Алексей Алексеевич Ковальчук - Террариум [СИ]

Террариум [СИ] 1410K, 324 с. (Мир Валькирий-3)   (скачать) - Алексей Алексеевич Ковальчук

Ковальчук Алексей
Террариум


Пролог

Королевство Эфиопия. Побережье Красного моря

На небольшом валуне, недалеко от линии прибоя, сидела женщина. Несмотря на хороший загар и темные волосы, в ней легко можно было опознать уроженку какой-нибудь европейской нации, а не аборигенку африканского континента. Никто не дал бы ей больше тридцати пяти лет, хотя фактический возраст уже давно перевалил за пятьдесят – один из эффектов инопланетного вируса, давшего продолжительную молодость всем жителям этой планеты. Взгляд, обращенный в сторону морской бесконечности, ясно говорил о тяжелых раздумьях этой, безусловно очень красивой и явно привыкшей повелевать женщины. Сорок лет назад княжна и наследница сильного клана в один перевернувший всё день превратилась в главу изгнанного рода. Изгнанного навсегда, без права возвращения на родину. Казалось бы, пятнадцатилетняя девочка должна была быстро привыкнуть к новым условиям и смириться с жизнью в этом новом, изменившемся мире. Но привыкнуть не получилось. Боль и тоска по седым Уральским горам, воспоминание о морозной свежести, которой так не доставало в этой жаркой стране, терзали её душу и тисками сжимали сердце, заставляя в бессилии беззвучно плакать, когда никто не мог видеть слезы юной главы рода. Первые двадцать пять лет прошли под эгидой уныния и в постоянной борьбе с желанием махнуть рукой на Африку и вернуться домой. Плевать на смертную казнь, плевать на всё… Главным было одно – снова вдохнуть полной грудью живительный воздух своей Родины. Хотя бы на один день ощутить не удушающий и иссушающий зной Африки, а тёплые и иногда жаркие, но всегда ласковые объятия солнышка родимой стороны, увидеть дорогие сердцу места. Ради этого можно было умереть – так ей казалось.

А потом ей подарили надежду. Двадцать лет назад в её сердце зажглась вера на чудо. Вернуть титул и статус, родовые земли и вновь обрести былую силу. И она поверила, не могла не поверить, ибо слишком этого жаждала. Но ничто не дается просто так, а за такую возможность требовалось поставить на кон всё, что осталось – свою жизнь и существование всего рода. Она согласилась сразу же – безнадежно влачить это жалкое подобие на когда-то полную красок свободу ей не хотелось совершенно. Двадцать лет работы, труда, поиска нужных людей завершены, и совсем скоро она сделает свой ход, который либо вознесёт её на вершину, либо низвергнет на такое дно, что о ней не останется даже воспоминаний. Но она верила, что с такой покровительницей должно всё получиться. Все роли расписаны, актеры заняли свои места, и сомненьям нет места в этой пьесе – осталось только безукоризненно отыграть свою часть. У них даже цель благородная: её род поможет восстановлению справедливости, сиречь вернуть законной владелице то, что принадлежит ей по праву. И пусть многие при этом умоются кровью – её это совершенно не смущает. При таких ставках на подобную мелочь не принято обращать внимание. Батальон изгоев, отверженных или просто бегущих от больших неприятностей. Разные страны и судьбы, но каждая дошла до черты и хочет всё изменить. И главное, что им всем, кроме жизни, больше нечего терять.


Глава 1
Бриз

Гавайские острова

Вы когда-нибудь были на нудистском пляже? Ну-у, допустим, кое-кто имел это сомнительное удовольствие. А были на таком пляже, где мужиков почти нет, а сотни отдыхающих прелестниц как будто только что сошли с обложек модных журналов или с подиума очередного конкурса на звание «Мисс Вселенная», «Мисс красивая грудь» и тому подобных? Кажется, кое-кто стал мне завидовать? Однако вы торопитесь.

Представьте себе, что большая часть этих привлекательных и стройных девушек отдыхала в этом благословенном месте практически в голом виде. Абсолютно все красавицы ходили, лежали или плавали с обнаженной грудью, а половина из них и такую мелочь, как плавки, даже не потрудились надеть. Оба – на! Это кто там меня назвал сволочью? Душите зависть, дамы и господа, если у кого вдруг она проснулась, – сейчас начнете соболезновать.

Если бы я тут был в качестве секс – туриста, то можно было считать, что я попал в рай. Но в моем нынешнем положении окружающие меня соблазны больше походили на адовы муки. Да уж, идти в такое место без собственной девушки под рукой было очень плохой идеей. И страдаю я теперь потому, что не захотел приобщаться к японской культуре и сбежал от чайной церемонии и велеречивых разговоров. Мне первого раза хватило выше крыши.

И в сегодняшних моих мучениях виновата одна милая японка, по имени Мидори – чтоб она своим чаем подавилась – по совместительству являющаяся главой клана Мията. Эх, а ведь поначалу все так хорошо начиналось.

После Маньчжурских приключений и возвращения в Нижний Новгород я плотно засел за артефакторику. Значительных сдвигов пока не было, ибо я продолжил активно учить материал, который одаренные девочки постигают ещё в школе. Это дело меня неожиданно увлекло, и мой мозг радостно впитывал в себя новую информацию. Видно, побегав и вволю постреляв, а местами пройдя совсем по краю между жизнью и смертью, душа обрадовалась абсолютному покою. Все-таки в специальности артефактора что-то особое есть, а удовлетворение от хорошо проделанной работы мало с чем сравнится. К концу третьего месяца у меня, наконец-то, стало получаться использовать все остальные звезды из своего источника для создания уже универсальных амулетов. Видно, хорошая практика и ранг Гамма, которого я достиг, позволили мне оперировать своей силой почти в полном объеме. Правда все атакующие техники, кроме огня и воздуха, получались на уровне очень слабой Дельты. Но даже это добавило мне радости и позитивного настроя. Я вывел для себя формулу – развитие должно идти комплексно. И если я не буду тренировать в себе умение артефактора, то как воин смогу по-прежнему оперировать только воздухом и огнем. А после трех месяцев активной работы над созданием специфических узоров я смог выполнить несколько атакующих техник из других стихий. Особенно хорошо стал откликаться лёд, и это однозначно добавляло мне хороших эмоций.

Но только у меня стало получаться творить что-то стабильно работающее, как моя любимая жена решила внести корректировку в наши согласованные планы. Ну как говорится – беременной женщине можно всё, даже то, чего нельзя. Да-да, моя Ольга снова беременна – пятая неделя пошла. Поэтому когда однажды вечером моя красавица влетела ко мне в мастерскую и безапелляционным тоном заявила, что мы летим на море и прямо сейчас, я только хмыкнул и молча пошел собирать чемодан. Мне казалось, что мы повторим свой постоянный маршрут и будем, как всегда, отдыхать в Крыму, ведь за четыре года, прожитых вместе, мы посетили этот полуостров уже три раза. Но в этот раз мою жену клюнула птичка покрупнее, и я уже в самолете узнал, что мы летим на Гавайи. Такая новость не могла меня не порадовать. В прошлой жизни мне не довелось побывать на таких экзотических курортах, а потому информацию воспринял весьма позитивно.

В этом мире Гавайские острова принадлежали Японии. Большей частью этого архипелага владели два союзных клана Мията и Такаяма, а два небольших острова принадлежали свободному полинезийскому роду Вхету. Головным островом владел клан Мията, имевший давние и дружеские отношения с нашим кланом. По прилету нас встретили улыбающиеся девушки и сопроводили на изумительную по красоте виллу, находящуюся на закрытой территории, прямо на побережье бескрайнего Тихого океана. Белоснежный трех-этажный дом, построенный – как подсказала мне Ольга – в стиле неогрек, выглядел солидно и очень гармонично вписывался в буйство тропической растительности, окружавшей его.

Помимо нашей небольшой семьи из трех человек, нас сопровождали восемь Альф и десяток одаренных рангом пониже. Едва мы начали испытывать райское наслаждение от отдыха в таком экзотическом месте, как на остров прибыла глава клана Мията и сходу пригласила нас к себе во дворец на дружеский ужин. Все было обставлено на японский манер, и мы с Ольгой, чтобы уважить гостеприимных хозяек, пришли в гости, оба одетые в юкату – традиционный японский наряд. Мидори Мията приняла нас вместе с дочкой Хироми, и весь вечер они выказывали нам очень теплое и дружеское расположение. Да одно то, что они явно специально прилетели из метрополии для того, чтобы увидеться с Ольгой, уже говорит о многом. Мне тоже перепала толика внимания, но хедлайнером нашей вечеринки, конечно, была моя жена. Чему я совершенно не завидовал, а только радовался, что ко мне не лезут с вопросами. А потом мы вчетвером переместились в беседку в саду, и спустя два часа после начала чайной церемонии я все-таки испытал зависть, но уже к собственной дочери, которая осталась отдыхать на нашей вилле. Судя по виду моей жены, она тоже кайфовала, а вот я совершенно не проникся этим «Японским балетом». Нет, я, конечно, понимаю, что с помощью такой, на первый взгляд, нехитрой процедуры можно по – настоящему расслабиться, отвлечься от повседневных забот и насладится умиротворением и спокойствием. Но блин, я уже за первый час проникся культурой Японии, её непревзойденным колоритом и расслабился, как говорится, по самое не балуйся. И чайная церемония, несмотря на всю свою философию, вызвала во мне огромную скуку и желание свалить поскорее домой. Добавьте к этому не самую удобную для европейца позу – колени на специальной подушечке и сидя на собственных пятках.

Чайным мастером для нашей компании выступила Хироми и, несмотря на оказанную честь, на разнообразный и очень вкусный чай, я все-таки окончательно убедился, что являюсь фанатом кофейной церемонии. Особенно той, которую проводит кофе – машина. Подошел, нажал кнопку, минута медитации – и твой великолепный капучино готов. Варварство, крикнет кто-то. Возможно. Но я считаю, что у любого человека свои вкусы и каждый вправе выбирать то, что ему больше по душе.

Поэтому когда спустя десять дней, практически перед самым отъездом, нас снова позвали на ужин, я включил «упрямого осла» и наотрез отказался принимать участие во второй части буддисткой философии. Ольга, конечно, поворчала для порядка, но в итоге поехала одна, а я, чтобы Софии не было скучно на нашем частном пляже, решил отвезти ребенка на общественный пляж в десяти километрах от нашей виллы. Э – эх, лучше бы я остался в выделенном нам доме или даже на ужин к Мията пошел. София была в восторге, тут оказалось много детей, так что моя дочь была рада такому времяпрепровождению. Большинство детей с грехом пополам болтали на русском, все-таки в этом мире этот язык был первым по популярности. А вот я, несмотря на получаемое эстетическое удовольствие от лицезрения огромного количества сексуальных и привлекательных девушек, начал чувствовать жуткий дискомфорт.

Шестеро Альф и две Беты, которые сопровождали нас в этом мероприятии, также разделись практически догола и наслаждались отдыхом. Правда, не забывая, что они, тем не менее, на работе. Вот и сейчас Яна вместе с двумя Альфами находились рядом с Софией, которая познакомилась с двумя девочками постарше и в данный момент активно строила замок из песка. Остальные охранницы распределились по периметру недалеко от меня, а две Альфы – Кира и Лана – вообще уселись на лежаки рядом со мной, всем своим видом говоря остальным отдыхающим на пляже девушкам, что ко мне лучше не подходить – сожрут.

«Уважаемые гости нашего острова, посмотрите, пожалуйста, направо, и вы увидите великолепную грудь почти четвертого размера, – мысленно комментировал я лезущие отовсюду искушающие меня образы. – А если глянете налево, то сможете насладиться зрелищем очень красивого и явно упругого на вид эталонного образца третьего калибра. А если ваша кровь начала закипать и душа неожиданно запросила уединения, то вы в любой момент можете охладить свои чувства видом морской безмятежности.» Ага! Охладил! Стоило мне перевести взгляд в сторону океанского простора, как вместо ожидаемого спокойствия получил очередную порцию будоражащих ощущений от очень загорелой девушки, направившейся к океану. Только я перевел взгляд на аппетитную часть её тела, чуть ниже спины, как именно в этот момент она решила наклониться, чтобы получше рассмотреть что-то на песке. В общем, мы оба рассмотрели что-то свое. «Фу – ух. Нет, это просто форменное издевательство. Я здесь аппетит на интим уже не просто нагулял, он у меня скоро из ушей полезет».

Я скосил взгляд на соседку справа, обладающую прекрасным экземпляром главного женского оружия по привлечению мужского внимания. Кира – глава моей охраны ещё с Нижнего Новгорода – вольготно расположилась на лежаке, вытянув длинные, загорелые ножки и закинув руки за голову. Спинка пластикового устройства для комфортного отдыха была слегка приподнята, что позволяло ей внимательно наблюдать за пляжем, а мне давало возможность, не напрягаясь, любоваться её красивой фигурой. «Интересно, а секс двадцатисемилетнего мужика и пятидесятитрехлетней женщины, будет считаться извращением? А если эта женщина выглядит не старше тридцати пяти, тогда как? Или все равно найдутся блюстители морали, которые презрительно тыкая в меня пальцем воскликнут: – Фу – у, осквернитель гробниц, потрошитель мумий.» «Тпру», – тут же сказал я своим мыслям, ибо их явно понесло в сторону эротических фантазий и останавливаться они не собирались. А меня и так после приключений со Светой Белезиной передергивало при воспоминаниях о последствиях.

Ольга отходила долго, настолько долго, что я грешным делом подумал, что Светлану я если и встречу когда-нибудь, то только на том свете. Моя жена нацепила маску княгини Гордеевой и не снимала её почти две недели. Весь этот период она была холодна, неприступна и абсолютно не шла на контакт. У меня реально отсох язык каяться и просить прощения. И видно, мой последний горячий монолог с клятвенными обещаниями и искренними сожалениями о моем проступке все-таки возымел действие, и меня благосклонно решили простить. После нашего примирения, перешедшего по всем канонам жанра в интимно-горизонтальную плоскость, Ольга естественно не удержалась и проехалась по этой теме еще раз.

– Если ты действительно так сильно меня любишь, если и правда считаешь своей богиней, то, даже идя на смерть, я хочу, чтобы ты умирал с моим именем на устах, а не искал утешения в объятиях первой встречной.

Ну что тут скажешь – она права, а я слабак, раз не смог справиться с нервами и поддался обстоятельствам. А Ольга, несмотря на всеобщую гаремность вокруг, гневалась ещё и потому, что я ей достаточно подробно рассказал о нравах своего мира. И ей, конечно, очень сильно импонировало, что нормальная семья состоит из одного мужчины и одной женщины. А раз я из такого идеального на её взгляд мира, то требования ко мне по этому вопросу были несколько завышены. К этому инциденту мы больше не возвращались. А месяц назад род Белезиных был принят в наш клан. Как ни крути, но девушка помогла мне, Ольге и показала характер своей готовностью драться наравне со всеми защитниками Верного. На церемонии присутствовали все главы родов, и после обоюдных клятв боярский род Белезиных вошел в состав клана Гордеевых. На устроенном после этого праздничном вечере я видел, как моя Ольга, сохраняя на лице ласковую улыбку, что-то шепнула Свете, после чего юная глава своего рода явственно побледнела. И после этого весь вечер Светлана держалась от меня на расстоянии и даже старалась не смотреть на меня. Так что о примерном смысле слов моей княгини можно было догадаться. Вздохнув, прогнал от себя накатившие воспоминания и вернулся в реальность.

– Кира, – недовольно обратился я к обладательнице четвертого размера груди. – Твоя роскошная грудь мешает мне любоваться этим золотистым песком.

– Правда роскошная? – решила уточнить хранительница.

– Правда – буркнул я.

– А чем мешает? – с улыбкой спросила потрясающая брюнетка.

– Она мне голову выворачивает, – хмыкнул я, – стоит мне отвести от неё взгляд, как она тут же заставляет вернуться и смотреть только на неё.

– Бедненький, – фальшиво вздохнула Кира, – Я тоже страдаю, столько девушек вокруг интересных и экзотичных, а мне работать приходится.

Да – а, с экзотикой на Гавайях полный порядок, особенно в отношении прекрасного пола. Кого тут только не было: и европейки, и мулатки, и настоящие черные «шоколадки», в общем, как говорится, на любой вкус и цвет.

– Ну пошли вместе пострадаем? – весело предложил я.

Кира печально улыбнулась и извиняющимся тоном произнесла:

– Если бы твоей женой была какая-нибудь другая женщина, я бы даже не раздумывала, но путаться под ногами у княгини я точно не стану. Вот если бы она приказала…

Кира фразу не досказала, а я, играя обиженного, разочарованно проговорил:

– Ну вот, дожили, раньше девушки просто так в постель прыгали, а теперь только по приказу.

– Сам виноват, – улыбнулась хранительница, – надо было думать, на ком женишься. И как бы не хотелось с тобой покувыркаться, но мне теплое море и жаркое солнце нравятся гораздо больше, чем служба где-нибудь на Аляске.

Я не ответил, здесь ответа и не требовалось – и она, и я прекрасно понимали, что ни фига между нами не случится. А весь этот флирт только ради убийства времени. «Н-да, нужен „лекарь“, притом очень срочно, а то умру от передоза. Когда там Ольга освободится?» – пошли мои мысли на новый заход.


Ольга вместе с Мидори расположились в чайном домике, в углу красивого сада. Хироми оставила их наедине, чтобы главы двух кланов могли спокойно обсудить вопросы, кои даже наследницам не всегда стоит знать. Хотя Ольга достаточно сносно могла говорить на японском, весь разговор проходил на русском языке, которым Мидори владела в совершенстве.

– Позволь мне ещё раз выразить свою радость от того, что ты все-таки нашла время и прилетела на эти благословенные острова.

– Увы, но времени всегда не хватает, – печально вздохнула Ольга, – да и настраивалась долго. Слишком много здесь воспоминаний, связанных с мамой.

– Воспоминаний действительно много, – улыбнулась японка. – Я хорошо помню маленькую пятилетнюю девочку, в первый раз прилетевшую к нам в гости. И последующие разы тоже остались в памяти. Особенно запомнилась ваша ночная дуэль с Хироми на пирсе, когда разом сгорели две яхты и пять прогулочных катеров.

– Я только два катера сожгла, случайно, – торопливо проговорила Ольга, – а всё остальное на счету Хироми.

– Да, ваши версии с тех пор ни капли не изменились, – рассмеялась Мидори, – только моя дочь два катера приписывает себе, а всё остальное уже тебе.

Ольга улыбнулась, вспоминая давнее событие – двум шестнадцатилетним девушкам потом здорово влетело от своих матерей за глупость и порчу чужого имущества.

– Нельзя убежать от воспоминаний, – задумчиво проговорила Мидори, – А от тех, которые приносят радость, заставляя вновь пережить забытое волнение или восторг, и вовсе не стоит бегать. И даже если их окрасило грустью от потери близкого человека, вспоминая, ты как бы говоришь ему – я тебя не забыл. Ведь в этих видениях он все еще жив.

– Иногда это слишком больно, – грустно ответил Ольга.

– Со временем боль уходит, и вместо неё приходит тоска, а после остается печаль и грусть, что останутся твоими спутниками на очень долгий период времени.

Женщины помолчали, а потом Мидори коснулась другого вопроса.

– Россия мировой лидер на этой планете, и естественно, взгляды многих направлены на неё. Насколько я знаю, Великие и Сильнейшие кланы недавно снова поднимали вопрос полномасштабной войны с Китаем.

– Не в первый раз, – пожала плечами Ольга, – Многим кланам надоели постоянные конфликты на границе, но императрица против экспансии.

– А ты?

– Я тоже против.

– Мне кажется, в последнем инциденте твои территории тоже пострадали и достаточно сильно.

– Повторюсь, такое происходит регулярно, но начинать большую войну не вижу смысла: легко точно не будет, а преференции выглядят не убедительно. И возможные доходы от такого шага однозначно не перевесят количества пролитой крови, – твердо проговорила Ольга.

– Я рада, что ты сохраняешь благоразумие и не теряешь головы, – одобрительно проговорила Мидори.

– Такие небольшие конфликты держат моих людей в тонусе, давая бесценный опыт молодым, – сказала Ольга, – да, потери есть, но они незначительные. Большая война клану точно не нужна.

– Но если остальные кланы все-таки убедят императрицу начать активные боевые действия, ты не сможешь остаться в стороне.

– Её императорское величество тверда в своих убеждениях, и не думаю, что она вдруг поменяет свои взгляды, – задумчиво проговорила Ольга, – Но если такое все же случится, то на передовой мы точно не будем. Кто больше всех кричит, требуя войну, тот пусть и лезет впереди всех, а лично я буду только рада, если мои земли по новому разделу окажутся в тылу.

– Мария не вечна, и уже её преемница вполне может и пойти на такую авантюру. Поскольку, помимо недовольства Китаем, у вас самый жёсткий в мире контроль СИБа над удельными землями. Напряжение внутри сильных кланов – это не шутки, и этот пар нужно куда-то спускать. Новая война вполне хорошая попытка перевести внимание княгинь на внешние проблемы, заодно пустить кровь самым недовольным, а также дать отдушину в виде новых земель. Ведь после войны на новых территориях можно творить все, что хочется, прикрываясь вопросами безопасности.

– Не буду спорить, но лично я не вижу особого напряжения среди Великих или Сильнейших кланов. Остальная мелочь, возможно, и бесится – все-таки на их землях законы империи стоят на первом месте, и таких льгот, как у нашей тридцатки, у них нет.

– А что говорит твоя СБ? – продолжила интересоваться Мидори.

– Ничего, – снова пожала плечами Ольга.

– Возможно, потому, что как и многие СБ кланов, твоя служба в первую очередь старается отследить движения основных конкурентов и врагов, а всё остальное для них вторично.

– А твоя СБ работает по – другому? – чуть прищурившись, спросила Ольга.

– Ты же знаешь, помимо совместных проектов с тобой, у меня много и других интересов в России, – спокойно проговорила Мидори, – и, несмотря на то, что работать моим девочкам у вас достаточно тяжело, я могу охватить картину целиком и оценить абсолютно беспристрастно.

– И какова твоя оценка?

– Что-то грядет, – лаконично ответила японка и замолчала.

– Хм, очень емкое и главное всё объясняющее определение, – усмехнулась Ольга.

– Повторюсь, очень сложно работать в вашей стране. СИБ достаточно лояльно относится к шевелению людей из российских кланов, но стоит на горизонте замаячить иностранному агенту, они как с цепи срываются. Поэтому я и могу дать тебе только обобщающее определение. Никаких фактов, проливающих свет на свой вывод, я предоставить не могу, но ответь мне на один вопрос. – Глава клана Мията подалась всем корпусом вперед и спросила: – Зачем в Москву скрытно перемещать партию сверхтяжелых роботов модели «Армагеддон»?

Ольга задумалась над вопросом, а Мидори после небольшой паузы продолжила:

– И я не могу тебе сказать, были эти два десятка роботов единственными или нет.

– А как ты вообще узнала об этом событии?

– Делала закупку «Кобр» – хорошая сделка на пятьдесят машин, они у меня малыми партиями потом в Африке разлетелись. Вот моя сотрудница и обратила внимание на некоторые странности. Она смогла выяснить про эту партию и пропала, а после, пытаясь выяснить подробности, исчезла еще одна подготовленная девочка.

– Японка, закупающая российскую технику, выглядит не слишком патриотично, – хмыкнула Ольга.

– А что делать, если дикие африканские аборигенки, втемяшили себе в голову, что «Кобра» лучше японских роботов «Яри» или «Нагината», – усмехнулась Мидори.

– Действительно, дикие, – улыбнулась Ольга, – И как им такое вообще в голову пришло.

Правда, княгиня Гордеева, тут же прекратив веселье, вернулась к серьезности поднятого вопроса:

– Возможно, Романовы решили усилить столицу, – выдвинула она предположение.

– Без Романовых здесь точно не обошлось, это не легкий робот, чтобы оставлять такой груз без контроля. Но остаются вопросы: почему – тишком? Что они запланировали такого, что потребовались сверхтяжелые роботы? Или правильнее спросить, к чему они готовятся, раз столицу усилили такой техникой. И я повторюсь: сколько было партий – не известно.

Женщины погрузились в раздумья, и спустя короткое время Ольга тряхнув головой, решительно проговорила:

– Через два дня все равно собирались улетать, а дома дам задание СБ обратить внимание на этот момент, может, что и всплывет интересное.

– Ты только сильно не рискуй, а если потребуется помощь, клан Мията с радостью её предоставит.

– Спасибо, Мидори, – улыбнулась Ольга, – Поверь, я ценю нашу дружбу, но думаю справиться собственными силами. Надеюсь все-таки, что ничего серьезного в империи не произойдет.


«Господи, счастье-то какое», – мелькнула у меня мысль, когда я выполз из-под холодного душа. По – другому успокоить алчущее женщину тело не получалось. Сходил, блин, отдохнуть на пляж. В следующий раз пойду, если только с палаткой и с моей очаровательно женой в придачу. Однако выйдя из душа, тут же наткнулся на свою восхитительную супругу, как раз входящую в наши апартаменты. Что я могу сказать – лечение холодным душем не помогло, пациент оказался неизлечим. Ольга только пискнула, когда я стремительным рывком преодолел разделявшее нас расстояние и, подхватив на руки свое сокровище, практически бегом отнес в ванную комнату.


Огромная ванна, по своему объёму больше претендующая на название мини – бассейн, заполненная теплой водой с с плавающим покрывалом из белоснежной пены. И мы двое, в блаженном состоянии духа, наслаждающиеся близостью друг с другом. Я сидел, откинувшись на бортик этого замечательного изобретения человечества, и обнимал свою княгиню, которая располагалась уже на моих коленях, спиной ко мне и положив голову на мое плечо. Замечательная поза, дающая доступ практически к каждому уголку её роскошного тела. Основной голод я уже утолил и сейчас просто кайфовал, лениво перебирая руками все доступные части, особенно доставалось, конечно, волшебной груди – пройти мимо такого объекта было просто невозможно.

– Ты что там съел, пока меня не было? – мурлыкающим голосом спросила Ольга.

– Если бы я ещё съел, ты бы точно живой не ушла.

– Охотно верю, – хмыкнула жена, – набросился так, как будто месяц не видел.

– Там, где я был, минута за час идет, так что считай – месяц и не видел.

– Мне сказали, что вы на общественном пляже были, – слегка удивилась Оля.

– Там указатели перепутали, лично я был в аду, – хмыкнул я в ответ.

Ольга сначала замерла, потом её тело начало потряхивать, а после она рассмеялась во весь голос. Называется – дошло, или доехала, кому как.

– Харэ смеяться, знаешь, как я мучился? – попытался остановить я её веселье. – Куча соблазнов, и у меня под конец пар разве что из ушей не шёл.

Ольга смеяться больше не могла и только всхлипывала, безуспешно пытаясь успокоиться. И все же справившись с остатками веселья, проговорила:

– Но зато – какой эффект! Мне понравилось, пожалуй, стоит сходить завтра туда вместе.

– Если только с палаткой, – буркнул я, – без палатки не пойду, так и знай.

Моя жена снова рассмеялась, а я подумал, что, может, действительно сходить туда завтра уже с Ольгой. Можно и без палатки – там зарослей много, джунгли вокруг, однако.


Из всех неожиданных вещей, почему-то отдых заканчивается внезапней всего. В самом начале кажется, что впереди ещё целая вечность, но не успеешь оглянуться, как всё уже закончилось и пора улетать домой. Вот и мы, попрощавшись с гостеприимными Мията, уже сидели в самолете, начавшем свой разбег. Впереди долгий перелет и куча работы, ибо за время отдыха у меня возникла пара идей, и мне не терпелось их проверить.


Нижний Новгород

– Ну и что это за хрень? – спросила Агния, вертя в руках мою поделку.

Круглый диск из золота, диаметром шесть сантиметров и толщиной в два миллиметра, из которого я последние две недели мастерил амулет, должен был генерировать защитное поле, но не абы какое, а хитро подвывернутое. Я попытался совместить сразу шесть стихий, не знаю – зачем полез в эти дебри, но вот влезла в голову мысль, и мне захотелось её решить. Универсальности мне добиться не получилось, данный девайс должен был заряжать или артефактор, или шесть одаренных, владеющих разными стихиями. Но на одаренных я ещё не успел опробовать. Агния приехала в Нижний Новгород с очередным отчетом по алтарю, также привезла зарисовки узоров этого странного камня, заодно прихватив с собой Андрея. А я не удержался и ради хвастовства решил показать свою поделку, над которой так долго трудился. Хотелось, чтобы такой мастер, как Агния, её оценила. Оценила, блин…

– Вообще-то это защитный амулет, – немного обиженным тоном проговорил я.

– Да – а, – насмешливо протянула девушка, – а я-то, дура, думала, что амулеты должны работать. И ты, наверное, не поверишь, но в руках артефактора они все работают и не важно, кто делал. Но этот почему-то активируется только тобой, а значит, это что? Правильно! Это хрень.

– Просто ты слабенькая, вот у тебя не работает, – хмыкнул я.

На такое кощунственное заявление Агния только рот открыла, потом закрыла и, ошарашенно качая головой, произнесла:

– Давненько такой наглости не слышала.

– Ну, я и не такое могу, – усмехнулся я в ответ.

– Ни капли не сомневаюсь. Ты же князь, тебе все можно, – подколола девушка.

– А ты не завидуй, боярыня, лучше посмотри, как работает, – парировал я.

Забрав у Агнии результат своего двухнедельного труда, вышел в центр мастерской. Помещение находилось в подвале особняка и занимало площадь в пятьдесят квадратных метров. Здесь было тихо, спокойно, и меня, кроме Ольги, никто не отвлекал.

– Давай пуляй по очереди разными стихиями, – сказал я, зажав в руке свое творение.

Сначала полетел файербол, который легко поглотил огненный щит; шаровую молнию остановило наэлектризованное поле; водяное копье впитала водная защита; ледяной шар с треском рассыпался, столкнувшись с ледяной стеной; воздушный кулак просто растаял, соприкоснувшись с защитой из воздуха. Так как под ногами находился черт знает какой слой бетона, Агния, используя атакующую технику земли, запустила в меня уплотнённые пылевые стрелки, полностью поглощенные пылевым же щитом.

– Здорово, конечно, – сказала моя экс – любовница, – Реагируя на каждую атаку индивидуальным щитом, амулет тратит меньше энергии.

– Это еще не все, – с важным и, что уж там, даже гордым видом ответил я. – Он не просто отбивает атаку, амулет впитывает в себя все стихии, кроме льда, и тем самым подзаряжается.

– А вот это уже очень круто, – уважительно произнесла Агния, – а что с нагревом?

– Плохо, – качнул я головой и показал ей ставший почти красным диск. Если бы не доспех духа, удержать его в ладони точно не смог бы.

– Надо было из вольфрама делать, он более тугоплавкий.

– Это побочный эффект, я не думал, что так получится, – признался я в своём везении.

Агния забрала у меня амулет и, усевшись за стол, стала изучать его более внимательно. Я ей не мешал – самому было интересно узнать, почему амулет вышел таким однобоким и откликался только на мою силу.

– Я так понимаю, по центру у тебя земля, она и связывает остальные стихии? – спросила девушка спустя несколько минут.

– Да все верно.

– Почему выбрал именно её?

– Хороший проводник и поглощает всё.

– Другие стихии не пробовал разместить по центру?

– Не успел, хотел потом ещё поэкспериментировать. Могу дать с собой схему, если хочешь, попробуй повторить.

– Да, давай, это будет интересно. Если сможем сделать универсальным, то оторвут с руками. Клану точно пригодится. Ну и с нагревом надо что-то придумать, возможно, пара узоров льда снизят такой эффект. Или вообще использовать драгоценные камни. Некоторые узоры я не узнаю, ты как их сделал?

– Интуитивно, методом проб и ошибок, – смущенно признался я. – Странно, что никто не додумался до такой конфигурации раньше.

– Может, и думали, но погнались за универсальностью. А возможно, нужен особенный артефактор, вроде тебя, например. Конструкция вышла запредельно сложная и очень необычная. И то, что ты смог сделать такой сложный амулет всего за две недели, меня, если честно, удивляет.

– Ну что тут скажешь – я просто гений, – развел я руками.

– Ну да, – улыбнулась Агния

– Слушай, а давай воительниц попросим зарядить, – воскликнул я озаренный идеей, – вдруг у них получится.

– Он полный, – покачала головой девушка, – сначала нужно разрядить. А как его разрядишь, если он даже при отражении атак постоянно подзаряжается.

Я молча развернулся и шагнул к ближайшей стене – на ней, как и по всей комнате, висели простые защитные амулеты на случай, если я вдруг устрою большой бада – бум и случайно попробую разрушить несущие стены. Сняв со стены сразу два амулета, положил их рядом со своим и замер в ожидании, когда эти странные устройства разрядят друг друга в ноль. Процесс не должен был занять много времени, максимум минут пять. Магическим зрением Агния и я видели, как над двумя амулетами, снятыми со стены, поднялся разноцветный вихрь. Но вместо того чтобы рассеяться в пространстве, сила двух амулетов начала всасываться в мое изобретение, отчего золотой диск снова накалился до красна, а от столешницы, на которой он лежал, начал подниматься дымок.

– Вот сволочь, – выругался я, глядя на такое неправильное поведение своего амулета.

– Нет, это не просто хрень, – задумчиво протянула Агния, – это очень интересная и редкостная хрень. С чем тебя и поздравляю.

Н-да, неоднозначный результат – вроде бы тоже результат, вот только вопросов, что с этим делать, прибавилось.


Москва

Марина находилась у себя в кабинете на пятьдесят девятом этаже делового центра Гордеевых. Выше этажом располагались апартаменты княгини, в данный момент пустующие, так как Ольга пребывала в Нижнем Новгороде. Её светлости можно было работать где угодно – если кого захочет видеть лично, прибегут и не поморщатся – а вот Марине проще было руководить своей службой из Москвы. Из Нижнего тоже неплохо получалось, но в столице пульс империи ощущался намного качественнее. Так ей казалось. В этом году главе СБ клана исполнилось шестьдесят лет, но этот возраст совершенно не ощущался, как и любая одаренная, она могла активно работать и наслаждаться жизнью до восьмидесяти, как минимум. Сорок лет на службе у клана, десять из них отданы полиции и уголовному отделу, остальные забрала СБ. Девочке из не самой благополучной семьи и не мечталось, что она когда-нибудь войдет в правящий род и станет одной из самых значимых фигур Великого клана. Но она поднялась на такую вершину, с высоты которой стало боязно смотреть вниз. И чтобы не упасть, она работала не покладая рук. Марина с большим уважением относилась к Любославе, а к Ольге, несмотря на разницу в положении, относилась, как к собственной дочери. И за малейшую угрозу своей молодой княгине готова была уничтожить любого.

Она уже давно считала себя профессионалом с большим опытом и очень развитой интуицией, и сейчас все её естество кричало, что впереди ждут большие неприятности. Но какие и откуда ждать грядущие проблемы, совершенно не ясно. Вернувшись с Гавайских островов, Ольга пересказала ей разговор с Мидори Мията, и спустя три недели вывод, который смогла сделать Марина благодаря собранной информации, был слишком неопределенным.

Куда делись «Армагеддоны» выяснить не удалось, сколько всего было партий – тоже не ясно. Если они вообще были, хотя подвергать сомнению слова Мията всё же не стоило. Японка не стала бы трепать языком, если бы не была уверена в предоставленной информации. Акцентировав своих девушек на поиск и отслеживание других необычных явлений, получила в ответ шквал отчетов. Во-первых, Кайсаровы и их немецкие подруги из клана Шульц, взятые по приказу Ольги на особый контроль после турнира, два месяца назад провернули интересную сделку. Казань закупила в Германии две сотни тяжелых МПД модели «Sturm». Казалось бы, ничего странного, купили и ладно. Учитывая, что на МПД таких ограничений, как на роботов, нет и российские кланы могут вполне официально закупать такую технику за рубежом. Но!!! Зачем татарскому клану немецкий доспех, если у них есть свой отличный «Зилант»? Но даже это не главное. МПД купили, а в Казань доспехи не прибыли. Границу они пересекли, на таможне отметка есть, но до столицы Татарстана не доехали. Почему? И где они теперь? Для того, чтобы узнать, куда пропали две сотни тяжелых МПД, она привлекла двух своих лучших сотрудниц. В итоге – одна пропала без вести, а вторая успела сообщить, что вынуждена лечь на дно, ибо ей на хвост села СБ Кайсаровых. И вытащить своего человека она пока не могла: Казань превратилась в разворошенный улей, и сработать тихо не получится. Остаётся надеяться, что у агента хватит опыта и везения переждать поднятую волну.

Странное шевеление происходит на землях и других Великих кланов: Адашевых, Морозовых, Орловых и Ливиных. Восемь Сильнейших кланов тоже вдруг начали стягивать всех Альф в родовые земли. Зачем и для чего, не понятно, но для отвода глаз все эти кланы вдруг устроили маневры с роботами и МПД, а Орловы и Морозовы на двоих организовали местечковый турнир по шагающей технике, пригласив для участия несколько простых кланов. И все это накануне празднования дня рождения императрицы. А на её семидесятипятилетие будет огромное количество гостей, в том числе и зарубежных. Праздник будет завтра, пятнадцатого ноября, а сегодня Ольга с Сергеем приедут в подмосковную усадьбу, и Марине вечером идти на доклад. Что рассказать своей княгине, она знала, но сделать чёткий обобщающий вывод не получалось.


Марина замолчала и замерла в кресле, готовая дать пояснения по возникшим вопросам. Ольга, нахмурившись, обдумывала информацию, а Сергей, сидевший на диванчике возле стены, сходу предложил:

– Да что тут думать, предлагаю с Евой поделиться – если не в курсе, скажет спасибо, а ежели для неё это не тайна, значит все в порядке – СИБ охраняет и бдит.

– Завтра, конечно, проговорим, – задумчиво протянула Ольга, – но хотелось бы понимать, что происходит.

– Надо понять, что их всех объединяет, – ответил её муж, – и это явно не дружба или союз. Насколько помню, Ливины с Морозовыми не шибко ладят, причём давно, а Адашевы не переваривают обоих. Орловы вообще на ножах со всеми тремя, и что может объединить такую разношерстную компанию, боюсь даже представить.

– Ты забыл про Сильнейшие кланы и Кайсаровых, – подала голос Марина.

– Да, Кайсаровы напрягают больше всего, – сказал Сергей, – но, возможно, все это просто гигантское совпадение. А главы решили организовать большой пикник.

– Слишком невероятное совпадение, – недовольно произнесла Ольга, – и пикник какой-то неправильный: состав участников выглядит странно, и если добавить сюда немецкие МПД, то вообще все слишком мутно.

– А вот теперь ты забыла про «Армагеддоны», – усмехнулся Сергей.

– Сверхтяжи из другой оперы, – опередила свою княгиню Марина, – это уже Романовы что-то чудят.

– А это, простите, вам кто сказал? – хмыкнул её муж, – Они сами что ли, признались? Вопрос в лоб Еве моя жена еще не задавала, и то, что партия «Армагеддонов» с уральских заводов переместилась в Москву, мы знаем только со слов Мидори Мията. А ваша служба эту информацию подтвердить не смогла.

Женщины задумались над словами Сергея, а потом Ольга, тряхнув своей роскошной гривой заявила:

– Такой груз невозможно скрытно перевезти без участия Романовых.

Сергей, пожав плечами, спокойно заметил:

– Если его действительно перевозили, и Мидори ничего не перепутала. Но иногда даже невозможное становится возможным, можете взять меня в качестве примера.

После небольшой паузы Марина обратилась к ней:

– Ваша светлость, если вас не затруднит, я бы попросила вас связаться с её высочеством немедленно. Лучше перебдеть, чем потом сожалеть.

– Главное, не выглядеть психованной истеричкой, – недовольно буркнула она.

– Почему сразу истеричка? – фыркнул Сергей – Разве одна подруга не может позвонить другой и пообщаться про жизнь?

Ольга, не ответив, набрала телефон Евы и стала слушать гудки. Марина с Сергеем молча ждали, когда принцесса поднимет трубку, но её высочество явно была занята. Она попробовала связаться с Романовой ещё раз пять, но та не отвечала на звонок. Хотя было не поздно, всего шесть вечера.

– Похоже, завтрашнее празднество захватило принцессу с головой, – сказал её муж.

Пришлось писать сообщение, чтобы Ева перезвонила, как только сможет.

– Видно, не судьба, – проговорила она, – Чувствую, придется ждать до завтра.


Алена с Михаилом гуляли по Москве, наслаждаясь обществом друг друга. Они поженились через месяц после Маньчжурского конфликта. Но она пока не привыкла к своему изменившемуся статусу и новому положению в обществе. Было необычно чувствовать себя Гордеевой, одной из самых известных фамилий в империи. То, что она стала шестой женой, её совершенно не смущало, к тому же остальные женщины приняли её очень ласково и отнеслись с большим уважением. Две жены были лекарками первого и второго ранга, еще две работали в полиции главами отделов, а одна была инструктором в Академии пилотов. Все оказались очень доброжелательными и милыми женщинами, и совсем не ревнивыми. Хотя Михаил практически полностью переключился на общение с ней, совсем забыв про остальных жен. Как сказала ей Татьяна – старшая жена и лекарка первого ранга – это нормальное явление. Зато муж стал больше проводить времени дома, а не шлялся не пойми где. Так что остальным женщинам хоть какое-то внимание перепадает. Главное, чтобы снова не пустился во все тяжкие, забыв про то, что дома его ждут уже шесть женщин.

Сегодня они прилетели в столицу вместе с княгиней и её мужем, но в усадьбу с ними не поехали. Миша предложил погулять по Москве, а на ночь остановиться в гостинице в центре города, чтобы завтра поучаствовать в праздничных мероприятиях в честь дня рождения императрицы Марии. Оказалось, он еще месяц назад забронировал номер, и то, если бы не его фамилия, навряд ли бы у него получилось. Каждый год в эти дни в столицу прибывало гигантское количество людей, желающих весело провести время. Множество концертов, грандиозные фейерверки, различные уличные представления, бесплатные угощения – всё это привлекало множество туристов и не только из России. Вот и сейчас, гуляя по набережной недалеко от Кремля, они увидели большую группу туристок, прибывших явно с африканского континента. Шесть больших автобусов выплеснули из себя гигантскую толпу, которая заполонила собой всё свободное пространство. Чернокожие девушки весело переговариваясь на своём языке, радостно улыбались, крутя головами во все стороны, беспрерывно щелкая фотоаппаратами. Но весь этот шум практически мгновенно прекратила гид – экскурсовод. Загоревшая женщина, вышедшая из первого автобуса последней, прокричав всего пару слов, быстро навела порядок, и уже организованной толпой туристки направились в сторону Красной площади. После восстановленного порядка и прекратившегося мельтешения Алена смогла разглядеть, что не все прибывшие девушки были чернокожими, многие из них, несмотря на загар, явно относились к европейкам.

– Какой десант, – хмыкнул Миша.

– Да, прямо воинское подразделение, – согласилась она.

– Почему воинское?

– Слишком быстро восстановили порядок и прекратили шуметь.

– Хм, ну с таким гидом особо не пошумишь. Видела, какая крутая?

Алена не ответила, провожая взглядом толпу и переведя взор дальше на виднеющиеся от– сюда белоснежные башни Кремля, в очередной раз сожалеюще вздохнула. Первой её просьбой после свадьбы было желание попасть на день рождения императрицы, но Миша её сразу разочаровал, сказав, что это невозможно. Из приглашенных будут только главы практически всех российских кланов со своими наследницами и мужьями, у кого есть, некоторые значимые боярские роды и иностранные послы. Княгиня Ольга могла взять с собой своего мужа и родную тётю Ярославу, и всё. И даже то, что Ярослава отказалась – до сих пор ковыряясь в Маньчжурии, устраняя очередные пробелы в обороне – захватить на праздник других людей она не могла. Но Миша пообещал, что на день рождения Евы они обязательно сходят, и там она сможет и с императрицей познакомиться, и с другими титулованными особами.

Погода была хорошая, безветренная и без единого облачка на небе. Валькирии воздуха уже с сегодняшнего дня разогнали все возможные природные катаклизмы, и завтра точно будет солнечно и, несмотря на середину ноября, сухо и комфортно. Солнце уже практически село, и город уже окутывался электрическим светом, давая красивую подсветку историческим зданиям из разных культурных эпох. Молодожены, не спеша, продолжили свою прогулку, в нетерпении ожидая завтрашний день, который обещаел быть интересным и запоминающимся.


«Как же она устала», – подумала Ева, заваливаясь прямо в одежде на свою кровать. Дни рождения бабушки – это что-то с чем-то. Уже который год она отвечает за обеспечение безопасности, и вся эта подготовка постоянно проходит в безумной карусели и вечной беготне. Она уже не в первый раз хотела переложить эту честь на кого-нибудь другого, но мама каждый раз напоминала: «Кто у нас куратор СИБа? Правильно! Ты! Вот и курируй вопросы безопасности». В общем, отвертеться не получалось и оставалось только завидовать младшей сестре. Анастасия снова взяла на себя творческую составляющую праздника. Подбор музыкантов и вообще организация всех мероприятий для развлечения гостей.

«Бедные мои ножки», – мелькнула у неё мысль, пока она без помощи рук сбрасывала туфли. Идея сходить в душ, едва родившись, была затоптана усталостью. Двое суток уже на ногах, и спать хотелось неимоверно. На силе источника можно было взбодриться и пробегать ещё какое-то время, но ни к чему хорошему это не приведет. Чем дольше одаренная не спит, тем хуже откликается симбионт, сигнализируя тем самым – «всё, родная, давай отдыхать». Ещё с утра она поставила телефон на беззвучный режим, и когда появлялось свободное время, бегло просматривала пропущенные вызовы и, если звонок был связан с текущей работой, перезванивала абоненту. Вызовы от Ольги Гордеевой она видела и пару раз хотела перезвонить, но её все время что-то отвлекало. Ольга не из тех девушек, кто будет тревожить просто ради болтовни, от нечего делать, и любой разговор на отвлеченные темы обязательно свернет на какой-нибудь серьезный вопрос. Но, Господи! Как же она не хочет сейчас серьезных разговоров. «Завтра, Оль», – решила она, подгребая под себя подушку. Нужно поспать, а то на празднике будет похожа на зомби. Ева даже поленилась снять с себя юбку и пиджак, точнее не успела, так как практически сразу провалилась в сон.


Я вольготно развалился на диване и смотрел на завораживающее своей причудливой красотой пламя в камине. В правой руке у меня находился мой золотой амулет, который я бездумно крутил между пальцами. Очень странная штукенция у меня получилась. За последнюю неделю я провел серию опытов, которые породили очередные вопросы. Амулет очень странно реагировал на своих собратьев в зависимости от их типа. Силу защитных амулетов он начинал всасывать на расстоянии около полуметра, а когда я в исследовательском порыве положил на таком же расстоянии боевой жезл, моя поделка взяла и сформировала защитное поле. То есть он просто среагировал на потенциальную угрозу, но вот почему он это сделал, я понять не мог. Причём на жезл, заряженный файерболами, он формировал огненный щит, а на жезл с шаровыми молниями он создавал наэлектризованное силовое поле. Прямо искусственный интеллект, блин. А если атаки не происходило, защита через минуту пропадала. Но теперь я его мог хотя бы таким действием немного разрядить, а то эта «падла», начиная всасывать в себя магическую силу, совсем не знала ограничений, и пару раз от полного расплавления и уничтожения я его спасал, помещая в ледяной шар. Правда, в конце остывания амулета ото льда оставалась только мокрая лужица. А единственной атакующей техникой, которая могла его как-то разрядить, оказалась стихия льда. Но от её применения было довольно много шума, да и тупо стоять и долбить по защите ледяными шарами или стрелами было слишком скучно. На мои часы, скрывающие источник от любопытных взглядов, он вообще не реагировал, игнорируя полностью. Пассивный защитный узор в часах, также не вызывал какой-либо реакции.

И вот сейчас вечером мне в голову пришла идея совместить узоры в боевом жезле с моим амулетом. Получается очень интересная конструкция, позволяющая одновременно и вести огонь, и защищаться. И при этом будет постоянно подзаряжаться от атаки врага. Очень заманчивая и привлекательная идея. Но остается вопрос с перегревом и возможным самоуничтожением такого устройства. Ведь если против носителя амулета будет применена слишком мощная магическая техника – например, Валькирией – то мой золотой диск в попытке поглотить такой скачок энергии просто захлебнётся, то есть практически сразу расплавится и выйдет из строя. з И даже более тугоплавкий вольфрам не поможет. В МПД ставят вольфрамовые артефакты, усиливающие магические удары пилота. Но если в доспехе будет Бета, то такой артефакт долго не выдержит и в итоге тоже расплавится.

На боевой жезл идут искусственные алмазы, которые могут выстрелить десятком шаровых молний или огненных шаров, по силе чуть выше уровня Бета. Артефакты защитного поля, стоящие на роботах, делают уже из натуральных алмазов, и от атаки они просто постепенно разряжаются. Насколько хорошо драгоценные камни будут держать нагрев – не известно, нужно поэкспериментировать. А ещё лучше запросить через Ольгу у Елисеевой Веры данные по похожим опытам – кто-то же в роду артефакторов их наверняка проводил. Неужели я единственный кто смог, пусть и случайно, создать поглощающий стихии и тем самым подзаряжающийся амулет? С защитой эксперименты проводятся постоянно, и данные по таким явно обширным исследованиям вполне могут помочь мне наткнуться на красивое решение своего вопроса.

На этой мысли дверь распахнулась, и в гостиную комнату вошла Ольга. Я её не видел, так как сидел спиной к дверям, но мой источник явственно сигнализировал, что это моя любимая женщина. Она задержалась с Мариной в своем рабочем кабинете, обсуждая другие накопившиеся вопросы, а вот я по-тихому решил свалить. Хотелось ещё перед сном поизучать разнообразные узоры артефакторов. Справочники на электронных носителях, оставленные мне Агнией, уже давно перекочевали в планшет, с которым я практически не расставался. Там же в электронном виде находилась почти тысяча интересных узоров с алтаря уничтоженного рода. Правда, к их изучению я пока не приступал, если уж Агния не смогла половину из них идентифицировать, то куда мне своим недоученным рылом туда соваться. Мой учебный период ещё не закончился, хотя мозг без труда запоминал школьную программу для одаренных девочек, идя с явным опережением графика. Но для полноценного освоения необходимого материала мне нужен был ещё год как минимум. Да, многовато времени я потерял на свои предыдущие игрушки.

Ольга плюхнулась рядом со мной и тут же завалилась на диван, положив голову мне на колени. Свои потрясающие длинные и стройные ножки она закинула на подлокотник, отчего её юбка задралась, практически полностью оголив бедра. От такой картины мои мысли естественно вильнули, и только сильная загруженность недавно поднятыми вопросами позволила мне сохранить хладнокровие. Но моя левая рука, самостоятельно и не спрашивая разрешения, начала гулять по доступным участкам тела, заметавшись между потрясающей грудью, красивыми коленками и притягательными бёдрами. Время от времени рука замирала в районе живота, пытаясь на ощупь определить, как там поживает наш второй ребёнок. При этом тактильные ощущения сигнализировали в мозг, что блузка с юбкой очень мешают. Короче, объект изучения необходимо срочно раздеть, дабы провести более качественный анализ всех участков тела. К советам от левой руки прибавились рекомендации другого органа, который строгим голосом напомнил, что бюстгальтер и трусики тоже лишние и их вообще надо снимать в первую очередь. «Богиня искушения», – мысленно улыбнулся я своим желаниям.

Изначально настроившись провести время у камина, я выключил люстры в гостиной, и теперь только свет от полыхающего огня освещал наши фигуры. Мерцающее и неровное пламя очага окрашивало лицо моей княгини в разнообразные и загадочные оттенки. Делая его еще более привлекательным и желанным. Магия огня, магия любви, одним словом – романтика.

– Всё время забываю спросить, что сказала Агния про твой амулет? – улыбнулась моя волшебница.

– Я изобрел новую модель, – улыбнулся я в ответ.

– О – о – о, и как называется?

– По классификации Агнии, это очень интересная и редкостная хрень, – хмыкнул я.

– Хорошая классификация, – рассмеялась Ольга, – И на что она годится?

Я быстро рассказал, что за штука у меня получилась. А также свои выводы по опытам и планируемые задачи.

– Я запрошу у Веры результаты по таким исследованиям, – задумчиво проговорила моя жена. – Думаю, с чем-то похожим они точно сталкивались. А по алтарю у тебя мыслей не появилось?

– Даже не приступал ещё, – признался я и виновато добавил: – Мне ещё основной курс пройти надо. Дальше фантазий мысли пока не забегали.

– На какую тему фантазировал?

– Сколько миров может быть, какой уровень развития. Представляешь, наткнемся на цивилизацию, которая уже давно вышла в космос, освоила Солнечную систему и летает к другим звездам.

Последние слова я произнёс излишне горячо, восторженным тоном фаната «Звездных войн». Ольга в ответ хмыкнула и задумчиво проговорила:

– Думаю, что встреча с такой цивилизацией не приведет ни к чему хорошему. Нам просто нечего будет предложить им для обмена. Будем, как индейцы при первой встрече с европейцами.

– Индейцы для обмена предложили золото, а мы можем предложить им силу источника.

– Представь себе полностью мужской мир, и ты предлагаешь им гипотетическую возможность приобрести магические возможности при условии, что многие из них, скорее всего, умрут, столкнувшись с нашим вирусом. И дать стопроцентную гарантию того, что мужчины смогу управлять силой источника, мы не можем. Возможно, ты так и останешься единственным обладающим такой способностью.

– Зато мы на сто процентов сможем гарантировать долгую молодость, а это знаешь, какой стимул для тех, кто уже в пятьдесят лет чувствует себя стариком? А женщины так вообще душу продадут за возможность выглядеть привлекательно даже в шестьдесят лет.

– Да, душу, может, и продадут, только ты забываешь, что такой эффект получат только те, кто младше тридцати, а представительницы более старшего поколения сильную разницу не заметят, если вообще выживут. Вот и получается, что те, кто у власти – а в основном это люди в возрасте – навряд ли захотят ради призрачной надежды подвергать свою жизнь опасности. Мало кто из правителей способен ради сомнительного во всех отношениях блага для своего народа поставить на кон свою жизнь.

– Радоваться жизни продолжительное время – это благо без всякого сомнения. Сколько хороших и нужных обществу людей умирают, не успев доделать свои дела. В вашем мире практически не знают инфекций и других болезнетворных вирусов – источник убивает любых конкурентов – это практически панацея от всех болезней. Вы счастливые и даже не знаете про такие страшные штуки, как рак или спид. И возможно, всех инфицированных нашим вирусом спасти будет невозможно, но последующее поколение оценит все плюсы в должной мере.

– Готов убить миллионы ради счастья неизвестного числа выживших, – прищурилась Ольга.

– Нет, не готов, – решительно затряс я головой, – но допустим, в другом мире уже существует вирус, который убивает всех без разбора, и лечения от него не придумали. И тут появляемся мы, предлагающие спасти многих и избавить от этой напасти их детей. Согласись, что ради такой надежды рискнут многие.

– Ну – у, с такими условиями этот мир навряд ли достиг других звезд. Не до них им будет. Ведь все силы направлены на борьбу и выживание. В нашем случае идеальным был бы более отсталый мир – работать намного проще.

– Работать с чем? – недоуменно спросил я.

– Мечтатель, – вздохнула моя любовь, – то роботы, то далекие звезды. Про реальность забываешь постоянно. У нас катастрофически низкий показатель мужского населения, огромное количество бесплодных, и нашему миру нужны мужчины. В более отсталую цивилизацию мы можем привнести многие удивительные для них вещи, а в качестве оплаты принимать мальчиков. А если новый мир не шагнул дальше бронзового века, то вообще можно объявить себя богинями и требовать себе в прислугу маленьких детей, самых лучших из которых мы будем забирать с собой на Олимп. Как ты считаешь, я потяну роль богини в каком-нибудь древнем Риме или в славянских племенах?

Последний свой вопрос Ольга задала, весело улыбаясь. Я её улыбку поддержал и с подколкой ответил, вопрошая:

– Тебе так не хватает преклонения? Хочешь, чтобы на тебя молились и возносили хвалу в твою честь?

– Вот ещё, – фыркнула моя жена. – Я оцениваю всё с прагматичной точки зрения, ставя в основу удобство и простоту. Такой шаг будет самым легким. А то, что в качестве сопутствующего элемента меня будут считать богиней, это лишь приятный дополняющий бонус.

Тут я уже не выдержал и рассмеялся, Ольга от меня не отставала. Успокоившись, я проговорил:

– Мы с тобой оба мечтатели. С алтарем пока всё туманно и призрачно. Червячок сомнения во мне пока живет и никуда не пропал. И вполне возможно, что в моём переносе виновата совокупность невероятных совпадений, в которых алтарь сыграл далеко не главную роль.

– Все может быть, – согласилась Ольга. – Но с этой гипотезой можно хотя бы начать работать, и это – главное. А параллельно подумать, как защитить аборигенов от нашего вируса. Ведь он передается воздушно-капельным путем. В общем, это – весьма интересная и захватывающая цель, на которую не жалко потратить и годы исследований.

– Согласен, и в этом деле нам бы очень помог архив Змеевых. Хотелось бы понять, над чем они все-таки работали. Причём работало не одно поколение, ведь алтарю почти сто лет. Тебе Ева, кстати, ещё не рассказала свою версию, кто, и главное, почему уничтожил род артефакторов?

– Увы, – сожалеюще вздохнула Ольга, – мы же после турнира никак не можем встретиться. Сначала Маньчжурия, потом куча дел навалилось, после отдых на Гавайях. Вопросов накопилось уже много, надеюсь, завтра сможем найти время, чтобы все их обсудить.

– Да, вопросов много, – подтвердил я и, переводя тему, спросил: – Как там наш сын?

– Там пока точно неизвестно, сын или дочь, – улыбнулась она.

– Ничего не знаю, должен быть сын, и точка, – безапелляционным тоном заявил я. – Мы же договаривались.

Моя жена рассмеялась и весело проговорила:

– Мы с тобой, конечно, договорились, но как там решит моя инопланетная Принцесса, вопрос к ней.

– Братишка должен был замолвить за меня словечко, – хмыкнул я.

– Ну – у, раз твой Братишка вел переговоры, то тогда, конечно, все должно быть хорошо, – усмехнулась моя богиня.

С последними словами Ольга закинула руки за голову и потянулась всем телом, выгибаясь на моих коленях, отчего блузка на её груди разве что не затрещала, пытаясь сдержать рвущееся наружу великолепие. Такой провокации я уже выдержать не мог, и мои руки рванули к пуговицами, лихорадочно расстёгивая одну за другой.

– Да, наконец-то – промурлыкала моя Валькирия, – а то всё жду, когда же начнешь…

Дальше слова были не нужны, все проблемы отступили, оставив два сердца наедине – утолять очередную жажду любви.


Глава 2
Шторм

Наша представительская Волга въезжала через Спасские ворота Кремля. Охрана на двух внедорожниках отстала, едва мы заехали на Красную площадь. Их на территорию крепости никто не пропустит, ожидать будут, как и все, за крепостной стеной. Я не был знатоком Москвы в своем мире, одна поездка на юниорские соревнования по кикбоксингу не могла добавить мне особенных знаний. Но, как и, наверное, любой житель Российской Федерации, я не раз видел на экранах телевизоров Большой Кремлевский Дворец. Однако в этом мире история пошла другим путем. И на месте привычного моей памяти здания находился величественный и восхищающий своей необычной для Руси архитектурой Екатерининский дворец. Построено было сиё великолепие в правление Екатерины, внучки Софии Великой. Той самой Екатерины, что ввела в империи систему поединков, регулирующих спорные вопросы среди кланов и боярских родов. Если верить историческим хроникам тех лет, строительство предваряла фраза этой, безусловно очень интересной, женщины: «В этот мир пришла магия, а значит, пора построить что-нибудь действительно волшебное». И теперь над белоснежной крепостной стеной вдоль Москвы-реки возвышалось то самое волшебство. Именно таким его видели двести пятьдесят лет назад. Пятиэтажное каменное строение с золотыми куполами и шестидесятиметровыми семиэтажными башнями на краях и по центру. При строительстве использовался белый и розовый гранит. Фасад имел девять широких арок, возвышающихся на несколько метров над стеной Кремля, которые поддерживались высокими колоннами. Длина здания двести метров, и в его архитектуре явно прослеживались восточные нотки, что придавали дворцу настоящий сказочный вид.

Перевёл взгляд на Ольгу. И в который раз убедился, что красота страшная сила. Казалось бы, великолепней выглядеть невозможно – моя жена действительно покоряет с первого взгляда. А нет! Оказывается, можно, недаром женщины столько времени уделяют своему гардеробу. Роскошное бордовое платье, пошитое вручную из крепдешина, атласа и шифона, полностью инкрустированное белыми и черными бриллиантами от двух до пяти карат, некоторые из которых даже окаймлены золотом. Дизайнеры трудились над этим шедевром долгих полгода, и это произведение искусства весит целых десять килограммов. Платье длиной до пола имело несколько оригинальных особенностей. Центральный разрез в передней части платья оголял ноги до самых бедер. Длинная юбка в задней части наряда расширялась от бедра, создавая эффект рыбьего хвоста. Лиф с откровенной V-образной линией декольте прикрывал грудь, а спина была полностью оголена. Платье дополнительно украшалось драгоценным белым узором, который прекрасно гармонировал с общим бордовым фоном. И стоила вся эта красота… пятнадцать миллионов рублей.

Вот только не надо думать, что я заделался знатоком текущих тенденций в мире моды. Делать мне не хрен ещё и в этом разбираться. Это мне Ольга лекцию устроила после того, как я наивно поинтересовался, какой костюм мне взять в Москву – синий или черный? Итогом десятиминутного просвещения деревенского парня стало заявление, что в подмосковной усадьбе меня уже ждет костюм, не уступающий по статусу её платью. Мы же не к Кате Вяземской едем в гости, а идём на день рождения императрицы, и нужно соответствовать.

Зная мою нелюбовь к ярким расцветкам, моя любимая жена всю дорогу фантазировала на тему, как хорошо я буду смотреться в этом яркосалатовом костюме, который мне пошили на заказ. Пошили удивительно хорошо, особенно учитывая, что мерок с меня никто не снимал. И, слава богу – не салатовый! Серо – стальной костюм смотрелся превосходно, дополняли образ бордовая шелковая рубашка и темно – серого цвета бабочка. Ах да, чуть не забыл – добавьте девять пуговиц из золота и восемнадцатикаратных бриллиантов. По три на лацкане рукавов, и три спереди однобортного пиджака.

Фу-ф, кажись, приехали. На старт! Внимание! Марш! Девушка из прислуги распахнула дверь автомобиля, и мы с Ольгой, выбравшись из машины, неторопливо стали подниматься на небольшое крыльцо, ведущее к центральной арке Екатерининского дворца. Да, в настолько элитном обществе я ещё точно не был и императрицу вживую не видел. Надеюсь, вечер мне понравится и бороться со скукой не придется.


Праздничный приём у императрицы – это что-то с чем-то. Я, конечно, уже не тот наивный двадцатитрёхлетний парень, попавший в странную ситуацию и плохо осознающий окружающую действительность. Благодаря заученным файлам я заочно знал практически всех на этом мероприятии. Знал всех друзей или врагов нашего клана. Знал конкурентов или просто настроенных нейтрально. Начал понимать взаимоотношения между остальными Великими и Сильнейшими, а также кланами поменьше. Но я долгое время не выбирался из Нижнего Новгорода, и, кроме как к Вяземским, мы с Ольгой никуда особо не ездили, в основном приезжали к нам, а на день рождения моей княгини прибывал нехилый такой десант. На мой день рождения тоже собиралось много гостей, но уровень приглашенных был пониже. Мы, обычно, с Михаилом на следующий день забуривались в какой-нибудь бар и уже нормально и без лишнего напряга проводили праздник. Но сейчас мне было слегка неуютно – конкретно на такие приёмы тоже нужно уметь ходить, а без опыта очень сложно держаться уверенно.

Чтобы передать всю торжественность царящей атмосферы, надо рассказать о месте проведения праздника. Со стороны набережной Москвы-реки была видна только малая часть Екатерининского дворца. За парадным фасадом скрывался огромный комплекс зданий и с таким количеством комнат и залов, что обойти их все невозможно и за несколько суток.

Моя память очень долго пыталась подобрать аналогию к тому впечатляющему залу, в котором происходило всё это мероприятие. В итоге остановился на Большом тронном зале Эрмитажа, больше ничего похожего вспомнить не смог. Золотые барельефы и другие разнообразные узоры на белоснежном фоне смотрелись роскошно. Только здешний зал носил имя Софийского и был раз в пять крупнее, а вторым этажом поверху шла полноценная терраса с арками и белыми мраморными колоннами. На ней также прогуливался народ, предпочитающий любоваться на всё происходящее действие с верхнего этажа. Либо пробовать разнообразные закуски, ибо фуршетные столики располагались там же.

Негромкая музыка от живого оркестра. Своеобразным дополнительным световым оформлением перемигивались вспышки фотоаппаратов в руках профессионалов. Бесшумные официантки обходили присутствующих с аперитивом.

Женщины! Даже достаточно большое количество мужчин как-то потерялось на фоне блистающих представительниц прекрасного пола. Роскошь и великолепие, блеск драгоценностей и запах изысканных духов. Атмосфера власти, силы и богатства. Высший свет в лицах: лидеры своих родов, главы самых могущественных кланов империи в одном месте. Что-то похожее было на нашей свадьбе, но там весь день прошёл для меня в таком калейдоскопе, что я не особо обращал внимание на лица, и к тому же я тогда не знал всех настолько подробно, как сейчас, и это знание теперь добавляло уважения к моим мыслям.

Программа вечера оказалась насыщенной: церемония представления гостей императрице, торжественная часть с речами, концерт, фуршет, свободное общение.

Её императорское величество Мария держалась непринужденно и демократично. Нет! Никакого панибратства и обнимашек с очередной поздравляющей её главой клана или сильнейшего рода. Она держалась величественно и с большим достоинством, как и положено абсолютному монарху, но никакого тщеславия я не увидел. Выражения недовольства полным отсутствием у подданных раболепного обожания я также не разглядел. В общем, тщеславный двор тщеславного монарха – точно не про это место.

Нашей паре уделили времени, как и остальным приглашенным, и всё поздравление уложилось в минуту. Мария сказала, как она рада нас видеть. Ольга в ответ заверила, что мы рады ещё больше, присутствуя на таком мероприятии. И от всей души поздравила с юбилеем. Я тоже коротко добавил что-то про здоровье и благополучие. Императрица выразила надежду, что вечер нам понравится, и на этой ноте мы пошли фланировать по залу, останавливаясь возле интересующих Ольгу персон. В общем, как-то быстро у меня все же родилась и окрепла мысль, что подобные мероприятия очень слабо друг от друга отличаются, в независимости от того, кто организатор.

