенно после этого нелегкого разговора.

– Аделин, мне нужно просить у тебя прощения. Я виноват, – неожиданно тихо сказал Анд. – Занимался расследованием и не ожидал, что с твоей силой все настолько сложно. Плохой из меня вышел наставник. Но если ты позволишь, я постараюсь исправить это. Ты позволишь?

– Не уверена, Анд. Нет, не потому, что не прощаю тебя, просто это плохая идея. Ректор не нашел тебе замену? Меня вообще не исключили за… применение магии?

– Замену… Нет, мне об этом не известно. Что касается магии… Насколько я понимаю, Рен спровоцировал тебя, а твой уровень контроля за силой оставляет желать лучшего. И это тоже моя вина. Так что нет, об исключении вопрос не стоит. Но и оставлять так, как есть, нельзя. Тем более теперь. Ты понимаешь?

– Да, – выдохнула я.

Анд поднял мою руку и надел на нее браслет.

– Так сможешь проходить через арку самостоятельно. Я буду ждать тебя завтра на рассвете. Вместо медитаций с Лираном и Тереком погружаться теперь будешь со мной.


Глава 11

– Адель! – воскликнула Аиша и тут же кинулась меня обнимать. – Хвала богам, Аделин, ты вернулась! Что случилось? Где ты пропадала?

– На Земле, в Энланте, – с трудом выговорила я, даже не пытаясь высвободиться. Хватка у девушки-кошки крепкая.

– О-о-о. Все-таки взяла увольнительную? – чуть отстранившись, спросила Аиша. – Тебя отпустили домой? Почему же ничего не сказала?!

– Нет, я переместилась сама. Случайно. Ну и вообще… Раздумывала, возвращаться ли, – призналась я.

– Ты влюбилась, да? – огорошила меня подруга.

– Что? С чего ты взяла?

– У тебя такое мечтательно-грустное лицо было в последние дни.

– Да нет. Ну, то есть… Не в этом дело. Не только в этом.

– Я так и знала! Сшеи хорошо чувствуют такие вещи. Если только это не касается их самих, – добавила она и неожиданно отвернулась.

– Тан Лиран, да? Я не сшей, но… Я права?

– Даже не будь он преподавателем, никогда не пошел бы на это. Его род намного могущественнее моего. В Энсшее я бы и познакомиться толком с ним не смогла.

– Хм. А сам он что об этом думает? И вы не в Энсшее.

Раздался стук, и сразу же за ним дверь распахнулась.

– Вернулась! – как совсем недавно Аиша, воскликнул Борг. Обнимать, правда, постеснялся, лишь приветственно сжал плечо. – Ты сбежала, но одумалась и решила вернуться?

– Что-то в этом роде, – рассмеялась я.

– Погоди, – встрепенулась Аиша. – Ведь, выходит, ты ключница?! Вода, огонь, а теперь еще и перемещения между мирами?

– Вы серьезно? – поднял брови Борг.

– Похоже на то. Только, ради бога, никому ни слова. Никто не должен узнать, что я тоже ключник, хорошо? Это очень важно. Там, на Земле, я кое-что узнала, не самое приятное. Ключником быть опасно.

– Об этом давно перешептываются, – сказал Борг. – Что-то не так с переходами. Перемещения между мирами ограничены. Только в экстренных случаях и только с помощью ключников. Многие всерьез опасаются, что не смогут вернуться домой.

– Звучит жутко, – сказала Аиша. – Это надо заесть, пойдемте скорее в столовую.

– Борг, а какую-нибудь информацию по переходам в библиотеке реально найти?

– Ну что-нибудь точно должно быть, только вряд ли успели написать книгу о том, что происходит сейчас.

– Это да… – пробормотала я. – Слушай, а могу я тебя попросить порыться на стеллажах вместо меня? Мне не лень! – предотвращая новые подколы, воскликнула я. – Просто не хочу светиться там с такими запросами. Да и библиотекарша меня недолюбливает. Поможешь?

– Без проблем. Что искать?

– Историю возникновения, мифы, легенды, теории и догадки, принципы функционирования и устройства. Все, что найдется!

– М-да.

– Много?

– Посмотрим для начала, есть ли там что-нибудь хотя бы отдаленно похожее. Сделаю пробную вылазку после ужина.

– Спасибо, Борг! Спасибо! Спасибо!

– Да не за что пока, – усмехнулся фейн и пошел занимать для нас столик.

Едва мы уселись, прибежала Сайна, и приветствие повторилось почти в точности. После краткого пересказа причин своего отсутствия я попросила ее почти о том же самом, о чем попросила Борга. Найти книгу. Только на этот раз – о вампирах.

– Ты же изучаешь магических животных и с библиотекаршей ладишь. Посмотришь?

– Ну… Хорошо, – немного растерялась фейнка. – Не то чтобы вампиры относились к магическим животным, но, думаю, смогу что-нибудь о них найти.

– Отлично! – обрадовалась я. – Только идите не в одно время, ладно?

– Что ты задумала? – спросила Аиша.

– Ничего. Нет, честно, ничего. Просто хочу получше разобраться в том, что происходит.

– С вампирами?

– Ну и вообще расширить кругозор. Разве не интересная тема?

– Ну как знаешь.

– Учеба учебой, но у меня есть предложение получше, – радостно заявил Борг. – Ты к нам вернулась. Судя по настрою на познание неизведанного, покидать Финфорт и успевших соскучиться по тебе друзей не собираешься, а значит… Чем не повод для вечеринки! Ну? Что скажешь?

– Даже не знаю. А в Академии разрешено устраивать вечеринки?

– А мы не будем в Академии. В ближайшей деревеньке есть отличная таверна, давно облюбованная студентами для таких случаев.

– Я – за! – поддержала Аиша. – Только забронировать столик надо сейчас, а то к выходному все разберут. Мы же подождем до выходного?

– Давайте подождем, – сказала я. – Мне еще с учебой надо разобраться. Похоже, меня опять ждут перемены. А медитации теперь вообще будет вести не Лиран, а Анд.

– Тан Андонир? – заинтересовалась Сайна. – Он будет лично тебя учить?

– Ну пока да. Это временно.

– Понятно… Я пойду, мне еще к занятиям готовиться. Увидимся! – сказала она и, даже не взглянув на нас, ушла.

На рассвете я, едва ли не крадучись, проникла в преподавательскую и просочилась через арку перехода в кабинет Анда. Встретил меня, однако, не хозяин дома, а тишина и полумрак.

– Анд? – пискнула я.

– Где твоя куртка, Аделин? – раздалось от двери.

– В смысле? – удивилась я, оборачиваясь.

– Ты же грозилась даже спать ложиться в ней.

– Так я спать здесь не собираюсь. Или нет? – растерялась я.

Анд рассмеялся и сказал:

– Пойдем.

В небольшом холле перед выходом из дома он набросил мне на плечи очередную мантию и открыл дверь в морозное утро.

– Я думала, мы будем медитировать, – тут же поежилась я от порыва ветра.

– Так и есть. На природе это делать куда эффективнее.

Я хмуро кивнула и, закутавшись в бархатистую ткань, побрела вслед за Андом по рыхлому снегу.

– Терпеть не могу холод, – не выдержала уже через пару минут.

– Будем считать, так даже лучше. У тебя есть стимул поскорее совладать с огнем.

– Если я раньше зубы не отобью, – буркнула я, в самом деле начиная постукивать зубами.

– Надо отойти хотя бы немного от дома, чтобы его излучения не примешивались к токам природной силы.

– Сделаю вид, что все поняла. Кстати, хотела спросить: как дракон?

– В порядке. Тиния перенесла его к сородичам.

– Хорошо. Тот, кто напал тогда, – член Ордена? Черная мантия мне не показалась?

– Аделин, не нравятся мне эти вопросы. Не надо тебе в это влезать.

– Не влезать? Поздно, Анд. Если нам… Мне угрожает опасность, я хочу знать, почему и что делать. Как они могли знать, что мы полетим на драконе? Они за тобой следят? Да и на драконе мог оказаться кто угодно.

– Нет, это маловероятно. Скорее – случайность. Увидели и попытали удачу. Догадаться, кто оседлал дракона, несложно. Это подвластно только интам, и в исключительных случаях – сколдам. Но способных на подобное тут нет.

– Вот как…

– Ты значительно усложнила себе задачу, – улыбнулся Анд.

– В смысле? – насторожилась я.

– Первое правило погружений – максимально очистить мысли перед началом медитации. Вот эта поляна вполне подойдет. Иди сюда.

Анд отвел меня в центр белого полотна и встал неподалеку.

– Для начала постарайся прислушаться к окружающему пространству. Закрой глаза и глубоко вдохни.

– Анд, мне холодно.

– Будем это исправлять, – сказал он и встал ближе.

Я почти ощутила его грудь своей спиной. Сосредоточиться на окружающем в таких условиях было довольно проблематично, а вот расслабиться на удивление удалось.

Глупость, но я вдруг подумала, что хотела бы стоять так вечность. Чувствуя на своей коже его дыхание и просто зная, что он рядом. Изнутри поднялась волна тепла и окутала, как мне казалось, нас обоих. На смену холоду пришли умиротворение и желание прикоснуться, стать еще ближе.

– Что ты чувствуешь? – тихо спросил Анд, и я чуть было не ответила правду. Пламя внутри покачнулось, и, чтобы оно не обожгло меня, я выплеснула его потоком из рук.

– Прости. Огонь дается мне сложнее всего, – сказала, пряча руки под мантию.

– Огонь – самая непокорная из всех стихий, а твоя сила к тому же слишком часто меняет форму.

– Так вообще бывает? Зачем она это делает? Какая сила была у того профессора-сколда, Тартаса?

– Не знаю, Аделин. У сколдов обычно проявлены вода или воздух.

– А у интов? Почему все иначе?

– Многие расы Шестимирья утеряли знания о своем происхождении, и инты – не исключение. Говорят, наши младенцы еще в утробе матери проходят стадии всех четырех стихий, а в момент рождения обретают силу, в которой сливаются все элементы. Мы универсальные маги, можем отбить атаку и воды, и огня, и ветра, но сами используем только это.

И он выпустил из поднятой вверх ладони струю голубоватого света. Открытые участки его кожи сразу же покрылись светящимися полосами.

Я залюбовалась необычным, завораживающим зрелищем, а потом неожиданно для самой себя создала ручеек рассеянных в воздухе капель. Они искрились и переливались, так похожие на силу Анда.

Моя струйка обвила поток Анда, и уже через мгновение сплелась с ним воедино. Закружившись быстрее, он вдруг вспыхнул и рассыпался вихрем снежинок.

– Знаешь, что это? – спросил Анд, когда последние из снежинок опали. – Вода и ветер. Уже три стихии, дар ключника и перемещения в пространстве. Какие еще сюрпризы нам ожидать от твоей силы?

– Это вы меня спрашиваете, тан наставник? – улыбнулась я. – И за что вам только зарплату платят?

Анд хмыкнул и задумчиво посмотрел в небо.

– А тогда в лесу… Желе, в которое мы упали… что это было?

– Решила меня добить? Понятия не имею! – рассмеялся Анд. – Пойдем-ка лучше в дом, иначе пострадает не только моя самооценка, но и групповое занятие, на которое мы опоздаем. Кельта, должно быть, уже приготовила завтрак.

Завтракать с Андом, как и часто бывать у него дома, было неловко, но к концу недели я привыкла к новому распорядку и немного освоилась.

В тренировках наметился прогресс. Сила начала проявляться ярче, и даже беспокойные стихии пришли к относительному балансу.

Занятия с Андом могли бы проходить совсем замечательно, если бы не одно «но». Чувства к нему никуда не делись. Напротив, с каждым днем терзали все сильнее и невыносимее. Мне нравилось быть рядом, проводить много времени вместе, но давалось это нелегко. Анд как будто не видел моего состояния, и уж тем более не испытывал ничего похожего сам. Однако иногда смотрел так, что от одного взгляда замирало сердце, а глупая девичья душа наполнялась трепетом и надеждой.

Анд говорил о большом потенциале силы и просил раскрыться. Спрашивал о причине неудач. А я боялась и как могла сдерживала не столько силу, сколько чувства. Потому что не могла отделить одно от другого. Казалось, позволь я силе выплеснуться до конца, натворю что-нибудь такое, о чем буду жалеть.

Я почти смирилась с тем, что неинтересна ему как девушка, пока вернувшаяся в Академию Тиния не преградила мне путь. В буквальном смысле.

– Давай поговорим, – сказала она, чуть наклонив голову набок.

– Есть о чем? – не слишком дружелюбно ответила я.

– Аделин, я тебе не враг и даже не соперница. Скорее, подруга по несчастью.

– Не то чтобы я хотела об этом говорить.

– Он – инт, Аделин. У их расы есть особенности, о которых ты не знаешь.

– И ты решила по доброте душевной меня просветить?

– Вроде того. В свое время для меня это сделал Марс, и я, если хочешь, считаю своим долгом рассказать тебе. Ты можешь развернуться и уйти, но имей в виду, об интах в Эндорфе известно крайне мало.

– Ладно, – сдалась я. – Куда?

– Лучше к тебе. Но я у тебя никогда не была, так что перенесешь нас?

– Я?

– А почему нет? Я помогу, – сказала она и взяла меня за руку.

М-да. Ничего более необычного, чем добровольное перемещение с Тинией за руку, я представить себе не могла. Но как ни странно, все удалось. И уже вскоре в неловкой тишине мы сидели друг напротив друга в моей комнате.

– У интов сложный процесс распознавания и настройки друг на друга в паре, завязанный на силе, – наконец сказала Тиния. – Гармония чувств и возможность создания семьи у них напрямую зависит от созвучия силы. Инту подойдет далеко не всякая интка, иномирянке же не на что даже надеяться. Это не значит, что он не может увлечься. Легкая интрижка, секс – возможны, но такой интерес не удерживается дольше полугода, и детей в такой паре быть не может. Женой инта может стать только интка, понимаешь?

– Не очень.

– Даже если влечение, влюбленность будут иметь место, они пройдут бесследно и безвозвратно. Анд слишком благороден, чтобы пойти на это и разбить в итоге девушке сердце. Он сдержит себя. Анд – маг высокого уровня и умеет подавлять физические желания.

– Ерунда какая-то. Влюбленность будет иметь место? То есть даже если он полюбит кого-то, то будет уверен, что им нельзя быть вместе просто потому, что она иномирянка?

– Ему нечего предложить не интке. Более того. Я думаю, Анд намеренно блокирует чужие привязанности, чтобы не реагировать на них. Это как-то связано с нитями распознавания у интов, но подробностей я не знаю.

– Значит, в Эндорфе он обречен на одиночество? – тихо, потрясенно спросила я.

– Да. А в Энсколд он вернуться не может. Но это уже совсем другая история. – Кажется, я забыла, как дышать. – Ты можешь попытаться, но это не принесет счастья ни тебе, ни ему. Я – пыталась.

Разговор с Тинией вызвал противоречивые и очень сильные чувства. Печаль, безысходность, потрясение и в то же время облегчение и как будто надежду. Анд слишком благороден, чтобы дать волю чувствам, даже если они у него есть. А я? Готова ли жить сегодняшним днем, зная, что будущего у нас нет?

«О чем ты рассуждаешь, Лина, – одернула я себя и горько усмехнулась. – Хватит мечтать в лучших традициях жанра. Он не давал тебе никакого повода!»

На этом размышления пришли в тупик, и я заставила себя об Анде не думать. Хотя бы попытаться не думать.

Сайна и Борг достали книги, которые я просила, но ничего стоящего в них я, к сожалению, не нашла. О вампирах говорилось лишь то, что после обращения они быстро теряют разум, превращаясь в жаждущих крови животных. В пятидесяти процентах случаев их жертвы также становятся вампирами, заражаясь через попавший в кровь яд. От чего зависит это соотношение, сказано не было. Как и о том, встречаются ли вампиры, сохранившие в полной мере разум, и как вообще можно подобной агрессивной безбашенной нечистью управлять.

Узнать что-нибудь интересное о переходах тоже не удалось. Пять переходов с хранящими их смотрителями соединяют Эндорф с остальными мирами. Попасть из одного мира в другой можно только через Эндорф. В общем, по большей части известное. И ни слова о шестом переходе.

Так легко сдаваться я, конечно, намерена не была. На то, чтобы расспросить тана Альфреда, в последние дни не оставалось ни сил, ни времени, но я собиралась исправить это сразу же после дня икс – выходного. И надо сказать, ждала я этого дня не меньше предвкушающих отдых друзей.

В последний день перед запланированной вечеринкой Андонир перенес утреннюю медитацию с облюбованной нами поляны на берег неспокойного океана. Мне предстояло познать отличную от врачевания сторону стихии воды. Разрушительную.

– Чувствуешь, какая мощь? – спросил Андонир. – И он готов поделиться, если правильно попросить. Маги водной стихии сильнее вблизи любых водоемов. Что уж говорить об океане! Финфорт имеет очень удачное расположение в этом плане.

– Ни разу не замечала, чтобы лекари ходили заниматься к океану.

– Это потому, что у них другая задача. А может, и упущение преподавателей. Вода бывает разной. Для врачевания нужна спокойная и мудрая, но близость океана в любом случае помогает поддерживать силу.

– Это уже не важно, врачевателем мне не стать.

– Пока нет, Аделин. Пока. Но кто знает, что будет завтра?

– Завтра я пойду в таверну и попытаюсь забыть о том, почему мне не суждено лечить людей.

Анд переменился в лице.

– Что ты сделаешь?!

– Выходной, тан наставник, – улыбнулась я.

– Вот как. Что ж, тогда не будем терять время понапрасну.

Понять, как атаковать водой, мне так и не удалось. Гнев, который помогал в бою, ассоциировался с жаром. Вода же, напротив, дарила покой и умиротворение. Даже такая бурная, как здешний океан.

Закончив урок, я спустилась с небольшого каменистого утеса на песчаный в этом месте берег и некоторое время любовалась темно-серыми, в белый барашек, волнами. Не оборачиваясь, я чувствовала, что Анд последовал за мной.

– А летом здесь достаточно теплая вода, чтобы купаться?

– Летом? В окрестностях Финфорта не бывает лета.

– Как это? – удивленно взглянула на Анда.

– Считается, что аномалия возникла из-за большого скопления регулярно использующих силу одаренных. Правда, в Азадоре такого нет.

«Значит, вечная зима, – подумала я с сожалением. – И еще одна загадка в мою копилку».


Глава 12

До чего же приятно после стольких напряженных дней подольше поваляться в постели! Я даже не пошла на завтрак, чтобы не портить этого потрясающего ощущения расслабленности. Аиша, глядя на меня, тоже осталась. А вот Сайна нашего настроя не разделила и сразу после столовой, странно взволнованная, влетела в комнату.

– Что-то случилось? – спросила она, озираясь по сторонам.

– Этот день пришел! – почти пропела Аиша и рассмеялась.

– Мы просто решили пожертвовать завтраком ради того, чтобы подольше не вставать, – объяснила я. – Перекусим в таверне. Все ведь в силе?

– Конечно. Борг обещал договориться о столике. А тебе на индивидуальную тренировку сегодня не надо? Неужели отпустил наставник?

– А почему нет? – удивилась я. – Не то чтобы я спрашивала. Думаю, он найдет чем заняться и без меня.

– Например?

– Марс как-то обмолвился, что Анд частенько сам тренируется в лесу. У него будет такая возможность. Хотя… Может, мне и стоило сходить на утреннюю медитацию, пока такая возможность есть.

– Думаешь, он может скоро уехать? – спросила Аиша.

– Его изначально назначили временно, так что вполне вероятно, – сказала я, а сама подумала о том, что как только расследование позовет Анда в другое место, он уедет незамедлительно. Не оборачиваясь.

– Что будем делать? – бодро спросила Аиша.

– Сходим к океану? Все-таки жаль, что он холодный. Но мне все равно там нравится.

– Отличная идея! Не помню, когда ходила туда в последний раз.

– Сайна?

– Я подойду чуть позже, идите без меня.

С Андом на берегу однозначно было теплее. Нельзя сказать, чтобы прогулка мне совсем не понравилась, но ветер пробирал до костей, а есть хотелось все сильнее. К счастью, Борг не заставил себя ждать и зашел за нами, едва мы вернулись.

– Готовы? – спросил он, широко улыбаясь. – Вижу, вам не помешает согреться.

– О да!

– А Сайна?

– Я тут! – воскликнула фейнка, вваливаясь в дверь. Лицо ее раскраснелось не меньше, чем у нас самих. – Прогулялась немного. Ну что, идем?

– Еще бы! Если, конечно, Аделина не передумает в последний момент, – шепнул Борг.

– С чего бы это? – насторожилась я.

– Не бери в голову, – сказала Аиша. – Все мы знаем, что тебя не испугают какие-то десять минут верхом на грите.

– Что?! – простонала я. – Мы так не договаривались.

– Пешком по снегу? – подмигнул несносный фейн.

– Если я расшибусь, сами будете соскребать мои останки с заледенелой земли и оживлять, понятно?

– Всенепременно. И раз мы все согласовали – вперед!

Таверна, в отличие от полета на ненавистном грите, мне понравилась. Темного дерева пол, потолок и стены завешаны пейзажами, что примечательно – преимущественно летними. Аппетитные запахи, негромкие голоса и уютно расположенные столики. А главное – здесь было тепло.

В ожидании заказа мы решили ускорить процесс отогревания местным аналогом глинтвейна. Горячим, пряным и, по словам Борга, лишь самую малость алкогольным. Однако на пустой желудок хватило и этой малости. Тепло растеклось по телу, голова приятно закружилась, а по лицу расползлась довольная улыбка.

– И почему мы раньше сюда не ходили? – искренне удивилась я.

– А мы теперь будем. Регулярно! – воскликнул Борг и поднял стакан.

– Согласна! – кивнула Аиша.

– Поддерживаю!

Ели мы с аппетитом, продолжая щедро запивать яства волшебным напитком. В таверну стягивались студенты, и внутри становилось шумно.

– Какая встреча. Человечка! – уперев руки в наш стол, громко сказал Рен. – И здесь, значит, без твоей блеклой физиономии не обойтись?

– Сочувствую, Рен. Могу посоветовать поскорее убраться и не травмировать свою нежную психику, – сказала я и почувствовала, как защекотало подушечки пальцев.

– Расслабься, Аделин, – впервые назвав меня по имени, последнюю букву которого в Эндорфе упорно сокращали, сказал Рен и поднял руки. – Я вообще-то извиниться хотел. Не ожидал, что из-за невинной перепалки ты пропадешь неизвестно куда на несколько дней.

– С тебя тан Андонир чуть шкуру не спустил? – поинтересовался Борг.

– Не без этого, – ухмыльнулся Рен на удивление беззлобно. – Мир? – обратился он ко мне.

Я подозрительно прищурилась.

– Ты издеваешься?

– Ладно, временное перемирие. По рукам?

– Да черт с тобой, – сказала я и протянула руку, которую фейн незамедлительно пожал.

– Ничего не понимаю, – пробормотала, когда он отошел.

– Видать, перепало ему от твоего наставника изрядно.

– Не верится что-то. Анду до меня дела нет! А чем я хуже этой его черноволосой красотки, Тинии? Ничем!

– За это и выпьем, – поддержал Борг и плеснул мне еще глинтвейна.

– Незаменимая, нужная, часть команды… Я, между прочим, тоже так умею! – провозгласила я, подняв указательный палец.

И перенеслась.

– Что за…

Заснеженный лес, гулкая тишина и ни одной живой души рядом.

Солнце еще не успело опуститься за горизонт, но и при его свете было весьма трудно определить, куда именно я попала.

– Опа, а курточку-то я забыла, – успела сказать я, поежившись, и снова переместилась. На этот раз – прямиком в спальню Анда.

Самого Анда, однако, там не оказалось.

– Вух, – выдохнула я. – Тут хотя бы тепло.

В носу защекотало, я смачно чихнула, и…

– Нет, ну это уже не смешно! – пробурчала я, вставая из сугроба и оглядываясь.

В какой-то паре метров от меня, полуобнаженный, в вихре голубых струй стоял Анд. Он плавно взмахивал руками и сменял позы, отчего ветер поднимал вокруг него ворохи снежинок.

Я покачнулась и икнула.

Анд замер и повернулся ко мне. Лицо его выражало крайнюю степень недоумения.

– Аделин?

Я стыдливо опустила глаза и, недовольная увиденным, начала придирчиво смахивать снег со своей тонкой кофты. Сомневаюсь, что от этого я становилась привлекательнее, но меня это не останавливало. Тем временем Анд подошел почти вплотную, вынудив меня посмотреть на него. Точнее сказать, на его умопомрачительный накачанный торс.

Я сглотнула.

– Красивый, слов нет, – выдала я.

Анд хмыкнул и протянул мне свою мантию.

– Выходной удался? Надень, замерзнешь.

– Похоже на то, – снова икнула я, взяла мантию и…

Угадали! Переместилась!

– Да уж, Тин, а тебе, оказывается, не позавидуешь. Пить-то нам нельзя, – сказала я, поспешно набрасывая мантию.

В лесу, куда меня опять занесло, быстро темнело, отчего становилось совсем неуютно.

Способность перемещаться как будто выдохлась. Перенестись куда-нибудь, как ни пыталась, я не смогла. Дурман из головы стремительно выветривался, и ему на смену приходил страх. Ночью, одна, неизвестно где в морозном лесу.

– М-да. На этот раз я, похоже, влипла, – пробормотала я и пошла вперед.

Просто чтобы куда-то идти и хотя бы немного согреться.

Огонь, так необходимый сейчас, тоже не отзывался, и я начала всерьез беспокоиться. Отыскать дорогу или людей я даже не надеялась, но вот остаться еще и совсем без силы…

Со стороны высоких кустов послышался шорох, и из-за прикрытия веток мне навстречу вышел огромный зверь, напоминающий то ли белого тигра, то ли снежного барса. Льдисто-голубые глаза смотрели заинтересованно и спокойно, а от дыхания вокруг расходились большие клубы пара. Я завороженно смотрела на прекрасное создание, а потом с ветки упал ком снега. Прямо зверю на нос. Тот потряс головой и чихнул, став похожим на забавного котенка. Только о-о-очень большого.

– Может, подскажешь дорогу? – сквозь смех спросила я, чувствуя себя Алисой из сказки.

– Мявк, – сказал зверь и наклонил голову набок, с любопытством глядя на меня.

И я, не сдержав порыв, протянула вперед руку. Дура!

Барс шумно втянул воздух и мгновенно ощетинился. Безупречно белые, убийственно острые клыки блеснули в блеклом свете угасающего дня. Я вздрогнула и медленно убрала руку, но оступилась, случайно махнув при этом полой мантии.

Ноздри зверя затрепетали, шерсть вздыбилась и… заискрилась! Барс зарычал и открыл пасть, из которой вырвалась струя вязкого голубого тумана.

Сила среагировала молниеносно. Вокруг меня образовалась переливающаяся сфера, и магия зверя, направленная против меня, осталась за ее пределами. В отличие от когтистой лапы, свободно прошедшей сквозь пленку.

Вскрикнув, я отпрыгнула и бросила в зверя неизвестно откуда взявшимся огненным шаром. Барс остановился, однако пламя не повредило ему. Шерсть опять заискрилась и покрылась как будто бы инеем.

«Нехорошо, – подумала я и побежала. – Переместиться! Ну же!»

Но сила не желала до конца подчиняться.

Убежать от лесного зверя? Безумство. Я почувствовала его бросок за долю мгновения до того, как мощные лапы пригвоздили меня к заледенелой земле. Успела только чуть развернуться и невольно расширить сферу. Так, что в итоге мы оба оказались внутри ее.

– Не надо, киса, – прошептала я. – Я не хочу…

Барс оскалился и навис надо мной. Я не сомневалась, что последует дальше.

Зажмурившись, призвала весь свой огонь. И тут же вспыхнула, словно факел.

Пламя, ограниченное сферой, было свирепо и безжалостно. Только не ко мне – к зверю. Он забился и взвыл. Громко, дико, пробирая до мурашек и заставляя в ужасе сжаться. Но уже вскоре обмяк и затих.

Во внезапно обрушившейся тишине я лежала, боясь пошевелиться. Потом заставила себя открыть глаза и с трудом выбралась из-под обуглившейся массы, в которую превратился зверь.

По щеке скатилась слеза.

– Прости… Зачем только я появилась в этом лесу. Мне не место здесь. Нигде не место.

Вокруг окончательно стемнело, подул ветер, и в нос ударила чудовищная вонь паленого мяса. Я зажала рот руками и побежала. Не разбирая дороги, цепляясь за ветки и сучья, по колено проваливаясь в снег.

А потом что-то заставило меня остановиться. Писк? Слабый импульс? Зов о помощи? Я не смогла определить, но замерла, прислушиваясь. Не столько к звукам, сколько к собственным ощущениям. Ведомая непонятным чутьем я сделала шаг, потом еще один, третий и, поскользнувшись, скатилась в какую-то яму. Черный провал и арка из снега говорили о том, что передо мной – чья-то берлога.

Чем я думала, когда полезла внутрь? Наверное, закоченевшими пальцами и отмерзшим носом. Казалось, там я смогу спрятаться и забыться. Однако ощущения меня обманули. В кромешной тьме руки наткнулись на что-то мягкое и покрытое шерстью. Живое. В момент прикосновения оно издало негромкое «мявк», и я в ужасе отпрянула. И словно в ответ на это действие почувствовала разочарование и легкую досаду. Не мои – существа.

– Мявк, – пискнуло оно снова и подползло ближе, ткнувшись влажным носом мне в руку.

– Ты меня не съешь? – спросила я растерянно, и зверь придвинулся вплотную, вжавшись в меня мохнатым боком. – Тебе тоже холодно? Или не спится одному?

Я понимала, что оставаться в норе с неизвестным зверем опасно. Особенно после случившегося. Но… Из-за выплеска силы я чувствовала себя опустошенной, холод вновь пробирал до костей. А в компании котика оказалось чертовски уютно. Глаза закрывались сами собой.

Уже наполовину заснув, я обняла пушистое теплое создание и почувствовала в ответ волну довольства и благодарности.

Что-то мешало. Я ворочалась и сопротивлялась, желая погрузиться обратно в обволакивающую, сладостную дрему, но меня упорно выдергивало из нее.

– Аделин! – услышала я и окончательно проснулась.

– Анд?

Не сразу поняв, где нахожусь, я мягко отстранила пушистика и полезла к выходу из норы.

В неясном свете только-только зарождающегося рассвета я увидела удаляющуюся спину Анда.

– Я тут, – сказала негромко.

– Аделин? – удивленно произнес Анд, обернувшись.

– А ты не меня искал? – растерялась я.

– Да. Но откуда ты взялась? Тиния перемещается только в места, где когда-нибудь бывала.

– Из норы, – ответила я тихо. – И я больше не перемещалась. А Тиния, судя по всему, никогда не пьет.

Анд ухмыльнулся, и в глазах его мелькнул озорной огонек.

– Да уж, – протянул он. – Но как ты очутилась в норе?!

– Не знаю. То есть залезла, – покаялась я. – Мне было очень страшно.

– Что случилось, Аделин? – спросил он и подошел ближе.

– На меня напал лесной зверь. Вроде снежного барса или тигра. Белый, только полосы серые и беспорядочные.

– Арат? – нахмурился Анд. – Не знал, что они встречаются в Эндорфе. Но… Напал, Аделин? Ты уверена? Араты исключительно миролюбивы.

– Мне пришлось убить его, – сказала я, опустив глаза.

– Ты цела? – Анд подошел ближе и начал вертеть меня из стороны в сторону. – Как тебе удалось? Их очень сложно убить.

– Анд, перестань, – попыталась вырваться я. – Я в порядке. Устала только.

– Да, конечно, – чуть отступил он. – Тут неподалеку ждет грит. И надо отозвать остальных.

– Грит так грит, спать очень хочется, – зевнула я, едва ли не с сожалением вспоминая теплую нору. – Давай ты сначала отвезешь меня в Академию, а уже потом будешь с кем-то связываться, ладно?

– Нет уж, Аделин, никакой Академии! Ты дойдешь сама? – с сомнением глянул на меня Анд.

– Куда? – выдавила я.

– К гриту!

– Ах да… А потом?

– А потом – спать, – как ребенку объяснил он и взял меня за руку. – Мы всю ночь ищем тебя, Аделин.

– Прости, – прошептала я, побоявшись спрашивать, куда все-таки он намерен меня отвезти. Не на грите же мне спать! Хотя…

Полет я запомнила плохо, потому как полусонное состояние так и не покинуло меня. Особенно когда рядом сидел теплый и надежный Анд, на которого под предлогом боязни упасть с грита можно было беззастенчиво откинуться. К моменту, когда мы приземлились, я настолько разомлела, что Анду пришлось взять меня на руки.

Очень скоро мы вошли в тепло дома. Я шмыгнула носом и чихнула. Покрепче вцепившись руками в шею Анда, улыбнулась и чуть приоткрыла глаза. И как раз в этот момент очутилась на кровати.

– Анд, – встрепенулась я. – Ты куда меня принес?

– Ты разве не хотела спать?

– Но не у тебя же в постели! – воскликнула я.

– Это самая удобная и защищенная комната в доме.

– Но…

– Не спорь, Аделин. Пока не выясним, кто и зачем напал на тебя, в Академию я тебя не отпущу.

– Я же сказала, что это был зверь, – повторила я, но, наткнувшись на непреклонное выражение лица Анда, решила не спорить.

Спать в постели Анда? Что ж, пожалуй, не хуже, чем в норе.

Я устроилась поудобнее и закрыла глаза, но что-то мешало нырнуть в объятия Морфея. Анд! Он уселся в кресло напротив кровати и как ни в чем не бывало смотрел на меня.

– Кхм, – издала я. – Ты в кресле спать собираешь? В этой комнате?!

– Хочешь, чтобы я ушел?

– Ну как бы да, – сказала я, уже ничего не понимая.

Он молча встал и вышел за дверь, но до конца не закрыл ее за собой.

Я полежала немного, глядя в потолок, а потом поднялась и выглянула в коридор.

Анд сидел на полу, прислонившись спиной к стене, и выглядел крайне уставшим. Глаза были закрыты. С одной стороны, будить его не хотелось. Но с другой…

– Анд, – тихо позвала я, – разве в доме нет других комнат?

Он открыл глаза и так же тихо ответил:

– Есть. Не хочу оставлять тебя одну. Пока тебя не было… Вблизи Академии совершено еще одно убийство.

– Ключник?

– Да, Аделин. И я уже начал думать, что не найду тебя живой, понимаешь? Больше никаких походов в таверну! Никуда!

– Хорошо-хорошо. – Я подошла ближе и протянула ему руку, вынуждая встать. – Но это же твой дом. Здесь нечего бояться. Я не смогу уснуть, зная, что ты сидишь под дверью вместо того, чтобы нормально отдыхать.

– Да, прости, ты права, – сказал он, еще некоторое время молча посмотрел на меня и ушел.

Изнуренный, разбитый и растерянный. Я никогда не видела его таким.

Как же много изменилось за одну ночь.


Глава 13

Утро, судя по яркому свету за окном, наступило для меня ближе к полудню. Бесшумно отворив дверь, в комнату вошла Кельта, домоправительница Анда, и поставила на столик поднос.

– Проснулась, деточка? – спросила она, приветливо улыбаясь.

– Да, – сказала я, потянувшись, и тоже улыбнулась.

Не то чтобы мы успели подружиться, но, без сомнения, питали друг к другу искреннюю симпатию.

Я встала и скинула мантию Анда, в которой так и спала.

– Простите, – сказала, глядя на веточки и комочки грязи, оставшиеся после меня на кровати. – Он не отпустил меня в Академию, а мне даже переодеться не во что.

– Ничего, дорогая. Я сейчас тебе что-нибудь подыщу. Иди умывайся.

Когда вышла из ванной, кровать была аккуратно застелена, и на ней лежала стопка одежды. Мужские рубашки, брюки и какие-то шаровары. Я как раз собиралась примерить хотя бы рубашку, когда дверь с грохотом распахнулась.

– Анд! – воскликнула я, поправляя полотенце.

То единственное, что было сейчас на мне.

– Прости, – сказал он, тут же отвернувшись. – Мне сказали, ты проснулась.

– И ты решил ворваться в тот момент, когда я переодеваюсь? – Анд молчал. – Что-то произошло?

– Нет. Не подумал. Прости. У меня редко гостят девушки. Одевайся и приходи в кабинет, – сказал он и вышел, плотно закрыв за собой дверь.

Я не спешила. Из вредности. Натянула заляпанные грязью и пахнущие не лучшим образом, но хотя бы не волочащиеся со всех сторон джинсы и свежую рубашку Анда. Потом еще раз промокнула волосы полотенцем, рассыпала их по спине досыхать и принялась за завтрак.

В кабинет входила в расположении духа, лучшем из возможных в такой ситуации. Однако внутри ожидал не самый приятный сюрприз. Двое парней-огневиков из спецгруппы, с любопытством уставившихся на меня.

– Здравствуйте, мальчики, – сказала я, уперев руку в бок и посмотрев на Анда.

– Аделин, – кашлянул он. – Я не подумал об одежде, прости.

– Твоя рубашка мне не к лицу? – спросила, вскидывая бровь. Не знаю, что на меня нашло. Вдруг захотелось смутить не только одногруппников, которые уже после приветствия отвели взгляды, но и Анда. – Могу снять, – сказала я и расстегнула верхнюю пуговицу.

Анд с шумом выдохнул и уже шагнул в мою сторону, но дорогу ему преградил Марсус.

– Здравствуй, Аделин. Ты хорошо отдохнула? Мы хотели расспросить тебя о случившемся. Уверена, что на тебя напал именно арат и что он был один?

– Один. Во всяком случае, я никого не видела поблизости. Он был спокоен поначалу. Не знаю, наверное, я сама виновата, что разозлила его.

– Ясно. Сможешь показать место, где это произошло?

– Наверное…

Я была не очень-то уверена.

– Это исключено, – заявил Анд.

– Андонир, у нас нет сейчас возможности опять прочесывать весь лес, а чтобы разобраться, нужно осмотреть тело.

– Там не то чтобы много осталось, – пробормотала я. – Я попробую переместиться прямо на место. Только можно, я сначала схожу в Академию и переоденусь?

– Никакой Академии и никаких перемещений. Ты забыла, что я сказал вчера?

– Я же не собираюсь гулять по лесу одна! Больше не собираюсь. И пить тоже, – добавила я шепотом. – Но и запирать меня как преступницу не позволю.

– Ладно, – сдался Анд. – Хочешь лес – будет лес. Только от меня ни на шаг. И мы полетим на гритах. Вряд ли это далеко от той норы. Если не увидим место с воздуха, воспользуешься силой уже там. Пойдем.

– Мне нужно в Академию.

– Я дам тебе мантию.

– У тебя здесь склад мантий? – невольно усмехнулась я.

– Уже нет, – ухмыльнулся Анд в ответ. – Одна непоседливая студентка успела его порядком разорить.

Обугленную тушу на фоне ярко-белого снега увидели еще на подлете.

– Это ты сделала? – с искренним удивлением и как будто даже восхищением взглянул на меня Анд.

– Ничего себе, – присвистнул Гивен, один из огневиков. – Спалила чуть не до костей.

– Как тебе удалось? – спросил второй, Ронар.

– Сфера не выпускала пламя наружу, а мы оба были внутри.

– Ты заманила его в сферу?

– Ты меня переоцениваешь, Анд, – усмехнулась я. – Он напал. Сфера остановила его магию и, как я поняла, не позволила ей действовать внутри, но к зубам и когтям это не относилось.

Мужчины еще некоторое время пораженно смотрели на меня, а потом принялись обследовать местность вокруг и осматривать тело. Я отошла чуть в сторону. И почти сразу услышала жалобный писк. В голове вспыхнул образ вчерашнего мохнатика, меня неудержимо потянуло к нему, и… Я совершила нечто совершенно безответственное: не стала сопротивляться и перенеслась.

«Малыш» размером со среднюю собаку сидел у входа в нору. Его светлая шерстка с хаотично разбросанными по ней серыми полосками была чуть взъерошена, толстые лапки нерешительно переступали, а широкая мордочка словно улыбалась мне. Он явно ждал внимания и ласки, а я… буквально остолбенела от осознания, кто передо мной. Барс, точно такой же, как тот, которого я убила вчера. Совсем недалеко от этого места. И значит, этот котенок остался без мамы.

