Дмитрий Сергеевич Кружевский - Ассасин: Зерно Хаоса [СИ]

Ассасин: Зерно Хаоса [СИ] 1245K, 257 с. (Ролевик (СИ): Ассасин [Кружевский]-3)   (скачать) - Дмитрий Сергеевич Кружевский

Ассасин: Зерно Хаоса
Дмитрий Кружевский


   Часть 1


   Пролог

Полупрозрачная плоскость, напоминающая растрескавшийся в некоторых местах огромный лист плексигласа с мерцающими в толще пластика разноцветными огоньками толи плывущий, толи просто медленно дрейфующий средь клубов тумана, в редких разрывах которого далеко внизу виднеются причудливые переплетения ажурных конструкции. Вокруг нет больше ничего, только эта странная плоскость, на поверхности которой абсолютно чужеродным явлением смотрится стоящий на ее краю человек в несколько помятом сером твидовом костюме. Он задумчиво смотрит перед собой несколько нервно поигрывая желваками скул, словно решая внутри себя какую-то сложную дилемму, однако луч света за спиной заставляет его "вынырнуть" из омута раздумий и обернуться.

   - Рад вас лицезреть, Корректор.

   Мужчина почтительно склоняет голову, приветствуя, появившуюся рядом с ним полупрозрачную фигуру, лишь очертаниями напоминающую человеческую.

   - Взаимно, Смотрящий.

   Прозрачная фигура кивает в ответ, затем оглядывается. Его голова словно причудливый радар поворачивается вокруг своей оси, буравя горящими глазами окружающий туман.

   - Как я понимаю, тебе все же удалось произвести стабилизацию нужного инварианта, - наконец произнес он, останавливая свой огненный взор на своем собеседнике. - Что ж, хорошая работа, можно сказать, что этот факт вызывает деструктуризацию моих выверенных связей.

   - На человеческом языке это называется удивлением, Корректор - произнес тот, кого назвали Смотрящим. - И я рад это слышать. Действительно пришлось потрудиться, особенно учитывая прежние неудачные попытки корреляции, проводимые уровневыми проекциями матричных разумов данного капсуляра. Теперь все хорошо и вектор развития приближен к некогда заданной ИМ, - он на мгновение устремил глаза вверх, - парадигме.

   - Хорошо, - произнес Корректор совершенно равнодушным голосом и помолчав, добавил: - Почему ты все еще удерживаешь часть своей личностной матрицы в данной уровневой проекции?

   - Не знаю, - Смотрящий пожал плечами. - Возможно, я еще не готов вернуться, вот только сам пока не понял почему. Может мне просто интересно, наблюдать за ветвлением линий событий этого мира, а может душой прикипел... не знаю.

   - Слишком сильное ментально-физическое слияние с проекцией, однако это поправимо.

   Глаза Корректора полыхнули ослепительной голубизной, заставив Смотрящего совсем по-человечески поморщиться.

   - Не стоит вмешиваться в мою личностную матрицу, Корректор. Ее структура меня вполне устраивает.

   Глаза Корректора погасли.

   - В ней слишком много разно уровневых планов, что может вести к деструктуризации и сомнению в принятии решений. Это чревато неопределенностями.

   - Я знаю, Корректор, я знаю, - Смотрящий вздохнул. - Однако считаю, что это пойдет мне только на пользу в дальнейшей работе, ибо если я не буду понимать уровневых, то не смогу работать с должной эффективностью.

   Фигура Корректора на миг поплыла, принимая самые причудливы очертания, затем вновь стала похожа на человеческую.

   - Возможно, - произнес он неожиданно уставшим голосом. - Однако лучше произвести хотя бы частичный сброс, иначе будет тяжело, к тому же нам все равно пора. Дальнейшее присутствие здесь может нарушить развитие капсуляра, сейчас лучше все оставить как есть.

   - Хорошо, - кивнул Смотрящий, - только можно я еще немного тут побуду, один.

   - Недолго, я буду ждать на границе перворода.

   Образ Корректора размылся, стал двумерным, затем резко погас, словно кто-то неведомый отключил изображение невидимого проектора.

   Смотрящий снова вздохнул, закрыл глаза и, скрестив руки на груди, некоторое время стоял неподвижно, словно раздумывая над чем-то.

   - Что ж пусть это будет моим последним вмешательством,- наконец произнес он и взмахнул рукой, словно загребая ей что-то невидимое из окружающего пространства, а когда разжал ладонь, то на ней пылал небольшой огонек ярко-синего пламени. Короткое дуновение и огонек начал преображаться: вытянулась длинная шея, хвост, расправились крылья, заблестела металлической синевой чешуя. Небольшой, размером с скворца, дракончик уцепился своими когтистыми лапами в руку Смотрящего и, повернув голову, преданно уставился на него своими глазами бусинками.

   - Лети и помоги.

   Дракончик тихонько рыкнул, словно говоря этим, что все понял и, развернув свои кожистые крылья, взмыл с руки, чтобы через мгновение исчезнуть, в неожиданно начавшем сгущаться тумане.

   Летящая в бесконечном пространстве плоскость начала истаивать, словно попавшая в теплую воду льдина, а одинокая фигура Смотрящего все еще продолжала стоять на ее краю, пока бурлящий туман не поступил к ее ногам. Только тогда ее очертания заколебались, пошли волнами, затем все его тело вспыхнуло ярким светом и резко сжалось, превратившись в светящуюся струну, которая огненной стрелой исчезла в тумане.



   Глава 1.


   Как говорится: "Скоро сказка сказывается, да не скоро дело...". Вот и со мной так. Желание устремиться в погоню за похитителями Гаи у меня присутствовало, а вот с возможностями было пока все еще туговато. Несмотря на все регенеративные способности моего организма, рана заживала трудно и болезненно, хотя местный эскулап постоянно заверял меня, что любой другой на моем бы месте давно отдал душу местным богам. Я конечно мысленно с ним соглашался, ибо прекрасно понимал, что выжил лишь благодаря помощи Наблюдателя. Признаюсь, утешало это не особо. Гая была в руках неизвестных, а это волновало меня куда больше чем собственное здоровье, однако все попытки отправиться в дорогу заканчивались где-то на середине улицы, откуда меня в состоянии прострации возвращали обратно в трактирную комнату заботливые сельчане. Тем не менее, на следующий день я с упорством бьющейся о стекло мухи предпринимал новую попытку, и все повторялось заново. За неделю это уже стало сродни какой-то привычки и развлечением для всей деревни, мне кажется, некоторые зеваки даже ставки делали, до чьего плетня я доберусь во время следующего захода. В результате доктору это надоело, и он пригрозил бросить мое лечение, коли его непутевому пациенту так хочется расстаться с жизнью где-нибудь на обочине дороги. Выразил, надо сказать, он это не самыми культурными словами, причем многие из них я слышал впервые, мысленно подивившись фантазии местного языкового фольклора. Отповедь надо сказать подействовала, и я как послушный мальчик следующую неделю практически не вылезал из кровати, глотая жутко противные настойки и с недрогнувшим лицом переживая довольно болезненные перевязки. На грудь надо сказать смотреть даже не хотелось, рана была похожа на небольшую воронку от снаряда внутри которой просматривались кости и судя по всему кусок легкого. Тем не менее, по окончании второй недели лечение стало приносить свои плоды, и я уже смог прогуливаться до озера, не рискуя свалиться бездыханной тушкой у очередного покосившегося забора.

   Естественно перво-наперво я поперся к тому месту, где меня чуть не убили и, врубив свое иновидение на полную мощь, попытался отыскать хоть какие-то следы нападавших - тщетно. Впрочем, а на что я рассчитывал? На цепочки отпечатков ног подсвеченных красным светом, мерцающий в воздухе шлейф запаха пота таинственного стрелка или может случайно оброненную карту с отметкой базы злоумышленников.... Глупо, наивно, бредово. К тому же я ни разу не следопыт, да и времени прошло больше месяца. Так что единственное, что удалось найти так это пару гильз рядом с лежкой снайпера, которую мне все же удалось вычислить, после трех дневного прочесывания растущего вдоль берега озера кустарника. И знаете, если судить по калибру этих гильз, стреляли в нас из чего-то похожего на противотанковое ружье не меньше. Уважают, мать их. Вот только выстрел, как помнится, был один... или нет. Последнее беспокоит, ибо навевает вопрос о том насколько стоит доверять словам свидетеля рассказавшему, что видел похитителей, уводящих Гаю в сторону старого форта. Судя по словам местных, он немного того, хотя лично сам я с ним поговорить так и не смог, ибо пока валялся тот уехал с отцом по каким-то важным делам в Надию и до сих пор не вернулся. Вопросы, вопросы, но что делать дальше, как поступить....

   Я щелкнул указательным пальцем по одной из гильз, заставив латунный цилиндр упасть на стол и, сделав полукруг, подкатится к краю столешницы. В любом случае делать мне тут больше нечего, рана подзатянулась. на ногах дай бог более-менее стою, пора и честь знать. Да и деньги, оставшиеся мне в наследство от Гаи, кончаются. Нет, местные жители конечно люди добрые и помогали вполне бескорыстно, однако мне самому не хочется быть неблагодарным, а посему постарался оплатить свое содержание и лечение, запуская руки в кошель магички. Совестно конечно, но своих денег у меня оставалось "кот наплакал", да и не нужны они мне как-то были до этого. А еще дочь хозяина таверны принялась строить мне глазки, и с каждым днем внимание с ее стороны становилось все более настойчивым. Нет, она конечно девчонка молодая (даже слишком) и симпатичная, но...как объяснить.... Верный я чтоль. Пока не разберусь с одними чувствами новые не завожу, а от Гаи я буквально млел, даже больше чем некогда от Таиль и на сердце у меня сейчас довольно погано. Так что это в некоторой степени навязчивое внимание со стороны девушки раздражало меня с каждым днем все больше и больше. Все, нужно идти.

   Я поймал собравшуюся свалиться на пол гильзу, встал со стула и, кинув ее в раскрытую горловину стоявшего на кровати рюкзака, решительным движением затянул ремень. Перекинув его через плечо, я подхватил прислонённую к кровати и завернутую в кусок ткани катану, на миг замер на пороге, оглядывая ставшую почти родной для мня комнату и, вздохнув, аккуратно затворил за собой дверь.

   Грега я встретил меня на крыльце. Хозяин таверны сидел на небольшой скамеечке и был похож на старого кота, пригревшегося в лучах заходящего солнца. Правда, увидев меня, он тут же встрепенулся, но заметив рюкзак, как-то сразу сник и погруснел.

   - Уже уходишь?

   - Пора, - я, не скидывая рюкзака, опустился на лавочку рядом с Грегом. - Спасибо тебе за все и доктора от меня поблагодари.

   - Да ладно, что уж там, - отмахнулся тот. - Только что это ты на ночь глядя собрался, обождал бы до утра.

   - Лучше по холодку пойду, а то день, поди, опять жарким будет.

   - Это да, - согласился он. - Вон как мошка столбом вьется, вроде конец лета, а печет как в духовке.

   - Вот и я о том. Ну ладно, - я, поднимаясь, дружески хлопнул его по плечу. - Еще раз спасибо, Грег, может как-нибудь загляну в гости.

   - Несли расстроится. Сохнет она по тебе.

   Я мысленно вздохнул.

   - Я знаю, но она еще совсем девчонка. Это первая влюблённость. Пройдет.

   - Ну как знаешь, а то подумай...

   - Мне не о чем думать, - несколько резко оборвал его я. - Все уже решено, прощай.

   Я поправил сползшую лямку рюкзака, поморщившись от стрельнувшей в руке боли, и махнув рукой на прощание, решительным шагом направился вдоль улицы в сторону старого форта. На берегу я уже прочесал все, что только можно, так что если откуда и начинать свои поиски то только оттуда.

   Солнце уже коснулось своим краем горизонта, окрасив зеркало озера в бледно-красный цвет, когда я обессиленно опустился на траву у каменной стены полуразрушенной крепости. Черт, кажется, я немного не рассчитал свои силы. От деревни до этой развалюхи всего-то пару часов ходьбы, а к ногам уже словно пудовые гири привязали, да и плечо опять разнылось.

   Я поморщился и, опершись спиной о нагретый за день камень стены, прикрыл глаза, одновременно вгоняя себя в изменённое состояние и пытаясь просканировать свой организм.

   - Что-то ты совсем раскис, дружище, - жующий травинку Дарнир опустился напротив на карачки, рассматривая меня угрюмым взглядом. - Я разочарован, думал ты куда более стойкий.

   - Дар, ты как всегда тактичен. Не видишь Лексу совсем плохо, пожалел бы его хоть немного, друг называется.

   Возникшая позади Дарнира Таиль шагнула ко мне и, наклонившись, взъерошила своей рукой мои волосы.

   - Бедный...

   Запах свежести леса после грозы и тонкий аромат неведомых цветов.

   Я вздрогнул и открыл глаза, нервно оглядываясь. Естественно рядом никого не было, если не считать сидевшей на стене птицы, да семейства мышей-полевок шуршавших в траве неподалеку. Блин, похоже, задремал. Я мотнул головой, зевнул и, оттолкнувшись спиной от стены, осторожно поднялся, с удивлением отметив, что далось это довольно легко. Голова вновь была светлой, боль в плече отступила, а усталость практически не чувствовалась. Интересно, сколько я проспал? Впрочем, небо еще до конца не потемнело, а значит прошло меньше часа - ну да без разницы, все равно сегодня дальше никуда не пойду, да и не планировал если честно. А вообще мое столь быстрое решение покинуть деревню больше похоже на бегство, бегство от самого себя. Ведь признаюсь, пару раз закрадывалась подленькая мысль остаться, остепениться, завести семью....к тому же Несли не так уж и плоха, хоть и молодая...Твою ж...

   Я замотал головой, отгоняя лезущие в нее дурные мысли и, поддернув рюкзак, чтобы сидел поудобнее, направился вдоль стены к некогда большим двустворчатым воротам форта, остатки которых все еще поскрипывали на своих проржавевших шарнирах под легким вечерним ветерком то и дело налетающим со стороны озера. Нужно было обустраиваться на ночлег, и логичнее это было бы сделать под защитой стен.

   Пройдя под широким выщербленным сводом ворот, я остановился, оглядываясь. По сути, весь форт - это многоярусная каменная башня с расположенными на разных уровнях орудийными и наблюдательными бойницами. Внутри все пространство от стены до стены выложено прекрасно сохранившейся брусчаткой, так что каждый мой шаг по ней отдавался слабым эхом, теряющимся в глубинах смотрящих внутрь пустых глазниц окон и дверей. Почему-то стало жутко. Казалось, что стоит мне потерять бдительность и из темноты дверных проемов сразу полезет какая-нибудь неведомая гадость. Я зябко передернул плечами. Где то вверху что-то с шумом посыпалось, затем раздалось громкое уханье, и над головой скользнула крылатая тень, заставившая меня нервно вздрогнуть и громко выругаться. Нет уж лучше снаружи, не люблю заброшенные здания, причем с детства, хотя почти на сто процентов уверен, что внутри крепости нет ничего опасного, ну не считая сов, летучих мышей да пары ползучих гадов. Все равно как то неуютно, особенно одному. Я еще раз огляделся, нервно поглаживая потертую рукоять извлечённой из куска ткани катаны и, развернувшись, отправился назад. К счастью искать долго не пришлось, стоило пройти вдоль стены, завернуть за угол как там обнаружилось небольшое одноэтажное строение, с невесть как уцелевшими остатками черепичной крыши. Окна отсутствовали, но сложенные из серого кирпича стены все еще давали надежную защиту от ночного ветра. Дощатый пол давно сгнил, провалился, местами обнажив утрамбованную землю, однако его остатки прекрасно подошли для костра, который с веселым потрескиванием разогнал окружившую меня темноту. Отстраненно пожалев о своем решении уйти из поселка под вечер, я отстегнул от рюкзака свернутое в тугую скатку одеяло и, завернувшись в него, плюхнулся на землю рядом с костром.

   Вот, опять придется привыкать к походной жизни, а то что-то совсем расслабился. Я криво усмехнулся и, поморщившись от потянувшейся в мою сторону струйки дыма, немного сместился вбок.

   Ночь уже вовсю вступила в свои права и крупные звезды, прекрасно видимые сквозь дыры в крыше, украсили своими разноцветными огнями черную длань небосклона, в который раз заставив меня задуматься о местоположении данного мира. Интересно, где по отношению к старушке Земле я сейчас нахожусь? Судя по всему явно ближе к центру галактики, ибо звезды здесь настолько густы и ярки, что местная ночь больше похожа на полусумрак. Вот только что это за галактика: наша, а может где-то на задворках вселенной, или вообще какой-нибудь параллельный мир. Вот ведь, столько раз встречался с богами ( ну или кто они там), но так и не удосужился спросить, хотя вроде кто-то из них упоминал.... говорил о разных мирах, но с другой стороны так можно говорить просто о разных планетах или все же...Черт...так все запутанно.... Впрочем, если честно, и пофиг, при любом раскладе этот мир теперь мой родной, причем на этот раз чую до самого конца во всех смыслах.

   Я зевнул и поплотнее завернувшись в одеяло, попытался уснуть. Некоторое время мне это не удавалось, но постепенно веки потяжелели, и я провалился в сон. Казалось, что прошло всего несколько минут, но полоснувшие по плотно сжатым векам солнечные лучи, опровергли данное предложение. Я некоторое время лежал, прислушиваясь к звукам просыпающегося мира и пытаясь понять, от кого идет некий поток внимания направленный в мою сторону. То что это не человек ясно стало сразу, но и ни с одним из знакомых мне живых существ тот образ что рисовался у меня в моей голове я сопоставить не мог - какая-то огненная птица. Создание небольшое, но в инозрении похоже на какой-то клубок энергии, которая плещется в нем словно вода в прозрачном сосуде. Опасности не чувствуется, наоборот есть ощущение чего-то до боли знакомого. Да что же это за тварь-то такая. Я открыл глаза и резко сел, удивленно уставившись на примостившегося в проеме окна небольшого, размером с птицу, дракона. Да, да, самого настоящего дракона, с зубами, хвостом, крыльями и переливающейся на солнце темно-синей чешуей. Пожалуй, последнее меня больше всего выбило из колей, ибо в моем представлении драконы могли быть черными, зелеными, ну золотистыми, но уж точно не синими да еще с каким-то гламурным перламутровым отливом.

   Дракон меж тем наклонил свою голову на бок, явно в свою очередь разглядывая мою скромную персону, а затем у меня в башке что-то "защелкало", "зашипело" словно в старом радио, подстраивающимся на нужную волну.

   "Привет. Ты Лекс", - четко произнес тонкий девичий голосок, заставивший меня лишь ошарашенно кивнуть в ответ.

   "Хорошо. Я должна помочь".

   - Кому?

   "Тебе. Создавший послал, сказал помочь найти, подсказать, навести".

   - Какой Создавший? - спросил я, хотя подспудно уже знал ответ и когда в моем мозгу возник образ Наблюдателя, лишь удовлетворенно хмыкнул, мысленно поздравив себя с правильной догадкой.

   - Ну и как ты мне поможешь?

   Я поднялся с земли, невольно скрипнув зубами от боли каленой иглой вонзившейся в плечо и ушедшей куда-то в лопатку.

   "Найду твою пропажу, скажу куда идти".

   Я с удивлением посмотрел на драконицу ( пожалуй стоит ее так называть, ибо по голосу эта ящерица-летяга явно принадлежит к женскому полу).

   - Ты знаешь где Гая?

   "Нет. Нужна вещь, скажу куда идти, увижу, доведу".

   - Вещь говоришь.

   Я поднял рюкзак и, вынув из него потертый кожаный кошелек с остатками сбережений магички, протянул его драконице, а та неожиданно совершила прыжок, приземлившись (слава богам) на мое здоровое плечо. Покачнувшись, она беззастенчиво запустила свои когти мне в плечо, продырявив при этом куртку и поддетую под нее рубаху, после чего быстренько (видимо для удобства или удержания равновесия) обхватила мою шею своим шершавым хвостом и ткнулась мордой в поднесённый кошелек.

   "Лес, горы, дорога. Твоя подруга жива, но словно спит, непонятно", - наконец выдала драконица после почти пятиминутного обнюхивания кошелька.

   - И куда мне идти?

   "Туда".

   Она вновь прыжком покинула мое плечо и, вцепившись когтями в кирпичную кладку, словно юркая ящерица взбежала по ней вверх, перепрыгнула на стропила, пробежала по ним и, подпрыгнув, скрылась в дыре крыши.

   "Ну, идем, скорей", - раздался в моей голове ее нетерпеливый голосок. - " Я знаю куда, по желтой дороге, вперед, к горам".

   Я вздохнул, послушно закинул рюкзак за спину, подхватил катану и, втоптав остатки тлеющих углей в землю, поспешил за своей неожиданной проводницей, мысленно ругая ее за дыры в почти новой куртке.


   Плато, узкое каменистое плато, усеянное разномастными камнями и острыми как зубу неведомых чудовищ обломками скал, из-под которых упорно пробивается к свету странная темно-зеленая трава и больше похожее на узкий проход, вырубленный меж вершинами двух скал.

   Эндрю Гувер оперся коленом о покрытый мягким мхом камень, приткнувшийся у самого края почти отвесного обрыва и, поднеся окуляр подзорной трубы к правому глазу, направил ее в сторону колышущегося далеко внизу лесного "моря". Несколько минут он упорно пытался разглядеть, что скрывалось под плотным пологом листвы, затем вздохнул и направил трубу в сторону вздымающихся по другую сторону лесного массива далеких отрогов Скалистых гор. За спиной зашуршали камни.

   - Увидели что-нибудь интересное, господин полковник?

   Гувер опустил трубу и, скосив глаза на подошедшего к нему молодого худощавого мужчину в изрядно потрепанной походной одежде, равнодушно пожал плечами.

   - Ничего интересного, господин Сагер, сплошные деревья. Просто смотрел и думал, что здесь тоже спуститься не получится. Нужно попробовать пройти дальше по кряжу.

   - Не думаю, что это возможно. Вернулись отправленные Элларом разведчики, дальше нам с лошадьми не пробраться, а если бросать их здесь, то придется оставить и половину груза с припасами.

   - Да уж, это невыход. Может все же вернуться назад и попытаться найти другую дорогу?

   - Потеряем много времени, да и есть ли эта дорога? Если только идти обратно к перевалу и спускаться ниже.

   - Вы же сами говорили, что там много мелких рек, озер болот, да и вообще местность малопроходимая.

   - Это не я говорил, а Левингтон писал в своих записях, но с тех пор времени прошло предостаточно и все могло измениться.

   Эндрю посмотрел на своего собеседника, но промолчал. Идея нынешнего маршрута была полностью на совести молодого археолога, хотя нанятые в одной из предгорных деревень проводники в один голос утверждали, что эта дорога заведет их в тупик. Впрочем, о местности по другую сторону перевала Ларнада, они ничего хорошего тоже сказать не могли, утверждая лишь что места там гиблые и населены какими-то не слишком дружественными племенами дикарей. Так что вполне вероятно, что решение не спускаться ниже, а двигаться по отрогам было единственным правильным, позволившим их небольшому отряду добраться так далеко практически без потерь. И тем не менее по лицу Сагера было видно, что сей выбор до сих пор мучал молодого ученого, заставляя сомневаться в его верности.

   - Знаете, Адрия, - сказал Гувер, переводя разговор на другую менее болезненную для Сагера тему, - глядя отсюда как-то трудно поверить, что все эти легенды о Рамионе -правда. Гигантская крепость стеной протянувшаяся от одних гор до других. Тут же десятки миль расстояния, я даже в трубу те горы толком не различаю. Как такое могли в древности построить?

   - И, тем не менее, это правда, - ответил Сагер, помолчав. - И если вы посмотрите на тот камень под вашим коленом, то наверняка заметите на нем следы обработки.

   - На этот валун? - Гувер невольно снял ногу с камня посмотрел на него, но не найдя ничего интересного на его замшелой поверхности лишь неопределенно повел плечами. - По мне так обычный кусок скалы свалившийся откуда-то сверху.

   - В принципе так и есть, но если вы посмотрите на тот нависающий карниз вон там дальше, - он указал на торчащий из почти отвесной скалы кусок камня, - то поймете, что это остаток кладки. Видите?

   Эндрю послушно повернул голову, пару минут разглядывал нависающий над пропастью изъеденный временем и ветрами кусок скалы, затем честно признался:

   - Нет.

   - Ну как же, - удивился Адрия. - Вот посмотрите, видны линии кладки, да и форма....

   - Вижу трещины, причем порой очень неровные... а форма, хм...когда я бывал в Найрокской пустыне, то там нам часто попадались камни круглой формы и тем не менее люди в тех местах отродясь не жили, все это сделал ветер, вода и песок.

   - Это все не то, посмотрите внимательнее, прямые линии, расстояние между блоками, просто посмотрите, отсейте лишнее, естественно за века камень потрескался искрошился, но ведь кладку видно.

   Гувер вновь уставился на скалу, пытаясь представить ее куском стены, вышло не очень, о чем он честно признался археологу.

   - Ну, видимо это видно только мне и тому старому бородатому ворчуну.

   - Неужели господин Баркин хоть в чем-то с вами согласен? - удивился Гувер.

   - Представьте, да, - рассмеялся Сагер. - Причем именно он первый обнаружил, что этот кусок скалы является частью некоего древнего строения.

   - Интересно, - Эндрю на некоторое время задумался, рассматривая скалу и пытаясь представить ее частью чего-то рукотворного, затем спросил: - Ладно, предположим это кусок стены, вопрос вот в чем в этом месте стена просто смыкалась с горой или...?

   Он вопросительно посмотрел на молодого археолога.

   - Именно "или", - кивнул тот, подтверждая его догадку. - Если судить по упоминаниям в легендах и тому подобном внутри окрестные горы были пронизаны системы тонеллей, там располагались склады, гномьи мастерские куда из шахт напрямую доставляли.... Демоны меня раздери!

   Он хлопнул себя ладонью по лбу и с уважением посмотрел на ухмыляющегося Гувера.

   - Проход. Можно попытаться найти вход в эти тоннели и спустится по ним вниз.

   - Если они конечно еще существуют.

   - Должны, - Сагер закусил нижнюю губу. - Должны. Гномы тогда строили на века, мы до сих пор находим их шахтные разработки и там даже крепи не сгнили, порой хоть вновь добычу открывай. Древняя магия не чета нынешней, заклятия плели качественно и многослойно.

   - Слишком много веков прошло, хотя попытаться поискать стоит, других-то вариантов всё равно нет. На веревках тут не спустишься, слишком высоко, а скала практически отвесная, - Гувер подошел к краю и осторожно заглянул вниз. - Пара узких уступов есть, но я бы не стал рисковать, камни как лезвие только заточенного кинжала. Так что если твои древние тоннели существуют, то думаю, это наш единственный вариант, или возвращаемся к перевалу.

   - Этого бы не хотелось, пойду, скажу Эллару о нашей идее.

   - Давай, - махнул рукой Гувер, - а я еще немного пейзажем полюбуюсь.

   Сагер молча кивнул и почти бегом отправился в сторону лагеря, пару раз едва не поскользнувшись на выскользнувших из-под сапог мелких камнях. Гувер проводил его взглядом и, покачав головой, вновь припал к окуляру трубы.

   Месяц с лишним занял их поход от места последнего столкновения с таинственными некроводами, отправлявших в бой странных марионеток собранных из частей тел различных живых существ, до перевала. К счастью атаки больше не повторялись, по крайней мере, в лоб, хотя несколько солдат отправленные на охоту так и не вернулись обратно в лагерь. После нескольких вылазок пришлось урезать рацион и идти до самых гор, вздрагивая от каждого шороха травы. К счастью жители предгорья оказались не столь враждебны, а щедрость Эллара при закупке продовольствия сделали их почти что дружелюбными. Это оказалось как нельзя кстати, ибо каждая из деревень предгорного народа, не подчинявшегося ни Арании с Родарией, ни Эльфийской Республике, была похожа на маленькую крепость, а штурмовать каждую из них, несмотря на все магические умения Эллара и его сестры, было бы полным безумием. Потом был тяжелый переход через заснеженный перевал, где они потерями половину лошадей и еще нескольких солдат. Как результат от эльфийского отряда сопровождения осталось всего ничего. К счастью все его спутники были живы, ну почти все, если не считать слуги господина Дворкина, который пропал после нападения некроводов.

   Гувер провел пальцами по глазам и, сложив подзорную трубу, посмотрел в темнеющее небо. Как же оно рядом и одновременно далеко. А ведь еще совсем недавно он бороздил их просторы стоя на капитанском мостике шестимоторной "Тракнии" - тяжелом боевом дирижабле принадлежащем к небофлоту великой Танийской Империи, а теперь? Да, а что теперь?

   Эндрю криво усмехнулся своим мыслям.

   Теперь он "ползает" по земле, слушая приказы лощеного остроухого и до конца не понимает, что делать дальше, и какая роль отведена ему и его друзьям в этой непонятной экспедиции к руинам крепости из древних то ли сказок, то ли легенд. Ну не верил он в слова эльфийской владычицы о сотрудничестве в научных целях и то, что их просто так отпустят. И дело тут было даже не в том факте, что республика никогда не считалась дружественным Тании государством, в конце концов, интересы двух стран редко пересекались.... Нет, дело тут было в ином. Гувер считал себя старым солдатом, привыкшим доверять подсознательным ощущениям, а они просто кричали, что дело тут нечисто и нужно бежать при первой возможности. Только вот куда и как? Хотя с одной стороны их силком вроде бы и не удерживали, но с другой.... Стоило отойти от лагеря или отряда на приличное расстояние как рядом с тобой буквально из ниоткуда возникал гигантский черный волк, являющийся одним из подручных сестры Эллара и в голове слышался рык просящий не отставать. Вот и сейчас Гувер скорее не услышал, а почувствовал подошедшего зверя и, вздохнув, несколько нервно бросил:

   - Я скоро вернусь.

   "Я вас не тороплю, полковник", - раздался в голове Гувера хриплый голос.

   Эндрю скосил глаза. На этот раз волк был не черный, а серый.

   - Расрак, кажется.

   "Неужели, вы, наконец, научились нас отличать".

   Зверь явно попытался улыбнуться, но оскал его зубов в свете заходящего солнца выглядел довольно зловеще.

   Гувер пожал плечами.

   - Я вас и не путал. Просто твоего брата я вижу чаще.

   " У него такая задача вас охранять".

   - Или не дать нам убежать.

   Волк промолчал, а подошел ближе и, усевшись, уставился в сторону заходящего солнца.

   "Люблю закаты", - в его голосе послышались нотки плохо скрываемой грусти. - "Они будят во мне воспоминания о прошлом".

   - Я тоже люблю, - сказал Гувер. - Пожалуй, тут мы похожи.

   Так они и стояли, смотря на медленно опускающийся за далекие горы красный диск светила, старый солдат и волк, некогда бывший человеком, но пошедший по дороге зверя.



Глава 2.


   Натан Авикс почтительно поклонился вошедшему в зал невысокому полноватому мужчине, на голове которого тускло поблескивала серебряная тиара венценосца и замер, дожидаясь разрешения заговорить. Правитель Тании бросил на него быстрый взгляд, затем перевел его на стоящего рядом архиепископа и, поприветствовав того коротким кивком, быстрым шагом подошел к окну.

   - Прекрасная сегодня погода, господа, - сказал он, приоткрывая одну из створок и впуская внутрь теплый ветерок, тут же весело зашелестевший тяжелыми бархатными портьерами. - Думаю, охота сегодня удастся, поэтому предлагаю закончить со скучными делами поскорее и придастся развлечениям. Так что давайте, господа, кратенько и по существу. Начинайте, ваше преосвященство.

   - Мой император, спешу вам сообщить, что все подозрения насчет Эндриса Варка оказались верны. Его эксперименты в применении так называемой "магии крови" перешли все разумные пределы...

   - Он замышлял что-нибудь против короны? - перебил священника император.

   - Нет, ваше величество, но....

   - Тогда бросьте. Ваше преосвященство, вам ли не знать насколько эти маги любят переходить всяческие границы.

   - Да ваше величество, но тут другое. Варк заставлял людей подчиняться его воле и действовать в своих интересах, зачастую расходящихся с интересом государства, а иногда и в нарушении ваших прямых указов.

   - А вот это недопустимо, - император нахмурился. - Это можно сказать подрыв нашего авторитета. Надеюсь, он задержан и препровождён сюда, дабы мои следователи могли произвести его допрос. Да, кстати, и надеюсь, с ним не очень грубо обращались, ибо господин Варк, был несколько раз нам весьма полезен, а так же приятен в разговоре.

   - Эндрис Варк бежал, использовав свою магию и погубив при этом около двух десятков весьма уважаемых людей, среди которых был, например, герцог Инарский.

   - Герцог Инарский, - император наморщил лоб и закивал. - Как же помню, помню. Он еще как-то танцевал с нашей младшей дочерью и очаровал всех придворных дам своими пикантными историями. Что ж мы будем жалеть об этой утрате, и очень недовольны поведением господина Варка. Вы должны его обязательно отыскать и наказать по все строгости, возможно даже сослать в ссылку на дальние границы, дабы он осознал всю суть своей неправоты.

   - Приложу все усилия, ваше величество, - архиепископ склонил голову в поклоне.

   - Теперь вы, господин Авикс. До бала осталось не так уж и много времени, надеюсь, мы сможем лицезреть на нем хоть одну из дочерей Нолана Элайса.

   - К сожалению, не могу этого обещать, император, - Натан вновь поклонился. - Старшую дочь я так и не нашел, а младшая пропала вместе с моим помощником и я уверен, что к этому исчезновению причастен Эндрис Варк.

   - Однако это не доказано.

   - Нет, ваше величество.

   - Ну, тогда вы не имеете права его обвинять в этом.

   - Ваше величество...

   Император жестом остановил хотевшего вмешаться архиепископа.

   - Все это пустые разговоры, господа, - сказал он, хмурясь. - Семья Варков служила государству верой и правдой много лет, так что вы еще должны убедить меня в его виновности. Жду от вас отчет, архиепископ. А вы, господин Авикс, приведите мне дочь Элайса и надеюсь, она подтвердит ваши слова, иначе вы перестанете быть желанным гостем в этой стране. Вы все поняли?

   - Да, ваше величество.

   - Вот и хорошо, - лицо императора неожиданно расплылось в добродушной улыбке. - Оставим же эти скучные государственные разговоры, господа. Рожок зовет, егеря заждались, если хотите, можете присоединиться. А пока я вас оставлю.

   Он резко развернулся, еще раз окинул пристальным взглядом склонённые фигуры своих собеседников и быстрым шагом вышел из приемного покоя.


   - И почему я не удивлен, - сказал Авикс когда они с архиепископом направлялись по длинному коридору, ведущему к выходу из дворца. - Хотя признаюсь, была надежда, что добытые вами сведения склонять чашу весов в нашу сторону.

   - Сын мой, я уже много раз говорил, что слово священника в нашей стране против слова мага мало что значит, к тому же у Варка много знакомых в Совете Магов. Да и признай они его магию опасной и направленной против Империи, с них же могли бы и спросить мол: "А куда вы смотрели?". Нет, Совет Магов будет вставлять нам палки в колеса до самого конца и уже одно то, что мы смогли заставить Варка бежать, показав нам напоследок свое истинное лицо, я считаю большим успехом, как и вскрытие сети его контрактаров. И если он вернется...

   - Не вернется, - сказал Натан, останавливаясь у двери и беря из рук подошедшего дворецкого шляпу со сложенными в нее тонкими кожаными перчатками. - Варк не дурак, да и не думаю, что уходя, он собирался вернуться.

   Брови священника удивленно приподнялись.

   - Что вы имеете ввиду, господин Авикс?

   - То, что сказал. Я уверен, что Варк давно планировал покинуть Империю, а наше расследование только ускорило это действо и очень надеюсь, что хоть немного спутало его планы, - он вздохнул, надел шляпу и, натянув перчатки, добавил: - Думаю, что мне пора возвращаться в Аранию, здесь я уже ничего не смогу сделать, тем более, судя по тому, что вы узнали от Варкова сыночка, старшей сестры Элайс тут тоже нет.

   - Да, его отпрыск был очень многословен и помимо того что рассказал о своем отце многое поведал и о своих проделках, так что ближайшие несколько лет его ожидает штрафной батальон и служба на южных границах империи. Ему еще повезло, что он благородных кровей да к тому же недавно женился на представительнице довольно древнего и уважаемого рода, в противном случае уже сейчас бы махал кайлом на каких-нибудь медных рудниках.

   Авикс поморщился словно съел лимон.

   - Читал я отчет ваших инквизиторов. По мне так ублюдок вполне достоин своего отца и не думаю, что служба в армии вправит ему мозги.

   - Каждый заслуживает второго шанса, сын мой, и пусть его судьбу решит великий Аран, - ответил архиепископ, отводя взгляд.

   Натан криво усмехнулся.

   - Очень на него надеюсь.

   Они вышли из дворца и, спустившись по широкой каменной лестнице, направились через выложенную разноцветными гранитными плитами площадь к дворцовым воротам.

   - Итак, когда планируете возвращаться на родину? - спросил архиепископ едва за ними закрылась дверца ожидающего их самобега, а сам он, утробно урча двигателем, неспешно покатился по заполненным разномастными экипажами улицам.

   - Как можно скорее, - ответил Натан, задумчиво смотря в окно. - Нужно доложить о произошедшем матриарху и выяснить, что произошло с девчонкой и моим помощником.

   - Думаете, они все еще живы?

   - Надеюсь на это, - Авикс тяжело вздохнул. - Если честно не понимаю, что пошло не так. Вполне может быть, что ваш император прав и их исчезновение никак с Варком не связано. Впрочем, я думаю это самая меньшая из проблем на сегодняшний день, куда больше меня волнует другая...

   - Какая, сын мой, если это конечно не секрет?

   - Возможность новой войны.

   - Войны?

   - Да, войны, святой отец, причем не простой войны, а той, что приведет к переделу всего известного нам мира. Войны, исход которой не сможет предсказать даже самый могучий провидец, ибо силы, которые в ней могут быть задействованы, слишком древни и малоизучены.

   Архиепископ с удивлением посмотрел на Авикса, словно в надежде, что тот шутит, но лицо его собеседника было абсолютно серьезно.

   - Но, - начал было он, однако Авикс его перебил.

   - Святой отец, что вы знаете о Райзене Таворе? - спросил он не поворачиваясь.

   - Райзене Таворе, - священник на мгновение задумался. - А это случайно не тот маг из сказок и легенд, постоянно помогающий какому-то королю... как его там, - он прищелкнул пальцами, отчего надетые на них массивные перстни глухо лязгнули друг о друга.

   - Королю Дарниру.

   - Вот - вот. Помню, в детстве читал про него какую-то книжку, там что-то про древнее зло с которым он сражался, а ему в этом помогал огромный волк-оборотень и какой-то странный воин который мог превращаться в тень.

   - "Песнь о Дарнире", - бросил Натан, разглядывая поравнявшийся с ними самобег внутри которого сидела симпатичная девушка. Заметив смотрящего на нее Авикса она покраснела, улыбнулась и приветливо махнула рукой. Тот помахал ей в ответ и повернулся к архиепископу. - Вообще-то эта сказка всего лишь вольный пересказ древней легенды моей страны, а Райзен Тавор вполне реальная историческая личность.

   - Вот как? - удивился архиепископ. - Не знал.

   - А так же вы не знали, что жена господина Элайса была прямым потомком Райзена Тавора, и среди ее драгоценностей был один очень интересный камень, некогда подаренный ей её матерью.

   - И что это за камень?

   - А вот это правильный вопрос, ваше святейшество, - сказал Авикс, откидываясь на спинку сиденья. - Дело в том, что в Центральном Архиве Арании хранится один очень древний свиток рассказывающий о том, что у Тавора был магически посох называемый им " Сотрясатель Сущего".

   - Громкое название.

   - Я тоже так думаю, однако если верить написанному, то оно вполне себя оправдывает. Сила этого посоха огромна. С его помощью и при должном умении ты можешь стать ровней богам и попирать физические законы этого мира. Можешь одним движением руки поднимать горы, поворачивать реки, останавливать время и открывать дороги в другие миры. К счастью, на закате своей жизни Райзен решил уничтожить этот посох, но видимо что-то пошло не так, либо даже он не смог справится со столь могущим артефактом. В любом случае посох был разбит на несколько частей и все они были розданы его ученикам, с веками канув в небытие.

   - И слава Арану, - осенил себя святым знаком архиепископ. - Такой силы недостоин не один смертный, да и бессмертным я бы его тоже не доверил. Хотя возможно это всего лишь очередная сказка.

   - К сожалению, нет, - Авикс тяжело вздохнул. - Точнее еще несколько лет назад мы считали это легендой, пока цепочка определенных событий не заставила меня заняться одним расследованием по поручению матриарха. Тогда то и стало понятно, что посох совсем не миф, а вполне реальный артефакт древности. Мало того, нам стало известно, что некто из магов пытается его восстановить, собирая потерянные части.

   - Пресвятой Аран, - архиепископ вновь наложил на себя знак. - Так значит тот камень, о котором вы говорили, имеет к этому посоху какое-то отношение.

   - Я считаю это навершие посоха. Так называемый "Глаз Дракона". Причем сам по себе он особой силы не имеет, но судя по записям, служит для правильной фокусировки выделяемой посохом энергии.

   - Совсем как в тех, что применяют современные магистры магии.

   - Знаете, ваше святейшество, - усмехнулся Авикс. - Вы будете удивлены, но многое из того что используют современные маги сегодня произрастает из работ Тавора. Он был поистине гением магического искусства.

   - Вот даже как, - священник удивленно вскинул брови и тут же свел их вместе, нахмурившись. - Интересная информация, впрочем, сейчас это неважно. Лучше скажите мне, господин Авикс, получается, что Варк хочет собрать этот ваш "Сотрясатель"...

   - Это не Варк, - перебил священника Натан. - Варк всего лишь исполнитель, которому поручили добыть кристалл, а затем присматривать за дочерями Элайс.

   - А девочки им зачем?

   - Я тоже об этом долго размышлял, но ответа пока не нашел. Сперва думал, что Варк их просто пожалел, ибо он все-таки был другом семьи, почти что родней, однако узнав о том, как он обходился со старшей, - уголок рта Авикса нервно дернулся, - я понял, что это не так. К сожалению, тот факт, что я нахожусь в чужой стране и строгий запрет матриарха на прямое вмешательство....Все это заставило меня идти кружным путем. Как результат, полный провал - Нея пропала, Варк сумел скрыться.

   Он тяжело вздохнул.

   - А ведь была надежда с его помощью добраться до этого таинственного собирателя. - Авикс замолчал и вновь отвернулся к окну.

   Некоторое время в салоне самобега царила тишина, прерываемая лишь монотонным гулом двигателя, да шумом дребезжащих по мостовой колес. Натан смотрел на мелькающие за окном городские пейзажи, а архиепископ ушел полностью в себя, неторопливо перебирая извлеченные откуда-то из складок сутаны четки и обдумывая услышанное.

   - А причем здесь война? - наконец спросил он тихим голосом.

   - Причем? - Авикс удивленно посмотрел на священника. - Святой отец, а вы думаете артефакты подобной силы ищут для того чтобы с их помощью дождик на поля вызывать? Нет, я просто уверен, что кто-то очень сильно жаждет безграничного могущества и власти и, получив этот посох, попытается перекроить этот мир на свое усмотрение.

   - И, вы, думаете, это у него получится? - архиепископ покачал головой. - Сын мой, мир уже давно не тот, что был во времена Тавора. Техника ушла далеко вперед и искусство магии тоже. Один, пусть и архимаг с могущественным артефактом, не сможет противостоять не то что целому миру, а даже небольшой стране, его попросту сметут.

   - Возможно, - согласился Авикс. - Однако существует большая вероятность, что за этим таинственным собирателем стоит какое-нибудь государство типа Родарии, мечтающей о возражении былого величия. Понимаете меня? Подумайте сами, что даст им артефакт позволяющий открывать проходы в другие миры. Представляете? Неизвестные технологии, новые знания, наемники, да мало ли что можно притащить в наш мир из другого. А если учесть еще и другие возможности посоха.... Не знаю как вам, а мне становится как-то не по себе.

   - Я об этом сразу и не подумал, - сказал архиепископ, хмурясь. - Но даже если представить, что это правда, то пройдут годы прежде чем это мифическое государство наберет силу для войны.

   - За последние несколько лет Эльфийская Республика и Родария увеличили численность своих войск почти в два раза. Как вы знаете, у нас с ними мир даже более шаток, чем с Танией, однако даже их объединённых сил будет недостаточно, чтобы справиться с нашей армией, а это значит....

   - А это значит, они на что-то рассчитывают, - закончил за него священник.

   - Именно так, отче, - кивнул аранец. - Так что я немедленно отправляюсь домой, и попытаюсь не допустить подобного развития ситуации, ну а если мне не удастся этого сделать, то.... Архиепископ, могу я вас кое о чем попросить?

   - Внимательно слушаю.

   - Святой отец, чтобы вы не говорили, но церковь в Тании все же довольно мощная структура, с массой последователей и со своей, пусть небольшой, но армией. Думаю, что вашего слова, сказанного в определенное время, будет вполне достаточно, дабы склонить императора на более прочный союз с Аранией. Вы же меня понимаете?

   Архиепископ пристально посмотрел на Авикса, в облике которого на короткий миг промелькнули волчьи черты, затем прикрыл веки и долгие несколько минут перебирал четки, неспешно перекатывая мраморные шарики меж пальцев, затем, не открывая глаз, едва заметно кивнул.


   Итак, моя новая спутница-проводница оказалась далеко не подарком. Не знаю где ее откопал Наблюдатель, но будь моя воля, я б вернул ее обратно, да еще бы земельки сверху насыпал и камешком поувесистей привалил. Почему? Ну, во-первых, этот "крылатый навигатор" постоянно трещал, рассказывая о том да о сем, сыпя какими-то бесполезными для меня сведениями о местной флоре и фауне. Нет возможно любителям живой природы, а так же каким-нибудь исследователям это было бы интересно, но мне-то это зачем? Зачем знать, что вон тот раскидистый куст называется "эвембой широколистной", в простонародье "шипун" (из-за своих ветвей, покрытых длинными иголками) а по классификации танийской академии естествознания "эвембикрас такра мумарк". Нет, были, конечно, полезные сведения о разных насекомых, животных, съедобных и ядовитых растениях, ягодах, грибах, причем пару из них я даже взял себе на заметку... Ну, например, литолан- трава своим видом похожая на наш клевер, при заварке которой получается чудесный, освежающий напиток с легким мятным привкусом... Тем не менее на третий день этого бесконечного научно-популярного словоизлияния об окружающей природе я всерьёз стал присматриваться к своему летающему "навигатору", пытаясь отыскать на ее чешуйчатом тельце кнопку приглушения звука и не обнаружив оную, просто пригрозил произвести полное отключение путем поворота головы в положение "выкл". Подействовало. Зудящий в голове голос умолк, а его хозяйка явно обиделась, потому как маршрут наш резко изменился, свернув с хоженых мест и устремившись напрямик через кустарники, овраги и прочие прелести пересеченной местности. Мало того эта чешуйчатая пигалица принялась еще и язвить по поводу и без за что получила прозвище Колючка после чего "надулась" и не разговаривала со мной целый день. Впрочем, в конце концов мы померились, а после того как я накормил её жареной свежевыловленной рыбой с подсказанными ею травками в нашей небольшой компании вообще воцарилась почти полная идиллия. Нет, свои колкости она не бросила, но резко сократила их градусы до приемлемого, да к тому же стала более разборчива при выборе маршрута, за что я позволил ей путешествовать сидя у меня на плече и иногда почивать очередной порцией энциклопедических знаний. Спросите почему? Да просто как-то лежа у костра и смотря на свернувшуюся в клубок рядом с углями Колючку, я вдруг как-то резко осознал, что все эти ее рассказы далеко неспроста. Ведь посылая эту драконицу ко мне, Наблюдатель зачем-то вложил все эти знания в ее голову, а значит, был уверен, что они мне пригодятся. И ведь действительно, рассказывала она именно о том, чего я не знал, хотя в свое время исходил Аранию вдоль и поперек, да и за последние месяцы узнал об окружающем меня мире довольно много нового. Так что пусть болтает, да и привык я уже, наловчился отгонять ее голос куда-то в край сознания, реагируя лишь на выкрики и определенные слова, позволяя всему остальному медленно осаждаться где-то в глубинах моих мозговых извилин. Вот так мы и шли, день за днем и постепенно, вспоминая увиденную ранее карту, я даже начал примерно понимать направление. Колючка явно вела мня к горам, к тому месту где находился тоннель с проходящим через него и Лайкановским трактом, причем вела очень умно. Судя по тому, что мне было известно, вдоль всего тракта располагалась цепочка аномалий, так называемых "гибляков" - зон, где физические законы этого мира шли вразнос в буквальном смысле этого слова, порождая причудливые явления, называемые здесь "плывунами". Даже для меня путешествие по тем местам довольно опасное занятие. Например, неосторожность Гаи на этом тракте привела к тому, что она превратилась в нечто напоминающее ожившее дерево, и лишь вмешательство Наблюдателя исправило ситуацию. Теперь моя магичка темная эльфийка, причем даже несмотря на то, что подобной расы в этом мире отродясь не существовало. Нет, что бы ни говорили, но у Наблюдателя все-таки странное, порой извращенное чувство прекрасного, или юмора, или еще там чего.... Мог бы ведь ее обычным человеком сделать, но нет, пошел по какому-то своему пути. Впрочем, признаюсь, получилось замечательно: серая кожа с синеватым оттенком, стройная, с осиной талией и большой крепкой грудью, точеное личико и белоснежные волосы. Моя Гая.... И все же придется возвращаться на тракт, либо лезть через горы, а с альпинизмом я далеко не на "ты" от слова совсем.

   Я вздохнул и, поворошив палкой в костре, заставил притухший огонь вспыхнуть с новой силой, выбросив в воздух сноп ярких потрескивающих искр. Лежащая неподалеку Колючка подняла голову, окинула меня недовольным сонным взглядом и, протяжно зевнув словно кошка, вновь предалась объятиям сна. Ну, или очень умело притворилась спящей, впрочем, чего мне скрывать. Я скинул куртку, осторожно стащил с себя рубашку и, размотав бинты, осмотрел рану. Отверстие от пули практически затянулось, оставив довольно порядочный рубец, который иногда сверху начинал исходить сукровицей. Тогда все плечо начинало гореть, а где-то внутри оживал неведомый "злой демон" принимавшийся пожирать его огнем дергающей боли. И тут не помогали даже все мои способности, создавалось впечатление, что что-то мешало успешной регенерации, хотя, по словам лечившего меня доктора, рану он вычистил и весьма тщательно. Не верить ему оснований не было. Вот и сейчас рубец припух и каждое движение рукой вызывало в ней неприятные ощущения. Я достал из рюкзака баночку с некогда выданной мне доктором мазью и, морщась, принялся втирать ее в плечо, чувствуя как боль медленно и словно нехотя отступает. Закончив с этим, я оделся и завернувшись в одеяло попытался уснуть, как подвижки в слоях реальностей, заставили меня напрячься и не открывая глаза подтянуть к себе лежащую на расстоянии вытянутой руки катану. Кто это? Наблюдатель? Нет, он совершенно точно ушел, да и перемещался куда изящнее и почти неощутимо, подобно лучу света по струнам скрипки. Тут все намного топорнее. Я приоткрыл один глаз и посмотрел на Колючку, та видимо тоже что-то почувствовала, потому как уже стояла на лапах и, ощерив свою пасть, смотрела куда-то мне за спину. Легкий, толчок, воздуха - пора. Я вскакиваю на ноги, одновременно разворачиваясь и выхватывая катану из ножен и замираю на месте, ибо предо мной стоит молодая красивая женщина с длинными ярко-красными волосами облаченная в платье сотканное из полыхающих языков пламени. Кончик катаны почти уперся ей в горло и на ее лезвии играют отблески огня.

   - Ты думаешь, твой меч мне повредит? - спросила она улыбнувшись. - Я богиня, смертный.

   - Хочешь испытать, - бросил я, ухмыляясь и пытаясь вспомнить, где же я ее видел. - Одного демона я с его помощью уже прикончил

   Богиня скосила взгляд на клинок и по ее лицу пробежала тень сомнения.

   - Действительно интересное оружие, - сказала она. - Некоторые плетения сил даже я разобрать не могу, настолько они сложны и запутаны. Откуда он у тебя, смертный?

   - Долгая это история, - сказал я, убирая катану в ножны, так как, наконец, вспомнил, что именно ее образ возник рядом Гаей, когда та давала мне клятву верности. - И кстати, давай уж без этого "смертный" у меня имя есть.

   - Оно меня не интересует, - фыркнула красноволосая. - Для меня смертные всего лишь песчинки на полотне времени и лишь те, кто истинно служат мне, достойны моего внимания.

   - Про грех гордыни слышала? - поинтересовался я, с интересом разглядывая переливающееся огнем платье, которое изредка умеряло буйство пламени, и тогда сквозь него было видно обнаженное женское тело.

   "А она ничего", - раздался в голове ехидный голосок Колючки. - "Хотя сиськи могла бы и побольше себе сделать".

   "Против природы не попрешь".

   Драконица коротко хохотнула.

   "Какой природы, она трансцендентальная сущность, по сути, сама часть природы. Материализовавшийся процесс эгрегорного обожествления и может варьировать свой облик, хотя и оставаясь в определенных пределах".

   "Чего?"

   "Экий ты недалекий человек", - в моей голове раздался тяжелый вздох, словно собеседница жалела, что приходится объяснять некие прописные личности такому тупому субъекту как я. - "Объясняю по-простому. Определенное количество людей начинает верить в нечто определенное, в некое божество и это "нечто" со временем материализовывается, а учитывая, что в эту сущность верят маги, данная сущность должна быть весьма могучей личностью".

   "Умная да? Скажи спасибо Наблюдателю, что напичкал тебя различными знаниями, теперь выделываешься, навигатор ты мой скрещенный с архивом библиотеки".

   Колючка показала мне язык и отвернулась, всем своим видом показывая, что обиделась. Я лишь усмехнулся, ну и пофиг, все равно долго дуться не сможет, максимум пару часов.

   - Так что вы хотели, госпожа хорошая? - сказал я, вновь переключая свое внимания на богиню, которая с явным удивлением наблюдала за моими мысленными препирательствами с драконицей и даже пыталась их подслушать, вот только неудачно. Уж что-что, а мыслеблоки я ставить наловчился, правда против Наблюдателя и Колючки это почти не помогало, тот видел меня насквозь, а последняя при нужде брала измором, ибо дольше получаса строить "кирпичные замки" в голове у меня не получалось.

   - Ну, - богиня на мгновение замялась. - Ты ведь хочешь спасти мою верную служительницу?

   - Если ты про Гаю, то да. Хочешь чем-то помочь?

   - Увы, не могу, - она отвела глаза. - Боги не имеют права напрямую вмешиваться в дела смертных, направить, подсказать, помочь каким-нибудь артефактом...

   Я только хмыкнул в ответ.

   - Старая песня. Ну и зачем тогда ты здесь, советов мне и вот эта вот мелкая (драконица демонстративно фыркнула и дернула хвостом, показывая, что все слышит и припомнит) по самую макушку может надавать. Так что давай поскорей, а то ночь на дворе, спать хочется, - я демонстративно зевнул.

   Плечи богини почему-то поникли, а на лице появилось виноватое выражение. Мне даже стало ее немножко жалко. Я переглянулся с драконицей, выражение морды которой просто лучилось сарказмом (и вот как я понимаю эмоции этой ящерицы - загадка, но понимаю же) и махнул рукой.

   - Ладно, валяй, слушаю тебя

   - Спасибо, смерт....

   - Лекс.

   - ...Лекс, - буквально выдавила из себя богиня вместе с кривоватой улыбкой. - Я явилась пред тобой дабы....

   - Давай скорее.

   - Ну как хочешь, - пожала плечами та. - В общем, тебе надо перебраться за горы.

   - Об этом я уже догадался. Может, подскажешь, куда идти дальше, а то моя помощница, - я кивнул на драконицу, - этого точно не знает или не говорит.

   " Не знаю", - тут же подала голос Колючка. - " Я же тебе уже это говорила. Я просто знаю куда идти, а откуда понятия не имею и еще знаю, что сейчас твоя девушка находится в каком-то большом городе".

   "Я помню", - ответил я так же мысленно. - "Просто надеюсь, что эта "огненная" даст нам еще какие-нибудь зацепки".

   Богиня видимо поняла, что я общаюсь со своей спутницей, потому как неожиданно сделал шаг в ее сторону и, присев, протянула к ней руку. Колючка с подозрением посмотрела на зависшую над ее головой ладонь, однако позволила себя погладить, при этом утробно заурчав словно какая-нибудь кошка.

   - Интересное создание, - сказала богиня задумчиво. - Подобных я в нашем мире не видела.

   - Разве здесь перевелись все драконы?

   - Нет, - покачала она головой, проводя указательным пальцем по голове Колючки. - Однако это существо не совсем дракон, да и где ты видал разумных драконов?

   - Я вообще много чего не видал, однако это не значит, что этого нет.

   - Поверь, в этом мире ничего подобного нет.

   " Вот видишь, я уникум, а ты меня совершенно не ценишь".

   - Так что ты мне хотела сказать? - спросил я богиню, не обращая внимания на комментарий драконицы.

   - Есть более короткий и менее опасный путь на другую сторону, - сказала она, поднимаясь. - Можешь, конечно, идти через Ранский тоннель, но потеряешь много времени. Направляйся в поселок горняков, - она взмахнула рукой, материализовав прям из воздуха небольшой свиток и протянула его мне. - Тут карта. Отдашь ее главе поселка, он поможет тебе пройти через гору коротким путем. Не благодари.

   Вспышка, колебания пространства и ночная гостья исчезла. Я растерянно посмотрел на свернутый в трубку кусок грубого пергамента, развернул его, окинул взглядом горящую огнем карту и, хмыкнув, показал ее Колючке.

   - Что думаешь?

   "Не знаю", - неуверенно ответила та. - "Внутренний голос молчит, а сам что думаешь?"

   - Эту огненную я уже как-то видел, она точно покровительница Гаи, а судя по этой карте, режем приличное расстояние, да и насчет гибляков волноваться не придется.

   "Решать тебе", - ответила драконица после некоторого молчания. - "Я не против, зла и обмана я от нее не почувствовала".

   - Ну, значит, на том и порешим, - сказал я, скатывая пергамент обратно в трубку и суя его в рюкзак. - А теперь спать.



Глава 3.


   Проход к тоннелям внутри горы нашли после двух дней непрерывных поисков, да и то совершенно случайно. Один из солдат просто провалился в неглубокую расщелину и обнаружил там полузасыпанную узкий вертикальный колодец, видимо когда-то выполнявший роль естественной вентиляции. Правда ширина была недостаточна для прохода не то что человека, но даже собаки, однако при помощи магии Эллара его удалось расширить. Внизу обнаружился довольно широкий и почти не пострадавший от времени коридор, ведущий куда-то вглубь горы. Решено было спускаться и исследовать его, оставив наверху лошадей, нескольких солдат и Неллу со своими подручными, которые совершенно не горели желанием лезть куда-то под землю. Впрочем, остальные тоже не разделяли оптимизма по поводу найденного прохода, справедливо считая, что за прошедшие века скорей всего они пришли в негодность. Пожалуй, единственными членами экспедиции, обрадовавшиеся данной находке, были Сагер с Баркиным. Археологи впервые забыли о взаимной неприязни и с энтузиазмом устремились вглубь тоннеля, напрочь позабыв о чувстве самосохранения и притормаживая лишь перед каким-нибудь обычно засыпанным ответвлением, дабы обсудить его назначение. В конце концов, Эллар вынужден был вмешаться, приказав ученым держаться в середине отряда или возвращаться наверх и дожидаться результатов обследования прохода там.

   Двигались вперед неспешно, порой натыкаясь на завалы, останавливаясь, и разбирая их вручную, так как Эллар опасался использовать свою магию из-за вероятности обрушения покрытого трещинами свода тоннеля. В такие моменты гном с Сагером отходили в сторонку, зажигали свои магические огоньки поярче, и принимались рассматривать найденные во время пути артефакты. В основном это были почерневшие от времени медные монеты, да пара каких-то железок похожих на пряжки от солдатских ремней, но настолько разъеденных ржой, что понять, что на них изображено не представлялось никакой возможности.

   Если честно, то под землей Гувер совсем потерял ход времени и о том, что его прошло достаточно, напоминал лишь недовольно бурчащий желудок да неприятное "сосание под ложечкой". Наверное поэтому он не удивился, когда поравнявшийся с ним гном на его вопрос заявил, что с момента их спуска в тоннель прошло более пяти часов. Тем не менее, по прикидкам полковника, продвинулись вперед они не очень далеко, так как довольно много времени уходило на расчистку завалов и исследование боковых проходов, которые обычно заканчивались либо вырубленными в скале огромными комнатами, либо все теми же завалами. Эллар уже хотел возвращаться назад, ибо никто из эльфов разумно не желал ночевать под столь зыбкими сводами древнего тоннеля, как тот неожиданно раздвоился, одним концом упершись в рухнувший свод, а другим устремившись куда-то вниз. Решили сделать привал, дабы обсудить, как поступить дальше. Гном с Сагером дружно высказались за продолжение пути, а Гувер неожиданно для самого себя поддержал коммандера, предлагавшего вернуться и продолжить исследования на следующее утро с новыми силами. К сожалению, толком отдохнуть им так и не удалось. Едва их небольшая группа приблизилась к выходу, как сверху послышались приглушенные расстоянием звуки стрельбы. Баркин сразу предположил худшее, но к счастью атака некроводов не подтвердилась, хотя на лагерь действительно напали, вот только на этот раз это была пара странных существ по виду похожих на огромных летучих мышей, которых Дворкин тут же окрестил каменными горгульями.

   - Это еще маленькие особи, наверное, совсем юные, - говорил он, взволнованно поправляя очки и записывая в блокнот результаты обмера. - Взрослые достигают размера человека, а размах крыльев у них больше шести метров, представляете, господа, шести метров.

   - Дружище, ты опять хочешь нас уверить, что это очередное чудище из старых мифов, а не просто летучая мышь-переросток,- сказал Баркин, с отвращением за тем как историк ковыряется указательным пальцем в пасти мертвого животного. - И какого демона ты там копаешься?

   - В легендах говорилось, что они высасывают кровь у животных, - пояснил Дворкин, вынимая палец и вытирая его об штанину, - однако судя по всему это неправда, хотя они явно хищники. А вот насчет мышей, дорогой друг, тут ты не прав. Я конечно не имею ученых степеней в зоологии, но даже мне видно.... Вот, посмотри на строение крыльев, на атрофированный хвост, на чешую вдоль хребта. Судя по этим признакам, я бы отнес их скорее к классу драконидов и....

   - Погодите, господин Дворкин, - жестом руки прервал его разглагольствования коммандер. - Пара вопросов. Вы утверждаете, что эти твари еще маленькие?

   Историк пожал плечами.

   - Если верить тем древним книгам, в которых я о них читал, то - да. Там упоминался размер взрослой особи и говорилось, что с годами кожа у них грубеет настолько сильно, что не каждый меч может ее пробить. У этих же кожа мягкая как у обычной ящерицы, поэтому я делаю вывод, что это обычный молодняк.

   - Понятно. Отсюда второй вопрос. Они стайные животные? - Дворкин на какое-то время задумался, видимо вспоминая прочитанное, затем отрицательно мотнул головой. - Не знаю, вроде ни о чем таком не упоминалось. Говорилось, что они очень хитрые твари и предпочитают нападать ночью. Днем они более вялые и нерасторопные, поэтому их легче убить.

   - Не очень легко, - молчавший до этого времени и стоявший за спиной Эллара следопыт подошел к горгулье и, склонившись, ткнул пальцем в несколько мест на теле. - Семь пуль, и только попадание в голову ее успокоило. Очень живучие.

   - Наверное в старину просто любой из охотников знал их уязвимые места, - пожал плечами ученый.

   - Возможно, - согласно склонил голову следопыт. - Однако мы их не знаем.

   - Каллат, откуда они взялись?

   - Спустились сверху, - следопыт посмотрел в сторону скал. - Думаю, где-то там их гнездовье. И если этот книжник прав, то к ночи на кровь убитых может прийти вся стая.

   - Почему вы так думаете, эндар? - удивился Дворкин, поправляя упорно сползающие очки. - Насколько мне известно, многие из хищников наоборот после смерти своих сородичей предпочитают обходить место их гибели стороной. Инстинкты знаете ли.

   Каллат медленно повернул голову и, уперев на ученого холодный взгляд своих серых глаз, пояснил:

   - Ты сам назвал их драконами, а дикие драконы всегда мстят за погибших. Или ты об этом не знал?

   - Ну...

   Историк замялся, видимо не зная, что сказать, а следопыт не стал дожидаться его ответа, демонстративно развернувшись к Эллару.

   - Коммандер, надо уходить отсюда. Слишком опасно. Я уже давно чувствую взгляды скал. Думаю, они наблюдают и ждут. Сегодня решились, однако это была только первая попытка. Послали самых слабых, кого не жалко.

   Все дружно повернулись в разные стороны рассматривая практически отвесные скалы по обе стороны плато.

   - Думаешь, стоит вернуться назад?

   - Нет, - покачал головой следопыт, - не успеем, ночь близко. Идти нужно туда, под землю, - он указал взглядом в сторону не видимого с места стоянки спуска в тоннель.

   Тонкая девичья рука легла на плечо задумавшегося Эллара.

   - Слушай его, брат, мои подручные постоянно говорят о плохих запахах, идущих со скал. Холодно как-то, - эльфийка зябко передернула плечами.

   Эллар молча посмотрел на сестру, коротко кивнул, бережно снял ее руку со своего плеча и, повернувшись к солдатам, отдал приказ сворачивать стоянку и готовиться к спуску. Все сразу же засуетились, убирая палатки, собирая свой нехитрый походный скарб. Подгонять никого особо и не потребовалось, за коммандера это делало неспешно склоняющееся к горизонту светило. Ученых вместе с Неллой и ее волками сразу же отправили к спуску, причем все попытки сестры что-либо возразить, были им тут же пресечены. Единственная заминка возникла с лошадьми. Ширина и высота тоннеля позволяли спокойно пройти бок о бок троим всадникам, однако могла возникнуть проблема с кормом, которого можно было взять не так уж и много, да и никто не мог гарантировать, что в дальнейшем проход не сузится.

   - Лошадей расстреножить и отпустить, - после недолгого раздумья скомандовал Эллар. - Пойдем без них.

   - Слишком много груза, коммандер, все не унесем, может возьмём парочку, - возразил было один из солдат, но тут же умолк под гневным взглядом эльфа и принялся торопливо срывать связывающие ноги лошади веревки.

   - А ведь он прав, коммандер, - сказал Гувер, подходя к Эллару, - весь груз мы унести не сможем, однако и с лошадьми соваться под землю было бы полным безумием.

   - Что предлагаете?