Вяземские также присутствовали в полном составе: и Влада, и Катя были со своими мужьями. Екатерина получила мужа два года назад, а подобрали его в нашем клане, причём в роду Елисеевых. Пообщавшись с ними минут пять, пошли гулять дальше и, наконец-то, наткнулись на Еву. Принцесса с недовольным видом выговаривала своей родной тёте Регине, что-то по поводу лишних людей на празднике.

– Дорогая племянница, тебе не кажется, что несколько человек, которых я провела своим именем, оказав им тем самым большую честь, не заслуживают устроенной тобой истерики.

Сказано было всё с явной насмешкой, на что Ева, явно сдерживая более гневные слова, жестким тоном ответила:

– Ты можешь проводить кого угодно, но только после того, как поставишь в известность меня. Я отвечаю за безопасность, и, прежде чем попасть на такое мероприятие, все люди должны пройти проверку. А по троим из этой пятерки у меня уже появились вопросы. И, пожалуй, я дам команду своим девушкам, чтобы они вывели их из зала прямо сейчас, а всем любопытным обязательно будет доведено, что тетя Регина немного зарвалась.

– Зарвалась как раз ты детка, – мрачно прошипела визави Евы, – своим явным неуважением ко мне. И если ты думаешь, что я стану такое терпеть, то ты очень глубоко заблуждаешься.

– Правда, что ли, – хмыкнула Ева, – И что ты сделаешь?

– Увидишь, – резко бросила Регина, и не глядя на меня с Ольгой, быстрым шагом прошла в сторону лестницы, ведущей на второй ярус зала.

– По-прежнему не ладите? – спросила моя жена после приветствия своей подруги.

– Не ладим – не то слово, – хмуро ответила принцесса.

Но не успели мы толком начать общение, как события стремительно понеслись вскачь. Первым делом я почувствовал нарастающее жжение в кармане брюк. Я настолько привык за последнюю неделю таскать с собой свой защитный амулет, что, даже выезжая из усадьбы, на автопилоте сунул его в карман. И всю дорогу провел за планшетом, рисуя в специальной программе различные конфигурации узоров, чтобы потом повторить их на практике. И теперь я, быстро вытащив своё изобретение, недоуменно огладывался вокруг, пытаясь понять, на какую атаку он среагировал. «Вот гад! Наверное, присосался к кому-нибудь», – подумал я, переключаясь на магическое зрение. И первое, что бросилось в глаза – это серый «туман», быстро заполняющий всё видимое пространство. Серая дымка стремительно окутывала весь зал, поглощая фигуру за фигурой. Ольга с Евой уже скрылись с головой в этом странном мареве, а вокруг меня сформировалось защитное поле красноватого цвета. Защитная сфера, в которой я оказался, не превышала размерами метровую окружность. А тем временем амулет в моей руке стал потихоньку остывать, отдавая свою силу на поддержание защиты от этого странного явления.

Я хотел уже хотел окликнуть девушек, чтобы привлечь их внимание к этой странности. Как Ольга, резко прервав разговор, удивлённо воскликнула:

– Что с источником?

Одновременно с её возгласом раздались глухие хлопки выстрелов, и следом зал наполнили крики людей. Я успел увидеть брызги крови из простреленной головы императрицы и падающее тело её дочери Юлианы, матери Евы. Но кровь появлялась не каждый раз, некоторые люди оседали на мраморный пол без видимых повреждений, и мне показалось, что таких было большинство. Чисто интуитивно я шагнул ближе к Ольге, стараясь защитить свою жену и не рожденного ребенка. Ева тоже оказалась в пределах сферы моего артефакта. Вовремя! Защитное поле покрылось вспышками, останавливая пули. «Пули? Значит стреляли на поражение! Княгиню Гордееву, как и императрицу с наследницей и внучкой, не планировали оставить в живых! Ах, вы ж, суки!» Две девушки, стоящие на верхней террасе, продолжали беспрестанно стрелять по нашей троице. Я начал пятиться назад, толкая спиной прижавшуюся ко мне Ольгу. Принцесса, сообразив, что происходит что-то страшное, но оставив все вопросы на потом, также спряталась за мной, и вот так втроем мы и пятились к ближайшим дверям. Крики в зале не утихали, люди метались по огромному помещению, пытаясь выйти из этого ада, но, похоже, двери были заблокированы. И возле каждого выхода скопилась уже приличная гора трупов. Или не трупов?

Еще в самом начале разговора и до момента этого массового отстрела мы находились недалеко от лестницы на верхнюю галерею, а рядом с ней было сразу два выхода. К одному из них мы и продвигались максимально быстро. Но, похоже, не так уж быстро, поскольку нападавших оказалось больше, чем мне казалось, и достаточно, чтобы уделить нашей троице повышенное внимание. Я, конечно, понимал, что раз в помещении, полном одаренных женщин самого высокого ранга, никто не смог оказать сопротивление этой неожиданной атаке, значит дело нечисто, но попробовать-то надо.

– Ольга, ну что ты там копаешься, убей уже кого-нибудь, – рявкнул я за спину.

– Не могу, источник как с ума сошел, не откликается совершенно.

Голосок у моей супруги звучал весьма растерянно, хорошо хоть не испуганно.

– Справа, – это уже Ева крикнула мне в правое ухо.

«К чёрту секретность, иначе завалят», – мрачно подумал я, выпуская сразу четыре файербола в сторону лестницы, по которой спускались сразу три вооруженные автоматами девушки. В учебных поединках с Ольгой или Веленой я привык видеть, как моя атака гасится защитными полями моих наставниц. Но видно, артефакт, заблокировав источник у всех одаренных, также не позволял автоматчицам пользоваться своей силой. Мощный взрыв сотряс лестницу, расшвыривая с неё стрелков. Я хотел зашвырнуть два огненных шара в сторону дверей, чтобы гарантированно сорвать их с петель. Но два десятка тел перед ними остановили меня в последний момент. Их наверняка накроет взрывом, а мне показалось, что не все из них были мертвые. Кровь я заметил лишь на некоторых их них. Но самое главное, я успел зафиксировать краем сознания, когда потянулся к своему источнику за очередным атакующим узором – количество готовых плетений стало меньше. Прямо на моих глазах один из воздушных узоров вдруг распался, а моя попытка быстро собрать звезды провалилась – они меня просто не слушались. «Защита пропускает и сдерживает воздействие „тумана“ уже с большим трудом, а значит надо рвать когти и побыстрее», – пробежала у меня мрачная мысль, ибо до этого момента, после удачной атаки файерболами, у меня на секунду мелькнула идея тупо загасить всех нападавших своей силой. Но теперь мне может просто не хватить времени и количества оставшихся боевых плетений. Ведь новые я сформировать не смогу, да и массой могут просто завалить, а ещё нужно прикрывать собой девушек. «Короче, валим отсюда», – решил я.

По огромному залу всё еще носились люди, пытавшие избежать выстрелов, но от первоначального количества из примерно шестисот человек, на ногах осталось всего пару сотен. С момента начала обстрела и нашего движения к ближайшей двери прошло от силы минуты три. Мы уже стояли рядом с дверью, которую девушки, прячась за моей спиной, пытались безуспешно открыть, когда громкий выкрик перекрыл шум выстрелов и оставшейся на ногах толпы людей.

– Убейте Еву, не дайте ей уйти.

Такую замечательную фразу прокричала Регина, родная тётя Евы. «Вот это, что ли, называется – не ладим? Ни хрена себе приуменьшили. Тут другой эпитет подойдёт больше – чтоб вы сдохли, как сильно я вас люблю.» На нас перенаправили огонь сразу несколько вооруженных женщин, и я с удивлением узнал Елизавету Морозову и Азиму Кайсарову с пистолетами в руках. С галереи, на втором ярусе на противоположной стороне зала, к двум стрелявшим по нам девушкам присоединились ещё трое с автоматами.

– Серёж, дверь не открывается, – воскликнула за моей спиной Ольга.

«Так, где тут у меня новый узор в стихии льда?» – нырнул я в свой источник. «Абсолютный холод» – замечательное плетение, правда, узконаправленное. Не защитное точно, а к атакующему классу его можно отнести лишь условно. Хотя при штурме помещений в некоторых случаях поможет обойтись без особого шума. Протянув руку назад, не глядя приложил ладонь к двери в районе замка. Слава богу, этот узор ещё не распался. Выпущенная мной сила сейчас проморозит дверь, сделав дубовые створки хрупкими, как лёд. Жидкий азот может нервно курить в сторонке – на такое ему потребуется времени гораздо больше. Моей силы хватило, чтобы за секунду разрушить структуру плотной древесины. Белый круг диаметром почти в метр накрыл обе створки двери, и девушки одновременно толкнув плечами, наконец-то проломили преграду и смогли освободить нам путь из этого негостеприимного места. Под градом пуль мы выскочили в коридор, а я успел для острастки швырнуть последний файербол в подобравшихся слишком близко стрелков. Результат своей атаки я уже не увидел, ибо рванул за Евой и Ольгой по коридору.

Девчонки в своем порыве слегка увлеклись, забыв, что силой источника пользоваться не могут, и едва не нарвались на группу из четырех латниц в легких МПД. Те сразу открыли огонь из плазменных ружей, но Ольга успела дернуть Еву обратно за угол, а я, выскочив в новый коридор и быстро срисовав количество врагов, не снижая хода, понесся прямо на них. Нам нельзя тормозить, нужно сносить заслон, иначе погоня из Софийского зала зажмёт в клещи, и тогда точно конец. На ходу нырнув в боевой режим, что получилось с некоторым трудом, тут же отправил два «Воздушных кулака» в сторону своих противниц. Пробежать нужно было всего метров сорок, но атакующая техника стихии воздуха без проблем снесла МПД ещё метров на пять. Конечно, девушки в доспехах не особо пострадали и практически сразу начали вставать на ноги, но я уже был рядом. Поднявшуюся первой я насадил на ледяное копье, практически пришпилив доспех к стене, вторую отправил в очередной полёт мощным ударом ногой в грудь. И, быстро подобрав выпавшее из рук первой латницы плазменное ружье, расстрелял в упор оставшихся в живых. Лёгкий МПД – это вам не средний и тем более не тяжелый доспех. Десяток выстрелов на каждую, и поле боя осталось за мной, как и четыре трупа на совести, но это меня сейчас совершенно не волновало. Я был слишком зол, а мысль о том, что моих Ольгу и ещё не родившегося сына хотели убить, приводила в ярость.

Подбежавшие девушки сходу подобрали плазменные ружья и, прихватив дополнительные батареи, мы снова рванули вперёд.

– Ева, – на бегу окликнул я принцессу, – где твои люди? Верные люди, – уточнил я под конец.

– Я уже не знаю, где верные, а где враги, – зло ответила высочество.

– Ольга, связь с охраной? – спросил я свою жену, на бегу достав телефон, но индикатор показывал, что уровень сигнала нулевой и звонить бесполезно.

– Нет связи, одни шумы, – крикнула моя жена.

– Здесь налево, – резко выкрикнула Ева, толкая малоприметную дверь.

Я бежал впереди и закономерно успел проскочить метровую нишу, в которой располагался проход. Пришлось возвращаться. Быстро заперев дверь на старинный железный засов, я рванул вслед за девушками. Ева на бегу пояснила, что здесь нет камер, и мы сможем дойти до арсенала, где должна находиться охрана. Этот коридор был гораздо уже предыдущего, шириной едва ли больше полутора метров. Да и выглядел он редко посещаемым и весьма неухоженным, а по стенам тянулись куча разноцветных кабелей. По ходу движения было пару ответвлений, но мы продолжили свой забег прямо, никуда не сворачивая. Пока было спокойно, я хотел протянуть Ольге амулет и попросить проверить работу источника. Но, оглянувшись вокруг, магическим зрением увидел, что нас окружает всё та же серая дымка, и резко передумал проводить эксперимент именно сейчас. Ведь если моя жена не сможет воспользоваться поднявшимся в рейтинге «охренительно крутым девайсом», то мои оставшиеся узоры распадутся и, кроме плазменных ружей, нам больше нечего будет противопоставить неожиданной встрече с желающими нас убить. А что такие будут, я даже не сомневался. И целых узоров у меня осталось мизерное количество. Из атакующих техник могу еще воспользоваться двумя «Воздушными кулаками» уровня Гамма, и по одному: «Шаровая молния», «Ледяной шар» и «Ледяное копье» уровня Дельта – и всё, батенька, дальше только врукопашную пробиваться. Защитных тоже с гулькин нос: два «Огненных» и один «Воздушный щит» уровня Гамма. Десяток узоров уже растаяло, заставляя меня нервничать, ведь на сколько хватит ещё амулета, было не понятно. Подзарядить я его не мог – звезды источника меня не слушались и совершенно не хотели перетекать в него. А значит, скоро останемся с одними ружьями наперевес, и идти только с таким оружием против превосходящих сил врага не хотелось совершенно.

Узкий коридор привел нас к винтовой лесенке, ведущей вниз и вверх. Мы побежали вниз. Я-то в туфлях чувствовал себя более-менее сносно, а вот девушки на высоких каблуках явно испытывали дискомфорт. Надеюсь, в охране арсенала остались верные трону люди.


Регина мрачно смотрела на мёртвую мать и свою родную сестру. Но мрачность мыслей вызывал не вид её убитых родственников, а то, что так долго подготовляемая операция дала сбой. Несмотря на тщательный просчет всех возможных мелочей, они не смогли учесть, что Ева невероятным образом сможет выскользнуть из ловушки и уйти.

– Мы же проверили множество защитных амулетов и артефактов, и ни один не смог остановить или нейтрализовать действие «Оборотня». Как такое произошло? – сохраняя внешне абсолютное спокойствие, обратилась Регина к окружавшим её людям.

– У меня есть предположение. – подала голос Азима Кайсарова, – Не так давно Ольга Гордеева наградила родовым гербом молодую мастерицу-артефактора. Очень молодую. И даже выкупила для неё земли давно уничтоженного рода Змеевых, заново отстроив поместье. Возможно, именно необычными амулетами эта девушка и заслужила такое право.

– А ещё, файерболы посылал явно её муж, и, кроме как с помощью специально разработанного амулета для использования неодаренным, я не знаю, как он мог это сделать, – добавила Анна, глава клана Орловых.

– Ирина, – мгновенно обратилась бывшее высочество, а теперь практически единственная претендент на трон к сильно загоревшей женщине. – Возьми вертолеты и привези мне эту девушку. Живой привези, – жестко добавила она.

– Поняла. Всё сделаю. – коротко ответила та, быстро направившись на выход из зала.

– Остальные продолжают работу по плану, – продолжила Регина раздавать указания, – Елизавета, что с Евой?

– Нырнула с четой Гордеевых в технический тоннель – хмуро ответила глава клана Морозовых, – Ведём преследование, но пока их не нашли, а камер там нет.

– Она должна умереть, иначе всё бессмысленно, и Гордеева тоже – слишком дружна княгиня с принцессой и никогда не примет меня. Вся в свою мать – Любославу, гордячка, каких поискать. Я думаю, Ярослава смирится со смертью своей племянницы в обмен на статус главы клана. Зачищайте Кремль, всех спящих перенести в казематы вниз, поговорим с ними позже. Трупы снести во двор, а я – в операционный зал, пора разобраться с охраной на Красной площади. Постарайтесь не допустить лишних смертей. Главы и так будут более чем недовольны принудительным усыплением. Надеюсь, ваши люди готовы?

Дождавшись утвердительных ответов примкнувших к ней глав кланов, Регина ненадолго замерла перед телом своей матери. «Ты была не права. Я была старшей, лучше и сильнее Юлианы, даже несмотря на изъян. Мне не повезло – ген моего отца оказался с браком, и пусть я владею только одной стихией, зато более сильной Альфы в умении управлять огнём вряд ли найдется во всей империи. Но ты передала право наследования младшей дочери, совершенно наплевав на чувства старшей. Я почти смирилась и, если бы не артефакт Змеевых, никогда бы не рискнула побороться за свое право на трон.» Ей повезло, что род артефакторов решил продать свое изобретение именно Романовым, и второй раз повезло, что высокопоставленная сотрудница СИБа, к которой они первоначально обратились, была слишком ей обязана. План восстановить справедливость созрел моментально, но после проверки работоспособности артефакта пришлось зачистить род. Для реализации её сырого на тот момент плана требовалось время, а для производства всего лишь одного «Оборотня», если работала одна мастерица, уходило до двух месяцев включительно. Название придумали Змеевы. Одаренная, превращённая в обычного человека – чем не оборотень? Змеевых пришлось убрать, так как они в любой момент могли проговориться той же Юлиане на каком-нибудь приёме. Правда Регина чуть позже пожалела, что без разбора зачистила весь род, вдруг у них были ещё интересные секреты. Ну, что сделано, то сделано, сожалеть поздно. Пришлось удовлетвориться документацией и тремя работающими артефактами.

Найдя пятерых артефакторов и посадив их практически под замок в своей усадьбе под Москвой, поставила производство «Оборотней» на поток. Хотя на поток – это громко сказано, выходило всего десять артефактов за три месяца. А ей, чтобы перекрыть весь Кремль, нужно было двести штук. И за тридцать лет смогли изготовить всего три сотни этих сложных устройств. Она могла, конечно, и с помощью одного «Оборотня» грохнуть свою мать и сестру, но это ни к чему хорошему не привело бы. Её мало кто поддержал бы из рода, наверняка подняли бы вой, что она бракованная и встать во главе государства недостойна. А значит, нужны были союзники.

Романовы по праву считались сильнейшими в империи. За сотни лет грамотной политики в род привлекли огромное количество сильных и способных одаренных, но теперь он разбух от слишком большой численности людей. И ведь многим из них хотелось встать у руля огромной империи, стать значимой во всех отношениях фигурой, но, увы, все места были расписаны на многие года вперёд. И хоть Мария старалась подобрать каждой в роду теплое местечко, чаще всего это место не соответствовало потенциалу очередного родственника. И недовольных таким положением дел было много, правда, хватало и таких, которым, кроме хорошей и беззаботной жизни, больше ничего и не надо было.

Нет. Она не кинулась сразу вербовать себе сторонников. Среди сильных и значимых фигур она не котировалась совершенно. Многие ей сочувствовали, но пойти за ней и поддержать во время переворота рискнут, скорее всего, единицы. Причем это будут люди не близкие к вершине властной пирамиды. Позиции матери в роду были незыблемы и казались нерушимыми. А Регине требовалось одновременным ударом уничтожить всех возможных претендентов на престол, не оставив никого, кроме себя. Использование артефакта позволяло ей ликвидировать одаренных силами простых людей.

Но требовалось время. Гигантское время для того, чтобы подготовиться и, когда большинство соберётся вместе, перекрыть им любую возможность пользоваться силой источника. Ведь если пара сильных одарённых выскочат из ловушки, они смогут потом организовать сопротивление Регине, как незаконно захватившей власть. Когда она подсчитала, сколько нужно «Оборотней» для того, чтобы гарантированно накрыть весь Кремль, плюс какое-то количество необходимо оставить для мобильных групп, которые в час Х начнут отстрел остальных неугодных ей, она чуть не взвыла. Тридцать лет! Именно такой срок выходил по всем показателям. Впору самой застрелиться от безысходности. Гигантский промежуток времени, требующий огромного терпения и осторожности.

Среди своих многочисленных родственников работать было и проще, и сложнее одновременно. Проще, так как она знала всех очень хорошо, а сложнее, потому что любая «крыса», вдруг струсив, могла заложить её с потрохами и тем самым подняться в иерархии. Поэтому вербовку в роду Романовых она оставила напоследок. Когда всё будет готово, тогда и можно продемонстрировать им силу артефакта и пообещать увеличить их статус. Она фиксировала и выявляла явных бунтарей, недовольных, как и она, своим положением. Если их позиция и взгляды не поменяются, они обязательно поговорят. А пока готовились артефакты, она искала человека со стороны для выполнения самых грязных поручений. Ни с кем не связанной и при этом обязанной ей лично. Она вспомнила про отверженных и, подняв архивы, нашла данные на расформированный клан и изгнанный из империи правящий род. Княгиню Булатову она нашла в Эфиопии. Организовав встречу на одном из средиземноморских курортов, Регина с первого же раза поняла, как ей повезло. Глава рода, вынужденная покинуть родину в пятнадцать лет, жаждала вернуться домой любой ценой и была готова на всё ради этого шанса. Будущая императрица пообещала Ирине возродить клан и вернуть прежний статус. И собиралась сдержать обещание, ей нужна была личная и обязанная ей гвардия.

Но этого безусловно было мало, даже если она уничтожит всех своих конкурентов, наверняка найдутся выжившие, более достойные, чтобы сесть на трон империи, а если таких поддержат другие имперские кланы, она не удержит власть. Регина стала более активно посещать различные приёмы, организованные Великими и Сильнейшими кланами, не гнушалась почтить своим присутствием и более слабых по рейтингу. Интерес представляли в основном те семьи, на чьих удельных землях фиксировался произвол и злоупотребление властью. Вот эти княгини или графини заслуживали её повышенное внимание.

Она знала, что предложить властительницам, явно недовольным ограничениями, налагаемыми законами империи. Свободу!!! Полную свободу действий на своих землях, если поддержат её право на трон. Самым воинственным – пообещать разобраться с Китаем и показать наконец-то беспокойным соседкам, кто в этом мире хозяин. Поднимаемая тема про драчливых китаянок действовала всегда безотказно. Те, у кого были земли в Маньчжурии на границе, хотели их расширить и ударить наконец-то по азиаткам всей мощью. Правда Гордеевы и Демидовы, например, были полностью всем довольны и большой войны не хотели. А кланы, упустившие возможность экспансии на территорию Китая больше ста пятидесяти лет назад, теперь наоборот желали получить ещё один кусочек родовых земель. Но дальше осторожных вопросов дело не пошло, она не торопилась – слишком много было сторонников у её матери, и, чтобы победить, нужно учесть все мелочи, не оставив ошибкам и шанса. А потому Регина ставила только очередную галочку напротив фамилии.

После переворота род Романовых ослабнет. По её плану должны были погибнуть все четыре Валькирии и многие Альфы. С этими договориться не представлялось возможным. У них имелось всё, о чём можно было мечтать. И ей нужно подстраховаться от давления союзных кланов. Артефакт – это хорошо, но желательно иметь ещё и явно зримую силу, чтобы любой стало понятно – её власть нерушима даже без Валькирий. «Армагеддон» – новейший сверхтяжелый робот, способный на равных биться с Валькирией, а любую Альфу практически размажет, если пилот не будет сильно тормозить. Регина смогла выбить у матери должность директора завода по производству сверхтяжелых «Армагеддонов». Мария только обрадовалась, что вечно недовольная старшая дочь перестала злиться и решила помочь клану делом. Модель только собирались поставить на конвейер, и Регина успела подсуетиться и назначить на нужные должности своих людей, чтобы в необходимый момент у неё под рукой оказалась сотня этих несокрушимых роботов. Пилотов, уже прошедших обучение по заранее переданным программам, привезла Булатова, и они уже заняли места в кабинах этих монстров. Те ещё «милые» девочки, с полным отсутствием моральных принципов, но оно и к лучшему – эти точно не будут сомневаться, даже если она прикажет сровнять Москву с землёй. А она прикажет, если не окажется другого выхода.

У неё меньше суток, на то чтобы убить Еву, поговорить с усыпленными главами кланов и родов и взойти на трон. Главное – это Великие и Сильнейшие кланы, за нанесенную обиду она предложит им полную свободу на своих землях, и множество преференций на будущее. Большинство должно согласиться, а меньшинство просто смирится с изменившимся положением дел, а потом привыкнет и будет радоваться новой императрице. Входящие в состав клана Романовых двадцать пять родов шли отдельной строкой. Это было самое слабое и непредсказуемое звено. Просто убить их нельзя, но если эти гордячки встанут в позу, другого выхода не будет. Но она надеялась, что узрев силу артефакта и поддержку Великих кланов за её спиной, им проще будет принять изменившиеся реалии. Но начать нужно с послов других государств, а то через несколько часов поднимется международная буря протеста, и Российская империя также может забурлить.

Сейчас по всему Кремлю и Москве её сторонники отстреливали тех Романовых, что не пошли на праздник, но при этом им не было места в её планах. Пользуясь суматохой, нужно уничтожить всех тех, кто может потом вставить палки в колеса. Устранить их после будет гораздо тяжелее, решат, что она совсем с катушек съехала, раз своих убивает. Но главное все же остаётся найти Еву. Живая наследная принцесса – это флаг для остальных, и огромные проблемы для неё, несмотря на большую и знатную кучу заложников. Да и Гордеева Ольга, гуляющая на свободе, далеко не подарок.

Тридцать лет подготовки прошли продуктивно, и столь большое количество времени точно затрачено не зря. Она смогла подстраховаться по всем фронтам. Сотня «Армагеддонов» не даст и шанса тем, кто решит сохранить верность Еве, если та вдруг сумеет вырваться за пределы Кремля. Десяток кланов уже повязаны с ней большой кровью, и другого пути, кроме как идти до конца у них уже нет.

Тряхнув головой, прогоняя ненужные мысли, Регина направилась на выход из зала – работы предстояло ещё огромное количество.


Марина находилась в своём кабинете, перебирая документы, когда по рации раздался вызов от Вероники – начальницы группы охраны, отвечающей за безопасность огромного делового центра. В связи с выходным и праздничным днём все офисы не работали, кроме её службы. В их работе перерывов не бывает. И она сама, тоже ненормальная – нет бы отдохнуть как все, так нет, понесло на работу.

– Госпожа, к нам забежала раненная одаренная, по документам Нина Романова, ранг Бета, глава отдела из Министерства Финансов. Утверждает, что на неё со спутницей, также Романовой, напали прямо на улице. Родственницу заколи ножом на её глазах, а ей удалось вывернуться и убежать, а нападавшие открыли огонь из пистолетов. Прострелено плечо и рука, а ещё…

Девушка замялась, думая говорить или нет, но вбитое Мариной правило докладывать обо всём, невзирая на бредовость озвученного, все же взяло вверх, и глава охраны продолжила:

– Романова утверждает, что в момент нападения с неё слетел доспех духа, и она не могла пользоваться источником.

«Вот оно! Начало? Или уже конец ожидаемых неприятностей?» – мелькнула у главы СБ мысль.

– Поднимите её в лазарет, я сейчас буду.

Служба безопасности клана занимала пять верхних этажей, кроме последнего. Спустившись на пятьдесят пятый, Марина прошла в кабинет лекарки и успела увидеть, как две её девушки укладывают раненую на кушетку. Лекарка первого ранга справилась за пять минут, застрявшая в плече пуля самостоятельно вышла из раны, а сквозное ранение руки было залечено ещё за минуту.

– Марина Гордеева, глава СБ клана, – представилась она. – Расскажите, пожалуйста, ещё раз более подробно, что с вами произошло.

За следующие пятнадцать минут Марина, задавая уточняющие вопросы, восстановила всю картину происшествия. Две Романовых после похода по элитному торговому центру, находящемуся в пятистах метрах от делового центра Гордеевых, не успели дойти до своей машины на парковке, как перед ними тормознул микроавтобус. Нина замешкалась, поправляя ремешок на туфле, а её родственница Василиса успела пройти шагов пять, как выскочившие из машины четыре девушки быстро скрутили подругу и несколько раз пырнули её ножом. Остатки рефлексов после службы в роте МПД позволили Нине, после бесполезной попытки уничтожить нападавших с помощью источника, рвануть в сторону проспекта. Прикрываясь машинами на парковке, она уже бездумно побежала вдоль проезжей части, и вот здесь на открытом пространстве её и настигли пули преследователей. Защитный амулет почему-то не сработал. А заметив на фасаде герб клана Гордеевых, решила поискать убежища у них.

Деловой район в будние дни представлял собой разворошенный муравейник, а в выходные и тем более праздничные здесь всё будто бы вымирало. Было очень тихо, людей практически нет, и только редкие машины и некоторые работающие рестораны или торговые центры были очагами небольшого скопления народа. Лишь немногие, воспользовавшись тем, что основная масса людей поехала в центр на торжественные мероприятия по случаю дня рождения императрицы, решили посетить деловой район, дабы спокойно и без толчеи посетить магазины или посидеть в практически пустом кафе или ресторане.

– Как ваш источник сейчас? – спросила Марина пострадавшую.

– Почти хорошо. Все узоры, правда, распались, и звезды крутятся как сумасшедшие, но вроде уже чувствую отклик.

– Госпожа, – раздался в наушнике немного нервный голос Вероники, – три представителя СИБа требуют выдачу преступницы, скрывшейся в нашем здании.

Марина замерла, обдумывая новую информацию.

– Сейчас спущусь, – проговорила она в микрофон, и обратилась уже к Нине. – Вы часом никакой закон не нарушили?

– Вы что? – затрясла головой сорокалетняя по документам шатенка. – Я на хорошем счету, а Её Императорское Высочество Юлиана неделю назад на встрече сообщила, что я иду на повышение.

– Судя по представителям СИБа, требующим вашей выдачи, кому-то вы очень нужны, – задумчиво проговорила Марина. – А по недавнему нападению можно сделать вывод, что нужны в исключительно мертвом виде.

– Я не понимаю, – растерянно проговорила женщина. – Я правда ничего не нарушала.

– Оставайтесь здесь, сейчас разберёмся, – сказала глава СБ клана.

Выйдя из лифта на первом этаже, Марина сразу увидела трёх женщин, стоявших по центру просторного холла. Поздоровавшись с безопасницами, запросила документы на задержание Нины Романовой. Документы были в полном порядке, и классическая фраза тоже присутствовала – «Доставить живой или мёртвой».

– Вам не кажется, что вы весьма грязно работаете? – сказала Марина, предварительно упомянув историю Романовой.

– Что делать, – усмехнулась старшая из группы, назвавшая себя Еленой, – все мы люди, думаю, и ваши девушки иногда далеки от безупречного исполнения приказа.

– Странно, что Юлиана сначала обещает повышение, а спустя неделю её дочь выдает приказ на арест в любой форме, – задумчиво проговорила она, ещё раз глянув на печать Евы в ордере.

– Это она вам рассказала? – снова усмехнулась безопасница, – Ну так я вам и не такое могу напеть. Давайте уже не будем тратить ни моё, ни ваше время, отдайте нам преступницу, и мы поедем.

Последнюю фразу Елена произнесла жестко и попыталась надавить на Марину взглядом. Та только внутренне усмехнулась столь наивной попытке девушки продавить её авторитетом своей службы. Отдавать Нину Романову не хотелось.

Во-первых, та совершенно не производила впечатления человека без чести и достоинства. А в бытность работы в полиции Новгорода, она хорошо научилась разбираться в людях и умела отличать плохих от хороших. Или от тех, кого следует убить сразу на месте, делая мир чище. Работа в СБ ещё больше добавила ей опыта.

Во-вторых, выполняя приказ доставить живой или мёртвой, сибовцы всегда пытаются доставить объект живым и только в случае ожесточенного сопротивления начнут работать жёстко и по второму варианту. Но при наличии артефакта, снимающего доспех духа и блокирующего источник, даже самую крутую одаренную они могут спеленать как младенца. Максимум в чём могла согрешить Нина – это финансовая афера, но за такое убивать на месте точно не станут, сначала нужно поговорить. Странная ситуация, но документы в полном порядке, и она обязана выдать представителю СИБа запрашиваемого человека. Если бы речь шла о девушке из клана Гордеевых, то она могла потянуть резину или вообще отказать до получения прямого приказа от главы своего клана. А здесь речь вообще о чужачке, и она не имеет даже формального права отказывать. Формального не имеет, но всё внутри неё кричало, что дело не чисто.

– Подождите минуту, мне нужно сделать один звонок, – проговорила она и, не обращая внимания на недовольную мину на лице Елены, отошла к посту охраны, большой полукруг стойки находился в нескольких метрах от шахты с лифтами. Трое сотрудниц СИБа остались стоять в центре холла, негромко перешептываясь.

Первый абонент, Ольга, оказалась вне зоны доступа. Телефон Сергея также не отвечал. Слегка поколебавшись, Марина набрала номер Евы. Никогда она ещё не звонила принцессе – это было бы слишком нагло, а необходимую информацию всегда выясняла уже Ольга. Телефон её высочества также не работал. Рада осталась в Нижнем Новгороде, присматривать за Софией, и группу охраны сегодня возглавляла Кира, в обычное время прикрывающая Сергея. Но её телефон тоже оказался недоступен.

– Да чтоб вас всех, – прошипела она сквозь зубы. И уже спокойно приказала одной из охранниц, следившей за мониторами: – Свяжись по рации с первой группой.

Спустя минуту девушка смущенно проговорила:

– Госпожа, связи нет.

Прогнав из головы галопом промчавшиеся мрачные мысли, Марина резко выдохнула и негромко запросила в микрофон:

– Рита, какие наши люди есть в центре города?

– Кто именно нужен, воительница или лазутчица?

– Любые.

– Секунду.

Сейчас одна из её помощниц быстро посмотрит на мониторе, кто и где находится, и она сможет отправить человека прояснить ситуацию. В здании есть ещё два дежурных звена, но пока они доберутся до Красной площади, пройдет целая вечность. Сегодня многие проспекты превратились в пешеходные улицы. Народ гуляет и отдыхает.

– Уважаемая, Вам не кажется, что минута уже прошла? – громко вопросила Елена.

Гулкое эхо отразилось в большом помещении.

– Ваши часы немного спешат, – невозмутимо ответила Марина. – Можете пока попить кофе.

И махнула рукой в сторону кофейных автоматов, стоящих возле выхода. Она, конечно, не слышала, но представительница имперской безопасности явно заскрипела зубами. «Ничего, потерпит», – хмуро подумала эсбэшница клана. «Не к простому роду заявились, а к одному из Великих. Может беситься, сколько хочет».

– Из первого списка есть семёрка, а из второго: четырнадцатая, – раздался в наушнике голос помощницы, – Обе в получасе пешком от Кремля, если пробегутся, будет намного быстрее.

«Очень хорошо, воительница в ранге Бета, и Гамма „невидимка“,» – обрадовалась она такому сочетанию. Эту пару она знала – одни из лучших в её службе. Семёрка, правда, постоянно на пустом месте приключения находит, но в данном случае выбирать не приходится.

– Отдай приказ установить контакт с первой группой. Кира не выходит на связь, пусть всё выяснят и как можно быстрее.

– Ясно. Выполняю, – коротко ответила Рита.

Тут у сибовцев закончилось терпение, и Елена в сопровождении своих людей решительно направилась к стойке с охранной. «Пыхтит как паровоз», – мысленно откомментировала Марина картинку шагающей в её сторону Елены с широко раздуваемыми ноздрями. Проделав примерно сорокаметровый маршрут, девушка замерла по ту сторону барьера, и едва сдерживая гнев, обратилась к ней:

– Даже для Великого клана ваше поведение недопустимо по отношению к Службе Имперской Безопасности. Я требую немедленно выдать нам преступницу, и поверьте мне, о вашем неуважении будет обязательно доложено Её Императорскому Высочеству, и я не думаю, что ваша глава похвалит вас за такое наплевательское отношение к представителям власти.

– Да, вы знаете, – лениво растягивая слова начала говорить Марина, – я как раз звонила своей главе, чтобы покаяться в своём неуважении к вашей службе. Но её телефон оказался выключен. Потом звонила мужу княгини, дабы через него слёзно рассказать о своём грехопадении. Увы, но и тут меня ждала неудача. И тогда набравшись смелости, я решила позвонить напрямую вашей начальнице, чтобы сразу вымолить прощение за свой страшный проступок. Наверное, сегодня не мой день, – показательно вздохнула она, – потому что принцесса Ева также не отвечает.

– День обычный, просто праздничный, – криво усмехнулась Елена, – в центре связь перегружена, слишком много людей в одном месте.

– Ну да, – хмыкнула Марина, – мобильная связь перегружена, радиочастоты забиты.

– По поводу радио вам стоит своим техническим службам втык сделать, – спокойно ответила безопасница. – Наше работает прекрасно. И, может, хватит заговаривать нам зубы? В конце концов, Романова Нина не имеет к вашему клану никакого отношения. Она не ваш человек, чтобы вы так сильно за неё переживали. По какому праву вы вообще её удерживаете?

– Мне показалось, она к вам совершенно не рвется, – усмехнулась Гордеева.

– К нам никто не рвётся, но это не даёт вам повода мешать находящимся при исполнении своего долга. Приведите женщину немедленно.

– Увы, – с печальным видом развела руками Марина, – она находится между жизнью и смертью. Ваши люди оказались хорошими стрелками, и теперь наша лекарка в меру своих скромных сил и не обладая должным опытом пытается ей помочь.

Сжав губы и положив руки на стойку, Елена, слегка поддалась корпусом вперёд и злым голосом проговорила:

– Мне кажется, вы врёте. В вашем заведении не может быть настолько плохой лекарки.

– Хорошая взяла отгул, праздник же.

– И сколько ещё будет возиться ваша недоучка? – хмуро спросила безопасница.

Марина показательно посмотрела на часы и со вздохом неуверенно проговорила:

– Минут тридцать – сорок.

Сибовцы воскликнули что-то невразумительное. И одна из них раздраженно проговорила:

– Даже третий ранг справится минут за пятнадцать, какие бы тяжёлые раны не были.

– Третий справился бы, но по случаю выходного дня у нас в наличии лекарка только пятого ранга, – ответила Гордеева, – Совсем ещё молодая и неопытная.

– Знаете что, а давайте нам преступницу в том состоянии, в каком она находится, как вы понимаете, жалеть её все равно не собирались, – жестко проговорила Елена.

– Не могу, это претит моим моральным принципам, – с гордым видом заявила Марина. – Человек обратился ко мне за помощью, и я обязана её оказать.

– Вы не лекарка, и никому ничего не обязаны.

– Но зато я очень уважаю эту профессию, – невозмутимо парировала она.

Елена тяжело выдохнула и печатая слова проговорила:

– Вы играете с огнём.

– Огонь – моя основная стихия, я им с девяти лет играю, – спокойно ответила эсбэшница клана.

После небольшой паузы и переглядываний со своими людьми Елена недовольно проскрипела:

– Хорошо, мы подождём.

– Прекрасно, – воскликнула Марина и с вежливой улыбкой предложила: – Может быть, все же попробуете кофе, он здесь очень вкусный.

Сотрудница СИБа только молча взмахнула рукой и, развернувшись, вместе со своими людьми направилась в сторону кофейных автоматов.

«Вот и чудненько», – подумала она, провожая сибовцев жестким взглядом. – «Главное чтобы её люди шевелили булками побыстрее. Информация нужна как воздух».


Вита вместе с Розой быстро продвигались в сторону Красной площади. Местами, правда, приходилось с трудом прорываться сквозь огромную толпу праздно шатающихся людей, что переводило их бег на шаг. Но не это раздражало Виту, имевшую в СБ клана Гордеевых индификационный номер «семёрка». Её бесило, что в кои-то веки, получив полноценный выходной, пришлось по приказу оставить уютное кафе и нестись сломя голову проверять, что с лучилось с «единичкой». «Связь у них, видите ли, пропала», – в очередной раз пришла к ней злая мысль. «Главе группе лично выскажу всё, что о ней думаю». Хорошо, что они с напарницей и одновременно любовницей, настроившись на долгие гулянки, оделись в удобные для этого вещи и, самое главное, были в кроссовках. Бегать на каблуках было бы тем ещё весельем. «Ага! Вот и Собор Пресвятой Богородицы, минута бега и я, возможно, даже не стану сильно нарываться и бить морду опростоволосившейся охране княгини». Ну это, конечно, были мысли о недостижимом – лезть с кулаками на охрану Её Светлости она точно не станет. Но пару ласковых слов несомненно скажет.

– Я тебя очень сильно прошу, не надо нарываться, – на бегу крикнула Роза.

«Ну да, подруга знала её очень хорошо, за десять лет совместной работы и почти столько же постели они изучили друг друга досконально», – мысленно фыркнула Вита.

– Не боись, я им только молнией машину из строя выеду, никто и не заметит, обещаю, – весело ответила она.

Напарница только глаза закатила на её черный юмор. Правда потом им стало не до смеха. Дорогу на площадь преградили тяжёлые МПД. И это было очень странно. Она не помнила, чтобы Красную площадь когда-нибудь перекрывали для движения пешеходов. Несмотря на большое количество припаркованных машин сопровождения, люди всегда могли спокойно по ней передвигаться. Но сейчас цепочка доспехов встала практически сплошной стеной и ясно давала понять, что сегодня этот путь перекрыт. Даже к собору подойти было нельзя, МПД стояли перед ним метрах в десяти.

– Что будем делать? – почти в самое ухо проговорила Вита своей напарнице и старшей в их паре.

– Пойдем через Купеческий двор, другого пути нет, – спокойно ответила Роза.

– Выходы на площадь также контролируют МПД, а фасад здания целиком затянут баннером во славу императрицы, нам даже из окон не посмотреть, где там наши машины, – обратила она внимание своей девушки на видимую даже отсюда проблему.

– Посмотрим с крыши, – невозмутимо ответила Роза и, развернувшись, побежала в сторону ближайшего входа старинного торгового центра.

Естественно, Вита бросилась следом. «С крыши – так с крыши. А на месте уже определимся, что делать дальше», – мелькнула у неё мысль.


Крыша торгового центра. Спустя пятнадцать минут

– Видишь их? – вопросила Вита свою напарницу.

Найти в нескольких сотнях автомобилей, заполнивших Красную площадь, кортеж княгини Гордеевой – дело не легкое, даже имея в руках маленький бинокль, который Роза носила с собой постоянно.

– Вижу, мрачно ответила Роза.

– Ну и?

– И ничего. Тишина. Сидят в машинах и не шевелятся.

– В смысле?

– В прямом. Водители не пошевелились ни разу за последние несколько минут.

– Может, спят.

– Я могу поверить в то, что наша охрана решила вздремнуть, причем все восемь человек, но, когда поспать захотели практически все охранницы на парковке, это уже перебор. Человек пятьдесят изображают хаотичное движение, перемещаясь между машинами без всякого смысла. И всё, Вита! Остальные просто сидят в машинах и не выходят. Так не бывает. А ещё некоторые из автомобилей несут на себе следы явно видимых повреждений. У парочки разбиты фары, и я не знаю, насколько нужно наплевать на собственный имидж, чтобы с такими недостатками явиться на такое мероприятие.

Голос Розы был напряжен и взволнован. Оторвавшись от бинокля, она вытащила телефон, чтобы доложить на верх о результатах проверки.

– Связи нет, – недовольно проговорила она, – А это ещё одна странность.

– Внизу стояла кабинка проводного, – вспомнила Вита, – Или побежали обратно, за рекой, вроде, связь была, во всяком случае народ, разговаривающий по телефону, я видела метрах в пятистах от моста.

– Передавать такую информацию через городскую сеть, конечно, то ещё палево, но тратить лишние минуты совсем не хочется, – задумчиво и уже на бегу проговорила «невидимка».


За последние тридцать минут к трем сотрудницам СИБа прибавилось ещё четыре девушки. А буквально минуту назад её агенты передали информацию, которая не прояснила ситуацию, а ещё больше запутала. Происходит явно что-то из ряда вон выходящее. Нужно принимать решение, но Марина никак не могла определиться, какое именно выбрать. По плану при отсутствии связи с охраняемым объектом нужно срочно высылать тревожную группу, но её людей в Кремль никто не пропустит. И сидеть на попе ровно тоже нельзя.

– Рита, передай сообщение Розе, пусть работают по резервному плану «Б».

– Выполняю.

– Ещё кто-нибудь из агентов в районе центра не появился?

– На окраине есть еще четыре человека, но не настолько подготовленные. В течение часа, максимум полутора, смогут добраться до центра.

– Дай им контакты четырнадцатой, пусть она сама решит, чем они смогут ей помочь. И прикажи дежурным группам готовиться к выходу. Попробуем всё же разобраться в ситуации.

– Есть.

«Чёрт бы вас всех побрал,» – ругнулась она мысленно. Этого всего может быть недостаточно, но что ещё придумать, она пока не знала.


– Вы в курсе, что излишнее любопытство до добра не доводит? – озвучила сотрудница СИБа старинную истину.

Эти «милые» девочки резко возбудились пару минут назад. И теперь четверо из них разошлись по просторному холлу, вдруг заинтересованные мозаикой на стенах, изображавшей различные эпизоды из Древней Руси. А трое первоначально прибывших безопасниц снова подошли к стойке охраны и старшая Елена, начала разговор с философского постулата.

– Что поделать, любопытство – это основа нашей профессии, – развела руками Марина.

В этот момент её телефон подал едва слышимый сигнал, и, скосив взгляд на мобильное средство связи, она без особого удивления увидела надпись – «нет сети». Последние минуты она чувствовала нарастающее напряжение и готовилась к бою. То, что он будет, она не сомневалась, в полиции, во время зачистки очередного притона, это предчувствие несколько раз спасало ей жизнь. Взгляды, жесты и стойка явно готовых к битве девушек – всё это просто кричало, что сейчас начнется. Но в холле находились два десятка её людей, и у семёрки сибовцев против них не было и шанса. Даже если задействуют свой артефакт, блокирующий источник. У охраны делового центра тоже есть оружие, а когда безопасницы согласились подождать окончания лечения Романовой Нины, она велела всем надеть бронежилеты, используемые в полиции неодаренными оперативницами.

– Опасная профессия, – усмехнулась Елена, и резко поменяв тон жёстко спросила: – Что сообщил вам ваша девушка, звонившая из центра города десять минут назад?

Одновременно с её вопросом одна из охранниц негромко постучала ногтем по одному из мониторов. А в наушнике раздался взволнованный голос Вероники:

– Из пяти вертолётов, десантируются тяжелые МПД, модель «Sturm».

– Точно не помню, что-то про погоду, – медленно проговорила Марина, – кажется, она начинает портиться.

С последними словами, являющейся кодовой фразой, её люди открыли огонь по сотрудницам СИБа. Ожидая воздействия неизвестного артефакта, стрелять начали из пистолетов и автоматов, но безопасницы окутались защитными полями и стали в ответ атаковать стихийными техниками. «Дождутся МПД, а потом активируют артефакт, и нам крышка», – мелькнула у неё мысль. За стойкой охраны находилось сразу пять её девушек, которые быстро переключившись с огнестрельного оружия на магические удары, стали бомбардировать своих противниц огнем, льдом и другими доступными стихиями. Марина от своих людей не отставала, её файерболы красочно взрывались на вражеской защите. Весь холл первого этажа также покрывали защитные амулеты, теперь дающие возможность не обращать внимание на сохранность стен и потолка.

В момент атаки трое безопасниц отскочили от стойки шагов на пять, и теперь спокойно держали их удары. А с улицы раздались частые выстрелы. Это Вероника активировала скрытые на фасаде турели автоматических плазменных пушек. Полностью прозрачная стена со стороны парадного входа покрылась вспышками разрывов от выстрелов атакующих МПД. Генераторы защитного поля, которые находились через каждые десять этажей, теперь отражали попытку штурмовиков сходу прорваться в деловой центр.

С год назад Марина поднялась на ранг Бета, и это стало её последней магической ступенью. Она чувствовала, что источник достиг предела и более высокого уровня ей уже не достичь. Но использовать по максимуму свои возросшие силы ей ещё не приходилось. И сегодня она явно увлеклась, где-то глубоко внутри получая удовольствие от такого сражения. Хотя, возможно, это радовался её источник, которого она, кроме редких тренировок, не сильно баловала. Но насладится магическим поединком ей не дали. Откуда-то с боку выскочила Лада – её персональная хранительница. Одаренная в ранге Альфа, приставленная к ней ещё Любославой, за десятки лет стала ей настоящей подругой. Правда Лада была постарше на пять лет.

Её хранитель стремительно преодолела разделявшее расстояние до сотрудниц СИБа и взмахнула своей саблей. Две безопасницы явно находились в ранге Гамма, а выше уровнем, похоже, была только Елена и противопоставить оружию Альфы ничего не могли. Первая даже не успела что-либо сделать и, схватившись руками за живот, из которого уже полезли выпущенные наружу внутренности, завалилась на гранитный пол. Вторая попыталась увернуться, но два быстрых косых удара, один из которых перерезал горло, также не оставили ей ни шанса. А вот старшая группы успела перекатом нырнуть под удар и броситься к выходу. Лада запустила вдогонку воздушное копьё, от чего убегающую Елену швырнуло вперёд с такой силой, что после полёта метров на двадцать набранной скорости и инерции хватило, чтобы протащить тело по полу и впечатать в дверь.

– Эвакуация немедленно, – рявкнула Лада, одновременно запуская с десяток ледяных копий в очередную противницу в дальнем углу холла.

– Ты их не удержишь одна, у них артефакт, – крикнула Марина в ответ.

На её слова, хранительница, подцепив небольшой кофр, оставшийся лежать на полу после полета Лены, перебросила его своей начальнице, сопроводив словами:

– Думаю, это оно.

И развернувшись, принялась, долбить стихийными техниками оставшихся врагов, которые к слову, уже бросились к выходу, прихватив с собой Елену, явно находящуюся в прострации. МПД застряли на улице, всё еще стараясь подавить огонь плазменных пушек. Несколько машин, припаркованных возле делового центра, уже вовсю пылали, и черный дым от загоревшихся колёс поднимался высоко в небо.

Марина, раскрыв кофр, увидела большой шестигранный артефакт. Сделанный из золота, каждую грань которого украшал драгоценный камень. Сходу получилось узнать алмаз, рубин и сапфир, а оставшиеся три остались неопознанными. Из двух граней торчали клеммы, от них шло два провода к небольшой батарее, а на ручке кофра находилась кнопка. «Шесть стихий, и активация при помощи электричества», – сообразила она. – «Получился интересный сплав магии и науки». Тут её мысли прервали сразу два немецких «Штурма», прорвавшихся сквозь огонь защитных пушек. Они влетели через бронированное стекло парадного входа – но как влетели, так сразу и вылетели. Лада поочерёдно приголубила каждого чем-то из воздушной техники, отчего два тяжелых доспеха отправились обратно на улицу, проделав правда новые дыры в стеклянной стене. Так красиво, как до этого летала безопасница, у них пролететь не получилось, но к выходу они находились ближе, а наружная парадная лестница была достаточно крутая, чтобы обеспечить им незабываемый спуск.

– Все уходим, немедленно, – прокричала Марина в микрофон и уже персонально Ладе добавила: – Дай нам десять минут и догоняй.

– Хорошо, – ответила хранительница, одновременно встречая сразу четыре тяжелых МПД.

«Надеюсь, второго артефакта у них нет», – подумала эсбэшница, вместе с остальными своими людьми бросаясь из холла к лестнице, ведущей в подвальные помещения. Пять подземных этажей, помимо дополнительных генераторных подстанций, скрывали ещё и эвакуационный туннель, по которому они смогут уйти сразу по нескольким маршрутам. «Они что, не знали, что у нас есть Альфа, могущая хорошенько попить их крови? – на бегу обдумывала Марина. – Наверняка знали, но решили, что с артефактом им любая одаренная не опасна. Скорее всего, не учли пушки на фасаде, ведь по сути мы нарушили закон, установив тяжёлое вооружение в черте города. А сибовцы, рассчитывали, что МПД без проблем прорвутся в холл с первых же секунд, потом они спокойно активируют артефакт и штурмовики уже спокойно расправятся с потерявшими магию одаренными.»

– Рита, – вызвала она свою помощницу, – Ты успела связаться с Новгородом?

– Нет, госпожа, – виновато ответила девушка, – Вертолёты воспользовались двумя секундами после отключения электричества до запуска дизельных подстанций и спутниковую антенну уничтожили сразу. А мировую сеть обрубили ещё раньше.

«Твою мать, дура, – ругнулась она мысленно на себя. – Надо было сразу звонить, как только Роза доложила, а она зачем-то тянула резину».

– Что с документацией? – спросила она.

– Офис уже горит, на таймер ставить не стала, активировала сразу, – ответила Рита.

«Ну хоть здесь хорошо», – хмуро подумала она, окидывая взором подвальное помещение. Её люди уже бросились к дальнему углу помещения, открывая спуск в подземный тоннель. Из него можно было выйти и в систему метро, и в канализацию. Вроде все в сборе, вышло чуть больше трех десятков человек. «Надо разбить на пару отрядов и выбираться разными маршрутами до ближайшей точки, где есть связь», – подумала она, пропуская впереди себя Нину Романову. Несколько девушек уже спрыгнули вниз, проверяя маршрут и закладки с оборудованием для нормального продвижения по тёмным и слабо освещенным подземным переходам. «Ждём Ладу и уходим», – решила Марина.


Два тяжелых доспеха смятой грудой валялись возле стены, остановленные «Молотом Тора». Больно удачно они стояли, вдвоём на одной линии, грех было не воспользоваться именно этой магической техникой. Этот боевой узор очень нравился Ладе тем, что им можно было атаковать противника и сверху, и фронтально. Правда, после её удара МПД с такой силой впечатало в стену, что на месте красивой мозаики осталась огромная вмятина, а по стене побежали трещины. Ну да тут уже ничего не поделаешь. В такой ситуации о сохранности интерьера думаешь меньше всего. Двух других немцев она отправила обратно на улицу, в очередной раз применив «Воздушное копье» – оно было в разы эффективнее того же «Кулака», а звёзд источника уходило меньше, чем на «Молот». Кинув быстрый взгляд на пока еще целые часы над стойкой охраны, отметила, что прошло всего три минуты. Ещё семь минут, и можно догонять своих. Марина дала десять минут, а значит, таймер, активирующий бомбы для обрушения двух подземных этажей, сработает через пятнадцать.

Лада качнула саблю в руке. Любослава подарила ей это оружие после сдачи экзамена на Альфу почти двадцать лет назад. Клинок был новоделом, изготовленным заранее специально для таких случаев, а магические узоры накладывала Елисеева Вера – глава рода артефакторов. Он был попроще мечей Валькирий, и времени для его создания тратится гораздо меньше. Но Ладе её сабля очень нравилась, особенно, когда в момент активации заложенной силы лезвие окутывалось красивым бело-голубым свечением.

Ненадолго замолчавшие плазменные пушки неожиданно открыли сумасшедший огонь по одинокой человеческой фигуре, быстро взбежавшей по лестнице под прикрытием своего защитного поля. Разбитое стекло хрустнуло под ногами высокой чернокожей девушки, одетой в свободные удобные брюки и приталенную красного цвета кожаную куртку. Прическа на голове представляла собой множество небольших и коротких косичек, сзади и сбоку головы они достигали до плеч, а спереди обрывались сразу на линии бровей. Помимо необычной внешности, чернокожая девушка держала в руке длинное двухметровое копье с тридцатисантиметровым стальным наконечником. «Ассегай», – вспомнила Лада название данного африканского оружия.

– Мое имя – Аджамбо, я – из племени Хамер, – проговорила вошедшая, ударив в конце представления древком своего копья о пол.

– Гордеева Лада, – ответила она, отметив почти полное отсутствие акцента у африканской воительницы.

– На моём счету уже четыре победы, – гордо вскинув голову, произнесла Аджамбо.

«Ну, конечно же, надо похвастаться, а то и напугать», – мысленно хмыкнула Лада. «Рассказать, что ли, как однажды пришлось сразу против двух Альф сражаться, или ну её?»

– Рада за тебя, – равнодушным тоном проговорила она вслух.

Противница, кивнув головой, зло оскалилась и уверенно воскликнула:

– Ты будешь пятой.

С этими словами Аджамбо прыгнула на последнюю защитницу делового центра, мгновенно преодолев разделявшие их несколько метров. Копьё стремительно вырвалось вперёд и проткнуло то место, где за мгновение до этого стояла Лада. Увернулась она чудом, уходя в бок и назад и разрывая дистанцию. Негритянка, быстро вернув ассегай в исходную позицию, закрутила его вокруг себя, скрыв свою фигуру невероятно быстрой круговертью из сменяющих друг друга наконечника и древка. «Хорошо танцует и очень опасна», – мельком отметила Лада мастерство чернокожей воительницы. В следующую секунду ей пришлось пригнуться, пропуская летящее прямо в лицо остриё. Она хотела перекатом прыгнуть в ноги, после чего рубануть саблей, но африканка, мгновенно остановив удар, пресекла её попытку, обозначив угрозу удара в живот. Лада все же попыталась перейти в атаку, но её сабля была легко отбита древком копья, и Аджамбо, тут же крутанув своё оружие, едва не насадила её на наконечник. Стальное острие с начала поединка сделалось черным и глянцевым, с едва видимым мерцанием, а древко изначально было полностью чёрного цвета.

Они кружились по центру просторного холла, совершено потеряв счет времени. Негритянка оказалась настоящим виртуозом во владении своим копьём, и Лада никак не могла найти слабых мест в её защите. У неё просто не было времени их искать – Аджамбо не давала ей ни секунды покоя, заставляя постоянно отступать и уворачиваться от стремительных уколов этого, казалось, практически живого оружия. Куда бы Лада не сунулась, её встречал вездесущий черный наконечник, а приблизиться к противнику и перевести бой на более удобное для сабли расстояние не получалось. Противница попеременно использовала и древко, и наконечник ассегая. Лада несколько раз пыталась перерубить деревянную рукоять, явно изготовленную из редкой породы железного дерева. Но, похоже, он также был усилен специальными узорами.

Глухой гул под ногами известил Ладу, что бомбы сработали вовремя и два пролета были успешно обрушены и завалены обломками перекрытия. «Получается, всего десять минут сражаюсь, а кажется, что прошла целая вечность», – пробежала у неё мысль перед тем, как она улучила момент для атаки. Она все-таки нашла слабое место, так ей казалось. Время от времени, перед тем как нанести очередной удар, Аджамбо, делала быстрый проворот копья над головой, плавно перетекающий в вертикальную карусель, после чего стальное жало устремлялось навстречу противнице по непредсказуемой траектории. Дважды чернокожая воительница едва не подловила её этим маневром, но хранительнице показалось, что пока смертельный круг над головой негритянки с горизонтальной плоскости смещается в вертикальную, у неё есть пара мгновений, чтобы в прыжке достать своего врага.

Прыжок на три метра – и уже в полёте она поняла, что попалась. Аджамбо её подловила, так как ждала от неё именно этого шага. Но изменить траекторию Лада уже не могла, а вот поменять заготовленный удар вполне успевала. Ассегай с силой пробил её живот, насаживая тело на древко, а стальной наконечник полностью вышел из спины. Острая вспышка боли пронзила мозг, извещая, что организм получил смертельное ранение. Она все же смогла немного довернуть тело в прыжке, и острие пронзило её не строго по центру, а немного наискосок, не задев на выходе позвоночник. Лекарский амулет на груди моментально нагрелся, пытаясь справится с ранением, одновременно с максимальной скоростью высасывая силы из источника. Но слишком широкое лезвие было у наконечника копья, да ещё и зазубренное с одного с края. И справиться с обширными повреждениями внутренних органов без помощи лекарки он точно не мог. Сил источника Альфы было недостаточно для того, чтобы залатать все повреждения. Торжествующая улыбка Аджамбо поплыла перед глазами, но Лада успела увидеть растерянность и мгновенную мертвенную бледность на лице своей противницы, когда её сабля все-таки нанесла ответный удар. Потому что Лада смогла сделать ещё один шаг, нанизываясь телом на древко копья, и дотянулась, нанеся вертикально поставленной саблей удар снизу вверх, пронзив горло соперницы и насаживая её мозг на остриё своего оружия. Два тела рухнули на гранитный пол практически одновременно. Негритянка, выпустив копьё, завалилась на спину, а хранительница, отпустив рукоять своего оружия, упала на бок лицом к выходу. Яркий свет с улицы, бивший прямо в глаза, сменился на ослепительно белый, и это было последнее, что увидела Лада, отдавшая свой долг до конца.

Спустя пятнадцать минут, когда штурмовики в МПД снова ворвались в здание и смогли отключить автоматические пушки защитной системы делового центра, в холл вошла девушка, часом ранее представившаяся Еленой – сотрудницей Службы Имперской Безопасности. Остановившись возле тела Аджамбо, пнула ту по безвольной ноге и зло проговорила:

– Говорила же тебе, на хрена эту карусель устраивать – пятерка тяжелых МПД вместе с тобой могли легко завалить эту Альфу. Нашла время в благородство играть и личный счёт увеличивать. Дура!

В сердцах проорав последний эпитет, Елена мрачно подумала: «Это только её группе не повезло так облажаться? Или кто-то ещё умудрился провалить задание, потерял артефакт, да еще и допустил гибель Альфы, приданной для усиления, при полном перевесе имеющихся сил?» А при таком ранении ни один амулет не справится. Даже если бы сабля не осталась в ране, шансов все равно не было – при повреждении мозга и лекарка первого ранга не сможет помочь, да и слишком много времени прошло после смертельного ранения. Обещанное теплое местечко стало поддергиваться призрачной дымкой – кому нужна такая неудачница. Безопасница тяжело вздохнула и, решительно прогнав неуместные сейчас мысли, принялась за работу. Возможно, она ещё восстановит свой пошатнувшийся рейтинг, время ещё есть.


Глава 3
Глаз бури

Агния неторопливо возвращалась с поляны с расположенной на ней странной монолитной плитой. Больше года она возилась с этим алтарём, но по-прежнему топталась на месте. В исследовании узоров источника род Змеевых явно пошёл каким-то своим самобытным путём. В каждом артефакте или амулете существует узор-ключ, и одаренная, воздействуя на этот ключ, получает нужный эффект. Может, например, заряжать универсальные амулеты или боевые жезлы. Если это очень сложное устройство, наподобие мечей для Валькирий или Альф, то таких узоров может быть несколько. И каждый из таких ключей в оружии активирует определенное количество плетений, превращая обычный стальной меч в сверхоружие, способное в умелых руках прорубиться почти через любую защиту и поразить противника. Правда, Альфа разрубить Валькирию не сможет, доспех духа у этих воительниц слишком силён, но нанести небольшие раны вполне способна при условии, что меч не сломается в процессе боя. Всё-таки оружие воительниц высшего ранга будет мощнее и крепче.

В артефакте Змеевых было просто невероятное количество ключей – узоров, и самое печальное, что она не могла отыскать все ключи, из-за того что многие узоры были ей не знакомы. И, в зависимости от настроения, это попеременно приводило её в ярость, заставляло злиться, бросало в истерику, которая сменялась растерянностью, а потом снова – все чувства по кругу. В процессе экспериментов она перепробовала множество вариантов, но алтарь упорно хранил свои тайны и секреты. Множество раз она пыталась повторить непонятные узоры на заготовках для амулетов. Нанести получалось, но они оставались мертвы, и ни на что не реагировали, а значит, если и работают, то только сообща с другими плетениями. Очень необычная и интересная работа, хотя иногда и раздражающая своим непонятным предназначением.

Здесь мысли девушки перескочили на Сергея Гордеева. Встреча с этим мужчиной принесла Агнии огромные дивиденды, и она прекрасно понимала, насколько ей повезло. Её благодарность к княгине Гордеевой просто не имела границ, и она также хорошо осознавала, что за такую тайну могут и убить. Но доверие Ольги к ней было безгранично, и княгиня явно надеялась на помощь юной мастерицы в исследовании алтаря и в обучении своего мужа. К слову сказать, Сергей наконец-то взялся за ум и плотно засел за артефакторику. Ещё в самом начале обучения, помимо поразительного факта, что её ученик мужского пола, было изумление тому, насколько быстро он всё схватывал. Вспоминая свои школьные годы и множество бессонных ночей, проведенных за конспектами, она испытывала зависть от того, насколько легко Серёжа усваивал материал. И если бы он самого начала отнёсся серьёзно к своей учёбе, уже давно бы переплюнул свою наставницу. Но филигранная и ювелирная работа с амулетами вызывала у необычного своей одаренностью мужчины одну лишь скуку.

Но даже с таким наплевательским отношение к учебе он сумел её очень сильно удивить. Его странный защитный амулет, сделанный всего за две недели, был очень необычным. Сергей с нуля, не обладая обширной базой знаний, сумел создать собственные узоры-ключи и умудрился при этом изготовить полностью индивидуальное устройство, наподобие лекарских. Индивидуальный лекарский амулет, помимо заложенной в них силы, ещё ценен тем, что для того, чтобы перезаписать слепок ауры человека, требуется присутствие одновременно лекарки первого ранга и артефактора хорошего уровня. И заряжать его может только тот человек, чья аура вписана в центральном драгоценном камне этого устройства. Такой набор функций автоматически даёт защиту от кражи, пусть и не стопроцентную. Ну и цена у таких девайсов просто заоблачная. И Сергей сделал именно такой амулет, откликающийся только на его силу.

Только недоучка может замахнуться на что-то невообразимо сложное. Профессионал, прекрасно разбирающийся в теме, просто отступит, так как прекрасно понимает всю сложность и невозможность решения задачи в данный момент времени. Настоящий профи в курсе, сколько неудачных попыток было сделано, чтобы решить суперсложный вопрос, и только фанат своего дела будет раз за разом пытаться найти ответ, невзирая на неудачи. А вчерашний студент, понятия не имеющий, сколько светлых умов бились и отступили от нерешаемой проблемы, возьмёт и с наскока решит сложное уравнение, потому что пойдёт своим, абсолютно нестандартным путём. Сергей смог создать новые, но при этом полностью рабочие узоры-ключи. И эти ключи очень напоминали узоры в артефакте Змеевых. И теперь Агнии не терпелось дождаться того момента, когда Сергей закончит изучать тот необходимый минимум знаний для любого артефактора и поможет ей с алтарём. Его явно нестандартный взгляд на многие, казалось бы, незыблемые вещи может очень помочь.

Она все-таки отвлеклась от исследования алтаря и попыталась воссоздать амулет Сергея. Ей требовалась перезагрузка мозга, а то артефакт Змеевых совсем зациклил ей мысли. Ещё неделя, и она закончит немного модернизированный ею амулет. В основу она взяла вольфрамовый круг семь сантиметров в диаметре, в нём будут связывающие ключи-узоры. А вот для шести стихий решила использовать драгоценные рубины. Это, конечно, усложнило её работу, но она чувствовала, что так будет намного эффективнее. На рубине остановилась, как на наиболее тугоплавком материале среди подобных камней. Возможно, именно такая компоновка продлит жизнь её амулету при перегрузке. Все-таки драгоценные камни обладают особенными и специфичными свойствами, и она надеялась, что амулет выйдет повышенной мощности. Ключи-узоры и три стихии она уже нанесла, осталось добавить последние. А сегодня днём её посетила идея по поводу алтаря, и она прогулялась до поляны, чтобы проверить очередную теорию. Увы, но, как и сотни предыдущих раз, у неё ничего не вышло.

Агния вышла из леса и через поляну пошла в направлении своей усадьбы. Красивый деревянный трехэтажный дом был пока великоват для небольшого рода Зориных. В состав молодого рода входили две её матери, столько же детей от Сергея и две девушки-артефактора, с радостью принявшие предложение стать слугами рода. Видно, подвешенное состояние, в котором они находились в роду Елисеевых, им очень надоело, поэтому за её предложение ухватились обеими руками. Одаренные ей достались не самые плохие, хотя, несмотря на более старший возраст, в мастерстве проигрывали. Они также помогали ей в расшифровке узоров алтаря, но в основном пытались их систематизировать, относя к той или иной стихии. Хоть какая-то помощь.