Не выдержав моих раздумий, зверь подошел сам и ткнулся мордой мне в ноги.

– Что же мне с тобой делать? – спросила я и потрепала его по загривку. – Вариантов в общем-то немного. Непохоже, что ты способен выжить один.

Еще немного постояв в нерешительности, я с трудом подняла «котенка» на руки и переместилась к Андониру домой.

Надо было как-то сказать ему, что я здесь, но рисковать с перемещениями, которые получались через раз, я не захотела. Кто знает, что еще выкинет сила?

Анд влетел в дом примерно через час. Когда увидел меня, замер и шумно вдохнул. Полосы на его лице и шее засветились, а мне стало по-настоящему не по себе под его разъяренным взглядом.

– Аделин! – взревел он.

Я попятилась и, наткнувшись на мохнатика, присела и выставила его вперед.

– Прости, – пискнула я, и котенок мурлыкнул мне в тон.

А Анд как-то разом растерял весь пыл. Полосы погасли, выражение лица сменилось на вопросительное.

– Из-за меня он остался без мамы, – тихо сказала я. – Знаю, что живые подарки – дурной тон, но… Мне некуда его взять, а у тебя целый дом. Я буду помогать о нем заботиться.

– Ты хочешь подарить его мне? – крайне удивленно спросил Анд и подошел ближе.

– Ну… да.

– Это честь для меня, – неожиданно сказал он.

– Правда? Спасибо, Анд, – улыбнулась я. – Мы будем паиньками, обещаю!

– В Энсколде не охотятся на аратов, и детеныши крайне редко оказываются без опеки матери. Спасти такого зверя – большая удача. Он вырастет могучим и очень преданным другом. Очень быстро вырастет, – усмехнулся Анд. – Так что в доме его можно держать только первое время. Отпустим, когда он будет готов.

– И он уйдет? – спросила, потрепав котенка за ухом.

– Найдет себе нору поблизости и станет приходить по первому зову. Если ты, конечно, уверена, что хочешь отдать его мне.

– Уверена, – снова улыбнулась я. – Дашь ему имя?

– У меня плохие новости, – сказал Марсус, появляясь в дверях. – На арате был ошейник из дурала.

– Значит, покушение? – спросил Анд.

– Да. Но только не на ключников или Аделин, а на тебя.

– Что за дурал? Разве Анд не справился бы с барсом, если даже мне удалось?

– Дурал – очень редкий, запрещенный минерал, который значительно ослабляет силу интов и сколдов. И встречается только в резервациях Энсколда, – сказал Марс.

– Убить арата сложно. Тебе повезло, что сила зверя оказалась ограничена сферой, – добавил Анд. – Я бы смог убить его. Если бы не дурал… Не понимаю одного: зачем он вообще напал на Аделин? – спросил Анд, обращаясь уже к сколду.

– Я была в твоей мантии. Он принюхивался. Могло это повлиять?

– Сомневаюсь. Впрочем, кто знает, как на него воздействовали.

– Ну, если предположить, что ориентировали только на запах… – протянул Марс. – У тебя в Академии не пропадало никаких вещей?

– Разве что парочка мантий, – усмехнулся Анд, шутливо глядя на меня. – Но я отдал их добровольно.

– В Академии все-таки небезопасно? Ректор собирается что-то предпринять? Где нашли убитого ключника?

– Не в Академии. Чужаков там нет. Ключники, которые в силах проникнуть в третью полосу досягаемости, состоят в Ковене и не имеют никакого отношения к убийствам. Для всех остальных действует ограничение защиты.

– Но кто-то же убил студента? Уже двоих…

– И очень не хочет, чтобы мы узнали, кто он. Боюсь, в лесу может оказаться еще не один зверь с ошейником из дурала, – задумчиво произнес Марсус.

– А значит, ни шагу в лес, – сказала я твердо, вспомнив тот жуткий сон, что приснился мне на Земле. – Кто знает об этой особенности интов?

– Немногие, – ответил Марс, – но достаточно, чтобы подозревать всех.

– Прекрасно, – процедила я. – Есть предложения, как вывести их на чистую воду?

– Вот если кто-то и будет задумываться над такими вопросами, то никак не ты, Аделин! – сказал Анд грозно.

– Вот как?! – воскликнула я.

– Это не все, – прервал нас Марс. – В Академии гости.

– Дознаватели? На этот раз они решили поторопиться? – пренебрежительно бросил Анд.

– С ними Конрад.

Анд нахмурился.

– Это уже совсем нехорошо… Что ему нужно? Марунтус не нашел повода его спровадить?

– Андонир, думаю, не стоит медлить с экспедицией.

– Они не готовы. И я не могу оставить Академию без защиты, забрав лучших.

– Пока дознаватели здесь, они не рискнут действовать в открытую. Тебе нельзя оставаться. И не только тебе. Конрад силен. Подготовь группу. Ты уверен во всех?

Анд взглянул на меня.

– Почти, – сказал он.

– Ладно, я пойду. Ребята переживают, а еще переодеться хочется страшно, – протянула я растерянно.

– Да, конечно. Я распоряжусь, чтобы доставили твои вещи. И об обеде тоже.

– Нет, Анд, я не могу жить у тебя!

– Мы это уже обсуждали.

– Нет, у меня занятия! И вообще… Никто не знает, что я ключник. Со мной ничего не случится! – сказала я и пошла к выходу из гостиной.

Анд не остановил, но когда я уже открыла дверь, произнес:

– Не опоздай завтра на занятия, Аделин.

– Как скажете, наставник, – ответила я, чуть улыбнувшись.

Хотела ли я остаться? Да, черт возьми! Но не в качестве занозы-студентки, которая без опеки наставника вечно влипает в неприятности.

Только мне может так везти! Я повстречала Конрада, как только вышла из преподавательской, в которую вел переход из дома Анда.

– Я вижу, маленькая человечка успела освоиться не только в Академии, но и в личной жизни преподавателей? – поинтересовался мужчина, сверля меня ястребиным взглядом угольно-черных глаз.

– Любопытное замечание, – не осталась я в долгу. – Но в Финфорте студентам разрешается посещать преподавательские по поручению самих преподавателей. В Азадоре это не так?

– О, в Азадоре все не так, моя дорогая дерзкая малышка. Строптивых студентов у нас быстро учат манерам. Тан Марунтус совсем распустил вас.

Не зная, что ответить, чтобы совсем уж не перейти границы дозволенного, я скупо кивнула и поспешила прочь.

Аиша долго упрекала меня в безответственности, еще дольше обнимала, а потом выдала стопку книг.

– Что это? – спросила я удивленно.

– Мы перешли к связыванию оборванных потоков жизненной силы и стягиванию тканей при травмах в отсутствие снадобий и механических средств. Наконец то, что может реально пригодиться! В общем, изучай, – сказала она.

– Я?

– Именно. Так как выходные – не самые удачные для тебя дни, будешь теперь тратить их с пользой для дела!

– Оу… Ну хорошо. Спасибо, – ответила я растерянно.

Подумать только, еще недавно я прыгала бы до потолка от возможности научиться практическим приемам лечения, а сейчас мысли невольно сводились к убитым ключникам, приезду Конрада и не до конца ясным планам Анда об экспедиции, в которую меня, вероятнее всего, не возьмут.

Не знаю, должна ли я была идти к Анду на утреннюю медитацию. Я решила, что нет. Увиделись мы только на занятии спецгруппы огневиков, в самом начале которого он сделал объявление.

– Уже на днях режим наших встреч серьезно изменится. Основная часть вашей группы отправится со мной в драконьи горы на инициацию. Путь неблизкий и нелегкий, вы пропустите занятия вашего потока, которые потом придется наверстывать, так что любой из приглашенных вправе отказаться. Но имейте в виду: второй шанс может и не выпасть. Тропы к пещерам драконов известны далеко не всем.

В аудитории загудели.

– Когда мы узнаем, кто приглашен? – спросил кто-то.

– Сразу же, как только ректор одобрит кандидатуры.

Студенты были так взбудоражены новостью, что даже лучшим из них не удалось проявить себя на уроке во всю силу.

– Надеюсь, к моменту, когда мы попадем к драконам, вы научитесь лучше контролировать свои эмоции, – сказал Анд в конце занятия. – И еще кое-что: информация об экспедиции не является секретной, но я прошу вас по возможности не распространяться о ней до времени.

– Конечно, тан Андонир, – едва ли не хором ответили студенты и разом стихли.

Я ушла, не прощаясь. Мне приходилось мельком слышать о том, что представляет собой инициация. Начальная, в момент первого проявления дара, и заключительная, как полное принятие своей стихии, которое происходит, когда владение силой уже безупречно. Обычно – в конце обучения. Пройти ее у ручейка или у океана – не одно и то же. Драконье пламя для огневиков – это высшее проявление стихии из возможных. И я прекрасно понимала, что мне на этом «празднике жизни» делать нечего.

А значит, Анд все-таки уедет…

Я собиралась упасть на кровать и не вставать с нее до самого ужина, однако едва вошла в комнату, Аиша сообщила, что меня вызывают к ректору.

– Это из-за твоих перемещений позавчера? Настаивай, что применяла силу исключительно вне стен Академии, не нанесла никому никакого урона и вообще.

– Не думаю, что из-за этого, – сказала я. – В любом случае не переживай.

Я выдавила улыбку и побрела в центральную часть Академии.

Щупленький большеносый фейн Фтаус, в кои-то веки находящийся на рабочем месте, приветливо улыбнулся и велел проходить в кабинет.

– А вот и она! – воскликнул тан Марунтус. – Как поживаешь, Аделин?

– Спасибо, нормально, – растерялась я и заметила сидящего в кресле мужчину в серебристо-голубой мантии.

– Прекрасно! Знакомься, это тан Керрат – профессор кафедры ликвидаторов. Ты, разумеется, не имеешь отношения к этой кафедре, но! Тан Керрат обладает редким сочетанием стихий воды и воздуха, а потому сможет помочь тебе добиться гармонии твоих собственных стихий.

– В каком смысле?

– Он твой новый наставник!

От ректора я вышла потрясенная и растерянная. Новый наставник. Совершенно посторонний, незнакомый человек (ах, простите, не человек!), который будет лезть мне в душу. Но разве не этого я сама хотела?

На следующий день на последние пары с Андом я не пошла.

– А смысл? – ответила на вопросительный взгляд Аиши. – Он все равно уедет через пару дней, а мне придется подстраиваться под нового наставника и учиться неизвестно чему и неизвестно как.

– Разве ты не хотела другого наставника? Впрочем, что я говорю, ты же… Не хотела.

– Я уже сама не знаю. Но у Анда хотя бы получалось понимать мою силу. Я могла открыться ему. Почти во всем. А ты? Уже освоила какой-нибудь прием?

– Не то чтобы, – сказала Аиша и взяла одну из лежащих на столе книг. – Но я на верном пути!

– Вот и отлично! Будешь объяснять мне практическую сторону, – улыбнулась я и тоже потянулась за учебником по врачеванию.

В дверь постучали, но никто не вошел, что было странно для не особо тактичных Сайны и Борга.

– Кто это? – спросила Аиша.

– Опять сюрприз от ректора на ночь глядя? – предположила я и открыла дверь.

– Почти, – сказал Андонир и улыбнулся.

– Анд? – растерялась я. – Как ты нашел мою комнату?

– У Фьерра подглядел. Ты указала другое имя?

– Ну… – замялась я. – Мое плохо сочетается с «тиной».

– А-делия, – протянул Анд задумчиво. – Мне нравится.

Я вконец растерялась. Анд на пороге моей студенческой комнаты, и мы обсуждаем звучание моего имени.

– Могу я войти?

– Да, конечно, – пробормотала я и посторонилась.

– Я как раз думала немного прогуляться перед сном, – сказала Аиша, подмигнув, и выскочила из комнаты.

– Почему ты не пришла?

– А надо было?

– Ты пропустила рассказ о пути до гор и советы о том, что взять с собой.

– Вот видишь, значит, ничего не пропустила, – тихо сказала я и отвела глаза.

– Аделин… – произнес он и осторожно приподнял мое лицо за подбородок, вынуждая посмотреть на него. – Дель, ты решила, что я не внесу тебя в список?

– Ты же сам сказал, что уверен не во всех. А я… Что я умею? К тому же тан Марунтус уже назначил мне нового наставника.

– Мы уладим это недоразумение. И я имел в виду Рена, а не тебя. С твоей способностью влипать в неприятности стоит поберечь Академию, как думаешь?

– Ха-ха, – сказала я, но все же невольно улыбнулась. – Только где я, а где инициация.

– Инициацию пройдут только готовые, но мы многое освоим и без нее. Что же касается Рена, его поведение не соответствовало моим требованиям к участнику группы. Не говоря о том, что он в прошлом – студент Азадора.

– Он извинился, – справедливости ради заметила я.

– Я должен быть уверен в каждом, Аделин. Это не просто учебная экспедиция.


Глава 14

На следующий день я стала свидетельницей кое-чего странного.

После основ управления силой у огневиков я спешила в столовую и, завернув за угол, увидела идущую впереди Сайну. Я прибавила шаг, собираясь ее догнать, но заметила Конрада. Маг шел по тому же самому коридору, только в противоположную сторону, то есть ко мне. Я вжалась в стену, мечтая стать как можно более незаметной, но на этот раз мною Конрад не интересовался. Отрешенное выражение лица выдавало полное безразличие к окружающим. Однако, поравнявшись с Сайной, он бросил на нее мимолетный взгляд и едва заметно кивнул. Сайна, казалось бы, никак на это не отреагировала, но уже спустя пару мгновений от ее левой руки отделилась небольшая полупрозрачная сфера и, стремительно пролетев по коридору, оказалась поймана развернутой назад ладонью Конрада.

Как ни в чем не бывало мужчина прошел мимо меня, даже не взглянув. Я же не знала, что и думать. Пока здоровалась с ребятами и набирала еду, решила, что стоит спросить сразу, хотя бы издалека.

Поставив на стол поднос и сев напротив Сайны, поинтересовалась:

– А ты тоже раньше училась в Азадоре?

– Что? С чего ты взяла? – удивилась Сайна.

– Ну… Я просто подумала. Рен, оказывается, раньше учился там.

– Раз его выгнали, значит, оказался недостоин. В Азадоре очень жесткие требования к студентам. А этот Рен, сама знаешь, вспыльчивый и задиристый. Что недопустимо не только для студента-мага, но и вообще для фейна.

– Да, задиристый, – не могла не согласиться я. – А Конрад? Чем он занимается? Он вроде как недавно в Азадоре преподает?

– Понятия не имею, – пожала плечами Сайна. – Я с ним не знакома.

Старт экспедиции Анд назначил на послезавтра. Нужно было успеть зайти за снаряжением, новым комплектом дорожной формы и собраться. Но произошедшее не давало думать ни о чем, кроме Конрада, Азадора и непонятного поведения Сайны. Походив какое-то время из угла в угол, я отправилась к Рену.

– Что ты знаешь о Конраде и Азадоре? – спросила, едва он открыл дверь. – Почему тебя выгнали?

– Оу, человечка, остынь! У нас, конечно, перемирие, но не до такой же степени! – усмехнулся он. – И я, знаешь ли, сейчас вообще не в настроении для бесед, – добавил он подозрительно мрачно, собираясь закрыть дверь.

– Стой! Расскажи, что знаешь, и я попробую уговорить Андонира взять тебя с нами.

– Уговорить? Даже так? Да ты время даром не теряешь!

– Ты хочешь в драконьи горы или нет?

Рен высунул голову в коридор, посмотрел по сторонам и неохотно посторонился.

– Не вздумай об этом болтать!

– Очень надо!

– Ладно, давай. Только быстрее. Пока сосед не пришел или, того хуже, Анарель.

– Я только за, рассказывай, – сказала я, усаживаясь на стул.

– А что говорить? Конрад в Азадоре недавно. С его приходом усугубились чистки, и я попал под раздачу. Повезло, что приняли сюда, а то так бы и остался неучем.

– А могли не принять? Все-таки было за что отчислять?

– Поверь, если надо, они найдут причину. А Финфорт не особо жалует студентов Азадора. Да и там так настраивают, что большинство даже несправедливо отчисленных не захотят сюда поступать. Негласное противостояние Академий во всей красе.

– Любопытно. Получается, ты и сам недавно здесь?

– Представь себе, – усмехнулся фейн. – Немалая харизма, чтобы завоевать такой авторитет, а? Только, Аделин, не вздумай упоминать обо мне в связи с Азадором! Этого я не прощу. Они и так достаточно подпортили мне жизнь.

– Никто не знает? – удивилась я. И вспомнила свой разговор с Сайной. Каким бы гадом ни был Рен, вредить ему я не хотела.

– Скажем так: я не особенно об этом распространялся, – сказал он.

– А ты не знаешь других азадорцев у нас?

– Подозреваю, если они и есть, то тоже не болтают об этом на каждом углу. Знакомых мне – нет.

Нельзя сказать, чтобы я многое узнала, но поговорить с Андом о включении Рена в экспедицию все-таки собиралась.

В Академии Андонира я уже не застала, а потому отважилась пройти через переход в преподавательской к нему домой. Дверь, ведущая из кабинета в коридор, была открыта, и почти сразу я услышала топот. Мохнатый, слегка неуклюжий и явно очень обрадованный барсенок, показавшись в двери, тут же кинулся ко мне. Следом за ним вошел Анд.

– Аделин? Что-то случилось?

– Нет. То есть… Я хотела с тобой поговорить. О Рене.

– Вот как. Занятно.

– Включи его в состав экспедиции, – на одном дыхании выпалила я.

– И с чего такая просьба? – холодно спросил Анд и отошел к окну. – Мне казалось, вы не ладите.

– Дело не в том, ладим мы или нет. Он не один виноват, что меня так легко вывести из себя. И у нас перемирие… Но да, прости. Я не имею никакого права о подобном просить. Я пойду.

Котенок, будто уловив мои эмоции, жалобно мяукнул, а я шагнула к двери.

– Постой, – сказал Анд, поворачиваясь. – Если он заслужил твое доверие в такой мере, что ты пришла просить о нем, я сделаю это. Пусть собирается. Завтра последнее занятие группы и инструктаж. Постарайся как следует отдохнуть.

– Хорошо. Спасибо, Андонир.

Я потрепала котенка по загривку и собралась уходить.

– Кстати, Альгуса тоже придется взять с собой, – сказал Анд.

– Кого? – не поняла я.

– Нашего детеныша арата, – улыбнулся Анд. – Во время установления связи нельзя надолго оставлять его вдали от хозяина.

– О-о-о. Альгус, значит? Мне нравится!

В итоговый состав группы вошли восемнадцать студентов. Одиннадцать парней и семь девушек. В помощь Анду с нами отправлялся Марсус. Дарл и Тиния, как я поняла из обрывков разговоров, оставались следить за порядком в Академии, Конрадом и безопасностью ключников.

Первую часть пути предстояло проделать на дирижабле. А если быть точной – лишь добраться до начала пути. Дирижабль мог приземлиться только на достаточно ровной площадке, на последней из которых в этой местности и была оборудована конечная станция. Дальше нас ожидали некие «зантеры», уже одно название которых вызывало у меня опасения.

Расставаться с друзьями не хотелось, я успела привыкнуть к их ненавязчивой, но порой такой необходимой поддержке. Да и вообще отправляться в дальний путь всегда приятнее с проверенными, хорошо знакомыми спутниками, а ни с кем из огневиков я толком не общалась. Скорее даже наоборот – не особенно ладила.

Проводить меня к дирижаблю пришли Борг и Аиша. Сайна – нет. И, признаться, я выдохнула с облегчением. Как смотреть в глаза подруге, которую невольно подозревала теперь в общих делах с Конрадом и лжи, я не знала. А чтобы разобраться в этом, у меня попросту не осталось времени.

– Как долго тебя не будет? – спросила Аиша.

– Честно говоря, даже не знаю, – улыбнулась я. – Но с моей буйной силой толком учиться все равно не получается, так что я ничего не теряю. Кроме вас.

– И нас не теряешь! Но мы будем скучать.

– И я.

– Группа, на борт! – скомандовал Андонир, выглянув из кабины дирижабля.

Я обнялась с Аишей, сжала руку Борга и подхватила свой здоровенный рюкзак. Особая магически обработанная ткань, из которой он был сшит, делала его содержимое наполовину легче, чем в действительности. И даже несмотря на это, весил он немало. Два сменных комплекта одежды, спальный мешок, личная посуда, сухой паек на ближайшие сутки, пара книг, чтобы заняться в пути хотя бы чем-то полезным.

Устроив рюкзак на плечах, я развернулась и случайно задела проходящего мимо Рена.

– Не ожидал, – бросив взгляд на Анда, подмигнул он. – До последнего думал, что блефуешь, а тут, оказывается, такое.

– Я пожалею, что с тобой связалась, да?

– Как знать, – сказал Рен, хитро прищурившись, и пошел к дирижаблю.

Пожалуй, даже в первый свой полет, направляясь в незнакомую Академию, я не чувствовала себя такой потерянной и одинокой. Студенты беззаботно болтали и смеялись, Анд тихо говорил о чем-то с Марсом или просто молча смотрел в окно. Барсенок Альгус, пристроившись у него в ногах, мирно спал. А я не знала, чем себя занять. Вернее – ничего не хотела.

На станции, голым пятном вырисовывающейся среди густого леса, к нам присоединились два погонщика-сколда, а сами мы пересели на громадных зверей, отдаленно напоминающих анкилозавров или похожих доисторических ящеров. Болотно-зеленого цвета, приземистые, с шипами и костными наростами по всему телу, массивными короткими лапами и маленькими головами, они могли нести сразу нескольких пассажиров. Для этого на их спинах были оборудованы навесы с сиденьями. Палатки, провиант и наша личная поклажа поехали на отдельном звере.

Сделав лишь одну остановку в пути, мы устроили привал и разбили лагерь только ближе к ночи. Марсус решил порадовать нас горячим ужином и споро организовал нечто вроде походной кухни. Я хотела помочь, но он не позволил.

– Не сегодня, тина. Пусть не думают, что ты чем-то хуже, – сказал он и кивнул в сторону фейнок, стайкой стоящих неподалеку. – С завтрашнего дня Андонир распределит дежурства, и поучаствовать придется всем. Даже тем, кто, возможно, считает себя выше этого, – подмигнул он.

– Но это не так уж далеко от истины. На инициации мне делать нечего, хоть с готовкой помогла бы. Я люблю готовить.

– Ты ни в чем не уступаешь им, Аделина. Разве что опытом. И контролем за силой. Это мелочи, – сказал сколд.

– Спасибо, Марсус, – рассмеялась я. – Трудно поспорить.

После ужина, оказавшегося в исполнении Марсуса невероятно вкусным, совсем стемнело, и все разошлись по палаткам. Мне не хотелось уходить от костра. Огонь в нем, несмотря на недостаток дров, горел ярко и манил к себе. Завороженная красотой оранжевых язычков, я потянулась им навстречу.

– Он признал тебя, – услышала я и от неожиданности отдернула руку.

Анд стоял с той стороны костра и пристально смотрел на меня.

– Он такой же, как тот, что мы создаем, или другой? – спросила я сипло и прокашлялась.

– Ты когда-нибудь задумывалась, что вообще представляет собой огонь?

– Нет, – призналась я.

– Пламя незримо пронизывает все пространство. Чтобы вызвать его, достаточно знать как. Горстка дров и искра или же стихийная сила – ему все равно. Огонь един, но, как и вода, имеет различные формы. В случае с силой – чуть более тонкую, но не менее жгучую.

– Он не обожжет меня? – спросила, вновь поднося пальцы к костру.

– Если ты обуздала свой внутренний огонь, то нет.

– Хм, пожалуй, не буду рисковать, – улыбнулась я и спрятала руку. Анд сел напротив, а я, немного поколебавшись, решилась спросить: – Андонир, зачем ты взял меня с собой? Я же как желторотик. Ничего не знаю.

– Так уж ничего? – хитро прищурился Анд. – Я твой наставник, Аделин, и отвечаю за твое обучение и безопасность.

– Но ректор…

– Ректор не всегда трезво оценивает риски. Он пересмотрел свое назначение. Этот поход будет тебе полезен.

– Возможно. Но каждый из них, – я кивнула на палатки, – знает, зачем он здесь и куда идет. Не сейчас, а вообще. У них есть цель.

– Есть. Ровно такая же, как и у тебя. Для начала – научиться управлять силой. Впрочем, они и сами еще не подозревают, как сильно вскоре изменится их жизнь. И цель.

Анд встал, и я последовала его примеру. От резкого подъема в глазах потемнело, и я слегка покачнулась. Андонир, как всегда, поразительно быстро оказался рядом и поддержал меня за руку. От прикосновения к его прохладной ладони по спине побежали мурашки.

– Ты в порядке? – Анд смотрел серьезно и участливо.

– Да, – шепнула я, не в силах оторвать взгляд от невероятных ярко-синих глаз.

– Тогда спокойной ночи, Дель, – сказал он и, медленно скользя пальцами по моей ладони, отпустил ее.

– Спокойной, Анд, – выдохнула я и пошла к себе в палатку.

Заметно потеплело еще после приземления дирижабля, сейчас же не осталось даже намека на холода, царящие вблизи Финфорта. В теплой куртке надобность отпала, но убирать ее я не спешила. Наоборот, свернула и сделала подобие подушки. Мягкой и напоминающей о родном мире. Однако как следует выспаться мне не удалось. Гуся, как ласково окрестила я детеныша арата, всю ночь напролет то мяукал и скребся ко мне в палатку, вынуждая его впустить, то просился обратно. Когда он прибежал в первый раз, я обрадовалась и с удовольствием прижалась к теплому мохнатому боку, в обнимку с которым спать было намного уютнее. Но когда он начал свои перемещения туда-сюда, радоваться я перестала. Куда именно он отлучался, выяснилось утром.

Выбравшись из палатки, я увидела Гусю, как ни в чем не бывало выходящего из палатки Анда и Марсуса. С кем еще в обнимку он спал этой ночью, догадаться было нетрудно.

Сразу по пробуждении нас ожидала тренировка. Мы не просто повторяли упражнения с занятий в Академии, но старались почувствовать пространственный огонь этой местности, чтобы использовать его силу, а не свою собственную. Нельзя сказать, чтобы у нас хорошо получалось, однако уроки на открытом воздухе, по какой-то причине почти не практикуемые в Финфорте, в принципе нравились мне намного больше, и занималась я с удовольствием.

Завтрак опять приготовил Марсус. С аппетитом поев, мы собрали лагерь и отправились дальше.

– Длительных стоянок не будет до самого вечера, – предупредил Анд. – Так что возьмите с собой то, что осталось от ваших сухих пайков. Перекусим прямо в пути.

Сидеть на зантере было относительно удобно, но вынужденная неподвижность изматывала, и о привале я мечтала почти всю дорогу. К тому же, в отличие от всех остальных, скрасить путь беседой мне было не с кем. Анд время от времени притормаживал своего зверя и проходил мимо студентов, давая возможность что-нибудь обсудить, но… Необходимость обращаться к нему официально и сдержанно, только лишь как студентка к преподавателю, отбивала всякое желание начинать.

Вечером мы повторили тренировку. А после ужина, который на этот раз Марсусу помогали готовить два фейна, Анд собрал всех учеников у костра.

– Завтра днем мы подойдем к границе драконьих земель и начнем восхождение в горы. Часть снаряжения придется оставить. Как и зантеров. Погонщики отправятся в обратный путь. У тех из вас, кто к тому моменту передумает продолжать экспедицию, появится последняя возможность вернуться в Академию.

– Почему мы должны передумать? – спросила Кара, одна из светловолосых красоток-фейнок, которых я различала с трудом. – От драконов обычно возвращается только половина студентов? Или что?

– Нет, – улыбнулся Анд. – Драконы не причинят вреда. Однако пришло время рассказать вам о том, что инициация – не единственная цель нашего путешествия. Все вы наслышаны о переменах, происходящих в Эндорфе в связи с закрытием переходов. Вы также, без сомнения, обеспокоены убийствами студентов Финфорта.

– Это звучит намного хуже кровожадных драконов, – прошептала девушка.

– Но ведь этим занимаются, так? – спросил Рен.

– Занимаются. Но боюсь, ситуация намного сложнее и неприятнее, чем кажется на первый взгляд. Той угрозе, что нависла над благополучием жителей Эндорфа, некому противостоять. Этот мир давно забыл, что такое настоящий враг и настоящие воины. А факультет воителей давно не то место, где учат воевать.

– С кем воевать? Какая угроза? Это как-то связано с закрытием переходов и теми студентами-ключниками? – спросил Вальен, высокий рыжеволосый фейн, своей неуклюжестью совсем на фейна не похожий.

– Напрямую связано, – ответил Анд. – Совет Сильнейших старается понять мотивы и предугадать действия неприятеля, но очевидно пока лишь одно – это попытка захватить власть в Эндорфе и контролировать все перемещения в Шестимирье. Пока враг остается в тени, мы не имеем возможности противостоять ему в открытую, но когда он покажет себя – должны быть готовы. Вы – те одаренные, которые могут пополнить ряды защитников этого мира и охранять право переселенцев вернуться домой.

– Но мы всего лишь студенты, – тихо сказал Вальен.

– Вы обладаете достаточной подготовкой, чтобы в скором времени стать бойцами, способными сражаться с сильнейшими магами на равных. Инициация драконьим пламенем, интенсивные тренировки и приемы, отрабатывать которые в стенах Академии у нас не было возможности – все, что вам для этого нужно.

– Если я правильно понимаю, – протянул Рен, – вся затея с экспедиций – только прикрытие?

– Ты можешь повернуть назад, Рен, уже завтра.

– Погодите, наставник, не рассчитывайте так быстро отделаться от меня, – усмехнулся парень. – Я лишь пытаюсь понять – с кем? С кем нам предстоит сражаться? Неужели у Совета нет ни единого предположения, кто за всем этим стоит?

– Есть. У Совета и у меня лично есть основания подозревать Орден Очищения.

– Что за Орден? – встрепенулись студенты.

– Вы в самом деле не слышали? – удивился Рен. – В Азадоре, – фейн взглянул на меня, – нам рассказывали о них. История Эндорфа довольно глубоко изучается там на всех факультетах, а при должном рвении можно узнать и многое из того, что никак не входит в общую программу. Только вот насколько я понял, у них вполне благородная цель – равные возможности перемещений для всех миров. Не помню точно, но ничего предосудительного.

– Далеко же от общей программы ты забрался, – усмехнулся Анд. – Такая любознательность похвальна, но изучать историю и мотивы Ордена – не наша с вами задача. Я могу сказать точно, что убитые клыками вампиров смотрители и ни в чем не повинные ключники – неприглядная реальность, с которой Эндорф оказался не готов столкнуться. И это только начало.

– Тогда у меня другой вопрос, – сказал предприимчивый Рен. – Если мы остаемся на инициацию, это означает что? Мы назначаемся воителями Совета или как?

– Формально по окончании обучения вам, как и всем прочим выпускникам, будет предложен выбор: служба в качестве воинов и защитников или возвращение в родной мир без права перемещений в Эндорф. Не думаю, что многие из вас собирались возвращаться, я прав? Но та подготовка, которую вы получаете в рамках этой спецгруппы, предполагает направление в самые горячие точки. Более того, никто не даст гарантии, что вы успеете закончить обучение до того, как понадобитесь Эндорфу. Так что предложение сойти с этого пути сейчас – более чем серьезно.

– Тан Андонир, вы ведь не останетесь преподавать в Финфорте? Есть шанс попасть под ваше руководство после выпуска? – спросил Тьен, невысокий сшей, покрытый густой блестящей шерстью черного цвета.

– Хорошо это или плохо, но именно под моим руководством первое время вы все и будете действовать. Правительство Эндорфа, как вы знаете, несет по большей части номинальную власть и все же управляет армией и структурой дознавателей. Но так сложилось, что официальная позиция Эндорфа из их уст на данный момент не признает угрозы Ордена. Совету приходится действовать без их одобрения.


Глава 15

Без сомнения, все были ошарашены речью Анда, но ни в ком я не увидела колебаний. Развитие силы – то, чем грезил каждый отобранный Андом студент. А служба на благо Эндорфа – необходимая плата, которую он был готов заплатить еще в момент подписания договора с Финфортом. Что касается меня… Я еще меньше стала понимать, что делаю среди огневиков. И какое место в Эндорфе припасла для меня судьба.

Ночью несносный Гуся опять устроил беготню, но, утомленная дорогой, я практически не замечала его перемещений.

Заметил на этот раз Анд.

– Вот, значит, как, – сказал он с шутливым упреком, наблюдая за трущимся о сонную меня котенком. – Интересно. Похоже, Альгус не может решить, кого ему охранять по ночам.

– Охранять? Думаю, он не может решить, с кем ему теплее и уютнее, – усмехнулась я.

– Но решить придется, – сказал Анд серьезно. – И если он выберет тебя, я не смогу его оставить.

Хорошее настроение пропало моментально.

– Все-таки зря ты взял меня сюда, – сказала я тихо. – Проку Эндорфу от меня немного, да еще и Гусе жизнь подпорчу. Мне ведь некуда его взять.

– Гусе? Хм. Пойдем-ка, – позвал Анд и пошел в сторону леса. Котенок, глянув на меня, засеменил за ним следом. – Ну же! – поторопил Анд.

В здешнем лесу было совсем не так, как вблизи Финфорта и дома Анда. Лучики пробивались сквозь зеленые кроны, заставляя жмуриться. Легкий аромат смолы и чего-то незнакомого витал в воздухе. Мох и низкая упругая трава пружинили под ногами.

Я так сосредоточилась на созерцании, что, услышав шум воды, остановилась как вкопанная. Лес внезапно сменился широким каменистым берегом, за которым открывалась неглубокая, но бурная речка. Гуся, не раздумывая, бросился в воду.

Я непроизвольно дернулась в его сторону, но Анд остановил меня.

– Ему нужно учиться охотиться. Рыба – основная добыча аратов.

– Мама не успела научить его, – прошептала я, глядя на безуспешные попытки котенка. Тот весело носился взад-вперед, поднимая тонны брызг, и процесс этот скорее походил на забаву, чем на охоту.

– Он справится, – сказал Анд. – Как и ты. Легко, когда понимаешь свою силу и знаешь о ней с рождения. Тебе же выпала куда более сложная задача. Но боги не даруют испытания, которые мы не в силах пройти с пользой для себя. Все получится, – добавил он и осторожно поправил мне выбившуюся на ветру прядь волос.

Пальцы его, чуть касаясь, очертили контур моего лица, глаза, не отрываясь, смотрели в мои, заставляя сердце биться чаще. Анд стоял так близко, что, казалось, вот-вот поцелует.

Я замерла и облизнула губы. И в этот самый момент услышала громкий всплеск.

Как оказалось, я сильно недооценила Гусю. Он умудрился поймать огромную рыбину! Только вот есть ее не стал, а притащил на берег и бросил у наших с Андом ног.

– Чур, в лагерь ее несешь ты! – воскликнула я и побежала в сторону леса, спиной ощущая ухмылку Анда.

Довольный, с головы до ног мокрый Гуся носился между нами и временами подпрыгивал, так что даже не прикасаясь к рыбе, я прилично вымокла.

Марсус очень обрадовался добыче арата и быстро занялся ее приготовлением.

– Кельта не подпускает его к кухне, – объяснил Анд. – А своего дома у Марса в Эндорфе нет. Не потому что он не может себе его позволить, просто бывать там все равно было бы некогда.

– Он живет с тобой? Твой дом не кажется очень большим, но всех комнат я не видела.

– Я и сам нечасто там бываю. Повезло с расположением Финфорта.

– Вы постоянно в разъездах? Тебе нравится такая жизнь?

– Другой у меня нет, – грустно улыбнулся Анд и пошел к студентам.

Как и говорил Андонир, к середине дня мы достигли скалистой местности и расстались с молчаливыми погонщиками и их зантерами. Передвигаться по узким тропам эти звери не могли, поэтому дальше идти предстояло пешком. Никто из студентов назад не повернул.

Половину провизии и снаряжения мы оставили, чтобы забрать на обратном пути. Остальную часть нагрузили на мужчин.

Восхождение мне не понравилось. Забираться высоко в горы мы не собирались  – Анд повел нас к проходу внутри гряды, – да и физически тяжело не было. Однако что-то заставляло напряженно прислушиваться и озираться по сторонам. Чем дальше мы шли, тем неуютнее становилось вокруг. Подушечки пальцев немели, их покалывало, по спине и плечам пробегали ледяные мурашки.

Я поежилась и чуть притормозила. Каменная стена рядом со мной странно поблескивала. Коснувшись ее, я почувствовала нечто вроде слабой вибрации. Тревога жаром вспыхнула в груди. Я перевела взгляд на тропу и увидела марево. Слабо светящаяся подрагивающая пленка перекрыла путь. Часть группы уже миновала это место, а вот Ронар, идущий впереди меня, как будто не замечал преграды.

– Стой! – закричала я.

Поздно. Парень шагнул прямо в колеблющееся желе, а я сама внезапно потеряла опору и провалилась куда-то в толщу скалы.

Саднящие колени весьма обрадовали. Очутиться в невесомости безмирья мне совсем не хотелось. Я успела только подняться с холодного пола, когда кромешная тьма озарилась огненной сферой.

– Цела? – спросил Рен.

– Ты?! – удивилась я. – Где это мы?

Я огляделась и заметила валяющийся в стороне большой рюкзак. Тот зашевелился и закряхтел.

– Тонти зубастые! – выдал Рен и кинулся туда. – Ронар? Жив?

Опираясь на Рена, парень поднялся и дотронулся рукой до кровящего виска.

– Нормально. Что случилось?

– Хороший вопрос, – сказал Рен.

– Ты прошел прямо в марево. Неужели не видел?! – спросила я.

– Марево? Нет, – растерялся Ронар. – Значит, какой-то провал. Где же тогда остальные?

– Тоже провалились? Рентель, ты шел за мной? Мне показалось, будто стена пропала, и земля ушла из-под ног.

– Не знаю, человечка. Я не имею привычки всюду разыскивать тебя взглядом, – подмигнул фейн. – Не вижу резона оставаться на месте. Не очень-то тут уютно, – покрутив головой, добавил он.

– Здесь символы на стенах, смотрите! – воскликнул Ронар.

– Непохоже на рисунки, – прошептала я, проведя пальцами по черным бороздкам.

– Они выжжены, – сказал Рен.

– На камне?!

– Забыла, куда мы идем? Драконье пламя способно и не на такое. Рон, ты как, разбираешься в их письменности?

– Ха-ха, очень смешно. Не всякий профессор в драконьих письменах разбирается. Однако, мне кажется, мы в том самом проходе, в который вел нас тан Андонир.

– Письменность у драконов?! Вы серьезно?

– Видишь, как тебе повезло, Ронар? Среди нас есть кто-то, кто знает меньше тебя, – рассмеялся Рен и махнул рукой. – Пойдем.

Две небольшие огненные сферы парили под каменным потолком, который оказался здесь достаточно высоким. Сам туннель тоже был чересчур широким для пещеры. Если бы не неровные необработанные стены, я бы решила, что мы попали в коридор заброшенного дворца.

– Ты уверен, что нам в эту сторону?

– Не-а, – протянул Рен. – Только какая разница? В какую ни иди, попадем или к драконам, куда и направлялись, или к выходу.

– Я бы не был в этом так уверен, – сказал шедший чуть впереди Ронар, притормаживая.

Туннель в этом месте расходился в три разные стороны.

– Ну, по крайней мере, нас тоже трое, – сказал через некоторое время Рен, нарушив тишину.

– Не думаю, что разделяться – хорошая идея, – ответил Ронар. – Надо изучить символы в каждом из проходов, пройтись недалеко по каждому, но не разделяться. Это может быть опасно.

– Не дури, Рон. За десять шагов вдали от тебя со мной ничего не случится, – усмехнулся Рентель и направился в один из туннелей. Затем повернулся к нам и добавил: – Видишь?

Что-то блеснуло за его спиной.

– А если снова провал? – спросила я и переглянулась с Ронаром.

– Не дури сам, – сказал тот и, подскочив к Рену, дернул его за руку.

И в этот самый момент оба они растворились в воздухе.

– Класс! – пробормотала я в пустоту. – Ну просто класс!