   - Спустить все наше добро вниз. Возьмем с собой все необходимое, а за нужным, если понадобится, вернемся потом, когда найдем выход, ну или не вернемся...

   Одна из расстреножанных лошадей неожиданно громко заржала и, оттолкнув пытающегося успокоить ее солдата, рванулась вбок устремившись галопом вдоль по плато в сторону узкого скалистого перешейка соединяющего его с основным горным массивом. Остальные лошади тоже явно были чем-то напуганы и то и дело испуганно всхрапывали, нервно суча ушами, однако, получив свободу, не спешили покидать своих хозяев, словно предчувствуя что-то нехорошее.

   Тем не менее лагерь свернули без каких-либо проблем и уже успели большую часть вещей спустить в тоннель, когда все еще бродящих неподалеку лошадей обуяла самая настоящая паника. Животные словно враз обезумели, взвившись на дыбы и кинувшись в разные стороны, разбрасывая и топча попавшие под копыта мешки с припасами, путаясь в них, сбивая преградивших им дорогу солдат. Одна из лошадей споткнулась на скаку о камни и упав, безуспешно пыталась подняться, оглашая окрестности истеричным ржанием. Неожиданно над ней скользнула огромная крылатая тень и развернувшись устремилась вниз, ухватив почти по-человечески завизжавшую кобылу за круп своими когтистыми лапами. Горгулья была огромна, отличавшись от своих недавно убитых собратьев не только размером, но и темно-серой почти черной окраской, однако она все же не рассчитала свои силы, потому как поднятое в воздух испуганное до полусмерти животное было почти тут же сброшено обратно на камни и осталось биться там в предсмертной агонии, которая была прервана спланировавшей сверху второй тварью. Эта горгулья не стала пытаться поднимать жертву, а одним движением своих тяжелых челюстей перегрызла ей горло и, подняв свою тяжелую окровавленную голову, уставилась своими горящими золотом глазами на опешивших путешественников. Грохот выстрелов отразился от скал, заставив до смерти перепуганных лошадей метнуться прочь из лагеря, а горгулью замотать головой и попятится назад. Впрочем, судя по вспышкам рикошетов на ее шкуре прекрасно видимых в наступающей полумгле, пули для нее не представляли особой угрозы, хотя судя по всему боль от их ударов она испытывала и нешуточную. Тварь вдруг взревела и одним прыжком оказалась рядом с одним и солдат, сомкнув на его плече свои мощные челюсти. Эльф испуганно закричал, колотя свободной рукой по голове животного, но горгулья только крепче сжала челюсти, отрывая у бедняги почти все предплечье.

   - Коммандер, надо уходить! - крикнул Гувер, перезаряжая свой револьвер. - Командуйте, иначе эта зверюга положит здесь половину отряда.

   - Не положит, - бросил тот нервно и, вытянув вперед обе руки, резко сжал кулаки.

   Земля по бокам от горгульи вскипела, вздымаясь к небу каменными ладонями, которые с грохотом сомкнулись, буквально расплющив тварь и тут же рухнули вниз, хороня под собой ее останки.

   - Хорошее заклинание, коммандер, только долгое, - заметил стоящий рядом с Гувером Каллат, оттягивая затвор своей винтовки и выщелкивая оттуда пустую обойму, чтобы вставить новую. - А что мы с теми будем делать? - ствол его ружья указал в небо, где в последних лучах почти севшего светила скользило с десяток крылатых силуэтов.

   Эллар бросил быстрый взгляд вверх и, коротко выругавшись на эльфийском, крикнул:

   - Бросаем все и отходим к тоннелям, быстро.

   Отступление больше походило на паническое бегство. Все просто сломя голову бежали к входу в тоннели, изредка огрызаясь редкими выстрелами в сторону пикирующих тварей. К счастью, на это раз жертв избежать удалось, к тому же следопыт умудрился сбить еще одну из горгулий и остальные некоторое время не решались на новые атаки, взмыв на недоступную для прицельного огня вышину. Поэтому спуск прошел без каких-либо осложнений и когда последний из солдат спрыгнул с веревочной лестницы на пол тоннеля, Эллар взмахом руки заставил стены колодца сомкнуться, отрезая этим самым проход вновь осмелевшим тварям, а заодно и путь к отступлению.


   Грохот открываемого засова вырвал Рикворда из странного состояния полудремы. Парень с трудом разлепил заплывшие глаза, превратившиеся практически в узкие щелочки, и, шипя от боли в израненном теле, повел плечами, пытаясь хоть как-то размять затекшие руки. Кандалы, удерживающие его в полуподвешенном состоянии, глухо звякнули, а вязь блокирующих заклинаний вспыхнула на их поверхностях синим огнем, окатив тело волной неприятного онемения.

   - Все еще пытаешься освободиться? - ехидно поинтересовался вошедший в камеру охранник. - Ну, пытайся, пытайся. Я бы на твоем месте тоже дергался. Магистр Терминус тот еще псих и страх как любит всяческие опыты на различных существах ставить, а такие как ты редко в последнее время попадаются, видимо мало вас у аранцев осталось.

   Риквод поднял голову и коротко рыкнул, чувствуя, как внутри него начинает вскипать неконтролируемая ярость. Блокирующие руны вновь вспыхнули ярким огнем и начавшее изменяться лицо юноши застыло перекошенной гротескной маской, в которой лишь угадывались волчьи черты.

   - Ну ты и урод, - охранник сплюнул в угол и, поставив на пол поднос с едой, ногой толкнул его в сторону пленника. - Вот жри, собака, как раз кости сегодня. Сейчас я тебя опущу, только смотри больше не рыпайся, а иначе опять голодным останешься.

   Обитая металлом дверь с лязгом затворилась, а через некоторое время Рик почувствовал, что цепи поддались под весом его тела и он буквально рухнул на покрытый пылью вперемешку с каменной крошкой пол камеры. Несколько минут он лежал неподвижно, собираясь с силами, затем медленно повернулся на бок, невольно зашипев от боли в израненном теле. Пару дней назад он напал на одного из охранников, пытаясь завладеть его оружием, однако не учел мощи блокирующих рун.... Били его долго и со знанием дела, стараясь не повредить жизненно важные органы, так что теперь все его тело напоминало ему кусок неподатливого желе.

   Подтянув к себе поднос с принесенной едой, Риквод втянул воздух носом и тут же, едва сдерживая нахлынувшую тошноту, оттолкну его от себя в дальний угол. Приторно-сладковатый запах мог говорить лишь об одном, - кости торчавшие из мутного варева еще совсем недавно принадлежали человеку.

   - Ублюдки.

   Рик зло скрипнул зубами, затем перевернулся на спину, осторожно подтянув цепи так чтобы не мешали, и принялся поочередно осторожно сгибать руки и ноги, стараясь вернуть им хоть какую-то подвижность и в который раз прокручивая в голове события последних недель.

   После аварийного приземления их дирижабля в небольшом приграничном поселке они с Неей остались там, дожидаясь почтового дилижанса, чтобы на нем отправиться в столицу Арании. Все шло хорошо, пока в один прекрасный момент поселок не подвергся внезапной атаке со стороны Родарии. Судя по виду нападавших, это были обычные бандиты, во только действовали они на удивление слаженно и, несмотря на то, что начальник местного гарнизона из двух десятков человек успел поднять своих людей " в ружье", их сопротивление быстро подавили. Затем был грабеж, поселка и прочие сопутствующие мерзости, причем все завершилось массовым расстрелом. Убивали всех, щадя лишь малолетних детей, которых словно зверей запихивали в тесные клетки, грузя те на обитые железом повозки. К его удивлению их с Неей не тронули и это даже несмотря на то, что он, перекинувшись в волчий образ, уничтожил до десятка нападавших, прежде чем мощный магический удар не свалил его на землю. Очнулся он уже в кандалах.

   Рик бессильно застонал. Последний раз он видел Нею неделю назад, когда их караван с невольниками добрался до небольшого родарского города, тогда с ней было все в порядке. Девушку везли в небольшой повозке и, судя по всему, обращались с ней вполне культурно, а вот об остальных пленниках заботились мало. Нет, бить не били, да и не издевались, максимум могли припугнуть, вот только беднягам легче от этого не было: тесные клетки, в которых просто некуда было спрятаться от палящего солнца, редкая кормежка, скудные порции воды. К концу их небольшого путешествия от нескольких десятков пленников осталось едва ли не половина. Глядя на это закованному в блокирующие кандалы Рикводу только и оставалось, что скрепить зубами от собственного бессилия, посылая мучителям мысленные проклятия. Что интересно шли в открытую и местные жители совершенно спокойно реагировали на сидящих в клетке детей, а это говорило о том, что подобные представления здесь далеко не редкость.

   - Проклятые роданцы, - пробормотал парень, поворачиваясь на бок и подтягивая к себе цепь. Вязь рун на мгновение проступила на металле кандалов, заставив его поморщиться, а затем удивленно дернуть бровями. Некоторое время он лежал неподвижно, набираясь сил, затем его лицо вновь "поплыло", а знаки на цепях разгорелись с новой силой, превращая тело в непокорный кусок мяса. Вот только на этот раз его губы кривились не в гримасе боли, а в легкой улыбке надежды - ему не показалось, одна из рун так и не зажглась.


   Это было практически на грани сна и яви. В эту ночь мое плечо снова разболелось несмотря на все мази, примочки и попытки блокировать боль усилием воли, мало того появился жар и меня принялось лихорадить. В результате после нескольких часов бессонницы я провалился в странную полудрему, наполненную непонятными образами и видениями. Мне снилась Гая, которая сидела по другую сторону костра, обольстительно улыбаясь, но стоило мне протянуть к ней руку, как ее образ таял, превращаясь в дымку. Затем рядом со мной появился Дарнир. Он плюхнулся рядом и принялся напевать под нос какую-то песенку, слова которой я никак не мог разобрать, хотя мотив мне упорно казался очень знакомым. Вскоре и он превратился в легкое облачко дыма, унесенное ветром в ночное небо, а его место занял Райзен. Старый маг смотрел на меня усталым взглядом и просто улыбался, словно был рад меня видеть. Я попытался что-то сказать ему, но с моих губ сорвался лишь стон, заставивший меня очнуться, лишь для того чтобы увидеть обеспокоенную мордашку сидевшей рядом Колючки.

   - Я в порядке, - попытался успокоить ее я, выдавливая улыбку.

   - Не похоже.

   Я повернул голову и с удивлением увидел сидящую по другую сторону богиню. На этот раз она была одета в простое домотканое платье, правда украшенное рисунком в виде языков пламени.

   - Сильно болит? - спросила она, и впервые в ее голосе я услышал не презрение к простым смертным, а обыкновенное человеческое участие.

   - Терпимо, - выдавил я.

   - Это и видно.

   Лицо богини на миг поплыло, словно было сделано из тумана, хотя вполне вероятно, что от этой изматывающей боли меня просто начало подводить зрение. Я заскрипел зубами и вновь сосредоточился на плече пытаясь успокоить его - тщетно. На миг у меня даже возникло видение, что направляемые туда потоки энергии словно дробятся о некую преграду, состоящую из мелких острых осколков черного как смоль стекла. Это было странно, очень странно, но я буквально почувствовал, как эти осколки движутся внутри моего плеча, вызывая этим дикую боль. Я вновь сосредоточился на плече, на этот раз направив энергию прямо в один из осколков, и он вдруг вспыхнул ярким светом, рассыпаясь в белоснежную пыль, после чего сразу же пришло облегчение. Выдох облегчения. Теперь в принципе жить можно, только что же это за фигня у меня в плече?

   - Осколки дернитовой пули, - неожиданно сказала богиня, видимо все же прочитав мои мысли, ибо из-за боли я совсем позабыл обо всех этих мыслеблокировках.

   - И что за гадость такая? - поинтересовался я, поводя плечом и с удовлетворением отмечая, что боль утекла куда-то внутрь, превратившись в уже привычное нытье.

   - Пули которые применяют роданские охотники за магами-преступниками. Дернит нарушает циркуляции внутренней энергии, в результате даже легкая рана уменьшает возможность мага в плетении заклятий. Мерзкое оружие из проклятого металла, - она поморщилась. - Удивлена, что тебе удалось так легко избавиться от его осколка, смертный.

   - А я то, как удивлен, - пробормотал я. - Вот только интересно, почему это Наблюдатель не вытащил из меня всю эту гадость, ты случайно не в курсе?

   Последние слова были обращены к сидевшей рядом Колючке. Драконица посмотрела на меня задумчивым взглядом, но промолчала, лишь неопределенно шевельнув кончиками крыльев, словно пожимая плечами, а вот богиня наоборот заинтересованно встрепенулась.

   - Наблюдатель? А это случайно не тот, кто изменил мою служительницу, превратив ее в странную темнокожую эльфийку?

   - Он самый, - буркнул я, садясь и ощупывая плечо. К удивлению боли практически не ощущалось, и я облегченно вздохнул. По-хорошему стоило бы растворить и остальные осколки, вот только чувствовал я себя как выжатый лимон, поэтому решил пока отложить данную процедуру.

   - А кто такой этот Наблюдатель? - не унималась та, усаживаясь напротив и буравя меня огненным взглядом. - Галас? Арак? А может Нуравал? Хотя нет, ни один из них не способен на такую тонкую работу. Может сам Аран...

   Я лишь пожал плечами.

   - Не знаю ни одного из них, а Наблюдатель - это Наблюдатель. Впрочем, можешь не волноваться, он уже ушел.

   - Ушел? Куда?

   - Сие мне неизвестно, госпожа хорошая, - ответил я устало. - Сказал, что дела его здесь окончены и ушел, хотя до этого торчал тут несколько столетий, все ему что-то линии развития этого мира не нравились. - Я зевнул и, сонно посмотрев на свою явно удивленную моими словами собеседницу, добавил: - Послушайте, ваше огневолосие, может, дадите нам поспать немного.

   - Погоди, смер...

   - Лекс.

   - Лекс. Погоди, ты хочешь сказать, что этот твой Наблюдатель, что-то менял в нашем мире?

   Я кивнул.

   - Вообще-то не просто менял, а, насколько мне известно, нынешнее состояние этого мира полностью его заслуга.

   - Не может быть, - ее брови сошлись к переносице, а волосы вспыхнули языками пламени, обдав меня жаром. - Мы бы почувствовали вмешательство...

   Я вздохнул и покосился на Колючку, которая вновь свернулась клубочком, словно потеряв интерес ко всему происходящему, хотя, судя по постоянно дергающимся векам, хитрюга просто притворялась.

   - Сколько ты существуешь? - спросил я богиню и, заметив как та вздернулась, бросил: - Только давая без возмущений. Я был в этом мире несколько столетий назад, и тогда тут в почете были другие боги, ну, пожалуй, кроме Арана1. Хотя я не уверен, что это тот бог, которого я некогда знал, насколько мне известно, после окончания войны с Хаосом, он тоже ушел.

   - Ты знаешь про древнюю войну богов? Да кто ты такой!?

   - Не поверишь, но по сути один из ее участников.

   - Ты не бог! - глаза богини приобрели цвет рубиновых лазеров.

   - А я и не говорил, что я бог, - ответил я как можно спокойнее, одновременно кладя ладонь на рукоять катаны и внутренне жалея о том, что вообще начал этот разговор. - Просто в той войне обе стороны использовали вполне обычных людей, так как боялись, что их прямое вмешательство просто развалит все мироздание.

   Глаза богини резко погасли, а в них появилось понимание.

   - Так вот откуда у тебя все эти умения, - пробормотала она, вновь усаживаясь на землю.- И меч.

   - Именно. Кстати, этот меч подарок Арана.

   - Вот как, - богиня задумчиво посмотрела на клинок. - Теперь понятно.

   Она на некоторое время замолчала, затем тихим голосом произнесла:

   - Мне всего четыре сотни лет, Лекс. Именно тогда один из мальчишек владеющий даром огня придумал себе богиню Рину ( Точно, Гая ведь уже упоминала ее имя!) и стал ей в шутку поклоняться. Позднее этот мальчик стал главой ордена, у него появились последователи....Кажется, что это было только вчера, - она грустно улыбнулась, словно в этом воспоминании было нечто такое, что причиняло ей душевную боль, затем вздохнула и продолжила: - Боги не сразу приняли меня в свой пантеон, и мне даже пришлось схватиться с Гарестом - богом подземного мира, который считал огонь своей стихией, но, в конце концов, моих служителей становилось все больше и им пришлось со мной считаться. И все равно я до сих пор в какой-то степени изгой в их компании, потому как люблю спускаться к смертным, наблюдать за ними, помогать по мере сил своим последователям, не то, что эти зажравшиеся снобы, ууу, - она погрозила кулачком в темное небо и, посмотрев на меня почти шёпотом добавила: - И да, ты прав, нынешний Аран - это всего лишь тень того, настоящего создателя и потрясателя миров, хотя вслух говорить об этом совершенно не стоит.

   Я хмыкнул.

   - Да уж, не знаю как насчет создания, а натряс он в те года здорово, хорошо еще Наблюдатель вовремя появился и немного вправил всем мозги.

   - Так значит он тоже один из Древних.

   - Не знаю, - я развел руками. - Я уже говорил, Наблюдатель - это Наблюдатель. По его словам он вообще не бог, хотя и сильнее многих из них. В общем, не знаю, - я едва сдержал зевок.- Слушь, давай на сегодня закончим эту пустую болтовню, что-то меня потряхивает немного, извини.

   Я улегся на свою лежанку и, завернувшись в одеяло, демонстративно отвернулся. Некоторое время моя спина чувствовала на себе задумчивый взгляд, отдававшийся между лопаток приятным теплом, затем он резко исчез и я, обернувшись и удостоверившись, что мы с Колючкой вновь остались в гордом одиночестве, наконец-то смог спокойно унестись в царства Морфея.

   1Тут имеется ввиду, что в этом мире Арагорн некогда был известен как Аран, или Эйран, - бог игры, удачи и фортуны.



Глава 4.


   Дверь, просто здоровенная двухстворчатая дверь в скале, в которую упирается широкая и явно часто используемая дорога. И где тут спрашивается обещанный поселок горняков? Хотя может он за дверью, как говорится "где живем там и работаем, не отходя от кассы". Причем я, кажется, знаю кто эти таинственные горняки. Один из знакомых Гаи во время нашего пути по тракту упоминал о нескольких гномьих тейпах обосновавшихся в этом регионе, так что вполне возможно, что сейчас мы стоим у входа в одно из их поселений. Только вот как внутрь-то попасть? Ни ручки тебе, ни звонка, ни даже какого-нибудь сидящего у входа сторожа на табуреточке в обнимку со старенькой берданкой.

   - Скажи слово "друг" и входи, кажется, так там было, - пробормотал я, разглядывая завитушки на покрывавшем дверь причудливом узоре, в тщетной надежде отыскать хоть какой-то намек на устройство, позволившее сообщить хозяевам о присутствии гостей.

   "О чем это ты там бурчишь?" - тут же поинтересовалась Колючка.

   - Да так, вспомнил одно заклинание из книги, помогающее открывать подобные двери.

   "Помогло?"

   - Судя по всем нет, - хмыкнул я и пару раз долбанул кулаком в створку, заставив посыпаться откуда-то сверху каменную крошку. - Эй, дома кто есть!

   "А вот орать так незачем", - хвост драконицы хлестнул меня по щеке. - "Лучше нажми на вон тот выступ".

   - Какой выступ?

   В голове раздался тяжелый вздох. Колючка спрыгнула с моего плеча, юркой ящерицей взбежал по скале сбоку от правой створки ворот, замерев у небольшого и явно обработанного треугольного выступа со срезанной вершиной. Так-с, и где спрашивается, были мои глаза?

   Я виновато улыбнулся своей спутнице и хлопнул ладонью по указанной каменной выпуклости. Несколько минут ничего не происходило, затем раздался тихий скрежет, и в двери появилось небольшое окошечко, за которым маячила недовольная бородатая физиономия.

   - И кого это тут подземные лыскуны носят? - проворчал он с нескрываемым подозрением вперевая в меня свой хмурый взгляд. - Ты кто такой будешь и откуда знаешь про этот вход?

   - Ну..., - я замялся, не зная, что сказать.

   - Для "ну" есть наружный поселок, в паре лиг к востоку, там можешь купить, что тебе надо, а здесь не продаем.

   Гном хотел уже было захлопнуть окошко, но мои слова его остановили.

   - А я и не хотел ничего покупать, мне бы с вашим старостой переговорить или кто там у вас там главный.

   - Главный? - в голосе гнома послышались нотки интереса. - И зачем ему с тобой говорить, аль ты его знакомый?

   - Нет, но..., - я достал из рюкзака свиток и протянул его в окошко гному. - Передай ему вот это, а я пока тут подожду.

   Гном взял карту и, захлопывая окошко, бросил:

   - Жди. Спрошу.


   Ждать пришлось довольно долго, я за это время успел немного покемарить, растянувшись под деревом, а Колючка устроила охоту на окрестных птиц, гоняя их с дерева на дерево. Кстати, я тут заметил, что летать моя проводница особо не любила, разве что в редких случаях, а так в основном больше бегала, ну или, забравшись куда-нибудь повыше, планировала. Не дракон, а какая-то белка-летяга в чешуе.

   Я, наверное, все-таки задремал, потому как проснулся от того, что коготки Колючки скребли меня по щеке. Открыв глаза, я вопросительно уставился на сидевшую у меня на груди драконицу.

   "Дверь открыли", - пояснила она, спрыгивая на землю и тут же взбираясь на мое плечо, стоило мне подняться на ноги.

   И действительно одна из створок приотворилась, и возле нее топтался забравший карту гном.

   - Глава вас ждет, - буркнул он, пропуская нас внутрь и с подозрением рассматривая Колючку, которая естественно не преминула показать ему свой синий язык. В ответ гном лишь фыркнул и, махнув рукой вглубь тоннеля освещенного светом небольших настенных фонарей, бросил: - Пойдемте, провожу.

   Минут десять по полутемному тоннелю и мы вышли в огромную, залитую падающим со всех сторон светом пещеру, внутри которой разместился пусть небольшой, но самый настоящий город. Его здания подобно гигантским сталактитам вырастали из пола, зачастую смыкаясь своими крышами с ее сводами, что делало их похожим на причудливые колонны, которые какой-то шутник украсил окнами с массивными резными ставнями. Между этими "колонами" проложены широкие дороги, по которым словно деловые муравьи спешили гномы, зачастую облаченные в рабочие комбинезоны и каски. Пару раз приходилось сходить с дороги и жаться к стенам, так как мимо нас, грохоча и обдавая паром, проползали массивные приземистые машины, назначение которых я так и не смог определить, хотя и было подозрение, что это что-то типа проходческих комбайнов перемещающихся к месту своей работы. Почему? Ну, наверное, потому что за каждой из этих чадящих громыхалок следовало с десяток гномов несущих на плечах нечто очень напоминающее отбойный молоток. Впрочем, рассмотреть подробнее подземный город мне не удалось, ибо следуя за гномом, нам пришлось свернуть в узкий проулок, пройти какими-то закутками и спуститься по узкому коридору, который, в конце концов, и привел нас в небольшую комнату, основное пространство которой занимал стол с овальной полированной столешницей из темного камня.

   - Ждите здесь, магистр Фаркан сейчас будет, - сказал он и, в который раз покосившись на Колючку, спросил: - Так и не понял, это у вас на плече дракон сидит что ли?

   - А это похоже на что-то еще? - спросил я, разглядывая причудливую мозаику на стене выполненную из разноцветных плиток.

   - Не знаю, - честно признался гном, - я драконов только в книгах видал и всегда считал, что они намного больше.

   - Так то дикие, а это, - я погладил Колючку указательным пальцем по голове заставив ее довольно зарыкать, - это вполне домашняя, миниатюрная версия, выведенная по специальному заказу.

   - Вон оно как, - удивился гном.- Наверное больших денег стоит.

   "Нервов больших стоит", - подумал я, молча пожимая плечами в ответ и стараясь не обращать внимания на небольшие челюсти тут же прикусившие мою мочку уха.

   Гном явно хотел спросить что-то еще, но к моему (и моему уху) облегчению дверь, ведущая в комнату, отворилась, пропуская внутрь респектабельного гнома в добротном светло-коричневом сюртуке.

   - Можешь быть свободен, Том, - бросил он и, дождавшись когда мой проводник выйдет, достал из-за пазухи отданный мной свиток. - Как я понимаю это ваше?

   Я молча кивнул.

   - Хорошо, - потянул вошедший, положил свиток на стол и, извлекши из кармана пенсне в довольно массивной витой оправе, водрузил его себе на нос, после чего принялся меня внимательно рассматривать.

   Продолжалось это минут пять, после чего он задумчиво хмыкнул и, убрав свой оптический прибор обратно в карман, спросил:

   - Так значит, вас к нам послала некая, рыжеволосая госпожа?

   - Вообще-то волосы у нее были не совсем рыжие, - ответил я. - Скорее огнен...

   Ух, как он на меня зыркнул своими глазами из-под седых кустистых бровей, я аж невольно поперхнулся и, прокашлявшись, коротко кивнул.

   - Угу, она самая.

   - Что ж...

   Гном ободряюще улыбнулся, как бы показывая этим, что все в порядке и одновременно многозначительно посмотрел в сторону двери. Впрочем, я и сам уже понял, что напрямую упоминать о богине здесь почему-то не следовало и, судя по несколько нервозному поведению гнома, на то есть какие-то свои причины.

   - Что ж, - повторил он, - если я правильно понял ее послание, то вам нужно как можно быстрее попасть на другую сторону горы.

   - Послание?

   Короткий кивок в сторону лежащего на столе свитка.

   - Это же карта? - удивился я, ибо, на мой взгляд, помимо довольно схематичного рисунка местности больше ничего интересного на этом куске грубой бумаги не было.

   - Послание написано тайными гномьими рунами, которые становятся видны при определенных условиях, - пояснил Фаркан. - Впрочем, это отношению к делу не имеет, хотя, признаю, просьба нашей общей знакомой застала меня врасплох. М-да.

   Он заложил руки за спину, прошелся вдоль стола, затем оперся о столешницу и, вперив в меня угрюмый взгляд, бросил:

   - Дорога есть, но есть и проблемы.

   Я мысленно закатил глаза. Еще бы, какая неожиданность - проблемы, а я-то по своей наивности ожидал легкую ознакомительную прогулку с экскурсоводом.

   - Какие?

   - Тот путь почти заброшен, - ответил гном, барабаня пальцами по столешнице и продолжая смотреть на меня каким-то отрешенным взглядом, - и сейчас мы им почти не пользуемся.

   - Почему?

   Он пожал плечами.

   - Не нужен. Делать по ту сторону гор особо нечего. Больших поселений по близости нет, да и с роданцами мы не в особо хороших отношениях. Раньше-то там олово добывали, но со временем спрос на него упал, и совет магистрата решил законсервировать шахту. Нет, крепи в тоннелях довольно крепкие, но все равно я бы поостерегся туда лезть. Так что...

   Он вопросительно посмотрел на меня, словно в надежде на то, что я передумаю, но видимо что-то прочитав в моем взгляде, коротко кхекнул и, резко выпрямившись, крикнул:

   - Том, зайди!

   Приведший меня гном буквально ввалился в резко распахнувшуюся дверь, словно все это время стоял прямо за ней, подслушивая наш разговор, и сходу выпалил:

   - Слушаю вас, магистр.

   Фаркан видимо подумал об этом же, потому как недовольно поморщился, однако тон его голоса ничем не выдал это недовольство:

   - Том, будь добр, проводи нашего гостя до прохода ведущего к дороге в старую шахту.

   - В старую шахту? - глаза гнома округлились от поддельного удивления. - Но, магистр...

   - Я сказал, проводи, - Фаркан нахмурился.

   - Как прикажете, магистр, - Том быстро поклонился и, повернувшись ко мне, бросил: - Пойдемте, господин.

   - Я там не заблужусь? - поинтересовался я, прежде чем последовать за своим старым-новым провожатым.

   - Нет, - отмахнулся Фаркан. - Путь там один, хотя и есть несколько ответвлений, но держитесь указующих знаков.... Впрочем, если вдруг засомневаетесь, просто идите вдоль однопутки, она выведет.


   Канис откинулся на спинку стула, заложил руки за голову и, закинув ноги на растрескавшийся от времени, покрытый многочисленными пятнами шаткий стол, принялся раскачиваться на двух ножках, не обращая внимания на его протестующий скрип. До окончания дежурства оставалось не так уж и много времени, после чего можно было оторваться в баре, а еще лучше наведаться в заведение госпожи Лонги и развлечься с парой прекрасных девочек, тем более что по рассказам напарников совсем недавно туда прибыл свежий молодняк из приграничных поселений. Канис улыбнулся своим мыслям и с хрустом потянувшись, бросил взгляд на покрытые пылью часы, чьи стрелки, казалось, замерли на одном месте. Еще два часа и все. По идее, конечно, следовало бы спуститься вниз и проверить заключенных, но что с ними сделается. Толстенные стены, прочнейшие запоры которые не вскрыть самым умелым ворам, магические охранные ловушки, да еще и рунный барьер.... Тут даже стража-то не особо нужна и их содержали больше для проформы, что лично его, впрочем, вполне устраивало. Нет, тут конечно порой можно было буквально сдохнуть со скуки, да и платили не так уж и много, но это куда лучше, чем ходить в обычные патрули постоянно рискуя нарваться на шальную пулю какого-нибудь бандюгана. К тому же когда совсем допекало безделье, можно было спуститься в казематы и развлечься с одним из заключенных, благо начальство этого не запрещало. Им главное чтобы те были живы, пока сверху не спустят другой приказ, а о сломанных конечностях и выбитых зубах особо никто и не беспокоился. А уж когда среди арестантов появлялись женщины, то служба вообще превращалась практически в праздник. Естественно, всегда существовала пусть небольшая, но вероятность, что заключенного помилуют, а так как некоторые из них были весьма знатного рода, то и мучавшим его стражникам придется опосля несладко, но это уже были издержки профессии. Канис протяжно зевнул и, скинув ноги со стола, поднялся. Нет, все же следовало сделать обход, ибо сегодня разводящим выступал Лакт, а этот старый служака имел небольшой пунктик насчет проверки количества активации-деактивации барьера и, недосчитавшись хотя бы одной, вполне мог приписать пару лишних дежурств, да еще и в ночную смену, или вообще загнать на пару дней на стену, где особо-то и не присядешь. Он подошел к стоящему в углу сейфу, открыл его, взял с полки деактивирующей браслет и, поправив съехавший вбок ремень с кобурой, вышел из караульной.

   Пара толстых, металлических, открывающихся с противным скрипом дверей, затем широкая уходящая под землю винтовая лестница и вот под ногами уже вспыхивает огнем причудливая вязь защитных рун, а браслет тут же покрывается сеточкой голубых разрядов, успокаивая готовое "выстрелить" заклинание. Руны погасли, и Канис, облегченно переведя дух, вытер со лба невольно выступивший пот. Он уже несколько лет служил в этой тюремной башне, однако пересечение треклятого барьера до сих пор вызывало у него непонятные приступы какого-то панического удушья, и он ничего не мог с этим поделать. Он неторопливо прошел вдоль целой галереи запертых дверей, изредка останавливаясь, чтобы заглянуть в небольшое задвижное окошечко или бросить быстрый взгляд на закрепленную на стене табличку.

   Первый уровень, ничего серьезного, в основном ворье, шарлатаны, да преступная мелочь непонятно каким образом обучившаяся основам магии дабы использовать их в своих целях. Зачастую их отпускали сразу же после внесения штрафа, так что содержание тут не отличалось особой строгостью, и всяческое излишнее насилие по отношению к данным заключенным каралось довольно крупным штрафом, так как данные клиенты башни зачастую приносили ощутимую прибыль в казну магистерия.

   Канис задумчиво оглядел камеру, остановив взгляд на сидевшем за столом, читающем книгу довольно прилично одетом мужчине, который, судя по табличке, являлся незаконно практикующим знахарем и, захлопнув смотровую дверцу, направился дальше.

   Второй уровень - зона содержания всякого преступного магического отребья отбывающего назначенный срок. Охранные руны под ногами вспыхнули с новой силой, заставив стражника судорожно сглотнуть и ускорить шаг, дабы побыстрее миновать зону их действия. На минуту она остановился у одной из камер и, заглянув в окошечко, жадно причмокнул губами при виде прикованной к стене полуобнаженной женщины, но задерживаться не стал, так как время поджимало, а нужно было спуститься еще ниже, на самый последний этаж, где содержались убийцы и чародеи-отступники решившие выступить против самого правителя. Идти туда не хотелось, но всем охранникам строго предписывалось по окончании дежурства проверять целостность барьера и запоров на дверях камер, и Канис всегда занимался этим с особой скрупулёзностью, прекрасно понимая, что это нужно для его же собственной безопасности. Другие надсмотрщики порой смеялись над этим его пунктиком, но он слишком хорошо въелись в его память жуткие истории о бунте чародеев, случившегося пару десятков лет назад, когда один из заключенных третьего уровня смог найти прореху в барьере.

   На этот раз полоса рун была куда шире, при этом они покрывали не только пол, стены, но и потолок, создавая при активации этакий светящийся тоннель. Удивительно, но проходя через этот барьер Канис не испытывал каких-либо отрицательных ощущений не считая легкого и даже несколько приятного пощипывания кожи.

   Затворив за собой тяжелую дверь, он спустился вниз по узкой каменной лестнице, растерянно отметив про себя, что несколько настенных светильников едва мерцают, нуждаясь в замене светящих элементов. Остановившись на лестничной площадке, он заглянул в небольшую комнатушку, бывшую караульную, позднее переделанную во временное укрытие стражников на случай бунта заключенных, дверь и стены которой покрывала причудливая рунная вязь. В комнате было мрачно и пыльно, светильники не работали, ибо их светящиеся элементы давно были вынуты и пущены на замену коридорных, а единственный свет проникал через пару тонких вертикальных колодцев, падая "столбами" и лишь немного разгоняя царящую внутри тьму. Быстро приложив браслет к расположенной у стены панели контроля, он дождался короткой вспышки ее поверхности сообщившей, что вход в третью зону зафиксирован дежурным чародеем, после чего продолжил свой спуск. Еще один лестничный пролет, сводчатый тоннель, очередная дверь, и вот он стоит в большой круглой комнате, куда выходят несколько узких коридоров перекрытых ажурными дернитовыми решетками. Канис снял с пояса связку ключей и, направившись к ближайшей, открыл ее. Десяток камер, все, что нужно было сделать это подойти к двери каждой и провести перед ней браслетом, проверяя целостность охранных печатей, не самая долгая процедура в отличие от утреннего кормления и поверки, когда приходилось производить их деактивацию. Быстро пройдя мимо камер, Канис вернулся обратно и, заперев дверь, направился к следующей, но вдруг замер, зябко поведя плечами от неожиданно налетевшего невесть откуда холодного ветерка. Что-то было не так, что-то неуловимо изменилось в ощущениях, а в подобных местах это означало лишь одно - бежать. Он всего лишь надсмотрщик и его главная задача следить за заключенными и в случае чего успеть предупредить стражу. Канис выхватил пистолет и, нервно оглядываясь, попятился к выходу, но не успел сделать и нескольких шагов. Одна из решеток вдруг с грохотом рухнула на пол от удара когтистой лапы, и в комнату впрыгнул огромный белый волк, из пасти которого то и дело вырывались облачка морозного тумана. Надзиратель судорожно нажал на спусковой крючок, но в последний момент его рука дрогнула, и выпущенная пуля лишь скользнула по морде зверя, оставив на его белоснежном меху быстро темнеющую полосу крови. Второй выстрел сделать не получилось, так как удар тяжелой лапы бросил Каниса на пол, выбивая из него дух и сжимая горло когтями нахлынувшего ужаса. Огромные клыки клацнули перед его глазами, а лицо заиндевело от тяжелого дыхания зверя.

   - Оставьте его мне, юноша, не теряйте времени.

   Волк выпрямился и, посмотрев назад, послушно отступил, открывая испуганному взору Каниса стоявшую позади него худощавую женщину с абсолютно седыми волосами. Глаза надсмотрщика испуганно расширились, в них проступил огонек узнавания, заставивший его судорожно сглотнуть и жалобно заскулить в предчувствии ожидающей его судьбы.


   Озеро. Это было самое настоящее подземное озеро, похожее на огромное бликующее в свете тусклых фонарей темное зеркало, чьи края терялись где-то в глубинах необъятной пещеры. Дверь за моей спиной со скрипом затворилась, а глухой лязг засовов, эхом отразившийся от сводов пещеры, возвестил мне о том, что обратный путь нам теперь заказан. Ну и как это понимать? Где тут обещанная старейшиной "прямая как стрела дорога через гору"? Я огляделся. Узкая прямоугольная полоска земли, точнее выравненной (ну или выдолбленной) скалы возвышающаяся над водой почти на метр и тянущаяся вдоль стены на десяток. Пара фонарей освещения - этакий подземный пирс, ну или небольшая пристань, вот только в пределах видимости ни одного годного плавсредства не наблюдается. Хотя, стоп - вру. Болтается неподалеку какая-то полузатопленная лодчонка, притянутая к пирсу растрепанным канатом. Я подошел поближе и, присев на корточки, осветил лодку выданным мне на прощание Томом фонариком. Бледно-желтый луч света скользнул по ее бортам, двинулся вниз и упершись в дыру, выхватил из темноты скалистое дно на коем покоились останки утлого суденышка.

   - Да они издеваются, - пробормотал я, мысленно прикидывая, сколько времени мне понадобится на вырезание двери в камне при помощи катаны с последующей раздачей благодарственных тумаков всем причастным.

   "Лекс, там что-то плывет".

   Я вопросительно посмотрел на сидевшую у моих ног Колючку которая что-то выглядывала в сгущающейся в паре метров от пирса непроглядной темноте и на мгновение прикрыв веки, активировал инозрение. Мир привычно раздвинул свои пределы, заиграл новыми красками, разукрасившись причудливыми переплетениями энергетических линий. Я окинул взглядом открывшееся мне пространство и саркастически хмыкнул. Озеро было куда меньше чем казалось в полной темноте, - так большая лужа, которую лично мне переплыть не составит особого труда, конечно если в его глубинах не обитают какие-нибудь твари. Словно в подтверждении моей теории неподалеку что-то звонко плюхнуло и как-то утробно загвакало. Я быстро обернулся, но кроме небольших волн на поверхности до этого абсолютно спокойного зеркала воды ничего не заметил. Впрочем, неважно, судя по приближающейся к пирсу лодке с сидящим на веслах коренастым, широкоплечим гребцом попробовать температуру подземной водички мне сегодня к счастью не придется. Ну, по крайней мере, я очень на это надеюсь. Меж тем, подойдя ближе, гребец неторопливо поднялся, вынул одно весло из уключины и уперев его конец в пирс притянул к нему свое утлое судёнышко, украшенное вдоль бортов криво приделанными заплатками.

   - Ну, будем грузиться, господин хороший, или специального приглашения ждем, да вы не боитесь, лодка надежна как скала? - нетерпеливо пробасил он, видимо заметив, в моем изучающем взгляде огонек сомнения.

   - Это в каковом столетии она таковой была? - усмехнулся я в ответ и, дождавшись пока Колючка займет свое законное место на моем плече, осторожно переступил через борт. От моего движения лодка резко покачнулась, явно намереваясь отправить мое бренное тело в холодные пучины подземного озера и мне пришлось замереть на месте, а затем следуя жесту лодочника медленно переместится к носу.

   - И что нам все время плыть на этом корыте? - поинтересовался я у него, устраиваясь на небольшой потемневшей от времени скамейке.

   - А что тут плыть-то? - хмыкнул лодочник, отталкиваясь веслом от пирса и усаживаясь на свое место. -Десяток взмахов и мы на другой стороне.

   -Фуу, - я облегченно вздохнул, - а я уж думал, что это озеро через всю гору тянется.

   - Это не озеро, а река, - пояснил гном. - И она действительно выходит по другую сторону, но на лодке туда не доберешься. Если проплыть дальше, - он мотнул головой куда-то вправо, - воды становится чуть выше колена, а затем поток становится бурным и уходит в расщелину куда разве что рука пролезет.

   - Понятно. Значит, дорога начинается на другой стороне. Не проще тогда было мост тут сделать или паром.

   - Дно не очень хорошее для моста, да и не нужен он тут особо. Руду вагонетками гнали прямо в плавильню через технологический ствол, а паром был, только после того как дорогу закрыли, бросили его. Впрочем, вот он, сами посмотрите.

   Он указал глазами мне за спину. Я обернулся и, подсветив в указанном направлении фонарем, увидел приткнувшуюся к стене пещеры небольшую платформу с тонкими коваными перилами ограждения по периметру, возвышающуюся над водой на трех ржавых понтонах. Судя по ее плачевному виду стояла она здесь довольно давно, намного дольше того времени, что обозначил мне....

   - А когда эту дорогу забросили? - как бы невзначай осведомился я, вновь поворачиваясь к неторопливо гребущему гному.

   - Ну... - тот на мгновение задумался. - Думаю, лет пять назад, аккурат после первого появления огненного демона. Хотя нет, сперва ей еще пользовались, а потом, когда демон совсем распоясался дураков соваться суда уже не находилось, да и не нужна она особо стала, жила-то в тамошних шахтах совсем скудная пошла. Так что теперь на нее только такие наемники как ты рискуют вступать, вот только назад мало кто возвращается, - он коротко хмыкнул и, покачав головой, добавил: - Дурные вы совсем. Кошель драгоценных камней дороже собственной жизни ставите, а ведь...

   - Стоп, - прервал я гнома, монолог которого слушал со все возрастающим удивлением. - Какие такие наемники, какой огненный демон, ты вообще, о чем?

   - Эээ, - мой спутник явно немного "подвис" и даже перестал грести. - Так обычный демон - подземный, огненный, какой тут еще может быть, - наконец выдал он растерянно. - А вас разве не предупредили?

   - И даже не намекнули, - буркнул я.

   - Это странно, - гном растерянно поскреб своей рукой в затылке, но тут же, спохватившись, заозирался, положил одно весло на борт, а всем телом налег на другое резко разворачивая лодку бортом к оказавшемуся неожиданно близко берегу. Тем не менее утлое суденышко пошкрябыло днищем по камням и замерло, ткнувшись носом в каменистую отмель.

   - Прибыли, - констатировал мой попутчик, складывая весла и, посмотрев на меня, поинтересовался: - Вылезать будем или назад везти?

   "Назад не вариант", - тут же раздался у меня в голове задумчивый голос Колючки. - "Потеряем дней десять, если не больше, а нам надо торопиться".

   "Что-то с Гаей?" - спросил я обеспокоенно.

   "Не знаю, просто чувствую, что надо спешить".

   "Думаешь удачная идея переть на встречу с каким-то местным демоном? Можно ведь никуда не успеть, причем окончательно и бесповоротно".

   "А можно его и не встретить", - разумно заметила драконица и хмыкнув, добавила: - "И вообще у тебя есть оружие, измененное моим создателем, думаешь ему какой-то там демон помеха?"

   "Кто его знает, что там за тварь", - парировал я и повернувшись к перевозчику, который терпеливо дожидался окончания наших "молчаливых гляделок" с драконицей, спросил:

   - А другой дороги через гору нет?

   - Есть конечно, отчего же не быть, - кивнул тот, - и не одна. Ближайшая через Морозный перевал. Дорога там конечно не ахти, но зато самая короткая и без тяжёлого груза вполне проходима. Если сегодня выйдите, то к вечеру завтрашнего дня будете на месте, а там как пойдет. Кто-то за пару дней его переходит, а кто-то и неделю тратит, тут от погоды многое зависит, ветра там сильные.

   "Идем тут".

   "Вот заладила".

   Я задумчиво провел рукою по волосам. Ситуация. Через перевал получается несколько дней хода, идти к тоннелю и того дольше, а из-за этой проклятой раны я сейчас как черепаха, - попытаюсь ускорится, свалюсь на полдня с горячкой,- уже проверено. Черт, был бы в нормальной форме пошел бы даже не раздумывая, даже интересно, что это за "огненный демон" такой. С другой стороны в моем нынешнем состоянии я не уверен, что выдержу схватку с тем же варгом, не говоря уж о какой-то непонятной подземной твари. С другой стороны, учитывая слова Колючки, выбора особого у меня нет, ибо, пройдя напрямую через гору, мы выиграем кучу времени, и это вполне возможно позволит спасти жизнь моей беловолосой красавицы. Я вздохнул.

   - Ладно, куда там идти?

   Гном кивнул, молча выпрыгнул из лодки, дождался пока я вылезу, затем вытащил утлое судёнышко подальше на берег и, сняв с его носа все это время освещавший нам путь фонарь, махнул рукой, приказывая следовать за ним.



Глава 5.


   Стыковочный узел швартовочной мачты глухо щелкнул и винты небесного гиганта, сделав еще с десяток оборотов, замерли, после чего зашумели причальные лебедки, притягивая тушу пассажирского дирижабля к посадочной платформе. Десяток минут томительного ожидания и вот раздвижные двери гондолы поползли в стороны, выпуская на перрон истомившихся в ожидании высадки пассажиров.

   Натан вышел на платформу и, подставив лицо налетевшему теплому ветерку, непроизвольно улыбнулся, - наконец-то после почти двухгодичного отсутствия он был дома.

   - Господин Авикс! Господин Авикс!

   Натан оглядел платформу, все еще забитую пассажирами и встречающими, остановив свой взгляд на рыжеволосой худенькой девушке, интенсивно размахивающей руками над головой и подпрыгивающей на месте, дабы привлечь его внимание. Увидев, что он ее заметил, девушка прекратила свои прыжки и принялась пробираться к Натану, ловко маневрируя в потоке пассажиров.

   - Господин Авикс, я здесь по личному поручению матриарха, - выпалила она, приблизившись и, быстро переведя дух, добавила: - Прошу следовать за мной, ее светлость ожидает вас в своей резиденции.

   - Я, собственно говоря, и так собирался сегодня увидится с ее светлостью, - ответил Авикс. - Однако, юная госпожа, позвольте сперва привести себя в порядок после дороги, а то негоже мне являться перед ее глазами в таком виде.

   - В таком виде? - девушка удивленно посмотрела на Натана, затем сделала шаг назад, окинула его придирчивым взглядом с ног до головы и, махнув рукой, констатировала: - Пойдет, вполне нормальный вид. Идемте, самобег ждет.

   Натан хотел было возразить, но заметив, что взгляд рыжеволосой буквально "пылает" непреклонной решимостью выполнить данное ей поручение, лишь вздохнул, подхватил саквояж с вещами и послушно направился следом.


   Машина, шурша шинами и рыча спрятанным где-то под днищем двигателем, резво бежала по широкому мощеному проспекту, обгоняя вагоны конки и более медленные самоходы, иногда замирая у редких пешеходных переходов, чтобы, дождавшись разрешительной таблички семафора, продолжить дальнейшее движение. Авикс сидел на заднем сидении и, откинувшись на его спинку, делал вид, что дремал, хотя на самом деле прислушивался к шуму города, одновременно наслаждаясь ароматом сидевшей рядом юной прелестницы и мысленно сравнивая увиденное с воспоминаниями трехгодичной давности. За прошедшее время столица почти не изменилась, ну, по крайней мере, внешне. Все те же широкие прямые, утопающие в зелени улицы, уносящиеся ввысь дома, чьи кирпичные стены покрыты специальной облицовкой делающей их белоснежными, а вкупе с резными арками и тонкими витыми колоннами городская архитектура приобретала ощущение некой легкости, воздушности и обманчивой хрупкости. Все это разительно отличалось от узких улиц Танийской столицы, где царствовала серая, мрачность монументальности, а каждый дом напоминал небольшую крепость и лишь редкие парки разнообразили архитектуру тамошних городов. Сбоку раздался резкий гудок. Натан открыл глаза и, проводя взглядом пронесшийся за окном самобег, чье количество на дорогах явно увеличилось, повернулся к своей спутнице.

   - Кстати, милочка, вы мне так и не представились. Я знаю практически всех помощниц матриарха, но вас среди них не видел.

   -Ой, извините,- пискнул та и тут же протараторила: - Меня зовут Ласа, и я работаю на мудрейшие меньше года, а вас ведь не было куда дольше.

   - Ито верно, - кивнул Авикс, вновь демонстративно отворачиваясь к окну. Девушка явно хотела продолжить разговор, однако Натан был не в настроении. С каждой минутой его встреча с матриархом приближалась и в свете случившегося эта встреча явно не будет радостной, а разговор легким. Он вздохнул.

   Меж тем самобег свернул с центральной улицы и, миновав пару кварталов, один из которых "пугал скелетами" строящихся здании, остановившись перед высокими чугунными воротами, створки которых украшал причудливый вензель в виде щита с выгравированной на нем когтистой лапой.


   Матриарх как всегда была прекрасна: точеное лицо в обрамлении белоснежных волос, тонкая талия, высокая тяжелая грудь, чьи очертания были выгодно подчеркнуты облегающей материей легкого светло-зеленого платья. Смотря на нее трудно было поверить, что возраст этой молодой красивой женщины давно перевалил отметку в столетие, а свое служение имперскому роду Арании она начинала еще при живом прадеде нынешнего императора.

   - Госпожа Реназия, после стольких лет отсутствия я рад снова лицезреть вас, - произнёс Авикс, опускаясь на одно колено и почтительно склоняя голову.

   Стоящая у раскрытого окна женщина быстрым жестом руки приказала ему подняться.

   - Я тоже рада тебя видеть, Натан, - произнесла она глубоким бархатистым голосом. - Надеюсь, твой перелет прошел без происшествий.

   - Да, госпожа.

   - Вот и хорошо.

   Она прикрыла окно и, подойдя ближе к Авиксу, остановилась напротив. Шевелюра ее густых волос зашевелилась, выпуская наружу заостренные волчьи уши, а в глазах вспыхнуло голубое пламя, заставившее Натана невольно поежиться от противного ощущения внутреннего взгляда, буквально препарирующего его душу. К счастью продолжалось это какие-то доли секунды, затем огонь в глазах женщины погас, а на ее губах появилась легкая улыбка.

   - Я рада, что огонь истины и преданности еще не угас в твоей душе, - сказала она, отходя к стоящему у стены громоздкому мраморному столу.

   - А разве могло быть иначе? - Авикс старался казаться спокойным, хотя прошедшая проверка несколько уязвила его самолюбие.

   - Время меняет всех, дорогой Натан, а в своих людях я должна быть уверена, ибо несу ответственность перед страной и императором,- ответила она, пряча волчьи ушив обратно в волосы. - Провал твоей миссии печалит меня, но он был прогнозируем и вина твоя в этом ничтожна. Подойди.

   Авикс послушно приблизился, и тут же белоснежная стена по другую сторону стола замерцала и в ней словно в огромном экране проступили очертания городов, лесов, гор и рек превратив всю ее поверхность в огромную живущую своей жизнью карту.

   - Ты долго отсутствовал, и я хочу немного рассказать тебе о нашем сегодняшнем положении.

   Лучик света сорвавшийся с ногтя указательного пальца женщины заплясал по карте.

   - Полгода назад Эльфийская Республика начала стягивать к нашим границам дополнительные войска в районе Ханара. В частности, было перекинуто два крыла драконьих наездников и механизированный легион Дорварла. Одновременно с этим, на западе, в районе Карна-Таула, Родария начала строительство нового военного порта и пары крепостей. Кроме того участились набеги так называемых банд на наши приграничные поселения расположенные по ту сторону Скалистых гор.

   - Я думал, мы давно отвели войска оттуда.

   - Формально, да. А по факту с десяток поселений все еще находятся под нашим контролем. Люди не спешат срываться с насиженных мест, а мы не можем бросить своих подданных, оставить их без какой-либо защиты, места там дикие.

   - К тому же эти поселения как раз располагаются вдоль ключевых дорог ведущих к перевалам, а их жители наверняка в основном бывшие военные, - усмехнулся Авикс, разглядывая карту.

   - Ну не все, далеко не все, - женщина улыбнулась в ответ и тут же вновь стала серьезной. - Впрочем, не будем углубляться в подробности по данному вопросу, - сказала она, - тем более что эльфийское направление беспокоит нас куда больше.

   - Думаете, Республика все же решится напасть?

   Матриарх покачала головой.

   - Не знаю. Никто не знает. Правительница эльфов не желает разговаривать с нашими послами и вообще по всем дипломатическим фронтам у нас полный тупик и непримиримые разногласия. Эльфы упорно требуют вернуть им часть земель к северу от Халнара до реки Налал, что отошли нам после десятилетней войны семьдесят девятого года, но даже их дипломаты понимают, что пересматривать результаты войны закончившейся более века назад просто глупо и никто на это не пойдет.

   - Надуманные претензии, нелепые оправдания, вечные обвинения непонятно в чем - обычные будни параноидальной политики Эльфийской Республики, считающей, что все вокруг враги, желающие искоренить расу избранных детей лесов и небес. Надеюсь, хоть на последней встрече обошлось без очередного ультиматума.

   - Ультиматума не было, - ответила матриарх, помедлив,- но все же одно предложение от них поступило. Собственно говоря, именно поэтому я тебя и вызвала.

   - Внимаю вашим словам.

   - Условие, поставленное эльфийской делегацией, мягко сказать странное. Они требуют признать часть так называемых Диких земель отсюда и досюда, - лучик света, вновь сорвавшийся с ее ногтя, заплясал по карте, - их территорией, а взамен обещают подписать мирный договор сроком на пять лет. Император считает, что нам это выгодно, так как даст некую передышку на этом направлении, и, высвободив дополнительные силы, мы сможем усилить морские границы, а также разобраться с островными колониями. Хочу услышать твое мнение.

   Она замолчала и выжидающе посмотрела на задумавшегося Натана.

   - Действительно странно, - сказал он после непродолжительного молчания. - Эти земли малоисследованы и на их освоения уйдут годы. К тому же большинство из известных поселений на указанной территории и так находятся если не под прямым их контролем, то в зоне влияния и если они хотят закрепить это официальным договором, то не вижу проблем.

   - Все это так, если не учитывать вот этого кусочка.

   Быстрое движение изящных пальцев и луч света "прорезает" на карте огненную черту, соединившую две горные гряды.

   Авикс нахмурился.

   - Древняя крепость?

   - Да, - кивнула Реназия и, погасив указующий луч, добавила: - Меня смущает, что это требование было выдвинуто практически сразу же, как я получила сообщение о бегстве преследуемого тобой мага.

   Авикс медленно опустился на колено.

   - Госпожа, я понесу любое наказание и го....

   - Прекрати, Натан, - оборвала его женщина. - Эта миссия изначально была авантюрой - твоей авантюрой. Жажда мести настолько заслала твои глаза, что я просто не стала тебя отговаривать, так как понимала, что это бесполезно. Единственное о чем жалею, так это о том, что позволила тебе взять с собой Риквода - он был способным и умным мальчиком.

   Натан склонил голову, признавая свою вину.

   - Ладно, - она махнула рукой, приказывая ему подняться. - Все потом, в конце концов, никто тебя не накажет сильнее, чем ты сам. А пока я хочу, чтобы ты отправился в те места и своими глазами посмотрел, что там происходит. Возможно все это глупое совпадение, но я не хочу рисковать, в конце концов, где-то там находится так и не найденная мной могила Тавора.

   - Матриарх, я думаю, что вы зря беспокоитесь, - сказал Авикс поднимаясь. - Скорей всего тут замешаны экономические интересы. Аннексировав данные земли, Республика получает возможность проложить прямую железную дорогу в Родарию, а не тянуть ее в обход через болотистые местности, да еще тратиться на постройку тоннеля через Стальной кряж. Думаю, если я прав, то втянувшись в данный проект, эльфы более чем на пять лет оставят наши границы в покое. Главные минусы для нас - это возрастание протяженности общей границы, более тесный контакт Республики с Родарией и увеличение мобильность эльфийских войск на данном направлении. Впрочем, в случае начала войны все это решается при помощи диверсантов и точечных ударов нашего небофлота.

   - А знаешь, Натан, - улыбнулась Реназия. - Ты сейчас практически один в один повторил слова императора. Единственно в конце он добавил: "искренне надеюсь, что забрав эти земли, они ими и подавятся".

   - В этом я бы не был так уверен, госпожа. Аппетиты у эльфийской правительницы растут, и боюсь, нам все же придется пойти по пути наших предков и вновь их ограничить.

   - Я этого тоже боюсь, - сказала матриарх, прикрыв глаза, - очень боюсь.

   Она подошла к Натану и, заглянув в его глаза своим сияющим взглядом, легонько толкнула в плечо.

   - Все, иди, выполни поручение. Следующая встреча с представителями Республики у нас через два месяца, так что поспеши.

   Авикс поклонился и направился к двери, но тихий голос Раназии остановил его буквально на пороге.

   - Как тебе моя новая помощница?

   Натан обернулся.

   - Молода, симпатична, настырна.

   - Рада, что она тебе приглянулась, ибо в новую дорогу ты пойдешь не один.

   - Но, госпожа, - растерялся Авикс.


   - Возражения не принимаются. Она из истинных, ты же ведешь свой род прямиком от потомков Пришедшего, ваш помет будет обладать поистине удивительными силами, - она подняла руку и помахала пальцами, словно стряхивая с их кончиков невидимые капли воды. - А теперь все, все, иди


   Знаете, меня никогда раньше не мучала клаустрофобия, но в этих гномьих подземельях я впервые с ней немного поздоровался - мерзкое надо сказать ощущение давления и какой-то полной безысходности. Я-то, честно говоря, думал, что дорога через гору будет что-то типа тоннеля метрополитена пусть и в ни таких масштабах, а на деле - это узкий коридор метра три шириной и метра два высотой с прогнувшимися кое-где металлическими крепями и узкоколейкой посередине. Причем все это хозяйство напоминало этакий запутанный лабиринт; ответвления попадались чуть ли не десяток метров, и в какие глубины гор они уходили одному богу известно. Мне лично хватило одного беглого взгляда на схему шахты напоминающую своим видом густую крону дерева, показанную мне переправившим нас через подземную реку гномом, чтобы отбить всяческое желания пускаться хоть в какие-то исследования. Поэтому я, твердо помня слова старейшины, двигался строго вдоль рельс, никуда не сворачивая, а если возникали сомнения, то на помощь всегда приходили закрепленные на стене указатели на которых главный тоннель обозначался ромбом с тремя линиями. Кстати, лодочник на прощание показал мне не только карту, но и рассказал о шахтах много интересного, в особенности о скрывающемся там демоне. Оказывается, старейшина несколько раз нанимал магеров и прочих охотников за наградами, дабы те поймали или хотя бы уничтожили тварь, причем обещал за работу довольно приличные суммы в чистом золоте, вот только за выплатой так никто и не обратился. Наемники спускались в тоннели, бравируя своей силой, оружием и умениями, после чего больше о них больше никто ничего не слышал. Пару раз тейп снаряжал свои экспедиции, но в отличие от пропавших те свободно проходили сквозь гору, не встречая каких-либо преград. Впрочем, вполне возможно, что их участники хитрили, идя, как и я, напрямую, так как прекрасно осознавали перспективы своей схватки с огнедемоном. Короче, постепенно поток желающих получить звонкую монету иссяк, и шахты забросили окончательно. К тому же доход от них действительно был небольшой, а тварь никогда не пересекала подземную реку, хотя пару раз и объявлялась на ее берегу. После этого на вход в шахту были установлены дополнительные ворота, а присматривать за ними вменялось в обязанность гномам, так или иначе провинившимся перед местным законодательством. В частности, наш проводник попал сюда за банальную уличную драку, но не очень-то расстраивался по данному поводу, ибо, по его словам, работа была скучная, но непыльная, да и кормили хорошо. Хотя, на мой взгляд, данное наказание было похоже на банальное заключение: срок присутствовал, выйти оттуда он не мог, а лезть в шахту можно было только на свой страх и риск, да и обратно в тейп после данного побега путь ему был бы заказан, ну если только он не принес бы голову убитого демона на подносе в свое оправдание. И все же на данный момент все это было вторично, а меня куда больше интересовал другой вопрос....

   "Я тоже не знаю почему эта богиня ничего не сказала нам про демона, но лжи в ее словах я не почувствовала", - прошелестел у меня в голове голос Колючки.

   "А она и не лгала", - так же мысленно ответил я. - "Просто не говорила всей правды, а вот зачем - кто знает".

   Я осторожно пролез под провисшей балкой, стараясь не обращать внимания на неожиданно посыпавшуюся мне за ворот струйку пыли, и устало выпрямившись, добавил:

   "Впрочем, возможно нам еще предстоит это узнать".

   Тихое шипение было мне ответом. Драконица явно была раздражена тем фактом, что не смогла почувствовать обмана в предложении богини, и от осознания данного факта мне сразу стало как-то легче на душе. Ну а как же, не один я такой простофиля на свете. Лет уже под сраку, кое-где седина в волосах, а все еще верю каким-то залетным богиням.

   "Устал", - с неожиданной заботой в голосе спросила моя чешуйчатая спутница.

   "Есть немного", - не стал отнекиваться я.

   "Не удивительно, на поверхности сейчас далеко за полночь".

   "И как ты узнала?".

   "Чувствую", - Колючка ловко спрыгнула с моего плеча и, пробежав немного вперед, повернула голову в мою сторону, словно кошка блеснув глазами в свете фонаря. - "Думаю можно прямо тут отдохнуть".

   "Прямо на рельсах спать, нет уж, уволь, давай пройдем дальше. Может, найдем место получше".

   Я обогнул уже устраивающуюся между шпал Колючку и решительно зашагал дальше, через пару минут почти с удовлетворением почувствовав пробежавшие по спине коготки. На этот раз моя спутница не стала ничего говорить, а просто привычно устроилась у меня на плечах, свесив голову вниз и охватив мою шею своим хвостом. Идти в поисках мест для ночлега пришлось довольно долго, хотя если честно, фиг его знает. Весь этот тоннель для меня как бесконечная нора или точнее черная дыра, где все пространство ограничивается пятном света моего фонаря, а время и расстояние утратили всякий смысл, ты просто тупо идешь вперед, а точнее сказать падаешь в темную безд...

   Я мотнул головой, разгоняя неожиданно накатившую полудрему и огляделся. Колючка приоткрыла один глаз, скосила его на меня, что-то проворчала, протяжно зевнула и вновь отправилась в пространство Морфея - хорошо блин устроилась. Я снова устало огляделся. Луч фонаря скользнул по камням, пробежал по прогнившим доскам, и унесся вдаль, утонув во тьме, а я хотел уже был продолжить свой путь, но тут меня словно током ударило - дверь. Я резко повернулся, осветив дверной проем с остатками болтающихся на петлях досок и удовлетворенно хмыкнув, просунул руку с фонарем внутрь, затем осторожно пролез сам. Небольшая комната с остатками нар или полок, часть из которых уже обрушилась и покрылась какой-то слабо фосфоресцирующей плесенью. Воздух сухой и спертый, к тому же тут почему-то гораздо теплее, чем в самом тоннеле. Что ж здесь и заночуем. Я прошелся вдоль уцелевших нижних полок, пробуя их ногой и выбрав ту, что была покрепче и без всякого намека на светящуюся дрянь, с облегчением скинул рюкзак. Следом за ним последовала Колючка, которая буквально "стекла" по спине вниз, быстро огляделась и, взобравшись на полку, устроилась в дальнем углу, по привычке свернувшись в причудливый чешуйчатый калач.

   Сон пришел практически мгновенно и сколько он продлился сказать трудно. Единственно на этот раз спал практически без сновидений, точно провалившись в какую-то липкую тьму полную недосказанности и смутного беспокойства. Что меня разбудило - не знаю. Возможно, сработало подсознание, а может Колючка, вертясь под боком, толкнула меня своей когтистой лапой. В любом случае я как-то резко вздрогнул, открыл глаза и, скосив их в сторону дверного проема, из которого лился странный оранжевый свет, сполз с полки, потянув за собой сверток с катаной и изо всех сил стараясь не скрипеть рассохшимися досками. Материю долой, клинок из ножен. Драться им в ограниченном пространстве коридора будет довольно трудно, ибо расстояние между стен не позволит даже замахнуться, но хотя бы можно орудовать как небольшим копьем. Главное не перерезать балки крепежа, а то они для моего клинка как бумага, да и другого оружия у меня все равно нет.

   Я вскочил, прижался спиной к холодным камням и, скользя ею по ним, переместился к двери, осторожно выглянув наружу. Никого. Лишь медленно угасающий свет, словно кто-то освещающий себе дорогу ярким фонарем отдаляется все дальше и дальше. Впрочем, фиг бы с ним, но этот "некто" явно направляется в ту же сторону, что и мы, а учитывая все эти истории об огнедемоне это несколько беспокоит. Поэтому на всякий случай я сперва дождался пока угаснут даже малые отблески таинственного света и, зажгя фонарь, выбрался из нашего закутка наружу. Несколько минут изучения рельс, растрескавшихся шпал и прочего так сказать нижнего пространства тоннеля окончательно убедило меня в том факте, что следопыт из меня практически такой же, как и балерина.

   За спиной раздался рыкающий зевок и тут же, а в голове зазвучал сонный голос Колючки.

   "Нашел что-то интересное?"

   "Ага, пару прикольных трещин и десяток пыльных камней", - отшутился я, отряхивая руки и поднимаясь на ноги. - "Пошли, хочу поскорее выбраться из этой дыры".

   "Впервые полностью с тобой согласна".

   Острые коготки пробежались по спине, в который раз безжалостно дырявя мою одежку. Нет, явно надо раздобыть что попрочнее, а то скоро через куртку макарошки можно будет откидывать. Про рубаху вообще молчу - там уже сплошная вентиляция, да и спина как после небезызвестных аппликаторов. Нет, с такой спутницей остеохондроз и радикулит мне явно не грозит.

   Дальнейший путь? Ну что тут рассказать? Все то же - длинный узкий штрек с рельсами, частыми развилками, на которые я больше не отвлекался, упорно шагая вперед и лишь изредка делая остановки, чтобы разобрать, что нарисовано на очередном указателе. Но когда-нибудь все заканчивается и вот, наконец, очередной поворот тоннеля вывел меня в огромную пещеру, явно естественного происхождения, которую предприимчивые гномы превратили в некое подобие подземного металлургического комбината. Я огляделся: распахнутые пасти металлургических печей по обе стороны пещеры, скалящиеся блестящими в свете фонаря зубами из потеков застывшего металла, ряды вагонеток с так и не отправленной в печи рудой, треснувшие купола ковшей, похожие на спины спящих чудовищ, свисающие сверху цепи мостовых кранов позвякивающие от дуновения невесть откуда взявшегося ветерка - постапокалиптика какая-то. Не хватает только прячущихся в темноте мутантов, зомби ну или маньяка какого на крайний случай. Хотя кто сказал, что тут этого нет? Я криво усмехнулся и уже второй раз за сегодня вытащил катану из ножен, которые предусмотрительно закрепил у себя на поясе, после чего медленно двинулся дальше, прислушиваясь к каждому подозрительному звяку и шороху. Нет, конечно, можно было воспользоваться инозрением, но сил на него уходило порядочно, а я все еще не мог до конца восстановиться. Цепи над головой вновь зазвенели, заставив меня направить луч фонаря вверх, но лишь для того чтобы в очередной раз убедиться что в переплетениях конструкций над головой нет ничего подозрительного. Черт, как в дешёвом ужастике. Причем, по-моему, жуть этого места пробрала даже Колючку, ибо она буквально вжалась своей головой в мою шею, словно желая спрятаться. Под ногами неожиданно противно и очень знакомо хрустнуло. Я посмотрел вниз и, осторожно убрав свою ногу с переломившейся под моим сапогом кости, повел фонарем в разные стороны. Переломанные костяки, черепа, вперемешку с какими-то железяками, сломанными ружьями, кусками доспехов, одежды и прочим хламом.