Отметив краем глаза тяжелый МПД на границе леса и поляны, подумала, что, если бы не охрана, в доме было бы слишком свободно и одиноко. Все-таки такая усадьба была рассчитана на проживание минимум тридцати человек. Это без учёта пристройки специально для охранниц. Княгиня Ольга выделила ей взвод тяжелых «Зубров», причем не молодых, только из учебки, а опытных, прошедших не один поединок профессионалок, да и по Маньчжурии девочки успели хорошо побегать и повоевать. Пятнадцать штурмовиков скрашивали одиночество их маленького семейства, одновременно осуществляя охрану их поместья. Была у неё и персональная хранительница в ранге Альфа. Правда Евгения была «бракованной» одаренной. Иногда их называли калеками из-за того, что в них просыпалась только одна стихия – почти семидесятилетняя Женя мастерски владела молниями, но, к сожалению, только ими. Она оказалась очень душевной собеседницей с большим опытом и просто кладезем интересных историй. И Агния с удовольствием проводила с ней вечера за чашечкой чая, слушая интересные рассказы этой помотавшейся по свету женщины.

Как-то в Нижнем Новгороде Сергей в её присутствии поднял перед своей женой вопрос обеспечения безопасности поместья Агнии. Он считал охрану недостаточной. Но Ольга тогда ответила, что для молодого рода охрана более чем соответствует их статусу. И вообще-то там по дороге к усадьбе висят щиты с гербом клана Гордеевых. А кто же в здравом уме посмеет полезть на Великий клан? И если она нагонит туда более серьезные силы, то как раз-таки это вызовет ненужные вопросы и любопытство. Ну а лично Агнии тоже казалось, что Сергей перестраховывается. Хотя его забота была очень ей приятна, как и устойчивый интерес к Андрею и дочке Оксане, родившейся всего месяц назад. Андрей вместе с двумя бабушками сейчас был в Москве, решившими показать внуку карнавал и салют в честь дня рождения императрицы. Так что вернутся они, скорее всего, поздно. Она сначала тоже хотела поехать, но оставлять дочь на няньку не захотела. Да и работы было слишком много – интересной, захватывающей, и тратить время на веселье ей не захотелось.

Она уже пересекла парковку перед домом и вступила на крыльцо, когда её настиг шум с неба. Оглянувшись, девушка увидела стремительно появившуюся из леса со стороны Москвы пятерку больших транспортных вертолётов. Агния изумленно смотрела, как воздушные машины, разделившись, резко пошли на снижение, практически упав на землю. Две приземлились на поляне, перекрыв маршрут в сторону алтаря, там как раз выскочила из леса пятёрка дежурных МПД, а три машины нагло сели прямо на большую парковку перед усадьбой в тридцати метрах от крыльца.

– Вот это наглость! – воскликнула она, и только потом разглядела на бортах вертолетов эмблему.

Фигурный прямоугольный щит и на его фоне прямой меч, а над ними золотая корона.

– Даже для имперской безопасности это перебор, – недовольно произнесла Агния.

Хоть и получила она свой титул совсем недавно, основные правила для боярыни и, самое главное, статус их клана выучила в первую очередь. И то, что СИБ без предупреждения, да ещё и таким образом, заявилась на земли Великого клана, было вопиющим попиранием их прав. И, если бы не эмблема на вертолётах, скрытые в разных местах поместья плазменные пушки уже давно открыли бы огонь.

– Давненько не видела такого хамства, – раздался над ухом спокойный голос Евгении.

Хранительница вышла на крыльцо со своей неизменной чашечкой чая в руках и теперь встала рядом со своей подопечной и прищурившись смотрела на вертолёты. Практически одновременно с её словами из-за дома выскочили семь тяжёлых «Зубров» и встали в линию перед крыльцом, загораживая собой главу рода. «Взвод сегодня не в полном составе», – мелькнула у девушки мысль. Три охранницы уехали сопровождать её родных в Москву. Тем временем вертолёты остановили шум двигателей, и вместе с оглушившей ненадолго тишиной, из опустившихся одновременно аппарелей стали быстро выходить МПД. На глаз определить модель она не могла, но это явно были тяжелые доспехи. Десяток встал, четко перекрыв тропинку из леса, а пятнадцать замерли напротив семёрки «Зубров». Последними из центрального вертолёта вышли три женщины и уверенно направились в их сторону.

Все трое были сильно загоревшими и издали казались аборигенками Африки, но подойдя ближе, Агния поняла, что ошибается, ибо они явно были европейками. Одетые в стандартную униформу СИБа – черный обтягивающий костюм, немного напоминающий пилотный комбинезон, с вышитой на правой груди эмблемой своей службы. Женщины, пройдя линию своих МПД, замерли перед «Зубрами» в пяти метрах. Девушка, вспомнив, что она тут старшая, шагнула с крыльца, почувствовав, как за ней, отстав на шаг, двинулась Евгения.

– Здравствуйте, меня зовут Ирина, – поздоровалась женщина, стоящая чуть впереди остальных.

– И вам не хворать, – немного дерзко ответила Агния, совершенно проигнорировав правила приличия.

Не посчитала нужным, ведь сибовцы точно знали, куда и к кому они прилетели.

– А вы не очень вежливы, – усмехнулась брюнетка.

– Вы меня от ужина оторвали, а я, когда голодная, очень злая, – отзеркалила она свою собеседницу.

– Предлагаю поужинать в Кремле, вы нужны там и немедленно, – выдала Ирина совершенно нереальную новость.

– Вы, часом, адресом не ошиблись? – скептически вздернув бровь, выдала Агния. – Я не глава клана.

– Нет, боярина Зорина, мы не ошиблись, можете даже не переодеваться, вопрос скорее технического толка. Но предписание на вашу доставку у меня есть.

Агния с удивлением смотрела на бланк дома Романовых, защищенный специфическими узорами, гарантирующими защиту от подделок. Правда её изумила фраза: «Доставить живой или мёртвой». Ей казалось, она не из тех персон, что заслуживают такую формулировку. Евгения, сунув голову через плечо, прочитала документ и, вскинув голову резко проговорила:

– Боярыня не может выполнить ваше предписание без подтверждения от главы своего клана.

– Увы, – пожала плечами Ирина, – я не думаю, что вы сможете сейчас с ней связаться. Центр Москвы сейчас переживает настоящее нашествие людей, решивших весело провести время. Операторы мобильной связи оказались не готовы к такому столпотворению, и в данный момент даже мы испытываем проблемы. Вы, конечно, можете попытаться, но я сомневаюсь, что у вас получится.

– Тогда извините, но я с вами не поеду, – ответила Агния, и гордо вскинув голову добавила: – Статус нашего клана не даёт вам права врываться ко мне в дом и везти меня, куда вам хочется.

– От себя добавлю, что княгиня Ольга обязательно нашла бы возможность связаться с нами и приказать проследовать с вами, – вторила ей Евгения.

– В жизни всегда есть место исключению, – миролюбиво проговорила Ирина. – Есть стечение обстоятельств и другие невероятные совпадения. Не забывайте, что ваша княгиня сейчас весьма занята, торжественное мероприятие в самом разгаре, а на таких вечерах главы не только развлекаются, но и проводят важные переговоры.

– Я повторюсь, но как бы наша глава не была занята, она передала бы приказ явиться к ней немедленно – упрямо проговорила Евгения.

– Вы меня простите, конечно, но речь идёт о главе малюсенького рода, совсем недавно принятого в клан. Вам не кажется, что княгиня могла не утруждать себя дополнительными действиями, лишь бы вам было спокойно? – с явной насмешкой проговорила безопасница, – А явиться немедленно вы бы не смогли, сегодня полёты над Москвой запрещены всем кроме нашей службы.

– Это не важно, о ком идёт речь, – уверенно ответила хранительница. – Гордеева Ольга не из тех, кто может наплевать на свои обязательства. И не поставить в известность своего человека, какой бы мелкий статус у него ни был, она не могла в принципе.

– Вы не оставляете мне выбора, – удрученно покачала головой Ирина. – Как вы можете видеть у меня достаточно сил, чтобы выполнить приказ, так или иначе.

– Вы наверняка в курсе, что между принцессой Евой и княгиней Ольгой давняя и крепкая дружба. И если вы перейдёте допустимую грань и устроите здесь бой, вам очень не поздоровится в дальнейшем, – спокойно проговорила Евгения.

– На таком уровне дружба поддерживается за счёт взаимовыгодного сотрудничества, – пожала плечами сотрудница СИБа. – Возможно, выгода где-то потерялась, раз я получила такое предписание.

– Тогда тем более княгиня нашла бы время сообщить нам последние новости, и приказ оказать вам содействие был бы обязательно доведён ею лично или доверенными людьми.

Агния уже давно выпала из разговора, слушая диалог своей хранительницы и безопасницы. Она растерялась и не понимала, что происходит. Чуть больше недели назад она была в Нижнем Новгороде, и Её Светлость ничем не высказала ей, что грядут какие-то проблемы или перемены в их отношениях. «Возможно, она действительно слишком много хочет», – подумала девушка. «Герб получила чуть больше года назад и думала, что заслужила особое отношение. А по сути, она мещанка, которой повезло взлететь на вершину, и даже её внучки вряд ли получат особое уважение от более древних родов и семей.»

– Мне абсолютно плевать, что должна была сделать, но не сделала ваша глава, – жестко заговорила Ирина, – у меня есть приказ, и я его выполню. И либо боярыня Зорина спокойно следует с нами, либо она всё равно проследует, но уже после того, как я прикажу разнести здесь всё.

– Лично вы здесь и останетесь, я вам это обещаю, – не сдерживая себя, угрожающе прошипела Евгения.

– Очень в этом сомневаюсь, – хмыкнула представитель СИБа и, кривя губы, добавила: – Бабуля.

Агния опередила моментально вспыхнувшую хранительницу:

– Не нужно здесь ничего разносить, я полечу с вами, но для успокоения своей охраны прошу вас предоставить им место в вертолётах.

Ирина, оглянувшись на технику и своих людей, задумчиво проговорила:

– Да, я думаю, мы сможем потесниться и принять четыре ваших МПД и заодно захватить вашу беспокойную хранительницу.

– Только мы сначала попробуем связаться со своим руководством, – зло проговорила Евгения.

– Надеюсь, пяти минут Вам хватит?

– Постараемся уложиться, – с вызовом в голосе ответила Женя.

Ирина не ответила, а они, развернувшись, направилась в дом. Едва зайдя в просторный холл первого этажа, Евгения стала набирать по телефону первого абонента, одновременно зло приговаривая:

– Всё это дурно пахнет, СИБ не может вести себя настолько беспринципно и нагло по отношению к Великому клану. Что-то происходит, а мы не в курсе. Так не бывает. Нас обязательно должны были проинформировать. И если это действительно приглашение, то достаточно было прислать один вертолёт, а не два взвода тяжёлых МПД.

– Наверное, я не доросла до такого статуса, чтобы передо мной отчитывались, – вздохнув, ответила Агния.

– Не говори ерунды, – отрезала хранительница. – Твой статус поменялся в тот день, когда ты получила герб и право на род. И ты не сама по себе, ты входишь в Великий клан и находишься под его защитой. Вот и веди себя так, как положено боярыне.

Агния слегка покраснела, её пожилая хранительница не в первый раз вправляет ей мозги, но девушке до сих пор было трудно принять тот факт, что она поднялась на другой уровень, а не находится по-прежнему почти в самом низу социальной лестницы. «Одного герба бывает недостаточно, иногда нужно родиться в определенной среде, чтобы чувствовать себя высокородной», – подумала она.

Выругавшись в очередной раз, Евгения посмотрела на свою подопечную и мрачно проговорила:

– Не могу дозвониться, все телефоны выключены: и в СБ клана, и у княгини.

Сделав небольшую паузу, пожилая хранительница решительно сказала:

– Я предлагаю бой. Ты с дочкой и своими слугами прорываешься из гаража на машине, и мчишь в сторону поместья Ольги. Мы прикроем, активируем пушки и, возможно, пару вертолётов сумеем завалить, если попробуют сразу рвануть за отбой. В усадьбе княгини сил гораздо больше, даже роботы есть. Дождешься княгиню, и тогда всё встанет на свои места.

Подумав несколько секунд, Агния отрицательно закачала головой:

– Вы все погибнете, их гораздо больше. Я видела их источник, Ирина и женщина справа – Альфы. У вас не будет ни единого шанса. А мой прорыв закончится на ближайшем посту полиции. СИБу не составит труда объявить перехват. Да и опасность для дочери слишком высока, я не могу так рисковать. А ваша гибель будет напрасна.

– Там, куда мы направляемся, нас будет ещё меньше, и мы тем более не сможем тебе помочь.

– Как и сейчас, – спокойно ответила глава маленького рода. – Кроме героической гибели всего лишь из-за подозрений, что дело не чисто. Но полетев с ними, мы рискуем только малым числом людей.

– Хорошо, боярыня, – недовольно произнесла Евгения, – так и сделаем, только я в усадьбу княгини сообщу о наших проблемах.

Разговор с Лерой – начальницей охраны подмосковного поместья Гордеевой Ольги – не занял много времени и, к сожалению, не прояснил ситуацию. Та была не в курсе проблем со связью и сказала, что постарается быстро с кем-нибудь связаться.

Завершив разговор, Агния с Оксаной и четыре тяжелых МПД охраны быстро заняли места в одном из вертолётов и полетели навстречу неизвестности. Но перед отлётом хранительница передала приказ остающейся охране перебазироваться в усадьбу княгини Гордеевой. На всякий случай.


Повесив трубку городского телефона, Роза вышла из телефонной будки и, посмотрев на прекрасное безоблачное небо, подумала, что их приключения навряд ли на сегодня закончатся так быстро. Разговор с Ритой продлился секунд двадцать, фразы были закодированы, так что всем любопытным эта тарабарщина навряд ли чем-то поможет. Расшифровать можно, но быстро точно не получится.

Чуть помедлив, они с Витой направились в сторону кафе, с которого начался их забег. На часах не было еще и пяти вчера, когда они быстром шагом перешли по мосту Москву-реку, и спустя ещё пять минут её телефон пропикал, принимая сообщения. «Вот и связь восстановилась», – мрачно подумала она. Прочитав сообщение, отправленное ещё пятнадцать минут назад, замерла, потом перечитала ещё раз и, отведя в сторону от других людей Виту, хмуро проговорила:

– У нас новое задание.

– Судя по твоему виду ничего хорошего нас не ждёт, – спокойно сказала напарница.

– Нам нужно пробраться в Кремль и найти Ольгу с Сергеем, они оба не выходят на связь.

– Ты же пошутила? – с надеждой спросила подруга, – У нас с собой ни оборудования, ни оружия, вообще пустые и на такие объекты с ходу не проникают, тут месяцы подготовки нужны.

– Нет, не пошутила, а пройдём по резервному варианту, разрабатывался как раз для такого случая. Правда им ещё никто не пользовался, но там есть закладка со всем необходимым.

– О нет, – простонала Вита, – только не говори мне, что придется пользоваться…

– Канализацией, – закончила за неё Роза, – Да, именно так.

– А – а, надо было поехать за город, отдыхали бы сейчас, не зная таких бед, – заныла напарница, – И вообще, почему только мы одни должны отдуваться, где остальные люди? Подкрепление будет или как? Или мы одни на всю Москву остались?

– Хорошие вопросы, – усмехнулась Роза и принялась набирать Риту.

Но ни телефон Риты, ни Марины, ни другие рабочие контакты не отвечали.

– Абоненты недоступны, – мрачно проговорила она, оставив, наконец, бесполезные попытки дозвонится до начальства. Потом, подумав, набрала другой известный ей номер.

– Лера слушает.

– Привет, это Роза, код четырнадцать, у нас большие проблемы, – проговорила лазутчица.

Нужно быстро довести до начальницы охраны подмосковной усадьбы Гордеевых последние новости и идти выполнять задание. Подсознательно отметив толпу радостных и веселящихся людей, подумала, что их с напарницей тоже ждёт веселье. На всю жизнь запомнится. Если выживут…


Перелёт до центра столицы занял не больше тридцати минут. Но едва они приземлились на одной из вертолётных площадок Кремля, как Агния почувствовала жуткий дискомфорт. Всегда стабильная связь с источником резко оборвалась. Она могла в него заглянуть, но звёзды стихий совершенно не откликались, а заранее заготовленные разнообразные узоры разрушились. Бездумно сделав несколько шагов по направлению к ближайшему зданию, она растерянно замерла, не понимая, что происходит. Рядом с ней остановилась Евгения, доставшая из кармана свой телефон и, прочитав какое-то сообщение, негромко сквозь зубы ругнулась. А подошедшая Ирина, нацепив печальный вид, наигранно участливо поинтересовалась:

– Плохие новости? Да?

– Я думаю, вы их знаете лучше меня, – зло проговорила хранительница.

– Вы мне льстите, всё знать невозможно.

Раздавшийся шум за спинами заставил их резко обернуться. Открывшаяся перед глазами картина заставила Агнию, изумлённо распахнуть глаза, а Евгения в очередной раз выругалась и бессильно сжала кулаки. На четырёх сопровождавших их штурмовиков навалилось сразу десяток тяжелых МПД и, повалив на землю, теперь явно собирались в упор расстрелять из своих пушек. Резко выйдя из ступора, девушка громко закричала:

– Стойте, не надо стрелять, они не будут сопротивляться. Вы меня слышите? Ваша гибель бессмысленна. Прекратить сопротивление.

– Молодец. Своих людей нужно беречь, – удовлетворённо сказала Ирина.

Спустя минуту латницы выбрались из своих доспехов и с мрачным видом под прицелом плазменных пушек направились в сторону казарм кремлёвской охраны.

– Может, теперь-то вы расскажете, что происходит? – хмуро спросила Евгения.

– Конечно, но только не вам, – усмехнулась Ирина и выстрелила в хранительницу из небольшого пистолета, который до этого держала, спрятав за спину.

Агния успела подхватить падающее тело, аккуратно опуская на асфальт, успев отметить отсутствие крови.

– Не переживай, боярыня, это снотворное, спать будет долго. Слишком она у тебя беспокойная, а нам с тобой нужно многое обсудить. Ты как предпочитаешь, пойти на своих двоих или чтобы тебя отнесли, как и твою хранительницу?

– Я пойду сама, – ответила девушка.

– Тогда прошу, – махнула безопасница рукой в направлении Екатерининского дворца.

Агния, вздохнув и собрав остатки решительности, отправилась за Ириной, а вслед к ней пристроились две другие молчаливые девушки. «Не дрейфь, скоро всё прояснится – хотели бы убить, убили бы сразу», – попыталась она приободрить себя, но получалось плохо. Ситуация была слишком непонятная и полностью выбивающая из колеи. А неизвестность впереди её пугала, хотя она и старалась всеми силами этого не показывать.


Маньчжурия

– Вот такая хрень происходит, но что конкретно творится, я тебе сказать не могу. И кроме Леры связи больше ни с кем нет. Так что будем делать, Яра?

Ярослава напряженно обдумывала новости, только что озвученные своей сестрой Мирославой, и пыталась принять решение. Мысли шли волна за волной, принося с собой множество вопросов, но ни одного ответа.

– С безопасницами Вяземских не пыталась связаться? – спросила она наконец.

– Сразу же набрала, они видели дым со стороны нашего делового центра. Но отправленная девушка увидела только кучу пожарных машин и горящие верхние этажи. Ближе подойти не дало оцепление. Связь со своими в Кремле и на Красной площади у них пропала одновременно с нами. Но что там происходит, выяснить пока не смогли, тревожные группы даже ещё не добрались до центра.

– Демидовы, Багратион, Мосальские, – продолжила перечислять главнокомандующая, названия сильных кланов, с кем у Гордеевых были дружеские или просто хорошие отношения.

– СБ Демидовых и Мосальских сами ничего не понимают, как и Вяземские пытаются прояснить ситуацию, но пока безуспешно. Демидовские девочки вышли к Кремлю, но дальше пройти не смогли, их не пускают на площадь. А вот Татия – эта «милая» младшая сестрёнка нашей грузинской царицы, явно что-то знает. По её словам, у них всё в порядке, а мне посоветовала не наводить панику. И это очень удивляет. Я, например, до Нино дозвонится не смогла.

Голос Мирославы был напряжен, и только высокий самоконтроль не давал ей скатиться до матерных ругательств, которыми она явно хотела скрасить их беседу.

– Проблемы возникли не только у нас, а значит, это не целенаправленная операция против нашего клана, – задумчиво проговорила Ярослава.

– Это понятно, но что будем делать? Сидим и ждём, когда прояснится? Марина успела отдать приказ своим людям выяснить всё, используя какой-то резервный план. Ты хоть знаешь, что это такое?

– Знаю, – хмыкнула она, – Я тебе потом расскажу и даже организую экскурсию, если после рассказа ты возжелаешь её провести. Сколько там у тебя сил под рукой осталось?

– Да ты у меня всех забрала, причём самых лучших, – возмутилась глава учебного центра. – У меня одна молодежь осталась, а ты мне, между прочим, ещё месяц назад обещала вернуть людей, а сама держишь их в Маньчжурии.

– Ну сколько-то у тебя есть?

– Семь сотен штурмовиков в доспехах от легких до тяжелых и две сотни роботов разных категорий. Капля в море, мне с ними даже княжество не удержать, если вдруг навалятся.

– Не паникуй, на княжество пока никто не нападает, – пресекла Ярослава нарождающуюся истерику. – Организуй пока по максимуму переброску сил в Москву. Я вылечу немедленно, часов через десять буду.

– Не могу, – ответила Мирослава. – Я практически сразу решила отправить МПД в подмосковную усадьбу, но диспетчеры сообщили, что все три аэропорта закрыты на приём самолётов. Но, что самое удивительно, Вяземские успели прояснить этот вопрос, и самолёты в Москву по-прежнему прибывают. Вот только основные направления с Казани, с Алтая и с Урала. То есть Кайсаровы, Морозовы и Орловы летают спокойно, а с Нижнего Новгорода запрет. И все три аэропорта находятся под охраной двух десятков «Армагеддонов». Как тебе такая новость?

– Почему-то не удивила, – задумчиво проговорила она, вспоминая вчерашний диалог с Ольгой и доклад Марины по поводу шевеления Великих и Сильнейших кланов. – Но я надеюсь, у тебя найдутся штурмовики, могущие десантироваться из воздуха?

На том конце телефонной связи возникла небольшая пауза, после чего изумленный голос Миры воскликнул:

– Ты мне что предлагаешь? Чтобы я девчонок десантировала прямо на аэродром под прицелом сверхтяжелых роботов? Так давай сразу на Кремль их сбросим – какая разница, где они погибнут, но во втором случае смысла всяко больше. Возможно, что даже не все самолеты собьют, пока они будут пролетать над Москвой.

– На Кремль не надо, – спокойно отреагировала второе лицо в иерархии клана на явное ехидство своей сестры. – Сбрось две сотни тяжёлых над усадьбой. И пока я лечу, собери мне там ударный кулак.

– Ты собираешься взять столицу силами пары сотен МПД? Или ты думаешь, что никто не заметит, как рядом с городом формируется нехилое такое боевое соединение?

– А я очень рассчитываю, что заметят и начнут какие-нибудь движения, которые помогут нам прояснить ситуацию. Но сотню лучших отбери сразу и придержи их, по ним распоряжусь отдельно. Мне нужно сначала кое – что выяснить.

– Поняла тебя, очень надеюсь, что ты знаешь, что делаешь.

«Я тоже на это надеюсь», – подумала Ярослава, прерывая связь со своей сестрой и набирая другого абонента.

– Добрый день, княгиня, – поздоровалась первой Белезина Светлана. – Чем обязана?

– Здравствуй, Света. А расскажи-ка мне, как в центр Москвы переправить тяжелые МПД, и главное, чтобы о них никто не узнал?

– Вы не по адресу, – недовольно произнесла глава рода. – Я вам не волшебница, чтобы скрытно перемещать такую технику по столице империи.

– Зато у тебя есть большой опыт прятать от любопытных глаз вещи, за которые, кроме смертной казни, ещё и красочные пытки обещают.

– Вообще-то я отошла от таких дел, – возмутилась Белезина.

– Ага, я помню, пару месяцев назад, если не ошибаюсь, – хмыкнула Ярослава. – Только не говори мне, что уже порвала все связи и тебе не к кому обратится. – И поменяв тон на серьезный, добавила: – Ольга не выходит на связь, помимо этого есть еще несколько неприятных моментов, я ожидаю большие проблемы, и мне нужна твоя помощь.

Судя по шуму в трубке, на том конце тяжело вздохнули, и Светлана уже уверенным тоном спросила:

– Есть пара схем, сколько штук нужно провести и как близко к центру?

– Хотя бы сотню тяжелых доспехов и как можно ближе к стенам Кремля.

Судя по звукам, собеседница Ярославы подавилась, и сейчас усилено откашливалась.

– Вы там что? Переворот затеяли? – приведя себя в норму, воскликнула юная контрабандистка.

– Да, решили поменять династию, Романовы надоели, будут Гордеевы, – невозмутимо ответила главнокомандующая.

– Очень смешно, блин, не знала, что вы такая юмористка, – по-прежнему слегка ошарашено проговорила Белезина.

– Была бы рада посмеяться, но не могу, – все очень серьезно Света.

– Из-за праздника доступны только несколько маршрутов, и собрать все МПД в одном месте не получится, а из-за близости Кремля долго находиться там нельзя. Минут тридцать максимум, потом мы просто привлечём внимание охраны.

– Полчаса меня устроит. Сколько тебе нужно времени для подготовки и сколько займет проводка техники?

– Часов шесть, если займусь этим немедленно, и часа два – три на проводку МПД. Постараюсь организовать всё побыстрее. И самое главное – мне нужно, чтобы они были в конкретное время в нужном месте.

– Хорошо, доложись мне по готовности. А место встречи скинь заранее.

Попрощавшись с главой рода, Ярослава ненадолго задумалась над тем, где и что можно ещё сделать. Брать штурмом Кремль не хотелось: во – первых не факт, что выгорит, во – вторых после такой попытки, если она ошиблась, то клану может прилететь такая ответка, что проще сразу застрелится. В общем, во время перелёта, надо будет ещё раз всё взвесить, попытаться узнать побольше информации и согласовать свои действия с союзниками.


Москва

«Так, Марина, думай, – пыталась эсбэшница подстегнуть свои мысли. – Лада не появилась, значит, не смогла уйти до подрыва бомб. А мне надо принять решение, каким маршрутом и куда направляться. Стоит нам выйти на поверхность, и миллионы камер по всему городу сразу зафиксируют наше местоположение. Мобильные телефоны наверняка поставлены на слежку, и едва выйдем в зону действия сети, тут же отобразимся на экранах. Все телефоны уже выключены, а новые аппараты, взятые из закладки, зарегистрированы на левых людей и какое-то время не будут привлекать внимание. Но вопрос, куда идти, по-прежнему актуален.»

– Рита, мы сможем отсюда пройти до самого центра, не поднимаясь на поверхность? – позвала она свою помощницу.

– Сейчас посмотрю, – ответила девушка, разбираясь с картой в планшете.

Марина окинула взглядом полутёмный тоннель, в котором находились её люди. Романову она тоже причислила к своим. Хотя, с одной стороны, женщина и подвела их под монастырь, но благодаря ей они все-таки узнали о проблемах намного раньше, чем когда озаботились бы отсутствием связи с группой охраны княгини.

– Нина, а вы по каким стихиям специализируетесь? – окликнула она Романову.

– Земля и лёд.

«Земля – это очень хорошо, и одаренная в ранге Бета сможет нам помочь в этих подземельях», – мысленно обрадовалась она.

– Мы сейчас примерно на седьмом-восьмом уровне, – подала голос помощница, – ниже нас система метро. Мы можем пройти по кабельным коллекторам и теплотрассе. Правда местами придется использовать ливневую канализацию, а она – точно не самое удобное место для путешествий.

– А выйти в точку захода четырнадцатой и семерки?

– Эм-м, – Рита взяла небольшую паузу. – Теоретически, да. Но местами нас ждут не очень удобные переходы, а по времени займёт примерно пять – семь часов, возможно, больше.

– Ясно, – произнесла Марина. И приняв решение, скомандовала главе охраны делового центра Гордеевых: – Вероника, ты в авангарде. Маршрут намечай таким образом, чтобы легкие МПД могли пройти. Десять человек оставь в арьергарде, чувствую, что нам ещё придётся пострелять.

Быстро перестроившись и распределив из схрона необходимые вещи для путешествий под землёй, группа в тридцать человек максимально быстро нырнула в ближайшее ответвление кабельного коллектора. В закладке было двадцать легких доспехов, и сейчас десяток латниц рванули вперёд, а остальные МПД, отстав метров на триста, будут охранять тыл небольшого отряда.


Роза вместе с Витой быстро продвигались в сторону старинного здания XVII века. В подвале этого дома находился спуск в канализацию, и двум агентессам предстояло преодолеть под землёй примерно пять километров. Не самое большое расстояние, и если бы речь шла о пробежке на свежем воздухе, то можно было уложиться минут в десять, но Роза прекрасно понимала, что все подземные тоннели в центре Москвы нашпигованы камерами и разнообразными датчиками слежения настолько плотно, что ползти они с напарницей будут, как черепашки. Рассчитывать, что именно их маршрут оставлен без контроля со стороны кремлёвской охраны – просто глупо.

Немного порадовало, что начальство успело отдать приказ находящимся сравнительно недалеко сотрудницам помочь их паре. Но их уровень подготовки не соответствовал сложности предстоящей операции, поэтому двум девушкам Роза приказала найти микроавтобусы и в спокойном режиме подобраться к двум точкам эвакуации. Возвращаться Роза планировала совсем другим маршрутом. «Если вообще вернёмся», – мелькнула у нее мрачная мысль. А третьей девушке дала адрес дома, с подвала которого и начнётся их безумная авантюра. Пусть сидит и отслеживает ситуацию, а также будет поддерживать связь с подмосковной усадьбой княгини Гордеевой.

– Роза, – неожиданно раздался звонкий голос.

Обернувшись, девушка увидела чемпионку последнего турнира среди роботов, а также – по версии многочисленных газет – грозу авторитетов и новую богиню Колизея. Во время турнира Роза входила в состав бригады технического обслуживания, играя роль неодаренной и отслеживая возможные диверсии и различные поползновения конкурентов. Можно сказать, в отпуск съездила, такая работа Розе очень нравилась и совершенно не доставляла хлопот, именно тогда она и познакомилась с Алёной. Девушка очень импонировала своей решительностью и мастерством, а милая внешность заставляла подумать о переводе возникшей между ними дружбы на более близкий уровень. И только мысли о ревнивой Вите останавливали Розу от этого шага и перехода к более активным действиям в этом направлении. Алена оказалась не одна, а со своим мужем Михаилом Гордеевым, братом княгини Ольги.

– Привет, какая неожиданная встреча. Правду говорят: Москва большая деревня. Вы тоже решили сегодня повеселится? – с радостной улыбкой проговорила Алёна.

– Ага, у нас впереди такое веселье запланировано, просто закачаешься, – с явным переизбытком сарказма ответила Вита.

Роза улыбнулась. Её напарница отличалась весьма несдержанным характером и вспыльчивостью. Любила покостерить начальство, высказать вслух всё, что она думает об очередном задании, но всё это только до или после реализации поставленной перед ними задачи. Дуэли также были вечным спутником её любовницы, причём влипала она в них с завидной периодичностью и вовсе не потому, что любила подраться, а из-за того, что горячо отстаивала свою точку зрения и постоянно вмешивалась в несправедливые, на взгляд Виты, ситуации, принимая сторону незаслуженно обиженных. Но во время выполнения очередного задания лучшей и более надежной напарницы было просто не найти.

– Да, нам предстоит весьма занимательный вечер, – сказала Роза, стараясь тоном смягчить резкость своей подруги.

– О-о, а может, возьмёте нас с собой? – попросил Михаил. Вереница мыслей проскакала в голове у опытной лазутчицы при обдумывании неожиданного предложения. Её напарница злилась ещё и потому, что преодолевать подземные тоннели лучше всего втроём. Но из тех, кого смогло привлечь начальство, не было ни одной одаренной выше Дельты, а им желательно было взять с собой хотя бы Гамму, и поговорка, что на безрыбье и рак рыба – в данном моменте совершенно не работала. Поэтому предложение Михаила заставило Розу всерьёз задуматься о привлечении в их рискованное предприятие его молодой жены. Сомневаться в благонадёжности Алены не стоило, обласканная чемпионка, принятая в правящий род, более чем надёжная кандидатура. Да, она опытный пилот и всё свое мастерство по максимуму может показать, только управляя своим роботом. Но главное – она опытная воительница, решительная, смелая и невысокого роста. «Точно нигде не застрянет», – подумала Роза.

– Очень своевременное предложение, – всё ещё колеблясь, сказала она. – Но есть несколько моментов, и пойти с нами на вечеринку сможет только Алёна.

На её слова Вита, посмотрев на неё, скептически вздёрнула бровь, а Алена, переглянувшись с Михаилом, сразу же отрицательно закачала головой и сожалеюще ответила:

– Тогда вынуждена отказать, мы с Мишей планировали провести сегодняшний вечер вместе.

– Давайте я вам кое-что расскажу, – решилась Роза, и подхватив под локотки двух молодожёнов, отвела подальше от гуляющих по улице людей.


– Меня интересует, почему княгиня Гордеева дала тебе герб и право на род? – спросила Ирина.

– И ради этого вопроса вы притащили меня сюда? – насмешливо спросила Агния, хотя внутри неё всё клокотало и совсем не от смеха.

Войдя через неприметную дверь Екатерининского дворца, по очень крутой лестнице спустились на несколько пролётов вниз и, пройдя немного по ярко освещенному коридору, СИБовцы завели её в небольшое помещение, единственными предметами интерьера которого были стоящее по центру кресло и стол в дальнем углу, заставленный какими-то склянками и колбами. Едва спустившись на этот подземный уровень дворца, Агния почувствовала, как сила, давящая на её источник, резко пропала. Звёзды по-прежнему метались как сумасшедшие и практически не откликались, но жуткое чувство дискомфорта, возникшее от разорванной связи с источником, начало её отпускать. Сразу же её в добровольно – принудительном порядке усадили в кресло, быстро пристегнув ноги и руки к подлокотникам и ножкам этого явно пыточного устройства. Специальные ремни намертво сковали её тело, не давая возможности даже пошевелиться. В помещении находилась ещё одна чернокожая женщина неопределённого возраста. Ослепительно белый халат очень сильно контрастировал с тёмным цветом кожи. Очень неприятное, хищное выражение лица дополняли безжизненные черные глаза, которые смотрели на неё как на какое-то насекомое.

– Рада, что тебе весело, но я всё же жду ответа, – с ледяным спокойствием сказала безопасница.

– Я очень хороший артефактор, и княгиня, разглядев мой потенциал, таким образом выдала мне огромный аванс. Ну и дополнительно создала противовес существующему в клане роду артефакторов, – добавила девушка версию, официально бытовавшую в разговорах внутри клана.

– И какие артефакты ты делаешь?

– Обычный набор, как и у всех, – пожала плечами Агния, – лекарские, защитные, боевые жезлы.

– То есть тебя не удивляет, что молодая соплюшка получила герб всего лишь из-за гипотетического потенциала? – усмехнулась Ирина, – Ничем особым не выделяясь и не создав каких-то особых амулетов и новых артефактов.

– Ну, я вам сказала официальную версию, – спокойно ответила девушка. – И я слишком далека от внутриклановой политики, чтобы понимать истинные мотивы своей главы. А возмущаться или как-то выражать своё неудовольствие явной незаслуженностью и несправедливостью такого подарка было не в моих интересах.

– Допустим, – кивнула головой сотрудница имперской безопасности. – А что ты скажешь о боевых жезлах для неодаренных людей?

– Таких не бывает, – фыркнула Агния. – Для простых людей существуют только лекарские и защитные амулеты. Боевой жезл может активировать только одаренная.

– А как ты объяснишь огненные файерболы, которыми неожиданно начал пользоваться муж княгини Гордеевой? Причём никакого жезла у него в руках не было. Остается предположить либо совсем невероятное – что мы имеем дело с одаренным мужчиной, либо все-таки он пользовался каким-то артефактом, созданным тобой. И что совсем интересно и совершенно не вписывается в версию о твоей обычности и незначительности для княгини Ольги – это тот факт, что ты долгое время жила в одном доме с ней и продолжаешь регулярно навещать Нижний Новгород. Так что ты мне скажешь на всё это? Над чем ты работаешь? Какие защитные и боевые амулеты ты делаешь?

Ирина выжидательно уставилась на девушку, а мысли Агнии тем временем заметались, лихорадочно пытаясь придумать ответ на очень опасные вопросы. «Почему Сергею пришлось использовать источник? Что случилось с ним и княгиней? Как это связано с отсутствием связи?» Эти и многие другие вопросы крутились в её голове, заставляя думать о худшем.

– Я давала присягу, – гордо вскинув голову, наконец произнесла она. – Пытаясь узнать секреты клана, вы перешли все границы, и я уверена, что вам очень не понравится, когда княгиня Гордеева спросит с вас за причиненные мне неудобства.

– Как ты могла уже прочувствовать, с нашим артефактом любая одарённая превращается в обычного человека. И даже высокий ранг Ольги не спасёт её и не позволит показать свою силу.

– Судя по постановке вашей фразы, вопрос с Валькирией далек от завершения, – хмыкнула Агния. – Да и ответы на все ваши вопросы вы бы легко могли получить от её мужа. Мальчики ведь такие ранимые и нежные существа.

– Просто мы ещё не приступали к этой фазе операции, – после небольшой заминки ответила Ирина.

Но Агния заметила и эту заминку, и легкую тень неудовольствия на лице своей собеседницы. Что подняло ей немного настроения. «А по поводу ранимых и нежных мальчиков – это точно не к Сергею. Что-то произошло, но они точно на свободе, а значит, шансы на выпутывание из этой ситуации пока есть», – подумала она.

– Жаль, ты мне показалась более благоразумной, – показательно вздохнула Ирина и, взмахнув рукой в сторону чернокожей женщины в белом халате, сказала: – Познакомься, это Мазози. Её имя переводится на русский язык как «слёзы». Правда, плачут в основном те, над кем она работает. И либо ты начнёшь говорить, либо лекарка первого ранга выпотрошит тебе мозг, и мы всё равно узнаем, что нужно. Ведь ментальный блок артефакторам не ставят, у вас своя – природная защита. Но Мазози как раз специализируется на таких случаях, только, к сожалению, подопытные после общения с этой шаманкой – как говорят про таких в Африке – редко остаются людьми. Обычно теряют человеческий облик и скатываются до уровня обезьян. Но я в глубине души очень добрая и предлагаю тебе подумать над тем, что не все тайны так уж и важно беречь и хранить, некоторые из них все равно станут достоянием общественности рано или поздно. Что скажешь?

– Скажу, что мне очень страшно, вот прямо сейчас описаюсь, – хорохорясь, ответила девушка, и правду испытывая желание сходить в туалет, но сдаться, не попытавшись оказать сопротивление, было не в её характере. Даже до получения титула боярыни она всегда старалась следовать правилам чести и достоинства, не позволяя трусости брать над собой вверх.

– Ну что же, увидимся через несколько часов, если ты вдруг не передумаешь и не запоешь раньше.

Произнеся эти слова, Ирина, кивнув лекарке, вышла с одной из сопровождающих девушек, оставив в помещении одну Альфу – явно для страховки Мазози, если вдруг Агния сможет выбраться с кресла и попытаться навредить африканской шаманке. Но девушка не обольщалась на счёт собственных сил, во-первых звёзды по-прежнему не откликались, продолжая метаться по источнику, пусть и с меньшей, чем в самом начале, скоростью. Во-вторых, даже будь она в полном порядке, поединок с лекаркой первого ранга в таком замкнутом пространстве не закончился бы для неё ничем хорошим. И хоть лекарки оперировали только одной стихией, водой, на расстоянии до пяти метров Мазози могла легко остановить ей сердце или просто вскипятить кровь, разогнав водные молекулы тела до сумасшедшей скорости. Видеть ауру и работать с энергетическими слоями человека могла только отдельная каста лекарок – менталистки. У них также было своё ранжирование с пятого по первый ранг, но в процессе обучения уклон сводился к биоэнергетике и нервным потокам внутри человека.

Такие умелицы среди лекарок были так же редки, как и артефакторы среди других одарённых, и хорошая менталистка была на вес золота. Они могли считывать память людей, полностью обнулять воспоминания и накладывать совершенно другие, а также ставить специальные блоки от воздействия других менталок. В полиции с удовольствием пользовались их услугами, если встречалось крайне запутанное дело и требовалось вывести на чистую воду свидетеля, дающего явно запутанные и далекие от правдивости показания. Правда, по закону империи, чтобы получить разрешение на привлечение такой специалистки, полиции требовалось собрать неопровержимые доказательства, а дело не должно быть банальной кражей автомобиля. Человек – даже без ментального блока – после воздействия такой лекарки частенько сходил с ума, из-за чего все действия таких одаренных находились под строжайшим контролем, а незаконная деятельность каралась смертной казнью.

Несмотря на наличие ментального блока, которым наградил её источник, Агния понимала, что сопротивляться бесконечно – она не сможет. Мазози легко сможет сломать блок, но это точно приведёт к полному коллапсу сознания. Но африканка явно получила хорошую практику, научившись обходить такую защиту. А значит, придётся терпеть боль и сопротивляться долгому и методичному давлению.

– Не перьйедюмала? – с ужасным акцентом спросила шаманка.

– Мне нечего тебе сказать, – ответила девушка, одновременно вытаскивая на поверхность сознания, наиболее яркие воспоминания о детстве. «Сначала спрячемся за ними», – подумала она.

Следующим ощущением стала ледяная волна, затопившая мозг, обжигающе холодная – она заставила взвыть от боли и забиться на кресле. Тело – выполняя бессознательную команду – пыталось вырваться из пут и сбежать от адских ощущений. Абсолютный холод начал окутывать всё её тело, принося с собой невыносимые муки, заставляющие страдать каждую клеточку её организма. Не в силах терпеть нахлынувшие ощущения, Агния закричала. Страшный крик терзаемой девушки вырвался из пыточной комнаты и громким эхом разнесся по коридорам подземелья.

Оставленная в охране Альфа, недовольно поморщилась и вышла из помещения, прикрыв за собой дверь. Она планировала убить время за просмотром очередного фильма, а крики этой девки явно не дадут сделать это спокойно. Облокотившись спиной о стену в коридоре и надев наушники, выбрала в своем телефоне нужный файл и спокойно предалась приятному времяпрепровождению.


Пробираться по пояс в дерьме – то ещё удовольствие. Несмотря на водонепроницаемые костюмы, Виту не отпускало ощущение, что окружающая её вонючая жижа уже забралась под одежду и тонкой пленкой покрыла всё тело. Закрывающая лицо полумаска с угольными фильтрами должна была отсекать специфическую атмосферу канализации, но ей казалось, что от «аромата» местных благовоний можно было укрыться разве что в космическом скафандре или хотя бы в МПД.

– Разве люди могут столько срать? – раздражённо вырвался у неё риторический вопрос. – Не столица, а город засранцев – такое ощущение, что жители мегаполиса только и делают, что вносят свою лепту, пополняя подземные реки своим дерьмом.

Из-за маски на лице её голос звучал глухо, но идущая в трех метрах впереди Роза услышала свою напарницу и решила поддержать диалог.

– Откуда столько негатива, сестрёнка? Дай бой своему пессимизму и открой двери оптимизму. Наслаждайся, пока есть возможность. Это самый легкий этап нашего маршрута.

Дешёвые лозунги и такие слова как «оптимизм» и «наслаждайся», заставили Виту сбиться с шага, и если бы не плотная консистенция нечистот вокруг, она бы наверняка упала. А так девушка просто замерла на месте, разглядывая с помощью налобного фонаря окружающие «красоты».

– И как я сразу не догадалась, – мрачно проговорила она, – вот же мимо меня плывет коричневый кусочек оптимизма. А прекрасные бетонные стены, явно предназначены для того, чтобы я могла насладиться неповторимыми выщербинами и ровным цветом покрывающей их плесени.

– А ты представь, что пришла в дорогой и элитный салон на грязевые процедуры, – подала голос идущая сзади Алена

– Мой мозг отказывается заниматься такими извращёнными фантазиями, – недовольно буркнула Вита. – В этом месте у меня только одно осознанное желание – проблеваться.

– Не забудь снять маску, когда захочешь внести свою лепту в окружающую среду, – подколола её напарница.

– Очень смешно, просто обхохочешься.

«Если вы одиноки, а унылые серые будни заставляют раз за разом тоскливо сжиматься ваше сердце – позвоните нам. После нашего пешего тура окружающий вас мир снова наполнится яркими красками и вернёт радость к жизни», – попыталась развеселить себя Вита. Но взбодриться получалось плохо, поставленная перед ними задача была слишком сложной, и мрачные мысли никак не хотели покидать её, заставляя прокручивать в голове все этапы маршрута, выискивая слабые места в их плане. Ещё чемпионка за спиной добавляла головной боли. С одной стороны, Роза сделала всё правильно, решив привлечь к их паре надёжную и лояльную к клану девушку. Но! Алена абсолютно неопытная в таких делах воительница. Одной решительности и смелости в такой операции может быть недостаточно.

«Михаила жалко», – подумала Вита. После того как Роза рассказала о возникших проблемах и о полученном приказе – мужчина явственно побледнел и сначала попытался связаться со своими родственниками. Но ни Ольга, ни Сергей по-прежнему не отвечали, а Алёну он не хотел отпускать, горячо доказывая, что его жена – пилот боевого робота, а не диверсант или лазутчица. Сдался он после того, как сам же дозвонился в Нижний Новгород до своей родной тёти Мирославы. Та уже была в курсе возникших проблем и выбор Розы по привлечению к операции чемпионки одобрила, племяннику же посоветовала не истерить, а вернуться в гостиницу и ждать результатов там. Но тут уже Михаил неожиданно упёрся рогом и сказал, что будет ждать свою супругу возле входа в систему канализации. Говорить о том, что возвращаться они будут, скорее всего, другим маршрутом ему не стали. И вот теперь трое девушек пробирались по пояс в нечистотах, и Вита прекрасно понимала, что это самый легкий этап их маршрута. Дальше пойдёт система датчиков, и всё, что крупнее крысы, будет сразу же отображаться на мониторах кремлёвской охраны. Поэтому пробираться будут медленно и осторожно, стараясь обмануть систему слежения. Насколько хорошо у них это получится – неизвестно, и эта неизвестность заставляла держать нервы натянутыми, как струна. Вита очень надеялась, что их опыта и профессионализма хватит, чтобы в очередной раз сделать свою работу на отлично.


Кто-нибудь застревал в замкнутом пространстве, находясь в полной темноте и не имея возможности даже присесть? Лифт не считается, там хотя бы свет есть; и если компанию вам не составила дородная женщина с баулами, по чьей вине вы, скорее всего, и застряли, то время, потраченное в ожидании ремонтников, можно провести даже с относительным комфортом, предавшись медитации и философским размышлениям. Если, конечно, вы как раз не торопились на свидание с «белым фаянсовым другом», дабы успеть выполнить свой долг перед организмом, настоятельно рекомендующим вам поторопиться, чтобы не оконфузиться. В этом случае застрять в лифте будет смерти подобно. Хуже может быть, не дай боги, застрять в этот момент с красивой девушкой наедине. И вместо попытки пофлиртовать и завязать диалог с представительницей прекрасного пола, играя роль мужественного и храброго самца, успокаивающего партнершу по несчастью, придётся вспомнить все обезьяньи ужимки, стараясь не допустить и пресечь все поползновения организма не в то время и не в том месте избавиться от лишнего груза.

У меня положение было несколько иное, зов природы, слава богу, помалкивал, и если бы не дерьмовая сама по себе ситуация, в которой я оказался вместе с двумя девушками, то мне можно было бы даже позавидовать. Едва мы спустились на несколько этажей вниз, то обнаружили охрану арсенала в полном составе. Только вот десяток девушек в легких МПД были – как это говорится – немножко мёртвые. Их закинули в технический тоннель, чтобы не валялись и не мешали под ногами. После такой наглядной демонстрации даже без гадалки стало понятно, что по ту сторону двери нам явно будут не рады. И только мы с Ольгой приступили к «пыткам» Евы, вытягивая из принцессы возможные пути и безопасные маршруты, как шум со стороны лестницы заставил нас быстро нырнуть в очередное ответвление технического коридора, а Ева вовремя вспомнила нычку со времён своего счастливого детства. Обидевшись на что-то в десять лет, умудрилась спрятаться там на целые сутки, сведя с ума и охрану, и своих родственников. И если бы она не вышла самостоятельно, её бы так и не нашли. Насколько хорошо ей влетело после таких проделок, принцесса умолчала, наверное, из скромности.

И теперь мы больше часа стояли в маленькой каменной нише, со сторонами не больше метра. Дверь в эту мини-кладовую была стилизована под фон окружающих кирпичных стен, и лично я прошёл бы мимо и даже не заметил, что здесь что-то скрыто от любопытных глаз. Для чего здесь эта штука – не понятно, и даже Ева не смогла внести ясность о предназначении и функции этой кладовки.

Из-за узости свободного пространства, девушки плотно прижимались ко мне с обеих сторон, и я тем самым оказался между двух очаровательных огней. Полная темнота совершенно не мешала мне ощутить на себе всю прелесть двух разгорячённых женских тел. На правое предплечье давила роскошная грудь Ольги, а к левому боку прижималась своими не менее возбуждающими формами Ева. Это безусловно спасало меня от клаустрофобии и добавляло позитива к мрачным мыслям, немного скрашивая ситуацию в целом. Девушки громким шёпотом переговаривались, пытаясь придумать и выбрать правильное решение по выпутыванию из смертельно опасного положения.

Ева, кстати, совершенно не обращала внимания на то, что моя левая рука время от времени спускалась намного ниже уровня талии и начинала там хозяйничать. Клянусь вам, это происходило совершенно неосознанно. И когда мой мозг отмечал неправильное положение своевольной конечности, я честно возвращал её на место. Почти сразу возвращал, между прочим. «Это состояние аффекта, а левая рука завидует правой», – вывел я мысленно оправдывающую себя формулу. В общем, две красивые девушки под моими руками никак не давали мне сосредоточиться и проникнутся серьёзностью всей ситуации, в которой мы оказались. Какое-то время я, конечно, пытался следить за нитью разговора и даже вставлял свои пять копеек, но мысли постоянно виляли в сторону возникающего и совершенно неуместного сейчас сексуального желания.

– Серёж, не молчи, скажи, что думаешь, – тихо проговорила Ольга.

Хм. Когда в разгар эротической фантазии вас просят сказать что-то умное, это сделать очень сложно. Поэтому я решил сказать правду:

– У меня сейчас функция мышления что-то не работает. Кажется, кровь от головы в другой орган перетекла. Причем почти полностью.

Девчонки фыркнули одновременно, а потом чья-то шаловливая ручка полезла проверять орган, виновный в отсутствии мыслей в моей голове. Смею надеяться, что это была Ольга.

– Нашёл время, – хмыкнула моя жена.

– Я же живой человек, и не могу не реагировать когда ко мне прижимаются целых две красивых девушки.

– А то, что нас всех совсем недавно чуть не убили, тебя не смущает? – спросила Ева

– О-о, спасибо что напомнила, а то я почти забыл, – хмыкнул я.

– Мы, между прочим, обсуждали возможность выбраться из дворца, – буркнула Ольга. – И Ева никак не может продумать безопасный маршрут. Заговорщики наверняка все выходы перекрыли, и куда нам податься, мы решить не можем.

– Ставлю вам двойку, ваше высочество, за плохое знание дворцового комплекса. Могли бы и получше изучить ваш милый домик, – съехидничал я.

– Нахал, – без особого возмущения ответила принцесса, – Я хорошо знаю свой дворец, но Регина знает его не хуже, нам не пройти незамеченными.

– А куда конкретно вы хотели пройти?

– Как куда? – переспросила Ева. – На Красную площадь, естественно, там же куча клановой охраны, навряд ли средь бела дня их рискнули перестрелять, учитывая всегда большое скопление народа.

– Думаю, как раз наоборот – навряд ли их решили оставить без внимания, а площадь можно и перекрыть, – задумчиво проговорил я и добавил: – Вы мне лучше скажите, неужели под Кремлём нет ни одного тоннеля, по которому можно выбраться из дворца?

– Есть, конечно, но тётя также о них прекрасно знает и наверняка не оставила без внимания такие маршруты.

– Тоннели, известные вашей семье, Регина безусловно перекрыла, а что вы скажете про те, которыми нормальный человек ни за что в жизни не рискнёт пользоваться? Я имею виду канализацию.

Возникла пауза, после которой Ева вздохнула и сожалеюще проговорила:

– Как ты понимаешь, такой экстренный способ эвакуации мной не изучался. Мне и в голову не могло прийти, что может понадобиться такой маршрут.

– А ты можешь провести нас в подвальные помещения казарм? – спросила Ольга.

– Зачем?

– Там находится мой экстренный способ эвакуации, – спокойно ответила моя супруга.

– Не Кремль, а головка сыра, – недовольно проворчала Ева, – Интересно, у каждого клана свой метод или в случае нужды вы все в одну дырку ломанётесь?

– Да, знатная пробка получится, – хмыкнул я.

– Я по канализации бегать не собиралась, а вот мои люди вполне могут туда подойти, – невозмутимо добавила княгиня Гордеева.

– Не дворец, а проходной двор, – продолжил я троллить принцессу.

– И не говори, – поддержала меня Ольга, – Куратор СИБа явно облажалась, ты не помнишь, как её зовут?

– Там трудно произносимое имя, из трёх букв, кажется, – сквозь смех сказал я.

– Завязывайте, – рыкнула Ева, во всяком случае, попыталась. Шёпотом изобразить грозность – сложное дело.

– Слушай, а за спасение принцессы клану, наверное, большие дивиденды перепадут, – игнорируя высочество, выдал я.

– Большие – не то слово, – хмыкнула Ольга. – Они должны быть просто гигантские, а если мы её ещё и на трон посадим, то я боюсь представить размер благодарности.

– Ну хватит, – фыркнула Ева. – Мы все втроём сейчас в полной заднице, не время торговаться. И да, я облажалась – как тётя умудрилась всё провернуть, просто не знаю. СИБ практически полностью состоял из людей нашего рода, чем она смогла их купить – вопрос на будущее. А по поводу моей благодарности, уж ты, Ольга, могла бы и не сомневаться.

– Да я и не сомневаюсь, считай, нервное напряжение сбросили. Так что с казармами, сможем туда пройти?

– Можно пройти, но не факт, что получится незаметно, скорее всего, на кого-то мы всё же натолкнемся.

– Нам главное дойти до казарм и спуститься под землю, а там могут попробовать нырнуть за нами, – уверенно сказала Ольга и, обращаясь уже ко мне, спросила:

– Как там твой амулет? Ещё держит?

Тут следует пояснить, что едва мы спрятались в этом каменном мешке, Ева естественно не могла не спросить про моё защитное поле и файерболы, которыми я швырялся. Ольга тут же запустила мульку про Агнию, создавшую боевые амулеты для неодарённых людей. Судя по недоверчивому хмыканью принцессы, она не очень-то поверила в этот сценарий, но вопросов больше не задавала. Думаю, Ольга не сильно обольщалась и прекрасно понимала, что её высочество обязательно вернётся к этому вопросу. А чтобы поверить в такую вещь, нужно будет продемонстрировать сей фантастический девайс на ком-нибудь ещё.

Зато мы успели хорошо обсудить неизвестный артефакт, вырубающий источник. Ева по просьбе Ольги ничего не смогла выяснить про уничтоженный род артефакторов. Её служба расследовала факт уничтожения рода Змеевых, но по отчётам тех лет, предоставленных принцессе, выходило, что СИБ концов не нашла. А сотрудница, специально поставленная отслеживать ситуацию по этому старому, но незакрытому делу, не так давно попала под грузовик. На этом месте Ольга прокашлялась, а я порадовался, что в полной темноте Ева точно не могла разглядеть выражение моего лица. Ибо я не смог удержать эмоции, вспомнив, что ни в чём не виновную девушку размазали по асфальту по приказу Марины. Ольга рассказала Романовой про вывод собственной СБ, сделанный совсем недавно, буквально на днях, и возможную связь между родом Змеевых и странным артефактом. И уже втроём мы пришли к версии, что Регина опередила всех, добыв первой это странное устройство. А род уничтожила, заметая следы, и чтобы никому более не досталось. Остался вопрос, почему так долго тянула с переворотом, но тут можно только гадать. Я с удивлением узнал, что Регина, оказывается, старшая из двух сестёр, и именно она должна была быть наследницей престола. Но она оказалась бракованной одаренной, оперирующей всего лишь одной стихией. Очень редко, но и такое бывает, и в чём причина такой особенности, разобраться до сих пор не могли. А когда старшей из сестёр исполнилось четырнадцать, и все возможные сроки по активации второй стихии вышли, наследницей престола назначали Юлиану. На тот момент матери Евы исполнилось всего десять лет, но она уже владела, как и положено, двумя стихиями. На моё замечание о том, что в нынешнем веке без разницы – полноценная одаренная или нет: боевые роботы могут уровнять шансы даже для Гаммы, а правительницы в бой уже давно не ходят. На меня набросились в два голоса, объясняя, что дети у таких женщин чаще всего рождаются слабыми в магическом плане, а иногда вообще без дара, а это уже совсем плохо. В общем, хорошо так поговорили.

И сейчас моя жена спросила про амулет, имеющий по версии для Евы индивидуальную привязку на меня. К слову сказать, спустившись по небольшой лестнице, соединяющей технические тоннели, давление на защиту уменьшилось, а я с радостью обнаружил, что могу собрать узоры обратно, чем активно и занялся впервые же минуты нашего стояния в полной темноте. Увы, но девушки этим похвастаться не могли, а после моего невинного вопроса про их источник, только повздыхали – их звёзды по-прежнему хаотично метались с большой скоростью и не хотели формировать узоры. Какой-то излишне индивидуальный амулет у меня получился. Всех, кто был рядом со мной, он защитил от пуль, а от воздействия артефакта Змеевых укрыл только меня. Вспоминая индивидуальную защиту, в зависимости от типа атаки, а также реакцию на боевые жезлы, грешным делом приписал себе создание искусственного интеллекта. Но мысль была слишком фантастической и нереальной, поэтому решил свести всё к банальному везению и, приписав себе титул супермена, на этом успокоился.

– Нормально, вроде – судя по теплу – пока держит, – ответил я Ольге на её вопрос.

Амулет я также успел зарядить, правда, после этого действия и создания атакующих плетений свободных звёзд у меня не осталось.

– Тогда выходим? – полуутвердительно вопросила Ева.

И получив наши ободряющие ответы, принцесса надавила на участок стены, отчего дверь, отделяющая нас от коридора, плавно ушла в сторону. Я, пользуясь подсказкой Романовой, выскочил вперёд, сразу повернув в нужную сторону, девушки, держа наперевес свои плазменные ружья и отстав на шаг, побежали следом. «Да уж, званый вечер перетёк в бег с препятствиями, и он явно далек от завершения. Ставки в этом забеге слишком высоки, и проигравшему можно только посочувствовать, а то и пособолезновать», – мелькнула у меня мысль.


Регина с мрачным видом сидела в командном пункте и бездумно поглядывала на большую плазменную панель, отображавшую на экране карту Москвы с многочисленными отметками имеющихся у неё сил. Дурным расположением духа она была обязана Демидовым и Багратион. Решила поговорить с двумя главами Великих кланов, чтобы выяснить их мнение на изменившиеся реалии, ибо на основании разговора можно было бы предугадать реакцию и остальных княгинь, графинь и остальной мелочи. «Выяснила, блин! Чтоб их, гадин, черти в ад утащили». На трупы правящей семьи – Марии, Юлианы и Анастасии – отреагировали абсолютно спокойно. А вот на прямой вопрос: – Готовы ли они пойти за ней и признать своей императрицей? – Нино Багратион, ткнув пальцем в тела убитых, усмехнулась и сказала, что выпавшая комбинация карт не даёт ей права на трон. Не хватает последнего туза, в виде Евы. А Демидова вообще промолчала, и даже горячие заверения Морозовой, Кайсаровой и Ливиной – что Еве из дворцовых подвалов деваться некуда, и её смерть дело скорого времени – совершенно не помогли.

– Твоя власть незаконна в любом случае. Но пока Ева жива, она единственная, кто имеет полное право сесть на трон. И только после смерти Евы я вынуждена буду закрыть глаза на такую императрицу, как ты.

В последней фразе грузинская царица не удержала рвущееся наружу презрение, и Регина с трудом подавила желание отдать приказ убить эту старуху. «Надо было валить сразу, как и обещала её сестре Татии», – подумала она. Но пока решила оставить Нино живой, надеясь устроить хорошее волнение внутри Великого клана. К разборкам наверняка подтянутся и другие роды, и эта смута отвлечёт мысли многих от первых шагов новой императрицы.

– Мама, началось, – окликнул её голос дочери.

Екатерина – её отрада и вымученная боль пополам с нервами. Мария не давала разрешение на роды. Ей с пятнадцати лет пытались внушить, что ветвь будет гнилой и нежизнеспособной. Что высок риск рождения неодаренного ребёнка, а кому такой нужен. Даже Юлиана родила Еву в девятнадцать лет – матери не терпелось убедиться, что бракованный ген точно был только у Регины. Ей же пришлось ждать до тридцати лет, а начиная с двадцати, когда она получила на руки артефакт, она давила в себе желание пойти и разобраться со всеми, кто её обижал, полностью игнорировал, списав в утиль, и считал пустым местом. Юлиана тогда помогла ей, с боем получив разрешение на беременность у их матери. Спасибо ей, конечно, за это, но особой благодарности Регина к своей сестре никогда не ощущала. Она прекрасно понимала, что Юлиана таким шагом и своей помощью хотела сделать Регину обязанной себе. «Ты заслужила мою признательность и умерла быстро и не мучаясь», – подумала она. Сегодня её долголетнее терпение будет вознаграждено. А её Катя родилась полноценной одаренной, и пусть в свои двадцать пять лет пока была Бетой, но она как минимум станет Альфой, рано или поздно. Ранга Валькирии, возможно, и не достигнет, ну и чёрт с ней. «Оборотень» все равно нивелирует любой ранг, и с таким оружием она сможет удержать власть. Поднимет из грязи простых людей и покажет всем недовольным, особенно гордым своей силой Валькириям, что на самом деле они никто и убить их так же легко, как и простого человека.

– Что там? – спросила она свою дочь.

– Великие кланы: Гордеевы, Демидовы, Алабашевы, Пожарские, а также многие Сильнейшие и ещё три десятка кланов поменьше начали сбрасывать десант над своими подмосковными усадьбами. Подсчёт МПД пока идёт, но количество уже перевалило за тысячу, и я думаю – это не последние штурмовики. Налицо также явная консолидация действий – начали практически одновременно.

– Решили потрясти мускулами, – хмыкнула Регина. – Дай приказ на активацию остальным «Армагеддонам». Посмотрим, как кланы отреагируют на сверхтяжей, у них в усадьбах, кроме как нескольких штук в средней категории, быть не должно.

– Активируем вообще всех?

Регина задумалась и решила пока не открывать все карты:

– Нет только тех, которые на окраине, десяток в черте города пускай побудут в резерве.

Катя отошла отдать нужные приказы, а она подумала, что Морозова слишком долго копается в подвалах дворца. «Куда же ты спряталась, моя дорогая племянница?» – попыталась она вспомнить все возможные закутки гигантского дворца. Плохо, что технические коридоры практически не оснащены камерами наблюдения, и где троица сбежавших может вынырнуть, предугадать невозможно. Приходится внимательно следить за всеми вероятными, в этом смысле, точками и держать там людей. А десяток девушек внимательно наблюдали за мониторами, пытаясь найти беглецов. На этом месте размышления Регины прервало появление эфиопской княгини. Молчаливо посмотрев на свою соратницу, тут же получила ответ от загоревшей под южным африканским солнцем женщины.

– Пока молчит, но Мазози обязательно доломает эту упрямицу.

– Желательно, чтобы мы сначала получили ответы, – проговорила Регина.

– Так и будет, не сомневайтесь. А что там с Мариной Гордеевой?

– Две твоих Альфы уже расчистили проход. Дронов запустили и начали преследование.

– Так ли уж это необходимо? Мешающую вам Романову можно было бы спокойно уничтожить, когда всё закончится.

– Не-е, – протянула почти императрица. – Узнав, кто стоит за переворотом, она заляжет на дно, а мне очень хотелось бы, чтобы она сдохла именно сегодня. Это личное, ты должна меня понять.

Булатова не ответила, задумчиво окидывая взглядом огромный монитор. Там начали загораться отметки сверхтяжелых роботов. Её пилоты за штурвалом этих мощных машин должны будут продемонстрировать всем желающим, что «Армагеддон» на сегодня – самый сильный робот на планете. И она очень сомневалась, что кланы все же решат броситься в самоубийственную атаку. И вообще, всё скоро должно закончиться – смерть Евы позволит быстро навести порядок, а ей вернуть наконец-то настоящую жизнь.

– Может, добавим к поиску принцессы ещё людей? – спросила она своего будущего сюзерена.

– Там и так половина всех сил задействовано, локтями толкаются на всех углах, – махнула рукой Регина в направлении мониторов, отображавших суету ведущих поиски людей. – Не волнуйся – ей некуда отсюда сбежать, а все возможные лазейки под плотным контролем.

«Время! Мы выбились из первоначального графика, а это плохо. По плану должны были уже пройти первичные переговоры с особо значимыми главами кланов, что позволило бы успокоить их удельные земли и входящие в кланы роды. Но из-за Евы вынуждены тянуть резину, что приводит к нагнетанию напряжения,» – прогнав эти мысли, Ирина посмотрела на часы. С момента первых выстрелов прошло всего три часа, а события продолжают набирать обороты и остановятся только со смертью последней принцессы из правящей семьи. «Или со смертью заговорщиков», – мелькнула у неё опасная мысль.


Глава 4
Сильнее логики

– Я тебя когда-нибудь подводила? Скажи мне. Правильно – ни разу. Так какого чёрта ты мне сейчас мозги компостируешь?

Света мрачно слушала владелицу небольшой транспортной компании, которая доказывала ей, что дело предстоит невозможное и невыполнимое, практически нереальное, а её собеседница не глава речной полиции и в такие кратчайшие сроки всё подготовить не может. Небольшое уточнение – не может за цену, озвученную два часа назад, ведь они столкнулись с такими трудностями, что просто ах. В общем, торговалась, коза драная.