Я бродила по каменным неуютным коридорам довольно долго и успела вконец отчаяться. Огонь слушался беспрекословно, и освещать путь получалось легко. Как и согреваться. Однако остальная моя сила дремала, потому, как я ни старалась, переместиться куда-нибудь не смогла. Туннели тем временем то разветвлялись, то заканчивались тупиками, вынуждая поворачивать назад и начинать путь заново.

– И зачем я вообще решила куда-то идти! – укорила я себя и услышала какое-то цоканье.

Я насторожилась, но уже вскоре из-за поворота показался Гуся и радостно бросился ко мне. Скользнув пальцами в шелковистую шерсть, я обняла его и закрыла глаза. А открыв, увидела Анда. Не задумываясь, кинулась к нему и прижалась всем телом.

– Нашел! – вырвалось тихое.

– Чем ты думала, Аделин! – воскликнул Анд и отстранил меня. – Твоя сила своевольничает, но не до такой же степени! И ты, насколько я помню, ничего не пила!

– Анд! – рассердилась я. – Это не я! Я ни при чем!

– Не ты? – выдохнул он и замолк.

– Нет же, – опустила глаза.

– Прости, – прошептал он и притянул обратно.

– Я провалилась прямо в скалу. Рен и Ронар тоже. А потом они опять угодили в это непонятное марево.

– Значит, внутрипространственный разлом. Повезло, что выбрасывает так близко, а не на другой конец материка, а то и вообще прочь из Эндорфа.

– Даже так?

– Не бойся, – шепнул Анд и наклонился.

Мой лоб уперся в его, носы соприкоснулись. Я чувствовала его дыхание на своих губах и едва дышала сама.

– Раньше тут такого не случалось. Похоже, Тартас прав. Изменения в балансе силы уже начинают сказываться, – тихо сказал он.

– Из-за закрытых переходов?

– Думаю, да. Раньше сила питала не только сами переходы, но и жилы, их связывающие. Она стягивалась туда. Сейчас они угасают и ничего не вбирают в себя. Отсюда излишки силы в пространстве.

– То есть это начнет происходить по всему Эндорфу?

– Боюсь, что да. Помнишь, что случилось в Академии, когда вы с Реном устроили битву прямо посреди коридора? – спросил он и, чуть отодвинувшись, заглянул мне в глаза.

– Ага, – выдохнула я смущенно.

Анд улыбнулся и развернул меня спиной к себе.

– Здесь силы разлито куда больше, – шепнул он. – Чувствуешь? – Руки его обхватили меня за талию. – Все буквально звенит от напряжения. От драконов исходит обширный магический фон. Их земли наполнены силой, а потому и любые излишки рядом с ними особенно заметны.

Напряжение – это то, что я ощущала сейчас. Хотелось расслабиться и отпустить себя. Развернуться и найти губами его губы, позволить себе поверить, что действия Анда, его прикосновения что-то значат. Что я что-то значу для него.

– Анд, – прошептала я, поддавшись охватившим чувствам.

– Пойдем, – сказал он. – Не стоит здесь задерживаться.

Анд шагнул в сторону и протянул мне руку. Я кивнула и вложила в нее свою ладонь.

– И не вздумай отходить от меня! – крепко сжимая, сказал он.

– А ты не вздумай отпускать, – шепнула я, за что получила взгляд, полный смятения и… страсти?

– Не раньше, чем ты будешь в безопасности, Аделин.

Дальше мы шли молча. Я старалась унять сердцебиение и думать о чем-нибудь, кроме Анда. Получалось с трудом.

– А как же остальные? – спросила, когда в туннеле вдруг повеяло свежим воздухом.

– Рано или поздно выйдут из лабиринта. Если нет, организуем поиски. Сейчас главное – самим покинуть нестабильную зону.

Вскоре мы вышли на открытую каменную площадку, за которой начинался лес! Самый настоящий лес! И это между гор на высоте порядка трехсот метров от того уровня, с которого мы начинали подъем.

– Надо же, – пробормотала я и заметила Марсуса, который спешил к нам.

– Хвала воину небесному! Нашлась.

– Все добрались? – спросил Анд.

– Почти. Вальен и Кара отстали.

– Хорошо. Тогда, пока дожидаемся их, устроим привал. Думаю, тут уже относительно безопасно.

– Здесь – да, – сказал, подойдя, Рен. – Я проверил.

– Хорошо, – кивнул Анд.

– Проверил? – не поняла я. – Так же хорошо, как в туннеле, когда провалился? В первый или во второй раз?

– Язва, – заключил Рен вполне миролюбиво. – С кем не бывает? Тут точно все чисто. Никаких пленок. Кстати, похоже, Аделин видит подпространственную магию так же, как и я, – сказал он, обращаясь к Андониру.

– Что я вижу?!

– Проявления силы, скрытые на другом уровне пространства, – пояснил Рен. – Обычные следы – это одно, а вот подпространство видят далеко не все. Я еще в ту стычку в столовой на тебя подумал. Хотя для человечки это и было чересчур невероятно.

– Я бы на твоем месте постеснялась такое приводить в пример, – сказала я, нахмурившись.

– Значит, это следствие искажения подпространства? – спросил Гивен, вслушиваясь в наш разговор.

– Переходы закрыли, и ткань мира рвется в других местах, – сказал Марс.

– Теория магических разломов? – спросил Рен.

– Ты меня удивляешь, – ответил Анд.

– В совместных путешествиях вообще узнаешь друг о друге много нового, – заявил Рен и хитро посмотрел на меня, все еще стоящую вплотную к Анду.

Честно, глядя в его ухмыляющуюся физиономию, хотелось рычать, но я сдержалась!

– Что за теория? – спросила Марсуса.

– Переходы между мирами были построены не просто так, а в особых зонах, на магических разломах. Иными словами, брешь в ткани мира уже была, ее только облекли в удобную форму и подчинили.

– Почему же они не могут работать без смотрителей?

– Смотрители – неотъемлемая часть этой системы. Почему она функционирует именно так, никто доподлинно не знает. Строителей никто не видел.

– И это проблема, – сказал Анд. – Нам не хватает знаний. Еще одна причина, по которой мы с вами здесь.

Разыскивать отставших ребят, к счастью, не пришлось. Они появились довольно быстро. Дав им немного прийти в себя и перекусить, мы двинулись дальше. Через лес. Спустя некоторое время заросли сменились равниной, покрытой редким кустарником и большими валунами, на которых, подставив вытянутые морды солнцу, сидели драконы. Завидев нас, некоторые стали издавать негромкие каркающие звуки, другие – даже не открыли глаз.

– Пришли? – спросил Рен, норовя оказаться поближе к Анду.

– Это тхарты, молодняк, – ответил Анд. – Нас интересуют не они, а тот, кто достиг зрелости даже по меркам драконов и может поделиться своей мудростью.

– Хочешь сказать, они разумны?!

– Да, Аделин. Но в нашем понимании разумны только зрелые особи. Тот дракон, на котором мы летали, так же молод, как и эти.

– Вот так сюрприз, да? – усмехнулся Рен.

– Тан Андонир, – нарочито официально обратилась я к наставнику. – Здесь нет тех ограничений на использование магии, что действуют в Академии, так?

– Он весь в твоем распоряжении, – рассмеялся Анд. – Но лучше потерпи, пока мы минуем их лежку, – кивнув на драконов, добавил он.

– Как скажете, наставник, – улыбнулась я и грозно посмотрела на Рена.

Тот шутливо поклонился, но в сторону все-таки отошел.

За равниной снова начался лес. К моменту, когда мы достигли его края и тех самых, нужных гор, успело стемнеть. Мы привычно разбили лагерь и, поужинав, сразу отправились спать.

Анд поднял всех на рассвете и, приказав соблюдать тишину, повел в горы. На этот раз долго подниматься не пришлось. Вход в искомую пещеру располагался неподалеку. Гуся, никак вчера не отреагировавший на молодых драконов, начал рычать уже на подходе.

– Что такое, малыш? – забеспокоилась я.

– Он чует магию намного более сильную, чем его собственная, и нервничает, – объяснил Анд. – Лучше отправить его обратно в лагерь. Альгус! – позвал он арата. Присев рядом и заглянув в глаза, четко произнес: – В лагерь. Жди там с Марсом.

Гуся не шелохнулся. Когда Анд поднялся, котенок жалобно посмотрел на меня, едва ощутимо ткнулся мордой в ногу и убежал!

– Надо же, – выдохнула я. – Он точно найдет?

– Конечно, Дель, – сказал Анд, и я замерла от нежности, с которой прозвучало имя. Никто раньше не называл меня так. Только он.

Анд зашел в пещеру первым. Один. Он отсутствовал с четверть часа, а когда вышел, окинул всех долгим сосредоточенным взглядом и, произнеся только имя, пригласил внутрь одного из огневиков. Остальные остались ждать. Когда с инициации вернулся первый, на встречу с драконом отправился второй, и так продолжилось дальше.

Дракон, насколько я поняла, не даровал свое пламя просто так, а испытывал кандидатов, а потому процесс затянулся надолго. Одни выходили из пещеры изможденными и едва живыми, другие буквально светились от радости и восторга, но у каждого глаза горели решимостью и силой.

Я порядком утомилась от ожидания, но по необъяснимой причине не стремилась уйти. Признаться, с трудом понимала, почему Анд не оставил меня в лагере вместе с Марсусом и аратом. Конечно, хотелось увидеть существо из сказок – разумного дракона, услышать то, что он, возможно, поведает об Эндорфе, но все это мне вполне мог пересказать и Анд.

Когда пещеру покинул последний студент, я услышала «Иди ко мне!», прогрохотавшее у меня в голове. Прямо скажем, ощущение не из приятных. Не зная, что думать, я дождалась, когда Андонир, вновь зашедший к дракону, вернется. Вышел Анд нахмуренный и как будто недовольный.

– Дракон зовет тебя, – сказал он.

Я вновь услышала тот же призыв, еще более настойчивый, и невольно сжала голову руками.

– Ты можешь просто уйти, Аделин, – еще больше нахмурился Анд.

– Почему? – выдавила я. – Боишься, он навредит?

– Оснований так думать у меня нет, – после паузы нехотя ответил Анд.

Пожав плечами, я выпрямилась.

– Тогда иду, – сказала решительно и шагнула в сторону пещеры.

Я увижу настоящего дракона!


Глава 16

В пещере стоял полумрак. Высокий свод, гладкие, отблескивающие словно слюда стены, редкие лучики света, пробивающиеся откуда-то сверху – я заметила все это только вскользь. Внимание сразу захватил тот, кто восседал в центре. Очень большой (раза в три крупнее того, на котором мы летали) темного золота дракон с умными внимательными глазами.

Я не успела ничего подумать или сказать. Голову как будто пронзило стальными прутьями, и внутри загрохотал голос.

– Нечасто мне доводилось встречать людей, – произнес дракон, судя по всему, мысленно. Рот его не шевелился, а вот взгляд ярко-рыжих, с узкой щелью зрачка, глаз буквально просверливал. – Зачем ты здесь?

– Хороший вопрос, – вырвалось прежде, чем я осознала, что мои мысли слышны дракону так же хорошо, как и слова.

– Ты не знаешь? – спросил он еще громче и требовательнее.

Я глубоко вдохнула, собираясь с духом, а дракон неожиданно мягко сказал:

– У меня кое-что есть для тебя.

Воздух перед ним заклубился, и уже через мгновение из ниоткуда появилась совершенно неуместная для пещеры вещь.

– Дверь?! – опешила я.

– Да, – просто ответил дракон. – Самая обычная, через которую твой дар ключника легко вернет тебя домой.

– Не понимаю, – пробормотала я.

– Я могу воздействовать на твое сознание так, что ты забудешь все, что связывало тебя с Эндорфом, и вернешься к прежней жизни. Магия будет заблокирована, никто не потревожит тебя. Да и тот, кому не место в твоем сердце, – тоже, – добавил дракон, будто видел меня насквозь. – Решай. Тебя перестанут мучить проблемы, решение которых тебе не по силам. Все будет так, словно ты никогда не покидала Энлант.

Он говорил медленно, обстоятельно, а я чувствовала себя маленькой мышкой перед гигантским удавом. Не столько испуганной, сколько завороженной.

– Нет, – покрутила я головой. – Нет. Тут нечего решать. Никогда не понимала этих фишек в кино со стертой памятью. Это ужасно. То, что случилось, уже часть меня, этап моей жизни, мой опыт, моя судьба, в конце концов! Я не позволю отнять это! Ты сильнее, но я тоже кое-что могу! – воскликнула я и только тогда заметила, как полыхают мои руки. Словно факелы!

Дракон хмыкнул. Наверное, я казалась ему забавной. В его взгляде теперь читались ирония и любопытство.

– Ну что ж… Раз ты уверена… – Он дунул паром из ноздрей на дверь, и та исчезла. – Чего же ты хочешь?

– Расскажите, как уберечь Эндорф, – на этот раз без колебаний ответила я.

– Ты уже знаешь ответ, – сказал дракон, и перед внутренним взором возникла картинка. Сколд с черной слипшейся шерстью в темной подворотне. Тартас.

– Вы отлично умеете ковыряться в голове, – отметила я, поморщившись.

– Это верно, – усмехнулся дракон. – Я расскажу кое-что в дополнение к тому, что тебе уже известно. Первые из нас прибыли в Эндорф очень давно. Так давно, что застали последних из народа дорфов, безумных в своих идеях о переустройстве мира. Им удалось почти невозможное, но цена оказалась чересчур высока. Они погубили себя сами. Владеющие по большей части силой стихии земли, они и жили в недрах планеты. Когда значительная часть суши ушла под воду, подземные города оказались затоплены, а жители их погибли.

– Что же такого они сделали?

– Замкнули цепь переходов между мирами на Эндорф, поставив его в центр системы перемещений, – ответил дракон. – Тщеславие и безумство побудили их возжелать особого положения для их мира, а неимоверной силы магия позволила сотворить это. Переходы заработали так, как было задумано, сила потекла иными путями, однако сами дорфы этого уже не увидели.

– Получается… Постойте, Орден хочет всего лишь вернуть все, как было?! Ведь Эндорф в самом деле единственный мир, из которого можно переместиться в другие.

– В этом тебе предстоит разбираться самостоятельно. Мы не вмешиваемся в действия двуногих, нас интересует сохранность мира, в котором мы поселились. Шестой переход не должен попасть в нечистые руки.

– Это сильно мне поможет, – разочарованно протянула я.

Что, если Орден не так плох? По правде, я была сбита с толку.

– Я вижу тебя, девочка, – мягко ответил дракон, – и этого достаточно. Ты та, которая сможет подчинить его силу и направить в нужное русло. Помни, завладеть шестым переходом – значит получить контроль над перемещениями по всему Шестимирью. Огромная власть, но и огромный риск. Тот, кто не обладает правильным даром, своим вмешательством может вырвать Эндорф из цепи перемещений навсегда. А при нынешнем устройстве цепи – и лишить взаимодействия все остальные миры. Безвозвратно.

– Очень воодушевляет, ничего не скажешь, – буркнула я. – Не могу понять одного: почему я? И что, что я должна сделать?! Как отыскать этот шестой переход?

– Хочешь, я верну дверь? – спросил дракон, и в глазах его полыхнул лукавый огонек.

– Лучше расскажите, где шестой переход, – вздохнула я.

– Он сокрыт от глаз, но ты сумеешь увидеть. Там, где смыкаются все энергетические жилы, в центре нулевой зоны досягаемости.

Я нахмурилась. Это ни о чем не говорило.

– А ты хотела, чтобы я нарисовал тебе карту? – рассмеялся дракон, и из ноздрей его вновь повалил пар. Минутой позже зверь грозно прогрохотал: – Отыщи его!

– Вы же понимаете, кого просите о таком, правда? – спросила тихо и растерянно.

– О да. Даже лучше, чем ты сама, – ответил он, пронзив внимательным взглядом. – Огонь силен в тебе, но он – не истинная твоя стихия. Хм. К сожалению или к счастью… Ты отрицаешь пламя в себе временами, и оно обжигает, но в то же время страстно любишь его. Я сделаю тебе подарок, – произнес дракон и, прежде чем я успела осознать, что происходит, обдал меня струей золотисто-оранжевого пламени.

Меня не обожгло – рассыпало на атомы. Казалось, клеточки моего тела разбросало огненным шквалом в разные стороны, а затем вновь собрало воедино. Дикая боль и острое чувство неправильности были последними, что я почувствовала перед тем, как провалиться в блаженную темноту.

– Разве ты не видел, что она не готова?! – громко шептали у меня над ухом.

Я пошевелилась и застонала от жара и чувства разрозненности, будто собственное тело больше не принадлежит мне.

– Твоя ортарэ еще скажет мне спасибо, – услышала я и снова погрузилась в темноту.

В следующий раз пришла в себя от ощущения разливающейся по телу прохлады. Открыла глаза и увидела светящиеся в полумраке голубые полосы, обрамляющие лицо Анда. Он был так близко. Только он и я.

От одной этой мысли жар растекся по телу, и Анд тут же подался вперед. Накрыл мои плечи руками, забирая часть рвущейся наружу силы.

– Дракон не должен был делать этого, – сказал он тихо. – Ты едва научилась справляться со своим огнем, а теперь он переполняет тебя.

– Ты же не дашь мне сгореть? – прошептала я, не сводя с него глаз и чувствуя, как накатывает новая волна жара.

– Не дам, – ответил Анд подозрительно хрипло и провел по моей обнаженной руке вниз. Пиджака на мне почему-то не оказалось.

Магия Анда окутывала вслед за его прикосновениями, охлаждая и успокаивая мою собственную. Чего нельзя было сказать о чувствах. Когда Анд скользнул руками мне под лопатки и чуть приподнял, я невольно выгнулась навстречу и застонала, испытывая почти непреодолимое притяжение и… страх. Анд же смотрел безумным, полным голода взглядом.

Он точно знал, чего хочет. В первый момент я испугалась той лавины, что обрушится на меня, если он отпустит себя, а потом низ живота свело судорогой, и я тоже начала понимать… Хочу его. Всего и без остатка.

– Анд…

Стон, полный мольбы, и его губы, властно накрывшие мои.

Он целовал напористо, но в то же время удивительно нежно. Так, что кружилась голова, а страх испарялся бесследно, оставляя только негу и неистовое желание. Мне хотелось, чтобы он продолжал вечно, но Анд отстранился и заглянул мне в глаза.

– Нам нельзя, Дель, – полный вины голос.

– Знаю, – сказала я и сама нашла губами его рот. – Тиния рассказала, – пояснила, на мгновение оторвавшись и вновь целуя.

Руки заскользили по сильной шее, плечам и спине, бесстыдно забрались под одежду…

– Нет, – глухо выдохнул Анд, вновь отстранив и удерживая на вытянутых руках. – Ты пожалеешь, а я не прощу себя.

Он еще некоторое время пожирал меня взглядом, а затем выскочил из палатки.

– У-у-у, – стукнула я кулаком по скомканному спальнику и повалилась на него.

Совсем скоро ко мне забрался Альгус и прижался шелковистым боком. От него почти так же, как от Анда, исходила приятная прохлада.

– Спасибо, дружок, – шепнула я и погладила ощутимо подросшего за каких-то пару дней котенка. – Сбежал, представляешь? Но пусть не думает, что так легко от меня отделается!

Я закрыла глаза, но сон не шел. Внутри клокотало, кровь бурлила в жилах, а припухшие губы ждали новых поцелуев.

Снаружи доносились какие-то шорохи, и, судя по рассеивающемуся полумраку, уже занимался рассвет. Решив не валяться без дела, я выбралась из палатки и замерла. Неподалеку стояла Тиния и говорила с Андом.

– Ну конечно, – пробормотала я. – Самое время.

– Аделин, – кивнула девушка приветливо, заметив меня.

Потом посмотрела на Анда, снова на меня и палатку. И переменилась в лице.

Забавно, но спала я, похоже, в палатке Анда. Когда мне стало плохо, меньше всего он думал о репутации. Внутри разлилось тепло от этого понимания, а по лицу невольно расползлась улыбка. Тиния же выглядела так, будто у нее умер любимый кот. Мне стало стыдно. Она не виновата, что влюблена. Мне ли не знать.

– Аделин, что случилось? – спросил Анд.

– Хотела спросить то же самое, – ответила я.

– В Академии не все ладно, – сказала Тиния. – Конрад что-то замышляет.

– Тин, обсудим это потом, – попытался остановить ее Анд.

– Ты переместилась, да? Мы столько сюда добирались, а ты – раз! – и готово. У-у-у, я тоже так хочу!

– Собственно, я за тем и пришла. Нам пригодились бы лишние глаза и руки.

– Конрад из Ордена, верно? Шпионить за ним?

– Даже не думай, – процедил Анд и сурово посмотрел на меня.

– На него ничего нет, но очень бы пригодилось. Они что-то ищут. Не знаю уж, какую магию используют дознаватели, но Академия буквально трещит по швам. Что еще хуже – они взялись за студентов. Приходят на занятия, вызывают на допросы. И, как я подозреваю, это не просто допросы.

– Вызывают ключников? – спросил Андонир.

– Да, – кивнула Тиния.

– Если Конрад причастен к Ордену, боюсь, и Сайна тоже, – сказала я уныло. – Я видела полупрозрачную сферу, которую она послала ему.

– Сообщение, – ответила Тиния. – Тебе надо держаться от нее подальше.

– А если наоборот? Сделать вид, что ни о чем не догадываюсь, и проследить за ней?

– Это исключено, – сказал Анд твердо. – Ты останешься здесь.

– Почему это? – возмутилась я. – Почему вообще не вернуться всем прямо сейчас? Ты ведь можешь переместить нас по одному-двум? – спросила у Тинии.

– Если хотим поймать его, надо делать все тихо, – ответила она. – К тому же Андониру опасно возвращаться. С покушением мы пока так и не разобрались. Не говоря о том, что инициированные воины – наш единственный козырь. Да и подальше от влияния Конрада им безопаснее.

– Да… Но ты могла бы взять только меня. Мало ли? Ни для кого не секрет, что я умею перемещаться.

– Нет, Аделин, я тебе запрещаю!

– Запрещаешь?! Вернуться в Академию? Я же студентка, а не преступница! На каком основании?

– Я найду сотню оснований, если понадобится! – практически прокричал Анд. – А пока скажу просто: нет – и все!

– Это я уже слышала, – зло сверкнув глазами, ляпнула я и тут же смутилась. Чтобы скрыть неловкость, не нашла ничего лучше, чем сморозить новую глупость: – Может, я хочу пожаловаться ректору! Тот дракон едва не испепелил меня.

– О-о-о, – протянула Тиния и чуть отступила. – Я, пожалуй, пойду. Узнаю, что на завтрак.

И она ретировалась в сторону Марсуса.

– Тише, – неожиданно прошептал Анд, подойдя, и провел ладонями по моим рукам вниз. А я опустила глаза и поняла, что мои кисти снова полыхают подобно факелам, но от касаний Анда, пламя затухает.

– Мой огонь почему-то слушается тебя лучше, чем меня.

– Это ненадолго. Ты усвоила пламя дракона и теперь станешь намного сильнее. Но тебе надо привыкнуть к нему. И да, ты имеешь полное право жаловаться ректору. Я виноват. Не должен был отводить тебя к дракону. Но, Дель, сейчас я тебя никуда не отпущу.

«Не отпущу» – эхом откликнулось в сердце, и мне пришлось как следует тряхнуть головой, чтобы не поцеловать Анда у всех на виду.

– Я не собираюсь никому жаловаться, ты же знаешь, – сказала тихо. – Я сама к нему пошла. Но, Анд, он уверен, что я смогу. Я, понимаешь? А он же наимудрейший, и все дела.

– Он мог легко убить тебя. И не думай, что это сильно огорчило бы его.

– Нет, не верю. Он же сам позвал меня. И, Анд, я не все рассказала. Тартас говорил о шестом переходе, и дракон подтвердил его слова. И они оба отчего-то считают, что отыскать его сумею именно я.

– Шестой переход? В самом деле? Дель, почему ты не сказала сразу?

– Прости, – шепнула я. – Все это звучало так невероятно…

– Мы не рассматривали эту теорию всерьез. Но почему он рассказал об этом тебе? Мне нужно вернуться в пещеру и все узнать.

– Постой. Анд, думаю, дело в моей силе. Я пока не очень понимаю, но ведь она отличается от твоей. И от их, – кивнула я на огневиков. – Вдруг Тартас в самом деле что-то такое видел? Больше, чем мы.

– Как знать, – задумчиво протянул Анд. – Как ты себя чувствуешь?

Я пожала плечами.

– Нормально.

– Хорошо. Тогда пойдем.

– Куда?

– На тренировку, Аделин, – порадовал Анд. – Пока твое пламя спокойно, самое время.

– А как же… – начала было я, оглянувшись на Тинию, но Анд был непреклонен.

– Занятия надо продолжать. Более того – в углубленном варианте. Сила огненной стихии в тебе возросла многократно, а вот учиться управлять ею ты только начала.

– Конечно, все шишки, как всегда, мне, – пробурчала я, досадливо поморщившись.

Остальная часть группы дружно подтягивалась на ароматные запахи непревзойденной стряпни Марсуса.

– Не сомневайся, им лениться тоже не придется, – сказал Анд. – Но у тебя задача намного сложнее, так что вперед!

И, развернувшись, он быстрым шагом направился к поросшей невысоким кустарником каменистой площадке.

Больше всего удивило то, что начал тренировку Анд не с огня, а с воды, о которой, в силу обстоятельств, я уже довольно давно не вспоминала. После самых простых вызова из пространства и придания различных форм мы перешли к смене состояния. Из жидкой – в лед. И обратно. Когда подошла очередь пара, я перестаралась и выжгла полянку в пару-тройку метров в диаметре.

– Просить тебя сотворить пар без использования силы огня я пока даже не буду, – усмехнулся Анд. – А ведь водники владеют только одной стихией.

– Может, ну ее, воду? Зачем заниматься ею, когда очевидно, что огонь теперь намного сильнее?

– Как минимум для того, чтобы в случае необходимости она помогла тебе его потушить, – подмигнул Анд и обдал струей голубоватой дымки догорающие кусты. – К тому же мы так до конца и не знаем природы твоей силы. Если вода дана – лучше соблюдать хотя бы относительный баланс.

– Ясно, – понуро кивнула я.

Учись тому, не знаю чему. А точнее – всему!

– Ну что, теперь воздух? – хитро прищурившись, спросил Анд.

– А сжалиться и покормить?

– Ладно, – рассмеялся Анд. – Не будем пополнять список жалоб ректору.

Сразу после завтрака, так и не получив согласия Анда на мое возвращение в Академию, Тиния перенеслась обратно одна. Перед самым ее уходом я отвела девушку в сторону и спросила:

– Ты ведь еще вернешься?

– Думаю, да. Буду держать вас в курсе.

– У меня к тебе просьба. Узнай, пожалуйста, у Дарла, что такое нулевая полоса досягаемости и где она расположена. Это важно.

– Хорошо, – кивнула Тиния. – Удачи тебе, Аделин. Во всем.


Глава 17

– Теперь вы не просто воины, – обратился Анд к группе. – Вы – настоящие воины огня. Вы стали намного сильнее. Но не забывайте, что сила – это всегда ответственность и повышенные требования к ее обладателям. Надеюсь, дракон не ошибся в вас, даруя свое пламя, и вы используете его мощь только во благо.

– Наставник, мы дали вам повод сомневаться в нас? – спросил Гивен. Без вызова, искренне.

– Нет, я уверен в вас. Но никогда не стоит недооценивать противника. Враг не всегда действует открыто, и порой такая война еще опаснее, – туманно ответил Анд. – Не дайте сбить себя с толку.

– После того, что вытворял дракон, сбить нас с толку будет трудно, – усмехнулся Рен. – Мы возвращаемся в Финфорт?

– Нет, пока нет. Останемся в этом лагере еще как минимум на несколько дней. Марсус, что у нас с запасами?

– Мы многое оставили внизу. Но это не проблема, тут хватает живности.

– Хорошо. Тогда возьми самых голодных с собой на охоту. Остальные – на тренировку.

Анд не щадил никого и гонял нас до самого вечера. Мой обновленный огонь периодически выдавал фокусы вроде спонтанно появляющегося вокруг меня пламенного круга или совершенно случайно расплавленных подошв сапог Рена. Чистый огонь вряд ли повредил бы огневику, а вот с сапогами ему не понравилось… Но больше всего мешало сосредоточиться даже не это, а Гуся! Он терся об ноги и не отходил ни на шаг. И это было бы забавно, если бы я не боялась, что он привяжется ко мне больше, чем к Анду.

– Аделин, не позорься, уже даже звереныш пытается тебе помочь выполнить упражнение, и все без толку! – поддел меня Рен.

– Тебе сапог мало? Повторить? – мстительно припомнила я.

– Вот-вот. И сапоги. А я их, между прочим, нежно любил! Злая ты.

– Ага, а ты, можно подумать, добрый, – буркнула я и пошла к Анду.

– Ты можешь как-то на него повлиять?

– Характер редко меняется. Ты сама просила его взять, – ответил Анд.

– Да я не про Рена, – улыбнулась, – про Гусю. Я переживаю, что он крутится вокруг меня целый день.

– А ты сама ничего не чувствуешь? – огорошил Анд.

– Анд, я… Ты…

Гуся снова подбежал и уткнулся лбом мне в бедро.

– Брысь, глупый.

– Альгус, – только и сказал Анд.

Котенок беспрекословно послушался и отошел на несколько метров.

– Вот же…

– А теперь закрой глаза, глубоко вдохни и скажи, что ощущаешь? Прислушайся к своему телу.

Слова Анда будоражили и воспринимались, вероятно, совсем не так, как он предполагал, однако через пару минут я начала понимать, что он имеет в виду.

Меня окружало сияние, вполне осязаемое и как будто даже упругое.

– Это нормально?

– У тебя повышен магический фон из-за избытка влитой драконом силы. Это пройдет. И это объясняет повышенный интерес Гуси. Он просто не может сдержаться, когда рядом такой лакомый кусочек. Веет драконами, но не опасно. Вот его и тянет как магнитом.

– Да уж, понимаю… Это точно не опасно?

– Нет, взаимовыгодно. Он подпитывает свою силу, ты быстрее избавляешься от излишков и уравновешиваешь свою.

– Даже так? Хорошо, – улыбнулась я. – Спасибо, Анд.

Радовалась я, однако, недолго.

На ночь Гуся ожидаемо остался со мной. Однако нормально поспать не удалось. Едва задремав, я проснулась от треска и громких щелчков. Шерсть арата искрилась, глаза ярко сияли. Он жалобно заскулил и выскочил из палатки. Я бросилась за ним и, не успев затормозить, впечаталась в Анда. Полосы на его коже светились.

– Что происходит?

– У магических животных тоже бывает первая инициация, – сказал Анд. – Альгус еще мал, но силы набрал с лихвой.

– Так это из-за меня?!

– Тише, Дель. Это не страшно, но я должен быть рядом, чтобы укрепить связь.

– Ясно, – ответила я, с перепугу ничего не понимая.

Анд кивнул и быстрым шагом пошел куда-то в темноту, Гуся засеменил за ним, но потом вдруг развернулся и подбежал ко мне.

– Альгус, – позвал Анд, на что котенок двинулся в его сторону, но на полдороге опять повернул ко мне.

– Дель, – приглашающим жестом Анд указал на место рядом с собой. Я, по-прежнему мало что понимая, пошла вперед. – Не знаю, что из этого выйдет, но будь что будет, – сказал Анд и повел нас от лагеря прочь.

– Куда мы идем?

– К источнику. У воды ему будет легче.

«Источником» Анд назвал небольшой родник неподалеку от лагеря, из которого мы приспособились брать чистую воду для питья и готовки и рядом с которым даже поставили подобие скамьи. На нее-то мы и сели, добравшись до места. Гуся плюхнулся неподалеку, осветив собой приличный участок земли.

Через некоторое время я сама нарушила тишину:

– Араты, драконы, инты, сами сколды… Получается, в Эндорфе так много существ из Энсколда?

– Эндорф, в той части где он обитаем, относительно невелик, – ответил Анд, – но при этом очень многогранен. Если подумать, открытых для перемещений миров не так много, но каждый из них полон разнообразия, и каждый привнес сюда что-то свое. Что касается аратов, драконов и прочего, думаю, дело в том, что мы вольно или невольно окружаем себя тем, что нам ближе. И сейчас ты видишь мое окружение.

– А твои родные, близкие? Ты не скучаешь?

– Я не могу себе этого позволить, Аделин, – ответил Анд скупо, а меня обожгла непрошеная обида.

«Он не хочет пускать меня в свою жизнь, – пронеслось в голове. – Маленькая, глупая – все верно».

Я отвернулась, а потом и вовсе встала, собираясь вернуться в лагерь. Но Гуся, до того спокойно сидевший поблизости, не позволил. Он вскочил и преградил мне путь. А потом подтолкнул мордой так, что я едва не упала. Анд, как всегда, вовремя оказавшийся рядом, поддержал меня за локти.

– Похоже, он против того, чтобы ты уходила, – шепнул куда-то в шею.

– А ты? – спросила, развернувшись.

Анд не ответил. Глаза его сверкнули и удивительным образом засветились. И взгляд их, жаркий и уверенный, говорил лучше любых слов.

Он опустил руки мне на плечи, провел по волосам и, скользнув за спину, притянул к себе.

Я облизала губы и замерла, боясь спугнуть его порыв. Но Анд не собирался останавливаться. Он шумно выдохнул и поцеловал. Как и тогда, страстно и требовательно, словно доказывая самому себе, что имеет на это право. Затем приподнял меня и, отступив к скамье, сел, усадив сверху.

Уже одно это положение – с разведенными ногами, смыкающимися за его спиной – взволновало до дрожи. Я выгнулась, и мои бедра и живот еще плотнее прижались к сильному торсу. Анд провел рукой от шеи вдоль позвоночника вниз, и я едва не задохнулась от нахлынувших ощущений. Удовольствие и сладостная мука, жар и желание бушевали внутри, а с губ срывалось его имя.

Анд заглянул в глаза, пропустил мои волосы сквозь пальцы и, чуть приподняв лицо, вновь завладел губами. Он целовал долго и упоительно, заставляя забывать обо всем и плавиться от его прикосновений. Низ живота уже знакомо свело, и я глухо застонала. Анд среагировал мгновенно. Приподнял за бедра и встал. Отойдя на пару шагов, опустился на колени и одной рукой стянул с себя куртку. Бросив ее на траву, осторожно положил меня сверху. И тут же наклонился, целуя. Со рта его губы быстро переместились на шею, через оттянутый ворот кофты – на плечи. Едва не зарычав, Анд стянул с меня досадную помеху вместе с бельем. Провел рукой по обнаженной груди, припал губами и втянул сосок в рот. Я снова выгнулась и вцепилась руками в траву. Анд отстранился и окинул меня жадным взглядом.

– Дель… – прохрипел он и горячо впился в губы.

Рука его чуть сжала грудь, прошлась по покрывшейся мурашками коже и опустилась к ремню брюк. Не совладав с ним сразу, проникла под брюки… Я вздрогнула и, тяжело дыша, прошептала:

– Анд… Я никогда раньше…

– О, Дель… – выдохнул он и резко сел. Потом протянул мне руку и помог приподняться.

– Стоп, стоп. Я только хотела сказать, что у меня не было близости с мужчиной раньше. Я не знаю… Мне казалось, о таком надо предупреждать, – пробормотала я, чувствуя себя крайне неловко не из-за случившегося, а из-за этого диалога. – Но это не значит «нет»! Анд, не смей сейчас убегать!

– Что же ты творишь, – процедил Анд себе под нос и накинул мне на плечи куртку. – Прости, – шепнул он и уперся своим лбом в мой. – Больше не получается контролировать себя наедине с тобой.

«И не надо», – хотелось сказать мне, но я не рискнула давить на него своей настойчивостью.

Анд передвинулся к скамье и оперся о нее спиной, а я прижалась сбоку и положила голову ему на плечо. Через некоторое время к нам подполз полусонный Гуся. Шерсть его равномерно лучилась, но больше не искрила. Он мирно спал у нас в ногах, а мне, кажется, никогда в жизни не было так уютно.

Я проснулась, чувствуя невероятный прилив сил. Анд еще спал и, боясь потревожить его, я тихо встала, забрала так и валяющуюся неподалеку кофту и пошла к большому камню. Такому гладкому, словно его веками обкатывали волны. Усевшись сверху, я скрестила ноги подобно индийскому йогу и положила на колени кисти рук ладонями вверх. Сила бурлила внутри и прямо-таки просилась на волю, и я не стала ее сдерживать. Толчком выпустила поток оранжевых искр из одной ладони и направила его в другую, замкнув круг. Потом к огню присоединился воздух, и искорки сделались чуть более рассеянными и игривыми. Они не только циркулировали между ладоней, но и разлетались вокруг.

Я довольно зажмурилась и вспомнила то ощущение упругой пленки, которое так привлекло Гусю. Только на этот раз я вызвала его сама и, многократно усилив, покрылась не обычным пламенем, а светящимся ореолом. Намного более разряженным, но не менее ярким. Другим. Больше того, я совсем чуть-чуть, но приподнялась над камнем!

– Аделин, ты левитируешь? – услышала я и встретилась глазами с невероятно синими и потрясенными.

И тут же опустилась обратно на камень.

– Похоже на то! – улыбнулась я.

Потом вытянула перед собой руку и вызвала язычок пламени из указательного пальца. Как из зажигалки. Один, второй, третий… И звонко рассмеялась.

– Это потрясающе. На Земле мне такое и не снилось!

– В самом деле потрясающе. Такой прогресс!

– Я никак не могла понять, почему я? Почему Эндорф? Кажется, теперь я знаю. Потому что я люблю магию. И тебя.

Анд замер. Он смотрел очень серьезно и в то же время растерянно, явно не зная, что сказать.

– Тан Андонир, – раздалось из-за кустов, и Анд разорвал наш зрительный контакт, повернувшись на голос.

– Что случилось, Ронар?

– Тина Тиния… м-м-м… появилась.

– Хорошо, спасибо. Я уже иду. Дель…

– Я тоже пойду. Хочу узнать новости.

«Мы обо всем еще поговорим, ведь так?» – сказал мой взгляд, и я уверенно спрыгнула с камня.

Ничего существенного о положении дел в Академии Тиния не поведала. Зато когда Анд выслушал ее и отошел, шепнула мне:

– Я узнала то, что ты просила. Не была уверена, что можно говорить при Андонире.

Надо сказать, такое признание удивило и даже обескуражило. Того, что Тиния решится что-то скрывать от Анда, но поделится этим со мной, я никак не ожидала.

– Да, в общем-то это и не секрет, – пробормотала я. – Пока сама не знаю, поможет ли чем-то эта информация.

– Полагаю, поможет, – сказала девушка убежденно. – Дарл объяснил, что нулевая полоса досягаемости – это третья, если считать с другого края. Даже не полоса, круг в магическом центре Эндорфа. И в нем расположено не так много объектов. Почти ничего, кроме Академии Финфорт.

– О-о-о, – только и выдохнула я. – Шестой переход… в Академии?!

– Это что-то важное?

– Еще бы! Конрад не просто так ошивается в Академии! Ему не только ключники нужны! Он ищет шестой переход! Тин, он не должен его найти!

– И как его остановить? Я давно говорю тану Марунтусу, что надо искать повод выставить Конрада из Академии.

– Не остановить, Тин. Он не остановится. Надо найти портал первыми. Мне нужно попасть в Академию!

– Идем к Анду? – спросила она с сомнением.

– Чтобы он наделал глупостей? Кроме меня, переход все равно никто не найдет. Во всяком случае, так сказал дракон. А меня Анд не отпустит, ты же видела.

– Да… Но я не могу нарушить его прямой запрет. Вот если бы ты переместилась сама, – протянула она.

– У меня внутри все основательно перетряхнуло драконьим пламенем. Не уверена, что вообще смогу теперь перемещаться.

– Но попробуешь?

– Обязательно. Сейчас и начну. Спасибо, Тин!

Я пыталась до самого вечера. Безрезультатно. Эта моя способность крепко спала, а быть может, и вовсе уснула мертвым сном. Чем дальше, тем больше я склонялась к мысли, что поговорить с Андом все-таки придется. Собственно, я и не собиралась скрывать, просто… боялась. Боялась тех опрометчивых поступков, которые он может совершить, ринувшись в Академию без меня.

