Сергей Иванович Скиба - Лиганец [СИ]

Лиганец [СИ] 1811K, 429 с.   (скачать) - Сергей Иванович Скиба

Сергей Скиба
Лиганец


Глава 1

Звонок снова затрещал, сдирая последние остатки сна. 'Кого это припёрло так рано?' — Подумал Дмитрий слезая с кровати. Коленка, по обыкновению, зацепила тумбочку и будильник закачался, норовя спрыгнуть на пол.

— Полдевятого!? — Гневно воскликнул разбуженный парень глянув на стрелки. — Убью нафиг.

В его исполнении проявления эмоций выглядели ненатурально, хоть он и старался тренироваться при любой возможности. Не получалось у Димы выражать чувства, поскольку он совершенно не чувствовал оных. Слабые отголоски и только. Парень был всегда спокоен и сдержан. Вывести его из себя никому не удавалось — это неоднократно было проверено всеми друзьями. За глаза они даже прозвали его танком.

Шуткам Дмитрий улыбался больше из вежливости. Если слышал хорошие — запоминал, чтобы рассказать другим, но радости, впрочем как и печали, никогда не испытывал. И хотя, как и многим людям ему бывало плохо или хорошо — на его поведении и лице это никак не отражалось.

Как-то он даже обращался к психологу, но тот отклонений не выявил и пожав плечами, прописал какие-то антидепрессанты. Дима их и покупать не стал, выбросил рецепт в мусор и решил не заморачиваться чепухой. В конце концов — у каждого свои недостатки. А недостаток Дмитрия никому неудобств не причинял. Даже наоборот, друзья шли за советом именно к нему, если требовался трезвый ум и холодный расчёт.

Он проворно подхватил падающие с тумбочки часы и потянулся за махровым халатом. Расчесаться и умыться решил позже, чего стесняться? Это скорее всего кто-то из друзей с которыми вчера отмечали… Что же отмечали то? Какой-то странный повод ещё был. Впрочем, повод нужен алкоголикам, нормальный человек, если душа просит — налил, выпил. Если душа отказывается — пересилил себя, налил, выпил.

В любом случае звонящий сейчас товарищ получит под дых. Всем известно, что будить Диму раньше одиннадцати нельзя. Даже если дело очень срочное, например опохмел. Тем более что Дмитрий никогда не опохмеляется, принципиально. Приучил себя никогда не перебирать, а если перебрал — значит заслужил всё утро мучиться и страдать. Будешь в следующий раз думать — соглашаясь на: 'ещё по одной и всё'. И это, кстати, тоже прекрасно знают все знакомые. Да и нет среди его друзей никого кто бы решил надраться прямо с утра. Они и по праздникам-то предпочитают трезвый образ жизни, а сегодня вроде как рабочий понедельник.

Звонок затрезвонил снова.

— Вот настырный гад. — Пробубнил хозяин квартиры проворачивая задвижку замка. — Щяс нахлобучу по самое…

Распахнувшаяся дверь предъявила широкоплечего детину спортивного телосложения и под метр девяносто ростом. Грубить ему как-то сразу расхотелось. А уж когда мужик вынул и показал корочку СБУ, в голове Дмитрия сразу же замелькали вчерашние события.

Заняло это мелькание едва ли пол секунды. Ничего предосудительного ребята не совершили. Посидели немного, да и разошлись. Особо пьяным никто не выглядел. Может что-то произошло позже, уже после вечеринки?

— Старший лейтенант Иванов Иван Иванович. — Представился СБУшник, пряча удостоверение обратно в карман серого пиджака. — Вы — Дмитрий Михайлович Моргунов? Могу я войти?

— А что, собственно, случилось? — Растерянно отступил назад в квартиру Дима от надвигающейся фигуры.

— Как что? — Гость прикрыл за собой входную дверь, и продолжая напирать, скоро оказался в прихожей. — Вы разве телевизор не смотрели?

— Телевизор?

Сбитый с толку парень покосился на пыльный ящик в углу. Он его уже с полгода не включал. Да и причём тут телевизор? И дяденька этот какой-то странный. Иванов Иван Иванович, как же. Что-то попахивает тут подставой в стиле: 'Вас заказали' или 'Скрытая камера'. С некоторых приятелей станется такое провернуть. Дмитрий с подозрением осмотрел комнату (в которую, кстати, гость впёрся не разувшись) на предмет возможной записывающей видеоаппаратуры.

— Мы вчера не так много выпили. — То, что никаких камер не видно, не означает что их нет, если друзья решили подшутить — нужно держать марку, чтобы самому потом над записями смеяться, а не краснеть, когда все ржать будут. — По крайней мере, не столько, чтоб нас в новостях показывали.

— Включите. — Кивнул в сторону ящика СБУшник.

Дима двинулся к телевизору, стараясь не выпускать из поля зрения гостя. Пульт давно потерялся и включать пришлось кнопкой. Экран засветился, показывая президента. Главе государства стало известно о вчерашней вечеринке? Ну нет, столько они точно не могли выпить.

— Какой канал? — Поинтересовался хозяин квартиры у гостя.

— Любой. — Отмахнулся тот. — Везде одно и то же.

Хмыкнув Дима 'накрутил' больше звука. Теперь он уже точно уверен, что происходящее какой-то розыгрыш. Не могут же по всем пятидесяти двум каналам кабельного идти одинаковые передачи. Кстати, подключиться к кабелю легко можно на лестничной клетке, а значит, что бы ни показывал телевизор — это может быть подставой.

'Сегодня в четыре часа утра с дипломатической миссией на Землю прибыли представители инопланетной цивилизации' — Вещал президент. Фуу! Да в это и ребёнок не поверит. Но надо же как качественно снято, слова попадают в такт с движением губ. Будто глава государства действительно несёт эту чушь. Дима переключил дальше — то же самое выступление. Поклацал ещё несколько раз. Значок телеканала везде отсутствует, идёт только трансляция выступления — вот и прокололись 'приколисты'. - 'Повода для паники нет. Пришельцы искренне заверили нас в мирных намерениях. Никакого недопонимания и враждебности между нашими народами существовать не может, поскольку гости ничем не отличаются от нас — жителей Земли.'

Дальше Дима уже особо не слушал. Всё ясно, сейчас старлей будет втюхивать что Моргунов далёкий потомок прилетавших на Землю 'марсиан'. Принц там какой или ещё что-то в этом духе. Могли бы для убедительности и получше чего изобрести, более правдоподобное.

Парень уже хотел возмутиться и изобличить подставного СБУшника, как вдруг одно из яблок, лежащих в вазе на столе, поднялось в воздух и прыгнуло гостю в руки. Старлей слегка тряхнул ладонью и фрукт распался на две идеальных половины, словно ножом разрезало. Часть мужчина взял сам и впился зубами в сочную мякоть, а другая подлетела к Диме и зависла у его лица.

— А вот это уже круче. — Согласился парень.

Поводил рукой вокруг парящего куска — никаких проволочек или ниток. Половинка яблока реально ни на чём не держится. Дима осторожно потрогал летающий фрукт пальцем, затем взял его, откусил. Обычное яблоко, сорт 'Чемпион', его любимый. Такие в вазе и лежали.

При этом парень не переставал сверлить гостя внимательным взглядом. Тот слегка приподнял брови когда Дима сдвинул половинку яблока с места, будто удивился такому исходу. Продолжая молча переглядываться, мужчины догрызли фрукт.

— Итак. — Отложил на край стола свой огрызок хозяин квартиры. — Я потомок венценосной особы? За углом ждёт космическая карета, а впереди личная солнечная система? Вы примчались за мной, так как дипломаты 'марсиан' ждут моей выдачи?

— Губа у тебя не дура, парень. — Устало нахмурился старлей. Остатки яблока в его руке сами собой скомкались в маленький шарик и были проглочены. — Я как раз и есть один из 'марсианских' дипломатов. Телекинез тебя разве не впечатлил?

— Ну, Коперфилд тоже летает. — Развёл руками Дмитрий. — Или он из ваших?

— А так Коперфилд делает?

Гость вышел на балкон и приглашающе кивнул, указывая на что-то вверху. Дмитрий двинулся следом, стараясь держаться от мужика подальше, и с подозрением покосился на небо.

Немного выше крыш, над двором висела шестигранная штуковина размером с пару-тройку девятиэтажек. Висела без шума и движений, поэтому возгласы тыкающих пальцами в её сторону прохожих были слышны весьма отчётливо.

Подбить на розыгрыш ораву народа, собравшегося во дворе, ещё можно, а вот подвесить над землёй огромную болванку — тут действительно 'марсианами' попахивает.

— Привет, сосед. — Послышалось с соседнего балкона. — Рано ты сегодня встал. На пришельцев любуешься?

— Ага.

— А я тебе давно говорил. — Смачно затянулся вонючей папиросой пожилой пенсионер, проживающий по соседству. — У Украины есть два пути выхода из кризиса. Фантастический — это если она сама выкарабкается. И реальный — это если прилетят инопланетяне и нам помогут. Ничего фантастического не произошло. — Констатировал сосед и кивнул на шестиугольник над крышами. — Ой! У меня же чайник кипит! Ладно, давай Димка, увидимся.

Старик быстро скрылся в своей квартире.

— Ага. — Обескураженно выдавил из себя парень, глядя на громадный корабль, закрывающий тенью половину двора и всю детскую площадку.

— Проникся? — Усмехнулся СБУшник.

Хотя какой к чертям СБУшник — пришелец. Слишком уж грандиозен получился бы обман. Приходится признать, что происходящее вполне может оказаться правдой.

— Может, я сплю? — Вырвалось у Дмитрия.

— Может, мне через пару дней заглянуть? — Скептично поинтересовался человек в сером костюме. — Когда ты свыкнешься с мыслью.

— А зачем вы, кстати, заглянули? Или вы ко всем заглядываете?

— Только к таким, как ты.

— К венценосным особам?

— Зависит от того, что именно ты считаешь венцом. — Парировал гость. — Если способность управлять 'тёмной энергией', то да. Термин знаком?

— Эта та, которая воздействует на вселенную, вследствие чего оная после большого взрыва расширяется с ускорением? — Блеснул эрудицией Дима. — Хотя по идее, должна с замедлением из-за гравитации?

— Рад, что не придётся распинаться на эту тему. — Серьёзно ответил мужчина. — Меня все эти зауми напрягают.

— Кстати, неплохое знание русского. — Моргунова всё не оставляло ощущение что всё это розыгрыш или сон, и он пытался подловить оппонента на несоответствиях.

— Ещё бы! Пять лет курирую страны восточного сектора.

— Так вы давно уже с правительством сотрудничаете?

— Нет. До прошлой недели только наблюдали. Но последние годы вы с такой скоростью начали гавнять планету, что пришлось урезать стандартную процедуру колонизации до сорока лет.

— Ого! Вы сорок лет наблюдали?

— Около того.

— Погодите. Колонизации? Как-то это не дипломатично.

— А мы не дипломатическая миссия, а колонизационные войска.

— О!

— Не нервничай. — Успокаивающе подмигнул гость. — Проделаем всё так, что будете думать, будто сами в Лигу вступили.

— Это как так?

— Обычная процедура. Берётся небольшая страна-середнячок. Наделяется лиганскими полномочиями и технологиями, начинает ими усиленно приторговывать и за пару лет выходит в мировые лидеры. Остальная часть населения планеты, глядя на сытую жизнь соседей, мчится навстречу вступлению в Лигу. Но поскольку просто так кормить всех подряд мы не намерены, все вновь поступившие попадут практически в рабство.

— Эээ… — Опасливо протянул Дима, неосознанно отодвигаясь от говорящего.

— Да не переживай. — Отмахнулся пришелец. — Рабство будет сытое, тёплое и почти добровольное. Нам квалифицированные работники нужны, а не толпа недовольных, вечно бунтующих, крестьян. Все будут обучены и распределены согласно способностям. Особо мозговитые продвинутся с возможностью стать лиганцами — полноправными гражданами Лиги.

— Так вам нужны люди?

— В какой-то мере. С кадрами в Лиге всегда напряженка, но не настолько, чтобы ужимать временные стандарты колонизации. Нам нужна Земля.

— Полезные ископаемые?

— После отповеди о 'Тёмной энергии' мне казалось, ты умнее. — Скривился лиганец. — Можно пояс астероидов между Марсом и Юпитером разрабатывать. Это, кстати, даже легче, чем тянуть залежи из планеты. Многие земляне этим и займутся после вступления — будут шахтёрами пояса.

— Зачем же тогда?

— Земля — уникальная экологически сбалансированная структура, способная саморегулироваться и самоочищаться. Искусственно создать такой объект практически невозможно. Планета класса 'Рай'. Такие в галактике можно по пальцам пересчитать. На них-то в основном жизнь и зарождается, после чего принимается методично разрушать свою же колыбель. Основная масса райских планет в данный момент либо безжизненные пустыни, либо техногенные мегаполисы, где экология поддерживается технически. К вам мы вовремя успели.

— Отчего же трудно создать? Даже у нас фантасты уже додумались до терраформирования.

— Оу. Какие мы термины знаем. Но после твоих 'полезных ископаемых'. — Гость помахал четырьмя пальцами, как бы ставя последние слова в кавычки. — Тебе меня уже не впечатлить. Представь, что мы решили переделать тот же Марс. Любое простое действие типа увеличения температуры повлечёт за собой такой поток последствий что…

Лиганец осёкся и забарабанил пальцами по подлокотнику кресла.

— Это всё ты сам сможешь изучить позже. Тебе не интересно какого я тут перед тобой распинаюсь, в то время как большая часть твоих соседей глупо тыкают пальцами в мой корвет?

— В общем-то я к этому и вёл, но не стал перебивать.

— Итак: 'Тёмная энергия' и 'Тёмная материя'. Знаешь, почему их называют тёмными?

— Потому что о них ничего не известно?

— В точку. — Хлопнул в ладоши гость. — Практически всё что ясно, так это то что они существуют. Никакие технические средства не способны не то что повлиять или измерить тёмную энергию, они её даже засечь не в состоянии. Представляешь: СИЛА, разгоняющая содержимое вселенной в разные стороны и составляющая (по некоторым оценкам) девяносто пять процентов вещества — не осязаема?

— Ну… — Дмитрий всё больше впадал в ступор, глядя на разглагольствующего пришельца.

— Ну? Глубокомысленно. Впрочем чего ещё ждать от охотника за полезными ископаемыми. — Поддел хозяина гость. — Забей.

Мужчина закашлялся и вышел в кухню. Послышалась звуки льющейся в раковину воды. Поспешив следом, Дмитрий обнаружил лиганца пьющим прямо из-под крана. Парень поставил на печку чайник и уселся за обеденный стол, намереваясь продолжить беседу на кухне.

— А вы не отравитесь? — Диме вспомнилась 'Война Миров' Герберта Уэллса. Там марсиане умерли от болезней вызванных земными микроорганизмами.

— Моему искусственному иммунитету нужно что-то смертельнее хлорированной гадости текущей у тебя из крана. — Отрезал визитёр. — Итак: самая могущественная сила во вселенной не отвечает потугам учёных и по сей день. Обнаружить её можно лишь косвенно — по наблюдательным данным. Впрочем, один способ управления всё-таки имеется — Псионика.

— Наука о воздействии разума на материю. — Вставил Дмитрий.

— Да. Точнее, воздействие разума на 'тёмную материю' и 'энергию', а они в свою очередь уже воздействуют на видимую материю вселенной.

— Погодите. — Задумался Дима: сила, летающее яблоко, тёмная энергия. — Вы джедай, что ли?

— Пффф. — Прыснул лиганец. — Нет. Задумка конечно была верная, но исполнение… Подкачало. Лукасу были предоставлены некие данные, с помощью которых он должен был создать произведение, знакомящее наблюдателя с устройством вселенной. Вместо этого он наляпал эпопею, где от правды осталось едва ли десять процентов. Заметь, о Лиге в 'Звёздных войнах' даже не упоминается. Хотя именно о ней Джордж и должен был рассказывать. Как-то она не вписалась в его художественное повествование. Люди творческих профессий вне моего понимания — так испоганить неплохую задумку! Причём мотивируясь наилучшими побуждениями. Мрак. А ведь психологи надеялись, что сага сможет подготовить землян к колонизации.

Чайник недовольно засвистел, и хозяин принялся готовить кофе.

— Мне три сахара. — Поднял руку гость.

— Не слипнется? — Пробурчал себе под нос Дима, рассматривая почти пустую сахарницу.

— А у тебя что, слипается? — Наигранно удивился лиганец. — Кстати, меня зовут Реван.

— Дарт Реван? — Округлил глаза парень. — Очень приятно.

— Смешно. — Скорчил кислую мину пришелец. — А вдруг ты меня сейчас смертельно оскорбил, назвав тёмным властелином? Вытащу щас световой меч и 'вжик' по горлу.

— Эм.

— Расслабься. Юмор — это хорошо, эт правильно. С юмором легче жить. Шути на здоровье.

— А световые мечи есть на самом деле?

— Наверное. — Пожал плечами Реван. — Во вселенной чего только нет. Но мне почему-то кажется, что как оружие нападения они малоэффективны — дальность действия ничтожна. Эдак любой враг может запросто убежать.

— Значит вы тут потому, что я тоже псионик. — Констатировал хозяин.

Собственно, Дмитрий не очень удивился. В его жизни иногда происходили необъяснимые события наподобие полтергейста. Вещи падали сами собой или вдруг разлетались вдребезги. Окончательно парень уверился в своей необычности, когда в драке какой-то отморозок метнул в него нож. Дима тогда безнадёжно вскинул руки, но летящий прямо ему в грудь клинок отчего-то отклонился в сторону. Хулигана скрутили подоспевшие товарищи, а сам парень долго анализировал случившееся и пришел к выводу, что некие 'непонятные' силы всё-таки существуют. Но мнение своё держал при себе.

— Кстати, нужно окончательно убедиться. Дай руку. — Гость вынул какую-то штуку, приложив к пальцу Димы, проколол кожу до крови и глянул на табло. — Ого! И не самый слабый. Разделение, конечно, условное и неточное, но набор пси-белков зашкаливает. Остаётся только удивляться, почему ты ещё жив.

— В смысле?

— Годам к пяти у псионов окончательно оформляется дар и они начинают подсознательно влиять на окружающее, в основном на своё же тело. И если делать это тебя не учили, то ты просто обязан к семи — двенадцати годам скончаться от какой-нибудь раковой опухоли или чего похуже. То, что ты дожил до двадцати шести — это нонсенс. Такое в моей практике впервые.

— Какой практике? Вы же колонизационные войска. Кстати, какие колонизационные войска, если таких планет, как наша, кот наплакал?

— Подловил. — Легко согласился Реван. — А притворялся тупым. Ты прав — никаких специальных войск не существует. Это разовая акция и потому всё, что есть — это линкор с десятитысячным контингентом, висящий на орбите. Нужно же было как-то впечатлить власть имущих. Но для вашей отсталой цивилизации и его с лихвой хватит. Я сюда пять лет как заступил на дежурство. Понимаешь, учитывая ценность планеты и скорость вашего над ней надругательства, никто не стал бы ждать сорок лет из-за каких-то там отсталых аборигенов. Колонизировали бы насильно и всё. Но вот если среди них рождается много псионов — это совсем другое дело. За годы наблюдения почти четыреста человек — по десятку в год! Неимоверный показатель. И это только те кого мы нашли, а сколько бродит беспризорных, не понять вообще.

— Как это не понять?

— Пси-излучение от одарённого, не умеющего срываться, можно почувствовать чуть ли не через ветвь галактики. И мы, конечно, обнаружив его, сразу прилетели сюда. Оказалось, что вас тут много и вы так фоните в разные стороны, что светится всё население. Вычленить одарённых без всеобщей колонизации невозможно.

— Что ж вы тянули сорок лет?

— Пытались найти факторы, влияющие на такую удивительную демографию. Вдруг бы удалось воссоздать искусственно?

— Нашли?

— Неа.

— Зачем же влезли?

— Тебе не угодишь. — Отхлебнул кофе Реван. — Потому как беспризорников всё больше, пси излучение всё сильнее и скоро сюда слетятся стервятники со всего космоса. Нужно вас скорее обучать, пока вы не спалили контору. Ещё бы — целая ферма псионов. Да мы тут увязнем в кровопролитной войне до конца времён!

— Значит, вы нас спасаете?

— Само собой.

Дмитрий выпил горький остывший кофе, ему всё-таки сахара не хватило, пришлось всё высыпать гостю. Пока прихлёбывал, задумался о прошедшей беседе, вернее о её поворотах.

— А с чего такая откровенность? Прям аж жуть.

— Надеюсь на добровольное сотрудничество. Я откровенен с тобой — ты со мной. — Покрутил пальцами гость. — Ты уникум сам по себе, а нормально обучить тебя уже не выйдет — слишком стар. Придётся тебе безвылазно жить на базе. А явился я сюда лично — из спортивного интереса.

— Осмотреть диковинку?

— Вроде того.

— Выбора у меня, конечно, нет?

— Есть. Своим ходом пойдёшь — тогда скрывать от тебя ничего не буду. Начнёшь выпендриваться — очнёшься в клетке.

— Пойду переодеваться. — Показал на свой, неподходящий к прогулкам халат, Дима.

— Не нужно. — Отмахнулся Реван. — Нам недалеко, а одежда всё равно не пригодится.

Впрочем, тапки Дмитрий всё же обул, не босиком же на улицу выходить. В лифте пришелец вместо первого этажа, нажал кнопку девятого. Моргунов предпочёл ничего не спрашивать и не удивляться, а просто шел следом.

Реван вывел его на плоскую крышу многоэтажки. Посередине стоял предмет, размерами и очертаниями напоминающий автомобиль. Только стоял он торчком, будто упал с высоты и встрял. Вернее не встрял, с близкого расстояния видно, что эта махина висит в нескольких сантиметрах над поверхностью.

Сбоку отворились створки.

— За мной и не пугайся. — Подмигнул провожатый и скрылся в темноте открывшегося входа.

Страх Диму не особо донимал. Разумные опасения? Да, те являлись частенько, а вот страх и другие яркие чувства не касались психики парня никогда. В детстве он даже практически не плакал, как впрочем и не смеялся, всегда оставаясь серьёзным и сосредоточенным ребёнком. Родители иногда шутили: он мол родился сразу взрослым.

Поэтому внутрь Дима шагнул безбоязненно. Чего опасаться? Ведь туда только что влез провожатый, а он обещал не лгать. В душе упрямо сидела уверенность — если обещал, не соврёт. Что-то вроде интуиции подсказывало, а уж чему-чему, а интуиции своей Дмитрий доверял. Это пожалуй единственное чувство, что посещало его бесчувственную душу регулярно. И что самое удивительное — редко подводило.

Оказавшись внутри, он вдруг оказался в невесомости. Мягкие манипуляторы коснулись тела и закрепили в удобном положении. Темнота вокруг рассеялась, и Дима опять оказался на крыше своей девятиэтажки. Только теперь на ней не было ни машины, ни их с Реваном. Он будто смотрел на округу из ниоткуда.

Можно перемещать зону обзора как угодно, и смотреть куда хочешь. Своими движениями, правда, управлять не пришлось. Его подняло вверх и понесло к шестиграннику. Самого движения не чувствовалось, казалось, тело находится в состоянии полного покоя, и лишь зрение неумолимо доказывало обратное.

Оказывается, с балкона виднелось только днище корвета, основная масса находилась сверху. Собственно, никаких изысков, больше на стоячий карандаш похоже — тот тоже, если в торец смотреть, шестигранником кажется. Никаких люков, иллюминаторов, орудий, антенн.

Скорее всего, основное богатство прячется внутри, а окошек в корабле нет. Как не было их и в челноке, на котором Дмитрий сейчас летел. Но это, однако, не мешает обозревать окрестности.

Взгляд помимо воли опустился вниз на удаляющуюся земную поверхность. Если бы Моргунов умел пугаться, он бы сейчас обязательно испугался. Крыши домов удалялись с умопомрачительной скоростью.

Челнок облетел корвет по кругу, заложил крутой вираж и сблизился с висящим без движения кораблём, а затем ловко юркнул в приоткрывшуюся щель. При такой скорости манёвров любой истребитель землян развалился бы на запчасти, а пилоты погибли от перегрузок.

Ракурс обзора изменился. Теперь Дима будто смотрел с вершины корвета. Громадный корабль медленно набирал высоту. Город скукожился до точки, реки стали нитками, моря — пятнами. Постепенно скорость увеличилась, вокруг потемнело и Земля превратилась в красивый голубой шар.

Впереди сверкнула яркая точка. С каждой секундой увеличиваясь, она удлинялась, превращаясь в линкор. Дима без подсказок понял — линкор. Если сразу казалось, что корвет огромен, то теперь стало ясно — это всего лишь катер по сравнению с танкером.

Когда они оказались рядом, бока линкора перекрыли собой большую часть видимости. От завораживающего зрелища оторваться было трудно, да Дмитрий и не собирался, жадно разглядывая и запоминая всё, до чего дотрагивался взгляд.

Куда там земным механизмам и сооружениям. Формы корабля идеально сочетались, внушая угрозу и демонстрируя боевую мощь. Как по одному спинному плавнику можно угадать опасность, исходящую от акулы, так каждая деталь линкора выдавала его военное назначение, чем-то неуловимо напоминая морского хищника.

Долго наслаждаться видом не получилось. Корвет стремительно приблизился и слился с главным кораблём. Не состыковался, а именно слился, будто они представляли собой одно целое.

Несколько мгновений темноты и перед Димой открылся узкий светлый проход. Рядом стоял улыбающийся Реван.

— Понравилось? Ну, пошли внутреннее хозяйство осмотришь.


Коридоры узкие и низкие. Освещение скудное. Никаких изысков. На внутреннем убранстве явно сэкономили.

— Разочарован? — Понял настроение Дмитрия Реван.

— Немного.

— Это не яхта, а боевой корабль. Во главе угла функциональность. Первым делом зарегистрируем тебя.

Они вошли в маленькую комнатку с низким пьедесталом в центре.

— Становись. — Реван указал на возвышение. — Ах, да! В Лиге тройные имена, как на Земле, не в почёте. Придумай что-то иное. У тебя будет длиннющий идентификационный номер и одно имя, желательно короткое — этого вполне достаточно.

Дима наступил на пьедестал и тот тускло засветился.

— Сканер активирован. — Заверещал противный высокий голос и через мгновение заявил. — Сканирование завершено. М-карта составлена.

— Оформить, как гражданина. — Приказал Реван. — И члена Ордена. Доступ к системам нулевой.

— Желаете выбрать имя?

— Мор. — Вставил Дмитрий, поняв, что голос обращается к нему.

— Гражданин зарегистрирован. Капсула подготовлена.

Сканер потух. В стене открылось окошко и на подносе что-то выехало.

— Одежда и паспорт. Одевайся. — Кивнул на поднос Реван, и вопросительно добавил. — Мор?

— Первые буквы фамилии. — Пожал плечами Дима натягивая удобную тунику и с сожалением укладывая любимый махровый халат в приёмник.

— А я думал, древнеримское божество смерти. — Хитро сощурился пришелец.

— Всё-то ты знаешь.

— Работа такая. — Пожал плечами мужчина. — Пошли.

В следующей комнатке было пусто, лишь тусклое пятно на стене. Реван приложил к нему руку, и через несколько секунд стена распахнулась, исторгнув из себя узкое кресло-кровать.

— В боевых кораблях нет кают и кубриков. — Пояснил Реван. — У каждого члена экипажа своя, полностью автономная, капсула. Это повышает безопасность и экономит место. Думаю, как вызвать свою, ты уже догадался. Все необходимые данные она тебе предоставит. Закончишь с ознакомлением, жду в ученической.

Пришелец улёгся в кресло, и оно скрылось. Мор приложил руку к светящемуся пятну на стене. Личная кресло-капсула не заставила себя ждать, мигом откликнувшись новому хозяину. По детски скрестив пальцы на удачу, парень улёгся на дутую серую поверхность.

— Поехали. — И махнул рукой.


Глава 2

Кролик в родной норке. Нет. Маленький кенгуру в мамашиной сумке. Пожалуй, именно так можно описать свои чувства, пребывая в капсуле. Комфорт, защищённость, и куча знаний, которые можно загрузить в свою голову.

Вот только нулевой доступ не предполагает большого разнообразия — общедоступные технические данные, сборник лиганских законов, да исторические события.

— 'Процедура инициации. Загрузить расширенный языковой пакет, разработанный для членов Ордена Спокойствия?' — Перед внутренним взором всплывали, даже не картинки, ассоциации с воспоминаниями. Будто и так всё уже знаешь, и нужно лишь вспоминать.

— 'Грузи'. — Легко согласился Мор, припоминая что Реван действительно регистрировал его, как члена какого-то ордена. Спокойствие? Ну-ну. Спокойствия в душе новоиспечённого гражданина Лиги всегда полна коробочка.

Времени в капсуле не ощущается, но перед восприятием всегда 'висит' таймер. Он мигнул, указывая владельцу, что изучение языкового пакета заняло несколько часов. Интерфейс капсулы и Мор понимали друг друга с полумысли.

— 'Общие технические рекомендации для экипажа боевых кораблей — пятнадцать минут'?

— 'Давай'.

— 'Законы Лиги — упрощённое издание — пятнадцать минут?'

— 'Качай'.

— 'Исторические хроники — трое суток?'

— 'Да ну нафиг! Чё покороче есть?'

— 'Запись-история 'Становление Лиги' — пятнадцать минут.'

— 'Включай'.


Командер Диган вскинул бластер на стук стальных подошв по полу. Дроиды уже рядом, сейчас начнут ломать двери. Вряд ли Новет поднял всех. Командеру удалось быстро вырубить канал связи Пятого флота с базой. Максимум, искин успел загрузить данные в дежурный взвод, но и взвода дроидов на одного Дигана более чем достаточно.

Сломают двери, ворвутся, восстановят связь и тогда Пятому флоту конец. Остаётся единственный выбор — расстрелять из бластера энерго-банки, но тогда тут случится маленький 'бум'.

— Ну и отлично. — Решился командер, поворачиваясь к светящимся сферам банков и изготавливаясь к стрельбе. — Угроблю пару железяк, расчищу парням дорогу.

Всё равно канал с базой уже никогда не понадобится. Нужно будет лишь не упустить момент и открыть стрельбу, как только дверь поддастся, тогда взрывной волной вперемешку с электромагнитным излучением достанет и дроидов.

Вокруг створок заплясали искры, оставляя раскалённую дорожку на металле — режут сталь дверей. Может, не рисковать и уничтожить банки сразу? Если его пристрелят раньше, чем он это сделает… Да, так будет безопасней, а пехотинцам не впервой обезвреживать дроидов — справятся сами. Сейчас главное не дать Новету соединиться с серверами флота.

Диган вздохнул собирая решимость и положил палец на спусковой крючок. Прошедшая жизнь кадрами пролетела перед глазами. А как всё радужно начиналось…


Один из способнейших учеников интерната. Лучший выпускник военной академии. В Пятый республиканский флот его взяли даже без собеседования. Четыре года и он уже командер крейсера, ещё два и старший офицер флота по тактике.

Адмирал Прачет часто ставит его в пример остальным офицерам, и не скрывает, что видит в молодом человеке преемника. Никто не перечит старику. Более того, практически вся верхушка флота согласна с его выбором.

А в Великой Республике тем временем назревают перемены. Сенат насчитывает уже тысячи представителей с разных планет. Любое политическое решение принимается годами, увязая в длительных дебатах. Орден Спокойствия всё больше отгораживается от бюрократической машины государства, предпочитая оставаться в стороне от политических склок власть имущих.

Управленческий колосс так разросся, что скоро рухнет под собственным весом. И учёные разработали новый способ контроля — подключить к администрированию искина. Но стандартный искусственный интеллект не устраивает парламентариев Республики. 'Как так? Нами будет править и принимать законы бездушная машина? Требуем от управленца наличия самосознания!'

А как, собственно, определить такое наличие? Многие искины могут предоставить доказательства существования самосознания. Вернее, способны убедить любого психолога в том, что оно у них имеется, оставаясь при этом обычными компьютерными программами.

Псионика! — Пришло в голову какому-то умнику. Псионами становятся исключительно люди. Лишь сила истинного разума способна управлять 'тёмной энергией'. Ни один искусственный прибор не способен взаимодействовать с пси-полем. Ни одному искину не под силу использовать эту силу. Так создайте такого, чтобы смог! Это и будет лучшим доказательством.

Орден Спокойствия (в который входили все псионы Республики) скептично и дружно фыркнул. А учёные засучили рукава. В принципе, загвоздка была лишь в свободно развивающихся нейронах и новых подпрограммах в качестве стартовой площадки.

Родился Новет. Его псевдо-нейронный мозг развился до уровня шестнадцатилетнего индивида за несколько часов. А основы правления государством искин изучил и улучшил в течение получаса. Впрочем, для электронных систем это не показатель.

А вот что касается псионики. Управлять пси-полем возможно, лишь находясь в состоянии эмоционального транса — сплав безмятежности и отрешенности — 'Сосредоточие спокойствия'. Чем больше псион отодвигается от волнений мира, тем мощнее становится воздействие дара на мир. Необходимость в постоянном самоконтроле сделала членов ордена самыми спокойными и уравновешенными людьми в галактике. Они добиваются этого состояния многие годы жизни.

Искину проще — несколько управляющих подпрограмм и… Новет достиг совершенства в течение недели, вызвав немалое удивление среди псионов. Затем его законопроекты поразили парламентариев сената. Оспаривать новые предложения попросту не было смысла — они были идеальны. И Республика принялась готовиться к переходу на новый вид политического устройства — технократию. Ну как ещё назвать систему, где всем управляет электронный мозг?

Осталась сущая малость — перевести вооруженные силы под командование Новета. Поскольку военные всегда считались консерваторами в вопросах безопасности (никогда ведь не знаешь, где ударит враг) все их системы защиты были зациклены сами на себе. Даже нейросети вживлялись лишь некоторым операторам. Основной массе приходилось изучать базы, находясь в личных капсулах, без вживления нейросети в мозг. Так вероятность взлома чей-нибудь ценной головы сводилась к минимуму. Правда, прецеденты такого рода взломов отсутствовали, но ведь всё бывает в первый раз.

Изменения происходили во флотилиях в последнюю очередь. Все мало мальские подвижки перепроверялись службой безопасности тысячи раз. Орден Спокойствия, кстати, тоже входил в эти службы. Можно даже сказать стоял над ними, поскольку решения магистрата псионов не обсуждались, а сам совет магистров являлся конечной инстанцией для любых споров.

Реши Орден когда-нибудь прибрать власть в Республике к своим рукам, никто бы и не возмутился. Но власть псионам не нужна, они ещё и всячески пытались от неё отвертеться. Потому она в конечном итоге и сконцентрировалась в лапах Новета.

А тот вдруг обнаружил что совершенствование на почве управления пси-полем имеет для него границы. Искусственные нейроны не совершенны. Их рабочие колебания нарушают 'сосредоточение спокойствия', чётко очерчивая возможности искина как псионика.

Пораскинув электронным интеллектом и проведя несколько опытов, Новет нашел более лёгкий способ влияния на пси-поле: 'Направленная Ярость'. Это открытие превзошло все мыслимые прогнозы. Эффективность возросла на порядки. Единственный недостаток: псион, пребывающий в состоянии ярости, плохо контролирует свои действия.

Последующие эксперименты искину, впавшему в исступление от ощущения могущества, удалось остановить не сразу, что привело к небольшим разрушениям и кое-каким жертвам среди населения. Ну и, конечно же, всполошило Орден.

Новета попытались отключить. Это привело грозного псиона в бешенство. Пси-поле окружило его непроницаемым барьером. Дроиды дружными рядами встали на защиту. Нейросети членов правительства были взломаны и сенат единогласно проголосовал за избрание Новета императором. Всё произошло в течение нескольких часов. Основная масса людей даже не успела сориентироваться в обстоятельствах, как оказалась подданными Его Императорского Величества.

Единственные, кто понял что к чему — военные. К сожалению, Первый и Второй флоты находились в непосредственной близости от орбитального кольца. Стационарные оружейные системы Гениса (столица Республики) быстро уничтожили основную массу кораблей. Спастись бегством удалось немногим.

Третий флот был расформирован полгода назад по причине морального устаревания. Четвёртый находился в доках на переоборудовании под управление Новета, команды на нём попросту не предусматривалось проектом. В дальнейшем именно он стал главной ударной мощью Империи, а остатки Первого и Второго силами сопротивления повстанцев.

Пятый флот нёс боевое дежурство. Основная масса псионов Ордена Спокойствия находилась на его борту. Их заранее собрал магистр Йодаранкат, которому последние недели являлись тревожные видения. Особо никто в эти видения не верил, но старика уважили, из глубокого почтения к былым заслугам.

Старейший псион, основатель Ордена, да ещё и большой мудрец. С ним всегда было легче согласиться, чем спорить. Именно это обстоятельство, в конечном итоге, и сыграло на руку Пятому флоту.

Ну, и ещё то, что когда Новет попытался удалённо взломать сервера флота и поднялась тревога, возле станции связи оказался один из лучших офицеров. Командер Диган голыми руками вырубил 'взбесившегося' дроида, отнял у него бластерную винтовку, расстрелял охрану передающей станции и опустил рубильник в положение 'выключено', чем отсёк канал связи с базой Гениса. А теперь бравый воин готовился отдать жизнь, чтобы не позволить этот канал восстановить. Иначе все системы вооружений и жизнеобеспечения непременно перейдут под управление Новета. В способностях нового императора, как компьютерного взломщика, сомневаться не приходилось.


Громыхание вывело боевого офицера из задумчивости. Послышались выстрелы бластера и взрыв. Возня за дверью прекратилась. Диган напрягся. Палец чуть надавил на курок.

— Говорит адмирал Прачет! Приказываю немедленно разблокировать двери.

— Скажите адмиральский аварийный код доступа. — Прокричал в разрез, что успели сделать дроиды, командер.

— Какие к хренам коды во время попытки взлома серверов? — В обычной возмущённой манере завопил Прачет. — Они всё равно все скомпрометированы.

— Да скажите вы ему коды, адмирал. — Послышался чей-то убеждающий голос.

— Заткнись рядовой. — Рявкнул в ответ 'легенда Пятого флота'.

Командер Диган с облегчением закинул на плечо бластер и откупорил заслонку.

— Добро пожаловать на борт, адмирал!

За стариком Прачетом в комнату связи вошло несколько, облачённых в боевые скафандры, пехотинцев и пятёрка псионов. Воины развернули в дверях энерго-щит и ощетинились наружу стволами оружия.

— Пехота уже чистит последних перепрограммированных. Ситуация под контролем, сынок. — Отечески похлопал по плечу Дигана седовласый адмирал и кивнул на бластер. — Собирался в одиночку отбиться от взвода дроидов?

— Подумывал расстрелять энерго-банки.

— Слышали? — Обратился Прачет к окружающим. — Вот за это я его и люблю. Но ты попусту геройствовать бросай. Флоту нужны ЖИВЫЕ герои. Тем более сейчас. Итак господа орденцы, я вас слушаю. Какие у нас шансы?

Командер Диган вдруг обнаружил что псионы, собравшиеся в комнате, не кто иные, как костяк магистрата. Элита Ордена Спокойствия. Лучшие представители расы людей.

— У нас нет шансов. — Покачал головой Сатор, он в основном и озвучивал решения совета. — Мы не пробьёмся к Новету. Уже сейчас его сила укрывает маревом половину пси-потоков солнечной системы. Единственный положительный момент: искин прикован к Генису. Покинуть планету он не сможет.

— Предлагаете временно отступить, магистр?

— Нет. — Покачал головой Сатор. — Со временем мощь Новета лишь усилится, впрочем как и его безумие. Назад мы уже не вернёмся.

— Стало быть, бежать. — Констатировал старик. — Что скажут офицеры?

Из офицеров в комнате был лишь Диган.

— Один из моих командиров, он же мой старый мудрый друг, однажды сказал мне: Сынок, Флоту нужны ЖИВЫЕ герои.

— Подхалим! — Усмехнулся Прачет и, оглянувшись на магистров, добавил. — Вот как такого в преемники не назначить?


И всё же сотни лет спустя, Лига, созданная экипажем Пятого флота, пошла по пути технократии. Новый искин звёзд с неба не хватал и был обычным компьютером, имитирующим интеллект. Но даже его тщательно контролировали специальные органы безопасности. В составе которых, а вернее над ними, по обыкновению, стоял Орден Спокойствия. Нейросети по прежнему вживлялись лишь отдельным операторам военных кораблей. Хотя в гражданском секторе их использование не ограничивалось.


'Запись-история окончена. Форматировано двадцать два года назад. Показано для использования детьми семи — двенадцати лет.'


Таймер мигнул, отсчитав пятнадцать минут. Мору же показалось, что прошла пара дней. В голове немного гудело. Видимо, нужно повременить с загрузками и прогуляться. Благо, теперь он уже в курсе, где ученическая, и как туда добраться. Мысленный приказ капсуле, и та двинулась в путь по специальным внутренностям корабля. Маршрут засветился на схеме.

— 'Расчётное время прибытия две минуты'.

Мор расслабился, приводя воспоминания в порядок. Расслабиться в капсуле можно было лишь мысленно, тело и так 'отключено'. Автоматика контролирует состояние, удаляет продукты жизнедеятельности, снабжает нужными химическими соединениями.

Уловив желание оператора, компьютер выдал медицинские данные. Сейчас в кровеносные сосуды вводятся новые партии универсальных антител, выведенных именно для данного организма. Мышцы напитываются специальным раствором, теперь будут целую неделю болеть как от тренировок. А ещё придётся много двигаться, иначе подпитка пройдёт даром и не приживётся. Стандартный набор, предоставляемый любому курсанту, пришедшему служить на боевой корабль.

Всё это — псиону не нужно, он сам способен 'прокачать' тело. Без всяких там капсульных 'наворотов'. Вот только не факт, что из переростка Мора выйдет нормальный псионик. Потому компьютер решил немного помочь. Отзывать задачу парень не стал. Если получится развить дар, то он всё поправит по своему. Ну, а если нет, всё равно придётся ложиться в капсулу. Так какая разница?

Таймер щёлкнул две минуты.

— 'Ученическая. Открыть люк?'

— 'Открывай.'


Глава 3

Отсек для учеников Ордена выглядел более привлекательно, чем остальные металлические катакомбы корабля. Люди, находящиеся здесь, основную массу времени проводили вне капсул. Научиться управлению пси-полем можно лишь от учителя к ученику. Баз, способных привить такую способность, нет.

Потому отсек выглядел, как парк, разбитый на множество отдельных открытых аудиторий. Дети разного возраста просто сидели на траве, слушая учителя или выполняя странные упражнения.

— Думал, отделаюсь от тебя суток на двадцать. — Вышел навстречу Реван. — Может, ещё чего изучишь?

— Голова уже кружится от изучений. Да и вообще, я хочу стать псионом.

— Пятая аудитория. — Обречённо махнул руками Реван. — Вводная лекция через пять минут. Удачи.

Здоровяк развернулся и заспешил куда-то в глубь парка. Заметно, что Мора ему навязали, и он рад бы избавиться от такого ученика. Интуиция подсказывала, что такое или почти такое отношение будет у каждого наставника.

— Ну и ладно. Лишь бы учиться не мешали. — Шепнул парень и поплёлся искать нужную комнату.

К его приходу лекция уже велась. Мор тихонько присел на травку в задних рядах. Тут по крайней мере абитуриенты были постарше — навскидку лет по восемь — десять. Близко к наставнику и вовсе шестилетние малютки расположились.

— Вы будущие псионы. — Приятным голосом говорил седой лектор, одетый в коричневую тунику. — Это не значит что вы лучше остальных людей. Это значит, что на вас большая ответственность. Чем мощнее сила, дарованная вам вселенной, тем большей отдачи ждёт она от вас.

— Бла, бла, бла… — Зашептал себе под нос опоздавший ученик.

Что он тут, собственно, делает? Лекция явно рассчитана на детей. Нет, ничего глупого учитель, конечно, не говорит. Но чего-то подобного Мор наслушался ещё в земной школе. Все люди братья, миру мир и так далее по списку.

Он тихонько поднялся и выскользнул в коридор. Несмотря на то, что территория класса была ограничена лишь стальными колоннами, звук наружу не пробивался. Стоило перешагнуть определённую черту и уже ничего не разобрать из слов лектора.

Ну, и что теперь? Парень оглянулся в поисках кого-нибудь, у кого можно спросить, где Реван, и замер. Мимо, мирно общаясь с каким-то краснолицым гигантом, шел командер Диган собственной персоной. Не узнать его было бы нереально, офицер совершенно не изменился и был в точности таким, как на записи. Идущие общались тихо, но не скрывали предмет разговора, и Мор мимо воли прислушался.

— Ты не думаешь адмирал, что остальные страны примутся саботировать начинания?

Голос высокого человека с красноватой кожей привлекал внимание, как бой барабанов посреди детской спальни ночью. Он был тих, даже скорее еле слышен, но в нём сквозила такая сила, что по коже бежали мурашки.

Мор с удивлением воззрился на обладателя такого удивительного голоса. Мускулистый, широкоплечий красавец с копной чёрных, как смоль волос, стянутых в хвост. На красном лбу проступали маленькие рожки. Ему бы ещё крылья за спиной, дополнительную пару рук и вылитый Балор — демон из какой-то стрелялки-бродилки.

— Конечно, примутся. — С жаром согласился Диган. — Если не примутся, придётся либо подтолкнуть их, либо устроить саботаж самим.

— Адмирал!?

— Мне самому не нравятся такие методы. — Пожал плечами офицер. — Но иначе мы застрянем надолго, а ты ограничиваешь меня во времени. Если желаешь всё сделать по закону — жди лет пятнадцать.

— Полгода. — Отрезал великан.

— Тогда не суйся.

— Но хоть общий ход дела я могу знать?

— Да пожалуйста. — Согласился Диган. — Лучший претендент на роль мальчика-груши это США. Передовая держава, могущественные войска, ядерное вооружение, развитая шпионская сеть. Скорее всего, их агенты полезут с глупостями сами, даже без нашей помощи. Мы уже прослушиваем и проглядываем вокруг них всё что можно. Прищучим диверсантов, озвучим нарушения на всю планету и объявим нарушителям войну. Сдадутся они вряд ли, поэтому в длительном ультиматуме смысла нет. Часа будет достаточно. Отработаем по вооруженным силам электромагнитными пушками, подождём, пока они перезапустят всё на аварийных системах и отработаем ещё раз. Всё. Ребята в каменном веке.

— Прогнозы по жертвам среди мирного населения?

— Значительно уступают тем, которые предсказывают жертвы в случае, если сюда заявятся шестёрки Новета.

Говорящие прогулочным шагом удалялись от места, где находился Мор, а разговор становился всё интереснее и ему пришлось красться следом. Стараясь делать вид, что просто прогуливается.

— Дальше. — Кивнул краснокожий.

— Мелкие державы кинутся сразу. Немного поерепенится ЕвроСоюз — это у них большая шишка и кстати, самая бюрократичная из всех. Чем-то мне Республику моей молодости напоминает. Для них у меня тоже есть отдельный план, но думаю, после 'разделки' США он уже не пригодится.

— А Россия? — Вырвалось у Мора.

Он сам не ожидал от себя подобной наглости, и чуть не отвесил себе же подзатыльник, за такую-то подставу. Идущие впереди мужчины чуть оглянулись, и как ни в чём не бывало, продолжили прогулку. Судя по их лицам, они изначально знали, что их слушает посторонний.

— С Россией у нас всё схвачено. — Отмахнулся адмирал. — Ещё лет надцать назад своих людей в правительство всунули.

— Почему мы тогда не начали колонизацию с неё? — Поинтересовался краснокожий магистр.

— Да. — Кивнул Диган и повернулся к Мору знаком приглашая вступить в обсуждение. — Почему?

— Ну. — Задумался тот начиная рассуждать. — Обычно Россию политически противопоставляют западному миру. Любое её начинание будет восприниматься большинством в штыки. Даже, если россияне откажутся от вооружений и всем народом станут проповедовать пацифизм, остальное население Земли лишь возмутится и осудит.

— Верно. — Протянул офицер. — А твоя страна?

— Находится в состоянии внутренних разборок. Вроде как обижена большим соседом и ей, соответственно, сочувствуют. Значит, несогласных будет в разы меньше.

— В точку. — Скрестил руки на груди адмирал, оглядев Мора с ног до головы. — Неглупый парень. Землянин. Более того, гражданин подходящей страны! Будущий псион. К нему будут прислушиваться больше, чем к твоей красной морде, Йодаранкат, или моим лычкам на рукаве.

— В том то и дело, что как псион, он может стать опасен. — Возразил магистр.

— Придумай что-нибудь. Кого из нас двоих называют мудрым?

Только сейчас до Мора дошло, что красного гиганта он тоже видел на записи. Только вот не додумался, что тот может ещё быть в живых. Он, вроде бы, уже тогда был старейшим псионом Республики. Одарённые, конечно, живут дольше обычных людей, но не настолько же.

— Я буду приглядывать. — Предложил появившийся из-за колонны Реван и сразу же отрицательно замотал головой. — Но в оруженосцы не возьму, даже и не начинай уговаривать.

— И всё же… — Тихо начал магистр, его голос прокатился по коже присутствующих словно электрический разряд.

— Тшшссс! — Выставил руки перед собой Реван. — Разговор окончен.

После чего развернулся и просто ушел.

— Но он не может покидать базу не будучи оруженосцем. — Обратился краснокожий гигант к оставшемуся рядом адмиралу.

— Это не мои проблемы дружище, это проблемы Ордена — Поджал плечами Диган. — Можем обойтись и без его участия. Это лишь дополнительный вариант. Просто, такой ход был бы уместен в данных обстоятельствах.

Офицер вдруг прикрыл левое ухо двумя пальцами, и на секунду уставился в одну точку.

— Я должен идти. — И, повернувшись к Мору, добавил. — Удачи. Она тебе понадобится при любом исходе.

— Ну, что же. — Вздохнул Йодаранкат, провожая взглядом быстро удаляющегося адмирала. — Видимо всё-таки придётся тебя чему-нибудь учить.

— Скажите. А это был Диган? Тот самый Диган, который командер Диган?

— Он самый. А ещё один из Основателей Лиги и человек, сформулировавший главный постулат: Честность — Закон — Доблесть.

— Сколько же ему лет?

— Триста тридцать восемь.

— Кхм. Выглядит моложе.

— Он один из немногих, кто удостоился третьего омоложения.

— Омоложения?

— Я так понимаю: ты недолго изучал общие базы.

— Простите. — Развёл руками Мор. — Голова закружилась.

— Странно. Видимо вмешались какие-то изменения, вызванные неуправляемым даром. Старайся больше гулять между изучением баз.

— Этим и занимаюсь.

— Ну что же. Пошли пройдёмся. Итак, что успел?

Мор перечислил.

— Почти ничего. — Кивнул Йодаранкат. — Да и времени после изучения прошло мало. То-то ты несколько раз обратился ко мне во множественном числе, словно меня тут несколько. Языковой пакет ещё не полностью прижился.

— У нас это уважительная форма обращения к старшим.

— Немного языковой практики. — Улыбнулся магистр. — И выветрится.

— Извините… Извини. — Поправился Мор. — Но сколько же тогда лет тебе?

— Перестал считать после первой тысячи. Я долгожитель даже по меркам Лиги. Дар, видишь ли, позволяет откладывать старение клеток на неопределённый срок. Единственное условие — желание жить. Когда оно пропадает — умирает и псион.

— Разве можно перехотеть жить?

— Ещё как. Это вторая причина по смертности среди членов Ордена.

— А первая?

— Встречи с Легатами.

— Легатами?

— Так! — В голосе краснокожего псиона зазвучали ноты вызывающие покалывание на коже. — Марш в пятую аудиторию и дослушать лекцию наставника Бетра до конца. Потом в капсулу и учи общие базы, пока голова не отвалится.


Мор вернулся к группе детишек, сидящих на травке. И даже целых двадцать минут честно пытался слушать лектора. Но в конечном итоге, добрая сказочка, которой пичкал седой псионик учеников, слилась для парня в монотонное бормотание.

Он принялся рассматривать юных одарённых слушателей. Тут были представлены исключительно земные расы людей. А вот мимо аудитории по коридору проходили невиданные народности.

Маленькие человечки с серой кожей и большими глазами. Краснокожие гиганты типа Йодаранката. Но основная масса прохожих почти не отличалась от обычных европеоидов. Люди как люди. Вопреки ожиданиям, никаких монстров и чудищ не появлялось. Хотя, если рассуждать логически: раса слишком отличающаяся от людей скорее всего не переносит царствующих тут условий среды. Может в других частях корабля и есть какие-нибудь 'уродцы' и там для них созданы подходящие условия?

Наконец урок закончился и Бетр повёл детей на обеденный перерыв. Седой лектор будто зачаровал мелких, постоянно удерживая внимание разновозрастной аудитории. Для каждого у него находились подходящие слова или жесты. Никто и не думал капризничать. Наставник удостаивался лишь уважительных и любознательных взглядов.

Мор хотел тихонько ускользнуть, но был перехвачен у самого выхода.

— Тебе тоже не мешает подкрепиться. Полностью переходить на питание от капсулы нельзя — желудок должен работать, да и для психики полезно.

Столовая оказалась светлой и просторной. Вместо ожидаемых Мором каких-нибудь футуристических брикетов подавали совершенно 'Земную' пищу — суп, котлета с гарниром, салат.

— Подделка. — Подсказал Бетр, заметив реакцию парня, и знаком предложил присоединиться к своему столу. Остальная мебель в зале была рассчитана на маленьких посетителей. — Не заставлять же столь юных ребят пробовать стандартные пищевые наборы. На вид они совершенно непрезентабельны, хотя вкус можно подобрать в широких пределах.

Суп оказался совершенно неотличим от настоящего, как впрочем и вся остальная пища. Ребятишки дружно стучали ложками. То ли они тут не первый день, то ли их умело 'обработали', но чувствовали себя ученики непринуждённо. Даже самые маленькие уже вовсю общались между собой.

— Это всё дети с Земли? — Спросил Мор.

— Да.

— И родители не возражали?

— Вообще-то. — Шутливо подмигнул Бетр. — Это вы дикие аборигены, а мы цивилизованное общество. Интересы детей учтены в первую очередь — это ведь будущее Ордена. Основная масса родителей здесь. Их попросили лишь не вмешиваться в процесс обучения, а в остальном мы постарались обеспечить семьям самые благоприятные условия. Как только начнётся строительство орбитального кольца, родители одарённых будут обучены и устроены на работу в числе первых.

— Заодно и у вас под ногами путаться не будут.

— Само собой. — Согласился наставник. — Но это ведь только ещё один плюс. И не стоит принимать Лигу в штыки. Даже наши интернаты для сирот намного лучше многих земных семей.

— Ну конечно. Вы ведь стремитесь воспитать себе новых…

— Граждан! — Перебил седой. — Таких как ты или я. Таких на которых Лига может опереться в любое время. И когда я говорю Лига, я не имею в виду какой-нибудь политический аппарат подобный Земным. Лига — это граждане. Я видел список изученных тобой баз. В настоящий момент ты понятия не имеешь что такое Лига. Так зачем же судить поспешно? Осмотрись, попробуй на зуб, а потом уж выноси решение.

— Резонно.

— Ещё бы.

— Вы наверное опытный психолог?

— Естественно, я ведь работаю с детьми. Но с тобой я говорю на языке логики. Пусть многие и не согласны, но мой намётанный глаз подсказывает, что из тебя выйдет толк. Так что 'бери мозг в руки' и не упусти свой шанс.


Глава 4

И снова уют капсулы. Вы когда-нибудь в детстве залезали ночью с фонариком под одеяло чтобы почитать? Когда накрываешься с головой, никаким монстрам тебя уже не достать — есть только книга и читатель. Спокойствие и безопасность. А в случае с Мором: оператор капсулы и базы знаний.

Сведения для гражданских лиц разбиты на множество подразделов. Естественно можно закачать всё сразу, как обычно и делается, но это долго. К тому же непонятно, как после такой загрузки будет себя чувствовать голова. Прошлый раз уже через несколько часов было не очень хорошо, а ведь оказывается языковой пакет считается одним из щадящих для запоминания.

Мор решил изучать базы по кусочкам, но названия многих пунктов ничего не говорили.

'Общее строение гражданства' — Пятнадцать минут насмарку. Память обогатилась кучей нормативных актов и положений. Это не было бесполезным, поскольку данные сведения обязан выучить каждый гражданин, но большинство этих законов не распространялось на членов Ордена или они отменялись на военной территории. Боевой флот, как и каждый в него входящий корабль, такой территорией естественно являлся.

В общем сейчас эти данные ценности не представляли, а время отнимали. И скорее всего ещё станут причиной головной боли когда начнут 'рассасываться' в мозгу. Мор обнаружил базу по медицине. Нулевой доступ ограничивал её лишь несколькими первыми главами. Но немного света на происходящее проливал.

Оказывается основная масса баз загружается во временную память. После чего мозг сам перекидывает нужное в постоянную. Именно поэтому — чтобы выучить, например языки, одной загрузки мало. Нужна практика. Без практики изученное скоро забудется.

Для закрепления знаний есть специальные курсы, проходить их можно прямо в капсуле, но необходимо пребывать в сознании. В принципе ничего сложного: ряд ассоциативных вопросов по пройденному материалу. Да и занимают такие занятия намного меньше чем сама загрузка. Мозг он инструмент сложный и универсальный — главное правильные вопросы задавать. И тогда столько запомнишь — глаза на лоб полезут.

Лишь у десяти процентов пользователей случаются необъяснимые головные боли. Похоже Мор оказался в их числе. Проблема решается установкой нейросети, но члену Ордена такого не видать как своих ушей — меры безопасности в этом отношении однозначны. Поэтому придётся терпеть и грузиться потихоньку.

Ещё оказались интересными сведения об омоложении. Учёные Лиги смогли победить старость! Долго считалось неясным, почему клетки организма начинают стареть и перестают делиться. Исключение составляют лишь псионы — сила пси-поля позволяет поддерживать молодость клеток. Многие одарённые согласились участвовать в веренице экспериментов, проводимых учёными Лиги. Наконец механизм удалось нащупать и… Ура! Собрать установку по омоложению.

Тело облучается какой-то жутко засекреченной штуковиной и человек в течении пяти лет молодеет. Превращаясь из столетнего старика в двадцатипятилетнего живчика. После чего процесс старения запускается снова, человек проживает ещё одну жизнь, постепенно приближаясь к смерти. К несчастью, повторное облучения уже не даёт никакого эффекта.

Учёные поднапряглись и выдали аппарат вторичного цикла. Энергозатраты на использование новой 'секретной штуковины' несколько возросли. Если первое омоложение по цене сравнимо со средним годовым заработком, то второе потянет не каждый миллионер. Впрочем, для граждан Лиги существует довольно ощутимая лестница скидок. В Лиге для граждан вообще полно разных плюшек, и бесплатная медицина лишь малая часть из них.

Тут нужно добавить, что гражданин и гражданское лицо в звёздном государстве далеко не одно и тоже. Гражданское лицо — это зарегистрированный индивид, проживающий на территории Лиги, платящий налоги и пользующийся её защитой. Гражданин — человек прошедший обучение и отслуживший в вооруженных силах стандартный десятилетний контракт.

А ещё, в некоторых случаях, его могут призвать в армию снова, без объяснения причин и надолго. И ни один лиганец не откажется. Но, надо признать, оно того стоит. Именно граждане и есть основная сила Лиги, и именно за них Лига готова рвать в клочья любого врага. Были прецеденты, что на выручку одному единственному гражданину отправляли целый крейсер.

На этом победы медицины над старостью ограничились. Третичный цикл, правда, тоже придумали, но только на постройку аппарата для его проведения уходило лет сорок. А после использования он разрушался. Добавьте необходимость сохранять секретность и получится, что за всю историю Лиги третьему омоложению подверглись пять человек. И все они герои, заслужившие эту честь верой и правдой. Никакие деньги тут в расчёт не принимаются, только ценность индивида для государства. Воспевали таких помпезно и слащаво, у Мора даже зубы свело от пришедших из базы воспоминаний.

И над всей этой громадой возвышается Орден. Его членов чуть ли не в лицо всех знают. Каждый неподсуден и свободен в действиях. Можно без проблем залезть на трибуну, втащить туда за ногу ребёнка, отбить ему голову и сказать что это дело Ордена. Может, осанну петь и не станут, но осуждать никто не будет. Дело Ордена — это Дело Ордена. Они мол плохого не сделают.

Такое положение вещей несколько удивляло. Военные не казались идиотами или трусами, чтобы терпеть над собой тиранию. А ведь каждый гражданин Лиги это солдат. Либо орденцы действительно белые, пушистые, и несут исключительно добро. Либо им удаётся каким-то образом дурачить целую уйму неглупого и воинственного народа.

Информации о легатах, упомянутых Йодаранкатом, не обнаружилось никакой. Видимо, владельцев нулевого доступа это интересовать не должно. В памяти вдруг всплыло воспоминание: нулевой доступ — несовершеннолетние дети. Во, Реван выдал! Зарегистрировал как гражданина, а доступ как ребёнку присвоил — беспредел.

Голова уже отяжелела от напряжения, и Мор решил прогуляться. Капсула находилась в хранилищах 'ученической', поэтому выпустила его моментально.

Не успел он отойти от серой стены с пятном-сканером и десяти шагов, как навстречу вышел Реван. Псион переоделся в коричневую тунику, такую же, как выдал Мору, и вроде как стал казаться ещё шире в плечах.

— Преследуешь меня? — Поднял бровь Мор.

— И тебе здравствуй. Видел, ты наконец начал изучать что-то полезное.

— Ага. Если бы ещё мой допуск не был ограничен несовершеннолетием.

— Стандартная процедура. — Развёл руками Реван. — Ты же не считаешь, что тебя действительно воспринимают как гражданина и члена Ордена? Зато тебе повезло в другом. Идём покажу кое-что интересное.

Минут пять они петляли по коридорам между аудиториями с травой. Наконец упёрлись в глухую стену. Она распахнулась и открыла большой зал. Сразу в глаза бросился прозрачный купол в центре. Вокруг толпилась масса народу разного возраста. Удивляло что обычный в таких случаях гвалт отсутствовал. Если кто-то и разговаривал, то полушепотом чтобы не беспокоить соседей.

Отдельно стояла группа детишек во главе с Бетром. Седой наставник приветственно кивнул заметив Мора.

А внутри ограждающего купола мелькали голубые лучи разрядов. Двое людей палили друг в друга из ручного оружия, напоминающего пистолеты. При этом оба псиона вытанцовывали что-то наподобие 'капоэйры'. Выстрелы практически не прекращались, но ни один так и не попал в цель. Хотя мелькали разряды совсем близко. Врезаясь в прозрачный купол, они на мгновение оставляли на его поверхности мутные пятна.

— Показательные выступления? — Осведомился Мор.

— Тренировочный бой. — Ответил Реван.

— А смахивает на отрепетированное представление. Как можно ни разу не попасть с такого расстояния?

Противники в куполе, тем временем, сошлись и принялись эффектно отталкивать руки друг друга, толкаться и проводить замысловатые приёмы и подсечки. Лучи мелькали у самих лиц. Со стороны смотрелось красиво, но попахивало 'Голливудскими' фильмами. В реальной жизни так не бывает.

— Ни во что не веришь, пока не пощупаешь?

— Это плохо?

— Это отлично. Меньше шансов быть однажды обманутым. — Псион открыл один из ящиков вмонтированных в стену и вынув 'пистолет' передал Мору. — Просунь ствол сквозь щит и выстрели в кого-нибудь.

Оружие оказалось лёгким и удобно устроилось в руке. 'Учебный' — Украшала рукоять красная надпись. Вместо курка стояла еле заметная кнопка. На такую и палец страшно опускать — можно ненароком пальнуть.

— В которого? — Усмехнулся парень перехватив ствол так, чтобы не выстрелить случайно. Реван, видимо, не в курсе, что он занимался спортивной стрельбой.

— Да хоть в обоих сразу.

Сражающиеся псионы находились метрах в пяти. Мор вытянул руку вперёд, погружая конец ствола в прозрачный щит, и плавно нажал на гашетку. Целиться с такой близкой дистанции даже и не подумал. Голубой луч прошел в сантиметре от туники, стоящего спиной бойца.

Хмыкнув, парень выстрелил ещё несколько раз, теперь тщательнее. И каждый раз цель легко ускользала. Причём противники, занятые друг другом, не обращали никакого внимания на потуги нового игрока. За мгновение до выстрела каждый плавно смещался, уходя с линии прицела. Совсем чуть-чуть, но этого оказывалось достаточно. Псионы не просто уворачивались, они предугадывали действия, уклоняясь ещё до того, как нажималась кнопка.

Мор вдавил гашетку и заряды засверкали быстрой чередой. И все мимо. После тридцати выстрелов 'пистолет' пискнул и умолк.

— Да не может быть. — Парень придирчиво осмотрел оружие. — Я возьму другой.

— Сделай одолжение. — Приглашающе протянул руки к шкафу Реван.

— А можно сразу два?

— Я бы предложил и четыре, но не знаю, как ты будешь их держать.

В шкафу, над стройными рядами рукоятей, краснела надпись: 'Учебные парализующие бластеры'. Мор схватил пару и вернулся к щиту.

А вдруг эта прозрачная преграда искажает видимость? А может это и вовсе голограмма? Стоило проверить. Реван, кажется, ещё тот шутник.

Наклонившись вперёд, Мор перенёс торс внутрь щита, так что снаружи остались лишь ноги. Под куполом, выделывая разные 'кренделя', действительно 'плясали' псионы. Сощурившись, парень открыл беспорядочную пальбу. Если ребята читают мысли, это должно помочь — он и сам не в курсе, куда угодит следующий выстрел. Главное накрыть периметр огнём.

Удалось выстрелить шесть раз. Из-под руки одного из противников мигнуло голубым, и Мор на секунду ослеп. Ноги подкосились и он шлёпнулся на пол. Кто-то вытащил его назад за тунику и легко поднял. Скоро зрение вернулось. Реван придерживал его под руки.

— Ну как?

— Круто. — Потёр онемевшее лицо неудачливый стрелок. Тело быстро приходило в норму. Заряды бластера оказались слабыми и онемение от них быстро пропало. — А я так смогу научиться?