   "Это склеп какой-то", - голос Колючки дрожал.

   "Скорее логово", - мысленно бросил я, нервно оглядываясь.

   Скрежещущий звук, пришедший откуда-то со стороны печей, заставил покрыться мою спину противными мурашками нехорошего предчувствия. Я на мгновение вошел в режим инозрения и мысленно присвистнул, от сплетенных в причудливый кокон энергетических потоков, что отекали лежащую в одной из печи скрюченную человеческую фигуру. Фигура неожиданно вздрогнула, словно почувствовав мое присутствие и заворочалась, вновь вызвав своими движениями знакомый скрежет. Я мысленно чертыхнулся и принялся быстро оглядываться в поисках выхода, щедро растрачивая свои внутренние силы.

   "Бежим прямо, рельсы идут туда, и ветер дует оттуда", - подала голос драконица, явно прочитав мои мысли о срочном отступлении.

   Поздно. Я вышел из режима инозрения и медленно попятился назад, угрюмо разглядывая вылезающее из зева печи существо: метра три ростом, очертаниями тела похоже на человека, только вот на странного такого человека покрытого абсолютно прозрачной кожей и с ног до головы заполненного внутри жидким багровым огнем. Существо медленно выпрямилось, темные провала глазниц вспыхнули ярким пламенем, а изо рта вырвалось нечто напоминающее угрожающее рычание. Огневик, но откуда? Помнится, Огня с отцом были последними представителями своего рода, хотя слухи ходили разные.

   "Ты знаешь кто это?" - Колючка как всегда уловила отблеск моих мыслей.

   " Да", - не стал отнекиваться я, продолжая пятиться и внимательно наблюдая за всеми движениями огневика. - "Один из Старых. Тьфу, ты же не знаешь.... Ну, в общем, это такой же пришелец из другого мира, как и я, только вот не ожидал встретить такого спустя столько столетий. По идее это просто невозможно".

   "Почему?"

   "Их мир был более горячим и ...в общем не знаю, там они раз в сколько-то лет подзаряжались от какой-то Великой Матери к тому времени, когда я с ними встретился, им недолго оставалось", - пояснил я, припоминая свой давний разговор с отцом Огни. - "К тому же их было всего двое и ни на одного из них это создание не похоже".

   "Так если у тебя были в друзьях его сородичи, может, поговоришь с ним", - разумно заметила драконица, спрыгивая с моих плеч и шустро взбираясь на стоящую рядом покосившуюся тележку с небольшим ковшом.

   " Ага, вот только чую, беседа пройдет в очень теплом и дружественном ключе", - буркнул я, взмахивая катаной и зажигая на ее лезвии призрачное пламя.

   В ответ огневик снова взревел, а на ладонях его рук заплясали огненные искорки и, сорвавшись с них, обрушились на меня огненным шквалом трассирующих "пуль" выбивающих оплавленные каверны на поверхности попавших на их пути ковшов и стоящих на рельсах вагонеток. Пришлось уходить в режим ускорения, судорожно вспоминая все, что я знал об огневиках: считались одними из сильнейших существ среди Старших, несмотря на то, что их тела кажутся хрупкими на самом деле эта "стеклянная" кожа прочнее алмаза. Помнится, Огня, будучи у нас с Ри в гостях, как-то добралась до моей катаны и, балуясь с Эйнураль, рубанула ею по руке, так разрубающий камни клинок оставил на ее запястье лишь небольшую царапину. Девчонка тогда конечно попало и в первую очередь в моральном плане, но факт остается фактом, сражаться с огневиком на равных мог только маг, причем опытный маг. Ладно, мы тоже не лыком шиты, к тому же остается надежда на модернизированную Наблюдателем катану, вот только чтобы ее опробовать, надо подобраться поближе. Все эти мысли мелькнули у меня в голове за какую-то долю секунды, пока я вжимался в металлическую стенку одной из вагонеток.

   - Поговорить говоришь с ним, ну ладно, попробуем, - пробормотал я, тут же мысленно обозвал себя болваном и, привстав, крикнул; - Эй ты, огненный, может, попробуем так все уладить?! Я не враг тебе!!

   Глухой рев, в котором мало разумного, а больше звериного. Я спешно перекатываюсь в сторону, а в вагонетку бьёт необычная огненная молния, раскалывая ее словно переспелый орех. Вот ведь.... Я вскакиваю на ноги, одновременно загребая загустевший воздух, ладонью левой руки, спешно формируя из него небольшой туманный шар похожий на маленький ураган и посылая его в сторону Огневика. Глухой хлопок и жидкий огонь внутри гиганта темнеет, а сам он откланяется назад, хватаясь руками за грудь. Я же не останавливаюсь. Повинуясь моему жесту, в воздух взмывают осколки костей, камней и металла, чтобы тут же дождем обрушится на моего противника. К сожалению, на этот раз он среагировал. Взмах рукой и стена огня сметает все мои снаряды, заставляя меня самого вжиматься в пол пещеры. Черт!!! Короткий свист, затем еще один. Я приподнимаю голову, с удивлением смотря на зеленые вспышки, танцующие на коже огненного и только потом замечаю Колючку, мечущуюся вверху среди переплетения металлических балок мостового крана и свисающих оттуда порванных тросов и цепей. Молодец малявка, оказывается, ты не только болтать умеешь! Я вскакиваю на ноги, одновременно вгоняя себя в режим ускорения. Мир практически замирает. Я вижу вскинутую руку Огневика и срывающиеся с кончиков его пальцев искры, Колючку, из пасти которой вырывается выхлоп зеленого пламени, расплавленные капли металла на полу....Время стремительно рванулось вперед. Взмах. Клинок вошел моему противнику наискосок под грудь и я, совсем не ощутив сопротивления, едва успел притормозить, развернулся на месте и одним ударом перечеркнул лезвием катаны спину Огневика. Протяжный стон, от которого казалось, завибрировали сами стены пещеры, после чего гулкий удар упавшего тела. Я несколько мгновений стоял на месте, покачиваясь и чувствуя, как меня оставляют последние силы, после чего рухнул на колени и с легким вздохом облегчения позволил своему сознанию отключиться.



Глава 6.


   Риквод сделал еще несколько шагов, затем его лапы подогнулись, и он обессиленно рухнул на землю. Его тело стало уменьшаться, словно солнечный свет, падающий на него сквозь густую листву, иссушал его подобно капле утренней росы. Густая белая шерсть втянулась в кожу, превратившись в короткие почти невидимые волоски, а волчья морда укоротилась и сквозь ее звериный лик все четче стали проступать черты человеческого лица. Наконец он полностью скинул волчий облик, и рвавшееся из его гуди хриплое рычание, сменилось легким постаныванием. Он оперся на правую руку и резким толчком перевернулся на спину, некоторое время лежал неподвижно, вслушиваясь в звуки рощи, затем медленно сел. Побег дался тяжело. Он-то наивно думал, что самое сложное будет выбраться из усеянной магическими плетениями камеры, а на деле это оказалось самым простым. Хорошо еще, что он решил ответить на слабый мысленный зов из соседней камеры, где была заперта Флорина. Именно благодаря этой пожилой женщине, оказавшейся не только весьма сильным магом, но и тем, кто смог провести их через все магические ловушки он все еще может вдыхать чудный воздух этого леса.

   "Интересно она жива?" - растерянно подумал Риквод, с каждой секундой чувствуя, как возвращаются израсходованные в бою силы.

   Последний раз он видел ее стоящей посередине небольшого тюремного дворика в окружении нескольких охранников, но ничем не мог помочь, так как сам попал под шквальный огонь поднятых по тревоге и спешащих на помощь тюремной охране солдат. В результате пришлось прорываться и бежать со всех лап, уходя от посланной за ним конной погони.

   "Зато поел конины и не голодный".

   Риквод плотоядно улыбнулся и, проведя языком по зубам, вздрогнул, испугавшись нахлынувшего желания вернуться и вновь впиться клыками во все еще теплую тушу лошади.

   - Быть ему зверем или человеком каждый решает это сам, - пробормотал он, вспомнив слова своего учителя и усилием воли подавляя неожиданно возникшее чувство звериного голода.

   Со стороны города коротко громыхнуло, затрещало, а его плечо вдруг онемело, заставив руку парня повиснуть безвольной плетью. Он непонимающе скосил глаза, обнаружив на своем предплечье туманное кольцо, которое, словно заметив, что его обнаружили, с легким звоном распалось на быстро тающие куски дыма. Снова пронзительный треск, словно от разрываемой на куски материи, но на этот раз прямо за спиной, заставил его развернуться на месте всем телом, одновременно вгоняя себя в режим частичной трансформации. Его глаза удивленно расширились, так как прямо позади него из земли, разрастаясь на глазах, совершенно беззвучно поднимался серый вихрь. Риквод не успел ничего сделать, как вдруг этот явно рукотворный смерч лопнул, раскидывая ошметки быстро тающего тумана, оставив после себя темное пятно на траве и стоящую в его середине тяжело дышащую седовласую женщину.

   - Флорина!

   Риквод едва успел подхватить кулем осевшую чародейку. Та с трудом разлепила глаза и улыбнулась.

   - Юноша, это вы, значит, мой путевод сработал.

   - Какой путевод? - не понял Рик, помогая ей сесть.

   - Заклятие, которое помогло мне перенестись к тебе. Не будь его, портал мог вынести меня в любой точке нашего мира, даже внутри камня, а это было бы весьма печально, - пояснила она, проведя ладонью по его лицу и вновь улыбнувшись. - Спасибо тебе.

   - Так значит это кольцо вокруг руки ваше дело.

   - Значит, заметил, - она закашлялась. - Ваш род странный. Вы не оборотни, но владеете двумя обликами. Вы не чародеи, но свободно пользуетесь силами, совершенно не понимая их сути. Да будь на твоем месте любой заштатный колдунишка он и то сразу бы почувствовал наложенное заклятие.

   Рик нахмурился и, отведя взгляд, обидчиво буркнул.

   - Заклятие было безвредно, что мне на его внимание обращать.

   - Какой же ты наивный и глупый, - женщина осторожно высвободилась из его рук, явно почувствовав себя лучше. - А если бы это был маячок, наложенный тюремным магом?

   - Но это же был не он, - попытался оправдаться юноша, чувствуя себя уязвленным.

   - Не он, - согласилась та и, окинув парня задумчиво-изучающим взглядом, добавила: - А тебя не смущает быть обнаженным в присутствии дамы.

   Рик непонимающе посмотрел на ехидно улыбающуюся Флорину, потом на себя и, ойкнув, принялся видоизменяться.

   - Вот так-то лучше, - сказал та, поднимаясь на ноги и проводя рукой по белоснежной шкуре гигантского волка, - не так откровенно. Хотя признаюсь, некоторые части твоего тела меня впечатлили и порадовали, - она многозначительно хихикнула, заставив уши Риквода нервно дернуться в неприкрытом смущении.

   Меж тем Флорина вдруг ухватилась рукой за шерсть и одним резким движением вознесла себя на загривок Риквода, заставив его присесть от неожиданности, недовольно рыкнув при этом.

   - Ну, ну, юноша, не ворчите, не такая уж я и тяжелая, - промурлыкала та, ласково гладя его промеж ушей. - Идти нам далеко, а я еще не оправилась от своих посиделок в камере.

   - Идти, куда? - выдавил из себя Рик.

   - Как куда, - наигранно удивилась чародейка. - Естественно спасать вашу подругу.

   "Откуда вы знаете про Нею?! Где она!"

   - Ох, - ойкнула та, хватаясь за голову, - потише, молодой человек, не кричите так, а то от вашей мыслеречи у меня голова сейчас разлетится на тысячу малюсеньких кусочков. А насчет вашей, подруги знаю от Салаха, этот старый, сморщенный хрен, приехав за новой партией рабов, просто не мог не навестить меня и не похвастаться, что заполучил себе аж целого белого волка, ну и про твою спутницу упомянул. Вроде она там кому-то нужна и за нее платят настолько хорошо, что на данный момент она ему даже ценнее чем ты. Не расскажешь чем?

   "Не знаю", - мысленно буркнул Рик, совершенно не кипя желанием вступать с кем-либо в откровенные разговоры насчет своей подопечной и тут же переспросил: - "Где она и почему ты говоришь так, будто идешь со мной?"

   - Так я и иду с тобой, а почему? - она задумчиво посмотрела вверх, поднеся при этом указательный палец к подбородку и помолчав, добавила: - Ну, наверное, потому, что пока наши цели совпадают: тебе надо найти твою Нею, а мне повидаться с Салахом, дабы воздать ему должное за все, что он со мной сотворил. Или ты против?

   Она нагнулась и заглянула в скошенные в ее сторону глаза зверя, который лишь вздохнул и отрицательно мотнул головой.

   - Вот и хорошо, - Флорина резко выпрямилась и, ткнув пальцем перед собой, театрально вскрикнула. - Вперед, мой верный скакун, в столицу!


   На спуск вниз по переходам старой крепости ушло несколько дней. Некогда пробитые внутри скалы широкие переходы, анфилады комнат и складов превратились в наполовину заваленные каменные мешки, из которых лишь с большим трудом удавалось найти выход. К концу третьих суток все уже были порядком вымотаны постоянным разбором завалов, темнотой, разгоняемой лишь небольшими шариками магических огней, и затхлым воздухом древнего подземелья. Казалось, само время законсервировало здесь атмосферу тех времен: густую точно домашний кисель и пронизанную странными незнакомыми запахами, отчего у многих кружилась голова, а каждый вдох давался с большим трудом. Однако хуже всего приходилось помощникам Неллы, которые как-то сразу поникли, потеряв весь свой стан и пыл, а вскоре, к несказанному удивлению Гувера и впервые за все время их путешествия, скинули свои волчьи обличия. И если Расрак, одев запасную одежду одного из солдат, оказался вполне похож на человека и его звериную натуру выдавали лишь густые скомканные волосы больше напоминающие свалявшуюся шерсть, да торчащие из них волчьи уши, то с Наскром было все сложнее. Черного только издали можно было принять за человека, вблизи же его внешность была настолько отталкивающая, что все в отряде, кроме Неллы, старались обходить стороной это создание похожее на облезшую собаку, покрытую противной сморщенной кожей, и лицом, в котором причудливо смешались лики волка и человека. Наверное, именно поэтому эльфийка со своими подручными постоянно шла в некотором отдалении и даже во время отдыха если и появлялась в расположении отряда, то только одна.

   Как бы там ни было, но, в конце концов, их отряд достиг нижнего уровня, оказавшись в большой вырубленной в скале пещере, с множеством примыкающей к ней небольших помещений и видимо некогда являющейся чем-то вроде кузницы использующейся для нужд крепостного гарнизона. По крайней мере, так предположил Сагер, а остальные с ним согласились, так как полуразрушенные горны, наковальни и валявшиеся то тут, то там проржавелые остатки доспехов и оружия, говорили именно об этом. К сожалению, несмотря на тщательные поиски, выход из этой древней кузницы обнаружить не удалось. Кругом был сплошной камень без всяческих намеков на ведущий наружу проход, так что оставалось предположить, что выход был либо тщательно сокрыт, либо располагался на другом уровне, вот только сил на новые поиски у измотанных путников уже не было. На небольшом совете решили отложить поиски и возможное возвращение назад и передохнуть. Эллар приказал солдатам расчистить часть зала от валявшегося там хлама и обустроить лагерь, а Каллата вместе с Гувером отправил проверить подозрительную дыру, обнаруженную ими во время осмотра в дальнем конце пещеры под самым ее сводом. Судя по торчащим из стены остаткам ступеней, раньше к дыре вела узкая каменная лестница, рухнувшая под натиском неумолимого времени и трясений земной коры, однако благодаря этому подняться удалось без каких-либо особых проблем, не пришлось пользоваться даже предусмотрительно захваченной следопытом веревкой. А вот дальше начались проблемы. За дырой обнаружился полуразрушенный, практически заваленный камнями коридор, который из-за этого превратился, по сути, в узкий лаз, куда надо было протискиваться, причем порой лежа, при этом постоянно рискуя застрять или вызвать неосторожным движением новый обвал. Жизнью рисковать хотелось не особо, и Гувер несколько раз предлагал вернуться, однако Каллат упорно молча двигался вперед, совершенно не реагируя на слова полковника и тому ничего не оставалось, как покорно следовать вслед за ним. Ползти пришлось довольно долго и один раз полковнику показалось, что он застрял, причем выступавшие камни настолько плотно сдавили грудь, что позвать на помощь уползшего вперед юркого Каллата было довольно проблематично. Да и чем эльф мог помочь ему в столь узком проходе, где даже чтобы посмотреть назад приходилось выворачивать шею до хруста в позвонках - максимум прибить, чтобы не мучился. Такой исход полковника мало устраивал.

   Гувер дернулся вперед, но не сдвинулся ни на йоту и вдруг почувствовал, что его спокойствие улетучивается, а душу охватывает плохо контролируемая паника. Он всем своим естеством ощутил тонны нависшего над ним камня, почувствовав себя букашкой оказавшейся под пятой неведомого великана. Подавив рвущийся из глотки вопль ужаса, он судорожно нащупал ногами какой-то выступ и рванулся вперед, рвя ткань одежды, сдирая кожу в кровь. Подействовало. Гора словно нехотя отпустила свою добычу и Эндрю, извиваясь по-змеиному, пополз вперед, спеша убраться подальше от каменной ловушки. К его большому облегчению через несколько метров лаз стал шире, а вскоре вообще закончился, выведя его в небольшое помещение главной особенностью которого являлось узкое стрельчатое окно, настолько заросшее корнями каких-то растений, что о его существовании полковник догадался лишь благодаря Каллату уже успевшему прорубить в них широким листовидным ножом небольшую дыру.

   Услышав шаги полковника, эльф обернулся, окинул его равнодушным взглядом, на миг задержав его на дырах в одежде, края которых уже успели пропитаться кровью, коротким кивком головы указал на них, и вновь вернулся к рубке кореньев. Гувер опустил взгляд и, мысленно выругавшись, принялся стаскивать с себя куртку, кривясь от боли при каждом движении. К счастью раны оказались неопасными. Камни только разодрали одежду, оставив на правом боку несколько неглубоких кровоточащих и весьма болезненных царапин. Полковник уже было собирался отодрать один из рукавов от поддетой под куртку рубахи, чтобы хоть как-то перевязать рану, но был остановлен Каллатом. Эльф вытащил из напоясной сумки небольшой сверток и протянул его полковнику. Внутри свертка оказался кусок плотной ткани, пропитанный с одной стороны каким-то липким веществом, издающим едва ощутимый освежающий аромат.

   - Заклей рану, - пояснил он, заметив, что Гувер медлит, рассматривая странную повязку и помедлив, добавил: - Затянет рану, отвалится.

   Гувер недоверчиво покосился на эльфа, приложил кусок материи к ране и осторожно прижал, почувствовав, как по телу разлился приятный убирающий боль холодок, говорящий о том, что пропитка содержала какой-то анестетик. Буквально через пару минут боль ушла, оставив лишь небольшое онемение.

   - Спасибо, - Эндрю осторожно поднялся, стараясь не делать резких движений, чтобы не дать спасть повязке, однако она даже не шелохнулась.

   Каллат только молча кивнул в ответ и, перерубив очередной корень, вытолкнул его наружу, после чего протиснулся почти по пояс в поделанное отверстие.

   - Высоко, но спуститься можно, - констатировал он, выбираясь обратно.

   Гувер подошел к окну и осторожно протиснулся в проем, мимолётом поразившись толщине и плотности переплетения корней. В лицо ударило яркое солнце заставившее его плотно зажмуриться, а затем прикрыть глаза ладонью, чтобы дать им привыкнут к нормальному свету, что казался просто нестерпимым после нескольких дней проведенных в полумраке подземелий. Стена за окном была отвесной, постепенно переходя в пологую осыпь, до которой, по прикидкам полковника, было не меньше трех десятков локтей, и при наличии крепкой веревки спуститься действительно можно было без особого труда.

   - Нужно сообщить коммандеру, - сказал эльф, едва полковник выбрался обратно. - Ждите меня здесь, я быстро.

   Оставшись один, Гувер вновь уселся около стены, ощупывая повязку и прислушиваясь к ощущениям в нанесенной камнями ране, однако кроме приятного холодка и легкого онемения ничего не почувствовал. Это радовало. Гувер облегченно вздохнул и, поежившись от налетевшего из проема ветерка, приготовился ждать.

   К счастью ожидание не затянулось. Буквально через несколько минут со стороны лаза послышалось шуршание и в комнате вновь появился Каллат, но к удивлению полковника, не один, а в сопровождении Сагера. Вид у молодого ученого был довольно удрученный, но на молчаливый вопрос Гувера, он лишь нервно дернул плечами, и полковник перевел свой взгляд на следопыта, который в ответ только ехидно усмехнулся, но пояснять тоже ничего не стал.

   Подойдя к проему, Каллат привязал принесенный с собой моток толстой веревки к корневищу и, выкинув его наружу, повернулся к полковнику.

   - Нужно идти наружу, назад дороги нет, потревожили гору, проход сузился, туда прошел с трудом, едва смогли обратно, больше не пройдешь, - выдал он как всегда с абсолютно невозмутимым лицом. - Коммандер приказал искать проход снаружи.

   - И как мы его найдем?

   - Есть способы, - ушел от ответа эльф и, подергав за веревку, дабы проверить прочность ее крепления, добавил: - Иду первый, жду внизу.

   Гувер дождался пока следопыт полностью скроется из вида, после чего повернулся к поникшему Сагеру все это время молча стоявшему у стены с совершенно опустошенным видом.

   - Адрия, что произошло?

   Молодой ученый вздрогнул, посмотрел на полковника пустым взглядом и, криво усмехнувшись, бросил:

   - Ничего такого.

   - Брось...

   - Оставьте меня в покое!

   Он резко оттолкнулся от стены и буквально впрыгнул внутрь проема вперед головой, заставив Гувера удивленно хмыкнуть. Несколько минут полковник стоял неподвижно, раздумывая о случившемся, затем пожал плечами, решив разобраться с этим позднее, и последовал следом.


   День выдался не просто жарким, а очень жарким. Солнце разухабилось не на шутку, превращая полуденный зной в натуральное пекло, к тому же парило так, что казалось будто каждая складка организма наполнилась противным липким потом. Я давно уже стянул с себя практически всю одежду, оставшись в одних штанах и ботинках. Последние я снимать не стал, ибо дорога, по которой я шел в данный момент, была буквально усеяна мелкой галькой с довольно острыми краями, а разбить ноги в кровь в мои планы как-то не входило. Впрочем, трудно приходилось не мне одному. Даже Колючка, коя по определению относилась к земноводным и должна была обожать солнечные ванны, растеклась по моим плечам горячим чешуйчатым блином, быстро дыша и вывалив свой раздвоенный язык мне на грудь. Единственное что радовало и вселяло оптимизм так это присутствие облаков на горизонте и налетающий изредка прохладный ветерок как бы намекающий на факт идущего где-то неподалеку дождя.

   Дорога неожиданно сделала небольшой крюк, пошла под уклон и, вновь извернувшись причудливой змеей, устремилась вдоль песчаного берега неспешно несущей свои прозрачные воды небольшой речушки, больше похожей на ручей переросток. Колючка устало подняла голову, несколько секунд завороженно смотрела на реку, затем с диким воплем радости сорвалась с моего плеча и, взвившись свечкой, отвесно и почти без всплеска ушла в ее прохладные глубины. Скользнув около дна причудливой тенью, она вновь пошла вверх, пробила натяжение водной поверхности и, блеснув синевой своей чешуи, плюхнулась обратно.

   "Хорошо", - раздалось в моей голове. - "Прыгай тоже".

   Я не стал спорить, а сбросив рюкзак и скрутку с вещами, последовал следом за своей спутницей. Правда нырять не стал, так как глубина речушки в самом глубоком месте едва перекрывало мне колено, а просто погрузил свое разгоряченное тело в ее холодные воды, расставил ноги пошире, уперся пятками в каменистое дно и, закрыв глаза, позволив воде обтекать меня, шевеля волосы и создавая над плечами щекочущие бурунчики. Кайф.

   Сколько я лежал так в воде - не знаю, думаю, с полчаса не меньше. Колючка все это время плескалась рядом, изредка устраивая демонстрационные прыжки через мою лениво колыхаемую течением тушку, пока мне это не надоело, и я не выбрался на берег. Пока обсыхал, прогулялся немного по раскинувшейся вдоль русла песчаной косе, обнаружив недалеко от дороги совершенно чудесное место для отдыха. Берег в этом месте был более пологим, а над ним нависало огромное кустистое дерево опустившее свои ветви-плети почти до воды и образовав таким образом прекрасное укрытие от солнца и чужих глаз. Правда пришлось натаскать туда немного травы для подстилки и поработать катаной, убирая лишние ветки, но в результате получилось довольно уютно: плотная крона защищала от палящего солнца, а протекающая рядом река прогоняла духоту, позволяя переждать невыносимый дневной зной. Растянувшись на подстилке, я уставился на колыхающуюся над головой завесу из листвы и задумался.

   С тех пор как я покинул своды гномьей пещеры, прошло почти четыре дня. Четыре дня монотонного пути по пустынном заросшим дорогам, порой бегущих через разрушенные мосты, заруливающих в сожженные деревушки с торчащими из останков домов почерневшими костяками печей. О том, что в тут произошло можно было только догадываться, но следы битвы в виде следов от пуль на обрушенных стенах, обломков ружей и нескольких пробитых касок я обнаружил только в одном месте. В остальных случаях у меня создалось впечатление, что жители сами покинули свои дома, уничтожив все, что не могли с собой унести.

   Не считая этого, наше путешествие с драконицей можно было назвать обыденным и скучным. Мы шли вперед, перепирались, охотились на дичь, в основном ушастую и довольно скоростную, а по ночам дружно отходили в объятия Морфея. О Гае я старался думать как можно реже, ибо в голову сразу же лезла всякая дурость, заставляющая сжиматься кулаки и невольно скрежетать зубами. Подслушай в такую минуту похитители мои мысли, они явно предпочли бы сделать себе что-то типа харакири, дабы особо не мучиться, ну или эмигрировать куда подальше, в идеале на спутник планеты, и сидеть там тихо, не отсвечивая.

   Впрочем, за эти дни произошло и кое-что хорошее: я вывел из плеча последний осколок чертовой пули и теперь силы мои восстанавливались с каждым днем, но все же до былой формы мне было еще далековато. Попытка пройти в легком ускорении в течение часа, вылилось в три часа полной отключки и, как результат, за день мы прошли куда меньшее расстояние, чем могли бы. После этого я не экспериментировал, а наоборот старался беречь силы в неясном предчувствии того, что они мне скоро очень понадобятся, причем все до капли, до вытяжки жил. В голове снова проснулся проклятый метроном, учащенно добивающий время отчета до чего-то непонятного, но явно не очень приятного и пришлось приложить не дюжие усилия воли, чтобы вновь загнать его в дальние углы подсознания. Уже, наверное, это говорил, но повторюсь - сейчас у меня на первом месте Гая, а спасение мира уж потом, как-нибудь.

   Я закинул руки за голову, пытаясь отрешиться от окружающего мира и передохнуть, а уж по холодку наверстать потерянное время, но мысли мои как назло который раз за эти дни вернулись к схватке с огневиком. Насколько мне помнится, Огня со своим отцом были одними из последних представителей своего рода, а потомства у нее не было, но это даже не главное. Из моих с ними бесед следовало, что раса огневиков обладает удивительным даром передавать большую часть своих знаний потомству при рождении, от чего их дети пусть сразу и не становились гениями, но уж точно дикарями не были. Этот же, блин, как бы поточнее выразиться....ну...он был словно дикий зверь что ли - ни капли разума одни инстинкты, которые кричали ему, что все кругом враги. Странно это.

   Я резко сел и, пододвинув к себе рюкзак, принялся рыться в нем, ища захваченные с собой кристаллы огневита.

   "Что делаем?"

   Морда моей спутницы раздвинула полог из ниспадающих ветвей, после чего она полностью "просочилась" внутрь - мокрая и довольная.

   - Да так, рассматриваю наши сокровища, - ответил я, разворачивая завернутые в тряпицу камни.

   "И что в них ценного?", - голова драконицы плюхнулась мне на колени.

   - В прошлые века эти кристаллы ценились дороже алмазов и всего прочего. А все из-за их необычных свойств и редкости. Огневиков в этот мир пришло не так уж и много, жили они долго, а места их смерти обнаруживали не так уж и часто, - пояснил я, внимательно разглядывая камни и пытаясь понять, что меня в них смущает и, посмотрев один из них на солнце, добавил: - Так что думаю, что они и сейчас ценность кой-какую имеют, а у нас денег нет.

   "Меркантильный ты", - сказала она, изгибаясь и почесывая нос кончиком хвоста. - "Везде выгоду ищешь. А вообще этот огненный интересное создание, а уж когда после смерти он стал превращаться в груду кристаллов...поразительное зрелище".

   Она восторженно пискнула и вытянула шею, заставив меня автоматически провести рукой по ее голове.

   - Да, красиво, - согласился я, а в голове у меня на миг возник образ Огни, ее стекленеющий взгляд и нити обычно мягких огненных волос, твердеющих на глазах. Она до последнего не хотела уходить из этого мира, борясь с его "холодом", но спустя три десятка лет жизни даже подарок Наблюдателя уже ничем не мог ей помочь. Умерла она, держа меня за руку и мне, чтобы освободиться, пришлось потом разбивать ей кисть кузнечным молотом. Тонкие пальцы лопаются и бледно-голубые, почти прозрачные осколки сыплются к моим ногам.

   Я мотнул головой и, закусив губу, взял следующий камень. Колючка явно что-то прочитала в моих мыслях, но тактично промолчала и лишь глубокий вздох дал мне понять, что она все понимает.

   - А еще если положить такой кристалл в огонь, а потом капнуть на него каплю своей крови, то внутри загорается огонек, который пульсирует в такт биению сердца, а если....

   Я резко замолк пораженный неожиданной догадкой и вновь поднял камень, направив сквозь тот прорывавшийся сквозь листву солнечный луч - чистый темно-синий насыщенный цвет. Не прозрачно-голубой, а темно- синий!!

   - Твою ж, - пробормотал я, несколько ошарашенно крутя кристалл в руках.

   "Что не так?" - в глазах Колючки читалось плохо скрываемое любопытство.

   - Цвет. Цвет не тот. Как бы объяснить, - я прищелкнул пальцами. - В общем, после смерти огневика цвет кристаллов должен быть бледно-голубой, а у этих он темно-синий.

   "И что?"

   - А то, что подобные кристаллы находили в местах древних захоронений огневиков, которые умерли не одну сотню лет тому назад.

   "Этот как-то не был похож на мертвого".

   - Вот именно, - я растерянно почесал в затылке. - Интересно некромантия тут сейчас практикуется. Хотя нет, бред, как можно оживить существо из огня...

   Наши с Колючкой газа встретились, а общая догадка слилась в моей голове в единое слово:

   "Богиня".

   - Черт. Ладно, отбросим "как", но зачем?

   "Создай чудище, натрави на кого-нибудь, спаси от него и получи толпу поклоняющихся", - драконица дернула кончиками крыльев. - "Стандартный прием".

   - А нас тогда зачем натравливать на него? Да и остальных? Хотя стоп, - я воздел перед ее мордой руку, - не подсказывай. Отправляешь героев, они гибнут, ты говоришь: "вах, какой злой демон, а я такой весь слабый, нужно больше золота". Ребята бьют тебе челом, а ты получаешь манну, силу, ну или что там у богов.

   "Можно и это предположить", - кивнула Колючка. - "А может просто что-то пошло не так и она просто испугалась".

   - Моя версия правдоподобнее, - я завернул сверток с камнями и, сунув его в рюкзак, вновь растянулся на траве. - Блин, вот даже не знаю, как на это реагировать, но все равно эта Рина поступила с нами как последняя сучка.

   "Даже и спорить не буду", - неожиданно согласилась со мной Колючка и, воздев невинные глаза, поинтересовалась: - "Отдыхаем до вечера?"

   "Да", - мысленно ответил я. - "Как жара спадет, выходим".



Глава 7.


   Гувер еще раз окинул внимательным взглядом черный провал пещеры и повернулся к следопыту, который стоял неподалёку, опершись на свое длинноствольное ружье и с задумчивым видом разглядывал растущий напротив него куст.

   - Каллат, ты уверен, что нам стоит туда лезть? - спросил он, подходя ближе. - По мне так пещера как пещера, ничего в ней рукотворного нет.

   - Это работа гномов, - уверенно сказал Каллат, отрываясь от созерцания куста. - Даже отсюда я различаю их руны на камне у входа. К тому же если отсчитать две тысячи шагов от места нашего спуска, то эта пещера находится как раз напротив древней кузницы.

   - Хм...

   Эндрю задумчиво посмотрел на следопыта, затем вновь перевел взгляд на отверстие в скале, пытаясь найти в нем хоть какие-то следы рукотворности. Причин не доверять словам следопыта у него не было, но ошибаются все и правоту или не правоту можно было проверить только одним способом.

   - Идем тогда посмотрим.

   Он уже сделал шаг в направлении пещеры, но тут его остановила рука следопыта крепко ухватившая за плечо.

   - Стой, нельзя.

   - Почему? - Гувер непонимающе посмотрел на эльфа.

   - Не видишь? - он ткнул стволом ружья в кусты, которые рассматривал до этого, но заметив недоуменно-непонимающий взгляд полковника, пояснил: - Шерсть, следы, там логово пещерного медведя.

   - И что, нас двое, и мы вооружены, - Эндрю хлопнул себя по бедру с закрепленной на нее пистолетной кобурой.

   Многозначительный взгляд следопыта, посмотревшего на него словно на пациента дома умалишённых, сказал все без слов. Он мотнул головой, словно выходя из остолбенения, вызванного недоумением от слов полковника и, поманив того пальцем, молча указал на подножье дерева, где во мхе четко отпечатал огромный след когтистой лапы, затем поставил рядом ногу. Гувер удивленно и несколько нервно присвистнул - кончик сапога следопыта едва достиг середины отпечатка.

   - Большой, очень большой, хитрый, шкура толстая, даже мое ружье с трудом пробьет, а уж твоя игрушка, - эльф саркастически скривился, затем развернулся и, бросив "нужно подготовиться", направился прочь от пещеры.

   Гувер еще раз посмотрел на след, мысленно прикинул размер зверя и, покачав головой, направился следом.


   За прошедшие два дня Сагер хоть немного пришел в себя, но по-прежнему отмалчивался о причинах своей неожиданной хандры. Тем не менее, несмотря на свое несколько отрешенное состояние, на месте он не сидел и к их возвращению в лагерь успел приготовить довольно вкусную похлебку из рыбы, пойманной утром Каллатом, а также натаскать нового валежника для костра. Следопыт есть не стал, а почти сразу же уселся под деревом и, достав из своего подсумка с десяток патронов вместе с завернутым в тряпицу инструментом, принялся неторопливо их разбирать, аккуратно отделяя пули от гильз, выковыривая пыжи. Закончив с этим процессом, он вытряхнул из гильз порох на заранее подготовленный широкий лист какого-то растения, собрал его кучкой, затем извлек из-за пазухи небольшой мешочек и осторожно высыпал на горку пороха немного искрящегося серебром порошка, после чего, смешав их в одну однородную массу принялся вновь набивать гильзы этим составом, тщательно отмеряя каждую порцию при помощи специального мерного стаканчика. Гувер, взяв свою порцию похлебки, пристроился неподалеку с нескрываемым интересом наблюдая за всеми действиями следопыта. Порошок трианида он узнал сразу, в танийской армии его применяли при производстве трималовой взрывчатки, смешивая с малониевой пастой. Сам по себе это порошок был бесполезен и пригоден разве только для быстрого разведения огня так-как воспламенялся буквально от одной искры, а вот в смеси с порохом... Полковник задумался.

   - Хочешь увеличить мощность патронов? - спросил он, облизывая ложку.

   Каллат скосил глаза в его сторону и молча кивнул.

   - А не боишься, что разорвет или заклинит?

   - Я уже так делал, - словно нехотя ответил эльф, помолчав. - Гильзы порой дует, приходится выкидывать, зато с двадцати шагов череп медведя в лоб насквозь пробивает. Только надо еще над пулями пошептать.

   Эндрю понимающе кивнул и поднявшись со своего места, направился к Сагеру, который с интересом прислушивался к их разговору.

   - Ну, может теперь хоть объяснишь, что у тебя там произошло?

   Взгляд молодого археолога погас, плечи поникли.

   - Не хочу об этом говорить, - буркнул он, отворачиваясь.

   - Думаешь держать в себе лучше? - поинтересовался Гувер усаживаясь рядом. - рассказывай, давай. Как я понимаю все дело тут в сестре Эллара.

   Адрия вздрогнул, медленно повернул голову и с подозрением уставился на полковника.

   - Почему вы так решили? Что-то знаете?

   - А что тут знать, - пожал плечами тот. - Да весь отряд видит, как вы вьетесь друг подле друга словно гогорские вьюрки в брачный период. Неужели все же решил поговорить с ней в открытую, а она отказала?

   - Нет, тут другое, - пробормотал Сагер.

   - И что же другое?

   - Что!? - Адрия неожиданно вскинулся. - Да все другое. Я решил ее проповедовать, пошел в ту комнату где она расположилась со в своими ...а она там с одним из этих животных, с самым мерзким, он ее....она голая...а он...

   Археолог заскрипел зубами и, отвернувшись, замолк.

   - Покрывал он ее там, - закончил вместо него Каллат, переламывая свое ружье и что-то пристально рассматривая в канале ствола. - Наскр в последнее время как сума сошел, постоянно на нее лезет, даже с Расраком подрался. Оно и понятно всякий зверь метит свою самку.

   Эльф защелкнул ружье и кивнув в сторону Адрии, добавил:

   - Твой друг просто слепец и не умеет слушать. Нелла много раз говорила, что они едины со своими зверями душой и телом.

   - Я слышал! - Сагер вскочил на ноги, с ненавистью смотря на эльфа. - Но не думал...Это, это...это же мерзко, противоестественно, они же животные.

   Голос археолога сорвался в крик.

   - Они не животные, - ответил следопыт спокойным голосом, на лице которого не дрогнул ни единый мускул. - Они принадлежат к существам, имеющим два облика. И кричать не надо, лес не глухой.

   Сагер нервно дернул подбородком, хотел еще что-то сказать, но посмотрев на Гувера, в глазах которого читалась жалость, резко развернулся и направился вглубь леса. Эндрю вскочил на ноги, но Каллат неожиданно его остановил.

   - Пусть идет. Не дурак, вернется. Ему нужно переварить правду, принять истину. Нелла не плохая, просто такая какая есть. К слову, ей эти соития не доставляют удовольствия.

   - Откуда знаешь.

   Следопыт криво усмехнулся.

   - Вижу, - он закинул ремень ружья на плечо. - Будь здесь, прослежу за твоим другом, заодно подстрелю козу, нужна приманка.

   Он хлопнул полковник по плечу и быстрым шагом направился в туже сторону куда за пару минут до этого ушел Сагер.


   Город был похож на растревоженный муравейник и одновременно на огромный восточный базар. С первым его роднило количество народа и такая же непонятная постороннему глазу суета, от второго он взял постоянные крики торговцев, расхваливающий свой товар, смуглую кожу жителей и приземистую архитектуру с плавными закругленными линиями. Не хватало только шпилей минаретов, крика мулл, да женщин, укутанных в паранджу по самые брови. Вот последние особенно рушили весь местный колорит, предпочитая носить свободные блузки с довольно откровенными вырезами и странный гибрид шорт толи с юбкой, толи просто с пришитыми к ним кусками цветастой материи различной длины. В отличии от них мужчины вполне вписывались в восточный колорит (ну или как я его себе представлял на основании некоторых фильмов), почти поголовно щеголяя в штанах "я у папы Алладин" и однотонных просторных рубахах самой причудливой расцветки.

   Оказавшись здесь я даже сперва несколько занервничал от своего вполне европейского прикида, думая, что он привлечет ненужное внимание, но к счастью мои опасения не6 оправдались и я вскоре понял почему. Чем дальше я углублялся в город, тем больше встречал людей, одетых в самые различные одежды, на фоне которых я казался обычным не очень богатым горожанином. К центру города стал меняться и стиль построек, а плавные линии куполов крыш, шаловливые изгибы окон и разнообразие украшенных мозаиками арок, сменилось на более привычную аскетичность прямых линий.

   "Ну и куда идем?"

   Голос прячущейся в рюкзаке Колючки оторвал меня от рассматривания мрачного величественного здания чей фронтон был украшен богатой лепниной, изображающей схватку меж собой каких-то причудливых созданий и вернул в реальность, заставив оглядеться. Площадь, фонтан в виде огромного полуголого наездника на лошади держащего в руках рог, из которого изливается целый водопад воды каскадами стекающий по скале, на вершине которой, собственно говоря, и гарцует этот всадник. Народу не так уж и много, окружающие дома блестят витринами и пестрят различными вывесками. Я еще раз пробежался глазами по витринам и, остановив взгляд на одной из них, за стеклом которой тускло поблескивали различные украшения, решительно направился в ее сторону.

   "Где мы и куда идем?"

   Рюкзак на спине зашевелился, заелозил, затем из его неплотно затянутой горловины осторожно высунулась голова Колючки и тут же пристроилась на моем плече озорно блеснув бусинами глаз.

   "Совсем незаметно", - мысленно проворчал я, открывая приветственно звякнувшую колокольчиками дверь ювелирного магазина.

   Небольшое, но очень светлое помещение длинным стеклянным прилавком, внутри которого под светом ламп переливались различные безделушки, на кои так падко большинство дам всех мастей и возрастов. Кроме нас в магазине присутствовала довольно импозантно одетая пожилая дама в роскошной шляпе с огромными полями и пожилой господин, судя по всему являющийся хозяином лавки и в данный момент показывающий женщине какое-то кольцо. Скосив глаза в мою сторону, он приветливо кивнул и извинившись предложил подождать, указав взглядом из-под очков в тонкой серебристой оправе на примостившийся в углу небольшой диванчик. Я благодарственно кивнул в ответ, но садиться не стал, предпочтя этому разглядывание выставленных в витринах украшений, некоторые из которых просто поражал своим изяществом и тонкостью работы.

   "Почему сюда?" - поинтересовалась драконица, успевшая за мгновение до того, как я вошел внутрь спрятаться обратно в рюкзак. - "Разве по пути не было других магазинов?"

   "Были", - ответил я. - "Только район мне там не понравился, бедный слишком, больше не на ювелирный магазин похоже, а на ломбард или скупку краденого. Засветишь камни, потом хлопот не оберешься".

   "Осторожничаем?" - хмыкнула Колючка.

   " Есть немного", - не стал спорить я. - "Зачем привлекать лишние проблемы на наши головы".

   - Господин, чем могу служить?

   Я оторвал взгляд от витрины, к своему удивлению обнаружив, что пожилая дама уже покинула магазин, а я, отвлеченный болтовней со своей спутницей, даже не услышал звяканье входных колокольчиков.

   "А я услышала, бе, бе".

   В голове у меня промелькнул образ драконицы ехидно показывающей мне язык, но тут же исчез развеянный мысленным обещанием пустить кой кого на суп, очень наваристый суп.

   - Господин? - снова терпеливо повторил ювелир.

   - Извините, - я виновато улыбнулся. - Просто немного засмотрелся на ваши чудесные изделия.

   - Ну тут не все мои, - сдержанно улыбнулся в ответ тот. - Вот это, - он указал рукой на витрину рядом со мной, - делает мастер Граджо из Ланкастрии. Видите, какая тонкая огранка у камней, да и сами изделия богато украшены орнаментом. Гарджо по истине гениальный мастер...

   Я удивленно посмотрел на старого ювелира, в словах которого совершенно не было и следа зависти к другому мастеру, скорее слышалась неприкрытая гордость словно он говорил о своем ученике.

   - Однако, как я понимаю, вы пришли не для того чтобы купить одну из этих чудесных вещиц, - продолжил он, смотря на меня поверх очков проницательным взглядом. - Так могу я все же узнать цель вашего визита.

   - Вы правы, - я не стал отнекиваться. - Я действительно пришел не для того чтобы купить, а наоборот хотел вам предложить один интересный камешек. Надеюсь, вы занимаетесь скупкой драгоценностей.

   - Естественно, - кивнул ювелир. - Пройдемте.

   Он указал на небольшой столик находящийся в самом дальнем углу магазина и примыкающий к основной витрине. Подойдя к нему, он наклонился и, достав из-под него небольшие весы, небольшую лупу, закрепленную на бронзовой станине, и набор из шести баночек, каждая из которых была снабжена цветастой наклейкой, посмотрел на меня выжидающим взглядом. Я сунул руку в нагрудный карман, нащупывая заранее отложенный туда камень, как вдруг заметил, что взгляд старика сместился мне за спину, а его глаза буквально округлились от удивления.

   "Колючка, ну, едрена вошь..."

   "А сам посиди в своей сумке", - огрызнулась драконица, устраиваясь на плече и привычно обвивая своим хвостом мою шею, отчего глаза у ювелира расширились еще больше. - "Душно, темно и скучно".

   - Вы меня извините, что я со своим питомцем, - сказал я в слух, чтобы хоть как-то разрядить обстановку. - Она у меня смирная и не кусается.

   "Почти", - тут же мысленно добавила Колючка, хихикнув.

   - Это же дракон, - наконец выдавил из себя ювелир.

   - Точно подмечено, - улыбнулся я. - Маленький, ручной дракон.

   - Но разве такие бывают?

   Я молча пожал плечами и показал глазами на Колючку, мол, а это тогда кто? Старик так же молча посмотрел на нее, хмыкнул и поправив очки, спросил:

   - Так что вы хотели мне показать, господин?

   - Это, - я разжал ладонь, демонстрируя лежащий на ней небольшой камешек огневита. - Надеюсь, он представляет какую-нибудь ценность.

   Ювелир осторожно взял кристалл двумя пальцами, сунул его под лупу и, поправив лампу таким образом, чтобы свет падал на камень, некоторое время рассматривал его под ней, затем задумчиво произнес:

   - Немного непонятно, похоже на редкий голубой рубин, но внутренняя структура более чиста, можно я кое- что проверю? Не бойтесь, камню это не повредит.

   Я коротко кивнул, с интересом наблюдая, как старик открыл одну из баночек набрал оттуда пипеткой зеленоватую жидкость и капнул на камень, что-то при этом пробубнив под нос. А дальше началось светопреставление: вокруг камня вспыхнул яркий ореол, а сам он заиграл всеми цветами радуги, заставив меня прищуриться, а старика-ювелира прикрыть лицо ладонью. Вот уж не знал, что он на подобное способен, однако впечатляет, вот только думаю камень побольше таким способом проверять не стоит, по крайней мере без сварочной маски.

   - Уф, - меж тем выдохнул старик, едва камень погас, вновь превратившись в темно-синий кристалл и, посмотрев на меня задумчивым взглядом, вкрадчивым шепотом спросил: - Молодой человек, а вы хоть сами в курсе что продаете?

   - Кристалл огневита, - ответил я и, подумав, добавил: - Ну так эти камни называют в моих местах.

   - Хм, - ювелир поправил очки. - Не знаю уж откуда вы, молодой человек, но в наших местах сей камень зовется "халдранситом", что в переводе с эльфийского означает...

   - Огненное око, - закончил я за ювелира, вызвав у него еще один удивленный взгляд и тут же переспросил: - А что с этим камнем не так?

   - Да как вам сказать, молодой человек, - старик осторожно положил огневит на стол, словно боялся его разбить. - Если опустить тот факт, что эти камни обладают настолько необычными магическими свойствами, что за подобный кристалл любой маг-исследователь вам душу продаст, они к тому же очень редки. Нет не так, - он покачал головой. - Они очень, очень, очень редки, настолько редки, что последняя находка такого камня случилась около двух веков назад и в данный момент он находится в сокровищнице нашего правителя, являясь одним из ценнейших артефактов. А теперь поставьте себя на мое место. Ко мне приходит невзрачно одетый человек с улицы и предлагает купить подобный камень. Что я должен думать?

   Я посмотрел на ювелира, руки которого тряслись мелкой дрожью, затем быстро переглянулся с Колючкой.

   "Он хочет этот камень, но чего-то боится", - сказала драконица. - "Однако грязных помыслов нет, можешь ему доверять".

   - Послушайте...

   Я наклонился к хозяину лавки заставив того испуганно отпрянуть.

   - Моя спутница, - мои глаза на миг указали на Колючку, - говорит, что вы хотите этот камень и то что вам можно доверять. Это так...

   - Ну...

   Ювелир прокашлялся и, сняв очки, принялся их тщательно протирать извлеченным из кармана платком, постоянно косясь на драконицу. Я не торопил, но тем не менее пауза в нашем разговоре несколько затянулась и у меня в голове все настойчивее звучал внутренний голос призывающий спешно ретироваться.

   - Хорошо, - неожиданно произнес старик, решительным движением возвращая свои очки на законное место, - буду с вами откровенен, молодой человек. Да, я очень хочу заполучить этот камень, но учитывая все сложности, связанные с его обработкой и последующей продажей, могу дать за него не более тысячи флорденов.

   Приехали. И сколько это интересно, много или мало? То, что старик занижает цену - это понятно, но на сколько и стоит ли продолжать торговлю дальше, или отдать камень за эту цену? С другой стороны, особо выделываться не стоит, да и деньги нужны, а еще документы и оружие. Впрочем, если без последнего я как-нибудь еще обойдусь, то с документами надо что-то решать. Родария - это не ничейные земли и войдя в город, я уже несколько раз являлся свидетелем проверки документов местными стражами порядка. А учитывая тот факт, что мне придется находиться тут неопределенное время, то хоть какие-то бумаги мне явно нужны, иначе придется уходить в "партизаны" и избегать больших городов. Я конечно не против походной жизни, да и привык уже, но в сырые, непогожие деньки уж лучше ночевать под крышей, к тому же, кто знает, куда меня путь-дорога заведет.

   - Знаете, я тоже буду с вами откровенен. Мне нужны деньги, а так как я не местный то даже не представляю, насколько велика предложенная вами сумма. Например, на нее можно купить снаряжение для дальней дороги и хорошую винтовку?

   - Винтовку? - старик на мгновение задумался, затем пожал плечами. - Я не в курсе цен на оружие, но могу вас уверить, что тысяча флорендов сумма немалая.

   - Ладно, - я растерянно потер переносицу, - отойдем от этого вопроса. Позвольте вас спросить нечто странное. Не могли бы вы мне помочь сделать какие-нибудь документы личности, чтобы в случае чего у стражей порядка не возникало лишних вопросов.

   - Молодой человек, - вскинулся старик. - Я не имею дел с местным криминалитетом, а посему...

   Он резко умолк и нервно сглотнув, судорожно выдохнул, потому как на моей ладони лежал другой камень превосходящий первый в несколько раз по размерам. Пододвинув к себе стул, он плюхнулся на него и, посмотрев на меня ошалелым взглядом, жалобно произнес.

   - Я правда не могу вам в этом помочь. Я человек честный и всю свою жизнь старался избегать неприятностей с законом.

   "Он говорит правду", - подала голос Колючка. - "А еще он очень растерян и напуган твоим напором".

   "Понятно", - сказал я мысленно, а вслух добавил: - Ладно, извините меня, тысяча так тысяча, готов продать.

   Я сжал кулак и уже собирался убрать второй камень обратно в карман, но старый ювелир меня остановил.

   - Не торопитесь, молодой человек, - произнес он все тем же дрожащим голосом, а его взгляд просто не отрывался от моей руки. - Я действительно ничем не могу помочь в вашей просьбе, однако я не говорил, что не знаю таких людей. Не скажу, что знакомство с ними приятно, но в нашем деле иногда приходится пользоваться их услугами.

   Он развел руками.

   - Вы же только что сказали, что не имеете дело с криминалитетом.

   - Так и есть, так и есть, - закивал старик. - Эти люди официально чисты перед законом и довольно уважаемы, но у них есть определенные связи..., - он посмотрел на меня многозначительным взглядом, -... ну вы же меня понимаете.

   Я кивнул, а мысленно усмехнулся, все же навеянный некоторыми фильмами и книгами стереотип о том, что все ювелиры так или иначе связаны с преступным миром, сработал на все сто.

   - Подходите скажем..., - он извлек из кармана кругляш часов на массивной цепочке и щелкнул их крышкой, - ...скажем к шести вечера. До этого времени я свяжусь со своим знакомым и если вы договоритесь, то он поможет вам в вашей просьбе.

   - Хорошо, - я шевельнул пальцами, на миг перейдя в режим ускорения, и камень просто исчез с моей ладони.

   "Позер", - фыркнула Колючка, однако я не ответил на данный выпад, а, кивком попрощавшись со старым ювелиром, вышел из магазина.


   Верховный чародей Родарии Салах Араск был высушенным скрюченным старикашкой, чей возраст, по словам некоторых знающих людей, давно перевалил за пару столетий. Тем не менее, об этом факте все говорили шёпотом, постоянно оглядываясь в страхе, что откуда-то из тени высунется тонкая покрытая желтой пергаментной кожей рука с длинными пальцами похожими на когтистые паучьи лапы и безжалостно придушит очередного сплетника. Так что главного чародея никто не любил, а вот боялись многие, особенно юные чародейки, только вступившие на путь изучения магических основ, ибо было известно, что Араск был особенно падок до молодых прелестниц. Порой он проезжал по магическим школам столицы с инспекцией, а понравившаяся ему чародейка навсегда исчезала в недрах его башни, взмывающей указующим перстом из самого центра города. И если раньше эти инспекции проходили рас в несколько лет, то в последние года они стали почти ежемесячными и только личное вмешательство правителя, помогло прекратить этот кошмар. Что сказал чародею на аудиенции правитель доподлинно было неизвестно, но после этого Салах вообще перестал появляться на людях, а ворота его башни сомкнулись, превратив ту практически в неприступную крепость. И все же в газетах нет-нет да проскальзывала новость о пропажи очередной девушки, но в основном это списывалось на окрестных маньяков и местных преступников, тем более что тела жертв, изуродованные до неузнаваемости, частенько находили на окраинах города, тогда как все "любимицы" чародея исчезали бесследно. И все же слухи о Черном Шпиле, его зловещем хозяине, творящем непотребную магию ради своих зловещих планов, постоянно муссировались среди жителей столицы, однако на самом деле большинство было просто сплетнями, реальность была намного проще, мрачнее и одновременно ужаснее.

   Салах остановился у тонкого стрельчатого окна, бросил взгляд на загорающиеся в вечернем небе звезды, что-то недовольно пробормотал под свой крючковатый нос, затем судорожно потер руки и, противно хихикнув, двинулся дальше по коридору ведущему к небольшой двери окованной широкими медными полосами. Занеся свою руку над дверной ручкой, он замер в нерешительности. Араск в своей долгой жизни боялся всего лишь нескольких человек и один из них сейчас находился по другую сторону двери. Человек, маг, владеющий настолько странными и могучими силами, что даже одно его присутствие вызывало в старом чародее приступы дикой зависти и желания обладать подобной силой. Была бы его воля, он бы запер своего гостя в лаборатории, что занимала несколько подземных этажей башни, и медленно разделывал бы по кусочкам, тщательно изучая каждый из них в надежде познать источник этой невероятной силы. Пальцы чародея засучили в предвкушении, а на их кончиках заблестели огоньки заготовленных заклинаний, но холодный разум на этот раз возобладал над желаниями, подсказав, чем может обернуться подобная авантюра. Труп его нерадивого ученика, некогда попытавшего выступить против неожиданного гостя, до сих пор украшал одну из лабораторий искореженной нетленной мумией. Поэтому Араск спешно скинул заклинание, усилием воли выровнял потоки энергии, осторожно постучал и, не дожидаясь разрешения (в конце концов, он был у себя дома), распахнул дверь. Сидевший в глубоком кожаном кресле человек, чьи длинные седые волосы были собраны в аккуратный хвост и заколоты золотой заколкой, на конце которой тускло поблескивал темно-красный изумруд, оторвался от книги и вопросительно посмотрел на вошедшего.

   - Мои люди нашли девушку, - сказал Араск, подходя ближе и останавливаясь в нескольких шагах от сидевшего. - Ее уже везут в столицу. Думаю, через пару дней она будет здесь.

   - Хорошая новость, уважаемый, - Эндрис Варк захлопнул книгу. - Хозяйка будет довольна твоими услугами.

   - Рад услужить Великой, - чародей согнулся в поклоне. - Надеюсь на дальнейшее сотрудничество. Кстати, охотники наткнулись в изменённых землях на странную эльфийку с темой кожей, говорят она очень красива и не менее строптива, ее доставят вместе с девушкой, не желаете взглянуть, уважаемый? Лично я в нетерпении и очень сильно хочу ее изучить...

   Он засучил пальцами, противно захихикав при этом и заставив Варка невольно поморщиться.

   - Благодарю, но ваши мутанты и химеры меня не особо интересуют. Да и вам бы я советовал сперва закончить все наши дела, а уж затем придаваться удовольствиям. Не забудьте, Хозяйка ошибок не прощает.

   - О, я это помню, - развел пальцами Салах. - Не беспокойтесь, уважаемый, все будет готово вовремя.

   - Замечательно.

   Варк вновь открыл книгу, давая таким образом понять, что разговор закончен, однако Салах продолжал топтаться на месте, и не спешил уходить. Тем не менее, Эндрис углубился в чтение и, лишь перевернув пару страниц, вновь перевел внимание на старого чародея.

   - Что-то еще? - спросил он недовольным голосом, скосив глаза.

   - К-хм, - прокашлялся чародей. - Уважаемый, не могли бы вы мне вновь помочь в маленьком деле, а то, знаете ли, года....

   - Кровь принесли?

   Длинные пальцы мага двинулись самым причудливым образом, и в них появилась небольшая склянка до половины заполненная темной жидкостью, которую он и протянул Варку. Эндрис взял посудину, откупорил ее, провел перед носом, вдыхая терпкий аромат свежей крови и коротко кивнул.

   - Пойдет.

   Повинуясь движению его руки, кровь выскочила из посудины, повисла в воздухе и вдруг стала вытягиваться, вращаясь вокруг своей оси и превращаясь в некое подобие длинной иглы. Варк поднялся с кресла, взял эту странную иглу и, подойдя к Салаху, с размаху воткнул ее тому в спину ниже поясницы, после чего вернулся на свое место. Араск некоторое время стоял неподвижно, прислушиваясь к своим ощущениям, затем его сморщенное лицо расплылось в довольной улыбке.

   - Я чувствую, как силы вновь вливаются в мои чресла, а посему спешу вас покинуть, уважаемый.

   Дверь захлопнулась. Эндрис с ухмылкой посмотрел вслед чародею, покачал головой и, погладив набалдашник прислоненной к креслу трости, выполненный в виде головы демона, вновь вернулся к чтению.



Глава 8.


   Сайбрид Хара являлся одним из крупнейших ростовщиков Андары, причем во всех смыслах этого слова: его лавки оккупировали все кварталы, количество работающих на него людей исчислялось сотнями, а его объем его талии давно уже не выдерживал никакой критики. А еще он был его старым школьным товарищем и человеком, входящим не только в городские верхи, но и самые тайные низы города.

   Зайф Углис остановился, снял котелок и, достав из кармана платок, вытер выступивший на лбу пот. День давно уже перевалил за середину, однако на улице было все еще довольно жарко, хотя пот ювелира прошиб не столько от жары, сколько от мысли о предстоящей встречи со "старым другом". Он несколько минут стоял на одном месте, опершись на потертую трость, затем решительно выпрямился и направился дальше, вдоль по узкой улочке, поросшей высокими раскидистыми кленами и огороженной высокими глухими заборами из беленого кирпича. Долги нужно было отдавать, а как бы это не хотелось Улгису признавать, но Сайбрид своим долгосрочным кредитом помог ему в трудную минуту. Наверняка эти деньги были нажиты незаконным путем, возможно на них была даже кровь честных граждан, но в то мгновение он не думал об этом, так как на кону стояла жизнь его единственной дочери. И вот теперь появилась возможность избавится от бремени этого долга и все благодаря странному незнакомцу с его необычным питомцем. Зайф снова остановился, затравленно огляделся и, подойдя к неприметной обшарпанной дверце опутанной густым плющом, взялся за вделанное в нее тяжелое металлическое кольцо и пару раз стукнул. Некоторое время ничего не происходило, хотя Углис всеми клеточками своего тела чувствовал скользящий по его лицу изучающий взгляд, который заставлял его нервничать еще больше, затем дверь с легким скрипом отворилась, а стоящий по другую сторону здоровенный детина с угрюмым насупленным лицом более подходящим горной обезьяне, приказал следовать за ним. Зайфу ничего не оставалось делать, как послушаться. Они прошли через целую анфиладу роскошных комнат пока не остановились у широкой двухстворчатой двери украшенной превосходной резьбой.

   - Хозяин примет, заходи, - проворчал охранник и приоткрыв дверь, буквально втолкнул старого ювелира внутрь комнаты отчего тот, не удержавшись на ногах, бухнулся на колени. Котелок слетел с головы и, скользнув по отполированной гранитной плитке, скрылся под стоящим у стены массивным диваном, а соскользнувшие с носа очки повисли на груди, удачно зацепившись своей душкой за шейный платок.

   - Друг мой, ну зачем такие почести, - скрипучий голос был полон нескрываемой насмешки, - достаточно было просто снять шляпу и поклониться.

   - Скользко тут у тебя, - ответил Зайф с кряхтением поднимаясь с пола и дрожащими руками возвращая очки на их законное место.

   - Это да, - согласился пожилой худощавый мужчина вальяжно развалившийся в глубоком кресле из дорогого ленкогского дерева и с презрительной ухмылкой наблюдающий за всеми действиями своего гостя. - Однако рад видеть тебя, Углис, надеюсь на этот раз ты пожаловал не с пустыми руками. Иначе я буду очень, очень, - он выдержал паузу,-... очень разочарован тобой.

   - Не будешь. Я принес долг, полностью.

   Редкие седые брови Сайбрида удивленно приподнялись.

   - Вот как. Что ж прошу, - он взглядом указал на стол.

   Зайф послушно извлек из внутреннего кармана мешочек с камнем и, подойдя к столу, положил его перед ростовщиком.

   - Это что? - спросил Сайбрид с подозрением смотря на бархатный мешочек куда едва вместился бы даже самый маленький перстень с его руки.

   - Твой долг?

   Ростовщик нахмурился, а в его глазах появился гневный блеск.

   - Друг мой, - сказал он вкрадчивым голосом. - Неужели ты хочешь сказать, что в этой тряпке поместилось пять тысяч флорендов, да еще и с процентами за просрочку?

   - Именно, - кивнул Углис, чувствуя, что его лоб вновь покрылся противной липкой испариной, а сердце нервно забухало в груди. - То, что лежит в этом мешочке, по цене полностью перекрывает весь мой долг.

   - Вот как...

   Хара прищелкнул пальцами и тут же из-за тяжелых темно-зеленых портьер, закрывающих стены плотным ковром, появился худощавый паренек, который спешно подбежал к столу хозяина и, развязав мешок, вытряхнул себе на руку бледно-голубой кристалл.

   - И что там, - ростовщик вытянул шею, и слуга послушно продемонстрировал ему ладонь с лежащим на ней камнем. - Рубин? Ты никак издеваешься, надо мной, старый друг?

   Последнее было сказано таким тоном, что старый ювелир буквально почувствовал, как по его горлу скользнула сталь кинжала наемного убийцы.

   - Это не рубин, - произнес он, нервно сглатывая. - Это халдрансит.

   - Что?

   Ростовщик резко выпрямился и ухватив слугу за запястье уставился на камень подслеповато щуря глаза, затем коротко ругнулся и, выдвинув один из ящиков стола, извлек оттуда увеличительное стекло. Несколько минут разглядывал, затем резко откинулся в кресле и повелительным жестом указал парную в сторону стоящей на столе массивной деревянной шкатулки. Слуга понимающе кивнул, спрятал камень обратно в мешок, а уж затем убрал тот в указанную шкатулку.

   - Что ж, удивил так удивил, - Сайбрид покачал головой. - Действительно ценный камушек, однако позволь спросить, откуда он у тебя?

   Он указал рукой на стул по другую сторону стола и ласково-приказным тоном добавил:

   - Да ты присаживайся, старый друг, не стесняйся, а Зак, - его взгляд переметнулся на слугу, - пока найдет твой цилиндр и почистит его.

   Парень непонимающе посмотрел на хозяина и заметив его палец, указывающий на диван, под который закатился головной убор ювелира, быстро подбежал к нему, растянулся на полу, некоторое время что-то там высматривал, а затем сунув руку вытащил потерянную шляпу.

   - Я сказал почистит, что тут непонятного, а?

   Слуга испуганно кивнул и выскочил из комнаты хлопнув при этом дверью, которая правда тут же вновь открылась, позволив заиграть портьерами ворвавшемуся через приоткрытое окно шальному ветерку, а Сайбрида нервно поморщиться.

   - Кунар, закрой за этим олухом дверь, а то еще сквозняком продует!

   На этот раз из-за портьеры появился знакомый Углису молодчик, которого он уже много раз видел в харовском окружении. Вальяжно кивнув старом ювелиру, он неторопливо прошествовал к двери, закрыл ее и оперся спиной о створку, скрестив руки на груди.

   - Садись и рассказывай.

   Рука Сайбрида вновь указала на стул, только на этот раз в его голосе зазвучали приказные нотки, заставившие старого ювелира поспешно принять предложение и занять указанное место.

   - А что рассказывать, - хрипло выдавил из себя Углис и, смущенно прокашлявшись, пояснил: - Того, кто принес этот камушек впервые вижу, но судя по одежде он один из тех, кто любит шляться по проклятому лесу, не помню, как их называют.

   - Магеры, - буркнул ростовщик. - Хотя для дела это неважно, рассказывай дальше.

   - Больше нечего. Пришел, продал камень и спросил не знаю ли я кого, кто мог помочь достать поддельные документы и разрешение на свободное ношение оружия. За это обещал отдать еще один камень, но куда большего размера.

   - Насколько большего?

   - Раза в три.

   Глаза Сайбрида удивленно расширились и в них появился жадный блеск.

   - Где и когда назначена встреча?

   - Значит поможешь, - Зайф немного расслабился. - Что ж, думаю мы на этом оба хорошо заработаем.

   -Возможно, - уклончиво ответил Хара, задумчиво барабаня пальцами по столу. - Так где вы встречаетесь?

   - Сегодня вечером у меня в лавке.

   - Отправь его в "Прыгунью".

