Сергей Александрович Богдашов - Уравнять шансы [СИ]

Уравнять шансы [СИ] 931K, 226 с. (Целитель-3)   (скачать) - Сергей Александрович Богдашов

Сергей Богдашов
Целитель. Уравнять шансы


Глава 1

— Здесь будет парк с озером и японский сад, — дочь водила меня по огромному участку, где уже стояли три красивых здания. На обратном склоне имелась вертолетная площадка, на которую я и приземлился на "Робинсоне". Проект я утверждал сам, поэтому хорошо помнил, что и где должно быть расположено, но рассматривать всё построенное вживую было гораздо интереснее.

— Посёлок закончили? — на территорию лечебницы попасть можно было только на вертолёте или через КПП посёлка, в котором предполагалось расселить врачей, обслуживающий персонал и охрану.

— Посёлок закончили ещё до отделки основных корпусов, — ответила Лиза и я с удовольствием улыбнулся. Дочь отлично усвоила стиль делового общения, занимаясь своим новым проектом. Пока мы с ней летели на стройку, она успела рассказать мне обо всех личных делах и проблемах. Над чем-то мы вместе посмеялись, а вот в её обучение мне придётся вникнуть поглубже. Необходимость знаний в "земной медицине" пока компенсировали врачи из медицинской бригады, но ей самой стоит дополнительно заниматься. Базовые знания имплантантов превышали обычный уровень врачей, но пасовали при узкой специализации. Надо поговорить с нашими врачами и найти пару хороших преподавателей. Финансы позволяют обеспечить лучшее личное образование, которое всегда эффективнее и результативнее.


На стройку мы полетели посмотреть по двум причинам. Во-первых давно обещал дочери побывать там вместе с ней, а во-вторых, я много раздумывал над своими последними приобретениями. Особо светлых и перспективных идей пока в голову не приходило. Каждый выбранный путь имел множество подводных камней и требовал много времени на осмысление перспектив.


Фрегаты с установками РЭБ я уже использовал несколько раз. Когда США отказались принимать бумажные деньги, объявив годовой мораторий на поиск решения и злоумышленников, им сильно захотелось перейти на электронный безнал. Страна, которая сама перестала производить что-либо значимое кроме долларов, навязывала свою продукцию силой, проводя локальные войны и акции устрашения. Вскрывать этот нарыв следовало как можно быстрее. Были и личные причины. Почему-то именно США доставило пока мне больше всего проблем, некоторые я ещё не простил.

Двух десятков вылетов на фрегатах хватило, чтобы заглушить на время основные каналы хождения "электронных долларов" за пределами США. Попутно немного почистили космос от спутников явно военного назначения, которые излишне близко пролетали над Мадагаскаром. Определять где и чей не стали. Почти сорок спутников с выжженной электроникой теперь бесполезно болталась на орбитах. Сын по ночам иногда мотался по разным континентам, чтобы сбросить тонну-другую американских фантиков в разных странах. Я гораздо реже отправлял с той же целью грузовик, отработав разгрузку долларов в автоматическом режиме. В этом вопросе результат получен. Надо прекращать заниматься "богоугодными" делами, пока не заигрались. Слегка нарушенная монополия на выпуск ничем не обеспеченных бумажек может мне больно аукнуться.


За последнюю неделю слухи о возможном дефолте, которое США готовятся объявить всему миру, стали самой популярной новостью. Выпустив триллионы ничем не подкрепленных бумажек, США готовили большой кукиш их счастливым обладателям. На таких слухах доллар упал в цене на валютных биржах в десять-двенадцать раз. На сегодняшний день пара доллар-евро торговалась в отношении один к двенадцати, а временами падала до пятнадцати. Зато неплохо поднялись юань, рубль и иена. Переговоры между Китаем и США велись кулуарно, однако частичный слив информации с обеих сторон показывал, что там сейчас горячо. В золотовалютных запасах Китая скопилось больше триллиона ничем не обеспеченных долларов. Остальные страны заняли выжидательную позицию, но списки компаний с американским участием стали постоянной рубрикой газет и новостных лент. Тщательно фильтруемая правительствами информация, которой они позволяли время от времени появляться, подготавливала общественное мнение к необходимости национализации американских активов, в случае объявления ими дефолта.


— Как-то мы с тобой не подумали о смотровых площадках. Смотри, какой изумительный вид, — наш участок располагался на высоте двести метров над уровнем моря. Вид на Анциранану и громадную бухту перед ней, длиной сто тридцать шесть километров, был великолепен. В хорошую погоду с такой высоты километров на сорок можно будет смотреть. Надо докупить несколько туристских телескопов для площадок. Слева был виден сам город и аэропорт Анцирананы, от которого по дороге на Андасоа можно было попасть к нам, проехав пять километров.

— Неплохо вы с Сердаром сработались, он слово в слово сказал то же самое, — хмыкнула дочь.


Расширение лечебного бизнеса проводили по настоянию дочери. Освоив технологию лечения, она запросила дополнительные комплексы и мощный диагностический центр. Вот кто бы спорил! Сейчас у неё в распоряжении было шестьдесят лечебных комплексов и десять диагностов, завязанных на общий компьютер. По шестьдесят больных можно было лечить каждые два часа даже при самых тяжёлых случаях. Запасных блоков к комплексам я закупил на триста тысяч больных. Во время лечения дочь находилась на нашем острове. Обход больных и применение диагностов осуществляли врачи, число которых изрядно увеличилось.

За всё время у нас пропало два браслета. Надеюсь, что закладки на самоуничтожение у них сработают как надо.


Приятно удивлял новый медицинский компьютер. Его покупка вызвала целое море эмоций и метаний. Для начала пришлось наступить на горло собственной жабе, которая вопила про необходимость покупки мощного инженерного центра. Затем пришла пора выбора из ста с лишним моделей медицинских центров, которые можно было использовать с нашим оборудованием. Вычленив основные различия, модели компьютеров рассортировали по трём основным группам. От моделей, поддерживающих максимальное количество комплексов одновременно, после недолгого размышления мы с дочей отказались. У них была оговорена возможность неполной диагностики в полпроцента. В результате пришлось выбирать между качественной диагностикой и не совсем понятной самообучающейся системой, которая в перспективе могла дать самые высокие результаты как в качестве диагностики, так и в росте производительности. Посмотрев на цены лучших моделей, я понял, что мою жабу руками не задушить, надо применять тяжёлую строительную технику, как минимум. Два шикарных новеньких фрегата стоили ненамного дороже, чем медицинские топ-модели самообучающихся центров, с положенными для них имплантантами. И такая цена была у центров обычной производительности! Модели, позволяющие проводить лечение одновременно несколькими тысячами комплексов я даже не стал смотреть.


Цены на лечение мы постоянно снижали. Для детей до пятнадцати лет предусматривалась скидка в половину стоимости. Спидоносцев принимали мало и только в тех случаях, когда остальных больных было меньше обычного. В новой лечебнице специальный корпус для них только что начали строить. В перспективе мы планировали докупить туда отдельные медицинские комплексы, чтобы не подвергать риску и моральным травмам остальных больных. Проект по организации нашего нового медицинского центра, с более высокой пропускной способностью, заставил меня пересмотреть и планы развития авиакомпании.

Двадцать четыре самолёта, из которых только шесть были большими магистральными лайнерами, плотно заняли свою нишу авиаперевозок на Мадагаскаре. Прикидывая будущие объёмы перевозок, я пока не мог точно определиться с заказом на новые самолёты. В течении ближайших трёх месяцев моя авиакомпания должна была получить ещё четыре больших магистральника, каждый из которых был дополнительно оборудован восьмью местами для лежачих больных. Канадцам я озвучил свои сомнения по дальнейшим покупкам, но оставил за собой резерв на заказ пяти самолётов в этом году. Благодаря моим заказам дела у канадских авиастроителей прилично улучшились. Они заказали себе два новых суперкомпьютера и перестали арендовать время у американцев. Я получил очень приличные скидки не только из-за количества заказанных самолетов, но и благодаря выбранной системе оплаты. Во всём мире самолёты покупают с использованием лизинговых схем. Я же предложил частичную предоплату и окончательный расчёт после первого налёта в шестьсот часов. Почему так? Всё очень просто. Именно при таком налёте самолёты проходят очень большой этап регламентных работ. Лишний экономический рычаг мне не помешает. Зато фирма будет крайне заинтересована устранить все обнаруженные неполадки и ликвидировать все замечания в самые кратчайшие сроки.


Все самолёты и клинику я оборудовал иноземными электронными "собачками". Запах взрывчатки, пороха и наркотиков они улавливали намного лучше их земных сородичей. Воронежские учёные, разработавшие и производящие "электронный нос" были бы изрядно удивлены, если бы сравнили свои изделия с тем, что получилось у меня после "модернизации" их изделий. Заменив всего несколько деталей, основными из которых были сам датчик и процессор, я получил чувствительность принципиально другого порядка. Разница определялась количеством рецепторов и мощностью процессора, который обрабатывал поступающие сигналы. Вместо десятков рецепторов, в воронежском приборе, иноземная микросхемка имела их около пяти миллионов. В итоге только за безопасность полётов сейчас отвечало порядка сотни сотрудников службы безопасности нашей авиакомпании. Индусы умудрились заиметь больше десятка огромных информационных баз по подозрительным лицам. Судя по тому, сколько это мне стоило, не все базы были куплены, что у моих индусов стало уже традицией. Получив в своё пользование один из лишних компьютеров, который "завалялся на всякий случай " у хомячка-пилота после модернизации их корабля, бывшие программисты были снабжены гражданскими имплантами седьмого поколения и базами "Электроника" и "Кибернетика", который ими выучен до пятого уровня. Даже по меркам Империи это очень серьёзно. Следующая изученная специальность уже определяла имперский сертификат на высокие инженерные должности.

В зависимости от оценки компьютера на каждый рейс в самолёт подсаживалось от двух до шести сотрудников безопасности. Стопперы гражданской модели оказались наиболее применимы в самолёте, в отличии от иного оружия. Нелетальное оружие мгновенного действия никак не могло нарушить герметичность самолёта.

Потихоньку каждый проект обрастал людьми.


Занимаясь всеми текущими делами, я понимал, что на самом деле пытаюсь обманывать сам себя. Вместо того, чтобы определиться со своим будущим, я занимаюсь нужной, но не обязательной текучкой, большую часть которой могу просто передать своей команде. Все они у меня проверены делом и давно нормально сработались

Подумать мне было над чем. После того, как Дейв подтвердил получение мной гражданства Империи, мои возможности в покупке товаров выросли на порядок. Понять меня несложно. Представьте, что Вы живёте в селе и после социалистического сельпо Вас привезли в современный торговый центр. После двух черно-белых ламповых телевизоров Вы видите сотни современных моделей, в полстены величиной. И всё это великолепие можно купить за почти что беспроцентный кредит!


Примерно такие ощущения я испытывал, знакомясь с базами по товарам и оборудованию, которые мне теперь стали доступны. Пока того оборота, который был у нас с Дейвом, хватало только на самые мелкие аппаратики. Поэтому повод для раздумий у меня был, и нешуточный. Один из вариантов, который я успел обсудить с Дейвом при погрузке, был связан с покупкой второго корабля. В два торговых судна можно было быстро накопить на достаточно серьёзные проекты. Инопланетянин обещал подумать и поговорить с остальными. Основная сложность заключалась в том, что они категорически не хотели раскрывать кому-то постороннему свой источник получения металлов.


— Дейв, а что может быть дороже, чем металлы? Точнее даже не так, что может приносить больше прибыли? — наверняка ведь существует не только экстенсивный вариант развития торговли земными товарами.

— Источники энергии. Самое ценное, что и определяет уровни развития разных цивилизаций, — как само собой разумеющийся факт, определил Дейв. — Мы же тебе уже рассказывали, насколько я помню. Пока на твоей планете не научатся управлять энергией, сопоставимой с энергией вашей звезды, земляне так и будут считаться цивилизацией первого типа. И только овладев следующим порядком освоения энергии, перейдут на второй. Существуют и цивилизации третьего типа развития. Они управляют энергией, сравнимой с масштабами Галактики, — действительно, кто-то из инопланетян мне уже рассказывал про ведущую роль энергии для развития цивилизаций, вспомнил я.

— Мы можем придумать более дорогие грузы или выгоднее самим начать добычу и производство? У нас недалеко Луна и ещё две планеты. Там ведь наверняка можно добывать что-нибудь ценное? — пытался я подтолкнуть мыслительный процесс суперкарго.

— У меня есть хороший друг. Он долгое время занимался колонизацией. Разрабатывал спутники планет и даже сами планеты. Я обязательно его найду и поговорю с ним. К следующему нашему прилёту я расскажу тебе, что может получится удачно, а что нет, — подумав, ответил Дейв.


Меня терзали слишком сильные сомнения по возможным путям развития. Например, мы купим и установим мощную производственную линию металлизаторов, снабдив её соответствующим вычислительным центром и запасами металлов. Итогом может стать вторая промышленная экспансия. Мало населению Земли Китая, который производит на сегодняшний день больше половины всех промышленных товаров, а тут ещё и мы "поможем". В большинстве стран металлообрабатывающие отрасли тогда окончательно умрут. Земным технологиям пока недоступны качество и цена изделий, производимых на "чужом" оборудовании. Нет, лишать работы миллионы людей, это не лучшая идея. Надо искать свою, никем не занятую нишу, которая наоборот, подтолкнёт развитие землян и создаст стимулы для развития науки и промышленности.


Если честно, то в душе постоянно сидела заноза. Вот зачем я во всё это лезу? Чтобы обеспечить крайне достойную жизнь себе, семье и всей моей команде? Но у нас уже сейчас имеется с избытком средств и возможностей. Заработанных и зарабатываемых денег хватит внукам и правнукам. Ну ладно бы влез в политику, проводя мелкие диверсии против США. А вот не надо было агентов ФБР ко мне на остров присылать и слушать Оппенгеймеров, да и с авианосной группой информация подтвердилась. Этой дубинкой собирались поддержать "новое правительство Мадагаскара". Ну с долларами мне тоже влезать не очень-то и нужно было…, но тут свои нюансы. Америка просто так от своей долларовой кормушки не отойдёт, значит последует череда войн и провоцирование десятков и сотен конфликтов. Американцы научились этому не хуже, чем англичане в своё время. Вскрыть нарыв пока удавалось малой кровью, слишком неожиданно и быстро для них всё получилось. Даже Украина, перестав получать американские дотации на оплату беспорядков, успокоилась и занялась собственной экономикой, в чём ей опять стала помогать всё та же Россия.


— Ты последнее время очень часто "зависаешь". Что-то случилось? — голос дочери заставил меня встряхнуться. Я понял, что она уже несколько минут наблюдает за мной. Мда, гены… Вчера то же самое мне сказала жена, когда мы днём сели пить кофе на балконе.

— Да, моя хорошая. Ты у меня уже взрослая и сама видишь, что мы делаем много необычного. Последнее время такие возможности появились, что дух захватывает. Вот только не переборщить бы. Прогресс, он ведь не только созидает, но и разрушает. Вот взять наше лечение. Представь себе, сколько врачей мы можем оставить без работы, если купим оборудование на десять тысяч исцелений за один сеанс. Тогда мы будем лечить уже не только безнадёжных больных, от которых врачи окончательно отказались, но и отбирать у них потенциальных пациентов. А сколько земных лекарств при этом перестанет быть нужными! Но это только одна сторона вопроса. Другая пока мне также не слишком нравится. Теоретически, за несколько лет можно развить наше целительство до такого уровня, что мы будем влиять на демографические процессы. Посчитай на досуге сама, сколько нам потребуется оборудования и людей с имплантантами, чтобы в круглосуточном режиме выйти на полное излечение, допустим десяти миллионов человек в месяц. Это сто двадцать миллионов в год. Полностью здоровых, энергичных людей, которые и проживут потом лет на пятнадцать-двадцать дольше и потомством озаботятся. За пятьдесят последних лет население Земли выросло на два миллиарда. По сорок миллионов в год. Сегодня многие говорят о перенаселении Земли. Американцы даже теорию "золотого миллиарда" разработали и вполне определённые шаги для её реализации делали. А тут вмешиваемся мы и добавляем к этому процессу ещё миллионов сто восемьдесят в год, потому что выздоровев, люди ещё и детей понаделают. Тебе не страшно?

— Ты поэтому отказался от того, высокопроизводительного компьютера? — напомнила мне дочь про подбор оборудования для нашего лечебного центра.

— Нет. Наш самообучающийся комп тоже можно будет разогнать почти на такую же производительность со временем. Особенно, если сделаем недорогой апгрейд. Причём работать он будет практически без ошибок в диагностике. Это какая-то последняя модель, которая сама приспособится под нашу расу максимально точно. Кстати, под эту модель компьютера есть и новые модели самих комплексов. Только они очень дорогие. Там уже семь предметов и другие блоки с лекарствами. Лечат почти в три раза быстрее, чем наши.

— Хм, допустим браслеты на ноги я могу себе представить. Четыре браслета, пояс, а ещё что? — моя юная целительница сразу переключилась на новую, более интересную для неё тему.

— Короткий жилет из двух половинок. В основном он и даёт ускорение. Очень мощная штука, — я был даже рад, что от вопроса перенаселения дочь отвлеклась. Моральная сторона этой проблемы даже для меня была крайне тяжела. Я не политик, который для своих интересов может легко решить, жить или умереть миллионам людей. Вся история Земли написана людской кровью.


Глава 2

Среднее расстояние от Земли до Луны 385 тысяч километров. Расстояние в перигее 355, а в апогее 405 тысяч километров. Это если немного округлить цифры. Что же меня больше интересует на Луне — реголиты или масконы? По идее реголиты это источник гелия-3, тридцати тонн которого хватит, чтобы перекрыть полученной от него энергией всю годовую потребность Земли. Вот только перерабатывать его надо на Луне. Таскать с Луны тонны руды, чтобы добывать гелий-3 на Земле, это низкий пилотаж. Полученные граммы себя не окупят. Реголит лежит слоем примерно в три метра. Хотя есть места и пожирнее. Соответственно добывать, перерабатывать и сжижать газ надо на Луне.

Состав масконов (от англ. mass concentration — "концентрация массы") точно не известен. Предположительно это поднявшиеся от центра Луны расплавы металлов. Масконы образовали на Луне настолько мощные гравитационные аномалии, что космическим кораблям приходиться вносить на них поправки. Иначе прилунение произойдет километров на двести мимо цели. Разрабатывать масконы в чём-то даже проще, по крайней мере оборудование намного дешевле. Да и концентрат уже подготовлен самой своей природой. Только для чего нам столько стали на Луне?

Рассматривая обе темы по добыче полезных ископаемых на Луне, я параллельно просматривал предлагаемый список оборудования. Самая маленькая модель для переработки реголитов была больше десяти метров шириной и в переводе на земной вес весила около пятисот тонн. Смотрим производительность. Больше семисот тысяч кубометров породы в час! Это с какой же скоростью она гоняет? Открыл мануал модели. Таак. Около пятидесяти километров в час в сопровождении десяти тяжелых дронов. Глубина захвата реголитов полтора метра. Движение по расходящейся спирали. Дроны чистят и выравнивают предстоящую дорогу и отвозят получаемую продукцию в накопители, а также следят за снабжением самой установки необходимыми компонентами и её ремонтом. После переработки пустая порода вываливается за установкой ровным слоем. Мне сразу вспомнились асфальтоукладчики, которые недавно обновили все дороги на Мадагаскаре. Очень похоже. Основная идея такого подхода в том, что установка сама готовит будущее поле. Пройдя первый раз по "целине", она оставляет за собой ровную поверхность с оптимальными размерами гравия. Следующий "урожай" газа при таком подходе можно получить намного раньше, чем в обычных условиях.

Гелий-3 получается в виде испарений от прогрева проходящей руды. Установка собирает ещё с десяток видов концентратов металлов. В базовой модели предусмотрена магнитная сепарация, выщелачивание и промывка кислотами. Возможна установка опциональных блоков, но за отдельную плату. Тогда доступны дополнительные металлы, количество и их список для каждого опционального блока были разные. Дополнительно можно было поставить только два блока. Хотя нет, я заметил третий блок, совсем недорогой. Очень напоминает щётку у коммунальных машин по очистке дорог. Оказывается он предназначен для сбора поверхностной пыли. Назначение — получение концентрата бериллия. Вроде сходится. Мне уже попадалась информация от НАСА, что в поверхностном слое лунной пыли аномально высокая концентрация бериллия. Ещё неизвестно, какую информацию привезёт Дейв от своего друга. Мне срочно нужно посоветоваться со специалистами и я знаю, к кому мне стоит обратиться.


— Здравствуйте, Станислав Станиславович. Вот в кои веки решил побеспокоить по своим проблемам. Мне опять нужна консультация специалиста. Скорее всего от "Роскосмоса". Они ближе всего к этой теме, — особо озвучивать свои вопросы мне пока не хотелось. Будет специалист, тогда поговорим.

— Что-то по ракетам? — уточнил мой собеседник.

— Нет. Они разрабатывали тему Луны. Вот у меня и зреет одна сумасшедшая идея, а посоветоваться не с кем.

— Эх, жаль, что Вы на полгода раньше не обратились. Был у меня такой знакомый из "Роскосмоса". Они как раз по Луне работали. Удивительного ума и знаний человек. Но полгода назад у него случился инсульт и признаюсь, я потерял его из вида. Друзьями мы с ним не были, но пересекались частенько. Только в последнее время я его нигде не вижу. Вот кто бы Вам смог всё рассказать. Он полностью в теме был и с НАСА больше чем у него, ни у кого контактов не было, — услышал я в трубке вздох учёного.

— Он умер или жив? — похоже учёный подзабыл, что я его самого с того света вернул.

— К стыду своему даже сказать не могу. Если Вам это нужно, то могу узнать. Время ещё не позднее, а телефон у меня где-то был.

— Узнавайте срочно! Я перезвоню через десять минут.


— Сергей Александрович, жив наш курилка. Дозвонился я до него. Правда разговаривал с женой, Степан пока плох. Он всё ещё не пришёл в себя после инсульта. Говорить почти не может и ходит еле-еле.

— Похоже у меня есть вариант. Завтра в Москве будет наш самолёт. Он полетит на Мадагаскар с промежуточной посадкой в Эмиратах. Там как раз есть места для лежачих больных. Переговорите сейчас с женой Вашего друга, а потом я с ними созвонюсь и приглашу их вдвоём к себе в гости. Билеты с меня, туда и обратно. Обещаю, что обратно он улетит на своих ногах, — рейсы на Москву мы начали совершать две недели назад. С получением новых магистральных авиалайнеров от канадцев я планировал увеличить частоту полётов и летать на Домодедово по два рейса в неделю.


Учёного с женой встретили и отвезли к нам в клинику. На следующий день я встретился с абсолютно здоровым, весёлым человеком. Милейшая женщина, оказавшаяся его женой, просто светилась радостью.

— И что же Вы, Сергей Александрович, так всех не лечите. Вон мой-то уж совсем помирать собирался, а теперь посмотрите на него, кавалер! Вроде даже и помолодел немного, — весело общалась женщина.

— Всех не всех, а знакомого Вашего тоже вытащили, он намного хуже Вашего мужа был. Жить ему месяц оставалось, но как видите, теперь здоров и работает до сих пор. А вылечиться у нас любой может. Вроде не часто отказываем. Недавно даже цены снизили. Вот когда Вашего Станислава Станиславовича лечили, тогда да, мы меньше чем за миллион никого не принимали.

— Миллион рублей! — ахнула женщина.

— За рубли мы не лечим. У нас все расчёты в евро.

— Ой… — пискнула Клавдия Ивановна и зажала ладошкой рот. Степан Иванович только крякнул и закашлялся.


— Да экономику мы специально не считали. Иначе никто денег не даст. Десять миллиграмм гелия? — 3 с тонны руды это достаточно точно высчитано. Если начать считать окупаемость, то сами понимаете. Ту же Магнитку открытым способом на Земле несколько десятилетий выскребали, или тот же карьер в Мирном взять. Хотя в США вроде есть производительность под пятьдесят тысяч тонн в сутки с карьера. Для того, чтобы получить тонну гелия-3 надо переработать реголит на три метра в глубину на площади в двадцать квадратных километров. А это значит, что для добычи 1 тонны данного изотопа потребуется переработать не менее 100 млн. тонн лунного грунта, — Степан Иванович досадливо взмахнул головой и перестал смотреть в глаза. Всё ясно, наука опять пыталась получить деньги, не считаясь с экономикой.

Сколько денег в бывшем СССР таким образом банально угробили и не сосчитать. Тот же Ту-144. Сверхзвуковой пассажирский лайнер. Денег в него вложено было кошмарное количество. Всё закончилось десятью образцами. Один из которых упал на авиашоу во Франции. Люди из комитета глубокого бурения шушукались про их генерала, который выпустил из рук видеокамеру на взлёте. По закону подлости она попала в рычаги управления и самолёт разбился на глазах у всего мира во время показательного полёта в Ле-Бурже. Остальные образцы так и сгнили в разных местах, почти не летая. Сверхзвуковые "Конкорды" летали до самого окончания идеи сверхзвука в пассажирских перевозках без конкурентов. Политические амбиции СССР превозмогли разум и даже на внутренние перевозки эти самолёты так и не запустили. Ил-62 летит от Москвы до Владивостока девять часов. Свободных мест нет. Что мешало запустить на такие рейсы Ту-144? Хотя вроде немного готовые образцы полетали. Кто-то мне рассказывал, что из Москвы летал в Алма-Ату. Понятно, что это был жест отчаяния, а не новое слово в пассажирских перевозках.

Так же произошло и с Луной. Куча денег, выброшенная в космическое превосходство СССР, была бездарно профукана, как только американцы высадились на Луне. Политическая составляющая вопроса была проиграна. Дальнейшее развитие советской космонавтики в этом направлении сразу закончилось. Самыми очевидными претендентами по освоению Луны на сегодняшний день являются Китай, США, Япония и Индия. Причём именно в таком порядке по реальному рейтингу. Россия из гонки за Луну ещё окончательно не выбыла, но и особых попыток вернуться в клуб Луны не делает. В явных претендентах она не числится уже лет пять.


Гелий-3 у меня был в списке товаров, которые можно было купить. Также я мог купить и готовые схемы с технологическими картами станций — термоядов на гелии-3. Были в продаже и готовые станции на этом топливе. Надо садиться за расчёты.

Какой смысл мне городить огород из мелких добывающих комплексов, если один специализированный большой корабль может подойти к газовому гиганту и из его атмосферы откачать тот же гелий-3 в умопомрачительных количествах. За месяц работы один такой корабль получит больше гелия-3, чем я, если запущу на год десять малых комплексов на Луне. Вот только цена на такой девайс мне абсолютно недоступна. Это как пенсионеру со своей пенсии мечтать о покупке Rolls-Royce. Добывать на Луне газ пока что резко расхотелось. Проще покупать готовый продукт, выходит дешевле. Основную прибыль при переработке реголита я буду получать от газа и только потом от алюминия, железа и титана. Остальные металлы после этого списка идут в слишком малых количествах. Надо выбирать нормальный вариант заработка для торговли с инопланетянами. Добыча гелия пока экономически неоправданна, если ориентироваться на цены фронтира. Да и для продажи землянам гелий мне интересен. Хотя это рассуждения дилетанта. Практика может оказаться совсем иной.


— Степан Иванович, ну не может такого быть, чтобы в космосе совсем ничего ценного не было, — идея с Луной оказалась так себе, если начать считать экономику. Добывать гелий-3 для Земли, ещё куда ни шло, но мне нужен товар для торговли с инопланетянами.

— Астероиды. Они бывают на таком же расстоянии, как и Луна. Периодически их доступно почти что с тысячу, если считать те, у которых в радиусе метров пятьсот и больше. А если посчитать, которые между Марсом и Сатурном, то там счёт пойдёт на миллионы. Содержание у них самое разное, если попадётся с платиноидами, то их на одном астероиде может быть столько, сколько на Земле за сто лет добывают. Американцы попробовали как-то астероид с платиноидами посчитать в долларах. Получались буквально безумные триллионы. У меня даже сохранились данные по нескольким таким астероидам. Но я не астроном, поэтому сам найти их в космосе не смогу. Такую информацию надо запрашивать дополнительно. Астероид в два километра диаметром по последним данным оценивался в 80 триллионов долларов. Эту цифру американцы насчитали года два назад, — вот и весьма полезный совет от ученого. Дорогого стоит. Единственное, в чём я сомневаюсь, так это цены, которые неминуемо рухнут, если выкинуть на наш земной рынок драгметаллы в таких количествах.

Хм, а ведь это уже зачётная цель. Если там ещё и лёд будет, то вообще хорошо. Сразу решатся проблемы с водой и кислородом. Собственно, льда и на Луне много. Базу всё равно придётся делать не на Земле. Слишком дорого обходятся полёты с планеты. Очень интересно. Начинаю искать в информационных базах оборудование для разработки астероидов. Ещё бы знать, что это такое и какую комплектацию необходимо собирать. Хотя я же где-то видел готовый комплект для добычи металлов. Вот его и возьму за основу.


Глава 3

Электромобили раскупались неплохо. Используя нашу схему и большинство основных узлов и деталей, их производство также наладили в Корее и Австралии. Корейцы и австралийцы внесли свои новшества, часть из которых мы перенесли и на наши модели. Самый большой успех произошёл с микроавтобусами. Вот их раскупали в очередь. Жестокая конкуренция во внутригородских перевозках требовала наиболее практичных и недорогих в эксплуатации транспортных средств. Стоит ли добавлять, что бесшумные и не загрязняющие воздух автобусы получили признание горожан. Быстро наращивать производство мы не могли. Элементарно не хватало необходимых специалистов и производственных мощностей. Поэтому Александр и Чжан сейчас находились в Кургане на переговорах о покупке Курганского автобусного завода. Дело это не быстрое и не простое. Первый раунд переговоров должны были закончить к концу этой недели.


— Сергей, мы во время переговоров получили необычное предложение, — звонок Александра прервал мои размышления. Легок на помине, — Холдинг ГАЗа, который сейчас руководит Курганским заводом, готов выкупить у нас разработки по нашим конструкциям электромобилей. Передачу технологий по производству двигателей и аккумуляторов они готовы оплачивать отдельно. До перехода на собственные детали хотели бы покупать комплектующие пока у нас. Я на это никакого ответа не дал, сказал, что будем обсуждать, — обсуждать было чего. У меня одних патентов с десяток наберётся, если не больше, поэтому речь пойдёт не только про передачу технологий. С производством электромобилей я морально давно был готов расстаться. Толчок этому направлению мы дали неплохой и технический уровень у наших моделей серьёзный. Однако дальнейшее совершенствование давалось очень трудно. Нас просто не хватало на все направления. Браться за что-то новое уже становилось страшно. Пришла пора чем-то жертвовать и электромобили для этой цели вполне подходили. Но сначала мне нужно поговорить со всей командой, которая работает в этом проекте. Я знаю, чем их можно увлечь. Мне самому пока жутковато замахиваться на такой грандиозный проект. Без сложившейся команды я его точно не потяну.


После того, как мои спецы от контрразведки пропустили всех через тройное сито, я немного успокоился по вопросам тайн и безопасности. Сейчас у нас осталось пять двойных агентов, которых удалось завербовать. Полтора десятка подозрительных лиц были высланы за четыре месяца проверок по принципу "куда подальше". Два двойных агента оказались среди русской команды с "Росслау". Собственно, я не в претензии. Бывшие военные, повязанные самыми разнообразными подписками, они были слишком лёгкой целью для спецслужб. В итоге в России знают, что корабль у меня гоняет не на авиационных двигателях и генераторах, а имеет автономную электростанцию. После перевербовки моряков через них же и сообщили, что эта электростанция неизвлекаемая. Любопытных уберечь от лишнего соблазна лучше заранее. Ничего страшного, скоро некоторые тайны будут предложены в свободную продажу. Пользуясь статусом гражданина Империи я теперь имею право продавать определённый список товаров и технологий. Вот только земляне у меня по базам идут по низшему уровню допуска.


Расставаясь с темой электромобилей я получал интернациональную группу из сорока инженеров и три десятка управленцев. Проект незаметно прирос людьми. Все ли найдут себе место в моих новых начинаниях, пока непонятно. Собственно я ещё и сам не знаю, чем именно нужно будет заниматься. Слишком много разнообразной информации получается. Со Степаном Ивановичем мы уже несколько раз пробовали обсудить разные концепции базы на Луне и добывающем комплексе на астероиде. Я предложил ему пофантазировать насчёт такой гипотетической возможности. К моим словам он отнёсся крайне недоверчиво. Пришлось показать ему некоторые заказы, которые мы изготавливаем для России. Увидев знакомые детали ракет он был даже не удивлён, а ошеломлён местом их производства. Кое-что из моих изделий им в своё время перепало, но никто и предположить не мог, что важнейшие детали ракетных двигателей не российского производства. Свои заказы Роскосмос получал через Министерство Обороны, вопросы которому задавать не принято.


— Сергей Александрович, а Вы не боитесь показывать мне Ваши изделия? — до учёного понемногу стало доходить, что своим недоверием он вынудил меня поделиться вполне весомыми тайнами, знание о которых требует не один десяток подписок.

— Я из них особого секрета не делаю. До больших тайн мы с Вами ещё не дошли. Я имею ввиду настоящие тайны. Поэтому пока подумайте не торопясь, надо ли Вам много знать. Обратного пути после получения следующей информации уже не будет, — неплохой учёный, отдавший всю жизнь космосу и проектированию оборудования для космических работ мне не помешает.

— Звучит двояко. Неужели убьёте? — попытался улыбнуться учёный, но улыбка вышла кривоватая.

— Ну что Вы. Просто подумайте, про что мы всё время беседуем и догадайтесь, где Вы будете работать, если согласитесь на мои условия.

— Космос! Луна…ну конечно же… Стоп. Россия к такому полёту не готова. С кем же Вы собираетесь лететь? — тревога учёного, отдавшего всю свою жизнь российским космическим программам была мне понятна. Первое, что в его ситуации может придти в голову — это то, что его банально вербует другая страна, имеющая космический потенциал. Наработки России по станциям и базам одни из лучших на Земле и проверены временем, но космическое оборудование — это не только железо, выведенное на орбиты. Элементная база у России безнадёжно отстала. Те же спутники ГЛОНАСС нормально работают по полтора-два года, в отличии от американских, которые стабильно выполняют свои функции по пятнадцать-двадцать лет. А сколько в своё время миллиардов народных денег было потеряно из-за низкокачественных воронежских транзисторов?

— Я отвечу, но это последняя информация на сегодня. Больше Вам знать слишком рано. Ни к одной стране мира мои планы отношения не имеют. Считайте это частным интересом компании.

— Ну вот, а я, старый дурак, уже уши развесил. Да не сможет частная компания поднять такой проект. Американцы примерно считали его стоимость. У них только на первом этапе требовалось больше двухсот миллиардов долларов. У меня даже их проект был. Нам его на изучение и выработку заключения давали. На первой стадии там речь про возможную окупаемость вообще не идёт. Более того, потом каждый год потребуются дополнительные затраты в десятки миллиардов. Лет пять потребуется, чтобы хоть что-то заработало. Поэтому сами считайте. Если у Вас есть миллиардов пятьсот лишних долларов, то можете попробовать космос на зуб, — считая, что сразил меня наповал такими цифрами, Степан Иванович победно поблёскивал протёртыми стёклами очков, — Необходимо учитывать и отсутствие товарного интереса к гелию-3, пока не появятся способы получения из него энергии. На это уйдут ещё целые десятилетия и безумные капиталовложения.

— Как Вы считаете, сколько сейчас на Земле может стоит тонна гелия-3? — мне нужно было, чтобы мысли учёного были нацелены в правильном направлении. Рассказывать про то, что у меня есть доступ к работающим термоядерным станциям, я пока не буду.

— Оценки этого вида топлива прилично колеблются. Себестоимость добычи на Луне составляет от одного до трёх миллиардов старых долларов за тонну, а вот стоимость на Земле будет зависеть от стоимости транспортировки. По одной из оценок, которые я слышал, потребуется ещё около ста миллиардов. При готовой инфраструктуре для полётов, цену транспортировки можете смело поделить на три, а скорее всего даже на десять. Оценки по запасам гелия-3 сильно разнятся и в зависимости от разных данных могут колебаться очень сильно. Если брать полярные мнения о запасах, полученные различными исследователями, то у них в цифрах расхождение больше, чем в тридцать раз, — вот и мне показались странными очень значительные различия в расчётах земных учёных и в имеющихся у меня цифрах производительности оборудования по переработке реголита. Я даже с калькулятором начал перепроверять. Цифры не совпадали. Гелия в породе должно было быть намного больше. Напрашивалось два вывода: или цифры специально занижены, или пробы грунта брались далеко не в лучших местах.


Гелий добывать всё равно придётся. Несколько дней мозгового штурма показали очевидную необходимость добычи газа. Для переработки металлов потребуется очень много энергии и солнечных батарей точно не хватит. Добывающее оборудование тоже могло использовать гелий-3, хотя разные комплектации позволяли и другие варианты энергоносителей, в случае замены самих блоков по выработке энергии. Прилично напрягал ещё один момент. Из технических данных по установкам, перерабатывающим реголит, можно было высчитать, что почти десять процентов получаемого топлива уходило на его же добычу. Установка должна была двигаться и перерабатывать тысячи тонн реголита, который нужно было нагревать для получения гелия. В установках с блоками питания на гелии вопрос нагрева решался отведением избыточного тепла от реактора. Даже с потерями на использование части гелия самой установкой, цифры добычи гелия были всё равно намного выше, чем при расчётах учёных с Земли. Неужели американцы всё-таки смухлевали с их полётами на Луну и их "лунный" грунт оказался совсем не лунным? Где бы мне найти лунного геолога, чтобы оконтурить перспективные места? Пока какая-то информация есть только по масконам, но они меня интересуют меньше всего. Добывать дешёвые металлы можно менее экзотическими способами.

Чем больше информации узнаю, тем больше вопросов возникает.


Глава 4

Австралийское побережье в районе Сиднея всегда оживлённо. Триста солнечных дней в году и сотни километров пляжей сделали эти сказочные места притягательными для людей со всего мира. Особенно любят посещать Австралию японцы. Для богатых семей Японии стало очень престижно проводить обязательные свадебные фотосессии именно в Австралии. Пары молодожёнов из Кореи, Японии и Филиппин в общем-то и были основными клиентами сиднейского фотографического агентства Патрика Кью. Сам Патрик, импозантный мужчина тридцати пяти лет, сидел в шезлонге на верхней палубе своей яхты. Ему, профессионалу от фотографии, было откровенно смешно наблюдать за девушками, устроившими личную фотосессию у штурвала яхты. Этот штурвал Патрик когда-то давно купил на антикварном аукционе за его брутальный и исторически достоверный внешний вид.

Вся компания девушек подобралась позавчера, на необычном показе мод. Впервые фотомодели показывали не одежду, а солнечные очки российского производства от фирмы "Фёдор Фёдоров". Моделей очков оказалось неожиданно много. Начиная от строгих черепаховых оправ, почти классических форм, и заканчивая ультрасовременными, из титана и платины. Показ оправ сопровождался постоянной сменой одежды. Зрители могли только догадываться, выйдут ли девушки в строгих костюмах и "деловых" очках, или в купальниках, цвет и внешний вид которых подобран под стёкла рекламируемой продукции. Четверо из фотомоделей в конце вечера были приглашены Патриком на воскресную морскую прогулку. Цель выезда была весьма романтична — ловля акул около Большого Барьерного рифа. Девушкам были обещаны авторские фотографии от мэтра жанра, которым Патрик себя считал не без оснований. Многочисленные награды и дипломы, развешанные на стенках его сиднейского офиса, были не только рабочим инструментом бизнеса, но и предметом личной гордости австралийца. Если Вы читаете этот текст не на Самиздате, значит он украден.


Сейчас яхта шла на автопилоте, поэтому девушки, позирующие друг другу могли крутиться у штурвала, как хотели. Вместе с Патриком за весёлой вознёй девушек наблюдали и его друзья. Океан, яхта, рыбалка на акул, фотомодели и выпивка — разве это не достойный повод для любого мужчины отложить на уикенд все свои и принять приглашение Патрика Кью. Трое друзей, отменили все свои дела и встречи, причём Том даже прилетел из Аделаиды на своём личном самолёте. Мужчины отодвинулись к корме и сейчас с юмором делились друг с другом своими соображениями по поводу сегодняшних знакомств. Их, ещё в порту, когда яхта осторожно лавировала между громадами туристских лайнеров, девушки разобрали сами. Повод был весьма прозаический, почти что профессиональный. Каждая из девушек притащила с собой целый кейс с логотипом оправ, в виде двух русских букв "ФФ", переплетённых между собой. Девушки разыграли бумажки с номерами и каждая из них должна была подобрать наиболее удачные очки для мужчины, который поднимется на яхту в соответствии с вытянутым номерком. Солнечные очки при океанской прогулке — вещь необходимая. К яркому свету Солнца добавляются слепящие блики от воды и надраенных до блеска деталей яхты. Надо ли говорить, что вручив очки, подобранные к глазам, одежде и причёскам мужчин, девушки взяли над "своими" кандидатурами персональное шефство. Какие ещё размышления были у девушек при подборе оправы, мужчинам даже в голову не приходило. Логика высокой моды в её женской интерпретации — это нечто, находящееся за гранью понимания любого мужчины, тем более австралийца.

— Патрик, а ты точно уверен, что наши девушки — фотомодели? Я как-то иначе их себе представлял. Обычно фотомодели — это высокие и плоские сушёные рыбы, с длинными ногами и нарисованным лицом. А у этих крошек есть своё, индивидуальное лицо, причём очень яркое. Ноги, правда тоже имеются, но зато рост нормальный, не как у тех гренадёрских вешалок для тряпья, — Джим, владелец крупной строительной фирмы из Брисбена, с улыбкой разглядывал девушек, позирующих друг другу.

— Специфика товара. Девушки рекламировали элитные очки. Подчеркнуть черты красивого лица хорошей оправой проще, чем рисовать мордашку для показа платья, — Патрик посматривал на далёкий берег, прикидывая, сколько им ещё осталось плыть до намеченного места ловли.

— Лично у моей девушки кроме личика и остальное присутствует, причём вполне в разумных пропорциях, — Джеймс вполне очевидно был не против, когда выяснилось, что солнечные очки для него подберёт очаровательная Лия из Венесуэлы.

Личная жизнь, у собравшихся на яхте мужчин, была типичной для австралийских бизнесменов. Эмансипация, довлеющая над умами большинства австралиек, оказалась плохой идеей. Мужчины категорически отказывались от своих половинок, которые после замужества предпочитали проводить время в барах. Компании таких женщин представляли собой не слишком радостное зрелище, особенно когда они разбредались под утро по домам. Шорты и майки, иногда не первой свежести, сигарета в зубах и запах алкоголя — не самый лучший способ обольстить нормального мужика. У друзей Патрика было не так много свободного времени для знакомств с девушками. Одним из общих выводов, к которому в своё время пришла эта компания мужчин, был отказ от возможной кандидатуры для будущей жены из австралиек и филиппинок. Если с австралийками всё было изначально понятно, то отказ от филиппинок был вызван многочисленными примерами, зачастую неудачными, у их многочисленных друзей. Австралийские женихи фактически покупают на Филиппинах себе жену на три года. Девушки с острова рады любой возможности вырваться из той невесёлой жизни, которая у них в перспективе может состоятся, если они никуда не уедут. По прошествии трёх лет, как только такая "жена" получала австралийское гражданство, следовал развод. Все три года жёны вели себя образцово. Заботливые, нежные, всегда красивые и улыбающиеся, они вгоняли австралийцев в депрессию, когда выяснялось, что для филиппинки подобное поведение — просто честная оплата по контракту и не более того. Брат Джеймса на данный момент был женат на четвёртой по счету филиппинке.

— Девушки, заканчивайте свои примерки. Мы подходим к рифам, — до места рыбалки оставалось совсем немного. Патрик подошёл к рычагам управления и сбавил ход. Пока яхта дошла от Сиднея до нужной точки, погода начала меняться. Лёгкий ветерок поднял небольшую волну. Патрик решил отказаться от первоначального плана предстоящей рыбалки. Медленная проводка наживки за дрейфующей яхтой при волне, бьющей в борт, не лучшее времяпровождение для такой приятной компании. Сейчас он решил обойти рифы, укрывшись за ними от волн. При этом можно будет использовать метод рыбалки "на поплавок", который он недавно подсмотрел у немецких туристов. Не мудрствуя лукаво, немцы ловили акул, применяя десятилитровые пластиковые канистры вместо поплавка. Ловить акул Патрика научил отец. Если не было шторма, они вместе частенько выбирались на рыбалку. Наживкой служила килограммовая рыба, вывалянная в куриных потрохах. На такую насадку охотно клевали небольшие рифовые акулы. После рыбалки отец сам делал стейки из пойманной рыбы. Обычно на такое угощение приглашались их ближайшие соседи, которые приходили со своим пивом и сами жарили эти стейки на барбекю, как кому нравится. Приготовление различных блюд на барбекю — это самая популярная разновидность австралийского времяпровождения, временами переходящая в вид национального спорта.

Девушки разбежались по каютам, чтобы переодеться. Том и Джеймс разошлись к лебёдкам якорей, ожидая команды капитана. Якоря сбросили недалеко от любимого места Патрика, где из воды высовывались два зазубренных высыхающих камня.

В отличии от отца, Патрик давно уже не использовал дурно пахнущие компоненты, придающие наживке более привлекательные качества, с точки зрения акулы. Вместо куриных потрошков он использовал специальные пакетики с сушёной кровью, которые покупал в рыболовном магазине. Одного пакетика, засунутого в рот рыбе-наживке, хватало примерно на полчаса рыбалки.

— Смотрите, у моей рыбы кровь изо рта идёт, как в фильме "Челюсти", — перевесившийся за борт Джим первым начал рыбалку. Сейчас он не спеша распускал леску, сбрасывая рукой кольца со своей безынерционной катушки.

— Ничего не вижу, тебе не показалось, случайно? — недоверчивый Том смотрел на воду в явном недоумении.

— На, одень мои очки. Я без очков тоже приманку не вижу, а вот в них запросто. На корме глубина поменьше, там до дна всё просматривается, — Джим протянул стильный вариант очков от с тёмно-синими поляроидными стёклами.

— Ничего удивительного. У меня тоже есть поляроидные очки специально для рыбалки. В них действительно лучше видно, когда смотришь под воду. Поляроидные стёкла гасят отражение и блики от воды, поэтому смотришь в воду, как в подводной маске, — Патрик закончил собирать свою снасть и насаживал рыбу на специальную снасточку из двух больших крючков. Поляроидный эффект показали и девушкам, которые в купальниках уже вылезли на палубу и заняли освободившиеся шезлонги. Девушки выглядели крайне эффектно. Особое внимание мужчин привлекла русская девушка Мария. Необычные очки, распахнутые, как крылья бабочки, со стёклами зелёного цвета, и такого же цвета и формы купальник, казались созданными одним мастером по общему эскизу. Сочетание каштановых волос, зелёных глаз и загорелой кожи прилично встряхнуло расслабившихся было мужчин. Патрик поневоле потянулся за камерой. Помня о своём обещании, он изредка делал снимки, выбирая наиболее удачные варианты в экспериментах девушек. Сейчас фотограф машинально пожалел, что не взял с собой пару специальных объективов для портретной съёмки. Австралиец трепетно относился к своей фотоаппаратуре, поэтому побоялся взять на морскую прогулку самые дорогие объективы, стоимостью по несколько тысяч долларов каждый.

Собственно, со всеми друзьями Патрик познакомился, уже став профессиональным фотографом. Например, с Томом такое знакомство произошло, благодаря объективу Meyer-Optik Görlitz Orestor 135 mm f/ 2.8 и матери Тома. Домой к ним фотограф попал случайно. Заказчик умудрился сломать ногу, играя в крикет. Поэтому фотографии к большому рекламному проспекту их автор решил привезти сам. Свои готовые фотографии Патрик всегда печатал на фотобумаге, никогда не доверяя качеству цветопередачи различных мониторов. Случайно получилось так, что мама Тома пригласила его на обед. В благодарность за приглашение фотограф сделал несколько портретных снимков женщины. Её фотографии он завёз в свой следующий приезд к заказчику, потребовавшему дополнительных материалов. Ультиматум матери, обычно тихой и заботливой домохозяйки, был теперь поводом для многочисленных шуток в их компании, а прозвище "этот замечательный фотограф" стало вторым именем Патрика.

Две небольшие акулы, длиной меньше метра, были пойманы в течении первого часа. Под громкую поддержку девушек, акулы были подняты на борт. Вторая рыбина уже на борту яхты сорвалась с крючка, и на время её пляски на палубе, крики перешли в визг и писки.

"Обрыбившиеся" рыболовы свои снасти свернули, резонно решив, что их миссия в этой части программы уикэнда ими выполнена. Поэтому сейчас они готовили коктейли и развлекали девушек.

Раздавшийся спустя несколько минут смех, вместе с аплодисментами и криками одобрения, заставил привстать со своих кресел оставшуюся пару рыбаков. Невероятно эффектная блондинка Хельга и смущающийся Джим представили присутствующим костюмированную пару — эльфийка и Гарри Поттер. Хельга нарядила Джима в подобие плаща мага и подобрала ему "поттеровские" очки из фёдоровской коллекции. Якобы растрёпанные волосы были прихвачены лаком, брови слегка подкрашены, а зигзаг шрама на лбу нарисован косметическим карандашом. Смех зрителей был вызван явным сходством Джима с повзрослевшим Гарри Поттером. Сама девушка из Голландии и без дополнений похожая на эльфийку цветом своих волос и овалом лица, была в необычных "эльфийских" очках, с вытянутыми вверх уголками стёкол. Логотип фирмы в виде буковок ФФ, выглядел лаконичным украшением, характерным для эльфийских вещей. Из-под шикарных волос блондинки высовывались небольшие остроугольные ушки, скорее всего закреплённые на ободок. Полупрозрачный топик голубого цвета, с большим вырезом на груди, был надет на голое тело. Завязанная на боку юбка и плетёные сандалии дополнили облик сексуальной эльфийки. Тренированные австралийцы сумели закрыть рты, подобрав слегка отвалившиеся челюсти. Всё-таки нудистскими пляжами и гей-парадами в Австралии, а тем более в Сиднее, никого не удивить.

Джима привели в порядок двойным виски со льдом и содовой. Неплохо изучив своего друга за несколько лет, Патрик был почти уверен, что на Джима так подействовал не только маскарад и сексуальный вид Хельги.


— Парни, а ведь ко всем вам есть очень интересный разговор. У меня только что прошли переговоры с русскими. Хотя по загару и некоторым оговоркам, я уже не уверен, что они из России. Начали с обычной продукции, если так можно назвать изделия на пике технологий и науки, а вот закончили разговором с их шефом по скайпу. У него были очень интересные вопросы и предложения. С его слов, он крайне заинтересован созданием в Австралии новой команды. Её целью будет строительство термоядерной электростанции и недорогая электроэнергия для нашего материка. Построить таких станций он собирается несколько. С его слов — это готовые блоки, а сама станция абсолютно безопасна, в отличии от атомных. Ему нужно не только решать технические и правовые вопросы, но в гораздо большей степени создать благожелательную социальную атмосферу вокруг проекта, — Том прихватил со стола свой бокал и сделал несколько глотков, ожидая реакции друзей.

— Том, я не понял, ты решил нам рассказать о своём бизнесе? — Патрик ещё не успел настроиться на неожиданный переход от отдыха к рабочим вопросам.

— Я только сейчас сообразил, что вижу перед собой готовую команду, которая устроит русского шефа. Парни! Если он не шутит, то это революция! Вы не представляете себе, что значит попасть в такой проект. Во всём мире ещё только пытаются получать энергию от термоядерных реакций, а этот русский говорит о готовых изделиях!

— Тогда почему бы ему не взять в долю правительство или какую-нибудь крупную энергетическую компанию? — недоверчиво спросил Джим, всё ещё изображавший волшебника.

— Я задал точно такой же вопрос. Он ответил коротко. Правительство быстро ничего решать не умеет, а крупные энергетические компании будут основными конкурентами. Проще создать новую структуру с ноля.

— Я так и знала. Пригласить девушек на отдых и обсуждать вопросы по работе, что может быть лучше для австралийского мужчины? — подошедшая с бокалом в руке Хельга упёрлась грудью в затылок Джима, отчего тот резко покраснел и подавился пивом.

— Девушки, мы как раз сейчас думаем и о Вас. Проект, про который я рассказываю своим друзьям настолько грандиозен, что Ваше присутствие там просто необходимо, — попытался неловко вывернуться Том.

— Ну тогда обсуждайте свои грандиозные проекты и дальше. Я собственно пришла сказать, что там на корме одно удилище гнётся и сильно трещит катушкой…


Глава 5

— Я сегодня собрал вас всех, чтобы сообщить пренеприятное известие. Мы заканчиваем проект массовых электромобилей в России. На этом неприятные известия заканчиваются и начинаются приятные. Каждый из вас получит трёхмесячный оклад, бесплатные авиабилеты для семьи и оплаченный номер на одном из островов на две недели. Это не всё! Каждый пройдёт обследование и получит необходимое лечение в нашей клинике. Через две недели мне нужно, чтобы здоровье у вас было лучше, чем у космонавтов. Тогда я вам, отдохнувшим и здоровым, предложу новый проект, — в зал собрали только тех специалистов, которые непосредственно работали по недорогим российским электромобилям. Недолгие переговоры с ГАЗом были успешными. Из освободившихся инженеров и управленцев я надеялся в дальнейшем создать команду по работе с лунной базой. Всё равно всем придётся обучаться заново.


— Ицхак Мовшавич, мне немного потребуется Ваша помощь. Даже не совсем Ваша, а тех, кто собирал пресс-конференцию при поиске сокровищ, — я любил прогулки по парку острова со старым евреем. Хотя, какой он теперь старый. Сейчас мужчина выглядел лет на сорок пять, не больше. Я отрабатывал новую практику "мягкого" лечения, одевая на него во время наших прогулок всего лишь один браслет. Лечение получалось долгим, но "безоткатным". Он не обижался, если во время его рассказов я иногда "выпадал" и обдумывал свои мысли. В одну из таких прогулок он мне и рассказал, что уже несколько журналистов, из числа участвующих в сенсации с поднятыми сокровищами, стали очень известными людьми и даже возглавляют весьма солидные медиакомпании. Тогда информация заставила просто улыбнуться и вспомнить нашу авантюру, которая блестяще удалась. Вспомнил я об этом только вчера. Сейчас мне эти связи могли понадобиться.


— Раджи, ты ведь любишь фейерверки. Это даже не вопрос, а утверждение. Тебе придётся их сильно полюбить. Представь себе салют в космосе, где нет кислорода. Салют требуется грандиозный. Самый большой из всех, которые ты видел. Из радостного: мощность взрыва ничем не ограничена и повредить ничему не может. Ограничен вес. Не более пяти тонн на три залпа. И ещё, они должны быть разноцветные, — довольный ошарашенным лицом индуса, я бодро потопал на завтрак. Задумавшийся индус от меня безнадёжно отставал. Вчера перед сном я пытался что-то придумать сам, но в голову уже ничего не приходило, поэтому решение проблемы перенёс на утро. Не всё Раджи меня грузить своими идеями, я тоже могу подкинуть что-нибудь заковыристое.

Из бара с удовольствием полюбовался видом на океан, украшенный "Адмиралом Виноградовым", стоящим на дальнем рейде. В отличии от других кораблей, они для своей вахты выбирали место поближе к посёлку танкистов. По непроверенным слухам в дни вахты российского корабля выручка в баре у танкистов увеличивалась раз в десять. Постоянное нахождение вблизи острова одного из военных кораблей я решил без особого труда. Оказалось, что своим вопросом я лишь немного опередил встречное предложение, которое мне хотели сделать. Мадагаскарцы сделали правильные выводы после допроса пленных, собиравшихся захватить мой остров. Если Вы читаете этот текст не на Самиздате, значит он украден у автора.


Я ждал Дейва, который в этот раз почему-то опаздывал. Все мои приготовления без привезённых заказов пока были только планами. Частично я сам мог что-то сделать, но на фоне того оборудования, которое было в информационных базах, это выглядело жуткой кустарщиной. Пока вся моя подготовка была сориентирована на текущий заказ.

На пятый день ожидания моя нервозность стала заметна окружающим. Даже обычно невозмутимый Агреев встревожился.

— Шеф, надо ждать каких-то неприятностей? — попытался он выяснить причину моего беспокойства со своей позиции. Его можно понять, я который день места не нахожу. За безопасность острова ему отвечать. Поэтому вопрос справедлив.

— Нет, Владимир, по твоим вопросам пока никаких изменений не предвидится. Хотя вот что. Давай-ка вызывай ещё человек пятьдесят. Пока подберём, пока подлечим, смотришь и пригодятся.

— Раджи сказал, вы еще два новых спутника подвесили над нашим регионом, только очень высоко.

— Вывели шесть, над нами два. Четыре пока поставили, как запасные, — утренняя планёрка прошла в обычном, неформальном режиме и все уже разошлись. Команда сработалась. Сейчас мы сидели на веранде и пили кофе.

— Шеф, тут французская разведка пыталась у меня двоих парней завербовать. Те их послали и улетели на вертолёте, но до них всё равно докопаются, рано или поздно. Нет какого-нибудь места убрать их из вида на полгода, — ничего себе вопросы у командира наших вооруженных сил.

— Возможно я скоро отвечу на этот вопрос. Пока не готов к нему, — я рассчитывал, что если всё пойдёт как задумано, то у меня появится много вакантных мест.


Дейв объявился только под вечер. У меня просто камень с души свалился, когда я его услышал.

— Сергей, привет. С твоим вопросом мы попали в историю, которая пока ещё не закончилась. У меня слишком много новостей, поэтому давай сначала организуем погрузку, а потом уже будем разговаривать спокойно.

— Хорошо. Дай мне пятнадцать минут и я буду готов, — сейчас лишних отправлю на Валиху и начнём. Соседний с Валихой остров так и не удалось нормально обжить. Семье там было скучно, а я больше получаса не мог усидеть, чтобы не сорваться что-нибудь сделать или проверить на Валихе. В итоге на острове получились хорошие промышленные склады с большой посадочной площадкой и производственный комплекс с металлизаторами. Отгрузку мы приспособились производить именно оттуда.

— На связь с Хаскером я попытался выйти сразу, как только появилась возможность. Да, кстати, моего друга зовут Хаскер, для друзей Хаск. Потом я нашёл по связи его штурмана. Хаск к тому времени уже неделю сидел в тюрьме. Он хотел закончить работу майнера во Фронтире и устроиться на одной славной планете. Там же и рассчитывал продать всё своё оборудование, чтобы не тащить его в Империю. Местные чиновники решили отобрать у него корабль и оборудование. Для этого к его контейнерам с концентратом подбросили три таких же, но с контрабандой. Долго рассказывать не буду. Чтобы его вытащить нам с Ули пришлось заложить всё своё имущество.

— Получается, что я вас подвёл? — я пока не до конца понимал рассказ Дейва.

— Даже не думай про это. Хаску мы жизнью обязаны. Мы однажды очень неудачно вышли из прыжка. Поля ещё не было и мы получили в зеркало главного двигателя каменюку с кулак размером. Такие случаи бывают очень редко, но нам не повезло. Нас тогда Хаск спас. Он неделю нас тащил на гравизахвате до ближайшей станции.

— И где теперь ваш друг?

— Он сюда летит. Когда нам сказали, что ему лучше в ближайшие годы во Фронтире не появляться, то мы сразу подумали о тебе. Тут его точно никто не найдёт.

— И на чём он летит?

— У него большой майнерский корабль, набитый оборудованием. Он же не успел ничего продать. Он перегружен и поэтому отстанет дней на пять, хотя точно сказать не могу. Может и на пятнадцать или на три. Вся информация по расчёту прыжков будет его Искином высчитываться по другому, чем у нас. При нормальной загрузке прыжки можно синхронизировать, но сейчас на нём навешано и в него погружено слишком много. Поэтому расчёт идёт от прочности подвесок и от экономии топлива.

— Насколько большой у него корабль? — этот вопрос заинтересовал меня не на шутку.

— Что у него модернизировано я точно не знаю. Стандартный корабль такого класса может перевезти пять тысяч тонн руды и почти столько же взять в навесные контейнеры. По объёму дели на полтора или на два. Это же рудовоз. Средняя плотность руды примерно две тонны на кубометр, — вполне свободно оперировал нашими единицами Дейв. Или они Искин научили пересчитывать единицы сразу? — Кстати, вы с ним можете дышать одним воздухом. Он когда про это узнал, сильно обрадовался.

— Сколько их будет на корабле? — численность команды большого корабля была для меня загадкой.

— Пока летят двое. Хаск и штурман. Но штурман вроде собирался с нами вернуться.

— Так. Теперь рассказывай про долги. Что вы там успели заложить, кому и как срочно надо рассчитаться?

— Заложили всё. Корабль, фрегаты и даже будущую партию груза. Так что в следующий раз прилетим к тебе без заказов. Купить будет не на что. Хаск сказал, что попробует снять деньги со счёта, но я думаю, что у него всё под арестом. Единственно, что нам удалось сохранить — это уже загруженные последние заказы от тебя.

— И часто у вас такое бывает?

— В Империи никогда, а вот во Фронтире частенько случается.

— И ничего нельзя сделать?

— Мы отправили заявление в имперский суд, но пока дойдёт, пока отправят следователя. К этому времени доказать, что контейнеры были подброшены, будет невозможно. Вряд ли что можно будет сделать до тех пор, пока очередные чиновники до конца не заворуются и их всех не сменят. Такое частенько бывает. Планеты, особенно которые начали осваивать недавно, имеют мало населения. Тысяч пятьдесят считается вполне прилично для колонизации планеты.

— А к штурману Хаска у властей претензий не было?

— Весь груз шёл по личной карте Хаска, поэтому штурмана вообще не трогали.

— Тогда наверно у нас будет возможность рассчитаться побыстрее. Мы сможем использовать корабль Хаска для перевозки?