— Не самое трудное ремесло. — Расплылся в улыбке псион. — Воспитывает выдержку. Подходи через три часа в десятую аудиторию.

Противники в куполе снова разошлись. Один из них допустил ошибку и получил заряд в ногу. Оступился, пытаясь выправить положение, переместил центр тяжести, но было поздно. Ещё два разряда попали в цель и он упал, выронив оружие.

Победивший не кричал, не вскидывал руки, не жестикулировал. Казалось, он вообще не рад что выиграл. Вместо этого он подошел к поверженному товарищу, помог подняться и сопроводил к выходу. По дороге они ещё и обсуждали ошибки друг друга, подсказывая сопернику, что делать в следующий раз.

На пол пути их окликнул наставник Бетр и попросил прокомментировать прошедший бой для маленьких учеников. Бойцы легко согласились и принялись показывать всё вживую, корча уморительные рожицы. Помещение наполнилось детским смехом и весёлыми вскриками.

— Прям утопия. — Констатировал Мор.

— Может, так оно и есть?

— Будем посмотреть.


Глава 5

Десятая аудитория оказалась обширным спортзалом со множеством разнообразных тренажеров. Противоположная стена терялась вдали, но, судя по всему, помещение имело размеры не меньше футбольного поля. Высота потолка метра три. В самом центре он куполом уходит вверх. Там же из пола подымается громадная конструкция, что-то вроде стены для тренировок скалолазов. Мор такие видал по телеку. Только эта изобилует разными странными штуками.

— Начнём с разминки. — Реван, по обыкновению, вышел откуда-то навстречу? и указал на опоясывающую весь зал беговую дорожку. — Буду ждать, когда прибежишь с другой стороны. За линии не заступать.

Мор, не задавая вопросов, помчался между белыми отметками. Скорость не набирал, бежал легко — это же разминка. Минуты за две обогнул весь зал. Длиной круг был метров пятьсот. Действительно, целое футбольное поле внутри. Бежать всё время пришлось вдоль стены, другой край тропы ограничивался низким, по пояс, заборчиком.

Реван встретил его в том же месте и жестом отправил обратно. Похоже, придётся немного побегать по кругу. Мор развернулся и потопал назад. Неожиданно, ровная в прошлый раз дорожка оказалась полна спусков и подъёмов. Видимо, поверхность каким-то образом моделируется в реальном времени. Теперь путь занял несколько больше времени, но в целом проблем не доставил.

На третий раз на поверхности появились разрывы, заполненные водой, стенки, которые приходилось перепрыгивать, и тоннели, где нужно лезть на четвереньках. В четвёртый — разрывы увеличились в длину, и дно под водой не нащупывалось. Стены стали выше человеческого роста. Тоннели затопило — Мору еле хватило воздуха, чтобы пронырнуть последний.

С крайнего круга он явился перед Реваном уставшим, вымокшим и со сбитым дыханием.

— Пять минут в сушилке. — Указал псион на небольшую прозрачную комнатку с креслом-кушеткой.

В ней Мора обдуло тёплым воздухом, моментом просушив одежду. Мышцы сами по себе задрожали, будто попав под воздействие вибромассажера. Несколько минут, и от усталости не осталось и следа.

— Классно. — Потянувшись, выдал парень. — А разве нет каких-нибудь приспособлений, 'прокачивающих' тело без ненужных водных процедур?

— Есть. Можно за пару суток сделать из тебя машину для поднятия тяжестей. Будешь легко садиться на шпагат, и сто раз подтягиваться на мизинце. Но это не превратит тебя в бойца. Останешься обычным мямлей, неспособным преодолевать тяготы и лишения. Не научишься терпеть боль. Существуют, конечно, базы, перекраивающие психику, но это путь не для псионов. Ты ведь хочешь стать одним из нас?

— Хочу.

— Тогда идём дальше.

А дальше шли замысловатые тренажеры, заполнившие зал. Приспособления для поднятия тяжестей, для улучшения растяжки, для всего, что только можно вообразить. Ничего удивительного в этих штуках не было — такие существуют и на Земле. Единственное отличие — все они компактны и не используют тяжелые 'блины' и противовесы. Везде серводвигатели и установки с искусственной гравитацией.

Реван тыкал в очередной механизм и назначал число повторений — Мор молча исполнял. На каждом агрегате приходилось выкладываться до изнеможения. Каждые пятнадцать — двадцать минут — 'сушилка'. Без неё парень бы помер ещё после беговой дорожки.

Двигались они от периферии к центру и скоро оказались возле скалолазной стенки, больше напоминающей целую гору. По её отвесным, а кое-где и не очень, бокам карабкались другие ученики. Частенько кто-то из низ срывался и падал. Перед самым полом падение замедлялось, сорвавшийся мягко приземлялся и возобновлял восхождение заново.

— Теперь туда? — Кивнул на утыканную непонятными устройствами поверхность Мор.

— Не сегодня. Для начала пробудим дар.


Реван завёл подопечного в маленькую тихую комнатку. В центре столбик с прозрачным кубом сверху. Внутри десятисантиметровых граней белый шарик размером с косточку вишни.

— Любой одарённый с детства использует свою силу. Единственная проблема в том, что он не знает, когда это делает, соответственно и не подозревает о том, каким образом это происходит. Это как с новорождённым, если он не будет видеть и чувствовать своих неуклюжих движений — превратится в паралитика, дёргающегося кое-как. Видишь белый маячок в кубе?

Наставник чуть склонил голову и шарик за стеклом отлетел в сторону.

— Чтобы отклонить его, достаточно малейшего воздействия. Это очень чуткий к пси-полю минерал. Таких материалов в галактике единицы, и за каждый грамм отданы чьи-то жизни. Даже некоторые обычные люди способны его поколебать. Твоя задача не просто сдвинуть маяк, но и понять, как ты это сделал. Какие силы использовал. И главное — научиться контролировать процесс. Помни — пси-поле пронизывает всё.

— Сила везде, Люк. — Мор попытался подражать голосу магистра Йоды из 'Звёздных Войн'.

— Киношный старичок дело говорил. — Серьёзно отозвался Реван. — Хоть в чём-то Лукас умудрился не напортачить. В общем, занимайся. Кстати, ты в курсе, что Йодаранкат прообраз Йоды? Ему такие шутки могут не понравиться, так что особо не распространяйся.

— Что? — Удивился Мор. — Йодаранкат? Здоровенный, накачанный, краснокожий демон Балор? С рожками и когтями?

— Он самый. Во-первых: балоры — раса очень древняя и злобная. Ребята любят охотиться на малоразвитых планетах. Ничего удивительного, что они побывали и здесь, оставив после себя предания о могучих демонах-разрушителях. Об этом тоже лучше не шутить. — Добавил наставник, почесав затылок. — Во-вторых: Йодаранкат — тройное полное имя. В детстве магистра звали Йода. Сейчас зовут Даран, а когда, надеюсь, совсем не скоро, он умрёт, его будут поминать — Анкат. Наш мудрый учитель, конечно, давно не тот вспыльчивый монстр, которым был в юности. Но если его назвать детским именем, он может немножко… Ммм…

— Огорчиться? — Подсказал ученик.

— Может и огорчиться. — Задумчиво и неуверенно протянул Реван. — Короче, проявление уважения к старшим, а главное очень СИЛЬНЫМ, псионам никогда лишним не будет.

— Я понял.

— Очень надеюсь. Ладно, занимайся. Надоест, изучай базы, опять надоест, приходи в десятую — побегаем.

Псион развернулся и вышел, оставив Мора один на один с белой горошиной маяка. Куб оказался запаян со всех сторон и отзывался на щелбан стеклянным дребезгом. Шарик висел в самом центре.

Стоило сконцентрироваться на нём, и маяк начало 'колбасить', словно включенного в розетку электрика. Как Мор ни пытался придать движениям осмысленности, белое пятно лишь хаотично кидало из стороны в сторону. Какое там сдвинуть? Тут бы просто успокоить этого сумасшедшего прыгуна.

Успокоить? Спокойствие. Мор выдохнул и расслабился. Самообладание всегда было его сильной стороной. Секунда, и отголоски волнения забыты. Умиротворение и хладнокровие. Никогда, никакие экзамены или неприятности не могли заставить его переживать и пугаться. Спокойствие.

Маяк замер. Мор попытался медленно отклонить его и шарик конвульсивно забился о стенки куба. Мягче. Спокойнее. Тише.

Повторяя нехитрую операцию вновь и вновь, ученик стремился подчинить белого непослушного непоседу. Постепенно колебания маяка стали осмысленнее и плавнее. Он ещё не слушался идеально, но уже не напоминал эпилептика в припадке, как поначалу.

Мор взмок, мышцы тела загудели от усталости. Вроде бы никаких физических нагрузок, а чувства такие, словно всю ночь таскал мешки с деньгами. Окончательно обессилев, ученик опустился на стальной пол.

— Неплохо. — Раздался за спиной голос Ревана, он умудрился войти в комнату совершенно беззвучно. — Совсем неплохо. Есть всё-таки плюсы в том, что ты уже взрослый. Детям объяснить возможности дара намного сложнее. Прервись и отдохни. Лучше тренироваться чаще и понемногу, чем сидеть возле маяка часами. Поработай с базами и сходи в столовую. Продолжишь потом.


Глава 6

По дороге к капсуле Мор заглянул в сушилку. Компьютер каким-то образом сам угадывал, какую атмосферу создавать в прозрачной комнате. На этот раз ученика порадовало освежающим бризом с запахом моря. Но расслабляющий мышцы массаж не принёс ожидаемого облегчения. Провалявшись на кушетке целых полчаса, Мор покинул сушилку всё в таком же разбитом состоянии.

Доплёлся до капсулы и улёгся в серое кресло.

'Доступ к базам изменён до первого уровня. Подтверждение доступа после теста.'

'Отлично. Что за тест?'

Перед глазами замелькал список простецких вопросов.

'Переведёшь ли ты старушку через оживлённую магистраль?'

'Сообщишь ли в полицию о соседе торгующем наркотиками, если ты с ним в приятельских отношениях?'

И куча подобной чепухи. Впрочем, Мор отвечал вполне серьёзно, без подколов. Вряд ли компьютер понимает шутки. Тем более, что некоторые вопросы являлись противоположными по смыслу и один раз посмеявшись, можно потом ответить невпопад. А ведь не зря же этот тест проводится. Зачислят ещё во вруны. Кому оно надо?

'Доступ подтверждён. Первый уровень — гражданские лица Лиги.'

Собственно, ситуация улучшилась ненамного. Добавилось несколько новых разделов, некоторые увеличились в объёме. Никаких секретных сведений не появилось. Но и рассчитывать на это было бы глупо. Гражданские лица воспринимались в Лиге больше как гости, чем как жители.

Загрузив несколько баз и обогатившись новыми скучными нормативными актами, Мор велел капсуле доставить его в столовую. Есть не хотелось, но датчики показывали, что желудку необходимо поработать.

Капсула и сама способна стимулировать работу кишечника. Принятие пищи традиционным способом скорее помогало психологически. Большие дядьки флота заботятся о умственном состоянии экипажа — молодцы.

На этот раз его вынесло совсем не там, где он обедал раньше. Столиков больше и рассчитаны они на взрослых. За некоторыми сидели небольшие компании по три — пять человек. В основном в серых или тёмно синих комбинезонах, напоминающих строгую военную форму.

Многие посетители оглядывались, провожая взглядами его выделяющуюся здесь коричневую тунику.

Раздатчик еды оказался автоматом, смахивающим на банкомат. Только вместо денег он выдавал стаканчики с напитками и тарелочки с бурой массой, напоминающей кашу.

На мониторе высвечивались пункты выбора. Сложные — с незнакомыми названиями продуктов и простые — острое, кислое, сладкое, холодное, горячее. Вкусы легко комбинировались и сочетались. Настройки были понятны интуитивно, в них разобрался бы и ребёнок. Немного поэкспериментировав, Мор подтвердил заказ и стал обладателем пастообразной клейкой массы. На вид страшноватая, а на вкус…

— Нужно будет попрактиковаться. — Пробурчал себе под нос ученик опробовав немного 'каши'. Планировал что-то кисло-сладкое напоминающее яблоки, а на выходе оказался вкус сводящий челюсти похлеще ледяной воды с лимоном.

Основная масса столов была свободна, но ему захотелось перекинуться с кем-нибудь парой слов. Базы — это хорошо, но живого общения они не заменят. Может, удастся выудить что-то из разговоров.

Приметив развесёлую компанию в сером, Мор направился к ним. Эти посетители выглядели молодо и общались между собой довольно непринуждённо. Да и пришли все вместе сразу после него, а значит, знакомы между собой и можно посидеть с ними подольше. Главное, чтобы не отшили, мало ли какие тут нравы. Может, серым можно разговаривать только с серыми.

— Здравствуйте. — Как можно дружелюбнее выдал парень. — Не против, если я присяду с вами? А то что-то скучно.

Четверо ребят разом смолкли, вытаращившись на подошедшего, как на вдруг заговорившую статую Будды. Особенно большими стали глаза светловолосой девушки, казалось, они распахнулись на пол лица. Единственная представительница прекрасного пола даже немного приоткрыла рот, показав жемчужные зубы.

Молчаливая пауза слегка затянулась, а потом ребята загалдели все сразу.

— Конечно, рыцарь. Почту за честь, рыцарь. Безусловно, рыцарь. — Посуду мигом сдвинули, освободив для Мора большую часть стола, будто он собрался залезть на столешницу весь.

— Спасибо. Но я не рыцарь. — Поспешил успокоить соседей Мор. — Я ученик. Всего пару дней тут и совсем не знаю правил и приличий. Так что вы подсказывайте если что, не стесняйтесь.

Компания дружно кивнула, выдав разноголосое 'Угу' и умолкла, уткнувшись в стол. Веселье сдуло. Теперь они больше напоминали сборище девиц на выданье в присутствии завидного жениха. Лица напряжены, спины выпрямлены. Все делают вид, что очень интересуются происходящими в их тарелках событиями. И в то же время пытаются краем глаза рассмотреть гостя.

Мор припомнил с какой важностью и уважением описывались члены Ордена в базах. Пожалуй именно так бы чувствовали себя его друзья, подсядь к ним в баре Иисус. Вопросов море, но спрашивать жуть как страшно. А ну как божество расстроится.

Нет, так от этой компании информационного толку не будет.

— Меня зовут Мор. Я ученик и до недавнего времени был отсталым аборигеном с захудалой планеты Земля. Могу сказать что теперь ситуация… нисколько не изменилась. — И выдал самую обезоруживающую улыбку из возможных.

Светловолосая девушка прыснула, пытаясь сдержать смешок. Её глаза оказались насыщенного небесно-голубого цвета с непропорционально большой радужкой.

— Извини нас. Просто не каждый день за твой столик так запросто усаживается одарённый. Я Мида, техник вспомогательных систем.

— Ядэк. — Представился самый маленький из компании.

— Илим. — Высокий и щуплый, о ещё таких говорят, что он сможет спрятаться за шваброй.

— Борин. — Добавил пухлый здоровяк с добрым лицом и сразу уткнулся обратно в тарелку, будто сболтнул лишнего.

Волосы у парней совершенно неестественного серого цвета, под стать комбинезонам. Странно, что они все не однотипные 'качки'. Ведь выстроить своё тело идеально, с помощью капсулы довольно просто. Не модно это у них, что ли? Впрочем, посетители столовой одетые в синее, смотрятся достаточно спортивно. Наверное, техникам мышцы ни к чему, зато они наверняка больше знают.

— Очень приятно. — Мор поочерёдно протянул каждому руку, пояснив. — У меня на родине так знакомятся.

Последовал обмен ничего не значащими фразами. Ребята немного расслабились, но держаться продолжали отчуждённо. Пока Мору не пришло в голову спросить, чем они вообще тут занимаются.

— О! Мы ещё проходим стажировку и производим текущее обслуживание орудийной палубы, но уже зачислены в группу по разработке нового привода для орудий. Борин придумал соосный редуктор сведения.

Живо затараторила Мида. Положила на стол приборчик, похожий на маленький мобильник, и над ним красиво развернулась голограмма какого-то хитрого приспособления. Девушка радостно пустилась в описание процесса сведения стволов, из которого Мор не понял ровным счётом ничего.

— По мне так проще ракетой жахнуть. — Выдал он первое, что пришло в голову чтобы прервать словесный потоп.

— Ракеты эффективны только на малых дистанциях, да и используются чаще всего в пределах атмосферы. — Отмахнулся пухлый Борин. — Лучше уж тогда вообще бластерными жахать.

— А что не так с бластерами? — Заинтересовался Мор.

— Как и с ракетами. Низкая скорость движения заряда. — Вставил Илим. — Для ручного оружия ещё хватает, а в условиях космоса… Слишком огромны расстояния и скорости.

— А лазеры?

— Всё равно медленно, а в большинстве атмосфер ещё и рассеиваются.

— Не наседайте. — Поспешила успокоить товарищей Мида. — Он ведь…

— Отсталый абориген. — Улыбнулся Мор. — Да всё в порядке. Мне очень интересно, чем комические воины друг друга колошматят. Продолжайте.

— Пушки кораблей работают на основе пространственных колебаний. — Многозначительно продолжил Илим. — Точки приложения, сведённые в одно координатное место, искажают в нём пространство.

Мор скорчил страдальческую мину.

— Три ствола шмаляют в одну точку, и там всё взрывается. — Простецки пояснил Борин. — Расстояния для них не помеха, можно через половину галактики пальнуть. Главное — координаты знать. Единственный недостаток — скорость сведения потоков. Пока наберётся критическая масса, противник может переместиться.

— То есть, вы расставляете на поле боя взрывающиеся точки, а враг пытается от них смыться?

— Точно.

— И на что же похожа такая битва? — Вслух задумался парень.

— На шахматную партию. — Выдавил из себя, прячущийся за спинами друзей, Ядэк. Ростом он чуть выше стола, поэтому смотрит на всех снизу вверх.

— Вы знаете о шахматах?

— Ядэк много что знает о Земле. — Похвалила приятеля Мида. — Он техник планетарных систем и обожает ксено-историю.

— Шахматы меня очень впечатлили. — Застенчиво признался низкорослый техник. — Только на 'Вестнике' не с кем сыграть.

— 'Вестник' это название линкора? — Догадался ученик Ревана. — Какие проблемы? Сыграем вместе. Я, правда, не великий шахматист, но как ладья ходит, в курсе.

Ядэк сразу же выложил на стол свой 'мобильник'. Будто только и ждал этих слов. И к голограмме привода добавилось изображение шахматной доски с фигурами.

— Вот. Набросал небольшую программку. Похоже?

— Отличная доска. — Мор дотронулся до короля пальцем и тот выделился свечением. — А как ходить?

— Так же как и настоящими. Сканер считывает движения пальцев.

Планетарщик продемонстрировал работу доски передвинув несколько фигур.

— Потом добавлю базу обработки, чтобы нельзя было случайно походить неправильно.

— Кстати. — Вспомнил Мор. — У нас есть довольно развитые программы-игроки. Некоторые играют даже лучше людей.

— Доступ к информационным технологиям Земли пока закрыт. — Расстроенно развёл руками Ядэк. — Карантин.

— Если удастся вырваться на планету привезу тебе копию. — Предложил Мор.

За столом резко возникла тишина, и он сразу вспомнил о щепетильном отношении лиганцев даже к мелким нарушениям закона. В базах это сквозило с каждой строки.

— Сразу после того, как моя страна вступит в Лигу. — Поспешно добавил ученик, с облегчением заметив, что после этих слов лица ребят разгладились.

Пронесло. Нужно быть внимательнее. Если гражданские лица частенько нарушали законодательство, то граждане наоборот — тщательно следили за его выполнением. Каждый из них был вроде полицейского в штатском. Стоит кому-то преступить закон, и его скрутят свои же друзья.

Завязалась шахматная баталия. Техники оказались довольно азартными ребятами. И хотя, кроме Мора с Ядэком, правил никто не знал, народ подбадривал игроков громкими возгласами после каждой взятой фигуры.

Постепенно вокруг стола собралось человек двадцать. Кто-то принялся назначать ставки. Под конец зал уже оглашался дружными криками десятка синих комбинезонов. Видимо шахматы всё же чем-то сродни космическому бою, раз даже вояки подключились.

В итоге Мору удалось выиграть. Сказалась разница в опыте. Впрочем, противник не расстроился и потребовал немедленного реванша.

— Давай как-нибудь в следующий раз. Лучше научи ещё нескольких товарищей. Устроим совместный бой.

— Договорились.

Несколько человек, и среди них пара девушек, попросили у Ядэка личный номер для связи. Такого внимания парень, наверное, не удостаивался никогда. Прямо весь сиял от счастья.

Убедившись, что продолжения не будет, толпа быстро рассосалась. В зале снова стало пусто и тихо.

— Странно. — Сказал Мор. — Вы такие дружные и любите развлечения, а тут так пусто.

— Работа. — Прокомментировала Мида.

— А, понимаю, боевые посты — все заняты.

— Нет. — Улыбнулась девушка. — На дежурствах занята только треть экипажа. Просто каждый любит своё дело. Иногда оторваться от разработок нереально. Борина так вообще автоматика выпихивает. Положено проводить вне капсулы четыре часа в сутки, а он всё время забывается.

— Сама такая. — Ухмыльнулся пухлый.

— Это точно. — Кивнул Илим.

— Да мы все такие. — Ядэк.

— Ну что же. Спасибо за компанию. — Поднялся Мор. — Надеюсь, ещё увидимся.

Распрощавшись с техниками, он собирался отправиться в капсулу, но у выхода его перехватила ослепительная брюнетка в белом комбезе. Такие носят медики. Кивнув, девушка представилась.

— Лиса. Старший психолог. Нужно поговорить насчёт теста.

— Что-то не так? Я вроде бы прошел.

— Да, но возник ряд вопросов. Это не займёт много времени. Если ты сильно занят, можем перенести встречу.

— Для хорошего человека, тем более такого симпатичного, у меня всегда есть время.

— Спасибо за комплимент. — Уголок её нежных губ чуть приподнялся, сразу приковав взгляд парня к идеальным пропорциям. — Прошу.

Лиса провела его к неприметным дверям с надписью 'лифтовая четыреста'. Створки за ними захлопнулись и девушка что-то нажала на настенном дисплее. Гравитация взбесилась, толкнув Мора вбок, и он бы обязательно шлёпнулся на пол, если бы его не поддержала рука в белом рукаве.

— Ой! Извини. Не знала что ты в первый раз.

— Ничего. — Отозвался парень, восстанавливая равновесие. — Выживу. А что это было?

— Пространственный лифт. Работает только в пределах корабля. Намного быстрее капсул.

— Ясно.

Двери разъехались и выпустили их в небольшую оранжерею со стеллажами. Вдоль стен зеленели разнообразные растения. Помещение напоминало коридорчик — прогуливаться можно лишь взад вперёд.

— Тут очищается воздух корабля?

— Что? О! Нет. — Мягко улыбнулась красотка. — Воздух чистится фильтрами. Подобные места нужны для улучшения психического состояния экипажа. Длительное пребывание в замкнутом пространстве приводит к расстройствам. Я иногда провожу тут собеседования. Атмосфера здесь приятная и расслабляющая.

— Это да. — Согласился Мор потянув носом влажный воздух пахнущий травами.

— Итак тест. Давай повторим основные вопросы.

Лиса подняла папку-планшет и поводила по нему пальцем. Никаких изменений на матовой поверхности не произошло, но она явно что-то читала с темнеющего экрана. 'Наверное, информация видима лишь владельцу' — Догадался парень.

Девушка принялась задавать вопросы, которые были в тесте и добавила полсотни новых. Иногда её взгляд заинтересованно скользил по собеседнику. Мор отвечал как и прошлый раз — спокойно и без подколов. Хотя вопросы попадались глупейшие. На лице медика всё больше отражалась растерянность.

— Погоди. — Лиса достала из кармашка пластиковый крючок с шариком и протянула. — Надень.

— Куда? — Опешил Мор осматривая непонятную штуковину.

— О. Давай помогу.

Переместив планшет подмышку девушка накинула крючок парню на ухо. Её пальцы были нежными и тёплыми, даже мурашки по коже. Это немного волновало, хотя раньше он за собой такого не замечал — возбуждения от мимолётных прикосновений.

— Оу! — Воскликнула Лиса снова заглянув в планшет.

— Что такое?

— Нет, нет. Ничего. — Явно смутилась психолог. — Побочные явления. Продолжим.

Последовал сорокаминутный допрос с пристрастием. Вопросы повторялись и чередовались с непонятной логикой. Многие были взаимоисключающими, а многие и вовсе не имели смысла. Постепенно Мор совсем запутался и старался отвечать односложно.

— Достаточно. — Устало вздохнула Лиса. — Верни, пожалуйста, сканер.

Череда нудных предложений утомила и её.

— Можно, я тоже кое-что спрошу?

— Конечно.

— А как тут у вас развлекаются?

— В смысле?

— Ну предположим, если парень решил провести время с девушкой, куда он её пригласит?

— Скорее всего в бар.

— А не смогла бы ты помочь мне найти это заведение, ну и заодно показать что к чему? — В памяти всплыли данные из базы знаний: 'Межличностные отношения разрешены лишь между членами экипажа работающими в разных зонах корабля'. — Мы же в разных зонах?

— Что? А. Да! — Немного растерялась брюнетка. — В смысле… Завтра после третьей смены.

— Замётано.

Лиса легко усмехнулась и шагнула в лифт.

— Стой! — Выкрикнул Мор.

— ?

— Как сюда вызвать капсулу? Что-то я не заметил тут приёмника.

— Быстрее будет на лифте. Четырёхсотая лифтовая — это столовая. Там и твоя капсула рядом.

— Ясно. А как…

— Я тебя сама найду. — Подмигнула девушка. — У тебя всё равно личкома нет.

Личкома? Створки закрылись и лифт противно взвизгнул. Мор остался в одиночестве. В памяти услужливо всплыли сведения: 'Личком — личный коммутатор.' Что то вроде мобильника, кредитной карточки и удостоверения одновременно.

— И почему это у всех есть, а у меня нет? — Возмутился ученик.


Глава 7

Маячок послушно скользнул вверх, описал круг и упал на дно куба. Мор выпустил его и белый шарик снова безвольно повис в центре своего стеклянного пристанища.

— Отлично. — Реван вытянул ладонь, продемонстрировав стальной значок в виде двух скрещенных бластеров. — Теперь попробуй с этим.

Ученик сосредоточился и бляха, качнувшись, зависла над рукой учителя. Немного завиляв по сторонам, как пьяная, она перелетела к Мору и упёрлась в грудь.

— Пристегнуть пока не получится, нужно потренироваться.

— Ты и так превзошел все ожидания. Закончить ученичество за два дня — это войдёт во все учебники.

— Одного не понимаю. Это так просто. Почему я не научился этому самостоятельно, ещё в детстве?

— Ты переоцениваешь свою значимость. — Усмехнулся наставник. — Всё дело в маяке. Он подсказывает направление развития. Раньше учителю приходилось месяцами вдалбливать в пустые головы первичный навык. Иногда процесс растягивался на годы. Это как с вашими штуками на двух колёсах и с педалям… эээ…

— Велосипед.

— Да. Стоит ухватить суть и сможешь ездить на любом, но до этого момента не подойдёт ни один, даже самый простой и лёгкий.

— И что теперь?

— Знак твой по праву, но носить его ты не можешь. Нужно найти кретина, который согласится взять тебя в оруженосцы.

— А в чём проблема?

— Ты старый.

— Но я же могу управлять пси-полем.

— Дело не в управлении или силе дара, а в… Впрочем, об этом тебе лучше поговорить с Дараном. Он ждёт тебя у пятой. Иди.


Красный демон прогуливался вдоль дорожки, задумчиво заложив руки за спину. Мор, учтиво кивнув, пристроился рядом.

— Итак. Ты уже не ученик. Поздравляю.

— Спасибо.

— Ты в курсе что произошло с Новетом. Как думаешь, почему это случилось?

— Он машина.

— Отчасти и поэтому. А ещё он был слишком молод для той силы что стала ему доступна. Псион Ордена учится 'сосредоточию спокойствия' всю жизнь. Его мощь постепенно растёт с его уравновешенностью. Это не просто состояние — это мировоззрение. Каждый орденец рассчитывает свои шаги с холодной логикой и умиротворением в душе. Новет был лишён этих качеств, они просто не успели выработаться. Итог печален. — Магистр тяжело вздохнул. — Нет никакой светлой или тёмной стороны, Мор — есть багаж убеждений, собираемый всю жизнь. Помнишь, я упоминал легатов?

— Да.

— Это ученики Новета. Они управляют даром, используя 'направленную ярость'. Представь себе человека, который воспитывает в себе способность мгновенно приходить в бешенство. Чем сильнее гнев — тем больше сила, чем быстрее достигается нужное состояние — тем скорее боец готов к схватке. Легаты тренируют свирепость годами.

— Тогда они кучка дебилов, впадающих в истерику по любому мало мальскому поводу.

— Так и есть.

— Как же они тогда взаимодействуют? По идее, они просто должны друг друга перебить при встрече.

— Они и не встречаются. Новет держит их на расстоянии, управляя каждым отдельно. Усмирить берсерка способен лишь тот, кто может внушить ему страх. И Новет именно такое существо.

— Раз он самый жуткий, то наверное постоянно в исступлении бьётся головой о стену от злобы?

— Он машина, как ты уже упоминал, ему легче справляться с яростью. Хотя и с ним приключаются припадки.

— А с какого бока тут моё обучение? — Поинтересовался Мор.

— Ты взрослый. У тебя уже есть свой багаж. Что-то тебя раздражает, что-то злит, а что-то бесит. Разгневаться значительно легче, чем успокоиться.

'Кому как' — Подумал ученик, но вслух не произнёс ни слова.

— Один раз использовав 'направленную ярость', трудно остановиться. — Продолжил Даран. — Несколько раз — невозможно. Такова природа человеческой психики — выбирать путь полегче.

— Не замечал за собой стремления ко злу.

— О! Да ты вообще святой агнец. Судя по тестам — ты уже родился орденцем. Проблема в том, что невозможно понять, врёшь ты или нет. На тебе не работает ни один детектор. Все они показывают что ты уже в состоянии 'сосредоточия спокойствия'.

— Такое возможно?

— ТЫ мне скажи. Отвечаешь ты, как истинный лиганец, но при этом ничего не чувствуешь. Складывается ощущение, что багажа у тебя попросту нет.

— Значит нужно собрать новый, правильный багаж.

— Вопрос лишь во времени. Сколько пройдёт, прежде чем ты превратишься в совершенно нового человека, и я смогу тебе доверять, не опасаясь, что ты притворяешься?

— Думаю, не меньше, чем я уже прожил.

— Скорее всего, намного больше. — Уточнил магистр.

— Но вы же всё равно собираетесь мариновать меня на базе. Тут я стану белым и пушистым.

— Если тебя не начнёт злить именно то, что мы тебя насильно удерживаем. — Парировал краснокожий гигант. — Приспособишься умело маскироваться и вести себя 'правильно'.

— Тогда проще меня пристрелить. — Развёл руками ученик.

После недолгой паузы Йодаранкат сменил тему.

— Иногда я вижу будущее.

— Всё во вселенной предопределено магистр? — Вскинул брови Мор.

— Наоборот. Всё меняется. Будущее как волны, а если оно касается меня, то меняется только потому, что я его видел.

— Ну, да. Ты же каждый раз будешь поступать по-другому — в соответствии с увиденным.

— И это делает видения бессмысленными. Если решу вмешаться, всё пойдёт наперекосяк.

— А случаются ситуации, когда не вмешаться невозможно?

— Ты одна из них. — Вздохнул Даран.

— И каков вердикт?

— Виновен. — Недовольно сморщил нос краснокожий. — Сигл!

Перед магистром засветилась прозрачная синяя сфера.

— Оформи Мора, как моего оруженосца. Со всеми причитающимися полномочиями.

Светящаяся голограмма мигнула и растаяла.

— Спасибо. — Благодарно кивнул новый оруженосец.

— Сделай так чтобы лет через двести кто-нибудь из лиганцев сказал: Спасибо Анкату, что обучил такого парня.

— Собрался через двести лет на покой, а как же великие дела? — Спросил парень, заметив, что магистр назвал себя посмертным именем.

— Шел бы ты… К Лисе. Девчонка уже пятнадцать минут за спиной маячит. Заждалась вся. Через четыре часа в десятой.


Глава 8

Как всё же удивительно устроен человеческий мозг — видит исключительно то, что хочет видеть. Следуя за белоснежным комбезом, Мор не переставал рассматривать обилие надписей на чистейшем русском языке. Те встречались на инопланетном корабле повсюду.

Понятно, что это подсознание переводило незнакомые знаки в удобоваримый формат, но смотрелось это как-то дико. Русскоязычные пришельцы — сюрреализм какой-то.

Белый облегающий комбинезон отлично подчёркивал идеальную фигуру шагающей рядом девушки, и оттенял её чёрные волосы. Ярко-зелёные радужки медика были такими же большими как и у Миды. 'Наверное, они одной расы' — догадался оруженосец.

На пороге бара их встретила быстрая танцевальная музыка. Мор замер, разглядывая интерьер помещения.

— Не нравится? — Вскинула бровь психолог.

— Нравится. Просто удивительно, насколько люди с разных планет одинаковы — я вроде как в родную кафешку заглянул.

И правда, бар практически не отличался от многих земных аналогов. Мелькающие разноцветные огни, отдельные комнатки со столиками, танцпол в центре. Лишь барная стойка выбивалась из антуража. Вместо бармена череда раздатчиков с напитками.

Мор вдруг понял что понятия не имеет, как расплачиваться, да собственно и нечем. В его тунике даже карманы отсутствовали.

— На флоте обеспечение бесплатное. — Подмигнула Лиса.

Вот же действительно — старший психолог. Разгадала заминку парня с полу-взгляда. Оруженосец даже удивился. И сразу же удивился тому, как легко получилось удивиться. Броня хладнокровного, ничего не чувствующего, танка дала трещину? Похоже присутствие рядом жгучей брюнетки действует на него, как криптонит на Супермена.

Девушка потянула Мора к бару.

— А эти напитки вставляют? — Попытался перекричать музыку парень.

— Что, прости?

Он попытался объяснить Лисе действие земного алкоголя.

— А! Да, конечно. Иначе какой смысл? Естественно, тут разрешены только облегчённые наркотики — военная зона все-таки. Пьянеешь до определённого предела, потом пить бесполезно.

— И какой результат?

— Разный. Одни веселят, другие печалят, от некоторых хочется умничать — их техники любят.

— А вызывающие страсть? — Мор шутливо-пристально встретился взглядом с собеседницей.

— Эти нам ещё рано красавчик. — Озорно подмигнула девушка. — Для начала танцевальный шейк. Давай сразу по двойному.

От пары глотков зеленоватой жидкости в горле посвежело, а буквально через несколько секунд по телу прокатился заряд бодрости. Хотелось прыгать и крутиться волчком. Чем они собственно и занялись.

Лиса двигалась ритмично и сексуально, притягивая взгляды половины зала. У оруженосца выходило намного хуже. Благо, столкнуться с кем-нибудь не грозило. Завидев коричневую робу, танцующие мигом расступались.

Причём заметно, что делают они это не из боязни или брезгливости, а из уважения. Странно вызывать такие чувства у незнакомых людей только потому, что носишь определённую одежду. Но Мор задумывался об этом недолго, быстро увлёкшись дурманящим голову танцем.

Музыка несколько раз сменялась. Они выдули ещё по двойному шейку. После чего Лиса знаками пояснила что дальше пить бессмысленно — не возьмёт. Но парень всё-таки добавил ещё один двойной — ради эксперимента. Девушка оказалась права — не взяло.

Зазвучала медленная мелодия и пара сошлась в близком танце. Тут уж Мор и вовсе был не силён, однако умелые движения партнёрши легко выправляли все его огрехи. Стройное тело жарко прижималось к его груди. Движения возбуждали. Он чувствовал её дыхание у себя на коже.

В какой-то момент оруженосец понял, что счастлив. У него и раньше бывали хорошие дни, он и раньше встречался с девушками, но именно из этого зала не хотелось уходить. Что это, если не счастье?

Затем мелодия закончилась, и они переместились в одну из кабинок. В них работала та же система что и в аудиториях. Шум оставался снаружи позволяя присутствующим спокойно поговорить.

— Вроде отпустило. — Помотал головой парень.

— Да, они действуют недолго. Если не успел протрезветь пред уходом, принимаешь 'отменялку'. — Улыбнулась Лиса. — Такая большая таблетка. В самом верху списка у раздатчиков. Находиться за пределами бара в состоянии опьянения запрещено.

И шутливо погрозила пальцем.

— Буду знать.

Они проговорили ещё около часа и никакие 'говорливые' напитки для этого не понадобились. Брюнетка была способна поддержать любую беседу и так — должность располагает. А сам Мор и подавно никогда не лез за словом в карман.

— Мы ещё увидимся, красавица?

— Твоя очередь меня искать. — Загадочно подмигнула девушка, легко прикоснулась своими губами к его губам и растворилась в толпе.


Глава 9

'Доступ изменён на четвёртый — офицеры флота, оруженосцы'.

Глаза разбежались от обилия новой информации. Закачивать придётся долго и нудно. При его-то предрасположенности к головокружениям. Загрузив краткую историю и внутренние уставы Ордена, Мор ответил на ряд ассоциативных вопросов, чтобы подстегнуть запоминание. Но чтобы понять саму суть организации псионов, этого мало. Нужно 'повариться в котле'. Пообщаться с другими орденцами. А их, как оказывается, на 'Вестнике' не так уж и много.

Одарённых в Лиге приблизительно один на миллиард. Понятно, почему Реван удивлялся их количеству на Земле. По статистике должно быть семеро, а за сорок лет родилось четыреста (не считая ещё примерно шестисот беспризорников) и почти все сейчас живы.

Большинство были тайно вывезены вместе с семьями. Причём делалось это мягко и без насилия — путём убеждения. Впрочем, при разнице в развитии цивилизаций неудивительно, что люди руками и ногами хватались за возможность переехать. Многие эмигранты путешествуют в поисках лучшей доли даже в багажниках автомобилей, а тут целая 'Звёздная Лига'.

На линкоре в данный момент тридцать шесть учеников. Старшему — десять лет. Парнишка выжил чудом, перенеся множество операций по удалению раковых опухолей. Неконтролируемый дар убивает быстро.

В основном кандидатов находят именно в онкологических клиниках. Обычно родители уже согласны даже на ритуалы вуду, чтобы спасти ребёнка и воспринимают вмешательство пришельцев, как божественное провидение.

С беспризорниками сложнее. Они либо, по непонятным причинам, не болеют вовсе (как Мор), либо разными путями умудряются контролировать свои силы. Превращаясь в разного рода шаманов и экстрасенсов. Что, в свою очередь, для орденцев, ещё более непонятно.

Благодаря таким на Землю и обратили пристальное внимание. Кто-то умудрился послать в космос мощный 'зов'. И далеко не факт, что его не услышал Новет. Лиганцам пришлось ускорить колонизацию, пока эксцесс с зовом не повторился.

На базе по вооружениям мозги подклинило, Мор прервался и поспешил в десятую аудиторию. Близилось время встречи с новым наставником.

Странно, что глава магистрата взял его в оруженосцы. Балор не брал учеников очень давно. С тех самых пор, когда один из них переметнулся к Новету. Прямо об этом в исторических хрониках не говорилось, но Мору хватило и намёков, чтобы догадаться.

Учиться у самого Йодаранката — большая удача. А учитывая, что молодому человеку аж целых двадцать шесть лет — это как выиграть в лотерею миллион долларов. Но с другой стороны, это и огромная ответственность. Если мудрейший снова 'потеряет' ученика — нового уже не возьмёт ни за что.

Даран обнаружился у входа в зал.

— Как голова?

— Гудит.

— Сейчас прочистим. Гони по кругу.

Полоса препятствий, сушилка, тренажер, сушилка, снова полоса. Задания давались намного легче? чем прошлый раз. Удавалось увеличить количество повторений втрое.

— Действие внедрённого в мышцы раствора. — Пояснил магистр. — Вообще-то я против разной химии, но что поделать — веяния времени.

— А ствол мне дадут? Я же вроде оруженосец — имею право на ношение. — Возникло в памяти внезапное воспоминание из базы нормативов.

— Доползёшь по Скале до зелёной линии — получишь. — Кивнул Даран на скалолазную стенку. — Три попытки.

Зелёная отметина была совсем близко. На пути к ней имелось множество поручней, штырей и ручек. Задание казалось подозрительно лёгким и Мор резонно усомнился в своих шансах, но на попятный не пошел.

Откатил рукава и легко зацепился за первый поручень. Подтянулся, схватил следующий, нашел упору для ноги и только хотел перелезть дальше? как ручка под правой рукой выскользнула и скрылась в стене.

Чего-то подобного он и ожидал поэтому заблаговременно напрягся и ему удалось легко удержаться на весу. Немного обождав, парень покарабкался дальше. Перед следующим прыжком его вдруг одолело странное мимолётное сомнение, но он лишь помотал головой, отгоняя неуместное сейчас наваждение. Прыжок. Следующий поручень впился в руку разрядом тока. Мышцы скрутило, и Мор полетел вниз, попытавшись сгруппироваться для жесткого приземления.

Гравикомпенсаторы сработали в штатном режиме и плавно притормозили тело у самого пола.

— Незачёт. — Пробурчал наставник, ковыряя под когтями стальной спицей.

Во второй раз воспитаннику почти удалось дотянуться до вожделенной линии, но внезапно все поручни исчезли одновременно. Оказавшись на полу, Мор в раздумьях почесал затылок, высчитывая новый, более безопасный, маршрут.

— Совесть перед падением не мучила? — Осведомился Даран, продолжая безмятежно чистить когти.

— В смысле?

— Ну может, какие ощущения появлялись перед провалом? Нос там чесался или что-то в грудине вопило, что нужно прыгать быстрее?

— Вроде как было немного. — Согласился оруженосец, поразмыслив.

— Так пользуйся, не тупи. Последняя попытка осталась.

Мор решительно направился к Скале, но у самого основания притормозил. Расслабился и призвал хладнокровие. Спокойствие и уверенность. Поверхность препятствия сразу же предстала перед ним в новом свете. Он будто знал, за какие опоры хвататься, за какие нет, а за какие можно, но недолго. Восхождение заняло от силы десяток секунд.

— Ладно. — Магистр спрятал спицу в складках плаща. — Пошли постреляем.


Стрелковый зал оказался уменьшенной копией того, где Мор наблюдал тренировочный бой. Тот же защитный купол в центре, те же оружейные шкафы в стенах. Только эти были закрыты кодовыми замками.

Магистр приложил руку к дверце, что-то щёлкнуло и шкафчик открылся. Выбрав бластер наставник передал его ученику.

'БРБ мк два' — Всплыли в памяти данные из недавно изученной оружейной базы. — 'Боевой Ручной Бластер для одноручной стрельбы. Вторая модификация. Разработан специально для учеников Ордена. Курок псионный. Пятьдесят зарядов в магазине. Скорость полёта импульсной сферы тысяча метров в секунду.'

— Наставник. Мой мозг переводит все надписи на русский, и это я могу понять. А как получается, что пересчитываются время, расстояния и вес? Тут уже математические действия нужно проводить. Неужели подсознание так лихо считает?

— Ну, со временем всё просто. Лиганские сутки не сильно отличаются и мы временно перевели линкор на ваши временные отрезки, для удобства. А метры и килограммы пришлось привить Земле искусственно.

— Но их же придумали ещё в тысяча семьсот каком-то году. — Опешил Мор. — А Лига наблюдает за нами только сорок.

— Наблюдает сорок, а вмешивается немного дольше. — Пожал плечами здоровяк.

— Немного!?

— Ты стрелять пришел, или ксено-историю учить?

Даран тихо заговорил со стеной у входа, и под энергетическим щитом замелькало несколько летающих шаров.

— Иди давай. Пали.

— И всё же?.. — Не сдался оруженосец.

— Институт ксено-биологии и истории — отдельная организация. — Как маленькому начал объяснять магистр. — Они всегда ищут, наблюдают и вмешиваются. В мои обязанности не входят такие вопросы. Возможно, корвет-разведчик учёных и провисел над Землёй какое-то время, пару веков назад, но тогда у нас самих было проблем по горло. Лично мне доложили о перспективной планете лет пятнадцать назад. Начинай стрельбу.

Мор ещё раз осмотрел бластер. 'Предохранителя нет. Курок псионный' Псионный!? Никакого приспособления в виде кнопки или крючка — голая рукоять с фигурными вырезами для пальцев.

Повинуясь нуждам мозга подсознание выталкивало в долговременную память новые подробности. Парень уже давно знал, как пользоваться странным оружием — оставалось лишь осознать это.

Вытащить обойму, щёлкнуть тестер приёмник, уколоть об него палец, чтобы пси-белки крови идентифицировались 'фритом'. Маленьким монокристаллом, запоминающим владельца. Он проявляет такие же свойства, как и обучающий маячок, но в разы слабее.

Теперь бластером сможет пользоваться только Мор. Осталось настроиться на крошечный обломок минерала самому. 'Сосредоточие' — Пик! Пик! Пик! — отозвался ствол. Хорошо, что обойма вынута, а не то учащийся получил бы сейчас три разряда в колено.

Зажав ствол в одной руке, а магазин в другой, оруженосец потренировался спускать курок осознанно. Минут через десять получилось почти идеально.

— И такие сложности только для того, чтобы из бластера не стрельнул чужой?

— А ещё, чтобы можно было делать так.

Наставник выхватил своё оружие и запустил им, словно бумерангом. Пролетая полукругом над площадкой, кувыркающийся бластер изрыгнул несколько зарядов. Четыре, парящих под куполом, шара погасли. Даран невозмутимо поймал ствол и спрятал в складках одежды.

— Хренасе! Ты замечал, куда при полёте ориентирован прицел?

— Нет. Я знаю, куда направлен намагниченный край фрита, встроенного в оружие.

— Ничего такого не чувствую. — Повертел свой бластер Мор.

— Для начала просто постарайся не отстрелить себе ногу, а остальные навыки придут с опытом.

Оруженосец вошел под защитное поле и изготовился к стрельбе. Безмятежно парящие шары вдруг резко метнулись в стороны и начали хаотично мелькать вокруг.

Мор осуждающе глянул на наставника, но тот лишь развёл руками и округлил глаза. Он мол совершенно ни при чём что мишени взбесились.

Парень взялся методично отстреливать беглецов. После третьей обоймы стало выходить вполне сносно. Каждый второй выстрел попадал в цель. Перед глазами заплясали синие разводы от напряжения.

— Достаточно. — Махнул рукой наставник вступив внутрь купола. — Теперь в меня.

Мор пожал плечами и вскинул бластер. Тот внезапно ожил и заломив стрелку кисть, направил ствол в хозяина. Не успев сориентироваться оруженосец 'скомандовал спуск' и чуть не отстрелил себе ухо. А 'БРБ мк два' упорно продолжал сопротивление, несколько раз стукнув владельца по лбу. Тот попытался навалиться на рукоять всем весом, но выходило не очень.

— Ты чем занимаешься? — Утомлённо вздохнул Даран. — Пробуешь перебороть девяносто пять процентов вселенной силой мышц?

— Но ты же намного сильнее, как псион.

— Да, но бластер не в моей руке. Это ТВОЁ оружие. Сейчас я нагло влезаю в потоки твоей пси-ауры. Даже Новету не под силу управлять телом другого псиона.

Осознав сказанное, Мор легко справился с взбесившимся бластером и сразу же открыл огонь по наставнику. Магистр спокойно уклонялся от летящих энергетических сгустков. Предугадывая малейшие сдвиги прицельной планки.

Один из стоящих у ближней стены стульев сорвался с места и ударил ученика под ноги. Тяжело дыша, оруженосец распластался на площадке.

Даран кинул ему металлическую пластину с ремешками-липучками, способными крепко уцепиться за любую одежду. Их используют в качестве кобуры. Стоило приложить оружие к пластине, и оно крепко примагничивалось.

— Не зацикливайся на мишени. Смотри по сторонам. — Поучал краснокожий балор. — Обойму не дам, а вот оружие носи постоянно. Старайся чаще на нём сосредотачиваться и прочувствовать фрит. Свободен.


Глава 10

'Планетарные системы — Общие сведения'

'Загружай'

Базы знаний чётко делятся по уровням. Если 'общие сведения' позволяют понять лишь приблизительное устройство, то следующая ступень открывает более широкое знание предмета. На пятом уровне уже можно чинить системы орбитального кольца планеты. А на шестом и проектировать оные.

Проблема в том, что длительность изучения возрастает пропорционально сложности, одна загрузка пятого уровня занимает около года. И потом ещё несколько месяцев мучиться от головных болей, пока всё это уляжется. А разных баз целое море.

Инженеры проектировщики 'отлёживались' в капсулах годами и у каждого в мозг была обязательно вмонтирована нейросеть. Наука ведь не стоит на месте и новые сведения поступают в память разработчиков 'онлайн'.

Пока Мор изучал лишь первые уровни стандартного набора баз для гражданина Лиги. Обычному обывателю хватает и общих сведений. Со временем ему придётся подгружать и более углублённые. Никогда не знаешь, что может пригодиться орденцу в боевой ситуации. Вдруг понадобятся инструкции по аварийному открытию каких-нибудь заблокированных врагом шлюзов орбитальной станции.

Его, конечно, ещё не собираются выпускать из под отеческой опеки, но парень не сомневался, что когда-нибудь это случится. Не валяться же в капсуле, когда перед тобой откроются двери в новый неизведанный мир.

'Срочный вызов. Абонент рыцарь-наставник Реван. Соединить?'

'Да'

— Бездельничаешь? — Очертания псиона медленно проявились рядом, словно собеседники оказались в одной комнате.

— Тунеядствую.

— Хватит паразитировать на нашем высокоразвитом обществе. — Ухмыльнулся Реван. — Пора отрабатывать награбленное.

— Есть идеи?

— Адмирал Диган уломал Дарана на твоё участие в колонизационной группе. Жду в совет-каюте. Доступ к базе колонизации прилагаю. Изучи и подходи через пару часов.

— Мчусь. — Мор свернул канал связи и уставился на новую базу.

В шапке документа мигал значок: 'Совершенно секретно'. Кажется, ему начинают понемногу доверять. Приятно. Голова ещё не отошла от 'планетарных систем', но видимо придётся потерпеть.


'Время прибытия две минуты.'

Минуты. В стандартных сутках, использующихся на флоте, десять часов. В часе сто минут. В минуте сто секунд. 'Получается сто тысяч секунд в сутках.' — Прикинул оруженосец. — 'В земных восемьдесят шесть тысяч четыреста.'

Не так уж и отличаются земные секунды от лиганских. Да и земная минута всего лишь на треть больше, а вот час уже аж в два раза длиннее. Причём продолжительность самих суток практически идентична.

Всё это неважно, пока 'Вестник' на планетарном времени, но в базах знаний, скорее всего, используются именно лиганские. 'Нужно будет иметь в виду'.

'Прибытие. Открыть люк?'

Мор оказался в небольшой комнате. Кроме большого круглого стола и стальных табуреток вокруг него, в помещении пусто — голые стены.

Группа была уже в сборе, они прекрасно друг друга знали и по очереди представились новичку.

— Сунак. Старший психолог. Специалист по контактам. — Кивнул карлик с зелёной кожей. Медик в белом комбезе отдалённо напоминал киношного Йоду, только выглядел намного моложе. Впрочем, сходство ограничивалось большими остроконечными ушами. Если бы не они и цвет кожи, его вполне можно было принять за обычного ребёнка.

— Файт. Командер. Обеспечиваю боевую поддержку. — Махнул большущей ладонью двухметровый вояка. Светлые волосы и голубые глаза делали его похожим на истинного арийца. Мор подсознательно ожидал что здоровяк вскочит вытянет вперёд руку и заорёт: 'Яволь, май фюрер!' Строгая военная форма только укрепляла это впечатление.

— Дайлик. Техник систем безопасности. — Протянул невзрачный паренёк в сером комбинезоне и с серыми же волосами. Принципиально что ли технари под комбинезоны красятся?

— Ну, меня ты знаешь. — Реван увалился на свободное место и запустил по столу пластиковый пакет. — Тут твой личком и планшетник.

Мор вынул телесного цвета браслет и надел на запястье. Тот автоматически затянулся и стал почти неотличим от кожи. Прямоугольник планшета остался в пакете — всё равно нужна синхронизация с личкомом и настройка.

В памяти бурно всплывали навыки пользования полученными гаджетами и голова несколько секунд противно ныла.

— Я переслал на личком твою речь. — Заявил психолог. — Прочти. Может, мои где-нибудь напортачили. Обсудим.

— Давай Файт, показывай что ты там изваял. — Обратился Реван к командеру.

Над столом выросла трёхмерная проекция здания. Возле парадного фасада толпа народа. Впереди репортёры с камерами и микрофонами. На широкой мраморной лестнице, перед входом, небольшая трибуна.

К ней вышли схематичные Реван, Мор и несколько офицеров в форме. Над их головами светились ярлыки с именами. За ними потянулись, шагающие в ногу, ученики Ордена. Дети выстроились в шеренгу и замерли.

Пока над столом проигрывалась голограмма, Мор умудрился прочитать часть речи с личкома. Браслет проецировал текст прямо на ладонь. Получилось и бегло речь просмотреть, и краем глаза постановку оценить.

Даже при минимальном обзоре в глаза бросалась искусственность и неправильность. Присутствующие на голограмме люди вели себя как куклы на параде. И шагали в ногу. И остановились в позе 'смирно'. По всему периметру вытянулись в струнку солдаты в боевых скафандрах.

— Поздравляю, Файт. — Сощурился Сунак откинувшись на стуле. — Отличная презентация, если ты планировал военный смотр, конечно, а не пресс-конференцию.

— Что не так? — Возмутился офицер.

Тут Мор всё-таки не удержался, резко подпрыгнул, вытянул руку и завопил:

— Яволь, хер майор! Их хоре унд гехорхен!

— Во, во. — Согласился психолог. — Не знаю что он там лепечет, но интонации правильные. Представляю заголовки изданий: 'Лиганцы зомбировали детей Земли', 'Милитаристская машина поработила будущее поколение'. Ты свихнулся, Файт? Вот зачем эти бравые ребята в тяжёлой броне на каждом углу натыканы? Обеспечивают безопасность?

— Нет. — Растерялся вояка. — Безопасность обеспечивают три мобильные группы на флаерах, снайперы на крыше и переодетые спецы в толпе. Все замаскированы, иначе какая же это безопасность, если можно легко оценить силы прикрытия?

По изображению заскользили отметины огневых точек с пунктирными пометками прицельных рубежей. Весь периметр простреливался и контролировался как минимум тремя искусно скрытыми бойцами.

— 'Вестник', убери с плана солдат, не задействованных в охране. — Приказал коротышка, и почти забравшись на стол, начал водить по голограмме пальцем. — Вот тут освободим немного места, поставим низенький заборчик и стулья для детворы.

Изображение стало меняться в соответствии с его требованиями.

— Хотя, нет. Не нужно заборчик, а то на загон для скота похоже. Так. Заграждение снять, количество парадных офицеров уменьшить вдвое, добавить несколько медиков и технарей. Пусть обстановка будет более мирная. Детей посадим вместе с родителями.

— Зачем это? — Вставил здоровяк в форме, явно недовольный, что его план так круто перекраивают, решил возмутиться хоть чему-нибудь.

— Затем, что большинству учеников по шесть лет. — Невозмутимо ответил Сунак. — Думаешь, они будут целый час спокойно сидеть и ждать, пока выступят делегаты? Нужен присмотр. Не приставлять же к каждому наставника с психологом? Да и впечатление нужное произведёт: никто никого не неволит, ребята с родственниками. Атмосфера, опять же, более непринуждённая создастся.

Картинка изменилась. Теперь постановка уже больше походила на деловую пресс-конференцию. Исчезла напускная враждебность. Серый карлик толк в контактах знает. За несколько секунд превратил военный парад в праздничную встречу.

— Как тебе, Мор? — Подмигнул Сунак, указывая на картинку.

— Намного лучше. — Согласно закивал оруженосец. — А как родители относятся ко всей этой катавасии с переселением и обучением?

— Учитывая, что почти всех учеников Реван вытащил из онкологических клиник — сугубо положительно.

— Почти всех?

— Я тебе рассказывал. — Напомнил рыцарь. — Общий пси-фон населения с неконтролируемым даром не позволяет обнаружить псионов стандартными методами. Приходится брать пробы крови. Не хватать же людей на улицах для тестов? А в больнице сдача анализов подозрений не вызывает. Устроить своих агентов во все клиники нереально — ограничились онкологическими. Вот и находятся только неизлечимо заболевшие.

— Значит, родители отрицательно о Лиге высказываться не будут?

— Маловероятно. — Вставил психолог.

— Тогда предлагаю пойти дальше, и устроить званый ужин. — Продолжил Мор. — Расставим в вестибюле столики. Наляпаем каких-нибудь подделок с экзотической пищей. Внутрь запустим нескольких политиков, дипломатов, светских гуляк, ну и репортёров само собой. Пусть пообщаются с учениками напрямую.

— Я рад, что Даран разрешил тебе присоединиться к группе. — Улыбнулся Сунак. — Дельное предложение.

— Они же все гражданские. — Недовольно выпалил Файт. От его первоначальной задумки практически ничего не осталось. — Обязательно кто-то что-то ляпнет. По незнанию или по глупости. К тому же разные высказывания можно по разному трактовать.

— Не проблема. — Вставил молчавший до этого техник. — Установим объёмный сканер. Сразу после окончания мероприятия выложим записи в земную сеть для всеобщего доступа. После этого уже никто ничего переврать не сможет. А ещё мои спецы отследят каждый разговор в зале, если кто-нибудь облажается, устроим нужному репортёру 'бяку' на выходе. Его запись 'случайно' сотрётся или аппаратура выйдет из строя. Ну, а наши записи 'подрихтуем' как надо. Ничего лишнего общественность не услышит.

— Мне это не нравится. — Высказался Реван. — Подтасовка фактов перечит духу кодекса.

— Вы же не думаете, что я собрался изменять факты, рыцарь? — Опешил Дайлик. — Лишь убрать способные спровоцировать утечку секретной информации. И те, что могут быть неверно интерпретированы.

— Всё равно, это неверный путь. — Строго сказал псион. — Это наши будущие сограждане. Обманывать их — преступление.

Вот уж страж чести и достоинства. Готов даже подставиться — лишь бы все было красиво и правильно. 'Честность — Закон — Доблесть.' — Не для земных политиков такие догматы.

Если кому-то из власть имущих Земли будет выгодно очернять Лигу, а такие безусловно найдутся, они любой факт перевернут с ног на голову, и не задумаются.

— Насколько я понял. — Мор решил немного помочь растерявшемуся от выговора технарю. — Об обмане речи не идёт. Только о сохранении секретных данных.

— Да не знают они никаких секретных данных. — Отмахнулся Реван. — Они дети. Кто бы им сообщал такие?

— Зато любой может оговориться. — Парировал оруженосец. — Случайно назвать белое чёрным. Бывают же недоразумения. Зачем давать повод раздувать из них скандал?

— Ладно. — Сдался орденец. — При таких обстоятельствах я разрешаю вырезать часть записи, но любые правки должны согласовываться со мной лично.

— Безусловно, рыцарь. — Учтиво склонил голову техник.

Группа принялась живо обсуждать мелкие детали. Они спорили, посылали друг друга куда подальше, но держались вежливо. Бросалось в глаза, что присутствующие уважают оппонентов.

Даже солдафон Файт возмущался больше из вредности, легко соглашаясь с разумными доводами. Никакой ругани и упрёков — конструктивный диалог.

Отругавший техника Реван теперь не переставая его хвалил, ставя другим в пример. Прям дружеские посиделки, а не планирование важной акции.

Мор видел улыбающиеся лица и тактичные кивки. Каждый находящийся здесь был на своём месте и являлся профессионалом своего дела. Предпочитая не влезать в компетенцию других членов группы. Единственный любитель тут — он сам.

— Всё. — Подвёл итог встрече рыцарь. — Хватит. Отдельные моменты дорешаем в процессе.

Народ начал расходиться. Совет-каюта опустела. У самой капсулы Мора перехватил психолог.

— Обсудим речь или у тебя другие планы?

— Да какие планы?

Ещё раз прочитав текст, оруженосец окончательно убедился, что его составляли настоящие знатоки, поэтому все замечания уложились в пару предложений. Да и пригласил его коротышка в белом явно не для обсуждений. Приглядеться хочет, не иначе.

— Ну и как тебе у нас? — Как бы между прочим поинтересовался психолог, подтвердив тем самым предположения парня.

— Что мне действительно нравится, так это отношения в команде. И шутливые и уважительные одновременно. Дружественные, одним словом.

— Сейчас я должен сказать что-то вроде: Мы тут все одна большая семья. — Усмехнулся Сунак. — Но ты не маленький мальчик. Понимаешь, что это не так. У каждого человека свои проблемы и своя личная жизнь. Относиться 'ровно' сразу ко всем — не выйдет, как ни старайся. Вся штука в том, чтобы каждому подобрать любимое дело. Тогда времени на дурости просто нет.

— Угодить такой ораве народу, наверное, непросто?

— Не представляешь насколько, но на флоте собираются лучшие из лучших. Члены экипажа влюблены в свою профессию, другие в армии не задерживаются.

— Так вроде же гражданин обязан отслужить десятилетний контракт.

— Да, но дослуживают и становятся гражданами немногие — основная масса отсеивается. Гражданство нужно заслужить, а не отбыть.

— И сколько дослуживают?

— Меньше десяти процентов.

— Не густо.

— Что же ты хочешь? Честность, закон, доблесть — не вяжется это у обывателя с радужными жизненными перспективами. Одни обязательства.

— А что, кстати, это значит? Много где встречал, но так и не понял до конца.

— О! Извини. Это наш образовательный ляп. Кодекс поясняется в детстве, ты пропустил нужный возраст. — Уши психолога отогнулись назад. — Сейчас поясню: Лига основывалась солдатами. Естественно краеугольный камень любого войска — доблесть. Храбрость и самоотверженность в бою, готовность отдать жизнь за правое дело и всё такое. Вояки. Для мирной жизни такой подход не годится. Иначе общество превращается в военизированное сборище. Вся жизнь — война. На одном милитаризме далеко не уедешь, и раса балоров тому яркое подтверждение.

— Народ магистра Йодаранката?

— Толпа тупых головорезов. Кто сильнее тот и прав, но это долгий разговор. Поищи в базах, если хочешь узнать подробнее. — Предвосхитил расспросы Мора Сунак. — К доблести добавили Закон. Эта субстанция рангом повыше, так как ставит всех людей в равное положение. Перед законом все равны. Если доблесть нарушает закон — остановись, ведь закон обеспечивает порядок и справедливость.

— Красиво. — Поморщился оруженосец. — Но как-то наивно. У нас тоже правовое государство, но беспределу это не мешает.

— Потому-что вы упустили главное — честность. Если закон заставляет тебя солгать — скажи правду.

— Попахивает утопией. Кто же скажет правду в ущерб себе? Да и судьи зачастую о правде имеют смутное представление.

— Именно поэтому наши суды и следователи основаны на системе искинов. Подкупить нереально, надавить невозможно. При любых недоказуемых делах проводится психологическое зондирование — шансов соврать у подсудимого нет. Всё просто.

— А программисты, создающие этих самых искинов?

— Проходят процедуру в числе первых. Причём и до, и после вмешательства в программный код.

— Круто! И это работает?

— После внедрения системы, количество всех преступлений сократилось на девяносто девять процентов. — Веско произнёс психолог. — Оставшиеся: халатность и предательство. Первых лишают гражданства, вторых казнят.

— А среди гражданских лиц?

— Есть свои проблемы, но ситуация отличается не намного.

— И при этом, судя по данным колонизационной базы, вы собираетесь оставить почти всех политиков Украины при власти? А ведь она полноправно вступает в Лигу. — Многозначительно усмехнулся Мор. — Удачи вам.

— Их должности останутся за ними только до момента противоправных действий.

— И как это будет проверяться? У ребят огромный опыт по части скрытых махинаций.

— Уже сейчас над планетой разворачивается комплекс объёмных сканеров. Любое преступление будет зафиксировано.

— Тотальная слежка? Тоталитаризмом отдаёт.

— На данном этапе это необходимо. — Пожал плечами Сунак.

— Ну уберёте вы проштрафившихся, на их места придут такие же.

— И так же уйдут. По началу правители будут сменяться по три раза на день — это неизбежно. Но думаю, чехарда продлится не больше месяца. В конце концов у власти окажутся 'понятливые' люди.

— Понятливые и скорее всего бедные. — Возразил Мор. — Вы ведь и капиталы обещаете обменять один к одному с лиганскими кредитами. Лишившиеся власти чиновники поголовно миллионеры, а деньги это тоже власть.

— Смотри внимательнее гражданский договор. Деньги меняются только при условии полноправного гражданства. А новый гражданин обязан доказать законность нажитого по правовым нормам Лиги.

— И?

— И поскольку документально этого не подтвердить. Лига не рассматривает документы других держав как доказательства. Есть только один способ — психологическое зондирование. Многие из ваших олигархов его пройдут?

— Да вы никак надумали посадить в тюрьмы половину страны?

— Только тех кто нажил богатство незаконно.

— Я и говорю: половину страны.

— Всё так плохо? — Удивился психолог.

— Нет. Всё ещё хуже. Даже честные работяги иногда нарушают. Ну там: покупка больничных листов, взятки за сдачу экзаменов по вождению.

— Садить в тюрьмы никого не будут. Закон Лиги не нарушен, просто не будет обмена. Честные работяги потеряют свои скромные сбережения и честно заработают новые. Реально пострадают только те, кто не готов трудиться.

— Резонно.


Следующие несколько дней группа встречалась ещё дважды. В основном отрабатывались проблемы безопасности мероприятия. Внутри здания мало места и негде разместить стрелков. Переодетые агенты не панацея — парни могут смотреть в другую сторону в критический момент.