   - В "Прыгунью Марси"?

   Сайбрида утвердительно кивнул.

   - Погоди, но там же..., - в глазах старого ювелира блеснул огонек понимания, он нервно повел подбородком и, внутренне поражаясь собственной смелости, отрицательно мотнул головой. - Нет, Сайб, извини, но я честный человек и в твоих темных играх участвовать не намерен. Долг я отдал, так что...

   Он хотел подняться, но упавшая на плечо тяжёлая рука буквально при гвоздила его ко стулу.

   - Нет, это не понял меня старый друг, - сказал Хара, растягивая рот в ехидной ухмылке. - Позволь тебе объяснить одну простую вещь. Тут я решаю, когда твой долг будет полностью выплачен, а пока ты погасил лишь его часть, да проценты за этот год, но даже это лишь в том случае, если ты будешь выполнять то, что я скажу, а иначе...

   Он бросил быстрый взгляд на охранника и тот еще сильнее сжал плечо старика, заставив того невольно вскрикнуть от боли.

   - Сайбрид, ты не посмеешь, это подло.

   - Не посмею? Подло? - Хара рассмеялся. - Это всего лишь бизнес, дружище. Хотя постой, - он махнул рукой, и охранник тут же отпустил плечо старого ювелира, сделав шаг назад, - ты в чем-то прав, старый друг, прости, немного погорячился. Давай ты просто пошлешь этого чужака в "Прыгунью" и все, твой долг полностью прощен. Поверь, Зайф, твоя совесть будет полностью чиста, можешь даже предупредить чужака, о том, что ходить в "Прыгунью" довольно опасно...ну, соглашайся.

   - Нет.

   - Зря, - покачал головой Хара. - Зря упорствуешь, мой друг, ты ведь этому незнакомцу ничем не обязан.

   - А вот здесь я, пожалуй, соглашусь с данным господином.

   Все дружно обернулись с удивлением и непониманием уставившись на стоящего посреди комнаты мужчину в потертой куртке державшего в руке нечто похожее на палку, зачем-то тщательно завернутую в не очень чистую тряпку.

   - Вы кто? - наконец оправившись от изумления спросил Сайбрид, бросая быстрый взгляд на не менее изумленного охранника все еще стоявшего за спиной Зайфа. - И как прошли мимо охраны?

   - Мимо какой охраны? - мужчина сделал притворно удивленные глаза и повернув голову спросил. - Колючка, ты охрану видела?

   Из-за спины незнакомца высунулась "змеиная" голова, затем появились кончики крыльев, и наконец небольшой дракончик полностью взгромоздился на его плечо, оглядывая присутствующих пристальным взглядом своих янтарных глаз. В воздухе повисла напряженная пауза и в этой тишине щелчок взводимого курка прозвучал подобно грому, а дальше Зайф даже не понял, что случилось, ибо недавний посетитель его магазина (а это был именно он) вдруг исчез, чтобы через какой-то миг появится рядом с харовым охранником. Здоровяк не успел даже выхватить спрятанный за ремнем пистолет, как закричал от боли удивленно смотря на свою обвисшую плетью руку, однако сразу же попытался нанести удар другой рукой, но лишь для того, чтобы мешком осесть на пол. Незваный гость проследил его падение, хмыкнул и, наклонившись, поднял выпавший пистолет.

   - Мертв? - внешне Сайбриду удавалось выглядеть спокойным, но поймав его взгляд Зайф понял, что он напуган и довольно сильно.

   - Нет, - покачал головой мужчина, рассматривая пистолет, - полежит в отключке пару часиков, впрочем, как и остальные. Зато теперь можно поговорить спокойно и без лишних ушей.

   Он улыбнулся и, ободряюще подмигнув нервно ерзающему на стуле ювелиру, добавил:

   - Думаю этого господина можно и отпустить. Долг он вам свой отдал сполна, даже с процентами, а слушать нашу болтовню ему некогда. Я ведь прав?

   Зайф с удивлением и некоторым ехидством отметил, как вздрогнул Хара от пристального взгляда незнакомца и насколько быстро он закивал головой соглашаясь.

   - Вот и хорошо, - его взгляд переместился на Углиса. - Спасибо, господин ювелир, был рад нашему знакомству. Можете идти.

   Зайф не заставил себя упрашивать, а встал со стула, поклонился и на деревянных ногах вышел из кабинета, едва не споткнувшись о распростертого на полу приведшего его сюда охранника. Осторожно перешагнув через него, он достал дрожащими руками из кармана платок, промокнул выступивший на лбу холодный пот и почти бегом направился к выходу, мысленно клянясь себе больше никогда не посещать это проклятый дом и уж тем более ввязываться подобные авантюры.


   Пещерный медведь был не просто большим - он был огромным. Гувер мысленно прикинул, что встань он с ним рядом, то макушка его головы наверняка находилась бы на уровне холки зверя, а может быть и чуть ниже. Зверь вышел из пещеры мягко ступая своими огромными лапами, остановился, подозрительно оглядываясь, шумно втянул ноздрями воздух, затем уставился пристальным взглядом в сторону кустов за которыми притаился полковник. Эндрю нервно сглотнул, чувствуя, как мигом вспотела ладонь сжимающая рукоять револьвера. Реши животное направится в его сторону, останется только убегать и молиться, надеясь на сноровку и меткость следопыта, притаившегося по другую сторону от входа в пещеру. Пещерник меж тем повел носом, коротко рыкнул и резко повернул голову в сторону донесшегося из-за дерева испуганного блеяния. Несколько мгновений зверь стоял на месте, раздувая ноздри и словно сомневаясь в сторону какого из учуянных запахов ему двигаться, затем видимо инстинкты и голод взяли свое и он, утробно ворча, устремился к привязанной за деревом козе. Хлесткий удар выстрела, заставил Гувера невольно вздрогнуть, а медведя упасть на задние лапы и ошарашенно замотать головой. Судя по всему, следопыт попал точно между глаз, но пуля не смогла пробить толстую лобовую кость зверюги.

   - Вот демон его дери, -пробормотал Андре, пятясь назад, ибо медведь, помотав головой, принялся подниматься на лапы.

   Снова звук выстрела, на этот раз несколько из другого места. Медведь вздрогнул, как-то странно захрипел, попытался приподняться на задние лапы, но тут же рухнул завалившись набок. Несколько минут ничего не происходило: зверь лежал на земле конвульсивно подергивая лапами, коза за деревом исходила воплями ужаса, а Гувер замер на месте, не зная, что делать дальше.

   -Уже не встанет.

   Полковник резко развернулся, вскидывая пистолет, но тут же опустил его, мысленно обругав всех эльфов, а также их род до десятого колена включительно.

   - Пойдем, - Каллат указал стволом ружья на темный зев пещеры. - Должны успеть до темноты, а то вечер близко.

   Гувер согласно кивнул и подхватив заранее заготовленные факелы (к сожалению, ни он ни следопыт не умели делать магические светильники, а в ручном фонаре закончилось масло), направился вслед за следопытом.

   Пещера оказалась не особо глубокой, однако в ее конце присутствовала небольшая расщелина за которой обнаружился коридор с явными следами древней облицовки, что подтверждало предположение Каллата о ее рукотворности. К сожалению, больше ничего интересного найти не удалось, а найденный за расщелиной проход через несколько метров упирался в глухую стену из камней судя по всему появившуюся здесь в результате обрушения свода.

   - И что дальше? - спросил Андре. - Будем искать другую пещеру?

   - Других нет, - ответил Каллат перекидывая свою охотничью сумку вперед. - Пока охотился за козой, далеко прошел.

   Он достал из сумки небольшой свиток и закинув ее назад, воткнул тот меж камней, затем на прикоснувшись к нему указательным пальцем нараспев произнес:

   - Олдар малланс уйта!

   Свиток вспыхнул зеленым светом, заставившим Гувера невольно прищурится, и почти сразу же погас, а следопыт, молча развернулся и, протиснувшись мимо полковника, направился к выходу. Выбравшись наружу он достал нож и указал им на медведя.

   - Помоги разделать. Много мяса, пригодится.

   - Погоди, - остановил его Андре. - Это что там за магия была, до сих пор в глазах зелено.

   - Сигнальная. Коммандер почувствует, - он повернулся к горе и вновь ткнул ножом. - Мы вышли там, - кончик ножа переместился ниже, - пещера здесь. Части одного, а значит должны соединяться.

   - Но проход засыпан.

   - Весь?

   Эльф вопросительно посмотрел на полковника, заставив того хмыкнут и, мотнув головой, развести руками.

   - Завал проще разобрать, чем пробить скалу, - нравоучительно произнес он, склоняясь над убитым зверем и вонзая нож в тушу.

   - По мне так иногда проще вернуться, - бросил Гувер.

   Рука эльфа делающего разрез на секунду замерла.

   - Возможно и это, - констатировал он.

   С разделкой туши, переноской мяса в лагерь и подготовкой его к копчению они провозились до самого вечера. А когда солнце уже почти скрылось за деревьями, внутри пещеры неожиданно загремело, полыхнуло золотистым светом и из взметнувшегося наружу облака пыли появились измученные, щурящиеся от ярких для них лучей закатного светила, остальные члены их небольшой экспедиции.


   Рикворд нервно повел подбородком и, покосившись на прогуливающегося вдоль улицы стража в непривычно ярко-желтой форме, вновь облокотился на оградку, идущую поверх растрескавшегося каменного парапета, что тянулся вдоль протекающей сквозь город небольшой мутной речушки. Город ему не нравился, он в нем задыхался: слишком грязный, слишком шумный, с каким-то хаотическим нагромождением различных построек оплетенных самым настоящим лабиринтом из узких улиц, погрязших в людской толчее и неумолкаемом гомоне разномастных голосов. Хотелось плюнуть на все предосторожности, скинуть людское обличие и бежать, бежать вновь чувствуя манящие запахи леса, удары ветра в морду, ощущать подушечками лап упругую податливость сминаемой травы, тепло земли...

   Рик мотнул головой и, нервно закусив губу, поглубже натянул широкополую шляпу, почувствовав под ней шевеление волчьих ушей. Слишком долго он был в зверином облике, а его возрасте это чревато, ибо тело очень быстро привыкает. Он провел языком по зубам и, почувствовав остроту клыков, мысленно застонал. С этим нужно что-то было делать и срочно, помочь мог бы напиток из волколанки, но ни его новая знакомая, ни встреченная на пути знахарка, ни городской аптекарь не знали, что это за растение и где его взять. Впрочем, у травы наверняка было какое-нибудь труднопроизносимое магическое или научное название, которое помогло бы в ее поиске, но Рик его не знал - волколанка и волколанка. С другой стороны, было еще одно средство, но об нем юноша подумал лишь вскользь, как о чем-то невероятном в данной ситуации.

   Он вздохнул и попытался сосредоточить внимание на водах реки, с облегчением почувствовав, как напряжение медленно, словно нехотя, отступает. Нет, нужно было уходить из города, от скопления людей, тогда станет легче, но сперва необходимо дождаться Зенару, так как без нее дальнейшие поиски Неи не имеют смысла. Он не знает ни страны, ни где искать того таинственного мага чьи помощники, по словам его спутницы, увезли девушку из тюрьмы. Да и что он сможет один? Рикворд снова вздохнул, подумав, что будь рядом дядя, он точно бы придумал план дальнейших действий и, пожалуй, не один. Увы, у него нет ни опыта, ни сил, ни знания его дяди и поэтому остается лишь ждать, надеясь на чужеземную чародейку, которая вроде бы испытывает к нему чувство благодарности за спасение - зыбкая надежда, которая гаснет с каждой минутой уступая место растерянности. Прошло уже несколько часов, как она направилась навестить какую-то старую знакомую с целью раздобыть нужную информацию и более приличную одежду, и он уже начал всерьез волноваться.

   - Молодой господин, не подскажите женщине, как пройти к вокзалу.

   Рик не сразу сообразил, что обращаются к нему, а когда понял, медленно повернул голову, с опаской уставившись на довольно красивую стройную женщину в приталенной чародейской мантии, из-под цветастой косынки которой на плечи ниспадали волнами шикарные белоснежные волосы.

   - Ну так что, молодой господин, не подскажете.

   - Я..., - Рикворд "споткнулся", затем ноздри его носа дернулись, а глаза удивленно расширились. - Госпожа Зенара?

   - Надо же узнал, - женщина негромко рассмеялась и, крутанувшись вокруг оси, кокетливо поинтересовалась: - Ну и как я тебе?

   - Я думал вы старая, - растерянно пробормотал юноша и тут же прикусил губу, посмотрев на чародейку извиняющимся взглядом.

   - Ну я действительно не совсем чтобы молода. Однако мой возраст тебе знать не обя-за-тель-но, - произнесла она по слогам, покачивая в такт перед носом Рика указательным пальцем. - Эх видел бы ты меня до заключения, а теперь....

   Зенара сжала в кулаке прядь волос и поднеся их к лицу, тяжело вздохнула.

   - Боюсь, эту седину даже краска не скроет.

   - Да ее даже незаметно, - попытался реабилитироваться юноша, - больше похоже на естественный цвет волос.

   - Вот как, - чародейка задумчиво посмотрела на волосы и откинув их назад, улыбнулась. - Что ж, решено, стану блондинкой. А пока хватит болтовни и пошли.

   - Куда? - растерянно спросил Рикворд.

   - На вокзал или ты до столицы собрался пешком топать? Нет, путешествовать на твоем загривке конечно удобно, но я все же предпочитаю поезд и мягкое купе.

   - А деньги где взять?

   Чародейка вздохнула, воздела глаза к небу, словно спрашивая у богов, ну на кой они послали ей в спутники столь недалекого отрока, затем решительно подхватила его под руку, потянув за собой.

   - Пошли. Денег вполне хватит и если поторопимся, то успеем на вечерний экспресс.

   - Значит нашли свою знакомую, - догадался Рик, вдыхая аромат близкого женского тела и едва сдерживая рвущийся наружу рык.

   - Нашла, нашла.

   Зенара скосила на него глаза и ее лицо посмурнело.

   - Плохо? - сочувственно спросила она.

   Риворд не стал отнекиваться, а лишь молча кивнул.

   - Понятно, - женщина на миг задумалась. - Ладно, давай сядем в поезд, а там я попытаюсь тебе помочь.

   - Как?

   - Да подруга один древне эльфийский способ подсказала. А пока соберись, мужик ты или нет.

   Ее глаза полыхнули серебристыми искорками и Рик почувствовал, как тело вздрогнуло от пронзившего его разряда. От неожиданности появившаяся под одеждой шерсть вздыбилась, а изо рта вырвался звериный рык, заставивший идущих мимо прохожих удивленно оглядываться в поисках источника столь необычных звуков. Тем не менее эта встряска подействовала. Рикворд с облегчением почувствовал под шляпой пустоту, стянул ее, пригладил топорщащиеся во все стороны волосы и с благодарностью посмотрел на свою спутницу.


   Местный вокзал Рикворда не впечатлил - серое унылое здание, впрочем, как и большинство в этом городе, с облупившейся штукатуркой в дырах которой проглядывали красные прямоугольники кирпичной кладки. Поезда еще не было, но на перроне уже вовсю толкался разношерстный люд, разбавленный крикливыми торгашами, то и дело рекламировавшими свою продукцию. Билеты они взяли без проблем. Судя по всему, пассажиры, желающие ездить в отдельном купе, здесь были редкостью, потому как кассир даже дважды переспросил чародейку, явно решив, что ослышался. Но больше всего Рика удивил тот факт, что едва билеты были получены, как появился вежливый старичок в заношенной форме железнодорожника, вежливо поинтересовался багажом и, получив ответ что оный отсутствует, провел их по коридору в отдельную пристройку станции имеющую свой выход на дальнюю часть перрона, отгороженную от остального массивной железной решеткой. Народу в этой части вокзала практически не было, если не считать уборщика, что-то активно трущего тряпкой в дальнем углу зала ожидания, да сидевшего на небольшом потертом диванчике скучающего офицера в форме песочного цвета, лениво наблюдающим за сим действием поверх развернутой газеты. Заметив вошедших, он повернул голову, окинул юношу с чародейкой заинтересованным взглядом, но видимо сочтя их недостойными внимания, вновь уткнулся в газету. До поезда оставалось еще около получаса и Рикворд решил последовать его примеру разместившись на диванчике в другом конце зала, а вот Зенаре не сиделось на месте, и она вновь куда-то умчалась, пообещав вернуться через пару минут. От нечего делать юноша принялся разглядывать полустертый рисунок на куполообразном потолке зала ожидания пытаясь понять его сюжет, судя по всему повествующий о сражении небольшого отряда с какими-то мифическими животными, однако его краски настолько облезли и выцвели, что зачастую отличить воина от той же горгульи можно было с огромным трудом. В конце концов эта головоломка ему надоела, и он, бросив быстрый взгляд на все еще читающего газету военного, уставился в большое панорамное окно, за которым вдоль перрона прогуливался пожилой страж изредка останавливаясь и перебрасываясь парой фраз с уже знакомым Рику стариком-железнодорожником.

   Длинный протяжный гудок вывел его из состояния задумчивого оцепенения, заставив за озираться в поисках опять задерживающейся невесть где чародейки. К счастью она не заставила себя долго ждать и когда за окном проползла черная приземистая туша чадящего паровоза, тянущего за собой десяток серо-желтых вагонов, они уже стояли на перроне ожидая посадки. Противно скрипя тормозами, лязгая сцепками и выкидывая в небо облака пара, поезд остановился, дверца вагона распахнулась, выпуская наружу пузатого кондуктора мясистое лицо которого украшали длинные обвислые усы. Он дружественным жестом поприветствовал стража, после чего повернулся к пассажирам, пробасив:

   - Господа и дамы, - короткий поклон чародейке, - стоянка экспресса всего пять минут, так что прошу предъявить ваши посадочные талоны и занять места в вагоне согласно оным.


   Ночью Рикворду опять стало плохо. Весь организм внутри превратился словно в одну натянутую струну, захотелось сбросить человеческую личину расправить грудь и разбив стекло выпрыгнуть из железной коробки в плескающуюся окном темноту ночи.

   - Что опять?

   Женский голос, в котором слышались нотки сочувствия, прорвался в мозг, расплескавшись холодными искорками, которые сбивая ночную горячку.

   - Трудно, - Рик едва разжал губы. - Боюсь не сдержаться.

   Зенара, кутаясь в одеяло, опустилась рядом с ним на полку и провела рукой по голове.

   - Бедный мальчик. Помнишь я тебе днем говорила, что подруга рассказала мне один древний способ, точнее не рассказала, а показала некоторые записи в древних книгах. У нее большая коллекция. Так вот. Там говориться, что некогда у эльфов были женщины войны, которые сражались бок о бок с твоими сородичами. И так же там пишется, что если эти женщины хотели в товарищи зверя, то они спали с ними, когда те были в образе зверя, а если человека....

   Чародейка медленно поднялась и резко скинула одеяло, демонстрируя ему прекрасно сложенное тело с тяжелой грудью, затем одним резким движением стянула с него штаны и усевшись сверху, наклонилась к его лицу, прошептав:

   - Не сопротивляйся, мальчик мой, я сама. Пойми, ничего такого, просто зверь мне не нужен.



Глава 9.


   Прямо с вокзала столица Родарии встретила меня гомоном сотен голосов, скрипучими гудками самобегов и звонкими криками мальчишек продающих местную прессу в купе с различными безделушками типа брелоков и кулончиков. Эндорин изменился, разросся как вширь, так и ввысь (что, впрочем, неудивительно за столько-то веков) приобретя часть признаков современного города в виде дымящей множеством труб промзоны на окраине, линий трамваев почему-то на паровой тяге ну и вполне современного вида асфальтированных дорог с неспешно катящими по ним небольшими автомобильчиками больше похожих на кареты с рыкающими моторчиками.

   "Ну и куда дальше?" - спросил я мысленно, расстегивая пару верхних пуговиц мундира. Офицерское одеяние, невесть где раздобытое добытое господином Харом, было мне впору, но вот специфический покрой доставлял некоторые неудобства и в частности чертов стоячий воротник которые своими краями натер мне уже всю шею.

   "Погоди немного".

   Закинутый за спину небольшой рюкзак зашевелился, а его клапан приоткрылся, выпуская наружу голову моей спутницы. Драконица пару секунд щурилась от яркого полуденного солнца, затем принялась оглядываться.

   "Думаю что туда. Видишь вон ту черную башню?"

   В ее мыслеголосе слышались нотки нескрываемого сомнения.

   "Туда?"

   Я повернулся. Эту башню похожую на причудливую гигантскую свечку с какими-то выступами на боках, напоминающие причудливые потеки воска, я заметил сразу. Впрочем, такой "небоскреб" торчащий откуда-то из центра города как-то трудно не заметить, а его местоположение прямо-таки кричит, что его хозяин не последний человек в столице и скорей всего во всем государстве.

   "Ты уверена?" - переспросил я на всякий случай.

   "А что уже страшно?"

   Я пожал плечами. Конечно было бы куда проще находись наша цель находилась где-нибудь на окраине города, или вообще где-нибудь за его пределами, но ведь, если признаться честно, то нечто такое я и ожидал. Уж очень непросты были нападавшие, да и тот факт, что Гаю повезли аж в столицу, а не продали как рабыню или не отдали в услужение какому-нибудь богачу-извращенцу, тоже говорил об интересе со стороны какой-то определённой личности. Хотя тут как-раз ничего странного. Ее внешность темной эльфийки необычна для этого мира и вполне возможно какой-нибудь маг заинтересовался ее происхождением. Маг...маг...Черт...Я снова уставился на башню, но теперь уже перейдя на инозрение и тут же внутренне содрогнулся от накатившего отвращения. Башня преобразилась, стала похожа на какой-то шевелящийся отросток - щупальце неведомого существа, что постоянно сочилось противной желто-зеленой слизью одновременно источая, из то и дело возникающих на его поверхности и лопающихся язв, туманные миазмы.

   - Господин офицер.

   Я непроизвольно мотнул головой, переключаясь на обычное зрение и, повернувшись, вопросительно посмотрел на подошедших ко мне стражей в сопровождении пары солдат, одновременно мысленно обругав себя за то, что на какое-то мгновение полностью выпал из реальности, перестав контролировать окружающую меня действительность. Хорошо еще что Колючка среагировала, шустро нырнув обратно в рюкзак.

   - Господин офицер, - повторил страж. - Вам плохо?

   - Нет, - ответил я. - Просто задумался. Чем-то могу быть полезен?

   - Обычная проверка. Можно ваши документы?

   - Конечно.

   Я сунул руку в нагрудный карман и, протянув сделанные мне Харом бумаги, как бы невзначай положил ее на рукоять висевшей на поясе катаны. Пауза затянулась. Страж несколько минут просматривал пару бумажек и даже посмотрел одну из них на свет, затем к моему большому облегчению аккуратно их свернул и протянул обратно.

   - Все в порядке, господин Лайст, можете идти. Только позвольте еще один вопрос.

   Я молча кивнул.

   - Судя по документам вы с южной границы. Как там? Аранцы сильно беспокоят?

   - По-разному, - уклончиво ответил я, вспоминая все то что прочел за последние пару дней в местной прессе. - В основном пока спокойно.

   - Значит газеты не врут, - улыбнулся страж. - Это радует. Что ж не смею вас больше задерживать.

   Он ударил правым кулаком себя в левое плечо видимо отдавая таким образом честь и патруль направился дальше, а я облегченно выдохнул. Нет, бояться я не боялся, не думаю, что эти ребята смогли бы оказать мне достойное сопротивление, но начинать миссию по спасении Гаи со столкновения с местными правоохранительными органами я как-то не планировал. С другой стороны, убедился, что фальшивые документы вполне работают, а значит можно хоть немного расслабиться. Итак, значит башня, вот только следует узнать о ней побольше. Я огляделся и заметив неподалеку продающего газеты пацаненка, свистнул, а затем махнул рукой подзывая к себе.

   - Вам газету или журнал, господин офицер? - спросил он, шустро подбежав ближе.

   - И то и другое, - сказал я, протягивая пару мелких монет (цены на местную прессу я уже знал) и беря из его рук желтоватый листок газеты вместе с аляписто разрисованным журналом на обложке которого была изображена молодая девушка в причудливой шляпке чем-то похожей на шлемофон танкиста.

   Саркастически хмыкнув я свернул газету с журналом в трубочку и, указав ими на башню, спросил:

   - Парень, не подскажешь что это за здание?

   - Какое? - мальчуган обернулся и, проследив направление, удивленно вздернул свои довольно кустистые брови. - Так энто ж "Зуб Горгульи" там верховный чародей живет, неужто не знаете?

   - Не местные мы, - бросил я, вновь переходя на инозрение. - Кстати, не подскажешь, как до нее проще добраться, а то хочу поближе посмотреть на сию достопримечательность.

   - С ума сошли?

   Я скосил глаза на пацана, который явно испугался своей невольно вырвавшейся фразы и, нервно закусив губу, медленно пятился от меня прочь.

   - И почему это? - спросил я как можно более спокойным голосом, одновременно делая быстрый шаг в его сторону и хватая за предплечье.

   - Пустите, господин офицер, - пискнул мальчуган бледнея. - Я стражей покличу.

   - Кличь, если хочешь, - я пожал плечами, - хотя...

   В моих пальцах сверкнула серебристая монетка, за которую можно было бы купить все продаваемые им газеты и наверняка еще потребовалось бы сдача.

   - .... можешь просто ответить на мои вопросы. Договорились?

   Газетчик посмотрел жадным взглядом на монетку, нервно облизнул губы и быстро закивал.

   - Вот и хорошо, - я отпустил его руку. - Так почему ты считаешь, что я сошел с ума? На нее что запрещено смотреть вблизи?

   - Да нет, не запрещено, - мальчуган растерянно почесал нос. - Просто все в городе знают, что ходить через парк у башни нельзя, так как чародей там всяких своих тварей выгуливает, там на заборе даже таблички специальные повешены. Я, конечно, сам читать не умею, но Кайлнс говорит, что на них написано предупреждение о том, что вас могут покусать или даже съесть.

   - А Кайнлс...

   - Мой старший брат, - шмыгнул носом пацаненок. - Он извозчиком работает и часто мимо ездит.

   - Ну вот видишь, значит можно там находиться.

   - Можно, только из-за парка ничего не увидишь, деревья там высокие. А ближе...

   - Понял, понял. Звери всякие чудные.

   - Угу, а еще башню призраки охраняют и им живого заморочить - тфу, - он смачно сплюнул себе под ноги.

   - Еще и призраки. Веселое смотрю место, - я криво усмехнулся, несколько мгновений рассматривал башню, неожиданно окутавшуюся ядовито-зеленой дымкой, затем отключил свое инозрение, протянул монету мальчугану и повторил свой первоначальный вопрос: - Так как туда добраться?


   Неллра проснулась от пронзительного крика какой-то ночной птицы. Некоторое время она лежала неподвижно, вслушиваясь в голоса ночи, затем мысленно потянулась к разуму одного из своих помощников. Расрак дремал, однако почувствовав зов своей хозяйки сразу навострил уши, вскинул голову, оглядывая окружающие заросли пристальным взглядом и втягивая ноздрями ночную прохладу, но, не обнаружив ничего подозрительного, недовольно ворча, вновь опустил ее на передние лапы. Эльфийка послала ему успокаивающий мыслеобраз и, поплотнее закутавшись в колючее солдатское одеяло, попыталась вновь уснуть. Сон упорно не шел, а перед глазами то и дело возникало перекошенное лицо Сагера и нескрываемое отвращение в его взгляде. Неллра закусила нижнюю губу и перевернулась на другой бок.

   Все произошло так не вовремя. Но самое главное впервые близость со своим подручным не принесла ей никакого удовольствия, скорее наоборот вызвала отторжение и Наскр это почувствовал. Она непроизвольно потерла располосованное когтями плечо и, повернувшись на спину, уставилась в потолок палатки.

   "Не спится дорогая?"

   Голос втек в сознание словно змея, шелестя, успокаивая и одновременно заставив сжаться в испуганный комок все ее естество.

   "Моя королева...служу вам телом и душой", - мысленно выдавила из себя Неллра, чувствуя, как тело сковывает неприятное оцепенение. - "Отдаюсь в ваши руки..."

   "Принимаю твой дар".

   Холод, тьма, острые камни, упирающиеся в обнаженные лопатки. Неллара открыла глаза, затем села, оглядываясь и пытаясь рассмотреть хоть что-нибудь в окружающем ее плотном тумане. Как всегда - тщетно. Сплошная серая пелена, в которой точно в вате вязнет любой твой вскрик, зато прекрасно тихий слышен шелест падающей воды. Раньше она уже пыталась отыскать этот невидимый водопад, но в этом тумане было непонятно, идешь ты куда-то или стоишь на месте, а может, движешься по кругу. В любом случае, все эти ее попытки ни к чему не привели. Но это было раньше, когда она еще только дала обет, когда только становилась Гласом Королевы. Тогда все это было интересно, необычно - теперь же ей все равно. Мало того, с каждым разом она все больше ненавидит не только это странное "нигде", но и ту, что сейчас управляет ее безвольным телом. Увы, но сопротивляться бессмысленно и опасно, ибо она прекрасно помнила, что стало с теми, кто нарушил обет: их судьба ужасала, а смерть была для них непомерным счастьем. Оставалось лишь жить и надеяться. Девушка закрыла глаза и, обхватив руки коленями, принялась терпеливо ждать.

   Тело такое гибкое, такое теплое и очень отзывчивое. Она застонала от накатившего блаженства, затем вытащила руку из-под одеяла, повела пальцами в воздухе, чувствуя биение потоков энергии, улыбнулась, и резко села. Этот сосуд всегда ей нравился: одна из самых молодых ее последовательниц, обладающая прекрасным запасом магических сил, немного строптива, себе на уме, но к счастью прекрасно знает и понимает свое место. Это хорошо, не нужно ломать, так как не очень приятно использовать тела с выжженным разумом, в них пусто, холодно и как-то склизко, не то что здесь. Вселившаяся улыбнулась и потянувшись по кошачьи на миг замерла, вспомнив укоризненный взгляд стоящего перед ней мужчины. Зеленые глаза казалось глядят куда-то вглубь души, касаясь самого ее естества, а слова падают точно раскаленные в огне камни, обжигая, ложась непосильной ношей. Вселившаяся мотнула головой и недовольно поморщилась. Образы прошедших дней, глупая сентиментальность, не её нынешней, нет - её прошлой. Минули века, но она еще не сдается, словно надеется на что-то, словно ждет; призрак прошлого, бледная тень ушедшей, ни силы, ни воли, лишь глупые обрывки воспоминаний.

   Королева скривила губы в презрительной усмешке и, откинув одеяло, поднялась со своего ложа. Некоторое время она потратила на поиск одежды, после чего выбралась из палатки и замерла оглядываясь. Лежавший неподалеку огромный волк вскочи на лапы, но тут же испуганно прижал уши к голове и опустился на свое место, всем своим видом выражая полную покорность.

   - Хороший мальчик, - пробормотала она, продолжая оглядываться. - Интересно, а где твой брат?

   - Он сторожит периметр, моя королева, - раздалось у нее в голове. - Мне позвать его?

   - Не надо. Просто передай, что если он еще раз тронет мой "сосуд" без ее желания, то пусть пеняет на себя. Понятно?

   - Да, великая.

   - Вот и хорошо, - она шагнула к зверю и потрепав его по загривку направилась к возвышавшемуся неподалеку шатру.

   Стоявший у его входа охранник удивленно посмотрел на девушку, но не стал ей препятствовать, а лишь молча отдал честь и предусмотрительно откинул полог.

   Услышав шелест материи, дремавший в походном кресле Эллар удивленно вскинул голову и, проведя пальцами по глазам, устало посмотрел на сестру.

   - Нел, тебе тоже....

   Их глаза встретились и лицо командора как-то сразу "окаменело", а его черты заострились. Он быстро вскочил с кресла, поправляя и застегивая мундир.

   - Моя королева.

   - Смотрю ты удивлен и растерян, - сказала вселившаяся с некой брезгливостью во взгляде оглядывая скромное убранство шатра.

   - Просто ваш визит довольно неожидан, моя королева, - командор поклонился. - Рад вас слышать и ощущать, прошу чувствовать себя как дома.

   - Это будет довольно трудно..., - она пощелкала пальцами подбирая слова в конце концов резюмировав. - Тут все такое убогое.

   - Увы, это всего лишь походное жилище, моя королева, но все же...

   - Я понимаю, - вселившаяся махнула рукой. - Не будем отвлекаться на болтовню. Насколько я поняла из твоего последнего послания вы все же добрались до нужного места.

   - Да.

   Глаза эльфийки полыхнули темнотой.

   - Прекрасно. Что-нибудь нашли?

   - Ничего интересного. Когда спускались обнаружили старые склады и кузницу. Обследовали их насколько возможно. Увы у меня осталось мало людей, моя королева.

   - Меня не интересуют склады. Найди остатки башни, отыщи вход в ее хранилище.

   - Простите, моя королева, но прошло столько лет. Лес поглотил остатки крепости. Я смотрел сверху, но даже мой взор не может ничего отыскать. Я не уверен, что...

   - Я уверена, - прервала его эльфийка и, подойдя ближе, провела пальцами по его щеке. - Отринь сомнения, командор. Ты просто не знал этого мага. О, он был не только могуч, но и хитер, а также предусмотрителен. Нет, Эллар, хранилище все еще существует, оно где-то здесь, и ты должен отыскать его.

   - Я постараюсь, моя королева, - командор на мгновение замялся. - Могу ли я вас просить.

   - Проси.

   - Нелла, она...

   Пальцы вселившейся легли на его губы.

   - Да, да, я знаю о проблеме, что очень беспокоит сей сосуд.

   Щека Эллара нервно дернулась. Королева, заметив это, лишь усмехнулась.

   - Прости, твою сестру конечно, - прошептала она ему на ухо томно-бархатным голосом и тут же сменив тон, отчеканила: - Ты должен уяснить, Уэл. Я не заставляла ее принимать обет и становиться моим гласом, это ее решение.

   - Я знаю, - Эллар склонил голову и медленно опустился на одно колено. - Я лишь смиренно прошу....

   - Я уже разобралась с этой ситуацией, - резко перебила его девушка, делая шаг назад и окидывая его насмешливо-снисходительным взглядом, после чего спросила: - Ты до сих пор уверен, что этот таниец и его друзья все еще будут нам полезны?

   - Да, - кивнул эльф, не поднимая глаз, - мое мнение об этом не изменилось. Сагер уже исследовал здешние руины, и я уверен, что его помощь будет нам просто необходима, особенно на начальном этапе. Его спутники так же весьма полезны, а их знания много раз помогали нам в дороге. К тому же мы дали слово отпустить их.

   - Я своего слова не нарушаю, - лицо девушки исказила презрительная ухмылка больше похожая на гримасу. - Они свободны, пусть идут, кроме археолога конечно.

   - Моя королева....

   - Эллар, - вселившаяся жестом приказала командору подняться. - Меня не интересуют эти танийцы и их судьба - делай с ними что хочешь. Ты знаешь, что для меня сейчас главное. Вот в этом не подведи меня.

   Её голос стал неприятно утробным, а глаза вновь заполонила темнота, превратив их в две бездонные дыры из которых на командора взглянуло нечто такое чуждое этому миру, что он невольно попятился назад, спешно зажигая на кончиках пальцев огоньки защитного заклинания. Девушка меж тем мотнула головой, несколько мгновений стояла неподвижно, затем уже нормальным голосом произнесла.

   - Говоришь, этот Сагер много знает о развалинах крепости?

   Эллар согласно кивнул.

   - Хорошо. Сделай так, чтобы у него возникло желание нам помочь, чтобы буквально землю зубами рыл, повизгивая от удовольствия. И если для этого нужно чтобы твоя сестра залезла под него, пусть залазит, хоть пять раз на дню. К тому же, я чувствую, что она только этого и ждет, - эльфийка провела рукой по своей груди, а ее голос стал томным. - При одной только мысли об этом парне у этой девочки все так напрягается.

   Она довольно рассмеялась, затем ее голос снова изменился, обрел силу, зазвенев металлом.

   - Действуй, командор, времени мало, а мое терпение не безгранично, я жду.

   Глаза девушки закрылись, и Эллар почувствовал, как исчезло ощущение присутствия чего-то невидимого, огромного, полностью чуждого этому миру, что казалось, заполнило своим незримым телом весь шатер, превратив окружающий воздух в противный липкий кисель. Командор облегченно вздохнул, сбросил заклинание в землю и, подойдя к стоящему посереди шатра столику, потянулся к стоящей на нем темно-коричневой бутылке.

   - Ты говорил с ней?

   Подрагивающая рука командора замерла у горлышка.

   - Да, Нел.

   - И что она сказала?

   - А ты не помнишь? - он ухватил бутылку и, откупорив ее, повернулся к сестре.

   - Смутно, - ответила та, массируя виски указательными пальцами. - В последнее время меня словно в какой-то туман закидывает. Брожу там и слышу лишь отзвуки разговоров, вижу обрывки видений. А еще там очень холодно.

   Нелара зябко передернула плечами.

   - Ясно, - вино упало в бокал с легким всплеском.- Впрочем, ничего особо интересного. Сказала, чтобы торопился и можно сказать, что одобрила твои отношения с Сагером.

   - Да?

   Девушка растерянно посмотрела на брата, словно рассчитывая, что тот шутит, затем нервно прикусила губу.

   - Разве ты не рада? - поинтересовался тот, крутя бокал, отчего темное вино растекалось тонкой пленкой по его стенкам.

   - Не знаю, брат, все очень запуталось.

   - Пожалуй, с этим я соглашусь, - бросил он, продолжая разгонять вино по стенкам.

   Они некоторое время молчали. Затем Неллара подошла к командору и, положив ему руку на плечо, тихим голосом спросила:

   - Все стало только хуже?

   - Да, - Эллар провел своей щекой по руке сестры. - Это растет, а я не знаю что делать. Одна надежда, что здесь мы найдем хоть что-то, что сможет нам помочь хотя бы понять...

   Он замолчал и одним глотком осушил свой бокал.

   - Я верю в это, брат. А пока ложись, отдохни.

   Девушка ободряюще сжала его плечо и, убрав руку, направилась к выходу.

   - Нел, - голос командора заставил ее остановиться у выхода. - Если тебе действительно нравится этот археолог, то я не против, но пусть он постарается быть нам полезным. Пусть очень постарается.

   Эльфийка обернулась, удивленно посмотрела на брата, хотела что-то ответить, но, наткнувшись на холодный взгляд его зеленых глаз, молча кивнула и откинула полог.


   Парк перед башней был действительно жутковатым местом, хотя скорей всего так казалось из-за его заброшенности: некогда красивые резные беседки заросли до самых крыш широколистыми вьюнами, доски на стоящих вдоль заросших дорожек лавочек прогнили, торча из их чугунных скелетов куцыми гнилушками, а в чашах фонтанов плескалось нечто мутное и противно пахнущее да к тому же кишащее личинками каких-то насекомых. Из плюсов: здесь было тихо и пустынно, обещанные призраки и монстры отсутствовали, а погода радовала теплым солнышком. Минус был один - за пару часов своей неспешной прогулки по парку я так и не понял, как попасть внутрь башни. Ее основание было похоже на уносящийся к небесам серый растрескавшийся от времени и дождей монолит, ближе к земле покрытый плотной подушкой из темно-серого мха. Если какой-то проход и существовал, то он либо был так надежно сокрыт магией, что даже пасовало даже мое инозрение, либо (и что более вероятно) доступ внутрь осуществлялся через подземный тоннель, а вход в него мог находиться где угодно.

   "И что думаешь делать?" - поинтересовалась Колючка, которая все это время просидела у меня на плече.

   - Пока не знаю, - ответил я вслух, задумчиво рассматривая стены башни. - Возможно, попробую взобраться. Ты уверена, что Гая там? Не ошиблась?

   В ответ драконица лишь возмущенно фыркнула и отвернулась, видимо таким образом давая понять, что на глупые вопросы отвечать не собирается.

   "Не обижайся, это я так спросил".

   Мой взгляд уперся в ряд окон идущих по периметру башни на высоте примерно пятиэтажного дома, затем скользнул вниз. Стена не гладкая, зацепиться есть за что, да и ноги куда поставить найдется. Вот только буду там как на ладони, а "глаза" у башни наверняка присутствуют, причем явно не только в виде обычной охраны, а еще эти странные миазмы и стекающая слизь... Нет, как-то не особо охота испытывать что это: наведенный морок или действительно какая-то магическая гадость.

   "Вполне с тобой согласна", - подала голос моя спутница. - "Кстати, посмотри на вон то большое дерево позади".

   Я послушно оглянулся, упершись взглядом в раскидистый дуб (ну или нечто подобное) кору которого пробороздили отчетливо видимые следы когтей - больших когтей. Судя по глубине и количеству содранной коры - довольно острых.

   - Так, значит про монстров похоже правда, - пробормотал я себе под нос, невольно обостряя все свои чувства. День явно переставал быть томным.

   "Думаю их выпускают по ночам", - сказала Колючка, почесывая нос кромкой крыла.

   "Возможно" - согласился я, оглядываясь и на доли секунды задерживая свой взгляд на торчащей из зарослей кустарника проржавевшей крыше беседки, со стороны которой неожиданно почувствовал едва заметный поток чьего-то пристального внимания. - "Кажется за нами следят".

   Драконица передала мне картинку удивления и ощущения тревоги (зрачки расширены, чешуя на загривке топорщится), однако не шелохнулась и даже не сделала попытки повернуть голову. Я так же мысленно похлопал ее по загривку в знак одобрения и, подойдя к дереву сделал вид, что рассматриваю отметки от когтей, постепенно передвинувшись так, чтобы беседка попала в поле моего зрения. Черт, кто бы это ни был, но маскировался он просто мастерски. Даже в измененном состоянии, когда мои глаза видели потоки текущей вокруг энергии, я смог уловить лишь едва заметное дрожание воздуха над крышей беседки и какую-то нечеткость, точно кусок пространства сдвинулся со своего места наслоившись на окружающий мир.

   "Заклинание преломления", - сказала драконица и тут же менторским тоном продекламировала: - "Данный вид заклинания построен на проецировании определенной части окружающего пейзажа в виде фантомной картинки, что позволяет магу скрывать свое присутствие от врага. Учебник защитной магии под редакцией Карсита, часть вторая, страница сорок семь".

   "Спасибо за справку, энциклопедия ты моя крылатая", - мысленно пробурчал я, расстёгивая пару верхних пуговиц кителя. - "Предлагаю посмотреть кто там прячется".

   "Сума сошел?"

   "Есть немного", - не стал отрицать я. - "Просто за Гаю волнуюсь и руки аж не могу как чешутся надрать кому-нибудь, что-нибудь. Держись".

   Я втащил из ножен катану и вогнал себя в режим ускорения. Мир привычно замедлил свой бег. К моему удивлению заклинание преломление оказалось подобно зеркалу; создалось впечатление что я с размаху врезался в тонкое стекло, или скорее ледяную пленку, которая тут же рассыпалась на тысячи тающих на лету осколков. Как ни странно, но прячущаяся за ним магичка почти сумела среагировать на мою атаку вскидывая руки кисти которых оплели голубые разряды молний, однако кончик клинка у ее глаза заставил ее замереть на месте.

   - Даже не пытайся, - прошипел я.

   В глазах магички полыхнул плохо скрываемый гнев, однако она послушно опустила руки, а сверкающие на них молнии переплелись в потрескивающий клубок, который упал на землю, взорвавшись с легким хлопком у меня под ногами. Я убрал лезвие от ее лица и с интересом оглядев стоящую предо мной высокую белокурую женщину лет тридцати пяти сорока облаченную в темно-коричневую мантию, перехваченную на талии широким поясом:

   - Задам лишь один вопрос: кто вы и зачем следите за мной?

   - Это два вопроса.

   - Не имеет значения. Отвечайте, я жду, - кончик моей катаны вновь дернулся вверх.

   Испуга во взгляде незнакомки не прибавилось, скорее появилось какое-то странное озорство. Она усмехнулась.

   - Скажем так, мне стало очень интересно, что здесь делает офицер из приграничного гарнизона.

   - Могли бы просто подойти спросить.

   - Молодой человек, - женщина вздохнула. - Как вы думаете, дама подобная мне прогуливающаяся в столь неприглядном месте и обратившаяся к вам с расспросами, разве не вызвала бы у вас вполне резонных подозрений в темноте своих помыслов.

   Я саркастически хмыкнул.

   - А значит, дама, прячущаяся за стеной преломляющего заклинания не должна вызывать у меня подозрений? Не увиливайте от ответа, кто вы и зачем за мной следили?

   Шорох за спиной, хруст веток под мягкими подушечками когтистых лап, тяжелое дыхание, от которого мой затылок буквально покрылся изморосью. Чееерт!!

   Я ускорился и прыгнул с места назад, одновременно разворачиваясь и заранее зная, кого я увижу позади себя. Огромный белоснежный зверь, из пасти которого вырывались облачка морозного тумана и который явно не ожидал от меня подобной прыти - эркиртогар. Помнится, раньше многие их часто путали с волками или лайсами, но не я.

   Удар и зверь катится по земле, видоизменяясь на глазах. Я подхожу ближе и, протягивая руку обнаженному юноше, помогаю ему подняться на ноги.

   - Ты опять меня побил, отец.

   Я ободряюще хлопаю сына по плечу и нравоучительным голосом говорю:

   -Я тебе уже много раз говорил, что не стоит надеяться на свои звериные силы и переть буром. К тому же для меня в этом облике ты куда уязвимее, чем в человеческом.

   Катана летит на землю. Кулак впечатывается в мохнатую грудь, затем следует удар ногой по правой лапе, удар локтем в нос и завещающий в затылок. Зверь, заскулив, валится как подкошенный, а я быстро разворачиваюсь к магичке, руки которой вновь оплели разряды молний.

   "Идиоты, как вы думаете, насколько быстро хозяин башни обратит на нас внимание, если вы тут устроите светопреставление. Может успокоитесь уже!"

   Колючка выпрыгнула из рюкзака, словно чертик из коробочки и зависла между нами, быстро взмахивая своими кожистыми крыльями, причем, судя по вытянувшемуся лицу женщины, вопль моей драконицы услышал не я один.



Глава 10.


   Я еще раз оглядел сидящих предо мной магичку и постоянно ощупывавшего свой затылок парня, который словно сомневался в его целости, затем вздохнул и подвел результат нашего довольно долгого разговора.

   - Итак, если я конечно правильно понял. Ты, - я указал пальцем на юношу. - Ищешь некую девушку, которую вместе с тобой захватили в плен, а затем угнали в столицу. Причем она в данный момент может находиться в этой башне.

   Парень сидевший рядом с магичкой и все это время тщательно ощупывающий свой затылок, посмотрел на меня злым взглядом но ничего на сказал, а лишь молча кивнул, после чего вновь вернулся к "изучению" своей головы.

   - А вы, госпожа Реназия, значит помогаете этому "пылкому юноше со взором горящим" по причине своего доброго сердца, а так же из желания отомстить хозяину данного сооружения, - я ткнул большим пальцем себе за спину, - благодаря которому вы оказались за решеткой, где и повстречали сего молодого человека. Я правильно понял ваш рассказ?

   - Не стоит язвить, дорогуша, - бросила магичка, задумчива накручивая на указательный палец локон своих волос. - Вам это не идет. А так все правильно.

   - Интересная история.

   Я откинулся на потемневшую от времени, но все еще довольно крепкую спинку скамейки, что расположенную полукольцом по периметру беседки и вопросительно покосился на пристроившуюся под крышей Колючку.

   "Не врет, но и не говорит всей правды", - прошелестело у меня в голове. - "А еще она как-то связана с этой башней".

   " Понятно".

   Я вновь перевел взгляд на свою собеседницу, которая выглядела абсолютно спокойной, и, я даже сказал бы умиротворенной, словно она находилась в компании старого друга, а не незнакомца которые еще каких-то полчаса назад едва не перерезал ее изящную шейку своим весьма опасным "ножичком". Слишком уж она спокойна. Я вздрогнул от пронзившей мою голову догадки и, перейдя на инозрение, мысленно выругался. Вся беседка была просто оплетена плотным магическим узором, причем помимо уже знакомых мне завитков заклинания преломления, тут было еще наверчено столько, что оставалось удивляться, как это ей удалось сделать за столь короткое время. Видимо женщина что-то поняла, правильно интерпретировав мой пристальный взгляд скользящий по листьям вьюна оплетшего одну из стен беседки за ее спиной, или же просто почувствовала (ибо внешне я никак не высказал свое волнение), потому как улыбнулась и бархатным голосом проурчала:

   - Я смотрю, вы заметили мои меры предосторожности. Смею заверить, они направленны не против вас, а против неких возможных недоразумений, а также незваных гостей и посторонних взглядов.

   - Не сомневаюсь, - оскалился я в ответ. - Только в свою очередь хочу вас уверить, что в случае "неких недоразумений" вы умрете задолго до того, как успеете все это активировать.

   - Ох, юноша, - притворно вздохнула чародейка. - Сразу видно, что вы не обучались магическим искусствам, ибо тогда знали бы, что некоторые из этих плетений срабатывают именно в результате смерти чародея. Стоит мне немного потерять контроль над ними...

   Некоторые узоры вдруг налились багровым пламенем, но тут же резко погасли.

   - Вот видите, - женщина пальцем осторожно отвела лезвие моей катаны от своего горла и, быстрым взглядом осадив вскочившего со своего места парня, добавила: - Просто предосторожность и не более. Клянусь, никаких атакующих заклятий.

   Несколько мгновений я вглядывался в ее лицо, затем вздохнул и мой клинок исчез в ножных. Помощь мне сейчас была просто необходима, а этой магичке явно было немало известно о башне и ее хозяине. И если ее история правда (а Колючка это подтверждала и не верить ей оснований у меня не было), то наши интересы пока совпадают, а значит мы вполне можем стать на какое-то время союзниками. И вновь магичка как-то поняла, что я думаю, потому как издала тихий едва слышный для обычного уха вздох облегчения и, подперев голову ладонями спросила:

   - Теперь очень хотелось бы услышать вашу историю. Мы свои фишки выкинули на стол.

   - Да история почти такая же как у вашего спутника, - я вновь откинулся на спинку скамейки чувствуя, как звенящее в воздухе напряжение недоверия и опаски постепенно спадает. - Кто-то захватил мою девушку, предварительно всадив в меня дернитовую пулю и судя по тому, что мне удалось выяснить, эти ребята привели ее вот в эту башню.

   - Хм, - глаза магички заволокла поволока задумчивости. - Неужели Салаху мало уже местных девиц коль он посылает своих гончих искать новых на границах, да еще похищать их у ...Хотя ведь ваша офицерская форма всего лишь маскарад, господин Лекс, я правильно это поняла?

   - Правильно, - не стал отрицать я. -Я не военный. Мало того, даже не гражданин этой чудесной страны и когда произошло похищение мы с моей любимой путешествовали по так называемым ничейным землям.

   - Искатели артефактов? - Рензия вопросительно приподняла правую бровь.

   В ответ я неопределенно повел плечами, вдаваться в подробности нашей с Гаей истории я не собирался.

   - Странно все это, - наконец резюмировала магичка после некоторого времени безмолвствования и разглядывания висящей под крышей беседки Колючки.

   - Все странно. Ситуация странная, похищение девушек странное, вы странный, а уж вот это существо...., - она указала глазами на драконицу.

   - А тут то что странного. Обычный дракон, только маленький.

   - Ага, обычный такой дракон, разумный и знающий, как пользоваться мыслеречью, - губы магички скривились в саркастической ухмылке. - Дорогой мой, эти сказки можешь рассказывать кому угодно, но не старой чародейке, живущей на этом свете уже вторую сотню лет.

   На последней фразе лицо ее спутника удивленно вытянулось. Он посмотрел на меня ошарашенным взглядом, словно я мог подтвердить или опровергнуть ее слова и не дождавшись ни того не другого почему-то нервно хохотнул и уставился в пол.

   - Ну меня, например, тоже удивило что ваш спутник эриктогар, - буркнул я, на этот раз вызвав бурную реакцию со стороны юноши, который аж подпрыгнул на своем месте, а магичка наоборот уставилась на меня вопросительным взглядом, заставив меня понять, что я сказал что-то не то. Однако слово не воробей, да и что интересно такого я сказал?

   - Эриктогар? - меж тем переспросила Реназия, покосившись на своего спутника.

   - Ну да, - я равнодушно пожал плечами. - Его предки пришли в этот мир еще во времена правления императора Акмила и в так называемых Демонических войнах, как на стороне Арании так и Родарии. К концу войны почти все они погибли, кроме...

   В памяти неожиданно всплыл образ измазанной в крови обнаженной Ри стоящей над растерзанными тушами воргов. Она медленно поворачивает голову, и я вижу, как по ее лицу скатываются крупные капли слез. Я резко замолчал. Черт, ну почему память постоянно подсовывает именно такие картинки. Вот же...

   - Ладно, неважно, - я мотнул головой, отгоняя упорно лезущие кадры прошлого и заметив плохо скрываемый интерес в глазах чародейки, несколько раздраженно добавил: - Неприятные воспоминания из прошлого, ничего интересного, давайте лучше поговорим о наших делах. Как я понимаю, на данном этапе наши интересы совпадают. И мне и вам нужно как-то пробраться в эту башню, так может, объединим усилия?

   - Я не против, - выпалила Реназия не раздумывая. - Только это будет непросто.

   - Да я уж догадываюсь. Ни окон не дверей, по крайней мере внизу башни.

   - Двери не проблема, - махнула рукой женщина. - Я знаю несколько входов.

   - Откуда?

   Магичка усмехнулась и, посмотрев на меня насмешливым взглядом, бросила:

   - Потому что эту башню построила я.


   Лучик света скользнул по расстеленной на земле карте, упершись в тонкую синюю линию.

   - Насколько мне известно из статей в "Вестнике археологии", свои изыскания вы вели в основном вдоль этой речки. Можно узнать почему?

   Сагер стоявший опершись спиной о покосившийся ствол полу засохшей осины и разглядывающий отсутствующим взглядом плывущие над головой облака, нехотя перевел свой взор на карту, нервно дернул плечами, но тем не менее пояснил:

   - Это не совсем верно. Около реки я сделал первые находки, ибо по некоторым легендам именно там разворачивалось одно из основных сражений Арано-Родарской войны эпохи Трат, а впоследствии и противостояние остатков аранской армии урулам во времена их вторжения. Находки частично это подтвердили. Например, были найден хорошо сохранившийся урулский щит, выполненный в форме полумесяца и несколько офицерских аранских пряжек. Но самое главное, я нашел шлем с выбитым гербом, который несколько раз видел в древних манускриптах - сжатый кулак держащий молнию.

   - Герб Рамиона, - пробормотал стоящий рядом с молодым археологом Баркин. - Хотя по мне там ничего такого не было.

   Эльф удивленно приподнял правую бровь и скосил глаза на гнома.

   - О чем это вы, многоуважаемый?

   - О его находках, о чем же еще, - буркнул в ответ тот. - Видел я этот металлолом, что он притащил из экспедиции. Герб там можно рассмотреть только при очень большой фантазии, все ржа поела.

   В глазах Сагера вспыхнули огоньки плохо сдерживаемого раздражения.

   - Господин Баркин, неужели последние недели, и все что вы здесь увидели, так и не убедили вас, что это именно остатки Рамиона! - он развел руками. - Ну тогда я просто не знаю, о чем тут можно говорить, разве констатировать тот факт, что вы куда твердолобее чем мне казалось.

   Гном вздохнул и примиряюще воздел руки.

   - Господин Сагер, я не говорю, что я вам не верю. Я просто до сих пор нахожусь в некоторых сомнениях. Извините меня, но я ученый старой закалки и мне нужны неопровержимые факты, а не пара ржавых шлемов и непонятные развалины. Остатки подобных поселений, - он ткнул большим пальцем себе за спину, - можно обнаружить на любом континенте где живет мой народ. Это еще не Рамион, а просто какие-то древние развалины.

   - А я смотрю вы, господин Баркин, до сих пор не верите в существование этой крепости, - вмешался в их разговор Эллар, улыбнувшись. - Я ведь прав.

   - Нууу, - потянул гном, косясь на Адрию который всем своим видом показывал, что готов продолжать их почти забытый спор и, вздохнув, почти извиняясь произнес. - Если быть до конца откровенным, то нет. Для меня Рамион - это одна из красивых легенд прошлого. Сказание о благородном маге, желающем чтобы все окружающие его народы жили в мире и достатке, истории о храбрых воинах и их борьбой со злом. Нет, доля правды во всех этих легендах конечно есть, но все же это всего лишь сказка имеющая лишь косвенное отношение к настоящей истории, и я направлялся сюда чтобы это доказать.

   - О, боги.

   Адрия молча воздел глаза, словно в надежде что сами небеса вразумят его недалекого оппонента и ему самому ничего не придется доказывать, однако небо, стыдливо разалевшееся рассветной краснотой, как всегда промолчало. Зато молодого ученого неожиданно подержал Эллар.

   - Господин Баркин, - сказал он. - Хочу вас разочаровать, но Рамион действительно существовал и в известных вам легендах о мудром маге Таворе Разене многое правда. Не верите мне, можете спросить у нашей правительницы, которая является одной из учениц мага.

   Лицо гнома удивленно вытянулось, он медленно перевел взгляд на Сагера, но судя по виду того он был ошарашен этой новостью не меньше. Пауза несколько затянулась.

   - К-хм, - наконец прокашлялся гном. - То есть, коммандер, вы хотите сказать, что вашей правительнице уже....

   - О возрасте женщин не говорят, господин Баркин, - "улыбнулся" глазами эльф. - Однако это правда. К тому же неужели вы думаете, что мы шли сюда лишь для того, чтобы посмотреть на "какие-то развалины".

   - Никто из нас так не думал, - ответил за всех Гувер. - С самого начала было ясно, что эта экспедиция преследует какую-то определенную цель. И как я понимаю, пришло время нам ее узнать.

   Эллар коротко кивнул.

   - Вы как всегда правы полковник, только прежде чем я вам о ней расскажу, позвольте сделать небольшое отступление, - сказал он, оглядев собравшихся. - Как вы помните, в случае успешного завершения нашей экспедиции вам было обещана свобода и помощь в возращении на родину. Так вот, если кто-то желает уйти, то ни я никто из моих людей препятствовать этому не станет, мало того мы поделимся провизией и оружием. Насколько мне известно по другую сторону долины есть поселения гномов, кроме того можно попытаться добраться до...

   - Не стоит продолжать, коммандер, - остановил того полковник, кладя руку на плечо встрепенувшегося Сагера. - Мы остаемся.

   - Но.... - Баркин удивленно и непонимающе посмотрел на своего спутника.

   - Мы остаемся, - повторил Гувер практически по слогам.

   - Вот и хорошо, - сказал Эллар, сделав вид, что не заметил их переглядывания. - Тогда позвольте мне озвучить цель нашей экспедиции. Думаю, господам ученым она будет весьма интересна.

   Он воздел растопыренную пятерню над картой.

   - Итак, господа, где-то здесь на землях, некогда принадлежащих Рамиону, маг Райзен Тавор незадолго до своей смерти спрятал принадлежащую ему библиотеку. Попытка отыскать ее или хотя бы намеки на ее следы и является нашей целью.

   Эллар умолк и все собравшиеся дружно уставились на карту.

   - Бред, - буркнул через несколько минут гном. - Невозможно. Даже если признать существование крепости как факт, все равно прошли века. Тут нужны массовые изыскания, сотни, а то и тысячи рабочих, грамотные маги -искачи. Простите меня, господин Эллар, но не с нашими силами.

   - Понятно, - кивнул эльф и, посмотрев на задумавшегося о чем-то Адрия, спросил: - А каково ваше мнение, господин Сагер?

   - Где изначально находилась эта библиотека? - ответил вопросом на вопрос тот.

   - Трудно сказать, - коммандер опустился на одно колено. - Я много раз разговаривал об этом с ее высочеством. По ее словам, библиотека находилась в подвале одной из крепостных башен. И если подняться на башню, то с ее наблюдательной площадки Стальной кряж был виден очень хорошо, как она сказала "ветер с его вершин трепал мои волосы, а блеск вод излучины Рата слепил глаза в ясный день". К сожалению, это все что ей удалось вспомнить.

   - Я думал у эльфов хорошая память.

   Эллар медленно повернул голову в сторону гнома.

   - Уважаемый профессор, вы помните, где в свое время получали образование?

   - Конечно в университете Кли....

   - Неважно, - оборвал его эльф. - Если я дам вам карту местности, где находится этот университет, сможете вы на ней точно указать его месторасположение и расположение каждого корпуса.

   - Ну, если хорошенько вспомнить, - гном смущенно подергал себя за бороду, - хотя столько лет прошло...

   - Вот именно, лет, а тут веков, - коммандер вновь перевел свой взгляд на карту. - И все же вы правы, территория большая.

   - Можно отбросить немного лишнего. Позвольте.

   Сагер опустился на землю напротив Эллара.

   - Судя по тому, что вы сказали, - его палец скользнул по карте, как бы отрезая кусок. - Эту часть долины у Скалистых гор можно отбросить, хотя именно там я снимал обнаруженные мною развалины. К тому же....

   Он обернулся и, задрав голову, оценивающе оглядел уносящийся ввысь скальный массив.

   - Насколько мне помнится из трактата Легона, средняя высота стены была около восьмидесяти локтей или примерно сорока метров по-нашему, что в принципе соответствует увиденному. Помните тот кусок стены на плато.

   - В некоторых манускриптах пишется и про сто метров, только что это нам дает? - поинтересовался Баркин. - В ясную погоду эти горы будут хорошо видны за десятки километров.

   - Нет, не думаю, - покачал головой Сагер. - Скорей всего королева имела в виду, что горы были очень близко. Стоп...

   Он хлопнул себя ладонью по лбу.

   - Господин профессор, помните "Сагу о Дарнире" где в главе о штурме Рамиона говорится: " Думу думал великий герой, смотря в кровавые воды реки, что несла свои воды, близ могучих стен Рамиона".

   В глазах гнома вспыхнули огоньки понимания.

   - А в свитках Гнорика, найденных им, - он махнул рукой, - неважно. Главное вспомните, коллега, чем они так интересны.

   Его толстый палец с грязным ногтем уставился на Агрию.

   - Схемой.

   - Именно, - палец взметнулся вверх. - Именно.

   Они дружно склонились над картой и принялись перекидываться малопонятными для остальных фразами, с упоминанием различных исторических хроник, каких-то имен приправленных громкими научными званиями, переходя порой на какой-то незнакомый гавкающий язык. Эллар несколько минут с интересом прислушивался к их разговору, затем подошел к Гуверу и спросил:

   - Полковник, я не вижу господина Дворкина, с ним все в порядке?

   - А? - Эндрю вопросительно посмотрел на коммандера, затем кивнул. - Все нормально, поймал какого-то жука и носится с ним точно с величайшей драгоценностью.

   - Рад это слышать, - он вновь повернулся к археологам, обсуждение которых явно медленно, но верно перерастало в новый спор, и хлопнул в ладоши, привлекая их внимание. - Господа, смотрю, вы что-то решили иначе к чему сеи бурные обсуждения.

   - Не могу сказать, что мы во всем согласны, - ответил гном, поднимаясь с земли и отряхиваясь. - Однако место, где стоит провести изыскания, мы примерно определили.

   На лице эльфа промелькнуло удивление, но он промолчал, дожидаясь дальнейших пояснений.

   - Дело в том, что если обобщить все что мы знаем о Рамионе, то можно сказать что в те давние времена, русло реки Рат проходило довольно далеко от стен крепости и "блеск его вод" точно никого бы не ослепил. Однако в некоторых текстах все же встречаются упоминания...

   - Господин Баркин, - нетерпеливо остановил гнома Эллар. - Все это конечно занимательно, но можно ближе к сути дела.

   Баркин нахмурился явно недовольный тем что его прервали, хотел что-то возразить, но встретившись взглядом с эльфом, лишь коротко прокашлялся, видимо разумно решив не спорить.

   - Кхм, конечно. Считаем, что искать нужно во в этом районе, - она наклонился над картой и быстро очертил пальцем небольшой круг, после чего с кряхтением разогнувшись, добавил: - К сожалению, мы не знаем точного расположения крепостных стен поэтому нужны обширные изыскания. Однако с нашим количеством людей, боюсь первый снег ляжет гораздо раньше, чем мы хоть что-нибудь отыщем.

   - Послушайте, можно вопрос? - поднял руку Гувер. - Если это библиотека мага, то скорее всего он хранил там много магических фолиантов и прочей подобной дребедени. Разве они не фонят? Помнится, когда служил на югах, наши маги как-то вычислили местного шамана именно из-за его любви ко всяким талисманам, которые он хранил в своей берлоге.

   Все дружно уставились на полковника таким взглядом словно он сказал что-то из ряда вон выходящее.

   - Я не силен в магии, но думаю, что это может сработать, - сказал Сагер, бросая быстрый вопросительный взгляд на коммандера.

   - Не знаю, - эльф задумчиво потер подбородок. - Некоторые артефакты могут со временем терять свои свойства, некоторые поисковой магией не обнаружишь, да и хозяин библиотеки думаю позаботился о том, чтобы ее не нашли.

   - А ее искали? - живо поинтересовался Сагер меланхоличное настроение которого, впервые за последние несколько дней, словно куда-то испарилось, явив окружающим прежнего молодого ученого.

   - Да и много раз. Насколько я помню, - Эллар потер указательным пальцем висок. - Первые поиски были предприняты еще учениками Райзена через несколько лет после его смерти.

   - Знаете, что странно, - сказал Адрия. - Я прочел все известные работы по Рамиону, но не встречал упоминаний ни о библиотеке не о ее поисках. А вы, коллега?

   Он покосился на стоявшего рядом Баркина, но тот лишь развел руками, показывая этим, что ему также ничего неизвестно о данном факте. В ответ коммандер лишь пожал плечами.

   - История крепости Рамион переплетается с историей моего народа, так что возможно у нас сохранилось больше записей. К тому же некоторые из наших эл-таллов2 еще помнят те времена.

   - Хорошо, наверное, жить по две с лишним тысячи лет.

   - Скучно порой, - улыбнулся уголками губ эльф. - Хотя свои плюсы в этом конечно есть. Впрочем, не будем отклонятся от темы, господа, и если больше никаких идей, где искать библиотеку у вас нет...

   Он выдержал паузу.

   - Ну тогда начнем поиски в определенном вами районе.

   - И все же, эндар1 Эллар, со своей стороны хочу заметить, что я все равно считаю все это бессмысленной авантюрой, - буркнул Тойран. - Нас очень мало. Когда мы направлялись в эти места у нас было почти полсотни человек на борту, плюс после того как мы обосновались бы и провели первые изыскания, должен был прибыть еще один дирижабль с подмогой и техникой. К тому же мы планировали провести исследования, так сказать, общего характера. Если по-простому: нашли черепок - капаем все вокруг до полного изнеможения. У вас же есть определенная цель поисков, а это всегда труднее и требует куда более развернутого подхода и большего количества людей. А сколько нас осталось? - он устремил глаза вверх, загибая пальцы. - Семеро ваших, не считая вас с сестрой и пары ее зверей да нас четверо. Такими силами можно у себя на заднем дворе что-нибудь искать, а не по лесам лазить.