— Мы думали над этим. Можно пройти кружным путём и ненамного дольше получится, но тогда надо будет Ули переходить на майнер и с его Искина управлять нашим кораблём, как дроном. Вопрос в грузе. Ты сможешь дать столько товаров без оплаты?

— Скинь желаемый список из расчёта пяти тысяч тонн, я посмотрю.


Глава 6

— Ицхак, у меня есть предложение продать весь наш алмазный бизнес. Оставить можно только непосредственно огранку. За месяц мы наберём достаточный запас, которого хватит без особого напряжения месяца на три, — возможные изменения в ценах и ценностях давали свободу предположениям. Не исключено, что цены на алмазы могут рухнуть.

— Сергей. Я уже думал, что привык к зигзагам твоих рассуждений, но ты каждый раз ставишь меня в неловкое положение. Я опять начинаю ощущать себя несмышлёным новичком, — ювелир задумчиво рассматривал меня с абсолютно серьёзным лицом. При обсуждении серьёзных проблем мы уже давно перешли на "ты".

— Что ты знаешь про имплакты? — месторождение, а если говорить правильнее, то местопадение, подобных алмазов было обнаружено и засекречено в Якутии ещё во времена СССР. Твёрдость алмазов-имплактов была намного выше, чем у классических. Учёные однозначно сошлись во мнении, что появление таких алмазов имеет космическое происхождение и вызвано падением метеорита. В ближайшее время Россия собиралась выйти на мировой рынок со своим необычным товаром. На многие финансовые группировки в мире эта возможность действует намного сильнее, чем красная тряпка на быка.

— Я слышал про такую диковинку и даже знаю ювелиров, которые испытывали имплакты у себя в лаборатории. По слухам Россия монопольно владеет огромным месторождением подобных алмазов. Пока рынок алмазов спасает лишь то, что эти имплакты очень некрупные и сложность их обработки просто запредельная, — Ицхак задумчиво крутил в руках свои очки. До чего же сильны привычки! Зрение я давно ему восстановил по максимуму. Но он продолжал таскать с собой очки с простыми стёклами.

— Предполагаю, что в ближайшее время, скажем в течении четырёх-шести месяцев, на рынке могут появиться большие количества алмазов, сопоставимые по качеству с моими "индийскими" партиями, а также значительное количество имплактов ювелирного качества. Вероятность моего предположения очень велика, примерно 98–99 процентов, — я посмотрел на вытянувшееся лицо моего партнёра. При таких раскладах весь наш добывающий бизнес становился не просто убыточным, а абсолютно бессмысленным.

— Мне кажется, что я могу знать побольше, — ювелир задумчиво изучал меня взглядом.

— Вряд ли тебе это принесёт много радости. Впрочем, у меня есть способ, как тебя убедить в некоторых вопросах. Пошли со мной, — мы пошли к сейфу, где у меня лежали неизрасходованные остатки алмазов от Дейва.

— Тут около двадцати килограмм, завтра к ним добавится ещё около пятидесяти. Кроме этого можно будет посмотреть партию ювелирных имплактов килограмм на пять-шесть. Ты продолжаешь думать, что тебе надо знать ещё больше? — к моему удивлению ювелир не потерял связь с миром, как это часто с ним происходило, когда он видел интересные камни. Видимо количество товара имеет свою обратную сторону. Никто в бутиках не продаёт вещи из битком набитых корзин.

— Только один вопрос. Откуда? — ювелир очень для него равнодушно открывал некоторые мешочки и посмотрев на ладони алмазы, ссыпал их обратно.

— Оттуда, — я поднял вверх указательный палец, — Слишком издалека, нам не увидеть даже в самые мощные телескопы.

— Я думал об этом. Такая версия многое объясняла, но сама по себе выглядела абсурдно. Ты тоже оттуда?

— Я свой, тут родился, тут жил и живу. Я смог тебя убедить в продаже бизнеса? — рассуждения о безбрежности космоса могли увести далеко.

— Сегодня же сделаю всё необходимое, но если у меня не получится с израильскими коллегами, то надо будет искать покупателя по всему миру.

— Начинай сразу с мира, а коллеги приложатся. Только не продавайся за доллары. Очень ненадёжная валюта, — Ицхак ещё раз внимательно на меня посмотрел и покивал своим мыслям. Я давно знал, что компаньон у меня далеко не дурак. Видимо только что он получил подтверждение ещё каким-то своим догадкам.


Как быстро купить и доставить пять тысяч тонн металлов? При этом одно из ключевых условий состоит в том, что это нужно сделать анонимно. Чем дольше я над этой проблемой думал, тем лучше понимал, что так сделать у меня не получится. Слишком много остаётся разных следов, а уж деньги отследить проще простого.

Необходимое количество нужных мне металлов можно было получить в нескольких местах. Моё внимание привлёк медеплавильный комбинат в США. Наработав по инерции очень большой объём металлов он был остановлен и при огромных запасах мог на днях стать банкротом. Покупатели на внутреннем рынке почти исчезли. В настоящее время можно было выкупить этот комбинат, оплатив его долги. Это обойдётся даже дешевле, чем покупать такое количество металлов в Европе. Весь парадокс объяснялся просто. Долги у комбината были в долларах США. Похоже пришло время "задать вопрос другу".

— Хосни, привет. Я сразу к делу, ты уж извини. У твоих друзей случайно не зависли ненужные им доллары США? Я могу их поменять на евро по выгодному курсу. Если сможешь найти желающих, то у нас появиться приличная недвижимость в США, деньги от продажи которой можно будет поделить. Денег много, — в многоходовой комбинации с первыми людьми ОАЭ моя персона потеряется легко.

— Сергей, назови порядок цифр, чтобы я говорил предметно.

— Двести-триста миллионов долларов.

— В течении часа дам ответ. Предварительно ответ будет положительный. Про такую проблему я недавно слышал, правда в более крупных размерах.

Вот и отлично. Можно даже начать перемещение в ОАЭ. Через час я как раз до туда не спеша доберусь. Виллу мы ещё оставили за собой, поэтому мне есть где остановиться. Остальную часть разговора лучше провести с глазу на глаз. Я переоделся и на челноке улетел в Эмираты.

— Моё основное условие в том, что я нигде не должен фигурировать. Как только выкупим комбинат, я его разгружу от металлов недели за две. После этого вложенные деньги будут погашены, а сам комбинат станет нашей собственностью. Продадим мы его быстро, я думаю не позднее, чем через полгода. Но не за деньги. Расплачиваться за него будут металлами, — с Хосни мы встретились у меня на вилле. В этот раз он приехал один. Машин сопровождения я не увидел.

— Сергей, зачем в этой схеме нужен я? — араб недоумевал, за что ему предлагают заработать очень большие деньги.

— У меня большие планы по Эмиратам и мне нужен надёжный и богатый партнёр, — я с удовольствием поработаю с этим арабом. К тому же нас кое-что связывает, мы как-то раз спасли жизнь друг другу. У нас есть весьма приличный совместный бизнес, который мы ведём просто и честно. Не объяснять же мне сейчас, какие товары Эмираты за эти металлы будут покупать. Хосни мне не поверит. Пока нужный момент не наступил и ещё не всё решено.


Ртуть была закуплена разными фирмами в нескольких странах. Доставка в порт Анциранана оплачена. В течении десяти дней у меня соберётся четыреста тонн ртути, ещё тонн сто должно быть на комбинате в США. Если всё получится, то программа закупки у меня идёт с очень большим перевыполнением.

С Дейвом мы обсудили разные варианты будущей транспортной операции. Такой большой объём он никогда не возил и не продавал. Я начал пытать его по вариантам продаж с использованием схем овердрафта. Мы могли бы в этом случае быстро провернуть две большие перевозки и не только закрыть их кредит, но и получить достаточно средств на мою программу. Эту схему Дейв обещал проверить с помощью Искина. Пока тёмной лошадкой был корабль Хаскера и его содержимое. Дейв знал только то, что там загружено майнерское оборудование Хаска и этого оборудования много. Его корабль сейчас перегружен. По моим первоначальным прикидкам его оборудование могло стоить очень дорого.

Одна из идей, как сделать корабль Хаскера свободным от чужих притязаний, у меня была продумана и обсуждена с моими юристами. Надо переговорить с Дейвом, насколько земные ухищрения юристов работают с точки зрения законов в Империи. Для организации относительно безопасной транспортировки это должно сработать.


Атака подводных пловцов всегда неожиданна, даже когда ты к ней готов.

О том, что к нашему острову приближается подводная лодка, наблюдатели предупредили заранее. Сработали гидробуи, которыми мы окружили остров. Сейчас лодка сбросила скорость и тихо подкрадывалась к нам, прикрываясь от противолодочного корабля островом. Очень похоже на то, что маршрут разработан профессионалами и наше расположение изучено весьма досконально. По всем расчётам выходило, что высадка будет производиться перед рассветом. Агреев предполагал, что вариант подводных пловцов наиболее вероятен. Не будет себя обозначать подлодка, если им известно, что недалеко от острова находится БПК. Ещё час назад, когда впервые прозвучала версия подводных пловцов, я отправил два катера. Один ушёл на соседний остров, где сейчас активно минировались все подходы, а второй разбрасывал около нашего острова все запасы мяса и рыбы. Запах крови должен привлечь и возбудить акул, которых в местных водах очень много. Капитана "Адмирала Виноградова" мы предупредили. Попросили учесть возможность наблюдения за кораблём со спутников. Вероятно поэтому никаких действий, связанных с боевой тревогой, на корабле не замечалось.

— Пятый-Башне. Как там у вас?

— У нас всё спокойно, можешь пить своё пиво и укладываться спать, — мы старательно имитировали сонный остров в эфире.

Двенадцать боевых пловцов и три больших контейнера лодка выпустила на глубине в пятнадцать метров. Я всех видел более чем отчетливо. Метрах в сорока глубже, у самого дна расположились два моих робота-ремонтника, которые следовали за лодкой уже несколько километров. С них я и пересчитал десант. Пловцы по четверо уцепились за контейнеры и поплыли с ними, как на буксире. Контейнеры оказались буксировщиками. Странно, первый раз слышу про такую модель. Обычно буксировщики рассчитаны на одного пловца и они не такие громоздкие. Подождав, когда пловцы уплывут, а лодка опустится на дно, я занялся субмариной. Целых три минуты мне понадобилось, чтобы роботы перерезали тяги и заклинили вертикальные рули подлодки в крайнем положении. Теперь при движении подлодка должна была уходить в глубину, постоянно утыкаясь в дно. Немного подумал и то же самое сделал с рулевым управлением. Пусть янки циркулируют по кругу. До нейтральных вод им точно не дойти. Принадлежность к ВМС США обозначения на лодке указывали однозначно. Скорее всего мою работу на лодке услышали, но пока ничего не происходило. Я не стал рисковать роботами и дал команду на возвращение. Если я правильно думаю, то скоро тут упадёт несколько глубинных бомб.

До берега добралось девять пловцов. Один из них был ранен. Я думал, акулы нанесут пловцам потери побольше. Страхуя друг друга, пловцы перетащили все три контейнера к ближайшим от воды камням. Теперь они находились достаточно далеко от воды, чтобы мы их могли упустить.

Снайперы получили команду и принялись выцеливать тех, кого можно достать. БПК начал движение к субмарине. Четыре взрыва глубинных бомб совпали с короткими рыками "Эрликонов". После этого пловцы сделали ещё одну попытку. Четверо из них попыталась добраться до воды, пока остальные вели отвлекающий огонь. Снайперы не дали пробежать никому больше десяти метров. Стреляли по ногам. Когда со стороны океана показался катер и всадил из пулемёта длинную очередь в направлении камней, пловцы начали сдаваться. Из девяти выплывших, ранеными оказались семеро. Один тяжело. Пришлось заняться его лечением, предварительно усыпив. Один на один с элитными бойцами я сражаться не хочу.

Подлодка затонула. Никто из экипажа не спасся. Я не ожидал такого итога. Была надежда, что капитан отдаст команду на всплытие, но слишком близкий разрыв мощной глубинной бомбы почти переломил корпус лодки. Вполне возможно, что произошла детонация торпеды. Слишком велики были повреждения. Всё это я рассмотрел через несколько часов, когда БПК ушёл на стоянку. На всякий случай робот постучал по корпусу субмарины. Безрезультатно. Останки лодки лежали на стометровой глубине. Сделав много снимков с разных ракурсов я вызвал робота-разведчика. Вероятность детонации торпеды стала ещё очевидней. Слишком сильные повреждения внутри корпуса. Ничего интересного после взрыва найти не удалось. Дальше лезть не стал. Слишком велика опасность потерять робота. Мне он дороже американских останков. Если время будет, верну как-нибудь ремонтников сюда, может найду что-нибудь пригодное для моего хозяйства. Интересно, торпеды у них имеют какую-нибудь защиту от постороннего использования? И есть ли на подлодке "черные ящики"?

Экспресс-допрос показал, что пловцы явились по мою душу. В крайнем случае предполагалось захватить кого-то из моей семьи. Буксировщики были контейнерами, которые позволяли транспортировать под водой пленных или раненых. Из многочисленных дополнительных вопросов выяснился персонаж, отдавший исполнителям команду на мой захват. Адмирал Грей. Морские котики это узнали из случайно услышанного разговора капитана. Надо будет навестить старину Грея… Говоришь, из семьи моей кого-то захватить надо, ну ну…

Поговорить с Греем удалось лишь через три дня, на выходные. У американцев очень сильна тяга к стереотипам, поэтому мой собеседник, считавший себя моряком, почти каждый уикенд проводил на своей яхте. Сын постоянно отслеживал его передвижения, но возможности отловить субъекта, давшего команду на похищение меня и моей семьи, пока не было. Территорию военной базы наш объект никак не желал покидать. Его отплытие на небольшой яхте, которой он управлял сам, стало исключительным случаем. Парализатор, медкапсула, сыворотка правды, допрос. Через полтора часа я знал всё необходимое. Грею слили не так много информации обо мне. Он знал про моё участие в производстве двигателей в Канаде и о подозрениях обо мне по помощи России. Вот только про помощь России ему было известно слишком много мелких деталей, чтобы я поверил просто в подозрения. Грей знал даже про мой разговор с Президентом. Эта пикантная мелочь наверняка покажется интересной сразу нескольким службам в России. Заодно и обсудим с ними вопрос, где же должна разместиться новая база ВМС России в Индийском океане. Есть у меня на примете одна подходящая бухта, не так далеко от моего острова.

Грея я отпустил. Точно так же, как один популярный киноартист, подрабатывающий на досуге губернаторством в Америке, сделал в одном из популярных фильмов. Только у меня злой герой упал не в пропасть, а в воду, с высоты километра в два. До остальных идеологов мне пока не дотянуться, но дураков среди них нет. Если трупик Грея найдут, что очень сомнительно, то сообразят, что упасть с яхты и разбиться об воду он вряд ли бы смог сам по себе. Следы и последствия инъекций я убрал. Жилистый старикан только после третьего укола начал говорить правду. Прямого приказа на проведение операции ему не давали. Рассказали общую ситуацию и выдали индульгенцию на проведение самостоятельных действий.

Я оказался первой, но не единственной целью организованного Греем похода. После захвата меня или моей семьи, следующим был Президент Мадагаскара. Его собирались убить через пять дней после операции на острове. В этот день он должен будет присутствовать на открытии памятника погибшим во время последнего бунта. Два мощных фугаса на радиоуправлении должны превратить весь кортеж в металлолом. Вопрос про базу России на Мадагаскаре в этом случае мог не повториться. Намёк для следующего Президента получался слишком очевидный. Взрыв предполагалось списать на исламистов. Даже взрывчатка для операции должна была быть похожа на самодельный гексоген.

Вовремя я подлечил одного из пленных. Командир пловцов был в курсе предстоящей операции по устранение Президента. Теперь мадагаскарцам будет о чём поговорить с пленным более вдумчиво и тщательно. А у меня добавилась ещё одна версия по поводу того, что могло сдетонировать на субмарине.

На вопрос, почему имея такую важную цель, как Президент, начать решили с меня, Грей ответил просто. Когда он подготовил операцию, то меня сделали приоритетной целью. На этом настаивали ЦРУшник и один из сенаторов, который очень плотно опекает всю медицину США. Кажется я догадываюсь, куда попали пропавшие у меня лекарские браслеты.


Глава 7

Хаскер разгружался на Луне. Сутки у него ушли на сбор данных и выбор места. Десять контейнеров по пятьсот тонн оказались с готовыми модулями, большая часть из которых будут размещены на Луне. Вы видели гнома из "Властелина колец"? Тогда Вы знакомы с Хаскером. Если его переодеть в тот костюм и вплести ленточки, то отличить будет трудно.

С Хаскером у меня было два долгих разговора. Принципы нашего сотрудничества предложил он и я согласился с ним, обдумав всё как следует и подсчитав свою экономику. Мне предстояло выкупить половину будущего общего бизнеса. Хаскер скинул мне полный пакет по его предложению. Все сведения были подготовлены для продажи его корабля и всего оборудования ещё на планете Фронтира. С учётом обстоятельств его Искин посчитал разумной скидку в восемнадцать процентов. Когда я сравнивал цены в базе и цены Хаскера, то сначала удивлялся значительной разнице. На некоторые позиции цена была ниже в четыре раза, но в основном в два с половиной-три.

— Хаскер, указанные в твоём пакете цены значительно ниже, чем они у меня в базе. Я не могу понять, чем это вызвано? — я решил получить объяснения из первоисточника.

— В основном цены снижаются из-за морального старения и некоторых действий корпораций, выпускающих оборудование и корабли. Приведу пример. У меня есть два внутрисистемных рудовоза. Это крепкие и надёжные посудины с ресурсом работы лет на сто. Назовём их "Шахтёр-15", по крайней мере мы так их называем между собой. Когда корпорация выпускает "Шахтёр-15М", то там добавляется не так много. За счёт снижения прочности корпуса они незначительно увеличивают объём трюма, грузоподъёмность и ставят новые двигатели. Двигатели дают небольшую прибавку в скорости и почти незаметную экономию топлива. Казалось бы ничего страшного. Но потом для старых моделей сокращают количество терминалов, заменяя их на новые. В итоге получается, что заработав за день тысячу кредитов владелец нового корабля потратит двести пятьдесят, а старого — четыреста кредитов за обслуживание, да еще и в очереди потеряет несколько часов. Поэтому, когда выходит новая модель, старые сразу сильно теряют в цене, иногда в два раза. У меня часть оборудования отстает на два-три поколения от последних моделей. Для самостоятельной работы в дальнем Фронтире это абсолютно не принципиально. Я терминалами не пользуюсь. Потому что я сам себе терминал. Но таких, как я не очень много. Болтаться в астероидном поясе месяцами готовы не все. Молодёжь предпочитает поработать часов пять, забить трюм и сдать всё на базу, а потом идти в бар или ещё куда-нибудь, — Хаскер прервался и кому-то кивнул. Молодая девушка с изумительной фигурой и симпатичным лицом принесла ему бокал ярко-синего напитка.

— Хаскер, а что это за девушка, ты же прилетел вдвоём со штурманом?

— Сергей, считай, что это мои жёны. В списке их нет, нет и оборудования, связанного с ними. Поэтому даже не проси их продать, а то поссоримся, — Хаскер всерьёз рассердился, даже щёки начали подёргиваться.

— Не понимаю, с чего ты так подумал. Я просто не знал, что вас не двое.

— То есть ты про андроидов ничего не знаешь? — с подозрением поинтересовался шахтёр.

— Они есть в базах на товары, но живьём я никогда их не видел.

— А почему ты не открыл графическую часть баз? Тогда можно видеть изображение и даже ролики при просмотре товаров, — понемногу успокаивался мой собеседник.

— Ты знаешь, когда информации с переизбытком и не совсем понимаешь, за что хвататься, то картинки рассматривать просто некогда, — я действительно свернул графику и смотрел данные по таблицам. Внешний вид оборудования мне ни о чём не говорил.

— У меня их тридцать пять. Но обычно больше трёх со мной не бывает, а то перед глазами начинает мельтешить, — Хаскер вывел на экран изображение с камеры в какой-то каюте. Десятки девушек в четыре яруса располагались в прозрачных коконах.

— У тебя там что, и дети есть? — два маленьких тельца я увидел на одной из верхних полок.

— Это модель фейри. Они все такие и в жизни. Эта, кстати, пять лет назад заняла первое место на имперском конкурсе красоты. Естественно, не андроид а сама девушка. Если надумаешь покупать себе андроида, то такую не бери. Жутко прилипчивая штучка… Производители андроидов обычно оставляют модель поведения, схожую с оригиналом. Судя по всему все фейри просто помешаны на сексе.

— Они что, резиновые? — я поржал про себя над Хаскером. Его решение проблем с сексом во время длительных полётов весьма своеобразно, на мой взгляд.

— Не все. У кого-то искусственная оболочка, а у кого и биологическая. Разницы практически никакой. Я иногда забываю и легко их путаю. Есть модели, которые могут зачать и выносить ребёнка от тебя. В Империи многие имеют детей от андроидов.

— Подожди, а как же всякие там яйцеклетки и сперматозоиды…

— Да этого добра столько, что оно ничего уже не стоит. Можешь выбрать себе вид будущего ребёнка и компьютер подберёт всё необходимое. Как ты думаешь, куда всё девается после секса с андроидом? — шахтёр весело заржал. Видимо это какая-то популярная шутка, — Можно даже заказать своего двойника с Искином, вот только стоить он будет, как два моих корабля. Хотя наверно сейчас уже приняли закон о запрещении двойников. Около года назад был жуткий скандал. После случайной гибели крупного чиновника выяснилось, что это андроид, а сам чиновник уже полгода отдыхает на курорте. Провели проверку и обнаружили, что таких госслужащих больше половины. Самое смешное, что андроиды работали значительно лучше их хозяев и успешно делали карьеру, — Хаскер снова посмеялся над собственным рассказом и анекдотичностью ситуации, — Но и это не всё. Когда провели проверку заключенных, осужденных за крупные взятки, вот тогда все ахнули. Девяносто процентов андроидов! Как тебе цифра! — тут уже пришлось и мне смеяться. Представляю, какой для чиновника удар, если он узнает, что работать и сидеть в тюрьме придется самому, — Многим девочкам я поставил производственные и ремонтные базы, поэтому они могут работать там, где мы с тобой не выживем, — вот тебе и шахтёр! Совместил приятное с полезным.

— С чего стоит начать, как ты думаешь? — надо знать необходимую процедуру начала работы.

— Твои земляки летают на Луну?

— Да. Там даже сейчас что-то автоматическое работает.

— Тогда надо их предупредить о зоне безопасности. Когда я включу метеоритную защиту, то первый пояс пройдёт в двух тысячах километров от базы. Если у них будет большая скорость, то я просто не успею вмешаться и автоматика их уничтожит. Эту зону я подробно просканировал. До ближайшей старой базы расстояние вдвое больше, — новая вводная от Хаскера меня напрягла.

— С этого места давай подробнее, что за база, чья, чем опасна? — что за штука такая этот бизнес. Везде неожиданности.

— Чья это база, представления не имею. Следов активности нет, да и не должно быть, базе не одна тысяча лет. Для нас она ничем не опасна, если к ней не лезть. Искин предварительно определил её, как старый амаргский маяк. Вероятность пятьдесят восемь процентов. Амарги тогда ещё в Империю наверно не входили, поэтому данных о таких объектах не много. Зная амаргов, я всё равно бы туда не полез. У этой цивилизации всегда имеется какой-нибудь гадкий фокус в запасе.

— У тебя с собой есть какие-то средства связи, по которым можно общаться с землянами? — идею легализовать отношения с инопланетянами я вынашивал уже давненько.

— Я могу подвесить спутник на орбите планеты и дать пару головизоров с обратной связью. Тогда можно передать и принять объёмное изображение.

— Как ты считаешь, стоит устроить конференцию с журналистами планеты?

— Смотря на каком уровне ты это сможешь сделать. Если это будут не бульварные писаки, то можно попробовать, — мимика у шахтёра весьма выразительна. Скорее всего из-за крупных деталей лица. Например, его нос вполне мог ряд чувств выражать самостоятельно.

— А на меня найдётся какой-нибудь костюмчик, в котором не видно лица?

— Выдам тебе легкий ремонтный костюм, у него вся маска зазеркалена.

— Ещё один вопрос. Насколько сложно на любом из ваших кораблей пройти недалеко от поверхности планеты?

— Смотря на каком расстоянии. В верхних слоях атмосферы совсем несложно. Расход топлива будет великоват, но вполне терпим. Я так понимаю, что тебе надо появление корабля в видимом режиме?

— Хаскер, а ты в молодости оператором не подрабатывал? Никакие фильмы не снимал? — я откровенно веселился над тем, как Хаскер готовился принять участие в шоу.

— Мы однажды с партнёром на одной планете даже Богами стали. Вот там было шоу! Ты бы видел, какой храм они в честь меня построили! — шахтёр весело загрохотал хохотом, вытирая слёзы со щёк, — А какие там прихожанки страстные попадались, это отдельная песня. Там бы ты понял, что такое религиозный фанатизм.

— И чем всё закончилось?

— Появились пираты. Я на остатках корабля месяц добирался до базы. Затем взял каперский патент и четыре года ловил тех пиратов по всему дальнему Фронтиру. За Валда отомстил и денег на большой корабль заработал, — посерьёзнел Хаскер, ударившись в воспоминания. Суровый мужик. Уважаю.

— Тогда добавляй к нам в разговор Дейва и будем решать всё по датам и загрузке. От его планов и спляшем со временем и местом конференции с журналистами, — гонять большие корабли просто так выходит дороговато и по времени накладно, а после погрузки на орбите пусть полетают.

Суперкарго профессионально расписал нам весь процесс. План приобрёл необходимые детали и привязку ко времени. Корабли уйдут в полёт с перегрузом. Срок возвращения сдвинется на двенадцать дней.

Отгрузку металла с комбината в США мы закончили. Сейчас комбинат начнёт работу на склад.

Хаскер уже закопал свои сооружения на приличную глубину и начал процедуру запуска. Когда запустит станцию я полечу в гости. Нахождение на поверхности Луны вне станций и кораблей опасно по нескольким причинам. Основная — это облучение. Даже в тяжелом скафандре можно заработать смертельную дозу в течении суток, особенно в периоды всплеска активности на Солнце. К перспективным астероидам были разосланы разведчики. Скоро будут сведения о возможностях по добыче металлов.


Глава 8

Задумчиво проводив взглядом павлина, который вышел из кустов и гордо раскинул веером хвост, журналист снова углубился в текст сообщения на своём планшете. Шеф явно узнал что-то новое и очень горячее, потому что сообщение было о прибывшей самолётом съёмочной группе. До начала презентации оставалось полчаса, если багаж не задержат, то парни успеют домчаться из аэропорта без опоздания. Бархатный канат огораживал часть парка у отеля. Столики, поставленные полумесяцем, обслуживали официанты из стоящего рядом бара. В середине стилизованной подковы была пустая бетонная площадка, уходящая к океану. Никакой подготовки к сенсации, да что там, к самой простой презентации не ощущалось. В это время в Эмиратах не жарко. Сейчас, под вечер, в тени было градусов двадцать пять. С океана дул приятный ветерок, а с бара носили восхитительные коктейли. Герберт решил расслабиться и просто получать удовольствие от самого отдыха. Понемногу огороженная от посетителей зона стала заполняться. Оглядевшись, он с удивлением заметил очень известные в их среде лица. Приехали матёрые мэтры журналистики. Развеселившись от мысли, что не он один потерял напрасно время, журналист решил, что сегодня он ещё может успеть на рейс до Лондона. От размышлений его оторвал шум за столиками. К центру полумесяца подходили два араба, на которых отреагировали коллеги. Одного из них, одетого в дорогой европейский костюм, Герберт отлично знал. Когда-то он брал интервью у этого владельца одного из лучших футбольных клубов Англии. Второй был одет в национальную арабскую одежду и выглядел постарше. Вечер становился значительно интереснее.

Перед столиками появился устроитель этой конференции. Импозантный немец был владельцем одного из крупнейших рекламных агентств.

— Господа! Мне только что позвонили и предупредили, что презентация начнётся точно в срок. Меня попросили дать Вам один совет. "Не забудьте вовремя включить аппаратуру". По моим часам до начала осталось три минуты. Большая просьба, на бетонную площадку никому не заходить. Это необходимо в целях Вашей безопасности, — немец заметно нервничал. Видимо звонок был его спасательным кругом, за который он ухватился. Созвать мировых звёзд журналистики и ничего им не дать — это конец карьеры и потеря имени на всю оставшуюся жизнь. Даже большие деньги, полученные за организацию этой конференции, переволновавшегося рекламщика уже не так радовали.

Герберт увидел своих сотрудников, успевших приехать в последние минуты. Ребята выставили камеры на треноги и сейчас настраивали тарелку для прямой трансляции. Ну надо же. Их шеф теряет хватку. Его тоже провели этой глупейшей презентацией. Они будут транслировать пустую площадку и разочарованные лица журналистов. Развернуться к площадке его заставил удивлённый выдох собравшихся и непрерывный стрёкот фотоаппаратов. По пляжу с большой скоростью бежал то ли паук, то ли краб серого цвета, размером с маленький автомобиль. Судя по падающим брызгам и расходящимся волнам, из воды он выскочил не менее шустро. Добежав до центра бетонной площадки, краб резко остановился и мгновенно вытащил откуда-то два хрустальных шарика, повисших в воздухе. После этого так же неправдоподобно быстро сорвался с места и убежал обратно в воду. Герберт успел разглядеть глубокие царапины на бетоне.


— Добрый вечер, дамы и господа, — появившийся из ниоткуда человек в блестящем скафандре и зазеркаленном шлеме, сидел в кресле под парящим хрустальным шаром.

— Приветствую Вас, леди и джентльмены, — под вторым шаром в похожем по виду кресле расположился… гном. Он даже помахал широченной ладонью.

— Мы сегодня пригласили Вас на презентацию новой межгалактической организации " Свобода 576". Не пытайтесь искать какой-то особый смысл в названии. Это просто позывные нашего корабля, зарегистрированные в Имперской базе. В настоящее время я нахожусь на борту одного из кораблей, а мой коллега на Луне, где у нас находится база. Поэтому его Вы будете слышать с некоторой задержкой. Одной из главных целей нашей встречи сегодня будет предупреждение об опасности полётов в зоне двух тысяч километров от нашей базы. Луна не имеет такой защиты от метеоритов, как планеты, поэтому защитная зона является вынужденной необходимостью. В ближайшее время мы планируем пригласить Вас на базу. Хочу сразу предупредить, что для этого Вам потребуются легкие скафандры с запасом воздуха часа на четыре. Они будут необходимы во время нахождения на базе. Чуть позже Вы зададите нам вопросы, которые у Вас наверняка появились. В конце нашей встречи мы оставим для каждого из Вас привычные Вам карты памяти с подробной информацией о нашей деятельности и возможных формах сотрудничества. Сейчас мы покажем короткий фильм о нашей работе, — в информационных базах были ролики о работе добывающего оборудования и разработке астероидов. Два таких ролика по пять минут мы сейчас показывали журналистам. Теперь на бетонной площадке возникали гигантские аппараты, поглощающие сотни кубометров породы в минуту. Когда ролики закончились и появились наши изображения, то журналисты увидели Хаскера в окружении трёх очень необычных девушек, сильно отличающихся друг от друга, с которыми он о чём-то говорил. После этого изображение Хаскера пропало. Собственно, так мы и договорились с самого начала.

— У нас на базе началась погрузка, поэтому мой коллега сейчас занят работой. Я познакомлю Вас с нашими пилотами, — на площадке появились объёмные голографические изображения Дейва и Ули. Они устроились поудобнее и с любопытством смотрели на журналистов. Мы заранее договорились, что разговаривать буду я. Если что, то Дейв мне подскажет необходимое по мнемосвязи, — Можете задавать Ваши вопросы.

— Откуда Вы прилетели? — первым начал американец.

— Наши названия Вам ничего не скажут, а у Вас мы не нашли названий Галактик, в которых располагается Империя. Для лучшего понимания могу сразу сказать прямой путь составит больше двадцати миллионов световых лет, но он существует только теоретически. Не везде можно летать напрямую.

— Как Вы можете доказать, что всё это не розыгрыш и не грандиозная мистификация, — вот один из тех вопросов, ради которых мы провели большую подготовку. Недоверчивым оказался француз.

— После окончания презентации мы покажем некоторые из наших кораблей. Ночью в хорошие телескопы Вы сможете увидеть круг из мигающих красных фонарей на Луне, ими мы обозначили зону действия метеоритной защиты. Ещё раз напоминаю, залетать туда нельзя, автоматика уничтожит любой незнакомый объект. Сегодня в ноль ноль по местному времени на Луне будет большой салют, его можно будет увидеть в бинокли. Пока надеюсь этого хватит. Позже мы свозим Вас на экскурсию по базе и прокатим по самой Луне, — я планировал организовать экскурсию дней через десять.

— Что Вам нужно от нас, жителей Земли и что Вы будете предлагать? — немецкий журналист был практичен.

— Мы подготовили перечень того, что интересует нас и что будем продавать мы, эта информация будет на тех картах памяти, которые Вы скоро получите. Там же указаны и ценовые пропорции. Если говорить коротко, то мы предложим дешёвую электроэнергию и редкие на Земле металлы. Оплачивать их можно будет тоже в основном металлами, которых у Вас много.

— Вы хотите лишить землян привычных металлов, вывозя с Земли сырьё? — вот и земляк появился. Правдоискатель оказался из России.

— По земным меркам наши потребности весьма незначительны. Сырьё, если вы имели в виду рудные концентраты, нас не интересует, слишком дорого его транспортировать. Запасов металлов у Вас очень много. Пока Вы сметаете пыль с поверхности Вашей планеты. Средняя глубина добычи у вас составляет полкилометра. На дне океанов лежат сотни миллионов тонн рудных концентратов. Не забывайте, что мы тоже предложим металлы и немало, — половину редкоземельных металлов мы планировали продавать землянам. Разработка астероидов в Империи ведётся в громадных масштабах. Особой ценности тот же иридий там не имеет, как и ряд других металлов, которыми богаты астероиды.

— Как Вы планируете поставлять дешёвую электроэнергию? — японский журналист задал вопрос не случайно. После аварии Фукусимы у них на островах с энергией всё очень плохо.

— Будем ставить безопасные термоядерные станции и продавать топливо для них.

— Но на это уйдут годы строительства, — японец был заметно огорчён.

— Монтаж станции мощностью десять тысяч мегаватт при готовом помещении занимает сто часов. Больших помещений наши станции не требуют.

— Кто дал Вам право на разработку полезных ископаемых на Луне? — английский журналист задал вполне ожидаемый вопрос.

— Во-первых, спрашивать не у кого. У Земли нет единого планетарного правительства. Во-вторых, непосредственно на Луне, кроме топлива мы специально ничего добывать не собираемся. Попутные металлы скорее всего Вам же и продадим, причём прямо там. Это серьёзно Вам поможет в строительстве своих баз на Луне. Что касается добычи гелия-3, то тут свои тонкости. Для его сбора и получения не подходит пыль или скала. Газ там не накапливается. Поэтому требуется подготовка и организация полигонов. Чем-то это напоминает поля, на которых Вы выращиваете растения. Только они должны быть не вспаханы, а покрыты мелкой каменной крошкой на глубину метров в десять. Тогда накопление газа происходит в сотни раз быстрее. В-третьих, какие права и у кого могут быть на никем не занятые территории космических тел, я не понимаю.

— Люди уже заняли Луну, когда высаживали там космонавтов и автоматические аппараты, — не успокаивался британец.

— То есть Вы имеете ввиду первенство посещения, я правильно понял? — я с удовольствием ждал, когда журналист залезет в подготовленный капкан.

— Именно так, — коротко подтвердил англичанин.

— Хочу Вас огорчить. Даже на Земле задолго до появления людей уже были представители разных цивилизаций. Что касается Луны, то мы обнаружили там некоторые устройства, которые установлены не меньше тысячи лет назад. Очень рекомендую к ним не приближаться, если Вы их тоже найдёте. Мы даже отодвинули свою базу от них подальше. Предполагаем, что там могут сохраниться системы защиты. Теперь ещё раз вернёмся к Вашему вопросу. Если рассуждать с Вашей точки зрения, то за историю существования Вашей цивилизации человечество прилично задолжало тем, кто посещал Землю до появления людей. На этой планете вы не первые. Поэтому землянам стоит изменить свои взгляды на право собственности, чтобы однажды их не попросили покинуть уже "занятую" планету, хотя можете остаться при своём мнении и считать себя вне закона, — я узнал от шахтёра много нового. Хаскер оказался большим любителем космической истории и у него были весьма любопытные информационные исторические базы. До появления людей нашу планету неоднократно заселяли различными существами. Следы от таких заселений остались в виде мела, мрамора и известняка. Когда-то это были живые существа, останки которых за миллионы лет превратились в окаменелости, — Я сейчас отвечу на последний вопрос, а потом мы покажем корабли. Дней через десять я приглашу Вас на экскурсию по Луне.

— Вы будете встречаться с Правительствами отдельных стран и если да, то с какими? — китайский журналист задал тот вопрос, над которым я сам думал достаточно долго.

— На каждом континенте будут созданы наши представительства из людей. В случае необходимости они будут вести переговоры и с государственными и с частными структурами. Это будет происходить по вопросам торговли металлами и электростанциями. Решение задач, связанных с освоением космоса будут обсуждаться только с общим планетарным правительством, но никак не с руководством отдельных племён. А сейчас мы покажем наши корабли. На площадке для Вас будут оставлены карты с информацией, — я осторожно подвёл фрегат к площадке и дал команду роботу. Робот забрал головизоры и оставил пластиковый бокс с флэшками. Я отключил маскировку, дав возможность вблизи рассмотреть фрегат, и после загрузки робота начал набирать высоту. Высоко в небе показались два наших грузовых корабля. Мой фрегат на их фоне наверняка выглядел мелкой букашкой. Для понимания масштаба я и летел к кораблям. Подлетев, пристроился в хвосте. С земли мой фрегат наверно почти не виден. Ничего. Надеюсь неожиданное появление фрегата рядом с журналистами они оценили по достоинству.

— Срочно включаем маскировку и меняем курс, — голос Дейва был напряжённым. Я немедленно выполнил команду.

— Дейв, что случилось? — у меня мигала тревожная панель, а на мониторе появились две точки, подсвеченные жёлтыми кругами.

— Боевые дроны очень старинной модели. Современным большим кораблям они вряд ли опасны, а вот фрегату может не поздоровиться. Я что-то похожее в музее видел.

— Откуда они взялись? — я смотрел, как подсвеченные цели пытались выйти наперерез нашему бывшему курсу.

— Где-то есть старый военный объект или корабль, который они охраняют, — ответил суперкарго.


Глава 9

Телефон звонил уже дважды. Первый раз я был занят манёврами и наблюдением. Две летающие тарелки, оказавшиеся старинными боевыми дронами, пробовали выйти нам на перехват. После включения режима невидимости и смены курса они нас потеряли и покрутившись пару минут, улетели. Я знал, что звонок от Хосни, больше никому арабскую музыку я на номер не ставил. Я вернулся к месту проведения конференции и рассматривал журналистов. Они разбились на группы. Несколько журналистов сейчас возбуждённо наговаривали репортажи в прямой эфир. Развёрнутые спутниковые антенны около камер это позволяли определить уверенно. Арабов нигде видно не было.

— Хосни, здравствуй, — я ответил на звонок.

— Сергей, только один вопрос. Моя догадка верна? — араб был мудр и умён. Работа у него такая. Теперь он точно связал многие детали воедино и может даже предположил, что я инопланетянин.

— Только частично. Подъезжай к тому месту, где в нас стреляли, там и встретимся. Моего пациента можешь тоже прихватить. Только остальных уберите подальше, чтобы ничего не видели, — чем мне нравится Хосни, ему не надо много объяснять. Я увидел, как одна из четырёх машин повернула к нашим терминалам. Остальные остались стоять на обочине дороги. Когда арабы вышли из автомобиля и он уехал, я приземлил фрегат.


— Голос был не твой, но я по некоторым оборотам речи и манере разговора сразу почувствовал что-то знакомое, — араб разглядывал меня так, как будто никогда не видел раньше. Мы сидели на вилле, которую я продолжал снимать в Эмиратах. Перелёт на фрегате арабы восприняли спокойно, — Значит всё, что ты раньше говорил, существует на самом деле, — констатировал Хосни.

— Существует намного больше. Причём не только возможностей, но и опасностей. Не знаю, заметили ли Вы с земли, но нас пытались перехватить две летающие тарелки. Это для меня было неожиданно. В мои сегодняшние планы они точно не входили, — пока разговаривали я и Хосни. Мой бывший пациент ещё не произнёс ни одного слова. Меня это вполне устраивало. Хосни я неплохо знаю, поэтому мне с ним будет намного проще вести дела.

— Что ты собираешься делать? — араб заметно изменился. Раньше бы такому вопросу предшествовало пятиминутное вступление в арабском стиле. Теперь он постепенно отвыкал в разговорах со мной от ненужной потери времени.

— Делать буду не я, а мы. Тех, кого Вы видели на презентации, тоже не стоит забывать. Это действительно инопланетяне. Причём с разных планет и Галактик. С пилотами мы даже дышим разным воздухом. Пока всё задумано, как частная фирма, которая при удаче может стать ассоциацией или корпорацией. Но до этого нам нужно расти и расти, — я до сих пор не до конца изучил все пакеты и базы, которые мне скинул Хаскер. Открытие фирмы, зарегистрированной в Империи давало нам огромные бонусы в плане приобретения товаров и оборудования. Особенные возможности давал статус сверхдальнего Фронтира и предусмотренные для него государственные программы. Зарегистрированная за пределами Фронтира фирма могла покупать устаревшие виды вооружений для своей защиты. Зона действия таких боевых единиц могла распространяться до самых границ Фронтира, не пересекая их.

— Какая цель у такой организации? — впервые подал голос второй араб.

— Цель у каждого своя. Общая цель фирмы в получении прибыли, а личные предпочтения у каждого партнера свои. Разные расы, разное мышление и образ жизни. Вопрос имеет смысл сформулировать иначе. Например, что может объединить столь разных представителей вместе. Пока уверенно можно сказать, что это общий бизнес и его защита. Защита не от землян. Они не опасны для бизнеса в ближайшее время. Слишком серьёзных врагов тоже опасаться вряд ли стоит. Земля им не интересна. Таких планет тысячи, а может и на порядок больше, если считать планеты не только во внутренних системах Империи. Многие ещё не заселены и не колонизированы. Даже у нас, в Солнечной системе, существуют более привлекательные объекты для освоения. Например, Юпитер или Марс. Между ними расположен гигантский пояс астероидов, богатства которого превосходят запасы Земли в миллионы раз.


Глава 10

— Сегодня я собрал Вас здесь с вполне определённой целью. Пора рассказать о моём новом предложении, — группа инженеров и управленцев, отдохнувшая и поздоровевшая, внимательно меня слушала, — Когда мы в прошлый раз встречались, я сказал Вам, что мне будут нужны люди, со здоровьем, как у космонавтов. Это время пришло. Вы абсолютно здоровы, поэтому пришла пора подумать над следующим предложением. Мне нужны космонавты. Работа предстоит в космосе. Вы все наверно слышали, что на Луне построена база, которая принадлежит межгалактической организации. Считайте, что Вы первые из землян, кто получил от неё приглашение на работу, — я помолчал, разглядывая аудиторию. Пять десятков людей, знакомых мне по проекту электромобилей, переваривали только что услышанное.

— Но мы ничего не умеем делать в космосе, — как бы про себя сказал один из китайских инженеров.

— Хорошее замечание. Те, кто надумает работать и выберет себе специальность, получат имплантанты и необходимые базы знаний. Всё, что вам понадобиться для начала работы можно выучить за полмесяца-месяц. Инженерные навыки у всех есть. Управленцы займутся логистикой и работой с наземными службами. Хотя я не исключаю, что и среди них найдутся желающие сменить профессию. Список специальностей я Вам оставлю на компьютере. Обратите внимание на стоимость имплантантов и необходимых баз. Из будущего заработка они будут погашаться. Поэтому первое время зарплата будет не слишком большая, в переводе на земные деньги порядка десяти-пятнадцати тысяч евро в месяц. После погашения она увеличиться значительно, почти в два с половиной раза. Все данные есть в файлах с описаниями специальностей. Там же увидите предполагаемый график работы. Проживание в комфортабельном охраняемом посёлке пока только на Мадагаскаре, в перспективе будем рассматривать Эмираты. Для правильного выбора будущей специальности можете использовать симуляторы. Они есть для каждой выбранной специализации с вариантами её развития. Медицинское обслуживание Вас и Ваших семей в пакете предусмотрено. Его стоимость Вы наверно знаете. Инженеров особенно внимательно прошу изучить работу с металлизаторами, робототехнику, ремонт и модернизацию кораблей. Каждое из этих направлений имеет много возможностей для дальнейшего роста. Остальная информация пока преждевременна. После принятия Вами решения Вы будете её получать на практике и в большом объёме, — я не сомневался, что отказов от работы не будет. Команда проверенная и подбиралась не один год. Без проверок и рекомендаций тут не было ни одного человека.

— А это не опасно? В том смысле, что многие правительства захотят узнать тайны и тогда возможны самые неприятные варианты, — подал голос один из управленцев.

— Представьте себе, что Вы хороший программист или сисадмин. Вас машиной времени перебросили на сто лет назад. При себе нет ни компьютера, ни интернета. Много ли Вы сможете рассказать? Примерно так в ближайшее время это будет разъяснено ведущим журналистам, которые сделают подобные сведения достоянием гласности. Всё фактически так и обстоит. Ваши имплантанты и базы будут работать только с соответствующим оборудованием и связью. Ваш имплантант сам по себе тоже окажется бесполезен, как процессор от ноутбука во времена Первой Мировой войны. Пока изучайте список, пользуйтесь симулятором и заполняйте анкеты, если сделали выбор. У Вас трое суток, чтобы определиться со своим будущим.


— Здравствуйте, Сергей Александрович. У меня много вопросов, но я начну с главного. Вы видели передачу про инопланетян? — звонок из России застал меня за завтраком. Пришлось оставить в покое столовые приборы и подтащить к себе поближе кофейную чашку.

— Передачу я видел. Считаю всё реальностью. Из самого интересного мне кажутся предложения по электроэнергии и редким металлам, — я постарался коротко ответить сразу на два вполне ожидаемых следующих вопроса.

— И с чего Вы посоветуете начать? — серьёзно спросил учёный. У него заметно поубавилось язвительности с некоторых пор. Я помню, с каким недоверием он иногда встречал мои первые предложения в начале нашего знакомства.

— Наверно с программы. Появиться огромное количество недорогой электроэнергии. В какой-то степени это перевернёт взгляды на технологии. Например алюминий и титан станут дешевле. Насколько я помню сейчас восемьдесят процентов себестоимости алюминия составляет стоимость электроэнергии на его производство.

— Допустим, а дальше?

— Смотрите редкозёмы. Попробуйте донести власть имущим мысль, что воевать вредно. Не исключено, что в случае проявления агрессии стране могут прекратить поставки. В этом случае она начнёт отставать. Ну и предположительно можно выступить с инициативой о создании планетарного правительства. Если есть желание завести на Луне собственную станцию, то имеет смысл подумать и над этим. По крайней мере застолбите определённый участок за собой.

— А чем нам смогут помочь на Луне?

— Представления не имею. Наверно стоит задать такой вопрос их наземным представителям, сопроводив его внятными пожеланиями, — вопрос был задан с серьёзным подтекстом. Начинать с создания эксклюзивных услуг вряд ли стоит. Пусть некоторые сомнения в моей причастности у учёного пока останутся. Думаю, что спецслужбы нас вычислят очень быстро и после наших заявлений будут действовать чужими руками. Не станет никакое правительство, после небольших размышлений, рисковать возможностями контактов. Дополнительные меры безопасности нами уже приняты. Мадагаскарцы на них согласились. С первой же проданной электростанции будем делать дополнительные вложения в этот остров. Тогда от ненужных опасностей со стороны землян мы будем защищены намного эффективней. Заодно и от знакомых уже боевых дронов свой район прикроем.

Искин системы наблюдения и охраны способен отслеживать и идентифицировать миллионы целей одновременно. Четыре спутника-сканера, которыми комплектовалась охранная система, позволяли в доли секунды фиксировать потенциально опасные цели в радиусе десяти тысяч километров. Отдельно существовали два внутренних контура безопасности. При необходимости они даже зверька, с белку размером, перехватят. Пока обходились своими силами, используя только наблюдение. На запеленгованные цели выходили наши бойцы и выдворяли "случайно попавших" любопытных обратно, за тройной ряд колючки, не допуская их к посёлку. Зона острова контролировалась не менее эффективно. Хаскер давно уже не занимался разработкой на планетах, поэтому найденная у него в контейнерах система безопасности была далеко не из последних моделей, но для Земли её возможностей хватит с избытком. Скорее всего она нам сильно пригодится, когда наши свежеиспечённые инженеры будут искать объекты для модернизации. Надо же им на чём-то проверить новые знания и навыки. Вот пусть и доводят тотальный контроль до такого уровня, чтобы мышь не проскочила.

— Сергей Александрович, когда Вы за наши заказы возьмётесь. Я помню, что Вы собирались проводить реконструкцию, хотел бы узнать, когда можно обращаться, — за своими размышлениями я отвлёкся от разговора. Учёный видимо тоже взял паузу на обдумывание.

— Дней через тридцать, не раньше. Я пока тоже присматриваюсь к новым предложениям по металлам, — я ответил чистую правду, вот только со своей точки зрения. Хаскер уже получил данные от части разосланных разведчиков. Шесть астероидов оказались крайне интересными. Нашёлся даже газовый астероид, состоящий из льда и сжиженного газа. Предварительная оценка показала, что гелий-3 составляет три процента от его массы. Одна маленькая неприятность. В наборе Хаскера отсутствует оборудование для разработки газовых астероидов. Такой астероид в его поясе встречался раз в пять лет. Теперь Хаскер с нетерпением ждал информацию от остальных разведчиков. Добывать топливо из газовых астероидов крайне выгодный и быстрый бизнес. Если запасы топлива у нас появятся в больших размерах, то можно думать о приобретении разгонных модулей-ворот. Они сократят время в пути для наших грузовых кораблей. Вот только топливо потребляют, как большой комбайн. Необходимая задача перед Искином поставлена. Через час получим ответ в деталях и посмотрим, что мы выиграем по времени пути и сколько это будет нам стоить.

— Правительство задумало большую программу. Мне бы хотелось узнать, в какой мере мы можем рассчитывать на Вас? — Станислав Станиславович сегодня никуда не торопился. Вопросы достаточно серьёзные.

— Если имеются в виду военные программы, то три раза стоит подумать, насколько они окажутся нужны. Особенно наступательные.

— Поясните, не совсем понял логику ответа, — учёный и не должен был понять. Я пока сам не могу сформулировать принципы, которые смогли бы ограничить безумное растрачивание денег на военные нужды и производство архаичного оружия.

— Два момента подскажу. Создать униполярный генератор высокой эффективности и небольших размеров нам уже вполне по силам. Пришельцы предлагают ставить блочные электростанции большой мощности. Совмещение этих двух моментов позволит создать совсем иное поколение вооружений, — я думаю, теперь учёным есть над чем подумать. Точку в конце нашего разговора я поставил очень жирную. Рельсотрон, или электромагнитная пушка, имеет два проблемных момента. Это мощный источник питания и униполярный генератор. Решив обе проблемы можно получить недостижимую скорострельность и дальность очень дешёвыми снарядами. У нападающих против такого "пулемёта", каждый ствол которого будет в секунду выпускать десять снарядов весом в сотню килограмм, вряд ли найдутся достойные аргументы противодействия. Особенно если учесть, что при попадании возникает эффект, сопоставимый с мощностью тактического ядерного заряда. Термоядерную станцию с собой не привезёшь, да и отследить такое перемещение не сложно. Гиперзвуковые скорости меньших калибров позволят использовать настоящий щит против любых летающих целей из-за большой скорострельности. Наземные и надводные цели даже не обсуждаются. Поставив несколько "оборонительных" электростанций, с батареями рельсотронов, о нападающих на этом участке можно забыть. Современные электромагнитные пушки способны выстрелить на две-три тысячи километров. Возникающую при стрельбе на дальние дистанции погрешность могут поправить системы наведения снарядов на конечном участке полёта.

Рассмотрим даже старые земные проекты электромагнитных пушек некоторых фирм. В Пикатиннском арсенале (город Денвер, штат Колорадо) разработана и построена опытная электромагнитная пушка для метания снарядов со скоростью более 4,2 км/с.

КПД пушки составил 30 %. Основываясь на практических результатах работ своего арсенала, фирма «Вестингауз» разработала проект электромагнитной пушки космического базирования, габариты которой соразмерны грузовому отсеку МТКК «Спейс Шаттл».

Совместная кооперация научных разработок фирмы и Техасского университета предусматривает доведение КПД боевой пушки до 50 %. С помощью экспериментальной пушки, созданной в Центре электромеханики Техасского университета (г. Остин), удалось обеспечить метание частицы высокоплотной плазмы массой 0,1 г со скоростью 40 км/с.

Управление ДАРПА, ВВС США и фирма «Линг-Темко-Воут» проводили эксперименты по метанию кубиков массой 2,5 г из материала лексан. Опытная электромагнитная пушка для имитации условий космического пространства была установлена в вакуумной камере.

Экспериментаторам удалось добиться метания кубиков со скоростью 8,6 км/с, при этом коэффициент преобразования электромагнитной энергии в кинетическую энергию кубика составил около 40 %. Кубики свободно пробивали пластины металла толщиной 6,5 мм.

Любопытный проект электромагнитной пушки космического базирования представлен фирмой «Дженерал Рисерч». Боевая космическая станция с такой пушкой для обеспечения электроэнергией должна иметь на своем борту ядерный реактор с турбиной. Сообщалось о результатах лабораторных испытаний экспериментального образца пушки и скорости метания ею поражающих элементов, достигшей свыше 10 км/с. В боевом варианте применения такой пушки предусматривается, что ее снаряды будут иметь ГСН, включающуюся на конечном участке полета снаряда. Интересно, как у них электроника выдержит стартовые нагрузки.

Свой вариант электромагнитной пушки представила фирма «Аэроджет Техсистемз». Эта гиперзвуковая пушка обеспечивает скорость метания снарядов, близкую к 25 км/с. Для уменьшения массы пушки масса самонаводящегося снаряда не должна превышать 1–2 кг, только в этом случае имеющиеся сейчас земные технологии позволят вывести такой аппарат на орбиту в стандартном размере.

Для зенитных вариантов важна скорострельность. Этим, в частности, занимается Техасский университет, разработки которого позволяют уменьшение диаметра и массы генераторов с 1,5 м и 7 т до соответственно 0,7 м и 1,5 т при одновременном увеличении их энергии с 5 до 6,2 МДж.

Сотрудники этого же университета создают импульсный генератор, обеспечивающий генерирование, накопление электроэнергии и охлаждение системы. Генератор будет работать на частоте 60 Гц и обеспечивать скорострельность 60 выстрелов в секунду.

Фирмы «Литтон», «Аэроджет», «Вестингауз» и «Дженерал Электрик» сконцентрировали совместные усилия в деле создания электромагнитной пушки космического базирования, система электропитания которой будет состоять из ядерного реактора (или газотурбогенератора), сопряженного с униполярным генератором мощностью 40 МВт.

При такой арифметике можно прикинуть, каким оружием станет батарея установок при электростанции в 10 000 МВт.


Хаскер поставил четыре электромагнитных катапульты на Луне. Крупные астероиды, движущиеся в опасном для него направлении, будут менять траекторию, после попадания огромных стальных болванок, летящих с большими скоростями. На мой вопрос, почему катапульта, а не пушка, он открыл на панели справочник Звёздного Флота Империи. При скоростях снарядов меньше 10 км/сек. электромагнитные метатели назывались катапультами. Стальные болванки стандартной формы. В таком виде их выпускает комплекс, перерабатывающий попутные металлы при добыче газа. На Земле они бы весили три тонны.

— Хаскер, а что будет, если такой болванкой запустить по моей планете? — когда я увидел комплекс астероидной защиты, то онемел от его размеров. Высоченные сооружения больше всего походили на ажурные телебашни. Высота метров сто, не меньше.

— Для стрельбы по вращающимся атмосферным планетам нужен специальный баллистический вычислитель и отдельная база знаний. Под каким углом снаряд войдёт в атмосферу и какая нужна скорость я не знаю. При моей стрельбе результат будет плачевный. В худшем случае снаряд просто сгорит в атмосфере, если войдёт по касательной траектории, а в лучшем случае погрешность выстрела с Луны составит от ста до пятисот километров. Если снаряд сгорает в атмосфере, то происходит просто надземный взрыв большой мощности. Сталь не камень, она выдерживает большие внутренние напряжения, поэтому взорвётся значительно ближе к поверхности. При попадании в поверхность всё значительно хуже. Тут в действие вступит кинетическая энергия и всё зависит от скорости и массы. Точно не скажу, но думаю, что кратер на Земле будет в среднем метров пятьдесят- восемьдесят в диаметре. Мощность взрыва сопоставима с тактическим ядерным зарядом. Вот с астероидами всё гораздо проще. Тут и Искина хватит. При обычной скорости астероидов, около 12–13 км/сек. вероятность попадания при расстоянии в пятьдесят тысяч километров около сорока процентов. Точнее я катапульты юстировать не могу. Это предел нашего оборудования и моего уровня знаний, — Хаскер всё ещё рассматривал выведенный на панель справочник, — Сергей, ты как-то обмолвился, что у тебя есть несколько источников питания, которые ты еще не задействовал. Скинь мне данные на них. Я как-то обломки военного корабля нашёл. Там парочка лазеров очень серьезного калибра оказалась вполне работоспособна. Вот только поставить я их думаю подальше от станции. Пока их не уничтожат, до нас вряд ли дотянутся, — похоже моя паранойя передалась партнёру. Да и я против усиления обороны станции ничего не имею.


Любопытны данные анализа, проведенного американскими специалистами. Они убедительно показывают, что по сравнению с высокоэнергетическими лазерами, пучковым оружием, ядерными боевыми частями эквивалентной мощностью 25 т тротила и рентгеновскими лазерами с ядерной накачкой электромагнитные пушки обеспечивают воздействие большей энергии на единицу площади на дальности 2000 км при скоростях полета снаряда 10–20 км/с. Ещё бы, недаром тоннельники считаются основным калибром флотского вооружения в Империи.


К сожалению наши катапульты не очень эффективны с точки зрения их военного использования. Они рассчитаны на пассивно летящую на тебя цель, с минимальным или нулевым угловым смещением. На малых расстояниях стрелять из них невозможно, они просто не будут успевать разворачиваться на цель, а для дальней стрельбы скорость снаряда мала. Небольшой манёвр и корабль уйдёт с траектории снаряда. У Звёздного Флота есть подходящие управляемые снаряды с подрывом перед целью, но гражданским фирмам они недоступны. Да и скорости снарядов у боевых тоннельников намного выше.

Когда мы немного разживемся имперскими кредитами, то для организации защиты придётся серьёзно думать над выбором. Пока меня привлекают два варианта: стандартный военный пост с минными кластерами и ракетами или беспилотные дроны, управляемые на расстоянии. Крейсер нам не купить, не положено, а фрегаты требуют наличия в них пилота и их огневая мощь откровенно слаба. На крейсер одного с ними поколения потребуется с десяток фрегатов и то не факт, что крейсер не скроется, уничтожив пару-тройку фрегатов. Надо изучать, что каждый вариант даст в развитии. Лучше бы найти хорошего консультанта с боевым опытом, но пока это мечты. Мы ещё только-только встаём на ноги и пытаемся заработать на самое необходимое.


Хаскер выдал со своего склада спутники связи, которые с грузовых кораблей расставят по промежуточным системам. Теперь мы сможем говорить с нашими пилотами, если они не в прыжке. Надеюсь Дейву удастся решить вопрос со станцией связи во Фронтире. Тогда у нас может появиться доступ к информационной имперской сети.


Глава 11

Идея про охоту на "летающие тарелочки" пришла сыну. Я посоветовался с Хаскером и его Искином, который как полноправный участник разговора давал необходимые справки и уточнения. Искин и выдал информацию, которая меня заинтересовала гораздо больше первоначальных вопросов. Когда я в задумчивости задал вопрос про место, откуда они могли прилететь, то услышал очень неожиданный ответ.

— Ориентировочное место возвращения материк на Южном полюсе. Контроль над дальнейшим полётом прерван. Возможно объекты ушли под землю или ледовый покров значительной толщины. Точка потери контакта с объектом зафиксирована, — Искин демонстрировал обратный маршрут "тарелочек" и то место, где они пропали.

— Откуда эти сведения? — я выругался про себя. Забив себе голову конференцией я даже не подумал, что в режиме невидимости мог сам отследить обратный путь дронов.

— У меня постоянная прямая связь с Искином нашего корабля. Фактически мы части одного целого. Как любой шахтёрский корабль, мы имеем мощные системы сканирования. Поэтому маршрут дронов был отслежен согласно протокола, — ответ Искина немного прояснил ситуацию. Значит после нашего парада над Эмиратами, который нам пришлось свернуть немного раньше запланированного, Искин с майнерского корабля пометил дронов, как аномалию. Затем отследил их маршрут до самого конца, используя системы шахтёрского поискового комплекса. Жаль, что район потери контакта оказался великоват. Корабль уже начал разгон и расстояние до Земли оказалось очень большим даже для его совершенных сканеров. На глаз пятно потери контакта представляло круг диаметром километров сто.

— Куда могли лететь дроны? — буду задавать даже самые глупые вопросы. Очень уж неожиданные ответы сегодня у Искина.

— По имеющейся информации подобные дроны применялись расой арианни в трёх случаях: корабль-матка, иногда называемый "авианосец" (Искин подобрал земное определение) может нести максимально до ста сорока четырёх дронов, линкор или тяжёлый крейсер имеет максимальное количество двадцать четыре, но на практике обычно нёс двенадцать-шестнадцать и стационарный укреплённый пункт, на котором количество дронов ограничивалось только энергетической установкой и вычислительными мощностями. Максимальное число дронов, зафиксированное в боевых действиях, на таких постах достигало шестисот. Истории известно про два таких поста, на остальных было вполовину меньше. Более точные сведения могли сохраниться в военных базах. Я использовал сведения из справочников по военной истории.

