Александр Баренберг - Сага ледяного оазиса [СИ]

Сага ледяного оазиса [СИ] 1323K, 230 с. (Сага ледяного оазиса-1)   (скачать) - Александр Баренберг


Пролог.

   Жаркое летнее солнце уже готовилось скрыться за ближайшими горными вершинами, когда Алихан свернул с натоптанного многочисленными отарами пути на совершенно уж неприметную тропку.

   - Долго еще? - плетущийся за ним немолодой археолог явно устал после интенсивного получасового марша по далекому от ровного кавказскому ландшафту.

   - Дэсят минут! До заката будэм на мэсте, профессор! - заверил его проводник.

   Археолог лишь недовольно хмыкнул, нервно вдохнув полной грудью запах горных трав, подпорченный привкусом висевшей в воздухе пыли, и метнул злой взгляд на юношу. Он мог лишь гадать, был ли непосредственно причастен местный парнишка, нанявшийся на лето раскопщиком в его экспедицию, к краже найденных под развалинами древнего строения старинных, хазарских еще, украшений. Но зато точно знал, что тот так или иначе связан с грабителями. Ибо не далее, как сегодня Алихан, улучив момент и пряча глаза, тихо сообщил "профессору", что "уважаемые люди" предлагают встретиться и обсудить условия возвращения пропажи. "Естественно!" - не без толики злорадства мысленно усмехнулся археолог, представляя постигшее воров разочарование. "Они-то, наверняка, в мечтах рисовали себе сундук, полный золота и камней, а на деле получили невзрачные, плохо сохранившиеся серебряные и медные побрякушки". Денежная стоимость коих мизерна, даже невзирая на почтенный возраст артефактов. Зато научная ценность могла быть немалой. Но вот как раз этого грабителям знать и не надо. Собственно, именно с целью сбить цену, продемонстрировав обширные коллекции подобных предметов в запасниках музеев, он и тащил сейчас в рюкзаке ноут, в памяти которого хранились нужные археологические каталоги.

   - Что это? - в голосе местного уроженца от крайнего удивления даже пропал акцент. - Шайтан!

   Чуть не уткнувшийся в спину проводника археолог поднял уставший взгляд и замер. Тропинку, петлявшую по отрогу небольшого ущелья, перегораживала стена странного, очень плотного тумана. Какая-то слишком, даже, можно сказать, неестественно плотная. С минуту они рассматривали неожиданное препятствие, затем ученый нетерпеливо спросил:

   - Обходная дорога есть?

   - Нет.

   - Тогда пошли, нечего терять время! Всего лишь туман! - и подтолкнул замершего в нерешительности проводника вперед.

   - Спаси нас Аллах! - пробормотал тот и, сделав несколько шагов, вступил в белесую стену, уже едва различимую в подступавших сумерках.

   Археолог шагнул следом. Вместо ожидавшегося светло-серого сумрака его поглотила полная, непроглядная тьма. Затем в голове будто что-то лопнуло... и тут же ученый зажмурился от внезапно ударившего по глазам яркого солнечного света. А когда осторожно приоткрыл глаза, то с изумлением обнаружил вокруг покрытые снегом и льдом горы. И сверкающее почти в зените солнце.

   Алихан тоже был здесь. Его держали за руки люди в зимней и очень странной одежде, а паренек взирал на них с отвисшей челюстью. Еще двое людей, вооруженных, как бы это невероятно не выглядело, настоящими копьями, завидев археолога, двинулись навстречу. По прикрытым шерстяными шарфами лицам совершенно невозможно было определить, враждебны ли их намерения, но рисковать он не собирался. Как и разбираться в произошедшем. А просто развернулся и попытался пройти обратно в туманную стену. Но та неожиданно приобрела твердость камня, отказавшись пропускать в себя странника. Археолог лишь теперь заметил, что с "этой" стороны тумана вообще нет никакого ущелья. Только ровная, очищенная от снега площадка между вершинами, посреди которой стоит каменная арка, заключающая в себя облачко внезапного ставшего твердым "тумана". И в этот момент он почувствовал, как его аккуратно, но цепко подхватили под руки...


 


Москва, 202х.. год.

   - Входи, Артем, располагайся! - полноватый и почти лысый хозяин кабинета, изображая как можно более радушную улыбку, приподнялся навстречу вошедшему. - Года два ведь не виделись!

   - Вот это как раз и настораживает, Борис Сергеевич! - гость, высокий, коротко стриженый мужчина спортивного телосложения, лет тридцати пяти на вид, явно не разделял демонстративной радости хозяина. - Знаю я вас, хотели бы просто увидеться, зашли бы к нам в клуб. Или банально пригласили бы в ресторан. Значит - по делу!

   - За что я тебя всегда ценил, Артем, так это за способность быстро и трезво оценивать ситуацию! - усмехнулся хозяин, крепко пожимая посетителю руку и плюхаясь обратно в свое роскошное мягкое кресло. - Будет тебе и про "дело", но для начала присаживайся, расскажи, как у тебя дела идут в последнее время. Выпьешь?

   - Выпью, почему бы и нет? Вы-то точно гадостью не угостите!

   Борис Сергеевич, не вставая, извлек откуда-то из-под стола бутылку характерной формы.

   - Особая коллекция, тридцатилетней выдержки, - задумчиво произнес он, разливая коньяк в бокалы, появившиеся на свет божий тем же образом, что и бутылка. - При всем желании, гадостью ты этот чудесный напиток вряд ли назовешь!

   - И не подумаю! Ваше здоровье! - Артем втянул ноздрями знакомый аромат и с видимым удовольствием пригубил из бокала. - Какими судьбами в Москве?

   - Лондон надоел, - со скучающей миной на лице пояснил собеседник.

   - Не может быть! - на лице гостя появилась скептическая улыбка. - Столько лет не надоедал, и вдруг надоел? Не боитесь, кстати, посещать Родину? Сейчас тяжелые времена для олигархов старого поколения...

   - Чего мне бояться? - пожал плечами хозяин. - Пред властями я чист, как стеклышко! Налоги плачу, хоть большая часть бизнеса теперь и не в России. И, в отличие от известных тебе персон, у меня еще на заре карьеры, в лохматые девяностые хватило ума держаться от политики как можно дальше.

   - Весьма мудрое решение! - холодно усмехнулся Артем, вновь отхлебнув и поставив бокал на стол.

   - Я, вообще-то, поинтересовался твоими делами, - мягко напомнил Борис Сергеевич.

   - А то вы не в курсе! Путешествую помаленьку, курсы веду. В свободное время - в клубе. На жизнь хватает, более-менее, побочных заработков не требуется, - он особо выделил слово "побочные", многозначительно глядя на собеседника.

   Тот предпочел проигнорировать последнюю фразу:

   - Что путешествуешь, знаю. Почитываю твой блог. Весьма содержательно и увлекательно! Ну а личная жизнь? Не надумал опять жениться?

   - Нет, спасибо, мне одного раза хватило понять, что постоянные отношения - не моё. При моем-то образе жизни... Так что теперь только короткие, ни к чему не обязывающие связи!

   - С дочкой-то хоть видишься?

   - Пару раз в месяц, на выходные, подскакиваю в Питер, беру ее погулять. У бывшей теперь еще двое детей, от нового мужа, и она, слава богу, палки в колеса не сует.

   - Вот и замечательно! - заметив некоторое непонимание на лице собеседника, Борис Сергеевич тут же поправился: - В том смысле замечательно, что тебя ничего особенно не держит на месте. Ибо у меня есть предложение, от которого практически невозможно отказаться!

   - Начинается.., - уныло протянул Артем. - Я, вообще-то, считал, что мы давно закончили с "предложениями". Сейчас уже не те времена, и "побочные" заработки, как я уже сказал, мне не требуются!

   История его отношений с хозяином кабинета началась еще в середине нулевых, когда Борис Сергеевич, старинный друг отца Артема по работе еще с советских времен, "отмазал" молодого балбеса, только что демобилизовавшегося со срочной службы во внутренних войсках, от верного и длительного срока. Не успел перестроиться после службы в "горячей точке", сделал глупость, бывает... Борис Сергеевич не только его "отмазал", но и взял на работу. Работа, правда, была несколько специфической - слежка за конкурентами и устройство последним всяческих мелких пакостей. А пару раз - совсем даже не мелких, а вполне наказуемых по уголовному кодексу вплоть до пожизненного. Артем очень не любил об этом вспоминать. Не из-за моральных терзаний - он, выросший в неблагополучном районе в лихие девяностые, не отличался особой любовью к ближнему. Просто, несмотря на авантюрный и непоседливый склад характера, ему не нравилась двойная жизнь, с постоянным страхом "попасться". Но на проживание в жутко дорогой столице одинокому (родители к тому времени уже ушли из жизни) студенту исторического факультета МГУ заработать другими способами было непросто. Плюс "должок" благодетелю, о котором тот не стеснялся мимоходом напоминать. Поэтому, после нескольких лет "сотрудничества", когда, ввиду некоторых обстоятельств, Борис Сергеевич принял решение свернуть дела в России и переместиться в Лондон, Артем вздохнул с немалым облегчением. Благо, работодатель скупостью не отличался, щедро оплачивая "услуги". У молодого человека успела скопиться немалая сумма, и это не считая уже приобретенной за наличные квартиры в Москве. И нынешнее появление на горизонте "старого знакомого" с каким-то неясным "предложением", после более чем десятилетнего отсутствия таковых, его совершенно не радовало.

   - Дело тут далеко не только в заработках... Хотя, если все выгорит, сможешь обеспечить себя на всю оставшуюся жизнь с запасом, включая исполнение любой, самой дорогостоящей мечты. Но главное для тебя, как мне видится, даже не это, а уникальный шанс поучаствовать в самом увлекательном путешествии, которое только вообще может случиться. Увлекательном, и, не скрою - опасном, потребующем от тебя применения всех твоих многочисленных навыков и умений. Все как ты любишь!

   - Угу.., - без признаков особого энтузиазма в голосе протянул соблазняемый. - И скольких придется мочкануть по пути?

   - В идеале - никого. Все от тебя будет зависеть. Но для начала.., - Артем с удивлением заметил на лице неизменно решительного олигарха признаки нешуточных сомнений, чуть ли не как у Цезаря перед переходом Рубикона. Наконец, по истечении затянувшейся почти на минуту паузы, тот резко рубанул воздух рукой: - Ладно! Давай-ка сюда свой мобильник!

   - Зачем это? - не врубился его собеседник.

   - Мобильник выключи и давай сюда, говорю! - Борис Сергеевич открыл один из металлических сейфов, вмонтированных в ближайшую стену, и демонстративно вложил туда собственный смартфон. - Еще какие-нибудь гаджеты есть?

   - Нету, - Артем, наконец, понял, чего добивается хозяин кабинета, и отдал ему свой мобильник, усмехнувшись: - А вдруг у вас в кабинете "жучки"?

   - Проверено, - отмахнулся тот, опуская на единственное окно кабинета непрозрачную металлизированную штору. - В общем, так... Подписок я с тебя, естественно, брать не буду. И доверяю тебе больше, чем кому-то ни было, и уверен, что, услышав подробности, ты сам не захочешь отказываться. Но тем не менее... Слишком уж все это важно, да и не только я вовлечен. Короче, пути назад не будет! Либо ты примешь предложение, либо сам будешь искать другую подходящую кандидатуру, но ты по любому в деле. Иначе... пострадаешь не только ты, но и твои близкие. Питерский адрес нам известен, если что...

   - Ты вообще охренел, что ли? - Артем резко, как внезапно распрямившаяся пружина, вскочил на ноги, опрокидывая стул. - Иди в жопу со своими предложениями! Ничего не желаю слышать! И если хоть один волос...

   - Угомонись! - рявкнул Борис Сергеевич настолько мощным голосом, что у его собеседника чуть было не подогнулись колени от акустического удара. - Ты просто должен проникнуться ценностью и масштабом информации, с которой вскоре ознакомишься. А мне нужна гарантия! Да я первый буду с твоей дочки пылинки сдувать! Потому что на тебя у меня вся надежда... Можешь набить мне морду, если тебе от этого полегчает!

   - Дай мне уйти! - уже тоном ниже, но не менее решительно произнес Артем.

   - Поздно! - жестко отрезал олигарх. - Мне пришлось попросить разрешения у крайне серьезных людей поделиться этой информацией с тобой. Для них ты уже в деле!

   - С-сука! - прошипел гость, недобрым взглядом ощупывая стоявшую перед ним далеко не спортивную фигуру, как будто отыскивая на ней наиболее уязвимые места.

   - А теперь сядь, выпей и выслушай меня, наконец! - еще раз мощным "командным", как он умел при необходимости, голосом, приказал Борис Сергеевич, вновь недрогнувшей рукой разливая благоухающий коньяк по бокалам.

   Артем нехотя подчинился, осознав, что уже ни на что повлиять не может. Поднял валявшийся сзади массивный стул, уселся, механически, глядя в одну точку, принял протянутый хозяином бокал. И немедленно, не разбирая изысканного вкуса, осушил его до дна.

   - Еще пара минут, и ты сам будешь умолять меня продолжать рассказ! - тоже присаживаясь, предрек хозяин совсем другим, теплым "отеческим" тоном, от которого непроизвольно хотелось безоговорочно верить всему сказанному. - После того, конечно, как пройдешь этап отрицания.

   - Отрицания чего?

   - Отрицания реальности услышанного.

   - Даже так..., - все так же хмуро, но с еле различимыми нотками заинтересованности в голосе, хмыкнул Артем и недвусмысленно двинул вперед опустевший бокал.

   - Именно так! - подтвердил Борис Сергеевич, вновь наполняя протянутую емкость благородным коричневым напитком. - Ты наверняка слышал чуть более года назад новость о пропавшем в Чечне известном археологе? Ушел вечером куда-то с одним из раскопщиков, и исчез бесследно? Профессор Архангельский. Ты, даже, возможно, его знал, он же в МГУ преподает.

   - Еще бы! - подтвердил Артем. - Он у меня археологию и вел! Дотошный жутко, но широко и глубоко эрудированный человек. Его лекции обычно никто не пропускал, было интересно! А в новостях да, слышал. Помню, расстроился еще очень...

   - Ты погоди расстраиваться. Он жив. Скорее всего...

   - То есть?

   - Давай по порядку. Так вот, шум тогда поднялся немалый, известный же ученый, лауреат чего-то там, ну, ты, наверное, в курсе. И район исчезновения самый болезненный для нашего любимого президента Дырова. Столько вложено в обеспечение спокойствия в тамошних местах, и тут на тебе! Короче, с самой верхушки поступила команда копать глубоко. Спецгруппу следователей из Москвы послали. Результата - ноль. Нет, следователи, разумеется, за пару дней вскрыли факт кражи некоторых находок экспедиции, вышли на придурков из соседней деревни, позарившихся на древние "сокровища", раскололи тех в момент. Выяснилось, что "имел место преступный сговор", включавший того самого пропавшего рабочего. Но незадачливые грабители "мамой клялись", что прождали в условленном месте полночи, однако на встречу никто так и не явился. Тщательно обыскали там все на километры вокруг, но никаких следов. Придурков, естественно, посадили, и на этом следствие зашло в тупик.

   - Пока не вижу, что именно я должен отрицать, - Артем медленно допил коньяк, но прикрыл бокал ладонью, когда хозяин опять взялся за бутылку.

   - Вот сейчас и увидишь! Около двух месяцев назад в родную деревню внезапно явился тот самый паренек-раскопщик. К счастью для нас, еще на подходе случайно встретился со своим дядей, который предупредил, что тот в розыске и тут же, пока никто не увидел, укрыл в пастушьем шалаше в лесу. А далее паренек рассказал удивительные вещи!

   Борис Сергеевич выдержал театральную паузу и торжественно объявил:

   - Выяснилось, что они с профессором попали в какой-то то параллельный мир! Очень странный мир! Проход туда открывается раз в год, сначала на десять минут в ту сторону, а через две недели на столько же - обратно. И через год снова тот же цикл. Не спрашивай пока меня подробности!

   Артем, прищурившись, с минуту молча рассматривал раскрасневшегося "докладчика". Затем ровным голосом произнес:

   - Я давно вас знаю. Вы - предельно рациональный, всегда занятый серьезными делами человек, совершенно не склонный к розыгрышам. С полностью здоровой психикой. Нерелигиозны, бывший научный сотрудник. И вы знаете меня. Знаете, что я последний человек, с которым стоит играть в непонятные игры. Вывод: или у вас имеются бесспорные, "железные" доказательства всего вышесказанного, или вы действительно тронулись головой за то время, что мы не встречались. Иначе вы бы не затеяли данный разговор!

   - Молодец! - удовлетворенно кивнул Борис Сергеевич. - Как я уже отмечал, у тебя весьма ценная способность при любых обстоятельствах трезво оценивать ситуацию. Чтобы поскорее развеять твои сомнения в моей психической адекватности, я предъявлю тебе доказательства. Разумеется, они у меня есть! Просто потому, что еще месяц назад я был в точно такой же ситуации, как и ты сейчас!

   Он медленно подошел к стене с сейфами и, повозившись, открыл второй из них. Достал оттуда флешку и воткнул в лежащий на столе ноут дорогой модели.

   Минут десять Артем молча, понимая, что время для детальных вопросов пока не наступило, созерцал видео и фотографии, сопровождаемые скупыми комментариями хозяина. Люди и населенные пункты, предметы быта и оружие, религиозные церемонии и повседневная жизнь - все это отражали продемонстрированные материалы, явно специально подобранные именно для первоначального ознакомления.

   - Ну и хватит для начала! - Борис Сергеевич решительно закрыл крышку компьютера и выжидающе, с понимающей усмешкой взглянул на гостя.

   Артем еще несколько минут невидящим взглядом смотрел на стол перед собой. Просмотренные изображения его поразили. Нет, сейчас, конечно, можно синтезировать все, что угодно, и не отличишь от реальности, сколько ни всматривайся, да только материалы такого качества и глубины проработки влетят в нехилую копеечку. В очень нехилую! И для чего? Для розыгрыша или для подталкивания к мелкому, по сравнению с затраченной суммой, преступлению? Не стыкуется!

   - Откуда это все? - наконец произнес он.

   - Профессор Архангельский, как ты верно заметил, действительно чрезвычайно дотошный человек! И очень тщательно подошел к сбору и подготовке материалов для отправки нам. К счастью, у него были с собой ноут и смартфон, с помощью которого он все и записывал. А также полевая зарядка для них на солнечных батареях.

   - Я так понимаю, вы уже систематизировали всю информацию? - Артем старался говорить спокойно. - Только вначале ответьте на один вопрос - почему это все оказалось именно у вас?

   - Систематизировал, в общем, сам профессор, сопроводив подробнейшими описаниями. Нам оставалось только ознакомиться. А почему у меня... Ну, ничего загадочного тут нет. Вернувшийся паренек появился не просто так, а был послан с э.., деловым предложением к своим родственникам. Пока неважно с каким, после... Так вот, встретив дядю, он предложение и передал, вместе с подсунутой профессором флешкой. А дядя передал другому родственнику, имевшему бизнес в Москве, и по счастливой случайности - моему старому, так сказать, деловому партнеру. Ты, может быть, помнишь его - Имран Шаипов.

   - Помню, - подтвердил Артем. - Малоприятный тип, мягко говоря.

   - Зато надежный и проверенный партнер, - жестко возразил его собеседник. - Короче, Имран понял, что ему не хватает компетенции, чтобы разобраться во всем, и обратился ко мне.

   - И вы не передали информацию в компетентные органы? - не сдержался Артем. - Ведь если это правда, это же... это...

   - Это такая "бомба", - пришел ему на помощь Борис Сергеевич, и с напором продолжил, - что любые "компетентные органы", как ты выразился, неважно, российские или британские, сразу же все засекретили бы, а лишних свидетелей убрали без колебаний. Ты просто не представляешь еще, о чем именно речь! Отнюдь не только об открытии параллельного мира, это, как раз, не главное. Впрочем, подробности потом. А, кроме того, Шаипов не идиот! Паренька этого, Алихана, он тут же спрятал в неизвестном даже самому Имрану месте, как раз, чтобы ни у кого не появилось желания его "кинуть". И спрятавший паренька доверенный человек сам выйдет на связь, когда нужно будет и после тщательной проверки. Такие у него инструкции. Координаты же "портала" известны лишь Алихану! Теперь ты понимаешь, что если даже прямо сейчас пойдешь сдавать меня в "органы", результатом будет лишь печальный конец для нас обоих и потеря связи с единственным проводником "туда"?

   - Понимаю, - хмуро согласился вынужденный "подельник" хозяина кабинета, смирившийся с навязанным ему положением. - Ну, тогда рассказывайте по порядку!

   - Даже не знаю, с чего лучше начать... Наверное, с общего описания.

   - Валяйте!

   - В общем, это не другая планета, это действительно параллельный мир. То есть Земля. Но не здесь. Или в другом времени, точно профессору установить не удалось. Но он считает, что именно параллельный. Представь себе Землю, только полностью покрытую льдом. Такой вот глобальный ледниковый период. В истории нашей Земли подобное, кстати, было, полмиллиарда лет назад. Вот и там океаны замерзли, вся суша покрыта многометровым льдом. Вся, кроме небольшого участка сильной вулканической активности вокруг Средиземного моря. Очертания этой территории настолько похожи на нашу карту, что именно это стало главным признаком, по которому Архангельский определил параллельность того мира. Ведь полмиллиарда лет назад континенты имели совсем другие очертания! И главное - есть весомые доказательства того, что эта "теплая" зона возникла искусственным путем. Кто-то растопил лед и спровоцировал повышенную вулканическую активность в этом регионе!

   - Даже так? Если местная цивилизация настолько крута, почему же на видео они выглядят, как сошедшие с иллюстраций учебника истории Средних веков?

   - В этом-то и вся соль! - обычно сдержанный Борис Сергеевич возбужденно вскочил на ноги. - Это не они! Весь их мир выглядит созданным искусственно, для проведения, видимо, некоего социального эксперимента! Включая самих жителей!

   - Так они не люди, что ли? Биороботы?

   - В том-то и дело, что люди! Ты же знаешь, я кандидат медико-биологических... был когда-то. И сейчас держу руку на пульсе, вкладываюсь в биотех. Короче, Архангельский прислал образцы генного материала местных. Я в лаборатории своей фирмы проанализировал их. Это однозначно ДНК Homo Sapiens! За исключением некоторых минимальных изменений. К чему они приводят, так сразу не скажешь, но, по наблюдениям профессора, главное отличие - в фертильности.

   - В смысле?

   - Они не способны размножаться естественным путем! Для зачатия необходима стимуляция женского организма неким прибором незадолго до полового акта.

   - Фига себе! То есть нужно, чтобы кто-то держал свечку? - Артем вдруг заржал неестественно громким смехом - сказалось нервное напряжение последних минут.

   - Почти. У них, на самом деле, существует специальная профессия - человек ходит по населенным пунктам с прибором, и стимулирует. Стимуляции хватает на несколько суток. Так что "держать свечку", как ты выразился, при самом процессе зачатия не нужно.

   - У нас тоже есть такие приборы, для стимуляции. В любом секс-шопе! - Артем все никак не мог подавить дурацкий смех.

   - Хватит ржать! - Борис Сергеевич нетерпеливо отмахнулся. - Судя по описанию, это выглядит совсем не так. Прибор на несколько минут кладется на живот женщины. И все.

   - Ладно, проехали! - его собеседник, наконец, успокоился. - Так кто этими людьми управляет?

   - А никто. Уже никто. По их преданиям, боги создали рай и переселили туда с грешной Земли избранных. Управляли ими божьи Сыны, и было изобилие и легкая жизнь. Но избранные не оправдали ожиданий богов, и Сыны вскоре ушли, бросив грешников на самих себя, но оставив, однако, артефакты, без которых те бы не выжили. После чего все пошло как обычно. То есть - голод, войны, тяжелая борьба за выживание. И да, все это произошло примерно три с половиной тысячи лет назад!

   - А на самом деле? Или вы предлагаете мне поверить в каких-то там богов?

   - Не предлагаю. Собственно, слово твоему профессору. Его выводы вкратце таковы: три с половиной тысячи лет назад некая высшая, по отношению к нам, сила - то ли сверхцивилизация, то ли еще кто-то, нам это пока не известно, решила предпринять эксперимент над людьми. Нашими, земными людьми той эпохи. Может, с прогрессорскими целями, а может, и совсем с иными. Для этого она "расчистила" некую территорию на безжизненной копии Земли, населила ее тщательно отобранной и генетически модифицированной земной флорой и фауной, по сути, создав специализированную искусственную экосистему, после чего запустила туда отловленную у нас же группу людей. Также их модифицировав, как я уже сказал. Отловили их где-то на Ближнем Востоке, скорее всего - на территории раннефиникийского государства. Архангельский нашел большое сходство языка аборигенов с семитской языковой группой. Не знаю, ему виднее. Судя по всему, благодаря этому твой профессор местный язык освоил чрезвычайно быстро, настолько, что даже прислал нам собственноручно составленный словарь. Довольно объемистый, на три с гаком тысячи слов!

   - Древний Ближний Восток - одна из основных сфер его интересов. Финикийским он, в рамках необходимого для научной работы, владел, - подтвердил Артем.

   - Вот видишь, как нам повезло! Другой на его месте ни фига бы не разобрался! Так вот, "эксперимент" этот, по каким-то причинам, прервался, едва начавшись. Экспериментаторы хреновы экстренно покинули "лабораторию". Почему - опять же неизвестно. То ли технические проблемы возникли, то ли, действительно, "подопытные мыши" разочаровали. Короче, с тех пор о них ничего не слышно, хотя аборигены ежедневно молятся об их возвращении. Не помогает. Но боги эти были не совсем звери, оставили несчастным кучу жизненно необходимых артефактов и парочку, так сказать, "сервисных центров". Местные называют их "бит-илим" - "обиталище Богов", или Святилище, если угодно. Архангельский же считает, что там расположены автоматические ремонтные комплексы. Ибо три тысячелетия ни одно, даже самое совершенное устройство не проработает. Вот они артефакты туда и носят регулярно на починку. Заправляет всем каста священников, кихинов - так они называются. Видимо, кое-кого "боги" научили немного управляться с оставленным имуществом. С тех пор они и верховодят. Не без терок со светскими правителями, но о подробностях узнаешь сам, из отчета. Кихины эти, как водится, закрытая каста, куда отбирают самых способных из народа и долго учат. В основном всякой фигне, но и обращению с артефактами тоже. Кстати, те, блуждающие со стимуляторами беременности - прибор этот на их языке называется "проув" - тоже из кихинов, одна из специализаций, самая почитаемая. "Рухины" их кличут. Причинить им вред и даже просто отказать в еде или помощи - смертный грех! Преступника обязан убить любой встречный. Но это к слову. Главное - в другом.

   - Ну а в чем, скажите уже наконец! - взмолился уставший от потока подробностей Артем.

   - Какой ты быстрый! - довольно усмехнулся Борис Сергеевич, почувствовавший, что сумел не на шутку заинтересовать своего собеседника. - Вот как ты думаешь, чем запитываются все эти артефакты?

   - Ну откуда мне знать? Позитронным генератором? Магической энергией?

   - А вот и нет. Банальным электричеством!

   Артем нетерпеливо хмыкнул:

   - Не особенно неожиданный источник. И что?

   - А то, что их надо регулярно подзаряжать! Внутри у них, видимо, аккумулятор сверхвысокой емкости, превосходящий наши порядка на два, а расход у стимуляторов невелик, и энергии хватает надолго. Только вот раньше почти в каждом городе, в кихинском монастыре, ну или типа того, не знаю, как это место точно называется, в местном обиталище священников, короче, стоял небольшой артефакт, служивший зарядной станцией. Там и подзаряжались при необходимости. Только со временем все зарядные станции сдохли от старости. Они, в отличие от мелких артефактов, типа "проува", автоматическому ремонту не подлежали. Наверное, по размерам в приемную камеру не вмещались. И теперь приходится отправлять устройства на зарядку в одно из двух "обиталищ Богов", через всю тамошнюю ойкумену. А это месяцы пути! Понимаешь, к чему это приводит?

   - Не совсем.., - протянул совершенно уже сбитый с толку Артем.

   - К снижению рождаемости, тупица! Кихины банально не успевают обслужить всех из-за нехватки работающих артефактов. Удаленные от "обиталищ" районы постепенно пустеют. Местные властители недовольны, из-за чего происходят всякие трения. А перспективы еще печальнее. Кроме того, "проувы" - далеко не единственные артефакты, хоть и самые критичные для местных. Архангельский из прочих видел только нечто вроде радиотелеграфа и прибора ночного видения, но, по собранным им слухам, имеются и девайсы покруче. Вплоть до мощных ручных лазеров. Но их очень мало и находятся они, вероятно, в бит-илимах, редко их покидая. Представляешь, если мы сможем заполучить в свои руки хоть парочку экземпляров для изучения в лаборатории? А ведь там еще, по слухам, и архивы "богов" имеются. Кихины их пытаются изучать, но, видимо, безуспешно.

   - Та-ак.., - протянул Артем. - Я, кажется, начинаю понимать. Вы желаете, чтобы я "сбегал" туда и украл образцы их чудо-девайсов?

   - В точку! - кивнул Борис Сергеевич.

   - Ну, спасибо за доверие и, особенно, за лестную оценку моего морального облика. До сих пор банальным грабежом вы мне еще не предлагали промышлять!

   - Не юродствуй, тоже мне высокоморальный субъект нашелся! Ставки тут слишком высоки, чтобы раздумывать над подобными глупостями!

   - То есть я должен рискнуть по-крупному, отправляясь в неизвестность, грабить и убивать - просто так они же артефакты не отдадут, правда? И все ради того, чтобы вы, изучив технологии "пришельцев" или кто они там, стали мировым властелином?

   - Ты меня прямо совсем уже непонятно кем представляешь! Нет, я не собираюсь становиться мировым властелином. Стать первым, получившим доступ к технологиям - да. Обеспечив себе (и тебе, кстати) безоблачное финансовое будущее в первых рядах мировой элиты. И потом открыть доступ к большей части информации всему человечеству. Сразу всему, чтобы ни одна спецслужба уже не смогла наложить лапу и оставить все в секрете!

   - Так я и поверил! - произнес Артем, впрочем, без особой убежденности.

   - Сам поймешь, что по-иному не выйдет. Махаться в одиночку со всеми земными правительственными машинами сразу - плохая идея, даже при наличии продвинутых технологий. Гласность на некотором этапе - лучшая гарантия от физического устранения.

   - Возможно. А что, просто купить у аборигенов пару артефактов - нельзя?

   - Это, собственно, и есть план "А". Только шансов на успех практически никаких. Они не продадут. Кроме того что артефактов осталось мало, местные еще и панически боятся нас. В их преданиях Земля осталась "адом", который населяют монстры и грешники. Отдать нам вещи "богов"? А вдруг мы обратим полученную силу против них самих? Так что я предпочел параллельно предусмотреть и план "Б".

   - Зачем же они вообще вошли с нами в контакт? И еще послали человека с каким-то предложением. С каким, кстати?

   - Вот, здесь мы подошли как раз к самому главному! У профессора твоего руки, видимо, из правильного места растут. Он умудрился смастерить переходник от своей мобильной зарядки с солнечными батареями к их "проуву". И зарядить его. Очень медленно, правда, ведь источник маломощный, рассчитанный на наши гаджеты. Но, главное - это принципиально возможно. Кихины там начали прыгать от радости и интересоваться, можно ли приобрести источники помощнее и в количестве. Собственно, с этим предложением паренек и явился. Они готовы платить удвоенным весом золота за вес привезенных генераторов. Или алмазами в пересчете. У них примерно такая же ценовая разница между данными драгоценностями, как и у нас.

   Борис Сергеевич еще раз подошел к сейфу и достал оттуда какой-то небольшой предмет.

   - Вот, полюбуйся, это стандартный разъем от их артефактов. Ничего сложного. Я уже изучил его и заказал производство переходников. А также закупил сотню мобильных гидро- и тепловых генераторов, типа туристических. Как раз то, что требуется их " рухинам".

   Артем с опаской осмотрел явно выдранный "с мясом" прямоугольник из сероватого, похожего на пластик материала. Действительно, просто две металлические трубки, утопленные в диэлектрике. Почти как наши розетки!

   - Все равно мне эта затея не нравится, - сообщил он, вернув разъем хозяину. - По-моему, шансов у меня никаких. Без языка, без знания местных реалий, без карт и без нормального оружия, наконец - патронов-то к калашу на год вперед на себе не унесешь! Или можно на танке поехать?

   - Отвечу с конца, - ровным голосом произнес Борис Сергеевич, проигнорировав явную насмешку, сквозившую в словах собеседника. - Нет, на танке нельзя. Портал по габаритам чуть больше человеческой фигуры. Так что максимум - ручную тележку с грузом протащить. Но в ней будут генераторы, так что на кучу ящиков с патронами не рассчитывай. По ту сторону портала все равно на себе переть придется, тележка в заснеженных горах не проедет. Далее по списку. С оружием решишь сам, это твоя компетенция. Карты имеются, не очень точные и детализированные, но имеются. Минимум знания местных реалий можно подчерпнуть из заметок и материалов Архангельского, они довольно подробные. И, наконец, с языком вообще все просто - словарь есть, несколько часов видеозаписей разговоров местных с титрами на русском профессор тоже подготовил. Выучишь, за девять месяцев-то! С иностранными языками у тебя всегда хорошо было. Подожди, а в универе ты разве финикийский не изучал?

   - Хеттский, - угрюмо ответил Артем. - Финикийский только факультативно, самые азы.

   - Одна хрень, Артем, как по мне!

   - Хетты - индоарии, а финикийцы - семиты, - с превосходством профессионала пояснил тот. - Ничего общего в языках!

   - Ничего, справишься. Не Штирлица из тебя готовим, чай, там тоже полно диалектов, сойдешь за провинциала из далекой горной деревни!

   - Допустим, - не стал спорить Артем. - А болезни? Если я их чем-нибудь заражу, еще ладно, а если они меня? Тут перед поездкой в нашу родную земную Азию кучу прививок делаешь, а в том изолированном мире за три тысячелетия какие только мутации вирусов и бактерий не могли появиться?

   - Зришь в корень! Но вот с этим как раз вообще все в шоколаде! - самодовольно усмехнулся явно ожидавший подобного вопроса "наниматель". - Там нет болезней!

   - Нет микробов и вирусов? - на лице Артема отчетливо выразилось сомнение в умственных способностях собеседника.

   - Микробы и вирусы есть, а болезней нет!

   - Опять вас в какое-то фэнтези понесло... Доказательства будут?

   - Будут. Частично в виде догадок, разумеется. Для начала, это данные твоего любимого профессора. Он и сам чрезмерно удивился, обнаружив отсутствие заразных болезней. Легкая простуда, которой он страдал перед случившимся, прошла практически сразу. Как и давние, много лет не проходившие воспаления суставов и недолеченная язва. Архангельский предположил, что там существует какой-то искусственный фактор, препятствующий распространению болезнетворных микроорганизмов. Я тоже так подумал и настоял на взятии анализов у того самого вернувшегося паренька, прежде чем Имран отправил его в убежище. И не зря - анализ крови и кала показал наличие большого числа странных вирусных форм, типа бактериофагов. Слыхал про такие?

   - Нет, - честно признался Артем.

   - Это специфические вирусы, настроенные на уничтожение определенных бактерий. Это если говорить о наших, земных, бактериофагах. А те, похоже, гораздо более универсальные. Мы только начали их изучать, но, предполагаю, они созданы искусственно и обеспечивают немедленное уничтожение всех микроорганизмов, не входящих в "разрешенный" список. Отсюда и нейтрализация мутаций, в том числе и среди самих бактериофагов. Я также предполагаю, что весь микробиом того мира создан искусственно, и имеет какие-то маркеры, типа системы "свой-чужой". И, скорее всего, портал сразу же впрыскивает "пассажирам" эти защитные бактериофаги, что и объясняет случившееся с профессором. Разумеется, там наверняка имеются и другие регулировочные биологические механизмы, но нам об этом пока ничего неизвестно. Вот, кстати, сбор образцов флоры и фауны тоже будет твоей задачей. Второстепенной. Бактериофаги эти намного превосходят то, что наш биотех на сегодняшний день умеет создавать!

   - Что-то я все равно не понимаю. Если нет болезней, то люди там живут вечно?

   - С какого перепугу? Отсутствием старения "боги" их не облагодетельствовали. Ну и насильственная смерть тоже никуда не делась. Средняя продолжительность да, необычно высокая для такого малоразвитого общества. Детская смертность низкая, иначе они, при таких темпах размножения, давно бы вымерли. С разложением умерших существ там тоже все в порядке, аммонифицирующие микроорганизмы присутствуют, как и в нашей биосфере.

   - Все равно сказка какая-то!

   - А я о чем! Просто классическое псевдосредневековое общество из книжек! Отправляю тебя в сказку, а ты еще сопротивляешься!

   - Я уже не в том возрасте, чтобы верить в сказки!

   - Вот и проверишь! Значит, так... Имран готовит группу своих людей, числом в полтора десятка, для доставки товара. Пойдешь с ними, якобы как мой представитель и для научных исследований, я договорился. Они там останутся на две недели, до открытия портала в обратную сторону, а ты в это время по-тихому "исчезнешь". Переберешься из ледяной горной пустоши в более обитаемую местность, а там - по обстоятельствам. Добыть артефакты, собрать образцы и, если сможешь, найти профессора. Судя по всему, его, после отправки "гонца", должны были перевезти в ближайший "бит-илим", чтобы он помог им разобраться с наследием "богов". Поэтому Архангельский мог к сегодняшнему дню накопить ценнейшие сведения. Добровольно они его вряд ли возвратят, слишком он им понравился. Вернешься через год, к следующему открытию портала, и, по возможности тихо же проникнешь обратно. С трофеями!

   - После легкой оздоровительной прогулки, вы забыли добавить, - кисло усмехнулся Артем.

   - Справишься! Я верю в тебя и уже вижу разгорающийся азарт в твоих глазах! С материалами будешь работать здесь, выносить ничего нельзя. Бюджет на подготовку - неограниченный в разумных пределах. Ну как, согласен?

   - Разве у меня остался выбор?




Святилище Бит-Хаман

   Привычный мелкий дождь надоедливо моросил все то время, которое понадобилось старому, насквозь просоленному за многие годы службы одномачтовому корыту, чтобы дождаться прилива и, аккуратно маневрируя с помощью не раз штопанного косого паруса, войти в бухту. Сквозь мокрое холодное марево с трудом просматривался даже прилепившийся к подножиям прибрежных скал портовый городок, не говоря уже о высившихся вдали стенах самого Святилища Хамана, чьи могучие контуры вообще едва угадывались. Дождавшись, пока черные просмоленные доски борта с глухим стуком коснутся причала и моряки, неразборчиво переругиваясь, накинут толстый потертый канат на причальный столб, Ярих подхватил с мокрой палубы походную суму. По его виду нельзя было точно сказать, с каким именно делом он прибыл на священный остров. С одной стороны, наличие дорого оружия на поясе наводило на мысли о высоком положении в военной или наемнической среде, возможно, даже, принадлежности к сословию Правителей или Поместных господ. С другой же, скромная одежда и отсутствие украшений ставили под сомнение предыдущую догадку. За время не особо напряженного плавания моряки из команды от скуки тщательно перетерли все варианты, сойдясь на том, что незнакомец вероятнее всего может быть либо приказчиком купца, либо обедневшим наследником кого-то из Поместных господ, ищущим себе новое занятие, либо простым искателем приключений, некогда удачливым, а теперь перебивающимся случайными заработками. В пользу этих версий свидетельствовали и его возраст, на глаз - около тридцати, и присутствующие на грубоватом решительном лице пара шрамов, проступавших сквозь коротко стриженую бородку, и явная привычность к стесненным условиям, сопровождавшим плавание на не предназначенном для перевозки пассажиров судне. Сам же незнакомец на прямые вопросы не отвечал. И вообще от разговоров воздерживался, предпочитая коротать время в одиночестве.

   Не дожидаясь помощи, Ярих одним сноровистым движением перемахнул невысокий бортик, придерживая полы плаща, дабы ненароком не зацепиться за торчащие повсюду снасти. Ловко приземлился на мокрые, грубо обтесанные камни причала и, не оборачиваясь, двинулся в направлении ворот, перегораживавших выход в город. С командой случайного суденышка, доставившего его, вместе с грузом отборного сабратийского зерна, в островное святилище, он прощаться не намеревался. Деньги за перевоз уплачены, довольно и этого! Хотя кихин его ранга вполне мог потребовать и бесплатной перевозки, продемонстрировав расшитый соответствующими письменами личный шарф. Однако специфика работы приучила Яриха как можно реже демонстрировать свои полномочия. Запомнят в лицо, а потом опознают в самый неподходящий момент!

   - Стоять! - преграждавший проход в ворота стражник предупреждающе склонил копье в его сторону. От дождя бойца прикрывал ярко-красный плащ кихинской стражи, накинутый поверх положенного по уставу службы кожаного панциря, усиленного бронзовыми пластинами с чеканными изображениями извергающегося вулкана - символа Хамана. Топтавшиеся позади остальные стражники подозрительно косились на заметный промеж пол плаща боевой пояс Яриха, увешанный внушающими уважение профессиональных воинов предметами. - Разрешение на посещение Святилища имеется?

   - Имеется, - устало буркнул гость, извлекая из-за шиворота шарф (как раз тот самый случай, когда без его демонстрации не обойтись) и с некоторой долей злорадства наблюдая смену выражений на лице стражника.

   - Прошу, Служитель! - копье моментально отклонилось в сторону, освобождая проход, а его владелец уважительно вытянулся в струнку, склонив голову в приветствии.

   - Благодарю, Служитель! - подчеркнуто вежливо ответил Ярих (ведь сам же начинал когда-то карьеру в рядах Красных Плащей) и проследовал в проем толстых ворот из прочного мореного дуба.

   Терпкие ароматы готовящейся в припортовых тавернах еды шибанули в нос, завлекая и дурманя. Он непроизвольно сглотнул - после твердой, как камень, солонины и таких же сухарей, составлявших большую часть его трапез на протяжении пятидневного плавания, соблазн отведать нормальной еды был практически непреодолим. Воображение тут же нарисовало картинку исходящей восхитительно пахнущим паром чаши грибного супа с луком и сыром, а за ней - аппетитно скворчащую жиром баранью вырезку, поданную на деревянной доске с краюхой свежеиспеченного ржаного хлеба и зеленью. И запить все это добрым элем.., хотя нет, для ощущения полного праздника желудка можно потратиться и на выдержанное сладкое пираамское вино. Только обойдется оно тут, на острове, ох как недешево - возят-то издалека...

   Ярих резко мотнул головой, отгоняя назойливое видение. Сначала дела, ужин подождет и до вечера! Лавируя между наваленными на широкой площади без всякого видимого порядка кучами свежей рыбы, мешками с зерном и прочими товарами, доставляемыми морем в Святилище, и лениво отмахиваясь от наперебой предлагавших разнообразные изделия торговцев, он пробрался к дальнему концу, туда, где располагался вход в пределы бит-илима. Второй по счету пост охраны преодолел беспрепятственно с помощью того же шарфа. А вот на третьем, находившемся непосредственно у ворот туннеля, ведущего в нутро Святилища, к которому он вышел после десятиминутной прогулки мимо жилищ младших кихинов и недавно перестроенного здания такой родной Школы, пришлось, разумеется, задержаться.

   Страж почтительно проводил его в комнату ожидания - пройти сквозь туннель можно было исключительно в сопровождении члена Совета кихинов Хамана. Если тебя вообще туда приглашали, естественно. Яриха приглашали, о чем свидетельствовало письмо на небольшом отрезе дорогого пергамента с вензелем в виде извергающегося вулкана, каковое и вызвало отсутствие лишних вопросов у стража. Святилище он посещал не впервые, хоть это случалось и не часто, порядки знал, поэтому удобно расположился на резной деревянной скамье, обитой мягкой кожей, отполированной до блеска поколениями предыдущих посетителей, и приготовился к длительному ожиданию.

   Но долго скучать не пришлось. Уже через четверть часа страж вернулся в сопровождении сурового пожилого мужчины, обладателя длиннющей седой бороды, непокорно выпиравшей из традиционной белоснежной накидки, покрывавшей голову. Гость тут же почтительно встал, склонив голову.

   - Рад тебя видеть, Служитель Ярих! - пробасил вошедший, затягивая потуже ослабший от быстрой ходьбы пояс на простом халате из тонкого льна, однотонно окрашенного в удобный для повседневной работы с чернилами темно-синий цвет. На официальные же церемонии высшие кихины надевали белые плащи, с вышитыми серебряными и золотыми нитями изображениями вулканов.

   - Большая честь вновь посетить Святилище Хамана и увидеться с вами, Старший Служитель Адирбал!

   - Мы тебя ждали! Пойдем, не будем терять времени. Нас, не медля, примет Мудрейший!

   - Старший Служитель, могу ли я поинтересоваться причиной столь срочного вызова? Мне пришлось прервать охоту на сеть пособников Шолы в окрестностях Сабраты. А ведь я уже был на полпути к успеху, получив необходимые зацепки! - несколько бесцеремонно, учитывая разницу в положении, поинтересовался Ярих, когда они вошли в идеально круглую трубу тоннеля, всегда поражавшую допущенных в Святилище неестественно гладкими самосветящимися стенами. Впрочем, внутри него имеются чудеса и посерьезнее, Обиталище Богов все-таки. Богов уж давным-давно нет, а чудеса остались...

   - Я знаю. Но есть дела гораздо более срочные. Ты же понимаешь, по пустякам дергать тебя мы бы не стали, - Адирбал курировал в западном Совете кихинов деятельность Службы Оберегателей, в рядах которой Ярих занимал далеко не последнее место, и, разумеется, был в курсе всех текущих расследований.

   - Не сомневаюсь, что причина действительно серьезная, Старший Служитель!

   Вскоре они, преодолев расстояние в сотню длинных шагов, достигли дальних ворот в конце туннеля. Адирбал направился в них, не замедляя шага, и Ярих, как всегда, затаил дыхание, представляя, как они оба на полном ходу врезаются мордами в ровные матовые створки. Да, он знал, конечно, что ворота открываются сами, реагируя на особую Вещь, висевшую в виде медальона на шее каждого Старшего служителя. Именно поэтому перед внутренним входом нет стражи. Но, тем не менее, он в этом месте непременно испытывал небольшое смятение. Разумеется, никакого столкновения не последовало. Створка бесшумно отъехала в сторону, когда они приблизились на расстояние пяти ладоней.

   Вот с той стороны входа наряд стражи, конечно, имелся. Ярих, не дожидаясь напоминания, снял верный боевой пояс из прочной свиной кожи, укрепленной бронзовыми клепками, со всеми навешанными на нем смертоносными побрякушками, добавил извлеченный из сапога остро отточенный нож "последнего шанса". Помедлив пару секунд, достал и обе имевшиеся в его распоряжении Вещи - Определитель и Дальнозор. С помощью первой можно было засечь любую другую Вещь в радиусе десятка шагов - незаменимое приспособление, учитывая специфику его работы, вторая же просто позволяла рассмотреть удаленные предметы. Вещи, разумеется, принадлежали не лично ему, а Службе, и особо редкими тоже не являлись (хотя за Дальнозор любой военачальник, не задумываясь, отдал бы одну руку), но, тем не менее, даже на время отдавать их в посторонние руки не хотелось. Его сомнения пресек Адирбал:

   - Эти Вещи можешь оставить при себе! - под суровым взглядом Старшего начальник внутренней стражи неохотно кивнул, соглашаясь.

   Разобравшись с охраной, они проследовали далее, прямо через центральный зал. Ярих не удержался и задрал голову, в который раз с непреходящим изумлением взирая на возносящийся на головокружительную высоту (около шестисот локтей, как ему когда-то сообщили) купол потолка, всегда светящийся ровным мягким светом. На все помещения Святилища не найдется и одного окна, но все они, тем не менее, круглосуточно освещены. Волшебство ушедших Богов не теряет силы уже три тысячелетия! К сожалению, это не касается части оставшихся от них Вещей. Некоторые теряют силу, и поделать с этим ничего нельзя...

   Посреди зала высился главный алтарь. Сейчас его использовали только для весенних и осенних Жертвоприношений. Ярих однажды, на последнем году обучения в Школе, был удостоен чести присутствовать на одном из таковых. На плоскую вершину алтаря, выполненную из чудесного материала, напоминавшего черный матовый кристалл, клали туши самых отборных жертвенных агнцев, затем Мудрейший нажимал что-то на своем медальоне и туши с негромким шипением исчезали. Куда именно - никто не знал. Предполагалось, что к Богам. Правда, имелись сведения, что в незапамятные времена Совет кихинов экспериментировал с отправкой живых людей. Для того чтобы те лично умолили Богов вернуться. Но результатов не последовало. Не вернулись ни Боги, ни посланные люди. А еще, в ту пору, когда Ярих был учеником Школы, среди его однокашников ходили жуткие страшилки о том, что серьезно провинившихся кихинов ставят на алтарь. Причем, якобы, при отправке живьем, человек попадает совсем даже не к Богам, а прямиком в Нижний Мир, в руки к его владычице Шоле. Руководство Школы со слухами, разумеется, боролось жестко, плетей получить можно было на раз даже за простое упоминание байки. Ибо от подобных страшилок недалеко и до ереси пособников Шолы!

   Обогнув алтарь и оставив слева проход в хранилище Вещей, где традиционно торчал сразу десяток стражей, а справа - зал Дара отца Богов Балшамима, с помощью которого восстанавливали силу исчерпавшие ее Вещи, они направились в зал заседаний. Круглое помещение, в полсотни длинных шагов в поперечнике и внушительной (если не сравнивать с исполинским центральным залом, конечно) высоты, служило для собраний Совета кихинов и для аудиенций его главы. Вдоль стен полукругом располагались двенадцать массивных кресел членов Совета, сейчас пустовавших, а на центральном помосте лицом к ним стоял Престол Хамана.

   За отсутствием самого Хамана Престол уже три тысячелетия служил приютом Главы Совета. Мудрейший и сейчас восседал там. Ноги его покоились на основаниях двух искусно отлитых золотых вулканов. Вершина правого оканчивалась выполненным из ценной породы дерева столиком для письма с набором перьев в бронзовом пенале и вычурной чернильницей. Жерло же левого служило подставкой для положенных Главе по статусу Вещей. Простые служители, вроде Яриха, о назначении большинства из них представления не имели. Кроме одной - продолговатой шкатулки с девятью бесцветными сейчас камнями, располагавшейся ближе всех. Такая же шкатулка имелась и у Главы Совета Асмуна, а еще восемь - у глав некоторых кихинских обителей, разбросанных по крупнейшим городам Мира. Все знали, что достаточно Мудрейшему коснуться пальцем любого из камней, и на шкатулке в другом конце Мира соответствующий камень тут же запылает ярким рубиновым огнем. Не составляло секрета и то, что высшие кихины выработали систему условных знаков с помощью коротких нажатий, коей и пользуются для передачи мгновенных сообщений. Для записи этих кратких посланий по левую руку от Престола располагался неприметный стул, где непрестанно сидел один из специально обученных помощников Главы.

   Верховный священник Уритаб, несмотря на рабочую обстановку, был облачен в парадный плащ, накинутый поверх белоснежного хитона. Головную накидку же, пользуясь отсутствием посторонних, он позволил себе спустить на плечи. Полностью покрывать голову полагалось только во время молитв, но высшие кихины обычно избегали появляться на людях неприкрытыми. Однако внутри Святилища правила сильно смягчались, и сейчас Глава совета демонстрировал посетителям блестящую лысину, подчеркивающую высоту потемневшего от морщин лба над массивным, чуть крючковатым носом. Все это, в сочетании с густой и полностью черной, несмотря на возраст, бородой, чуть впалыми скулами и большими пронзительными глазами необычного желтоватого оттенка, придавало Уртиабу ореол почти божественной мудрости - в полном соответствии церемониальному названию должности. Что, по мнению Яриха, знакомого с верховным священником уже, без малого, полтора десятка лет, не являлось таким уж сильным преувеличением. В остром уме и глубоких знаниях Главы совета ему приходилось убеждаться неоднократно. Поэтому Уртиаб вызывал у него помесь благоговения с... опасением. Ведь каждый совершает ошибки, и не во всех из них хватает смелости признаться вышестоящим. А Глава Совета, казалось, видел тебя насквозь!

   Адирбал с гостем степенно подошли к Престолу, и Ярих, согласно установленным правилам, упал на одно колено, склонив голову:

   - Приветствую тебя, Мудрейший!

   - Встань, Служитель Ярих! Не до церемоний сейчас, - глубокий, чуть подрагивающий от одышки голос (до Яриха уже доходили слухи об обострившейся болезни Мудрейшего) поднял его на ноги. - Присаживайтесь, Служители, разговор у нас будет долгий!

   Ярих и его спутник уселись на стулья, проворно поставленные скромно одетыми в простые серые хитоны из грубых волокон льна личными слугами Мудрейшего. Рядом, в напольном бронзовом подсвечнике, исполненном в виде виноградной лозы, горели желто-красные свечи, изготовленные из смеси воска двух, произрастающих только в далеком Балисе, деревьев, и источавшие будоражащий аромат сладко-хвойного оттенка. Освещения здесь, как и во всех остальных помещениях Святилища, хватало и без свечей, а вот запах, как считалось, помогал сосредоточиться при обдумывании сложных вопросов.

   По нетерпеливому знаку Мудрейшего все слуги покинули зал. Едва за последним из них закрылась дверь, он произнес:

   - Полагаю, Ярих, тебе требуется отдых после продолжительного путешествия, однако дело не терпит отлагательств. Случилось то, чего мы всегда опасались. Эти.., - Уртиаб запнулся, подбирая, видимо, корректное определение, - излишне беспокойные служители Асмуна смогли найти и открыть Портал!

   Ярих изменился в лице и еле сдержался, чтобы не подскочить на стуле от шокирующего известия. Кое-как овладев собой, он воскликнул:

   - Восточный Совет открыл Портал Исхода в Балисе? Но он же разрушен до основания!

   - Нет, слава Создателю Балшамиму, не этот! Его уже открыть невозможно... я надеюсь. Нет, они сумели найти у себя, в архивах Святилища Асмуна, указание на местоположение одного из Краевых Порталов. Как ты должен знать из преданий, когда Создатель Балшамим сотворил Верхний Мир, он поручил своим сыновьям Хаману и Асмуну подготовить его для переселения избранных. В то время как Хаман зажигал вулканы и проливал на землю благодатные дожди, его брат населял ее растениями и животными, предназначенными служить избранным. Чтобы незнакомые твари не напугали избранных своим диковинным видом, он взял по паре созданий из привычного тем Нижнего Мира, очистил от скверны и размножил. Так вот, судя по некоторым намекам в текстах писаний, для переноса животных он попросил своего отца, Балшамима, создать несколько Краевых Порталов. Они, как видно из названия, располагались по краю Мира, и были закрыты перед Исходом. Мы вообще толком не знали, существовали ли Краевые Порталы на самом деле или это лишь легенда. Но, как оказалось, существовали. И наши... неосторожные соратники из Святилища Асмуна обнаружили один из них!

   - Но Край Мира, как известно, с тех легендарных времен сдвинулся, - продемонстрировал Ярих глубину своих познаний, заработав одобрительный кивок Мудрейшего. - Полоса льда сжалась вокруг нашего Мира. Как я слышал, не менее чем на десяток переходов от изначальной. Портал должен был оказаться под вечным льдом!

   - Верно! Но им повезло - Портал располагался на одной из горных вершин. И был покрыт лишь плотной снежной пеленой в пару десятков локтей толщиной. Они без особого труда раскопали его, увы!

   - Но как они его обнаружили?

   - Примерное положение узнали из архивных письмен, а потом долгие годы ходили по вечным льдам с Определителем. Пока, наконец, он не сработал.

   - Долго же им пришлось ходить, - хмуро усмехнулся Ярих. - Ведь Определитель срабатывает на расстоянии не более двух десятков шагов! Настойчивые...

   - Да уж... И, главное, делали это в секрете от нас! Пока мы гонялись за относительно безобидными пособниками Шолы, свои же нанесли удар в спину, открыв самой Шоле дорогу в наш мир!

   - Безобидными? - в голосе Яриха просквозило возмущение таким определением. - Только за последний год, и только в окрестностях Сабраты они зверски убили три десятка человек!

   - Знаю! - кивнул Мудрейший. - Но Портал им не открыть никогда, гадят по мелочи.

   - А вы уверены, что они не просочились в Совет Асмуна? - совсем осмелел гость. - Может, это они все и затеяли!

   - Не уверен, - после некоторой паузы, совсем уж напугавшей Яриха, произнес Глава Совета Хамана. - Ты понимаешь, конечно, что у нас есть источник в Святилище Асмуна, от которого мы и получили это известие, но он... не сильно осведомленный. Однако не думаю, все же, что пособники Шолы здесь причастны. И без них там всегда хватало... неугомонных.

   Оба гостя молча кивнули. Скрытое, по возможности, от глаз простого народа противостояние обоих Советов продолжалось уже не первое тысячелетие. Соперничество проявлялось во всем: от мелочной грызни за обладание Вещами или распределение кихинской десятины, неравномерно собираемой в различных частях мира и до масштабных словесных баталий по принципиальным вопросам веры. До настоящих вооруженных столкновений между самими западными и восточными кихинами, слава Балшамиму, доходило всего несколько раз за три тысячелетия, однако манипуляция мирскими Властителями и Правителями с целью насолить конкуренту была вполне в порядке вещей. Но настолько радикальных односторонних действий Ярих припомнить не мог.

   - А Глава Совета Асмуна Палтибал вообще знает о происходящем? Или кто-то действовал за его спиной? - привычки оберегателя требовали от него искать заговор во всем.

   - Знает. И одобряет. Он сам подтвердил, ответив на мой запрос, - Мудрейший кивнул на сигнальную шкатулку.

   - Они с ума сошли! - не сдержался Ярих.

   - Нет, их действия подчинены определенной логике, - возразил молчавший до сих пор Адирбал. - Совет Асмуна, как ответственный за работу рухинов, давно требовал каких-либо действий для исправления ситуации с недостатком работающих проувов. Мы тоже понимаем всю серьезность проблемы, и всегда шли им навстречу в этом вопросе. И когда они требовали провести опыты по восстановлению малых Восстановителей с помощью Дара отца Богов, и даже когда они предлагали отсылать их через главный Алтарь. Да, было и такое! - добавил он, заметив огонек изумления в глазах Яриха. - Но мы всегда твердо противостояли любым попыткам установить связь с Нижним миром! Даже создали для этого твою службу, Службу Оберегателей. Есть пределы, вторгаться в которые гибельно!

   - Именно так, - подтвердил Мудрейший. - Шола никогда не оставит попыток уничтожить творение Балшамима! Нельзя давать ей ни малейшего шанса! К сожалению, Совет Ашмуна традиционно слишком легкомысленно относился к разнообразным ересям. И вот результат!

   - Так вот, - продолжил Адирбал. - У восточных кихинов уже давно возникла идея узнать больше про Нижний мир. Особенно в плане наличия там Вещей. Как ты понимаешь, их в основном интересовали проувы и Восстановители. Еще полтора столетия назад тогдашний Глава Совета Асмуна написал трактат, где доказывал, что Вещи были даны людям еще в Нижнем мире, до великой войны Богов. Вот поэтому они с такой настойчивостью искали Крайние Порталы! Логика, повторяю, в их действиях вполне имелась. Портал открывается только отсюда и только на короткий промежуток времени. Шола не успеет направить сюда орды своих слуг. Так они рассуждали.

   - И, конечно, ошиблись! - гневно воскликнул Ярих. - Уже поздно закрыть Портал, да?

   - Нет, - опять после почти незаметной запинки мрачно ответил Мудрейший. - Не поздно, и... не ошиблись! Пока, по крайней мере. И это сильно усложняет твою задачу!

   - То есть? Мы не попытаемся немедленно закрыть Портал? - изумился Ярих.

   - Не знаю, - с совершенно неожиданной для его положения беспомощностью в голосе проговорил Уртиаб. - Да не смотри ты на меня так, я действительно не знаю, что делать! Похожих прецедентов в нашей истории не было! Особенно учитывая подробности...

   - А каковы подробности?

   Вместо угрюмо замолчавшего Главы ему ответил Адирбал:

   - При первом открытии Портала к нам проникли два человека. Да, именно люди, не демоны! И были тут же схвачены. Хвала Балшамиму, восточные хорошо подготовились к встрече! Один оказался простым пастухом, другой - ученым мужем. Этот, второй, быстро освоил нашу речь, ведь в Нижнем мире, как выяснилось, говорят по-другому!

   - В Нижнем мире до сих пор живут люди, а не только души грешников и демоны? - в вопросе Яриха прозвучало неподдельное волнение.

   - Да, только оба Совета приняли решение никому пока не сообщать про это открытие. Равно как и про все остальные обстоятельства дела. Надеюсь, ты понимаешь почему?

   - Разумеется. Непосвященные от меня ничего не узнают.

   - Этот многоученый муж поведал немало интересного про Нижний мир. Он отрицает существование Шолы, равно как и других Богов. По его словам, там живут такие же люди, как и у нас. Некоторые верят в Богов, но не в тех, которых знаем мы. И в остальном, все как у нас. И даже лучше, по его словам.

   - Ложь! Жалкая ложь! - убежденно отрезал Ярих.

   - Возможно. А возможно, Шола более не проявляется в их Мире открыто. Или же покинула его насовсем, как Боги наш мир. Мы не знаем! - вновь с заметной нервной дрожью в голосе произнес Мудрейший. - Поэтому нужна предельная осторожность.

   - Но главное, - продолжил Адирбал, - у ученого мужа с собой было несколько Вещей. Непохожих на наши, но одна из них смогла восстановить силу проува!

   - Это происки Шолы! - настойчиво повторил Ярих повышенным тоном, совершенно неуместным в присутствии столь высокопоставленных кихинов. Но никто из них не обратил на это внимания.

   - Вот это и требуется выяснить! Причем, ученый муж настаивает на том, что они Вещи делают сами! И у кихинов Асмуна недостало осторожности противостоять такому соблазну! В следующий цикл они отправили обратно пастуха с предложением купить такие же Восстановители!

   - Как, они больше года скрывали от нас открытие Портала?

   - К сожалению, это так. Все посвященные, вместе с пленниками, находились до сих пор во временном лагере неподалеку от Портала, и только недавно, когда второй пленник был доставлен в Святилище Асмуна, мы узнали об этом от своего человека!

   - Теперь ты понимаешь, - опять вступил в беседу долго молчавший Уртиаб, - что мы не можем просто взять и закрыть Портал. Ведь есть шанс получить настолько нужные нам Вещи! Да и восточные теперь точно не согласятся. Они рискнули - и оказались правы. По крайней мере, так это выглядит на данный момент. Но восточные слишком беспечны! Даже Службы Оберегателей у них нет, из-за чего тебе и твоим товарищам приходится работать по всему Миру! Поэтому... прямо завтра с утра ты отправишься в Святилище Асмуна! Корабль уже готов, ждали только тебя. В помощь тебе мы дадим отряд Красных Плащей. Небольшой, но из лучших людей. Разумеется, воины понадобятся не для использования в Святилище, упаси Балшамим! Я настоял, чтобы организацию встречи у Портала на следующем цикле возглавил опытный человек из Службы Оберегателей и Совет Асмуна вынужден был согласиться. Все-таки разум не совсем оставил их!

   - Это огромная честь, Мудрейший, но справлюсь ли с таким делом я, по сути, простой воин? Не разумней ли поставить во главе отряда многоученого Старшего Служителя, способного принять взвешенное решение? - усомнился Ярих, косясь на Адирбала.

   - Не преуменьшай свои заслуги, Служитель Ярих! Ты не просто воин, а обученный кихин, равно владеющий и знаниями, и мечом. А также один из лучших и опытнейших оберегателей! Совет придирчиво выбирал кандидата, и против тебя возражений не возникло. Члены же Совета, как ты знаешь, кихины в возрасте, а путешествие будет долгим и трудным. Поэтому главный - ты. Мы уверены - ты сможешь вовремя распознать угрозу и принять меры. И, разумеется, успех сильно ускорит твой путь в члены Совета Хамана!

   - Ну, это дело далекого будущего, - смутился оберегатель от столь открытого намека на быстрый карьерный рост. - Более насущный вопрос - каким образом можно закрыть Портал при необходимости? Мне ничего неизвестно об его устройстве.

   - Портал нужно оживить перед днем летнего солнцестояния, нажатием на зеленый камешек в оправе у основания, - пояснил Уртиаб. - Надо лишь убедиться, что камень начал источать свет, то есть набрал силы и готов к оживлению. Потом, в положенный час, Портал откроется. А вот запереть его невозможно, он закроется сам, по прошествии примерно четверти часа.

   - Это плохо! За четверть часа успеет проникнуть целая армия демонов! А Шола, овладев им, вообще может воспрепятствовать его закрытию!

   - Вот поэтому мы и избрали тебя! Подумай, как можно этому воспрепятствовать. Ну а на совсем уж крайний случай мы снабдим тебя весьма редкой, вернее даже, уникальной Вещью! - Мудрейший протянул руку и с видимым усилием поднял с левой подставки довольно большой предмет, представлявший собой короб с ручкой для переноски с одной стороны и длинным раструбом с другой. Как и почти все Вещи Богов, он был выполнен из серого матового материала.

   - Что это? - Ярих никогда не видел Вещи подобной формы.

   - Это Уничтожитель. Он сокрушает любые другие Вещи, оказавшиеся по эту сторону, - Уртиаб указал на широкую часть раструба.

   - Не предполагал даже, что может существовать такая ужасная Вещь! - оберегатель с тревогой уставился на предмет в руке старца. - Он действует и на Портал?

   - Мы не знаем, - невесело покачал головой Мудрейший. - Никто и никогда им не пользовался. Я даже не уверен, что Уничтожитель хоть раз покидал пределы нашего Святилища! Не имелось такой надобности. Все, что нам известно, изложено на маленьком куске пергамента, лежавшего рядом с ним в хранилище Вещей с незапамятных времен. Там написано, что Вещи, попавшие на одну линию с раструбом на удалении до тысячи шагов, перестают работать. Некоторые при этом загораются, некоторые нет. И главное - силы Уничтожителю хватает только на один раз! Затем ему требуется восстановиться в Даре. Чтобы он сработал, нужно откинуть крышку, вот здесь, смотри, и одновременно нажать на оба камешка. Держи, Служитель Ярих, да примени с умом!

   Ярих вскочил со стула и почтительно принял в руки увесистый предмет:

   - Сделаю все, что в моих силах, Мудрейший!




Москва.