– Я в курсе – и то что праздник, наоборот, должно упростить работу. По реке сегодня тысячи посудин ходят туда-обратно. В том числе и ночью, и добавить пару наших с тобой красивых речных трамвайчиков не составит труда.

– Я знаю, что списки подают заранее, только мы и раньше не всегда так делали.

– Что ты мне сказки рассказываешь, какая, на хрен, наценка за сложность? Тебе всего два звонка сделать надо: сначала одной любовнице, а потом второй.

– Ну какие риски? Обычный провоз груза, как и всегда.

– А не до хрена ли надбавки просишь за срочность? За такие деньги ты мне весь свой бизнес с потрохами продать должна.

– Половину – и точка, но знай, твоя жадность тебя погубит.

– Место встречи там, где обычно выгружала мои товары. Сегодня мне нужно плыть в обратную сторону. Всё, пока.

– Торгашка, грёбаная, – выругалась Света после завершения разговора.

«Так, что там у нас дальше? Колонна рефрижераторов – по документам со скоропортящимся грузом из Нижнего Новгорода, правда с казанскими номерами, уже несётся на всех парах и часа через два – три будет на месте. Два речных трамвайчика с раздвижной палубой и переоборудованным трюмом будут уже готовы. Конечно, для её партнёра по нелегальному бизнесу станут большим сюрпризом тяжёлые МПД с комплектом пилотов. Но тут уже ничего не поделаешь, деваться ей будет некуда». Она совсем погрузилась в свои мысли и забыла, что в кабинете находилась Евдокия, зашедшая к ней по рабочему вопросу.

– Прошу прощения, боярыня, но мне казалось, что мы отошли от подобных дел. Клан предоставил нам хорошие контракты, и мне думалось, что мы не вернёмся более на эту стезю.

– Я тоже так думала, – вздохнула Светлана, – Но меня очень попросили кое – что провезти.

– И кто же был настолько красноречив, что смог вас уговорить? – с небольшой иронией в голосе спросила глава СБ рода.

– Ярослава Гордеева, – буркнула Светлана.

– Однако, не успели мы насладится тихой и размеренной жизнью, как нас уже втянули в очередные разборки. Как я понимаю, в межклановые? – проницательно спросила Евдокия.

– Что-то вроде того, – неопределенно ответила глава рода.

– Надеюсь, вы не собираетесь принимать участие в этой авантюре? Учитывая вашу беременность.

– Ну за кого ты меня принимаешь? – возмутилась Светлана, – Конечно, я не собираюсь. Только одним глазком посмотрю и сразу домой.

– Я надеялась, что ты хотя бы весь срок беременности проведешь спокойно, – с обреченностью в голосе проговорила Евдокия.

А то, что глава безопасности перешла на «ты», говорило об очень сильном волнении.

– Не волнуйся, – успокаивающим тоном ответила Света. – Это же первая беременность, срок совсем маленький, и я не собираюсь влезать во что-то смертельно опасное.

– Правда? – скептически приподняла бровь глава СБ, – А какой, ты говоришь, груз надо перевезти?

– Вообще-то, не говорила, – хмыкнула она. – Но речь всего лишь о сотне тяжёлых МПД.

– Неужели Гордеевы испытывают проблемы с легальной транспортировкой своих доспехов? – удивилась Евдокия.

– Там, куда им надо, легально не подъехать, – фыркнула глава рода.

– Боюсь спросить, куда же им надо? – с явной настороженностью поинтересовалась её собеседница.

– В центр столицы, желательно поближе к Кремлю, в притирочку к стенам, так сказать, – невозмутимо ответила Светлана.

Возникла пауза, во время которой глава службы безопасности рода несколько раз открывала рот, порываясь что-то сказать. Но видно, набор матерных фраз, готовых вырваться из уст в первую очередь, её не совсем устраивал, поэтому рот все-таки безмолвно закрывался. И спустя короткое время Евдокия все же выдала:

– Я прикажу подготовить наши МПД, десять «Адамантов» плюс ваш доспех.

Судя по эмоциям на лице, сказать она хотела явно другое – нелитературное и непечатное выражение.

– Я не собираюсь ни с кем сражаться, – хмыкнула Света.

– Конечно, сотня штурмовиков просто на экскурсию собрались, полюбоваться красивой ночной подсветкой крепостных стен, – с явным переизбытком сарказма ответила эсбэшница, – Как мне подсказывает мой опыт, вам тоже желательно делать это в полном боевом облачении.

Светлана промолчала, не желая спорить с женщиной, верой и правдой служащей боярскому роду уже многие десятилетия и годящейся ей в бабушки. «Хуже от доспеха точно не будет», – решила она. А Евдокия, не получив дополнительных указаний, поклонилась, и вышла из кабинета, оставив свою молодую главу наедине.


– Молчи и даже не дыши, – негромко приказала ей Вита.

Алена и до этого не особо открывала рот, а после приказа честно попыталась даже дышать через раз, с любопытством поглядывая, как Роза проходит очередную сигнализацию. Этот тоннель перекрывали датчики движения со встроенной камерой. Заспиной девушек уже остались самые зловонные и безопасные части пути. Дойдя до определенной точки, Вита пробурила им путь на верхний уровень. Сделала она это очень аккуратно и практически бесшумно, используя силу молнии, адептом которой и являлась, находясь в ранге Бета. Интересное и явно адаптированное под такой случай боевое плетение, в виде метровой наэлектризованной окружности, соприкоснулось с верхней частью канализационной трубы и с небольшим шипением вгрызлось в бетон. Дыма и пара было многовато, но полумаска с фильтрами справлялась с этой проблемой.

С первого раза пройти бетонное перекрытие и толщу земли над головой не получилось, и энергетическое кольцо пришлось обновлять четыре раза. Роза с помощью магформы воздуха всё это время ловила падающие с потолка куски бетона, земли и камней, не давая им падать в жижу и поднимать фонтан из брызг. Хоть и стояли девушки по пояс в дерме, но быть забрызганными по самую макушку совершенно не хотелось. Используя силу источника, лазутчица время от времени посылала в рукотворную шахту сканирующую магическую технику и, определив, что осталось последнее усилие, отстранила Виту от дела и принялась работать самостоятельно. Взобравшись на плечи своей напарнице, Роза поднялась по этой рукотворной шахте, полностью скрывшись в почти двухметровой вертикальной скважине.

Что она там делала, Алёна не видела, но как ей пояснила Вита, сейчас она аккуратно, с помощью обычной дрели, просверлит небольшое отверстие и через микрокамеру на конце тонкого гибкого провода глянет, что творится в коммуникационном коллекторе, по которому они будут пробираться дальше. Как оказалось, они всё – таки ошиблись с расчетами – свою шахту нужно было бурить на полметра дальше. В тоннель, напичканный кучей силовых кабелей различного назначения, пришлось втискиваться через полуметровый проем, продираясь сквозь плотную увязку проводов. В принципе, справились без особых проблем.

По техническому тоннелю пробирались со всей возможной осторожностью. Здесь уже были установлены различные инфракрасные датчики, а через каждые сто метров имелись камеры, которые ненадолго выводились из строя с помощью различных специальных устройств идущей впереди Розой. У девушек даже оказался с собой беспилотный дрон, снабженный сканером, и с его помощью они иногда проверяли маршрут.

Потом им снова пришлось бурить очередную шахту, только теперь вниз. Полностью отключив две ближайшие камеры, приступили к работе. Времени у них было меньше часа до момента, когда команда техников, получив сигнал поломки, вышлет на проверку повреждённого участка свой беспилотник. Под ногами, на глубине примерно двух метров, оказалась проложена теплотрасса. В этот раз с расчётами не ошиблись, выйдя практически по центру очередного тоннеля. Вита снова применила энергетическое кольцо, правда поменьше диаметром, и огромный пласт земли обрушился вниз после применения Розой «воздушного кулака». Просто спрыгнуть в этот колодец оказалось мало, необходимо было закрыть дырку по центру коммуникационного коллектора, иначе любому сразу станет понятно, что ни одна крыса не способна на такой подвиг. Но проблему решили заранее, выпилив из бетонного пола большой метровый круг и откатив его в сторону до начала основных работ. Вита спускалась последней и поставила тяжёлый бетонный диск на место. Как она справилась в одиночку, Алена не знала – когда она помогала Розе откатывать его в сторону, то им даже вдвоём было сложно. Все – таки веса в бетонной конструкции было килограмм сто, не меньше, и даже в боевом режиме сделать это было весьма тяжко.

По теплотрассе шли около часа, и это оказалось почти лёгкой прогулкой. Немного хлюпающей воды под ногами, узкое пространство между массивными трубами и, слава богу, никаких датчиков. Их наличие проверили заранее с помощью дрона, хотя управление беспилотником в этом месте – слишком узком для полётов такой техники – доставило Розе большие проблемы. В отличие от коммуникационного тоннеля – хорошо освещенного – здесь царила практически полная темнота, перемежаемая редкими и тусклыми лампочками. Повышенная влажность и горячий пар, вырывающийся на поверхность из микроскопических трещин в горячих трубах, окрашивали восприятие окружающей обстановки преимущественно в мрачные тона. Но здесь все же было намного легче, чем пробираться по пояс в нечистотах. Под ногами часто попадались квадратные металлические решетки, скрывающие под собой вход в очередную часть канализации. Над одной из них Роза и остановилась. Начинался ещё один этап маршрута, последний перед финишным рывком.

Как объяснили Алене девушки, они могли добраться до Кремля с помощью коммуникационного тоннеля и по теплотрассе, но в местах выхода на нужный им уровень всё нашпиговано средствами контроля настолько плотно, что их отряд засекут моментально. Более удобные и специально для этого сделанные переходы между различными уровнями подземных тоннелей также находятся под постоянным контролем, поэтому они и вынуждены были пробивать свои ходы. Канализационный коллектор после теплотрассы оказался таким же вонючим, как и первый на их пути. Поймав себя на этом сравнении, Алёна мысленно усмехнулась. Как будто такие места могут отличаться в лучшую сторону и способны заблагоухать дорогими французскими духами.

Когда Роза рассказала о проблемах с главой клана, Алёна, не раздумывая, согласилась помочь. Иначе и быть не могло, это же её княгиня, которую она обязана защищать. Девушку больше удивило перевоплощение Розы из технички – входящей в бригаду, обслуживающую её робота на турнире – в лазутчицу, работающую в службе безопасности клана. Странно, что девушка и на турнире носила такое же имя, что и сейчас. «Интересно – это рабочий псевдоним или настоящее», – подумала она тогда.

Они уже поднялись из тоннеля с нечистотами в старинную ливневую канализацию, и сейчас Алёна смотрела на аккуратно и неторопливо работающую Розу, взламывающую датчики сигнализации, стараясь перехватить контроль над охранной системой. В этом деле ей помогал дрон и планшет с кучей программ и необходимых примочек. Она уже ковырялась минут сорок, желая обмануть искин охраны, пытаясь присвоить их группе статус техников, отправленных на устранение сбоев в аппаратуре наблюдения.

Ещё до спуска в эти подземелья девушки поставили Алёну перед фактом, что, в случае необходимости, она станет прикрывать отход основной группы. Это её ни капли не смутило, и, помимо сил источника, она могла рассчитывать на плазменное автоматическое ружье и два пистолета, более удобных для использования в ограниченном пространстве. Довеском шли пять гранат, две из которых были повышенной мощности, являясь, по сути, артефактами, начиненными огненной магией и способными снести небольшой двухэтажный особняк. Применять их в тоннелях крайне не рекомендовалось – огненная волна накроет на сотни метров в обе стороны. Точно такой же боекомплект несли на себе остальные напарницы, и все три девушки прекрасно понимали, что если войти по – тихому шансы ещё есть, то вот выйти будет большой проблемой.

Их ожидали последние метров пятьсот пути, в конце которого по неприметной лестнице наверх они должны выйти в подвалы казарм кремлёвской охраны. Будет весело, если после всех их мытарств они окажутся под дулами плазменных ружей в окружении роты воительниц. Не исключено, что те, несколько часов отслеживая их перемещения, уже сделали ставки – дойдут ли лазутчицы до цели или нет.


– Для защиты такого города их немного, но это все же не простые роботы, и семь десятков «Армагеддонов» способны устроить нам такое веселье, что мало не покажется никому.

Голос Мирославы звучал спокойно, просто констатируя факт. «Ну хоть не нервничает, и то хлеб», – подумала про свою сестру Ярослава.

– Стало более понятно по остальным силам, – продолжила Мира доклад. – Охрану аэродромов взяли на себя Кайсаровы и Морозовы, плюс два десятка сверхтяжей. Штурмовики Орловых и Ливиных перекрыли все въезды в Москву. Слава богу, наша посылка проскочила и почти на месте. Кстати, Белезина рвётся лично поучаствовать в предстоящей операции. Я её в курс пока не вводила, но она девочка не глупая и явно дважды два уже сложила.

Начальница центра по подготовке пилотов вздохнула и нерешительно проговорила:

– Я всё же сомневаюсь в необходимости штурмовать такой объект. Что конкретно творится, мы до сих пор понять не можем. И наш клан единственный, кто готов на решительные действия, большинство остальных – ни рыба ни мясо, и дальше десанта над своими поместьями в качестве явной демонстрации они не идут. Решительно поддержать нас готовы только Вяземские и Демидовы, а Мосальские, как и многие остальные, хотят подождать официального обращения из Кремля. Про остальную мелочь вообще молчу – боярские роды и мелкие кланы затихарились и выжидают. Уже без слов понятно, что в происходящем в Москве явно участвуют несколько Великих и часть Сильнейших кланов. Но даже если они умудрились каким-то образом захватить в качестве заложников глав других кланов, это не спасёт их от мести, если те пострадают. А значит, навредить им они не могли., Возможно, это Мария задумала какую-то показательную акцию, и если это так, то своей авантюрной атакой мы только опозоримся и получим ответный удар. А наличие такого количества «Армагеддонов» полностью нивелирует наш первоначальный план по штурму окраин города и прохода МПД с флагами, барабанами и большими транспарантами в сторону Красной площади.

Выдав весь этот излишне разгоряченный спич, её сестра замолчала, а Ярослава, переложив телефонную трубку на другое ухо и потерев слегка левое – которому и достался весь этот монолог, задумчиво сказала:

– Что-то я не помню, чтобы мы обсуждали с тобой использовать флаги, барабаны, да и ещё совместно с транспарантами.

– Да это я для красного словца сказала, – фыркнула Мира. – Но, по-моему, нашу авантюрную атаку не хватает обставить именно таким антуражем, чтобы смерть наших девчонок смотрелась красиво и героически.

– Смерть может быть и не героическая, а красивой она не бывает никогда. Главное, чтобы не напрасная, и они своей атакой отвлекут внимание от основного удара. Мне нужен бой на окраине, пусть сконцентрируются на нем. Три отвлекающих удара – наш, Демидовский, и Вяземских – думаю, этого будет достаточно.

– Для чего достаточно? – со вздохом спросила Мирослава.

– Для того, чтобы прояснить обстановку, – спокойно ответила она. – И я абсолютно точно уверена, что если бы императрица задумала какой-то показательный номер, его уже показывали бы по всем центральным каналам. Но у нас полный обрыв связи со всеми главами, и даже охрана на Красной площади безмолвствует, а значит, дело хуже, чем пытаются представить те же Сильнейшие Мосальские. Позиция страуса меня не устраивает, один раз я уже смалодушничала и не доработала. Но в этот раз такого не будет.

Последние фразы она сказала жёстким и бескомпромиссным тоном, пресекая возможные споры своей сестры. Но та и не спорила, только успокаивающе проговорила:

– Может, хватит винить себя в смерти Любославы, ты тогда сделала всё, что могла. Предупредила о возможной подставе, просила взять с собой дополнительную охрану. И это она приказала тебе не лезть и оставить всё, как есть. Твоя совесть абсолютно чиста, а в её смерти виновата собственная гордость и избыток благородства по отношению даже к врагам.

– Нет, не чиста. Я должна была наплевать на приказ и подстраховать свою сестру, но я плюнула на такую возможность. И сегодня в такой же ситуации находится Ольга – дочь Любославы, моя племянница и наша с тобой глава. Да, мы не знаем, что происходит, но, возможно, ей срочно требуется помощь, а мы тут с тобой лясы точим и чего-то там боимся.

– Не чего-то там, – проворчала Мирослава, – а вполне конкретной вещи. Я боюсь поставить клан на грань уничтожения, если мы с тобой ошиблись.

В иллюминаторе самолёта было видно черное ночное небо с проблесками звёзд. А далеко внизу под крыльями железной птицы проплывал облачный океан, окрашенный в мрачный серый цвет. Картинка за окном никак не хотела окрылять, вдохновлять или просто придавать уверенности. А ей она жизненно необходима, ибо принимая решение, она опирается на эмоции, а они никогда не были хорошими советчиками. Вздохнув и вернувшись в реальность к ждущей её ответа сестре, уверенно проговорила:

– Гадать можно до бесконечности, а значит, вспомним старинную присказку. Лучше что-то сделать и жалеть об этом, чем ничего не делать и сожалеть об упущенном. Так что соберись и давай за работу.

– Хорошо, ты где планируешь совершить посадку?

– Планирую выпрыгнуть в МПД, поближе к центру города, – хмыкнула она.

– Авантюристка, – поддержала в веселье её сестра, – самолёт собьют раньше. Мы, когда над усадьбой десантировались, и то служба ПВО нам весь мозг вынесла своей истерией. Я уже думала, что палить начнут, но, видно, количество целей их смутило, хорошо хоть остальные кланы согласились на такой шаг и действовали одновременно с нами. Хотя если бы защитницы города получили чёткий приказ, нам бы досталось по полной.

– Ну, я дождусь пары предупреждений и выпрыгну вместе с ротой штурмовиков, а пилоты развернутся и полетят в Новгород.

– Ладно, тогда удачи тебе.

– И тебе.

Попрощавшись с Мирославой, она бросила трубку телефона на аппарат дальней связи. И откинувшись в кресле, решила вздремнуть, а то впереди ждёт более чем насыщенный день, и, когда ещё придется спокойно поспать, не известно.


– Сработали датчики. Они спустились за нами и, судя по скорости срабатывания сигналов, вперёд запустили дронов.

Помощница озвучила очередную проблему спокойно и без нервов. Марина на секунду обрадовалась, что в свое время не поленились и протянули проводные сигналки под деловым центром, опутав все подземные тоннели своеобразной паутиной на несколько километров, начиная от здания, и, ненадолго задумавшись, уточнила:

– Беспилотники запущены в автоматическом режиме? Правильно?

– Конечно, в таких местах сигнал далеко не проходит. По их плану, обнаруживший нас дрон не вернется, и они пойдут именно тем маршрутом, где пропал беспилотник.

– Значит надо, чтобы пропало сразу несколько, – проговорила глава СБ. – Отправь людей на последнюю развилку – пусть поставят небольшие заряды. Выиграем ещё немного времени.

«Какого чёрта они привязались? – завела она мысленный монолог. – Правда, вариантов не так уж и много – хотят вернуть артефакт или им позарез нужна Романова, либо одновременно обе причины. Может, оставить оба возможных варианта где-нибудь в уголочке, пускай берут и успокоятся на этом?» Отогнав трусливую идею, решила, что такое оружие – артефакт, блокирующий источник, она отдаст в последнюю очередь. Самим пригодится.

Прошло уже два часа, как они спустились в подземные коммуникации Москвы. Гордеевы были не единственные, кто нашпиговал нижние уровни города своими датчиками. Без особого внимания были оставлены только канализационные коллекторы. В условиях повышенной влажности и агрессивной среды, ни один датчик долго не жил, да и пользоваться этими путями – последнее дело. Но их отряд не брезговал и такими маршрутами, благо что экипировка позволяла. Хотя, даже в специальных костюмах, приятного в этом было мало. Лучше всего себя чувствовали латницы в легких МПД – им пока удавалось выбирать дорогу так, чтобы доспехи проходили даже в самых узких местах.

Многоуровневые тоннели занимали гигантские площади и тянулись на сотни километров, и полной карты всех коммуникаций, наверное, не было ни у кого. Никто же не планировал бегать под городом на большие расстояния. Обычно на случай экстренной эвакуации прорабатывали несколько маршрутов на пару километров, и, по идее, этого должно было быть достаточно. А путь до центра города, проложенный Ритой был весьма схематичен и не гарантировал, что они действительно смогут без проблем дойти до нужной точки.

Спустя час оживилась идущая впереди Вероника. Авангард тоже использовал дронов, заранее отслеживая возможные препятствия и различные скрытые датчики.

– Нас ждут. Ведущий дрон успел передать ведомому засветку из десятка целей прежде, чем был уничтожен. Расстояние шестьсот метров, легкие МПД. Отправила повторную пару, но они пока не добрались.

«Зараза! Как быстро просчитали направление и нашли нужный уровень!» – подумала Марина. «Нужно было все – таки разделиться на несколько отрядов и выбираться разными маршрутами. Но мне захотелось удержать все силы в кулаке на случай прорыва. Вот случай и представился». Она не успела отдать очередной приказ, как впереди раздались выстрелы плазменных ружей, впрочем, быстро прекратившиеся.

– Четвёрка дронов. Уничтожены, – лаконично доложила Вероника.

«Сейчас на поверхности активно стягивают все силы к точке обнаружения, а ко всем возможным выходам из подземелья устремились отряды противника. Быстро и, самое главное, незаметно выскочить из кольца практически нереально. Прорыв возможен, но толку от такого шага немного –, будут висеть на хвосте и все равно встретят уже гораздо большими силами. Прорваться! Оставить заслон! А оставшихся людей разбить на отряды и отправить в разные стороны!» В доли секунды покатав последнюю мысль в голове, решила, что другого выхода нет. Правда, если подземное кольцо перехвата раскинулось слишком широко, то из её людей никто не вырвется. Но навряд ли СИБ привлёк так много сил, чтобы гарантировано перекрыть большой радиус и все тоннели сразу.

– Рита, где ближайшая развилка по ходу движения?

– Если вы про специально созданные переходы, то девятьсот метров далее. Но в трёхстах метрах впереди должно быть пересечение сразу трёх уровней. Поверху наш тоннель пересекает коммуникационный коллектор, а понизу пойдет ещё один уровень теплотрассы, и она, кстати, чуть дальше пересекает канализацию.

– Вероника, ты слышала Риту? – Дождавшись подтверждения, Марина решительно приказала: – На месте пересечения уровней разделяемся. Я, Рита и Романова с пятёркой латниц уходим на нижние ярусы. Остальные люди равными группами расходятся по другим тоннелям. На тебе прикрытие развилки, будем надеяться, что не сразу догадаются, зачем мы именно здесь решили принять бой. Задача для всех, кто вырвется на поверхность – донести нашим всю информацию о происшедшем.

Приказы раздавала по общему каналу связи, чтобы сразу донести до всех их дальнейшую цель. Авангард сразу рванул вперёд, чтобы успеть к точке пересечения нескольких тоннелей раньше врага. Нужно отогнать противника, а ещё быстро проломить ходы на верхний и нижний уровни. До конца подземной свистопляски было очень далеко, и сколько людей смогут выбраться в итоге из подземелья, неизвестно. Но Марина рассчитывала, что хотя бы половина смогут выжить и выскочить из ловушки. «Зря решила идти к центру, нужно было выходить к Вяземским, хотя их офис находился в двенадцати километрах от нас, теоретически успели бы дойти раньше обнаружения. Правда, если бы не успели, то подставили бы союзников. Если уж на статус Великого клана наплевали, то Сильнейшие тем более их не остановят. Нет, тут был только один вариант – передать им Романову и артефакт – тогда отвяжутся.»

– У вас слишком много проблем из-за меня, – прерывая её размышления, негромко сказала идущая позади Нина. – Ни вы, ни ваши люди не обязаны рисковать своими жизнями. Извините, что втянула вас в это, я никак не рассчитывала, что может дойти до такого. Давайте я сдамся, и тогда вы сможете спокойно уйти.

«Молодец, конечно,» – подумала Марина. Нина понравилась ей с первого взгляда, а теперь своим предложением расположила ещё больше. Правильная воительница, с хорошими принципами. Знать бы ещё, кому она своей принципиальностью перешла дорогу.

– Уже поздно, мы успели убить нескольких из них, и ваша капитуляция кроме вашей смерти никаких дивидендов не принесёт, – спокойно ответила она. – Так что настройтесь на бой, других путей у нас нет.

Нина не успела ответить, как впереди раздались выстрелы. Авангард вступил в бой и сейчас выдавливал более слабый заслон. Нужно поторопиться, пока к противнику не подошло подкрепление, ведь сзади также находились преследователи. Нет ничего хуже, чем быть зажатыми в узком пространстве без возможности манёвра.


Беру свои слова обратно. Принцесса великолепно знала свой дворец. Помимо активно проведённого времени в детском возрасте, уже взрослой, получив должность куратора СИБа, она хорошенько ознакомилась со всеми коридорами, тайными ходами, закутками, сусеками и тому подобными вещами. В одном месте тайный ход был настолько узок, что приходилось пробираться по нему боком, а количество пыли и паутины говорило, что если им и пользовались, то последний раз лет сто назад. Как я понял, мы сейчас должны спуститься на один из подземных ярусов дворца и, шустро перебирая конечностями, рвануть по тоннелю в сторону казарм. Вот именно на этом этапе нас и ждёт великая битва с силами зла. Эпическое противостояние одного супер героя и двух принцесс против орков и гоблинов. Шучу, конечно, – излишняя ирония от нервного напряжения. Очень рассчитывал я на свой амулет Но, несмотря на то, что он нас пока вытаскивал, пятая точка мне напоминала о возможном перегрузе, отказе всех систем, неожиданной поломке и стращала другими подобными – в нашем случае смертельно опасными – неприятностями. В голову лезла всякая хрень, начиная от: «Молилась ли ты на ночь, Дездемона?» – и заканчивая: «Я слишком молод, чтобы умирать». Короче, подсознание явно истерило, подсовывая мне всякую неуместную в данный момент фигню, из-за чего приходилось на него порыкивать, используя в основном ненормативную и откровенно матерную лексику. Вроде помогало – во всяком случае, желание спрятаться или сдаться в голову пока не приходило, а настрой в целом был больше, чем боевой. В конце концов, я тут единственный, кто может пользоваться магией, и за моей спиной две девушки, которые очень надеются на меня.

Помимо охраны, ждущей нас в подземном тоннеле – соединяющем подвалы дворца и казарм – нас ждала ещё одна сложность. Подземный переход приведёт нас в левое крыло казармы, а нам надо было в правое. Но даже если мы доберёмся до канализационного люка, далеко не факт, что нас будут ждать отправленные на помощь силы. Хотя Ольга в этом ни капли не сомневалась: «Марина обязана была отреагировать и отправить, как минимум, разведку». Будем надеяться, что она не ошиблась, а то петлять по канализации без проводника будет то ещё удовольствие. На нашей стороне может немного сыграть фактор неожиданности, правда его хватит ненадолго.

Первоначальный план прорыва решили немного поменять, когда спустились глубоко под землю. Здесь под землёй сила неизвестного артефакта не ощущалась. И перед последним рывком мы замерли в одном из тайных ходов, рассчитывая, что девушки восстановят связь с источником, и на первых порах мы сможем просто снести все заслоны. Ольге понадобилось тридцать минут на то, чтобы звёзды успокоились и стали её слушаться. Еве пришлось ждать почти час, и ещё немного времени было потрачено на создание боевых узоров. Из неприметной двери девушки выскочили первыми и мгновенно открыли магический огонь. Ольга швырнула с десяток шаровых молний вправо, а Ева запустила файерболы уже в левую сторону. С обеих сторон длинного, метров пятьдесят, коридора стояли группы латниц в легких МПД. Количество сосчитать я не успел. Тех, кого атаковала моя жена, просто снесло мощнейшим взрывом, а посыпавшиеся с потолка куски штукатурки заставили меня на секунду испугаться, что потолок может вообще обвалиться. Судя по кровожадному выражению лица, моя княгиня очень хотела сровнять это место с землёй, чтобы и мокрого пятна не осталось. Вторая группа атаку Евы выдержала, хотя стена пламени от взорвавшихся огненных шаров заполнила собой всё узкое пространство, и на первый взгляд казалось, что выживших остаться не могло. Но нет! Кто-то умудрился открыть ответный огонь, но надолго их не хватило, ибо на них обрушился весь гнев моей Валькирии. Секунда – и дорога была расчищена очередными шаровыми молниями.

В эту сторону мы и побежали, перепрыгивая обугленные остатки тел, куски которых валялись не только на полу, но и часть их вынесло на лестничную площадку, что и должна была пролётом ниже вывести нас в подземный тоннель. Кровь, кишки, оторванные конечности – была бы спокойная минутка, постоял бы и поблевал в сторонке. Но лишнего времени не было, так что пришлось сдержать желудочные спазмы и рвануть за умчавшимися вперёд воительницами. Давно не бегал с такой скоростью. Старый, выложенный из кирпича тоннель, проложенный ещё до строительства дворцового комплекса, был длиной метров пятьсот, но мы преодолели их секунд за двадцать – практически на пределе боевого режима. Мои партнерши по несчастью, кстати, перед нашим прорывом скинули туфли и бежали босиком. После такой пробежки даже дурню будет понятно, что я одаренный. Но я думаю, что все мои способности можно будет обсудить, когда всё закончится. А во время установки мирового рекорда по забегу на короткие дистанции Ева только взглядом мазанула, ничего не сказав. Наверх в подвалы казарм, вела узкая двухметровая лестница, но едва мы подлетели к её подножию, как девушки одновременно и выругались, и застонали.

– Снова этот артефакт, – простонала Ева.

Понятно. Значит дальше я на острие. Подлетев к двери, мощным ударом ноги в районе замка заставил дерево затрещать, а второй удар уже распахнул дверь, открыв перед нами очередной коридор. И едва мы выскочили на открытое пространство, на защитное поле моего амулета обрушились выстрелы из плазменных ружей. Оставленная охрана из четырёх МПД в двадцати метрах от нас открыла ураганный огонь и, наверное, очень сильно удивилась, когда все плазменные заряды вспыхнули в метре от меня, остановленные защитным полем. Мой ответный огонь имел бо̀льшую эффективность, а присоединившиеся ко мне девушки, прячась за моей спиной, дополнили разгром противника. Подвалы казарм оказались своеобразными и очень древними казематами. По левую руку от длинного и прямого коридора располагались решётки, за которыми когда- то сидели провинившиеся воительницы. Наврал – они и сейчас там сидели. Не успели мы пробежать и десяток метров, как громкий выкрик заставил нас остановиться.

– Ваша Светлость, – прокричали из одной камеры.

– Ваше Высочество, – вторили из другой.

– Евгения!!! – практически одновременно выкрикнули мы с Ольгой, с изумлением увидев в одной из камер персональную хранительницу Агнии.

– Отойди назад, – моментально приказал я, нацеливая ружьё на древний и ржавый замок – бегать и искать ключи, совершенно не было времени.

То же самое одновременно со мной проделывала и принцесса, собираясь выпустить на свободу своих людей, а Ольга шагнула к третьей камере, в которой также кто-то сидел.

– Что с Агнией? – сразу же спросил я, едва хранительница шагнула из камеры в коридор.


– Идиоты, – орала Регина, – Объясни мне, как можно быть такими идиотами?

Ирина мысленно поморщилась – когда её покровительница и будущая императрица срывалась на такие эмоции, то вид был далеко не царственный. Вслух же сказала:

– Под воздействием «Оборотня» находиться не очень комфортно, и командир группы, не- смотря на приказ, решила, что успеет активировать артефакт в момент появления беглецов.

– Что вы говорите! Не комфортно! – всплеснула руками Регина и с явной надеждой в голосе спросила, – Скажи мне, что эта мудрая женщина выжила? А?

И не дав Ирине ответить снова заорала: – Потому что я хочу убить её лично.

– К сожалению там никто не выжил.

– Как же им повезло, – уже более спокойно прорычала пока ещё императорское высочество. И ткнув пальцем в грудь африканской княгине зло проговорила: – Твои люди совершили ошибку, и теперь тебе её исправлять. Принеси мне голову Евы, а мужа Гордеевой можешь забрать себе в качестве трофея. Выполняй.

Княгиня Булатова молча развернулась и быстрым шагом отправилась на выход из зала. Зачем беглецы рванули к трехэтажному зданию казарм, не понятно. Одно из предположений – Ева могла просчитать, что часть людей, оставшихся верными престолу, запихнули в старинные казематы, и теперь, освободив и вооружив их плазменными ружьями, она рассчитывает подавить восстание своей тёти. Но у неё под рукой слишком мало сил, и она должна понимать, что заговорщиков гораздо больше. И в данный момент, если все – таки следовать такой логике, вместо того, чтобы вернуться с освобожденными людьми обратно во дворец, попытавшись тем самым остановить свою родственницу, принцесса активно пробивается куда-то в центр здания. Что она там забыла, не ясно, но как бы то ни было, они загнали себя в ловушку. Здание казарм кремлёвской охраны гораздо меньше дворцового комплекса, и спрятаться у них там не получится.


Мы завязли. Противник оказался гораздо шустрее, чем мы думали, и теперь активно мешал нам добраться до нашей цели. Наш отряд из пяти десятков человек уже потерял убитыми больше половины. Практически сразу после освобождения. Причем по глупому и нелогичному желанию нескольких излишне патриотично настроенных девушек. Видно, они посчитали себя бессмертными и рванули на врага голой грудью. Про грудь я образно, а на самом деле у них практически не было выбора. Оружия у нас на тот момент было с гулькин нос: три наших ружья плюс четыре штуки забрали у воительниц, охранявших заключенных. Ещё четыре забрали у спустившейся смены, прибежавшей на звуки выстрелов или увидевшей через камеры, какое мы творим безобразие. Но, едва мы бескровно уничтожили эту четвёрку и рванули дальше по коридору, нам навстречу выскочил десяток латниц в МПД. Защитное поле амулета спокойно приняло на себя все выстрелы, но не успели мы приступить к методичному отстрелу охраны, как нам стали стрелять в спину. Противник воспользовался нашей заминкой возле камер и, пока мы освобождали пленниц, подтянул дополнительные силы. Прошли ли они по подземному тоннелю, как и мы, или спустились с верхних этажей казармы – не известно, да и, в общем, не важно. Важно то, что часть освобожденных девушек прыгнули обратно в камеры, а часть рванула на врага. С голыми руками кинулись в бой на противника в легких доспехах и вооруженного плазменными ружьями. Пока мы разобрались с заслоном впереди, пока развернулись к атакующим с тыла, бросившиеся в безумную атаку девчонки погибли. Пятьдесят метров не преодолел никто. Мы даже огнём не могли их поддержать, ибо они своими телами перекрыли нам сектор стрельбы. И стрелять смогли, когда последняя бегущая свалилась замертво. Короче, жесть!

Мрачности мыслям добавляла информация об Агнии. Евгении хватило минуты, чтобы быстро рассказать о происшедшем. И вот сейчас я, слегка выпав из боя, переваривал новости. Мы как раз завязли между переходом из левого крыла здания в правое. Дурацкая конструкция казармы заставляла нас сначала подняться на первый этаж, чтобы потом снова спустится в подвал, но уже нужного нам крыла здания. В этом месте была широкая лестница наверх, и мы по ней вполне успешно поднялись, но теперь вынуждены были сражаться за холл центрального входа. Зажали нас, конечно, по полной – сзади из оставленных казематов, со второго этажа и с улицы, нас обстреливали, не давая продохнуть и поднять головы. И всё это при постоянно действующем блокираторе источников. Преодолеть нам надо было жалкие тридцать метров открытого пространства. Правда, под огнём противника. И я никак не мог придумать, как нам прорваться, не потеряв больше людей. Под прикрытием амулета можно было проигнорировать тех, кто стрелял по нам со стороны центрального входа, но ведущие огонь со второго этажа будут бить в спину, и половину людей мы потеряем. А трёх девушек, которые сейчас внизу сдерживали противника со стороны казематов, тоже можно списать. Наше противостояние уже длилось минут десять, а заряды к ружьям тоже не резиновые и скоро закончатся. Нужно на что-то решаться и как можно быстрее, ибо противник численно стал явно увеличиваться. Силы амулета тоже не безграничны, и плазменные выстрелы его, увы, не заряжали.


– Перестрелка и активная, – выдала Вита, едва их группа выбрались из подземелья в подвал здания.

Алена прислушалась. Действительно, стреляли и не очень далеко. Роза тем временем, быстро активировав дрона, отправила его на разведку. Этот был несколько иной модели, чем тот, которым пользовались в канализации. Более миниатюрный и практически бесшумный. С чуть меньшим радиусом действия, и, кроме камеры и пассивного сканера для обнаружения инфракрасных датчиков, больше на себе ничего не нёс. Алёна с Витой склонились над плечом старшей в их отряде и с любопытством уставились в небольшой двадцатисантиметровый экран. На него в режиме реального времени транслировалось изображение с камеры маленького дрона. Эта часть подвала представляла собой старинные казематы. Правда, в данный момент времени полностью заброшенные. Весь длиннющий коридор освещался всего тремя тусклыми лампочками. А проржавевшие решётки, призванные держать в заключении проштрафившихся охранниц или других людей, были покосившимися, а местами отсутствовали полностью.

Юркий дрон, стремительно преодолев коридор, свернул в сторону лестницы ведущей наверх к первому надземному этажу казармы. Шум стрельбы усилился многократно, а через приоткрытую дверь были видны стреляющие со стороны входа латницы в легких МПД. По кому они вели огонь, с этой позиции было непонятно, и, слегка помедлив, Роза направила беспилотник вперёд. Нужно быстро определиться, кто с кем сражается. Сейчас особо внимательный штурмовик обратит внимание на неопознанную цель на своем визоре, и всё, прощай дрон. С широкой центральной лестницы, ведущей на второй этаж здания, также показались латницы в легких МПД. Как и воительницы, ведущие огонь со стороны входа, они все стреляли куда-то в сторону дверного проёма наподобие того, из которого вылетел их разведчик. Оттуда им активно отвечали выстрелами из плазменных ружей.

– Доспехи Романовых, – озвучила тем временем Вита.

А Роза, быстро настроив и приблизив изображение, попыталась рассмотреть, кто сражается с кремлёвской – если судить по доспехам – охраной.

– Сергей! – Княгиня! – Принцесса!

Девушки воскликнули одновременно, но каждая – имя того, кого увидела первой. На маленьком экранчике было видно, как мужчина в костюме спокойно стреляет по появляющимся в прицеле противникам. С обеих сторон его активно поддерживали две девушки, одетые в платья, явно предназначенные не для боя. За их спинами также вели огонь из ружей и другие люди. Какое-то защитное поле пока прикрывало людей, именно на поиски которых и был отправлен их маленький отряд.

– Почему княгиня не использует источник? – спросила Вита.

Одновременно с её вопросом изображение резко пропало. Видно, кто-то обратил внимание на маленького дрона.

– Потом узнаем, идём на помощь, и приготовь гранаты, – скомандовала Роза.

– Вот так внаглую? – удивилась Вита. – Там же камеры в коридоре.

– Уверена, все операторы сейчас следят за боем, – ответила Роза. – А если и нет, то плевать, все равно что-то сделать не успеют. Алена, следишь за входом в это крыло, если что, используй гранаты.

Две девушки, выскочив через дверь, на всех скоростях поспешили на помощь своей княгине. Алена, поднявшись на половину лестничного пролёта и приготовив гранаты, затаилась в ожидании гостей.

Роза с Витой успели добежать до конца коридора, когда одновременно у обеих девушек резко оборвалась связь с источником.

– Ну, вот тебе и ответ на твой вопрос, – зло сказала старшая девушка, рванув вверх по лестнице.


В ход пошли гранаты. Наши противницы явно решили посадить защитный амулет, дабы потом спокойно нас расстрелять. А потом дверные проёмы проломили тяжёлые МПД и, протиснувшись в узкие для таких машин проходы, шагнули к нам. Но не успел я подумать, что теперь-то нам точно конец, как громыхнуло так, что меня чуть не сдуло взрывной волной. Я успел увидеть, как огненная волна просто вынесла на улицу и лёгкие, и тяжелые доспехи вместе со всеми четырьмя двухстворчатыми дверями холла. Заодно она прихватила с собой часть стены, одновременно выбив все окна. Потом на лестнице, ведущей на второй этаж, с которой нас так же обстреливали, раздался похожий взрыв, и такой же мощный огонь вышвырнул оттуда несколько доспехов, впечатав их в стену недалеко от нас. Практически сразу пропало давление блокиратора источника. Видно, взрывом артефакт повредило.

– Это кто-то перепутал направление, когда гранату бросал, или что-то другое? – изумлённый увиденным вслух произнес я.

– Ваша Светлость, не стреляйте – мы за вами, – закричали нам по ту сторону холла.

Две девушки в странных и заляпанных чем-то костюмах, похожих на гидрокостюмы для подводного плавания, нарисовались посередине разгромленного помещения, и одна из них, поменьше ростом, быстро проговорила:

– Я Роза, нас отправила Марина, обеспокоенная отсутствием связи, нужно поторопиться, а то отрежут от единственного выхода.

Ольга, долго не раздумывая, схватила меня за руку и потащила за собой. Ева и остальные девушки рванули за нами. Наш арьергард, судя по звукам, выдав максимум интенсивности огня – по подбирающимся со стороны казематов противницам – шустро рванул за нами. Лестница вниз. Один пролёт. Второй. Похожий коридор, как и в левом крыле казармы, вдоль которого тянулись множество камер за решёткой. Правда, здешние были совсем неухоженные и выглядели абсолютно заброшенными. Ещё на лестнице я выпустил руку своей жены и, снизив скорость своего бега, постепенно сместился в конец вереницы людей. Сколько нас там? Чуть больше двух десятков. Ситуация выровнялась, стало спокойнее, и впереди забрезжил шанс на реальное спасение, а на меня нахлынули эмоции, потащив за собой лавину мыслей. Агния! Одна из моих женщин в этом мире. Да, бывшая. Да, наши близкие отношения были весьма кратковременными, но они очень легко перетекли в дружеские. И я очень уважал эту девушку за профессионализм и несгибаемый характер, присущий большинству здешних женщин. Ко всему прочему, добавлялось знание, что она мать моих детей. И пусть в зачатии второго ребёнка я физически не участвовал, это не важно. Я ведь точно знаю, чьи гены пошли на его рождение. И вот сейчас, зная о том, что она в беде, что ей нужна помощь, могу ли я просто взять и уйти? Убедить себя в том, что вернусь с помощью и как можно быстрее – можно, но только это будет враньё. Причём врать буду самому себе. Чтобы организовать сопротивление достаточно одних Ольги с Евой. Моя роль в этом процессе будет минимальна. И мой амулет на открытом пространстве уже не будет иметь такой цены, как сейчас. Зато его можно использовать как козырь для спасения Агнии. Возможно, спасти её не получится, но вероятность облегчить участь есть. Если я буду просто знать, что девушка сидит под замком и ей ничего не угрожает, мне станет легче. А вот мое наличие в этих стенах должно заставить Ольгу поторопиться с операцией «Возмездие».

Решение практически принято, и только прагматичная и хладнокровная часть меня кричала, что это глупость. Более трусливый отдел подсознания вопил, чтобы я не страдал хернёй и бежал вместе со всеми из этого негостеприимного места. Эмоции пополам с чувствами бурлили в моей душе, и варево из этого котла захлестнуло меня с головой, заставив остановиться посреди коридора. В спину воткнулась бегущая самой последней девушка из группы поддержки, отправленной Мариной.

– Ты чего встал? Давай быстрее.

– У тебя есть ещё та замечательная граната, от которой даже тяжёлый доспех летает, как пушинка? – спокойно спросил я.

– На хрена тебе? – нервно выкрикнула она.

– У меня здесь остались незаконченные дела. А моей жене скажи, что я должен помочь Агнии.

– Какие дела? Какая, к чёрту, Агния? Не время для истерик. Бежим!

Я вздохнул. Да уж, отношение к мужчинам и всеобщее мнение о них, как о капризных и истеричных существах, постоянно цеплялось и ко мне.

– Давай гранату и выполняй приказ князя, – напомнил я о своем статусе, добавив в голос командных ноток. А мысленно подумал, что сейчас, как раз и веду себя, как капризное существо, идущее на поводу своих эмоций.

Естественно, воительница, наплевав на мой тон, попыталась схватить меня за руку и потащить за собой. У неё был свой приказ, и мой выполнять она не собиралась, решив силой принудить меня следовать дальше. Только испытав на себе даже кратковременное воздействие артефакта, блокирующего источник, девушка не могла так быстро восстановить связь с ним. А вот я, ожидая именно такой реакции, легко скользнул в боевой режим и аккуратной подсечкой уронил девушку на пол. Вредить я ей не собирался, только продемонстрировал, что в данный момент времени я сильнее.

– Ты тратишь время и мое, и свое, – спокойно сказал я упавшей на спину девушке.

В этот момент раздался взрыв со стороны лестницы, по которой мы спустились в этот подвал. Бушующее пламя вырвалось через двери в коридор, лизнув ближайшие к выходу решётки камер. Похоже, наши спасительницы оставили закладку для особо шустрых преследователей. Мы оба слегка вздрогнули от шумовой волны и посыпавшейся с потолка грязи, а потом я резко и непреклонно заявил:

– Гранату. Быстро. И догоняй наших. Княгине обо мне скажешь внизу.

– Дурак, – буркнула девушка и, сунув мне в руки гранату, рванула догонять остальную группу.

– Не спорю, – сказал я ей в спину, но она навряд ли меня услышала.

Оглянувшись, шагнул в ближайшую незапертую камеру и сел на металлическую, с остатками деревянного настила скамью. Повертев в руках в чём-то похожую на классическую «лимонку» гранату, сунул её во внутренний карман пиджака. Если его не застёгивать, то вроде и не видно, что там что-то лежит. Я рассчитывал на общее пренебрежительное отношение к мужчинам. И надеялся, что меня не будут шмонать слишком активно. А учитывая, что мой вид занесён в своеобразную «красную книгу» и находится стабильно на грани исчезновения на этой планете, можно быть уверенным, что расстреливать или как-то ещё убивать меня никто не будет.

Топот убегающих людей уже стих, а наши враги ещё не рискнули или не смогли пока продолжить преследование. Тусклый свет из коридора практически не освещал мою каморку, и я сидел в полумраке, наслаждаясь кратковременной тишиной старой темницы. Своё ружьё я оставил у входа в камеру. Мелькнула сожалеющая мысль, что надо было отдать его убегающей девушке. Правда, зарядов осталось всего пара десятков, но было бы хоть какое-то подспорье беглецам. Ну да уж что теперь. Не продумал. И не только это. Свой поступок мне по-прежнему не нравился, но просто сбежать я не мог. Что-то внутри меня не давало совершить такое действие со спокойной совестью.

Послышался шум, судя по грохоту – легкие МПД. Я хмыкнул. Толпа латниц, освещая коридор налобными фонарями, пронеслась мимо моей камеры, даже не взглянув, что там кто-то сидит. Вот ещё одна группа пробежала мимо. Ситуация начала меня веселить. Глядишь, так и просижу незамеченным, и придётся кричать: «Ау, я здесь». А может, и не надо кричать, пусть побегают, а я прокрадусь тихонько… Только вот куда мне красться? Ещё один взрыв сотряс стены, в этот раз сверху ничего не посыпалось. Рвануло в дальнем конце коридора, куда убежала Ольга и остальные. Сложив ногу на ногу, откинулся спиной на грязную и обшарпанную стену и приготовился ждать дальнейшего развития событий. Они не заставили себя ждать – спустя пару минут послышались шаги очередной группы людей. В этот раз никто не бежал, а все неторопливо шли по коридору, а судя по пропадающему время от времени лучу от фонаря, явно осматривали камеры.

Яркий луч света ослепил, заставляя зажмуриться. Добавив в голос максимум капризных ноток, недовольно произнёс:

– Себе в глаза посвети, может, поумнеешь.

Луч света сместился мне на грудь, и в камеру шагнула латница.

– Ты что здесь забыл?

Динамики в шлеме передали изумление в голосе девушки. Ещё одна встала в проходе, добавив света в небольшой темнице.

– Свидание у меня здесь, – буркнул я. – Только девушка не пришла.

Судя по раздавшемуся хмыканью, шутка понравилась.

– Давай, юморист, на выход, – сказала вторая.

Поднявшись со своей скамьи, шагнул в коридор за второй латницей, а первая тем временем пристроилась сзади. Навстречу попались ещё несколько групп МПД, ведущих обследование подвала на предмет спрятавшихся беглецов. Часть лестничного пролёта после взрыва гранаты обрушилась, и подниматься пришлось по самому краешку вдоль стены. «Да уж, хорошо мы пошумели», – подумал я, оглядывая непрезентабельную картину разгромленного холла. Помимо мусора и обвалившихся стен, а также огромных провалов на месте четырех двустворчатых дверей центрального входа, картинку дополняли валяющиеся по всему помещению тела латниц. Обугленные стены, запах горящего метала, плоти и других успевших вспыхнуть и уже потушенных предметов заставили меня слегка поморщиться. «А хорошо мы всё же их покрошили», – снова мелькнула у меня мысль. Как бы разгорячённые боем девушки не решили поквитаться, хотя бы со мной, за гибель своих соратниц.

В центре этого локального царства анархии стояли три женщины без доспехов. Если две из них, в черной сибовской униформе, на фоне всеобщего хаоса смотрелись ещё нормально, то Кайсарова Азима, в своём роскошном тёмно – зелёном бархатистого оттенка платье с дорогими украшениями и в туфлях на высокой шпильке, была явно из другой оперы, вызывая ощущение чужеродности её внешнего вида окружающему фону.

– Ба! Наш крутой мальчик! – воскликнула наследница Великого клана и язвительно добавила: – Выглядишь подавленным и немного расстроенным. И, увы, совершенно не грозно. Похоже, слухи о твоих маньчжурских приключениях слегка преувеличены. Мне докладывали, что ты там и в МПД сражался и на роботе успел отличиться.

Я показательно развернулся сначала в одну сторону, потом в другую, а после, оглянувшись себе за спину и разведя руки в стороны, хмыкнул и проговорил:

– А вы видите здесь МПД или робота? Предоставьте мне одну из этих машин, и, возможно, я смогу вас удивить.

– Ты уже удивил, – холодно произнесла сильно загорелая женщина, стоявшая по центру этого трио.

– Надеюсь, в приятном смысле этого слова? – максимально вежливо поинтересовался я.

Умом понимал, что нужно врубить образ хлюпика и боящегося всего нежного и ранимого мальчика. Но, во-первых, из меня – хреновый актёр, а во-вторых, многие точно видели, как я стрелял из плазмы и был в первых рядах. Так что, даже начни я тут спектакль, пытаясь выставить себя кем-то другим, мне навряд ли бы поверили. Скорее всего, наоборот – могли насторожиться, поэтому буду изображать из себя мужчину, но слегка необычного для этого мира.

– Не очень! – качнула головой почти до черноты загорелая брюнетка и, поменяв тон, жёстко спросила: – Что за амулеты ты использовал в тронном зале?

– Специальная разработка нашей мастерицы для неодарённых, – спокойно сказал я. – Совмещённый артефакт для защиты и атаки.

– Имя мастера?

– Вы знаете, на голодный желудок память так плохо работает, – максимально жалобно проговорил я. – Этот прекрасный вечер так быстро перестал быть приятным и превратился в ужасающий забег с препятствиями, что я даже не успел насладиться мастерством шеф – повара.

– Ну, ты и нахал, – фыркнула Азима.

Брюнетка же, смерив меня внимательным взглядом, усмехнулась и сказала:

– Я тебя лично покормлю, но после того, как ты мне скажешь – кто его сделал и как он работает.

Немного поиграв на публику, приняв задумчивый и сомневающийся вид, с вздохом выдал:

– Артефактора зовут Агния, и, по её словам, он получился запредельно сложным и немного неправильным. Заряжать его может только она. А для управления им неодарённым необходима была менталистка. В моей голове прописан какой-то узор, позволяющий мне активировать силу амулета. В общем, получилось очень сложное устройство и, насколько знаю, в единичном экземпляре.

Я аж самим собой заслушался, фантазируя на тему моего артефакта. Вроде, достаточно складно получилось.

– Ну как, я заслужил поздний ужин? – спросил я после своего доклада на тему: «Амулето- и артефактостроение на взгляд мужчины, ни хрена в этом не разбирающегося». Ну это они думали, что не разбираюсь. Флаг им в руки, как говорится.

– Если только на хлеб с водой, – фыркнула Азима.

– О-о, ваш повар сегодня в ударе, – не удержался я от подколки. – Но я не гордый, хлеб и вода – отличная еда.

– Амулет, – не обращая внимания на нашу пикировку, сказала брюнетка и протянула руку.

Я молча достал из кармана брюк свой золотой кругляш и вложил в ладонь этой женщины. Подбросив его в руке и немного покрутив простой и без украшений кусок драгоценного металла, она, развернувшись, направилась на выход, коротко бросив за плечо:

– Давай за мной.

Легкий толчок одной из латниц, стоявшей за моей спиной, придал мне нужное ускорение и направил вслед за этой интересной женщиной.

– Вы не представились, уважаемая, – вежливо спросил я в спину.

– Ирина, княгиня Булатова, – не оборачиваясь ответила эта, безусловно очень красивая и властная особа.

С нами отправились две латницы и ещё одна молчаливая женщина, а Кайсарова осталась в разгромленном холле. Пока мы шли от казарм в направлении дворца, я лихорадочно перебирал в памяти названия родов. С таким титулом в империи не так уж много фамилий, и практически все они относятся к Сильнейшим и Великим кланам. Есть несколько штук среди более простых кланов, которым, кроме древности рода и громкого княжеского титула, больше и нечего предъявить, но даже среди таких нет Булатовой. А то, что эта женщина находится на вершине группы заговорщиков, говорит её поведение по отношению к Азиме – наследнице Великого клана. Булатова явно позиционировала себя выше или как минимум равной. Устав гадать над вопросом, решил обратиться к первоисточнику.

– Прошу прощения, княгиня, никак не могу вспомнить информацию о вашем роде.

– А ты уверен, что всех знаешь?

– Смею надеяться, что да.

– Ты слишком молод, чтобы знать и тем более помнить о событиях сорокалетней давности. Тогда имя нашего клана было ещё на слуху.

«А что у нас за события были сорок лет назад?» – попытался я воспользоваться подсказкой. Дома я не был любителем истории, но в этом мире история пошла другим путём и вызывала во мне нешуточный интерес. А уж кланы и роды я изучал отдельным предметом, ибо положение обязывало. Кажется, Ольга что-то рассказывала и совсем недавно. «Отверженные!» – наконец-то вспомнил я рассказ своей жены накануне Маньчжурских событий. Расформированный клан и изгнанный из России правящий род.

– С возвращением на родину, княгиня, – сказал я, когда мы подошли к дворцовому комплексу.

Княгиня Булатова остановилась, а потом, повернувшись ко мне, внимательно осмотрела. Наверное, думала, что я смеюсь, но я сохранял серьёзное выражение на лице, а тональность сказанного была максимально радушной.

– Приятно видеть мужчину, которого интересуют не только компьютерные игры. И он ещё находит время для изучения истории государства.

– Предпочитаю играть в реальные вещи, – улыбнулся я. – Роботы, МПД – всё это намного интереснее.

Женщина усмехнулась и, повернувшись, поднялась по небольшим ступенькам к небольшой двери. Латницы остались ждать снаружи, а мы втроём начали спускаться куда-то вниз.

– Кхм, я правильно понимаю, что вы ведёте меня в темницу, чтобы посадить на хлеб и воду? – решил я прояснить наш манёвр.

Ирина хмыкнула и с явной иронией ответила:

– Не переживай, я же обещала тебе нормальный ужин. Но сначала мой человек посмотрит, что у тебя за управляющий узор в голове.

«Хреново дело», – мелькнула у меня опасливая мысль. Смотреть в голове могут только менталистки, а с этими одарёнными по доброй воле лучше не встречаться.

– Может, не надо? – заныл я, причём весьма натурально, даже играть почти не пришлось.

– Не бойся, если ты не будешь сопротивляться, это займёт всего минуту. Зато потом обещаю горячий душ, вкусный ужин и мягкую постель, – успокаивающим тоном проговорила Булатова.

– Согласен сразу на постель, – играя похотливого самца, воскликнул я.

– Хм, не вопрос, но сначала всё равно посетим лекарку, – обернувшись ко мне, с улыбкой ответила Ирина.

«Красивая гадина. А медовая ловушка для баб работает так же, как и для мужиков, а уж в этом мире и подавно. Ишь ты, возбудилась, тела ей комиссарского захотелось», – со злостью подумал я. Но, похоже, придётся действовать намного раньше, чем планировал. Хотя, если честно, я вообще ни хрена не думал и не планировал. Поддался эмоциям, возомнив себя суперменом. «Что, братан? Как будешь выкручиваться?» – лихорадочно пытался я придумать план действий. «Зря, конечно, ляпнул про управляющий узор в голове. С другой стороны, как ещё можно было обыграть управление амулетом, я не придумал» Воздействия блокиратора источника, слава богу, не ощущалось. Что, конечно, не может не радовать. Но как выкручиваться из ситуации и где искать Агнию потом, не понимал совершенно.

Мы спустились на три пролёта вниз и пошли по широкому коридору. Ещё в казарме я обратил внимание, что на поясе у двух сопровождавших меня женщин было оружие – по два пистолета в не застёгнутых кобурах, по одному на каждом боку. С помощью магического зрения рассмотрел, что идущая позади меня была Бетой. А Ирина явно находилась в ранге Альфа, но, судя по размеру источника, скоро перейдёт на уровень Валькирии. Правда, это «скоро» может занять от месяца до пары лет, но всё равно ранг и возможности впечатляли. Красный с белыми прожилками шар ясно говорил мне, что Булатова – одаренная в стихиях огня и воздуха. Ну и как мне справиться сразу с двумя не слабыми воительницами? А если сюда добавить ещё менталистку, то дело совсем плохо. Тут не знаешь, кого лучше убить в первую очередь. А то, что я успел почитать про менталок, заставляло думать, что такую одарённую, особенно в небольшом помещении, нужно валить раньше остальных. Ведь и лекаркам, и менталисткам плевать на количество стихийных щитов, доспех духа. Если находишься в пределах их поля воздействия, то ничто не поможет и не защитит от того же ментального удара. А менталистка первого ранга вполне может грохнуть человека метров за семь – десять. И если мой природный блок, возможно, и выдержит первый удар с непонятными последствиями, то второй точно станет для меня последним. Не просто же так Ольга на встречи с различными недружелюбными главами кланов берёт с собой менталку во избежание, так сказать, недоразумений. Такая одаренная способна прикрыть своим щитом от воздействия конкурентки. Специальные амулеты, защищающие от ментального воздействия – пользовались стабильным спросом, но уровень их надёжности позволял выдержать атаку одарённой только с пятого по третий ранг. А вот менталистка второго или тем более первого ранга легко проломит амулетное поле.

Мы прошли примерно половину длиннющего коридора, с кучей разнообразных дверей, и я ещё издали увидел стоящую и облокотившуюся спиной к стене одинокую женщину. «Ещё одна Альфа», – мрачно подумал я. «Трендец котёнку», – подняла голову паника. «А я тебе говорила, что идея хреновая», – проснулась злопамятная часть меня. Ирина уверенно открыла дверь напротив стоящей в коридоре Альфы.

Первое, что услышал, едва дверь распахнулась – хриплый стон. А потом я увидел Агнию. Девушка сидела в кресле с привязанными к нему руками и ногами. Лицо – покрытое крупными бисеринками пота – искажала гримаса боли. Похоже, она уже давно находилась в таком положении, а уставшее горло уже не могло кричать, а только хрипело. Сделав пару шагов, придавленный открывшимся видом я замер недалеко от входа. Ирина подошла к креслу, возле которого, замерев, стояла чернокожая женщина. Негритянка находилась лицом к двери, но на наше появление даже не отреагировала, а её глаза были закрыты. Очередной стон Агнии вывел меня из ступора. Я сделал шаг назад, уткнувшись спиной в Бету, вошедшую последней и закрывшую за нами дверь.

– Не бойся, – хмыкнула та, хлопнув меня по плечу.

– Я и не боюсь, – еле сдерживая злость, произнёс я.

С этими словами мой локоть рванул на встречу с переносицей первого врага. Громкий хрусти мгновенно хлынувшая кровь известили меня, что доспех духа эта краля активировать не потрудилась. Разворот. Секунда. И в моих руках один из пистолетов. Бета молча оседает возле двери. Булатова обернулась на шум, но я уже нажал на курок, одновременно делая шаг в сторону. Хотел сначала убить менталистку, но княгиня перекрывала своим телом сектор стрельбы, и пришлось стрелять сначала в неё. Фортуна опять улыбалась мне во все свои тридцать два белоснежных зуба. Ирина также не потрудилась нацепить на себя доспех. Три выстрела в грудь, и Альфа заваливается на пол, а подсознание отмечает отсутствие крови. Мгновенный перевод пистолета на следующую цель. Успеваю разглядеть черные бездонные глаза негритянки, а в голове как будто бомба рванула. Моментально накатившая слабость заставила упасть на колени, но я успеваю нажать на курок. Зрение поплыло. Ещё один выстрел в сторону размытого силуэта в белом халате, и одновременно с этим мозг накрывает волна боли, отключающая сознание и погружающая в полную темноту.


Глава 5
Авось против фортуны

Они успели проломить себе дорогу на новые уровни до подхода основных отрядов противника и разбежаться по разным маршрутам. Десяток людей ушли по верхним кабельным коммуникациям, а еще чуть больше десятка прыгнули вниз на следующий уровень теплотрассы. Марина с пятёркой латниц, Романовой, помощницей Ритой и лекаркой первого ранга побежали в одну сторону, а остальные рванули в противоположном направлении. Вероника и десять легких МПД остались держать оборону настолько долго, насколько хватит сил и позволит ситуация. Но минимум полчаса они должны были продержаться.

Глава СБ клана не стала приказывать нырять в ближайшую на пути канализацию, а решила пробежаться по теплотрассе до следующего пересечения подземных коммуникаций. И теперь Марина понимала, что такое решение было ошибкой. Нужно было воспользоваться первой же развилкой, но теперь уже поздно. На их маленький отряд вышли неожиданно быстро. И это было чертовски подозрительно. «Дура!» – в который уже раз за сегодня обозвала она себя, когда сообразила, в чём причина. Такое оружие, как артефакт, блокирующий источник, не могли не снабдить сверхмощным маяком на случай потери или кражи. А в ее ситуации вскрывать обшивку кофра без нужных инструментов под рукой – риск повредить управление этим устройством. Хоть бери и выбрасывай теперь опасный предмет. Но жаба – это страшное чудовище – душила здравый смысл, и Марина оправдывала себя тем, что артефакт выбрасывать уже поздно. На хвост сели преследователи, и трое латниц в арьергарде уже начали пока ещё вялую перестрелку, охлаждая пыл ближайших противниц.

К слову сказать, их погоня уже дважды – торопясь настигнуть небольшую группу беглецов – нарвалась на оставленные растяжки из гранат и теперь шла по следам не спеша, внимательно проверяя дорогу и лишь иногда ускоряясь и обозначая своё присутствие. И как только впереди нарисуется заслон, тут их бег по тоннелям и закончится. Выхода не было, но просто так сдаваться Марина не собиралась, а тупо погибнуть в бою ей совершенно не хотелось. Есть один манёвр, и такого шага от них, скорее всего, не ждут, уж больно нагло получается. Но они попробуют, ибо других вариантов всё равно нет.


– Где Сергей? – спросила Ольга, покрутив головой в поисках своего мужа.

Спуск по старой ржавой лестнице привел группу беглецов в древнюю ливневую канализацию. Неширокий, около двух метров, тоннель, выложенный из кирпича, оказался тёмным и мокрым местом. Они успели пробежать метров четыреста, когда за спиной раздался взрыв. Девушки заминировали при отходе люк, и теперь преследователи вынуждены снова считать потери. Вот в этот момент её и накрыло чувство потери.

– Простите, Ваша светлость, – виновато проговорила одна из отправленных Мариной девушек, – но ваш муж остался наверху. Он сказал, что должен помочь Агнии.

– Почему ты его не остановила? – рявкнула Ольга, подступив к ней и сжав кулаки.

– Простите, я попыталась, – снова извинилась воительница, вытянувшись в струнку и пытаясь вжаться в старую кирпичную кладку. – Но князь удивительно хорошо подготовлен для мужчины и оказался сильнее меня.

– Р – р – р, убью – зарычала Ольга, бросившись обратно по тоннелю.

Кому предназначалось обещание, было не понятно, то ли опростоволосившейся девушке, то ли собственному супругу, а возможно, что и обоим сразу. Но пройти обратно ей не дали. Если первые девушки прыснули в сторону, то Ева вместе с Евгенией – хранительницей Агнии – повисли на ней, не позволяя вернуться на помощь этой сволочи, по какому-то недоразумению являющейся её мужем.

– Успокойся, – жёстко сказала Ева. – Одна ты не справишься. Сюда нужно возвращаться с МПД и роботами. А ему точно ничего не угрожает, мужчин не принято убивать, и ты это прекрасно знаешь.

– Он не обычный мужчина, – горько сказала Ольга.

– Я это уже поняла, – спокойно сказала принцесса. – Но уверена, что ему хватит мозгов выкрутиться, а нам, если ты хочешь помочь Сергею, нужно спешить. Соберём силы и вернёмся, ибо сейчас мы ничего не можем противопоставить заговорщикам.

Ольга постояла секунду, и со вздохом отстранившись от Евы – уже просто обнимающей свою подругу – развернулась к Розе и спросила:

– Сколько до выхода на поверхность?

– Если наплевать на датчики, то можем и за час уложиться, но тогда в Кремле будут знать, куда мы идём, и обязательно встретят. Поэтому предлагаю часть пути пройти внаглую и напрямую, а потом аккуратно и незаметно. Это займёт часа два. Сейчас нужно оторваться от преследователей – им с завалом возиться максимум полчаса.

– Хорошо, веди, – кивнула Ольга.

И небольшой отряд снова тронулся в путь на пределе своей скорости. «Главное, босые ноги не поранить», – подумала Ольга. Им с Евой девушки попытались сразу предложить свои ботинки, но княгиня с принцессой решили, что источник скоро восстановится, и они смогут снова нацепить доспех духа, а с ним можно будет наплевать на всякие острые осколки на полу и тому подобные вещи. «Столько лет вместе, а я до сих пор не могу просчитать его поступки», – на бегу подумала Ольга про своего «замечательного» мужа. «Что это за дурацкое желание – спасти Агнию?» Она, конечно, знала про их дружеские отношения, но неужели только это подтолкнуло Сергея к его абсолютно нелогичному поступку, или есть что-то ещё? «Дети!» – осенила её догадка. Его любовь и стойкий интерес к своим детям, даже к тем, которые из пробирки. И получается, что Агнию – как мать его детей – он не смог бросить в беде. Мысленно застонав и поругав своего рыцаря – считающего себя обязанным защищать всех, кого считает своими, причём не обладая на то должной силой – порадовалась, что не стала говорить, сколько и у кого ещё бегает его детей. «Убивать не будут, а если узнают про его источник, то вообще пылинки станут сдувать», – убеждала она себя. Но лучше бы ему так не светиться, а то Регина решит эвакуировать ценный материал из Кремля куда – нибудь – ищи его потом по всей России. Как он собирался помочь Агнии, она не понимала, и это желание считала глупостью. Вернувшись с большими силами, они сделали бы это гораздо эффективнее. «Главное, чтобы не было слишком поздно», – мелькнула у неё опасливая мысль. Но теперь, учитывая оставшегося в заложниках мужа, ей точно нужно поторапливаться, чтобы бросить клич и собрать все лояльные престолу силы под знамёна наследной принцессы.