Файт долго ругался и даже предлагал отменить 'званый ужин', но его переубедили разрешением спрятать двух снайперов за шторами. Один из внутренних коридоров перекрыли повесив ширму. Пара стрелков разместилась сразу за ней, обозревая зал через прицелы. В их мониторы проецировались изображения сканеров расположенных по всему зданию и бойцы буквально могли видеть сквозь стены.

Впрочем, вояка всё равно остался недоволен. Группы быстрого реагирования, в условиях замкнутого пространства и толпы пребывающего там народа, способны перекрыть периметр лишь после пятнадцатисекундной задержки. Что по мнению офицера было: Говённо и вообще ну вас в вакуум…


Глава 11

Реван вызвал Мора в совет-каюту и выдал новую одежду. Облегающее трико, коричневая куртка и штаны. Материал формы походил на кожу, покрой смотрелся строго. Сам он уже был одет в похожий костюмчик, но с серебристыми вставками, как и подобает рыцарю-наставнику.

— Готов потрудиться? Волнуешься?

— Спокоен, как танк. — Отозвался оруженосец.

Путешествовать на корвете не внутри челнока, а внутри капсулы оказалось ещё более захватывающе. Любую деталь линкора стало возможным разглядеть внимательнее. Плюс ещё и с подсказками от искина.

'Вестник' не был кораблём в прямом понимании. Он состоит из пяти крейсеров, соединённых вместе. Каждый из которых, в свою очередь, состоит из пяти корветов. Какие тактические задачи выполняются — такой и состав группы линкора.

Да и сам корвет — это пять слитых воедино штурмовиков. Вот они, уже самостоятельные единицы флота. В любой миг линкор способен разделиться на сотню этих юрких судёнышек и окружить неприятеля или удрать. Скорость и маневренность отдельных единиц резко возрастает за счёт уменьшения массы.

Кстати, никаких учебных аудиторий или тренировочных залов в стандартную боевую схему 'Вестника' не входило. Весь этот комплекс — всего лишь отдельный балласт, захваченный для нужд учеников. И может быть безжалостно отброшен в случае необходимости.

Такую структуру боевые флотилии приобрели сравнительно недавно. Сразу после… А вот эта информация в памяти оруженосца отсутствовала. Четвёртый уровень доступа не давал конкретных ответов, но позволял убедиться в их наличии.

'Хм' — Парень бы обязательно почесал в раздумьях макушку, но в капсуле тело не ощущается.

Земля быстро приближалась. Сканеры-зонды, развёрнутые на орбите, способны прочитать мелкий шрифт с газеты, лежащей в мусорном баке. Мор воспользовался подвернувшейся возможностью, подключился к одному из них и осмотрел двор своего дома с высоты птичьего полёта.

Бабульки сплетницы все так же сидели у подъезда, перемывая кости проходящих мимо соседей. При желании можно даже послушать их разговоры, но Мор решил не отвлекаться. Предстояло прочесть длинную речь перед толпой высокопоставленного народа, и он ещё раз пробежался по строчкам намертво забитого в память текста.

Капсула двинулась по тоннелям внутри корабля, перемещая хозяина в штурмовик номер восемнадцать. Только он опустится на поверхность. Махина корвета проломит верхние слои почвы и увязнет, если надумает приземлиться.

Корабли, слитые в крейсер, вообще стараются без нужды не входить в атмосферы планет. Резкое ускорение такой массы способно вызвать мощные катаклизмы. Что касается линкоров, то их вообще отводили от обитаемых миров подальше — во избежание гравитационных искажений. Неожиданные приливы океанских вод — удовольствие сомнительное.

'Восемнадцатый' плавно сел на заднем дворе дипломатического представительства. Боевое сопровождение уже давно оккупировало комнаты здания. Три флаера зависли над трёхэтажным домом в режиме маскировки. Наблюдателю вне капсулы заметить их невозможно.

Покинув штурмовик, Мор специально глянул в сторону где парили патрули охраны — чистое небо. Никаких намёков на присутствие военных.

Толпу учеников с родителями пришлось загонять в здание, как стадо баранов. Дети, оказавшись 'на свободе', норовили разбежаться по двору. И им бы это обязательно удалось, если бы не наставник Бетр. Седой учитель выдал короткую интригующую речь про угощения, сладости и приключения — сходу убедив детвору зайти внутрь.

— И ты придумал: подпустить эту орущую ораву к журналистам, половина из которых засланные агенты Земных спецслужб. — Легонько подтолкнул Мора проходящий мимо Файт. — Раскаиваешься небось?

— Щя даже расплачусь. — Вздохнул парень.

— Прорвёмся. — Уверенно подмигнул офицер. — Я двумя отделениями на захват осадного дроида ходил, а тут всего-лишь кучка отсталых аборигенов.

И хмыкнув, удалился отдавать распоряжения замешкавшимся у входа солдатам. Хороший он всё-таки парень этот Файт. В процессе обсуждения яростно спорил из-за каждой мелочи, но когда решение было принято — постфактум его не оспаривал. Теперь вот даже подбадривает.


Своё выступление Мор запомнил смутно. Чтобы не напортачить, он успокоил себя до такой степени, что перестал замечать галдящую толпу перед трибуной. Решительно отбарабанил речь и поспешил побыстрее смыться. Не хотелось отвечать на провокационные вопросы репортёров. Хоть у него в ухе и был спрятан микрофон, а с 'той стороны' сидела дюжина технарей знающая 'правильные' ответы на всё. Общаться с натасканными рвать интервьюеров журналистами Мор наотрез отказался ещё на стадии подготовки.

О чём он может поведать прессе? Сам ещё толком ничего не видел и не понял. Может позже, лет через надцать.

Впрочем, поговорить всё же придётся. Реван строго настрого наказал бродить по залу во время ужина и мило улыбаться всем подряд. Так и заявил:

— Сам эту бодягу придумал, вот теперь сам ходи и лыбься. Не мне же за всё отдуваться.

Вот оруженосец и ходил, и даже лыбился во весь рот. Ой-ой-ой, как же мне тут хорошо в этой ихней Лиге — с ума сойти. Хотя, если хорошенько подумать — всё, что он до этого видел, ему действительно нравилось.

Была, конечно, в глубине подкорки мысль, что вся эта доброта — показательное выступление чтобы задобрить земных псионов. Не хотят лиганцы резко ломать инфраструктуру планеты — мало ли от каких условий зависли столь 'удивительная демография'.

Но, положа руку на сердце, приходилось признать: Если бы колонизацию проводили земляне — шиш бы церемонились. Это бы напоминало действия Гитлера во время второй мировой. Одарённых в концентрационные лагеря! Согласившихся сотрудничать — приблизить, отказавшихся — 'фтопку'.

Мор бродил среди столиков и бегающей ребятни, стараясь держаться от репортёров подальше. Но ответить на пару вопросов всё равно пришлось. В замкнутом пространстве зала особо не спрячешься.

Говорил односложно и предельно честно, сводя ответы к следующему: видел пока мало, но всё, что видел, нравится.

Постепенно ученики вымотались и их тихонько эвакуировали. Настырные 'папараци' утомят кого угодно. Но и их вежливо просили покинуть завершающийся званый ужин. Толпа изрядно поредела. Остались самые упорные и наглые. Не сдающихся отлавливали отдельно и настоятельно рекомендовали удалиться.

Когда гостей осталось совсем немного — человек тридцать, Мор встретился взглядом с одним из технарей. Парень набычившись пялился на оруженосца будто был чем-то сильно недоволен. Иногда незнакомец странно смаргивал словно в глаз ему что-то попало.

Мор повернулся к вылупившемуся технику с намерением поиграть в гляделки, но тот уступки не оценил. В руке серого комбинезона, как по волшебству, материализовался бластер. Два разряда сверкнули у головы оруженосца почти одновременно. Третий скользнул выше — Мор успел упасть на пол и под прикрытием столика споро полез к шторе за спиной.

За шторой прятались снайперы. Удачно что он оказался от них так близко. Странно что парни до сих пор не открыли ответный огонь. Остатки трапезы разлетелись от выстрелов — нападающий не оставлял попыток 'достать' цель.

Мор юркнул под штору. Её прошило ещё двумя лучами. Стрелки Файта безвольно повисли в специальных креслах. Убийца, видимо, стрелял первые два раза именно по снайперам, стремясь уничтожить наиболее опасных противников сразу, и только поэтому оруженосец ещё жив.

Используя тело одного из убитых как прикрытие, Мор ринулся вглубь спрятанного за шторой коридора. Рядом, задевая стены, мелькали разряды. Оруженосец свернул в первое же подвернувшееся боковое ответвление. Бежать по прямой, когда в спину, со скоростью тысяча метров в секунду, летят импульсные сферы — не улыбалось.

Слева пронеслась дверь. Вернее, Мор пронёсся мимо неё. Сразу среагировать и вломиться он не успел — слишком разогнался, а потом заметил другую и не стал останавливаться. Следующей дверью коридор и окончился. Достигнув желанной преграды парень, что есть мочи, дёрнул ручку — заперто. Массивная стальная конструкция даже гипотетически не подразумевала лёгкого взлома.

— Гадство!

А ведь та, мимо которой он пробежал раньше, была деревянной, по крайней мере, на вид. Мор развернулся. Из-за угла доносились торопливые шаги. Убийца бежал следом и был совсем близко. Чего этот урод привязался? Можно подумать: оруженосец большая шишка. Да он в Лиге-то две недели числится.

В проходе появилась рука с бластером. Мор вдруг отчётливо осознал, что сейчас его застрелят. Уворачиваться в узком коридоре не получится. Да и не владеет он ещё такой техникой. Это Даран или Реван смогли бы.

Пальцы безвольно скользнули по 'БРБ два' — а обоймы то нет. Подгадил наставник последние минуты жизни — нечего сказать. Вряд ли бы Мор выстоял против тренированного бойца, застрелившего двух снайперов прямо сквозь штору, но хоть попытался бы.

Логический склад ума безапелляционно вынес: Конец. Всё. Добегался. Страха не было, а после такого вывода отступили и опасения, и надежды. Терять уже совершенно нечего — он уже труп.

Обычного человека это заставило бы биться в истерике, но Мор лишь ещё больше успокоился. Чего зря метаться и портить нервы? Причём успокоился до такой степени, что с холодной чёткостью осознал: добежать до двери ему вполне по силам, даже учитывая надвигающегося стрелка. Озарение проявилось не как последний 'бзик' утопающего, хватающегося за соломинку — как простая констатация факта.

Техник плавно выскользнул из поворота и не целясь, выстрелил. Мор прыгнул вперед, пропуская под собой импульс бластера. Три шага по стене коридора и снова прыжок, на этот раз к потолку. Кувырок. Потолочное перекрытие удерживало тело ни чуть не хуже пола.

'Пси-полю плевать на гравитацию' — Отстранённо подумал оруженосец. — 'Оно планеты разгоняет, как метла дворника пожухлые листья'.

Ещё два разряда сверкнули мимо. Он поднялся и на бегу пнул люстру. Та разлетелась блестящими обломками. Лампа дневного света ярко вспыхнула и потухла, погрузив коридор в темноту и ненадолго ослепляя стрелка. Ещё один промах.

А Мор, умело сгруппировавшись и поджав ноги, уже падал вниз. Паркет встретил его удивительно мягко. Заскользив по нему, парень резко распрямил колени, оттолкнулся от стены и с разгона впечатался спиной в спасительную дверь. Хлипкая преграда брызнула в стороны фанерными ошмётками.

Реван, взявшийся за дверную ручку с другой стороны, не ожидал такого поворота. Влетевший, как снаряд, Мор сбил его с ног. Падая рыцарь случайно выстрелил наружу, в темноту коридора. Вот тебе и псион профессионал, да ещё и элитный орденец.

Шмякнувшись об пол наставник громко лязгнул зубами. Но мгновенно пришел в себя, упруго подскочил, метнулся к врагу и замер. Затем не спеша поднялся и спрятав оружие двинулся дальше. Мор последовал за ним. Лучше держаться ближе к защитнику.

По коридору застучали подошвы тяжелых ботинок. Пятнадцать секунд истекло — в дело вступали десантники. Впрочем, ученику Дарана показалось, что минул уже целый час после начала стрельбы.

Неуклюже раскорячившись, на паркете лежало тело убийцы. Во лбу, испуская слабый дымок, зияла дыра. Воняло палёным мясом.

— Не понял. — Реван отфутболил выпавший из руки техника бластер. — Это я его застрелил или ты… воспользовался мной как автоматической турелью? продолжение…


Глава 12

Сразу по возвращению Мора вытолкнуло в уже знакомую совет-каюту. Все стулья оказались заняты незнакомыми людьми. Они с Реваном прибыли последними и сиротливо облокотились о стенку.

Хотя нет, один стул таки был свободен. Вокруг него нарезал круги седой старичок со сварливым лицом одетый в темно зелёную форму. Такой оруженосец ещё не видел.

— Аналитик. — Шепнул Реван на немой вопрос и приложил палец к губам, требуя тишины.

«Интересно в какой базе описываются расцветки комбезов» — Задумался Мор. — «Эх. Учить ещё и учить. Бедная голова»

— Раз все собрались, начнём. — Голос у старичка тоже оказался сварливым.

— Кто он?

— Янер Бот. — Отозвался кто-то из серых. — Поступил пол года назад.

Проходит стажировку. Техник бортовых защитных систем. Нарекания отсутствуют.

— Мири? — Требовательно воскликнул аналитик.

— Пси-проба отрицательна. — Откликнулась серьёзная дама в белом. — Тесты прошел легко и на отлично. Проф-соответствие девяносто три процента. Показатели по подготовке средние. История М-карты без патологий.

— Марк? — Повернулся дед к ещё одному «зелёному» коллеге.

— Сирота. На флоте сразу из интерната. Прошлое чистое. По закрытым базам не проходит.

— Хе…ня. — Стукнул по столу аналитик. Вот прямо так и сказал, не покраснел даже. А вот дама в белом немного смутилась. — Почему оказался на «Вестнике»?

— Стандартный добровольный контракт на гражданство. — Сновал подал голос серый комбез. — На «Вестнике» по распределению. Обычные меры секретности: Сняли случайный линкор с задания, направили сюда. Команда о координатах и подробностях назначения в курс не вводилась. Заслать его целенаправленно не могли — он тут, как и все — случайно.

— Что скажешь, Марк? — Старик положил руку на плечо коллеге.

Тот, видимо его адъютант или ученик, потому как сразу же бодро выпалил:

— Случайностей не бывает.

— А если бывают?

— Это хреново!

Дама медик покраснела ещё больше, а «зелёный» как ни в чём не бывало продолжил:

Предположим, что один из новичков «случайно» оказался легатом-убийцей. И предположим, опять же случайно, оказался на орбите очень занимательной планетки. Он мог передать координаты «папе»? Пусть даже косвенные, построенные по расположению близлежащих звёзд?

— Линкор в зоне карантина. — Ответил металлический голос из синей сферы над столом. — Дальняя связь блокируется. Нарушений периметра не выявлено. Обыск капсулы и мест, где бывал Янер Бот, ничего не дал. Обзорные иллюминаторы задраены. Не мог — прогноз верен на девяносто семь процентов.

— Почему объект оказался в составе делегации?

— Назначение кандидатов сгенерировано подпрограммой случайного выбора.

— Опять случайно?! Что-то дох… — Старикашка бросил косой взгляд на белый комбинезон. — Много… нагенерировано в последнее время. «Вестник», изменить протоколы доступа, перекодировать подпрограмму.

— Выполняю.

— Заодно и программистов поменяй. Не на случайных! — Спохватился аналитик. — Третий и десятый в списке доступных.

— Выполняю.

— Откуда бластер?

— Информация отсутствует.

— Провести полную инвентаризацию.

— Выполняю.

— Если не даст результатов — полномасштабный обыск линкора.

Народ зачарованно застыл. Мор прикинул, сколько времени и ресурсов уйдёт на обыск такой громады, и чуть не присвистнул. «Вестник» отнёсся к приказу более сдержано:

— Принято.

— Теперь самое интересное: Агенту несказанно повезло напасть на секретные сведения. После прибытия к Земле информация всё равно просочилась к рядовым исполнителям. Это неизбежно. Сиди себе, жди окончания работ, а после смены доложи информацию «наверх». За каким… за какой такой надобностью он начал палить?

— Внезапный приступ направленной ярости? — Предложил Марк.

— Полгода обходился без приступов, а когда нужно было сидеть ещё тише обычного, сорвался? Нет. Это был профи, натасканный на проникновение. Так просто он бы не слился.

— Может, что-то вызвало приступ? — Подал голос Реван.

— У таких ребят его только одним можно вызвать — угрозой уничтожения. А легат находился в составе МИРНОЙ делегации. — Впрочем, дедок всё же ненадолго задумался. — «Вестник», покажи ещё раз начало перестрелки. Над столом появилась чёткая трёхмерная модель зала, где произошли недавние события. Вот убийца стоит и спокойно пялится в одну точку, а вот он уже начал ни с того ни с сего стрелять. Никто не подходил к легату, никто не мог вызвать его агрессии — все заняты другими делами.

С тихим шипением открылся шлюз капсул, и в совет-каюту вошел Даран. Примостился возле своего ученика, и несколько секунд наблюдал за всё повторяющейся картинкой над столом.

— Куда он всё время смотрит? — Поинтересовался аналитик.

В изображении проявилась зона, показывающая направление взгляда убийцы. Упиралась они, понятное дело, прямо в застывшую фигуру Мора. Народ в каюте заинтересованно повернулся к нему.

— А! Герой дня! — Седой мужчина подошел ближе оказавшись одного роста с оруженосцем. — Гадости легату показывал?

— Эээ…

— Вопрос риторический. Сам вижу, что нет. Штуки ваши псионные на нём использовал?

— Да я не умею. — Развёл руками Мор.

Аналитик взглянул на, стоящего рядом с учеником, Дарана.

— Не умеет. — Подтвердил тот.

— Больно резво ты по потолку бегал для неумёхи.

— Стресс. — Нагло заявил оруженосец.

Аналитик снова повернулся к наставнику. Балор утвердительно кивнул.

— Тогда какого…!? — Тук! Тук! Тук! Забарабанил по столу седой. — А?

Краснокожий гигант важно прошагал к столу и увеличил картинку. Лицо легата закрыло собой весь обзор. Убийца несколько раз странно смаргивал, а потом открывал огонь. Даран вызвал досье Янера, внимательно прочёл.

— Тесты: девяносто девять, проф-соответствие: девяносто три. Это ведь гораздо выше среднего?

— Почти идеально. — Отозвалась медик.

— Отчего же показатели подготовки такие низкие? Он ведь должен быть одним из лучших стажеров с такой любовью к предмету.

— К чему клонишь? — С любопытством изогнул брови аналитик.

— Может, он «видящий»?

— Тогда бы и подготовка была отличной. Он же на все вопросы знает ответы.

— Если только…

— Если только он не отвечал невпопад осознанно. — Догадался «зелёный» и принялся развивать идею. — А зачем? А затем, что мы бы обязательно присмотрелись к успешному новичку. Ты бы точно присмотрелся, Даран. И обнаружил бы скрытый дар. А он и так сглупил с тестами и постарался быть тише. Но тогда получается…

Седой обескураженно уставился на Мора.

— Смаргивая он видел во всех вариантах будущего одно и то же.

— Что? — Чуть отстранился от острого взгляда мор, в каюте притихли.

— То, что при любых раскладах и любых действиях ты его каждый раз убиваешь. Сосунок недоучка — легата убийцу, да ещё и видящего возможное развитие событий. Да. Это могло вызвать приступ ярости. — Задумчивость с аналитика слетела, и он с улыбкой повернулся к балору. — Благодарю, магистр Йодаранкат, ты, как всегда, очень помог.


Глава 13

Мор вошел в тренировочный зал. После совещания аналитик устроил ему серьёзный допрос с пристрастием. От вереницы вопросов в голове шумело? как от стакана водки. Изучать базы в таком состоянии не рекомендуется. И оруженосец решил отвлечься.

Беговая дорожка оказалась занятой. Стартовая полоска покрыта инеем, чуть дальше мельтешат сполохи жаркого пламени, а сразу за ними вообще какое-то непонятное тёмное марево. Интуиция подсказывала, что соваться в него смертельно опасно. Видимо, полосу препятствий проходит кто-то не боящийся ни огня, ни воды, ни медных труб.

Он двинулся к тренажерам и застал за одним из них Файта.

— А! Мор! Дружище! — Воскликнул вояка, подымая торс над лавкой. К телу прилеплено несколько натягивающихся лент. Мышцы мощно вздуты.

— Говорят, ты схватил Ревана за ноги, и как следует долбанул об пол? Тот с перепугу даже легата пристрелил?

— Ну. — Пожал плечами оруженосец. — Как-то так.

— В следующий раз целься в живот, чтобы помучился. Ублюдок лишил команду двух лучших стрелков.

— Учту.

— Садись. Покажу, как правильно качать пресс. — Офицер поднялся, уступая парню место и застегнул на нём ремни. — Кубики на животе нравятся девушкам. — Подмигнул Файт. — Особенно медикам. Теперь подымайся. Медленно.

Мор напряг все силы, но с места не сдвинулся. Ленты впились в кожу.

— О! Сейчас уменьшу массу. Пробуй.

Стало легче. Удалось сделать семь повторений, дальше мышцы сокращаться отказались напрочь.

Со стороны беговой дорожки ярко вспыхнуло.

— Что там? — Поинтересовался Мор.

— Даран развлекается. Не отвлекайся, давай ещё разок.

— Бегает сквозь огонь?

— И сквозь огонь тоже. — Кивнул Файт. — Он же балор. Для него ваши… Эх, не вышло быстро пересчитать на «цельсии». В общем, когда воспламеняется бумага, ему это как на пляже валяться. Давай ещё раз. Скорее бы отменили предварительный карантин. Каждый выходной буду летать на Землю. Когда ещё доведётся в раю расслабиться. После отмены общего карантина тут такое столпотворение начнётся.

— Почему?

— Как почему? — Удивился офицер, подталкивая собеседника подняться ещё один раз. — И последний разок. Это же «рай». Туристическая мечта. Все вредные производства выдвинутся на орбиту, атмосфера быстро очистится, налетят туристические фирмы, билеты раскупят на полгода вперёд. У меня столько боевых вылетов, что расслабиться в толпе народа не получается. Постоянно кто-то напрягает. Буду пользоваться моментом, пока тихо.

С полосы препятствий показался Даран. Кожа раскраснелась ещё больше, от волос подымается лёгкий дымок. И запах какой-то знакомый — на жженную карамель похоже.

— Может в сушилку? — Жалобно заныл Мор, больше подыматься сил не осталось.

— Он что, на «химии»? — Вскинул брови Файт и, дождавшись от наставника утвердительного кивка, добавил. — Стареешь, Даран.

— Автоматика молодёжь балует. — Развёл руками тот.

— Сушилка для слабаков! — Уверенно заявил офицер. — Бросай и «химию», и сушилку. Нужно учиться чувствовать своё тело и преодолевать слабость. Только так можно стать настоящим бойцом. Так что никакой сушилки. Бегом на пробежку!

Мор с надеждой взглянул на наставника.

— Он не отстанет. — Покачал головой Даран. — Беги.

После пробежки — тренажеры. Старшие издевались над оруженосцем ещё минут сорок. Наконец, убедившись что ничего уже не добиться, потянули в стрелковую.

— Может всё-таки можно? — Мор в отчаянии покосился на стеклянную комнату с удобным, но недосягаемым теперь, креслом. — Последний раз. Я же бластер не удержу.

— Ты псион. — Остановил его наставник. — Тебе она не нужна. Пользуйся даром.

— Как?

— У каждого это по разному. Осознай простую вещь: Твоя нервная система и так постоянно ухаживает за организмом. Повышает или уменьшает температуру, вводит в кровь нужные гормоны, вырабатывает антитела и белки. Мозг сам знает, что делать — нужно лишь подстегнуть его делать это быстрее. Сядь. Расслабься. Попробуй медитировать.

— Спой мантру. — Хохотнув, вставил Файт, но, заметив недовольный взгляд Дарана, спохватился. — Умолкаю.

Мор улёгся в кресло тренажера. А ведь действительно: организм не просто валяется в постели, он постоянно работает. Обеспечивает органы кислородом, мышцы нуклеозидтрифосфатом (как-то так вроде называется химическое топливо для них), нервы, наверное, ещё чем-то. Всё это сознанию знать не обязательно — процесс автоматический, так сказать. Оруженосец призвал спокойствие и отстранился от окружающего. Тело должно отдохнуть и набраться сил. Восстановиться как можно быстрее, ещё быстрее. Я псион. Я командую организмом! Он почувствовал как его приказ центральной нервной системе начинает беспрекословно исполняться. Кожу стало покалывать.

Кто-то потряс его за плечо и влепил звонкую оплеуху. Мор вскинулся. По всему телу разлилась лёгкость. Он оторопело уставился на встревоженных тренеров.

— Есть хочешь? — Спросил Даран.

— Ага! — Сразу после вопроса действительно неимоверно захотелось есть.

— Ещё бы. Ты все запасы жиров и протеинов за пять секунд спалил. Ещё немного и свалился бы от истощения. С гипермедитацией не шутят.

— А вы так действительно можете? — Выглянул из-за спины наставника Файт. — Я думал сказки.

— Я нет. — Ответил балор. — Реван может, но он тридцать лет этому учился, а этот… Бац! И сделал.

— Может, его и правда усыпить? А то он бац и ещё чего натворит. Более забавного. — Опасливо задумался офицер разглядывая ученика.

— Он шутит. — Успокоил Мора наставник.

— Да. В каждой шутке есть доля шутки. — Подтвердил Файт. — В любом случае есть ему нельзя, пища шок может спровоцировать. Идём в стрелковую.

Посвежевшему оруженосцу вручили учебный бластер и заставили палить по летающим внутри купола шарам. После второй обоймы внутрь защитного барьера влез Файт.

— По мишеням ты неплохо стреляешь. Теперь попробуй на мне.

Памятуя, что лучшая стратегия — внезапность, Мор вскинул оружие сразу после окончания фразы. Вояка неуклюже ляпнулся на пол, перекатился, вскочил, его повело в сторону, он подскользнулся, снова перекатился и отработанным движением выбил из руки стрелка бластер. Ни один заряд Файта не задел.

— Ты псион?

— Нет.

— Но как? Давай ещё раз.

— Нет. Два раза подряд эта бодяга не прокатывает. — Широко улыбнулся здоровяк. — Правда второй раз её и не видят — противнику уже не до того. Научить?

— Давай.

Офицер стал показывать, как правильно двигаться. Никакого пси-предчувствия для таких манёвров не требовалось. Чистая психология. Так работают боксёры на ринге — уворачиваются превентивно, не дожидаясь удара. Неважно куда целит противник — нужно заставить его выстрелить в нужную сторону.

— Подверни ногу. — Наставлял Файт. — Со стороны будет казаться, что ты сейчас опрокинешься на бок, а ты в это время отталкивайся вперёд и вниз. Вот. Неплохо. Схему ты уловил — тренируйся и всё получится. А! И ещё, на псионах не пробуй — не выйдет.

— Ладно, хватит развлекаться. — Прервал их Даран. — Усложним тренировку.

Мор попытался войти в «сосредоточие спокойствия», но не успел. Вспыхнувшие под куполом шары осыпали его шоковыми разрядами. И на них выученные выверты Файта действия не оказали — компьютер легко просчитывал все движения оруженосца. Ноги быстро отнялись от десятка попаданий, и Мор завалился на спину.

— Подымайся. — Скомандовал наставник. — Теперь с задержкой. Сосредоточься. Когда будешь готов — кивни.

Оруженосец несколько раз глубоко вдохнул и погрузился в транс. Чуть склонил голову и сразу почувствовал опасность с разных сторон. Он резко бросил тело вбок и завертелся в «танце», стремясь свести ощущение тревоги к минимуму.

Синие лучи сверкали у самого тела. Естественно, избежать соприкосновения со всеми не получалось. Мор стрелял в ответ и продолжал «крутиться», пока держали ноги и гнулась спина.

Когда он упал, в зале осталось летать три шара из десяти.

— Отлично! — Воскликнул Файт.

— Неплохо. — Степенно возразил Даран. — Старайся приблизиться к чувствам, которые испытывал при бегстве от легата. Готов? Начали.

Круговерть разрядов возобновилась. При каждом пропущенном луче Мор старался успокоиться ещё больше. Выиграть бой никак не получалось — когда ноги отказывались держать и роняли владельца, три-четыре цели ещё оставались в строю.

— Не слишком ли круто сразу десять? Меньше месяца обучения всё-таки. — Вполголоса спросил Файт.

— Ему двадцать шесть, он уже оруженосец, нормы для детей тут неприменимы. — Отозвался Даран. — Да и сдаётся мне — так будет намного быстрее.

— Шоковая терапия?

— Скорее, пинок под зад — это молодёжь во все времена вдохновляло.

— Согласен.

В очередной схватке Мору удалось выбить только одну мишень и наставник дал отмашку.

— Достаточно на сегодня. Не забудь поесть. Гипермедитацию использовать запрещаю, пока не войдёшь в более приемлемую физическую форму. И ещё…

Даран вынул из складок одежды обойму с двумя красными полосками и кинул оруженосцу. Тот еле поймал её уставшими руками.

— Носи отдельно от бластера. И надеюсь, не нужно напоминать, что оружие псионов не имеет ограничения по дальности.

Мор повертел в ладони прямоугольник со светящимися отметинами. Боевая. В памяти всплыл целый сонм ассоциативных видений.

В обычном бластере, заряды проходя сквозь деформационную втулку ствола, превращаются в шарики плазмы. Летят, на скорости сливаясь в красивый луч, и постепенно растеряв энергию, взрываются. Зависит это дело от температуры и плотности окружающей среды.

В оружии псионов, благодаря фриту, запускается ядерная реакция наподобие той, что постоянно протекает в Солнце. Упрощая: бластеры одарённых испускают микроскопические звёздочки.

Загадочный минерал обогащает пульсар таким образом, что в нём устанавливается определённый энерго-баланс — разрывает разряд только при жестком соприкосновении. В жидких и газообразных средах он продолжает двигаться, не снижая скорости, используя их как топливо для поддержания реакции.

Рано или поздно крохотная сфера куда-нибудь да угодит. Важно, чтобы это не оказалась чья-нибудь невинная голова. Вот что имел в виду наставник, говоря о дальности.

Мор ещё раз осмотрел обойму. Ну и куда её девать? Не за пазуху же прятать. Файт вынул из шкафа специальный пояс и передал оруженосцу. В поясе несколько специальных отделений: для бластера, для обойм, для планшета и ещё Бог знает для чего.

— Свободен.


Глава 14

Такие тренировки продолжались целую неделю. Сушилка превратилась в далёкую мечту — перед каждым тренажером приходилось преодолевать слабость и дрожание мышц. Хорошо хоть перед стрельбами Даран разрешал медитацию, всегда чутко наблюдая за подопечным, чтобы не переусердствовал.

Два раза Мор летал на Землю в составе группы колонизации. Действо проводилось по отработанной схеме «званый ужин», менялись лишь города и страны. Эксцессов не приключалось. От репортёров оруженосец по прежнему старался держаться поодаль.

На восьмой день наставник объявил выходной. Оказалось, что делать в такие дни на линкоре совершенно нечего. Мор в отчаянии вспомнил о Лисе. Болван! Обещал найти и забыл, за всеми этими тренировками и выездами.

Посетив гардероб, где Реван подбирал ему форму, оруженосец обзавёлся громадным тёплым пледом. Глупая автоматика всё никак не желала понять что ему нужно, подсовывая какие-то блеклые простыни. Пришлось чуть-ли не целую программу писать.

То же самое повторилось в столовой: блюда земной кухни в меню отсутствовали. И если вкус клубники удалось подобрать интуитивно в течение пяти минут, с яблоками Мор возился целый час. Сорт «Чемпион» походил на себя отдалённо, но вроде бы вышел ещё лучше, чем на самом деле.

О бутылке вина оставалось только мечтать. Наркотики разрешались лишь в пределах бара. Да и то были строго регламентированы. Алкоголь раздатчиком воспринимался как яд. Спирт в напитке?! Да у вас суицидальные наклонности батенька. Через две минуты к раздатчику явился психолог и строго поинтересовался, почему это оруженосец Мор решил покончить с собой. Пришлось Йодаранката вызывать, чтобы разрулить ситуацию. Наставник долго с укоризной качал головой, но медика отфутболил.

— Дело Ордена.

— Оу! Прошу прощения магистр. Если бы оруженосец сразу сказал, я бы…

— Всё в порядке Шадан, вы поступили должно, ступайте.

Белый комбез ещё пару раз почтительно склонил голову и, пятясь, отвалил.

— А просто спросить не дошло? — Строго спросил Даран.

— Виноват. Исправлюсь.

— Ладно. Развлекайся. — И уже уходя пробурчал себе под нос. — С такими приготовлениями к свиданию, никаких выходных не хватит.

Найти девушку оказалось довольно просто. Теперь когда доступ стал четвёртого уровня, а на запястье удобно сидел браслет личкома — это отняло едва-ли пару секунд. Мор вызвал Лису и договорился встретиться у четырёхсотой лифтовой.

Попросил закрыть глаза и за руку довёл до знакомого коридорчика со стеллажами растений. Внутри их уже ждал уютно расстеленный плед и фрукты. Воздух мягко пах травами. Оруженосец галантно усадил девушку и принялся рассыпаться в комплиментах.

— Жаль вина не удалось достать. — Пожаловался Мор.

— Так это к тебе Шадан по срочному вызову бежал?

— Ага.

— Ещё вопрос: Только не обижайся, но зачем всё это? — Она обвела взглядом импровизированный пикник.

— Так у нас ухаживают.

— То есть, всё это для того чтобы уговорить партнёра, который, кстати, уже и сам приходит, изначально желая быть уговорённым?

— Да.

— Нелогично. — Усмехнулась зеленоглазая красавица.

— Самому вся эта канитель всегда казалась лишней. Думаю что ты, как психолог, должна разъяснить мне истинную подоплёку ухаживаний.

— За толкованиями варварских обрядов это к ксено-историкам. — Лукаво рассмеялась девушка. — Ребята знают толк в бестолковых церемониях.

— Согласен, но признайся: тебе же приятно, что я устроил для тебя всю эту возню?

— Очень. — Согласилась Лиса.

— Значит, немного психологии тут есть.

— По видимому, даже не немного.

Ярко-зелёные глаза оказались совсем близко. Алые губы приоткрылись в предвкушении и пара слилась в долгом страстном поцелуе.

Они посидели ещё немного. С Лисой было легко. Она не заморачивалась пустяками типа жеманства и кокетства. Вела себя совершенно естественно и Мор, сам того не заметив, окончательно расслабился.

Холод стальных плит постепенно пробирался под одежду и холодил кожу, даже сквозь плед. Парочка перебралась в бар. Немного потанцевав, Лиса отлучилась к раздатчикам и вернулась с двумя стаканчиками искрящимися красной жидкостью.

— Что это?

— Тебе понравится. — Хитро сощурилась психолог.

Напиток оказался терпким и слегка задурманивал голову. Мор увлёкся, наблюдая за соблазнительными движениями белого комбинезона и присоединился к девушке. Танец привёл их к неприметной двери, скрытой в тенях. Лиса потянулась к датчикам управления.

— А разве можно покидать бар в нетрезвом состоянии? — Прошептал ей на ухо оруженосец, слегка прижимаясь с горячему телу брюнетки.

— Смотря куда направляешься.

В тёмном коридорчике еле виднелись очертания других, выстроенных в ряд, дверей. По периметру их подсвечивали зелёные или красные полоски. Лиса толкнула одну из зелёных и прошла внутрь.

В крохотной комнатке едва умещалась двухспальная постель. Двери сомкнулись, осветившись красным. Мор крепко обнял затянутое в строгий комбез тело. И хотел сказать что-то подходящее к обстановке, но…

— Время ритуалов прошло. — Прошептала Лиса, нежно тронув пальчиком его губы.

И одним слитным движением освободилась от одежды. Упругая кожа, плавные изгибы груди и бёдер. Хмель стремительно выветривался, оставляя острое возбуждение. Поцелуй, лёгкий укус и снова поцелуй. Казалось что её губы были везде… Все это не было нежностью, животная страсть сметала остатки разума. Криптонит лишал Супермена последних сил. Мор бросил пылающее страстью тело девушки на постель (кажется неосознанно использовав дар) и жадно вошел в неё…


Глава 15

Наконец, соответствующие договора были подписаны и ратифицированы. Украина полноправно вошла в Лигу, вернее перестала существовать как отдельное государство.

В областных центрах установили терминалы по выдаче личкомов. По обыкновению землян, пункты сразу же оккупировали длиннющие очереди. Кто-то пустил слух, что с оформлением нужно успеть до конца месяца. Сколько лиганский пресс-центр ни пытался убедить людей, что никаких конечных сроков не существует, в очередях то и дело вспыхивали перебранки, а то и потасовки. Заплывшие жирком стражи порядка разобраться с проблемами не успевали. А малочисленный контингент «Вестника» и не пытался.

Ушлые дельцы вовсю торговали местами в очередях, а кто-то даже попытался наладить распродажу поддельных личкомов. Первую же сделку зафиксировал объёмный сканер. Преступников нашли в течение получаса и показательно наказали. Больше «дурней» не нашлось.

Реван мило лебезил перед регистрирующимися политиками. Обещал золотые горы и мимоходом намекал на необходимость строгого соблюдения законности. Те понятливо кивали, предвкушая будущие прибыли. А Мор ехидно посмеивался, представляя что будет с толстосумами когда последний «кошелёк с ушками» станет лиганцем.

Из гипера вынырнул громадный комплекс-кузница. На геостационарной орбите появился зачаток орбитального кольца. Набирала обороты система обучения персонала. Лига стремилась использовать своих людей минимально, на ходу «воспитывая» новых специалистов. Благодаря базам, обучение занимало сутки. Ещё неделя уходила на закрепление приобретённых навыков.

К астероидному поясу между Марсом и Юпитером потянулись первые вереницы тягачей. Руда класса т-четыре оказалась очень кстати. Завозить что либо издали не придётся. Из четвёрки легко синтезировалось всё необходимое.

Практически каждый день на линкоре появлялся новый одарённый. Открытые дипломатические представительства по всей планете, предлагали провериться любому землянину.

Предварительный карантин сняли. Часть экипажа выезжала в увольнительных на поверхность «рая». Файт возвращался на «Вестник» за две минуты до начала дежурства и ворчал, что суток на качественный отдых совершенно недостаточно.

Мор вторую неделю штурмовал «Скалу». Выше зелёной отметки поручни вели себя непредсказуемо, иногда и вовсе оказываясь голограммами. Поверхность стенки накалялась или сверкала морозом. Даран периодически палил в взбирающегося ученика из шокера. В общем — было весело.

Оруженосец научился падать вниз, не пользуясь для приземления грави-компенсаторами. Летать псионы почему-то не умеют, а вот управлять падением запросто. Парашют одарённому совершенно не нужен. Как и скафандр — Даран с Реваном прогуливались по обшивке «Вестника» в одних робах и туниках и махали Мору в иллюминатор. У него такие фокусы пока не выходили.

Зато стрелял он быстро и точно. На последних тренировках в стрелковой поражал мишени раньше, чем они успевали его хоть раз задеть. Базы данных поддавались медленно и со «скрипом», но начальные уровни он прошел почти все.

«Свозил» Лису на берег Чёрного моря. Хотел в какую-нибудь страну поэкзотичней, но это всё ещё являлось нарушением государственной границы.

Сканер то и дело фиксировал деятельность иностранных разведок. ЦРУ что-то затевало, но агентов пока игнорировали.

— Пусть устроят серьёзную передрягу. — Заявил адмирал Диган связавшись с колонизационной группой «Вестника» по дальней связи. — Что-то тянущее на немедленное объявление войны.

«Срочный вызов. На связи магистр Йодаранкат. Соединить?»

«Да»

Рядом проявилось изображение балора.

— Ставлю в известность: мы отправляемся на Пареан, возникли непредвиденные проблемы.

Компьютер капсулы, мгновенно распознав желание хозяина, выдал краткую справку, приблизительный маршрут и дальность. Корвет способен прыгнуть на такое расстояние за неделю.

— Крейсером было бы быстрее. — Машинально произнёс Мор, вспоминая что послезавтра должен встретиться с Лисой.

— Может линкор зафрахтуем? За день обернёмся.

— А можно?

— Рекомендую сходить в столовую прямо сейчас, в корветах такие изыски отсутствуют. — Выдал наставник и отключился.

Оруженосец двинул капсулу к нужному пункту. Он уже понял манеру балора — если Даран что-то рекомендует, стоит воспринимать это, как приказ.

Большинство столиков, как и всегда, пустовало. Вот зачем отводить под столовую такой громадный отсек, если им почти никто не пользуется? Краснокожий гигант обнаружился рядом с раздатчиком. Усердно очищал сразу несколько тарелок с «кашей». Заметив оруженосца, поманил пальцем и подвинул к краю стола пластиковый пакет. В нём оказался бластер.

Хищные обводы оружия матово чернели, наводя на мысли о смертоносности. Раструб ствола эллипсоидной формы. Спаренная технология — выстреливают сразу два вращающихся друг вокруг друга пульсара. Это позволяет прошибать энергетические щиты — один пробивает брешь, второй проникает дальше.

В Лиге такие бластеры не делают. Нет устройств, способных просчитать спайку двух деформационных трубок с необходимой точностью. Лишь одно существо в галактике обладает достаточным ресурсом — Император Новет. Взбунтовавшийся искин клепает такие штуки эксклюзивно.

— Макс — редкая вещь. Был у легата которого вы с Реваном подстрелили. — Пояснил Даран. — Теперь твой.

— Не такой уж я матёрый воин. Может стоило предложить его рыцарю-наставнику?

— Я так и сделал, но Реван считает, что заслуга полностью твоя. Так что пользуйся. Слот изначально создан под стандартную лиганскую обойму. Рукоятка села в руку Мора как влитая. Во фрите ещё остались отголоски ауры прежнего владельца и управлению минерал не поддался. Пройдёт пара дней, прежде чем оруженосец сможет сломить сопротивление.

— Так и не нашли, где Янер его прятал?

— Аналитики отменили обыск линкора. Бессмысленно — если бластер и скрывали где-нибудь в технических отсеках, его там всё равно уже нет.

— Когда выдвигаемся?

— Как только я закончу трапезу. — Указал на стремительно пустеющие тарелки наставник. — Рекомендую и тебе поторопиться.

Корвет отчалил и стремительно отошел на безопасное для прыжка расстояние. Загудели гипер-двигатели. Вернее гипер-генераторы. Само движение сквозь протяженность вселенной занимает много меньше секунды. Основное время тратится на сбор необходимой энергии. Генераторы взвыли и корвет провалился в подпространство. Теперь он будет висеть в нём, недосягаемый для связи и других воздействий, целую неделю. Ожидая, когда прыжковая сфера достигнет критической отметки и передвинет корвет в нужную точку. Гудение перешло в штатный режим. Раньше, когда корабли оборудовались одним единственным генератором, и что-то шло не так, энергия рассеивалась и путешественников выбрасывало обратно. Представляете: месяц провисеть в подпространстве, ожидая прыжка, и на выходе оказаться в том же самом месте.

Сто семьдесят лет назад лиганские флотилии начали строиться согласно системе слитных единиц. Маломощный гипер-генератор устанавливается в каждом штурмовике. Работая одновременно они способны накапливать энергию значительно быстрее.

В составе «Вестника» сто двадцать пять штурмовиков — это сокращает время необходимое для прыжка в десятки раз. А уж если пять линкоров соединяются во Флот…

Вооруженные силы Лиги превратились в самый скоростной вид транспорта в галактике. Если на обычных маневровых двигателях и по мощи орудий с ними ещё могли потягаться многие, то в гипере лиганцы недосягаемы. Противник просто не успевает реагировать на появление чужих кораблей, а о преследовании и речи нет.

До этого прорыва в технологиях Лигу не пинал лишь ленивый, заставляя прятаться и постоянно менять места обитания. Теперь же с ней считается даже грозная Империя. Новет стал действовать тоньше, засылая к врагу тайных агентов и давно прекратив попытки захвата псионов Ордена голой силой.

«Вызов. На связи техник планетарных систем Ядэк. Соединить?»

А он тут каким образом? «Соединяй»

«Здравствуй, Мор» — Помахал рукой тщедушный сероволосый парень. — «Давно не виделись. Как дела?»

«Привет. Нормально. Мозг прямо зудит от гула. Как вы это выносите?» «Никак. Его только одарённые слышат, так что у меня преимущество в матче реванше, который ты мне должен» — Улыбнулся Ядэк. Отдельным окном спроецировалось изображение шахматной доски. — «Целая неделя матчей. Готовься, я много практиковался»

Больше делать в зависшем между мирами корвете решительно нечего.

Гудящая пытка для мозга прекратилась так же внезапно, как и началась. Мор даже не сразу понял, отчего это вдруг стало так хорошо. Из темноты выплыла картина приближающейся планеты, похожей на перезрелую дыню. Песчаные пустыни покрыли поверхность желтизной. Один её полюс «подгнил», окрасившись коричневым. Другой вспух полупрозрачным куполом.

Жизнь на Пареане поддерживалась технически, внутри защитной полусферы, расположенной на удалённом от местного светила полюсе. Под маревом угадывались еле заметные с такого расстояния точки громадных строений. Несмотря на ночь, погрузившую обитаемую часть в темноту. Пространство под куполом было залито огнями.

Мор подключился к каналу рубки. Двое пилотов управляли корветом без рычагов и кнопок. Перед каждым светился сонм разнообразных информационных окон. Командер нервно переругивался с диспетчером маленькой орбитальной станции.

— Я уже переслал вам коды.

— Ожжжидать дозз-ссс-воления. — Прогнусавил противный голосок в ответ. Пареанцы обходились без баз, изучали языки по старинке, акцент чудовищно искажал слова.

— В чём причина отказа?

— Ожиииидать! — Пропищал диспетчер, возможно он и вовсе не понимает, что у него спрашивают.

— Что там? — К каналу рубки присоединился Даран.

— Прошу прощения, магистр. — Устало отозвался командер. — Процедура, как всегда, затянется. Будет быстрее воспользоваться челноком. Я пошлю штурмовик за вами вслед, как только получу разрешение.

— Мор. К стыковочной палубе.

Выйдя из капсулы, оруженосец проверил новый бластер. Псионная гашетка живо отозвалась на «прикосновение» тихим щелчком. Он поправил форму и убедился, что боевая обойма на месте, в специальном отделе пояса. Пояс, кстати, тоже запирался пси-замками. Вытащить из него что либо без ведома хозяина не выйдет.

— Готов? — В тамбуре появился наставник.

— Готов.

— Давай в челнок. Мы и так уже на неделю опоздали.

— Так может, и спешить уже ни к чему?

— Пока не спустимся, не узнаем. Залежи фрита блокируют на поверхности любую связь.

— Тут добывают фрит?

— Именно.

Челнок сковал тело мягкими манипуляторами, надёжно закрепив пассажиров. Открылось звёздное небо и пылающий желтизной шар планеты. Корвет остался позади. Возле орбитальной станции зависло ещё несколько исполинских объектов. В одном из них Мор с удивлением опознал имперский крейсер.

— «Наставник!»

— «Не дёргайся. Тут много кто ошивается. Это нейтральная территория. К тому же мы не в состоянии войны с империей»

— «А легат-убийца?»

— «Дипломатическое недоразумение»

— «Вы собираетесь объявить войну Америке пользуясь схожим недоразумением»

— «Дипломатическая необходимость»

— «А как же Честность-Законность-Доблесть?»

— «Кодекс — только для членов Лиги» — Даран отвечал спокойно и уравновешено, сто процентов, куча вопросов выводит его из себя. По поведению магистра, ясен пень, этого не заметить.

— «Помнится с Диганом вы разговаривали по другому»

— «Вояк нужно время от времени одёргивать, иначе они начнут устраивать стрельбища по любому поводу»

— «А почему Пареан до сих пор никто не захватил?»

— «Ох» — Мор представил, как наставник сейчас картинно закатывает глаза.

— «Излучение фрита не только связь блокирует, но и сводит с ума любые разумные формы жизни, кроме псионов и пареанцев. Если выгоним аборигенов, придётся орденцам фрит копать. Готов лет сорок помахать кайлом? Это при том, что на орбите завяжется постоянная бойня — никто не будет смотреть, как другие спокойно добывают редкий минерал. Приходится терпеть местных. Кстати, редких засранцев. Ну, в этом ты скоро убедишься. Две минуты до посадки»

Челнок проник сквозь прозрачную мембрану и мягко опустился в посадочную ячейку. Ничего крупнее лиганского штурмовика тут не приземлялось. Собственно, никакому более крупному объекту даже не позволялось подходить к Пареану ближе одного диаметра планеты.

Потому и корвет Лиги и крейсер Империи томились далеко в космосе. Учитель и ученик направились к проходной. Вслед за ними сразу же увязались два дроида-таблетки.

— Пылесосы. — Вздохнул Даран. — Местные помешаны на чистоте.

И правда, окружающее сияло и блестело. Даже плиты пола были тут намного чище, чем обеденный стол Мора после генеральной уборки.

Двое желтолицых аборигенов проверяли прибывающих. Вытянутые, как у змеи, морды. Раздвоенный язык, время от времени, облизывающий выпуклые глаза. Противный шипяше-писклявый голос.

— Ссстать! — Выставил трёхпалую ладонь охранник. — Пассспорт.

Наставник невозмутимо вынул из пояса пластиковый прямоугольник, провёл над сканером и прошел дальше.

— Сстать! — Указал проверяющий на Мора. — Пассспорт.

— Это со мной. — Сказал Даран.

— Пассспорт! — Запищал змеелицый ещё громче.

— Придётся тебе пройти процедуру. — Развёл руками балор и указал левее.

— Это там. Буду в зале ожидания или оставлю кого-нибудь если… Когда. Когда начнёшь нестерпимо опаздывать. Удачи.

В голосе магистра явно слышались сочувственные нотки. Мор прошел в регистратуру. В овальной комнате столпилось человек сорок. Судя по виду, многие ждут довольно давно. Оруженосец направился прямо в приёмную, но его остановил дежурный на дверях.

— Ожжидать.

— Долго?

— Ооо-жии-дать. — По слогам произнёс пареанец.

Мор уставился в огромное окно. По внутренним залам шагала, спешила, прогуливалась разношерстная толпа народа. Некоторые расы он видел впервые, а уж разнообразных одеяний мелькало — пруд пруди. Глаза то и дело разбегались от обилия красок.

Трёхметровые гиганты в броне, мелкие пареанцы в необъятных золотых балахонах, люди с разнообразным цветом кожи, дроиды всевозможных марок. Масса бурлила и перемещалась с места на место.

Зал пестрел фонтанчиками, будками буфетов, вывесками с незнакомыми знаками.

За пятнадцать минут в регистратуру так никого и не вызвали. Никто из находящихся в комнате возмущаться не пытался. Видимо, для Пареана такое положение вещей обыденность.

Что-то привлекло внимание оруженосца. Сквозь толпу, по залу ожидания, двигалась фигура в чёрном. Прохожие расступались перед ней и резво отходили в сторону. Легат шел, не смотря под ноги, даже дроиды-таблетки, шныряющие где попало, притормаживали, обнаружив имперца.

Да что дроиды, пара змеелицых охранников с испугом отпрыгнула, запоздало заметив приближающегося. Один проделал это недостаточно расторопно. Легат грубо толкнул его и коротышка, перелетев через бортик красивого фонтана, плюхнулся в воду. Второй, видимо, решил заступиться за товарища и что-то прокричал вслед удаляющемуся имперцу.

Псион лениво оглянулся, повёл рукой и защитника тоже опрокинуло в фонтан. Другие пареанцы, углядевшие эту сцену, спешили отвести взгляд подальше от «дипломатического недоразумения». Похоже у них только две линии поведения: хамство и трусость.

Мор решительно направился к двери приёмной. Походя сосредоточился на пылесосе. Сервоприводы дроида натужно взвыли, он быстро заскользил по полу и сбил расслабившегося дежурного с ног.

Наступив ему на пальцы оруженосец сорвал с балахона бейджик-пропуск и провёл им по сканеру. Дверь открылась. Охранник внутри кабинета вскинул оружие.

— Оожидаа…

Мор вытянул руку, бластер змеелицего вырвался и послушно скользнул в ладонь парня.

Оруженосец небрежно оттолкнул горе бойца в угол и шагнул к регистратору. Тот увлеченно рубился в какую-то игрушку, тыкая пальцами в голограмму. Мора он заметил, когда тот со всего размаху бахнул по столешнице отобранным бластером. От неожиданности пухлый пареанец подпрыгнул в кресле.

— Зарегистрировать меня немедленно! — Рявкнул Мор. — Спешу.

— Да, да. — Регистратор рассеянно глянул на прячущегося за шкаф охранника. — Пять… — Охранник вжался в стену сильнее. — Тысссссяча кредитов пошшшлина.

— Лиганских кредитов? — Строго поинтересовался Мор.

— Лиггг… Пятьссссот, пятьсссооот кредитов.

Оруженосец поднёс личком к сканеру. В высветившемся на ладони дисплее выбрал: «оплатить». Остаток на счету показывал бесконечность.

— Лимита для орденцев не существует. — Вспомнил он слова Дарана. — Но за каждый потраченный кредит отчитаешься передо мной лично.

Впрочем, на «Вестнике» тратиться не на что, а в редкие визиты на Землю некогда. Электронная валюта только начинала проникать в финансовую систему, терминалы встречались редко.

Сканер пискнул, и из приёмника высунулась прямоугольная карточка. Регистратор протянул её Мору дрожащей рукой и, часто кивая, прошипел. — Добро пасшшалооваать.


Глава 16

У выхода Мора встретил Даран и ещё один псион в коричневой робе с белыми вставками — рыцарь.

— Тарик. — Представился незнакомец.

— Двадцать минут. — Наставник сверился с личкомом. — Сколько отдал?

— Пятьсот кредитов.

— Шутишь? — Балор ещё раз глянул на личком, проверяя слова ученика.

— Двадцать минут, пять сотен — рекорд. — Заметил Тарик. — Пойдёмте к флаеру, мастер ждёт на базе.

— Значит цел и невредим? — Спросил Даран, видимо продолжая прерванный разговор.

— Да. — Кивнул рыцарь. — Явился через двое суток. Мы сообщили на «Вестник», но вы уже были в подпространстве. Остальное Радомитир расскажет сам.

Флаер шел под защитной сферой. Возвышающиеся вокруг строения походили на офисы компаний и гостиницы. Никаких заводов и фабрик. Лишь по периметру купола белели энерго-генераторы и образователи.

— А где добывают фрит? — Поинтересовался оруженосец.

— В пустыне. — Пояснил Тарик. — Там мало кто способен выжить, кроме аборигенов.

— Значит, живущие под куполом занимаются только добычей?

— Нет. Добычей занимаются живущие вне купола. Тут административный аппарат. Цвет пареанского общества. — Усмехнулся рыцарь. — Пустынники меняют нам минерал на еду и разные мелочи, а эти крохоборы взимают: плату за аренду земли, пошлину за вывоз, стоянку кораблей, визы на пребывание и кучу всего, что только могут придумать. Содержание нашей торговой базы обходится в двадцать тысяч кредитов в сутки. Вот такая вот бухгалтерия.

Флаер тем временем покинул защищённую часть планеты и вырвался в пустыню. Солнце слепило даже сквозь затемнённые стёкла. Тучи песка вздымались горячим ветром.

В отдалении показался ещё один купол, размером с футбольное поле. Внутри виднелись скромные постройки, а снаружи громоздились барханы, разбиваясь о непроницаемый защитный барьер.

— Вот и база. — Указал Тарик. — На двадцать километров восточнее такая же у имперцев, западнее республиканцы, дальше Содружество, ну и ещё несколько мелких приемных пунктов.

Пилот осторожно проник за барьер и посадил флаер посреди двора. Навстречу вышел краснокожий гигант — копия Йодаранката. Хотя нет, роба с красными вставками — значит мастер. Да и темные полосы на лице отличаются от рисунка на щеках наставника.

Даран легко спрыгнул на песок. Балоры положили руки на плечи друг другу и слегка соприкоснулись лбами.

— Здравствуй старый друг.

— Здравствуй.

— Пошли в дом, а то что-то жарит сегодня немилосердно. — Мастер Радомитир покосился на светило.

Мор припомнил информацию о балорах. При воспламенении бумаги им как на пляже. Шутит значит, или заботится о людях изнывающих от жары. Трико оруженосца, отлично защищало от перепада температур, а вот открытые участки тела начинало неприятно припекать.

Обстановка внутри оказалась спартанская. Стол да пара стульев. Тарик вынул из шкафа графин с освежающим напитком.

— Новый ученик? — Мастер ткнул в грудь Мора когтистым пальцем. — Мелковат.

Радомитир. В детстве значит: Радом, сейчас: Домит, а после смерти: Митир. Вспомнилось оруженосцу.

— Месяц обучения. Уже угрохал легата. — Гордо заявил Даран.

— Подкалываешь?

— Оформил паспорт за двадцать минут и заплатил пятьсот кредитов. — Добавил Тарик.

— Ну, в это я точно не поверю. — Усомнился Домит и смерил Мора подозрительным взглядом. — Про легата ещё куда не шло, но про двадцать минут — враньё.

— Лучше расскажи, что произошло. — Вмешался наставник.

— Глупейшая ситуация. — Мастер опрокинул стакан напитка. — Один из кланов повадился таскать к нам фрит целым караваном, раз в неделю. От остальных пустынников это не укрылось. У них же там целые войны на почве конкуренции. Соперники устроили бойню прямо возле нашей базы. Пошмаляли с пол часа, да почти все и полегли с обоих сторон. А груз остался, пакет килограммов на двадцать. Я поразмыслил и решил захватить, пока есть возможность.

— В одиночку? — Уточнил Даран.

— Нас всего пятеро. Не бросать же базу на произвол судьбы. Один, конечно. Да тут и было то всего метров двести. Выбрался я, пакет поднял, а какая-то гадина в меня из транквилизатора — хлоп.

— Пока мы заметили отсутствие мастера прошло уже минут сорок. — Вставил рыцарь. — Кинулись, никого, только трупы пустынников и их же следы уходящие в пустыню. Прочесали местность на флаере — пусто.

— Тут сканеры не работают, а пареанцы умело маскируются. — Оправдал подчинённого Домит. — Короче кололи они меня транквилизатором всё время, чтобы в себя не пришел, всё плечо скоты продырявили. Встроенный иммунитет возбудился, выработал антидот, гадость действовать перестала, я и очнулся, надавал уродцам по рогам, а в лагере у них нашел вот это.

Мастер небрежно кинул на стол винтовку с мощным прицелом, стреляющую усыпляющими капсулами.

— Имперская. — Констатировал Даран. — Даже не сомневался.

— Вопрос в другом. — Перебил друга Домит. — Зачем? Убить пустынники меня побоялись бы в любом случае, это тянет на крупномасштабное расследование со всеми вытекающими оплеухами. Да и фигура я, прямо скажем, не высокого полёта. Распорядитель торговой базы — смешно. Тут только один вариант: Если старый боевой товарищ, как последний кретин, бросится на выручку лично. Что и произошло.

— Думаешь, покушение готовилось на меня? — Переспросил наставник.

— Не вижу других причин.

— Хорошо что у них ничего не вышло. — Вздохнул Тарик.

— А вот это ещё не факт. — Возразил Домит. — Магистр тут, флот далеко, а у нас шесть бойцов и ученик. В общем так: сейчас за вами штурмовик подтянется. Я так понимаю, его скоро пропустят. До этого никуда ни ногой. Остальным тревога первой степени.

— Принял. — Вскинулся рыцарь и выбежал из комнаты.

— Правильно я настоял на установке мембраны с избирательной проницаемостью. — Мастер проводил взглядом подчинённого. — Наружу выходить не придётся. Прямо под куполом погрузитесь.

Мор потрогал рукоять бластера и убедился в доступности обоймы, на всякий.

В следующие три часа ничего примечательного не произошло. То ли балор ошибся в предположениях, то ли имперцы, по каким-то причинам, отказались от покушения. Штурмовик прибыл, опустился на площадку перед зданием, пассажиры, распрощавшись с хозяевами базы, быстро скрылись внутри корабля.

Мор сразу же подключился к каналу рубки. Работа пилотов завораживала. Не делая ни одного движения, они умудрялись искусно управлять здоровенной махиной. Это требовало небывалого самоконтроля. Чуть отвлёкся — авария.

Штурмовик вынырнул из защитного поля и направился в глубь пустыни. Включать главные ускорители для выхода на орбиту разрешалось только за тридцатикилометровой зоной от планетарного купола. Пареанцы измывались над гостями, как могли.

Вокруг, сколько хватало глаз, лежала пустыня. Кое-где встречались редкие вкрапления камня. Корабль постепенно набирал высоту. Внизу показался узкий длинный каньон, сразу за ним кончалась зона запрета. Через несколько секунд можно набирать скорость.

Информационные окна рубки взорвались росчерками датчиков. Запищала сигнализация.

— «Выстрел прямо по курсу. Формирование четыре секунды»

— «Манёвр уклонения!» — Заорал командер.

Врубились главные ускорители. Пилот бросил штурмовик вперёд и вниз, чтобы гравитация помогла скорее набрать скорость. Позади корабля образовался огромный огненный цветок. Мгновение, и он схлопнулся, как пушинку, подкидывая тяжелый штурмовик вверх.

Плиты обшивки сорвало с мест, увлекая в сторону уже потухшего пламени. Из внутренностей корабля посыпались агрегаты, жахнуло несколько взрывов. Штурмовик падал в каньон, словно горошины раскидывая капсулы экипажа.

Мор очнулся внутри своей. На тусклом дисплее возможные места приземления. Первые лиганцы уже откидывали люки и выпрыгивали наружу. Почти все в тяжелых боевых скафандрах. Экипаж комплектовали по большей части пехотой. Было всего трое техников, их быстро усадили под прикрытие пустых капсул.

Со стен каньона посыпались первые трассера бластерных разрядов. Солдаты открыли ответный огонь.


Глава 17

Приземляющиеся капсулы быстро сформировали что-то вроде округлой баррикады. Видимо подобные ситуации давно просчитаны спецами — на глазах из брошенных скорлупок вырастала прям-таки цитадель. Мор направил свой утлый кораблик в самую гущу. Автоматика сама продумает, как лучше устроить посадку.

На лицо опустилась защитная маска. Вне куполов дышать не рекомендовалось, заодно глаза от песка прикроет. Хлопком отстрелился фонарь кабины. Мор юркнул под прикрытие импровизированной крепости. Чьи-то закрытые бронёй руки затащили его в безопасную зону. По металлу капсул словно дождь шлёпали бластерные болты.

Оруженосец выхватил Макс, затолкал обойму в слот, но высовываться не спешил. Винтовки пехотинцев оборудованы специальными прицелами.

Бойцу не нужно выглядывать из-за укрытия, чтобы прицелиться, есть монитор на забрале шлема.

— Винтовки в снайперский режим. — Раздался в наушниках маски голос командера. — Бокс и Финг — гранаты.

Солдаты слаженно перенастроили оружие. «ШДВ мк восемь» — Вспомнил Мор. — «Штурмовая Десантная Винтовка восьмой модели. Строенный мобильный ствол. Обойма стандарт.»

Распространённый недостаток любого бластерного оружия — быстрый перегрев. Не успеешь как следует пристреляться, а заслонки охладителей уже открылись и шипят потоком горячего воздуха — ствол перегрелся и сиди, жди.

В ШДВ проблему решили просто — три конфигурируемых ствола. В автоматическом режиме стреляют поочерёдно, в снайперском выстраиваются в линию — формируя удлинённую разгонную трубку. Это позволяет в пять раз увеличить скорость полёта пульсара и в три дальность. Такие болты обычно прошивают броню ещё не успев взорваться — бронебойные.

А ещё стволы можно свести вместе, тогда тройной энергопоток образует что-то вроде гранаты. Летит она медленно и недолго, зато бахает знатно. Всё это промелькнуло на задворках сознания. Мор даже толком не заметил — привык уже к постоянным «новым» воспоминаниям.

По обшивке затарахтели гулкие удары, посыпались искры, отскакивали куски покорёженного металла. Оруженосец машинально прикрыл голову руками. Лучемёт? Нормально песчаники живут. Что там Тарик говорил? На еду и разные мелочи фрит меняют? Ничего себе мелочь. Такой штукой и более прочные стены раздолбать можно. Или это не песчаники?

Совсем рядом дружно хлопнули два гранатомёта, раздался звук далёкого взрыва, лучемёт заглох.

— Огребли уроды? — Порадовался кто-то.

— Это ненадолго. — Перед Мором из ниоткуда материализовался Даран. — Сиди тут и не высовывайся.

Магистр легко перепрыгнул лежащие в два яруса капсулы, и помчался к стене каньона. Сразу песчаники не обратили на одинокую красную фигуру особого внимания, а потом стало поздно.

В три прыжка он добрался до каменной преграды и побежал по отвесной скале вверх. Секунда и балор скрылся в невидимых с баррикады проходах.

Мор наблюдал за наставником через щель между капсулами. Со стены упало несколько визжащих, закутанных в бесформенные маскировочные балахоны, тел. Как минимум ещё трое выпрыгнули сами — видимо наслышаны ребята о балорах. Предпочли разбиться, рухнув с высоты, чем попасть в когтистые лапы Дарана.

— Сосредоточить огонь на противоположной стене. — Скомандовал командер. — А то магистра заденете.

— ГЫ-ГЫ. — Прозвучал всё тот же голос. — Заденешь его, ага.

— Бокс! Выговор! Исполнять приказ! — Рявкнул командер.

— Есть выговор! — Отозвался неунывающий боец.

Лучемёт затарахтел снова, пару секунд на Мора сыпались искры с обшивки, а потом огневая точка захлебнулась, посылая лучи в другую сторону и затихла.

— Добрался. — Самодовольно, но тихо, прокомментировал Бокс.

На этот раз командер не стал его одёргивать.

Теперь противники стреляли не только по баррикаде, но и по противоположной стене. Наивно надеялись подстрелить Дарана. Возможность попасть в своих пареанцев не беспокоила.