На закате, когда Анд наконец отпустил всех огневиков отдыхать, я задержалась рядом с ним.

– Твои волосы стали еще более огненными, – сказал он, приподняв одну прядь и покрутив ее в лучах заходящего солнца.

От его близости мысли выветривались из головы, а в груди поднималась волна щемящей нежности.

– Поцелуй, – прошептала я.

– Дель…

– Пожалуйста, – выдохнула, обхватывая его шею и подаваясь вперед.

Он не стал мучить и выполнил просьбу. Притянул к себе и поцеловал. Жарко и многообещающе.

– Что же ты делаешь, девочка, – выдохнул в губы.

– Хочу тебя, – ответила тем же.

– Глупая, маленькая, несносная…

– Как скажете, наставник, – усмехнулась я и потерлась носом о его щеку.

Мы постояли так еще некоторое время, и я решилась.

– Нам надо поговорить, – сказала, имея в виду разговор о переходе, но Анд понял меня по-своему.

– Так и есть, Дель. И лучше сделать это сейчас, чем потом. – Я нахмурилась, подозревая неладное. – Если я забуду тебя через месяц…

– Если? Я не дам тебе забыть.

– Дель, это не шутки. Законы привязки мне неподвластны. Я никогда не смогу дать тебе то, чего ты достойна.

– Хорошо. Мне плевать, Анд. Я хочу жить здесь и сейчас. С тобой.

Анд отвел взгляд, и на его лице отразилась внутренняя борьба. Но ответить он не успел.

– Кхм. Я не помешала? – спросила Тиния, возникшая из ниоткуда в каком-то метре от нас.

– Что-то ты зачастила, – пробурчала я и заметила, что Тиния прибыла на этот раз не одна.

– Приветствую, человечка, – шутливо поклонился Дарл и подмигнул Анду.

– У меня срочное сообщение, – сказала Тиния. – Андонир, тебя вызывают на внеочередное заседание Совета. Прямо сейчас. Они не предупреждали никого заранее, выдергивают буквально из постелей.

– Всех, кроме Конрада?

– Именно. Не хотят, чтобы он успел. Я привела Дарла на случай, если ты задержишься и Марсусу понадобится помощь. Ты ведь пойдешь?

– Конечно. Ты все правильно сделала. Спасибо, Тин. Идем.

И он протянул ей руку.

Я не успела даже рта раскрыть, как они исчезли.

– Это же вызов из Совета, чего ты хотела? – усмехнулся Дарл. – Дела всегда важнее.

– Важнее чего?

– Всего, – подмигнул этот паршивец.

Анда не было долго, очень долго. Я успела известись и напридумывать себе тысячу жутких историй, по причине которых больше никогда не увижу его. Но потом сон все-таки сморил меня.

– Дель, ты спала прямо здесь? – прошептал Анд, накрыв меня пледом и присев на корточки рядом. Гуся, лежащий поблизости, приветливо мурлыкнул, крутанулся на месте и снова закрыл глаза. – Костер совсем догорел.

– Мне не холодно, – сказала, приподнимаясь. – Тебя не было так долго! Все в порядке?

– Относительно.

– А Тиния? Надо разбудить Марса и Дарла…

– Нет, подожди. Тин я отпустил, ей тоже нужно поспать. Пока их нет, нам надо закончить наш разговор. Я должен был пресечь это сразу, переоценил свою выдержку, – горько усмехнулся он.

– Анд, мне не нравится начало. Ты помнишь, что я сказала? Мне все равно. Мне не нужна твоя выдержка.

– Дель, ты не понимаешь. У нас нет шансов. Я не могу в полной мере себя контролировать, но это не принесет счастья ни тебе, ни мне. Там, у источника, все чуть было не зашло слишком далеко.

– Я тоже этого хотела.

– Тебе стоит держаться от меня подальше. Нельзя любить меня, нельзя доверять. Сейчас мое тело может сгорать от желания, а сердце – наполняться нежностью всякий раз, как подумаю о тебе. Но пройдет месяц, два, максимум – полгода, и ты опротивешь мне, станешь безразлична. Я не могу так ранить тебя.

– Тебе не кажется, что об этом поздно переживать? И что право голоса имеют оба? Я не требую у тебя вечности, не прошу жениться. Просто позволь мне решить самой. Позволь быть рядом сейчас. Пожалуйста, Анд, не отталкивай.

– Я делаю тебе больно уже сейчас и понимаю это. Поверь, чувство вины съедает меня изнутри. Но, Дель, даже будь я закостенелым эгоистом и бесчестным безумцем, у нас не осталось бы времени. По завершении экспедиции Совет отзывает меня вместе с группой. Воины получат свои дипломы досрочно и поступят на службу. Ты вернешься в Академию.

Я хотела кричать, что Совет ошибается и передовая находится как раз здесь, в Финфорте, но не могла издать ни звука. Сквозь обиду и потрясение пробивалось понимание, что так будет лучше. Вдали от Академии Анд в безопасности.

– Так нельзя… – только и выдохнула, лишенная даже такой малости, как взгляд невероятно синих любимых глаз. Анд не поднимал их, смотря себе куда-то под ноги.

– Пока прорабатываются детали, группа останется в лагере. Когда все закончится, мы больше не увидимся, Дель. Тан Керрат станет тебе неплохим наставником.

Сказав это, Анд быстро встал и ушел, не дав ничего сказать в ответ.


Глава 18

Что творилось у меня в душе, не описать словами. Давно затухший костер вспыхнул пламенем высотой в несколько метров. Гуся, потревоженный моими действиями, проснулся и пытался меня успокоить, растерянно мурлыкая и тыкаясь в ноги, но мне было не до него. Чтобы ненароком не поджечь чью-нибудь палатку и никому не навредить, я строго указала арату на прежнее место и двинулась в сторону леса.

Внутри все клокотало, и вокруг меня то и дело взмывали потоки огня, опаляющего нежную листву окружающих деревьев. Здесь, в глубине каменной площадки, они росли на удивление высокими и раскидистыми.

«Что делать? – спрашивала я себя и не находила ответа. – Как, он думает, я смогу теперь находиться рядом? Как?!»

«Никак», – тихо шепнула сила, и я поняла, что могу! Могу переместиться прямо сейчас! Именно так, как договаривались с Тинией, сама!

Наверное, потому, что в этот самый момент я подумала о Тинии, перенеслась я не в Академию, а в дом Анда. В комнату, которую, судя по всему, занимала девушка.

Тиния не спала, но уже полураздетая сидела на кровати и медленно, отрешенно расплетала косу.

– Аделин? Все хорошо? – встрепенулась она, заметив меня.

– Нет, не хорошо, – выдохнула я, плюхнувшись в кресло. И поняла, что еще немного – и расплачусь. – Знаю, ты говорила.

– Анд? – догадалась она.

– Я была уверена, что выход найдется. Наверное, я без меры наивна, но до сих пор так думаю! Не знаю, не представляю какой, но выход должен быть! Но знаешь что? Я не могу верить в это одна. Не могу искать за двоих, когда он решил, что лучше даже не пытаться.

– Аделин… – прошептала Тиния. – Если бы он мог… Но инты неслучайно такая редкая раса.

– Редкая?

– Очень. Насколько я знаю, у них серьезные проблемы с рождаемостью. И все из-за сложностей привязки, гармонии сил с партнером и прочего. Им очень трудно найти ту самую, подходящую половину. И это в среде коренных интов, в их родном мире. О случаях межрасовых пар с их участием мне вообще ничего не известно.

– Тебе не кажется, что в нашем случае несколько преждевременно говорить о детях?

– Как сказать…

– Ладно, давай не будем об этом, – сказала я устало. Но тут же добавила: – Даже не знаю, что меня злит больше: это его дурацкое благородство или гадкие причуды судьбы. Все против нас! Боги, зачем я все это говорю тебе? Прости.

– Ничего, – улыбнулась Тиния вполне искренне. – Мне даже кажется… Глядя на то, какими глазами он смотрит на тебя, я начала остывать. Странно, но факт.

– Странно, это точно, – улыбнулась я. – Я сразу тебя невзлюбила. А теперь, думаю, ты единственный человек во всей Вселенной, который может меня понять.

– Все образуется, Аделин. Так или иначе, но образуется. Это закон жизни. Ты останешься? Надо продумать план действий, объяснение твоего досрочного возвращения в Академию и прочее.

– Нет, Тин, не могу. Не здесь, не в его доме. Лучше пойду к себе. Да и тебе надо поспать. Увидимся позже, хорошо?

– Конечно, Аделин. Только постарайся никому лишнему на глаза не попадаться, пока мы все не продумаем.

– Само собой, – ответила я и, разумеется, по всемирному закону подлости нарвалась на неприятности, едва только переместилась в Финфорт.

Наверное, стоило довериться силе и перенестись прямо в комнату. Я же решила не рисковать и воспользовалась переходом из кабинета Анда. Зря. Прямо в преподавательской водников, там, где ему совершенно не место, сидел Конрад собственной персоной.

Наткнувшись на цепкий взгляд угольных глаз, я вздрогнула. Конрад же лишь положил ногу на ногу и чуть приподнял бровь.

– Какая неожиданная встреча. Аделина, верно? Разве ты не должна быть в учебной экспедиции?

«Он знает об экспедиции, – пронеслось в голове. – Это нехорошо. Не должен узнать об огне».

Я призвала весь ветер и всю воду, что отыскала внутри, и закружила их смерчем, не позволяя при этом просачиваться наружу. От переизбытка силы в глазах потемнело. Всего мгновение, и, поборов слабость, я смело взглянула на мужчину.

– Собственно, я там и была, – как можно более непринужденно ответила я. – Но не сложилось. А вы что тут делаете? Не ночевали же в преподавательской?

– Дерзкая человечка! Как тебя вообще взяли в эту группу?

– Ну… – шаркая ножкой, протянула я. – Я очень просилась. Жаль. Только зря потратила время.

– Вот как? – усмехнулся Конрад. Мое признание, похоже, искренне повеселило его. – Ты, конечно, не красотка, но весьма экзотична для Эндорфа, этого не отнять. И, должен тебе сказать, – неожиданно встав и шагнув в мою сторону, добавил он, – фейны куда сговорчивее интов.

Я так удивилась его словам, что даже не сумела должным образом на них среагировать. Конрад опять усмехнулся и, оказавшись прямо напротив, провел ребром ладони по моим волосам. С трудом вспомнив, как дышать, я буркнула «Буду иметь в виду» и выскочила из кабинета. Вслед донесся его хрипловатый смех.

Чуть отдышавшись перед нужной дверью, я осторожно отворила ее и зашла внутрь. Аиша уже не спала.

– Аделин? Вернулась! Как я рада! – Подруга кинулась ко мне, но на полдороге остановилась и, нахмурившись, спросила: – Что случилось? Ты как будто изменилась. – Она склонила голову набок, совсем по-кошачьи, внимательно изучая меня. – И расстроена.

– Все верно. Так и есть, – выдохнула я и почувствовала, как замерзла.

Внутри Академии, конечно, не было холодно, но морозом сковало все внутри меня, а белоснежные пейзажи за окном только прибавляли уныния.

– Так… – протянула Аиша. – Надо звать Борга. Он тут попросил одного друга из воздушников чуть переделать наши шкафчики для писем, и теперь мы можем передавать через них сообщения друг другу.

Она кинулась к письменному столу, но не успела не только открыть шкафчик, а даже дойти до стола. В дверь громко постучали.

«Анд?» – промелькнула глупая мысль.

Дверь открылась, явив взлохмаченную и какую-то возбужденную Сайну.

– Как здорово, что ты вернулась! – воскликнула она и бросилась меня обнимать.

Я, ничего не понимая, растерянно уставилась на Аишу.

– А ты откуда узнала? – спросила она Сайну.

– Узнала. А… ну так я заметила Аделин в холле и глазам не поверила! Решила сразу проверить.

– В холле? – переспросила я.

– Да какая разница! – воскликнула девушка. – Рассказывай, как твои дела. Ты вместе со всеми вернулась или как?

– Сайна, я тоже очень рада тебя видеть, но, честно говоря, устала и не выспалась. Хотела еще немного вздремнуть. Давай поговорим за завтраком в столовой, ладно?

И я напоказ зевнула.

– Вот как? – чуть отступила Сайна. – Ну ладно. Значит, увидимся за завтраком?

– Конечно, – улыбнулась я.

– Хорошо, – сказала она и, бросив взгляд на Аишу, вышла за дверь.

– Я ей не доверяю, – шепнула подруга. – Почти сразу после того, как ты отправилась в экспедицию, я застукала ее в нашей комнате, роющейся в твоих вещах!

– Что? – не поверила я.

– Именно. Она что-то пробормотала про потерянный браслет и тут же сбежала. С тех пор ни разу к нам даже не подходила! А стоило тебе появиться на пороге Академии, как тут же прибежала. Тебе не кажется это подозрительным?

– Кажется, Аиша, кажется… Браслет, значит. Не этот ли браслет она искала? – спросила я, показав на свое запястье. – Ключ от перехода в дом Анда. Я его не снимаю. Но теперь могу и снять, – прошептала задумчиво.

– Надо звать Борга, – заключила подруга.

Борг, заспанный и не менее взлохмаченный, чем Сайна, появился у нас уже через несколько минут.

– Вот это сюрприз, – ухмыльнулся он. – Все вопросы снимаются. Как драконы?

– Дракон, – поправила я. – Золотой, разумный и тот еще проказник. Едва не испепелил меня заживо. Только об этом никому ни слова. Вообще никому, ладно?

– Мы не из болтливых. Тем более когда такое творится в Академии. Тут все пришибленные ходят и неразговорчивые.

– Все да не все, – сказала Аиша. – Я тебе еще не все рассказала. Тан Конрад – огневик, который прибыл с дознавателями, – неприятный такой тип. Но вот Сайна, похоже, так не считает.

– Ты что-то видела?

– В том-то и дело, что видела. Мне кажется, у них роман.

– Да нет, быть не может. С чего ты решила?

– Ну… Они обнимались. Вроде бы.

– Конрад – не просто неприятный тип, он наш главный враг, – сказала я, серьезно взглянув на ребят. – И сомневаюсь, что у них роман. Скорее, она работает на него. Шпионит.

– Какой кошмар… Только все-таки их что-то связывает. Личное. Ты же знаешь, я такие вещи чую.

– Не нравится мне эта ситуация. Вдруг мы ошибаемся насчет Сайны? Нельзя вот так просто обвинить кого-то во всех смертных грехах. Но и доверять ей я не могу. Борг, мне нужна твоя помощь! – сказала я через пару мгновений. – Ты же фейн. Можешь покрутиться в крыле воздушников, где живет Сайна, позаигрывать с кем-нибудь из фейнок для вида? Нужно узнать, где она бывает, с кем общается.

– Аделин, она же не дура. Впрочем, есть у меня одна идея. Узнаю все, что нужно, – хитро подмигнул он.

– Ты на занятия пойдешь? – спросила Аиша.

– Нет, пока нет. Я даже не знаю, куда мне теперь идти. В любом случае первым делом нужно поговорить с таном Альфредом. Сейчас есть дела поважнее учебы.

– Что же там такого приключилось в горах, а? – поинтересовался Борг.

– Да уж приключилось. Вы только в столовой, когда буду рассказывать, слишком серьезно все не воспринимайте, ладно? Я вам правду потом отдельно подкорректирую. Для Сайны у меня будет своя версия. Кстати, еще такой вопрос. Есть какой-то магический способ быстро создать дубликат вещи? Ну или, может, у вас найдется похожий браслет? – спросила я, показав на ключик от перехода.

– С дубликатом сложнее, а похожий раздобуду, – сказал Борг.

– Спасибо! – хитро улыбнувшись, поблагодарила я.

Когда друзья ушли на занятия, я повалилась на кровать, чувствуя себя полностью опустошенной. Не хотелось ничего. Ни выводить на чистую воду Сайну, ни идти за советом к тану Альфреду и искать мистический шестой переход, ни думать о том, как буду жить дальше.

Хотелось к Анду. И в то же время обида не позволяла желать этого всерьез. Я не буду навязываться. Больше не буду.

Усилием воли стряхнув апатию, я встала и подошла к шкафу.

«А вещи остались в лагере, – подумала с сожалением. – Только это не повод возвращаться. Повода у меня больше нет».

К счастью, с собой собирались мы довольно компактно, да и форму для похода нам выдали дополнительную. Так что во что переодеться после душа, нашлось без проблем. К завтраку я немного взбодрилась и чувствовала себя относительно готовой плести интриги.

Борг нагнал меня в коридоре, ведущем в столовую.

– Подожди. Вот.

И протянул тонкий металлический браслет. Очень похожий на мой собственный.

– Уже?! – удивилась я.

– Ну… Определенный тип девушек любит подобного вида знаки внимания, – протянул он. – У меня всегда припасено что-нибудь подходящее.

– Ого. Я и не подозревала, – улыбнулась я. – Спасибо!

Подходя к двери, я сняла с запястья свой браслет и убрала в карман. А тот, что дал Борг, надела на его место. Конечно, я понимала, что застуканная с поличным Сайна могла ляпнуть про некий браслет просто так, но интуиция подсказывала обратное.

С расспросами фейнка набросилась сразу же, как только я уселась за стол.

– Рассказывай! Как все прошло? Что вы вообще там делали?

– Да что рассказывать. Ничего не вышло, – грустно улыбнулась я. – Тан Андонир оказался совершенно непробиваемой скалой. Сама не понимаю, зачем вообще с ними напросилась. А делали все то же самое. Тренировки, уроки и никакого толка! Нас больше ничего не связывает!

Я демонстративно сняла браслет и положила его на стол перед собой.

– Ясно, – протянула Сайна, не сводя с побрякушки глаз. – А остальные? Скоро вернутся?

– Не знаю, мне не докладывали. Но добираться оттуда как минимум несколько дней, так что вряд ли скоро. И, если честно, мне все равно, вернется ли он сюда вообще. Ректор давно назначил мне другого наставника, пусть и не такого симпатичного, – ухмыльнулась я.

Аиша смотрела на меня во все глаза, но молчала. Сайна же, судя по всему, приняла спектакль за чистую монету.

«Вот и хорошо», – подумала я и, уходя, «забыла» браслет на столе.

Сайна задержалась.

– Ты идешь? – бросила ей, развернувшись.

– Да-да, сейчас, – ответила она.

Браслета на столе уже не было.

«Ну что ж. Наживку ты, подруга, похоже, проглотила», – довольно улыбнувшись, подумала я и вышла из зала.

В уши ударил противный высокочастотный писк, и раньше, чем я успела понять, что происходит, из стены выскочила бесформенная серая масса и с противным чавканьем бросилась на меня. Сила среагировала молниеносно. Из ладоней ударила струя золотисто-оранжевого пламени и не сожгла – буквально распылила чудище на атомы.

– Ничего себе! – воскликнула оказавшаяся сзади Сайна. – Что это такое было?!

– Забыла предупредить, – подбежав, выпалила запыхавшаяся Аиша. – Такое теперь случается регулярно. Тан Марунтус даже официально разрешил применение магии в целях самозащиты.

– И выставил ликвидаторов по всем этажам, – добавил Борг. – Правда, помогает плохо. То и дело какая-нибудь дрянь пытается кого-нибудь сожрать.

– Ужас какой, – пробормотала я.

– Я не про то, – отмахнулась Сайна. – Как тебе удалось вызвать такую волну? От него даже следа не осталось! Невероятно. Несколько сил, дар ключника, а теперь еще и такое! Ты очень сильна, Аделин.

– Да уж, моя сила порой преподносит сюрпризы. Жаль, толком контролировать ее я так и не научилась, – попыталась отмазаться я, про себя едва не рыча от досады. Надо же было так проколоться! Если Сайна – сообщница Конрада, он быстро поймет мой обман.

Аиша и Борг ушли учиться дальше, я собиралась проследить за Сайной, но быстро потеряла ее из виду. Не придумав ничего лучшего, пошла к Фьерру в надежде разузнать, где поселили Конрада.

– Студентам такую информацию разглашать не имею права, – развел сучковатыми руками старичок. – А ты уже вернулась? Почему не на занятиях?

– Вернулась. Раньше других, – призналась я.

– Я должен об этом сообщить.

– Фьерр, я тебя очень прошу, сделай вид, что меня не видел. Пожалуйста! Подари мне еще пару дней каникул, а? – И я состроила самые жалобные глазки, на которые была способна. – Обещаю, потом сама побегу к ректору и новому наставнику за расписанием. Ладно?

– Ох уж эти студенты, зачем только в Академию поступаете? – проворчал комендант. – Ладно, боги с тобой, иди уже.

– Спасибо! Ты самый лучший, Фьерр! – воскликнула я и поскорее скрылась.

Куда идти дальше, я не представляла и пошла обратно в крыло воздушников. Судя по оживлению в коридорах, занятия шли не у всех. Однако Сайны видно не было. Я собиралась уже повернуть назад, когда незнакомый фейн, проходя мимо, неожиданно подмигнул мне, а затем и вовсе громко шепнул:

– Иди в преподавательскую. К водникам. – Я вытаращила глаза, на что парень добавил: – Ну же!

И, слегка подтолкнув меня, сам пошел следом.

Ничего не понимая, я тем не менее послушалась и довольно скоро добралась до нужного помещения.

Фейн любезно открыл передо мной дверь и жестом пригласил входить первой.

Рядом с большим напольным зеркалом крутилась Сайна и, вне всякого сомнения, пыталась открыть портал, ведущий в дом Анда.

– Не срабатывает? – спросила я. – А ведь я до последнего надеялась, что ты ни при чем. Как же так, Сайна? Мы же были подругами!

– Аделин, прости! – воскликнула фейнка и кинулась ко мне. Лицо ее выражало крайнюю степень раскаяния, глаза подозрительно блестели. Надо ли говорить, что я порядком растерялась? – Конрад мой отец, он заставил меня! – стенала тем временем Сайна. – Но я не хотела этого, не хочу подчиняться и шпионить! Поверь мне! Аделин, пожалуйста.

– Ты же понимаешь…

– Я тебе докажу! Пойдем!

Схватив за руку, она потянула меня прочь из преподавательской.

От неожиданности я даже ничего не возразила. Незнакомый фейн тоже припустил следом. Сначала мы бежали по коридору, потом свернули на узкую лестницу, которую я прежде не замечала. По ней добрались до еще одного коридора. Тускло освещенного, с серыми влажными стенами. Судя по всему, расположенного ниже уровня земли.

– Эм, Сайна… – все же очнулась я. – Ты ведь понимаешь, что в случае чего я не сдамся без боя?

– Не глупи, Аделин. И не шуми. Никто из папочкиных прихвостней не должен узнать, что мы были здесь.

Она резко свернула, и мы оказались на еще более темной винтовой лестнице, по которой с трудом получалось идти по одному. На этот раз лестница закончилась не очередным коридором, а массивной дверью. Ни охраны, ни замка я не заметила.

– Сейчас. Тут только маячок. Я его приглушу ненадолго. Все! – воскликнула она и с усилием распахнула дверь.

Помещение было маленьким и древним. Ореол времени буквально окутывал каждый камень гладких темно-серых стен и пола. Потолок чуть светился сам собой, и потому разглядеть обстановку удалось без труда. Собственно, больших усилий для этого и не потребовалось, ибо помимо стен, при ближайшем рассмотрении испещренных незнакомыми символами, и сооружения в центре, ничего интересного тут не наблюдалось.

– Что это такое? – спросила, неуверенно подходя к прямоугольной колонне с круглой нишей спереди.

– Читай! – почти приказала Сайна так, что я невольно вздрогнула. – Я проверяла, прочесть надпись может каждый.

В самом деле после ее слов над кругом я заметила еще символы.

– Ладонь избранного откроет любую дверь, – разобрала я. – И что это значит?

– Аделин, ты меня удивляешь. Ну же, прикоснись!

– Я?!

– Я, – выделив интонацией, протянула Сайна, – уже пробовала. Просто приложи ладонь к кругу.

– Ладно, – пробормотала я и взглянула на фейна. Кто он вообще такой? И что я буду делать, если сейчас откроется тот самый шестой переход?

Глубоко вдохнув и медленно выдохнув, я поднесла руку к нише. Будь что будет.


Глава 19

Едва ощутимый импульс, словно слабый разряд тока, ударил в ладонь. И больше ровным счетом ничего не произошло.

– Ничего?! – раздосадованно воскликнула Сайна.

– А чего ты ожидала? – спросила я, убрав руку. – И зачем вообще сюда привела?

– Как это – зачем? Я показала тебе самую секретную находку папочки и даже дала попробовать ее включить.

– Как видишь, ничего не вышло. Что это вообще за место, и как вы его отыскали?

– Думаешь, я знаю? Они уже всю Академию перетряхнули и ничего, кроме этой комнаты, не нашли. Ладно, не вышло так не вышло. Надо отсюда убираться. Ну, чего стоишь? – прикрикнула она на фейна. – Открывай дверь, только тихо.

Выбравшись из подземелий, мы расстались. Парень, расспросить которого я так и не успела, незаметно отделился от нас почти сразу. Сайна всячески давала понять, что дорожит нашей дружбой, и спрашивала, дам ли я ей шанс.

– Я не знаю, – ответила честно. – У меня вообще голова кругом. И я очень устала. Поговорим позже, ладно?

– Конечно, Аделин. И еще. Отцу не стоит видеть, что мы в ссоре или что-то такое, понимаешь? Так что встретимся в столовой как обычно. Правда, обед, боюсь, мы уже пропустили.

– Уже? – удивилась я. – Ну тогда до ужина?

– Нет, лучше до завтрака. В Финфорте я теперь не ужинаю.

Сайна ушла, а я наконец осознала, что произошло. Конрад в самом деле перерыл всю Академию и даже разыскал эту непонятного назначения комнату. Но все еще не нашел шестой переход! Это, несомненно, радовало, но… Если не смог он, как сумею я?!

Беседа с таном Альфредом казалась единственным, что поможет разобраться. Но, дойдя до факультета теории силы, профессора я не обнаружила. Дверь в его кабинет была заперта, коридоры – пусты.

– Странно, очень странно, – пробормотала я и двинулась к выходу.

Пока шла, что-то негромко свистело где-то поблизости, а щеку то и дело обдавало прохладной струйкой ветра. Поначалу я не обращала на это внимания, но потом боковым зрением заметила серебристый всполох. Резко повернула голову – и ничего. Замедлив шаг, я пошла дальше, осторожно косясь в сторону. На этот раз мне удалось отчетливо увидеть небольшой поблескивающий вихрь, плывущий по коридору рядом со мной. На повороте, однако, вихрь отстал. Я оглянулась. Серебристый сгусток, словно бы ожидая меня, повисел немного рядом с выходом к лестнице и уплыл.

– Ты куда пропала?! – воскликнула Аиша. – Ни тебя, ни Борга, ни даже Сайны на обеде не было. Я чего уже только не подумала!

– Прости. Не рассчитала время. Сайна… В общем, мы… Я застукала ее за попыткой попасть в дом Анда.

– О-о-о. Она что-то сделала? Напала?

– Да нет же! Призналась, что Конрад – ее отец. Так что ты была права насчет их личной связи. Хоть и в другом ключе. И еще она уверяет, что он заставил ее шпионить. В общем, мы толком и не поговорили.

– Лиран снова спрашивал о тебе, – вдруг сказала Аиша. – Ему твой несостоявшийся наставник сказал, что тебя включили в состав совсем неподходящей для тебя экспедиции, и теперь он иногда спрашивает, не вернулась ли ты и как у тебя дела.

– А как дела у тебя, он не спрашивает?

– Нет, – буркнула Аиша и отвернулась.

– Не думаю, что мужчин сшеев интересуют человеческие девушки, – протянула я. – А вот найти таким образом повод, чтобы поговорить с симпатичной девушкой своей расы – это весьма умно, как думаешь?

– Я не знала, что ему ответить. Можно рассказывать, что ты уже вернулась, или нет. И соврать не могла. Так и ушла, не ответив! Он решит, что я полная дура.

– Или будет думать до самого утра о том, почему ты повела себя так загадочно, – сказала я. – А скрывать мое возвращение уже бесполезно. И где же все-таки Борг?

За ужином на вопрос, где он пропадал, фейн только пожал плечами и подколол меня тем, что прогуливать занятия позволительно далеко не всем.

По дороге из столовой мне опять померещился серебристый вихрь, но на этот раз – лишь мимолетно. Любопытство, конечно, одолевало, но удовлетворять его, бродя по коридорам Академии, сил попросту не было. Едва оказавшись в комнате, я повалилась на кровать и больше с нее не вставала.

Казалось бы, после такого напряженного дня я должна спать как убитая. Но своенравное подсознание считало иначе, подсовывая мне видения Анда. Его жаркий шепот и пьянящие поцелуи. Будоражащие прикосновения и объятия. И безбрежную радость от возможности быть рядом. До тех самых пор, пока прямо там, во сне, не пришло отрезвляющее понимание: «Все это неправда. Только сон».

Проснулась я не в духе. От одной мысли, что в столовой придется изображать дружбу с Сайной, пропал аппетит. Аиша тоже не блистала радужным настроением и была подозрительно тихой и какой-то подавленной.

Как известно, лучший способ отвлечься от собственных проблем – погрузиться в чужие. А потому нарочито бодро я поинтересовалась:

– Какие на сегодня планы?

– Планы? – вынырнув из своих мыслей, спросила Аиша. – Никаких.

– Что-то случилось?

– Нет. Не пойду сегодня на медитацию.

– Почему? Аиша, я же вижу, что-то случилось!

– К Лирану приехала невеста. Заявилась прямо на урок! Я не смогу так… Буду просить о переводе в другую группу.

– На урок? Ты не говорила, что у него есть невеста.

– Я не знала. Но в этом нет ничего удивительного. Удивительно, почему он до сих пор не вернулся в Энсшей. Если, конечно, теперь это вообще возможно.

– Ну раз она появилась здесь, значит, возможно. Как, интересно?

– Понятия не имею. Но судя по ее поведению, если бы она жила в Эндорфе, давно бы обитала в его кабинете!

– А он? Был рад?

– Что?

– Лиран был рад своей невесте?

– Эм… Не знаю, – растерялась Аиша. – Она же ворвалась прямо посреди занятия. Конечно, он был недоволен. Как преподаватель. А как мужчина…

– Так. Отставить уныние! Насчет его предпочтений как мужчины еще выясним. А сейчас надо разобраться в кое-чем другом. Так что, если ты всерьез решила прогулять, составь мне компанию.

– Ладно, – вяло отозвалась подруга и даже не спросила, куда я собираюсь.

Сильно же ее задело появление этой девицы. Надо будет на ту посмотреть. И на реакцию Лирана на свою невесту – тоже. Может, сшеи и сильны в понимании чужих взаимоотношений, но вот в своих, похоже, разбираются так же плохо, как любые влюбленные.

Приободренная этой мыслью, я высоко задрала голову и двинулась в сторону факультета теории силы, уверенная, что утром тан Альфред точно должен отыскаться на месте.

И он отыскался, только не один и не в том положении, чтобы у него что-то спрашивать. Дверь в кабинет оказалась распахнула настежь. Профессор жался к стене, в то время как незнакомые мужчины в черных костюмах рылись в его бумагах и вещах.

– Что вы себе позволяете? – выкрикнула я, заходя внутрь.

Люди в черном – точнее, фейны – переглянулись, и один из них двинулся в мою сторону.

– Это не ваше дело, тина. Идите дальше по своим делам.

– Даже не надейтесь, – процедила я. – Я как раз пришла по своим делам.

– Аделин, лучше сделай, как они говорят, – шепнул профессор.

– Ну уж нет. Вы что-то натворили? По какому поводу этот обыск? Ректор в курсе?

– А ведь так просто было послушать мудрого старика, – сказал ближайший ко мне «черный» и вытянул вперед руку ладонью на меня.

Я замерла, физически ощущая повисшее напряжение. Неужели все зашло так далеко, что он готов применить магию?

– Тран, уходим, – вдруг сказал второй и, прихватив со стола профессора внушительную стопку бумаг, стремительно приблизился к нам.

– Тан Альфред! – воскликнула я, на что первый мужчина грубо толкнул меня, буквально впечатав в стену, и прошел к выходу. – Как же так? – только и выдохнула я, когда оба скрылись за дверью. – Что они забрали? Почему вы им позволили?!

– А что я могу, девочка? Разве… – Он выглянул за дверь, где с широко распахнутыми глазищами стояла Аиша. Схватив за руку, я втянула ее внутрь кабинета, а тан Альфред плотно закрыл за нами дверь. – К счастью, самое ценное я давно спрятал, – подмигнул он.

– Беспредел какой-то, – пробормотала я. – Нельзя так это оставлять, надо сообщить ректору! – Я метнулась обратно к двери, потом притормозила и все-таки спросила о главном: – Тан Альфред, вы знаете что-нибудь о шестом переходе?

– Кое-что, пожалуй, рассказать смогу, – растерянно проговорил профессор.

– А если не что-нибудь, а где его искать? И как?

– Нет, Аделин. Ты же не думаешь, что я могу такое знать? – как будто даже обиделся мужчина. – Легенд, рассказывающих об этом мистическом портале между мирами, отыщется немало, но само его существование находится под большим вопросом.

– Да, конечно, – тихо сказала я, чувствуя себя очень глупо, – но… Может быть, в легендах что-нибудь говорится о том, как его найти?

– Ох, Аделина. Я поищу. Но в сложившихся обстоятельствах не могу гарантировать, что мне позволят провести полноценное исследование.

– Да-да, я понимаю. Но попытайтесь, тан Альфред, это очень важно! Пойдем, – сказала я и, схватив по-прежнему стоящую столбом подругу, потащила ее к выходу.

Возмущение и негодование от действий дознавателей или тех, кто скрывался за их личиной, переполняло меня. Я неслась по коридору, поглощенная своими ощущениями, но что-то отвлекало. Казалось неправильным.

– Почему тут так мокро? – буркнула я, машинально отряхивая в общем-то сухой ботинок. Прямо под ногами струился настоящий ручеек. Тоненький, но довольно быстрый. – Тут же склона никакого нет, с чего ему стекать, не пойму.

– Ты о чем? – наконец отмерла Аиша. – Какой ручеек? – спросила она, смотря ровно туда же, куда и я. Нам под ноги.

– Ты не видишь?

– Что?

– Очень любопытно.

Уже куда медленнее я пошла дальше по коридору, всматриваясь вниз. Ручеек по-прежнему бежал по полу. Но когда мы подошли к лестнице, ведущей наверх, к кабинету ректора, струйка, напротив, полилась вниз. Жутко хотелось последовать за ней и узнать, куда же она приведет, но рассказать ректору о случившемся в кабинете тана Альфреда казалось куда более важным.

Тан Марунтус меня разочаровал. Когда я рассказала о непозволительных действиях дознавателей, он только развел руками, заявив, что не имеет полномочий им препятствовать. Я плохо разбираюсь в правовых тонкостях Эндорфа, но до сих пор мне казалось, что главный в Академии – ректор. Однако, судя по всему, власть стремительно утекала из его рук.

Разочарованная, я уже шла к двери, когда тан Марунтус сказал:

– Аделина, постой. Андонир не передавал, что ты вернешься раньше. У тебя учебное задание?

– Нет. Я вернулась по личным причинам. Кроме того, тан Андонир сообщил, что не сможет далее быть моим наставником.

– Вот как? – нахмурился ректор.

– Тан Керрат больше не хочет брать на себя эту роль?

– Керрат? Нет, дело не в этом. Ты как огневик должна будешь посещать также занятия на факультете воителей.

– Я не возражаю, – тихо сказала я еще до того, как дослушала до конца.

– Этот факультет теперь под контролем тана Конрада, – произнес ректор.

– Что?! Тан Марунтус, как же вы допустили это? Что вообще здесь происходит?

– Боюсь, мне нечего противопоставить решению властей и поддержке главы дознавателей Эндорфа.

– Но ведь Конрад…

– Совет предпринимает попытки повлиять на ситуацию, но пока перевес не на нашей чаше весов, Аделина. У меня связаны руки. Если говорить откровенно, я надеялся, что Андонир не позволит тебе вернуться в Финфорт, пока ситуация не стабилизируется. И всей группе – тоже, – добавил он, взглянув на Аишу.

– Насколько сильно Конрад вмешивается в процесс обучения? Я не горю желанием пересекаться с ним. Быть может, вы ограничите мое расписание факультетом врачевателей? Я не против всерьез заняться целительством.

– Хорошо, я попробую это устроить, – кивнул ректор не слишком уверенно.

На выходе из кабинета я столкнулась с Тинией.

– О, Аделин, очень кстати! Понимаю, что ты, возможно, не согласишься, – протянула она, – но мне нужна твоя помощь. Я срочно отбываю в Энфейн. Дарл откроет проход. Для группы Андонира необходимо сделать артефакты экстренного переноса, а быстро настроиться на мою силу и заключить ее частички в предметы сумеет только мой отец.

– Чего ты хочешь от меня? – не поняла я.

– Доложи обстановку в Академии Марсу и Анду за меня, пожалуйста. Как твой дар?

– Перенестись в лагерь?

– Да, Аделин. Пожалуйста.

– Ладно. Только… Нам бы надо собраться и обсудить происходящее в Академии. Конрад уже наложил лапы на факультет огневиков!

– Да, да, знаю. Тут все сложно, Аделин. Но объединить усилия тех, кто на нашей стороне, – хорошая идея. Соберемся после того, как я вернусь, хорошо?

Я кивнула. Тиния улыбнулась в ответ и пошла к ректору.

– Прости, Аиша. Видимо, сегодня просто неудачный день, – сказала я и взяла подругу за руку.

– Я бы сейчас выпила чего покрепче, – произнесла она.

– Я бы тоже, Аиша. Я бы тоже.

Однако вместо этого мне пришлось покинуть потрясенную подругу и отправиться в лагерь.

Плато внутри драконьих гор встретило меня оглушительным треском и ворохом голубых искр, летящих из палатки Анда. В дымящейся, местами рваной одежде он выбрался наружу и бросил что-то обугленное в костер. Еще прежде, чем Анд заметил меня, Марсус загородил меня собой.

– Что это было?

– Пойдем-ка поговорим, – ответил Марс и жестом позвал за собой.

– Но как же… – опешила я, выглядывая из-за его спины.

– Ничего. Не в первой уже, – буркнул сколд и аккуратно придержал меня за локоть.

– Как это – не в первый раз?

– Тебе надо убедить его, что он дурак.

– В каком смысле?

– Он совершил большую ошибку, отвергнув тебя, – неожиданно сказал Марс. И тут же опустил глаза, как будто смутившись.

– И что ты предлагаешь? – тихо спросила я. – Вешаться ему на шею? Я и так только этим и занималась с самого появления в Эндорфе! Как наваждение.

– Это хорошо. Очень хорошо, – пробормотал сколд и посмотрел, прищурившись.

– Хорошо?! – воскликнула я, начиная сомневаться в его адекватности.

– Да, – как ни в чем не бывало кивнул он. – Но если Андонир продолжит отрицать происходящее с ним… с вами… Он может лишиться силы.

– Ему так противна мысль о близости со мной, что он готов пожертвовать силой?! – воскликнула я. – Прекрасно!

– Не кипятись. Он просто… Не верит. Еще бы, – усмехнулся Марс, окинув меня взглядом с головы до ног.

– Ты сейчас о чем вообще говоришь? – насупилась я.

– Твоя нить давно пробила его «зеркало», а он упорно не хочет этого признавать. Говорит, невозможно. Умник. – Марс кашлянул в огромную лапищу и уже серьезно добавил: – Тебе не стоит оставлять его одного. Будь рядом. Он поймет рано или поздно.

– Нет, Марс, – покачала я головой. – Я не могу приказать ему любить меня. Решить за него не могу. Я устала. Пусть он выбирает сам.

Марс хмыкнул и ушел, а я так и осталась стоять в полном недоумении.

– И что это сейчас было? – тихо спросила себя и посмотрела на Анда. Даже издалека выглядел он неважно. Весь какой-то осунувшийся и хмурый.

Пока шла обратно к костру, заметила новые голубоватые искры, выбивающиеся из его ладоней. Недовольно бурча себе что-то под нос, Анд пытался сбить их на землю, но даже это ему почему-то не удавалось.