Боль и жуткий «вертолёт» в голове вызвали вполне естественную реакцию – меня вырвало. Желудочные спазмы длились несколько минут, и в концовке сего действия на свет родился весьма оптимистичный вывод: «Надо же, не сдох». После завершения «замечательной» процедуры стало намного легче. Во всяком случае, вестибулярный аппарат наконец-то сориентировался и подсказал моё положение в пространстве. Я стоял на карачках, упираясь коленями и руками в пол, а стены с потолком перестали кружиться и заняли положенное им место. «Что-то никто не торопится пнуть меня тяжелым ботинком по рёбрам», – опасливо подумал я. С трудом приподнял голову и попытался оглядеться вокруг. Меня всё ещё мутило, а взгляд с трудом фокусировался на окружающих предметах. Прямо передо мной находилось кресло с Агнией, девушка лежала без движения, но гримаса боли исчезла с лица, и она перестала стонать. Княгиня Булатова валялась в четырёх шагах от меня. А сразу за креслом находилось тело чернокожей менталистки в белом халате.

Чтобы пресечь поползновения мозга возомнить себя вертолётом и улететь на вольные хлеба, осторожно и не делая резких движений, оглянулся в сторону двери. Всё в норме. Лишних людей не прибавилось, а тело первой охранницы так и осело возле двери и сбегать явно не собиралось. И судя по обезображенному лицу, бегать уже не будет никогда. Жёстким ударом локтем я явно проломил переносицу и вогнал осколки костей в мозг девушки. «Поздравляю! Первая, кого я убил голыми руками. Как себя чувствуешь?» – проснулась моя совесть. «Да пошла ты. Нашла время», – отогнал я нравственные рассуждения. Меня больше заботило, почему Альфа в коридоре не ворвалась в помещение. И хотя выстрелы показались мне довольно приглушёнными, почти как у пистолета с глушителем, но не услышать их стоящая в коридоре воительница не могла. «Наушники», – пришло ко мне понимание. Эта «звезда» стояла и внаглую слушала музыку или что-то ещё через микронаушники. Да уж, был бы это кто другой, уровнем пониже, то такого бы себе точно не позволил, но Альфы считали себя неимоверно крутыми и могли позволить себе больше, ведь выше них были только Валькирии.

Быстро глянул на часы. Сколько там времени провалялся? Когда сидел в камере в ожидании конвоя, на часах оставалось тридцать минут до полуночи. Сейчас же половина первого ночи. Минут двадцать занял выход из подвальной темницы и разговор в холле первого этажа казармы. Примерно столько же добирались до этой пыточной комнаты. Выходит, что без сознания провёл минут пятнадцать – двадцать, возможно, даже меньше. Нормально. Могло быть гораздо хуже. Мог вообще не очнуться.

Все эти размышления я провёл на четвереньках, никак не решаясь выйти из образа пьющего оленя и принять наконец-то вид человека прямоходящего. Но вроде мозг успокоился, и бунтовать – как в самом начале пробуждения – мой организм не собирался. Подобрав выпавший из руки пистолет, аккуратно водрузил себя на задние конечности. Первый шаг сделал к Булатовой – очень, знаете ли, смущало отсутствие крови. Наклонившись к телу, изумлённо отметил ровное и спокойное дыхание воительницы. «Снотворное», – пронзила меня мысль. Быстро отщелкнул обойму из рукоятки пистолета и с интересом рассмотрел очень странные патроны. Из девятимиллиметровой гильзы вместо стальной выглядывала пуля из весьма странного материала, визуально похожего на стекло. А внутри прозрачного наконечника виднелась короткая игла. «Наверное, именно такими спецпатронами было выведено из строя и усыплено большинство людей в тронном зале», – завёл я размышления. – «Но какой же концентрации и силы должен быть нейротоксин, чтобы практически мгновенно вырубить одарённую? Ведь у таких женщин строение тела обладает улучшенными характеристиками – они выносливее и намного сильнее обычных людей. И простой человек, скорее всего, от такой дозы токсина просто загнулся бы».

Вытряхнув из головы неуместные вопросы, первым делом забрал свой амулет, затем вытащил из кобур на поясе княгини оба пистолета и быстро их осмотрел. Абсолютно идентичные, никаких отличий я не увидел. Ни в прошлом, ни в этом мире я не был знатоком подобного орудия убийства. На родной Земле мои увлечения находились далеко от зоны стрелкового оружия, а в мире Валькирий интерес представляли МПД и роботы, а потому эта ниша осталась мной не исследованной. Вороненый ствол, рифлёная пластиковая накладка на рукояти, также чёрного цвета. Общая длина ствола, на взгляд, примерно двести миллиметров. Но логотип на рукояти сразу же подтолкнул воспоминания. «ЗиС» – знакомая аббревиатура, переводится как «Закон и Справедливость». Такие пистолеты повсеместно использует полиция в Российской империи, причём без разницы, где именно работают слуги правопорядка – на удельных княжеских землях или на остальной имперской территории. Пистолет Романовского производства пользовался заслуженной популярностью как надежная и мощная машина, а пятнадцать патронов в обойме позволяли вразумить любого преступника. Среди преступных элементов этой планеты встречались одарённые женщины, но в основном их ряды пополняли простые люди. А если полиция встречалась с ожесточённым сопротивлением, то вход шли плазменные ружья, привлекались штурмовики в доспехах, а иногда и Альфы подъезжали на разборки.

«С юмором заговорщики», – подумал я, ещё раз глянув на аббревиатуру на рукояти. «Справедливость они, видите ли, восстанавливают». Отщёлкнув обоймы, убедился, что обе на пятнадцать патронов, только в одной патроны с нормальными пулями, а в другой – заряженные снотворным. Вопрос, почему мои противницы оказались без доспеха духа, практически сразу был мною решён. Виноват артефакт, блокирующий источник. Пока я с девушками бегал по занимательному туристическому маршруту, изучая и классифицируя различные паутины, попадавшиеся нам на пути, было установлено – чем дольше находишься в поле действия артефакта, тем больше надо времени для того, чтобы источник пришёл в норму. И Булатова с компанией явно сегодня не один раз схватили дозу блокирующего излучения, в результате чего просто оказались без защиты. Возможно, они и могли активировать защиту, но привыкнув за несколько часов постоянно попадать под действие артефакта, просто не стали этого делать. Какой смысл, если все равно скоро слетит. А подстраховаться от возможной агрессии мужчины – несмотря на то, что он совсем недавно стрелял из плазменного ружья – не позволило излишнее самомнение и общее пренебрежение к мужскому полу. Их же в любом случае было больше, и скрутить меня могли в два счёта – наверное, так они прикидывали, если вообще думали о таком развитии событий. Ну а с негритянкой мне банально повезло. Слишком сосредоточена была на работе с Агнией, а доспех духа в таком процессе не нужен. И когда я начал стрельбу, вместо защиты решила атаковать. Чуть не убила, гадина, и если бы не мой источник и ментальный блок, которым он меня наградил, свалился бы без чувств уже после первого удара менталистки. Но вот что мне делать дальше?

Альфа в коридоре обязательно попытается меня остановить, если она уже давно находится вне поле действия артефакта и может пользоваться источником. В таком случае, единственный вариант для моей победы – это свести всё к рукопашному бою. В магический поединок я бы ввязываться не стал. Я же не псих и прекрасно понимаю, что в таком сражении у меня нет шансов. Да и пользоваться магией в помещении с антимагическими стенами – неудобно, глупо и опасно, и собственные магические удары будут рикошетить на свою же защиту. А значит, всё сведётся к кулачному противостоянию. Однако, пусть я и достиг потрясающего и абсолютно нереального в прошлом мире уровня рукопашного боя, но одарённая в таком ранге – соперник по-любому неслабый. И хотя в спаррингах с Агатой у меня получалось выигрывать один бой из трёх, но мой тренер была Бетой, а чтобы пробить доспех духа у Альфы, надо очень постараться. Да и шума во время нашего поединка точно не избежать, а видеокамеры в коридоре передадут занимательную картинку на пост охраны, и тогда станет совсем весело. Нагло открыть дверь, позвать её зайти в помещение и уже здесь попытаться разобраться с ней?

Мои размышления прервал стон Агнии. Я бросился к ней, на ходу ругая себя различными словами, что не догадался сразу привести девушку в чувство и хотя бы снять ремни, удерживающие её в кресле. Быстро освободив её руки, перешёл к ремням на ногах, когда Агния открыла глаза.

– Сергей! Это ты? – тихо спросила девушка.

Дикция была слегка нарушена, слова выходили с явным трудом. «Вот ещё один вопрос, – мрачно подумал я. – Если даже вырублю Альфу, как буду выбираться с Агнией на руках? Идти самостоятельно она навряд ли сможет, в ближайшее время как минимум».

– Да, это я, солнце.

– А это правда ты, или менталистка видение наслала? – всё так же негромко и с трудом спросила моя подруга.

– Конечно, это я, можешь даже ущипнуть, если хочешь, – ответил ей, шагнув к дальнему столу, где, как я видел, стояла бутылка с водой.

Вернувшись к пленнице, поддержал баклажку, пока она жадно осушала почти половину двухлитровой ёмкости.

– А как зовут моих детей? – уже более уверенно продолжила допрос Агния.

– Андрей и Оксана, – буркнул я, – и они не только твои дети. Завязывай с кроссвордами, сейчас не время и не место. Я – настоящий и пришёл за тобой, но мы по-прежнему в полной заднице. Ты идти можешь?

Девушка попеременно пошевелила руками и ногами и неуверенно проговорила:

– Наверное, смогу, но голова пока кружится и всё тело ломит, надо хотя бы минут десять – прийти в себя.

– Пока я буду драться с Альфой, как раз отдохнёшь и заодно зрелищем насладишься, – сказал я, одновременно оттаскивая кресло вместе с девушкой подальше в угол комнаты, чтобы не мешало.

– С какой Альфой? – изумлённо спросила она. И тут же воскликнула: – Ой! А что с ними?

Я хмыкнул. Видно, Агния только сейчас обратила внимание на лежавшие без движения тела на полу. Когда откатывал кресло, они и попали в поле зрения

– Почти все спят, но в коридоре стоит ещё одна Альфа, и мимо неё нам не пройти.

– И как ты собираешься с ней справиться?

– Тут вариантов немного: либо нам повезёт, и она пренебрегла доспехом духа, а значит, быстро уснёт, как и все остальные, либо придётся сойтись с ней врукапашку.

– Возможно, я смогу тебе помочь, – неуверенно проговорила девушка.

– Сиди уже, – хмыкнул я. – Помогатель.

Агния замолчала, напряженно следя за моими действиями, а я занимался тем, что оттаскивал тела в сторону, дабы Альфа не увидела их сразу, как войдет в комнату – ну хотя бы в первые мгновения. Нам нужно поторапливаться. Неизвестно, сколько времени осталось до того момента, как хватятся княгини Булатовой. И возможно, уже сейчас сюда направились её люди, обеспокоенные отсутствием вестей. Закончив наводить порядок и сняв пиджак, переждал пару секунд, успокаивая нервы и настраиваясь на бой. Вдох – выдох. Пистолет со снотворным переложил в левую руку и спрятал за спину. Скользнул в боевой режим и решительно приотворил дверь, открывающуюся вовнутрь помещения. Вскинув голову на моё появление в дверном проёме, Альфа выдернула из уха один наушник и внимательно посмотрела на меня.

– Простите, вас просят зайти, – максимально вежливо сказал я, используя самую ласковую улыбку, на какую был способен.

Не колеблясь эта также весьма загорелая особа шагнула ко мне, на ходу убирая наушники в карман. Я отступил назад, приоткрывая дверь чуть больше, и едва Альфа вступила в помещение, несколько раз выстрелил в упор, одновременно толкая дверь и закрывая проход. Мне не повезло, а богиня удачи в этот раз решила посмотреть, как я справлюсь без её помощи. Альфа мгновенно обернулась на выстрелы, явно всё ещё не понимая, что происходит. А я уже отбросил бесполезный пистолет и нанёс стремительный хук правой рукой в голову. Если б моя противница оказалась без доспеха духа, нокаут был бы гарантирован, а так она рухнула мне под ноги, но практически тут же попыталась вскочить. Подняться я ей не дал, снова проведя удар в голову, но уже ногой. Мне нужно сбить концентрацию и хотя бы на секунду погасить её доспех, чтобы следующим ударом нокаутировать уже с гарантией. Голова женщины мотнулась, но это оказалось единственным видимым эффектом. Стремительно кувыркнувшись назад через себя, она заблокировала мой следующий удар. И перешла в атаку, точнее попыталась. Ибо эта Альфа – как и многие одарённые, достигнувшие серьёзного ранга – явно запустила свои тренировки в таком виде единоборств. Вступив на предпоследнюю ступеньку магического уровня, большинству сложно себя заставить уделить время и продолжить совершенствоваться в рукопашном бою. Смысл, если все дуэли проходят с помощью магии или холодного оружия? А с кулаками кидаться на Альфу никто в здравом уме не станет. Хотя моя Ольга, например, тратила на такие тренировки не намного меньше времени, чем на фехтование.

Я, кстати, у своей жены такой спарринг выигрывал реже, чем у нашего общего тренера. Хотя Агата у Ольги выигрывала три поединка из пяти. Казалось бы, по статистике, если я у Агаты беру один бой из трёх, то у супруги должен выигрывать чаще. Ан нет. Тут в силу вступают дополнительные условия, а конкретно – ранги соперниц: Агата – Бета, а Ольга – Валькирия. И мой более слабый ранг, но вкупе с лучшей общефизической подготовкой, а также благодаря модифицированному источником и более сильному, по сравнению с женским, телу, вытаскивал меня в противостоянии с Бетой. Но против Валькирии уже пасовал. Я обычно выдыхался намного раньше, чем получалось пробить доспех духа у моей княгини, а она ведь «грушу» из себя не изображала, а давала сдачи, причём прилетало мне от неё неслабо.

И сейчас я столкнулся с Альфой – грозной своей магической силой и, возможно, очень умелой в фехтовании – но как рукопашный боец она оказалась на весьма среднем уровне. Ноги практически не использовала, работала в основном руками, вот только мои подлиннее будут, чем я и пользовался от всей души. Преимущество в массе, силе и подготовке позволило мне гонять свою соперницу по всему помещению, нанося удар за ударом. Несколько раз она порывалась разорвать дистанцию и воспользоваться магией. Но я пресекал такие попытки: держался всё время вплотную, постоянно доставая стремительными ударами и не давая ей ни секунды покоя. Дважды воительница всё – таки умудрилась долбануть по мне своей магической техникой, но я не стоял на месте, а постоянно перемещался вокруг неё, и потому оба ледяных копья, которыми Альфа успела воспользоваться, с грохотом разорвались на амулетной защите стен. В эти моменты я испугался за Агнию. Успела ли боярыня Зорина восстановиться достаточно, чтобы активировать свою защиту? А то пропустит случайный магический удар, и вся моя эпопея сразу потеряет весь смысл. Правда, его и так не было – поддался эмоциональному импульсу, без должного и продуманного расчёта. В процессе боя смотреть, как там дела у моей девушки, времени не было совершенно, всё внимание было сконцентрировано на схватке.

А потом Альфа меня удивила. Нет, не вдруг из ниоткуда пробудившимся умением драться голыми руками. И меч из трусов она не вытащила. Хотя, почему воительницы такого ранга не таскают с собой такое оружие, непонятно. Но кроме персональных хранительниц, всегда носящих с собой холодное оружие, все остальные хранят его в других местах. Эта одарённая оказалась не исключением и свою саблю – или что у неё там за раритет – прихватить явно забыла. Скорее всего из – за того, что планировался стремительный захват власти с помощью специального артефакта, а так как он блокирует источник, то использование колюще – режущего оружия в полную магическую силу становится невозможным. И, несмотря на то, что простой сталью можно убить так же наверняка, как и из пистолета, двадцать первый век на дворе подсознательно заставляет делать выбор в пользу последнего.

Так вот, об удивлении. Я загнал Альфу в угол и теперь изображал из себя паровой молот, с максимальной частотой нанося свои удары. Моя заготовка под труп вяло сопротивлялась, пытаясь блокировать и хоть как-то гасить мои поползновения сделать из неё для начала отбивную. И в один прекрасный момент – видно, почувствовав, что ещё немного и моё желание расквасить ей для начала нос обретёт реальные очертания – она решила удрать. Сказать, что я был удивлён – это не сказать ничего. Я был шокирован и возмущён такой трусостью. Это что за поведение? Ты Альфа или погулять вышла? У нас тут не соревнование по бегу. Не хочешь умирать, подними лапки кверху и скажи классическую фразу: «Я сдаюсь, только не убивайте». Можно даже слезу пустить «для пущего эффекту». Хотя слезу навряд ли – здешние дамочки плачут плохо, особенно из среды одарённых женщин.

С секундным замешательством от вида драпающей Альфы справился быстро и, запустив в спину этой горе – воительницы воздушное копьё, рванул следом. Очень хорошо, что дверь открывалась вовнутрь помещения, было бы иначе – и моя противница вылетела бы в коридор вместе с дверью. А так со стороны получилось даже красиво – пролетев метра три, Альфа впечаталась в дверное полотно. Но не успел я подлететь следом и с помощью кулаков высказать всё, что я думаю о таком недостойном поведении, как раздался выстрел. Голова моей соперницы дернулась, разбрызгивая на стены кровь из выходного отверстия, проделанного пулей, а тело, постояв секунду, рухнуло поперек выхода. Я перевёл взгляд на Агнию – а стреляла, как вы понимаете, она – и успел увидеть, как девушка устало опускает руку со сжатым в ней пистолетом.

– Во время поединка мне было проще следить за источником Альфы, и, когда от удара в дверь доспех духа слетел, я выстрелила, – пояснила девушка.

Ну, я-то, в принципе, и без её объяснений всю эту схему просчитал, а сейчас только покачал головой и мысленно обозвал себя долбодятлом. Почему не птицей Говоруном, которая, если верить Алисе из мультика «Тайна третьей планеты», отличается умом и сообразительностью? Всё просто! Птица Говорун отличается этими замечательными характеристиками, а я-то нет. Я же Агнию оставил сидеть в кресле, не подумав снабдить её пистолетом, и, чтобы сделать выстрел, ей пришлось встать с кресла и забрать оружие у ближайшего к ней тела. Моим оправданием может служить тот факт, что девушка выглядела очень плохо, и я подсознательно списал её в глубокий запас, совершенно позабыв, что она не простая женщина, а одарённая. А запас прочности и выносливости у таких особ будет на несколько порядков выше, чем у простого человека. Но все равно удивила. Попасть за шесть метров чётко в голову – это надо постараться. А если все же учитывать не самое оптимальное состояние, то ей пришлось мобилизовать все свои ресурсы хотя бы на пару секунд, чтобы сделать меткий выстрел из пистолета.

– Ты молодец! – уважительно сказал я, – Где так стрелять-то научилась?

– Я люблю пистолеты и часто отвожу душу, стреляя по различным целям, – слабо улыбнулась Агния.

– Как ты себя чувствуешь? Идти сможешь? – забросал я девушку вопросами, одновременно пристраивая себе за пояс два пистолета с нормальными патронами. Два запасных магазина отправились в карман пиджака, который я уже успел на себя надеть. Немного подумав, забрал ещё две обоймы со снотворным.

– В целом плохо, но на силе источника должна продержаться, – с сомнением в голосе ответила она.

Её сомнение я прекрасно понимал. Используя силу источника, можно не спать пару суток или ускоряться в боевом режиме. Но! У нас тут гадостный артефакт в любой момент может нарушить связь с источником, и что тогда будет? Скорее всего, Агния просто упадёт. Была бы в форме, уже засыпала бы вопросами – где княгиня, что происходит и так далее.

– А какой у нас план? – спросила девушка.

– А у нас нет плана, – хмыкнул я. – Голая импровизация.

Агния не ответила, лишь широко распахнула глаза, а когда я начал раздевать Бету, – которая по комплекции подходила для моего сценария остросюжетного фильма «Побег из Кремля», – захлопала ресницами и с явным удивлением в голосе спросила:

– Что ты делаешь?

– Ты тоже раздевайся.

– Зачем?

– Из этой двери должны выйти пленный мужчина в сопровождении охранницы, – пояснил я свою задумку.

Несмотря на паршивое состояние, девушка моментально просекла ситуацию и молча принялась снимать с себя одежду. А я, раздев Бету и положив вещи рядом с Агнией, подошел к княгине Булатовой. Передёрнув затвор одного пистолета, наставил оружие в голову явно не последнего человека в системе заговорщиков. Наставить-то наставил, но на курок нажать не получалось.

«Ну что же ты, братан? Это всего лишь ещё один труп за сегодня. Хочешь, подсчитаем, сколько ты сегодня убил женщин?» – подала голос моя тёмная сторона.

«Я убивал в запале, в состоянии боевой ярости, а хладнокровно выстрелить в ещё живого человека – нужно постараться», – вступил в дискуссию адепт света.

«Ну, так постарайся, это же враг», – аргументировал дьяволопоклонник.

«Знаю, но я не профессиональный убийца. И не могу просто взять и выстрелить, тем более в женщину», – привёл довод мой блюститель морали.

«Ты очень сильно пожалеешь, и возможно, что очень скоро».

«Зато моя совесть будет чиста».

«На войне нет места совести и другим моральным принципам. Все средства хороши, и главное – это победа. Остаться в белом не выйдет.»

Я попытался вызвать в себе ярость и злость, но эти «сволочи» куда-то попрятались. Мой внутренний диалог прервала Агния. Переодевшись в сибовскую униформу, она подошла ко мне, и, положив руку на плечо, сочувствующим тоном полуутвердительно спросила:

– Пытаешься решиться?

– Да, только не получается, – буркнул я.

– Убить в запале боя легко, но сделать это хладнокровно может только человек, совершенно не ценящий человеческую жизнь.

– А как у тебя – с этим пунктом? – скептически посмотрев на девушку, спросил я.

– Либо нужно иметь очень веский повод для такого поступка, – проигнорировав мой вопрос, продолжила она доклад на тему «Любовь и ненависть к ближнему своему».

А потом, вытащив свой пистолет, шагнула к негритянке. Несколько секунд промедления, и два выстрела в голову прервали жизнь чернокожей менталистки. Я только головой покачал в изумлении. Видно, хорошо она допекла Агнию, раз девушка решилась на такой шаг.

– Её звали Мазози. Имя переводится на русский как «слёзы», – голос девушки дрогнул.

Я шагнул к Агнии и, крепко сжав в объятиях, успокаивающе проговорил:

– Больше она никого не заставит плакать.

Агния не ответила, а молча уперлась головой в мою грудь. Подняв левую руку, глянул на часы. «Чёрт! Час ночи. Мы теряем время.»

– Нам нужно спешить, пока не поднялся кипиш и сюда кто-нибудь не пришёл, – сказал я. – Ты готова?

– Да, – коротко ответила девушка, ради которой я решился на очередное безумие в своей жизни.

Потом она посмотрела на Булатову Ирину и неуверенно проговорила:

– Это она меня сюда привезла и отдала приказ менталистке. Я должна её убить, но у меня не хватает духу. К ней я почему-то не чувствую такую ненависть.

– Ты не воительница, а артефактор, – ответил я. – Даже мне трудно, хотя и считаю себя воином.

– Ты излишне благородный воин, – улыбнулась Агния. – Таким на войне тяжелее всего.

Я не ответил, и посмотрев ещё раз на тело княгини, виновной в мучениях Агнии, со вздохом засунул пистолет за ремень брюк и решительно развернулся в сторону выхода.

– Я иду впереди, а ты за мной, отстав на шаг. Нам нужно дойти до арсенала.

– Хорошо, – не споря и не задавая лишних вопросов, ответила девушка.

Мы вышли в коридор и направились в сторону лестницы, через которую и попали на этот уровень дворца. Мой план по прорыву из Кремля родился на свет после поединка с Альфой. Видно, боевой режим подтолкнул подсознание, и ускоренная работа мозга выдала на выходе очередную безумную идею. Я, конечно, кладезь сумасшедших мыслей, но других вариантов просто не видел. Пока мы с Ольгой и Евой бегали по различным тайным ходам и техническим тоннелям, я не стеснялся мучить принцессу вопросами, куда какой ход ведёт. И штуки три из них имели направление в сторону арсенала – нашей первоначальной цели. Нас тогда спугнул шум приближающихся преследователей, и мы не успели обсудить до конца свой план дальнейшего бегства. А именно – взять в арсенале тяжёлые МПД и уже в них вырваться за пределы крепости. Идея была так себе и несла множество сложностей, но Ева успела и сообщить универсальный пароль для активации любого доспеха, и на словах накидать примерный маршрут прорыва уже из арсенала.

Мне казалось, что я достаточно хорошо запомнил все эти повороты и лестницы. Где располагается ближайший вход в технический тоннель, тоже примерно представлял. Моя память по-прежнему радовала и была близка к идеальной. Да и вспомнить нужно не так уж и много поворотов. Мы с девушками больше времени простояли в разных закутках, пытаясь придумать более жизнеспособные планы по нашему прорыву.

Мой расчёт строился на том, что количество отрядов во дворце – изначально отправленных на поиски принцессы – после прорыва нашей группы в казарму должно сократиться и намного. А значит, мы с Агнией должны практически без проблем добраться до нужного нам ответвления. Неизбежные встречи меня напрягали, но я был вправе надеяться, что девушку в лицо мало кто знает и наша пара – охранница плюс мужчина – вряд ли привлечёт пристальное внимание. В среде заговорщиков задействовано много людей, и я очень сильно сомневаюсь, что они знают друг друга досконально. Так что за Агнию можно не переживать – ну почти. Тут главное, не натолкнуться на тех, кто слишком хорошо знает меня. Попадётся навстречу, например, Кайсарова Азима и решит полюбопытствовать, куда это меня ведут, а то и сопроводить решит. А нам такое счастье точно не надо. Слава богу, идти нам не очень далеко. Если я не ошибаюсь, надо подняться на первый этаж, пройти по коридору метров пятьдесят, и, в теории, мы должны попасть в то крыло здания, где Ольга с Евой порвали на куски охрану. Другого пути, ведущего в потайной ход, я не знаю. И очень надеюсь, что за прошедшие два часа там и трупы убрали, и новую охрану не поставили, в виду того, что беглецы прорвались, и во дворце их уже нет. Если не брать в расчёт видеокамеры и охранниц, наверняка расставленных по всем этажам, то маршрут получается не самый сложный. Ну да ладно – говорят, наглость города берёт, а у нас задача попроще будет.

По поводу арсенала и его охраны – у меня есть чем их приголубить. Эффект от взрыва гранаты по-любому впечатляет и точно не оставит никого равнодушным. Правда после этого – события наверняка понесутся вскачь, и нам придётся поторапливаться. Я пока сомневался, стоит ли сажать Агнию в МПД, ведь опыта у неё нет. А второй минус – это действие подавителя источника. Девушка навряд ли сможет идти в доспехе, если исчезнет связь с источником. Либо потеряет сознание, либо будет таким балластом, что проще сразу взять её на руки. И возможно, так и придётся сделать. В плюсах тяжелый доспех, за который ещё нужно сразиться, опыт и мой защитный амулет, а в минусах – девушка на руках моего МПД. Красивая картинка для кино, но в этой реальности, как по-другому вырваться с Агнией из Кремля, я придумать не смог. Пока будем идти до арсенала, нужно будет ещё раз всё взвесить.

Пока поднимался по лестнице наверх, мелькнуло острое сожаление, что зря не смог добить княгиню Булатову. Когда она очнётся, то в поисках нас наверняка перероет весь дворец сверху донизу. Правда, даже если бы я её всё-таки убил, поиски меня с Агнией все равно начались бы. Ладно, что уж теперь. Сожалеть бессмысленно, а бояться мести глупо, ибо впереди ждёт очередная смертельная авантюра. Даже если проход до арсенала окажется чуть ли не увеселительной прогулкой, дальше станет гораздо сложнее.


Регина нервно вышагивала по залу, безуспешно пытаясь побороть волну гнева, поднявшуюся из глубины души и затопившую сознание. Остатков самоконтроля хватало только на то, чтобы не заорать на своих союзников, но спокойно стоять на месте она уже не могла. Где-то на периферии разгулявшихся эмоций проглядывалась тревога с зачатками паники, и это бесило её ещё больше.

– Мы подняли карту подземных коммуникаций, а их маршрут благодаря датчикам уже примерно нам понятен, – продолжила докладывать Морозова.

– Датчики не панацея, ведь эта группа лазутчиц умудрилась их как-то обойти, – резко сказала Регина.

– Потому что двигались медленно и с соблюдением всех мер предосторожности, – ответила глава Великого клана. – А сейчас они вынуждены бежать сломя голову. Погоня уже спустилась в тоннели, а во все места пересечения различных коммуникаций отправлены сильные отряды.

– Что там Булатова делает? – хмуро перевала тему будущая императрица.

– Как сказала младшая Кайсарова, княгиня разбирается с амулетом и мужем Гордеевой.

– Что-то больно долго разбирается, – недовольно пробурчала Регина.

– Ну-у, мужчина попался весьма необычный, да к тому же очень симпатичный, вот и не торопится, – хмыкнула Морозова.

– Катя, – рявкнула на свою дочь глава заговорщиков, – свяжись с Булатовой, пусть там заканчивает. А во все места, где есть выходы из подземелья, отправь ещё людей в тяжелых доспехах.

Её дочь – подтверждая, что услышала – молчаливо кивнула головой и стала негромко отдавать распоряжения.

«Какие-то мелочи из ниоткуда постоянно портят всю картину. Всё должно было уже закончиться, но, судя по ситуации, всё только начинается. Похоже, действительно неважно, сколько времени тратить на планы: день подготовки, месяц, год или тридцать лет. Хорошо будет только на бумаге, а в реальности – только и успевай бегать и гасить пожары, – крутились в голове у Регины мрачные мысли. – Надеюсь, последний очаг скоро потушим, и всё вернётся в рамки задуманного плана».


Добрались практически без проблем, навстречу попались всего три группы латниц в лёгких МПД. Правда, с первой группой стражниц чуть не спалились. Точнее, это я от неожиданности едва стрельбу не открыл. Мы беспрепятственно поднялись по лестнице до первого этажа и шагнули в длинный коридор. А сразу за дверью оказалась пятёрка охранниц. Они предстали передо мной настолько внезапно, что я растерялся и замер на мгновение, в то время как мои руки уже метнулись за спину, собираясь достать оба спрятанных под пиджаком пистолета. Ситуацию спасла Агния. Девушка сильно стукнула меня по спине и воскликнула стервозным тоном:

– Чего встал? Топай давай.

Ну, я и потопал, понурив голову и изображая крайнюю степень подавленности и растерянности, сопровождаемый пристальным взглядом охраны. А про себя порадовался, что моя спутница по несчастью оказалась хорошей актрисой и, несмотря на далекое от идеала общефизическое состояние, не растерялась. Устраивать разборки раньше времени – для нас подобно смерти. Следующие два отряда стражи прошли спокойно и практически без нервов. Последняя пятёрка латниц стояла в начале нужного нам коридора. Трупы уже убрали, но полы помыть не успели, и обширные пятна крови наглядно демонстрировали нам, какое месиво творилось здесь пару часов назад. Мы благополучно миновали эту группу и, дойдя до нужной нам двери, нагло и у всех на виду шагнули в технический тоннель.

Дальше двинулись настолько быстро, насколько позволяла моя память. Всё-таки ходить по таким местам без проводника не самое легкое занятие. Несколько раз поворачивал не туда. Хорошо, что вовремя это понимал, и быстро возвращаясь с Агнией на очередную развилку, шли уже верным путём. Пользуясь спокойной ситуацией, ввёл девушку в курс последних событий. Пришлось признаться, что остался в Кремле из-за неё. Реакцию получил неоднозначную. Сначала она сказала мне спасибо, а потом, немного подумав, добавила, что я не должен был так рисковать. Особенно в свете того, что кроме нас двоих больше никто не сможет сделать амулет, защищающий от воздействия подавителя источника. И пусть он получился сугубо индивидуальным, с привязкой на артефактора, а ещё надо провести серию опытов по особенностям его применения, но даже с одним рабочим экземпляром я умудрился вытащить и жену, и принцессу. И то, что я променял дальнейшую безопасность Ольги и Евы на эфемерную возможность спасти Агнию, поступок более чем глупый. По сути, я их бросил, посчитав в полной безопасности, но это далеко не так, и путь через подземные коммуникации навряд ли можно назвать лёгкой прогулкой. В общем, пятёрка мне за благородное желание и двойка за неверно расставленные приоритеты.

Я, в принципе, на такой вывод Агнии не обиделся, ибо сам уже осознал, что сморозил полную херню. Мне фантастически повезло – меня привели сразу к ней, и я не попал на соседнее кресло после своей неподготовленной атаки. Ну, тут уже ничего не попишешь, продолжаем работать с тем, что имеем, в надежде успешно разгрести проблемы от своих необдуманных поступков. Я надеялся, что Маринины девочки далеко не дуры и должны были продумать, как им быстро и безопасно вывести группу беглецов. А то, что группа оказалась больше по количеству, наоборот, должно пойти в плюс. Люди принцессы уже показали себя готовыми на всё, а значит, их вполне можно оставить и в качестве заслона, и на прорыв кинуть, если что.

В одном месте нам попался кабельный тоннель, и я, слегка подумав, решил устроить заговорщикам небольшую подлянку. Хрен знает, что это за провода и за что они отвечают, есть ли у них дублирующие каналы или нет, но я надеялся, что таким нехитрым способом всё-таки доставлю немного головной боли «любимой» тётушке Евы. «Ледяной диск» – ещё один замечательный узор, выученный мной совсем недавно. Форма конструкта по своей сути отображает название этой магической техники. Мой уровень Гаммы позволял выпустить диск в сорок сантиметров в диаметре, что я радостно и проделал. Пришлось использовать четыре таких узора, чтобы гарантированно перерубить все кабеля. Ни мощная оплётка, ни толщина их не спасли. Вот только полная темнота, наступившая после последнего удара, стала для меня небольшим сюрпризом. И до этого момента тусклые и редкие лампочки давали совсем мало света, а уже после моей диверсии я вообще перестал понимать, куда нам идти. Хорошо, что на свою подлянку я решился недалеко от последнего нужного нам коридора, должного привести нас к цели. Но не успел я посокрушаться отсутствию света, как спустя несколько секунд освещение было восстановлено. «Видно, сработали дублирующие каналы», – подумал я. Нам осталось пройти совсем немного, и через несколько минут наступит решающая фаза всей операции. «Готов, братан? Если честно, не очень, но вариантов всё равно нет.» Сидеть и ждать, когда нас спасут, можно до бесконечности. Быстрее от голода сдохнем. Знать бы, что помощь уже в пути, а Ольга с Евой благополучно выбрались из подземных тоннелей и уже организовали сопротивление, тогда можно было бы спрятаться и переждать. Но я очень сомневался, что они смогут собрать все силы в кратчайшие сроки и нанести внезапный удар по путчистам, засевшим в Кремле. Для такой атаки нужна более длительная подготовка. «Надеюсь, у вас всё получится и вы успешно преодолеете все препятствия», – послал я мысленное напутствие девушкам.


– Что ты там застряла? – недовольно попытала Регина княгиню Булатову и только потом разглядела, что её пособница выглядит как-то бледно.

Не сумев связаться по радио, её дочь отправила в подвалы дворца посыльную, и спустя аж полчаса Ирина, наконец-то, предстала перед её очами.

– У нас побег, – скрипя от злости зубами, сказала Булатова. – Муж Гордеевой убил моих людей и сбежал вместе с пленной мастерицей.

Отмерев после небольшой паузы, Регина хмыкнула и медленно проговорила:

– Я правильно тебя поняла? МУЖЧИНА вывел из строя тебя, убил твоих людей, прихватил артефактора и сбежал?!

– Он не обычный мужчина, – буркнула Ирина.

– Мне казалось этот вывод можно было сделать уже после того, как он не колеблясь стрелял из плазменного ружья, – ехидно проговорила Регина.

– Я никак не думала, что, оставшись в одиночестве, он посмеет вырубить мою помощницу, завладеет пистолетом со снотворным и откроет стрельбу.

«Н-да, теперь ещё и муж Гордеевой нервы потрепать вздумал. Мальчику захотелось поиграть. Ню-ню! Посмотрим, где он решит спрятаться», – почти спокойно и без особого гнева подумала Регина. Её больше заботило, как там дела с Евой, а сбежавший мужчина и молодая мастерица отошли на второй план. А потому она без особого ажиотажа наблюдала, как Булатова выводит на один из мониторов запись с камер наблюдения. Дальше она с нарастающим изумлением смотрела, как парочка беглецов – нагло и не скрываясь – прошла через три поста охраны и скрылась в техническом коридоре. Да уж. Из-за того, что Кремль контролируют сразу несколько независимых отрядов, остаётся огромная брешь в обороне. Знать всех в лицо невозможно. Надо было какие-нибудь опознавательные знаки ввести, чтобы пресечь такие манёвры. Ну кто же знал, что так выйдет? Планировалось всё закончить за несколько часов, а они всё ещё ковыряются.

– Я организую людей и возглавлю поиски, – заявила подданная африканского королевства.

– Что, задело? – фыркнула Регина, – Потерпи, он сам вылезет, когда проголодается.

– Строил мне глазки, а потом убил всех моих людей, сволочь, – дрожащим от сдерживаемого гнева голосом ответила Ирина.

– Вот видишь. Не просто так строил, ты действительно ему понравилась, иначе бы убил, как и остальных, – с явной иронией ответила глава дворцового переворота.

Люди Булатовой – всего лишь средство для достижения цели, и жалеть о таких потерях она не собиралась. Да и наука будет для соратницы на будущее – расслабляться можно лишь тогда, когда всё закончится.

– Да, не убил, и мне не терпится высказать, как я ему благодарна, – жёстко и без малейшего намёка на благодарственный тон припечатала княгиня. – А ещё у него специальный амулет и артефактор под рукой, и судя по характеру, ему достанет смелости устроить нам какую-нибудь пакость.

Регина не успела ответить своей сподвижнице, как голос подала Морозова Елизавета, координирующая действия отрядов, зажимающих в кольцо группу Евы и Гордеевой Ольги.

– Всё! Им некуда деваться, все направления перекрыты. Мы активировали скрытые датчики, и они сейчас как на ладони. Куда бы не пошли, успеем среагировать и встретить. Даже если решат разделиться, мы сумеем перехватить всех.

И снова Регина не успела ответить, как свет в помещении мигнул и погас. Несколько десятков мониторов невозмутимо продолжили свою работу. Но только она собралась вслух поинтересоваться, что случилось, как освещение заработало.

– У нас обрыв основного кабеля, переключились на резервную линию, – последовал доклад дочери.

Регина выдохнула, но следующий вопрос от Морозовой заставил её нервно сжать руки на подлокотниках кресла.

– А система наблюдения подземных коммуникаций почему не переключается на резервную линию?

– Простите, но её нет, – побледнела девушка. – Для наблюдения под землёй не планировалась дублирующая система питания.

– Мы ослепли, – хмуро констатировала глава Великого клана.

– Где обрыв? – хрипло спросила Регина.

– У нас в здании, восстановим быстро, – торопливо ответила Катя.

– Быстро – это сколько по времени?

– Минут пятнадцать-двадцать. Только нужно освободить из заключения людей.

– Займись этим немедленно, – приказала Регина своей дочери, едва сдерживая рвущуюся наружу ярость.

Женщины погрузились в молчаливое ожидание. В самом начале переворота всех лишних людей посадили под замок, и кое-кто из них до сих пор спал. Правда, некоторые заснули навечно. Концентрация токсина в пулях со снотворным должна была гарантированно вывести из строя любую одарённую, но попадая в тело обычного человека, в восьмидесяти процентах случаев приводила к летальному исходу. А противоядие, нейтрализующее действие препарата, вызывало головную боль и приступы тошноты. «То-то Булатова бледная как полотно», – подумала глава заговорщиков. Главное сейчас – быстро найти и привести в чувство обслуживающий персонал, способный восстановить обрыв связи. Прерывая её размышления, раздался выкрик одной из операционисток, следящих за мониторами:

– Атака на арсенал!

И они все уставились на большой центральный экран, где транслировалось изображение мужчины, ведущего огонь из двух пистолетов по нескольким оставшимся в живых латницам в легких МПД. Больше десятка доспехов лежали без движения, и воительницы в них не подавали признаков жизни. Чем их до этого атаковала пара нападающих, заметить никто не успел. В нескольких местах широкого и длинного коридора полыхало пламя. За спиной князя Гордеева находилась девушка, ведущая магический огонь, но её целью оказались не охрана арсенала, а видеокамеры, установленные в разных местах. Она поочерёдно выпустила четыре файербола, и изображение на экране погасло. Регина ещё успела увидеть, как неожиданно быстро устремился мужчина к последним защитницам арсенала. За их спинами находился вход в помещение, где была складирована огромная масса различного вида вооружений: от стрелкового оружия до МПД.

– Кажется, я знаю, что за крысёныш перегрыз нам провода, – зло выдохнула Булатова.

– Разберись с этим, – приказала ей Регина. И жёстко добавила: – Надеюсь, что больше ты ошибок не допустишь.

Княгиня молчаливо кивнула головой и обратилась уже к Екатерине:

– Активируйте артефакт, девушка после допроса у менталистки явно передвигается только за счёт силы источника.

Булатова бросилась на выход, на ходу отдавая приказы по рации и направляя людей к арсеналу, а Регина хмуро смотрела, как её дочь, склонившись над компьютером, активирует артефакт, скрытый в системе освещения. Им удалось разместить почти с полсотни устройств по всему дворцу, и это было весьма трудной работой. «К чёрту мужа Гордеевой, главное, скорее получить картинку с подземных тоннелей», – вернулись её мысли к основной проблеме.

Пришлось разбудить послов иностранных государств. Слишком много было звонков от сотрудников посольств, обеспокоенных отсутствием связи со своими главами. Так как практически все представители зарубежных министерств были выведены из строя, и в первую очередь для того, чтобы не мешались под ногами и их случайно не застрелили, то Регина нагло заявила, что на приёме было совершено покушение на императрицу и, пока СИБ не найдёт концов, никто из дворца не выйдет. А моментальный шквал вопросов был ею просто проигнорирован. Послам разрешили позвонить в свои посольства, чтобы успокоить людей. Естественно, телефонные разговоры контролировались, ибо шли через коммутатор и сначала записывались. И только спустя несколько секунд, убедившись, что не сказано ничего лишнего, оператор транслировала запись абоненту. Так что, несмотря на желание женщин срочно рассказать горячие новости, Регине удалось пресечь такие попытки.

Сложнее всего пришлось с представителями Югославии и Японии – на правах давних союзников они требовали встречи хотя бы с Евой, но Регина сослалась на то, что племянница крайне занята решением срочных вопросов национальной безопасности. Англичанка, немка и мексиканка – тоже хорошо потрепали ей нервы. Грозили всеми возможными карами, вплоть до объявления войны. Китаянка также попыталась встать в гордую позу и что-то требовать, но Регина послала её открытым текстом. Большую часть послов, представляющих не самые сильные государства, просто собрала в одном месте и после стандартного объявления о покушении заявила, что ночевать они будут во дворце, и – пожелав спокойной ночи – ушла, проигнорировав шумную реакцию недовольных дипломатов. Утрутся. А надо будет, потом задобрит.

«Ева – нужно срочно убить племянницу», – в который раз завела она свою мантру. В голове снова возникли сомнения по поводу реализации своего плана. Возможно, что не стоило ждать такого повода, как день рождения матери. Сложностей вышло очень много. Но как-то по-другому собрать в одном месте всех своих родственников, способных обойти её в очереди на престол, она придумать не смогла. Можно было, конечно, согласовать действия мобильных групп и в назначенный час икс одновременным ударом оперативных групп ликвидировать всех. Но там почти сотня целей, и маловероятно, что все чистильщики сработали бы идеально. Поднялась бы такая волна их поисков, что перетряхнули бы всю империю. А если кто-нибудь из её людей попался бы в момент покушения, то дело приняло бы совсем плохой поворот. «К чёрту! История не терпит сослагательного наклонения – если бы да кабы. Нужно доделать начатое и успокоиться на этом», – решила она, с любопытством наблюдая через монитор за действиями парочки беглецов. А те уже вбежали в помещение арсенала, где также находились камеры видеонаблюдения.


Граната сработала на все сто. Выскочив из технического тоннеля, я зашвырнул начиненный магией боевой артефакт в сторону самой большой группы латниц. Рвануло хорошо, и облако пламени накрыло половину коридора, а из эпицентра организованного мной филиала ада вылетела парочка легких доспехов и, на мой неискушённый взгляд, очень красиво шмякнулась на пол. Остальные если и полетели, то в другую от меня сторону, а их безусловно занимательный полёт скрыла от меня огненная стена. Учитывая, что воздействие блокиратора источника пока не ощущалось, то мощь гранаты вызывала уважение. Ведь охрана теоретически должна была укрываться стихийными щитами, но мой «пламенный привет» оказался настолько горяч, что наплевал и на щиты, и на доспехи.

Своё внимание сразу же после взрыва перевёл на пятёрку МПД, стоящих отдельной группой возле входа в арсенал. Стрельба из пистолетов – да ещё и с двух рук одновременно – точно не мой конёк, но мне нужно было дождаться, пока Агния выведет из строя камеры видеонаблюдения. Тратить энергию из источника на боевые конструкты я посчитал преждевременным, так как они нам наверняка ещё пригодятся. А оставшуюся на ногах охрану я собирался удивить другими своими способностями.

– Последняя, – крикнула Агния.

После своего выкрика девушка запустила в последнюю целую камеру файербол и, прикрываясь собственным стихийным щитом, рванула за мной. А я уже стремительно сближался с пятёркой латниц. Они и до этого, совершенно не стесняясь, вели активный огонь по моей скромной персоне. Почему-то охрану не смущало, что стреляли они по представителю исчезающего вида. «Сволочи. Гринписа на вас нет», – зло подумал я, сходясь вплотную с противником. Мой амулет прекрасно держал плазменные выстрелы из ружей этих браконьеров. Но и мои пули из пистолетов также не могли пробить их защиту, а значит, звёзды в очередной раз за сегодня сошлись на рукопашном поединке.

«Крылья? Хвост? Главное – ноги!», – торкнуло во мне воспоминание об одноимённом и очень старом мультике. Видно, навеяло, когда я наносил удар своей задней конечностью, которой также очень гордился страус из этого древнего, но очень прикольного мульта. Да, эти девочки точно не ожидали, что я брошусь против доспехов с голыми руками. Пистолеты не в счет, они хороши против обычных людей без брони. По плану мы с Агнией должны были работать в паре. Я за счёт массы, силы и подготовки валю латницу, а она добивает её магическим ударом или экспроприированным плазменным ружьем. А если стрелять в упор, то никакой щит не среагирует, только доспех духа, но он тоже долго не выдержит. Лёгкими МПД обычно пользовались Дельты, и встретить Гамму в таком доспехе – маловероятное стечение обстоятельств. Вот только я надеялся, что на ногах останется не больше двух-трёх противниц, а тут сразу пять. Придётся побегать и быть особенно осторожным, всё-таки одарённая в доспехе – это сила. И будь я без доспеха духа, хрен бы ввязался в такую потасовку. А рванул я вперёд, чтобы первые мгновения боя не отвлекаться на защиту Агнии и сосредоточить внимание латниц на своей персоне.

Наше противостояние длилось недолго. Отшвырнул от себя первую противницу, но не успел переместиться к следующей, как вскрик моей спутницы заставил меня обернуться. Хватило секунды, чтобы понять ситуацию и начать по-новому действовать в изменившихся условиях. Судя по позе Агнии, бессильно привалившейся к стене, заработал подавитель источника. Широкий, не меньше шести-семи метров, коридор оставлял достаточно места для манёвра. Ледяные копья, уже зарекомендовав себя с хорошей стороны, устремились навстречу оставшимся на ногах стражницам. Без стихийных щитов они не могли оказать мне ни малейшего сопротивления – именно тот случай, когда коварный ход врага сыграл мне на руку. Видно, Агния своими файерболами сильно их расстроила. Мне хватило по одному удару на каждую латницу. Полутораметровое копьё пробивало доспехи насквозь, а последняя из них, успев подойти вплотную, получила классический удар ногой в грудь и была расстреляна из плазменного ружья, подобранного мной на полу.

Сколько у меня оставалось времени – непонятно, но явно очень мало, а потому, подхватив Агнию на руки, рванул в открытую металлическую створку ворот арсенала. Видно, заговорщики, вооружая своих сторонников, проложили к арсеналу постоянно действующий маршрут, и проход просто не стали закрывать. Но даже и запертый вход не стал бы проблемой – пароль, данный Евой, подходил и для таких случаев. Уподобляться заговорщикам я не стал и на бегу хлопнул по кнопке, активирующей закрытие массивных металлических ворот. Ещё минуту потратил у терминала, меняя пароль. Пускай преследователи долбятся, сколько их душе угодно, выходить мы будем другим путём. Как рассказала Ева, из арсенала еще есть целых два выхода. Причем вход снаружи – не предусмотрен конструкцией. Нас наверняка будут ждать, но я не собирался ввязываться в перестрелку, а тупо проломиться и сбежать. Главное, не дать противнику сблизится и повалить на землю. Тогда точно – крышка. И ещё я очень рассчитывал, что, как и в любом подобном месте, у тяжёлых доспехов будет полная комплектация, включая прыжковые двигатели. Тот самый модуль, используемый для десантирования с самолётов и передвижения по пересеченной местности. В преодолении таких препятствий, как крепостная стена, это дало бы мне ряд существенных преимуществ.

В плане посторонних людей арсенал был пуст. Похоже, всё, что им было необходимо, заговорщики взяли в первые часы переворота. Зато вид полусотни тяжёлых МПД привёл меня в восторг. Всё-таки ощущение надёжности и чувство несокрушимости, возникающие в тяжёлом доспехе, не сравнятся даже с управлением робота. Прыжковые модули висели за спиной этих мощных доспехов, и в момент активации мне нужно только подтвердить полную комплектацию.

– Господи, какая же слабость, – застонала Агния.

Да уж, можно только представить, насколько ей хреново. Сейчас каждая клеточка организма взвыла, напоминая о доставленных мучениях. Менталистка хорошо прошлась по нервным окончаниям, ломая сопротивление девушки, и если Агния не обратится к лекарке, эти фантомные боли ещё пару суток будут напоминать о себе. Либо придётся всё время ходить в боевом режиме, используя силу источника. В этом случае источник блокирует все неприятные ощущения, выводя организм на предельный уровень работы.

Я аккуратно поставил девушку возле лёгкого МПД и попросил максимально быстро облачиться в доспех. Вот во время этого занятия она и стонала время от времени. Помочь я ей не мог, ибо мне предстояло провести быструю проверку своего МПД, и, как только я буду готов, мы рванём на прорыв. Камеры видеонаблюдения в помещении арсенала конечно были, но тратить время на выведение их из строя я не хотел. Бегать по нескольким сотням квадратных метров в поисках устройств слежения – глупая затея. А нам нужно было спешить, пока противник не сосредоточил достаточно сил, чтобы нас остановить.

Искин «Адаманта» закончил проверку всех систем всего за три минуты, но они показались мне целой вечностью. Если бы не паршивая ситуация, то грех было жаловаться: у моего старого «Зубра» скорость проверки занимала в два раза больше времени. Романовы молодцы, конечно. Их доспех и по бегу превосходил любой другой, и по быстродействию искина отличался в лучшую сторону. Не просто так Белезина Светлана щеголяла в Маньчжурии именно в этой модели. Вообще надо будет Михаилу претензию выкатить: какого хрена у конкурентов есть такая хорошая техника, а у Гордеевых нет? Пусть хотя бы программное обеспечение до более высокого уровня доведёт.

Агния все-таки успела облачиться в лёгкий доспех, и я, подхватив девушку на руки, рванул в сторону выхода. Один был явным и выглядел как большие двустворчатые ворота, а вот второй ничем не отличался по виду от окружающих стен. И сначала я дёрнул рычаг первых ворот, пусть думают, что я тупой олень и других маршрутов не знаю. Но едва они начали открываться, я бросился уже к скрытому ходу. Здесь нужно было надавить на плиту в углу стеллажа со стрелковым оружием. Естественно, по запарке стеллаж перепутал, и пару секунд тупо скакал по бетонному полу. Поржали с меня, наверное, хорошо. «Млять, нужен пятый от входа, а я у четвёртого скачу, стрекозёл хренов», – выругался уже на бегу. Слава богу, Ева ничего не перепутала, а моя память почти не подвела. Участок стены выдвинулся на меня, а потом стена разделилась две равные половины, которые и начали расходиться в обе стороны, открывая неширокий проход.

Первый – явный выход – выводил в сторону двора и здания казарм, а вот второй – скрытый ход – должен вывести меня напротив главного фасада дворца, в парк под стену крепости, за которой будут набережная и Москва-река во всей красе. Рывок – и бег по стометровому тоннелю закончился почти под крепостной стеной. Уже когда я выбегал под ночное небо, радар доспеха отобразил группу тяжелых «Адамантов», начавших преследование из оставленного за спиной арсенала. Видно, забежали через первый выход со стороны двора. Ожидаемое развитие событий, так что я мог позволить себе злобно рассмеяться, изобразив, например: «Бу-га-га». Мог изобразить, но не стал, а быстро шагнул на очередную плиту возле выхода, и поднявшийся пандус с частью газона – скрывающего в обычном режиме этот ход – стал опускаться на место. Открыть его смогут только из арсенала, снова наступив на скрытый рычаг возле стеллажа. Пока сообразят, пока им подскажут, время и уйдёт, а я буду по ту сторону Кремля.

На радаре снова отобразились стремительно приближающиеся цели. Почти два десятка неслись со стороны Спасской башни и ещё столько же бежали, выруливая из-за дворца. Да, меня здесь явно не ждали, но вступать в бой с приближающимся противником я не собирался. Защита амулета уже приняла на себя первые выстрелы от легких латниц, стоящих наверху крепостной стены и ведущих по мне огонь из плазменных ружей. Их «укусы» меня пока не волновали, а плотность и сила выстрелов была недостаточной, чтобы пробить амулетную защиту. От главного входа во дворец их поддержали ещё десяток охраны в таких же доспехах. «Валим и быстро», – мелькнула мысль, пока я выводил на максимальный режим прыжковый модуль.

Прыжок с места почти на двадцать метров в высоту, спровоцировал не очень комфортные ощущения, но в моём случае привередничать не стоило – летим, и это уже хорошо. Но приятное, несмотря ни на что, чувство полёта было грубо прервано, и меня сбил на землю магический удар. Упал метров с пяти и, не удержав, выронил Агнию из рук. Искин сразу же отключил двигатель до окончательного выяснения желания пилота – летим или всё же пешком топаем? Первая атака была произведена с помощью воздушной техники, а едва оказался на земле, как мне прилетело сразу пять файерболов. Амулет в кармане брюк моего костюма ощутимо нагрелся, пытаясь поглотить такой выброс энергии. Хорошо, что латницы, стреляющие с крепостной стены, успели его слегка разрядить. Я мгновенно определил, откуда ведётся огонь, приблизил изображение и собрался ответить, используя сразу половину ракет из боекомплекта.

Вот честно, почти не удивился. С небольшого балкончика на высоте третьего этажа меня атаковала Булатова Ирина. «А я тебе говорила-говорила», – тут же проснулась злопамятная часть меня. «Это карма», – в кои веки пробудился богослов в душе. «Карма не карма. Плевать!» – отмахнулся я от своих внутренних советчиков. Десяток ракет, получив цель, устремились в сторону очередного противника. Стрелять прямо в княгиню я не стал. Смысла не было – Альфа спокойно прикроется щитом, а я всё равно не успею воспользоваться этими секундами, чтобы удрать. Поэтому целился чуть ниже уровня балкона, по красивым статуям каких-то русалок, чьи спины и поддерживали эту конструкцию. Бабахнуло хорошо, а ещё лучше выглядело, когда всё это хозяйство посыпалось вниз. Лишь малая часть балкона осталась на месте, а большая – одним крупным куском рухнула на землю. В поднявшейся туче из пыли и осколков мелькнуло тело княгини. Я не обольщался, эта гадина наверняка останется жива – всё-таки Альфа, причём очень сильная. И вообще повезло, что только одна такая одарённая оказалась рядом с местом нашего прорыва.

Агния сумела подняться после падения и прижаться спиной к спине моего доспеха, и находясь под защитой амулета, вела активную перестрелку с лёгкими латницами. Вот, блин, горе-воительница, идти не могла, а ружье прихватила. К слову сказать, здесь на улице блокиратор источника прекратил своё воздействие. Ну да хрен с ним, и с Кремлём этим грёбаным тоже. Подхватил девушку и, снова врубив прыжковый двигатель, рванул на встречу свободе. Возомнив себя не иначе как амазонкой, моя почти спасённая «принцесса» продолжила палить даже в полёте. Пять секунд – и я по ту сторону стены прямо на берегу Москвы-реки. Небольшая корректировка, и следующий прыжок на сто двадцать метров по дуге перенёс меня на другой берег.


Из Кремля не стреляли, хотя я и ждал ракетного или плазменного залпа до самого последнего момента. Возможно, заговорщики не планировали держать в крепости долгую оборону, а если за системой ПВО и следили то вполглаза, так как она, скорее всего, работает сама в автоматическом режиме. И «Адамант» с помощью искина, успешно ответив на запрос «свой-чужой», был благополучно пропущен системой защиты, принятый за своего. Я ведь его угнал по всем правилам такого искусства. А переключиться на ручной режим управления зенитным огнём операторы не успели, если они вообще там были. Несмотря на позднее время, а на часах было два часа ночи, гуляющего люда было много, и, думаю, его очень изумило и порадовало такое зрелище, как перелетающий через реку кто-то в тяжелом доспехе.

В полёте успел прикинуть наши шансы с Евой и Ольгой – если бы мы всё-таки решились использовать план прорыва через арсенал. Учитывая, что Регина наверняка знала все резервные ходы, то на выходе нас ждал бы, как минимум, взвод тяжелых МПД. Навалились бы все разом и всё – героическая смерть в финале обеспечена. В моём случае никому и в голову не могло прийти, что человек со стороны может знать про запасной выход. Прыжковые модули на территории крепости никто из штурмовиков не использовал. Причина понятна без особых рассуждений – прыжки внутри Кремля не планировались. Здесь же не турнир доспехов проводился – аналог турнира среди роботов – а тихий и мирный захват власти с помощью уникального артефакта, дающего колоссальные преимущества.

Вот только что мне делать дальше и куда теперь бежать? Будут ли заговорщики тратить силы, чтобы задержать одинокого мужчину и одну девушку или махнут рукой, посчитав незначительной целью? «Первым делом необходимо выйти в зону уверенного приёма. И сообщить Марине с Ярославой о возникшей проблеме, – попытался я наметить свои шаги. – Чёрт! Я же свидетель! За мной обязаны отправить погоню.» Окинул взглядом праздношатающийся народ. «Они вообще спать собираются? Или до утра будут праздновать? Лично я в гробу видал такие праздники. Неужели люди Регины продолжат преследование и рискнут открыть огонь среди толпы?» – лихорадочно размышлял я.

Мыслей было много, и пока я тупо бежал по первой попавшейся улице без всякой цели, стараясь уйти подальше от негостеприимного места. Вид бегущего трёхметрового доспеха будоражил толпу людей, совершенно не желающих расходиться по домам. И то, что на руках «Адаманта» возлежал легкий МПД, изумляло веселящихся жителей и гостей столицы ещё больше. Каждый пройденный метр сопровождался вспышкой фотокамер, и можно было не сомневаться, что уже сейчас в сети выложен чудный видеоролик с неопознаваемым мной в главной роли. А их количество с каждой минутой будет только возрастать. Агния восстановила связь с источником, но я посоветовал ей пока не тратить силы – ещё пригодятся и, возможно, очень скоро.


Глава 6
Ставки сделаны

– Датчики отключились, – воскликнула Роза.

– И с чем это может быть связано? – спросила Ольга.

После спуска в подземелье группа беглецов планировала в течение часа на максимальной скорости уйти как можно дальше от Кремля, чтобы позже резко сменить направление и пробираться более осторожно, избегая обнаружения различными устройствами слежения. У лазутчиц Марины было предусмотрено два основных пути отхода и плюс запасной третий, по которому они и проникли в подвалы казарм. Но в их планы вмешался неожиданный фактор, вызвавший неприятное удивление даже у Евы. Оказалось, что в подземных коммуникациях установлены дополнительные системы слежения, что до недавнего времени находились в деактивированном состоянии. Для принцессы – последние четыре года курирующей вопросы безопасности в масштабах целой империи – не знать о таких мелочах было простительно. Другое дело, что теперь, куда бы они не сунулись, сканер показывал наличие сенсоров, а значит, беглецы были как на ладони. Тратить время на отключение датчиков – недопустимая роскошь в их положении. И единственное, что могла сделать Роза – это держаться маршрута с максимальным количеством пересечений различных тоннелей, чтобы иметь хотя бы призрачную надежду проломиться на другой уровень, если их зажмут.

А буквально минуту назад сканер небольшого дрона вдруг показал полное отсутствие каких-либо устройств слежения, вызвав недоумение у старшей лазутчицы и не только у неё. Что это? Коварный ход врага, который замкнул кольцо и решил таким образом потрепать нервы беглецам, или неожиданный подарок судьбы, дающей им шанс уйти от погони?

– Вероятно, из-за редкого использования и повышенной влажности на линии энергопитания этих систем что-то замкнуло, – неуверенно проговорила Роза, – но у нас появилась возможность выскользнуть из зоны слежения незамеченными.

– Это зависит от того, сколько у нас времени, – справедливо заметила Ева.

– Не спорю, – согласилась лазутчица, – нам надо минимум полчаса. Но если будем двигаться на пределе сил, то успеем раньше.

– Мы тратим время, – припечатала Ольга. – Нам выпал шанс, и им нужно воспользоваться.

– Тогда бежим в обратную сторону, – решительно сказала Роза, – там осталось самое удобное пересечение коммуникаций с наиболее коротким маршрутом: по теплотрассе, затем по канализации – и мы должны выскочить.

Развернувшись, беглянки бросились в обратную сторону. Все девушки уже восстановили связь со своими источниками и старались в боевом режиме выдать максимальную скорость бега. Им нужно будет ещё не раз проломить стену или пол тоннеля, дабы выйти на нужные уровни, но Ольга теперь могла рассчитывать на свою силу Валькирии для быстрого преодоления возможных препятствий.


Метро – рукотворный монстр, ежедневно поглощающий миллионы людей, переваривающий их в своих бесконечных тоннелях и ежесекундно выплевывающий на улицы города толпу индивидуумов в разной степени потрёпанности и раздражённости. Рита привела отряд к длинному колодцу, спуск по которому закончился в одном из тоннелей Московского метрополитена. Они потратили почти все гранаты, заминировав подходы к вертикальной шахте и сам вход в неё. Стремительный рывок на пятьсот метров закончился недалеко от одной из станций. Группа свернула в технический проход, соединяющий две железнодорожные ветки. Дождавшись первого же поезда, одна из латниц догнала только начавший разгон состав, проломила окно последнего вагона и зашвырнула туда кофр с маяком но без подавителя. Рулевая, которая сядет в кабину управления на обратном пути, будет немного разочарована разбитым стеклом. Но скорее всего, состав тормознут намного раньше.

Сам же артефакт – выдернутый из креплений – Марина сунула за пазуху и расставаться с ним не собиралась. Разве только после смерти. Из-за ночного времени суток поезда ходили с большими интервалами, и если бы не праздник, то метрополитен уже готовился бы к закрытию на ночь. Но толпа народа на перроне ясно говорила, что сегодня подземная железная дорога будет работать до утра. Перейдя по небольшому техническому проходу на второй железнодорожный путь, дождались прибытия очередного состава. Пока оный стоял, выпуская и принимая пассажиров, латницы вновь проломили окно хвостовой кабины управления и взломали дверь, ведущую в вагон. Бездоспешные девушки прошли в вагон к остальным пассажирам, а вот пятёрке легких МПД пришлось, скрючившись, ехать в жуткой тесноте рулевого отсека.

«Да уж, видок у нас тот ещё праздничный», – мысленно хмыкнула Марина, оглядывая своих спутниц. Как и глава службы безопасности клана, все были одеты в специальные костюмы, предназначенные для более удобного преодоления различных подземных коммуникаций, в том числе и с канализационными стоками. Пока стояли в ожидании поезда, успели привести себя немного в порядок и накинуть на себя обычную верхнюю одежду, прихваченную с собой в рюкзаках. Но внешний вид был всё равно далёк от идеала. В частности, на Марине, помимо гидрокостюма тёмно-синего цвета и такого же цвета ботинок, являющихся одним целым со спецодеждой, была надета её любимая чёрная кожаная куртка. Запашок от них распространялся также не самый приятный. Канализации они пока избегали, но и в других тоннелях хватало и грязи и прочих неприятных образований, в основном являющихся продуктом жизнедеятельности крыс.

Людей в вагоне было много, но попадались и свободные сидячие места. Их необычное появление в поезде вызвало слегка удивлённые взгляды ближайших пассажиров, но большого ажиотажа Марина не заметила. Её люди остались стоять возле двери в кабину рулевой, а она решила присесть. Надо бы просчитать варианты действий и дальнейший маршрут следования группы. Но сперва, пользуясь наличием мобильной связи, надо войти в сеть и узнать свежие новости. Один из миллионов существующих сайтов любителей робототехники являлся резервным каналом связи и использовался очень редко. Зарегистрирован он был на частное лицо, не имеющее никакого отношения к клану Гордеевых. Введя необходимый пароль, напечатала сообщение и приготовилась ждать ответа, причём быстрого. Несмотря на нечастое использование, специально выделенная девушка постоянно мониторила сообщения и должна была моментально среагировать и проинформировать нужных людей о появлении абонента в сети. Можно было бы просто позвонить, но Марина – помня, как быстро среагировал СИБ после звонка её лазутчицы – не хотела рисковать и светить свой телефон и местонахождение. Вдруг в СИБе решили поставить на контроль всех значимых людей клана, а значит, её звонок кому-нибудь из руководящего состава будет прослежен, идетифицирован и локализован. Но так тоже получилось неплохо – один из нужных адресатов откликнулся буквально через минуту.