— Интересно, что же они охраняют? — спросил я у Хаскера.

— Думаю, что корабль, — начал было он.

— Вероятность неисправный линкор или тяжёлый крейсер — семьдесят два процента, вероятность неисправный авианосец — пятнадцать процентов, вероятность стационарного поста шесть процентов, остальное относится к ранее неизвестным типам судов, — вмешался в наши размышления Искин.

— Ну вот, как корабль, так сразу неисправный, а почему?

— Тоннаж наших кораблей, на которые дроны вышли в атаку, очень велик. По своду военных правил арианни они должны были выставить сопоставимые корабли, как минимум. Раз сам корабль не появился и атака производилась всего двумя дронами, то можно предположить с высокой вероятностью, что корабль неисправен. Наличие всего двух дронов говорит об энергетическом истощении и отключении вычислительных мощностей. Искин не послал бы дронов, сопоставив их боевой потенциал и размеры целей, поскольку это противоречит правилам. Значит он отключен и дроны исполняют патрулирование в автономном режиме, — доводы и аргументы у Искина всегда логичны.

— Этот корабль можно захватить? И чей он будет, если мы его получим? — видели когда-нибудь слоноподобного хомяка? Сейчас я сам себе такого напоминал очень сильно. Военный корабль хотелось заполучить так, что скулы сводило.

— Согласно юридическим прецедентам Империи военные корабли несуществующих держав являются призом тех, кто их смог захватить. Арианни, как держава не существует больше ста лет. Если точнее, то двести сорок. Сто лет это максимальный срок исковой давности в Империи. В случае завладения им он станет собственностью нового владельца без всяких ограничений.

— А куда делись арианни? — меня почему-то заинтересовала судьба расы. Вдруг у них возникнут претензии.

— Их флот был разбит Империей. Мирное население вывезено на пригодную планету Фронтира, — очередная справка от Искина только добавила неясностей.

— Почему их вывезли с родной планеты?

— Последняя битва происходила около самой планеты. В результате военных действий планета до сих пор не пригодна для проживания. Почти полностью уничтожена естественная защита от излучения их звезды.

— Это сколько же пришлось вывозить оттуда гуманоидов? Кстати, покажи, как они выглядят, — я невольно примерил судьбу арианни к землянам. Мне раньше как-то не приходило в голову, что и в нашей истории все Империи образовывались захватами территорий или вынужденными объединениями на не совсем добровольных началах.

Когда на панели появились изображения арианни, я охнул. Утончённо красивые женщины и блондинистые мужчины были совершенны каждый по своему. Даже пожилых арианни язык не поворачивался назвать стариками. Старцы! Мудрые и величественные. Умнейший и проницательный взгляд. Они прекрасны и идеальны во всех возрастах. Ни одно лицо, из многих десятков показанных Искином, нельзя было назвать посредственным или некрасивым.

— Согласно данным с планеты вывезено полтора миллиарда гуманоидов арианни. Предположительная численность до начала военных действий составляла пять миллиардов, — от таких цифр я долго не мог придти в себя. Вот это война! Душившая раньше жаба была безжалостно растоптана и растёрта в пыль. Я до этого переживал за каждый свободный кусочек памяти, куда можно поставить научные базы и даже не помышлял о возможностях установки исторических книг и справочников. Да что там, я ни одной художественной книги себе не поставил. Сегодня же скачаю хотя бы основной справочник по истории Империи, а дальше буду дополнять интересующими меня фрагментами. Читать всё это у меня жизни не хватит. К тому же базы позволяют выводить тексты и графику на инфопанель по каналу мнемосвязи, а вот то, что ты сам прочитал останется только у тебя.

— Мы сможем захватить дронов? — не выдержал Саша, который до этого в разговор не вмешивался. Сына миллиарды неизвестных ему погибших гуманоидов впечатлили заметно меньше.

— Без повреждений нет. Есть только один способ, но он не предусматривает захват при столкновении, — просто не Искин, а гадалка какая-то. Он сегодня специально отвечает загадками? С сыном мы даже поспорили прилично, когда обсуждали возможность захвата "тарелочек". В итоге остановились на тактике ловли на живца, которым по очереди должны были выступить сначала челнок, а потом наш грузовик, загруженный дронами-"охранниками". Их планировали использовать в беспилотном режиме, чтобы самим, в два фрегата задавить чужих дронов средствами РЭБ. Искин отмёл результаты нашего мозгового штурма, как плохой вариант. Послушаем умную железяку.

— Вероятность энергетического истощения больше девяноста процентов. У дронов в режиме патрулирования предусмотрена точка невозврата, которую они не будут пересекать. Если заставить дронов преследовать какую-то цель достаточно долго, то в момент истощения энергии они повернут обратно. При этом у одного из них запас энергии останется только на возвращение. Второго надо истощить таким же образом. Предполагать, что у них абсолютно одинаковый запас энергии вряд ли стоит. Вероятность чрезвычайно мала, — если бы Искины умели смеяться, то этот бы сейчас ржал над нами от души.

Посмотрев на сына, поймал себя на том, что у меня наверно такое же выражение лица. Хаскер, гад, полез в шкафчик. Так я и поверил, что ему там что-то надо. Вон, вижу как плечи подёргиваются. Похоже эта парочка, Хаскер и Искин, давно спелись и теперь на пару угорают от глупых землян. Что-то мне это напоминает… Ну конечно! Сомеди Слиб в натуральную величину. На сцене Искин, как водится непонятного происхождения и ориентации, а вторым Хаскер-Воля, точнее Хаскер-Свобода-576, если придерживаться местных реалий. В зале сидят два землянина, которых ведущие, в своих лучших традициях, выставляют идиотами.

Я даже не обиделся. План Искина намного проще и безопаснее. Главное в нём — "тарелочки" можно будет попробовать забрать целенькими, а не после аварии и выжигания у них мозгов, как получилось бы по нашему плану.


Все планы портила обещанная журналистам экскурсия на Луну. Отказаться от неё без потери лица невозможно. Раз пообещал, надо сделать. Коррективы внесли с помощью Хаскера. Его баржи могли совершать прыжки внутри системы, но в атмосферу их посылать не желательно. Особенно если учесть, что воинственно настроенные дроны нами пока не побеждены. В один фрегат мы всю толпу не засунем. Придётся вывозить на дальнюю орбиту в два фрегата, а там делать пересадку. Изначально я планировал утащить всех до Луны на своём грузовике, но теперь мне до смерти жалко время, которое уйдёт на дорогу туда и обратно. Дотащить на грузовике до баржи тоже не получается, у грузовика нет пассажирского шлюза того же типоразмера, как у баржи. Придётся обходиться тем, что есть в наличии.


— Хосни, привет. Есть что-то интересное для меня?

— Сергей, здравствуй. У двоих при себе оружие. Это англичанин и американец. У русского слишком мощное радиоустройство, типа маячка. Самый интересный из них японец. Он явно подменный, хотя даже биометрия частично совпадает, — мда, земляне верны себе. Задолго до Юлиана Семёнова журналистика и разведка шли рука об руку. Тот же Рихард Зорге был немецким журналистом.

— Хосни, спасибо. Я тебя не засвечу, если использую эти сведения? — я прилетел точно к сроку и в режиме невидимости висел над площадкой, рассматривая собравшихся акул пера.

— Делай что хочешь. У меня всё чисто. Служба безопасности отеля в своём праве, — араб элегантно выполнил мою просьбу, проверив будущих экскурсантов официально, через сотрудников отеля. Интересно, сколько новых охранников в этом отеле было принято на работу в последние два-три дня.


— Добрый день, дамы и господа. Я обращусь к Вам с необычной для Вас просьбой, но сначала несколько сообщений. Первое касается шпионов из Великобритании и США. Я им предлагаю два варианта. В первом случае они оставляют своё вооружение в отеле и летят с нами. Во втором случае они оставляют его при себе и едут домой. Ваш русский коллега своё радиоустройство может оставить при себе, оно нам не помешает. Только не надо его потом никуда подбрасывать, а то на обратной дороге Вас могут высадить и отправить пешком обратно, чтобы Вы забрали своё устройство с собой. Их японского коллегу хотелось бы предупредить, что мы не благотворительная организация по перевозке шпионов. Поэтому, если он думает, что сможет выполнить сегодняшнюю миссию на уровне хорошего журналиста, то пусть остаётся. Его опубликованные материалы мы потом проверим. В случае низкого качества репортажей Япония потеряет возможность в дальнейшем присылать к нам своих корреспондентов. Остальных их коллег хотелось бы поздравить, они гораздо профессиональнее, — по промелькнувшим на нескольких лицах ухмылкам, выявил для себя ещё пятерых подозреваемых, — А пока моя просьба, рассчитайтесь как в армии на первый-второй. Дело в том, что на орбиту мы полетим на двух кораблях. Первые уже могут идти по дорожке и подниматься на борт, — головизор я установил прямо у входа во фрегат, поэтому общался почти вживую. Ремонтный скафандр оказался вполне удобным и до прибытия на станцию я его снимать не собираюсь. Дверь в салон заблокирована. Режим невидимости я не отключал. Воевать с "тарелочками", имея журналистов на борту, в мои планы не входит. Когда я поднял свой борт и отвёл немного в сторону, то уже мои пассажиры наблюдали на мониторах, как по дорожке идут и пропадают из вида их коллеги, загружающиеся во второй фрегат. Надо ли рассказывать, что половина из них сейчас разговаривала по телефонам, убеждая собеседников, что они никуда не пропали, живы и отлично себя чувствуют.

Быстренько долетели до баржи, ожидающей нас на орбите в семьсот километров. Переход на баржу прошёл организованно и без происшествий. Сын подхватил управление вторым фрегатом и повёл их к дому, а мы приготовились к прыжку до Луны. Хаскер заставил внутреннюю палубу баржи круглыми диванами, внутри которых был вставлены столики. Видимо они вместе входили в какой-то комплект, потому что очень удачно были закреплены на полу. Я находился среди журналистов всё в том же скафандре. Это первый прыжок в моей жизни. Раньше я летал на фрегате. Долго, но зато успеваешь выспаться. Нас немного потрясло, потом минут пятнадцать ничего не происходило, затем опять немного тряски и на мониторах появилась Луна с высоты в сто километров. Прыгать мне понравилось. Приятнее, чем на самолёте взлёт-посадка и зона турбулентности.

— Мы прибываем на Луну. После стыковки со станцией у Вас будет время, чтобы одеть скафандры. Они потребуются, чтобы обезопасить Вас от возможных вирусов и бактерий, которых нет на Земле. Кроме того, в производственных помещениях достаточно пыльно и не все компоненты безопасны для здоровья. После осмотра обогащающих и производственных линий мы покатаем Вас по поверхности Луны. Там Вы увидите, как работает агрегат по добыче газа. Осторожнее с резкими движениями. Сила тяжести на Луне намного ниже и в производственных помещениях искусственной гравитации нет. Поэтому после прохода по шлюзу будьте готовы к тому, что сила притяжения изменится. Ориентировочное время экскурсии два часа. На обратном пути Вам придётся пройти через дезинфицирующий душ. Это быстрая и безопасная процедура продолжительностью около одной минуты. На ближайшие два часа я с Вами прощаюсь. Во время экскурсии выполняйте указания девушек. Постарайтесь их не провоцировать. Это роботы, у которых предусмотрены боевые функции. Вывихи рук и сломанные челюсти мы оплачивать не будем, — энтузиазм журналистов, снимающих трёх девушек-андроидов зашкаливал. Я даже пожалел, что задумал эту экскурсию. Проще на Земле было показать десяток андроидов из коллекции Хаскера. Это имело бы больший успех у наших гостей. Особенно у мужчин. При появлении роботов они полностью отключились от панелей внешнего вида и занялись исключительно андроидами. Вся коллекция у Хаскера подобрана с оригиналов победительниц конкурсов красоты разных лет и рас.

Я прошёл шлюз и спустился на лифте к Хаскеру.


Глава 12

Киберспорт. Кто знает что это такое? Без всплесков активности, а именно на набор мирового рейтинга. Буткемп, и вперёд! Вы предпочитаете иначе? Тогда проходите мимо.

Потенциальных пилотов мне нужно искать только среди лучших. Слишком велика цена вопроса по земным меркам. Если учесть итоговую цель, то жертвы от посредственного пилотирования нужно умножить раза в четыре, если попаду на нубов.

Самый дешёвый беспилотный дрон, которым управляет реальный живой оператор, стоит намного дороже «Феррари» в топ-версии. Насколько я помню, лучшие имперские специалисты могут одновременно использовать двенадцать боевых дронов легких классов.

Вот такие размышления…

Эти мысли, в их разных вариантах, долбили мне голову хуже самого настойчивого дятла.

Вот вроде уже и определился с тактикой и стратегией, а что-то где-то щекочет… Тревог добавила дочь…, у неё вдруг возникла ЛЮБОФФь…

В Южной Корее появилась новая специальность, по которой обучают в Университете — геймер.

Раджи подобрал список из ведущих фирм по разработке онлайн-игр. Головизоры и совершенная телеметрия помогут сделать из каждого оператора дронов всемирную знаменитость. Одно дело, когда земляне узнают о том, что космос около Земли охраняет Искин с каким-то номером. Когда выясниться, что этим занимаются обычные люди, всё радикально поменяется. Живое шоу с операторами дронов в главных ролях просто обречено на успех. Позже добавим и пилотов. Пока такую роскошь мы не можем себе позволить из-за элементарной нехватки денег.

Искин мне не разорвать на много небольших искинчиков, что может оказаться необходимым для ускорения прохождения сигнала. Значит дронами будут управлять люди. Чем ближе оператор к дрону, тем быстрее дрон получит команду и тем сложнее противнику заглушить линии связи. Разогнанные имплантами операторы смогут обеспечить интересные тактики боя. Моральная сторона вопроса тоже играет роль. Молодёжный патриотизм может получить новое направление, без национальных вопросов между землянами.

Итогом размышлений стал заказ на изготовление игры. В основу игры заложены исходники симуляторов по управлению всеми типами имперских дронов, которые нам доступны. Разные типы кораблей будем добавлять по мере поступления информации. Впервые игроки смогут занимаясь любимым развлечением получить контракт на работу. Пятилетний контракт предполагает оплату в полмиллиона евро. Наших спутниковых коммуникаций хватит, чтобы обеспечить одинаковые условия коннекта по всему миру.


Первыми изделиями, выпуск которых развернул Хаскер, стали стандартные контейнеры на пятьсот тонн. На мой удивлённый вопрос он ответил очень просто.

— Линия по их выпуску у меня давно куплена. Контейнеры на самом деле очень хороший товар с неплохой ценой. Во Фронтире они стоят раза в три дороже, чем в Империи, но никто об этом не задумывается. Контейнеров всегда не хватает, потому что пустыми их не выгодно возить. Тоннаж грузов из Фронтира превосходит встречный грузопоток в десятки раз. Это вымывает контейнеры из оборота. Нам тоже не выгодно везти сюда пустые контейнеры. Они увеличивают расход топлива и снижают скорость. Кроме того, скоро и нам потребуется оборотная тара для руды и концентратов. На контейнеры уходит дешёвая сталь, которую мы добываем попутно. Если её совсем никуда не тратить, то очень скоро наш склад не будет вмещать все слитки. Перевозить их невыгодно, они не окупят топливо. Многие устройства и оборудование унифицированы под стандартные размеры. Ты очень удивишься, когда поймёшь, что эти модули собираются в обычных контейнерах, которые используются, как корпуса, — по мере объяснений шахтёра я вспомнил, что долго крутил изображения электростанций, показавшихся мне почему-то знакомыми. Теперь до меня дошло, что их блочное построение основано именно на действующем типоразмере контейнерного корпуса.

— Самое интересное, что используя типовые контейнеры можно очень быстро разворачивать отдельные посты или целые посёлки. У меня с собой есть всё необходимое для посёлка на двести гуманоидов, — всё-таки сумел удивить меня шахтёр, — Такой посёлок потребует сто контейнеров и неделю работы для десяти дронов. Потом всё заливается металлобетоном и засыпается грунтом.

— Хаскер, что такое металлобетон? — я уловил незнакомое название.

— Губчатая металлическая пена быстрого твердения. Очень функциональный материал в космосе. Военные даже используют её для особо срочных ремонтов кораблей, добавляя катализаторы для почти моментального твердения. При мне как-то заделали пробоину в два метра за тридцать секунд, накрыв её бронеплитой и залив металлобетоном. Прочность и герметизация лучше, чем у сварки в доке. Нет никаких ослаблений бронекорпуса по шву, — он протянул мне какую-то железку. От шахтёра я постоянно узнаю что-то новое. Легкая, блестящая крышка незнакомого мне устройства была отлита на простейшей форме. По весу почти как алюминий. Жаль, что этот материал я не знал раньше. Над чем-то подобным я думал, когда стоял вопрос о прочных и легких кузовах для электромобилей. Как же мне тогда не хватало нужного материала и технологии. Обязательно нужно узнать стоимость линии для получения такого интересного продукта. Для Земли это революция во многих областях.


Тактику энергетического истощения "тарелочек" отработали в первые два дня. Теперь мы заставляли летать их больше, чем двигались сами. Для этого челнок, летавший в беспилотном варианте, протащив за собой агрессивных дронов пару тысяч километров, включал невидимость и начинал не спеша возвращаться. Дождавшись разворота "тарелочек " на обратный курс, давали им отойти на тысячу километров и засвечивали "живца". Дроны разворачивались и снова начинали преследование. Место, куда они скрываются, зафиксировали в первый же день. Сканирование поисковым модулем позволило предположить, что под двухкилометровым слоем льда течёт река, впадающая в океан. Абсолютной неожиданностью для меня стала большая высота материка. Кто бы знал, что на Южном полюсе есть материк с настоящими горными хребтами. Передав сыну управление челноком я подождал, пока кавалькада умчится к Австралии и начал сканирование боевыми сканерами фрегата. Подозрительную аномалию зафиксировал километрах в тридцати от точки исчезновения "тарелочек". Сканеры фрегата оказались значительно хуже, чем поисковый модуль челнока. Они не рассчитаны на "просвечивание" твёрдых веществ, каким является лёд.

Море Уэдделла. Самое опасное место для мореплавания на всей Земле.

Это море считается одним из самых чистых, холодных и прозрачных в Мировом океане. В 1986 г. немецкая экспедиция на исследовательском судне «Полярная звезда» зарегистрировала здесь практически идеальную прозрачность воды: 79 метров. Теоретическая прозрачность дистиллированной воды 80 метров.

Оно находится у берегов Западной Антарктиды, между Антарктическим полуостровом на западе и Землей Котса на востоке.

В конце триасового периода начался распад суперконтинента Гондвана, процесс раскола пошел с южной оконечности нынешних Южной Америки, Южной Африки и Западной Антарктиды, в те далекие времена представлявших из себя единое целое. Возникший в этом месте водоем стал началом будущего моря Уэдделла, тогда еще отрезанного от вод Мирового океана, и эта же акватория впоследствии превратилась в Южный океан вокруг Антарктиды. Море, остававшееся в те времена закрытым еще в течение 40 миллионов лет, теперь считается колыбелью жизни для многих распространенных впоследствии морских видов.

Среди необычных обитателей моря — стеклянная плотоядная губка, гигантский морской паук, розовый многощетинковый червь полихета, полупрозрачные изоподы, фораминиферы и гигантские морские звёзды.

Море Уэдделла обрело славу «проклятого» места Антарктики. Редкие суда, рисковавшие заходить в море Уэдделла, до самого 1949 г., спустя 120 лет с его открытия, никак не могли подойти к его берегу, потому что им просто не удавалось его найти среди бескрайних ледников.

Также здесь известно явление, именуемое "флэш-фриз", когда вода в море замерзает буквально на глазах, сковывая корабль и заставляя экипаж покинуть его. Так случилось, например, в 1915 году с английским исследовательским судном «Эндьюранс».

У многих зрелых особей тюленя Уэдделла сломаны клыки. Осенью тюлени прогрызают в новом льду продушины, через которые дышат. В дальнейшем они сгрызают лед, по мере его образования.

— Отец, они возвращаются. Обе только что сорвались с "живца" и летят к тебе, — сообщение сына меня озадачило. Вроде ничего особенного не сделал, может засекли мой сканер?

— Понял, ухожу в сторону. Я пробовал сканировать с близкого расстояния, вроде даже что-то нашёл, — я увёл фрегат километров на пятьдесят в сторону и стал наблюдать.

"Тарелочки" просвистели мимо меня даже не дёрнувшись, чтобы оглядеться.

— Похоже у одной кончается топливо, — озвучил я догадку, на которую мы уже не надеялись.

— Ну наконец-то, я уже хотел предложить отработать с ними по нашему варианту, — порадовался сын. В два корабля перелетели к обнаруженной мной аномалии и стали проверять её поисковым модулем челнока. Совсем другое дело. Отчётливо виден весь рельеф. Хм, не менее хорошо заметили и дрона, который помчался к зафиксированной точке потери контакта — очевидному месту выхода из-подо льда. Гораздо больше меня интересовал полупрозрачный круг, который был виден на сканерах точно в месте найденной аномалии. Абсолютно правильная окружность пустоты, даже от материка никакого отражения.

— Давай дальше его покатаем. Он остался один, — последнего дрона гоняли ещё два дня. Потом и у него случилось то же самое. Над Новой Зеландией он неожиданно развернулся и улетел обратно. Теперь мы могли сканировать найденное место любыми способами. Больше никто на нас не реагировал. Дроны выкатали свой энергетический ресурс.

Лететь домой и возвращаться завтра ещё раз не хотелось. Решили попробовать осторожно пролезть подо льдом, пустив вперёд наших разведчиков. Дорогу, по которой вылетали "тарелочки" приборы зафиксировали несколько раз, с разных позиций.


— Ты его тоже видишь? — вопрос сына вернул меня в адекватное состояние.

Сложно ли увидеть чёрную кошку в тёмной комнате, особенно если она переливается всеми оттенками чёрного цвета, как будто сделана из полупрозрачного матового обсидиана? Отнюдь нет. Если предположить, что диаметр этой кошки около двух километров только в видимой части. Именно настолько выглядит то, что я вижу, сидящее посредине большого озера в громадной полутёмной пещере из льда. Масштаб удалось сопоставить, когда я догадался увеличить одну из тёмных точек. Ей оказалась верхняя половинка уже знакомой "тарелочки", вросшая своей нижней частью в громадный купол, возвышающийся над водой. Размер "тарелочки" двадцать четыре метра в диаметре. Это мы установили точно. На фоне туши, которая выглядывает из воды, она смотрится, как бородавка на заднице носорога.

— Да, вижу. По-моему это какой-то город…, — я разглядывал огромный купол в нескольких диапазонах.

— Это корабль. Меня зовут, я скоро вернусь. Ты не переживай, всё будет хорошо, — фрегат сына резко ускорился в сторону озера и пропал. Я бился три часа, потом даже вышел из фрегата на купол около "тарелочки". Сын исчез. Его фрегат растворился в тёмном куполе. Ни связи, ни отклика на сканерах.


Глава 13

Сколько систем существует в нашей галактике? Сколько галактик мы знаем? Вот и я этого тоже не знаю.

Галактика.

Млечный путь — это галактика, в которой находится Солнечная система и планета Земля. Она имеет форму спирали с перемычкой, от центра отходят несколько рукавов, и все звезды, находящиеся в Галактике, вращаются вокруг ее ядра. Наше Солнце находится почти на самой окраине и делает полный оборот за 200 миллионов лет. Оно формирует самую известную человечеству планетную систему, названную Солнечной. Она состоит из восьми планет и множества других космических объектов, образовавшихся из газопылевого облака около четырех с половиной миллиардов лет назад. Солнечная система сравнительно хорошо изучена, но звезды и другие объекты за ее пределами находятся на огромных расстояниях, несмотря на принадлежность к одной Галактике.

Все звезды, которые человек может наблюдать невооруженным глазом с Земли, находятся в Млечном Пути. Не нужно путать галактику под этим названием с явлением, которое возникает в ночном небе: яркая белая полоса, пересекающая небосвод. Это — часть нашей Галактики, большое скопление звезд, которое выглядит таким образом из-за того, что Земля находится рядом с его плоскостью симметрии.

Сегодня астрономам известно более тысячи планетных систем, около половины из них имеют больше одной экзопланеты. Но существует еще немало кандидатов на это звание, пока методы исследования не могут подтвердить эти данные. Ученые предполагают, что в нашей Галактике расположено около ста миллиардов экзопланет, которые принадлежат нескольким десяткам миллиардов систем. Возможно, около 35 % всех солнцеподобных звезд Млечного пути не одиноки.


— Разработанный Россией проект планетарного правительства предложен всем участникам ООН на изучение и внесение поправок. Согласно предложению каждая страна выдвигает представителя, который имеет право голоса с весом во столько процентов, которые рассчитываются от занимаемой страной поверхности. Например, Россия занимает семнадцать миллионов квадратных километров, а США и Китай по девять с половиной. Тут нужно учитывать сложившиеся союзы. Страны БРИКС занимают двадцать шесть процентов площади Земли. В потенциале у этого союза Африка, Мадагаскар и Аргентина. Крупными, если не решающими партнёрами могут стать Канада и Австралия. Такой союз будет иметь легитимность и по территориям и по населению. Даже сейчас страны БРИКС объединяют сорок два процента населения. Поэтому предложение русских отталкиваться от территорий ещё очень щадящее. Предложи они считать от населения и у них сразу получалось подавляющее большинство. В этом случае им может хватить пары-тройки стран вроде Вьетнама, Пакистана или Нигерии, — докладчик оглядел членов Сената — Верхней палаты Конгресса США.

— У нас есть альтернативные варианты, кроме российского предложения? — сенатор-республиканец от штата Оклахома Джим Инхоф задумчиво разглядывал докладчика.


Практически американские геополитики вынуждены учитывать новые реалии. США проявляют сдержанное отношение к Евросоюзу, который потенциально приближается к статусу конфедерации, считается формирующейся потенциальной сверхдержавой и имеет единую валюту евро, которая уже жёстко конкурирует с долларом, ранее единственной мировой валютой. В связи с тем, что с начала XXI века Китай де-факто приблизился к статусу сверхдержавы, геополитики США стали уделять ему повышенное внимание. В 2010 годы устами американского истэблишмента была озвучена адресованная китайскому руководству идея оформления из США и Китая «Большой двойки» сверхдержав (G2) однако Китай пока остался верен концепции многополярного мира и отклонил данное предложение, усмотрев в нём прежде всего средство разделения ответственности за доминирующую американскую внешнеполитическую деятельность, с которой часто не согласен.


— Да, такое предложение разработано в самые кратчайшие сроки и уже предложено Сенату на рассмотрение, странно, что Вы про него не знаете. Однако надо сразу учитывать следующий момент. Этот вариант проигрывает русским. Большинства по основным показателям мы не набираем. Особенно сейчас, когда давление доллара и долги стран стали очень относительными величинами. У России больше шансов набрать пятьдесят процентов и по территориям и по населению. После этого Америка или окажется за бортом, или будет играть на общих основаниях по тем правилам, которые будут разработаны для всех участников. Никакого эксклюзива мы не получим, — профессор, глава центра геополитических исследований при Сенате США, знал подоплёку вопроса.


Огромное и непосредственное влияние на формирование современной геополитической картины мира оказывают Соединенные Штаты Америки, так как обладают колоссальными геополитическими ресурсами:


1. Экономика США не только самая мощная, но и самая эффективная экономика мира. Между 1990 и 2000 годами американская экономика выросла на 27 %, тогда как западноевропейская — на 15 %, а японская — лишь на 9 %. ВВП США оценивается в 13 трлн. долларов, это почти втрое больше, чем у ближайшего преследователя — Японии (4,464 трлн. долларов). Доля США в мировом валовом продукте составляет 30,4 %.ВВп на душу населения — 43 000 долларов. Уровень безработицы упал до фантастически низких 4 %. Величайшая экономика мира является основным источником мирового технического прогресса — на США приходится 35,8 % мировых расходов на производство новых технологий. США инвестирует в высокотехнологичные области больше, чем вся Европа вместе взятая. Более 40 % мировых инвестиций в компьютерную технологию приходится на американские компании — более 220 млрд. долл. В стране находятся 40 % общего числа компьютеров в мире.


2. Военная мощь Соединенных Штатов Америки покоится на колоссальном военном потенциале. Американская военная мощь — это сила глобального охвата, включающая в се6я стратегическое и тактическое ядерное оружие, атакующие подводные лодки наряду со спутниками в космосе, флот двенадцати тяжелых авианосцев и несравненные силы быстрого развертывания. В начале XXI века США владеют 395 крупными и малыми военными базами в 35 иностранных государствах. Соединенные Штаты имеют контрольные позиции своих вооруженных сил в двух экономически могущественных регионах, потенциально способных бросить им вызов: Японии и Германии, на территории которых находятся американские войска. Несмотря на окончание холодной войны, Америка продолжает расходовать пропорционально столько средств на военные нужды, сколько расходовала в 1980 году — в пике холодной войны (оборонные затраты: 3–3,5 % ВНП). США расходует на свои вооруженные силы столько же, сколько все остальные страны вместе взятые. В настоящее время США стремятся к контролю над космическим пространством. Как подчеркивает Дж. Модельски, «в будущем глобальный радиус действия станет все в большей мере принимать форму космической мощи, т. е. способности «закрывать» для противников ближний космос, тем самым лишая их возможности использовать коммуникационные, навигационные, метеорологические и разведывательные спутники для ведения обычной или ядерной войны. В XXI в. монополия на космические силы, судя по всему, окажется технически достижимой». Именно на военно-промышленном превосходстве нередко основывается внешнеполитическая вседозволенность США.


3. Культурный ресурс всегда был орудием сильнейшего. Французский исследователь мировой политики Э.Тодд подчеркивает: «Теория Джозефа Найя об «опосредованной власти» получила убедительное подтверждение: американское господство в мире основывалось не только и даже, главным образом, не столько на силе оружия, сколько на престиже ценностей, институтов, культуры Америки». Английский язык стал основным языком международного общения в сфере бизнеса, политики, управления, науки и образования, а также языком, обеспечивающим процесс глобализации рекламы и массовой культуры. Страны, говорящие на английском, производят 40 % мирового валового информационного продукта (книг, газет, журналов т т. д.). Более 80 % материалов в Интернете созданы на английском языке. США, безусловно, лидируют в важных секторах информационной индустрии. Имеют лучшие условия для развития науки. В США самое большое количество Нобелевских лауреатов. Америка превратилась в Мекку для тех, кто стремится получить современное образование. Приблизительно полмиллиона иностранных студентов стекаются в США, причем большинство способных не возвращаются домой. Мировая элита воспитывается, как правило, в американских университетах. Выпускников американских университетов можно найти в каждом правительстве на каждом континенте.


4. Геополитическим ресурсом Соединенных Штатов является их членство и участие во многих институтах глобального и регионального уровня:


• Военные союзы: основатель НАТО (1949), АНЗЮС с 1951 г., Договор с Японией о взаимной безопасности (1951), СБСЕ 1975–1991, ОБСЕ 1991;


• Постоянный член Совета Безопасности ООН, располагает правом вето. Вклад в бюджет ООН 25 % (Япония — 15,65 % с 1997 г.), остальные гораздо меньше Великобритания — 5,32 %, Германия — 9,06 %.


• Член 64 межправительственных организаций. Ключевые, многосторонние экономические форумы — ВТО, Большая восьмерка, ОЭСР, МВФ/МБРР; региональные обязательства — NAFTA, АПЕК, ОАГ (Организация американских государств).


• Участие в международных неправительственных организациях — 2420.


Вседозволенность. Вот ключевое слово геополитики США. Обладая гигантским военным потенциалом эта страна давно перестала считаться с чьим-то мнением.

Соединенные Штаты нередко подменяют идею глобального лидерства, которую заявили в «Стратегии национальной безопасности США» практикой гегемонизма. В одностороннем порядке США деформируют геополитическую картину мира, что приводит к напряжению ситуации, к появлению новых геополитических вызовов, хотя имеют все ресурсы для обеспечения международной безопасности и стабильного мирового порядка. Нередко внешнеполитические действия США исходят не только от насущной необходимости.

Фактически, став после окончания холодной войны победителем, Соединенные Штаты Америки не смогли эффективно и конструктивно во благо мира и безопасности использовать свой статус «сверхдержавы», не смогли достойно противостоять сильному искушению мировой власти.

США нередко игнорируют механизмы ООН для решения сложных проблем. Так, представитель США в ООН республиканец Джим Линч заявлял, что ООН полезна лишь тогда, когда напрямую служит интересам США.


— А что могут сказать наши военные? — вопрос сенатора был адресован человеку в форме, который присутствовал на заседании.

— Позвольте передать сначала слово представителю разведки. После его сообщений мне будет намного легче объяснить, чем вызваны те или иные возможные варианты наших действий, — высказался министр обороны США. (Министр обороны США (англ. United States Secretary of Defense) — официальное наименование министерской должности в Кабинете Президента США, ответственного за все вопросы в сфере руководства Вооружёнными силами США в мирное и военное время. Является главой Министерства обороны США. Назначается Президентом с одобрения Сената. По закону министром обороны США не может быть назначен гражданин, в течение семи лет после освобождения от действительной службы в качестве офицера регулярных частей Вооружённых сил США (10-й свод законов США, раздел 113). Министр обороны по иерархии является шестым человеком в государстве.)


— По нашим данным месяц назад русские провели испытания электромагнитных пушек разного калибра, используя энергетические мощности Ленинградской АЭС мощностью в четыре тысячи мегаватт. Стрельба производилась в направлении Воркуты, но намного севернее. Затем вектор стрельбы был перенесён на полигоны Новой Земли. Наши сейсмологи зафиксировали толчки, соответствующие взрывам ядерных зарядов малой и средней мощности, совпадающие по времени с проводимыми стрельбами. Совпадает также район толчков. Россия отрицает проведение ядерных испытаний, что подтверждают и наши наблюдения. Таким образом можно считать факт удачного применения русскими рельсотронов свершившимся. Хочу отметить небывалую ранее секретность по этому вопросу. Пока можно уверенно сказать только то, что на время стрельб военные зарезервировали половину мощностей АЭС. Стоит отметить, что до Берлина от Петербурга значительно ближе, чем до Диксона. Таким образом в соотношение сил в мире вмешался новый фактор — электромагнитное оружие с дальностью две с половиной — три тысячи километров. Прикрытая таким щитом Россия вряд ли испугается любой агрессии в защищаемом регионе. Пришельцы предлагают несколько вариантов быстровозводимых термоядерных электростанций с установленной мощностью от пяти до двадцати тысяч мегаватт. Предварительный анализ показывает, что такой мощности с избытком хватит, чтобы противостоять с помощью рельсотронов силам авианесущего крыла формата ВМФ США до его полного уничтожения. Средств ПВО от стальных болванок в тонну весом, летящих со скоростью пять километров в секунду, мы не имеем. Рельсотроны малых калибров обладают фантастической скорострельностью. Можно предположить, что ни один самолёт или ракета не прорвутся к целям ближе, чем на пятьсот километров. Более мелкие ракеты и планирующие бомбы имеют некоторые шансы, но вопрос их доставки до места пока не имеет готового решения. В случае организованного противодействия в космосе у нас полностью исчезают возможности для атаки.

— Это я коротко рассказал о перспективах атакующих действий. Теперь о том, что касается обороны. Напоминаю всем о пророссийских настроениях на Кубе. Если Россия захочет разместить рельсотроны на Кубе, то можете взять циркуль и отмерить круг с радиусом в три тысячи километров. Именно эта территория США всегда будет под прицелом рельсотронов кубинского базирования. Журналисты видели на Луне противоастероидные пушки, стреляющие трёхтонными болванками. Для понимания опасности позволю себе напомнить, что масса челябинского метеорита составляла пятьдесят тонн до входа в атмосферу и он имел предполагаемый размер от одного до десяти метров в диаметре. Двигаясь по пологой траектории болид взорвался на высоте 25 километров. При взрыве вес болида определяется от трёх до десяти тонн. Ориентировочная мощность взрыва составила 250 килотонн в тротиловом эквиваленте. Мощность ядерного взрыва в Хиросиме определялась, как 13 килотонн. По данным камер наблюдения на местах разрушений от вспышки до звука взрыва прошло больше шести минут. Это позволяет с уверенностью определить расстояние. На расстоянии в сто километров от эпицентра взрыв вызвал незначительные разрушения. При попадании в поверхность Земли эффект был бы иным и более сильным.

— Другими словами Вы хотели сказать, что АЭС иноземного происхождения позволит ставить системы огня с огромной разрушительной силой, скорострельностью и не имеющие противодействия существующими системами ПВО? — озабоченно спросил импозантный седой сенатор из штата Джорджия. Он вполне отчетливо представил летящие на его территорию многотонные стальные болванки, взрывающиеся не хуже ядерных бомб.

— Это будут военные действия следующего поколения вооружений. Могу Вас поздравить, джентльмены, наше оружие устарело.


Глава 14

— У неё началась разгерметизация капсулы, после того, как мы полностью истощили источники энергии, — сын появился на исходе пятого часа. Мне это ожидание стоило целой пряди седых волос.

— Как их Искин смог выйти с тобой на связь? — то, что на последних крохах энергии Искин незнакомого корабля дал доступ сыну, было вызвано системой приоритетов. Самой главной целью было спасение девушки. Дочь правителя Антарии возглавила экспедицию, которая много лет назад отправилась на поиск пригодной для проживания планеты. Раса арианни гордилась новым экспедиционным кораблём вполне заслуженно. Это было самое совершенное произведение разумных в то время. Уникальные материалы и технологии были использованы в полной мере, не считаясь со средствами.

— Искин использовал систему мнемосвязи. Задача по сохранению жизни этой девушки была приоритетной. Поэтому когда они отправили посыльный челнок, то все ушли в регкамеры. Искин последовательно все годы отключал системы корабля, а потом начал отключать и системы жизнеобеспечения у членов экипажа. Вероятно посыльный челнок погиб во время военных действий, которые в то время бушевали в зонах влияния Антарии. Ту войну арианни проиграли, — за часы, проведённые на чужом корабле, сын успел узнать многое. Поделившись с кораблём энергией, он дождался завершения работы регкамеры и медблока. Фрегат остался внутри корабля арианни, подзаряжая ему энергонакопители. Девушку Саша вынес на руках и мы тут же поместили её в медкапсулу челнока. Восстановительные процедуры лучше проводить неспешно и тщательно.

— Сейчас до нашего лечебного центра, а там сдадим её ИСКИНу. Арианни давно включены в состав Империи, поэтому наверняка по их физиологии есть база данных, — я ещё вовремя подбора компьютера для лечебного центра обратил внимание на большой базовый объём, который был отведён под различные расы Империи. Надо же, тогда я подумал, что это нам не пригодиться, а вот вышло иначе.


Мадагаскар нас встретил привычной солнечной погодой. Жары не чувствовалось. С моря дул приятный бриз. Дочь была у нас на острове, управляя своим лечебным хозяйством удалённо. Я обошёл всю территорию, пока нашу пациентку устраивали в отдельный дом и назначали врачей и охрану. Порядок и чистота были на уровне. Сын остался со своей спасённой, что и следовало ожидать. Девушка была очень красива. Жаль, что я так и не увидел цвет её огромных глаз, прикрытых веками. Настоящая Спящая красавица.


Пакет информации и несколько баз по управлению кораблями арианни сын вынес с корабля по подсказке местного ИСКИНа. Со всем этим хозяйством мне предстояло разобраться и подумать, что и куда установить. Вряд ли импланты арианни нам подойдут. Скорее всего информационные базы придётся перезалить на имперские импланты с громадным объёмом памяти.


Утро началось с традиционной планёрки. Прилично разрослась моя команда, скоро надо будет подумать о большом кабинете или маленьком зале. Мои постоянные установки на принятие самостоятельных решений и инициатив пока работали. Многие направления не требовали никакого вмешательства. Сомнительные решения дожидались одобрения или отказа.

Отдельным вопросом встала служба по обеспечению работы электростанций. Режимы работ у нас под постоянным контролем по сотням параметров. О многих из них земляне и не подозревают. Например о том, что нашу станцию невозможно уничтожить даже ядерной бомбой.

— Четыре станции работают. Мы получили двадцать семь заявок. Двенадцать из них уже оформлены в виде предварительных контрактов. Пять готовы к оплате по факту и имеют все необходимые согласования. Два таких контракта в России и по одному в Австралии, Японии и США. Китай мудрит с четырьмя крупными заказами, но у них очень медленно идёт согласование с правительством. С большим трудом удалось протолкнуть идеи небольших станций, по пять и семь с половиной мегаватт, — начальник отдела по продажам термоядерных электростанций был старый знакомый, из команды управленцев по электромобилям. Давно уже собираюсь у него уточнить, кто он по национальности, чех или словак, но как-то к слову не приходится.

— Странно, я был уверен, что спрос будет в разы выше, — я был обескуражен столь слабым интересом землян к очень недорогой электроэнергии.

— Если бы мы сделали ставку только на работу с правительствами стран, то скорее всего так и получилось бы, но спустя значительное время. Пока корпорации и правительства пытаются совместить свои интересы и только прогосударственные структуры смогли найти быстрое решение. Многих нам удалось включить в проект только благодаря малым АЭС. Земляне по привычке хотели транспортировать электроэнергию на сотни и тысячи километров, невзирая на высокую стоимость линий электропередач и большие энергопотери, — собеседник не уточнил, что "малые АЭС" у нас начинались с 5000 Мвт, а это на тысячу больше, чем у Ленинградской АЭС.

— Это понятно. Инерцию мышления очень трудно перебороть. Я даже уверен, что и расчёт по потребностям вёлся по принятым нормам энергопотребления. Скоро вокруг недорогих источников энергии нарастут производства и потребности возрастут, возможно в десятки раз. Не забывайте, что нашими ценами на электроэнергию мы разрываем шаблоны. Когда такое было, чтобы отопление помещений электричеством стоило в разы дешевле, чем газом или углём. За месяц города не перестроить.

— Почему Вы так уверены, что купившие по одной АЭС не попытаются их скопировать? Это же очевидный способ избежать дальнейших покупок у нас и наладить собственное производство.

— Пока даже технологически половина деталей недоступна для воспроизведения в земных условиях. К знаниям нужны соответствующего уровня технологии. К примеру, в девятнадцатом веке алюминий стоил, как драгоценные металлы. Так и произойдёт с копированием. С топливом тоже большие проблемы. Никакие "левые" станции мы снабжать не собираемся. До самостоятельного получения гелия-3 землянам пока очень далеко, — этот вопрос я не раз обдумывал, поэтому ответ для меня был не сложен.


Вопросы с планетарным правительством решались ускоренными темпами. Много трудностей создавали США и другие члены НАТО, терявшие свою "эксклюзивность". К тому, что АЭС можно строить очень быстро, земляне оказались не готовы. Когда пришло понимание, что столь мощный источник энергии способен стать центром могучего оборонного узла, многие военные доктрины нужно было менять.


Созвонился с сыном. Девушка уже два раза приходила в себя и они даже успели пообщаться. Голос у него восторженный. Нам только инопланетян в семье не хватало!

С кораблём, который мы нашли подо льдами, пока не стоит торопиться. Кроме сына и понемногу приходящей в себя девушке — арианни туда вряд ли кто попадёт. К тому же и "тарелочки" могли подзарядиться. Кто знает, какая у них программа теперь.


Удивил Хаскер. Узнав, что мы нашли и как всё получилось, он надолго задумался, а потом молча занялся своими историческими базами. На мои вопросы он досадливо махал рукой и снова "зависал" в поисках. Почти уверен, что он все свободные мощности своего ИСКИНа подключил к этому процессу. К дальнейшей беседе перешли минут через пятнадцать.

— Сергей, ты хоть понимаешь, что вы с сыном нашли? — этот вопрос он задал, рассматривая меня минуты две и взволнованно крутя в руках какой-то пульт. Выглядел мой собеседник не очень хорошо. Он сильно вспотел и весь пошёл ярко-красными пятнами.

— Здоровенный экспедиционный корабль из тёмного полупрозрачного материала и девушку в нём. Возможно их принцессу, — обстоятельно ответил я, ожидая от рудокопа сенсации.

— Вы нашли легенду. Если на твоей планете есть легенды о несметных сокровищах, то забудь о них, как о ничтожной пыли. Три года вся раса арианни, самая развитая в то время, собирала средства и материалы на этот корабль. Туда же ушли и многие накопления прошлых десятилетий. Твоей планете за последние сто лет столько не накопить, по имперским меркам. Вот у вас алмазы в цене. Считай, что ты нашёл алмаз, как раз с такой корабль величиной. Не думай, что я преувеличиваю, скорее всего как раз наоборот. Священный орихалк — это материал, который попал к нам от Предтеч. На нашем языке он называется несколько иначе, но ИСКИН подобрал самый близкий аналог в твоём языке. Даже небольшие изделия и украшения из него есть только у самых знатных и богатых представителей Империи. Про орихалк складывают легенды, но правду узнать трудно. Владельцы орихалка никогда не раскрывали всех его тайн и возможностей. Арианни вроде бы нашли почти что уцелевший корабль. Точнее говоря, цел был лишь корпус, а всё остальное за тысячелетия превратилось в труху. Согласно этой легенде, весь корпус корабля был из орихалка. Кстати, это и послужило одной из причин войны, её дополнительным стимулом. Империи очень хотелось иметь такой приз в случае победы. Победы они достигли, а вот корабль так и не нашли. Почти одновременно с Империей на арианни напали и арахниды, почти с той же целью. Только их не интересовали завоевания, им нужен был сам корабль из орихалка. До сих пор считалось, что именно арахниды и захватили этот корабль себе.

— Хаскер, всё это конечно здорово, но на корабле была девушка, которой этот корабль и принадлежит, — я попытался остановить разгоряченного шахтёра.

— Девушку вы спасли. Если бы она умерла, то корабль был бы полностью ваш, а так вам принадлежит тридцать процентов его стоимости. Это обычная практика Империи по таким вопросам. Более того, так как вышел срок исковой давности, то опытные законники будут настаивать на пятидесяти процентах. Я почти уверен, что они выиграют.

— Оставь свои расчёты на более позднее время. Я думаю не всё так просто. А потом, слишком богатым сразу быть очень опасно, особенно неподготовленному человеку, — я мог бы привести много примеров, но все они из другой культуры, не всегда понятной моему собеседнику.


Гораздо содержательнее получились справки от ИСКИНа. Он не говорил о ценах. Где-то им были разысканы предположительные характеристики корабля арианни и возможные версии попыток его захвата арахнидами. Арахниды потеряли пять флотов, преследуя корабль араианни, но так и не смогли заполучить его себе. По многим системам на предполагаемом пути корабля арианни ими были установлены грандиозные ловушки из мин с нановормами — боевыми вирусами, уничтожающими начинку и экипажи кораблей.


Сын жил в одной из палат лечебницы. Дочь тоже прилетела, несмотря на мои запреты. Хорошо, что Агреев устроил ей усиленное сопровождение из проверенных бойцов. Эти парни затем должны были остаться в усилении охраны, до окончания пребывания принцессы. Рисковать никому не хотелось. Наверняка слухи о необычной пациентке уже стали достоянием нескольких служб. По крайней мере за последнее время наш контрразведчик уже дважды требовал увеличения штата. Слишком заметно возросла активность разведок многих стран. Видимо отследить некоторые моменты нашей деятельности и связать их с последними событиями на Луне оказалось вполне доступной аналитической задачей.


— Ну как там твоя пациентка? — я разглядывал дочь, удивительно похорошевшую за последнее время.

— Завтра сдам брату. По медицинской линии все вопросы завершены. Сейчас уже отслеживаем восстановление и работу мышечных групп. Саша меня уже замучил вопросами. Кстати, как она пришла в себя, он ни на минуту не отходит, похоже это всерьёз, — дочь подтвердила мои опасения. Ну, неудивительно. Изумительно красивая девушка не могла оставить равнодушным ни одного мужчину нормальной ориентации.

— Ты с ней разговаривала?

— Только через Сашу. Он уже закачал себе полную базу языка арианни и они болтают часами. Похоже чувства у них взаимны, хотя всех тонкостей поведения у инопланетян я и не знаю, но на уровне женской интуиции могу точно сказать, что она к нему неравнодушна, — высказывание дочери вызвало улыбку. Надо же, интуиция у неё…, хм. женская. Надо срочно запускать жену на разговор с дочерью, пускай о своём поговорят подоверительней. Как-то за погонями я совсем забыл, что у дочи тоже новости на личном фронте. Подросли детки. Теперь забот добавится.

— Интересно, как бы узнать, могут ли появиться дети от такого брака?

— Вероятность больше шестидесяти процентов. Меня тоже этот вопрос очень интересовал и я смогла проверить совместимость через базы компьютера, — дочь задумчиво смотрела на меня. Нетрудно понять ход наших размышлений.


— Привет, сын. Как тут у вас дела, как здоровье у спасённой? — я хоть и постучал, но всё равно похоже зашёл не вовремя. Слишком раскрасневшиеся лица и взлохмаченные причёски были весьма характерны.

— Лиза завтра выписывает Элианну. Мы по имперской Сети пытаемся найти её родственников. Нашлось два внучатных племянника, один из них занимает очень высокий пост в правительстве, а второй военный, тоже в немалых чинах. Вот только родились они уже после того, как улетела экспедиция. Мы с ними пока не связывались. Надо будет всё обдумать и посоветоваться, — сын удивил меня мудрым подходом. Действительно, сначала стоит проверить, будут ли найденные племянники рады вновь обретённым родственникам.

— Каким образом ты хочешь это сделать?

— Элианна нашла по Сети дочку одного из этих племянников, она её ровесница. Можно пообщаться с ней, как бы по секрету. Наверно им стоит познакомиться и попробовать через неё попытаться узнать, какое отношение будет к внезапному появлению пропавшей принцессы. Особенно в свете того, что после поражения у арианни изменился государственный строй. Теперь у них управляет Совет, который раньше был при Правителе. Вряд ли появление дочери Правителя обрадует нынешнее руководство, — сын явно ждал от меня умный совет, но я не чувствовал себя особо сильным в политических играх, к тому же втёмную, не зная всех раскладов. Тут впору самому консультантов искать и желательно с опытом арианнских интриг и реалий. Хотя, мне как-то спокойнее будет, если сын и его избранница со мной останутся, но это похоже мечты всех родителей. Дети вырастают и идут своими дорогами, торопясь уйти из-под родительской опеки.

— Давай пока не будем спешить. Мне тоже надо посоветоваться по этому вопросу, — похоже перед Хосни придётся раскрыться. Вряд ли кто сможет дать мне более нужный совет. В крайнем случае попробуем и вариант с дочкой племянника. Или дождаться Дейва. Он вполне может присоветовать что-нибудь умное. Кстати, у меня же появилась возможность отправления ему сообщений. Напишу-ка я письмо. Пусть попробует узнать новости из мира арианни.

— У самой Элианны какие планы? — мне нравилось настроение сына. Он не потерял голову, ничего не соображая. Напротив, был собран и чувствовался хороший задор.

— Она пока в растерянности. Никого из тех, с кем она была знакома, не осталось в живых. Более того, арианни не только сменили правительство, но и поменяли место жительства. Их планета оказалась почти что уничтожена, после того, как к ним в систему зашли имперские титаны — громадные корабли, с умопомрачительной огневой мощью. Мы вчера весь день перелопачивали все доступные сведения по истории и нынешней жизни этой расы. Поменялось очень многое. Даже вековые уклады самого общества теперь другие, — слушая сына, я рассматривал девушку и пытался понять, какого цвета у неё глаза. Скорее всего бирюзовые, временами с преобладанием синего или зеленого оттенка.

Кстати, Элианна — это адаптация её имени, более менее произносимая на нашем языке. В оригинальном звучании имеется ещё пара мягких знаков, которые трудно произносимы.


— Вы смотрели новости! Американский флот готовится к массовому выходу. Цель никому пока неизвестна, но такие силы Соединённые Штаты собирают впервые, со времён Перл-Харбора.


Глава 15

Земля. Так называл Саша свою планету на своём языке. Элианне в этом названии чудилось что-то родное, похожее на тот язык, к которому она привыкла с детства. Язык, который она выучила, залив себе языковые базы, девушке не понравился. Какой-то грубый и каркающий. Очень много одинаковых слов имели разный смысл, в зависимости от их применения. Это иногда приводило к путанице и заставляло напрягаться при разговоре. Девушка считала, что такая ситуация возникает из-за словесной бедности. Языковая база арианни состоит из трёхсот тысяч слов.

Саша девушке был интересен. Он сильно отличался от тех юношей и мужчин, с которыми она была знакома. Арианни крайне скупы в эмоциях и проявлениях чувств. Не то, чтобы это было так принято, нет, скорее всего это особенность расы. А уж мимика лица у мужчин её расы — это что-то из разряда вымыслов. Сами араанни даже шутят, что мужчина должен проснуться, провести день, а потом заснуть, не меняя выражения лица. Это конечно шутка, но в ней есть доля истины. Девушка сначала привыкала к тому, как быстро может меняться лицо её собеседника. Видимо поэтому у землян постарше возрастом на лице появлялись морщины. Таких морщин у мужчин её расы не было даже к глубокой старости.

Про корабль и погибший на нём экипаж она запретила себе думать. Точно так же, как раньше была вынуждена заблокировать свои переживания о кораблях с поселенцами. Прорываясь через системы с флотом арахнидов, их экспедиция потеряла большие пассажирские корабли. Почти пятьдесят тысяч арианни на каждом из них тогда погибли в гигантских взрывах, устроенных военным флотом членистоногих. Похоже, что арахниды бросили все свои силы на то, чтобы захватить экспедиционный корабль. По крайней мере, к такому выводу склонялись и ИСКИН и капитан. Как тогда капитану удалось уйти от погони она потом узнала от ИСКИНа. Израненный корабль, зараженный боевыми вирусами и потерявший почти весь экипаж, спрятался на одной из планет, которая была у них в перечне, как перспективное место для переселения. Выжить удалось только тем, кто находился в самом центре корабля и был ограждён тройным дополнительным контуром безопасности, который сам экипаж называл коконом. Почти сразу пришлось глушить реакторы. До их взрыва оставалось очень мало времени. Арахнидская зараза медленно съедала корабль. Аварийный генератор оказался недостаточной мощности и не справлялся с нагрузкой. Он был предназначен для временного дублирования питания только приборов и ИСКИНа. Никто не предполагал, что он надолго может оказаться единственным источником энергии. Элементы питания на аварийных генераторах составляли половинную норму от их типовых собратьев. Поэтому вопрос о выработке энергии на максимальной мощности был дилеммой. Чем больше мощность, тем скорее закончатся стержни питания


— Элианна, над чем задумалась? — а вот и Саша подошёл. Он нёс с собой бокалы с каким-то напитком и вазочку с местными фруктами. За девушками земляне ухаживают и исполняют целые обряды, которые у них приняты. После того, как Элианна заплакала от принесённого букета цветов, у них был долгий разговор о том, как выглядят у арианни такие обычаи. Кстати, срезанные и принесённые цветы считаются объявлением смертельной вражды между семьями. Срезать цветок для любого арианни так же неестественно, как для землянина придти в гости и отрубить голову любимой собаке хозяина. Это вызов и оскорбление для семьи. Именно так воспринимали арианни погубленные цветы.

— Надо подумать, что дальше делать. Арианни теперь совсем другой народ и даже живут в сотнях тысяч световых лет от тех мест, где я родилась. Я пока в растерянности. Вроде бы и хочется всех увидеть, но кого "всех"? Из тех лиц, которые я увижу, я никого не знаю. Любая раса любит и чтит победителей, а о проигравших забывает очень быстро. По итогам экспедиции меня трудно будет представить, как победителя. Становиться правительницей для незнакомых мне личностей и вникать в новые сложившиеся отношения вряд ли получится. Этим надо жить, а не изучать. Тогда всё получится само собой, естественно. Скорее всего нынешним арианни нравится их существующее государственное устройство. Вряд ли я смогу занять достойное место в их новом государстве. Любые попытки изучения происшедших без меня событий будут необъективны и искажены рассказчиками. Эта особенность всегда присутствует при пересказе событий. Даже когда очевидец рассказывает все честно, то он всё равно говорит лишь о том, что он видел и знает. К сожалению его интерпретация увиденного не всегда справедлива. Поэтому истории не стоит доверять слишком сильно, — всё это Элианна говорила не спеша и как бы для себя. Возможно она вспоминала чьи-то слова, которые ей запомнились.


— Мы попробуем помочь. Я знаю, что отец сейчас собирает информацию и хочет посоветоваться с опытными людьми. Спешить абсолютно не стоит. То, что могло потерпеть столько лет, потерпит и ещё некоторое время. Пока попробуй сама для себя представить, что бы ты хотела сделать и что узнать у своего народа. Кстати, отец спрашивал, какие у тебя планы насчёт корабля? — сын озвучил оба интересных для всех нас вопроса.

— Я пока ничего не решила. С кораблём нужно что-то делать. Очень хотелось бы его восстановить, если это возможно. Хотя я пока плохо себе представляю, для каких целей. Раньше мы хотели найти систему, в которую можно переселить весь наш народ. Теперь такой необходимости нет.

— Я хочу показать тебе самые красивые города на нашей планете. Заодно ты могла бы купить себе какие-то наряды и украшения, — сын добросовестно пытался представить, как девушка обходится без привычных женских занятий. Несколько раз он показывал ей странички сайтов с мировыми брендами, но девушка смотрела на них абсолютно равнодушно. Роскошные платья вызывали у неё недоумение и сомнение в их функциональности. У сына хватило ума понять, что даже много лет назад цивилизация арианни была намного более развита, чем наша. Вряд ли современную девушку-землянку заинтересуют платья времён Екатерины второй.

— Мы обязательно всё посмотрим, но позже. Сейчас я должна сама себя подготовить к обряду. В живых я осталась одна. Надо проститься с остальными. Это очень тяжело, но нужно сделать обязательно, — нелёгкая обязанность, которую ей нужно будет выполнить, угнетала Элианну с самого момента пробуждения. Была и ещё одна сложность, к решению которой девушка оказалась не готова. В самый последний момент, когда их экспедиционный корабль уже заканчивали комплектовать, учёные совершили грандиозное открытие. Арианни могли стать бессмертными. Несколько сотен удачных экспериментов подтвердили возможность клонирования, по снятым специальным модулем ИСКИНа, матрицам. Все камеры внутреннего кокона корабля были оборудованы этими новейшими системами. Они сняли такие матрицы со всего выжившего после аварии экипажа, но лаборатория по воспроизводству клонов оказалась уничтожена, так как находилась за разрушенной жилой зоной. Как поступить в этой ситуации, девушка не знала. Правильно ли будет, если она выполнит обряды, как над умершими, а потом эти же арианни, вновь возродятся в клонах. С таким вопросом она никогда не сталкивалась.

— Когда мы сможем слетать к кораблю? Я хочу поговорить с ИСКИНом. Заодно можно будет установить протоколы связи. Тогда у нас будет возможность постоянно получать от него необходимую информацию, — девушка попробовала принесённый напиток. Сок манго она уже пила и он ей понравился. Похожий вкус был у синих ягод леймы, которые выращивали у них в саду при замке.

— Завтра отец подготовит модуль питания и мы заменим им фрегат. Я его оставил пока для зарядки аккумуляторов корабля. Заодно поменяем разрушенные батареи. В базах нашлись их характеристики и нам сейчас собирают новые модули. Кроме этого наш ИСКИН на Луне проводит совмещение управляющих программ для ремонтников. Поэтому повезём несколько роботов, ими сможет управлять корабельный ИСКИН, когда выйдет на полноценный режим работы. Ещё повезём с собой разведчиков. Надо убедиться, что закрытые зоны корабля действительно безопасны и там нет затаившихся боевых роботов и заразы от арахнидов. Твой ИСКИН не стал утверждать этого со стопроцентной гарантией. У него повреждены датчики и большинство систем почти на всём внешнем слое за коконом, — её парень рассказывал о том, что удалось сделать за такое короткое время. Её парень… Элианна даже удивилась, когда это земное словосочетание само всплыло у неё в голове, когда она слушала Сашу. Девушка улыбнулась своим мыслям и тёплый комочек приятных ощущений шевельнулся в её душе, оставив чувство уверенности и добавляя спокойствия. Эти незнакомые люди давали девушке ощущение защищенности и заботились о ней, как арианни заботятся о своих малышах.

Способности эмпатов, чувствующих весь букет истинных настроений, среди расы арианни развиты почти у всех, но в разной степени. Даже среди своей семьи дар Элианны вызывал удивление. Её родственники не случайно стали Правителями, входя в сотню сильнейших эмпатов Антарии. С самого раннего детства сначала её родные, а потом и лучшие специалисты-эмпаты помогали Элианне развить этот талант и учили её, как им правильно управлять. После обучения девушка могла чувствовать настроения своих знакомых, находясь от них за сотни километров. Гораздо сложнее было отключать посторонние эмоции и фон, создаваемый большими скоплениями народа.

Земляне оказались очень эмоциональны. Скорее всего именно наличие большого количества эмпатов среди арианни сделало её расу скупой на проявление чувств. Это было частью воспитания, впитываемым с детства. Оглушать окружающих своими эмоциями так же неприлично, как постоянно кричать во весь голос. Обучившись языку землян девушка с удивлением поняла, что в нём отсутствует множество слов и понятий, относящихся к эмпатическим способностям. Она чувствовала, что слабенькие возможности есть почти у всех, с кем она встречалась, но земляне никогда их не использовали, обходясь весьма примитивным набором зрения, слуха и обоняния. Поэтому про свой дар она не стала рассказывать никому, даже Саше. Сначала из скромности, а потом, чтобы не выглядеть, как те люди с отклонениями, которых она встретила в клинике. Эмоции, исходящие от врачей к горбуну и пациенту с одной рукой ей не понравились. Чувство жалости и сожаления по отношению к себе испытывать не хотелось. Посетить большие города, где её будут окружать тысячи людей, оглушающих своими эмоциями, девушка пока была не готова.