Я не дошла какой-то пары метров, когда меня едва не сбили с ног. Гуся, радостно сопя и повизгивая, бросился ко мне и волчком крутился рядом, то и дело подпрыгивая. Я присела обнять и потрепать его и натолкнулась на взгляд ярко-синих глаз Анда. Полный тоски, сожаления и чего-то трудно определимого.

Поднявшись, я смело двинулась к бывшему наставнику. В конце концов, ради разговора с ним я и вернулась.

– Что с твоей силой?

– Аделин, – выдохнул он. – Зачем же ты ушла, несносная девчонка?

Анд потянулся ко мне, но вовремя остановился и, опустив руки, сжал их в кулаки.

– А ты не понимаешь? – тихо спросила в ответ.

– Ты – ключник, одаренный пламенем дракона. В перспективе – очень сильный союзник или враг. А Конрад – не младенец. Ты представляешь, как это опасно?

– Я могу за себя постоять. Теперь могу. И никто не сможет меня заставить перейти на его сторону, ты зря переживаешь.

– Самоуверенность свойственна многим молодым магам, Аделин, но от тебя я ожидал большей разумности.

– Разумности? Ты ожидал от меня разумности?! Мне жаль, что я тебя разочаровала. К счастью, я больше не часть твоей команды, и тебе не придется за меня краснеть.

– Аделин, – буквально простонал Анд.

– Я не затем пришла, – прервала его. – Тиния взялась создавать для группы артефакты мгновенного перемещения и просила меня доложить обстановку в Академии.

– И как обстановка? – спросил он мрачно.

– Паршиво, – ответила, прямо заглянув ему в глаза. – Моя подруга Сайна – дочь Конрада. Она шпионила за нами и еще бог знает что вытворяла, но уверяет, что он заставлял ее. Подозреваю, арата на тебя натравила тоже она. Не зря же учится на специалиста по магическим животным. Не знаю только, можно ей доверять или нет, – призналась я.

– Аделин, не возвращайся туда сейчас. Это слишком опасно.

– Нет, Анд, – покачала я головой. – Мое место или дома, на Земле, или в Академии. Не здесь. Ты сам так решил, – не сдержавшись, добавила я и переместилась.

Ничего не сказал. Не попытался остановить… По груди расползалось большое огненное пятно. Меня скручивало от боли и отчаяния. Сдался? В самом деле отступил? Или я никогда в действительности и не была ему нужна?

Злилась на себя за слезы, ручьями стекающие по щекам, но не могла их остановить.

– Дура! Просто дура! – растирая по лицу влагу, ругала я себя. – А дуры всегда платят за свои ошибки слезами.

Я неслась по коридору, ничего не видя перед собой, и со всего маху впечаталась в кого-то высокого и крепкого. По счастливой случайности «кем-то» оказался Борг.

– Даже перемещаться прямо в свою комнату так и не научилась, – выдала обиженно.

– Вижу, у тебя тоже не все гладко, – пробормотал Борг.

И серьезность в его голосе мне совсем не понравилась.

– Я даже вещи не забрала. И с Гусей не попрощалась. Как есть дура! А у вас что случилось?

– Прибыли еще дознаватели. Библиотеку закрыли. Что-то ищут. Но много хуже другое – они изолировали крыло ключников. Полностью.

– Как это?

– А вот так. Кроме того, в Академии введен официальный запрет на передвижения между факультетами вне учебных целей. И любые перемещения в ночное время.

– А ректор? Совет? Они так ничего и не предпринимают? Это же захват Академии!

– Да, Аделин. Только если Совет решится, тут начнутся настоящие военные действия. Нужно что-то, что сдержит их, – пробормотал он задумчиво.

– Боже мой, Борг, я понятия не имею, что делают в таких случаях! Тиния и Дарл еще не вернулись? Впрочем, понятно, что так рано они не вернутся. Есть идеи?

– Ну если мы вдвоем не можем придумать ничего дельного, значит, надо подключить к обсуждению кого-то еще.

– Мозговой штурм? Хорошо. Надо всех собрать!

Острее вопроса, кого позвать, стоял другой: где собраться так, чтобы не привлекать ненужного внимания.

– Я схожу к Фьерру. Подозреваю, у него найдется ключик от какой-нибудь заброшенной аудитории, – сказал Борг.

– Хорошо, – кивнула я, а сама направилась к Лирану. Союзники из преподавателей нам бы очень пригодились.

Занятия успели закончиться, и аудитория опустела. Тем не менее мне повезло, и сшея я застала на месте. Тихо зайдя и плотно прикрыв за собой дверь, прямо спросила:

– Тан Лиран, что вы думаете о ситуации в Академии?

– Аделин? – Он оглянулся. Возможно, это было невежливо – даже не поздороваться, но я ждала ответа, и он это понял. – Что ж. Думаю, у тана Марунтуса есть веские основания бездействовать, – сказал задумчиво преподаватель, – но у меня самого давно чешутся когти выставить эту свору.

Я довольно и, как мне кажется, хищно улыбнулась.

– В таком случае… Могу я пригласить вас на собрание, посвященное этой теме?

Лиран согласился без колебаний и даже предложил в качестве временного штаба свой кабинет. Однако само собрание не принесло ощутимого результата. Я, Аиша, Борг, тан Лиран и тан Альфред договорились держать друг друга в курсе всех последних новостей и по возможности подключать тех, кому полностью доверяем. И ждать. Больше пока ничего не оставалось. Мы надеялись, что Тиния с Дарлом, как представители группы, направленной Советом, возьмут на себя координацию наших действий.

– Ведь Сайна знает, что ты ключник, – сказал Борг, уходя. – Ты понимаешь, чем это грозит?

– Да. Вполне возможно, скоро они придут и за мной…

– Аделин, ты можешь пожить пока в доме тана Андонира, – предложила Аиша.

– Не забывай, что я способна легко переместиться в любой момент почти в любое место, – подмигнула я. – Но только не в дом Анда. Там мне делать нечего.

Друзья уже подошли к двери, когда Лиран неожиданно сказал:

– Вижу, что был не прав. Надо же…

– Вы о чем? – растерялась под его пристальным взглядом.

– Та нить, о которой я говорил. Она не односторонняя, как я думал, просто одна на двоих. И вторую часть раньше видно не было. Или ее не было. Однако теперь…

– Тан Лиран, – прервала его я, покачав головой.

Про загадочную нить слушать не хотела. Ни Марса, ни Лирана, ни кого бы то ни было. А вот нетактично спросить Лирана об отношении к Аише так и подмывало.

– Аделин, ты идешь? – спросила подруга, высовываясь из-за двери.

– Иди. Я догоню, – сказала я, улыбнувшись, и повернулась обратно к Лирану.

– Я лезу не в свое дело, да? – спросил он.

– Нет, я благодарна за участие, – пробормотала, смущенная его проницательностью. – Просто это теперь не имеет никакого значения.

– Я бы не был так категоричен, – сказал он, хитро посмотрев на меня. Но тут же добавил: – Замолкаю, замолкаю. Если только ты не позволишь высказать еще кое-какие мысли, не относящиеся к вашей с таном… кхм… связи.

– Валяйте, – разрешила я. – Ну, то есть я не против.

Лиран широко улыбнулся, обнажив недлинные, но, судя по всему, довольно острые клыки.

– Я тут как-то размышлял о природе твоей силы, и у меня возникло предположение. Все те способности, что ты приобрела здесь, в Эндорфе… Ведь они проявились после соприкосновения с носителями таких же, верно?

– Да, Анд тоже говорил что-то похожее, – припомнила я.

– Получается, твоя сила как бы пробует на вкус всю магию, с которой соприкасается. Ищет наиболее подходящую для себя.

– А когда найдет?

– Кто знает? Но если ее не удовлетворили даже такие редкие способности, как дар ключника и перемещения в пространстве, думаю, это будет что-то поистине уникальное, – сказал он.

Я кивнула, не зная, что на это ответить, и вздрогнула от раздавшегося грохота.

Распахнутая дверь со всего размаху впечаталась в стену. Влетевшая внутрь девушка-сшея, рыженькая, с огромными болотно-зелеными глазами (не такими красивыми, как у самого Лирана), в первый момент всем своим видом выражала ярость, но, увидев меня, как-то разом сдулась.

– Человечка? – бросила она брезгливо.

– Никому в Эндорфе не приходило в голову, что такое обращение может мне не нравиться? – спросила я Лирана.

Если он и собирался ответить, то не успел.

– Ты подружка той оборванки, что положила глаз на моего жениха?

Я приподняла брови.

– Она же не думает, что я не заметила? Можешь передать, что Лирана ей не видать.

Нечто язвительное готово было сорваться с моих губ, но взгляд упал на совсем юного тоненького сшея, стоящего у двери, и весь пыл разом пропал. Трудно объяснить, но одного мимолетного взгляда оказалось достаточно, чтобы понять – он такой же, как я.

– Ключник? – спросила сшейку.

Та вытаращила глаза.

– Как ты?..

– Ключнику здесь опасно. Вам лучше уйти.

– Мир – мой младший брат и останется со мной столько, сколько потребуется, – заявила девушка. – Не стоит рассчитывать, что меня так легко запугать и заставить отказаться от своих планов.

– Ранила, – громко прошептал Лиран, судя по всему, имя сшейки.

– Я покину Эндорф только вместе с женихом, это понятно?! – выкрикнула она, со злобой смотря на меня.

– Вполне, – буркнула я.

– Ранила, уймись, – наконец обрел голос Лиран.

– Но, Лиран…

– Ты переходишь все границы, – буквально прорычал он.

Дальше слушать я не стала и, ободряюще улыбнувшись пареньку, покинула кабинет Лирана. Про себя радуясь тому, что если он и не влюблен в Аишу, то по крайней мере вряд ли симпатизирует своей невесте.


Глава 20

Следующим утром меня ждал неприятный сюрприз. В шкафчике на столе я обнаружила новое расписание. Расписание, в котором значились индивидуальные консультации по вопросам развития силы с таном Конрадом! О тане Керрате вообще не упоминалось. Не говоря о том, что основная часть занятий должна была проходить на факультете воителей.

Первой стояла медитация у огневиков. Не зная, что предпринять, я решила для начала посетить хотя бы ее и заодно разведать обстановку в крыле воинов.

Попрощавшись с Аишей, я неохотно брела к нужному крылу. Проходя мимо центрального холла, с удивлением обнаружила странное для нынешнего положения вещей скопление студентов. Заметив среди прочих Борга, протиснулась к нему.

– Что здесь происходит?

– Совет все-таки прислал магов, – сказал фейн, и я разглядела мужчин в цветных мантиях разных стихий в окружении тех, что были одеты исключительно в черное. – Это зашло слишком далеко. Надо поговорить.

– Вот как? – прошептала я.

Произошло то, чего опасался Борг и втайне желала я. От Тинии с Дарлом по-прежнему не было вестей, а потому появление хотя бы кого-то из «наших» вселяло надежду.

Самым наглым образом выцепив Аишу и Лирана с занятий, мы на этот раз заявились к тану Альфреду.

Выслушав Борга, профессор хмуро произнес:

– Вероятность, что Конрад сумеет выставить представителей Совета, весьма высока. Но, боюсь, еще хуже будет, если уходить они откажутся.

– И что же делать? – спросила я растерянно. Надо ли говорить, что слова тана Альфреда мне совсем не понравились.

– Продумывать план эвакуации, – серьезно ответил профессор. – Подавляющее число студентов не сумеет постоять за себя и защититься от шального огненного шара. Неужели это все, кого вы сумели собрать?! – неожиданно раздраженно воскликнул он. – Из целой Академии – четверо?!

– Мы займемся, – кивнул Борг. – Но тех, кому можно полностью доверять и кто достаточно силен, чтобы не выдать нас и выстоять в бою, – не так много.

– Ищите, – сказал профессор. – Не надо толп, но найдите надежные руки и ноги, чтобы в нужный момент как минимум увести побольше студентов в безопасное место.

– Там еще был какой-то незнакомый фейн, – вспомнила я. – Он помог мне застукать Сайну, а потом, так и не объяснившись, исчез. Думаю, он на нашей стороне, только как его найти?

Борг как-то странно на меня посмотрел, будто на что-то решаясь, а потом спросил:

– Этот фейн?

Его лицо на мгновение затянулось дымкой, чтобы явить уже совершенно другое. Лицо того самого парня!

– Как это? – прошептала я потрясенно. – Ты и есть тот фейн?

– Хамелеон? – удивленно выдохнула Аиша.

– Я не фейн, Аделин.

– В каком смысле? – вконец растерялась я.

– В прямом. Я сунтур. Хамелеон. И что много хуже – младший принц. Впрочем, в данной ситуации не хуже, а как раз наоборот. Ведь ключники все еще могут перемещаться между мирами и проводить кого-то с собой?

– Да, – пробормотала я потрясенно. – Насколько я знаю.

– Значит, устроим дипломатический скандал, – улыбнулся принц. – Они будут обязаны пустить в Эндорф кого-то из представителей власти Энсунтура. А зная своего братца, я не сомневаюсь кого, – ухмыльнулся он.

– Ничего не понимаю. Как это поможет? И… Как тогда ты выглядишь на самом деле?

– Эндорф почти беззащитен, Аделин. Но если вмешаются другие миры, это изменится. У нас мощная армия. Да один только Аран стоит целой гвардии. А как я выгляжу… Что ж, скоро об этом узнают многие! Пойду погуляю по коридорам, – подмигнул он.

Борг ушел, и больше мы его не видели. Но, судя по взбудораженным перешептываниям студентов, показать себя он успел. Из уст в уста передавался рассказ о полудраконе-полуфейне, летающем под потолком в центральном холле и пугающем своим смехом всех вокруг. Насколько достоверными были подробности, которыми обросла эта история, сказать сложно, но желаемого принц-сунтур, судя по всему, добился.

Аиша отправилась на последние занятия, на которые еще успевала, а я осталась ломать голову над тем, как избежать встречи с Конрадом. В результате не придумала ничего лучше, чем заявиться к травникам и потребовать настойку от головной боли. Жуткой, не позволяющей учиться головной боли. От предложения помочь мне иными, магическими способами наотрез отказалась, сославшись на свое совершенно безмагическое происхождение. Кто знает, как отреагировала бы моя воображаемая головная боль на их воздействие? Да, пришлось обмануть, что в принципе я очень не любила, зато у меня появилась вполне подтвержденная причина пропуска занятий с огневиками. Со всеми огневиками, включая Конрада.

Ночью я долго ворочалась без сна. Меня мучили нехорошие предчувствия, тревога и страшная тоска по Анду. Я готова была выть, так плохо без него было. Мимолетная встреча в лагере, его проникновенный, полный потаенной грусти взгляд только усилили это.

«Так ли ты безразличен, как хочешь казаться? – спрашивала я в пустоту. – Или я пытаюсь выдать желаемое за действительное? Как разобраться?.. Почему ты не понимаешь, что я просто хочу быть рядом. Я так скучаю, Анд…»

Когда, измотанная сжимающими грудь переживаниями, я наконец заснула, то вместо безмятежной темноты погрузилась в изменчивое бордовое марево. Долго бродила по призрачному лабиринту, пугающему тенями, силуэтами и шорохами. А потом неожиданно оказалась в небольшом неприветливом зале с маленькими окнами-бойницами и стенами, сложенными из холодного серого камня.

У дальней стены спиной ко мне стоял кто-то в черной мантии. Дверь с другой стороны распахнулась, и двое фейнов ввели в зал Анда со связанными за спиной руками. Стоящий у стены развернулся, и я узнала в нем Конрада. Он жестом велел конвоирам освободить Анда и уйти.

Они стояли друг напротив друга. Сильный и серьезный Анд и гадко ухмыляющийся насмешливый Конрад.

– Отпусти девочку, – попросил Анд.

– Я ее не держу, – усмехнулся Конрад. – А ключника, уж извини, никак не могу.

– Пострадает все Шестимирье. Связи между мирами порвутся, и тогда тебе не помогут даже ключники.

– Вот тут ты ошибаешься. Ключники, именно они и помогут. Только не тебе или Совету, а мне, – рассмеялся маг. – Уже совсем скоро.

– Конрад, ты никогда не был глуп, но сейчас власть и вседозволенность затмили тебе разум. Ты видишь не то, что есть на самом деле, а то, что желаешь.

– Ты повторяешься, Андонир, и навеваешь на меня скуку. А хочу видеть я вот что!

Он резко взмахнул рукой и выбросил в сторону Анда целую лавину огненно-красных искр. Я вздрогнула, с ужасом наблюдая, как опадает огонь. И шумно выдохнула, увидев невредимого Анда. Кожа его ярко светилась голубыми полосами, создавая вокруг сияющий ореол. Ореол, который стремительно гас, истаивая в пространстве.

– И это все?! – прогремел Конрад. – Сильнейший маг Совета, где же твоя хваленая ярость, Андонир?

И он направил в Анда из ниоткуда взявшуюся черную с огненными прожилками плеть. Та прошлась по стене в нескольких сантиметрах от Анда и рассекла камень, оставив расплавленный ровный след.

Мгновение – и плеть уже обвилась вокруг Анда. Она сжималась все сильнее, но в противовес ей изнутри, от тела Анда, разрасталось голубоватое поле. Хлопок – и ошметки плети разлетелись в стороны. Явно измотанный, Анд, тяжело дыша, упал на одно колено.

Кончики пальцев защипало от скопившейся в них силы. Я хотела защитить любимого, хотела быть там, с ним, но упругая прозрачная пленка не пускала меня ближе.

Конрад рассмеялся, и, отвлекшись на него, я не сразу заметила, как вокруг Анда вновь начала собираться сила. Воздух колебался, и уже вскоре закружился настоящим вихрем. Насмешливое выражение исчезло с лица Конрада, и в его руке появилась другая плеть. Тонкая, обычного стального цвета, состоящая из множества плотно примыкающих друг к другу звеньев. Словно змея.

Конрад хлестнул ею по полу, и Анд потерял контроль над стихией, скорчившись от непонятной боли. Плеть его даже не коснулась!

Я колотила кулаками в преграду и напирала всем весом, пытаясь продавить. Бесполезно. Я звала Анда и проклинала Конрада, но они не слышали моих криков. Плеть взметнулась еще раз и опоясала Анда. Он повалился на пол и забился, будто в агонии. А потом замер. Моему истошному крику вторил вой. Дикий и раздирающий душу на части.

Я проснулась засветло. В холодном поту, покрытая гусиной кожей. Быстро вскочила и в смятении забегала по комнате. Только потом заметила, как обуглилась по краям кровати простыня. Как раз в тех местах, где я ее, судя по всему, сжимала.

– Нет-нет, это просто не может быть правдой. Просто сон, – уговаривала я себя, зная точно: не «просто сон».

– Аделин, что такое? – спросила заспанная Аиша.

– Он жив, жив. По-другому быть не может. Я бы почувствовала! – Глубоко вдохнула и медленно выдохнула. – Просто слишком много думаю о нем в последнее время. Слишком переживаю из-за всего происходящего, и вот итог.

– Тебе приснился дурной сон? – догадалась подруга.

– Да, дурной сон. Просто дурной сон, – ответила я и пошла в душ.

Успокоиться, однако, не получалось. Издерганная и нервная, я решила сходить хотя бы на медитацию к Лирану. Заработать отчисление за прогулы все-таки не хотелось. Не сейчас, когда жизнь похожа на американские горки, за время катания на которых выдуло все мысли из головы.

– Почему ты не проверишь? – вдруг спросила Аиша, пока мы шли к нужной аудитории.

– Что? Уверена – все в порядке, – соврала я.

Не Аише – себе.

– Тебе станет спокойнее.

– Я хочу, Аиша, хочу. Не представляешь, как сильно я хочу туда. Но не могу. Это разрывает меня на части. – Я скривилась, почти физически ощущая напряжение, сковывающее все внутри. Заставив себя дышать спокойнее, уже тише добавила: – Анд в лагере. С Гусей, Марсом и целой группой огневиков. Там куда безопаснее, чем здесь. Он силен. Был силен… Нет-нет, – повертела я головой. – Конрад занят в Академии, а быстро перемещаться умею только я. И Тиния. Так что это бред.

– Ясно, – отозвалась Аиша.

– Мне надоело выглядеть влюбленной дурочкой в его глазах, понимаешь? Я не могу после каждого кошмара проверять, в порядке ли он.

Я замолкла, продолжая грызть себя изнутри, и бессильно подняла голову к потолку. И замерла. Незнакомые символы, сотканные из оранжевых язычков пламени, мерцали прямо надо мной и огненной дорожкой тянулись дальше вдоль по коридору.

«Опять эти непонятные, как будто зовущие знаки».

Мысль пришла неожиданно.

– Знаки! Ну конечно же! – воскликнула я. – И если они что-то показывают, значит, я должна последовать за ними.

Аиша не успела ответить, я уже неслась в противоположную сторону. Направо, к лестнице. Там огненная змейка ухнула вниз.

Я вспомнила недавний ручеек и еще больше уверилась, что именно туда мне и надо. Нога коснулась первой ступени. Я вздрогнула и застыла на месте.

Зов. Совсем как тогда, в лесу. Вне всякого сомнения, меня звал Гуся. Тихо и в то же время настойчиво, пробиваясь через бурю охвативших эмоций и волнений. Он был где-то совсем близко.

– Как же?.. – выдохнула я и, резко развернувшись, побежала к выходу из Академии.

– Аделин! – прокричала вслед Аиша, а потом, плюнув на занятия, побежала за мной. – Что случилось?

– Случилось. Не знаю. Меня зовет Гуся. Наш… то есть арат Анда.

Как была – в тонких брюках и блузе, даже без пиджака, – я выскочила на холодный заснеженный двор.

– Не здесь. К мосту.

Я заметалась, пытаясь понять, как быстрее попасть в нужное место.

– Сюда, – позвала Аиша и взяла меня за руку.

По мосту уже не бежала – летела. Ледяной ветер подхватил и буквально понес вперед. Арата заметила не сразу. Припорошенный снегом, он беспомощно лежал на краю обрыва. Увидев меня, Гуся жалобно заскулил, но даже не поднял головы.

– Что это с ним? – встревоженно спросила Аиша.

– Гуся, как ты здесь оказался? – кинулась я к котенку. – Что с тобой, мой хороший?

– Он ранен, – ответила за арата Аиша. – Я вижу разрыв токов, жизненная сила утекает.

Я склонилась над зверем, отряхнула со светлой шерсти снег и погладила.

– Ты можешь его вылечить?

Аиша присела рядом и провела рукой вдоль тела котенка.

– Он пытается излечить себя сам, – сказала она. – Мы проходили, что у большинства магических животных ускоренная регенерация. Но что-то идет не так. Не могу понять.

– Я не вижу ран. И крови. Как быстро они регенерируют?

– Не знаю, – пробормотала Аиша. – Это все равно ничего не даст, Аделин. Мы же не знаем, как давно он в таком состоянии. Но большие повреждения и затягиваются дольше.

Аиша не паниковала. Она вела себя собранно и профессионально, как настоящий врач. Но при этом я видела, что она не представляет, чем Гусе помочь.

– Нужно перенести его внутрь, – сказала я.

– В Академию? Ведь нельзя.

– Нельзя?! Да кому сейчас до этого есть дело! Только не уверена, что смогу переместить вас обоих.

– Я добегу. В комнату? – с сомнением взглянув на Гусю, спросила она.

– Да, – кивнула я и, плотнее обхватив арата, перенеслась.

Наплевав на все запреты, я несколько часов провела, не отходя от Гуси, у нас в комнате. Он начинал громко выть всякий раз, когда я пыталась отойти. И я жутко боялась, что он истратит последние силы на эти попытки задержать меня, а потому старалась даже не шевелиться. Лишь осторожно гладила и шептала.

Аиша бегала по студентам и преподавателям, приносила какие-то снадобья и пробовала новые пассы. Но ничего не помогало, Гуся угасал на глазах.

– Должно было помочь, – разводила руками Аиша. – Может, это какая-то особенность аратов? Что, если спросить Сайну?

– Сайну?! Шутишь? Давно ее не было видно… Так дальше нельзя. Альгус, я тебя прошу, ты должен потерпеть, хорошо? Мне надо спросить Анда и узнать, что вообще случилось. Пожалуйста! – взмолилась на его жалобный возглас. – Дождись.

Прямо так, из положения сидя, на затекших ногах я переместилась в лагерь.

Начинающиеся сумерки встретили меня оглушительной тишиной. В лагере никого не было. Как, собственно, и самого лагеря. Местами примятая трава, вытоптанные тропинки и след от кострища.

Я стояла в полной растерянности, а внутри все сильнее разгоралась тревога.

– Они могли просто уйти. Не вечно же им сидеть на одном месте, – попыталась я успокоить себя. Закрыв глаза, глубоко вдохнула и постаралась настроиться на Анда. И ничего не вышло. Вместо того чтобы переместиться к нему, я осталась стоять на том же самом месте.

– Анд, где же ты? – выдохнула, сжимаясь от скручивающего внутренности страха.

Попыталась еще раз – и опять ничего.

– Ладно, ладно… – пробормотала, не собираясь так легко сдаваться. – Может, он спит или без сознания. Господи…

Я представила себе Марсуса так живо, как смогла, и в то же мгновение оказалась напротив него.

– Аделин? – удивился сколд.

– Ну наконец-то! – воскликнула я. – Думала, не найду вас.

– Мы движемся в Академию, – сказал Марс серьезно. – Анд уже там?

– Что? – мгновенно потеряв голос, просипела я. – Анд не с вами?! Где он? Что случилось?!

– Тише, девочка, тише. Мы не знаем. Мы уже были в пути, когда появилась Тиния, и он вместе с аратом спешно переместился с ней. Даже мне ничего не сказал.

– Тиния? Марс, не может этого быть! Тиния в Энфейне делает артефакты. Как мог Анд всех оставить и куда-то переместиться?

Марс только пожал огромными плечами и печально посмотрел на меня.

– Анд договорился с драконом. Нас несет молодняк, так что мы совсем скоро достигнем Академии. Если Андонир еще не там, значит, у него есть причины.

– Марс, я не смогла переместиться к нему. Всегда раньше, даже когда была пьяна, получалось! Будьте осторожны. Конрад буквально оккупировал Финфорт, – сказала я и вернулась в Академию.

«Где он? Где Анд? – стучало в голове, расползаясь по телу лавиной страха. – Что с ним?»

А потом я посмотрела на Гусю. Он лежал тихо и неподвижно.

– Без сознания, – сказала Аиша прежде, чем я успела подумать худшее.

– Он был с Андом! – наконец дошло до меня. – Аиша, Гуся был с Андом! – бессильно закричала я. – И теперь он умирает, а Анда нигде нет.

Подруга прижала меня к себе и гладила по волосам, пока я сдавленно бессильно рыдала. Недолго. Я взяла себя в руки на удивление быстро.

– Они же не думают, что я сдамся? Или позволю ему умереть? – посмотрев на Гусю, спросила я. – Регенерация идет, но что-то мешает, так? – Аиша растерянно кивнула. – И ран нет… А токи?

– Физически все почти полностью восстановилось. Небольшие сбои, но в целом… Но сила все равно утекает!

– Небольшие сбои – это что?

– Посмотри сама. Ты же тоже можешь, Аделин.

– Могу? Ладно.

Я подошла к котенку, который казался сейчас почти таким же маленьким и беззащитным, как при нашей первой встрече, и присела рядом.

Стараясь дышать ровно и не отвлекаться на ту бурю, что творилась внутри, я положила ладони на гладкую шерсть и прислушалась. Он дышал. Тихо и поверхностно, но дышал.

Не знаю, сколько я так просидела, настраиваясь и вспоминая, что говорили нам на тех немногочисленных занятиях по основам врачевания, которые я успела посетить. Но потом мне все-таки удалось нащупать несколько мест, в которых физическая составляющая его тела работала почти так же плохо, как и энергетическая.

– Что-то маленькое, – выдохнула я.

– Незначительное, – подтвердила Аиша. – Возможно, попало с пищей или как-то еще. При нормальном течении его тело исторгло бы их со временем.

И тут меня озарило.

– Пули. Аиша, это пули!

– Пули? Что это?

– Маленькие металлические шарики. Они на большой скорости влетели в тело, но не прошли насквозь, а застряли. Раны затянулись, но пули почему-то не вышли.

– Это странно. Инородные тела если не сразу, то со временем должны выйти. И они не причинили бы такого вреда. Жизненно важные органы у него не повреждены.

– Но что-то лишает его силы… Аиша, нам нужно вынуть их. Они отравляют его, другого объяснения нет.

– Хорошо, – кивнула подруга и нахмурилась. – Но как?

– Ты у нас врачеватель.

– Аделин, я еще даже первый курс не окончила! Ладно-ладно, – пробормотала она на мой скептический взгляд. – Притянем их, а потом заживим раны. Только металлами управлять я не умею. Металлы, как и камни с почвой – это стихия земли. Окружу их жидкостью.

– Сумеешь?

– Поможешь?

Мы кивнули друг другу и склонились над аратом.

Было страшно. Меня бросало в жар, ладони вспотели, а волосы противно лезли в лицо. Я сдувала их и хмурилась, но не отводила рук от неподвижного тела ни на мгновение. То, что мы проделали, походило на хирургическую операцию, проводимую почти вслепую. Опасно и очень рискованно. Только потом, когда все закончилось, я осознала, насколько рискованно это было. И отругала себя за то, что не позвала кого-то более опытного.

Но несмотря на это, у нас получилось! Четыре маленьких окровавленных шарика оказались у меня на ладони, и Гуся сразу стал дышать ровнее, а вскоре открыл глаза.

– Получилось! – возликовала Аиша и подпрыгнула на месте. Ее огромные миндалевидные глаза лучились счастьем и поблескивали от скопившихся слез.

– Ты можешь гордиться собой, первокурсница, – сказала я и, поднявшись, крепко обняла ее. – Спасибо.

Мы принесли Гусе воды. Увидев, как он жадно лакает, я наконец смогла с облегчением выдохнуть. Он в порядке, все получилось. А потом радость схлынула, и ее место вновь заняла тревога.

– Что же случилось с тобой, Альгус? С тобой и с Андом. Где искать его?

Я присела погладить котенка, а когда вставала, покачнулась от внезапно накрывшего головокружения. В глазах потемнело, и пришлось опереться на стол, чтобы не упасть.

– Ты что-нибудь ела сегодня? – забеспокоилась Аиша. – Аделин, ты сейчас повалишься с ног. Тебе надо отдохнуть, но Гусе оставаться здесь небезопасно. Я бегала чуть ли не по всей Академии, собирая рецепты. Сайна могла узнать и о чем-то догадаться, да и вообще… Пожалуйста, переночуй в доме тана Андонира. Ведь это его арат, да?

– Да, – согласилась я. – Хорошо. Вдруг Кельта видела Анда? Или он сам уже там? Спасибо, Аиша. Мне нужно найти его и убедиться, что все в порядке. Нужно найти.

– В таком состоянии никого разыскать ты не сможешь, тебе нужен отдых. Завтра мы что-нибудь придумаем.

– Ты не веришь, что он может быть у себя дома?

– Арат не оставил бы своего хозяина, – тихо ответила Аиша и погладила меня по плечу.

– Деточка, вернулись? – обрадовалась экономка.

– Я и Гуся, – ответила я и серьезно посмотрела на нее, по лицу пытаясь прочесть, появлялся ли дома Анд. – Его не было, да?

– Нира? Вы не вместе?

– Нет, простите. Если это неудобно, я вернусь в Академию.

– Ну что ты, дорогая! Какая Академия, ночь на дворе. Тебе здесь всегда рады.

Добрая Кельта накормила и уложила спать меня и позаботилась о Гусе. Не вдаваясь в подробности, я рассказала о его ранении и попросила присмотреть за аратом до возвращения Андонира. Как прошла ночь – не заметила. Темный провал, и все.

Чтобы не обижать Кельту, я плотно позавтракала и отправилась обратно в Академию. На этот раз – прямиком в комнату!

Дверь оказалась открытой. На пороге Аиша говорила с таном Лираном.

– Ты пропустила вчера часть занятий? – спросил он Аишу.

– В этой Академии еще кому-то есть дело до занятий? Лиран, вы серьезно? Мир рушится на части!

– Тише. – Он прикоснулся к ее плечу. – Мир крепче, чем нам кажется.

– Что привело вас? – спросила она, приглушая голос.

Лиран не ответил. Они так и стояли, замерев и неотрывно глядя друг другу в глаза. Мне было жаль прерывать их беззвучный диалог, но и подсматривать казалось неправильным. К тому же я и сама была заинтересована в его ответе.

– Кхм, – кашлянула я. – Так что же случилось?

– Да, – отмер сшей, с удивлением посмотрев на меня. – Боюсь, план Борга провалился. Его раскрыли и посадили под замок. На этом все закончилось.

– Так, погодите. Он же принц? Об этом должны были сообщить королевской семье, и все такое.

– Энсунтур – закрытый мир. Если подумать, еще более закрытый, чем твой родной Энлант, – ответил Лиран, который даже сейчас, судя по всему, не мог выйти из роли учителя. – Русалки не заинтересованы в перемещениях, а сунтуров опасаются и недолюбливают из-за их способности менять внешность. Будь Борг обычным хамелеоном, его просто отправили бы обратно. Да, связались бы с нужными ведомствами, повздорили и успокоились. Но когда речь идет не о рядовом сунтуре, а о настоящем принце – процедура намного сложнее.

– Он неприкосновенен?

– Вроде того, – кивнул сшей. – Но есть большая проблема. Переходы не функционируют.

– Лиран, мы об этом знаем. Почему туда до сих пор не отправили ключника?

– Я задал тот же вопрос тану Марунтусу. Ключников, способных открыть дверь в Энсунтур, в Академии нет, а дальше Академии его и без того урезанные полномочия не распространяются.

– Это из-за того, что ключники могут открывать проходы только в те миры, где бывали? Через переходы со смотрителями? – спросила Аиша.

– Именно. И таковых крайне мало. У Марунтуса связаны руки, а Конраду лучше вообще ничего не знать, – сказал Лиран.

– И о чем же не следует знать моему папочке? – раздалось из коридора, и я едва не застонала в голос. Сайна.

Ее лицо показалось в дверном проеме, так неосмотрительно открытом. Во взгляде читалось превосходство, а на губах играла глумливая ухмылка.

– Ты очень на него похожа, – сказала я. – Как я раньше этого не замечала?

– Была слишком занята собой? Или, может, не собой, а попытками соблазнить неприступного инта? – рассмеялась она.

– Где он? – спросила, глядя ей прямо в глаза.

«Она знает!» – кричало внутри.

– Не думаю, что ты когда-нибудь увидишь его, – неожиданно серьезно ответила Сайна. – Впрочем, тебе же все равно, не так ли?

И она снова истерически рассмеялась.

Сердце ухнуло вниз.

– Что вы сделали? Вы же не…

Я запнулась.

– Убили? С учетом того, как его любят в родном мире, можно и так сказать. Поверь мне, долго он там не протянет. Так что, Аделин, забудь о нем и подумай о себе. Отец всегда рад сильному магу в своих рядах. Это так, добрый совет. И да, я пришла передать, что отец желает знать, почему ты вчера не явилась к нему на урок. Он очень не любит ждать, но тебе готов дать еще один шанс. Поверь, такое бывает редко. Не упусти его.

Перед глазами все поплыло. Нет, не может быть! Словно издалека я услышала, как зарычала Аиша и хлопнула дверь. Потом тихо заговорил Лиран.

Я же выпала из происходящего. Суждено нам быть вместе или нет, любит он или я ему безразлична – все стало казаться таким мелким и незначительным в сравнении с его жизнью. Пусть без меня, но жив! Нет-нет, не может этого быть… Я не верила, что все так закончится, но и не могла выбраться из трясины отчаяния, в которую меня стремительно засасывало.


Глава 21

Сердце сжималось от безысходной тоски и страха. Я настолько глубоко погрузилась в себя, что все внешнее просто перестало существовать. Там, внутри, было пусто и холодно, но вместо того, чтобы вынырнуть и действовать, я увязала еще сильнее.

К счастью, это состояние не затянулось надолго. Спасибо Раниле. Крики стервозной невесты Лирана, каким-то образом разузнавшей расположение нашей с Аишей комнаты, долетели даже до моих ушей.

«У нее нюх на Лирана, что ли?» – усмехнулась я отстраненно.

Сшейку выпроводили быстро, и Аиша принялась за меня. Она пыталась разговорить и достучаться, предлагала поесть. Мне хотелось ответить ей хотя бы улыбкой, сделать то, что она просит, чтобы тем самым отблагодарить за заботу. Но я не могла. В результате обед мы пропустили, а Лиран, вероятно, не явился на собственные занятия.

Робкий стук в дверь и тихий голос прозвучали для меня даже громче недавних криков Ранилы. Ее брат пришел попросить Лирана о помощи. Мир хотел отправить сестру обратно в Энсшей.

– Я бы избавил вас от нее, – сказал он прямо, – но один не смогу добраться до деревни. Да и не уверен, что она пойдет за мной в проход. Без вас.

– Возможно, мне действительно стоит отправиться с вами, – произнес Лиран задумчиво, и я навострила уши. Как же так? А Аиша?!

– Она же тебе не нравится, – перейдя на «ты» и беспардонно заговорив о личном, выдала я.

Лиран, однако, не обратил на фамильярность никакого внимания.

– Не нравится, – кивнул он согласно. – И жениться на ней я не собираюсь. Извини, Мир, – взглянув на паренька, добавил он. – Но думаю, что отправиться в Энсшей все-таки придется. Моя семья, конечно, не настолько высокопоставленна, как семья Борга, но тоже имеет некоторый вес в Шестимирье. Раз не получилось с сунтурами – попытаюсь вызвать сюда сшеев.

– А что не получилось с сунтурами? – подал голос Мир, которого заявление Лирана о нежелании жениться, похоже, ничуть не смутило. В отличие от Аиши, которая во все глаза смотрела на любимого.

– В Академии нет ключника, способного отправиться в Энсунтур, – ответил он.

– Я могу, – тихо сказал Мир.

– Ты бывал там? – удивился Лиран.

– Да. Родителей как-то отправляли туда с делегацией, и они взяли нас с собой. Я очень хотел увидеть русалок, – признался он смущенно.

– И ты сможешь открыть туда проход? – спросила я.

– Думаю, да, – кивнул Мир.

– Это же отличная новость, не так ли? Он приведет помощь!

– Отправлять ребенка решать политические вопросы – не лучший вариант, – нахмурился Лиран. – Но да. Это тот шаг, которого точно никто не ждет.

– Я все сделаю, если это важно. Однако как быть с Ранилой?

– Боюсь, без меня отправить ее в Энсшей в самом деле проблематично. Отложим это. Вызвать сунтуров куда важнее. Для благополучия всего Эндорфа и остальных миров – тоже.

– Сейчас?

– Да. Раздобуду грита – и вылетаем, – кивнул Лиран.

– А зачем тебе в деревню? – поинтересовалась я у мальчика. – Можешь открыть проход только оттуда?

Мир кивнул.

– Я сильный ключник и открываю двери в другие миры почти в любом уголке Эндорфа, – не без гордости заявил он. – Но Академия Финфорт к ним не относится. Это же самый центр третьей полосы!

– Ну да, – пробормотала я. – Конечно. А как вообще вы с сестрой попали в Финфорт? Тут же магическая защита, а вы не студенты.

– Не сразу, – признался сшей. – Ранила изрядно потратилась на гритов. Я думал, это безнадежно, но потом нам вдруг повезло.

– Защиту убрали, чтобы пропустить в Академию новых дознавателей, – догадалась я. – Вам и правда повезло.

– И нам повезло, – сказал Лиран. – Не будем медлить.

«Повезло», – гулким эхом отозвалось внутри.

Эхо всегда повторяет лишь последние звуки. Анду не повезло. А я не хочу участвовать в спасении мира, в котором не будет его. Вместо того чтобы куда-то собираться, что-то делать, я повалилась на кровать и отрешенно уставилась в потолок.

– Даже не надейся, – заявила Аиша и, схватив за руку, стянула меня с кровати. – Пропустить еще и ужин я тебе не позволю!

– Родной мир. Сайна сказала – родной! – встрепенулась я. – Мир, а в Энсколде ты бывал?

– Нет, – как-то виновато ответил паренек.

– Нужен ключник, который бывал! – воскликнула я и бросилась к двери.