Но даже учитывая, что часть врагов сосредоточилась на наставнике, высунуться из «крепости» нереально. Пульсары продолжали барабанить по обшивке нескончаемым потоком. Впрочем, за всё время обстрела практически никого не задело. Трое раненых отползли в безопасное место самостоятельно. Медик уже оказал им первую помощь.

Лиганцы отвечали редко, но с постоянным успехом. Снайперский прицел позволял пехоте чувствовать себя как в тире. Промахов почти не было. Сверху загудело. Звук походил на работу двигателей флаера. Над баррикадой промчался летательный аппарат напоминающий мотоцикл без колёс. Фигура человека в чёрном спикировала вниз и плавно оказалась в центре «крепости». «Мотоцикл» полетел дальше и врезался в стену каньона.

Четыре вспышки и закованные в броню защитники, успевшие среагировать на новую угрозу, повалились в песок не произведя ни одного выстрела. Легат расправил плечи, легко уклонился от напавшего командера (Мор так и не запомнил имя храброго офицера), хитро вывернул ему руку, походя застрелил ещё двух пехотинцев и отточенным движением сломал командиру шею.

Тут уж врага, внезапно оказавшегося прямо посреди укрепления, заметили все. Но огонь открыли только двое — им позволяла диспозиция, остальные побоялись зацепить своих. Задеть «вертящегося» легата никому не удалось. Бойцы умело перегруппировались, развернулись к врагу наиболее защищёнными частями скафандров и бросились врукопашную. Задумка была — задавить супостата массой.

Мор поспешно присоединился к нападению. Развернуться в замкнутом пространстве баррикады негде. И с каждым шагом пехоты место для манёвров уменьшалось. Легат изменил стойку, с противоположной стороны нападающих было больше, он беспечно подставил спину Мору и ещё двум солдатам и открыл огонь. Воины лиги падали один за другим словно на них и нет никакой защиты.

На задних враг пока не оглядывался, позволив приблизиться. Когда до имперца остался один шаг, он не оборачиваясь, выкинул руку, идущих рядом с оруженосцем пехотинцев откинуло назад упругой волной. Мор устоял.

Наставник намертво вдолбил в него одну вещь — вмешаться в ауру другого псиона не способен даже Новет. Поэтому когда бойцы беспомощно полетели в песок, Мор поднял руку с бластером. Поднёс как можно ближе к противнику, он уже насмотрелся, как Даран уворачивается в метре от ствола и не хотел рисковать. Скорее всего, выстрелить удастся один раз — слишком уж легко легат расправляется с пехотой.

Бластер замер в ладони от затылка, фигура стремительно повернулась, слетел капюшон, открывая раскрытые в изумлении глаза. Мор спустил курок. Голова легата лопнула как перезрелый арбуз, тело опустилось на колени и повалилось навзничь.

Оруженосец судорожно выдохнул размазывая по прозрачному щитку маски разбрызгавшуюся кровь. За несколько секунд легат умудрился нанести команде штурмовика больше урона чем сотня песчаников, до сих пор монотонно, но как попало молотящая по баррикаде.

Впрочем, выстрелы звучали всё реже. Противник быстро отступал карабкаясь по отвесным стенам. Уцелевшие лиганцы открыли огонь по отходившим.

У входа в каньон загудели двигатели и появился бронированный флаер. Выдвинулись автоматические турели. По камням ударили разрывы лучемётов. Тактическое отступление быстро превратилось в паническое бегство.

На другой стене паника поднялась ещё раньше, вместе с ворвавшимся туда магистром. Теперь остатки песчаников дружно прыгали и разбегались кто куда, многие срывались со склонов и падали на камни.

Флаер приблизился к «крепости» вплотную. Люк отодвинулся, и на песок спрыгнул мастер Домит.

— Где Йодаранкат? — Разгневанно взревел балор.

— Там! — Махнул рукой в сторону стены Мор.

— Ааа. — Мастер успокоился заметив редкие вспышки и мелькание красной кожи в проходах. — Ну, разберётся. Сам цел?

Оруженосец кивнул и ещё раз попытался стереть остатки кровавых ошмёток с маски. Видок у него, видимо, ещё тот, раз Домит поинтересовался самочувствием.

— Оруженосец Мор. — Один из солдат протянул ему Макс. Неужели выронил? Нет, свой он крепко держит в ладони. Видя замешательство одарённого боец добавил: — Было у легата, теперь значит ваше.

Балор заинтриговано отодвинул Мора в сторону и уставился на тело в чёрном комбинезоне.

— Так. — Домит взял Макс убитого, брезгливо осмотрел заляпанные бардовым бока и протянул оруженосцу.

— Что тут? — Внутрь баррикады влетел магистр Йодаранкат, ствол его бластера шипел открытым охладителем. — Я почувствовал легата.

— С ним твой ученик разобрался.

— Профи. — Протяжно произнёс Даран разглядывая тела убитых солдат. — Смотри куда стрелял. Точно в сочленения бронированных пластин. Видишь края поскалывались и позволили второму пульсару проникнуть под скафандр? Представляешь кто это был, если его послали убивать меня?

— Ну, ты никогда особо не блистал. — Возразил Домит. — Я тебя всегда на стрельбище уделываю.

— Согласен. — Махнул рукой магистр. — Но всё же.

Оба балора повернулись к Мору.

— Повезло. — Развёл тот руками.

— Начинаю верить в «двадцать минут и пять сотен». — Усмехнулся Домит. — Так что за чепуха тут произошла? Мы видели вспышку орудийного выстрела.

— По нам стреляли с орбиты. — Сказал кто-то.

— Не неси чушь. — Отрезал Йодаранкат. — Там наш корвет. Никто бы не стал спокойно смотреть как имперцы открывают бойницы.

Разве что корвет тоже уничтожили, но думать об этом не хотелось.

— Если бы их сбили. — По лицам понял мысли команды магистр. — Одним выстрелом дело бы не ограничилось.

— Тогда орудие где-то тут. — Указал в сторону пустыни мастер Домит. — И судя по всему недалеко. Проверим?

Они говорили ещё о чём-то, а Мор вдруг заметил лежащее на песке тело в сером комбезе. Остекленевшие глаза слепо уставились в небо. В груди выжжено сквозное отверстие. Звуки разговора растворились, их перекрыл барабанный бой в ушах.

Оруженосец тихо присел возле мёртвого Ядэка. Они целую неделю играли в шахматы и понемногу раззнакомились. Это был единственный член экипажа с которым Мор общался более менее по дружески.

Техник летел в составе команды, чтобы починить развёртыватель на торговой базе. Можно сказать: его захватили с собой случайно — Даран вспомнил что обещал боевому побратиму прислать спеца по планетарным системам. Раньше магистр забывал это сделать, а теперь, отправившись на выручку другу, вспомнил. В итоге: Ядэка даже не выпустили из штурмовика — ждать ремонта было опасно. Все готовились к покушению. Такая вот вроде бы глупая мелочь, а человек погиб.

Мор осторожно опустил мёртвые веки над слепыми глазами. Жаль парня. Одно дело когда гибнут бойцы и совсем другое — неподготовленные к схваткам техники. Да, они тоже солдаты, но хрупкое тело лежащее на песке, на фоне закованных в броню пехотинцев, смотрелось печально. Ничто не шелохнулось в груди Мора. Он никогда не чувствовал отчаяния или жалости, таковым уж его сотворила природа, но оруженосец твёрдо решил, что имперцы заплатят за смерть Ядэка десятикратную цену.

— С нами пойдут ты, ты, ты и ты. — Поочерёдно указывал на бойцов Домит.

— Твой челнок ещё в порту брат?

— Да. — Ответил Йодаранкат.

— Тарик! — Скомандовал мастер. — Быстро в порт. Найдёшь челнок. Вылетай к корвету, пусть пришлют ещё один штурмовик. Остальным укрепиться здесь. Вряд ли песочники решат вернуться, но будьте настороже. Тарик, отправишь за оставшимися грузовой флаер. Мы вернёмся на базу сами. Никаких подкреплений не высылать.

— Есть! — Отозвался рыцарь.

— Если, конечно, не увидите ещё один орудийный выстрел. — Задумчиво добавил Домит. — Шевелись!

Люди засуетились, выполняя приказы мастера. Мор влез в бронированный флаер вслед за наставником. Загудели, расшвыривая песок, ускорители. Цель нашлась через пятнадцать минут. Здоровенная махина, укрытая маскировочной плёнкой. Она лежала между двух куч камней и была ориентирована в сторону каньона. После выстрела стволы накалились, плёнка прогорела и над орудием колыхался чёрный дымок, разгоняемый порывами жаркого ветра. По дыму-то его и заметили.

Пилот снизился, четверо пехотинцев спрыгнули на песок и разделившись, взяли орудие в клешни. Оба балора не таясь двинулись в лоб. Сзади них пристроился Мор, опасливо наблюдая за колышущейся маскировкой и резонно сомневаясь в своём умении уклоняться от пульсаров бластера. Если начнут стрелять, краснокожие гиганты умело увернутся и все «подарки» достанутся ему.

Надежда только на то, что пилот флаера быстро подавит вражеских стрелков огнём турелей.

Но в камнях никого не оказалось.

— Чисто! — Отрапортовал вынырнувший из под огромных стволов боец. Оруженосец и не заметил когда пехотинцы успели проникнуть под плёнку. Одарённые были лишь отвлекающим манёвром.

— Почему не пальнули второй раз? — Оглядев орудие, спросил Домит. — А то и вообще могли расплавить пол пустыни.

— У орудия отсутствует поддерживающая платформа. — Пояснил боец. — Сервоприводы могут сдвинуть прицел только на семь градусов. В визир видно лишь небо над каньоном, ниже никак.

— Его бросили сразу после выстрела. — Добавил второй. — Процедура охлаждения не проводилась.

— Значит шарахнули и ушли. — Констатировал магистр. — Откуда оно тут?

— Похоже скинули с транспортника, а нацеливали вручную. Следы замело, но камни явно складывали песочники.

— Ладно. — Отмахнулся Даран. — Всё равно вряд ли узнаем, как было на самом деле. Заложите взрывчатку и уходим.

Вернувшись на корвет, Мор сразу же подключился к каналу рубки. Там уже тускло светились несколько очертаний других людей. Все разглядывали кадры, снятые шлемофонами пехотинцев.

— Что скажешь, Вапер? — Голос нового командера был молод, но настойчив.

— С пушки сняли почти всё оборудование, даже охладители. После этого её можно куда угодно засунуть, теоретически и в лёгкий грузовой челнок. Думаю, пареанцы ни причём, если бы закрыли глаза на одну поставку — закрыли бы и на вторую. После выстрела орудие сдвинулось. Видите свежие отметины на камнях? Если бы у злоумышленников была возможность скинуть груз несколько раз, амортизаторы и охладители оставили бы обязательно. А так хватило только на один залп.

— Есть возможность отследить?

— Номера затёрты, данные с визиров удалены. Но орудие лиганское, стандартный устаревший образец. Мы их сотни тысяч распродали по всей галактике, так что…

— Спасибо, Вапер. Свободен.

Техник орудийных систем отключился, его силуэт в рубке погас.

— Магистр?

— Пареанцы, конечно, молчат и разводят руками?

— Конечно. Они бы в любом случае молчали — хоть замешаны, хоть нет.

— Крейсер имперцев?

— Не двигается, орудийные порты закрыты, к планете никого не посылал. И ещё: похоже на нём дальний сонар, контуры фюзеляжа странные.

— «Следопыт» значит?

— Есть большая вероятность.

— Примите личное сообщение, командер. — Решившись на что-то, произнёс Даран. — Приказываю: совершить прыжок по полученным координатам.

— Там же ничего нет. — Вырвалось у офицера, не привык ещё к новой должности наверное, бывалые служаки лишнего не болтают. — Прошу прощения. Есть прыжок! -

Исправился командер.


Глава 18

Три недели в подпространстве. Мало того что точка выхода дальше, чем Земля, так ещё в составе корвета отсутствовал один штурмовик. В шахматы тоже не с кем играть.

Мор совсем бы зачах от ожидания, если бы не вспомнил о втором Максе. Его слот не рассчитан на лиганскую обойму, нужно переделывать. В скромном корабле нет отдельных кают, но есть мастерская. Любой предмет можно переслать в неё и поправить удалённо. Нужны только знания по переделке.

Пришлось загрузить в себя базу по стрелковому оружию первого уровня, нулевой давал лишь общие понятия и описание. Восемь суток — немалый срок, а об откате и вспоминать не хочется, но учить нужно. Вдруг понадобится починить ствол, а помочь некому?

Первую неделю путешествия оруженосец провёл в загрузке — она пролетела как один миг. На выходе головная боль просачивалась даже сквозь защиту капсулы. Автоматика исправно пичкала тело болеутоляющим, но гудение гипер-генераторов наложилось на посттравматический синдром изучения — это выкручивало нервы похлеще бормашины стоматолога. На дисплее Мор обнаружил несколько сообщений о потере им сознания.

Отвечать на вопросы для закрепления материала просто побоялся. Не глядя, отправил Макс в мастерскую. Только один вид бластера на мониторе, вызвал кучу воспоминаний и чуть не разорвал мозг нахлынувшей информацией.

Правила спайки парных стволов. Вот зачем они, если сделать это способен только Новет? Режимы открытия охладителей, настройка охладителей, установка охладителей, способы размещения фрита, способы крепления фрита, способы снятия фрита. Голова безбожно гудела. Мор стискивал зубы. Или думал что стискивает, в капсуле не прочувствуешь.

Когда из мастерской пришел ответ и появилось изображения Макса в разобранном виде — парень терял сознание ещё два раза. В общем, одна только подготовка заняла около десяти суток, но Мор не жалел. Подобные знания необходимы. Даже хорошо, что изучать их пришлось во время прыжка — делать то всё равно нечего.

Для переделки можно ограничиться переходником, но тогда обойма бы торчала из рукояти на два сантиметра — неудобно, зацепится ещё. Лучше перепаять сам слот. Мор осторожно разобрал Макс. Вернее это делали манипуляторы мастерской — оруженосец лишь отдавал нужные указания. Отсоединить старый слот, вставить новый, покрыть соединение специальным составом, прогреть. Собрать. Всё согласно инструкции. Да компьютер и не дал бы совершить ошибок, поправил бы, если что. Спрашивается: зачем было всё учить и делать вручную, если достаточно отдать мастерской команду на переделку?

Мор мысленно ругнулся, осознав, что загружать первый уровень базы необходимости не было. С другой стороны: теперь он сможет починить бластеры в полевых условиях и сам. Что очень хорошо.

Автоматика вернула Макс, прилепила к магнитной кобуре. Теперь у Мора два ствола, и нужно переучиваться стрелять. Раньше-то он только с одним тренировался. Может, стоило просто подарить новый бластер Ревану? У рыцаря-наставника был лиганский, он ещё ни разу не побеждал легата. Зато Мору «повезло» уже дважды. «С такими раскладами как бы скоро третью руку не пришлось отращивать». — Усмехнулся парень.

Оставшееся время полёта оруженосец снова уделил базам. Немного покопался в настройках. Твою мать! Базы можно учить по частям — уменьшает нагрузку на мозг. Где они раньше были, эти настройки?

Наконец гудение гипер-генераторов стихло, и он поспешил оглядеться. Куда магистр их завёл?

Перед корветом висела небольшая планетка, туго обёрнутая облаками. Ничего примечательного. Жизни нет. Статус — «ад» — значит обычные скафандры не помогут, на поверхности можно находиться, только пребывая внутри корабля.

Мор почувствовал рядом присутствие наставника. Тот создал между капсулами закрытый канал.

— Мы путаем следы? — Поинтересовался оруженосец. — Придётся ещё пару месяцев париться в подпространстве?

— Нет. Сейчас поправлю картинку.

Рядом проявился гигантский комплекс, ничуть не уступавший размерами самой планете. Двадцать пять линкоров, мерно вращаясь вокруг общей оси, выстроились в кольцо. В центре кубическая конструкция соединённая с кораблями тысячами выдвижных мачт.

— Я так понимаю, эту штуку не все видят? — Присвистнул Мор.

— Только ты и я, остальные смотрят симуляцию посадки. Более того, даже основная масса служащих базы не подозревает, где находится. У неё и названия-то нет. Так что держи рот закрытым.

— А это?…

— Это то, благодаря чему беглый пятый флот превратился в Лигу.

— Секретная штука для третьего омоложения?

— Она тоже в составе базы. — Снисходительно произнёс Даран. — Но занимает едва ли десять процентов мощностей.

— Супер-кузница для постройки кораблей?

— Клепать линкоры можно где угодно, создавать для этого один единственный завод — глупо.

— Как и хранить все яйца в одной корзине. — Поддержал Мор. — И что же это?

— Хранилище и исследовательская лаборатория, ну и заодно центр подготовки псионов Ордена.

— Нельзя было сделать менее приметную лабораторию?

— Её секретность в огневой мощи и скорости.

— Ну, да. — Мор прикинул количество гипер-генераторов входящих в комплекс. — И за сколько эта махина допрыгнет до Земли?

— Думаю, за пару часов.

К корвету приблизились несколько тягачей. Захватили корабль в гравитационный захват и поволокли к базе.

— Продолжим разговор позже. — Сказал наставник и отключился.

Громада комплекса исчезла. Бортовые визиры стали показывать приземление на планету. На канале рубки пилоты боролись с брыкающейся атмосферой и не подозревая что их буксируют совсем в другую сторону.

Мор припомнил что несколько раз слышал о базе Ордена, хоть официальной информации о её существовании и нет, зато есть слухи и досужие домыслы. Видимо, не так уж надёжна секретность, раз рядовой состав болтает. Да и как можно сохранить тайну? Тут наверное… Он прикинул количество народа. Стандартная команда линкора — десять тысяч человек. Тут значит — как минимум четверть миллиона. И это только экипаж флота. Обязательно кто-то что-то видел, а потом как-то где-то ляпнул, по другому и быть не может.

Корвет затянуло в приёмный док.

«Перемещение капсулы. Точка выхода неизвестна»

Шлюз капсулы открылся. У выхода его встретил Даран. Провёл через невзрачный плохо освещённый коридорчик, дверь разъехалась и они вышли на поверхность планеты.

Уютные серые дорожки, зелёные газоны, низенькие деревья, юркие птички порхающие туда-сюда. Всё это органично разлеглось вокруг приземистых округлых зданий из белого камня. Эдакий город-парк накрытый защитным куполом, очертания которого терялись в дымке горизонта.

Небо тщательно затянуто пеленой лёгких облаков. Они почти не затеняли сияние светила, но так размывали его очертания, что даже класс звезды не разобрать. Скорее всего, облачность постоянная — чтобы и созвездий ночью не видели.

«А это ведь громадный монитор во всё небо» — Проникся ученик.

— И всё это внутри куба окружённого боевой армадой?

— И не только это.

— А я слыхал от ребят о базе.

— Утечки неизбежны. — Развёл руками балор. — Но до тебя доходили лишь слухи, которые мы сами и распускаем.

— Запутываете врагов. — Понятливо кивнул оруженосец. — А зачем? Ну будут они знать что у Лиги есть супер-пупер лаборатория — ещё больше зауважают.

— И с остервенением примутся искать, пустив в ход все возможные средства.

— Слухи ведь не растут из пустоты. Они и так должны догадаться что что-то эдакое существует.

— Тут главное «правильно» распространять «правильные» слухи. — Хитро улыбнулся магистр. — Такие чтоб дух захватывало и одновременно походило на надувательство. И ещё чтобы все замечали что мы их и распространяем.

— Что-то я слегка…

Из серой дорожки, по которой они шли, выдвинулись два столба с турелями.

— Идентификация! — Заскрипел металлический голос.

Даран вытянул вперёд руку, с личкома на ладонь спроецировался узор, вплетённый в изгибы флексионных складок. Присмотревшись, можно было различить знак Ордена. Подделать такую картинку очень сложно, тем более, что многие линии вне видимого глазу спектра, да и не только глазу. Отдельные чёрточки может разглядеть лишь специальный окуляр. Впрочем, это уже из разряда — доступ к особым зонам. Основной массе народу хватает одной сияющей ладони и слов: «Дело Ордена», чтобы начать беспрекословно повиноваться.

Все изображения похожи, но на самом деле они разные и являются чем-то вроде документа.

— Приветствую, магистр Йодаранкат.

Стволы турелей развернулись к Мору, он вытянул руку демонстрируя знак.

— Приветствую оруженосец Мор.

Турели сложились и уехали внутрь дорожки.

— Мы создаём впечатление, что намеренно распускаем слухи о существовании единой базы. — Продолжил наставник.

— Но вы же так и делаете. — Опешил ученик.

— Да.

— Я опять ничего не понял.

— В этом то и вся суть — никто не понимает. Поэтому и поисков не оставляют и не бросают на них все силы. У нас целый отдел занимается запудриванием любопытных мозгов.

— Представляю, чего стоило скрыть саму постройку комплекса.

— Пришлось завязать небольшую войну с Содружеством, чтобы прятать расходы на строительство — в военных сметах.

— Нехило! И кто только придумывает подобную хрень?

— Ну не зря же меня иногда называют мудрым. — Скромно потупился Даран.

Они подошли к одному из зданий, наставник открыл двери, снова показав знак Ордена. Внутри оказался уютный вестибюль с консолью регистратором и кучей лифтовых.

— Капсул тут нет. — Пояснил магистр. — Регистрируйся, обустраивай апартаменты, через час жду в тренировочном комплексе. Дорогу выяснишь у регистратора. Прощаться не будем.

Даран прошел дальше и скрылся в одном из лифтов.

Стоило сверкнуть значком возле консоли и Мора сразу же определили в одно из жилых зданий, подробно обрисовали дорогу и намекнули где искать тренировочную. Даже ничего спрашивать не пришлось, регистратор предвосхищал все вопросы заранее.

Громко представленные апартаменты больше походили на каморку папы Карло. Комната три на четыре, откидная постель в стене, стол-табурет с консолью, шкафчик для «всего» и одежды. Отдельно в углу ещё один подозрительный шкаф, он же душ, он же туалет, он же утилизатор — в зависимости от нужд хозяина.

Мор порылся в карманах куртки — что бы утилизировать-то такое, желательно ненужное? В карманах было пусто. Жаль, так хотелось немного поутилизировать, а нечего — беспредел.

В здании тренировочного комплекса Даран завёл его в отдельную комнатку где уже ждали несколько людей в коричневых робах с серебром — рыцари наставники.

Магистр по очереди представил присутствующих:

— Тагарт, Саран, Брут. — Мор чуть не вставил «И ты Брут?», но сдержался понимая что шутку никто не оценит. — Мы посовещались с наставниками, и пришли к выводу, что в твоём образовании много пробелов. Ученики проходят трёхгодичную теоретическую подготовку, ты её пропустил, и соответственно не знаешь многих очевидных вещей. Наставник Брут.

— Я тут накидал кое-что. — Отозвался дородный дядька с усами, передавая Мору сообщение на личком. — Баз по материалу нет, но есть план обучения. Он довольно схематичный, так что если что-то непонятно, обращайся к любому из нас — рассмотрим более подробно.

Оруженосец бегло оценил размеры файла:

— Ого!

— Курс рассчитан на детей. — Успокоил его Саран, молодой энергичный мужчина приятной, но не запоминающейся внешности. — Достаточно ознакомиться с основными понятиями.

— Остальное доработаем по ходу обучения. — Добавил Тагарт, юркий коротышка с живыми глазами.

На этом аудиенция и окончилась. Мор отправился в каюту учить уроки. Сразу же выяснилось что в его образовании не просто пробелы, а целые пропасти. Например: он никогда не оттачивал приёмы телекинеза, считая это детскими шалостями. Вырвать оружие из руки даже обычного человека довольно сложно. Собственная аура есть у каждого живого существа и она тем сильнее, чем сильнее его воля.

Если отнять конфету у ребёнка ещё получится, то заставить бластер закалённого в боях воина стрелять в другую сторону — практически нереально. А уж чтобы сжать его мозг тисками, превратив в фарш — не стоит и мечтать.

Зато можно развалить управляющие контуры дроида. Роботизированные системы против псионов бессильны. Есть, конечно, спец-дроиды с защитными полями и экранами, но это всё редкость.

И самое интересное: навыки телекинеза развивают не только внимание, концентрацию и умение отрешаться от «мира» — они усиливают дар и помогают быстрее входить в состояние «сосредоточения спокойствия». Многие ученики постоянно таскали вокруг себя кучи разного барахла. Да по дороге ещё и пытались его друг у друга отнять. В общем, телекинез это первое что изучалось и отрабатывалось до автоматизма.

Мор отправился в столовую. Их было по одной на каждое здание и конкретно эта пустовала. В совокупности с почти полным отсутствием соседей это вызывало небольшое чувство дискомфорта — такие обширные помещения и никого. Мор захватил с собой несколько пустых тарелок. Нести рядом с собой одну — получалось просто, а вот вторая постоянно падала.

Дома он попытался держать посудину и одновременно читать — приходилось часто отвлекаться — тарелка начинала вихлять и улетала за пределы видимости.

Нужно концентрироваться не на самом предмете, а на пространстве вокруг него, создавая в них зоны повышенной гравитации. Маленькие точки к которым предмет и «тянуло». Без опыта проделывать такие вещи — морока. Белый пластик тарелок отвлекал, точка перемещалась внутрь посудины и сворачивала её трубочкой.

План обучения назывался планом весьма фигурально, скорее он напоминал сборник рецептов. Никакой привязки ко времени — скорость обучения подбиралась для каждого одарённого индивидуально.

Пару дней Мор изучал файлы и заставлял летать тарелки, а потом это дело ему наскучило и он поплёлся в тренировочный зал — физическую подготовку тоже нельзя запускать.

Зал повторял тот, что был на «Вестнике» — беговая дорожка, тренажеры, скала. Только помноженное на несколько раз. Дорожки разной длинны и степени сложности, скала размером с настоящую гору, в ней даже были тоннели и пропасти. И всё это под открытым небом, постоянно затянутым облаками. Погода на базе регулируемая — дожди идут в определённое время и исключительно над газонами.

На стрельбище Мора встретили как родного.

— Какие мишени? — Возмутился наставник Брут, смешно топорща усы. — Лучшая мишень — это живой противник. Вал, Дин, Принт. — Подозвал он к себе нескольких парней, на вид лет по шестнадцать. — Это тот самый оруженосец, о котором я вам рассказывал.

Ребята понятливо закивали, внимательно разглядывая Максы в набедренных магнитах Мора. Понятно что им рассказывали — великий убийца легатов собственной персоной. Ну может оно и к лучшему — будут побаиваться и совершать ошибки.

— У него, как вы видите, оружие от самого Императора. — Подлил масла в огонь Брут. — Оно не регулируется, так что выставляйте бластеры на максимальный уровень. Мор, возьми учебные обоймы. Ты стреляешь с двух рук?

— Только собираюсь научиться. — Сказал оруженосец вставляя обойму в слот.

— Тогда рекомендую пока пользоваться одним. Все в круг. Каждый сам за себя. Готовность пять, четыре, три…

Максимальный уровень — это когда первое же попадание в корпус сбивает противника с ног, а в голову — лишает сознания. Может следовало попросить учебный ствол? Или это будет выглядеть трусливо?

Вокруг четверых парней, стоящих на равных расстояниях друг от друга, вспыхнула защитная сфера.

— Два, один, бой!

Как и предполагал Мор, парни слегка побаивались, поэтому все разом выстрелили в него, да так умело, что уйти от лучей не получилось. Один попал в грудь, один в ногу. Третий мелькнул левее, но от этого легче не стало. Тело скрутило судорогой, свалило на площадку, и остаток боя Мор наблюдал лёжа, пытаясь разработать онемевшую ступню.

Следующие три раунда проходили по тому же сценарию, не удавалось даже толком прицелиться, он спускал курок навскидку и сразу падал. Победителем постоянно выходил Принт, самый маленький, но самый шустрый парнишка. Умело владея телом, он совершал такие немыслимые кульбиты, что оставалось только завидовать.

Наконец, после пятого избиения, ученики поняли, что противник из Мора аховый и ситуация изменилась. Теперь и Вал, и Дин старались в первую очередь вынести Принта. На первый раз им это легко удалось, тот не ожидал подвоха. Дальше пошло с переменным успехом.

И только в седьмом раунде Мору удалось поучаствовать в стрелялке на полную. Каждый следующий бой длился чуть больше предыдущего — противники вели себя хитрее и смелее, приноравливаясь друг к другу, придумывая новые уловки и финты. Под конец тренировки, усталые, с ноющими мышцами от бесчисленных попаданий шокера, парни уже улыбались и подмигивали. Молча заключая между собой альянсы и союзы. Пару раз землянину даже удалось выиграть.

Первый раз в жизни Мор подружился сразу с тремя людьми, не сказав при этом ни слова. Разговор завязался только после того, как Брут отпустил их отдыхать. Трое новых приятелей, чуть помявшись, подошли ближе. Горящие глаза выдавали их любопытство с головой, вернее направление этого любопытства.

— Всё понял. — Усмехнулся оруженосец и протянул ребятам оба Макса.

— Выглядит тяжелее, чем на самом деле. — Взвесил в руке ствол Дин.

— Жаль, опробовать нельзя. — Добавил Вал.

— Если будем так же хорошо держаться, как Мор первые раунды — обязательно когда-нибудь опробуем. — Лукаво заявила Принт девичьим голосом.

Все расхохотались, а до ученика Дарана дошло, что перед ним девушка. Впрочем, ему легко удалось скрыть свою ошибку невозмутимым выражением лица и широкой улыбкой.

Долго общаться с товарищами не вышло. От усталости подкашивались ноги. Обменявшись со всеми индикационным номером личкома, Мор коротко попрощался.

Вернувшись домой, хотел немного почитать план обучения, но не смог сосредоточиться не то что на удержании тарелки, а даже на самом тексте. И запоздало вспомнил, что уже давно не спал. Нахождение в капсуле имеет свои плюсы. Отключение от рецепторов тела позволяет мозгу бодрствовать намного дольше. Да и сон в ней больше напоминает «паузу» в ДВД-проигрывателе — нажал, отжал и продолжил просмотр.

Теперь тело требовало полноценного отдыха. Он увалился на постель и почти сразу уснул.


Глава 19

На следующий день Мор всё-таки попробовал использовать оба бластера одновременно. Казалось бы: чего сложного? Огневая мощь возрастает в два раза, а это ведь круто? Но оказалось, что не совсем.

На стрельбище — один на один, Дар легко вынес его пять раз из пяти. Фрит в оружии Мор чувствовал ещё слабо, и поэтому направление ствола корректировал с помощью прицельной планки, а сразу с двух рук этого не сделать. Соответственно упала точность. Плюс: спускать сразу два псионных курка непривычно. Всё вместе — превращало преимущество в недостаток.

Оруженосец решил попрактиковаться на шарах-мишенях. После часовой тренировки стало получаться лучше, но ненамного. Во время перерыва к нему обратился наставник Брут.

— Как-то ты стоишь странно. Парные стойки отличаются от одиночных.

— Стойки? Что за стойки?

— Ты не проходил стойки? — Хлопнул себя по бокам усач. — Схемы есть в плане.

— Видимо, я ещё до них не дошел. — Развёл руками Мор.

— Йодаранкат тебя вообще учил?

— Недолго, времени не хватало. Я занимался стрельбой ещё до Ордена.

— То-то я и смотрю, вроде и движения правильные и в то же время стоишь как торговец на рынке Ласика — грудь колесом, ноги в раскоряку. Принт!

— Окликнул наставник проходящую мимо девушку. — Покажи Мору несколько стоек, он оказывается не в курсе об их существовании.

— Ого! — Воскликнула та. — Здорово.

— То есть? — Удивился Брут.

— Ну, если он без стоек легатов мочил, представляю, что будет, когда он пройдёт весь курс обучения.

— Ааай. — Снисходительно отмахнулся рыцарь-наставник. — Стволы ему по везению достались, а не по уму. И со временем такие везунчики превращаются не в крутых бойцов, а в холодные трупы.

— Тут я согласен. — Повинился оруженосец. — Чистое везение.

— Это хорошо, что согласен. — Похлопал его по плечу Брут. — Главное, не зазнавайся и всё у тебя получится. Со временем. Может быть. Принт, показывай пока одиночные, а ты, Мор, спрячь второй бластер — рановато тебе.

Земной инструктор по стрельбе долго вдалбливал им что нужно: вытянутую правую руку держать свободно, без напряжения, кисть этой руки держать в плоскости, проходящей через ось канала ствола и локоть руки; рукоятку пистолета не сжимать и держать ее по возможности однообразно.

Всё это для бластера псионов не подходит. Курка, как такового нет, отдачи тоже. Да и ствол нужно удерживать так, чтобы свободно и быстро бросить в любую сторону и стрелять дистанционно.

— Мне до этого ещё сто лет учиться. — Возразил Мор девушке.

— Но когда-нибудь ведь придётся. — Убеждённо сказала Принт. — Нужно вырабатывать правильный хват сразу, чтобы потом не переучиваться. И не стой как столб. Ноги согни в коленях, чуть ссутулься. Псион должен представлять из себя минимально возможную мишень, и быть готовым изменить положение тела и направление движения в любой момент.

Она принялась тыкать в него пальцем, показывая какие мышцы расслабить, какие напрячь. Пришлось выбросить из головы все знания, почерпнутые на Земле. Чтобы, наконец, принять правильную позу, Мору понадобилось сорок минут.

— Вот это оно. Это стандарт. Из неё легко перейти в любую другую стойку.

— Удовлетворилась девушка. — Теперь разучим несколько других и переходы между ними.

Ещё через два часа оруженосцу удалось проиграть спарринг Валу со счётом: три — два.

— Вот теперь ты становишься похожим на псиона. — Резюмировал парень. — А то торчал как макет, на одном месте.

— Может покажете несколько парных стоек? — Попросил Мор. — Хоть понять, в чём разница.

— Я их и не смотрел. — Отказался Вал.

— Я покажу. — отозвалась Принт, принимая нужную позу.

После чего принялась снова тыкать оруженосца под рёбра, вынуждая делать всё правильно. Причём нажимала в какие-то точки, что мышцы расслаблялись сами. Мор хотел спросить, как так выходит, но девчонка его опередила.

— Особо не запоминай, это приблизительные позы. Я их только пару раз видела, да и то со стороны. Жаль, мастер Сиергал сейчас не учит, он бы показал идеальные стойки именно для твоего телосложения.

— Ну почему же не учит. — Хохотнул подошедший Брут. — Очень даже учит. Если хочешь Мор, сходи спроси.

— Последнему, кто ходил. — Скривился Вал. — Это очень не понравилось.

— Но Мор же у нас везунчик. — Лукаво сощурился усатый наставник. — У него всё само собой получается.

— В чём подвох? — Разглядывая застывшие лица учеников поинтересовался Мор.

— У мастера трудный период. — Как-то неуверенно начала Принт. — Он…

— Слегка сбрендил. — Продолжил за неё Брут.

— Но даже после этого, он остался лучшим стрелком Ордена. — Задумчиво протянул Вал. — Можешь у Дара поинтересоваться.

— Даже не обсуждается. — Поспешно согласился тот, почему-то яростно потирая колено.

Лица у всех стали озабоченно-задумчивые и слегка хитрые. Ежу понятно что Мора сейчас втягивают в какую-то авантюру. Сговорились шельмы и провоцируют — не иначе. Сто процентов какая-нибудь проверка на вшивость. В земном Морфлоте, например, полно разных розыгрышей и подстав — курс молодого бойца называется. Можно неслабо лопухнуться. А с другой стороны — что он теряет? Если провалится — вместе и посмеются. А если удастся выйти из переделки победителем — шутки сразу прекратятся. Ну, не убивать же его там будут, в конце концов.

— Ведите. — Решился оруженосец.

— Может, не… — Брут остановил слова Принт, подняв вверх указательный палец.

Сделал знак следовать за собой и повёл всю ватагу к ближайшей лифтовой. Шли молча и сосредоточенно, позы напряженные, но глаза — глаза выдавали компанию с головой. Наличия серьёзной опасности не выказывали — слишком уж насмешливые. Псионы жаждут немного посмеяться.

— «Да фиг с ним.» — Подумал Мор. — «Развлеку новых друзей — не облезу. Тут, судя по всему, все через подобное проходят.»

Лифтовая вынесла их к скальному монолиту, окруженному просторной степью. Светло зелёная трава слабо колыхалась лёгким ветерком. Несмотря на вездесущую пелену облаков это место выглядело солнечным. Неясно, как достигался подобный осветительный эффект, но благодаря ему тут было спокойно. В белесой зелени мягкого ковра под ногами стрекотали и прыгали какие-то забавные насекомые типа кузнечиков.

— Тебе туда. — Брут указал на пятнистую дверь в стене монолита. Оруженосец, пожав плечами, спокойно двинулся вперёд. Дверь его немного удивила. Она была не автоматической, как все двери, а обычной — висящей на навесах и с ручкой. А пятна, при ближайшем рассмотрении, оказались оплавленными дырами.

Мор разочарованно поморщился. Могли бы и поумнее что-то придумать. Ему ведь не девять лет, чтобы на такую чепуху клюнуть. Ясно, что сейчас из-за двери будут стрелять.

Мелькнувший в нескольких миллиметрах от виска бластерный луч его совсем не удивил. В стальном листе двери даже не появилось новой дырки, а пульсар не обжег кожу. Это могло случиться лишь по двум причинам: Стрелок попал точно в одну из уже существующих пробоин и пользовался Максом (только его пульсары выделяют тепло уже после разрыва). Либо, это всего навсего голограмма.

Оруженосец медленно оглянулся на стоящую поодаль компанию и, картинно закатив глаза, взялся за ручку. Внутри царил полумрак, немного разбавленный светом монитора у дальней стены.


Глава 20

В кресле, сложив ноги на столешницу, восседал бородатый дед в потёртой робе отороченной красным — мастер. В руке воронёный Макс, ствол оружия слабо дымился.

Зрение постепенно привыкло к тусклому освещению. Каменная келья — естественная пещера, напичканная продуктами развитого хай-тека. Отдельно выбивается из антуража громадная кровать, заваленная подушками.

Руки, глаза и лицо мастера Сиергала — молоды. Старит его лишь пышная борода, полная седины. Мор нагло уселся на табурет напротив.

— Не радуйся. — Устало взмахнул бластером Сиергал. — Ты не первый храбрец, решивший наплевать на предупредительный выстрел. Кстати, двое первых погибли через месяц после начала службы. Поэтому остальным двум я прострелил колени. Думаю, и тебя это немного охладит. Мастер лениво стянул со стола лиганский бластер, и навёл на оруженосца.

— Пальну из этого, а то Максом может оторвать ногу. Не переживай, до двери доковылять помогу.

Держался псион весьма натурально — ни капли неестественности ни в голосе, ни в движениях. Так натурально, что Мор вдруг понял — происходящее далеко не актёрская игра. Вспомнился Дар, отчаянно потирающий колено.

Оруженосца не прошиб холодный пот, как было бы с другими людьми, но он отчётливо осознал, что сейчас будет очень и очень больно. Захотелось схватиться за оружие (обоймы то остались учебные), вырубить «деда» и быстренько дать дёру.

Цепкий взгляд Сиергала отметил перемену в настроении гостя, но ствол бластера уже уставился в колено.

— У тебя два Макса? — Заинтриговано причмокнул лучший стрелок Ордена. — Ну, ладно. Мне скучновато последнее время. Так уж и быть, прострелю колено следующему визитёру, естественно, в обмен на подробный рассказ.

Он небрежно отшвырнул бластер на стол и поощрительно кивнул.

— Начинай.

Мор прикинул возможные последствия, если история мастеру не понравится и рассказал всё — с первой встречи в Реваном. Повествование заняло около часа.

Под конец Сиергал понуро усмехнулся:

— Именно твоё спокойствие меня и озадачило. Остальные гости боятся или волнуются, а ты был безмятежен. Даран решил использовать тебя втёмную.

— Брут. — Поправил Сиергала оруженосец. — Меня привёл Брут.

— Нет. Я слишком долго был в учениках Йодаранката, чтобы не узнать руку магистра. Это всё он, не сомневайся. Значит, старик всё же решил взять нового ученика после истории с Бристолом.

— Это тот, который переметнулся к Новету?

— С чего ты взял?

— Были кое-какие намёки в хрониках.

— Да? Обязательно пересмотрю, что в них может наталкивать на такие мысли. Даран рассказывал тебе о «багаже всей жизни»?

— Да.

— И как это вяжется, по твоему, с таким изуверским предательством? Нет, нет. Бристол не переходил на сторону искина. Он всего лишь нелепо погиб, пытаясь оправдать великое предназначение. Балор не учит посредственностей, каждый его воспитанник — способен, теоретически, перевернуть мир. Но то ли Даран чересчур наседал, то ли Бристол принял всё близко к сердцу. В общем, парень погорячился и Новет раздавил его, как букашку. Именно поэтому я тут и простреливаю особо рьяным колени. — Невесело улыбнулся Сиергал. — Чтобы не мнили себя богами.

— Полезное времяпровождение. Это единственная причина?

— Конечно, нет! — Сквозь зубы прорычал мастер.

На протяжении всего разговора Мор неоднократно замечал как рука Сиергала, в которой он до сих пор держал Макс, нервно подрагивала. Да и вообще псион был напряжен и взвинчен. Но после этой внезапной вспышки он резко успокоился, расслабился и с подозрением оглядел комнату. Взгляд зажегся, словно у мартовского кота, унюхавшего самку. Через мгновение, видимо, не найдя того, что искали, пылающие глаза опять потухли, рука дрогнула, а тело вновь подобралось, как перед прыжком. Мору показалось, что Сиергал впал в транс «сосредоточия спокойствия», когда разозлился, но такое ведь невозможно по определению. Оруженосец отогнал «дикую» мысль подальше.

— Что примолк? — Прежним голосом поинтересовался мастер, он вроде как и не заметил последних секунд разговора.

— Жду твою историю.

На этот раз вспышка злобы во взгляде псиона была совсем короткой.

— Ладно. — Воронёный Макс улетел на стол за предшественником, хозяин внимательно вгляделся в гостя. — Надеюсь ты не один из мозгоправов, играющих в психологические игры? Если так, предупреждаю: коленом дело не ограничится.

— Нет, а если и так, то я уже полтора часа пудрю тебе мозги и значит, я слишком крутой психолог, чтобы ты смог вывести меня на чистую воду. — Парировал Мор.

— Раньше мы определённо смогли бы подружиться. — Сверкнул зубами Сиергал. — Терпеть не могу медиков с их заумной психологией, достали. Расскажу вкратце, полную историю можешь поискать в хрониках.

Сиергал помнил себя с пятилетнего возраста. Йодаранкат подобрал одарённого мальчика где-то на задворках галактики и учил сам. Разглядел в будущем начинающего псиона яркие свершения.

Хватать звёзды с неба ученик начал прямо с порога. Лет с семи он уверенно расстреливал любого наставника Ордена. С двенадцати — сразу двух. Сиергал стал самым молодым человеком, получившим статус мастера. Другие дисциплины и умения ему давались средне, но бой… Парень не просто умело стрелял. Он легко определял слабости и преимущества любого противника по осанке и манере движений. Короткий беглый взгляд и перед ним раскрытая книга. В конечном итоге Сиергал научился читать её идеально. В некоторых случаях ему было достаточно просто услышать походку и дыхание.

Но легендарный воин из мастера не получился. Он успешно обучал других владеть оружием, сам владел им на недосягаемом уровне, но ни разу не направил его против живого существа. Просто не мог на подсознательном уровне.

Психологи бились в истерике. Как так? Природа одарила псиона идеальными навыками и способностями, но начисто промыла мозги по части их прямого использования. Мозг одарённого не поддаётся фармакологической и энергетической психокоррекции, остаются только консультации и тренинги, а они никакого результата не принесли. Медики таскали Сиергала десятилетия, прежде чем окончательно сдались и признали свою беспомощность.

Убивать мастер не мог, но он учил этому других и учил потрясающе. Любой выходящий из под его опеки доходяга превращался в настоящую машину смерти. Ну, уж если и не в машину, то постоять за себя мог не хуже легата в состоянии припадка ярости. Благодаря Сиергалу бойцов Ордена зауважали по всей галактике.

Именно он придумал основную массу стоек и переходов, определил принципы боя. А уж если занимался кем-то лично, подгонял всё это под конкретного человека, и тот становился уникальным бойцом с неповторимой манерой вести схватку.

В череде учеников мастеру встретилась будущая жена (кстати, единственная не пытающаяся строить ему глазки девушка). Роман вышел спокойный, без безумств и страстей, но вылился в поистине «настоящую любовь всей жизни».

У них родилась дочь. Когда ей исполнилось пять, семья выехала на отдых в Ласик (что-то вроде лучшего в галактике Диснейленда). Где у ребёнка внезапно оформился мощнейший дар, что неудивительно при таких-то родителях. Взрослые псионы умело маскируют свои способности. У маленькой девочки такого умения не было, и её заметил оказавшийся поблизости легат.

Имперцы в таких случаях ребёнка втихую похищают, чтобы не возиться с неодарёнными родственниками. Папа с мамой выглядели обычными людьми, проблем не предвиделось и на операцию назначили малоопытных сотрудников. Группу ещё даже не разделили, изначально легаты обучаются совместно. В «одиночный режим» их переводят по мере взросления.

Мать и ребёнка подкараулили в тихой забегаловке, где все присутствующие были немедленно удивлены умением мамаши быстро и точно стрелять из бластера. Кстати, отобранного у одного из напавших. Как женщина умудрилась за секунды переподчинить фрит в чужом оружии, осталось загадкой.

Последний оставшийся в живых легат, видя: распростёртые на полу тела товарищей и свою скорую гибель, не нашел ничего лучше чем подорвать ионную гранату. Взрыв в условиях замкнутого помещения убил всё живое.

Безутешный бывший муж и отец, был безутешен и раздавлен, до момента, пока не увидел останки жены и дочери. Затем слёзы резко высохли, он странно присмирел и покинул полицейский участок без объяснения причин. Задерживать его не стали, побоялись светящегося знака и спокойного: «Дело Ордена». Ласик, конечно, не Лига, и обладает правами нейтральной территории, но вставать на пути у орденца, желающих не нашлось.

После этого момента Сиергал ничего не помнит. Очнулся он через несколько недель, уже в этой самой келье. Маленькой искусственной пещерке в громадном комплексе базы.

Произошедшее могло бы остаться заурядным преступлением, ну или максимум перерасти в «дипломатическое недоразумение». Все свидетели погибли, ионная волна разрушила банки данных близлежащих сканеров — изобличить злоумышленников никак.

Но СМИ Ласика взорвались шокирующими новостями: Сошедший с ума псион Лиги ворвался в дипломатическое представительство Империи (это такое, напичканное нехилыми охранными системами, здание) и в одиночку расстрелял более тридцати высокопоставленных чиновников. У них там как раз какой-то слёт проходил.

Естественно никто не рассказывал репортёрам были ли среди погибших легаты, но Сиергал вернулся с кейсом. В котором, по мимо дип-почты и секретных данных, лежало семнадцать воронёных Максов.

Похвастаться таким оружием могут единицы. В безвыходном положении легат обычно впадает в «припадок ярости» и справиться с ним способна лишь группа одарённых, усиленная командой специально обученных бойцов.

Мор вдруг осознал что людей сразу с двумя Максами можно пересчитать по пальцам одной руки во всей Лиге. Именно поэтому в его простое: «повезло» — практически никто не верит.

С тех событий прошло уже около года, Сиергал упорно продолжал жить отшельником.

— После разборок, в момент короткого просветления, меня схватила полиция. — Продолжал разом помолодевший мастер, последнюю часть разговора он ходил по комнате с горящими глазами и что-то пристально высматривал. Походка отличалась плавностью, а движения отточенностью.

— Суд длился один день, вина была очевидной, приговор — смерть. Казнь провели через неделю.

Оруженосец усиленно ковырялся в личкоме. Когда мастер очередной раз повернулся, Мор продемонстрировал ему фото нарытое в хрониках: женщина обнимающая маленькую девочку.

Сиергал сморгнул, руки его задрожали, плечи ссутулились. Он нервно открыл шкаф, вынул бутыль воды и маленькую баночку с дозатором. Накапал в стакан с водой пару капель золотистой жидкости и залпом выпил.

— Надеюсь это не один из наркотиков, вынос которых из барной зоны строго запрещён? — Поинтересовался Мор.

— Он самый. — Кивнул седой сгорбленный старик. — Будешь?

— Конечно.

Оруженосец влил в себя приятно пахнущий напиток, по венам прокатилась истома. Реакции организма затормозились.

— В общем, это я перебежчик. Я перешел на сторону Новета — пользуюсь направленной яростью, впадаю в припадки. Как легат. Нанести кому-либо увечье уже не кажется мне недопустимым. Думаю я опасен для окружающих.

— Не согласен.

— Только не нужно никакой психологической чепухи и сочувствия. — Поморщился Сиергал. — Наслушался. Пока не пригрозил покончить с собой, тут белые комбезы толпами паслись.

— Наоборот. Я тебя хочу ещё больше расстроить. — Показывая монитор личкома заявил Мор. — Записал тут твои излияния. Глянь вот эти отрезки. На дисплее проигрались моменты где мастер успокаивался, а затем снова нервничал. После демонстрации Мор на глазах псиона удалил запись.

— Не припадки, а «сосредоточение спокойствия». Злясь — ты успокаиваешься ещё сильнее.

— Это чушь.

— На Земле я видел легата в припадке, так же близко как тебя сейчас. Он дрожал как осиновый лист, изо рта капала слюна. Да он ничего не соображал вообще. Если бы заряды кончились, зубами бы меня рвал. Ты же собран и внимателен. До этого я тебе показывал сканы легатов — никакой агрессии, а изображение семьи тебя и вовсе вышибло из транса. Ты вывел новое состояние — «полное отрешение». Как-то так. И ищешь в этот момент не схватки и боя, а билет в прошлое.

— Ну-ка, прокрути запись ещё раз. — Заинтересовался мастер.

— Так удалил же.

— Я припадочный, но не тупой. — Строго сказал Сиергал. — На синхронизационном планшете осталась копия.

Насупившись Мор вытащил прямоугольник планшета и включил голограмму. Псион долго всматривался в своё поведение на записи.

— Да и вообще. — Видя нерешительность на лице Сиергала выдал оруженосец. — Что ты там про багаж всей жизни спрашивал? Легаты направленную ярость годами тренируют, а ты за пять секунд мастером гнева стал? Ты для них сосунок по части припадков. Пользовался бы — зарыли 6 во мгновение.

— Может ты и прав. — С сомнением протянул псион. — Полагаешь я безопасен?

— Не попробуешь — не узнаешь. — Ответил Мор. — Не разгонял бы медиков, давно бы определились. Кстати, только сейчас дошло: тебя же казнили.

— Причём публично. — Согласился мастер. — Куча народу припёрлась. Я иногда запись пересматриваю.

— ???

— Не зря же кое-кого иногда называют мудрым. — Пожал плечам псион. — Сам удивляюсь, как ему удаются подобные трюки.

— Нужно будет расспросить.

— Так. — Стукнул по столу Сиергал. — Скинь мне запись, свою удали и дай старику отдохнуть. Достал ты хуже мозгоправа. Выметайся.

— Окей. — Вздохнул оруженосец подымаясь, у самой двери он оглянулся. — Заходи в гости, мастер.

— Посмотрим.


Глава 21

Пространство перед стрелковым полем усеяно учениками. Все воодушевлённо галдят и рассматривают увеличившейся защитный барьер. Рядом что-то обсуждают несколько наставников.

Мор уж было решил, что это реакция на возвращение Сиергала, и тот показывает мастер-класс где-нибудь внутри. За прозрачным щитом купола вырос целый массив разных зданий, укреплений, воронок, водоёмов и фигур.

— Что там? — Обратился он к улыбающейся Принт.

— Игры. Раз в декаду наставники проектируют обширную карту. Мы делимся на команды и проводим соревнования. Как настоящая война.

— И по сколько человек в командах?

— По разному. В зависимости от того, сколько учеников пришло на игры, какого возраста и квалификации. Наставники это сейчас обсуждают. Видишь?

— Ага. — Рассеянно кивнул оруженосец. С чего это он решил, что один единственный разговор выведет «мастера отшельника» из запоя? Его куча профессиональных психологов окучивала, и то успеха не добилась. Опять переоценил свою значимость.

— Если хочешь поучаствовать. — По своему поняла его недовольство Принт. — Подойди к учителям, они внесут тебя в список. Обычно никому не отказывают, иногда с нами даже рыцари воюют.

— Отлично. — Откликнулся Мор. И направился к наставникам. Те внимательно изучали информацию на личкомах, переговаривались, тыкали в списки друг друга и правили свои. Мор до них даже не дошел. Его фигура возвышалась над остальными учениками почти на две головы и Брут заметил оруженосца издали. Вопросительно вскинул брови, Мор часто закивал в ответ и почти сразу получил сообщение о зачислении в команду номер четыре.

Первая фаза игр проходила со случайными составами команд. Десять на десять, пять на семь. Четыре команды одновременно, по шесть бойцов в каждой. Наставники меняли численность и состав по каким-то своим соображениям.

Но даже разномастные группы знали сигналы и жесты с помощью которых умудрялись общаться и взаимодействовать. Нещадно «тупил» только Мор. Часто, не вполне понимая что от него хотят, он делал неправильные выводы и запорол не одну схватку, прежде чем начал немного ориентироваться.

Зону меняли каждые несколько боёв: макеты строений и препятствий перемещались. То битва в условиях города, то взятие укреплённого района, то защита периметра. Иногда на поле появлялись автоматические турели, а то и дроиды, пару раз прилетал флаер и расстреливал всех без разбору.

Ситуация постоянно менялась, трассера бластеров мелькали повсюду и откуда угодно. Мор не смог «выжить» ни в одной из схваток — сказывалось отсутствие опыта. Когда он только начал втягиваться и увлёкся сражениями по настоящему — первый тур окончился.

Во втором участвовали только постоянные команды. Ученики специально тренирующиеся вместе. Оруженосец, естественно, ни в какой коллектив не входил и вторую половину дня просто наблюдал со стороны.

Но даже просто наблюдать было увлекательно. Особенно ему понравились пятеро семилеток лихо замочивших десятерых противников, как минимум, на год старше.

— Это ученики Сиергала. — Прокомментировала подошедшая Принт. -

Проучились у мастера всего четыре месяца, а какая разница в развитии. Кстати, как всё прошло? Ты так и не появился. Мы уж думали он тебя в шкафу запер и пытает.

— Ну, конечно. — Ухмыльнулся Оруженосец. — «Кстати»… Небось весь день маялась, как бы расспросить поскорее.

— Сознаюсь, есть такое. — Лукаво улыбнулась та, и дёрнула его за рукав. — Ну говори.

— Не могу. — Поднял ладони Мор. — Дело Ордена.

Вопреки ожиданиям, Принт не стала уговаривать, а сразу посерьёзнела и смирно кивнула:

— Конечно, оруженосец, прости. — Затем, уже веселее, подмигнула. — Увидимся позже, устала после игр. До встречи.

Глядя вслед удаляющейся девушке, Мор начал подозревать, что словосочетание «Дело Ордена» не просто дежурная фраза и тут к этому относятся очень ответственно.

Толпа потихоньку рассасывалась, боевая зона приобрела свой обычный вид зелёного газона, защитный купол в разы уменьшился, и Мор остался в одиночестве — глядеть на темнеющее вечернее небо.

Спать не хотелось — вторую половину дня он просидел на скамейке, наблюдая бои в монитор. Поэтому решил немного пострелять по мишеням. Настроил стрельбище на «чуть выше среднего» и принялся ожесточённо отрабатывать парные стойки и переходы. Очень уж хотелось почувствовать себя крутым ковбоем дикого запада, как в вестернах. Бах! Бах! — Все враги в ауте.

На очередном развороте его выстрел угодил в подставленную ладонь парня, невесть откуда взявшегося внутри купола. Тот почесал подстреленной рукой затылок. Шокер не оказал никакого воздействия. А ведь обычно после такого попадания рука отнимается по самое плечо. Среднего роста, проницательные глаза, коричневая роба ученика и волосы с изрядной проседью — Мор видел его впервые. Парень, вернее мужчина лет за тридцать, насмешливо осмотрел оруженосца и скептично цыкнул.

— Твоя стойка больше подходит кому-нибудь низкорослому и юркому. — Произнёс Сиергал, лицо его было чисто выбрито. — Девчонке.

— Она и показывала. — Согласился оруженосец. — Настоящим мастерам, видишь ли, некогда.

— Это легко поправить. — Отшельник слегка толкнул ученика, вынуждая шагнуть назад. — Перенеси тяжесть на правую ногу, немного отведи назад, левую вперёд и подготовь к толчку. Не сутулься — тебе без надобности. Держи стволы перед собой, закройся ими, тут только один противник. Лучше потерять бластер и руку, чем оказаться с дыркой в груди.

Мастер подобрал стойку за пару минут. Удивительно, но в этой, казалось бы, нелепой позе Мор почувствовал себя достаточно комфортно.

— Так ты сможешь легко перекатиться назад и в сторону. Ты неплохой стрелок, но средний бегун. — Продолжал Сиергал. — Сокращать дистанцию не стоит, лучше уйти с линии огня, а то и спрятаться за преградой. Ну-ка кувырок назад и выстрел.

Мор откатился, шоковый пульсар снова потух в выставленной ладони мастера.

— Резче. Подгибай колено опорной ноги, будто падаешь. Уже лучше. Ладно, достаточно, отработаешь потом. Теперь попробуй меня подстрелить.

Сиергал находился в пяти шагах. Максы разразились серией вспышек. Мор пытался работать на упреждение, но мастер уклонялся слишком непредсказуемо. Очертания его фигуры расплывались в коротких отточенных перемещениях.

— Стоп! Ты что? Хочешь достать меня хаотичной стрельбой куда попало или просто опорожнить обойму? Ещё раз. Спускай курок только когда будешь уверен в попадании.

Коричневая роба слегка сдвинулась, перетекла из одной стойки в другую, перекатилась. Движения плавные, можно сказать, медлительные. Оруженосец следил через прицельную планку, но так и не выстрелил.

— Что опять? — Возмутился замерший на месте мастер.

— Я бы не попал ни разу. — Опустил Максы Мор.

— Ну что же, границы своих возможностей осознаёшь, двигаешься неплохо, а попадать я тебя научу. Приходи завтра вечером к пещере, поглядим что можно сделать.

После первого же вечернего урока парень понял, что что не смыслит в стрельбе ничего. Если раньше он пытался выбросить из головы умения, приобретённые на Земле, то теперь туда же отправились и выученные тут. Сиергал, конечно, не превратил Мора в уникума за пару часов, но заложил к тому определённый фундамент. Он перекроил всё: от стоек до манеры спускать курок, ходить и дышать. Даже смотреть, оказывается, нужно строго определённым образом. Разные «несущественные» мелочи позволяли двигаться быстрее, точнее и беречь силы.

— А почему для стрельбы нет баз? — Спросил оруженосец, когда они, отдыхая, устроились в пещере и приняли по стаканчику «Золотого».

— Есть. — Расслабленно откликнулся мастер. — Я над ней работаю, вернее собираюсь продолжить. Люди ведь все разные: у кого-то широкие плечи, у другого задница шире этих самих плеч, кто-то плачется на короткие руки или слишком длинные пальцы. Создать базу подходящую под все случаи — титанический труд. А ещё я и сам иногда смутно понимаю, почему одному советую одно, а другому другое. Все происходит на подсознательном уровне. Поэтому даже та, что я создам в конечном итоге, будет лишь собранием основных принципов для среднестатистического бойца.

— Не надумал ещё выйти в свет?

— Не. Пока ограничусь тобой. Знаешь: ты ведь не сказал мне ничего «такого». Мне мозгоправы и до этого что-то подобное плели. И сам не дурак. Даран разное вещал, пока я отстреливаться не начал. Просто твоя рожа вызывает доверие. Вот смотрю — лицо как лицо, несёшь несуразицу, а верю. — Махнул рукой Сиергал.

— У меня стойкое ощущение что вы все похожи. Ведёте себя однообразно, даже говорите одинаково.

— Это потому что мы прошли одну школу — Орден. Тут и не захочешь — побратаешься.

— Во! — Встрепенулся Мор. — А почему меня не учат разным псионным штукам? Прям не база одарённых, а спортивно-стрелковый клуб.

— Это невозможно. Дар развивается слишком разнообразно, зачастую однобоко, что приведёт к скачку умений — не предскажешь. С каждым занимаются индивидуально. Да и то — стандартных схем нет. Так, общие направления.

— Учебный план?

— Да. Читал?

— Ещё не весь.

— Заметь — там не говорится, что делать, чтобы развить какую-то способность — только подсказки, как себе помочь. — Сиергал налил ещё по стаканчику. — Пей медленно, а то тут заночуешь. Ты не просто бластером машешь — это заставляет мозг подымать резервы. Кто-то начинает видеть ближайшие события, кто-то невероятно быстро двигаться, «ловить» разряды руками. Ну, или как ты — внушать доверие.

— В смысле?

— Думаешь почему тебя Йодаранкат взял? Ты же кого угодно «уговоришь». Вот я с тобой всего пару часов пообщался, знаю, что твои слова воздействовали на мой мозг через пси-поле, знаю что послал тебя кто-то «иногда мудрый», а мне всё равно легче. Магистр и мне помог, и в тебе нужный дар развивает — старый жулик Йода.

— Дар такой разный, а вы даже шутите одинаково.

— Дар — разный, школа — одна. — Пожал плечами Сиергал. — А юмор помогает контролировать гнев. Злятся все, главное — направить злобу в нужное русло. Лучше витиевато насмехаться, чем выхватывать оружие. Это у легатов всё просто — чем злее, тем сильнее. Они даже не учатся толком — разъярился как следует, впал в припадок и уже, сам не понимая как, молниями бросаешься. Это нам сосредотачиваться и успокаиваться нужно.

— А как…

— Я уже допил и расслабился, а ты меня напрягаешь. Шел бы отдыхать. Завтра вечером увидимся.

— Спокойной ночи.

Вечером следующего дня, когда Мор уже собирался на урок к Сиергалу, в каморке прозвучал вызов. Изнутри дверь стала прозрачной, на пороге стоял Даран, оруженосец впустил гостя внутрь.

— Здравствуй. Хотел показать кое-что перед отлётом. — Магистр нажал на встроенной в стол консоли несколько кнопок.

— Мы улетаем?

— Я. Ты остаёшься, Сиергал с тобой только начал, да и ты на него хорошо влияешь.

— Лечить не умею, вдруг будет хуже?

— Ты и «убеждать» не умеешь, но это не мешало тебе всё это время давить на присутствующих пси-полем. Просто веди себя, как всегда.

— Подслушивал?

— Мне это не нужно. — Отмахнулся Даран.

На экране консоли появилось изображение базы и маленькой облачной планеты. Линкоры грозно вращались, вдали мигали точки зондов — космос контролировали на много световых лет вокруг. Мало-ли кому взбредёт в голову появиться на отшибе галактики.

Ниже появилось искрящееся пятно, энергетические потоки образовали сферу.

— Нарушение периметра.

Посыпались команды дежурных:

— Подготовка орудий. Блокировка дальней связи на максимум. Сканеры в боевой режим. — Голоса сдержанные, нет волнения и спешки, эти люди проделывали подобное тысячи раз.

Вакуум внутри сферы «вскипел» и закрутился в мелкое пятнышко. Возле базы вынырнул из подпространства крейсер. Тот самый, с подозрительными обводами.

— Имперский «следопыт». Тревога. Всем орудиям выстрел по цели. — Дежурный диспетчер произнёс это так буднично, словно по пять раз на день крейсера расстреливает.

На имперце спешно открывались орудийные порты, вылетела туча истребителей. Пара спасательных ботов, включив на полную ускорители, ринулись в бега.

Но линкоры Лиги начали прицеливание раньше, ещё до выхода противника из гипера. Через четыре секунды стволы множества орудий раскалились. Вспыхнули ослепительно белые шары выстрелов.

Появляясь всего на миг, они стирали в своём огненном чреве всё, к чему прикасались, а затем, схлопываясь вовнутрь, притягивали и разрывали в клочья то, что оказалось рядом. Даже если бы какой-то из истребителей не задело, его исковеркало бы волной.

В монитор это, конечно, смотрелось не так драматично. Космос просто вспенился сотнями маленьких шариков, а когда они лопнули — от крейсера не осталось совсем ничего. Не уцелели не истребители, ни спасательные боты. Не осталось обломков. Двадцать пять линкоров одновременно накрывших одну зону — это не старая пушка валяющаяся в пустыне. Похоже они и с планетой легко повторили бы тоже самое.

— Отбой тревоги. Системы в штатный режим.

Запись окончилась.

— Диган прими новые координаты. Стартуешь после моего отбытия.

— Принято. — Отозвался личком на руке Дарана. — Безопасного прыжка тебе.

— И тебе.

Магистр отключил связь и повернулся к оруженосцу.

— Это всё-таки был дальний сонар.

— Они передали наше местоположение Новету?

— Они сделали это ещё до входа в подпространство — доложили координаты своего прыжка. Теперь должны были отчитаться о выходе, но промолчали. Скоро сюда прибудет разведчик. База переводится к такой же неприметной планетке, я их целую коллекцию собрал, возле каждой наш зонд. Так что пару часов помучишься от «гула» в ушах.

— А ты?

— Я на Землю.

— Какие-то проблемы?

— Нет, но мне нельзя долго находится на одном месте. Новет каким-то образом меня вычисляет. Тяжело быть занозой в пальце сумасшедшего искина. Да и моя помощь в обнаружении одарённых скоро понадобится Ревану.

— Нелегко, должно быть, знать всё наперёд? — Сочувственно спросил Мор.

— Пока справляюсь. И императору это очень не нравится.

— Я тоже начинаю побаиваться.

— Только начинаешь? — Насмешливо поиграл громадными мышцами балор.

— Раньше ты казался просто сильным и ловким, а теперь выяснилось что ещё и искусный манипулятор. От таких обычно — добра не жди. Придётся переосмыслить все твои действия.

— Какие?

— Например: у тебя есть прирождённый убийца с мозгами набекрень, обычные способы вправить их не помогают, зато чудным образом его семья попадает в переделку и теперь он готов мочить имперцев пачками.