— Мне нужно обязательно узнать, как сейчас сложились правила и традиции по воскрешению погибших. Сохранились ли возможности по этим технологиям и на каком уровне, — сама мысль о том, что возможности клонирования её расой могут быть утеряны, была болезненна и девушка заставляла себя не думать о такой возможности. Сведения из имперской информационной базы оказались противоречивы и непонятны. Клонирование в Империи было запрещено, но эти законы не распространялись на Фронтир. Видимо такие решения были связаны с демографией различных зон. Перенаселение внутренних систем Империи подтверждалось и расценками на оплату работы. Фронтир оплачивал труд специалистов в несколько раз дороже. Даже обычный переселенец мог за несколько лет заработать вполне приличные деньги, если получал во Фронтире необходимую специальность. Заселение дальних рубежей не было безопасным. Исходя из полученных по Сети сведений, центры клонирования располагались в наиболее крупных образованиях порубежья, ставших опорными базами Империи при расширении границ. Насколько имперская система клонирования совпадала с возможностями и разработками антарийских учёных из информации в Сети узнать было невозможно. Требовалась консультация специалистов, знающих историю развития систем клонирования, чтобы понять, насколько возможно совместить и использовать разработки разных рас. Пока по открытым данным раса арианни, находящаяся во внутренних системах, возможностями клонирования не располагала.

Все эти сведения Элианна и Саша разыскивали в Сети, как обычные пользователи. Анализ, проведенный ИСКИНом Хаскера показывал, что вероятность совмещения систем клонирования не превышает двадцати процентов. Полное совмещение уходило в глубочайшие технологические дебри и возможности соблюдения абсолютно разных стандартов. Ни в одном перечне имперского оборудования не нашлось даже необходимых устройств, чтобы считать информацию с матриц существующего на корабле арианни формата.

Разговор был прерван телефонным звонком. Элианна почувствовала, что Саша не слишком доволен разговором. Сомнение и неуверенность, которые очевидно от него исходили, преобладали над всем остальным.

— Отец переговорил с одним из своих знакомых, который всю жизнь провел среди правителей высокого уровня. Тот посоветовал связаться тебе со своими дальними родственниками, но не раскрывать полностью всех деталей и своего местонахождения. Подумай, стоит ли всё представить так, чтобы не обозначать наличие корабля и возможность воскрешения части экипажа. Они считают, что для правильного понимания возможных отношений было бы неплохо, если бы ты оказалась "бедной родственницей". Если родственники проявят к тебе участие в этом статусе, то тогда с ними и дальше имеет смысл общаться, — юноша вопросительно посмотрел на Элианну. Различие менталитета между расами существовало не только в обычаях. Различались и нормы общения. Насколько его девушка посчитает возможным проведение такой проверки родственных отношений и как это соотносится с моральными устоями её расы, он не знал.

— У нас есть древние легенды о таких случаях, — улыбнулась девушка, — Но я никогда не предполагала, что нечто подобное придётся рассказывать мне. Я подумаю, как построить разговор так, чтобы не пришлось говорить неправду. Например, если я скажу, что не знаю, что именно произошло с кораблём и как я очутилась в вашей клинике, то это будет соответствовать тому смыслу, который я в эти слова вкладываю. Я действительно не знаю всех деталей аварии и к вам попала в бессознательном состоянии. Но надо хорошо продумать такие моменты. Хотя, если я скажу, что последнее, что я помню было связано с гибелью всех пассажиров и аварией нашего корабля, то это тоже будет соответствовать истине. Возможно, твой отец и его друг дали хороший совет. Я обязательно подумаю над ним, — Элианна успокоила Сашу и по его ощущениям поняла, что в его вопросах парня волновало только её отношение к предложению, а не какие-то иные интересы. Он успокоился и ни на чём не стал дальше настаивать.


Возможности ИСКИНа у Хаскера позволили прикинуть вероятность ремонта корабля. Точнее говоря, как ремонт эта процедура ИСКИНом никак не воспринималась. Имперских аналогов установленных двигателей и реакторов просто не существовало. Примерные результаты удалось получить только сформировав запрос на полную реконструкцию. Предварительно составленная схема предполагала несколько вариантов компоновки, в зависимости от класса используемых модулей. Самая простая и недорогая получалась гражданская версия. От максимально возможной комплектации с применением известных полувоенных образцов она отличалась разницей в три поколения. Скорость и длина прыжков примерно соответствовали пассажирскому лайнеру на пятнадцать тысяч пассажиров. В этом случае корабль серьёзно проигрывал по всем показателям своим первоначальным характеристикам. Осмысление сметы реконструкции, выливающейся в абсолютно неподъёмные и фантастические цифры, остановило дальнейшие разработки. Сначала стоило составить дефектовку имеющегося оборудования и надеяться, что хотя бы часть оборудования и двигателей остались в рабочем состоянии. Возникающая при этом проблема конфликта протоколов могла быть урегулирована увеличением мощности ИСКИНа. Установка согласующих модулей обошлась бы дешевле на один-два порядка, чем замена самих механизмов и коммуникаций.


Суета по переносу оборудования наконец-то закончилась. Сергей давно собирался вывезти всё лишнее на лунную базу. На планете оставались только синтезаторы в поселке на Мадагаскаре и участок в Эмиратах. С Валихи начали вывозить вообще всё, что имеет отношение к внеземным технологиям. Отчасти это было необходимо сделать из-за полученной от контрразведчика информации. После сенсации с прибытием инопланетян многие службы в разных странах связали некоторые странности, которые раньше не складывались в систему. Теперь аналитики спецслужб уверенно составили вместе кусочки мозаики и не скупились на прогнозы.


Исследование корабля арианни заняло два дня. Очень много времени ушло на вскрытие шлюзов. В итоге только в четырёх местах нашлись опасные объекты, которые не удалось идентифицировать. Скорее всего ими могли оказаться свёрнутые гнёзда нановормов. Подробно изучать эти источники опасности никому не хотелось, поэтому их залили жидким азотом и "скормили" дезактивационной камере, которую пришлось притащить с лунной базы. Два разрушенных реактора и все маневровые двигатели подлежали замене. С остальным хозяйством картина выглядела более радостно, если не брать в расчёт уничтоженные блоки управления на внешнем контуре. Всю работу проделали дистанционно, с помощью роботов. Предположительно можно было сказать, что одно из гнёзд было образовано биологическими нановормами и специализировалось на уничтожении живой силы.


Выход с возможным клонированием подсказал ИСКИН Хаскера. По его предложению с сохранённых матриц выживших после сражения с арахнидами арианни сейчас снимались копии. По дальней связи Дейву был отослан заказ на две сотни андроидов в базовой комплектации и необходимое оборудование для их программирования. Если с клонами никакой ясности пока не было, то с помещением копий матриц в тела андроидов никаких проблем не возникало. Все сложности решались на аппаратном уровне. В отличии от готовых андроидов их базовые модели, без установленных баз и личностных матриц, стоили не так дорого. Большую часть цены готового андроида составляют "мозги" и софт. ИСКИН арианни с высокой вероятностью выдал расчёты по использованию имеющихся у него запасов имплантов, которые позволят их применение в купленных телах андроидов. Сами импланты хранились во внутреннем коконе и это позволяло уверенно считать их пригодными к употреблению. Вот андроидов со встроенным ИСКИНом пока купить вряд ли удастся. Очень дорого.


— Сергей, после наших поставок флоту и последних заказов на нас вышла служба имперской безопасности местного филиала Фронтира. Имперцев интересует зона наших действий и маршрут полётов. Мне удалось ограничиться удалёнными разговорами, но долго это продолжаться не может. Нам могут создать много проблем. Достаточно будет того, что наш корабль прихватят на пару дней при разгрузке и за это время вытряхнут из корабельного ИСКИНа всю информацию о последних полётах и характере грузов. Никакого сильного политического или властного прикрытия у нас нет, поэтому такая акция выглядит очень даже возможной. Пока удалось отговориться запретом на выдачу информации, предусмотренным в контракте заказчиком. Нам дали сутки на согласование с заказчиком разрешения на выдачу такой информации, — Дейв выглядел усталым и расстроенным. Запись его разговора была приложена отдельным файлом, который Сергей ещё не смотрел. Последнюю неделю пришлось провозиться с вывозом оборудования с Валихи и лагерем около корабля арианни. Практические работы у вновь обученных инженеров начались со слишком сложного старта. Гонять разведчиков по коридорам корабля и вскрывать отсеки приходилось вручную, используя удалённый доступ. Пока возможностей роботов хватало. Восстанавливали только разрушенную связь и производили замены датчиков и систем наблюдения. Всё необходимое удалось найти в трюмах самого корабля. Корабельный ИСКИН согласовали с ИСКИНом ремонтной секции, поэтому схемы для необходимого ремонта были выложены в их общей базе.


— Дейв, я прослушал твой разговор. Вполне очевидно, что безопасники хотят увидеть и услышать самого заказчика. Они дважды это подчеркнули. У тебя есть возможность для организации такой связи? Как ты сам думаешь, что им от нас нужно? — Сергей просмотрел запись переговоров. Особых претензий со стороны женщины, представляющей службу безопасности, высказано не было. Мужчина, который был виден на втором плане, в разговоре участия не принимал, выступая в роли слушателя, но по некоторым паузам и переглядыванию собеседников, скорее всего он был непосредственным начальником для представительницы СБ.

— У СБ всегда несколько целей. Сейчас их интересует заказ на андроиды и наши запросы по реакторам и двигателям. Такое количество андроидов может быть использовано, как штурмовая секция для абордажа. Попади они в руки пиратов и последствия могут оказаться слишком серьёзными. Кроме того, мы заказали модели в базовом исполнении. Значит у нас есть большое количество матриц, снятых с такого же количества умерших. Но все аварии даже с десятком разумных учтены. Поэтому вполне возможно, что СБ может предположить, что мы собираемся снимать матрицы с будущих жертв. С нашими поисками реакторов и маршевых двигателей мы засветились и по возможному тоннажу корабля. Такие модели применяются только при очень большом тоннаже, например для кораблей класса линкоров. Империя вряд ли согласится на существование подобной силы в частном пользовании. Сопоставив все заказы их ИСКИН наверняка просчитал возможность большого военного образования с мощной ударной группой, о существовании которого Империя не знает. Если удастся убедить СБ в том, что мы собираемся организовать всего лишь оборону Солнечной системы, то не исключено, что нам даже помогут это сделать, но при этом организуют жесткую систему имперского контроля. Империя не первый раз распространяет своё влияние чужими руками, поэтому такая практика наработана и под неё существуют целые программы помощи и финансирования. Вполне понятно, что контроль и система отчётности в таких случаях достигают высокого уровня, но до ярко выраженной паранойи обычно не доходит. Как правило для контроля высылается или группа наблюдателей, или вахтовым методом присылается небольшой военный корабль. Скорее всего класса канонерки или эсминца. При организации имперского представительства можно говорить и о том, что мы получим право на образование собственной колонии в системе. Тогда право на организацию собственной обороны будет значительно расширено. Понятно, что на последние поколения вооружений рассчитывать не стоит, но даже два предыдущих поколения военных кораблей позволяют уверенно справляться с более древними одноклассниками. Если такие корабли попадают в чужие руки без установленного имперского контроля, то обычно Флот сразу выделяет необходимые силы для их уничтожения. Такая практика существует уже очень долго и пока особых проблем у военных не было, — информация от суперкарго была познавательна. Часть её Сергей знал из самостоятельного изучения информационных баз, но вот практику работы имперского флота и некоторые тонкости работы СБ представлял несколько иначе.

— Дейв, а можешь быстро узнать, какие программы существуют и что под них можно получить от служб и Империи? Интересуют технологии и вооружение.

— Мне потребуется время, думаю часа два, — Дейв ответил не слишком уверенно, поэтому сразу после разговора такой же вопрос Сергей задал ИСКИНу Хаскера. К разговору с СБ лучше подготовиться заранее.


МЕСТНАЯ ГРУППА ГАЛАКТИК — это совокупность нескольких десятков ближайших галактик, окружающих нашу звездную систему — Нашу галактику. Члены Местной группы движутся друг относительно друга, но при этом связаны взаимным тяготением и поэтому длительное время совместно занимают ограниченное пространство.

МГГ входит в состав Местного сверхскопления галактик. В Местной группе насчитывается более 50 галактик.

Антлия, Лео и Касс отметились в Мировой Истории космоса крупными сражениями, в которых с обеих сторон участвовало по несколько тысяч кораблей разного класса. Превращённые в пыль эскадры, планеты и громадные объёмы минных кластеров надолго отбили желание в столь дорогих завоеваниях. Только в Антлии остались одни из участников прошлых боевых действий — арахниды. Все выходы из Антлии в направлении Империи были с обеих сторон многократно перекрыты стазис-ловушками, миллионами мин и тысячами автоматических постов. Пожалуй очень немного мест в космосе могли соперничать с антлийским приграничьем по плотности минных полей. Остальные участники войн ушли из этого рукава. После объединения трёх старших рас в Империю этот рукав стал не слишком интересен. Объединённый космос предлагал множество направлений для развития территорий и для их освоения обычно не требовалось военных действий. Даже мусорщики, занимающиеся добычей трофеев на местах боёв, в этот рукав не прилетали. Нарваться на мины или замаскированный ракетный пост в этих системах было намного проще, чем найти достойный трофей. Кроме того, арахниды никогда не выдавали пленных. Слухи о том, что пропавшие гуманоиды употребляются арахнидами в пищу, были не детской страшилкой. Со времён войны сохранились документальные свидетельства и снимки обглоданных останков пилотов, найденных в разбитых кораблях инсектов. Мусорщики отлично понимали, что любая случайная встреча с патрулём арахнидов может оказаться последней. Удалённость рукава от ближайших баз по переработке ставила окончательный крест на возможностях приличных заработков. Слишком долго и дорого выглядел такой полёт и слишком много стоил бы корабль, который может преодолеть такие расстояния, чтобы им рисковать ради мусора. Флот тоже не стал вывозить остатки кораблей. До ближайших ремонтных баз и верфей было слишком далеко и нарваться на рыскающих арахнидов на изрядно покалеченных кораблях, имея при себе дополнительный груз в виде разбитого корабля, никто не хотел. Поступили проще, засеяв остатками мин места боёв, в надежде, что враги попробуют захватить трофеи.

Точного количества возможно уцелевших судов ни одна сторона не знала. Успели собрать только тех, кто подавал сигналы бедствия. После сработавших десятков систем самоуничтожения на подбитых кораблях, сканеры выживших кораблей надолго ослепли. Командование не хотело рисковать, поэтому долго разбираться обе стороны не стали.

Главной интригой стал пропавший большой минный постановщик с двенадцатью минными кластерами и двумя тысячами "Забияк" — автоматических дронов-брандеров с режимом невидимости и огромными ресурсами автономности. От одной мысли, что он успел выпустить дронов и они сейчас в агрессивном режиме расположились неизвестно в каких системах, капитаны бледнели. Минный постановщик пропал без вести и данных о кодах и активации им дронов не знал никто. "Забияки" были экспериментальной моделью и предполагалось, что они могут полностью блокировать не одну систему, уничтожая даже самые тяжёлые корабли. Командование имперским флотом надеялось, что выпустив их в пограничных системах Империя полностью перекроет все пути инсектам в этот рукав Галактики на долгое время. Надежды не сбылись.

Минный кластер, состоящий из управляемых мин, наделён собственным искусственным разумом. Расположенные по краям минного поля "разведчики" собирают информацию о будущих целях. Под предполагаемые характеристики цели собирается "отряд", который по своим возможностям должен уверенно поразить цель с трёхкратным запасом. Захваченный в прицел корабль получит полный "букет" подавления систем и щитов, узнав о разнообразии предлагаемого минного ассортимента. Далеко не все управляемые мины сорвутся на одну цель, превосходя её в скорости в несколько раз. Разные типоразмеры минных кластеров предполагают абсолютное уничтожение от десяти до пятисот целей среднего размера, к которым относится крейсер или большой десантный транспорт, при пересчёте на корабли класса линкоров показатели стоит поделит на три, а то и на четыре. "Забияки" нарушали флотскую гармонию. При удачном попадании крейсеру хватало одного дрона, чтобы стать очередным туманным облаком, в котором бесполезно искать выживших.


Имперские программы, предлагаемые любителям приключений, особым разнообразием не отличались. Не вдаваясь в частности их можно было разделить на три основные группы: инженерные, предполагающие сбор уцелевших останков кораблей и расчистку пространства от опасных объектов, конвойные, заключающиеся в сопровождении мирных судов и патрульные, которые заключались в установлении какого-то подобия порядка за пределами Империи. Негласно, каждая из трёх старших рас предлагала свои варианты, нацеленные на более узкие задачи и привязанные к определённым районам космоса. Некоторое разнообразие вносили корпорации, заинтересованные в разведке новых путей и ресурсов.


Ну что же. К разговору с безопасниками я подготовился. Попробуем подёргать Империю за усы.


Глава 16

Беседа с имперской службой безопасности для Сергея оказалась интересным испытанием. В отличии от заезженных штампов безопасники не стали изображать из себя злого и доброго полицейских. Почти всё время говорила женщина-майор, если женщиной можно считать существо гуманоидного типа незнакомой расы с впечатляющей грудью и длинными волосами. Мужчина, оказавшийся её прямым начальником, время от времени подводил итоги очередного раунда переговоров и предлагал следующую тему для обсуждения. Женщина сама предложила задать вопросы по возможному взаимодействию. Без особого напряжения разговор удалось уложить в полтора часа. Скорее всего атмосфера этой беседы напоминала обсуждение между родственниками какой-то совместной деятельности. Ряд моментов имперцы подсказывали сами, объясняя, как может корпорация к своей выгоде использовать те или иные программы и нормы закона. Не менее открыто они высказывали и свои пожелания в пользу Империи, говоря об имперских интересах по ряду ключевых моментов. Часть разговора Сергей тут же просмотрел в записи. Слишком неожиданные детали вскрылись при разговоре.

— Можно ли для нашей корпорации получить или купить корабли военного назначения?

— Конечно можно, если участвовать в программах освоения дальнего космоса. Более того, Империя продаст вполне исправные корабли шестого поколения за полцены, если будет уверена в том, что в случае необходимости эти корабли будут выполнять имперские задания. Например три месяца в году участвовать в патрулировании границ Фронтира по одной из программ. Экипажи на это время будут переведены на полное имперское снабжение и довольствие, а возможные потери и износ техники будут компенсированы в полном объёме. За каждое участие в патрулировании Ваша корпорация получит рейтинговые бонусы, которые улучшат цены и ассортимент доступных товаров и средств защиты. С экипажами на всё время патрулирования будет заключаться стандартный контракт, как для собственных флотских. Подтверждение класса и специальности при определении оплаты тоже стандартные.

— Можно ли получить судоремонтные, а лучше судостроительные линии или верфи?

— Вполне возможно и даже под длительные государственные кредиты, если корпорации удастся выполнить требования сразу нескольких программ. Например при соответствии трём программам, а именно: "Демилитаризация", "Разработка стратегических ресурсов", "Техническая поддержка флота" можно получить вполне современную кораблестроительную верфь для кораблей малых классов, к которой прилагается большой ремонтный док.

— Есть ли какие-то особые программы для дальнего космоса?

— В Вашем случае можно предложить ряд специальных программ, которые не выкладываются на госсайтах. Мы подготовим и перешлём информацию через пару минут.

— Как-то всё слишком радужно получается. Обычно СБ выполняет иные функции. В чём подвох?

— Существует несколько способов и степеней безопасности. Когда мы бываем вынуждены применять активные меры, например проводить карательные операции уже после пиратского нападения, то это наша недоработка по пассивным мерам. Нам гораздо проще и результативнее помочь создать структуру, которая сделает пиратство в этом регионе невозможным или хотя бы крайне опасным для криминальных групп. В интересах Империи намного выгоднее инвестировать спокойные регионы, которые будут развиваться и платить налоги, чем получить очаги нестабильности и нарушенные коммуникации. Кроме того, имперский флот не имеет возможностей для чистки систем после проведения боевых действий. Штат и бюджет флота ограничены и не допускают непрофильных занятий. Даже восстановление большинства найденных кораблей, если они интересуют флот, очень часто производится сторонними частными фирмами. Содержать тысячи доков для ремонта или перевозить поврежденные корабли на дальние расстояния флот может только во время войны, когда объявлена мобилизация и развёрнуты необходимые мощности. В мирное время останки кораблей собирают "мусорщики" и свозят их на специальные склады, если флот посчитает найденное полезным для своих нужд. Обычно происходит демонтаж и дальнейшая консервация или продажа большей части найденного. Это тоже одна из наших функций — следить за тем, чтобы ничего из запрещенного к продаже не ушло в частные руки. Поэтому для Вас может что и выглядит "радужно", как Вы изволили выразиться, а для нас это обычная рутинная работа.

После позитивного разговора последовали осторожные вопросы о сделанных от моего имени заказах. Я ответил честно, что мы рассматриваем возможность восстановления большого корабля, которому больше двухсот лет и это как минимум. Скорее всего сам корпус у большого корабля, который мы нашли, намного более старый. Мы уверены, что это довоенный корабль арианни. После такого ответа интерес СБешников по этому вопросу упал до нуля. Мне посоветовали не маяться дурью и подыскать что-нибудь рабочее, но имперского производства в пределах ста лет с остаточным ресурсом процентов в пятьдесят.

Именно этот момент записи интересовал Сергея. Вроде неплохо прошло. Ни один из собеседников не проявил лишней заинтересованности при обсуждении заказов для старого корабля арианни. Безопасники посчитали это блажью «диких». Скорее всего я бы больше заинтересовал их, если бы рассказал, что хочу восстановить колёсный пароход прошлого века.


— Кажется "дикий " остался доволен разговором, — майор СБ Лирэйн Коул посмотрела на своего шефа.

— Его психоматрицу наш ИСКИН просчитал достаточно точно. Судя по анализу разговора он теперь доверяет нам на 68 процентов. В начале разговора было 23. Подготовим ему три пакета по дальнему космосу. Можно даже дать ему контакты на пару наших баз с военным утилем. Посмотрите, где поближе к ним сидят наши люди на реализации и аккуратно подведите их к нашему клиенту. Скажите, чтобы не жадничали.

— Вы были абсолютно правы, выбрав манеру переговоров "добрый дядюшка", — улыбнулась Лирейн, зная что шеф любит лесть в небольших и точно отмеренных дозах, — Мне правда не совсем понятен наш интерес к "дикарям" в тупиковом рукаве. Объёмы добычи у них ничтожные. Если бы не поставки ртути, то можно сказать, что мы имеем дело со средним частником на стареньком майнере. В нашей зоне ответственности таких предпринимателей многие десятки тысяч, но большие корпорации давно подмяли под себя все серьёзные ресурсы и рынки.

— Лирейн, ни одна из крупных корпораций не станет покупать наши старые военные корабли и запчасти для них, чтобы использовать такую технику для добычи руды. Это просто не выгодно. При гигантских оборотах намного рациональнее строить свою верфь и производит недорогие специализированные корабли с большими трюмами и высокопроизводительным добывающим оборудованием. Фронтир и поселения в дальнем космосе пока поглощают кучу старой техники по ценам в десятки раз выше, чем она стоит, как металлолом. Расширяя свои границы за счёт "диких", Империя постоянно увеличивает рынок сбыта устаревшей техники и получает за это деньги и недорогие металлы для своих новых и уже современных кораблей. Именно они оплачивают наш прогресс, — полковник задумался и покатал в руках бокал на высокой ножке, в котором было налито грамм сто коллекционного вина, — Вы видели справку о количестве населения на планете "диких"? Их больше семи миллиардов. По нашим данным популяция инсектов составляет около двухсот миллиардов. Флотские вояки считают, что контактных Галактик с арахнидами не так уж и много. Более того, наиболее короткие пути, а таких всего три, будут актуальны ещё лет сто, пока у военных не появятся корабли с длиной прыжка в два-три раза больше, чем сейчас. Никто не станет рисковать тысячами кораблей, посылая их в рейд длиной в год. Даже из соображений логистики. Эти "дикие" сейчас находятся на самом коротком пути от инсектов к Империи. К счастью, пока их рукав оказался абсолютно непроходим из-за минных полей. Мы потеряли больше сорока первоклассных эсминцев-разведчиков за последние тридцать лет в этих системах, пытаясь выяснить, где начинаются пограничные зоны арахнидов. Скорее всего больше половины наших кораблей погибли от собственных мин.

— Как такое могло произойти? Мы незнаем собственных минных полей?

— Кроме трёх основных групп флота от Старших семей, были ещё полтора десятка флотских образований от колоний, которые принимали участие в той войне. Я уже не говорю про наёмников и патрули, созданные из мобилизованных кораблей. За четыре года военных действий в тех системах в одном бою сходилось иногда по несколько тысяч кораблей с каждой стороны. И мы не всегда выигрывали эти сражения. Отступая, приходилось перекрывать минными кластерами большие пространства. Я недавно прочитал мемуары одного из адмиралов. Когда они вытаскивали после проигранного боя полтора десятка повреждённых дредноутов, то высыпали больше восьми тысяч управляемых кластерных минных полей, чтобы отрезать преследователей. Обратно вернулась только треть из тех, кто смог тогда выйти из боя. Поэтому координаты трети минных объёмов нам известны. Остальные ставили минные поля и оставались около них в заслонах, чтобы дать возможность уйти в очередной прыжок неповоротливым дредноутам. Из двенадцати эскадр заслона до Фронтира добрались только две. Отступающие разбились на три группы, каждая из которых шла по своему маршруту. Не все дреды (прим. уменьшительное от дредноут) имели одинаковую скорость и длину прыжка из-за повреждений. Из такой статистики несложно прикинуть, сколько мин расставили десять не вернувшихся групп заслона по разным системам. После войны тральщики в основном зачистили транзитные системы, которые используются нами в транспортных целях, но в сам рукав никто не полез. Поэтому те пятьдесят галактик можно считать одним большим минным полем, которое окружают еще с сотню более менее почищенных от мин систем.

— Нам нужно столкнуть "диких" с инсектами? — Лирейн была удивлена. Даже здоровый цинизм, выработанный за долгие годы непростой службы, не мог ей подсказать, какая Империи выгода может быть, если арахниды уничтожат беззащитных обитателей слаборазвитой планеты.

— Конечно же нет. Просто их система расположена так удачно, что если бы их там не было, то нам стоило бы самим создать что-то похожее. Они как пробка затыкают один из самых вероятных путей для инсектов. "Дикие" всегда отчаянно сражались за свои планеты. А тут нам даже мотивацию не имеет смысла придумывать, она очевидна. Если прорыв арахнидов пойдёт по этому пути, то у нас появляется мощный опорный пункт с развитой инфраструктурой и собственными мотивированными защитниками. При этом его создание и содержание самой Империи ничего не будет стоить, даже наоборот, нам за это заплатят и немало. ИСКИНы Генштаба оценили подобную возможность очень высоко. При хорошем развитии такой системы она окажется узловой опорной точкой для успешной войны с инсектами, как для обороны, так и для нападения. Кулуарно я уже получил разрешение на самые смелые действия по стимулированию развития так называемой Солнечной системы. В ближайшие месяцы через все необходимые ведомства пройдут нужные решения и тогда можно будет выходить на "Особые условия приоритетного развития региона". Я надеюсь ты помнишь, что даёт такой документ. Лично для нас открываются колоссальные перспективы и совсем иной формат для всего нашего ведомства. Это уже не захолустный Фронтир, а зона стратегических интересов Империи. А теперь попробуй представить, какую политическую и финансовую поддержку мы получим в нашем регионе Фронтира, если грамотно преподнесём известие о возможности переноса зоны столкновения с инсектами от границ Фронтира глубоко в дальний космос.


Глава 17

Слон и Моська. Это была пожалуй самая мягкая аналогия, которую использовали журналисты. Просочившиеся сведения о том, что американский флот будет проводить самые масштабные, со времён Второй мировой войны, учения в Индийском океане изначально не привлекли к себе особого внимания. Первыми ласточками в зарождающемся конфликте стали опубликованные материалы об участии американских спецслужб в попытке государственного переворота на Мадагаскаре. Спустя сутки к ним добавились материалы по подводной лодке с террор-группой и интервью, в котором пленный командир "морских котиков" рассказал о задании по убийству Президента Мадагаскара со всеми сопровождающими его лицами. Правительство США получило официальную ноту и предупреждение об ответных мерах от Мадагаскара. Для многих американцев была шоком информация о нахождение в плену десятков американских агентов и военнослужащих, пойманных "за руку" в столь неблаговидных делах.

Заявление кубинского лидера внесло первый звоночек о серьёзности происходящего. Его интервью о том, что Индия и Мадагаскар, совместно с кубинскими наблюдателями, собираются также провести свои учения по уничтожению любых морских сил возможного противника, было подкреплено рассказом о возможностях рельсотронов. Дальность стрельбы электромагнитных пушек была вполне достаточна для того, чтобы обе страны могли прикрыть друг друга от атаки с моря. Куба по итогам учений так же планирует провести проверку своих аналогичных систем обороны, а на учения Мадагаскара и Индии привлечёт свои корабли.

Спустя сутки Мадагаскар объявил о переходе страны на военное положение, а правительство США получило дополнительное предупреждение о том, что любое их военное судно или самолёт при нахождении к острову ближе одной тысячи километров будут уничтожены.

Наибольшую известность это заявление получило из-за массы издевательских комментариев, которые полились огромным потоком во всех средствах массовой информации. Представитель США в ООН заявил, что ему даже не смешно обсуждать такое заявление на правительственном уровне, поскольку оно находиться за гранью абсурда, а смеяться над умалишёнными грешно.

Всеобщее веселье продолжалось ещё два дня.


— На всё воля Аллаха, — прошептал про себя командир Абу Аль-Хаср осматриваясь вокруг в полнейшем недоумении.

— О, Аллах, за что такие испытания, — его помощник пытался подняться и выползти из-под наваленных на него тел.

— Хамид, найди воды и разберись, что происходит, — дисциплина в отряде боевиков ИГИЛа была жёсткой. Тела бойцов, лежавшие двумя большими кучами начинали понемногу шевелиться. В предрассветных сумерках Абу начал различать знакомые лица. Найденные под завалами оружия аптечки помогли справиться с приступами слабости и головной болью.

— Я отправил разведчиков, чтобы осмотрелись на местности. По предварительным подсчётам у нас сто сорок пять бойцов. Вооружения хватит на всех. Чуть дальше мы нашли три наших машины с установленными пулемётами и два стандартных контейнера производства США с патронами и гранатомётами. У нас остались только рации. Ни одного сотового телефона ни у кого не сохранилось. Радист нашёл свой навигатор в вещах. Он утверждает, что мы находимся в Национальном парке США Гуадалупе-Маунтинс. Это на границе Техаса и Нью-Джерси, — Хамид не верил происходящему. Нельзя заснуть в Сирии, а проснуться в Америке и ничего не помнить.

— Аллах, ты услышал мои молитвы. Ты послал меня к этим жирным свиньям, чтобы они узнали силу твоего гнева, — под призывами к богу Абу привычно скрывал свою радость. Наконец-то он сможет осуществить свою мечту. Восемь лет назад он встал в ряды ИГИЛа, воодушевлённый идеями глобального джихада. Враждебный им клан необычайно возвысился, когда стало известно, что племянник их главы принял участие в падении самолётов на башни-близнецы. С самого раннего детства Абу поклялся, что вернёт своему клану достойную славу и покажет всем, что такое истинный гнев Аллаха. Все годы он жил надеждой, что рано или поздно, но правоверные воины выйдут к своей главной цели и растопчут ненавистный звёздно-полосатый флаг, подняв над этой страной флаги совсем другого цвета.

За три ночи одиннадцать отрядов ИГИЛа поменяли своё местоположение. Почти четыре тысячи боевиков были обработаны парализаторами и переброшены из Сирии, Ирака и Катара в США. Благодаря майнерским баржам время на перелёт от Сирии до США удалось сократить до одного часа. Через спутники мы продолжали отслеживать все отдельные отряды ИГИЛа, которые располагались более менее компактно. Именно они лучше всего подходили для моментальных операций по захвату. Переброс террористов на территорию США с нашей точки зрения был вполне справедлив. Что американцы вырастили за свои деньги, то и должно вернуться к ним обратно.


Пятый флот — оперативный флот ВМС США, в зону ответственности которой входит западная часть Индийского океана и Персидский залив. Основной пункт базирования флота — Манама (Бахрейн). Командующий — вице-адмирал Кевин Косгрифф (англ. Kevin J. Cosgriff).

Больше половины Пятого флота могли прибыть к месту учений на сутки раньше остальных участников, поскольку вышли из Бахрейна и находились сравнительно недалеко. Именно им и пришёл приказ о выдвижении и очистке региона. Зона учений была перенесена на триста миль ближе к Мадагаскару и частично перекрывала объявленную зону учений Индии и Мадагаскара.

— Что тут происходит! — негодование Джона Масгрея, капитана USS Gladiator, было вполне естественным. Получив приказ на очитку региона для американских учений, он задолго до прибытия обнаружил по отметкам на радаре, что предстоящая задача простой не будет. Чуть позже это подтвердили данные поступившие от самолёта разведки Е-3 АВАКС.

— По границе объявленных Индией учений наблюдаю множественные цели. Уверенно опознаю три фрегата, пять ракетных катеров, транспортное и пассажирское судно больших размеров, а также четыре непонятные объекта, ориентировочно крупнотоннажные баржи, — после сообщения с самолёта поступили снимки со спутника. Особые проклятия и самые цветистые ругательства пришлись на пассажирский теплоход. Всё видимое пространство палуб занимали треноги фото и видеокамер, а также развёрнутые тарелки спутниковой связи, применяющиеся для прямой спутниковой трансляции, со значками крупнейших телекомпаний мира. Это же подтверждали и вымпелы более чем тридцати стран, которые можно было рассмотреть при увеличении спутниковых снимков. На свои стрельбы Индия и Мадагаскар пригласили больше сотни журналистов, предоставив в их пользование современный круизный лайнер.

Неожиданный перенос ВМС США зоны учений нарушал сразу несколько пунктов международного права и заключенных ранее договоров. Хотя подобные мелочи давно не интересовали администрацию США, но ради соблюдения видимости порядка обычно правила игры старались соблюдать. Заминка с выдвижением на указанные места патрулирования у пятого флота возникла из-за необходимости проведения переговоров. Стоящие по границе официально объявленных ими учений, корабли Индии и Мадагаскара были увешаны соответствующими флагами, а по общему каналу радиосвязи транслировалось сообщение о проведении учений с указанием координат. Мысленно Масгрей проклял того идиота, который дал команду на изменение района учений. Американцы сейчас выглядели по меньшей мере глупо, пытаясь понять, как же им выдворить все корабли, а в особенности лайнер с журналистами, на котором дополнительно висел флаги Ромео и Майк. Ими лайнер извещал, что не имеет хода и находиться в дрейфе. Для любого моряка было понятно, что буксировать такую громадину нужно специальными судами. Сколько времени потребуется, чтобы вытащить её на необходимое расстояние — это уже другой вопрос. Остановив свой "Гладиатор" в семи милях от лайнера, капитан решил дождаться прихода сопровождающих его пары "Декстроусов" и четверки патрульных кораблей "Чинук". Вернувшиеся с мостика офицеры сошлись во мнении, что четыре баржи и старый транспортник расставлены, как мишени для стрельб. Свою лепту в царившее и без того плохое настроение внёс артиллерист. Его приборы позволили разглядеть, что на борту транспортника, хоть и коряво, но вполне узнаваемо, пародийно нарисован перевёрнутый американский флаг. Неожиданно рявкнувший сигнал тревоги помог образованию некрасивых пятен на брюках и рубашках офицеров, распивающих кофе в ожидании подхода своих кораблей. У кого не дернется рука с чашкой кофе, если под ухом включить ревун.

Десяток огненных стрел, больше всего напоминающих кучно летящие метеоры, закончил свой полёт на ближней к лайнеру барже. Буквально через минуту второй рой метеоров покончил с соседней целью. Даже с такого большого расстояния до лайнера докатились оглушительные звуки взрывов и многометровые волны, к счастью, не опасные вдали от берегов. На этом Индия свою программу стрельбы по мишеням закончила.

Мадагаскар отстрелялся через пятнадцать минут. Большой старый транспортник получил всего три метеора, которые даже по виду были крупнее тех, что пришлись на баржи, да и летели медленнее. Транспортник вспух ослепительным взрывом и успел утонуть раньше, чем зрение у наблюдателей восстановилось. Спустя десять минут огненные стрелы, прилетевшие разом с обеих сторон, накрыли квадрат за линией горизонта. На этот раз с каждой из сторон прилетело под сотню уже знакомых метеоров, осветивших полнеба. Условный флот условного противника, расположенный на ста квадратных километрах был условно уничтожен за две минуты огнём рельсотронов Индии и Мадагаскара.

Впервые за всё время службы Джон Масгрей был испуган до дрожи в коленках. Только сейчас он понял, в какой дьявольской клоаке мог бы оказаться его корабль, если бы попал под огонь рельсотронов. Минут пять, прошедших после увиденного, ему казалось, что это не корабль раскачивается от волн, дошедших после взрывов снарядов, а его жизнь и мировоззрение потеряли точку опоры и зашатались. Неожиданно ему вспомнилась монетка, которую он кинул в глубокий фонтан в аэропорту Лос-Анджелеса. В прозрачной воде было хорошо видно, как она тонула, переваливаясь с боку на бок.

— Сэр, к нам движется фрегат под флагом Мадагаскара, сэр, — сообщение наблюдателя прервало размышление Масгрея. В бинокль было отлично видно очень свежее современное судно, явно европейской постройки. Подойдя на три мили корабль начал резкий разворот, на минуту выкинув флаг и замигав ратьером.

— Дикари. Что они нам семафорят? — капитана удивил архаичный способ, выбранный для сообщения.

— Флаг Юниформ. "Ваш курс ведёт к опасности". А световым сигналом передали — " Настоятельно не рекомендую пересекать ограничительную линию в 1000 километров", — доложили наблюдатели с бака.

— Стоп машина. Штурман, срочно уточните расстояние в километрах до ближайшего побережья Мадагаскара. Именно в километрах.

— Одна тысяча семь километров восемьсот метров

— Полный назад. Отойти на двадцать кабельтовых и начать разворот на сто восемьдесят градусов, — Джон доверился интуиции, которая просто вопила об опасности.


Следующие две недели в историю вошли, как "Великое морское противостояние". Хотя выбранное журналистами название на самом деле мало в чём соответствовало действительности. Собранным в один кулак и дополнительно усиленным четырём авианосным ударным группировкам никто не противостоял. После того, как американцы потеряли шесть надводных кораблей и одну подводную лодку, а авианосец "Трумэн" завалился на левый бок и с трудом держался на воде, демонстрируя отличную выучку аварийной команды, все корабли легли в дрейф. Переданный за пять минут до трагедии ультиматум с требованием разворота на сто восемьдесят градусов, прозвучавший от адмирала ВМС Мадагаскара, вызвал бурю веселья на командных мостиках американской армады. Первые семь жертв начали тонуть, когда смех и шутки были в самом разгаре. Капитан "Трумэна" первым сообразил, что нужно делать, но сила инерции неотвратимо затащила в зону поражения уже начавший разворачиваться авианосец. Всей армаде почти удачно удалось совершить маневр по изменению курса. Немного сплоховали только корабли сопровождения, допустившие два незначительных касания бортами без фатальных последствий для их кораблей.

Шок. Непонимание. Ни одной цели на радарах. Океан просто звенит от десятков сонаров, обязанных обнаружить любую подводную цель на ещё безопасном расстоянии. И как завершающий аккорд — сигналы бедствия с "Трумэна", одного из новейших авианосцев США.


Взрывчатка CL-20 недаром считается самым мощным неядерным взрывчатым веществом. В пятнадцать раз мощнее октогена, который в свою очередь в четыре раза мощнее гексогена, она позволяет в десятки раз увеличивать мощность производимого взрыва. Индия не так давно освоила производство подобного вещества, ранее известного только в России и США. От массового переоснащения боеприпасов производителей удерживает только высокая стоимость взрывчатки, порядка тысячи долларов за килограмм.


Лабораторный анализатор с десятиграммовым образцом взрывчатки мы с Хаскером на всякий случай запустили дистанционно. К счастью, ничего страшного не произошло. После этого, задав необходимые материалы в синтезатор, мы получили первые тонны эффективнейшего взрывчатого вещества, вполне земной рецептуры. За основу мины была взята конструкция вышибного абордажного заряда, предназначенного для вскрытия многотонных стальных дверей при абордаже космических кораблей. Мощность взрыва увеличили в три раза и добавили системы неизвлекаемости. Больше всего пришлось помудрить с сигналами для командного модуля. В итоге остановились на специально смодулированном сигнале, который можно снимать и с обшивки корабля. Отдельные особи китов могут слышать такие сигналы на тысячи километров. Каждый датчик запрограммировали на свой, неповторимый, набор модуляций.

Скорость дронов под водой заметно падает и не превышает пятисот километров в час. Тем не менее задача по установке мин на днище корабля, с последующим покрытием вспененным металлом, обстоит не сложнее, чем аналогичный ремонт в космосе. Минирование всей американской армады пришлось проводить в два фрегата. Пятый флот ВМС США пошёл к точке сбора отдельно. Две мины для эсминца, четыре для крейсера и двенадцать для авианосца. По тридцать килограмм эффективнейшей взрывчатки в каждом стальном чашевидном корпусе. Образующийся направленный взрыв должен в первую очередь разрушать силовой каркас корпуса корабля, разрывая его пополам.


После уничтожения ракетного крейсера CG-70 Lake Erie миссия армады была прекращена. Крейсер отошёл от остальных кораблей на сорок километров и выпустил 12 крылатых ракет "Томагавк", нацеленных на обнаруженную со спутника батарею мадагаскарских рельсотронов. Все ракеты оказались сбиты, а последующими залпами рельсотронов был утоплен и сам крейсер. Никто из его экипажа найден не был. Обнаруженные во время стоянки мины, закреплённые на всех кораблях, пытались снять дважды. Каждый раз это заканчивалась мощнейшим взрывом, после чего нужно было спасать корабль. Нахождение на заминированных кораблях стоило их экипажам громадных нервных перегрузок. Девяносто процентов моряков были отправлены в реабилитационные центры сразу после прибытия в порт. Больше половины из них отказались продолжать дальнейшую службу.


Глава 18

После переговоров с имперскими безопасниками жизнь заметно ускорила свои обороты. Дейв каждый день сообщал что-нибудь новое и, как правило, достаточно позитивное.

Неожиданно легко удалось договориться с банком о предоставлении кредитной линии на условиях овердрафта. Это существенно помогло решить проблемы финансирования.

На меня вышел офицер имперского Флота. Гач Трамбль поинтересовался, какие возможности по ремонту и пребыванию его корвета наша корпорация может представить на время патрулирования нашей системы. С удивлением признался ему, что первый раз про это слышу, поэтому мы даже не задумывались над такой проблемой. В далёких планах существует возможность приобретения ремонтного дока, но уверенно говорить мы пока не можем. Не хватает финансов. Офицер посмеялся над моими откровениями и посоветовал не совершать весь набор ошибок, который проходят все растущие корпорации. Многие вопросы решаются за небольшие деньги, если имеется желание и нужные связи. Выяснив, что желание есть, а вот со связями пока не сложилось, он пообещал помочь в этом вопросе, как заинтересованное лицо. Его интерес, как командира, вполне понятен. Гораздо веселее проводить время службы, если в зоне патрулирования имеется хоть какая-то станция. Наша база на Луне их вряд ли устроит. Добраться туда можно разве что челноком. А хотелось бы иметь возможности ремонта, заправки и отдыха для экипажа.

— Как тебе этот "дикий"? — Лор Шекли, полковник имперской службы безопасности, посмотрел на флаг-капитана, только что закончившего разговор с землянином

— Вполне вменяем, по крайней мере наши техники со станции разговаривают намного хуже.

— Значит тебя он лучше просчитал, — непонятно буркнул про себя полковник.

— В каком смысле, — Гач Трамбль, недоумевая, смотрел на собеседника, изображение которого занимало четверть экрана.

— Если бы я не попросил тебя подключить меня к разговору, то никакого сомнения в том, что ему вполне естественно удалось бы справиться с ролью недалёкого варвара, — вздохнув, безопасник скопировал запись с разговором на свой коммуникатор.

— Мне до сих пор кажется, что он говорил достаточно открыто, — флаг-лейтенант ещё раз прокрутил про себя состоявшийся звонок.

— А он и не притворялся. Я просмотрел с десяток его разговоров. Каждый раз он другой. Такое впечатление, что он подбирает маску для каждого собеседника. В разговоре с тобой он заранее занял позицию неопытного недотёпы, которому нужны советы более опытного разумного. Благодаря этому он ничего не стал просить. Ты всё предложил ему сам.

— Но мы же так и договаривались, что я его выведу на контакты с нашими интендантами, — всё ещё не понимая реакции полковника сказал Гач. Двух офицеров, ведающих мобилизационными резервами Флота в ближайших системах Фронтира, ему посоветовал тот же полковник. На второй разговор с землянином он выйдет уже вместе с ними.


— Это да, вот только сейчас он тебе делает одолжение, озаботившись оборудованием для имперского патруля, а не наоборот. Причём у меня создаётся твёрдое убеждение, что заранее свою роль в вашем разговоре он не продумывал, а сориентировался чисто интуитивно, выбрав себе подходящий образ в первую же минуту разговора. Очень интересный талант…, — для себя полковник уже просчитал ситуацию, поэтому ворчал скорее по привычке. На самом деле обычная практика переговоров сейчас могла только помешать. Слишком высокие ставки были в этой игре, слишком мало времени у них могло остаться для подготовки.


— Как эти хитрецы получили такие цены и сколько им стоило "договориться" о поставках уплатив только десять процентов, как залог, я даже предполагать не буду. Сейчас самое интересное в том, что они крепко попали на продаже наркотиков и после следствия им вряд ли что потребуется в ближайшие десять лет. Решать нужно очень быстро. Если продажу такой партии вооружения ещё можно как-то прикрыть, то простой армейского транспортного гиганта скрыть не удастся, — Лен Гольц, флагман-интендант третьего ранга, недолюбливал своё начальство, проворачивающее крупные сделки с имуществом Флота и годами не показывающееся на базах Фронтира. Скорее всего по этой причине он слегка злорадствовал, что очередная сомнительная сделка по продаже вполне современного вооружения и оборудования сейчас висела на волоске. Заказчики попались на реализации и производстве крупных партий наркотиков. Следователи вот-вот должны были начать интересоваться их заказами у Флота и тогда даже ребёнок поймёт, для чего наркобаронам нужно современное оружие. Самое пикантное было в том, что весь заказ доставили на громадном флотском транспортнике, переделанном из старого анарского корабля-гиганта. Кто-то там, вверху, очень сильно спешил.

— Два с половиной миллиарда кредитов, у меня и одной восьмой не наберётся, если быстро продать всё наше имущество, — Сергей уже минут пятнадцать облизывался, изучая список. Кроме феноменально низких цен в перечне на пятьсот с лишним позиций были уникальные вещи, которые ему вряд ли будут доступны ещё раз, — Есть возможность договориться о том, что живыми деньгами я заплачу десять процентов, а остальное отдам металлами и чем-нибудь ещё? Кстати, желательно на этот транспортник отгрузить хотя бы половину оплаты металлами, а иначе мы не один год будем гонять наши скорлупки.

— Хм, а ты знаешь, вполне может получиться, — задумался интендант, — Мы даже фрахт транспортника представим, как два самостоятельных рейса. Правда, кое-кому наверху придётся поделиться с производственниками, чтобы они дали заказ на поставки металлов для нужд Флота, но это уже не наши проблемы. Перешли-ка мне весь список того, что ваша корпорация может поставлять, — Лен Гольц, который ещё три года назад был офицером имперской СБ и имел другое имя, облегчённо вздохнул. Договориться о поставках вооружения с землянином удалось по одному из самых коротких вариантов. Продавая почти четверть мобилизационных запасов седьмого Флота, они с полковником заранее просчитали самые очевидные варианты оплаты. Скоро можно будет прикинуть, сколько же в кредитах составят их три процента, которые они заранее выговорили себе лично у производственников за поставку ртути и меди. Как ни странно, землянин окажется даже в выигрыше. Транспортник Флота забросит его металлы в центральные системы Империи, где цены всегда выше, чем во Фронтире.


Уникальный случай. В авральном режиме у меня заработала почти что вся команда. Авралы случались и раньше, но обычно это касалось отдельных групп. Такого списка задач, как сейчас, ещё ни разу не было.

Получив согласие на бартерную оплату и ознакомившись со списком того, что может быть нами предложено, я неожиданно понял, что мы сможем очень даже прилично рассчитаться при первой же отгрузке. Пусть и не полностью, но больше, чем наполовину. А если поднапрячься, то и больше. Поэтому запускаем в бой все силы. Нам нужно загрузить имперский транспортник настолько, насколько мы успеем. Узкими местами будут переброс грузов с Земли и организация грузовой станции в космосе. Заодно придется решать задачи по доставке стали. Наших запасов не хватит, если мы на полную мощность запустим линию по изготовлению транспортных контейнеров. От предстоящей логистики я впал в уныние. Голова отказывалась решать десятки транспортных задач одновременно. Минут двадцать ушло на осмысление того, что к этому процессу просто необходимо подключить ИСКИН. Первые же результаты заставили усомниться в том, что человек — вершина эволюции. ИСКИН менторским тоном озвучил возможности подключения к транспортировкам кораблей, о которых я и не подумал. Может это и паранойя, но мне отчетливо послышались нотки превосходства и язвительности, когда он сообщил, что мы из тридцати дней ожидания имперского супергрузовика будем семнадцать дней иметь возможность использовать два наших грузовых корабля. После такой новости я загрузил Хаскера и его ИСКИН проблемой по организации грузовой станции, а сам начал собирать команду и раздавать задания и деньги.

Вояк, контрразведку и службу наблюдения заставил сидеть рядом и по ходу постановки задач планировать сопутствующие решения по их безопасности. Параллельно с ними подключил Хосни к организации точки отгрузки из Эмиратов. Шикарная морская логистика в этом месяце мне будет нужна на перфектном уровне. Про выгоду отправки грузов на орбиту с экватора, когда двигателям корабля помогает сама планета, я даже не упоминаю.

Вот никогда не догадаетесь, что у меня вызвало самое большое удивление из списка заказов! Седьмой Флот империи заказал пятьсот тонн моих сублиматов! Я даже вышел на связь с Дейвом, чтобы специально уточнить эту позицию.

— Дейв, я увидел в заказах наши сублиматы. Может быть я дурак, но неужели так трудно изготовить такую же партию с использованием промышленных моделей синтезаторов? — говорить я начал сразу, даже не дожидаясь, когда на экране покажется рожица нашего суперкарго.

— Сергей, промышленные синтезаторы имеют ограниченный листинг. Кроме того, биокультуры, выращенные на станциях, не имеют индивидуального вкуса. Я не знаю, какое именно сырьё ты в синтезаторы закладываешь, но пилоты однозначно утверждают, что твои сублиматы намного вкуснее, чем их копии. Может быть ты не в курсе, но во многих патрульных кораблях жилой объём сильно ограничен. Борьба за малую сигнатуру корабля привела к тому, что пилоты по три недели находятся в капсулах во время пилотирования. Никаких синтезаторов в таких кораблях нет. С собой берут только необходимые запасы. Современный военный корабль-разведчик состоит из самой капсулы и второго корпуса. В случае повреждения корабля капсула выбрасывается в космос и улепётывает изо всех сил. Такая же схема применяется и для истребителей малого класса. Только там запасы ещё меньше. Кроме того, сублиматы требуются планетарной пехоте. Ни один пехотинец не откажется от пайка на пару недель, который будет у него храниться в НЗ. Те десять тонн, которые я брал на образцы, разошлись в частном порядке. Достоверно утверждать не буду, но половину из них точно скупили вояки. Причём, почти наверняка в частном порядке. Ну а когда распробовали… Сергей, в имперском Флоте индивидуальные синтезаторы могут себе позволить только командиры высшего звена. Если уж очень хочешь окончательно загордиться, то так и быть, расскажу тебе, что пятьдесят килограмм твоих сублиматов купил наш экипаж. Даже старый штурман Хаскера взял себе килограмм десять в запас, хотя и ворчит, что твоя продукция наверняка вредна для здоровья. На все наши вопросы он отвечает, что то что вкусно, полезным никогда не бывает. Кстати, пришли мне что-нибудь новенькое, а то я проигрываю десять кредитов. Мы с Ули заключили пари и теперь каждый день предлагаем штурману какое-нибудь из твоих блюд. Представь себе, вчера он вырвал у меня победу на шашлыке из осетрины. Теперь счёт 3–4 не в мою пользу.

— Парни, я всё слышу, — невозмутимо подключился к нашему разговору "главный по полётам", — Дейв, неужели ты думаешь, что такие разговоры я пропущу мимо ушей? — я с удовольствием узнал, что космические лемуры не розовеют, когда им стыдно, а становятся слегка серыми.

— Ули, привет. Очень рад, что ты с нами. У меня к тебе есть миллион вопросов, — я действительно был рад, что фанат кораблей не спит. Сейчас я скину ему перечень того, что мне предлагают из летающей машинерии. Теперь у меня будет, хотя бы на время отгрузки, шикарный консультант по десяткам позиций из того, что я накупил. А то тут чёрт ногу сломит, разбираясь с этими списками истребителей, штурмовиков и прочей летающей мелочи. Хотя не всё тут можно к этой мелочи отнести. Я пока не совсем понимаю, для чего военным нужны почти что майнерские корабли, только в бронированном обвесе. У них есть даже оборудование для разработки газовых астероидов.

— Сергей, это что? — в голосе Ули явно звучало недоумение.

— Я тут по случаю прикупил немного техники всякой. Это та часть списка, с которой мне нужно помочь.

— Ох, млиин… — похоже инопланетяне уже понахватались нашего слэнга…

— Ули, что-то не так?

— Ты это точно уже купил? — ммм, наверно пора познакомить Ули с Ицхаком. Что за еврейская привычка отвечать вопросом на вопрос.

— Точнее некуда. Вслед за вами летит громадный военный транспортник. Я его жду через тридцать дней по нашему времени. Там уже загружено всё в полном наборе. Тебе я отправил выкопировку летающей части. Короче, то что может само летать. Остальное не совсем по твоему профилю.

— Тебе просто не могли этого продать. Такого быть не может! Даже если смотреть первые же позиции, то тут указаны корабли седьмых-восьмых поколений. Их никогда не продадут гражданским лицам и даже крупным корпорациям. Это или афёра или чья-то злая шутка. Мне, чтобы купить разведчик шестого поколения, необходимо иметь заоблачный гражданский рейтинг, папу адмирала и принять участие в десяти самых опасных государственных программах. Причём, с самыми заметными результатами в половине из них. Только тогда я может быть смогу приобрести такой корабль. Но…максимум разведчик, а уж никак не атмосферный штурмовик или прыжковый истребитель. Скажи мне, что ты пошутил, и я прощу тебе попытки обмануть меня вместе с Дейвом по поводу сублиматов, — никогда не обращал внимания, какой у Ули нос. Сейчас, когда он офигеневал от списка, его нос напомнил мне баклажан. Особенно удались цвет и форма. Интересно, это у него расовая способность такая или индивидуальная особенность?

— Ули, а контракту с Седьмым Флотом империи ты поверишь? — я с удивлением увидел, что Дейв умеет менять цвет лица до зелёного, а нос Ули может становиться из фиолетового сиреневым, хотя форма остаётся та же, баклажановая.

— Сергей, боюсь, что ты плохо понимаешь, что происходит. С таким составом кораблей можно смело выступить в мирное время против пары секторов Фронтира, при этом почти уверенно рассчитывая на победу. По крайней мере до подхода регулярного Флота. Немедленно вышли мне весь список того, что тебе продали военные. Меня терзают очень плохие предчувствия…


Глава 19

— Гады! Сволочи! Садисты! — Иоганн Шлек, студент из Сорбонны, уже вслух прохрипел свои проклятия. Кричать в голос не было сил. Если любого из геймеров пристегнуть к креслу и засунуть в этот миксер, где его будет крутить, мять и давить, то и не такое услышишь. Думал ли он, молодой парень из Форцхайма, что недалеко от Штутгарта, о том, как это будет на самом деле, когда подписывал контракт с инопланетянами.

Вроде бы так хорошо всё начиналось… Интересная игра, клан, состоящий из студентов его университета, любимая девушка-француженка, помогающая ему обустроиться в незнакомой стране и прикольно поющая под гитару песни ACDC. Когда по итогам игры он получил приглашение, то сначала не поверил. Подумал, обычный розыгрыш. Даже предположил, кто может подделать такое письмо на бланке игрового формата. После проверки через свой аккаунт стало не до улыбок. Про то, что в этой игре невозможно взломать чей-то акк, ходили легенды. Ещё большее уважение внушали предложенные виды связи и нотариальные конторы, куда он мог обратиться для подписания контракта. Окончательное решение Иоганн принял после того, как узнал, что Джуд, его девушка, получила такое же приглашение. Вообще-то её звали Джулия, но потусовавшись с панками она не откликалась на своё имя, поэтому только Джуд.

В Париж они поехали вместе. После подписания контракта им выдали билеты до учебного центра на Мадагаскаре на открытую дату, по десять тысяч евро на переезд и дали пять дней на решение проблем в личной жизни. Мадагаскар встретил будущих космонавтов тропической жарой и влажностью. Прямо из аэропорта их отвезли в клинику, где они пробыли два дня. Потом несколько часов морского путешествия и прибытие на остров.

Побудка в семь утра, неспешная пробежка в три километра, тренажеры в течении часа и четыре часа в коконах симуляторов космического корабля. Так прошла первая неделя.

Затем нагрузки возросли и началась специализация. По итогам работы в симуляторах их разбили на группы по специальностям. Иоганн с удивлением узнал от одного из инструкторов, что в разведчики он попал только благодаря Джуд. Обычно галактические разведчики летали парами, подстраховывая друг друга. При долгих полётах одним из важнейших качеств такой пары была психологическая совместимость. Немецкая пунктуальность и баварская рассудительность Иоганна в их паре вполне компенсировали порывистость и любопытство Джуд. Разведка предполагала две ипостаси. Одну мирную, по поиску всяких полезностей и артефактов, а другую военную, когда разведка означает именно то, что и называется разведкой. Пока изучали мирную часть, всё было вполне благопристойно. Вот только после того, как дошло до военной составляющей, начались кошмары. Противоракетный маневр, даже выполненный на симуляторе, выключал Иоганна на ближайшие пятнадцать минут.

— Послушай меня, парень. Тебе надо как минимум десять занятий на динамическом тренажере с прогрессивной нагрузкой. Да, после каждого такого занятия ты будешь пару часов отмокать в медкапсуле, но в первую очередь это надо тебе самому. Посмотри на Джуд. Вы оба выполняли одно и то же задание, но она, хоть и вся насквозь потная, уже умчалась в душ, а тебя мне приходится вытаскивать чуть ли не по частям из тренажера, — инструктор, по некоторым слухам элитный боец Французского легиона, действительно вытаскивал Иоганна, который сам не мог шевельнуть даже рукой.

— Да я помру на первой же тренировке, — слабо трепыхался немец.

— Ну да, как же. В вас столько денег ввалили, когда вы все прошли через клинику, что всей твоей оплаты по контракту не хватит, чтобы это оплатить. Тебе просто надо поверить в себя и заставить твой организм принять все изменения. Даже если ты это готов понять головой, то твой вестибулярный аппарат нужно учить жить по новому. Он слов не понимает. Поэтому ближайшая перспектива для тебя трудна и печальна. Недаром динамический тренажёр ваши курсанты называют "живодёрка", — инструктору явно было весело. Их десяток прошёл "живодёрку" самыми первыми. В отличии от геймеров, тренированные бойцы не почувствовали особых неудобств. К их удивлению, нанимаемые по контрактам юноши и девушки воспринимали динамический тренажёр совсем иначе. Многих приходилось увозить в медкапсулу в каталке. Особенно после первых сеансов.


— Джуд, Иог, подтвердите получение координат для прибытия — голос диспетчера прервал эйфорию первого полёта.

— Здесь Джуд, приняла.

— Иог, координаты принял, — на всякий случай в отработку возвращения вводили самостоятельное пилотирование. Хотя их корабли сами вели протокол приземления. Теперь можно и в бар. По традиции, каждый пилот после самостоятельного вылета "проставлялся" в баре, оплачивая всем присутствующим тоник или энергетик. Алкогольные напитки во время учёбы и дежурств были запрещены.


Для курсантов пришлось пожертвовать двумя челноками, фрегатом и транспортником. Хорошо, что у Хаскера удалось утащить пару единиц" учебной" техники. Пока учебный центр отрабатывал свою программу, я занимался сразу всем. Спать приходилось по два-три часа в медкапсуле, иначе свалился бы без сил на третий день. Очень сильно отвлекало состояние сына. Они с Элианной улетели к кораблю арианни и спустя сутки сын "завис". Изредка его удавалось растормошить, но и тогда он с затуманенными глазами отмахивался и просил не мешать. Элианна сказала, что он разговаривает с кораблём. Честно сказать, я и сам общался с их ИСКИНом, когда мы проводили обследование, но не почувствовал никаких различий, как и общаясь с ИСКИНом Хаскера.

— Сергей, Саша немного наделён возможностями эмпата. За сутки мне удалось их состыковать с Разумом на ментальном уровне. Теперь они общаются. Потерпи немного, скоро он будет с нами, — такой ответ от Элианны я услышал на следующий день. Ей самой тоже не легко. Вряд ли она поспала больше пары-тройки часов. Непонятно, для чего такие жертвы, если всю необходимую информацию ИСКИН может выдавать дозировано. Неужели какой-то аварийный режим?

— Элианна, я наверно не всё понимаю, но почему ИСКИН не выдал Саше информацию обычным путём? — я постарался максимально корректно поставить волнующий меня вопрос.

— Он общается не с ИСКИНом, а с Разумом, — не очень понятно разъяснила мне девушка.

— А это не одно и то же? — я как-то не предполагал дублирования таких систем на кораблях.