Однако добежать до крыла ключников не успела.

Уже виденный ранее серебристый вихрь преградил мне путь, а потом из-за поворота выскочил Рен, буквально рассеяв собою явление воздушной стихии.

– Ты? – выдохнула я. – Ты как сюда попал? Вы уже добрались?

– И да и нет, – взяв меня под локоть, ответил Рен. – Надо поговорить.

Он повел меня куда-то в сторону, но я запротестовала.

– Рен, я не могу!

Фейн остановился, нахмурился и серьезно посмотрел на меня.

– Группа в лесу, неподалеку отсюда. Внутрь Академии они попасть не могут. Защиту перенастроили, и теперь она не пускает их! Про меня, похоже, забыли. Наверное, не было в списках.

– Рен, если я буду переносить всех по одному, это займет слишком много времени, – простонала я.

– Хорошо. Не надо всех. Надо отключить защиту.

– Защита. Да, ведь иначе сунтуры тоже не смогут попасть внутрь, – пробормотала я. – Но я понятия не имею, как это делается!

– Сунтуры? Я смотрю, вы времени даром не теряли.

– Да. Рен, я не могу ждать.

Я шагнула назад, но Рен удержал меня.

– Перенеси хотя бы Марса и Ронара. Они займутся защитой и остальными. Аделин, ты переносишься за одно мгновение, а им никак иначе не попасть внутрь.

– Ладно-ладно, – простонала я, невольно схватившись за голову.

Мысли путались, эмоции зашкаливали, и я совсем потерялась. А сесть, выдохнуть и трезво обдумать ситуацию возможности не было.

Импульс, молнией пронзивший тело, – и я уже стою напротив Марсуса.

– Хвала воину небесному, – сказал он облегченно. – Рен в Академии?

– Да. Марс, прошу тебя, давай скорее! – Я протянула ему руку. – Анд в беде. Я должна попасть в Энсколд.

– В Энсколд? – нахмурился сколд. – Ты уверена?

– Сайна не стала скрывать. Сказала, долго в живых он там не останется! Как это, Марс? Что с ним сделали?!

– Тише, тише. Давай-ка отойдем и поговорим.

– Марс, ты вообще слышал, что я только что сказала? Мне нужно срочно отыскать ключника!

– Прежде чем ты это сделаешь, ты должна узнать кое-что об Анде. Если он в Энсколде, это многое объясняет. Конрад, к несчастью, прекрасно осведомлен о том, что Анду нельзя туда возвращаться. И не убить сразу, а закинуть к родне – вполне в его стиле. Тем более сейчас, когда сила Анда дает сбои.

– Господи, Марс, что ты такое говоришь?!

– К тому же к нему в руки, судя по всему, попал дурал, – продолжил сколд, будто не слыша меня.

– Он жив?

– Да, Аделин. Думаю, да. Прошло слишком мало времени. Никто в Энсколде не станет убивать его просто так. Должны быть соблюдены все формальности.

– Какие формальности? Марс, зачем вообще кому-то в Энсколде убивать его? Что за ерунда? Он же инт, и…

– Есть причина, Аделин. И Анд сам пошел на это. Он был изгнан и дал обязательство никогда не появляться в родном мире. В противном случае его ждет смерть. И он не станет этому противиться.

– Ненавижу! – прошипела я, понимая, что так и будет. Если Анд считает, что виноват, он добровольно примет наказание. Даже если попал в Энсколд не по своей воле! – Ненавижу эту его манеру! И знаешь что? Пусть не надеется! Где его искать в Энсколде?

Марс усмехнулся.

– Ты даже не хочешь узнать, за что его изгнали?

– Поможешь мне проникнуть к ключникам? Конрад изолировал всех, а я не смогу сама открыть проход в Энсколд!

– Ронар! – позвал Марс, а потом вдруг спросил: – Моя заколка при тебе?

Я приподняла прядь волос. С подарком сколда я почти не расставалась. Сама не знаю почему.

Марс кивнул и, когда рядом с нами оказался фейн, сказал:

– Переноси.

Возможно, перемещать сразу двоих – все-таки непосильная для меня задача. Едва мы рухнули на паркет посреди коридора Академии, как я снова спонтанно переместилась. И очутилась в узком неприветливом коридоре, очертания которого угадывались лишь с трудом. Однако зажигать магическую сферу не пришлось. Уже знакомая огненная змейка потянулась по стене, освещая и вместе с тем указывая путь.

– Ладно, – тихо сказала я и, сглотнув, последовала за ней.

Через некоторое время огоньки привели меня к двери, над которой собрались в цветок с колышущимися лепестками разной длины. Не без труда отворив дверь, я оказалась в еще одном коридоре. Огоньков здесь уже не было, но камни на потолке чуть поблескивали, да и глаза привыкли к темноте, а потому шла я более-менее уверенно.

На этот раз проводником послужила вода.

Сначала маленькие и едва заметные капли под ногами постепенно собрались в ручеек и быстро потекли вперед по коридору. Побежав за ними, я скоро уперлась в каменную стену. Позади с грохотом что-то обрушилось, и, оглянувшись, я поняла, что ту часть коридора, в которой я находилась, отгородило стеной. Я оказалась запертой в маленькой тесной комнатке с клубами поднятой в воздух пыли. Дороги назад не было. Впрочем, отступать я и не собиралась. Была уверена, что знаки ведут меня не просто так, и догадывалась, куда именно.

Только вот дальше никаких знаков не последовало. Вместо этого стена начала надвигаться на меня. Бесшумно и медленно, так, что я уже не могла понять, чудится мне это или происходит на самом деле.

Я звала силу воздуха, чтобы создать вокруг себя плотный непроницаемый кокон. Огонь – чтобы лучше осветить помещение. Даже воду! И чувствовала себя так, будто никогда не владела магией. От одной стены до другой оставалось все меньше места, а я ничего не могла поделать! Страх сковывал, но и быть раздавленной где-то в подземельях Академии отчаянно не хотелось.

– Я должна пройти! – выкрикнула я и уперлась руками во влажный камень. – Не хочешь пускать меня?! – В груди поднимались злость и сопутствующая ей волна жара. – Никто, кроме меня, не поможет Анду! Думаешь, какой-то безмозглый камень остановит меня?! Ты просто камень! – И руки вдруг потеряли опору, пройдя прямо в его холодную толщу. – Долой, – прошептала я.

Преграда мелким камнем осыпалась передо мной, частью просочившись куда-то в пол. Еще некоторое время я стояла, не шевелясь и пытаясь осознать произошедшее. Мне подчинился камень!

– Неужели стихия земли? – ошарашенно прошептала я и ступила на каменную крошку. – Позже. Я обдумаю это позже.

Через несколько шагов туннель сделал крюк, и моему взору открылась просторная пещера. Или скорее даже зал. С высоким сводчатым потолком и большой каменной аркой в центре. Арка эта никуда не вела и возвышалась посреди зала сама по себе, однако проем ее не был пуст. Внутри переливалось нечто вроде перламутровой пленки, в которой то и дело угадывались сменяющие друг друга очертания пейзажей и городов. Изображение колебалось и притягивало взгляд.

Я подошла чуть ближе, и камни вокруг невысокого постамента засветились, а по самой арке побежала вязь смутно знакомых символов. Непроизвольно посмотрела на свою правую ладонь и замерла от удивления. Все тот же треугольник с вписанной в него спиралью – знак ключника. Только теперь от него отходили три линии, венчающиеся новыми закрученными спиралями.

Поверхность внутри арки стала однородной, и в ее центре появился почти такой же знак. Переход предлагал им воспользоваться.

Я сделала еще шаг. И вдруг увидела то, чего не замечала прежде. Мощные полупрозрачные нити – нет, настоящие жилы – тянулись от арки в стороны. Пронзая каменный потолок, уходили далеко за пределы подземелья и окрестностей Финфорта. Но я почему-то видела их будто сквозь пространство. Более того – точно знала, как приказать им следовать к пяти пепельно-серым иссохшим пятнам, в которые превратились переходы без силы смотрителей.

Это видение затмило собою все. Я ощущала себя парящей в центре загадочного подпространства. Оставалось лишь коснуться одной из жил и указать ей верный путь, и я почти сделала это…

Голубой отблеск – и образ ярко-синих глаз пронзил сердце.

– Нет, – выдохнула я, возвращаясь к реальности. – Я не могу! Не могу…

Неистово желая отыскать Анда, приложила ладонь к треугольнику и отворила проход.

Глаза заслезились от ярко-белого света, а тело мгновенно сковал холод. Порыв ледяного ветра, казалось, вышиб из легких весь воздух. Вдохнуть новый просто не получалось, он комом застревал в саднящем горле. Я закашлялась и упала на одно колено. Ладони обожгло колючим снегом, но спрятать их, как и подняться, не было сил.

И снова налетел ветер. Он не обдувал, обходя вокруг, а как будто проходил насквозь. Расщепляя мое коченеющее тело на мельчайшие частички подобно пламени дракона. Я видела былинки голубоватого света, которые нес с собою этот ветер. Притянутые неведомой силой, они оседали внутри меня. Это было неприятно, даже болезненно, но вместе с тем – удивительно правильно. Все внутри словно вставало на место.

Когда голубых крупинок во мне накопилось достаточно, ветер стих, а я вновь ощутила себя висящей в подпространстве. Токи, волны и излучения, тысячи оттенков чужих эмоций и чувств. И одна самая прочная нить, отчетливо выделяющаяся среди других. Та, что тянула меня к Анду.

Я поднялась и пошла за ней. Попыталась идти. Шаг, второй, третий. Сквозь подчиняющий волю холод, настойчиво уговаривающий позволить себе отдохнуть. Не двигаться, замереть. Согреться огнем не получалось, и я слабела с каждым шагом, сделанным с неимоверным трудом. Обещала себе сдаться после каждого из них и упорно делала новый, снова и снова, пока ноги не подогнулись.

Прежде чем провалиться в темноту, непослушными пальцами я нащупала заколку, подаренную Марсом, и позвала. Он обещал, что сколды услышат и придут на помощь, где бы я ни была.

Проснулась оттого, что кто-то тряс меня за плечо. Удивительно, но я не чувствовала холода, хотя по-прежнему отчетливо слышала завывания ветра, да и лежала все еще на снегу. Только вот холод больше не пробирал до костей. Совсем как тогда, после дракона, я ощущала вокруг себя осязаемое упругое сияние, которое не пускало стужу внутрь.

Открыв глаза, я увидела склонившегося надо мной сколда и еще двоих, стоящих поблизости. Они помогли мне подняться, а потом заговорили. Но я почему-то не понимала их языка! Я завертела головой, и тогда один из мужчин ломано, но вполне понятно спросил:

– Кто такая? Как попала? Ты ли звала?

– Я… звала. Вы поможете? Я ищу инта. Андонира.

Сколды снова заговорили. Взволнованно и активно жестикулируя. Судя по всему, они спорили.

– Мы не можем отвести к отверженному, – наконец произнес один из них.

– Пожалуйста, – взмолилась я.

– Интке там не место. Никому не место. Как вообще ты оказалась в заброшенных землях?

– Я не интка. Мне нужно к Анду, – выдохнула я и потеряла сознание.

Пришла в себя, чувствуя, как по телу растекается блаженное тепло. Огромная женщина-сколд поднесла к моим губам чашу с чем-то дымящимся и терпко пахнущим. Я глотнула горячей, чуть горьковатой жидкости и огляделась. Выкрашенные в солнечно-желтый и оранжевый стены, вышитые занавеси, отделяющие кровать от другой части комнаты. У окна, совсем маленького и низкого, массивный стол. Невзирая на чересчур яркие цвета, жилище сколдов чем-то напоминало земную деревенскую избу.

– Спасибо, – сказала я сипло и, прокашлявшись, спросила: – Вы знаете, где он, да? Пожалуйста, отведите меня! Я должна попасть к Андониру, прошу!

Женщина нахмурилась, недовольно буравя меня взглядом.

– Все, что могу, – это привести ЕЕ, – сказала она загадочно и вышла из комнаты.

Я откинулась на подушку и вдруг снова почувствовала это. Нить. Словно я обвязана тугим канатом, за который рывком потянули. Вскочила и осознала себя лишь на улице по голень в снегу.

– Постой! – закричали мне вслед. – Куда же ты?

Сколдка нагнала и набросила мне на плечи какой-то мохнатый плед. Логично, сколдам с их густой шерстью теплая одежда ни к чему.

Я благодарно кивнула и помчалась дальше. Да, пробираться через сугробы под шквальным ледяным ветром тяжело, но, влекомая нитью, я сама не заметила, как достигла стен огромного замка. Сооружение выглядело совершенно неприступным. Ни дверей, ни окон – гладкие, сложенные из светло-серого камня стены, и все.

Мне потребовалось время, чтобы обойти его вокруг. Только это ничего не дало. Входа я не обнаружила ни с одной из сторон. Нить же уверенно тянула внутрь.

– И что теперь? – выдохнула я и, подойдя к стене, стукнула ее кулаком. – Пусти!

Я постучала еще, пробежала несколько метров вдоль стены и ударила снова. Потом села, прислонившись спиной, и посмотрела в серое небо.

«Недружелюбный мир – Энсколд. Неужели Анд любит холод и снег?»

Как будто в ответ на эту мысль с небес посыпались крупные белые хлопья.

Я ухмыльнулась, представив, как быстро они занесут мое окоченевшее тельце, а потом неожиданно услышала совсем рядом:

– Ты – его ортарэ?

Девушка в теплой длинной накидке с выбивающимися из-под нее светлыми волосами не сводила с меня ярко-голубых глаз. Она смотрела выжидающе и хмуро, но во взгляде не было враждебности. Скорее – неприязнь, усталость и потаенная грусть.

Я не знала значения слова, которым она назвала меня, но кивнула уверенно. Я – его. Пусть даже ему это не нужно.

– Пойдем, – сказала она и протянула руку. – Отведу тебя в замок.


Глава 22

Как она узнала, что я здесь? Почему я не увидела громадных металлических дверей, ведущих в замок, раньше? Ни о чем спрашивать я не стала. Меня заботили лишь натянувшаяся нить и всколыхнувшаяся надежда. Я попаду к Анду! Наверное, попаду…

Девушка отвела в просторный и в то же время по-домашнему уютный зал. С висящими на стенах гобеленами, огромным камином, небольшими столами и диванами. Нечто вроде гостиной на средневековый лад.

– Я ее привела, – негромко произнесла моя провожатая, и стоящий у камина мужчина повернулся к нам.

Жгучий брюнет определенно старше Андонира, с такими же невероятными ярко-синими глазами, как и у Анда. Я замерла, неприлично уставившись на него. Мужчина усмехнулся. Уверена, он собирался что-то сказать, но не успел.

В зал влетела женщина. Длинные пряди волос, настолько светлых, что казались седыми, развевались на бегу. Она воскликнула:

– Ортарэ? В самом деле? – остановившись напротив меня, блондинка вопрошающе впилась в мое лицо светло-серыми, чуть влажными глазами.

– Где он? – спросила я в ответ, не без труда выдерживая ее взгляд. Смятенный, полный грусти и отчаянной надежды.

– Здесь, в замке. Нам позволено держать его здесь до…

Она запнулась и всхлипнула.

– Отведите меня к нему. Пожалуйста.

– Никто не имеет права спускаться к нему, – холодно ответил мужчина. – Как же ты попала в Энсколд, девочка, и кто ты такая?

– Аделина. Я прошла через шестой переход, чтобы отыскать Анда. Кто вы такой и почему отказываете в свидании с ним?

Мужчина хмыкнул. Его, похоже, происходящее начинало забавлять.

– Шестой переход? Впервые слышу. Мое имя – Ильтан, и я отец отверженного, что заточен сейчас в темнице этого замка.

– Не смей называть его так! Ты прекрасно знаешь, что его вины нет! – выкрикнула женщина. – Как ты можешь любезничать с мерзавкой, что погубила твоего сына, – женщина зло глянула на мою спутницу, – когда он медленно умирает внизу?!

– Ты тоже прекрасно знаешь, Алисэн, что я, как глава этого рода, обязан соблюдать закон. Андонир сам взял на себя обязательство, о котором его не просили. Сам покинул семью. И у меня нет повода отказывать Сильяре в праве присутствовать здесь, когда решается судьба ее…

Он замялся, пытаясь подобрать слово, но девушка перебила его.

– Вы не можете отказать, – неожиданно сказала она. – Аделина, – она бросила на меня взгляд, – его ортарэ!

– Нет, – ответил Ильтан непреклонно. – Ты знаешь и сама, что его излучения сейчас полностью блокированы, и проверить это мы не сможем. Прости, деточка, – неожиданно мягко добавил он, обращаясь ко мне. – Все равно уже ничего не изменить. Он нарушил запрет и заплатит за это.

– Он не нарушал! Это Конрад забросил его сюда, а вы…

– Пойдем, дорогая, – тихо произнесла та, которую мужчина назвал Алисэн. Судя по всему, мать Андонира. – Ты совсем озябла там, снаружи. Я отведу тебя в спальню для гостей.

Несмотря на чудовищность происходящего, я позволила взять себя под локоть и вывести из зала. Как бы то ни было, присутствие родных Андонира немного успокаивало. Он жив. Он где-то здесь, в замке.

Проводив меня до обставленной в темных бордовых тонах комнаты, она зашла следом и плотно закрыла за нами дверь.

– Как ты, наверное, уже поняла, я мать Андонира. Алисэн. Не знаю почему, но твое появление вселяет надежду. Ты ведь не интка? – спросила она и отвернулась к большому окну. – Очень похожа, но я не видела тебя в Энсколде прежде.

– Я человек. С Земли. Энланта.

– Человек… – прошептала она. – Вот как… Судьба не балует Нира. – Горько усмехнувшись, она развернулась. – И в который раз подкидывает задачки. Но в последний ли?

– Вы объясните, что происходит? Почему мне нельзя к нему? Почему вы сами не с ним?!

– Ох, дорогая. Обычай позволяет ему оставаться в родном замке, но мы не можем разделять с ним наказание. – Она снова всхлипнула и села на большую кровать, стоящую в центре комнаты. – Поверь, если бы я могла, я бы не отходила от него. Столько лет не видеть сына, мечтать о встрече с ним, а потом корить себя за эти мечты!

– Что… Что с ним сделают?

– Казнят, – подняв на меня полные боли глаза, твердо сказала она. – На рассвете прибудет патруль и доставит его на Плато Покаяния.

– За что? – с трудом выдавила я.

– Ты не знаешь? Он не сказал? Как это на него похоже. Нир был влюблен в Сильяру, и мы уже готовились к обряду слияния их пары. Оставалось выждать менее месяца из обязательных пяти, когда стало понятно, что этому не бывать. Андонир утратил к невесте всякий интерес так, будто она была рядовой инткой, не связанной с ним нитью привязки. Нир оказался буквально раздавлен стыдом и отчаянием. Такого еще не случалось прежде, чтобы один из связанных охладевал к избраннику.

Мы отменили обряд, но родители Сильяры негодовали и требовали исполнения обязательств. Тогда-то и началось самое худшее. Ильтан решил разобраться и сумел выяснить, что Сильяра с самого начала изображала несуществующую привязку. Да, ее семье, безусловно, был выгоден этот союз, но какой ценой! Глупая девочка совершила то, что строжайше запрещено – пыталась воздействовать на нити химически. Не без участия своего отца и дядюшки-ученого, разумеется.

– Я не понимаю. За что же изгнали Анда?!

– За нее. Он принял изгнание за Сильяру.

Минут через десять после того, как Алисэн покинула меня, я вышла в коридор. Тихо, стараясь быть как можно более незаметной, отыскала лестницу, по которой мы поднимались, и прислушалась к себе. Нить определенно тянула вниз. Однако испытать себя в роли следопыта мне не удалось.

– Ты идешь на ужин? – спросила Сильяра у меня из-за спины.

– Нет, – сухо ответила я. – А у тебя хороший аппетит, да?

– Ты винишь меня, конечно. Я тоже виню себя, поверь.

– Неужели.

– Не хочу врать тебе. Когда Анд согласился уйти вместо меня – я обрадовалась. Инты редко покидают Энсколд надолго. И почти никогда – навсегда. Я не представляла, как смогу жить в другом, совершенно чужом мире. Без шанса когда-либо обрести избранника и создать семью.

– Разумеется, – процедила я. – Анду, надо полагать, в Эндорфе было легко и радостно.

Сильяра насупилась.

– Возвращайся в комнату, сама ты все равно не найдешь вход в темницу. Я скажу всем, что ты отказалась от ужина. И…

Она развернулась, чтобы уйти.

– И? – спросила я.

– И вернусь.

Ожидание тянулось бесконечно. За окном уже полностью стемнело, а Сильяра все не появлялась. Я ходила из стороны в сторону, заламывая руки и до крови кусая губы.

– Я уже близко, Анд. Совсем близко, – прошептала я и услышала, как тихо отворилась дверь.

– Наконец-то! – воскликнула я.

– Тш-ш. Послушай. Я отведу тебя вниз, раз ты настаиваешь. Если об этом узнают – а об этом узнают, – меня накажут, но я сделаю это.

– Если ты закончила свои героические излияния, может быть, мы уже пойдем?

– Да. Но ты должна понимать, что тебе там будет плохо, – сказала она и указала на мои руки. Я проследила за ее взглядом и не поверила тому, что вижу. От кончиков пальцев до самой границы рукава кофты кожу покрывали бледные, чуть светящиеся голубым светом, узоры.

– Не важно, отведи.

И снова – подвалы и подземелья. Что-то я зачастила появляться в них в последнее время.

– Дальше я не пойду, – сказала Сильяра, когда мы подошли к очередной массивной двери. – Там должен быть еще один коридор и несколько комнат. Та, в которой держат Андонира, вероятно, единственная запертая.

– Ясно. Спасибо, – все-таки поблагодарила я и толкнула дверь.

Искать комнату не пришлось, нить буквально притянула меня к нужной. Да и с дверью Сильяра ошиблась: замка на ней не оказалось.

Здесь пахло сыростью, было сумрачно и очень холодно. Сердце громко стучало в груди, и, кроме этого звука, я больше решительно ничего не слышала.

– Анд?

Увидела его не сразу.

В разодранной одежде и отблескивающих в тусклом свете цепях он лежал у дальней стены. Неподвижно и молча.

– Анд! – позвала я снова и бросилась вперед.

Дотронувшись до него, едва не одернула руку, настолько холодной была кожа.

– Изверги! – зарычала я. – С такими родными и врагов не надо, – процедила, осматриваясь.

Никаких теплых вещей в обозримом пространстве не наблюдалось. Спасибо, на ледяной пол под Андом бросили какую-то шкуру. Заботливые.

– Милый? – Я стала тереть его плечи, желая согреть. Потом наклонилась, прислушиваясь к дыханию. Отрывисто и редко, но главное – Анд дышал. – Очнись, прошу тебя. Я не знаю, как согреть тебя, я теперь совсем не чувствую свой огонь. Твой мир, похоже, что-то сделал с ним. Анд, пожалуйста, без тебя я не справлюсь, ты нужен мне. – Я обняла его, и ледяные цепи неприятно врезались в кожу. – Твари! – выкрикнула в потолок и принялась тянуть путы на себя. Но они туго обхватывали Анда и не поддавались. – Я не студентка магической Академии, а недоразумение. Анд, ну же, подскажи! Огонь, которому ты столько учил, внезапно исчез, а врачеванию я так и не научилась. Что же эти гады сделали с тобой?..

Слезы застилали глаза, меня била крупная дрожь, руки тряслись. Я добралась, я рядом, только какой от этого прок, если ничего не могу сделать?! На смену отчаянию приходила злость. На себя, на семейку Анда и его самого, на Сайну и Конрада…

– Вот дура! Значит, не просто цепь? Твоя бывшая сказала, мне будет плохо здесь. Мне плохо, только не так, как она предполагала. Дрянь! И ты любил такую гадюку? Надо снять это, снять…

Заставила себя закрыть глаза и выровнять дыхание. Какая-то сила должна была во мне остаться. Нужно снять цепи из дурала, иначе Анд не дотянет и до утра.

– Все получится, получится, – шепнула я и крепко взялась за цепь, перетянутую через грудь Анда. Представила себе, как она покрывается белым инеем, замораживаясь и становясь настолько хрупкой, чтобы я без труда разломила ее. Эффект оказался неожиданным.

Участок цепи под моими ладонями в самом деле покрылся чем-то похожим на иней, только голубоватым и тут же истаявшим, едва я подняла руки.

– Так не пойдет.

Попробовала снова. На этот раз вместо того, чтобы убрать руки, надавила сильнее, и цепь хрустнула, а затем раскрошилась в тех самых местах, за которые я держалась.

Я воспрянула духом и, истерически улыбаясь сквозь слезы, принялась разламывать оставшиеся куски цепи и отбрасывать их в сторону. Через некоторое время мне удалось полностью освободить Анда от дурала. Стряхнув последние крошки, я крепко обняла любимого.

– Пожалуйста.

Соленые капли падали прямо на Анда, но я не могла остановить их поток.

– Дель… – прохрипел он и закашлялся.

– Слава богу, Анд! – воскликнула я и еще крепче обняла его.

– Ты раздавишь меня, девочка.

– Прости, – тут же отстранилась я.

– Как ты оказалась здесь? – спросил он и чуть приподнялся, опираясь спиной на стену.

– Я нашла шестой переход.

– Нашла…

– Нашла… – эхом отозвалась я. – И не позволю им навредить тебе, даже если ты будешь против! А потом можешь проваливать на все четыре стороны, – добавила, насупившись.

– Ты этого хочешь?

– А ты все-таки решил узнать мое мнение? – буркнула хмуро.

Анд приходил в себя, и во мне снова всколыхнулась обида.

– Дель, я дурак, – наконец выдохнул он. – Я считал, что знаю, как будет лучше и для тебя, и для меня самого. Отрицал, сколько мог, происходящее между нами и собственные чувства. И только здесь понял, как на самом деле коротка жизнь. И как непозволительно разбрасываться такими подарками, как любовь. Пусть обреченная быть недолгой, но настоящая и искренняя. Не навязанная физиологическими законами моей расы или обычаями. Я люблю тебя всем сердцем, Дель. Ты сможешь простить меня?

– Нет. Я бросила целый мир, вернее миры, на произвол судьбы, чтобы спасти твою зад… Чтобы высказать тебе, как терпеть тебя не могу, – рассмеялась я сквозь слезы.

– Несносная девчонка, ты можешь проявить немного милосердия и сказать прямо?

– Хочешь, чтобы я повторила еще раз?

Анд серьезно кивнул.

– Я люблю тебя, – сказала не менее серьезно. – И прощаю, если пообещаешь больше так не делать. Никогда. Что бы ни случилось. Обещаешь?

– Дель, ты же знаешь… – прошептал Анд и отвел глаза. – Я буду искать пути, но не могу обещать…

– Ш-ш-ш, я не прошу любить меня до гроба. И я отпущу тебя, как только стану безразлична. Но не решай больше за меня и не уходи, чтобы уберечь мое сердце. Ты разобьешь его снова.

– Не уйду.

Он провел рукой по волосам и чуть притянул меня к себе за шею. Я придвинулась ближе и прикоснулась губами к его губам. Осторожно, будто в самый первый раз.

– Правда любишь? – спросила тихо, заглянув в глаза.

– Правда, – улыбнулся Андонир. – Моя Дель. Моя ортарэ, несмотря ни на что.

– Ортарэ… Что это означает?

– Единственная, та самая, – прошептал Анд и снова погладил по волосам, словно боясь позволить себе большее. – Это язык драконов, но у интов слово прижилось так давно, что мы употребляем его, даже не задумываясь о происхождении. Так назвал тебя предводитель драконов, живущих в Эндорфе, а я не пожелал услышать его.

Анд нахмурился, уплывая в безрадостные мысли, и я решила сменить тему.

– Это Конрад заковал тебя в цепи из дурала?

Анд хмуро кивнул.

– Почему они не сняли?

– Я преступник.

– Это же неправда! Ты их сын!

– Аделин, они не могли. У нас запрещено облегчать участь тех, кто сам обрек себя. Конечно, родители не стали бы делать подобного сами, просто изолировали бы. Но и помогать, когда я появился здесь в таком виде, не имели права.

– Как давно ты здесь? Они ни разу не зашли к тебе?

– Не знаю, Дель.

– А у меня нет даже воды для тебя.

– Тут полно влаги вокруг. Призови.

– Сила не слушается меня.

– Не может такого быть. Однажды проснувшись, магия остается навсегда. Кроме крайне редких случаев с лишенными.

– А вдруг я тоже?..

– Что за глупости, Дель? Ты же попала в Энсколд. Да еще и избавила меня от дурала!

– Да, действительно, – согласилась я. – Тогда попробую.

Я прикрыла глаза, но тут же открыла их снова.

– Мне очень не хватало тебя.

– И мне, Дель. Даже не представляешь, насколько.

Я улыбнулась грустно и, с трудом заставив себя отвести взгляд от любимых ярко-синих глаз, сосредоточилась на задаче. Влаги вокруг в самом деле было в избытке, но пока собирала ее вместе, вымоталась и даже вспотела. Водная стихия подчинялась с большим трудом. Тем не менее мне удалось немного напоить Анда, чему я была несказанно рада. Хотя бы эта малость…

– Ты бы тоже поступил так? Не помог бы сыну? – решившись, все-таки задала вопрос, не дававший покоя.

– Дель, – выдохнул Анд. – Милая моя Дель… – Он прижал меня к себе и сказал: – Я слишком много времени провел в Эндорфе, я уже даже не совсем инт, я отверженный. И нет, я бы никому не позволил так обращаться со своими детьми. Но я вижу некоторые вещи уже совсем не так, как прежде, и не могу судить их, понимаешь?

– Нет, – покачала я головой. – Не понимаю. Давай просто не будем говорить об этом. Тебе теплее?

– Намного, – улыбнулся Анд.

– Чувствуешь себя лучше?

– Значительно, – подтвердил он.

– Тогда… – протянула я и осторожно села на него сверху. – Здесь ведь все равно чертовски холодно…

Анд хмыкнул и прижал меня сильнее. Потом уперся носом в шею, шумно втянул воздух и прошептал:

– Ты сводишь меня с ума, девочка. С тех самых пор, как внес тебя на руках в свой дом и уложил в свою постель, я только и делаю, что борюсь с собой, с навязчивым, безумным желанием сделать тебя своей…

– Анд…

Меня бросило в жар от его слов, и я подалась вперед.

– И я хочу того же, – тяжело дыша, выдохнула ему в губы. – Я и не знала, что так бывает. Похоже, я не обладаю такой выдержкой, как ты. Кажется, умру, если ты не…

Анд не дал договорить и сам накрыл мои губы поцелуем. Его руки сначала гладили спину, сминая ткань кофты. Потом скользнули под одежду, но обожгли не холодом, а жаром. Я выгнулась и крепче ухватилась за его шею. Внутри растекалось искристое счастье и… нетерпение. Прикосновения Анда становились все настойчивее. Но это не пугало – напротив, только распаляло желание. Я прихватила его мочку зубами, потерлась о щеку и потянулась к губам. Но Анд вдруг отстранился, осторожно приподнял мое лицо и серьезно спросил:

– Уже не отпущу, понимаешь?

– Мой. Навсегда, – согласилась я, блаженно улыбаясь. И тут же испуганно затараторила: – Я не то имела в виду…

– Глупышка, – шепнул Анд и снова поцеловал. Невероятно нежно и волнующе, унося далеко из сырого подземелья и неприветливого Энсколда.

– Я совсем потеряла голову, – выдохнула я виновато и решительно отстранила любимого. – Надо выбираться отсюда! Ты истощен и голоден, замерз, а главное – твоя мать сказала, что за тобой придут уже утром!

– Ну, согреться я, положим, успел основательно, – усмехнулся Анд. – А в остальном спорить не буду. Мой визит к родственникам и так затянулся.

Я поднялась, протянула Анду руку и испуганно замерла.

– Моя сила. С ней в самом деле что-то произошло, когда я появилась здесь. Анд, что, если я больше не ключник?!


Глава 23

– Аделин, все получится. Ты веришь мне?

Я растерянно молчала, отчаянно желая поверить, но не менее отчаянно боясь ошибиться.

– Огонь не согрел, когда я замерзала. Чувствуя, где ты, переместиться я не могла. Что, если не выйдет и сейчас?

Андонир подошел очень близко, наклонился, почти касаясь своим носом моего, успокаивающе, нежно провел по щеке.

– Прислони ладонь и подумай о месте, где хотела бы оказаться, – сказал он тихо и, когда моя рука почти коснулась поверхности двери, вдруг поцеловал.

Тьмы безмирья я не увидела, но впервые так обрадовалась пугающему прежде ощущению невесомости. Удалось!

На ощупь, ведомая лишь чутьем, я плечом распахнула дверь в Эндорф. Прямиком в дом Анда.

Как безумные, мы жарко и самозабвенно целовались, не в силах оторваться друг от друга и не обращая ни на что внимания.

Пока, громко сопя, между нами не вклинился громадина Гуся.

Анд рассмеялся, одной рукой теребя питомца, и едва не упал, когда тот решил запрыгнуть на него сверху. А потом Андонир поднял на меня полные задора и радости глаза и переменился в лице.

– Дель… – Анд смотрел ошарашенно. – Что же это?!

Опустив взгляд, сразу поняла, о чем он.

– Да, – смутилась я. – Они появились после того ветра. Он будто выдул из меня всю силу и заменил чем-то другим.

– Как же это… Я не просто дурак, Дель, я трижды идиот! Любимая.  – Он подхватил меня и закружил. Но пошатнулся и быстро опустил на пол.

– Анд! – сказала я грозно. – Тебе нужно отдохнуть и набраться сил.

Судя по сумраку за окном, тут тоже была ночь, и своим появлением мы, похоже, разбудили Кельту. В чем-то отдаленно напоминающем ночную сорочку она появилась в дверях.

– Мальчик мой! – воскликнула сколдка и, подойдя, приобняла Анда. – Хвала воину небесному, цел!

– Относительно, – хмыкнула я. – Ему нужно принять горячую ванну и поесть. Только скорее, пока не заснул. А уже потом спать.

Кельта как-то хитро посмотрела на меня и сказала:

– Я наберу в купальне внизу. Там намного удобнее, чем в маленькой ванне.

Я бы не назвала ванну Анда маленькой, но спорить не стала.

– Спасибо. Мы тогда пойдем пока прямо на кухню.

– Это верно, деточка. В холодном шкафу Анда всегда ждет ужин. Поешьте и спускайтесь. Все будет готово.

Пока шли на кухню, доставали еду и садились за стол, Анд молчал и не сводил с меня взгляда. Странно восторженного и восхищенного.

– Что такое? – не выдержала я, не донеся ложку до рта.

– А ты еще не поняла, моя маленькая ортарэ?

– Что я должна была понять, тан наставник? – съязвила я.

– Ну уж нет! – воскликнул Анд и, в мгновение ока оказавшись рядом, прижал к себе, уткнулся в шею. – Больше не наставник. Никогда. Твой ортар. И муж, когда ты свыкнешься с этой мыслью.

– Что?! – вконец растерялась я. – Анд, что ты такое…

– Тш-ш… – Он приложил палец к моим губам. – Ты выбрала меня, и сила твоя последовала за моей. Твоя нить пробила блок, который я сознательно выставил против любых привязанностей. Уверенный, что вне родного мира не смогу встретить свою ортарэ. Я чувствовал изменения, но отрицал их. Сердце мое выбрало тебя, а сила последовала за твоей. Понимаешь?

– Нет, – прошептала я потрясенно.

– Привязка, Аделин. Ты направила свою нить ко мне и получила ответ. Как можно было не понять этого сразу?! Почему мне потребовалось так много времени и подсказок? Пожалуй, инты слишком закостенели в своем ограниченном мирке. Хвала Эндорфу!

И он рассмеялся. Облегченно и счастливо. Так, как при мне не смеялся еще ни разу.

– Разве это возможно? Я же человек, Анд.

– Человек, – тихо повторил он и, приподняв мою руку, нежно поцеловал. Тыльную сторону ладони, запястье и дальше – почти до самого плеча. В тех местах, где его губы касались кожи, загорались бледные, но тем не менее отчетливо видимые светящиеся узоры. – Когда ты призывала воду, мне показалось, что лицо твое сияет, но я не разглядел узоров.

– Как же это возможно? Я ведь не интка…

– Не знаю, Дель. И мне впервые все равно, – улыбнулся он.

– Анд! Со мной творится неизвестно что, и мне не все равно!

– Прости. – Он потерся щекой о мою руку и отпустил ее. – Расскажи с самого начала, как ты попала в Энсколд и что случилось, когда появилась там.

– Расскажу, – буркнула я. – Сразу после того, как поешь.

Анд снова рассмеялся, но послушно вернулся за стол и не проронил больше не звука, пока мы ели. Только по-прежнему не сводил глаз, отчего я с трудом различала, что жую – вкуснейшую стряпню Кельты или пустую ложку.

Когда мы закончили, Анд подал мне руку и отвел обратно в гостиную. Сел в широкое кресло у горящего камина, который, судя по всему, успела разжечь Кельта, и как маленькую, полулежа, усадил себе на колени.

Меньше всего в таком положении мне хотелось говорить о причудах магии, шестом переходе и проблемах Эндорфа, но я понимала, что это необходимо.

– Началось с того, что я стала видеть знаки, – сказала я. – Вихрь, огненные символы и капли указывали путь. Я поняла не сразу, а когда пошла за ними, уперлась в каменную стену. Не знаю, как это получилось, но… рука прошла прямо сквозь нее, и стена раскрошилась, а за ней я нашла арку перехода.

– Значит, инициация последней стихией. Земной, – сказал Анд задумчиво.

– Думаешь? Но с чего вдруг?

– А с чего в тебе просыпались последовательно все остальные? – ответил он вопросом на вопрос.

– Это вы у меня спрашиваете, тан наставник?

– Какая непослушная ортарэ мне досталась! Опять придется объяснять, как правильно следует называть своего ортара!  – воскликнул он и, не дав опомниться, поцеловал.

– Анд! – смеясь, возмутилась я. – Ты же наверняка понимаешь лучше меня, что происходит. Скажи.

– Понимаю. Очень хорошо понимаю. Любимая сидит у меня на коленях, так притягательно близко, что сдержаться и не поцеловать ее совершенно невозможно.

Я легонько стукнула его в грудь.

– Ты невыносим. Куда ты дел моего серьезного сдержанного Анда?

– Наверное, оставил его в подземелье в Энсколде, – шепнул он и снова прикоснулся к губам. Едва ощутимо и невесомо, но так волнующе, что я непроизвольно сама потянулась за его губами.

– Люблю тебя и никому не дам в обиду. Правда, пока не знаю как. Четыре стихии – бывает ли такое? И куда они подевались теперь?

– Ты говорила про ветер. Что именно произошло, когда ты появилась в Энсколде? Это было похоже на самое первое появление в Эндорфе?

– Да! Пожалуй, что да. Меня скрутило сразу, как только вышла из перехода. Сковало, выморозило, а этот ветер словно выдул всю силу, что была внутри, оставив после себя лишь голубые крупинки. И по всей видимости, теперь я почти ничего не могу намагичить… Он в самом деле выдул мою силу, – добавила уныло.

– Аделин, ты же видишь сама: сила не покинула тебя. Просто поменяла форму. Преобразовалась.

– И во что же она преобразовалась? Эти узоры? Сила интов?

– Невероятно, но похоже на то, – ответил Анд. – Я не видел подобных узоров ни на ком другом.

– Значит, это именно то, что она искала?.. Сила, подобная твоей? Или это тоже временно?

– На этот вопрос со стопроцентной уверенностью я тебе не отвечу, – обведя мои губы пальцем, прошептал он. – Но могу сказать точно, что мои чувства к тебе – уже навсегда.

Смутившись, я опустила глаза. Навсегда с тем, кого любишь всем сердцем? Звучало волшебно, но что, если он передумает? Осознает, что я не подхожу ему? Как можно такое загадывать?

– Эта привязка, – спросила я тихо, – она… обязывает тебя остаться со мной навсегда?

– Дель. – Он приподнял мое лицо, вынуждая посмотреть на него. – Я люблю тебя. Люблю, понимаешь? Привязка – лишь подтверждение, что силы наши подходят друг другу так же, как и взаимны чувства. Люди часто расстаются?

