Елена Михайловна Малиновская - Чернокнижники выбирают блондинок

Чернокнижники выбирают блондинок 2M, 218 с.   (скачать) - Елена Михайловна Малиновская

Елена Малиновская
Чернокнижники выбирают блондинок

© Е. Малиновская, 2018

© ООО «Издательство АСТ», 2018


Пролог

Дреган фон Каас, высокий, темноволосый мужчина неопределенных лет, который, несмотря на теплую погоду, кутался в черный плащ, стоял на вершине высокого холма и задумчиво смотрел на долину, расстилающуюся перед его глазами.

Пейзаж был воистину восхитительным и навевал мысли о спокойствии и отдыхе. Крохотная деревушка в несколько десятков домов прилепилась к склону холма, где стоял прославленный чернокнижник. Чуть дальше алело под лучами закатного солнца небольшое озеро, на берегах которого шумели листвой высокие стройные березы. А сразу за озером вздымал к небу грозные массивные башни старинный замок.

– Это мой новый дом, – задумчиво проговорил Дреган, словно беседуя сам с собою. – Он нравится тебе, Хорг?

Могло показаться, что вопрос задан в пустоту. Однако в этот момент складки плаща зашевелились, и из капюшона на плечо магу выползло странное существо, более напоминающее упитанную серую крысу, правда, с кожистыми крыльями, каждый сгиб которых были украшен острыми шипами.

Непонятный зверек уселся поудобнее и принюхался. Короткие усы смешно зашевелились, черные бусинки глаз несколько раз лениво моргнули.

– Тут хорошо пахнет, – наконец невнятно прошепелявил Хорг. – Я чувствую, здесь можно было бы славно повеселиться. Кровь…

– Прошли те времена, когда я веселился, – поморщившись, перебил его мужчина. – Нет, Хорг. Я не собираюсь насылать на местных жителей моры и всяческие беды. Если честно, я вообще не хочу с ними общаться. Пусть живут, как жили прежде. А я займу свой фамильный замок, который столько лет пустовал. Он наконец-то дождался возвращения хозяина. Что же, я обрету тут покой. Я это заслужил.

Хорг ничего не ответил. Он совсем по-человечески вздохнул и вновь повел усатой мордой, как будто в очередном дуновении ветра почуял нечто знакомое.

– Идем, Хорг, – проговорил Дреган и рукой, затянутой в черную перчатку, привычно потрепал зверька по острым треугольным ушам. – Наш дом ждет нас.

Развернулся и неспешно принялся спускаться с холма, с которого проводил осмотр своих новых владений.


Часть первая
Замок и его обитатели


Глава 1

Я уныло размазывала ложкой по дну тарелки ненавистную манную кашу. Фу, какая же она гадкая! Склизкая, со множеством комочков. Просила же мать никогда не варить ее на завтрак.

– Ты не будешь? – спросил в этот момент мой брат Раус, который был младше меня на три года.

Я отрицательно мотнула головой, и он с готовностью придвинул к себе тарелку. Тут же отправил полную ложку в рот и зажмурился от удовольствия.

– Спасибо, Лютик, – прошамкал он с полным ртом.

Я не сумела сдержать улыбки.

Раус, по-моему, готов есть с раннего утра и до позднего вечера. Что самое удивительное – толстым он при этом не был. Скорее, коренастым и плотным, но не толстым, отнюдь. Брату было всего четырнадцать. Однако его силе мог бы позавидовать любой взрослый. На моих глазах он однажды приподнял толстенный ствол дерева, которое после сильного ветра упало и перегородило дорогу к озеру. А затем оттащил его подальше от тропинки, не особо запыхавшись при этом.

Кстати, об озере! Я ведь хотела с утра пораньше сбегать и искупаться. К обеду туда обязательно подтянется куча малышни. Будут визжать, брызгаться, шалить. К тому же я любила плавать нагишом, потому что платье вечно путалось между ног, а потом неприятно липло к телу. Ну уж нет, не нужно мне такое счастье. А прилюдно обнажаться мне по вполне понятным причинам совершенно не хотелось. Еще, не приведи небо, Грег припрется. Руки-то побоится распускать. В последний раз я знатно его по щекам отхлестала. Но и терпеть его сальные взгляды и пошлые шуточки как-то совсем не хочется.