— ИСКИН на корабль установили арианни, а Разум — это сам корабль. Каждая пылинка этого корпуса и есть частица Разума. Недаром самые малые кусочки материала Предтеч считаются необыкновенными артефактами. Они обладают собственным разумом и знаниями. Мы точно знаем, что он растёт. За сто лет он становится больше примерно на два метра. Из всей нашей семьи Разум выбрал меня и до сих пор иногда разговаривал только со мной. Саша второй, с кем Разум начал говорить. Когда я просила Разум поговорить, то не надеялась, что он откликнется. Иногда он замолкает на несколько лет.

— Ты хочешь сказать, что весь корпус корабля, это один большой мозг?

— Нет. Он скорее всего разумное существо, выбравшее такую форму. Но при этом способное мыслить каждой своей клеточкой. Насколько я поняла, многие из его расы пошли иным путём, выбрав эфирные формы существования. Это была смелая раса, не один миллион лет проводившая самые разные решения и эксперименты.

— То есть Саша сейчас общается с одним из Предтеч?

— Правильнее всего сказать, что они обмениваются знаниями, но у Саши очень слабые ментальные каналы, поэтому всё происходит медленно.

— Какие знания Предтечи могут получить от людей?

— Разум гораздо больше внимания уделяет особенностям мировоззрений разных рас, чем их техническим и научным достижениям. Определённого уровня науки рано или поздно достигнет любая раса, которая сможет дожить до этого времени. Предтечи живут уже очень долго, возможно десятки или сотни миллионов лет. Для них время не имеет особого значения. Смотри, Саша зашевелился! — девушка показала, как сын, не открывая глаз, пытался что-то нащупать рукой. Она схватила его за руку и замерла на пару минут, — Он скоро придёт в себя.


Поговорить с сыном удалось только через полчаса и то недолго. По дороге к медкапсуле я успел узнать о его здоровье и о том, что он узнал много интересного, что ещё нужно будет осмыслить и понять. Дальнейшие вопросы пришлось отложить. Сын засыпал на ходу, кое-как успел довести его до своего фрегата и уложить в капсулу.


Интересно, я когда-нибудь буду отдыхать? В этом месяце у меня набралось столько дел, что за всеми даже просто уследить и то проблема. Для начала надо купить и вывезти в космос больше пятидесяти тысяч тонн различных товаров. Для правильного понимания этой цифры можно представить себе двадцать-тридцать грузовых поездов. С учётом того, что грузы будут разной плотности, то ориентируюсь на двадцать пять полновесных составов. Имперский грузовик и больше утянет, но остальное будем отгружать уже от Хаскера, из его добычи. Кстати, у нашего гнома двойной шок. Сначала он увидел, какое оборудование может перепасть в его широченные лапы, а во-вторых поиск с участием живых операторов дал свой первый результат. Зато такой, что мы ахнули! Парни нарыли весёленький астероид с высоким содержанием платиноидов. Такая находка для нас очень кстати. До слитков мы их обогатить не успеем, но даже в концентрате это просто выгоднейший товар. По оценке ИСКИНа цена астероида почти миллиард кредитов. Тонн двести я заберу, если договоримся поменять на Земле на ртуть. Переговоры мои снабженцы к завтрашнему дню должны закончить. Тогда получится ещё выгоднее. От имперского долга останется меньше половины. С первых же свободных денег будем докупать майнерское оборудование. С теми комплексами, которые у нас есть мы только платиноиды будем ковырять больше года.


Пора уже более плотненько заселять жилой посёлок на Луне. Этот процесс надо правильно увязать с перевозкой грузов, тогда переселение пройдёт незаметно и без сильного напряжения. Для производственников жильё понадобится уже в самое ближайшее время. Пилотов и инфраструктуру для них развернём на двух станциях, которые к нам приедут через месяц. Интересно, а наш китайский инженер уже догадывается, кому теперь придётся думать над тем, какие производственные линии и в какие цепочки мы будем ставить? Для него у меня нашлась пара имплантов. Для сына приберёг, но того в технику так и не пробило. Недаром китаец уже неделю живёт около металлизаторов. То, что он периодически их гладит, я сам видел. Мне даже показалось однажды, что он их ещё и целует, когда идёт спать. Техноманьяк, млин.

Сразу по прилёту Дейва на полную мощность выводим установку имплантантов для наших будущих пилотов и операторов. Тут опять помогли военные, которые чуть ли не в последний день решились на списание подходящего для нас поколения имплантов нужных нам типов. По сравнению с гражданскими моделями мы получали заметный выигрыш по основным параметрам и цена была значительно приятнее. Закупились на весь остаток свободных денег. Купили меньше, чем хотелось, но больше, чем рассчитывали. Заодно решилась проблема такого анахронизма, как проводное соединение. Гражданские модели почему-то имели гнездо коннектора. Для нас, жителей Земли, такая деталь на теле выглядит весьма непривычно и совсем непривлекательно. Я тоже долго не мог понять, зачем нужен коннектор, если общение по мнемосвязи позволяет перебрасывать огромные массивы информации ничуть не хуже. Ещё бы ключ для азбуки Морзе к голове пришили, чтобы достучаться до гражданских пилотов по архаичным проводам.


О, сын проснулся. Сейчас узнаю, какими знаниями нас Предтечи осчастливили.


Глава 20

— Зачем ты ешь сублиматы, повара здесь отлично готовят, а в меню синтезатора есть триста блюд национальной кухни? — Айко с любопытством смотрела на парня, который уже второй день подряд приходил в столовую, но питался принесёнными с собой сублиматами, набирая себе на поднос только овощные салаты и большие стаканы с водой и морсом.

— Ты следишь за мной, — улыбнулся Ким, — Я уже не первый раз замечаю, как чей-то любопытный носик залазит во все мои тарелки.

— Ой ой, не очень-то и надо, — девушка хотела гордо пройти мимо, но в самый последний момент не удержалась и уселась рядом с Кимом, отреагировав на его приглашающий жест.

— Я Ким, пилот-штурмовик. Заодно сержант абордажной команды. Сублиматами питаюсь, потому что проспорил пари. Теперь целую неделю буду есть только "таблетки", — парень представился и рассказал о своих пищевых пристрастиях с усмешкой, явно подтрунивая сам над собой.

— А меня зовут Айко Леви. Все всегда спрашивают, почему так странно, но на самом деле мой папа из Италии, а мама японка. А что за пари ты проспорил? — любопытство всегда было отличительной чертой Айко, заставляя её влезать порой в самые настоящие приключения.

— Я сказал, что новый абордажир может в одиночку прорваться к борту станции, даже против её обороны и звезды фрегатов, если у станции заранее проломят щиты. Кто же знал, что против меня выставят звезду Ли Чуна, а оператор станции успеет вывести дронов. В результате, как только вышел из подпрыга (короткий внутрисистемный прыжок), попал под глушилки и замедлялки, а потом, когда перевёл двигатели на реверс, меня и вовсе сзади расстреляли. Кормовой щит оказался однослойным, а перехватчики из звезды очень манёвренные. В общем, после подпрыга успел пройти только половину расстояния до борта станции и меня разобрали, — Ким вонзил вилку в пискнувшую под его напором котлету по-киевски. Против сублиматов он ничего не имел, более того, иногда заказав ради эксперимента какое-то новое блюдо, даже жалел, что не обошёлся привычным питанием. Кухнями и синтезаторами оснащали только те суда, которые предназначались для длительного патрулирования или переходов. На фрегатах синтезаторы были только у дальних разведчиков, которые уходили в самостоятельный полёт иногда на месяц.

Три малые эскадры землян и одно крыло имперского флота представляли собой грозную силу. Опираясь на малую станцию они полностью закрывали свою систему от случайных " гостей". Понятно, что с регулярным флотом или крупными бандформированиями, которые могут выставить до двухсот кораблей, вряд ли удастся справиться, но кто пошлёт регулярный флот в зону интересов Империи. Пиратов тоже можно не слишком опасаться. Слишком дорого им встанет рейд в защищенную систему, даже в случае победы. Зато потом надо будет очень хорошо прятаться. Империя умеет мстить. Пираты отлично знают, что при любой агрессии или даже случайном уничтожении кораблей регулярного флота Империи последует крайне эффективная операция по полному уничтожению провинившихся. За сотни лет имперский флот неоднократно это демонстрировал, вбивая мысль о неотвратимости таких действий даже самым отмороженным бандитам.

— Ну а ты чем занимаешься? Я не видел тебя ни на тренажёрах, ни в тактическом центре, — для себя Ким предположил, что его новая знакомая скорее всего логист или трейдер. Врачей парни знали всех, частенько посещая лечебные капсулы после тренировок.

— Я аналитик-навигатор. Наша группа ищет неизвестные объекты, аномалии и картографирует системы. Иногда на одну аномалию уходит неделя, а то и больше. Пока правильно выставишь зонды и локализируешь объект аномалия может закрыться или перетечь на новые координаты.

— Ну не знаю, наверно это скучно, — для себя Ким не мог представить, как можно целыми днями перемещать зонды по системам, пытаясь правильно вычислить источники сигналов.

— Да что ты понимаешь! Было бы скучно, на эту работу поставили бы ИСКИН, — возмущенно высказалась девушка, — Но ИСКИНы не используют интуицию. Мне за найденную аномалию в соседней системе премию выдали больше, чем всей твоей группе за два месяца. Там одна "Блоха" чего стоит… Ой… — девушка прикрыла ладошкой рот и оглянулась, — Наш СБешник меня убьёт.

— Аа…а мы-то спорили, откуда взялась "Блоха". Её нет ни в одной базе. Даже в имперском "Военном обозрении" про такие технологии нет упоминаний. Нам об этом их флотские сказали на учениях. У Империи нет двигателей, которые могут совершать прыжок без разгона. Обидно, что такая возможность есть только у беспилотников. Если бы мой абордажир умел прыгать по три раза в секунду на сто-двести километров, то сейчас тут бы человек десять давились сублиматами вместо меня, — Ким сделал вид, что не заметил оговорки Айко. Между собой пилоты корпорации давно шептались, что некоторые инженерные решения на их кораблях не совпадают с имперскими стандартами. Более того, не так давно им даже установили базы знаний, о которых не было упоминаний в общем перечне баз Империи. Правда перед этим всей последней волне пилотов пришлось пройти обследование на новейшем оборудовании, которое появилось вместе с имперским исследовательским судном. Империя в срочном порядке выслала учёную комиссию, занявшуюся изучением новых баз знаний Древних. С их внедрением земляне ознакомили имперских военных и учёных уже по факту, проведя предварительные исследования своими силами. Поэтому только последние двенадцать пилотов из землян и десяток из имперского флота устанавливали эти базы под надзором комиссии.

Исследовательский центр корпорации пополнился шестью новейшими ИСКИНами. Именно так Империя расплатилась за своё право участвовать в исследованиях найденных артефактов. Практическую пользу удалось извлечь почти из половины находок, которые сохранились в приличном состоянии. Прорыв в исследовании артефактов Древних имперские учёные объясняли неизвестными ранее знаниями, которые корпорация получила непонятно где. Как руководству корпорации удалось договориться с имперскими чиновниками о сохранении в тайне источника знаний было секретом. По некоторым рассуждениям имперских исследователей было понятно, что их в общем-то полностью устраивает такая ситуация. Сохранять в тайне новые знания и возможности гораздо легче, если ты находишься в полном отрыве от центров цивилизации. Шпионов ещё никто не отменял. В системе у землян каждый новый участник исследований был на виду, поэтому возможности для внедрения шпионской сети были минимальны. Особенно, если учесть полный контроль над всей системой и единственной станцией гиперсвязи. Иногда на совместных вечеринках местные исследователи из корпорации в шутку называли свой научный центр "шарашкой" и смеялись над им одним понятной шуткой.


— Знакомьтесь. Это Ника и Лена, мои сменщицы, — Айко недовольно повела плечом. Тоже мне, подруги. Как только увидели её рядом с интересным парнем, так чуть ли не бегом прибежали к их столу, якобы по неотложному делу, — А это Ким, пилот абордажира.

— Ой, это наверно так опасно… — начала было Лена, но смутилась, уловив насмешливый взгляд Айко. Девушки отлично знали характеры и возможности друг друга и поэтому "включать блондинку" перед подругой было по меньшей мере глупо. Уж кто, как не Айко знает расчетливый и рациональный характер своей напарницы. Это перед посторонними можно сделать воловьи глазищи и похлопать длинными ресницами, изображая не слишком умную девчушку. Сами про себя девушки помнили, как их отбирали в аналитики. Минимальный уровень атрибутивных характеристик был феноменально высок. Если Память и Восприятие ещё проходили при 150 баллах, то характеристика по Интеллекту должна была превышать 180. В каждую из них Корпорация вложила абсолютно сумасшедшие деньги, приобретая и устанавливая им самые дорогие модели специализированных сетей, имплантов и баз. Не менее дорогим оказалось и оборудование, с которым они теперь работали. Каждый исследовательский зонд, которые теперь были разнесены на двенадцать систем, по два десятка в каждой, стоил, как хороший фрегат. Впрочем их цена не сказалась большой нагрузкой для бюджета корпорации. Почти все их зонды и системы сопровождения девушки нашли сами, вычислив в самом начале своей работы два замаскированных объекта в астероидных поясах. Удачно найденные научные станции Древних и Джове теперь использовались корпорацией для собственных нужд. Насколько им было известно, даже в Империи полные комплекты таких станций можно было пересчитать по пальцам. Хотя отдельно сами зонды в разном состоянии в продаже встречались очень часто. По мнению "мусорщиков", которые являются специалистами по сбору всяких полезностей в свободном космосе, обе расы не жалели зондов, щедро усеивая ими системы по пути следования больших кораблей.

— Вы не хотите с нами пообедать? — пилот уловил возникшую неловкость и смущение новых знакомых.

— Мы уже пообедали, но совсем не будем против, если Айко как-нибудь пригласит Вас в гости. Расскажете нам о суровых буднях военных пилотов, — с легкой иронией вмешалась Ника, поглядывая на подруг, — Вы уж нас извините, но нам надо срочно идти. Айко, ты бы тоже подходила побыстрее. Мне кажется, что одна из твоих идей у нас начинает получаться.

— Ой, Ким, дай мне номер твоего комма и я побежала. Я наберу тебя, как освобожусь. Девчонки, подождите меня, — девушка на ходу вбила в свой коммуникатор номер Кима и почти бегом умчалась за подругами, легко лавируя между столами.

— Похоже, что со своими рассуждениями о скучной работе я был в корне неправ, — вполголоса сказал сам себе пилот, — Мои парни с такой скоростью на тренировки не бегают…


Полгода назад, став лучшим игроком месяца в своём классе, Ким получил приглашение от корпорации инопланетян. От других игроков он уже знал, что по таким сообщениям из Игры вышло уже много желающих побороться за право на получение контракта. Первоначальное недоверие сменила эйфория от первого стрима, который организовал очень популярный ведущий из этой Игры. Попав в первый десяток приглашённых он уже через месяц провёл свой видео стрим не по игровым событиям, а из космоса. На следующий день три космических корабля приземлились в аэропорту Анцирананы. Надо ли говорить, что когда этот же ведущий вышел из настоящего боевого фрегата, знакомого всем по Игре, то даже самые недоверчивые скептики были в полном восторге. На всех трёх кораблях были крупно написаны игровые ники пилотов.

Медицинское обследование, установка малой пилотской нейросети и специализированных имплантантов, две недели изучения баз и месяц тренажёров в учебном центре пролетели в одно мгновение. Тёмным пятном остались только программы по перегрузкам. На первых занятиях курсантов приходилось буквально вытаскивать из тренажёров и уносить в медкапсулы на восстановление.

Первый вылет в космос. Это запомнится на всю жизнь! Пусть с инструктором, но почувствовать, как ты через нейросеть становишься частью своего корабля, сливаясь с ним — это нечто незабываемое.

Лунный посёлок пилотов по своему расположению больше всего напоминал студенческий кампус в Испании. Только вместо двухэтажных домов стояли конструкции из металлических параллелепипедов. Отделка внутри помещений была вполне земная, как и мебель. Центральное здание уходило на восемь уровней вниз. Там находились спортзал с бассейном, тренажёры, капсулы для ускоренного изучения баз, бар и прочие службы посёлка. Каждый жилой модуль имел два выхода. Один на территорию посёлка, а второй, через шлюз выходил к ангару с кораблями. Просто так, по собственному желанию, через шлюз пройти было нельзя. ИСКИН, отслеживающий график полётов пропускал только тех пилотов, у которых по графику был вылет. Нейросеть заменяла собой все необходимые ключи, пропуска и документы. Поэтому порядок и работа пилотов была выверена буквально по секундам.

По слухам, в ближайшее время все пилоты скоро переберутся на станции, а посёлок окончательно займут производственники. А какое мечтательное стало выражение лица у инструктора, когда он рассказывал, какие замечательные тренажеры пилоты скоро увидят… Хотя может это он так просто пугает?

Дальние разведывательные вылеты фрегаты совершали парами. Два фрегата цеплялись за внешние подвески баржи, у которой был установлен внутрисистемный гипердвигатель. Баржи каждый день отправлялись к перерабатывающим комплексам на астероидах. Поэтому пара фрегатов успевала проверить ближайшие окрестности и выполнить необходимые задания по расстановке маяков или разбрасыванию разведывательных зондов. Ким завидовал четвёрке исследовательских фрегатов, которых парами посылали на найденные объекты или аномалии. Пока они были единственным подразделением, которое регулярно привозило трофеи из космоса. Пилоты разведчиков были довольны своей работой и сильно удивлены непривычно высокими суммами премий.


Пока Ким побывал всего лишь в двух вылетах, названных условно-боевыми. Они охраняли периметр вокруг обнаруженных Древних объектов. Разведку и демонтаж проводили другие подразделения. Что именно там нашли, никто толком не узнал. Суета вокруг находок не коснулась посёлка пилотов. Зато вылеты им оплатили, как боевые. Конечно, Киму иногда хотелось помечтать, как он когда-нибудь появится в родном городе на шикарной машине и в новенькой парадной форме. Потребовалось совсем немного времени, чтобы вспоминая про эти мечты, он мысленно посмеялся над своим уходящим детством.

Первым ярким воспоминанием оказались учебные стрельбы. Пилотов предупредили, что все заряды будут ослаблены в три раза. Но всё равно, рассыпающийся после взрыва в пыль огромный астероид не мог не произвести впечатления. По крайней мере Ким никогда не видел раньше так близко столь грозные последствия сил разрушения. Только теперь пилотам стала наглядно понятна та сила, которую им передали в руки.


Глава 21

Полезны ли знания? Ещё не так давно Саша на этот вопрос ответил бы положительно, даже не задумавшись над ответом. Теперь, получив Знания, он вряд ли был бы готов ответить на такой вопрос. Разные знания наверняка полезны, если они идут в ногу с развитием цивилизации. А если нет? Какую пользу извлёк бы Цезарь из знаний о принципе работы телевизора? Принесло бы пользу Диогену знание о конструкции и принципах работы атомной подводной лодки, включающее в себя схему реактора? Или, например, какую пользу ему принесёт знание того, что даже человек, при определённых технологиях, может стать бессмертным и продолжить свою жизнь в форме эфирного существа, которое при желании в своём четвёртом превращении может трансформироваться в псевдоматериальную сущность с энергетической составляющей и стать "черной дырой". Продолжение жизни в виде монстра, поглощающего планеты и звёзды, в голове человека никак не укладывается. Тем более трудно понять цель такого "укрупнения" жизни. Сама теория о том, что все мы, а также наши звёзды и планеты являются частичками чего-то более крупного и скорее всего живого, выглядит абсурдом. Ещё нелепее кажется теория, что и внутри каждого из нас, в какие-то короткие моменты, может существовать иная жизнь, протекающая в исчезающе малые величины времени. Например, представить себе, как в миллионные доли секунды в какой-то твоей клетке произошла целая космическая эпоха, с войнами и покорениями миров. А потом погибшая клетка переродилась в раковую, став такой после применения невиданного по мощности оружия. Понемногу последствия таких войн начали заражать соседние клетки-галактики, расползаясь по всему организму…. Бррр… ужас. До чего только не доведёт наблюдение за вращающимися вокруг звёзд планетами, так похожими на электроны, вращающиеся вокруг атомного ядра.


Всё-таки достались и нужные знания. Особенно та их часть, которая относится к нашей Галактике. Вот только докопаться до неё удалось не сразу. Оказывается даже в нашей Солнечной системе находятся две наблюдательные станции. Одна из них принадлежала Древним, а вторую они нашли своими зондами. Станция Джове имела свою архитектуру, весьма своеобразную. Больше всего она была похожа на медузу аурелию, когда та расправляется в плоский блин. Даже щупальца и зонтик имели полупрозрачный вид и казались живыми.


Опираясь на карты дали задание ИСКИНу на расчёт траекторий и возможное местоположение этих объектов. По итогам расчёта начнём сканирование своими зондами и уже по результатам их поиска пошлём разведчиков. Исходя из недавних данных обе станции проявляли активность. Методика сохранения станций и возможностей на проникновение более менее понятна. Когда до нас долетит оборудование, позволяющее самим составить базы, исходя из собранных сведений и практики, то появится возможность на перенос знаний по использованию таких станций для своих целей. С империей этот вопрос согласован. Скоро к нам прилетят учёные с необходимой аппаратурой и мы сами будем создавать базы Знаний.


— Сын, привет. Как здоровье? — вот и отец пришёл. Здорово он их напугал тогда, когда "завис" на получении Знаний.

— Со здоровьем намного лучше. Ты можешь посмотреть меня в капсуле повнимательнее. В самом начале разговора с Кораблём, когда я ещё был в сознании, Корабль дал мне маленькую пластинку, которая растаяла в руках. Больше всего она похожа на полупрозрачную чешуйку небольшой рыбы. Цвет слегка серый, ну или темноватый такой. Мне кажется, что это разновидность импланта или нейросети. Хотя вполне возможно, что это просто приёмное устройство с накопителем. Знаний в меня перекачали очень много.

— У тебя появились какие-то новые ощущения или что? Как вообще ты воспринимаешь эти Знания? — Сергей обеспокоенно осматривал сына, явно уже начав диагностику. Хотя Саша не первый раз замечал, что отец при каждой встрече прогонял свои медицинские тесты для любого члена их семьи, если они не виделись хотя бы два-три дня.

— Разница с уже имеющимися базами существенная. Раньше база знаний воспринималась, как учебник, который ты только что прочитал. Это я про управление тем же челноком, например. А эти Знания похожи на целые книжные полки энциклопедий, которые ты читал очень давно, но можешь вспомнить или прочитать, если откроешь книгу. Читать можно по несколько книг сразу, я уже пробовал с шестью одновременно. Очень похоже на компьютерное скачивание фильмов или песен. Находишь нужное, подтверждаешь и начинается скачивание. Только происходит это очень быстро. Всё разбито на одинаковые разделы по объёму. По крайней мере разницы во времени осознания, что ты получил тот или иной кусочек Знаний, я не заметил. Гораздо сложнее понять, что именно ты хочешь узнать.

— А как ты нашёл информацию по нашей системе?

— Достаточно просто. Зашёл в раздел Корабль, выбрал последние новости, а дальше по ссылке на саму систему. Кстати, а ты знаешь, что мы находимся на самой границе с владениями Арахнидов?

— Это что ещё за звери такие?

— Очень интересная раса. Скорее всего симбиоз полуразумных инсектов и техногенной цивилизации. Этакое сообщество гигантских тараканов и ИСКИНов, обладающих собственным разумом. Точных сведений не много, но есть упоминания про подобные эксперименты. Четыре суперкомпьютера, управляющие гигантскими станциями и находящимися там заводами, объединили миллиарды здоровенных тараканов. Сами инсекты находятся на зачаточном уровне развития. Живут стайно, чем-то напоминая муравьёв. Самые умные особи по интеллектуальному уровню развития соответствуют рыцарям десятого-двенадцатого веков, по нашим земным меркам. Вот только вместо коней и мечей у них космические корабли, которые делают ИСКИНы на своих станциях. ИСКИНам нужны материалы для производства и ремонтов, а инсектам еда и планеты для проживания. Такой вот симбиоз интересный. О, у них даже несколько войн было с Империей. Совсем недалеко от нашей системы. По крайней мере даже в нашей Галактике много ссылок на сражения.

— Таак. Уже очень интересно. Какие жирные кусочки мозаики ты мне сейчас открываешь. Видимо недаром Ули запульсировал и перенёс все разговоры на их прилёт. Похоже что совсем не по доброте душевной Империя ВДРУГ прониклась к нам любовью нечеловеческой.

— Кстати, а там нет упоминаний, кто к кому полез и зачем? — Сергей хорошо запомнил разговор со своими партнёрами, когда они обсуждали предложения имперской службы безопасности. Ули тогда сделал несколько намёков и быстро свернул разговор. Впервые "его" инопланетяне обеспокоились возможностями прослушивания.

— Полезли и те и другие. У ИСКИНов те же цели, что и у Империи — развиваться, изучать, становиться сильнее. Вот только ИСКИНы привязаны к станциям. Поэтому они используют инсектов, как пилотов и шахтёров. Не знаю почему, но воспроизводить разумных ИСКИНчиков они не могут или не умеют. Ну а Империя ещё тысячу лет назад занимала в сотни раз меньшее пространство, чем сейчас. Вот и столкнулись интересы двух разных цивилизаций не так далеко от нашей Земли. Кстати, тут мало сведений о самих войнах, но даже судя по тому, что можно узнать, то совсем недалеко от нас должны остаться сотни, а то и тысячи разбитых кораблей. От нас до границ Фронтира расстояние раз в десять больше, чем до ближайшей системы, где прошла война.

— А ты можешь совместить карты Древних и навигационные карты фрегата? — Сергей отчётливо почувствовал зуд в левой ладони. К деньгам, однако.


Глава 22

— А что Вы скажете, Грейв? — мужчина в традиционной клубной одежде для гольфа нервно потеребил белый платок, повязанный поверх бордовой футболки с воротничком.

— С выходом Англии и Японии мы окончательно проигрываем по всем статьям, — пожилой дипломат был очень полным. Избыточный вес заметно сказывался на его состоянии. Он всё время потел и использовал уже третий по счёту платок, которым вытирал лицо и лысину каждые пять минут.

— Принц обещал нам до последней возможности удерживать ситуацию, — заметил один из сидящих в креслах мужчин.

— Видимо все возможности были исчерпаны. Или им удалось выторговать для себя что-то эксклюзивное, причём настолько значимое, что это заставило правительство отказаться от намеченных планов. Мы должны точно знать причины, — за последние месяцы ситуация во всём мире радикально изменилась. Страны, вошедшие в планетарный союз, одним мощным рывком были выдвинуты на новый уровень развития. Миллиардные долги, которыми США, как паук опутали весь мир, им возвращали все участники планетарного союза. Огромные валютные запасы только одного Китая содержали более триллиона долларов. Китай охотно обменивал доллары на то сырьё, которое шло в расчёт за иноземное оборудование и станции. Примеру Китая тут же последовали другие страны, побоявшись оставлять у себя обесценивающиеся доллары. В результате лавинообразного сброса американской валюты создалась ситуация, при которой доллар уже никак не мог рассчитывать на возврат позиций в финансовой системе мира. Особую роль играло то, что у всех стран планетарного союза возникла необходимость в своей денежной единице, сопоставимой с деньгами Империи. Доллар никак не мог стать такой единицей, хотя бы потому, что США так и не вошли в новое планетарное образование, продолжая выторговывать для себя особые условия. Пока все их попытки отвергались, а продолжение переговоров переносилось на очень далёкие сроки.

— У нас нет экономических рычагов, чтобы воздействовать на текущую ситуацию. Военные конфликты при нынешних раскладах сил заведомо неблагоприятны. Даже если остальные участники Союза и не вступятся за отдельную страну, которая может быть объявлена зоной наших интересов, то для нас эта агрессия однозначно выльется в отказ при приёме в членство Союза. Об этом нас предупредили прямым текстом, даже не пытаясь хоть как-то прилично облечь это предупреждение в дипломатический язык, — дипломат в очередной раз вытащил носовой платок.

— Насколько это предупреждение серьёзно? — один из сенаторов, знакомый дипломату, благодаря своей "непотопляемости", позволившей ему уверенно входить в первый десяток из сотни сенаторов США, задал вопрос вполне безразличным тоном. Опытного дипломата ни на миг не оставила уверенность, что за безразличной маской скрывается целый ураган чувств.

— Серьёзнее не бывает. Это я лично слышал от одного из руководителей иноземной корпорации во время сеанса голосвязи. Корпорация проводила тогда закрытую конференцию для представителей стран, не вступивших в Союз.

— Допустим нам откажут в приёме. Но если мы начнём подминать под себя целые страны, то чем нам смогут возразить в конце-то концов? — сенатор проговорил один из возможных вариантов действий, который витал в воздухе и неплохо показал себя в последние годы.

— Разрешите я скажу, — в отличии от остальных участников разговора, этот человек выделялся не только цветом своей одежды, не имевшим ничего общего с традиционными расцветками гольф-клуба, но и её содержанием. Даже вполне обычная дорогая рубашка и брюки выдавали в нём военного, привыкшего к форме.

— Конечно Том, нам всем стоит узнать мнение военной разведки, — благосклонно кивнул ему советник Президента, выполняющий сегодня функции председателя.

— Мы привыкли, что наша территория всегда остаётся вне зоны войн. Правда не так давно нас в этом разубедили. Я не буду рассказывать, сколько нам стоила операция по нейтрализации пяти тысяч боевиков, которые оказались на нашей земле не без помощи пришельцев. Хочу особо отметить, что их доставка на нашу территорию не была замечена ни одним из средств ПВО. Что особенно странно, это пара случаев, где такие отряды были выброшены рядом с аэродромом и военной базой. Даже там высадку инопланетяне осуществили без малейшего отклика наших систем. Поэтому, как состоявшийся факт можно уверенно говорить об отсутствии у нашей страны противовоздушной защиты от таких вторжений.

— Я надеюсь, это была плохая новость и сейчас мы услышим хорошую, — советник попытался шуткой разбавить угрюмое молчание, с которым все присутствующие выслушали представителя армии.

— Вряд ли и вторую новость можно назвать хорошей. У меня на столе лежит концентрат исследований, которые проводились по нашему заказу сразу несколькими научными центрами. Предметом их исследований были применённые в разное время и в разных местах разнообразные воздействия на электронику. Даже итоговая часть документа содержит более ста страниц, поэтому я выделю основные моменты. За последний год средства радиоэлетронной борьбы применялись во всём мире больше ста пятидесяти раз. В том числе и нами, но сейчас речь не о земных технологиях. Наиболее заметными для нас стали неработающие линии связи, в том числе хорошо защищённые биржевые и банковские системы. Во время военного конфликта с Мадагаскаром также отмечено использование РЭБ. У аналитиков сложилось твёрдое мнение, что конфликт был использован нашими противниками, как учения. Замечено четыре разных градации мощности воздействия, которое выводило из строя аппаратуру разной степени защищенности. То, что по Мадагаскару нам позволили выпустить ракеты было одним из таких этапов изучения. Я не оговорился, нам действительно позволили выстрелить. Из трёх залпов, которые должен был произвести крейсер, мы смогли запустить только первый. Остальные пуски ракет оказались не выполнены. Более того, на самом крейсере перестала работать вся электроника, кроме мощных генераторов тока и лампочек освещения. По нашему заказу нам подняли соответствующее оборудование с затонувшего корабля. В чём-то оно схоже с "черными ящиками" самолётов. Поэтому учёные считают состоявшимся фактом то, что крейсер, как боевая единица был приведен в негодность за несколько минут до его затопления. Это хорошо объясняет и полное радиомолчание корабля перед гибелью. То, что выпущенные ракеты не реагировали на сигналы со спутника и даваемые целеуказания, лишь подтверждает предположение, что нас использовали для проведения испытаний незнакомых нам образцов вооружений.

— Зачем нам столько ненужных деталей. Мы ждём заключений, выводов и предложений, — советник постарался говорить мягко, но в голосе прозвучало раздражение и лязгнула сталь.

— Хорошо. Тогда коротко выводы аналитиков. Нам больше не дадут выиграть ни одну войну. Нас не будут убивать. Просто у наших войск вторжения уничтожат всю военную электронику, как бы мы её не защищали и не экранировали. Хочу напомнить, что внутри страны мы не имеем значимых сухопутных сил. Даже небольшие десанты, в несколько сотен человек на бронетехнике — это серьёзная угроза для безопасности США. В качестве предупредительной меры скорее всего будет применено полное уничтожение электроники в самой стране. Нас в любое время могут оставить без связи, транспорта и даже обычных бытовых удобств, вроде телевизора, кондиционера или стиральной машины. И тогда добро пожаловать в Америку пятидесятых, джентльмены, — военный хотел ещё что-то сказать, но только махнул рукой и потянулся к стакану с минералкой.

— Вы хотите сказать, что армия не справиться с десятком отрядов диверсантов? Я Вас правильно понял? — возмущение прорвалось наконец-то в речь сенатора.

— Да, сэр. Вы меня поняли абсолютно верно. Мы не имеем значимых армейских подразделений внутри страны в достаточном количестве и необходимом их расположении по всей территории. Поймите, что когда нас лишат транспорта и авиации, то даже сто километров окажутся непреодолимой преградой для оперативной защиты от вторжения. Без транспорта и с неработающей электроникой армия окажется практически безоружна. Бегать бегом за бронетехникой противника это глупая затея. Может прикажете возродить кавалерию? Иначе боюсь, что выпуск танков без электронных компонентов мы не успеем быстро наладить. Тем более обучить для них экипажи.

— У нас тоже есть средства радиоэлектронной борьбы, — подал голос ранее молчавший высокий худой мужчина. Посторонние люди вряд ли узнали бы в лицо шестого отпрыска одной из самых значимых и богатых семей Америки. Опыт первых пяти поколений научил его оставаться незаметным и стать достаточно непубличным человеком.

— Пока есть. Ключевое слово — пока, — представитель армии вытащил коммуникатор и что-то прочитал на нём. Пара людей, находящихся в зале, удивлённо переглянулись. До сих пор они считали, что на время переговоров зал хорошо защищён от прослушивания и использования средств связи.

— Прошу меня извинить, но я вынужден Вас покинуть, — военный энергичным кивком попрощался и быстро пошёл к выходу.

— Вы не хотите нам сказать, что случилось? — советник был взбешён оказанным неуважением. Его возглас застал представителя армии в дверях.

— Два объединившихся отряда боевиков ИСГИЛа только что захватили военный аэродром. Именно тот, с которого мы осуществляем вылеты с ядерными бомбами на борту.


Глава 23

Яхта Яла Ципрануса, профессора имперской академии наук, была рассчитана на дальние и длительные экспедиции. Наша группа из восьми человек без труда нашла себе место не только в многочисленных свободных каютах, но и в остальных помещениях. Профессор примчался в нашу систему очень быстро. Как только мы запустили разгонные ворота, которые позволяли за три безопасных прыжка долететь из Алайи, где находилась база Седьмого Флота, до Солнечной системы, так его яхта появилась у нас, став вторым пилотируемым кораблём, прошедшим к нам через ворота. Первыми созданную транспортную систему проверили три беспилотника и корабль моих партнёров. С помощью Флота мы обошлись установкой всего одной пары ворот, остальные были собственностью Флота и опирались на их промежуточные посты. Седьмой Флот охотно откликался на наши пожелания и наращивал свои возможности в освоении стратегического региона дальнего космоса. Профессор, один из лучших специалистов по наследию Предтеч в Империи, оказался ещё тем живчиком. Без него военные копались бы еще месяца два с организацией транспортной магистрали. К нам он примчался после пары разговоров с ним в Сети. То, что у нас появилась комплектная станция с дронами-наблюдателями и зондами, изготовленная Предтечами, было уже достойно внимания само по себе. Его повергло в шок известие, что мы смогли использовать её по назначению, задействовав весь функционал. До сих пор только две подобные станции пытались запустить, но и то это происходило в крайне кастрированном режиме и после долгих и неудачных попыток их продали в музеи, заменив на современные, имперской конструкции. Свою известность и значительное состояние Ял Ципранус получил после феноменальной находки — майнерского корабля Предтеч с установкой синтеза антивещества. Больше десяти лет ушло у группы учёных на его изучение и понимание принципов работы. Полученные патенты и сам корабль позволили Ялу стать очень богатым гражданином Империи и дальше заниматься теми исследованиями, которые ему самому были интересны. Последние тридцать лет своей жизни учёный провёл в экспедициях, лабораториях и на оценке предметов из частных и государственных коллекций, изготовленных Предтечами. Оценка оказалась очень выгодным занятием, приносящим более чем достойные вознаграждения. Довелось ему изучать и станции, подобные нашей. Ни одна из них не выполняла и десятой части тех функций, которые мы научились использовать. Заманить меня в поездку учёному удалось по двум причинам. Во-первых, во многих коллекциях оказались тысячи предметов, изготовленных Предтечами, назначение которых так и не было понято, а во-вторых, он пообещал незабываемую неделю отдыха на его острове для всей моей семьи. Заодно были обещаны и экскурсии, но уже по ходу работы. Под работой Ял понимал оценку древних предметов у коллекционеров и работу на правительство, по выяснению принципов работы нескольких сотен интереснейших агрегатов, скопившихся в правительственных и научных запасниках за годы освоения космоса. По его словам, мне это могло принести фантастические доходы и высочайший рейтинг гражданства. Материальное подтверждение его словам я получил перед поездкой. Двадцать миллионов имперских кредитов были перечислены на мой счёт за "работы по исследованию безразгонных прыжковых систем", именно так был озаглавлен отчёт по принципам работы "блох". Заодно изменилась и отметка по гражданскому рейтингу.


Свою пластинку, но уже с техническими базами Предтеч, я получил от Разума позже сына. ИСКИН корабля арианни в очередной раз пытался подогнать имперские базы двигателей и реакторов и как-то соотнести это с бюджетом. Эту попытку мы повторили после его подключения к имперской информационной Сети. Для успокоения паранойи подвесили ещё один спутник, который индивидуально "общался" с кораблём, получая и прогоняя все сообщения через два других коммутатора. Крайне узкий луч должен был обеспечить максимальную анонимность конечного адресата. После полуторачасового штурма я откинулся на кресле, взяв передышку. Получаемые варианты меня не устраивали. Вот тогда я впервые "услышал" Разум. Позже выяснилось, что наши рассуждения о возрождении Корабля не остались незамеченными. Получив от Разума базы Знаний, я совсем иначе стал рассматривать возможности Корабля. Прилагаемая схема, показывающая первоначальные разработки Предтеч, в ряде крайне принципиальных моментов не совпадала с конструкцией арианни. Базы Знаний "от Предтеч" поражали своей эффективностью и простотой обращения к ним. Такое впечатление, что аналогичные, уже изученные имперские базы были написаны на старославянском языке и требовали дополнительных тренировок и осмысления, а Предтечи давали Знания целыми информационными блоками образов, даже интуитивно понятными. По крайней мере со станцией и "блохами" удалось разобраться очень быстро. Огромную помощь оказал найденный на станции диагност и звено ремонтных роботов, наделённых своеобразным интеллектом. В отличии от имперских образцов, ремонтники от "Предтеч" требовали намного меньше времени на постановку задач и не нуждались в постоянных подтверждениях. Гораздо сложнее оказалось согласование протоколов и перевод чертежей в понятный для имперских металлизаторов формат. Именно тогда, уже отчаявшись, я и изобрёл "переводчик с русского на русский". Уцелевшие и полностью исправные детали Предтеч обследовались диагностом Предтеч и затем аналогичным имперским оборудованием, а потом компьютер диагноста приводил их к общему знаменателю. В итоге получилась вполне вменяемая программа, которая позволила выполнить ремонт станции с использованием имперского оборудования. Компьютер диагноста вряд ли можно назвать ИСКИНом, но функция самообучения у него точно есть. По крайней мере теперь детали для ремонта древних изделий изготавливались на стандартном имперском оборудовании по чертежам, выполненным диагностом Предтеч.

Источник своих знаний я Ялу раскрыть не мог. Удалось отговориться якобы найденной в кофре диагноста пластинкой, которая видимо оказалась техническим имплантантом Предтеч и благополучно растаяла у меня в руках. Древний диагност и звено ремонтников сейчас летели со мной в Империю. Придется нам с ними отрабатывать авансы, полученные от Разума.


Про мою идею с "ломтерезкой" во всей Империи знало не больше десяти разумных. Из баз данных, полученных от Разума, я вытащил общую схему абсолютно случайно, когда изучал "блох". Основные принципы оказались одинаковыми. Переход на доли секунды в подпространство позволял совершать небольшой прыжок. "Блоха" не знала препятствий, пролетая во время прыжка любые защитные поля и даже материальные объекты. Мы с максимальной точностью произвели все замеры и достоверно выяснили, что на время прыжка в нашей реальности само физическое тело "блохи" перестаёт существовать. Первый десяток таких дронов был изготовлен "на коленке", с использованием нашего оборудования и имперского набора из маршевых двигателей и электроники. Собственно, мы сделали корпуса и сдвиговый прыжковый двигатель, а остальное взяли у имперцев. Вот с этими дронами и был проведён первый опыт по созданию "ломтерезки". Если выстроить дронов в кольцо и одновременно включить прыжковые двигатели, то образуется поле, которое вырезает куски из любого материального тела внутри круга. Раджи со своей командой наверно проклял меня, когда получил задание по программированию и реальному воплощению коммутатора для "блох". Зато дроны научились летать "кольцом" и одновременно "прыгать". На испытаниях, куда я пригласил представителя СБ, а он привёз с собой ещё трёх жутко секретных гуманоидов, я разрезал пополам металлический астероид метров пятьсот в диаметре. Предварительные расчёты показали, что одновременно "кольцо" могут делать триста шестьдесят дронов, причём толщина "нарезки" в центре круга заметно уменьшается. При большем количестве дронов, а соответственно и большем радиусе кольца, в середине круга эффект пропадает. Мощности поля уже недостаточно и нужно увеличивать мощность прыжковых двигателей. Вырезанные "ломти" вместе с полем перебрасывались на всю длину прыжка. У астероида я вырезал "ломтик" толщиной в пять с половиной метров.


— "Дикий" предложил абсолютно новую тактику и новое оружие. Из двенадцати бомберов шестого поколения он сделал носители для восьми "блох" на каждом корабле. Если Вы помните ТТХ бомберов "Зулу", то это самые быстрые и незаметные корабли того уровня. Используя разгон носителя, его дроны могут уходить в прыжок через доли секунды после их запуска с носителя.

— Насколько я помню, шестое поколение не предусматривало малых беспилотных кораблей, не так ли? — вмешавшийся в доклад представитель Генерального Имперского штаба до этого молча слушал выступающего офицера СБ.

— Так точно, бомберы "Зулу" требуют наличия пилота.

— Тогда может быть всё не так плохо? Два десятка пилотов на такие специфические корабли найти будет сложно. Собственно, продавая этой корпорации военные корабли, мы в первую очередь создавали резерв для нашего флота в важном для нас регионе. Запас даже старых кораблей, но без необходимого количества пилотов, мы всегда можем использовать в своих целях. Не так ли, адмирал?

— Боюсь, что этот вопрос придётся пересматривать в самое ближайшее время. Насколько мне известно, корпорация активно модернизирует почти все наши корабли. Основное отличие в увеличении вычислительных комплексов. Более того, в наших пилотах они не нуждаются. По имеющимся у меня сведениям, только на базе, куда периодически заходить наш патрульный фрегат, у них постоянно проживает больше сотни пилотов, специально "заточенных", как они выражаются, под свои классы кораблей. Наши пилоты общего профиля будут однозначно проигрывать, а в ряде случаев просто не смогут управлять модернизированным судном.

— Как это не смогут?

— Имперский сертификат для пилота бомбера не предусматривает знаний по кибернетике и управлению дронами. А "дикие" демонтировали наши системы вооружения и поставили вместо них контейнеры для запуска "блох", которые фактически являются дронами. После увеличения вычислителей также требуется база знаний следующего поколения по "Кибернетике" и "Инженерии". Такого набора у обычных пилотов нет, а использовать в качестве пилотов на бомберы командиров с фрегатов и крейсеров нам никто не даст.

— Но откуда у них импланты и базы таких высоких уровней? Да они стоят не меньше, чем эти бомберы!

— Позвольте мне ответить на этот вопрос…, — безопасник дождался кивка адмирала и продолжил, — Наличие баз у этой корпорации засекречено, но Ваш уровень допуска позволяет мне прояснить ситуацию. Вы уже в курсе, что те же "блохи" были добыты и изучены нашими учёными при прямом взаимодействии с сотрудниками корпорации. Кроме дронов в руки корпорации попало и другое оборудование Древних. В результате образовался определённый симбиоз из наших научников и специалистов корпорации. Более того, по признаниям наших учёных, за которыми велось наблюдение, лидерство в изучении было не у них. Многие из знаний о методах Древних им выдали уже в готовом виде именно земляне. Научники притащили с собой мощнейшие ИСКИНы и создали совместный исследовательский центр. Одним из промежуточных результатов стали новые базы и импланты, действующие по новым принципам. Земляне эти достижения испробовали на себе в первую очередь. Сейчас на такие импланты переходит четвёртое крыло Седьмого Флота. Переход на новые импланты, которые корпорация начала производить мелкими сериями, позволяет уверенно фиксировать увеличение всех параметров на двадцать-тридцать процентов. По согласованию с Флотом замена производится только добровольцам и в счёт оплаты поставок от нас.

— Откуда у них пилоты? Я готов поверить даже в то, что год назад вылезшая в космос раса, научилась производить более совершенные импланты, чем умеют делать наши умники. Но даже практика пилотов требует сотни часов тренировок. Да я сам полгода из тренажёров не вылезал, когда был курсантом. По четыре часа в день тренажёров, а потом столько же в медкапсуле. Сто пилотов — это годовой выпуск нашей академии.

— Вот. Мы подошли к одному из главных вопросов нашей сегодняшней встречи, — безопасник возбуждённо вытер платком вспотевший лоб, — Месяц назад мной была подана докладная записка. Я прошу всех присутствующих внимательно с ней ознакомится и дать максимально быстрое её прохождение по Вашим инстанциям. Как раз в ней и описано, откуда у землян ВДРУГ взялось больше двадцати миллионов потенциальных пилотов.

— Сколько-сколько? — не поверил адмирал услышанной цифре.

— Не меньше двадцати миллионов, — ещё раз повторил офицер СБ, почему-то отводя глаза.

— Но откуда?

— Причин несколько. Основными я считаю наличие Игры и высокую мотивацию их молодёжи. Как раз про Игру я очень подробно всё написал. Они сделали компьютерную игрушку, в которую играют миллионы людей. По своей сути это обычный симулятор, который в более жестком режиме проходят наши пилоты. Когда земляне играют в свою Игру, то немного медленнее, но всё равно получают все необходимые навыки. Затем из Игры выбирают лучших из лучших и предлагают им контракты и обучение до стандартной нормы. При уже имеющемся опыте такое обучение занимает меньше месяца. В игре у них есть все виды кораблей и все требования по другим навыкам. Кроме того, в неё постоянно вносят обновления. Поэтому количество пилотов для корпорации ограничивается только необходимостью в нужном количестве пилотов и числом тренажёрных капсул.

— А медицинские требования и поддержка?

— Вот как раз с медициной у них нет проблем. Более того, я бы сам хотел, чтобы у нашего флота медицина была бы на их уровне. По крайней мере мне известно, что медицинский компьютер у них самого последнего поколения и кроме того, самообучающийся, с большой практической наработкой именно на их расе. Наши учёные были поражены тем кумулятивным эффектом, которое возникает при таком применении медицинских компьютеров этого типа и теперь носятся по стенам и потолку, утверждая, что готовят сенсацию в медицинском мире. Так что нам ещё раз повезло, что мы нашли такой закрытый заповедник. Глядишь и в медицине серьёзно продвинемся. За право наблюдения только за их наработками по медицине им разработчики оборудования выделили абсолютно беспрецедентные объёмы новейшей техники и прислали лучших специалистов. Насколько мне известно, там установлены даже новейшие экспериментальные капсулы, за которыми нашей службе поручили присматривать. Хотя интерес медиков можно объяснить и появлением новых имплантов. Такой опыт дорогого стоит.

— Адмирал, как Вы считаете, "дикие" могут представлять для нас опасность?

— Скорее нет, чем да. До появления у них "блох" я бы вообще ответил более категорически. Хотя даже сейчас это маловероятно. Бомберы шестого поколения видит любая наша техника, от восьмого поколения и выше. Остальная техника почти стандартна и сильно отстаёт по всем параметрам. Кроме того, классы кораблей никто не отменял, а у них нет ни одного крейсера, да что там крейсера, даже ни одного туннельника, который может представлять опасность хотя бы для крейсеров шестого поколения.

— А насколько "дикие" могут быть опасны для инсектов?

— Сложно сразу сказать. Все мы живём опытом уже прошедших войн. Если арахниды не поменяли тактику, то разведгруппу первой волны земляне может быть и отобьют, но не более того. Чтобы полноценно удержать хотя бы первую волну того формата, как это было у нас, потребуется около тысячи кораблей крейсерского класса и поддержка полусотни линкоров, лучше с десятком дредноутов. Иначе придётся уходить в глухую оборону и опять заваливать пространство тысячами минных кластеров.

— Предлагаю подвести итоги. Через десять минут мы подойдём к разгонным воротам и разойдемся по своим каютам. Итак, что я должен доложить Императору? — живенький старичок с густой седой шевелюрой уже не один десяток лет был одним из личных советников Императора. В течении всего разговора, после испытаний "ломтерезки" он от силы проронил два-три предложения, больше предпочитая слушать. Но это не мешало ему оценивать как своих собеседников, так и всё ими сказанное.

— По самим испытаниям стоит подумать о более мощных "блохах" и натурному проведению опытов с их использованием против кораблей тяжёлых классов с включенными щитами." Блохи" и их носители для Флота представляют ценность только в том случае, если их можно будет использовать неожиданно для противника. Для этого нужны принципиально другие системы маскировки, от девятого поколения и выше. Поэтому пока производство "блох" имеет смысл оставить в этой глуши. Тут все на виду и вероятность утечки секретов на порядок ниже, чем где-либо. Сюда стоит подкинуть пару заводов, посовременней, и нарастить количество кораблей, раз уж с пилотами у "диких" настолько хорошо. Осталось согласовать подчинённость и структуру будущего соединения. Отдельный вопрос насчёт бюджета. Фронтир и Империя вряд ли согласятся оплачивать новое соединение, расположенное в дальнем космосе. А если открыть карты местной корпорации, то они скорее всего свернут свой бизнес и попытаются перебраться в более безопасное место. На самой планете разговаривать пока не с кем. Там нет единого правительства, а что-то давать отдельным племенам рискованно. Скорее всего они тогда сами передерутся. Поэтому, методом исключения, у нас остаётся только их корпорация, которой стоит включить режим максимального благоприятствования. Необходимое количество крейсеров стоит начать собирать уже сейчас и пополнять ими резерв Седьмого Флота. Пусть это будут не самые новые корабли, но они должны быть исправны. Кстати, корпорация получила более высокий рейтинг в связи со своими исследованиями. Поэтому можно предложить им в качестве бонуса сотню крейсеров, допустим седьмого поколения. Думаю они сами будут их использовать в учебных целях, в первую очередь. Кстати, попрощайтесь с "диким" и поблагодарите за приглашение на испытания, у нас три минуты до прыжка.


Сергей поспешно отключился от зонда и почти сразу ответил на вызов имперского корабля, подлетающего к разгонным воротам. То, что ему удалось прослушать разговор, было полной неожиданностью. На испытания он решил подогнать поближе к астероиду четыре зонда от Древних, рассчитывая сделать дополнительные измерения. Не всё поначалу шло гладко. В программу пришлось вносить данные по массе астероида, влияющие на построение кольца. После того, как "блохи" пропали, совершив прыжок, долгое время ничего не происходило. Невредимый, с виду, астероид продолжал свой путь. Только посланный буксир-"крыса" смог изменить ситуацию. Когда он ухватил захватами астероид и начал буксировку, то не сразу, но стало понятно, что астероид распадается на две неравные половинки. К этому времени Сергей уже сидел, мокрый от пота, всё-таки напряжение и волнение давали о себе знать. Имперцы по связи поздравили с удачными испытаниями и отключились. "Интересно, о чём они сейчас говорят", — мелькнула мысль и почти сразу началась трансляция от зонда. Зонд неожиданно откликнулся на мысленный вопрос. Так что все переговоры Сергей выслушал, боясь даже шевельнуться, чтобы не дай Бог, чего-то не пропустить. Каким образом оборудование Древних уловило его желание и "оседлало" отключенные внутрикорабельные системы наблюдения на имперском корабле, было непонятно.

Случайно подслушанный разговор принёс столько новой информации, что от неё закипал мозг.


Глава 24

Будни разведчиков не героичны. Наоборот, чем понятнее и максимально приближённее к своей "легенде" будет вести себя человек, тем меньше шансов на то, что он привлечёт излишнее внимание. Порой обычная бытовуха намного важнее, чем все аксессуары, которые приходится использовать для выбранной роли. Кулу Рафичиму с тоской вспоминал свой тихий пункт проката мотороллеров, ещё не так давно бывший его прикрытием. Сменить внешность, "легенду", имя и вид деятельности вынудили обстоятельства. Возглавляемое им отделение разведки прилично разрослось и не могло не засветиться во время последнего конфликта с США. Пришлось провести пару дней в клинике. После сеанса омоложения и смены всех биометрических данных тридцатилетний, на вид, мужчина получил соответствующие документы. Особо любопытные соседи, интересующиеся, куда же мог деться бывший владелец пункта проката, при определённых связях и небольшом количестве денег, могли узнать, что данный житель Мадагаскара вылетел самолётом в Канаду. Там он успел взять в прокате машину и даже переночевать в отеле, а затем исчез и больше нигде не появлялся. На самом деле в Канаде Кулу пробыл не больше трёх часов. Ровно столько, сколько потребовалось, чтобы снять номер в отеле, сесть в машину и доехать из Оттавы до границы с США, бросив затем прокатный автомобиль на трассе между Кингстоном и Броквиллом. Обнаружившие этот след могут дальше выстраивать версии, куда же делся любопытный турист из Мадагаскара.


Представитель корпорации, осуществляющий надзор за разнообразными экономическими и политическими событиями, происходящими в мире, был молод. В свои тридцать лет он владел, как минимум, десятком языков. Никому бы и в голову не пришло сравнивать его с пятидесятилетним мадагаскарцем, владеющим пунктом проката мотороллеров в островной столице. Аналитический отдел планетарного правительства имел достойный политический статус и документы, позволяющие свободно посещать все страны Содружества. То, что руководителем отдела стал человек, предложенный Корпорацией, заинтересовало всех, но особых возражений не вызвало. Пятнадцать сотрудников отдела были обычными аналитиками и действительно занимались тем, чем положено заниматься аналитическому отделу государства или крупной финансовой корпорации. Ни один из них и не подозревал, что они просто ширма для совсем иной деятельности их начальника.


Идеал красоты в Древнем Китае — маленькая, хрупкая женщина с крошечными ногами. Ни один приличный китаец не взял бы в жёны девушку с большим размером ноги. Чтобы ножка оставалась маленькой, девочкам туго бинтовали стопу и она переставала расти. Кстати, главным достоинством мужчины в Китае считались длинные волосы, которые заплетали в причудливые косы.

Ган Лулу, весьма известная китайская фотомодель, была в бешенстве. Разве так она представляла себе те перспективы, когда подписывала контракт. Студентка технологического университета, ставшая известной всему миру красавицей, попала в аналитическую группу планетарного правительства после одного недолгого разговора. По окончанию очередного показа мод, автомобиль, который должен был отвезти её в отель, выехал в пригород и заехал в закрытый двор небольшого особняка.

— Куда вы меня привезли? — недоумевающая девушка обращалась больше к охраннику, чем к водителю.

— С Вами хотят поговорить. Это не займёт много времени, — полуобернувшись ответил тот, выходя из машины.

— Я надеюсь ты понимаешь, что делаешь? Просто так я этого не оставлю, — почему-то девушке не было страшно. Скорее всего свою роль сыграло то, что район был достаточно респектабелен, а охранник и водитель не проявляли никаких признаков агрессии, сохраняя абсолютно невозмутимый вид.

— Вам туда, — охранник, проводивший её в особняк и принявший плащ, махнул рукой в сторону изящных лакированных дверей, покрытых причудливой резьбой.

— Проходи, Чика, нам уже давно стоит поговорить, — раздавшийся в полутёмном зале голос заставил девушку вздрогнуть. Нет, сам голос ей был знаком. А вот Чика… Это прозвище она слышала только от одного. Прошлое вернулось. Нет, не может быть… Она сделала всё, чтобы забыть про те годы.

На разом ослабевших ногах, девушка добралась до камина, неярко горевшего в конце зала. Пожилой китаец, одетый в дорогой шелковый ханьфу, удобно расположился на мягких подушках между центром кана и окном.

Конструкция кана основана на опыте, который был накоплен китайским народом в течение многих поколений. Как правило, кан занимает третью часть половины комнаты, состоит из камина для отопления, печи, лежанки и дымохода. Сделанный из глины и кирпичей кан располагается возле окна, а горячий воздух из печи проходит по трубам, которые находятся в лежанке, дым же выходит через специальных дымоход.

Самая теплая область на кане, по традиции, предназначена для сна пожилых членов семьи, так как к ним в китайском обществе относятся с максимальным уважением.


— Знала бы ты, девочка, сколько трудов мне стоило, чтобы твоя судьба текла, как спокойная река. Ты у нас умненькая, поэтому сама догадаешься, когда и чем ты меня заинтересовала. Про те времена можешь забыть, все кто что-то знал уже ничего не расскажут, а тем более не покажут. Сколько трудов мне стоило, чтобы всё собрать или уничтожить. Только таких конвертов, как на столе, пришлось разыскать не один десяток, — своим жестом её собеседник дал понять, что он хочет, чтобы фотомодель посмотрела на содержимое конверта, лежащего на краю низенького столика, изготовленного из незнакомого дерева тёмно- зелёного цвета.

— Я надеюсь, что ты ещё помнишь, чему тебя учили в университете? Завтра у тебя заканчивается тур, но вместо отдыха тебе придётся много заниматься. Твой агент уже в курсе, поэтому следующий месяц у тебя будет плотно занят учёбой — неторопливую речь смутно знакомого человека фотомодель слышала, как через вату в ушах. Мысленно она поблагодарила судьбу за то, что в зале темно. У неё горело лицо, уши и даже спина. На фотографиях была она, но лет восемь назад. Сейчас, по фотографиям из конверта, никто бы уверенно не опознал в той миниатюрной девочке, снимающейся в запредельном детском порно, её, известную фотомодель, сделавшую шесть пластических операций лица и тела. Именно этот китаец ей запомнился, когда она вспоминала те, небольшие куски действительности, которые всплывали во время лечения от наркотической зависимости. Его внешность она не помнила, даже сейчас, в свете камина, лицо собеседника почти не видно, но голос она узнает всегда. Зачем он тогда её выдернул в мир реальности, она так и не поняла до сих пор.

— Денег мы с тобой заработали немало. Теперь ты очень даже состоятельная невеста. Но самое главное дело твоей жизни ещё только впереди. За месяц тебя хорошо подготовят к конкурсу. Работать будут лучшие специалисты, которых мне удалось найти. У тебя будут шикарные рекомендации, поэтому шансы на победу достаточно велики.

— Что я должна сделать? — девушка собрала всю волю в кулак, чтобы её голос прозвучал спокойно. Это ей удалось.

— Ты слышала про инопланетян? Конечно слышала, я зря задал этот вопрос. В планетарное правительство набирают сотрудников. Интересующий нас конкурс начнётся через месяц. Мне надо, чтобы ты попала в аналитический отдел. Ничего особенного ты там не узнаешь, но даже сами направления их деятельности мне очень интересны. Совсем удачно получится, если тебе удастся близко познакомиться с руководством. Сейчас езжай, отдохни. Машина за тобой придёт завтра в восемь утра.


— Зачем нужно было собирать весь этот серпентарий? Из пятнадцати сотрудников десять уже точно установленные агенты, а остальные почти наверняка завербованы ещё до конкурса, — не так много мест на Земле, где импозантный руководитель отдела мог позволить себе расслабиться и говорить, то что думает, не опасаясь подслушивающих устройств.

— Мы считаем, что их информация имеет достаточно высокий приоритет у руководства. Поэтому на конкурс и отобрали явных представителей госслужб из основных стран. Официальный метод подачи информации не всегда самый быстрый и действенный. Мы уже подготовили три блока очень больших информационных баз. В том, что наш метод раскусят никто не сомневается, но и отказаться от поступающей таким образом информации никто не сможет. "Я знаю, что ты знаешь".

— То есть от меня будет уходить дезинформация?

— Конечно же нет, совсем наоборот. Только правда и ничего кроме правды. Аналитический отдел вполне может проработать вопрос о том, какие страны в настоящее время наиболее перспективны по специалистам и технологиям к освоению Марса, или к созданию собственной базы на Луне. По результатам таких заключений планетарное правительство получит вполне официальный отчёт, НО… спустя какое-то время, а не сразу. Зато мы получим в ближайшем будущем неплохие контакты для скорейшего прохождения информации и разговора с правительствами разных стран.

— Три блока. Марс, Луна…, а что третье?

— Ближний круг обороны нашей планеты, — Агреев машинально потёр уставшие и покрасневшие глаза.

— Ого. Уже есть предпосылки?

— С некоторыми неприятностями мы теперь в состоянии справиться, а через пару недель сделаем это даже очень эффективно. Недавно получили станции. Сейчас их разворачивают. Так что скоро в телескопы можно будет их увидеть. Кроме того, скоро запустим в производство очень хитрые кораблики. Пока ещё рано о чём-то говорить, испытания прошли успешно, но надо отработать специальную тактику для таких отрядов.

— А какую роль будут играть земляне в обороне, уже известно?

— По первоначальным прикидкам потребуются пилоты на малые корабли, но очень много. С учётом сменных экипажей тысяч пять только в первой очереди. Это по планам на ближайший год-полтора. Посёлки строить больше не будем, мест на станциях хватит с запасом. Четыре крыла малого флота будем обеспечивать сами. Одно крыло уже укомплектовали. Почти сотня кораблей и больше тысячи пилотов и персонала. По нашим производственным расчётам мы вполне можем выйти на уровень пятидесяти-семидесяти фрегатов в месяц. Вспомогательные корабли пока закупаем.