   - Господин президент, директор ФСБ прибыл, - приглушенный голос из селектора оторвал широкоплечего приземистого мужчину от экрана компьютера.

   - Пусть заходит!

   Ожидая, пока мягко защелкнется дверь, хозяин кабинета молча указал глазами вошедшему на кресло.

   - Что за чушь ты мне тут подсунул? Хочешь сказать, что это все на самом деле? - не здороваясь, прорычал президент.

   - Вы сами видели. Материалы такого качества очень трудно подделать. Экспертизу мы провели, конечно, в рамках возможного. Она подтвердила.

   - Бред! Почему вы не взяли до сих пор этого Шаипова? Пусть расскажет, откуда у него материалы! И где профессор Архангельский!

   - Если мы задержим Шаипова, то потеряем возможность обнаружить портал. Он надежно спрятал единственного проводника.

   - Сам спрятал, сам и найдет! Мне вас, что ли, учить, как это делается? - угрожающе рявкнул президент.

   - Не найдет, - сделав усилие, чтобы его голос звучал спокойно и как можно убедительней, ответил директор. - Связной просто не пойдет на контакт, если узнает, что Шаипов был задержан нами.

   - Хорошо! - президент неожиданно успокоился. - Что вы предлагаете?

   - Контролировать все "на расстоянии". Наш источник в группировке Шаипова не имеет доступа ко всей информации, но, тем не менее, включен в группу, которую готовят для перехода "туда". Мы сможем отследить их до самого портала, и в последний момент перехватить инициативу.

   - В каком смысле?

   - Арестовать на месте, а вместо них послать в портал нашу группу. Ведь если это все правда, открываются просто умопомрачительные перспективы! Чужие технологии, сам факт существования параллельных миров... Приоритет, в конце концов!

   - И пусть обязательно профессора найдут! Ладно, я санкционирую, хотя все равно не верю во всю эту мистику. Под вашу личную ответственность!

   - Я готов взять на себя всю ответственность. И верните мне, пожалуйста, материалы, операция будет проводиться в обстановке наивысшей секретности, круг допущенных крайне ограничен!

   - Совсем берега потерял? Это президент у тебя вне круга допущенных? - под тяжелым взглядом хозяина кабинета директор ФСБ как будто бы съёжился. - Обойдешься, диск полежит у меня в личном сейфе, ничего с ним не случится...




Калифорния

   - Странный заказ, - изрядно бородатый, но с наголо бритой головой, украшенной цветной татуировкой, и открытой депилированной грудью - в полном соответствии с текущей модой, молодой инженер удивленно пожал плечами. - Настолько противоречивую конструкцию мы еще не делали!

   - Всегда есть первый раз, Френк, - Артем постарался улыбнуться как можно естественнее, чтобы хоть немного сгладить отталкивающий эффект от своего, прямо скажем, неидеального английского. - Что, не справитесь?

   - Да что вы, справимся, конечно! - на заросшем лице инженера проявилась какая-то совсем детская обида, внезапно сменившаяся настороженностью: - Возможны проблемы с законом?

   - Да что вы, Господи, откуда! - Артем был сама убедительность. - С американским - точно нет. Да и с российским вряд ли.

   - Просто хотелось бы уяснить, для чего все это нужно. Это поможет избежать недопонимания... да и просто любопытно! - озадаченный Френк прокрутил пальцем в воздухе висевший перед ним в дополненной реальности текст заявки. - Пройдемся по основным пунктам еще раз. Полная защита от холодного оружия, встроенные экзоскелет с мнемоуправлением, системы контроля окружающего пространства, аккумулятор и миниатюрная лебедка, а также пневмонасос и система терморегуляции. И при этом - внешний вид, стилизованный под псевдосредневековый костюм, простота надевания и ремонтопригодность в поле. Просто ума не приложу, как совмещаются все эти требования!

   - Только между нами, Френк, - чуть склонившись к инженеру, начал Артем доверительным тоном, понимая, что для пользы дела лучше удовлетворить любопытство собеседника. - Не то, чтобы это было так уж секретно, однако заказчик, которого я представляю, желает дискретности. Просто некие очень обеспеченные люди в России устраивают себе некое развлечение. Для узкого круга. Нечто вроде реалити-шоу, для настоящих мужчин. Участники (а это они сами) должны пройти полигон, усеянный разнообразными препятствиями, сражаясь, в процессе, друг с другом и с дикими животными. Полигон, кстати, расположен на огромном частном участке в диком уголке Сибири, поэтому волки и медведи там будут самые настоящие. Как и оружие, ведь тупым топором медведя не завалишь! Отсюда и требования к защите. Ну а стилизация - такой выбран сеттинг, под средневековье, чтобы было сложнее. Что до технологических наворотов - мой заказчик хочет увеличить свои шансы на победу. Огнестрел он с собой взять не может - это будет совсем уж явное нарушение правил, но незаметные мелочи, облегчающие жизнь, о которых противники не узнают - самое то. Поэтому я и прибыл для заказа лично - нужна дискретность...

   Инженер понимающе улыбнулся:

   - Теперь ясно! Я слышал, что ваши олигархи любят весьма необычные развлечения!

   - "Любые капризы за ваши деньги!" - поддакнул Артем, вновь растягивая губы в как можно более добродушной улыбке.

   - Что ж, мы готовы взять заказ. В принципе, большая часть компонентов - серийные изделия, успешно применяемые нашей компанией в костюмах для экстремального туризма и спецснаряжении, однако их интеграция в рамках ваших требований заставит нас немало попотеть. Еще и срочность... Боюсь, стоимость выйдет немаленькая!

   - Бюджет моего заказчика выдержит. В разумных пределах, разумеется! - заверил гость.

   - Давайте прикинем! Окончательную сумму я смогу назвать только после эскизного макетирования, но уже сейчас можно предварительно оценить.., - закатив глаза, Френк, ставший вдруг похожим на бухгалтера, прикидывающего план расходов, начал быстро шевелить губами, иногда произнося вслух, так, что непонятно было, говорит он только с самим собой или же желает быть услышанным и собеседником: - Основной материал костюма, как я уже говорил - печатный, армированный баллистическими тканями высокомодульный полиэтилен, внешний слой укреплен эластомером, дизайн полностью кастомный по указаниям заказчика... well.., вшитый композитный экзоскелет с мягким псевдомускульным приводом, распределенный аккумулятор, шлем со встроенным компьютером и датчиками...

   - И дополнительное снаряжение не забудьте, - мягко напомнил Артем. - Портативные зарядки и ремонтное оборудование. Все как можно более компактное и легкое. И стилизованное!

   - Я помню. Генераторы есть, стандартные туристические. Что предпочитаете: гидро-, термо- или же на солнечных батареях?

   - Первые два. С солнцем в Сибири не очень. Да и демаскирует.

   - Ясно! Ремонт защитной оболочки очень простой - есть портативный 3Д-принтер в виде обычной ручки и такого же размера. Просто проводите по поврежденному месту, и все. А вот у остальных компонентов с ремонтопригодностью плохо. Но они достаточно надежные! На какой срок должно быть рассчитано автономное использование?

   - Чем больше, тем лучше. Не хочется каждый раз таскаться сюда за ремонтом!

   - Ну, года два гарантии безаварийной работы приводов и электроники мы дать можем.

   - Этого достаточно! - облегченно выдохнул Артем.

   - Итого, выйдет не менее тридцати тысяч долларов за аппаратную часть. И за программную, пожалуй, столько же. Плюс дизайн, макетирование и срочность... еще не менее двадцати тысяч, - виновато улыбнулся Френк, как будто лично был ответственен за чрезмерную стоимость.

   - Приемлемо! - гость поколебался пару секунд, раздумывая, не стоит ли немного поторговаться, но решил, что не стоит. Гулять, так гулять! Деньги все равно не его.

   - Тогда внесите пять тысяч аванса за предварительное проектирование. И через месяц ждем вас снова на демонстрацию макета и окончательное согласование...

   Выйдя из офиса компании, располагавшегося в причудливом современном здании в пригороде Сан-Франциско, Артем заглянул в список остальных адресов, которые он запланировал посетить. В принципе, остались мелочи... Первые дни после той памятной встречи с бывшим (впрочем, теперь снова текущим) "работодателем" он несколько приуныл, придавленный ошеломляющей информацией и озлобленный тем, что его поставил в безвыходное положение человек, которому он, с оговорками, но доверял. Однако, обладая деятельной и рациональной натурой, быстро оклемался. Ведь решение принято, значит, остается выполнить задачу наилучшим образом!

   Долгие мучительные раздумья привели к решению не брать с собой огнестрельное оружие вообще. Боеприпасов много не возьмешь, а первое же применение полностью демаскирует его перед аборигенами. С легко предсказуемыми последствиями. Всех не перестреляешь! Его же шанс - в скрытности. Надо быть таким, как они, использовать такое же оружие, как они. А лучше вообще не использовать! Мастером меча и топора он не был, и за оставшийся до перехода срок им не станет, хотя попытаться немного освоить "холодняк" стоит. Значит, главное - чтобы неизбежно пропущенные удары в пусть редких, но, опять же, неизбежных, как Артем подозревал, стычках не стали фатальными. Плюс, необходимое преимущество в выносливости благодаря экзоскелету, хоть и слабенькому. Поэтому, поискав в Сети и пораскинув мозгами, он и обратился в эту молодую, но уже хорошо зарекомендовавшую себя калифорнийскую фирму, специализирующуюся на кастомном высокотехнологичном снаряжении для экстрим-туризма и контактных видов спорта. В принципе, в Москве подобные конторы тоже водились, но уровнем пониже. У Артема же сейчас имелись очень веские причины не экономить...

   Итак, с защитой и основным походным снаряжением разобрались, теперь осталось оружие. Без него, увы, наверняка не обойдется. На крайний случай Артем решил взять пневматический пистолет с баллоном на обычном воздухе. Пули для него можно отлить из свинца на месте, а миниатюрный компрессор он предусмотрел в только что заказанном костюме. Сам пистолет, выбрав из каталога, передал пока для необходимой доработки знакомому мастеру в столице. Но это оружие "последнего шанса", без особой причины его лучше не светить.

   Для целей же охоты (жрать-то по пути надо будет что-то) и убиения себе подобных на безопасном расстоянии лучше всего подойдет арбалет. Аналоги его имелись и "там", пусть и примитивные, с деревянной дугой по причине отсутствия качественной стали. Вообще, как следовало из отчета профессора, с металлами в чертовом параллельном мире было плохо. Крайне некачественное, сильно загрязненное вулканическими шлаками железо добывалось в немалом количестве, но сделать из него хоть что-то стоящее требовало немалого труда и мастерства. Про нормальную оружейную сталь и вообще речи не шло. Поэтому местные вояки, кто побогаче, предпочитали оружие из гораздо более дорогой бронзы.

   Арбалет тоже не требовалось заказывать с нуля, благо рынок был полон самыми разнообразными моделями, на любой вкус и цвет, что называется. Самыми важными для Артема параметрами являлись компактные габариты и малый вес, поэтому он выбрал навороченный блочный арбалет из современных композитов, производства известной фирмы, даже особо не поинтересовавшись ценой - заказчик все оплатит, как обещал. Покупку вскоре доставят в Москву, и знакомому мастеру предстоит получить новый заказ на приведение девайса в вид, не вызывающий футуршока у аборигенов.

   Ну а в качестве основного оружия придется использовать старый добрый холодняк. При здравом размышлении и учитывая, что все это добро придется таскать на своих двоих (экзоскелет не сильно-то и поможет, да еще попробуй обеспечь его достаточным количеством энергии!), Артем решил ограничиться минимумом, без фанатизма. Что-то не очень длинное древковое, типа копья или бердыша (заодно и посохом послужит), короткий меч или сабля, вроде абордажной, для использования на коротких дистанциях, пара-тройка различных ножей и туристический топор. И хватит! Ножом он и так владел неплохо, остальному, слава богу, есть кому научить. Времени только маловато осталось...

   Все это он уже заказал в Москве, где хватало хороших мастеров, но и здесь прикупить несколько экземпляров не помешает. Потом можно будет сделать окончательный выбор, посоветовавшись с компетентными людьми и учитывая дизайн, который не должен сильно отличаться от образцов, увиденных на присланных профессором снимках. А уж по качеству стали у него точно не будет там конкурентов!




Пираам.

   - Сколько времени потребуется для починки корабля и пополнения припасов? - требовательно спросил Ярих у седовласого капитана, красный плащ которого с застежкой в виде извергающегося вулкана прямо указывал на принадлежность к кихинской страже.

   - Пять дней, не меньше! - твердо ответил тот, выдержав сверлящий взгляд собеседника. - После такого перехода команде нужен отдых, да и повреждения велики.

   Ярих открыл было рот, чтобы воззвать к совести своего временного подчиненного, но в последний момент сдержался. Он понимал, что старый опытный капитан, не менее его самого преданный общему делу, полностью прав. Повреждения действительно оказались значительными, вообще чудо, что они добрались до Пираама живыми. Капитан, ради экономии времени рискнул пройти последний участок плавания, от Акрагата в Пираам, напрямую, через открытое море. По меркам снующих исключительно вдоль берегов или по кратчайшему пути между островами купцов это выглядело сущим безумием, особенно после полученного предупреждения об участившемся всплытии отравленных вод, и так нередких в этом районе Восточного моря. Предупреждение оказалось даже слишком мягким. Яриха передернуло только при одном воспоминании о пережитых ужасах. Мертвые рыбы, грудами сыпавшиеся на палубу из перехлестывавших через борта ядовитых вонючих волн, внезапно появлявшиеся из глубин огромные буруны и водовороты, вспыхивавшие на опасном расстоянии от корабля и тут же, к счастью, гаснувшие факелы подводного огня... Не мудрено, что сейчас вся команда, как и сам Ярих, впрочем, просто валилась с ног, а в бортах и оснастке судна зияли залатанные на скорую руку многочисленные прорехи. Но пять дней задержки! Нет, ему нужно добраться в Адмат как можно быстрее!

   - Хорошо, делайте то, что нужно, - он крепко сжал плечо старого капитана, стараясь выразить тому свое доверие и признательность за мастерское управление кораблем.

   Затем Ярих повернулся к ожидавшему распоряжений командиру приданного отряда стражи:

   - Ришбал, позаботься о людях. Пусть сегодня хорошо поедят и отдохнут на берегу.

   - Будет исполнено, Служитель! - хотя по внутреннему рангу кихинской стражи они были равны, но вояка до мозга костей Ришбал даже наедине отказывался обращаться неформально к своему временному начальнику, который, к тому же, еще и состоял в Службе Оберегателей. - А вы как же?

   - Я сам о себе позабочусь, спасибо! Кроме того, остались еще дела. Пойдем, Цифон! - молодой стражник, отобранный им среди бойцов отряда в качестве личной прислуги, устало подхватил с палубы объемистый заплечный мешок и нехотя потащился следом, бросая завистливые взгляды на остающихся товарищей.

   Обширная гавань Пираама как всегда была почти под завязку заполнена разномастными кораблями. Большими пузатыми торговыми одно- и двухмачтовыми парусниками, принадлежавших как местным купеческим домам, так и чужим, прибывавшим за товаром практически из всех городов Мира (а почти все значимые города, как известно, располагались у побережья), даже из далекого Западного моря и Мелкоморья, в которое отсюда можно было попасть только через Адматский канал. Маленькие одномачтовые суденышки, совершавшие местные каботажные плавания, опасливо теснились рядом с этими гигантами, а между ними шныряли совсем уж миниатюрные рыбацкие лодки, везущие на рынки утренний улов. У узкого выхода из гавани маячила парочка безмачтовых галер городской стражи, а над ними, обрамляя проход в порт, нависали две высокие, локтей по шестьдесят, рифленые гранитные колонны, оканчивающиеся наверху изваяниями в виде гигантских ладоней. С правой ладони свисали стилизованные гроздья винограда, выполненные из голубоватого полупрозрачного сигитского камня, привезенного за тридевять земель и стоившего безумных денег. На левой же покоились огромные оливки из зеленого камня, добывавшегося в местных горах. Все это символизировало два столпа, на которых издревле покоилось сказочное богатство Пираама - изготовление вина и оливкового масла, лучших в Мире. Только здесь, в долинах низких местных гор, почти свободных от постоянно нависающих над остальными странами плотных облаков, сохранялась идеальная для этих растений пропорция тепла и солнечного света. И виноград, и, тем более, оливки произрастали и во многих других местах, но пираамским равных не было, ни по вкусу, ни по размеру.

   Корабль, на котором они прибыли, принадлежал Святилищу Хамана, о чем свидетельствовал большой красный флаг с извергающимся вулканом по центру, вяло болтающийся сейчас на корме, но, тем не менее, вполне различимый. Немногочисленные кихинские корабли редко посещали торговые города, поэтому у пирса столпилось несколько десятков зевак, состоявших, в основном, из мающихся бездельем на берегу матросов, явно уже потративших плату за последний рейс и наемников, рыскающих по гавани в поисках клиентов. Ярих протиснулся сквозь эту толпу, жестко отпихивая ножнами меча преграждавшие путь тупо ухмыляющиеся полупьяные рожи из первой категории зевак, и настырно пытающиеся предложить свои услуги из второй. Выбравшись, наконец, на открытое место, он осмотрелся. Между широкими грязными улицами, радиально расходившимися от гавани вверх, к низким холмам, на которых располагался сам город, прямо перед крепостными стенами, высились богато украшенные торговые дома самых известных купеческих семей Пираама. Сами здания были двух или трехэтажные, но у каждого имелась высокая башня с развевающимся флагом на вершине. Заметно было, что башни не раз надстраивались, значительно возвышаясь уже над тоже далеко не низкими крепостными стенами ("куда только городская стража смотрит!"). И у Яриха при взгляде на башни всегда (а Пираам он, благодаря роду деятельности, посещал далеко не впервые, впрочем, как и большинство остальных городов Мира) возникало опасение за их устойчивость. Постоянная конкуренция с соседями за высоту башни, долженствующую означать степень успешности торгового дома, к добру не приведет!

   Ближайшим к пирсу оказался торговый дом с красочной вывеской и стилизованной под завитки виноградных лоз надписью "Дом Турбала". С этой семьей Ярих имел как-то раз дело, и остался доволен. Доверять им можно, и необходимой ему информацией они владеть обязаны. Поэтому, без долгих раздумий, именно туда, подгоняя своего спутника, еле переставлявшего ноги по долгожданной, после длительного плавания, твердой поверхности, он и направился.

   - Чем могу помочь, Служитель? - продемонстрированный шарф возымел, как и следовало ожидать, чудесное действие на сидевшего за массивным дубовым столом в приемном зале приказчика, мигом согнав с упитанного лица "дежурное" спесивое выражение, которым тот обычно встречал просителей.

   - Служитель Ярих, уважаемый! - представился гость. - Мне необходима ваша консультация. Каким путем я, в сопровождении отряда в двадцать пять Красных Плащей, могу скорейшим образом добраться в Адмат? Ваш торговый дом, несомненно, в курсе всех дел в провинции?

   - Разумеется, Служитель! Я рекомендовал бы вам морской путь. Дело в том, что Властитель Верхних Земель находится в состоянии войны с Правителем Иглона, вследствие чего сухопутный тракт, ведущий в Адмат, не совсем безопасен. Иглон находится как раз...

   - Я знаю, где находится Иглон.


   - Конечно, весьма сомнительно, что враждующие стороны будут чинить препятствие отряду кихинов, тем более вооруженному, как я понимаю...

   - Не в этом дело! - отмахнулся Ярих. - Ваши караваны по тракту ходят или нет?

   - К сожалению, нет. В таких ситуациях мы предпочитаем перестраховаться. Боевые действия в основном ведутся силами наемных отрядов, а рассчитывать на их сдержанность по отношению к...

   - Достаточно! - многословность приказчика начала раздражать гостя. - Главное я уяснил - разместить наше снаряжение и припасы на ваших повозках не выйдет. Мои люди слишком устали, и быстро передвигаться, неся все на себе, не выйдет. Или вы можете предоставить пять-шесть телег со свежими тягловыми баранами?

   - Боюсь, что нет, - глаза приказчика резко вильнули в сторону. - Понимаете ли, Служитель, караваны продолжают ходить по другим направлениям, а возврат телег из Адмата проблематичен.

   - Ясно! Так что там с морским путем?

   - Наши корабли отправляются в Адмат и далее, в Мелкоморье, чуть ли не ежедневно. Плавание занимает пять-шесть дней при попутном ветре.

   - Прекрасно! Что насчет завтра?

   - Минутку! - приказчик заглянул в лежавшую на его столе толстую книгу с потрепанными страницами из дешевого папируса, заполненными неровными записями. - Да, завтра утром туда должна отправиться "Виноградная услада". Только надо проверить, что на ней осталось достаточно свободного места для вашего...

   - На ней осталось достаточно места, - с нажимом произнес Ярих, нависая над съежившимся на стуле приказчиком и помахивая для убедительности кихинским шарфом перед его крупным потным носом. - Так к какому пирсу нам завтра подойти?

   Выйдя из торгового дома он, к заметному разочарованию Цифона, направился не обратно на корабль, а в ближайшие городские ворота.

   - Вечером отпущу тебя отдохнуть, - пообещал Ярих спутнику, созерцая страдальческое выражение на безусом еще лице того. - А пока ты мне нужен.

   Собственно, с неотложными делами он покончил. Просто ему сейчас был крайне необходим полноценный отдых, которого Ярих не имел уже более месяца, еще с момента срочного вызова, полученного в Сабрате. В Бит-Хамане, после долгой беседы с Мудрейшим, он едва успел поужинать и наскоро помыться в скромной святилищной купальне. А за все время трехнедельного плавания корабль лишь раз сделал короткую остановку для пополнения запасов воды в какой-то безымянной деревушке на Восточных островах, где, наверное, и купальни-то не имелось. И теперь он чувствовал себя покрытым грязью в палец толщиной, не говоря уже о прочих неудобствах тяжелого длительного путешествия.

   Купален, совмещенных, по обычаю, с харчевней, в Пирааме имелось великое множество, как, впрочем, и в большинстве городов Мира. Люди всегда предпочитали селиться возле обильных горячих источников, дабы не тратить топливо на обогрев жилищ и помывку. И, хвала Хаману, зажегшему вечные вулканы, источников в Мире хватало. Но сейчас Ярих, несмотря на усталость, не стал заходить в первую попавшуюся купальню. Город он знал неплохо, и средствами обделен не был, поэтому направил свои стопы в одно, хорошо ему известное заведение, пользующееся популярностью у самых обеспеченных местных жителей.

   Беднягу Цифона, вместе с вещами и одеждой, он оставил страдать в предбаннике. Там, конечно, как и во всех приличных купальнях, имелись запирающиеся ящики, бронзовый ключ от которых прислужник вручал посетителю после оплаты. Его следовало повесить на шею, благо для этой цели ключ был снабжен прочным шнуром, к которому можно было прикрепить и маленький кожаный кошель, предназначенный для того, чтобы не оставлять деньги в предбаннике. В пристойных заведениях взломов почти не происходило, и Ярих обычно без опасений оставлял пожитки, даже такие ценные, как Вещи. Однако сейчас у него имелась особо ценная, да и довольно громоздкая Вещь - Уничтожитель, и его-то без охраны он оставлять побоялся. Поэтому несчастному Цифону и предстоит скучать в течение пары ближайших часов.

   Предбанник он покинул, как и полагалось, только с ключом на шее - вся одежда и снаряжение остались в ящике, кроме нижней рубашки и набедренного платка, которые он отдал для стирки прислуге, морщившейся от исходившего от белья тяжелого запаха. Следующее помещение предназначалось для предварительного омовения. Занимались этим делом несколько молодых смазливых девиц, что свидетельствовало о высоком уровне заведения. Обычно эта грязная работа поручалась дебелым теткам в возрасте.

   - Ох, господин, давненько же вы не посещали купальни! - воскликнула одна из омывальщиц в кожаном фартуке на голое тело, окатив Яриха теплой водой из кадки и приступив к более тщательной очистке клиента с помощью жесткой тряпицы, то и дело окунаемой в бадью с мыльной пеной.

   - Так вышло, - он прикрыл глаза от удовольствия, расслабляясь, но когда девица, начав с головы, спустилась к нижней части тела, не выдержал. Больше месяца без женщины - это слишком! С глухим мычанием он, просунув руку в вырез фартука, схватил омывальщицу скользкой от мыла ладонью за мокрую аппетитную грудь, приподнял и развернул к себе задом, прижав к гладкой деревянной стене.

   - О..! - вскрикнула девица, когда он резко вошел в нее. - Потише, господин, я же так стену головой пробью!

   - Ы..! - только и смог произнести Ярих, не в силах сдержать темп. И вскоре столь долго копившееся напряжение прорвалось наружу. Облегченно выдохнув, он отпустил девушку, напоследок благодарно хлопнув ее по круглому мыльному заду.

   - Да уж, господин, заметно, что вы чрезмерно долго путешествовали! - хихикнула омывальщица, как ни в чем не бывало возобновляя прерванную работу.

   Когда девица, закончив оттирать грязь, повторно окатила его водой, Ярих выудил из висевшего на груди кошеля серебряную монетку и протянул ей. Омывальщица рассыпалась в благодарностях, но он лишь небрежно кивнул и проследовал в главный зал.

   Народу, ввиду раннего времени, в зале пока присутствовало немного. Ярих придирчиво оглядел все четыре громадные ванны, разделенные колоннадой, и выбрал самую пустую. В ней почти никого не было, только в одном углу красный от напряжения плешивый толстячок, стоя на дне в полный рост, энергично охаживал повизгивавшую от удовольствия женщину средних лет, распластавшуюся на парапете. Ярих прошел по мозаичной дорожке мимо никого не замечавшей сейчас парочки, около которой на подносе, валявшемся в специально устроенном выступе парапета, наблюдались остатки обеда и кувшин с вином. "Вот, люди все по порядку делают: помылись, поели, выпили и расслабляются. Не то, что я!" - мысленно усмехнулся он и прошествовал в дальний угол, где и занял пустую ячейку, отделенную от остальной части ванны, выполненной из дорогого, отполированного до абсолютной гладкости камня, резной деревянной перегородкой. Расслабленно уселся на дно, погрузившись до шеи. Вода была достаточно горячая, но не слишком, в самую точку. И проточная, прямо из источника. А значит - чистая. Из скрытого полутьмой и висящими в воздухе парами угла купальни доносились тихие, успокаивающие звуки арфы. Все-таки дорогое заведение - это дорогое заведение! Не зря он прошел пару лишних кварталов, чтобы добраться сюда!

   Из прохода между колоннами доносились аппетитные запахи местной кухни, заставившие Яриха вновь открыть глаза и махнуть ближайшей служанке, коих присутствовало в зале немало. Как и посетители, они были полностью обнажены, но для отличия от последних собранные на затылке волосы девушек перевязывала цветастая лента.

   - Чего желает господин? - мило улыбнулась она, тут же подбежав. - Обед, вино или мою компанию?

   - Пока только первые два, - улыбнулся он ей в ответ. - Вино чтобы было не менее чем десятилетней выдержки!

   - Сию минуту, господин! - служанка испарилась в мгновение ока.

   Шипящую жиром баранью ногу, посыпанную зеленью и положенную, вместо блюда, на свежеиспеченный хлеб, разрезанный пополам и уже пропитавшийся соком, действительно принесли очень быстро. Рядом на подносе располагалась очищенная головка лука и горка поджаренных грибов и овощей, а также кувшин с вином и кубок из рога в серебряной оправе, который служанка тут же наполнила. Ярих благодарно кивнул и впился зубами в нежное, прекрасно приготовленное мясо.

   Насытившись, он довольно откинулся на спину, положив голову на предназначенный для этого удобный кожаный подзатыльник, встроенный в парапет. Отхлебывая сладкое вино с едва различимыми оттенками пряностей, стал расслабленно, но внимательно, по въевшейся намертво привычке, наблюдать за начавшими уже потихоньку прибывать - дело-то к вечеру - посетителями. В основном, это были небольшие группы явно знакомых между собой людей, скорее всего верхи торгового сословия - кто же еще в городе мог позволить себе посещать столь дорогую купальню? Все купцы приходили в сопровождении жен, не всегда молодых, но обязательно красивых. Жены ведь тоже элемент престижа торгового дома. Вообще купцы заимствовали моду на постоянных жен от сословия Господ, пытаясь приблизиться к их статусу. Но, в отличие от аристократии с ее суровыми многовековыми порядками, верность от купеческих жен требовалась только после накладывания проува - мужья желали убедиться, что наследники будут от их семени. В повседневной же жизни и у торгового сословия царил тот же беспорядок, что и у простонародья, из которого они вышли. Ярих, по долгу службы, общался со всеми сословиями и хорошо знал привычки каждого. Например, ему был известен обычай купцов отмечать совершение сделки в купальне, обмениваясь женами с торговыми партнерами на время торжества. Вот и сейчас несколько компаний явно прибыли именно с этой целью.

   Взгляд Яриха остановился на молодой женщине, в раздумье замершей между колоннами и слишком уж пристально разглядывавшей его самого. Женщина отличалась непривычно коротко, до плеч, остриженными волосами, высоким ростом, худощавым крепким телом с небольшой, но гордо торчащей грудью и узкими бедрами, при довольно широких плечах. На первый взгляд, женственности в ней было маловато, однако мужское внимание она все же чем-то привлекала. Какой-то, пожалуй, изысканной стройностью и изящной плавностью движений. При каждой смене позы на ее обнаженном теле выделялись развитые, но все равно приятные взгляду мышцы, а сами позы, несмотря на кажущуюся обыденность, не давали возможность отвести глаз. "А еще на ней несколько характерных шрамов" - Ярих по привычке анализировал все увиденное. - "Похоже, она не чужда воинскому делу!" Женщины-воительницы вовсе даже не считались редкостью, в удаленных провинциях так и вообще женщины обычно владели оружием немногим хуже мужчин, но что такая особа делает в дорогой купальне?

   Судя по тому, что объект его интереса, улыбнувшись, направился в его сторону, ответ на вопрос вскоре последует. Ярих несколько напрягся - прошлый опыт приучил его ожидать каверз от любой встречи, хотя сейчас причин для беспокойства вроде бы и не имелось. Он же под своим именем со всем прилагающимся кихинским статусом, а не в чужой личине в процессе внедрения в еретическое общество!

   - Доброго вечера, господин! Позволите присоединиться? - глубоким приятным голосом осведомилась гостья, подойдя к парапету.

   - Почему бы и нет? Присаживайтесь, госпожа! Вина?

   - Благодарю!

   Ярих повелительно махнул чутко ожидавшей распоряжений служанке и представился:

   - Служитель Ярих!

   - А я Мирта из Тингала, наемница!

   - Тингал не близко отсюда! - довольный, что угадал род ее занятий, Ярих налил собеседнице вина в мигом принесенный служанкой кубок.

   - О, в родных краях я давненько не бывала! Лет пять уж носит меня по Миру! А вас я видела сегодня в порту! Вы сошли с кихинского корабля. Надолго в Пираам?

   - Нет, завтра уезжаю в Адмат, - сказанное Миртой объясняло ее интерес именно к нему... или "объясняло".

   - Небольшой отдых?

   - Ага. Скажите, наемники теперь стали зарабатывать столько, что хватает даже на самые дорогие купальни? - как бы невзначай спросил он.

   - Было несколько хороших контрактов подряд, - пояснила гостья. - Теперь могу себе позволить немного расслабиться. Да и надоела компания грубых мужланов, хочется иногда более привычного мне с детства общества.

   - А вы из какого сословия?

   - Из поместных господ. К сожалению, еще мой дед, поставив не на того Правителя в очередной усобице, разорился и остался без земли. Поэтому я росла в замках Господ, которым продавал свой меч отец. И пошла по его стопам, как видите.

   - Почему? - искренне поинтересовался Ярих. Этот вопрос давно его занимал. - Разве для женщин не хватает других, более спокойных занятий?

   - Скучно, - пожала красивыми круглыми плечами, блестящими от капель воды, собеседница. - В поместных замках скучно до ужаса. Ничего не происходит! В детстве я хоть развлекалась регулярными занятиями боевыми искусствами с отцом. Но, став женой Господина или придворного, была бы лишена и этого! В городах повеселее, но ремеслами или торговыми навыками я не владею. Стирать белье или готовить пищу в трактирах? Нет, благодарю, это не для меня!

   - Ну а дети как же? Сказано же отцом Богов, Балшамимом: "Плодитесь и размножайтесь, и заселяйте Мир, который я дал вам!" - Ярих вдруг вспомнил, что он, вообще-то, кихин, пусть и не обычный, и, следовательно, должен нести в Мир свет Учения.

   - Только детей мне еще не хватало! - рассмеялась она, закинув голову и обнажив ряд здоровых ровных зубов. - Найдется кому рожать и без меня!

   - Женщина, добровольно отказывающаяся от наложения проува, противится воле Богов! - укоризненно покачал головой Ярих.

   - Ничего подобного! Если бы Боги хотели, они бы обошлись вообще без проува. А раз они его дали, значит, хотели, чтобы каждый занимался тем, что у него лучше выходит. У меня, например, гораздо лучше выходит махать мечом! Разве не о свободе выбора, дарованной нам Богами, писал мудрейший Ишмуназарт в своем известном трактате?

   - Не уверен, что именно это мудрейший имел ввиду, - не слишком твердо промямлил кихин, смущенный неожиданной начитанностью собеседницы.

   - Хватит обо мне, грешной, Служитель! - Мирта кокетливо вытянула над водой свою стройную ножку, и Ярих ощутил, что его мужские силы вполне уже восстановились. - Расскажите лучше о вас! Ведь вы тоже воин, из Красных Плащей?

   - Да, - про принадлежность к Службе Оберегателей он, разумеется, умолчал.

   - И повоевали, вижу, немало! - Мирта мягко коснулась своими пальчиками завитков его бороды, под которыми проглядывался кривоватый шрам. - Откуда?

   - Копье наемника в одной заварушке около Иргата, - прокомментировал Ярих.

   - А это? - пальчики медленно спустились по его шее к круглому шраму на груди, едва выступавшему над водой.

   - Стрела от дикаря-отшельника в горах Западных Земель.

   - Самое главное-то хоть не пострадало? - ее ладонь решительно скользнула вниз, ухватившись за уже пришедший в боевое состояние орган.

   - Слава Богам, нет! - хрипло выдохнул он, мигом позабыв о необходимости наставлять мирянку на верный жизненный путь.

   Мирта, не отпуская руки, грациозным движением перепорхнула на него, усевшись сверху, и с силой обняла свободной рукой за шею, впившись в губы в неожиданно крепком, на грани укуса, поцелуе. И тут же направила его в себя, до боли сжав острыми коленями ребра Яриха. Он исступленно обхватил ее сильное гибкое тело, пытаясь войти поглубже и наткнувшись вдруг на умелое сопротивление. С подобными женщинами, несмотря на весь предыдущий опыт, бывать ему еще не приходилось! И Ярих понял, что это ему нравится гораздо больше, чем привычная податливость. Близость с ней походила более на противоборство, чем на соитие. И Мирта в этом противоборстве явно побеждала! Она жестко пресекала любое его поползновение изменить темп или глубину проникновения, и Ярих, несмотря на преимущество в силе, ничего не мог с этим поделать! Только изредка она позволяла ему войти до конца, тут же вновь выскальзывая. Тяжело дыша от усилий, он потерял счет времени и очнулся лишь когда Мирта, задрожав всем телом, с глухим всхлипом больно впилась зубами в его плечо. Ее сопротивление ослабло, и Ярих, рыча, несколькими быстрыми движениями достиг, наконец, вершины...

   - Ярих, а у тебя в отряде не найдется места для меня? - шепнула ему Мирта, уже когда они лежали рядом на кожаных ковриках в соседнем помещении, а обнаженные служанки втирали в них ароматные масла с помощью собственных тел.

   - Красные Плащи не принимают женщин! Как и все кихинские службы, - удивленно приподнял бровь он.

   - Это я знаю. Но ведь кихины нанимают сторонних воинов? Для сопровождения рухинов, например, и других дел? Мой отец не раз так нанимался. Вот я и подумала, вдруг у тебя...

   - У меня в отряде - нет. Попробуй обратиться в Святилище.

   - Ну, так может я отправлюсь с тобой в Адмат? А ты там замолвишь за меня словечко в Святилище Асмуна. Понимаешь, хочется все же более спокойной работы, чем купеческие наймы!

   Предложение выглядело весьма соблазнительно. Иметь при себе такую женщину на все время пути в Адмат, да и после...

   - Нет, - твердо отрезал он. "Негоже смешивать службу и личное!" - Извини, но нет!

   - Жаль! - она томно взглянула на него своими большими зелеными глазами.

   - Прощай, Мирта! - Ярих резко встал с коврика, оттолкнув натиравшую его служанку. - Удачи тебе, может еще и встретимся. А мне пора!

   - Может и встретимся! - повторила она, как эхо, и тон, которым это было произнесено, Яриху не понравился. В нем явно звучала то ли обида, то ли даже угроза...

  Москва.

   Дверь зала для совещаний захлопнулась с мягким щелчком, пропустив в помещение четырех человек. Директор ФСБ, вошедший первым, осмотрел собравшихся и удовлетворенно кивнул:

   - Итак, все в сборе. К делу. Я, как руководитель операции, после некоторых раздумий, принял решение расширить состав группы. К вам, - он повел рукой в сторону уже ожидавших в зале десятерых бойцов, вольготно и без видимой субординации рассевшихся на свободных креслах, - присоединятся еще трое. Кратко представлю их. Доцент Корнеев!

   Один из вошедших, чуть полноватый и лысоватый мужчина солидного вида в очках с массивной оправой, приветственно кивнул.

   - Андрей Корнеев - доцент с кафедры древней истории МГУ, наш эксперт по материалам, присланным профессором Архангельским. Мы посчитали нужным его присутствие на месте в качестве консультанта и переводчика. Кроме того, он знает профессора в лицо. Второй специалист - полковник Матюшин.

   Стоявший рядом с директором подтянутый человек в ладно пригнанном гражданском костюме, лет пятидесяти на вид, приподнял руку.

   - Полковник Сергей Матюшин - доктор психологических наук, наш штатный психолог и опытный переговорщик. Мы пришли к выводу, что переговоры с местными должен вести профессионал, и эту задачу и возьмет на себя Сергей.

   - Мы тоже проходили соответствующую подготовку, - сидевший в первом ряду коротко стриженый офицер упруго поднялся с места. - Учитывая лимит на численность группы, я бы предпочел лишнего бойца!

   - А я предпочитаю успех переговорного процесса! Если до него вообще дойдет, конечно, - парировал директор, повернувшись к новоприбывшим. - Кстати, раз уж ты встал, представлю тебя гостям: командир группы, подполковник Константин Евсеев. Ну и третий специалист - капитан Вадим Гринько, инженер-электронщик.

   Молодой высокий парень спортивного телосложения несколько смущенно улыбнулся.

   - Кстати, Костя, - обратился директор к командиру группы, все еще стоявшему с неопределенно-скептическим выражением на лице. - Ты хотел еще бойца - вот тебе боец! Вадим служил в Центре Специального назначения, потом был направлен на обучение и теперь является полевым офицером техслужбы. Но вся базовая подготовка "боевика" у него имеется, можешь включить его в расписание тренировок. И, кстати, Вадим занимался в клубе исторической реконструкции, имеет понятие в старинном холодном оружии и примитивных технологиях. Не знаю, насколько эти его знания потребуются, но лишними не будут точно!

   - А какова задача капитана Гринько?

   - Постараться разобраться в местных артефактах. Ну и общая техподдержка, вам там две недели торчать, а спецоборудования возьмете немало.

   - Надеюсь, не за счет боекомплекта? - вкрадчиво осведомился Евсеев.

   - Мы изменили план операции, вполне вероятно, что боекомплект тратить вам вообще не понадобится. Итак, принято решение задействовать вашу группу только для проникновения в портал. Обезвреживание преступников возьмет на себя группа Б. Соответственно, теперь первой высаживается она. Со всем необходимым вооружением и спецсредствами. Ваша группа А высаживается следом и, не теряя времени, уходит в портал. Поэтому с собой вы возьмете только стрелковку и стандартный боекомплект к ней. Плюс по паре гранат. И все.

   - И все? - скептически ухмыльнулся командир группы.

   - Главная угроза - это что часть бандитов успеет уйти в портал. Тогда они ваши клиенты. С местными же, я надеюсь, до стрельбы не дойдет. Так как это будет означать полный провал операции. Нам нужны переговоры, а не стрельба, хорошо зарубите себе на носу. Максимальная сдержанность!

   - Готовиться всегда надо к худшему!

   - Автоматов с десятком магазинов на нос вам хватит за глаза, чтобы две недели сдерживать любые враждебные акции со стороны вооруженных примитивным оружием местных. Огромная армия вас там поджидать точно не будет, это малопроходимые безжизненные ледяные горы. И это как раз худший случай и есть. Еще раз - нам нужны переговоры!

   В зале повисла напряженная тишина. Все присутствующие понимали, что задача поставлена сильно нетривиальная. К тому же при наличии крайне скудных разведданных. Как оно обернется на самом деле?

   - Ладно уже, - прервал молчание директор. - Побольше оптимизма! Подполковник Евсеев, подумайте, как вписать новоприбывших в тренировочный процесс. Каждого в соответствии с его задачей! Времени остается немного - чуть больше двух месяцев!




Адмат.

   Уже второй день подряд он приходил в приемную палату Святилища Асмуна, а Мудрейший Палтибал все никак не сподобился принять его. И это Яриху очень не нравилось. Очевидно было, что его здесь видеть не желают. Старшие Служители, с которыми ему удалось переговорить, все как один утверждали, что Мудрейший весьма занят и туманно намекали на необходимость запастись терпением и не отвлекать Совет маловажными мелочами. Но время поджимало, а еще ничего не было сделано! И Ярих решил действовать грубо.

   - Немедленно передайте Старшему Служителю Ахирому, - обратился он к скучающему служителю, принимавшему прошения посетителей в приемной палате, отделенной от громады Святилища таким же туннелем, как и в Бит-Хамане, - что я, как представитель Службы Оберегателей, намерен открыть расследование еретической деятельности в Святилище. У меня есть подозрение, что некоторые Служители вводят Мудрейшего в заблуждение!

   У вальяжно развалившегося до этого в громоздком кресле немолодого служителя глаза полезли на лоб от крайнего изумления и испуга. Такого ему в долгой практике еще слышать не доводилось!

   - К-как вы можете, Служитель Ярих, говорить подобные вещи! Ведь это Святилище! - запинаясь, проблеял он.

   - Вот именно, - угрожающим тоном продолжил нахальный посетитель. - И это сильно усугубляет! Первым я допрошу вас!

   - Одну минутку, Служитель! - тучный, неуклюжий на вид, служащий мигом вспорхнул из кресла, будто сдутый порывом ураганного ветра, и исчез за плотной шторой дверного проема. Сидевшие в зале в ожидании приема просители взирали на Яриха с нескрываемым ужасом, а один даже медленно попятился к выходу. Нарушитель спокойствия тихо усмехнулся в бороду, довольный произведенным эффектом.

   Через некоторое время запыхавшийся служитель вновь показался из-за шторы, сопровождаемый пожилым человеком с характерным медальоном на шее, сразу же впившимся в гостя тяжелым хмурым взглядом. Это и был Старший Служитель Ахиром, курировавший здесь всю историю с Порталом.

   - Пойдем, Ярих! - произнес он после нескольких мгновений безмолвного противоборства взглядов.

   Туннель они преодолели молча, а внутри Святилища Старший Служитель тут же накинулся на наглеца:

   - Что за дешевое базарное представление ты устроил? - с его губ сорвались брызги слюней.

   - А что мне оставалось делать? Вы намеренно затягиваете выполнение соглашения! - Ярих прекрасно понимал, что угроза "расследования" могла перепугать только рядового служителя и случайных свидетелей из мирян. Реальные полномочия Службы Оберегателей были весьма ограничены, а Восточный Совет вообще с ее существованием мирился с трудом. Угрозой мог быть только сам факт скандала, подрывающего репутацию Совета. На это он и рассчитывал.

   - Не твоего ума дело! - зло бросил Ахиром - Чего ты хочешь?

   - Всего лишь исполнить поручение, данное мне Советом Хамана!

   - Мы не отказываемся от соглашения! Когда потребуется, тебя призовут!

   - Времени не осталось, Старший Служитель! Я требую немедленного подчинения мне всех людей, готовящих следующее открытие Портала. И предоставление всех соответствующих сведений!

   - Требует он! - ворчливо пробубнил Ахиром, снизив тон. - Завтра приходи, я представлю тебя людям!

   - Хорошо, - не стал излишне давить Ярих. - Но еще я прошу встречи с вашим пленником!

   Старший Служитель смерил гостя изучающим взглядом:

   - При одном условии.., нет, при двух! Во-первых, ты не будешь угрожать ему - мы пытаемся уговорить его сотрудничать добровольно, слишком уж он ценен! И второе - ты не будешь требовать его перемещения в Бит-Хаман. Он останется у нас!

   - Согласен, - вновь не стал спорить Ярих.

   - Пойдем!

   Они пересекли главный зал, похожий на такой же в Святилище Хамана, но без алтаря. Асмун своих служителей таким подарком не облагодетельствовал. А вот Дар отца Богов здесь тоже имелся. Но путь они держали не туда, а в дальнее крыло Святилища. Миновав еще один кордон стражи, служители оказались в тупиковом коридоре, оканчивавшемся обычной деревянной, а не оставшейся от Богов дверью, обитой железными полосами.

   - Нам сюда, - Ахиром повелительно махнул стоявшему у двери стражу, и тот отпер дверь массивным бронзовым ключом.

   - Пленник, как я вижу, содержится надежно, - Ярих решил сделать комплимент хозяевам Святилища, ведь с ними еще предстояло работать.

   Они вошли в помещение и дверь тут же захлопнулась. Посреди довольно большой комнаты, без окон, как и во всех остальных помещениях Святилища, но освещенной вечными божественными светильниками, стоял немаленький стол, заваленный пергаментными свитками и стопками папирусных листов. Запах книжной пыли буквально пропитывал помещение, не слабее, чем в изредка посещаемых Ярихом архивах Святилища! Один из углов помещения был отделен портьерой из плотной ткани. Там, видимо, находилось ложе для отдыха пленника. В другом располагался бочонок с умывальником и отхожий горшок.

   За столом, склонившись над текстами, восседал старик, почти лысый, но с аккуратно подстриженной седой бородкой. Одет он был в повседневную кихинскую одежду и на вид практически ничем не отличался от прочих обитателей Святилища. Ничем, кроме наличия странного устройства, надетого на нос и состоявшего из двух стеклянных кружков, заключенных в рамку.

   Старик поднял голову и вопросительно уставился на гостей.

   - Добрый день, Димитри! - совсем по-другому, чем когда разговаривал с Ярихом, с явно читаемыми уважительными нотками в голосе поздоровался Ахиром с пленником.

   - День добрый, Ахиром! - старик говорил с ясно различимым акцентом, но без видимых затруднений. - Кто это с тобой?

   - Это Служитель Ярих, он прибыл из Святилища Хамана и будет заниматься организацией встречи твоих соплеменников. Он бы хотел немного тебя порасспрашивать.

   Старик почему-то взглянул на свою левую руку, где, на кожаном ремешке, был прикреплен еще один стеклянный кружок, и произнес:

   - Не очень долго, у меня еще много дел!

   Ярих неприятно поразился слишком независимому, даже, можно сказать, вызывающему поведению пленника, но, следуя уговору, смолчал. Старик сам обратился к нему:

   - Что бы вы хотели знать, э... Ярих?

   - Я бы хотел увидеть ваши Вещи. Вот что это у вас на носу?

   - Это устройство для улучшения зрения. В моем возрасте глаза уже плохо видят, - скучающим голосом, явно не впервые, дал пояснения пленник.

   - А на руке?

   - Прибор для измерения времени!

   - Солнечные часы? - изумился Ярих. - Но как...

   - Не солнечные. Долго объяснять! - старик явно не отличался терпением и не понимал, почему он должен тратить свое время на очередного любопытствующего.

   - Димитри, покажите лучше ему ваш Мир, - счел необходимым направить беседу в нужное русло Ахиром.

   Пленник нехотя открыл плоскую продолговатую коробочку, которую Ярих вначале и не приметил среди вороха пергаментов на столе. Коробочка явно выглядела чужеродно, чем-то напоминая Вещи Богов. Раздался короткий мелодичный звон, внутренняя черно-матовая поверхность крышки внезапно засветилась, превратившись как бы в окно в другой мир, и только натренированная выдержка Яриха удержала его от изумленного вскрика. Вместо крышки он видел теперь изображение какого-то города, заполненного странными, гигантскими на фоне деревьев зданиями по сторонам чрезвычайно широких дорог.

   - Так выглядит город, в котором я живу, - пояснил старик, затем указал на самое высокое строение, оканчивающееся башней с острым шпилем: - А это пристанище э... ученых мужей, где я работал. А теперь в движении!

   Пленник нажал что-то на коробочке, и вместо неподвижной картинки внезапно открылось настоящее окно в тот мир. Как будто они его видели теперь из глаз сошедшей с ума птицы. Вначале птица воспарила высоко над бесконечными рядами домов, потом, около того приметного здания со шпилем, резко снизилась, пролетела по широкой улице, заполненной людьми в странных одеждах и движущимися скругленными повозками, в которые не было запряжено ни одно животное. И, наконец, птица влетела само пристанище ученых мужей, пронеслась по светлым широким коридорам мимо групп улыбающихся молодых людей, заглянула в несколько больших залов, заполненных поднимающимися к задней стене рядами седалищ, и завершила полет в некоей комнате, напротив сидящего за столом солидного мужчины, тут же начавшего произносить какую-то речь. Ярих пытался разобрать хоть одно слово этого резковатого языка, но не преуспел. А затем окно закрылось.

   С минуту гость приходил в себя от потрясения увиденным. Старик, нетерпеливо постукивая костяшками пальцев по столу, ожидал, пока тот будет способен внятно сформулировать хоть один вопрос. Наконец, Ярих взял себя в руки:

   - Как много людей живут в этом городе?

   - Миллионов десять.

   - Сколько? - служитель опять чуть не потерял дар речи. - А сколько таких городов в вашем мире?

   - Именно таких - несколько сотен. А поменьше - тысячи!

   Ярих нервно выдохнул. Здесь, в Адмате, крупнейшем городе Мира, проживало менее ста тысяч человек! А в остальных - и того меньше! Да и самих крупных городов было чуть более двух десятков! Это же во сколько раз тот мир по населению превосходит этот? Если действительно души из нашего мира после смерти попадают туда, то такое соотношение и должно было бы получиться. Все сходится! Его охватило такое острое чувство опасности, как будто он внезапно очутился на краю бездонной пропасти.

   - То, что мы видели, происходило в вашем мире прямо сейчас?

   - Нет, это запись.

   - Запись? Изображение можно записать?

   Старик, хмыкнув, сгреб со стола еще одну плоскую коробочку, намного меньше первой и повернул ее к гостю.

   - Скажите что-нибудь... достаточно!

   Повернув коробочку обратной стороной к Яриху, ученый муж нажал куда-то, и вновь крайне изумленный служитель узрел самого себя. Как в зеркале, движущегося и говорящего!

   - Невероятно! У вас есть еще записи из вашего мира?

   - Нет, таких ярких больше нет. Есть записи м... ученых трактатов, но вам они не интересны. И вообще, я не могу надолго включать... устройство, мало... накопленной силы, - ученый муж решительно закрыл крышку чудесной коробочки.

   - А сообщение для своих одноплеменников вы тоже записывали так? - задал Ярих беспокоивший его вопрос.

   - Да, я записал картины вашего мира, а также вашу речь и даже составил небольшой э... толкователь ваших слов. Так что не волнуйтесь, они смогут говорить на вашем языке, когда придут! - старик понял беспокойство собеседника по-своему.

   "Проклятая Шола! Теперь они знают про нас все! Как Восточный Совет умудрился ему это позволить!" - негодованию Яриха не было предела, но он опять сдержался.

   - Еще что-то? - старик явно намекал на то, что беседа чрезмерно затянулась.

   - Да. Расскажите мне, Ди-имитри, - Ярих попробовал на "вкус" чуждое имя, - расскажите мне про оружие, которое имеется в вашем мире.

   - Я не... знаток этой области, но в целом наше оружие значительно превосходит ваше. Однако оно громоздкое и тяжелое, и через портал такое не пронести. Если вы беспокоитесь, что гости будут вооружены...

   - Именно это меня и беспокоит!

   - Могу вас успокоить, гости смогут взять только ручное оружие, а оно достаточно слабое.

   - Опишите мне его!

   Старик взял из подставки перо, макнул его в бронзовую чернильницу и стал быстрыми, уверенными движениями рисовать что-то на клочке папируса. Ярих склонился над его плечом. Из-под пера пленника вышел рисунок длинной палки, с кривоватым рогом снизу, ручкой для удержания за ним и широкой задней частью, явно предназначенной для упора в плечо. Оружие чем-то походило на арбалет при виде сбоку.

   - Это такой... можно сказать стреломет, - пояснил ученый муж. - Выглядит примерно так. Стреляет маленькими металлическими... шариками.

   - Шариками? - удивился Ярих. - И этого достаточно, чтобы поразить человека?

   - Скорость шариков сильно превышает скорость стрел у ваших арбалетов. Поэтому они могут пробить человека насквозь, даже, наверное, воина в доспехах. И бьет это оружие дальше и точнее арбалета. Кроме того, вот здесь, - он указал на торчащий снизу рог, - запасено тридцать шариков, и все их можно выстрелить один за другим за несколько мгновений.

   - Что выталкивает шарики?

   - Специальный огненный порошок.

   - Порошок содержит божественную силу?

   - Молодой человек! - старик снисходительно взглянул на гостя. - Я уже не раз говорил вашим э... служителям, что я не верю ни в каких богов. Все вещи в нашем мире созданы людьми!

   - То есть, для стрельбы из стреломета требуется иметь запас шариков и порошка? - проигнорировав замечание пленника, перешел Ярих к более важному сейчас, с практической стороны, моменту.

   - Именно так. Каждая такая коробочка, - старик вновь указал на рог, - уже снаряжена в мастерской. Воин может взять с собой... ну, наверное, с десяток коробочек.

   - И пополнить запас можно только в мастерской? - настойчиво продолжил допрашивать гость.

   - Да. Сделать на месте нельзя, если вы это имели в виду.

   - Уточню еще раз: когда закончится взятый запас, это оружие перестает быть опасным? - Ярих решил прояснить этот важнейший вопрос до конца, невзирая на то, что пленник явно сочтет его ущербным на голову.

   - Совершенно верно!

   - Благодарю вас, Димитри! Возможно, мне придется встретиться с вами еще раз!

   Когда они вышли, Ярих гневно повернулся к Ахирому:

   - Надеюсь, вы просмотрели те изображения, которые он отправил своим соплеменникам? Нет? Так я и предполагал! Вы представляете, что будет, если Шола сможет взять Портал под свой контроль и не допустить его закрытия? Вы видели, сколько созданий населяет Нижний Мир? Да они просто растопчут нас даже без всякого оружия!

   Старший Служитель Ахиром, несмотря на значительную разницу в положении, выглядел сейчас перед Ярихом как провинившийся мальчик:

   - Почему обязательно созданий? Вполне может быть, что Димитри говорит правду, и Нижний Мир населен обычными людьми. Более трех тысяч лет прошло, многое могло измениться и там!

   - Мне не нравится поведение пленника. Он слишком уверен в себе и не выказывает ни тени страха. Это ненормально!

   - Он ученый муж! Они такие.., - не очень уверенно возразил Ахиром.

   - Что за свитки изучает этот ваш "ученый муж"?

   - Мы попросили его разобраться в Первых Скриптах. Ты должен знать, в них встречается много незнакомых слов, а речь зачастую идет о не совсем понятных нам вещах...

   - Прекрасно! - Ярих всем своим видом просто излучал злорадство. - Теперь он выяснит неизвестное нам о порталах и прочих Вещах, а затем и применит это знание! Надеюсь, вам хватило ума не дать ему свободного доступа в Хранилище Вещей?

   - Не забывайся, Служитель! Помни, с кем говоришь! - надменное выражение, появившееся было на лице Ахирома, тут же сменилось задумчивостью: - Знаешь, наверное, хорошо, что Совет Хамана прислал именно тебя. Ты боишься, и поэтому задаешься правильными вопросами! Можешь рассчитывать на мою поддержку в порученном тебе деле!

   Ярих вышел из приемной палаты Святилища и сразу же подвергся нападению злого, холодного ветра, дующего с близких гор, и вынудившего его запахнуть плащ поплотнее. Да, это не Пираам с почти не меняющейся умеренно-теплой погодой! Здесь, на стыке Мелкоморья и Восточного моря, бывало или холодно, или очень холодно, вплоть заморозков зимой. И, тем не менее, именно здесь располагался крупнейший город Мира. Да, во многом благодаря наличию Святилища, но не только! Служитель замер, любуясь открывшейся перед ним перспективой. Отсюда, с высившегося в стороне холма, на котором располагалось Святилище Асмуна, был виден весь город, раскинувшийся по обоим берегам Канала. Да, не настолько огромный, как на изображениях из Нижнего Мира, но все равно впечатляющий! Два ряда высоких стен, окружающих обе части города, внушающая уважение даже с такого расстояния колоннада здания городского Совета и многочисленные дома торговых семей с неизменно высокими башнями по углам. Ну и сам Канал с двумя высоченными мостами над ним, облицованный гранитными плитами и соединяющий оба моря. Именно расположение на важнейшем торговом пути, не имеющем альтернатив из-за высоких непроходимых гор, располагавшихся совсем рядом, и являлось источником богатства и влияния Адмата. Только через него доставляли богатства Замелкоморья, особенно редкие в остальных частях Мира олово, серу, особые смолы северных деревьев и мех замелкоморских снежных барсов, самых крупных и пушистых из всех своих собратьев.

   Монументальный Шлюз, находившийся на северном конце города и построенный два тысячелетия назад легендарным Властителем Верхних земель Зимрибалом, отсюда виден был плохо. Уровень Мелкого моря был ниже вод Восточного на десять-пятнадцать локтей и Канала, прорытого предшественниками Зиримбала, для беспрепятственного прохода кораблей было недостаточно. Их приходилось разгружать и спускать на веревках, что занимало кучу времени. И лишь могущественный завоеватель Зиримбал смог выделить достаточно средств, чтобы решить эту проблему раз и навсегда, заложив, тем самым, основу многовекового доминирования Адмата.

   Ярих перевел взгляд на резиденцию Властителей, возвышавшуюся на холме на восточной стороне Канала, на некотором удалении от городских стен и как бы противопоставлявшую себя громаде Святилища, расположенного к западу от города. Большой замок с мощными стенами, внутренний ряд которых был заложен еще при самом Зиримбале, и высокая башня посредине, с позолоченными скатами крыши над ней, ярко блестевшими даже при полускрытом легкими облаками солнце. Именно это сияние мешало сейчас разглядеть, болтается ли вымпел на флагштоке башни. Он достал из заплечной сумки Дальнозор и приложил к глазам. В прозрачном окошке Вещи башня увеличилась вдвое, и Ярих рассмотрел развевающееся полотно желто-синего цвета. Значит, двор Властителя Тамона сейчас пребывает в резиденции. Придется нанести визит, хоть известные обстоятельства и не очень к этому располагали...

   Ярих вздохнул и вдруг обнаружил, что сданный страже на входе боевой пояс до сих пор висит обернутым вокруг сумки. Занятый мыслями после встреч в Святилище, он позабыл его надеть! Хорош же он бы был, явившись на прием к Властелину как какой-нибудь неряшливый простолюдин! Обернув пояс вокруг талии, он застегнул все лямки и поправил свой бесценный меч в ножнах, отделанных простой свиной кожей. Мало кто догадывался, что под слоем грубой кожи скрывался дорогой красный бархат, расшитый золотыми вулканами. Но Яриху, по роду деятельности, приходилось скрывать свою принадлежность к Красным Плащам. Меч, предмет лютой зависти многих знакомых ему воинов, стоил намного дороже золота такого же веса и, разумеется, Ярих никогда бы не смог приобрести подобное оружие, несмотря на вовсе не маленькое содержание, положенное ему по статусу. Состоятельные воины предпочитали бронзовое оружие, дорогое, но, чаще всего, более надежное, чем железное. У Яриха раньше тоже был неплохой бронзовый меч, однако за заслуги он был награжден этим, железным. Так же, как аристократы передавали свои ценные клинки из поколения в поколение, так и в Службе существовал обычай передавать мечи "по наследству", лучшим из лучших. Железное оружие редко выходило качественным, но уж если выходило, то ценилось выше бронзового, превосходя последнее и по твердости, и по гибкости. Но, увы, даже у лучших мастеров девять из десяти клинков не переживали закалку, покрываясь трещинами сразу либо ломаясь после первого же нормального удара. А ведь процесс изготовления хорошего меча мог занимать год! Потому и цены на подобные клинки были заоблачными. Обычным же воинам приходилось довольствоваться дешевым незакаленным железным оружием весьма посредственного качества.

   Ярих любовно погладил развитую гарду меча, надежно защищавшую кисть руки спереди и снизу. Длинная "полуторная" рукоять завершалась большим шарообразным навершием, в которое, как и во многие ценные кихинские предметы, был встроен Маяк, легко находимый с помощью Определителя. Поэтому Ярих не сильно опасался кражи - по "горячим следам" отыскать вора труда не составляло.

   До дворца Властителя он добрался только к заходу солнца, ведь пришлось пересечь весь город. После демонстрации шарфа его без промедлений провели в зал приемов.

   - К сожалению, Властитель Тамон убыл на охоту в восточные леса и вернется только через два-три дня, - сообщил ему внушительный дворецкий, разодетый в дорогущий, шитый золотом наряд. - Но Властительница Никхат, пребывающая ныне во дворце, изъявила желание принять давнего друга владетельной семьи, дабы засвидетельствовать ему свою милость! Прошу пройти со мной, Служитель!

   "Демоны Шолы! Вот же неудачно сложилось!" - выругался про себя Ярих, но покорно поплелся вслед за дворецким. Отступать было уже поздно.

   В Женском зале, куда его привел расфуфыренный проводник, явно царила привычная аристократическая скука. Властительница, в плотном бархатном платье с белоснежными кружевами, украшенными россыпью драгоценных камней, восседала на высоком резном кресле, усеянном подушками, и вяло вышивала золотой нитью на куске ткани. Стоявшая рядом пожилая фрейлина монотонно бубнила, читая с пожелтевшего от старости свитка пергамента какую-то унылую чушь про великие подвиги предков. Арфист в углу медленно перебирал струны, извлекая тихую печальную мелодию. Еще с полдюжины придворных дам расселись вокруг, вышивая или уставившись невидящим взглядом в большое окно, откуда открывался вид на город. Поэтому прибытие гостя вызвало заметное оживление.

   - Служитель Ярих! - громко объявил дворецкий.

   Гость подошел к креслу и упал на одно колено, склонив голову:

   - Рад приветствовать вас, Властительница Никхат!

   - Встаньте, дорогой друг, ведь вы знаете - двери этого дома всегда открыты перед вами после тех ценных услуг, которые вы оказали нашей семье! - Властительница искренне улыбнулась, и Ярих едва заставил себя оторвать взгляд от ее лица, чтобы не перейти грань приличия.

   "Боги, как она прекрасна!" - два года, прошедшие с тех пор, когда они виделись в последний раз, никак не сказались на ее прелестях. Даже в строгом официальном платье Никхат выглядела привлекательнее и свежее окружавших ее дам.

   - Рад узнать, что у владетельной семьи все благополучно!

   - Хвала Богам, это так. К сожалению, Властитель Тамон не может сейчас лично выразить вам свое расположение, но за него это сделаю я. Прошу вас воспользоваться нашим гостеприимством и остаться на ночлег в замке. Купальни и гостевая комната к вашим услугам. Всяко лучше посредственных трактиров, где вы имеете обыкновение останавливаться. А ведь вам требуется хороший отдых после ваших трудных дел!

   - Благодарю за заботу, Властительница. Право, ваша милость чрезмерна, по сравнению с теми ничтожными услугами, которые я когда-то случайно оказал!

   - Нисколько! Надолго ли вы в Адмат?

   - К сожалению, через несколько дней мне придется уехать. Не знаю, застану ли я Властителя, но я хотел попросить его о некоей помощи. Возможно, через пару месяцев мне потребуется вооруженный отряд верных людей численностью в пару сот копий. Не мог бы Властитель выделить мне его ненадолго? Разумеется, расходы будут возмещены.

   - Я передам вашу просьбу Властителю. Мы сейчас ведем войну с Иглоном, но я думаю, нас не затруднит выделить вам требуемый отряд.

   - Еще раз искренне благодарю вас, Властительница!

   Никхат и ее дамы еще долго пытали Яриха вопросами и просьбами рассказать от своих путешествиях, но, в конце концов, к его огромному облегчению, отпустили. Дворецкий сопроводил его в гостевое крыло дворца, где Ярих с удовольствием посетил отделанную дорогим мрамором купальню и поужинал. Затем, запершись в выделенной ему комнате, устало повалился на удобное ложе как был, в легком чистом хитоне длиной до пят, надетом после купальни, и стал приводить мысли в порядок, стараясь не задремать в ожидании дальнейших событий, которые явно не преминут последовать...

   Услугу, о которой упоминала Властительница, он действительно оказал по чистой случайности. Пять лет назад, занимаясь выявлением еретической секты, укоренившейся в торговом сословии Адмата, он вместо ереси обнаружил заговор против Властителя Тамона, возглавляемый его собственным дядей. Заговорщики уже были готовы убить семью Властителя, включая супругу и наследника, представив дело как несчастный случай в виде обрушения старой арки в одном из переходов замка. Но, благодаря полученным от Яриха сведениям, верные Властителю стражи вовремя задержали преступников. Главари были публично казнены традиционным для Верхних земель способом - медленным погружением в чан с кипящим маслом. С тех пор Тамон не упускал возможности отблагодарить спасителя и искренне, насколько это было возможно при разнице в их положении, подружился с ним. Только вот...

   В дверь тихо постучали. Время было уже к полуночи, но Ярих не удивился. Тяжело вздохнув, он поднялся с ложа и, запахнувшись в плащ поверх хитона, отпер замок. За порогом ожидаемо обнаружилась одна из старых служанок Властительницы, которой та доверяла безоговорочно. Служанка ничего не сказала, лишь многозначительно повела лампадой, свисавшей на цепочке, зажатой в ее кулаке, в сторону коридора. Ярих так же молча запер комнату и последовал за проводницей.