Слава: Привет, Крот. Говорят, у тебя библиотека сгорела?

«Ага, Мира – это хорошо. Лучше бы, конечно, Ярослава, но в моей ситуации и так сойдёт», – подумала Марина, одновременно набирая ответ.

Крот: Самовозгорание, крысы надоели. Психанула.

Слава: Хм. Как оказалось, проблемы не только у тебя.

Крот: Вот как! И какие последние новости?

Слава: Говорят, в Кремле будет проходить выставка тяжелой техники.

Крот: И кто организатор?

Слава: Гордеевы, а на подхвате Вяземские и Демидовы.

«Получается, вестей от Ольги до сих пор нет, а мои девушки, отправленные в разведку, тоже молчат. И наши при поддержке двух союзных кланов решились на атаку центра столицы, – ошарашенно подумала Марина. – А что же остальные кланы?»

Крот: Что-то участников маловато.

Слава: Орловы, Ливины, Морозовы, Кайсаровы и другие, знакомые тебе, уже заявились. Но остальные или не хотят или просто не готовы. А на окраине нарисовались потерянные тобой здоровяки.

«А вот это уже совсем плохо», – мрачно подумала Марина. Список кланов, вызывающих вопросы своим непонятным поведением, был ей хорошо знаком. И то, что планируемая атака на Кремль связана именно с ними – уже понятно. Но Гордеевых готовы поддержать только ближайшие союзники, а остальные почему-то остаются в стороне, и это очень странно. Хотя потерянные здоровяки, это явно «Армагеддоны» и возможно из-за них остальные кланы и не рискуют.

Крот: Когда начало выставки и чем я могу помочь?

Слава: С точным временем пока не определено. Но тут в сети только что появился интересный видеофрагмент, и он там не один. Возможно, его герой тебя заинтересует.

Дальше Марина, перейдя по предоставленной ссылке, с изумлением смотрела, как со стороны Кремлёвской набережной через Москву-реку перелетает тяжёлый МПД. А на других видео был запечатлён этот же МПД, бегущий по улицам города, но на его руках возлежал лёгкий доспех. Причём время записи показывало, что вся эта интересная история произошла буквально десять минут назад.

Крот: Любопытно, постараюсь взять интервью, но мои проблемы до конца не закончились. Передай Ярости, что подавитель существует. Она поймёт.

Слава: Принято. Постарайся не пропадать надолго. Удачи тебе.

Попрощавшись с главой учебного центра по подготовке пилотов, Марина решила наметить дальнейшие шаги с учётом возможного развития событий. Сколько потребуется СИБу времени, чтобы обнаружить кофр с маяком? Максимум минут двадцать – и поезд с посылкой будет остановлен. Далее сопоставят время и логику ее действий и выйдут на поезд, отправившийся в обратную сторону. То есть этот, в котором беглянки едут сейчас. Следом поднимут данные с камер видеонаблюдения состава и с помощью программы сличения лиц постараются быстро отыскать основных фигурантов – это саму Марину и Нину Романову. Несмотря на то, что в салон вагона девушки входили, опустив голову, и теперь стояли спиной к дальней камере, их появление было слишком необычным, чтобы оставить его без внимания. А значит, нужен отвлекающий манёвр, дабы сбить противника с толку. «Придётся жертвовать латницами», – решила Марина. – «Остальным по-другому не выбраться».

– Данилов монастырь. Следующая станция – Серпуховская, – оповестил по радио красивый женский голос.

«Ты смотри, как удачно сели, – порадовалась Марина. – После Серпуховской будет Пятницкая, а именно на этой улице был замечен тяжёлый доспех. Вот там и выйдем».

– Классный прикид, – неожиданно подала голос соседка справа, вполоборота к которой сидела Марина, чтобы не светить лицом в объектив камеры.

Гордеева недоумённо посмотрела на женщину лет сорока на вид, ища во взгляде явную насмешку. Но нет. Пышногрудая брюнетка с длинными волнистыми волосами была абсолютно серьёзна. А улыбка на устах была мягкой и располагающей.

– Да, мне тоже нравится, – хмыкнула Марина.

Пришлось немного повысить голос, так как поезд уже начал движение, и нарастающий шум не давал возможности говорить спокойно. А брюнетка, подавшись к ней корпусом, проговорила прямо в ухо.

– Я – Элеонора и сегодня тоже без подружки. Живу на следующей станции. Хочешь, продолжим праздник у меня?

«Давненько меня не клеили настолько явно», – улыбнулась Марина. Ещё работая в полиции, она с удовольствием пользовалась такими возможностями. Работа была нервная, и душа требовала регулярного сброса накопившегося напряжения. В СБ клана было ещё сложнее, но и намного увлекательнее, и, уйдя однажды с головой в мир интриг и противостояния с другими спецслужбами, она совершенно позабыла про личную жизнь. И только приказ Любославы вернул её слегка на землю. В добровольно-принудительном порядке пройдя процедуру искусственного оплодотворения, получила возможность радоваться дочери. Её Анне уже двенадцать лет, и она достаточно успешно учится в спецшколе для одарённых девочек в Нижнем Новгороде. «Да, после таких приключений впору попроситься в отпуск, – мелькнула у неё мысль. – Главное, чтобы всё закончилось хорошо».

– С удовольствием бы провела с тобой время, но не сегодня. К тому же я не одна, – сказала Марина, махнув рукой в сторону своих подруг по несчастью.

Элеонора, разочарованно вздохнув и понятливо кивнув головой, откинулась обратно на сиденье. А Марина, встав со своего места, подошла к своим девушкам. Активировав микрофон, отдала приказ старшей из пятёрки латниц. На Серпуховской МПД пусть выскочат из вагона и, дождавшись следующего поезда – судя по интервалу движения должного подойти через десять минут – вместе с толпой выберутся на платформу и нагло поднимутся по эскалатору на улицу. Очень сомнительно, что сотрудницы метрополитена своими силами попытаются задержать латниц даже в лёгких доспехах. Но такое появление не останется незамеченным, так что сибовцы должны организовать их перехват. Марина приказала по возможности избегать столкновений до самого конца, а, если уж прижмут – сдаться в плен. Их задача – отвлечь внимание СИБа, большего от девушек она не требовала. Она надеялась, что ситуация скоро нормализуется, и либо всё вернётся на свои места, либо их бег станет абсолютно бессмысленным занятием. В первом случае – она обязательно вытащит своих людей, а про второй вариант лучше и не думать.

Остальная группа – помощница Рита, Романова Нина, лекарка Ждана – во главе с Мариной выйдет на станции Пятницкая. «Тем самым мы убьём двух зайцев», – думала глава СБ. – Первое – никто и не подумает, что мы рискнули сунуться в центр, под самый нос СИБа, а не помчались – как должны были согласно логике – на окраину Москвы. И второе – можно попытаться найти ту в тяжёлом доспехе, вырвавшуюся из Кремля. От чего она бежала – не понятно, по идее, её и без нас будут искать и очень активно. Но возможно, им повезёт раньше. До нужной станции есть ещё время, а значит, можно попытаться уточнить обстановку у девушек, отправленных на помощь к Розе и Вите. Вдруг дополнят картинку необходимой информацией.


Регина пыталась найти определение своему состоянию, но получалось плохо. Злое, гневное, яростное – все эти слова казались слишком мелочными и не способными описать ту бурю, что творилась у неё в душе. Это что за насмешки судьбы? Даже мужчины сбегают от неё, наплевав на многочисленную охрану. Хотя, положа руку на сердце, стоило признать, что в побеге князя Гордеева виновата скорее она сама. В её оправдание может служить тот факт, что она никак не могла представить себе МУЖЧИНУ, рискнувшего на такой прорыв и к тому же откуда-то знающего все тайные ходы. Да такого вообще никто не мог предположить и не только она. И несмотря на то, что муж Ольги отличался явно необычными способностями, а слухи о его прогулке по Маньчжурии уже давно добрались до столицы – они всё равно оставались не более чем слухами. Потому что это смешно – представить себе мужчину, дерущегося наравне с женщинами, не боящегося идти в атаку, даже если он в МПД или – что совсем невероятно – использующего в бою робота. Всё-таки управлять роботом без форсированной работы мозга слишком тяжело и только одарённая в ускоренном режиме, может сделать его эффективной боевой единицей.

Мода на управление шагающей техникой давно уже докатилась до избалованных мальчиков из высокородных семей, но кататься на мирном полигоне или идти в настоящий бой на врага – это всё-таки две большие разницы. Это замечание также справедливо по отношению к мобильным пехотным доспехам. И по идее, ждать от избалованного представителя одного из великих родов невероятных подвигов на поле брани – просто глупо. Но образ убивающего её людей мужчины никак не хотел укладываться в голове. Даже то, что он стрелял вместе со своей супругой из плазменного ружья – уже нонсенс. Но тут можно списать на то, что рядом со своими жёнами – особенно такими – все эти мужчины ведут себя, как драчливые петухи, готовые на невероятные порой поступки. Правда, на такое способны не все. Большинство забилось бы в угол или вообще потеряло бы сознание от испуга. Но вот, оставшись в одиночестве, даже самые смелые из них превращаются в безобидных барашков – способных только бебекать и хлопать глазками. Броситься в бой на одарённую не позволил бы инстинкт самосохранения. «А этот бросился, – зло подумала Регина. – Ещё и артефактора прихватил, наглец». Хороший такой плевок в их сторону и просто невероятный удар по самолюбию.

И сейчас Регина разрывалась между желанием догнать и хорошенько вразумить зарвавшегося мальчишку или временно отказаться от погони, сосредоточившись на главном – на её племяннице. Единственное, что её останавливало – это толпа гражданских людей, могущих попасть под огонь. А начинать свое правление с массового убийства собственных граждан – не самая хорошая идея. Зарубежные гости столицы тоже могут пострадать, и это так же добавит несколько отрицательных баллов к всеобщей буре возмущения. Веселящийся народ за стенами Кремля пока не осознал, что в империи прямо сию минуту происходят глобальные изменения. Отправить взвод доспехов, конечно, можно, и люди Булатовой в данный момент времени уже цепляют прыжковые модули, чтобы начать преследование. Пятнадцать «Адамантов» гарантированно справятся с одним из своих, но есть ли в этом смысл? В Кремле и так находится всего полсотни тяжёлых штурмовиков и пара сотен лёгких латниц. И ослаблять и без того не самые великие силы не хотелось.

Штурм Кремля в ближайшее время – конечно, маловероятное событие. Тем кланам, которые на такое решатся, сначала надо будет разобраться с отрядами на окраинах города. Орловы и Ливины взяли на себя оборону всех подходов к столице, довеском к ним идут Булатовские девочки в немецких МПД.Плюс «Армагеддоны» охлаждают своим видом особо пылких, но всё равно ослаблять крепость не хотелось. С другой стороны, у неё под рукой остаются одарённые воительницы. Валькирия Морозова плюс почти два десятка Альф – вроде бы достаточно, чтобы отразить неожиданную атаку. А неожиданная атака обычно если и возможна, то не самыми большими силами. И в центре города – как последний довод – ждут своего часа десять сверхтяжелых роботов. Тягачи для перевозки сверхнегабаритного груза неторопливо проехали в нужные места в момент начала всей операции. И теперь пилоты этих самых мощных роботов только ждут команды, чтобы активировать свою технику. «Но если придётся применить этот козырь, значит, дело приняло совсем хреновый оборот», – мрачно подумала она. А использование такой мощной боевой техники в черте города однозначно повлечёт за собой серьёзные разрушения, и без массовых человеческих жертв точно не обойдётся.

«Пока обрубим связь во всех прилегающих к центру районов, – решала она. – А Булатова пускай веселится в погоне за Гордеевым. Спрятаться ему негде.» Видеокамеры, развешанные по всему городу, в данное время транслировали бегущий по улице МПД. Но в следующую секунду князь снова её удивил. «Ах ты ж! Козлик горный! Ты смотри, что творит,» – даже ей самой сразу и не разобраться, чего было в этом её мысленном возгласе больше – гнева или восхищения действиями мужчины. Пилот «Адаманта» – оценив многочисленность видеорегистраторов, контролирующих улицы недремлющим оком – врубил у МПД прыжковый модуль, взлетел на крышу ближайшего здания и тем самым пропал из поля зрения уличных камер. «Вот сволочь, – снова выругалась Регина. – Используя эту недоступную для наблюдения зону, он может далеко ускакать по верхам, и искать его будет сложнее. Придётся поднимать беспилотники».

– Наконец-то! – воскликнула Морозова, следящая за ходом работ по восстановлению питания сенсоров, расположенных в подземелье.

Регина глянула на часы и недовольно поморщилась. Почти тридцать минут ковырялись. Точнее – сами работы длились от силы минут десять. Но пока нашли нужных людей, пока те очухались от коматозного сна, прошло ещё немного времени. Она нетерпеливо посмотрела на сообщницу, ожидая от неё скорейшего доклада по поводу Евы. Но молчание затягивалось, и Регина в напряжении сжала кулаки, внешне стараясь сохранять спокойствие.

– Не вижу их, – нервно подала голос Морозова, – либо датчики барахлят, либо они покинули зону контроля.

Регина без сил откинулась на спинку кресла, лихорадочно решая, что нужно сделать, чтобы спасти ситуацию. Наконец, приняв решение, она встала с кресла и резко скомандовала:

– Всё внимание на видеокамеры. Полный и тотальный контроль всех улиц. Подключить дополнительные мониторы и посадить ещё наблюдателей. Любые люди, выходящие или входящие в подвалы зданий, должны быть взяты на заметку, а к ним отправлены мобильные группы с подавителями. Эти же группы расставить на всех значимых перекрёстках. Приказ пилотам незадействованных роботов – пусть будут готовы выйти из спящего режима в любую минуту. Всех свободных людей отправить в тоннели для поиска беглянок. Задействовать всех беспилотников и в подземельях, и на улицах.

Выдав распоряжения, Регина опустилась обратно в кресло, краем сознания фиксируя, как её дочь вместе с Морозовой ретранслирует полученные приказы.

– После «Армагеддонов» от города останется одна пустыня, – негромко произнесла подошедшая Азима Кайсарова.

Хмуро посмотрев на наследницу Великого клана, Регина веско проговорила:

– Пустыня останется от нас с вами, если мы любой ценой не доделаем начатое.

И, отвернувшись от собеседницы, замерла в ожидании следующих новостей и желательно – хороших. В её положении остаётся только ждать. Карты в очередной раз легли криво, но приходится играть с теми, что на руках, хотя изначальный расклад внушал здоровый оптимизм, правда, как оказалось, слегка преждевременный. Но покоряться судьбе она не собиралась. Тридцать лет коту под хвост? Ну, уж нет! Она всё равно выгрызет свое – то, что принадлежит ей по праву рождения.


«Очень удачно получилось», – думала Марина. Помимо заинтересовавшего её тяжелого доспеха, недалеко от станции Пятницкая находилась одна из девушек, отправленных на помощь «четырнадцатой». Недалеко – конечно, весьма условное определение, и придётся пройти в сторону Кремля несколько кварталов, но это не страшно. Что может быть лучше прогулки по ночному городу, до сих пор празднующему юбилей императрицы и, похоже, совершенно не собирающемуся спать? Если бы ещё не тревожные мысли по поводу всей этой ситуации, то было бы совсем хорошо. Мобильную связь обрубили ещё в метро, и сейчас Марина гадала, с чем это могло быть связано – с её группой или это реакция на тяжёлый МПД из видеоролика? Возможно, её сотрудница, ожидающая возвращения двух лазутчиц, сможет прояснить ситуацию.

Выйдя из здания метрополитена, они свернули с главной улицы в менее освещённые переулки. Здесь и камер было поменьше, и людей практически не было. Всё-таки три часа ночи заставили большую часть веселящейся толпы уже разойтись по домам. Самые стойкие будут гудеть до утра, но ещё час-два – и город всё же должен погрузиться в долгий сон как минимум до обеда. Зато любители ложиться пораньше и вставать спозаранку смогут насладиться практически пустыми улицами, которые в это время бывали обычно многолюдными.

Двадцать минут скорым шагом, и они на месте. Инна, одна из немногочисленных неодарённых сотрудниц СБ клана, ждала их возле подвала какого-то старинного здания. Недалеко от входа стоял неприметный микроавтобус для дальнейшей эвакуации вернувшихся лазутчиц. «Главное, чтобы вернулись», – подумала Марина, ныряя в подвал дома. Не факт, конечно, что Роза выберет для возвращения именно этот маршрут, но он был самый удобный из двух оставшихся. И шансы, что девушки вернутся именно этим путём, были максимально высокие. Марина в очередной раз порадовалась, насколько удачно они воспользовались метро.

Как оказалось, именно в этом микрорайоне связь обрубили ещё вечером. Инна – после получения приказа от Розы и приезда на точку ожидания – успела прогуляться до станции метро и только там смогла связаться с другими девушками, как и она, ожидающими возвращения лазутчиц. Получается, зону расширили совсем недавно, но когда именно, она не знала, так как решила дождаться контрольного срока, озвученного Розой, и только потом снова дойти до Пятницкой в надежде получить свежую информацию. Но и последние новости, которыми владела девушка, были весьма любопытными. Оказывается, Роза с Витой, отправляясь на задание, умудрились посреди многотысячной толпы натолкнуться на Алену Гордееву и прихватили её с собой. А её муж Михаил остался с одной из сотрудниц ожидать возвращения своей супруги. «Да уж, карты иногда ложатся просто невероятным образом», – мысленно подумала Марина после таких известий.

– Что-нибудь ещё необычное видела? – спросила она свою девушку.

В этом подвале было сухо, тепло и даже горела одинокая лампочка, давая немного света в большом помещении. Марина сидела на одном из деревянных ящиков, в небольшом количестве лежавших на полу. Её люди также выбрали себе подобные «стулья» покрепче на вид и, привалившись спиной к стене, внимательно слушали рассказчицу.

– После приезда пробежалась по окрестностям, – неуверенно начала Инна, – И в паре кварталов от– сюда, ближе к набережной, видела, как в небольшом тупичке парковался мощный тягач.

Девушка ненадолго задумалась, вспоминая подробности.

– Немного удивило, что в центре города может делать такая машина. Всё-таки большегрузам запрещено въезжать в центральные районы. Но странно даже не это. Когда я возвращалась обратно, а по времени прошло всего минут пятнадцать, тягача уже не было. А это просто нереально для такой машины, за столь короткое время разгрузиться и уехать. Он в этот узкий проулок минут десять только вписывался. Я решила немного постоять в стороне и понаблюдать. Спустя минут двадцать из тупика выскочила чернокожая девушка и ушла в сторону ближайшего магазина. Вот только материализовалась она прямо из воздуха. Раз – пустая улица, два – и выходит девушка. И когда она возвращалась, всё произошло так же. Перейдя незримую черту, моментально исчезла.

– «Артефакт Миражей», – опередив Марину, воскликнула Рита.

– Тягач был один? – спросила глава СБ.

– Нет, его сопровождал внедорожник, – ответила Инна, – и, насколько успела рассмотреть, в машине сидело четверо.

Марина задумалась. Немецкие доспехи уже засветились, а что можно перевозить на тягаче, используемом обычно для транспортировки негабаритного груза? Да ещё и прятать всё под полем невидимости мощного артефакта. «Армагеддоны!», – пронзила её догадка. Ведь часть из них уже всплыла.

– Армагеддон, – вторя её мыслям проговорила Рита, – а в охране должна быть минимум одна Альфа.

«Молодец, девочка,» – мысленно похвалила она свою помощницу. Острый ум и быстрая сообразительность не самый полный перечень качеств, за которые она ценила эту девушку.

– Зато у нас есть лекарка первого ранга – усмехнулась Марина.

Ждана на её слова вскинула голову и неуверенно проговорила:

– Чтобы справиться с Альфой, мне надо подойти максимально близко. На остальную охрану мне тоже нужно время.

– Я дам тебе время, – ответила СБ клана и обратилась к Романовой: – Нина, вы готовы помочь нам делом?

– Да, конечно, можете полностью располагать мной.

«Две Беты плюс лекарка первого ранга, это будет страшнее Валькирии», – прикинула Марина. – Главное прикрыть Жданку. Лекарка её уровня – это серьёзное оружие, но ввиду малочисленности этой касты непосредственно в боевых действиях практически не используются. Стихийных щитов ставить не могут, а доспех духа у них слишком слабый, и даже Дельта может убить такую одарённую. Если, конечно, расстояние позволит. Вблизи Ждана просто остановит сердце или в сон погрузит. Но ей нужно дать время, чтобы она смогла использовать силу источника не для лечения, а в обратном качестве. Прерывая её раздумья, голос подала Инна:

– А что нам даст такая атака? Ведь если группа, сопровождающая сверхтяжа, не выйдет на связь, это сразу же привлечёт повышенное внимание. И весь район будет оцеплен.

– Что у тебя с собой есть из вооружения? – вопросом на вопрос ответила Марина.

– Успела заехать на резервный склад, прихватить гранаты, и боевые артефакты, последних – пять штук. Ружья плазменные – десять штук. Пушка от тяжёлого МПД – одна штука. Ну и пистолеты, – на последних словах девушка откинула полу куртки, продемонстрировав висящую под мышкой кобуру.

– Из пушки-то как стрелять собиралась? – хмыкнула глава СБ.

Всё-таки пушка от МПД вместе с блоком питания весит почти шестьдесят килограмм, и обычный человек, без активного источника, использовать её в качестве ручного оружия не может.

– Так я не для себя, а одарённая должна справиться, – улыбнулась Инна.

– Наша задача-минимум, – вернулась Марина к серьёзности поднятого вопроса, – это вывести из строя одного из роботов, тем самым ослабив противника. А как максимум – если наши девушки вернутся этим маршрутом, то в их составе есть пилот, являющаяся к тому же действующей чемпионкой империи по управлению средним роботом. Думаю, ты Рита, справишься со взломом искина «Армагеддона».

– Справлюсь, – подтверждая слова своей начальницы, кивнула головой девушка, для верности качнув в руке свой планшет – эксклюзивную разработку клана, обладающую весьма специфическими возможностями.

Глянув на часы, Марина проговорила:

– Контрольное время, озвученное Розой, вышло полчаса назад, ждём ещё столько же и пробуем тогда просто вывести сверхтяжа из строя.

И обратившись непосредственно к Инне, спросила:

– У тебя перекусить есть что? А то я забыла уже, когда ела.

– У меня только шоколадки, – извиняющимся тоном произнесла девушка.

– Сладкоежка, – фыркнула Гордеева. – Давай тащи на всех.


– Всё нормально, здесь только свои, – сказала Роза.

Её напарница Вита с группой девушек вырвалась немного вперёд, проверяя на безопасность точку выхода из подземелья. И сейчас старшая из лазутчиц озвучила информацию, полученную по радиосвязи. Ольга облегчённо выдохнула. Их забег по тоннелям оказался чертовски трудным занятием. И помимо физических трудностей добавил ещё и немало весьма неприятных ощущений. Она не относила себя к особо брезгливым людям, но в парочке мест её чуть не вырвало. Если бы не маска с фильтрами, выданная Розой, она точно бы присоединилась к другим девушкам, вынужденным вдыхать зловонный воздух канализации, что при отсутствии индивидуальных средств защиты привело к неконтролируемым желудочными спазмам. «Правда, назвать воздухом ту газовую вытяжку из дерьма, вынужденно используемую для дыхания, язык не повернётся», – мысленно поморщилась Ольга, вспоминая этот отрезок пути. Помимо неё, маска с фильтрами досталась Еве, а больше у девушек с собой не было. Слишком длинный подол платья, постоянно цепляющийся за всевозможные выступы, она оборвала чуть выше колена. И сейчас в этих грязных лохмотьях, едва прикрывающих её тело, даже сам создатель бывшего шедевра не опознал бы собственного баснословно дорогого творения.

Всё её тело, начиная от ног и практически по самую грудь, было покрыто слоем дерь… «Нет. Это грязь, просто очень вонючая», – попыталась Ольга в очередной раз внушить себе менее тошнотворную мысль. Ева, да и остальные девушки, выглядели не лучшим образом. «Полкняжества за горячий душ и чистую одежду, и я буду снова готова окунуться в подобную мерзость с головой, – подумала она. – Только лучше пусть это будет кровь врагов». Несмотря на кровожадные мысли, настроение было далеко от боевого. Злость и гнев присутствовали, но усталости всё же было больше. «Интересно, если бы Сергей увидел её в таком состоянии – кинулся целовать и обнимать или брезгливо поморщился бы и попросил сначала помыться?» – её размышления виляли, заставляя постоянно вспоминать мужа. Когда была возможность подумать, она награждала своего супруга разнообразными эпитетами. Но количество пережитых за вечер эмоциональных потрясений тормозили фантазию, и подбор звучных слов обрывался на банальных «сволочь» и «козёл». Но, не успев толком позлиться на Сергея, начинала переживать за него. Как он там? Что с ним? Сознание металось, раз за разом запуская чувства раздражения и тревоги по новому кругу.

Вылезая из подземелья, испытала неимоверное чувство облегчения. И пусть одно замкнутое пространство сменилось другим – после спёртой и вонючей атмосферы канализации воздух подвала казался свежим, словно на какой-нибудь горной вершине.

– Ваше высочество! Ваша светлость!

Ольга с удивлением посмотрела на Марину, которая возглавляла встречающую их группу людей и поочерёдно поприветствовала Еву и главу своего клана..

– Мари-ина, – медленно протянула она имя главы своей СБ и после небольшой паузы, хмыкнув, сыронизировала: – Напомни мне, когда всё закончится – потребовать у её высочества предоставить более комфортный маршрут для экстренной эвакуации. Основные требования – чтобы было сухо и без крыс.

– Пренепременнейше напомню, – скосив взгляд на Еву и сохраняя на лице серьёзное выражение, ответила Марина.

Принцесса, фыркнув на услышанный диалог, устало огрызнулась: – Парадный вход дворца в любое время дня и ночи тебя устроит?

– А как же вертолётная площадка? – играя возмущение, воскликнула Ольга.

– Да хоть две, – махнула рукой Ева, садясь на ящик, который уже подтащили люди Романовой.

– Марина, запиши, клану пообещали аэродром на Красной площади, – весело сказала княгиня Гордеева, усаживаясь рядом с Евой на соседний «трон».

– Хорошо, Ваша светлость, – не удержала на этот раз улыбку глава СБ.

Настроение от чего-то резко поползло вверх, и это вылилось в неуместный сейчас юмор. Хотя Ольга прекрасно осознавала – всё только начинается. Но, видно, напряжение искало выход, что и вылилось в шутливые требования к принцессе. Заодно и своим людям показала, что княгиня в норме и в уныние не впала.

– Ладно, пошутили и хватит, теперь давай пробежимся по основным событиям, – жёстко проговорила княгиня Гордеева.

Несмотря на более чем непрезентабельный вид, который сильно разнился с властностью тона, никто из присутствующих даже не улыбнулся. Окружающая обстановка также сильно контрастировала с величественной позой двух девушек; но они, одетые в грязную и вонючую одежду, сумели, даже сидя на деревянных ящиках, донести до окружающих людей свою силу и право повелевать. Подвал, тусклая лампочка и три десятка человек, на которых свалилось бремя по выправлению зигзага судьбы, решившей одним махом подрезать крылья целой империи.


Крыша пятиэтажного дома. Над головой покрытое россыпью звезд ночное небо. Долетающий шум от веселящейся внизу толпы. Музыкальная какафония из ближайших кафешек. Атмосферу праздника дополняют фейерверки, время от времени зажигающие на небосводе новые звёздные скопления. Прямо романтический вечер, блин. Не хватает бутылочки вина, коробки конфет и надувного матраса. Ах да, желательно ещё тёплую летнюю ночь. Ноябрь – всё же не самый приятный месяц для свиданий под открытым небом.

Пытаясь уйти от наблюдения уличных видеокамер, а также от назойливых прохожих, успевших за пару минут задолбать меня тыкающими пальцами и вспышками фотокамер – запрыгнул на ближайший дом. Стоило признать, что идея была хорошая: и от толпы ушёл, мешающей двигаться на максимальной скорости, и от наблюдения скрылся. Эдакий трёхметровый колобок. Главное, на какую-нибудь лису покрупнее теперь не нарваться, та ещё стерва будет. Лежащая на руках «Адаманта» малышка в легком доспехе и мои скачки по крышам подтолкнули подсознание к созданию ещё одного сказочного образа. Добродушный пузан с пропеллером в известном месте прямо-таки напросился на сравнение. Правда, долго изображать Карлсона мне не позволили. Едва радар «Адаманта» отобразил взлетевшие над Кремлём беспилотники, пришлось искать укрытие. Сканер в тяжёлом доспехе будет покруче, чем в маленьком дроне, так что немного времени у меня было, пока юркие машинки подлетят поближе и смогут задействовать все свои ресурсы.

Ассортимент предлагаемых укрытий был не самый большой. Старинные здания наверняка хранили не одну тайну ушедших эпох. Но всевозможные архитектурные изыски, к сожалению, не блистали наличием мест, способных стать надёжным убежищем для моего доспеха. Однако кое-что попадалось. Перед следующим прыжком внимательно оглядел окрестности, и крыша одного из домов привлекла повышенное внимание. Практически плоская площадка имела по центру что-то похожее на мини-башенку. Совершив два прыжка, быстро приблизился к заинтересовавшему меня объекту. Обежав по кругу, явно декоративное строение, убедился, что данный дизайнерский элемент не имеет ни окон, ни дверей. В четырёх местах находились неглубокие ниши, в которых располагались статуи женщин. Если кому вдруг интересно, уточняю – статуи голых женщин. Но лично мне было фиолетово, хотя подсознание и попыталось пофилософствовать на тему – кто же послужил образцом для скульптора и живы ли ещё хозяйки этих шедевральных полушарий, в просторечии именуемые грудью. По верху трёхметровой стены шли каменные зубчики, как у средневекового замка. Пока я бегал вокруг, Агния – пользуясь манёвренностью своего доспеха – перебралась через стену и сообщила, что внутри пусто и кроме чахлой листвы и каким-то чудом растущего небольшого кустика больше ничего нет. Мне в «Адаманте» забраться было тяжелее, в качестве опоры воспользовался нишей и одной из статуй. В последний момент под ногой что-то хрустнуло, и надеюсь, это была рука, а не та часть тела, которая обычно вызывает повышенное слюноотделение у большей части мужчин. А то жалко будет – столько стояли, птичек радовали, а тут вандал пришёл и всё порушил.

Внутренний диаметр строения был где-то четыре-четыре с половиной метра, так что мы с девушкой вполне комфортно пристроились, присев возле стены. «Адаманта» я погрузил в спящий режим, чтобы не фонил на всю округу и не выдал наше местонахождение. Толщина стен внушала осторожный оптимизм, и я был вправе надеяться, что слабый сканер дронов не сможет нас обнаружить. Если только не зависнет прямо над головой. Вообще интересно, конечно, что за пижон решил построить здесь эту башню, и тем более снабдить её статуями. Ведь с улицы их не видно и насладиться искусством скульптора можно, только поднявшись на крышу. Ну-у, в принципе, встречаются и более извращённые фантазии архитекторов, и эта башенка ещё не самое странное произведение искусства.

Мысли свернули на принятое решение. Можно было, конечно, наплевать на беспилотников и продолжить движение. Но я очень сомневался, что заговорщики хотели таким нехитрым образом организовать почётное сопровождение моей скромной персоны и убедиться, что я покинул Москву и больше никогда не вернусь, дабы снова потрепать им нервы. Но раз подняли дронов, значит, следом двинутся более серьёзные силы, способные остановить нашу сладкую парочку. Возможно, впереди у Регины и нет больше боеспособных соединений, но я-то этого не знаю, а с висящими на плечах воздушными разведчиками избежать засады и горячей встречи будет просто невозможно.

Так что попробуем немного пересидеть. Сейчас операторы этой назойливой техники веером распределят беспилотников по предполагаемому ими маршруту и будут двигаться вперёд, постепенно удаляясь от центра города. Я тем самым получу оперативную паузу и окажусь в тылу поисковой волны. В общем, у меня должно появиться время подумать, что делать дальше. Плохо, что сотовая связь не работала совершенно. В «Адаманте» был встроенный модуль, но он, к сожалению, показывал, что сети нет. А значит, мы не успели войти в зону уверенного приёма. Сорок минут уже сидим, а толковых идей в голове пока не появилось.

– Слушай, а гранату, которую мы использовали в атаке на арсенал, долго делать? – спросил я Агнию, используя на минимальной громкости динамики доспеха.

– Конечно, это же огненный боевой артефакт, а не какой-нибудь жалкий амулет, – аналогичным образом ответила девушка, как и я, сидящая у стены. – Мне, чтобы такой сделать, надо месяца два ковыряться. Туда, знаешь, сколько сложнейших узоров закачали? Сотню минимум!

– Ну вот, а я-то думал, что ты гений, – с наигранным разочарованием, произнёс я, – и за час на коленке наклепаешь нам пару штук.

– Гений у нас ты, – фыркнула Агния. – А я просто мастерица, и смею надеяться, что очень хорошая. Потому что обычно на такие артефакты тратят от трёх до четырёх месяцев.

Я задумался, пытаясь дальше пофантазировать на тему увеличения нашей огневой мощи, но тут моя спутница подала голос:

– А ты заметил, что здесь раньше была дверь? Видно только магическим зрением.

Я тут же переключился в этот режим и смог разглядеть на противоположной стене скрытый под слоем штукатурки бывший дверной проём. Его более светлый оттенок сразу бросался в глаза. Логическая цепочка выстроилась мгновенно. Если здесь была дверь, то вела она, скорее всего, из башни на крышу дома. Почему не наоборот? Ну, если бы это строение имело окна и укрытие над головой, то можно было предположить, что мы имеем дело с оригинальной беседкой для чаепитий. Но при имеющихся параметрах логичнее предположить, что эта башня прикрывала выход из чердака на крышу, и возможно, когда-то имела свою собственную защиту от непогоды, которая со временем пришла в негодность, и проход просто закрыли.

– Ищем люк, – отрывисто приказал я.

Поднимать «Адамант» на ноги я не стал: во-первых, слишком здоровый – голова вровень со стеной, а во-вторых, активация всех систем тяжёлого доспеха тут же сообщит моим преследователям, где мы спрятались. Так что я остался сидеть, пытаясь с места найти проём под слоем листьев, в то время как Агния начала ходить кругами, скрупулёзно изучая пол. Но люка нигде не было, что весьма удручало. Спустя минут десять девушка замерла передо мной и, прерывая мои унылые мысли, категорично заявила:

– Ты на нём сидишь.

Пока я раздумывал, как сдвинуть с места тяжёлый МПД весом в тонну, не активируя основные системы, девушка решительно упёрлась в плечо «Адаманта» и начала толкать его в сторону, уверенная, что под задницей моего доспеха что-то скрыто. Да уж, несмотря на усиливающий физические возможности лёгкий доспех, такой вес сходу не сдвинешь. Ну, как говорится, в час по чайной ложке она всё-таки сумела это сделать. «Ага, вот и люк, приятно, что я всё же не ошибся». Итак, что мы имеем? А имеем мы возможность по-тихому слинять с крыши и смешаться с толпой внизу. Правда для этого придётся бросить доспехи, чего делать категорически не хочется. С другой стороны, они уже послужили более чем хорошо, и то, что получилось однажды благодаря неожиданности и фарту, второй раз уже не прокатит, ибо противник теперь начеку, не дремлет и бдит. И встреча с превосходящими силами приведёт к однозначному и печальному результату, так что совершенно без разницы – в МПД мы будем или нет. Разве что в «Адаманте» я смогу продать свою жизнь подороже.

«Дилемма, однако», – думал я, разрываясь перед выбором. Моя выращенная в тепличных условиях, окружённая повседневной лаской и заботой зеленая и пупырчатая жаба упиралась всеми своими «ластами» и кричала, что доспех бросать нельзя. Правда обоснованных доводов не приводила. Просто нельзя, и всё тут. Но логика настойчиво советовала не поддаваться эмоциям, а воспользоваться возможностью слинять незаметно для противника. Видеокамеры на улицах, конечно, могут доставить проблемы, но тут главное «морду лица» не светить во все стороны, а тупо пялиться себе под ноги. Правда, у меня ещё костюмчик больно приметный – алмазные пуговицы в ночи будут хорошо сверкать при свете городской иллюминации. Да и Агния в чёрной сибовской униформе – та ещё ходячая примета. Возможно, в доме сможем разжиться другой одеждой, хотя бы верхней. Нехорошо, конечно, воровать, но если что, могу расплатиться пуговицами с костюма. «Бросать или не бросать – вот в чём вопрос», – снова завёл я свою шарманку. Как там Гамлет на схожий вопрос ответил? Помнится, у него был достаточно подробный ответ, только его вывод я дословно не вспомню, придётся решать самому.


«Ну и куда ты спрятался, сучонок?» – задавалась Булатова вопросом. Её машина медленно катилась по улице, а Ирина на заднем сиденье автомобиля внимательно просматривала на планшете изображения, транслируемые десятком летающих дронов, выделенных ей для поиска сбежавшего князя Гордеева и боярыни Зориной. Вообще, изначально количество беспилотников должно было быть больше, но ввиду поисков пропавшей принцессы все силы бросили на тотальный контроль улиц. «Та ещё головная боль», – думала она. Весь стремительный план по захвату власти споткнулся в самом начале его реализации. «А ведь, по сути-то, из-за этих двоих беглецов и начались наши проблемы», – пришло к ней понимание. Одна сделала артефакт, а второй его применил. Два человека умудрились пустить под откос план переворота и сделать почти бесполезной тридцатилетнюю подготовку к нему. Правда, сама она готовилась меньше, но это знание совсем не поднимало ей настроение, а вот злость и желание хорошенько проучить эту пару буквально приводили её в бешенство.

Операторы пустили дронов по кругу, постепенно расширяя радиус поиска, а взвод МПД неторопливо прыгал по крышам, внимательно изучая всевозможные пристройки, способные послужить укрытием для тяжёлого доспеха. Народ с улиц потихоньку рассасывался, разбредаясь по домам, гостиницам и другим местам ночлега. Булатова ещё раз открыла карту района, пытаясь предугадать, куда же сбежал этот – стоит признать – весьма необычный мужчина. Но толковых идей не было, и оставалось только планомерно проверять каждое здание. «Ничего, дорогой, я тебя найду, и мы поговорим ещё раз, только уже на моих условиях», – в который раз подумала княгиня. Обещание Регины отдать ей этого мужчину нравилось с каждой секундой всё больше и больше. Сломать и сделать послушной игрушкой – именно таким и должен быть мужчина в руках настоящей женщины. Прожив большую часть жизни в Африке, она впитала в себя многое из культуры племён, населяющих Эфиопию. И если поначалу многие из местных традиций её шокировали, то сейчас совершенно незаметно для самой себя она стала воспринимать их как вполне естественные. Так что Сергея Гордеева ждали при встрече очень жаркие объятия и долгая жизнь послушной собачки на поводке возле её ног.


– Допустим – захватим, а кто управлять будет? – спросила Ева, выслушав план операции по завладению «Армагеддоном».

Ольга весело улыбнулась, а Марина, сохраняя вежливое выражение лица, указала рукой на Алёну и проговорила:

– Видно, в темноте подземелья ваше высочество не заметили, что среди отправленных за вами людей находилась лучший пилот империи.

Ева перевела изумлённый взгляд на Алёну и, качая головой, произнесла:

– Да, что-то впопыхах даже не обратила внимание, а фильтр-маска на лице помешала узнать сразу. Что ж, тогда вопросов не имею. Только просьба к тебе будет…

Ева замолчала, задумчиво смотря на чемпионку последнего турнира среди роботов, и попросила:

– Постарайся не разнести половину города, и самое главное – это гражданские. Желательно не допустить лишних смертей.

– Я постараюсь, ваше высочество, – кивнула головой полностью серьёзная Алёна. – Но всё будет зависеть от обстоятельств. Мы не знаем, сколько таких роботов припрятали заговорщики и как они будут действовать.

– Я понимаю и о многом тебя не прошу, просто старайся из двух зол выбирать меньшее. Ну и береги себя, конечно. Сколько будет противников, не знаю, но думаю, мы с княгиней всё-таки сможем тебе помочь. Больше, конечно, Ольга, но и я тоже что-то да смогу.

– Хорошо, ваше высочество, я сделаю всё, что в моих силах.

– Тебе лучше действовать в паре с Евгенией, – сказала Ольга, указав Еве на хранительницу Агнии. – Она тоже Альфа, правда, с одной стихией. В одиночку у тебя слишком мало шансов. Сама знаешь, насколько мощные эти роботы.

– Согласна, – кивнула принцесса головой и сожалеюще добавила: – Знать бы ещё, когда начнётся атака твоего клана и какими силами, чтобы согласовать действия.

Ольга пожала плечами и спокойно ответила:

– Мировую сеть в округе также обрубили, так что ждём моих девушек. Надеюсь, они успеют выйти в зону уверенного приёма, получить необходимую информацию и вернуться с хорошими новостями.

Ева не ответила, а ещё об одной проблеме напомнила Марина:

– Я боюсь, как бы при «Армагеддонах» не находился блокиратор источника, тогда сблизиться с ним будет невозможно. И ваша атака на него станет последней. Издали пробить двойное силовое поле у вас не получится, а если попытаетесь подойти ближе, то попадёте в зону действия артефакта. А его радиус работы нам не известен.

Все задумались над сказанным. На импровизированном военном совете собрались: принцесса Ева, княгиня Гордеева, Нина Романова, Марина и её помощница Рита, лекарка Ждана, а также Евгения – хранительница Агнии. Остальные девушки распределились полукругом по всему помещению, внимательно слушая, но не вмешиваясь в разговор. После появления в подвале двум встретившимся группам беглянок хватило десяти минут, чтобы обменяться последними и самыми важными новостями. Определили основной порядок действий и сейчас ждали возращения Розы и Виты, убежавших в поисках места, где будет работать мобильная связь, дабы согласовать свою попытку захватить «Армагеддон» с атакой основных сил клана. Помимо основных вопросов, Ольга размышляла над информацией о сбежавшем из Кремля тяжёлом доспехе. Когда появилась свободная минутка, она прислушалась к ощущениям своего источника. А он явно сигнализировал о наличии Сергея в пределах действия её странного радара. В процессе проведённых опытов они с мужем установили, что Ольга может чувствовать своего супруга в радиусе двенадцати-пятнадцати километров. Сергей же ощущал присутствие жены на расстоянии примерно десяти километров. Но, чтобы понять, в какой именно стороне находится муж, необходимо выйти из подвала и пройти в сторону обратную от Кремля, хотя бы на несколько километров, и если пульсация источника увеличится, то можно будет с уверенностью утверждать, что в тяжёлом МПД был он. В эту версию очень складно вписывалась информация о лёгком доспехе. Ведь Агния как воительница – весьма слаба, опыта управления МПД у неё нет, а значит, Сергей вполне мог облачить девушку в легкие латы, чтобы, уже держа её на руках, выбраться из Кремля. Умом она понимала, что шансы мужа выскочить из дворца да ещё и с Агнией в придачу, слишком мизерны. Но Ольге очень хотелось верить, что у него получилось такое чудо, и не терпелось проверить эту версию. Но требовалось сначала дождаться информации об атаке, задуманной Ярославой, и, если у них будет время, она обязательно прогуляется и проверит свое предположение. Точнее, проедет на машине, а то пешком гулять в таком виде – это привлекать ненужное сейчас внимание.

– Предлагаю провести опыт, – неожиданно подала голос Рита. – У нас есть артефакт, нужно только подключить его к источнику питания. Силу тока, необходимую для активации, я помню. Используем батареи от фонариков, выйдем на улицу, активируем, а одна из одарённых со ста метров начнёт приближаться – тем самым мы сможем установить радиус действия. Дел всего на пару минут.

– Очень хорошая идея, – похвалила Ольга девушку. – Займись этим, пока у нас есть время.

Рита, вскочив с места, бросилась проводить важный эксперимент, а Ольга, неторопливо поднявшись, решила попытаться смыть с себя хотя бы часть грязи. Девушки разобрались с подводкой воды в подвале, и теперь можно было устроить подобие водных процедур. На внешний вид в их ситуации было в принципе плевать, но терпеть неприятный, мягко говоря, запах собственного тела она уже не могла. Её остановила Алёна, озвучившая свою версию на счёт артефакта, блокирующего источник:

– Я думаю, использование такого подавителя на сверхтяже маловероятно и даже опасно в первую очередь для самого пилота. Управление роботом требует ускоренной работы мозга и повышенной реакции. И без помощи источника справиться с такой махиной практически не реально, а автоматика не сможет подменить человека по многим параметрам.

– Возможно, ты и права, – согласилась Ольга. – Даже скорее всего так оно и есть. Противник не будет вредить себе самому, но не исключено, что сопровождающие «Армагеддон» группы будут обладать подобным артефактом и пресекать любые попытки сблизиться с ним. Так что знать, на каком расстоянии он всё же работает, нам необходимо.

Больше говорить было не о чём, все важные вопросы заданы, а правильный ответ подскажет только время.


Неразлучные напарницы Роза с Витой снова бежали по улице. Розе казалось, что их бег длится уже целую вечность и не закончится никогда. Микроавтобусом запретила пользоваться Марина. Помимо полного багажника различного вооружения, которое, правда, можно и выгрузить, у четырехколёсного средства передвижения был ещё один существенный минус – он зарегистрирован на клан Гордеевых. Инна, ещё вечером получив приказ от Розы – срочно выехать на одну из планируемых точек отхода – использовала свою рабочую машину в расчёте на то, что с гербом клана автомобиль досматривать не будут. Точной информации о происходящем на тот момент было мало, поэтому осуждать девушку не стоило. Но сейчас, пока тачка стоит на практически безлюдной и слабо освещённой улочке – это одно, а стоит им выехать и попасть в зону действия видеорегистраторов – будет совсем другой коленкор. Риск привлечь внимание слишком высок, а потому Инна вернулась в подвал, а безопасницам – снова бег и снова на время. Можно было, конечно, угнать какое-нибудь авто, но на её робкое предложение Марина только молча сунула под нос кулак. Ну Роза же не дура, сразу всё поняла, можно было и без кулака обойтись. Хотя на её взгляд, глава СБ перестраховывается и дует на холодную воду. Они с Витой вполне успели бы проехать сколько-то кварталов, пока хозяйка машины веселится или даже дрыхнет без задних ног. Полиции, конечно, много на дорогах, но скромный автомобиль вряд ли привлек бы внимание. Хотя и бывало, что агентессы «сыпались» из-за более незначительных мелочей.

Душу немного грело обещание начальницы, после того как всё закончится, предоставить им отпуск на месяц за счёт клана и на любом курорте мира. Вите такое обещание сразу подняло настроение, и Роза с улыбкой слушала свою подругу, пытающуюся на бегу пофантазировать на тему их совместного отдыха. Словосочетание «Гавайские острова» прозвучало, например, уже два раза, и, в принципе, Роза была совсем не против отправиться отдыхать на территорию союзного японского клана. Тем более, что на подобных тропических островах она ни разу не была.

Но эти мысли были всё же немного не своевременны, а потому, вытряхнув их из головы, сосредоточилась на новом задании. Станцию метро «Пятницкая» пришлось обежать по дуге и нестись к следующей. Две машины с гербом СИБа ясно говорили, что туда лучше не соваться, а их начальница хорошо отметилась в метрополитене, раз там до сих пор работает имперская безопасность. Время от времени Роза доставала свой телефон в надежде увидеть значок сети, но он оставался мёртв. Придётся бежать дальше. Торопясь на первое задание по проникновению в Кремль, она совершенно забыла приказать девушкам – отправленным ей на помощь – прихватить сменную одежду. К сожалению, Инна также об этом не подумала и, кроме комбинезона технички, у неё с собой больше ничего не было. Комбинезон подошёл Вите, а куртку ей дала Марина. А вот Розе пришлась впору одежда Инны, хотя процесс обмена на гидрокостюм не вызвал у неодарённой сотрудницы положительных эмоций.

Но одежда была меньшей из зол, и Роза очень жалела, что не приказала прихватить чемоданчик со спутниковой связью. Сейчас бы не пришлось в который уже раз нестись как угорелым. Но сожалеть поздно, а горевать тем более бесполезно. Мысли снова свернули к забегу по ночному городу. Говорят, занятия спортом очень полезны, но они с напарницей за последние сутки марафонский норматив точно пробежали. Знать бы, сколько ещё предстоит преодолеть…


Инна с группой воительниц из отряда принцессы снова вышли на улицу перекурить и подышать свежим воздухом. Одного рейса к машине хватило, чтобы забрать всё оружие, включая пушку от МПД. Одна из девушек в подвале сразу стала примерять на себя систему от тяжёлого доспеха. Ранец с блоком питания закрепила на спине, а самим стволом начала махать направо и налево, проверяя, насколько удобно будет использовать эту тяжёлую дуру в бою. «Да уж, – подумала тогда Инна, посмотрев на такую картину. – Простому человеку без активного источника было бы нереально бегать с этой штуковиной наперевес. А вот мутантам самое то выходит». Хотя у неё, как и у всех жителей планеты, тоже есть источник, но в спящем режиме он – если верить учёным – следит только за весом и замедляет процесс старения. А вот у одарённых – негласно называемых иногда мутантами – возможностей было гораздо больше. Когда-то она очень мечтала стать одной из повелительниц стихий, но, увы, её дар так и не проснулся. Хмуро посмотрев на ночное небо, Инна бросила окурок на землю и нырнула обратно в подвал, вход в который располагался на торце старинного здания. Ни она, ни другие девушки не обратили внимания на едва видимый в ночи беспилотник, зависший в десяти метрах над головой. А бесшумный аппаратик быстро облетел здание по кругу и снова завис на прежнем месте.


Глава 7
Валькирии тоже плачут

– Из Кремля приказывают немедленно вернуться и помочь в проверке одного из домов, – с переднего пассажирского сиденья автомобиля подала голос родственница Булатовой, командующая тяжёлыми МПД.

Та недовольно поморщилась, отрываться от поисков не хотелось.

– Что там?

– Оператор одного из дронов заметила странное шевеление возле входа в подвальное помещение. Успели проверить расположение дома на карте подземных коммуникаций, и вроде бы у них что-то сошлось. Ещё недалеко стоит микроавтобус, зарегистрированный на клан Гордеевых.

– Многовато совпадений, – задумалась Ирина. – Туда, кроме нас, кого-нибудь отправили?

– Да, двух Альф с тремя десятками лёгких латниц и двумя артефактами.

Шансы на то, что это засветились сбежавшая принцесса с княгиней Ольгой, были достаточно велики. А значит, как бы ей ни хотелось продолжить поиск мужчины, следовало направить силы на более приоритетную цель.

– Хорошо, разворачивай людей, оставь только одно отделение, пускай дальше пробуют найти сбежавшего красавчика.

С ней получается три Альфы, три десятка лёгких латниц и десяток тяжёлых МПД. Два подавителя гарантированно должны перекрыть все возможные зоны прорыва, а штурмовики в тяжёлых доспехах спокойно добьют всех беглянок. «Если они действительно там,» – подумала княгиня.


Говорят – жадность фраера сгубила. Только у того фрайерка точно не было такого доспеха. Я всё ещё играл в ромашку, мысленно обрывая лепестки – бросать или не бросать. И скорее всего, мы бы уже пробирались с Агнией по чердаку дома, но к испытываемым мной сомнениям добавилась информация от моего источника. Братишка начал сигнализировать о наличии Ольги. Правда, она была на пределе радиуса действия моего живого радара, а стало быть нас разделяло около десяти километров. Но то, что я её начал хотя бы чувствовать – это уже хорошо. Значит, она выскочила из подземелья. Для того, чтобы с ней встретиться, мне надо явно возвратиться обратно поближе к Кремлю. Так как очень сомневаюсь, что моя жена под землёй сумела пробежать больше, чем я – прыгая по крышам домов. Но возвращаться даже в сторону этого негостеприимного места мне не хотелось. Там и кормёжка хреновая и слишком много плохих девчонок, которые мне, конечно, будут по – своему рады, но я что-то не горел желанием снова попадать в их объятия. Поэтому я ждал, вот уже двадцать минут изображая из себя Роденовского мыслителя. Я считал, что если она начнёт ко мне приближаться, то можно пока не торопиться вылезать из доспеха. Возможно, ей понадобится помощь, а тут раз – и я подоспею в своём МПД. «Тебе бы кто помог, герой – самоучка», – фыркала язвительная часть моей натуры.

Агния, услышав про мои сомнения, молча уселась у стены напротив меня и в который уже раз проверяла защитный амулет своего доспеха. Как оказалось, попав под поле блокиратора, распадаются узоры не только в источнике, но и в простых амулетах. Только в защитных устройствах они рассыпаются не полностью. Один – два узора теряют свою структуру, и амулет превращается в драгоценную, но безделушку. Встроенный в «Адамант» аналогичный девайс я уже вылечил от последствий негативного воздействия странного артефакта.

Лекарский индивидуальный амулет, кстати, остался в полном порядке – видимых нарушений я в нём не увидел. Возможно, из-за того, что узоры в нем использованы, не относящиеся к боевым, и поле блокиратора источника пропускает их, воздействуя на строго определённые. В качестве теории успел выдвинуть гипотезу о живых узорах в источнике одарённых и мёртвых, или будет правильнее сказать – спящих, узорах в различных амулетах. Вероятно, эта разница в параметрах и виновна в том, что в защитных амулетах разрушаются не все нанесённые узоры. Агния версию признала жизнеспособной, но провести отдельные опыты все же требовалось.

«Знак бы какой или знамение, если уж на то пошло», – мучился я выбором своего дальнейшего пути. Дождался, млять. Небеса услышали и явно решили надо мной поржать. Я оставил в «Адаманте» только минимальный набор активных систем, работающих в основном в пассивном режиме. И сначала наушники донесли до меня лёгкий гул прыжкового двигателя, а потом крышу дома слегка тряхнуло от приземления явно тяжёлого доспеха. «Грязно села, – проскочила мысль. – Или пилот – новичок, или искин глючит, не рассчитав приземление». Всё это мгновенно пролетело в голове, пока я выводил свой МПД из спящего режима. Из этого режима он выходит гораздо быстрее, чем при начальной активации. Три секунды, и я готов к бою. Агния уже вскочила на ноги, сжимая в латных рукавицах своё ружьё. Но пускать девушку в бой я не собирался, я же не из-за этого рисковал собой, чтобы она погибла в первой же передряге. К тому же в лёгком доспехе идти против тяжёлого – самоубийственная идея. А я очень сомневаюсь, что эта нежданная гостья к нам в одиночку припёрлась. Наверняка рядом скачут её подружки. Убегать мне вместе с девушкой уже поздно, а увидев пустые доспехи, пилот вражеского МПД сообщит кому надо, и, пока мы будем пробираться до выхода из дома, его наверняка оцепят и начнут прочёсывание. Уйти может только один из нас, пока второй отвлекает внимание.

– Бегом вниз, уходишь по первоначальному плану, – рявкнул я.

Пришлось слегка пнуть ногой под зад эту «воительницу», ибо она явно собиралась принять свою героическую смерть рядом со мной. Агния, получив моё вдохновляющее напутствие, влетела в распахнутый уже давно люк, а я, врубив прыжковый двигатель, собирался выскочить из укрытия и устроить образцово – показательный бой против превосходящих сил врага. Зря, что ли, я потратил столько времени на свои игрушки. Вот сейчас и увидим, насколько хорошо меня гоняли.


После своеобразной помывки в спартанских условиях Ольга, выдохнув, уселась обратно на свой ящик. Лишних вещей ни у кого не было, и кусок материи, бывший когда-то роскошным платьем, пришлось после стирки в мокром виде натянуть обратно на тело. Операция по проникновению в Кремль началась слишком внезапно. Несмотря на заранее проработанный маршрут, закладка со всем необходимым была только на точке входа в подземные коммуникации. И Роза – невзирая на весь свой профессионализм – продумала заранее, как будет идти, каким путём возвращаться, а также успела организовать других девушек, чтобы подготовили транспорт и ждали их возвращения на резервных маршрутах. Но! Про одежду мастер диверсий и шпионажа – почему-то даже не вспомнила. И другие девушки, увы, этим также не обеспокоились. Точнее, конкретно в этом месте о сменных вещах не подумала Инна. Оружие прихватила с запасом, а вот хотя бы маленький кусочек мыла – забыла. Злиться на сотрудницу СБ, выполняющую в обычное время курьерские функции, Ольга не собиралась. Но лёгкое недовольство всё же присутствовало.

Брать одежду у девушек, готовых поделиться со своего плеча, она не стала. У большинства из них она выглядела не намного лучше, чем у неё. Не отказалась только от лёгкой курточки, предложенной Ритой. Не из-за холода – нет. Доспех духа, укрывая тело за энергетическим барьером, создавал своеобразный защитный кокон, позволяющий даже зимой не реагировать на мороз и ледяной ветер. И куртку она взяла, чтобы хоть немного прикрыть лохмотья, в кои превратилось некогда красивое платье. Хмыкнув над своими не совсем уместными мыслями по поводу внешнего вида, всё же попыталась оглядеть себя и, вытянув свои стройные ноги, попробовала провести оценку. Босым ступням досталось сегодня очень много, и пока связь с источником не заработала, она успела несколько раз пораниться. Лекарский амулет, конечно, справился с легкими порезами, но приятного всё равно было мало. Остатки подола едва прикрывали бёдра, и будь здесь Сергей, ему бы, наверное, понравилось. «Теоретически», – снова хмыкнула она. Всё же вид был очень далёк от идеала. Хотя и без присутствия мужа она ловила на себе взгляды девушек, в которых, несмотря на явно видимую усталость, без особого труда читался неприкрытый интерес к её соблазнительной фигуре.

«М – м – м, Ева», – окинула она взглядом подругу, принцесса также закончила процесс мытья с помощью двухлитровой баклажки и вернулась на свой ящичек. Источник – всё же великая вещь. Обычный человек после таких приключений свалился бы без сил на пару суток как минимум. Но Ольга, ещё под землёй войдя в боевой режим, продолжала чувствовать повышенную бодрость и успела как оценить прелести своей бывшей любовницы, полуприкрытой остатками бального наряда, так и вспомнить пару пикантных подробностей. «Очень своевременно, конечно, – одёрнула она себя. – Место прямо „располагает“ к эротическим фантазиям». Даже очень внимательный человек, посмотрев на принцессу, не увидел бы на её лице ничего кроме жёсткости и решимости. Но Ольга знала её слишком близко, а их давние отношения позволяли прекрасно читать все эмоции даже хорошо контролирующей себя девушки. Злость – иногда сменяемая гневом. Усталость – проскальзывающая во время смены эмоций. И самое главное – страх. Ева боялась! И только врождённая сила характера высокородной принцессы не давала той окончательно скатиться к панике.

– Всё будет хорошо, – слегка приобняв Еву, негромко сказала Ольга. – У нас отличные шансы отомстить.

– Я просто пытаюсь понять, как Ярослава собирается провести вооружённую и достаточно крупную группировку прямо в центр города. Много – засветит, а мало – может быть недостаточно. И прости меня, но она ведь может выполнить свою работу спустя рукава. Ведь если не станет тебя, то временным главой выберут её, а твоя дочь слишком мала, и с ней может случиться всё что угодно. Это шанс для твоей тёти стать главой клана, не прилагая к этому больших усилий.

Ева выдала свои сомнения тихо и не смотря на княгиню Гордееву.

– Я, конечно, понимаю, что после таких событий твоя вера в лояльность своих подданных пошатнулась и ты везде видишь подвох. Но надеюсь, что хотя бы мне ты веришь? – Ольга, поймав взгляд принцессы, дала ей понять, что требуется однозначный ответ: да или нет.

Ева взгляд не отвела и ответила твёрдо:

– Тебе верю.

– А я полностью доверяю Ярославе, – так же твёрдо проговорила Ольга. – У неё уже была возможность пойти на сделку со своей совестью, но она решила иначе, доказав тем самым свою преданность мне.

– Люди меняются, – снова отвела взгляд девушка, у которой всего несколько часов назад прямо на глазах были убиты все родные и близкие люди.

– Меняются, не спорю, но не так быстро. А если такое вдруг произошло, то опускать руки я точно не собираюсь. И последний мой бой – запомнят надолго.

Последнюю фразу Ольга произнесла громко, торжественно и немного зловеще. Ева улыбнулась, впервые за долгое время, и сказала:

– Надеюсь, мой тоже запомнится многим, хотя думаю, он получится не настолько фееричным, как у тебя.

– Да уж, куда тебе, – фыркнула княгиня. – Ты же всего лишь жалкая Альфа.

– Кажется мне, что кто-то зазнался и задрал свой нос слишком высоко, – рассмеялась принцесса.

– Имею полное на то право, – заявила шутливо Ольга, радуясь в душе, что получилось растормошить эту «королеву уныния».

В начале разговора вокруг двух непростых девушек образовалось пространство, максимально свободное для большого подвального помещения. Никто не хотел отвлекать двух титулованных особ от явно серьёзного разговора. Но стоило им обоим показать, что формальности закончились, как рядом тут же нарисовалась Марина с помощницей.

– Зона поражения тридцать метров, – ответила глава СБ на молчаливый вопрос своей княгини.

– Не так уж плохо, – задумчиво проговорила Ольга. – Если у «Армагеддонов» и будет сопровождение, то находиться им придётся метрах в ста от робота, чтобы тот не наступал им на пятки, а значит, под защиту его силового поля они точно не попадут. С включённым артефактом они будут для нас лёгкой целью, а дальше только останется разобраться со сверхтяжем.

– Могут держаться впритирку к роботу, чтобы, если что, нырнуть под его защиту, – возразила Ева.

– Смысл тогда таскать с собой артефакт? – тут же ответила Ольга. – Нет. Тут я скорее ошиблась в тактике применения такого устройства. Подразделениям прикрытия нет смысла держать его постоянно включённым. Скорее всего, при нашем обнаружении они постараются сблизиться максимально быстро и только потом активируют. Что при поддержке мощного вооружения робота может оказаться вполне реализуемым. А если в составе такой группы будет Альфа, то она точно сможет удержать защиту, пока бегут ко мне или к тебе.

– На всех Альф не напасёшься, – возразила Марина.

– А у тебя есть точное количество и состав сил заговорщиков? – кинула Ольга камень в огород начальницы СБ.

– Нет, Ваша светлость, нету, – вздохнула Марина.

– Значит, исходим из наихудшего варианта, – спокойно ответила княгиня Гордеева.

Дальнейший разговор прервал выкрик Инны:

– Сработали датчики, вижу два грузовика и внедорожник.

Все замерли на секунду, но дальнейшие слова девушки вывели Ольгу из ступора.

– На бортах герб СИБа.

– Начинаем немедленно, – быстро проговорила княгиня. – Ева, на тебе захват

«Армагеддона», а после помогаешь Алёне, я разбираюсь с этими и дальше действую по обстановке.

В группу Евы, помимо самой принцессы, входили: Марина, помощница Рита, Романова Нина, Евгения, Алёна, лекарка Ждана и выступающая проводником Инна. Они все вместе быстро рванули на выход, дабы дворами быстро добежать до спрятанного сверхтяжа. В составе мобильного и достаточно боеспособного отряда оказалось сразу две Альфы и две Беты, плюс лекарка, а этого должно хватить с запасом для захвата робота. С Ольгой оставались воительницы Евы, освобождённые из казематов казарм и свои четыре девушки, сопровождавшие Агнию до Кремля. Когда формировали план на случай очередной экстренной эвакуации, то Марина пыталась навязать своей княгине себя и Евгению. Но Ольга решила по максимуму обеспечить безопасность Евы, а заодно развязать себе руки. Ведь как ни крути, но против неё должны бросить самых сильных воительниц. А ей совсем не хочется оглядываться и отвлекаться на прикрытие своих людей. С ней остаются простые воительницы, но когда станет слишком жарко, их можно и отослать, чтобы не мешали. «Тех, кто останется жив», – мелькнула у неё мысль, пока она выскакивала на улицу. Инна всё же молодец – пока было время, раскидала датчики вокруг дома, и это дало им несколько секунд, чтобы сориентироваться и начать действовать.

Двум грузовикам оставалось проехать не больше сотни метров, когда воительницы из группы Ольги открыли огонь. Машины, приближающиеся со стороны главной улицы, вынуждены были остановится, и из кузовов посыпались латницы в лёгких доспехах. Часть её девушек перебежала узкий переулок и, прячась за припаркованными авто и за углом противоположного дома, открыли огонь из плазменных ружей. В основном ружьями пользовались Дельты, а более сильные Гаммы атаковали с помощью доступных им магических техник. Несколько её людей остались присматривать за территорией с другой стороны дома, дабы пресечь попытку противника зайти с тыла.

В принципе, использующее сибовскую символику вражеское подразделение могло попытаться подъехать ближе, но Олины соратницы первым делом применили сразу два боевых артефакта – спецгранаты, зашвырнув их на сто метров под колёса приближающихся автомобилей. Огненное цунами взрыва подбросило тяжёлые грузовики, отрывая от асфальта колёса машин и одновременно перекрыв улочку облаком пламени. Взрывная волна выбила окна у ближайших домов и перевернула несколько находящихся рядом легковых авто, вызвав срабатывание сигнализации чуть ли не у всех машин, припаркованных вдоль улочки. Амулетная защита грузовиков выдержала первый огненный порыв, но все силы амулетов ушли на хотя бы частичную нейтрализацию избыточно мощного воздействия от начинённых магией устройств.

Один из грузовиков, которому граната удачно попала под самое днище, после приземления с метровой высоты глухо стукнулся колёсами об асфальт, закачавшись, но устояв на дороге. Второму граната прилетела не настолько удачно – упала рядом – и ему досталось чуть меньше, а опавшее после взрыва пламя показало практически целую на вид машину. Но воительницы княгини, открыв массированный огонь, тут же убедились, что амулетная защита отсутствует на обоих автомобилях. Практически моментально оба транспортных средства вспыхнули, а из кузова начали суматошно выскакивать лёгкие латницы, и именно этот момент застала Ольга выскочив из подвала и встав посреди переулка.

Какофония от сработавшей сигнализации автомобилей. Раздающиеся крики разбуженных звуками боя людей и плач детей, напуганных страшным шумом и выбитыми стёклами в окнах домов. Объятые пламенем машины. И это всего лишь спустя пять секунд после первых выстрелов. «То ли ещё будет», – промелькнула у неё мысль, и вторя ей, взорвался бензобак одной из горящих легковушек. Взрыв подбросил машину, переворачивая её на бок, а облако бензина расплескалось на несколько метров вокруг, провоцируя дополнительные пожары. Мозг отметил всё в доли секунды, в то время как подсознание уже выбрало в источнике нужный узор и нанесло магический удар по первому грузовику. Одна из мощнейших воздушных атакующих магформ смяла кабину грузовика и подбросила его в воздух. Восьмитонная машина, сделав невообразимый кульбит с переворотом назад, перелетела через второй транспорт и рухнула на внедорожник, следующий в арьергарде небольшой автоколонны. Несколько промелькнувших в воздухе тел ясно показали, что не все из латниц успели десантироваться из кузова.