И я решительно встала из-за стола.

– Лютик! – В этот момент мать отвернулась от раскаленной плиты, на которой что-то скворчало и плевалось жиром. – Ко мне тут намедни родители Грега подходили.

Я не удержалась и скорчила красноречивую гримасу.

Неужели этот рохля пожаловался на меня? Восемнадцать лет парню, а все защиты у родителей просит!

– Они говорят, что по осени готовы сватов к нам заслать. – Мама вытерла руки о передник и внимательно посмотрела на меня.

Моя гримаса превратилась в оскал боли.

Грег? Хочет заслать сватов ко мне? Но это же катастрофа!

– Он же противный, – подал голос Раус, который, не наевшись двумя тарелками каши, сооружал себе гигантский бутерброд из куска хлеба и пласта домашней буженины. – Толстый, волосы вечно жирные и аж три подбородка висят! Да и воняет от него кислятиной какой-то.

– Ну и что? – мать пожала плечами, не удовлетворенная такими доводами против свадьбы. – Главное, что семья Грега вполне зажиточная. Свое стадо коров держат, телят на продажу гоняют. И жить молодые будут в отдельном доме. Как раз достраивается.

– Мама! – вскинулась я, осознав, что та уже приняла решение. – Раус прав. Этот Грег мерзкий! От него воняет!

– Перед свадьбой помоется небось, – строго отрезала мать. – Жена на то и дана мужчине, чтобы любить и направлять на верный путь.

– У него даже грудь больше моей! – Я готова была заплакать от отчаяния.

Неужели родители и впрямь отдадут меня замуж за этого жирного свинтуса? Фу, меня аж передергивает от омерзения, как представлю, что Грег будет меня целовать и обнимать. Ему же ничего не стоит рыгнуть прямо при всех.

– Ты все равно готовить не умеешь, вот и похудеет. – Мать уперла руки в бока, всем своим видом показывая, что спор бесполезен. – Лютеция, и вообще, что ты ерепенишься?

Я грустно понурилась. Если мать назвала меня полным именем, то это верный признак того, что пора прекращать пререкаться. А то ведь точно хворостиной по спине получу, как получала уже не раз и не два. У матушки разговор с болтунами был коротким.

– Семья у Грега хорошая, – уже мягче продолжила мать, видимо, желая каким-либо образом подсластить неприятное известие. – Да и Грег вроде тоже парень ничего. Да, полноват малость. Но это дело поправимое. Глядишь, через годик уже малыша нянчить будешь. Тогда тебе не до разглядываний недостатков мужа станет. В общем, мы с отцом уже все обсудили. Нечего тебе в девках засиживаться. Как говорится, стерпится – слюбится.

– Я пойду, – хмуро проговорила я, не глядя на мать.

Внутри все звенело от негодования и несправедливости происходящего.

– Иди-иди, – милостиво разрешила мать, вновь повернувшись к плите. – Догуливай свои последние свободные денечки.

Я тихонько всхлипнула от столь своеобразного пожелания, но прикусила губу, не позволяя себе расплакаться в полный голос. И выскочила из кухни как ошпаренная.

Стоя на крыльце, я невидящим взглядом уставилась прямо перед собой, не замечая всей красоты летнего утра.

Я просто отказывалась верить в происходящее. Да, я понимала, что уже вступила в возраст замужества. Месяц назад мне как раз исполнилось семнадцать. Но я не думала, что моя судьба будет решена так быстро и так жестоко. В моих мечтаниях я представляла себя женой принца, не иначе. Ну, на крайний случай, какого-нибудь графа или барона. Недаром ведь в паре миль от деревни настоящий замок стоит. Правда, давно опустевший, но все же. Я надеялась, что вскоре неизвестный хозяин вспомнит о нем и приедет в наши края. А там я как-нибудь невзначай попадусь ему на глаза, он влюбится в меня и сделает законной супругой.