   Пройдя анфиладу темных переходов, они проникли через скрытую в стене дверь в один из многочисленных тайных ходов, пронзавших древний замок. Ход вел наверх, в женское крыло, и оканчивался в таком знакомом ему будуаре, едва освещенном парой ароматических свечей. Никхат уже была там, одетая лишь в полупрозрачную накидку, топорщившуюся от ее несравненных прелестей и почти ничего не скрывавшую. У Яриха перехватило дыхание от открывшейся картины. Как давно он не наслаждался этим видом!

   - Ярих! Два года! Ну как же так?! - в голосе Властительницы странным образом смешалась радость и обида.

   - Никхат, я не мог! Служба...

   Договорить она ему не дала, бросившись навстречу и впившись в губы долгим яростным поцелуем. Все колебания тут же вылетели у Яриха из головы, дрожащими от нетерпения руками он сорвал с женщины накидку и принялся ласкать столь милое ему тело, по которому так соскучился. Затем он повалил Никхат на ложе и стал покрывать жадными поцелуями все ее выпуклости, блестящие в неверном свете свечей от втертого служанками после купания дурманяще пахнувшего масла...

   - Ты недавно вновь накладывала проув? - нежно проводя ладонью по низу ее живота, поинтересовался он, когда они немного отдышались после бурного совокупления.

   - Да. Еще одна дочка родилась год назад. Тамон желал второго мальчика, но не вышло!

   - Третьи роды, а на тебе совсем незаметно!

   - Некому замечать! Тамон мной интересуется все меньше и меньше, а ты вообще пропал, чтоб тебя Шола поглотила!

   Яриха передернуло от привычного, вроде, ругательства, ведь оно имело вероятность вскоре сбыться на самом деле. Но вслух произнес:

   - Разве мало в свите Тамона симпатичных придворных?

   - Дурак! - она шлепнула его по плечу и тут же с силой притянула к себе, прижав лицом к своей огромной упругой груди: - Никого лучше тебя у меня не было! А эти придворные уж точно держать язык за зубами не умеют!

   - Прости, я никак не мог добраться до Адмата за эти два года, - соврал Ярих.

   На самом деле мог, дважды как минимум. Но громадным усилием воли воздержался, ибо после каждой такой встречи долго корил себя за свое поведение. Искренне дружить с Властителем, который Яриху был на самом деле симпатичен, а ночью развлекаться с его женой? Это было не в его натуре и причиняло немалые душевные страдания. И это если забыть о постоянной опасности разоблачения! О последствиях страшно даже подумать! Причем и для него, и для Никхат. Тамон вполне мог в ярости убить обоих, и был бы в своем праве - ведь аристократические каноны поведения отличались от правил других сословий невероятной строгостью. А тут речь шла не о поместных господах и даже не о Повелителях, а о самой верхушке аристократии - владетельной семье! Сам Ярих мог, при удаче, укрыться в кихинской обители, и его бы не выдали, но ущерб отношениям кихинов с Властителем был бы огромен. И осознание этого добавляло ему причин избегать появления в Адмате. Но, все же оказываясь в компании Никхат, противостоять соблазну он никак не мог, ибо желаннее и прекраснее женщины не встречал никогда...

   - Не забудешь передать Тамону мою просьбу? - напомнил он Никхат, со счастливой улыбкой на лице бездумно ворошившей его волосы. - Дело очень важное, возможна угроза для нас всех!

   - Не забуду. Но давай не будем сегодня о делах?

   Она положила его ладонь себе на грудь, а своей рукой медленно заскользила вниз по его животу. И Ярих понял, что на завтрашнюю встречу в Святилище придет не выспавшимся.




Москва

   - Да не принимай ты удар на середину лезвия! Сколько раз уже говорил - отбивают нижней третью клинка, незаточенной. Да скользящим движением, по касательной, чтобы зарубину не оставлять! Давай, еще раз! - Виктор, признанный в клубе мастер исторического клинкового боя, вновь встал в позицию.

   - Да помню я! Только не успеваю! - тяжело дыша, Артем поднял тренировочную саблю из прочного утяжеленного пластика.

   - А ты старайся! - учитель без видимой подготовки нанес несколько стремительных ударов. - Вот, уже лучше!

   "Лучше", на взгляд Артема, намного не стало, с четверть ударов, больно отдававшихся в теле, несмотря на специальный защитный костюм для тренировок, он все равно пропустил. Но хотя бы остальные парировал правильно. А ведь тренироваться осталось менее двух месяцев! "Противник" у него, конечно, экстра-класса, с более чем двадцатилетним опытом, в совершенстве владевший всеми известными техниками клинкового боя, и Артем очень надеялся, что с настоящими врагами подобного уровня ему дело иметь не придется.

   - Напомни, зачем тебе так срочно понадобилось овладеть саблей? - поинтересовался Виктор, ожидая, пока запыхавшийся противник восстановит дыхание.

   - Так реалити-шоу же. Закрытое. Типа многоборья, включая фехтование, - повторил Артем ту же, чуть отредактированную "легенду", которую он скормил в свое время производителю снаряжения.

   - А, ну да, вспомнил! Странный выбор. Почему именно короткая сабля?

   - Длинноклинковое за собой по тайге не потаскаешь.

   - Зря ты в это ввязался, вроде ж солидный человек!

   - Попросили. Да и самому интересно, на самом деле.

   - Ну как знаешь. Ладно, отдышался? Поехали!

   На этот раз Артем сосредоточился, отбил пару не слишком хитрых ударов, а затем даже, уведя клинок противника в сторону, приготовился атаковать... и отлетел назад после резкого пинка ногой в живот.

   - Что, не ожидал? - ухмыльнулся тренер. - А надо было, ты же не на ринге выступать готовишься! По правилам никто фехтовать с тобой не будет. Давай, поднимайся!

   Вскоре тренировку прервали. В дверь спортзала заглянул молодой парень, исполнявший в клубе обязанности секретаря:

   - Артем! К тебе там пришли!

   - Сейчас! Пусть подождут! - стягивая с себя композитные доспехи и пропитанную потом футболку под ними, Артем направился в душ.

   Помывшись, вышел в коридор, со стенами, увешанными красочными фотографиями с фестивалей и походов, ведущий во второе крыло здания, которое снимал клуб. Вернее, несколько клубов, с общими хозяевами, в число которых входил и Артем, возглавлявший секцию экстремального туризма и прочих путешествий. А в военно-исторической заправлял как раз Виктор. Поэтому, когда возникла срочная потребность подтянуть фехтование, приятель откликнулся на просьбу, не задавая слишком много вопросов. Ранее Артем, интереса ради и, чтобы разнообразить обычные тренировки, частенько заглядывал к "соседям". Базовую технику исторического фехтования во время совместных занятий освоил, но и только. А теперь сильно жалел об этом.

   - Э.., Вадим? - Артем остановился возле шедшего навстречу коротко стриженого молодого парня. - Давно тебя не видел! Опять тренироваться начал?

   - Привет, Артем! Да вот решил немного размяться, пока на работе чуть полегчало.

   - Полегчало? Ты ж где-то в спецслужбах трудишься, нет? Там такое разве случается?

   - Да, в ФСБ я. Просто пока параллельно службе учился, времени на старые увлечения не оставалось. А теперь появилось немного.

   - Ну, молодец! - Артем искренне порадовался за парня, несколько лет назад часто мелькавшего в исторической секции и даже занимавшегося, кажется, реконструкциями старинных технологий. - Заходи и к нам, раз уж здесь!

   - Обязательно! Может, чуть попозже, скоро в служебную командировку ехать!

   - Да я тоже через месяцок с небольшим отправлюсь попутешествовать. Надолго! Ну, бывай!

   В кабинете его ждала уже знакомая, к сожалению, компания. Будущие, так сказать, компаньоны по путешествию. Не все, только шестеро.

   - Артем, дарагой, долго ждать заставляешь! - с улыбкой, ничего, впрочем, не означавшей, поприветствовал хозяина самый старший из гостей, обладатель густой, но аккуратно подстриженной черной бороды, обрамлявшей его по-мужски красивое восточное лицо.

   - Здравствуй, Ахмад! На тренировке был, извини, - с командой, подготовленной "партнером" Имраном, он познакомился еще с месяц назад, но с тех пор практически не общался. Нужды особой не было, общие вопросы обговорили еще при первой встрече, а так бы глаза его таких "компаньонов" не видели. Так нет же, сами явились!

   - Мы тут посоветовались, - Ахмад говорил по-русски чисто, а если и проскальзывал акцент, то только тогда, когда тот сам этого желал. - И решили, что сможем добиться хорошей сделки, только если ТАМ нас будут уважать. А мужчину уважают, если на нем хорошее оружие! Согласен?

   - Ну, в принципе, это верно. Раньше так и было, - не стал спорить Артем.

   - И сэйчас это так! - усмехнулся гость. - Просто у вас тут, в Москве, боятся это признавать. Но мы - не вы!

   "Это уж точно!" - Артема мутило при виде этих рож, но проявить свои истинные чувства к партнерам он, разумеется, не мог.

   - Так вот, - продолжил Ахмад. - "Калаши" мы с собой, конечно, возьмем, но аборигены не знают, что это такое, и не оценят. По крайней мере, сразу. А встречают, как известно, по одежке!

   "Он не дурак. И это плохо!" - подумал Артем, а вслух сказал:

   - И что ты предлагаешь?

   - Одеться так, чтобы и им сразу было понятно, какие мы бойцы! И ты нам поможешь! Ты же разбираешься в старинном оружии и доспехах?

   - Ну, немного разбираюсь. На базовом уровне, - он понял, к чему гости клонят. "Павлины желают распустить хвост пошире, ага".

   - Вот! Помоги нам, брат, подобрать доспехи и оружие. Чтобы сразу было видно, что мы серьезные бойцы! У вас же в клубе продаются?

   - Продаются не в клубе, а в специальных магазинах. Но я могу заказать, да.

   - Я хачу такой, как у рыцарей! Щито бы вэсь в железе! - пронзительно сверкая глазами, заявил самый молодой из компании, с едва оформившейся бородкой.

   - Не думаю, что это хороший выбор, - попытался остудить его пыл Артем, с огромным трудом подавляя смех, вызванный не столько глупым заявлением паренька, сколько тем фактом, что мощные ветвистые рога, украшавшие чучело головы северного оленя, висевшее на противоположной стене, проецировались как раз по бокам головы выступившего, будто из нее и росли. - За двадцать пять кило весом и очень стесняет движения!

   - Он прав! - вмешался Ахмад, строго зыркнув на пытавшегося что-то там вякнуть паренька. - Нам на себе и так много тащить. Подбери нам такое, чтобы весило не больше десяти кило. Но при этом выглядело грозно!

   - Хорошо начищенные кольчуги производят нужный эффект, например. У тамошних аборигенов тоже есть такие, только бронзовые и очень дорогие, для богатых воинов. А если взять не боевую, а фестивальную, из алюминия, то сверкать будет еще ярче, а весит всего ничего, пару килограмм. Хороший вариант?

   - Нет, не боевая не пойдет, брат! А вдруг на поединок вызовут? И вообще, ми, чито, клоуны по-твоему? - в последней фразе гостя внезапно прорезался угрожающий акцент.

   - Ну, тогда берите стальные, - не стал спорить Артем. "Как дети малые, ей-богу! Старые армейские кевларовые бронежилет и каска весят в три раза меньше, а защитят в три раза лучше!" - Еще можно пластинчатые доспехи. Тоже солидно выглядят.

   Он включил комп и продемонстрировал гостям образцы из каталогов. После шумного обсуждения, в которое хозяин кабинета не вмешивался, каждый выбрал приглянувшийся ему вариант.

   - А что с оружием? Меч, сабля? - поинтересовался Ахмад, когда закончили с доспехами.

   - Я возьму нашу старую фамильную саблю! - опять влез молодой и гордо предъявил фотографию на смартфоне. - Вот, эту!

   - Хороший выбор, - равнодушно прокомментировал Артем. - А остальные могут подобрать по вкусу вот из этого каталога!

   Когда беспокойные гости, наконец, ушли, он с облегчением вздохнул. Чем раньше после перехода Портала ему удастся отделаться от этой компании, тем лучше! Пользуясь случаем, Артем еще раз пробежался по списку собственного снаряжения. Костюм из Америки уже прибыл, фирма не подвела, сделали по высшему классу. Еще бы, за такую цену-то! Борис Сергеевич просто офонарел, когда узрел счет. Но ничего не сказал, оплатил молча.

   С оружием тоже он уже определился, "пощупал" заказанные в разных местах образцы и выбрал наиболее подходящее. Остальное снаряжение также уже пылилось дома, аккуратно сложенное в нежилой комнате. Однако Артема не оставляло такое знакомое по подготовке к многочисленным предыдущим путешествиям чувство, что он чего-то упускает. Значительно более сильное, чем раньше, ведь теперь предстоит идти туда, где не поможет никто. Пару карманных беспилотников и несколько шпионских "жучков" он недавно уже добавил в список. Что еще может понадобиться? Фильтров для воды не напасешься на год, газовая горелка для приготовления пищи отпадает по той же причине. И вообще, поставленную самим собой планку максимального веса в двадцать килограмм для одежды и снаряжения он практически уже исчерпал. Больше не возьмешь, ведь в том дурацком мире все придется тащить на себе! И самого себя в том числе, верховые животные там отсутствуют напрочь. Ни лошадьми, ни ослами, ни даже быками неизвестные "боги" своих избранников не облагодетельствовали! Поля там пашут на себе, а небольшие повозки тянут специально выведенные тягловые бараны, кто бы мог подумать! Соответственно, все сухопутные перемещения происходят исключительно на своих двоих. Он уже полгода тратил не менее трех часов ежедневно на ходьбу с нагрузкой в ближайшем парке. А в выходные совершал походы за городом на весь день, чтобы хоть как-то подтянуть себя до уровня аборигенов, которые привыкли ходить пешком всю жизнь. У Артема, конечно, есть некоторая фора в виде экзоскелета, но радикально он тут не поможет...




Краевой Портал, Замелкоморье

   Ярих поплотнее закутался в теплый, отороченный мехом снежного барса плащ лучшей бараньей шерсти, подаренный Властителем Тамоном, которого он все же успел застать в Адмате. Хотя идея подарка явно принадлежала Никхат, узнавшей о предстоявшем путешествии в заснеженные краевые горы. И дар пришелся как нельзя кстати, тут действительно было очень холодно, даже летом.

   Несмотря на все неудобства, он старался не отрывать взгляда от арки Портала, находившейся на другом конце ровной перемычки меж двух горных вершин. От расчищенной от снега перемычки в стороны спускалось несколько крутых склонов, оканчивавшихся в узких ущельях далеко внизу. По одному из этих ущелий они и поднялись сюда две недели назад. За это время Ярих и его люди тщательно изучили Портал и окрестности, подготовившись к любому развитию событий, насколько это вообще было возможно.

   Свой наблюдательный пункт он намеренно расположил на противоположном конце перемычки, на расстоянии более двух сотен длинных шагов от Портала, чтобы обезопаситься от немедленной атаки "гостей", буде таковая последует. Здесь же размещалась большая часть его сил - весь приданный отряд Красных Плащей в двадцать копий и еще три десятка воинов из Святилища Асмуна. Еще два десятка арбалетчиков он разместил в сотне шагов от Портала, в специально оборудованных укрытиях из наваленных камней, усыпанных снегом. Рядом с Ярихом стоял верный Цифон, держащий наготове приведенный в рабочее состояние Уничтожитель. Все было готово к встрече, и этот день настал!

   Время тянулось мучительно медленно, будто замерзнув вместе со всем окружающим унылым пейзажем. Точный момент открытия Портала был неизвестен, это должно произойти где-то после полудня. Ярих то и дело бросал нетерпеливые взгляды на ярко светившее здесь, в горах, лишенных столь привычных обитателям Мира облаков, солнце. Казалось, оно уже давно начало склоняться к западу.

   Он все же упустил момент, когда пустота внутри арки Портала внезапно заполнилась плотным туманом. Взволнованный возглас Цифона заставил его сердце забиться чаще. Вот он, момент истины!

   Спустя минуту напряженного ожидания из тумана "вылупилась" первая фигура. Ярих дрожащими от холода и напряжения руками в задубевших перчатках выдернул из сумы Дальнозор. Приближенный Вещью гость оказался одет вблестящий пластинчатый панцирь, полускрытый плащом из яркой, расшитой узорами ткани. На поясе обнаружился меч в ножнах. "Что за глупости? Совсем не так выглядит, как описывал Димитри! Где "ав-то-мат"? Очень подозрительно!"

   Гость, оглядевшись, заметил специально повешенный над наблюдательным пунктом Яриха флаг и уверенно направился вперед по перемычке. За ним тянулась маленькая тележка на колесах с каким-то грузом. "Обещанные Вещи? Или оружие?" - забеспокоился служитель. За первым гостем последовали другие. Некоторые также были обряжены в привычные глазу жителей Мира доспехи, другие же сильно отличались одеждой. И как раз на последних Ярих, наконец, разглядел искомые "ав-то-маты". Как ни странно, это его немного успокоило, так как соответствовало ожиданиям.

   Он тщательно подсчитывал прибывающих. С посыльным было передано требование ограничить число гостей полутора десятками, и соблюдение условия могло свидетельствовать о добрых намерениях посланцев Нижнего Мира.

   - Пятнадцать! - произнес Цифон, которому Ярих также поручил вести подсчеты.

   Прошло несколько мгновений, из Портала более никто не появлялся. Цепочка гостей, растянувшись по перемычке, медленно приближалась, с явными затруднениями таща за собой по снегу колесные тележки.

   - Арбалетчикам оставаться на местах! - скомандовал Ярих. - Остальным выстроиться для встречи!

   Он вновь перевел взгляд на Портал и обмер. Из тумана начали появляться новые фигуры. Все с "ав-то-матами", и одеты в странные пятнистые одежды. Выскакивали они один за другим и, не обремененные тележками, стали быстро продвигаться вперед, держа оружие наизготовку. В считанные мгновения количество новоприбывших перевалило за десяток и тогда Ярих, очнувшись от оцепенения, заорал, что было мочи:

   - Это вторжение! К бою!

   Отбросив Дальнозор, он вырвал из рук Цифона Уничтожитель. Сомнения перестали терзать его, теперь все стало предельно ясно. Он был прав - Шола подготовила вторжение, отвлекая внимание первой группой! И она наверняка попытается заблокировать Портал. Только бы Уничтожитель не подвел!

   Пытаясь унять крупную дрожь в руках, Ярих поднял громоздкую Вещь, направил раструбом на Портал и, не колеблясь, нажал оба камешка, как объяснял Мудрейший Уртиаб. Замерев в ожидании результата, он даже перестал дышать. Несколько мгновений ничего не происходило. "Ну же, ну!!!" - он даже не знал, кому из Богов сейчас надо молиться. Внезапно туман в проеме Портала пронзила молния, затем еще одна, и окружавшая его арка стала рушиться, вся покрытая сполохами огня. По ушам ударил мощный раскат грома, и Ярих покачнулся, как будто сам воздух ударил его кулаком в лицо.

   - Есть! - радостно заорал он. - К бою! Арбалетчики - убейте их всех!

   Но окружающие его люди почему-то смотрели не на врага, а куда-то вверх. Ярих тоже перевел взгляд на вершину противоположной горы и обомлел. На такие последствия он не рассчитывал! Гром вызвал сход лавины, которая теперь неумолимо неслась вниз к перемычке. Арбалетчики из передовой засады безо всякой команды выскочили из укрытия и со всех ног помчались к ним, прочь от лавины. Пришельцы тоже заметили угрозу и заметались по перемычке.

   - Служитель Ярих, нужно уходить! - дернул его за рукав Цифон. - Нас сейчас накроет!

   Вторая гора, возле которой размещался пост, была гораздо более пологой, чем противоположная, и с нее лавина не сошла. И еще можно было успеть забраться по ней на несколько десятков локтей вверх, избежав попадания в несущуюся со все увеличивающейся скоростью снежную погибель. Ярих краем глаза видел, как окружающие его бойцы в панике начали карабкаться вверх, не дожидаясь командира. Он понимал, что каждое мгновение дорого, но не мог оторвать взгляда от пришельцев. Убьет ли их лавина? Некоторые из них, понимая грозящую опасность, попрыгали на сходящие от перемычки склоны, другие замерли в явном отчаянии. И лишь когда первый язык снега ударил в дальний конец перемычки, он поддался на отчаянные уговоры верного Цифона и помчался прочь...



К западу от Краевого Портала.

   Артем, наконец, отряхнул снег, забившийся во все щели в одежде и снаряжении. После бешеного спуска по крутому склону у него все еще мелко тряслись руки и немного кружилась голова. А ведь начиналось все, вроде бы, вполне удачно...

   Вся компания "туристов" в назначенный срок собралась еще в Москве и, в сопровождении Имрана Шаипова (Борис Сергеевич заранее благоразумно отъехал в Лондон) отправилась в направлении Чечни на взятом напрокат автобусе. На месте к ним непонятным образом присоединились две небритые личности, оказавшиеся тем самым проводником и его дядей. Потом они пару дней ожидали в наскоро разбитом лагере в горах и лишь в утро расчетной даты выдвинулись дальше, ведомые проводником. Погода, несмотря на лето, стояла ужасная, еще с ночи началась сильная гроза, не прекращавшаяся весь день. Может быть, поэтому проводник немного заплутал и к месту предполагаемого перехода они попали практически в момент его открытия. И, не откладывая, ринулись туда, даже не успев предварительно помолиться Аллаху, как рассчитывали его спутники.

   Первым пошел Ахмад, Артем же пристроился в конец очереди, благо все его спутники стремились попасть в Портал первыми. Но давки не было, в отряде действовала негласная субординация, как и принято у восточных людей. Ныряли в туман быстро, и уже через минуту вместо хмурого грозового неба перед его глазами предстали залитые солнечным светом заснеженные горы.

   Все выглядело примерно так, как описывал профессор. Более-менее ровная узкая перемычка между двумя вершинами, ограниченная по сторонам резко уходящими вниз кривыми спусками, разделенными невысокими поначалу коричневатыми скальными выступами, чуть припорошенными снегом. Из полученных сведений следовало, что спуски вели в несколько ущелий, расходившихся в разные стороны. И Артем с самого начала готовился, при возможности, незаметно уйти через один из них.

   Похоже, такая возможность как раз сразу и представилась. "Принимающая сторона" расположилась на другом конце примерно трехсотметровой длины перевала, видимо, в целях безопасности. А его спутники, растянувшись цепочкой, напористо чесали в ту сторону, с натугой преодолевая неглубокий снежный покров и не оборачиваясь. Артем понял, что это шанс, упускать который нельзя. Добравшись до первого же скального выступа, несколько загораживавшего его от наблюдавших со своего укрытия "аборигенов", знакомиться с которыми у Артема не было ни малейшего желания, он, еще раз взглянув на спины "товарищей", пригнулся и, аккуратно волоча за собой тележку с генераторами, спустился на несколько метров вниз, к началу крутого спуска, уходившего куда-то на запад. И замер там, выжидая, не заметят ли его отсутствия. В случае обнаружения можно будет сказать, что случайно соскользнул с края и не может выбраться.

   Прошла, минута, его никто не звал. Тогда Артем склонился к тележке. Не зря он проводил долгие часы в раздумьях о необходимом снаряжении! Тележка у него сильно отличалась от тех, которые тащили его спутники. После нажатия скрытого рычага колеса поднялись вверх, и тележка превратилась в санки. Еще минута-другая ожидания, пока его спутники доберутся до аборигенов и отвлекут их внимание, и можно будет отправляться вниз по крутому склону, аккуратно притормаживая специально установленными на полозья рулями. Метрах в ста вниз от перевала склон полностью отгораживался скальной грядой, и там его уже точно никто не увидит!

   Артем поднял взгляд и обомлел. Из прекрасно видимого отсюда Портала начали выскакивать бойцы явно "службистского" вида, в камуфле и с оружием наперевес! "Похоже, нас "вели"! И как же теперь?" - панически забились мысли. Он еще плотнее вжался в скалу. Вроде бы, его пока не заметили, предусмотрительно надетая белая накидка маскировала на фоне заснеженного камня. "Немедленно уходить или сдаться?" - принять решение в резко изменившихся обстоятельствах было очень трудно. "Если спецслужбам все известно, на выходе из Портала меня все равно будут ждать. Что через две недели, что через год. Вот Борис Сергеевич, падла, как же подставил-то!"

   А затем случилось нечто совсем уж несусветное. Арка Портала вдруг заискрилась и... взорвалась! Самых последних из новоприбывших бойцов, еще не успевших отойти от Портала, бросило на землю взрывной волной, а на Артема посыпалась со скалы снежная пудра. Еще не успев полностью осознать произошедшее, он с ужасом заметил двинувшиеся с ближайшей горы вниз снежные массы, набирающие в скорости и объеме с устрашающим темпом. Рефлексы опытного путешественника тут же отняли контроль над телом у впавшего в прострацию разума. Не раздумывая более, Артем отстегнул крепление объемистого баула с генераторами, быстрым пинком спихнул его с тележки, уселся на освободившееся место и, сильно оттолкнувшись, помчался вниз по извилистому спуску. Притормаживать было нельзя - догонит лавина! Оставалось только молиться всем богам и пытаться, осторожно двигая рулями, вписаться в крутые повороты...

   Сколько длился этот безумный спуск, он сказать не мог. Казалось, часы, хотя на самом деле наверняка прошло не более двух-трех минут. Лишь когда спуск стал более плавным, уже у входа в ущелье, Артем решился снизить скорость, убедившись, что преследовавший его рукав лавины затерялся в крутых скальных изгибах и отстал. Тем не менее, облако снежной пыли настигло его, когда он уже остановился на ровном месте, добравшись ущелья. К счастью, это был лишь холодный невесомый порошок.

   И только теперь, отдышавшись, он начал осознавать случившееся. Все планы пошли насмарку! Порталу, что бы с ним ни произошло, явно кранты! То есть, временная "командировка" превратилась в путешествие в один конец. Домой теперь не попасть! От этой мысли можно было впасть в полное отчаяние, но бурлящий еще в крови адреналин и привыкший в дисциплинированному мышлению мозг Андрея не позволяли ему поддаться захлестывавшим эмоциям.

   "Итак, дороги назад нет. Известной дороги! Но может быть еще неизвестная. Мне неизвестная. А вот профессор, весь этот год работавший с древними документами в местном Святилище, может иметь другое мнение на этот счет! Значит, все прежние задачи - на свалку, теперь единственная цель - найти профессора! И не попасться местным по пути!"

   В принципе, в случившемся, при сильном желании, можно было отыскать и положительную сторону: охотиться за ним теперь вряд ли будут, в таких обстоятельствах его исчезновение заметить было невозможно. Если вообще кто-либо выжил из присутствовавших наверху - лавина сошла очень мощная. Но задерживаться в узком безжизненном ущелье, покрытом толстым слоем снега, все равно не стоит. Артем отстегнул полозья от тележки, превратив их в лыжи. Достал детали из обтянутого кожей, для маскировки от взгляда аборигенов, рюкзака, и за пару минут собрал короткий, в две трети его роста, бердыш. Небольшое лезвие, заостренное вверху наподобие копья и изогнутое в центре, было насажено на состоявшее из трех разъемных частей титановое древко, овальное в сечении и покрытое снаружи материалом, имитирующим дерево. Две верхние секции древка были двойными - спереди шла титановая, опять же, полоса для защиты пальцев, обтянутая кожей. А нижняя секция оканчивалась острым металлическим штырем. Переносить бердыш можно было и закинув на спину с помощью прикрепленного к нему ремня. Артем выбрал в качестве основного именно это оружие - оно было длиннее меча, что было важно на открытом пространстве, и не требовало особо продвинутых навыков. А еще могло служить посохом, что тоже лишним не будет в этом мире пеших путешествий. Вот и в данный момент бердыш послужит в качестве лыжной палки. Еще одну палку, обычную современную, Артем тоже взял для второй руки, но ее придется выбросить вместе с лыжами после достижения "зеленой" полосы - в местный антураж данные предметы никак не вписывались.

   Достал он и ножны с коротким, чуть искривленным мечом, прикрепив слева на пояс, интегрированный в защитный костюм. Справа повесил большой боевой нож, а рядом маленький - охотничий. Еще один клинок находился в скрытых ножнах в сапоге. Арбалет занял место на спине, рядом с рюкзаком и небольшим овальным композитным щитом, пневмопистолет покоился в незаметном кармашке на пояснице. Ну и маленький топорик примостился снаружи на рюкзаке. Вот и все его оружие!

   Став на лыжи, Артем решительно заскользил по дну ущелья, на запад, как раз туда, где, примерно, и находился нужный ему сейчас город Адмат. Путь к нему не близок, займет не одну неделю даже в лучшем случае. Ну да теперь уж не к спеху! Через несколько километров снег должен смениться каменистым лугом, который вскоре превратится в густой лес. Идти по лесу будет трудно, зато безопасно. Сухого пайка в рюкзаке хватит на неделю, потом придется охотиться или покупать еду в деревнях по пути. Но лучше лишний раз не светиться. Впрочем, у него еще будет много времени на раздумья...

   Аккумулятор костюма был полон, но Артем решил пока не пользоваться силовым приводом. Ведь неизвестно, когда он сможет пополнить запасы энергии. А путь и так идет пока с небольшим спуском, для поддержания скорости достаточно легких толчков палками...



Краевой Портал.

   Никто из его людей не погиб, все успели взобраться на безопасную высоту, и это радовало. Потому что работы теперь предстоит много, каждый человек на счету. Ярих еще раз внимательно осмотрел последствия схода лавины. Большая часть снежной массы ушла вниз по склонам, но и перевалу досталось. Вместо него теперь перед глазами представал снежный холм локтей в десять глубиной, скрывавший все, что осталось от Портала и тех, кто находился подле него. И этот холм придется раскапывать, чтобы убедиться в гибели пришельцев и полном разрушении Портала. Да и до собственных припасов, погребенных там же, неплохо бы добраться!

   Нормальных лопат имелось всего штук пять, на семь десятков его бойцов. Ярих подозвал командира Плащей Ришбала:

   - Пусть люди используют щиты для уборки снега!

   Большие прямоугольные щиты Плащей хорошо подходили для этой цели. И вскоре работа закипела.

   - Ярих! Что это было? Что ты сделал?!! - внезапно раздался под его ухом зычный взволнованный бас Донисаба, помощника Старшего Служителя Ахирома, представлявшего здесь интересы Святилища Асмуна.

   - А, пришел в себя, наконец? - зло набросился на оторопевшего служителя Ярих. - Что я сделал? Исправил вашу ошибку! Надеюсь, что исправил!

   - Так это ты... уничтожил Портал?!!

   - Да, я. Хвала Балшамиму, мы подготовились лучше вас!

   - Но... как?

   - С помощью Уничтожителя!

   - Почему ты не предупредил нас, что имеешь такую Вещь? - в густом басе Донисаба прорезались неожиданно высокие истерические нотки. - Да как ты смел! Я доложу Совету!

   Ярих резким движением сграбастал служителя за пуховой воротник плаща и притянул к себе:

   - Доложишь! Еще как доложишь! Совету Хамана доложишь, куда я тебя в оковах доставлю! Тебя и твоего начальника! Вы оба ответите за то, что открыли Шоле ворота в наш Мир!

   - Да ты что, Ярих? О чем ты говоришь? - запаниковал Донисаб, сразу же скиснув. - Почему именно Шоле?

   - Ты что, слепой? Ты не видел, что началось вторжение?

   - Да, но я не уверен...

   - А я уверен! Как и любой, кто видел это своими глазами! А таких здесь семьдесят человек!

   - Ты меня неправильно понял, Ярих! Я одобряю твои действия! - пошел на попятную служитель под грузом яростных обвинений. - Просто все произошло так неожиданно... Что же теперь делать?

   - Работать! - Ярих отпустил, наконец, воротник обалдевшего Донисаба. - Довести дело до конца! Вот, начни с этого!

   Он сунул в руки полностью обалдевшего служителя свой щит и пинком под толстый зад отправил в сторону снежного завала. Подавленный Донисаб даже не стал возражать, молча присоединившись к разгребателям снега.

   До заката удалось очистить только половину перевала. Обнаружили собственное снаряжение и один труп пришельца. Судя по виду, из первой, отвлекающей группы. Но не того, который шел впереди, его лицо Ярих запомнил. Этот был явно моложе, и на нем, помимо прочих вещей, обнаружился "ав-то-мат".

   - Труп сжечь! - распорядился Ярих. - Вещи и одежду собрать и сложить в ящик под замком. Все, кроме этого!

   Он осторожно поднял с земли "ав-то-мат". Аккуратно держа за ручку, осмотрел. Оружие очень походило на то, которое нарисовал и описал Димитри. Можно ли доверять его рассказу? Не проверишь - не узнаешь! Ярих пробормотал: "Помоги мне Хаман!" и, направив трубку оружия прочь от перевала, волнуясь, надавил на спусковой рычажок. Ничего не произошло, рычажок отказывался нажиматься! Немного успокоив дыхание, служитель проверил, вставлена ли в оружие коробочка с "шариками". Коробочка оказалась на месте. Поразмыслив еще, он вспомнил, что Димитри говорил про какой-то переключатель между быстрой и медленной стрельбой. Может быть, в нем дело?

   Ярих, сняв перчатку, полез в набедренную суму, где во внутреннем кармашке хранился рисунок ученого мужа. Судя по нему, переключатель должен быть справа. Ярих аккуратно передвинул его вниз. Вновь нажал на рычажок. И опять оружие не сработало! Разозлившийся служитель хотел уже бросить "ав-то-мат" в общую кучу, но заметил спереди от переключателя еще какую-то ручку. Подергал ее, та поддалась, отойдя назад и резко вернувшись на место с громким щелчком. Для чего это? Он опять нажал на спуск и "ав-то-мат" с оглушительным грохотом задергался, больно ударив его в предплечье. Ярих от неожиданности выпустил оружие из рук и оно, прекратив стрелять, упало на снег. Наблюдавшие с опасливым интересом за его манипуляциями бойцы испуганно вскрикнули, отпрянув.

   Преодолев страх, Ярих осторожно поднял демонское оружие, после недолгого колебания крепко прижал к кожаному наплечнику доспеха и коротко выжал спуск, тут же убрав палец. "Ав-то-мат" несколько раз плюнул огнем, выбрасывая сбоку какие-то металлические трубочки, и затих, опять толкнув в плечо, но на этот раз не больно. Тогда Ярих приказал поставить щит на еще не расчищенную часть завала и, прицелившись на глаз, выстрелил еще, на этот раз не убирая палец. Оружие задергалось, плюясь ярким в вечерних сумерках огнем, затем неожиданно начало запрокидываться вверх. Он тут же испуганно отдернул руку.

   Толстый деревянный щит оказался пробит насквозь в пяти местах, а "шариков" так и не нашли. Выплюнутые "ав-то-матом" трубочки, похоже - бронзовые, Ярих внимательно осмотрел и даже обнюхал - от них несло гарью, но понять, для чего они, не смог.

   - Давай посмотрим в запасной коробочке, - предложил Ришбал, тоже весьма заинтересовавшийся этим оружием.

   В коробочке оказались такие же трубочки, только заткнутые на концах заостренными металлическими пробками.

   - Наверное, это и есть те самые "шарики", - догадался Ярих. - А в трубочках содержится огненный порошок.

   Так или иначе, но он сумел заставить мощное оружие демонов подчиниться! Значит, сможет использовать против них, особенно если под снегом найдутся еще экземпляры "ав-то-матов". И не только против демонов! Ярих с нехорошим прищуром взглянул на боязливо наблюдавшего из последних рядов Донисаба, с трудом подавив желание провести еще одно испытание. На этот раз на живом человеке...

   Полностью завал расчистили только после полудня следующего дня. Нашли обгоревшие развалины арки Портала, явно полностью разрушенного, и еще девять тел, пятерых из первого отряда, и четверых из второго. "Ав-то-маты" оказались не у всех, видимо, унесло лавиной. Но еще пять образцов пополнили арсенал Яриха. Он отобрал десяток самых способных бойцов и попытался обучить их. Получилось не очень, ведь и сам он с трудом понимал, как заставить "ав-то-мат" работать. Битый час они разбирались только с заменой опустошенной коробочки на полную.

   А еще у некоторых демонов из первой группы нашлись обычные мечи и ножи. Ярих и его доверенные воины с интересом осмотрели трофей:

   - Железные, ты ж смотри! Но острые и крепкие! - поделился открытием один из бойцов, со всей силы ударив длинным прямым обоюдоострым мечом по трофейному же доспеху, выбив сноп искр.

   - Да и пластинчатый панцирь тоже железный. Смотри, почти не осталось следа от удара, так, мелкая вмятина! - заметил другой.

   - И "ав-то-маты", кстати, тоже железные! - поддержал их Ярих. - Видимо, железо у них лучше, чем у нас. Или Шола делает его таким!

   - А этот меч кривой, смотрите! Похож на мидонские тесаки, только лезвие длиннее и уже!

   - И рукоять отделана богаче! Видать, знатный воин был!

   - Демон, - поправил Ярих. - Ладно, потом будем разбираться!

   Больше времени заниматься побочными делами не оставалось. Где-то еще находятся примерно два десятка демонов, посланных Шолой. Их надо найти, убедившись, что они мертвы. А в этом Ярих начал сомневаться, увидев так мало трупов на перевале. При сходе лавин люди часто выживают, он видал примеры. Поэтому перед отходом ко сну подозвал Ришбала:

   - Понимаю, люди устали после двух дней напряженной работы. Но время не ждет! Завтра с утра разделимся на четыре отряда. Один, из десятка воинов и вот этого, - он указал на служителя Донисаба, - отправятся со всеми припасами в нижний лагерь и будут там ожидать остальных. Заодно проверят юго-восточный спуск, по которому пойдут. Он самый дальний от Портала, туда вряд ли унесло демонов. А три отряда по двадцать воинов в каждом спустятся в остальные прилегающие ущелья, куда пошла основная часть лавины, и попытаются отыскать демонов. Особенно выживших! Если найдутся таковые, по возможности брать живыми. Не будет возможности - убивать немедля! Трупы сжигать. Я возглавлю один из отрядов, ты - другой и подбери командиров для еще двух. И помни про возможности демонского оружия - ты видел их...



К востоку от Краевого Портала.

   Сергей, наконец, прочихался и протер глаза от налипшего снега. Привстал на локте, огляделся и обнаружил себя на дне узкого ущелья с почти отвесными скалистыми стенами. Больно отдавались в теле многочисленные ушибы, полученные при скоростном спуске, более походившем на падение. Сергей хорошо владел горными лыжами и часто ездил на зимние курорты, но сегодня с лыжами не срослось и пришлось скользить на собственной заднице и других частях тела.

   Он смутно понимал, как все произошло. Они, с Вадимом и Андреем - "прикомандированные специалисты" - должны были по плану войти в Портал в числе первых, сразу за командиром. Но из-за плохой погоды беспилотники "конторы", скрытно следившие за бандой сверху, потеряли контакт с преступниками, вновь обнаружив тех только в момент открытия прохода. Из-за чего вертолеты с группами запоздали, план пришлось переиграть на ходу и первыми в Портал пошли "боевики", чтобы обезвредить уже проникших "туда" бандитов. А они втроем двигались последними, в сопровождении еще одного бойца, замыкавшего колонну.

   Едва отойдя от Портала, буквально на пару десятков шагов, Сергей услышал грохот за спиной, и тут же неведомая сила ударила его в спину, сбросив с перевала на ближайший склон, по которому он и покатился с ужасающей скоростью. Только и успел заметить, что рядом тоже кто-то катится. Спуск по извивающемуся склону был страшен. Его то и дело подбрасывало в воздух, а то и выносило к внезапно выраставшим с боков скалам, грозя разбить о них в лепешку. Но, к счастью, пронесло. В смысле, мимо. Хотя, не будь на голове каски, вряд ли бы спуск закончился для него хорошо...

   Негромкий стон неподалеку заставил его вспомнить о товарищах. Сергей, кряхтя, поднялся из сугроба, отмечая, что все конечности, вроде бы, слушаются, хоть и побаливают, и обнаружил в нескольких шагах сгорбившуюся заснеженную фигуру

   - Андрей? Жив?

   - Вроде бы. Болит все! Сергей, ты как?

   - Так же, примерно. С нами был еще кто-то?

   - Не знаю.

   В десятке метров от них зашевелился еще один сугроб. Сергей поковылял туда и обнаружил сидящего в снегу Вадима, державшегося за голову.

   - Вадим! Ранен?

   - Головой приложило пару раз. Помоги встать!

   Сергей протянул товарищу руку, и тот со стоном поднялся.

   - Все остальное цело.., наверное! - сообщил Вадим, сделав несколько движений. - Голова только болит!

   - Боюсь, это сейчас не главная проблема для тебя. Да и для всех нас! - уныло констатировал Андрей, тоже подошедший к ним.

   - Надо поискать, может еще кто-то упал с нами! - предложил психолог.

   - Надо, Сергей! - поддержал его Вадим и, невзирая на головную боль, пошел в другую сторону, утопая в сугробах. - Почему здесь такая куча снега?

   - Похоже, сошла лавина! - предположил Сергей, как опытный горнолыжник. - И ее остатки догнали нас внизу!

   Минут пять они втроем осматривали все подозрительные сугробы, с трудом перемещаясь между ними. И, наконец, Андрей вскрикнул:

   - Здесь кто-то лежит!

   Вместе с подбежавшими товарищами они раскопали сугроб. Лежавший в нем человек не подавал признаков жизни, а его снаряжение оказалось заляпанным кровью.

   - Это Виталий, - сообщил склонившийся над телом историк. - Мертв!

   - Надо бы похоронить.., а, впрочем, какая теперь разница! - зло бросил Вадим. - Похоже, больше никого тут нет. Что будем делать?

   - Лезть обратно? - предположил Андрей.

   - Нереально! - твердо заявил психолог. - Без специального снаряжения не получится, уж поверьте моему опыту. Несколько километров вверх по крутому извилистому склону, заваленному свежим снегом...

   - Что там вообще случилось, кто-нибудь понял? - спросил Вадим.

   - Похоже, Портал взорвался. Я видел краем глаза, - сообщил историк.

   - То есть, обратного пути вообще нет?!! - у молодого инженера округлились глаза. - Мы что застряли здесь навсегда?

   - Спокойно! - повысил голос Сергей. - Выясним! Как старший по званию, беру командование на себя! Возражения есть?

   Спутники не возражали.

   - Хорошо. Первая задача - воссоединиться с товарищами. Предполагаю, они выжили и остались на перевале. Возможно, местные знают про другие порталы, либо профессор Архангельский что-нибудь раскопал. Может быть, поврежденный портал можно восстановить. В любом случае, наше присутствие необходимо как можно скорее. Раз отсюда подняться наверх нельзя, попробуем найти обходной путь! Это может занять время. Что у нас с припасами?

   - Мой рюкзак на мне. Там сухпая на неделю, - доложил инженер.

   - Мой тоже, - подтвердил историк.

   - И мой на мне!

   - А где твой АКМ? - вдруг спросил Вадим.

   Историку, как гражданскому лицу, оружие не полагалось, а вот Сергей, как-никак, был офицером ФСБ и автомат у него имелся. При входе в Портал. А сейчас отсутствовал.

   - А черт его знает! Вроде висел на плече. Упал при спуске, наверное!

   - Упал.., - скривил морду Вадим. - Это зря. Мы его сейчас не найдем! И на покойном Виталии нет, тоже потерялся. Теперь, получается, только я вооружен из нас троих?


   - Ничего страшного, надеюсь, оружие нам не понадобится! - решительно махнул рукой Сергей. - Не будем терять времени, пора двигаться!

   Выбравшись из сугробов, они пошли по единственному возможному пути - вдоль узкого ущелья, уводившего их сейчас в противоположную от желаемой сторону...



Лиам, Замелкоморье.

   - Да ты просто кладезь веселых историй, Адуна! - грузный кихин средних лет едва унял смех и отпил терпкого, но крепкого местного эля из растрескавшейся деревянной кружки, поперхнувшись и закашлявшись.

   - Эй, не задохнись! А то кому я истории рассказывать буду? - хихикнула его собеседница, со всей своей немалой силой заехав по спине собутыльника.

   - Есть еще? - раскрасневшийся от смеха и выпивки тот, наконец, откашлялся.

   - А то! Когда бродишь по свету, истории к тебе липнут, как исподнее после недели без купальни!

   - Ы..., - кихин вдруг с интересом уставился захмелевшими глазами на случайную собутыльницу, подсевшую к нему в грязном трактире на окраине города, куда он частенько заглядывал по вечерам, дабы набраться дешевого эля. Женщина мало походила на горожанок, отличаясь короткой стрижкой, стройностью и крепостью фигуры, а также наличием меча на поясе. - Никогда еще не пил с наемницей!

   - И как тебе?

   - Весело! А вот скажи... ик... Говорят, наемники, после боя насилуют всех баб, до каких дотянутся. А ты тоже, ы...? - он опять залился пьяным смехом.

   - А чем я хуже остальных?

   - И... как?

   - Хочешь узнать? - хищно прошептала женщина, склонившись к нему и легко укусив за ухо.

   - Хочу, Адуна, хочу! - он попытался засунуть потную ладонь ей под куртку.

   - Ну не здесь же! - она больно стукнула его по руке донышком кружки.

   - А где?

   - Пойдем! Я знаю место!

   Женщина, придерживая за руку пошатывающегося кихина, вывела того наружу под смешки сидевших неподалеку выпивох. На улице моросил мелкий дождь, пованивало отбросами и царила почти непроглядная тьма, едва рассеиваемая трепещущими на ветру огоньками редких масляных фонарей, указывающих вход в питейные заведения.

   - К-куда? - поинтересовался кихин, хлюпая сапогами по лужам, в изобилии заполнявшим немощеный переулок не самого благополучного района Лиама.

   - Туда, - неопределенно ответила спутница, продолжая его придерживать. - Пока мы идем, скажи мне кое-что. С месяц назад тут прошел отряд Красных Плащей. Ты наверняка знаешь, куда они направились, ведь они останавливались в вашей обители?

   - Да, были такие! Но, тсс! - он дрожащей рукой прижал толстый короткий палец к ее губам. - Я не должен об этом рассказывать!

   - А я не должна тебя насиловать! - засмеялась женщина, просунув свободную руку в разрез длинного кихинского плаща толстой шерсти, явно давненько не чищенного, и нащупав там самое сокровенное. - У них наверняка есть хороший найм для меня! У Плащей денег много, а работенка обычно непыльная. Разве ты мне не поможешь немного заработать?

   - Ну ладно! Только никому не рассказывай, да? - расплылся в довольной улыбке ее спутник, придерживая руку женщины в том месте, где та оказалась.

   - Это не в моих интересах.

   - На восток они пошли. К краевым горам за Гибалом.

   - А точнее?

   - Прямо на восток от Гибала. Что-то им там нужно... Но больше ничего не знаю! Я только купил для них сменных тягловых баранов и кое-какие припасы. Они уже далеко ушли, не догонишь! Но я тебя пристрою! Завтра поговорю с настоятелем обители, есть у нас кое-что для тебя!

   - Не стоит! - внезапно насторожилась наемница. - Найду другой найм.

   - Нет, Адуна, ты веселая! Я т-тебя обожаю и д-должен отблагодарить! - кихин с глупой улыбкой чмокнул ее в мокрую от дождя щеку. - Ну, мы пришли?

   - Ага, почти, - она быстро огляделась по сторонам. - Вот, смотри...

   Кихин послушно обернулся и тут же захрипел, валясь в грязь и суча ногами. Спустя минуту все было кончено. Женщина спрятала под куртку тонкую удавку, свитую из прочной кожи, и тихо свистнула. Из темноты переулка отделилась фигура, оказавшаяся крепким мужчиной, полностью завернутым в длинный кожаный плащ с капюшоном. Мужчина осторожно подошел вплотную и несколько секунд изучал валявшееся под ногами тело.

   - Зачем, Мирта? С ума сошла? Эта пьяная рожа и так завтра ничего бы не вспомнила! - зло прошептал новоприбывший.

   - Не учи меня, как делать мою работу, Канмаб! Лучше помоги избавиться от тела! - прошипела она в ответ.

   Мужчина, пожав плечами, молча схватил убитого за одну руку, Мирта взялась за вторую, и они потащили грузный труп кихина к ближайшей сточной канаве.

   - Что он сообщил? - поинтересовался Канмаб, брезгливо счищая грязь с дорогих перчаток тонкой кожи, когда они замели все следы.

   - Краевые горы восточнее Гибала.

   - Не слишком-то точное указание. Мы их там будем искать до затухания вулканов!

   - Зато хоть что-то. Сам-то ты вообще ничего не накопал!

   - А кто упустил посланца Западного Святилища в Пирааме, о котором я заблаговременно сообщил? Не ты ли, Мирта? - издевательским тоном парировал мужчина.

   - Ярих оказался слишком крепким орешком. Бывает. Зато теперь у нас есть направление. Благодаря мне, заметь!

   - Для получения настолько скудных сведений совершенно незачем было убивать кихина! - раздраженно прорычал Канмаб. - Ты хоть представляешь, что начнется, когда в обители обнаружат его пропажу?

   - Ничего не начнется! Упал в канаву по пьяному делу, вот и все! Нельзя было рисковать, он собирался рассказать про меня настоятелю. А, может быть, тебе его жалко, Канмаб? Все еще не забыл тяжесть кихинского плаща на собственных плечах?

   - Ты, стерва! Мне надоело выслушивать твои глупости! - ее собеседник на секунду схватился было за рукоятку короткого меча, торчавшую из-под плаща, но тут же, взглянув на хищно ухмыляющуюся Мирту и верно оценив свои шансы, одумался: - Давай лучше решим, что будем дальше делать!

   - Что тут решать? Пора сматываться из этого мерзкого города, и двигать на восток! Собирай людей.

   - Сейчас? Ты совсем сдурела, Мирта? Городские ворота давно заперты!

   - Это для тебя они заперты, бездельник! А у меня нужные люди есть везде. Собирай, говорю, незачем нам здесь днем светиться после всего!



К западу от Краевого Портала.

   В какой-то момент он осознал, что больше никуда не катится. Застонав, Константин открыл глаза, но это не помогло - он все равно ничего не видел. Холодный снег залеплял не только глаза, он был везде - в носу, во рту, в ушах и во всех щелях, какие только нашлись в обмундировании. "Лавина!" - пронеслась в голове оторопелая мысль-воспоминание. - "Завалило!" Он в панике дернулся, боясь задохнуться, но окружающий со всех сторон снег оказался рыхлым, и руки почти беспрепятственно добрались до лица, тут же освободив вокруг носа небольшое пространство. Константин глубоко вздохнул и взял себя в руки. Освободив и глаза, он обнаружил светлый участок в окружающей темноте, и стал раскапывать снег в том направлении. Буквально через несколько секунд в глаза ударил яркий солнечный снег. Оказалось, он был погребен всего лишь в каком-то метре от поверхности.

   С трудом выбравшись из заноса, но все равно по пояс утопая в снегу, осмотрелся. Справа высились острые скалы, между которыми вихлял этот злополучный склон, куда они спрыгнули, пытаясь уйти от лавины. Не ушли, она догнала их примерно на середине беспорядочного скольжения. Слева склон, ставший уже более пологим, продолжался, заворачивая за очередной скальный выступ. Его товарищей видно не было, но Константин сразу вспомнил про прибор связи, выполнявший также роль навигатора, показывающего командиру местоположение бойцов его группы в районе действия связи. Нажал на нужную кнопку на нарукавной сенсорной панели и устройство дополненной реальности, встроенное в шлем, тут же вывело перед глазами две зеленые и три красные точки. "Черт! Надо же!" - выругался он. Красные точки означали, что встроенные в комбинезоны датчики не регистрируют признаков жизнедеятельности у их владельцев.

   Навигатор, не имея доступа к спутниковой сети, показывал направление с большой погрешностью, поэтому у Константина заняло много времени раскопать выживших. Первый найденный, Игорь, к счастью, быстро очнулся и тоже присоединился к поискам. Второй, Олег, дышал, но был без сознания. Одно тело, с явным переломом позвоночника, они тоже раскопали неподалеку. Еще две красные точки находились, судя по всему, значительно выше по склону, и Константин, переглянувшись с товарищем, решил поберечь и так почти полностью потраченные на разгребание снега силы.

   - Кто здесь? - донесся до них голос сзади.

   Обернувшись, они увидели, что Олег тоже очнулся и пытается встать.

   - Олег, ты как?

   - Нога! Кажется, сломана!

   Проваливаясь в снег по пояс, они "подгребли" к товарищу.

   - Так и есть, - констатировал добравшийся первым Игорь под стоны раненого. - Сейчас зафиксируем!

   С помощью Константина он с трудом забинтовал ногу Олега, используя в качестве импровизированной шины его же АКМ. И только после этого товарищи стали анализировать ситуацию:

   - Кажется, Портал рванул, - начал Игорь. - Они его заминировали, что ли?

   - Чем? Профессор ничего не сообщал о наличии взрывчатки у местных. Скорее, поломка какая-то!

   - Да хоть так, хоть эдак! Толку теперь... Что делать будем, командир?

   - Что делать? Выбираться отсюда! - хмуро проронил Константин.

   - Как? Портала больше нет!

   - Я имел ввиду, из этой снежной ловушки. С Порталом будем разбираться потом, установим контакт с местными, отыщем профессора... Ребят жаль, похоже, выжили только мы трое!

   - Да уж... С левой ноги начали...

   - А я с правой! - попытался пошутить Олег, имея в виду перелом, но вышло у него плохо.

   - Ты сам-то как? - командир посмотрел на раненого с опасением.

   - Не очень. Голова трещит, похоже, вдобавок к перелому еще и сотрясение. Да и все остальное тело, кажется, превратилось в один сплошной синяк!

   - Ничего, Олежек, прорвемся! - Константин постарался добавить в голос уверенности. - Значит так. Вверх, к перевалу, забраться нам не светит, по свежему снегу, да еще и с раненым. Поэтому пойдем вниз, и потом попробуем вернуться к перевалу с другой стороны. Может быть, там, внизу, встретим местных, попросим помощи. Давай, Игорь, берем Олега за руки и тащим за собой!

   Сказать оказалось значительно легче, чем сделать. Снег был глубокий и рыхлый, на каждом шагу они проваливались по пояс, а то и по шею. И даже тот факт, что путь шел под уклон, особо не помогал. У них ушел час времени и все имевшиеся силы на то, чтобы преодолеть несчастные сотни полторы метров до последнего изгиба склона, за которым они с облегчением увидели почти ровное дно узкого ущелья, покрытое плотным неглубоким снегом.

   - Смотри, командир, там что-то валяется! - Игорь указал на прямоугольный предмет явно искусственного происхождения, заметно выделявшийся на фоне девственно чистого снежного покрова.

   Константин, валявшийся на снегу, раскинув руки и пытавшийся отдышаться, с трудом поднял голову. Нахмурившись, вытащил бинокль:

   - Похоже на те тележки, которые тащили чечены. Колеса есть. А там дальше еще лыжня виднеется! Давай-ка доползем туда, совсем ничего осталось.

   Идти уже было заметно легче, поэтому у предмета они оказались всего через пару минут. Оставив Олега лежать на снегу, устало подошли к тележке:

   - Да, точно их. Только без груза, выпал при спуске, видать. И лыжня самая натуральная! Значит, один чечен, как минимум, выжил и даже спустился раньше нас. Согласен, командир?

   - Запасливый какой попался! - озабоченно согласился Константин. - Лыжи притащил, как будто заранее знал, что понадобятся. И сейчас он где-то впереди, сука! Придется продвигаться осторожно, фиг знает, что у него на уме!

   - Не знаю, как ты, а я сейчас никуда продвигаться категорически не готов! - Игорь обессиленно растянулся на снегу. - Хотя бы час привала! Да и перекусить не помешает.

   Командир хмуро оглядел небо:

   - Вечер уже. Придется ночевать прямо здесь, сегодня мы уже никуда не пойдем! И даже топлива для костра тут взять негде, блин! Придется раскупорить НЗ.

   Полежав с четверть часа, они поднялись. Достали из рюкзаков саморазогревающиеся банки с супом и чаем.

   - Олег, суп будешь?

   - Какой суп, командир, меня сейчас вообще вырвет! Чайку бы.., и таблетку какую-нибудь!

   - Сейчас организуем! - он протянул раненому банку с горячим чаем и, покопавшись в аптечке, вколол обезболивающего.

   - Припасов маловато, - сообщил Игорь. - На неделю, если экономить!

   Рюкзак Олега пришлось оставить наверху - тащить раненого вместе с ним было решительно невозможно.

   - Ничего, уже завтра, надеюсь, выйдем в более обитаемые места! Давай-ка организуем ночлег, а то замерзнем к чертям!

   Они устроили укрытия из снега, предварительно "закопав" раненого товарища. Резко, как это бывает в горах, наступила темнота. Олег уже спал - укол подействовал. Игорь же шумно ворочался в своей "берлоге", затем произнес:

   - Командир, спишь уже?

   - Нет еще. Что с тобой?

   - Не по себе мне что-то. Ни в одном рейде такого не было. Там мы всегда знали, что нам помогут, вытащат, если что. Хотя бы попытаются. А сейчас мы тут одни, совсем!

   - Не хнычь, Игорь. Нас трое, мы вооружены, подготовлены и обладаем недоступными местным знаниями. Попробуем использовать все это. Кроме того, есть еще один козырь - профессор. Я уверен - он знает выход. Мы обязательно вернемся домой!

   Игорь промолчал, а вскоре от его убежища послышалось мерное сопение. Константин, глядя на украшавшие ночное небо мириады ярких звезд - редкое для горожанина зрелище - размышлял о том, каков он этот мир, в котором, как он честно признавался самому себе, похоже, придется задержаться надолго, если не навсегда. На секунду навалилась глубокая горечь от мысли, что, возможно, ему никогда более не придется увидеть жену и детей, но натренированным усилием воли он подавил уныние и заставил себя заснуть...



К юго-востоку от Краевого Портала.

   Шамиль помнил, что это Умар толкнул его на склон с криком: "Прыгаем, лавина!" Больше никого, кажется, рядом не было, они шли последними. Хотя нет, за ними должен был идти этот гяур, которого зачем-то пригласил Имран. Но тот плелся где-то далеко позади, наверное, там и остался.

   Поэтому теперь внизу, в ущелье, они были вдвоем. Только вот Умар лежал навзничь, едва сдерживая стоны, как и полагается мужчине. Перелом обеих ног, множественные ушибы, сотрясение мозга и, возможно, внутренние повреждения. Все это Шамиль взглядом опытного врача диагностировал довольно быстро. И, достав свою обширную аптечку (зря Ахмад ругался на ее размеры и вес!) попытался хоть как-то помочь. Сейчас подействуют лекарства, и Умару станет легче. Сам он, слава Аллаху, почти не пострадал во время этого безумного спуска, отделавшись парой легких ушибов. Только вот что теперь делать?

   На перевале, вероятно, все погибли. Портал, это порождение шайтана, взорвался и более не существует. Зачем Аллах привел его сюда и оставил жить? Должна быть цель!

   Шамиль упал ниц и стал яростно молиться. Искать направление на Мекку здесь не имело смысла, но он был уверен, что это теперь и не важно. Затем он встал, оглянулся на злополучный склон, привязал уснувшего (лекарства подействовали) Умара нашедшимся в рюкзаке тросом под мышками и потащил. Надо выбраться к каким-нибудь зарослям, чтобы развести костер и согреть раненого.

   Спускаясь по ущелью и часто делая привалы (возраст-то уже не юный), к наступлению темноты он смог добраться до границы снегов. Но белая пелена сменилась, увы, отнюдь не растительностью, а голыми камнями, чередующимися с заполненными снегом ямами. Лишь где-то вдали, в нескольких километрах отсюда, виднелись чахлые заросли. Однако тащить раненого по грунту оказалось слишком тяжело, плюс темнота и отсутствие сил. Шамиль понял, что придется заночевать прямо здесь. Положил так и не проснувшегося Умара поудобнее, помолился и прижался к телу товарища, чтобы согревать его ночью. Вымотанный за этот ужасный день организм провалился в сон моментально.

   Первое, что он понял, проснувшись рано утром, это то, что Умара больше нет. Измученный ранами товарищ не пережил холодную ночь. Шамиль бросился на колени. "Всемогущий Аллах, зачем ты привел меня сюда, в мир язычников, и оставил одного! Что мне делать?" Но отклика не последовало. Шамиль понял, что ответ придется искать самому. Он встал и посмотрел на тело Умара. Похоронить его тут, в мерзлом каменистом грунте, не имелось ни малейшей возможности. Все, что он может, это прочитать соответствующее дуа: "O Аллах, раб Твой и сын рабыни Твоей нуждался в Твоём милосердии, а Ты не нуждаешься в мучениях его! Если творил он благие дела, то добавь ему их, а если совершал он дурное, то не взыщи с него!"

   Постояв молча над телом еще с минуту и позаимствовав из рюкзака товарища некоторые припасы, Шамиль, не оборачиваясь, направился дальше...



К юго-западу от Краевого Портала.

   - Брат, почему нас только шестеро? Где остальные?

   - Остались на перевале, Руслан. Боюсь, они погибли!

   - Да примет Аллах их к себе! Что делать теперь, командир?

   - Уходить отсюда! - Ахмад зло сплюнул на снег. - За нами шли, ты видел? Это федералы! И тащили что-то, что взорвалось вместе с Порталом. Надеюсь, шайтан их всех там забрал!

   - Нас предали! Это из-за гяура, я уверен!

   - Не знаю, Руслан. Гяур тоже остался там. Теперь это уже не важно! Дороги домой больше нет. Груза тоже нет, он остался под лавиной. Местные наверняка взрыв Портала спишут на нас и будут мстить, все равно мы им теперь не нужны без груза. Но Аллах не просто так спас нас, братья! Выход должен быть!

   - И какой? - спросил кто-то из сгрудившихся возле командира бойцов.

   - Аллах нами, Он подскажет! А пока, думаю, надо идти к обитаемым местам. Посмотрим на этот мир, раз уж здесь оказались. И надо найти профессора, возможно, он знает, как вернуться назад!

   Ахмад еще раз внимательно осмотрел выживших. Все были в порядке, с оружием и рюкзаками, только у Мурата сломана рука. Но помощь ему уже оказали, идти сможет сам. Склон, на который они спрыгнули, чтобы спастись от катящейся сверху лавины, оказался довольно пологим, и, слава Аллаху, спустились они без особых повреждений. Даже лавина их не догнала, рассеявшись в скальных изгибах. Тележки, правда, пришлось бросить наверху...

   Шли сначала по узкому ущелью, и довольно медленно, преодолевая глубокий снег. Но вскоре ущелье расширилось, острые, красноватой породы скальные выступы перестали зловеще нависать над головой, вызывая неосознанное беспокойство. Снега стало меньше, а спуск немного круче. И еще через пару часов, когда солнце уже ощутимо склонилось к западу, отряд пересек границу снегов. Далее вниз вела довольно удобная пологая каменистая тропа, преодолев несколько изгибов которой, они вышли на открытое пространство. Перед глазами предстала широкая долина, уходящая еще дальше вниз и заполненная густым девственным лесом. А на его ближней опушке просматривались какие-то деревянные сооружения.

   - Что там, командир?

   - Похоже на временный лагерь. Телеги, бараны пасутся вокруг, какие-то шатры стоят. Лагерь небольшой, вряд ли там много людей! - Ахмед отнял бинокль от глаз. - Пошли туда, пока не стемнело!

   - А если местные примут нас враждебно? - поинтересовался Руслан.

   - Тем хуже для них! - зло усмехнулся командир.

   Путь до лагеря занял не более десяти минут быстрым шагом. Все, кроме пострадавшего Мурата, взяли автоматы наизготовку. В сотне метров от ближайшего шатра их, наконец, заметили. Несколько фигур в серых шерстяных накидках и с копьями в руках вышли из-за беспорядочно расставленных телег. Потом между ними появился человек в красном плаще, явно начальствующего вида. На поясе у него висели украшенные вышивкой ножны, одежда была заметно получше, а ногах виднелись высокие, блестящие надраенной кожей сапоги, а не какие-то обмотки, как у остальных.

   - Командир, а мы их поймем?

   - Попробуем, - Ахмад много времени потратил на изучение аборигенского языка по имевшимся материалам, но уверен в своих познаниях не был. Кроме него, только Руслан пытался освоить чужой язык, с гораздо меньшим успехом. Жаль, Шамиль не выжил! Вот он-то, зная в совершенстве арабский, имевший много общих корней с местным языком, преуспел лучше всех! Да и как врач он бы сейчас лишним совсем не был! Но увы...

   - Стойте! Кто вы? - донесся до них вполне разборчивый возглас местного начальника, когда до него оставалось шагов двадцать.

   Ахмад, радуясь, что оказался способен понимать местную речь, попытался ответить:

   - Гости! Нам нужен ночлег!

   - Вы спустились.., - следующее слово Ахмад не разобрал. - Где Ярих?

   - Не знаю, о чем ты говоришь, уважаемый!

   - Где наши люди? - собеседник повысил голос, явно начав подозревать неладное. - Вы не могли прийти сюда одни!

   - Ваши люди погибли. Снег упал, - Ахмад не знал, как сказать "лавина".

   - Погибли? - возопил местный и потянул меч из ножен. - А ну стойте! Положите свои мечи на землю!

   Автоматы висевшие на плечах гостей он, видимо, за оружие не воспринял, но у всех них на поясах присутствовали хорошо различимые мечи и сабли. Сгрудившиеся вокруг командира оборванцы угрожающе склонили свои копья, которые при ближайшем рассмотрении оказались просто кривыми дрынами с кое-как насаженными на концы маленькими лезвиями.

   - Лучше сам положи свой меч! - угрожающе крикнул Ахмад.

   - Взять их! - приказал местный и сам кинулся вперед с мечом в руке.

   - Идиоты! Похоже, кроме главаря, остальные вообще не воины, а пастухи и возницы! - спокойно сообщил Ахмад товарищам, перебросил автомат вперед и нажал на спуск. Его бойцы, с трудом понимавшие разговор, также открыли огонь, не раздумывая.

   Набегавший мечник рухнул в утоптанную возле входа в лагерь траву, как подкошенный, вряд ли даже успев сообразить, что произошло. Секунд через десять все было кончено. Восемь свежих трупов лежало возле прохода между телегами. Испуганные грохотом выстрелов бараны, пасшиеся неподалеку, с громким блеянием разбежались в разные стороны. Командир подошел к главарю местных и носком ботинка перевернул лежащее на животе тело. Кожаный, с нашитыми бронзовыми пластинами панцирь зиял на груди тремя аккуратными дырами, сквозь которые сочилась кровь.