Второе «Копьё Стрибога» ударило по следующему грузовику, и он почти в точности повторил предыдущий прыжок своего собрата, хоть и не настолько эффектно. Ольга, торопясь, слегка смазала свой магический удар, и часть его пришлась на дорогу перед капотом, взрыхлив асфальт, а сама машина, резко поднявшись на дыбы, медленно опрокинулась назад, сминая кунг и остатки кабины. Княгиня досадливо поморщилась – хотела устроить общую кучу малу из автомобилей, чтобы гарантированно накрыть всех сразу третьим ударом. Ну да ладно. Так тоже неплохо вышло, сильные одарённые если и ехали, то во внедорожнике, и именно по нему пришлась очередная атака.

В смятую и покорёженную машину – придавленную кузовом первого грузовика – устремились сразу две шаровые молнии. Практически мгновенно разбухнув до метрового диаметра, яркие, насыщенного оранжевого цвета образования, разбрасывающие в полёте искры, врезались в кучу металла, совсем недавно бывшую двумя автомобилями. Мощнейший взрыв сотряс округу, а облако пламени взвилось на десятки метров вверх и в стороны. Новая взрывная волна выбила остатки окон в ближайших домах и расшвыряла легковые автомобили, стоящие слишком близко к эпицентру. Успевшие десантироваться из грузовиков латницы в лёгких МПД были окончательно деморализованы и навряд ли помышляли об ответной атаке. Да и осталось их на ногах не больше десятка. «Её девушки явно поторопились с гранатами, они бы им ещё пригодились, – подумала Ольга, пользуясь небольшой паузой. – Старшая группы, видно, совсем забыла учесть в тактике на бой такую силу, как Валькирия. Скорее всего, испугалась, что противник подойдёт слишком близко, и мы попадём в поле действия артефакта, а без источника нас быстро всех перестреляют».

Возникшая пауза длилась недолго, и события снова понеслись вскачь. Во внедорожнике явно находилась как минимум одна сильная одарённая. Из пламени – охватившего металлическую груду – вышла женщина. Наплевав на бушующий вокруг огонь, она что-то прокричала оставшимся на ногах латницам и быстро пошла вперёд, с каждым шагом ускоряясь и постепенно переходя на бег. Четыре воительницы спрятались ей за спину и, находясь под защитным полем как минимум Альфы, открыли огонь по Ольге и её людям.

Почувствовав применение сильной магической техники и слабое шевеление под ногами, княгиня с места прыгнула вперёд. Вовремя. С десяток земляных пик выскочило из асфальта. Одна из девушек, находящаяся недалеко от княгини Гордеевой, к сожалению, среагировать не успела и была насажена на чёрное остриё, словно бабочка на булавку. «Всё – таки Альфа, – мрачно подумала Ольга. – Была бы Валькирия, выскочило бы штук тридцать – сорок, либо на месте дороги образовался такой провал, что туда провалилось бы целое здание». Всё это она обдумала в долю секунды, параллельно запуская в Альфу сразу два воздушных копья. Но не сбавляющая бег одарённая внешне легко справилась с ударом Валькирии, а в ответ атаковала сразу шестью ледяными пиками, в свою очередь остановленными защитой Ольги. «Даже если у них артефакт, активируя его, они тут же погибнут, нас же больше», – промелькнула у Ольги мысль. Но в следующую секунду ей пришлось реагировать на новую опасность.

– Воздух, – закричала кто-то из её девушек.

Прямо с крыши ближайшего дома им на головы десантировались тяжёлые МПД. Количество она не успела сосчитать, так как ей пришлось акцентироваться на приближающейся группе с артефактом. Их по – любому требовалось вывести из строя первыми, иначе под воздействием подавителя источника штурмовики быстро с ними разделаются. Её воительницы перевели огонь на новую опасность, открыв стрельбу по тяжёлым доспехам. А Ольга, быстро выпустила по приближающейся Альфе ещё одну шаровую молнию оранжевого цвета. Вот только в этот раз она прицелилась не в саму противницу, а нанесла удар по дороге, в паре метров перед наступающей одарённой. Той оставалось пробежать не больше сорока метров, когда асфальт под ногами Альфы вспучился от мощнейшего взрыва, на время её дезориентировав и разбросав тела штурмовиков из сопровождения. Зарево от горящих машин хорошо освещало маленькую улочку, и Ольга смогла рассмотреть одну из латниц, отброшенную тем же взрывом на припаркованный легковой автомобиль. В отличие от своих подруг, которые до этого момента вели активный огонь из плазменных ружей, эта латница не стреляла, а её ружье висело за спиной. Зато в руках у неё было что-то похожее на кофр подавителя, о котором рассказывала Марина. Секунда, и Ольга опять применила одну из сильнейших атакующих магических техник. На месте машины и лежащей на её крыше латницы вспухло очередное огненное облако, разбрасывая куски плоти, металла и горящие детали от авто.

«Артефакт точно уничтожен», – успела порадоваться она, параллельно выпуская извилистую молнию в ближайший тяжёлый доспех. МПД покрылся сетью электрических разрядов и замер на месте, полностью обездвиженный. Валькирия заметалась по улочке между двумя домами, пытаясь максимально быстро помочь своим девушкам. Второй доспех, третий, четвёртый – их постигла такая же участь, а дальше Ольге пришлось вновь переключить внимание на Альфу, которая попыталась воспользоваться занятостью Валькирии и подловить её – снова применив земляные копья. Рывок к противнице, и прямо на ходу руки Ольги покрылись сеткой из электрических жгутов, а из ладоней заструились трехметровые энергетические плети. Лишь слегка коснувшись дороги, они оставляли за собой длинные полосы от моментально расплавленного и закипевшего асфальта. Мимоходом она отмахнулась от попавшегося ей на пути тяжёлого МПД – пилот которого, видно, в самоубийственном героическом порыве решила в одиночку остановить Валькирию – и шагнула к более серьёзной противнице, оставив за спиной валяться на дороге рассечённый доспех со сквозной оплавленной бороздой на грудной бронепластине.

Взмахнув попеременно обеими руками, Ольга нанесла удары своим магическим оружием. Защита Альфы выдержала, но та драться, а точнее умирать, явно не хотела. Битву сибовцы практически проиграли, и в таких условиях сражаться до смерти Альфа точно не желала. Противница начала пятиться от Ольги, шаг за шагом стараясь разорвать дистанцию и пытаясь держать расстояние, позволяющее принимать мощные удары Валькирии не на доспех духа, а на стихийный щит, в данном случае земляной. Но княгиня не желала отпускать своего противника. Хороший враг – мёртвый враг, и это золотое правило она собиралась воплотить здесь и сейчас, а потому держалась вплотную к Альфе, для удобства трансформировав плети в метровые мечи. Своим ледяным мечом её противница старалась перехватывать удары двух энергетических мечей – полыхающих яркой смесью оранжевого и синего цветов и разбрасывающих после каждого взмаха или столкновения с ледяным соперником золотистые искры. Но Ольга перерубала оружие со второго – третьего удара и последующей атакой старалась достать одарённую. Но доспех духа та пока ещё держала, отступала, снова формировала ледяной меч, сопротивляясь из последних сил.

На автопилоте фехтуя магическим оружием, княгиня успела оценить обстановку и порадоваться, что её девушки почти справились с тяжёлыми доспехами, как раз добивая последний. Потери среди своих людей на ходу подсчитать было сложно, но без них явно не обошлось. События развивались стремительно, меняясь с каждой секундой, а по внутренним ощущениям после неожиданного появления тяжёлых МПД прошла от силы пара минут. Пытаясь достать свою соперницу, Ольга вновь посокрушалась отсутствию любимой катаны. Её магические мечи, конечно, хороши и смертельно опасны. Могли также трансформироваться в различную форму. Но! Они всё равно проигрывали в мощности боевому артефакту. Японский меч мог аккумулировать в себе абсолютно все силы Валькирии, выплёскивая в нужный момент воистину колоссальное количество энергии. И будь в её руках это оружие – Альфа бы уже давно валялась, разрубленная на две половинки. Этой, правда, всё равно осталось недолго. Ольга чувствовала – ещё немного и та не сможет сдержать её удары.

Но Валькирии не дали насладится вкусом приближающейся победы, так как новый игрок на этой арене ударил воительнице прямо в спину. Несколько файерболов взорвались, остановленные воздушным щитом, который ощутимо просел от очень мощной атаки. Ольге пришлось активировать дополнительный узор, укрепляя внешний слой защиты. Сила удара немного сбила с толку, и княгиня подумала, что в гости пожаловала Валькирия. Появившаяся женщина, активировав в обеих руках по огненному мечу, сразу же бросилась в бой. Ольге хватило пару секунд, чтобы понять, что новая противница тоже Альфа, просто предельного уровня, чьи огненные мечи также перерубались энергетическими клинками, не в силах остановить более сильное оружие княгини. Новая Альфа, сообразив, что на два меча тратит больше сил, а толку немного, сконцентрировалась только на одном, который перерубить стало уже сложнее.

Свежеприбывшая одарённая, конечно, добавила Ольге головной боли, особенно такая сильная, но в целом ситуация была далека от критической. Она всё равно оставалась на голову сильнее двух Альф, поскольку её уровень как Валькирии был запредельный. Даже будь их в три раза больше, обладая запасом по времени, она убила бы их всех, ибо слишком несопоставимы силы двух магических рангов. Оставив лишь минимум внимания на новую соперницу, по максимуму сконцентрировалась на повелительнице земли и льда. Кроме того княгине Гордеевой как раз пришли на помощь остатки её отряда. В спину, но теперь уже первой Альфы, полетели файерболы, молнии, плазменные заряды – в общем, всё, чем владели её девушки. Так как одарённая, из-за близости Валькирии, тратила большую часть сил на поддержание доспеха духа, её земляной щит – обозначивший себя в момент атаки воительниц как полупрозрачное пылевое облако – не выдержал нагрузки и рухнул. Естественно, Альфа практически мгновенно восстановила защиту, но Ольга именно в этот момент обрушила на ту просто бешеное количество ударов, с максимальной скоростью нанося один за другим.

Вторая Альфа попробовала воспользоваться ситуацией, пытаясь прорубить доспех духа Валькирии, но за несколько секунд этого не сделать, да и секунд понадобится столько – считать точно устанешь. Ольга же, не обращая внимание на огненный меч, которым остервенело орудовала вторая Альфа, и принимая все удары на доспех духа, наконец-то пробила защиту первой противницы. Меч в левой руке с шипением вспорол грудную клетку, а стремительный удар второго отрубил голову сопернице. И зло оскалившись, Ольга повернулась к последнему оставшемуся врагу. Вот только та сразу бросилась наутёк, показывая свой трусливый характер. Хотя справедливости ради стоит признать, что это был акт скорее благоразумия, нежели трусости. Альфу, убегающую от Валькирии, никто особо осуждать не станет. Бежать за ней княгиня не стала, как и посылать вдогонку что-нибудь убойное. Смысл? С первого раза всё равно не убьёт, а силы источника ей наверняка ещё пригодятся.

Глянув на часы, Ольга изумлённо отметила потраченное на весь бой время. Восемь минут! И это с момента первых выстрелов, раздавшихся на тихой и спокойной улочке. Окинула взглядом картину разрушений. Горящие и перекорёженные автомобили, дома, с зияющими провалами вместо окон. Трупы убитых – разбросанные в разных местах. До некоторых тел уже добрался жадный огонь, и ветер доносил запах жареного человеческого мяса. Картина последствий боя больше соответствовала апокалипсису, но никак не благоустроенному центру столицы огромной империи.

Ольга посмотрела на своих людей. Осталось всего семь девушек – меньше половины от первоначального отряда. Воительницы встали перед Валькирией, изобразив неровный строй и всем своим видом показывая готовность идти за ней и дальше. Потрёпанные и усталые, но с несгибаемым характером, готовые сражаться, даже когда силы не равны и обстоятельства заставили бы других отступить. Из лично её людей в живых остались только двое, а пятеро остальных были людьми принцессы. «Сколько из них доживёт до рассвета?» – подумала княгиня.

– Попробуйте отыскать целые доспехи, – приказала она. – А мне найдите рабочий шлем.

Девушки бросились выполнять приказ, оттаскивая от огня бездыханных латниц в лёгких МПД и пытаясь найти исправный доспех. А Ольгу привлёк странный блеск, отмеченный краем глаза, и она, задрав голову, внимательно осмотрела ночное небо. Беспилотный аппарат завис в нескольких метрах над головой, нагло наставив на неё свой объектив.

– Любуешься? – выкрикнула Ольга, воздев руки, в которых по-прежнему горели два меча. – Советую бежать, пока не поздно. Потому что когда я до тебя доберусь, ты очень сильно пожалеешь, что не сдохла ещё до рождения.

Богиня возмездия в её лице предстала в крайне экстравагантном облике. Оголённые до самых бёдер босые ноги. Распахнутая короткая курточка темно – синего цвета едва прикрывала кусок бордовой материи, бывший когда-то явно роскошным вечерним платьем. Алмазы из остатков украшений сверкали в ночи, отражая своими гранями отблески от полыхающего вокруг огня. Но навряд ли оператору дрона было до смеха, как и Регине, которой адресовался весь этот посыл.

Выплеснув словами накопившиеся эмоции, Ольга тут же запустила «воздушный кулак» в следящее устройство и с удовольствием наблюдала, как подброшенная ударом юркая машинка сорвалась в неуправляемый полёт и рухнула в один из множества горящих вокруг костров. Следом за ней отправился ещё один беспилотник, замеченный гневной Валькирией. А потом ещё один – тот даже начал резкий подъём, но не успел набрать безопасную высоту. Остальные если и были, то успели попрятаться. «Пожалуй, к Еве можно не спешить, – подумала Ольга. – Дождусь ответного хода врага, а там решу. Принцесса со своей поддержкой должна справиться с захватом „Армагеддона“. Сильных одарённых в её группе много, а вкупе с роботом их совместная мощь только увеличится. Вот тогда и посмотрим, как на это отреагирует Регина».


Я взлетел над своим укрытием, метров на пять выше края стены. Мгновенно скорректировав положение «Адаманта» в воздухе, включил форсаж и рванул на таран. И это был чертовски сложный трюк, которому я загорелся научиться после показательных выступлений инструктора. Вот сейчас и проверю на деле насколько я им овладел. Для окончательного формирования образа Супермена из комиксов не хватало только вытянутой вперед руки и обязательного атрибута в виде красного плаща, красиво развевающегося за спиной. Если насчёт плаща я ничего не имел против, то вытягивать руки, ноги и другие конечности, даже и прикрытые бронёй точно не собирался. Я же не совсем идиот, чтобы ломать свой МПД. В итоге весь удар пришелся на плечевой сустав доспеха, и это мне ещё сказочно повезло – а может, сыграло роль моё умение – извернуться именно таким образом.

Зачем я вообще так поступил? Вопрос лежал на поверхности. Время! Взлетая над своим пристанищем, я даже не смотрел на отметки противников на своём радаре, полностью сосредоточенный на манёвре. Тупо сосчитать количество противников? Дык я и без радара знаю, что должно быть минимум отделение. Пять штук по количеству, чтобы гарантированно завалить одного неписаного красавчика в моём лице. А значит, надо по – быстрому справиться с ближайшим врагом и уже после можно думать над дальнейшей стратегией боя. Всё – таки пилот оказалась новичком или просто малоопытный. За те пару секунд, которые я потратил, пролетая разделявшее нас расстояние, можно было и в сторону отпрыгнуть, и ракетами встретить. Но она явно растерялась и абсолютно ничего не сделала. Тряхнуло очень хорошо, ощущения были такие, что мне казалось – ещё немного, и я проломлю броню доспеха собственной головой. Если бы мы находились внизу на дороге, то я бы не стал использовать такие сложные и опасные финты. С точки зрения эффективности результат получился бы нулевой. Ну вспахала бы моя противница газон на лужайке или высекла искры из асфальта, но на этом всё. И больше никаких дивидендов мне бы это не принесло. Но в нашем случае мы находились достаточно высоко над землёй, чтобы я все же попытался выиграть бой одним ударом, столкнув её вниз.

Тяжёлую технику подбросило в воздух и отправило во вдохновляющий полет с крыши пятиэтажного дома. Ну что я могу сказать? Авторитетно заявляю, что проведённый эксперимент не выявил положительной динамики в огромной серии предыдущих опытов. И я вынужден скрепя сердце подтвердить, что заявление более маститых и опытных товарищей, к сожалению, правда. Десантный модуль не предназначен для полетов. Управляемое падение после десантирования с самолёта – да. Прыжки на пару сотен метров – тоже да. И даже такой сложный трюк, совершенный мной, и то возможен после энного количества тренировок. Но! Ни в коем случае не стоит «случайно» падать с некоторой небольшой высоты, да ещё и по непредсказуемой траектории. Искин МПД просто не успеет скорректировать ваше падение. Я как бы и до этого сильно не оспаривал это утверждение. Хм. А с Мирославой и другими инструкторами вообще во время обучения спорить не принято. Так что противница, неожиданно отправленная в полет примерно с двадцатиметровой высоты, не успев почему-то попрощаться, рухнула на асфальт недалеко от припаркованного автомобиля. С пилотом вряд ли случилось что-то непоправимое – конструкция доспеха рассчитана на предохранение своего рулевого от травм и в более серьезных передрягах. Но я буду очень удивлен, если воительница сможет составить мне компанию в прыжках по крышам. В лучшем случае пешочком, но танцы в стиле кузнечика однозначно противопоказаны. Всё же на спину упала, и модуль выведен из строя без вариантов. Немного полюбовавшись сверху на людей, объявивших сегодня бойкот на сон и незамедлительно побежавших удовлетворять своё любопытство по поводу падающих с неба МПД, развернулся к своей следующей цели.

Плечевой сустав своего доспеха я всё – таки слегка повредил. Не критично, но неприятно. Радар показывал ещё четыре цели, разбросанные на удалении от полукилометра до трёх. Где-то в глубине души гордая часть меня даже слегка оскорбилась такому маленькому отряду, отправленному на мои поиски. Но проявление чувств произошло на очень большой глубине и слабая эмоция была моментом раздавлена холодной логикой. Мне и четверых хватит за глаза, даже если они вежливо встанут в очередь и решат поиграть в благородство. Но это бред, ибо очень сомневаюсь, что такое светлое чувство знакомо этим дамочкам.

Я совершил прыжок на стоящее рядом здание, переместившись навстречу ближайшему ко мне МПД. Если боя не избежать, то лучше сражаться один на один, пока есть такая возможность. Приземлившись по центру крыши, встал возле невысокой конструкции, похожей на воздушную вентиляцию, и стал дожидаться своей второй противницы. Она же приземлилась на крышу соседнего дома и замерла напротив меня по другую сторону разделяющей нас улочки. Не самая широкая проезжая часть – метров двадцать, если считать вместе с тротуаром. И прыжок для доспеха совсем не сложный, правда, если никто не мешает. Но как вы понимаете, стоять и молча смотреть я не собирался, и как только МПД ко мне прыгнет, планировал его встретить всем, что у меня есть. Ибо не хрен летать где ни попадя.

Пилот «Адаманта» прекрасно понимала свою уязвимость в момент прыжка. Несмотря на защитное поле и небольшую дистанцию, я вполне мог успеть обрушить на неё град выстрелов, ломая траекторию её скачка, и вместо крыши она упадёт на дорогу между нами. Вот поэтому она и медлила. Наверное, со стороны мы немного походили на ганфайтеров из моего старого мира. Не спорю, очень странноватых и «слегка» выбивающихся из классического образа метких стрелков Дикого Запада, но уж больно ситуация походила на картинку из какого-нибудь вестерна. Трёхметровые, металлические, вооруженные ракетами и плазменными пушками, тяжёлые штурмовые доспехи замерли в пятидесяти метрах друг от друга в ожидании первого хода. Кто его сделает? Каким он будет?

Мой впечатляющий побег из Кремля и быстрый успех несколькими минутами ранее, явно охладил пыл преследователей и заставил, как минимум уважать необычного мужчину в моём лице. Можно было бы устроить перестрелку из пушек или ракет, стараясь подавить защитное поле, а после и уничтожить. Но ракет у меня осталась половина из всего боекомплекта, и я их берёг из расчёта – попытаться сбить своего оппонента в момент прыжка. А стрелять плазмой, конечно, можно, но я не спешил. Во – первых, хотелось, чтобы первый ход сделала моя соперница, а во – вторых, для того, чтобы погасить амулетное защитное поле доспеха плюс стихийную защиту пилота, требовалось время и немалое. Я бы всё равно не успел подавить все её щиты до того, как к нам прискачут подружки моей противницы. А если скорость их передвижения сохранится, то в течение пяти минут против меня встанут уже четыре доспеха. Поединок на крыше, конечно, то ещё сомнительное удовольствие, но здесь хотя бы нет посторонних людей, могущих попасть под огонь и случайно пострадать.

В общем, мне надо или сваливать от неуверенного в себе штурмовика, или атаковать, дабы, когда начнётся общая свалка, все – таки гарантированно успеть добить хотя бы одного противника. Блин, прямо день выборов какой-то. И всё же я решил атаковать, дав себе мысленно десять секунд на подготовку. Сначала выпущу ракеты, причём не все сразу, а с интервалом, и пока она на них отвлекается, совершу прыжок, на лету стреляя из плазмы. Мой внутренний секундомер не успел отсчитать последние секунды перед боем, когда такой же, как и у меня, «Адамант» резко вскинул правую руку с закрепленной на ней массивной плазменной пушкой. Я едва удержался от моментального залпа из всего своего оружия, остановив себя в последний момент. А тяжёлый доспех, постояв пару секунд с задранной к ночному небу пушкой, развернулся и поскакал прочь от меня. Я недоумённо перевёл взгляд на радар, который показывал, что остальные доспехи перестали приближаться и замерли в явном ожидании своей подруги.

– Ээ – э, красавицы, – протянул я вслух. – Это что за приколы?

Ответа ожидаемо не получил, но зато в голову влезла дурацкая мысль, заставившая меня опасливо обернуться. Я, конечно, неимоверно крут, но вдруг на горизонте нарисовалось нечто намного покруче меня, отчего МПД и решили свалить, пока не поздно. Однако ни Годзиллы, ни Кинг Конга за спиной не оказалось, как и других персонажей в стиле голливудских фантазий. Сверхтяжёлого робота, способного походя размазать роту тяжёлых МПД, также не было. Интрига, однако.

– И почему вы сдриснули? – размышлял я вслух, одновременно активно проверяя показания всех сканеров во всех возможных диапазонах и пытаясь разгадать этот – то ли хитрый манёвр, то ли неожиданно щедрый подарок моих преследователей.

На максимальном увеличении видеокамеры МПД всё же вывели на визор боевого шлема любопытную картинку. Москва горела! Хм, виноват, напросилась фразочка. Но тем не менее чёрные клубы дыма и зарево от пожара я разглядел достаточно подробно. В нескольких кварталах от меня что-то полыхало и очень хорошо. Как раз туда ускакали четыре МПД, в сторону Кремля и моей очаровательной супруги. Пожалуй, моя мысль о появлении кого-то кто намного круче меня была не так уж и бессмысленна. Я прислушался к источнику – Ольга жива, и это не может не радовать, но «веселье» у неё явно в полном разгаре. То, что четыре доспеха ускакали на поддержку своих, ясно и без гадалки. Правда, чем могут помочь МПД в противостоянии с Валькирией, я не понимал. Не в бой же их бросят? Как говорится, не смешите мои тапочки, у них и так подошва отклеивается. Есть и более лёгкие способы самоубийства. «С другой стороны, – пришла ко мне мрачная мысль, – у них есть артефакт, и если смогут подойти на расстояние, достаточное для его негативного воздействия, то моей княгине придётся очень туго. Если подойдут…»

Дерьмо! Этот день сплошных головоломок меня уже задолбал. Душа требовала немедленно броситься на помощь своей жене, а вот разум холодно резюмировал, что хватит на сегодня страдать хернёй и пора немного подумать. И если сунусь в тот квартал, в меня вцепятся и уже не отпустят, а я там так и паду в своём последнем бою. «Адамант» так просто не спрячешь, его видно издалека, и подойти незаметно не выйдет. «В доспехе точно не получится», – обкатывал я мысль. – «А значит, всё – таки пора его бросать, как бы ни было жалко». Приняв решение, развернулся, чтобы прыжком вернуться на крышу дома, где мы прятались с Агнией. Там спуск уже известен, девушка, возможно, не успела ещё далеко убежать, и, догнав её, я успею довести до неё свой план отправив её в более безопасное место.


«Идиотки! Дуры!» – мысленно ругалась Булатова, убегая от разгневанной княгини Гордеевой. На хрена было так торопиться? Почему не подождали её отряд? Последние вопросы имели чисто риторический характер, и Ирина прекрасно знала на них ответ. Первая группа полностью состояла из Кайсаровых воительниц. А наследница Великого клана явно решила заработать себе дополнительные очки перед будущей императрицей. Но из-за поспешности и неподготовленности операции Булатовой пришлось буквально на коленке лепить план взаимодействия с одной из выживших Альф. Естественно, такая спешка до добра не довела, и это стоило гибели всего объединённого подразделения. А Ирина лично ввязалась в поединок не из-за желания помочь Альфе, сражающейся в одиночку против Валькирии, а скорее проверить свой уровень против сильной соперницы. Проверила, блин! И это желание так же не иначе как идиотским не назовёшь. Да, она умела призывать сразу два меча, а такая техника доступна, только начиная с уровня Валькирии или очень опытной Альфы – одной ногой стоящей на следующей магической ступени. Слишком сложные по конструкции узоры нужно сформировать, чтобы получить необходимый эффект, даже не всякая Альфа может создать и удержать структуру хотя бы одного меча, а про более слабые ранги и говорить нечего. Ирина как раз и стояла на грани перехода в следующий ранг, но сила её оружия оказалась недостаточной, что и подтвердил скоротечный поединок. С одним мечом она хоть как-то могла сдерживать удары, а напитывать должной силой сразу две боевых магформы получалось плохо. Стоило ещё раз признать, что идея была бредовой. Проверять, чего она стоит, как воительница, в поединке против одной из сильнейших Валькирий планеты, было проявлением несусветной глупости с её стороны. Выбежав из небольшого переулка на главную улицу, растолкала уже стоящую толпу зевак, жадно обсуждающих видимое с этого места зарево пожара, и запрыгнула в оставленную на дороге машину.

– Гони в Кремль, – бросила она рулевой.

– Дай мне связь с Региной, – спустя секунду, обратилась она уже к своей родственнице, обескураженно смотревшей на главу своего рода.

Скорее всего, несостоявшаяся императрица уже в курсе последних событий. Дроны наверняка уже передали в прямом режиме красочную картинку с места фееричного, но короткого боя, и всё, что нужно, Регина уже увидела.

– И верни тяжёлые доспехи, у нас тут охота поинтереснее намечается.

«Лишь бы самим в дичь не превратиться», – мелькнула у неё опасливая мысль.

– Но штурмовики уже нашли князя, а один доспех уже потеряли, – попыталась возмутиться девушка.

– Чёрт с ним, город оцеплен, и деваться ему некуда, а нам сначала надо решить более насущную проблему.

К тому же штурмовики могут в ярости от потери одной из них, прибить необычного мужчину, а потом скажут ей, что так и было. А она не теряла надежды заполучить его в свои руки. Хотя рановато она, конечно, размечталась, учитывая живую и гневную княгиню Гордееву. Но мечтать о чём-то и со временем получать желаемое было в характере африканской княгини. Правда, в Эфиопии реализовывать свои планы получалось гораздо легче. Мелькнула мысль о возможном шантаже Ольги, если в заложниках окажется её муж. Но, едва родившись, мысль была тут же затоптана. Ставки в этой игре слишком серьёзны, чтобы княгиня вдруг подняла ручки, испугавшись за Сергея. Нет! Она будет драться до конца, и плевать ей на возможные потери. А у заговорщиков ещё оставался один козырь, хотя Булатова и надеялась, что до его применения дело не дойдет, но, похоже, выбора уже и нет.


Ева выскочила из подвала сразу за Мариной и успела увидеть, как глава СБ клана Гордеевых запустила файербол куда-то в небо. А нет! Поправка! Опытная сотрудница спецслужбы решила устроить небольшой фейерверк не просто так. «И как она в ночи-то разглядела?» – удивилась принцесса, провожая взглядом горящие обломки беспилотника.

– Поглядывайте на небо, нам лишние глаза сейчас не нужны, – выкрикнула на бегу Марина.

Группа на максимально возможной скорости устремилась вперёд. Их проводник, к сожалению, не могла обратиться к силе источника, а потому её на руках тащили Евгения и Рита. Неодарённой девушке, практически висящей в воздухе, оставалось только слегка перебирать ногами, удерживая равновесие. Можно было, конечно, воспользоваться картой в планшете Риты, но Инна ещё с вечера успела несколько раз пробежаться и немного ознакомиться с окрестностями, так что, даже несмотря на роль балласта во время бега, была всё же достаточно полезной, направляя их по самому короткому пути. Пока добирались до своей цели, успели услышать несколько мощных взрывов. Похоже, Ольга «развлекалась» на всю катушку, используя свои силы в полную меру.

Им понадобилось чуть больше десяти минут, чтобы добраться до нужной улочки с тупиком, где был спрятан «Армагеддон». Атаковать решили без использования артефакта, уверенные, что смогут прикрыть Жданку, пока та расправляется с противником. В противном случае был риск получить пулю или плазменный заряд, что, при отсутствии хотя бы доспеха духа, гарантировало неприятные последствия. Наличие в их составе лекарки, конечно, хорошо, но зачем же прибавлять ей работы, когда этого можно избежать.

Выскочив из-за угла дома и быстро преодолев десяток метров, вбежали в небольшой проулок, зажатый между двумя домами. Пересекая незримую границу действия артефакта невидимости, принцесса едва не врезалась в бампер внедорожника, внезапно возникшего перед ней. На скорости разминулась с капотом в считанных сантиметрах от него и, взмахнув заранее активированным огненным мечом, нанесла удар. Меч с шипением рассёк лобовое стекло, перерубил переднюю стойку крыши и, не встречая сопротивления, вместе с подголовником кресла снёс голову сидящей за рулем воительницы. Евгения отстала от неё буквально на полсекунды. Вторая Альфа в отряде так же наткнулась прямо с улицы на невидимую за мгновение до этого стоящую машину, но реакции опытной воительницы хватило на то, чтобы моментально взлететь на капот автомобиля и нанести свой удар по пассажирке, сидящей на переднем сидении. Голубое копьё, разбрасывая электрические искры, легко пронзило лобовое стекло и не ожидающую нападения одарённую. Эти две девушки были единственными, кто находился в авто.

«Выше уровня Гаммы никого не было», – успела подумать Ева, атакуя в следующую секунду женщину, выскочившую из-за борта огромного тягача, стоящего в нескольких метрах от внедорожника. «А вот это уже Альфа», – отметила принцесса краем сознания, отбивая стремительный удар шустрой соперницы. «И очень опытная», – промелькнула следующая мысль, когда Еве пришлось отшатнуться, спасая голову от столкновения с мечом насыщенного чёрного цвета и из-за этого слабо различимого в плохо освещённом тупичке. Но их противостояние, едва начавшись, тут же и закончилось. Резко замерев, противница прижала руку груди в районе сердца, а Ева, моментально сообразив, в чём причина, взмахнула мечом и снесла уже вторую голову за короткий отрезок времени. Брызжущей во все стороны крови не было, так как огненный меч моментально прижёг края страшной раны.

– Там вторая Альфа, – выкрикнула лекарка, бросаясь на другую сторону тягача.

Ева рванула за девушкой и успела увидеть столкновение двух мечей, молниеносных в прямом смысле этого слова. Ибо в данном поединке сошлись две повелительницы одной и той же стихии. Евгения успешно теснила свою противницу, а искры и возникающие электрические разряды от столкновения оружия – в основе которого лежала сила молний – красиво разлетались вокруг, своеобразным фейерверком освещая темный проулок между грузовиком и стеной дома. Узкое пространство не давало Еве достаточно свободного места, необходимого, чтобы прийти на помощь Евгении. Но этого, в принципе, и не требовалось. Ждана напряглась в паре метрах за спиной соратницы, и спустя некоторое время вражеская Альфа, схватившись за грудь, была также обезглавлена. «Всё правильно,» – мысленно одобрила Ева действия своей воительницы. Лекарке, чтобы гарантированно убить, нужно на несколько минут остановить и удерживать сердце, постоянно противодействуя амулету, который будет стараться снова и снова запустить этот орган. А тратить столько времени им ни к чему. «И так хорошо получилось», – подумала принцесса, бросаясь вдоль прицепа огромного грузовика.

Две Беты – Марина и Нина – уже успели убить ещё одну одарённую и сейчас наседали на темнокожую девушку в чёрном пилотском костюме, которая просто сливалась в темноте с окружающей обстановкой. Делали они это очень просто. Используя руки и ноги, били и пинали негритянку, стараясь погасить её доспех духа. Кулаки Марины мелькали с невероятной быстротой, а время от времени один из них окутывался пламенем, усиливая мощь наносимых ударов. «Что-то из клановых секретов рукопашного боя», – подумала Ева, увидев такую картину.

Но, видно, негритянка находилась на уровне сильной Гаммы, потому что пока уверенно держала защиту и сдаваться не собиралась. К тому же Нина, в отличие от Гордеевой, явно проигрывала последней в физической подготовке, и родичу Евы несколько раз неслабо прилетело в ответ от африканской воительницы.

– Ваше высочество желает насладиться зрелищем или мы всё – таки вмешаемся? – иронично спросила Евгения.

– Нет времени, – хмыкнула принцесса. – Заканчивай тут.

Двухметровое копье – красивого насыщенного голубого цвета, с пробегающими по всей длине электрическими разрядами – возникло в руках Евгении и с силой пробило грудь пилота «Армагеддона». Марина с Ниной в момент удара просто прыснули в стороны, давая место более сильной одарённой закончить эти затянувшиеся танцы. Хотя грех было, конечно, жаловаться – по ощущениям прошло совсем немного времени.

– Две минуты, – вторя её мыслям, озвучила Марина время, прошедшее с момента начала всей операции.

Рита с Алёной уже забрались под тент, которым был накрыт объёмный груз на платформе тягача, собираясь взломать искин робота. Ева заранее дала Марининой помощнице свой личный универсальный пароль, должный подходить к любой технике производства клана Романовых. Даже если заговорщики сменили все ступени защиты – а так, скорее всего, и есть – код принцессы всё равно позволит зацепиться за нестираемые «следы» предыдущих ПО и поможет быстрее получить полный доступ ко всем системам робота.

– Слишком узко здесь, и после активации придётся выехать из тупика, – озвучила Марина не требующую доказательств истину.

– Надо будет, выедем, – отвлечённо ответила Ева, одновременно рассматривая гигантский транспортёр.

Под днищем этой машины наверняка располагались штук шесть артефактов воздуха, предназначенных уменьшать давление на поверхность. Сверхтяжа, весом в сто тридцать тонн, без таких устройств не по каждому мосту протащишь, да и дороге выдержать такой вес было бы нелегко. Между передними и задними колёсами – огромными, диаметром в рост человека – располагалась мощная грузовая платформа. Она за малым не касалась дорожного покрытия, уменьшая тем самым величину верхнего негабарита излишне крупного груза. Даже в полулежачем положении и с согнутыми ногами «Армагеддон» возвышался на добрых пять – шесть метров. Ева отвлеклась от созерцания мощной техники и прислушалась к разговору Марины и неодарённой девушки.

– Инна, тебе лучше нас покинуть, пока не поздно, сама понимаешь, что дальше толку от тебя практически нет, а опасностей хватает.

– Да, госпожа, я всё прекрасно понимаю.

– Выбирайся из квартала, а как выйдешь в зону, где будет работать хоть какая-нибудь связь, сообщишь остальным девушкам, ждущим на других точках, чтобы снимались и залегали на дно. Я Розе дала схожий приказ, в основном касаемо брата княгини, но вдруг её что-то отвлекло. И продублируй информацию о наших приключениях в подмосковную усадьбу. Роза опять – таки должна всё сообщить куда нужно, но сама видишь, обстановка мягко говоря неспокойная, и ещё одна посыльная лишней не будет.

– Хорошо, госпожа, я всё сделаю. Удачи вам всем. Попрощавшись, девушка выбежала из тупика, а остальные замерли в тревожном ожидании результатов взлома искина «Армагеддона». Хотелось бы, чтобы это произошло как можно быстрее. Счёт уже наверняка пошёл на минуты, и противник, когда обратит внимание на отсутствие связи с группой охранявшей робота, просто обязан направить соответствующие силы для выяснения.


Ольга стояла на крыше дома и смотрела на ночной город через визор боевого шлема. Парочку матерных словосочетаний она уже выдала вслух, предварительно отключив микрофон. А сейчас молча охреневала от увиденного. «Регина окончательно берега потеряла, – мрачно думала она. – Даже возможные жертвы среди мирного населения её ни капли не останавливают. Причём речь не о паре десятков погибших, тут счёт минимум на пару тысяч пойдет.»

Когда Марина сообщила о спрятанном недалеко «Армагеддоне», Ольга с принцессой попытались прикинуть, сколько ещё таких сюрпризов может быть под рукой у Регины в центре города. Сошлись на том, что штук пять точно, но навряд ли больше. А сейчас она смотрела на экран шлема, сканер которого равнодушно подсвечивал девять сверхтяжёлых роботов. «Плюс десятый, с которым пытается разобраться группа Евы». Последний «Армагеддон» пока не отобразился на радаре, а значит, захват удался, но взломать искин сверхтяжа и получить доступ к системе у девушек пока не получалось. После её видеообращения к Регине с обещанием грохнуть эту зарвавшуюся суку прошло всего пять минут. Ровно столько времени понадобилось Евиной тёте, чтобы принять решение и отдать приказ своим людям.

Пять роботов находилось с этой стороны Москвы – реки, а четыре на другом берегу, по ту сторону Кремля. Но все они целеустремлённо продвигались к одной ясно ощущаемой точке. «Вполне могут сровнять с землёй пару кварталов там, где условно находимся мы с Евой. А потом спокойно прочесать груду развалин, которая останется после массированного залпа этих монстров», – размышляла Ольга. – «Но пока они не стянулись поближе, нужно попытаться вывести их из строя по одному».

– Лина, – проговорила она в микрофон, – картинку от меня получили?

– Да, Ваша светлость, – чётко ответила старшая воительница из её отряда поддержки.

– Отправляйтесь к Еве на усиление её группы, я же попытаюсь выиграть им ещё время для активации захваченного «Армагеддона».

– Вас поняла. Выполняем, – чётко ответила девушка.

Воительница не спорила, ибо прекрасно понимала, что с таким аргументом, как «Армагеддон», её отряд мало чем сможет помочь Валькирии. Ольга, постояв секунду на краю здания и проводив убегающих девушек задумчивым взглядом, расправила свои воздушные крылья и плавно перелетела на следующий дом. Небольшая пробежка, толчок ногами, взмах крыльями, недолгий полёт, и она снова бежит по черепичной или металлической крыше. В таком ритме получалось двигаться максимально быстро, а также выходила существенная экономия сил источника.

Ольга не петляла, и путь пролегал практически по прямой к первой цели. На открытой местности ей пришлось бы более детально прорабатывать стратегию на бой против такого мощного противника. Но в условиях плотной городской застройки можно было сильно над этим не задумываться, а здания использовать как укрытия. Безусловно, с моральной точки зрения это не очень хорошая идея – прикрываться жилыми домами, но у неё не было выбора. «Противник слишком силён, и он не один, так что это вынужденная мера», – оправдывала Ольга своё решение, пытаясь успокоить пробудившуюся совесть. «Если сделаю всё быстро, то никто лишний не пострадает», – продолжила она заниматься самообманом. Всё – таки девять мощнейших роботов с группами прикрытия, использующие блокиратор источника, способны доставить ей очень крупные неприятности, и быстро расправиться со всеми не выйдет.

Семнадцатиметровый «Армагеддон» был практически одной высоты с окружающими его в основном пятиэтажными домами. Иногда спина рукотворного монстра слегка возвышалась над более низкими строениями, но чаще выходило наоборот, и его было практически не видно. Тяжёлая поступь многотонной машины ощущалась издали. Ольге осталось пробежать не более пятисот метров, когда, перелетая очередную небольшую улочку, она обратила внимания на суетящихся внизу людей. Народ с криками выскакивал из подъездов и суматошно крутил головами, пытаясь понять, что происходит. Чуть дальше наверняка будет уже картина разбегающейся в панике толпы, удирающей подальше от металлической громадины.

До робота осталось всего сотня метров, когда путь ей перегородили сразу четыре тяжёлых МПД. Запрыгнув на крышу дома они, не задерживаясь, снова совершили прыжок, уже к ней навстречу. Гадать, у кого из них находится подавитель – а она не сомневалась, что он у них есть – Ольга не стала. Малая «Цепь молний» была отправлена практически на автопилоте без участия сознания. Четыре шаровых молнии, практически мгновенно разойдясь на полсотни метров друг от друга и сохраняя форму ровного квадрата, вспыхнули, ненадолго превратившись в миниатюрные подобия Солнца, а между ними переплелись многочисленные извилистые молнии, образуя между собой крупноячеистую сеть, в которую и влетели все четыре доспеха. МПД, задымившись, рухнули на крышу ближайшего дома, а слабые разряды электричества еще некоторое время продолжали возникать на их броне, заставляя непроизвольно сотрясаться теперь уже просто груду металла.

«Какие-то безумные идеи в голове у Регины, или это её союзнички потихоньку паникуют, предлагая всякие глупости», – мельком подумала Ольга, прыгая с очередной крыши и пролетая над первым «Армагеддоном». Малые плазменные пушки шевельнулись, пытаясь перехватить стремительную цель, но Ольга была быстрее. Две чёрные шаровые молнии прямо во время полёта сорвались с её рук и ударили в спину роботу. Перелетев через широкую улицу, Ольга замерла на следующей крыше, желая удостовериться, что двух особенных молний с избытком хватит на такую махину. Для электронной и прочей начинки хватило! Сверхтяж затрясся, как припадочный, из щелей пошёл знакомый ей по прошлому опыту дым, и «Армагеддон» стал медленно заваливаться на проезжую часть. Финал падения досматривать не стала, рванув ко второй цели, но сильный грохот и скрежет металла расслышать успела.

До следующего необычного противника было чуть более полутора километров. Все роботы, как успела понять Ольга, располагались на равном удалении от Кремля по условной почти идеальной окружности. Сейчас она постепенно удалялась от Евы и захваченного «Армагеддона». Если выведет из строя второго сверхтяжа, а девушки по-прежнему будут ещё ковыряться со взломом искина, то Ольге придётся вернуться, чтобы прикрыть их от «супера», который неторопливо подбирался к отряду принцессы. Две сильные Альфы теоретически должны справиться с этой угрозой, но это если им не будут мешать, однако в последнее верится с трудом. Робот, которого Ольга уничтожила первым, изначально находился ближе всех, и быстро справившись с ним, она решила добежать до следующего, чтобы уже после возвратиться к своим. «Вроде бы по времени я должна обернуться вовремя», – думала Ольга, несясь к новому врагу.

Но события в очередной раз сменили ритм, заставляя действовать Валькирию на пределе её физических и магических сил. Радар шлема лихорадочно запиликал, оповещая о массированной ракетной атаке. В её сторону устремилось сразу полсотни ракет, причём стрелял не только ближайший к ней робот, но и два дальних, находящихся на расстоянии свыше четырёх километров. «Дроны», – моментально сообразила Ольга о причине такой повышенной точности залпа. Она помнила о возможном пригляде с воздуха, но полностью избавиться от назойливого внимания не могла. Уже дважды Ольга запускала сканирующую магформу воздуха, но в черте города чётко разобраться в откликах своего живого радара было слишком сложно из-за многочисленных помех. И на возможную слежку с беспилотников пришлось махнуть рукой. И когда в прошлый раз перед ней выскочило четыре МПД, она не сильно-то удивилась такой встрече.

Подниматься в воздух было бессмысленно, её щиты не выдержат такую массированную атаку. Резкий прыжок с крыши пятиэтажки закончился внизу на дороге. Если и встречать взрывную волну, то лучше делать это на твёрдой земле. Ольга успела пробежать совсем немного, когда начали взрываться первые управляемые ракеты. Используя дронов в качестве наводчиков, «Армагеддоны» скорректировали свой выстрел с небольшим упреждением, одновременно накрывая зону поражения радиусом в триста метров минимум. «Твари, здесь же множество людей», – зло подумала она, мазанув взглядом, по веселящемуся народу. А сколько из них уже спят безмятежным сном после продолжительных гуляний и долгого празднования в честь дня рождения императрицы?

Ракеты – калибр которых предназначался для схватки с равным соперником, оснащённым генератором защитного поля или хотя бы амулетным щитом – не встречая ни малейшего сопротивления, взорвались в квартале, застроенным жилыми домами. Практически мгновенно, вспучившись от мощной взрывной волны, здания, окутанные облаком огня и моментально поднявшейся тучи из пыли и осколков, взлетели на воздух.

Не сбавляющая бег Ольга оказалась в эпицентре между двумя такими разрывами, а по ходу её движения взорвались сразу две ракеты. Воздушный щит, выведенный на максимальный режим, выдержал первоначальный град осколков, но мощная ударная волна отбросила Ольгу в сторону начинающего рассыпаться дома. Валькирия, пробив спиной пока ещё целый угол здания, пролетела насквозь через огненную волну, охватившую строение, и вылетела по другую сторону стены, под лавину сыплющихся осколков.

Доспех духа выдержал, но, если она попадёт под многотонный завал, её уже ничто не спасёт. Быстро вскочив на ноги и не обращая внимания на каменный «дождь», падающий с неба, Ольга бросилась к центру небольшой улочки, стараясь успеть проскочить опасный участок и выйти из зоны поражения. Но материнское сердце взвыло от увиденной картины, заставив на секунду замереть и рвануть в другую сторону. Маленькая девочка не старше пяти лет каким-то чудом выжила среди этого ада и сейчас громко плакала и, захлебываясь слезами, звала маму. Судя по разорванной ночнушке, ребенка выбросило на улицу прямо из кроватки, и несмотря на падающие вокруг осколки от разваливающихся домов, внешне она никак не пострадала. Но в любую секунду любой кусок кирпича мог оборвать жизнь малышки.

Ольга побежала к девочке в надежде спасти в этом хаосе хотя бы ее. Княгине оставалось до ребенка не больше десяти метров, когда их настиг второй ракетный залп. Огненное облако взрыва накрыло плачущее дитя, а очередная ударная волна отбросила Валькирию назад. Ольгу отшвырнуло прямиком в лобовое стекло лежащего на боку микроавтобуса. Окончательно выбив остатки остекления и хорошо приложившись о ряд пассажирских сидений, она рухнула между ними. Высший магический ранг снова не подвел, хотя Ольга чувствовала, что прошла по самому краешку.

Вскочить и бежать далее не позволила острая боль внизу живота. «Что такое? Доспех же выдержал?» – скривившись от болезненных ощущений, подумала она. А в боевом режиме любые неприятные последствия от возможных ранений должны купироваться источником до слабо различимых и не мешающих продолжать бой. Ещё один режущий укол заставил её застонать, а тело непроизвольно сжалось в комок, стараясь компенсировать болевую волну. Между ног обильно повлажнело, и что-то горячее потекло по внутренней стороне бёдер. Вместе с тем пришло облегчение. С помощью включенного нашлемного фонаря, Ольга попыталась разглядеть испачканную в чём-то руку. «Кровь! – сразу определила она, а следом ее придавило пониманием. – У меня выкидыш!»

По кузову машины всё это время барабанили падающие камни и другие фрагменты от разваливающихся домов. Жуткий грохот падения особенно крупной части здания и скрежет сминаемого кузова заставили Ольгу вздрогнуть и активировать очередной воздушный щит. Силовое поле остановило деформацию машины, и с этой стороны всё было в порядке. Лекарский амулет также уже активировался, залечивая кровотечение. Пара минут, и её тело снова будет в порядке. «Тело в норме, а кто вылечит душу?», – горько спросила она себя. Эмоции от утраты не родившегося ребенка накрыли с головой, и слёзы хлынули неконтролируемым потоком. Нужно вставать и идти в бой, но ни сил, ни желания делать это сию секунду у Ольги не было.

Ночь, полыхающее вокруг пламя пожара и покореженный микроавтобус, придавленный большой грудой камней. Одинокий фонарь, встроенный в шлем, лишь слегка освещал салон смятой машины. В его тусклом свете можно было разглядеть одну из сильнейших Валькирий на планете: гордую, смелую и смертельно опасную для своих врагов. Но! Несмотря на всё своё могущество, продолжающую оставаться женщиной, остро переживающую неожиданную и крайне драгоценную потерю в результате жестокой, но вынужденной реакции своего организма. Нельзя было настолько перегружать источник – расплата последовала моментально. У неё не было другого выбора, но легче от осознания этого не становилось.

Клубы дыма проникли в автомобиль, но остановленные защитным полем заметались по салону не в силах преодолеть магический барьер. Подкрадывающиеся языки пламени уже жадно лизали задние колеса микроавтобуса, готовые получить очередную порцию пищи. «Сейчас, ещё минутка, и я встану», – дала Ольга себе время, чтобы прийти в чувство, одновременно пытаясь вызвать в душе ярость и злость, дабы выместить их на своих врагах.

А тем временем отряды противника уже окружали горящие развалины, чтобы прочесать территорию и добить возможно ещё живую Валькирию. Недалеко начал приходить в себя и скапливаться народ, ошарашенный происходящим на их глазах апокалипсисом. Некоторые оказывали помощь немногочисленным выжившим или просто пострадавшим от близкого взрыва. От сдвоенного ракетного залпа на несколько кварталов вокруг в домах все окна остались без стёкол. Скорая медицинская помощь и пожарная служба уже сверкали проблесковыми маячками и добавляли хаоса своими сиренами. Люди выбегали из своих домов, пока не осознавая масштаба происшедшего. А на месте десятка домов предстала груда камней с мелькающими в разных местах очагами пламени. До рассвета оставалось всего несколько часов, но они явно не будут спокойными.


Глава 8
Право выбора

Недалеко от Смоленского моста, в самом начале Большой Дорогомиловской улицы, возвышалось тридцатисемиэтажное здание. Несмотря на наличие между высоткой и набережной Москвы-реки небольшой парковой зоны, простой народ предпочитал здесь надолго не задерживаться, а из отдыхающих в основном были представители многочисленной армии туристов, желающих сфотографироваться на фоне старинного, окутанного различными легендами строения. В его декоре очень изящно соединились веяния древнерусского зодчества и модернистского стиля прошлого века. Монументальное стодевяностометровое здание было построено более ста лет назад и являлось центральным управлением Службы Имперской Безопасности Российской Империи. Интересный архитектурный дизайн в виде сильно вытянутой вверх ступенчатой пирамиды и наличие за стенами могущественной службы безопасности притягивали иностранных и иногородних гостей как магнит.

Как и любую подобную структуру, СИБ окружало множество мифов и легенд – внушающих как и ужас, так и уважение. Единственное, что всегда оставалось неизменным во все времена и о чём помнили и знали абсолютно все жители огромной империи – это практически полная, хотя и юридически обоснованная, вседозволенность сотрудников данной организации. Обладающих непререкаемым авторитетом и, помимо функции глаз и ушей своей императрицы, выполняющих ещё и карательные функции. И если где-нибудь на просторах гигантской державы на территории подконтрольной российскому клану или боярскому роду начинали вдруг страдать амнезией и забывать такую «милую» подробность, то в гости к ним наведывались вежливые и улыбчивые девушки, спешащие напомнить забывчивым главам своих людей и земель о некоторых незыблемых законах империи. Конечно, такое бесцеремонное вторжение и могущество раздражала очень многих удельных властительниц, но кроме как бессильно поскрежетать зубами, сделать что-либо ещё они не могли.

Казалось бы, на своей земле ты должна быть полновластной хозяйкой и иметь право делать в своих владениях всё что угодно. Ан нет! Несмотря на частично сохранившуюся феодальную систему, законы империи действовали повсеместно на всей территории государства. И за их соблюдением тщательно следили представительницы СИБа, находящиеся, как правило, во всех крупных удельных образованиях. Совсем мелкие родовые земли также не оставались без внимания и регулярно проверялись. Учитывая, что большая часть таких контролёров входила в клан Романовых, то попытки подкупить или как-то застращать представителей могущественной организации обычно проваливались. Обычно… Слишком суровым было наказание для безопасницы, пойманной хотя бы на банальной взятке – смертная казнь с конфискацией всего нажитого имущества. Поэтому возможная выгода не стоила таких рисков, и девушки всесильной организации работали, за редким исключением, на совесть.

К тому же в качестве поощрения за хорошую службу им отчислялся процент от штрафов, которые выписывались знатным семействам за всевозможные нарушения. Правда, система финансового наказания касалась только мелких прегрешений в социальной сфере, начиная от плохого качества дорог на подведомственной территории и заканчивая жалобами от жителей на отсутствие в доме воды или отопления. Кто там не доработал в таких вопросах, безопасниц абсолютно не волновало, и правящий род получал очередную платёжное требование. А если, например, вместо ремонта плохих дорог клан делал закупку дорогостоящих роботов, то сумма штрафа могла увеличиться ещё больше, с ироничным пояснением, что раз хватает денег на роботов, то хватит и на новый асфальт и на более высокий штраф. Если в установленные сроки замеченные нарушения не устранялись, то приходила новая платёжка с более впечатляющей цифрой.

Понятное дело, терять энные, и зачастую немалые, суммы на пустом месте никто не хотел, а потому все правящие княгини, графини и другие свободные боярыни вынуждены были уделять повышенное внимание различным вопросам в своём большом или очень большом хозяйстве. Конечно, несправедливо сравнивать финансовое положение свободного боярского рода и какого-нибудь небольшого клана. И земель, и людей в их ведении находилось неравнозначное количество, а значит, и возможности были далеко не равными. Но гибкая система финансовых санкций и индивидуальный подход творили порой настоящие чудеса. А если какой-нибудь род или клан вдруг начинал испытывать трудности с поддержанием порядка на своих землях, то имперский клан Романовых готов был с удовольствием «придти на помощь» и с радостью выкупить любого размера территорию. Но последнее слишком сильно било по статусу рода и на такое шли очень редко и только в исключительных случаях.

На последнем этаже здания, принадлежащего главному управлению Службы Имперской Безопасности, находился кабинет, в котором трудилась одна из самых известнейших женщин не только в Российской империи, но и за её пределами. Разменявшая седьмой десяток Антония Романова уже больше тридцати лет являлась главой могущественной организации. Генеалогическая ветвь её рода уходила корнями к Екатерине Романовой – сестре Софьи Великой. Близкое родство с правящей семьёй всегда предоставляло множество возможностей для занятия в государстве высших должностей. Хотя именно это место в нынешней иерархии Романовых досталось ей весьма не просто.

Антония с детства мечтала стать одной из сотрудниц СИБа – как и многих, её привлекала романтика такой работы, полная приключений и опасности. Правда, последний пункт касался в основном отдела внешней разведки, в который в итоге она и попала. Благодаря уму, проницательности и происхождению она достаточно успешно продвигалась по служебной лестнице, что в итоге привело её на должность главы отдела. Опыт был бесценным, а полученная эксклюзивная информация заставила задуматься. Многие интересные особенности зарубежных государств находились и так в свободном доступе, но к ней стали стекаться такие скрытые от рядовых граждан нюансы, которые из газет не узнаешь.

Основное, что бросалось в глаза – это взаимоотношения между кланами с одной стороны и властью с другой. Кроме России, больше ни в одной стране мира не было таких сильных ограничений для знати и тотального контроля над их удельными землями. Даже если не брать в расчёт африканских дикарок и племенные индейские союзы Северной Америки, во всех остальных более развитых государствах мира – сильные кланы самостоятельно решали любые вопросы на подвластных им территориях. И несмотря на такую политику, это не мешало многим королевствам быть на ведущих позициях на мировой арене.

Да, Российская империя, безусловно, оставалась лидером на протяжении уже многих веков, но номером один она стала благодаря столетней форе, образовавшейся ещё в семнадцатом веке. В то время, когда во многих странах мира устроили охоту за одарёнными с целью дальнейшего их уничтожения, в тамошней Руси отыскивали девочек, чтобы поставить их дар на службу государству. Если бы те же индеанки или африканки вместо того, чтобы с новой силой продолжить межплеменную резню, сели бы за стол переговоров, то смогли бы занять и более достойное положение на планете. В России объединение в огромную империю тоже не прошло гладко. Сибирские племена стремились показать свою силу и отстоять независимость, но были слишком малочисленны и разрозненны, чтобы суметь противостоять натиску и чаяниям Московских правительниц.

Антония скрупулёзно просматривала зарубежные сводки, разбирала всевозможные скандалы и возникающую иногда борьбу между правящей династией в какой-то стране и клановыми образованиями. Спросил бы её кто-нибудь тогда: зачем ей это всё? Она бы не смогла чётко ответить на этот вопрос. Возможно, подсознательно готовилась к ожидаемым изменениям в империи. Ведь чем дальше, тем больше раздавались недовольные возгласы от российских кланов по поводу излишне жёсткого, на их взгляд, контроля со стороны трона. Даже тридцатка Сильнейших и Великих кланов, обладающая гораздо большими возможностями и привилегиями по сравнению с остальными родами, также иногда выражала своё недовольство сложившимся положением вещей.

А ещё Антонию волновали взаимоотношения внутри правящего рода. Романовы стали великими уже не в буквальном, а в прямом смысле этого слова. Почти тысяча человек, имевших одну фамилию и претендующих на свою долю пирога в огромной империи. Ещё во времена Софии Великой принимать в семью сильных одарённых было единственно правильным ходом и позволяло быстро нарастить силы за счёт внешних источников. Некоторым из способных девушек, отказывающимся вступать в род и желающим получить хотя бы подобие самостоятельности, предлагался герб и право на собственный род в составе уже клана Романовых. Но в итоге клан разбух от количества людей, а большинству из одарённых, за очень редким исключением, последние сто лет предлагался только статус слуги рода и рассчитывать на что-то более значимое новенькие уже не могли.

Несмотря на огромную территорию империи и немалый административный аппарат, предложить каждой в роду соответствующую статусу должность было не в силах императрицы. А самые значимые посты, безусловно, доставались прямым потомкам Софии Великой. Остальные родственники довольствовались предложениями, удовлетворяющими далеко не всегда и не всех.

Пост главы СИБа могла занять только близкая родственница императрицы – родная сестра, тётя или, в крайнем случае, кто-то из двоюродной ветви. Опыт в таких делах вещь безусловно необходимая, но во главу угла при назначении на эту должность всегда ставились преданность и надёжность человека. Антонию с правящей императрицей Марией разделяло уже шесть поколений, и несмотря на связывающее их давнее родство, получить назначение на такую работу ей представлялось маловероятным стечением обстоятельств. Но судьба в очередной раз решила сыграть по-своему, и слепой жребий выпал таким образом, что, кроме неё, более опытной и при этом лояльной кандидатуры не оказалось.

Антонии повезло дважды – во-первых, у правящей императрицы Марии не было сестёр, а только два брата. Во-вторых, предыдущая глава службы, уходя на покой, в качестве преемницы подготовила весьма неоднозначную кандидатуру. Татьяна – двоюродная племянница императрицы, должная возглавить СИБ – помимо своего профессионализма в работе, славилась весьма необузданным характером в плане сексуальных предпочтений. А если точнее, то любила она мальчиков и девочек, предпочитая как можно моложе. Казалось бы, ничего страшного – все любят молодых и красивых. Вот только в её случае возраст постельных партнёров редко превышал четырнадцать лет, что в контрасте с сорокапятилетним возрастом самой Татьяны смотрелось слишком извращённо. Правда, до одного несчастливого для неё вечера про эту сторону её жизни знал очень ограниченный круг людей. И пока она пользовалась пусть и незаконными, но специализированными услугами интим-агентств – всё было хорошо. Но, когда при возвращении с какого-то банкета ей приглянулась гуляющая парочка подростков – всё пошло наперекосяк.

Прогуливающиеся брат и сестра оказались не простыми детьми. Охранница подростков, отлучившаяся на секунду, всё же успела увидеть, как детей заталкивают в машину, и, естественно, запомнить номер автомобиля. Влияния и связей их матери, состоящей в купеческом сословии, хватило на то, чтобы в течение получаса установить и узнать, кто забрал подростков. Несмотря на то, что дети отделались лёгким испугом, а купчиха после получила хорошую компенсацию, скандал разразился знатный, а пресса радостно стала мусолить тему об окончательном падении нравов в правящей династии. Всеобщая истерия длилась не очень долго, ибо, даже при свободе слова, поливать грязью окружение абсолютного монарха всё же чревато. Частные владельцы газет – проявив благоразумие – для горячего факта использовали не самые первые полосы свежих выпусков. Телевидение также уделило этому происшествию минимум эфирного времени. Но этого хватило с лихвой, чтобы граждане империи начали делиться мнением об этой новости. Все сайты мировой сети, различные форумы, причём не только имперские, задавались только одним вопросом: что будет делать императрица с такой родственницей?

Томить всех долгим ожиданием Мария I не стала. И буквально спустя пару недель незадачливая племянница получила распределение на Крайний север, на побережье Северного Ледовитого океана, не иначе как охладить свою излишне горячую кровь. Получилось как в перефразированной поговорке: «Из князи в грязи». Из потенциальной главы могущественной службы превратилась в реальную сотрудницу метеорологической станции, находящейся в семидесяти километрах от ближайшего посёлка. Поехала она туда не одна, а в сопровождении главы своей охраны, проявившей халатность и безразличие, не остановив свою подопечную в своём непотребном желании. Штатная численность персонала станции как раз и была два человека. Срок назначения, а правильнее сказать ссылки, составил десять лет без права пересмотра и с запретом покидать место высылки. Народ империи ещё долго язвил на эту тему, предлагая Татьяне использовать проведённое время с пользой и попытаться приручить белых медведей или тюленей для удовлетворения собственных сексуальных фантазий.

А спустя сутки Антония получила предложение, от которого нельзя было отказаться. Так она из начальницы отдела внешней разведки стала главой всей службы безопасности. Работа захватила её с головой, правда, ненадолго. Несмотря на благорасположение императрицы, Антонию не покидала мысль о том, что её назначение вынужденная мера и когда срок ссылки Татьяны закончится, её вернут на своё место. Десять лет пролетели как один, но с занимаемой должности её не попросили. А Татьяна, вместо возвращения в Москву, отправилась в Архангельск, возглавив местный филиал СИБа. Видно, слишком сильным и болезненным было разочарование императрицы в своей племяннице, не оправдавшей высочайшее доверие, что даже спустя долгий срок Татьяна не смогла получить полное прощение.

Антония осталась руководить СИБ, но, несмотря на высокий пост и, вроде бы, огромную власть, она оказалась связана множеством ограничений. А за всевозможные грехи подчинённых императрица лично спрашивала с неё и делала это весьма строго. Политический вес она приобрела серьёзный, но те крохи свободы, которые были у неё на должности начальницы отдела внешней разведки, теперь пропали окончательно. И ей стало грустно и немного обидно, что, несмотря на наличие в руках огромной власти, воспользоваться ей по своему разумению она не может. Если бы существовала малейшая возможность выйти из рода с сохранением статуса, она бы уже сделала это. Но когда у тебя фамилия Романова и княжеский титул, то большинство твоих усилий должны идти на благо огромной империи и приносить ей максимум пользы. Можно было открыть своё дело на стороне, но без финансовой поддержки своего рода и соответствующих согласований с главой рассчитывать на что-то серьёзное и значимое было нельзя. А те, у кого был накоплен необходимый капитал, всё равно вынуждены были оглядываться в своих действиях на решения совета клана.

Очень немногочисленные желающие, решившие по разным причинам вдруг выйти из большой семьи – лишались и титула и фамилии. Делалось это во избежание всевозможных эксцессов, дабы, если таковые произойдут, ничто не могло бросить тень на правящую династию. Некоторые из тех, кто всё же рискнул пойти своим путём, получив свободу в действиях, смогли занять достойную нишу в купеческом сословии. Но Антония считала такой размен неравнозначным, а для неё лично невозможным в принципе. Слишком много она знала клановых секретов, чтобы ей разрешили уйти в свободное плавание. А если бы такая возможность предоставилась, то лично ей хотелось сохранить свой титул и получить герб для нового свободного рода. Её семья за прошедшие века скопила достаточно драгоценностей, чтобы новообразованный род быстро встал на ноги. Ей мечталось, что новая фамилия Антонова будет хорошо звучать, а учитывая родословную, то выглядеть будет серьёзно и не теряться на фоне других старинных родов.

Но мечты оставались мечтами, и даже если предположить такое фантастическое допущение, то жизнь вне клана, и в том числе во главе свободного рода, будет всё равно ограничена многочисленными законами империи. Неоднократные попытки кланов поднять вопрос о предоставлении удельным землям большей самостоятельности в различных вопросах натыкались на холодное недоумение императрицы, отвечающей неизменно одинаково: «Сейчас не Средние века, когда каждый правитель в своих владениях мог устанавливать собственные правила и поступать, как ему заблагорассудится. Ваши земли – это ваш статус, но не более того, и до тех пор, пока я жива, на территории империи для всех будет действовать один закон и единый порядок.» В общем, если вдруг случится такое чудо, и она сможет выйти из рода, да ещё и с собственным гербом – что совсем уж невероятно – то всё равно будет ограничена в своих действиях и постоянно находиться под приглядом.

К раздражающим её факторам добавилась и наследная принцесса Ева. До недавнего момента такой должности, как куратор, просто не существовало. Когда было нужно, Антония отчитывалась перед императрицей, и если требовалось уточнение каких-либо вопросов, то проводила дополнительную работу. Принцесса добавила сумятицы в их службу, беспрестанно совала свой нос, куда заблагорассудится, и Антонии приходилось регулярно докладывать о своих действиях теперь ещё и Еве. Без лишних слов было понятно, зачем её высочество вдумчиво и скрупулёзно вникает во все вопросы. Готовится смена главы СИБ! Да, процесс не быстрый, и принцессе придётся устранить многие пробелы в знаниях, но рано или поздно это всё равно произойдёт, и Антонии придётся вернуться на прежнюю должность. Почему именно принцесса, было также ясно. Если всё пойдёт своим чередом, то на трон она взойдёт после своей матери только через тридцать-сорок лет, в течение которых вполне может руководить СИБ, а там и новая смена подрастёт. И знание этого весьма раздражало, а иногда просто бесило, заставляя Антонию мысленно браниться на правящую семью.