Но теперь мои чаяния разбились. И мне хотелось реветь в полный голос от осознания этого.

В этот момент дверь скрипнула, приоткрывшись, и из дома выскользнул Раус. Подошел и встал рядом со мной.

Я покосилась на него и украдкой шмыгнула носом.

– Не повезло тебе, сестренка, – задумчиво проговорил он. – Этот Грег – тот еще урод. И дело даже не в том, что толстый. Просто по жизни урод. Помню, я ему один раз шею намылил за то, что он котенка мучил. Мордой в лужу тыкал, ждал, когда задыхаться начнет, вытаскивал, а затем заново. Нет, я понимаю, на всех котят хозяев не найти. Но мучить-то зачем при этом? В общем, я его тоже мордой в лужу ткнул и хорошенько так в грязи повозюкал. Ох, и визжал он при этом! Словно борова резали.

Я прерывисто вздохнула, почувствовав, как слезы переполняют глаза.

Нет, все-таки разревусь. Хотя разве этим что-нибудь исправишь?

– В общем, если он тебя обижать начнет – ты мне скажи. – Раус ободряюще потрепал меня по плечу. – Я ему тогда все руки пообрываю и в зад засуну. И плевать, что отец ругаться начнет.

После чего легко сбежал с крыльца и отправился по своим, несомненно, очень важным делам.

Я проводила его угрюмым взглядом. Эх, вот бы Раус согласился так Грега измочалить, чтобы тот и думать забыл о женитьбе! Но нет, брат на такое не пойдет. Он меня, конечно, жалеет. Но тоже не видит особой трагедии в происходящем. Подумаешь, за нелюбимого замуж выдают. Эка невидаль. Да у нас в деревне, считай, все женились по сговору родителей, а не по велению сердца. Мать частенько вспоминала, что увидела отца только на свадьбе. Рассказывала, как ревела целый месяц, когда ее привезли из другой деревни. Одна, без семьи, с чужим человеком рядом. Но ничего. Пообвыкла, занялась хозяйством. И меня ждет та же участь.

Я в очередной раз передернула плечами от омерзения, вспомнив Грега. Его дряблые щеки, пухлые слюнявые губы, заплывшие жиром щелочки глаз. Будь он хоть чуть-чуть симпатичнее! Вот, например, если бы меня сосватали за Ейра, то я бы и не возражала. Высокий, светловолосый, голубоглазый. Улыбнется – и на сердце теплее сразу. Жаль только, что ему уже подобрали кого-то из села за холмом. Оно и понятно. Внуку единственной на всю округу знахарки наверняка подыскали самую выгодную партию.

Занятая грустными раздумьями, я не заметила, как спустилась с крыльца и неспешно отправилась в сторону озера по тропинке, с трудом угадывающейся между пыльными лопухами.

Беда бедой, но искупаться и впрямь не мешает. Уж больно денек жаркий намечается.

Естественно, я не стала останавливаться на пологом песчаном берегу, к которому выходила тропинка. И без того понятно, что по закону подлости стоит мне только раздеться, как сюда непременно набежит ватага ребятни. Поэтому я решительно свернула в заросли ракитника, желая найти место, где меня никто не побеспокоит.

Через полчаса я уже безмятежно плескалась в прохладной воде, оставив платье на берегу. Ох, как хорошо-то!

Я легла на спину, широко раскинув руки и ноги. Закрыла глаза, чувствуя, как из головы уходят дурные мысли.

У меня в запасе есть несколько месяцев. Я обязательно что-нибудь придумаю. Обязательно! Но ни за что в жизни не пойду замуж за Грега! В конце концов, на нашей деревушке свет клином не сошелся. Я вполне могу уехать куда-нибудь…

На этом моменте я мысленно запнулась. А куда, собственно, я собралась?

Если честно, я крайне смутно представляла окружающий мир. Ну, то есть я знала, что наша страна называется Иррион, а столица – Ньор. Понимала, что существуют и другие государства. Но на этом мои познания в географии заканчивались. Мне это было просто неинтересно.