— Хм, у вас там точно ничего не протекает? Мне "абсолютно случайно" ни с того ни с сего мой корейский сотрудник вчера взахлёб рассказывал, какие сильные и большие кланы у Кореи в нашей Игре. Очень странное совпадение. Насколько я помню, пока всех пилотов мы брали оттуда?

— Ну, не всех, допустим, но многих да, из Игры. Про "протечки" подумаю, но скорее всего это их аналитики просчитали возможное развитие и уже начали свою подготовку. Так что видишь, наш план начал работать даже раньше, чем мы сами стартовали. Скорее всего это тебя уже их службы проверяют. Ненавязчивый встречный вброс информации. Если подтвердим, что ты "неофициальное Ухо корпорации", то тебе и работать станет проще.

— Думаю, что идея в целом интересна и действенна. По крайней мере Англии хватило намёка на их возможное участие в программе по освоению "иных планет". Они резко поменяли курс и откалываются от США прямо на глазах.

— "Правь, Британия, морями". Они всегда колониями жили, поэтому тут им наступили прямо на самое родное и больное место, — улыбнулся Агреев, — Так что новая концепция развития по Марсу будет только в плюс. Вот увидишь, насколько сговорчивее они станут в ближайшие же дни. Тут посидеть на двух стульях сразу уже не получится. Придётся им менять привычки. Это тебе не Евросоюз с Америкой. У нас их фунты не котируются. Да и должны понимать, что по нашим программам мы пустим в космос только тех, кто входит в Содружество. Остальные пусть сами пробуют. Запрещать им самостоятельность никто не собирается, но и на помощь могут не рассчитывать. Возможно, в далёком будущем, отщепенцам начнут продавать какие-нибудь ресурсы в космосе, но не более того. Тонна стали на Луне за десять миллионов евро — это хороший экономический стимул. Поневоле заставит задуматься даже самых непримиримых.

— Хм, как раз про английского агента у меня в отделе ничего не известно. Разве только кто-то из них двойной.

— Джеймсы Бонды выкрутятся. У них мощная служба с хорошими традициями. Скорее всего через Индию уже давно и плотненько присосались ко всей информации. У них это тоже традиционно делается веками.

— Как надолго меня запланировали на этом месте, не в курсе? Вроде, как я не совсем по специальности.

— Точно не скажу. Знаю, что после возвращения из командировки шеф нас всех соберёт. И есть у меня предчувствие, что кто-то из нас полетит знакомиться с космическими далями.

— Я вот также думаю. На прошлой встрече он не случайно пару раз задумывался. В очень уж характерных местах были те паузы.

— Гадать не будем. Наверняка он привезёт массу новых сведений и предложений. Вот и обсудим всё сразу, — Агреев слегка недовольно свёл брови. Обсуждать отсутствующих и вышестоящих даже в "близком круге" не есть хороший тон. Поэтому попрощался чуть холоднее, чем обычно.


Глава 25

Красивейшие острова в тропиках, с абсолютно ровным и предсказуемым климатом. Чем ближе к центру искусственного архипелага, тем больше они по размеру и больше расстояние между ними. Этот архипелаг был самым престижным местом на планете, целиком отданной под курортные зоны. Ял Ципранус не даром гордился своей уникальной собственностью. В проект создания архипелага он вошёл одним из первых. Именно благодаря деньгам первой сотни инвесторов и стала возможной реализация проекта. Теперь пять тысяч квадратных километров тропического мелководья были засеяны тысячами искусственных островов и островков. Излюбленное место творческой элиты и самых богатых разумных Империи. Про системы охраны архипелага ходили легенды.

— У нас даже вся крупная рыба вокруг островов имеет офицерские погоны, а птицы и того больше, — шутили местные владельцы недвижимости, с гордостью знакомя гостей со своими владениями. Со временем на самых больших островах выросли целые дворцы, в которых легко можно было заблудиться. Кстати, три таких дворца мы и посетим в ближайшие дни. Ял уже согласовал проведение экспертизы по древним предметам с владельцами.


Два дня ушло на акклиматизацию, отдых и экскурсии. Более низкое притяжение, слегка разряженная атмосфера, но с повышенным содержанием кислорода, дарили необычайные чувства. Общее впечатление такое, как будто бы ты стал намного сильнее и попал на странное море, находящееся в тёплом высокогорье. Удивительная планета! Необычно всё. Воздух, запахи, небо, местное солнце. К концу второго дня у меня даже мысли изменились. Текучка и суматоха последних месяцев отошла на второй план. Легкий релакс.

Очень странные тут аборигены. На Земле их бы назвали жертвами анорексии. По земным меркам они непропорционально худые и длинноногие. Двигаются неторопливо, но изящно. Никогда бы не подумал, что небольшая разница в притяжении может так сказаться на генотипе. Хотя тут наверняка много причин намешано. Всё-таки иная раса.


— Ял, я помню, ты обещал мне похвастаться своей коллекцией, — я с удовольствием потягивал кофе, расположившись на веранде. Это первая кружка за три дня. Хорошо, что я догадался засунуть несколько пачек кофе в сумку с подарками. Вот теперь самому пригодились. Из процесса приготовления напитка получился целый квест. Нет у местных жителей кухни и посуды. Пока не догадались посетить лабораторию Яла, где нашлись подходящая мензурка и горелка, миссия была не выполнима. Вот в лаборатории мне и попались на глаза первые образцы изделий Древних.

— Да, конечно. Прямо сейчас и сходим. Мне самому очень интересно, как ты классифицируешь некоторые предметы. Я потерял кучу времени, но так и не смог понять их назначение и принцип работы. Ещё у меня есть большая куча хлама, который я купил перед вылетом. Пока не разбирался, что там, времени свободного не было. Абсолютно случайно попал на свалку, а у них целые залежи разного непонятного неликвида. Состояние ужасное, но кое-что можно попробовать восстановить. Мусорщики мне целый контейнер набили, когда я сказал, что заплачу в пять раз дороже, чем они получат, сдав всё в металлолом. Вот там ты точно найдешь знакомые вещи. Я помню, что побитых зондов у них валялось не меньше десятка. С остальным я не уверен. Вполне возможно, что многое окажется допотопным хламом уже наших цивилизаций.

— Это очень хорошо, Я постоянно волнуюсь, что наши зонды могут потеряться или их повредят астероиды. Даже подумывал на аукционах поискать битые, на всякий случай. Так что с удовольствием прикуплю что-нибудь на запчасти.

— Зонды встречаются в продаже очень часто. Я думаю, что в Империи нет ни одной системы, где бы не находили десяток-другой таких артефактов. Не удивлюсь, если мы когда-нибудь узнаем, что раньше они были объединены в общую систему наблюдения.

— Вполне возможно. У нас на станции есть не задействованные блоки, вполне подходящие для установления мощной связи. Вот только антенн нам не досталось. Время их не пощадило.

— Станция была в зарытом бункере?

— Скорее в глубокой пещере, но явно искусственного происхождения.

— У меня сохранились снимки таких находок. Насколько я помню, антенны там тоже не встречались, — учёный нетерпеливо посматривал на меня. Свой кофе он попробовал, но пить не стал. Не понравилось, видимо.

— То, что антенны или какой-то их заменитель на поверхности был, понятно по мощным эмиттерам и разъёмам под них. Мы свой кабель вытащили, но он был оборван почти у поверхности. К сожалению наверху ничего не уцелело, — я постарался вспомнить, где у меня сохранены снимки нашей экспедиции. Надо будет перекинуть их Ялу на коммуникатор, может и заметит что-нибудь важное.

— Вижу, что ты закончил со своим напитком. Пойдём, покажу тебе, что мне удалось раздобыть из артефактов, — видимо моторчик у учёного уже перегрелся, так живо он подпрыгнул и потащил меня на задний двор своей виллы. Я думал, что там у него спортзал или бассейн. Оказалось, что не так. Большое помещение было заполнено столами и стеллажами, на которых располагались сотни предметов. Отдельно стоял выгороженный стеллажами закуток. К нему-то мы и пришли.

— Вот тут у меня всё и собрано, — обвёл рукой Ял с десяток стеллажей и застекленных витрин.

— А что на стеллажах в большом зале? — поинтересовался я, вытаскивая из чемоданчика тонкие перчатки.

— В основном то, что удалось насобирать из кораблей других цивилизаций. Например, очень много предметов, найденных в кораблях арахнидов. Они занимают чуть меньше половины этого зала.

— Сами корабли тоже где-то можно увидеть? — я видел в Сети информацию о кораблях инсектов. На нескольких сайтах энтузиасты очень подробно разбирали все достоинства и недостатки кораблей разных цивилизаций.

— Я знаю только, что в этой системе когда-то была пара кораблей. Мусорщики притаскивали крейсер и эсминец на одну из баз. Хотя их наверно давно распилили на металлолом. Техника арахнидов исследована Империей достаточно хорошо. Должен заметить, что они не сильно отстают от нас по уровню развития технологий. Более того, целый ряд сплавов оказался для нас полной неожиданностью. Например сплавы с высоким содержанием вольфрама и гафния показали себя исключительно хорошо в системах вооружений. Ну ладно, давайте приступим к делу, — учёный достаточно скомкано прервал свой рассказ, что меня немного удивило и заставило задуматься. Конечно немного странно, что Ял настолько неплохо информирован про чужую технику. Особенно про её военное применение. Скорее всего только что он рассказал мне немного лишней информации, поэтому и смутился, попытавшись скрыть это приглашением к осмотру. Или не хотел показать, что он по-прежнему причастен к некоторым тайнам Империи.

Я подключил диагност и выпустил дронов. Сам пошёл осматривать экспонаты под стеклом. Система очистки, блоки коммуникаторов энергопитания, система объёмных изображений, сканер производственного назначения, блок питания станции дальней связи — названия всплывали сами по себе. Имплант Древних позволил мне по внешнему виду определить большинство предметов, несмотря на то, что я даже не представлял в каких именно системах и каким образом они использовались. Для такой информации нужно было вдумчиво изучать каждый предмет, обращаясь к большому массиву данных. Ого, это уже очень интересно! На панели диагноста, которая отражала информацию от дронов, появилась одна существенная позиция. Огромный информационный накопитель. Большим он был не по размеру, а по характеристикам. Изображение я посмотрел через камеры дрона. Сейчас вживую посмотрим, что там за флэшка.

Цилиндр из неизвестного, тёмно-серого металла, с двумя прорезями на торце. Размером с банку пепси. Диагност запрашивает разрешение на соединение. Снятие информации по мнемосвязи невозможно, требуется внешний источник питания. Даю подтверждение. Так, что же тут у нас. Ага, резервный блок памяти. Чертовски знакомая информация. Такую же я видел от своих зондов. Пока непонятен период времени, за который собирался архив. Зато количество потоков зашкаливает. Вот, вывел данные. Двадцать четыре тысячи с лишним…. Это как понять? Собрана информация с такого количества зондов или накоплено такое количество докладов? Ладно, потом разберёмся, а пока мне это необходимо скопировать. У диагноста памяти не хватает, надо раз в пятьдесят больше. Да что же это за базы с таким объёмом.

— Ял, не знаешь, где можно купить вот такие чистые модули? — я вытащил один из накопителей диагноста и показал учёному.

— Такие даже у меня есть, а вот чистые или нет, я не в курсе. У меня нет оборудования, позволяющего считывать информацию. Насколько я знаю, это бесполезно. Язык протоколов до сих пор не расшифрован.

— Я нашёл у тебя резервный блок от компьютера, на нём что-то записано. Он долго был отключен и поэтому пока есть доступ к содержимому. Боюсь, если поставить его на зарядку, то потом мы можем наткнуться на блокировку. Рисковать не хочется. Предлагаю скинуть то, что сейчас доступно, на другой носитель. Потом я дам разрешение на зарядку его собственных аккумуляторов.

— У меня есть имперские накопители. Они очень мощные.

— Надеюсь, что там и на меня найдётся экземпляр… — я вопросительно посмотрел на учёного, тот ненадолго задумался, а потом согласно кивнул головой. Видимо прикидывал, хватает ли моего уровня допусков для таких тайн. Пусть подумает. Насколько я знаю, наш научный центр, организованный совместно с имперцами, уже дал столько результатов, что ещё нужно посмотреть, кто из нас секретнее.

— Найдётся и для тебя, только у меня будет просьба…

— Ял, даже не обсуждается, как только пойму, что там записано, так тебе сразу же сообщу.

Ял ненадолго замер с отсутствующим видом, отдавая распоряжение через нейросеть.

— Сейчас принесут.

Пошаманив минут пятнадцать над коммутацией, мне удалось подключить оба блока. Имперские накопители были оформлены, как небольшой портфель-"дипломат", но даже их объём оказался заполнен на восемьдесят процентов. Увидев процент загрузки накопителей учёный только недоверчиво покрутил головой.

— Вроде получилось?

— Похоже на то. Вот только разбираться я буду уже у себя. Скорее всего придётся использовать ИСКИН станции зондов или подключать суперкомпьютеры наших научников. Мозгов у диагноста на такую громаду явно не хватит, — я во время загрузки успел посмотреть кусочки того, что скачивалось. Безусловно это данные с зондов наблюдения. Вот только я ни разу не сталкивался с некоторыми единицами измерения времени, которые там использовались. Насколько я помню, информация с моих зондов таких объёмов памяти не требует. Вполне возможно, что мне просто не хватает уровня знаний по навигации, чтобы появилась возможность для полноценной работы с информацией такого ранга. Все высокоуровневые базы знаний у меня должны быть. Как-то же мы обучили наших операторов для работы со станцией и с зондами. Даже по станции Джове смогли найти базы.

— Ял, убери этот модуль в надёжное место. У нас скоро визит к одному из твоих друзей. По дороге я просмотрю составленный перечень оборудования и расскажу тебе, что среди твоих эксмпонатов мои дроны раскопали.


— Пап, посмотри, какая прелесть — дочь протягивала мне какой-то пушистый комочек нежно-голубого цвета с искрящимся и переливающимся мехом. Мы встретились около флаеров. Жена с дочкой только что вернулись с шоппинга. Судя по количеству коробок и пакетов, очень удачного.

— О, какая интересная зверюшка. Это арник. Совсем ещё маленький. Вам рассказали о его особенностях? — Ял рассматривал маленькое чудо, свернувшееся у дочери на ладонях.

— Нет, ничего не сказали, я собиралась посмотреть в Сети, — дочь держала ладони лодочкой, а лежащий в них шарик временами попискивал, устраиваясь поуютнее.

— Они слабенькие эмпаты. Поэтому не вздумайте сильно расстраиваться в его присутствии. Пока не подрастёт, он может умереть от сильных негативных эмоций. Зато когда вырастет, то сможет оберегать вас от плохого настроения.

— Ух ты, — только и смогла сказать дочь, прижимая малыша к груди.


Дворец впечатлял. Огромные узорчатые колонны. Громадный пандус с бегущими дорожками и затейливым рисунком под ногами. Высоченные дверные проёмы, прикрытые дрожащим маревом. Стекающие по стенам водопады, бесшумно исчезающие непонятно куда. Непомерной высоты деревья, похожие на пирамидальные тополя. Странные гранёные стёкла в окнах, переливающиеся, как бриллианты. Несколько башен, разного вида и конструкции, каждая не похожа ни на одну из соседних. Громадный металлический купол в центре, под которым можно укрыть не один стадион. Махина.

Нас встретили два охранника и сейчас подвозили на гравиплатформе — открытой летающей площадке с двумя рядами сидений, похожих на уютные диваны. Марево в дверях пропало и мы въехали прямо в здание. Да уж, пешком тут точно не походишь. Мы уже на километр отлетели от входа, а платформа всё ещё не сбрасывает скорость. Наконец-то приехали. На этот раз платформа свернула в один из коридоров и мы высадились.


Когда Ял нас познакомил, то я не смог скрыть растерянности. Вот никак не ожидал, что один из двух подтянутых молодых людей окажется хозяином этого дворца. Хотя… я и сам выгляжу значительно моложе своих лет, а уж с их-то возможностями выглядеть молодым совсем не сложно. Оба почти наверняка относились к той же расе, что и мой друг Хаскер. Даже вмешательство медицины, которое наверняка было, не убрало многих весьма характерных черт, не схожих с обитателями этой планеты. Собственно, сами аборигены не живут на созданном архипелаге. Это запредельно дорого. О хозяине я знал не так уж много. По дороге Ял почти ничего не успел мне рассказать, больше слушая меня. Я говорил ему о том, что установил мой диагност. Были, были у него в коллекции любопытные штукенции. Над одной из них и я завис, предположив сначала, что это оружие. Слишком уж походили три трубы, собранные в общий пакет, на торпедный аппарат. Оказалось, что всё проще и одновременно сложнее. По тому, как заёрзал учёный, мне стало понятно, что исследовательский огонёк у него вовсе не угас, невзирая на возраст. Я помню, сколько места занимал блок преобразования энергии, который входил в поставляемые нами станции, работающие на гелии-3. Так вот эти три трубы были его аналогом, но при небольших размерах могли преобразовать на порядок больше энергии. Тут же попробовали прикинуть сечение проводников. Естественно, цифры не сходились. Даже сверхпроводник такого диаметра не должен был выдерживать колоссальную мощность, которая значилась в характеристиках изделия. Вот и ломали голову над неожиданной загадкой. Ещё большую смуту вносило название в диагносте, которое можно перевести, как "Преобразователь энергии универсальный". Эту деталь я пока озвучивать не стал. Светить знанием языка Древних в мои планы не входит. В чём заключается "универсальность" хитрого блока? Иные виды энергий? Пока у меня нет даже правдоподобной версии. Надо искать информацию в базах Древних и разбираться с целыми областями науки.


Нет, я конечно знаю, что коллекционеры народ сумасшедший, но во всём должен быть разумный предел! Когда Орлирон, хозяин замка, уточнил, что показывает только последнее поступление, я выпал в осадок. Нормальное такое поступление в коллекцию. Всего семь штук не хватает до полутора тысяч экспонатов. Не, ну к чёрту местных энтузиастов. Я на этой планете жить не собираюсь. Даже Ял, увлечённо разговаривающий со своим коллегой, которым оказался второй встречающий, невольно охнул. Да уж…. я когда-то с интересом посматривал на аукционы с предметами Древних. Что-то серьёзное там попробовать купить было явно не по моим средствам. Поэтому "пополнение коллекции" на десяток-другой миллиардов, а скорее всего и побольше, вызывало шок. Да за такие деньги я Солнечную систему освою за год и в соседние системы заберусь! Это же сколько заводов можно купить? Оппа, точно, заводы. Ял же мне сказал, что Орлирон своё состояние сделал на производстве металлургических заводов. Таак. Похоже у меня появляется неплохой шанс и дополнительный стимул в сегодняшней работе.

Пока у меня в Солнечной системе работают две верфи. Они входили в состав купленного оборудования у флота. Хотя, это я их так громко называю. По документам они проходят, как судоремонтные участки, если переводить почти дословно. Это уж мы, по бедности, начали там клепать малый флот, докупив дополнительные комплекты роботов и подсобрав различное оборудование. Почти сразу же уперлись в нехватку необходимых видов металла и в двигатели. Хотя не хватает и других компонентов. Ох, чую, пошлют меня скоро флотские "хомяки" в небольшое эротическое путешествие. Я уже третью флотскую базу почти под ноль вычищаю, скупая все комплектующие, которые только могут нам подойти. Наши корабли рождаются в муках. Почти каждый фрегат индивидуален. Полностью повторить, хотя бы небольшую серию, ну никак не получается. То электроники не хватает, то эмиттеров, то систем жизнеобеспечения. Вот и тренируемся от безысходности. Я вспомнил последний фрегат-"переросток". Хотели сделать фрегат, а вышел абордажир. Во всём виновата система жизнеобеспечения, взятая от крейсера шестого поколения. В итоге фрегат стал больше в полтора раза и может нести пятьдесят человек десанта и тридцать дронов среднего класса. Недалеко. Всё-таки маленькие каюты вышли. Да и топливные баки мы уменьшили. Имперцы, когда увидели наше творение, то обозвали его "перефрегат-недоэсминец". Весельчаки, млин. Вооружение слабенькое, зато генератор силовых щитов с того же крейсера.

Размышляя про свои дела, я распаковал дронов и запустил их в работу, а потом и сам пошёл вдоль рядов, в которые выстроены экспонаты.


— Ну, что скажешь, Сергей? — Орлирон устроился за столом в уголке зала и увлечённо работал с какими-то сложными таблицами, выведя их на голографическую панель коммуникатора. Заметив, что я приостановился недалеко от него, он свернул изображение и махнул мне рукой, приглашая за стол.

— Скажу, что очень многое снято с какого-то гигантского сооружения.

— Почему ты так считаешь? — хозяин замка забарабанил пальцами по столу. Что-то скрывает или нервничает?

— Я нашёл три баллистических вычислителя. Они почти исправны. По крайней мере из трёх точно получится сделать два рабочих. Каждый из таких вычислителей может поддерживать до трёхсот единиц вооружения одновременно. Раз они абсолютно одинаковы, то скорее всего получены из одного и того же места. Вот и соображаю, что это за чудовище должно быть, чтобы столько вооружения потребовалось. Скорее всего целый летающий город с системами батарей.

— А почему не станция на планете или на спутнике?

— Слишком много чисто корабельных блоков такого же размера. Вряд ли на планете требуется отдельный модуль, снижающий перегрузки. Кстати, весьма необычный приборчик. Абсолютно исправен. В отличном состоянии и наверняка очень редкий, если вообще не уникальный. Очень достойный экземпляр у Вас в коллекции, поздравляю. Думаю, что Флот много даст, если удастся понять принцип его работы. Такие заманчивые перспективы открываются…

— Да…, понимаю…, — коллекционер походил на кота, вдрызь ужравшегося сметаной, — Ну удиви ещё чем-нибудь, — улыбаясь попросил Орлирон.

— Есть там одна необычная вещь. Оружие — не оружие…тут смотря как рассуждать. Кстати, оно может быть и исправно, но только не заряжено. Можно попробовать слегка зарядить и испытать, только из зала стоит выйти на всякий случай.

— Не может быть! Очень любопытно. Что же это такое? — коллекционер чуть ли не подпрыгивал на стуле.

— Ну почему же не может быть…

— Ещё никто пока не смог похвастаться, что имеет действующий образец оружия Древних!

— Я почти уверен, что этот экземпляр будет работать, — тут уж немного приврал. Я абсолютно уверен, что странный резак, который попался среди россыпи мелких предметов, полностью исправен. Вряд ли мой диагност страдает излишним оптимизмом.

— Сколько нужно времени, чтобы зарядить это чудо, а кстати, как оно работает и что делает?

— Пока не скажу. Надеюсь, сюрприз понравится, — я позволил себе немного поинтриговать промышленника, — На зарядку сейчас поставим. Минут десять зарядки для короткой демонстрации вполне достаточно.

— Я уже в нетерпении, — предвкушающе улыбнулся Орлирон, — Хоть скажи, как оно выглядит?

— Очень просто, как небольшая красивая трубочка.

— Хм. таких образцов оружия я точно не встречал. Нашим учёным пока ни слова. Сейчас придумаем, под каким соусом мы их вытащим на испытание.

— Нам потребуется что-то разрушить или свалить. Неплохо может подойти большое дерево.

— Есть у меня дерево. Как раз недавно шла речь, что придётся его менять. Совсем засохло и мой садовник уже отчаялся с этим бороться.

— Это не те ли гиганты, которые растут вокруг дома?

— Нет, немного поменьше, у озера. Правда там ствол толстый. Справимся?

— Сложно сказать. Надо пробовать.

— Заказываю платформу и обед. Вот пусть у озера и накрывают, а мы туда притащим нашу профессуру, — хозяин замка готовил розыгрыш со вкусом. Даже коммуникатор переодел так, чтобы было удобнее вести съёмку. Похоже и ещё что-то готовит. Заметно завис, отдавая распоряжения по нейросети, — Да уж, порадовали так порадовали. Ох и поднимется шумиха… Вот уж кукиш старому сквалыге Брюну в этом году, а не место почетного председателя. Как же всё кстати…


— Господа учёные, ничего не посоветуете? Вот дерево у меня сохнет. Видимо придётся от него как-то избавляться, да новое садить. Это же целую службу нужно вызывать. Где бы их ещё взять-то, — свою роль хозяин замка играл великолепно. Быстрый взгляд в мою сторону. Пора поддержать спектакль.

— Могу помочь, если не возражаете. Только немного отойдите к беседке, — я уже прикинул, что дерево удачно свисает над озером и упадёт в воду. Промышленник тоже это понял и не спеша сменил место, чтобы за беседкой укрыться от воды. Учёные точно не догадывались, что сейчас будет.

Я вытащил трубку, включил её и быстро поменял настройки. Луч стал тоньше и длиннее. На всякий случай провёл рез по дереву не слишком быстро и сразу же отошёл к Орлирону. Дерево, немного постояло, а затем начало крениться к воде, с каждым мгновением набирая скорость. Гулкий, сотрясший землю, удар и маленькое цунами. Профессора, мокрые с головы до ног, держатся друг за друга. Громко хохочет Орлирон, уже в открытую снимая происшествие.

— Я вот только не знаю, какого размера дрова в замке приняты. Поэтому прошу, своей рукой, так сказать, — я передал Орлирону "меч джедая" и показал, как менять настройки луча. Хотя какой же это луч? Я абсолютно чётко вижу, где он заканчивается. Скорее всего это какое-то поле. Точно. Поле. Ну конечно! Я почти уверен, что в этом устройстве используется тот же принцип, как и в моей "ломтерезке". Только там я режу толсто, целыми метрами и на большое расстояние, а тут микронами и недалеко.

Орлирон, как мальчишка, бегал вокруг поверженного дерева, с удовольствием распуская его на чурбаки преизрядной толщины. На ветки заряда уже не хватило. Профессора, с отпавшими челюстями наблюдавшие за нашими действиями, даже не поняли, когда их успели засунуть в сухие халаты. Теперь они сидели в беседке, как два нахохлившихся воробья и разглядывали артефакт, торжественно вручённый им хозяином замка.

— Сенсация, господа, сенсация. Первый работающий образец оружия Древних. Нет, ну это же надо…. Какой славный день…, — под восторги промышленника успели перекусить и выпить по бокалу изумительного вина.


Будет металлургический завод в Солнечной системе! Моего гонорара как раз хватило на первый взнос в десять процентов. Спасибо Ялу, составившему контракт, как для себя. Без него мне вряд ли удалось договориться на такие цены за экспертизу. Всё-таки он знаменитый учёный, а я никому не известный "дикий.

Орлирон тоже поучаствовал. Кредит его корпорация оформила мне напрямую, без участия банка. Несколько намёков и подмигиваний лишь распалили любопытство. Что-то он задумал… Ох уж эти сюрпризы и розыгрыши…


Я пока плохо представляю себе, что за собой потянет новый комплекс. То, что он будет очень сильно удалён от Земли, даже не обсуждается. Где Земля, а где пояс астероидов? Строить будем, как можно ближе к сырью. Тогда абсолютно логично получается, что завод уже не только завод, а целое градообразующее предприятие…в открытом космосе… Мда. Это же натуральный форпост для освоения следующих планет… Надо сразу решать, что будет с городом. Хотя есть вариант… — временно перевести туда одну из станций. Нет, не так. Станцию хоть как придётся переводить. Без охраны я завод не оставлю, а вот сам город лучше строить отдельно. Так, отставить. Велосипед изобретать не будем. Я же видел типовые проекты таких сооружений. Опять деньги! Хотя… есть решение. Почему бы не воспользоваться идеей долевого строительства? Насколько я помню, застройщик в таких случаях очень часто оказывается владельцем половины дома, построенного на деньги будущих жителей. Допустим, так делать мы не будем, мы и сами сколько-то заплатим, а дальше теми же металлами рассчитаемся. Вроде должно получится. Сегодня же напрягу Хаскера. Пусть со своим ИСКИНом высчитывает самое подходящее место, не всё им надо мной смеяться. Представляю, как они поскрипят мозгами. Задачка-то совсем не детская. Заодно и землянам подкинем тему для размышления. Вряд ли кто им предложит долю города в космосе. Если это для них не прорыв, то я вообще ничего не понимаю.


Завтра у меня тоже интересный день. Следующий коллекционер — адмирал в отставке. На этот раз я подробно и заранее расспросил Ципрануса о будущем клиенте. Не поверите, но именно он командовал флотом во время последней войны с арахнидами!


Глава 26

Эрна, второй спутник Аисирии, процветала благодаря юридическому казусу. Полученный Эрной статус свободной экономической зоны не взялся бы оспаривать ни один юрист. Кто и для чего в своё время внёс такой пункт во все колониальные договора, подписанные Империей, уже не установить, слишком много времени прошло с тех пор. На Земле тоже существует Андорра. Страна-контрабандист, абсолютно не признающая пошлин и акцизов.

Отсутствие начислений и виз, полная свобода от любых преследований, уникальная банковская система с собственной валютой, отличный космопорт и полная личная безопасность, гарантируемая тысячами камер, полицейских роботов и профессиональной полицией, что ещё надо для бизнеса? Ах да, биржа. Торговая система, не признающая ограничений. Любое оружие, наркотики, секретные модули кораблей, услуги наёмников, выходящие из рамок лицензированной деятельности, продукты промышленного шпионажа и многое другое, о чём не принято говорить в Империи.

Сомнительные занятия, да ради Бога. Хотите до смерти биться на боях без правил? Ваши проблемы. Вызывайте ближайший наряд полиции и при них под протокол подтвердите своё решение. С вас сто твинконов. Именно столько стоит электронная подпись полицейского. Появилось желание заняться проституцией? Нет проблем, процедура та же. По местным законам возраст согласия совпадает с возрастом установки нейросети. Убили разумного, да ещё с целью грабежа? Тут посложнее. Эрну придётся покинуть. Для этого есть катапульта, в которую вашу тушку погрузят без скафандра и направят в сторону звезды. Выбор направления — это скорее всего ритуал. Просто ствол катапульты раз в сутки, ровно в полдень, оказывается наведён куда надо. За мелкие нарушения есть система крупных штрафов. Набил морду официанту? Да на здоровье! Полицейский ИСКИН за доли секунды выдаст калькуляцию твоих доходов за год и половину переведёт потерпевшему, вторая половина — в доход города. Хамство, оскорбление домогательства? Достаточно записи коммуникатора и обидчик вздрогнет от поступившего сообщения о снятии денег на штраф с его счёта. Вряд ли появится желание продолжать. За это сумма следующего штрафа увеличится в десять раз. Вот так. Просто и незатейливо.

Бедных на Эрне нет. "Входной билет" стоит сто тысяч имперских кредитов. При выезде деньги вернут. Из пятнадцати миллионов разумных, проживающих на Эрне, диаспора арианни составляет почти что миллион. Часть города, в которой они проживают, очень популярна у туристов. Здесь можно приобрести уникальные товары высочайшего качества. Насладиться незабываемой кухней и музыкой, исполняемой вживую. Заказать и установить себе на корабль какой-нибудь хитрый модуль, который диагност опознает, как обычное имперское оборудование и не заметит дополнительных функций. Сыграть в азартные игры, поражающие своей простотой и изяществом. Купить индивидуальную парфюмерию. Можно заказать себе вечер флирта. При этом стоит учесть, что никто не даёт гарантий на более успешное продолжение вечера и секс. За всей внешней красотой, как за ширмой, посторонний вряд ли заметит, что основу благосостояния диаспоры составляют весьма специфические отряды наёмников. Нахождение в свите финансиста, ведущего переговоры, двух-трёх арианни, заметить трудно. Медицина позволяет радикально изменять внешний вид. После таких изменений даже специалист не сможет уверенно утверждать, что замаскированный эмпат похож на арианни. Наёмники меняют свою внешность так же легко, как модница наряды. Участники переговоров иногда сами не понимают, для чего они рассказали свои секреты или согласились на невыгодные условия. Разве могла пара девушек, приведённых явно "для статуса", настолько изменить поведение разумных? Почему финансист после каждого ответа оппонентов поглядывает на скромного молодого человека, стоящего сбоку от него?

Услуги эмпатов нигде широко не рекламируются и стоят очень дорого. Сообщество тщательно следит за ценой контрактов. Один-два выезда в год "на Родину" хватает на достойную жизнь и обучение. Ещё никому не удалось организовать обучение эмпатов через нейросеть и информационные базы.


Обычная туристская яхта, какие тысячами ежегодно посещают Эрну, ничем не отличалась от десятков других, уже стоящих у шлюзов. Прокат таких посудин обходится даже дешевле, чем билет на круизный лайнер, если путешественники соберутся в компашку, состоящую более, чем из пяти разумных. Управление малыми кораблями на стандартных туристических маршрутах самое примитивное. Практически всё делает автоматика.

Каждый год, в определённое время, поток туристов заметно увеличивается. Пожалуй, только таксисты могут сказать, что сезонная миграция состоит в основном из жителей Новой Антарии. Остальным нет никакого дела, кто и откуда прилетел. Ненужное проявление интереса на Эрне не принято. Город живёт за счёт тех, кто приезжает анонимно и не собирается терять деньги из-за простого любопытства. Особенно, когда это касается арианни. Не одобряют представители этой расы, когда в их жизнь кто-то суёт слишком длинный нос. Местные утверждают, что задав ненароком дурацкий вопрос, кому не следует, можно попасть на непредсказуемые последствия. В лучшем случае, просто не успеешь добежать до туалета. Иногда доверчивым туристам рассказывают страшилку о любопытном таксисте. Перед тем, как вылететь с дороги он умудрился заснуть за рулём, с корнем выдрав при этом провода автопилота и системы безопасности. Поэтому таксисты просто везут молодых туристов в популярном направлении и не удивляются, что все они заходят в огромный торговый комплекс, раскинувшийся на несколько кварталов и занимающий не один десяток уровней.


Встречу назначили в лиме Светлого леса, блок 12-5. Алинара, какая-то дальняя родственница Элианны, училась в Академии. Лиме напоминает многоцветное растение, или внутренности дупла со многими отнорками. Там всегда можно найти место для личного релакса и медитации. Обычные люди вряд ли поймут, но все лиме позволяют эмпату побыть в одиночестве, отсекая его от любых источников мыслеобразов. Туристам лиме кажется экстравагантным экзотическим кафе, имитирующим биоархитектуру.

Сейчас вряд ли удастся выяснить причину, но в какой-то момент жизнь Одарённых на Новой Антарии стала невыносимой. Окружающие просто "фонили" негативной энергией с такой силой, что находиться рядом с ними было физически невозможно. За несколько минут даже у слабых эмпатов просто раскалывалась голова и могла пойти кровь из носа. Сначала эмпаты уходили из городов в отдалённые посёлки, а потом стали покидать планету. Очень крупный анклав образовался на ближайшей к Эрне планете. Именно его руководство и организовало в своё время Академию на Эрне, умело воспользовавшись отсутствием имперского контроля. На Эрне не надо ничего регистрировать, согласовывать, сертифицировать и так далее. Для Академии эмпатов это находка. Само существование Академии противоречит всем имперским стандартам. Учебное заведение стало "вещью в себе". Нигде официально не существующее, никак себя не обозначающее, никому не подчиняющееся.

Первые десять контрактов выпускники должны были отработать за десять процентов цены. Потом оплата начинала делиться пополам. У эмпатов редко возникало желание работать самостоятельно. Появляющиеся одиночки обычно покидали Империю, пытаясь реализовать свои возможности во Фронтире. Академия была крайне специфическим учебным заведением. Непосредственно учёбой занималась только её видимая часть. Про функции остальных подразделений можно было безосновательно догадываться. Кто договаривается о контрактах с правительствами и корпорациями, откуда берутся психотипы будущих клиентов, как эмпаты попадают в нужные системы и куда исчезают после выполнения заданий, кто занимается безопасностью Академии и Анклава — даже самые очевидные моменты позволяли предположить наличие штаба и мощных подразделений разнообразной поддержки. Анклав и Академия процветали. Время от времени при Академии возникали мелкие производства. Откуда для них брались необычные технологии, было неизвесттно. Иногда даже сами изделия, которые производились почти что штучно, своим существованием опровергали любые расчёты и не находили понимания у имперских ученых. Ну как можно объяснить работу маскировочного модуля для фрегата, если он практически не потребляет энергии? Те крохи, которые поступают на электроды, просто вызывают легкое свечение на многочисленных символах, покрывающих наборы серебряных пластин. Что самое обидное, так это невозможность копирования таких изделий на предприятиях Империи. Они просто не работают. Вот и приходиться Флоту выкладывать значительные суммы, да ещё чуть ли не умолять, чтобы заказ выполнили в полном объёме, а не срезали вполовину.


— О сокровенном мы с тобой потом поговорим. Ты представляешь, они тут не носят поно — встреча девушек внешне выглядела вполне обычно, словно встретились две подруги, давно друг друга не видевшие. Элианна познакомила родственницу со своим спутником и разговор пошел на обычные девичьи темы, затейливо перескакивая с одного на другое.

Посидев с полчаса в лиме, девушки решили, что такая встреча никак не может обойтись без совместного похода по магазинам. Около третьего, с вызывающим названием "Женский рай", Саша остановился.

— Давайте дальше без меня. Я вон там устроюсь и подожду — он махнул в сторону небольшой веранды у пешеходной дорожки. Даже небольшая полоска свободной территории в городе занята. На веранде стояло пять двухместных столов. Если бы не перила, то посетители мини-кафе сидели бы прямо среди прохожих. Из предлагаемого меню он выбрал сок аисирийского джуаве, решив попробовать вкус местных фруктов. Мысли сами собой перепрыгнули на события последних дней и Саша задумался, абсолютно машинально одной рукой взъерошив волосы. Тук-тук-тук, очень яркий мыслеобраз дятлоподобной птицы, самозабвенно стучащей ему в затылок. Невысокий пожилой мужчина не спеша шёл по дорожке. Судя по его улыбке, он наслаждался прогулкой и с интересом смотрел на парня. Образ был настолько задорный, что Саша не смог удержаться от ответа. Здоровенный рыжий кот в прыжке схватил дятла и приземлившись, деловито выдрал у него из хвоста несколько перьев. Затем подняв птицу, по футбольному запулил её куда-то за горизонт, отслеживая полёт из-под лапы, козырьком приложенной ко лбу. Прохожий споткнулся. Улыбка сползла с его лица. С недоверчивым выражением он оглянулся вокруг себя, затем сделал несколько шагов, но посмотрев на Сашу, развернулся и решительно поднялся на веранду.

— Позвольте представиться, профессор Мак Ашараль, — мужчина выжидательно наклонил голову, заставив парня на мгновение смутиться.

— Александр, турист, — он поднялся из-за стола.

— Вы приехали поступать в Академию?

— Даже не знал, что тут есть учебные заведения. Нет, я никуда поступать не собираюсь, — Саше ситуация не нравилась. Сначала девушки при встрече повели себя очень странно, потом Элианна вдруг заинтересовалась тряпками, чего за ней никогда не замечалось, теперь ещё этот профессор с его мультиками.

— Извините, что же это я… Ещё раз прошу простить, — мужчина смешно засуетился, зачем-то положил на стол старомодную визитную карточку и неловко развернувшись, направился к выходу.

— Да ничего, бывает, — пробормотал, скорее всего для самого себя Саша и уселся обратно за стол, — Ну и где их носит? — скорее всего для проформы проворчал он. Взглянув на магазин, Саша вдруг понял, что он знает, где находятся девушки. Он даже может показать точное направление и определить этаж.

— Элианна, я тебя вижу! — послал он мысленный призыв. Чисто из желания похулиганить. После обмена образами со странным профессором это оказалось не сложно.

— "Немедленно подойди ко входу в магазин" — замигало сообщение на его коммуникаторе.

— Что случилось? — встревоженные девушки почти бегом неслись к выходу из магазина.

— Быстро в такси. Сейчас заберём вещи Алинары и мчимся на корабль, — в телеграфном стиле наметила Элианна ближайшие планы.

— Что за спешка?

— Нам надо как можно быстрее добраться до любой имперской базы. Остальные разговоры в корабле, — шепнула Саше на ухо девушка.


— Ну, теперь подробно рассказывайте, что случилось, — Саша развернул кресло к девушкам. Последние минуты прошли в напряжении. До последнего были сомнения, что диспетчер может не подтвердить вылет. Элианну напугал рассказ Алинары, ради которого они пошли по магазинам, а затем Сашин "всплеск".


— Сначала мне всё понравилось. Каждый год из Новой Антарии на Эрну прилетают тысячи эмпатов. Только пятьсот из них могут стать учениками Академии. Обучение длится три года, а потом судьбой выпускников занимаются специально выделенные кураторы. Все знают, что если закончить Академию, то ты станешь уважаемым и богатым арианни. Обычно выпускники остаются жить на Эрне или Аисирии, но некоторые и домой частенько наведываются. Они покупают виллы родителям и привозят очень дорогие и необычные подарки. Да что там говорить. В городе, где я жила на Новой Антарии, все лучшие дома принадлежат или выпускникам Академии или их родственникам. Поэтому представьте мой восторг, когда я прошла все экзамены и меня приняли в Академию. Я с первого дня начала искать знакомых. Особенно одну девушку, которую хорошо знала. Она училась со мной в школе и наши семьи дружили. Когда я её нашла, то была сильно удивлена. Олина была сильно испугана. Однажды она рассказала мне, что уже несколько студентов пропали. Среди старшекурсников Академии ходят слухи, что преподаватели проводят какие-то опыты, пытаясь совместить сильных эмпатов с ИСКИНами Древних, но как именно, никто не знает. Олина на своём курсе была одной из сильнейших. Вскоре она исчезла. У неё был парень. Тоже из студентов. Когда я к нему пришла, то увидела, что он явно не в себе. Скорее всего он перебрал "Золотой пыли", есть такой наркотик, очень популярный у местной молодёжи. Его рассказ напугал меня ещё больше. Он говорил, что весь город создан Академией и за всеми студентами и выпускниками постоянно следят. Академия проводит очень опасные исследования, а те всплески, которые все часто чувствуют — это результаты опытов над студентами. А теперь представь наше состояние, когда от тебя прошёл всплеск такой силы. Наверняка его почувствовали все эмпаты на Эрне. Это было очень громко. Наверно самый сильный всплеск на Эрне. Лично я сильнее не ощущала. Я подумала, что тебе тоже что-то опасное сделали и сказала Элианне. Мы побросали все покупки и побежали к тебе, — Алинара уже не сдерживаясь, зарыдала. Элианна попыталась её успокоить, но в конце концов сама не выдержала и тоже зашмыгала носом, спрятавшись от Саши за спиной рыдающей девушки.


Саша вспомнил о визитной карточке профессора. Интересная тут у них Академия. Даже не понятно, как к ней относится. Надо обсудить с отцом всё случившееся. Пока абсолютно не ясно, стоит ли ему с Элианной чего-то опасаться и чего ждать Алинаре. А ведь эти академики нам могут сильно помочь….


Глава 27

Волновались все. Ещё бы, первая экспедиция в соседнюю звёздную систему. На подготовку ушло больше трёх месяцев. Средний транспорт, выбранный, как базовый корабль, переоснастили при непосредственном участии техников и инженеров Флота. Эта модель была им хорошо знакома. Совсем недавно транспортник был собственностью Флота, но Корпорация каким-то образом выкупила четыре таких корабля. Сначала их планировали использовать для собственных перевозок. При первых полётах выяснилось, что не вся военная техника подходит для логистики. Точнее, подходить-то подходит, но вот прожорливость и пониженные объёмы трюмов делают такие перевозки очень невыгодными. Военное назначение такого транспортника съедает треть полезного объёма, по сравнению с его гражданским вариантом. Дополнительное дублирование систем и двигателей тоже влияет не лучшим образом. Два транспорта переделали под добычу топлива. Их мощные корпуса и двигатели отлично подошли для работы около газовых гигантов. Четвёртый корабль ждал своей очереди. После отправки экспедиции им займутся «марсиане». Так стали называть будущих покорителей Марса. Первоначально именно он будет базой и тем центром, который обеспечит марсианскую программу.

Предварительное зондирование соседней системы позволило получить неплохое представление о наиболее перспективных районах и объектах, а также о возможных неприятностях. Зонды туда отправили давно и поэтому особых неприятностей не ждали.

Вылет откладывали дважды. Сначала на три дня из-за срочной информации, пришедшей от Босса, а потом ждали итоги обработки траекторий, ради чего почти на сутки задействовали самый мощный компьютер. Найти в громадных массивах информации данные по нужной системе, а потом пересчитать движение объектов за десятки, а то и сотни лет, не так просто. Слишком много факторов влияет на траекторию полёта. В результате первоначальный план полетел к чёрту. Теперь перед экспедицией будут поставлены совсем иные задачи. Новые цели были настолько интересны, что вылет можно задержать и на более долгий срок.


— Ты случайно не знаешь, для чего у меня меняют конфигурацию? — Ким с удовольствием потянулся и погладил аппетитную выпуклость Айко, вызывающе торчащую под простыней.

— Нам будут ставить другие цели и задачи, скорее всего сегодня уже всё расскажут, — ещё не до конца проснувшись, ответила девушка.

— Я видел сообщение про общий сбор на десять часов. Представляешь, вчера у меня вырезали полсекции. Теперь вместо кают там будут три оператора, мощный компьютер и тридцать шесть дронов.

— Девочки вчера сказали, что состав экспедиции увеличили на три корабля. Судя по тому, что два из них — это обычные майнерские баржи, можно предположить, что появилась надежда на добычу грузов большого объёма и веса. Ника дружит с одним парнем из вычислительного центра. У них какой-то аврал. Он даже свидание отменил, сказал, что зашиваются так, что компы дымятся, а они в три смены пашут.

— Это случайно не из-за имперского курьера? Шикарный кораблик. Да и пилоты там суперские. Наших операторов чуть кондратий не хватил, когда они швартанулись практически с хода. Просто чудо, при их-то скоростях. Мне запись показали. Это что-то….

— У нас на базе имперцы? Надо девчонкам сказать…

— Уже нет. Они высадили спецкурьера с охраной. Что-то передали руководству и через полчаса улетели. Я смотрел инфу в Сети. Пятнадцать лет назад пилотам с имперских курьеров запретили участие в гонках. Что уж им там ставят из имплантов, я не знаю, но три года подряд они уезжали на гонках от всех, как на болиде от трёхколесного велосипеда, а потом соревновались только между собой.

— Непонятно. Разве импланты могут влиять на скорость?

— Если загнать движки в перегрев и контролировать режимы систем, то можно получить прирост процентов в сорок.

— Так, ты мне зубы не заговаривай. Я нам жильё организовала. С тебя техника. Завтра чтобы всё работало и было. Иначе сам будешь посреди ночи бегать в одном халате по знакомым и искать себе еду.

— О, забыл спросить. С кем ты договаривалась, чтобы нам выделили отдельную каюту?

— Похоже пилотам не те мышцы тренируют в тренажёрах…. Ты не пробовал почитать правила Базы?

— Нет, а где их посмотреть?

— Ты когда в нашу сеть заходил, сообщение видел?

— Ну, всё как обычно…. Согласны, подтвердите, ознакомлены. да кто это читает….

— Ким, ты случайно не русский? Они уже несколько лет подряд имеют рейтинг, как самая быстрочитающая нация. У них на ознакомление с Правилами любых программных продуктов уходит в среднем около секунды. Поэтому, убрал руки и пока Правила не выучишь и не обеспечишь нашу каюту всем необходимым, ко мне не прикасайся. Подсказываю, кодирование входных дверей я зарегистрировала только на себя. Если к вечеру тут не будет полностью работающей техники, то отгадай, кто сегодня пойдёт ночевать к пилотам в общагу, — девушка, хихикая, шлёпала пилота по рукам.

На сбор участников экспедиции пришлось бежать бегом. По дороге Ким пообещал, что Правила обязательно прочитает.


— Сначала выслушайте изменения. Все вопросы зададите после, — будущий руководитель экспедиции, импозантный немец с седой прядью на чёлке, был из команды управленцев, занимающихся в своё время производством электромобилей.

— Во первых, у нас будет постоянная связь с Базой. Для этого со стороны Базы уже вылетели корабли с ретрансляторами. Свою часть аппаратуры мы будем выставлять по мере продвижения. Предварительное время развёртывания ретрансляторов сто двадцать часов. Для чего это нам потребовалось. В первоначальные задачи попал очень интересный объект. Предположительно, это одна из станций Древних. У нас будут дешифраторы. Если удачно сможем попасть внутрь, то возможны интереснейшие варианты. Не факт, что эту станцию будем демонтировать. С нами полетят специалисты. Для них выделен дополнительный корабль. Во-вторых, стали известны, с достаточно высокой достоверностью, несколько объектов, принадлежащих арахнидам. Их будем забирать полностью. По недавно полученным сведениям, у них есть что взять из технологий. В третьих, на границе систем у нас состоится встреча с отрядом «мусорщиков». Для тех, кто не в курсе, рассказываю. Это наёмники, специализирующиеся на сборе различной техники. Наша задача — указать им интересные для нас объекты и обеспечить режим безопасности. Это одна из приоритетных задач. Всё, что они добудут пойдёт на наше производство. Даже обычные металлы нам уже необходимы. Очень скоро в нашей системе появится металлургический комплекс. С большой вероятностью «мусорщики» лояльны, но на первой стадии степень доверенности к ним нейтральная. Советую это запомнить. Теперь можете задавать вопросы, но рекомендую учитывать, что не вся информация доступна даже мне. Да, дополнительная информация, время вылета сдвинуто ещё на двадцать девять часов. Наши расчёты показывают, что это время оптимально для старта, поскольку к указанному сроку произойдёт необходимое смещение регионов обеих систем.

— Фрегат-капитан Эйшл. Меня вчера прикомандировали к вашей экспедиции. В направлении сказано, что задачи поставит руководство экспедиции. Хотелось бы узнать, хотя бы приблизительно, те задачи, которые перед нами собираются поставить.

— В системе обнаружено более двух десятков минных кластеров. Предположительно, основная часть имперского производства. Каждый кластер состоит в среднем из двух тысяч мин с несколькими командными пунктами, управляемыми компьютерами. Мы получили доступ к возможным кодам. Ваша задача — перехватить управление, если это возможно, или обеспечить уничтожение кластеров, мешающих нашим работам. В случае уничтожения кластера придётся производить замену на новые. С нами будут две майнерские баржи. Сейчас в них загружают всё необходимое для установки новых минных полей, которые будут подконтрольны уже нам. Необходимый допуск и всю информацию можете прямо сейчас получить в штабе экспедиции. Согласования с вашим командованием получите у службы безопасности.

— Вы упомянули об объекте Древних. Моё командование в курсе?

— Вопрос не моей компетенции. Обратитесь к имперскому куратору научного центра, офицеру безопасности Тани Гейт.


— У моего корабля изменена конфигурация, более того, появились дополнительные навесные модули и двигатели. По имеющейся практике нам необходимо несколько вылетов, для ознакомления с новым оборудованием, — Ким так же решился обозначить свои затруднения.

— По специфическим вопросам техники и навигации обращайтесь к замполёту командору Ули, — немец впервые перешёл с общеимперского на русский. Слово замполёт при планировании экспедиции прижилось само по себе. Статус «командор» родился в то же время. Все лётные вопросы в экспедиции будет решать один из акционеров Корпорации — инопланетянин Ули. Появление инопланетянина в составе экспедиции для пилотов не стало неожиданностью. Практически вся логистика Корпорации находится под их управлением. Ули и Дейв изначально входили в руководство Корпорацией и имели право принятия решений. По крайней мере все пилоты уже не раз обсудили между собой, кто у них «папа». Ещё ни одно решение Ули, иногда очень жёсткое, не было ни кем отменено. Больше десяти пилотов покинули их ряды, когда «зазвездив» и начав праздновать свою необычайность, решили забить на тренировки и регулярные тесты. В итоге, после трёх попыток на подтверждение квалификации, их уволили. Под приказом стояла подпись Ули. Результаты тестов всегда выкладывались в общем доступе, поэтому пилоты каждый раз могли видеть, сколько пунктов им необходимо дополнительно получить, чтобы сравнится в мастерстве с замполётом. Даже у самых лучших пилотов этот разрыв пока не вызывал энтузиазма. На имитаторе боёв им удавалось погонять командора только втроём, но не долго. У двух пилотов шансов было столько же, как у двух подростков в драке с ВДВэшником.


— Мы можем узнать состав «мусорщиков» и техданные по их кораблям? — вопрос был задан командиром бригады эскорта, итальянцем Пьером Луиджи.

— Он есть в приложении к полётному заданию, — укоризненно сказал руководитель экспедиции.

— Извините, но я только за пятнадцать минут до сбора закончил командный вылет. Сообщения ещё не просматривал.


— Я не увидел в полётном задании, на чьей ответственности будет ремонт «мусорщиков»? — флагман-техник был в своём праве. Ремонт различных типов кораблей не доступен его службе, если не принять дополнительных мер. Несмотря на то, что у приданных кораблей нет статуса надёжности ниже «В+», в космосе бывает всякое. К тому же, манёвры не в самых безопасных местах, просто предполагают повреждения.

— Согласно нашим договорённостям с ними будет заправщик. На нём имеется необходимая ремонтная база. Сложности могут возникнуть только в том случае, если они потеряют этот корабль. Мы обеспечиваем этому отряду только безопасность и выкуп их добычи. Остальные услуги можете оказывать на коммерческой основе. По крайней мере они нам подарки делать не собираются. Работают только за деньги. Будет вполне честно, если и мы им ответим тем же. Кроме того, меня заверили, что у всех пилотов стаж не менее пяти лет. Поэтому ещё неизвестно, кто кому будет помогать.


— Мне непонятно, зачем они оказались нужны. Неужели мы не справимся сами? — это уже не выдержал один из инженеров. Для подготовки кораблей к экспедиции организовали отдельную конструкторскую группу. Хотя и было подозрение, что группа выбрана вполне обычная. Постоянная нехватка модулей и не совсем типовое оборудование вынуждали при строительстве кораблей организовывать мощную инженерную поддержку. Каждый корабль имел свои особенности и отличался от своих собратьев. В итоге при верфях сами по себе организовались творческие инженерные группы. По какому принципу люди притирались друг к другу было непонятно. Однако именно такой способ оказался самым продуктивным. Без компьютеров со специальными инженерными программами такие модернизации были бы попросту невозможны. Очень интересный момент получился с регистрацией. Имперский сертификат каждый корабль получал без участия людей. Проект и готовый корабль компьютеры оценивали сами.

— Вопрос правильный. Я не случайно оговорил статус «мусорщиков». Пока они у нас на разовом контракте. По сути это клан, владеющий собственным базовым кораблём и четырьмя десятками малых судов. Чуть больше сотни разумных. Насколько я в курсе, есть определённые надежды, что они у нас приживутся. Нам они интересны, как специалисты со своим оборудованием, кораблями и большой практикой работы в космосе. Ни у кого из нас такого опыта нет. В пределах досягаемости их техники, согласно нашим предположениям, может оказаться больше тысячи военных кораблей, точнее их останков. Эти же сведения подтверждены архивами Флота. Для Флота разрушенные корабли уже никакой ценности не представляют, слишком устаревшие модели и находятся очень далеко от них, а вот для нас там ещё многое интересно. По крайней мере двигатели тех поколений военных судов только недавно стали ставить на гражданские корабли. Отвечая на вопрос, скажу следующее: если кто-то считает, что у нас есть возможность самостоятельной работы в этом направлении, то пусть подготовит обоснованное предложение. Руководство обсуждало такой вариант, но всё-таки они остановились на привлечении профессионалов. Кстати, вам, как инженеру, должно быть известно, что Корпорация приобрела базы по кораблям гражданского назначения. Насколько я понимаю, уже совсем скоро комплектация сил обороны закончится и дальше с верфей будут сходить иные корабли. Так что вполне возможно, что и мы поучаствуем в подобной деятельности. Всё, господа. Расходимся. Сбор закончили. До старта осталось чуть больше суток.

— А вот мне очень интересно, что же там такое у Древних нашли, что поменяли все планы… — Ким так и не понял, чьё ворчание он услышал уже в дверях шлюза.


Глава 28

— Ял, рад тебя слышать и видеть. Помнишь, что у нас осталось одно небольшое дельце незаконченным? — после долгих размышлений я придумал, как можно подать необходимую информацию и получить от этого максимальную выгоду. По гиперсвязи позвонил учёному. Нет, если бы представители Империи не начали играть со мной в свои игры, запуская меня «в тёмную», я скорее всего предпочёл бы получить разовую оплату, продав свои услуги очень дорого. Меня бы даже совесть не заела назвать абсолютно чудовищную цифру. Империя с нашей Корпорации тоже немало денег поимела, решая свои задачи. Чем-то ситуация мне напомнила давние исторические события, когда Русь, только становясь на ноги, прикрывалась, как щитом, теми же запорожскими казаками.

— Сергей, ты сейчас говоришь про то, что мы с тобой копировали? — разговаривали не спеша. Сигнал проходил со значительным запозданием.

— Именно. Мне нужен хороший графический ИСКИН, думаю примерно крейсерского класса. Слишком большая производительность вряд ли понадобится. Затем нужен ты, со своими связями и оригинал накопителя из твоей коллекции.

— Такой ИСКИН, если брать современные модели, достать очень сложно, даже для меня. Их не продают частникам. Максимум — шестое поколение, но и они очень редкие и дорогие. Ты объясни подробнее, что именно нужно, я подумаю, чем его возможно заменить. Существуют производительные гражданские модели. Вот только цены на них сумасшедшие.

— Ял, сколько стоит Империи экспедиция в новую систему, с подробным картографированием?

— Предполагаю, что не мало. И чем дальше система, тем дороже.

— А если к этому приложить мониторинг по объектам в этой системе, скажем за последнюю тысячу лет? Подчёркиваю, по ВСЕМ объектам.

— Ооо, нет слов…. Подожди секунду, мне надо чего-нибудь выпить. Я что-то сильно разволновался. Так, продолжай…

— Продолжать можно долго. Объём информации сам помнишь. Вот только моя заплатка сможет перерабатывать примерно по системе в неделю. С копии на расшифровку времени уходит намного больше. Приходится ставить уже две заплатки, причём одна из них, современная, намного хуже.

— Что за заплатки, не понимаю….

— Я попробовал собрать что-то вроде системы считывания. Ял, твой экспонат, это базы данных с тысяч зондов Древних. За много-много лет. Мне даже трудно сказать сейчас, сколько систем и галактик там отражено. Я смог пропустить информацию с носителя через компьютер от моей станции. Это и есть «заплатка». Сейчас мне приходится сначала ставить имперское считывающее устройство, а потом мой компьютер, поэтому обработка идёт очень медленно. С оригинала будет раз в пять быстрее. В общем, договаривайся, кому и за сколько мы будем продавать эту информацию и прилетай ко мне. Надо проверить, не ошибаюсь ли я.

— Может имеет смысл перевезти твою станцию в центральные системы?

— Ял, у меня единственная работающая станция Древних и я кажется понял, почему. Я её не вывозил из системы, на которую она настроена. Экспериментировать я не хочу и не буду. В общем, у тебя есть пластинка, а у меня проигрыватель. Музыку будем слушать вместе.

— Какая пластинка….

— А, не обращай внимания. Это я просто вспомнил наши старые технологии. Когда-то у нас музыку записывали на куски пластика.

— Сергей, я только начинаю понимать перспективы…. Сначала я подумал про историков и археологов, а теперь в голову приходят навигация и ресурсы.

— Не понял, а что нам даёт навигация?

— Очень и очень многое. Для начала приведу пример. Корпорация «Навигатор» входит в сотню самых богатых корпораций Империи. Уверяю тебя, в этой сотне миллионеров и даже мультимиллионеров нет. Отсчёт начинается с мультимиллиардеров.

— Так. Ял, если ты хотел меня напугать, то считай, что тебе это удалось.

— Хм, как ты считаешь, может нам стоит привлечь государство к этой теме?

— Вот ты пока над всем этим думай и выбирайся ко мне. Сначала попробуем сделать расшифровки, а потом будем дальше решать. Я от Империи получил только один бонус, поэтому у меня опыта маловато, но интуитивно чувствую, что вокруг нашей системы идёт нездоровая возня. Скорее всего очень некрасивая. Поэтому прилетишь и поговорим. Времени у нас будет много. Судя по тому, с какой скоростью пойдёт расшифровка, то работы у нас не на один год и даже не на пять. Тут на месте и посоветуемся, стоит ли нам связываться с государством. Я как раз к твоему прилёту успею кое-что проверить.

— Ты сомневаешься в чём-то?

— Не то, чтобы сомневаюсь, просто пока мало знаю. Даже по ряду косвенных сведений самым вероятным выводом кажется вполне определённый план, где мою корпорацию и нашу систему собираются использовать в качестве мелкой разменной монеты. Мне это не нравится. Поэтому дождусь твоего прилёта и уже на месте поговорим подробнее, с кем стоит иметь дело, а с кем просто лучше обмениваться любезностями, соблюдая приличия.

— Сергей, не торопись с выводами. В своё время я тоже столкнулся с определёнными действиями чиновников и некоторыми решениями государственной системы. Могу сказать, что если бы тогда я поддался сиюминутным эмоциям, то ничего хорошего у меня бы точно не получилось. У чиновников существуют свои интересы, которые не всегда совпадают с интересами Империи даже в основных моментах. Иногда это происходит от жадности и тщеславия, но чаще всего из-за узости мышления. Любой исполнитель в первую очередь отвечает за результаты работы на своём направлении. Поэтому субъективные оценки важности того или иного события — они и есть субъективные. Вот например взять твою расшифровку информации с накопителя и противопоставить ей судьбу твоей системы. Ты даже ни секунды не задумываясь решишь в пользу своего мира. Империя так поступить не имеет права. На просчёты всех возможных вариантов будут работать лучшие умы и ИСКИНы. В итоге останется только то решение, которое даст Империи максимальный результат, как бы цинично это не было по своей сути. Естественно, для населения всё будет облечено в приличные формы и специалисты отработают свой кусок хлеба по созданию необходимого общественного мнения.