   - Дерьмо у них, а не доспехи! Навылет пробило, вместе с подбоем! Руслан, проверь, есть ли еще кто в лагере!

   - Никого, - через минуту доложил тот. - Все легли здесь. Три палатки стоят, пустые!

   - Вот и хорошо! Давайте посмотрим, чем они тут собирались ужинать! - засмеялся Ахмад и, переступив через труп главного, вошел в огороженное пространство.

   Между шатрами, в середине лагеря, пылал костер, над которым висел объемистый медный котел. Внутри оказалось нечто типа жаркого, судя по запаху - из баранины.

   - Кроме барана, у них тут, во временном лагере, и не из чего больше готовить! - прокомментировал Руслан. - Попробуем?

   - Обязательно! И пошли пару человек, чтобы согнали обратно разбежавшийся скот. Он нам еще пригодится! Я так понимаю, у них тут ожидают телеги, на которых встречавшие нас люди добрались в горы. И припасы на обратный путь. Если наверху остались выжившие, они обязательно придут сюда. Поэтому выставим дозор и будем дежурить по очереди!



Иглон, Верхние земли.

   - Посол могущественного Властителя Средних земель, поместный господин Адмелгарт! - громко объявил дворецкий.

   Высокие стрельчатые двери зала приемов раскрылись беззвучно, свидетельствуя, что выделенное на их смазку масло было использовано управляющим замка по назначению. В зал степенно вошел пожилой мужчина, одетый в искусно сшитый дорожный костюм из однотонной коричневой, но явно дорогой ткани. Воротник его плаща, небрежно переброшенного через локоть, блистал белоснежным мехом снежного барса. Гость отличался гордой осанкой и внимательным взглядом, коим без спешки окинул помещение. Левая рука его покоилась на витом эфесе короткого бронзового меча, висящего на расшитом золотыми узорами поясе, а в правой он держал пергаментный свиток, запечатанный вычурной восковой печатью. Мужчина молча подошел к помосту на противоположном от дверей конце зала, где, на троне резного дерева с массивными ножками, фигурно отлитыми из натертой слугами до идеального блеска бронзы, его ожидал Правитель Иглона.

   - Приветствую тебя, Правитель Саркабал! - посол пропустил эпитет "могущественный", что уже само по себе было плохим знаком.

   Но восседавший на троне Правитель ничем не выразил своего разочарования. Напротив, приветливо улыбнувшись, встал и шагнул навстречу гостю. Дружески положив руки на его плечи, произнес:

   - Дорогой Адмелгарт! Рад вновь тебя видеть! Наверняка, устал от долгой дороги? В твоем возрасте такие поездки невероятно утомительны! Прошу, присаживайся, подкрепи свои силы! - он попытался усадить старика за искусно вырезанный из цельного куска камня круглый столик, сервированный отборными фруктами и вином в безумно дорогом хрустальном графине работы знаменитых илиамских мастеров. Однако посол вежливо, но твердо отвел его руку:

   - Благодарю за заботу, Правитель, но вначале я должен передать тебе послание моего господина!

   Саркабал кивнул, взял протянутое письмо, резким движением сломал печать, даже не рассмотрев ее как следует, и вернулся к трону. Его суровое вытянутое лицо, обрамленное коротко стриженными черными с проседью волосами, с тонким крючкообразным носом и узкими, всегда несколько презрительно сжатыми губами не выразило никаких эмоций во время чтения. Перечитав пергамент дважды, Правитель не глядя сунул его в поспешно протянутую руку секретаря, услужливо вытянувшегося чуть позади трона.

   - Присядь же, наконец, Адмелгарт! - вновь предложил он с улыбкой, впрочем, уже заметно наигранной. - Как себя чувствует Властитель Гетбал?

   - Превосходно, хвала Балшамиму!

   - Невзирая на недавние, э... неприятности с заговором брата?

   - Слухи о заговоре сильно преувеличены, Правитель! Брат Могущественного, денно и нощно погруженный в непреходящие заботы о благе Властителя, несколько... повредился в уме от нагрузки, и допустил ряд неоднозначных высказываний. Кое-кто из его приближенных неправильно их понял или, что точнее, использовал в своих преступных интересах. Виновные казнены, а брат Могущественного удален в тихое место для поправления сил.

   - То есть, посажен в темницу, где, надо полагать, вскоре скончается от неизлечимой болезни? - понимающе кивнул Саркабал.

   - Мы все неустанно молимся о его выздоровлении! - не моргнув глазом, дипломатично ответил посол.

   - Что же, я рад, что в Средних землях торжествует стабильность! Как я понял из послания, Властитель Гетбал, да продлятся его дни, э... не считает возможным поддержать мои претензии на престол Верхних земель?

   - Увы, нет! - умело изобразил на лице печальное сочувствие Адмелгарт. - Властитель тщательно изучил твою просьбу и не нашел достаточно веских причин ее поддержать.

   - То есть, Властитель не верит в успех моего предприятия?

   - Боюсь, что нет! Положение Властителя Тамона достаточно прочное, большинство Правителей все еще верны ему.

   - Среди Правителей Верхних земель нет ни одного, готового отдать жизнь за Тамона! Они просто боятся пошевелиться, трусливо выжидая, чем закончится война. У меня нет ни малейшего сомнения, что все они, как один, проголосуют за меня, стоит мне только вывесить баннер над башнями Адмата!

   - ...городской Совет которого однозначно поддерживает представителя освященной веками правления династии Властителей! С благословления кихинов Асмуна, кстати! - не очень вежливо перебил Правителя гость, и, понизив голос, добавил: - Адмат без помощи изнутри не взять даже с войском втрое большим твоего. И тебе это прекрасно известно!

   - С помощью Властителя Гетбала это стало бы возможным! Адмат сильно зависим от торговли с Пираамом, и его Совет можно убедить не только военной силой!

   - Ты не хуже меня знаешь, что из всех торговых городов лишь Адмат подчинен своему Властителю напрямую, благодаря Шлюзу, принадлежащему владетельной семье и являющемуся залогом благополучия города. Пираам же зависим от Властителя Средних земель только формально. И не будет поддерживать его решения, идущие вразрез с интересами города. А война уже принесла пираамской торговле значительные убытки! Там весьма недовольны твоим выступлением! Хочешь моего совета - откажись от претензий, пока дело еще можно уладить миром! Тамон не станет требовать твоей головы, он слишком ленив и нерешителен, чтобы продолжать войну, когда есть возможность ее прекратить, получив разумную компенсацию!

   - А зачем тебе давать мне такой совет? - вкрадчиво осведомился Саркабал, не выказывая обиды на резкие слова посла. - В чем твоя выгода?

   - Средним землям выгодно, когда на границах мир, - пожал плечами тот. - Торговля, налоги...

   - Нет, я спросил, какова твоя выгода, личная? Насколько я помню карту, твои поместные земли граничат с нашим Владением? Кажется, с землями Правителя Бастургала, не так ли?

   - Именно так.

   - Думаю, он бы уступил тебе часть своих земель, если бы его об этом убедительно попросил дружески настроенный к тебе Властитель Верхних земель, как думаешь?

   - Понимаю, к чему ты клонишь, Саркабал. Но не вижу, чем бы я мог быть тебе полезен. Я всего лишь передаю волю своего господина!

   - Полно тебе, Адмелгарт! Всем известно, что ты один из самых доверенных его советников! И самых влиятельных! И не только при дворе Властителя твое слово имеет вес, но и в торговых городах, прежде всего, в Пирааме!

   - И тем не менее...

   - Ты мог бы, например, на обратной дороге заехать в Пираам и переговорить с влиятельными членами тамошнего Совета. Думаю, мне есть, что им предложить. Разве переход всего торгового тракта в Адмат в одни руки не отвечает их интересам? Только ликвидация лишнего таможенного поста покроет их убытки за год-два. А вдобавок я мог бы еще предложить снижение вдвое пограничных сборов сроком на десять лет и починку тракта за счет казны Верхних земель! Гетбала же ты тоже затем сможешь уговорить, когда Пираам выступит в мою поддержку! Если хорошо постараешься!

   - Это... очень заманчивое предложение! - гость пристально вгляделся в собеседника, явно серьезно задумавшись и прикидывая варианты. - Однако даже поддержки Пираама недостаточно для твоей победы! Мне будет трудно их убедить!

   - А ты постарайся! - с напором повторил Правитель.

   - Трудно стараться, если я сам не уверен в твоих перспективах!

   - Ты думаешь, что я уже выложил все козыри на стол? Поверь, мне еще есть чем всех удивить. И только от тебя самого зависит, обрадует тебя это или же наоборот!

   - Ничего не могу тебе пока обещать! - произнес Адмелгарт после напряженного раздумья. - Однако... я все же заеду в Пираам! Только ты не сильно затягивай со своими козырями! Никто не пошевелится, пока текущая ситуация не начнет меняться.

   - Всему свое время! Что ж, дорогой Адмелгарт, я рад, что мы с тобой достигли взаимопонимания! Отдохни с дороги, а вечером жду тебя на ужин в твою честь!

   После ухода посла Саркабал ленивым жестом отослал и слуг с секретарем. Те, поклонившись, мелкими шажками выбежали из зала, оставив правителя наедине с пожилым мужчиной, неприметно сидевшим до этого в дальнем углу. Старик, кряхтя, поднялся из уютного, обитого тисненой кожей кресла и медленно поковылял в направлении трона, прихрамывая и опираясь на тонкую резную трость.

   - Что, Саркабал, не вышло заручиться поддержкой Средних земель? А ведь я предупреждал! - проскрипел старик, нависая своей несколько сгорбленной, но все еще внушительной фигурой над сидящим в раздумьях Правителем, и предварительно громко прокашлявшись.

   - На то ты и мой советник, Агхарт, чтобы предупреждать! Тем ты и ценен! - неожиданно искренняя, добрая улыбка осенила суровое лицо правителя, обычно лишенное эмоций, когда тот взглянул на старика.

   - Я был советником твоего отца, да не тронет его Шола, и, преодолевая дряхлость, стал твоим не для того, чтобы увидеть, как Властитель Тамон опускает тебя в чан с кипящим маслом! А этим, боюсь, и кончится твоя авантюра!

   - Ну, пока нет никаких причин этого опасаться! - безразлично отмахнулся Саркабал. - С самого детства слышу от тебя лишь ужасные пророчества!

   - Потому что с самого детства ты отличался отсутствием предусмотрительности и осторожности! Я, как мог, пытался привить их тебе, но, к сожалению, не преуспел! - старик повысил голос, превратившийся в результате из скрипа в хриплый шелест. - Нет причин, говоришь? Ни одной толком выигранной битвы, ни одного захваченного города или, хотя бы, замка за полгода кампании!

   - Опять ты преувеличиваешь! Один замок мы взяли, таможенные крепостицы на тракте тоже. Да и войско Тамона потрепали знатно!

   - И толку? Замок они уже отбили, тракт тоже скоро отобьют. Тамон, при всей его лени и жадности, рано или поздно дозреет до мысли, что надо потратиться на созыв всех баннеров. И тогда нам конец! Полное войско Владения превосходит наше раз в пять, как минимум!

   - Наберем еще наемников! - вяло возразил Правитель. - Деньги в казне пока есть.

   - У Тамона денег больше! А наемники при таких неважных раскладах воевать не любят! Твоим единственным шансом было заручиться поддержкой соседей. И это ты тоже успешно провалил! Наши Правители на твои послания благоразумно не отвечают, соседний Властитель дипломатично отказал. В Пирааме и Адмате только копят злобу на тебя за помехи торговле. Адмелгарт правильно сказал - отступись, пока не поздно!

   - Адмелгарт, как ты видел, весьма быстро поменял свою точку зрения, - ухмыльнулся Саркабал. Было заметно, что эта, довольно резкая беседа, совершенно не беспокоила его. Скорее, забавляла.

   - Ты его купил щедрыми, но пустыми обещаниями! Конечно, почему бы ему не попробовать? Он-то в любом случае ничем не рискует! Но у Адмелгарта ничего не выйдет!

   - Посмотрим. Но ты продолжай меня пугать, это полезно перед принятием важных решений! - Саркабал легко поднялся с не особо удобного трона и потянулся, разминая затекшие суставы.

   Агхарт неожиданно крепко схватил его за расшитый золотом рукав:

   - Объясни мне, на что ты рассчитываешь? Иначе я сниму с себя обязанности советника и удалюсь на заслуженный покой!

   - Есть еще кое-какие... козыри. Я сейчас жду некоторых сообщений!

   - Ты что.., - зрачки старика расширились. - Ты все-таки связался с... ЭТИМИ? Они убьют Тамона? Это будет ужасная ошибка! Скажи, что это не так!

   - Никто Тамона не убьет, не переживай! Я сам прекрасно знаю, что этот шаг... непродуктивен. Нет, я жду других сообщений! - уйдя от прямого ответа, Саркабал мягко отцепил костлявые пальцы старика от рукава и уверенной походкой направился к выходу из зала.



К востоку от Краевого Портала.

   Они брели уже третий день. Сначала ущелье вело их прямо на восток, и Сергей, глядя в зияющую пробелами слабо детализированную карту, оставленную профессором, начал беспокоиться - на востоке были обозначены лишь бесконечные вечные льды. Но на второй день ущелье резко свернуло строго на юг и к полудню, спускаясь по нему, маленький отряд достиг границы снегов. К вечеру же, с трудом преодолевая часто встречающиеся на пути каменные осыпи, они добрались до расширяющейся долины, заросшей редковатым леском. Долина, однако, продолжала вести на юг, даже немного опять отклоняясь к востоку. С западной же стороны, в направлении Портала, ее ограничивали почти отвесные скалистые стены, одного взгляда на которые было достаточно, чтобы отказаться от мысли их штурмовать. Зато вторую ночь, в отличие от первой, трое вынужденных путешественников провели в тепле, набрав в изобилии валяющегося в лесу хвороста для сооружения костра.

   И вот сегодня они отправились дальше. Долина имела ощутимый спуск, лес становился гуще, и идти было все труднее.

   - Хоть бы какую звериную тропу найти! - посетовал Сергей, пробираясь вдоль чуть более свободного от зарослей берега небольшого ручейка с холодной, как лед, водой, у которого они останавливались предыдущей ночью.

   - Откуда? - усмехнулся историк. - Судя по тому, что нам известно, самые большие дикие животные в этом мире - козлы и бараны. Даже кабаны тут маленькие, не больше овчарки! Какую уже тропу они натопчут? Так, Вадим?

   - Люди, наверное, так высоко в горы тоже не забираются. Так что пилить нам сквозь чащу еще долго! - поддержал его инженер.

   - Ну вот, накаркали! - Сергей остановился - ручей вдруг превратился в водопад трехметровой высоты. - Придется искать обход!

   - А красиво здесь! - восхитился Вадим, когда они, взяв чуть правее, вернулись к нижнему краю водопада. Ручей под ним расширялся, образовав небольшую "ванну", обрамленную покрытыми темно-зеленым мхом живописными камнями.

   - Да уж! - согласился Андрей. - Вот заплутаем окончательно, так хоть доживать будем в красивом пейзаже. Домик в лесу поставим, курочек заведем, поросят приручим... Как вам?

   - Жить здесь, наверное, приятно. Посудите сами: насекомых нет, ядовитых животных или опасных хищников тоже! Как и инфекционных болезней с паразитами. Рай просто! - засмеялся Вадим.

   - Ну, местные в своих сказаниях прямо так и заявляют - действительно рай. Специально для них созданный! - поддержал его Андрей. - Ну что, остаемся?

   - Сплюнь! - поморщился Сергей. - Все образуется. Рано или поздно выйдем к людям!

   Случилось это гораздо раньше, чем они предполагали. Ближе к полудню путешественники стали задумываться над местом для обеденного привала. Лес как раз стал еще гуще, но Вадим заметил просвет слева.

   - Похоже, там поляна! - он стал проламываться через валежник.

   Товарищи потянулись за ним. Громко треща сухими веточками под ногами, Вадим раздвинул последние сомкнутые кусты и внезапно оказался на широкой поляне, обрамленной высокими дубами. А там их уже ждали. Семь обильно заросших длинными спутанными волосами мужчин, в потертых и многократно латаных меховых куртках до колен и грубых шерстяных штанах. Головы их покрывали разнообразные чепцы и капюшоны из невыделанных шкур или ткани, с длинными полами, спускающимися на плечи. А в руках они держали копья и луки, у некоторых на поясе болтались длинные тесаки. И оружие было направлено в сторону заранее выдавших себя шумом пришельцев.

   - Черт! - Вадим, застигнутый неприятной встречей врасплох, замер на краю поляны.

   Его товарищи тоже выбрались из кустов и застыли рядом в ошеломлении. Враждебные намерения аборигенов не заметить было трудно.

   - Какие-то охотники, наверное, - тихо предположил историк, указывая на сложенную на поляне стопку свежих шкур лесного барса. - Возможно, вполне даже мирные люди. Но внезапно встречающихся чужаков не любят нигде, поэтому надо соблюдать осторожность и не напугать их.

   - Взведу-ка я автомат на всякий случай! Что-то они мне совсем не нравятся! - Вадим медленно потянулся к висевшему за спиной оружию.

   - Не вздумай! Андрей прав, нельзя их пугать. Сейчас я попытаюсь договориться! - психолог, широко улыбнувшись и демонстрируя пустые руки, шагнул вперед.

   Острия копий и стрел синхронно сопровождали его. Сергей медленно вышел на середину почти круглой, метров двадцати в диаметре поляны, встав напротив аборигена, которого он по каким-то причинам счел главным. Возможно, как обладателя единственного большого топора среди всей компании, гордо заткнутого за расшитый какими-то блестящими цацками широкий кожаный пояс, тоже единственный такой на всех.

   - Здравствуйте, уважаемые! - раздельно произнося слова, и намеренно преувеличено артикулируя, начал психолог на местном языке, которым неплохо овладел, несмотря на ограниченное время на подготовку.

   - Здравствуй, - после небольшой паузы прогундосил главарь. - Кто вы такие?

   - Мы... мы ученые мужи. Сопровождали э..., кихинов, но отстали из-за схода снегов. А вы кто будете, уважаемые?

   - Мы охотники, - главарь пристально осмотрел собеседника и его товарищей, задерживая взгляд на их снаряжении. - Так значит вы не воины, а... эти...

   - Ученые мужи, - подсказал Сергей. - Нет, мы не воины, и нам нужна помощь, чтобы найти наших товарищей! Думаю, вас вознаградят!

   - Где, говоришь, вы их потеряли?

   - На перевале, на запад отсюда, в двух днях пути, - психолог показал рукой куда-то за спину.

   - А.., - главарь мельком переглянулся со своими товарищами и осклабился, обнажив плохие почерневшие зубы. - Хорошо! Помочь мы всегда рады!

   Сергей, улыбаясь, шагнул к нему. Вадим с Андреем, уже готовые последовать за командиром, вдруг с ужасом увидели, как главарь, не убирая дружелюбного, вроде бы оскала с лица, резко двинул рукой. Окровавленный наконечник копья, пробив шею их товарища, почти полностью вышел с другой стороны. Сергей замер на мгновение, вскинув руки к горлу, и тут же без звука упал навзничь. А трое лучников уже вскинули луки, целясь в них!

   - На землю! - крикнул Вадим, прыгая в сторону и вниз. Натренированные в свое время рефлексы не подвели. Еще перекатываясь по жухлой скрипучей траве, он выдернул автомат из-за спины, взвел и открыл огонь по бегущим навстречу бандитам, размахивавшим копьями. Три коротких очереди - копьеносцы упали. Стрела глухо ударила в кевларовый шлем, беспомощно отскочив. Перекат, и еще три очереди - по лучникам. Дистанция в полтора-два десятка метров не оставляла противнику ни малейшего шанса.

   Прошло всего секунд десять - и вот главарь остался стоять посреди поляны в одиночестве, ошеломленно озираясь. Вадим медленно поднялся, продолжая целиться в последнего остававшегося в живых бандита. Тот был настолько поражен случившимся, что даже не попытался бежать, стоя столбом. Насмерть вбитые в голову во время службы в спецназе ФСБ инструкции требовали обезвреженного бандита брать живым. Но Вадим, краем глаза взглянув на бездыханное тело Сергея с пробитым горлом, без дальнейших колебаний выжал спуск. Главарь с пробитой грудью рухнул наземь.

   Вадим, возбужденно дыша, повел стволом налево-направо, но более врагов не обнаружилось. Тогда он повернулся к Андрею. Историк беспомощно лежал на земле, похожий на ежа из-за торчащих из него стрел.

   - Черт, Андрей! - Вадим подскочил к товарищу.

   - Шустрый ты, Вадим, - тихо пробормотал тот, постанывая. - Быстро отпрыгнул! А я вот, не успел...

   - Сейчас, сейчас! - инженер, отложив автомат, лихорадочно искал аптечку в рюкзаке. - Где пробило?

   - Ноги, рука, - простонал Андрей. - Да ты не суетись, кажется, ничего особо критического...

   Вадим последовал совету и начал осматривать раненого по порядку важности, с верхней части тела. Cтрела, застрявшая в бронежилете, его не пробила и повреждений не нанесла. Другая застряла в предплечье левой руки, пробив его насквозь вместе с курткой. И еще две торчали из обеих ног, глубоко проникнув в "мясо". Кровь из ран не то чтобы хлестала, но текла довольно бодро. Вадим попытался припомнить, чему учили на курсах первой помощи.

   - Так, сначала вколем обезболивающее! И противостолбнячное... хотя здесь это, наверное, лишнее. Ничего, пусть будет! - он повторял свои мысли вслух, как бы советуясь с пациентом, но тот молчал. - Теперь перетянем руку жгутом выше раны... так. Ну, Андрей, обезболивающее подействовало?

   - Нет еще, слишком рано!

   - Нельзя ждать. Извини, придется потерпеть!

   Вадим пилящей стороной боевого ножа срезал стрелу со стороны наконечника, затем взялся за древко и с силой дернул. Андрей взвизгнул.

   - Все, уже все! - приговаривал "доктор", смазывая дыры с обеих сторон руки заживляющим клеем и бинтуя рану.

   Крови вылилось немного благодаря наложенному жгуту. Теперь надо было заняться ногами. Стрелы в них зашли не так глубоко, но зато придется как-то выковырять застрявшие наконечники. Вадима передернуло при мысли об этом, занятие полевой хирургией ему не могло раньше привидеться даже в страшных кошмарах. Но он постарался не показать своего страха товарищу.

   - Ну, подействовало уже лекарство?

   - Кажется, да, - ответил Андрей слабым голосом.

   - Тогда закрой глаза и расслабься!

   Вадим разрезал обе штанины, освободив места будущей операции. Задумчиво рассмотрел наконечник первой стрелы. Узкий "лист" из дрянного железа, всаженный шипом на обратном конце в древко, стянутое нитью. "Держится на стреле хреново, наверняка останется в ране, если дернуть! Но попробовать придется." Он, тяжело вздохнув, взялся за стрелу, торчавшую из левой ноги и плавно потянул. К удивлению, стрела вышла вместе с наконечником. Наверное, ударилась в кость и поэтому вошла неглубоко. Вадим быстро обработал рану и наложил пластырь.

   А вот второй наконечник все же пришлось вырезать. Вадим постарался сделать это настолько аккуратно, насколько мог, сконцентрировавшись на задаче, чтобы мандраж не мешал работать. Это было тяжело сделать, да и Андрей все время отвлекал стонами. Видимо, обезболивающее действовало не особенно эффективно. Тем не менее, он справился, хотя кровищи пролилось немало. Забинтовав ногу, стал размышлять, не вколоть ли еще и антибиотик, дополнительно к клею, который тоже его содержал. Информации о местной биологии не хватало. С одной стороны, из переданных профессором сведений следовало, что тут явно действует некий биологический фактор, типа естественного антибиотика огромной силы. Но так ли это и насколько он мощен? Неужели у местных раны не загнивают? Ответа на этот вопрос не имелось, и Вадим решил вколоть антибиотик тоже. Хуже, по крайней мере, вряд ли будет...

   Закончив с медицинскими операциями, он оттащил Андрея на середину поляны, уложив на те самые шкуры, добытые покойными охотниками. Под голову подложил его же рюкзак:

   - Отдыхай пока, а я осмотрюсь!

   Несколько минут он с тяжелой душой осматривал поляну. Тела надо бы хоть немного оттащить в сторону, ведь на запах крови могут сбежаться хищники. Но делать ему это решительно не хотелось. После недолгого размышления он по-быстрому отпихнул тела охотников к самому краю поляны. Хищники здесь не особо опасные, а у него есть автомат. Тащить пришлось только труп главаря и Сергея. Последнего сначала думал похоронить, но грунт на поляне оказался каменистым, и это потребовало бы значительных усилий. Поэтому он только снял с погибшего рюкзак и нож с пояса, после чего прикрыл его лицо курткой.

   - Хреновая ситуация, да? - этими словами встретил его Андрей. - Как будем из нее выбираться?

   Лицо раненого немного порозовело, и он вообще выглядел чуть лучше. Наверное, обезболивающее, наконец, подействовало в полную силу.

   - Как? Да фиг теперь знает! - не стал скрывать своей растерянности Вадим. - Долбанные охотники! Почему они на нас напали?

   - Позарились на наши вещи, очевидно. Потерявшиеся путники, без оружия. Легкая добыча. Чего бы и не напасть, никто же не узнает!

   - Но Сергей обещал им вознаграждение за помощь!

   - Так то всего лишь обещание! А ведь можно и прямо сейчас взять. Кроме того, у них вполне могли быть нелады с представителями власти. И вообще, вероятно они никакие не охотники были, а обычные грабители!

   - Еще раз бы их пристрелил, ей-богу! - в сердцах махнул рукой инженер. - Теперь мы застряли на этой поляне надолго! Вряд ли ты встанешь на ноги меньше чем через недели полторы!

   - Я постараюсь!

   - Да ладно! Куда уже теперь спешить? Похоже, твое пророчество сбылось, и нам придется обосноваться здесь!

   - Ну, неделю как-нибудь и без жилья протянем! Разве шалашик какой...

   - Для начала, неплохо бы пожрать! - Вадим разжег костер, умело подготовленный охотниками. - Сейчас погрею чего-нибудь.

   Помятый медный котел аборигенов, грязный, как и они сами, он брезгливо отставил в сторону, повесив вместо титановую походную кастрюльку, извлеченную из рюкзака. Добавил воды из фляги и высыпал внутрь содержимое одной из банок сухого пайка. Вскоре запах готовящейся похлебки заставил нетерпеливо сглатывать слюну.

   После обеда измученный Андрей заснул, а Вадим занялся обустройством временного лагеря. Расстелил так удачно подвернувшиеся шкуры, подготовив спальные места, разложил припасы, сходил за водой к ручью, протекавшему в сотне метров отсюда, приготовил ужин. Заодно, преодолевая брезгливость, осмотрел трофейное оружие. Ничего особо интересного не обнаружилось. Копья из едва обструганных кривых веток с небольшими железными наконечниками сомнительного качества. Ножи, с покрытыми выбоинами лезвиями, ничем не лучше копий. Луки самой простой конструкции, из обтесанного дерева, явно сделанные "на коленке" и вряд ли выдерживающие более одного сезона. Он попробовал пострелять, получилось плохо. Натяжение слабое, стрелы летели недалеко и неточно. Может, местные лучники управлялись с данным поделием и лучше него, но он-то уж точно вряд ли попал бы в цель размером даже с гуся с расстояния больше десятка метров! Пришлось выбросить и лук. Единственное, что он позаимствовал, это большой топор главаря, явно более качественный, чем остальное оружие.

   Следующим утром они проснулись поздно - сказалась усталость от вчерашних событий. Андрей чувствовал себя неплохо, хоть слабость никуда и не делась. Он даже мог немного действовать раненой рукой.

   - Схожу, пожалуй, за водой, - сообщил ему Вадим. - Завтракать будем с кофе. Ты не слишком голодный?

   - Я вообще не голодный. Можешь не спешить! - вяло ответил историк.

   - Тогда я побольше воды принесу. Морду сполоснуть тебе и про запас. Заодно попробую поохотиться. Если зверье здесь не слишком пуганое, может и получится. А то припасов не больше, чем на неделю!

   - Попробуй, попробуй, - Андрей не проявлял большого интереса, явно сосредоточившись на собственных ранах.

   - Может, тебе еще обезболивающего вколоть? - участливо спросил инженер.

   - Пока не надо, иди!

   Вадим взял свой рюкзак, сложил туда оба титановых посудных набора, свой и Андрея, чтобы взять побольше воды. Повесил на пояс и нож покойного Сергея, в дополнение к своему, а также трофейный топор. Еще раз задумчиво посмотрел на аборигенский лук, но отрицательно мотнул головой и взял вместо него одно из копий, самое лучшее на вид.

   - Что-то я много на себя навесил, - он встал в сомнении. - Кстати, ты же останешься без оружия! А вдруг тут лесные барсы пожалуют, или еще какие гости? Давай-ка я тебе автомат оставлю! Все равно слишком много снаряжения на мне!

   - А ты как же?

   - У меня еще пистолет есть! - он положил рядом с раненым АКМ и все запасные магазины. - Только не засни и смотри в оба!

   - Не беспокойся!

   Вадим пошел по направлению к ручью, но сразу воду набирать не стал. Сначала осторожно прошелся вдоль берега, ища, на кого бы поохотиться. Мельком увидел пару зайцев, но те быстро попрятались в чаще. Затем долго подкрадывался к семейству диких уток, неспешно суетившемуся у ручья ниже по течению. Подобравшись к птицам метров на пять, метнул копье и, разумеется, не попал, лишь спугнув добычу.

   - Да, хреновый из меня охотник! - зло сплюнул он. - Похоже, придется переквалифицироваться в собиратели! Или, как минимум, в рыболовы! Не драгоценные же сейчас патроны тратить!

   Вадим вернулся к ближайшему от поляны изгибу ручья, достал из рюкзака посуду и набрал холодной, как лед воды. Копье пришлось оставить у ручья, так как рук не хватало. Медленно, чтобы не разлить воду, стал пробираться к поляне через наслоения валежника.

   На полпути он вдруг услышал сильный шум. Можно было различить крики и топот ног. "Это еще кто на нашу голову! Что там с Андреем, почему не стреляет?" Бросив на землю посудины, он выхватил из кобуры свою штатную "Гюрзу" и стал тихо подкрадываться к поляне. Шум не умолкал. Вадим подполз к ограничивающим поляну кустам и осторожно раздвинул густые ветви. На поляне было тесно от большого количества людей в красных плащах, вооруженных и с прямоугольными щитами. Не меньше двух десятков, на глаз. "Похоже, это те, кто встречал нас на перевале!" - решил Вадим. "Пришли помочь или..?"

   Вид новых гостей не слишком свидетельствовал об их дружелюбных намерениях. Трое или четверо окружали лежавшего на своем месте Андрея, приставив к его горлу наконечники копий, остальные рассредоточились по поляне, внимательно осматривая ее, особенно трупы погибших. Двое, начальственного вида, стояли чуть поодаль от Андрея, держа в руках его автомат. Бегавшие по поляне воины время от времени что-то им докладывали. Через несколько минут парочка с автоматом подошла к раненому, и Вадим услышал довольно разборчивый голос одного из них:

   - Что здесь произошло, демон?

   "Демон? Вот, значит, за кого вы нас считаете?"

   - Охотники. Напали на нас, - донесся слабый голос Андрея, явно с трудом подбиравшего слова. Однако Вадим почти все понимал, несмотря на то что освоил язык хуже, чем оба его товарища с учеными степенями.

   - Сколько вас было?

   - Двое! - после незаметной паузы ответил историк.

   "Это он молодец, что сообразил промолчать про меня! Ничего, еще поглядим! Патронов маловато, но на этих тварей хватит!"

   - Всего двое? - грозно усомнился допрашивающий.

   - Да. Еще один погиб в снегу.

   - Мы его нашли! Как ты их всех убил?

   - Оружие, - кивнул Андрей на автомат.

   - Куда вы шли?

   - Собирались найти дорогу обратно на перевал.

   - Зачем?

   - Воссоединиться со своими товарищами и вернуться домой.

   - Все остальные демоны погибли! Говори, зачем Шола послала вас?

   - Нас не посылала никакая Шола. Мы вообще не верим в ваших богов!

   - Кто же вас послал? Зачем вы вторглись к нам?

   - Наш... Властитель послал. Чтобы схватить бандитов и вести переговоры с вами вместо них!

   - Ты лжешь! Ваш Властитель хотел захватить наш мир!

   - Это не так!

   - Теперь уже не так! Портал, хвала Балшамиму, разрушен и вам, демоны, больше не проникнуть к нам!

   Парочка в красных плащах склонилась над пленником, осматривая его раны. Потом главный из них кивнул товарищу, и они направились к краю поляны, как раз в сторону Вадима. Тот покрепче сжал пистолет, готовясь открыть огонь. Но они остановились чуть поодаль куста. Главный задрал подол своего кожаного доспеха, усиленного бронзовыми пластинами, и развязал завязку штанов. "Урод! Не нашел другого места помочиться!" - Вадим застыл в напряженном ожидании.

   - Что думаешь? - тихо, но разборчиво спросил главный, пуская струю на кусты. - Он тяжело ранен, придется тащить на руках весь путь наверх.

   - Вряд ли он особо ценный пленник! Явно не главарь. Сказал все, что знал. Да и помрет, поди, по дороге, он немолод и слаб! Или, что хуже, призовет проклятие Шолы на нас, демон!

   - Я согласен с тобой!

   - Но что скажет Ярих?

   - Смотря как ему преподнести. Указания были даны расплывчатые...

   Вадим понимал далеко не все слова, но смысл, в целом, был ясен. И сказанное ему сильно не понравилось. Парочка, тем временем, закончив свои дела, направилась обратно. Прежде чем Вадим успел обдумать дальнейшие действия, главный подошел к пленнику и совершенно буднично, не говоря ни слова, полоснул его по горлу лезвием кинжала. Из разреза забил фонтан крови, Андрей, вскинув руки, дернулся и замер. "Су-уки!" Вадим невероятным усилием воли сдержался, чтобы тут же не выстрелить в эту мерзкую харю в красном плаще и бронзовом шлеме. Андрею уже не помочь, а исход боя с двумя десятками хорошо вооруженных профессиональных бойцов далеко не ясен. Оставалось только корить себя за нерешительность. Ведь он мог успеть спасти товарища! Вернее, попробовать...

   Сжав зубы, он продолжил наблюдать - уйти сейчас без шума у него вряд ли бы получилось. Главный "плащ" отдал какие-то распоряжения. Его бойцы неторопливо содрали всю одежду с тел обоих "демонов". Там, где они не справлялись с мудреными застежками, просто разрезали ткань. Вадим с мстительным удовлетворением наблюдал, как один из бойцов, сыпя проклятиями, пытался разрезать кевларовую лямку бронежилета ножиком из дрянной стали. В конце концов до того дошло, что скорее сотрется сам нож, и бронежилет просто стащили через верх, приложив немало усилий.

   В то же время другая группа воинов стаскивала на поляну хворост и рубила ветви у близлежащих деревьев. В результате в центре поляны появился большой костер, на который уложили обнаженные тела Сергея и Андрея. "Трупы бандитов они сжигать не собираются. Значит, на самом деле уверены, что мы демоны!" - догадался Вадим.

   Погребальный костер начал интенсивно разгораться, а "плащи", прихватив оба валявшихся на поляне "демонских" рюкзака и снятую с тел одежду, завернутую в одну из шкур, покинули место действия, направившись дальше на юг, а не назад, как предполагал Вадим. "Наверное, знают более легкий путь к перевалу, в обход" - решил он. Едкий дым от разбушевавшегося в полную силу костра ударил ему в нос, заставив чихнуть. Пришлось покинуть убежище. Вадим, уже не скрываясь - враги ушли далеко, спустился обратно к ручью. Омыл лицо ледяной водой, посидел немного, бездумно глядя в затянутое облаками небо. Потом собрал и уложил в рюкзак брошенные ранее посудные наборы и вернулся на поляну. Костер уже догорал. Стараясь не глядеть на него, Вадим порылся вокруг. Нет, "плащи" не оставили ничего из вещей "демонов", унесли с собой все. Оба рюкзака его товарищей и почти все припасы, неразумно выложенные Вадимом у стоянки. И, главное - автомат! Теперь из "нормального" оружия осталась лишь "Гюрза" с двумя магазинами. Оружие мощное, но...

   В итоге он поживился только одним более-менее приличным ножом (трупы и нехитрое снаряжение охотников "плащи" не тронули) и парой уцелевших шкур для ночлега. После некоторых колебаний взял и лук с десятком стрел - авось получится использовать для охоты. И двинулся по следам удалившегося отряда. Не потому, что хотел их выследить. Просто больше идти было некуда. На поляне, после всего, он оставаться не желал.

   Несколько часов осторожно шел по хорошо различимым даже для непрофессионала следам "плащей", опасаясь их невзначай догнать. Враги, нагруженные поклажей, передвигались достаточно медленно, и он даже пару раз слышал их голоса. Тогда Вадим останавливался и пережидал некоторое время. Ближе к вечеру лес стал редеть и вскоре превратился в красивый горный луг, заросший высокой травой. Через несколько сотен метров от опушки луг разделялся скальной грядой на два широких ущелья. Правое уходило на запад, левое продолжало тянуться на юг. Вадим, прячась за последними деревьями, видел, как отряд "плащей" медленно втянулся в правое. "Возвращаются к перевалу" - понял он. "Раз они направо, то мне, значит, налево!" На перевале его явно не ожидало ничего хорошего. Выждав еще минут десять, он ступил на луг, направляясь ко второму ущелью. Куда и зачем он идет, Вадим не имел ни малейшего представления. Душевно опустошенный и морально подавленный, он просто брел в никуда. "Застрелиться, что ли?" - пришла тоскливая мысль. Все равно здесь его могла ждать лишь смерть, быстрая или не очень. Дороги домой нет, товарищи погибли, местные власти желают только уничтожить всех "демонов". От остального населения он тоже не ждал ничего хорошего. Чужака убьют сразу - поведение "охотников" тому примером, или сдадут властям, что, в принципе, то же самое. Или же он просто умрет от голода, так более никого и не встретив в этих малолюдных горах...



К западу от Краевого Портала.

   Олега они погрузили на "трофейную" тележку. Хоть на ней и не было уже полозьев, тем не менее и на корпусе она скользила по снегу достаточно легко. Никакого сравнения со вчерашними мучениями. Часто меняясь (в одиночку тянуть тележку было удобнее), товарищи к полудню достигли границы снегов. Сделали привал, пообедали.

   - Надо идти дальше, - задумчиво глядя вдаль, произнес Константин. - Там уже скоро растительность, значит, вечером можно будет разжечь костер и набросать листьев для лежанок. Еще одна ночь в таком холоде нам не нужна!

   - Только как будем тащить раненого, Костя? Тележка по грунту скользить не будет, и на колесах тоже недалеко уедет, по камням-то! - поинтересовался Игорь.

   - Олег чуть окреп, возьмем его с двух сторон, будет скакать на здоровой ноге. А в лесу выломаем подходящие ветки, соорудим костыли! Все, двигаем!

   Предложенный метод передвижения сработал, но скорость оказалась ниже всякой критики. Олег еще не настолько окреп, как надеялся Константин, и оба живых "костыля", нагруженных, кроме раненого, еще и собственным снаряжением, сильно уставали. Требовались регулярные привалы. К вечеру они смогли преодолеть лишь пару километров вдоль почти не расширившегося пока ущелья. До нормальной растительности так и не добрались, не считая пары хилых кустиков. Поэтому мечты о костре так мечтами и остались. Пришлось лечь вплотную друг к другу, чтобы не замерзнуть.

   Холодным утром все трое чувствовали себя плохо. Саморазогревающиеся банки закончились, и согреться можно было, только прыгая на месте. Так они и сделали, кроме Олега, конечно. Тот даже встать без посторонней помощи не мог.

   - Надо идти! - заявил командир. - Позавтракаем позже, когда согреемся!

   И троица заковыляла дальше тем же способом, что и вчера. Ущелье, наконец, стало понемногу расширяться и становиться все более пологим. К полудню они преодолели еще пару километров.

   - Все, обед! - Константин, уложив раненого, и сам устало повалился на землю.

   - Пейзаж меняется! - заметил Игорь, опускаясь рядом. - Вон, уже видна "зеленка".

   - Пора бы! - простонал Олег. - Еще одну ночь без костра я не переживу! Дойдем туда к вечеру?

   - Надеюсь, - ответил командир.

   - Или сбегайте сами налегке и принесите мне костыли! Быстрее будет.

   - Тоже идея. После обеда посмотрю в бинокль, и прикинем, - Константин заставил себя встать, достал и вскрыл банку тушенки.

   - Командир! - взволнованным голосом позвал Игорь.

   Константин обернулся и обмер. Из-за последнего поворота ущелья, метрах в ста позади от них, стали появляться люди в красных плащах. Много, не менее двух десятков.

   - Блин, это же те, с перевала! - воскликнул Игорь. - Выжили, значит! И догнали!

   - Не нравится мне это! - командир с беспокойством наблюдал, как нежданные гости, быстро приближаясь, грамотно рассредоточиваются полукругом во всю ширину ущелья. - Блин, и укрытий здесь никаких!

   - Думаешь, нападут?

   - А хрен знает, что у них на уме! Кажется, ничего хорошего! Черт, не хотелось бы начинать контакт с перестрелки! Заляг здесь, прикроешь меня!

   Константин, приведя оружие в боевую готовность, вышел навстречу. Сделал несколько шагов, остановился, направив автомат на пришельцев, и заорал:

   - Стойте!

   Один из преследователей, в высоком бронзовом шлеме и без щита, поднял руку, и его бойцы остановились. И тут же залегли, прикрывшись щитами. Послышался скрип натягиваемых тетив и щелчки взводимых арбалетов. Константин, ощутив направленные на себя острия десятков стрел, сильно пожалел, что группа при выходе одела легкие походные бронежилеты, прикрывающие только торс, а не тяжелые штурмовые.

   - Что вам нужно? Почему вы гонитесь за нами? - он, запинаясь, подбирал слова, изучение местного языка далось ему трудно.

   - Чтобы поймать вас! - предводитель гостей, единственный оставшийся на ногах, намеренно говорил медленно, понимая, что собеседник плохо знает язык. - Сдавайтесь!

   - Мы не собираемся делать вам... плохое! Мы пришли говорить!

   - Вы пришли с оружием, чтобы завоевать нас! Зачем еще вас могла послать Шола?

   - Не понимаю! - Константин почти в отчаянии мотнул головой. - Кто послал?

   - Вы демоны, и вы хотите захватить наш Мир. В вашем стало слишком тесно, я знаю!

   - Мы ничего не хотим захватить! Ты ошибаешься!

   - Я обычно не ошибаюсь! - уверенно заявил преследователь. - В любом случае, мы не собираемся позволять вам свободно гулять по нашему миру. Сложите оружие, и я обещаю сохранить вам жизнь!

   - Нет, я тебе не верю! Мы не отдадим оружие! Знай, оно очень сильное, мы можем всех вас убить, если захотим! - Константин решил, что пора вести переговоры с позиции силы.

   Командир преследователей улыбнулся и развел руками:

   - Я тебе предлагал мир... БЕЙ! - и тут же упал на землю, перекатываясь вбок.

   Константин тоже среагировал мгновенно, повалившись вниз. Над головой в опасной близости просвистели стрелы, сзади раздался вскрик Игоря. Времени оборачиваться не было, и Константин открыл огонь. Главаря, не вооруженного арбалетом, он решил оставить напоследок, и начал со стрелков, прикрытых щитами. "Эти деревяшки вам не помогут!" - он со злым удовлетворением видел разлетающиеся щепки от щитов и беспомощно выпадающие из рук убитых арбалеты. Через секунду Константин с радостью услышал грохот автомата напарника. "Жив, Игорек!" А еще через пару секунд услышал стрекот еще одного автомата. И еще одного. "Что за..." - было последним, что он успел подумать. Пуля, пробив кевларовый шлем, положила конец его жизни...

   ...Ярих, убедившись, что первый демон мертв, развернул "ав-то-мат" в сторону второго, но стрелять не стал. Этот тоже был уже убит. Кхуром, вооруженный еще одним захваченным "ав-то-матом", не подвел. Задуманная Ярихом военная хитрость удалась, пусть и ценой жизни части его стрелков, отвлекших на себя внимание врагов. Оставался третий демон, изначально лежавший чуть поодаль и, видимо повредивший ногу при спуске. Он не был вооружен, и Ярих поспешно крикнул:

   - Третьего живым!

   Несколько не пострадавших в перестрелке воинов вскочили и, держа копья наперевес, ринулись к демону. Ярих тоже встал и последовал за ними. Бойцы окружили раненого, когда Ярих был еще шагах в десяти от того. Раненый демон лежал неподвижно, только в руке у него появился небольшой металлический шарик, похожий на грушу. Опытный воин вдруг ощутил сильнейшее чувство опасности:

   - Убейте его! - заорал он и по какому-то наитию бросился на землю, вытянувшись ничком.

   По ушам ударил грохот, над головой что-то нехорошо прожужжало. Ярих поднял голову. Там, где лежал раненый, стояло облачко дыма, а вокруг валялись его люди. Некоторые неподвижно, другие - катаясь по земле и крича от боли. Ярих вскочил. Теперь он видел, что демон тоже мертв, убив себя вместе с врагами. "Великий Балшамим, что это такое было?" Он оглянулся по сторонам, считая. Победа досталась дорогой ценой. Семеро его бойцов были мертвы. Еще не менее пяти ранены. Но, главное - дело сделано!



К юго-западу от Краевого Портала.

   Было еще позднее утро, когда группа Красных Плащей достигла нижнего лагеря. Десяток бойцов двигался привычным быстрым походным шагом, за ними плелся едва поспевавший за тренированными воинами Донисаб, то и дело утиравший пот, текший с него ручьем, несмотря на холодную погоду. Лагерь выглядел как обычно, шатры стояли на месте, бараны паслись неподалеку. Только людей видно не было.

   - Спят они тут круглые сутки, что ли, бездельники? - презрительно бросил десятник, входя в проход между ограничивавшими лагерь телегами и ничуть не беспокоясь, что его услышат те, кого он так пренебрежительно охарактеризовал.

   Отряд втянулся следом, и тут из ближайшего шатра появилась странная фигура, в пастушьем плаще, но с мечом на поясе.

   - Ты кто такой? - недоумевающе воскликнул десятник. - Где Табал?

   - Умер, - спокойно ответил "пастух".

   - Что-о? А ты...

   - Я демон. А вот вы - трупы!

   Тут же из-под прикрытых шкурами телег раздался грохот и отблески пламени. В считанные мгновения весь десяток превратился в окровавленное месиво, кожаные панцири с бронзовыми накладками оказались негодной защитой от автоматных пуль, выпущенных в упор.

   - Экономнее надо было! Патроны не бесконечные! - поморщился Ахмад и сбросил не нужный более пастушеский плащ.

   - Кажется, их было одиннадцать! - произнес Руслан, выбираясь из-под телеги и переступая через трупы. - Где еще один?

   Он заглянул под крайнюю телегу и удовлетворенно усмехнулся:

   - Ага, вот и толстяк!

   - Не стреляй, пока..., - Ахмад отвел оружие товарища в сторону. - Похоже, этот не воин, а монах... как там у них называется? Кихин, вот! Пораспрашиваем его сначала.

   Ахмад вытащил за шкирку трясущегося от страха и, судя по запаху, обделавшегося кихина из-под телеги.

   - Не бойся, мы не будем тебя убивать!

   - Великий Балшамим, спаси меня от этих служителей Шолы! Помоги.., - несвязно бормотал себе под нос Донисаб, с ужасом всматриваясь в окружавшие его недобрые бородатые рожи.

   - Перестань трястись! - Ахмад брезгливо пнул скрючившегося на земле толстяка носком ботинка под ребра, от чего тот взвизгнул. - Отвечай! Вы идете с перевала?

   - Д-да...

   - Это все, кто выжил после... снега?

   - Н-нет! - Донисаб даже не подумал врать этим страшным пришельцам.

   - Где остальные? И сколько их?

   - Еще ш-шесть десятков. Они т-там! - он махнул рукой в сторону гор.

   - Они придут сюда?

   - Д-да!

   - Скоро?

   - Н-не знаю! К-когда найдут остальных... демонов!

   - Они выжили?

   - Неизвестно. Мы нашли под завалом десять трупов.

   - Медленнее говори, я плохо понимаю! Десять? И тех, кто пришел после нас?

   - Тех четверо. Они были в... странной одежде!

   Ахмад повернулся к своим, наскоро переводя:

   - Короче, получается, на перевале шесть наших погибших, да примет их Аллах! То есть, кроме нас, еще трое могли выжить.

   - Не обязательно, - возразил Руслан. - Они могли быть погребены лавиной на спусках.

   - Думаю, мы это вряд ли узнаем. Около перевала крутятся еще шестьдесят вражеских бойцов, если кто и выжил, они найдут. Тем более, если они ранены!

   - И что с ними сделают?

   - А вот сейчас и спросим! Эй ты, баран безрогий, - обратился к пленнику на местном языке Ахмад. - Если твои товарищи найдут наших, что они должны сделать с ними?

   - Поймать или убить. Таков приказ Яриха!

   - Это кто?

   - Командир отряда. Он очень... боится вас!

   - Почему?

   - Он считает, что вы посланцы Шолы и собираетесь захватить наш мир!

   - Кто такой Шола? - переспросил по-русски Руслан, едва понимавший речь пленника.

   - Это она, а не он. Богиня Ада. Как Шайтан, примерно, - пояснил честно изучивший все материалы профессора командир и вновь обратился к перепуганному кихину:

   - Так Ярих изначально собирался нас всех убить?

   - Нет. Только когда увидел, что за вами идут еще воины. Тогда он... уничтожил Портал!

   - Как? - изумился допрашивающий. - Разве это возможно?

   - У него был Уничтожитель.

   - Что было?

   - Такая... Вещь, оставшаяся от богов. Я не знаю, как она действует!

   - Вот твари! - зло вскричал Ахмад, вновь с силой пиная верещащего от ужаса и боли пленника. - Теперь мы точно не сможем вернуться! Если только профессор не поможет!

   - О Боги, спасите меня! - пропищал сжавшийся в комок Донисаб.

   - Нет никаких богов, есть только один Аллах, запомни, баран! - Ахмад пнул его еще раз, для лучшего запоминания.

   - Кто это? - осмелился спросить пленник в перерывах между стонами.

   - Аллах Всемогущий! Вы его называете Балшамим! - сквозь зубы пояснил "демон".

   - А сыновья Балшамима как же? Не боги? - несмотря на свое плачевное положение, Донисаб решил поддержать близкую для него, кихина, тему.

   Но теологического диспута не вышло:

   - Нет никаких "сыновей", баран! - носок ботинка в очередной раз вмазался в многострадальные ребра несостоявшегося партнера по богословскому спору. - Запомни, только Аллах и мы, рабы его!

   - Кончай неверного, Ахмад, он нам больше не нужен, - бросил кто-то из окружавших их бойцов.

   - Нет, нужен! Во-первых, он поможет нам найти профессора, а во-вторых, он еще не все сказал! Баран, у тебя имя есть?

   - Д-донисаб.

   - Буду звать тебя Дони, а то слишком длинно! И кто ты?

   - Я... я помощник одного из старших кихинов в святилище Асмуна. Меня послали встречать вас...

   - Ага! Ты из святилища! Значит, должен знать, где тот наш человек, которого вы захватили в прошлом году?

   - Он там. Но к нему относятся хорошо, ничего плохого ему не сделали! - поспешно добавил пленник, боясь опять навлечь на себя ярость собеседника.

   - Это радует. Скажи, Дони, этот э... Ярих - сильный воин?

   - Да. Он лучший. Его специально прислали из святилища Хамана!

   - Это ему не поможет, наше оружие сильнее!

   - У него тоже есть такое оружие, мы нашли под снегом! И он разобрался, как из него стрелять! - пленный лепетал без остановки, от страха не в силах сообразить, что о некоторых вещах лучше бы умолчать.

   - Плохо! - Ахмад повернулся к товарищам. - Эти твари нашли автоматы погибших и научились ими пользоваться. Вряд ли у них вышло хорошо, но это дополнительная угроза, кроме их численного преимущества. Думаю, надо не терять времени и, пока они там ищут выживших "федералов" (сделай, Аллах, так, чтобы они друг друга перебили!), поскорее уходить отсюда. Профессора держат в святилище, и вот этот поможет туда пробраться. Еще не знаю, как, в дороге подумаем!

   - А если профессор тоже не знает, что делать?

   - Будем надеяться на помощь Аллаха!

   Сборы много времени не заняли. Телеги решили с собой не брать, ибо никто из пришельцев не знал, как именно туда запрягают этих здоровенных баранов. Да и припасов много не требовалось, часть погрузили в рюкзаки, а мясо, пока еще в живом виде, могло передвигаться само. Для маскировки, чтобы сразу не бросаться в глаза всем встречным, бойцы напялили поверх курток длинные мешкообразные пастушьи плащи из грубой шерсти, найденные в лагере. И еще до полудня шестеро "пастухов", гоня перед собой десяток баранов и пленника со связанными руками, направились на запад по едва различимой тропинке, прорезавшей долину.



К юго-востоку от Краевого Портала

   Три дня Шамиль брел, как во сне. Проходил несколько километров по постепенно оживавшему горному ландшафту, делал привал, съедал что-то из припасов, не чувствуя вкуса, и бездумно брел дальше. Вечером разжигал костер и грелся - ночи все еще были жутко холодными. Куда направляется, он не знал. И даже особо не задумывался, Аллах направит! Благо, пока дорога была только одна - вниз по расширяющемуся ущелью, ограниченному голыми отвесными скалистыми стенами и постепенно превращающемуся в широкую долину, покрытую густой сочно-зеленой травой. Несколько раз путь преграждали крутые обрывы, спуск по которым был связан с немалым риском. Но он преодолевал их все с тем же неизменным фатализмом, лишь тихо бормоча молитвы. Пейзаж очень напоминал родные края, однако он этого как будто и не замечал.

   На второй день он наткнулся на снежного барса. Хищник, размером с большую овчарку, запрыгнув на высокий камень, долго провожал внимательным взглядом равнодушно проследовавшую мимо фигуру, но напасть так и не решился. Шамиль, глядя в узкие зрачки зверя, даже не почувствовал страха, хотя мог противопоставить барсу лишь длинный нож или туристический топорик. Настолько ему было все равно. Если Аллах решит, что его жизненный путь должен завершиться в зубах хищника, то так тому и быть! Но у Всевышнего, видимо, имелись другие планы...

   На четвертый день пути долина разветвилась на несколько широких рукавов, разделенных скальными грядами и заросших лесом. Не выбирая особо, Шамиль просто направил свои стопы в ближайший из них, несколько отклонявшийся к юго-западу. К этому времени он понемногу начал приходить в себя и задумываться о будущем. Припасы через пару дней кончатся, а снаряжения для охоты у него нет. Как, собственно, и соответствующих навыков. Придется искать съедобные растения. Либо найти поселок местных жителей и попросить у них помощи. Как они отнесутся к чужаку, он не знал, но на все воля Аллаха!

   Ближе к вечеру Аллах, кажется, услышал его молитвы. Лес вдруг сменился расчищенным участком, сильно походившим на возделываемое поле. Метров через двести, на другом конце поля, с вершины низкого холмика, брызгал водой и паром в небо невысокий гейзер. Наверное, довольно минерализованный, судя по "лысой" поверхности возвышенности вокруг источника и легкому запаху сероводорода.

   Шамиль подступил поближе, но вплотную к самому гейзеру подходить поостерегся. Еще прыснет кипятком... Вместо этого он последовал за горячим ручейком, куда собиралась вода, выплевываемая источником. Ручеек вилял по густой роще, отделявшей поле от соседнего, а затем вновь вывел на расчищенное пространство. Там, на берегу небольшой речки, беглец увидел несколько простых деревянных изб, окруженных высокой изгородью, над которыми вился дым. "Благодарю тебя, о Аллах!" - Шамиль произнес благодарственную молитву и направился в сторону жилищ, благо парящий ручеек тек прямо туда.

   Людей пока видно не было, но, приблизившись, он услышал голоса, какой-то ритмичный стук и прочие шумы, указывавшие на присутствие обитателей в поселке. Найдя калитку в виде приставленной к проему в изгороди связки толстых хворостин, Шамиль отодвинул ее в сторону и осторожно проник внутрь. Следовало, конечно, предупредить хозяев о своем появлении, но он не знал, как это правильно сделать.

   Вместо этого он вновь пошел вдоль выкопанной канавы, отводившей часть горячей воды из прежнего ручейка внутрь поселка. Обогнув загон с сонно блеющими баранами, и три стоявшие в ряд грязные телеги, Шамиль вышел к большому навесу под толстой соломенной крышей.

   Похоже, большая часть обитателей поселка находилась именно там. Перед взором гостя предстала умилительная, на первый взгляд, картина вечернего отдыха утомленных работой селян. На открытой жаровне подрумянивалось баранье мясо, источавшее умопомрачительный для проголодавшегося путешественника запах, люди же, полуодетые, либо вообще голые расположились вокруг небольшой круглой купальни, в качестве которой выступала вырытая в земле яма, метров пяти в диаметре, куда стекала не такая уже горячая (успела остыть по пути от гейзера) вода из канавы. На дальнем краю ямы, опустив ноги в воду, восседал здоровенный мужик средних лет, с развитой мускулатурой и почти полностью, с головы до ног, заросший начинающим седеть волосом. На коленях у него расположилась тоже не особо молодая полноватая баба, большие, но несколько отвисшие уже титьки которой мужик, самодовольно посмеиваясь, увлеченно тискал своими лапищами. Выражение лица бабы свидетельствовало, что это действие ей не сильно-то и нравится, но по каким-то причинам возражать она не пыталась.

   На ближнем краю ямы, спиной к гостю, разместился еще один мужчина, в той же степени неодетый. Между ног у него был зажат маленький барабан, на котором тот и набивал услышанный Шамилем издалека ритм, негромко подпевая себе под нос. Еще одна баба, помоложе первой, шумно плескалась в воде с двумя совсем юными парнями. Трое мужиков постарше просто расслабленно валялись в другом конце купальни, тихо разговаривая друг с другом. Жаровней заправлял старик в завязанном на бедрах бесформенном куске грубой ткани, помогали ему парень в кожаных штанах и с голым торсом и девушка в короткой накидке. В дальнем углу навеса, под стеной из темных необструганных бревен прилегающего дома, на покрытом резаной соломой полу возились несколько детей разного возраста. На неподобающие их годам развлечения взрослых они даже не косились, сосредоточенные на своей игре. Надо полагать, решил Шамиль, ничего необычного в них не видели. А вот он, повторно обведя "сцену" внимательным взглядом повидавшего жизнь человека, необычное уже заметил. И покрытые старыми шрамами, мало соответствующими образу жизни сельского жителя, тела некоторых присутствующих мужчин, и пренебрежительно-наглое поведение "здоровяка", и прислоненные к стене копья и щиты, а также висящий на изгороди меч в ножнах. Но отступать уже было поздно.

   Спустя короткое время гостя заметили. Стук барабана и прочий шум разом стихли. Все присутствующие уставились на новоприбывшего в немом изумлении. Шамиль решил проявить инициативу:

   - Мир вам, уважаемые! - он протянул пустые ладони вперед.

   - Ты кто такой? - удивленный "здоровяк" даже перестал мять сиськи женщины, и та, пользуясь моментом, тихо сползла с его колен в купальню, открыв миру вид на набухший член "здоровяка", тоже вполне соответствующего размера.

   - Заблудившийся путник! - дал Шамиль заготовленный заранее ответ.

   - Путник? Один, в Краевых землях? Кто ты такой, Шола тебя побери? - вновь повторил вопрос "здоровяк", уже с явственной угрозой в голосе.

   Шамиль краем глаза заметил, что парень в кожаных штанах выдернул топор, торчавший в чурбаке у жаровни, и, помахивая им, стал медленно приближаться.

   - Мой отряд погиб от схода снега. Там, на перевале, в четырех днях пути отсюда! - поспешил дать он подходящее объяснение. - И я остался один!

   - Что вы там делали?

   - Искали... забытое пристанище богов! - нашелся Шамиль. "Да простит меня Аллах".

   - Ты кихин? - подозрительно вперился в гостя взглядом "здоровяк". - Не похож! И говор у тебя странный!

   - Нет, я не кихин.

   - И куда ты сейчас идешь?

   - Не знаю! К добрым людям, надеясь на помощь!

   - Ну, значит ты нас уже нашел. Мы добрые! - "здоровяк", явно бывший лидером этой группы людей, громко расхохотался, не сводя, впрочем, изучающего взгляда с пришельца. - Ханном, ты жаловался, что некому пахать поля? Вот он будет тебе пахать!

   Старик, возившийся у жаровни, ответил:

   - Да староват он, Арадаб! Мороки только, за ним присматривать. Лучше забери его с собой, а мне взамен верни пару мешков моей муки!

   - А мне он зачем? Мука дороже стоит!

   - У него нож на поясе. И топор приторочен к походной суме! - сообщил вдруг подобравшийся сзади парень с топором. - И одежда странная. Дорогая, кажется!

   - А ну, раздевайся! Снимай с себя все, говорю! - приказал главарь Шамилю тоном, не предполагавшим возражений и, повернувшись к старику, покровительственно произнес: - Не стони, Ханном, если у него есть ценные вещи, поделим по-братски. Одну тебе, остальное мне!

   Главарь и еще несколько присутствующих залились веселым смехом, сочтя шутку очень удачной, но остальные их почему-то не поддержали.

   - Я думал, вы действительно добрые люди, а вы, оказывается, просто грабители! - бросил Шамиль, не спеша выполнять распоряжение главаря. Страха он не испытывал, а вот разочарование - да.

   Как ни странно, Арадаб даже не разозлился:

   - Глупый ты человек, путник! Кого ты еще ожидал встретить в Краевых землях? - вся компания вновь залилась хохотом. - Не убили сразу, считай - добрые! Раздевайся!

   Шамиль, помедлив, решил подчиниться. Оружие у него никакое, воином он тоже особым никогда не был. И даже единоборствами не владел. Умереть же он всегда успеет...

   Спустя пару минут он остался только в майке, трусах и носках. Все сгрудились вокруг, возбужденно обсуждая детали его непривычной одежды и снаряжения.

   - Хорошее железо! - сообщил "кожаные штаны", первым делом опробовав трофейные нож и топор. - Арадаб, отдай нож мне! А топорик пусть заберет старик, он все равно слишком мал!

   - Сейчас все поделим, не переживай! - вылезший из купальни главарь взвесил в руке рюкзак пленника. - Тяжелый! Что там у тебя? Сейчас посмотрим!

   Здоровяк повертел рюкзак в своих лапищах и так и эдак, но так и не понял, как его открыть.

   - Там особый замок, - решил подсказать ему Шамиль.

   - Замок? На суме? - изумился тот.

   - Дай! - пленник быстрым движением открыл "змейку". - Вот так.

   - Чудные вещи у тебя! - вновь подозрительно скосился на него главарь. - Вот это что?

   - Это мои лекарские принадлежности. Не трогай их, пожалуйста, они легко ломаются!

   - Так ты лекарь? - Арадаб от удивления чуть не выпустил рюкзак из рук.

   - Да. Лекарь и... ученый муж!

   - Что ж ты сразу не сказал! - непонятно чему обрадовался Арадаб, но после следующей фразы все разъяснилось: - За лекаря мне в Сораме кучу денег отвалят!

   - Так ты все же берешь его с собой?- ухватил главное для себя Ханном.

   - Да, продам его там!

   - Тогда вещи его отдай мне!

   - Обойдешься! Вот, топорик возьми, и достаточно! - отмахнулся главарь.

   - Скупой ты! - буркнул старик, впрочем, не слишком громко.

   - Подождите, - до Шамиля, наконец, дошел смысл сказанного. - Как можно продать человека? Это же запрещено законами!

   Он прочитал все материалы профессора, из которых следовало, что в этом Мире рабство запрещено, кроме долгового, и то с кучей ограничений. Но ответом в очередной раз послужил дружный смех:

   - Городской, сразу видно! - поставил пленнику "диагноз" главарь, отсмеявшись. - Небось всю жизнь за стенами прожил? Запомни, дурачок - в Краевых землях закон только один!

   Арадаб продемонстрировал свой здоровенный кулак, являющий собой, видимо, тот самый единственный закон.

   - Если он лекарь, то пусть вылечит Сманиха! - внезапно влезла в мужской разговор та самая женщина, сидевшая ранее на коленях главаря. - Плохо ведь ему, боюсь, помрет!

   - А то! Дело баба говорит! - тут же поддержал ее старик. - Проверить надобно, правда ли он лекарь!

   - Верно! Проверить не помешает! - согласился Арадаб. - Эй, ты... зовут тебя как?

   - Шамиль!

   - Шам-ил? Что за странные имена у вас, городских? - на лице главаря проявилось отчетливо выраженное удивление, и Шамиль вдруг сообразил, что "шам ил" на древнесемитских языках, из которых произошел и здешний, означает "там бог".

   - Так вот, Шам-ил, больной у нас имеется. В доме лежит. Вылечишь?

   - А что с ним?

   - Живот прихватило. Вот, даже ужинать не вышел. Лежит, стонет.

   - Надо посмотреть. Отдай мои лекарские принадлежности и веди! - Шамиль не стал бы отказывать во врачебной помощи ни в какой ситуации.

   Главарь с неудовольствием протянул ему рюкзак и жестом указал на кривобокий входной проем, прикрытый какой-то грязной тряпкой. Женщина, выскочив из купальни и накинув покрывало, вошла первой, нетерпеливо оглянувшись на Шамиля. Тот, как был, в трусах и носках, последовал за ней, неся в руках драгоценный рюкзак. Остальные потянулись следом.

   Внутри избы, разделенной пологами из невыделанных шкур на несколько отдельных "помещений", было заметно теплее, чем снаружи. Никакой печи Шамиль не увидел, из чего сделал вывод, что дом обогревается все той же горячей водой из источника, как это часто делается в районах, богатых геотермальными водами. Следуя за женщиной, он прошел, откидывая пологи, в дальний конец избы. Там, прямо на полу, на толстом соломенном тюфяке, лежал, со страдальческим выражением на лице, нестарый еще мужчина.

   - Сманих! - позвала женщина. - Как ты?

   - Болит! - застонал мужчина, держась за живот.

   - Мы тебе лекаря привели!

   - Лекаря? Откуда здесь лекарь?

   - Сам пришел! Не иначе, Асмун услышал мои молитвы!

   - Нет другого бога, кроме... Балшамима! - строго произнес Шамиль, идентифицировавший, после изучения материалов, местного верховного бога, имя которого переводилось как "Владыка Небес", с Аллахом. - И он всегда слышит молитвы!