Вот откуда в Диснейленде взялась такая толпа легатов? На аттракционах катались?

— Где взялась?

— На Ласике.

— Ааа. — Брови магистра удивлённо поднялись. — Интересная ситуация.

— Очень интересная. — Согласился Мор.

— Ну во-первых: ценность Сиергала не в том, что он отличный стрелок, а в том что он способен делать стрелков из других. А во-вторых… — Даран ненадолго задумался. — Сигл! — Рядом с балором вспыхнул большой синий шар. — Отстроченный приказ. Исполнить через сто дней. Присвоить оруженосцу Мору статус рыцаря.

— Принято. — Безжизненно отозвалась сфера и потухла.

— А во-вторых: Отучись у мастера сто дней, и если появится желание, лети на Ласик. Думаю, местные власти не будут возражать против небольшого расследования и окажут любую помощь. Статус рыцаря позволит взять корвет для прыжка.

— За сто дней ты заметёшь все следы. — Возразил Мор.

— Я их замёл уже тогда. — Усмехнулся Даран. — Но попытаться можешь. Ты же везунчик. Увидимся.

Магистр степенно прошествовал к двери, у самых створок задумчиво оглянулся.

— Если когда-нибудь обнаружишь что кто-то использует подобные методы — поступи ЧЕСТНО.

— В смысле?

— Закон предписывает схватить и судить, но некоторые «иногда мудрые» хитрецы способны вывернуться. Просто убей, желательно исподтишка.

Мор хотел улыбнутся этой шутке и отпустить что-нибудь подходящее, но заметил что Даран предельно серьёзен. Поэтому он сказал только:

— Обязательно.

— Опаздываешь. — Сиергал вышел из пещеры и поманил Мора за собой. — Я тут учебный купол настроил, а то за пригорком спряталась толпа свидетелей — заденем ещё.

— Общался кое с кем иногда мудрым. — Покачал головой оруженосец. — Что за свидетели?

— Ученики пришли поглазеть. Я же местная достопримечательность, а теперь вот учу опять. Подглядывать будут.

— Может позвать сюда? Пускай вблизи поглядят.

— Уй. — Поморщился мастер. — Не люблю я этого, но ладно. Только настрого запрети болтать и шептаться, чтобы сидели как растения.

— Сделаем.

Мор сбегал к пригорку. Человек пятнадцать учеников, вжавшись в землю, выжидательно на него пялились. Заметив знакомые плечи парень крикнул:

— Принт, веди народ к пещере. Следи, чтобы вели себя тихо, а то Сиергал коленки отстрелит.

— А он?..

— Просто сидите молча, и всё будет в порядке. — Перебил оруженосец девушку.

Мастер включил защитный купол. Юные псионы уселись вдоль скалы. Мор встал в стойку. Вдруг личкомы всех присутствующих дружно запищали и засветились ярко красным. На ладони вспыхнула надпись: «Тревога первого уровня».

Первый уровень — опасность разгерметизации. В таких случаях предписывается срочно прибыть к капсулам, а по дороге желательно разжиться скафандром, если это не слишком замедлит путь.

Ученики разом вскочили и понеслись к лифтовой. Сиергал схватил, ринувшегося следом, Мора за плечо.

— А ты куда?

— Ну так, скафандр, капсула.

— Расслабься. Ни разу не слышал чтобы скафандр спас кому-нибудь жизнь в условиях космического боя. Тут тревогу никогда не подымали. Значит либо нас атаковал имперский флот в полном составе и тогда мы умрём в любом случае. Либо техники в хранилище натворили чего-то такого что мы умрём ещё быстрее.

— Весёлые перспективы.

— Пошли глянем, откуда птицы прилетели.

Мастер неспешно направился к пещере. Активировал консоль и подключился к главной рубке базы. Его хоть и считали сумасшедшим, но доступ почему-то не закрыли. Голограмма показала схему планеты и базы, Мор сегодня уже наблюдал подобную картину. Из динамиков доносились, отдающие чёткие приказы, голоса. ^

По всей карте вспыхивали точки орудийных выстрелов. Их было очень много, но учитывая размеры местной солнечной системы и космические

расстояния — подобный артобстрел выглядел смехотворно. Все-равно что тыкать пальцем вокруг себя, в надежде сбить комара летающего где-то в комнате.

— Йодаранкат в подпространстве? — Послышался строгий голос адмирала Дигана.

— Да. — Отозвался кто-то из офицеров.

— Мы?

— Семь минут до гипера.

— Каковы шансы что нас заденут? — Мигнула иконка магистра Филика присоединившегося к каналу рубки.

— Меньше, чем призрачные. — Ответил Диган. — Даже учитывая, что сюда лупят чуть ли не все орудия империи, а наводит их самый точный мозг галактики.

— Полагаете, это император?

— Больше никто не смог бы вести огонь с такой точностью.

— Какая точность? — Шепотом возмутился Мор, они хоть и отключили микрофон, но он машинально говорил тихо чтобы не перебить военных. — Пальцем в небо.

Сотая доля всех вспышек приходилась на зону где висела база, но даже они расцветали на таком расстоянии друг от друга что опасений не вызывали — слишком уж огромен космос.

— Да просто фантастическая. — Круглыми глазами смотрел на голограмму Сиергал. — Орудия могут бить куда угодно, но чем больше дистанция — тем больше погрешность. Можно столетие обстреливать район Гениса, а имперцы даже не заметят атаки. То что Новет попадает в такую крошечную зону — сказка.

— Три минуты до гипера.

Один из выстрелов оформился рядом с базой. Белый шар не достал линкоры. Но на его месте, на мгновение, образовалась чёрная дыра. Её гравитационное поле раскинулось гораздо дальше. Военные называют это — хлопок. Именно такие хлопки и наносят основные повреждения. Задеть что либо самой плазмой выстрела — высший пилотаж.

У одного из кораблей вырвало несколько бронированных плит и отломило надстройку антенны. По линкору прошла рябь, плиты сдвинулись и мгновенно закрыли пробоину, обломки зашвырнуло в космос.

— Да он попал! — Вскричал Сиергал, очумело тыкая пальцем в голограмму. — Это… Это… Это невозможно! Вот ублюдок! Это войдёт в историю!

— Повреждения не критичны. — Сухо заявил техник. — Пострадавших нет.

— Двадцать секунд до гипера. — Добавил другой голос.

— Попааал! — Мастер с силой долбанул оруженосца в плечо. — Ты представляешь!?

— Я вижу. — Потёр саднящее место Мор. — Чего ты радуешься?

— На твоих глазах происходят невероятные события, а ты… Да ну тебя. — Сиергал склонился над консолью и забубнил под нос. — Надо же, попал. Интересно, во что этот искин разовьётся в итоге?

«Видимо, это как выиграть в лотерею миллион долларов, не покупая билет.» — Подумал Мор. — «Вот только, выиграл не тот парень.»

— Гипер.

По ушам резанул гул генераторов, база скрылась в подпространстве.

— Зачем ему эта демонстрация отчаяния? — В резко наступившей тишине рубки, голос Филика звучал грозно. — Новет потратил столько энергии, что можно построить новую флотилию.

— Это не отчаяние. — Возразил Диган. — Эксперимент. И небезуспешный. Эксперимент — эхом отдалось в мозгу Мора. Он почувствовал, что нужно что-то сделать и прямо сейчас, но не знал что. А интуиция, прямо вопила о действиях. Палец машинально нажал кнопку связи.

— Адмирал Диган, это оруженосец Мор.

— Что? — Удивлённо воскликнул офицер. ^

Голограмма потухла, на её месте загорелась надпись: «В доступе отказано»

— Мор! — Сиергал оттолкнул парня от консоли. — Это закрытый канал. Одно дело, что меня отключили. Но сейчас сюда ворвётся бригада пехоты, и если они попортят мою кровать, я не знаю, что с тобой сделаю.

Ответить оруженосец не успел, на мониторе снова открылось окно рубки и появилось лицо Дигана.

— Что хотел?

— После нас остались обломки. — Выпалил Мор.

— Ничего конкретного по ним не определить. — Вмешался один из техников.

— Стандартные конструкции обшивки.

— Мусор. — Добавил Диган. — Не такая уж и большая плата за океан энергии что потратил Новет.

— Оруженосец имел в виду кое-что другое. — Задумчиво протянул магистр Филик, штатный стратег соображал быстро. — Само наличие таковых. Если эксперимент успешен — имеет смысл работать в этом направлении и дальше. Нужно прибрать за собой.

— Я не выведу базу из подпространства. — Отрезал адмирал. — Обстрел, скорее всего, ещё продолжается, а Новет один раз уже попал.

— Придумайте другой способ. — Спокойно ответил магистр, и чуть помедлив, добавил. — Благодарю, оруженосец, ты помог.

Монитор погас. В дверь вежливо постучали.

— Это к тебе. — Подтолкнул Мора Сиергал. — Помни про кровать и про колени.

Снаружи оказался закованный в броню пехотинец. Ещё пятеро контролировали периметр за дверью.

— Эм… — Помялся здоровяк в скафандре. — У мастера всё в порядке?

— В полном. — Кивнул оруженосец загораживая собой проход.

— Я должен убедиться.

— Да всё у меня отлично. — Выкрикнул из комбаты Сиергал. — Или ты думаешь какой-то ученик способен меня вырубить и воспользоваться моим доступом безнаказанно?

Солдат попятился. Уважают лиганцы псионов, особенно сбрендивших.

Тренировки продолжились в обычном режиме. По вечерам вокруг пещеры собиралась целая толпа учеников и Сиергал сдался — стал проводить занятия на стрелковом полигоне. Постепенно мастер оттаивал и обращал внимание на других псионов. Учениками он занимался мало, в основном, к нему со всей галактики слетались рыцари. Но вечернее время он уделял исключительно Мору.

Через неделю оруженосец набрался храбрости и рассказал Сиергалу о последнем разговоре с Дараном. Мастер отнёсся к известию спокойно:

— Увидел возможность нарушений со стороны вышестоящих и прямо высказался. Ты поступил честно. Продолжай в том же духе, и когда-нибудь станешь магистром.

— Не хочешь полететь на Ласик вместе со мной?

— Ты ещё слишком наивен. Даран вводил в заблуждение целые планетарные службы безопасности, ещё когда твои предки бегали голыми и бросали друг в друга камни. Надеешься поймать магистра на горячем? Нет, конечно, после обстрела Новета я поверю во что угодно, но Даран… Он устроил мою казнь, да так, что я сам о ней не подозревал. Не удивлюсь, если он уже связался с Ласиком и убедил их оказать тебе максимальное содействие в расследовании. Но ты всё равно зря потратишь время. Хотя, может и не зря.

— То есть?

— Йодаранкат — манипулятор. Если он хотел направить тебя на Ласик, значит, для того есть какие-то причины.

— Хочет держать меня подальше от Земли?

— Как вариант, но скорее всего мотивов много и они хитро переплетены. Пока я был его учеником, он пользовался мной втёмную множество раз. И знаешь, чем заканчивался каждый?

— Чем?

— Я говорил ему спасибо.


Глава 22

Опять закончился реквизит для тренировки телекинеза. Последнюю тарелку свернуло в бублик, когда Мор пытался поймать её у пола — отвлёкся на текст учебного плана, и посудина выскользнула.

Нужно снова пополнять запас, кинулся в столовую. У раздатчика его перехватил незнакомый техник.

— Оруженосец. — Сурово сдвинул брови мужчина. — Использование посуды не регламентируется, но вообще-то она предназначена для принятия пищи.

— Эээ. — Развёл руками Мор. — Прошу прощения.

И уже хотел отвалить, раздумывая что бы по этому поводу предпринять..

— В мастерской можно соорудить что-нибудь подходящее. — Смягчился дядька. — И ломаться не будет.

Похоже, подобный разговор у него состоялся не однажды.

— Спасибо.

Мастерская способна собрать любую вещь. Главное, чтобы доступ позволял. При использовании «особых» материалов и допуск нужен соответствующий. Единственное ограничение: на выходе изделие должно соответствовать параметрам окна раздатчика, иначе придётся плестись к консоли главной мастерской — там размеры значения уже не имеют.

Мор сделал несколько простых шариков — пустая пластиковая болванка. Укрепил каркас проволокой из лёгкого сплава — при падении не треснет. Вынул из раздатчика, прикинул в руке. Вот, такой штукой и в лоб можно зарядить при желании. Правда, ни один псион такого не позволит — перехватит в полёте. А если встроить маленький кусочек фрита?

По допуску, оруженосцу положен один единственный. Те что в Максах не считаются (Это трофей). Система подыскала подходящий фрагмент. Минерал содержит часть ауры владельца — теперь и одарённому можно в лоб. Но зачем же так грубо? Вспомнилась книга о магах — рядом с волшебником летал шар и помогал в разных колдунствах — орб назывался.

Подставил бластерный ствол в проект, слот обоймы, саму обойму. Фрит уже не просто маячок и хранитель ауры, но и спусковой механизм. Пришлось увеличить размеры шара чтобы спрятать разгонную трубку, но не критично — два кулака всего. Отличная штука вышла, своеобразный козырь в рукаве. Летает себе шарик, летает и вдруг — бац! Бластерным разрядом.

Но это же нужно постоянно на нём концентрироваться — в условиях боя не получится. Упадёт, закатится в какую-нибудь щель, ищи потом. Прикрепил простецкий антиграв к днищу, запитал от обоймы — на симуляторе орб унёсся высоко в небо. Нет, так не пойдёт — необходима система управления полётом. Но почти все они используют сложные электронные схемы — любой одарённый выжжет такой штуке мозги.

Добавить защитное поле?

Мор просмотрел список предложений — самый слабый развёртыватель спецполя — размером с табуретку, а это уже целый дроид, ещё и батарею такую же нужно — великовато. А что есть проще? Альтиметр! Вполне себе механическая штука — электромагнитных волн не боится, срабатывает при изменении высоты.

Прицепил к схеме, настроил. Если бы симулятор мастерской мог испытывать чувства, он бы сейчас громко смеялся — орб тащился на определённой высоте, но только не от поверхности, а от гравитационного поля. Чем больше масса планеты — тем выше, складки местности вообще игнорировал — упирался в препятствия и зависал. Постоянно перенастраивать триггер альтиметра — морока. «А пусть на падение срабатывает» — догадался оруженосец — «Заодно и отключается, когда фрит активен»

Шарик покорно управлялся телекинезом, а при потере концентрации начинал подпрыгивать на месте — сантиметров на тридцать. Высотомер то включался, то выключался. Вверх, вниз, вверх, вниз. Прыгун, блин.

Хотел стилизовать изделие под череп, но подумал и загримировал под полицейский глаз. Летают такие серые шарики рядом со стражами порядка и всё записывают — для протокола. Мор добавил в проект маломощный сканер, не оставлять же пустоты, да и сходство с полицейским дроидом увеличилось.

В бою сканер, конечно, сразу сожгут, а вот остальная начинка останется. На выходе прыгун почти не отличался от стандартного полицейского глаза. Осталось лишь подчинить себе фрит, пока что орб управлению не поддавался, но это дело времени.

А вот в Максах минерал уже ощущался отчётливо — можно смело стрелять навскидку. Оружием Мор владел всё лучше, двигался всё проворнее и только развитие дара застопорилось. Новые умения открываться не желали.

«Убеждение» тоже классная штука, но это ведь не боевая способность, а хотелось чего-то убойного. Сиергал, например, мог «ловить» бластерные пульсары, по крайней мере из лёгкого оружия. Брут умеет в несколько раз ускоряться, Принт чувствует угрозу.

Мор припомнил схватку с легатом убийцей — как удавалось лихо бегать по стене и потолку, предвидеть действия противника. Но тогда всё было как в тумане, такое не повторить.

На очередную тренировку к мастеру оруженосец захватил, уже подчинённый, орб — похвастать. Управлять штуковиной намного легче чем тарелками или простыми шарами. Фрит подсказывал где находится, видеть необязательно — Мор почти не отвлекался.

— Это что? — Кивнул на серый глаз Сиергал.

— Прыгун.

— Почему прыгун?

Оруженосец отпустил орб и тот начал монотонно, с лёгким жужжанием, подпрыгивать.

— Ааа. — Понял мастер. — И зачем?

— Ну.

Прыгун выстрелил, Сиергал успел подставить ладонь под шоковый разряд.

— Полагаешь одному тебе пришла мысль таскать замаскированного дроида?

Он махнул ладонью, в орбе что-то заискрило, взвился лёгкий дымок, на личком пришло сообщение что связь со сканером Прыгуна потеряна. Мор растерянно развёл руками, а орб снова выстрелил. На этот раз, мастер едва успел уклониться — не ожидал такого развития.

— Как?

— А в нём почти нет электроники.

— Но я чувствовал, что сжег схемы.

— Это обычный сканер, на работоспособность не влияет.

— Хм. Обязательно покажи его Бруту, он заинтересуется. Ну, а теперь давай в круг.

Началось обычное избиение, Сиергал бластером не пользовался — уклонялся, петлял, «ловил» разряды руками, а затем, хитро подкатившись, сбивал Мора с ног. Лодыжки после таких тренировок опухали по самые колени. Последние две недели синюшный цвет кожи не сходил.

— Может полегче. — Подымаясь поморщился оруженосец. — Ты же мастер, а я всего лишь ученик. Имей совесть.

— Мозг.

— Что мозг?

— Мозг должен опасаться за твоё здоровье. Только стресс вызывает прорывы в обучении.

Сиергал прыгнул, перекатился, пропуская над собой вспышки Максов, неестественно выгнулся и двинул Мору под левую руку. Хрустнула кость. Оруженосец завалился набок судорожно хватая ртом воздух, каждый вздох отзывался резкой болью.

— И да. — Разминаясь прошелся по площадке мастер. — Время боевых тренировок. Готовься к боли. М-три осмотри ученика.

Из-под дерева выбралась тумба на колёсах, деловито подъехала к лежащему оруженосцу, выдвинула замысловатые щупы.

— Диагноз: трещина четвёртого ребра слева. — Медицинский манипулятор втолкнул под кожу обезболивающее, клей и пару скрепляющих скоб. — Рекомендации: Избегать напряжения в области грудной клетки в течении тридцати часов.

— Эх. — Деланно возмутился мастер. — Теперь придётся в голову бить.

— Э! — Вскрикнул Мор.

Но Сиергал уже начал атаку, контуры его тела размылись от резких коротких движений. Нет, Мор не испугался, не впал в ступор — он просто отчётливо осознал свою полную беспомощность. Что он может противопоставить такому противнику?

Осознал и, как с ним часто бывало в подобных ситуациях, успокоился окончательно. Чего зря переживать и метаться, раз конец один? Неожиданно от тела Сиергала отделился призрак — прозрачный силуэт живущий своей жизнью. Он сновал на шаг впереди, а мастер двигался следом, покорно повторяя все манёвры тени. Мор выстрелил в прозрачную фигуру. Она разделилась на две, прыгнувшие в разные стороны. Сиергал последовал за левой, в точности повторив все её движения.

Максы разразились серией вспышек, оруженосец метил в вертящихся призраков, их становилось то больше, то меньше. Некоторые падали сраженные выстрелами. Другие отступали, увлекая за собой, к краю площадки и Сиергала. Тот предсказуемо следовал точно по маршруту одной из фигур. В конце концов мастер уже не успевал уклоняться и просто закрылся ладонями. Если бы не два одновременных писка: «обойма пуста» — Мору удалось бы его уделать.

— Уже лучше. — Поднялся с колен запыхавшийся Сиергал, его руки безвольно повисли вдоль тела. Достают всё-таки мастера шокеры, если их много. — Усложним процедуру.

Размяв онемевшие конечности, он вынул бластер и вставил учебную обойму с крупной пометкой: «Р»

— А что такое «Р»?

— Рыцарская. — Ответил мастер и выстрелил Мору в коленную чашечку. Боль была адской, казалось ногу действительно оторвало, оруженосец не опускал взгляд, опасаясь увидеть развороченное колено. На глазах навернулись слёзы, от напряжения мышц хрустело склеенное ребро — ещё немного и скобы не выдержат.

Отпустило так же резко. Мор пару минут глубоко дышал потом ощупал колено — всё в порядке, от болевых ощущений не осталось и следа, нога отлично слушалась. Но терпеть подобное снова решительно не хотелось.

— Может ещё стрельбу потренируем?

— Не-а. — Отмахнулся мастер. — Мозгу передышек давать нельзя. Он как мышца — не увеличиваешь нагрузки — развитие останавливается. Так что…

— А мне такая обойма разве не положена?

— Ты не рыцарь. — Усмехнулся Сиергал. — Учись не попадать под раздачу, а то ты как столб. — И подмигнув, добавил. — «Рыцарские» отлично мотивируют.

Мор выстрелил первым, отчаянно надеясь, что появятся тени, и получится загнать мастера в угол, но тени выходить не пожелали. Оруженосцу всё же удалось два раза увернуться и спустить курок ещё раз, прежде чем грудину разорвало сводящей с ума болью.

Он рухнул на площадку и пытался выдохнуть раскалённый воздух из лёгких. Когда отпустило, рядом загудел медицинский дроид.

— Слабый болевой шок. Опасности для здоровья нет.

— Слабый? — Возмутился Мор.

— Оу. Это тебе ещё в живот не прилетало. — Будто бы вспоминая что-то забавное, осклабился Сиергал. — Некоторые обделываются. Продолжим?

И вскинул бластер. Вокруг оруженосца распространилось прозрачное марево. В определённых местах оно вспенивалось — подсказывая начало атаки. Мор уклонился — туманные протуберанцы вытягивались за мгновение до настоящего выстрела. Пришлось изрядно крутиться, чтобы избегать попаданий. Благо, своим телом он уже владел мастерски.

Марево виделось даже сквозь закрытые веки. Оруженосец зажмурился, чтобы не отвлекаться на окружающий пейзаж. Прозрачный росчерк, уклонение, следом луч мелькнул чуть левее плеча, росчерк, кувырок, луч, промах. Болты расходились с телом на какие-то миллиметры. Но было не так уж и сложно. Мор маневрировал, не останавливаясь ни на секунду, дёрганные движения постепенно слились в плавный танец.

В конечном итоге удалось встать в стойку, подобранную для него мастером и закрыться Максами. Последний разряд он принял на воронёную поверхность. Пальцы слегка защипало, но терпимо.

— «Обойма пуста» — Пискнул бластер Сиергала.

— Совсем другое дело. — Мастер воодушевлённо извлёк из-под одежды второй ствол. — И пытайся отстреливаться, на одном уклонении долго не протянешь.

— Погоди. — Взмолился Мор.

— Мозг! — Многозначительно произнёс наставник и выстрелил с двух рук.

Болело всё. Если «рыцарский» попадал в одно и то же место несколько раз — нервы клинило. Судороги сопровождали оруженосца до самого лазарета. Хорошо хоть никто не видел, как он, словно пьяный в стельку, пытается совладать с непослушными членами.

Мор завалился в капсулу и запустил диагностику.

«Переутомление нервных синапсов. Трещина четвёртого ребра слева. Полная регенерация — пятьдесят минут»

— Аве современной медицине! — Воскликнул оруженосец и погрузился в целительный сон на целых пол лиганских часа.

Сто дней — это вроде бы много. Особенно, если ждать отпуска или, тем более, отпускных. Но если на протяжении этого периода тебя постоянно расстреливают, давая прочувствовать всю прелесть оторванной конечности или прожженных лёгких — дни превращаются в бесконечные века мучений.

Казалось, Мор всю жизнь только и делал, что пытался перехитрить проворного мастера. Тени с каждым разом виделись всё отчётливее, предупреждающее марево яснее. Но вот объединяться режимы атаки и защиты не желали ни в какую — либо одно, либо другое.

Мор научился переключаться между ними мгновенно, но Сиергал не зря носил прозвище лучшего стрелка Ордена. Он тонко чувствовал изменения в поведении ученика. Ему хватало короткого мига «между», чтобы поразить цель.

И всё же определённые подвижки в деле существовали. Троица: Принт, Дар и Вал уже не казалась серьёзными противниками. Мор легко побеждал всех их вместе — шесть из семи раундов. И только Сиергал раз за разом доказывал, что учёба лишь начинается. Далеко ещё до границ настоящего мастерства.

Время шло неумолимо, но медленно…

Последнюю неделю оруженосец метался по увеличенному стрельбищу, среди множества укрытий и препятствий. Почти два десятка учеников разного возраста устраивали на него импровизированную охоту. Благо, хоть «рыцарские» заряды мастер им раздавать не стал, а шоковые, даже на максимуме, Мор научился терпеть.

Вечером он по обыкновению приплёлся к защитному куполу. Привычно размялся и обнаружил, что Сиергала нет. Тот нашелся в своей пещере — развалился в кресле и медленно потягивал «золотой» напиток. Взгляд мастера блуждал где-то далеко.

— А, явился. — Он кивнул на ещё один стакан с другой стороны стола. — Присоединяйся.

— Что за праздник?

— Конец первого этапа твоего обучения. Дальше давить некуда, разве что боевые заряды использовать. — Вздохнул мастер. — Так что передохни.

— И что теперь?

— Ну, не знаю. Завтра тебе рыцаря присвоят — махни на Ласик или ещё куда-нибудь, развлекись.

— Уже прошло сто дней? — Мор поймал себя на том, что когда путь позади, кажется, что путешествовал ты по нему не так уж и долго. — Что-то неохота идти на поводу магистра. Может, на Землю?

— Делай что хочешь, в конечном итоге, всё равно поступишь так как Даран планировал.

— ???

— Может он специально тебя науськивал, чтобы ты взбунтовался и отправился на родину.

— Так можно чего угодно напридумывать.

— Можешь не сомневаться, ОН — уже давно напридумывал. Тебе осталось только слепо попасть в западню.

— Безнадёга. — Протянул Мор солидно отхлебнув расслабляющего зелья.

— Всё для твоей же пользы.

— Я потом ему спасибо скажу?

— Не исключено. Ты видишь тени противников — Йодаранкат видит тени вселенной. Если бы не он, шиш бы психологи разрешили устроить тебе шоковую терапию.

— А нужно разрешение психологов?

— Естественно, или ты думаешь у нас всех таким изуверским способом обучают? Я же не зверь. Не каждый рыцарь использует в тренировках рыцарские обоймы, а у подростков и вовсе ранимая психика.

— То есть, за все эти сто дней ада надо благодарить Дарана?

— Скажи ещё, что недоволен. Стандартная программа растянулась бы для тебя на годы. Или недоволен?

Мор посмотрел на свои пальцы — кожа отшлифована тысячами прикосновений к оружию. Сейчас он с закрытыми глазами точно скажет, куда направлены стволы его бластеров. За секунду до движения противника, по теням определит его финт, выстрелит — словно сморгнёт и, скорее всего, не промажет. Недоволен?

— Спроси ты меня об этом дней двадцать назад — я бы рвал и метал, но сейчас, в конце пути, я, пожалуй, действительно ему благодарен.

— Вот, вот. Так оно всегда и выходит.

Они молча посидели, глядя на переливающуюся разными цветами голограмму над столом. На изображении искрились вспышки и всполохи — такой себе импровизированный камин, но Мору мерцание напомнило обстрел базы. Потянуло на философско-политические диспуты. «Золотой» активно впитывался в мозг.

— А почему Лига прощает Империи все эти дипломатические недоразумения? — Спросил оруженосец. — Покушения на магистра, твоя история. Обстрел базы вообще тянет на немедленное объявление войны, а мы только улыбаемся в ответ.

— Не так уж мы и улыбаемся. — Возразил Сиергал. — Ещё неизвестно кто кому больше напакостил. Но в каком-то смысле ты прав — прощаем. Понимаешь: во вселенной нет ничего ценнее жизни разумного существа — это даже Новет понимает. Начни мы полномасштабное столкновение — погибнут миллиарды разумных. А война, что ты знаешь о войне?

Мастер поднялся и наполнил стаканы по новой.

— Война и так идёт, идёт с тех самых пор, как остатки Пятого флота ушли в первый прыжок. Холодная война. И гибнут в ней в основном люди, готовые к такому повороту — солдаты, агенты, орденцы. Если она станет «горячей» — к ним присоединятся мирные жители, дети. — Последнее слово Сиергал произнёс очень тихо, затем встряхнул головой отгоняя воспоминания и добавил. — По сути: Империя обстреляла пустой кусок ничейного космоса далеко на периферии. Базы не существует — забыл? На магистра напали песочники. Где тут повод для войны? А я… Я тоже хочу мира. Иначе моя история станет обыденностью и для многих других.

— Мда. — Вздохнул Мор. — У нас тоже говорят: плохой мир лучше хорошей драки.

— Тогда вы не такие уж и отсталые.

А утром в каморке вспыхнул синий шар.

— Оруженосец Мор. — Свет и металлический голос застали врасплох, руки непроизвольно схватили оружие, но появившаяся тень синей сферы двигаться не собиралась и оруженосец расслабился. — С этого момента ты рыцарь — полноправный член ордена. Веди себя доблестно, законно и честно. Доступ безопасности изменён на пятый.

Сигл исчез. В раздатчике обнаружилась новая роба с серебряными вставками. Мор перецепил на неё магниты кобуры. На личком пришло сообщение от Сиергала явиться на тренировочный полигон.

Там его встретила целая делегация наставников. Все в повседневных робах. Впрочем, Мор сомневался, что существуют парадные. Поздравлять его тоже не спешили. На хмурых лицах застыла сосредоточенность.

— Как настрой? — Осведомился Брут, забавно двигая усами.

Таким вопросом Мора обычно встречал сосед по балкону, поэтому парень на автомате выпалил:

— Боевой.

— Плохо. — Наставнику такой ответ почему-то не понравился. — Считаешь, теперь великий боец?

— Нет. — Потупился Мор. Видимо, присвоение внеочередного звания человеку, только недавно пришедшему в Орден учителям было не по душе. — Может чуть выше среднего.

— Ага. — Хитро кивнул Брут. — Выше среднего значит, ладно. Вот наставник Тагарт у нас чуть выше среднего, хотя, пожалуй, даже просто средний.

Вперёд вышел пожилой рыцарь-наставник Тагарт. Небольшого роста, каштановые волосы. В серых добрых глазах читается вековая мудрость. С такими глазами детям рассказывать о светлом и вечном. Тагарт, собственно, этим на базе и занимался — преподавал пятилетним псионам начальный курс. На стрелковом полигоне Мор его никогда не встречал. Это, конечно, не означает что наставник слаб, как боец, но тренировался он, по видимому, редко.

Тагарт степенно встал в центре защитного купола и приглашающе кивнул. Предлагает схватку? Экзамен, значит, решили устроить? Вдруг новичок не достоин высокого звания?

Новоиспечённый рыцарь мысленно улыбнулся. Да он Сиергала не единожды подстреливал — лучшего в Ордене. С дедом, последние сто лет рассказывающим сказки малышне, уж как-нибудь справится.

Мор приготовился к противостоянию, привычно выдохнул входя в транс.

— Бой! — Скомандовал Брут.

Двойной пульсар шокера влетел в грудь сразу вслед за протуберанцем, подсказывающим возможное направление атаки. Увернуться не было никакой возможности. В руке рыцаря-наставника удобно устроился Макс перекрашенный в серый цвет. А сразу и не определишь что в кобуре болталось, вроде бы бластер как бластер. Мало-ли модификаций выпущено?

Следующие четырнадцать раундов Мор то и дело оказывался на полу. Тагарт позволял выстрелить в себя пару раз, а затем одним точным попаданием завершал схватку. Оруженосец перепробовал весь арсенал финтов, перекатов и переходов — не помогло ничего. Одна вспышка — один труп.

То ли дед не так прост, как кажется, то ли Мора сейчас банально «разводят». Непонятно, правда, каким образом, но факт остаётся фактом, — все его старания ушли в «молоко».

— Это он Сиергал, а не ты. — Дошло до парня и он обличительно ткнул бластером в мастера.

Наставники, как по команде, заулыбались и закатили глаза. Сиергал шагнул ближе.

— Не городи чепухи. Это рыцарь-наставник Тагарт и он действительно довольно посредственный боец, но у него за плечами годы практики.

— Но я же побеждал тебя!?

— Мозг.

— А тут-то он причём?

— Мозгу нужна мотивация — он должен видеть, что его потуги не проходят даром.

— Ты мне поддавался. — Окончательно понял Мор.

— Естественно, иначе тренировки превратились бы в фарс.

— Но, блин, как натурально. Я прямо верил.

— У меня тоже годы опыта. — Подмигнул мастер.

— И зачем тогда всё это? Экзамен? Я провалился?

— Если бы у нас были такие строгие экзамены. — Зашевелил усами Брут. — В рыцари бы никто не пробился. Ты держался достойно, но должен осознать: на данный момент — ты ноль.

— Не понимаю. — Задумчиво вставил, всё ещё стоящий под куполом, Тагарт.

— Как он уложил двух легатов?

— И не пытайся. — Отмахнулся Сиергал. — Даже Даран не понимает.

— Мне теперь нужно учиться дальше?

— Обязательно. — Подтвердил мастер. — Но только не на базе. Смени обстановку. Отправляйся… Куда ты там планировал. Уже сейчас ты стоишь взвода пехоты, но не зарывайся.

Мор призадумался, а ведь он действительно планировал. Если не разведку в Империи, то уж расследование на Ласике, а может, и чего круче. Но теперь радужные планы несколько поблекли. Рановато ему против легатов выступать. Везение штука капризная. Возможно, своё он уже исчерпал на жизнь вперёд и следующая встреча с адептом школы гнева обернётся провалом.

Какой Ласик? Какая Империя? На Землю! Проведать друзей и родственников. Там предварительный карантин, а соответственно, и шанс встречи с берсерками минимален. Правда, такое уже случалось, но от случайностей не застрахуешься.

— Я принял урок, уважаемые. — Благодарно кивнул Мор. — Спасиб… Кстати, а на эту демонстрацию вас, случайно, не кто-то «иногда мудрый» надоумил?

— Да он умнеет прямо на глазах. — Усмехнулся до этого молчавший наставник Саран, молодой энергичный мужчина с незапоминающейся внешностью. Он дружески похлопал Мора по плечу. — За тебя, рыцарь я, пожалуй, волноваться не буду. В голове у тебя кое-что есть, а остальное натренируешь.

— Да он и так меня попотеть заставил. — Почесал макушку Тагарт. — Проворный, гадёныш, пару раз чуть не ушел.


Глава 23

Легко сказать: на Землю. А где она эта Земля? Там, между прочим, предварительный карантин. Самый строгий карантин из всех возможных карантинов. Координаты планеты знают единицы и пятый уровень доступа этого знания совершенно не предполагает.

Может, Йодаранкат вовсе и не подталкивал Мора к полёту на Землю. Может, он всё себе надумал. Для чего магистр делал то, что делал и показывал то, что показывал? Одержимый манипулятор.

Впрочем, на Землю хотелось именно Мору. Посмотреть как продвигается глобальная перестройка. Пофорсить перед старыми приятелями телекинезом. Да просто побродить по знакомым с детства местам в конце концов.

Ну его, этого магистра с его закидонами. Хотелось отдыха. На «Вестнике» его ждёт Лиса. По крайней мере, хотелось надеяться? что ждёт. Даже если не ждёт — в море полно другой рыбы.

Вот только, как бы до этой «рыбы» добраться? А ведь с Дарана сталось бы оставить пару подсказок. Сиергал, скорее всего, тоже в теме, но не признается. Нужно поискать, заодно и будет видно: наставник его подталкивал? или Мор сам себя накрутил.

На мониторе засветились данные по ближайшим вылетам с базы. В глаза сразу бросился «Статик» — у линкора на сегодня запланирован прыжок. Причём, запланирован он был именно сто дней назад, а это уже неспроста. Задача: перевозка спец-груза. Координаты: закрыто (требуется доступ шестого уровня).

Закрывать перевозку, пусть даже спец-груза, шестым уровнем? Нет, тут точно не всё так просто. Подсказка? Сам не зная на что надеясь, Мор послал вызов командеру корабля. Ответ пришел мгновенно. Лицо офицера изображалось схематично, значит он уже на борту и находится в капсуле.

— Командер. Это оруже… рыцарь Мор. Я… — Что бы сказать-то такое тактичное.

— Вижу. Меня предупреждали, что ты можешь объявиться перед стартом.

Кто именно предупреждал, парень уточнять не стал и так понятно.

— Могу я спросить, куда вы направляетесь?

— Конечно, но информация закрыта.

Была мысля сверкнуть ладонью и заявить: «Дело Ордена», но что-то подсказывало, что так будет в корне неверно. Каждый раз при использовании этого словосочетания личком отсылал запись в магистрат. И там суровые дяденьки разбирались: правомерно ли было использование этих слов в сложившейся ситуации. А какое же это дело Ордена, если Мор летит в отпуск? Заругают ещё.

Но зачем-то же Даран предупредил командера. Для чего-то же запланировал этот прыжок. Сомнения, конечно, были. Целый линкор и какому-то рыцарю недоучке. Даже магистр летел на корвете, а тут линкор. Впрочем, «Вестник» на орбите Земли уже долго, так что это, скорее всего, давно запланированная ротация.

— А на счёт меня были какие-нибудь инструкции? — Осторожно поинтересовался Мор.

— Зарезервировать капсулу.

— И когда вылет?

— Сто минут.

— Принял.

Ах Даран! Всевидящий оракул. Неужели действительно всё давно просчитал, и был уверен, что Мор так и поступит? Впрочем, удивляться нечему. Магистр водит за нос императора с электронными мозгами, куда тут вчерашнему оруженосцу умничать.

Собирать было нечего. Мор лишь наведался в оружейную и захватил пару боевых обойм. Спрятал в специальных кармашках пояса и потопал к причалу.

Состав «Статика» минимален. Из развлечений одна столовая, да и та почти всегда пуста. Зато, по обрывку разговора, Мор узнал, что прыжок займёт всего неделю. Отлично: и базы можно подучить, и не устанешь особо. А то последние сто дней загружаться знаниями совсем не выходило. Еле хватало сил на тренировки.

Загрузка и изучение небольшими кусочками отнимает много времени. Но зато голова не болит, и можно смело отвечать на все ассоциативные вопросы.

Мор повторил языковую программу. Оказалось, что из памяти выветрилась почти четверть знаний по «всеобщему» — упрощённому, наполовину выдуманному лингвистами наречию. Этому языку обучалось всё население галактики (без него и на нормальную работу не устроишься), но в Лиге им пользовались редко.

Без нейросети любые загруженные воспоминания не закрепляются сами собой, необходима постоянная практика.

Лиганский он знал на отлично. Хотя лиганским его называют только на Земле. Для остальных жителей галактики он имперский. Впрочем, и это название неверно. Империи язык достался от развалившейся республики. Эдакая «сборная солянка» из разных языков, собранная за тысячелетия существования Республики.

Ещё обнаружилось, что «посольский» забылся полностью. Единственный язык, от а до я изобретённый специалистами. Позволяет выражать свои мысли так, чтобы не оставалось места двусмысленностям. Используется исключительно для дипломатических переговоров. Естественно, за всё время своего гражданства, Мор не слышал на нём ни слова. А орденцу этот язык необходим. Не всегда ведь бластеры переговариваются, придётся когда-нибудь и головой проблемы разруливать.

Вот он всю неделю полёта и тренировался.

Наконец, корабль величественно вынырнул у голубой планеты. Удивляли громадные строения на орбите. Полное кольцо вокруг, да ещё и несколько станций, кучкующихся немного поодаль. Неужели земляне успели всё это отстроить за четыре месяца?

Визиры скользнули по поверхности. Четыре маленьких материка даже отдалённо не походили на земные. Удружил таки Даран. Компьютер услужливо подсказал название мира — Шори. Пакость. Ну, и что теперь делать?

«Вызов: командер линкора Литан. Соединить?»

«Да».

«Приветствую, рыцарь» — Рядом возникло изображение офицера. — «Добавочная инструкция: Высадить тебя на Шори».

«А если я окажусь?»

«Инструкция» — Веско добавил вояка.

«Окажу сопротивление. Силой выкинешь?»

Командер слегка растерялся. Псион Ордена, рыцарь — сопротивление инструкциям? К такому жизнь его не готовила. Даже по каналу связи можно было расслышать как заскрипели извилины офицера.

«Эмм…» — Взгляд Литана расфокусировался, видимо, ищет, с кем посоветоваться.

«Расслабься, командер. Небольшая проверка.» — А то ещё вызовет группу быстрого реагирования, у вояк с выполнением инструкций строго.

«Оу» — Офицер с облегчением выдохнул, но сразу же опять напрягся. — «Полагаю, я её не прошел»

«Скажем: паники я от тебя не ждал»

«Паники не было» — Серьёзно ответил Литан, не первый раз, наверное, под проверку попадает. В Лиге это вообще стандарт — раз в месяц на провокационные вопросы отвечать. Громадный штат психологов старается — придумывает для граждан разные каверзы. Чтобы не расслабляли булки, так сказать. — «Но я на пару секунд растерялся. Оформлю рапорт.»

Вот ещё один пример лиганской психологии. Мужик не только признал свою ошибку, но ещё и рапорт на себя накатает. Вот бы на Земле так: чиновник был неправ, и поэтому написал заявление с просьбой себя уволить за несоответствие занимаемой должности.

Литана, конечно, не уволят, но нужные тренинги медики ему подберут. Будет вместо отпуска отрабатывать поведение в нестандартных ситуациях. Мору даже стало немного жаль офицера. Цели подставить командера он не ставил, так, ляпнул, не подумав. Расстроился, что Земля так и останется в мечтах.

А линкор уже закрепился на геостационарной орбите. Капсула Мора двинулась к четвёртому корвету — в док зайдёт только он. Больших кораблей у планеты не было, и «Статик» грозно выделялся на фоне сотен утлых судёнышек, снующих в округе.

Они выстраивались в очередь у прыжкового маяка, ожидая команд диспетчерской. Если мощь гипер-генераторов какого-нибудь корабля во много раз превышает твою, а вы вошли в подпространство в одном месте — могут случаться эксцессы. Например: великан протащит тебя за собой, как кусок мусора. Окажешься совсем не там, где планировал.

Поэтому на оживлённых трассах ставились маяки, а диспетчеры отмечали занятые места. Естественно, это предполагало выдачу координат прыжка, поэтому военные такими штуками не пользовались, а отходили от планет на безопасное расстояние. «Статику» такой исход не грозил в любом случае — слишком велика масса, а вот кораблики поменьше перестраховывались.

«Четвёрка» бойко достигла причальных доков и пришвартовалась. По дороге стало видно, что станции вдалеке собрались вокруг тёмного пятна. «Зона искажений» — подсказала система.

Мор хотел выяснить, что за искажения такие, но капсула уже предложила выйти наружу. Стоянка корвета была короткой — только погрузка. Зачем, интересно, посылать целый линкор туда, где и корвет справится? Тем более если погрузка занимает аж целых десять минут. Чепуха какая-то. Рыцарь поправил скомканную робу, проверил пояс с бластерами и выбрался в общий коридор. В доках царила оживлённая суета. Люди, дроиды, грузовые боты — шагу не сделать, чтобы тебе на ногу не наехали. И это в грузовых отсеках, что же тогда в пассажирских творится?

Вопреки ожиданиям в пассажирской части было довольно тихо. Народ тут тоже сновал, но в основном к прогулочным катерам с большими обзорными иллюминаторами. Громадная светящаяся вывеска приглашала взглянуть на кристаллические сады.

Мор не успел дочитать рекламный щит, к нему подошел светловолосый парень в робе оруженосца.

— Рыцарь Мор? Следуй за мной.

Орденец солидно развернулся и не удосужившись проверить, идут ли за ним, двинулся в глубь доков. Корчит из себя важную шишку. Захотелось проделать такой же фокус, как с командером «Статика», но сдержался. Мало ли какие инструкции у псиона. Шандарахнет ещё шокером промеж глаз.

Недолго они петляли по коридорам и вышли к охраняемому пехотой шлюзу.

«Торговая зона Лиги» — Гласила надпись над широкими створками.

Ого, да тут целая зона отведена для нужд лиганцев. Значит, торгуют они тут часто и много. Впрочем, дальше по коридору, таких шлюзов виднелось немало. Видимо, шорианцы в торговле разбираются, раз каждое уважающее себя государство выкупило на станции целые секции.

Внутри пришлось «засветить» ладонь перед сканером — доступ ограничен четвёртым уровнем. Минимум: оруженосцы и офицеры. Чем же тут торгуют-то таким важным, что рядовой состав только к охране шлюза допускается?

Парень проводил Мора к одной из комнат и вальяжным жестом пригласил войти. Позёр. Вот никогда ему такие личности не нравились. Можно подумать, оруженосец — адъютант кого-то из великих магистров.

Дверь распахнулась, у стола, читая что-то с экрана, сидел Даран. А, ну тогда понятно, почему парень выпендривается. Быть на побегушках у «иногда мудрого» великая честь. Это Мор к таким вещам относится легко — с самого начала вниманием обласкан, а остальные орденцы могут и за всю жизнь ни разу не увидеть магистра вживую.

— Приветствую. — Не отрываясь от монитора, пробубнил наставник. — Как прыжок?

— Отлично. — Насупился Мор. — Но немного не туда, куда я рассчитывал.

— Бывает. — Пожал плечами Даран. — Присаживайся, введу в курс дела.

— А у меня тут есть дело?

— Дело тут есть у Лиги, а ты гражданин. Пора…

— Отрабатывать хлеб насущный. — Вставил рыцарь.

— Не нужно ёрничать, тебя в линкор силком не тащили, могу отправить обратно на базу. Будешь собирать «багаж всей жизни» пока… — Магистр неопределённо взмахнул рукой. — Пока не насобираешь. У меня в запасе мноооого времени.

— Ладно. — Мор уселся рядом. — Я проникся и готов к сотрудничеству.

— Что тебе известно о Шори?

— Ммм… — В голове шевельнулся остаток воспоминания из хроник. Шевельнулся и исчез, рыцарь целенаправленно историю не учил, обитаемых миров миллионы — всё не запомнишь.

— Кристаллы дальней связи. — Подсказал Йодаранкат.

А вот это Мор помнил, это было интересно, и он специально смотрел описания. Скорость света мала даже для отдельной солнечной системы. Например: от Солнца до Земли луч летит больше восьми минут, до ближайшей звезды вообще четыре с половиной года. Какие тут телеграммы, а тем более переговоры?

На заре космоплавания связь обеспечивалась курьерами — тоже не очень эффективный метод. Срочные сообщения приходилось ожидать месяцами. Пока гонец допрыгнет до нужной точки — ситуация давно изменилась, а информация устарела. Координировать таким образом большие сражения или торговые отношения нереально.

Вот тогда-то на рынке и появились первые кристаллы дальней связи. На вид кусок хрусталя — стукнешь ногтем — звенит. Но если разрезать КДС напополам и стукнуть по одному куску — зазвенят оба. А ведь можно распилить его и на тысячу, и на миллион, смотря какой размер у первоначального. Да и стучать не обязательно, можно направить лазер. Выйдет что-то наподобие оптоволоконной сети, только без проводов.

И всё же, даже миллион передатчиков, для населения громадного государства, мало. Два разных кристалла между собой не резонируют, только куски одного и того же. Поэтому создаются ретрансляторы, в которые встраиваются куски разных КДСов. Там информация обрабатывается и направляется по нужному маршруту.

Так вот откуда воспоминания о Шори. Шорианцы торговали кристаллами и были в этом деле монополистами.

— Подлецы заломили цену? Нужно «убедить» их немного скинуть?

— Сомневаюсь, что твоё «убеждение» на них сработает. — Скептично отозвался Даран. — Да и мы нашли другой путь. Создали свой КДС.

— Круто.

— Да, но он получился раз в тридцать больше, слишком хрупок и режется лишь на две части.

— Не круто.

— Нужна информация о садах. Сам кристалл ничем не отличается от качественного стекла, а вот сады…

— Будем ловить и допрашивать шорианца?

— Гм. — Магистр включил голограмму, с неё смотрел, фасеточными глазами, двухметровый муравей переросток. — Обычные шори — это пустоголовые рабы. Они лишь слепо выполняют приказы матки. А она видит их глазами, мозг каждого работает наподобие КДСа.

— Матку будем ловить?

— Ага. — В тон ему ответил Даран. — Она в центре зоны искажений яйца откладывает, иди лови.

— Дай угадаю. Выживают там только шорианцы.

— Нет. Простых шори там тоже наизнанку выворачивает. Там выживают слуги, но их выворачивает наизнанку тут, в обычном мире.

— Так что делать будем?

— Королева Шори не торгует самолично, не строит станций обеспечения, не доставляет грузы — для этого она набрала целый штат людей. Некоторые пообщались с королевой лично и после разговора превратились в фанатиков с мозгами набекрень. Преданы ей до смерти. Это костяк её службы безопасности.

— А как они пообщались, если она там, а они тут?

— Спроси что полегче. — Отмахнулся магистр. — Но ещё есть техники с нейросетями и базами знаний, и вот они — обычные люди. Один из них мой агент. Он там уже три года, и к этому времени должен был собрать кое-какую информацию.

— Его выкрадем?

— А если он не собрал? Выведем агента из игры, а толку ноль.

— Нужно с ним переговорить.

— Верно, но, кроме меня, он не доверится никому.

— За ним постоянная слежка, а твоё лицо знает половина галактики. — Догадался Мор. — Нужен кто-то неизвестный.

— Ещё и способный «убедить» агента, что действует от моего имени. — Поддержал Даран. — Иначе Марик и разговаривать не станет.

— А пароли для чего придуманы? — Возмутился рыцарь.

— Соискатели на должность проходят многоступенчатую проверку. Трудоустраиваются на всю оставшуюся жизнь. Какие пароли? Мы его даже не обучали специально, чтобы он себя не выдал.

— Мне нужно подойти к совершенно незнакомому человеку и уговорить его выдать секретные сведения?

— И проделать это так, чтобы служба безопасности ничего не заподозрила.

— Ну и задачки у тебя, магистр. Я ведь толком не знаю, как мой дар «убеждения» работает. Вдруг не получится.

— Вот тогда уже выкрадем Марика. — Вздохнул Даран. — Держать его там слишком долго тоже риск.

Дальше обговорили детали операции. Агент на протяжении всех трёх лет, каждую неделю летал на планету. Заходил в казино и проигрывал немного денег. Контракт, заключенный до конца жизни, позволял ему и больше, но он тратил сумму, заработанную за один день. Каждый раз его «пасла» служба безопасности, они уже привыкли к этому закидону техника, но слежку не убирали.

Оставалось лишь мимоходом пообщаться с Мариком, причём не дольше пары минут, иначе это вызовет подозрения.

В кабинет вошел ещё один псион в робе рыцаря. Принёс Мору обычную одежду, другой личком, крохотный передатчик. Забрал бластеры и показал последние фото Марика. Против Прыгуна возражать не стал, многие ходили в сопровождении дроидов, а обойма шокера под крышкой не воспринималась сканерами, как оружие.

— Балсар проведёт тебя до лифта. — Сказал Даран. — Удачи.

— К чёрту. — Мор застегнул кожаную куртку, отороченную мехом. Пушистый воротник неприятно щекотал кожу. — Вечно власть имущим чего-то не хватает. Просто торговали бы с маткой да и всё.

— Мы бы так и делали. — Возразил магистр. — Но шорианцы отпиливают от каждого КДСа по кусочку перед продажей.

— Они что, прослушивают все разговоры?

— Может и не все, но прослушивают.

— Но информация ведь не передаётся в чистом виде? Её ведь кодируют.

— Именно поэтому. — Усмехнулся Балсар. — В Шори самый развитый центр дешифрирования. Есть даже поговорка: Не можешь раскодировать — лети на Шори.

Они вышли в коридор. Балсар коротко пересказал, сколько нужно сделать пересадок из лифта в лифт, чтобы добраться до планеты.

— А за один раз нельзя? — Поинтересовался Мор.

— Можно, но тогда за тобой увяжется служба безопасности. Ты же выйдешь из торговой зоны Лиги. СБ Шори за нами присматривает. Я два месяца разрабатывал этот маршрут. Пользуйся связью только в самом крайнем случае. — Указал он на ухо Мора, где прятался передатчик. — И говори иносказательно.

— Шпиёёёны. — Вздохнул рыцарь и набрал на дисплее лифта первую точку перемещения.

Казино его несколько озадачило. Тут не было игральных автоматов, рулетки или её подобия. Считалось, что технические аппараты можно «накрутить», заставить работать на руку казино. Зато было что-то типа карт и множество разнообразных зверушек и насекомых. Твари бились друг с другом, бегали наперегонки, проходили лабиринты. Неужели игроки думают, что живых существ нельзя накачать каким нибудь наркотиком или допингом? Наивные.

Мор сделал несколько ставок и облегчил счёт Ордена на полторы тысячи. К сравнению: набор пищевых концентратов на одного стоит один кредит. То есть, на земной год человеку нужно триста шестьдесят пять кредитов. Самый низкооплачиваемый сотрудник Лиги получает в среднем сто пятьдесят в месяц. Короче, выбросил годовую зарплату.

Впрочем, тут самый дешёвый коктейль стоил десятку, а из общей массы выбиваться не хотелось.

Марик обнаружился почти сразу. Ставил на каких-то гусениц. Голограмма помечала их номерами, а насекомые карабкались вверх по скользкой трубке. Нужно было угадать, которая окажется выше всех через минуту после старта. Большого успеха аттракцион не имел, но около техника постоянно крутилось пару человек.

Наконец Мор дождался когда Марик останется в одиночестве, подошел и поставил на тринадцатую гусеницу.

— Привет. Ставлю на любимое число.

Вообще-то любимого числа у него не было, но нужно же с чего-то начать разговор. Технику фраза не понравилась.

Для Мора все люди всегда делились на две категории: те, которые испытывали к нему симпатию с первого взгляда и те, которым он сразу же не нравился. Отчего-то середины никогда не существовало. Марик явно оказался во втором списке. Как же его «убеждать»-то теперь?

А техник с подозрением хмыкнул и уже стал разворачиваться к выходу.

— Погоди. — Не сдавался рыцарь. — Кажется, мы раньше встречались. Марик, да?

— Мы незнакомы. — Совсем уж с неприязнью отозвался тот и сделал шаг назад.

— Я от Дарана. — Выпалил Мор, видя, что агент собирается уходить.

Зрачки Марика сузились. Лицо потеплело. Он что-то секунду лихорадочно соображал, а затем неожиданно, громко чихнул, подавшись вперёд всем телом. В ладонь рыцаря что-то упало. Маленькое, на ощупь, как копеечная монета. Мор не стал смотреть, а просто сжал кулак.

— Мы незнакомы. — Повторил техник и зашагал в глубь зала.

А Мор остался сидеть, глупо пялясь на карабкающихся по трубке гусениц. До него наконец дошло, как работает «убеждение». Как он раньше не замечал? Это же очевидно.

Между его домом и школой была игровая площадка с громадной горкой для спуска. По этой простой причине он частенько опаздывал на первый урок. Что он только не выдумывал, чтобы убедить учителя в «оправданности» своего опоздания. Тот ему никогда не верил. То были истории вполне правдоподобные и реальные, однако же ничего не прокатывало.

Единственный раз, когда учитель ему поверил и не записал замечание в дневник, был банален. Мор переводил старушку через дорогу. Бабулька была древней, почти слепой, шла медленно, пришлось тянуть за ней громадную сумку набитую капустой. От воспоминаний ему снова померещился капустный запах.

Что может быть подозрительнее отповеди: я переводил через дорогу бабушку? В это даже в шутку не поверишь. Это избито и заурядно. Но! Его не наказали. И сейчас Мор понял, почему. То был единственный раз, когда он сказал правду.

В голове всплыли десятки случаев, когда глупая и нереальная правда, больше похожая на вымысел, чем на правду, убеждала людей в его честности. А продуманные и выверенные истории, состоящие из лжи, разбивались о стену недоверия.

Это же какие горизонты открывает ему такое знание. Можно ведь выражаться по разному:

— Вам знаком этот человек?

— Нет (и это ложь).

— Сегодня вижу его первый раз. (А вот это правда, а то что мы вчера с ним пиво пили — не считается).

И ведь будут верить.

Мор осторожно опустил монетку в скрытый кармашек на поясе. Кажется дело сделано.

Он проиграл ещё две сотни. Покрутился у разных игральных приспособлений и спокойным шагом направился к лифтовой. Набрал координаты. Возвращение предполагалось по другому маршруту.

Когда дверь начала закрываться внутрь проскочила расфуфыренная, блондинистая дамочка в облегающем платье и болеро с широким воротником. Она что-то вполголоса вещала себе под нос, отталкивала Мора вглубь кабины большой красной сумочкой, и сосредоточенно в ней копошилась. Он и сказать ничего не успел, как оказался зажатым между сумочкой и стенкой. Створки дверей закрылись.

Женщина, надо сказать довольно симпатичная, продолжала бубнить и что-то искать. Из её тела выскользнула прозрачная тень. Мор среагировал машинально, даже не глянув, что тень будет делать. Короткий приказ — парящий рядом Прыгун разрядил шокер в голову незнакомки.

Та сползла по стеночке, сумочка выпала, вывалив содержимое на пол. Никакого оружия не было. Неужели ошибся? Может, женщина оступилась, должна была упасть и именно это спровоцировало появление тени? А он её шокером.

Впрочем, всё поправимо. Поднять её осторожно, придержать, да и поинтересоваться невзначай, когда очнётся, отчего это ей стало плохо. Вон уже и веки дрожат, скоро придёт в себя. Главное спокойствие и невозмутимость.

Мор подхватил незнакомку под руки. Хотел привести в вертикальное положение. Ладонь упёрлась во что-то твёрдое. В наплечной кобуре оказался «БСН мк четыре». Маленький бластер для скрытого ношения. Обойма в нём торчала шоковая длительного действия. Такие службы безопасности обычно и используют.

— Твою мать. — Раздосадованно, но спокойно вымолвил рыцарь по русски.

— Что? — Слабо сказала женщина, открывая глаза.

— Дзынь. — Раздалось из динамика лифта. — Осторожно. Перемещение.

На дисплее светились совершенно незнакомые координаты. Когда только успела? Вроде бы постоянно в сумке ковырялась. Мор выстрелил блондинке в голову из её же бластера. Гравитация на мгновение взбесилась.

— Дзынь. — Повторил лифт. — Двери открываются.


Глава 24

Два амбала, стоящие за дверью, растерялись. Ожидали застать в кабине немного другую картину. Секундного замешательства вполне хватило на то, чтобы каждый получил по разряду.

Мор кувырком выкатился наружу. На улице темно, хотя он выходил из казино днём. Значит закинуло куда-то на другую сторону планеты. Рядом, видимо для прикрытия, стоял ещё один мордоворот. Он дёрнулся к кобуре, но выстрел из БСН его быстро успокоил.

Можно воспользоваться лифтом и убраться отсюда, но если это действительно служба безопасности, перемещение они отследят. Мор ринулся прочь, в надежде отыскать другой лифт, или воспользоваться такси. Передатчик в ухе шумел помехами. Рядом, скорее всего, глушилка. Выскочив за угол, он чуть не врезался в низко парящий над землёй флаер.

Пилот очумело уставился на нагрянувшего гостя. Разряд шокера бессильно разлетелся о лобовое стекло кабины. Нужно воспользоваться боковым иллюминатором, открытым на проветривание.

Но пилот оказался не таким тормозом, как напарники. Потянул рукоять штурвала, и флаер, резко взвизгнув ускорителем, подпрыгнул вверх. Человек в кабине громко заговорил, вызывая подмогу. Мор уже напрягся для прыжка прикидывая как половчее уцепиться за фюзеляж, но вовремя догадался поступить проще. Прыгун взвился вслед за аппаратом, завис у открытого окна и пальнул в пилота. Попал или нет — не рассмотреть. Однако, флаер вдруг клюнул носом и начал падать. Его повело, стойка амортизатора зацепилась за угол здания, машину крутануло и ударило о стену. Мор едва успел отпрыгнуть в сторону и перекатиться.

От удара пилот навалился на рукоять и летательный аппарат принялся биться о раскрытые двери лифтовой. Посыпались покорёженные куски металла, что-то тихо хлопнуло, ускоритель надрывно взвыл, из моторного отсека полыхнуло. Рыцарь кинулся бежать по узкой улочке. Стремясь поскорее увеличить расстояние между собой и беснующимся, словно в агонии, флаером.

Над головой слабо мерцают звёзды, освещения почти нет, вокруг сплошные стальные стены. Трущобы какие-то, даже окон нигде не видно. СБшники подобрали отличное место для тихой и спокойной операции по захвату. С минимумом свидетелей.

За спиной ярко вспыхнул белый шар, воздух схлопнулся. Мора приподняло над тротуаром и протащило на несколько метров назад. А флаер то оказался не простой, устаревшие пространственные антигравы так и взрываются. В обычные планетарники такие не ставят. Это уже челнок с возможностью выхода на орбиту. Точно служба безопасности.

На месте взрыва образовалась круглая воронка, часть стены с лифтом красиво срезало. Рыцарь поспешил убраться подальше. Несколько поворотов и развилок вывели его на тихую улочку.

Узкий тротуар разделен перилами, как автострада разделительной полосой. Редкие прохожие идут по одной из сторон. Автомобили тут, понятное дело не ездят, но через каждые пятьдесят метров маленькая посадочная площадка. Кое-где виднелись огоньки такси. Мор притормозил и степенно зашагал вдоль перил. Стараясь не выделятся из общей массы. Передатчик в ухе ожил. Только сейчас дошло, что шум помех прекратился сразу после взрыва. Глушилка была во флаере СБшников.

— Ты где, приятель? — Балсар довольно правдоподобно прикидывался пьяным. — Тут девчонки подтянулись, а ты пропал.

— Заблудился, как последний болван. — Старательно заплетающимся языком ответил Мор. — Сейчас такси возьму.

— Вот ещё. Чтобы мой лучший друг тащился на какой-то колымаге? Рассказывай где ты, мы заберём. — На заднем фоне послышалась музыка и женские голоса. Прям настоящие игры шпионов — всё предусмотрено.

На глаза попалась неоновая вывеска бара «Убойное пойло». Рыцарь зашагал ко входу.

— Я в «Убойном пойле».

— Да мы совсем рядом. Жди. Сейчас будем.

В баре гудел стройный сонм голосов. Посетители, в основном пузатые дядьки одетые в кожу, с подозрением поглядывали на вновь прибывшего. Собрание байкеров — вот что это напоминало. Мор тут выделялся как белая ворона, со своим меховым воротником и спортивным телосложением.

Впрочем, дальше недовольных взглядов дело не пошло. Грубить никто не собирался, и рыцарь направился к бару. Вопреки обыкновению, тут рулил настоящий бармен, такой же пузан в коже, как и посетители.

— Ну, и что надо? — Смерил он гостя тяжелым взглядом. — Дорогу подсказать?

— Дорогу я и сам найду. — Мор продолжил претворяться выпившим. — Налей ка мне своего убойного.

— Это особый напиток. Пять кредитов.

Псион протянул личком.

— Хм. Лиганские? Тогда два. — Бармен поставил стакан, набулькал грамм пятьдесят прозрачной жидкости и тихо добавил. — А больше ничего не нужно? Девки, наркота, есть кой-чего из запрещённого. Могу с разными нужными людьми свести. Недорого.

— Нужными для чего?

— Да для чего угодно. — Веско добавил здоровяк.

— А что это ты так подобрел?

— На омоложение коплю. В Лиге «левые» кредиты не катят.

Копит, а взял меньше — странно. Подлизывается видимо.

Обычно в галактике для продления жизни используются генные модификации. Но бывает, что через несколько поколений вмешательство в гены выходит боком. Потомки могут страдать врождёнными пороками, а то и вовсе мутировать. Согласитесь, неприятно если внук родится похожим на крокодила.

Лиганское омоложение выгодно отличается — никаких побочных эффектов. Зажиточные господа старались пользоваться именно им. И только родив наследников и использовав две процедуры омоложения (если средства позволяли), переходили на генную инженерию. А Лига подымала немалые деньги — конкурентов-то нет.

Установки неоднократно похищали, но заставить их работать никто не мог. Разобрали — всё ясно, всё целое, всё на мази. Собрали — высокотехнологичный, бестолковый хлам. Даже лиганские медики не в курсе принципов этих машин.

— А обменять?

— Сразу видно что ты гражданин Лиги. — Поморщился бармен. — Дальше пяти планет не заглядывал. Это для вас обмены, разные послабления и привилегии, а для других у Лиги только шиш. А я даже не гражданское лицо. Так что?

— Я подумаю.

Мор поднял стакан, принюхался. До боли знакомое амбре. Водка? Нет, слишком насыщенный запах. Неужели спирт? Бармен протянул тарелочку с маленьким зелёным листиком, от неё за метр разило цитрусом.

Псион выдохнул, залпом опрокинул пойло, разжевал лист. Рот сразу же наполнился привкусом лимона. И только хорошенько перетерев закуску зубами, позволил себе вдохнуть. Спирт, главное, правильно пить, если выдохнуть раньше времени, обязательно закашляешься.

— Закусить чего-нибудь есть?

— Раздатчик там. — Кивнул бармен на аппарат у края стойки.

Мор выбрал что-то стандартное, из верха списка. Уселся за свободный стол и принялся неспешно жевать. Посетители время от времени на него поглядывали, с любопытством, даже больше с дружелюбием.

Бармен выбрался из-за стойки, встал метрах в трёх и задумчиво наблюдал.

— Что? — Изогнул бровь рыцарь.

— Жду, когда отрубишься.

— От пятидесяти грамм? Не дождёшься.

— Ты хоть знаешь, что пил?

— Це два аш пять о аш. — Выпалил Мор и спокойно продолжил трапезу. Здоровяк почесал за ухом, хмыкнул и вернулся за стойку. Время от времени он поворачивался к непонятному посетителю и уважительно кивал.

Для них это смертельная доза, что ли? Впрочем, Мор припомнил, что даже среди землян алкоголь действует по разному. Монголоиды, например, косеют значительно быстрее, да и спиваются чаще. Это как-то связанно с ферментами печени, у европейцев их больше, вот и алкоголь легче расщепляется. На Шоре с этим, видимо, совсем плохо.