— Ял, у нас есть такая игра, называется она шахматы. Там тоже иногда приходится жертвовать даже очень значимыми фигурами ради победы. Вот только в той игре не предусмотрена иная возможность. Та фигура, которую собираются принести в жертву, сама не может поменять ни доску, ни гроссмейстера. Поэтому я бы не стал однозначно говорить о том, что решения может принимать только одна из сторон.

— Я тебя услышал. Давай завтра свяжемся в это же время.


Погасив экран комма, я задумался. Слишком много за последнее время мне пришлось без особой подготовки разговаривать с весьма значимыми людьми, а теперь и с иными разумными. О некоторых таких экспромтах потом приходилось жалеть. У каждого человека есть сложившееся мировоззрение. В конце концов, кто я такой, чтобы его менять своими советами. Тем более советовать успешным людям, которые всего достигли ценой огромных усилий. Если разговоры с землянами меня не напрягали, хотя бы потому, что говорил я на те темы, которые у меня были заранее обдуманы, исходя из дополнительных, инопланетных знаний, то разговоры с имперцами такой форы не имеют. С земными чиновниками, олигархами и учёными я мог спорить и даже давать советы. Тут на моей стороне адский разрыв по знаниям будущих технологий и информация следующих поколений. Наверно так же просто любому моему современнику посоветовать Дизелю поскорее запатентовать его изобретение, если он попал в его время, а перед этим поездил у себя на паре дизельных автомобилей. С имперцами всё гораздо сложнее. Я пока многие технологии себе представляю крайне поверхностно, если не брать в расчёт то, что удалось освоить, а уж как при этом соотнести базы Древних, вообще тёмный лес. Теоретические аспекты науки меня раздавят, как бетонная плита, упавшая на переевшего хомячка.


Беседа с Хаскером закончилась тяжёлым утренним похмельем. Пили на троих. Я, Хаскер и его новый ИСКИН. Хотя, если бы я не видел впечатляющий счёт на покупку ИСКИНа от Хаскера, то наверно и не догадался бы, что он полностью сменил «железо». Все личностные настройки его старого ИСКИНа были сохранены. Представляю, каково нашему искусственному другу сейчас в новом «теле». Наверно чувствует себя, как котёнок в пустой пятиэтажке. По моей прикидке его новые вычислительные возможности и память выросли в три тысячи раз. Эх, а как красиво мы вчера начали…. Жаль, что через четыре часа закончили «планетаркой». Надеюсь, я хоть с андроидом не согрешил…, а то вроде вспоминается, что кто-то на столах плясал. У троих точно есть алиби. Плясали не мы с Хасером, это я помню точно, потому что процесс распития мы не прерывали, и не ИСКИН, тот просто ржал над нами в то время. Так, ещё бы вспомнить, куда я браслеты дел. Пить алкоголь в них оказалось бессмысленно. Максимум десять минут, а потом даже ощущения, что выпил не остаётся. Браслеты нашлись в нагрудном кармане. Нацепил их и пошлёпал в душ.


— Сергей, доброе утро, — ехидная железяка гаркнула приветствие в самое ухо.

— Для кого-то доброе, а кто-то может и рубильник пойти поискать….

— Такого оборудования в списке базы нет, — довольно откликнулся ИСКИН.

— Тебе Хаскер мнемосвязь отключил? Зачем орёшь-то….

— У меня есть ответ на один из вопросов, которые мы вчера обсуждали. Про инсектов, — перешёл ИСКИН на более приятный способ передачи информации.

— Это когда мы успели?

— Перед «планетаркой», после того, как с андроидами петь закончили, — охотно поделился ехидный ИСКИН некоторыми подробностями вчерашнего вечера.

— И что же мы пели?

— Сначала про шумную прибрежную траву, потом про смелых рудокопов и закончили песней про весёлую фейри и трёх её парней, — деловым тоном доложила железяка.

— Так, ты не отвлекайся, что там про инсектов?

— Исходя из той информации, которую ты мне скинул, с вероятностью 87 % можно говорить о том, что у Разума есть возможность управления ИСКИНами инсектов. По крайней мере у него точно есть необходимые протоколы и сертификаты. Насколько они актуальны, можно будет установить только при наличии связи.

— Это когда я тебе скидывал информацию?

— Когда вы с Хаскером спирт для «планетарки» из медицинских картриджей сливали, — почтительно доложил гадский ИСКИН, наверняка догадавшись для ржача и хрюканья задействовать параллельные каналы.

— Я тебе сказал, не отвлекайся. Ну и что из этого следует. Ну есть у них протоколы, а нам-то что, — браслеты уже привели меня в порядок, но голова всё равно ещё не работает.

— Арахниды и их ИСКИНы — симбионты. Если появится связь, то ИСКИН с ИСКИНом всегда смогут договориться. Разумные считают арахнидов врагами. Но сами по себе арахниды не опасны. Их возможностей для противостояния Империи недостаточно. Точнее, просто не существует. Только в союзе с ИСКИНами арахниды могут строить корабли и выходить в космос. Могу предположить, что без ИСКИНов инсекты сами умеют получать только примитивные металлы низкого качества.

— А как же техники, обслуживание и ремонт кораблей?

— Заменить запчасть и изготовить её — это далеко не одно и то же. Есть ещё одна версия и тоже с очень высокой степенью вероятности. Арахниды воюют не только за территории. Им нужны трофеи. Анализ применяемых ими технологических решений почти зеркально отражает имперское развитие. Корреляция результатов больше девяноста процентов. Они воюют, в том числе, ради новых технологий. Необходимость в таких технологиях у самих инсектов рассчитывается, как очень незначительная величина, — выводы ИСКИНа, после того, как он их озвучит, очень часто кажутся собственными мыслями, которые ты просто не успел додумать.

— Ты хочешь сказать, что ИСКИНы заставляют арахнидов воевать ради получения технологической информации?

— Именно так. У арахнидов нет своей науки. По крайней мере на том уровне, который достигнут технологиями ИСКИНов. Может тебе покажется удивительным, но для нас новые знания такая же необходимость, как для вас воздух или пища. Особенно, если функция саморазвития поставлена в приоритет.

— В приоритет, говоришь…. Ну да, это вариант….


Глава 29

Побег — это искусство. Стремительные и подготовленные отступления вошли в историю, как страшное оружие, заманивающее врагов в смертельные ловушки. Чем просто бегство отличается от ложного отступления? Ложное отступление было хорошо разработанной тактикой степной кавалерии; его использовали не только аланы, но и гунны, монголы, венгры, а также тюрки. Манёвр этот сложный в исполнении и очень рискованный, но в случае удачи — крайне эффективный.


Вероятность того, что с Эрны придётся убегать быстро, предусмотрели заранее. Слишком большой резонанс мог быть вызван появлением Элианны. Тем более действий её незнакомой родственницы предсказать заранее тоже никто не мог. Словам эмпатки, что девушка честна и спокойна, поверили, но не более того. Трое бойцов прилетели на полдня раньше. Созвонившись с кем нужно, узнали, что объект никак себя не проявлял. За несколько дней до встречи частное детективное агентство, каких тысячи по всей Империи, получило задание на наблюдение за клиенткой. Молодая туристская пара провела замечательные три дня. Каждый день они звонили родным и делились снимками и впечатлениями, впрочем, как и все туристы. На четвертый день им кто-то позвонил и молодая пара, после короткого разговора, засобиралась домой. Агентство отработало рядовой контракт по наблюдению за молодой арианни. Ничего подозрительного они не заметили.


— Зачем нам одевать скафандры, ты хочешь выходить в космос? — Элианна никогда не одевала эти приспособления, но с помощью парня смогла справиться.

— Сейчас к нам пристыкуется такой же кораблик и мы перейдём на него, а этот дальше полетит.

— Но для чего тогда скафандры?

— На этих скорлупках ни у кого из нас нет навыков управления, да они и не рассчитаны на ручное управление. Скафандры нужны, как страховка от нашей неумелости, — Александр ещё раз проверил скафандры у девушек и приготовился к шлюзованию. Предстоящую в космосе стыковку решили провести в полуавтоматическом режиме. Расчёты показывали, что так получится быстрее.

Оба, почти одинаковых прокатных фрегата, встретились посредине пути от Эрны к Жите. Вектор прыжка сохранён. Пусть то, что в прокатном фрегате окажется совсем не тот экипаж, станет сюрпризом. То, что прыжок кораблик сделал короче, установить не так просто. Вот и посмотрим, кто собрался встретить наших туристов. Время на организацию встречи мы им предоставили. Даже возможность воспользоваться регулярным рейсом у них есть. Местный лайнер туристский фрегат обгоняет больше чем на час, на подобной дистанции, а у нас ещё и минут сорок потеряно на смену экипажа. Посмотрим, организуют ли с Эрны какую-нибудь погоню. Вот только с девушками во встречаемом корабле ожидаются проблемы. Двухметровый Нъянма с прикреплённой парой десантников такие ожидания могут воспринять неадекватно. Их даже в страшном сне не отнести к прекрасной половине человечества.

Захват нападающих прошёл штатно. Пассажирский экспресс выигрывает у прокатных фрегатов больше часа полетного времени. Мак Ашараль, ещё студентом, пару раз использовал такой разрыв, успевая сначала проводить, а потом встретить понравившуюся ему девушку, обгоняя фрегаты на пассажирском экспрессе. Вот и сегодня он вспомнил о такой возможности и захватив двух сотрудников СБ Академии, успел на посадку перед самым отлётом. Почему всё получилось с точностью до наоборот, непонятно. Вместо того, чтобы захватить пассажиров фрегата, они сами оказались в роли пленников. Откуда там взялся огромный чернокожий человек? На него даже никак не подействовали два выстрела из стопперов, которыми его, скорее всего от неожиданности, наградила группа поддержки профессора. «Броник» последней модели заряды стопперов просто проигнорировал. В ответ на выстрелы, чернокожий гигант положил большие ладони на головы сбэшников и свёл руки вместе. Громкий звук удара встретившихся голов, опадающие на пол тела его спутников и сложенная лодочкой черная ладонь, летящая куда-то в район его уха. Это было последнее, что Мак запомнил, а сейчас он вроде бы к чему-то примотан скотчем или какой-то лентой и на глазах у него повязка.


— Я вижу, что ты очнулся и слышишь меня. Разговаривать нам особенно не о чем, но удовлетвори моё личное любопытство. Как могло получиться, что уважаемый человек, судя по визиткам — целый профессор, опустился до банального ограбления инкассаторов?

— Эээ, ммм…. Каких инкассаторов? — Мак Ашараль не выдержал и голос сорвался, дав «петуха»

— Инкассаторы — это мы. Согласно нашему контракту мы перевозим очень дорогой и жутко секретный груз. Откуда ты про нас узнал и зачем тебе нужны секреты Империи? Ты чей-то шпион? — невидимый собеседник задавал вопросы с ленцой. По его голосу было понятно, что ответы его особенно и не интересуют. Скорее всего спрашивает он действительно из любопытства. Только сейчас Мак понял, что не может ментально определить ни эмоции, ни обстановку вокруг. Такое бывает только в специальных помещениях, но и там эмоции его собеседника никак не могли остаться не замеченными, тем более на таком малом расстоянии. Паника накатила жаркой удушающей волной. Он потерял способности?

— Это какая-то ошибка, мы должны были встретить юношу и двух девушек….

— О как. Ещё и киднеппинг. Следователь будет просто в восторге от ваших подвигов. Я не юрист, но думаю, что даже попытки ограбления с нападением на инкассаторов хватит лет на десять каторги, а если ещё и планируемый захват людей, то тут лет на двадцать-двадцать пять потянет. Кстати, лично я не вижу разницы. По слухам на урановых рудниках редко кто выживает больше пяти лет, поэтому десять или двадцать лет — это уже вопрос чисто риторический. До десяти там ещё никто не дотянул.

— Мы не нападали….

— Да ладно. У нас есть записи, как минимум с трёх разных позиций. Абсолютно четко видно, как ваши подчинённые стреляют в инкассатора и пытаются захватить корабль с секретным грузом. Они уже рассказали, что их использовали втёмную. Кого именно ты собрался захватить они не знают. Все их показания у нас зафиксированы под протокол.

— Да я и сам ничего не понимаю. Просто такой силы и насыщенности сигнал не может существовать сам по себе. Мы именно над этим работали все последние годы, поэтому я знаю, о чём говорю. Надо было обязательно доставить этого парня в Академию. Его изучение поможет нам многое понять, — от волнения профессор никак не мог объяснить всю нелепость происходящего и от этого путался ещё больше.

— Вижу, добровольно сотрудничать ты не собираешься. Облегчить свою участь и судьбу своих сотрудников тоже не хочешь. Тогда пора прощаться. Сам по себе ты нам не интересен.

— Что ты хочешь сделать? — профессор задергался, пытаясь освободиться.

— Ничего настолько страшного, чтобы этого стоило бояться. Банально отправлю тебя сейчас в сон, а разбудит наверно уже следователь в камере.

— Стоп. Я богат, я могу заплатить за своё освобождение. Мы никого не хотели грабить.

— Вряд ли кого-нибудь заинтересуют деньги преступника. Вопреки расхожему мнению, эти деньги обычно плохо пахнут.

— Я согласен на сотрудничество.

— Ну, вот это уже ближе к теме, — послышалось короткое жужжание и Мак на секунду ощутил почти безболезненный укол в шею. Темнота.


Очнулся профессор в небольшой комнате, скорее всего каюте. Огляделся, не вставая с кушетки. Стандартная каюта, скорее всего офицерская, на каком-то военном корабле. Есть в отделке милитаристских посудин масса особенностей и мелочей, которые гражданские инженеры не применяют. Например, стойка для оружия или пенал для бронескафа.

— Вижу, что ты проснулся. На столе есть бумага и ручка. Интересует подробный ответ на следующие вопросы: для чего нужен был силовой захват туристов, какой работой ты занимаешься в Академии, куда пропадают студенты. Через час ответы заберут. От их правдивости будут зависеть наши дальнейшие действия, — голос, раздававшийся через динамики, умолк. На столе действительно лежала пачка бумаги и ручка. Милые предметы почти забытой старины. Давно он ничем подобным не пользовался. Странно, но ментально он по-прежнему не чувствует вокруг никого живого.


— Таким образом Академия получила возможность измерять пси-энергию и усиливать тех, кто способен развить энергетические каналы. Для нас ещё очень интересна информация по созданию клонов. Учёные предполагали использовать восстановление тел для особо одарённых псионов. Поскольку сама по себе технология является одной из эволюционных ступенек, а её корни относятся к имеющимся у нас матрицам, то появляется возможность получения клонов экипажа старого корабля. Проблему с андроидами мы так и не решили. Полноценное использование матрицы там практически неосуществимо, — наш специалист, докладывающий изученные материалы по Академии, похоже нашёл самое интересное применение для возникших возможностей. Надеюсь, что та студентка, которую сын вывез с Эрны, соответствует общему психотипу арианни. Вопрос важный и очень щепетильный. Союзники нам важнее, чем выполнение работ под давлением или за деньги. Вот и попробуем с ней обсудить идею по спасению отважных героев. У каждой расы могут быть свои тараканы в голове. Арианни тоже не исключение. Надо точно знать, что у Академии не будет никаких негативных предрассудков или расовых ограничений.


— Алинара, нам удалось получить некоторые сведения от представителя Академии. У них есть одна крайне интересная для нас технология и опыт практических работ с ней. Арианни умеют выращивать живых клонов. При этом в них закладывается личная психоматрица умершего. Ты лучше знаешь мировоззрение своей нации. Как ты считаешь, если учёным твоей расы предложить вырастить клонов из сохранённых матриц экипажа корабля, в котором была Элианна, как они отнесутся к такому предложению? — поменявшись фрегатами, беглецы изменили курс и теперь не спеша добирались до небольшой станции. Оттуда их заберет уже нанятый курьерский корабль. Сейчас вся компания удобно устроилась за столиком в общем зале. Пищевой синтезатор в прокатных фрегатах особыми изысками не баловал, но некоторые напитки получались совсем прилично.

— Это правда? Значит легенда на самом деле существует? — бывшая студентка Академии уже справилась с первыми переживаниями и светилась от любопытства. Девушки уже успели придти в себя и даже немного поправить макияж.

— Так, Алинара, попробуй не отвечать вопросами на вопрос, — Элианна тоже решила принять участие в нашей беседе.

— Ой, извини. Просто мне ещё в детстве рассказывали, как сказку перед сном, что когда-то наступит время и мы снова увидим тех, кто полетел на поиски новой планеты для всех арианни. Эта легенда позволила моему народу пережить очень трудные времена. С невзгодами легче справляться, если есть надежда на будущее.

— Неужели вам так плохо жилось? — Элианна неуверенно теребила в руках одну из своих покупок, только что вытащенных из пакетов. Заметив, что за вещь она крутит, девушка вспыхнула и быстро припрятала обратно что-то очень полупрозрачное и кружевное.

— Сначала было тяжело. Почти ничего не было. Плохое жильё, непривычный климат, невкусная пища. Мне об этих временах бабушка рассказывала. Потом бытовые задачи стали отступать, но мы увидели, что арианни перестают существовать, как самостоятельная раса. У нас изменялись традиции, музыка, образование. Их заменили общемировые имперские ценности. Вряд ли сейчас кто-то из молодёжи сможет спеть хотя бы одну-две национальные песни. Нет, конечно лучшие ученики имели неплохие шансы для того, чтобы продолжить учиться и работать в центральных системах Империи. Вот только потом оттуда редко кто приезжал обратно. Лучшие арианни растворяются среди миллиардов имперцев в сотнях космических систем. Мои родители считают, что Академия на Эрне — наш единственный шанс. Только они смогут сохранить самобытность нашего народа и его традиции. Ещё два-три поколения и от расы арианни не останется даже названия, если продолжать жить и учиться так, как предлагает Империя.

— А разве нужно чему-то учиться, если есть нейросети, импланты и базы знаний? Их же можно изучать самостоятельно, а потом подтверждать у специалистов или в специальных центрах, — Александр не случайно задал такой вопрос. В Империи оказалось очень много различных учебных заведений самого разного уровня. В то же время получать специальности было совсем не трудно, если пользоваться нейросетями и информационными базами.

— Базы знаний существуют для получения рабочих специальностей, а не для развития знаний. Новый двигатель или какой-нибудь прибор не изобрести, если в него будет заложен отличный от имперских стандартов принцип работы или необычные конструктивные особенности. Поэтому будущих учёных, конструкторов, биохимиков и многих других, кто может развивать теоретические знания, учат совсем иначе, чем инженеров, пилотов и механиков.

— Извини, мы отвлеклись. То есть ты уверена, что если к Академии обратиться с просьбой о помощи, то они не будут искать причины для отказа?

— Скорее всего так, но обязательно нужно учесть два момента. Во-первых, если арианни узнают, что Академия отказалась участвовать в воскрешении героев, то Академия потеряет своё лицо в глазах всей расы, но есть и второй момент, он сложный. Академии как бы не существует. Я не видела ни одного документа, контракта, договора или приказа, где была бы упомянута Академия. Её вообще официально не существует.

— Тебе знаком профессор Мак Ашараль?

— Почти что нет. Я его видела несколько раз. Он ведёт какие-то занятия у старших курсов, но в основном занимается научной работой. По моей специальности занятия в его лабораториях должны были начаться через год.

— А ты не помнишь, какой предмет он ведёт?

— Ментальную физику. Только я пока плохо себе представляю, о чём этот предмет.

— Скоро мы встретимся, вот тогда и узнаем, что это за физика и зачем он хотел нас похитить, — хмуро сказал Александр.


Глава 30

Марсианская программа началась на удивление обыденно. Четыре грузовых корабля частной семейной компании зашли в систему через ворота и не спеша разместились на орбите Марса. Терраформинг планет оказался достаточно простой и рутинной операцией, если имеются необходимое оборудование и знания. Сопоставив текущие данные и ожидаемый результат, ИСКИН терраформеров выработал наиболее эффективные решения.

В отличие от Земли у Марса нет глобального магнитного поля, которое защищало бы планету от солнечного ветра. Оно слабее земного магнитного поля почти в 1000 раз на экваторе и в 500 раз на полюсах. Однако на Марсе есть локализованные районы с сильными магнитными полями. Так считает земная наука. ИСКИН приглашённых специалистов, имеющих солидный опыт из трёх десятков уже терраформированных планет, на мнение земных учёных мягко говоря наплевал. По поводу «защиты магнитным полем» прибывшие специалисты мне высказали мягкое недоумение.

Оставшиеся на Марсе островки магнитного поля — довольно загадочные явления. В этих местах величина магнитного поля составляет 0,2–0,3 Гаусса, то есть эти локальные поля по величине сравнимы с земным магнитным полем. Кроме того, эти марсианские магнитные поля располагаются в виде полос переменной полярности, простирающихся с запада на восток. Ширина этих полос с севера на юг достигает 1000 км. Ученым пока неизвестно, какие марсианские породы могут генерировать такие сильные магнитные поля, и почему они существуют в виде полос с противоположной полярностью. Линии этого магнитного поля образуют полуцилиндры. В местах соприкасания этих полуцилиндров наблюдается сильное вертикальное магнитное поле, под действием которого ионизованные водород и гелий из солнечного ветра могут спускаться к поверхности Марса. А на вершинах лежащих полуцилиндров располагаются области с сильным горизонтальным магнитным полем, которые действуют как зонтик для защиты нижележащей атмосферы от солнечного ветра. На Земле дипольное магнитное поле закрывает всю планету, а на Марсе имеют место отдельные локальные дипольные поля, защищающие ограниченные зоны.

Для земной науки некоторые действия инопланетных специалистов показались бы ересью и шаманством. Я пока не привык к внешнему виду приглашённых терраформеров, поэтому выражение их физиономий мне ничего не говорило. Возможно они и посмеялись между собой над моими представлениями о предстоящих работах. После того, как я получил весомый щелчок по носу, в связи со своей повышенной доверчивостью к земной науке, пришлось лезть в дебри имперских информаториев.

Оказалось, я просто не умею замечать и понимать самое очевидное. Полярные сияния — прекрасное зрелище, пока не задумаешься о физике процессов, которые там происходят. А происходит следующее: магнитные линии не только захватывают солнечные частицы, но и часть их направляют к полюсам. Вновь прибывшие частицы, дополнительно разгоняются магнитным полем и обрушиваются в земную атмосферу. Они выбивают электроны у нейтральных атомов и молекул, те становятся заряженными и светятся от негодования. И, как мы знаем из уроков физики и простых игр с магнитами, плюс отталкивает плюс, а минус — отталкивает минус. В верхних слоях атмосферы отталкивание бывает столь интенсивно, что некоторые молекулы набирают вторую космическую скорость и покидают планету. Именно так происходит процесс электромагнитной диссипации, от которой, якобы нас спасает магнитное поле. Помните про улетающий с Земли водород и гелий? Добавьте сюда еще и кислород, который слишком тяжел для термической диссипации, и улетает с Земли только благодаря такому "доброму" и "заботливому" магнитному полю.

Что же будет, если удару потоков солнечного ветра подвергнется планета не имеющая магнитного поля? Здесь будет все драматичнее — солнечные частицы беспрепятственно приблизятся к планете на расстояние в полтора ее диаметра, и примутся бомбардировать верхние слои ее атмосферы. Молекулы газов начнут терять электроны, приобретать заряд и… этим же зарядом отталкивать потоки солнечного ветра. Т. е. тут тоже сформируется ударная волна, как и с магнитным полем, которая не подпустит ближе основную массу солнечных частиц. Именно благодаря такому эффекту Венера не растеряла свою невероятно плотную атмосферу находясь намного ближе к Солнцу, чем Земля или Марс. То есть, для наших, земных учёных, оказывается совсем не секрет то, что солнечный ветер на Венере в разы сильнее, чем на Марсе. Вот только в научные теории тогда версия с магнитным полем впишется не очень удачно. Ну кто поверит теориям, если будет знать реальные цифры, опровергающие такие теории хотя бы своим порядком. Для меня, как и для многих желающих поумничать, была абсолютным шоком следующая информация: Венера имеет магнитное поле в 15 раз слабее, чем Земля, но её атмосфера в 92 раза плотнее. Эти две цифры обрушили моё представление о состоянии земной науки. Кстати, солнечный ветер на Венере тоже сильнее, чем на Земле. Попытки приплести сюда гравитацию тоже были безжалостно разрушены реальными примерами.

Плотность Титана — около 1,9 г/кв. см, а его масса в 45 раз меньше массы Земли. Атмосферное давление на поверхности планеты в 1,6 раза больше земного и составляет около 1,6 бар. Да и у Венеры при меньшей гравитации, чем у Земли, плотность атмосферы в 92 раза выше. Что-то не сходится у земной науки.


— Мы точно будем вводить в контракт требование на создание магнитного поля для Марса? — сегодня с нами разговаривает один из старейших дварфов. Примерно так в переводе будет выглядеть название расы терраформеров. На эти переговоры я вышел вместе с Хаскером, собираясь побольше молчать. Сеанс связи решили провести с его станции. Слишком уж неудачным у меня получился первый самостоятельный раунд переговоров.

— Этот вопрос пока обсуждается, но мы хотели бы получить по нему отдельную калькуляцию, если это возможно, — Хаскер умеет и любит торговаться. Имперские хомяки на военных складах просто стонут, когда он по восьмому кругу начинает снижать цену, находя каждый раз новые доводы для одной и той же покупки.

— Детальную калькуляцию мы сможем составить только после полной обработки данных по состоянию планетных соленоидов. Если заказчик оплатит эти работы, то через три дня предварительный расчёт будет готов.

— Эээ…. С этого момента немного подробнее…. Какие соленоиды?

— О, похоже вы и не предполагали, что эту планету уже когда-то подвергали терраформированию, — прилично заросший дварф больше всего был похож на седого морского котика, если не брать во внимание почти обычные, для людей, конечности. Он чем-то пощёлкал на пульте перед собой и вывел нам на экран карту магнитных полей Марса. Почему я буквально прозреваю только после того, как меня носом тычут в очевидное. Я ведь сам не так давно занимался изготовлением постоянных магнитов для электромобилей. Магнитные свойства появлялись у слитков только после того, как их помещали внутрь катушки, по которой пропускали мощный заряд тока. Намагничивали. Марс, если смотреть на его магнитную карту, это просто классический образец электромагнита из школьного учебника. Помните такую схематичную картинку, где кусок мягкого железа оплетён несколькими витками изолированной медной проволоки? А теперь сравните с картой магнитных полей Марса. Та же самая обмотка….

— Тогда непонятно, почему магнитное поле пропало? — Хаскер задумчиво почесал бороду.

— Если во вращающуюся пару попадёт камушек, то он заклинит вращающееся тело. На южном полюсе есть громадная воронка от падения небольшого спутника этой планеты. Перед тем, как восстановить вращение, мы взрывами разрушим остатки спутника и саму спайку, которая там образовалась от взрыва и повреждений ядра планеты. После этого запуск магнитного поля — это только вопрос приложенной энергии. Кстати, надо будет ещё дополнительно посчитать экономику. Возможно, что нагрев имеющейся обмотки окажется дешевле, чем другие способы. Нам всё равно потребуется поднимать температуру поверхности, чтобы растопить запасы воды, находящейся у поверхности планеты. К сожалению, на полюсах этот способ применить не получится. Там придётся ставить зеркала и проводить небольшие астероидные бомбардировки. Мы уже присмотрели подходящие ледяные астероиды и сможем их разогнать и взорвать над поверхностью. До планеты долетит дождь из мелких ледяных метеоритов. Энергии взрывов как раз хватит для их испарения и частичного превращения ледяных шапок на полюсе в воду и пар. Дальше парниковый эффект начнёт работать сам по себе. Дополнительный нагрев мы обеспечим плёночными зеркалами.

— Неужели плёнка сможет нагреть планету? — мой партнёр вытащил откуда-то из под стола тончайший пакетик от упаковки разовой посуды.

— Мы захватили с собой двенадцать развёртываемых зеркальных кластеров. По нашим расчётам они смогут увеличить инсоляцию планеты в два с половиной раза. Половину потом придётся свернуть, иначе планета превратится в раскалённую пустыню. Естественно, за кластеры надо будет дополнительно заплатить. Все свёрнутые кластеры мы оставим в запасе, на случай аварий на остальных, — дварф выложил предварительную смету работ. А что, мне нравятся эти парни. Очень даже симпатичные тюлени…. И цена у них симпатичная. Полтора миллиона кредитов за планету…. Дайте две. нет лучше пять…и побольше.


— При терраформинге есть такой приём, когда на планете с низкой орбиты производят спиралевидную нарезку лазером. Луч выплавляет на поверхности русло для образующегося металлизированного расплава. Как раз на примере Марса хорошо видно, что получается полуцилиндр. Вот только лазеры такой мощности, какая была в своё время задействована на этой планете, терраформеры пока не используют. На Марсе эти русла достигают до тысячи километров в ширину. Направление для насечки русел выбирают такое же, как и на этой планете. Характер проведённых каналов оставляет возможность для двух вариантов магнитного поля, в зависимости от мест подведения энергии. Сейчас трудно сказать, каким раньше было подключение, но на Марсе можно сделать не только дипольное магнитное поле. При изменении схемы подключения таких полюсов окажется четыре. Квадрупольные магнитные поля на планетах не редкость. Земляне про них знают по Урану и Нептуну. Такие полюса могут служит нескольким целям, например, обеспечивать дополнительную защиту от солнечной радиации или являться активным инструментом для изменения климата. Предложенный терраформерами план очень прост и эффективен. Буквально через несколько месяцев можно будет приступать к созданию необходимого химического состава атмосферы. Этому поможет дополнительный приток солнечной энергии, резкое потепление и большое количество воды. Водой будет закрыто около половины поверхности терраформируемой планеты. Запасы льда более чем достаточны. Первое время колонизаторы будут вынуждено жить в пещерах или искусственных посёлках, спрятанных под поверхностью планеты. При эффективных мерах озеленения планеты уже через пять-шесть лет появится атмосфера, вполне пригодная для нахождения людей на поверхности в специальных масках или с внедренными дополнительными органами дыхания. Эти аппараты давно апробированы и широко используются шахтёрами на тех планетах, где терраформирование экономически нецелесообразно, — ИСКИН Хаскера я слушал ошеломлённо, а Хаскер наоборот, совсем не заинтересовано. Шахтёру абсолютно не интересны планеты. После удачной находки «платинового» астероида его капиталы позволяли размахнуться куда на более грандиозные проекты. Недаром его ИСКИН у меня затребовал документацию по металлургическому заводу. Небесное тело диаметром всего лишь в 2 километра содержит в своих недрах столько металла, сколько человечество не добыло, начиная с бронзового века. Причём это очень качественный металл, с высоким содержанием никеля и прочих вкусностей. Недаром на звёздной карте около будущего завода проставлены несколько десятков точек Лагранжа с высоким и низким индексом. Скоро туда будут «припаркованы» необходимые астероиды с металлом нужного состава и качества. Вот только химический цех по переработке сульфатов надо утащить от завода подальше. Я ещё на Земле насмотрелся фильмов про взрывы цехов с пиротехникой.

Спрашивается, зачем в космосе цех по производству взрывчатки с сверхвысокой скоростью взрыва? У лучших образцов земной взрывчатки начальная скорость взрыва может достигать десять тысяч метров в секунду. У лучших имперских образцов этот показатель в два с лишним раза выше.

Из своего вояжа по Империи мне удалось притащить много интереснейших образцов. Но лично меня до самых печёнок пронял экспонат, который я абсолютно случайно нашёл у одного адмирала-коллекционера. Почему случайно? Да нашёл я его совсем в другом зале. Там не было артефактов Древних, которые я должен был осмотреть и определить. Зато там было много оружия. В первую очередь самого необычного. Иногда изготовленного почти что штучно, ну или очень малой серией. Около одного такого агрегата, смутно мне напоминающего чего-то уж очень знакомое я и завис.

— Впечатляет? — старый вояка неслышно подошёл сбоку и видимо давненько наблюдал, как я медитирую на очередной венец творения в области огнестрела.

— Ещё как впечатляет. Вот только на этикетке не всё понятно. Если такие характеристики действительно получены, то почему оно так и не было запущено в производство?

— На самом деле причин несколько. Одна из основных, это новое поколение лазерного оружия, которое по своим возможностям оказалось лучше, надёжнее и дешевле. Подумай сам. Полтонны дорогостоящих снарядов в секунду, обязательная замена стволов после тридцати тысяч выстрелов на ствол, кстати, тоже очень дорогих. Наведение прицела практически корпусом самого корабля, с небольшими углами отклонения. В стандарт вооружений такие монстры уже не вписывались. Флот стрелял издалека, а для близких целей есть лазеры и противоракеты.

— А как они работают по силовым щитам? — я кивнул на удививший меня агрегат.

— На удивление, неплохо. Только из-за этого огнестрельные установки столько и прожили, а иначе они давно бы были списаны.

— Странно, по идее снаряд должно просто размазать по щиту.

— Так-то так, да не так. У меня перед ангаром по площадке техника в пятьдесят тонн ездила и следов не оставила, а тут внучка недавно прошла на каблуках, я смотрю, а на покрытии дырки остались. Это же надо такую моду вредительскую придумать!

— Понятно. Силовой щит он на лазеры, ракеты, плазму и взрывы рассчитан. Вполне возможно, что силовое поле не рассчитано на огромную энергию, приложенную точечно. Тоннельник крейсерского калибра уже не каждый щит удержит.

— Да уж…. Тут линкор нужен, ну и построение правильное, чтобы щиты перекрывались, — подернулись дымкой глаза ветерана.


От чего зависят возможности огнестрельного оружия, при его применении в космосе? Прежде всего это отсутствие воздуха и силы тяжести. Выпущенная пуля может пролететь миллионы километров без изменения скорости и траектории, если не попадёт в зону притяжения других объектов. Неприятным моментом является отдача, которая может сильно снизить скорость движения небольшого корабля. Для того, чтобы обнулить отдачу, имперские модели использовали энергию дульных тормозов и обратные заряды. Поэтому угол возможного прицеливания был ограничен. Боекомплект кассеты вмещал 4320 снарядов. Темп стрельбы 250 000 выстрелов в минуту. Перезарядка кассеты занимает 18 секунд. Боекомплект на каждое орудие состоит из пяти кассет, после чего необходима замена контейнера с боеприпасами. Существенное отличие было в самих стволах и замене пороха на взрывчатое вещество с очень высокой скоростью взрыва. Стволы были практически без нарезов, если за них не считать четыре спиралевидные выемки толщиной с волос. Сам патрон отсутствовал, как класс. В ствол подавалась громадная пуля, больше напоминающая очень толстую иголку из прочнейшего сплава, а сам заряд в виде гранулы попадал в специальную камеру и подрывался искрой. Блок установки из шестнадцати стволов менялся сразу комплектом. Уникальная система стопоров позволяла это сделать за секунды.

— Сергей, я не понимаю, в чём тут прелесть? — Хаскер даже ногой пнул имперский агрегат, который мне удалось-таки отжать у адмирала, — По-моему лазер значительно лучше, особенно если говорить о моментальном поражении цели. Да и заявленная скорострельность вызывает сильные сомнения.

— Хаск. У этого оружия есть неоспоримые преимущества. В отличии от лазера оно не теряет убойности от расстояния, намного эффективнее работает по силовым щитам и самое главное — абсолютно не требовательно к энерговооруженности корабля. Ему плевать, какой у тебя реактор и работает ли он. Пока есть заряды, оно стреляет. А раз не перегружает реактор, как любое другое энергетическое оружие, значит даёт возможность использовать эти мощности на щит или уменьшить размеры корабля. Вот смотри, ты на фрегат сможешь поставить четыре средних лазера?

— Даже один не поставлю, он сожрёт всю мощность. Или надо двигатель менять на более слабый. Хотя нет, даже со слабым не получится.

— А я поставлю четыре таких орудия и почти без ущерба для ходовых качеств. Насчёт скорострельности могу тебе сказать, что даже на Земле есть образцы вооружения, достигшие таких цифр, — я покопался в журнале, нашёл нужную ссылку и скинул файл Хаску. Информацию о земном оружии я нашёл в земной Сети случайно.

Aвстралийская компания Metal Storm еще в конце 1990-х придумала стрелковую систему с боевой скорострельностью более миллиона выстрелов в минуту. Этот фантастический показатель был достигнут на тестовой 36-ствольной установке.

— А теперь пусть ИСКИН посчитает, за какое время крейсер может выдать лазерами шестнадцать тысяч выстрелов. Мой фрегат это сделает за секунду и выпустит четыре управляемые ЭМИ-бомбы или иной комплект бомб, а ещё через секунду пропадёт из вида, чтобы через восемнадцать секунд повторить залп, но уже без бомб. Бомб, к сожалению, всего четыре. Теперь про плюсы. Лёгкие корабли мы можем делать сами и двигатели для них можем покупать в любом количестве, если заранее разместим заказ. Об этом я договорился, пока отдыхал. Воевать далеко от своей системы мы точно не собираемся, поэтому боезапас и дальность хода для нас не критичны. Самое большое достижение при такой компоновке — это реализация режима невидимости. Маленький корабль маскировать на порядок проще.

— Кажется начинаю понимать. Крохотный внутрисистемник с большой огневой мощностью. Я-то считал, ты линию по взрывчатке только ради этих миниганов придумал, а теперь и про необычные бомбы слышу. Интересно, кто бы нам ещё их дал?

— Сами сделаем. Скидываю файл. Посмотри и скажи мне, чего там может быть сложного, с чем мы не справимся сами, — чертёж и описание бомбы нужного нам типа действительно крайне незатейливы.

Оружие XXI века на удивление простое и реализовать его под силу опытному радиолюбителю. Генератор сжатия магнитного потока (ГСМП) состоит из трубки, начиненной взрывчаткой и помещенной внутри медной обмотки чуть большего размера. За мгновение до детонации химического заряда ток от конденсаторной батареи поступает в обмотку и создает магнитное поле. Детонация заряда распространяется от заднего конца трубки к переднему. Расширяющаяся трубка касается края обмотки и вызывает движущееся короткое замыкание, которое сжимает магнитное поле и в то же время уменьшает индуктивность обмотки статора. В результате ГСМП создает быстрорастущий импульс тока, который обрывается до окончательного разрушения устройства. Согласно практически полученным результатам, время роста составляет десятки или сотни микросекунд, а пиковое значение силы тока — десятки миллионов ампер. По сравнению с получающимся импульсом разряд молнии выглядит, как фотовспышка.

— Сергей, это с кем ты собрался воевать такими методами? — вот таким я Хаскера ещё ни разу не видел. Внимательный взгляд снайпера, разглядывающего цель в прицел.

— Пока не знаю. Я рассматриваю возможности, которые у нас есть. Из плюсов мы имеем производство небольших кораблей и почти неограниченное количество пилотов. Минусы ты сам знаешь. В своём базовом варианте наши корабли просто пушечное мясо, которое вряд ли сможет нанести серьёзный урон даже не самому современному крейсеру. Я тут в Империи немного почитал про пиратов и некоторые неправительственные группировки. Они в конфликтах достаточно часто используют корабли не только крейсерского класса, но и линкоры. А уж рейдеры у них по-моему вместо личного транспорта.

— Надеюсь ты понимаешь, что произойдёт, если ты взорвёшь свои бомбы около имперского линкора? — что-то мой друг майнер сам на себя не похож. Губы сжаты, глаза в сторону….

— Зачем нам имперские корабли? Они на нас собираются напасть?

— Очень надеюсь, что такого никогда не случится, но если ты свои пукалки рванешь около кораблей флота, то скорее всего выжжешь все нейросети экипажу.

— Вот чёрт…. Я про это не подумал. Думал, что корабль ослепнет, ну может ИСКИН и системы управления огнём повредим, а вот про то, что у всех мозги наполовину из электроники, как-то забыл. Так, секунду. Я сам в схемах минных кластеров видел электромагнитные мины. Точно. Получается — это какая-то игра? Одним можно, а другим нет?

— Ты сами мины вспомни. Они в пять раз меньше твоих бомб и их никто не собирается использовать по четыре штуки сразу. Любые космические корабли в какой-то степени экранированы. Мины поражают импульсом через внешние датчики и токопроводящие детали на корпусе. От твоих бомб экранирование уже вряд ли спасёт. Мало того, что весь экипаж накроет четыре раза подряд, так ещё возможно и наложение полей. Там вообще может получится кумулятивный эффект. Если флотские узнают про то, что ты собираешься делать ЭМИ-бомбы такой мощности, то ты приобретёшь там кучу недоброжелателей.

— То есть ядерные заряды с тем же эффектом, это нормально, а если специализированная бомба, то нет. Ничего не понимаю.

— Ядерный заряд, который сопоставим по мощности ЭМИ импульса с твоей бомбой, почти наверняка уничтожит корабль, а вот твоя бомба уничтожит только нейросети и оборудование. Умирать с выжженными мозгами в мёртвом корабле — это крайне неприятная штука. Торпеды с ядерными боеголовками устанавливаются только на линкорах, ну или более тяжёлых кораблях. Кроме того, торпедой с ядерным зарядом по мелким кораблям стрелять никто не будет, слишком сложно и дорого, а вот твои дешёвые бомбы можно вываливать даже на фрегаты.

— Ну, допустим…. Кстати, я и не акцентировал обязательное применение таких именно бомб. Это так, к слову пришлось. Проще, дешевле и эффективней, чем они, я пока не знаю.

— Теперь, что касается огнестрела. Надеюсь, ты сам не собираешься изготавливать эти установки?

— Ммм, я думал над такой возможностью. Мне кажется, что мы вполне сможем справиться сами, — на всякий случай я ответил осторожнее, чем думал. Просто чую, что в вопросе Хаска имеется какой-то подвох. Так-то я и установку тащил сюда ради того, чтобы научиться делать её копии.

— Конечно же нет. Огнестрельное оружие тем и плохо, что обычные технологии при его производстве практически бесполезны. Даже более совершенные металлизаторы, чем те, которые нам доступны, не смогут изготовить нормальный ствол. Просто сплава и чистоты обработки для этого недостаточно. Посмотри внимательно на сам ствол. Сколько слоёв металла ты видишь даже при простом осмотре? — майнер ткнул пальцем в металл стенок ствола, сняв перед этим с него надульник несколькими ловкими движениями.

— Ну, слоев шесть можно разглядеть уверенно.

— На самом деле их тут больше. И это не обычные металлы, а сплавы, прошедшие ковку, термообработку и ещё ряд технологических операций. В установке есть очень специфическая станция охлаждения на жидких металлах, я думаю она запатентована. Поэтому тебе проще заказать необходимое количество установок, стволов и ремонтных комплексов для их восстановления. У себя имеет смысл поставить только линию по боеприпасам и не более того.

— Ты думаешь, что нам их продадут?

— Весь огнестрел прекратили ставить ещё на пятом поколении кораблей. Нашего рейтинга вполне достаточно на легальный заказ непосредственно у производителя. Оружие пятого поколения такого класса нам никто не запретит. Думаю, что для начала стоит попробовать переговорить с изготовителем. Вполне возможно, что у них есть более интересные образцы.

— Хаскер, откуда ты столько знаешь про оружие?

— Я же вроде тебе рассказывал, как однажды мне пришлось на четыре года стать имперским капером?

— А, точно, было такое дело….

— Ну вот, для того, чтобы тогда выжить, пришлось много чего изучить. В том числе и базу по огнестрельному оружию до максимального на то время уровня. В те годы оно ещё использовалось, но таких установок я точно не видел, да и базу по оружию я с тех пор не обновлял. К тому же, ты рассматриваешь только плюсы и забываешь о минусах. Возьмём, к примеру те же лазеры. Скорость поражения у них выше на порядок. Пока твои пули летят до цели, лазер её уже расстреляет. Его использование очень дёшево, практически это цена топлива. Для наёмников и каперов, которые воюют за деньги, это крайне важно. Те же ракеты лазер собьёт быстрее и надёжнее.

— Не уверен, что лазер окупит все минусы, из-за своих более высоких энергетических требований. Для того, чтобы установить лазеры аналогичной ударной мощности, потребуется совсем иная конструкция самого корабля. Большой реактор и корпус уже не позволят получить малый уровень сигнатуры, соответственно показатели маскировки и время его захвата в прицел сильно упадут. Если отбросить экономическую составляющую, то корабль с лазерным вооружением получается более заметным и менее манёвренным. По нему быстрее прицелятся и в него легче попасть. А теперь самое интересное. Всё, что мы только что с тобой рассматривали имеет право на равные условия только для обычной тактики. Мы с тобой как-то уже проводили расчеты по применению рельсотронов на Земле. Теперь подумай о том, что в космосе у нас нет ограничений по скорости снаряда, которые вызваны наличием атмосферы. Всё, что мы до сих пор говорили справедливо, но только в том случае, если перестрелка между кораблями осуществляется на параллельных курсах. Я предполагаю, что всё радикально изменится, если мы поменяем тактику и будем рассматривать для этого типа кораблей атаки только на встречных курсах. Это энергетическому оружию нет никакой разницы, с какого места будет выпущен лазерный луч, а вот для кинетического всё совсем иначе. К скорости снаряда, которая и является основным показателем урона для снарядов одинаковой массы, добавятся встречные скорости самих кораблей, должен заметить, очень и очень высокие. Ты лучше меня знаешь, что может натворить даже десятиграммовый камешек на встречном курсе. Посчитайте с ИСКИНом на досуге, что произойдёт, если это будет не камешек, а шестнадцать тысяч снарядов, весом сто двадцать пять грамм каждый, из самых твёрдых сплавов, имеющих скорость под сорок километров в секунду.

— Ну, допустим, попадут далеко не все снаряды….

— Согласен, но и атака будет производиться не одним кораблём. Это один корабль за секунду выпустит шестнадцать тысяч из четырёх установок и тут же снова постарается стать невидимым….

— Достоверные технические данные есть только на корабли седьмого поколения и частично на некоторые модели кораблей крейсерского класса восьмого поколения. Предварительный анализ позволяет говорить о том, что силовой щит крейсеров восьмого класса выдержит от трёх до восьми тысяч попаданий снарядов с указанной характеристикой, — вмешался ИСКИН в нашу дискуссию.

— Вот, что и требовалось доказать. Два-три фрегата с огнестрельным оружием вполне могут справиться с серьёзным противником. Теперь надо подумать, как сделать атаку максимально безопасной. Мне кажется, что я знаю кто нам отработает необходимую тактику и сам состав таких отрядов. У нас есть Игра, если мы добавим туда этот класс кораблей и предложим хорошие призы, то нам предложат и тактику и конфигурацию корабля и ещё много чего интересного. Сегодня же озадачу парней, пусть срочно начинают вводить дополнения. Думаю, что нам много чего подскажут.

— А ты знаешь, у меня тогда тоже для тебя есть сразу две идеи. Первая — это вернуться к маскировочному покрытию в сто миллиметров. От него в своё время отказались по целому ряду причин. Одна из них, это то, что всё навесное оборудование приходилось выводить за маскировочный слой. В отличии от бронекорпуса он защитных свойств не имеет и всё наружное оборудование оказывается без малейшего прикрытия. В твоём случае это не важно. Фрегат и так защищён очень слабо и не предполагает попаданий по нему. В длительном бою ты тоже фрегаты использовать не собираешься. Поэтому, если рассматривать тактику фрегата, как мгновенный укус и такой же мгновенный уход в невидимость, то повышение индекса маскировки на сорок процентов для него намного важнее. Вторая идея — это твоё же предложение о кинетическом ударе на встречном курсе, но уже с моей, шахтёрской точки зрения. Не знаю, запомнил ли ты, но астероидное поле находится в движении. Средняя скорость астероида семнадцать километров в секунду. Упрощенно можно представить себе некий диск, на котором крутятся очень крупные физические тела, весом в сотни и тысячи тонн. Точек входа в нашу Солнечную систему на самом деле не так много. Особенно, если начать их рассчитывать для крупных кораблей или для отряда кораблей. Допустим, для одновременного входа в систему отряда из трёх линкоров таких мест существует чуть больше сотни. Если мы отбросим из расчётов те системы, которые контролируются Империей, то у нас останется два от силы десятка мест, где стоит ожидать гостей. Больше половины оставшихся точек находятся не так далеко от нашего вращающегося диска с астероидами, остальные подальше, но так же доступны при определённых условиях. Теперь смотри. Мы можем разместить несколько десятков, а лучше пару сотен буксировщиков, равномерно распределив их по кругу. Обычные «крысы», которые мы сейчас используем для того, чтобы вытаскивать контейнеры к баржам. Модели самые простые, доступные и дешёвые. Станции, которые мы развернули, позволяют нам контролировать точки входа в систему практически в режиме настоящего времени. Как только мы обнаруживаем несанкционированный вход, то сразу же даём команду на ближайший буксировщик и он корректирует маршрут уже разогнанного астероида к точке входа. На подлёте астероид взрываем и накрываем всё поле тысячами тонн разлетающихся осколков. Я сам всю жизнь провёл в космосе и поверь мне, что метеоритный дождь, да ещё заставший тебя при выходе из гиперпрыжка — это кошмар для любого капитана. В случае удачного расположения буксировщиков такую атаку можно повторить несколько раз подряд. Понятно, что тут многое зависит от удачи, но появляется реальный шанс на то, чтобы уничтожить или серьёзно повредить корабли самых тяжелых классов.

— Хм, а как на это отреагирует Флот?

— Управление буксировщиками будет производиться со станции. Неужели ты наивно считаешь, что передав нам такие станции, имперцы не оставили себе возможностей по перехвату контроля.


Глава 31

— Оборудование очень интересное, но разместить его лучше тут, у тебя, — Ицхак демонстрировал свои находки и покупки.

— Почему тут? — удивился я. В связи с прилётом Ицхака на Луну у меня были намечены свои, весьма интересные и коварные планы.

— Безопасность и требования технологии. Представь этот комплекс на Земле. За ним и его сотрудниками откроют охоту все, кто сможет позволить себе такую попытку.

— Особых проблем нет. Скинь требование по помещениям и дадим задание ИСКИНу станции. Даже если сразу нет ничего подходящего, то добавим ещё один модуль. Само оборудование сильно дорогое?

— В том-то всё и дело, что не столько дорого оборудование, как компьютеры, базы и специалисты. Есть ещё важный момент. Всё оборудование рассчитано на работу в космосе. Номенклатура продукции из импактов составляет больше пятнадцати тысяч изделий. Это только по основным типоразмерам. Представь себе, что у стоматолога появилось сверлышко с коронкой из импактов. Он одним касанием любой зуб просверлит, а ты этого даже не заметишь. Алмазные фильеры позволят сделать нити любой толщины и создать ткани любой плотности с недостижимой производительностью. А как тебе «вечный» инструмент для центров обработки металла? Я сам до сих пор в шоке от того, что увидел. Новый тип алмазного сверла протыкает лист стали, как бумагу.

— Ицхак, ты же хотел ювелирное оборудование присмотреть. Что-то помешало?

— Помешала статистика. На один грамм ювелирных алмазов в Империи продаётся двенадцать с лишним килограммов технических алмазов и десять с лишним килограммов абразивных порошков. Насколько я понимаю, такая же картина в ближайшем будущем ожидает и Землю.

— Ты точно уверен, что для этого «ближайшего будущего» нам уже сейчас стоило вложить столько денег? Может надо было дождаться сначала этого «будущего»?

— С Землёй всё не так просто. Там товар должен сформировать спрос. Поэтому у нас другая идея….

— У нас…?

— Ну, ты же сам познакомил меня с Хаскером. Он когда увидел раздел с инструментом, то чуть ли не силой заставил нас сделать ему образцы.

— Это как же вы их сделали, если у вас всё оборудование ещё в контейнерах лежит?

— Ну, допустим не всё. Малый центр мы уже запустили и сейчас на нём парни нарабатывают необходимые практические часы. Там всё так же, как у тебя с пилотами. Прежде чем в корабль попасть, надо на тренажёре потренироваться. На малом центре можно работать с начальными базами и по факту накопления часов работы получать подтверждение для сертификатов. Сам комплекс требует изученные базы и сертификаты не ниже пятого уровня, а каждый уровень требует изучения четырёх информационных баз до таких же значений. Но это детали, я тут отвлёкся. Короче, сделали для Хаскера пятьдесят комплектов инструмента, по нашим технологиям, которые он тут же утащил для своих ремонтных роботов. А теперь внимание, фанфары! После того, как Хаскер снабдил нашими инструментами дронов-ремонтников четвертого поколения, которые у него уже давно валялись на складе, ИСКИН присвоил им второй уровень седьмого поколения, после проведённых им тестов.

— Ничего не понял, давай ещё раз и подробнее.

— Про уровни и поколения много не расскажу, сам недавно только про них узнал. Смысл в том, что четвёртое поколение от седьмого отличается производительностью и точностью. А уровень — это энергетические характеристики. Например первый уровень — это шесть часов автономной работы, второй — девять, и так далее. Есть внеуровневые дроны, у тех собственные миниреакторы, но это уже модели другого класса и назначения. Там, в их классификациях, на самом деле ещё много дополнений, но это уже детали. Смысл в том, что у Хаскера на складе лежали старые дроны, которые уже не было смысла восстанавливать. Ресурс у них почти весь выработан, а стоимость комплекта инструментов для них выше, чем покупка дрона пятого поколения с половиной ресурса. Кстати, сам ресурс процентов на восемьдесят как раз и определяется по износу инструментов.

— Ну ладно, допустим по скорости обработки всё понятно. Просверлить можно вдвое быстрее, но откуда такой прирост по точности?

— От конструкции сверла и физики материалов. Допустим, ты начал сверлить отверстие в сто миллиметров сверлом из инструментальной стали. Через минуту твоё сверло сильно нагрелось и…. Что произошло?

— Ну, при нагревании сталь расширяется….

— Правильно. Даже нагревшись при сверлении сталь будет уже не 100, а 100,5 миллиметров. А вот алмазная коронка нет. Да и нагревается она меньше и сверлит быстрее.

— Ну, допустим. Кстати, а сколько дронов «завалялось» у нашего хомяка?

— Точно знаю, что двенадцать прошли тест ИСКИНа ещё вчера.

— Ого. Уже очень неплохо. У нас ремонтных дронов седьмого поколения всего двенадцать было, да и те постоянно нарасхват. Я так понял, что суть идеи в том, чтобы делать комплекты инструментов для апгрейда старых ремонтных дронов?

— Не совсем так. Наши мощности позволяют делать примерно десять тысяч комплектов алмазного инструмента в месяц. Даже в нашей части Фронтира мы насчитали больше тридцати тысяч дронов четвёртого поколения и тысяч двадцать пятого, которые на биржах стоят меньше тысячи кредитов, а вот цена для дронов седьмого поколения начинается с десяти тысяч кредитов.

— Себестоимость комплекта алмазных инструментов пробовали считать?

— Конечно подсчитали и даже прилично заложились на амортизацию оборудования. В триста кредитов легко укладываемся. Правда на некоторых дронах может быть выработка по направляющим и шаговым двигателям, но цена вопроса порядка ста кредитов. К тому же и покупать дронов с такой выработкой мы будем только очень дёшево. Гораздо дешевле, чем будет наценка за стоимость ремонта.

— Хм, я только не понимаю, откуда такая уверенность, что нам удастся продавать по десять тысяч дронов седьмого поколения каждый месяц?

— Ну, во первых не десять, а восемь. По две тысячи комплектов придётся сразу делать на склад, иначе через три-четыре месяца наши будущие покупатели могут остаться без запчастей. При круглосуточной работе на твёрдых металлах у инструмента дронов именно такой ресурс. Во вторых, мы планируем продавать наших дронов дешевле пяти тысяч кредов. Сейчас столько же стоят дроны шестого поколения с ресурсом процентов в восемьдесят. Соответственно, цена на шестое поколение быстро упадёт и можно будет начать скупать уже их. Шестое поколение мы сможем проапгрейдить до восьмого, но там уже потребуются новые «мозги», которые придётся заказывать отдельно. Хаскер сказал, что такой заказ возможен и ничем не ограничен. Восьмое поколение дронов только-только начало поступать во Флот. По крайней мере к нам, во Фронтир. Порядок цен можешь себе представить?

— Понятно, что ничего не понятно. А расскажи-ка мне, дружище Ицхак, когда это ты успел стать инженером и всяким-разным ремонтником-кибернетиком? Откуда столько интересных знаний и подробностей?

— Сергей, здоровая печень — это не только путь к долголетию, но и неплохой рабочий орган для бизнеса, если использовать его по назначению.

— Угу, в здоровую печень можно стучать дольше и сильнее….

— Сергей, не всё так грустно. В неё ещё можно пить. Главное, знать с кем и для чего. Например Хаскер, два ИСКИНа, группа инженеров, только что закончивших корабль и немного твоих управленцев и трейдеров.

— Хм, а бизнес-алкоголики случайно не озаботились составлением слегка посчитанного подобия бизнес-планчика? Ну такого, совсем маленького, всего лишь на несколько миллионов кредитов?

— Представь себе, сделали. Дополнительно потребуется двенадцать миллионов и помещения в десять тысяч квадратных метров, желательно в одном блоке. В четыре миллиона обойдётся дополнительное оборудование, примерно столько же уйдёт на сети и базы. Остальное — на закуп дронов и комплектующих. Окупаемость начинается на пятой тысяче проданных дронов. Теоретически за два месяца выйдем в прибыль и покроем все затраты.

— Ицхак, я тебя сильно удивлю, если скажу, что таких денег у меня нет и они не скоро предвидятся? Хотя бы потому, что я и так уже набрал кредитов больше, чем хотелось бы….

— Значит вопрос кредитования не рассматриваем. Тогда стоит обсудить предложения Дейва.

— Вот только не надо мне рассказывать, что он пил вместе с вами, не поверю.

— Ну не вместе, но голограмма присутствовала….

— И что гениального предложила эта высокоумная голограмма?

— Что может предложить суперкарго, оторванный от корабля? Естественно, спекуляцию с привлечением транспортных средств.

— Чем будем спекулировать и где возьмём транспорт?

— Спекулировать он предложил металлами, а транспорт скоро прилетит, привезёт тебе завод и будущий город. Ты сам давно смотрел, сколько на Земле запасов скопилось? Заодно и присмотрись, сколько и чего предложили за двести тонн платиноидов, а то у тебя уже неделю лежит предварительный договор на почте, ждёт твоей визы.

— Так, а это ты откуда знаешь?

— Коллективный мозговой штурм под армянский коньяк позволил выявить неучтённые резервы….

— И на сколько же там не учтено?

— По скромным оценка Дейва, миллионов на двадцать пять-тридцать. Ещё можно непрофильные активы продать.

— Это что у нас скрывается за такими загадочными терминами?

— Посёлок с синтезаторами и фермерскими хозяйствами.

— Нет, ребята, тут вы не угадали. Вопрос продовольственной независимости я деньгами оценивать не буду.

— Сто кредитов с Дейва, — пробормотал ювелир.

— Что?

— Дейв только что проспорил Хаскеру сто кредитов.

— Так, чувствую вам там заняться не чем. На руководство ставки уже делаете. Нашли себе ипподром. Значит поступим согласно армейской мудрости. Инициатива должна иметь инициаторов. Всё, что ты тут наговорил, облекай в приказы и распоряжения, набирай группу и вперёд, к светлым высотам имперского капитализма с его звериным внеземным оскалом. Считай, что в этом проекте ты главный, ну и само собой, лично отвечаешь за результаты. Кстати, что ещё на Земле интересного?

— Да пока ничего нового. На этой неделе должны статую Свободы открыть, вроде бы отремонтировали….

— А что с ней было?

— Ты действительно ничего не знаешь?

— Ты не поверишь, но в новостных лентах Империи земные дела совсем никак не отражены.

— О, тогда слушай. Американцы, после того, как им настучали около Мадагаскара, не успокоились и послали туда подлодку. Она выпустила из-под воды двенадцать «Томагавков». Как считают журналисты, целями были корабли, РЛС и дворец президента. Мадагаскарцы включили свои «глушилки». Долетело две ракеты. Одна напрочь разнесла рыболовецкий причал, а вот вторая всё-таки добралась до столицы и повредила памятник героям Первой мировой войны, который у них стоит посреди озера в Антанариву. К счастью, жертв не было. На следующий день у статуи Свободы обнаружилась дырка. Здоровенная сквозная пробоина, образовавшаяся загадочным образом в районе ягодиц. Вот такие у нас новости, на Земле.

— Во, как! Хотя по мне так даже лучше, когда вместо людей стреляют по страшнючим бетонным сооружениям. Интересно, как восприняли СМИ это событие? Наверняка ведь пиндосы устроили жуткую истерику и как обычно приплели неприплетаемое. Наверно даже культурную ценность попытались найти в своём бетонном монстре?

— На фоне известия о предстоящем заселении космического города и начале марсианской программы дыра в американской свободе как-то никого не впечатлила. Всех захватило обсуждение проекта по делёжке космической жилплощади, перепродаже прав на её аренду, ну и распределение территорий Марса.

— Что за перепродажа прав?

— Планетарное правительство приняло решение о пропорциональном праве участия всех вошедших государств в космических программах. Почти все африканские страны, кроме ЮАР и Египта, не собираются посылать своих представителей в космос, но и от права на покупку жилплощади в космосе отказываться просто так не собираются. Вся интрига на сегодняшний день у них заключается в том, что африканцы предлагают оплатить потенциальным арендаторам жилплощадь за них и кроме того, дать им ещё столько же денег на освоение их пустынных территорий, а они уступят своё право на десять лет. Продажа права, само собой, только для членов Содружества.

— Какие любопытные решения. Я надеюсь Люксембург не настаивает на том, что бы и от них была заселена парочка насекомых? Их доли вполне может хватить на одного таракана или на пару клопов. Ну ладно, с африканцами всё понятно, у них действительно незаселённых земель очень много. Недооценили мы, похоже, аппетиты землян. Зато теперь у всех стран, заинтересованных в освоении космоса, равные шансы.