   - Ты точно не кихин? - опять с подозрением вопросил Арадаб, впершийся следом, так и не одевшись.

   - Нет, не кихин. Я лекарь. И мне нужно больше света!

   В помещении было действительно темновато, возле тюфяка горела только одна лучина. Главарь молча посмотрел на женщину, и та суетливо метнулась за полог, тут же притащив глиняную масляную лампаду. Света стало больше, и Шамиль смог приступить к осмотру.

   - Где болит?

   Пациент показал на нижнюю часть живота.

   - И давно?

   - Да уж с неделю точно! Но сначала болело несильно, а вот четвертого дня прихватило так, что есть не могу!

   "Неделя? Значит, не отравление!" - Шамиль провел пальпацию нижней части живота. Сманих вскрикнул.

   - Так больно? А здесь?

   "Странно" - врач остановился в раздумье. "Пальпация явно указывает на банальный аппендицит, но четыре дня в острой фазе? Он уже должен был скончаться от перитонита! Но перитонита, похоже, еще нет!" Шамиль вспомнил о специфике этого мира - наличия мощных антибактериальных факторов. Может быть, в этом дело? Усиленная иммунная система и бактериофаги задерживают развитие воспаления? Он сам год назад порекомендовал Имрану взять в "дело" Бориса Сергеевича, рассчитывая на лабораторию последнего, и, разумеется, был в курсе результатов исследований "компаньона". Однако полной картины не дали и они. Оставалось только строить догадки... и заняться исследованиями самому! Зря, что ли, он тащил сюда объемистый комплект разнообразного медицинского оборудования?

   В закутке стало тесновато от набежавших зрителей, и Шамиль строго приказал:

   - Всем, кроме нее, - он указал на женщину, - выйти! Вы мне мешаете!

   Арадаб хмуро кивнул, и лишние свидетели тут же испарились. Однако сам он остался:

   - Хочу видеть, что ты делаешь!

   - Ладно! - Шамиль не стал спорить. - Только не мешай.

   Достал из рюкзака портативный УЗИ сканнер, размером с ладонь, на глаза надел идущие в комплекте очки дополненной реальности. На руку больного перекочевал браслет с беспроводными датчиками сердечного ритма и давления. Появление невиданных приборов вызвало, как и опасался Шамиль, предусмотрительно "изгоняя" лишних свидетелей, нездоровый ажиотаж в рядах присутствующих. Включая самого пациента.


   - Что это? - с опаской поинтересовался тот, даже ненадолго прекратив стонать.

   - Это... такие лекарские вещи. Не беспокойся.

   - Вещи Богов? - с нехорошим прищуром осведомился Арадаб.

   - Нет, нет! Это для меня специально сделал один мастер... из Адмата! - поспешил рассеять его подозрения врач, знавший, что за кражу артефактов у кихинов полагается смерть.

   Возникшая перед глазами картинка не оставила сомнений в верности первоначального диагноза - набухший отросток был прекрасно различим. Шамиль засомневался. Возможно, иммунная система справится сама, если до сих пор не развился перитонит? Нет, видимо, даже после модификации она не всесильна, если вообще допустила появление воспаления. Значит, операция? В раздумьях он еще поразглядывал внутренности пациента. Но никаких бросающихся глазу отличий от привычной человеческой анатомии не обнаружилось.

   - Придется вырезать... больную часть, - аккуратно подбирая слова, сообщил он напряженно ожидающим результатов зрителям. - Иначе он умрет в ближайшие дни!

   - Вырезать! Из живота? - пациент ожидаемо забеспокоился. - Я же умру!

   - Умрешь, если не вырезать! Не беспокойся, я делал это сотни раз! - как можно более уверенным тоном успокоил его Шамиль.

   Тон подействовал. Только женщина всхлипнула:

   - Ему же будет больно!

   - Не будет! У меня есть... лекарство, ослабляющее боль!

   - Грибная настойка? - заинтересовался Арадаб.

   - Вроде того, - невнятно ответил Шамиль и обратился к женщине: - Мне нужен один горшок с теплой водой, один пустой и чистая тряпка!

   Остававшаяся пока безымянной женщина быстро принесла требуемое. Пока она ходила, Шамиль вколол больному антибиотик. По-хорошему, надо было подождать некоторое время после инъекции, но откладывать операцию сейчас не с руки. Да и не факт, что земной антибиотик сможет что-то добавить к действию местных антивоспалительных факторов. Затем врач обмыл место предстоящей операции мокрой тряпкой, после чего дезинфицировал ультрафиолетовым лазером и банальным спиртом. Вколол местную анестезию. Теперь немного обождать...

   Предстоящей операции он не боялся. С его-то опытом... Интернатуру он закончил как раз перед началом Первой чеченской, и сразу же пошел добровольцем. Хотел убивать гяуров, посягнувших на независимость родного края, но полевой командир отряда, куда он попал, решил, что гораздо важнее лечить собственных раненых. Боевиков много, а толковых врачей - не очень. Поэтому опыт полевой медицины у Шамиля скопился огромный. И полученный в гораздо худших условиях. Ни медоборудования, ни медикаментов... Не то что сейчас! Последние годы, которые он проработал ведущим хирургом в московской клинике, принадлежавшей Имрану, приходившемуся ему двоюродным дядей, тоже добавляли уверенности...

   - Болит? - Шамиль нажал на живот пациента.

   - Нет. Ничего не чувствую! - удивленно ответил тот, пытаясь разглядеть свой живот. Но предусмотрительно положенное ему на грудь свернутое одеяло не позволило этого сделать.

   - Не смотри. Тебе не надо это видеть! И тебе тоже не стоит! - он повернулся к главарю.

   - Ничего, я и не такое видал! - равнодушно сообщил Арадаб, и по тону, которым это было сказано, становилось совершенно ясно - да, видал и не такое. Причем вряд ли в связи с процессом чьего-то лечения, скорее, наоборот.

   Пробормотав несколько молитв, Шамиль приступил к операции. Готовить инструменты не было нужды, пенал, в котором они хранились, обеспечивал дезинфекцию автоматически. Просто бери и режь! Врач аккуратно вскрыл брюшную полость, ориентируясь на то, что видел в очках. В принципе, с этим прибором, ему даже внешнее освещение не особо требовалось. Медицинская техника просто невероятно шагнула вперед по сравнению с началом его карьеры!

   Сама операция не заняла и пары минут. Удалив аппендикс, он снял зажимы, "заварил" короткий, ни на миллиметр не длиннее, чем было нужно, разрез специальным лазером, дополнительно наложил крепящий антивоспалительный клей и закрыл место операции пластырем. Вот и все!

   - Я закончил! - Шамиль снял перчатки. - Больному лежать, не вставая, день..., нет, два! Потом неделю не поднимать ничего тяжелого! Сегодня ничего не есть, завтра можно.

   Женщина, боязливо отвернувшаяся, еще когда в руках лекаря оказался пугающе маленький нож, осторожно повернулась обратно и всполошено вскрикнула, увидав в горшке кровавую массу.

   - Куда это деть? - она брезгливо покосилась на горшок.

   - Погоди, мне надо это... проверить, - Шамиль решил исследовать микрофлору воспаления, благо и портативный анализатор у него имелся. Взяв мазки, сунул горшок женщине:

   - Теперь закопай подальше от дома. Вместе с сосудом!

   Собрав оборудование, наткнулся на внимательно-уважительный взгляд Арадаба:

   - Теперь я уверен, что ты лекарь. Даже, наверное, из лучших! Хоть я встречал на своем веку не так уж и много лекарей, но ни один не умел делать подобные вещи! Пойдешь со мной на юг! Не беспокойся, я тебя продам хорошему человеку! Будешь жить в достатке!

   Шамиль поморщился, но возражать, ввиду явной бесполезности данного действия, не стал. Только зло проронил:

   - Если ты хочешь, чтобы я куда-то дошел, отдай мне одежду и обувь. Иначе тебе придется нести меня на руках!

   Главарь на секунду задумался:

   - Хорошо! Нож и топор я уже обещал людям, остальное забирай!

   Они вышли наружу, и Шамиль демонстративно собрал свои вещи, разбросанные возле купальни. Куртку снял прямо с парня в кожаных штанах. Тот, под тяжелым взглядом главаря, даже не попытался возразить, в обалдении вращая глазами.

   - Шам-ил - великий лекарь! - во всеуслышание объявил Арадаб. - Никто не причинит ему вреда!

   Большая часть компании уже торчала в купальне, откинувшись на ее стенки и поглощая жареную баранину. Главарь, так и не одевшийся до сих пор, плюхнулся туда же, грозно рыкнув:

   - Где мой ужин?

   К нему тут же подскочила девушка, неся деревянный поднос с дымящимся куском мяса и кривоватую глиняную кружку с каким-то напитком.

   - И ему! - Арадаб указал на пленника. - Раздевайся, Шам-ил, залазь сюда!

   Шамиль неуверенно потоптался на месте - эта пошлая непринужденность местных жителей была ему не по душе. Но к нему уже направлялась давешняя женщина с большой кадкой в руках:

   - Дай я омою тебя от дорожной грязи!

   Пришлось раздеться. Шамиль постарался загнать стеснение подальше, чтобы не привлечь внимание своим необычным для местных поведением. Ведь те явно не видели ничего странного в совместной трапезе нагишом! Женщина, не особо и разглядывая анатомические подробности гостя, обдала его горячей водой, зачерпнутой, видимо, прямо из купальни и сделала приглашающий жест. Шамиль залез в яму, постаравшись сесть подальше от остальных, благо места хватало. Вода оказалась умеренно горячей, и проточной, вытекая с противоположного края купальни через продолжение канавы, уходившей куда-то под избу. Мешал только ощутимый запах сероводорода, но, видимо, только ему. Остальные привыкли.

   Девушка поставила на край ямы рядом с гостем поднос с едой - куском баранины с запеченной коркой, чей аппетитный аромат сразу перебил сероводородную вонь, и краюхой темного крупитчатого хлеба. Рядом же опустилась и глиняная кружка.

   - Что в кружке? - Шамиль в наступившей темноте, лишь слегка рассеиваемой костром под жаровней, безуспешно попытался рассмотреть жидкость.

   - Можжевеловый эль! - несказанно удивилась девушка, как будто ничего другого кружка и не могла содержать в принципе.

   Он протянул ей сосуд:

   - Принеси мне просто воды!

   - Зачем? - тупо захлопала ресницами подавальщица.

   - Пить! Я не пью эль!

   Девушка озадаченно хмыкнула, но кружку забрала. Инцидент не укрылся от внимания главаря:

   - Почему ты не пьешь эль, лекарь? Ведь он веселит душу!

   - Бог запрещает!

   Арадаб от неожиданности аж поперхнулся мясом. Откашлявшись, чуть ли не закричал:

   - Какой бог запрещает пить эль, старик?

   - Великий... Балшамим! Истинно верующий в него не должен вкушать подобных напитков!

   Главарь расхохотался и только махнул рукой:

   - Совсем вы там, в городах, сбрендили! То пособники Шолы, будь она проклята, появляются из ниоткуда, то еще какая дурость!

   - Кроме того, это вредно. Как лекарь говорю! - попытался Шамиль перевести разговор в другую плоскость, услышав про непонятных "пособников Шолы", явно не означающих ничего хорошего.

   - А, ну тебя! Твое здоровье! - вновь хохотнул Арадаб, поднимая кружку и делая мощный глоток.

   Шамиль не стал развивать тему. Не в том он положении, да и есть сильно хотелось. Насыщаясь, он стал прислушиваться к разговорам уже несколько захмелевших соседей. Понимал он, к своему удивлению, почти все, за исключением некоторых слов и выражений. Языки, впрочем, всегда давались ему легко. После Первой войны, получив в качестве поощрения возможность поехать на обучение в Исламский университет Медины (а о настоящем религиозном образовании Шамиль мечтал с юношества), он очень быстро выучил арабский, причем на весьма высоком уровне. Что сильно помогло ему и освоить здешний язык, в котором было много общих корней с арабским. Но служить муллой ему, увы, не пришлось. Вернулся домой он, завершив образование в Саудовской Аравии, после Второй войны. В Чечне уже "рулили" недружественные тейпы. Пришлось уехать в Москву, к единственному оставшемуся родственнику - Имрану, и вернуться к врачебной карьере...

   Народ, тем временем, перешел к послеобеденным развлечениям. Главарь, наконец, оприходовал ту самую женщину постарше. Ей же затем занялся еще один мужик. Остальные мужчины развлекались подобным же образом с обеими имевшимися в наличии дамами помоложе, со смешками переправляя их с одного конца купальни в другой. Шамиль с отвращением наблюдал за этим действом, не имея возможности уйти без разрешения. Хорошо хоть дети уже отправились спать!

   Женщина постарше, на которую, после второго мужика более охотников не нашлось, подгребла к Шамилю:

   - Ты чего скучаешь, лекарь? Или бабы тебя больше не интересуют? - она довольно игриво положила мягкую ладонь на его плечо, хотя Шамиль не заметил, чтобы женщина была в восторге от того, что с ней делали предыдущие поклонники. Видимо, просто следует заведенному обычаю, исполняет отведенную социальную роль. Плюс интерес к новому человеку.

   - Не интересуют, - соврал Шамиль, надеясь, что вода и темнота не выдадут истинную реакцию его организма. Участия в оргии неверных он бы себе не простил. Все испытания, предназначенные ему Аллахом, он вынесет с честью!

   - Бедненький! - по-видимому, совершенно искренне пожалела его женщина. - Эль не пьешь и с бабами уже не балуешь!

   - Все хорошо! - улыбнулся ей Шамиль. - Как твое имя?

   - Шивта меня зовут.

   - Больной, он кто тебе? Муж?

   - Один из старших мужчин! - она удивленно захлопала ресницами.

   Шамиль не стал уточнять значение этого термина. И так было совершенно ясно, что традиционного института брака тут нет. Возможно, в городах это иначе, но здесь, в отдаленной деревушке он, видимо, не нужен. И религией, как ему было известно, не освящен. Плюс, большая свобода в половых отношениях, вызванная невозможностью случайно забеременеть...

   - Арадаб, он же не местный? - тихо поинтересовался Шамиль, решив прояснить обстановку.

   - Он купец. Объезжает несколько раз в год со своими людьми все поселения в этой части Краевых земель, привозит товары, меняет на муку, шкуры и сушеные ягоды.

   - Купец? Он гораздо больше похож на разбойника!

   - В Краевых землях это одно и то же! - вздохнула Шивта. - У него десятки воинов, никто не смеет противиться ему! А те, кто посмел, долго не живут! И товары меняет по очень невыгодным ценам. Но у нас нет выбора, обычные купцы здесь не появляются.

   - Так что, эти земли ничьи? - удивился Шамиль.

   - Кому нужны Краевые земли? Далеко от моря, холодно, земля бедная, дорог в горах почти нет, горячих источников мало. Люди здесь редко селятся. Только те, кому пришлось уйти из лучших мест. Поместным господам и прочим правителям нечем здесь поживиться, поселений мало, а мороки много. Сюда даже рухины не приходят!

   - А как же..? У тебя дети есть, Шивта?

   - Двое, - кивнула женщина. - Каждый раз приходится ходить в большие поселения, которые посещают рухины. Вот Арадаб как раз и водит наших женщин, заодно с товарами. За плату, конечно!

   - Каждый год ходите?

   - Как получится. Путь неблизкий, три недели в один конец. Последний раз я ходила два года назад, но... ничего не вышло. Старая, видать, стала!

   - Ты позволишь завтра тебя осмотреть? - в Шамиле проснулся интерес исследователя. - Может быть, я пойму, почему ты не можешь забеременеть.

   - Да смотри, сколько хочешь! - рассмеялась Шивта. - Можешь даже потрогать! Только все по воле Асмуна!

   - Вот и посмотрим, - опять не стал спорить он. - Скажи, Шивта, ваши мужчины вас сопровождают в этих путешествиях?

   - Нет, конечно! У них и так работы невпроворот!

   - А от кого же тогда дети?

   - Мало, что ли, подходящих мужчин в больших поселениях? Какая разница, от кого?

   - Даже так... Ладно! Скажи еще кое-что... У Ардаба большой отряд, ты сказала? А где же он? Тут с ним человека три всего?

   - Четверо с ним. Остальные бродят по округе, собирают товары по другим поселениям или просто шкуры барсов добывают - у нас шкур мало, некогда охотиться! Собираются перед отбытием всегда здесь. Уже должны прибыть, со дня на день.

   - А потом куда?

   - Потом к морю, к торговым поселениям на берегу.

   - Ясно!

   На ночь его заперли в каком-то чулане, связав руки. Все его вещи Арадаб предусмотрительно унес в дом, лишив пленника возможности использовать медицинские инструменты из рюкзака для освобождения. Да и зачем? Куда бежать? Аллах решил привести его сюда, так тому и быть! Прочитав вечернюю молитву, Шамиль спокойно уснул, растянувшись на соломенном тюфяке, заботливо подложенном Шивтой...



К юго-западу от Краевого Портала, нижний лагерь

   Ярих пребывал в бешенстве. Страшное случилось! Целая группа демонов выжила и начала действовать! Они убили пастухов и носильщиков, ожидавших в нижнем лагере, убили и десяток, посланный сюда Ярихом! Всех, кроме, наверное, этого придурка Донисаба! По крайней мере, его тело так и не нашлось среди прочих трупов. Еще лучше! Значит, он в плену и выложит демонам все, что знает! Надо, надо было пристрелить его на перевале!

   Он склонился над расстеленной на земле картой, выполненной на потемневшем от времени пергаменте. Старая карта зияла пробелами, но ничего лучшего у него не имелось, Краевые земли мало кого интересовали в Мире. Злополучный перевал и четыре расходившихся от него ущелья были обозначены довольно точно, синими, устойчивыми к действию времени морскими чернилами. Западное ущелье зачистил отряд самого Яриха, понеся болезненные потери. Отряд, спустившийся в юго-восточное, нашел только одного выжившего. Но тот умер еще до их появления, от ран и холода, умудрившись проползти до границы снегов. А сегодня вернулся, наконец, и отряд, посланный на восток. Они обнаружили одного погибшего демона у перевала, и еще двух, наткнувшихся на местных охотников. По словам командовавшего отрядом десятника, охотников демоны перебили, но один при этом погиб, а второй был тяжело ранен. И эти идиоты не придумали ничего лучше, чем его добить! Ярих в гневе хотел было казнить нерадивого десятника, но у него и так оставалось слишком мало людей.

   Итого, можно было с солидной долей уверенности заключить, что демоны выжили только здесь, в юго-западном ущелье. При подсчете выходило, что прорвавшаяся группа состоит из семи-восьми демонов. Даже если под лавиной остались не найденной пара трупов, все равно много! Ведь они все с этим ужасным оружием! Судя по представшей два дня назад перед глазами Яриха и его людей ужасной картине, десяток Красных плащей, отправленный к лагерю, погиб, не успев даже пикнуть! Чего могут добиваться демоны? Скорее всего, их цель - проникнуть в одно из Святилищ Богов, чтобы воспользоваться какой-либо из хранящихся там Вещей для призыва Шолы! И теперь в их руках Донисаб, прекрасно знакомый со Святилищем Асмуна изнутри. А в самом Святилище их ожидает Димитри, пользующийся относительной свободой при попустительстве тамошних Старших Служителей! Ярих ощутил, как волосы встают у него дыбом при одной мысли об этом! Демоны покинули лагерь четыре-пять дней назад. Времени нет, все висит на волоске! Нужно действовать, не задерживаясь ни на минуту! Они погнали с собой баранов, это ограничивает скорость передвижения и дает некоторый шанс догнать врагов.

   - Ришбал! - громко прорычал Ярих. - Люди готовы?

   - Готовы, Служитель! - тут же подскочил тот.

   - Оставь четверых с ранеными и трофеями. Когда те оклемаются, пусть добираются в Адмат сами. Все остальные немедленно отправляются в погоню. С собой взять только те припасы, которые можно есть на ходу. Останавливаться мы не будем!



Краевые земли, к северо-востоку от Гибала.

   Голубой купол неба, подернутый дымкой облаков, похожих на рваные полосы грязной ткани, накрывал мир плотной крышкой. По крайней мере, так казалось с высоты возвышающегося над окружающим ландшафтом обрыва, на котором стоял сейчас Артем. И небесная "крышка" очень точно символизировала ловушку, в которую его поймал этот мир. Выбраться из-под нее будет непросто...

   Он еще раз осмотрел намеченный с высоты маршрут, и направился в сторону плавно уходящей вниз осыпи. Спускаться по ней довольно опасно, но это кратчайший путь к следующей долине. С другой стороны обрыв заканчивался красивым мощным водопадом, куда сливалась вода, поступающая с окрестных гор в виде нескольких, соединяющихся тут бурных ручьев. Там не пройти. А далеко в обход идти не хочется...

   Он путешествует здесь уже ровно неделю, но цель (цель ли, на самом деле?) все также далека. Судя по показаниям шагомера, Артем протопал по местным горам и лесам уже более сотни километров. Но это включая лавирование по извилистым горным тропкам, обход оказавшихся непроходимыми ущелий и буреломов, поиск бродов через многочисленные водные преграды. Вряд ли реальное продвижение составляет более половины пройденного! Точнее путешественник определить не мог, его навигационные возможности были на редкость скудны. Лишь шагомер, компас, указывавший неизвестно толком на что и фотография какой-то древней местной карты, полной лакун и без масштаба, присланная профессором. С уверенностью можно было сказать только то, что он идет в общем направлении на запад.

   С другой стороны, жаловаться - грех! Мало того, что он не пострадал на перевале и избавился от неизбежного в любом другом случае преследования, так и мир вокруг действительно был похож на сказку! Захватывающие дух пейзажи горных лесов, с кучей красивейших водопадов и небольших озер, окаймленных каменистыми берегами, покрытыми сочным зеленым мхом, ручьи, полные кристально чистой воды, стекающие прямо с ледников, изредка встречающиеся источники с горячей водой, в которых можно было принять "ванну" после долгого перехода. Дурманящий своей чистотой, благоухающий лесными ароматами воздух, комфортная для пешего путешествия температура, без больших перепадов - градусов десять-двенадцать днем и пять - ночью. Почти постоянная облачность, обеспечивающая приятную глазу, расслабляющую сумрачность даже в полдень. Частые, но слабо моросящие дожди, появившиеся после некоторого отдаления от вечных льдов, ничуть не портили идиллию. Добавить к этому полное отсутствие насекомых, как в виде мошкары, так и в виде всяких пауков, равно как и змей и прочей ядовитой гадости. И опасных хищников, и даже просто крупных животных! Что еще нужно для комфортного путешествия? Хорошая компания? Артем всегда был ярко выраженным интровертом, и по человеческому обществу пока не особо скучал. Учитывая, что от встреч с местными ему пока стоило воздерживаться. Места эти, близкие к вечным льдам, были настолько мало заселены, что он до сих пор так никого и не встретил. Признаки человеческой деятельности, правда, пару раз замечал, и тут же шел в обход. Хотя, пожалуй, скоро придется выйти к людям. Дальше начнутся более обитаемые области, да и определиться поточнее на местности как-нибудь требуется.

   Физически Артем также чувствовал себя прекрасно. Сказались усиленные тренировки последнего полугода. Да и тщательно продуманное и подготовленное снаряжение сильно облегчало путешествие. Уже на второй день он решился включать экзоскелет на постоянный режим помощи при ходьбе. Энергии данный режим потреблял немного, а пополнять ее запасы пока не составляло особого труда. Стоянки он старался выбирать возле воды, и оба его компактных гидрогенератора, которые Артем погружал на ночь в бурные потоки горных ручьев, легко выдавали более ста ватт мощности, чего с избытком хватало на возмещение потраченного за день заряда батарей, еще задолго до наступления утра. В первую ночь он также бросил в костер ленту с термопарами от теплового генератора, но, проверив логи зарядного устройства, понял, что это совершенно лишнее. Вот если проточной воды рядом не окажется, тогда и тепловой генератор пойдет в дело...

   Осторожно преодолев осыпь, Артем ступил на узкую тропку, ведущую дальше вниз. Одновременно, по привычке, внимательно осматривался. Медленно скользя глазами по ландшафту, как бы облизывая окружающее пространство, он просмотрел почти все вокруг, когда тренированный взгляд выхватил необычное. У основания склона бокового хребта, примерно в километре от него, показались какие-то светлые жирные точки. Точки четко выделялись на фоне покрывавшей склон ядовито-зеленой травы и такого же кустарника, и медленно двигались. Присмотревшись, понял, что это стадо баранов. Дикие или домашние? Артем залег за ближайший валун и подал команду шлему перейти в режим бинокля. Встроенные (и хорошо замаскированные) камеры шлема тут же вывели увеличенное изображение в дополненной реальности, через проектор, расположенный с внутренней стороны козырька, так, чтобы постороннему взгляду не было заметно. Да, бараны. Он подождал несколько минут, внимательно наблюдая. Пастух так и не появился, а по пугливому и нервному поведению животных Артем заключил, что бараны дикие. Это шанс! Ему уже пришлось пару раз поохотиться здесь, чтобы разнообразить рацион свежим мясом, но добыть пока удалось только зайца и утку. Настала пора полакомиться и бараниной!

   Но просто это не будет, овцы явно осторожничают. Несколько баранов со здоровенными рогами паслись по периметру стада не просто так. Артем стал медленно подбираться к цели, стараясь скрываться за валунами и скальными выступами, и не шуметь. Одновременно перебросил из-за спины арбалет, накинул взводной крючок на петлю механизма. Лебедка, встроенная в костюм, тихо гудя, в секунду взвела оружие. Он наложил композитную стрелку с тяжелым стальным наконечником. Подкравшись метров на семьдесят до ближнего животного, замер. Подбираться ближе было чревато, овцы уже начали беспокоиться, а естественных укрытий по пути к ним больше не имелось. Артем поднял арбалет. Шлем, с помощью своих датчиков, услужливо подсказал точную дистанцию, а программа баллистического вычислителя, "бегающая" на управляющем всем его хозяйством компе, показала точку прицела, вычисленную с учетом дистанции, ветра, перепада высот и текущего натяжения тетивы. Без этой помощи Артем, не слишком искусный в стрельбе из арбалета, не попал бы и с расстояния в пару десятков метров. А так шанс имелся немалый!

   Стрелка с упругим шелестом покинула ложе. Молодой баран с короткими еще рогами, выбранный в качестве цели, дернулся, прыгнул в сторону и тут же свалился. Остальное стадо, тревожно блея, сорвалось с места и в считанные секунды скрылось за отрогом склона. Артем облегченно выдохнул и вылез из засады. То, что стадо сбежало - хорошо, рассерженные бараны, хоть и не особо крупные, могли доставить много неприятностей.

   Тушу он разделал на месте. С некоторым сожалением выбросил покрытую пышной, приятной на ощупь шерстью шкуру. Да и большая часть внутренностей тоже осталась лежать на склоне - станет ужином для какого-нибудь везучего падальщика. С собой он взял только несколько вырезок лучшего мяса, тщательно упаковав в герметичные пакеты. Все равно ведь испортится, если не съесть сегодня-завтра.

   Вечернюю стоянку Артем разбил, пройдя еще пару километров от места удачной охоты, посреди не очень густой рощи, сквозь которую продирался очередной бурный ручей. С холодной водой, горячего источника поблизости не нашлось. Вероятно, поэтому земли, прилегающие к вечным льдам, оказались мало заселены. Судя по данным профессора, здешние поселения обычно строятся именно в местах, богатых термальными источниками, обеспечивающими обогрев жилищ и теплую воду для стирки и мытья. Особенно местные жители были охочи до последнего, купальные термы были возведены тут в культ не менее чем в свое время у римлян. Благо, плотность насыщения гейзерами и прочими термальными источниками это позволяла. Вообще, здешний ландшафт представлял собой удачную смесь Швейцарии и Исландии, судя по всему - не случайно. Именно наличие развитого вулканизма обеспечивало существование теплого оазиса среди полностью ледяной Земли. Не столько даже за счет непосредственного выделения тепла, сколько благодаря испарению большого количества водяных паров, создававших "шапку", удерживавшую тепло в нижних слоях атмосферы. Вследствие чего климат во всей обитаемой части (кроме границы вечных льдов) был стабильно умеренно-теплым и дождливым, мало подверженным даже сезонным изменениям. Насколько мог судить профессор, основные действующие вулканы располагались не на суше, а на дне морей и поставляли мощный поток горячей воды, испарявшийся затем с поверхности. Поэтому многие районы моря были несудоходны, имея среди местных мореходов недобрую славу из-за опасных выбросов со дна, внезапных штормов и ужасной погоды. Сухопутные же гейзеры являлись лишь побочными следствиями подводных (и считанных наземных) вулканов, и плотность их расположения падала с удалением от берегов. Соответственно, большая часть поселений этого мира жалась к береговой линии. Вся эта климатическая система, находящаяся в хрупком равновесии, озадачила бы и профессионального климатолога, и Артему оставалось радоваться, что хоть в этом ему досконально разобраться не требуется.

   До наступления темноты он успел закинуть в ручей оба гидрогенератора, поставив на зарядку резервную батарею, сложить костер из собранного вокруг хвороста и мокрых веток, повесить кипятиться котелок с водой для чая. Свежедобытое мясо, оставив часть на завтрашний обед, Артем насадил на импровизированные шампуры из срезанных с ближайшего дерева тонких веточек и положил на снятую крышку котелка в ожидании, пока "созреют" угли. Сам же уселся на найденный неподалеку ствол упавшего дерева, притащенный на расчищенное место с помощью экзоскелета - ствол оказался тяжеловат.

   Ночь опустилась густым пологом на лес. Где-то в кронах деревьев еще суетились птицы, устраиваясь на ночлег. Какие-то невнятные звуки животного происхождения доносились из чащи. Но они совершенно не пугали. Единственную угрозу здесь мог представлять лишь лесной барс, однако и этот относительно некрупный хищник ни за что не станет нападать на здорового (и вооруженного) мужчину. Кроме того, подкрасться незаметно к Артему ему будет затруднительно, ибо...

   Камеры с круговым обзором, дневного и ночного видения, встроенные в шлем, о которых он как раз и вспомнил, именно сейчас выдали на подкозырьковый дисплей картинку задней полусферы, сопроводив ее тревожным звонком, слышимым только ему. Скосив глаза кверху, Артем узрел человеческие фигуры, услужливо выделенные компом на фоне остальной картинки. Четверо. Вышли из-за деревьев метрах в тридцати позади. Подкрадываются вполне профессионально, ни один сучок под ногами не трещит! Вероятно, охотники. Судя по внешнему виду, прекрасно различимому с помощью качественной оптики камер ночного видения, так и есть. Одеты в бесформенные балахоны из кое-как сшитых шкур, в руках у одного лук, изготовленный к стрельбе, у другого - копье. Еще двое вооружены узловатыми дубинками, на поясах - длинные ножи. Намерения - наверняка недружелюбные. Какие же еще могут быть намерения у полунищих охотников на периферии обитаемого мира, наткнувшихся на хорошо "упакованного" одинокого путника. Соблазн поживиться дорогим шматьем и оружием велик! Унюхали костер, подобрались, убедились, что один, и сейчас нападут! "Первый контакт, млин!" - вздохнул Артем, медленно сграбастав с крепления на поясе снятые ранее перчатки и натягивая их на руки. Тихий щелчок и вспыхнувшие на мгновение на дисплее зеленые точки подтвердили, что перчатки встали в разъемы, соединившись механически и электрически с остальным экзоскелетом.

   Поворачиваться лицом к нападающим он пока не спешил. Пусть приблизятся, не ведая, что замечены. Еще его немного беспокоил лучник. В принципе, единственное уязвимое для любого местного оружия место в его костюме находилось в узкой полоске между козырьком шлема и надвигаемым от шеи до носа "шарфом", мягким на вид, но на самом деле состоявшем из прочной арматуры, обтянутой баллистической тканью и надежно прикрывавшем нижнюю часть лица. Полностью закрытое лицо сильно ограничило бы обзор, да и на представленных профессором образцах Артем нигде не видел шлемов с полным забралом. Не делали здесь подобных, а выделяться не хотелось. О защитных очках и тем более речи быть не могло. Поэтому удачливый стрелок мог бы попасть ему в глаз. Для защиты достаточно было бы в нужный момент просто закрыться рукой, но попробуй поймай этот момент...

   Гости, тем временем, уже подобрались на расстояние метров в десять. Артем, хоть и продолжал сидеть спиной, не подавая виду, тоже времени зря не терял. Незаметно, прикрываясь от вражеского взгляда собственной фигурой, стянул с валявшегося у ног рюкзака арбалет и зарядил его, готовя ответное приветствие для лучника. Нападающие замерли. "Если решат сначала поговорить, не буду нападать первым", - решил Артем. "Вдруг удастся решить дело миром?" Идея начать первую встречу с местными с убийства ему не очень нравилась...

   Миром не вышло. Гости переглянулись, и тот, что с копьем, кивнул. Лучник резко натянул и тут же спустил тетиву с уже наложенной заранее стрелой. Сильный толчок под левую ключицу заставил Артема немного качнуться вперед. "Прямо в сердце бил, падла!" Стрела, разумеется, никакого ущерба ему не нанесла, беспомощно отлетев в сторону, и таиться более смысла не имелось. Резко поднявшись, он повернулся к нападающим лицом и сразу же выстрелил из арбалета. С бедра, но не попасть с такой дистанции в заботливо подсвеченный компом кружок было бы трудно. Лучник, вскрикнув, свалился со стрелой в груди. Тогда Артем, отбросив арбалет, подхватил прислоненный к дереву бердыш и шагнул навстречу уже ринувшимся на него врагам.

   - Full power! - еле слышно, все равно ведь голосовой ввод дублировался мнемоинтерфейсом, скомандовал он экзоскелету.

   Противник, вооруженный копьем, надвигался на него по центру, а оба с дубинами пытались обойти с флангов. Чтобы не оказаться зажатым со всех сторон, Артем сам прыгнул на копьеносца. Ускоренный помощью экзоскелета, он в два стремительных скачка оказался прямо возле того. Отбил удар копья круговым движением нижнего конца бердыша и тут же, сделав молниеносный выпад, ткнул верхним в горло врага. Не задерживаясь, с силой выдернул окровавленное острие, застрявшее в шейных позвонках и, развернувшись на одной ноге и даже не оглядываясь (дополненная реальность позволяла все время быть в курсе положения противников со всех сторон), вонзил нижний штырь куда-то в живот заходившему справа. Тот упал, выронив дубинку. И лишь третий успел от души засадить Артему по шлему своим дрыном. Но последствий этот временный успех не возымел - защитный костюм хорошо распределял энергию удара. От первого ответного взмаха бердышом противник уклонился, умудрившись при этом даже заехать дубинкой по колену Артему (разумеется, вновь без толку). Видимо, был опытен и хорошо владел своим оружием. Но этот же опыт его и подвел: Артем, не размениваясь на хитрые финты, просто рубанул сверху наотмашь. Нападавший решил парировать, перехватив дубинку обеими руками и подняв над головой. Но не мог предусмотреть удвоенную работающим на полной мощности экзоскелетом силу противника и остроту лезвия из стали невиданного здесь качества. Бердыш разрубил деревяшку толщиной в руку как тростинку и глубоко вонзился в череп. Последний неприятель беззвучно рухнул в траву.

   Артем отступил от тела и брезгливо покосился на заляпанное кровью лезвие. Убивать людей ему уже приходилось, а местных он вообще пока плохо воспринимал как людей, не в силах отделаться от мысли, что все это не по-настоящему. Но от такого количества кровищи ему несколько поплохело. Все-таки, холодное оружие - страшная вещь! Совсем другие ощущения, чем от применения огнестрела!

   Преодолев отвращение, стянул с ближайшего трупа относительно чистый шерстяной плащ и тщательно протер оружие. И лишь после этого заметил отсутствие четвертого тела. Лучник! На прежнем месте его не было! Значит, не убит? Артем азартно оглянулся по сторонам. Метрах в пятидесяти, в просветах между редкими деревьями, камера ночного видения подсветила медленно удаляющийся силуэт. Не будь у Артема такой техники, у лучника был бы неплохой шанс скрыться - в ночной тьме простым глазом его не различишь. Но не судьба!

   Догонять или нет, он не раздумывал. Лишние свидетели ему не нужны! Раненый еле ковылял, цепляясь за встречные стволы деревьев, и настигнуть его труда не составило. Артем даже обогнал беглеца сбоку и неожиданно появился прямо перед ним. Лучник вскрикнул и обреченно сполз на землю по стволу дерева, за которое держался, отдыхая. Арбалетная стрела все еще торчала из его живота, а не из груди, куда целился Артем. Видимо, дрогнула рука в последний момент перед выстрелом.

   Артем покачал бердышом, примериваясь. Все же убить безоружного человека не так-то просто даже для опытного бойца. Он сознавал, что надо, но почему-то медлил. Даже пришла в голову мысль, что рана не такая уж серьезная и лучника еще можно спасти...

   - Я им говорил, что ты похож на серьезного воина и лучше не связываться, но они отмахнулись! - внезапно прохрипел раненый.

   Артем от неожиданности отшатнулся и одновременно обрадовался тому, что хорошо понимает сказанное, а также тому, что появился повод отложить неизбежное.

   - Ты оказался прав, - ответил он. - Кто вы такие?

   - Люди, - страдальчески усмехнулся тот. - Охотимся тут, шкуры сбываем в поселке.

   - А поселок где?

   - Один дневной переход к югу отсюда, у источника. Оттуда тракт до Шаараима идет, купцы иногда приезжают. Мы там между ходками ночуем. Отдохнуть, постираться... Баб поиметь, опять же...

   - Всегда так жили?

   - Нет, конечно! Кто хочет жить в Краевых землях? Беглецы мы.

   - От кого?

   - Кто от кого! Кто украл, кто убил...

   - А ты украл или убил?

   - Убил. Охотничьего одного Повелителя. Я же с детства охотой промышляю, вот и не поделили раз добычу... Все бы ничего, не видел никто, так Шола меня дернула забрать его нож. Больно уж хорош был! По нему меня и опознали. Еле ноги унес...

   - Понятно. - Артем неожиданно ощутил довольно неуместное в сложившихся обстоятельствах сочувствие к этой явно уголовной роже. - А меня зачем убить хотели?

   - Так один же! - непонимающе захлопал глазами лучник. - Один, в Краевых землях, в хорошей одежде! Чего еще надо? Вообще, не понимаю, как ты остался жив? Я же в сердце бил! А я не промахиваюсь!

   - Ты и не промахнулся! Только у меня броня.

   - Я же стрелой с узким наконечником бил! Кожаный доспех ей не помеха!

   - Значит, доспех был не кожаный! - Артем еще раз похвалил себя за решение замаскировать костюм под якобы кожаную куртку.

   - Странный ты. И доспех у тебя странный, и говор! Откуда ты?

   - А ты как считаешь? - ему интересно было проверить, как воспринимают его далеко не идеальную речь местные.

   - Из-за моря, думаю. У нас на северном берегу так не говорят.

   - Верно. Из Крайнеморских земель я! - Артем заранее выбрал для "легенды" о своем происхождении самую удаленную от Портала часть здешнего Мира.

   - Вот я и смотрю! Далеко же тебя занесло!

   - Так получилось...

   Повисла пауза. Артем понял, что пора принимать решение, но никак не мог себя заставить. Немолодой, явно много всего повидавший в жизни мужчина, понимающе глянув, сам пришел ему на помощь:

   - Ладно, чего тянуть, кончай меня уже! Все равно ведь не отпустишь, верно? Давай! В нутрях все жжет, нет мочи терпеть уже!

   Артем склонился к раненому, вытащил небольшой нож с остроконечным листообразным лезвием, висевший у того на поясе. Нож оказался бронзовым и выполненным весьма аккуратно.

   - Тот самый?

   - Тот.., - подтвердил лучник, постанывая.

   Не проронив больше ни слова, Артем вздохнул и резким движением всадил нож по самую рукоятку под левое ребро раненого. Тот дернулся, и тут же обмяк. Преодолевая брезгливость и приложив некоторое усилие, выдернул свою стрелу, обтерев ее об одежду убитого. Стрелами разбрасываться нельзя, их у него не так уж много. И так одну уже "посеял" пару дней назад, во время неудачной охоты! Можно сделать новые, из местных материалов, он это предусмотрел, но качество будет не сравнить.

   Вернувшись к костру, бросил взгляд на валявшиеся трупы. Ночевать рядом с ними приятного мало! С помощью экзоскелета за раз оттащил всех троих, ухватив за ноги, к овражку, располагавшемуся в полусотне метров от костра, и сбросил туда. Вместе с трофейным имуществом, даже не осмотрев его. Что можно взять с этих нищебродов? Разве что деньги, если они у тех вообще водились. Да и это лишнее, парой десятков местных золотых и серебряных монет он запасся еще дома, отпечатав на 3Д-принтере по фоткам профессора. Плюс несколько простых, чтобы местные не удивились, ювелирных украшений. На первое время точно хватит с избытком, а там видно будет...

   Костер уже прогорел, настало время жарить мясо. Хотя после случившегося голод куда-то исчез. Но есть надо, иначе завтра сил не будет. Положив шампуры на воткнутые по сторонам костра загнутые титановые прутья, Артем стал размышлять о дальнейших действиях. Общаться с местными, как выяснилось, он может свободно. И "легенда" вроде работает. Пора выходить из этой глуши к людям...



К юго-востоку от Краевого Портала.

   Трое суток бродил Вадим, оставшись в одиночестве, по безлюдным долинам и ущельям, покрытым лесом и прорезанным многочисленными ручьями, часть из которых были настолько бурны и полноводны, что долго приходилось искать подходящий брод. Намного ли удалился от места трагедии, он сказать не мог. Да его это не сильно и интересовало. С каждым днем моральное состояние вынужденного бродяги становилось все хуже и хуже. До того, чтобы на самом деле наложить на себя руки, он еще не дошел, но жизненные ориентиры перестали просматриваться в тумане жестокой неопределенности, поглотившем его с головой. Товарищи погибли, дороги домой больше нет, местное население враждебно. Что ему здесь делать? Разве только, в ожидании неизбежного конца, предаваться тоскливым воспоминаниям о навсегда потерянных родителях, друзьях, карьере, подруге, отношения с которой в последнее время как раз достигли уже грани серьезных?

   С добычей пищи тоже особых успехов не наблюдалось. Истратив почти все стрелы, он лишь раз смог подстрелить небольшую куропатку. Разочаровавшись в своих способностях освоить лук, израсходовал три бесценных патрона от "Гюрзы", чтобы добыть пропитание. В крупных ручьях и озерцах водилась рыба, но у Вадима удочки не имелось, а попытка порыбачить с помощью наскоро смастеренного крючка и куска троса завершилась ничем. От отчаяния даже решился пожарить на костре грибы, водившиеся тут в избытке, несмотря на явный риск отравиться. Но обошлось, грибы, к счастью, оказались съедобные.

   После полудня, перебравшись через очередной ручей, заметил вдруг узкую, но явно натоптанную человеческими ногами тропку, ведущую от брода дальше в лес. "Люди? А какая уже, собственно, разница?" - решил он и уверенно направился по тропе вглубь леса. Через сотню метров почудилось, будто он слышит человеческие голоса. Внутренне подобравшись и ступая осторожнее, Вадим продолжил движение. Вскоре голоса стали слышны вполне отчетливо. Грубые мужские голоса, громко обменивавшиеся короткими возгласами, изредка прерываемыми заливистым смехом. Слов различить пока не удавалось, но голоса ему заранее не понравились. Свернув с тропки в чащу, он стал осторожно пробираться в сторону источника звука.

   Еще через полсотни метров Вадим вышел к опушке. Прячась за стволами деревьев и зарослями кустарника, подполз ближе. Его взору предстало очищенное от леса пространство. Чуть вдалеке виднелись остатки нескольких сгоревших изб, окруженных проломленной во многих местах изгородью. А рядом с опушкой торчало четверо мужиков, в грязной одежде из шкур и грубой шерсти. Видом они походили на недоброй памяти охотников как близнецы-братья. Заросшие длинными неухоженными бородами рожи, вооружены копьями, в данный момент воткнутыми остриями в землю, ножами и дубинами, висящими на поясе. Слышимые ранее голоса принадлежали именно им. А к одиноко стоявшему тонкому молодому деревцу был привязан за сведенные впереди руки еще один человек. Вернее, при более внимательном рассмотрении, женщина. Молодая, практически еще девочка. Ее голова безвольно склонилась вниз, так, что лицо полностью скрывалось под спутанной копной черных прямых волос, а на худощавое стройное тело была натянута серая мешкообразная шерстяная туника, в данный момент намеренно задранная выше пояса. Обнаженную ягодицу по-хозяйски сжимал своей волосатой лапищей один из мужиков, а разговор, насколько понял Вадим, шел про очередность пользования девицей. Державший ее мужик настаивал на том, что должен быть первым он, по праву поймавшего ее. Остальные возражали, упирая на старшинство. Но, похоже, первого не сильно смущали их возражения. "Лучше поблагодарите меня, что я взял ее живой, а не прибил сразу! Царапалась же, тварь!" - заявил он. Затем, ухмыльнувшись и демонстративно повернувшись к собеседникам задом, задрал подол куртки и стал расшнуровывать завязки потертых кожаных штанов. Его подельники, видя, что протесты не возымели действия, неожиданно смирились и перешли к даче советов "молодому", чем в очередной раз вызвали его пренебрежительный смех.

   Девушка, чувствуя приближение развязки, подняла голову. На ее грязном, но симпатичном лице выделялся фиолетовым пятном подбитый глаз. Она тихо рыдала, но не произносила ни слова. Весь ее обреченный вид свидетельствовал, что она уже смирилась с неизбежным. "Да что же это за мир такой дурацкий! Нет, с меня хватит!" - Вадим решительно выдернул из кобуры "Гюрзу", встал и, не скрываясь более, направился к месту действия.

   Первой его заметила как раз девушка, в округлившихся глазах которой появилось удивление и... нечто похожее на слабую надежду. Мужики же были настолько поглощены предвкушением процесса, что обратили внимание на новоприбывшего лишь когда тот был уже на расстоянии десятка шагов.

   - Это еще кто такой? - воскликнул один из них.

   Вадим не стал ничего ни отвечать, ни спрашивать. Молча поднял пистолет и открыл огонь. Первым упал тот, который уже спустил штаны, за ним быстро последовали остальные, так и не успевшие не то, чтобы что-то предпринять, но и осознать толком угрозу. Он подошел поближе. Один был еще жив и, повизгивая, пытался отползти. Но еще одна пуля в голову прервала его потуги. Вадим огляделся. Более никого не наблюдалось, на звук выстрелов никто не вышел. Тогда он подошел к девушке. В ее глазах легко читалась смесь ужаса и облегчения. Веревки, связывавшие руки, имели слишком запутанный узел, который явно не предполагали развязывать более, и Вадим, достав нож, просто разрезал их. Девушка, всхлипывая, сползла на землю, натягивая на исцарапанные колени разорванную тунику и не отрывая испуганного взгляда от своего спасителя.

   - Не бойся! - произнес Вадим, впервые пробуя "на вкус" местный язык.

   - Кто ты? - голос девушки оказался звонким и мелодичным, но даже чужак смог распознать сквозивший в них страх.

   - Друг. Я потерял своих спутников. Просто... иду, - ему было трудно подбирать нужные слова чуждого языка.

   - Спасибо, что освободил меня! - не очень-то уверенно произнесла девушка и вдруг, разрыдавшись, затараторила что-то с такой скоростью, что у Вадима не осталось ни малейшего шанса ее понять.

   - Ты можешь говорить медленно? Я плохо понимаю... речь, - вклинился он в паузу между истеричными всхлипываниями.

   Девушка недоуменно уставилась на него огромными зелеными глазами, еще полными слез:

   - У тебя больные уши?

   - Нет, просто я очень издалека. У нас... говорят по-другому. Как тебя зовут?

   - Интах я, дочь Хурбала.

   - А я Вадим.

   - Вадьим? Никогда не слышала такого имени!

   - Ведь я же издалека!

   - Да, я забыла. Ты воин? Как ты убил этих злых людей? Громом? Или.., - ее красивые глаза (если не обращать внимания на обширный синяк под одним из них) вновь испуганно раскрылись - у тебя есть Вещи Богов?

   - Что? - не понял Вадим. - Чьи вещи?

   - Богов!

   - А.., - до него дошло, что собеседница имеет ввиду артефакты создателей этого Мира. - Нет, это такое оружие... У нас придумали. Я... воин, да. Был раньше.

   - Это хорошо! Значит, ты сможешь побить остальных, если они сюда явятся!

   - Остальных? - насторожился он. - Кстати, тут есть еще... враги?

   - Нет, сейчас больше никого. Но когда эти не вернутся, Арадаб со своими людьми может прийти их искать!

   - Кто это?

   - Торговец. Он несколько раз в год объезжает наши поселения.

   - Торговец? Разве торговцы грабят и убивают?

   - Наш Старший с ним поссорился. Хотел сам отвезти товар в город, а не продавать ему по грабительской цене. Сюда трое людей Арадаба приходили за товаром, так наши мужики взяли топоры и прогнали их. Мы самое дальнее поселение в округе и Старший надеялся, что Арадаб не будет отвлекать своих людей и терять время ради пары охапок шкур. Но он ошибся! - девушка опять всхлипнула.

   - Он пришел?

   - Да! С большим отрядом! Их было десятка два! Они напали неожиданно и всех убили! И женщин, и детей! Забрали все ценное имущество, а дома сожгли.

   - А как же ты выжила?

   - Мой отец кузнец, он недавно поставил новую кузню в отдалении, среди леса. Мы там были вдвоем, когда услыхали крики из поселка. Отец приказал мне спрятаться и сидеть тихо, а сам схватил молот и побежал в поселок. Его тоже убили! - Интах снова разрыдалась, но вскоре продолжила:

   - Новую кузню они не нашли. Я два дня пряталась, боялась выйти. Все ждала, что отец вернется. Потом вышла и увидела... - всхлипывания опять прервали ее рассказ и Вадим, опустившись рядом на корточки, ласково погладил ее по голове, покрытой длинной спутанной гривой мягких черных волос. "Совсем еще девочка!" - подумал он. "Сколько ей? Четырнадцать-пятнадцать, не больше!"

   - Все умерли. Я не знала, что делать. Собрала оставшиеся пожитки, нашла немного припасов, упущенных грабителями. Так прошло две недели. Я все не могла решиться уйти в другое поселение. Я и дороги-то туда не знаю, никогда нигде не бывала! И еще боялась, что там ОНИ! А сегодня из леса вышли эти... Я рожу их главного вспомнила, он приходил с Арадабом в прошлом году. Из его людей, в общем...

   - Зачем они пришли? Ведь поселок уже был сожжен?

   - Они не знали! Арадаб рассылает своих людей по всем землям небольшими отрядами. Собирать товар, или охотиться. О том, что случилось с поселком, они узнали от меня. Я пыталась убежать, но он поймал меня и избил. А потом.., - девушка, рыдая, прижалась головой к плечу Вадима, и тот успокаивающе приобнял ее.

   - Не плачь, все уже закончилось! Они тебе уже ничего плохого не сделают!

   - А ты останешься со мной? - она с надеждой посмотрела ему в глаза, с силой вцепившись в рукав комбинезона, будто надеялась этим удержать его. - Ты же не бросишь меня здесь?

   - Не брошу, не бойся! - Вадим толком не представлял, что будет теперь делать, но понимал, что несчастную девчушку точно не оставит без помощи. По крайней мере, появилась хоть какая-то определенность после долгих дней бессмысленных скитаний.

   - Я буду тебе полезна! - зачастила девушка, продолжая висеть на рукаве. - Я готовить умею, и охотиться, и ягоды с грибами собирать! И стирать буду, и за домом следить! Только не уходи!

   - Погоди! - Вадиму стало не по себе от этих внезапных излияний, которые он, к тому же, понимал с пятое на десятое. - Не это сейчас главное! Как нам спрятаться от этого... Арадаба? С двумя десятками бандитов я не справлюсь!

   - Будем пока в новой кузне жить, там, где я пряталась. Если на неделе Арадаб не появится, значит, уже ушел к морю. Он в наших краях больше месяца не задерживается. Но ты же его не боишься, ты же воин и у тебя такое страшное оружие, правда?

   - У моего оружия очень мало... стрел. Лучше, все же, с Арадабом и его людьми не встречаться.

   - Он нас не найдет! Пойдем, покажу тебе убежище! И накормлю, у меня свежее мясо есть!

   Девушка поднялась на ноги, негромко застонав и схватившись за бок. Видимо, избили ее неслабо. Вадим встал следом, но, прежде чем идти за ней, оттащил трупы к опушке.

   - Надо забрать их одежду и оружие! - деловито заявила Интах, тут же прекратив стонать.

   - Зачем нам эти грязные шкуры? - брезгливо отмахнулся ее спаситель.

   Ответом был полный недоумения взгляд:

   - Как зачем? У нас в хозяйстве почти ничего нет! Шкуры и ткань лишними не будут!

   "У нас в хозяйстве? Она что, считает - я ее в жены взял?" - мысль эта Вадиму не особо понравилась, хотя он и не мог не отметить неожиданную в данных условиях практичность и хозяйственность девчушки.

   - Оружие заберем. И кожаные плащи, которые они сняли. А одежда вся в крови, не хочу! Обойдемся!

   Интах скривила мордочку, но возражать не решилась. Они наскоро обыскали трупы, собрав металлические предметы и кожаные пояса. У всех бандитов нашлись и кошели. Девушка внимательно пересчитала содержимое каждого. На взгляд Вадима, там была только какая-то мелочь, медь, изредка серебро, но довольная Интах ссыпала всю добычу в один кошель:

   - Если мы решим уйти отсюда, будут деньги на первое время!

   Вадим равнодушно пожал плечами. Настолько далеко его текущие планы не распространялись.

   До кузни, оказавшейся простым квадратным срубом метров четырех в поперечнике и высотой в полтора человеческих роста, они добрались за пару минут, петляя между деревьями. Никакой тропинки к ней не вело, немудрено, что бандиты убежище Интах так и не обнаружили. Внутри чувствовался легкий запах гари, так и не выветрившийся за недели бездействия. В одном углу высился широкий плоский столб обожженной глины, в котором Вадим без труда опознал примитивный горн. Рядом валялись потемневшие от жара кожаные меха, которыми покойный кузнец его раздувал. В другом углу стояла небольшая каменная наковальня, на прибитых к стене полках лежали простые инструменты - три молота разных размеров, клещи и зубила. Там же прямо на полу было сложено несколько криц - заготовок для ковки, произведенных в горне. На крючке висел не раз латаный фартук из толстой закопченной кожи, со следами прогаров, и рукавица из того же материала. Между горном и наковальней располагалось окно, прикрытое приставной ставней из неровно обструганных досок. Вся обстановка была совершенно спартанской, ничего лишнего. И только у дальней стены оставалось свободное место. Там валялась кучка соломы, прикрытая шкурой, служившая, видимо, постелью Интах. У изголовья стоял кувшин и небрежно слепленная глиняная посуда.

   - Сейчас пожарю зайца! Утром в силок попал! - девушка засуетилась, разжигая горн, на котором, видимо, и собиралась готовить.

   А готовить она действительно умела! Вадим с аппетитом сожрал две трети зайца, пожаренного с какими-то приправами.

   - Жаль, хлеба нет! - вздохнула Интах, суетясь вокруг своего спасителя. - Все запасы муки забрали, изверги! И эля нет, извини!

   - Обойдемся! - промычал Вадим, прожевывая очередной чудно пахнувший кусок мяса. Совсем не жесткого, благодаря умелой кухарке.

   - Вот, свежая вода из ручья, - она налила из кувшина в стакан и протянула мужчине.

   - А зачем твой отец новую кузню поставил? Чем старая была плоха?

   - Пожар там случился, в прошлом году. Потушили сразу, но Старший селения сказал, что кузня стоит слишком близко к жилищу. Вот отец новую и поставил, на удалении.

   "С пожарной безопасностью и здесь не очень" - отметил про себя Вадим, еще раз осматриваясь.

   Интах осторожно взяла в руки его нож, которым Вадим только что отрезал очередной кусок.

   - Какой красивый, ровный нож! - восхищенно поцокала языком она. - И железо хорошее, чистое!

   - Отец учил тебя кузнечному делу? - удивился Вадим.

   - Нет, но я же выросла в кузне. Поэтому в железе понимаю! Ты сам его сделал?

   - Нет, конечно! Хоть я немного и умею ковать, но такой нож я бы не смог сделать.

   - Нож хорош! И одежда у тебя хороша, никогда такой не видела! И сума странная. И оружие твое... страшное! Откуда ты?

   - Издалека! - Вадим не знал, что ответить. - Очень издалека. У нас... все по-другому!

   - Как же ты попал в наши края?

   - Мы отправились в путешествие... за одной вещью, но все мои товарищи погибли. А я не знаю, как вернуться домой!

   - Жаль.., - на лице Интах появилось искреннее выражение сочувствия. - Но в городе же должны знать путь в твою страну? Ты бывал в городах?

   - Бывал, но... не в ваших. Тут никто не знает путь в мою страну. Хотя... в Адмате живет один... мудрец, возможно, он ведает. Но мне неизвестен ни путь в Адмат, ни как найти этого мудреца...

   - А я никогда не бывала в городе. Очень хочется посмотреть на настоящий город! И на море! Но я тоже не знаю путь в Адмат. Жаль, что так! Я надеялась, ты увезешь меня отсюда к себе домой!

   - Если бы я только мог.., - печально усмехнулся Вадим.

   После обеда, по времени скорее близкого к ужину, он, под крайне заинтересованным взглядом хозяйки, немного разобрал свои вещи и трофейное имущество. Надо было понять, какими ресурсами он обладает. Два нормальных боевых ножа, четыре трофейных, ограниченно пригодных для настоящего дела. Пара трофейных же топоров и три копья, при ближайшем рассмотрении вызвавших необоримое желание немедленно их выбросить. "Гюрза" и двадцать пять патронов к ней - последняя надежда. Мультитул с кучей различных инструментов, большей частью бесполезных в данных обстоятельствах. Портативный набор электрика - пассатижи, тестер, паяльник с термогенератором для питания, мини-дрель, пара измерительных приборов и мелкие инструменты. Из них Вадим выбрал маленькие ножницы и тут же подарил Интах. Вместе с одним из трофейных ножей.

   Радости девушки не было предела. Она вертела подарок и так и эдак, пробовала разрезать ткань и кожу, пока, чего и следовало ожидать, не укололась.

   - Какая хорошая вещица! - воскликнула она, посасывая проколотый палец.

   - Вообще-то, я предполагал, что ты ими будешь срезать ногти и подравнивать волосы.

   - Зачем обрезать ногти? - натурально изумилась Интах. - Их же можно обгрызть!

   - Обрезать красивее. Так в городе делают! - добавил он, видя, что эстетического довода недостаточно для убеждения девушки.

   - Тогда я тоже буду так делать! - ожидаемо согласилась та.

   Последними из рюкзака он извлек две пары чистого белья и столько же пар запасных носков - одежду за неделю скитаний Вадим не менял и только сейчас ощутил насколько же он грязный. И небритый - длиннющая недельная щетина уже даже почти не чесалась. Но с этим, пожалуй, ничего не сделаешь! Одна одноразовая бритва у него имелась, но надолго ее не хватит, да и условий для комфортного бритья здесь нет. Все встреченные до сих пор местные мужчины носили бороду, стоит, видимо, тоже завести. Короткую, благо обрезать есть чем. А вот помыться и постираться хотелось бы поскорее!

   - Интах, где у вас тут ручей? Мне надо помыться и постирать вещи.

   - Зачем ручей? У нас в поселке горячий источник есть, как и у всех! А одежду я сама тебе постираю! Идем! - девушка с готовностью вскочила на ноги, вновь скривившись от боли.

   До поселка было минуты две ходу. Пробравшись через дыру в изгороди, они оказались среди обгорелых развалин. Примерно посредине совсем небольшого селения, вернее, его остатков, находилась яма метров трех в поперечнике, выложенная отполированными досками. В яме плескалась и заметно парила вода, поступающая с одной стороны по канавке и вытекающая в другую сторону. Данное сооружение было, пожалуй, единственным, что не пострадало в селении после нападения. А вот навес над ней сгорел, его остатки валялись черной грудой неподалеку.

   - Купальню я очистила от упавших бревен. Теперь можно ей пользоваться! - с гордостью заявила Интах. - Правда, если дождь пойдет, будет неприятно. А вот мыла остался только один кусок, все остальное забрали грабители! Так что давай свои вещи, я их постираю, а ты пока залазь в купальню.

   Девушка вытащила из-под развалин потрескавшуюся бадью, набрала в нее воды из купальни и выжидающе уставилась на Вадима. Тот, понимая, что раздевалки здесь нет, скинул куртку, штаны с рубашкой, аккуратно разложил оружие у кромки ямы - на всякий случай. Оставшись только в термобелье, застеснялся под совершенно нескромным взглядом спутницы. Он понимал, конечно, что здесь наверняка нравы предельно простые, и голых мужиков возле купальни девочка наблюдала ежедневно, однако ему трудно было переступить через собственные понятия о приличном. Ведь она почти ребенок! Трудно сказать, сколько бы он так простоял в тупике, если бы Интах не схватила уже снятую рубашку со штанами:

   - Ну, остальное тоже давай! - она бросила сграбастанную одежду в бадью. - Разожгу-ка я костер, солнце скоро зайдет!

   Воспользовавшись тем, что девушка отвернулась, склонившись над грудой обгорелых досок, явно стащенных ею заранее именно для этой цели, Вадим быстренько скинул термобелье с трусами и запрыгнул в яму, тут же присев на дно. Яма оказалась неглубокой, чуть более полуметра, а вода - обжигающе горячей. По крайней мере, так ему показалось в первый момент, ведь снаружи было довольно прохладно.

   Сидеть в горячей ванне оказалось невыразимо приятно. Вадим несколько раз погрузился с головой, краем глаза наблюдая, как Интах споро натирает его одежду мылом, прополаскивает, выжимает и развешивает на протянутой неподалеку веревке. Девочка явно старается, силясь угодить своему спасителю!

   Не прошло и пяти минут, как она закончила:

   - Теперь и сами помоемся! - улыбнулась она, вскочила на ноги и быстрым движением стянула с себя шерстяную тунику, бросив ее под ноги. Вадим сразу отвернуться не успел. Его взгляд зацепился за довольно развитую, как оказалось, фигурку девушки. Худощавая, с в меру широкими бедрами и небольшой, но вполне оформившейся грудью. Интах, демонстративно не спеша и постреливая в него глазками, влезла в купальню, окунулась, вновь встала в полный рост и принялась медленно натирать себя мылом. При этом с улыбкой взирая на Вадима взглядом вполне опытной и сознающей свою привлекательность женщины. Без малейших признаков стеснения. Вадим спешно отвел глаза, ощущая уже более сильные чувства, чем простое мужское любопытство.

   - Вадьим, почему ты на меня не смотришь? - несколько обиженным тоном поинтересовалась девушка. - Я некрасивая?

   - Нет, что ты...! Просто у нас... не моются в купальнях вместе.

   - Почему? - искренне удивилась она.

   - Так... принято. Сколько тебе лет, Интах?

   - После Весенних жертвоприношений шестнадцать исполнилось. Я уже больше года вместе со Старшими сижу в купальне! - с оттенком гордости заявила она.

   "Шестнадцать? Выглядит моложе. Но все равно почти ребенок!" - Вадим попытался прогнать шаловливые мысли, настойчиво стучавшиеся в его голову.

   - Сидишь? В каком смысле?

   - Странный ты... У вас что, женщины не должны быть с мужчинами с пятнадцати лет? А со скольких? Возьми мыло! Хочешь, я тебя намылю?

   - Нет, не надо! Я сам! - Вадим взял мыло, но пересилить себя не смог и стеснительно развернулся спиной к девушке. - Так у тебя уже был какой-то мужчина?

   - Все наши Старшие мужчины меня брали! - с непостижимой Вадиму гордостью подтвердила Интах. - Мужчины любят молодых!

   "Что у них тут за бордель такой?" - изумился он. "Полигамия, как есть! А если залетит от кого? Хотя да, у них же это само собой не бывает! Тогда понятнее..."

   - А тебе что, все равно, что ли, с кем?

   - Старшим мужчинам нельзя отказывать! А младшие... если нравятся.

   "Сложно у них все!" - Вадим, закончив намыливаться, положил мыло на край купальни и погрузился с головой. Проточная вода быстро унесла мыльную пену с поверхности.

   - Ну а дети тогда от кого? - решил он прояснить непонятные моменты.

   - За детьми надо идти в город. Меня после следующих жертвоприношений должны были отправить! А там уж от кого найдется!

   - Так твой отец он... не твой отец?

   - Отец - это Старший мужчина семьи! Конечно, не он меня зачал! Разве у вас не так?

   - Совершенно не так! Расскажи мне подробнее!

   - В поселке все живут большими семьями, - не скрывая удивления, начала Интах медленное, как для маленького, объяснение. - У каждой семьи есть Старший мужчина. Из них выбирают Старшего поселка. Девушки живут в семье, пока не родят первого ребенка. Тогда их берет к себе кто-то из Старших другой семьи.

   - Почему только после рождения ребенка?

   - Ну как? А вдруг Асмун не наделил женщину даром рождения? Такое часто бывает! Ходят к рухину раз, два, три... И ничего! Кому такая женщина нужна? Она остается в своей семье!

   - Сурово.., - пробормотал Вадим по-русски и опять перешел на местный язык: - А мужчины?

   - Если их мало, остаются в семье. Один из них заменит Старшего, когда тот умрет. А если много - то отделяются и образуют собственную Семью. Когда достаточно опытные.

   - Ясно!

   - Ты все узнал, что хотел? - Интах захохотала и придвинулась вплотную. - А теперь докажи, что действительно считаешь меня красивой!

   Она обвила шею Вадима своими тонкими, но крепкими руками и требовательно подставила полураскрытые губы. "Что же ты творишь, урод!" - последняя трезвая мысль промелькнула и тут же растворилась без остатка в охватившем его вожделении. Губы Интах оказались мягкими и податливыми, а тело - упругим и нежным. С трудом оторвавшись от сладких губ, он стал покрывать быстрыми поцелуями ее шею и грудь. Девушка томно вздохнула и сделала попытку "оседлать" Вадима. Но тот ей не позволил взобраться сверху, а, вытащив из купальни, уложил спиной на край ямы и продолжил ласкать. И лишь когда ее стоны стали совсем громкими, стянул девушку обратно в воду...