Минут через тридцать у входа появился Балсар, увидел Мора, приглашающе кивнул. Псион был в робе с серебром. Посетители бара дружно ослепли и оглохли. За каждым столиком завязался очень важный разговор, Балсара в упор не замечали. Если бы он сейчас кому-то наступил на ногу, человек бы смиренно терпел и делал вид что всё нормально. Интересное отношение, наводящее на размышления.

Мор двинулся к выходу, краем глаза заметил, что уважение на лице бармена теперь просто зашкаливает. Ну ещё бы, за бухим парнем орденец явился.

Во флаере их ждал Даран. Переключил пару кнопок на доске приборов (передатчик в ухе снова зашипел) и кивнул.

— Рассказывай.

Мор сжато пересказал случившееся и передал магистру таблетку с данными от Марика.

— Отзывай агента. — Расстроенно протянул Даран.

— Нет смысла. — Отозвался Балсар. — Либо уже поздно, либо ничего и не будет.

— Как не будет? Противодействие органам безопасности, а перед этим он с Мариком пересекался.

Взгляд Балсара подёрнулся дымкой. Пару минут он сидел уставившись перед собой, коротко переговорил с кем-то по личкому и решительно выдал:

— Всё сложилось удачно. Марика допрашивают, но даже не вызвали в комендатуру, обошлись личным визитом безопасника. Какое-то время доверять ему не будут, но это мелочи. Записей у них нет — во флаере работал скелер-глушилка, свидетели отсутствуют, а после взрыва старого ускорителя, разобрать сколько погибших и кто они — невозможно. После такого, эпицентр на молекулы расщепляет. Завтра же свяжусь с диппредставительством и объявлю Мора в розыск. Пропал гражданин Лиги — чрезвычайная ситуация. Ох и попью я с консула крови, пусть только попробует не найти пропавшего лиганца. — Усмехнулся Балсар. — Всю Шори на уши поставлю. Нужно лишь вас скрытно вывезти. Не зря я отход заранее продумал.

Флаер рванулся в темноту. Даран задумчиво глянул на Мора.

— Маловато опыта. Завалил простейшую операцию.

— А что мне было делать?

— Не пускать блондинку в лифт. — Обернулся Балсар. — А потом затеряться используя мою схему перемещений. Целую неделю на неё потратил просчитывая пересекающиеся координаты. Эх.

— Не пускать. — Насупился Мор. — Она как танк пёрла.

— Ага. — Хохотнул рыцарь. — И появилась, небось, ниоткуда. Отслеживать нужно ситуацию. Заранее бы тётке под ноги что-нибудь протащил или оттолкнул. Тебя бы всё равно искали, но не так активно. Теперь по планете план перехват, а в доках проверки. Ладно, расслабься, проблема решаема. Всё равно безопасники не уверены, кто ты и что ты, иначе арестовали бы Марика.

Флаер опустился у какого-то здания. Они перешли в лифтовую. Балсар набрал первые координаты.

Минут через двадцать псионы уже были в торговой зоне Лиги. Тут никаких проверок не проводилось — закрытая зона. Балсар окольными путями вывел их с Дараном к погрузочным докам.

Возле шлюза стоял уже знакомый оруженосец и что-то настырно объяснял докеру.

— Сотый раз тебе говорю: ящиков должно быть пятнадцать. Мы никогда меньше пятнадцати не берём — сам знаешь. Где ещё один?

— В накладной четырнадцать. — Оправдывался докер.

— А в моей пятнадцать. Сверим ещё раз?

— Да второй час сверяем уже.

Тут оруженосец заметил Балсара, приобнял докера за плечи и повернув спиной к шлюзу принялся тыкать в список личкома.

— Вот смотри внимательно, заказ, счёт, оплата.

Даран и Мор быстро проскользнули за спинами спорящих в грузовой отсек. Магистр провёл рукой по стене, открылась ниша, и они благополучно в ней спрятались.

— Так вот же! — Заорал докер, заставив Мора вздрогнуть. — Первичный заказ и подтверждение — не совпадают. Тут четырнадцать, а тут пятнадцать. Я помечу что вы заплатили за лишний кристалл — деньги вернём.

— Ух ты. — Напыщенно удивился оруженосец. — Действительно. Моя ошибка. Ну, прости, друг. С меня «радостная» таблетка.

— Две! — Воскликнул грузчик. — Отгрузка на два часа задержалась! Два часа вместо десяти минут. Мне теперь влетит.

— Да хоть три. — Легко согласился псион. — Раз вина моя…

Шлюз закрылся и продолжение разговора уже не расслышать.

— Дыши ровнее. — Шепнул Йодаранкат. — Тут нет системы жизнеобеспечения.


Глава 25

«Статик» ушел в подпространство.

«Вызов. Магистр Йодаранкат. Соединить?»

«Да»

«Как тебе приключение?»

«Весело. Правда меня чуть не убили»

«Убить, даже слабо подготовленного псиона, обычному человеку довольно трудно. Ты ведь схлестнулся с целой службой безопасности, а там простаков не держат. Но как видишь, жив»

«А ещё я думал что в отпуске»

«В отпуске?» — Даран усмехнулся. — «Ты его так жаждал, что вместо вылететь на Ласик или Флостон залез в боевой линкор, прыгающий неизвестно куда. Так все люди, желающие отдыха, поступают?»

«Ну…»

«Тебе подавай загадки и приключения. И они у тебя будут, не волнуйся. Но пока отпускать тебя в свободный полёт рано. Даже оруженосец Винкен, который тебе так не понравился на Шори, справился бы на твоём месте лучше»

«Почему же ты его не привлёк?»

«Он и так неплохо подготовлен, а тебе нужна практика. Теперь хочу спросить: ты в отпуск или как?»

«А что за задание?»

«Э нет. Так дело не пойдёт. Либо ты выполняешь любое поручение без вопросов, даже самое пустяковое. Либо в отпуск. Мне переборчивые помощники не нужны»

«Принято» — Нехотя согласился рыцарь.

«Отлично. Отвезёшь КДСы на Землю. Там уже начали станцию дальней связи монтировать»

«На Землю это хорошо. Только вот опять в линкоре неделю париться.»

«В линкоре? Если каждый орденец будет на линкоре — никакого флота не хватит. Прыгнешь на яхте. Подберём тебе что-то по прибытию. И париться придётся намного дольше — яхты не такие быстрые как боевые корабли»

«И ты меня отпустишь с таким ценным грузом одного?»

«Ничего с тобой не случится. „Статик“ совершает серию прыжков чтобы запутать следы, может попасть в опасную ситуацию. Ты прыгнешь один раз — с базы на Землю»

«Боюсь предположить сколько этот прыжок займёт»

«Пару месяцев. Может три»

Неделя спустя. Секретная база Лиги.

— Слышал про войну с Дримами? — Даран вёл Мора по секретному коридору. Доступ только с шестого уровня. Новоиспечённому рыцарю сделали исключение.

— Молодая Республика победоносно отвоевала ветвь галактики у цивилизации Дрим. — Припомнил хроники Мор. — Война длилась два года, дримы отступали и в конце концов, позорно сбежали очень далеко. С тех пор о них не слышно.

— Да, их цивилизация превосходила нас во всём. Даже сейчас, через восемьсот лет, мы многого не понимаем из их технологий. Потери Республики тогда составляли тысячи кораблей. Знаешь, сколько было уничтожено кораблей дримов?

Мор пожал плечами, предлагая магистру продолжить.

— Два. Вернее один. Да и то не уничтожен, а подбит.

— За пару лет? Почему же тогда они сбежали?

— Не хотели загубить человечество. Дримы очень миролюбивая нация. Им проще уйти, чем разрушить. Они попросту не обращали на потуги Республики никакого внимания, пока не пострадал один из их кораблей, а потом сразу ушли. Узнали мы это намного позже, когда Новет превратил Республику в Империю, да и то случайно. Пятый флот вытащил за собой из подпространства кусок мусора. Оказалось, это повреждённый корабль дримов. В сущности, на его технологиях и базируются нововведения нашего флота.

— Так вот почему корабли Лиги самые быстрые.

— Да. — Согласился магистр. — Система совместной работы множества гипер-генераторов не нова, да и к изменяемой конфигурации многие пытались подступиться, но воплотить всё это смогли только мы. И не без помощи подсказок найденных в разбитом дриме. Единственная неприятность: при погрузке его на борт нас застал передовой отряд преследователей.

— Новет в курсе, что у нас есть обломки?

— Думаешь, он просто так гоняется? Если бы не знал, давно бы забыл о нашем существовании. Не такая уж мы проблема. Так, мелкая сошка, а космос большой. Но вот технологии дримов, это уже серьёзно. Благо старшие расы пока об этом не подозревают.

— Старшие расы?

— Учи хроники. — Отмахнулся Даран.

Открылся очередной шлюз и они вышли в огромный ангар заполненный всевозможными механизмами. В самом центре, увешанный проводами и ползающими дроидами, стоял (лежал?) развороченный корабль. Уцелела едва ли половина, хотя кто его знает, каков он был изначально. Мор не видел ничего подобного. Казалось это останки какого-то прекрасного реликтового животного, безжалостно обглоданные сворой гиен.

Впрочем, полностью рассмотреть дрим не вышло. Многие его части были скрыты различными установками исследователей, а многие просто завалены жгутами щупов. Но даже то что видно, выглядит внушительно.

— Как они выжили и развились, если такие миролюбивые? — Поинтересовался Мор.

— Кто знает? Возможно на заре своего развития они были кровожадны, как я в молодости. — Задумчиво проронил балор. — Но повзрослев, я стал относиться к другим разумным терпимее.

— Магистр Йодаранкат. — К ним заспешил техник в испачканном масляными пятнами комбинезоне. Взгляд у пожилого мужчины постоянно блуждал, словно видя что-то за стенами помещения. — Рад, что ты заглянул. Показать данные по последним исследованиям?

— Позже, Могерен, всё равно я почти ничего в них не смыслю. — Придержал руку уже вынимающего планшет техника Даран. — Лучше помоги нам подобрать яхту молодому рыцарю. Мор, это техник-исследователь Могерен. Большой интеллектуал.

— Да ладно тебе. — Смутился мужчина. — Пойдёмте, я как раз хотел прерваться для трапезы. — Он глянул на часы личкома. — Оу! Три часа назад хотел.

— Опять пропускаешь приёмы пищи? — Шутливо пригрозил ему магистр. — Давно терял сознание от истощения?

Человек производил впечатление гения от науки. Такой себе вечно теряющий нить разговора мечтатель. Забывающий завязать шнурки и застегнуть пуговицы, но способный часами рассуждать о высоких материях.

Могерен, не глядя, нажал пару пунктов меню, выхватил из раздатчика коричневый брусок и принялся на ходу жевать и делиться открытиями. Но поскольку речь его прыгала с одного на другое, и была невнятной из-за набитого рта, Мор почти не слушал. Во все глаза рассматривая разбитый дрим.

Техник провёл их сквозь несколько охраняемых шлюзов. Рыцарь обнаружил, что даже магистру доступ открыт не во все зоны базы. Скоро они оказались в разбитом на сотни секций помещении. В каждой стояло по несколько кораблей, в основном яхты и боты, густо покрытые пылью.

— Это что кладбище? — Поинтересовался Мор углядев картину запустения.

— Ну что ты? — Замахал руками Могерен. — Почти все функционируют.

— Да тут же только ходить нужно полгода.

— Ходить не будем. — Техник провёл рукой по панели в стене и на ней появился план помещений со всеми кораблями. — Выбирай.

Рыцарь просмотрел несколько позиций. Все посудины были приблизительно одинаковы. Прогулочные яхты, скоростные яхты, средние грузовики, тяжелые истребители, лёгкие истребители. Впрочем, в последних отсутствовал гипер, так что они отпадали.

— Фигасе! Разнообразие. — Пробормотал рыцарь.

— Мы собираем корабли со всей галактики, чтобы рыцарям Ордена было проще слиться с толпой. Ведь ваши задания часто бывают секретны. — Пояснил Могерен. — На самом деле все корабли однотипны: все для одного пилота, на всех установлено скрытое вооружение. Скорость также отличается ненамного.

— Ясно. — Мор убрал информационную колонку и просто рассматривал силуэты.

Его внимание привлёк стоящий отдельно и похожий на божью коровку, эмм… Информация и характеристики отсутствовали, но кораблик ему понравился чисто визуально. А раз все они почти одинаковы по характеристикам, то какая разница, что брать. Мор припомнил сколько раз, в детстве, он отпускал симпатичных насекомых с пальца и загадывал желания читая простенький стишок.

— Этот. — Он увеличил изображение.

— Оу. Этот…

— Пусть берёт. — Перебил техника Даран.

— Ну, ладно. — Растерялся Могерен. — Пусть.

Пришлось минут десять идти по длиннющему коридору, пока они добрались до места. Рядом с нужным доком толпилось с десяток «серых». Обступили грузового дроида, везущего какую-то здоровую штуку. Люди приветливо кивали троице и заинтересовано поглядывали то на них, то на цель их визита.

— Смотри. — Магистр приглашающе махнул в сторону корабля.

Мор подошел вплотную. Яхта была чуть меньше сорока метров в поперечине. Плавные изгибы, интересный шлюз на корме. Такие ему раньше не попадались, на мембрану фотоаппарата похоже.

Рыцарь озадаченно остановился у входа.

— А как открыть?

— А… — Хотел было ответить техник, но Даран его снова перебил.

— По твоему мы всё должны знать? Используй интеллект.

Интеллект. Точно! Должен же на корабле быть искин.

— Открыть! — Тишина. — Шлюз! — Добавил Мор и поскольку корабль вызывал у него приятные воспоминания из детства, улыбнувшись добавил ещё и: — Пожалуйста.

Мембрана дрогнула и нехотя разъехалась, освободив арочный проход, тускло освещённый идущим непонятно откуда сиянием.

— Оу. — Зачесал затылок Могерен. — Невероятно.

Магистр ободряюще похлопал его по плечу и замахал рыцарю:

— Ну, чего стал-то? Смелее. Берёшь этот, или другой пойдём искать? — Несколько техников, обступивших грузового дроида, с интересом подошли ближе к магистру.

Мор шагнул внутрь. Мягкая бежевая обшивка успокаивала. Мембрана тихо сложилась, закрывая выход. Переходной коридорчик оказался коротким и закончился куполообразной комнатой трёх метров в диаметре. Совершенно пустой и без видимых проходов. Это озадачивало.

— И где органы управления?

В центре каюты, прямо из пола, выплеснулась бежевая жидкость, перекрутилась жгутами протуберанцев и быстро сформировалась в пилотское кресло. Почти такое же как в капсулах военных кораблей, но без электронных наворотов.

На ощупь оно было мягкое, упругое и от пинка не развалилось. Хотя и было пару секунд назад жидким. Пнув его ещё раз, Мор завалился сверху, устроился поудобнее и положил голову на подголовник.

Свет померк. Через секунду зрение прояснилось. Чувства возникли какие-то странные, ах да, он же сейчас видел всё на триста шестьдесят градусов вокруг, да ещё и вверх и вниз. Обычные капсулы такого обзора не предоставляют. Круто.

В доке стало теснее, Мор ощущал себя большим, его тело словно растянулось на весь корабль и на каждом метре обшивки было по глазу. Можно было рассмотреть всё и сразу.

К Дарану и Могерену присоединились, бросив нагруженного дроида на произвол судьбы, все техники бывшие в коридоре. Они тихо переговаривались и удивлённо-озабочено глазели на корабль.

Так-с! Похоже магистр опять втянул его в какую-то историю. Скоро к толпе подошел офицер в форме и прибежали два пехотинца в средней броне и с штурмовыми винтовками.

Но все они были там, за бортом, а Мор осознал чьё-то присутствие рядом. Оно крепло, росло, заполняло разум, и скоро он уже полностью ощутил себя кораблём. Хотя каким к чёрту кораблём?

Дрим — могучее бессмертное существо, способное пронзать подпространство и разрушать миры, ну или создавать. Ему достаточно солнечного ветра для жизни. В этом месте что-то обеспокоило рыцаря, но он был слишком под впечатлением, чтобы обращать внимание на мелочи. Оши Дрим. Её разум так и не успел достаточно развиться. Последний ребёнок рождённый в этой галактике. Люди продолжали наседать, пытаясь нападать на членов семьи. Дримы отступали, даже не пользовались оружием. Защитные системы дримов — уже были чересчур сильны для слабого народа, медленно двигающегося с помощью стальных коробочек.

«Букашки» — ласково называла их Оши. Она не хотела зла. Люди сами огрызались пространственными залпами, защита автоматически реагировала, и часть залпов возвращалась обратно. Лопнуло уже несколько громадных, но уязвимых скорлупок.

Букашки забирались в коробочки поменьше и убегали. Оши не гналась, чтобы не напугать их ещё больше. Они такие слабые, глупые и пугливые. Зачем они себя разрушают? (жалость, сочувствие).

Неживые машины продолжали обстрел, от этого их становилось всё меньше и меньше. Во взрывах погибали всё новые букашки. Достучаться до них было невозможно, ауры излучают агрессию и злобу. Почему? Ведь нет никаких предпосылок (непонимание).

Мор вспомнил как однажды рассматривал на клумбе интересный цветок. Уходя, обнаружил что атакован муравьями. Насекомые суетились, набрасывались на подошвы туфель, щипали кожу под штанами. Он осторожно отступил и нечаянно раздавил сразу с десяток, оказывается они уже успели его окружить.

Чего они хотят? Свалить с ног, затащить в муравейник и сожрать? Защищают территорию? Думают что он их выгонит и поселится в муравейнике? Смешно.

Он мог бы сходить домой, взять лопату и перекопать всю клумбу. Мог бы захватить бензина и выжечь колонию или залить кипятком. Но Мор всегда уважал природу и никогда бы так не сделал. Ведь муравьи приносят природе пользу. Да и что им делить между собой?

Если бы, они просто сидели тихо, никто бы не пострадал. Сравнение оказалось очень удачным. (Одобрение). Ох ты! Он уже и сам не понимает, где заканчивается его разум и начинается разум дрима.

— Мы на расстоянии удара, капитан. — Пилот на мгновение оторвался от сыплющей искрами консоли.

Один из генераторов взорвался, корабль имел обширные повреждения, но всё ещё был на ходу. Самый передовой линкор Республики. И на его борту имелось, чем удивить Дримов.

— За Республику! — Воскликнул капитан. — Залп!

— Торпеда ушла. — Подтвердил старпом. — Если на них не подействует и кварковый заряд, то я не знаю.

— В любом случае это всё, что у нас есть. Разворачивайте флагман, уходим. — Приказал капитан «Крушителя» и озабочено вгляделся в монитор. — Лишь бы дотянула до зоны поражения.

От стальной коробочки отделилась маленькая игла. От неё веяло угрозой и она двигалась в разы быстрее, но при всей своей скорости, всё равно слишком медлительна и неповоротлива чтобы достать Оши. Одно небольшое усилие и дрим отойдёт в сторонку. Но даже если не отойдёт — вряд ли будет очень больно.

Что сможет сотня муравьёв с петардой против человека? «Вот это сейчас я подумал, или она?» Разум человека и дрима переплелись.

Из пустоты вышел Дед. Завидев его, убегающая коробочка включила все дополнительные ускорители. Но Дед был очень добрым и давно не носил оружия. С тех самых пор как окончилась война с Тьмой, ещё до появления Оши.

А если бы носил, то никакие ускорители не помогли бы. Пожалуй, он в одиночку смог бы уничтожить всё живое в галактике, не уцелел бы никто. Дед строго обратился к Оше:

— Разве я не говорил тебе не играть здесь? (Негодование)

— Мне было интересно. (Любознательность)

— Вот посмотри что ты натворила (Осуждение). — Дед указал на дрейфующие обломки республиканского флота.

— Я больше не буду (Раскаяние).

— (Смягчение) Они ещё слишком малы. Когда-нибудь они повзрослеют и вы обязательно подружитесь (Уверенность).

— Хорошо (Робкая надежда).

— Мы решили покинуть эту галактику. Пусть младшие взрослеют без нас, слишком уж агрессивны (Мудрость).

Дед мягко обнял её, завернул в своё тело, начал пробивать пустоту. Оши почувствовала как отключаются некоторые органы. Дед изменял её тело, чтобы длительная пустота не повредила неокрепшему ребёнку. Теперь Оши Дрим могла лишь смотреть.

Миг пробоя совпал со взрывом иглы. Сработал один из миллиона шансов. Пустота выгнулась и разорвала Деда почти пополам. Он умер мгновенно, но одно из его сердец продолжало пульсировать наполняя пустоту энергией. Слабая пульсация не позволяла пустоте выкинуть их назад, но и не могла накачать энергии для прыжка. Оши зависла в останках Деда, не в силах что либо предпринять (Отчаяние).

Так прошло неизмеримо много времени. Разум мутило, выбрасывало в беспамятство, искажало. Приближалась смерть.

Но однажды в пустоту пришла череда неживых металлических коробок.

Одна из них была достаточно большой, чтобы захватить своей массой и висящих в пустоте Деда и Оши. Не успела Дрим опомниться, как её заключили в новую тюрьму, теперь уже стальную.

Множество букашек облепили тело Деда. Наверное ищут оружие, ведь им больше ничего не нужно — только разрушать. Глупые. Дед давно не брал с собой ничего кроме активной брони.

Кое-кто пытался подступиться и к Оши, но она предусмотрительно закрылась. Букашки отступились, оставив её в одиночестве. Полоска энергии, и так бывшая на минимуме после пребывания в пустоте, сползла к одному проценту. Дрим погрузилась в сон, чтобы не расходовать оставшиеся крохи. Её разбудил кто-то добрый, полоска скатилась в ноль. Так вот что обеспокоило его в самом начале — энергия катастрофически заканчивалась. Мор с усилием отгородился от чужого разума. Не только он чувствовал и помнил всё, что знала Оши. Она тоже видела все его недостатки, промахи и неблаговидные поступки. При соприкосновении со столь чистой душой ему банально стало стыдно за некоторые моменты своей жизни.

— Глупый (Озорство, доброта) — Дрим наивно не понимала, чего тут стесняться, хотя некоторые проделки Мора и ставили её в тупик, она чувствовала что злобы в нём нет.

— Мелкая (Мягкая насмешка, доброта, забота) — Рыцарь подсознательно начал мыслить категориями Дримов.

Отчего-то сущность Оши вызывала в нём желание защищать и беречь. Словно он большой и сильный, а это могучее создание (восьми веков отроду) — маленькая беззащитная девочка. Впрочем, основную часть жизни она пробыла в забытьи, и её вряд ли можно назвать взрослой.

— Не называй меня так (Обида).

— Не буду.

— (Непонимание) Ты сейчас сказал то, чего не собираешься делать (Категоричное непонимание).

— Это называется ложь (плохое понятие).

— Не делай так мне (Негодование).

— Постараюсь (Стойкое обещание), но у нас есть проблемы поважнее. Выпусти-ка меня.

— Ты придёшь ещё? (Внезапный испуг)

— Не знаю, но я очень постараюсь.

Свет зажегся снова. Мор скатился с кресла и упал на колени. Лёгкие свело судорогой. Сейчас он вплотную приблизился к пониманию — что такое человеческий страх. Быть Богом и внезапно вернуться в слабое тело — ужас. Он несколько раз глубоко вдохнул, отгоняя наваждение, и с трудом вернулся в состояние обычного своего спокойствия.

Двинулся к выходу, мембрана мягко расступилась. У трапа стояло уже человек тридцать. Все вздрогнули, кроме пехотинцев, офицера и Дарана. Этих уже ничем не пронять — солдафоны.

— Всем выйти. — Приказал Мор.

Никто не шелохнулся, только синий мундир вопросительно глянул на магистра.

— Дело Ордена! — Сверкнул ладонью рыцарь.

— Оу! — Первым к выходу направился Могерен, бормоча по нос: — Конечно, конечно.

За ним потянулись техники. Офицер выходил последним, указывая пехоте на дверь и бросая за спину подозрительные взгляды. Когда помещение дока очистилось, Даран недовольно заявил:

— Нельзя каждый раз как вздумается, махать руками и орать: «Дело Ордена». Это не просто дело…

— Мне нужно открыть шлюз.

— Э… Это который в космос?

— Он самый.

— Я так понимаю в корабле очень продвинутый искин. Он мог тебя обмануть. Откроем — улетит.

— Ложь у них отсутствует как понятие. Если не откроем: она умрёт.

— ОНА?

— Даран, открой шлюз.

— Это собственность Лиги. Секретная кстати.

— Разумный не может быть собственностью. Параграф двести десять общего лиганского закона.

— Это корабль!

— Это живое существо, более древнее, чем Лига.

— То есть, там. — Магистр недовольно закусил губу и ткнул себе за спину, в сторону где находился разрушенный дрим. — Это труп?

— Ага. Более того: вы проводите вскрытие родственника на глазах малолетней девочки.

— Ты же говорил: древнее существо.

— Это долгий разговор, а времени мало. Просто открой шлюз.

— Но ты сможешь его… Её, вернуть?

— После некоторых событий. — Осторожно ответил рыцарь, оглядываясь на Оши. — Я не даю опрометчивых обещаний.

Взгляд Дарана затуманился. Минуту он стоял неподвижно, глядя на, только ему видимые, картины возможного будущего.

— Что там? — Спросил Мор, когда балор пришел в себя.

— Полная неразбериха. — Вздохнул Йодаранкат и развёл руками. — Но когда это нас останавливало? Сигл!

Вспыхнула синяя сфера, магистр ткнул в некоторые места голограммы и тихо отдал распоряжения. У дальней стены дока проявилась плёнка энергетического барьера, не пропускающего воздух. Броневая плита сдвинулась, открывая выход в космос.

Оши Дрим вздрогнула, приподнялась над полом и медленно заскользила вперёд. Было похоже, что она сейчас удерёт. Даран только хотел что-то сказать, надо полагать нелицеприятное для Оши, но та вдруг зависла на месте, и призывно распахнула мембрану.

Магистр поднял руки вверх, признавая что сдаётся.

— Молчу. — Махнул он ладонями. — Будь осторожен. Удачи.

— К чёрту. — Ответил Мор, запрыгивая в дрим.

Когда находишься в капсуле, особенно если ты пилот и подключен к каналу рубки, всегда испытываешь чувство сродства с кораблём. Ты будто наездник послушного твоим малейшим желанием скакуна. Вы одно целое — слаженная команда, продолжение друг друга.

Но если ты в дриме — ты сам становишься кораблём. Обшивка — твоя кожа, ускорители — твои ноги, генераторы — органы. Не нужно отдавать приказы — просто действуй, разум дрима сливается с разумом пилота. Нет никаких дисплеев и подсказок системы — ты сам помнишь всё, что доступно банкам памяти.

И именно из этих, установленных по умолчанию, стандартных банков, Мор почерпнул знания о пилотах дримов. Дримы безусловно живые разумные существа, их разум и тело рождаются и растут, как и другие виды жизненных форм. И всё же выведены они искусственным путём. Хотя нет, не так. Древняя цивилизация разделилась надвое: одни стали пилотами, другие кораблями.

Это напоминало бы разделение полов, если бы не было сложнее. Пилот мог быть и мужчиной и женщиной — корабль тоже. И при этом все они являются одной расой, и все генетически совместимы, то есть, способны оставлять потомство.

Как бы четыре пола, но не совсем. Короче, всё вроде бы казалось ясным и понятным, пока оба разума слиты в один, но стоило отгородиться, и человеческое восприятие ломало представление. Уже и не понятно ни черта.

Мор отгородился сразу, как вспомнил, что они вытворяли с Лисой в каютке для отдыха. Маленькой Оши это знать не полагалось. Кстати, она воспринимала его как пилота. С чего бы?

Ах да. Пилоты хоть и отличаются от людей визуально, но ненамного. А вот что их действительно выделяет — каждый рождается в состоянии «сосредоточия спокойствия». Эмоций у них нет, как и у Мора. Поэтому их язык предполагает добавления эмоциональных словосочетаний.

Впрочем, эмоций нет и у дримов. Да и у тарков. Тарков? Вроде ещё один пол.

«Так, всё, хватит» — Мор отодвинулся окончательно, а то от всех этих понятий начинала ехать крыша. Стал просто наблюдателем, Оши не возражала. Её переполняло опасение, что энергия вот-вот кончится. Измеритель показывал ноль процентов, отключение могло произойти в любое мгновение.

Белый карлик стремительно приближался. Вернее, это дрим двигалась к нему на всех парах. С таким ускорением ни один гравитационный компенсатор не справился бы, пассажира должно было моментально расплющить. Но никакого дискомфорта Мор не чувствовал.

Оши оказалась на дистанции подзарядки и раскатала себя в большой блин, диаметром в несколько километров. Вся кожа (обшивка) превратилась в солнечную батарею толщиной в два миллиметра.

Мор озадаченно представил, что произошло с ним самим. Никаких утолщений на блине не было. Он сейчас тоже в два миллиметра? А самое странное, он точно знал, что никаких гравитационных компенсаторов в дриме нет вообще. Тело пилота сливается с телом корабля так же, как и разум. Они сейчас одно целое. А он ещё стеснялся воспоминаний о Лисе — тут пожалуй круче будет.

Набрав пятьдесят процентов энергии Оши скомкалась в каплю. Переместилась обратно к базе и нерешительно замерла возле шлюза. Обратно в стальную коробку ей не хотелось.

— Сможешь высадить меня и подтолкнуть так чтобы я пролетел внутрь и не разбился от удара?

— Ты погибнешь в вакууме (Опасение).

— Я псион. Какое-то время продержусь.

— Тебя накажут за то, что отпустил меня (Волнение)?

— Отмажусь.

— А что делать мне?

— Найди своих.

— Они очень далеко, я не могу преодолеть столько пустоты. Пока не смогу, может быть потом, когда вырасту.

— Пошли со мной.

— Но ты убийца, ты разрушаешь жизни. — В этом высказывании не было обвинения или упрёка, простая констатация факта. Дрим знала, что он делает это вынужденно, а не по желанию, но также понимала, что подобное в людской природе, и будет повторяться снова. Однако, остаться в одиночестве казалось более страшным.

Не нужно участвовать в наших разборках. — Предложил Мор. — Осмотрись, изучай, ну и заодно потаскаешь меня по разным местам.

— Ты будешь моим пилотом (Радость)?

Это напоминало женитьбу на маленькой девочке (Отчего-то рыцарю она по иному не представлялась). Ну нет! Хотя, это так же могло считаться и удочерением. Всё зависело от сложившихся отношений дрима и пилота. Мало того, что вместо яхты нашел дочь. Так ещё и кататься на ней? Человеческие мерки морали тут, конечно, совсем не подходят, но неуютная атмосфера создавалась.

«А какого собственно хрена?» — Подумал Мор.

Когда это его беспокоило чужое мнение. Тем более, что никто чужой и понять то ничего не сможет. Даже если ему объяснить сто раз. А самому такое положение извращённым не казалось. Всё-таки кое какие воспоминания дримов в нём осели — мыслил Мор уже не совсем как человек.

— Будешь моим дримом (Радость)?

Собственно, на этом процедура бракосочетания/братания/удочерения И завершилась. Теперь они друг друга не подставят и не предадут. Осталось только убедить в этом кое-кого «иногда мудрого».


Глава 26

Следующие две недели Мор пересказывал случившееся Дарану, трём магистрам Ордена, дюжине аналитиков и сотне психологов. Каждый задавал одни и те же «глупые» вопросы. Ответить на которые попросту невозможно. Нужно быть пилотом дрима, чтобы понять.

Отпускать их боялись. С другой стороны: Оши давным давно зависла на складе «мёртвым» грузом. Пользы от такого простоя никакой, а в то, что дрим могут захватить враги, не верилось. Республика, за два года войны, подбила один единственный корабль, да и то чисто случайно.

А вот сотрудничество, даже обычные перевозки, сулило возможные выгоды. До этого эксперты считали Оши ботом или челноком в составе Деда. Выяснилось что это полноценный дрим. (Мор всю первую неделю вдалбливал в головы, что называть дрим кораблём — святотатство.

Некоторые прониклись, особенно «иногда мудрые». Когда-нибудь она повзрослеет.

Если за это время убедить её, что человечество (по крайней мере люди Лиги) тоже повзрослели, это может открыть небывалые горизонты. Какие именно, Мор не уточнял — чем больше слушатели себе навоображают, тем быстрее согласятся. И они, в конце концов, согласились.

Но появилась другая проблема: Координаты звёзд были для Оши не более чем цифровой абракадаброй. Дримы ориентировались совсем не так.

Мор пытался объяснить ей, что за нулевую отметку принимается центр галактики, а она ему, что душа вселенной искривляется определённым образом. При соединении их разумов оба варианта казались понятными и естественными, при разъединении — набором невозможных принципов. Суть в том, что рыцарь не являлся штурманом, причём даже по меркам Лиги, а рядом с пилотами дримов и рядом не лежал. Штурманы Лиги пользовались нейросетями и базами, пилоты дримов специальными органами чувств, наполовину сплетёнными из пси-поля. Мор не вписывался ни туда ни туда.

— Ты ломаешь мне мозг. — Отозвался он на очередную попытку Оши «показать» основу кривизны вселенной.

— Ложь (Негодование)

— Это была шутка.

— Чем она отличается от лжи (Интерес)?

— Ну… — Мор задумался. Действительно, чем? — Теперь я сам себе мозг сломаю.

Короткое воздействие. Похоже его только-что полностью просканировали.

— Это невозможно физически (непоколебимая уверенность).

— Ладно, похоже загвоздка в том, что я сам не понимаю принципов построения координат. Если приведу разбирающегося человека, сможешь просканировать его память?

Даран, конечно, мог просто приказать кому-нибудь, но штурманы в Лиге на вес фрита. Специализированная нейросеть плюс базы седьмого — восьмого уровня. Профессионалы обучались десятилетиями. Что станет с человеком после «общения» с дримом — загадка. А ну как базы слетят? Или нейросеть выгорит… Вместе с мозгом…

В общем, двое суток ждали добровольца. Кто в здравом уме согласится рискнуть головой? Тем более, если толком ничего не объясняют — секретность. Но «идиот» нашелся.

Штурман-пилот с базами девятого уровня. Легенда космоплавания. Очень опытный и очень пожилой. Прикатил к доку на инвалидной коляске, больше похожей на койку больного в коме.

Пришлось заносить его в дрим на руках. Высохшее тело старика почти ничего не весило, глаза оставались закрыты. Мор осторожно уложил штурмана в пилотское кресло. Бежевая обшивка пошла пузырями и сомкнулась над стариком, запечатав его в кокон.

— Он умирает. — Оши впервые использовала голос, для общения. Сухой, безжизненный, механический. Передавать мысли напрямую намного приятнее. По крайней мере можно добавить к высказываниям эмоциональные формы.

— Потому и согласился. — Пожал плечами рыцарь. Ему тоже жаль старика, но что поделать — жизнь безжалостна.

— Готово. — Тембр и звучание изменились. Оши училась использовать слова, добавляя в произношение толику чувств. Выходило смехотворно, но Мор не стал заострять внимание — пусть тренируется.

— Отлично. Выпускай его.

Кокон развернулся. Штурман недоуменно пялился широко открытыми глазами, затем попытался подняться. Мор придержал его за плечо.

— Как себя чувствуешь?

— Базы и нейросеть в порядке, если ты об этом.

— Вообще-то я имел в виду физическое состояние.

— Ааа. Мне перед экспериментом все мозги прожужжали про опасность для баз. Извини. Состояние отвратительное — всё болит. Но, по крайней мере, я хоть что-то чувствую и могу шевелиться. Огромное спасибо. Ты не представляешь что такое быть запертым в собственном теле.

Штурман несколько раз сжал и разжал кулак. Попытался подняться, ноги его подкосились. Мор едва успел подхватить старика под руки. Помог добраться до коляски.

— Ещё раз спасибо рыцарь. — Улёгшись в кресло, поблагодарил штурман. — Меня зовут Игин. Обращайся по любым вопросам, всегда буду рад помочь.

— Учту. — Улыбнулся Мор.

Вернувшись в дрим он первым делом поинтересовался:

— Что ты с ним сделала?

— Убрала последствия. Его ауру грубо перегружали три раза. Это вредно, не делай так себе.

Видимо Оши имела в виду три омоложения. Игин числился в особо ценных гражданах.

— Мне такое не грозит. Я же псион.

— Ты пилот. — Возразила Оши.

Для дримов это одно и то же. Правда, их пилоты равнозначны орденцам, постоянно находящимся в трансе, а это сложновато для человека. Мор выделялся из общей массы только отсутствием эмоций, что далеко не одно и то же. Впрочем, Ошу такие малости не интересовали. Пилот и всё тут. Мелкая ещё.

— Ладно. Как сканирование? Сможешь теперь прыгать?

— Очень корявый способ навигации. — Голос дрима с каждым словом обретал всё больше человечности. — Но простой. Смогу.

— Тогда осталось загрузиться.

— Грузиться? — И сурово добавила. — Оружие носить не буду.

— Но ты же не возражала против бластеров. — Он похлопал себя по бокам с магнитными кобурами.

— Разве это не часть тебя? Там же твоя аура.

Ой, ой. Вот это ляпнул, так ляпнул. Сейчас ещё заставит оставить стволы на базе.

— Ну… вообще-то… Это, в каком-то смысле, действительно часть меня. А груз — кристаллы дальней связи — не оружие.

И правда, какой же он орденец без бластеров? Вроде бы и не солгал, и в тоже время совесть слегка кольнула — нехорошо детей обманывать.

— Тогда можно. — Легко согласилась Оши.

«Какая же она ещё маленькая глупышка» — Подумал Мор. — «Эдак я могу что угодно перевозить. Вставил в бомбу кусочек фрита — всё, это часть меня, берём с собой». И сразу же понял что никогда так не поступит — иначе перестанет себя уважать.

День спустя. Орбита Земли.

Да, да. Дрим это вам не космический корабль. Там где корвету Лиги требуется несколько месяцев, а линкору — недель. Дримам достаточно дней, а то и часов.

Вокруг планеты вырисовывалось орбитальное кольцо. Его уже можно было увидеть с поверхности — тонкая светящаяся ниточка в небе, пока ещё не закольцованная. Проделано едва ли четверть работ.

Рядом светится огнями громадная кузница. Руду Т4 свозят прямо сюда. Материалы, которые из неё получаются, дороже и тяжелее самой руды. Легче синтезировать их на месте, рядом с кольцом. В конечном то итоге, для него они и предназначены.

Вереница тягачей растянулась до самого пояса астероидов. Во многих уже есть пилоты. Искины тоже присутствуют, но их стараются побыстрее заменить на людей. Зачем? Хороший вопрос.

Что может быть проще, чем написать управляющую программу, а затем много раз скопировать для каждого тягача? Так то оно так, но искин — это ведь не только набор императивов. Это ещё и носитель — блок памяти, микросхемы, платы и так далее.

Для искинов первого поколения используются именно электронные схемы. Искусственным интеллектом такие машины назвали авансом, скорее уж это очень сложные компьютеры. Они действительно могут управлять тягачами, такси, челноками, да чем угодно. И управляют.

Проблема в том, что попадая в ситуации, не описанные программой, такие автоматы безбожно тупят. Тут показательна история, произошедшая совсем недавно, с товарищем Виктором Еремеевым.

Мужик десять лет честно отработал дальнобойщиком. Можно сказать пол жизни, а тут инопланетяне. Колонизация. В общем, автомобильный транспорт канул в Лету. Водитель, не долго думая, записался в очередь и попал по распределению в пилоты тягача. Короче отхватил такую же самую должность, но в далёком космосе.

Отучился, прошел практику и приступил к трудовым будням. А в очередном рейсе на дисплей вдруг массово выпрыгнули системные ошибки. Автоматика показывала, что сломано абсолютно всё, но тягач слушался управления и взрываться не спешил.

Маленький ремонтный дроид, посланный на разведку, обнаружил протечку охладителя. Ситуация небывалая — такие поломки практически исключены. Охладитель вмонтирован в корпус, не соприкасается с движущимися частями, защита максимальна. Но факт на лицо: по моторному отсеку летают шарики охладителя, налипают на разные штуки и вызывают короткие замыкания. Дроид такое не чинит, более того, в корабле не предусмотрены даже инструменты для подобных случаев.

Витя, не долго думая, закрыл забрало лёгкого скафандра (Тягач это вам не военный корвет. Кабина в нём довольно простая — минимум удобств, крошечный блок жизнеобеспечения, продублированный всего дважды. Поэтому пилотов снабжают скафандрами, на всякий пожарный). Вышел в открытый космос, поглядел на безобразие, отлепил от шлема уже пользованную до этого жевательную резинку, и пробоину заделал. Жвачка, в условиях космического вакуума, слегка подмёрзла, потому роль затычки исполнила легко. Да и давления в системе нет. Пока агрессивная жидкость охладителя её разъела, Еремеев успел причалить к кузнице, разгрузиться и отогнать тягач в ремонтный док. На всё про всё, у него ушло минут пятнадцать. Это вместе с теми двумя которые он потратил переругиваясь с диспетчерской, не дающей разрешения на выход, и теми пятью, которые просто ругался матом, глядя, как по моторному отсеку расплывается охладитель.

Искин первого поколения поступил бы проще: застопорил ход, откинул груз, обесточил системы и включил аварийный маяк. Часа через два к нему бы прилетел буксир, ещё два часа тащил бы в ремонтный док. А после, отремонтированный тягач ещё бы два часа добирался до места сброса груза, и ему бы очень повезло, если до этого момента тот не улетел бы куда-нибудь в космическую даль.

Итого: шесть часов простоя, плюс потеря груза по сравнению с пятнадцатью минутами. В общем, первую модификацию стараются использовать по минимуму и поближе к людям наладчикам. Чтобы значит могли разрулить, если что.

Есть, конечно, штуки покруче: самоконфигурируемые контурные системы. Такие обычно ставят в военные корабли. В каждом штурмовике такой. Искин второго поколения проблему утечки тоже бы решил. Заставил бы дроида ремонтника воткнуть в пробоину щуп манипулятора и сломать его там или ещё как-нибудь. Да и управился бы сразу с сотней тягачей. Но вот стоит такой парень именно как сотня тягачей, плюс питания тянет, как десяток. А ещё в его начинке используются редкие материалы, разбрасываться коими для добычи руды или управления парком такси — несусветная глупость.

Впрочем, бывает, что и вторая модификация ведёт себя довольно глупо, их нужно правильно направлять при самообучении. Именно поэтому в рубке штурмовика, кроме искина, сидят ещё два человека пилота. Один из которых — программист отладчик. Да и жвачку такой искин не жуёт, а это, согласитесь, тревожный признак.

Существует и третье поколение: системы искусственных синапсов, способные отращивать и удалять части собственного электронного мозга. Сигл, управляющий секретной базой, один из них. Вот он, пожалуй, смог бы контролировать всю добычу руды, вместе взятую. Способен обходиться целый год без питания и соображает получше многих людей. Естественно, его цену всуе никто не произносит. Создаются такие искины штучно и обучаются целым коллективом учёных на протяжении нескольких месяцев (а то и лет). Пересчитать братьев Сигла можно по пальцам рук и ног. Жвачку они, кстати, тоже не жуют.

Стоит упомянуть и четвёртое поколение: псевдо-нейронный мозг. Это уже, практически, божественный интеллектуал. Возможности развития безграничны. Первый, и пока единственный, представитель четвёртой модификации проживает в империи, и имя ему Новет. По понятным причинам, повторять подобный эксперимент никто не спешит. Тут бы с одним разъе… Эээ… Вопрос утрясти. Не знаю, жуёт ли император жвач… Кстати, к вопросу о жевательной резинке. Компания, её выпускающая, устроила на случае с господином Еремеевым грандиозную рекламную компанию. Чем подняла продажи в несколько раз. Пилот тягача Витя своих дивидендов с этого дела не получил, и сейчас упорно судится.

А ещё на орбите грозно висел «Вестник». Орудийные порты открыты, пушки направлены в сторону выходящего из подпространства, дрима. Линкор, конечно, предупреждали о госте. Но инструкции безопасности никто не отменял. Ошу взяли на прицел.

Она пискнула (самое близкое по смыслу, что можно подобрать), закрылась каким-то полем и быстро переместилась в другое место. Зависнув практически рядом с «Вестником». Корабль несколько раз использовал активный сонар. Однако, его пушки всё продолжали целиться в пустое место. Отделились пять штурмовиков, веером разлетелись в разные стороны. Похоже. линкор потерял цель.

Мор больше не соединял свой разум с дримом. Это вызывало последующую потерю координации и путало мысли. Плюс переворачивало восприятие. После пары слияний он до сих пор не пришел в себя полностью. Неподготовленный человеческий мозг мог запросто слететь с катушек. Поэтому сейчас пилот находился в роли наблюдателя, и не совсем понимал, что происходит.

— Они нас не видят?

— Мы под маскировочным полем.

— Серьёзная штука, раз даже дальний сонар не помог. А объёмный сканер засечёт?

— Что это?

— Сам не знаю, но просматривает он сквозь любые препятствия. Давай проверим.

Мор указал дриму точку посадки — берег Азовского моря. Край Бердянской косы, далеко за городом. Как-то он ездил сюда с друзьями. Тихое, спокойное местечко. По крайней мере, сейчас, поздней осенью. Отдыхающих уже нет, а местные и на пляжи то редко выбираются, не то что в такую глушь переться.

Оши перестроилась в иглу и легко прошила плотные слои атмосферы. Несколько минут, и дрим оказался над поверхностью. Закатное солнце красиво окрашивало горизонт в розовые цвета и тонуло в море. На небе ни облачка. До одури захотелось прикоснуться босыми ногами к песку пляжа.

— Температура ниже нормы. — Охладила его пыл Оши. — Тепловая защита ног необходима.

— Принято, заботливая моя. — Неуютно. Мысли она не читает, но общее направление улавливает.

И это тоже одно из последствий слияния. Хорошо хоть со временем это должно пройти. Согласитесь, не по себе когда кто-то узнает твои мысли раньше тебя самого.

Дрим мягко опустился у самой кромки воды. Открылась мембрана выхода. Рыцарь спрыгнул на песок и подошел к краю берега. Слабый солёный ветер приятно холодил лицо. Светило опускалось всё ниже, темнело. Зонды объёмного сканера плотно покрывают планету своим всевидящим оком. Если бы он был способен засечь Ошу, их бы перехватили ещё в полёте. Вернее, попытались бы перехватить. Всё-таки в скорости лиганские корабли уступают дриму, но на хвост бы сели.

«А ведь маскировочное поле отключилось вместе с открытием мембраны» — Запоздало подумал Мор.

В подтверждение его догадки в небе появились три приближающиеся точки. Они быстро росли, превращаясь в громады корветов. Два замерли, а один разлетелся на пять осколков-штурмовиков.

Маневренные кораблики, каждый из которых был в разы больше дрима, окружили место посадки. Мор не сомневался, что его уже опознали, поэтому не суетился. Рядом опустился челнок. Из него выбрался Реван.

— Ну и к чему эта глупая демонстрация? А если бы мы стрелять начали?

— В атмосфере планеты типа «рай»? К тому же ты ведь знал, что это я.

— Знал, конечно, но пальнуть хотелось. — Усмехнулся псион. — Глянуть что будет, пушки после той войны претерпели множество модификаций. Вообще-то, вышло неплохо. Возмущение подпространства, неопознанный корабль на миг появляется и сразу пропадает. Дальний сонар показывает, что корабль в гипер не уходил, но на сканерах его нет. Несколько минут паники, бойцы отрабатывают возможные манёвры. И вдруг — неизвестная цель прямо на планете. Но в следующий раз предупреждай меня, или искин «Вестника». Чтобы пушкари отработали стрельбу в холостом режиме, а то проверка вышла неполной.

— Учту.

— Ладно, позабавились и хватит. Немедленно явись в совет-каюту. Появилось много новостей, и нужна твоя помощь в одном деле.

— Яволь, мой капитан! — Вытянулся в струнку Мор.


Глава 27

Новостей действительно было много. США и Евросоюз не выдержали конкуренции с высокими технологиями Лиги. Доллар и евро стремительно падали. ЦРУ решило разобраться по старинке — устроить бучу.

Сами они, конечно, руки марать не стали. Воспользовались давно отработанным методом — привлекли террористов. Немного денег, идеологической обработки, технической поддержки. И вот уже смертник, рождённый в забитой стране третьего мира, обвешанный «грязной» радиоактивной взрывчаткой, едет к месту скопления народа — к терминалу регистрации гражданских лиц Лиги.

Но вместо площади парень попал в «ласковые» руки поджидающих его пехотинцев. Али Ибн Хасама вели от самой границы. Хотя аналитики наблюдали за операцией спецслужб ещё раньше.

Объёмный сканер позволяет засечь практически любые разговоры и действия. Нужно только знать, куда смотреть, а за ЦРУ и Пентагоном наблюдали в первую очередь.

К лиганцам попали сведения не только по подготовке и планированию, но и первоначальные приказы вышестоящих лиц США. И даже запись молчаливого согласия президента. В общем, замешана оказалась вся верхушка.

После поимки террориста эти данные обнародовали в средствах массовой информации. Всё: от задумки до попытки исполнения. После чего Лига объявила ультиматум: в течении часа выдать всех виновных. Естественно, за отведённое время США даже не успело собрать совет. Но даже если бы успело — кто будет выдавать виновников? Того же Директора ЦРУ. Президента страны? Председателя ОБН?

Определённые СМИ, конечно же, разразились обличениями в фальсификации. Инопланетяне умело подделали запись и всё такое, но земной час окончился быстро. А потом спорить стало поздно, да и некому. Орудия «Вестника» открыли огонь в режиме электромагнитного излучения. Из строя вышла вся техника и электроника, работающие в момент удара. Естественно, существуют резервные генераторы, запасные части, военные склады, секретные бункеры. Поэтому обстрел не прекращался в течение месяца. Стоило сканеру зафиксировать активность и Бум! На руках груда нерабочего хлама. Никаких самолётов, кораблей, ракет, танков. В работе остались лишь простейшие виды вооружений. А попробуйте-ка направить мощь современной армии в отсутствие средств связи. Да и куда её направлять? В линкор на орбите?

Страны члены НАТО молчаливо наблюдали, как США стремительно скатывается в прошлый век. Отдельные лица, возможно, и порывались помочь. Но вот только как? Да и боязно.

Злорадно ухмылялось малообеспеченное население Мексики. Как же, как же. Раньше они нелегально пересекали границу в поисках лучшей доли, а теперь американцы массово бегут к ним.

Полностью инфраструктуру страны, конечно, не уничтожить одним ЭМИ, но такой задачи никто перед собой и не ставил. По факту Лига лишь поиграла мышцами перед мировым сообществом. Не без повода, надо признать.

Больших жертв среди населения удалось избежать. Отключение электроэнергии и связи повлекло несколько техногенных катастроф. Прорвало несколько плотин, случилось несколько пожаров на заводах. Атомные электростанции линкор обстреливал в последнюю очередь, да ещё и с предупреждением. Реакторы заглушили в штатном режиме, особых последствий это не повлекло.

А вот массовые побоища и паника случались. В США разрешено хранение огнестрельного оружия. У многих оно есть дома. В Америке и до этого школьники иногда расстреливали одноклассников, а уж когда беспредел настал… Ну вы понимаете. Законы дикого запада вернулись. Не везде, конечно. Остались и островки законности и порядка. В основном, в больших городах. Но по большей части в стране царила неразбериха и право сильного.

Затем Евросоюз резко распался и его бывшие члены радостно ринулись в Лигу. На любых условиях и под любые, так сказать, проценты. А ларчик открывался просто. Не одни американцы такие умные. Практически каждая разведка мира предоставила своему правительству планы по нейтрализации «инопланетной угрозы». И вдруг, по их же секретным каналам, ребятам прислали полные сведения по этим милым операциям. После такого политики резво прозрели и ломанули к сотрудничеству.

Собственно, ничего экстраординарного не случилось. Планы колонизации Мор давно просматривал. Догадывался, что так и будет.

Страны, вошедшие в Лигу до инцидента с США, выгодно отличались. Народ регистрировался, обучался, переходил на работы в ближний космос. Бывшие олигархи и политики, конечно, «слегка» приуныли, но основную массу населения это беспокоило мало. Народ, по большей части, был доволен. Псионов на планете становилось всё меньше — их вывозили на базу. Пси-поле Земли очистилось. Появилась возможность отслеживать оставшихся.

— Остались очень сильные. — Задумчиво проронил Реван глядя на карту Америки.

— Разве их не в первую очередь нашли?

— Нет. Тут как раз всё наоборот. Легче всего найти слабых псионов. Сильных либо скрывает пси-искажение, либо они осознали свои силы и научились подсознательно скрываться. Их теперь только по нестандартному поведению возможно вычислить, но как ты понимаешь, они стараются вести себя стандартно. На территории США сейчас небезопасно выделяться из общей массы.

— А объёмный сканер на что? ЦРУ значит прослушивали, а отследить ненормальность никак? — Возмутился Мор.

— Слишком большие объёмы информации. — Пожал плечами Реван. — Хранить запись более чем за прошедшие сутки невозможно. Искины отслеживают события в реальном времени — велик шанс что многое пропустят. Но кое-что обнаружилось. Несколько кандидатов.

— Так выкрали бы всех и проверили.

— Это незаконно! — Воскликнул рыцарь-наставник пресекая любые предложения в эту сторону (Ох уж эти кодексы чести и лиганское гипертрофированное отношение к закону). — Поверхность США — это чужая территория.

— Не станем уподобляться аборигенам. — Вставил аналитик Марк, адъютант старшего стратега «Вестника», они уже раньше встречались, при разборе полётов по убийце легату. — Многие примыкают к Лиге именно из-за законности в наших рядах. Каждый кандидат — возможный гражданин, не стоит начинать знакомство с нарушений.

— Понял, понял. — Замахал руками Мор. Была бы его воля, он бы так не церемонился. В конце концов — не они начали. Но, положа руку на сердце, приходилось признать, что подобная трепетность к кодексу действительно импонирует.

— К тому же. — Продолжил аналитик. — Есть вполне законные методы. Ты землянин, Реван тоже. Вы можете действовать, как частные лица.

— Реван? — Мор повернулся к псиону.

— Получил гражданство Франции. — Отмахнулся тот. — Так что по закону я тоже землянин.

— Твой кандидат. — Марк переслал на личком Мора досье.

Девушка. На вид лет восемнадцать — двадцать. Темноволосая. Несколько раз возле неё происходили непонятные события. То стена обрушилась, удачно прикрыв от преследующих мародёров. То прилетевший из ниоткуда камень разбил голову напавшему грабителю.

Всё это могло быть случайным стечением обстоятельств. Либо помощью друзей, не попавших в зону сохранённой записи. Единственный способ проверить — взять кровь на анализ. Стыдно, но агентов, которые за всё время колонизации разжились гражданством Земли, и могут законно припланетиться, всего пятеро. Раньше проблемы кадров не существовало, пока Лига всего-лишь вела наблюдение — отсутствовали запреты, но теперь нужно соблюдать законность. А «подозреваемых» на просторах Америки аж полторы сотни. Всех их нужно вытаскивать, пока они себя не выдали.

Мор вылетел через несколько часов после усвоения английского языкового пакета. Теперь по выговору его от среднестатистического американца не отличить. Переоделся в обычную военную форму цвета хаки, без знаков различия. В таких сейчас много кто щеголяет. Под ней лёгкий защитный костюм, практически не сковывающий движений, но способный прикрыть от ножа или выстрела из лёгкого стрелкового оружия. Костюм совершенно бессилен против бластеров, но их, вроде как, на Земле и быть не должно.

Одно неудобство: приземляться на чужой территории — нарушение закона. Над землёй летай сколько влезет, а вот дотрагиваться амортизаторами корабля до поверхности — ни-ни.

«Кто такие дурацкие правила только придумывает?» — Думал Мор, выпрыгивая из бота, висящего на пятиметровой высоте. — «Нельзя было что ли, войну продлить, пока все псионы не отыщутся?»

После захвата или уничтожения всех лиц причастных к планированию теракта — Лига объявила перемирие. Чем снова признала границы США суверенными. Это налагало ограничение на действия граждан Лиги. До конфликта Американцы запретили высаживаться на своей территории. Запрет не действовал только в отношении землян.

А у Ревана оказалась открытая виза на въезд, как гражданину Франции. Мор только усмехнулся такому. Страны, можно сказать, не существует. Вокруг гуманитарная катастрофа и толпы непонятного народа с оружием, уважающего только такое же оружие. А рыцарь-наставник бережно завернул в специальный пакет паспорт с визой и прячет за пазуху. Бластер на поясе и то не так тщательно проверил, как документы.

Впрочем, Ревану выходить не здесь, ему на сотню километров западнее. Мор погасил инерцию падения, глянул на монитор личкома. Данные шли напрямую с объёмного сканера. Живых вокруг нет.

Можно, конечно, воспользоваться очками или линзами, а не постоянно глазеть на ладонь. Но эти девайсы могут помешать сосредоточению, или сдвинуться при очень резких движениях. В боевой ситуации таких движений псион выдаёт много, даже чересчур много. Орденцы предпочитали не пользоваться такими штуками.

Окраина большого города. Строения целые, но вокруг пусто. Разбиты витрины магазинов. Электричества нет, воды нет. Много брошенных, прямо посреди дороги, автомобилей. Во многих открыты водительские двери. Видимо кто-то проверял работоспособность. Если тут и остались жители, то прячутся.

Предстояло протопать километров десять вглубь города. Цель — в подвале одного из зданий. Мелькнула мысль подыскать транспорт. Те, у которых двери открыты, и проверять не стоит. Новые модели тоже — там сплошь бортовые компьютеры, питание на них подаётся, даже когда автомобиль заглушен, а значит, схемы выгорели от ЭМИ. Нужна какая-нибудь старая развалюха с механическим зажиганием.

Мор двинулся вперёд внимательно оглядывая окрестности. Личком подаст сигнал если сканер обнаружит опасность. Стоп! А зачем тогда самому транспорт искать? Он задал параметры поиска в личком. Подходящий аппарат обнаружился буквально в двух кварталах севернее.

Это, конечно, крюк, но машина ведь всё равно нужна. Эвакуации с помощью транспорта не будет — это похищение, даже если кандидат сам согласится. Нужно вывести претендента к границе. Мор ещё раз хмыкнул, поражаясь тупому следованию закона у такой высокоразвитой цивилизации.

Благо тут недалеко — километров семьдесят. Мексиканская гуманитарная миссия. В прошлом бедная держава, поддерживает некогда богатого соседа. Кормит, поит, раздаёт лекарства. Ну и по ходу дела помогает Лиге. Впрочем, попробовали бы не помочь, ведь нежданно обретённые блага Мексики именно от Лиги и происходят.

Вот и гараж, пристроенный к неприметному домику. По данным сканера в нём именно то, что нужно — работоспособный автомобиль устаревшей модели. Ещё на мониторе обнаружились множественные живые существа. Свора бродячих собак. Мор уменьшил зону отображения чтобы убрать лишние цели.

Выстрел из бластера легко разворотил замок. Бока старого бентли начищены до блеска, будто хозяин только сегодня полировал. Ключи торчат в замке зажигания. Отлично. Мор завёл двигатель, тот отозвался ровным урчанием с пол пинка. Владелец машину любил, в салоне идеальная чистота.

Рука легла на рычаг переключения скоростей. Впереди появилась тень. Выход из гаража перегородила фигура с двустволкой двенадцатого калибра. Пожилой, но крепкий на вид, мужичок повёл стволом приказывая вылезать. Рыцарь заглушил движок, хотел через сканер заглянуть в патронник винтовки — может там и патронов то нет, но мужчина вскрикнул:

— Держи руки так, чтоб я их видел, сынок.

Мор медленно вылез из машины. Теперь застрелить деда не проблема. Уйти перекатом в сторону ширина гаража позволяет, а дальше всё просто.

Но убивать не хотелось — ненужная жертва.

— Я не враг. — Мор показал пустые ладони. Бластер в кобуре замаскирован под обычный пистолет, даже муляж курка присутствует.

— Может и нет. — Кивнул мужик. — Но в мой гараж зря вломился.

— Я могу заплатить за автомобиль.

— Деньги мусор. — Сплюнул хозяин.

— Есть еда и медикаменты. — Рыцарь указал на рюкзак за спиной. Они, правда, для кандидата предназначены, но до него ещё добраться нужно.

— Не продаётся. — Сурово ответил владелец бентли.

Мор спокойно опустил руки и прямо взглянул в глаза оппоненту.

— Могу отобрать.

— Ружьё у меня. — Сказал тот, но было заметно что «убеждение» его проняло. Поубавилось уверенности, даже заозирался с подозрением.

— Для меня не проблема.

— Заберёшь последнюю радость у старика? — Винтовка обречённо опустилась.

Мужик ему окончательно поверил, видимо решил что где-то снайпер притаился или ещё чего.

— Она необходима, чтобы спасти кое-кого.

— Ладно. — Вздохнул мужчина. — Вернёшь?

— Боюсь, это невозможно.

Хозяин ещё раз вздохнул, закинул ружьё на плечо, развернулся и ушел. Мор восстановил в личкоме зону отображения до обычного уровня — со следующим внезапным визитёром может так не повезти. Начнёт палить без разговоров, а на пули «убеждение» не действует.

Бентли мощно сорвался с места.

Автомобиль он оставил за два километра от цели. На личком стали поступать данные об обнаружении людей. Звуки двигателя привлекут внимание. Загнал в какую-то подворотню, забрал ключи и оставил дверцу открытой. Это убережет машину получше гаража и сигнализации. Тут таких уже штук пять стоит.

По дороге встретил несколько человек. Внимания на него не обращали, а если и обращали, то замечали торчащую на бедре рукоять оружия и отворачивались — подходить к вооруженному человеку себе дороже.

Ну вот и цель путешествия. Мор остановился на пороге большого супермаркета. Двери раскурочены, стёкла выбиты, внутри беспорядок и разруха. Кое-где заметны следы крови, есть несколько трупов.

Толпа народу, в панике бегущая из города и запасающаяся для этого провиантом, страшна и беспощадна. Чего им в городе то не сиделось? Хотя понятно — кто же не смотрел фильмы про инопланетное вторжение? Сначала вырубается электроника, а потом прилетают зелёные человечки и выгребают всех людей для экспериментов или для чего похуже. Ясень пень, обыватель ринулся спасаться.

— Идиоты. — Прошептал Мор.

Впрочем, по данным сканера, идиотами оказались далеко не все. Помимо самой девушки и какого-то мальчика рядом, человек тридцать в здании присутствовало. На месте они не сидели, а рыскали вокруг. Скорее всего ищут всё, что может пригодится для выживания. Пересекаться с мародёрами не хотелось и рыцарь постоянно отслеживал их. Супермаркет огромен — разминуться не так уж сложно.

Данные со сканера дают немалые преимущества. Это не только карта местности, но и полная информация по передвижениям возможного противника. Спрятаться невозможно. Не прошло и пяти минут как Мор оказался в подвальном помещении где сидела кандидатка.

Темнота хоть глаз выколи, но псиону достаточно и свечения человеческой ауры. Жаль по ней не определить, одарённый перед тобой или нет. Некоторые орденцы это могут, но Мор к их числу не относится. Остановился он в паре шагов от вентиляционной отдушины где пряталась девушка и паренёк лет десяти. Видимо, брат. Для сына великоват, не в восемь же лет она его родила.

— Привет. Вылезайте, разговор есть.

— Я буду стрелять. — Испуганно отозвалась кандидатка, ещё больше вжимаясь в узкий проход.

— Нечем тебе стрелять. — На всякий, он ещё раз сверился со сканером и убедился, что оружия у неё нет. — Вылезай, не обижу.

И сразу же ощутил надвигающуюся сзади опасность. Уклонился. О стену разбился прилетевший из ниоткуда обломок. Всё-таки одарённая. Причём талантливая. Не каждый научится телекинезу без помощи маячка.

Мор заглянул в отдушину. Естественно, ничего не видно, но доносится возня и удаляющиеся стуки. Парочка уползала вглубь вентиляционных колодцев. Последовать за ними не получится — он туда просто не влезет. И ведь двигаются они прямо к подсобкам, а там сейчас трое подозрительных личностей с дробовиками. Мало-ли как отреагируют. Прикинув приблизительный маршрут, Мор бросился на перехват. Оббегать пришлось по дуге — это заняло минуты две. На монитор он всё это время не смотрел, и без этого можно шею свернуть, споткнувшись в темноте о барахло, валяющееся на полу.

В подсобке застал картину маслом. Лежащий без сознания мужик с разбитой головой, ещё один борется с винтовкой которая его душит прижав к стене. Третий типчик держит тщедушную девушку за грудки и бьёт в лицо — похоже не первый раз. Вот ублюдок. Бластерный выстрел прервал безобразие, драчун мешком свалился на пол, увлекая за собой кандидатку. Та, обмякнув, рухнула следом — сознание потеряла. Неудивительно, учитывая что бил её амбал килограммов на пятьдесят тяжелее. Удивительно другое — дробовик продолжал душить второго мужика. Раздался хруст ломаемых костей и тот безвольно повис опираясь на висящее в воздухе оружие. Несколько секунд провисел и съехал вниз.

— Не понял. — Мор перевёл взгляд с трупа на девушку.

Как так? Она же без сознания. А в углу, с силой сжав кулаки, сидел десятилетний пацан и пугливо смотрел на бластер. Хотя нет, не пугливо — с недоумением или даже с интересом. Фрит в оружии слабо пульсировал. Так вот кто на самом деле одарённый. И ведь парень умудрился задушить мужика его же дробовиком, не оглядываясь ни на какие ауры и силу воли. А сейчас пытается вырвать или перенастроить бластер.

— Перестань баловаться. — Строго сказал Мор убирая оружие, сделал шаг вперёд. — Выпорю.

Мальчишка выставил перед собой ладони. Смерил рыцаря холодным взглядом, страха или беспокойства в его глазах не было. И вдруг самоуверенность разлетелась в щепы, навернулись слёзы, и он бросился к лежащей девушке. Потряс её за плечо, перевернул.

Лицо ошибочной кандидатки покрывала сплошная корка крови, у мальца задрожали руки.

— Помоги ей. — Взмолился паренёк. — Я сделаю всё, что скажешь.

— Успокойся. — Мор отодвинул трясущегося малолетку, вынул планшет.