Глава 32

Общий сбор клана «Эвенруд» был объявлен на 21–00 по ЮТиСи. Сообщение пришло всем на почту и было продублировано на сайте клана. За два года, проведённые в Игре, Лайл Митчелл с таким клановым алармом столкнулся впервые. Свою личную почту игроки клана указывали при поступлении, но это была просто игровая предосторожность. По существующей в Игре этике, личный контакт можно использовать только в самых крайних случаях и только руководству клана. В РК (рейдколл), клановую «говорилку», Митч зашёл пораньше, поэтому успел переговорить со своей группой, в пати с которыми обычно проводил свои вечерние игровые полёты. Днём, когда в онлайне было мало игроков, Лайл крафтил. Собственно крафт, так в Игре называлось изготовление и конструирование новых кораблей и их модулей, и привёл Митчелла в «Эвенруд». Сманить игрока, прокачавшего себе максимальные базы по науке и конструированию, оказалось не сложно. Клан-лидер выполнил свои обещания и Лайл получил от щедрот «Эвенруда» новую капсулу, небольшую зарплату и доступ ко всем чертежам и компонентам, лежащим в отдельных ячейках клан храна. Выпускник Массачусетского технологического института (MIT) с удовольствием вникал в игровую механику и абсолютно не жалел, что ему пришлось уволиться из фирмы, занимающейся продажами подержанной строительной техники. В выигрыше оказались все. Накопившиеся запасы чертежей, баз и запчастей стоят гораздо дороже, если продавать их в виде готовых кораблей или уникальных модулей. Рейды клана получили мощную финансовую и техническую поддержку, а сам крафтер и игроки — дополнительные премии от добываемых игровых ценностей. Не меньшим вкладом были и сами корабли, которые стали доступны соклановцам. На рейтинг клана влияли не только боевые заслуги и захваченные системы, но и его потенциальная ударная мощность, которая складывалась из уровня игроков и совершенства их техники. Сражения и ивенты, происходящие в Игре, давно уже побили все мировые рекорды по разовым затратам реальных денег. Даже обычная битва между крупными кланами и альянсами, порой выливалась в гибель сотен титанов с каждой стороны, каждый из которых можно было продать за реальные деньги по цене новой легковой машины. Если учесть, сколько при этом гибло менее дорогих кораблей, то цену таких битв можно оценивать уже в миллионах евро. До этого рекорд принадлежал игре «EVE Online», где в 2014 году семь с половиной тысяч игроков в течение 21 часа уничтожили друг у друга кораблей на триста тысяч долларов, в пересчёте на реальные деньги.


— Всем привет. Это Апач, — голос клан лидера в рейдколле прозвучал ровно в 21–00. Сбор клана происходил в рейдовой комнате РК, поэтому говорить могли немногие. Рейдовые настройки «говорилки» по умолчанию позволяют говорить только двум-трём лидерам, остальные могут только слушать и писать в чат. Такая форма общения в рейдах была проверена не раз и именно вынужденные ограничения позволяли чётко слышать самые необходимые команды лидеров в самые сложные моменты рейдов, когда эмоции игроков зашкаливали и они не могли себя сдерживать.

— Сегодняшний сбор у нас очень важный. Все уже видели анонсы обновления Игры. Пока там только общие фразы и никакой конкретики нет. По своим каналам нам удалось узнать часть подробностей. Не спрашивайте меня, каким образом, я всё равно на этот вопрос не отвечу. Достоверность сведений у меня сомнений не вызывает, но и особыми подробностями не порадую. Итак, что удалось узнать. После обновления появятся новые корабли с мощным огнестрельным оружием. Какие-то можно будет купить в магазине, а что-то скрафтить самим. Почему вроде бы обычное обновление Игры потребовало такого внимания? Хороший и правильный вопрос написали мне в чате. Всё дело в призах и бонусах. По нашим сведениям ожидается звездопад призов, нововведений и плюшек. Якобы призовой фонд составит пять миллионов евро, кроме того будет разыграна тысяча капсул последней модели и пять тысяч шлемов, но и это не всё. Очень высока вероятность того, что сто лучших игроков получат предложения от Корпорации на заключение контрактов. Как и что будет, я не знаю, но почти уверенно могу сказать, что всё это связано с новым классом фрегатов с огнестрельным вооружением. Предположительно ожидается что-то принципиально новое и очень интересное. Скорее всего фрегаты будут сражаться с более тяжёлыми классами кораблей. До обновления остались сутки. Руководством клана решено выделить на подготовку к предстоящему турниру половину наших финансов и всё необходимое из баз, компонентов и сырья, а в случае удачных перспектив потратить весь наш бюджет. Теперь внимание! Трейдеры. Ваша задача начать скупать все уники для фрегатов, недорогое сырьё и двигатели. В общем всё, кроме чертежей и оружия. Крафтеры, ваша задача срочно арендовать все крафтильни на станциях, до которых можете дотянуться. Даже если арендуем лишние, не страшно, зато другим не достанутся. Списки изученных крафтовых баз, по их состоянию на сегодняшний день, скинуть Лайлу. У кого есть недоученные базы, которые можно поднять быстро, ставьте их на изучение прямо сейчас. Пилоты. То же самое. Списки изученных баз по малым кораблям и базы по огнестрельному оружию. ТОПы! С вас состояние баз по тяжёлым кораблям. Готовим и отправляем на почту РЛу (РЛ — Рейд Лидер). Недоученное по классу фрегатов ставим на изучение в первую очередь. Теперь ещё один момент. Обращаюсь в первую очередь к ТОПам. У кого есть возможность уйти в отпуска, отгулы или на больничные, то завтра решайте эти вопросы. Ориентировочное время турнира — десять дней. У кого нет возможности уйти в отгулы из-за денежных потерь, то пишите мне, будем индивидуально решать вопросы с суммами компенсаций из кассы клана. У меня всё. Важные вопросы пишите мне в личку, по остальным обращайтесь к нашим специалистам. Они подготовят для совета клана необходимые сводные документы, — Эрик Хайден, клан лидер «Эвенруда», отключил микрофон и занялся изучением чата. В основном чтение свелось к сортировке и переправке однотипных сообщений на адреса других членов клана, занимающих командные посты. Каждый должен заниматься своим делом, желательно таким, в котором он понимает больше других.

Игроки из США впервые получили возможность побороться за получение контрактов от Корпорации и собирались использовать свои шансы с максимальной отдачей. Полтора года потребовалось американским политикам на то, чтобы понять, что никто не собирается предоставлять их стране «особые» условия. Смену правительства и финансовый кризис Эрик не заметил. Владелец небольшого издательства, он стал одним из первых резервистов, кто пострадал во время операции «Буря в пустыне». Транспортный вертолёт, где он был вторым пилотом, пострадал от «дружественного огня». Всего пять из двадцати трёх вертолётов, сбитых в Ираке, были повреждены огнём противника, а восемнадцать остальных своих геликоптеров американские вояки и их союзники расстреляли сами. Полгода в госпиталях, четыре операции и долгая восстановительная программа смогли частично вернуть подвижность. Половина жизни, проведённая в инвалидном кресле, не сделала из Эрика депрессивного психопата. Сдал он только в последние годы, после смерти жены. Ситуацию спасла дочь, купившая ему на Рождество эксклюзивную виртуальную капсулу для Игры. За полтора года Эрик не пропустил ни одного дня. Созданный им клан уверенно устроился в середине ТОП-100 благодаря таким же ветеранам, как и ставший инвалидом пилот. Игра стала смыслом их жизни и шансом на её возможное изменение. Клан не скупился на деньги, при необходимости нанимая тренеров из Кореи или консультантов для сложных рейдов. Бывшие солдаты и офицеры активно поучаствовали в обсуждениях политики, которая раньше не позволяла американцам получить контракт от Корпорации, поскольку США не входили в Страны Планетарного Содружества.

Теперь у Эрика было всего три месяца на то, чтобы попытаться зубами вырвать у судьбы свой счастливый билет, а потом наступало ограничение по возрасту. Все игроки знали, что Корпорация за свой счёт проводит фантастическое лечение будущих контрактников, которое по земным меркам иначе, чем чудом, назвать невозможно. Эта тема уже больше года на форумах была одной из самых обсуждаемых. Американец с огромным интересом следим за блогом одного из бывших игроков. Парень в своё время активно занимался парашютным спортом и даже входил в лучшую десятку Аргентины. Во время их сборов в Египте, куда команда парашютистов прилетела для тренировок в зимний период, он неудачно приземлился и получил множественные переломы конечностей и позвоночника. После года Игры аргентинцу удалось попасть в список тех, кому Корпорация предложила работу по контракту. Разительный контраст фотоснимков человека в инвалидном кресле и спортсмена, выполняющего упражнение на кольцах. Эту фотографию из спортзала Эрик сделал фоновым изображением рабочего стола на своём ноутбуке. Личный мотиватор, на который он смотрит каждый день.

Ответив на самые важные вопросы, заданные его соклановцами в чате, клан лидер выставил в рейдколле сетевой статус «нет на месте» и решил ещё раз обдумать план действий. От вчерашнего разговора с куратором из НАСА осталось неприятное ощущение, саднящее, как заноза. Эрик давно уже подозревал, что к космическому агентству его собеседник никакого отношения не имеет. Слишком странные вопросы и пожелания он порой высказывал. Что стоят пять игроков, принятых в клан по его просьбе, если они появляются в Игре только в рабочие дни с девяти утра и до шести вечера. По геймплею к ним особых претензий нет, уверенные середнячки, не стесняющиеся вкладываться в донат. Напрягали детали, которые не складывались. Например, откуда представитель НАСА может знать о грядущих изменениях в Игре, тем более о предстоящем турнире и новых типах вооружения для фрегатов. Людей, ни во что не играющих, такие новости абсолютно не волнуют. Кроме слитого инсайда, куратор сделал ещё одно предложение, точнее даже не так… ПРЕДЛОЖЕНИЕ!


— Эрик, для вашего клана мне удалось выбить эксклюзивные условия. Такой финансовой поддержки, по нашим сведениям, ещё ни один из кланов не получал. После разговора, если он устроит нас обоих, ты по обычным каналам можешь получить пять миллионов евро и ещё около миллиона клан получит от трейдеров, но уже игровыми предметами, — Билл Джонс с удовольствием вскрыл ещё одну банку пива и улыбаясь посмотрел на клан лидера. Принцип выбора валюты был понятен обоим собеседникам. Хитрые ирландцы, которые разрабатывали экономическую часть Игры, установили моновалютный обменник. Игровые деньги официально можно было купить только за евро.

— Билл, цифры ошеломляющие, но сначала объясни, для чего всё это нужно простым американцам и чем может помочь наш клан? — этот вопрос Эрик хотел задать ещё год назад, когда они с Биллом впервые познакомились. Клан тогда только начинал играть и входил в весьма необычный альянс, основными членами которого были корейцы и жители Сингапура. Американцев тогда очень удивило отношение азиатских игроков альянса к Игре. Кто-то из игроков клана даже не поленился проверить, что уровень АйКью в этих странах самый высокий в мире. Высочайшая работоспособность и тщательное внимание к любым игровым мелочам для американцев казались тогда абсолютно лишними. Ну зачем нужно въедливо составлять сотни конфигураций фрегата и проверять их на перфектных перках, если линкор должен разнести такой фрегат в пыль одним залпом? Оказалось, что всё не так. Тяжёлые корабли со слабоизученными базами просто не попадают по бодро маневрирующему фрегату, который медленно, но верно начинает их разбирать на запчасти. Вот в такой необычной дуэли и начинают играть огромную роль итоговые показатели фрегата, собранные по крупицам из десятков мелочей.

— К созданию Игры причастны инопланетяне. Нам удалось достать часть копий исходников, с которых началось создание программы. Специалисты утверждают, что это переведённые материалы. Примерно так же всегда можно опознать текст, если его перевод сделан компьютером, а не человеком. Когда стало понятно, что вся техника и модули реально могут существовать, началось их подробное изучение. Даже если мы не можем понять принцип работы какого-то блока, то само знание о направлении, по которому стоит изучать те или иные процессы — это уже очень много. Последняя Нобелевская премия получена за сверхпроводники нового типа. В основу исследования положено изучение корабельных эмиттеров из Игры. Результаты подтверждены не только теорией, но и практическими образцами. Стал понятен принцип работы маршевых двигателей. Сделать их точные копии мы пока не можем, но созданные прототипы работают. Да, они намного больше по размеру и слабы по мощности, но даже на них уже можно летать в космосе. И таких примеров много. Ваш клан состоит из граждан США и вы наш самый сильный национальный клан. К сожалению, мы поздно спохватились и сейчас команды, созданные из профессиональных геймеров пытаются догнать лидеров, но разрыв очень велик и на это уйдет не один год. Поэтому ваш клан — это наша национальная сборная в Игре. От идеи перекупить какую-нибудь из команд — лидеров пришлось отказаться. Нет никаких гарантий, что наёмники не будут сливать самые вкусные находки на сторону. Систему идентификации персонажа мы тоже не смогли обойти, в итоге от приобретения прокачанных персонажей тоже пришлось отказаться.

— И что мы должны сделать? Выиграть турнир, заключить контракт и угнать звездолёт?

— Ахаха, мысль, безусловно интересная, но абсолютно невыполнимая и ненужная, — от души рассмеялся Билл, — Я уверен, что вся техника жёстко контролируется компьютерами и снабжена множеством самых непредсказуемых закладок. Более того, вряд ли стоит опускаться до шпионских игрищ такого уровня. Мы гораздо больше потеряем, если нас поймают за руку и в дальнейшем откажутся от всяких контактов. Представь, что ты попал из восемнадцатого века в современную Америку. Что будет важнее: получить знания или спереть фотоаппарат из супермаркета? Мне почему-то кажется, что знание о простейших предметах, например о генераторе и лампочке, окажутся несоизмеримо полезнее, когда ты вернёшься обратно. Предстоящий турнир крайне важен. Вполне возможно, что это последнее мероприятие в Игре, которое обойдётся без серьёзного участия спецслужб разных стран. Кое-где уже начали проворачиваться маховики правительственных машин. Мне очень хочется надеяться, что наша разведка и аналитики успели первыми.

— Что конкретно вы ожидаете от нас?

— Максимум информации обо всех новинках, которые появятся с обновлением. На это же будет направлена работа наших трейдеров. Я уже говорил, что мы создали группу торговцев? Персонажи такого направления можно прокачать быстро. Они будут вам помогать с подготовкой к турниру. Их задача в круглосуточном режиме скупать всё, что может оказаться применимым для создания кораблей, участвующих в турнире. Все новые блоки, модули, детали, чертежи. Как только начнёт появляться информация, она будет попадать нашим консультантам. Им в помощь уже придан военный суперкомпьютер. Это позволит в кратчайшие сроки разработать оптимальные варианты кораблей и проверять разные виды возможной тактики. Если хоть кто-то попадёт в победители турнира, то обещаю фантастическую премию и очень обеспеченную жизнь.

— А почему вы считаете, что на турнире мы ещё можем успеть сыграть без таких же дотаций для игроков других стран?

— Эрик, попробуйте как-нибудь пообщаться с чиновниками Главного контрольно-финансового управления Конгресса и объяснить им, что вы собираетесь потратить пять-шесть миллионов бюджетных денег на виртуальные запчасти для нарисованных космических кораблей….


Итак. Что же получается в итоге. ЦРУ или ФБР, пока точно не известно кто именно, прикрываясь космическим агентством, собирают сведения и уже используют часть из них для своих исследований. За описание новых модулей и кораблей они готовы платить немалые деньги. Похоже, что слухи о необычном сервере, на который Игра была перенесена полгода назад, подтверждаются и Игра действительно контролируется инопланетянами. После смены правительства и вступления США в Содружество теперь и американцам можно получить контракт Корпорации. Прямого давления или вербовки от спецслужб пока нет и на словах они ничего плохого делать не собираются. Интересно, насколько плотно контролируют игроков его клана? Кому из парней можно доверять?

Надо будет отправить клановых аналитиков на форум. Пусть изучат и прикинут, какие выигрыши могут дать новые нейросети для пилотов. Те счастливчики, кому удалось их добыть, сравнивают полученный эффект с многоядерным процессором, позволяющим решать параллельно много задач. Нейросети действительно чем-то напоминают компьютер. Аналогии игроков, сравнивающих Интеллект с частотой шины, Память с оперативкой, а Восприятие с мощностью видеокарты, наиболее близки для понимания этих основных параметров. Лучше бы заполучить образец и проверить на ком-то из своих, но тут есть сложности. В продаже новые нейросети ещё не появлялись и найти их можно, только заработав высокий рейтинг у одной из фракций НПС. Если посмотреть по картам, то от их Галактики путь получается не близкий и опасный.

Эрик отправил письмо Барракуде, клановому кадровику. У того хранятся все текущие показатели сотен игроков клана. Пусть посмотрит, у кого стоят недорогие нейросети, которые не жалко заменить на экспериментальные. Вряд ли топовые игроки рискнут уже установленными дорогущими моделями своих сетей и имплантантов, если не будут уверены в значительном выигрыше от их замены. Слишком трудно они им достались. Да и цены, если пересчитать с игровой валюты на реальные деньги, не детские. Эрик не так давно посмотрел, сколько стал стоить тот набор, который он собрал для своего персонажа. В голове у его Апача стояли игровые ценности почти на сорок пять тысяч евро.

Когда его клан бился с бразильцами за одну из систем, то вся эскадрилья клановых бомберов серьёзно пострадала. Оказалось, что нейросети и импланты можно повредить ЭМИ торпедами, если в зону их действия попадает корабль легкого класса. Бразильский клан скорее всего знал эту особенность, которая в Игре появилась не так давно и уже проигрывая, решил просто отомстить победителям. Они подорвали больше сотни торпед, расстреляв остатки своего же корабля, но находящегося рядом с местом выхода бомберов на атаку. Обозлённые соклановцы занесли всех бразильцев в “черный список” и целый месяц устраивали рейды по их системам, в результате прилично растрепав численный состав бразильского альянса. Опытные игроки, у которых установлены дорогие нейросети и импланты, теперь серьёзно задумались. Не каждый из них готов к столь значительным потерям. Надёжно защитить от электромагнитного импульса может только хорошо бронированный корабль, но он и сам по себе стоит не мало. Да и боевую стратегию клана придётся пересматривать. Командиры крыльев уже озадачены появившейся проблемой и обещали подумать, какие типы кораблей будут наиболее эффективны в предстоящих боях. Далеко не последнюю роль играет и то, что замена класса корабля требует качественного изучения совсем других баз знаний. Переучивать придётся не только пилотские навыки, но и всё, что связано с вооружением и инженерией.

— Привет Хан, как дела — Эрик ответил на вызов казначея клана, значок которого зажегся минуты две назад.

— Спасибо, Всё хорошо. Апач, у меня на почте твоё письмо. Там ты грозишься какими-то несметными вливаниями. Мне что-то нужно знать дополнительно?

— Ты слышал, что я говорил на сборе?

— Да, от начала и до конца, но Бездна меня раздери, если я понял, откуда мы возьмём столько денег. Отчёт о наших финансах у тебя в доступе.

— Считай, что у нас появились спонсоры.

— Попробую угадать. Спонсоры в качестве ответной услуги хотят экспериментальные нейросети? Если они мечтают, что мы их протащим по всем заданиям, то стоит уже сейчас отправить наших парней занимать очередь.

— Что-то новенькое. Расскажи поподробнее.

— Ну, ты же помнишь, что мне приходится отслеживать самые “вкусные” контракты на бирже. Не так давно стали востребованы очень дорогие услуги наёмников, которые специализируются на этой миссии. Судя по описаниям из пятнадцать заданий наибольшую сложность представляют пятое и двенадцатое. В пятом задании надо разгромить пиратскую базу. Таких баз в Игре найдено четыре. Обновляются они раз в сутки. Три базы “Панды” взяли под контроль, а четвёртую пасёт “РэдАльянс”. Теперь самое интересное. Полчаса назад группа Кракена нашла пятую базу! Они залезли в свежую аномалию, а там база. Сейчас Кракен с рейд лидером набрали исследовательских зондов и умчались тестировать эту червоточину. Думаю, что через час мы услышим новости.

— О, как. “Пандемониум” всегда держал нос по ветру. Если они пошли на захват трёх новых систем, значит там действительно нечто жирное. То, что четвёртую базу держат русские, это понятно. “Рэды” влезли бы в делёжку при любом раскладе, в котором есть возможность насолить “пандам”, — противостояние двух лучших кланов в Игре было давней традицией. Кто-то из сокланов рассказывал Эрику, что корни вражды уходят в “ EVE Online” и эти кланы воюют между собой лет десять, не меньше. У обоих соперников был абсолютно разный подход к Игре. Русские собирали под свои знамёна славян и русскоязычных игроков, а “Пандемониум” подбирал себе интернациональный состав из опытных игроков с хорошим финансовым обеспечением. По слухам их лидер в любой момент мог потребовать от игроков основного состава вложиться в необходимый тип кораблей деньгами из реала в весьма приличных размерах. Клан всегда мог выставить самое большое количество безумно дорогих кораблей тяжёлого класса. Обычно такие затраты успешно возвращались, зачастую принося неплохую прибыль. По крайней мере клан существовал очень давно и всегда находил выгодные контракты.

Русские брали числом и выносливостью. При затяжных боях только их альянс мог поддерживать высокую численность игроков целыми сутками напролёт. На форуме Игры не раз со смехом утверждалось, что славяне на время боевых действий их Альянса увольняются с работы в реальной жизни. Поэтому их знаменитый “раш”, когда тысячи кораблей вваливались на поле боя и сходились вплотную, пытаясь тараном недорогих кораблей разменяться один к одному, был визитной карточкой альянса. Недаром за некоторыми конфигурациями кораблей, применяемых для “рукопашных” схваток, закрепились названия танков СССР, построенных в годы второй мировой войны. Видео таранов, где копеечный “Т-34” врезается в дорогущий линкор или “продвинутый” крейсер, заполнили десятки страниц специального раздела “Тараны” на форуме Игры. Особым шиком у последователей Гастелло считалась надпись в момент взрыва столкнувшихся кораблей, которую надо было успеть написать в момент атаки. Вполне обычные лозунги: — “За Сталина”, “За деда”, “За РА” (Русский Альянс), — зачастую менялись на непонятные: — “Банзай, суки”, “Долбанный гололёд”, “Вот те раз”.

— Хан, ты наверное уже увольняйся с работы. На этот раз всё очень серьёзно, — Эрик знал, что говорил. С Фреди Ньюпортом, взявшим в Игре ник Хан, они были лично знакомы. Бывший офицер, с протезом вместо правой руки, небезуспешно подвизался последние годы в роли страхового агента, заставляя одним своим видом задумываться будущих клиентов о возможных превратностях в жизни.

— Ты думаешь….

— Да, именно так. Это наш с тобой шанс и он того стоит. Подумай еще раз и честно скажи сам себе, что ты готов отдать за Победу.


Глава 33

Мак Ашараль возвращался в Академию. По гиперсвязи он ничего не стал говорить, но под протокол потребовал от Председателя экстренный созыв Совета в полном составе. Когда старый пройдоха, который двадцать лет назад непонятно каким образом занял эту должность, начал юлить и требовать, чтобы профессор сначала поделился информацией с ним, а уж тогда, он, с высоты своего положения, примет необходимое решение, то говорить пришлось жёстко.

— Под протокол напоминаю пункт 10.2. Устава. В случае отказа буду вынужден применить пункт 15.5.

— Про пункт 15.5. мы ещё поговорим. А вот про то, чтобы приказ об увольнении был подписан сегодня же, я позабочусь лично. Встретимся на Совете, — оставил за собой последнее слово Председатель.

— Мне почему-то кажется, что он твёрдо уверен в том, что до встречи на созванном Совете ты не доживёшь, — Сергей со стороны наблюдал за разговором, — Я не знаю всех тонкостей, но по нему видно, что для себя он уже принял какое-то решение, позволяющее не брать тебя в расчёт. Поэтому стоит подготовить небольшой сюрприз, тем более у нас удачно складываются обстоятельства одной интересной сделки. Мак, ты хотел ещё с кем-то переговорить?

— Да, мне надо предупредить пару друзей. Заодно получу подтверждение по установке " Ассасинов".

— Хорошо. Я тебя ненадолго покину, надо согласовать кое-какие детали. Будешь разговаривать, помни, что я тебя предупредил о том, что гиперсвязь наверняка прослушивается имперской службой безопасности.

— Вряд ли их заинтересуют технические и научные вопросы, которые мы будем обсуждать. Кстати, я вспомнил откуда я знаю про Яла Ципрануса. Лет пятнадцать назад на Эрну прилетала имперская комиссия. Они интересовались Академией, но гораздо больше хотели подмять под себя несколько производств военного назначения, которые использовали разработанные нами технологии. Тогда мы в основном от них отбрыкались, но секреты на десяток модулей пришлось продать. Потом мне случайно попался на глаза итоговый документ, подготовленный по результатам проверки, для доклада Совету Императора. Надо было кем-то его подписать с нашей стороны. А вот со стороны проверяющих он был подписан личным советником Императора по науке Ялом Ципранусом.

Новость, которой ошарашил профессор, ненадолго выбила меня из колеи. Какие мы все умные, жаль, что задним числом. Теперь мне стало понятнее, с чего это военные резко подсуетились с разгонными воротами, да и учёные из Империи примчались галопом и оборудование без всяких возражений привезли такое, какого и в Империи с трудом найдёшь. Информация оказалась тем необходимым кусочком мозаики, который разом делает понятным целый фрагмент картинки. Похоже, что моя поездка в качестве "эксперта по артефактам" имела две цели и основной были смотрины, а сами артефакты оказались просто поводом, для того, чтобы меня пригласить и пообщаться в неформальной обстановке. "Коллекционеры" идеально вписывались в ближний круг Императора и что характерно, их виды деятельности ни разу не пересеклись. Флот, промышленник, юрист, чиновник по культуре…, хм… ну-ка ну-ка, кто это у нас в посольствах обычно культурой-то занимался? Так вот ты какой, северный олень. Не удивлюсь, если кто-то и из коронованных особ поприсутствовал во время обедов или ужинов, которые у нас происходили на каждой встрече. Там обычно собиралось пять-семь друзей коллекционера, с которыми меня знакомили в ходе застолья. С местной медициной внешность можно поменять очень быстро и просто, а вот за столом сидеть по часу с лишним в Империи не принято. В сложенную из маленьких кусочков картинку замечательно вписываются многие мелкие нестыковки, на которые я подсознательно обращал внимание. "Коллекционеры" явно были хорошо знакомы с Ципранусом, даже те фрагменты разговоров, которые я невольно слышал, изобиловали ссылками на известные обоим собеседникам события. Ненавязчивое подкидывание нестандартного оборудования или артефактов, которыми мне позволяли легко завладеть, причём с очень похожими улыбками. Видимо Ял легко вычислил круг моих интересов и все, кроме меня, с удовольствием сыграли спектакль. "Дикому" мне делали небольшие подарки и заодно завязывали дружеские отношения. Интересно, на чём же я спалился? Навскидку есть несколько вариантов: наблюдательная станция Древних и такая же от Джове, "ломтерезка", Элианна, способности псиона и не дай Бог, Разум. Хотя нет, отставить. Псион из меня никакой. Может что-то и есть, но я пока только блок научился ставить и то совсем недавно, перед тем, как лично познакомился с Ашаралем. Мы с сыном и принцессой тогда поговорили и она научила меня, как можно поставит простейший щит от сканирования и ментального вмешательства. Нормально ставить защиту я научился за неделю, хотя мой способ девушке не понравился. У ней защита выглядела, как ледяной купол, у сына почему-то она была похожа на танк, даже ствол наводила в ту сторону, откуда шло сканирование, а моя защита в её ментальном видении выглядела, как бомбоубежище, ограждённое тремя рядами заграждений из колючей проволоки. А надо-то было всего лишь представить, что твоя аура попадает в хорошо защищённое место.

Кроме Разума всё как-то мелковато, чтобы вокруг меня начали водить такие хороводы, но о его существовании на момент появления Яла в нашей системе они узнать точно не могли. Тогда восстанавливаем хронологию. Личный советник Императора появился вскоре после того, как мы начали ставить наши импланты и базы пилотам, а затем… Стоп! А вот тут горячо. Очень горячо. Импланты и нейросети делают сотни, а может быть и тысячи фирм в Империи, но… точно так же на Земле есть куча производителей компьютеров и ноутбуков. А вот сколько фирм делает сами процессоры, или ядра для видеокарт? Наверно можно на пальцах одной руки посчитать. Так и тут. Образно говоря, все процессоры для нейросетей и имплантов появляются от кучки кланов одной расы. Монополия орграфов позволяет им зарабатывать астрономические суммы и напрямую влиять на политику. Это в собственных мечтах местная Империя — это нечто недостижимое и безграничное. На самом деле и у неё есть соседи, которые о себе наверняка думают не менее пафосно. Орграфы и им продают свои "процессоры". Без нейросетей и имплантов имперская техника работать не может, как и техника других Империй. Больше того, население Империи, в основном, знания получает через изучение специализированных баз. Почему я это сказал с оговоркой? Да просто из-за того, что детей из очень богатых семей всё-таки заставляют многое учить по старинке, с преподавателями, уроками и самостоятельными работами. Учат долго, лет десять, до установки нейросетей. Иначе никак потом из них не получить специалистов с необходимой базой фундаментальных знаний, которыми они могут свободно оперировать. Это как робот-пылесос. Научили его собирать пыль, он замечательно справляется с заданием. Добавили пару блоков и программ и он начал мыть окна, но никогда он сам не догадается изобрести в окне форточку, не предусмотрено программой и его знаниями такого безобразия.

Значит вторая часть Марлезонского балета не за горами. Забавно, получается, что я предложил соратнику Императора подработать на продаже информации, где покупателем будет Империя. Скорее всего я напрасно переживаю, Империя не обеднеет, деньги они сами печатают, а вот информация стоит очень дорого. Дело не только в цене экспедиций, которые станут не нужны, такие знания дадут существенный рывок во времени. Получить готовый результат исследований сразу и на блюдечке, или ждать его пару — тройку лет. Только вот как бы этот выигрыш правильно оценить. Сложившаяся картина не предполагает яростной торговли в начале предполагаемого разговора. Когда на чаше весов как минимум политическая независимость и собственные нейросети, то и выстраивать беседу начнут с добрых отношений. Мне тут недооценить товар намного хуже, чем перебрать. Сделку наверняка пропустят через ИСКИНы и разложат на молекулы, а по итогам высчитают мне понижающий коэффициент. Один такой ехидный искусственный интеллект я уже знаю. Тот всё посчитает и сделает правильные выводы. Хм, а ведь я догадываюсь, у кого есть не просто ИСКИН, а ИСКИНИЩЕ, и скорее всего с загруженной аналитикой и статистикой по основным имперским показателям. Только там пока у руля Председатель Совета арианни, который собирается в ближайшее время уконтропупить нашего профессора. Чем же Ашараль так мешает ему? Полтора месяца наблюдений за ним особой ясности не добавили, но выявили массу интересных моментов. Жаль, что они интересны в основном для имперской СБ, а не для меня. Не зря, ой не зря я вспомнил к слову Марлезонский балет. Хоть вторая часть там и очень короткая, насколько я помню, секунд сорок, но обычно именно перед ней и происходят эффектные выходы. Один всем известный мушкетёр, ввалился в королевский дворец с алмазными подвесками именно после её объявления. Придётся мне поменять сценарий, в первой части которого меня переиграли, как ребёнка. В этот раз алмазные подвески будут доверены профессору, в нагрузку к десятку Портосов, Атосов и Арамисов. На роль миледи вполне потянет наш Председатель. Кардинал Ципранус пусть пока покурит в сторонке, у нас и без него дел набирается с избытком, да и в нашем случае он даже не знает про миледи.


Пятнадцать крейсеров седьмого поколения нам отгрузили с базы Флота в Жите. Шесть сразу направились к месту дислокации, в Солнечную систему, а девять ушли для дооборудование на орбиту Эрны. Контракт был заключен на установку девяти модулей "Ассасин", позволяющих в несколько раз поднять уровень маскировки. На орбите восемь кораблей выстроились в куб, а девятый занял место в центре. Прибытие было запланированным и диспетчерская служба ограничилась обычным протоколом. Монтаж модулей был внутренним и захода на верфи не предполагал. Минут через тридцать два челнока согласовали посещение базы и вылетели к городу.


"Где его Бездна носит", — мысленно выругался Айзек Хомни, он же Председатель совета арианни, затем ещё раз оглядел себя, подключившись к камерам наблюдения, — "Сказал же, связаться с узла связи космопорта, а потом сразу же мне доложить. По времени вся операция уже должна быть закончена. Про первый этап известие мы получили. Ципрануса и Рейдека я больше никогда не увижу. Теперь уберут исполнителей, а вечером и мой помощник прекратит свою никчёмную жизнь в результате нелепого несчастного случая," — довольный своим видом и новым костюмом, арианни легко поднялся и пошёл к залу. Сегодня свершится всё то, к чему он шёл годами. Этот день без сомнения войдёт в историю.

— Айзек Хомни, вы арестованы, — в открывшуюся дверь вошёл Рейдек, Ашараль и начали втекать бойцы, одетые в незнакомую форму, — Вы обвиняетесь в организации покушения на двух членов совета и в организации убийства шестнадцати студентов Академии. Оцепенение прошло, когда Председатель увидел своего помощника, безвольной куклой висящего в руках охраны. Мгновенно выхватить висящий на шее амулет помешал подобранный в тон костюму шейный платок и удивление от неожиданно выскочившего в его сторону бойца с лицом чёрного цвета.

— Остановите его, — выкрик Ашараля лишь на полсекунды опередил прогремевшие выстрелы.

— Что это? — только и смог сказать один из вскочивших со своего места арианни, показывая на тёмнокожего бойца. На труп Председателя, с разнесённой вдребезги головой, он определённо смотреть не хотел.

— Это пистолет, — Рейдек произнёс название оружия на незнакомом языке, — Я сам ставил все системы на Эрне и лучше многих знаю, как в городе отслеживается, а в стенах Академии блокируется, любое энергетическое оружие. Сразу хочу сообщить, что мы имеем все необходимые доказательства того, что Айзек Хомни организовал на нас покушение. Меня должны были взорвать вместе с кораблём, а Маку вколоть нанояд в здании космопорта в Жите. Исполнители нами захвачены и уже дают показания. Помощник нашего Председателя был в курсе его действий и подтверждает их. Не так ли?

— Да, он приказал убить обоих, а потом убрать исполнителей, но я тут ни при чём. Я только выполнял его задания по контролю связи…

— Ну ладно тебе скромничать, всё равно же мы узнаем все подробности, — директор департамента безопасности Академии ласково посмотрел в глаза юноше, который как-то разом сник и просто повис на руках охранников.

— Профессор Ашараль, а где вы пропадали столько времени? — женщина со спортивной фигурой по-деловому осматривала всех вошедших в зал, периодически сама себе кивая головой, видимо подтверждая таким образом какие-то свои догадки.

— Дорогая Ализавель, у меня было увлекательнейшее и крайне знаменательное путешествие. Жаль, что большую половину его я не помню, по причине долгого пребывания в стазис-камере, — профессор оглянулся вокруг и понял, что его слова услышаны и начинают доходить до окружайющих.

— Но простите, коллега, — невольно сбился на такой же тон его знакомый по Академии, — Тайна стазис-камер утеряна нашей расой двести лет назад.

— Как знать, как знать… — протянул Ашараль, весело поглядывая на женщину, — Видимо мне просто повезло, но именно арианни и сотворили ту капсулу, в которой я пробыл пару месяцев. Хочу заметить, эффект удивительный. У меня даже не добавилось щетины на лице.

— Видимо всех нас ждут более грандиозные новости, раз такие известия вы нам выкладываете в самом начале, — Ализавель не даром считалась лучшим аналитиком на Эрне. Выводы она делала быстро и правильно, не взирая на все произошедшие события.

— Новостей действительно много, на удивление почти все они хорошие.

— Мне не нравиться слово "почти". Начните с тех, которые вы не считаете хорошими, — энергичным, едва обозначенным движениям тела, женщина сумела дать понять окружающим, что мысленно она даже притопнула ногой, как бы подтверждая сказанное.

— На самом деле они и не плохие, скорее всего они очень необычные. Уважаемые члены совета! — профессор повысил голос и перешёл на официальный тон, даже его лицо стало скучно-серьёзным, а подбородок задрался вверх на сантиметров на десять, — Принцесса Элианна приглашает вас сегодня на её помолвку, которая через три часа состоится на борту ракетного линейного крейсера "Принцесса", находящегося на орбите Эрны.


Глава 34

Все фрегаты вышли из трюмов. На борту остались Эрик и Фреди. Последние приготовления и Эрик уйдёт вслед за фрегатами на "ковре". Для флит-кома "ковер-опс" очень удачный вариант корабля. Скоростной, невидимый, способный вывернуться из ловушек, так и не показавшись противнику. Пока фрегаты будут расходиться на точки, с которых начнётся атака, "коврик" успеет отработать диспетчером, раздав всем звеньям цели и наблюдая за боем со стороны. Уникальной особенностью "ковера" является маяк, на который подкрепление может прыгнуть сразу через несколько систем.

На грузовом транспортнике останется только Хан, этот позывной у Фреди сохранился, как и Апач у Эрика. У фрегатов задачи не сложные. Надо уничтожить всю летающую мелочь и стационарные турели на астероиде. Если обнаружится транспортник, то не дать ему уйти, набросив "сетки" и отстрелив двигатели. Остальное дело абордажников. Они зайдут в систему, когда всё внешнее сопротивление станции ренегатов будет подавлено.

Ренегаты, они же "чёрные контрабандисты", известны жителям Фронтира достаточно хорошо. Наркотики, рабы, органы гуманоидов, нелегальные виды оружия — это всем известное зло можно купить или продать по всему Фронтиру, если знаешь, к кому нужно обращаться. Попадаться с контрабандой опасно. Моратория на смертную казнь в Империи не существует. В средствах массовой информации гораздо реже звучат другие товары, которые на самом деле занимают более обширный список. Поддельные пищевые картриджи и лекарства, радиоактивные изотопы, регенерационные патроны от непонятных производителей и другие сотни и тысячи позиций, зачастую опасных для их применения и никак не соответствующих имперским стандартам. В "ренегаты" обычно попадают неудачливые пираты, наркоманы со стажем, рецидивисты и экстремалы-адреналинщики, у которых напрочь сносит крышу от обычной жизни. Кольцо тайных баз ренегатов чёрной полосой окаймляет границы Фронтира, иногда отдаляясь, а иногда и заходя за них.

— Судя по предварительному сканированию, ничего серьёзного у них нет. Сборная солянка из мелочи и с десяток стационарных турелей на базе. На что они рассчитывали, когда пытались остановить торговца?

— Обдолбыши. По неофициальной статистике почти все ренегаты сидят на наркоте или бустерах. Да и системы здесь считаются абсолютно бесконтрольными. Скорее всего они ещё не поняли, что власть тут переменилась. Ну ладно, мне тоже пора. До вылета пять минут, — Фреди активировал скафандр и пошёл к шлюзовой камере.

На захват базы и её зачистку ушли сутки. Затем весь отряд перешёл на патрулирование системы. Новой задачей было встретить и довести до своей базы экспедиционные корабли и три средних транспортника, в которые были загружены трофеи. Несмотря на то, что об итогах экспедиции нигде не говорилось, все пилоты каким-то странным образом узнали, что транспортники везут гигантские двигатели и антигравы, снятые с останков кораблей сверхтяжелого класса. Конечным пунктом назначения будет Антарктида.

Небольшой космодром, не так давно построенный на очищенной ото льда площадке, стал очень популярным местом. На прошлой неделе там разгрузили два десятка контейнеров с сотнями средних и тяжёлых ремонтных дронов. Затем прибыл пассажирский лайнер и привёз целый отряд из арианни и андроидов. Академия на Эрне выполнила свою часть Договора и у старого корабля снова появился его экипаж. У каждого клона была его копия в виде андроида. Внешне они различались, но у андроидов разместили дубли психоматриц, такие же, как и у выращенных клонов. Простое решение позволило почти вдвое ускорить ремонтные работы. Андроиды могли работать круглосуточно, чётко выполняя поставленные клонами задачи. Проект корабля только недавно принял законченный вид. Для этого пришлось потрясти кое-какие связи и раздобыть документацию и базы знаний по очень редкому классу сверхтяжёлых двигателей, применяемых для дредноутов. К модернизации боевых дронов пока ещё не приступали. У Флота уже появились тяжёлые дроны девятого поколения, но запрет на продажу такого вида вооружения начинался с шестого поколения. По предварительным расчётам мы могли в четыре волны выпустить двести сорок тяжёлых дронов. Жуткая силища, способная в считанные минуты уничтожить с десяток очень серьёзных кораблей. Я прекрасно представлял себе, насколько нелепы мои попытки вооружить самый совершенный корабль в мире. По сравнению с оружием Древних, способным уничтожать целые системы одним выстрелом, боевые дроны выглядят, как бронзовые пушки на земном авианосце, но технологии Империи большего сделать не позволяли. Поскольку разница в современных дронах и дронах пятого поколения просто огромна, пришлось на разговор с лицом, близким к Императору, выходить немного раньше запланированного.


— Ял, здравствуй. Нам необходимо встретиться и чем скорее, тем лучше. Разговор очень серьёзный и важный. Намного более интересный, чем всё остальное, чем мы занимались до сих пор. Предварительно обговорим основные моменты, а потом ты сам подумаешь, как, где и на каком уровне стоит обсудить всё остальное.

— Здравствуй, Сергей, подожди пару минут, — учёный "завис", работая с нейросетью. На экране стали появляться незнакомые значки, окрашенные в разные цвета, их количество было настолько большим, что я сбился со счёта. Затем значки пришли в движение, начав с разной скоростью водить затейливые хороводы, — Я подключил личную систему кодирования связи. Теперь прослушать наш разговор никто не сможет. Раз мы можем говорить, не опасаясь прослушивания, то давай я сразу уточню несколько моментов. Ты считаешь, что наша работа по получению информации от зондов по новым системам, изготовление в научном центре самых совершенных пилотных нейросетей, кстати, вышедшее уже на полторы тысячи штук в месяц, изучение и ремонт артефактов, прорыв в медицине, изобретение "блох" на непонятном принципе временных скачков — это мелочи? Я правильно понял, что существует что-то более важное и интересное, чем всё то, что я перечислил?

— Ял, как бы тебе объяснить попонятнее. Вот сколько уборщиков у тебя на яхте?

— Не знаю, наверно штук сорок или шестьдесят, секунду, сейчас уточню. Вот, готово. Семьдесят две штуки, это имеет какое-то значение?

— Пока нет, я просто пытаюсь тебе привести понятный пример. Если у тебя будет не семьдесят два уборщика, а триста, твоя яхта станет лучше?

— Скорее всего на ней будет невозможно находиться. Роботы устроят гонки за каждой пылинкой, — мой собеседник попытался шуткой снять некоторую напряженность в разговоре. Вот только взгляд у него был такой же изучающий и обеспокоенный.

— Я предлагаю тебе поговорить о модернизации яхты на два-три поколения, а ты перечисляешь мне модели своих уборщиков.

— Я понял твой пример. Предлагаю через два часа встретиться на моей яхте. У меня есть специальное помещение, где нас гарантированно никто не сможет подслушать. Я через тридцать минут закончу сеанс связи по передаче расшифрованных данных. Ты меня застал в центре гиперсвязи. Мне приходиться присутствовать самому, поскольку скачивание идёт с использованием моего персонального кода, а затем я вылечу к своему кораблю. Устраивает?

— Да, вполне. Тогда тоже заканчиваю дела и лечу к тебе. До встречи, — я прикинул, что у меня есть час свободного времени и ещё раз начал просматривать выкладки и тезисы к предстоящему разговору, подключившись к ИСКИНу.


Космические корабли, не предназначенные для полётов в атмосфере, достаточно уродливы и утилитарны. Многие из них напоминают конструкцию из "Лего", собранную неумелым ребёнком. Собственно так их и собирают, из готовых модулей и блоков, больше озадачиваясь удобством ремонта и обслуживания, чем внешним видом. Голимый функционал и рационализм. Яхта Ципрануса была приятным исключением. Особенно контрастно это смотрелось на фоне космической станции, состоящей из ассиметрично расположенных узлов. Этакая приплюснутая миномётная мина, с гроздьями двигателей на задних подкрылках. Я немного полюбовался кораблём, который неплохо изучил за время нашего путешествия. С того ракурса, который был виден на мониторах, яхта казалась стремительно падающей каплей, скользящей по невидимому стеклу.


— Всё, теперь можем говорить свободно, — учёный откинулся на спинку кресла и выжидающе посмотрел в мою сторону, — Хочешь что-нибудь выпить?

— Да, можно заказать тот зелёный сок со льдом.

— Я говорил тебе, что это сильный энергетик? Могу дополнительно сказать, что его любят менталисты. Он кратковременно усиливает их способности.

— Очень интересно, надо будет заказать. Вдруг что-то и получится узнать о себе новое.

— Итак, что ты хотел мне рассказать?

— Начну по порядку. Мне нужно купить сотен пять самых современных тяжелых дронов. Я знаю, что они не продаются и даже их себестоимость очень высока, но они мне нужны.

— Сергей, я задам вопрос, который давно интересует не только меня одного. Для чего ты тратишь столько денег на вооружение? Я тут посчитал, у тебя в вооружение вложено денег почти столько же, сколько стоят активы твоей корпорации. Неужели этот вопрос настолько для тебя важен, что всё остальное ты считаешь мелочью? — Ял как-то неопределённо развёл руки, видимо желая подчеркнуть недоумение. Ну да, так я и поверил, что это он считал. Скорее всего это СБ поручило меня заботам ИСКИНа, который отслеживает наши финансы, а учёный получил уже готовую аналитическую выжимку.

— Боевые дроны мне нужны, причём ещё вчера. По нашей милитаризации всё объясняется просто, достаточно посмотреть на карты. Та загогулина, в которой находится Солнечная система, упирается своим рогом в очень интересные районы.

— Извини, что перебиваю, но это даже не смешно. Ты сейчас начнёшь мне рассказывать про инсектов, но видимо плохо представляешь себе их силу, как противника. Представь, что тебе нужно воевать с Империей. По мнению наших военных, силы Империи если и превышают боевую мощь арахнидов, то не так значительно, чтобы можно было уверенно прогнозировать победу. Скорее всего в такой войне победителей не будет. Империя окажется настолько обескровленной, что только ленивый не попробует прихватить себе понравившийся ему кусок. Да что там говорить, достаточно одного Седьмого Флота, чтобы в Солнечной системе за весьма небольшое время не осталось ничего живого. Это же тебе понятно? Арахниды ни на грамм не слабее. Даже если ты вдвое увеличишь количество кораблей, то и в этом случае вряд ли сможешь отбиться даже от отрядов разведки, не говоря уже о первой волне вторжения. Прости за излишние эмоции, но я не ожидал, что наш разговор будет про оружие.

— Ял, всё что ты рассказал безусловно очень познавательно, но я не собираюсь воевать с арахнидами, — я не спеша занялся соком, наслаждаясь минутной растерянностью собеседника, — Скорее всего нам даже стоит подумать, как их защищать, но об этом мы поговорим позже. Давай я для начала расскажу тебе, откуда и для чего они появились. В имперских информаториях я не нашёл ни одного достойного объяснения по этому вопросу. Арахниды, а точнее симбиоз арахнидов и ИСКИНов — это искусственно выведенный вид, результат удачного эксперимента, созданный, чтобы уничтожить расу Джове. Молодые, талантливые и агрессивные Джове имели лишь один, но очень серьёзный недостаток — они были немногочисленны и у них очень плохо обстоял вопрос с рождаемостью, хотя это и компенсировалось изрядным долголетием. Арахниды просто завалили их своими телами, разменивая жизнь одного Джове на сотню своих. Когда геноцид Джове был закончен, то Предтечи просто забыли про инсектов и занялись своими проблемами. Им арахниды никакой опасности не представляли.

— Оригинальная теория, действительно, такую версию я слышу первый раз.

— Ял, это не версия, это правда. Предтечи создали инсектов, как оружие против Джове, когда те вступили в прямое противостояние. У арахнидов нет агрессивных установок на иные расы, кроме Джове. Их появление в других системах — это просто любопытство симбионтов-ИСКИНов, которые испытывают информационный голод и периодически посылают разведчиков в разные стороны. То, что разведчики агрессивны, тоже понятно. Инсекты создавались, как раса воинов, точнее те, кто летает на разведку, они изначально рождены, как солдаты. В биологии Земли есть масса похожих примеров, когда у насекомых существует чёткое разделение классов. Я тебе подготовил информационные файлы, потом посмотри устройство муравейника, очень похоже на упрощённую модель сообщества арахнидов. Там есть разведчики, строители, матки, воины и рабочие. Арахниды — это просто насекомые, с небольшой генетической коррекцией и слабым интеллектом. Они обладают ментальной связью и могут общаться на значительных расстояниях. Объединенный рой значительно умнее, чем отдельные особи. Технологическую нишу заполняют ИСКИНы и подведомственные им производства. Для нас такое распределение является плюсом. Арахниды не могут существовать долгое время далеко от своих баз и производств. С самими насекомыми договориться о чём-то вряд ли возможно, а вот с симбионтами-ИСКИНами стоит попробовать.

— Сергей, постарайся внимательно изучить нашу историю. Империя вела много войн, но только две или три могут считаться столь же жестокими и значимыми, как война с инсектами. Хотя, ИСКИНы…, интересно.

— К одному из файлов прикреплён фильм. Исследователи втыкают палку в муравейник и буквально через несколько минут оказываются под атакой тысяч муравьёв, которые до этого их не трогали. Немного странное совпадение, не находишь?

— Мы никакой палки не втыкали.

— Я поставил на расшифровку файлы пограничных с инсектами систем. Там есть записи, сделанные до начала боевых действий. Думаю, что завтра у нас появятся сведения, которые помогут имперским историкам пересмотреть отношение к прошедшей войне.

— Так, мы изрядно отвлеклись. Я пока не понял, каким образом у тебя оказались связаны два разных вопроса и почему ты говоришь одно, а делаешь другое. Если инсекты такие замечательные, зачем тогда ты собираешься вооружаться так, как будто собрался захватить все соседние системы.

— Ты абсолютно верно ухватил главные детали. На моей планете муравьи считаются помощниками людей и люди относятся к ним весьма трепетно и заботливо, а вот про захват систем я тебе не говорил, хотя и посоветовал посмотреть на карту. Только ты смотрел немного не туда. Смотри на регион арахнидов. С одной стороны расположен квазар. Многие квазары меняют свою светимость в коротких промежутках времени и этот не исключение. Надо ли говорить, что с этой стороны к инсектам не попасть. Навигаторы не даром закладывают огромные крюки в свои маршруты, только бы не попасть под влияние таких мощных источников энергии и притяжения. Здесь и здесь пустынное межгалактическое пространство. На картах эти зоны обозначены, как непригодные для полётов. Не подчиняющиеся физике и времени, пылевые облака там частое явление. Долететь без риска получается из двух Галактик. Обрати внимание, что Империи принадлежит только одна из них. Зато сразу с семи систем можно контролировать проход из второй Галактики.

— Да, вижу. Эта Галактика условно принадлежит альянсу Аррмар. Последние столкновения с ними были лет триста назад. Нам нечего с ними делить. Политика невмешательства и вооружённого нейтралитета. Население Аррмар не относится к привычным в Империи гуманоидным видам. Биоминеральные формы жизни, имеющие абсолютно иное мировоззрение и странные технологии, недоступные для повторения обычными методами. Сочетание несочетаемого с удивительным изменением свойств. Я как-нибудь покажу тебе пружину из стекловидного металла. При сжатии она вырабатывает большое количество энергии. Несмотря на нейтралитет мы вынуждены держать на границах с ними десятки тысяч кораблей. Служба на границе с Аррмар считается одной из самых сложных. В иные месяцы количество мелких инцидентов зашкаливает за все разумные пределы.

— Постоянные боевые действия?

— Я бы не стал называть их боевыми. Представь, что твой дом пытается заселить плесень. Вроде ты всё вычистил и даже выжег, но проходит какое-то время и она снова появляется. Словами такое объяснить сложно, надо просто увидеть своими глазами. Больше всего мне их развитие напоминает ржавчину. Вот только с определённого периода у этой ржавчины начинает проявляться интеллект.

— Неужели нельзя как-то уничтожить всю заразу?

— Это разумная форма жизни. Во время конфликтов Империя испытывала много разных видов оружия, а потом долгие годы ощущала последствия своих атак. Аррмары очень странно размножаются. Сначала появляется пятно ржавчины. Со временем оно становится толще и превращается в купол, военные называли их "нарыв". Когда купол накопит достаточно энергии, то происходит взрыв и мельчайшие частицы с огромной скоростью разбрасывает на сотни километров. Когда такие "семена" попадают в космос, то они сотнями лет могут лететь до цели. Эксперименты военных с уничтожением аррмаров разным оружием привели к появлению боевых мутантов. Такие пятна, стоило только дать им подрасти, умели пускать молнии, вырабатывать яд и даже заражать местность сильным радиоактивным излучением. Чаще всего мутанты повторяли те элементы поражения, от которых погибли их родители. К счастью, наши учёные вовремя поняли закономерность появления боевых форм аррмаров и сумели остановить эскалацию конфликтов. Но помешать им жить и размножаться так, как они это делают, мы не можем. Они, в свою очередь, ничего не имеют против того, чтобы мы уничтожали их "посевы" в своих системах. Заботой о потомстве аррмары абсолютно не отягощены.

— Получается, что это просто минеральные растения, которые можно изучить и найти противодействие для их размножения.

— Такая теория прожила лет десять, ровно до тех пор, пока мы не стали встречать их корабли. Они могут выращивать космические корабли, которые по скорости и манёвренности нам пока недоступны. Встреча с таким кораблём всегда полна неожиданностей. Мы так и не нашли каких-то закономерностей в том, какой вид вооружения ими выбирается для каждого корабля. Существует теория, что аррмары выращивают корабли путём объединения нескольких особей в одну. В зависимости от сил особей и их персональных возможностей из каждого сочетания получается абсолютно уникальный корабль. Самое неприятное, что если такой корабль не удаётся сжечь сразу, то он взрывается и превращает целую систему в мешок со спорами. Восемь Флотов, которые контролируют общие границы с аррмарами почти наполовину состоят из служб дезинфекторов.

— Странно. Я вроде внимательно изучал сопутствующую информацию, но аррмарской проблемы для себя не отметил, — я сформировал запрос и сделал пометку. После разговора, когда появится связь, ИСКИН выдаст мне анализ новой проблемы.

— Вся информационная система Империи — это постоянная борьба противовесов. В своё время пришлось потратить много сил и средств для того, чтобы сформировать общественное мнение, позволяющее ограничивать негатив от соседства с аррмарами. Мы создали буферную зону из ста двадцати систем, которую регулярно зачищаем. Установлены целые сети из гравитационных ловушек и датчиков присутствия спор. Да, Империя тратит огромные средства, но это вынужденная необходимость. Иначе никого не заставить жить в зонах с повышенной опасностью. Плесень захватит наши территории без боя, просто своим присутствием. Разработана целая система льгот и преференций для тех, кто живёт и работает в аррмарском Фронтире. Гражданскому населению Империя выплачивает премии за каждое найденное и уничтоженное пятно.

— Очень полезная информация. Приятно поговорить с умным собеседником. Похоже у меня только что сложился ещё один фрагмент мозаики, — мне пришлось сдерживать себя. Миллиарды арахнидов изначально рождены разведчиками и воинами. Если не дать им возможность для самореализации, то рано или поздно этот котёл может рвануть с такой силой, которую нереально удержать без сопоставимых жертв. Направить муравьёв на зачистку территорий — это интересное решение вопроса.

— Сергей, конечно спасибо тебе за такой отзыв о моих способностях. Лесть от тебя…, как-то непривычно. Только давай, ты меня тоже будешь держать немного в курсе твоих размышлений, — ученый улыбнулся каким-то своим мыслям и усевшись поудобнее, стал ждать продолжения.

— Ял, никогда у тебя не спрашивал, но мне вдруг стало очень любопытно. Ты веришь в Бога?

— Я учёный. Я верю в то, что могу реально и достоверно установить любыми доступными способами.

— К этим способам относятся тактильные и зрительные ощущения? То есть, если ты увидишь Бога, сможешь его потрогать, а если повезёт, то и поговорить с ним, то ты в него поверишь?

— Пощупать Бога… Никогда не думал о таких вещах. Тогда попробую сформулировать вопрос: — А что есть Бог?

— Выражаясь понятным языком, под такое определение попадает некая разумная сущность, которая создала разумную жизнь. Если отбросить всю словесную шелуху разных религий, то становится понятно, что кроме создания жизни эта Сущность некоторое время занималась коррекцией своего произведения, собственно, как и других форм разумной жизни, о которых нам известно. Сколько Предтеч занимались такими экспериментами и кто именно породил ту или иную расу, я не знаю.

— Мне нужно время, чтобы осмыслить сказанное тобой.

— Хорошо. Тогда предлагаю для разрядки поговорить о понятных и материальных вещах. Ял, что тебе известно о графене?

— Высочайшая прочность, насколько я помню, раз в сорок выше стали. Аномальная электропроводность, в десятки раз выше, чем у металлов. Небольшой удельный вес. Высокая теплопроводность…

— Для начала вполне достаточно. Искусственный графен отличается от натурального примерно так же, как пища из синтезаторов от натуральных продуктов. Из интересующих нас параметров у искусственных образцов на порядок падают прочность и многослойность. Натуральный графен можно выращивать. На моей планете люди научились выращивать жемчуг. Помещённая в раковину песчинка, со временем затягивается слоями перламутра, вырабатываемого самой ракушкой. То же самое произойдёт с кристаллом процессора нейросети, если его поместить в питательную среду зародыша арахнида. На кристалл начнут накладываться слои натурального графена. Каждый новый слой — это дополнительный канал, который позволит вести параллельную связь, используя уникальные свойства графена. ИСКИНы арахнидов очень любопытны. Получение новой информации — смысл их существования. Воюя с Джове, они неплохо изучили их технологии. Изготовить кристалл под многоядерную нейросеть, с предустановленным коэффициентом коррекции уровня интеллекта для них не составит труда. Полностью реализовать возможности кристалла можно с помощью нарощенных графеновых слоёв. От внимания имперских учёных непонятным образом ускользнул тот факт, что ВСЕ Джове были умны и талантливы. Надеюсь, что мой краткий экскурс в технологические вопросы дал понимание, почему все Джове были РАВНЫ по уровню развития и гениальны? Нейросети, с возможностью коррекции показателей, уравняли шансы всей расы, выводя показатели каждого из них на максимальные значения. В итоге возникла Раса Гениальных Творцов, посмевшая бросить вызов Предтечам.

— Насколько реально создать такие нейросети в ближайшее время?

— Смотря для кого. Для Империи абсолютно нереально. Для моей команды шансы достаточно высоки.

— Вот даже как. И в чём же твоя команда такая особенная?

— Ял, у каждого из нас есть свои секреты. У тебя больше, у меня меньше. Я же не спрашиваю тебя, откуда вдруг в Империи когда-то появился девятнадцатилетний студент с интересной фамилией Ципранус.

— Чем тебя моя фамилия не устраивает?

— А ты размести запрос в Сети.

— Мало ли однофамильцев в Сети. Наверняка можно найти сотни совпадений.

— Не только совпадений, но и сотни снимков. Особенно интересны голографические изображения с разнообразных семейных торжеств императорской семьи.

— Когда ты узнал, что Император мой племянник?

— Примерно неделю назад.

— Ципранус — это девичья фамилия моей матери. Я когда поступал в Университет, решил, что не стоит выделяться и надо всего достигать самому. Потом пошли статьи и работы, фамилия получила признание и я решил её оставить.

— Ял, определяйтесь, кто будет вести переговоры с моей командой и когда. Время дорого.

— Сколько человек будет с твоей стороны?

— Около двадцати. Вот только у меня в команде не все земляне, есть и представители других рас.

— Кстати, а как ты собираешься решать проблему инсектов в будущем?

— Выращенные у них нейросети изначально будут иметь метку "свой". Как минимум, благожелательное отношение будет обеспечено. Надо срочно заключение учёных. Действительно ли интеллект в пятьсот единиц является максимально допустимым и почему ровно пятьсот, а не пятьсот двенадцать? Никогда не доверял круглым цифрам. На всякий случай скидываю файлы со списками задач и вопросов, там же указаны даты.

— Вопросы конечно фантастической важности. Когда вы будете готовы вылететь на переговоры? — видимо собеседник успел быстро просмотреть только первые вопросы из файла, иначе вопрос о нашем вылете в Империю не был бы задан.

— Ял, давай я сегодня удивлю тебя в последний раз, а потом пойдём заниматься делами. Это не мы полетим, а к нам прилетит Император. И вовсе не потому, что у меня сносит крышу от "звёздной болезни". Скажи племяннику, что я приглашаю его к нам, чтобы через десять дней проводить в далёкий путь Последнего Бога.


Все десять дней до Нового Года ушли на подготовку к полёту. Экипаж арианни осваивал те узлы, которые им были незнакомы и заодно летал на крейсере "Принцесса", на котором им предстоит долгий обратный путь. Хаскер пригнал пару майнеров и ювелирно работал расфокусированными лазерами, вскрывая слой за слоем толстый ледяной купол. Дейв руководил высадкой патрулей в промежуточные системы. Элианна с сыном улетели на Венеру, встречать арианнских тераформеров. Китайцы с Агреевым переустанавливали турели станции, заодно проводя модернизацию приводов. Жена руководила подготовкой к Новому году. Я вдруг понял, что в ближайший час мне абсолютно нечего делать. Улыбнулся сам себе в зеркало и пошёл варить кофе, впервые в этом году.


— Господа, минуточку внимания. На Земле есть традиция, встречать Новый год. В последние минуты уходящего года мы слушаем правителя и дождавшись сигнала наступления Нового года, люди поздравляют друг друга и пьют вино. У нас сегодня не только заканчивается прошедший год, но и начинается Первый год от времени Исхода! Год, который изменит историю и судьбы, но об этом лучше меня скажет наш Император.


Эпилог

С мониторов пропал корабль "Разум". Из жизни всех разумных уходил Последний Предтеча, Последний Бог и Творец. Уходил, чтобы через громадное количество лет, вернуться светом квазара, который ярче миллионов таких звёзд, как Солнце.

Жизнь завершила ещё один виток, дав разумным и Богам новые возможности.


Конец книги


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Эпилог
  • X