   1 Эндар - почтенное обращение к мужчине эльфу сродни человеческому "господин". Энала - аналогичное обращение к эльфийке. 2Эл-талл - дословно "тысячелетний

   - Что предлагаете? - равнодушно поинтересовался Эллар, поднимая карту с земли, отряхая, и аккуратно сворачивая ее в трубку.

   - Вы сами сказали, что неподалеку есть поселения моих сородичей, мы можем...

   - Не можем, - оборвал его эльф. - Гномы Скалистых гор нас, мягко говоря, недолюбливают.

   - Они и меня в прошлый раз не особо приветствовали, - вставил Адрия. - Нелюдимый народец.

   - Можно конечно пойти на юг и дойти до Патлатого озера, - продолжал меж тем коммандер, - однако те земли фактически находятся под протекторатом Арании так что....

   Он сделал паузу, затем выжидающе посмотрел на Гувера словно ища у него поддержки и полковник, перехватив его взгляд, понимающе кивнул.

   - Согласен, глупо. Насколько мне известно, мир между Эльфийской Республикой и Аранской Империей довольно хрупок так что появление на их землях вооруженного отряда эльфов может спровоцировать новый конфликт. Назад тоже не вариант. Если куда и идти, то только на север в Родарию.

   -А почему бы нет? - встрепенулся гном. - В любом случае это лучше чем...

   - Потому что у меня приказ моей королевы, - несколько резко оборвал его Эллар. - А если вам так хочется прогуляться пару сотен лиг по девственному лесу, господин ученый, прошу, - он неопределенно махнул рукой, - он весь в вашем распоряжении.

   Ториан угрюмо зыркнул на него из-под своих густых бровей, демонстративно фыркнул в бороду, но промолчал.

   - Вот и хорошо, вижу, здравомыслие вы все же сохранили, - Эллар повернулся к молодому археологу и, не допускающим возражения тоном, произнес: - Господин Сагер, моя сестра ждет вас в своей палатке. Вы должны поговорить.

   На лице Адрия промелькнула целая гамма эмоции от удивления, до плохо скрываемого раздражения, правда быстро сменившегося напускной маской равнодушия, однако в ответ он лишь неопределенно повел плечами, сделал шаг назад и, сложив руки на груди, вновь оперся спиной о ствол дерева.

   Эллар настаивать не стал, хотя Гувер заметил, как его тонкие брови нервно дернулись к переносице, но он быстро взял себя в руки.

   - Господа, - сказал он. - Прошу вас еще раз все хорошенько обдумать, а завтра снова обсудим все варианты, где нам лучше начать наши изыскания. Все, сегодня можете отдыхать, однако я бы посоветовал вам не терять время и заняться обустройством лагеря. Очень надеюсь, что мы управимся с нашими поисками до наступления первых холодов.



Глава 11.


   Ночь выдалась тяжелая. Сухой юго-восточный ветер салхум нагнал на город жару, с которой не смогла справиться даже ночная прохлада. Несколько раз Варк вставал пить и сполоснуть лицо, однако хватало этого ненадолго и вскоре шелковые простыни вновь начинали прилипать к разгоряченному телу. Распахнутые настежь окна и медленно вращающийся потолочный вентилятор совершенно не спасали положения и Эндрису оставалось только терпеть, мучиться от бессонницы и мысленно сожалеть о том, что в его арсенале нет никакого подходящего для данного случая заклинания. В конце концов, ему это надоело и он, тяжело вздохнув, поднялся с кровати и, подойдя к распахнутому окну, оперся руками о подоконник, ловя разгоряченным телом малейшее дуновение ветерка. Немного полегчало. Эндрис протяжно зевнул и хотел уже было вернуться в кровать, однако что-то его остановило, какое-то странное чувство неведомой опасности, исходящей откуда-то снаружи. Настолько мимолетное и едва ощущаемое, что любой здравомыслящий человек легко списал бы его на бред разгоряченного ночной жарой сознания, но только не Варк. Он был из когорты тех людей, которые считали, что ничего незначащих мелочей в этом мире не бывает и ничего не происходит просто так. Поэтому маг быстро отступил от окна, одновременно пытаясь разглядеть и интерпретировать любые непонятные волнения в текущих вокруг потоках энергии, подспудно готовясь активировать заранее загнанные в перстни охранные и атакующие заклинания. Однако все было тихо, лишь где-то внизу у подножия башни взвыла одна из многочисленных тварей, заменявших хозяину башни сторожевых псов, и коих он каждую ночь выпускал на небольшую прогулку по ее окрестностям. Оглядев еще раз завихрения потоков, и удостоверившись, что все его сторожевые плетения остались нетронуты, Варк провел ладонью по лицу, стирая выступивший пот и, подойдя к стоявшему в углу креслу, плюхнулся в него, подумав, что в последние дни стал слишком мнительным. Возможно, начала сказываться напряженность последних месяцев и ему нужен был просто отдых, то место где можно расслабиться, не ожидая каждодневного удара в спину. Здесь это ему сделать не удавалось. Араск конечно был союзником, однако он был из разряда тех союзников, что готовы вонзить нож в тебе под ребра, едва почувствуют с твоей стороны хоть малейшую слабину. Магом он, конечно, был посредственным, да к тому же не отличался особой храбростью, но как говорится: "раз в год, и ручная крыса кусает". К тому же со временем старый чародей все больше начал впадать в маразм, озаботившись проблемой продления своей никчёмной жизни, почему-то решив, что в этом ему поможет регулярный секс с молодыми девушками с последующим купанием в их крови. Ситуация с этим настолько вышла из-под контроля, что правителю Родарии пришлось вмешиваться лично, дабы утихомирить разошедшегося старика. Оставалось только удивляться, чего такого знает старый маг, что даже самые безумные его выходки сходили ему с рук. Впрочем, это было не его дело. Эдрис зажег стоящую на столе лампу и протянул руку к лежащей рядом книге, как ощущение постороннего присутствия заставило его вскочить на ноги. Тени от лампы в дальнем угле комнаты сгустились, забурлили тьмой, вытянулись в призрачную фигуру, внутри которой протаяли два огненных глаза, медленно поднявшись вверх к голове.

   "Не ждал меня, кровавый?" - прошелестел в голове варка до боли знакомый голос.

   - Я всегда рад ощущать вас, госпожа, - пробормотал маг вслух, склоняя голову и опускаясь на одно колено. - Могу я узнать, чем вызван ваш сегодняшний визит?

   "Перво-наперво, как себя чувствует носительница, надеюсь, этот старый извратень Араск не пытался тянуть к ней свои липкие ручонки ".

   " Нет, хозяйка, он вас боится до дрожи в копчике, а девушка сейчас спит в соседней комнате, я слежу за ней".

   " Хорошо. Разбуди ее, и собирайтесь в дорогу".

   " Но, хозяйка, не лучше ли отправится в путь с утра?"

   " Не лучше. Я уже переговорила с владыкой этих земель. Корабль скоро прибудет".

   "Корабль?"

   " Да"

   Эндрис удивленно вскинул брови и хотел переспросить, но тут его уши уловили медленно приближающийся монотонный гул винтов.


   - Это нормально? - обеспокоенно поинтересовался я у стоящей позади меня Флорины, вытирая лезвие клинка от крови очередной твари, на этот раз похожей на помесь черепахи с барсуком, и указывая им в сторону зависшего над башней дирижабля.

   - Господин ни разу не видел летающих машин? - елейным голосом поинтересовалась магичка.

   - Господин много чего видел, - буркнул я, - даже то, что ты представить не можешь. Меня больше заботит, зачем он тут?

   - Не знаю, - женщина пожала плечами. - Возможно, у Араска сегодня гости, разве это что-то меняет?

   - Нет, просто не люблю подобные неожиданности, - я взмахнул катаной, перечеркивая тело летящей в сторону магички крылатой ящерицы и, отпихнув ногой упавшую к ногам, но все еще дергающуюся заднюю часть ее тельца, поинтересовался: - Как там у нас дела продвигаются?

   - Почти закончила, - бросила та, пробегаясь наверно в тысячный раз кончиками своих пальцев по поверхности, на мой взгляд, монолитной стены башни и, явно не обращаясь ко мне, пробормотала: - Все как всегда небрежно, но тем и опасно...А если так.

   Она взмахнула рукой, словно что-то стирая, и целый кусок стены неожиданно просто провалился внутрь, открывая нам черный зев прохода. Я облегченно вздохнул. Как оказалось, догадка Колючки насчет ночных тварей была верна, и мне пришлось почти битый час отражать их наскоки, пока Зейнара разбиралась с тайным проходом. От ее спутника в человеческом образе (с перочинным ножиком в руках) толку было мало, а перекидываться в волка магичка ему строго-настрого запретила. Пришлось отдуваться нам с драконицей, которая в очередной раз показала, какая она прекрасная помощница, сидя у меня на плече и играя роль целеуказателя. Слух, обаяние и зрение у нее были куда лучше, чем у меня, а посему заметив очередную гадину, она просто плевала в ее сторону своим зеленым огнем, после чего мой клинок заставлял ту упокоиться навечно.

   - Все можно идти, - произнесла меж тем Флойрина и первой шагнула в проход и я, подтолкнув в его сторону ее спутника, попятился следом, стараясь держать в поле зрения появившуюся из-за поворота дорожки огроменную зверюгу чем-то похожую на тигра переростка, облегченно выдохнув, когда плита закрывающая проход с легким шуршанием скользнула на свое место.

   Мы быстро прошли короткий коридор, пару раз свернули, оказавшись в небольшой комнатушке. Прикрыв за собой дверь, магичка пошарила рукой по стене и над нашими головами вспыхнула запыленная лампа.

   - Не опасно? - спросил я, убирая катану в закрепленные за спиной ножны и оглядывая запыленную комнату, обстановка которой живо напомнила мне почти такую же в студенческом общежитии. Та же минималистичность в обстановке: пара кроватей, стол, книжный шкаф и такой же бардак с вещами. Слова Флорины лишь подтвердили мою догадку.

   - Вы правы, это одна из комнат моих учеников, но не думаю, что Араск бывает в этом крыле, - тихим голосом ответила магичка на оба моих вопроса, нервно кусая нижнюю губу. - До сих пор надеюсь, что после моего ареста они успел уйти.

   Она прошлась по комнате, осторожно обходя разбросанные вещи и остановившись у стола, взяла с него стоящую там фотографию в рамке, с которой нам приветливо улыбались две девочки лет по двенадцать.

   - Олия и Раза. Непутевые были, вздорные, вечно перечили....- она замолчала, закинув голову и уставясь в потолок неожиданно заблестевшим взглядом.

   "Лекс, не лезь, ей больно, но она справится", - голос Колючки в голове заставил меня замереть на месте и крепко ухватить за плечо рванувшего к ней Рикворда. Тот нервно дернулся, но я лишь крепко сжал пальцы. Парень видимо что-то понял, потому как послушно сделал шаг назад. Несколько минут мы молчали, затем я тихо, но решительно произнес.

   - Нам пора.

   Чародейка вздрогнула, тяжело вздохнула и коротко кивнув, повернулась ко мне.

   - Да, я готова.

   - Хорошо.

   Я аккуратно снял перевязь с катаной, затем скинул китель, оставшись в одной форменной рубашке и брюках. Вернув клинок на место, я попрыгал, дабы убедившись, что ничего не сползает и не звякает и, повернувшись к наблюдавшей за этим кратким процессом Флорине, спросил:

   - И куда дальше?

   - Думаю что вниз, - ответила та и пояснила: - Внешняя часть башни это еще не все. Тут в основном располагались классы и жилые помещения для студентов и преподавателей.

   - У вас тут что, целая магическая академия была? - спросил я, подтягивая ремень перевязи и пробуя удобно ли вынимать катану.

   - Почти, - кивнула чародейка. - Последний набор почти сорок учеников. А потом старый правитель скоропостижно скончался, а его сын....- Она закусила губу.- Впрочем, неважно.

   - Согласен. Так что там внизу?

   - Раньше были лаборатории, склады, мастерские. А сейчас логово Араска, его персональный гарем, плюс камеры, где он держит свои живые игрушки. Если где и искать ваших девушек, то только там.

   - Понятно. Как туда попасть?

   Я бросил быстрый взгляд на зарычавшего юношу, который уже намеревался выскочить за дверь и помчаться спасать свою красавицу, невзирая на все преграды и, резко хлопнув ладонью по выглянувшим из волос ушам, бросил:

   - Уймись.

   Рикворд явно не ожидал с моей стороны подобной выходки, потому как ойкнул, а его помутневший от гнева взгляд прояснился.

   - Вот и хорошо, - я осторожно выглянул за дверь, дабы убедиться, что в коридоре по-прежнему тихо, затем вновь повернулся к чародейке, посмотрев на нее вопросительным взглядом.

   - Можно лестницы в центральном холле или лифт, - пояснила та, правильно истолковав мой молчаливый вопрос. - Хотя не думаю, что лифт работает. Салах с подозрением относится к техническому прогрессу, у него какой-то детский бзик на этой почве.

   - Ясно. Ловушки, там всякие магические и нет...?

   Магичка коротко кхекнула, словно я спросил несусветную глупость, затем спросила:

   - А вы у себя дома тоже ловушки ставите?

   - Нет, но как я понял, ваш Араск тот еще маньячина, а от таких людей всего чего угодно можно ожидать, даже крокодилов в ванной, - парировал я.

   Зейнара покачала головой.

   - Зная Салаха, могу с уверенностью сказать, что ничего такого тут нет. Максимум сторожевые заклинания. К тому же он ведь не ждет нападения, а весть о моем побеге скорей всего еще не достигла столицы, иначе тут охрана бы в три ряда стояла.

   - И в чем подвох? - я покосился на Реназию.

   - В охране. Салах заключил договор с орденом сансинеров, а их не зря называют "убийцами чародеев": быстры, коварны, не знают жалости, к тому же видят магические плетения. Совсем как ты.

   Новость. Мы быстро переглянулись с Колючкой.

   "В твоей головенке есть какие-нибудь сведения об этом ордене?"

   "Не знаю", - драконица склонила свою голову набок, словно к чему-то прислушиваясь, затем как-то неуверенно произнесла: - "Первые упоминания об ордене сансинеров, относятся к эпохе Так по многим хроникам именно тогда, в четыреста тридцать втором году, был образован этот орден. Основной задачей ордена была охота на магов отступников увлекающихся запретными техниками. Для этого воинов сансинеров начинали готовить с самого детства, беря только тех, в ком были зачатки магической силы, после чего путем специальных тренировок и контролируемых мутаций превращали их в бойцов, которые в одиночку могли справиться даже с архимагами. В пятьсот семидесятым году эпохи Уса, орден был объявлен вне закона во многих государствах Лайморельского континента и официально распущен, так как многие маги стали использовать его в своих целях для устранения конкурентов по магическому искусству. Однако некоторые кланы ордена..."

   "Можешь не продолжать, основное понятно. Похоже серьезные ребятки".

   "Боишься?"

   "Скорее опасаюсь".

   - Так, выдвигаемся, думаю, смысла нет больше тут сидеть. К тому же тот дирижабль, - я ткнул пальцем в потолок, - меня очень беспокоит. Зейнара, как добраться до лестницы?

   - Все очень просто. Каждый этаж это, по сути, кольцо, чем выше, тем кольцо меньше. Мы на нулевом этаже значит тут три кольцевых коридора и десяток радиальных ведущих к центральному холлу, - пояснила она, чертя носком своего сапожка в пыли на полу примерный план этажа.

   Я окинул взглядом эти малопонятные каракули, саркастически хмыкнул и, открыв дверь, бросил:

   - Мы с Колючкой вперед, вы за нами, двигайтесь на отдалении, но постарайтесь сильно не отставать.


   Небольшие фиксирующие якоря похожие на длинные зазубренные наконечники копий врезались в землю, уйдя в землю лесной поляны почти до половины. Натужно завыли лебедки, притягивая висящий в десятке метров над поляной небольшой дирижабль. Рифленая дверь гондолы откатилась вбок, выпуская две фигуры в темно-зеленых одеждах. Едва их ноги коснулись земли, как дирижабль отстрелил тросы и стал уходить ввысь, быстро превращаясь в небольшую точку на фоне сиреневого неба.

   Натан Авикс проводил взглядом улетающий дирижабль, достал из нагрудного кармана куртки компас и, бросив на него быстрый взгляд, повернулся к своей спутнице.

   - Двигаемся туда, - его рука с раскрытой ладонью указала на небольшой просвет в окружающих поляну стене деревьев вперемешку с кустарником. - Судя по картам минут через двадцать должны выйти на старую эльфийскую дорогу, а к вечеру будем в поселке.

   Легенду помнишь?

   - Естественно, господин Авикс, - фыркнула Ласа и тут же отчеканила. - Мы имперские изыскатели, прибыли в данную область с целью инспектирования данного участка границы. Вы ранг-крандер имперского корпуса изысканий Натан Ленс, я ваша помощница стан-сержант Ласа Кай. Наша задача проверка законсервированных приграничных укреплений.

   - Все верно, - кивнул Авикс, поправляя лямки рюкзака. - Еще, с местными в лишние разговоры не вступать. И вообще, держись поближе ко мне, места здесь неспокойные.

   - Я вполне могу за себя постоять, - насупилась девушка.

   Натан усмехнулся.

   - Не сомневаюсь. Ладно, идем.

   До поселка добрались без приключений, но уже практически в темноте и все из-за того, что Авикс решил задержаться на некоторое время у полуразобранных развалин старого форта. По невысказанному мнению Ласы, ее спутник настолько вошел в роль инспектора, что на полном серьезе облазил развалины, что-то постоянно записывая в блокнот и постоянно недовольно рыкая себе под нос. К счастью девушки на улице ночевать не пришлось, так как едва Натан вытащил свой жетон и сунул его под нос заспанного трактирщика, как тот сразу же потерял все свое желание ко сну, вытянулся по стойке смирно и вскинул руку к груди в воинском приветствии.

   - Грег бывший интендант форта, - тихим голосом пояснил Авикс позднее, когда хозяин вместе с дочерью расставляли перед ними тарелки с едой. - Наверняка местные считают, что он давно ушел со службы, но на самом деле это не так.

   - Региональный наблюдатель, - догадалась девушка, едва сдерживаясь, чтобы не ухватить за ногу поставленного на стол и исходящего ароматными запахами запеченного в духовке молочного поросенка.

   - Верно, - кивнул Натан и, проследив горящий огнем взгляд девушки, потянулся за разделочным ножом. Отрезав приличный кусок, он поддел его двузубой вилкой и опустил на тарелку Ласы, попутно процедив сквозь зубы:

   - Держи себя в руках. Медленно. Кости не грызть.

   Девушка коротко кивнула и принялась аккуратно, но споро разделывать кусок при помощи небольшого ножа и вилки, выданных им радушным хозяином.

   Вскоре к их трапезе присоединился и сам хозяин заведения, предварительно отправивший свою дочь спать. Поставив на стол пузатую бутыль с плескающейся внутри темно-зеленой жидкостью, он вопросительно посмотрел на Авикса и, дождавшись его кивка, наполнил один из принесенных с собой бокалов.

   - Ну, за Империю и императора, - произнес он. - Да будет его правление безоблачно.

   - За Империю и императора, - поддержал его Авикс, стукнув краем бокала о его протянутый бокал.

   Они выпили, затем некоторое время молчали. Ласа предусмотрительно не вмешивалась, хотя загривком чувствовала витавшее в воздухе напряжение.

   - Значит война? - наконец не то спросил, не то констатировал Грег.

   - Возможно, - не стал отрицать Натан, подтолкнув свой пустой бокал в сторону Ласа. - Хотя с другой стороны, возможно, начальство просто перестраховывается. Кстати, я осмотрел форт, состояние не самое лучшее.

   Трактирщик криво усмехнулся.

   - Гарнизон убрали почти шесть лет назад, а камень там хороший, вот его потихоньку и растаскивают. Я сперва пытался людей отговаривать, но если местные меня еще слушают, то из соседних деревень, спасибо, что в рожу не дали. С другой стороны, стены целы, разбирали в основном внутренние постройки, так что за пару месяце вполне можно восстановить.

   Он наполнил бокал Авикса и двинул его назад.

   - Понятно. Так и передам, - сказал Натан, вновь поднимая бокал. - Ну, за то чтобы вам не пришлось его восстанавливать.

   - Хороший тост, - сказал Грег, одним глотком осушая свою посудину. - Не хотелось бы вновь влезать в форму, стар уже стал для этого.

   Они вновь помолчали.

   - Да, еще вопрос. Никто в округе подозрительных чужаков не видел?

   - Да вроде нет, - трактирщик поскреб пятерней в затылке. - Хотя был у нас тут один пришлый, моя дочурка даже глаз на него положила, больно уж он ей приглянулся, но ушел.

   - Кто такой?

   - Да пес его знает, - Грег пожал плечами и вновь потянулся за бутылкой, на этот раз бросив вопросительный взгляд и на Ласу, но та отрицательно помотала головой. - И правильно, девицам такое пить не стоит, - резюмировал он. - Так, о чем это я? Ах, да. Не знаю кто такой, но вроде как из магеров. Ну, тех, что шляются по пораженным лесам, ищут всякие необычные штуковины. Приперся в поселок со своей странной бабой эльфийкой, хотел, чтобы его на тот берег перевезли.

   - Странной?

   - Ну да. Вся сам такая, - он повел в воздухе руками, как бы рисуя изгибы женского тела, - да вот с такими, прямо не женщина, - богиня, вот только кожа серая словно у ящерицы-крикуши, а волос наоборот длинный, белоснежный точно седой. Необычная девка, в общем.

   Авикс удивленно приподнял правую бровь.

   - Интересно. А давно они ушли.

   - Не они, а он, - трактирщик явно захмелел. - Девку-то у него умыкнули, а самого его подстрелили. Попали сюда, - он постучал кулаком себе в плечо. - Дыра была два...нее, три пальца пролазят. И представляете, - выжил.

   - Кто стрелял нашли?

   - А как их найдешь-то, - Грег покачнулся на стуле. - Ой. Да и не искали, кто тут искать-то будет, искачей тут нема...

   Он пьяно развёл руками.

   - А деваха была хорошая, нечета вашей спутнице. Простите меня, господин, но плосковата она у вас, чуть выпирает, а у той, ух...- он растопырил пальцы, словно пытаясь охватить ими что-то большое, а его лицо расплылось в мечтательной улыбке.

   Натан покосился на свою спутницу, но та даже ухом не повела, однако он заметил, как ее нож вонзился в мясо с удвоенной силой и поспешил перевести разговор в другое русло.

   - Так значит он ушел?

   - Да, - качнул головой Грег. - Ушел. Как только плечо поджило, ушел. Дочь мою только расстроил, а ведь она у меня красавица. Но как мужик я его понимаю, будь у меня такая...

   - А кроме этих двоих, - быстро перебил его Натан, - никого подозрительного в округе не видели?

   Трактирщик на минуту задумался, покачиваясь на стуле словно моряк на палубе во время шторма, затем отрицательно мотнул головой.

   - Нет, все спокойно. Может лучше ещё по одной, господин инспектор.

   Авикс, на которого алкоголь не оказал практически никакого воздействия, согласно кивнул. Выпили и не успел Натан задать еще один вопрос, как с удивлением обнаружил, что его собеседник спит, положив голову на стол.

   Ласа с презрением посмотрела на уснувшего человека, а ее лицо неожиданно принялось удлиняться, превращаясь в волчью морду. Подхватив с блюда остатки поросенка, она впилась в них клыками и принялась поглощать, довольно урча и порыкивая в сторону Авикса, бросавшего на нее насмешливые взгляды. Дождавшись пока девушка покончит с трапезой и примет свой обычный облик, он поднялся из-за стола и молча направился к ведущей на второй этаж лестнице. Ласа догнала его на пороге их общих покоев.

   - Ты все еще плохо контролируешь свое второе я, - бросил он, открывая дверь. - Удивлен, что матриарх тебя рекомендовала.

   - Она рекомендовала меня не поэтому, - фыркнула в ответ девушка, протискиваясь мимо него в комнату. - А в этом деле наш облик и контроль над ним не имеет значения.

   Она остановилась посереди комнаты и, не оборачиваясь, добавила:

   - Только не подумайте, что я горю желанием исполнять ее указания.

   - Как и я, - ответил Натан, закрывая дверь. - Увы, я последний прямой потомок рода Пришедшего и матриарх прямо горит желанием получить приплод от меня и одной из истинных.

   Он криво усмехнулся.

   - К сожалению, все предыдущие попытки окончились повалом.

   - Матриарх рассказывала. Все они были в той или иной степени полукровками. Я же истинная чистая, прямая наследница великой Ритрайкары и Калдаркаса, рукоположенная на должность следующего матриарха, - гордо вскинула голову Ласа, смотря на Авикса взглядом полным превосходства.

   Натан вздохнул, подошел ближе, неожиданно провел ладонью по ее груди, затем кивнул видимо каким-то своим мыслям, после чего равнодушным голосом констатировал:

   - Действительно плосковата.

   Щеки девушки вспыхнули гневным румянцем, волосы на голове вздыбились, выпуская на волю белоснежные волчьи уши, но резкий щелчок по носу заставил ее ойкнуть и ухватиться за больное место.

   - Давай сейчас не будем выяснять отношение, - сказал Авикс, скользом и почти ласково проводя по прижавшимся к голове ушам. - Устал я немного.

   Он прошел вглубь комнаты и, усевшись на стоящий там небольшой довольно потрепанный диванчик, добавил:

   - Я сплю здесь, ты на кровати. Кстати, что думаешь о рассказе Грега?

   - Это про странного мужика и эльфийку?

   - Угу.

   Девушка пожала плечами.

   - Думаю, к нашему делу это отношения не имеет. Хотя история занятная.

   - Согласен с тобой, - Авикс демонстративно зевнул и, стянув сапоги, вытянулся на диване, краем глаза заметив, как его спутница сморщила нос и сделала пару шагов назад. - Ладно, иди спать, завтра еще пошляемся по округе, по расспрашиваем, а затем выдвигаемся к нашей цели. Кстати, подумай, что нам нужно в дороге и купи. Дальше лишь поселенья гномьих кланов, а они обычно за все тройную цену дерут.

   Ласа кивнула и хотела, что-то спросить, но Авикс уже закрыл глаза, и ей ничего не оставалось делать, как направиться в спальню. Усевшись на кровать, она стянула с себя одежду и, бросив взгляд на свою крепкую задорно торчащую небольшую грудь, с обидой в голосе пробормотала:

   - И совсем я не плоская.



Глава 12.


   Думаете дальше будет история о том, как я пробирался по темным мрачным коридорам башни злобного чародея, тихо ликвидируя охрану, состоящую сплошняком из уродливых монстров. Хотелось бы, но, увы, все не так. Коридоры были вполне себе светлые, ну разве только в некоторых местах отсутствовало несколько ламп, но даже там все было прекрасно видно. Спрятаться тоже особо было негде, разве только попадалась очередная открытая дверь в то, что некогда было учебной аудиторией или обителью бедных студентов. К счастью хозяин башни явно не особо беспокоился о неожиданном визите недругов, что в принципе неудивительно: верховный чародей, башня вход в которую еще надо постараться найти, почти центр столицы, да и зверюги в парке....Все это естественно расслабляет. Наверное поэтому, пара охранников, дремлющих в центральной холе у лифта, вытаращились на меня такими взглядами, словно увидели перед собой призрака отца Гамлета, не меньше. К сожалению, ребята явно много о себе мнили, когда, несмотря на тихий приказ сложить оружие, потянулись за своими пистолетиками. Что ж, я ведь просил, причем вежливо.

   Быстрый рывок вперед, удар локтем в горло, один хрипит с перебитым кадыком, точно рыба пытаясь ухватить ртом воздух, другой замер, удивленно скосив оставшийся целым глаз на торчащее из соседней глазницы лезвие катаны.

   - Значит теперь вниз? - поинтересовался я больше для проформы у подошедшей Флойрины.

   - Да, - кивнула она, с брезгливым видом обходя натекшую из глазницы на мозаичный пол лужицу крови, подходя к панели вызова, больше похожей на причудливую мозайку, и передвигая пару плиток. - Сейчас проверю, работает ли. Если да, подниму кабину, погодите немного.

   Я понимающе кивнул и, нагнувшись над убитыми, принялся их обшаривать. Пистолеты мне без надобности, свой есть, правда я его еще не проверял, но Хар уверял, что состояние отличное, а после случившегося не думаю, чтобы он решился врать. Тем не менее, я расстегнул пояс и, стряхнув с него кровь, кинул тот стоящему позади Рику.

   - Только не вздумай палить направо и налево. Надеюсь, пользоваться умеешь.

   Юноша криво усмехнулся надел пояс и, выхватив пистолет, крутанул его в руке, быстро сунув обратно в кобуру.

   - Ну ты прям ковбой, - буркнул я, снимая с пояса другого охранника пару добротных ножей в потертых ножных и проверяя пальцем их лезвия на остроту. Нужное приобретение, ибо в данной ситуации они могут оказаться куда полезнее моей катаны, которой в некоторых местах и не размахнешься толком.

   -Нам повезло, лифт здесь, - голос Зейнары оторвал меня от разглядывания ножей, и я поспешил за ней в кабину, на ходу закрепляя их ножны у себя на поясе.

   - Сколько там внизу уровней? - поинтересовался я, заметив, что магичка несколько замялась, явно раздумывая, куда нам спускаться.

   - Четыре, - пробормотала она задумчиво и потянулась к одной из кнопок, но Колючка ее остановила.

   "Третий".

   "Уверена?"

   "Укушу за ухо, коль не веришь".

   Я вопросительно посмотрел на Флорину, не зная услышала ли она мыслепосыл моей спутницы, та лишь кивнула в ответ и нажала одну из кнопок. Лифт дернулся, свет в нем замерцал, и он с противным скрежетом пополз вниз.

   - Так, - усмехнулся я. - Прибываем с музыкой и фанфарами, ждем приветствий и цветов от встречающих. Кстати, что у нас на третьем?

   - Лаборатории и склады. Логичный выбор для содержания пленных, ибо некоторые из помещений изначально строились с хорошей магической защитой, - она грустно улыбнулась уголками губ, словно вспомнив какой-то забавный случай из прошлого, и уже ни к кому не обращаясь, добавила: - Когда испытывали свои силы, девчата порой такое творили... до сих пор удивляюсь, как только стены выдержали.

   Я осторожно положил руку на ее плечо, легонечко сжал, а когда чародейка удивленно вскинула голову, решительно протиснулся вперед, ибо в этот момент решетчатая створка двери с позвякиванием ушла в сторону.

   Нет, здешняя охрана явно разленилась и, похоже, даже не помышляла о возможности нападения, и как результат внизу нас встречал даже не охранник, а какой-то мальчишка в мешковатой одежде, явно пришедший посмотреть какой идиот воспользовался грохочущей развалиной. И вот тут я, каюсь, совершил ошибку, не посчитал пацана угрозой, тем более что по его виду казалось, что он буквально в штаны наделал, когда увидел выходящих из лифта незнакомцев. Я просто оттолкнул его с дороги, прошипев сквозь зубы, чтобы молчал и едва только сделал пару шагов, как истошный вопль драконицы заставил меня броситься ничком на пол, удивленно провожая взглядом пролетевший у меня над головой золотистый разряд неведомой энергии. Я вскочил на ноги, разворачиваясь, однако Рикворд опередил меня буквально на долю секунды. Хлесткий звук выстрела пошел гулять по пустым коридорам, а юный маг схватился за грудь и как-то совсем по киношному со стоном упал сперва на колени, затем завалился на бок. Твою ж... Время сжалось в пружину. Три коридора.

   "Куда?"

   "Правый крайний до конца".

   "Понял, слезай, мешать будешь".

   Драконица послушно спрыгнула с моего плеча и я, поведя ими, чтобы размять, рванулся вперед. Коридор длинный, с поворотами и ответвлениями, но пока никого. Стоп, явно за следующим поворотом кто-то есть и судя по тяжелому дыханию торопится на встречу своей судьбе, причем он не один. Я быстро огляделся, стены на расстоянии вытянутых рук. Бой в таком узком пространстве не предсказуем, даже со всеми моими умениями. К тому же следует помнить об упомянутых Флориной сайсинерах. Так, а это что? Дырка в потолке. Зачем? Вентиляция, а может кладовка для бабушкиных солений? Да без разницы. Втискиваюсь, жду, прислушиваясь к мерному топоту приближающихся шагов - трое, уже не так страшно. Близко, еще ближе, пора. Цепляюсь ногами, маятник вниз. Охранник даже удивиться не успел, только как-то обиженно "хрюкнул" когда лезвия ножей вошли ему в голову. Тут же спрыгиваю вниз, отталкиваю падающее тело, одновременно выхватывая один из ножей и всаживая его в горло идущего следом. Последний с ужасом смотрит на происходящее и даже не пытается достать оружие, а пятится, затем разворачивается и бегом скрывается за очередным изгибом коридора. Беги, беги, почему-то мне кажется, что ты приведешь меня туда куда нужно. Я криво усмехнулся, достал катану и, заставив ее лезвие засветится багровым пламенем, двинулся следом, насвистывая под нос мелодию имперского марша.


   С утра Сагер вместе со следопытом и парой солдат отправились обследовать две из десятка отмеченных ранее на карте точек, Дворкин, выпросив у Эллара небольшой блокнот, занялся описанием каких-то обнаруженных им жуков, а Гувер с Баркиным присоединились к оставшимся солдатам, помогая им в обустройстве лагеря. Провозились почти до середины дня, в основном расчищая местность вокруг свое палатки, организуя отхожее место, выкладывая камнями кострище и заготавливая дрова из валежника и сухостоя. За этим занятием они и наткнулись на коммандера, который вместе с сестрой устанавливали странный темно-синий почти черный камень на небольшой сделанный из очищенных ветвей треножник. Заметив друзей, Эллар приветственно кивнул и жестом приказал отойти подальше.

   - Что это? - спросил гном заинтересованно наблюдая за процессом.

   - Талавир, или портальный камень, - пояснил Гувер, подпирая плечом ближайшее дерево. - Редкая вещь, да еще такой величины. Что ж, умно, думаю, гореть будет где-то полчаса. Господин профессор, вы беспокоились, что у нас мало людей для изыскательских работ, поверьте, сейчас они будут.

   - В каком смысле?

   - В самом прямом. Вы же, наверное, знаете, что существуют маги, которые могут создавать порталы для перемещения. Правда обычно они получаются не особо большие и максимум пригодны для отправки какой-нибудь небольшой вещицы.

   - Я знавал и такого, что мог перемещаться сам, правда недалеко, - вставил гном, пристраивая по другую сторону дерева.

   - И я знавал. Однако для того чтобы переместить что-то большое, или много человек требуется долгая подготовка и десяток довольно сильных магов. Вот этот камень, - он кивком головы указал в сторону треножника, - позволяет создать подобный портал одному человеку.

   - И откуда вы все это знаете? - лениво поинтересовался гном, выбирая сухие веточки из своей бороды забившиеся туда за то время пока они таскали валежник.

   - Во время южной компании на островах наши маги пользовались подобными для переброски отрядов. Насколько мне известно, обходилось это удовольствие недешево, но быстрая переброска позволяла лучше реагировать на возникающие опасности и не раз выручала наши войска, - пояснил Гувер, внимательно наблюдая за явно заканчивающимися приготовлениями Эллара.

   - Хм, господин полковник, вы хотите сказать, что сейчас наш друг эльф откроет прямой портал к себе домой?

   - Именно.

   - Так, стоп, - гном нахмурился. - А зачем тогда все это путешествие? Зачем мы сюда тащились, били ноги, рисковали своими шеями, не доедали, в конце концов?

   - Вот последнее вам явно пошло на пользу, - усмехнулся Гувер. - Впрочем, я немного неправильно выразился. К себе домой это не значит, что он откроет портал прямиком в столицу, расстояние все же имеет значение и немалое. Думаю, даже с талавиром им с сестрой его не вытянуть. Скорее соединятся с каким-нибудь ближайшим форпостом куда заранее перекинули нужных людей и оборудование.

   - И все же я не понимаю..., - не унимался гном.

   - Господин профессор, поверьте, я тоже многого не понимаю, но стараюсь не задавать лишних вопросов и вам не советую. Знаю только одно - эльфы нам не друзья. И я не имею ввиду Эллара и его сестру, тут наоборот, думаю только благодаря им мы все еще живы.

   - Постарайтесь объяснить, - густые брови Тойрана сдвинулись к переносице.

   Гувер тяжело вздохнул, на миг закатив глаза, словно вопрошая небеса "с какими болванами мне приходится иметь дело", но, тем не менее, пояснил.

   - Все дело в политике. Понимаю, что это не ваша стезя, господин Баркин, но давайте посмотрим на все случившиеся с позиции эльфов. Так вот, думаю, что задержание нас Тайнуром с последующей передачей властям было для них сродни удару ниже пояса, особенно когда они узнали кто мы такие на самом деле. Как ни крути, но вы вместе с господином Сагером известные фигуры в научном мире даже на этом континенте, да и господин Дворкин весьма уважаемый человек. Казни они нас или посади в тюрьму и дипломатического скандала не избежать, а во что он выльется даже богам не известно. Конечно, можно было сделать это по-тихому - яд в бокал, нож в бочину, трупы за борт, чисто. Однако все тайное когда-нибудь становится явным и кто бы ни принимал решение о нашей дальнейшей судьбе, ему этот закон подлости наверняка хорошо известен.

   - Предположим, но причем здесь наше участие в этой экспедиции?

   - А вот это правильный вопрос, господин профессор, - сказал Гувер. - Ответ один - случайность. Я тут говорил как-то с Элларом и его сестренкой, не напрямую, но слово там, оговорка здесь...Примерная картина такова: Республика давно готовила эту экспедицию и наше появление в столице незадолго до ее отправки - чистая случайность, которой некие силы в эльфийском правительстве не преминули воспользоваться для выхода из щекотливой ситуации. Ну, смотрите сами, они связываются с нашими дипломатами и говорят: "да, многоуважаемые господа Баркин, Сагер и Дворкин у нас и горят желанием продолжить свои исследования, а мы им в этом готовы оказать всевозможную помощь и даже снарядить экспедицию, причем в знак доброй воли за свой счет". Все довольны, лица сохранены, жмут руки, пьют вино за здравие королевы эльфов и нашего императора.

   - И в чем подвох? - задумчиво поинтересовался гном, продолжая хмуриться.

   - В том, что дорога дальняя и некие весьма любопытные ученые могли просто не добраться до своей цели. Знаете, дорога дальняя и весьма опасная: укус змеи, шальная пуля, кто-то может поскользнуться на камне и свернуть себе шею...

   - Кажется, я понимаю, - гном уже стал мрачнее тучи. - Однако вы сказали, что мы должны быть благодарны Эллару. Интересно почему?

   - Это чисто мое предположение, - сказал полковник, отрывая кусочек длинной травины и суя его в рот, - однако я уверен, что именно коммандер как-то убедил свое начальство в нашей пользе для их группы. Почему он это сделал, не спрашивайте, не знаю, но думаю, что именно благодаря ему мы все еще живы.

   - Значит поэтому вы отказались уходить?

   Гувер молча кивнул, не став рассказывать Баркину о неожиданном ночном разговоре с Расраком, в котором подручный Неллары напрямую предупредил его об этом.

   Гном хотел было еще что-то спросить, но в это время Эллар вскинул руку, выставив ее перед собой с растопыренными пальцами, а другую протянул к кристаллу талавира, заставив тот замерцать призрачно-белым светом. Посереди небольшой поляны, на краю которой стоял треножник вспыхнул бледно-зеленый вихрь, который принялся медленно вытягиваться в струну, то и дело причудливо изгибаясь в разные стороны. Эндрю, наблюдающий за всем этим действом, мысленно отметил, как побелели от напряжения костяшки пальцев эльфа, а по лицу покатились крупные капли пота. Видимо Неллара это тоже заметила, так как в свою очередь вскинула руки в точно таком же жесте и вихрь стал постепенно успокаиваться, пока не замер, превратившись в тонкий вращающийся столб, который резко развернулся в некое подобие огромного "окна" затянутого дымной пленкой, сквозь которую едва угадывались очертания каких-то массивных предметов. Поверхность окна колыхнулась, пошла волнами и из него появился эльф в офицерской форме. Увидев Эллара, он вскинул руку в солдатском приветствии и сделал шаг в сторону, пропуская появившихся из портала солдат тащащих какие-то ящики, ведущих под уздцы впряженных в груженые повозки лошадей.

   - Сколько ж их тут? - пробормотал Баркин, наблюдая за прибывающими, количество которых росло с каждой минутой.

   - Думаю около квадранта, - ответил Гувер, жуя травинку, но заметив вопросительный взгляд своего собеседника, пояснил: - Около ста человек. Только вот талавир почти догорел.

   Он вынул травинку и указал ею на кристалл, что уменьшался на глазах, исходя целыми снопами искр, которые то и дело устремлялись к окну портала. Видимо Эллар был такого же мнения, потому как что-то крикнул на эльфийском все еще стоящему неподалеку офицеру и тот, понимающе кивнув, поспешно "нырнул" в портал. Через минуту на поляну, лязгая гусеницами и натужно пыхтя паровым двигателем, вполз экскаватор, следом за которым проследовал небольшой трактор, после чего портал с протяжным воем схлопнулся, а коммандер вместе с сестрой обессиленно опустились на землю, переглядываясь и тяжело дыша.


   Дернитовые оковы, тонкими полосками охватывающие ее шею и запястье, причудливым корсетом обвившие грудь, жгли огнем при каждом резком движении, сбивая потоки внутренних энергий, переплетая их в причудливые жгуты, отчего все кости ломило точно зубы от глотка ледяной воды, заставляя тело корчиться от боли. Впрочем, Гая давно не чувствовала эту боль, ибо боль потерь, раскаленной иглой засевшая в сердце, была куда сильнее. Сперва Нея, затем Лекс - она потеряла все и теперь даже мысль о возможной мести трижды проклятому Варку больше не прельщала, не вела ее за собой, не была той целью, ради которой следовало жить, ибо жизнь в одночасье лишилась всякого смысла и всех своих красок. Осталась лишь боль и память - воспоминания о тех днях счастья и любви, что судьба подарила ей после встречи с Лексом.... порой они обжигали куда хуже, чем вгрызавшийся в тело дернит. Одинокая слеза скатилась по щеке и сорвалась вниз, разбившись о плиты холодного пола.

   - Я не думал, что ту в ком течет моя кровь, смогут остановить такие слабые оковы.

   Голос похожий на шелест далекого ручья, заставил Гаю вздрогнуть и с трудом разлепить глаза.

   - Это ты, - прохрипела она.

   Фигура призрачного старика опустилась на одно колено, а его рука скользнула по ее волосам, взъерошив их легким ветерком.

   - Ты изменилась, девочка моя.

   - Это все друг Лекса, какой-то бог.

   - Да уж, - прозрачные губы мага изогнулись в улыбке.- У него всегда были странные знакомства. Однако сейчас я хочу поговорить не об этом. Почему ты остановилась, почему не идешь дальше?

   -Куда дальше? - Гая приподнялась на одной руке. - Куда идти, старик? Зачем? Я все потеряла...все...смысла нет, надежды нет, все тлен и пустота.

   Ее голова вновь коснулась пола, а волоса разлетелись по плитам, подняв в воздух частицы пыли.

   - Это ты так решила, - образ старика стал бледнеть. - Ты просто изгнала из своего сердца надежду....верни ее, почувствуй.....найди то место, где Лекс впервые встретил белую хищницу. Передай ему...

   Образ поблек и растворился в воздухе.

   - Кому передать?- всхлипнула Гая. - Кому, глупый ты призрак...

   Дверь камеры с едва заметным скрипом отворилась, пропуская внутрь сгорбленного старикашку в темно-коричневой замызганной мантии.

   - Привет, моя дорогая, - вкрадчиво пошипел он. - Наконец-то я выбрал время, дабы посмотреть на свое новой сокровище. Прости, что заставил ждать.

   Его тонкие пальцы засучили в воздухе, словно лапы огромного паука. Магичка бросила на него равнодушный взгляд, но промолчала, чувствуя лишь, как накатила новая волна равнодушия.

   - Красивая, необычная, какие белые, - старый чародей опустился рядом с ней на колени и принялся перебирать пальцами спутанные волосы девушки. Не бойся, милая, я тебя не трону. Не сразу...

   Его рука скользнула по ее плечу и тут же отпрянула, словно в испуге.

   - Ты не обычное создание, - старикашка явно был озадачен. - Но магии не чую, тут другое, тут созидание.

   Он вновь засучил пальцами, что-то бормоча себе под нос и Гая почувствовала, как вокруг нее завибрировал воздух от плетений незнакомых заклинаний.

   - Необычная, очень ценная. Что делать? Не простое создание...чье создание? Что делать?

   Чародей заметался по камере, которая больше была похожа на заброшенный класс с остатками парт и школьной доски, к одной из стен которого неведомый шутник прикрепил несколько проржавевших от крови кандалов.

   - Можно много узнать, понять. А ее тело, а запах, сделать своей, - он замер словно от какой-то пришедшей в голову идеи и быстро закивал своим мыслям, продолжая бормотать: - Сделать своей, чудное создание, своей, моей....

   Он вновь потянул свои паучьи пальцы к девушке и вдруг резко выпрямился, затем медленно повернулся к двери, словно к чему-то прислушиваясь. Пришедшие с ним охранники, укутанные с головы до ног в темные одежды, так что видны были лишь глаза, да кисти рук, отскочили от двери, выхватывая из складок своих одеяний небольшие барабанные пистолеты и короткие изогнутые кинжалы.

   Дверь резко распахнулась, и в ее проеме показался один из тех охотников, что доставил ее в эту темницу.

   - Мой господин, - только и успел произнести он, а затем захрипел, расширенными от ужаса глазами смотря на выглянувший из груди багровый кончик клинка, который вдруг налился ярко красным, вспыхнул, и тело охранника буквально взорвалось, разлетевшись клочьями тлеющего пепла.

   Затем в дверь шагнула тень, метнулась к удивленно вскинувшейся девушке, а до боли знакомый голос заставил сердце на мгновение дать сбой, а затем "запеть" от счастья.

   - Милая, с тобой все в порядке.


   Гая выглядела похудевшей и изможденной, белоснежные волосы сбились в грязные колтуны, темно-серая кожа приобрела нездоровый белесый оттенок. Она словно слепой кутенок ткнулась в мои ладони и счастливо улыбнулась.

   - Погоди секундочку, милая, - шепчу я и поворачиваюсь к своим противникам, скидывая с себя покров невидимости.

   Так, кто у нас тут? Старикан в балахоне, видать тот самый старый знакомый Флорины, и пара крепких ребят закутанных с ног до головы в темно-серые мешковатые одежды так, что видны лишь кисти рук украшенные причудливой татуировкой, да глаза, пристально смотрящие сквозь щели маски скрытой под обмотанным вокруг головы платком.

   Стоило мне появиться, как пистолеты в их руках дружно вздрогнули, выплёвывая в меня порцию свинца (или чем они там были у них заряжены) так что мне пришлось уходить в режим ускорения, дабы избежать новых отверстий в моей и так не очень целостной тушке. Вот только контратаковать я не успел, так как эти странные воины откинули пистолеты и кинулись в ближний бой, видимо решив положиться на свои короткие изогнутые дугой клинки. Черт, какие шустрые! Если и уступают мне в скорости, то ненамного и стиль боя интересный, в основном резкие малозаметные выпады исподтишка, когда нападающий находится вне зоны твоего внимания и сразу уход, дабы избежать контратаки. Все это идет на бешеной скорости, так что мне приходится вертеться как ужу на сковородке, отбивая сыплющиеся с двух сторон удары. И все-таки одного я подловил довольно быстро. Он попытался парировать удар катаны своим мечом, который, судя по вьющимся вокруг его лезвия потокам энергии, скорей всего был зачарован, однако бедняга не знал, что у меня в руках не простое магическое оружие. Мой клинок даже не замедлил своего бега, а пройдя сквозь металл подставленного меча, вошел в плечо, перечеркнув наискосок и развалив его от шеи до пояса. Его напарник тут же отскочил в сторону и, подхватив с пола брошенный ранее небольшой тупорылый револьвер, выстрелил. Катана вырвалась у меня из рук и со звоном покатилась по полу. Твою ж! Ладно. Я тоже цапнул пистолет из кобуры и мы вновь сошлись в ближнем бою, нанося удары руками и ногами, раз за разом пытаясь пристрелить друг друга. Удар, блокировка, уклонение, грохот выстрела над ухом, пуля проходит рядом со щекой, едва обжигая ее. Пытаюсь достать его коленом, уходит, вскидывает пистолет, я блокирую левой рукой, в свою очередь, уходя с линии выстрела. Контакт плотный, мы почти танцуем друг с другом, плетя вязкую паутину боя, что не дает свободу действий противнику. Плохая схватка, непредсказуемая, любая ошибка - смерть. И все же. Я резко выкидываю правую руку с зажатым в ней пистолетом вперед, целясь ему промеж глаз, но сайсинер "утекает" вниз, чтобы тут же ловко уклониться от моего мощного апперкота левой. В результате меня по инерции разворачивает, что на миг открывает спину для удара и мой противник естественно спешит этим воспользоваться, лишь в последний момент замечая легший на сгиб руки ствол пистолета. Выкуси в упор. Три хлопка, затворная рама почти лениво откатывается назад, выплевывая все еще дымящиеся обрубыши гильз. Я остановился, шумно выдохнул, приводя немного сбившиеся дыхание в порядок, затем нарочито медленно сунул пистолет в кобуру и, подойдя к катане, подобрал ее с пола. Меткий был подлюка, попал прямо в гарду, хорошо, что выдержала, иначе лечить бы мне сейчас раздробленную руку...

   - Ты кто такой?! Что тебе тут надо?! - визгливый голос, заставил меня вернуться в реальность и задумчиво покоситься на чародея, длинные пальцы которого буквально горели огнем заготовленных заклятий.

   Интересно, почему он меня не атаковал? Нет, весь наш бой, конечно, занял минуты две, три, но неужели ему потребовалось столько времени для подготовки заклинаний? Растерялся? Испугался? Впрочем, все равно. Я взмахнул клинком, зажигая пламя на его лезвии.

   - Он мой, забыл?

   Я повернул голову в сторону вошедшей в комнату Флорины, руки которой до локтя были оплетены молниями и, равнодушно пожав плечами, вложил меч в ножны. Маг же завидя вошедшую, как-то совершенно по собачьи заскулил и неожиданно бухнулся на колени, протянув руки в умоляющем жесте.

   - Великая, я не виноват, пощади.

   - А кто виноват? - лицо Зейнары напоминало перекошенную маску полную злобы и презрения. - Кто, скажи, и я накажу именно его.

   Я хмыкнул и, подойдя к Гае, которая с интересом наблюдала за происходящим, быстро освободил от остатков оков, затем помог подняться, после чего вновь повернулся к Флорине.

   - Дальше без меня справитесь?

   - Да, не мешай.

   Ответ резкий и беспрекословный. Что ж, одна баба с волчонком свозу.... А нам действительно пора.


   Я сидел у окна и рассеяно смотрел на проплывающий мимо пейзаж. Поезд уже миновал промышленные окраины родарской столицы и теперь бодро бежал среди холмов и полей, периодически ныряя в темноту тоннелей. Заняться было совершенно нечем. Гая с Колючкой оккупировали диванчик напротив и банально дрыхли, не обращая внимания на шумную компанию молодежи в соседнем купе, перестук колес и периодические пронзительные гудки паровоза. С того времени как мы покинули башню прошло около недели, проведенных нами в небольшой уютной гостинице на краю города, и только к концу этого времени эльфийка стала помаленьку отходить от всего произошедшего. Как оказалось, сильно ее не мучали и даже кормили вполне сносно, однако из-за долгого ношения дернита она едва держалась на ногах. Пришлось побегать по местным аптекам, знахарям и магазинчикам различных магических штучек, собирая нужные ей для лечения ингредиенты, а затем помогать с приготовлением различных мазей и настоек. Вот тут-то энциклопедические знания моей драконицы пришлись как нельзя кстати, это чешуйчатое справочное бюро буквально засыпало нас различными рецептами и советами, порой приводя Гаю в какой-то детский восторг. Вскоре эта парочка стала просто "не разлей вода" частенько проводя половину дня за праздной болтовней о том, о сем и мне приходилось мысленно затыкать уши, ставить ментальные барьеры или сбегать куда подальше. Впрочем, постепенно Колючка подстроилась, видимо вычислив наши персональные частоты и перестав транслировать свою мыслеречь в широком диапазоне, так что в моей голове наступила блаженная тишина, нарушаемая лишь весельем собственных "тараканов".

   Вообще-то я намеревался задержаться на более долгое время, но неожиданно сама Гая настояла на скорейшем продолжении нашего пути к Рамиону, заявив, что ее вновь посетил призрак старого мага. Я, конечно, возражал, говоря, что ей надо лучше восстановиться, хотя подсознательно чувствовал ее правоту, так как проклятый метроном в башке вновь ожил и с удвоенной силой принялся вести свой непонятный отчет.

   Я покосился на безмятежное лицо спящей магички, вздохнул и, поднявшись, потянулся за висевшим на крючке кителем.

   - Что-то случилось? - спросила Гая, не открывая глаз.

   - Нет, просто решил пройтись до вагона-ресторана, посмотреть, что у них там в меню, а то, когда сюда ехал, одними супами кормили.

   - Будет что-то вкусненькое - купи.

   - Хорошо, - я накинул на плечи китель и распахнул дверь.

   Надо заметить, что в отличие от тех купе, что я повидал у нас на Земле и которые всегда напоминали мне тесные клетушки, здесь это были скорее небольшие комнаты с удобными диванчиками и даже собственным санузлом, так что ехать было одно удовольствие. В принципе всю еду можно было заказать прямо в купе, для этого там был усыновлён звоночек вызова официанта, но мне просто захотелось размять ноги. Быстро пройдя через два вагона, я наконец оказался в нужном мне месте и, оглядевшись, уселся за один из свободных столиков, благо народа было всего три человека.

   - Господин офицер чего-то желает? - поинтересовался шустро подбежавший официант.

   - Да, бутылочку какого-нибудь вина и что-нибудь горячее. Все на ваш вкус.

   Официант понимающе кивнул и, положив передо мной книжицу с меню, убежал выполнять заказ, чтобы вернуться через пару минут с пузатой бутылкой и тарелкой на которой лежал сочный бифштекс, окруженный бледно-зеленой массой какого-то пюре. Благодарственно кивнув, я наполнил бокал и, сделав глоток, вновь задумался, вспоминая все то, что случилось за последнее время.

   Самое интересно, что наш дерзкий набег на башню верховного чародея никак не повлиял на жизнь города. Создавалось такое впечатление, что его вообще не было, хотя я ожидал что-то вроде увеличения числа патрулей, массовые облавы и тотальную проверку всех приезжих. Ни...че...го - тишина. Лишь спустя пару дней я прочел в газете, о трагической случайности, прервавшей жизнь верховного чародея в результате необдуманного эксперимента с заклятиями высшего порядка. По моему мнению, местных эта новость даже обрадовала, ибо, за то время пока я бродил по улицам пригорода, несколько раз слышал фразы в стиле: "наконец-то благодаря богам он сдох". Да уж, судя по всему, популярностью этот старикан у своих сограждан не пользовался, впрочем, все это к лучшему, так как не пришлось прятаться или бежать из города, а спокойно подправить здоровье Гаи и уж опосля выдвигаться в дорогу.

   - Господин офицер скучает?

   Услышав знакомый голос с неизменными нотками ехидства, я удивленно поднял глаза встретившись взглядами со стоящей в проходе между столиками Флориной.

   - Позволите даме присесть?

   Я кивнул и, привлеча внимание щелчками пальцев пробегавшего мимо официанта, бросил:

   - Еще один бокал и..., - я вопросительно посмотрел на Зейнару.

   - Если можно того же самого, - она взглядом указала на мою тарелку.

   Официант сделал пометку в небольшом блокнотике, принес еще один бокал и, попросив немного подождать пока повар приготовит блюдо для прекрасной дамы, вновь умчался по своим делам.

   - Не ожидал вас здесь увидеть, - сказал я, наполняя ее бокал.

   - Я сама не ожидала, - ответила та, принимая его и делая глоток. - Думала, останусь в столице, но потом поняла, что делать-то мне там нечего. Старых друзей почти не осталось, зато недоброжелателей хватает, к тому же я как бы беглая преступница. - Последнее она произнесла почти шепотом, скривив рот в саркастической ухмылке.

   - Не хочу вечно скрываться и прятаться.

   - И куда сейчас?

   - Пока решила попутешествовать с Риквордом, у него вроде дядя в Арании не последний человек, может похлопочет о приюте для беглой чародейки.

   - Кстати, как он там? Отыскал свою девушку?

   Чародейка отрицательно покачала головой.

   - Там все запутано. Тот дирижабль, что мы видели, оказывается прилетал именно за ней и мы немного опоздали. Рик конечно расстроился, так что мне несколько дней только и приходилось что вытирать его сопельки и выводить из глубин самокопания. Впрочем, порой это был весьма приятный процесс, - ее губы тронула мечтательная улыбка и тут же исчезла. - А потом ему явилось какое-то странное видение в виде призрачного старика, который сказал, что его подруга где-то на границе с Аранией и чтобы он отправлялся в...

   - В Рамион, - закончил я за чародейку, заставив ее удивленно вскинуть брови.

   - Вы знаете этого старика?

   - Можно сказать, что и так, - уклончиво ответил я. - И собственно говоря, именно туда мы и направляемся.

   Флойрина несколько минут сверлила меня пронзительным взглядом, затем вздохнула и подняла бокал.

   - Что ж, тогда за успех нашего нового общего дела.


Конец первой части.



Часть 2.


  Глава 1

  В одну реку.


   Осень наступила как-то неожиданно резко. Еще несколько дней назад нас мучал дневной зной, приносящий с собой кучу назойливых мух и мелкой мошкары, а уже сегодня задул холодный ветер, заставив напялить на себя теплые куртки, а зелень листвы кой-где подернулась "золотым" налетом. К счастью небо оставалось безоблачным, хотя я помнил, что раньше это время года всегда славилось частыми холодными дождями. Впрочем, за прошедшие века погода в регионе вполне могла измениться, и косвенно на это указывал тот факт, что раньше в этих местах была каменистая пустошь, соседствующая со степью, а сейчас все это пространство было покрыто густыми смешанными лесами. Флойрина подтвердила мою догадку, сказав, что климат действительно несколько поменялся и стал более мягким, а снег если и выпадал, то ближе к концу года и не ложился больше чем на пару месяцев. Это радовало, ибо на поиски башни Тавора, где в его кабинете я впервые и повстречал Ри, могло уйти достаточно времени, а мы были совершенно не готовы к возможной зимовке.

   Я поежился от налетевшего ветерка и задумчиво посмотрел вниз с отвесного обрыва, на краю которого я стоял, разглядывая раскинувшееся внизу древесное море. Все так изменилось. В прошлом я исходил эти места вдоль и поперек, зная тут каждый камень, каждый укромный уголок, каждую чертову аномалию, но сейчас...Твою ж, глазу совершенно не за что зацепиться, а ориентир нужен просто позарез. Я сделал шаг назад, развернулся и задрал голову, осматривая уходящие каменистые отроги Скалистых гор, кое-где покрытых редким кустарником и низкорослыми деревцами. Ну не знаю, эти вершины вроде знакомы и по идее между ними должна находиться седловина Чарат-Нагыр, что в примерном переводе с гномьего означает "мгла, дующая тебе в спину", хотя лезть, проверять, желанья никакого нет. Путь это конечно сократит, но и в те-то времена проход через нее был чистым самоубийством, чего ожидать там сейчас, можно только гадать. Нет, лучше уж потихоньку, понизу, вдоль отрогов, по предгорью, тем более если я прав, то идти не так уж и далеко. Едва заметное волнение слоев реальности, словно кто-то осторожно протискивается между ними, стараясь ступать как можно осторожнее. Хм, на этот раз значительно лучше, почти застала меня врасплох.

   - Привет, красавица, - сказал я, не оборачиваясь.

   Появившаяся за моей спиной богиня, недовольно скривила лицо и раздраженно топнула ножкой, вызвав целый ворох искр, вылетевших из-под каблука ее сапожка.

   - Как, как ты меня можешь чувствовать, смертный? Это ж просто невозможно.

   - Знаешь, за свою жизнь я уже не раз убеждался, что невозможное оказывается вполне возможно, - ответил я, демонстративно напуская на себя философский вид (одна нога чуток отставлена назад, взгляд устремлен в светлое будущее, нечесаные волосы развеваются на ветру, вместе с той тряпкой, что заменяет мне шарф).

   Богиня фыркнула, окотила меня взглядом полным холодного огня и, прищурив глаза, спросила:

   - Издеваешься?

   - Не без этого, - не стал отнекиваться я. - Впрочем, сама виновата.

   - И в чем же это? - прищур ее глаз стал еще сильнее, а в рыжих волосах загуляли сполохи огня.

   - Напомнить про деревню горняков и огневика?

   Огонь в волосах погас. Тихий шепот.

   - Прости.

   Я криво усмехнулся, глядя на какую-то сразу поникшую и отведшую взгляд богиню, нервно покусывающую нижнюю губу, ибо даже без Колючки мне было понятно, что ей действительно стыдно за свой поступок.

   - Ладно, проехали, - махнул я рукой. - Просто поясни, зачем?

   Рина тяжело вздохнула.

   - Долгая история, смертный.

   - Я вроде никуда не тороплюсь.

   Богиня поморщилась, было видно, что она явно не хочет делиться тайнами своего прошлого, но что-то ее удерживало от того чтобы просто развернуться и уйти. Некоторое время она молчала, а я просто стоял и словно завороженный любовался переливами огня в ее роскошных волосах, точеной фигуркой, чьи контуры то и дело проступали сквозь тонкую тунику, и абрисом прекрасного лица, словно подсвеченного изнутри мерцающим светом. Нет, я люблю свою Гаю и мысль о возможной интрижке на стороне, да еще и с богиней если и сквознула в моей голове, то лишь как-то мимолётом, просто стоящая предо мной женщина, как бы это выразиться... была не человеком, а неким подобием ожившего произведения искусства, которым просто было грех не полюбоваться. Видимо мой контроль над мыслями на мгновение ослаб, потому как Рина вдруг вздрогнула, вскинула голову, удивленно посмотрела на меня и вдруг раскраснелась точно обычная девчонка.

   - Спасибо, - почти прошептала она. - А насчет огневика..., -он на миг закусила губу, но тут же продолжила. - Когда-то на заре своего существования, я пыталась оживить хоть кого-то из их расы, надеялась, что они станут мне верными слугами, но это удалось лишь единожды, да и то получилось чудище, в котором не было ни разума, ни сострадания, лишь постоянный голод и жажда разрушения. Увы, уничтожить свое творение я тогда не решилась, вместо этого заключила его в подземный склеп и иногда навещала, ко мне он ведь был добр словно глупый щенок.

   - А затем гномы докопались до этого склепа, - прервал ее я, - и ты опять не решилась уничтожить созданное тобой чудовище, а может не захотела, а?

   Я вопросительно посмотрел на богиню, но та отвела свои глаза.

   - А что, тварь терроризирует гномов, те взывают к тебе, ты великодушно посылаешь различных проходимцев, выставляя их героями, всех все устраивает, все при деле. У клана свой покровитель на небесах, у тебя паства, у твари хоть редкое, но развлечение и пища. Все верно?

   - Не все, - покачала головой та. - Легко тебе говорить, смертный. Это было мое создание, мое творение. Я влила в него часть себя, я видела, как он ожил, тянул свои руки ко мне точно ребенок к матери, благодарил меня за подаренную жизнь. Как я могла уничтожить его? Да я понимала, что надо, но не сама. Не могла я, не могла! Не своими руками! - ее голос сорвался в крик. - Как ты не поймешь! Не могла...

   Она замолчала, а ее плечи поникли.

   - Прости, что взвалила это на тебя, - прошептала она.

   - Да ладно, - ошарашенно пробормотал я, не ожидав такого всплеска эмоций. - Будем считать, что ничего не было, в конце концов, дорога через гору действительно помогла мне срезать приличное расстояние.

   Мы некоторое время помолчали стоя рядом, буквально плечо к плечу, смотря на клонящееся к горизонту светило.

   - Может все же скажешь, зачем пришла, - наконец не выдержал я, зябко передергивая плечами от очередного порыва ветра. - А то темнеет и мне нужно возвращаться, пока мои спутники не отправились на поиски.

   - Если честно, то сама не знаю, - ответила она помедлив. - В божественных сферах витает ощущение какой-то угрозы, но никто не может понять, откуда она исходит, поэтому все нервничают, начались свары и распри. Боюсь даже представить, во что это выльется.

   - А я тут причем?- спросил я, косясь на свою собеседницу.

   - Вчера я рассказала о тебе Арану. Он долго молчал, затем сказал, что в прошлый раз воин подобный тебе появился в нашем мире в трудное для него время, поэтому я уверена, что тебе что-то известно о происходящем.

   - Ты права и не права одновременно, - я вздохнул. - То, что с этим миром не все в порядке я знаю, точнее, чувствую,... но что с ним не так - понятия не имею. По сути, нынешнее наше путешествие должно ответить на этот вопрос. По крайней мере, я на это очень надеюсь. Надоело тыкаться вслепую, не понимая, что происходит.

   - И что ты ищешь?

   - Рамион.

   В глазах богини вспыхнули огоньки заинтересованности и удивления.

   - Древнюю крепость? Она же давно разрушена, а остатки ее стен поглотил лес и болота.

   - Я в курсе, но что-то там точно есть. Что-то что я должен найти.

   - Чем-то могу помочь?

   Я кивнул.

   - Вообще-то да. Знаю, что не можешь сильно вмешиваться, но не могла бы ты отыскать мне карту.

   - Карту?

   - Как бы объяснить, - я пощелкал пальцами. - Понимаешь, последний раз, когда я тут был, все выглядело несколько по-другому. Мне бы такую карту, или чертеж, да даже рисунок от руки, который привязывал расположение крепости к нынешней местности. Показывал, как бы она располагалась, если существовала сейчас, ну....

   - Я поняла,- кивнула богиня. - Подожди мгновенье.

   Вспышка света, шевеление слоев реальности. Образ Рины буквально на секунду размылся, замерцал, стал полупрозрачным, затем вновь резко обрел четкость и объем.

   - Вот, держи, - в мою руку лег перевязанный бичевой свиток. - Надеюсь, что это поможет. А теперь прости, это все что я могу для тебя сделать.

   Она склонила голову в знак прощания, посмотрела вверх и, превратившись в небольшой огненный шар, умчалась в стремительно темнеющее небо.


   Тойран затворил за собой дверь, отрезая дорогу холодному ветру и подойдя к расположившейся в углу кривоватой каменной печурке, протянул к ней озябшие руки.