   Кузня, в отличие от домов в поселке, не обогревалась водой из горячего источника, и ночью в ней было довольно холодно. Поэтому они лежали под одной шкурой, плотно прижавшись друг к другу. Вадим, утомленный событиями этого сложного дня, уже почти дремал. А Интах, крепко обнимая его, будто опасаясь, что спаситель внезапно исчезнет, в который уже раз взбудоражено шептала ему в ухо:

   - Ты такой ласковый! Мне никогда не было так хорошо! Ты же меня не бросишь, правда?

   Вадим в полусне лишь расслабленно поглаживал ее волосы. Но вдруг, уже практически сквозь сон, услышал всхлипы, а плечом, где уютно приткнулась голова девушки, почувствовал стекающую влагу. Пришлось проснуться. Интах тихо рыдала.

   - Что с тобой, милая?

   - Я боюсь! - донеслось сквозь всхлипы. - Так не бывает! Ты спас меня вовремя, ты ласкал меня, как никто и никогда не ласкал, ты весь такой хороший! Я боюсь, что это злая шутка богов! Завтра проснусь, а тебя нет!

   "Нервный срыв!" - догадался Вадим. "Немудрено, после таких-то испытаний! Странно еще, что весь день все-таки продержалась!"

   - Глупости! Нет никаких богов! Никуда я теперь от тебя не денусь!

   - Как нет богов? - Интах даже перестала рыдать от удивления. - Кто ты, Вадьим?

   - Я из другого мира, Интах, - вздохнув, признался тот, не желая более лгать. - Из того, который вы называете Нижним!

   - Я чувствовала! Ты совсем другой! - она еще крепче прижалась к нему. - И мне все равно, послала ли тебя Шола или нет! Ты не можешь быть плохим!

   - Нет никакой Шолы! Это все сказки ваших кихинов! - устало проговорил Вадим. - Спи, и не думай о всяких глупостях!



Поселок к югу от Краевого Портала.

   Уже две недели Шамиль жил в поселке. В принципе, неплохо жил. Связывать на ночь его перестали уже на второй день, когда Арадаб окончательно убедился, что пленник не намеревается сбежать. Куда бежать одинокому путнику в этих суровых землях? Если не выследят и догонят, то сам, скорее всего, помрет от голода или случайного увечья. А еще главарь заметил, что Шамиль очень дорожит своими лекарскими принадлежности, поэтому постоянно держал их при себе, выдавая пленнику лишь по врачебной необходимости.

   Ввиду этого Шамиль был вполне свободен в передвижениях. Никто его не ограничивал, ни внутри поселка, ни даже вне его. Праздно проводить время, правда, тоже не позволили. Помимо редкой врачебной практики (по мелочи, вытащить, там, занозу или вправить вывих), Шамиля ежедневно "припахивали" на разнообразных повседневных работах. Иждивенцев здесь не держали. Даже люди Арадаба днем работали по указаниям старейшины поселка Ханнома, в подчинение которому главарь передал и Шамиля. Работа в поле, выпас баранов, сбор ягод, мелкие хозяйственные заботы в поселке - каждый день что-то новое, занятий хватало на всех. Зато кормили очень неплохо. Помимо ежевечернего мясного ужина, приготовлением которого занимался лично Ханном, для остальных трапез женщины варили супы, каши с грибами и пекли весьма вкусный хлеб.

   Спустя несколько дней после его пленения поселок стал наполняться людьми - возвращались с "продразверстки" отряды Арадаба. Сразу сделалось шумно и многолюдно - уже к концу первой недели прибыло десятка полтора человек. По вечерам в единственной купальне стало тесно, мужчины мылись в два, а то и три захода. Зато женщинам, которых больше, разумеется, не стало, работы по обслуживанию этой оравы прибавилось немеряно. Причем как в хозяйственном смысле - стирка и кормление, так и в, собственно, гендерном. Мужики, в образовавшемся коротком перерыве между хождением по поселкам и предстоявшим длинным переходом в более цивилизованные земли, желали "оттянуться" по полной, и трем несчастным женщинам ежедневно приходилось удовлетворять их всех. Женщины справлялись без особого напряжения, видимо, такое происходило далеко не впервые, но Шамилю все равно было их жалко. Особенно старшую, Шивту, которая, ввиду дефицита женского пола, пользовалась популярностью не меньше чем более молодые. Сам он, естественно, во всем этом порочном круговороте участия не принимал, и вообще залезал в купальню, только когда все остальные уже отправлялись спать.

   Единственным, кто не уставал жаловаться на сложившееся положение, оказался старейшина Ханном, по многу раз в день капавший на мозги Арадабу:

   - Когда ты уже собираешься отправляться? Сколько я могу кормить твою ораву? Да и женщин наших вы уже замучили, они ходить скоро не смогут!

   - Не ной! - отмахивался главарь. - Когда у тебя еще столько работников бывает?

   - Работают за одного, а жрут за четверых! - бурчал в ответ Ханном, и уходил, чтобы вновь вернуться к наболевшей теме через несколько часов.

   Шамиль за неделю пребывания в языковой среде уже прекрасно понимал почти все, и сам стал говорить вполне сносно. Поэтому затруднений в общении практически не испытывал.

   К концу недели последней прибыла группа из четырех воинов в сопровождении двух молодых женщин и телеги, набитой собранными товарами. Как понял Шамиль, женщины были из одного из дальних поселков, и Арадаб должен был сопроводить их в город на встречу с "рухином". Ну а пока обеих женщин включили в общий хозяйственно-половой "круговорот". Местным бабам стало немного полегче, и Шивта, взявшая по собственному желанию "шефство" над пленником, еще больше окружила того заботой. Носила ему еду днем, следила, чтобы он ни в чем не нуждался, и чтобы Ханном не поручал ему слишком тяжелые работы. И заодно не прекращала попыток выяснить, действительно ли он совсем не интересуется женщинами. Шамиль не знал, почему его личность вызвала в женщине настолько теплые чувства. Возможно, в качестве благодарности за излечение больного, или же просто из интереса к необычному мужчине, сильно отличавшемуся от привычных ей. Но в таких обстоятельствах устоять было трудно даже ему. Разумеется, принимать участие в общей оргии он не желал категорически. Но однажды вечером, когда все уже отправились спать, Шивта заявилась к нему в сарай с новым, только что набитым тюфяком:

   - Тебе, наверное, жестко спать на старом, этот гораздо мягче! - заявила она, бросив тюфяк на пол и усевшись сверху. - Попробуй!

   - Спасибо, Шивта! - смутился он. - Ты слишком много заботишься обо мне!

   - Разве тебе это неприятно? - игриво рассмеялась та и, крепко ухватив вдруг мужчину за руку, усадила рядом. - А я, например, еще мягче, чем тюфяк! Не хочешь проверить?

   - Хочу, Шивта! - его ладони заскользили по теплым полным бедрам, проникая под юбку.

   Женщина сладко вздохнула и легла спиной на тюфяк, приглашающе раздвинув ноги. "Аллах видит, женщине нельзя отказывать!" - попытался оправдаться сам перед собой Шамиль, сбрасывая одежду. О том, что где-то там, в недостижимом доме, его ждут жена и дети, он сейчас не думал...

   - Ты хороший мужчина, ласковый! Не такой, как наши! - шумно дыша, произнесла Шивта когда все закончилось, нежно поглаживая голову Шамиля, удобно расположившуюся на ее мягкой объемистой груди. - И лечить умеешь. Жаль, что Арадаб забирает тебя с собой!

   - Все по воле Балшамима! - невнятно промычал Шамиль из глубокого ущелья между двумя солидными полушариями, в котором почти полностью утонуло его лицо.

   - Да что ты носишься с этим Балшамимом? Других богов нет, что ли?

   - Запомни, женщина! Нет другого бога, кроме Балшамима! А настоящее его имя - Аллах! - он пересилил лень и вынырнул из мягких глубин, в которых так комфортно пребывал. - Молись только ему! И Он услышит тебя!

   - Ну, раз ты говоришь, буду теперь молиться ему, Шам-ил! - продемонстрировала Шивта величину авторитета, заработанного пришельцем в ее глазах. - Могу я помолиться, чтобы Арадаб оставил тебя здесь?

   - Можешь. Только, боюсь, у Аллаха на меня другие планы, - зевая, Шамиль вновь уронил голову на мягкую "подушку" и устало прикрыл глаза...

   К середине второй недели его пребывания в поселке признаки беспокойства стал проявлять и невозмутимый прежде Арадаб:

   - Два отряда! - нервно прохаживаясь вдоль изгороди, громко вещал он старейшине поселка и нескольким своим воинам, сгрудившимся неподалеку. - Должны были вернуться еще неделю назад! Одиннадцать человек! Где они? Уже пора выступать!

   - Сам знаешь, в Краевых землях случается всякое! - даже не затрудняя себя показным сочувствием, произнес Ханном. - Сорвались в ущелье, неудачно повстречались с другими... э... охотниками. Или заблудились. Да мало ли?

   - Оба отряда сразу? - скривив страшную гримасу, недобро поинтересовался главарь. - Опытные, не раз бывавшие в ваших местах люди?

   - Откуда я знаю? И что теперь, будешь ждать их тут до затухания вулканов?

   Арадаб раздраженно сжал кулаки, еще раз вгляделся вдаль, будто ожидал немедленного появления на опушке леса пропавших отрядов, затем отрывисто бросил:

   - Три дня! Потом уходим!

   Шамиль, загонявший баранов в загон и слышавший весь разговор, равнодушно пожал плечами и продолжил работу. Три, значит три. Здесь, конечно, неплохо, но вряд ли ведь Аллах уготовил ему спокойную сельскую жизнь до кончины. Нет, он должен идти дальше, смотреть на этот мир и найти то дело, ради которого Всевышний послал его сюда...

   Срок, назначенный главарем, истек, но никто так и не появился. Злой от потери времени, людей и, видимо, добычи, которую те должны были принести, Арадаб приказал готовиться к выступлению. Не скрывавший облегчения Ханном закатил по этому случаю особо изобильный ужин, закономерно перешедший в безобразную буйную оргию, затянувшуюся до полуночи. А на следующее утро люди Арадаба споро погрузили припасы и купленные товары на шесть имевшихся телег. Затем принялись запрягать в них баранов. Шамиля послали помогать, но толку в данном занятии от лекаря, разумеется, никакого не было. Он даже лошадь запрягать не умел, а тут бараны! И не простые, а специальные тягловые, раза в полтора больше обычных. Упряжь, на взгляд дилетанта, отличалась излишней сложностью. Десятки каких-то ремешков с кучей непонятных узлов привязывались к оглобле. Четыре барана ставились по сторонам от нее попарно, в два ряда. Животные, хоть и были специально выведены для этой цели, особого желания работать не выказывали и пытались сбежать. Шамилю, как самому неопытному, поручили держать барана, пока другой человек умело накидывал на шею того упряжь и споро затягивал ремешки. Шамиль попытался ухватить животное за шею, но туше весом более чем в полцентнера это не понравилось и она, грозно заблеяв, боднула его своим твердым, как камень, лбом в живот. Пленник, под хохот окружающих, свалился в грязь и скрючился, пытаясь вдохнуть. Отдышавшись, разозлено вскочил и крепко схватил мерзкого барана за кривые рога. Тот попытался вновь боднуть, но теперь уже безуспешно.

   Пока запрягли всех, Шамиль изрядно устал. Удерживать сопротивляющихся животных было нелегко. Он присел на поваленное бревно немного передохнуть. Подошел Арадаб, изучающе посмотрел на него:

   - Шам-ил, ты раньше часто путешествовал?

   - Давно уже никуда не путешествовал!

   - Если ты устанешь по дороге, можешь иногда передохнуть на телеге, - проявил своеобразную заботу о ценном пленнике главарь. - Но недолго, телеги и так нагружены!

   Шамиль молча кивнул и поднялся. К нему направлялась Шивта, держа в руках какую-то обтесанную ветку:

   - Вот, Шам-ил, приготовила для тебя посох. Легче идти будет!

   - Спасибо, Шивта!

   - И еще испекла хороший хлеб, из чистой муки! Чтобы ты мог поесть в дороге. Переходы длинные, ужинать будете поздно, можешь проголодаться! - она протянула заботливо завернутую в чистую тряпку буханку.

   - Что бы я без тебя делал! - улыбнулся Шамиль, обнял ее и крепко поцеловал в губы.

   Женщина приникла к нему всем телом:

   - Я молилась, как ты сказал, но, видишь, ты все равно уходишь!

   - Значит, я нужен Аллаху в другом месте! Но ты молись, и все у тебя будет хорошо!

   - Без тебя - вряд ли! - в уголках ее глаз появились слезы.

   - Прощай, Шивта! - он мягко оттолкнул от себя вцепившуюся в него женщину и направился к уже собравшемуся в путь отряду.



К северу от Гибала.

   - Это они! - возбужденно доложил запыхавшийся молодой воин, явно польщенный тем, что Ярих доверил ему отправиться на разведку. - Семеро, но один явно пленник!

   - Где? - отрывисто спросил командир, вскакивая с поваленного ствола, на котором сидел уже битый час, рассматривая карту и нервно ожидая донесений.

   - На вершине лысого холма, в часовом переходе от нас! Разбили лагерь для ночлега! - воин был весь в грязи - явно пришлось немало поползать вокруг вражеской стоянки, но лицо его лучилось гордостью за успешно выполненное поручение.

   - Подходы? - так же кратко поинтересовался Ярих. Ноздри его азартно раздулись в предвкушении окончания затянувшейся "охоты".

   - При свете дня незаметно не подобраться, вокруг шагов на сто-двести только невысокая трава и кусты. А вокруг самой стоянки они сейчас роют канаву и насыпают вал в пол человеческого роста высотой!

   - Грамотно! - с неудовольствием ощерился кихин и бросил взгляд на склонившееся к закату солнце. - Заметно, что опытные воины! Но до темноты мы все равно не успеем. А ночью это уже не важно! Если не будет слишком плотных облаков, лунного света нам хватит. Как считаешь, Ришбал?

   - Темнота - наш союзник! У нас преимущество только в ближнем бою! - поддержал командира сотник.

   - Решено! Выступаем немедля!

   Ришбал отдал соответствующие команды и полсотни бойцов, оправив снаряжение и закинув щиты за спины, узкой колонной втянулись в лес. Ярих с удовольствием осмотрел подтянутый, ровно вышагивающий строй. Люди толком не отдыхали уже неделю беспрерывного преследования. Обеспокоенный перспективой потерять прорвавшихся в Мир демонов командир не давал спуску своему отряду, постоянно подгоняя воинов и сократив время стоянок до минимума. И, тем не менее, бойцы держались прекрасно. Не зря Святилище Хамана выделило ему лучших воинов!

   К месту добрались с последними лучами солнца. Яркие красные плащи кихинской стражи, не предназначенной по своей основной роли для скрытных действий, за прошедшие в походе недели измазались грязью настолько, что их оригинальный цвет их ворсистой поверхности уже практически не просматривался. Тем не менее, Ярих заранее, несмотря на подступавшую вечернюю прохладу, приказал снять их, чтобы сделать отряд еще более незаметным. Ведь весь его расчет строился на внезапной атаке!

   Сам он двигался в авангарде, вместе с Ришбалом и обнаружившим врага разведчиком. Затаившись на опушке леса, в полутора сотнях шагов от вершины холма, успел, воспользовавшись Дальнозором в быстро переходящих в ночную тьму сумерках, детально рассмотреть позиции противника. Увиденное полностью соответствовало рассказу разведчика. Крохотную, шагов в семь-восемь в поперечнике, стоянку на вершине пологого холмика окружал свежевырытый ров и вал. Над валом виднелась голова выставленного демонами наблюдателя, лениво прохаживавшегося по рву вокруг лагеря. Общей высоты заграждения хватало, чтобы скрыть того до плеч. Слабые отблески и еле заметный дым свидетельствовали о разожженном внутри стоянки костре. Неподалеку от лагеря, на одном из склонов холма, сонно топтался десяток захваченных демонами баранов, привязанных веревками к вбитым в землю кольям.

   - Хорошо обустроились! - зло прошептал он Ришбалу. - Незаметно подобраться будет непросто даже в темноте!

   - Подходить будем с разных сторон? Не спугнуть бы баранов!

   - Ты прав! Атакуем только с трех направлений! Раздели людей на три отряда, пусть займут позиции. Придется обождать часа два, пока демоны поужинают и заснут!

   - Каков план атаки? - деловито осведомился заместитель, не выказывая волнения, как и полагалось старому, повидавшему множество битв, воину.

   - Все, у кого есть арбалеты, идут первыми. Арбалеты зарядить заранее, чтобы не выдать себя скрипом тетивы! Остальные сразу за ними, без щитов, только с копьями и мечами. Я и еще двое с ав-то-матами идем вместе с арбалетчиками. Тихо подползаем, влезаем на вал и сразу же стреляем во все, что там есть! После чего вторая волна запрыгивает внутрь и добивает всех, кто выжил.

   - А как же Донисаб? - прошептал Ришбал. - Ведь он может погибнуть?

   - Значит, так боги решили! Он уже давно должен был погибнуть, вместе с остальными! Мы не можем рисковать из-за него!

   - Разумно, - согласился воин.

   - Вопросы?

   - У нас пять исправных трофейных ав-то-матов. А ты сказал только про три.

   - Еще двое, вместе с пятеркой арбалетчиков, останутся в резерве на случай осложнений. Когда начнем выдвигаться, пусть займут укрытие у подножия холма!

   Прождать пришлось почти до полуночи. Демоны сидели у костра довольно долго. Затем, когда исчезли последние отблески огня, в небе повисла яркая Луна, и Ярих, нетерпеливо сжимая кулаки, приказал ждать дальше. Время тянулось ужасно медленно, холодный ночной воздух, еще насыщенный дневными ароматами лесных трав, усыплял и возбуждал аппетит одновременно, превращая ожидание для не успевших поужинать бойцов в пытку. И вот, наконец, последняя неудобная помеха скрылась за плотными облаками, из которых стал моросить мелкий холодный дождик.

   - Пора! Да поможет нам Хаман! - Ярих дважды подал условный сигнал свистом ночной птицы, сжал в ладонях ав-то-мат и пополз вверх.

   Его отряд подбирался к врагу слева от загона баранов. Еще левее ползли люди Ришбала, а третий отряд взбирался на холм с противоположной стороны. Тьма стояла практически абсолютная, и Ярих еще раз возблагодарил Хамана. У демонов нет шанса! Их всего шестеро, а демонское оружие в рукопашном бою критического преимущества не имеет. Задавим массой!

   Они, измазавшись по уши в грязи, в избытке покрывавшей окропленные дождем склоны, преодолели уже более половины подъема, когда Яриху послышались тихие звуки с вершины холма. Он замер на несколько мгновений, но звуки более не повторялись. "Показалось!" - решил он и в тот же момент тьму вверху разодрали в клочья яркие вспышки. Вниз протянулись прерывистые полосы света, а по ушам ударил до ужаса знакомый грохот. Звуки частых выстрелов сразу же стали перемежаться с криками раненых бойцов.

   - Проклятая Шола! Как они нас обнаружили? - в отчаянии пробормотал обескураженный Ярих, но тут же взял себя в руки и громко (к чему более таиться?) скомандовал: - В атаку! Бегом!

   "Еще есть шанс добраться до вершины быстрее, чем нас перестреляют!" - он вскочил на ноги, стараясь не думать о том, сколько бойцов погибнет из-за его приказа. О том, что среди жертв может оказаться и он сам, полный решимости довести свое дело до конца кихин тоже сейчас не думал.

   Чутье опытного бойца заставило его вильнуть вправо, чтобы баранье стадо, с которым он уже почти поравнялся, хоть немного прикрыло его от убийственного огня сверху. Мерзкий знакомый свист над ухом и захлебывающийся крик бежавшего рядом воина показал своевременность этого решения. Ярих приостановился на мгновение, выстрелил в направлении вспышек наверху, вдохнул полной грудью противный запах сгоревшего демонского порошка и тут же продолжил движение. Собственная стрельба обозначила противнику его местоположение, о чем не стрелявший до этого из ав-то-мата в темноте воин заранее не подумал. И теперь демонские "стрелы" свистели совсем рядом. Он ускорил бег до предела. Неясно видимое темное пятно спереди вдруг отчаянно заблеяло и покатилось вниз, сбив Яриха с ног. Это и спасло ему жизнь. Туша убитого барана прикрыла его голову и туловище, приняв на себя вражеские "стрелки", вонзавшиеся в нее с отвратительным чмокающим звуком. Он еще даже не сообразил, что теперь делать дальше, как левую ногу, торчавшую за пределы случайного "укрытия" обожгла резкая боль.

   - Проклятие! - не смог сдержать вскрика Ярих, зажимая рану свободной рукой.

   Насколько он мог судить по звукам боя, с других сторон успехи были ничем не лучше. Атака явно провалилась, демоны расстреливали карабкающихся вверх бойцов в упор, как на стрельбище. Если бы не темнота, уже перебили бы всех своим ужасным оружием!

   - Прекратить атаку! - изо всех сил заорал он. - Отходим!

   Рядом никого не оказалось, только стоны доносились из темноты, и на помощь рассчитывать не приходилось. Чуть выждав, заметил, что темп вражеской стрельбы уменьшился, почти беспрерывный грохот уступил место редким одиночным выстрелам. Тогда он оттолкнул нависавшую баранью тушу, спасшую его от верной смерти и, сдерживая изо всех сил стоны, покатился вниз. Боевой пояс с висевшим на нем снаряжением больно впивался в тело на многочисленных ухабах и камнях, попадавшихся по пути, но Ярих не проронил ни звука. Тем не менее, уже у подножия холма его заметили. Вновь рядом засвистели проклятые "стрелки". Он продолжал молча катиться, но боги сегодня к нему явно не благоволили. Жуткая боль в руке все-таки заставила его вскрикнуть. Но Ярих даже не выпустил ав-то-мат из рук и продолжил отчаянную попытку преодолеть спуск. Внезапно неподалеку загрохотало - предусмотрительно оставленная им группа прикрытия начала стрелять по врагам, отвлекая внимание на себя. Видимо, именно это и спасло Яриха во второй раз за сегодняшнюю ужасную ночь. Докатившись до подножия, раненый, как мог, пополз в сторону близкой уже опушки.

   - Ярих! Ты жив? - раздался неподалеку с трудом узнаваемый голос Ришбала, по неровному тембру которого можно было предположить, что опытный воин находится в состоянии, близком к панике.

   - Я здесь! - прохрипел Ярих.

   Чьи-то руки протянулись из черноты ночи, подхватили его и потащили в лес.

   - Ришбал! - закричал он. - Сколько наших выжило?

   - Не знаю! - донесся из тьмы глухой голос воина. - Мало!

   - Уходим в лес! Немедленно! Пока они не спустились и не добили всех!...

   ...Ахмад еще раз внимательно осмотрел окрестности и стянул с глаз единственный имевшийся у них прибор ночного видения. Последние несколько минут по отступавшим врагам стрелял только он, остальные уже не могли различить в темноте силуэты на таком удалении. Вот когда нападавшие толпой приблизились почти вплотную к лагерю, стреляли все, тут не промахнешься! Дозорный, с прибором на глазах, заметил врагов, как только те выползли из леса, но Ахмад разумно приказал подождать, пока можно будет бить в упор. Расчет оправдался - большинство нападавших явно остались лежать на склоне.

   - Выжившие бежали в лес! - сообщил он товарищам.

   - Догоним? - предложил кто-то из них.

   - Не стоит! В лесу у нас нет такого преимущества, да и ПНВ только один. Пусть бегут! Не думаю, что они решатся напасть на нас еще раз! А вот раненых надо добить. И, заодно, сосчитать трупы. Пошли! - Ахмад, опершись на одну руку, перемахнул через вал.

   Шестеро бойцов минут десять бродили по склону, подсвечивая себе фонариками и время от времени совершая резкие движения второй рукой с зажатым в ней ножом. Затем они вновь собрались на вершине.

   - Тридцать четыре! - суммировал Ахмад количество врагов, найденных (и добитых) товарищами.

   - Неплохо поработали! - ощерился Руслан.

   - Эй, Дони! - командир вырвал кляп изо рта сжавшегося на дне рва пленника, куда того уложили перед атакой врагов. - Жив? Это хорошо! Сколько, говоришь, у твоего Яриха людей оставалось?

   - О-около пятидесяти! - запинаясь, произнес Донисаб.

   - Значит, полтора-два десятка спаслось! Но некоторые наверняка ранены. Нет, не нападут больше!

   - Ты видел, мы нашли три калаша! - обратил его внимание на валявшиеся на земле железки Руслан. - Интересно, сколько у этих обезьян еще осталось трофейных?

   - Не думаю, что много. Да и эти им не сильно помогли, как видишь! Можно не беспокоиться!



Краевые земли, к северо-западу от Гибала.

   Поселок, приткнувшийся у берега небольшой речушки, неспешно несущей свои прохладные воды посреди широкой долины, оказался совсем невелик, намного меньше, чем представлял себе Артем по рассказу покойного охотника. Десяток грубо срубленных домов, с пристроенными сараями и покрытыми старыми шкурами навесами для скота, беспорядочно разбросанных внутри изгороди из высоких, заостренных сверху жердей. Отдельно возвышалось небольшое прямоугольное строеньице с плоской крышей, выполненное из темного кирпича или камня. В крыше торчала кирпичная же труба, из которой валил черный дым. Вероятно, кузня.

   Внутри поселка лениво сновало с десяток человек, резво носились дети. Еще некоторое количество тружеников виднелись на полях, окружавших селение. У берега реки мальчик выпасал стадо баранов. Артем присмотрелся еще раз, но вооруженных людей не заметил. Что же, пора явить себя аборигенам! Он выключил режим бинокля и стал спускаться по заросшему густым кустарником и редкими кривоватыми деревцами склону в направлении поселка, до которого оставалось идти еще около километра.

   Его заметили за сотню шагов до поселкового забора. У раскрытых ворот мальчик в ободранной шкуре, подвязанной веревкой, пытался затащить в поселок козла. Скотина, жевавшая пук сочной травки, желания куда-то идти совершенно не выказывала. Мальчик тянул за рога, козел упирался всеми конечностями, не переставая жевать. В какой-то момент незадачливый пастух углядел пришельца. Пару секунд похлопал ресницами, затем отпустил довольно мекнувшего козла и юркнул в ворота, только босые пятки сверкнули. "Сейчас комиссию по контактам соберет!" - ухмыльнулся Артем, продолжая уверенно продвигаться.

   За раскрытыми воротами, в которые он прошел спустя полминуты, первой его встретила густая смесь ароматов, с преобладанием запахов лежалого навоза и свежескошенной травы, сложенной в большой сноп возле изгороди. А вторыми - человек пять местных жителей, озабоченно спешащих навстречу в сопровождении давешнего мальчонки. Возглавлял делегацию по приему неожиданного посетителя совсем старый дед с коричневым, покрытым глубокими морщинами лицом, полускрытым капюшоном поношенного шерстяного плаща, семенивший впереди, опираясь на отполированный длительным использованием посох. За ним поспешали две женщины - дебелая, почти квадратная тетка в возрасте, грозно сжимавшая в могучих руках длинный сельскохозяйственный инструмент типа грабель и молодая курносая деваха с деревянными двузубыми вилами и милым взволнованным личиком, не лишенным привлекательности. Рыжеволосая девушка, одетая в простое платье свободного покроя, сшитое из прямоугольных лоскутков материи разных оттенков зеленого и подвязанное на талии узким кожаным пояском без застежки, тоже худобой не отличалась, хоть и далеко не в такой степени, как ее старшая подруга или родственница. Завершали процессию два бородатых мужика среднего возраста, похожие друг на друга, как близнецы, благодаря практически одинаковой одежде - широким холщовым штанам и наброшенным поверх просторным шерстяным рубахам. Мужчины, обутые, в отличие от босоногих женщин, в грязные невысокие сапоги, грубо сшитые из неровных полосок кожи, несли в руках топоры и вышагивали степенно, а их суровые недовольные лица как бы говорили: "И зачем нас оторвали от работы из-за какой-то ерунды?"

   Процессия, не вызвавшая особых опасений у Артема ввиду ее пренебрежительно малой, по сравнению с ним, боеспособности, остановилась в пяти шагах от гостя, поджидавшего с заранее натянутой на морду улыбкой. Он не стал заслонять нижнюю половину лица бронешарфом, так как не ожидал немедленного нападения, и теперь усердно скалил зубы, демонстрируя отсутствие враждебных намерений.

   - Мир вам! - первым поприветствовал он хозяев.


   - И тебе! - ответил настороженно рассматривающий пришельца дед.

   Нелепый вид этой озабоченной делегации настолько рассмешил Артема, что ему очень захотелось задать сакраментальный вопрос: "Дед, белые в деревне есть?" Но вслух, разумеется, сказал иное:

   - Позволите, добрые люди, переночевать усталому путнику в вашей деревне?

   - А кто ты, гм... добрый человек? И откуда идешь?

   - Наемник я, - выдал он заранее подготовленную "легенду". - Иду в Адмат.

   - Почему один? - продолжил допрос недоверчивый дед.

   - Разругался с нанимателем. Тот вздумал мне недоплатить за работу. Торговля у него, видите ли, плохо пошла! А мне-то какое дело? Бросил его и ушел!

   - Опасно здесь одному ходить!

   - Ну так и я совсем не беззащитная овечка!

   - Оно-то и видно! - дед уважительно кивнул, с завистью поглядывая на снаряжение и вооружение гостя.

   "Это ты еще и половины не видел!" - усмехнулся Артем.

   - Ну так как насчет ночлега?

   - Говор у тебя не наш! - вдруг влезла дебелая тетка, вперившаяся в него настороженным взглядом и опередившая уже раскрывшего рот для ответа деда.

   "Ксенофобка хренова! Какая тебе разница?"

   - Из Крайнеморских земель я. Давненько дома не бывал!

   - Где это, Итпон? - обратилась тетка за разъяснениями к деду, нахмурив густые неухоженные брови, нависавшие над маленькими "свинячьими" глазками, утопленными в толстых морщинистых щеках.

   - Э... за морем! - дед тоже, видать, оказался не особо силен в географии. - Ладно, проходи! Зовут тебя как?

   - Артом мое имя! - немного исказил он имя на местный лад.

   - Постоялого двора у нас нет! - опять влезла злая, непонятно на что, тетка. - За ночь и кормежку - четыре серебряных!

   - Не слишком ли ты загнула цену, хозяйка? Такие деньги в таверне на большом тракте стоит целая отдельная комната! - деланно присвистнул Артем, в который раз возблагодарив дотошность профессора, записывавшего даже такие мелочи.

   Дедок прокаркал тетке что-то невнятное, наверное, боялся разозлить слишком хорошо вооруженного гостя. Оба мужика тоже с опаской разглядывали высокую и широкоплечую фигуру пришельца, и в их взглядах явственно читалось откровенное нежелание мериться с ним силой. Однако непреклонная тетка все это гордо проигнорировала:

   - Вот и иди в таверну, если тебя не устаивает!

   "Да уж, гостеприимством они тут не отличаются! Или это просто такая баба попалась, повышенной вредности? Что же делать?" Перед Артемом встала непростая дилемма. Соглашаясь на откровенный грабеж он рискует подмочить реноме сурового воина, каковое пытался создать. Перестанут опасаться, могут и зарезать ночью, края-то тут дикие. Незаметно подобраться ночью у них, конечно, не выйдет, но им-то это неизвестно! С другой стороны, не доводить же дело до драки ради пары несчастных монет?

   - Ужин должен быть ну очень уж вкусным, за такую-то цену! Как и все остальное! - Артем сделал быстрый шаг вперед и залихватски шлепнул тетку ладонью по объемистому заду.

   Мощные жировые отложения на данной части ее тела без труда поглотили всю энергию шлепка, и тетка даже не шелохнулась, хотя скучавшие рядом мужики едва заметно оживились, одобрительно ухмыльнувшись. На решимость женщины данная выходка также никак не повлияла:

   - Деньги вперед!

   - Половину! А там видно будет! - не допускающим возражения тоном бросил Артем и, демонстративно повернувшись к тетке боком, отсчитал два тонких серебряных кругляша деду.

   Старик облегченно закивал, пряча деньги и заискивающе улыбаясь. Оба мужика, удостоверившись, что дело решилось миром, тут же исчезли по своим надобностям, а дедок, в сопровождении все еще недовольно хмурящейся, для порядка, видимо, тетки повели гостя внутрь поселка. Поместили его в небольшой, но уютной пристройке к одному из домов. Пара потертых тюфяков на деревянном полу и грубо сколоченный табурет на кривых ножках составляли весь интерьер данного помещения, лишенного даже окон. Возможно, именно здесь располагались на постой убитые Артемом охотники. Ни коим боком не пять звездочек, но ночь провести сойдет. И уж точно гораздо комфортнее, чем все предыдущие места ночевок с момента его появления здесь. Хоть раздеться можно!

   - Ужин после заката, в купальню можешь идти хоть сейчас! Поди не мылся месяц! - напутствовала его неприветливая хозяйка и тут же вышла.

   - Купальня у нас хорошая, крытая! В пристройке у центрального дома. Кликнешь девок, дадут мыла! - попытался смягчить дедок негостеприимное поведение тетки, и тоже ретировался.

   Артем пожал плечами и скинул на пол рюкзак. Первое тесное знакомство с местными прошло без особого драматизма, и хорошо, что так! Только сейчас он понял, что человеческого общества ему все же не хватало. Более двух недель в одиночестве - многовато даже для такого закаленного путешественника, как он!

   Тетка права, отмыть дорожную грязь не помешает. Про месяц противная баба загнула по вредности характера, стараясь уязвить гостя, но толком вымыться за это время действительно удалось всего пару раз. Да и постираться пора! Некоторое время он раздумывал, не опасно ли оставлять тут вещи без присмотра. Но решил, что вот так, внаглую, воровать внутри маленького поселка, где все на виду, не будут. А у него еще и маленькие секреты имеются! Застежка рюкзака открывается, только если поднести к ней вплотную передатчик, встроенный в простое, без прикрас, кольцо, которое Артем носил на пальце. В костюм, как и в рюкзак и во все остальные отдельные предметы его экипировки были встроены датчики движения. В случае чего они подадут сигнал тревоги, по которому можно заодно обнаружить и их местоположение, на носимый коммуникатор, замаскированный под невзрачный медный кулон, висящий на его шее на, якобы, кожаном (ага, попробуй срезать!) ремешке. Акустический сигнал коммуникатор передавал на беспроводную гарнитуру в виде незаметной, и к тому же скрытой под волосами, дужке, приклеенной за ухом и передающей звук через лицевые кости.

   В итоге на поиски купальни он отправился лишь в термобелье, неся в руках сверток с грязным, последнюю пару чистого и боевой нож в ножнах, в отдельном кармашке которых имелась еще и ложка. Вряд ли тут подают столовые приборы! Остальные вещи, связанные прочным шнуром, не поддающимся разрезу местным инструментом, остались в пристройке.

   Купальня обнаружилась быстро. Добротно выполненное из тщательно обструганных бревен, неожиданно большое, метров десяти в поперечнике, помещение, действительно, полностью крытое, стояло сейчас пустым - хоть солнце уже почти скрылось за деревьями, рабочий день в поселке еще не закончился. Внутри, благодаря широким окнам, было еще достаточно светло, и Артем, заглянув, увидел занимающий две трети помещения бассейн овальной формы, аккуратно выложенный тщательно подогнанными друг к другу деревянными плашками и с деревянными же скамьями, утопленными вдоль бортиков. Вода, явно проточная (в дальнем конце зала обнаружился работающий слив), немного парила, свидетельствуя о более высокой температуре, чем у окружающей среды. Рядом, в углу, размещались еще две небольших ванны, одна из которых парила заметно сильнее. Заинтересованный Артем внимательно осмотрел всю конструкцию и пришел к выводу, что к купальне подземными трубами подведены два источника: один горячий, почти кипящий, с еле уловимым запахом сероводорода, а второй с обычной родниковой водой. В большом бассейне они смешивались с помощью хитро устроенного распределителя, в пропорции, обеспечивающей комфортную температуру, а из маленькой ванны можно было зачерпнуть кипятка для нужд, например, той же стирки. Для которой, видимо, служила как раз третья ванна. Артем хмыкнул, дивясь сложной и замысловатой системе. Вся остальная деревня выглядит, как в каменном веке, а тут прямо "хай-тек" какой-то! Он и не подозревал ранее, что обсессивная любовь аборигенов к купальням заходит настолько далеко! Они, похоже, и жрут прямо здесь, "не отходя от кассы"! По крайней мере, очаг и открытая жаровня тут имеются, как и исцарапанные столы для разделки мяса. Видимо, купальня играет роль этакого деревенского клуба, где местное население проводит вечера в силу отсутствия других развлечений.

   Артем подошел к маленьким ваннам. Ну, и как здесь принято стирать вещи? Где мыло, кстати? Он вспомнил, что дедок советовал ему позвать "девок". Артем вышел наружу. Из местных жителей в пределах видимости обнаружилась только троица чумазых, почти голых, несмотря на совсем не теплый климат, детей, не более десяти лет отроду. Дети боязливо, но в то же время заинтересованно наблюдали за пришельцем, осторожно выглядывая из-за кладки дров.

   - Эй, малышня, девок позовите! - решил он переложить квест по поиску загадочных "девок" на незваных зрителей.

   Один мальчуган тут же метнулся куда-то, и через пару минут появились искомые "девки". Одна явно несовершеннолетняя, лет тринадцати-четырнадцати, с уже заметно женственной, но еще не оформившейся до конца фигурой, а вторая - та самая рыжая, которая встречала его у ворот. Нельзя было сказать, что "девки" особо поспешали на зов гостя, но все-таки явились, что уже хорошо - не надо будет в полуголом виде бегать по всей деревне в поисках.

   - Мыться будешь, Артом? - рыжая, без стеснения, сразу перешла к делу. И даже имя запомнила, надо же!

   - И мыться, и стирать!

   - Давай вещи, Еста постирает! - кивнула она на младшую. - А я тебя помою!

   "В каком смысле?" - несколько опешил Артем. Он ожидал, что ему всего лишь дадут мыла. Но здесь ничем удивления показывать было нельзя, вся "легенда" тут же рассыплется в прах! Поэтому он просто вручил ей сверток с грязным:

   - Вот это стирать! А тебя как зовут, красавица?

   - Сизат я. А это моя сестра, Еста. То, что на тебе, тоже стирать?

   - Да.

   - Тогда сымай! - непосредственно заявила она и передала сверток ковырявшей в носу в ожидании работы сестре.

   Артем, мужественно сохраняя невозмутимое выражение лица, стянул с себя термобелье и, секунду помедлив, трусы. Под взглядами всех присутствовавших зрителей, и не подумавших отвернуться, это было нелегко. Причем, если дети взирали без всяких эмоций, то во взглядах обеих "девок", даже малолетней сестры, легко читался довольно специфически-женский интерес. Особенно в направлении этих вполне откровенных взглядов. "Все равно они тут все вместе голые купаются! Так принято!" - убеждал он себя в процессе раздевания, но все же, кажется, покраснел от смущения.

   Артем передал Есте снятое и поежился. Температура под вечер упала градусов до десяти, плюс дул несильный, но ощутимо прохладный ветерок. Холодно совсем без одежды, хотя местным, наверное, по барабану, они закаленные. Сизат уже ждала его с полной воды кадкой в руках:

   - Стань сюда! - указала она на низкий деревянный помост около входа, канавка слива из-под которого уходила куда-то под стену, и тут же, без предупреждения, окатила приятной теплой водой с головы до ног.

   - Мыло вот, - Сизат протянула округлый грязно-желтый кусок. - Скажешь, когда смывать!

   "Ну, слава Богу!" - он уже опасался, что она сама собирается его намылить. Это бы совсем уж ни в какие рамки не лезло, в смысле возможных реакций его организма. Хотя, возможно, и это тут в порядке вещей! Но точно он не знал, и боялся выдать себя неверными, с точки зрения местных обычаев, действиями.

   Жесткое мыло оказалось в меру вонючим и в меру мыльным. Из чего оно сделано, Артем не понял. Южнее наверняка варят мыло на базе оливкового масла, у моря его достаточно. Здесь же используют какой-то заменитель. Или, все же, привозят издалека? Какая-то торговля должна же быть, не зря покойный охотник говорил о доходящем до поселка тракте? Он хорошенько намылил голову и начавшую отрастать бороду, перешел к туловищу, прислушиваясь к щебетанию девиц. Те живо обсуждали его белье:

   - Посмотри, Сизат, какое хорошее исподнее! Ткань гладкая и плотная!

   - И точно, Еста! - рыжая, бросив кадку, тоже начала ощупывать одежду. - Швов почти не видно! Мастер шил, видать!

   - Ой, да оно еще и растягивается! - громко поделилась новым открытием младшенькая.

   - Как это? Дай! - Сизат вырвала из рук сестры его грязные трусы, и чуть ли не обнюхала их, восклицая и бурно комментируя словами, большинство из которых Артем не понял.

   "Никогда еще Штирлиц не был так близок к провалу!" - запоздало подумал он. Нет, на этапе подготовки он, разумеется, позаботился о том, чтобы подобрать однотонное белье без расцветки и срезать этикетки, но кто ж знал, что его будут исследовать столь придирчиво! По первоначальному плану он вообще не должен был входить в такой тесный контакт с местными! Добром этот нездоровый ажиотаж не кончится!

   - Эй, хватит болтать! - добавив в голос металла, поспешно рявкнул он. - Давай смывай!

   Рыжая тут же подскочила, как ошпаренная, и взялась за кадку. В пару приемов смыла мыльную пену и показала рукой на купальню, куда Артем немедленно и влез. Теперь вода хоть немного скрывала его наготу, и он, устроившись на подводном сидении, сразу же почувствовал себя комфортнее. Но девок надо было и дальше отвлекать от изучения белья, поэтому он как можно сварливей произнес:

   - Ты, как тебя, Еста, поаккуратнее стирай! Ткань дорогая, и досталась мне не просто так. Смотри, порвешь!

   Девочка тут же заткнулась, часто закивала и сосредоточилась, наконец, на стирке. Тогда Артем переключился на старшую:

   - Сизат, когда ужин будет?

   - Скоро уже! Сейчас люди придут, помоются, а мы пока приготовим!

   Она стала разжигать жаровню, а появившаяся вдруг еще одна тетка, притащившая ведро с мясом и корзинку с овощами, принялась за готовку. Сизат, однако, и не думала прекращать болтовню, теперь переключившись, правда, на самого гостя:

   - Артом, а ты воин, да? Настоящий, наемник?

   - Да, - вяло подтвердил он, расслабившись в теплой, приятной воде купальни.

   - Ой, а расскажи, где ты бывал! Так интересно!

   - Да где я только не бывал, - с досадой на непоседливую болтушку, отвлекавшую его от заслуженного удовольствия, ответил Артем. - Все везде одно и то же!

   - Как это одно и то же! - бурно возмутилась девица, всплеснув руками. - А города? Ты же бывал в настоящих городах?

   - А что города? Большая деревня, и все! - обтекаемо возразил он, опасаясь сболтнуть лишнего.

   - Но там же мастера живут! Там у всех такая хорошая одежда, как у тебя, да?

   "Кто о чем, а бабы - о шмотках! Во всех мирах!" - обреченно подумал он, понимая, что от подробного "отчета" не отвертеться.

   - Как и везде! У кого деньги имеются, у того и одежда хорошая. У кого же ничего нет - тот в лохмотьях ходит.

   - А что носят женщины в городах? - не прекращала попыток утолить провинциальный информационный голод Сизат.

   - Женские платья меня интересуют только в смысле, легко ли их задрать! - загоготав, грубо пошутил он, и подмигнул появившемуся как раз в купальне широкоплечему мужику лет сорока, в слабой надежде, что тот избавит его от расспросов надоедливой девки.

   Мужик, понимающе взглянув на него, не подвел:

   - Дело говоришь! А ну, рыжая, ужином займись, хватит гостю надоедать!

   Сказано это было тихо и спокойно, но Сизат мигом замолкла и побежала к жаровне. Авторитетный мужик, видать!

   Вновь прибывший, тем временем, быстренько ополоснулся на помосте и тоже влез в купальню. Приблизившись к Артему, протянул ему руку раскрытой ладонью вперед, что, как тому было известно, заменяло здесь привычное рукопожатие:

   - Камарт, - представился он. - Второй Старший здесь. А ты тот наемник, что прибыл сегодня?

   - Да, это я, - кто такой Старший, тем более второй, Артем понятия не имел, хотя было очевидно, что это кто-то типа старейшины в деревенской иерархии. Поэтому он просто повторил жест мужика и тоже представился: - Артом!

   - Куда путь держишь, Артом?

   - В Адмат.

   - Чего так далеко-то? В Шаараиме наем найти тоже не сложно.

   - Надо. Задолжали мне там. А тракт отсюда куда идет?

   - Да какой тракт! - вздохнув, махнул рукой Камарт. - Так, тропа! Настоящий тракт начинается от Тубира, это в четырех переходах отсюда.

   - И куда ведет?

   - Так в Шаараим же! Еще семь переходов от Тубира.

   - А в Адмат как быстрей добраться? Через Шаараим?

   - Думаю, да! Оттуда другой тракт идет по побережью. Не знаю точно, сколько переходов до Адмата, дальше Шаараима никогда не бывал! Или можно на корабле, если штормов нет. Быстрее, но дорого!

   - Ясно! Спасибо, Камарт!

   Купальня, тем временем, активно наполнялась людьми, и их беседу прервали другие желающие познакомиться с редким гостем. Вскоре в помещение набилось человек тридцать мужчин и женщин - вероятно, все взрослое население поселка, и в совсем немаленькой купальне стало тесновато. Тут были и едва достигшие, на взгляд Артема, подросткового возраста парни и девушки, и седые старики. Последних, впрочем, совсем немного. Собственно, давешний дедок, Итпон, первым встретивший гостя, и был тут самым пожилым на вид. И, пожалуй, самым авторитетным. Но без особых привилегий, как заметил Артем, скрупулезно подмечавший все мелкие детали быта аборигенов, дабы заполнить лакуны в своих, пока в основном теоретических знаниях местных реалий. Отдельное внимание он также уделял особенностям произношения слов, заодно подчерпнув из контекста разговоров несколько ему неизвестных.

   Толстая вредная тетка тоже явилась, бросив недовольный взгляд на гостя и демонстративно плюхнувшись, подняв волну, в противоположном углу купальни. В голом виде она выглядела еще более мерзкой. "Сколько ей лет?" - попытался угадать Артем. "На вид так далеко за полтинник, но скорее всего, моложе. Условия жизни здесь совсем не курортные, должно сказываться! Вообще, с нашими мерками сюда лучше не лезть!" Но тетка точно не была здесь самой старшей из женщин, несколько седовласых старух примостились отдельно, в своем углу. "Интересно!" - внезапно подумал Артем. "Профессор писал, что местные обычно в купальнях проводят весь вечер, не только ужиная и общаясь, но и занимаясь сексом. Это что, получается, вот прямо так, на виду у этих стариков и старух? Надеюсь, хотя бы не с их участием!" Его передернуло от этой мысли, даже разыгравшийся было к вечеру аппетит пропал. А ведь ему придется быть как все, чтобы не выпасть из образа! Как здесь выбирают партнера? Хорошо, хоть детей в купальне нет, видимо, уложили спать с закатом!

   После наступления темноты в помещении зажгли несколько факелов, развешенных на стенах. В сочетании с огнем, разведенным под жаровней, они давали неяркое, приятное глазу "интимное" освещение с хаотически меняющимися тенями, сопровождаемое резким запахом смолы, перемешанным с ароматами, доносящимися от готовящейся пищи. Последнюю "девки" вскоре стали разносить трапезничающим, после того, как старик Итлон громко, но невнятно произнес благодарственную молитву Асмуну, "ответственному", как знал Артем, за плодородие всех живых существ в этом мире. Первыми ужин получили, как и следовало ожидать, старики, затем старшие мужчины, в том числе сосед Артема и он сам, на правах уважаемого гостя, видимо.

   На отполированной до блеска от долгого использования доске, которую рыжая, игриво лыбясь, поставила на бортик купальни рядом с Артемом, обнаружились обольстительно лоснящиеся жиром ломтики пышущей жаром баранины, перемежающиеся с тушеными овощами и свежим луком. Там же нашлась краюха свежевыпеченного темного хлеба, издающая дурманящий аромат. Сопровождалось угощение глиняной кружкой с каким-то напитком. Артем принюхался, затем осторожно отхлебнул. В кружке оказалось на удивление неплохое пиво, с чуть горьковатым привкусом.

   - А недурно! - прокомментировал напиток Артем, потянувшись к ножу, лежащему вместе с чистой парой белья позади него.

   - Эль у нас лучший в округе! - с понятной гордостью заявил Камарт и указал на сидевшего неподалеку старика: - Вон Смаон его варит! Никто лучше его не умеет делать можжевеловый эль!

   - Угу-м, - согласился Артем, наколов ножом кусок мяса и немедленно отправив в рот.

   - А ножик у тебя хорош! Дай-ка! Ого! Какое чистое железо! И как аккуратно выкован, совсем без следов молота! Городская работа, да?

   - Ясное дело! - Артем отобрал нож и тут же вновь пустил в работу, насыщаясь.

   - Дорогой нож-то?

   - Да уж не дешевле десятка ваших баранов! - некоторое представление о местных ценах он имел, сделав скидку на то, что бараны в деревне должны быть заметно дешевле, чем на городских рынках.

   - Да ты что! - чуть было не выскочил из воды Камарт, глядя с нескрываемым уважением и завистью, и Артем понял, что с оценкой стоимости несколько погорячился. Но виду не подал:

   - Людей убивать - дело непростое, и инструмент должен соответствовать! - наставительно произнес он.

   - И давно ты... людей убиваешь?

   - Да лет... пятнадцать уже! - осторожно ответил Артем, не зная, к чему клонит собеседник.

   - Когда ж ты начал? - удивился тот. - На вид тебе меньше тридцати!

   - Тридцать с небольшим, - немного приуменьшил он свой настоящий возраст, чтобы совсем уж не шокировать Камарта, судящего внешний вид незнакомца по меркам гораздо более изнуряющего организм местного образа жизни.

   - По тебе и не скажешь! Хорошо живешь, видать! Даже зубы все целые! - с неприкрытой завистью покачал головой тот. - Слушай, раз уж тебя к нам занесло. Хочешь подработать по пути?

   - Это как? - насторожился Артем.

   - Да, видишь ли, урожай ягод хороший выдался к осени! Засушили столько, что уж девать некуда! А торговцы приедут только после Осенних Жертвоприношений. В городе же сейчас дадут хорошую цену, ягоды, знаешь, на праздничные пироги идут только так! Вот я и надумал самому в Шаараим двинуть. Только накладно это - дорога неспокойная, придется еще трех мужиков с собой брать, оторвать от работы, почитай, на месяц, а то и больше! А у нас посевная на носу!

   - И..? - выгнул бровь Артем.

   - Да вот смотрю на тебя. Воин ты опытный, при хорошем оружии! Если что, справишься лучше трех наших увальней! Они землю пахать хороши, да деревья валить, а как воины так себе. Пусть пашут, без них обойдемся! Как, согласен? Опять же, вдвоем веселее идти!

   - Сколько дашь? - предложение Артему понравилось, действительно, лучше двигаться в компании знакомого с местными реалиями человека, чем в слепую тыкаться самому в незнакомой местности. Но так сразу соглашаться было нельзя, чтобы не выйти из образа прожженного жизнью, думающего только о заработке "солдата удачи". Да и условия "контракта" надо бы прояснить!

   - Ты же понимаешь, не торговец я, - заранее извиняющимся тоном начал Камарт. - Да и глушь здесь, мы не такие богатые, как у моря! Десять серебряных! И еда на мне!

   - Смеешься, что ли? Это же меньше серебряного в день выходит! - Артем не знал, как согласиться, чтобы не потерять лицо, ведь расценки на наем действительно были выше раза в три-четыре.

   - Ну дык ты же все равно туда идешь! Так хоть что-то заработаешь! Больше никак не могу, ты же понимаешь, Артом!

   - Только потому, что ты мне нравишься, Камарт! - решив, что поторговался достаточно, произнес он. - Согласен!

   Добродушный мужик, явно простой трудяга, ему действительно понравился. Камарт производил впечатление надежного и честного человека. Вряд ли озабоченный благом своего поселения наниматель способен его каким-либо образом подставить. А от нескольких разбойников, вроде тех, что встретились в лесу, он и правда отобьется без особых проблем. А уж вдвоем с Камартом, несмотря на свое внешнее добродушие, явно повидавшим виды человеком, и тем более!

   - Дядя Камарт, и меня возьмите! - раздался голос внезапно появившейся возле них Сизат, закончившей возню на кухне и тоже влезшей в купальню. - Ты обещал в этом году сводить меня в город к рухинам! Пора мне!

   - Дык с торговцами после Жертвоприношений поедешь! - лениво отмахнулся тот.

   Рыжая, привстав, стала активно возражать. Артем так засмотрелся на ее полные круглые груди, соблазнительно покачивавшиеся совсем недалеко от его носа, что прослушал, чем та аргументировала свою просьбу. Только самый последний довод вернул его к действительности:

   - И еще я хочу, чтобы Артом привел меня к рухину! Он воин, у него добрая кровь! Будет сильный ребенок! Правда, Артом, ты согласен? - девушка, просительно уставившись на гостя, положила мягкие, но крепкие ладони на его плечи, искательно заглядывая в глаза.

   - Ну... м...м, да! - он натужно пытался сообразить, правильно ли понял, что Сизат желает забеременеть именно от него.

   - Да в Шаараиме всегда полно воинов! - слабым, уже почти сдавшимся голосом возразил Камарт. - Выбирай любого!

   - Нет, я хочу Артома! - твердо заявила девица и без всякого стеснения решительно уселась на колени своего избранника.

   Она, конечно, была излишне пухловата на его вкус, но в принципе... Организм отчетливо намекал ему, что девушка вполне даже годна к употреблению. Почему бы и нет? Ничего венерического он тут точно не подхватит, что, несомненно, являлось большим плюсом этого мира. Хочет забеременеть от него - да на здоровье! А тренироваться можно начать прямо сейчас! Краем глаза Артем заметил, что вокруг многие уже разбились на пары и активно расслабляются. А выпитый эль задвинул куда-то на край сознания рефлексии насчет зрителей... Он медленно провел ладонью по сочной груди Сизат, задержавшись у тут же отвердевшего соска, а та, без дополнительных понуканий, впилась в его губы в жарком и неожиданно умелом поцелуе.

   - Так и быть, Шола с вами! Пусть тоже едет! - донесся откуда-то с края вселенной, резко сузившейся до размеров соблазнительных округлостей Сизат, голос смирившегося с дополнительной попутчицей Камарта.



К северу от Гибала.

   - И? - нетерпеливо вопросила женщина, вытянувшись во весь свой немалый рост и опершись ладонями о доски стола. - Нашел?

   Молодой парень в кожаном панцире, укрепленном бронзовыми заклепками, над опущенной головой которого нависала спрашивающая, с виноватым видом пробормотал:

   - В двух ближайших селениях к востоку отсюда никого не видели! Они там не проходили! А дальше я не ходил.

   - Хорошо, - бесстрастным голосом отреагировала на сообщение женщина. - Можешь идти отдыхать.

   Когда за парнем со скрипом закрылась дверь комнаты, женщина тяжело осела на грубый табурет. Пальцы ее рук, все еще лежавших на столе, нервно сцепились:

   - Проклятье!

   - Что, Мирта, потерялись следы, да? - ехидный голос принадлежал по-хозяйски устроившемуся с ногами на застеленной дырявой простыней кровати мужчине средних лет, с коротко стриженой ухоженной бородкой, одетому в неброскую, без лишних украшательств, но качественную одежду. - Что скажет наниматель? Портал должен был открыться три недели назад, а мы все еще даже не знаем, где именно он находится!

   - Заткнись, Канмаб! И убери свои сапоги с моей кровати! - не глядя на него, зло огрызнулась женщина и прикрыла лицо ладонями, натужно размышляя о чем-то.

   Ее собеседник даже не подумал исполнить просьбу. Напротив, демонстративно устроившись на ложе еще глубже, продолжил подливать масла в огонь:

   - Как бы они не оказались уже на полпути обратно в Адмат, пока мы в этой заднице Мира ищем иголку в стоге сена! Что будем делать, Мирта? Не пора ли и нам двигаться назад, пока не поздно? В Адмате я хотя бы смогу что-то узнать от своих осведомителей в Святилище!

   - Нет! - женщина в сердцах ударила кулаком по столу, резко вскочила на ноги и нервно заходила по комнатушке. - Они где-то здесь, и мы их найдем! У нас полно людей, разделимся на два, нет, даже на три отряда, и прошерстим все поселения на десять переходов отсюда, вплоть до Вечных льдов! Они не могли не пройти хоть через одно из них! А ты, Канмаб, тоже перестанешь, наконец, бездельничать и лакать пиво, и займешься делом!

   - Прекрасный план! - с издевкой в голосе прокомментировал речь подельницы мужчина. - Завтра и приступим! Или послезавтра. Какая разница, все равно мы их уже упустили! Кстати, о пиве. Моя кружка опустела, будь добра, сбегай вниз, к трактирщику, за следующей. Все равно без толку тут круги нарезаешь!

   - Я тебя когда-нибудь задушу, Канмаб! - прошипела Мирта, едва сдерживаясь, чтобы тут же не исполнить свою угрозу. - Быстро подними свою задницу с моей кровати, и иди, раздели людей на отряды. Выходим завтра с рассветом!

   - Ладно, пойду, действительно, заодно и пивка попью! - Канмаб, уловив необычно-настораживающие нотки в тоне давно знакомой ему наемницы, почел за лучшее не обострять.

   Не успел он дойти до двери, как за окном раздался непривычный в этой глуши шум. Мирта на секунду застыла на месте, прервав свой бег вокруг стола, затем метнулась к окну, прикрытому ставней. Снизу доносились звуки какой-то возни и отрывистые крики. Приоткрыв ставню, она выглянула в щелку.

   - Что там еще, Мирта? - пробасил из-за ее спины Канмаб, которому ничего не было видно.

   - Какие-то воины. Десятка полтора. Шола всемогущая, в каком они виде! Грязные, оборванные, тащат нескольких раненых. Похоже, где-то им прилично досталось!

   - Еще и влезть в местные конфликты нам не хватало!

   - Погоди-ка! - Мирта подалась вперед, вжавшись лицом в край ставни. - Это Красные Плащи! Из-за грязи почти не видно, но это определенно они! Пошли! Быстро!

   Мирта резко отстранилась от окна и ринулась к двери, чуть не сбив с ног не успевшего уступить дорогу Канмаба. Тот, впрочем, тоже поспешил к выходу. Наемница вихрем скатилась с лестницы, ведущей со второго этажа в центральный зал захудалого провинциального трактира в поселке на границе Краевых земель, где они пребывали уже несколько дней. Первый этаж был заполнен злыми оборванными воинами, громко и наперебой требовавшими от застигнутого врасплох вторжением седовласого трактирщика еды, комнат и помощи раненым. Причем всего сразу. Часть людей Мирты скучковались за большим столом в одном из углов просторного зала и с опаской наблюдали за новоприбывшими, на всякий случай придвинув оружие поближе. Наемница скупым жестом просигналила им пока не вмешиваться, и решительно двинулась к трактирщику, рассчитывая найти возле него главу этой компании. Продвигалась она так быстро, что чуть не налетела на трех воинов, укладывавших на лавку четвертого, раненого. На ободранной во многих местах, и донельзя грязной одежде последнего выделялись испачканные кровью повязки на руке и ноге. Мирта взглянула на лицо раненого и...

   - Ярих! - вырвалось у нее против воли.

   - Мирта? - раненый поднял на нее полные боли, но, тем не менее, выражавшие несказанное удивление глаза.

   - Я же говорила - мы еще встретимся! - наемница уже овладела собой и натянула на лицо фальшивую озабоченную улыбку. - Только вот, когда мы расставались, ты выглядел получше!

   - Не повезло! - простонал он, прикрыв глаза.

   - Ему нужна комната, горячая вода и чистые повязки! - перекрывая шум, заорал один из его спутников, хватая за воротник намеревавшегося было трусливо отступить за стойку трактирщика.

   - Нет у меня свободных комнат, я же уже сказал! - взмолился тот, отчаянно пытаясь освободиться.

   - Несите его в мою комнату! Я покажу! - тут же стала распоряжаться Мирта, чувствуя, что самое время взять инициативу на себя, затем ткнула трактирщика в плечо: - А ты быстро принеси нагретой воды и чистых тряпок! Я сама его перевяжу!

   Сопровождавшие Яриха воины с облегчением приняли предложенную помощь. Раненого втащили на второй этаж и уложили на кровать. Мирта принялась осторожно снимать окровавленные повязки.

   - Женщина, а ты умеешь обрабатывать раны? - усомнился один из сопровождавших, подозрительно поглядывая на добровольную помощницу.

   - Я наемница! И не такое видела! Идите вниз, подкрепитесь, я сама справлюсь!

   Воины нерешительно топтались рядом, опасаясь оставить командира с незнакомыми людьми. Но раненый вдруг, очнувшись, слабо произнес, постанывая:

   - Идите, идите!

   Люди Яриха вышли, вместо них появился запыхавшийся трактирщик, тащивший бадью с водой и разорванную на полосы ткань.

   - Молодец! Иди пока. Да, и чашку бульона для раненого не забудь принести, ему подкрепиться надо!

   С помощью ошивавшегося рядом Канмаба она закончила снимать с Яриха верхнюю одежду и размотала повязки.

   - Эк тебя! - не сдержалась Мирта, аккуратно промывая едва затянувшиеся тонкой коричневой коркой раны. - Необычно выглядит! Чем тебя так, стрелами, что ли? Хотя, скорее, арбалетными болтами.

   - Вроде того, - уклончиво ответил Ярих, морщась от боли.

   - Внутри что-то осталось?

   - Нет, стрелы пробили навылет!

   - Уверен? - Мирта внимательно следила за его лицом. - Так редко бывает!

   - Это были... очень сильные стрелы! Неважно! Просто поменяй повязки!

   - Не учи меня ухаживать за ранами! - усмехнулась женщина, мимолетно переглянувшись с Канмабом и увидев в глазах того понимание, достала из своей сумы баночку с мазью и покрыла ей входные и выходные отверстия.

   Ярих взвизгнул:

   - Боги, что это за дрянь, Мирта? Печет-то как! И воняет!

   - Терпи! Скоро пройдет! Раны не опасные, жить будешь. Только крови много потерял, должен отлежаться. Выпей вот еще этого отвара! - Мирта, сама поморщившись от действительно ужасного запаха мази, протянула ему другую баночку, тоже извлеченную из сумки и, не торопясь, принялась тщательно бинтовать раны. - Не хочешь рассказать, во что это ты так неудачно вляпался? Я думала, ты в Адмате сейчас!

   - А я тебя еще меньше ожидал тут встретить! - опять ушел от прямого ответа Ярих. - Ты-то как здесь оказалась?

   - Работа! - пожала плечами наемница. - Сопровождали караван в Гибал, потом местные торговцы предложили прогуляться с ними по окрестным селениям. Краевые земли же рядом, неспокойно...

   Вновь зашел трактирщик, неся дымящуюся чашу с бульоном. Мирта помогла Яриху сесть на кровати, подсунула свернутый тюфяк под спину и вручила чашку:

   - Давай, подкрепи силы!

   Раненый сделал несколько глотков, лицо его порозовело:

   - Спасибо, Мирта! Это очень кстати! - он отпил еще. - Так ты здесь с отрядом?

   - Да.

   - И сколько у вас людей?

   - Десятка три наберется!

   - Три десятка? - оживился вдруг Ярих. - Большой отряд! Кто главный?

   - Я и вот, Канмаб. У нас было два отряда, мы их объединили, - почти не соврала наемница. - А что?

   - Отлично! - Ярих, глотнув еще раз, решительно отставил чашку. - Это удача! Я вас нанимаю! Пойдете с моими людьми... теми, кто остался еще на ногах. Подчиняться будете Ришбалу! И выйти надо еще сегодня!

   - Потише, потише, Ярих! Разбушевался-то как! С чего ты взял, что нам нужен найм? Тем более, на неизвестных условиях и явно против кого-то, кто только что хорошенько уделал отряд Красных Плащей?

   - Ты не можешь отказаться! У меня полномочия от Совета Кихинов! Ты обязана подчиниться! - Ярих, привстав, попытался вытащить свой шарф.

   - Лежи смирно, я сказала! А то раны откроются! - легко пресекла Мирта его неуклюжие потуги, уложив обратно на тюфяк. - Тут тебе не Адмат, полномочия свои можешь предъявлять вон безграмотному Старшему из поселка, сколько пожелаешь. А нам они не интересны!

   - Ты...

   - Значит так, Ярих! - жестко перебила его Мирта. - Либо ты нам сейчас откровенно, без утайки, рассказываешь все, либо мы желаем тебе выздоровления и идем, куда шли!

   Канмаб, стоя у окна вне поля зрения раненого, отчаянно жестикулировал, пытаясь привлечь ее внимание, но Мирта демонстративно его проигнорировала, не отрывая взгляда от Яриха. На лице последнего явно отображалась нешуточная борьба с самим собой. Наконец, он решился:

   - Шола с тобой, наемница! Дело не терпит отлагательств! Ты, - обратился раненый к трактирщику, не решавшемуся уйти без позволения, настолько он был напуган происходящим. - Проваливай!

   Трактирщик тут же, с заметным облегчением, исчез за дверью.

   - Все, что я вам сейчас скажу, является одной из самых охраняемых тайн. Если хоть слово из услышанного в этой комнате, выйдет наружу, оба Совета будут преследовать вас по всему Миру, и не прекратят, пока не найдут и не уничтожат! - торжественно начал Ярих.

   - Мы приучены хранить тайны нанимателей! Продолжай! - без особых эмоций отреагировала на это заявление Мирта.

   Говорил кихин минут десять. Оба наемника слушали его предельно внимательно, почти не перебивая и лишь изредка задавая уточняющие вопросы. Ярих вкратце рассказал о Портале и о том, что произошло при его открытии и после. Рассказывал он, избегая, по возможности, лишних подробностей и, естественно, ни словом вообще не упомянув о трениях между Советами кихинов. Незачем мирянам знать о таких вещах! Закончил он следующим:

   - От вас требуется выследить демонов и не выпускать их более из виду. Я завтра отправлю гонца в Шаараим, он передаст сообщение в Адмат, и оттуда выйдут войска навстречу вам. Властитель Тамон мне обещал! Сами на них не нападайте, боюсь, не осилите! Только если будете полностью уверены, что застали их врасплох! Впрочем, я дам Ришбалу точные указания!