Хм… Пожалуй, стоит позаимствовать у Рауса атлас и хорошенько изучить его. Если брат, конечно, позволит мне это. Уж больно он дорожил им.

Атлас был настолько древним, что листы вываливались из переплета. Никто в семье уже не помнил, откуда он взялся в нашем доме. Вроде бы Раус привез с одной из торговых ярмарок в ближайшем городке под названием Турон. Мать потом долго ругала его, узнав, что он потратил выданные ему деньги не на покупку новых сапог, а на какую-то рваную книжонку. Раус стоически перенес наказание, а потом день-деньской просиживал над атласом. Водил пальцем по городам, беззвучно шевеля губами и заучивая названия.

Понятия не имею, зачем это ему понадобилось. Как-то раз Раус обмолвился, что хочет уехать. Мол, как только ему исполнится восемнадцать – так сразу подастся в Ньор. Молодым здоровым парням легко найти работу в столице. Правда, при этом он очень просил меня не рассказывать родителям о своем решении. И я стойко держала язык за зубами, хотя искренне не понимала, чем Рауса не устраивает жизнь в нашей деревушке. Да, мы живем небогато. Но на печи всегда томится наваристая сытная похлебка, а в погребе можно найти достаточно вяленого мяса.

Но сейчас я впервые подумала: а может быть, Раус прав в своем желании увидеть другие города? Может быть, ему самому не хочется брать в жены нелюбимую девушку и прожить до самой смерти в вечной круговерти одинаковых дней?

Кстати, а почему бы не уговорить его рвануть в Ньор вдвоем? Да, ни мне, ни ему еще нет восемнадцати. Но разве это столь уж непреодолимое препятствие? Вряд ли каждый встреченный королевский маг будет требовать от нас предъявить паспортные чары. Вдвоем всяко веселее и безопаснее. Правда, родителей жаль. В один день лишиться сразу обоих детей. Но, с другой стороны, сами виноваты. Нечего меня выдавать за этого Грега.

В этот момент неподалеку послышался до боли знакомый мерзкий гогот.

Я от неожиданности дернулась и с головой ушла в воду. Вынырнула, отфыркиваясь от попавшей в нос воды, и с замиранием сердца посмотрела на берег.

Увы, чуда не произошло. Там действительно стоял Грег. Широко расставив ноги, он комкал в руках мое платье, аккуратно развешенное прежде на ветвях ракитника, и самым наглым образом его нюхал.

Нет, вы представляете эту картину?

Меня чуть не вывернуло от отвращения, когда я увидела, с каким наслаждением он втягивает в себя воздух, прижав платье к носу.

Фу, наверняка же все слюнями закапал! И представить не могу, как теперь платье надеть.

– Эй, ты что творишь? – возмущенно выкрикнула я. – А ну, положь на место!

Грег посмотрел на меня и показал в широком оскале все свои гнилые зубы.

– Ты знаешь, что наши родители уже столковались? – спросил он, продолжая прижимать тонкую ткань к себе. – Короче, Лютик, вылезай. И мы славно повеселимся в кустиках. Не боись. Я тебя и с брюхом возьму в жены.

– Иди ты, – зло посоветовала я. Немного подумала и добавила, куда именно мерзкому жирному уроду надлежит держать путь.

Уши Грега вспыхнули ярко-алым пламенем гнева.

– А язычок-то у тебя острый, как я погляжу, – процедил он. – Ну ничего. На любую строптивую лошадку найдется кнут потяжелее.

Я фыркнула от негодования, осознав, на что он намекает.

Это что же, Грег прямо заявляет, будто намерен бить меня после свадьбы? Ну и урод! Гадкий, мерзкий и жестокий мерзавец.

– Что-то я не удивлена, – с насмешкой крикнула я. – Сразу видно, что ты только руку способен на девушку поднять. Небось больше поднимать-то и нечего.