   - Холодно? - поинтересовался лежащий на дощатых нарах Гувер, приподнимаясь на локте.

   - Не так уж, но руки стынут, - ответил гном, вешая измазанную в земле куртку на вбитый в стену гвоздь, и ногой пододвигая к себе служащую табуретом чурку. - Хорошо еще хоть бараки успели поставить, а то намерзлись бы в наших палатках.

   - Осталось только все дыры заделать, а то спишь, и волосы на голове от ветра шевелятся, - сказал Эндрю, принимая сидячее положение. - Нашли сегодня что интересное?

   - Как всегда мелочевка, - отмахнулся гном, стягивая сапоги и ставя их около каменки, - пара шлемов, часть пластинчатого доспеха, посуда. Дворкин остался помогать с описью и упаковкой, а мне надоело, да изморозь эта, сил уже нет ее терпеть.

   - Вот уж не думал, что такой фанат науки как вы может испугаться какого-то дождичка, - усмехнулся полковник.

   Гном скосил глаза на Гувера.

   - В отличии от моего более молодого коллеги, я больше ученый теоретик, любящая тепло и удобства - кабинетная крыса, - пробурчал он и тяжело вздохнув, добавил: - По крайней мере, был раньше. С другой стороны, даже у меня проснулся азарт, хотя, честно говоря, не верю я, что мы найдем эту библиотеку. Столько веков прошло, там уже давно все в пыль обратилось.

   - Возможно да, а возможно и нет, сохранные заклинания известны с глубокой древности.

   -И сколько они могут продержаться год, столетие, два? - скучающе поинтересовался Тойран, приоткрывая стоящее у печки закопченное ведерко, заменяющее им котелок, дабы убедиться в наличии там остатков утренней готовки, затем ставя его на огонь. - Нет, дорогой мой друг, если эта библиотека и существует, то там остались только пыль да тлен. Понимаете, на что я намекаю?

   Он вопросительно посмотрел на полковника.

   - Естественно, господин профессор, - усмехнулся тот. - Это давно было понятно, что наши друзья не книжки откапывать сюда пришли. Думаю, это какой-нибудь древний артефакт, который они хотят использовать в качестве оружия в очередном своем походе на Аранию.

   Гном, дующий на ложку с кашей, аж поперхнулся и смачно, совсем не по-научному выругавшись, уставился на полковника ошалелым взглядом.

   - Почему вы так решили?

   Гувер пожал плечами.

   - Военные, неожиданная экспедиция, копают точно оглашенные. Предчувствие. К тому же, как мне помнится, у вас тоже была задача что-то отыскать в этих развалинах.

   Ложка гнома зависла в воздухе, а затем опустилась обратно в ведерко, стукнувшись о его край.

   - А ведь действительно, вылези моя борода, - пробормотал гном. - Посох Тавора. Помнится, в первую нашу встречу вы показывали его образ при помощи магического свитка.

   - Примерный образ. Насколько мне известно, его внешний вид воссоздали по различным записям и манускриптам умники из техно-магического совета. Не знаю, что это за артефакт, но мое начальство было очень заинтересовано в его поисках, хотя и признавало, что шансы обнаружить хоть что-то невелики.

   - И тем не менее это не помешало им выделить для нас целый воздушный корабль с командой.

   - Вот именно, господин профессор, вот именно, - полковник поднялся. - Пойду пройдусь, а то что-то залежался. И, кстати, где Сагер?

   - Отправился со своей остроухой и Каллатом на дальнюю точку, - ответил Баркин растерянно. - Там вчера начали вертикальные шурфы бить на пробу и вроде на что-то интересное наткнулись.


   Ударивший в лицо ветер вперемешку с холодным дождем больше похожим на водяную пыль, заставил Гувера зябко передёрнуть плечами и спешно накинуть на голову капюшон эльфийского плаща. Погода была не просто мерзкой, она была мерзопакостной, по крайней мере, именно такое определение пришло ему в голову, пока он шагал от наспех возведенного домика до недавно поставленных вокруг их лагеря стен из плотно подогнанных друг к другу заостренных бревен. Это был еще не форт, но эльфы строили с каким-то бешеным остервенением, возводя вокруг укрепления, ставя вышки охраны, обустраивая доты и внешние огневые точки, словно готовились принять тут вскоре свой последний смертный бой. Впрочем, сегодня стройка встала и больше не из-за холода, а из-за начатых в новом месте раскопок, которые проводились рядом с небольшим болотцем и потребовали людей для сооружения довольно разветвленной системы дренажа.

   Заслышав его хлюпающие по раскисшей земле шаги, из караулки выглянул постовой и, смерив его подозрительным взглядом, спешно нырнул назад, скрываясь от резкого порыва холодного ветра. Ворота как всегда были не заперты, а их тяжелые приоткрытые створки подпёрты вбитыми в землю кольями. Миновав их, Гувер некоторое время кутался в толстый воротник поддетой под плащ теплой кофты, наблюдая за парой солдат орудующими лопатами около недостроенного блиндажа, затем неспешно направился по проторенной сквозь лес дороге, ведущей к ближайшему раскопу.

   В отличие от своих спутников он до конца так и не смог стать эльфам своим и большинство из солдат и офицеров, прибывших на подмогу команде Эллара, относились к нему с подозрением, считая чуть ли не шпионом. Тем не менее, запирать его не стали и соглядатаев не приставили, видимо посчитав, что бежать ему просто некуда. Единственно, что сделали, так это изъяли все оружие и отстранили от раскопок. Коммандер был против этого, однако вынужден был уступить тихой просьбе мага в штатском, прибывшем в последней партии перемещенных.

   Эндрю поморщился, так как косые струи дождя "прогнулись" под порывом ветра, ударив прямо в лицо.

   - Решили прогуляться, полковник, - глухой рыкающий голос, раздавшийся из-за спины, заставил его обернуться и приветственно кивнуть, подошедшему Расраку.

   Черный волк был похож на огромную тощую полинялую собаку. От дождя и грязи шерсть скаталась комками, облепив поджарое тело. За последнее время подручные Неллары редко появлялись в самом форте, почему-то предпочтя держаться в стороне ото всех, взяв на себя функцию охраны от хищников и незваных гостей, а заодно изрядно проредив местную фауну, из-за чего фуражирам приходилось все чаще уходить как можно дальше от лагеря, дабы добыть хоть какую-то дичь. В чем была причина подобной изоляции Гувер не знал, но догадывался, что это как-то связано с сестрой коммандера и тем фактом, что она в последние недели уже в открытую сожительствовала с Сагером.

   - Давно тебя не видел. Где был?

   Волк вздохнул и, покосившись в сторону солдат, перешел на мыслеречь.

   "Коммандер посылал разведать местность. Дошли до отрогов Скалистых гор, нашли пару довольно интересных развалин. Наскр повел туда группу, я остался".

   "Понятно. Скучно стало".

   "Да. Нел теперь не моя. Одиноко. Зверь внутри становится сильнее, но держусь".

   Он оскалился.

   Гувер понимающе кивнул. Из своих прежних разговоров с Расраком он постепенно составил примерную картину взаимодействия Голоса со своими помощниками. Это был некий симбиоз. Подручные защищали Неллару физически, ментально, а в случае необходимости отдавали ей часть своих магических сил, что, например, позволяло держать прямую связь с владычицей эльфов несмотря на расстояния и блокировки. Голос же в свою очередь каким-то непонятным способом контролировала их силы и личности (причем порой для этой цели использовался сексуальный контакт) не позволяя раствориться остаткам былой человечности и полностью превратиться в зверей, движимых лишь своими собственными инстинктами и желаниями. После же того, как сестра Эллара решила прервать эту связь, Расраку с Наскром пришлось держать свою звериную сущность в руках без сторонней поддержки и им явно пришлось не сладко. Видимо именно в этом крылась главная причина того что они жили вне стен форта, стараясь лишний раз не приближаться к его строителям и тем удивительней была новость, что Наскр отправился с одной из групп на разведку найденных ими развалин.

   Раскар видимо что-то понял по его лицу, или же уловил отголосок раздумий, потому как тут же пояснил:

   "Новый Глас прибыл, хотел войти в слияние, я отказался. Не хочу, буду так. Когда выбрал путь, хотел силы, но сам. Сам сдержу зверя, раньше мог".

   Он вдруг остановился и, опустившись на задние лапы, задрал морду к небу, несколько долгих минут сидел неподвижно, затем повернул голову к зябнущему под изморосью Гуверу.

   "Давно, белый волк говорил, что сила не главное. Я не верил, молод был. Сейчас верю. Хочу предупредить. Бойся мага".

   - Эллара? - удивился полковник, но волк отрицательно мотнул головой.

   - Кайшар.

   - Тот новоприбывший, - нахмурился Гувер. - Не знаешь кто он вообще такой, коль даже коммандер его слушается.

   - Он один из "теней" - стражи королевы, ходят, слушают, вынюхивают, ищут чужаков и неверных, не люблю.

   Волк презрительно сморщил нос.

   - Контрразведка или какая-то другая подобная служба. Что ж, теперь понятна его подозрительность, - пробормотал Эндрю. - И что мне делать?

   "Уходить. Кайшар уже решил избавиться. Я знаю, ветер принес слова".

   - Легко сказать, уходить, а куда? Да и не дадут, тот же Каллат махом меня выследит и пулю всадит куда быстрее чем я смогу его заметить. Демон дери, вот положеньице, - полковник смачно выругался.

   "Каллат не станет, уважает, отпустит, но есть другие и брат. Уйду с тобой, тогда сможем".

   Гувер изумленно уставился на своего собеседника, не понимая к чему он клонит.

   "Отказался от слияния с новой Голос, не хочу, не нравится, слишком жестока, устал служить, уйду".

   Фразы вспыхивали в мозгу полковника словно маленькие фейерверки обрушивая на него дождь чужих эмоций, в которых смешалась нечеловеческая тоска, злость и холодная решимость принятого решения.


   Странные взаимоотношения сложились в нашем маленьком отряде, мы, можно сказать, сдружились, но, тем не менее, все так же мало знали друг о друге, а все наши действия и взаимоотношения строились исключительно на доверии. Мы были просто попутчиками, которых пока определяла общая цель - добраться до старой крепости. Что будет потом, не знал никто, да и цели у нас были разные. Рик с Зейнарой искали похищенную девушку парня, что искал я ...да кто ж его знает. О прошлом старались не вспоминать, а если кто и решался излить душу, рассказав историю из своей жизни, то исключительно по собственной воле. Глупо? Возможно да, а возможно нет - странное время, странный мир, странные решения, но когда меньше вопросов это порой даже удобно. Например, как сейчас, когда я принес подаренную богиней карту и просто молча развернул ее перед моими спутниками. Конечно Гая сразу же уставилась на меня взглядом полным молчаливых вопросов, но я лишь качнул головой давая понять, что расскажу все потом...возможно. Почему-то мне упорно не хотелось говорить эльфийке о моих немногочисленных встречах с покровительствующей ей богиней. Почему? Не спрашивайте - не знаю, просто нутром чуял, что не стоит это афишировать.

   - И что это за карта? - первой задала вопрос чародейка, по-хозяйски прижимая концы свитка подобранными с пола пещеры камушками.

   - Насколько я знаю, эта карта поможет нам понять, как бы проходила крепостная стена Рамиона существуй он сегодня, - ответил я, пытаясь продраться сквозь ворох малопонятных линий, пометок и надписей что густо покрывали лежащий передо мной лист бумаги.

   - Карта не простая, просто так ее не прочтешь, - заметила чародейка после пары минут молчания. - Как думаешь, огневичка, сможешь ее активировать, тут по краю руны твоей стихии?

   Гая молча кивнула и простерла пред собой руку, что-то быстро пробормотав себе под нос. Кончики ее пальцев полыхнули огнем, и карта сперва медленно, словно нехотя, а затем все быстрее и быстрее, стала меняться: вознеслись ввысь горы, зашумели леса, побежали реки, протянулись тонкие нити дорог. Последней над зеленью лесов поднялась призрачная стена, изломанной линией соединившая собой отроги двух горных хребтов.

   Гая шумно выдохнула, погасила пламя и, с виноватой улыбкой посмотрев на меня, пояснила:

   - Странная цепочка активации, слишком путанная и одновременно изящная как узор мастера.

   - И такая же опасная, - заметила Флойрина, скользя задумчивым взглядом по карте.

   - В каком смысле? - поинтересовался я.

   - В прямом, - дернула плечами чародейка. - Руны рассчитаны именно на мага огня, причем на опытного мага. Новичок наверняка бы порвал плетение и тогда бах....

   Она повела в воздухе руками, изображая взрыв и краем глаза наблюдая за моей реакцией. Я непроизвольно хрустнул костяшками пальцев, хотя подспудно понимал, что навряд ли богиня хотела нам навредить, так как знала, что ее последовательница легко справиться с подобной защитой. Но все же... зачем?

   - ... я наверно могла бы разбить заклятие, но боюсь, карту мы бы потеряли, - продолжала меж тем с усмешкой Зейнара. - Кто бы ни был ваш таинственный друг, господин Лекс, но он позаботился, чтобы карту прочел лишь определенный член нашей "дружной" компании.

   - Главное, что она у нас есть, - резко оборвал я чародейку, чья язвительность порой начинала бесить меня до самых гланд. - И теперь нам не придется идти наугад. Судя по всему, мы находимся здесь.

   Я указал пальцем на небольшую зеленую точку.

   - А значит быстрее всего...

   Палец прочертил невидимую прямую, соединяя точку с линией стены. Мир пошатнулся, поплыл, "бросив" меня на одно колено.

   - Ты совсем все забыл, дорогой, - ладошка Ри легким ветерком пролетает по моим волосам. - Совсем забыл.

   Ее улыбка и взгляд полны грусти, которая поднимает в моем сердце волну застарелых чувств.

   - Не надо, не надо, уйди, - слова с трудом проталкиваются сквозь частокол сомкнутых зубов. - Ты всего лишь тень прошлого, ты из другой жизни, тебя больше нет.

   - Ты думаешь я этого не знаю, - призрачная слеза скатывается по ее щеке и падает мне на лицо чертя на нем мокрую дорожку. - Я всего лишь призрак прошлого, напоминание, оставленное старым глупым магом. Но ты должен вспомнить, вспомнить нашу первую встречу и тогда ты поймешь свой путь.... И еще...

   Она поворачивает голову, смотря в сторону сидящего в углу пещеры Риквода.

   - Мой потомок ищет его потомка, но другой его потомок переплел свою судьбу с твоей. Распутывай, иди вперед...времени мало... прощай Лекс..., - ее рука вновь пролетела по моим волосам. Шепот. - Я... та я ... настоящая, когда-то любила тебя, была счастлива, помни обо мне... о ней....

   Образ истончается, исчезает, сочится песком времени сквозь мои пальцы.

   Я мотнул головой изгоняя остатки наваждения и, посмотрев на склонившуюся надо мной обеспокоенную Гаю, быстро опустил глаза, пряча застывшие в их углах слезы и пробормотал:

   - Все в порядке, просто небольшое головокружение, наверное, рана дает о себе знать.

   Демонстративно размяв плечо, я поднялся и, повернувшись к юноше, спросил:

   - Имя девушки, которую ты ищешь, случайно не Нея?



Глава 2.


   Небольшой поселок у подножия горы, точнее даже не поселок, а несколько приземистых зданий: десяток торговых лавок, небольшая гостиница, да пара питейных заведений. Городок - построенный специально для торговли, чтобы пришлый люд не совал свои носы в дела подгорного города, не шатался по его улицам, лупая глазами на подземные красоты, затевая нелепые свары. Натан еще помнил то время, когда улочки поселка были забиты торговцами и просто людьми, пришедшими издалека дабы купить какую-нибудь поделку гномов, однако сейчас он явно переживал не лучшие свои времена. Большинство торговых лавок были закрыты, часть из них зияла глазницами пустых окон и провалами в некогда добротных черепичных крышах, а двухэтажное здание гостиницы выглядело изрядно потрепанным. К его удивлению один из кабаков все еще работал и даже мог похвастаться приличным количеством посетителей, большинство из которых, правда, были из подгорного народа.

   - Как-то у вас тут все печально, - бросил Авикс, задумчиво смотря в запылённое окно.

   - А кто в этом виноват? - буркнул сидящий напротив него гном. - После того как вы отвели свои войска люди боятся сюда соваться, с озерными не особо поторгуешь, денег у них немного, а рыбу.... Все склады уже ей забиты и смотреть на нее не могу.

   Он демонстративно отодвинул от себя тарелку с грудой рыбьих костей и, бросив задумчивый взгляд в пустую кружку, потянулся за стоящим у окна кувшину с пивом.

   - Бовир, ты как всегда преувеличиваешь, - улыбнулся Натан, пристально смотря в нахмуренное лицо своего старого армейского товарища, который за прошедшие годы изрядно раздобрел, превратившись из легкомысленного повесы, падкого на женщин всех рас и возрастов, в респектабельного, уважаемого в клане мастерового. - Думаю тут все дело в жадности ваших старейшин, что непомерно взвинтили цены и увеличивающемся с каждым годом количестве аномалий на старой дороге.

   - Это тоже верно, - не стал спорить Бовир, отхлебывая пенный напиток и довольно причмокивая. - Проклятый лес сгубил много достойных ребят, а некоторых превратил в мерзких древней. Но с другой стороны некоторые находки там просто прелесть, чего только стоят аппараты с движущимися картинками, а многозарядное ручное оружие, ты же наверняка видел присланные образцы наших поделок на их основе...

   - Видел, но давай здесь об этом не будем. Не то место для подобных разговоров, -голос Авикса был тих и вкрадчив, но было в нем что-то такое, отчего гном поперхнулся, закашлялся и вновь спешно припал к кружке, "стреляя" косыми взглядами по посетителям таверны.

   - Все так плохо? - пробурчал он в кружку.

   - Не плохо, но и не так чтобы хорошо. Вполне возможно, что будет новая война.

   - Ха, удивил. Это уже давно было понятно. Ты вообще в курсе, что по другую сторону гор творится? Родарцы чувствуют себя там как дома, копошатся, что лесные мураши, строят крепости, перекрывают все дороги. Люди из приграничных поселений бегут... А что Арания? - он развел руками. - А ничего. Ну присылали пару корпусов горных стрелков, те полазили по горам, вроде даже кого-то постреляли, да и свалили обратно в столицу. Вот скажи мне, старый друг, императору совсем начхать на своих подданных, а? Или для него жизни простых крестьян мало что значат?

   Натан поморщился.

   - Не говори глупости, ты же сам знаешь, что это не так. Но порой приходиться жертвовать малым, чтобы спасти большее.

   - Так значит бабы с ребятишками, которых эти отродья Араса живьем сжигали - это малое, а что тогда большее?

   - А большее - это вся империя, Бовир, не больше и не меньше. Мы пока не готовы к противостоянию на два фронта, а закусись мы сейчас с Родарией, эльфы отсиживаться не станут, ты же их знаешь. - Когда-нибудь это все равно случиться.

   - Еще бы...

   Гном с тоской поглядел на вновь опустевшую кружку, взвесил в руке кувшин, затем вопросительно посмотрел на Авикса. Тот понимающе кивнул и, воздев руку, громким щелчком пальцев привлек внимание стоявшего за стойкого худощавого хозяина заведения.

   - Господин что-то желает? - учтиво спросил он, подбегая к столу.

   - Да. Унеси пустую посуду и принеси что-нибудь покрепче.

   - Из гномьего или людского?

   - Конечно из гномьего, - фыркнул Бовир. - И свои помои не подавай, неси лучшее, я сегодня при деньгах.

   Трактирщик скосил глаза на Авикса, дождался согласного кивка, собрал грязную посуду и умчался выполнять заказ. Отсутствовал он буквально пару минут и вскоре перед старыми товарищами появились чистые четырехгранные бокалы в сопровождении пары пузатых бутылок, горлышки которых были залиты темно-коричневым сургучом.

   - "Коготь старой горгульи", как же я по тебе соскучился, мммаа, - гном припал губами к горлышку бутылки и сразу же принялся судорожно его расковыривать, освобождая скрытую под сургучом пробку.

   Авикс с грустной усмешкой наблюдал за его действиями. Прошедшие годы оставили отпечаток на Бовире, изменив не в лучшую сторону. Сейчас перед ним сидел не старый солдат, прошедший горнила множества сражений, а обычный пожилой гном, у которого из развлечений осталась лишь выпивка, да воспоминания о былых подвигах, которые можно рассказать в кругу таких же как он мастеровых. Гном, по-видимому, заметил его взгляд и все понял, потому как, тяжело вздохнул и, наполнив бокалы, не то спросил, не то просто констатировал:

   - Совсем я сдал, дружище. И не отрицай, - махнул он рукой, видя, что Авикс хочет возразить. - Сам чувствую, обрюзг, пузо отрастил, стал медлителен как гвалайская черепаха.

   - Все мы не молодеем.

   Бовир саркастически прищурился.

   - Конечно. Только одни не молодеют так как я, а другие приезжают с молоденькими красотками. Впрочем, ладно, давай лучше выпьем за все старое, за всех тех, кто сегодня не с нами.

   Он поднял бокал, и Натан последовал его примеру. Выпили и несколько минут молчали, похрустывая закусками и вспоминая о былом.

   - Так ты так толком и не сказал, зачем ты здесь, - наконец проворчал гном, вновь берясь за бутылку. - И только давай без "захотел навестить старого друга" и тому подобного.

   - Ну почему же, - улыбнулся Авикс, беря из рук гнома вновь наполненный до краев бокал, - и это тоже. Хотя ты прав, в первую очередь меня интересует старая крепость.

   Бокал Бовира на мгновение застыл у его губ.

   - Эти развалины, - он выпил и, поморщившись, потянулся к тарелке с закусками. - Проклятая душонка Араса, хороший "Коготь", аж все внутренности горят. О чем это мы? Ах да, развалины. Вот скажи, что вас всех туда тянет, там же ничего нет, одни камни, да и те почти в землю ушли.

   - Кого это всех? - равнодушно поинтересовался Натан, делая глоток из своего бокала и отставляя его в сторону.

   - Сперва, года два назад этот ученый из Тании, затем магеры там что-то лазили, искали, теперь вот эльфов говорят, видели. Стоп, так ты тут из-за этих остроухих чтоль?

   - И из-за них тоже.

   - Хм, - озадачено хмыкнул гном, подпирая рукой голову и буравя Авикса захмелевшим взглядом. - Рассказывай.

   - Да нечего рассказывать, тем более не здесь.

   - Понял, - кивнул Бовир, плеская себе очередную порцию настойки. - Тогда давай о делах завтра. Встретимся..., - он помотал кистью руки в воздухе. - О, точно..., - его указательный палец уставился на Натана, - Ты, где остановился?

   - А тут много мест где можно остановиться чужаку? - усмехнулся Авикс.

   - Ясно, значит у этого старого скряги Ковара. Все, завтра в полдень буду у тебя. А пока..., - он поднял бокал. - Давай еще раз промочим горло за нашу встречу.


   Я остановился перевести дух и, поставив ногу на большой плоский камень больше похожий на осколок плиты, пару минут сверлил отвесную скалу предо мной, затем оглянулся на Гаю, которая шла позади в некотором отдалении и о чем-то разговаривала с Риквордом, судя по всему вновь расспрашивая его о своей сестре. Весть о том, что Нея жива, в буквальном смысле слова встряхнула мою эльфийку, изгнав уныние и некую опустошённость, что я замечал в ее глазах после плена, вновь превратив ее в ту сильную, уверенную в себе женщину какой она была при первой нашей встрече. С одной стороны, мне это нравилось, а с другой, очень беспокоил появившийся в ее взоре и словах этакие фанатизм человека готового ради своей цели на любые поступки. Эти перемены не ускользнули от взгляда все подмечающей чародейки, и я стал замечать, что в ее взгляде на магичку все чаще и чаще проскальзывает тень непонятного мне беспокойства.

   - Быстро ж они спелись.

   Я очнулся от своих размышлений и покосился на остановившуюся рядом Флорину, мысленно отметив, что за последние недели она значительно похорошела, подтянулась, расцвела. Теперь даже самый придирчивый человек не смог бы дать стоящей рядом со мной женщине больше тридцати, а ведь еще недавно ее волосы украшала густая седина, а шею и лицо покрывали довольно заметные морщины.

   - Ревнуешь? - равнодушно поинтересовался я, снимая с пояса фляжку, откручивая пробку, делая глоток и протягивая ее чародейке. День сегодня выдался погожим и не по-осеннему жарким.

   - Побойтесь богов, юноша, - хохотнула та, беря флягу, - мне ли в мои годы ревновать. Хотя, как я заметила, богов вы не слишком почитаете.

   - Скорее нахожусь с ними на короткой ноге, - криво усмехнулся я. - Да и за что их почитать? От их вечных непонятных игрищ одна головная боль.

   Ох, какой пристальный взгляд, просто рентген и лазерный луч в одном флаконе, прям аж захотелось осмотреть себя на предмет лишних дырок, еле сдержался. Меж тем Зейнара демонстративно медленно закрутила пробку фляжки, что была прикреплена к ее горлышку небольшой золотистой цепочкой и, протянув ее мне, спросила тихим голосом:

   - Может все же расскажешь, куда и зачем мы идем и, вообще, что тут происходит...

   Тон, интонация, взгляд, странное бурлящие плетения заклятий, обвившее пальцы ее рук наподобие клубка шипящих змеек - ясно, шутки кончились, пришло время серьезного разговора. В принципе он давно назревал, и я даже удивлен, почему чародейка так долго избегала вполне резонных расспросов, идя за по сути незнакомым ей человеком в подобные дебри.

   - Тебе кратенько или развернуто? - поинтересовался я, вешая флягу обратно на пояс и одновременно немного незаметно сдвигая его, чтобы было удобнее выхватить висевший там кинжал.

   - В двух словах если можно.

   - В двух точно не получится, - я вздохнул. - В общем, мы ищем лабораторию моего старого друга.

   - Здесь?

   - Да здесь. Это сейчас тут лес, а раньше тут была бесплодная равнина, которую перегораживала крепость больше похожая на огромную стену, от сюда и вон до туда, - я провел пальцем линию, уперев ее в возвышающуюся по другую сторону раскинувшегося внизу леса горную гряду. - Вон там стояла старая сторожевая башня, там было небольшое поселение гномов и рынок, а вон там...

   Моя рука замерла. Черт, я действительно узнаю эту местность и даже не знаю почему, просто газа как-то привычно цепляются за какие-то подсознательно знакомые мелочи. Это как вернуться домой, в свой старый двор, который сильно изменился за прошедшие годы, но ты до сих пор знаешь и можешь найти то место, где вы с пацанами строили свой тайный штаб, то дерево, под которым ты впервые поцеловал ту самую рыжую неказистую девчонку с короткой стрижкой. Так и тут... Все заросло деревьями, даже окружающие скалы выглядели по-другому, но, тем не менее... Я ошарашено посмотрел на чародейку, а та вдруг удивленно изогнула брови, видимо что-то прочтя в моем взгляде, или мыслях, и в ее глазах протаяло понимание.

   - Этого не может быть, - пробормотала она. - Только не говори мне...

   - Да, - подтвердил я. - Мы ищем лабораторию моего старого друга Райзена Тавора.

   Флойрина отшатнулась, словно я ударил ее по щеке, и даже сделала несколько шагов назад, не спуская с меня несколько ошалевшего взгляда.

   - Лекс...я долго вспоминала, что за необычное имя и где я его слышала. Лекс - проклятый воин из легенд, тот, кто убил великую королеву эльфов легендарную Тайльрулан, тот, кто предательски убил мудреца Алашара, воспользовавшись проклятыми клинками.

   Моя щека непроизвольно дернулась. Значит убийца, подлый кровожадный убийца, режущий беззащитных королев и мудрецов. Что ж в каком-то смысле это так...вот только.

   Я обнимаю Таиль и вижу, как из ее глаз катятся крупные капли слез. Кончик меча горит яркой звездой между ее лопаток.

   - Спасибо....

   Налетевший ветер рвет в клочья остатки мглы все еще окружавший эльфийку, растворяя их в воздухе. Снег - белый снег, огромными хлопьями падает с небес, тая на ее лице, в ее широко распахнутых глазах. Я разжимаю объятия и делаю шаг назад, бережно вынимая свой клинок из ее тела...

   Черт...порой память болезненна, весьма болезненна, а некоторые раны видимо не заживают никогда. Я тяжело вздохнул и, скрестив руки на груди, устало посмотрел на Флойрину. Быстро ж ты меня вычислила чародейка, хотя явно удивлена верности своей догадки. Но как? Впрочем, какая разница, вас магов не поймешь. Может потихоньку "залезла" в голову, а может, вышла в астрал или еще что-то подобное. Проклятый убийца значит... Кто ж ты мне, женщина, друг или враг? Рукоять катаны привычно легла в мою ладонь.

   - Погоди, - Зейнара вскинула руку перед собой, гася плетения заклятия и демонстративно скидывая его разряды в землю, - я тебе не враг, просто это не можешь быть ты. Это все легенды, это было давно, но твое лицо так похоже на лицо со старинных гравюр...

   - И, тем не менее, ты права, чародейка, - сказал я, жестом руки останавливая кинувшихся к нам Гаю и Рика, мысленно осаживая взвившуюся с плеча эльфийки Колючку. - Только я убил не королеву и мудреца, а тварь из другого мира и безжалостного убийцу. Хотя сейчас это неважно. Как говорится, деяния давно минувших дней - преданья старины глубокой.

   - Но как такое может....

   - Да какая разница, - раздраженно бросил я. - Умер, воскрес, жил в другом мире, вернулся сюда, подробности опущу. Я ответил на все твои вопросы?

   Чародейка несколько мгновений смотрела на меня, затем выпрямилась и молча поклонилась, как бы говоря этим, что инцидент исчерпан.

   - Вот и хорошо, - я сунул клинок в закрепленные на спине ножны и, бросив быстрый взгляд на ничего непонимающих Гаю с Риквордом, спокойным голосом добавил: - Небольшие рабочие разногласия, ничего страшного.

   Несколько минут все молчали, затем Флойрина подошла к Рикворду, буквально за руку отвела его в сторону и что-то принялась тому объяснять, видимо рассказывая, кто я такой, или просто успокаивая чересчур пылкого юношу. Да и пофиг, слова сказаны, карты приоткрыты, дальше либо полное доверие, либо....мир большой и дорог в нем много.

   - И что это было? - спросила Гая, подходя ко мне. - Может объяснишь?

   - Просто небольшое недоразумение, - сказал я, притягивая эльфийку к себе и целуя в щеку. - Все нормально.

   "Ага, нормально, да ты же ее чуть не прирезал, да и она тебя готова была хорошенько приложить. Ты же видел плетение, да от тебя мокрого места бы не осталось".

   Я скосил глаза на драконицу, которая уже перебралась на мое плечо, распластавшись на нем тяжелым чешуйчатым "блином" и, погладив ее по голове, мысленно произнес:

   "Ну меня не так легко убить, к тому же я был уверен, что если что-то случится, то ты мне поможешь".

   "Лекс, я не шучу!"

   "Я тоже вполне серьезен".

   "Дурак ты", - выдохнула драконица, устраиваясь поудобнее между рукоятью катаны и моей шеей. - "Безалаберный дурак".

   - Лекс...

   Я прямо ощутил, как напряглась Гая и, успокаивающе проведя ладонью по волосам, на кончиках которых уже в буквальном смысле слова вспыхивали оранжевые огоньки, обернулся к Флойрине.

   - Господин Лекс, - повторила она. - Приношу свои извинения за произошедшее, однако вы должны меня понять...

   - Я понимаю. Давайте забудем об этом. Лучше скажите, дальше идем вместе?

   - Естественно. Или вы действительно думаете, я упущу возможность общения с человеком из древних легенд, с тем, кто лично знал и общался с сами Тавором? Да вы даже не представляете, сколько мне у вас надо спросить!

   Я внутренне поежился от этого взора жаждущего познания, на миг почувствовав себя этакой неизвестной науке зверушкой попавшей в руки к безумному ученому. Теперь меня следовало тщательно изучить, описать, провести кучу болезненных анализов и непонятных тестов, после чего обязательно разрезать на маленькие кусочки и рассовать по баночкам с формалином.

   - Что ж я не против, будет время - спрашивайте. Рад, что мы друг друга поняли.

   "А так же что не поубивали себя и окружающих", - добавила Колючка, ритмично покачивая свисающим у меня через плечо кончиком хвоста.

   - Кстати, не могли бы мы еще раз взглянуть на карту?

   - Зачем? - удивился я.

   - Понимаете. В свое время я изучала древние трактаты и труды касающиеся Тавора. Нет, не персонажа легенд, а именно Райзена Тавора древнего ученого и архимага заложившего основу многих сегодняшних учений о магических искусствах. Там было много старинных карт и схем Рамиона. Теперь зная цель нашего путешествия, возможно, я смогу помочь определиться....

   - Не стоит.

   - Почему?

   - Потому что мы уже пришли.

   Три пары глаз уставились на меня с искренним удивлением и непониманием, а я, подойдя к скале, приложил руку к холодному камню и, четко по слогам выговаривая почти позабытые слова, произнес:

   - Эл...атр, гар...дан, уран...тун даг...росс.

   Сперва ничего не происходило, и я уже было подумал, что память все же меня подвела, но тут скала дрогнула, откуда-то сверху посыпалась каменная крошка, заставившая быстро отскочить назад, а на поверхности камня отчетливо проступили очертания двухстворчатой двери. Я криво усмехнулся, дождался, пока уляжется облако пыли и, демонстративно впечатав ладонь в одну из створок, крикнул:

   - Меллон!


   Она была прекрасна в своей обворожительной наготе и ненасытна словно молодая волчица в период гона, заставляя молодого ученого раз за разом сходиться с ней в бешеном соитии, когда мутнел разум, а его место занимали лишь древние инстинкты желания обладать своей самкой. В эти минуты он забывал обо всем, о товарищах, работе, проблемах, не помнил даже свое имени, важно было лишь это извивающееся под руками гибкое девичье тело с упругими холмиками торчащих грудей и раз за разом принимающее его плоть разгорячённое лоно желанной женщины. Что это было, какая-то особая эльфийская магия, иди же он просто сам сошел с ума от любви и желания, Сагер не знал, да, если честно, и не хотел знать, полностью покорившись новым для него ощущениям. Сегодняшняя ночь не стала исключением, но к своему удивлению, проснувшись, он не ощутил привычной слабости, являющейся обычным "послевкусием" их ночной страсти - тело было необычайно легким, а голова светлой. Адрия некоторое время лежал неподвижно, боясь потревожить уютно устроившуюся под боком посапывающую во сне Неллару, затем осторожно отодвинулся и, выбравшись из-под одеяла, принялся одеваться. Предстоящий день обещал быть трудным. Вчера им удалось докопаться до стены обнаруженный магами-поисковиками, которые уверяли, что чувствуют прямо за ней какое-то большое пустое пространство с множеством источников слабой магии, однако вход внутрь пока не был найден. Можно было конечно воспользоваться взрывчаткой, или заклинанием разрыва, наподобие того что применил в свое время коммандер выводя своих людей из пещер, но риск повредить древние артефакты был слишком велик. Решено было копать параллельную траншею вдоль стены, однако неожиданно с ее стен стала сочиться вода, буквально за пару часов превратив место раскопок в небольшое мутное озерцо. Сегодня предстояло решить эту проблему и как можно скорее, ибо существовала вероятность, что вода найдет дорожку сквозь кладку, уйдя внутрь ощущаемого за ней помещения, а этого бы очень не хотелось.

   Сагер застегнул куртку, натянул сапоги и, бросив сожалеющий взгляд на пригревшуюся под одеялом эльфийку, откинул полог палатки. Утро выдалось туманным, и весь окружающий лес казался погруженным в густое белое облако, надежно скрывающее все, что находилось далее нескольких метров, и лишь голоса рабочих да мерное похрюкивание водяных помп позволило Сагеру определить нужное направление к раскопу. Не успел он сделать и пары шагов как волосы на его затылке взъерошились от чьего-то тяжелого дыхания, а утробный рык заставил спину покрыться холодным потом. Он медленно обернулся, встретившись взглядами со стоящим позади огромным черным волком и нервно сглотнул.

   - Ну, ну, Наск, не надо пугать господина ученого, мы ведь хорошие мальчики.

   Со спины зверя скользнула гибкая черная тень. Новый Голос была молода, очень молода и своим видом скорее напоминала девчонку, только недавно вступившую в пору зрелости, чем грозную судью-воительницу призванную доносить волю королевы до ее подданных, одновременно следя за правильностью ее исполнения.

   "Неужели он и ее...?" - невольно сквозная у него в голове шальная мысль, но Сагер тут же ее отогнал, покосившись на продолжавшего скалиться Наскра.

   - Я же сказала, хватит, - тихим голосом полным скрытой силы произнесла девушка, видимо заметив тревогу во взгляде Сагера и Наскар, поджав хвост, попятился назад, растворившись в окружающем тумане.

   - Не стоит на него обижаться, господин ученый, - проворковала она, подходя ближе и обходя его по дуге, - волки они собственники, а вы все-таки увели у него самку, пусть и старую. Согласитесь, господин ученый, я ведь лучше.

   Она замерла, вопросительно вскинув правую бровь, словно ожидая от него подтверждения своим словам и не дождавшись оной демонстративно фыркнула.

   - Не понимаю, что в вас Нел нашла, - она одним неуловимым движением оказалась рядом, прижавшись к нему всем своим телом, а ее тоненькая ладошка скользнула по его небритой щеке. - Ты ведь всего лишь человек, обычный человек, что в тебе такого?

   Из тумана донеслось глухое рычание полное предупреждения смешанного с неприкрытой угрозой, заставившее Адрию сбросить странное оцепенение и спешно отстраниться.

   - Кхм, простите меня, юная мисс, но я спешу, - пробормотал он, пытаясь обойти стоявшую перед ним девушку, но та буквально повисла на его шее.

   - Погодите, господин археолог, я хочу с вами поговорить, - Сагер почувствовал, как ее острые зубки нежно впились в ухо, а предупреждающий рык Наскра стал еще громче. - Не уходите.

   - Салана, хватит.

   Голос выступившей из тумана худощавой фигуры в длиннополом сером плаще не допускал возражения. Девушка это явно почувствовала, потому как покорно отпустила ухо ученого и сделала шаг назад.

   - Тебе пора.

   Голос зло зыркнула на мага, развернулась на пятках своих сапожек и вспрыгнула на спину "протаявшего" рядом Наскра.

   - Мы еще поговорим, господин ученый, ..... позднее! - крикнула она, пригнулась к шее черного волка, обхватив ее руками, и тот одним прыжком исчез в окружавшем их белесом "киселе".

   Адрия проводил ее взглядом и, обессиленно уперев руки в колени, облегченно вздохнул.

   - А вы хорошо держались, господин Сагер. Обольщению женщин ее рода трудно противиться.

   Адрия повернул голову.

   - Ее рода?

   - Да, - кивнул Кайшар, неотрывая взгляда от чего-то только одному ему видимому в продолжаемом сгущаться тумане. - Она из рода речных эльфов и их женщины очень хороши в этом искусстве. Не стоит вестись на ее детский облик. Поверьте, господин Сагер, Салана куда старше, чем выглядит...намного старше.

   - Спасибо, учту, - он со вздохом разогнулся, непроизвольно потерев мочку закушенного уха и, проведя ладонью по лицу, мотнул головой. - Демоны Араса, перед глазами плывет, или это из-за тумана.

   - Скорее из-за феромонов Саланы, она любит ими баловаться. Не беспокойтесь, скоро все пройдет. Давайте прогуляемся. Вы же ведь на раскоп?

   Сагер утвердительно кивнул.

   - Вот и хорошо, пойдемте.

   Эльф развернулся и, заложив руки за спину, неспешно направился в сторону доносящегося из тумана беспрерывного хлюпанья откачивающих воду насосов.

   - Как думаете, господин Сагер, ваша находка - это то, что мы ищем? - спросил он, едва археолог поравнялся с ним.

   - Не могу этого утверждать, - ответил Адрия после некоторого молчания.- Единственно могу сказать, что за этой стеной есть какое-то помещение, причем довольно большое. К тому же искачи уверяют, что просматривают за ней следы магических плетений, но что это разобрать не могут. Так что вполне возможно, - он вновь помолчал, затем добавил: - А возможно, это просто подвал, в котором кто-то в древности обронил несколько дешёвых амулетов.

   - Это было бы крайне неприятно, - брови Кайшара нервно дернулись к переносице. - Столько усилий впустую.

   - Это археология, - равнодушно пожал плечами Сагер. - Бывает, несколько лет копаешь, прежде чем найдешь что-то стоящее. С другой стороны у нас уже находок столько, что только их сортировка и опись займет не один месяц, а если...

   - Господин Сагер, - маг резко остановился и, ухватив ее за предплечье, пошипел. - Всей этой ерундой можете заниматься потом. Если пожелаете, королева подарит вам весь этот хлам и даже поможет доставить его в вашу родную Танию, главное найдите для нее библиотеку. Надеюсь, вы понимаете, что от этого зависит не только ваша судьба.

   Он криво усмехнулся, отпустил руку ученого и несколько раз провел ладонью по рукаву его куртки, словно стряхивая с него невидимую пыль.

   - Кстати, рад за вас. Неллара действительно красавица и будет вам прекрасной женой, - взгляд его серых глаз обдал Адрию холодом. - Только не забывайте, что я вам сказал.

   Он кивнул, прощаясь и, перейдя на быстрый шаг, растворился в тумане.



Глава 3.


   Мощные гранитные блоки темно-серого цвета, подогнанные так, что в щели между ними не прополз бы и муравей, они едва видны и то только из-за того, что применяемый для скрепления раствор был белоснежного цвета. К тому же все отполировано чуть ли не до зеркального блеска, довершают все арочные своды с неуместно смотрящейся здесь причудливой лепниной.

   - Ну как тебе?

   Я поворачиваюсь к стоящему за моей спиной Райзену и пожимаю плечами.

   - Красиво, но прочно ли? Все эти арки, резные колонны, лепнина....

   - Мастер Далар обещал, что тысячу лет простоит, а ему я верю, как самому себе.

   В моей голове сразу возникает образ вечно юморящего коренастого гнома в грязной робе, и я лишь молча согласно киваю. В строительстве Далар не просто авторитет, а практически легенда и если он дал свое веское слово, то скорей всего так оно и будет.

   - А еще я вспомнил одну сказку твоего мира, что ты мне как-то рассказывал, помнишь, как там открывалась тайная дверь.

   Я непонимающе смотрю на архимага, а от уголков его глаз стремительно разбегаются смешливые морщинки. Он театрально вскидывает руку с зажатым в ней посохом.

   - Меллон.

   Я провожу пальцами по камню, ощущая шероховатость веков. Нет, Далар не соврал - стены так же прочны и монолитны, как и много веков назад, а пролетевшие над ними годы выдаёт лишь толстый слой пыли под ногами, кой-где отвалившаяся лепнина, да погасшие светильники, чьи прогнившие останки торчат то тут, то там угрожая нас своими проржавелыми клыками.

   - И куда дальше?

   Я оборачиваюсь. Гая стоит на развилке, а вокруг нее словно спутники вокруг планеты, вращается сразу несколько светящихся шариков. Некоторые из них порой срываются со своих причудливых орбит, уносясь в темноту, дабы осветить нам дальнейшую дорогу.

   - Направо, - автоматически бросаю я, практически не задумываясь. Оказывается, память до сих пор цепко держит в своих объятиях все изгибы этого тайного тоннеля, некогда связавшего личную лабораторию Райзена с подземным городом гномов и одновременно являющимся отходным путем на случай падения крепости, что вел к сокрытой двери на склоне Скалистых гор.

   Молча идем дальше. Свет путеводных шаров то и дело выхватывает из темноты кой-где отвалившуюся облицовку, какой-то полусгнивший мусор, а под подошвами ботинок то и дело похрустывает каменная крошка. Все же прошедшие века дали о себе знать и в паре мест массивные потолочные плиты уже избороздили паутины довольно глубоких щелей, откуда вниз то и дело сыплются мелкие осколки вперемешку с землей, собираясь на полу в уже довольно большие кучи. Пройдет еще какое-то время и все это рухнет, погребя под толщей гор сокрытые здесь тайны.

   Поворот, еще поворот, дверь. Я жестом прошу Гаю отойти в сторонку. Нет, никаких магических заклинаний - обычный гномий замок, правда, с небольшими хитростями; малозаметная плитка хоть и с трудом, но вдавливается в стену, еще одна меняется с ней местами, затем поворот ее на сто восемьдесят градусов. Ничего. Я озадаченно делаю шаг назад.

   - Что-то не так? - Флойрина подходит ближе и с интересом разглядывает тяжелую кованую дверь, украшенную замысловатой резьбой.

   - Не знаю. Замок не срабатывает, может Райзен что-нибудь изменил после моего ухода.

   Чародейка подошла ближе и, проведя рукой над поверхностью двери, обернулась.

   - Я не чувствую тут никакой магии.

   - А тут ее и не должно быть замок-то обычный механический, возможно что-то заклинило. Черт, придется резать.

   Я потянулся за катаной, однако чародейка меня остановила.

   - Подождите, господин Лекс, пропустите, можно я попробую.

   Я молча пожал плечами, сделал несколько шагов назад, оперся спиной о стену и, сложив руки на груди, глазами указал на дверь, мол, "прошу, мадам волшебница, она вся ваша".

   Зейнара подошла к двери, на ходу потирая руки, на миг замерла, что-то бормоча себе под нос, затем с силой впечатала ладони в ее поверхность. Глухой удар, густой, спертый воздух подземелья колыхнулся, словно от дуновения невидимого ветра, а изо всех щелей "прыснули" облака пыли вперемешку с каменной крошкой, заставив меня, мысленно матерясь, отскочить от стены, спешно прикрыв лицо рукавом куртки. На какое-то мгновение мне показалось, что своды тоннеля пошли волнами и готовы рухнуть на наши головы, но в следующий миг все успокоилось.

   - Зйнара, какого хрена..., - выдохнул я, отплевываясь от заскрипевшего на зубах песка, но сразу же замолчал, так как со стороны двери раздался протяжный скрип.

   Невидимые шестерни, видимо приведенные в чувство неожиданной встряской, с диким скрежетом и почти животным стоном принялись отрабатывать возложенные на них функции, поворачивая массивную плиту двери на своих петлях. Черт, а ведь когда-то ее можно было открыть одним легким толчком, даже не думал, что тут какой-то механизм.

   Темнота по другую сторону. Гаины шарики тут же рванулись в открытый проход, освещая своим призрачным светом еще один короткий коридор, заканчивающийся на этот раз обычной кованой дверью, чья некогда украшенная причудливыми узорами поверхность потемнела от времени, пыли и ржи.

   "Звуковой удар. Судя по тому, что я слышала, в шестерни попал камень, поэтому дверь не могла открыться. Магия чародейки раздробила его..."

   - Спасибо за пояснение. Прямо сразу полегчало, - пробурчал я, вытряхивая пыль из волос, что заставило сидящую на плечах Колючку, пару раз потешно по-кошачьи чихнуть. -Этому проходу чертова прорва веков. Она же могла тут нас всех похоронить.

   "Думаю она все предусмотрела".

   Я скосил глаза на драконицу.

   "А не слишком ли ты ей стала доверять?"

   "Я ей и не доверяю", - кончики ее крыльев дернулись, царапнув щеку. - "Однако не думаю, что она настолько сумасшедшая, что решит самоубиться подобным способом"

   "А вот с этим можно поспорить..."

   - Лекс, тут не заперто.

   Я посмотрел на Гаю, которая уже приоткрыла дверь и вместе с чародейкой осматривали скрывающуюся за ней комнату и, проведя пальцем по голове драконицы, поспешил к ним.


   Дверь распахнулась буквально от легкого тычка и я, секунду помедлив, шагнул внутрь, замерев на пороге: длинный стол, точнее пара столов, стоящих буквой "Т", придвинутые к ним массивные стулья с высокими спинками, шкафы чьи широкие полки буквально ломились от книг и различных причудливых артефактов, небольшое бюро в углу, чьи дверцы хоть и едва слышно, но противно скрипели при открытии, постоянно заставляя меня невольно передергивать плечами. Все как тогда - замерший во времени, законсервированный кусок прошлого.

   - Все истлело...

   Чародейка показала мне распадавшиеся в руках куски пергамента и, стряхнув их на пол, потянулась к стоящей на полке книге. Большинство из страницы посыпалось вниз бумажным дождем, а оставшиеся крошились при попытке их перевернуть, поэтому Флойрина просто осторожно стряхивала их по очереди, пробегая глазами по едва различимым на них строчкам.

   - Похоже, это описание какого-то эксперимента, - наконец резюмировала она, кладя опустевшую обложку обратно на полку, отряхивая руки и жадным взглядом пожирая ряды книг. - Тут надо все срочно законсервировать и изучить. Такое богатство, согласна, подруга?

   Гая, с задумчивым видом стоявшая рядом и с отрешенным взглядом рассматривающая лежавший на полке невзрачный камешек, вздрогнула, вопросительно посмотрела на чародейку, затем равнодушно пожала плечами.

   - Не думаю, что у нас будет на это время. Мы конечно можем закристаллизовать эти книги, но это поможет только сохранить их в нынешнем состоянии. Вскроешь кристалл, получишь груду мусора.

   - О, девочка, поверь, я знаю десяток способов как этого избежать, правда нужна лаборатория...но при желании можно и здесь. Например, если для стабилизации взять...

   Я не слушал. Воспоминания накатывали волнами, размывая реальность, заставив меня замереть посередине комнаты на полпути к столу.

   Посереди кабинета стоит огромный волк и скалит зубы на Тавора, который, скрестив руки на груди, со скучающим видом смотрит на огромное животное.

     - А вот и остальные пожаловали, - маг жестом приказывает убрать выхваченное нами оружие, и мы нехотя подчиняемся с подозрением косясь на огромную зверюгу.  

   Волк косится на нас, нервно дергает хвостом и, повернувшись в нашу сторону, опускается на задние лапы. Он действительно огромен и даже сидя почти на голову выше хозяина кабинета, только вот волк ли это. Белоснежной окраски, с густой лоснящейся шерстю, мощными лапами и пронзительным взглядом своих зеленых глаз, в которых "плескается" ум несвойственный диким зверям. Кончики ушей темно-коричневые с небольшими кисточками, как, впрочем, и кончик пушистого точно у лисы хвоста.

     - Лайс, - неуверенно шепчет стоящая справа от меня Таиль, которая, не смотря на недвусмысленный жест мага, руки с эфеса своего клинка так и не убрала.

     - Я смотрю, вы знакомы с этими существами? - улыбка мага равнодушна и несколько натянута. - Но это существо не лайс, так что можете не бояться.

     Эльфийка бросает в его сторону равнодушный взгляд, неопределённо поводит плечами и вкладывает свой клинок в ножны.

     - Сам ты существо, маг, - неожиданно произносит сидевший рядом зверь. - Еще один такой выпад, и я тебе точно голову откушу.

     - Ты уже пробовала это сделать, Ри, - в голосе мага слышится неприкрытое ехидство. - Давай не будем повторять старые ошибки.

   Я обхватил взорвавшуюся фонтанчиками боли голову руками и, рухнув на колени, застонал, периферическим зрением отмечая безвольно поникшую Колючку, которая кулем сползла с моего плеча, рухнув на пыльный пол. Гая рванулась ко мне, но Зейнара крепко ухватила ее за руку, рванув назад.

   - Стой, дуреха, замрешь сама!

   Этот вскрик несколько привел меня в чувство. Я попытался подняться на ноги, но мир вновь поплыл цветным калейдоскопом, каждый из лепестков которых был воспоминанием моего прошлого. Они крутились туда-сюда, поражая в моей голове новые вспышки боли, затем резко сложились в единую картину.

     Волчица вздыхает и вдруг начинает резко уменьшаться в размерах. Ее шерсть быстро исчезает, точно всасываясь куда-то внутрь, лапы утончаются, а морда с каждым мгновением все явственнее принимает человеческие очертания. Зрелище довольно жуткое, а местами вызывает невольное омерзение. К счастью вся трансформация заняла меньше минуты и перед нами предстала высокая обнаженная женщина. Смуглая, с белоснежной гривой волос, что мягкими волнами струились практически до колен, прикрывая рвущуюся на волю сквозь их плотную завесу тяжелую грудь. Мощные руки и ноги, перевитые гибкими мышцами, широкие бедра, чуть более узкие плечи и тонкая талия. Женщина тряхнула головой и, зыркнув на нас своими пронзительно изумрудными глазами, с легкой улыбкой приняла из рук Тавора протянутый им халат, который за мгновение до этого маг извлек прямо из воздуха.

   - Что нравлюсь? - ее насмешливый взгляд смотрит прямо на меня, почему-то заставляя смущаться.

   - Просто интересно, - бурчу я, смутившись еще сильнее, одновременно стараясь не обращать внимания на гневные взгляды Таиль.

   - Она была красива в этот момент, не так ли? - говорит Тавор широко улыбаясь.

   Что-то не так. Этого не было, да и сам маг как-то резко постарел, а его привычная вечно расстёгнутая рубаха с причудливым рисунком и щегольские брюки сменились на потертую, засаленную мантию.

   - Привет, Лекс, - маг делает шаг навстречу и воспоминания сыплются на пол, разбиваясь на мелкие осколки, царапая мне руки, капли крови скатываются на пол, и эта боль проясняет сознание, заставляет прийти в себя.

   - Райз? - я замотал головой, а затем с непониманием уставился на стоящего предо мной старика. - Не может быть, ты жив!

   Моя вытянутая рука проходит сквозь его плечо, вызывая в ответ лишь легкую саркастическую усмешку.

   - Я давно мертв, Лекс. То, что ты видишь перед собой, лишь отпечаток сущности того, кого ты знал под именем Райзена Тавора.

   - Ты призрак?

   - Не совсем.

   - Ничего не понимаю, - я посмотрел на опешивших магичек, в глазах которых так же читалась полная растерянность, затем вновь повернулся к магу. - Может пояснишь?

   - Тебе рассказать технологию создания или так, вкратце? - хмыкнул он, опускаясь на колено перед распростершейся на полу драконицей и проводя рукой над ее головой.

   Колючка вздрогнула всем телом, словно от разряда электричества, открыла глаза, огляделась и медленно поднялась на лапы.

   "Не человек, энергия. Странная сила, ни злая, ни добрая, не живая", - раздался в моей голове ее дрожащий голосок.

   - Так кто ты? - повторил я свой вопрос.

   Старик наблюдающий за драконицей, которая медленно ковыляла к стоящим у шкафов Гае с Флойриной при этом не отрывая от него взгляда своих глаз, поднялся с колена и, устало посмотрев на меня, произнес:

   - Я тень прошлого, Лекс. Тень, отпечаток того, кто был твоим другом...

   - Ты это уже говорил об этом.

   - Да? - седые брови мага приподнялись, он на миг нахмурился, затем кивнул. - Возможно. Слишком много времени прошло, кристаллы памяти разрушаются, сущность теряется. Повтори свой вопрос.

   Я удивленно переглянулся с подошедшей и вставшей рядом Зейнарой в глазах которых блестело плохо скрываемое любопытство, а пальцы потрескивали от изящного плетения, и вогнал себя в режим инозрения. Мир послушно изменил свои краски, показывая мне свою сокрытую сторону и я, бросив быстрый взгляд на того, кто назвался именем моего старого друга, тихонько присвистнул. Тот, кто стоял перед нами был не человек, а сгусток странной радужной субстанции, принявший очертания человека. Но самое интересное, что к этому существу от стен комнаты тянулось десяток разноцветных лучей, словно питая его переливчатое тело. Неужели ему это удалось....

   - Ты голограмма.

   Губы старика тронула улыбка и он молча указал на стену откуда бил один из лучей. Стараясь не упускать его из виду, я попятился к указанному месту.

   - Там ручка, сбоку от полочки, - подсказал Райзен не двигаясь с места. - Потяни вбок.

   Часть стены послушна ушла в сторону, открыв нашему взору довольно большую нишу, стены которой от самого низа до потолка были покрыты желтыми кристаллами внутри которых роились разноцветные огоньки. Некоторые из них стояли в углублениях в стене на небольших металлических подставках украшенных причудливой вязью рунического письма гномов, но большинство росло прямо из стен, пола, свисали гроздями с потолка, напоминая своим видом причудливые сталактиты.

   - Значит у тебя все-таки получилось, - я обессиленно оперся плечом о стену, чувствуя себя почему-то выжатым словно лимон.

   - Да, Лекс, получилось. Не сразу конечно. Потребовались десятилетия опытов, а уж сколько было бессонных ночей, - в голосе мага послышались нотки грусти. - Но, как видишь...

   Он указал на нишу.

   - Как видишь, твои рассказы о компьютерах и компьютерных хранилищах информации не прошли даром, я все же смог создать нечто подобное и при помощи магии, хотя ты и не верил в такую возможность. Год за годом я...он записывал в эти кристаллы свои воспоминания, свои мысли, свои чувства. Год за годом я рос и становился им. Теперь я то, что осталось от него, я память, след того кого звал Разеном Тавором и одновременно я и есть Райзен Тавор.

   - Но зачем? - спросил я потрясенно.

   - Потому что я ждал тебя, надеялся, верил, что ты вернёшься.

   - Но зачем?!

   Райзен тяжело вздохнул и, отведя взгляд тихим голосом бросил.

   - Потому что я совершил ошибку, мой друг, страшную ошибку.

   - Дорогой, - рука Гаи опустилась мне на плечо, заставив меня вздрогнуть. - Может и нам объяснишь, что тут происходит, и кто ... или что это...

   Я покосился на эльфийку в глазах которой в буквальном смысле слова пылал огонь, затем на Тавора и, тяжело вздохнув, подошел к столу, отодвинул один из стульев и, убедившись, что он все еще прочен, устало плюхнулся на него, совершенно не заботясь о пыли густым слоем покрывавшей его сиденье. И что я должен сказать? Я обвел взглядом своих спутников. Гая смотрит на меня выжидающе, глаза светятся огнем, а в правой руке горит переливчатый шар файербола, дай волю разнесет тут все к чертовой матери и едрени фени заодно, хотя, судя по всему, растеряна и даже напугана. Чародейка тоже явно "не в своей тарелке", но реагирует более сдержано, а во взгляде больше интерес, нежели испуг. Колючка забилась в угол, но судя по ощущениям и редким отголоскам ее мыслей в моей голове страха в ней нет, скорее некое раздражение. А вот кому реально на все пофиг, так это Рикворду, парень вообще в последнее время впал в какой-то странный ступор, словно утратил интерес ко всему происходящему. И даже сейчас, тупо стоит у двери пялясь перед собой невидящим взглядом. Не нравится мне это, судя по возрасту у парня похоже начался переходный период когда их подхлестываемая гормонами волчья натура рвется наружу ....черт, ну почему все так не вовремя.

   - Лекс...

   - Да, да, - я провел рукой по волосам, ероша их и, указал пальцем на старого мага - Это, Гаечка, мой старый друг и товарищ, а так же твой предок Райзен Тавор. Точнее не он, а его как бы информационная копия, голограмма, запись. В общем, прошу любить и жаловать.

   - Голо..что? - глаза Гаи превратились в две щелочки.

   - Голограмма.... черт...не важно, - махнул рукой я, - просто сбрось свои заклятия, он нам не враг, да и навряд ли может нам чем-то навредить.

   - Уверен?

   Я посмотрел на эльфийку, поднялся и, подойдя к магу, резким движением воткнул руку ему в грудь, помахав ею внутри, что заставило его образ пойти волнами.

   - Видишь? Это всего лишь картинка в воздухе.

   - И как же эта картинка смогла вырубить двою драконицу и почти вырубить тебя? - с ехидством в голосе поинтересовалась Гая не торопясь сбрасывать заклятия.

   Блин, а действительно, как? Причем я даже ничего не почувствовал, никакого магического воздействия, просто стало плохо и все, да и Колючка ничего не чухнула. Странно. Я вопросительно посмотрел на Райзена, но ответ пришел совершенно с неожиданной стороны.

   - Ты не внимательна, дорогуша, посмотри сама, - Флойрина подошла ко мне поближе, шаркнула сапогом по камню пола и кивком головы указала вниз на выбитый в нем знак. - Рунный пояс защиты. Судя по всему действует, как сигнализация и настроена на пропуск лишь определенных личностей, остальных оглушает,... однако учитывая вот эти мелкие руны вокруг основного знака...

   Она опустилась на одно колено и взмахнула рукой заставив взвиться в воздух облачка пыли. Опутывающие руну мелкие значки вспыхнули зеленым светом.

   - Древний язык гномов, плохо понимаю, - чародейка, нахмурив брови, повела рукой над знаками, - Предупреждение.... не внемлющие...что-то связанное с вспышкой света.

   Все дружно (даже Рикворд) посмотрели в дальний угол комнаты, где на полу темнело огромное черное пятно, словно там некогда разводили костер.

   - Райз!?

   - Руны приняли твою кровь, Лекс и теперь не опасны.

   - Это правда, - подтвердила Флойрина, поднимаясь и отряхивая руки. - Вязь разрушена, теперь это всего лишь причудливые рисунки на полу.

   - Понятно, - я мельком бросил взгляд на свою ладонь, покрытую мелкими уже затягивающимися порезами и вновь посмотрел на Райзена.

   - Так в чем ты ошибся, дружище, и зачем ждал меня?

   Тавор посмотрел на меня усталым взглядом.

   - Я совершил ошибку, Лекс, и в своем безудержном любопытстве обратился к силе камня Дайлорана.

   - Но я же...

   Повелительный жест руки заставил меня умолкнуть.

   - Осколки можно собрать, Лекс. Однако главная проблема не в этом, - он на мгновение умолк. - Главная моя ошибка в том, что я забыл, кто моя ученица, забыл, кем была ее мать. Зло коварно мой друг и, несмотря на то, что ты убил посланника, его часть осталась в ней, перешла по наследству через кровь, через душу.

   Он виновато опустил голову.

   - Прости, друг. Я понял это поздно, слишком поздно. Увы, зло хорошо умеет скрываться, прятаться за маской добра, а я оказался недостаточно мудр и прозорлив. Прости. Из-за меня Зерно Хаоса проросло, и ты снова должен спасти этот мир...спасти свою дочь.


   Широкое лезвие ножа с хрустом врубилось в кустарник, больше ломая, чем срезая его ветви со скукожившимися и покрытыми инеем от утреннего морозца листьями.

   Гувер выругался сквозь зубы, стянул перчатку и, проведя пальцем по покрытому зарубинами лезвию, потянулся к висевшей через плечо сумке. Вынув оттуда точильный камень, он уселся на ствол поваленного дерева и принялся неторопливо править лезвие, одновременно наблюдая за окружающей суетой. Зачем коммандеру понадобилось расчищать в лесу неподалеку от выстроенного форта площадку приличных размеров, да еще бросив на это всех свободных людей и даже перетянув с раскопа часть техники, оставалось только гадать. Правда было у него предположение, что раскопки принесли какой-то результат и площадку готовят для приема грузового дирижабля, о чем как бы намекало некое подобие причальной башни, возведенное в первую очередь у дальнего конца площадки, однако его смущал тот факт, что для перемещения груза Эллар в любой момент мог воспользоваться портальным камнем (прибывший на подмогу отряд доставил несколько довольно крупных кристаллов талавира) и отправить находку прямиком в столицу. Впрочем, спросить было не у кого. Своих спутников полковник не видел уже несколько дней, так как всех их перевели на дальний раскоп, а его окончательно "заперли" в форте, позволяя лишь небольшие прогулки по окрестностям. И вроде бы видимой охраны не было, но выходя за ворота, Гувер буквально затылком чувствовал чье-то незримое присутствие, не покидающее его до самого возвращения за стены, и это начинало напрягать. Надо было на что-то решаться и срочно. Пока его статус просто повис в воздухе: из "своих" его как бы исключили, но и "чужаком" он не стал, однако как долго это сможет продолжаться, сколь долго коммандер сможет его защищать? В сложившейся ситуации предложение Расрака уйти было бы самым идеальным выходом, вот только с момента их разговора минуло почти десять дней, а волк так больше и не объявлялся.

   Эндрю вздохнул и с новой силой принялся водить бруском по лезвию ножа, хмуря брови.

   Нужно уходить. Но как он мог бросить остальных? С Арией было понятно, тот по уши ушел в отношения со своей Нел и бегал за ней точно послушная собачонка, выполняя все прихоти эльфийки. Баркин и Дворкин - тут сложнее. Насколько ему известно историк увлекся раскопками не хуже Сагера и просто чах над найденными артефактами и записями, другое дело гном. Тойран явно не горел особым желанием здесь оставаться, наоборот все последние дни, что они находились вместе в стенах форта, он постоянно ворчал, что они не ушли, пока была возможность. Что ж, сейчас думая об этом Гувер все больше склонялся к мысли, что возможно впервые за все их путешествие гном был прав, и им следовало рискнуть, но сожалеть о прошлых ошибках смысла не видел.

   Глухой, монотонный, гаркающий звук, идущий откуда-то сверху, заставил его отвлечься от раздумий и задрать голову в поисках источника. Сперва над поляной появился черный как смоль нос, следом за которым проследовало огромное размалеванное темно-зелеными пятнами приплюснутое тело, под брюхом которого выделялась, блестя серебром метала и бликуя стеклами иллюминаторов, массивная чечевица гондолы. Тон гула сменился на более низкий, так как включился реверс, заставивший хвостовые винты дать обратный ход, замедляя продвижение воздушного корабля. Пронзительно проревела предупредительная сирена, заставившая взвиться в воздух стайки прятавшихся в деревьях птиц, а эльфийских солдат побросать инструменты и разбежаться в разные стороны. Вниз устремились веретенообразные иглы фиксирующих якорей, которые словно огромные пики впились в подмерзшую землю. Тут же словно из-под земли появилась пара боевых магов, которых от обычных солдат отличала темно-синяя форма, и якоря, повинуясь их заклятиям, буквально вгрызлись в землю по самые крепежные кольца. Натужно завыли спрятанные в углублениях гондолы притяжные механизмы, и огромное тело дирижабля медленно двинулось вниз, с ювелирной точностью коснувшись своим носом причальной башни, а его хвост завис над верхушками деревьев, почти касаясь их своими стабилизаторами.

   - Тяжелый родарский бомбер, серии "Угнетатель", - озадаченно пробормотал полковник, втыкая нож в землю и убирая точило в сумку. - Он то тут что забыл?

   Тихое похрустывание веток от тяжело опустившегося на землю тела, ветерок хриплого дыхания. Гувер покосился на торчавший рядом нож, затем медленно повернул голову, встретившись глазами с лежащим на земле черным волком.

   - Давно тебя не было, - произнес он как можно более спокойным голосом, выдергивая нож и вытирая его о пожухлую траву у ног. - Я уж думал, ты не появишься.

   "Следили. Не мог уйти. Новая не доверяет" - раздался у него в голове голос Расрака.

   - Что-то изменилось?

   "Да. Надо уходить, срочно, сегодня, сейчас".

   - Прямо сейчас? - растерялся полковник.