Ушибы, рассечения, переломы лицевых костей и челюсти, тяжелое сотрясение. Тут медкапсула нужна. Он, конечно, обработал раны из баллончика с антисептиком и заживителем, но это капля в море. Лицо девушки хоть и стало выглядеть лучше, но сотрясение мозга никуда не делось, а именно это самое страшное.

— Сестра? — Обратился рыцарь к мальчишке.

— Да.

— Она в коме, я ничем не помогу.

— Что теперь делать? — Всхлипнул тот, собираясь заныть.

— Быть мужчиной. — Мор отвесил парню лёгкий подзатыльник.

Это мигом подсушило слёзы. Похоже в трудной ситуации на парня можно надеяться. Вон, как подобрался весь и успокоился. Однозначно будущий псион — не злится, не впадает в панику. Ну, а что за сестру переживает — это даже хорошо, значит не отморозок.

— Они тут! — Истошно завопили в коридоре.

Мор инстинктивно перекатился ближе к стене, не забыв подхватить и девушку. Бах! В подсобку влетела порция дроби. Бах! Бах! Послышался приближающийся топот. Выстрелы двенадцатого калибра оглушали. К стрелку присоединился ещё один ствол, теперь из комнаты не высунуться. Дробь не пули — разлетается по всему проходу.

Защитный костюм она, конечно, не пробьёт, но больно будет, да и голова открыта. Нужно было всё-таки захватить какой-нибудь шлем или маску. Бах! Бах! Теперь их, похоже, человек пять.

По полу скользнула граната. Мор не успел среагировать, она взорвалась почти сразу.

Осколки и дым красиво замерли в тридцати сантиметрах от эпицентра, образовав что-то вроде неровной сферы. Секунда и сфера улетела обратно в коридор, громко жахнул взрыв. Кто-то вскрикнул, кто-то упал, вопли, стоны, ругань.

А мальчишка то, ого-го чего умеет.

Не воспользоваться такой возможностью глупо. Мор выдохнул переходя в транс. Прыгнул вперёд, оттолкнулся от стены. Бластер, в его руке, огрызнулся разрядами. Кувырок, перекат. Рыцарь стрелял и в тела, не подающие признаков жизни. Лучше добить, чем получить выстрел в спину. Ещё перекат, импульс бластера прошил бронежилет, его обладателя и стоящего за ним мужика тоже. Толчок. Мор проехался коленками по полу, достал перезаряжающего дробовик стрелка прячущегося за углом, притормозил всё ещё стоя на коленях, и вдруг упёрся виском в ствол винтовки.

Её, посмеиваясь, держал низкорослый крепыш.

— Ну давай сосунок. — Гнусаво пропищал мародёр. — Дёрнись, сделай дяде приятно, посмотрим какого цвета у тебя мозги.

И ведь не увернёшься когда ствол прямо к голове приставлен. Мор замер держа руки на виду.

— Что-то не хочется. — И по наитию добавил. — Сэр.

— Воспитанный. — Крепышу обращения явно понравилось, он слегка расслабился. — Пистолет давай сюда, только без шуток.

Дуло дробовика сильнее вдавилось в кожу. Рыцарь осторожно передал бластер мужику. Тот перехватил поудобнее винтовку, выхватил бластер и отпихнул Мора ногой, вынуждая лечь. Наступил ему на спину и приставил оружие к затылку.

— Лежи спокойно, сосунок.

Повертев бластер в руке и обнаружив поддельный курок мародёр хмыкнул и заглянул в ствол. Любопытный какой. Бластер выстрелил.

— Любопытство до добра не доводит. — Подымаясь и отряхиваясь, заявил Мор.


Глава 28

Поудобнее устроив девушку на заднем сидении бентли, рыцарь направился прочь из города. Далеко отъехать не получилось — стемнело. Включать фары опасно — вокруг ни фонарей, ни других источников света — заметно будет далеко.

Мор свернул на обочину и остановился в густом кустарнике. Осторожно уложил сестру Тимми (познакомились с парнем по дороге) возле автомобиля, вынул планшетник.

Кровавая корка с кожи пострадавшей слезла, мелкие порезы и рассечения затянулись — заживитель помог. А вот само лицо сильно опухло — следствие переломов. Голограмма над планшетом показала схематичное изображение костей, а так же направление, в котором их следует вправлять.

Тимми, широко раскрыв глаза, притих рядом.

— Влезь на крышу машины и смотри по сторонам. — Попросил Мор.

— А не лучше убраться отсюда подальше?

— Чтобы нас обстреляли по дороге? — Рыцарь приложил пальцы к скуле девушки и надавил так как показано на голограмме. Хрусь. Вроде получилось поставить кость на место.

— Ты хоть знаешь, что делаешь? — Спросил паренёк, видя неумелые движения Мора.

— На крышу.

— Да понял, понял.

Тим забрался на автомобиль, но смотрел по большей части на голограмму.

— По сторонам смотри. — Возмутился Мор. — Если кто-то подкрадётся и её пристрелят, виноват будешь ты.

— Понял, понял.

В принципе, личком и без парня предупредит о появлении людей. Рыцаря раздражал сам взгляд Тими — не любопытный и любознательный, а холодный и оценивающий. Десятилетние дети так не смотрят.

Теперь самое трудное — вправить челюсть. Мало того что вывихнутую, так ещё с двумя трещинами. Не доломать бы.

Мор сосредоточился и прикоснулся к лицу девушки.

— Осторожнее там. — Выдал паренёк. — А то я тебя сам пристрелю.

— Так может, сам и вправишь?

— Ладно. — Вздохнул не по годам взрослый ребёнок. — Молчу.

Вот ведь заноза. Ляпает разное под руку, а Мор и сам не уверен в своих действиях. За всю жизнь максимум повязку накладывал. Он строго посмотрел на мальчишку, но тот отвернулся и принялся демонстративно-внимательно вглядываться в окрестности.

Хрусь — челюсть неожиданно легко встала на место. Все-таки когда видишь на голограмме всё что нужно — врачом быть не так уж и трудно. Рыцарь вынул из ранца медицинский степлер. В несколько щелчков укрепил кости скобами. «Умный» аппарат сам регулировал на какую глубину загонять скобы. Теперь клей — Мор опасливо пригляделся к шприцу-пистолету. Гибкий кончик управлялся маленьким джойстиком, щуп нужно вводить под кожу, тут требовалась изрядная практика.

Попробовал потренироваться ляпнув каплю клея в определённое место своей ладони. Клей брызнул совсем не туда, а щуп неловко дёрнулся.

— Да ну, нафиг. — Мор отбросил шприц обратно в аптечку.

Как там в клятве Гиппократа? Не навреди? И на скобах подержится. Всё равно девушку нужно поскорее доставить к медкапсуле. В полевых условиях сотрясение не вылечить, а это и есть основная проблема. В сознание не пришла, даже не дёрнулась когда он вправлял кости, а это тревожный признак, как ни крути.

Мор обработал ранки от скоб, вколол тюбики с лекарствами по списку голограммы. Вроде всё.

— А ты оттуда? — Тим многозначительно указал пальцем в небо.

— Типа того.

— Выглядишь, как человек.

— Я и есть человек.

— Ты ведь за мной пришел? — Поинтересовался мальчишка. — Потому что я не такой, как все?

— Да. — Не стал отнекиваться Мор, а ну как малый ложь чует, да и не хотелось врать. Они же вроде одного поля ягоды.

— Без сестры не пойду.

— Так никто и не заставляет. В принципе, хоть сейчас можете катиться на все четыре стороны.

— Но без вашей помощи она умрёт?

— Скорее всего.

— Тогда выбора нет. — Резюмировал паренёк и зло добавил. — Больницы не работают. И всё из-за вас. Вы уничтожили Америку!

— Из-за нас? Это я её по голове бил? Разве не такие же американцы как вы с ней? Вместо помогать друг другу в трудной ситуации — как шакалы себя ведёте.

Тим набрал полную грудь воздуха для отповеди, но вдруг «сдулся». Похоже, «убеждение» и его пробирает.

— Ты прав, но если надеешься что я буду работать на твоих хозяев — забудь. Я не раб!

— Я тоже. — Пожал плечами Мор и осторожно подхватив девушку перенёс в автомобиль. — Моя задача помочь, а не убеждать тебя делать что-то против твоей воли. Давай выберемся отсюда, а потом сам решай что делать. Лады?

Рыцарь протянул малому ладонь.

— Лады. — Согласился тот.

В глазах Тима читалось доверие. Приятно вот так — раз и уговорил незнакомого человека на что угодно. И дел то — говорить только правду. Впрочем, усердствовать Мор не спешил.

Во-первых: сам ещё толком не разобрался что к чему. Стоит ли бороться за правое дело Лиги, да и такое ли оно правое это дело? Да и какое, собственно, дело то? Пока, кроме насильственной колонизации, ничего не произошло. В общем, пусть парняга сам разбирается — голова у него, вроде, варит.

Во-вторых: не хотелось напортачить внушив ребёнку что-нибудь неправильное. В конце концов есть профессиональные психологи, а его дело «вытащить» парочку из неприятностей.

Чем он и занялся. Лишь только расцвело уселся за руль и за сорок минут домчал до гуманитарной миссии. Движения на дорогах нет, никто остановить автомобиль не пытался. Единственное неудобство — долго пробирались сквозь толпу народа окружившую лагерь Мексики. Под конец пришлось бросить бентли — люди стеной маячили перед капотом и пропускать машину не спешили.

Мор дотащил девушку до пропускного пункта на руках, «засветил» ладонь и дальше его уже сопровождали суровые мексиканские мачо.

— Шесть трупов. — Устало констатировал Реван.

— Я защищался. — Ответил Мор. Они были в совет-каюте вдвоём.

— Это понятно. Я о другом, о лёгкости с которой ты лишаешь разумных жизни.

— Не я начал первым.

— И это понятно. Более того, ты повёл себя довольно разумно. Не впал в панику, не злился, не растерялся. Настоящий рыцарь прямо. Именно это и настораживает.

— Думаешь я притворяюсь хорошим, а сам практикую направленный гнев?

— Нет, я бы заметил такое. И засланным агентом тоже не являешься. Я ни в чём не обвиняю — поступил ты правильно.

— Так в чём претензия?

— Ты ни на секунду не задумался решить всё миром. Сразу начал палить. Почему?

— Бандюки показали себя отморозками. Использовали оружие против детей. Вряд ли бы Тимми нападал на тех, кто его не трогает. Они преследовали его целенаправленно, выказали решительность в использовании пушек — с такими переговоры вести бессмысленно.

— Это ты только что придумал, или уже тогда?

— Тогда.

— На меня то, «убеждением» не дави. Не сработает.

— Я процесс давления не контролирую. — Пожал плечами Мор. — Так что терпи.

— Значит силовое решение конфликта было обдуманно и просчитано? Ты не просто воспользовался подвернувшейся ситуацией со взрывом?

— Нет. Я решил их кончать ещё до того.

— Ну что же. Молодец. Свободен.

— Это всё?

— Да. — Реван углубился в изучение какой-то схемы над столом.

— Странный разговор.

— Ничего странного. Обычно с учениками занимается психолог, но с тобой ни один работать не хочет. Мало того что ты их пси-полем прижимаешь, так ещё и понять, правду ты сказал или нет, они не могут — датчики не работают. Приходится мне. Никакого недоверия, просто… Рыцарь-наставник поднялся, прошелся вдоль стены и задумчиво потёр лицо. — В твоём возрасте каждый орденец уже изучил множество баз до третьего уровня. Разбирается в медицине, технике, политике, космоплавании, да во всём. Ты же и хроники не до конца просмотрел. Но дело даже не в этом — дело в воспитании. Ты не лиганец, но полномочия у тебя рыцарские. Сам понимаешь — это не игрушки.

— Зачем же было меня ими наделять?

— Спроси Дарана. — Развёл руками Реван. — Хотя, кое-что предположить могу: ответственность.

— В смысле?

— Воспитывать поздно — ты взрослый, остаётся лишь проверить, что ты из себя представляешь. На базе это долго и скучно. А вот в боевой ситуации люди раскрываются быстро. Дай разумному власть и уже скоро выяснится чего он стоит. В общем, смотри, чтобы она не вскружила тебе голову.

— Всего-то? Постараюсь. Можно идти?

— Да. — Реван махнул на прощание рукой и снова уселся за схему. — Ах да, у тебя вылет через пару часов, так что не теряйся.

— Какой вылет? Я хотел родственников проведать и ещё кое-кого. — Мор вспомнил, что так и не виделся с Лисой.

— Координаты пришлёт «Вестник». Проведаешь в следующий раз. Зачем-то ты «иногда мудрому» понадобился.

— Блин.

— Ну что ты хотел? Орден.

Дрим выпорхнул у планеты Видис. Шестая, лишь недавно, присоединившаяся к Лиге. Перед полётом Мор изучил политическое устройство, а то действительно ни черта не знает. Как ребёнок.

Он по наивности полагал, что Лига — это такая мощная супердержава галактики. Все боятся и уважают. Ну ещё бы — самые быстрые и самые защищённые корабли, могучий Орден. А оказалось в неё входят всего пять солнечных систем, да и находятся они на отшибе. Забитая деревня на периферии, вот что такое Лига. Империя Новета и того меньше. Только во фронтире таких империй тысячи.

А не трогают их, поскольку оба государства признают законы сопредельных стран и входят в состав Содружества. Многие корпорации поболее Лиги. И у многих свой орден или секта из псионов. Именно корпы и проявляют нездоровый интерес к разработкам лиганцев. Омоложение, активная броня космолётов, совместная работа гипер-генераторов — это же золотое дно.

И если аппараты омоложения воруют постоянно — только разобраться в устройстве нифига не могут, то ни один лиганский корабль никому захватить не удалось. А, блин, хочется то как.

В обычном корабле, кроме энергетических щитов и бронированного корпуса, встроена и третья линия защиты — прослойка капилляров со специальной жидкостью. При повреждении покрытия жидкость вспенивается, мгновенно твердеет и закрывает пробоину. Никаких дырок — вакуум убивает быстрее взрывов, а так даже воздух не успевает выйти. После битвы звездолёты похожи на болванки залитые монтажной пеной.

В лиганских кораблях сложнее. Их броня уже, можно сказать, жидкость. А внутри неё перемещаются капсулы, оборудование, дополнительные отсеки и орудия. Пушка может откуда угодно вылезти. Маневровые двигатели вообще отдельная история — никаких сопел и факелов — генераторы гравитации образуют точку тяготения в нужном месте и корабль просто тянет, куда надо.

Взять такой корабль на абордаж невозможно. Во-первых: нет никаких ангаров и внутренних коммуникаций в которые может высадиться десант. Во-вторых: активная броня банально сформирует пластину и отбросит её от корабля вместе с прилепившимся абордажным ботом. Этот лист ещё и окутает неприятеля коконом, а потом и раздавит, если хватит мощности. Реально опасны лишь тяжелые варианты обстрелов — вспышка и последующий хлопок. Эти да, разносят корабли на отдельные части. Но на близких дистанциях пространственные орудия не используются — можно и себя зацепить. А пушки малой и средней артиллерии лишь испаряют часть брони, не оставляя пробоин. Её после боя «доливают» до нужного уровня, ну или кто-то из ближайших товарищей может «поделиться».

Отдельные корпорации и рады бы заполучить такие технологии, хотя бы в виде раздолбанного штурмовика, но после отключения энергии активная броня рассыпается в бесполезный песок, а «живьём» захватить не выходит. Некоторые, особо рьяные, изгаляются как могут. Впрочем, пока, стараниями «иногда мудрого», безрезультатно. А «большие папки» о существовании Лиги и не подозревают. За что тоже спасибо Дарану. Похоже, сложившаяся более менее безопасная ситуация — целиком его заслуга.

До «рая» Видис не дотягивал совсем чуть-чуть. Жить на планете можно без дыхательной маски, но бывать рекомендуется далеко не везде. Множество горных массивов практически полностью испещрили поверхность. Сильные ветры способны опрокинуть флаер на землю, а искать пропавшего трудно. Зато люди тут живут закалённые и бесстрашные, ещё и дружные — в тяжелых условиях лучше держаться вместе.

Орбитальное кольцо вокруг планеты практически достроено. Не полностью введены в эксплуатацию системы вооружений и защиты. Линкор, охраняющий Видис, срочно отозвали на какое-то дело, он был ближе всех. Отсутствовать он должен был буквально пару дней, но похоже «срочное дело» организовалось не на пустом месте.

Только охранник скрылся в подпространстве и к планете тут же подошел флот из шести пиратских крейсеров. Вернее, вояки позиционировали себя, как пираты, но требование «выдать всех лиганских техников» мало ассоциируется с ограблением. Больше похоже на наёмников работающих на одну из корпораций. Вдруг среди технического персонала орбитального кольца затесался кто-то разбирающийся в постройке звездолётов? Наивно, конечно, таких специалистов куда попало не распределяют, но надежда выхватить лакомый кусочек есть.

Между пиратами и планетой остался единственный корвет. Кстати, прибывший непонятно откуда и неизвестно зачем.

Мор пронёс на дрим кусочек КДС и теперь Оши могла связываться с другими кораблями. Пока рыцарь пристыковывался, командер Рипер (капитан непонятного корвета) частично ввёл его в курс дела.

— А твой корвет тут по какому делу?

— Я в распоряжении магистра Йодаранката. — Ответил офицер. — Ты же знаешь, у него редкая способность оказываться в нужном месте в нужное время.

Корвет принял Ошу в свой состав и выделил капсулу. Мор перебрался из дрима в серое кресло по маленькому тёмному коридору. Такие формировались временно — ни освещения, ни жизнеобеспечения.

На канале рубки его встретил Даран.

— Явился? Вовремя.

— Непонятно только зачем. — Отозвался рыцарь.

— Поучаствуешь в переговорах.

— О! Боюсь как дипломат я не очень.

— Вот и наберёшься опыта.

— Выстрел у орбитального кольца. — Доложил один из пилотов.

Вспышка была далеко, но хватило и этого. Часть конструкций на орбите Видиса сорвало хлопком. Благо, обломки унесло в космос, а не бросило на поверхность планеты.

— Похоже переговоры законченны. — Заявил командер Рипер. — Пираты дают один час на выдачу техников, потом обещают тут всё разнести и высадиться на планету. Ты определился с целью, Даран?

— Атакуйте этот.

Один из пиратских крейсеров подсветился красным. Лиганский корвет ринулся на сближение огрызаясь редкими выстрелами лёгких бластерных орудий. В ответ получая массированные удары шести противников. Генераторы взвыли от нагрузки на быстро разряжающиеся энергетические щиты.

— Вы собираетесь воевать с превосходящими силами? — Возмутился Мор. — Думаете, есть шансы? Может, мне лучше в дрим перебраться?

— Не волнуйся. — Спокойно-безразлично ответил командер. — В перестрелке они, конечно, сильнее, но добраться до их флагмана брони хватит. А после абордажа они стрелять уже не будут.

— Абордажа!? А сколько, по твоему, там народу?

— Немного. — Вклинился Даран. — Корпорации и наёмники, в основном, используют дроидов.

Дроид с мозгом искина первого поколения, конечно, не сравнится с человеком по тактике и стратегии. Но если нужно вскинуть оружие, прицелиться и выстрелить — он в разы быстрее. Человек за машиной просто не успеет. Да и кормить армию из дроидов не нужно. Не используешь — сложил в транспортное состояние и пусть лежит. Возникла нужда — включил.

Отдельный искин «мк два» или «мк три» следит за схваткой и отдаёт приказы. В реальном бою, естественно, сразу же включаются глушилки, взломщики, перехватчики информационных пакетов. Чтобы взломанные дроиды не «перешли» на сторону противника их от связи отсекают, тут они и превращаются в тупые стальные болванки.

Впрочем, в реалиях внутренностей космолёта это не важно. Стрелять дроиды не перестанут, а делают они это быстрее и точнее чем люди. Взять их можно только перехитрив. А как хитрить в узких проходах корабля? Сколько народу при этом поляжет? Да и сколько вообще пехоты в корвете? Мор озвучил свои мысли на всю рубку.

— За людей не переживай. — Усмехнулся Даран. — Рипер не позволит рисковать экипажем. Вдвоём пойдём.

— Что?!

Мору послышалось как один из пилотов похрюкивает, видимо пытается сдержать смех. Смешно ему. Это не он сейчас с «иногда мудрым» самоубийцей полезет в пиратский крейсер. Да и вообще, что можно сделать вдвоём?

Кроме хрюкающего пилота, на канале рубки царила тишина. Никто не считал Дарана сумасшедшим, не обзывал Рипера идиотом, а значит, ситуация штатная. Наверное. Мор решил заткнуться. В конце концов, на кого, а на кретина магистр не похож. Вроде.

Корвет разлетелся на пять штурмовиков. Они резко ускорились, окружили помеченный крейсер и прилипли к его обшивке в разных местах. Остальные пираты обстрел прекратили, боясь зацепить своих и отошли подальше, а ну как и на них придурковатые лиганцы кинутся.

Прилипший к обшивке неприятеля штурмовик сформировал трубу, и «как иголку шприца» воткнул её в тело крейсера. По круглому коридорчику в гости к пиратам выкатилась десятка дроидов. Не для закрепления диспозиции, а для разведки. Перестреляли их буквально за несколько секунд, но они успели передать изображение Дарану.

Магистр выскочил следом и внутри помещений установилась тишина. Не гудели бластеры, не топали дроиды. Мор осторожно последовал за Дараном. Мда…

Вот почему псионы считаются остриём армии. Любой орденец запросто «вырубает» электронику. Словно залп и ЭМИ. Но если от ЭМИ есть защиты, достаточно использовать немагнитные материалы, то от пси-поля не защититься.

Магистр «повёл бровью» и дроиды отключились, затихли турели безопасности и сканеры. Всё высокотехнологичное просто умерло. Собственно, Мор так тоже умеет. Но не в таких объёмах. Максимум метров на двадцать перед собой. Балор же умудрился «остановить» всё видимое в округе. Даже освещение потухло.

Ориентироваться это ему не мешало, а рыцарь натянул на лицо защитную маску с функциями ночного видения. Магистр не спеша поправил задравшуюся куртку, и невозмутимо зашагал вперёд.

Встречающиеся двери и перегородки открывали телекинезом, магнитные запоры в них тоже отключились. Минут пятнадцать шли в полной тишине, но, наконец, впереди послышался топот бронированных ботинок. Визоры и скафандры пехоты находятся в фоне людских аур. Выключить их нельзя.

— Кстати. — Вспомнил кое-что Мор. — Я тут нашел парня, он задушил мужика, захватив телекинезом его же винтовку.

— Перспективный. — Важно кивнул Даран, вглядываясь в темень коридора. — Таких мало, но ты лучше вынь бластер и приготовься.

— А зачем было сюда лезть? — Проверив обоймы спросил рыцарь. — Нельзя было обесточить снаружи?

— Сразу шесть крейсеров? В реалиях космоса? Я не волшебник. — Фыркнул магистр.

Впереди, поперёк коридора развернулся энергетический щит. Фигуры в боевом облачении сгрудились за ним и начали отстреливаться по спрятавшимся за углом поворота гостям.

— Зачем стреляют? — Чуть выглянул из-за укрытия Мор. — Нас же ещё не видно.

— Страх. — Прошептал балор и громко заорал в коридор. — Десять секунд на сдачу! Время пошло!

В ответ плотность огня лишь увеличилась, но Даран «честно» отсчитал обещанные секунды и только потом выдал:

— Давай, разберись с ними.

Мор ещё раз мельком высунулся из-за угла и оценил диспозицию противника. Четверо. Стоят, не двигаясь, и целят в коридор — думают, что их прикрывает прозрачная плёнка щита. Ребята не в курсе, что Максы такие щиты легко прошибают, а значит расстрелять пиратов не проблема. А ведь магистр не сказал «убить» или «уничтожить», он сказал «разберись». Очередная проверка? Потом, как Реван, будет нудеть про лёгкость отнятия жизней? Да и не хотелось просто так «косить» всех подряд. В конце концов, парни не виноваты в происходящем, у них приказ и они простые солдаты. Впрочем, какие солдаты? Наёмники! Умирать их работа, а сюда они прилетели за лёгкой наживой. Короче, так можно долго спорить с самим собой.

Ладно. Он выдохнул, перешёл в «режим защиты» и выскочил. Уклонился от двух пульсаров. Четыре быстрых выстрела по пиратам и Мор проворно укрылся за углом. Напоследок закричав в коридор:

— Последнее предупреждение!

Стрельба прекратилась. Обнаружив, что щит их не защищает, пехотинцы отошли за поворот.

— Задница! — В сердцах воскликнул Виран Перет, сдирая остатки развороченного импульсом наплечника средней брони.

Командир отделения наёмников и рад был бы сдаться, но они уже получили задаток. Теперь или погибай, или работодатель оставит в сети отрицательный отзыв о команде. А это верный путь потерять работу. Рейтинг, с таким трудом, заработанный «Четвёркой» за годы службы слетит в ноль. Кому нужны наёмники, задирающие «лапки кверху»? Впрочем, Личард обещал спокойный налёт на объект без охраны. «Всю работу сделают мои дроиды, вы только для прикрытия и моей охраны.» — Припомнил Виран слова пухлого работодателя при обсуждении цены найма. А тут аж двое псионов, «отрубивших» системы безопасности, и захватившие крейсер. Целый КРЕЙСЕР! Кстати, полный боевых дроидов, которые сейчас мирно «дремали», не подавая признаков активности.

— Ненавижу псионов. — Пробурчал Виран.

— Хренасе дроиды всё сделают. — Зашипел снайпер Стук, его наплечник тоже дымился, как и у остальных членов команды. Никто не пострадал, но скафандры придётся ремонтировать. — А ведь он нас всех убил, шеф. Бах, бах. Чуть ниже и мы трупы.

— Наверно лигаааанцы. — Невозмутимо-занудно протянул подрывник Бенк. Здоровый детина с остроконечными ушами, и сам не подозревающий, к какой расе относится. — Добрякииии. Мы ведь где-то в их зоне?

— Ненавижу лиганцев. — Добавил Виран.

— Что делать будем, шеф? — Снайпер коротко выглянул за угол. — Третий раз предупреждать вряд ли будут.

— Ненавижу… — Командир команды поднёс к лицу личком и коротко описал Личарду ситуацию. Что тот ему ответил, остальные не расслышали, но по удивлённому лицу шефа догадались: что-то необычное. Виран пожал плечами к скомандовал. — Сдаёмся.

Бросил на пол винтовку и подняв руки зашагал в темноту коридора.

— Не стреляйте, мы выходим!

Четверо пиратов с поднятыми руками осторожно подошли ближе.

— Снять шлемы. Лицом к стене. — Пробасил Даран. После того как вояки выполнили требования, добавил. — Я вас вырублю ненадолго, не против?

— Да чего уж там. — Недовольно ответил стоящий первым. — Будто у нас выбор есть.

Балор достал маленький ручной шокер и прошелся по затылкам. Пираты один за другим падали у стены. Перед тем как магистр «шокировал» последнего, видимо старшего в команде, тот чуть повернулся к Мору, слегка кивнул и одними губами прошептал:

— Спасибо.

— А ведь они тебе обязаны. — Даран повесил шокер обратно на пояс. — Ты мог их просто перестрелять, а дал дополнительный шанс. На твоём месте я бы взял номер личкома у командира. Команда профессионалов всегда может пригодиться.

— Сдавшиеся предатели? — Почесал макушку Мор, но номерок сосканировал.

— Скорее всего, они обсудили такой исход с работодателем. Идём навестим его, кстати.

Планировку корабля Йодаранкат, видимо, знал — провёл их к мостику кратчайшим путём. Мор бы тут неделю рыскал, в этих однотипных переходах и перекрёстках.

Вопреки ожиданиям, шлюз мостика оказался гостеприимно распахнут. За потухшей консолью восседал статный дяденька квадратного телосложения и усиленно делал вид, что очень занят работой.

Он картинно вскинулся в капитанском кресле, словно заметил псионов лишь через несколько секунд. Хотя должен был слышать шаги задолго до их приближения — тишина располагала.

— Личард. — Вздохнул Даран.

— Магистр Йодаранкат. — Толстяк широко раскрыл объятия будто встретив старого, доброго друга. — Какая встреча. Добро пожаловать на борт. — Капитан низко поклонился, демонстрируя небывалое изящество для такой тучной фигуры. — Представите меня своему другу?

— Мор — рыцарь Ордена. Но меня интересует, что делаешь тут ты?

— Каюсь. Грешен. Большинство наёмников отмахиваются от заказов по Лиге — натерпелись уже от вас. — Личард обаятельно улыбнулся. — Ну, а я не так богат, чтобы отказываться от заработка, если он сам плывёт в руки.

— Напомни, почему я тебя в прошлый раз не пристрелил?

— В который? — Похоже толстяка ситуация забавляет, ни капли страха. — Да это и не важно, я знаю, почему ты не пристрелишь меня в этот раз.

Капитан открыл встроенный в стену шкаф. Вынул три фужера и наполнил какой-то зеленоватой жидкостью.

— Угощайтесь господа. Лучшее лисийское в галактике.

— Личард. — Устало вздохнул балор.

— Ах да. Фрит!

— Фрит?

— Ну на что мне было соглашаться? Кредиты вы не берёте, а вот редкий минерал…

Тучный мужик опять залез в бар, что-то провернул там и вытащил небольшой кейс. Неспешно открыл и продемонстрировал стройные ряды белесых кубиков. Лига где-то столько же скупает у пустынников за полгода.

— Когда заказ от корпорации «провисел» два месяца. Я сделал им встречное предложение — потребовал оплату фритом. Они, конечно, немного поторговались, но… Та-дам! — Толстяк захлопнул кейс, перекинул его Дарану и спокойно уселся в кресло. — Приятно было повидаться, магистр.

— И мы что, его так и отпустим? — Поинтересовался Мор, глядя на направившегося к выходу балора. — Он расстрелял тысячи людей на орбите.

— Каких людей? — Округлив глаза, возмутился Личард. — Мы профессионалы. Залп был сделан после полной эвакуации персонала кольца. А разрушения… Ну мне же нужно оправдаться перед заказчиком. Я старался, даже напал, но нежданно нагрянувшие псионы спутали все планы. — Он задумчиво потеребил губу. — Нужно будет стребовать компенсацию с корпов за утечку информации по их вине. А потом налетели вы, захватили флагман! Пытали меня, в конце концов!

Капитан пошарил в подлокотнике кресла, вынул бластер и выстрелил себе в ногу, ступню прошило насквозь. Мор успел лишь положить руки на рукояти Максов, но ствол опять вернулся в подлокотник. А мужик то, неплохо стреляет. С Дараном ему, конечно, не тягаться, а вот Мора он врасплох застал.

— Изверги. — Добавил толстяк, извлёк аптечку и деловито принялся оказывать себе первую помощь.

— Название корпорации? — Требовательно выдал рыцарь.

Йодаранкат только усмехнулся, а Личард возмущённо и гордо ответил:

— Молодой человек! Я не раскрываю имён заказчиков. Это всё-таки вопросы чести наёмника и рейтинга.

Крейсер понемногу оживал, включилось освещение, переборки теперь открывались перед псионами, идущими к своему штурмовику, сами. Лишь дроиды оставались в деактивированном состоянии. Полностью снимать пси-блокаду Йодаранкат не спешил.

— Может, стоило надавить на него, и узнать работодателя?

— Да он и так его сдал. — Отмахнулся магистр. — Есть только две корпорации, достаточно богатые, чтобы добывать фрит в нашем регионе.

Одна из них сейчас ослаблена междоусобицей, так что это «Крайние».

Мор слышал это название в новостях. «Крайние» — организация довольно могущественная. Владеет как минимум десятью планетами, да ещё и негласно курирует столько же.

— И он вот так запросто кинул такую громадину?

— Думаю, у него есть план, как остаться целым. В любом случае, это не наши проблемы. — Балор игриво подкинул в руке кейс. — Но каков засранец, а? Если выпутается, найму его для одного дельца.

— И ты ему доверяешь?

— Доверять таким как Личард — прямая дорога назваться третьим именем, а вот использовать можно попытаться. Даже интересно…

Палуба под ногами ощутимо дрогнула. Завыла сирена, отключилась гравитация, послышались звуки лопающихся переборок.

— Быстрее к штурмовику! — Крикнул магистр, и ловко оттолкнувшись от стены, поплыл в невесомости.


Глава 29

По дороге корабль ещё пару раз тряхнуло. Оказавшись в кресле капсулы Мор, сразу же соединился с каналом рубки и осмотрел ближайший космос. Три штурмовика уже отлепились от крейсера, и использовали его стальное тело, как прикрытие от обстрела. Теперь же все четыре соединились в неполный корвет.

Пятый штурмовик сорвало с обшивки хлопком, только самым краем зацепившем захваченный флагман пиратов. Сорвало вместе с обшивкой и изрядным куском самого крейсера. Обломки разлетелись во все стороны, а на месте повреждений вспух кривобокий шарик «монтажной пены». Флагман набирал ход, пытаясь сократить расстояние с удаляющейся армадой. Четыре пирата гнали и обстреливали из малой артиллерии пятого. Тот пытался оторваться на расстояние, при котором снова можно использовать тяжелые пушки.

Мор прокрутил запись начала боя. Чтобы узнать, что за хрень вообще творится. Вот один из пиратских крейсеров (тот, который сейчас гонят) отделяется от основной массы и набирает скорость. Это, конечно, не прошло незамеченным, но на запросы корабль не отвечает. Выходит из зоны поражения своих орудий, остальные капитаны начинают подозревать неладное и идут на сближение, но поздно. Возле флагмана расцветает шар выстрела.

Ну как возле, если бы совсем возле, то тут бы для Мора и Дарана всё и закончилось, а так мятежник не успел набрать достаточной дистанции и атаковал, откуда получилось. Иначе бы ему и этого не позволили. Выстрел сформировался слишком далеко и нужных результатов не принёс, лишь солидно потрепав корабль Личарда. А теперь, вероятно, предатель пытается обогнать потерявший ход флагман и добить из тяжелых пушек. Поскольку если начнёт использовать малые — его просто задавят огнём остальные пираты.

— Что с подбитым штурмовиком? — Первым делом спросил Даран, тоже проглядев запись.

— Выведен из строя. — Доложил Рипер. — Капсулы отделились штатно, сейчас подберём и дёру.

— Отставить! Они уже в зоне обстрела. Следуй за пиратами, и не позволяй отойти на дистанцию атаки пространственных орудий.

— Принято. Похоже корпорация перестраховалась и подсунула Личарду своих людей. — Рипер наблюдал за встречей через личком магистра и сейчас строил предположения. — Убедились что тот их подставил, и решили навалять.

— Не такой Личард дурак. — Возразил Даран. — Брал только проверенных наёмников. Заметь, в налёте участвует всего десять человек. Шесть капитанов и четыре пехотинца. Хотя зачем он последних привлёк, не понимаю. Нет, это не «Крайние», это кто-то третий.

«Так вот почему бой ведётся так вяло» — понял Мор. Управлять целым крейсером в одиночку тяжко, даже несмотря на помощь искина. Каждый капитан управлялся с системами вооружения, защиты и ускорения сам. Приглашать к сотрудничеству слишком многих опасно для секретности. Пошли на дело минимумом людей, а грабить Видис надеялись с помощью дроидов.

Мятежник же отстреливался гораздо «веселее», да и силовые щиты переключал более слаженно.

— Похоже там около тридцати разумных. — Объяснил эту странность магистр. — Но почувствовал я это только сейчас. Кто-то их прикрывал.

— Псион? — Задумчиво предложил Рипер. — Значит, не корпорация. Клейн, обгоняй флагман, он отстаёт и скоро выйдет в зону обстрела. Держись ближе к убегающим, прикрывайся другими крейсерами.

— Принято. — Отозвался один из пилотов.

Псионов в галактике мало, не каждое государство смогло основать свой собственный орден. Корпорациям это и вовсе запрещено, как и иметь свою армию. Потому они и пользуются услугами наёмников.

Что правда, сами корпы зачастую больше некоторых империй и республик. А охрану имеют не меньше, чем некоторые государства войск. И всё же продолжают называться корпорациями. В некоторых случаях так политически выгоднее, а в других им просто не дают выйти из состава государства более могучие оппоненты.

И не смотрите на мощную организацию псионов Лиги. Всё это богатство досталось ей от старой республики. Ведь слаженной группе одарённых не только проще искать новых одарённых, они могут их обучить. Никакая корпорация или страна не в состоянии этого сделать без наработанной годами базы. Кандидат, скорее всего, просто скончается от неконтролируемого дара. Исключения, естественно, существуют, но практически не отражаются на ситуации в целом.

И Лига и империя Новета собирают и обучают псионов по веками отлаженной схеме. Потому и смогли сохранить и приумножить «наследство». И именно благодаря этому «наследству» эти, сравнительно маленькие, государства особо не трогают.

Подгадить по малости — это пожалуйста. Нанять пиратов? Получите. А завязывать широкомасштабный конфликт? Со сборищем одарённых, один из которых способен в одиночку захватить крейсер, полный боевых дроидов (своё участие, как помощь, Мор даже не рассматривал)? Да ну нафиг! Кто же по собственной воле засунет руку в гнездо ядовитой змеи? Вот и выходит, что корпом псион, сидящий в убегающем крейсере, быть не может. Он достаточно зрел, чтобы прикрыть от Дарана группу разумных. А значит, давно бы где-нибудь засветился. Государства, имеющие своих одарённых, ревностно следят за тем, чтобы у других их не было. Быстро бы «обработали» оступившегося. Стоит кому-нибудь организовать группу из псионов, и на них обязательно «наедут» большие дядьки. Псион, пытавшийся разрушить флагман, принадлежит к какому-нибудь известному ордену.

— Новет? — Предложил командер Рипер.

— Не те эманации. — Отмахнулся Даран. — Нет ярости.

— «Равновесие»? — Есть и такой орден на просторах галактики. Мор лишь краем уха слыхал об элитных убийцах в него входящих.

— Слишком топорно, да они бы и стрелять не стали, а если бы и стали, то не промахнулись бы.

— Кто-то новый?

— Рипер. — Строго сказал Йодаранкат.

— Да, магистр?

— Заткнись, а.

— Принято, магистр. — Как ни в чём ни бывало отозвался офицер. — Клейн, держись ближе к последнему крейсеру, войди в слепую зону. Эти по нам палить не будут.

Отставший флагман пиратов и вовсе перестал ускоряться. По обшивке, то там, то сям мелькали сполохи и вырастали «грибы» пены. А ведь по нему даже не стреляют. Похоже, жить ему недолго.

От днища отстыковалась яхта, и на всех парах ринулась прочь от погибающего корабля.

— Формирование выстрела у флагмана. — Доложил пилот лиганского корвета.

Мятежник таки набрал достаточное расстояние. Непонятно, правда, зачем добивать оставшийся пустым крейсер, если уже и так ясно, что охотились совсем не за наёмниками. Целью был Даран, больше просто некому. Магистр насолил такому количеству разумных, что прибить его готово пол галактики.

Корпус крейсера смяло хлопком, перекрутило и, разорвав на части, отбросило в стороны. Улепётывающей яхте тоже досталось, её подкинуло, оторвало кое-чего из ненужного, но не уничтожило. Кораблик немного покувыркался, выровнял курс и начал догонять остальных пиратов.

— Что с нашими капсулами? — Забеспокоился Рипер.

— Две уничтожено, три повреждены, но продержатся несколько часов. Остальные в порядке. — Доложил техник.

— Пусть соберутся вместе. — Приказал офицер. — У кого есть скафандры: выйти, осмотреть повреждения, помочь.

— Принято.

Побитая яхта тем временем быстро нагоняла преследующую отступника группировку.

— Выжил таки, засранец. — Осклабился балор. — Соедините меня с ним. — Включился отдельный канал с изображением толстяка, невозмутимо жмущего какие-то кнопки на панели управления.

— Приветствую, магистр. — Помахал он пухлой рукой в камеру. — Как дела..?

— Как всё это понимать, Личард? — Перебил его Йодаранкат.

— Понятия не имею. — Капитан устало потёр лицо. — Все парни проверены.

Самый младший в бизнесе уже лет пятнадцать. Филипу (капитан мятежного крейсера) либо промыли мозги, либо он нас навсегда покинул. Второе вероятнее. Да и вообще, ситуация по твоей части, Даран. От корабля за световой год разит псионами, это даже я чувствую. Разберись с ублюдками, они лишили меня любимца.

Под конец фразы толстяк зло стучал кулаком по консоли.

— А может, ты меня подставил?

— Друг Даран. — Личард резко успокоился и на его лице мелькнуло подобие испуга. — Я, конечно, жаден, но не до умопомрачения. И прекрасно осознаю границы своих возможностей. Видис я бы грабанул, не спорю, но покушаться на самого «мудрейшего»? Даже если бы, каким-то чудом, мне это удалось, сколько бы я прожил, преследуемый твоими ищейками? Да и без грабежа я всё равно в наваре — хоть и отдал половину предоплаты тебе. Нет смысла во всех этих потрясениях.

— Значит, подставили тебя.

— Не только меня. Даже работодателя. — Многозначительно вставил пухлый, всё же избегая называть название корпорации. Странные у него понятия о чести: кинул корпов на мешок фрита, фактически выдал их противнику, а продолжает делать вид, что прикрывает. — Ладно ещё «окультурить» планету, внесённую в реестр, как лиганская, но мочить магистров — перебор. Это повод для войны, они бы на такое не пошли.

— А что это ты их защищаешь? Совесть проснулась?

— Тьфу. — Личард скорчил отвратительную рожицу. — Ну и шутки. Совесть я продал через час после рождения. Просто если ты устроишь громоподобное разбирательство, всплывёт моё имя. И тогда никакие заумные планы не помогут — корпы хлопнут меня просто на всякий случай, как опасного свидетеля, а заодно и весь клан. Но ты же не считаешь, что это они? Ведь так Даран? Даран? Я ещё могу стать полезным… У меня пять детей, Даран.

— Ладно, не ной. — Успокоил совсем разволновавшегося наёмника магистр. — Не считаю.

— О! Хвала великой силе!

— Но если будет нужно, то могу и посчитать. Так что не забывай о полезности и свяжись со мной, когда всё устаканится. Есть работка.

— Конечно, конечно. Всё что угод…

— Разорвать соединение. — Приказал балор.

Изображение заламывающего руки толстяка исчезло.

— А у него действительно пятеро детей? — Спросил Мор.

— Официально признанных, да. — Кивнул Йодаранкат.

Убегающий крейсер, тем временем, начал окутываться сияющей рябью, контуры его потекли, размазались, и он ушел в подпространство. Поскольку «сбить» прыжок не вышло, остальные пираты спешно отступали на расстояние удара тяжелой артиллерии. Оставался шанс, что гипер-генератор засбоит и крейсер беглецов вывалится назад. Впрочем, при небольших повреждениях, что они ему успели нанести, это маловероятно.

По пути один из наёмников подобрал яхту Личарда.

— А дальнего сонара у нас и нет. — Протянул магистр. — У наёмников, думаю, тоже.

— Через восемь часов прибудет сменный линкор охраны. — Отчитался Рипер. — У них есть.

— Поздно. Вряд ли беглецы будут прыгать далеко. Скорее всего, совершат серию прыжков по часу или по два. Достаточно, чтобы сбить со следа. Так что у нас двести минут, а то и меньше. Мор, а твой дрим способен читать следы в подпространстве?

— Понятия не имею. У них там всё по другому.

— Сходи поинтересуйся.

— Принято.

— Проследить коробочку в пустоте? — Хмыкнула Оши. — Запросто, но это скучно.

— Так, чтобы нас не заметили. — Добавил Мор.

— Чуть сложнее, но всё равно скучно.

— Почему скучно?

— Они висят там целую вечность, копят энергию для прорыва, а зачем? Можно же просто… — Тут она разразилась потоком пояснений о кривизне вселенной и закольцовывании пространства.

Мор пропустил всё это мимо ушей. Даже будучи соединённым с дримом в одно сознание, он бы всё равно не понял ничего. Это как описывать красный цвет слепому с рождения.

— А это можно сделать на расстоянии?

— Нет, нужно быть рядом.

Рыцарь связался с магистром и обрисовал ситуацию. Поскольку пассажиров брать Оши категорически отказалась, Йодаранкат попросил Мора проследить за крейсером в одиночку. Именно попросил, в Ордене вообще не принято раздавать приказы — никто никого не заставляет, всё на добровольных началах. Если задание тебе не по нутру — откажись и подберут другого исполнителя. Впрочем, уговаривать Даран мастер — делает это так, что кажется, будто ты сам выпрашиваешь назначение.

— Сообщай о каждом прыжке. — Напутствовал балор. — Никуда не вляпайся.

Дрим окутался маскировочным полем и прыгнул вслед за крейсером. Каким-то чудом Оши умудрялась находиться в подпространстве рядом с преследуемым кораблём. И не просто находиться, но и видеть его, хотя в гипере любые средства связи и обнаружения вырубались напрочь.

Как и следовало ожидать, мятежный пират совершил несколько коротких прыжков, после каждого Мор докладывал текущие координаты. Затем последовала череда более длинных. В принципе, более быстроходный лиганский линкор смог бы перехватить пиратский крейсер. Использовать последнюю точку прыжка, подсказанную Мором, а потом выследить дальним сонаром, обогнать и встретить на выходе. Но магистру было интересно, куда «пират» движется.

Поймать исполнителей это хорошо, а вычислить заказчика — значительно лучше. Ведь не факт, что при захвате кто-то выживет. К тому же наёмники могут и не знать работодателя. Конечно, вряд ли работодатель припрётся к цели путешествия лично (скорее всего затребует отчёта по дальней связи), но сам пункт назначения уже может многое подсказать.

Посему дрим продолжал упорно преследовать крейсер. И это действительно оказалось чертовски скучно. Сутки напролёт ожидать, пока гипер-генератор беглецов наберёт достаточной мощности для очередного перехода. Они с Оши были как тот заяц, провожающий старую черепаху к дому. Могли бы проделать весь путь за день, но ждали и ждали.

От нечего делать Мор стал потихоньку подключаться к разуму дрима. Не так как первый раз — после которого он неделю чувствовал себя в прострации, а лишь краем сознания. Только после этих попыток он начал понимать всё превосходство древних созданий над кораблями Лиги. Слившись с дримом, древний пилот не просто становился кораблём, ощущая его как своё тело. Он начинал мыслить категориями дрима. Как если бы к мозгу подключить искин. Даже не подключить, а встроить — превратить в искин сам мозг. Нейросеть — жалкая попытка воссоздать подобное единение разумов. Она лишь помогает оптимизировать передачу данных между человеком и машиной, а дрим — полная интеграция между ними.

К сожалению, использовать возможности Оши на полную Мор был не в состоянии. Да и вряд ли на это способен кто-то, помимо древних пилотов. Как дальтоник неспособен оценить преимущество цветного телевизора перед чёрно-белым.

Последний прыжок крейсера длился неделю и вывел беглеца к голубому гиганту. Масса звезды была настолько велика, что втянула в свою гравитационную зону ещё два светила помельче. По орбите гиганта вращались два желтых карлика и целая туча планет, планетоидов и прочей дребедени. Многие из них имели ещё и свои спутники. Солнечная система получилась поистине громадной. Размеры и количество небесных тел поражали.

Планета, к которой направился крейсер, находилась довольно далеко от голубой звезды. Что неудивительно, те что поближе, напоминали куски раскалённой лавы. Температура внутри светила достигала шестидесяти тысяч градусов.

Как назло Кристалл Дальней Связи выдавал сплошной «белый шум». Связаться с магистром в зоне действия звезды возможным не представлялось. Можно, конечно, отлучиться ненадолго, выйти из зоны и отправить сообщение, но за это время крейсер может скрыться. Ищи его потом в этом «мареве» что распространяет звезда во всех возможных диапазонах. Даже пси-поле тут искажается — у любого псиона должно возникать чувство, что за спиной кто-то постоянно, невнятно шепчет.

Мор решил продолжить преследование, убедиться, что беглец припланетился, а затем уже сообщать. Тем более, что идущий по следу линкор и сам уже должен вычислить координаты прыжка — крейсер провисел в подпространстве целую неделю — времени было достаточно. Чувствительные «глаза» Оши и то забивало искажениями, ограничивая дальность обзора. Обычные сканеры тут должно «глючить» по полной. Стоит «непонятному пирату» предпринять неожиданный манёвр, типа очередного прыжка, или затаиться, и никакие сонары отыскать его не помогут. В общем, звёздная система идеальна для того, кто хочет спрятаться.

Крейсер «пиратов» вошел в плотные слои атмосферы. Дрим последовал за ним на почтительном расстоянии. Маскировочное поле — далеко не невидимость. Оно лишь поглощает большую часть направленного излучения, обманывая тем самым всевозможные радары и сканеры. Визуально Ошу вполне можно увидеть. Заметно будет только размытую тень, но для профессионалов своего дела и этого достаточно, чтобы насторожиться. А ну как на космодроме (или что там у них), кто-то из персонала, встречающего крейсер, взглянет в небо. Да и обычные камеры на фотоэлементах никто не отменял.

Проследив, как корабль беглецов опускается рядом с каким-то озером, Мор приземлился километрах в десяти севернее. До прихода линкора всё равно ещё целых три дня. Именно настолько отставал линкор преследования, чтобы избежать преждевременной встречи.

По мнению Мора это было чересчур, но перестраховщик Даран упирал на то, что пиратский крейсер повреждён, и может зависнуть где-нибудь на срочный ремонт. Теперь придётся трое суток ждать подкрепления. Терять столько времени было глупо, и рыцарь решил слегка разведать территорию.

Планета представляла собой сплошные фиолетовые джунгли, часто перемежеванные обломками каменных массивов, кучей озёр и рек, впадающих в небольшие моря. Океаны отсутствовали.

Датчики показывали, что дышать тут невозможно. Придётся использовать дыхательную маску. Мор проверил Максы, присоединил к лёгкому скафандру дополнительный фильтр — всё-таки десять километров — достаточное расстояние для «неприятных случайностей». И вышел наружу.

Оши слилась с окружающим пейзажем, изменив цвет и форму под обломок скалы. Отличить её от обычного камня стороннему наблюдателю будет трудно, даже если он упрётся в фюзеляж лбом.

Голубое солнце припекало, ещё одно, совсем крошечное, только начинало восхождение над горизонтом. Впрочем, быть может что и опускалось, как тут обстоят дела с орбитами светил, неизвестно. Вполне возможно, что день равен году, а то и вообще не кончается.

Путь между стволами причудливых деревьев изобиловал корнями оных. Разномастные отростки дугой выпирали из почвы и опять в неё уходили — словно скопища змеиных тел. Приходилось прыгать с одного серого ствола на другой.

Через час дорога сменилась на каменистое плато. Уйма валунов раскиданы рукой великана. Если у «пиратов» и есть дозор на подходе к базе, то он именно тут — устроить между камней засаду очень легко. Мор насторожился, внимательно оглядывая пространство вокруг и постарался идти тише.

Раздражало редкое мельтешение среди камней страшных на вид шестиногих ящериц. Некоторые размером почти с кошку. А ещё нервировал постоянный шум, шорохи и шепот за спиной. Искажения голубого гиганта дотягивались и сюда. Первую половину пути он то и дело оглядывался и хватался за бластеры. Отстраниться от пси-искажения никак не выходило. Не помогало ни каменное спокойствие, ни «правильное» дыхание. Внутри дрима ничего такого не ощущалось, а вот теперь давило на макушку по полной.

Скоро плато упёрлось в приметный холм, поросший низким фиолетовым кустарником. Сразу за холмом и должно находится озеро, возле которого приземлился пират. Мор согнулся в три погибели, стараясь быть ниже растительности и крался к вершине.

На пологом склоне красовалось несколько десятков воткнутых в землю палок с надетыми на них миниатюрными черепами. Признаки цивилизации, так сказать, предупреждение незваным визитёрам. Их можно легко принять за принадлежащие человеческим детям, но какой же моральный урод будет сооружать столь чудовищные монументы, только чтобы отпугнуть возможных гостей? Хотя…

Мор постарался вжаться в землю ещё сильнее, до вершины оставались сущие метры. Пытаясь не шевелить кусты, он добрался до высшей точки местности и огляделся. Озеро раскинулось у самого подножья холма. За ним виднеется обширная степь, а чуть левее небольшая каменная гряда. С неё в озеро извергался маленький, симпатичный водопад. Корабля нигде нет.

Пиратский крейсер, конечно, не чета лиганскому, и почти в три раза меньше, но даже его тут прятать негде. Разве что у беглецов громадная замаскированная подземная база. Но таковую должна охранять куча народу. И если бы эта куча здесь была, Мора бы давно обнаружили — не может многолюдная база плохо охраняться. А значит, разумных тут мало. По крайней мере, рыцарь вовсю на это надеялся.

Вода в озере поблёскивала разноцветными разводами и жирными пятнами. У противоположного берега Мор заметил подозрительную белесую штуку. Подкрутил резкость на визоре маски, приближая предмет. Это оказался застывший кусок пены. Так вот где крейсер! Ну да, водоём размером как раз как «раненый» корабль. Под водой его, конечно, чинить не очень удобно, зато незаметно. Поверхность озера отражает лучи сканеров, то-то маска не может «пробиться» вглубь, наверное, в воду что-то добавили.

На этом разведку можно заканчивать. Корабль найден, осталось дождаться подкрепления и захватить тех кто выдал себя за пиратов. Мор не спеша повернул назад. Случайно зацепил одну из палок с черепом. Она была воткнута в землю совсем не глубоко и легко выдернулась. Череп прокатился по земле и остановился рядом с лицом лежащего рыцаря. В одной из глазниц торчал объектив камеры.

— Твою мать!

Вот никогда нельзя считать себя умнее других! Надо же так глупо засветиться. Непонятно лишь, почему его до сих пор не схватили. Отбросив ненужную теперь маскировку Мор вскочил и кинулся наутёк.

Снизу холма, из-за раскидистого куста выступила одинокая фигура. Не то в балахоне, не то в маскировочном халате с коричневыми и фиолетовыми полосами. Его уже поджидали. То ли тут действительно напряженка с людьми, то ли гостя не воспринимают всерьёз. Надо же, прислали только одного бойца.

Мор на бегу вскинул бластер и выстрелил. Мимо. Луч разошелся с балахоном на каких-то пару сантиметров. Похоже, парень псион. Совсем чуть-чуть отклонился, но и этого хватило. Теперь ясно, почему он один. Остаётся надеяться, что это не тот же одарённый, который прикрывал разумных от Дарана. Такой спец может оказаться молодому рыцарю не по зубам.

Выхватив второй Макс, уже хотел открыть массированную стрельбу, но…

— Да ну нафиг! — Мор даже приостановился.

Охранник плавно шагнул вперёд и в его руках вспыхнул ярко алый джедайский меч! Может это, конечно, и не меч, а какой-нибудь ионный резак или штука имеет другое название, но на киношные гаджеты похоже один в один.

Мор выстрелил и еле успел уклониться от отразившегося назад пульсара.

— Фигасе!

— Сдайся. — Пробасила фигура на всеобщем. — Умрёшь быстро.

— Ага. — Закивал Мор и выстрелил ещё три раза подряд, стараясь «уложить» заряды под разными углами.

Охранник красиво взмахнул светящимся лезвием и отразил все пульсары. Причём отражались они не как попало, а исключительно в то же место из которого были выпущены. Этого и стоило ожидать, поэтому мягко сместившись одним движением, Мор ушел с линии поражения заранее. Балахон, резко ускорившись, бросился в атаку.

Входить одновременно и в защитный и в атакующий транс так и не получалось. И если хоть пара зарядов полетит обратно, есть хороший шанс подстрелить самого себя. Тупо «висеть» в защите и вовсе не вариант. Вот как сражаться с этим грёбаным джедаем? Подстрелить не выходит, а когда он сократит дистанцию, будет совсем худо. Если этот меч режет хоть вполовину так же эффективно, как киношный — дело дрянь.

Оставался только один выход. Его когда-то подсказал Реван. Мор развернулся назад и что есть мочи припустил наутёк.

— Стой, трус! Бейся! — Завопил преследователь.

«Щяззз» — подумал Мор — «Разбежался».

Отвечать словами не стал — поберёг дыхание. Бежать предстояло минут сорок и по пересечённой местности. А потом этот мечник вряд ли что-то сможет сделать Оше, она выстрелы из пространственных орудий Республики отражала, со световым мечом уж как-нибудь справится. Жаль только, что скрытность операции провалилась — пираты скроются. Впрочем, ничего не мешает проследить за ними ещё раз.

До дрима около десяти километров. Что делать, если вдогонку вышлют флаер? Да ну его — заглядывать так далеко в будущее. Мор лишь добавил ходу. За спиной отчетливо «дохнуло» гневом. Пользователь «направленной ярости»? Плохо. Как бы злость ни придала ему скорости и сил.

Но с физической подготовкой у охранника оказалось не очень. Сократить дистанцию он никак не мог, хотя Мор двигался не так уж и быстро — берёг силы для длительного забега. Есть шанс что преследователь выдохнется и отстанет.

Бег по каменному плато тяжело дался обоим. Многие валуны лежали ненадёжно и опрокидывались, норовя вывернуть бегуну ногу.

Мор несколько раз поскользнулся, ему удалось сохранить равновесие, но сбилось дыхание. Бегущему следом джедаю было и того хуже. Он падал как минимум раза три, как только кости не переломал.

Присмотрев валун побольше Мор скрылся за ним и выпустил по преследователю несколько зарядов. Тот, видимо, чего-то подобного и ожидал, предусмотрительно не выключая свой меч — отразил всё обратно. Пульсары раскрошили часть камня за которым засел беглец. Но зато удалось немного отдышаться — для защиты «балахону» приходилось останавливаться.

Забег продолжился, камни заканчивались, начиналась рощица, почва которой утыкана корнями. Похоже, тут будет даже веселее — некоторые стволы пружинят под ногами, другие ломаются под человеческим весом, плюс оба бегуна изрядно утомились. Свернуть шею будет не так уж трудно.

Мор старался перепрыгивать подозрительные корневища, но удавалось это далеко не всегда. Буквально через пару сотен метров один из выглядящих вполне надёжным корней разлетелся в острую щепу.

Ботинок зацепился за обломанный край и рыцарь неуклюже рухнул. Сзади послышался победный рёв. Преследователю хоть и оставалось ещё метров двадцать до жертвы, но он уже «радовался». Меч описал вокруг его тела замысловатую петлю.

Мор дёрнулся и понял что застрял в переплетении серых отростков прочно. Маска на лице немного сдвинулась, видимость исказило помехами. Пока рыцарь поправлял шлем, джедай одолел половину расстояния. Из глотки вырывался звериный рык. Отбросив всякую осторожность, он бросился вперёд громадными прыжками.

Алый протуберанец меча, казалось разгорелся ещё ярче. Мор рванулся ещё раз, но чуть не вывернул себе плечо — корни держали крепко, а осматриваться времени нет. Зато ствол на который собирался наступить преследователь после очередного прыжка, рыцарь видел отчётливо. Сосредоточившись на нём Мор потянул корень телекинезом. Джедай «наступил» на воздух, начал заваливаться лицом вперёд, машинально выкинул руки вниз, чтобы смягчить падение. И срезал себе с ладони несколько пальцев зажатым в кулаке мечом. Всё-таки гнев плохой советчик в бою. Тонко взвизгнул и отдёрнул клинок назад и вверх. Страшное всё же оружие — свето-шашка. Вот так запросто, не напрягаясь, отрубить самому себе голову простой железякой — не получится. Можете сколько угодно точить. А вот световым мечом — легко. Вжик! Голова покатилась дальше и упёрлась в торчащее из земли корневище, а тело расслабленно повисло на другом корне. Меч выпал из ослабевшей руки и отключился.

Кровь из шеи не течёт, видимо, клинок «оплавил» края раны.

— Вот придурок. — Мор, усмехнувшись, выдохнул.

Осторожно ощупал и осмотрел корни, в плен к которым угодил, чуть сместился и легко вывернулся. Стоило лишь повернуть руку по другому. Сразу же захотелось подобрать оброненный джедаем меч. Штуковина, как выяснилось, опасная, но интересная. Кто же в детстве не мечтал иметь такой?

Сделал шаг вперёд и заметил появившуюся у головы «тень». Уклонился. Вслед за тенью мелькнул росчерк бластерного разряда. Машинально выстрелив в ответ, уклонился ещё несколько раз. Стоя по пояс в корнях это очень неудобно. А плотность огня всё увеличивалась, сполохи мелькали уже один за другим. Правда, по большей части мимо.

Из виднеющихся вдали камней выскакивали юркие фигуры обезьян. Они чем-то отдалённо напоминали шимпанзе, но двигались на задних конечностях. У каждой в руке по небольшому импульснику (ослабленный вариант бластера). Один из пульсаров угодил в плечо. Прожечь лёгкий защитный скафандр таким оружием не просто. Но учитывая, что обезьяны продолжали прибывать (Мор навскидку насчитал около тридцати) — множественных попаданий защита не потянет.

Решительно отбросив навязчивую мысль схватить меч, рыцарь снова побежал к дриму, мимоходом догадавшись чьи черепа торчали на палках. Ну, не детские и то хорошо.

Вот только проворные обезьяны это не тяжелый джедай. Ловко перескакивая с корня на корень они очень быстро нагоняли Мора, а тот и так уже вымотался. Стреляли нападающие посредственно, хорошо если каждый пятый пульсар летел в сторону цели. Но зато делали они это постоянно, не переставая.

Спину сильно обожгло, видимо попало в одно и то же место скафандра дважды. Сжался воротник на горле, перекрыл утечку воздуха из шлема. Значит, скафандр повреждён. Мор не оборачивался, стараясь бежать как можно быстрее. Галдёж обезьян нарастал и приближался.

Мощно оттолкнувшись от очередного корня и развернувшись в полёте, открыл огонь с двух рук. Десять выстрелов — восемь маленьких, мохнатых трупов. Юркие преследователи бросились врассыпную, укрылись среди серых стволов, и прикрывая друг друга, принялись отстреливаться. Судя по поведению, это не просто обученные животные, а вполне разумный вид. А значит, второй раз они на такую уловку не поведутся.

Рыцарь побежал дальше. Каждый шаг давался всё труднее. Спина в некоторых местах онемела — действие агрессивной атмосферы и ожогов. Он резко повернулся к преследователям и выстрелил. Но подловить удалось всего двоих, да и то потому что они были в прыжке в этот момент. Обезьянок осталось не так много. При других обстоятельствах Мор бы принял бой, оттанцевал «капуэру» и перестрелял бы засранцев, но не сейчас. Глаза застилает пот, ноги путаются, руки дрожат. В таком состоянии особо не повоюешь.

Оконечность рощи он уже преодолевал шагом. Ежесекундно отстреливаясь и подволакивая левую ногу. Хотелось вытереть лицо рукавом, но через маску этого не сделать. Впереди показался большой валун, вокруг пусто — можно ненадолго занять за ним оборону и перевести дыхание. Только добраться бы.

Словно почуяв его надежды обезьяны активизировались ещё больше. Громко улюлюкая на незнакомом наречии, подбадривали друг друга и почти не прятались в камнях, постоянно стреляя.

Левая нога отказала, Мор упал на колени. Ползти глупо — его просто расстреляют. Он хотел обернуться и забрать с собой как можно больше галдящей шелупони, как вдруг заметил у камня движение.

Не выстрелил машинально только потому, что в руках вышедшего была до боли знакомая штурмовая винтовка, переведённая в снайперский режим.

Скафандр человека был завешан фиолетовым и коричневым тряпьём и по нему определить, что перед тобой лиганец, было невозможно. А вот таких винтовок у кого попало не встретишь.

Боец стрелял профессионально, держа оружие на уровне живота. Пара пульсаров пронеслась у самой головы Мора, но он не шелохнулся, боясь помешать стрелку. Двигался лиганец, словно робот. Короткие, точные движения и плавный спуск курка. Оружие вроде и в снайперском режиме, а пульсары сыпятся, как из автоматического. Крики за спиной стихли. Оглянувшись, Мор увидел дюжину маленьких трупов. Храбрые обезьяноподобные создания предпочли умереть, но не отступили.

— Ты в порядке? — Неожиданный спаситель, не переставая, осматривал округу. — Идти можешь?

В глазах потемнело, и Мор отрубился.


Глава 30

Очнулся внутри странной пещеры. Стены будто бы покрыты расплывающимся разноцветным маревом. Пригляделся, и понял, что лежит внутри энергетического купола, а видимость искажает защитное поле.

У левой ноги стоял ящик медицинского дроида и деловито сновал манипуляторами по колену.

— Введение антидотов окончено. — Пробубнил ящик и уехал в угол пещеры.

— Хух. — Мор попробовал согнуть и разогнуть колено, порядок, боли нет.

— Очнулся? — Под купол (а был он в два раза меньше самого помещения и покрывал лишь его часть) забрался пехотинец и откинул забрало шлема. Он был молодым и темнокожим. — По идее ты должен был спасать меня, а не я тебя. И почему ты один? Я же сообщал: ситуация серьёзная.

— А ты кто?

— Ясно. — Мужик резко наставил на Мора бластер. — Ладонь покажи.

Мор медленно выставил руку и засветил знак Ордена. Незнакомец снова одел лицевую панель, внимательно рассмотрел сияющие линии через визор скафандра и, кажется, успокоился. Бластер, по крайней мере, убрал.

— Так какого хрена происходит? — Возмутился снайпер снимая шлем и усаживаясь рядом.

— Это был мой вопрос.

— Я простой пехотинец. — Усмехнулся незнакомец. — Мне обстановку никто не докладывает. Стандартная поисковая миссия. Вводная была: Высадиться и разведать территорию. Захватить пленных, но если будут сопротивляться, не миндальничать. При посадке бот сбили, моя капсула не отстыковалась и я упал вместе с ним. Повезло, что не разбился. Сутки был без сознания, затем нашел наших, их капсулы приземлились в одном месте. Следы боя, куча трупов, все порезаны кусками. Ещё пара десятков мартышек валялась, но эти застрелены все. Обошел я тихонько периметр, обнаружил скрытую у озера базу. Соваться туда не стал, отправил сообщение в штаб. Месяц уже подкрепления жду.

— Какое сообщение? Тут КДСы не работают.