Моя шутка оказалась слишком сложной для Грега. Я буквально видела, как туго шевелятся мысли в его голове. По-моему, от усердия он даже ушами задвигал.

– Чё? – в итоге переспросил он.

– Кнут свой пообломаешь, – прямо сказала я. Выразительно посмотрела ему чуть ниже пояса и ехидно добавила: – Точнее, хлыстик.

А вот теперь его проняло. Грег аж взвился на месте от злости. Побагровел и шумно засопел.

– Ведь точно получишь, Лютик, – пригрозил он. – Рано или поздно ты выйдешь на берег. Вечно плавать не сможешь. Тут-то я тебя встречу!

Я тоскливо посмотрела на платье, которое он продолжал прижимать к себе. Н-да, неудачно как-то вышло. Пожалуй, давно пора прекращать плавать нагишом. Затем показала Грегу язык, развернулась и поплыла к противоположному берегу озера, широко загребая руками.

Если Грег думает, что я так запросто сунусь к нему под горячую руку, то сильно ошибается. Правда, понятия не имею, как мне до дома добираться без одежды. Ну да ничего, придумаю что-нибудь. В конце концов, кустами да огородами добегу.

– Эй, куда? – послышалось в этот момент с берега обиженное.

Я в ответ лишь плеснула ногами. Пусть сидит и обнимается с моим платьем. Все Раусу расскажу! Брат ему точно так наваляет, что мало не покажется.

В этот момент позади послышался шумный плеск. Я не удержалась и кинула быстрый взгляд через плечо. Хмыкнула, увидев тяжело сопящего Грега, который прямо в одежде пытался меня догнать, неумело выкидывая вперед руки.

Надо же, осмелился-таки. Я знала, что Грег не любит плавать. Как бы не утонул, бедолага. Хотя, с другой стороны, в нем столько жира, что это ему вряд ли грозит. А если и утонет – невелика беда. Я точно плакать по нему не собираюсь.

И я усерднее заработала руками и ногами, силясь увеличить разрыв между нами.

Это мне вполне удалось. К тому моменту, когда я выбралась на заросший травой берег, Грег еще бултыхался где-то на середине озера.

Так, пока он там пыхтит, я, пожалуй, вполне успею обежать озеро и надеть платье. Вон оно, так и валяется на песке. Все-таки Грег никогда не отличался особой сообразительностью.

– Доброе утро, – в этот момент послышалось вежливое из-за моей спины.

Я взвизгнула от неожиданности, услышав незнакомый мужской голос. И в один гигантский прыжок оказалась опять по шею в воде. После чего напряженно зарыскала взглядом по окрестностям, высматривая, кто это поздоровался со мной.

Благо долго мне гадать не пришлось. Почти сразу я увидела высокого худощавого мужчину, который сидел на поваленном стволе березы и улыбался мне.

Хм, а симпатичный. Темные волнистые волосы, сухощавый, на подбородке милая ямочка. Правда, были в нем и странности. Во-первых, глаза. Они были у него разного цвета. Левый – по-кошачьи зеленый, а вот правый – песочно-желтый. Во-вторых, к его поясу был приторочен кинжал, как будто в наших краях водятся какие-нибудь разбойники. В-третьих, в столь солнечный летний день незнакомец кутался в теплый шерстяной плащ, схваченный на горле серебряной застежкой в виде перевернутой звезды.

Я слегка нахмурилась, внимательнее посмотрев на этот знак. Почему-то он показался мне знакомым, и чудилось в нем нечто недоброе. Да и глаза разного цвета… Сдается, где-то я что-то о подобном слышала.

Но почти сразу я выкинула эти мысли из головы, занятая более насущными проблемами.

– Кто вы такой? – срывающимся от негодования голосом спросила я. – И почему подсматриваете за мной?

– Я? – неподдельно изумился мужчина. – Подсматриваю за вами? Ну что вы, милая леди. Я просто прогуливался по окрестностям. Решил немного отдохнуть в тени деревьев и насладиться видом озера. Разве мог я предположить, что стану свидетелем столь чудесного появления из вод прелестной обнаженной девы?