   "Да, сейчас", - волк поднял голову, посмотрев угрюмым взглядом на дирижабль. - "Там зло. Тот, кто прилетел, убьёт, меня, тебя, всех кому не поверит, в ком увидит угрозу. Темный, злой, мощный, коммандер не защитит, не указ. Уходить, сейчас или поздно".

   - Но...

   "Тот, кто за тобой следил - мертв", - Расрак оскалился. - "Надо уходить. Разгрузка летающей машины, не заметят, суета, не ждали так быстро".

   - А мои товарищи?

   Волк медленно повернул голову, смотря на полковника холодным равнодушным взглядом, затем медленно, словно нехотя, кивнул.

   "Предупрежу, пусть идут, кто согласится. Значит пока один. Уходи к дальнему раскопу, тот, что у упавшей скалы, там пусто. Жди до вечера. Не приду, иди на юг".

   Волк поднялся на ноги, коротко рыкнул, прощаясь, и в два прыжка скрылся среди деревьев, оставив Гувера в раздумьях. Несколько долгих минут полковник сидел неподвижно, смотря перед собой отсутствующим взглядом, затем тряхнул головой и, встав, решительным шагом направился в сторону форта, на ходу убирая широкий нож в закрепленные на поясе ножны, но дойдя до края просеки, быстро оглянулся и свернул в лес.



Глава 4.


  Белая тень скользнула сквозь ветви кустарники и замерла рядом, превратившись в изящную белоснежную волчицу, пушистый хвост которой нервно бил по бокам, а из приоткрытой пасти вырывалось тяжелое после стремительного бега дыхания.

  Лежавший меж корней дерева Авикс, откинул маскировочную накидку, делавшую его похожим на груду опавшей листвы, приподнялся на локте и, призывно махнул рукой, заставив зверя направиться в его сторону.

  - Ну что там? - спросил он, едва волчица улеглась рядом.

  "Около полусотни родарцев и какой-то тип в черном плаще. Судя по всему, какая-то важная птица. Эльфы перед ним стелются, как сучки перед кобелями вовремя течки, чуть ли не с оркестром встречают".

  - Вот как, интересно, - задумчиво пробормотал Натан в слух, отстраненно поразившись не очень культурному мыслеобразу ее речи, а мысленно добавил: - "Лицо не рассмотрела?"

  "Нет, далеко, ближе побоялась подходить. Один из "черных" был неподалеку, что-то почуял, так что пришлось уходить"

  - А вот это правильно.

  - Что правильно? Что интересно? Народ, вы хотя бы вслух говорили, а то тут не все в головы друг дружке лазить могут.

  Сухой пень по правую руку от Авикса откинулся в сторону, явив взору взъерошенную физиономию Бовира и приклад замаскированной под валежником довольно массивной снайперской винтовки. Ласа окинула его усталым взглядом, тихонько фыркнула себе под нос, как бы говоря "ну вот еще", и, поднявшись на ноги, все так же мысленно бросила:

  "Отойду в сторону и перекинусь. Не хочу, чтобы всякие на меня пялились".

  Прыжок и белая тень исчезла среди ветвей деревьев. Гном проводил ее взглядом и, притворно тяжело вздохнув, констатировал:

  - Не любит она меня.

  - А ты, смотрю, прямо расстроился, - усмехнулся Натан, поправляя маскировочную накидку. - Неужели понравилась моя пассия? Смотри, мы народ ревнивый, голову сразу откушу.

  Бовир удивленно и одновременно с некой опаской уставился на друга, но заметив у того в глазах отблески смеха, лишь отмахнулся.

  - Да ну тебя, пес старый, тискай сам свою пигалицу. Я, знаешь ли, женщин в теле люблю, у которых все при себе, а тут одни кости и два прыща.

  - Только ей об этом не говори, - хохотнул Авикс, не сдержавшись, - а то коготки у нее еще те.

  - Я еще не все мозги пропил, - буркнул гном в ответ, устраиваясь поудобнее в своей лежке. - Тут обычной бабе не так что скажешь все зенки выдерет, а уж перекидной... Я не о том. Мы доверять должны друг другу, а она на меня смотрит, как на пустую торбу, которую взял с собой непонятно зачем. Даже разговаривать не хочет.

  - А нечего ее было постоянно подначивать, - бросил Натан с улыбкой и, тут же став серьезным, быстро пересказал гному результаты разведки Ласы.

  Некоторое время гном молчал, растерянно выбирая пальцами полоски засохшей травы из своей бороды, затем тихонько выругался сквозь зубы.

  - Арас их раздери, что они тут забыли. Это ж получается практически объявление войны. Ушастые еще куда ни шло, в конце концов, мы давно грыземся с ними за эти земли, но родарцы. Боюсь, император не стерпит подобной пощечины.

  - Я этого тоже боюсь, - согласился с ним Авикс. - А поэтому, прежде чем трубить в рожок, нам нужно постараться как можно больше выяснить о причинах их здесь присутствия. Может они действительно озаботились научными изысканиями и просто ведут раскопки в исторически значимом месте.

  - Ты сам-то в эту чушь веришь? - буркнул гном, на миг, припадая к окуляру прицела и что-то внимательно через него разглядывая.

  - Нет, - ответил Натан, - однако и торопиться в подобных делах не стоит.

  - А если не поторопимся, то можем вообще никуда не успеть. Нас тут сколько..., - он сделал вид что задумался, затем демонстративно загнул три пальца. - А их? Вот то-то...Если заметят, то прикопают и ушами не поведут, а хвост твоей худышки на воротник своему командиру пустят. Как перспективка?

  Авикс нахмурился.

  - Постараюсь, чтобы этого не произошло. Впрочем, бывало и хуже, или забыл?

  - Бывало, - не стал спорить гном. - Однако тогда время было другое и мы были другие - моложе, наглее, глупее...

  - Философ доморощенный, - проворчал в ответ Натан, прекрасно понимая, что тот прав. - Предложения какие будут?

  - А какие могут быть предложения. Уходить надобно, добираться до поселка и связываться со столицей, пусть верхи думают. Вас с девчонкой послали разведать обстановку - разведали. Смысл своими шкурами дальше рисковать?

  Они замолчали. Гном вновь прильнул к прицелу, а Натан растерянно крутил колесико фокусировки бинокля, задумчиво наблюдая за развернувшейся в окрестности форта суетой. Плоская вершина одиноко торчавшей из лесного массива огромного, некогда отколовшегося от основного массива, куска скалы была идеальным местом для наблюдения за окрестностями, и было просто удивительно, что эльфы не выставили здесь хоть какой-нибудь пост охранения. Был ли это обычный недосмотр их командира, или же эльфы настолько уверовали в собственную безопасность и чуткость своих звериных стражей, оставалось только гадать. В любом случае сейчас это заботило его меньше всего, а вот слова Бовира...в них было куда больше истины, чем хотелось бы. Присутствие здесь родарцев прямо кричало о том, что опасения матриарха вполне оправданы. Что-то есть в развалинах этой древней крепости, причем что-то настолько важное, что эльфы и их союзники готовы наплевать на все соглашения и об этом нужно срочно сообщить в столицу. Но, с другой стороны, что сообщать?

  - Нужен пленник, - неожиданно выразил вслух его мысли Бовир, видимо все это время размышлявший в подобном же ключе. - Как думаешь, этот подойдет?

  - Ты про кого?

  - Право на десять часов около вон той сломанной веотлы, - сказал гном, поправляя сползшую перчатку и указывая рукой направление.

  Авикс спешно прильнул к окулярам бинокля, быстро найдя поваленное дерево и пробирающуюся неподалеку сквозь кустарник темную фигуру.

  - Странно, - сказал он, не отрывая глаз от окуляров. - Судя по телосложению и тому как он двигается - это человек. Но форма не роданская и вообще не военная, какой-то дранный плащ, широкополая шляпа, оружия не видно.

  - Нож на поясе, - подал голос гном, но Натан лишь поморщился в ответ, тем самым показав свое отношения к этому "оружию".

  Человек несколько раз останавливался, затравленно оглядываясь по сторонам, словно опасаясь неведомых преследователей, затем продолжал свой путь явно направляясь в сторону их укрытия. Авикс сначала подумал, что их укрытие обнаружили, но тут же отмел эту глупую мысль как невозможную. Надо было обладать достаточной магической силой, дабы заметить созданное Ласой довольно изящное плетение укрывающего заклинания, затем как-то подняться на вершину скалы, да еще при этом быть отчаянным самоубийцей (или просто идиотом) чтобы лезть в одиночку проверять кто это там спрятался. Хотя скорей всего он просто шел наугад, выбрав скалу в качестве приметного издалека ориентира. В любом случае это был шанс заполучить хоть какую-то информацию, ибо соваться за языком в эльфийский лагерь было чистым самоубийством.

  - Берем его, - решил Авикс, поднимаясь из своего укрытия, скидывая плащ и растягивая замки куртки.


  Беседа была долгой и больше походила на допрос с моей стороны. Впрочем, мой собеседник ничего и не скрывал, ибо не мог так как он был всего лишь искусной магической машиной, предназначенной лишь для того чтобы дать мне нужные ответы. Стоило мне попытаться увести разговор в другое русло, например, поинтересоваться погодой, как голограмма (назову ее так, ибо "наведенное отображение личности путем капсуляции плетений магических полей с заранее заданными параметрами", как выразилась чародейка, слишком заумно и долго проговаривать) сбивалась и либо просто замолкала, либо твердила что-то типа "я не могу ответить на этот вопрос". А вообще грустно было смотреть на лицо старого друга и каждую секунду осознавать, что его давно уже нет на этом свете, да и рассказанная им история оптимизма не прибавляла и слушая ее мне постоянно хотелось выматериться, причем не просто так, а трехэтажно и с каким-нибудь подвывертом. Хорошо еще мои спутники не влезали в нашу беседу, тактично оставив нас одних: Гая рассматривала стоящие на полках безделушки, чародейка медитировала над кристаллами, постоянно что-то бормоча себе под нос и рисуя в воздухе руками причудливые завивки которые порой визуализировались в довольно красивые узоры, мерцающие каким-то потусторонним светом, а Рикворд отыскал где-то проржавелый меч и делал вид, что усиленно изучает его рукоять, хотя торчащие из волос уши постоянно смотрели в нашу сторону. Любопытный малый, но не думаю, что он что-нибудь услышал, как, впрочем, и остальные. Слова старого архимага предназначались только для моих ушей, и он позаботился чтобы это было именно так - пространство вокруг нас буквально переливалось текущими словно вода необычными плетениями, заставив меня "отключить" свое инозрение дабы не ослепнуть. Сколько длилась наша беседа я не знаю, но в конце концов все когда-нибудь кончается. Именно эти слова из уст старого друга заставили меня почему-то вздрогнуть. Он прощался со мной, на этот раз прощался навсегда, и я это подсознательно понял. Улыбка, знакомый прищур глаз и образ Тавора медленно истаял в воздухе, оставив меня в одиночестве.

  - Прощай, дружище, - тихо произнес я. - Я знаю, что ты хотел, как лучше. Что ж, пора разобраться со всей этой ситуацией...

  - О нет!! Нет!

  Возглас больше похожий на протяжный стон, раздавшийся со стороны чародейки, заставил меня вскочить с места, выхватывая из ножен лежавшую предо мной на столе катану. Я оглянулся и опустил клинок. Флойрина сидела на полу, пропуская сквозь пальцы золотистый песок, что потоками тек с полок еще недавно заполных рядами причудливых кристаллов.

  - Они все...все.

  Она посмотрела на меня умоляющим взглядом, словно я что-то мог с этим поделать. Гая подбежала ко мне и остановилась рядом, с приоткрытым ртом наблюдая за тем, как стены со всех сторон начинают исходить золотистыми ручейками. Черт, не слишком ли их много.

  Я вложил меч в ножны и, закрепив его на спине, бросил.

  - Они выполнили свою функцию. Донесли послание. Нужно уходить.

  Чародейка вздрогнула, словно ее ударила и замотала головой.

  - Нет, нельзя, тут столько тайн, столько знаний. Неужели вы не видите, не чувствуете? Гая, ведь ты меня понимаешь?

  В голосе старой волшебницы звучали непривычные для нее фанатичные нотки. Судя по всему, она была готова на все, чтобы остаться в этом месте, дабы как можно лучше исследовать его. Я конечно не против, вот только...

  - Гая, песок...

  Эльфийка удивленно посмотрела на меня, затем быстро оглянулась и, закусив губу, понимающе кивнула, после чего кинулась к Зейнаре и, наклонившись к ней, стала-что-то быстро говорить, показывая рукой на стену. Взгляд чародейки прояснился, она быстро отряхнула руки от песка и вскочила на ноги, жестом приказав Рикворду, следовать за ней. Я тоже не стал задерживаться и направился к двери, подхватив по пути сидевшую на стене Колючку. Едва мы оказались в коридоре, как дверь за нашей спиной сама по себе захлопнулась, за ней что-то грохнуло, выбросив изо-всех щелей целые облака пыли, которая покрыла нас с ног до головы тонким золотистым слоем. Да вашу ж...!

  Я закашлялся, зажимая рот одной рукой, а другой махнул вперед, чтобы не останавливались, одновременно мысленно кривясь от боли, в плече, так как драконица, в попытке удержатся на оном, невольно выпустила когти на полную, пробив ими куртку словно бумагу. Оглянувшись, я мысленно выругался, дверь была закрыта, но песок продолжал сыпаться изо всех щелей, быстро скрывая под собой плиты пола. Дальше был бег от этого странного песка, что продолжал течь за нашими спинами, заполняя все пространство вокруг, словно подгоняя. Наконец в лицо ударил холодный ветер, а тяжелая каменная плита за спиной скользнула вниз, закрывая проход. Символы на ней вспыхнули в последний раз, и скала вновь стала монолитной.

  - Что это было? - выдохнула Гая, переводя дыхание и, посмотрев на тяжело дышавшую чародейку, добавила: - Я не знаю подобной магии. Ты видела это плетение?

  Та оперлась спиной о выступ скалы и, переведя дух, бросила:

  - Похоже на заклинание фантомного умножения. Знаешь такое?

  - Да. Такими плетениями у нас детишки балуются, когда яблоки на рынке воруют. Дублируют, затем стаскивают настоящее.

  - Девчонки, - вмешался я в их разговор, стирая рукой с лица золотистую пыль и отплевываясь от попавших на губы крупиц. - Какие нафиг фантомы. Эта гадость вполне вещественна.

  - Фантомы, господин Лекс, могут и убить. Если заставить в них поверить. Все зависит от мастера, - нравоучительным тоном произнесла Флойрина, морщась от порыва ветра. - Хотя тут другое, просто плетение чем-то похоже.

  Она огляделась.

  - Вечереет, надо где-то укрыться и решить, что делать дальше. Как я понимаю, Тавор вам что-то прояснил насчет происходящего.

  - Он много чего прояснил, только давайте сперва найдем, где стать на ночлег. Вроде, когда поднимались, ниже по склону я видел несколько больших камней. Не пещера, но от ветра прикроют.


  - Разбей кристалл!

  Голос врывается в мой мозг, заставив меня на секунду замереть на месте, что едва не стоило мне жизни. Клинок Алашара тут же пробил мою защиту, и я едва успел уклониться, почувствовав, как моя щека вспыхнула от боли, а по подбородку вниз устремилась теплая струйка крови. Мой меч уже не просто светится, он сияет каким-то неоновым пламенем, наливая мое тело непонятной силой и заставив моего противника застыть в нерешительности. Я резко прыгаю в сторону и, вогнав себя в режим ускорения, устремляюсь к постаменту с кристаллом. Сила - огромная сила, струилась в мерцающих глубинах этого камня: завораживая, притягивая, маня и обещая. Я знал, что стоит протянуть мне руку и камень станет послушен моей воли, даст мне сокрытые от обычных смертных знания, вольет в мои жилы неземное могущество, позволив противостоять даже богам.

  - Разбей! - голос едва слышен, однако именно он помогает мне развеять внушенные камнем видения и воздеть свой пылающий меч над головой

  Катана взмывает над головой и обрушивается на кристалл, - взрыв.

  Мой рассказ занял долгое время. Я не стал скрывать практически ничего, вволю придавшись воспоминаниям о своих приключениях в поисках кристалла Дайлорана, по сути концентрированного осколка сил Хаоса. Или как некогда назвал его Наблюдатель - матричный преобразователь миров. Не разбей я его тогда, этот мир постепенно менялся бы, все больше погружаясь в пространство Хаоса и так называемые "плавуны" как раз были первым предзнаменованием грядущих изменений, являясь кусками пространств с другими физическими законами, что, пересекаясь с законами этого мира, порождали причудливые аномалии.

  Я замолчал и, разворошив палкой угасший было костер, уставился на огонь, изредка подбрасывая в него куски валежника, что принес Рикворд сбегавший в образе волка до леса и обратно. Магичкам нужно было подумать, понять услышанное, ибо, судя по ошарашенному виду, многое из их представлений об истории и мироустройстве летели просто в тартарары.

  - Так значит вот откуда все эти аномалии, а мы-то гадали, - наконец пробормотала Зейнара, задумчиво теребя пальцами свою челку словно какая-нибудь школьница. - Одно не понимаю, что их питает, столько лет прошло после того как вы уничтожили этот кристалл.

  - К тому же в последнее время их становиться больше, - поддакнула ей Гая. - Может существует еще один о котором вы не знали?

  Я отрицательно покачал головой.

  - Нет, кристалл был один, просто камень-то я разбил, а осколки остались.

  Я с хрустом переломил о колено очередную сучковатую палку и оправил ее в огонь.

   "И что?" - мысленно спросил Рикворд, лежащий в форме волка за спиной девушек и, служа им не только своеобразной защитой от ветра, но и этакой мягкой спинкой, на которую можно было опереться.

  На мое удивление Флойрина ответила вместо меня.

  - Райзен Тавор. Как я понимаю, он собрал осколки

  Я молча кивнул.

  - Но зачем? - удивилась эльфийка.

  Чародейка усмехнулась.

  - Сразу видно, что ты не ученый, девочка. Да за возможность исследовать подобный артефакт многие из нас душу демонам заложат. Такие возможности..., - она прицокнула языком. - Нет, как раз тут я его прекрасно понимаю.

  - Ладно, предположим, - сказала Гая, видимо заметив, что я коротко кивнул, соглашаясь с чародейкой. - Но что он такого сделал с этими осколками, что....

  Она резко замолчала, а в ее золотистых зрачках замерцали огоньки понимания.

  - Посох Тавора.

  - Смотрю, старые легенды ты читала. Как там было написано.

  Флойрина на миг задумалась, а затем нараспев произнесла:

  Украшен алым камнем верх его,

   а сам он весь покрыт чудесною резьбой,

  что мастер под горой нанес.

  И был настолько он прекрасен,

  Что дрогнула рука Тавора

  Не смог он кинуть его в жар огня,

  что Древние взожгли, по просьбе неуемной.

  А лишь сломал на пять кусков и повелел ученикам сокрыть.

  - Я видела несколько другую транскрипцию, - сказала Гая. - Правда смысл тот же и теперь он мне становится куда понятнее, чем в те дни, когда я это читала. Так значит, посох вновь собрали? Но кто?

  - Эльфы.

  - Эльфы? - удивилась Гая.

  Я пожал плечами и, поёжившись от порыва ветра, сумевшего обогнуть камни за моей спиной, посмотрел вверх. Звезды сияли по-прежнему ярко и снега, похоже, не ожидалось, что не могло ни радовать.

  - А я совсем не удивлена, - неожиданно сказала Реназия. - Пока я была во главе ордена, мне не раз доносили, что эльфийская владычица занята поиском какого-то древнего артефакта.

  "Верховный чародей по умолчанию является так же главой столичного ордена колдовства и чародейства", - пояснила лежащая у меня в ногах почти у самого огня драконица, видимо прочитав в уме мой немой вопрос, который я, впрочем, не собирался задавать.

  - И что хотел от тебя Тавор? Что бы ты уничтожил посох? Но Республика большая к тому же ты не можешь один противостоять всем...

  - Посох еще не собран, - прервал я Гаю. - К тому же он хотел этого не только от меня, но и от тебя. Ты же помнишь того призрака и надеюсь, понимаешь, что наша встреча не случайна?

  Эльфийка кивнула.

  - Естественно, ведь я сама искала тебя. Но почему именно сейчас?

  - Не знаю, но насколько я понял, после того, как эльфы заполучили определенное количество частей посоха и попытались их соединить вместе, активировалась созданная Райзеном система и призраки, или как их там назвать, начали поиски его потомков.

  - И тебя...

  - Нет, - я отрицательно качнул головой. - Он не искал меня, он просто знал, что я буду тут. Буду, когда придет время. Не спрашивайте, как и почему - не знаю. Райз был очень хорош в предвидении, но даже он не мог видеть через века. К тому же в этом мире я дожил до старости и умер своей смертью, он просто не мог знать, что я жив. Так что...

  Я развел руками.

  - Много непонятного. У меня, конечно, есть пара идей относительно одного моего старого знакомого, но это лишь догадки. Ясно лишь одно, ваша с сестрой судьба, ваш дядя, или кто он там на самом деле, мое здесь появление, все это тесно связано с этим чертовым посохом. И самое главное, последняя его часть находится там, - я махнул в сторону темнеющей ниже по склону полосе леса, - в подвале старой крепостной библиотеки. - Мой голос невольно дрогнул, но это никто не заметил. - Думаю, именно там я найду,...свершу то, что должен, а ты отыщешь свою сестру.

  Гая вздрогнула, посмотрела на меня пристальным взглядом, словно думая, что я шучу, затем почти что шёпотом спросила:

  - Но почему? Почему ты так думаешь?

  - Да как сказать. Райз считал посох очень опасным и не хотел, чтобы его сила досталась в ненужные руки, а потому сделал так, что вновь собрать его сможет только он сам или его прямой потомок.

  - Кровь, - ни к кому не обращаясь, бросила Флойрина. - Старое доброе заклинание привязки крови, но его легко можно разбить.

  - Думаю, в случае с Райзом это сделать не так просто, - устало улыбнулся я. - А так все сходится. Вы с сестрой потомки, в вас течет часть его крови, ваш дядя балуется магией крови.... А еще тот маг в башне, увезший вашу сестру на дирижабле. Догадывайтесь, кто это мог быть и для чего она ему? - я прищелкнул пальцами. - Части головоломки встают на свои места, не так ли.

  Я снова посмотрел в небо и сказал:

  - Давайте-ка спать. Уже за полночь, а путь нам завтра предстоит неблизкий. Или кто-то передумал идти дальше?

  Все промолчали. Я расстелил одеяло, эльфийка пристроилась рядом со мной, а чародейка улеглась прямо на Риквода использовав того в качестве матраса (что, впрочем, ему совершенно не мешало) и накрывшись сверху одеялом. Последнее что я запомнил, перед тем как погрузиться в беспокойный сон полный туманных предвидений и сомнений был укоризненный голос Колючки в голове.

  " Лекс, почему ты не рассказал им всю правду?"

  " А зачем", - так же мысленно ответил я. - " Разве это что-то бы изменило, чем-то помогло? Нет, Колюч, это только мое личное дело и только мой личный крест. Будь моя воля, я бы вообще не стал их впутывать, особенно Гаю, но так уж сложилось...".


  Волк огромный волк, вот только не привычного уже черного цвета, а белый, словно снег, и лишь уши да кончик хвоста окрашен в бледно-серый. Откуда? Прибыл с родарцами? Гувер судорожно сглотнул, прикидывая свои довольно небольшие шансы, и осторожно потянулся к рукояти ножа.

  - Не стал бы я этого делать, - напрямую через кусты, раздвигая ветви, проломился гном в маскировочном костюме делавшего его похожим на кучу ходячей листвы и, тяжело выдохнув, добавил: - Этим ножичком ты его только разозлишь.

  - Думаешь, я этого не понимаю, - огрызнулся Гувер, не убирая руки с ножа. - Однако лучше сдохнуть здесь, чем в лапах эльфийской службы безопасности.

  - Вот даже как, - в отличие от Расрака белый говорил чистым голосом. - И чем же вы так эльфам не угодили?

  - Может, сперва скажете, кто вы, - буркнул Эндрю уже понимая, что перед ним не роданцы.

  - Кхм, - кхекнул гном. - Нет, вы посмотрите, он еще и требует представиться. Нат, может кончим его и дело с концом, не думаю я что он много знает, а лишний груз нам ни к чему.

  Едва слышимый хруст веток позади и Эндрю, не успев среагировать, неожиданно ощутил прикосновение холодного металла к шее. Скосив глаза вниз, он увидел тонкое лезвие изящного кинжала, который держала женская рука, и молча развел руки в стороны.

  - Погодите. - Волк подошел ближе и уставившись на Гувера пристальным немигающим взглядом в котором блестело синее пламя и от которого у того побежали по спине мурашки, буквально скомандовал: - Имя, звание.

  - Эндрю Гувер - полковник танийского имперского небофлота, семнадцатая дивизия тяжелых уничтожителей, - неожиданно для себя выпалил Гувер, вытянувшись и щелкнув каблуками.

  Нож от горла убрался, а волк с гномом удивленно переглянулись.

  - Таниец, здесь? - раздался из-за спины удивленный женский голос.

  - Да еще целый полковник, - гном покачал головой. - Чудны дела.

  - Гувер? Гувер? - волк прищурил глаза, словно что-то вспоминая, затем неуверенно произнес. - Научная экспедиция в Рамион. Вы были капитаном "Тракнии", об этом тогда все газеты писали. Я прав?

  - Так точно, - ответил Эндрю, чувствуя как странное чувство полного подчинения медленно проходит, оставляя после себя звенящую пустоту в голове.

  Волк вновь переглянулся с гномом, видимо что-то мысленно ему приказал и прыжком скрылся в кустарнике.

  - Ну что, господин полковник, пойдемте.

  - Куда? - обреченно спросил Гувер.

  Гном бросил на него быстрый взгляд и, криво усмехнувшись, пояснил.

  - Не бойтесь, убивать вас не будем. По крайней мере, пока. Девонька, да убери ты ножик.

  Последнее относилось к стоящей позади Эндрю худощавой девушке в облегающем маскхалате, что на фоне деревьев постоянно менял свой рисунок. Та посмотрела на бородача, презрительно фыркнула, однако кинжал убрала и, обогнув Гувера по дуге, отправилась в ту же сторону куда убежал зверь.

  - Вот..., - последние слова были сказаны в бороду, так что Эндрю их не расслышал. - Ладно, - гном шагнул к нему, внял нож с ремня и, хлопнув широкой рукой по спине, скомандовал: - Двигай за ней. Мой друг очень хочет послушать историю как ты тут оказался в обществе остроухих, полковник.



Глава 5.


  Они лежали обнявшись на колючих гномьих одеялах, брошенных поверх нескольких охапок пожухшей травы, что едва прикрыла каменный пол. Холод остался где-то за стенами пещеры, а в ее глубине, где темноту разгоняло яркое пламя костра, под плащами и маскировочными накидками, служившими им в эту ночь покрывалами, было довольно тепло и уютно.

  - А что тебя на самом деле связывает с матриархом. Почему ты ей служишь? Ведь, насколько я знаю историю, ваш род не очень ладил с такими как я чистокровными, - поинтересовалась Ласа, задумчиво разглаживая волосы на его груди.

  Натан скосил глаза на подругу, затем уставился в потолок пещеры, но "ласковый" укус в ухо заставил его вернуться из пучин воспоминаний.

  - Ну скажи, - помурчала юная волчица, раздвигая гриву волос острыми треугольниками ушей. - Мне же интееррресно.

  - Да долгая история, - нехотя ответил Авикс, проводя рукой по волосам девушки. - Если коротко, то Реназия спасла меня из многовекового заточения.

  Глаза Ласы полыхнули неподдельным интересом.

  - Это как? - она резко перевернулась на живот и, сложив руки на его груди, пристроила на них свою голову, уставившись на Натана преданным взором. - Рассказывай. Пожаааалуйста.

  - Нечего тут рассказывать, - он ласково потрепал волчицу за ухо. - Молод был, горяч, ввязался в драку с одним заморским колдуном и тот, прежде чем сдохнуть, достал меня каким-то заклинанием заморозив почти на четыре столетия. Реназия нашла, расколдовала, а я сдуру пообещал служить ей верой и правдой до конца жизни, вот и весь сказ.

  - Ого, а дальше?

  -Дальше, мы с ней много путешествовали...впрочем, давно это было.

  Они некоторое время молчали.

  - Сколько ж тебе лет? - тихим голосом спросила она.

  - Много, очень много....впрочем, век нашего рода куда больше человеческого.

  Авикс продолжал гладить девушку по голове, обнаженной спине, а та тихонько рыкала, млея от блаженства и потихоньку проваливаясь в сон, пока он не разбудил ее.

  - Светает.

  Его тихий голос заставил девушку нервно дернуть ушами и, приподняв голову, бросить быстрый взгляд на выход из пещеры.

  - Ты уверен, что я должна идти? - спросила она, потягиваясь таким образом, чтобы ее упругая грудь с "каменными" сосками скользнула по его предплечью.

  - Не просто должна, а обязана, - сказал Натан нежно, но решительно освобождаясь из ее мягких объятий, откидывая укрывавшее их колючее солдатское одеяло и тянясь к аккуратно сложенной рядом одежде. - Нам пора, одевайся.

  - Но почему?

  Авикс на секунду замер, затем одним решительным движением натянул на себя рубаху.

  - Ты сама все знаешь. Матриарх должна узнать обо всем, что здесь происходит и я думаю, она примет верное решение. Если будешь бежать без остановок, то дня за три-четыре доберешься до поселка и свяжешься со столицей, от базы небофлота в Кардахе до этих мест пару дней полета на крейсерской скорости. Пусть загружаются по максимуму и разнесут тут все что можно. Мы же с Бовиром вспомним старые времена и немного тут покуролесим. Одевайся.

  - Зачем?

  Девушка откинула одеяла и вскочила на колени прекрасная в своей юной наготе, а затем стала меняться: лицо вытянулось, приобретая волчьи черты, пальцы рук и ног наоборот укоротились, обзавелись когтями, а сами руки налились мускулами, стали толще, постепенно превращаясь в звериные лапы. Пару минут, и белоснежная волчица поднялась с пола и, подойдя к уже одетому Авиксу, остановилась рядом, склонив к нему свою массивную голову.

  "Я пошла"

  "Да, удачи тебе и будь осторожнее", - так же мысленно ответил он ей и, потрепав по загривку, легонько подтолкнул вперед.

  Волчица сделала прыжок, на секунду замерла у выхода, оглянулась и белой молнией исчезла в предрассветной мгле. Натан проводил ее взглядом, вздохнул и, накинув куртку, бросил:

  - Выходи уж давай, а то твое пыхтение только глухой не услышит.

  От стены в глубине пещеры отделилась тень и двинулась в его сторону, на свету от костра превратившись в кутающегося в плащ Бовира.

  - Ненавижу долгие прощания и сюсюканья, - проворчал он, плюхаясь на лежащий у костра камень. - Помнится, дружище, ты этого раньше тоже не любил.

  - И до сих пор не люблю, но сейчас другое.

  Гном пристально посмотрел на товарища, щуря глаза, затем криво усмехнулся в бороду и, поворошив палкой тлеющие угли, подкинул в них пару кусков сушняка.

  - Понятно, значит вот каково наше последнее с тобой приключение. Ну, надеюсь, эта ночь хотя бы принесет тебе наследников.

  - Кто знает, - Авикс вздохнул и, опустившись рядом, уставился немигающим взглядом в костер. - Нашел что надо?

  Гном коротко кхекнул.

  - А ты сомневался.

  Он подтянул к себе брошенный у ног мешок, развязал его и, достав из него небольшой сверток, протянул тот Натану. Тот раскрыл его и, увидев в свете костра лежащие там матово-синие камни, удовлетворенно кивнул, после чего аккуратно завернул их обратно и вернул гному.

  - Как там наш новый друг? - спросил он.

  - Нормально, - дернул плечами гном. - Посидели, поговорили. Мужик он вроде нормальный, да и повоевал немало. Думаю пригодиться, тем более что хочет помочь друзьям. В любом случае надо в деле смотреть.

  Натан растерянно кивнул, продолжая задумчиво смотреть на пляшущие языки костра, вороша его палкой.

  - Смотрю, тебя все еще что-то беспокоит? - спросил гном, убирая сверток обратно в мешок и вытаскивая оттуда бутылочку с оружейным маслом и массивный пистолет.

  - Не что-то, а кто-то.

  - Ты про черного?

  Авикс отрицательно покачал головой.

  - О раксе я беспокоюсь в последнюю очередь, хотя, судя по рассказам полковника, в нем еще осталось много человеческого, и он вполне мог бы стать нашим союзником.

  - Тогда чего ты такой напряженный?

  Щелчок, магазин выпал в ладонь гнома и был положен у ног на предварительно расстеленную там тряпицу. Кожух - затвор назад - чисто, снова щелчок на этот раз фиксаторной скобы, затвор в крайнее правое....

  - Меня больше беспокоит командир эльфов.

  Гном осторожно стянул возвратную пружину и, положив ее к остальным деталям, удивленно посмотрел на друга.

  - Эллар?

  - Да.

  - Ты его знаешь?

  Брови Авикса сошлись к переносице.

  - Если это тот о ком я думаю, то да - знаю...., - угрюмо ответил он. - Когда-то, еще до того как меня заточили, мы были друзьями, хорошими друзьями. Я слышал, что он отошел от дел, стал затворником, все собирался его отыскать.... Не думал, что так встретимся.

  Палка с хрустом переломилась о колено и полетела в огонь.


   Баркин повертел в руках проржавелый шлем чем-то похожий на приплюснутый походный котелок и, отбросив его в кучу лежавшего неподалеку такого же ржавого барахла, тяжело вздохнул.

  - Знаете, уважаемый друг, еще недавно я даже не мог бы себе представить, что буду столь вольготно обращаться со столь древним артефактами, многим из которых несомненно место за музейным стеклом, - сказал он, обращаясь к своему давнему другу еще по университетской скамье Дворкину, который с задумчивым видом изучал остатки настенного мозаичного панно, подсвечивая его огнем факела. - И вот теперь - пожалуйста. Я кидаю в одну кучу шлем тяжелого аранского пехотинца эпохи Кай, остатки церемониального меча имперского вельможи эпохи Так и нагрудник восточного воина, которые появились в этих землях спустя еще пару веков. Почему все это находится в одной комнате? Как сюда попало? Множество вопросов и, замечу, важных. Мы же варварски кидаем все это в одну кучу, уничтожая следы истории, потому как эльфам на это плевать с самого высокого дерева.

  - Это для нас все это история, а для них практически вчерашний день. Думаю, некоторые из их старейшин могли лично знать воинов, носивших эти доспехи. Так что для них это действительно хлам, не более.

  - Ну да, ну да, - не стал спорить гном, покосившись на своего товарища.

  За последнее время тот сильно изменился, еще больше похудел, а все его черты заострились и теперь в свете магического факела он чем-то напоминал огромного нахохлившегося стервятника, которому неведомый шутник зачем-то водрузил на клюв старые поломанные во многих местах очки. От былого чудака-ученого не осталось и следа. Нынешний Дворкин был угрюм, серьезен и до ломоты в зубах уныло саркастичен.

  "Прям как я", - с грустью подумал Баркин, поднимая с пола плечевую пластину от полного доспеха и не глядя кидая ее в кучу.

  Благодаря протекции коммандера им позволили набрать определенное количество артефактов, что будут вместе с ним дирижаблем отправлены в столицу Родарии, где они смогут связаться со своим консульством. Только вот времени на это дали всего пару дней. И все бы ничего, но, во-первых, куда-то пропал полковник, а во-вторых, Баркину сильно не нравилось все происходящее в последние дни и тот факт, что все его попытки встретится с Элларом или его сестрой для улаживания некоторых текущих вопросов пресекались различными способами. К тому же куда-то потихоньку "испарились" солдаты из их старой команды, с которыми они много перенесли в этом походе, а их заменили новоприбывшие вперемешку с родарцами. Хорошо хоть удалось пересечься с Сагером и поделиться своими опасениями, многие из которых молодой археолог поднял на смех, но все же пообещал поговорить со своей пассией. Вот только это было еще позавчера утром.

  - Как я понимаю, тут изображена встреча архимага Тавора со своими учениками, и он показывает....показывает.... Вот демон, не тут все скололось. А если посмотреть так... Бормочущий голос Тавикуса выдернул гнома из пучин раздумья, заставив обернуться и вопросительно посмотреть на историка, который отступив от стены на десяток локтей, пристально всматривался в стену, то и дело нервно поправляя свои очки. Тойран отряхнул руки, подошел ближе и, встав рядом с историком, попытался понять, что же тот увидел интересного в куске древне фрески, но ничего нового для себя не обнаружил. Все те же четыре фигуры, стоящие друг напротив друга, которые время превратило в безликие тени, стерев краски и выщербив камень.

  - И что ты тут интересно увидел? - устало спросил он. - За прошедшие дни мы десяток подобных видали, но влюбился ты почему-то именно в эту, с утра от нее не отходишь.

  - Что ты там все не то, - замахал руками Дворкин. - Те фрески изображали истории учеников Райзена. Нет, конечно сами по себе они интересны, но эта....эта особенная.

  Баркин лишь саркастически хмыкнул.

  - И в чем же ее особенность, просвети. Ты же знаешь, я никогда особо не увлекался историей Лайморелии, а легенды о Таворе считал детскими сказками. И если бы не тот дурацкий спор с Сагером...

  Он замок, пытаясь вспомнить, почему тогда, на заседании географического сообщества, решил выступить против молодого археолога и его изысканий, прилюдно высмеяв его. Возможно из-за того, что тот просто всегда раздражал его своей неуемной энергией, а возможно все из-за того, что многие, по сути, великие открытия Адрия делал как-то не задумываясь, мимоходом, причем даже сам не мог оценить их значения, зачастую бросая дело на полпути. А возможно все дело было в том, что он в ту ночь не выспался и был раздражен. В любом случае все получилось несколько не так, как он рассчитывал, и его глупая привычка ввязываться в словесные перепалки вылилась в то, что он оказался за тысячи лиг от дома, чистой постели и мягких объятий милой Лагилы. Тойран невольно вздохнул и вновь, вернувшись в реальность из воспоминаний, попытался вслушаться в то, что все это время, не переставая пояснял ему Дворкин, постоянно размахивая рукой с зажатыми в ней очками.

  - ...и приглядись, все они смотрят и указывают в одну точку. Вот сюда, - край его очков указал куда-то в угол. - Словно что-то хотят сказать. Нет, дружище, это не просто фреска - это намек. Вполне возможно.... Посвети.

  Он отдал гному факел и, шагнув к стене, принялся елозить по ней ладонями, словно что-то ища, при этом постоянно бурча под нос какую-то околесицу.

  - Указательный загнут, а мизинец в сторону... заклятие сокрытия...в глазе солнце...нога на ступени...и.....

  Где-то в глубине стены раздался отчетливый щелчок, и ее часть просто провалилась внутрь, увлекая за собой испуганно вскрикнувшего историка.

  - Тав! - Баркин кинулся к образовавшемуся пролому и, просунувшись внутрь по пояс, посветил факелом, обнаружив за ним широкую покрытую пылью лестницу, ведущую к высокой почти в три человеческих роста двухстворчатой двери, около которой в дрожащий свет факела выхватил корчащегося от боли Дворкина. Тойран торопливо протиснулся внутрь дыры и, сбежав по лестнице, склонился над постанывающим другом.

  - Тав, что с тобой.

  - Кажется, ногу сломал, - прошипел тот. - И может быть ребро. Шевелиться больно.

  - Понял, потерпи, я за помощью.

  Оставив рядом с историком факел и мысленно поблагодарив древних богов гномьего народа, что наделили их расу возможностями довольно неплохо видеть в темноте и ориентироваться в подземельях практически с закрытыми глазами, он кинулся к выходу.

  Как назло, ни в коридорах развалин, ни в пробитой к ним штольне, никого не было. Эльфы посчитали дальнейшие раскопки здесь не перспективными, предоставив их в полное владение двум, по их мнению, не очень нормальным ученым, которым почему-то очень нравилось копаться в древнем никому не нужном хламе. К счастью лестница, ведущая на поверхность, была на месте и Баркин буквально "взлетел" по ней, почти врезавшись в стоящего около небольшого веревочного ограждения Эллара, который о чем-то горячо спорил с Кайшаром.

  - О, господин Баркин, - удивился эльф, делая шаг вперед и хватая за пояс едва не свалившегося обратно в штрек Тойрана. - Что-то случилось?

  - Да, там. Дворкин ему нужна помощь. Стена рухнула, а за ней проход, он упал, похоже сломал ногу и ребра, - выпалил гном, переводя дух.

  - Ребра? - коммандер нахмурился. - Все так серьезно?

  - Не может встать.

  - Ясно, - Эллар повернулся к магу. - Позовите лекаря и пару солдат из наших, а я спущусь с господином археологом, посмотрю, что там.

  - А стоит ли из-за какого-то человека..., - Кайшар презрительно скривился. - Днем раньше, днем позже...

  Коммандер нахмурился, сделал шаг вперед и буквально впился своими глазами в лицо магу, прошипев сквозь зубы

  - Талкрант Кайшар, в последнее время, вы, кажется, все чаще забываете, кого Великая назначила командующим этой операцией, слишком своевольничаете. Вам напомнить о субординации?

  Правая щека мага нервно дернулось, он несколько долгих секунд выдерживал взгляд Эллара, затем медленно и явно нехотя отвел глаза.

  - Будет сделано, коммандер.

  - Вот и хорошо. Пойдемте, господин Баркин.

  Они быстро спустились вниз, бегом миновали череду коридоров и остановились у проема. Точнее остановился эльф, причем резко, словно налетел на невидимую стену, уставившись на фреску, которая была видна куда лучше в свете кружащих вокруг них магических светильников, и Тойрану пришлось даже хлопнуть его по спине, привлекая внимание к пролому. Эллар вздрогнул, удивленно посмотрел на гнома, словно видел того впервые, затем мотнул головой, точно просыпаясь от долгого сна, а взгляд его прояснился.

  К счастью историк был еще жив, это было понятно по его сбивчивому тяжелому дыханию, но на прикосновение к плечу и окрик, даже не пошевелился. Эллар быстро огляделся, на миг остановив взгляд на двери, затем опустился рядом с Тавикусом на одно колено и впечатал ладонь в пол. На мгновение Баркин почувствовал, как плитки пола задрожали мелкой дрожью, которая тут же передалась всему его телу, но тут же это неприятное ощущение пропало.

  - Два ребра сломаны, еще в одном трещина. Перелом запястья и нога выбита, - наконец сказал коммандер поднимаясь. - Сейчас придут солдаты, перенесем его в лагерь, там наши лекари его быстро на ноги поставят.

  - Слава богам, - Баркин облегченно выдохнул. - Хорошо, что я на вас наткнулся, а то чую...

  Дворкин неожиданно застонал и, перевернувшись на спину, открыл глаза, уставившись на них мутным взглядом.

  - Ыыыы.

  Гном переглянулся с эльфом, и они дружно склонились над явно что-то хотевшим сказать историком.

  - Ты, - его мутный взгляд сфокусировался на коммандере. - Это ведь ты...ты...на этих фресках....один из учеников.... ты, я тебя узнал.

  Он резко обмяк, потеряв сознание, а Тойран непонимающе уставился на эльфа, который резко выпрямился и стоял, смотря перед собой пустым взглядом, нервно кусая губы.

  - Я забыл, совсем забыл, - бормотал он растерянно. - Почему я забыл?

   Его рука ухватила гнома за плечо, резко развернув к себе.

  - Почему я забыл? - почти прокричал он ему в лицо. - Забыл учителя, Арина, Элрика. Почему? Зачем?

  Пальцы разомкнулись. Эллар пошатнулся и нервно провел растопыренной ладонью по лицу, словно стирая посетившее его видение. Миг и перед Баркиным вновь стоял привычный ему коммандер, смотря на него спокойным и несколько высокопарным взглядом.

  - Господин археолог, - произнес он сухим голосом. - Надеюсь, вы понимаете, что все происшедшее здесь должно остаться между нами. Об этом никто не должен знать и в первую очередь моя сестра. Я могу рассчитывать на вас.

  Тойрану ничего не оставалось делать, как только молча кивнуть.


   В дверь скорее поскреблись, чем постучали. Эндрис Варк стоящий у иллюминатора очнулся от раздумий, удивленно приподнял правую бровь и, не оборачиваясь, бросил:

  - Входите, открыто.

  Дверь с легким поскрипыванием отворилась.

  - Я вас слушаю, - сказал маг, не оборачиваясь.

  - Может, вы хотя бы взгляните на меня, уважаемый господин имперский прокурор, - едва слышный шелест шагов и Варк почувствовал, как его спине на миг прижалось гибкое женское тело. - Или вам не интересно.

  Эндрис резко обернулся. Худощавая эльфийка, почти девчонка, в облегающем черном комбинезоне отпрянула от него, словно кошка запрыгнула в стоящее около стены большое кожаное кресло и, вольготно устроившись в нем, с вызовом и некоторой издевкой посмотрела на ничего непонимающего мага.

  - Ты еще кто? - спросил он нахмурившись.

  - Я? - эльфийка театрально удивилась. - Неужели вы не знаете кто я, о несравненный магистр кровавой магии.

  - Хватит паясничать!

  - Ой, боюсь, боюсь, - девчонка вжалась в спинку кресла. - Вы такой страшный, господин маг. Пожалейте меня, я ведь всего лишь сосуд, безвольный сосуд, - голос девчонки неожиданно окреп, налился такой знакомой Варку силой, а глаза заполнила темнота, - вот только я сейчас полный сосуд.

  - Хозяйка, - Варк под тяжелым взглядом эльфийки медленно опустился на одно колено, склонив голову. - Рад вас вновь слышать и служить вам.

  - Я тоже рада, мой верный сторонник, - эльфийка вскочила с кресла и подойдя к коленопреклонённому магу тоже опустилась на колени, и проведя ладонью по его щеке, спросила: - Надеюсь с девочкой все в порядке?

  - Конечно, хозяйка. Хотите, чтобы я позвал ее?

  - Да.

  Маг шевельнул пальцами, среди которых на мгновение возникла темно-красная паутина, затем поднял глаза на сидевшую напротив эльфийку.

  - Хозяйка, позвольте спросить, когда я вновь смогу вас лицезреть воочию?

  Девушка таинственно улыбнулась, а тьма в ее глазах забурлила, заставив мага испуганно сжать губы.

  - Скоро мой верный слуга, очень скоро. Я чувствую, время подходит, скоро все должно свершиться. Именно здесь...скоро.

  Она резко поднялась и, пройдя по комнате, остановилась у иллюминатора, где недавно стоял Варк.

  - Эти глупцы не понимают, что это за сила. Они думают, что их ружья, их бронированные машины с дирижаблями смогут нас остановить - не смогут. С этой мощью я смогу изменить законы этого мира и их дирижабли падут с небес, а машины уйдут в землю, сгниют......Я сама стану законом этого мира.

  Смотря на стоящую перед ним и сжимающую небольшие кулачки эльфийку Эндрис вдруг на какой-то миг испытал приступ самого настоящего животного ужаса, потому как где-то на границе своих ментальных возможностей почувствовал присутствие чего-то нет, не темного и мрачного, а просто чужеродного этому миру. Равно чуждого как силам света, так и силам тьмы. Это было настолько нереально и пугающе, что впервые за долгие годы он усомнился в своем выборе и, судя по всему, эльфийка это почувствовала. Ее ладошка вновь скользнула по его щеке, успокаивая, изгоняя сомнения.

  - Не бойся, мой верный Эндрис, - она впервые за долгие годы назвала его по имени, - тебе тоже достанется часть этой силы, и я в придачу. Так что можешь больше не звать меня Хозяйкой, отныне я для тебя Правительница, а ты мой Правитель.

  Ее тонкие губы коснулись его губ, обжигая, пьяня, разжигая желание. Скип двери. Эльфийка резко отпрянула, заставив Варка невольно застонать от разочарования, так как ощущение было такое, словно его резко сбросили с небес блаженства на жесткую грешную землю.

  Он резко обернулся, бросив злой взгляд на стоящую в дверях Нею.

   - Вы меня звали, дядя, - произнесла она монотонным голосом, смотря перед собой мутным взором. - Я пришла и готова услужить вам.

  - Проходи и закрой дверь, встань тут, - бросил он раздраженно.

  Девушка послушно затворила дверь и, выйдя на середину каюты, замерла, продолжая бездумно пялиться в стену перед собой.

  Эльфийка подошла ближе, сделала вокруг нее круг, словно хищник вокруг замершей в испуге жертвы, затем принялась гладить ту по лицу, волосам, расстегнула блузку, явив взору Варка небольшие бугорки ее грудей с бледно-розовыми пятнами озорно торчащих сосков.

  - А она неплоха, - наконец резюмировала эльфийка. - Юна, чиста и довольно чувственна. Возможно, я даже сделаю ее своим любимым сосудом, она ведь будет не против.

  - Я сделаю все, что пожелает дядя, - голос девушки был начисто лишен эмоций.

  Эльфийка поморщилась.

  - Не слишком ли ты ее подавил, дорогой? Мне не нужна безвольная марионетка, мне нужна надежная союзница.

  - Простите меня Хоз... Повелительница, - вновь склонил голову маг. - Моя вина, но не беспокойтесь, ее сознание просто немного изменено, однако когда она очнется, то будет помнить только то, что нужно мне.

  - Я верю тебе, мой дорогой Эндрис, - "промурлыкала" эльфийка. - А пока давай немного отойдем от дел. Ты когда-нибудь имел дело с женщинами речных эльфов? Этот сосуд, - она провела руками по бедрам, - как раз одна из них. И не смотри на его детский вид, ей давно уже больше ста лет, хочешь ее попробовать.

  Она принялась стягивать с себя одежду, не дожидаясь ответа несколько ошарашенного таким предложением Варка и быстро избавившись от нее направилась к нему не обращая внимания на все еще продолжающую стоять посереди комнаты Нею.

  - Госпожа, - Эндрис судорожно сглотнул, но прежде чем целовать манящие своей обманчивой невинностью девичьи губы, осторожно спросил. - Можно один вопрос?

  - Для тебя все можно, - девушка обвила руками его шею.

  - Почему Эллар?

  - Эллар?

  На миг ему показалось что она растерялась от заданного вопроса, но только на миг.

  - А почему бы нет. Он умен, не претенциозен, пользуется уважением среди солдат, его магические способности куда выше среднего, а его сестра служила мне сосудом верой и правдой долгие годы. Но самое главное, он до сих пор думает, что Я - это ОНА. Представляешь.

  Девушка неожиданно рассмеялась странным рокочущим смехом, от которого у Варка побежали по спине неприятные мурашки, а в углах каюты вновь пролегли длинные шевелящиеся тени.

  - Я - это ОНА. Аха-ха.

  Ее голос огрубел, и Эндрис совершенно автоматически припал к ее губам, обхватив рукой небольшую сразу же напрягшуюся крепкую грудь, лишь бы заставить смолкнуть этот демонический хохот, от которого приходила в ужас даже его прогнившая насквозь душа.



Глава 6.


  И все же они его отыскали. Это можно было назвать настоящим чудом, даром провидения, или просто совпадением, что старый историк не только обратил внимание на эту полу стершуюся фреску, но и смог правильно интерпретировать заключенные в ней знаки, открыв тайный проход. Теперь нужно было понять как...

  Сагер отвел глаза от лежащего на гранитном постаменте посоха, поверхность которого была покрыта словно чешуей мелкими темно-красными камнями, затем покосился на сидевшую рядом с закрытыми глазами Неллару волосы которой то и дело шевелил неощущаемый им ветерок, после чего огляделся. Помещение, в котором они находились было не просто большим - огромным. Круглое словно арена какого-нибудь цирка только вот вместо рядов кресел вдоль стен тут стояли книжные стеллажи, забитые заплесневелыми фолиантами, полусгнившими свитками и какими-то артефактами большинство из которых аккуратно упаковывалось и уносилось эльфийскими солдатами под зорким взглядом Кайшара. И естественно легендарный посох Тавора...точнее половина его - древко, без навершия и, насколько ему известно, нижней части. Легендарный артефакт, просто так лежащий посреди зала на куске плохо обтёсанного камня, - однако такая простота была обманчива. Адрия покосился на четыре черных пятна сажи похожих на следы от старого кострища и нервно сглотнул - это все что осталось от эльфийских и родарских магов, дерзнувших приблизиться к посоху ближе, чем на десяток шагов. Просто неяркая вспышка и человек или эльф медленно осыпался вниз кусками черного жирного пепла.

  - Ну что есть какие-нибудь идеи, господин археолог? - Кайшар оставил своих солдат и, подойдя ближе, встал рядом, сложив руки за спину.

  Адрия покачал головой.

  - Я не маг, господин Талкрант. Нелла говорит, что часть магической вязи выполнена в виде символов, но я это не вижу. Будь это обычная головоломка с зашифрованными указаниями о том, как пройти "туда-то" или найти "то-то", наподобие тех что я находил в древних гробницах или храмах, можно было бы попытаться, но здесь...

  Он развел руками.

  - Одна надежда на Нел.

  - Как ни странно, но я понимаю вас, господин ученый, - ответил Кайшар, сверля взглядом постамент с посохом. - В отличие от вас я неплохо осведомлен в том, что вы называете магией, но даже я не вижу того, что видит ваша пассия. Надеюсь...

  Подбежавший к ним эльф в серой форме, на шевроне которого красовалась пара пересеченных треугольников с глазом посередине, заставил их прервать свой разговор.

  -Эталун улагал оланс ва Кайшар, - произнес он на эльфийском, отдавая честь. - Салана калла дансан о лавлат нулланала.

  Лицо мага сперва вытянулось, затем по нему пробежала тень беспокойства.

  - Нулаланала?

  - Этал, - кивнул эльф и неожиданно перешел на человеческий язык. - Кроме того от охраны поступают доклады что несколько раз ими было замечено странное существо похожее на небольшого дракона. Существо ловко лазает по деревьям, используя крылья для планирования, а все попытки поймать или подстрелить его закончились неудачей. Предлагается подключить к его поимке следопытов...

  - Отставить, - отмахнулся Кайшар. - В этих местах странного зверья хватает, не будем же мы за каждым бегать. Все, свободен.

  Он повернулся к археологу.

  - Прошу простить меня, господин Сагер, срочные дела.

  Он коротко кивнул на прощание и почти бегом направился к Эллару, который уже несколько часов стоял в глубине зала у одного из дальних книжных стеллажей, задумчиво разглядывая ряды книг, изредка беря один из томов и осторожно его перелистывая, затем так же бережно ставя назад. Что интересно ни одна из книг в его руках, ни одна страница в них, не осыпалась пылью, как это было с некоторыми из тех что пытались унести подручные Кайшара. Заметив его, коммандер вернул очередную книгу на место и выслушав подошедшего, направился вместе с ним к выходу из зала, но неожиданно остановился и быстрым шагом вернулся к Адрии.

  - Передай сестре, что ей поможет имя той, что носила в сердце тьму. Так здесь написано, - прошептал он ему на ухо, затем хлопнул по плечу и указал пальцем на потолок.

  Адрия автоматически поднял глаза вверх и вздрогнул, ибо среди причудливого узора, плотной вязью покрывавшего всю сводчатую поверхность потолка, с каждой секундой все более явственно проступали буквы древнего алфавита. Через пару минут Сагер очнулся от изумления и хотел было спросить: "Как и откуда?", но Эллар уже ушел.


  Бовир перебежал за соседний куст и, плюхнувшись на пузо, боковым перекатом добрался к лежащему за поваленным деревом Авиксу, по пути захрустев попавшими под его "могучее" тело ветками. Несмотря на довольно приличное расстояние стоящий на сторожевой вышке эльф тут же повернул голову в их сторону, пристально всматриваясь в лесную чащу, но вовремя взвившаяся в другой стороне стайка лесных птиц, заставила его перевести взгляд в другую сторону.

  - Стареешь, дружище, - бросил Авикс, не отрывая глаз от окуляров бинокля.

  - Есть немного, - не стал отнекиваться гном, мысленно ругавший себя за проявленную неуклюжесть.

  Он немного поерзал, устраиваясь поудобнее и оправляя маскировку, затем шепотом спросил:

  - Тебе не кажется, что наши остроухие друзья к чему-то готовятся? Ишь как забегали.

  - То, что к чему-то готовятся - это однозначно. Только вот к чему? - пробормотал Натан, задумчиво наблюдая за марширующим отрядом родарцев и эльфийскими солдатами, суетившимися на поле рядом с причальной мачтой дирижабля. - Хотя думаю готовятся кого-то важного встречать, вон и талавир тащат, да еще такой кусок. Вот, демон дери, откуда у них столько портального камня?

  - Слышал, они на Лисанском нагорье богатую жилу нашли, - ответил гном, пристраивая свою винтовку и неторопливо подкручивая настройки прицела. - Как думаешь, кого ждут?

  - Да кто ж его знает, гадать можно до бесконечности. Лучше скажи, как там наш полковник?

  - Поперся к форту. У него там вроде друзья остались.

  - Надеюсь, куда не надо соваться не будет.

  - Думаю, что нет. Мужик он сообразительный, сам понимаешь, дураки до полковников редко дослуживаются.

  - Хм, ты сам-то в это веришь? - саркастически хмыкнул Натан.

  Меж тем пока они говорили, одни из солдат установили талавир на специальную треногу, в то время как другие принялись расчищать от строительного мусора окружающее пространство. В это же время на "сцене" появились новые персонажи, один из которых заставил Авикса судорожно сжать окуляры бинокля, нервно процедив сквозь зубы.

  - Варк.

  Гном удивленно посмотрел на товарища, затем прильнул к прицелу, ловя в перекрестье худощавое лицо высокого господина, кутающегося в модное драповое пальто, которое больше подошло бы для прогулок по улицам большого города, нежели окружающим его сейчас лесным дебрям. Незнакомец стоял напротив двух эльфов, один из которых был в одет в довольно потрепанную шинель и, судя по выражению его лица, совершенно не рад своей компании, что, впрочем, и не скрывал.

  - Неужели тот самый кровник, о котором ты рассказывал?

  - Да.

  Гном тихонько присвистнул от удивления и вновь прильнул к прицелу.

  - Если хочешь, могу попытаться его снять, - сказал он через некоторое время.

  - Не думаю, что получится, - ответил Авикс, почему-то переворачиваясь на спину и с прищуром разглядывая переплетения ветвей над головой многие из которых до сих пор красовались не до конца опавшей листвой. - Даже отсюда я вижу несколько защитных плетений. Один выстрел их не возьмет и твои деренитовые пули здесь не помогут, а второй ты можешь просто не успеть сделать.

  - И давно ты потерял веру в меня и мою "малютку", - проворчал в ответ гном, ласково поглаживая приклад винтовки. - Или забыл, какой мы в свое время шорох с ней среди ушастых наводили.

  - Ты не понял, дружище. Варк сильный маг и даже мне в открытой схватке пришлось бы с ним туго, однако мало того, те двое что стояли с ним... Один - это эрц-канцлер Кайшар, маг огня седьмой категории и правая рука главы тайной канцелярии Республики, а тот что в шинели - Уэланас Эллар, сильнейший из известных мне магов земли. К тому же стоит учитывать остальных магов коих тут с десяток, Голоса со своим подручным и почти сотню солдат. Как думаешь, долго мы проживем после твоего выстрела?

  - Предлагаешь отступить от задуманного?

  - Предлагаю посмотреть, кого они ждут, а уж потом решать. Сейчас лезть в этот муравейник верх глупости. К тому же я хочу понять, кто это за нами подглядывает.

  - Ты это о чем? - не понял гном.

  - Об этом.

  Натан ткнул пальцами куда-то вверх и Бовир, быстро перевернувшись, успел заметить мелькнувшее на фоне неба крылатое существо, которое удалялось прочь, ловко перепрыгивая с ветки на ветку.

  - Проклятье, похоже, поняло, что заметили, давай за мной.

  Он вскочил на ноги скидывая маскировочный плащ и сапоги, его лицо принялось вытягиваться в волчью морду, а ноги покрываться шерстью. Однако на этот раз Авикс не стал полностью перекидываться в зверя, ограничившись частичным превращением, оставив себе тело человека и лишь укрепив руки и ноги для погони. Насколько Бовиру было известно, таким искусством из его рода обладал только он и, как рассказывал ему он сам, его прародительница.

  - Следуй за мной, - меж тем повторил человек-волк и умчался вглубь леса, ловко петляя промеж деревьев, а гному ничего не оставалось делать, как мысленно костеря всех богов и демонов, собрать брошенные вещи и двинуться следом.


  Какова была вероятность подобной встречи - практически нулевая. Чтобы она произошла здесь и сейчас, в подобное время, в данном месте должно было сложиться множество практически не слагаемых условий. Кто за этим стоял: обычная превратность судьбы, чей-то замысел, а может его величество слепой случай - оставалось лишь гадать.

   Кончик катаны почти уперся в нос этому странному созданию, что напоминало обычного оборотня из фильмов ужасов (человек с головой и руками ногами зверя) и одновременно было совершенно другим. Оборотни в фильмах порой могут вызвать отвращение своим видом, внушить ужас, это же существо было как бы сказать - грациозно, величественно и одновременно очень опасно. И все же я уже видел нечто подобное.... Мой клинок дрогнул.

  Оставшиеся в живых ворги попятились. Я повернул голову и увидел Ри. Обнаженная девушка, голова, руки и ноги которой все еще оставались волчьими, забрызганная с ног до головы воргчьей кровью, стояла среди трупов поверженных ею противников и плакала.

  "Господин Лекс, не убивайте, это мой учитель!"

  Истошный вопль Рикворда в моей голове, заставил мою руку с клинком опуститься и вопросительно посмотреть на выпрыгнувшего из кустов белого волка.

  "Это мой дядя, господин Авикс. Он такой же как я, почти такой же, он учил меня, он мне как второй отец, он за нас", - затараторил тот. - "Вам незачем драться".

  "Колючка?"

  Прячущаяся в кроне дерева Колючка послушно спустилась вниз по стволу, уставилась на "оборотня" пристальным взглядом своих немигающих глаз, затем растерянно мотнула хвостом.

  "Враждебности нет, скорее странное удивление, неверие и радость от встречи".

  "Радость? От встречи с Риком?"

  "Нет", - хвост мотнулся в другую сторону. - "От встречи с тобой, хозяин".

  Со мной? Я удивленно посмотрел на оборотня, чья морда стала меняться, быстро приобретая человеческие черты. Буквально пара мгновении и вот передо мной стоит высокий статный мужчина лет тридцати с волевым лицом, одетый в камуфляжную майку и брюки с быстро меняющимся рисунком, явно пытающимся подстроиться под окружающую местность. Бросив на меня задумчивый взгляд, мужчина повернулся к Рикворду, скачущему вокруг него беззаботным щенком и, положив руку тому на холку, потрепал её, вызвав в глазах юноши почти что детский восторг, затем резко сжал кулак. Видимо между ними состоялся какой-то мысленный разговор, потому как юноша виновато понурил голову и, отойдя в сторону, улегся под одним из деревьев, а Авикс повернулся ко мне. Хотя я так и не убрал катану в ножны, в его взоре не было страха и враждебности, наоборот, на какой-то миг взгляд его пронзительных сиих глаз показался мне до боли знакомым, словно я их уже видел...давно...очень давно. Черт, бред какой-то.

  - Ты, правда, меня не помнишь? - неожиданно спросил он, словно почувствовав мое смятение. - Правда, не помнишь...дед.

  Дед?! Волна памяти вновь нахлынула, породив череду новых видений.

  - Деда, а ты, правда, раньше жил в другом мире, где в воздухе летают железные птицы, - черноволосый мальчуган лежит рядом со мной в траве, смотря своими мечтательными синими глазами на проплывающие в вышине облака.

  Я сижу рядом, задумчиво жую травинку и, улыбнувшись, киваю.

  - Правда, Нат. Эти птицы назывались самолетами, их строили люди для того чтобы летать, а еще у нас там были повозки без лошадей...

  - Я знаю, я знаю, - кричит он, перебивая меня. - Их называют автомобилями.

  Вспышки, мельтешения.

  Мальчик лет десяти стоит напротив меня, судорожно сжимая учебный меч, смотря исподлобья. Его руки красны уже до предплечья и завтра я наверняка получу от Ри нагоняй за то, что в очередной раз "излупил внука дурацкой деревяшкой". Однако малец не сдается, он упорный и я, чувствуя прилив гордости, вновь поднимаю свой клинок и бросаю.

  - Продолжим урок.

  Вспышки, мельтешения.

  По вечерам стали мерзнуть руки, а еще вечно все стал забывать. Впрочем, не удивительно - возраст. Я уже разменял седьмой десяток и, судя по всему мне недолго осталось. Черт, как мерзнут пальцы. Я протягиваю дрожащие руки к камину. Стук в дверь. На пороге стоит юноша в военной форме.

  - Дед, я пришел попрощаться. Сегодня уезжаю в столицу, пришло время отслужить на благо империи.

  - Уже? - я с трудом поднимаюсь из кресла и, подойдя, обнимаю его, стараясь сдержать слезы (чертова стариковская сентиментальность), хлопаю его по плечу и ворчу: - Ты там передай Дарниру, чтобы хоть навестил нас, а то совсем забыл.... и отцу, если конечно его увидишь. Никарс ведь единственный кто меня понимал, может заедет как-нибудь, остальных боюсь уже не увижу.

  Катана упала на землю. Я же сделал шаг назад, тяжело дыша как от удара под дых и не обращая внимания на мысленные вскрики драконицы, которая не могла понять, что со мной происходит.

  - Нат, неужели это ты? - я мотнул головой и сделал шаг вперед.

  - Я, дед, я.

  Мы обнялись, похлопывая друг друга по спине.

   - Но как? - спросил я, отодвигая его от себя, разглядывая, узнавая и одновременно не узнавая в этом крепком мужчине того нескладного мальчишку из моей прошло жизни что предпочитал нас с Ри своим родителям, став нам скорее сыном, чем внуком. - Как? Ведь прошло столько времени, даже чистокровные эриктогары столько не живут.

  - Долгая история, дед, с колдунами, заклятиями и прочей ерундой. Лучше скажи, как получилось, что ты жив, я ведь был на твоих похоронах. Когда увидел, думал, что морок какой-то, но Рикворд подтвердил, что это ты.

  - Долгая история, внук, с богами, магами и прочей ерундой, - в тон ему ответил я, размыкая объятия. - И все же, откуда ты здесь? Почему?

  - Знаешь, почему-то уверен, что по той же самой причине, что и ты.

  - Посох?

  Короткий кивок.

  - Посох.

  - Да уж натворил Райз делов, через века аукаются.

  - Ты даже не представляешь каких, дед.

  - Увы, но думаю, что представляю.

  Я отошел назад и наклонился за оброненной катаной, как грозный оклик заставил мои пальцы замереть в паре сантиметров от ее рукояти.

  - А ну не тронь ножичек, руки в стороны! Нат, с тобой все в порядке!?