– Да, – призналась я. – Одна пара на всю жизнь – большая редкость. А в последнее время – почти несуществующая роскошь.

– Тебя это пугает? Ты не уверена, что хочешь связать свою жизнь с моей?

– Нет! Не в этом дело. Просто сложно вот так сразу привыкнуть к этой мысли, – сказала, улыбнувшись. – Еще несколько часов назад я была уверена, что не нужна тебе и быть вместе мы никогда не сможем.

– У меня будет возможность исправить это, – шепнул он, целуя в шею. – Ведь так?

– У тебя неплохо получается, – благосклонно согласилась я и чуть откинулась назад.

И в этот самый момент Гуся, смиренно ждавший своей порции ласк, не выдержал и плюхнулся на нас сверху.

– Раздавишь! – рассмеялась я, безуспешно пытаясь отпихнуть арата. – А ведь я не поверила, когда ты говорил, что он вырастет очень быстро!

– Альгус, вниз! – скомандовал Анд и, усадив меня в кресло, спустился, чтобы обнять котенка. – Я боялся, что загубил его по глупости. Простишь меня, дружок?

Гуся ткнулся мордой ему в лицо, а потом смачно лизнул щеку.

– Что случилось тогда? Я видела сон. Про тебя и Конрада. А потом Марс сказал, что тебя куда-то переместила Тиния. Это правда?

– Да, так все и было. Тиния перенесла меня и арата прямиком в комнату, отделанную дуралом.

– Значит, она… предала?

Анд нахмурился и зло, сквозь зубы процедил:

– Конрад умеет убеждать. Тин сказала, он убил бы Дарла.

– Выходит, Дарл тоже у него?! Но разве он отпустит их?

– Дель, думаю, Тиния надеялась, что я справлюсь. Она не знала, что из-за своей глупости я почти лишился силы. Да и дурал… Не понимаю, где Конрад достал его столько. И зачем? Ведь, кроме меня, в Эндорфе практически нет интов.

– За что он так ненавидит тебя?

– Я уже не в первый раз нарушаю его планы, – ухмыльнулся Анд. – И, будем надеяться, не в последний. Куда действеннее было бы просто убить меня.

– Анд!

– Прости, любимая. Я жив. Благодаря тебе жив.

– И что же теперь делать? – растерянно спросила я. – С Дарлом ведь все в порядке, правда? Надо остановить Конрада! Группа огневиков ждала в лесу недалеко от Академии, когда я разыскала переход. Марс должен был отключить защиту, чтобы они могли попасть внутрь.

– Это хорошо, – кивнул Анд. – Ты все сделала правильно. Иди ко мне. – Он снова сел в кресло и усадил меня на прежнее место. – Сейчас нужно отдохнуть, а завтра я разведаю обстановку в Финфорте.

– Мы разведаем, – поправила я, положив голову ему на плечо.

– Даже не сомневался.

– Я там учусь!

– Ну да. Разумеется, – протянул он.

– Ну хорошо. Пытаюсь учиться. Насколько это возможно в таких условиях. Но уж сидеть в стороне и ждать точно не буду! Жаль только, с силой опять какая-то ерунда в самый неподходящий момент!

– Это далеко не ерунда. Но да, придется начинать все заново. Осваивать видоизмененную магию и ее возможности.

– Жуть, – сказала я и, зевнув, поудобнее устроилась на Анде.

– Не жуть, а уникальный случай, – шепнул он.

– Угу. И как в нем теперь разбираться? Опять на ощупь?

– Как минимум дар ключника остался с тобой.

– Страшно подумать, что случилось бы, если бы не остался, – поежилась я. – Почему ты был так уверен? – спросила, подняв на него глаза.

– Ты прошла в проход за Дарлом еще до того, как инициировалась в Эндорфе. Значит, это врожденный дар. Просто спящий до времени. Тебе только недавно исполнилось двадцать, моя маленькая девочка.

Поразмыслив над тем, не стоит ли обидеться на такое заявление, я решила, что нет. Пусть маленькая, пусть девочка. Главное – твоя и с тобой. Я довольно улыбнулась и снова закрыла глаза. Сон уже понемногу туманил мысли, но узнать новое все-таки хотелось.

– Значит, в людях на Земле тоже спит сила?

– Уверен, что так. Но по какой-то причине не имеет возможности проявиться. Твою, судя по всему, пробудило появление носителя того же дара.

Я представила себе людей, внезапно обнаруживших в себе магические способности, управляющих стихиями и в открытую путешествующих между мирами. И то, как могла бы измениться на Земле жизнь, прими они эти знания и овладей ими. Энергия, производимая без ущерба природе, сельскохозяйственные растения, одинаково хорошо растущие в разных, даже почти непригодных для этого условиях, побежденные неизлечимые болезни и невероятные горизонты познания других миров и разумных существ. Картина возможного будущего захватила меня настолько, что я восторженно распахнула глаза. И тут же вспомнила о другом.

– Анд, что, если я больше не увижу их?

– Кого, малышка?

– Жилы. Те самые, что могут напитать магией переходы. Моя сила изменилась, и я не знаю теперь, на что она способна, а на что – нет. Тартас, тот лишенный на Земле, да и дракон тоже, говорили, что я смогу, но тогда я еще не побывала в Энсколде. Анд, я боюсь.

– Ты видела жилы и не попыталась направить их к переходам?

– Нет, Анд, – покачала я головой. – Не попыталась. Я думала только о тебе и Энсколде. Прости.

– Ты просишь прощения за то, что спасла мою непутевую жизнь? – улыбнулся он. – За то, что подарила счастье, на которое я уже и не надеялся?

– Нет. И поступила бы так снова, – уверенно ответила я. – Пусть даже ценой возможности вернуться домой. Для себя и всех остальных.

– Мы постараемся этого не допустить. Умение видеть подпространство – это даже не разновидность силы. Скорее, особенность восприятия. Думаю, с ней ничего не случилось. По-хорошему, конечно, следовало бы посвятить медитациям и упражнениям не один день, чтобы разобраться во всех изменениях…

– Но у нас нет этих дней.

– Да, боюсь, что так.

– Главное, ты будешь рядом. Ты ведь будешь?

– Всегда, – прошептал он и поцеловал меня в макушку.

Гуся сладко сопел на ковре рядом с креслом, в камине, тихо потрескивая поленьями, горел огонь, Анд гладил меня по волосам и глубоко, спокойно дышал. И пусть вокруг творилось неизвестно что, а я очень плохо представляла себе, как со всем этим справиться, в эти мгновения я была по-настоящему счастлива.

Проснулась уже утром в кровати Анда, куда он, судя по всему, меня перенес. Самого Анда рядом не было, но из ванной доносился негромкий шум воды. Да, до купальни мы вчера так и не добрались…

Я сладко потянулась и вообразила, как войду сейчас туда, к нему.

– Кошмар! – рассмеялась и тут же представила, как обрадовалась бы Олеська таким мыслям своей неприступной подруги. Да и родители тоже. Они хоть никогда и не говорили со мной на эти темы, но наверняка были бы рады узнать, что я больше не одна.

Родители… На первом курсе меда я не видела их почти целый год, но, кажется, не тосковала так, как остро ощутила это сейчас.

– Я ключник! – сказала себе. – Все еще ключник. А значит, обязательно увижу их на обещанных каникулах или тогда, когда пожелаю.

Приободренная этим пониманием, я встала и уткнулась взглядом в обнаженный торс Анда. В одних лишь брюках, с мокрыми волосами и полотенцем в руке он выглядел более чем впечатляюще.

– Уже проснулась? – как ни в чем не бывало спросил этот бог.

Я сглотнула и, не отрывая от него глаз, кивнула.

– Пожалуй, отдам свою рубашку тебе, – усмехнулся он, подходя ближе.

– Зачем? – выдавила я.

– А ты не догадываешься? – шепнул он, наклонившись к самому уху.

Я снова сглотнула.

– Нет.

– Это умопомрачительно приятно, когда ты вот так смотришь на меня, моя ортарэ. В такие моменты мне хочется наплевать на все планы и обязательства, скрутить тебя в охапку и… – Он красноречиво посмотрел на кровать.

– Анд! – возмутилась я, приходя в себя. – Ты… Ты… А если я начну разгуливать перед тобой без одежды?!

Кажется, зря я это спросила. Как обращаться с этим новым, раскрепощенным Андом, я пока не знала.

– Тогда процесс ускорится в несколько раз, – выдохнул он мне в губы и поцеловал.

Я хотела мягко отстранить его, напомнить, что мы собирались в Академию, но быстро передумала и, ухватившись за шею, с пылом отвечала на ласки.

Планы на день спас Гуся. Он с грохотом распахнул дверь в спальню и, вклинившись между нами, поднял свои изумительные голубые глаза.

– Уверен, Кельта тебя покормила, – сказал Анд строго, на что котенок чуть подпрыгнул и ткнулся мордой ему в руку.

– Он по тебе скучал. И я тоже.

– Знаю, малышка. Мы больше этого не допустим, – серьезно сказал Анд, невесомо поцеловал и потянулся к креслу. – Рубашку все-таки возьми.  – Честные-честные глаза и хитрая улыбка. Я удивленно приподняла брови. – Пока завтракаем, Кельта приведет твою одежду в порядок, – пояснил он и провел рукой по рукаву моей кофты, покрывая кожу мурашками так, будто ткани на ней не было вовсе.

– И в столовую идти в одной только рубашке? – уточнила я.

– Да, – со всей серьезностью ответил Анд. – Лучше все-таки в рубашке.

– Да ну тебя, – рассмеялась я и, взяв предложенное, убежала в ванную.

За время завтрака чудесная Кельта в самом деле умудрилась основательно почистить мою форму и вернула ее аккуратной стопкой.

– Спасибо, – искренне поблагодарила я и пошла обратно в спальню Анда, чтобы переодеться.

Конечно, мужская рубашка – не лучшая одежда для появления в Академии, да еще и в компании владельца оной, но расставаться с трофеем было жалко, и я медлила.

– Давно заметил, что ты неравнодушна к моей одежде, – шепнул Анд, подойдя сзади. – Одна мантия, другая… Теперь вот – рубашки.

– Не знаю, как мантии, но твои рубашки мне к лицу, разве нет? – протянула я, оборачиваясь.

– Еще как, – согласился он. – Но на созерцание тебя в таком виде у меня теперь исключительные права!

– А в таком? – спросила я, начиная расстегивать пуговицы.

– О, несносная ортарэ! С тобой я буду появляться на службе к вечеру!

И он стремительно вылетел из спальни.

Я рассмеялась и в самом деле поторопилась. Быстро переоделась в мягкие бархатистые брюки, блузу, пиджак и сапоги. Стянула волосы в тугой хвост и, даже не посмотрев на себя в зеркало, выскочила из комнаты.

Анд вместе с Гусей ждали в гостиной.

– Надеюсь, меня еще не успели отчислить, – сказала я и взяла Анда за руку. – Не знаю, где оставила свой браслет.

– Хм, сразу двоих я вас не проведу. Альгус, жди! – скомандовал Анд и потянулся к зеркалу, служившему порталом.

И ничего. Гладкая поверхность продолжала отражать наши чуть нахмуренные лица, не думая пропускать в Академию.


Глава 24

– И что это значит? – опешила я. – Не работает?

– Конрад знал об этом портале? – спросил Анд.

– Да, знал, – кивнула я. – Только зачем ломать портал, если он думает, что… убил тебя.

– Да, нелогично. Скорее уж наоборот, он попытался бы им воспользоваться. Значит, что-то другое. Придется добираться до Академии на грите. Дель, может, ты все-таки останешься здесь, пока я выясню, в чем дело?

– Ну уж нет! – воскликнула я, с ужасом представляя, как смогу отпустить Анда одного.

– Альгус?

Арат мяукнул и цокнул когтями о паркет.

– Ну ладно, пойдемте. Опять мантия? – усмехнулся Анд, подмигнув.

Грит – не дракон, и мантия в полете на нем спасала от холода плохо. Как и Анд, сидящий сзади и крепко прижимающий к себе.

– Ты стучишь зубами громче, чем грит взмахивает крыльями.

– Терпеть не могу гритов! Я хочу на дракона! – пожаловалась я. – Или свой огонь обратно!

– А Альгусу нравится, – сказал Анд, вероятно, чтобы отвлечь меня. И в самом деле: Гуся несся под нами, разметая вихри снега, и выглядел при этом вполне счастливым.

– Удивительно, – буркнула я. – Как вообще вы живете в этом жутком Энсколде? Там же холоднее, чем в Антарктиде!

Как будто в ответ на мои стенания, начался сильный снегопад. Грит, явно радуясь забаве, ловил снежинки пастью и кружил в воздушных потоках. Я – жмурилась и пыталась хоть что-нибудь разглядеть.

– Уже скоро? – спросила нетерпеливо. – Давно должны были долететь. Ты видишь Академию?

Я произнесла это и онемела. Впереди показались не то облака, не то клубы густого серого дыма с бьющими в них лучами зеленоватого света. А внизу, там, где прежде возвышался замок – груды серого камня с чем-то сияющим по самому центру.

– Что же это… – выдохнула я.

– Снижаемся. Сейчас! – скомандовал Анд и направил грита к земле.

Я не могла пошевелиться, вновь и вновь прокручивая в голове увиденную картину.

– Не понимаю…

– Нет больше Академии Финфорт, – сказал Анд, слезая с грита и помогая мне. Лицо его, будто превратившись в каменную маску, не выражало никаких эмоций. – Останьтесь здесь, – обронил он и забросил поводья зверю за спину.

– Не-е-ет, – заикаясь, пролепетала я.

Анд нахмурился, но не стал спорить.

Оставив грита, мы пробирались через сугробы пешком. Несколько раз я замечала мелькнувшие тени – напуганные гриты разбежались по лесу. А потом мы вышли на небольшую поляну, где, прижавшись друг к другу, сидело с десяток студентов.

– Что произошло в Академии? – спросил Анд грозно, на что бедняги не смогли выдавить ни слова. Лишь еще более испуганно округлили глаза.

– Где остальные? – спросила я, подойдя.

– Мы не знаем, – ответила миниатюрная фейнка, выглянув из-за спины друга. – Куда нам идти, если переходы не функционируют, а Академия разрушена?

– Тут неподалеку деревня, с таверной и даже постоялым двором. Есть среди вас специалисты по магическим животным?

– Камил, – ответила девушка и обернулась в поисках парня.

– Успокойте и приведите гритов, на них будет куда быстрее, – сказала я и заметила на белом снегу кровь.

– Среди вас есть раненые? – спросил Анд.

– Да. Несильно, – ответила все та же фейнка, и слезы потоком потекли по ее щекам. – Мы целы. Мы…

– Аделин, нужно двигаться дальше. Вы знаете, где ближайшая деревня? – спросил он громко. Фейнка кивнула. – Выясните, есть ли сообщение с городом, и если возможно – улетайте подальше отсюда.

– Хорошо, – пискнула она и потянула сидящего рядом парня за руку.

Чем ближе мы подходили, тем отчетливее слышался свист. Он то сливался с другими звуками, становясь почти неотличимым, то выходил на передний план и затмевал собою все. И этот свист отчего-то не давал мне покоя. Меня тянуло туда, к его источнику, нестерпимо хотелось узнать, куда он зовет.

Но до Академии мы не дошли.

Еще пару раз нам попадались небольшие группы студентов, потерянно бредущих неизвестно куда. Они шарахались от Гуси и молча проходили мимо.

– Это шок, – пояснил Анд, даже не попытавшись с ними заговорить.

А потом мы увидели наших огневиков и Марсуса. Палатки, разбросанные вещи и вытоптанный до самой земли снег. Похоже, тот самый лагерь, откуда я перемещала Марса в последний раз. Поддавшись эмоциям, я кинулась обнимать сколда. Анд же сразу перешел к делу.

– Эвакуацию успели провести?

– Частично, – ответил Марс. – Нам удалось отправить дирижабль, как только все началось. Он чудом уцелел, когда прогремел взрыв. Такого мы, конечно, не ожидали…

– Пострадавшие?

– Мы не знаем точного числа, но много, Анд. Непростительно много.

– Конрад?

– Он не выходил. Восточное крыло почти не пострадало. Думаю, он там. И, надеюсь, большинство тех, кого мы не досчитались, тоже.

– Ректор?

– Мы его не видели.

– А Аиша? Где Аиша? Лиран, Борг, Рен, они в порядке? – Я заозиралась по сторонам. Ни одного из названных. – Марс, они улетели дирижаблем?

– Аделин, у нас не было возможности отследить всех.

– Да что такое вообще случилось? Как можно вот так запросто разрушить целую Академию?! – На смену внутреннему ступору приходили осознание и паника. Меня начинало трясти. – Где они, Марс?!

– Дель. – Анд подошел и обнял за плечи. – Нужно собрать всех блуждающих по лесу и доставить в деревню, – сказал он Марсу. – Договориться с местными. Отправь двоих из группы, и пусть вернутся, как только закончат. Из наших все уцелели?

– Да, – кивнул сколд. – Мы все сделаем. Преподаватели из тех, кто был в состоянии, уже увели многих. Андонир, тебе надо это увидеть, – позвал он, указывая в сторону Академии.

Я вырвалась и закричала:

– Аиша!

Обогнав Анда, побежала вперед. Туда, где нарастал свист и, вторя ему, небо прорезали зеленые лучи.

Добравшись до небольшого пригорка, с которого открывался самый полный вид на утес с Академией, я, кажется, перестала дышать.

Черное, серое и… красное на снегу. Даже издалека.

Дознаватели в черном, цепочкой растянувшиеся вокруг того, что осталось от Академии. Серые обломки, беспорядочно разбросанные вокруг. Не так много, как могло бы быть. Частью они, вероятно, упали прямо в океан. И кровь. Капли, дорожки и целые лужи, не везде успевшие затянуться свежевыпавшим снегом. А еще – тела в зеленых студенческих мантиях. Почти незаметные в окружающем хаосе, но буквально приковывающие взгляд неестественностью поз – будто кучки сломленных кукол.

Я дернулась вперед, но меня удержали.

– Пусти! – прокричала я, даже не посмотрев кто. – Почему никто не убрал их?! Что, если они еще живы?! Что, если там Аиша!

Я резко развернулась и дернулась снова, но Анд крепко обнял и насильно отвел в сторону.

– Аделина, мы увели всех, кого смогли, – сказал Марс. – Живых и раненых. Кого успели. Конрад выставил своих ищеек почти сразу.

– Это он? Он сделал это?! Зачем?!

– Дель, послушай. Тебе придется успокоиться и посмотреть еще раз. Тебе знакома та переливающаяся сфера, что возвышается сейчас на месте центрального корпуса?

– Это переход, – даже не оборачиваясь, тихо ответила я. – Он, конечно, выглядел не так. Сфера, видимо, нечто вроде защиты. – Сказала – и сама удивилась, осмыслив сказанное. – Значит, Конрад все-таки нашел переход и пытался им воспользоваться? Или уничтожить?

– Не думаю, что он хотел разрушать Финфорт. Взять под контроль крупнейшую Академию Эндорфа, отслеживать всех ее выпускников, влиять на их сознания – куда более перспективная цель. Впрочем, не главная, – сказал Анд.

– Значит, шестой переход? – спросил Марс.

– Да, он все это время был спрятан глубоко в скале под Академией, но что-то вынудило его подняться.

– Конрад. Андонир, послушай. Тебе нужно сообщить в Совет и позвать Амона и его команду. И всех, кто сможет прибыть быстро. Они выставили патруль по всему периметру и натянули между собой защитную сеть. Так просто туда не пройти.

– Восточное крыло – это ключники?

– Да, Анд. Нам нужна помощь.

– Аделин, нам придется вернуться.

– Анд, я не могу! Я не нашла Аишу!

– Я тебя не оставлю здесь одну.

– Сейчас. Дай мне минутку. Вдруг получится?

Глубоко вздохнув, я прикрыла глаза, всеми силами настраиваясь на подругу. Нет, переместиться не удалось, зато я почувствовала слабый отклик и почти увидела тоненькую нить, петляющую между деревьев и уходящую в глубь леса вправо. Я метнулась туда и уже скоро разглядела знакомую фигурку. Жива!

Склонившись над кем-то, Аиша водила руками и тихо бормотала.

– Аиша!

– Аделин! – Она вскочила и бросилась ко мне. – Я не знала, где ты! Так боялась, что Конрад добрался до тебя. А потом начался этот ужас.

– Прости, прости! Это вышло случайно. Я нашла шестой переход и переместилась в Энсколд вызволять Анда.

– Шестой переход?

– Да… Что, если это я привела туда Конрада?

– Так это арка перехода? – подал голос Лиран, чуть приподнявшись. Я невольно улыбнулась: он тоже цел!

– Даже не думай, Лиран, – грозно сказала Аиша, моментально оказавшись рядом, и прижала его обратно к земле. – Тебе нельзя вставать.

– Что случилось?

– Его отбросило взрывом и перебило спину. – Сердце ухнуло вниз. На Земле после таких травм не встают. – Он поправится, – тут же заверила Аиша. – Я прирастила связи, да и регенерация у сшеев хорошая. Но двигаться ему пока нельзя, – взглянув на Лирана, добавила она. А потом снова посмотрела на меня и очень тихо, печально спросила: – Что же нам теперь делать, Аделин?

– Мы можем забрать вас, если раздобудете грита, – сказал Анд, выходя у меня из-за спины.

– Нет-нет, никаких гритов.

– Спасибо, тан Андонир, – ответил Лиран. – Мы сами доберемся до деревни чуть позднее. Эта девушка позаботится обо мне, – улыбнулся он и, готова поклясться, посмотрел на нее с любовью.

Анд лишь кивнул в ответ и взял меня за руку.

– Тогда пора.

– Иди, – сказала Аиша. – Мы обязательно найдемся, когда все это закончится, ведь так?

И она снова крепко обняла меня.

– Обязательно, – прошептала я.

Анд отошел чуть в сторону и громко свистнул, призывая нашего грита. Когда мы взлетели, я посмотрела вниз, проверяя, на месте ли Гуся, но увидела не только арата.

– Стой! Анд, подожди!

Ничего не спрашивая, Анд резко направил зверя вниз, и тот, взметая вихри снежинок, приземлился рядом с ошарашенным профессором.

– Аделина, напугала, девочка. Но как же я рад тебя видеть!

– И я, тан Альфред, и я. Почему вы до сих пор в лесу?

– Ну… Признаться, я немного растерялся. Надеюсь, в скором времени всех отправят в безопасное место…

– Тан Альфред, – сказал Анд. – Почту за честь на это время принять вас в своем доме. Не побрезгуйте гритом, помощь может прийти еще не скоро.

– О, ну что ж. Благодарю вас!

Путь назад совсем не запомнила. Перед глазами стояли разрушенная Академия и тела погибших студентов, в душе поселились пустота и холод. И Анд на этот раз не согрел меня.

Едва добрались до дома, он ушел в кабинет, плотно закрыв за собой дверь.

– Ему нужно не просто доложить Совету, – сказал тан Альфред, который, судя по всему, успел поговорить с Андом во время полета, – но убедить сильнейших магов, по сути, выступить против официальной власти Эндорфа, под прикрытием которой действует Конрад. Далеко продвинулся Орден, слишком далеко…

– Но зачем это правителю Эндорфа? Неужели ему мало власти? Он тоже жаждет контролировать все перемещения в Шестимирье?

– Не думаю, Аделин. Впрочем, как знать. В любом случае Конрад, очевидно, нашел, чем прельстить его. Монархия, знаешь ли, не самая прогрессивная форма правления. Альтамас молод, горяч и, как видно, недостаточно хорошо пока разбирается в людях. И не-людях. Да и Совет чрезмерно расслабился, привыкнув, что именно их решения всегда имеют реальный вес. Конрад же тем временем не только настраивал правителя против них, но и подминал под себя силу в виде поддержки дознавателей.

– Но вы ведь сами говорите, что это сильнейшие маги! Что им какие-то дознаватели? Почему они не дадут отпор?

– Сильнейшие. Только их не так много, и не все из них в открытую пойдут против официальной власти.

– А если поговорить с этим Альтамасом? Объяснить, что Конрад использует его?

– Будь уверена: разрушение Финфорта не сойдет Конраду с рук. Но нам остается только ждать решения Совета. На данный момент сила все еще на стороне Ордена.

– А мы столько времени потеряли из-за этих перелетов! Терпеть не могу гритов! И закон подлости, по которому именно сейчас, когда это так необходимо, я лишилась способности перемещаться!

Тан Альфред прищурился.

– Лишилась? Как любопытно. Что же стряслось?

– Я прошла шестым переходом, профессор. В Энсколд. И мир Анда что-то изменил во мне. Опять.

Я вытянула перед собой руки и вспомнила то ощущение, когда ломала цепи Анда. Кисти послушно покрылись тонкой коркой голубоватого инея.

– Сила интов? Невероятно! – воскликнул профессор. – Ты, похоже, собрала уже всю возможную магию в Эндорфе. Что же это за волшебная губка в тебе поселилась?

– Уже не губка. Интересно, инты умеют призывать воду?

– Об их силе известно немного, лучше спросить прямого носителя этой магии, – подмигнул он.

– Да, надо спросить. Кажется, Анд говорил, что стихии им не чужды. Получается, противоречий нет. Энсколд одарил меня силой интов, и со мной остался дар ключника. Это все, тан Альфред. Чего мне по-настоящему жаль, так это пропавшего зря пламени дракона. Его сила пригодилась бы сейчас.

– О-о-о, – только и произнес профессор. – Если останусь жив – всенепременно напишу о твоем случае книгу. Ты не возражаешь? Что еще остается старику, обделенному такими дарами?

– Не против, – грустно улыбнулась я. – Вдруг вы докопаетесь до причин. Почему Эндорф и Энсколд так повлияли на меня, но не повлияли, скажем, на вас?

– В Энсколде я не был, – пробормотал профессор. – А в Эндорф попал совершенно случайно. Спасался от уличных воришек. Причем они успели пырнуть меня ножом, и я истекал кровью. Я забежал в дверь дома за одним господином и, плохо соображая, что делаю, распахнул там одну из дверей. Ведущую в Эндорф.

– Почему же не вернулись назад?

– Ничего радостного в Энланте меня не ждало, а Эндорф открыл такие возможности познания, от которых я не смог отказаться. Но не будем обо мне. Куда интереснее поразмыслить над твоей историей, девочка.

Размышлять впустую мне не хотелось, а потому, когда пришла Кельта, чтобы пригласить нас на ужин, я обрадовалась. Только вот когда на мой вопрос об Анде она грустно покачала головой, радость быстро схлынула. Кусок не лез в горло, но в присутствии тана Альфреда я старательно «держала лицо» и послушно жевала.

Профессор ушел спать в отведенную ему комнату, а Анд так и не вышел из кабинета.

Я осталась наедине со своими страхами. Ежась и растирая плечи, ходила из угла в угол, не находя места. Как и Гуся, который то протяжно, жалобно выл под дверью кабинета, то приходил ко мне, ложился на ковре у камина и, вздрагивая от каждого звука, вновь убегал.

Кончились эти метания тем, что Кельта принесла успокоительную настойку и тоном, не терпящим возражений, сказала:

– Пей. Ниру тоже не помешало бы, – пробормотала она, когда я сделала пару глотков горьковатой жидкости, – но не станет ведь пить. Говорит, ему нужен ясный ум. Так разве ж цветки литаны когда-нибудь туманили разум? Он совсем как неживой… Что же вы там такого увидели, девочка?

– Давайте я попробую, – ответила я, не горя желанием рассказывать о случившемся в Академии.

Я прошла за Кельтой на кухню, взяла поднос и собрала Анду ужин.

Он, судя по всему, уже закончил переговоры и сидел в кресле, отрешенно смотря куда-то в стену. Поставив поднос на край стола, я подошла к Андониру.

– Тебе нужно поесть, – сказала тихо.

Он дернулся и удивленно посмотрел на меня.

– Дель?

– Что они сказали?

– Амон будет так быстро, как сможет, но не раньше полудня. Это война, Дель. И раскол в Совете. Не все решились открыто выступать против Альтамаса. Даже теперь!

– А разве это необходимо? Вряд ли правитель в восторге от действий Конрада.

– Боюсь, идея единоличного контроля за всеми перемещениями в Шестимирье пришлась по вкусу молодому правителю. А мы не брали его в расчет, привыкнув, что власть в Эндорфе – лишь формальность. Все мы гости в этом мире, Дель. Похоже, они решили изменить это.

– Ты же не будешь вот так сидеть всю ночь, правда? – прошептала, опустившись у его колен. Но Анд как будто не слышал моего вопроса. – Поешь. Я сейчас вернусь.

Потом разыскала Кельту и, отринув стеснение, попросила показать купальню.

Мы спустились по небольшой лестнице и оказались в помещении, напоминающем искусственный грот. Неровные чуть поблескивающие стены, блеклый свет и небольшой прямоугольный бассейн в центре. От манипуляций Кельты вода в нем забурлила и подсветилась снизу.

Сколдка показала, где лежат чистые полотенца, халаты и все необходимые принадлежности, а еще – как регулируется в гроте свет.

– Можно убрать совсем. Того, что в воде, вполне достаточно.

– Спасибо, – поблагодарила я и, набравшись смелости, пошла обратно к Анду.


Глава 25

Он находился все в той же позе, как будто заледенев. Я присела на краешек подлокотника и провела по его волосам. А когда он поднял глаза, наклонилась и невесомо поцеловала. Потом встала и протянула руку.

– Пойдем со мной.

Анд вложил свою ладонь в мою и послушно встал.

В коридоре, у поворота к спальне он затормозил, но я покачала головой и повела его дальше. Вниз, к гроту.

Там пропустила вперед и чуть задержалась, чтобы притушить свет. Руки тряслись, да и сама я дрожала от волнения, но нисколько не сомневалась в том, что делаю.

Подошла к нему сзади и опустила ладони на сильные плечи, провела по широкой спине, коснулась руки и, обойдя, встала напротив.

Анд выглядел серьезным и собранным, как скала, но глаза выдавали, чего стоит его сдержанность. Они не светились, как часто бывало, напротив – потемнели и словно подернулись дымкой.

Я потянулась к пуговицам его рубашки и начала медленно их расстегивать. Одна, другая… Не отрывая взгляда от его лица.

Ноздри его затрепетали, как у зверя, с шумом выпуская воздух.

– Дель, ты не хочешь уйти? – с трудом выдавливая звуки, спросил он.

– Нет, Анд.

Пальцы достигли ремня его брюк, потянули пряжку, но Анд остановил, положив свою ладонь сверху.

– Дель… – почти стон. – Не искушай меня, девочка. Не представляешь, как сильно я хочу сделать тебя своей. Я едва держусь, Дель. Но, моя ортарэ, будет правильнее совершить это по обычаям если не Энсколда, то хотя бы Эндорфа. И Энланта.

– Иди в воду, – сказала тихо.

Анд удивленно замер.

– Это все так не важно, – шепнула ему, улыбаясь. – Поверь. Я люблю тебя так сильно! И не хочу ждать. Больше не хочу зря терять драгоценное время.

– Тут мне нечего возразить, – выдохнул он и припал к губам.

Он целовал жадно и настойчиво, будто боясь, что я вдруг исчезну. Когда поняла, что еще немного, и ноги подогнутся и я упаду, слегка толкнула его кулачком в грудь. Анд оторвался от моих губ и, тяжело дыша, уперся своим лбом в мой. Потом отстранился и, быстро раздевшись, опустился в бассейн.

Я глубоко вдохнула и стянула кофту. Потом – брюки и белье. Чуть поежилась. Не от холода. Впервые стоять обнаженной перед мужчиной, пусть и любимым, было неловко.

– Иди скорей ко мне, – сказал он, лаская синевой удивительных глаз, и, невольно улыбнувшись, я сделала первый шаг. Шаг к нему и к новому витку в своей жизни.

Вода в купальне была теплой и чуть пузырящейся, шипучей. Глубиною мне по грудь.

Я приблизилась к Анду, и по его телу зазмеились голубоватые узоры. Я вытянула руку, чтобы прикоснуться к нему, и увидела, как точно такие же покрывают и мою кожу.

– Любовь – мощнейший обмен энергиями, – тихо произнес мой ортар. – И магией. Она поможет сгармонизировать твою силу и, вероятно, приумножит мою. Но, Дель, мы можем подождать.

Я подошла вплотную и приложила палец к его губам.

– Мне сейчас плевать на силу, Анд. Я просто люблю тебя и хочу быть твоей. Сейчас.

Очертила контур его лица, наблюдая, как загораются ярче узоры. Потом ухватилась за его плечи и подалась вперед.

Анд с шумом выдохнул и сжал в объятиях.

– Ортарэ. Моя Дель…

Ни из чьих уст мое имя не звучало еще так нежно.

Анд смотрел на меня пару мгновений, а затем припал к губам, целуя так, что из груди поднималась волна необычайной нежности, а голова кружилась. Казалось, еще немного – и я упаду без чувств. Или взлечу.

Держа меня за талию, Анд передвинулся к краю бассейна, приподнял и прижал меня спиной к бортику. Он целовал шею, плечи и грудь. Сначала одну, затем вторую. Захватывая сосок и лаская языком. От его прикосновений внизу живота нарастало напряжение, и я едва сдерживала стоны.

– Анд… – выдохнула, запрокинув голову и с силой сжав его плечи.

– Ты так прекрасна, моя ортарэ, – прошептал он. Его руки скользнули по спине и, опустившись под воду, чуть сдавили бедра, вынуждая обхватить его спину ногами.

Я прижалась сильнее, чувствительным местом почти касаясь его там, внизу, и запустила пальцы в шелковистые волосы, слегка потянув. С глухим стоном Анд впился в мой рот. Жарко и неистово. Его руки блуждали по телу, заставляя плавиться и сгорать от желания. Пройдясь по внутренней стороне моего бедра, Анд чуть отстранился и вопросительно заглянул в глаза. И получив в ответ утвердительный кивок, осторожно, но решительно вошел в меня.

От резкой боли я невольно сжалась и, кажется, расцарапала его плечи, так крепко ухватилась за них.

– Потерпи, моя ортарэ…

Оставаясь во мне, Анд поцеловал снова, отвлекая и давая привыкнуть. А когда я немного расслабилась, начал двигаться.

Боль затихала, и на смену ей приходило сладостное томление. Тихий шепот, все более смелые, распаляющие касания… Я терялась в огненной лавине неиспытанных прежде чувств, уносилась куда-то далеко за пределы этой реальности и в то же время буквально сливалась с Андом воедино. Узоры на наших переплетенных телах ярко светились. Так, будто мы во всю силу использовали магию. Невероятно красиво и волшебно. Анд двигался все быстрее, обостряя ощущения до предела, пока, достигнув пика, они не взорвались ослепительным фейерверком.

– Навсегда ортарэ. Моя навсегда. Скажи.

– Навсегда ортар, – выдохнула я. – Мой навсегда.

Губы Анда растянулись в блаженной улыбке, и он уткнулся в мое плечо.

– Энсколд нам уже не нужен.

Не успев удивиться его словам, я пораженно замерла, любуясь вспыхнувшим вокруг нас молочно-голубым сиянием. Осветив собою почти весь грот, оно начало рассеиваться, но в его свете я разглядела нечто другое. Те самые нити, о которых говорили Марс и Лиран. Все-таки не одна. Две нити, фиолетовая моя и золотая Анда, тянулись от сердца к сердцу, совсем рядом.

И сейчас прямо у меня на глазах они туго сплетались одна с другой. Теперь уже в одну нить на двоих.

Сияние опало окончательно, и ко мне вернулось обычное зрение. И трудно сказать, что оказалось прекраснее: видение нитей или невероятные глаза любимого. Улыбающиеся и будто наполненные светом.

Анд помог мне выбраться из бассейна и укутал в большое мягкое полотенце. Тело охватили приятная слабость и невероятная легкость. Подняв на руки, Анд отнес меня в спальню.

– Как хозяйку моего сердца и дома, – сказал он, переступая порог. – И я не приму отказа, Дель.

– Даже не надейся, – усмехнулась я. – И твоя кровать намного удобнее той, что в Академии, – шутливо добавила я и, только произнеся, осознала. Нет больше той кровати, как нет и самой Академии. Перед глазами промелькнули жуткие картины, следом накатил страх. – Что же я теперь буду делать? Все мы? – растерянно прошептала я и, когда Анд собрал губами слезинку с моей щеки, поняла, что плачу.

– Тш-ш. Все образуется. Но, Дель, я не отпущу тебя ни в Энлант, ни куда бы то ни было. Одну – не отпущу.

– И не надо. Я и сама не уйду, – улыбнулась облегченно. Больше не одна. И так ли важно теперь где?

Мы заснули не сразу, нежась в объятиях друг друга и лучистой радости, что, невзирая на все несчастья, поселилась внутри.

Анд перебирал мои волосы, гладил руки и невесомо целовал. А потом вдруг сказал:

– И все-таки ты не человек. Не простой человек.

– В каком смысле? – встрепенулась я.

– То, что произошло в купальне… Такое бывает только между интами.

– Секс?

– Да нет же, глупышка. Завершение привязки и слияние нитей. Теперь моя сила будет поддерживать твою, а твоя – мою.

– Тиния, – я запнулась, – говорила, что инты – очень редкая раса, почти вымирающая…

– Все верно. Нас становится все меньше, и пару найти все труднее. Встретить тебя – огромное счастье, Дель.

– Но выходит, вы не все знаете о своих особенностях. Я могу тебе свидетельство о рождении показать в подтверждение… Я – человек!

– Знаю, Дель. И у меня есть теория. – Я приподнялась на локтях, заинтересованно уставившись на ортара. – Во время первой инициации твоя сила соприкоснулась с моей. Когда я убирал ту сферу, помнишь? – Я кивнула. – Это поразительно само по себе, но, похоже, именно тогда ты и избрала путь магии интов. Только в Эндорфе нет ее источников, а на мне стоял блок. В итоге твоя сила перебирала все доступные ей стихии и одновременно с тем проходила внутриутробные стадии развития магии инта. Вода, которую я распознал в тебе еще в самом начале, оказалась лишь первой из них.

– Да уж, – припомнила я свое феерическое падение с грита в океан, пробудившее во мне стихию воздуха. – Не особо-то я была готова к таким сюрпризам.

– Три стихии, уживающиеся в одном одаренном – это непостижимо, Дель. Никто не мог даже предположить подобного. Но тебе потребовалась еще и четвертая. И когда ты получила ее в том подземелье на пути к шестому переходу, все встало на свои места, – закончил он.

– Подожди, не совсем так. Меня изменил не тот камень. И даже не сам переход. А голубые крупинки, что принес ветер, как только я появилась в Энсколде. И… их ведь не бывает нигде больше, верно? Значит, если бы я не попала к вам, всего этого, – я неопределенно показала на себя, – вероятно, никогда бы не произошло. Анд! – воскликнула, озаренная ошеломляющей догадкой. – Выходит, любой землянин, случись ему пройти тот же путь, может обрести силу инта?! Все дело в вашем мире?

Анд на некоторое время замолк.

– Очень смелое предположение, – наконец произнес он. – Особенно учитывая утерянные знания о происхождении моей расы и появлении интов в Энсколде. Уверен, наши маги рьяно ухватились бы за эту идею и отыскали бы все существующие и несуществующие лазейки для изучения закрытого Энланта и людей, чтобы только выяснить, возможно ли подобное. Но мы туда никогда не вернемся, Дель.

– Действительно жаль. С научной точки зрения, – тут же поправилась я. – Кто знает, может, между людьми и интами куда больше общего, чем все думают?

– Между этими двумя конкретными – абсолютно точно, – шепнул Анд и наклонился, чтобы поцеловать.

– Надо рассказать тану Альфреду, – пробормотала я, засыпая. – Он наверняка заинтересуется.

– Как пожелаешь, любимая, – тихо ответил Анд, и последнее слово эхом отозвалось в сердце, растекаясь теплом по всему телу.

Утро началось со стука. Впрочем, как выяснилось, уже и не утро вовсе, а день в полном разгаре.

– Нир, мальчик, к тебе пришли, – негромко позвала Кельта с той стороны двери.

Я потянулась, радостно улыбаясь, но, наткнувшись на собранное выражение лица Анда, встрепенулась и села.

– Маги Совета?