— Я, по совместительству, техник с четвёртым уровнем баз по ремонту дроидов и штурмовых ботов. Собрал из обломков дрон. Он должен был выйти за искажения и отослать запись. — Боец что-то прикинул в уме. — По расчётам где-то в это время как раз и должен. Я думал ты подкрепление.

— Нет, я тут по другим делам.

— Корабль есть?

— Ага, но одноместный.

— Неважно. — Отмахнулся темнокожий. — У меня большой надежды на дрон и не было, всё-таки «на коленке» собирал. Он может и за пределы атмосферы не вышел. Так что давай, подымайся, выходи за искажения и вызывай подмогу. Кажется мы тут базу «Равновесия» нашли. А я тут и так уже месяц парюсь, продержусь ещё несколько дней.

В очередной раз Мор пожалел, что не может загружать базы с такой же лёгкостью, как остальные. От знаний о «Равновесии» в голове остались разрозненные куски. Большая часть просто забылась. Впрочем, сведений об этом сообществе одарённых было не так уж и много, а то что есть: слухи и досужие россказни. Одно из самых загадочных формирований не спешило выдавать своих секретов.

«Равновесие» пряталось, как и любой не имеющий большой силы или высоких покровителей орден, не желающий плясать под чужую дудку. Их искали настырно и многие, но никаких следов существования этой организации просто не было.

Кроме время от времени совершаемых убийств. Если в галактике внезапно погибал один из видных деятелей, а охраняют таковых особо тщательно, сами понимаете. В сети иногда появлялось объявление что ответственность за данную смерть берёт на себя «Равновесие». Частенько такие объявления всплывали ещё до убийства или несчастного случая.

Как ни пытались будущие жертвы изменить свою судьбу, исход был один — скорое устранение. Причём невидимые убийцы проворачивали такие замысловатые финты и устраивали грандиозные многоходовые планы, что каждый совершенный шаг, наоборот приближал обреченного к финалу. «Равновесие» боялись и ненавидели, но противостоять ему не получалось ни у кого. По какому именно принципу отбираются жертвы тоже оставалось загадкой. С какого такого перепугу замочили бывшего владельца «Крайниса» или старую знахарку Нагайну использующую для лечения отвары трав? Что вообще общего между данными лицами?

По тем же объявлениям можно было судить, что орден блюдёт какое-то мифическое равновесие во вселенной. Отсюда и название. И если по поводу владельца громадной корпорации ещё можно что-то придумать, то бабулька!? Как безграмотная и слабая женщина могла пошатнуть основы мироздания?

В воспоминаниях Мора орден задержался как объект религиозного фанатизма. Сборище придурковатых верующих, убивающих кого заблагорассудится. Даже в истории Земли таких организаций более чем предостаточно.

Получается, одарённый, умыкнувший у наёмников крейсер, входит в Равновесие и пытался замочить Дарана? Так вроде, никаких сведений о предстоящем покушении, в сети не всплывало. А ведь ещё была тяжелая пушка в пустыне Пареана. Тоже происки убийц? Вообще-то, «Равновесие» два раза не стреляет, обычно достаточно одной попытки. Впрочем, и Йодаранкат не какой-нибудь политик. Он один из «видящих», ухлопать его, видимо, не так уж и просто.

— Нет смысла. — Покачал головой Мор. — Через пару дней тут будет линкор, его только встретить нужно.

— Да. — Понятливо кивнул пехотинец. — С этими искажениями любые сканеры не эффективны. Но залёживаться тебе тут не стоит. Аборигены будут искать. Мартышки, вообще-то, за рощу не суются, но поскольку ты разворошил гнездо, могут и сюда прийти. Сейчас я подзаряжусь и проведу тебя к кораблю.

Темнокожий нажал несколько кнопок на скафандре и отделил нижнюю часть. Оказалось, что у него нет обоих ног выше колен. Подключил протезы к стоящему в центре развёртывателю защитного поля. Такие штуки используются как палатки в агрессивных атмосферах. Аккумуляторы в них довольно мощные, не то что запасные ноги, взвод дроидов можно поддерживать.

— Вот. — Вздохнул он. — После несчастного случая списали в научную поисковую партию. Страховка на небоевые ранения не распространяется. Скидки на лечение только для граждан. Год осталось отслужить и новые нарастят, а тут такое.

— Ты же мне жизнь спас, замолвлю словечко. — Подмигнул Мор и видя как на лице лиганца появляется возмущение, вспомнил, что так разговаривать с будущими гражданами нельзя, и поправился. — В смысле, отражу в рапорте твою отвагу и помощь. Такие люди Лиге нужны.

— Ааа. — Сразу успокоился парень. — Да, делов то.

— Тебя как зовут?

— Ой. Прошу прощения. Сержант Лакшит. Боевая поддержка научной поисковой яхты. — И засмеялся. — Что ищем, даже не спрашивай. Сам не в курсе, сплошные перелёты. Зато базы техника до четвёртого ранга поднял. Подлатают меня, буду ротой дроидов командовать.

Парень оказался разговорчивый, не умолкал ни на минуту. Пока сопровождал Мора к дриму, успел во всей красе расписать своего расчудесного дрона, отправленного в космос. Ускоритель со штурмового бота, управляющая часть от разбитого дроида, даже щит умудрился к этой конструкции приделать и кристалл дальней связи прикрутить. Было бы больше запасных частей и инструмента, он бы и челнок для себя собрал. При этом Лакшит не забывал зорко поглядывать вокруг. Он был одним из тех военных, у кого вживлена нейросеть. Прицел винтовки проецировал изображение прямо в мозг. Сержант постоянно водил стволом из стороны в сторону.

Нейросеть, естественно, была сильно урезанной. (Об этом он тоже успел много поведать за время путешествия.) Любое программируемое устройство уязвимо. Есть возможность взлома. Неприятно, если один из стрелков начнёт неосознанно сливать тактическую информацию противнику.

В боевых столкновениях соединения хакеров стояли на одной ступеньке с частями артиллерии. И не факт, что были менее эффективны. Иногда схватки выигрывались без единого выстрела. Стоило взломщикам получить доступ к кодам безопасности противника и те оказывались беззащитны. Дроиды направляли оружие против хозяев, в кораблях отключались системы наведения, а такие снайперы, как сержант, пропускали мимо «взгляда» целые отделения врага.

Нейросеть Лакшита не программировалась, вставив её, можно пользоваться лишь определённым набором программ, обновление прошивки не предусматривалось в принципе. Только полная замена на другую модель. Зато и взломать её невозможно.

Ориентируясь по карте схематично набросанной на планшете Лакшита, они быстро добрались до приметного обломка скалы.

— Мы на месте. — Под конец пути собеседник уже начал утомлять бесконечной болтовнёй.

— А где корабль?

— Ты на него облокотился. — Пояснил Мор мягко отодвигая пехотинца от дрима.

Оша услужливо открыла мембрану. Сержант оторопело уставился на появившийся на монолите серого камня вход и оценил размеры. Дрим сейчас немного «ужался», но даже так был размером десять на десять метров, ещё и три в высоту.

— Ух ты! Разведывательный челнок? Слыхал про такие, но ещё не видел. Но ты же говорил, он одноместный? Да тут места…

— Одноместный. Долго объяснять, но взять тебя с собой не могу. — Развёл руками Мор. — Прячься и сиди тихо. Помощь скоро будет.

— Как скажешь. — Легко согласился Лакшит. — Постараюсь продержаться, да может они и искать не будут.

Дрим плавно оторвался от земли, окутался маскировочным полем, но ещё долго летел над самыми деревьями, стремясь увеличить расстояние между собой и базой Равновесия. Лучше не давать пищи для размышлений возможным наблюдателям.

Линкор появился возле солнечной системы голубого гиганта через двенадцать часов вместо двух дней. Даран решил слегка поднажать и сократил отставание. Мор пристыковался, перешел в одну из капсул и поведал о случившемся.

— Равновесие? Ты уверен? — Задумчиво пробасил магистр.

— Я? Нет. Лакшит заикался.

— Только на основании используемого незнакомым псионом редкого оружия?

— Понятия не имею. — Захотелось недоуменно пожать плечами, но при разговорах по каналу передача таких данных не предусмотрена.

— В общем, ты как всегда в своём роде — ничего не выяснил, ничего толком не расспросил.

— Кто ему рыцаря присвоил? — Влез незнакомый голос.

Все подключенные к каналу общались инкогнито. Обезличенные иконки лишь указывали на должность. Тема разговора секретна — лучше чтобы даже сами собеседники не подозревали, кто посвящен в детали. Голоса также искажались. Единственный, кто не скрывался — Даран, но его кредит доверия неисчерпаем, само собой понятно, что в таком деле без магистра не обойдётся. В данный момент говорил разумный, помеченный искином, как «специальный агент».

— Я. — Ответил балор.

— Тогда ладно. — Отозвался агент. — Что с этим Лакшитом?

— Исследовательская яхта действительно направлена в эту систему для изучения пси-искажений. В её экипаж входит и сержант Лакшит. — Доложил аналитик. — Это он?

Перед Мором появилась полная М-карта пехотинца. Всё совпадало вплоть до исходящей от бойца пси-ауры — подделать такие обширные данные нереально.

— Да, это он. — Подтвердил Мор.

— Связь с яхтой потеряна около месяца назад. — Продолжил аналитик. — Это входило в ожидаемые сроки операции. Последний раз они присылали доклад о входе в зону помех. Следующий должны были прислать в течении этой недели, поэтому пропавшими не числятся. Поиски не проводились.

— Ну, раз всё совпадает. — Вставил старший аналитик. — И есть вероятность встречи с Равновесием. Предлагаю магистру Йодаранкату немедленно покинуть корабль и отправиться в безопасное место.

— Не факт, что это Равновесие. — Возмутился балор. — Слухи о использовании ими мечей-резаков — просто слухи, не более. Да и мало-ли кто чем пользуется.

— Мы вообще мало что знаем, кроме слухов, именно поэтому ты и уходишь. Если это простые наёмники, команды линкора вполне хватит для захвата. Если Равновесие, да всё равно хватит. Одной пехоты три тысячи — справимся без тебя. Но если это всё же Равновесие, лучше, чтобы ты был как можно дальше.

— Может они этого и ждут? — Не унимался Даран.

— Крейсер уже получил приказ и готовится к отлёту. — Отрезал старший аналитик.

— Принято. — Балор отключился от канала.

«Есть всё-таки те, кто может приказывать и магистру Ордена» — подумал Мор.

Линкор дождался, пока крейсер с магистром на борту уйдёт в подпространство и только после этого двинулся к загадочной планете. Операция по захвату была отработана и не предусматривала участия в ней разумных. По крайней мере на первых этапах.

Лиганский линкор распался на сотню штурмовиков и полностью блокировал подступы к планете. Затем отдельные корабли стремительно ринулись к поверхности и плотно окружили базу. Высадился десант дроидов.

В отсутствии нормальной связи боевые машины действовали не так расторопно как могли бы, но всё равно ворвались во внутренние помещения за считанные минуты. Сопротивление было подавлено мгновенно. Впрочем, оказывала его всего пара сотен обезьяноподобных созданий. Учитывая их бойцовские навыки — дроиды перемололи охрану, что называется — на бегу.

Следующая волна механизмов принялась скрупулёзно обследовать каждый сантиметр захваченной базы. Юркие небольшие дроиды мелькали повсюду словно стаи мошкары. Крейсер пиратов, как и предполагалось, стоял на дне озера. Там были смонтированы необходимые для ремонта фермы.

На борту обнаружилось двадцать семь обезглавленных трупов. Отсутствовал один из спасательных челноков. Судя по записям журнала ушел он ещё на подлёте к планете, прикрывшись одним из спутников. Именно поэтому его и не заметил Мор. На борту челнока находился один единственный пассажир. Скорее всего, именно тот псион, который и прикрывал разумных в крейсере. Выходит, пираты подозревали о слежке? Хотя, может просто перестраховались.

Хакеры Лиги быстро взломали простецкий искин и получили полный доступ. В персонале базы прописан один разумный с допуском ученика. Его обезглавленный труп лежал всё там же, где его и оставил Мор. Даже меч валялся среди корней нетронутым. Мартышки (как ласково обзывал их Лакшит) позиционировались защитными системами, как охранники. Сержант, кстати, тоже обнаружился. Пришел сам, после боя, когда у базы уже приземлилось несколько штурмовиков. Его быстро уволокли в неизвестном направлении. Наверное, допрашивать.

После полного обследования территории в помещения базы вломились техники — искать то, что могли пропустить туповатые дроиды. А без постоянной поддержки искинов или операторов — пропустить они могли многое.

Ещё через час поисков, припланетились и аналитики. Эти уже больше для проформы. Взглянуть на объект своими глазами, так сказать. Мор тоже вылетел с ними, но воспользовался дримом. Ему было спокойнее, когда Оша «под рукой», да и ей тоже. В постоянном мареве из пси-искажений она плохо «чувствовала» своего пилота и волновалась. Если это слово, конечно, применимо к ощущениям дрима.

Подойдя к кучке фигур в зелёных комбинезонах, Мор приветственно кивнул. Аналитики как раз собирались войти в скрытый вход базы.

Узкие вырубленные в скале коридорчики слабо освещались потолочными светильниками. Ничего примечательного внутри не было. Тут, вообще, практически ничего не было — голые стены. Кое-где остатки стеллажей с оборудованием. Похоже база давно покинута. Собирались хозяева основательно и без спешки. Единственное что оставили лиганцам — гору трупов и полуразбитый крейсер с подчищенным бортовым журналом.

— Пусто. — Сказал один из аналитиков.

— Странно. — Добавил другой. — В ангарах нет никаких расходников. Корабль будто и не собирались чинить. Просто похоронили тут вместе с командой.

— А единственного, кто мог пролить свет на случившееся, прихлопнул наш молодой друг. — Выдал третий, кивнув на Мора.

— Вряд ли он был посвященным. — Отмахнулся первый. — Зачистили тут качественно. Если кто-то что-то и знал, то это незнакомец покинувший крейсер на подлёте к планете. Очень напоминает тактику Равновесия. Ни свидетелей, ни следов.

— Кстати, вы заметили, что челнок малого радиуса действия? — Вставил третий аналитик. — А что у нас тут рядом?

Над его ладонью спроецировался кусок звёздной карты с близлежащими секторами. Одна из систем подкрасилась оранжевым.

— Вот это совпадение… — Но его перебили, и он поспешно отключил изображение.

К ним подошел техник с какой-то штуковиной в руках.

— Вот. — Продемонстрировал он находку. — Одно из старинных записывающих устройств. Содержит какое-то сообщение, после воспроизведения самоуничтожится. Можно взломать, но долго. Лучше прокрутить запись и скопировать на наш носитель в процессе.

— Сильно самоуничтожится? — Опасливо отодвинулся один из аналитиков.

— Заряд маленький. Не более лёгкого хлопка.

— Включай.

Техник поставил штуковину на пол и установил рядом два обычных сканера чтобы записать сообщение. Активировал устройство. Над кристаллом проявилась нечёткая голограмма фигуры в пилотском костюме. Лицевой щиток опущен, голос напоминает механический.

— Обычно мы сообщаем приговор заранее. Но ты отдельный случай, поэтому получаешь извещение, уже являясь трупом. — Лицо в пилотском шлеме повернулось к Мору. Хотя, почему именно к нему? Это же запись. Наверное мужик просто встал, как удобнее. — Ты смерть. Таким не место во вселенной. Вернее, ты ещё не смерть, но скоро ей станешь. Мы не собираемся этого ждать. Прощай.

— Он это мне? — Фигура продолжала упрямо пялиться в сторону Мора, хотя он специально переместился на пару шагов левее.

— Наверное, Дарану. — Отозвался кто-то. — Хорошо что мы его отправили по…

— Как ты понимаешь — это запись. Я не могу ответить на все твои вопросы, но Йодаранкат нам не нужен. Равновесие нарушишь ты и твоя подруга. — Голограмма безошибочно ткнула пальцем в Мора, а под подругой он, видимо, имел ввиду Ошу. — Жаль, что с тобой погибнут и остальные присутствующие, но мы не можем рисковать.

Запись окончилась, кристалл с лёгким хлопком треснул и развалился. Аналитики притихли и покосились на рыцаря. А Мор услышал надвигающееся давление. Так себя обычно проявляло чувство опасности. Только раньше он точно знал куда нужно сдвинуться, чтобы опасность пронеслась мимо. А сейчас она давила отовсюду. Казалось в галактике не осталось места где можно укрыться. Искажения пси-поля хаотично поплыли и разразились истошным воем. ЧТО-ТО неумолимо приближалось. Неумолимо и быстро.


Глава 31

Думать о сказанных голограммой словах было некогда. На плечи навалилась неимоверная тяжесть. Хотелось бежать не разбирая дороги. Причём, никаких видимых причин тому нет. Так же порхают птицы и светит громадное солнце, катаются туда-сюда дроиды. Которые, кстати, не обнаружили на базе никаких взрывчатых веществ или другой опасной дряни, что могла вызвать у Мора тревогу.

Вдруг что-то оглушающе изменилось. Если раньше, из-за искажений, псионам повсюду слышались шорохи и всхлипы, то теперь они поднялись до шумного гвалта и истошных воплей. Голову будто зажало тисками. Пси-фон планеты интенсивно менялся, перекручиваясь как-то по новому. Это могли вызвать только катаклизмы планетарного масштаба. Даже взрыв ядерной бомбы на пятьдесят килотонн не способен оставить на пси-поле никаких последствий, а тут такое. Если уж тёмная энергия взбесилась, то дела плохи. Непонятно, как Равновесие смогло устроить такую катавасию. Но и раздумывать об этом не особо хочется, нужно срочно действовать. Аналитики, тем временем, продолжали спокойно беседовать. Техники бродили по коридорам с ручными сканерами. Вояки в тяжелых скафандрах прогулочным шагом дефилировали по только им ведомым маршрутам и вроде как занимались охраной периметра. Хотя последнюю мартышку вынесли ещё полтора часа назад, а системы защиты перешли под контроль хакеров Лиги.

Никто и не замечал надвигающейся беды. Если в линкоре и были другие псионы Ордена, а они не могли не чувствовать происходящего, им просто никак послать весть с орбиты сюда. Связи-то нет.

— Дело Ордена! — Во всю глотку завопил Мор, засветив ладонь, разговоры вокруг мгновенно стихли. — Всем немедленно грузиться в транспорт! Старт по готовности! Никого не ждать! Не стыковаться в совместный состав! Уходите в гипер как можно скорее и как можно дальше! Хоть прямо из атмосферы! Исполнять!

Нужно отдать лиганцам должное. Серьёзное отношение к известному словосочетанию воспитывалось с младенчества. Никаких вопросов или споров, никакой паники. Если кто-то не слышал приказа, а таких было большинство, их быстро просвещали слышавшие. Не прошло и пары минут, как громадный муравейник слаженно пришел в движение и ринулся в корабли. Последний штурмовик оторвался от поверхности буквально через пять минут после крика.

Мор так же не терял времени, но идти было тяжело. Он словно двигался по горло в горячем киселе, а вокруг головы и вовсе разлился расплавленный металл. Его шатало как пьяного. В мембрану дрима вползал на четвереньках. Их почему-то было открыто несколько штук, со всех сторон, даже сверху. В кресло забирался секунд сорок. Да и удалось это, когда Оша догадалась опустить его на уровень пола.

И только оказавшись внутри пилотского кокона, Мора отпустило. Не совсем, но ощутимо. По крайней мере, получилось связно мыслить. Оши оглушена происходящим ещё больше. Сразу после начала хаоса потеряла ориентацию в пространстве и не знала что делать. Всё на что хватило её соображения — открыть все двери и ждать.

Частичное слияние с дримом принесло облегчение обоим. С Мора слетели физические нагрузки, а Оши прониклась спокойствием и невозмутимостью своего пилота. Дрим поспешно оторвался от поверхности и всё увереннее набирал высоту.

— Нужно прыгать, Оши.

— Это невозможно, пока мы вблизи планеты (Страх). — Она растерялась, как и любой пятилетний ребёнок, не понимающий ситуации и боящийся сделать что-нибудь неверно. Вековое пребывание в подпространстве не обошлось для молодого разума без последствий. Если бы не присутствие Мора, она бы просто висела на месте и ожидала любой участи.

— Тогда отходим от неё как можно быстрее (Мягкое, но настойчивое убеждение. Спокойствие)

Дрим рванулся прочь из зоны гравитации. Обгоняя по пути более медлительные корабли Лиги. Некоторые всё же соединились в корветы и сейчас подымались ещё медлительнее из-за увеличившейся массы. А время подходило к концу. Мор не понимал, что должно случиться, но ПОСЛЕ — останется лишь тьма — это он ощущал отчётливо.

Покинув пределы атмосферы, дрим ускорился. Корабли, обеспечивавшие блокаду планеты, в некотором недоумении наблюдали за поспешным бегством товарищей. Видя как то один, то другой уходят в гипер, некоторые командеры последовали их примеру. Но основная масса продолжала висеть на орбите. Отсутствие связи сыграло злую шутку, не позволив передать приказ повсеместно. Каждый капитан сейчас действовал по своему усмотрению.

Голубой гигант ярко вспыхнул.

В галактике всегда происходит множество событий. По меркам вечной вселенной довольно частые, с точки зрения разумного, существующего жалкие годы, очень редкие. Громадная голубая звезда просуществовала достаточно долго, чтобы в её ядре закончилось топливо для поддержки ядерного синтеза. А дальше — гравитационный коллапс.

Взрыв звезды в человеческом словаре звучит как «сверхновая». Взрыв гигантской звезды — гиперновая. В галактике такое происходит, в среднем, раз в двести миллионов лет. Слишком много факторов должно совпасть. Тут и огромная масса, и скорость вращения светила, и сильное магнитное поле.

Вряд ли Равновесие могло запустить такой процесс, скорее они просто предсказали его с точностью до нескольких часов. Что тоже почти невероятно. Впрочем, невероятна и запись-голограмма, сделанная заранее, но безошибочно тыкающая пальцем в того, кто её смотрит.

Сияющая взрывная волна двигалась по солнечной системе практически со скоростью света и пожирала планеты как пылинки. Гибель лиганских кораблей даже не была заметна на их фоне.

От эпицентра до периферии яркая смерть добралась минут за двадцать. Достаточное время для взлёта. Но недостаточное для ухода в гипер. Впрочем, даже успевшие уйти в подпространство корабли — обречены. Волна это не только мешанина раскалённых газов, но и потоки нейтрино, и гамма-всплески, и перекрученное пси, во всех своих проявлениях. Хищные лапы гиперновой разрывали сами основы физики и пространства. Весь этот хаос стремительно приближался к дриму.

— Прыгай, Оши!

— Но пустота изменилась! (Ужас, растерянность, ступор)

Мор рывком соединил своё сознание с разумом Оши. Полноценный дрим не ведает страха, ему незнакомо беспокойство и сомнения. Если бы Мор был истинным пилотом они бы легко ушли, но единение было не полным.

Они как два котёнка в одном мешке слепо тыкались в разные стороны. А тело дрима уже начинало терзать искажениями. Неуязвимую оболочку испаряло как обычную воду на сковородке.

И всё же определённые плюсы от единения появились. Им удалось нащупать совместную линию поведения. Тандем инстинктивно рванулся в самое безопасное место — домой. Но для Мора это, в последнее время, стало абстрактным понятием. Старой квартиры уже нет, а база псионов как дом не воспринималась. Для Оши же это и вовсе нечто далёкое. Родное и безопасное, но на грани реальности. Воспоминание из полузабытого детства.

Дрим провалился в, ставшую довольно агрессивной, пустоту. Его жгло, перекручивало и выворачивало наизнанку. Тело древнего существа намного эластичнее стальных болванок современности, которые люди называют кораблями. Именно поэтому их не разорвало в клочья в первые же мгновения. Но даже для могучего разума, который представляет из себя полноценный дрим, нагрузки были запредельными. Наступила тьма.

Мор с трудом разлепил веки. Нет, не так. Дриму едва хватило энергии чтобы активировать внешние сенсоры. Изображение плыло и размывалось. Ближайшая звезда маячила слабой точкой в бесконечной черноте. Вокруг разлился чистый космос. Вполне возможно, это место далеко за пределами знакомой галактики. Не ощущалось даже отголосков гравитации других тел. Ну, кроме тела тарка, конечно.

Тарк?! Древний исполин, основную массу которого даже нельзя увидеть в физической вселенной, добродушно улыбнулся. Выразил обеспокоенность состоянием гостя. Протянул мягкие руки, частично сплетённые из пси-поля. Осторожно подхватил, держащийся на последнем издыхании тандем, и обнял. Бережно разделил пилота и дрим.

Засыпая, ещё не отошедший от единения Мор, видел сюрреалистичные картины. Воспалённый мозг, будто приголубленный увесистой дубиной, выдавал чужие, но такие знакомые и близкие воспоминания-сны.

Старые дримы не умирали от дряхлости. Они уходили в тарк. Ближайшее определение такого создания — предок и\или хранитель знаний. Его разум мёртв, но содержит память древности. Это не механизм, но и не живое существо, не искин и не разумный. И в то же время все эти понятия сразу. За бесконечность своего существования тарк помнил многое, что повидали входящие в него дримы. Но взрослая Оши с понятиями пятилетнего ребёнка, и маленький пилот с развитым разумом, вызывали недоумение. Не имея основной массы, полагающихся любому пилоту, органов, тот умудрился управляться с, не вполне адекватной, девочкой и не свихнулся. Отличные задатки для развития. Даже… Тарк взглянул глубже — в психику.

Нет, принимать их в сообщество рано. Слишком недоразвиты и наивны. Пусть учатся и взрослеют. Слегка подстегнуть развитие? Хмм. Можно, но без фанатизма. Тарк немного «поколдовал» над телами детей. Раскрыл мягкие объятия и отвесил «отеческий пинок» для ускорения. Иначе парочка будет выбираться из глубокого космоса целую вечность. Пустоту пронзила тонкая игла гиперструны.

Мор'Дрим очнулся легко. Больше не было той, выворачивающей сознание, неправильности, что портила предыдущие единения. На «горизонте» плавно разгорается вспышка гиперновой. Похоже на её месте вскоре образуется чёрная дыра. Впрочем, происходящее слишком далеко чтобы задеть Мор'Дрим.

Что-то беспокоило его сознание. Ах, да. Предвестник Тьмы. Как там его? Новет. Это проблема. Впрочем, не такая существенная, если к ней не приближаться на расстояние удара. Есть, конечно, способы легко её разрешить, но вряд ли тарк выдаст оружие из-за единственного предвестника. Вполне возможно, всё рассосётся само собой, как и много раз до этого.

Что-то ещё… Смертные, непозволительно точно предсказывающие будущее. Вот уж, чего только не рождает вселенная в своём многообразии. Однако, если они действительно «видят», то связываться с предвестником точно не станут. А поодиночке это даже не проблемы, а так — лёгкие неприятности.

И всё же заручиться поддержкой не помешает. Нужно связаться с Дараном. Тут Мор'Дрим обнаружил что осколок КДСа бесследно пропал. то ли разлетелся от перегрузок, то ли тарк посчитал его инородным телом и удалил. Связаться не выйдет, придётся искать самолично. Куда же магистр мог направиться? На Землю вряд ли. На базу псионов? В процессе бегства от всезнающего Равновесия? Тоже маловероятно.

Никаких других координат Мор'Дрим просто не знал. Скорее всего, у вояк на случай поспешного отступления есть сотни инструкций. Куда они затащили Йодаранката, обеспечивая безопасность, шиш угадаешь. Впрочем, связаться с магистром можно из любого обитаемого мира. Какой тут ближайший? Ближайший?

Ближайший… Мор'Дрим припомнил разговор с аналитиками и мелькнувшую перед глазами звёздную карту. Тогда пилот её даже толком не рассмотрел. А сейчас легко восстановил в памяти картинку созвездий и наложил на видимый вокруг участок космоса. Вот и она, подкрашенная оранжевым солнечная система. Дрим резко провалился в пустоту. До нужной планеты всего несколько часов.

Кстати, если загадочный псион направился именно туда, его можно поискать, по ходу дела. Вдруг повезёт? Хотя, прошло уже… А сколько прошло то? Мор'Дрим сверился с кривизной вселенной и показаниями личкома. Семь стандартных лиганских суток. Ну и промариновал их тарк. Впрочем, неудивительно — в те места, где обычно обитают тарки, путь долог. Хорошо что на годы не затянулся. Как это удалось так лихо, и главное, так быстро добраться до предка? Не иначе как Оши подсобила с перепугу. Оши?

Мор сбросил наваждение и отгородился от сознания дрима. Никогда в жизни он не соображал так стремительно и так «чисто». Полноценный контакт добавлял ошеломительные возможности. Плюс протекал теперь без неприятных последствий.

— Оши, ты как?

— Что-то случилось? (Сонное потягивание)

— Нет, всё в порядке, отдыхай я поведу. (Успокоение) — Девочке нужно немного расслабиться.

Похоже катаклизм и последовавший за ним прорыв подпространства, доставивший их чёрт знает куда — отрицательно сказался на подруге. Шутка ли, так прыгать из таких обстоятельств.

А вот самому Мору хорошо. В памяти легко всплывали нужные воспоминания по управлению полётом дрима. А ещё практически все незакреплённые и забытые лиганские базы. Например по политической карте галактики. Сейчас они направляются в Фиром. Небольшой, но довольно оживлённый мирок. Сборище разного сброда, торговцев, пиратов, охранных фирм и одна из штаб-квартир наёмников. Понятно, отчего неизвестный псион мог сюда отправиться. Бывалому разумному тут легко затеряться, а в случае надобности нанять корабль или команду головорезов.

А ведь учитывая скорость одноместного челнока, прибудут они на Фиром почти одновременно. Если, конечно, псион вообще направляется именно туда, а не к ожидающему где-нибудь кораблю поддержки.

Ладно, что делать и как быть, решится позже, а сейчас его интересовало, что сотворил с их тандемом тарк. Ну, с Ошей ясно: восстановил потерянную в катаклизме массу и энергию. Больше к дриму добавлять нечего — они сами выздоравливают, растут и воспитываются. А ему? Сенсоры обнаружили аккуратно присосавшегося к мозгу трёхпалого осьминожка. Он деловито раскинул щупальца по серому веществу пилота. Что-то наподобие нейросети, вернее её зачаток. Постепенно количество отростков возрастёт и превратит заморыша в настоящую древнюю пилотскую нейросеть.

Если, конечно, подобную штуку вообще можно сравнивать с нейросетями. То что копошилось черепе — на порядки выше. Дополнительный орган сплетённый из пси и дающий громадные возможности.

Впрочем, до громадных возможностей ещё далеко. Пока это лишь защитный механизм, не позволяющий сознанию расплываться при взаимодействии с дримом. Как ему только удавалось раньше выжить без такого помощника? Будь Оши чуть более развитой личностью и Мор спятил бы после первого же единения. Всё-таки он чертовски везучий парень. Теперь же он позиционировал Мор'Дрима просто мудрым старшим товарищем к которому, при нужде, можно обратиться за советом. А не чувствовал себя, после единения, недалёким шизофреником не способным связать двух слов воедино.

Фиром — небольшая полностью покрытая водой планета с ядовитой атмосферой. Когда-то она напоминала Землю, но вредные выбросы различных производств быстро создали парниковый эффект. Ледовые шапки полюсов растаяли, уровень океана поднялся, тонким слоем затопив всю поверхность. Погибли растения и животные. Состав воздуха и влажность изменились. Жить на ней стало невозможно. Сейчас на планете существовала лишь малая популяция разумных амфибий. Остальная жизнь перебазировалась на громадную, одноимённую орбитальную станцию. Единой власти на Фироме нет. Всем заправляют множество кланов. Станция поделена на сферы влияния, как рождественский пирог в многодетной семье. Кому-то больше, кому-то меньше. А вороватые соседи никогда не упустят случая отщипнуть у слабого ещё кусок.

Единственное более-менее цивилизованное общество — в отсеках наёмников. У них всё же есть хоть какие-то понятия о чести. Рейтинг не любит обманщиков и кидал, а без рейтинга нет заработка. Впрочем, если у наёмника возникает шанс облапошить работодателя и не потерять очки, будьте уверены — он своего не упустит.

Дрим вышел из подпространства, приняв вид потрёпанного транспортника. Куб станции, мерно вращаясь, кружит по орбите планеты. Никакой охраны. Зачем она, если половина обитателей занимается именно грабежом, а здесь хранит добытое? Им выгоднее перепродавать тут товар, чем распугивать возможных покупателей. Ведь грабить можно где угодно, а выгодно продать только в некоторых местах. Официальные дилеры не будут связываться с краденным. Поэтому в зоне станции безопаснее, чем на иных охраняемых торговых трассах

Разномастные диспетчеры наперебой кинулись приглашать гостя к своим докам. Мор выбрал официальную стоянку наёмников. Немного дороже, чем у других, но и порядка должно быть больше. По идее.

Автоматика открыла шлюз пропуская дрим в один из приёмников. Не успел рыцарь выйти из мембраны, а его уже встречал маленький лупоглазый человечек в обшарпанном комбинезоне.

— Ремонт, заправка, разгрузка, погрузка, доставка? — Затараторил паренёк. А может и старичок, эту расу Мор видел впервые.

— Только стоянка.

— Спец охрана? Мониторинг удалённого взлома?

— Ничего не нужно. — Отмахнулся Мор. Лучшие учёные Лиги четыреста лет не могли разобрать Ошу. Хотел бы он глянуть, что получится у местных умельцев.

— Сто в сутки. — Разочарованно протянул пучеглазый.

— Лиганских?

— Семьдесят. — Опять оживился хозяин дока. — И охрану приставлю, бесплатно.

Лига не обменивает свои кредиты на кредиты Содружества, закупиться в ней можно лишь за её собственные деньги. Учитывая некоторые эксклюзивные услуги, которые можно получить, лиганские кредиты всегда в цене.

А ещё, есть шанс, что обладатель редких кредитов перед тобой — гражданин Лиги. Не дай Боже, с ним что-то случится и на разборки прилетит какой-нибудь патруль, а то и псион.

«В Лиге, говорят, каждый второй — псион.» — Подумал пучеглазый. — «Да и бестолочи охранники всё равно слоняются без дела.»

И, на всякий случай, поклонился растянув улыбку как можно шире. Человек в лёгком пилотском костюме и маске закрывающей лицо, не глядя сбросил на счёт сумму за трое суток и потопал к пассажирским причалам. Шлюз его корабля остался призывно распахнутым.

«Или корчащий из себя крутого новичок-наивнячок, или в корабле кто-то остался, или…» — Минк, дождался, пока хозяин скроется в толпе и непроизвольно шагнул к открытому шлюзу.

Лупоглазые гардианцы всегда отличались склонностью к жадности.

«Если что, скажу, что хотел просто проверить, почему не закрыто.» — Думал Минк.

Ещё пара шагов, Мембрана резко схлопнулась прямо перед его носом, не оставив на корпусе даже намёка на бывший там вход. Гардианец испуганно вздрогнул и отпрыгнул.

«Сервоприводы развалюх так быстро не работают. Да и шлюзы так плотно не закрываются — должно быть видно границу. Что-то тут замаскировано.»

Когда-то один из визитёров станции всё-таки оказался псионом. А хакерский отдел как раз тестировал новую аппаратуру. Ну, ребята решили немного пошалить и взломать искин пришвартованного корабля. Тот, каким-то образом, обнаружил угрозу и отформатировал ребятам все базы данных. Полгода восстанавливали. Ещё и заявившийся на разборки хозяин потребовал компенсации.

«Ну их, этих лиганцев, псионов и политиков». — Три категории с которыми даже гардианцы связываться не будут. — «Поставлю ещё и мониторинг взлома.» — Минк запер док и включил системы безопасности в максимальный режим.

В любом пассажирском доке всегда есть парк такси, забегаловки, магазинчики и, само собой, кабинки дальней связи. Не у каждого же в личкоме кусок КДСа, дороговато выйдет. Личный коммутатор уже подключился к местной сети, но эта связь внутренняя — дальше стен станции не распространяется. Нужен доступ к КДСу, который кабинки и обеспечивают.

В списке Мора было всего несколько контактов и все они находились офф-лайн. Единственный активный принадлежал Вирану Перету. Командиру четвёрки наёмников, номер которого рыцарь скачал на крейсере Личарда. Выходит, Перет на станции. Ну правильно, где же ещё быть наёмнику, как не на одной из штаб-квартир?

А ведь это отличная возможность! Как искать человека на такой огромной территории, Мор представлял довольно смутно. Тем более, если об объекте практически ничего неизвестно. А у прожженных приключенцев тут наверняка масса нужных знакомств.

Контакт ответил почти мгновенно. Судя по шуму, Перет сидел в каком-то баре. На его лице мешанина удивления и испуга. (Он знал кто звонит. Мор считывал номер в открытом режиме, а значит автоматически оставил наёмнику свой.) Впрочем, тот быстро взял себя в руки и поинтересовался:

— Чем могу помочь?

— Свободен?

— Для тебя время найду. — И проговорил куда-то за камеру. — Извините господа, особый клиент. Если быстро освобожусь — сообщу. — Видимо, отойдя немного от столика, добавил. — Бар «Причальный». Двадцать минут.

Деловой мужичок. Видно, что времени терять не любит. Да и о долгах, судя по всему, не забывает. Вон как всех бросил и побежал. Хотя, если бы Мора так уделали на крейсере, а потом вызвонили — он бы тоже побежал. Мор вошел в кабинку дальней связи, подключил личком к КДСу и набрал поиск Йодаранката. Система нашла магистра минуты через три, но отсчитывать при этом кредиты, как за разговор, не переставала. Операторы связи — везде кидалы.

— Фиром? — Удивился Даран, глядя на местонахождение контакта и многозначительно продолжил: — Говори, но МАЛО.

Видимо намекает, что нужно соблюдать секретность. Ну что же, в своё время, было просмотрено много фильмов про шпионов.

— На месте красивой голубой звезды, не менее красивая гиперновая.

— Отзовите флот. — Скомандовал балор в другой канал. — Пометьте систему как запрещённую для прыжков.

Потеряв связь с линкором на целых семь суток магистр, видимо, решил отправить подмогу. А узнав о гиперновой, срочно отозвал её, иначе корабли выйдут из гипера в зоне поражения.

Казалось бы в галактике произошел грандиозный катаклизм. Однако заметят его далеко не стразу. Даже ближайшие системы разглядят взрыв только через много лет — свет слишком медлителен. О далёких мирах и говорить нечего.

— Дальше? — Кивнул Йодаранкат.

— Один наш друг, умеющий прятать команду крейсера, может находиться тут.

— Не успею при всём желании. — Вздохнул Даран. — Но хотел бы пообщаться вживую.

— Ты понимаешь, что просишь?

— Конечно, поэтому, если не получится с ходу — не рискуй. Кстати, там есть парень, который может помочь, отец пяти детей.

— Я уже созвонился с фантастической четвёркой. — Ухмыльнулся Мор.

Тут магистр, похоже, ничего не понял, но спорить не стал.

— Как знаешь. А что там с нашими?

В ответ рыцарь отрицательно покачал головой, вряд ли кто-то из состава линкора выжил после взрыва звезды.

— Прискорбно. — Опечалился балор. — И всё из-за старого иногда мудрого…

— ЦЕЛЬ. НЕ. ТЫ. — Чётко проговорил Мор. Взгляды орденцев встретились.

— А вот это уже интересно. — Сочувственно сказал магистр. — Да поможет тебе твоё везение.

Дорогу даже не пришлось спрашивать. Выйдя из кабинки, Мор упёрся взглядом в вывеску со стрелкой. «Причальный» — недвусмысленно показывала она направление по которому необходимо двигаться.

У входа маячил один из четвёрки наёмников. Безошибочно вычислив клиента и убедившись, что его тоже заметили, он кивнул и направился вглубь заведения. Мор поспешил следом.

Бар представлял из себя длинный зигзагообразный коридор с кучей дверей. За каждой маленькая комнатка с отдельным синтезатором пищи. Тут, видимо, встречались работодатели и наёмники для приватных переговоров.

Четверо наёмников уже сидели за столиком. Когда к ним присоединился Мор, Виран выставил в центр стола небольшую шкатулку и нажал пару клавиш. Личкомы присутствующих дружно пискнули сигнализируя о потере связи. Портативный скелер — переносная глушилка. Такие в свободной продаже не достать.

— Слушаем тебя. — Кивнул командир наёмников, остальные пока помалкивали.

— Ваша специализация?

— Тихо решаем многие щекотливые вопросы, если для этого достаточно четверых специалистов.

Чего-то такого и следовало ожидать — делают всё за что платят.

Поскольку Мор опытом подобных переговоров не обладал, то особо не мудрствуя просто выложил планшет и «проиграл» запись сообщения на котором псион Равновесия приговаривает его к смерти. Звук он предусмотрительно отключил — незачем наёмникам знать подробностей.

— Мне нужно найти этого парня. На днях он прибыл, или скоро прибудет, на станцию в спасательном челноке. Со стороны голубого гиганта (Мор высветил на личкоме номер звезды).

— Спас-челнок это зацепка, на них просто так не катаются. — Кивнул Болтун, хакер отряда, самый мелкий в команде. На вид так полный доходяга. Затем ткнул в голограмму над столом тонким пальцем. — А вот в таких костюмах тут каждый третий ходит. Если он просто бросил челнок в одном из доков и скрылся, не найдём.

— Ты не прав. — Подхватил Стук, (снайпер и пилот) и указал на определённые точки изображения. — Смотри внимательнее. Видишь защитные пластины не оттопыриваются? Это муляж — облегчённый вариант пилотского костюма. Такие носят те, кому скорость важнее брони. Таких костюмов на Фироме нет. Их носят только…

— Я так понимаю, он тоже псион. — Констатировал Перет и взглянул на Мора.

Тот утвердительно кивнул.

— А его нужно живым брать? — Зарокотал Бенк, двухметровый здоровила, единственный кто был в тяжелой броне. На лысой голове маленькие, с заострённой мочкой, ушки. — Если нужен дохлый, то я справлюсь.

— Уймись. — Постучал по макушке здоровяка шеф наёмников. — Клиенту нужно только найти парня. И мы его найдём, если он здесь. Причём поработаем в счёт «старого долга». А на счёт боевой помощи…

Виран развёл руками и постучал себя по плечу, напоминая о нюансах их знакомства. Когда рыцарь попал каждому из наёмников в наплечник.

— Не наша весовая категория.

— Это тот парень, что напал на крейсер вашего прошлого работодателя. -

Немного приоткрыл карты Мор. Может это подстегнёт поиски? Вряд ли наёмникам понравилось, как их обстреливали из пушек.

— Я так и думал, но мы будем только под ногами мешаться. — Покачал головой Перет. — Разве что огневую поддержку можем оказать. Но для начала давай его отыщем. Как с тобой связаться? Где снял номер, могу подсказать неплохую гостиницу.

— Остановлюсь в доках. В моём корабле и так достаточно уютно. Жду сообщений.

Мор вернулся к отведённой для него стоянке. У входа маячила пара вооруженных парней с недовольными лицами. Перед запертым доком его нагнал лупоглазый Минк.

— Ты забыл карту-ключ уважаемый. — Забавно кланяясь провёл картой по панели, открыв шлюз и только затем вручил её рыцарю. — Добро пожаловать.

— Спасибо. — Мор забрал ключ и закрыл створки перед самым носом улыбающегося докера, тот видимо собирался проводить дорогого гостя до мембраны и даже подсадить в люк, если что.

Угодливый старичок действовал на нервы. Причём не самому Мору, ему то как раз на нервы не подействуешь. Недовольство исходило от Оши. Мор на расстоянии ощущал волны сонной неприязни. Она хоть и была в отключке, но присутствие лупоглазого её нервировало.

Впрочем, почувствовав на обшивке руку своего пилота Оши моментально успокоилась и снова крепко «уснула». Мор теперь мог управлять телом дрима сам. Конечно не так виртуозно, как сама Оши. Да и далеко не все умения были подвластны, но это лучше чем ничего. Учитывая что «хозяйка» в данный момент находится в полной прострации и когда из неё выйдет, неизвестно. Расспросить, что с ней, у Мор'Дрима?

Рыцарь понимал, конечно, что он и есть этот самый Мор'Дрим, но ощущал его как отдельную личность — хорошо знакомого друга. Кстати, тому было известно намного больше информации, чем самому Мору.

Например, про Новета. Это знание старший товарищ вложил в голову младшего, не дожидаясь расспросов. Таких ребят, как сумасшедший Император, разумные создавали с завидным постоянством. Затем сами же и разбирались с возникшими последствиями, если могли. А если нет, тоже ничего страшного. Искины такого уровня обычно прикованы к одному месту. Не велика потеря — лишиться отдельной солнечной системы. Их в галактике пруд пруди.

Хуже когда подобные создания, разными методами, начинают экспансию за пределы своих владений. Новет вот — использует легатов. Это позволяет ему быть, в каком-то смысле, мобильным. Древние дримы называли таких — предвестниками. Мобильность и изучение окружающего — это развитие, а развитие путь к могуществу. И зачастую из таких Новетов вылупляется что-то неизмеримо худшее. То, что дримы называют ТЬМОЙ. Древним уже неоднократно приходилось воевать с такими личностями.

И хоть далеко не каждый предвестник становится злом, насчёт Новета Мор'Дрим не сомневался ни на секунду. Из этого — добрячок не выйдет, не та направленность. Впрочем, пока Император не превратится в настоящую ТЬМУ, дримы не вмешаются. Если они вообще ещё остались, на этот счёт Мор'Дрим ничего определённого сказать не мог.

Что такое эта самая ТЬМА, старший товарищ и вовсе умолчал. Да, да. Как ни странно это звучит, но Мор как бы скрыл, от себя же, часть знаний. И главное, претензии выдвигать некому. Он точно помнил, как будучи Мор'Дримом, одобрял сокрытие подобных истин.

— Дурдом. — Вздохнул рыцарь, поглаживая обшивку. — Осталось только, время от времени, шлёпать себя за плохое поведение.

Сейчас было бы уместным снова соединиться в полноценный дрим и выспросить новых указаний. Как, например, половчее разобраться с неизвестным псионом, если он найдётся. Всё-таки Мор'Дрим намного умнее обычного человека. Но без Оши никакого Мор'Дрима просто не существует, а она пока что не в состоянии и двух слов связать. Катастрофа в этом повинна или тарк напортачил — непонятно, но пока придётся ждать.

Запищал личком. На связи Перет. Что-то быстро, и часу не прошло после разговора в баре.

— Слушаю.

— Мы его нашли.

— Это так легко? — Закралось лёгкое опасение что эта четвёрка работает не на Мора, а на того псиона. Нужно с ними поосторожнее.

— На спасательных капсулах не часто прилетают, сам понимаешь. Да и фигура оказалась довольно известная, он время от времени набирает команды для операций, даже напрягаться не пришлось. Есть адрес, сейчас скину. Район из неблагоприятных и парень имеет репутацию хищника. Кстати, в лицо его никто не знает, на станции он никогда не снимает маску. Отзывается на прозвище «Слепой». Половина знакомых подозревает в нём псиона. Но, понятное дело, помалкивают. Ублюдок, говорят, два раза в одного и того же разумного не стреляет.

— Ясно, спасибо. — Прямо как Даран про «Равновесие» говорил.

— И это. — Замялся Виран. — Мы с тобой, если ты не против. Уже и план есть.

— Оно вам надо?

— Мне нет, но Бенк требует крови того, кто бахал по нам из пушек. — Усмехнулся Виран. — Да и план его. И, кстати, хороший план.

— А ко мне у Бенка претензий нет?

— Ты же победил его честно. — Усмешка стала ещё шире. — Правда, пришлось битый час ему объяснять, что ты уже победил, он всё порывался продолжить бой, тогда, на крейсере. Он не глупый парень, но иногда его «клинит».

Тридцать минут спустя. Район дешевых гостиничных улиц. Флаер наёмников загримированный под такси. Здоровяк Бенк (согнувшись в три погибели под низким потолком кабины) с улыбкой до ушей, передаёт Мору три гранаты связанные липкой лентой в одну.

— Вот.

— И это?.. — Рыцарь опасливо оглядел конструкцию.

— План. — Улыбчиво закивал мордоворот.

Мор вопросительно глянул на, сидящего за штурвалом, Вирана Перета. В кабине их было трое, остальные два наёмника находились где-то на «территории».

— Хороший план. — Вполне серьёзно ответил шеф наёмников и протянул ещё какую-то штуку, наподобие ключ-карты. — Это универсальный взломщик. Дверь комнаты откроет за пару секунд. Гранаты: шоковая, свето-шумовая и газовая. Раз Слепой постоянно в шлеме, в нём какие-то защиты, но из трёх разных гранат какая-нибудь обязательно сработает. Не может же его шлем защищать от всего. Открываешь взломщиком двери, швыряешь гранаты, потом берёшь его тёпленьким.

— Что-то уж чересчур просто. — Скептично поморщился Мор. — У него что там, вообще никакой системы охраны?

— Простые планы, обычно и срабатывают, в отличие от сложных. — Возразил Виран. — А охраны действительно нет. Болтун проанализировал нападения на Слепого, было несколько случаев. Тот выходит из своей комнаты ещё до нападения, и затем всех крошит. Оно и понятно, он же псион, чувствует приближение врагов заранее.

— И ты предлагаешь мне сунуться прямо к нему под дверь?

— Ну, ты же тоже, того… Вы же там прячетесь друг от друга… В крайнем случае пристрелишь его, если схватить не выйдет, да и всё. — Виран сказал это так просто и так убеждённо.

Тут до Мора, наконец, дошло — наёмники воспринимают его, как супер-героя. Наивно думают, что он в лёгкую пристрелит этого Слепого как щенка, но хочет живым взять. Потому и возится, а так для «господина рыцаря» это развлекательная прогулка. Балует поди — перестраховываясь. Развлекается.

И ведь не говорить же им, в самом деле, что он только недавно окончил обучение. Да и не поверят, видели же как он отстрелил наплечники скафандров. Глядят восхищенными глазами. Ну, может не восхищёнными, но уважение во взгляде проскальзывает. Ни на секунду не сомневаются в силе клиента.

Нужно их немного «напрячь», а то они и помогать не станут в трудную минуту. Его убивать будут, а парни подумают что у «великого рыцаря» план такой.

— Этот Слепой. — Мор сделал паузу показывая, что сказанное сейчас — очень важная и секретная информация. Оба наёмника притихли и придвинулись ближе. — Вполне может оказаться не тем, за кого себя выдаёт. Тут тогда ТАКОЕ начнётся… В общем, будьте начеку.

— Само собой.

— Конечно.

Сразу видно, парни предупреждению не вняли. Да оно и понятно. Кто такой Слепой? Мелкая, никому неизвестная сошка. А тут целый рыцарь Ордена Лиги, причём лично знакомый с самим Йодаранкатом. Дело решенное, переживать нефиг.

Мор трагично вздохнул, проверил «тройную гранату», карту-взломщик, бластеры и вылез из флаера. Нужно действовать, пока псион никуда не свалил. Одна надежда — он сейчас спит и ничего не почует.

Рыцарь скользнул в транс, настроился так чтобы как можно меньше «отсвечивать» в пси-поле и потопал по лестнице.

Кому, интересно, пришла в голову шальная мысль строить многоэтажки без лифтов внутри космической станции? Лестница зигзагами карабкалась по стене далеко вверх и проходила сквозь балкончики этажей. В кино так обычно изображают американские тюрьмы. Огромный внутренний двор, а вокруг словно колодец, стены с лестницами и вереницами камер для заключённых. Бредятина! Станция — это громадный стальной куб! Ну строили бы просто этажи, так нет.

Мор глянул через перила вниз. С высоты пятого этажа видно что пол измазан множеством подозрительных бурых пятен. Не понравилось что сосед шумит? Выволок его их каморки, да и выкинул через ограждение. Тут такие несчастные случаи каждый день, видимо.

На этажах, было на удивление малолюдно и тихо. Несколько встреченных бомжевато одетых прохожих поспешно шарахались в сторону, завидев пилотский костюм Мора. Дверей вдоль стен было там много, что комнатки тут явно два на два метра, не больше. И тут живёт псион Равновесия? Хотя, он же шифруется. Тут его точно искать бы стали в последнюю очередь. Кварталы то для малоимущих.

Седьмой этаж. Мор старался идти как можно тише и не затрагивать окружающее пси-поле. Сейчас его вряд ли сможет заметить кто-то из одарённых, но и он ничего вокруг не «видит».

— Цель внутри. — Зашипел наушник голосом снайпера Стука, тот прятался где-то на другой стороне двора и контролировал выход из комнаты Слепого.

До двери осталось метров пять. Мор достал ключ, и подготовил гранаты. Действовать нужно будет быстро. Открыл, метнул, закрыл, взрыв. Что-то из набора обязательно сработает. В идеале вообще всё. Самым последним окажет влияние газ, секунды через четыре, он ведь ещё должен впитаться в кожу и попасть в кровоток.

Вот и нужная дверь. Три метра. Мор активировал взломщика и положил палец на чеку гранат. Внезапно створки распахнулись и из комнаты вышел Слепой. Самое обидное Мора он заметил не сразу, а вглядывался куда-то в противоположный край двора. Неужели «ощутил» как его комнату через прицел разглядывает Стук?

От неожиданности Мор напрягся и маскировка слетела. Слепой сразу же резко ушел в перекат и выхватил бластер. Три выстрела вспыхнули практически одновременно. Стук стрелял Слепому в голову из винтовки, Мор из Макса, но целился в ноги.

Сам хозяин комнаты пальнул в сторону гостя на вскидку, почти не целясь. Его бластер послал сразу три, разлетающихся треугольником пульсара. Один из них опасно мигнул у самой гранаты. Никто из стрелков не попал. Псионы плавно уклонились, на Стука не обращали внимания. Уворачиваться сразу от двоих противников на узком балкончике не улыбалось. Слепой, двигаясь на пределе скорости, перемахнул через перила и полетел вниз. Мор выдернул чеку и метнул ему вслед гранаты. С таким расчётом, чтобы приземлились и псион, и гранаты одновременно. Ещё, желательно, и в одном месте.

— Простой план! — В сердцах воскликнул Мор собираясь прыгать следом и выхватывая второй Макс. На гранаты надежда есть, но лучше ещё и отстрелить чего-нибудь гаду, так оно надёжнее.

— Береги глаза! — Рявкнул кто-то в наушник.

Одна из гранат свето-шумовая, нужно поберечься. Мор смежил веки и прикрыл глаза стволами, вместе с этим отталкиваясь от перил. Седьмой этаж — почти восемнадцать метров свободного падения. Внизу оглушающе бухнул взрыв. Глаза немного ослепило, даже сквозь ладони. Хорошая штука.

«Надеюсь Слепому досталось больше.» — Подумал Мор. — «Он почти у эпицентра взрыва».


Глава 32

После вспышки, по полу, близлежащим лестницам и стенам змейками разошлись молнии шокера. Слепой перекрутился в воздухе замедлив падение и шоковая граната его не достала, он приземлился после того, как последние разряды ушли в сталь пола. Псион мягко спружинил, перекатился, резво вскочил, и судя по тому, как рьяно рванул к дальнему выходу — его не ослепило вспышкой. Оставалась ещё надежда на газ, но с каждой секундой она таяла, по мере удаления Слепого от эпицентра взрыва.

Да у что у него за шлем такой? Ладно бы от тяжелого скафандра, а то чуть лучше обычной маски-респиратора. И защищать такая штука должна, как больничная повязка, а вот на тебе — Слепой и не думает терять сознание. Хотя газ боевой, наёмники даже выдали Мору специальный фильтр, стандартный бы не справился.

Рыцарь сосредоточился, падать оставалось совсем мало. Благодаря осьминожку в мозгах, легко получилось «включить» оба варианта боевого транса. Сфера чувствительности окутала его метра на три вокруг, позволяя предугадывать угрозу заранее. Убегающий псион разлетелся на несколько улепётывающих теней. Мор, ещё в падении, подстрелил три, но Слепой умудрился отпрыгнуть по единственной безопасной траектории, кувыркнулся и выстрелил в ответ.

Тройной импульс промахнулся на сантиметры, да и то пришлось извернуться как змея, в полёте не от чего нормально оттолкнуться. Ствол Слепого похоже определял расстояние до цели, поскольку три пульсара изменяли угол разлёта с каждым новым выстрелом. Благо что перегревается такой бластер быстро, пара вспышек и охладитель уже шипит раскалённым воздухом.

Помимо бурых пятен, во внутреннем дворике валялось много разного хлама. Похоже, в маленьких каморках и утилизаторы маленькие. Всё, что больше футбольного мяча и не разбирается — местные просто выбрасывают вниз.

Прокатившись по груде барахла, чтобы смягчить приземление, Мор вскочил и едва успел уклониться от очередного тройного луча. Активизировался снайпер наёмников, попробовал достать Слепого с верхотуры. Опасно перегнувшись через перила пальнул несколько раз, но псион легко избежал снайперского огня, единожды выстрелил в ответ и, кажется, попал. По крайней мере, Стук вскрикнул и скрылся за ограждением. Не тягаться ему с псионом.

Оглядываться Мору некогда. Он пытался перестроить восприятие на атаку. Убегающих теней стало три, а затем и две. Теперь задеть противника будет легче. Однако и чувствительная сфера вокруг уменьшилась до метра. Всё-таки приходится выбирать — или больше защиты или больше боевого предвидения.

Одновременно использовать всё на максимуме не вышло. Мор ещё больше сосредоточился на атаке. Посему от следующего выстрела Слепого, уклониться удалось не достаточно эффективно, один из пульсаров задел предплечье. Левая рука повисла плетью. Макс выпал и «ускакал» под свалку какого-то тряпья.

Запоздало ныряя между двумя мерзко пахнущими, кучами Мор подумал, что защиту ослаблять не стоит, и вернул сфере былую чувствительность. Теней у Слепого опять добавилось, попробуй теперь угадай, в какую целиться.

Зато Макс может выдавать по выстрелу каждую секунду, и не перегреваться при этом. Жаль, что додумался поздно — остался только один ствол. Не будешь же рыться в мусоре, находясь под обстрелом, да и вторая рука почти утратила подвижность. Но даже так, бластеру противника до такой скорострельности далеко. Мор принялся палить на подавление.

Плевать, что накрыть получается только два из четырёх возможных вариантов. Зато он не даёт Слепому ни секунды передышки, заставляя постоянно лавировать, а противопоставить тот ничего не может. А вот защитная сфера, надёжно предупреждает владельца о опасности и Мор просто шел напролом, лишь время от времени уклоняясь от редких ответных залпов.

За его спиной, из главного заезда во двор, выскочило несколько фигур в средней броне и с винтовками наперевес. Патруль клана отвечающего за порядок в местной гостинице и вокруг неё. Старший патруля, по обыкновению, хотел зычно гаркнуть в усилитель, чтобы все бросали оружие и падали мордами в пол. Но когда увидел мелькающие между кучами хлама фигуры, замер. То что вытворяли эти двое, обычному человеку не под силу. Разряды мелькали совсем рядом с бойцами, но не задевали их. Противники, казалось, вытанцовывают замысловатый и захватывающий танец.

— Стоять. — Тихонько скомандовал старший и разведя руки, остановил кинувшихся было вперёд патрульных. — Псионы, чтоб их. Уходим.

— Босс! Их же всего двое, да и эффект неожиданности на нашей сторо…

— Заткни пасть, придурок! — Зашипел старший. — Уходим.

Патрульные, так же быстро и ловко как и появились, юркнули обратно за поворот.

— Хорошо, хоть никто из вас, идиотов, не успел пальнуть. — Рявкнул босс, оказавшись на безопасном отдалении, и поочерёдно тыча кулаком в троих новичков, которых ему навязали на сегодняшнее дежурство. — Надеюсь, нас вообще не заметили. Идёмте, попатрулим в другом месте. Где-нибудь очень далеко отсюда.

На лестничных переходах и длинных балкончиках с вереницами дверей и так было малолюдно, а теперь и вовсе стало пусто. Местные жители обострённо реагируют на возможные неприятности. Разумные, зарабатывающие на проживание в подобных непрезентабельных комнатушках, тоже своего рода «видящие» — умеют держаться от опасности на расстоянии.

Постепенно Мор оттеснил Слепого к дальней стене. Дальше отступать некуда. Либо карабкаться по лестницам вверх и тогда рыцарь преспокойно снимет убегающего как в тире. Либо в боковое ответвление, где Слепого уже поджидает флаер наёмников с турелью лучемёта и сетью-шокером для поимки беглых преступников. Либо в узкий, прямой и длинный коридорчик между двумя зданиями, но это и вовсе тупиковый путь — увернуться там совершенно никак. Беглец будет подстрелен быстро и легко.

Ожидая что Слепой бросится в боковое ответвление, прямо в лапы наёмников, Мор быстро выпустил остаток магазина и спрятался за разбитым флаером-такси (вот откуда он тут интересно, его тоже кто-то из окна выбросил?), чтобы перезарядиться и собраться перед последним рывком. Сейчас стоит «надавить», чтобы противник отвлёкся и не заметил наёмников раньше времени. С его умениями он может запросто «обыграть» засаду.

Рыцарь, сменил обойму, коротко выдохнул, стремительно выскользнул из укрытия и… Слепой со всех ног бежал по узкому коридорчику между зданиями. Спятил видать. Сразу бы застрелился да и всё. Впрочем, это тоже шанс взять его живым. Деваться в узком проходе некуда, манёвра ноль. Мор, отбросив защиту, полностью сосредоточился на боевом предвидении. Тени беглеца слились в одно небольшое, но мутное пятно.

— Попался. — Шепнул рыцарь, приблизительно целясь туда где должны быть ноги.

Пульсары из Макса кучно мелькнули в полутьму коридора. Убегающая фигура плавно изогнулась, в её руках вспыхнуло узкое светящееся алым лезвие. Взуух. Разряды отразились назад в стрелка. К тому же, Слепой добавил ещё и свой выстрел. Пять пульсаров, почти одновременно, вырвались из коридора.

Раненую руку обожгло новой болью, левая нога подломилась, и Мор упал на колени. А противник резво потопал дальше, хотя мог бы и добить. Это странно с его стороны — упустить такой шанс.

— Что в конце коридора? — Крикнул в микрофон Мор, пытаясь встать на целую ногу и одновременно отползти с линии возможной атаки.

— Технические и коммуникационные помещения. — Зашипел наушник голосом Болтуна. — Скроется, не отыщем.

— Значит, не скроется. — Сжал зубы рыцарь, подымаясь и мысленным усилием отбрасывая боль.

Выпускать его никак нельзя, это единственная ниточка к Равновесию. Макс разразился беспрестанной стрельбой. Убегающий псион остановился. Трудно убегать, каждую секунду отражая по пульсару. Мор расширил предупреждающую сферу до максимума. Стрелять по практически не двигающейся фигуре можно и без предвидения.

Лучи неизменно поворачивали назад, часть из них задевала стены узкого коридора и взрывалась, часть вырывалась наружу и мелькала возле стрелка. Уклоняться стоя на одной ноге тяжело, даже «видя» угрозу заблаговременно, Мор взмок уже после десятка «упражнений», но стрельбу не прекратил.

Слепой не совершал ошибок, как надеялся его противник. Полностью уйдя в сосредоточение спокойствия он отбивал один пульсар за другим. Обойма не бесконечна. Сейчас преследователь начнёт перезаряжать бластер и можно будет пробежать ещё часть коридора. В своих силах он уверен. В конце концов, противостоит ему почти ребёнок.

Макс тонко пискнул, предупреждая владельца что в обойме последние пять зарядов.

«Похоже, я таки его упустил.» — Подумал Мор. Запасная обойма на поясе со стороны раненой руки, а та совершенно не ощущается. Пока удастся перезарядить ствол, Слепой уже скроется.

Последний пульсар отразился от светового клинка и мелькнул в сантиметре от лица рыцаря. Мор даже не стал отклоняться, видел что мимо. Он бессильно опустил бластер, глядя как Слепой выключает меч и разворачивается, а затем краем глаза заметил приближающегося к коридорчику Бенка.

Здоровяк «летел» к узкому проходу семимильными прыжками и держал в руках громадную бандуру, напоминающую бревно. Поравнявшись с коридором, он засунул её за угол, сам при этом остался в укрытии. В темноте снова вспыхнул алый клинок Слепого, псион почуял угрозу, а затем туда хлынул поток лучей.

Очередь едва ли продлилась полторы секунды, но каким бы искусным фехтовальщиком ты не был — лучемёт со скорострельностью восемьсот выстрелов в минуту, это не та штука, от которой можно по джедайски отмахаться ионным резаком. Мечника просто смело.

Стены коридорчика кое-где светятся раскалённым металлом, на полу изломанной куклой валяется тело Слепого. Впрочем, он ещё жив. Уцелевшая рука скребёт по плите пола, пытаясь дотянутся до выроненного меча. Вторая изуродована и держится только благодаря остаткам скафандра, обломки бластера намертво спаялись с ладонью. Ног, ниже колен, нет. Туловище пробито в нескольких местах.

Лишь пилотский шлем и плечи совершенно целые, Бенк целился низко. Хотел взять живём? Пфф… Расстреляв из станкового лучемёта? Удивительно что вообще смог более менее направить огонь. Не зря же для лучемётов предусмотрены турельные установки. Даже поднять такую штуку дано далеко не каждому. Видимо, лысый здоровяк с заострёнными мочками ушей, набит разными усилителями и имплантантами по эти самые уши.

Пока Мор хромал к искорёженному телу, Слепой умудрился проползти тридцать сантиметров отдаляющих его от меча. Кончики пальцев уже скребли по рифлению, пытаясь ухватиться за рукоять. Зарезаться хочет? Помнится у одного знакомого члена Равновесия это легко получилось. Рыцарь наступил псиону на уцелевшую руку и присел разглядывая поверженного врага. Меч брать не стал, припоминая как однажды застрелил бандита державшего его бластер в руке. А рукоятка меча изрядно фонила аурой Слепого. Почему он не подтащил её к себе телекинезом? Наверное ничего не соображает от боли.

От прикосновения к защёлке, шлем легко распахнулся, открыв моложавое лицо и неестественные, полностью белые глаза. Хотя нет. Присмотревшись можно заметить, что глаза вполне обычны, просто зрачок и радужка поражены пятном катаракты. Белесые блямбы широко растянулись и почт