  Я скосил глаза на внука, медленно разогнулся и бросив взгляд на непонятно откуда появившегося гнома, в маскировочной накидке похожего на вставшую на дыбы кучу завялой листвы, вкрадчиво спросил:

  - Надеюсь, ЭТО с тобой?

  - Да. Знаком...

  Натан не успел договорить, как подцепленная кончиком сапога катана оказалась сперва в моих руках, затем в ножных, а я, войдя в режим ускорения, переместился к не успевшему ничего понять гному оказавшись за его спиной.

  -...ся, Бовир, - закончил Нат и, заметив, где я нахожусь, укоризненно покачал головой. - Дед, ну ты совсем не изменился, не можешь без того чтобы не покрасоваться. Бовир, опусти ты винтовку, это свои.

  - Не лес, а прямо проходной двор какой-то, - проворчал гном, опасливо покосившись в мою сторону, однако оружие послушно опустил и даже демонстративно поставил его на предохранитель, после чего неожиданно дружелюбно пожал протянутую мной руку.

  - Вы вдвоем? - спросил я, возвращаясь к Натану.

  - Еще один на вылазке.

  - А вы?

  - Плюс еще пара девушек - магов, но они подойдут чуть позднее, мы с Риком пошли вперед, чтобы разведать, что тут да как.

  - Пара магов это хорошо, - задумчиво пробормотал Натан. - Однако все равно нас мало.

  - Мало для чего? - переспросил я, в очередной раз отвлекаясь от мысленного бухтения Колючки, которая вкратце докладывала о том, что ей удалось разведать. - Ты что воевать тут собрался?

  - Я не настолько сумасшедший, - усмехнулся Натан.- Весточку в столицу уже отправил. Хотел немного походить вокруг, пошуметь, чтобы отвлеклись немного от копания.

  - Значит, пока не нашли?

  - Не знаю. К раскопкам сунуться не решились, там маги наплели охранных плетений столько, что даже мышь заметят, поэтому смотрели издали. Бовир вон сделал несколько закладок у форта и на тропинках.

  - Пять, - поднял руку с растопыренными пальцами гном и, хлопнув по выпирающему боку сбоку маскхалату, где, по всей видимости, находилась сумка, добавил: - Осталось еще три заряда. Если бы не начавшаяся суета, мы бы им устроили небольшой праздник с фейерверками.

  - Суета? - я вопросительно посмотрел на внука.

  - Да. Похоже, кого-то ждут. Я решил сперва посмотреть кого, а уж потом действовать.

  - Логично. Что ж, предлагаю сделать это вместе.


  Повинуясь синхронным жестам магов, бледно-зеленый вихрь послушно вытянулся в струну и с громким всхлипом развернулся дымчатым куском туманного полотна, сквозь которое угадывались очертания огромного заполненного народом помещения. Поверхность его вздрогнула, пошла кругами и на поляну шагнула пара эльфов в темно-зеленой форме гвардейцев сжимающих в руках массивные многозарядные винтовки. Оглядев собравшихся пристальным взглядом, они медленно двинулись вперед, и тут же вслед за ними появилось еще несколько, потом еще. Гвардейцы заняли место около портала, оттеснив стоящих там солдат, а один из них подбежал к стоявшим в стороне офицерам и, остановившись напротив Эллара, отдал честь.

  - Коммандер, все ли готово к прибытию ее Высочества?

  - Настолько насколько это возможно в данных условиях, калтар-эл,1 - ответил Эллар с каменным лицом.

  - Хорошо.

  Эльф обернулся к своим солдатам, вскидывая руку, и те быстро выстроились в две шеренги, образовав от портала до них своеобразный коридор. Пелена портала вновь дрогнула, пропуская через себя пару черных волков и идущих вслед за ними голосов в полной боевой выкладке, вслед за которыми на поляне появилась высокая златокудрая эльфийка в роскошном зеленом платье, поверх которого был накинут дымчатый плащ. Гвардейцы спешно опустились на одно колено, склонив головы, а остальные солдаты тут же последовали их примеру. Эльфийка же огляделась и, остановив свой взгляд на Элларе, неспешно двинулась к нему. Стоявшие рядом с коммандером Варк и Кайшар спешно опустились на одно колено, склонив головы, однако Эллар не последовал их примеру, а лишь нервно повел правой бровью, но тут же взял себя в руки, коротко поклонившись.

  - Рад видеть вас, моя королева.

  - Я тоже, коммандер, - необычайно звонким девичьим голосом ответила та. - Смотрю, моя вера в ваши силы и удачу оказалась верна.

  - Я добился этого не один, - вновь склонил голову эльф.

  - Я благодарна и им тоже, - наклонила голову в ответ эльфесса и, подав руку, добавила: - А теперь я хочу, чтобы вы меня проводили к нему, коммандер.

  На какое-то мгновение возникла заминка. Рука эльфийской правительницы как бы зависла в воздухе, потому как Эллар не торопился ее принять, но затем все же подставил свою ладонь не обращая внимания на в буквальном смысле зашипевшего Варка. Гвардейцы тут же выстроились вокруг них в каре, оттеснив остальных за его периметр, и коммандер с эльфийкой неспешно двинулись в сторону раскопок, причем было заметно, что Эллар непривычно напряжен и скован, словно ему постоянно приходилось себя в чем-то сдерживать, порой же после слов правительницы на его лицо ложилась тень задумчивости, но о чем они говорили никто не мог расслышать.

   За дни прошедшие с момента нахождения посоха раскоп изменился, это больше не была просто дыра в земле с опущенной туда лестницей, теперь тут был вполне нормальный вход, украшенный каменной аркой, да и сами коридоры древней библиотеки были более менее приведены в порядок, почищены и укреплены.

  Когда процессия приблизилась к входу, эльфийская правительница неожиданно остановилась, сощурила глаза и склонила голову набок, словно к чему-то прислушиваясь, затем повернулась к своему спутнику.

  - Коммандер, вы это чувствуете. Не правда ли, знакомое присутствие.

  - Это было ожидаемо, моя королева. Матриарх обладает мощным даром предвидения и послала лучшего из своих соглядатаев. Только не думаю, что он сможет нам помешать.

  - И все же коммандер.

  Эллар понимающе кивнул и жестом подозвал к себе Кайшара.

  - Усильте охрану внешнего периметра, особенно в районе форта. Проверьте все лично и....прихватите с собой эту озабоченную с волком, думаю, ее помощь вам понадобится.

   Талкрант бросил быстрый вопросительный взгляд на королеву, но заметив легкое движение ее пальцев, как бы говорившее "поди прочь", коротко поклонился щелкнув каблуками сапог и, взяв с собой несколько солдат, быстро направился в сторону форта.

  Они вошли внутрь. Голоса со своими подручными остались у входа, а гвардейцы быстро распределились по центральным коридорам, так что к самой двери, ведущей в библиотеку, подошли коммандер под руку с правительницей, следующий за ними по пятам Варк да калтар-эл с парой солдат.

  - Ланалас! - офицер подбежал к властительнице и быстро опустился на одно колено, склонив голову. - Прикажи своим людям никого сюда кроме нас не впускать и не выпускать. Тебе все понятно?

  - Да, госпожа, - еще ниже опустил голову тот.

  - Что ж, эндары, пойдемте, - она высвободила руку из ладони коммандера и шагнула вперед, а тяжелая двухстворчатая дверь перед ней широко распахнулась, словно от мощного удара невидимой руки, протестующе заскрипев проржавевшими петлями.

  Сидевшие напротив посоха в обнимку Сагер с Нелларой подскочили словно ужаленные, уставившись на вошедших непонимающими взглядами. Первой среагировала эльфийка, быстро упав на одно колено и потянув вслед за собой археолога.

  - Моя, королева, рада лицезреть вас воочию.

  - И я рада, девочка моя, поднимись. Вы тоже можете встать, господин археолог.

  Адрия послушно поднялся, во все глаза, разглядывая правительницу эльфийского народа: высокая, статная, с точеным лицом и необычными золотистыми волосами, на какое-то мгновение она показалась ему воплощением самой богини красоты.

  - Значит вот он каков...

  Правительница сделала шаг вперед, и Сагер невольно рванулся наперерез, пытаясь ее остановить, но замер, почувствовав, как что-то невидимое обхватило его горло, прерывая дыхание.

  - Не надо, - все же смог выдавить он. - Там барьер.

  Эльфийка обернулась, бросила быстрый взгляд на побледневшего археолога, затем перевела его на Варка, набалдашник трости которого смотрел в его сторону.

  - Не стоит так поступать с нашими людьми, господин Варк, - в ее спокойном голосе буквально на миг промелькнули нотки раздражения, но этого хватило.

  Маг поспешно опустил трость и Адрия облегченно выдохнул, как-то неожиданно для себя понимая, что только что стоял буквально на грани смерти. Он скосил глаза на Неллару и нервно сглотнул, увидев ее остекленелый кукольный взгляд.

  - Значит, вы так и не смогли до него добраться?

  - Нет, - мотнул он головой, растирая рукой горло. - И они не смогли, - короткий кивок в сторону черных пятен на полу. - Нел сняла часть защиты, но дальше не знает, как...пока не знает. Нужно время. Скажите, что с ней?

  - Понятно, - правительница обернулась, демонстративно не обратив внимания вопрос ученого. - Господин маг.

  Эндрис шагнул вперед, поднимая трость, а из глаз головы демона на ее набалдашнике ударил красный луч, заставивший воздух вокруг постамента задрожать. На какой-то миг невидимая стена стала видна, вспыхнула красным маревом, а маг уронил свою трость и попятился назад, ухватившись руками за голову.

  - Не могу, слишком сильно заклятие, - простонал он, сжимая виски своими ладонями. - Голова сейчас взорвется.

  Эльфийка с разочарованием и плохо скрываемым презрением посмотрела на кровника, затем повернулась к коммандеру.

  - Эллар?

  - Нет.

  Слово упало точно тяжелый молот на наковальню, заставив Сагера вздрогнуть и недоуменно оглянуться на коммандера, который стоял, скрестив руки, кончики пальцев которых поблескивали приготовленными заклинаниями. Варк отпустил виски и вытянул руку вперед, но каменная крошка, до этого спокойно лежавшая на полу, буквально прыгнула на него, облепляя, сковывая движение, превращая в некое подобие гротескной статуи, где свободной оставалась лишь голова.

  - Все же ты решился пойти против меня, - в голосе эльфийки сквозила скука, и Адрии показалось, что она почему-то совсем не удивлена этим отказом.

  - Я никогда и не был с тобой, - так же спокойно ответил Эллар. - Я был с ней, а не с тобой.

  Тонкие брови эльфийки взлетели вверх.

  - Да? А разве я это не она?

  - Нет.

  - Да неужели, - голос женщины огрубел, а глаза наполнились темнотой. - Неужели ты поумнел, Уэл, поумнел через века. Вот только поздно и ты выполнишь мою просьбу.

  - Нет.

  - А мою, брат?

  Адрия резко обернулся и судорожно сглотнул, заметив, что глаза любимой так же налились темнотой. Неллара улыбнулась ему и, проведя пальцами по щеке, обвила руками его шею, развернувшись так чтобы видеть брата.

  - Мне ты не сможешь ведь отказать, правда?

  Лицо коммандера помрачнело.

  - Ты обещала ее отпустить.

  - Да, - повелительница эльфов громко рассмеялась, а Неллара вторила ей. - Конечно, я обещала, и я выполню свое обещание, ты же знаешь, я всегда держу данное слово. Только вот сперва ты сделаешь все, что мне нужно. Ведь я права? Иначе мне будет жаль это тело, такое молодое, желанное.

  Рука Неллары скользнула Сагеру под рубашку, но это желанное прикосновение почему-то заставило его сжаться от ужаса.

  - Пожалей сестренку, братик. А то ведь ей придется испытать ласки моих гвардейцев, а затем и остальных солдат. А хочешь, она станет заниматься этим постоянно, год за годом, век за веком, сходя с ума от того что не может противиться моей воле?

  Адрии на мгновение показалось, что он слышит скрип зубов коммандера, но внешне тот все так же оставался спокоен.

  - Хорошо, я все понял, - сказал он и Сагер услышал стук каменной крошки о плиты пола медленно осыпающейся с тела мага крови. - Однако мне нужно время.

  - Сколько? - рука Неллары выскользнула из-под рубашки археолога, заставив его облегченно вздохнуть.

  - До завтрашнего заката.

  - Не пойдет, дорогой, - королева подошла к Уэлу и неожиданно ласково провела ладонью по его щеке, а ее голос вновь изменился став певучим. - Бедный мой. Даю тебе времени до утра. Принесешь мне посох и можешь забирать свою сестренку, а после идти, куда душа пожелает. Таково мое слово и моя воля, милый.

  Она резко развернулась, взметнув пыль подолами плаща, и направилась к дверям, а следом за ней на негнущихся ногах двинулась Неллара. Сагер хотел было ее остановить, но рука коммандера на его плече не дала ему это сделать. Варк меж тем полностью освободился от каменного заклятия, но повинуясь угрюмому взгляду повелительницы, лишь что-то угрожающе прошипел в их сторону на непонятном языке и, подобрав свою трость, направился следом. Дверь с грохотом закрылась за их спинами.

  - Коммандер, почему Нел назвала вашу правительницу королевой? - неожиданно для самого себя спросил Сагер. - У вас ведь республика.

  - Давно уж нет, осталось лишь название, - ответил тот помедлив. - Хотя скорее это привычка. Ведь когда-то она действительно была королевой - светлой и мудрой, а видел бы ты, как блестят по утрам ее золотые волосы.

  Он мотнул головой, словно отгоняя какое-то навязчивое воспоминание, и решительным шагом направился к посоху, на миг остановился у невидимой стены поля, взмахнул рукой и спокойно подошел к пьедесталу.

  - Но как? - только и смог выдавить из себя ошеломленный археолог.

  - Тот, кто его поставил, тот может и снять, - ответил эльф, беря посох и рассматривая его. - Впрочем, я ведь давал вам подсказку.

  - Вы про имя той, что носила в себе тьму. Мы так и не поняли о ком речь, хотя была пара догадок. Но теперь ведь у нас есть посох, идемте за Нел!

  - Нет.

  Археолог непонимающе посмотрел на эльфа.

  - Думаете, она ее не отпустит?

  - Отпустит. Она действительно всегда держит слово. Просто еще не время.

  Коммандер вернул посох на место и, сделав пару шагов назад, вновь взмахнул рукой, активируя защитное заклинание, затем медленно опустился на пол и, бросив быстрый взгляд на Сагера, добавил:

  - Я не меньше вашего хочу спасти сестру, но пока не время. Садитесь рядом, господин ученый, нас ждет долгая ночь полная сомнений и тягостных раздумий.


  1калтар-эл - воинское звание, примерно соответствует капитану.


  Этого просто не могло быть, потому что не могло, но, тем не менее, это был факт. Он сидел у костра, а по другую сторону, завернувшись в одеяло, спал тот, с кем он провел половину детства. Тот, кто зачастую вместо отца, постоянно находящегося в разъездах по делам Империи, находился рядом, обучал, поддерживал, заботился, тот, на которого он всегда хотел равняться.

  Натан вздохнул и, улыбнувшись нахлынувшим воспоминаниям, покачал головой. Конечно, спустя столько лет образ деда стерся в памяти, став больше слепком из детских и юношеских ощущений, превратив его в достойный подражания идеал. И вот смотря на лежащего на земле человека, Натан даже не мог понять, что он чувствует. В его памяти это был либо крепкий рано начавший седеть мужчина, которого побаивался даже император, либо убелённый сединами старец, то и дело предающийся воспоминаниям о своих приключениях, но несмотря на прошедшие годы сохранивший бодрость духа. А тот, кого он видел перед собой сейчас, едва разменял четвертый десяток и находился в самом рассвете своих сил. Это был другой человек и одновременно тот же самый: те же глаза, та же вечно саркастическая улыбка, тот же голос и даже запах. И одновременно Авикс чувствовал некую грань, разделившую их, грань из-за которой он больше не сможет подойти к своему деду и как в детстве, положив ему голову на колени, расспрашивать о другом мире, об их с бабушкой приключениях.... Время...оно разделило их, наложило свой отпечаток. Он стал взрослее, многое пережил. Он больше не тот наивный мальчишка....А дед... Он начал жизнь заново и тот, другой мир тоже оставил на нем свой отпечаток который он, возможно, сам и не замечал. Незримая линия, теперь она будет всегда.... И все же он рад...наверное, рад.

  - Что, внук, образ не совсем соответствует тому, что остался в твоей памяти?

  Авикс медленно оторвал взгляд от огня и растерянно посмотрел на Лекса не зная, что ответить, впрочем, тот видимо этого и не ожидал, а осторожно, чтобы не потревожить лежащую рядом серокожую эльфийку, поднялся и уселся напротив.

  - Знаешь, ты ведь тоже не совсем тот пацан, о котором я помню. Однако нам теперь с этим жить.

  - Дед, я....

  Лекс поморщился.

  - Перестань, называй меня как все Лексом, я ведь сейчас ненамного старше чем ты, по крайней мере, физиологически. Так давай себя вести как старые друзья, ну или братья, а то от этого "дед" я себя вновь стариком ощущаю.

  -Хорошо, - уголки губ Натан дернулись вверх. - И все же, это ты.

  - Конечно я, - буркнул Лекс, протягивая руки к огню.

  - Да я не о том, - покачал головой аранец. - Только ты мог за столь короткое время наворотить таких дел.

  Брови мужчины удивленно дернулись вверх.

  - Каких?

  - Ну, если верить рассказам моего племянника, то ты и с богами успел пообщаться и родарцев пощипать. Убить верховного чародея...

  Он завистливо прицокнул языком.

  - Верховного не я, а Зейнара.

  - Но с твоей помощью.

  На этот раз Лекс не стал возражать, а просто промолчал, выдав на лицо кривую улыбку.

  - К тому же, оказывается, ты знаешь полковника и успел пар ураз спасти ему жизнь, да и твои спутницы обе довольно необычны. Одна Флойрина чего стоит. Ты хоть знаешь, сколько она крови в свое время у нас попила?

  - Судя по ее характеру, довольно много. Но теперь она точно на нашей стороне, не беспокойся, я за нее ручаюсь.

  - Почему-то я в этом не сомневаюсь, - рассмеялся Натан. - Знаешь, дед, в детстве бабушка часто рассказывала о ваших приключениях, но мы всегда думали, что большинство из них она просто придумывает. Кстати, отец был того же мнения. Однако теперь я почему-то начинаю думать, что она и половины нам не рассказала.

  - Да, Нат, она о многом умолчала. Просто в тех приключениях веселого было ох как мало, впрочем, как и героизма. В какой-то степени в те дни все мы были марионетками - безвольными куклами, которыми рулили все, кто мог. То же Райзен. Это позднее мы стали друзьями, а до этого..., - Лекс махнул рукой. - Думаешь приятно это осознавать? Да и сейчас...

  Его сапог оправил выпавшую из костра палку обратно в огонь.

  - Все это, - он помахал рукой в воздухе, словно обводя круг, - даже наша встреча, все это отголоски тех дел. Игра закончена, игроки ушли, но фигуры то остались, и они продолжают двигаться, пытаются завершить партию.

  Он тяжело вздохнул, опустив голову.

  - Я увяз в этой игре, внук, увяз по самые уши. И ладно бы я один, - привык. Так нет, я втягиваю в нее всех вокруг, всех кого встречаю, всех кого люблю, всех кто мне дорог и пока она не закончится, чую, не будет покою ни мне, ни этому миру. Черт, ты бы знал, как это достало, - в тихих словах Лекса, слышалась плохо скрываемая горечь вперемешку со злостью.

  Они помолчали, каждый думая о своем.

  - Знаешь, де....Лекс, я думаю, что ты немного не прав.

  - И в чем же?

  - В некоторых своих суждениях. Думаю, что ты уже давно не обычная фигура, ты сам стал игроком.

  Лекс поднял глаза и посмотрел на Натана пристальным взглядом, в котором плясали языки пламени отражающегося в них костра, а на его устах застыла усмешка больше похожая на хищный оскал, заставившая Авикса вздрогнуть. На мгновение сидевший напротив него человек стал похож на древнее божество войны, каким его изображали во многих церковных книгах.

  - Может быть, - тихий голос Лекса развеял это наваждение, а затем в нем послышались нотки неуверенности. - Знаешь, Нат, можно спрошу? Всегда хотел знать - как она? Как жила потом, когда.... Ну, ты понимаешь.

  - Ты про бабушку, - догадался Натан.

  Утвердительный кивок.

  - Да как тебе сказать, - Авикс сделал паузу, думая стоит ли рассказывать всю правду, но решив, что скрывать ее нет смысла, ибо со временем Лекс и так все узнает сам (если они конечно останутся в живых), продолжил. - После твоей смерти она прожила почти двести лет. Насколько мне известно, ее похоронили где-то на столичном кладбище, вот только сейчас уже никто уже не помнит где.

  - Вот как, а почему в столице, почему...

  - Почему не рядом с тобой, - Авикс нахмурился. - Тут все трудно, дед. Дело в том, что лет через двадцать после твоей смерти нам впервые пришлось столкнуться с Империей Тирс и находящимися у нее на службе восточными варварами. Пару сражений мы выиграли, однако ты сам представляешь, что тогда у нас тогда творилось. Нам нужны были союзники.

  - Давай без длинных предысторий, - нетерпеливо оборвал его Лекс, оглядываясь. - Светает.

  - Хорошо. В общем, все дело тут в союзе с Древними. Ты же помнишь, что большинство из них после войны оправилось на один из крупных островов в Северном море и даже основали там что-то вроде колонии.

  - Скорее небольшое поселение.

  - Неважно. Дело в том, что к тому времени их главой стал эректогар по имени Калас.

  - Вот как, - Лекс опустил глаза. - Я думал, что кроме Ри все они погибли. Впрочем, можешь не продолжать, дальше я все понял. Значит Рикворд...

  - Потомок их приплода и последней из наших. Точнее последний я, но...

  - Ясно.

  Лекс резко поднялся, скидывая висевшее на плечах одеяло и к своему удивлению Авикс увидел, что дед полностью одет и экипирован, словно и не ложился, только вот когда он успел взять свой меч и пистолет он так и не понял, ведь подсел к костру он без оружия.

  - Ладно, внук, пора мне закончить эту затянувшуюся игру. Вы тут, пока меня не будет, сильно на рожон не лезьте.

  - Ты куда-то уходишь? - удивился Натан.

  - Да. Надо отлучиться ненадолго, сделать еще одно дело. Дайте мне время до вечера, продержитесь, - он сделал несколько шагов к выходу, вне светового круга от костра даже для его взгляда превращаясь в колеблющуюся тень, но остановился и, не оборачиваясь, бросил. - Девчонок береги.

  Легкое дуновение ветерка и его силуэт растворился в темноте.

  - Он ушел? - глаза сладко спящей за мгновение до этого эльфийки были открыты и смотрели прямо на него.

  - Да, - помедлив, ответил Авикс, - ушел. Волнуешься?

  Серокожая привстала, опираясь на локоть, и отрицательно покачала головой.

  - Нет. Раньше волновалась, теперь нет. Я знаю, что он вернется, всегда возвращается, даже когда нет надежды, и сейчас вернется. Так что давай просто сделаем то, что он просил.

  Натан задумчиво посмотрел на эльфийку, затем в сторону выхода из пещеры в котором был виден кусок светлеющего неба и молча кивнул.



Глава 7.


   Ее волосы сверкали в свете солнца, словно жидкое золото, текущее на плечи тяжелыми волнами, а зеленое платье под горло лишь оттеняло красоту родного лица.

   Я передал бинокль лежащему рядом Натану и, закусив нижнюю губу, уткнулся лицом в землю. Его рука ухватила меня за плечо.

   - Дед?

   - Я в порядке, - буркнул я. - Ждал этого, но все равно...

   Черт. Я резко замедлился, вываливаясь из режима ускорения и, сделав пару шагов на дрожащих от усталости ногах, рухнул на колени, упершись руками в промерзлую землю. " И куда ты так несешься?", - проворчала Колючка, размыкая чешуйчатый замок вокруг моей шеи и спрыгивая вниз.

   "Не знаю, но чувствую, что время уходит, как песок", - мысленно ответил я, тяжело дыша. - " Уверена, что правильное направление?"

   Колючка фыркнула.

   "Естественно. Не беспокойся, я точно знаю, где находится это место".

   - И почему я не удивлен, - хмыкнул я, поднимаясь на ноги и сплевывая тягучую слюну. - Ладно, двигаем.

   "Может, еще передохнешь?"

   - Нет. Залазь.

   Драконица выдохнула струйку огня, растопившую изморозь на опавших листьях, и ловко взобралась на свое "законное место". Я же еще раз глубоко вздохнул и вновь бросил свое тело в режим ускорения.

   Тело Огни стало темнеть, огонь внутри нее уже почти погас, но жизнь еще не покинула тело девушки и ее глаза неотрывно смотрели на меня с надеждой и немой мольбой: "Помоги, ты ведь смог тогда, сможешь и сейчас. Хочу жить". Тридцать лет - малый срок для человека, а для огневика так вообще всего лишь миг. Но в этот раз я ничего уже не мог сделать, подаренный Наблюдателем огонек уже не мог удержать ее в этом мире, а нового у меня не было. Последний вздох, вспышка пламени и тело девушки стало твердеть, на глазах превращаясь в грозди кристаллов, ее пальцы разжались. Я еще долго стоял на одном колене, склонив голову, чувствуя как с ее уходом, что-то внутри меня оборвалось, а затем направился к выходу из пещеры, что последние годы была ее домом.

   На вершине было довольно холодно, и шел густой снег, скрывающий все, что находилось дальше пары метров. Я уже не бежал, а еле плелся, порой спотыкаясь о скрытые под снегом камни, но частящий метроном в башке упорно гнал меня к цели.

   - Далеко еще? - облачко пара вырвалось изо рта и растаяло в морозном воздухе.

   "А ты не узнаешь местность?"

   Я огляделся и отрицательно мотнул головой.

   - Века прошли, что я могу тут узнать.

   "Прямо перед тобой. Видишь тот выступ скалы?"

   Я прищурил глаза, стараясь хоть что-то разглядеть в бушующем вокруг снегопаде, но увидел лишь темное пятно в белом мареве. Что ж. Шаг, еще шаг - ноги словно налиты свинцом. Не удивительно, я почти час не выходил из режима ускорения - рекорд. Упасть бы, поспать, снег такой мягкий и прохладный, а я устал, очень устал.

   Эльфы склонили свои головы так низко, что их длинные волосы промели по полу, а самый молодой из них опустился на одно колено, почтительно протянув мне перевязанный золотистой бичевой свиток.

   - И что это было? - растерянно спросил я, крутя в руках свиток.

   - Папа, ты такой смешной, - колокольчиками рассмеялась Эйнураль. - Действительно не понял, что Эл приходил просить моей руки?

   - Это-то я понял, - поморщился я. - Не понял, откуда такие почести с поклонами и прочим. Раньше они на меня чуть ли не с презрением смотрели, а сейчас осанны поют.

   Тонкие брови дочери удивленно взлетают вверх.

   - Пап, ты действительно не понимаешь?

   Я отрицательно качаю головой.

   Эйнураль размыкает объятие рук вокруг моей шеи, резко выпрямляется и делает несколько шагов назад. И вот передо мной не шаловливая девчонка, которую я знал и растил с пеленок, а величественная и прекрасная владычица эльфов, золотистые волосы которой украшает блистающий зеленью королевский венец.

   - Я Эйнураль Эльнарвар тол Генулинель, - говорит она певучим голосом, - владычица эльфийского народа, дочь Лекса Эльнарварн и Тайльрулан Эльманула тол Айдус Генулинель. Вручив мне этот венец, совет мудрейших признал мою власть над ними, а значит и власть моего отца...

   "Лекс, что с тобой?"

   Голос Колючки стучит молотком внутри черепа, отгоняя видения. Твою ж, япону маму, так совсем потеряю связь с реальностью. Мутит. Я мотнул головой и, оттолкнувшись руками земли, поднялся с колен - не время расслабляться, нужно спешить. Боюсь, если выполнить обещание и вернуться к вечеру, то будет поздно и поэтому...

   Скала вынырнула из снежного марева словно чертик из коробочки, резко превратившись из размытого пятна в уходящую ввысь каменную стену. Я обессиленно прижался лбом к холодному камню. И где же эта чертова пещера?

   "Рядом. Посмотри вправо. Куча камней".

   Я с явственно слышимым скрипом позвонков поворачиваю голову и, уперев взгляд в полузанесенную груду камней, двигаюсь к ней, опираясь одной рукой о поверхность скалы. Так, где вход? Видимо, завален и давно. Я упал на колени и принялся откапывать и откидывать, периодически останавливаясь, чтобы перевести дух и отогреть в карманах замерзающие даже в перчатках руки. Сколько прошло времени - не знаю, но солнце уже поднялось над горизонтом, снег стал реже, а воздух потеплел, когда откатив в сторону очередной камень, я обнаружил под ним дыру, в которую вполне могла пролезть голова. На радостях я ухватился за другой камень, но тот даже не шевельнулся под моим напором. Быстро раскидав мелкие, я, наконец, понял почему. Судя по всему, это был приличный кусок скалы упавший откуда-то сверху и просто присыпанный более мелкими собратьями. Вот ведь гадство! Если я правильно помню высоту входа в пещеру, то она была метров пять - этакая щель, которой позднее гному по моей просьбе придали вид узкой арки. Здоровый видимо булдыган. Сидевшая на одном из камней Колючка ловко юркнула в дыру, оттуда подтвердив мою догадку. И что делать? Тут бы кило динамиту или... Катана легко вышла из ножен и так же легко вошла в камень, прорезав его словно в мягкое и податливое масло. Я резанул под наклоном стараясь сделать небольшой конус, который разрезал на четыре части, снял перчатки, и, аккуратно поддев пальцами, отбросил в сторону. Так еще три таких лунки по кругу, соединяем их, режа более большой конус, ибо они нужны как раз, чтобы вытащить его. Вытаскиваем. Режем дальше еще и еще. Так, так, так. Я остановился, зачерпнул горсть снега и приложил ее к виску. Силы постепенно восстанавливаются, но этот хренов метроном! Видимо надо торопиться.

   Яма уже была выше колена, и я просто вырезал кусок камня, столкнув его внутрь пещеры. Проем небольшой, но проползти хватит.

   "Тут довольно высоко, придется прыгать", - предупредила изнутри драконица. - "И камни на полу".

   "Понял".

   Я опустил ноги в дыру, развернулся, повис на руках и, нащупав ногой небольшой выступ, осторожно перенес вес на нее, отпустил левую руку, развернулся и спрыгнул вниз, стараясь приземлиться между валяющихся на полу камней. Успешно. Инозрение заставило окружающую тьму схлынуть, а пространство вокруг привычно раскрасилось разноцветными энергетическими линиями, сквозь которые на миг проглянуло нечто странное, напоминающее плотную сеть из причудливых снежинок. Я напряг зрение, но видение исчезло, так же как и появилось, зато я отчетливо почувствовал, как вздрогнул этот мир, словно корчась от моего взгляда который невольно коснулся его сути. Вот ведь...я закрыл глаза рукой, одновременно почувствовав новую волну слабости, такое впечатление, что из меня разом вытянули всю энергию. Твою ж, вокруг просто бездна энергии и я даже могу манипулировать некоторой, используя ее для различных трюков, однако своей собственной мне постоянно не хватает. Черт, должен же быть способ ее восполнить. Но как? Пример местных магов не подходит, они, по сути, просто учатся владеть окружающими энергиями, где каждое действие или воздействие определяется определенным узором из энергетических линий и чем он сложнее, причудливее, тем мощнее может быть заклятие. Да, плетут они их, используя внутреннюю силу, а уж потом наполняют те энергией той стихии, с которой могут взаимодействовать. Как я понял, увеличить ее количество можно обычными тренировками, медитацией и специальными упражнениями, однако и тут не все так просто. Дело в том, что магия это самое настоящее искусство, в котором побеждает не тот у которого вагон силы, а тот, кто правильно ей пользуется. Знаете, можно ведь просто зажечь огромный огонь, влив массу энергии, а можно создать маленький шарик плазмы, который нанесет куда больше повреждений. Интересно, да? Только чем мне это поможет? Я убрал руку с лица и вопросительно посмотрел на сидевшую у ног Колючку, но она на этот раз просто проигнорировала мой мысленный вопрос, видимо даже в ее базе знаний были определенные пробелы. Да уж, плохое я выбрал время для подобных вопросов. Ладно, передохнули, предались размышлениям, надо двигать дальше.

   Мир послушно раскрасился причудливыми красками и вновь сквозь него проглянул узор из снежинок, но на этот раз я был готов, так что его появление было просто как легкий толчок в голову мягкой кошачьей лапой. На этот раз никакой волны слабости, наоборот голова вдруг стала легкой и чистой. Я озадаченно хмыкнул и неспешно двинулся вперед, оглядываясь и то тут, то там натыкаясь взглядом на знакомые следы из прошлого. Вот эти углубления в стене на самом деле полки, в которых некогда стояли любимые Огней ракушки, которые я постоянно приносил ей, приходя в гости, каждый раз новую. Теперь от них не осталось даже пыли. Вот те причудливые колоны похожие на оплывшие свечи (теперь растрескавшиеся и выкрошившиеся от времени) сделаны самой Огней, ее первые попытки работы с камнем, оставленные как память о неудачах. Это позднее ее каменная посуда стала известна даже за пределами Арании... Я улыбнулся воспоминаниям, а мой взгляд застыл на стоящей в глубине пещеры огромной каменной кровати. Груда потускневших камней, в которых лишь проявив не дюжую фантазию можно было угадать обводы изящного женского тела.

   Я подошел ближе и, остановившись у изголовья, несколько минут молчал, затем опустился на одно колено.

   - Ну здравствуй, Огня, - моя рука скользнула по останкам, сметая каменную пыль, под которой заблестели кристаллы огневита. - Прости, но на этот раз я без подарка. Наоборот, на этот раз я пришел, чтобы забрать. Прости.

   Катана вылетает из ножен, и камни текут под ее вспыхнувшем белым огнем лезвием слезами огня. Прости Огня, что тревожу тебя, прости, но мне надо. Вспышка и над телом взмывает белоснежный огонек подарок Наблюдателя и медленно опускается в мою ладонь. Именно он позволил Огне еще немного пожить в этом мире, но только недавно я осознал для чего, точнее для кого он был предназначен по настоящему.

   "Мой Создатель никогда и ничего не делал просто так", - раздался в голове голос Колючки.

   Я лишь криво усмехнулся в ответ и вдруг мир дрогнул, загудел как огромный колокол , пошел волнами. Стены пещеры растаяли, и я увидел, как там, вдали на Западе, над лесом, сгущаются извилистые тени, рвущие саму ткань пространства. Я невольно попятился, автоматически попытавшись ухватиться рукой за толстую темно-зеленую энергетическую линию, и моя ладонь почему-то не прошла сквозь нее. Пальцы обожгло жаром и одновременно холодом, а затем в меня хлынул просто поток энергии, наполняя, выплескиваясь, заставляя захлебываться и вновь жадно "хлебать" из этой бездны. Я разжал руку и глубоко вздохнул, старясь обуздать бившуюся внутри меня силу: хотелось крушить и одновременно создавать миры, попутно зажигая звезды и сворачивать пространственную метрику в воронки черных дыр. Пространство вокруг меня заиграло еще более причудливыми красками, и я неожиданно осознал, что плавающие вокруг причудливые "снежинки" не что иное, как физико-магические законы и константы этого мира, его основы, строительные кирпичики. Где-то по соседству в пространственном кармане обеспокоенно "заерзали" местные боги, видимо почувствовав новую непонятную силу, и я приветливо помахал им рукой, игриво подмигнув удивленной Рине, а затем этот мир резко схлопнулся, и я обалдело замотал головой, пытаясь понять что произошло. Нет, это было не просто видение, эта странная сила все еще чувствовалась внутри меня и я понимал, что при желании вновь смогу легко войти в данное состояние. Только вот стоит ли? Это был другой мир со своими законами, обитателями и своими "подводными камнями", но главное, даже пробыв в нем буквально мгновение, я остро чувствовал, что потерял какую-то частицу своей обычной человечности, пусть небольшую, пусть микроскопическую...пока микроскопическую.

   "Берясь покорять вершину, подумай, сможешь ли ты вернуться назад", - раздался у меня в голове спокойный голос Наблюдателя. - "Подумай..."

   Я огляделся в надежде увидеть его обладателя, чей совет сейчас мне бы не помешал, но пещера была пуста, лишь глаза Колючки блестели неземным светом, словно заглядывая мне прямо в душу. Что ж, придется все решать самому. Я разжал ладонь, позволив белоснежному огоньку воспарить над ней.

   - Покорять вершину, говоришь. Не вернуться. Увы, я уже давно на полпути к ней.

   Огонек втянулся в ладонь, а я, подхватив Колючку, вошел в режим ускорения. Нужно было спешить.


   Тонкая струйка темной крови вытекла из-под двери и, юркой змейкой скользнув вниз по ступеням, собралась лужицей, затем резко вздыбилась горкой, формируясь в небольшого человечка. Он поднялся на ноги, завертел головой, а затем направился в сторону коммандера стоящего со скрещенными руками у границы защитного поля. Глаза эльфа были закрыты и казалось, что он спит или погружен в глубокие раздумья, но стоило кровяному человечку сделать пару шажков в его сторону, как Эллар повернул голову в его сторону.

   - Тебе что-то надо? - бросил он, с брезгливостью смотря на стоящее у его ног создание.

   - Хозяин приказал напомнить, что время истекло. Солнце встает и Великая жаждет получить свой посох.

   - Передай своему хозяину, что Великая получит посох, но не сейчас. Мне нужно больше времени.

   Человечек замер, а затем вновь заговорил, но уже голосом Варка.

   - Хозяйка недовольна, маг. Ты хочешь, чтобы она выполнила свое обещание?

   Щека Эллара нервно дернулась.

   - Нет. Передай своей хозяйке, что я сейчас приду лично и все объясню. Главное скажи, что она получит посох, это я обещаю.

   Его сапог обрушился на противно заверещавшую фигурку, расплескав по полу капли крови.

   - Поднимайтесь, господин ученый, - бросил он Сагеру, который все это время лежал неподалеку, подложив под голову свернутую куртку и усиленно делая вид, что спит, хотя сам с интересом и некоторым страхом наблюдал за происходящим.

   - Что происходит? - спросил тот, вскакивая на ноги, отряхивая изрядно помявшуюся куртку и одевая ее.

   - Идемте, - не стал ничего объяснять эльф.

   - А посох?

   - Пока останется здесь. Идемте, и главное молчите о том, что здесь увидели. Молчите если хотите жить и все еще желаете, чтобы моя сестра была с вами. Все понятно?

   Молодой археолог кивнул.

   Они вышли из библиотеки и сразу же несколько гвардейцев окружили их, попросив сдать оружие и следовать следом. Сагер обеспокоенно покосился на коммандера, но тот никак не отреагировал на происходящее, послушно откинув клапан кобуры и передав пистолет подошедшему офицеру.

   В сопровождении пятерых гвардейцев они дошли до форта и, пройдя через ворота, направились к расположенному в центре двухэтажному зданию казармы, который эльфийская владычица на время превратила в свою резиденцию. Стоящие на страже солдаты из их прежней команды провожали своего командира и его конвоиров обеспокоенными взглядами, однако благоразумно не вмешивались.

   Владычица встретила их в комнате для совещаний, из которой исчез стол с картами и схемами, зато появилось массивное вырезанное из дерева кресло с мягкими подушками, стены завесили штандартами республиками, а у дверей застыла стража в церемониальных одеждах. Эллар огляделся, было заметно, что произошедшие изменения ему не нравятся, но вслух он ничего не сказал, лишь молча поклонился сидевшей в кресле владычице.

   - Эндрис сказал, что ты не выполнил мой приказ, - сказала та, грозно сведя брови. - Хочешь испытать мое терпение, коммандер?

   - Вы не правы, моя королева, - ответил Эллар, бросая презрительный взгляд на стоящего по правую руку от владычицы ехидно ухмыляющегося Варка. - Как я и говорил раньше - нужно время. Древняя магия очень сложна и запутана, просто так ее не разобьешь. Мне понадобилась ночь, чтобы создать разъедающее заклятие, теперь нужно просто ждать.

   - Сколько?

   - Примерно до полудня.

   - Что ж, - ответила эльфийка после некоторого молчания, в течение которого ее глаза, превратившиеся буквально в две черные дыры, не отрываясь, смотрели на Эллара, - я вижу, вы прислушались к голосу разума, коммандер, - взмах рукой. - А теперь идите к своим солдатам и постарайтесь сделать так, чтобы никакой враг не помешал моим планам. Свободны.

   Один из сопровождавших их гвардейцев шагнул к коммандеру, протянув ему его оружие. Тот взял пистолет, вложил его в кобуру и, не обращая внимания на напрягшегося Варка, бросил:

   - Моя сестра?

   - В своей комнате. Я держу обещание Уэланас. Как только посох будет у меня в руках, твоя сестра будет полностью свободна.

   Эллар окатил владычицу холодным взглядом, коротко поклонился и, развернувшись на каблуках, вышел из комнаты, забрав с собой все это время молча стоявшего столбом Сагера.

   - Моя повелительница, неужели вы ему верите? - спросил Варк, спустя пару минут. - Прикажите, и я заставлю его захлебнуться собственной коровью.

   - Дорогой, ты слишком кровожаден, - игриво отмахнулась эльфийка. - Эллар нам не опасен, он раритет давно ушедшей эпохи наполненный глупыми понятиями о чести.

   Ее тон вдруг резко сменился, а голос огрубел.

   - Подготовь все к полудню, кровавый. Пришло время взять этот мир в свои руки.


   Авикс провел палкой последнюю черту и, окинув саркастическим взглядом нарисованную на земле схему, ткнул палкой в один из прямоугольников.

   - Судя по тому, что нам известно основной их интерес сосредоточен на вот здесь, но что они там откопали можно только гадать.

   - Не темни, дорогуша, - перебила его Флойрина, - ты же знаешь, что нам и так все известно. Посох они там нашли, иначе зачем ЕЙ самой сюда являться.

   - Не факт, - покачал головой Натан. - У Тавора было достаточно других могущественных артефактов. Причем за некоторые из них многие сильные мира сего готовы были бы и душу заложить.

   - Да? - в глазах чародейки вспыхнул неподдельный интерес. - И каких же?

   - Не важно, - поморщился аранец, - не в этом суть. На нынешний момент для нас главное узнать, что они там отыскали, а для этого нам надо проникнуть на объект, или же взять правильного языка, который мог бы нам рассказать все что нужно.

   - Знаешь, лезть в лоб на два десятка республиканских гвардейцев - это безумно даже для тебя, - проворчал сидевший на вросшем в землю камне гном. - Эти ребята специально обучены, чтобы иметь дело с такими как ты или эти вот дамочки.

   - "Эти дамочки" могут за секунду приготовить из вас прекрасный поджаристый бифштекс, господин ощипанная борода, - тут же с ехидством парировала Флойрина.

   - Возможно, возможно, - не стал спорить гном, ласково поглаживая цевье своей винтовки. - Однако это если я прежде не наделаю в вас дырок своей "малышкой".

   - Так, все заигрывания и прочие любезности на потом, - остановил готовившую начаться перепалку Авикс, причем по виду гнома тот был расстроен её прекращением, даже больше чем тут же напустившая на себя скучающий вид чародейка. - Запомните, наша главная цель не лезть напролом, а смотреть, наблюдать и анализировать, ну плюс задача Бовира устроить небольшой шум.

   Гном шутливо вскинул руку к виску, отсалютовав двумя пальцами.

   - Последний пункт я не совсем понимаю. Зачем это нам нужно? Не должны ли мы не выдавать себя?

   Авикс покосился на Гаю словно та задала глупый вопрос, но все же пояснил:

   - Сейчас практически все солдаты задействованы на раскопках, а устроив бучу, мы оттянем часть сил, заставим их нервничать. Копать они скорей всего не прекратят, но скорость сбавят, придется ведь налаживать нормальное охранение, увеличивать патрули и так далее.

   - А что им помешает вызвать подмогу?

   - Время, милочка, время. Оно будет на нашей стороне, - ответил вместо него гном. - Даже с талавиром на подготовку портала уйдут сутки не меньше и это только с этой стороны. А если наша посланница донесла весточку, то через несколько дней тут будет целая эскадра аранского небофлота и вот тогда мы уже сможем сыграть по серьезному.

   - Если они конечно уже не отыскали посох.

   - Можно попытаться это узнать, - подал голос Гувер. - Мои друзья археологи как раз учувствовали в этих раскопках и уж наверняка знают, что да как.

   Натан на мгновение задумался, затем быстро переглянулся с гномом, который в ответ лишь неопределенно повел рукой, как бы говоря "решай сам".

   - Это может быть опасно. К тому же, мы даже не знаем где они сейчас.

   Гувер пожал плечами.

   - Не попробую, не узнаю, рисковать мне не впервой, но друзей я бросать не привык.

   - Похвально и одновременно глупо, - Натан поиграл желваками. - Что ж, коль вас не отговорить. Рикворд...

   Юноша вскинул голову и вопросительно посмотрел на Авикса преданным взглядом.

   - Пойдешь вместе с полковником, - он перевел взгляд на чародейку. - Надеюсь, госпожа Зейнара составит вам компанию?

   Флойрина скривила рот в ухмылке, которая, судя по всему, означала согласие.

   - Вот и хорошо. Гая будет наблюдать за местом раскопок, а мы с Бовиром подготовимся. Как только полковник вернется, сразу начнем шуметь, чтобы отвлечь внимание и дать вам время уйти. Рик, связь на тебе, мы будем не очень далеко, так что я тебя услышу, главное думай по четче.


   Им повезло. Первый же захваченный радарский солдат после короткого общения тет-а-тет с Флойриной сообщил, что по чьей-то неведомой прихоти гнома с историком перевели в недавно построенную казарму, находящуюся за периметром форта и переданную в распоряжение родарцев. Что чародейка сделала со своим соплеменником, Гувер не видел, ибо та попросила их с Риквордом удалиться буквально на пару минут, а когда они вернулись, то обнаружили, что гордо молчавший до этого пленник стал весьма словоохотлив. По его словам, расположили их в небольшой пристройке, но охранять особо не охраняли, а скорее присматривали, чтобы те не натворили каких-либо глупостей. К тому же пару дней назад один из ученых пострадал при раскопках, но кто он не знал.

   Перед тем как уйти магичка просто приложила указательный палец к виску солдата, тот содрогнулся всем телом, из носа и ушей пошел небольшой дымок, а воздухе отчетливо запахло паленым мясом.

   На встречу с друзьями Гувер решил идти один. Родарцам он, конечно, был не знаком, но неподалеку у казармы он заметил несколько эльфов из их старого отряда, которые могли бы подтвердить его личность. Естественно существовал риск, что его ищут, но с другой стороны всегда можно было сослаться на слова коммандера о том, что они свободны в своем решении уйти или остаться. В результате все прошло, как по маслу. Охрана задержала его уже на подходе к лагерю, но один из эльфов подтвердил его личность, после чего полковника отпустили, предоставив полную свободу действий и полностью потеряв к нему интерес. Сказать, что Баркин с Дворкиным были рады его видеть - мало, они скорее были удивлены, так как, по словам гнома, уже не надеялись, что он вообще жив, да и сами потеряли надежду выбраться из создавшегося положения.

   - Это все Кайшар, крысу ему в печенку. После того как мы нашли ту библиотеку, упрятал нас сюда и велел никуда не пускать, вот и сидим как мыши в норе, - выругался сидевший у небольшой печурки гном, в своей потрепанный одежде, больше напоминавший работягу из бедного квартала нежели маститого ученого. - Хорошо еще коммандер отдал приказ чтобы Тава подлечили, а то совсем загибался.

   - Библиотеку? - Гувер старался говорить, как можно равнодушнее. - И что там?

   - Понятия не имею, - развел руками гном. - Я толком ничего и рассмотреть-то не успел, как нас увели. Да, если честно, и не до этого мне было, Тав едва держался.

   - Как вы вообще, господин Дворкин? - спросил полковник, хмурясь, ибо наличие тяжелобольного сковало бы их отряд в действиях.

   - К сожалению, даже эльфийские лекари далеко не всемогущи, - ответил тот, выдавливая из себя измученную улыбку. - Ребра и кой-какие внутренние повреждения подлатали, а вот с ногой худо. Кость больно хитро треснула и чую ходить ближайший месяц не смогу, поверьте уж моему лечебному опыту, так что извините.

   - За что мне вас извинять, господин Дворкин? - удивился Гувер. - Лечитесь, да выздоравливайте скорее.

   - Полноте, полковник, - проворчал гном. - Мы ведь не маленькие и понимаем, что вы не просто так вернулись.

   - Вы правы, - не стал отнекиваться Эндрю. - Я вернулся за вами. Уходить нам нужно и срочно.

   - Думаете, мы этого не понимаем, - хмыкнул Баркин. - После того как вы исчезли, я и сам хотел было последовать данному примеру, но видите, как получилось, - он развел руками. - Разве я могу бросить друга.

   В голосе гнома слышался плохо скрываемый упрек.

   - Я тоже не просто так решил уйти, - попытался оправдаться Гувер. - Расрак нашел меня и предупредил, что Кайшар замышляет что-то нехорошее и мне нужно убираться отсюда. Кстати, он и вас должен был предупредить и вывести.

   Баркин переглянулись с приподнявшимся на локоть историком.

   - С ним что-то случилось? - понял полковник.

   - Точно не знаю, но родарцы вчера говорили о туше черного волка неподалеку от ручья, которую надо убрать, а то скоро начнет вонять.

   - Понятно, - Эндрю обессиленно оперся спиной о стену. - Он говорил, что новая Голос зла на него из-за того, что он отказался ей подчиняться, видимо не успел дойти до вас, встретился с ней раньше.

   - Дружище, вы бы на нас времени поменьше тратили, - сказал гном, поднимаясь со своего места и, подходя к небольшому закрытому внутренними ставнями окну. - Уходить вам надо.

   - Не для того я...

   Дворкин остановил его жестом.

   - Давайте без длительных дискуссий. Мы с Тавом старые друзья, еще с институтской скамьи и я его тут одного не брошу, а вставать толком он еще неделю не сможет, что уж тут говорить о длительном переходе по здешним пущам.

   Гувер посмотрел на гнома, затем на бледного историка, которому судя по всему тяжело было даже приподниматься со своей лежанки и, понимающе кивнув, достал из сумки выданный ему Авиксом барабанный пистолет убитого, протянув его гному.

   - Это еще зачем? - удивился Баркин.

   - На всякий случай. Поверьте, скоро тут будет весьма неспокойно, так что...

   Гном с подозрением посмотрел на полковника, явно ожидая дальнейших пояснений, и не дождавшись оных, многозначительно хмыкнул в бороду, однако оружие взял.

   - Да, и вот еще, - на этот раз из сумки появилось изделие Бовира напоминающее небольшой довольно тяжелый шарообразный сверток из плотной бумаги перевязанный толстой бечёвкой на одном из концов которой была закреплена грубо вырезанная из камня руна.

   - Знакомая вещь, - усмехнулся гном, беря сверток из рук полковника. - Напоминает бомбы-вонючки, что мы делали в молодости, вдавливаешь вот эту руну в бумагу, там внутри еще одна, между ними проскакивает искра и... бах. Помнишь, Тав?

   - Еще бы не помнить, - глухо хохотнул историк, опуская голову на подушку. - После того как ты их сделал, долго бороду отрастить не мог.

   - Думаю, эта штука помощнее будет, - сказал Гувер.

   - Понимаю, чай уже далеко не мальчик, - отмахнулся от него гном, аккуратно пряча бомбу с пистолетом в складках своего драного плаща. - Что ж, давайте на всякий случай прощаться, полковник.

   Мужчины обнялись, затем Гувер подошел к лежанке, легонько сжал руку вновь приподнявшегося историка и, в последний раз окинув взглядом тех, кто за прошедшие месяцы стали ему уже больше чем просто друзьями, вышел из пристройки.

   Лагерь он миновал без проблем, лишь один раз остановившись, чтобы поприветствовать неожиданно попавшегося на его пути следопыта, но Каллат только молча кивнул в ответ, всем своим видом показывая нежелание к какой-либо беседе.

   Настигли его, когда он уже, свернув с хоженой тропинки, направлялся к тому месту, где расстался с чародейкой. Сперва раздался до боли знакомый утробный рык полный неприкрытой угрозы, заставивший его замереть на месте, а затем из-за выросшего словно из-под земли огромного черного волка, с сидевшей на его спине эльфийкой, появилась непривычно ссутулившаяся сухопарая фигура Кайшара.

   - Господин полковник, какая встреча, - произнес он наигранно добродушным голосом. - Не видел вас несколько дней. Разрешите поинтересоваться, куда направляетесь?

   - Грибы иду собирать, - буркнул Гувер, не сводя глаз со скалившегося Наскра из пасти которого к земле тянулась струйка слюны.

   - Грибы это хорошо, - закивал маг. - Грибы я и сам люблю, особенно тушеные с листьями лартуса. Ну знаете такое с длинными листьями и синими цветочками...Только вот... - Он демонстративно огляделся, затем развел руками. - Боюсь, все же придется обождать, ибо для грибов уже не сезон и ваши поиски будут тщетны. Не зря же вас так долго не было, наверно усердно искали.

   - Птичьи грибы кой-где еще встречаются.

   Брови Кайшара дернулись вверх.

   - Птичьи? Ах, да такие мелкие растут на опавших деревьях. Не вкусные, горчат. Хотя давайте отложим дискуссии о грибах на потом, - маг стал серьезен. - А пока, господин полковник, не соизволите ли пройти со мной.

   - Зачем? - сделал удивленное лицо Гувер, прекрасно понимая, что он не в том положении, чтобы отказываться.

   - А затем, что я так сказал. И не думайте, что оружие вам поможет.

   Он сделал шаг ближе и, обхватив своими костлявыми пальцами запястье полковника, вытащил его неожиданно онемевшую за мгновение до этого руку из кармана. Осторожно вынув из скрюченных пальцев пистолет, он покрутил его в руках, поморщился и откинул в сторону.

   - Теперь....

   Гулкий грохот недалекого взрыва, вслед за которым последовала цела череда подобных же, сменившаяся воем сирены тревоги и звуками выстрелов, заставили мага на мгновение застыть в растерянности, а затем резко отпрыгнуть в сторону, так как над их головами пронеслась белая тень, обрушившись на удивленно вскинувшего голову Наскра. Звери, переплетясь в бело-черный рычащий клубок, покатились по земле, ломая подлесок и небольшие деревца, оставляя за собой клочья шерсти вперемешку с каплями крови. Сидевшая на спине черного эльфийка как-то умудрилась спрыгнуть с него и теперь с ехидной усмешкой преградила путь Гуверу, который решил воспользоваться возникшей заминкой и ретироваться.

   - Полковник, а вы оказывается полны сюрпризов, - прошипел Кайшар, оправляясь от шока неожиданности. - Я, конечно, ожидал что вы не один, но ....

   - Но что?

   Лицо эльфа скривилось, и он как-то рывками, словно через силу, повернул голову в сторону появившейся из-за дерева чародейки.

   - Зейнара Флойрина, - буквально выплюнул он. - Опальная фаворитка старика Класта, слышал, что ты сбежала из тюрьмы куда тебя упек его сынок, только вот встретить тут не ожидал.

   - Ух, ты! - усмехнулась женщина. - Даже не верится, что меня еще кто-то помнит спустя все эти годы. Поверьте, я весьма этим польщена, господин помощник верховного канцлера, а также удивлена не меньше вашего, узрев вас в этих дебрях. Не вздумай мешаться, девчонка!

   Последний оклик явно предназначался речной эльфийке которая буквально окуталась дымкой из мелких капелек воды и, позабыв о Гувере, по дуге обходила чародейку, видимо выгадывая момент для атаки. Предупреждение возымело обратный эффект и в сторону Флойрины устремились мириады капель воды на лету превращаясь в стену из мелких ледяных игл. Зейнара выругалась сквозь зубы и бросив навстречу одно из защитных заклинаний, от которого те разлетелись снежной пылью, тут же словно мячик перехватила пущенный Кайшаром сгусток огня и, отправив его обратно, уперла руки в бока окинув того презрительным взглядом

   - Серьезно. И это все на что вы способны господин эрц-канцлер. Я думала...

   Она отклонилась в сторону, пропуская водяной хлыст, конец которого поблескивал ледяными шипами, и, стерев со щеки выступившую из пореза кровь, зло посмотрела на эльфийку, процедив:

   - Я же говорила тебе не вмешиваться.

   - Ты мне еще будешь указывать, старуха, - рассмеялась в ответ Салана, сворачивая хлыст в струящуюся вокруг запястья петлю. - Не бойся, я убью тебя быстро. Хотя нет, - девушка скосила глаза на мгновение куда-то вверх, сделав вид что задумалась. - Пожалуй, это будет долго и медленно, а то мне скучно и хочется поиграть. Знаешь, сперва я сдеру с тебя одежду, чтобы ты осталась голой и беззащитной. Вот так....

   Она вытянула руку и хлыст, сорвавшись с ее запястья, вырвал целый кусок материи из плаща чародейки, а та даже не двинулась с места, словно не ожидала подобного выпада, в последний момент лишь немного дернувшись в сторону.

   - Ой, сколько на тебе одежек, - надула губки эльфийка. - Но я ведь могу использовать вторую руку.

   Капли воды окутали запястье ее левой руки, формируя второй хлыст, который вслед за первым устремился к цели. Края губ Зейнары дрогнули вверх, она подняла руку, растопырив пальцы, с кончиков которых слетели ветвистые молнии, ударив прямо в водяные жгуты. Запахло озоном и паленым мясом, а дикий крик на миг резанул по ушам и тут же стих, перейдя в глухой хрип.

   - Зейнара! Кайшар! - крикнул благоразумно не вмешивающийся в поединок магов Гувер.

   Чародейка мгновенно отреагировала, бросая вслед бросившемуся убегать эльфу извилистый разряд энергии, но видимо промахнулась, так как тот, петляя, довольно шустро скрылся среди деревьев.

   - Вот ведь сучка, все же отвлекла! - бросила в сердцах чародейка и, подойдя к обожженной до неузнаваемости эльфийке, одежда на которой превратилась в дымящиеся лохмотья, местами сплавившись с облезающей кожей, наступила своим сапогом ей на горло, вызвав легкий всхлип полный боли и страдания. - А ведь говорила тебе не вмешиваться.

   Позвонки хрустнули под мощным ударом каблука, заставив полковника невольно поморщиться от этого противного звука, а тело Саланы содрогнуться в предсмертной конвульсии.

   Грохот близкого выстрела; Зейнара с Гувером обеспокоенно переглянулись.

   - Рикворд....

   Эндрю понимающе кивнул, и они, не сговариваясь, кинулись в сторону, откуда шел звук. Полковник лишь на секунду притормозил, чтобы подобрать отброшенный Кайшаром пистолет и, уже догоняя чародейку, на ходу вставлял предусмотрительно спрятанную за голенище сапога запасную обойму.

   Найти Рикворда не составило особого труда, просто нужно было двигаться вдоль следа из поломанных кустов с висящими на них клоками черной и белой шерсти. Белого волка они обнаружили лежащим на земле неподалёку от туши его мертвого противника. Чародейка сразу кинулась к парню, шкура которого в некоторых местах побурела от выступившей крови и принялась его осматривать, проводя руками над ранами, да изредка ласково гладя по голове, а тот в ответ лишь поводил ушами, да коротко рыкал, когда руки женщины касались особо больного места. Гувер же присел рядом с убитым Наскром, разглядывая аккуратное отверстие в его лбу от попадания крупнокалиберной пули. Судя по всему, именно оно было причиной смерти черного, так как на первый взгляд ни одна из ран, нанесенных ему Риквордом, не могла быть смертельной. Но все же, какой выстрел. Отверстие точно посередине чуть выше линии глаз - знакомый почерк.

   Полковник поднялся, оглядываясь, и совсем не удивился, когда обнаружил стоящего буквально в паре метров от него Каллата. Следопыт опирался на свое длинное ружье, а выражение его лица все так же было непробиваемо-равнодушным. Когда и как он там появился, Эндрю не услышал, как, впрочем, и чародейка, которая покосилась на эльфа с нескрываемым удивлением, но рук от Рикворда не убрала.

   - Спасибо, дружище, - сказал Гувер. - Не ожидал, что ты встанешь на нашу сторону.

   Плечи следопыта дернулись вверх, всколыхнув бахрому на рукавах куртки.

   - Я ни на чьей стороне. Я просто убил зверя, - ответил он и, вздернув голову, словно к чему-то прислушиваясь, добавил: - На вашем месте я бы поспешил. Колдун уже поднял тревогу, и вскоре здесь будут роданцы.

   Полковник понимающе кивнул и вопросительно посмотрел на своих спутников, с удивлением обнаружив, что Рикворд уже поднялся на лапы, а Флойрина сидит у него на спине, дожидаясь, когда он закончит свой разговор.

   В стороне форта снова гулко ухнуло, а перестрелка возобновилась с новой силой.

   - Еще раз спасибо, - снова поблагодарил следопыта полковник, обернулся к своим спутникам и махнул рукой, указывая вглубь леса. - Уходим.



Глава 8.


   Где-то неподалеку гулко ухнуло и над лесом взвилось облако белесого дыма. Стоящий на смотровой площадке Эллар задумчиво посмотрел в его сторону, затем вновь перенес внимание на стоявшего перед ним навытяжку только что прибежавшего посыльного, кивком головы показав, что слушает его.

   - Коммандер, докладывают о нескольких взрывах по периметру охраняемой зоны и нападений на патрули. Убито семеро роданских солдат, выжившие рассказывают о странном человеке-волке. Эрц-канцлер считает, что действует несколько диверсионных групп. Предположительно аранцы. Ожидаем ваших указаний.

   - А сам эрц-канцлер уже справиться не может? - ехидно поинтересовался Эллар. - Или просто боится взять ответственность за весь этот шабашь? Впрочем, это не к тебе вопрос, - махнул он рукой, видя растерянный взгляд посыльного. - Передай Кайшару, чтобы начал прочесывание окрестностей в районе раскопок и причальной мачты. Если не хватает солдат, пусть подключает роданцев. За форт пусть не беспокоится, моих людей и гвардейцев хватит, чтобы его защитить.

   Посланник отдал честь и, спустившись вниз, бегом направился в сторону ворот, а Эллар жестом подозвал стоящего неподалеку офицера из своей команды.

   - Келнал-тал, соберите нашу группу и займите позиции на восточной стене. В столкновения ни с кем не ввязываться, просто ждите, в случае ухудшения обстановки немедленно уходите отсюда.

   - Ухудшения?

   - Сами увидите. Всё. Свободны.

   Дождавшись пока офицер уйдет, Эллар бросил быстрый взгляд в сторону прогремевшего взрыва, потом криво усмехнулся, что-то неразборчиво пробормотав себе под нос и, спустившись вниз, направился к зданию казармы.

   Неллара в комнате была не одна, но увидев вошедшего брата, тут же высвободилась из объятий по-юношески покрасневшего Сагера, поднявшись из кровати навстречу, совершенно не смущаясь своей наготы.

   - Что-то случилось? - спросила она.

   - Пока нет, - покачал головой он. - Но думаю, случится. Извини, мне надо поговорить с Адрией. Я подожду его в коридоре.

   Он бросил многозначительный взгляд на археолога и, развернувшись, вышел из комнаты. Сагер появился минут через пять, спешно застегивая пуговицы кожаной жилетки и приглаживая взъерошенные волосы.

   - Слушаю вас, коммандер, - он старательно пытался не смотреть эльфу прямо в глаза, отводя взгляд словно нашкодивший мальчишка.

   - Я возвращаюсь в библиотеку, - бросил Эллар и, словно через силу, добавил. - Собери свои вещи ...и вещи моей сестры, будьте готовы.

   - К чему? - удивился Сагер.

   - Вам нужно уходить отсюда.

   - Почему?

   - Скоро все поймешь.

   За стенами казармы глухо треснуло, затем прогремел гулкий раскат грома, заставивший археолога вздрогнуть. Коммандер нахмурился и, отстранив молодого ученого, распахнул дверь в комнату. Неллара стояла на коленях, согнувшись, а из носа глаз и ушей по ее побледневшему лицу стекали тонкие струйки крови. Адрия бросился к эльфийке, упал рядом с ней на колени, принялся теребить, но та не реагировала, продолжая смотреть перед собой в одну точку.

   - Что с ней!?

   - Владычица выполнила свое обещание, моя сестра свободна, - с невозмутимым лицом ответил коммандер. - Собирайте вещи, господин ученый, поторопитесь, она скоро придет в себя. Надеюсь на вас. Мне пора.

   Он резко развернулся и захлопнул за собой дверь. Несколько минут стоял неподвижно, опустив голову, словно пытаясь понять, правильное ли решение он принял, затем сжал кулаки и решительно направился к выходу.


   Кайшар оперся рукой о стену казармы, переводя дух. Молния все же настигла его, пробила защиту, прошлась по лицу, прожгла плащ, и теперь обожженная спина горела невидимым пламенем, заставляя невольно скрипеть зубами при каждом неловком движении. Нужно к лекарю, но сперва он разберется с этими учеными ублюдками, которые вздумали играться с ним в непонятные игры. Эльф презрительно сплюнул сквозь зубы и, оттолкнувшись от стены, выпрямился. Оправив плащ, он огляделся и заметив стоявших неподалеку родарских солдат которые постоянно косились в его сторону, приказным жестом позвал их к себе.

   Надо заметить, что в лагере сложилась странная ситуация: родарцы прибыли вроде бы для помощи, но в раскопках практически не учувствовали, зато их военный лагерь довольно быстро разросся, обзаведясь сторожевыми вышками, оборонительными валами по периметру и даже парой дзотов с установленными в них быстрострелами. Их солдаты работали как оголтелые, строя все новые фортификации и было видно, что здесь они решили обосноваться всерьез и надолго. К тому же взаимодействие с ними было налажено из рук вон плохо, на своих эльфийских союзников они смотрели с подозрением, а команды офицеров выполняли неохотно, однако коммандер смотрел на все это сквозь пальцы, что постоянно раздражало Кайшара привыкшего к железному порядку и строгой субординации, действующей в недрах тайной канцелярии.

   Тем не менее на этот раз родарцы среагировали на призыв, видимо почувствовав серьезность положения и сразу же подбежали к эрц-канцлеру.

   - Доложите своим командирам, что аранцы в лесу, вон там, - он махнул рукой указывая направление. - Как минимум пара боевых магов и поддержка, я потерял своих подчиненных, едва смог уйти.

   Солдаты переглянулись, один из них кивнул, затем вскинул руку к козырьку своей утепленной мехом фуражки отдавая таким образом честь и бегом скрылся за углом казармы. Второй хотел было последовать следом, но Кайшар его остановил.

   - Где разместили ученых?

   - В пристройке с другой стороны казармы. Вас проводить?

   Эрц-канцлер раздраженно махнул рукой.

   - Сам дойду.

   - Но вы ранены.

   - Сам...

   Гулкий перезвон тревоги, сопровож