   Повисла пауза. Ярих, вспотевший от усилий, жадно допил чашу с остывшим бульоном до дна. Первым от ступора, вызванного лавиной обрушившейся на них информации, очнулся Канмаб:

   - Значит, ты уничтожил Портал? Уверен?

   - Полностью!

   - Вот значит как! Жа.., - Канмаб заткнулся на полуслове, получив под ребро чувствительный толчок локтем от наемницы.

   - Хорошо, что ты от нас ничего не утаил, Ярих! - быстро сказала она. - Теперь мы видим, что это дело касается всех нас! Что до меня, то я согласна выполнить твое задание даже без платы!

   - Хвала Балшамиму! - облегченно откинулся на тюфяк раненый.

   - Но я не могу говорить за своих людей! - голос Мирты вдруг обрел прежнюю жесткость. - Они доверились мне, а ты посылаешь нас на почти верную смерть! Поэтому у нас есть условия!

   Ярих поморщился - наемники, они и есть наемники!

   - И какие же?

   - Первое. Командовать отрядом буду я, а не этот твой Ришбал! Вы уже себя показали не с лучшей стороны в этом деле. Кроме того, у моих людей другие боевые навыки, не такие, как у твоих Плащей. Никто, кроме меня, не знает, как правильно их использовать.

   - Разумно! - нехотя согласился Ярих.

   - Второе! Ваши люди по дороге покажут нам, как стреляют из этого демонского оружия и научат пару наших людей. Мы должны знать в подробностях, чем нас встретят враги!

   - Согласен!

   - И третье. Работа должна быть щедро оплачена!

   - По возвращении в Адмат Совет оплатит вам сколько потребуется, можешь не сомневаться! В разумных пределах, конечно.

   - Три тысячи золотых!

   Ярих чуть не подскочил на кровати, услышав столь непомерное требование:

   - Я же сказал, в разумных пределах!

   - Совет не обеднеет! Для него это гроши, все знают, насколько Святилище богато! Три тысячи золотых! - не предусматривающим возражений тоном повторила Мирта.

   - Шола с тобой, вымогательница! Получишь!

   - Подпиши обязательство! Мы, наемники, словам не верим! - Мирта достала из сумы походную чернильницу из отделанного серебром рога, гусиное перо и кусок пергамента.

   - Мирта, ну в самом деле! - застонал Ярих. - Нет времени на эту ерунду!

   - Да это минутное дело! - наемница быстро черкнула что-то на пергаменте. - Вот, подпиши и приложи печать.

   Ярих быстро проглядел единственную строчку внизу листа: "Подателю сего кихин Ярих обязуется выплатить три тысячи золотых после исполнения требуемой работы", и поставил свое имя, придавив печатью споро налепленный Миртой на лист кусок горячего воска.

   - Теперь все? - с надеждой спросил он.

   - Теперь все!

   - Тогда отправляйтесь немедленно!

   - Угомонись, Ярих, твои люди еле на ногах стоят! Завтра с утра выйдем, никуда твои демоны от нас не денутся! Да и тебе надо отдохнуть! Спи! - Мирта заботливо уложила раненого, у которого не хватило более сил ей возражать, и, потянув Канмаба за рукав, вышла из комнаты.

   Убедившись, что они в коридоре одни, тот ухватил спутницу за плащ и прошептал:

   - Надеюсь, ты сейчас морочила ему голову только для того, чтобы ночью по-тихому зарезать придурка и его оборванцев?

   - Шола всемогущая! Ну ты и болван, Канмаб! И как тебя только в кихины взяли, ума не приложу! - прыснула Мирта.

   - Ты серьезно намерена оставить его в живых? Может, и задание его собираешься выполнить? - угрожающе прошипел он.

   - Тут слишком много свидетелей. Ты предлагаешь вырезать все селение? Больше сотни человек?

   - Плевать! Идиоты все равно ничего не поймут и никому не расскажут! Трактирщика с прислугой только убить, и достаточно!

   - Это ты идиот! А этими ав-то-матами кто нас научит пользоваться? А дорогу к побоищу кто покажет?

   - Ярих должен умереть! Если он вернется в Святилище Асмуна, то устроит там разгром! Нашему нанимателю не понравится, если западные кихины подчинят восточных!

   - Так ему и дали учинить там разгром! Наоборот, нашему нанимателю хотелось, чтобы у кихинов Асмуна возникли неудобства и потребовалась помощь. И как раз Ярих - идеальный инструмент для создания неудобств!

   - Так что же ты собираешься делать? - Канмаб начал сдаваться под тяжестью приведенных собеседницей аргументов.

   - То, что и обещала! До определенного момента! Иди, готовь людей! И да, гонца, которого он собирается завтра послать, надо перехватить. Отряди двоих, пусть выйдут ночью и устроят засаду на тракте!



Восточные земли.

   Шамиль вдохнул полной грудью будоражащий морской воздух и, присев на корточки, подставил ладони набегающим волнам. Море как море! Вода соленая, горизонт бескрайний. Почти как дома! Собственно, именно это самое море было и на "той", родной Земле. Там оно называлось Черным, здесь - Мелким. Очертания, вероятно, были немного другими, дно, благодаря вулканизму, менее глубоким, с многочисленными торчащими в виде мелей и островов вершинами, откуда и название. Но все же - такое знакомое море!

   Две недели они тащились, преодолевая бесчисленные долины и перевалы параллельно его восточной оконечности, вдоль подножия высоких гор, покрытых Вечными льдами, постепенно приближаясь к побережью. И вот сегодня, наконец, увидели его лазурные воды! Сопоставив "профессорскую" карту здешнего мира с путевыми наблюдениями, Шамиль пришел к выводу, что они сейчас находятся в точке, соответствующей дома восточной части черноморского побережья северной Турции. Почему они шли к морю на юг, а не по кратчайшему маршруту на запад, он не знал. Видимо, у Арадаба были на то причины, Шамилю малоинтересные. Он же просто неимоверно устал. Путешествие вышло скучноватым, но тяжелым. Горные тропы, бесконечные водные препятствия, с поиском бродов и перетаскиванием через них телег, немногочисленные полупустые поселки с боязливо косящимися на гостей жителями. Врачебной практики минимум, зато тупой изматывающей физической работы - хоть отбавляй! А он уже немолод... Единственная передышка случилась позавчера, когда они достигли большого, на несколько сот жителей, поселка. Там они оставили обеих спутниц ждать визита рухина, курсировавшего вдоль побережья по крупным селениям, к разочарованию Шамиля, надеявшегося своими глазами взглянуть на легендарный "прибор", равно, как и на весь процесс. Но рухина в селении ожидали лишь к Осенним жертвоприношениям.

   К морю они подошли вдалеке от густо, по словам Арадаба, разбросанных по побережью поселений, у пустынной уютной бухты, окруженной острыми скалами. Посреди бухты болтался на волнах смешно выглядевший издалека одномачтовый кораблик, то ли рыбачья лодка-переросток, то ли небольшой баркас. При их появлении кораблик снялся с якоря, выставил по паре весел с каждого борта, и медленно погреб к берегу.

   Арадаб, стоя у самого прибоя, явно ожидал именно его. Белые барашки пены ласкали носки его грязных сапог. Шамиль же стоять уже не мог, и рухнул прямо на влажный песок, подложив под голову рюкзак, и с облегчением ощущая, как уходит ставшая уже, к сожалению, привычной ноющая боль в спине и натруженных ногах. С неба моросил обычный в этом мире дождик, но усталому путнику он совершенно не мешал наслаждаться долгожданным отдыхом. Расслабленно смежив веки, он почти задремал, когда тишину нарушил громкий хриплый голос:

   - Где тебя носило, Арадаб? Третий день жду!

   Шамиль раскрыл глаза и приподнял голову. С уткнувшегося носом в дно баркаса прямо в воду спрыгнул здоровый, не уступавший размерами Арадабу мужик в высоких кожаных сапогах, похожих по крою на старинные ботфорты. Мужчина был относительно молод, но сразу производил на постороннего наблюдателя впечатление бывалого. Два глубоких шрама перечеркивали почти крест-накрест его широкое волевое лицо с массивным подбородком, обрамленное коротко стриженой иссиня-черной бородкой и большими, неожиданно задорными глазами. Отсутствие головного убора позволяло длинным нечесаным космам свободно торчать во все стороны. Одет он был в длинную грязную рубаху, когда-то покрытую с трудом теперь уже различимой вышивкой, спускавшуюся почти до колен. Толстая кожаная безрукавка, натянутая поверх рубахи и застегнутая на груди ремнями с давно нечищеными бронзовыми застежками, явно выполняла также и функции панциря. Вокруг шеи был намотан цветастый шарф, из-под которого виднелась лежащая на широкой груди массивная золотая цепь с кулоном. Безрукавку в обе стороны перечеркивали две широкие кожаные перевязи, на которых висели короткий меч в вышитых золотом ножнах и пара длинных ножей, с прямым и кривым лезвиями. Весь вид мужика, а также обстоятельства его появления вызывали у Шамиля только одну ассоциацию: "Пират!"

   - День добрый, Синнон! - непривычно вежливо для него поздоровался Арадаб. - Пришлось немного задержаться!

   - Что так? - "пират" добрел до берега, стукнул раскрытой ладонью в ладонь Арадаба, затем крепко обнял того. - Что-то людей с тобой маловато. Никак, нарвался на неприятности?

   - Да ничего особенного, Синнон! Часть людей осталась в поселках для заготовки шкур, - не моргнув глазом, соврал Арадаб. - А ты чем порадуешь? Какие новости в Сораме?

   - Плохие новости в Сораме! - вмиг погрустнел тот. - Взялись там за меня! Угораздило же меня случайно прирезать сына городского главы!

   - Случайно? - приподнял бровь Арадаб.

   - Ну... Взял я недавно кораблик с грузом сорамской батистовой ткани, так там один, как я думал, приказчик, стал нагло возмущаться. Я ему, недолго думая, по горлышку-то и полоснул. Капитан тут же стал кататься по палубе и причитать. Я его пнул, говорю, что случилось-то? Ну, сгружу у тебя часть товара, делов-то, чего убиваться? А тот как заорет: это же второй сын самого главы был! Он всех нас теперь повесит на припортовой площади!

   - И ты его отпустил, что ли? - изумился Арадаб.

   - За кого ты меня держишь? - картинно обиделся "пират". - Тут же повесил его вместе со всей командой на рее, а кораблик утопил! Только меня свой сдал! Одноногий Исдаб, помнишь его? Вот он, чтоб его морские демоны отоварили в зад, а Шола в Нижнем мире на части порвала! Сам поковылял к Главе, думал, награду дадут и больше не придется в море ходить!

   - Дали?

   - Ага, дали. Башку отрубили и на площади на колу выставили! Так ему и надо, уроду! Только мне теперь уж без разницы! Совет назначил награду за мою голову, и теперь за мной гоняется весь сорамский флот! А на суше патрули стражников обоих соседних Правителей. Им тоже хочется заработать!

   - А что, большая награда? - стараясь говорить безразличным тоном, поинтересовался Арадаб.

   - Триста золотых! - гордо подбоченясь, сообщил Синнон, но при этом многозначительно положил ладонь на рукоятку меча, и покосился на свой баркас, где на палубе маячило человек пять с заряженными арбалетами в руках.

   - Да ты что, Синнон! - откровенно фальшиво "возмутился" Арадаб. - Ты что, думаешь, я способен тебя предать, брат? Да никогда!

   - Все так говорят! - пожал плечами тот. - Но у тебя и не получится, как видишь!

   - Глупости! Лучше скажи, что ты дальше намереваешься делать?

   - Бежать мне отсюда надо! Жизни теперь мне здесь не дадут! Два корабля уже утопили, одна маленькая "Ласточка" осталась! - махнул он себе за плечо, в направлении баркаса.

   - В Краевые земли двинешь? Поэтому меня ждешь, ведь товар, как я понимаю, ты уже взять не сможешь?

   - Какой товар! Мне теперь ни на одном окрестном рынке появиться нельзя! Нет, товар тебе придется таскать в Сорам самому. А здесь я не поэтому. Дело у меня к тебе, Арадаб! Хочу в родные края вернуться, в Тираим!

   - Ты же оттуда бежал!

   - Давно это было! Дядя мой, с которым я тогда схлестнулся, пару лет как уже рыб кормит. А у брата зато, по слухам, целая своя флотилия! Думаю, даст он и мне корабль. А в Мелком море мне больше ловить нечего! Давай махнемся - я тебе "Ласточку", ты мне телеги! Перегружай свой товар на нее, я свое барахло и злополучную ткань - на телеги, и разойдемся к обоюдному удовольствию!

   - Куда ж мне корабль? Я же им править не умею! - по загоревшимся глазам "купца" Шамиль понял, что предложение тому очень по нраву, однако, пользуясь незавидным положением собеседника, хочет выторговать что-то еще.

   Понял это и Синнон:

   - Брось, Арадаб! Ты же всегда хотел свой корабль! Каждый раз плакался, что я тебя обдираю при перепродаже! Теперь будешь сам на рынки добираться! А править не сложно. Догребете вдоль берега до ближайшего селения, там пару рыбаков наймешь! А в Сораме и вообще не проблема команду набрать.

   - Нет, так не пойдет, брат! Оставь мне кормчего и кого-то из команды!

   - Побойся Балшамима, Арадаб! Твои шесть телег с баранами и четверти корабля не стоят! Дарю, можно сказать, ему корабль, а он еще и ерепенится! Кормчий у меня опытный, самому нужен!

   - А давай так, Синнон! Ты мне кормчего, а я тебе, вот, лекаря! - Арадаб, повернувшись, указал на тихо себе лежавшего Шамиля.

   "Вот так поворот!" - лениво подумал тот, но даже не шевельнулся. Аллаху виднее! А на корабле жить даже лучше, не надо все время куда-то идти. Правда, Тираим, насколько помнил карту Шамиль, располагался на южном побережье "Турции", где-то восточнее нашей Анталии. То есть, туда еще пилить и пилить, и, что характерно, ножками. Собственно, поэтому "пирату" и потребовались срочно телеги. Ну что ж, значит, придется идти, на все воля Аллаха!

   - Лекарь? - Синнон внимательно оглядел растянувшуюся на песке фигуру. - Откуда у тебя настоящий лекарь?

   - Потерялся в Краевых землях. А я его приютил. Шам-ил - настоящий лекарь, подобных я еще не встречал, поверь, брат!

   - Шам-ил? Кихин, что ли?

   - Говорит, что нет. Был ученым мужем в Адмате. Да ты посмотри на его инструменты! - Арадаб жестом фокусника открыл медицинский саквояж Шамиля, который все время таскал с собой. - При мне он ими вырезал у умирающего болячку из живота! Причем тот даже ничего не почувствовал, а через неделю уже в поле пахал! Вещи эти он очень ценит, пока они у тебя, никуда от тебя не денется!

   Синнон задумчиво почесал в затылке:

   - Шам-ил, а ты раны лечить умеешь?

   - В молодости три года сопровождал отряд... наемников, - не спеша ответил тот. - Ты даже не представляешь, скольких раненых я на ноги поднял!

   - Идет! - протянул "пират" ладонь Арадабу. - Меняемся! Лекарь в нашем деле очень нужен!

   - Только ты, брат, аккуратно с ним. Он не молод, устает очень на переходах. Ты уж давай ему отдохнуть побольше! - вдруг зачастил "купец", виновато поглядывая на Шамиля.

   "Надо же!" - удивился тот. "Оказывается, у этого бандита завалялись какие-то остатки совести!"

   - Прости, Шам-ил! - развел руки Арадаб, когда "пират" вернулся на баркас, чтобы раздать указания своим людям. - Я хотел тебя в более приличное место пристроить, но...

   - Все хорошо, Арадаб! На все воля Балшамима! Молись ему за меня!...

   Синнон, как оказалось, прислушался к наставлениям Арадаба. Работой лекаря старался не загружать, позволял часто передохнуть на телегах, несмотря на то что те были теперь нагружены еще больше, чем раньше. Имущества у "спешившихся" пиратов оказалось много, да еще и объемные рулоны батиста, занимавшие немало места. А после событий, произошедших на третий день путешествия, пиратский главарь проникся к Шамилю еще большим уважением.

   Тогда, на очередном перевале, они наткнулись на стражников местного Правителя. Тех было меньше десятка, но вооружением стражники сильно превосходили бандитов. Защищали их длинные, до колен, кожаные доспехи с плотно, внахлест, нашитыми железными пластинками, бронзовые шлемы с открытым лицом и большие круглые щиты, закинутые на ремне за спину. Людей у Синнона имелось больше - шестнадцать, не считая Шамиля, но столкновение с регулярным военным отрядом наверняка кончилось бы для них плохо. Исход дела решили, как часто бывает, напор и инициатива. Ну и немного удачи, разумеется. Пиратам повезло, что они столкнулись с врагом, что называется, нос к носу. Главарь среагировал первым, без всяких разговоров выхватив меч и нож, и ринувшись на стражников до того, как те успели перекинуть из походного положения щиты и построиться в боевой порядок. Остальные бандиты, люди явно опытные, не отставали. В итоге обошлось одним погибшим и двумя ранеными, помощь которым Шамиль, не принимавший, естественно, участия в бою, начал оказывать еще во время схватки, оттащив их к телегам. И спас обоих, несмотря на довольно опасные колотые раны!

   Синнон лично поблагодарил его сразу после боя, дружески заключив в мощные объятия и запачкав кровью убитых стражников, обильно пропитавшей его рукава. А вечером, после того, как бандиты, собрав трофеи, благоразумно углубились в лес, чтобы разбить стоянку подальше от места схватки, устроил в честь лекаря целый пир!

   - За нашего смелого и искусного лекаря! - провозгласил он тост, и тут же выпил до дна рог, наполненный дорогим вином, бочонок которого приказал открыть ради такого случая.

   - Исцеляет Балшамим, а я лишь проводник Его воли, - смущенно произнес Шамиль, польщенный оказанным ему вниманием.

   - Исцеляет ведь Асмун, ты не перепутал? Шам-ил, а ты почему не пьешь?

   - Наш Всемогущий Создатель Балшамим не одобряет выпивку. Негоже истинно верующему затуманивать себе голову!

   - Даже от кихинов никогда такого не слышал! Откуда тебе знать? - загоготал Синнон.

   - Ничего эти кихины не знают! Молятся ложным богам! - Шамиль решил, что может себе позволить говорить правду этим людям.

   - Как это ложным? - удивился Синнон и заинтересованно подсел поближе. - Все знают, что Балшамим создал этот мир и вывел нас сюда из Нижнего, населенного демонами. Сын его Хаман зажег вулканы, растопил лед и сделал мир пригодным для проживания, а другой сын, Асмун, населил его живыми существами и одарил нас проувом, чтобы мы тоже могли размножаться! Кто из них ложный бог, по-твоему?

   - Нет Бога, кроме Балшамима, а истинное его имя - Аллах! Хаман и Асмун -пророки Его и помощники. Детей у Бога быть не может!

   - Странные вещи ты говоришь! По-моему, это какая-то ересь, вроде учения пособников Шолы! Почему у бога не может быть детей? Думаю, кихины знают лучше тебя, ведь это им боги вручили Святилища и проувы, оставив нас, когда люди разочаровали их своим поведением!

   - Проувы - это наказание, а не благо! - Шамиль был приятно удивлен тем, что пират неожиданно оказался довольно знающим и разумным человеком. - Посмотри, ни одно живое существо, кроме ва..., кроме человека, не нуждается в проуве для размножения! Только когда все люди примут истинную веру и начнут соблюдать истинные заповеди Аллаха, тогда Бог вернет свое благоволение ва... нам!

   - А ведь что-то в твоих словах есть, Шам-ил! - задумчиво произнес Синнон, аппетитно вгрызаясь в баранью ногу и громко чавкая. - Но не советую тебе вести подобные речи при кихинах! И вино зря не пьешь! Что плохого может быть в вине?

   - А я советую тебе начать молиться Аллаху и соблюдать его заповеди! Я научу тебя им, потому что вижу - ты человек думающий и справедливый!

   - Благодарю тебя, Шам-ил, что ты так высоко меня оценил, - захохотал пират, опрокидывая в себя очередной рог. - Как-нибудь я обязательно поинтересуюсь твоими заповедями. А сейчас - давай пировать!



Восточные земли. Севернее Шаараима.

   Придорожный трактир располагался прямо у въезда в это небольшое селение, даже не огороженное хотя бы хилым заборчиком, несмотря на опасную близость Краевых земель. Но местным жителям бояться было нечего - через селение проходил оживленный торговый тракт, и сюда же перекупщики, из тех, кто осмеливался забредать в Краевые земли, свозили свой товар на перепродажу "нормальным" купцам. Поэтому в таверне, служившей также постоялым двором и перманентно действующей ярмаркой, почти в каждый момент времени находилось людей поболе, чем жило во всем остальном поселении. Причем людей большей частью вооруженных и приученных соблюдать неписанные правила "хорошего тона", характерные для подобных торговых площадок. Тут даже пьяные драки случались крайне редко, о чем заботились сами купцы, строго державшие своих людей в узде.

   Вот и этим вечером таверна была полна. Приказчики и охранники двух караванов - одного, принадлежавшего знатному купцу из Шаараима, постоянно курсировавшему между этим городом и поселком, и другого, шедшего транзитом из Лиама в Гибал, заняв четко противоположные углы солидных размеров зала, степенно выпивали и закусывали, в ожидании своей очереди в небольшую местную купальню. Горячий источник в поселении был слабоват, поэтому купальня вмещала не более десятка человек одновременно. Дверь выходила прямо в зал, и из-за нее доносились визги и смех омывальщиц, услугами которых приезжие пользовались сполна. Но не более получаса, чтобы не задерживать очередь.

   Сами же купцы, в компании местных торговцев и хозяина трактира, восседали на отдельном помосте рядом со стойкой, за которой суетились разносчики, и обмывали заключенные днем сделки. Заодно, строго приглядывая с возвышения за своими подчиненными, дабы пресечь возможные спьяну беспорядки. А то в наемниках из охраны попадаются всякие людишки, в том числе и готовые сразу устроить скандал, не поделив с кем-то место за столом или бабу из обслуги. Если же добавить к этому старинную вражду между лиамцами и шаараимцами...

   Но сейчас все было спокойно, народ относительно тихо вкушал заслуженный отдых, и сделки, заключенные к обоюдному удовлетворению сторон, также не давали ни малейшего повода для конфликта. Купцы, захмелев и расслабившись, бурно обсуждали цены на товары и прочие новости из городов.

   - Я тебе так скажу, - дородный купец наклонился к малорослому соседу, обдав того густым пивным перегаром и чуть не накрыв с головой своей длинной всколоченной бородой. - К Осенним жертвоприношениям цены на местное оливковое масло в Шаараиме, да и в твоем Лиаме тоже, подскочат до пяти серебряных за кихинскую чашу! Урожай был нехорош! А про привозное пираамское и вообще говорить нечего. Прогадал ты, Сираб, что не закупился летом! Возьми остатки у меня, по три с половиной, пока не поздно!

   - Не думаю так, уважаемый Табал! - возразил мелкий, брезгливо отстраняясь от щекочущего его лицо помела собеседника. - Горожане не дураки, пополнили запасы масла на летних ярмарках. Не будет спроса перед Жертвоприношениями! А вот на мою соль - будет!

   - Как знаешь! - не стал настаивать бородатый, отстранившись и шумно втянув носом доносящиеся с кухни ароматы. - А свинина-то, похоже, уже поспела! Чесночный суп сегодня вышел неплох, но пора бы уже подкрепиться и чем-то более существенным, а, Хангарт?

   Пожилой трактирщик, сидевший справа, к которому и взывал проголодавшийся купец, согласно кивнул, и начал было приподниматься со скамьи. Но вдруг замер, вслушиваясь в насторожившие его звуки, доносившиеся снаружи, на которые не обратили внимания расслабившиеся собеседники. Профессиональное чутье не обмануло его - дверь трактира с грохотом раскрылась от мощного толчка, и в помещение ввалились новые посетители. Разговоры в трактире мгновенно стихли, все присутствующие подозрительно уставились на пришельцев. И было отчего - слишком уж странно выглядела появившаяся компания.

   Впереди шел полноватый человек с покрытым грязью лицом и в, похоже, очень давно не чищенной одежде. В ободранной и заляпанной тряпке, наброшенной на его плечи, только с большим трудом можно было признать кихинский плащ. Лицо же гостя выражало явные признаки страха и растерянности. За ним следовали еще шестеро. В отличие от первого, все они были высокого, выше среднего роста и мощного телосложения. Наряды же их и вовсе вводили в заблуждение: под дешевыми и ношенными, смахивающими на пастушьи, плащами просматривались разнообразные доспехи непривычного вида или просто одежда странного покроя. На поясах у части из них присутствовали мечи, разные, с чудными гардами и с изогнутыми лезвиями, тоже непохожими на привычные. За плечами у каждого, помимо одинаковых походных сумок, висел на ремнях угловатый металлический предмет непонятного присутствующим назначения. А выражение грязных бородатых лиц новоприбывших сразу навевало ощущение исходящей от них опасности.

   Шедший первым, сделав несколько становившихся все короче и короче шагов от двери, опасливо остановился, в страхе оглядывая впившийся в него глазами народ, но тут же получил нетерпеливый толчок в спину от здоровяка, следовавшего вторым. Тогда первый слабым и запинающимся голосом произнес:

   - Мир вам, добрые люди! Нам нужна комната и ужин!

   После его слов несколько секунд длилась зловещая тишина, затем трактирщик ответил:

   - И вам мир, путники! Свободной комнаты у меня нет, можете устроиться на ночлег в общем зале. Ужин я вам подам... но плата вперед! Кто вы будете? Раньше я вас не видел!

   Толстячок, в явном смятении, обернулся к стоявшему за ним. Тот скорчил недовольную гримасу, резким движением отодвинул несчастного и сам приблизился к столу, занятому трактирщиком и купцами:

   - Ты не понял, нам нужна комната! - произнес он, выговаривая слова так непривычно, что присутствовавшие едва смогли их понять.

   - Я все понял, - неприязненно ответил трактирщик. - А вот ты так и не сказал, кто вы такие!

   - А вон тот, похоже, кихин! - нахально влез в разговор купец Табал, игнорируя стоявшего перед ним гостя. - И, мне кажется, эти люди обходятся с ним недостаточно почтительно! Не так ли, Служитель?

   Тот, к кому он обратился, заметался в панике, косясь на своих грозных спутников и не решаясь ничего сказать. За него ответил главарь пришельцев:

   - Не твое дело! Комнату нам сейчас!

   Трактирщик опять не успел ничего произнести, но предусмотрительно отодвинулся чуть подальше, опытной задницей предугадывая надвигающиеся неприятности. А вот Табала, похоже, неприятности совершенно не пугали. Грузно поднявшись во весь свой немаленький рост, не уступавший росту пришельца, а, благодаря помосту, сейчас даже превосходивший его, и уперев руки в бока, с угрозой заявил:

   - Я Табал, известный и уважаемый купец из Шаараима, своим положением обязанный почитать порядок и закон! И поэтому я требую ответа от вашей подозрительной компании!

   Гость, нахмурившись, взглянул купцу в глаза, затем устало вздохнул и, внезапно, улыбнулся. Только Табал сразу ощутил, что эта улыбка не сулит ему ничего хорошего!

   - Ты так говоришь, потому что у тебя есть комната, - спокойно произнес главарь. - Ведь есть?

   - Ну, есть, - растерялся от неожиданного вопроса купец.

   - Очень хорошо! Тогда ты отдашь ее мне! - и острие выхваченного в мгновение ока кривого меча уперлось в толстую шею Табала.

   Люди купца повскакивали со своих мест, хватаясь за оружие. Лиамский же купец, отодвинувшись подальше, подал своим знак не вмешиваться. Тишину прорезал истошный крик кихина:

   - Не спорьте с ними! Они страшные воины, убьют вас всех! - и тут же в ужасе распластался на полу, прикрыв голову руками.

   Табал медленно поднял в сторону руку, предостерегая своих воинов от немедленного нападения. Гость, увидев это, довольно ухмыльнулся, но купец вдруг с удивительным для его комплекции проворством отстранился от угрожавшего его горлу острия и тут же отбил лезвие в сторону длинным кинжалом, молниеносно выхваченным из ножен на поясе. Растерявшийся от неожиданной прыткости противника главарь потратил несколько мгновений, прежде чем среагировать, и чуть было не поплатился за это расшибленной головой - купец все с той же удивительной расторопностью подхватил свободной рукой массивную скамью и наотмашь ударил ей врага. Тот в последнее мгновение успел уклониться, но тут же получил удар острием кинжала в грудь. Табал удовлетворенно вскрикнул, но спустя секунду застыл с недоумением в глазах - кинжал почему-то не пробил казавшуюся не особо толстой матерчатую безрукавку, надетую врагом поверх рубахи. Его противник воспользовался паузой и нанес удар мечом, отбитый купцом с помощью скамейки.

   Тем временем несколько самых верных людей Табала бросились ему на помощь, не дожидаясь сигнала. Но путь им преградили двое пришельцев, выхвативших свои мечи. Проход между громоздкими дубовыми столами был узок, и двоих хватило, чтобы перекрыть его. Пришельцы махали своими длинными мечами не особо умело даже на беглый взгляд, однако напавшие на них воины, вооруженные лишь короткими клинками для ближнего боя, после первого натиска откатились назад, удивленно таращась на глубокие зазубрины, оставленные на их лезвиях кривыми мечами противника. У одного из нападавших, слишком жестко парировавшего удар, короткий железный меч вообще треснул и обломался.

   Однако у главаря дела шли гораздо хуже. Табал, разочаровавшись в кинжале, отбросил его и, схватив скамью уже обеими руками, перешел в наступление. Тяжелый предмет мебели в мощных руках купца летал с такой скоростью, что его противник едва успевал уклоняться, отступая назад. А глупая попытка парировать мечом привела к тому, что клинок улетел в сторону, а его хозяин, прижимая к животу ушибленную руку, оказался на полу. Табал занес импровизированную дубину, явно намереваясь размозжить голову нахалу, и тут помещение сотряс оглушительный грохот. Купец выпустил из рук скамью, и с недоумением уставился на собственную грудь, из которой фонтанчиком била кровь. Мгновением спустя Табал грузно осел на пол, прижимая руки к ране. Передышки его противнику хватило, чтобы вскочить на ноги, схватить выбитый ранее меч левой рукой и со злобным вскриком вонзить его купцу в горло. Табал захрипел и повалился на пол.

   Таверну поглотила зловещая тишина. Все присутствующие с ужасом уставились на одного из пришельцев, державшего в руках тот самый странный железный предмет, висевший до этого на плече. Никто ничего толком не понял, но все инстинктивно почувствовали связь между раздавшимся грохотом, ранением купца и этим железным предметом. Первым очнулся один из охранников купца, незаметно потянувшийся за прислоненным к стенке арбалетом. Тишину нарушил звонкий щелчок вставшей на боевой взвод тетивы. Пришелец тут же развернул в ту сторону свой предмет, и короткий сдвоенный грохот вновь ударил людям по ушам. Неудачливый арбалетчик, вскрикнув, выронил взведенное оружие и упал замертво. Кровь тонкими струйками растекалась из-под его тела.

   - Я же говорил вам, не трогайте их! - заорал откуда-то из угла незаметно отползший туда кихин. - Они всех убьют!

   Как бы в подтверждение его слов все пришельцы, даже те, кто до этого достали мечи, схватились за свои ужасные предметы, направив их тонкие концы на присутствующих. Те в смятении попятились. Главарь пришельцев переступил через труп поверженного купца и громко произнес:

   - Кихин правду говорит! Слушайте его! Всем сложить оружие здесь! - он указал на свободный участок пола в центре зала.

   Первыми бросили свои мечи как раз те, кто незадолго до того пытался прийти на помощь своему хозяину, и теперь стояли ближе всех к страшным пришельцам. За ними нехотя последовали остальные. Когда гора брошенных мечей, топоров, кинжалов и арбалетов выросла до половины человеческого роста, главарь удовлетворенно кивнул:

   - Никто не выходит отсюда до утра! Повозки у вас в караване есть? Это хорошо, мы их заберем! Вместе с погонщиками баранов! А теперь освободите нам комнату и подайте еду!

   Оставив двоих в зале для охраны оружия и людей, остальные пришельцы, сопровождаемые все также стоявшей оглушительной тишиной, гоня перед собой вытащенного за шкирку из угла кихина, поднялись на второй этаж и заняли комнату покойного купца.

   - Плохо у нас с саблями получается, Руслан! - произнес Ахмад, когда они оказались одни. - Не справимся только холодняком! А патронов-то маловато осталось!

   - Чуть больше магазина на нос, - хмуро подтвердил Руслан.

   - Хорошо, что сейчас обошлось без особой стрельбы! Патроны нам, чувствую, в Адмате еще ох как понадобятся! Надо бы дальше как-то без боев продвигаться. Сегодня не получилось, поэтому завтра заберем у торговцев повозки с припасами, и больше не будем заходить в населенные пункты до Адмата.



К юго-востоку от Краевого Портала

   Неделя спокойной, размеренной жизни в разрушенном поселении пролетела для Вадима незаметно. Простые, не очень обременительные хозяйственные заботы - нарубить дров, покопаться вместе с Интах в развалинах в поисках пропущенных грабителями вещей и припасов и веселые совместные рейды в лес в поисках грибов и ягод, вот, собственно, и все его занятия. Остальные хлопоты взяла на себя энергичная хозяйка, прекрасно умевшая не только готовить и стирать, но и охотиться и даже ловить рыбу. Поэтому недостатка еды они не испытывали. Интах каждый день готовила разнообразные блюда - мясо мелких животных, попавших в ее ловушки, рыба, овощи, собранные с остатков разоренных огородов, грибы, придававшие неповторимый вкус супам, которые она весьма вкусно варила. На третий день им удалось обнаружить в углу погреба под одним из сгоревших домов незамеченный погромщиками мешок муки. Поэтому и хлеб у них теперь тоже имелся. Каждый день Интах пекла небольшую буханку восхитительного вкуса, приправленную луком и семечками какого-то лесного растения.

   А по вечерам они подолгу сидели в купальне, предаваясь разговорам и, разумеется, любовным утехам, все более и более изощренным с каждым прошедшим днем. Вадим отдохнул физически и, вообще, немного пришел в себя после всего произошедшего в предыдущую ужасную неделю, а также, благодаря болтливости Интах, заметно подтянул знание местного языка. Общаться стало намного легче.

   И они общались. Интах в первые дни больше не заводила разговора о происхождении Вадима, "переваривая", видимо, сам факт того, что он из другого мира. Но, как и следовало ожидать, рано или поздно эта тема "всплыла":

   - Вадьим! - спросила она как-то, греясь в его объятиях холодной ночью. - Как ты попал в наш мир?

   - Через Портал, - вздохнув, и понимая, что без откровенного подробного разговора теперь не обойтись, ответил он.

   - Портал? Через который боги провели наших предков, спасая их от ужасов Нижнего мира? Но он же разрушен!

   - Был еще один маленький... или несколько, не знаю! Его недавно обнаружили ваши кихины под Вечными льдами. И открыли!

   - Зачем? - вскрикнула в ужасе девушка. - А если демоны Шолы...

   - Интах! - мягко прервал ее Вадим, обнимая покрепче и успокоительно проводя ладонью по волосам. - Ты вот сейчас обнимаешь меня. Я похож на демона?

   - Нет! Ты гораздо лучше, чем все, кого я когда-либо знала!

   - Все "ужасы" Нижнего Мира, про которые ты слышала, это всего лишь... сказки ваших кихинов, которыми они поддерживают свою значимость! Когда ваши предки покинули наш мир, там все было почти точно так же, как у вас сейчас! А теперь там гораздо лучше!

   - Это правда? - с недоверием в голосе произнесла Интах.

   - Нет, и сейчас там случается много... несправедливостей, - не стал обманывать ее Вадим. - Но вообще люди стали жить намного лучше и... правильнее!

   - Так не бывает! - с неожиданной для ее возраста и происхождения рассудительностью заявила девушка. - Человек плох по своей природе. За это боги и покинули нас!

   - Это не совсем так! Я не знаю, за что вас покинули эти... боги, и были ли они вообще, но устройство общества у нас стало лучше!

   - Почему ты не веришь в наших богов? Ваши что, лучше? Они вас не покинули? - с заметным раздражением вскрикнула Интах, и даже немного отодвинулась.

   - Лично я не верю ни в каких богов! У нас многие верят... в разных, но никто никогда никакого бога не видел. Если он и есть, то не вмешивается в нашу жизнь!

   - Как так? А откуда же все появилось?

   - Само собой появилось. У меня не получится тебе сейчас все это объяснить! У меня не хватает слов, у тебя - знаний. Как-нибудь потом.., - он вновь притянул девушку к себе, преодолев несильное сопротивление, и прижался губами к гладкой коже ее щеки. - Просто поверь мне!

   - Я... я тебе верю, Вадьим! - всхлипнула она и нашла губами его губы.

   Он нежно перевернул девушку на спину и стал не спеша покрывать поцелуями ее шею и худощавые плечи, пахнувшие травами, которые Интах смешивала с мылом в купальне, потом спустился ниже.

   Девушка волнующе застонала и потянула его к себе. Вадим медленно вошел в нее, ощущая неожиданно сильный, для не отличавшегося ранее особой романтичностью человека, каковым он всегда себя считал, прилив нежности к этой, строго говоря, дикарке. "Кажется, я умудрился влюбиться по-настоящему!" - признался он сам себе, наслаждаясь тем неподдельно искренним упоением, с которым она принимала его ласки...

   - Вадьим, расскажи о твоем мире! - отдышавшись, попросила она спустя некоторое время.

   - Ну, мы живем, в основном, в больших городах. В очень больших! С такими огромными зданиями, что тебе трудно даже представить! Все дети ходят в... такие специальные дома, где их обучают наукам, а, становясь взрослыми, работают, создают новые... вещи и приспособления, благодаря которым легче и приятнее жить. Ездим мы в самодвижущихся... телегах, а на большие расстояния летаем в... летающих. А еще у нас есть такие вещи, которые позволяют видеть и разговаривать друг с другом на огромном расстоянии. Еды тоже, в основном, достаточно для всех, от голода у нас почти не умирают.

   - Как хорошо! Как в сказке! - мечтательно прошептала девушка.

   - И у нас, конечно, не все счастливы. Люди разобщены, есть много... отдельных земель, и они часто враждуют друг с другом, - в местном языке не имелось точного аналога понятию "страна".

   - Владений? - подсказала Интах.

   - Ну, вроде того. Только в большинстве этих... Владений нет Властителей. Вернее, есть, но их выбирает весь народ на ограниченный срок, и власть их не беспредельна. Есть законы, которым должны подчиняться все, в том числе и те, кто у власти!

   - У нас в свободных городах тоже так. Но я слышала, что горожане постоянно недовольны своими главами. Разве это хорошее устройство?

   - Не знаю, - честно признался Вадим. - Наверное, все же хорошее. Лучше, чем... Властитель, которого никто не ограничивает!

   - Значит, ваш мир не так уж и отличается от нашего! Кроме, конечно, чудесных вещей!

   - На самом деле, да. А, забыл самое главное! У нас женщины не нуждаются в... проуве, чтобы завести ребенка!

   - Как это? - с ошеломленной этим фактом Интах слетела вся сонная расслабленность, она подскочила и уселась на тюфяке, сбросив шкуру, которой они укрывались, и забыв даже про холод. - Как такое может быть?

   - Так же, как и у животных! - пожал плечами Вадим. - Это ваши "боги" зачем-то устроили лишние сложности. У нас, когда мужчина и женщина... сходятся, женщина сразу начинает нести ребенка! Поэтому мы, обычно, живем постоянными парами, вместе растим детей, и все знают, кто у них настоящие отец и мать!

   - Невероятно! - вскрикнула девушка и внезапно заплакала: - Я хочу жить в твоем мире и растить наших с тобой детей! Мы сможем туда попасть?

   - Не думаю, Интах! - ее слова вновь пробудили в нем несколько притухшую было тоску по дому. - Я не успел сказать тебе, что Портал, через который мы прошли, теперь разрушен. И я не знаю, есть ли еще один такой!

   - А кто может знать?

   - Все мои товарищи погибли. Сами, или убиты кихинами, которые думают, что мы демоны! Зачем тогда вообще открывали Портал, дебилы! - последнее слово он с горечью произнес по-русски.

   - Как жалко!

   - Но год назад в Портал прошел один наш... ученый муж. Его пленили кихины, но он смог передать нам подробное сообщение. Собственно, поэтому нас и послали его освободить... ну и выяснить подробнее про ваш мир, конечно! - не стал скрывать Вадим цели своего появления здесь. - Так вот, кихины этого ученого мужа держат, по-видимому, в Адмате. В Святилище. Он им помогает разбирать старые записи. Если кто и знает, как можно вернуться в наш мир, так только он!

   - Значит, надо идти в Адмат! - с неожиданной решительностью заявила Интах.

   - Шансов, что мы его найдем, немного. В Святилище нас не допустят, и тем более, не разрешат с ним встретиться! И это, если он вообще знает решение. А он тоже, боюсь, его не знает!

   - Но почему бы не попробовать? - продолжала настаивать девушка. - Нам все равно придется отсюда уходить!

   - Это почему? - удивился Вадим. - Неделя прошла, этот ваш Арадаб не появился, значит, можно перестать прятаться в кузне и начать нормально жить!

   - Нет, Вадьим! Мы не сможем здесь нормально жить, - медленно, как маленькому, стала разъяснять Интах. - Скоро сюда придут люди из других поселений. Место хорошее, с источником, таких мало. Кто-нибудь обязательно захочет поселиться! А может и сам Арадаб в следующее посещение приведет сюда новых поселенцев! Ему нужно, чтобы кто-то производил товары для его торговли!

   - Даже так! - Вадим раньше не задумывался на эту тему. - И сколько времени у нас есть?

   - Точно не меньше месяца! - уверенно ответила девушка. - А, скорее, не меньше двух. До Осенних Жертвоприношений никто не оставит свои поля!

   - Тогда надо начинать готовиться к путешествию! - вздохнул Вадим.

   Когда у него вновь появилась, наконец, ясно обозначенная цель, апатия прошла, и уже на следующий день он выкроил время, чтобы хорошенько обдумать подготовку к походу. Подошел к делу систематично, как учили. Начал с продовольствия. Для этого пришлось оторвать и Интах от повседневных забот:

   - Милая, сядь со мной, нам надо решить, что мы берем с собой!

   - Может, потом? - девушка увлеченно месила тесто и не хотела бросать дело на половине.

   - Нет, давай сейчас!

   - Ладно, я тогда буду пока вязать корзинку! - просто сидеть и разговаривать, ничего не делая, ее деятельная натура не могла себе позволить.

   - Хорошо! Только слушай внимательно, это очень важно! Итак, что мы сможем взять с собой из еды?

   - Остатки муки и соли, сушеные грибы и ягоды, немного вареного и вяленого мяса на первое время, - сразу же выпалила Интах, практически не задумываясь.

   - А когда эти припасы кончатся? - Вадим тщательно вносил все сказанное в блокнот, под изумленным взглядом девушки.

   - По дороге будем охотиться и собирать грибы в лесу. Это нас, конечно, задержит, но мы же не сильно спешим?

   - Да не особо, в общем, - пробормотал Вадим. - Ну а когда выйдем в населенные места?

   - Не знаю! - вздохнула Интах. - Я же никогда нигде не бывала! Наверное, придется покупать в деревнях и трактирах по дороге. Немного денег мы нашли у убитых тобой. Но этого нам надолго не хватит! Может быть, продадим по пути что-то из твоих вещей? Хотя бы трофейные ножи и топоры?

   - Я подумаю, - он внес отдельно и этот пункт. - А что у нас с одеждой?

   - У тебя прекрасная крепкая одежда! Ее хватит на долгое путешествие!

   - Моя одежда выглядит так, что сразу бросится в глаза ее необычность! С этим надо что-то сделать! - возразил Вадим.

   - Да, ты прав! - подумав, кивнула Интах. - Давай я нашью поверх ткань из обрывков одежд, которые мы нашли под завалами? Выйдет некрасиво, но что делать? И возьмешь плащ одного из грабителей!

   - Неплохая идея, - Вадим записал и это. - А что с твоей?

   - Ну..., у меня есть почти целая шерстяная туника. И тонкое холщовое платье, правда, требует небольшой починки. Плащ тоже найдется. Повязка на голову. Вот и все, но мне достаточно!

   - Надо будет где-нибудь по пути купить тебе платье получше. А то выглядишь, как оборванка, честно говоря! - Интах обижено надула губки, однако возражать не стала, и он продолжил, глядя на ее босые ноги: - А с обувью-то что? Это же самое главное в пути!

   - Из обуви у меня только вот это! - девушка вытащила из угла на свет божий некий гибрид лаптей и сандалий. - Это я иногда надеваю, когда иду в лес надолго. Неудобно, но ноги защищает от острых камней и сучьев!

   Вадим оторопело рассматривал сей шедевр неизвестного деревенского мастера. Нерационально толстая и большая, едва обработанная прямоугольная деревянная подошва была оплетена по периметру густой чащей растительного волокна, оканчивающейся веревками для завязки из того же материала. Он взвесил одно поделие в руке. Килограмм в нем точно был, если не больше! А острые, торчащие внутрь концы волокон после длительного ношения превратят ноги их несчастной обладательницы в кровавое месиво!

   - В этом далеко идти нельзя! - вынес он категорический вердикт. - У вас что, все такое носили?

   - Нет, конечно! Только женщины и дети! Те, кому не надо далеко ходить. В поселке мы, в основном, босиком ходим! А у мужчин обычно были кожаные сапоги! У некоторых женщин тоже, но редко. Сапоги очень трудно и дорого сделать, и они очень ценились. Редко кто менял свою пару, чинили, как могли!

   "Вот нищета-то провинциальная! На фотках профессора из города все жители в приличной обуви были!"

   - Придется сшить для тебя что-нибудь! - сделал очередную пометку в блокноте Вадим. - Ты, случайно, сапожничать не умеешь?

   Интах отрицательно мотнула головой:

   - У нас один старый Окарт умел! А как помер, так только у торговцев покупали.

   - Жаль! Ладно, придумаем что-то!

   Ближайшие дни Вадим потратил на решение самых важных задач из получившегося списка. Прежде всего, он составил реестр наличных ресурсов для починки одежды. Реестр вышел недлинным: четыре трофейных поношенных плаща из выделанных овечьих шкур, один из которых, поприличней, ему придется надеть самому, десяток сравнительно больших обрывков шерстяной и холщовой одежды, найденных под развалинами, пара необработанных шкур и новенький, видимо, запасной фартук кузнеца из толстой, прочной, отменно выделанной кожи, спрятанный, как оказалось, под тюфяком. Вот, собственно, и все. Ну, и у Интах имелся моток толстой нити сомнительной прочности, а у Вадима в рюкзаке нашлась катушка капроновой. Ее он и решил использовать, не полагаясь на местную. Игла у девушки тоже наличествовала, но Вадим ее забраковал, достав свой портативный набор. Восхищению Интах тонкими острыми иглами не было предела!

   В своих способностях сшить сапоги для Интах Вадим сильно сомневался, поэтому решил ограничиться чем-то попроще. Например, тем, что в старину называли "чоботы". В качестве подошвы он использовал два куска толстой, рифленой с внешней стороны резины, валявшиеся в коробке с набором электрика в качестве вспомогательной изоляции. Вадим изловил вечно носящуюся по бесконечным хлопотам Интах, силой усадил ее на табурет и обвел контур ступней прямо на резине, еле удерживая хохочущую от щекотки девушку. Остатков резины хватило даже на каблуки. В дополнение к клею из своего набора, он также прибил их к основанию, используя нарезанную стальную проволоку из запасов вместо гвоздей, торчащие концы которой, с некоторым трудом, удалось расклепать. Тем же способом он закрепил на подошве вырезанный по сложному контуру кусок кожи из фартука кузнеца, а его свободные края Вадим сшил нитью, используя обточенную деревянную чурку для формовки. Проделал отверстия для шнуровки, продел туда тонкие кожаные полоски, вырезанные из плаща. Осталось только обрезать по размеру запасные стельки от собственных ботинок - и обувь готова!

   Пришлось для начала обучить Интах наматывать портянки, полученные путем отрезания рукавов от майки из запасного комплекта термобелья. На какие жертвы только не пойдешь ради удобства любимой девушки! А когда та, наконец, надела чоботы, то отказалась их снимать:

   - Никогда еще не носила ничего, настолько удобного! Ты настоящий мастер, Вадьим! - Интах с чувством расцеловала его. - Я теперь буду их все время носить!

   - И даже спать в них будешь? - подколол подругу немного смущенный бурной реакцией Вадим.

   - Может быть! - засмеялась девушка и убежала по делам, стуча новоприобретенными каблуками.

   После решения этой критически важной задачи Вадим занялся собой. В принципе, со снаряжением у него все было хорошо, однако он задумался о том, что сможет противопоставить врагам, если придется защищать себя и свою спутницу. Только на "Гюрзу" с ограниченным боезапасом рассчитывать нельзя, особенно в населенных местах, где применение пистолета вызовет закономерные вопросы и неизбежные последствия. Всех, как говорится, не перестреляешь. Значит, нужно холодное оружие и защитное снаряжение. Вадим начал со второго. В наличии имелись кевларовый шлем и легкий бронежилет. Шлем, насколько он представлял, обеспечит достаточную защиту от любого местного оружия. Надо только замаскировать непривычный местному взгляду материал, что он и сделал, соорудив тканевую накидку поверх него из найденных тряпок. Получилось неэстетично, наподобие неаккуратно повязанной чалмы, зато практично.

   Наколенники вообще модифицировать не имелось надобности - цветом (ровным зеленым) и фактурой они не слишком выделялись на фоне местной одежды. А удар топора вполне могли выдержать! Бронежилет же, второго класса, был рассчитан на защиту только от пистолетных пуль и осколков. Как выяснилось на практике, от туповатых стрел местных охотников он тоже защищает, однако арбалетный болт его, скорее всего, пробьет. Равно, как и хорошее копье с заостренным наконечником. Да и площадь бронежилета была откровенно маловата. Учитывая сильно сомнительные, почти нулевые навыки Вадима в бою холодным оружием, ранений ему не избежать. Которые неизбежно вынудят его прекратить бой, что практически равнозначно гибели. Его и его спутницы.

   Значит, придется совершенствовать защиту! Из доступных материалов для этой цели подходила только кожа от плащей и фартука. Но по своим защитным свойствам она сильно уступала даже легкому кевларовому бронежилету! Подумав, он вспомнил о железных крицах, сложенных в кузне и немалых запасах древесного угля в крытой яме за ней. А что, если..?

   Базовые кузнечные навыки у Вадима имелись. И даже чуть большие, чем базовые. Конечно, с таким примитивным горном ему работать не приходилось, да и привычный ему вспомогательный инструментарий отличался от наследия покойного кузнеца как небо и земля, но, тем не менее, кое-что изобразить можно. Замахиваться на сложные вещи, типа меча, разумеется, совершенно бесперспективно, только время зря потратит. Миланский доспех (да даже и простую кирасу) ему тоже выковать явно не грозит. Но что-то простое...

   Проблема была и в самом сырье. Криц тут валялось, на глаз, килограмм на сорок веса, но качество... Из полученной информации он знал, что добываемый тут металл крайне низкого качества, загрязнен всевозможными шлаками, особенно серой, по самое нехочу. Местные кузнецы боролись с этим, конечно, как могли, но, судя по осмотренным Вадимом крицам и готовым образцам, без особых успехов. Получить из этого высокоуглеродистую сталь, годную для закалки, можно и не мечтать, даже владея более продвинутыми технологиями.

   Однако этого и не нужно. Удалив многократной тщательной проковкой большую часть шлаков, можно рассчитывать на получение механически укрепленных полос металла достаточного для защитного снаряжения качества. В любом случае, попробовать ничего не мешает, время есть. И начать надо с надстройки трубы в кузне, чтобы получить более высокую температуру в горне.

   В течение последующих трех недель этим он, в основном, и занимался, с посильной помощью Интах. Девушка, выросшая в кузне, естественно, умела обращаться со всеми нехитрыми кузнечными принадлежностями и помогала управиться с горном, служила "двигателем" для кузнечных мехов и даже удерживала клещами заготовку, пока Вадим от души колошматил ту молотом. В итоге, после многократного разогрева, обогащения, и горячей, а, затем, холодной проковки он смог получить из исходного полуфабриката килограмм десять сравнительно чистой низкоуглеродистой стали в виде тонких, чуть более миллиметра, полос. Полосы вышли разного размера, длиной до полуметра и шириной до десяти сантиметров. С этим уже можно было работать!

   Первое, что он собирался сделать - это щит. Для не умеющего особо фехтовать человека щит - главная надежда избежать фатальных последствий от ответных ударов. Не мудрствуя лукаво, Вадим соорудил из подходящих полос прямоугольную рамку, высотой чуть меньше метра и полметра шириной. Фланцы полос он, с некоторым трудом, загнул под прямым углом, а соединял куски заклепками, нарезанными из своей стальной проволоки, обладавшей необходимой пластичностью. Тут пригодилась и дрель, с помощью которой были просверлены отверстия для заклепок. Последние выходили слишком тонкими, поэтому отверстий потребовалось очень много.

   Затем Вадим "набил" раму заготовленными еще кузнецом для полок крепкими, похоже, дубовыми досками толщиной около сантиметра. С внутренней стороны он укрепил сборку несколькими узкими поперечными железными перемычками, а снаружи покрыл сплошным слоем полос, скрепленных заклепками сквозь всю толщину досок. Получилась двуслойная конструкция - миллиметр укрепленного холодной ковкой железа и сантиметр дерева. Должно хватить для защиты от любого местного оружия! Весь щит, и с наружной, и с внутренней стороны, он покрыл кожей от еще одного разодранного плаща, добавил амортизирующую прокладку там, где будет рука, петли для удержания и ремень для переноски. Два дня работы - и щит готов! Общий вес вышел килограмм шесть-семь. Немало, но терпимо.


   С защитой тела было сложнее. После долгих раздумий и прикидок Вадим решил взять за основу свою куртку. Все равно ее внешний вид надо было "испортить", а змейка так и вообще ни в какие ворота не лезла. Поэтому ее он решил держать в закрытом состоянии постоянно. Ослабив до предела все остальные завязки и шнурки, Вадим попытался надеть куртку через голову. Получилось без особого труда, благо она изначально была на него чуть великовата. Далее, ослабив ремни бронежилета, он нашил его поверх куртки, которая теперь выполняла и функцию амортизирующего слоя. Затем он взял второй комплект титановой посуды (первым прочно завладела Интах, пришедшая от новой "игрушки" в восторг), с трудом разрезал стенки обеих кастрюль в четырех местах и распрямил в виде креста ("Крестоносец, мля...). Оба "креста" закрепил заклепками на жилете спереди и сзади, заполнил оставшееся незащищенным место обрезанными кусками "кустарного" железа, стараясь сделать промежутки как можно меньше. С рукавами же и плечами пришлось повозиться. Вырезал из фартука, "уничтожив" тот до конца, толстые кожаные заготовки для наплечников, наручников и поножей. На них закрепил куски разрезанной титановой кружки и немного выгнутые полосы железа, и все это вместе пришил к куртке и штанам на соответствующих местах. Сплошной защиты, разумеется, не вышло, но хоть что-то! Поверх всего этого Вадим нашил лоскуты кожи, позаимствованной из оставшихся плащей, в некоторых местах - двойным слоем, для маскировки и дополнительной защиты. Получилось неряшливо, но достаточно прочно и практично. "Броня" сидела на теле плотно и не сильно стесняла движения. Теперь Вадим мог надеяться, что рубящие удары не особо острым местным оружием защита сдержит по всей площади, а колющие - в наиболее критичных местах.

   И, под занавес, он попытался усовершенствовать свои "наступательные" возможности. Не считая всякого трофейного барахла, из которого Вадим решил взять себе только более-менее приличный топор, он располагал лишь двумя боевыми ножами, своим и покойного Сергея. Ножи были весьма неплохи, с двусторонней гардой, толстым обухом и лезвием длиной в двадцать пять сантиметров из отличной стали. Для боя "в упор" самое то, Вадима такому бою учили, и учили хорошо. Но хотелось бы и что-то более длинное. Подумав, решил "удлинить" один из ножей. Он вспомнил, что такой простой метод получения "аналога" меча или короткого копья часто использовали средневековые крестьяне и сибирские охотники. Лучше всего было бы сделать длинную рукоятку из железной трубки, но согнуть так железную полосу (и скрепить ее) у него точно не выйдет с имеющимися инструментами. Поэтому Вадим пошел по простому пути. Вытесал прямоугольную в сечении палку из подходящей доски, длиной в полметра, и оббил ее снаружи загнутыми под прямым углом железными полосами. Так ее разрубить встречным ударом будет непросто. В один конец палки вставил освобожденное от рукояти и гарды лезвие ножа, а на другом закрепил раскованный из железа диск для защиты кисти, укрепленный крестообразной гардой и дужкой снизу. Для самой рукоятки использовал снятые с исходного ножа "щеки". На выступающем сзади торце заклепками укрепил массивное навершие, для лучшего баланса. Получился недлинный "меч", вполне годный для использования непрофессионалом.

   Одно из трофейных копий, придирчиво выбрав, он тоже решил взять с собой. Лишним не будет. Завершив работы, Вадим нацепил на себя все снаряжение и оружие. Вышло немало - килограмм пятнадцать, как минимум, и это без рюкзака и припасов! Но что делать, придется таскать...

   Тем временем, уже прошел "гарантированный" Интах спокойный месяц, и девушка стала волноваться, торопя Вадима. Тот, однако, не спешил. Хотел убедиться, что они подготовились по максимуму. Да и, положа руку на сердце, отправляться в неизвестность ему не очень хотелось. Здесь было хорошо, уютно, спокойно. Так бы и жил, вдвоем с Интах! Он понимал, конечно, что рано или поздно идти придется, но, под разными предлогами, оттягивал этот неизбежный момент. Появления переселенцев Вадим, в отличие от девушки, не очень опасался. "Максимум, пристрелю уродов из Гюрзы!" - зло размышлял он. "Сколько уже их там может быть - десяток? Ерунда!"

   Но, в конце концов, Интах настояла на своем. И в одно не очень прекрасное, с точки зрения Вадима, утро, они двинулись. Часть припасов Вадим уместил в рюкзак, но ему и так приходилось тащить нехилый вес, поэтому и на долю девушки осталось немало. Чтобы облегчить ей путь, он заранее подумал соорудить рюкзак и для нее. В дело пошли остатки плащей, ткани и железных полос, которые Вадим расковал в тонкие длинные прутья. Конечный результат Интах понравился. Кустарный рюкзак хорошо сидел на спине, был вместителен, но не сильно тяжел. А широкие удобные ремни не впивались в плечи, хорошо распределяя нагрузку.

   Куда именно идти, толком не знали ни он, ни она. Вадим решил сначала идти по протоптанной тропке, выходящей из поселка на запад, затем ориентироваться по компасу. Куда-нибудь да выйдут!

   Когда они уже преодолели первые пару километров от поселка, случилось то, чего так боялась Интах. На повороте "изгнанники" лоб в лоб столкнулись с группой людей.

   - Вот и поселенцы! - дрожа от страха Интах спряталась за спину своего спутника.

   Первым навстречу шел плотный мужик с копьем в руке и подвешенной с помощью сложной "упряжи" гигантской корзиной за спиной. Остановившись, он изумленно посмотрел на встреченную пару:

   - А Арадаб говорил, что всех прибили! - не отводя взгляда, бросил он кому-то сзади.

   - Не всех, - спокойно ответил Вадим. - Но мы уходим, селение свободно!

   Ситуация его не страшила - во встреченной группе мужиков было всего шестеро. И еще три бабы и два ребенка, погоняющие десяток баранов. Женщин и детей он встретить как-то не рассчитывал, поэтому прежняя решительность расстрелять незваных гостей несколько улетучилась. Если не нападут, лучше разойтись миром!

   - Так еще не поздно и этих добить! - заявил кто-то из шедших позади мужиков.

   - Вот четверо людей Арадаба тоже так думали! Теперь лежат в овраге! Тоже хотите? Или просто каждый пойдет своей дорогой?

   Предводитель группы внимательно рассмотрел оружие и снаряжение Вадима, отметил угрожающе-спокойное выражение его лица, и, наконец, произнес:

   - Идите, куда шли! - и отступил к краю тропы.

   Вадим с Интах обошли настороженно глядящих на них поселенцев стороной и углубились в лес. Их ждала долгая дорога до такого далекого Адмата...



На тракте в Шаараим.

   Путешествовать в компании действительно оказалось гораздо веселее, чем в одиночку. Разговоры, шутки и вкусная еда, приготовлением которой занималась на ночном привале исключительно Сизат, позволяя мужчинам спокойно поваляться после дня утомительной ходьбы. И у рыжей после всего еще неизменно оставались силы на возню с Артемом под шкурой, которой они накрывались на ночь, расположившись под одной из телег, чтобы нередкий ночной дождь не мешал спать. Камарт, почему-то совершенно не претендовавший на свою долю ласок Сизат, ночевал под второй. Артему такой распорядок поначалу весьма понравился, но спустя несколько ночей он откровенно вымотался, не восемнадцать лет, чай. Однако рыжая была совершенно неутомима, и он постеснялся признаться, что с удовольствием провел бы одну ночь без близости с ней.

   В овладении разговорным языком Артем тоже неплохо продвинулся, выучив немало новых слов и, главное, правильное их произношение. А также местные пословицы, поговорки, устоявшиеся идиомы и сленговые простонародные выражения. Теперь не так страшно будет входить в контакт с местными. И так уже несколько раз он был на грани "провала", чуть не выдав себя неуместными замечаниями и заработав недоуменные взгляды спутников. Хорошо, все же, что это произошло в общении с изолированной от мира деревенщиной, а не в городе, где могут и стражу позвать! Поэтому он настойчиво продолжал тренироваться "на кошках", невзирая на трудности пути.

   А дорога и на самом деле оказалась нелегка. В одиночку он прошел бы ее гораздо быстрее, при условии, конечно, что точно знал бы, куда идти. Но сейчас путников отягощали две груженные доверху телеги, запряженные четверкой здоровых баранов каждая. И если по относительно ровным участкам так называемой "дороги", представлявшей собой на самом деле узкую, едва натоптанную тропку, вторая телега двигалась в "автоматическом режиме", обеспечиваемом поводком, накинутым на крюк, прикрученный к задней части первой, то при приближении к многочисленным препятствиям приходилось их "расстыковывать" и перетаскивать на руках. Вместе с баранами. А препятствия встречались постоянно: броды, упавшие деревья, преграждавшие путь, крутые перевалы между долинами. Поэтому работы мужчинам хватало. Счастье еще, что на ровных участках первую четверку баранов погоняла Сизат, освобождая на время мужчин от забот. Разумеется, они не тупо отдыхали, а внимательно следили за окрестностями. Камарт несколько раз предупредил Артема, что безлюдность леса вокруг - кажущаяся. И вскоре пришлось удостовериться в верности его слов.

   В какой-то момент дорогу преградил ствол очередного упавшего дерева. Артем остановил начавшего снимать заплечный мешок спутника:

   - Я сам уберу! Не напрягайся!

   - Справишься? - с сомнением вопросил тот. - Ствол-то немаленький!

   - Будь уверен! - с усмешкой ответил Артем, обгоняя Сизат с телегой и направляясь к препятствию.

   Он решил пожалеть силы немолодого уже Камарта. У него самого-то есть помощь экзоскелета, про который работодателю неведомо. Кстати, путешествие в компании сильно осложнило процедуру зарядки батарей. Но Артем заодно испробовал на своих спутниках очередную "легенду", которая должна была отвести внимание от странных действий. Гидрогенераторы он выдал за сосуды, где хранится редкая мазь, излечивающая раны, добытая им в дальних походах. А для сохранения свойств мази нужен холод, поэтому он ее на ночь кладет в ручей и привязывает тонким тросом. "Легенда" сработала, спутников гораздо больше заинтриговала сама "мазь", а не "сосуды".

   Он подошел к стволу, прикидывая, с какой стороны лучше взяться, и тут в ушах раздался тревожный писк настроенной еще утром на контроль окружающего пространства системы слежения. Она зарегистрировала инфракрасное излучение нескольких крупных тел поблизости. Спутники и восьмерка баранов были внесены Артемом в перечень "дружественных объектов", и умной системой игнорировались. Значит, тут есть еще кто-то. Звери или засада?

   Артем резко повернулся к спутникам, одновременно надвигая на лицо шарф:

   - Камарт, опасность! Прячьтесь!

   Бывалый мужик отреагировал мгновенно. Схватил ничего не понимающую еще Сизат, и нырнул под телегу. Почти успел - вылетевшие из-за деревьев стрелы впились в борт телеги, а одна - в ногу Камарта. Еще две стрелы ударили в спину и руку Артема. "Ну, держитесь, твари!" - присев на корточки, будто бы действительно был ранен, перехватил со спины щит и положил руку на эфес меча - бердыш, к сожалению, направляясь к препятствию, он оставил на телеге.

   Из леса появились трое. Перепрыгивая через камни и кусты, стали быстро приближаться к телеге. Выглядели они как типичные разбойники - одеты в бесформенные лохмотья из кусков шкур, вооружены кто топором, кто дубиной. Ненужные уже луки они, видимо, оставили на месте засады. Еще двоих шлем зарегистрировал сзади, за поваленным деревом, но они пока Артема интересовали меньше. Сейчас главное - защитить спутников!

   Выхватив клинок и выставив максимальное усиление на экзоскелет, он резко стартовал наперерез бандитам. Прыжок вышел настолько мощным, что он приземлился всего в паре метров от схватившегося за топор и вылезшего из-под телеги, несмотря на рану, Камарта. Стоять тот не смог, поэтому тут же рухнул на одно колено.

   - Не лезь! - крикнул ему Артем, прыгая на ближнего врага.

   Бандит занес дубину, но ударить не успел - Артем просто снес того с ног всем своим немалым весом, разогнанным в прыжке. Резко вскочил с оглушенного врага и почти без замаха рубанул второго, занесшего над головой топор. Удар вышел не в полную силу, но клинок, разрубив кусок грязной шкуры, глубоко вошел в предплечье, заставив противника выронить оружие и повалиться на землю с громким вскриком. Третий, тем временем, подскочил к Камарту и попытался ударить его топором, но тот успел отвести удар своим. Бандит не растерялся и, перехватив, оружие, собрался напасть еще раз, но вовремя заметил неудачу, постигшую обоих его товарищей, и мгновенно развернулся к Артему, уже готовому ткнуть в него острием.