– Я должен обговорить план операции до отлета, – застегивая брюки, ответил Анд. – Кто знает, какова обстановка вблизи Академии сейчас.

Наклонившись, он нежно поцеловал меня и, захватив рубашку, пошел к двери.

– Подожди! Я ведь могу пойти с тобой? Пожалуйста.

– Хорошо, – кивнул он. – Одевайся и приходи в кабинет. Завтракать будем позже.

И он закрыл за собой дверь.

Я вскочила и, носясь по комнате, стала разыскивать свою одежду. Хоть какую-нибудь! На выручку пришла Кельта. Она принесла дымящуюся кружку с чем-то вроде бульона и оставленную валяться в купальне форму.

– Спасибо, – смущенно пискнула я.

– Я так счастлива, что Нир больше не одинок. Спасибо тебе за это. И выпей отвар, он поможет быстрее восстановить силы, – еще больше смутив меня, подмигнула она и ушла.

Мотнув головой, я скорее оделась, глотнула горячую, чуть солоноватую жидкость и побежала к Анду.

Не стуча, распахнула дверь, ведущую в кабинет, и в нерешительности остановилась, поймав удивленные взгляды троих незнакомых мужчин.

Высокий темноволосый фейн, серьезный и даже суровый на вид, посмотрел вопросительно и слегка пренебрежительно, вероятно, решив, что я служанка или кто-то в этом роде. Второй, невысокий и коренастый, лишь мазнул равнодушным взглядом, тут же потеряв ко мне всякий интерес. В отличие от третьего. Тот стоял в самом центре кабинета и, казалось, занимал собою едва ли не все его пространство. Его короткие светлые волосы топорщились неровным ежиком, светло-голубые глаза ухмылялись. Как, впрочем, и губы, растянутые в косой улыбке. Правая сторона лица была расчерчена длинным неровным шрамом, мешающим полноценной мимике.

– И это все? – вырвалось у меня. Светловолосый усмехнулся, и я наконец обратила внимание на его уши. – Вы… инт? – поразилась я.

– Это то, что я вижу, Андонир? – спросил он, обернувшись к Анду. – Ты обрел ортарэ?

– Да, мой друг, – улыбнулся Анд. – Познакомьтесь. Аделин, моя любимая и законная ортарэ. – Я приподняла брови. – С Энланта.

– Человек? Невероятно! Ты обязан рассказать мне все. Если останемся живы, я бы не отказался от шанса отведать свой кусочек счастья, – чуть поклонился он мне.

– Дель, этот весельчак – Амон. А это – участники его группы. – Анд указал на фейнов. – Трензель и Фильен.

– Очень приятно, – выдавила я.

– Как я понимаю, заварушка предстоит не из легких. Сколько с тобой? – спросил фейн. Тот высокий и насупленный, Трензель. – Марсус, Дарлион, кто еще?

– Марсус, – кивнул Анд. – Боюсь, Дарл, угодил в застенки Ордена. Что с ним сейчас, мы не знаем.

– Вот как…

– Есть и хорошая новость. В нашем распоряжении семнадцать новоиспеченных воинов, инициированных пламенем дракона.

– Весьма неплохо. Но и негусто, учитывая численный перевес противника, – констатировал Амон. – Впрочем, лучше, чем могло бы быть. Каков план?

– Повязать Конрада и судить полным собранием Совета. Но для начала придется разорвать силовое поле вокруг Академии и проникнуть внутрь. Там до сих пор остаются студенты и преподаватели. Как минимум, ключники.

– Значит, цели две. Студенты и Конрад.

– Мне нужно попасть к арке шестого перехода, – добавила я, получив удивленный взгляд Амона и нахмуренный – Анда.

– Не раньше, чем отобьем Академию, – сказал он.

– А девочка, оказывается, не только скрашивает твои будни, Анд? – подал голос молчаливый Фильен.

Анд рыкнул – почти беззвучно, но заставив пространство зазвенеть от напряжения, а я неожиданно вспыхнула. Не только внутри, но и снаружи! Не привычным оранжевым – голубым пламенем!

– Простите! – пискнула, зажимая руки в кулаки и пытаясь потушить пламя. Злость на реплику фейна исчезла бесследно, и внутри бушевали теперь смятение, радость и непонимание. Огонь? Вернулся?! Голубой?..

– Как видишь, – холодно отозвался Анд. – И не советую тебе злить ее. Аделин только учится контролировать силу и может ненароком тебя поджарить. А я не буду мешать ей, если еще раз услышу нечто подобное.

Фильен кивнул. Низко и медленно, почти поклонился. Анд пару мгновений буравил его тяжелым взглядом, а потом, словно отпустив, тоже кивнул.

– Что ж, тогда выдвигаемся, – сказал Амон. – Тран и Дигесс задерживаются, не будем их ждать.

– Хорошо, – согласился Анд, поднимаясь из-за стола. – Аделин передаст, чтобы они летели в лагерь.

– В каком смысле «Аделин передаст»?

– Пока Академия захвачена, ты останешься здесь.

– Ну уж нет! – вспылила я. – Анд, я видела, во что превратились переходы! Если не напитать их силой сейчас – потом будет поздно! Да и как ты себе это представляешь? Чтобы я отпустила тебя туда одного?!

– Дель, ты моя ортарэ и мать моих будущих наследников. Ты останешься здесь, – твердо повторил Анд и отвернулся, давая понять, что разговор на этом закончен.

– Так. Минуточку. Я чего-то не знаю? – ища поддержки у Амона, обратилась я к нему. – Ортар может ограничивать свободу своей ортарэ?

Амон хмыкнул.

– Ну… Я бы тоже не пустил столь долгожданную ортарэ на поле боя, – протянул он.

– То есть нет? – облегченно выдохнула я. – Что ж, в таком случае я лечу со всеми!

– Дель, пожалуйста, – простонал Анд.

– Ничего со мной не случится. Я не полезу в бой. Наверное. Посижу в лагере и поразмышляю над тем, откуда взялось голубое пламя. Но, Анд, я должна попасть к арке шестого перехода как можно скорее! Как только вы прорвете защиту Академии, я…

– Полезешь в самое пекло, – закончил за меня Анд.

– А в чем-то она права, – неожиданно поддержал меня Амон. – Переходам недолго осталось. В районах, где они расположены, паника. Здания трещат и разрушаются, буквально осыпаясь пепельно-серой пылью. Не говоря о том, что творится сейчас с небом.

– Что творится? – не поняла я.

– Вы только проснулись, да? – лукаво посмотрев, спросил Амон. – Выгляните в окно.

Я пожала плечами и последовала совету. Пересекла кабинет и подошла к окну. Привычное ярко-белое покрывало застилало всю обозримую округу, а вот небо… Темно-розовые, местами фиолетовые всполохи то и дело освещали плотные облака.

– Что это? – спросила недоуменно.

– Кто бы знал, – ответил инт. – Такие зарницы уже часов десять-двенадцать бьют по всему Эндорфу. Где-то больше, где-то меньше, но сообщения поступают изо всех уголков.

– А над переходом лучи зеленые, – пробормотала я. – Анд, нам надо спешить! Тут явно что-то не так.

И словно в подтверждение моих слов в этот самый момент пол под нами содрогнулся, стекло в окне задребезжало. Я пошатнулась и, пожалуй, упала бы, если бы не Анд, в мгновение ока оказавшийся рядом.

Сказать ничего не успели. Раздался стук, и слегка скрипучий голос профессора произнес:

– Вы видели?! – Голова его просунулась в приоткрытую дверь. – Да еще и этот толчок! Начинается.

– Тан Альфред, заходите, – пригласил Анд. Он, очевидно, хотел сказать что-то еще, но профессор, размахивая руками, поспешил ко мне. Следом за ним, жалобно поскуливая, в кабинет забежал напуганный Гуся и плюхнулся рядом со столом Анда.

– Аделина, девочка, что ты видишь? – спросил тем временем профессор.

– Вижу?

– Да, да.

– Всполохи? – растерялась я.

– Нет, нет. Что ты видишь в подпространстве? Полагаю, это следствия дисбаланса силы, образованного шестым переходом. Посмотри же!

– Но я… Попробую.

Стоило только задуматься о том, что на другом уровне восприятия красивое в общем-то явление может выглядеть иначе, как я в самом деле увидела. Подрагивающие искристые дыры с неровными, будто рваными краями тянулись по всему небосклону. Внутри каждая из них была непроглядно-темной, и туда, в ее глубь, по краям сочилась радужная субстанция. Утекая из Эндорфа неизвестно куда.

– Не знаю, что это, – пробормотала я. – Там разломы по всему небу и… Как будто сама магия утекает из Эндорфа.

– Переход слишком сильно фонит, его мощь больше ничего не сдерживает, и магический купол мира не справляется, – сказал профессор.

– Любопытные у тебя друзья, Анд, – заметил Амон. – О теории куполов я слышал лишь вскользь.

– Я много думал этой ночью и даже сделал кое-какие расчеты, – не обращая на него внимания, продолжил профессор. – И почти уверен, что природная аномалия вблизи Финфорта обусловлена именно сокрытым в ней переходом. Однако теперь, когда Академия разрушена, а сам переход поднялся над поверхностью…

– Он опасен?

– Да, девочка. Боюсь, что так.

– Что же это получается? Если бы я сразу направила жилы куда надо, ничего этого не произошло бы?! Академия осталась бы цела? Никто не погиб бы?! Все это сотворила я?

– Ох, – выдохнул профессор. Потом на пару мгновений как будто ушел в себя, что-то прикидывая, и уверенно заявил: – Никак нет. Ты, насколько я понимаю, лишь воспользовалась переходом по назначению. Подняться его вынудило нечто другое. Трудно сказать, что именно сейчас с ним происходит, но, судя по всему, он… обороняется.

– Полагаете, он… кхм… осознанно подпускает к себе не всех? – спросил Анд.

– Как знать, как знать… За последнее время я разучился чему бы то ни было удивляться. Впрочем, причина может оказаться куда более банальной. К примеру, далеко не каждый ключник способен воспользоваться этим необычным порталом.

– Никого из пропавших ключников до сих пор не нашли, – поддержал его размышления Амон. – Похоже, Конрад серьезно подготовился к захвату перехода. Только вот поторопился убивать всех смотрителей. К тому же ни у кого из них не было учеников.

– А вот я полагаю, что в теорию разумнее вдаваться после боя, а не до него, – сказал Трензель. – Анд?

– Пойдемте в столовую. Кельта, должно быть, уже накрыла. Да и ваши гриты успели немного отдохнуть.

Не знаю, как это удавалось остальным, но мне приходилось заставлять себя глотать каждый кусочек. Малознакомая компания за столом, грохот и пугающие зарницы за окном – сущие мелочи по сравнению с тревогой и скручивающим внутренности страхом перед предстоящим сражением. А в том, что это будет именно сражение, я не сомневалась. Слишком многое поставлено на карту, слишком далеко зашел Конрад. Только вот…

«Нас чересчур мало, чересчур мало…» – стучало в голове, не давая сосредоточиться ни на чем другом.

Когда выходили из дома, Анд строго приказал Гусе дожидаться нас внутри и хмуро посмотрел на меня. Не сомневаюсь, он мечтал точно так же запереть и меня. Я потрепала арата по загривку и, шепнув «Иди же!», поспешила во двор. Не стоит давать любимому шанс меня «забыть».


Глава 26

Чем ближе мы подлетали, тем сильнее я елозила в крепких объятиях Анда, сидящего позади меня на грите. Свист буквально сводил с ума, заставляя время от времени ловить себя на почти нестерпимом желании броситься вниз и бежать, ползти – как угодно двигаться, но не сидеть на месте.

К моменту, когда показались очертания того, что осталось от Академии, свист перешел в оглушительный гул. В сгустившиеся над переходом облака то и дело били ветвистые темно-красные молнии, и тогда к гулу примешивался сопровождающий их громкий треск.

Помимо этого при снижении вблизи лагеря я заметила приличного размера выжженную поляну с догорающими деревьями по ее краям.

– Зря я взял тебя с собой, – хмуро сказал Анд, помогая мне слезть с грита. – Из лагеря ни шагу! – добавил он и двинулся к Марсусу.

– Вы вовремя! – обрадовался сколд.

– Что с поляной?

– А, это Рен вспылил. Анд, эти молнии, похоже, напугали кое-кого из дозорных, защитное поле местами ослабло.

– Смятение в рядах неприятеля всегда на руку, – сказал подошедший Амон.

– Верно, – чуть поклонился ему в приветствии Марс. – Нужно использовать преимущество, пока бреши не залатали.

– Собери всех, – кивнул Анд.

Пока мужчины обсуждали стратегию атаки, я не лезла, понимая, что воин из меня получился такой же, как и лекарь. Слушала краем уха, как Анд разделял всех на группы. Первой – ему самому, Амону, Фильену и Трензелю – предстояло пробить силовое поле вокруг Академии и проникнуть внутрь. Вторая группа под руководством Марсуса должна была прикрывать их из леса. Третья, самая немногочисленная – на гритах облететь Академию вокруг и поискать новые бреши в защите и площадки для приземления.

«Очнулась», только когда Анд поцеловал меня и стремительно ушел. Страх буквально парализовал. Я дернулась было за ним, но Рен удержал за руку.

– Не мешай, Аделин.

Я кивнула и, превозмогая растекающуюся внутри тревогу, медленно пошла с остальными к кромке леса.

Когда Анд с Амоном и фейнами ступили на мост, Ронар и Гивен, сильнейшие из недавних студентов-огневиков, сотворили огненные луки. Натянув магическую тетиву, каждый из них замер, готовый в любой момент спустить на врага шар, заряженный разрушительной энергией сконцентрированного в нем пламени. Приготовились и другие. Кто – с привычными огненными сферами, кто – с небольшими шариками-снарядами на огненных нитях. Лишь я не представляла, чем могу помочь любимому, чувствуя себя самым бесполезным участником предстоящей атаки.

Я видела, как Анд собирает между вытянутых в стороны рук серо-голубую, чуть отблескивающую субстанцию, а потом с размаху ударяет ею в цепь дознавателей. Как Амон усиливает его удар волной голубых искр, а Фильен и Трензель, обойдя их с разных сторон, бегут вперед. Прямо к дрогнувшему врагу.

Им удалось пробить брешь, только вот следом сразу последовала сумасшедшая волна едкого красноватого пламени, а за ней – контратака во главе с самим Конрадом.

Анд успел укрыться полупрозрачным щитом, сотканным из его силы, а вот что стало с фейнами – я не видела.

Когда Конрад ударил по мосту уже знакомой мне черной с огненными прожилками плетью, я, не задумываясь, рванула вперед. И почти сразу упала, поваленная Реном. Я отбивалась локтями и шипела, но огневик держал крепко.

– Не вздумай лезть, дуреха! – проорал он мне на ухо. – Твой благоверный спустит с меня шкуру, если ты пострадаешь! И я не буду сопротивляться.

– Рен, – выдохнула, пораженная горечью, звучащей в его голосе.

Фейн чуть ослабил хватку, и я смогла перевернуться.

– Анарель погибла, – оглушительно тихо в окружающем грохоте сказал он.

Лицо его не выражало никаких эмоций, но, прежде чем он отвернулся, я успела заметить полыхнувшую в его глазах ярость.

Его боль, злость и жажда отмщения будто перевесили чашу весов во мне самой. Внутри разгорелся пожар. Я ощутила в себе не просто силу – скрытую до того мощь. Руки объяло голубым пламенем от кистей до самых плеч. Теперь я знала точно – дар дракона не покинул меня, лишь задремал до времени. И сейчас, когда стал по-настоящему необходим, – пробудился вновь.

– Я сумею помочь, – шепнула убежденно.

И словно в подтверждение моих мыслей Марс скомандовал:

– Сейчас!

Ронар и Гивен спустили магические шары. Сразу следом – еще и еще. Остальные бросились к мосту, на ходу наращивая силу.

Отметив это краешком сознания, я отыскала глазами Анда и понеслась к нему.

Спина к спине они с Амоном не столько нападали, сколько оборонялись. Вокруг них клубился голубоватый туман, и на его фоне были отлично видны фигуры в черном и оранжевые сгустки, пущенные огневиками.

А потом откуда-то со стороны взметнулась тонкая серебристая плеть, буквально разрезая собою туман и вынуждая Амона и Анда отскочить друг от друга. Амон почти сразу пошатнулся и упал на колено. Анд пропустил удар от кого-то сзади, но устоял. Я в ужасе перевела взгляд чуть выше и увидела гадкую ухмыляющуюся физиономию Конрада. Плеть уже вернулась к нему, чтобы ударить снова. Пламя неудержимой волной вырвалось из моих ладоней, в мгновение оплавив камень на площадке подо мной. Я, не задумываясь, выбросила руки вперед, направляя эту волну во врага. Она достигла цели за секунду, словно и не было разделяющего нас расстояния. Мое пламя, голубое и яростное, все же не было смертоносным для высшего мага стихии огня. Однако помогло выиграть время.

– И это не все, говнюк, – процедила я, продолжая удерживать огненную струю одной рукой и формируя в другой плотный шар «инея».

Бросок – и по самому краю волны он летит прямо к плети из ненавистного дурала. Все же я – не инт! Для меня дурал – всего лишь железка.

Еще мгновение – и взметнувшаяся было плеть замораживается и опадает, теряя силу.

Я почти добежала до моста, когда земля подо мной содрогнулась. Раздался жуткий грохот, с моста посыпались камни, а в воздух поднялись клубы серой пыли.

– Анд! – закричала я и упала от нового толчка.

Каменные опоры не выдержали, и часть моста обрушилась в пропасть, отрезая путь к Академии и переходу. Только сейчас это не имело никакого значения. На мосту был Анд!

Я поднялась и, скрючившись от внезапной боли (похоже, умудрилась упасть спиной на острые камни), поковыляла туда.

– Пожалуйста…

Облегчение, когда увидела любимого, выбегающего на площадку перед мостом – живого и невредимого – прорвалось наружу потоком слез.

А потом Анд прокричал «Щит!», и я поняла, что часть наших осталась с той стороны обрыва. Сразу после приказа Анда огненная стена отрезала их от врага, но с другой стороны зияла пропасть.

– И что теперь?

– Нужен грит, – выдохнул Анд, поравнявшись со мной и ухватив за руку. – Кому я велел оставаться в лагере?! – Он остановился и, крепко прижав к себе, прошептал: – Непослушная, несносная… Как же тебе удалось?!

Я сдавленно пискнула от прострелившей разом ногу и спину боли. Анд с тревогой посмотрел на меня и собрался подхватить на руки.

– С ума сошел?! – отпрыгнула я. – Как ты?

– В порядке, – кивнул он.

– А… Амон и другие?

– Что мне сделается, – усмехнулся неунывающий инт, словно из ниоткуда возникший рядом. – Разве что поганый дурал изрядно истощил резерв. А вот Трензелю с Филом повезло меньше. Неуютненько на самом краю. Что делать будем?

– А Конрад? Куда он подевался?

– Не знаю, Дель. Возможно, упал в пропасть. Только вот дуралом он снабдил и остальных.

– Там даже на мосту фонит, – согласился Амон. – Похоже, в уцелевшем корпусе его немало. Мы и так значительно проигрываем по численности, а теперь еще от этой дряни как беспомощные котятки. Есть идеи?

– Нам нужны гриты. И чудо.

Они говорили что-то еще, но я больше не слышала их. Только гул. Нарастающий, зовущий, подминающий под себя волю…

Отливающая зеленым с бьющими из нее красными молниями сфера приковывала взгляд, ноги сами собой шли в ее направлении. Где-то в глубине засыпающего сознания я понимала, что впереди обрыв и к переходу не пройти, но меня это нисколько не беспокоило. Я должна была, и я шла. Пока Анд не удержал меня за плечи.

– Дель, ты не в себе?! – закричал он. – Третья группа вернулась с разведки в небе?

– Понятия не имею, – ответила глухо.

И замерла, открыв рот.

С противоположной от Академии стороны кто-то летел. Только это были не гриты или другие магические животные. На фоне хмурых облаков, подсвеченных отблесками молний, отчетливо вырисовывались три человеческие фигуры с огромными крыльями за спинами! Одно из невероятных созданий несло кого-то еще.

Они быстро достигли края леса и приземлились.

– Мир! – воскликнула я, узнав паренька-сшея. – Значит, это и есть…

– Сунтуры, – закончил за меня Анд.

– Ты знал? – удивился Амон.

– Это Борг придумал позвать своего брата, – сказала я, не сводя глаз с хамелеонов.

Впереди троицы возвышался длинноволосый блондин с не по погоде полуобнаженным торсом. Его накачанные мышцы бугрились и перекатывались, а мощные крылья медленно сложились и не спешили исчезать. Оглядевшись, сунтур пошел в нашу сторону. По бокам от него шли еще один мужчина и женщина.

Наверное, выражение моего лица оказалось чересчур говорящим, потому что Анд не выдержал и кашлянул, привлекая к себе внимание.

– Должен тебе сказать, – произнес он негромко, – что свой шанс передумать насчет моей кандидатуры в спутники жизни ты уже упустила, Дель.

И собственническим жестом он притянул меня к себе. Вот так запросто, при всех.

Я хмыкнула и шепнула:

– Люблю тебя, – а затем снова покосилась на сунтура. – Но признай, появление эффектное.

– Не зря о нем наслышаны во всех уголках Шестимирья, – не стал спорить Анд. – Аран умеет произвести впечатление. Но это, к счастью, не единственное его достоинство. Он очень сильный союзник. А главное, Энсунтур – закрытый мир, и его участия Орден точно не мог предусмотреть.

– Как я вижу, все намного хуже, чем нам сообщили, – сказал принц, подойдя. – Где мой брат?

– В Академии, – тихо ответила я, лучше других присутствующих зная о ситуации. – В том, что от нее осталось.

Сунтур издал нечто вроде протяжного рыка, и, вторя ему, небо над переходом прорезалось особенно яркой молнией. А меня снова «накрыло». Против воли нырнув в подпространство, я больше не слышала окружающих звуков, только настойчивый зов портала и треск наполненного силой пространства. Как сомнамбула я сделала шаг в сторону обрыва, затем – еще один. Пока Анд не встряхнул меня за плечи, приводя в чувство.

– Дель, что ты творишь?!

– Не могу больше, переход зовет. Анд, потом будет поздно. Мне нужно туда! Я справлюсь, – добавила тише и, отойдя на пару шагов, призвала огонь. Чуть выгнулась вперед, выпуская его из груди и позволяя растечься по всему телу, а затем раздвинув до сферы вокруг меня. – Видишь? Он все-таки не исчез! Изменился, но не исчез.

– Вижу, – мрачно отозвался Анд. – И, если будет надо, прикую тебя цепями.

– Анд! Это сильнее меня или тебя, нас всех! Я должна попасть к переходу, понимаешь? В противном случае, возможно, даже ключники не сумеют переместить нас всех в родные миры!

– На подобную сферу силы расходуется неимоверно. Когда она иссякнет, ты станешь совершенно беззащитна. Я не могу отпустить тебя в логово к врагу одну!

– Я перенесу ее, – вдруг сказала девушка, стоящая рядом с принцем. – Мы в любом случае летим в Академию. Если попасть к этому переходу настолько важно… Аран, ты позволишь?

– Да, сестра. Сопроводи девушку. Арк последует со мной вызволять брата.

– Спасибо.

– Покажи еще раз, – не попросил – приказал Анд. – Ты уверена, что сможешь вызвать огонь в нужный момент?

Я кивнула и вытянула руку, которая тут же покрылась язычками необычного пламени.

– Анд, она сейчас, возможно, сильнее тебя, – заметил Амон.

– У нас нет времени ждать, – обронил Аран и двинулся к обрыву, на ходу расправляя огромные крылья.

– Решай, – сказала его сестра, и, заглянув любимому в глаза, я вложила свою руку в ее.

– Я возьму грита! – прокричал Анд и побежал к лесу.

Только лучше бы он его не находил…

Едва мы оказались на той стороне, сунтуров атаковали. Сестра Арана с тревогой переводила взгляд с меня на брата.

– Я справлюсь! – прокричала ей. – Лети!

Благодарно кивнув, девушка опустила меня на землю и тут же взлетела. Бой разгорался не здесь, а вблизи единственно уцелевшего крыла воздушников. Я осталась стоять посреди обломков совсем одна. Только перебраться через груды камней – и я у портала.

В ушах зазвенело, словно поторапливая, и я, осторожно переступая через обломки, пошла к переливающейся сфере. Шаг, еще один, глядя только себе под ноги, чтобы не оступиться. Неясный шум и большая тень, поднявшаяся в десятке метров передо мной.

Огненная сфера окружила меня даже раньше, чем я успела осознать. Сайна. Верхом на жуткой крылатой твари, отдаленно напоминающей дракона. Скорее даже – болотно-зеленую пупырчатую жабу с полупрозрачными перепончатыми крыльями.

– А я тебя уже заждалась! – глумливо протянула она, нависнув сверху. От зверя исходил смрад, словно он в самом деле лишь недавно вынырнул из вонючего болота. Сайна ухмылялась. Сквозь пелену пламени я видела все несколько искаженно, но достаточно хорошо, чтобы понять ее настрой.

– Чего ты хочешь? Зачем все это, Сайна? Посмотри, что вы натворили! Сколько ни в чем не повинных студентов убили!

– Это несчастный случай! – вскричала она. – Никто не собирался разрушать Академию. Если ты не забыла, я тоже тут училась. И собиралась довести дело до конца! Думаешь, я рада?

– Почему же не остановила его? Сайна, твой отец обезумел.

– Не смей! Ты ничего не знаешь, глупая человечка. Папочка всего-то немного вспылил, когда очередная бездарность из ключников не сумела активировать переход. Но знаешь что? Ты нам больше не нужна!

И она подняла перед собой массивный арбалет, направив на меня острие болта. Светло-серое, подозрительно напоминающее дурал.

– Одумайся! Какой смысл продолжать, если всему миру уже известно о переходе и произошедшем с Академией по вине твоего отца?

– Он не хотел! Кто мог знать, что простая волна чистой силы вызовет такой эффект! – как-то обиженно проголосила Сайна и чуть тряхнула арбалетом. – А вот ты, уж прости, – захихикала она, – умрешь.

И прежде чем я успела ответить, выстрелила.

Однако болт отскочил от моей сферы как игрушечный, не причинив никакого вреда.

Обезумевшая фейнка раздосадованно завопила, а я не увидела – почувствовала, как еще пока далеко, с той стороны моста, в воздух поднимается Анд. Только вот заметила не я одна. Зло сверкнув глазами, Сайна выставила арбалет и ударила своего зверя ногами.

Я хотела метнуть в нее сгустком пламени, но именно в этот момент тело будто перестало принадлежать мне. Меня чуть приподняло над землей и понесло вперед. Отчаянно желая защитить Анда, я брыкалась и мычала, но не могла даже закричать. Очень скоро меня дотащило до переливающейся зеленым светом сферы и втянуло в нее. Там резко подняло вверх и буквально пронзило теми самыми жилами силы, что я видела раньше. Так, распятая высоко под сияющим сводом, ничего не чувствуя, я висела пару мгновений. А затем накатила боль. Казалось, каждая клеточка тела, пресыщенная магией, лопается под ее давлением.

Я беззвучно кричала и крутилась в невесомости, пока не вспомнила главное: зачем я здесь. Переходы. Судьба Эндорфа и всего Шестимирья. Я должна. От одной этой мысли боль ослабла, и я смогла переключить внимание на жилы, тянущиеся теперь уже из меня самой.

Мимолетное желание увидеть первый переход – и я уже как будто вишу перед ним. Лишь тень, отголосок мысли направить в него силу, и одна из жил устремляется в темно-серый, почти черный провал. И уже спустя мгновение тот оживает, начиная обретать краски. Больше не проходя сквозь мое тело, жила остается связывать шестой переход с первым до тех пор, пока это необходимо, а я переношусь к следующему. Второй, третий… Всего пять, и, обессиленная, я опускаюсь на ледяной камень.

Тело дрожало от слабости, перед глазами стояла пелена. Пришлось зажмуриться и некоторое время сидеть, упираясь руками в острую каменную крошку. Когда наконец снова смогла видеть, первым делом огляделась в поисках Анда. Но не обнаружила вообще никого. Вокруг стояла давящая мертвая тишина.

Пошатываясь, встала и побрела к краю обрыва. Ограждения здесь давно не было. И увидела.

Анда, неподвижно лежащего на снегу с той стороны моста. Вокруг него растекалась красная лужа, а я ничего не могла сделать!

– Аран!!! Кто-нибудь! – закричала я и упала на снег, бессильно рыдая.

А потом вдруг заметила того, кого никак не ожидала. Гуся. Весь в ярко-алой крови, сильно выделяющейся на подсвеченной голубым шерсти. Я глянула в сторону, откуда он шел, и содрогнулась от отвращения. Растерзанная туша жабоподобного монстра и… сама Сайна, вернее, то, что от нее осталось, валяющаяся рядом. Альгус подошел к Анду и плюхнулся рядом, окутывая его своим сиянием. Только вот Анд не шевелился…

– Гуся, – прошептала я и закричала снова, до солоноватого вкуса крови срывая горло. – Аран!!! Марсус! Гивен! Пожалуйста…

Я хотела было встать и идти искать их, но ноги подогнулись, и я снова упала.

Отчаяние затопило настолько, что я не сразу поняла, что меня кто-то тормошит за плечо. Подняла глаза и неверяще уставилась перед собой. Борг! Со слезами кинулась к нему на шею, раздираемая на части от калейдоскопа чувств.

– Ну же, все будет хорошо, – прошептал он и поднялся в воздух.

Едва Борг перенес меня на ту сторону моста, я кинулась к Анду. Борг, судя по всему, последовал за мной, но Гуся оскалился и зарычал, не позволяя ему подойти ближе. Мне было все равно. Я смотрела только на Анда, из груди которого торчал светло-серый болт.

Упав на колени рядом с любимым, я взялась за болт, но тут же убрала руки.

– Он истечет кровью, нельзя… Как же быть? Я не медик, не медик! Чертов дурал!

Шестой переход с его жилами высосал из меня буквально все силы. Руки дрожали, магия не откликалась, и я еще больше ударилась в панику.

– Анд, пожалуйста… Я тебе не разрешаю умирать, слышишь?!

Гуся заскулил и ткнулся мордой в мою руку. Я уже подалась назад, чтобы отстраниться от неуместных ласк, когда вдруг почувствовала живительную силу, ручейком потекшую от арата ко мне. Этого, конечно, было недостаточно, чтобы полностью восстановиться, но подарило надежду. Выждав пару мгновений, я ухватилась обеими руками за болт и заморозила его так же, как когда-то цепи. Призвав те крохи воды, что остались во мне, вытолкнула его и тут же зажала рану ладонью.

– Я смогу, смогу, – закрыв глаза, бормотала в диком волнении. – Я должна.

Пусть их было крайне мало в моем обучении, но я посещала лекции по основам врачевания, а главное – вместе с Аишей уже проделала это однажды. Срастила жизненные токи и ткани в отверстиях от пуль в Гусе.

И я смогла. Рана затянулась. Только вот Анд не пришел в себя. Его сердце больше не билось.

– Анд… – Слезы градом падали на его грудь. – Мне не нужен этот мир и эта жизнь без тебя. Я отдам тебе свою, хочешь? Только живи!

Наклонившись, я поцеловала его в губы. Потом потерлась о щеку и легла на него сверху.

– Ты забыл, что обещал? Ортар навсегда. Мой навсегда. Одна жизнь на двоих, – прошептала я и закрыла глаза.

Хотелось умереть и замерзнуть тут, вместе с ним, но что-то толчком вырвалось у меня из груди и ударило в грудь Анда. Пронзив словно электрическим разрядом, связывающая нас нить заставила его сердце биться.


Эпилог

Когда шестой переход отдал большую часть своей силы, сфера вокруг него и лучи, бьющие в небо, погасли. Остались лишь дым, облака и громкий стук любимого сердца.

Анд пришел в себя не сразу, а после еще долго набирался сил. Но главное – он был жив!

Гиртинья, как звали сестру Арана, и его друг Арк помогли соорудить носилки и доставить Анда домой, но задерживаться не стали. Сам Аран вместе с Марсусом и огневиками занимался выжившими дознавателями, которых необходимо было препроводить к магам Совета и судить. Не знаю, случались ли ранее подобные прецеденты, но в данной ситуации ничего другого не оставалось.

Главного злодея, однако, найти так и не удалось. Конрад словно провалился сквозь землю. Но что намного хуже – вместе со всеми студентами-ключниками Академии! Они, как и Тиния с Дарлом, бесследно исчезли, и об их судьбе можно было только догадываться.

Переходы оживали, в то время как центральный из них – шестой – затухал. Найдись он при действующих обычных пяти – и его силы, возможно, хватило бы, чтобы изменить всю цепь миров, поставить Эндорф на его прежнее место. Замкнуть миры так, как было устроено в Шестимирье до вмешательства дорфов. Но случилось то, что случилось, и это большая удача, что вообще получилось исправить содеянное Орденом.

Ключники, напуганные убийствами и исчезновениями своих коллег по всему Эндорфу, или разбежались по другим мирам, или засели в глубоком подполье. По сути, в Эндорфе их совсем не осталось. В отличие от тех переселенцев, кто хотел, но не мог последовать их примеру.

Многие теперь чувствовали себя здесь неуютно, и их нетрудно было понять. Этому миру предстояло серьезное и, вероятно, весьма длительное восстановление. Как и Финфорту.

Пока сильнейшие маги решали политические вопросы и пытались выяснить, как действовать дальше, юный, но очень отважный сшей Мир переправил большинство студентов и преподавателей из ближайшей к Академии деревни в их родные миры. Его сестру, как выяснилось позже, отправили в город на дирижабле во время эвакуации, и Мир, похоже, не особо-то спешил ее разыскивать. А вот Лирану мальчик искренне симпатизировал и по первому же зову переместил их с Аишей в Энсшей, где семье Лирана в конце концов пришлось принять ту невесту, которую выбрало сердце их сына, а не они сами.

Первые дни после ранения Анда я была полностью сосредоточена на заботах о любимом. Вернее, мы с Кельтой и Гусей были сосредоточены. Ибо без Кельты все мы давно умерли бы с голоду, а без Гуси… Без Гуси нас просто не было бы.

Арат, ослушавшись приказа, не только примчался к месту сражения и загрыз гадину, напавшую на его хозяина, но и поделился со мной силой. Воспринимать его как питомца после этого я уже не могла. Друг. Друг, спасший наши с Андом жизни. Нашу одну на двоих жизнь.

Едва только Анд начал сносно держаться на ногах, он включился в работу Совета. Первое время из дома, но магические приспособления не позволяли делать это полноценно, и уже скоро он начал сутками пропадать на службе, утопая в решении навалившихся проблем. Альтамасу понадобилась поддержка Совета, прежняя схема взаимодействия магов и официальной власти оказалась нежизнеспособной, и я понимала, что этот период надо просто пережить.

Ночами, несмотря на усталость, Анд был только моим, даря часы, полные любви и неги, но днями я его почти не видела. Слонялась по дому, не представляя, что делать теперь и как жить. Бездействие становилось невыносимым. Я знала, что Финфорт планируют восстанавливать, но, даже при использовании возможностей силы, недоступных на Земле, это могло затянуться на годы. Да и чему меня могли там научить? От стихий остались лишь зачатки, преобразованное пламя стало голубым и неизведанным, а интов среди преподавателей почти не встречалось. И все-таки я страстно желала найти себе применение.

От безумных мыслей о поступлении в Азадор меня спас тан Альфред.

Едва ступив на порог, профессор, которому, к его необычайной радости, предоставили должность консультанта при Совете, сразу же перешел к делу.

– Одной силы, оживившей переходы, мало. Не сразу, но они зачахнут снова, если не поселить в них смотрителей. Да и воспользоваться ими все еще нельзя, – заявил он.

– Но смотрителей не осталось, как же быть? – растерялась я.

– Смотрители, пропуская через себя энергии миров, живут очень долго, но не вечно, Аделин. Раньше они успевали передать свои знания, выбирая преемников только им ведомым образом. В этот раз связи были оборваны трагически и стремительно – переходы погасли.

– То есть все было зря?! – ужаснулась я.

– Нет-нет, ну что ты, девочка, – успокоил тан Альфред. – Безусловно, не зря. К тому же мы кое-что проверили. И уже даже опробовали. Ключник, способный видеть подпространство и не привязанный слишком сильно к стихийной магии, способен стать смотрителем перехода.

– О, – только и выдохнула я.

– Однако, как ты знаешь, ключники сейчас на вес золота. Тем более – ключники-люди, – подмигнул он.

– Вы хотите сказать?.. Я?

– Именно, Аделин. Совет предлагает… Нет, просит тебя принять на себя эту важную роль и стать смотрителем перехода в Энлант.

– О-о-о… – Я была потрясена и взволнована. – Но… Как же… Анд? Я не смогу покидать тот дом?

– Я не знаю всех тонкостей, Аделин. Да и никто не знает. Но, полагаю, закрывая переход на время, ты сможешь оставлять его. Ненадолго.

– Нет-нет… Я не могу… Я…

– Значит, придется переехать, – шепнул Анд, обнимая меня сзади.

Я обернулась и потрясенно уставилась на любимого.

– Я даже не заметила, как ты вошел.

– Хотел, чтобы ты выслушала предложение, не оглядываясь на мое мнение. Мы с таном Альфредом пришли вместе.

– Вот как, – пробормотала я. – Но… Как же твой дом?

– Это ли самая большая проблема? – усмехнулся Анд. – Вон, Амону тоже понадобится дом, когда он найдет свою ортарэ.

Да, надо сказать, Амон, вдохновленный моей историей обретения силы, всерьез загорелся идеей попасть на Землю. И отыскать там ту самую. И чем больше я думала об этом, тем сильнее убеждалась, что случившееся со мной – не уникальное, а лишь еще пока совсем не изученное явление.

Тан Альфред ушел (зеркало в кабинете работало теперь как портал в здание Совета), а Анд весь вечер как-то подозрительно поглядывал на меня.

– Что ты задумал? – не выдержала я, когда после ужина он встал и протянул мне руку.

– Пойдем со мной.

Я послушно вложила свою ладонь в его и тоже встала. Мы вышли из столовой, и на повороте к спальне я затормозила, но Анд покачал головой, хитро улыбаясь, и повел меня вниз. Да, да, в ту самую купальню.

Там, уже в воде, после жарких, умопомрачительных ласк он как будто из ниоткуда достал кольцо. Серебристое, с прожилками искристого, словно узоры на теле инта, голубого камня.

– Станешь ли ты моей женой по обычаям Эндорфа и родного тебе Энланта, любимая ортарэ? – спросил он.

– Анд… Да! – воскликнула я и поскорее выставила вперед правую руку.

Анд широко улыбнулся, надел кольцо на мой безымянный палец и поцеловал, а потом тоном университетского профессора произнес:

– В таком случае нам стоит изучить все особенности проведения этого мероприятия…

– О нет, любимый, – прервала я его, – для начала нам предстоит задачка посложнее. – Анд вскинул брови. – Нужно съездить к моим родителям и объяснить им, почему я не на стажировке и не в меде. Где живу, чем занимаюсь, а главное – откуда у меня парень, больше похожий на древнегреческого бога, чем на среднестатистического землянина, – подмигнула я.

– Значит, не только принц похож на бога, да? – съязвил он. – И не парень, любимая, а будущий муж. Законный во всех мирах!

Я рассмеялась, чувствуя, как лучистое счастье щекочет каждую клеточку моего тела, растекается теплом и безбрежной радостью. А потом вдруг вспомнила Амона.

– И все-таки… А что, если так, – я продемонстрировала свои покрытые светящимися узорами руки, – в самом деле произошло бы с любым человеком, попавшим в Энсколд?

– Думаешь, инты – люди, заброшенные в Энсколд?

– Ну… – смутилась я. – Ведь о вашей истории крайне мало известно. И мир носит название по основной расе, населяющей его. То есть мир сколдов. Но наверное, это бред…

– Почему же бред. Просто чересчур шокирующее заявление, – усмехнулся Анд. – Мы подумаем об этом позже. Сейчас меня куда больше волнует другое.

– Что?

– Ты, – улыбнулся Анд и притянул меня к себе. – Эти узоры очень идут тебе, – прошептал он, очертя контур моего лица, и снова поцеловал.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Эпилог
  • X