Всё изменилось буквально два года назад. Антония всё-таки не стерпела, и когда Ева отменила два её приказа, устроила принцессе разговор по душам. Стоило признать, что разговор получился излишне громким и смахивал больше на ругань, но финал всё же того стоил. Буквально на следующий день её вызвала к себе императрица и заверила, что смещать с занимаемой должности Антонию никто не будет. А Еву она пристроила в СИБ, чтобы внучка в ожидании императорской короны занималась полезным и нужным делом, приобретая бесценный опыт в управлении такой структуры как СИБ. Но главой всей службы будет по-прежнему Антония, а дабы избежать эксцессов, подобных недавнему, им с принцессой нужно просто общаться почаще. Антония тогда горько усмехнулась, правда внутренне. Что это за глава, если её решения могут быть отменены в любую секунду? И получается, что руководить она будет лишь номинально, а по факту за любое решение теперь нужно отчитываться перед принцессой. Ей пришлось принять изменившиеся правила игры, ибо другого варианта не было.

Но спустя неделю случился ещё один разговор, имевший более далёкие последствия. Регина – бывшая наследница престола – сделала ей предложение, от которого трудно было отказаться. Возможности, которыми располагало сохраняющее – как и в ситуации Антонии – только номинальный титул старшее высочество, весьма впечатляли. Когда-то Антония один раз позволила себе в алкогольном угаре поделиться своей мечтой о собственном родес одной из любовниц. И ей пообещали осуществить эту мечту при условии поддержки переворота, а учитывая, что Регина, став императрицей, планировала расширить привилегии для кланов, предстоящий финал выглядел, в основном, в радужном свете.

Слабые попытки собственной совести напомнить Антонии о долге, чести и достоинстве были загнаны в самый уголок сознания и тихо там задавлены, чтобы не рыпались. Она считала, что империя задышит гораздо свободнее и только прибавит в силе, если убрать некоторые ограничения для хозяек своих земель. Ведь речь не идёт о полной анархии, а всего лишь о несколько большей самостоятельности по самым накипевшим вопросам. «Романовы зажрались и слегка заплесневели в своём могуществе, и пустить немного крови пойдёт только на пользу правящему роду, а планируемые Региной реформы также принесут благо всей империи. Спадёт излишняя напряжённость, и наступит новый виток в развитии и процветании». – думала Антония. Ну а лично её Регина гарантировала отпустить с новым родовым гербом и титулом. Фамильные земли у Антонии уже были как и в Подмосковье, так и в других регионах. Регина собиралась хорошо перетряхнуть весь административный аппарат, так что смена главы СИБ легко впишется в такой сценарий. Ну а в будущем императрица всегда может рассчитывать на поддержку нового рода под руководством Антонии. Ей всё равно потребуются союзники, и чем больше их будет в первые годы, тем лучше.

Вызывало уважение то, сколько времени было потрачено Региной для подготовки переворота. Требовалось просто гигантское и безграничное терпение для того, чтобы не сорваться и не начать действовать сразу же при первой возможности. Любая другая на её месте, уверовав в могущество артефакта, наверняка бы поторопилась и наломала дров, что привело бы к гражданской войне и долгой борьбе за трон. Но продуманный план Регины предусматривал быстрый перехват власти с устранением всех реальных и возможных конкурентов на престол империи. Казалось, что были учтены практически все возможные варианты по развитию событий. Казалось…

Никто из заговорщиц и представить не мог, что амулет князя Гордеева, явно заказанный любящей женой, сможет противостоять воздействию подавителя источника, из-за чего тщательно выстроенный план потерпит сокрушительный крах. Когда Регина сообщила о накладке в Софийском зале, Антония моментально передала всю имеющуюся информацию о чете Гордеевых. О том, что муж княгини Ольги не обычный мужчина и является любителем пострелять из различных видов вооружения, знали многие. После недавнего Маньчжурского конфликта Антония решила проверить противоречивую информацию, полученную от своих сотрудниц. Таким же интересом загорелась принцесса Ева, попросив поподробнее узнать о подвигах князя Гордеева. Тот редкий случай, когда интересы главы СИБа и её куратора совпали, и Антония добывала сведения вполне официально и не прячась. Но полученные данные ещё больше запутали ситуацию, и вместо правдивых новостей она получила очередную порцию слухов и вымыслов.

По одним докладам Гордеев каким-то образом захватил сверхтяжелого робота и пришёл на выручку небольшому отряду, отправленному в рейд по тылам китайских сил. А перед этим его самолёт сбили над территорией Измайловых, уже захваченной беспокойным южным соседом. По другой информации, управляя английским «Люцифером», князь сошёлся в поединке против китайского «Чёрного Воина» и вышел победителем. В противовес этой новости шло донесение, что за штурвалом английского сверхтяжа находилась Алёна – победитель последнего турнира среди роботов в средней категории и это звучало гораздо правдоподобнее. Среди всего этого фигурировала новость о княгине Ольге, которая в одиночку бросилась выручать попавшего в беду мужа. В общем, единственное, что не подвергалось сомнению – это то, что на Маньчжурских землях клана Гордеевых явно произошло что-то сверх неординарное. Но разобраться в мешанине из сказок и фантазий, выявить истину и расставить всё по полочкам не представлялось возможным.

Очень необычный мужчина – он ещё с момента свадьбы с княгиней Гордеевой вызывал множество вопросов. Самой главной загадкой оставалась тайна его происхождения. Антония прекрасно помнила ту бурю, что неожиданно подняла Ева, пытаясь разобраться с этим вопросом. Но концов, откуда явился Сергей Ермолов, найти так и не смогли, а после свадьбы Ева приказала оставить это дело. То, что княгиня Ольга подделала документы будущего мужа, безусловно разжигало интерес и любопытство, но ссориться с Великой княгиней из-за такой мелочи точно никто не собирался.

После фееричного прорыва князя из Кремля стоило признать, что многие слухи о нём, скорее всего, являются правдивыми. И вообще, за несколько часов, прошедших с момента переворота, ситуация кардинально поменялась. А лично для Антонии всё складывалось хуже некуда. Глядя из окна своего кабинета на разрушенный после залпа «Армагеддонов» жилой квартал, она понимала, что ситуация окончательно вышла из-под контроля. Как бы теперь всё не закончилось, граждане империи будут жаждать крови тех, кто допустил такое, и требовать публично покарать всех причастных. И ей, как главе СИБа, обязательно начнут задавать вопросы, а Регина вполне может пойти на поводу у толпы и, чтобы обелить себя, принести Антонию в жертву наравне с остальными исполнителями её воли. А если в этом противостоянии выиграет Ева, то вариантов вообще не остаётся. Извечный вопрос, не теряющий своей актуальности в любые времена, встал перед ней во весь рост. Что ей теперь делать? И на поиск правильного ответа осталось не очень много времени.


Елена стояла у самой границы освещаемого фонарём участка улицы. В чёрной сибовской униформе она практически сливалась с окружающим сумраком, делающим её практически незаметной для немногочисленных прохожих. Слава богу, большинство людей уже угомонились и разошлись по домам. Но это было единственным позитивным моментом за сегодняшнюю ночь. События последних часов вызывали мрачные мысли, а жалкие остатки дневного оптимизма были полностью раздавлены, под прессом безысходного пессимизма. Винить в плохом настроении, кроме себя, можно было только ещё одного человека: Марина Гордеева – глава СБ клана – сделала её как ребёнка, и осознание этого бесило неимоверно. Несколько минут назад она получила информацию, из которой стало ясно, что эсбешница Гордеевых всплыла совершенно в другом месте, причём вместе с принцессой Евой. Елена слишком поздно сообразила, в какую именно сторону – используя систему метро – могла убежать Марина. Пятёрка гордеевских латниц, что нагло поднялась в вестибюль станции Серпуховская, безропотно сложила оружие, едва их окружила группа Елены. Оружие-то сложили, но на любые вопросы воительницы сохраняли гордое молчание, полностью отказываясь говорить. Вот во время этой бесполезной попытки допроса ей и сообщили свежие новости.

Елена вышла на улицу из здания метро, дабы обмозговать новые данные и поразмышлять над ситуацией в целом. Стоило признать – своё задание она практически полностью провалила. Являясь координатором пяти подобных групп, она умудрилась допустить множество промахов, причём находясь непосредственно на месте выполнения очередной задачи и лично руководя операцией. Сначала ошибка с Ниной Романовой, потом последовала неудача в деловом центре Гордеевых, причём в последнем случае она совершила сразу несколько серьёзных проколов. Здесь и потеря артефакта, и гибель Альфы, и провальная попытка преследования. Совершенно не удивительно, что после получения свежей информации о Марине Гордеевой, на вопрос Елены – что теперь делать её группе? – операционистка сухо ответила: «Ждать». Вывод был только один – она подвела настолько сильно, что ей не хотят доверять даже оцепление квартала, где обнаружили принцессу. «Видно, считают, что и здесь я не справлюсь и обязательно напортачу», – мрачно думала она. А ведь у неё под рукой сейчас два десятка легких МПД, одна Альфа и пять оперативниц из СИБа. А ещё десяток людей находятся возле станции метро Пятницкая. Вполне серьёзные силы, могущие существенно упростить захват принцессы и её людей. Ещё один артефакт подвезли раньше, а посыльная устно передала ей предупреждение, что если потеряет и этот подавитель, то лучше сразу пустить себе пулю в лоб.

Хмуро окинув взглядом улицу, Елена неожиданно замерла и, быстро вытащив планшет, открыла нужный файл. Ей не померещилось и не показалось, а реально привиделось, что в нескольких метрах от неё быстрым шагом прошла пара девушек, фигурирующих в вечерних донесениях. Именно они звонили с Красной площади в деловой центр Гордеевых, после чего события резко ускорились. Лазутчицы оказались настоящими профи и, несмотря на огромное количество в городе технических средств обнаружения, смогли практически мгновенно исчезнуть, причем найти их так и не получилось. Перед Еленой забрезжила надежда хотя бы частично реабилитироваться за свои предыдущие промахи.

– Внимание всем, вижу цель, немедленно организовать перехват, – проговорила она в микрофон, одновременно транслируя картинку объектов через мини-видеокамеру, закреплённую на левом ухе.

Елена начала движение за парой Гордеевских лазутчиц, стараясь не упускать их из вида и при этом самой не попасться на глаза. Несмотря на глубокую ночь, на улице всё ещё гуляло небольшое количество людей, но их было явно недостаточно, чтобы полностью скрыть Елену от глаз преследуемых девушек, если те вдруг захотят поподробнее рассмотреть свои тылы. Поэтому безопаснице приходилось держать максимально возможную дистанцию, позволяющую оставаться необнаруженной. Сейчас её люди должны вырваться вперёд, обойти по параллельной улице двух спешащих подружек и организовать перехват. «Только бы сейчас не обосраться, – нервировала её опасливая мысль. – Иначе на карьере точно можно ставить жирный крест и впору действительно пустить себе пулю в лоб».


Роза снова взглянула на индикатор сети на телефоне и в который уже раз недовольно скривилась. Они с Витой так скоро всю Москву насквозь пробегут. «Если в районе Серпуховской связи не будет, то воспользуюсь одним из таксофонов и гори оно синим пламенем. Пускай отслеживают звонок сколько угодно». От своих девушки удалились уже достаточно далеко, так что даже возможная облава им навредить не в состоянии. Да и несмотря на всё своё могущество, СИБ не сможет так оперативно среагировать. Правда, далеко не факт, что городские телефоны работают. Лично она, проводя такую операцию, отрубила бы все возможные средства связи. Отпущенное им время неумолимо тает, а ещё обратно бежать. «Не-е, обратно точно на машине поедем, – решила Роза. – К чёрту такие забеги».

Особо додумать, где и как она возьмёт машину, Роза не успела. Вита резко толкнула подругу в переулок, мимо которого они пробегали. Одновременно с толчком её напарница выпустила сразу четыре шаровые молнии в сторону четырех девушек, двигающихся им наперерез с противоположной стороны улицы. «Сибовцы», – мельком успела отметить Роза.

– Ходу, там ещё МПД, – прокричала Вита бегущая позади.

Однако бежать дальше было некуда. Путь преграждала вертикальная стена какого-то дома. А переулок оказался тупиком, из которого был по сути только один выход – обратно навстречу безопасницам.

– Дверь, – крикнула Роза, первой увидев массивные двустворчатые двери.

Воздушный «привет» от Виты практически сорвал двери с петель. Роза влетела во внутрь, успев увидеть, как напарница, прикрывая её, принимает на свой щит сразу десяток различных гостинцев: там были и молнии, и файерболы, и парочка ледяных копий. Отвечать подруга не стала, а быстро рванула за Розой. Небольшой холл и лестница, ведущая вверх. Стремительно преодолев первый лестничный пролёт, замерли на секунду, решая, подниматься выше или ломиться через дверь. В итоге дверь была выбита, а сами девушки бросились на третий этаж – возможно, этот нехитрый манёвр заставит преследователей немного задержаться или разделить силы.

На пятом этаже лестница заканчивалась площадкой с расположенной на ней одной дверью и металлической лесенкой, ведущей на крышу. Громкий топот преследователей, эхом разносился по всем этажам, заставляя принимать решение мгновенно и не раздумывая. В итоге напарницы бросились на крышу дома, хотя прекрасно понимали, что загоняют себя в угол, но особого выбора у них не было. Выскочив под открытое небо, задержались буквально на пару секунд, пока Вита цепляла к крышке люка одну из двух оставшихся спецгранат.

Пока дома находились впритык друг к другу, перепрыгивать с крыши на крышу не представляло сложности, но уже на третьем здании удача покинула их, а стремительный забег прервался на краю строения. Пролегавшая внизу улица разделяла пятиэтажки двадцатиметровым непреодолимым каньоном. Дело осложнялось ещё тем, что следующий дом был на несколько метров выше.

– Должна быть пожарная лестница, – воскликнула Роза, лихорадочно бегая по крыше.

Но ни лестницы, ни хотя бы выступающих балконов не было. Поиски прервал мощный взрыв за спиной. Поднявшееся вверх пламя походило на извержение небольшого вулкана, ненадолго ослепив и сменив ночь на день. Их закладка сработала как надо. «Безопасницы совсем разжирели, – проскочила мысль у Розы. – Секунд сорок поднимались.»

– Времени нет, придётся прыгать, – спокойно сказала Вита.

– Совсем охренела, – огрызнулась Роза. – Я тебе не воздушная Валькирия, перелетать такие расстояния.

– Не волнуйся, я тебя подтолкну.

– Что значит, подтолкну? Я тебя не оставлю.

– Вдвоём нам не уйти. А задание надо выполнить. Я дам тебе несколько минут. Пока будут разбираться со мной, ты сможешь оторваться и уйти.

Вита сказала всё жёстким и непререкаемым тоном. И говорила она, в общем-то, правильные слова, предлагая единственно верный в их ситуации вариант. Роза всё прекрасно понимала, но бросать свою напарницу, подругу и любовницу в одном лице не хотела.

– Роза, прыгай! Мы теряем время, – давила Вита.

– Просто сдайся! Хорошо? Я тебя вытащу! Клан вытащит! – торопливо проговорила Роза.

– Не переживай, разберусь, – отмахнулась подруга.

Не тратя больше лишних секунд и быстро отбежав на два десятка шагов, Роза начала разбег. Вита с невозмутимым видом стояла у края крыши, приготовившись подтолкнуть её, используя воздушную технику из своего магического арсенала. Немного грустная улыбка своей подруги была последним, что успела запомнить Роза…

Максимальный разгон, толчок и кратковременное чувство полёта, должное неминуемо смениться на обычное падение с большой высоты. Несмотря на боевой режим и подготовленное тело, прыжок на двадцать метров, да ещё и вверх – невыполнимая задача даже для одарённой. Если бы крыша следующего дома находилась ниже, тогда можно было бы рискнуть. Но Роза не успела испугаться, а её тело получило необходимый импульс для того, чтобы преодолеть рукотворную пропасть. Сильный удар в спину едва не снёс заблаговременно поставленный щит, придав ей необходимое ускорение, отчего её буквально вознесло на крышу нужного здания.

Успешно приземлившись и перекатом погасив сильный удар о металлическую крышу дома, Роза быстро вскочила, взмахнула Вите рукой, показывая, что всё в порядке, и побежала искать спуск. Находясь в нервном напряжении, она не сознавала, что искусала свои губы в кровь. Её терзало сожаление, что не успела обнять свою подругу и поцеловать на прощанье. «Но мы же ещё увидимся», – тешила она себя надеждой, всеми фибрами души желая, чтобы Вита хотя бы на сегодня отключила свой гордый характер и просто потянула резину. «У нас же не безнадёжная ситуация, мы не зажаты в угол, а помощь уже в пути. Она должна это понимать». Неожиданно мощный звук взрыва достиг её ушей, заставив сбиться с бега и замереть на месте. Это точно была не Вита, так как огромный столб пламени взвился совсем с другой стороны. Там, где остались княгиня, принцесса и остальные девушки.

– Охренеть, – только и смогла она произнести, ошарашенная видом полыхающего в нескольких кварталах огня.

«Явно ракеты применили, – мрачно подумала она, продолжив свой бег. – Твари! Там же гражданские! Нужно торопиться, княгине и остальным явно нужна помощь, а я, возможно, успею скоординировать и отправить им подмогу». Девушка стремительно бежала по крыше уже другого дома, параллельно поглядывая на телефон. Он уже пару раз пискнул, временно ловя сеть, но тут же терял сигнал. Но она явно движется в нужном направлении, а значит, очередной – за последнее время – сложный этап скоро будет успешно завершён. Главное, чтобы княгиня и принцесса не пострадали от массированного залпа.


Вита любовалась звёздами. Ну а почему бы, собственно, и нет? Коли выпал редкий в последнее время шанс просто постоять и ни от кого не скрываться. Роза – убежавшая с её помощью, обладала более романтическим складом души, регулярно устраивая неожиданные красивые вечера, скрашивающие их совместную жизнь. Вита, конечно, тоже старалась угодить своей любовнице, но она всё же была бойцом по натуре и характеру, а романтика требовала определённой доли фантазии, которой она обладала в весьма урезанном виде, обусловленном в основном спецификой работы. Вот красиво вызвать на дуэль – это всегда пожалуйста. Или продумать план проникновения на какой-либо объект. Но для любви в первую очередь важна эмоциональная составляющая, которая у Виты безусловно присутствовала, но проявлялась, в основном, в моменты близости. Вот здесь фантазия работала как надо и практически не знала границ.

Вытряхнув из головы неуместные сейчас мысли о плотских утехах, сосредоточилась на приближающихся врагах. «Похоже, очень разозлились», – равнодушно подумала она, наблюдая за торопливыми действиями безопасниц. Пять легких МПД замерли, наставив на неё плазменные ружья и с трех сторон окружив её одинокую фигуру. Выглядели они, кстати, весьма помято, похоже, взрыв гранты не прошёл для них бесследно. Ещё шестеро рыскали по крышам домов, пытаясь найти Розу. Секунда, и связь с источником пропала, точнее, она оставалась, но звёзды больше не откликались на её зов. Тем временем вперёд вышли три женщины в сибовской униформе.

– Меня зовут Елена, – с усмешкой представилась одна из них, стоящая по центру. – Как можешь видеть, сопротивление бесполезно.

Самоуверенный тон этой стервы моментально взбесил Виту. «А ведь они также не могут пользоваться магией». – подумала она.

– Да, я заметила, – внешне спокойно ответила Вита, медленно подняв руки и заведя их за голову.

– Может, заодно тогда и расскажешь, куда делась твоя подружка? – хмыкнула Елена.

– Может, и расскажу, – согласилась Вита, делая первый шаг навстречу противнице. – Но

как понимаете, информация сугубо конфиденциальна.

Девушка продолжила сближаться с безопасницей, но донёсшийся звук далёкого взрыва заставил остановиться и посмотреть в сторону поднявшегося вверх столба пламени. Ближе к Кремлю горел один из кварталов, и практически сразу раздался второй взрыв, сравнимый по мощи с первым. В этот раз Вита успела заметить быстрые росчерки ракет, хорошо видимые в ночном небе.

– Кажется, с принцессой и княгиней Гордеевой решили покончить одним ударом, –

невозмутимо прокомментировала увиденное безопасница и не без доли ехидства добавила: – Ты ведь с подругой именно оттуда так торопилась?

Вита перевела взгляд на Елену и, глядя той в глаза, спросила:

– А вас не смущает, что погибло несколько тысяч ни в чём не повинных человек?

– Иногда цель оправдывает средства, – равнодушно пожала плечами та.

– Странно слышать такие слова от сотрудницы организации, призванной в первую очередь защищать простых граждан от произвола знати. Я смотрю, вы успели продать не только императрицу, но и народ империи.

– Я осталась предана справедливости. И сейчас помогаю её восстанавливать. Законная наследница займёт престол, а новые реформы дадут толчок империи.

– Так вы идеалистка, – хмыкнула Вита. – Неужели работаете за одну идею?

– Нет, конечно, – раздражённо ответила Елена, которую, похоже, стал утомлять этот разговор. – Каждая получит свою долю согласно заслугам.

Вита, не отводя взгляда, усмехнулась:

– Вы правы, каждая получит по заслугам и по справедливости.

С этими словами Вита шагнула ещё ближе в противнице и активировала последнюю спецгранату, спрятанную между сложенными на затылке руками. Если бы латницы сходу попытались её скрутить, она сделала бы это раньше. А может быть, и не сделала, ибо была не уверена, стоит ли идти на такие крайности. Но после разговора с этой гадиной, предавшей всё и всех, после увиденного массового убийства мирного населения и абсолютного равнодушия к этому безопасницы её душило только одно осознанное желание. Страх смерти и слабо трепыхающийся инстинкт самосохранения были окончательно задавлены неукротимой яростью мщения и жаждой крови врага. «Только бы сработала», – была последняя мысль Виты.

В Кремле, когда напарницы пришли на помощь к княгине и принцессе, спецгранаты не подвели, несмотря на воздействие блокиратора источника. Хотя те же защитные амулеты, попав под кратковременное негативное воздействие блокирующего поля артефакта, прекратили работу практически сразу. Возможно, дополнительным фактором, мешающим подавителю быстро вывести из строя какое-либо устройство, является сложность и сила магического девайса. Вероятно, что на такие высокоуровневые магические решения, артефакту требуется чуть больше времени. И в последнюю секунду жизни Вита очень надеялась, что пара минут, потраченных на разговор, не повредили её оружие, ставшее по своей сути карающим орудием Фемиды.

Мощный взрыв сотряс дом, а пламенный шторм просто слизал всех находящихся рядом с эпицентром. Вспученная поверхность крыши и разрушенное чердачное перекрытие на пару десятков метров в диаметре – это всё, что осталось после всепожирающей огненной стихии. Куски от легких МПД также разлетелись на несколько сотен метров в округе, а каким-то чудом уцелевшая видеокамера Елены ещё немного проработала, транслируя в прямом режиме разрушения после применения боевого артефакта.


Я совершил практически безупречный прыжок, приземлившись чётко в центр своего недавнего укрытия. Правда, пару зубчиков идущих поверху стены я всё же снёс, но в этом была виновата Агния. Да-да, эта дрянная девчонка, несмотря на моё горячее напутствие, полученное чуть пониже спины, всё равно не стала убегать, а осталась следить за моими подвигами. В этом деле ей помогла откинутая крышка люка, на которую она взгромоздилась с ногами. Торчащий между двумя кирпичными зубцами шлем от МПД привёл меня в лёгкую степень изумления, в результате чего я непроизвольно дёрнул свой «Адамант» в сторону.

– Ну и какого хрена ты делаешь? – наехал я на девушку.

– Полученная команда шла вразрез с моими моральными принципами, – спокойно ответила Агния.

Ночь и затемнённое забрало шлема мешали мне рассмотреть её наглую и бесстыжую морду, но я почему-то не сомневался, что эта красавица сейчас улыбается. Мрачно полюбовавшись на отражение своего МПД, хотел уже сплюнуть, но вовремя вспомнил, что для проделывания этой нехитрой процедуры нужно сначала вылезти из доспеха, и вместо этого максимально ласково поинтересовался:

– Тебя мама в детстве порола?

– Было дело, – осторожно ответило нежное создание, делая шаг назад, подальше от меня.

– Я твёрдо убеждён, что она не доработала, – произнёс я, делая шаг за девушкой.

– А кто мне говорил, что своих не бросают? – торопливо воскликнула Агния.

– Ты логику-то включи, родная, чем ты мне могла помочь? – потихоньку заводился я. – Я что, зря тебя спасал, чтобы ты тут же погибла?

– Вот-вот, ещё раз расскажи мне про логику, на которую ты опирался, когда шёл спасать меня, – парировала она.

– Я шёл спасать мать своих детей, а это сильнее логики.

– А я осталась из-за отца своих детей.

– В этом мире понятие отец размыто и размазано тонким слоем, – рявкнул я.

– Однако, благодаря твоему не угасающему интересу к нашим детям, я, кажется, начинаю понимать истинный смысл этого слова.

«Пш-ш-ш.»– Это у меня пар из ушей пошёл. Мысленно естественно.

– Ты не боярыня, ты барАнесса, причём в твоём случае корнем является слово «баран», – вывел я железобетонную теорию.

– Позвольте напомнить, ваша светлость, что вы тоже не урождённый князь, – хмыкнула эта язва.

Мысленно задушив и четвертовав эту сумасбродную девчонку, решил отложить разбор вопиющего акта непослушания на потом. Время тает, а мне нужно торопиться на помощь к ещё одной девушке. «Супермен доморощенный», – в очередной раз поморщился я над своими попытками спасти всех и вся. Но, несмотря на всё мое желание поспешить, следующие десять минут я вынужденно провёл в образе древнегреческого оратора. Я красиво вещал, убеждая народ в лице Агнии склонить голову к ногам моей мудрости и по-тихому свалить из города. Но, похоже, я сильно проигрывал в красноречии Сократу, потому что убедить Агнию хотя бы залечь на дно и не отсвечивать какое-то время, пока я буду спасать мир, не получалось совершенно. Она рвалась идти со мной, утверждая, что моя Ольга одновременно является и её княгиней, которой она обязана помочь всеми возможными силами.

Короче, полный трындец с этими бабами в этом странном мире, и мне никак не получалось привыкнуть к их сверхупёртости в некоторых вопросах. Хоть бери и связывай эту поборницу морали и справедливости. Затянувшийся и зашедший в тупик диалог прервал посторонний грохот. Все датчики доспеха у меня были выведены на максимальную чувствительность, а потому раздавшийся мощный взрыв, усиленный микрофонами, заставил слегка поморщиться, а в следующую секунду я взлетел над своим укрытием. Приземлившись на крышу дома, я в буквальном смысле остолбенел. Вот теперь фраза «Москва горела» была совершенно к месту. В нескольких кварталах от меня полыхало будь здоров, а огромное облако пыли поднялось высоко вверх, закрывая собой звёзды.

Моя жена до этого ощущалась немного в другой стороне. Но кто тогда мог вызвать такие разрушения? В следующее мгновение мозг наконец-то зафиксировал новые данные, заставив меня охренеть ещё больше. До этого я был сосредоточен на картинке от видеокамер, а теперь обратил внимание на отметки в радаре, который равнодушно отображал восемь сверхтяжёлых роботов. «А вот и потеряшки всплыли, – мрачно подумал я, смотря на „Армагеддоны“. – Ольга говорила, шансы Валькирии против этих монстров пятьдесят на пятьдесят, это если на отрытой местности и против одного робота. Здесь город и есть где укрыться, но их целых восемь штук». По кому могли стрелять эти тяжеловесы в условиях плотной городской застройки, я, конечно, точно не знал. Мог только догадываться. И эти догадки мне не нравились.

– Ты видишь, что творится? – спросил я девушку, которая перелезла через стену и встала рядом со мной.

– Вижу, – мрачно ответила Агния.

– Понимаешь, что будешь обузой? Если Ольга там, и она пострадала, то мне будет не вытащить вас двоих.

– Понимаю, – всё так же односложно буркнула она.

– Оставайся здесь и не отсвечивай, но лучше тебе всё же выбраться из города.

– Я подумаю, – ответила девушка и попросила: – Пожалуйста, постарайся не умереть.

– Обещать не могу, сама видишь, что происходит, – честно ответил я, – Но я всё же постараюсь.

И врубив свой прыжковый модуль, рванул навстречу очередной авантюре. Там моя беременная жена, и я собирался к ней прорваться. Ведь, несмотря на всю свою силу, она, к сожалению, не всемогуща, и Валькирии тоже умирают. О последнем думать не хотелось, но злость и ярость стали потихоньку наполнять меня. В холодном виде эти эмоции способны творить чудеса, и пока я их контролировал, не давая полностью вылезти на поверхность. Совсем сорванная башня до добра не доведёт, а потому давим эмоции, пока это необходимо. Чем и как я собирался помочь против таких сил, я пока не знал. Но разве это важно – задумываться о таких вещах, когда твоя женщина в беде? Нужно просто делать всё, что в твоих силах, и, вероятно, Фортуна снова улыбнётся смелому.


Несколько минут назад прибежали воительницы из отряда Ольги. После последнего боя девушки разжились доспехами, и, несмотря на весьма помятый и непрезентабельный вид, МПД выглядели всё же грозно. Семь девушек – это всё, что осталось от группы из двух десятков человек. Но серьёзные потери оказались не самым плохим известием, гораздо хуже звучала новость о сверхтяжёлых роботах. Девять «Армагеддонов» в центре города – это более чем серьёзные силы, и, как с ними справиться, не разрушив при этом половину города, Ева себе не представляла. Сколько-то штук сможет уничтожить Ольга, и, как сообщила наблюдательница, один она уже вывела из строя, даже вроде обошлась без массовых разрушений. Ещё парочку должна завалить Алёна, всё-таки девушка, несмотря на юный возраст, пилот экстра-класса. Сама Ева на пару с Евгенией тоже внесёт свою лепту, но как сделать так, чтобы не пострадали невинные люди, принцесса придумать не могла. Лёгкое гудение заработавшего реактора вывело Еву из задумчивости, а вылезшая из-под тента Рита радостно воскликнула:

– У нас всё получилось!

– Хорошо, молодцы, – кивнула принцесса, по-прежнему пребывая в сомнении по поводу использования «Армагеддона».

Неожиданно раздавшийся звук далёкого, но явно мощного взрыва заставил её напрячься и обратиться к старшей среди семёрки воительниц:

– Лина, что там?

Одна из её девушек сразу по прибытию взобралась по пожарной лестнице на крышу ближайшего дома и теперь сверху контролировала окрестности. Именно от неё и узнали о первой и вроде бы бескровной победе Ольги.

– Три «Армагеддона» выпустили ракеты по жилому кварталу, – отчего-то хриплым голосом ответила Лина.

«Регина решилась на крайние меры, – пыталась Ева осознать страшную новость. – Стреляли по Ольге, явно напуганные той лёгкостью, с которой она справилась с первым роботом. Убить Валькирию ракетным залпом, стреляя по большой площади, достаточно сложная задача. А уж её подруга, обладающая запредельным уровнем силы, должна была сравнительно легко справиться с такой угрозой. Но как говорится – „должна была“ и „справилась“ – это две большие разницы. А если бы тётя была уверена, что я здесь, ракетный залп накрыл бы уже и этот район. Но ей нужно визуальное подтверждение наличия моей персоны в этом месте. Девушки уже успели сбить десяток дронов, пытающихся проникнуть сквозь скрывающее поле „Артефакта Миражей“. Немного странно, что Регина ограничивается пока только беспилотниками, хотя должна была отправить сюда несколько наземных групп для проверки. Но возможно, у неё не так уж много сил в центре? – пыталась предположить Ева. – Как бы то ни было, теперь наша очередь делать ход». Ева сознательно запрещала себе думать о количестве уже погибших людей – увы, но она уже ничем не могла им помочь. И как не допустить новых жертв, тоже пока не понимала.

– Ваше высочество, – подошла к ней Марина, – самое время сделать заявление.

– Какое заявление?

– В «Армагеддоне» стоит мощный ретранслятор, запишем Вашу речь и будем вновь и вновь транслировать её на всех возможных частотах. Нужно рассказать всем, что Кремль захвачен врагами империи. Что вы – единственная живая законная наследница престола. Необходимо призвать народ к борьбе. В городе живут много сильных одарённых, кто-нибудь обязательно откликнется. А простых людей попросить срочно эвакуироваться подальше от центра города. Я уже связалась через спутник со своими, атака на Кремль начнётся в течение сорока минут, и нам нужно продержаться совсем немного. По окраинам Москвы так же нанесут отвлекающий удар с минуту на минуту.

– Какими силами располагает атакующая группировка?

– Сотня тяжёлых МПД и четыре десятка Альф.

– Боюсь, этого может быть мало для штурма, – задумчиво протянула принцесса. – И

«Армагеддоны» вряд ли будут просто стоять и смотреть.

– Нам нужно отвлечь на себя роботов, хотя бы на время, и тогда у наших появится реальный шанс. А после взятия Кремля пилоты «Армагеддонов», возможно, прекратят бессмысленную бойню. Я думаю, что у Регины не очень много сил в центре города, будь иначе, к нам бы уже направили несколько отрядов для проверки. А ещё на подлёте находится Ярослава с ротой тяжёлых МПД, а это ещё пятьдесят штурмовиков. Другое дело, что её самолёту могут не позволить пролететь над центром города, и она будет вынуждена десантироваться раньше, где-нибудь на окраине.

– Хорошо, других вариантов я всё равно не вижу, – махнула Ева рукой, – Но надо ещё узнать, как дела у Ольги, может, стоит отправить ей обратно отряд Лины?

– Я сделала лучше и связалась ещё и с Вяземскими. У них две мобильные группы рыщут по центру. Благо, что спутниковые телефоны у них с собой. Обещали немедленно всё разузнать и нас проинформировать.

Неожиданно в их диалог с Мариной резко вмешалась Лина.

– У нас гости. Ближайший робот резко сменил направление и идёт в нашу сторону. Десять минут, и он будет на прямой видимости. Ещё один также начал движение к нам, этому двигаться чуть дольше.

«А вот и наземная группа проверки.» – мелькнула у Евы мысль, вслух же сказала, обратившись к Марине:

– Говоришь, надо всего сорок минут продержаться?

– Да, ваше высочество, совсем немного, – невозмутимо ответила глава СБ Гордеевых, как будто речь шла о чём-то совсем незначительном, вроде того – какая погода будет завтра.

– Выгоняйте тягач из тупика, – тряхнув головой, приказала Ева, – А я пока запишу радиообращение, мне нужно всего пару минут.

Все тут же забегали, а принцесса быстро забралась под тент и поднялась в кабину пилота. Мельком глянув на часы, отметила время – половина шестого утра, большинство людей уже точно спят. Проснулись только разбуженные мощным взрывом, а вот остальные уже наверняка отдыхают. «Надеюсь, что те, кто не спят, разбудят остальных, и кто-то из гражданских успеет уйти подальше от места намечающейся схватки. Сорок минут до атаки на Кремль, но сколько времени займёт сам штурм и будет ли он успешным?»– мучили Еву сомнения.


Последние сомнения, что именно моя Ольга была целью ракетного залпа, развеялись, когда я начал движение к разрушенному кварталу. По мере приближения к полыхающим развалинам пульсация источника увеличивалась. В общем, робкая надежда на чудо умерла, не успев окрепнуть, оставив на сердце одну лишь тревогу. А то, что я мою княгиню чувствую, и она точно жива, меня почему-то не успокаивало. Я торопился как мог, совершая прыжки на пределе возможностей модуля, рискуя ошибиться и не долететь до очередной крыши. Никаких манёвров по скрытному передвижению, естественно, я также не выделывал, наплевав на собственную безопасность и возможную встречу с противником. Я понимал, конечно, что излишняя горячность до добра не доведёт, но поделать с собой ничего не мог. Пёр напролом, как носорог в джунглях. К слову сказать, для оправдания моей торопливости у меня было железобетонное алиби. К месту массового убийства уже начали слетаться стервятники, и главным из них был один из «Армагеддонов», которого мне необходимо было опередить.

Я всё же успел раньше, опередив сверхтяжёлого робота на несколько минут. Ещё на подходе радар отобразил семёрку беспилотников, барражирующих над местом трагедии. Не раздумывая, за секунду разметил цели, и теперь уже мои ракеты нанесли удар по воздушным разведчикам противника. «На хрен дронов,» – удовлетворённо отметил я, наблюдая за падающими обломками. Картину разрушенного квартала оценил уже в полёте, не останавливаясь, прыгнув с крыши последнего целого дома прямо в центр этой братской могилы. Развалины горели, и очень хорошо, а плотная завеса дыма мешала разглядеть подробности. Люди – которых с каждой секундой становилось всё больше – скапливались в сотне метров от границы этого ада, не в силах подойти ближе, чтобы помочь выжившим, да и навряд ли после такой атаки мог спастись простой человек. Даже не всякая одарённая сможет выдержать и пережить последствия такого взрыва. Все дома были разрушены практически до основания, лишь несколько из них сохранили один-два нижних этажа. То, что раньше было улицей, теперь представляло собой нагромождение различного строительного мусора: торчащие куски арматуры, кирпича, обломки каких-то статуй и других элементов зданий. Кое-где виднелись крыши и другие части автомобилей, а в нескольких местах смятые и покорёженные машины каким-то чудом оказались наверху этих холмов скорби.

Быстрый перевод сканера в инфракрасный режим сразу показал бесперспективность обнаружения живых людей по тепловому излучению. Слишком много костров было вокруг, чтобы определить, где именно человек, а где просто пламя. Горящие развалины жутко фонили и искажали картинку, так что вариант был только один – вывести микрофоны на максимальную чувствительность и, бегая по развалинам, выкрикивать имя своей жены, одновременно прислушиваясь к пульсации источника. Ведь когда она близко ко мне, Братишка начинал вести себя по особенному, а звёзды источника исполняли своеобразный танец – эдакое инопланетное танго. Мысль об огромном количестве погибших людей загнал поглубже, но ярость уже пробудилась и требовала крови виновных. Чтобы убить мою жену, Регина решила принести в жертву несколько тысяч человек, и мне очень хотелось своими руками задушить эту стерву или хотя бы кого-нибудь из её сторонников. Да, пожалуй, попадись мне сейчас в руки княгиня Булатова, убил бы с лёгкостью и не задумываясь.

Времени было очень мало, поэтому прямо от центра начал нарезать круги, потихоньку увеличивая радиус. Всё же микрофоны также оказались бесполезны в этом хаосе, ибо слишком много посторонних звуков наполняло окружающее пространство. Здесь и треск костров, и гомон толпы, и приближающиеся сирены аварийных служб. Топот «Армагеддона» также раздавался всё ближе с каждой секундой. Решительно вырубив микрофоны, полностью сосредоточился на реакциях источника. «Ну, где же ты, родная, отзовись», – взывал я мысленно к своей княгине. Я настолько увлёкся, что чуть не заметил девушку, которая вышла мне наперерез и махала руками, привлекая к себе внимание. От неожиданности едва не открыл огонь на поражение, но всё же успел остановить себя, зафиксировав гражданскую форму одежды на ней. Симпатичная брюнетка в узких брюках, аккуратных полусапожках и в одной лишь красной кофточке выглядела привлекательно и… рассерженно. А судя по тому, как клубился вокруг её фигуры дым, остановленный магическим барьером, передо мной была одарённая. Да и без этой подсказки я уже разглядел её источник, определив магическую силу девушки на уровне Беты. Включив микрофоны, услышал о себе много нового – слова «глухая» и «слепая» были самыми ласковыми эпитетами. Мне хватило пяти секунд для понимания, что разгневанная брюнетка выдохнется нескоро и в запасе у неё ещё много редких и красиво выстроенных крайне нелицеприятных словосочетаний.

– Харэ разоряться, не видишь, я занят, – достаточно грубо прервал я словоизлияния этой особы, – Чего хочешь?

– Ну надо же, – после секундной паузы воскликнула эта, похоже, весьма стервозная представительница женского пола, – к нам теперь «золотые» избалованные мальчики на помощь приходят. Что, дома скучно?

– Слышь, красавица, – раздражённо ответил я, едва удержав на языке более подходящее название для этой козы, – тебе не кажется, что здесь совсем не то место, чтобы язвить и демонстрировать свой стервозный характер? Я ищу здесь близкого мне человека и тратить время на пустопорожнюю болтовню не желаю.

– Прости, – тут же вскинула вверх руки девушка. – Просто кричу-кричу, а ты не слышишь, хотела уже долбануть тебя молнией. Там кто-то живой под плитой, а мне одной не поднять.

Отказать я не смог, хотя, наверное, и имел право, ввиду моей неотложной миссии по поиску супруги. Немного успокаивало, что она точно была жива и где-то рядом. Правда у меня катастрофическая нехватка времени, но, в конце концов, новое направление для поисков ничуть не хуже моего бега по кругу, заодно и помощь окажу.

– Веди, только быстро, – коротко ответил я, одновременно продолжая сканировать окружающее пространство.

Почему-то пропал звук шагающего «Армагеддона». Точнее, радар локализовал его буквально в нескольких сотнях метрах от развалин. В такой близи даже плотная городская застройка не могла скрыть его высоченную и массивную фигуру. Но гигантский робот замер за целым домом и почему-то не торопился выйти к разрушенному участку. Тем временем девушка быстро пробиралась впереди меня, двигаясь напрямую к дому, от которого остались только два полуразрушенных нижних этажа. Я сначала подумал, что именно возле него и находится пострадавший человек, но мой проводник крикнула, что нам надо на другую сторону остатков строения. Девушка ускорилась и, пробежав сквозь небольшой очаг возгорания, сходу запрыгнула на второй этаж. Первый этаж был засыпан обломками от верхних этажей, но повторять за этой шустрой дамочкой такой же манёвр я не стал, побоялся, что от веса моего МПД что-нибудь окончательно обвалится. Да и узковаты будут оконные проёмы для моего трёхметрового доспеха.

Прыжковый модуль вознес меня на десяток метров вверх, и бросив взгляд с пика траектории, я понял, почему сверхтяж застрял и не торопится сюда. А он именно что застрял, остановившись перед своеобразным препятствием. Огромное количество людей заполнили улицу, живым щитом загородив роботу дорогу, и судя по раздающимся крикам, уступать народ не собирался. Сдать назад и обойти эту толпу без риска затоптать людей сверхтяж уже не мог. Возможно, у пилота всё же остались капли морали, или это Регина не решалась отдать такой приказ. Сканеры моего «Адаманта» не могли передать всю картинку с мельчайшими подробностями, но мне показалось, что в «Армагеддон» уже полетели камни и другие подручные средства; а если там ещё и одарённые есть, то, наверное, магия тоже поучаствует в этом благородном деле. Граждане империи далеко не идиоты и наверняка уже сложили два и два – взрыв и появление роботов – а кое-кто, возможно, успел и на видео заснять пуск ракет и момент их подрыва. Как бы то ни было, но у меня появилось немного времени, пока сопровождающая «Армагеддон» группа определится – бросать робота и прорываться без него или всё же постараться разогнать народ. Я не сомневался, что сверхтяж не в одиночку сюда припёрся, но сколько воительниц в отряде, мог только догадываться.

– Вот здесь, – сказала уже ожидающая меня девушка, едва я приземлился.

Она пробежала здание насквозь быстрее, чем я его перепрыгивал. Там, куда указывала Бета, массивная бетонная плита, бывшая недавно стенной дома, накрыла приличный участок земли, оставив узкую щель шириной не больше тридцати сантиметров. Даже в доспехе будет сложно, но кто-то живой там действительно слышался, а значит, надо постараться. Препятствие поднималось туго, и все приводы МПД взвыли, удерживая вес в несколько тонн. Я поднял плиту до пояса, когда девушка крикнула, что хватит и нырнула куда-то вниз. Да уж, я сейчас оказался в весьма уязвимой позиции, и если на меня начнут атаку, то даже не смогу ответить. Параллельно отметил поведение источника, а он явно сигнализировал, что Ольга рядом, похоже, мне действительно повезло, и я всё же умудрился убить сразу двух зайцев – и помощь оказал, и к своей жене нечаянно приблизился.

Прекрасная незнакомка справилась быстро, уложившись буквально в секунды. Сначала появилась девочка-подросток лет четырнадцати на вид, а потом уже её спасительница. Девчушка придерживала повреждённую руку и практически сразу начала кашлять и задыхаться от вездесущего дыма. Но брюнетка моментально закрыла её своим воздушным щитом.

– Сейчас я её отнесу и вернусь помочь тебе, – быстро проговорила Бета, как видно, весьма доброжелательная и в принципе совсем не стерва, легко подхватив на руки спасённую.

Я не ответил, молча проводив взглядом эту пару, отметив краем сознания, что надо будет хотя бы имя спросить, а то неудобно. Одновременно начал быстро нарезать круги уже на этом участке, стараясь определить направление, в котором находится Ольга. Дым, огонь, развалины под ногами – всё это отвлекало, и при этом я старался контролировать дальние подходы, отслеживая потенциальных противников. Сейчас я всё-таки заметил, что по развалинам, помимо меня, шастают ещё люди, явно ведя поиски выживших. Скоростная всё же девушка мне попалась, и двух минут не прошло, как Бета снова нарисовалась передо мной.

– По какому адресу обитала твоя подруга? – спросила она. – Я примерно представляю, где какой дом находился, возможно, это нам поможет.

– Не подруга, а жена, и она не отсюда, – отстранённо ответил я, продолжая прислушиваться к источнику и стараясь не потерять верное направление.

– Это усложняет дело, – протянула девушка, вышагивая рядом со мной и неожиданно спросила: – А жена какая по счёту?

– Первая и единственная, – всё так же мимоходом ответил я.

– Значит, я не ошиблась, и ты всё-таки из элиты. Судя по доспеху Романов? Да?

Тут я уже остановился и решил сосредоточиться на диалоге, к тому же вспомнил, что хотел узнать имя.

– Давай знакомиться, – предложил я и представился, хотя в доспехе это выглядело странно: – Сергей, князь Гордеев.

– О-о-о, – протянула брюнетка, но сообразила быстро. – Так мы ищем княгиню Ольгу?

– Верно, а ты из какого клана?

– А я не из клана, – отмахнулась девушка, – Анжела, командир наёмников.

Честно – не удержался, хмыкнул, и весьма громко. Всё же такое имя по прошлой жизни ассоциировалось у меня скорее с представительницами древнейшей профессии, нежели с командиром наёмного отряда. Но пришедшая в голову мысль мгновенно отставила в сторону веселье, и я серьёзным тоном заявил:

– Я тебя нанимаю и плачу в десятикратном размере.

– Я тебе и так помогаю, если вдруг не заметил, и денег не прошу, – весьма жёстко ответила Анжела, похоже, оскорблённая моим предложением.

– Ты не поняла, – терпеливо начал я объяснять девушке. – За помощь в поисках огромное человеческое спасибо. Но тут другая беда…

Дальше мне хватило ровно в минуты изложить Анжеле основные события за последние несколько часов, естественно, опустив различные и не нужные сейчас подробности. Скоростной доклад на тему: «Переворот в Российской империи» – вызвал закономерную реакцию.

– Охренеть! – воскликнула Анжела, – Ты точно мне сказки не рассказываешь?

– Оглянись, разве это похоже на сказку?

Девушка тряхнула головой, потёрла лицо руками и задумчиво ответила:

– Нет, не похоже, но теперь становятся понятными различные странности. И проблемы со связью, и то, что ограничен доступ в мировую сеть. Это сколько же серверов заблокировали, чтобы перекрыть и эту лазейку?

– Так каков будет твой ответ? Как понимаешь, принцесса Ева также будет благодарна за помощь.

Я, конечно, не знал точно, жива ли принцесса, но раз обратное пока не доказано, то будем надеяться на лучшее.

– При таких раскладах дожить до благодарности будет весьма непросто.

– Чем больше риски, тем больше заработок, – ляпнул я, не подумав.

– Ты, я смотрю, любишь всё мерять деньгами, – весьма прохладно ответила брюнетка. – Только я в первую очередь гражданка империи, а потом уже наёмница.

– Прости, – пришла моя очередь извиняться. – Последние часы выдались весьма напряжёнными, и я слегка заговариваюсь.

– Принимается, – кивнула головой Анжела. – Лады! Людей я организую и доведу до народа новые реалии. Как понимаешь, весь мой отряд на базе, а со мной всего трое одарённых в ранге Гамма, но думаю, мы ещё насобираем помощниц среди толпы. «Армагеддоны», несмотря на всю свою мощь, в черте города весьма уязвимы, и завалить их можно и подручными средствами. Это на открытой местности они императоры поля боя, но в условиях плотной городской застройки весьма уязвимы, а группы сопровождения можно и отвлечь.

Похоже, девушка уже начала формировать в голове план борьбы против узурпаторши на троне, и я мог только порадоваться своей удаче. Неизвестно, насколько реальна будет помощь от Анжелы, но хоть что-то, надеюсь, она сможет сделать. Судя по возрасту – примерно на тридцать с «хвостиком» – командир она весьма опытный и решительный.

Я абсолютно ничем не рисковал, рассказывая девушке о государственном перевороте. Прожив в империи больше четырёх лет, я стал лучше понимать многих здешних женщин. Особенно одарённых, которые обладали весьма запоминающимися принципами и гордостью. И если бы не эпизод со спасённой девочкой, то я вполне мог заподозрить, что наёмница Анжела здесь не просто так, а одна из тех, кто также ищет мою жену, чтобы добить. Но она действительно оказалась здесь не просто так, а чтобы оказать помощь выжившим людям, что весьма показательно говорит о её человечности и жизненной позиции. Поэтому я ожидал от командира наёмного отряда только две возможные реакции. Первая – в разборки она не полезет, но, возможно, организует эвакуацию людей для предотвращения дополнительных жертв, ибо сколько продлится противостояние и на что ещё может пойти Регина – не известно. И вторая – это реакция гражданки империи, а большинство жителей государства всё же любили свою императрицу и считали одной из лучших после Софии Великой. И, похоже, Регина очень поторопилась, не просчитав последствия от своих действий, так как, чтобы повесить всех собак на побеждённых, требуется сначала выиграть эту битву. А правда, которую я сейчас рассказал, очень скоро облетит город, и как бы дальше не сложились наши дела, отмыться ей будет очень сложно.

Весь наш диалог, прошедший в достаточно быстром темпе, занял от силы минут пять с момента возвращения наёмницы после спасения и передачи девочки в надёжные руки. Я уже хотел продолжить поиски Ольги, когда обратил внимание на группу из двух десятков человек, возникших на границе разрушенного квартала. Сибовская униформа на некоторых из них и десяток лёгких МПД не оставляли сомнений, кто это и зачем сюда прибыли. До них было не более двухсот метров, и я сильно сомневаюсь, что мой «маленький» МПД не привлёк уже их внимание. Так и вышло, отряд противника начал стремительное движение в нашу сторону.

– Либо уходи, либо помогай, – быстро сказал я, матерясь про себя, что не успел отыскать Ольгу.

Одновременно с этими словами я открыл огонь по приближающемуся врагу. В правой руке доспеха заработала плазменная пушка, а из левой ладони через усиливающий магию артефакт полетели файерболы. Анжела сначала быстро отбежала от меня на десять метров, дабы нас не могли накрыть одним ударом и, метнув шаровые молнии по моему противнику, оглушающе свистнула. Спустя секунду во фланг наступающим безопасницам ударили три её подруги, которые до этого также рыскали по развалинам в поисках живых людей. Одарённые уровня Гамма – не бог весть какая сила, но наступающим пришлось на ходу перегруппироваться, дабы нейтрализовать даже такую угрозу.

Вокруг продолжали гореть костры – жадное пламя получило сегодня много различной пищи. Тягучий и практически чёрный дым стелился по разрушенному кварталу, а лёгкий, лишь иногда усиливающийся ветерок заставлял метаться эти удушливые струи, образованные от всевозможных продуктов горения, создавая порой весьма причудливые формы. Плазменные выстрелы и магические удары ненадолго оставляли прорехи в этих ядовитых облаках, добавляя своеобразные панические штрихи в картину всеобщего хаоса. Под ногами – груда из битых кирпичей и бетона, за спиной – остов от полуразваленного дома, и я – в тяжёлом доспехе посреди всего этого «великолепия».

Одна из нападающих точно имела уровень Альфы, слишком мощные ледяные магформы прилетали от неё. Я буквально кожей чувствовал, как мой амулет трещит от перегруза, стараясь погасить её удары. «Так она мне его скоро в ноль посадит», – думал я, начиная потихоньку пятиться вдоль остатков строения. Анжела уже нырнула в здание и, рискуя быть засыпанной обвалом, вела огонь со второго этажа. Неустойчивая конструкция сотрясалась, принимая на себя огонь противника, теряя куски стен и поднимая облако пыли.

Новый игрок на этой пост апокалиптической арене появился очень неожиданно, хотя я и старался контролировать окружающее пространство, следя, чтобы ко мне не подобрались с тыла. Но, к моему облегчению, вновь прибывшие оказались нашими союзниками, которые ударили по левому флангу наступающих безопасниц. «Аллилуйя», – воскликнул я мысленно, отметив среди внезапной подмоги сразу двух сильных одарённых. Ночь, расстояние и дым мешали разглядеть их подробно, но зато на сохранившемся отрезке дороги камеры «Адаманта», несмотря на дым, всё же зафиксировали несколько внедорожников. Городское освещение не работало, повреждённое ракетным залпом, но герб на дверях автомобилях подсветился пламенем костров, и это заставило меня снова вознести хвалу Богу. Не знаю, каким образом появились здесь союзники моего клана, но видеть воительниц из клана Вяземских было чертовски приятно. Правда планка моего оптимизма не успела подняться на существенную высоту, как была тут же обрушена обратно в пучину пессимизма. Так как теперь дюжину Вяземских атаковал ещё один отряд с лёгкими МПД в составе. На поле битвы становилось тесно, а сражение на неостывших костях погибших людей грозило закончиться моей героической гибелью и моих союзников.

Судя по поведению Вяземских, ведущих по отрядам СИБа плотный огонь, не дающий безопасницам подойти ближе, союзники прекрасно знали об артефакте, блокирующем источник, и теперь старались держать противниц на расстоянии. Буквально за минуту ситуация несколько раз стремительно поменялась, и если сейчас ещё и пилот «Армагеддона» всё-таки решит ломануться сквозь живых людей, то дело окончательно примет хреновый оборот. Однако, несмотря на столь быструю смену событий, я, ведя непрерывный огонь, умудрялся прислушиваться к ощущениям своего источника, стараясь двигаться в сторону Ольги. Любая повелительница стихий чувствовала магическую силу источника в момент её применения. Я также обладал подобной способностью, но на небольшом участке земли сейчас собрались сразу несколько десятков одарённых, и магический фон, естественно, зашкаливал. И всё же следующий выброс магической энергии пропустить было невозможно. А визуальный эффект также вполне соответствовал ощущениям. Две массивные бетонные плиты, находящиеся недалеко от меня, подбросило вверх на несколько метров и раскололо на крупные куски уже в воздухе.

Девушка в шлеме с едва прикрытыми остатками платья голыми ногами взлетела вверх и, балансируя полупрозрачными крыльями за спиной, зависла на высоте в десять метров. «Ну слава Богу, – обрадовался я. – Раз летает, значит в норме.» Ночь, неровное пламя костров и задымлённость, конечно, мешали мне визуально идентифицировать мою княгиню, но я чертовски сомневаюсь, что в пределах десяти километров может находиться ещё одна Валькирия воздуха. Братишка тоже не зевал, радостно сигнализируя, что моя жена наконец-то нашлась.

Ольге потребовалось буквально несколько секунд, чтобы оценить обстановку и начать действовать. Благо, что шлем от лёгкого МПД позволял быстро сделать предварительный анализ ситуации, хоть и в урезанном виде. Сразу множество шаровых молний полетели в сторону безопасниц и устроили среди них просто замечательный фейерверк. Два огненных облака накрыли обе группы противниц, подняв в воздух огромную тучу осколков, а взрывная волна оказалась настолько сильной, что развалины дома, с которого вела огонь Анжела, явственно тряхнуло. Я успел увидеть, как девушка от греха подальше спрыгнула на землю, ибо часть стены не выдержала удара и рухнула, а межэтажные перекрытия ощутимо просели. Судя по мощи используемой магии, моя жена находилась в наивысшей степени ярости и гнева, вложив в удар просто предельное количество силы.

Дальше началось избиение младенцев. Атаку Валькирии из обоих отрядов смогли пережить только две Альфы, причём досталось им весьма серьёзно. Я понял это после того, как с одной из них подлетевшая Ольга расправилась всего лишь за минуту, орудуя двумя магическими мечами. «А может, это не Альфа ослабела, а моя княгиня душу отводит, ибо накипело», – подумал я, наблюдая, как Ольга остервенело фехтует своим оружием. «Однозначно допекли», – утвердился я во мнении, увидев, как, смахнув голову противнице, моя жена ещё и футбол с ней поиграла, отправив отрубленную конечность в полёт до ближайшего костра. Действие – совершенно не свойственное высокородной и обычно хладнокровной княгине. Чтобы она ещё и поглумилась над трупом, нужно было вывести её из себя чем-то совершенно запредельным – я такого ещё ни разу не видел. Вторая Альфа должна была повторить судьбу своей соратницы, но Вяземские воительницы, среди которых оказались две одарённые аналогичного уровня, на пару управились за то же время, что и Ольга. Так что моей жене, явно разочарованной, что её лишили удовольствия убить ещё кого-нибудь, осталось только нервно взмахнуть обоими мечами.

Ну а я, наблюдая за всеми этими действиями, успел обозвать себя идиотом и присвоить самому себе звание чертовски везучего баловня Судьбы, Фортуны и всех остальных добрых богинь, со снисхождением взирающим на ошибки своих подопечных. Всё дело в том, что когда я освобождал Агнию и дрался в рукопашном бою с Альфой, то даже не вспомнил о таком виде оружия, как магический меч. Весьма слабым оправданием моей забывчивости может послужить тот факт, что эта магформа запредельного уровня, и я её, естественно, ещё не изучал. Долгое время такой магический конструкт считался прерогативой одних Валькирий, и только спустя какой-то срок его смогли адаптировать для Альф. Но всё равно сложность его исполнения была настолько высока, что не каждая Альфа могла похвастаться практической реализацией такой магической техники – только начиная со среднего уровня и до предельного, когда Альфа скоро шагнёт в следующий высший ранг. Я-то все эти исторические выкладки знал, но на хрен позабывал и даже не подумал, как буду строить поединок, если Альфа активирует меч. Безусловно, даже обладай моя противница такой способностью, я бы вероятно мог, используя преимущество в силе, скрутить, взять на болевой приём и долбить её головой об стену. Но! И она могла меня подловить, особенно если я не был к этому готов. А удар такого меча мой доспех духа однозначно бы не выдержал. «С таким везением впору в покер начать играть», – решил я под конец зрелища, устроенного моей женой и Альфами из клана Вяземских. А в следующую секунду, резко оборвав свои самокопания, я заорал:

– Ольга, «Армагеддон».

Робот всё-таки решил вмешаться, открыв стрельбу. На радаре не было видно, куда именно он стрелял, но мгновенно возникшая паника вынесла толпу людей из-за дома в сторону наших развалин. Народ бежал, не разбирая дороги, хотя остатков самосохранения хватило на то, чтобы не лезть прямо на полыхающие развалины, а пытаться укрыться за грудами фрагментов стен зданий. Сверхтяжу нужно было пройти примерно сто метров, и когда он выйдет из-за угла, мы окажемся у него как на ладони. Ольга срисовала данный расклад моментально и, взмахнув крыльями, устремилась навстречу «Армагеддону». Четыреста метров – абсолютно плёвый отрезок для Валькирии, но шустрый пилот робота прекрасно понимала, с кем ей предстоит иметь дело, и явно поддала «газку» своему транспортному средству. Ольге осталось преодолеть ровно половину пути, когда «Армагеддон» вывернул из-за здания и сразу же открыл огонь по летящей Валькирии. Использовать ракеты на таком расстоянии поздно, а потому в дело вступил скоростной рельсотрон и плазменная пушка на пару с лазером.

Ночью и со стороны это, наверное, выглядело даже красиво. Из-за размаха крыльев Ольга вынужденно увеличила защитную сферу, и теперь хорошо было видно, как та прогнулась от массированной стрельбы «Армагеддона». Вогнутый диск воздушного щита покрылся всполохами разрывов возникающих с невероятной частотой, и мне казалось, что он вот-вот порвётся, не выдержав такой нагрузки. Из-за небольшого расстояния и высокой скорострельности оружия казалось, что между пушками сверхтяжа и летящей Валькирии пролегли сплошные и непрерывные линии, словно робот вонзил в защитное поле моей жены сразу три огненных копья разного цвета – ярко-красное от лазера, синее от плазмы и оранжевое от рельсотрона. Но Ольга неотвратимо продолжала сближение, а своеобразные копья укорачивались с каждой секундой, пока окончательно не пропали. В то же мгновение робот покрылся хорошо различимой сеткой из электрических разрядов, затрясся как припадочный и медленно рухнул на землю, издав приятный и отчего-то ласкающий мой слух грохот.

– Вот это я понимаю, уровень бога, – не удержавшись, восхитился я вслух своей женой, и добавил: – Но теперь надо сваливать, пока сюда ещё один ракетный залп не прилетел.

– Не надо, во всяком случае, княгине Гордеевой – ответила мне Анжела, успевшая подойти и встать рядом со мной.

– Что значит, не надо? – удивился я.

– А ты сможешь гарантировать, что Регина не решится на ещё один залп по твоей супруге? Только уже по-другому кварталу, пока ещё целому и с живыми людьми? Ведь княгиня наверняка потеряла много сил, и следующая атака гарантированно убьёт её.

– И что ты предлагаешь? – ошарашенно спросил я, пытаясь переварить такой взгляд на проблему.

В этот момент приземлилась Ольга, которая благодаря шлему наверняка услышала концовку фразы, выданной Анжелой.

– Мы уходим, а её светлость, – лёгкий поклон в сторону Ольги, – должна остаться на виду. Здесь!

– Она права, – не дала выразить мне своё возмущение моя супруга и невозмутимо добавила: – Я не выдержу ещё один залп, а брать на душу жизни ещё нескольких тысяч человек не желаю.

Вяземские воительницы всё это время молча простояли рядом, люди Анжелы также подошли поближе, а я тупо стоял и отказывался верить. Это что же теперь? Надо безропотно выкопать себе могилку, лечь и ждать когда тебя убьют? Я затряс головой, прогоняя наваждение.

– Но так неправильно, – воскликнул я, – ждать безропотно смерти, даже не сопротивляясь.

– Ты не прав, – покачала головой супруга, и со вздохом стащив с себя шлем, продолжила: – Я не безропотно жду смерти, а спасаю жизни других людей. И если бы я изначально была уверена, что Регина пойдёт на такие меры, то придумала бы другой план.

Так и хотелось крикнуть: «Да плевать мне на других», – но сдержался.

– «Армагеддонами» теперь займутся одарённые попроще, – сказала тем временем Анжела.

– Хочу заверить, что у принцессы тоже пока всё хорошо, – подала голос Альфа из Вяземских. – И совсем скоро всё решится окончательно.

– Вот видишь, – устало улыбнулась Ольга, – Моё дальнейшее участие становится ненужным и даже опасным для остальных людей, вдруг Регина снова пойдёт на такой шаг.

– Но зато ей точно ничто не помешает ударить повторно по этому месту, – мрачно проговорил я.

Ольга пожала плечами и с фатализмом в голосе заявила:

– От судьбы не уйдёшь. Может, и не ударит, сосредоточившись на других проблемах. А если Регина окончательно сорвётся и начнёт долбить по остальным кварталам, вот тогда меня ничто не будет сдерживать.

– А о ребёнке ты подумала? – попытался я воззвать к её материнскому инстинкту.

– Не о ком больше думать, Серёжа, – печально улыбнулась моя жена. – Я сегодня слишком перенапрягла источник.

Замерев, я пытался осознать страшную новость. Несмотря на маленький срок, я уже ждал появления этого маленького чуда природы. Я действительно оказался заботливым отцом, чего сам от себя совершенно не ожидал. Тоскливо сжалось сердце, душу наполнило болью, которую тут же смыла волна ярости, а кровожадная часть меня пробудилась, окончательно похоронив во мне человеколюбие и толерантность.

– Кто-нибудь из этих выжил? – зарычал я, начиная крутить доспехом в разные стороны, желая найти и оторваться на живом противнике.

– Враги вон там, – подскочила ко мне Ольга, махнув рукой куда-то в сторону. – Иди, заодно проследишь, как исполнится месть.

Несмотря на клокотавшую во мне жажду крови, головы окончательно не потерял. И хитрый манёвр своей супруги разгадал сразу же. «Идти без неё? Ага, щаз, уже бегу». Глянул с высоты на Ольгу и опустил бронещиток, выходя из доспеха. Заметив, как моя жена переглянулась с Альфами, жестко проговорил, добавив в голос стали:

– Даже и не думай.

Моя красавица явно собиралась отдать приказ скрутить меня и убрать подальше от этого места.

– А как же София? Кто о ней позаботиться? – попыталась она надавить на больное место.

– А как ты ответила на этот вопрос?

– Я рассчитывала на тебя.

– Похоже, мы оба рассчитывали друг на друга, – ворчливо заметил я, – Но уверен, род её не оставит при любом раскладе.

Не отводя от меня взгляда, Ольга бросила в сторону:

– Уходите и организуйте гражданских, чтобы держались отсюда подальше, на всякий случай.

– Да, торопитесь, – сказал уже я и, вспомнив отметки на радаре, добавил – Три дрона уже кружатся над нами.

Я не заметил ухода воительниц, продолжая смотреть в глаза своей, желанной и любимой женщины, а потом всё-таки сделал шаг, преодолевая разделяющие нас полметра. Наверное, сила наших объятий могла переломить ствол какого-нибудь дерева, а жар поцелуя заставить загореться разлетающиеся щепки. Но вокруг нас и так полыхало пламя горящих развалин, и казалось, что оно становится сильнее с каждой секундой, словно желая переспорить огонь наших сердец. Клубы дыма, как пепел погибших, переплетаясь, бессильно кружились вокруг наших магических барьеров, не в силах проникнуть и погасить наши чувства. Жизнь и смерть всегда ходят рука об руку, и наше положение полностью соответствовало этому правилу. Под нашими ногами была смерть, а мы вдвоём олицетворяли собой жизнь, и даже грозный. но неподвижный «Адамант», возвышаясь над нашими фигурами, принял образ безмолвного стража, охраняющего крохотный анклав истинной Любви в окружении беснующегося Ада.

Выбор – вечный спутник жизни. Когда, где и каким он будет, решает каждый самостоятельно. Мы свой сделали, а насколько правильный – покажет время. Остаётся надеяться, что мы успеем увидеть – кто победит. Сумасшедшая, временно захватившая сердце России и готовая ради власти пойти на любые кровавые жертвы, и без колебаний бросить на алтарь своей победы жизни людей, которыми она собирается править. Или сохранившие верность долгу и чести. Те – кого всегда было мало, но именно благодаря им, казалось бы неизбежный вектор истории неожиданно менял своё направление, а неотвратимое событие, должное повернуть огромное государство на новый путь, оказывалось бессильным перед натиском и решительностью последних защитников истинных ценн