   Третий противник оказался более опытным, чем его подельники, или более везучим. Тычок Артема он искусно отвел в сторону изящным круговым движением топора, и тут же, обратным ходом, ударил снизу-вверх, умудрившись еще и довернуть лезвие в правильном направлении. Артем к молниеносной атаке оказался неготов. Топор оцарапал нагрудную часть комбинезона и с силой врезался в бронешарф, соскользнув с него в сантиметре от лица и чуть не лишив Артема носа. Секундное замешательство бандита, вызванное отсутствием ожидаемого результата от, казалось бы, верного удара, оказалось для того роковым. Артем со всей удвоенной костюмом силой врезал тому краем зажатого в левой руке щита. Удар полной мощью экзоскелета, пришедшийся врагу прямо в лицо, был страшен. Лицевые кости проломились глубоко внутрь черепа, брызнула кровь и блестящими светлячками полетели выбитые зубы. Бездыханное тело рухнуло на землю.

   Артема же сотряс мощный удар по голове. Это один из слишком быстро добежавшей парочки, сидевшей в засаде за стволом, со всей дури засадил ему своей дубиной. Шлем, конечно, поглотил большую часть энергии удара, но все равно было неприятно. Артем, весь забрызганный кровью поверженного врага, повернулся со страшной гримасой на лице, и безумным взглядом вперился в изумленные глаза нападавшего. Тот занес было дубину для нового удара, но вдруг в замешательстве отступил, не ведая, к счастью, что Артем едва справляется с подступившей от предыдущей картины тошнотой, и не готов к нападению. Его подельник, вооруженный длинным кинжалом, тоже остановился. Видимо, сообразили, наконец, что печальная судьба, постигшая их собратьев - не простая случайность. Мимолетно переглянувшись, синхронно сорвались с места и мигом исчезли в лесу. Артем не стал их преследовать, незачем, и силы надо поберечь - схватка вышла напряженная. Да и двое, кажется, еще живы!

   Первый противник, сбитый в прыжке, еще валялся в беспамятстве, а второй, раненый в руку, узрев постыдное бегство товарищей, тоже вскочил на ноги и, зажимая рану, метнулся в лес. Артем и ему препятствовать не стал, хотя уже овладел собой. Но, все же, на размозженную голову трупа старался не смотреть. А вот что делать с контуженным, он не знал. Вроде пока угрозы не представляет, но не оставлять же его так? Пусть местные решают!

   - Камарт! - тяжело дыша, обратился он к спутнику. - С этим чего делать?

   - Как чего? - постанывая, удивился Камарт, все еще стоявший на одном колене. - Убей, конечно, зачем он нам?

   Артема слегка передернуло от предстоящего дела, но он постарался этого не показать. Просто подошел к неудачливому бандиту и, не глядя, ткнул острием в район сердца. И, не проверяя результата, вернулся к телегам. Тут он вспомнил, с чего началось нападение:

   - Шола, у них же луки где-то остались! Прячьтесь под телеги! - теперь он сильно пожалел, что не стал преследовать выживших.

   - Они больше не нападут, - уверенно заявил Камарт, с кряхтением приваливаясь спиной к колесу и явно не собираясь прятаться. - Напугал ты их до смерти, видал я по их рожам! Поди, уже далеко отсюда, только пятки сверкают! А ты на самом деле хорош, да! Быстро их прищучил! Хотя когда этот ударил, думал я, тут тебе и конец! Как он тебе башку-то не снес?

   - Увернулся я в последний момент, - угрюмо соврал Артем, сознавая, что крупно лажанулся, и только бронешарф спас его от неминуемой гибели.

   - Артом, ты не ранен? - пришедшая в себя Сизат выбралась из-под телеги и кинулась к нему.

   - Не ранен, упокойся! А ну, лезь назад, а то еще стрела прилетит! - он силой запихнул девушку обратно под телегу, хотя датчики не регистрировали больше ничьего присутствия. Похоже, нападавшие действительно сбежали, но лучше перестраховаться.

   Канмаба он тоже поднял на руки и перенес на противоположную сторону, чтобы телеги прикрывали его от возможных выстрелов. Раненый, не подозревая об экзоскелете, весьма удивился легкости, с которой наемник поднял его:

   - Однако, здоровый ты мужик, Артом! Как пушинку меня поднял! И броня у тебя хорошая, стрелы так и отскочили! А вроде простая выделанная кожа на вид...

   - Там внутри бронзовые пластины вшиты, - поспешно "объяснил" парадокс Артем.

   - Ух ты! Дорогая же у тебя курточка, оказывается!

   - Работа обязывает тратиться на снаряжение. Иначе в наемниках долго не протянуть, сам понимаешь...

   - Похоже, я тебя недооценил. Ты не трех наших увальней стоишь, а как бы не целого десятка!

   - Нашел, с кем сравнивать! - презрительно хмыкнул Артем. - Давай посмотрю, что у тебя с ногой!

   - Да ничего страшного! - махнул рукой Камарт. - Стрела в мясе застряла. Сейчас вытащу. Вот мазь твоя чудодейственная была бы к месту!

   - Будет тебе мазь! - пробурчал Артем, отворачиваясь и доставая рюкзак.

   Покопавшись для виду, он достал набор для оказания первой помощи. Сзади раздался приглушенный вскрик - это Камарт таки самостоятельно выдернул стрелу.

   - Ну-ка, покажи! - Артем опустился на колено возле раненого и, достав малый охотничий нож, острый, как бритва, осторожно разрезал штанину. - Стрела вышла с наконечником? Это хорошо!

   - Да я же говорю - ерунда!

   - Ерунда или нет, а рану надо закрыть! - веско сообщил Артем и приложил к кровоточащей дыре ватку с антисептиком.

   - А-а! - заверещал Камарт от неожиданного жжения. - Ты что, прижигаешь чем-то?

   - Потерпи, сейчас пройдет, - продезинфицировав, он заполнил дыру специальным клеем и аккуратно забинтовал ногу. - Все, через пару дней будешь как новенький! Только пока ходить не сможешь. Придется тебя везти на телеге!

   - Похоже, что да! - помрачнел Камарт. - Стоять не могу, болит! Как ты один справишься то?

   - Как-нибудь уж справлюсь! - Артем "закинул" раненого на мешки, заполнявшие телегу, и направился ко все еще преграждавшему путь дереву. Датчики по-прежнему молчали, и он скомандовал:

   - Сизат, вылазь и бери поводок. Пора убираться отсюда...

   Дальнейший путь до Шаараима прошел без особых происшествий. Миновав довольно большой поселок Тубир, где останавливаться не стали, они оказались уже на "настоящем" тракте, гораздо более удобном для движения. Широкая, в две телеги, утоптанная дорога, хлипковатые, но все же мосты вместо осточертевших бродов, да и иные признаки цивилизации наличествовали. И сам ландшафт изменился, став более пологим. Поэтому идти стало легче, и Камарт на четвертый день после ранения стал понемногу ходить сам. Так что в Шаараим они добрались почти в расчетный срок - на двенадцатый день пути.

   При виде "настоящего" города Сизат не смогла сдержать восторга. Артем снисходительно посмеивался над застывшей в восхищенном созерцании провинциалкой, но в глубине души и сам был рад выбраться, наконец, из надоевшей за месяц глухомани в хоть сколько-нибудь цивилизованное место. А город, вполне заслуживавший этого определения, действительно впечатлял. Размещенный на вершине невысокого прибрежного скального плато и вытянутый в узкую полоску вдоль моря, он был виден издалека. Внутренняя, обращенная к путникам часть плато обрывалась крутым уступом, над которым торчали каменные стены с башнями, поэтому въезды располагались только в его узких концах на плавных спусках, полностью оправдывая название города - как знал Артем, с местного языка Шаараим переводился как "Дву-воротный". От восточных ворот шел тракт в Гибал, а от западных - в Лиам. Они же подходили к городу третьим, северным трактом, который сливался с восточным в нескольких сотнях метров от городских ворот. С этого перекрестка уже была видна и "морская" сторона Шаараима, где, зажатая меж двух крутых скал, увенчанных башнями, врезалась в берег узкая бухта с расположенным на ее берегу портом.

   Судя по имевшейся у Артема неточной карте, Шаараим должен был находиться где-то в районе "земного" Крыма, но уровень здешнего "Черного" моря был ниже оригинала, и береговая черта изменилась до неузнаваемости. Совершенно же иной климат - стабильный и более прохладный, с обилием водных источников, и вовсе исключал параллели с хорошо знакомым Артему земным причерноморьем. Впрочем, никаких параллелей он проводить и не собирался. Мысли его сейчас были поглощены гораздо более насущными заботами.

   Стоял полдень, и ворота города были гостеприимно распахнуты, подъемный мост вполне классического вида, перекинутый через огибавшую город неширокую речку, опущен. У высокой каменной дуги ворот, украшенной сверху резной деревянной доской с символом города, без особой фантазии изображавший двое ворот, разделенных зубчатой крепостной стеной, толпилась небольшая очередь на вход. Но занимавшаяся досмотром (и взиманием налога, разумеется) городская стража не отлынивала от дела, и очередь двигалась сравнительно быстро.

   Артем с интересом пригляделся к стражникам. Да, эти действительно выглядели как настоящая регулярная часть, никакого сравнения с виденными прежде бандитами! Их довольно приличное оружие и снаряжение отличалось единообразием, как и следовало ожидать. Стражники были вооружены короткими, в человеческий рост, копьями с листообразными наконечниками, которыми можно и колоть, и рубить. Длинные кинжалы на поясе предназначались, вероятно, для ближнего боя. У подножия прикрывавшей ворота башни были аккуратно сложены ненужные сейчас круглые щиты, из плотно пригнанных досок, с железной оковкой и небольшим умбоном того же материала. Кроме щитов, защитой воинам служили длинная стеганная куртка с кожаным усилением на рукавах и надетый поверх нее кожаный нагрудник с горизонтально прикрепленными к нему узкими пластинами железа, нашитыми вплотную, но не в перехлест. Пластины, располагавшиеся на плечах, были шире и немного загнуты, образуя вполне приличные наплечники. Голову защищал довольно примитивный шлем, составленный из железного обруча, к которому крест-накрест были приклепаны еще две вертикальные дуги. Остальную поверхность между железным каркасом занимала подбивка из плотной кожи. Как и остальное снаряжение, вполне функционально, но без излишеств, могущих слишком отяготить городской бюджет. Все железные детали были надраены до блеска и, кажется, щедро смазаны маслом. Артем живо представил себе, как местный сержант дрючит своих подчиненных на тему борьбы со ржавчиной на вверенном бойцам казенном обмундировании, и невольно улыбнулся, вспомнив собственный армейский опыт.

   Командир, кстати, здесь тоже присутствовал. Правда, скорее не сержант, а дежурный офицер. Он лениво восседал на бочке чуть в отдалении, внимательно наблюдая за действиями подчиненных, которые в случае затруднений обращались к нему за указаниями. Еще одной его функцией явно было следить, что собираемый налог немедленно и в целости перемещается в стоящий у его ног ларец с символом города, окованный железом и обладающий массивным замком. Вооружением офицер заметно отличался от своих бойцов. Понятно, что в лучшую сторону, причем сильно. Копья у него не имелось, зато наличествовал довольно длинный меч с развитой гардой в ножнах, висящих на богато расшитом серебром боевом поясе. Шлем его, украшенный плюмажем из белых перьев, был полностью бронзовым и сплошным. Судя по сложной форме, скорее всего литым. Со шлема на шею ниспадала кольчужная бармица, тоже бронзовая. Торс прикрывал ламиллярный доспех из мелких бронзовых же пластин, соединенных внахлест кожаными шнурами. Широкие наплечные пластины, покрытые узорной насечкой, тоже явно были литыми. Дополняли защиту опять же бронзовые наручники поверх стеганки и поножи, надетые на высокие сапоги хорошей, на вид, кожи. Нарочитая дороговизна доспехов вызвала у Артема сильные сомнения в их казенном происхождении. Вряд ли город расщедрился бы настолько! Скорее всего, командиры городской стражи набираются из детей богатых горожан, и вооружение у них собственное. Местные толстосумы не поскупятся купить своим любимым сыночкам лучшее!

   Тем временем подошла их очередь. Пожилой усатый стражник походя глянул на содержимое телег:

   - Провизия? Серебряный с каждой телеги! А ты кто таков? - строго обратился он к Артему, подозрительно оглядев его с головы до ног и особенно внимательно осмотрев оружие.

   - Наемник. Сопровождаю... вот его! - Артем, засмотревшийся на стражников, не был готов к неожиданному допросу.

   - Да, я его нанял! - поспешно подтвердил Камарт.

   - Бывал в Шаараиме? - проигнорировав крестьянина, продолжил интересоваться стражник у Артема.

   - Не приходилось.

   - Тогда слушай внимательно! Оружие в городе не обнажать! За это штраф. За убийство горожанина - смерть. За убийство чужака - конфискация имущества, клеймение и немедленное изгнание. Все понял?

   - Понял.

   - Проходите!

   Озвученные стражником суровые правила вернули Артема к действительности, напомнив, что он здесь не на экскурсии. Зато Сизат явно считала, что она да! Узкие, на взгляд Артема - две телеги с трудом разминутся, улочки, на которые они ступили, пройдя ворота, и, особенно, возвышавшиеся на них каменные дома, иногда даже трехэтажные, привели ее в состояние полного восторга. Девушка то и дело останавливалась, бурно комментируя увиденное, и Камарту даже пришлось разок отвесить ей затрещину, дабы не задерживалась чрезмерно у каждого столба. Артем благоразумно своих чувств публично не выражал, но ему, как историку, тоже было безумно интересно. Одно дело видеть старинные города на раскопах и реконструкциях, и совсем другое - наблюдать их жизнь собственными глазами. Ничего неожиданного он, в принципе, не узрел, устройство города и быт горожан близко соответствовали аналогам из земной истории. Другого он, как профессионал, и не ожидал встретить - законы общественного и технического развития накладывают свои строгие ограничения. Поэтому город выглядел как нечто среднее между Римом и поздним средневековьем. Плотно расположенные строения, жмущиеся друг к другу из-за ограниченной крепостными стенами площади, узкие запутанные улочки, кое-где мощеные булыжником, а в остальных местах - посыпанные гравием. Канализация имелась, но в зачаточном состоянии - вдоль улиц были проложены сточные канавы, спускающиеся к обрывам над морем, к чести города большей частью крытые плотно пригнанными дощатыми щитами. Лишь на перекрестках в них имелись открытые проемы, куда население сбрасывало отходы. Благодаря этому, а также чистоплотности горожан и постоянно льющим дождям на улицах пованивало не сильно, гораздо слабее, чем ожидал Артем.

   Расположились они в постоялом дворе неподалеку от рынка, где Камарт предполагал сбывать товар. Заведение производило впечатление дешевого, впрочем, где еще мог остановиться небогатый провинциал? Двухэтажное строение имело большой двор с навесом, предназначенный для телег и баранов. Первый этаж, выполненный из камня, включал в себя общий зал с кухней, примыкавшую к нему небольшую купальню, куда всегда стояла очередь и несколько комнат, в части которых проживала семья хозяина, а другие сдавались наиболее состоятельным постояльцам. Дешевые же комнаты занимали второй, деревянный этаж. Разумеется, крестьянин снял комнату на втором.

   - Мне отдельную комнату! - вклинился в его разговор с хозяином Артем.

   - Зачем? - удивился Камарт. - Поместимся и в одной!

   - Могу себе позволить! - пожал плечами Артем, желавший спокойно, без лишних свидетелей, привести в порядок свое снаряжение. - Кроме того, я не собираюсь задерживаться здесь надолго.

   - Как знаешь! - Камарт отсчитал три серебряных - залог за первые три дня съема.

   Артем тоже внес залог, подхватил рюкзак и последовал за прислужником по широкой скрипучей лестнице без перил на второй этаж. Комнатушка, метра три в поперечнике, содержала две грубо сколоченные низкие кровати, с тонкими тюфяками вместо матрасов и без всяких признаков постельного белья, кроме вязаного шерстяного покрывала сомнительной чистоты. Хорошо еще, что в этом мире отсутствовали паразиты, иначе даже не особо брезгливому Артему пришлось бы спать на полу!

   Еще в комнате имелся табурет и квадратная тумба без ящиков, а также небольшое окно с приставной ставней. В углу одиноко притулился глиняный ночной горшок с деревянной крышкой, который, как сообщил прислужник, полагалось выносить самому к ближайшей яме, иначе штраф. Изнутри дверь комнаты запиралась хлипковатым деревянным засовом. Снаружи запереть ее было вообще нельзя, что постояльцу не очень понравилось. Пришлось настроить соответствующим образом датчики рюкзака, чтобы знать, кто и зачем входил. В общем, обстановка спартанская, но Артему пока выбирать не приходилось. Деньги у него имелись, однако "светить" их наличие в незнакомой обстановке он пока не хотел, рассматривая текущие "приключения" как репетицию перед посещением Адмата, где ему, по всей видимости, придется действовать активно и, к сожалению, целиком самостоятельно.

   Самой большой проблемой постоя в городе оказалась зарядка аккумуляторов. Стремительные горные ручьи остались за стенами города, в местной же купальне вода из подведенного горячего источника еле текла. Камин тоже отсутствовал - дешевые комнаты на втором этаже не отапливались вообще никак, предоставляя постояльцам согреваться мыслями о сэкономленной плате, а "элитные" на первом - с помощью труб от горячего источника. Некоторым аналогом камина служила жаровня на не отделенной от общего зала кухне, но там постоянно толпились желающие просушить промокший плащ. Артем, спустившись вниз, нагло растолкал "сушильщиков", побоявшихся связываться со здоровенным и хорошо вооруженным мужиком, и повесил на располагавшиеся напротив жаровни деревянные козлы свой плащ. Которому, вообще-то, никакая просушка не требовалась, ведь он непромокаемый, в отличие от местных шерстяных. Но, под прикрытием плаща Артем бросил в огонь термопары генератора.

   Долго находиться у жаровни, однако, не вышло. Все время толкались очередные желающие посушиться, грозя обнаружить странные канаты, не сгорающие в огне. А потом пришел прислужник с охапкой свежих дров для жаровни, и Артему пришлось срочно ретироваться. Он посмотрел в дополненной реальности результаты получасовой зарядки, и они его совершенно не обнадежили.

   Тогда, уточнив время ужина, он решил пока отправиться на поиски других источников энергии. Даже не предупредив отдыхавших от долгой дороги спутников, чтобы любознательная Сизат не навязалась к нему в компанию, Артем вышел на улицу. Накрапывал привычный мелкий дождик, сопровождаемый порывами неприятного холодного ветра. Он накинул капюшон плаща и осмотрелся. Выше, на холме в центре города просматривались высокие красивые здания городского совета и кихинской обители. Туда они с Сизат отправятся завтра. Наверняка стекающий сверху источник бил где-то там, но Артему требовалось менее людное место. Поэтому он отправился на поиски канала и вскоре обнаружил искомое. Вода там была сравнительно чистой, о чем свидетельствовали то и дело отходящие к домам узкие канальцы. Из них, видимо, местные жители снабжались питьевой водой. Однако течение было слишком слабым, и он отправился вдоль берега в поисках более подходящего места. Таковое вскоре обнаружилось в виде метровой высоты водопада у подножия центрального холма. Бедно выглядевшие строения вокруг намекали на то, что он оказался в неблагополучном районе, но Артема это беспокоило меньше всего. Расположившись у водопадика, он закинул в воду оба гидрогенератора и стал ждать, морщась от порывов ветра и борясь со скукой. Вокруг, на первый взгляд, не происходило вообще ничего. Изредка появлялись прохожие, все, как один, какие-то оборванцы. Заметив Артема, тут же исчезали, подозрительно оглядываясь. Только раз к чужаку боязливо подошел какой-то старик, замотанный в дырявый шерстяной плащ:

   - Извиняюсь, господин тут кого-то ждет?

   - Не твое дело, проваливай! - грубо ответил Артем, не желая вступать в контакты с подозрительными типами. Знает он эти разводы! Еще случится конфликт, придется обнажить оружие, а о последствиях его только сегодня предупреждали.

   - Может быть, господину что-то требуется? Укромное место, выпивка, какая другая услуга? - не отставал старик, не приближаясь, впрочем, слишком близко.

   - Проваливай, я сказал! - Артем многозначительно положил затянутую в перчатку ладонь на эфес меча.

   Старик мигом исчез, но Артем буквально чувствовал спиной недобрые взгляды из ближайших подворотен. Да и скучное стояние под дождем его уже изрядно утомило. Он проверил состояние батареи - меньше десяти процентов зарядки прибавилось за более чем часовое "стояние". "Нет, так дело не пойдет!" - он решительно извлек генераторы. "Придется ближайшие дни экономить заряд, пользуясь помощью экзоскелета только в исключительных случаях!" Остальные приборы потребляли настолько мало, что могли работать неделями без подзарядки.

   На следующее утро они с Сизат сопроводили Камарта с телегами на рынок и направились в кихинскую обитель. Предстоящий процесс Артема сильно интриговал, а Сизат - просто волновал. В большом здании обители, украшенном вдоль фасада довольно приличными скульптурами, изображавшими, видимо, процесс создания мира богами, их направили в левое крыло. Там, несмотря на ранний час, наличествовала длинная очередь женщин, пришедших с той же целью. "Да уж, упомянутый профессором дефицит оборудования налицо, если даже в городе такие очереди!" - кивнул в такт своим мыслям Артем.

   Прождать пришлось часа два. За это время Артем, от нечего делать, внимательно рассмотрел стоявших в очереди женщин. Тут были и молодые девчушки, явно впервые, как и Сизат, пришедшие на "процедуру", так и матроны в возрасте. Красивые и не очень. Худощавые и пухлые, причем последних было заметно больше, особенно среди горожанок, составлявших не менее половины от присутствующих и выделявшихся более изящными и разнообразными одеяниями. Остальные, одетые более грубо - наверняка такие же провинциалки, как Сизат, добиравшиеся до вожделенного рухина днями и неделями со всех окрестностей.

   Наконец, очередь дошла и до них. Артем провел девушку в отделенное от зала ожидания помещение. Там их встретил бородатый кихин в белоснежном одеянии, вызвавшим у Артема стойкую ассоциацию с привычным врачебным халатом. Кихин, вернее, рухин, как называли здесь соответствующих специалистов, указал Сизат на ложе. Когда та, замирая от предвкушения, улеглась, он провел ладонью по тонкой ткани платья на ее животе, удовлетворенно кивнул и положил туда невзрачную плоскую коробочку из непонятного материала. Несколько раз провел ладонью по ее крышке, отчего та слабо засветилась всей поверхностью, затем встал на колени на специально брошенную возле ложа подушку и, воздев руки, стал нараспев читать молитву, в которой Артем смог опознать только имя Асмуна - бога плодородия. Молитва длилась минуты три, и, как только окончилась, рухин поднялся и убрал коробочку с живота Сизат. Видимо, читаемая в заученном ритме молитва служила "таймером" для определения времени процедуры. "И это все?" - удивился Артем, которого процедура никак не впечатлила. "Надо бы достать такую коробочку для исследования. Когда придет время!" Что такое время настанет, Артем как раз уверен не был. Все пошло наперекосяк с самого начала!

   - Женщина, ты первый раз наложила проув? - у рухина вдруг прорезалась внятная речь.

   - Да, Служитель!

   - К вечеру у тебя выйдет немного крови, не пугайся! После этого в течение трех дней ты должна находить для себя здоровых мужчин. Лучше несколько. Да пребудет с тобой благословение Асмуна!

   - Благодарю, Служитель!

   - Служитель прав! - сказал Артем, когда они вышли. - Тебе нужно еще кого-то найти, кроме меня.

   - А я думаю, тебя вполне хватит! - хихикнула Сизат. - Разве ты нездоров?

   - Откуда я знаю? Не всегда можно судить по внешнему виду! - продолжал убеждать ее Артем, сильно сомневавшийся, что у него и генноизмененной местной женщины вообще может быть общее потомство.

   Ему самому было странно признавать, что он ощущает беспокойство за судьбу малознакомой девушки, с которой вскоре расстанется навсегда. Без вариантов, он же не книжный Румата! Тем не менее, Артему почему-то хотелось, чтобы у нее все сладилось. Он сам не понял, в какой момент перестал воспринимать местных жителей как неодушевленных персонажей выпавшего на его долю квеста. По крайней мере, некоторых из них.

   На рынке они застали довольного Камарта:

   - Хорошо пошло! Две трети товара уже сбыл! И по выгодной цене! Если так дело и дальше пойдет, то послезавтра уже в обратный путь!

   - Какой еще обратный путь! - тут же возмутилась Сизат. - Мне теперь три дня с Артомом быть надо!

   - А, ну да, забыл я! Вот не хотел же тебя брать, теперь придется за постой переплачивать!

   - Ты еще и про свою ногу забыл, - вставил Артем. - Без помощи Сизат тебе пока все равно никуда не добраться!

   - Твоя правда! Да, кстати, нашел я тебе подходящий наем! Как ты и просил, до Адмата. Пошли, познакомлю!

   Артем, после раздумий, пришел к выводу, что и дальнейший путь стоит проделать в компании, прикрываясь маской наемника. Так надежнее - мало ли какие местные порядки он еще не знает, и, заодно, можно выиграть еще немного времени на "вхождение в роль". Поэтому действительно попросил Камарта найти на рынке подходящий вариант.

   - Вот, Уртбал, - Камарт подвел их к солидному дядечке в плаще, отороченном мехом, дававшему нагоняй пареньку, уронившему корзину с товаром. - Тот наемник, о котором я тебе рассказывал!

   - Действительно, здоровый! - купец с уважением оглядел фигуру Артема. - Это все оружие, что у тебя есть?

   - Еще... копье, - он не знал, как здесь называется бердышеобразное оружие, и это был явный "прокол". - А также небольшой щит и арбалет. На постоялом дворе оставил.

   - Неплохо! Сколько хочешь?

   - Три серебряных в день!

   - Не многовато ли? - с сомнением произнес Уртбал.

   - Даже маловато! - уверенно сказал Артем. - Если бы мне не надо было именно в Адмат, нашел бы наем получше!

   - Говорю тебе, Уртбал, воин хорош! Пятерых грабителей разбросал только так, как пушинок! - вступился за своего протеже Камарт.

   - Ладно, по рукам! Подойдешь завтра на постоялый двор Хурбала, подпишем контракт, - решился купец. - Выходим послезавтра.

   - Прямо в Адмат? Сколько времени займет путь?

   - Нет, сначала возьмем севернее от тракта, обойдем поселения. Надо сбыть отборную белую сорамскую муку для праздничных пирогов к Жертвоприношениям. Хорошую цену дадут! Но ты не переживай, задержка выйдет недолгая. Это почти по пути!

   В путь они отправились, к вящему удовольствию Сизат, не через два, а через три дня, которые Артем почти безвылазно провел в комнате вдвоем с ненасытной девицей, все-таки проигнорировавшей его рекомендации. И, наконец, после бурного расставания, Артем отправился в путь. Его ждал Адмат...



Северо-западнее Шаараима.

   Тракт здесь был так себе. Собственно, это даже был и не тракт, а так, объездная дорога, проходящая через немногочисленные мелкие поселения значительно севернее основного тракта, ведущего в Лиам. По крайней мере, именно так утверждал погонщик, принудительно "позаимствованный" у покойного купца вместе с еще двумя "коллегами" и парой телег с продуктами. Несколько полученных им профилактических затрещин к смене "версии" не привели. Погонщик, размазывая кровавые сопли и призывая в свидетели богов, продолжал клятвенно утверждать, что это самая малолюдная дорога из всех, ведущих в сторону Лиама. Ахмад решил, что ему можно верить. Расплатой за объезд служила несколько снизившаяся скорость движения, но для них это имело второстепенное значение.

   Зато захваченные телеги с припасами и заброшенность выбранной дороги позволяли не вступать в контакты с местным населением. Ночевали они, разбивая лагерь прямо на обочине, а встречающиеся поселки проходили, не останавливаясь и не отвечая на вопросы местных. Пленный проводник обещал, что, обогнув Лиам, они доберутся до Адмата не позже, чем через три недели.

   - А ну вставай, баран! - Ахмад пнул упавшего вдруг на обочину кихина.

   Руки последнего были привязаны к заднику телеги, поэтому обмякший и рыдающий Донисаб просто волочился следом, голося на ухабах. К счастью для него, телега двигалась очень медленно.

   - Не могу идти больше! - взвыл кихин. - Ноги не двигаются, да помоги мне Балшамим!

   - Совсем ослаб наш кихин, - озабоченно сказал Ахмад шедшему рядом Руслану. - А он нам очень будет нужен в Адмате! Давай-ка, закинь его на телегу, пусть отдохнет, собака неверная!

   Руслан, кликнув на помощь еще одного бойца, споро поднял грузное тело и бросил между мешков муки.

   - Благодарю тебя, добрый Ахмад! - запричитал было кихин, но командир резко его оборвал:

   - Заткнись, баран! Будешь слишком часто жаловаться, отрежу ноги, раз они тебе не нужны!

   Из-за поворота дороги, в полукилометре впереди, вдруг показался встречный караван. Четыре телеги, груженные какими-то здоровенными ящиками и идущие рядом люди. Ахмад обеспокоенно приложил к глазам бинокль:

   - Вроде не вооружены. Торговцы какие, что ли? Или крестьяне местные?

   - Что будем делать? - озабоченно спросил Руслан.

   - Ничего! Просто пройдем мимо! Но оружие приготовить!

   Дорога была узкая, и поэтому, когда через несколько минут встречные колонны поравнялись, пришлось вжаться в обочину, чтобы разойтись. Первой во встречной процессии шла высокая девушка в красивом, расшитом узорами плаще, закрывавшем ее до щиколоток и со свирелью в руках. Девушка приветливо улыбнулась и сыграла простенькую мелодию на своем инструменте. Ахмад кивнул в ответ, вернув скупую улыбку и не останавливаясь.

   - Точно крестьяне! Праздник у них какой, что ли? - поделился он мыслями с Русланом.

   - Красивая девушка! - причмокнул губами тот. - Жаль, некогда останавливаться!

   - Дойдем до места, там развлечешься! - бросил, скривившись, Ахмад.

   Еще один, гораздо более громкий свист свирели прервал их разговор как раз в тот момент, когда оба каравана оказались точно напротив друг друга. Внезапно обращенные к ним борта ящиков с грохотом упали. Обернувшийся Ахмад успел увидеть, что внутри скрывались люди с взведенными арбалетами в руках.

   - В бой! - заорал он, но арбалетчики тут же спустили тетивы.

   Стрела больно вонзилась в его ногу, и он упал. Перед ним упал Руслан, получивший стрелы в обе ноги. Дистанция была практически нулевая, и враг не мог промахнуться! "Хотят взять в плен!" - сообразил Ахмад, несмотря на боль, выхватывая автомат из-за спины.

   - Хрен вам! - зарычал он, открывая огонь.

   Очередь смахнула с повозки ближайшего арбалетчика, но его сосед схватил заранее заряженный запасной арбалет и поспешно выстрелил, даже не целясь. Стрела попала Ахмаду прямо в глаз, и свет навсегда потух для него.

   Но бой продолжался. Все пришельцы были ранены первым залпом, но нашли в себе силы ответить. В течение нескольких секунд половина сидевших в ящиках арбалетчиков умерли, очереди в упор не оставили им шансов.

   - Ришбал! - истошно заорала прятавшаяся за передней телегой девица, внимательно наблюдавшая за происходящим. - Стреляй немедленно!

   Два человека, в начале и в конце колонны, выхватили из-под плащей автоматы и открыли огонь. Острая ситуация не позволяла им выбирать цели, поэтому они просто полоснули несколько раз вдоль телег. Когда грохот смолк, никто из их противников более не оказывал сопротивления. Только разносилось блеяние испуганных баранов.

   - Что, убили всех? - разочарованно закричал человек в кожаном плаще, боязливо выглядывая из-за ящика, за которым прятался. - А как же пленные? Нам нужны были пленные!

   - Заткнись, Канмаб! - зло прикрикнула на него девушка, сбрасывая надоевший цветастый плащ, специально купленный для маскировки.

   Выхватив кинжал, она осторожно приблизилась к залитым кровью телам:

   - Проверьте, остался ли кто жив! Выживших не добивать! - приказала она своим людям.

   - Лучше добить, Мирта, - возразил Ришбал, все еще судорожно сжимавший автомат во вспотевших подрагивающих ладонях. - Это демоны, от них можно ожидать всего, что угодно!

   - Мне виднее! - отмахнулась та. - Я здесь командую, не забыл?

   Быстрый осмотр показал, что пятеро пришельцев и двое попавших под раздачу пленных погонщиков мертвы.

   - А этот, кажется, жив! - донеслось из головы разгромленной колонны.

   Мирта стремглав ринулась туда. Лежавший там демон был ранен арбалетными стрелами в обе ноги и демонской стрелкой из ав-то-мата в плечо. Он был в сознании, но из-за болевого шока ничего не соображал, глядя в окружающее пространство невидящим взглядом и громко постанывая. Наемница быстро осмотрела его:

   - Раны серьезные, но есть надежда! Перевязать его! И аккуратней! И еще тут должен быть кихин! Где он?

   - Я здесь! - слабый дрожащий голос донесся из глубин передней телеги. - Хвала Балшамиму, добрые люди, за то, что вы избавили меня от этих демонов!

   - Жив? Это хорошо! - Мирта нашла взглядом Канмаба и едва заметно кивнула ему.

   Тот приблизился, брезгливо обходя лужи крови.

   - Пора! - шепнула наемница.

   Ответив ей понимающим взглядом, подельник отозвал в сторону несколько своих людей и что-то им приказал. Вскоре с разных сторон одновременно донеслись вскрики и шум борьбы. Спустя несколько мгновений все трое Красных Плащей, приданных отряду Ярихом, оказались на земле, разоруженные и со связанными за спиной руками.

   - Мирта, что происходит? Что ты задумала! - заорал Ришбал, тщетно пытавшийся освободиться.

   - Скоро узнаешь, тварь кихинская! - с недоброй ухмылкой пообещала ему наемница.

   - Ты нас предала! Ты за это поплатишься!

   - Заткните его! Так, двух выживших погонщиков тоже связать, - приказала она. - И толстого кихина!

   - Но, добрые люди, как же так! - ошеломленно заверещал тот, пока грубые руки стаскивали его с телеги.

   - И этому рот заткните! Пленных, раненого и все телеги оттащить в лес, трупы тоже. Кровь на дороге засыпать грязью. Быстро!

   Пока подчиненные выполняли приказ, к начальнице подошел Канмаб:

   - Должен извиниться, Мирта, что не доверял тебе до конца. Все прошло, как по маслу! Почти.., но слишком уж у них страшное оружие, мы не могли рисковать рукопашной схваткой ради пленных! - сказал он в голос, уже не таясь. - Но твой план был прекрасен!

   - Вот, а ты ныл! - усмехнулась та.

   Слова подельника были ей приятны, хотя наемница, разумеется, ни на мгновение не поверила, что они полностью искренние. Но ее план действительно оказался хорош!

   ...Вначале они добрались до места схватки, в которой был ранен Ярих. С некоторым трудом выследили дальнейший путь демонов. В поселении узнали драматические подробности появления пришельцев в трактире. А главное - узнали, что те направляются в Адмат по обходной дороге. Тогда Мирта, жестко осадив рвавшегося их немедленно преследовать Ришбала, приказала двигаться параллельно по основному тракту. Благодаря спрямленному пути и более качественной дороге, они обогнали продвигавшихся медленнее пришельцев. Трюк с ящиками тоже придумала наемница, гораздо более опытная в таких делах, чем туповатый солдафон Ришбал, опять намеревавшийся штурмовать в лоб...

   Следы замели быстро. Уже менее чем через час все телеги стояли в распадке в полусотне метров от дороги, на которой не осталось никаких признаков состоявшегося ожесточенного боя. Раненому, перевязанному и напоенному лекарственным отваром, стало лучше. Взгляд обрел осмысленность, дыхание выровнялось.

   - Ты меня понимаешь? - медленно проговаривая слова, спросила Мирта, остановившись перед ним.

   - Кто ты? - едва различимо прошептал пленник.

   - Я друг, - ласково улыбнулась ему наемница. - Ты не должен бояться меня! Я тебе помогу! Как тебя зовут?

   - Руслан!

   - А я Мирта! Мы тебя вылечим. А ты нам расскажешь про свой мир!

   - Я не понимаю тебя! - страдальчески наморщив лоб, пробормотал раненый. - Я не умею... говорить!

   - Похоже, он едва владеет нашей речью! - нахмурилась Мирта. - Эй, кихин! Вытащите кляп из его рта!

   Донисаб, освобожденный от тряпки во рту, тяжело задышал и бешено завращал глазами, силясь понять, что его ожидает.

   - Кихин, ты разговаривал с ними? Насколько они знают нашу речь?

   - Только их главарь мог хорошо говорить. Этот иногда понимал, но сам почти не говорил. А остальные вообще не знали ни слова!

   - Жаль! Но ничего, со временем мы его научим! Куда они шли, тебе известно?

   - В Адмат. Они хотели проникнуть в святилище и освободить того демона, которого мы взяли в прошлом году. Они надеялись, что тот знает расположение других Порталов.

   - Разумный план!

   - Кто вы? Что вы со мной сделаете? - опять заверещал чуть пришедший в себя кихин.

   - Ничего страшного, пойдешь с нами! - успокоила его Мирта.

   - Ты и в самом деле намерена так поступить? - тихо прошептал ей Канмаб. - А если он по пути нас выдаст при неизбежных встречах с людьми?

   - Ты прав, это опасно! - неожиданно легко согласилась Мирта. - Но он нам нужен, ведь он знает все внутренности Святилища, как свои пять пальцев. Нам потребуется его консультация. К счастью, проблема эта решаема. Ведь он кихин, а, значит, владеет письмом. Зачем ему тогда язык?

   Мирта кивнула одному из своих бойцов и направилась к оторопевшему кихину. Воин схватил несчастного за голову, силой раскрыл рот, зафиксировав в открытом положении ножнами от кинжала. Наемница извлекла из кармашка на поясе изящный кривой бронзовый ножик. Кихин, догадавшись, что его ждет, задергался, но воин держал его крепко.

   - Не бойся, я аккуратно! - ласково улыбнулась ему Мирта, вытащила своими тонкими, но крепкими пальцами его язык и тут же одним движением отсекла под корень.

   - Подержи его вниз головой, чтобы кровью не захлебнулся! - громко приказала она своему человеку, перекрикивая истошный вопль кихина.

   Обернувшись, увидела округлившиеся глаза Руслана, и, улыбнувшись, жестами дала понять, что ему ничего такого не угрожает.

   - А с остальными пленниками что? - поинтересовался Канмаб.

   - Ценности они не представляют, а наши люди давно не приносили подаяние Шоле. Так они могут и забыть, для чего они с нами! Готовьте обряд!

   - Ты... ты пособница Шолы! - ошарашенно вскрикнул тоже освобожденный от кляпа Ришбал.

   - Надо же, даже этот тупица, наконец, догадался! - захохотала Мирта. - Я уже думала, он так до конца ничего и не поймет.

   - Мирта, ты уверена, что стоит терять время на эту ерунду? - прошептал ей Канмаб, отведя в сторону. - Мы спешим, вообще-то! Могли бы убраться отсюда еще сегодня!

   - Опять ты со своими глупостями! Забыл, как мы вербуем людей? Если не поддерживать их веру, они не будут нам подчиняться. Особенно после таких ужасных потерь, как сегодня! А обряд - самый лучший способ укрепить веру!

   Уставшие, но обрадованные и воодушевленные предстоящим действом "наемники" живо расчистили ровный участок посреди распадка. Всех пятерых пленников - двух погонщиков и трех Красных Плащей, распластали на земле, прикрутив руки и ноги к глубоко вбитым в землю кольям. Всех пятерых расположили по кругу ногами к центру площадки, чтобы они могли видеть друг друга, для чего под головы им положили по обрубку толстой ветки. Ничего не понимающие погонщики громко рыдали и умоляли отпустить их, ведь они ни в чем не виноваты! Бойцы же кихинской стражи, прекрасно представлявшие, что именно сейчас произойдет, с трудом сдерживали себя, до крови закусив побелевшие от ужаса губы. Только Ришбал не сдержался:

   - Ярих отомстит за нас! Вы все скоро будете мертвы! Он вас из-под земли достанет, знайте и бойтесь! - срывающимся голосом прокричал он.

   - Ладно, с тебя мы и начнем, раз голос подал! - Мирта, уже полностью обнаженная, многозначительно повертела в руках тот самый кривой ножик, наточенный до остроты бритвы.

   Пленников тоже освободили от всей одежды, просто разрезав ее прямо на них. Стемнело. К кольям, к которым были прикручены несчастные, прикрепили горящие факелы. Горячая смола стекала на их руки, причиняя страдание. Погонщики заорали еще громче, "плащи" пока держались.

   - Пора! - заявила Мирта, взглянув на небо, на котором потухли последние красные отблески заката.

   Легкой походкой она подошла к Ришбалу. Силуэт жрицы культа Шолы в неверных отблесках факелов излучал такой мистический ужас, что пленник непроизвольно дернулся, тщась освободиться.

   - Мать наша Шола, Освободительница! - нараспев, глухим и, одновременно глубоким и звенящим голосом начала произносить тайную молитву Мирта. - Прими боль и страдание этих грешников, пусть они наполнят тебя Силой! И вспомни нас, малых слуг твоих, и одари нас возможностью служить Тебе и там, в Нижнем Мире, когда завершится наш здешний путь!

   - Славься, Шола Всемогущая! - вразнобой подхватили окружающие.

   Мирта, сделав глубокий вздох, опустилась на колени и взяла в левую ладонь детородный орган Ришбала. Ножом, зажатым в правой, медленно провела по его груди, легко ее оцарапав.

   - Мерзкая тварь, тебе не уйти от расплаты... ААА! - исторг он дикий крик, когда она молниеносным движением отсекла его член под корень.

   Следовавший за жрицей воин с горящим факелом в руке тут же прижег рану, чтобы пленник преждевременно не скончался от потери крови. Церемония должна быть долгой, дабы Шола получила свое сполна! Кипящая смола на свежей ране причинила Ришбалу такую боль, что он забился изо всех сил, чуть не вырвав колья, к которым был прикручен.

   Мирта, выждав немного, склонилась к его уху и тихо прошептала, чтобы окружающие не услышали:

   - И не такой уж большой он у тебя... был!

   Жрица поднялась с колен и нарочито медленно оглядела пленников, выбирая следующую жертву. Погонщики от охватившего их ужаса взвыли какими-то совсем уж животными голосами. "Плащи" молчали, но даже в полутьме было заметно, как их бьет крупная дрожь. Мирта неторопливо прошлась по кругу и вдруг присела возле одного из погонщиков. Быстрый взмах ужасного ножа, душераздирающий крик, и еще один, после прижигания. Затем жрица направилась к одному из "плащей". На этот раз она сменила пытку. Вместо отрезания члена Мирта резким движением воткнула длинный заточенный гвоздь в нервное сплетение на плече воина. И опять кошмарно медленный круг ужаса с выбором следующей жертвы...

   Канмаб стоял в сторонке, чтобы не привлекать внимания окружающих, чуть отвернувшись. Этот глупый кровавый ритуал претил ему, но он понимал, что Мирта права, люди ждут того, ради чего присоединились к ним. Примитивная, тупая вера в то, что пресловутая Шола, если она вообще существует, наградит их в загробном мире, если они ублажат ее нужду в человеческих страданиях в этом. Но, как ни странно, это работает, люди идут к ним, и готовы выполнять любые приказания. И надо поблагодарить Мирту за то, что она "работает" сама, и не заставляет его лично участвовать в этом кошмаре...

   Ритуал продолжался часа два, и ни один из пленников за это время не умер, несмотря на страшные раны и выпотрошенные внутренности, разбросанные вокруг них. "Вот что значит мастерство!" - уныло подумала Мирта, уставшая до невозможности от криков, крови, мерзкой вони вскрытых кишок и прижженной плоти. "Пора заканчивать, не могу больше!"

   - Шола Всемогущая! Прими же к себе этих грешников! - она сделала знак, и воины, вооруженные кинжалами, прекратили, наконец, страдания пленников, вонзив свое оружие в сердце каждого.

   Жрица устало вышла из круга, с удовлетворением отметив полный глубокого потрясения взгляд, которым сопровождал ее раненый "демон". Тем лучше, проще будет выбить из него всю информацию, когда тот освоит, наконец, человеческую речь!

   - Что дальше? - Канмаб решился помешать Мирте лишь когда та, отмытая от крови, расслабленно растянулась на постеленной на телеге шкуре.

   - Утром двинемся в Адмат. Думаю, можно спокойно вернуться на главный тракт. В ближайшее время нас никто искать не будет, Ярих надолго застрял в дальнем поселении. В Адмате оставим в укромном месте пленников и трофеи, и отправимся на отчет к нанимателю.

   - Почему оставим все в Адмате? - не понял Канмаб. - Наниматель вряд ли будет доволен этим!

   - Пусть сначала заплатит! И, кроме того, дальнейшая работа нам, скорее всего, предстоит именно там. Зачем рисковать, таская за собой ценные трофеи туда-сюда?

   - Возможно, ты права! Но наниматель все равно будет недоволен. Портал мы не захватили. Что еще хуже, его вообще больше не существует! Его планы придется сильно корректировать. Как бы он не спустил свой гнев на нас!

   - Зубы обломает! - недобро ощерилась Мирта. - Вот поэтому я и не хочу давать ему в руки наши трофеи. И потом, мы все же добились немалых успехов! Разузнали все подробности, вырвали пленников из рук кихинов, захватили целых восемь ав-то-матов, лишив Яриха обладания этим страшным оружием!

   - Запас "стрелок" для них маловат. Особенно не поиспользуешь, - возразил Канмаб.

   - Достаточно использовать его только один раз, в критический момент. И я даже догадываюсь, в какой именно!

   - И в какой же?

   - Для проникновения в святилище Асмуна!

   - Это невозможно!

   - Все невозможное когда-нибудь становится возможным! Это то, что собирались сделать убитые нами демоны, и не исключаю, что у них могло получиться. И, тем более, получится у нас!

   - Вряд ли наниматель имел ввиду такое использование! Он всего лишь желал дискредитировать кихинов Асмуна, внести разлад между ними и Западным Святилищем, и, используя их затруднения и свой контроль над Порталом, получить поддержку в борьбе с Тамоном! А не захватывать Святилище!

   - У него свои интересы, у нас - свои! Мы, конечно, будем всецело помогать ему в осуществлении его планов... пока это нам выгодно! Не так ли, Канмаб? - от пристального взгляда Мирты голова Канмаба будто бы сама собой, даже не спрашивая разрешения, утвердительно кивнула.



Окрестности Тираима.

   В сам город он так и не попал. После трехнедельного перехода из Сорама к южному морю они почти достигли Тираима, но, полюбовавшись издалека на его высокие башни, обошли город западнее. Остановились, впервые за все долгое путешествие, в цивилизованном месте - крупном рыбацком поселке на побережье. Там имелся даже плохонький, но казавшийся роскошным после долгих ночевок в лесу постоялый двор, где Синнон, расщедрившись и решив ободрить своих людей, последовавших за ним в незнакомые края, снял несколько комнат. Шамиля, в знак уважения, коим пират проникся за его лекарские способности и долгие "интеллектуальные" беседы за вечерним костром, к которым тот, неожиданно, оказался весьма охоч, Синнон поселил в своей комнате. Впрочем, пожилому врачу уже было все равно - вымотанный до невозможности бесконечным, как казалось, пешим путешествием по непростому гористому ландшафту, он буквально упал на толстый тюфяк, заменявший здесь кровать, и провалился в сон, длившийся чуть ли не сутки. Его "сосед" даже забеспокоился было, но, подойдя пару раз и услышав ровное дыхание лекаря, будить не стал.

   В поселке они провели почти две недели, потребовавшиеся Синнону для восстановления давно утраченных связей в здешней пиратской среде. Все это время Шамиль проскучал, еще в первые дни досконально изучив нехитрый распорядок жизни рыбацкого поселка. Мужчины с раннего утра и до обеда проводили время в море, женщины возились по хозяйству. Ничего интересного, даже медицинские услуги, которые Шамиль, от нечего делать, готов был оказывать любому желающему, особо не требовались. Он еще раз отметил хорошее здоровье местных жителей. Как и писал профессор, они практически не болели, а умирали от старости. Те, разумеется, кто избежал несчастного случая или насильственной смерти, бывших здесь совсем не редкостью. Только раз случилось нечто чрезвычайно для него интересное - визит в поселок рухина.

   Еще с утра он заметил непривычное оживление на полупустых, обычно, улочках деревни. Большинство женщин поселка, оставив свои повседневные заботы, ринулись к постоялому двору, толкаясь, ругаясь и отчаянно о чем-то споря. Шамиль, наблюдавший эту живописную картину из окна своей комнаты на втором этаже, решил спуститься посмотреть, что же происходит.

   В большом обеденном зале уже торчал с десяток женщин. Еще больше их скопилось снаружи, но сыновья и прислужники хозяина постоялого двора, вооружившись длинными палками, довольно грубо преградили им путь. А в дальнем углу зала расположился некто в белом длинном, до пят, балахоне, расстилавший на сдвинутых вместе обеденных столах тонкий матрас в вышитом красочными изображениями различных плодов чехле. Рядом, на скамье, скучали два хорошо вооруженных воина в красных плащах, еще двое держали на расстоянии женщин, добежавших первыми. Когда мужик в балахоне приглашающе махнул рукой, и первую женщину уложили на стол, Шамиль окончательно удостоверился, что это именно то, о чем он догадывался, но боялся, по понятным причинам, уточнить у окружающих. Конечно, это тот самый пресловутый рухин!

   Шамиль заинтересованно подошел поближе, насколько позволяли приличия и охранники рухина. Но толком разглядеть ничего не удалось. На живот женщине священник положил темно-серую плоскую коробочку, провел по ней рукой, встал на колени и некоторое время возносил хвалы Асмуну. Потом убрал коробочку, и на этом таинственная процедура закончилась. Шамиль ощутил разочарование. Понять, что за коробочка и как она работает, не получалось. Подержать бы ее в руках, но... Несмотря на свою религиозность, а, может быть, и как раз благодаря ей, он не верил, что этот "прибор" работает на каких-то мистических принципах. Аллаху угодно было создать этот странный мир, это факт, но обустроен он был явно некими "посредниками" с помощью вполне себе технических средств, пусть и сильно превосходящих земной уровень. Все, известное ему до сих пор, свидетельствовало об этом. И "прибор" наверняка работает с помощью физических принципов. Что это может быть? Ультразвук? Электромагнитное поле? Узнать это пока не представлялось возможным.

   Посмотрев еще несколько раз на загадочный, но оказавшийся донельзя скучным, процесс, Шамиль решил уйти в комнату. Но тут вдруг его кто-то схватил за рукав:

   - Лекарь! - схватившей оказалась высокая женщина средних лет, только что покинувшая импровизированное ложе рухина.

   - Что тебе, женщина?

   - Хочу прийти к тебе сегодня вечером! Мне теперь надо! - она кивнула в сторону рухина.

   - Почему ко мне? - удивился Шамиль. - Выбери себе кого помоложе!

   - Хочу, чтобы мой ребенок был от ученого человека! Может, тоже лекарем станет. Лучше, чем целыми днями в море околачиваться! Рыбаков я уже нарожала, хватит! Почитай, последний раз проув накладываю!

   - Не уверен, что это поможет! - он собрался было отказать, но внезапно в голову пришла мысль - обследовать прошедшую процедуру женщину с помощью УЗИ и сравнить с результатами, полученными еще в первом поселке. - Но ты приходи!

   Вечером женщина действительно явилась. Синнон, к счастью, опять исчез по своим делам, и комната была свободна. Меднабор пират давно уже вернул Шамилю, убедившись, что сбегать тот не намерен, так что все необходимое у исследователя имелось.

   - Проходи, - он закрыл дверь за гостьей. - Только послушай, я же лекарь, хочу сначала тебя осмотреть, здорова ли?

   - Зачем? - удивилась посетительница. - Все по воле Асмуна!

   - Проверить всегда полезно! - строго сказал он. - Ложись!

   Женщина пожала плечами, улеглась на тюфяк, задрала подол платья и широко расставила ноги.

   - Ну, этого пока не требуется, - пробормотал неожиданно для самого себя смутившийся врач.

   Он задрал платье еще выше, обнажив живот, и приступил к обследованию под изумленным взглядом "пациентки", никогда не видевшей даже обычного скальпеля, не то, что портативного УЗИ. Изменения Шамиль обнаружил сразу - увеличенные фолликулы, усиленное кровообращение. Похоже, проув стимулирует овуляцию! Но результаты требуют тщательного анализа. Потом, сейчас не стоит испытывать терпение женщины, пришедшей совсем не за этим.

   - Ну как, я здорова? - поинтересовалась та, видя, что лекарь убирает свои инструменты.

   - Вполне! - Шамиль ласково потрепал волосы на ее лобке и стал спускаться ниже.

   Женщина довольно заулыбалась и потянула его к себе...

   Вернувшийся затемно Синнон сиял, как новогодняя елка:

   - Завтра отбываем! - радостно сообщил он. - Брат, как мне передали, очень обрадовался моему возвращению, и возьмет нас на свой корабль! Пока на свой, но, думаю, вскоре выделит мне отдельный!

   - Что, твой брат настолько богат? Мы как-то про это не говорили. Кто он? - заинтересовался Шамиль.

   - О! Мой старший брат - один из четырех Глав Совета Свободных островов! Возможно даже, самый влиятельный, но я не совсем в курсе теперешних раскладов. Вот поговорю с ним, узнаю подробнее! Раньше главой Семьи был наш дядя, но отношения у меня с ним не сложились. Совсем. Но теперь дядя мертв, и мой брат наследовал ему.

   - Совет? Островов? Что это и где?

   - Неужели в Адмате ничего не знают про Свободные острова? - искренне изумился Синнон.

   - Я как-то не интересовался.., - невнятно пробормотал Шамиль.

   - Одно слово - лекарь! - засмеялся пират. - Свободные острова - это несколько сотен крупных и мелких островов между Тираимом и Сумаром. Когда-то большинство из них были необитаемы, на самых крупных жили небольшие общины рыболовов да прятались между набегами пиратские корабли. Глушь, в общем. Каменистые острова почти без плодородной почвы, опасное море, где частенько всплывают отравленные воды. Торговые маршруты на Восточные острова и к Балису ходили мимо, прижимаясь к берегу. Но около сотни лет назад тут, в окрестностях Тираима, была большая война между Владыками Восточных и Нижних земель. Горожане поступили мудро, не приняв ни чью сторону и заперев городские ворота. А вот четверо окрестных Правителей восстали и поддержали Властителя Нижних земель. Но тот войну проиграл. И семьям этих Правителей пришлось бежать, чтобы скрыться от гнева победителя, которого они предали. Одной из этих семей была моя...

   - Так ты потомок Правителя? - теперь Шамиль понял, почему его собеседник оказался гораздо более образованным, чем можно было ожидать от простого пирата. Аристократ, все-таки!

   - Да. Наши семьи, в сопровождении многих сторонников бежали на острова и основали общины. Прокормиться на островах, как я уже сказал, было довольно трудно, и пришлось заняться морским разбоем. Поначалу грабили только купцов из Восточных земель, но потом стали грабить всех. А острова объявили свободными, не принадлежащими ни одному Владению!

   - И Властители ничего не попытались с этим сделать?

   - Все время пытаются, конечно! Но нормального флота у Властителей никогда не было, на море заправляют торговые города. Вот эти действительно не раз пытались выкорчевать нас отсюда. Особенно тираимцы, им мы больше всего мешаем. Но руки у них коротки! Островов много, воды опасные, только мы умеем там плавать! И нас теперь немало, многие присоединяются к нам! У нас свобода, никто никого не заставляет ничего делать. Хочешь - нанимайся на флотилию одной из четырех Семей и участвуй в набегах. Хочешь - рыбачь себе спокойно или содержи трактир в одном из поселков!

   - И большой у вас флот?

   - У каждой Семьи не менее десятка крупных кораблей, способных на дальние набеги. Появления других флотилий мы не допускаем, это записано было еще предками в Декларации Свободных островов. Налогов мы не собираем, это противоречит духу свободы, поэтому добыча - единственный наш доход!

   "Просто анархисты какие-то!" - мысленно усмехнулся Шамиль и спросил:

   - Неужели все так хорошо у вас, как ты описываешь? Так не бывает! Всего на всех хватает - пищи, земли, женщин, наконец? Семьи не ссорятся и не ведут войн между собой?

   - Не все хорошо, конечно, - чуть погрустнел Синнон. - Случается голод иногда. Но редко. И женщин в достатке, только вот с рухинами проблема - не едут они к нам!

   - Чего же? Разве это не их обязанность?

   - Кихины - они хитрые и жадные! Не хотят вступать в конфликт с Властителями и городами, признав нас. Но, с другой стороны, им выгодно, когда мирские власти испытывают неудобства. Так у них больше влияния! Вот они к нам рухинов не направляют, но всегда дают знать, когда и в какой поселок на побережье направляется рухин. И никогда не отказывают обслужить, если мы туда являемся. Но это неудобно, мы не можем все время гонять корабли только ради этого! Поэтому без притока переселенцев нам не выжить, редко у какой нашей женщины больше двух-трех детей!

   - Почему бы вам не выкрасть пару рухинов и не поселить у себя? - поинтересовался Шамиль.

   - Ты что!!! - глаза Синнона округлились от ужаса, и он даже инстинктивно отстранился от собеседника. - Никогда и никому не говори такое!

   - Почему? - врач понял, что сморозил ужасную глупость по местным понятиям, но отступать, не прояснив вопроса, не хотел.

   - Кихины такого никогда не прощают! Поставить себя против Богов? Они заставят Властителей и торговые города объединиться и уничтожить нас любой ценой! Все это знают! Все, хватит об этом, молчи!

   "Крепко же эти язычники держат местное население за яйца! В буквальном смысле слова, практически!" - зло подумал вынужденный прекратить разговор Шамиль. "Но мы еще посмотрим! Аллах велик!"

   Следующие четыре недели пролетели, как один миг. Попавший на пиратский корабль лекарь пришелся как нельзя кстати. Работы стало невпроворот! Образ жизни морских разбойников весьма способствовал получению разнообразных травм и ранений, поэтому практики у лекаря появилось, хоть отбавляй! Брат Синнона, Орбал, очень похожий внешне на него, только с еще большим количеством шрамов на суровом бородатом лице, забрал их из условленной точки на побережье, прибыв с пятью кораблями. Корабли у местных пиратов оказались серьезные, не то, что бывшая посудина Синнона. Все двухмачтовые, с косыми парусами и двумя десятками пар весел, эдакая помесь галеры с небольшой шхуной, на непрофессиональный взгляд "сухопутного" врача. Команда каждого судна состояла примерно из сотни человек.

   Орбал принял брата и его людей очень радушно, особенно лекаря. И сразу же впряг его в работу. Первые три недели они курсировали вдоль побережья, нападая на встречные торговые суда. Те иногда сдавались без боя, но пару раз все же оказали сопротивление. Однако силы были неравны, пираты быстро брали нахалов на абордаж, после чего работы лекарю резко прибавлялось. И он, имея нужный опыт и инструменты, творил чудеса, спасая жизни и просто сильно поврежденные конечности, которые до его прибытия лечились исключительно ампутацией. Не удивительно, что вскоре команды всех четырех кораблей стали его чуть ли не боготворить! А после того, как лекарь практически "собрал" обратно внутренности боцмана, вывалившиеся из распоротого живота, его авторитет вознесся до самых небес. Шутка ли, спас человека от верной смерти, ведь такое ранение всегда считалось абсолютно безнадежным! Орбал быстро "просек" всю пользу свалившегося на его голову из ниоткуда лекаря, и выделил ему отдельную каюту, превращенную в операционную. Пираты вначале подшучивали над странным лекарем, не пьющим пива и вина, и по нескольку раз на дню вдруг падающему на колени и возносящему молитвы на непонятном наречии, хотя никто не пытался ему мешать - принципы личной свободы у них действительно исповедовались не только на словах. Однако, по мере роста его авторитета многие стали интересоваться его верой более серьезно, тем более что Шамиль не уставал подчеркивать, что все его успехи происходят исключительно по воле Аллаха, известного им под именем Балшамима. И к моменту возвращения на "базу" после месячного похода у него уже организовалась некая группа последователей, тщательно заучивавших молитвы на арабском. И даже сам Орбал с братом частенько выходили на палубу, с интересом прислушиваясь к необычным молитвам и объяснениям Шамиля.

   "Базой" пиратам служил один из островов в нескольких днях плавания на юг от Тираима. Путь туда пролегал между опасными рифами и отмелями, и даже сами пираты пробирались домой очень медленно и осторожно. А сам остров отличался скалистыми обрывистыми берегами, с укромной бухточкой, куда без местного лоцмана было точно не зайти. Вверху, на скале, возвышался замок, со стенами, возведенными из тех же угрюмых серых камней, из которых состояли местные скалы. Как объяснил Синнон, это и была нынешняя резиденция их Семьи. "Да уж, выкурить их отсюда - задача непростая! Не удивительно, что за сотню лет никто этого так и не сделал, несмотря на все убытки от пиратства!" - понял Шамиль, обозревая с палубы окрестности, пока Орбал и его люди с предельной осторожностью, ежеминутно промеряя глубины, заводили корабль в бухту.

   Орбал, выказывая уважение, пригласил Шамиля поселиться у них в замке, а не в поселке за его стенами, где проживали остальные члены команд. Потомки бывших Правителей, как оказалось, соблюдали старые аристократические традиции, и имели постоянных жен, в отличие от остальных жителей Свободных островов, в среде которых царила привычная и на суше полигамия. Жена Орбала, красивая статная особа, с достоинством (и с трудом скрываемой радостью) встретившая мужа и его гостей, оказалась на последнем месяце беременности.

   - Я думал, ты встретишь меня уже с ребенком! - улыбнулся Орбал, ласково приобнимая супругу.

   - Да что-то он не спешит выходить! - не особо весело ответила она и тяжело опустилась обратно в обложенное подушками кресло. - Нехорошо себя чувствую, не так, как в прошлые разы!

   - Шам-ил! - озабоченно обернулся Орбал, нахмурившись. - Ты можешь помочь?

   - Надо провести осмотр! - пожал плечами тот. - Роды - не моя... э... область, но посмотреть могу.

   - Да уж сделай одолжение!

   - Кто это? - заинтересовалась жена, тяжело вздыхая.

   - Это самый замечательный лекарь, какого только я встречал! Сам Балшамим послал нам его!

   - Тогда уж Асмун! - слабо улыбнулась женщина.

   - Нет, госпожа, Балшамим, настоящее имя которого - Аллах! - завел привычную уже пиратам "песню" Шамиль.

   - Чудной ты какой-то лекарь! Уж не кихин ли? - удивилась она.

   - Дорогая, прислушайся к его словам! Он молится Аллаху, и это действительно помогает. Ты не представляешь, сколько наших людей он спас за последние несколько недель! - вступился за странного лекаря ее муж.

   - Ну так пусть осмотрит, раз ты в нем уверен!

   УЗИ сразу же показал проблему - плод оказался в перевернутом состоянии. Да еще и пуповина нехорошо обмоталась вокруг него. Ребенок пока был жив, но еще пара дней...

   - Положение не очень хорошее, - осторожно подбирая слова, поделился результатами врач, под пристальным взглядом ждущего его заключения Орбала. - Срок уже наступил, но ребенок лежит неправильно и роды, скорее всего, закончатся его смертью. И, вероятно, смертью роженицы.

   Орбал судорожно сжал кулаки:

   - Шам-ил, ты можешь что-то сделать? - в его глазах читалась искренняя мольба. - Клянусь, если ты их спасешь, я каждый день буду возносить молитвы Аллаху вместе с тобой! Мы все будем!

   - Я попробую! Но начинай возносить молитвы прямо сейчас!

   В принципе, ему предстояло сделать обычное кесарево сечение, но Шамиль немного мандражировал. Ведь здешние женщины чем-то явно отличались от земных, и это неизвестное "что-то", вовремя не учтенное, вполне могло оказаться критическим. Поэтому он всеми силами постарался показать окружающим, что благополучный исход зависит исключительно от чуда.

   Обезболивающие препараты у него еще оставались, он разумно не использовал их на пиратах, рассудив, что те, привычные к боли, и так потерпят. Однако сейчас он решил использовать местную анестезию, все-таки жена хозяина острова! Подготовив все необходимое, дав подробные указания помощницам, сопровождавшим роженицу и еще раз внимательно изучив ее внутренности с помощью УЗИ, он, наконец, решился приступить...

   - Шам-ил, ты просто волшебник! - восхищению Орбала, державшего на руках отчаянно кричащего новорожденного сына, под радостно-облегченным взглядом только что зашитой роженицы, не было предела. - Ты творишь чудеса!

   - Не я, а Аллах Всемогущий! - строго напомнил лекарь, собирая инструменты.

   - Я помню, Шам-ил! Теперь вся моя семья будет возносить хвалу только Аллаху! Но какую награду ты хочешь лично для себя? Я готов дать тебе все, даже вернуть в Адмат, хотя мне совсем не хочется с тобой расставаться!

   - Я не хочу в Адмат. Единственное мое желание - чтобы как можно больше людей вернулись к истинной вере!

   - И я помогу тебе! Да услышит Аллах мою клятву! - торжественно объявил Орбал.


Конец первой книги.



Оглавление

  • Пролог.
  • Москва, 202х.. год.
  • Святилище Бит-Хаман
  • Москва.
  • Калифорния
  • Пираам.
  • Адмат.
  • Москва
  • Краевой Портал, Замелкоморье
  • К западу от Краевого Портала.
  • Краевой Портал.
  • К востоку от Краевого Портала.
  • Лиам, Замелкоморье.
  • К западу от Краевого Портала.
  • К юго-востоку от Краевого Портала.
  • К юго-западу от Краевого Портала.
  • Иглон, Верхние земли.
  • К востоку от Краевого Портала.
  • К западу от Краевого Портала.
  • К юго-западу от Краевого Портала.
  • К юго-востоку от Краевого Портала
  • К юго-западу от Краевого Портала, нижний лагерь
  • Краевые земли, к северо-востоку от Гибала.
  • К юго-востоку от Краевого Портала.
  • Поселок к югу от Краевого Портала.
  • К северу от Гибала.
  • Краевые земли, к северо-западу от Гибала.
  • К северу от Гибала.
  • Восточные земли.
  • Восточные земли. Севернее Шаараима.
  • К юго-востоку от Краевого Портала
  • На тракте в Шаараим.
  • Северо-западнее Шаараима.
  • Окрестности Тираима.
  • X