Я насупилась, слегка растерявшись от слов незнакомца.

Почему-то чудилась в них скрытая насмешка. Но в то же время на губах мужчины не угадывалось и тени улыбки, а глаза смотрели прямо и твердо.

Так сразу и не сообразишь, честно ли он говорит или издевается.

Между тем натужное пыхтение Грега за спиной становилось все громче и громче. И я напряглась, осознав, в какую ловушку угодила.

Выбраться из воды сейчас – значит, вновь показать себя во всей, так сказать, красе совершенно постороннему мужчине. Но если я останусь здесь, то взбешенный Грег с минуты на минуту доберется до меня. И мне тогда точно не поздоровится.

Между тем мужчина перевел взгляд за мою спину. Лениво изогнул бровь в подобии удивления.

– Это ваш дружок там плескается? – поинтересовался он. – Прошу прощения. Сдается, я прервал своим появлением горячую любовную сцену.

После чего встал и развернулся с явным намерением уйти.

– Стойте! – вскричала я с настоящим отчаянием.

Пожалуй, лучше показаться голышом перед незнакомым типом, чем остаться один на один со знакомым Грегом. Потому что я прекрасно понимаю, на что способен последний.

Мужчина словно нехотя обернулся. Выжидающе скрестил на груди руки, и только сейчас я заметила, что они затянуты в черные перчатки.

Нет, странный он все-таки. Мерзнет, что ли?

– Попалась! – зло выдохнул в этот момент позади Грег, и я отбросила малейшие сомнения.

– Пожалуйста, помогите мне! – взмолилась я, медленно двигаясь в сторону берега, но все еще стараясь, чтобы вода прикрывала мою грудь. – Этот гад украл мое платье! И вообще… – запнулась на мгновение, силясь придумать нечто такое, чтобы незнакомец воспылал благородством и желанием спасти меня, после чего жалобно выдохнула: – И вообще, он меня побить обещал.

– Побить? – Желтый глаз мужчины как-то странно потемнел, став насыщенно-оранжевым, и он перевел взгляд на Грега.

Тот как раз добрался до меня. Я ахнула от боли, когда он с удивительной для своего пухлого телосложения с силой вцепился мне в плечо.

– Попалась, птичка, – тяжело дыша, выдохнул он. – Посмотрим, как ты теперь запоешь.

Я не отводила умоляющего взгляда от незнакомца. Неужели он действительно уйдет, бросив меня на произвол судьбы?

Конечно, я бы могла и сама попробовать разобраться с Грегом. Но одно дело – надавать ему хлестких оплеух, когда рядом полно народа. И совсем другое – схлестнуться с ним наедине. К тому же нагота не придавала мне уверенности, а наоборот.

По всей видимости, загадочный тип и впрямь хотел уйти. Он даже покачнулся назад, и мое сердце рухнуло в пятки. Но он почти сразу остановился и скривил губы в презрительной ухмылке.

– Уважаемый, – прошелестел его голос, и холодные неприятные мурашки пробежали по моей спине, – не будете ли вы так любезны и не уберете ли свои руки от сей милой девы?

– Чё? – непонимающе брякнул Грег, по своему обыкновению не уловив смысла витиеватой фразы.

– Лапы свои убери! – рявкнула я и резко дернула плечом, пытаясь освободиться.

Увы, не получилось. Грег лишь сильнее сомкнул хватку, и я невольно скривилась. Гад какой! Точно ведь всю пятерню отпечатал.

Я так и не поняла, что случилось в следующий момент. Но вода вокруг нас вдруг взбурлила, словно мгновенно вскипев. И Грег вылетел из озера, подобно тому, как слетает крышка с банки с перебродившим домашним пивом, если хорошенько ее потрясти.

Впрочем, его полет не продлился долго. Почти сразу он приземлился у ног странного незнакомца, причем лицом с размаха ткнулся прямо в носок его сапога.

Судя по болезненному стону, Грегу полет не понравился. А когда он поднял голову, то я поняла насколько, потому что его нос оказался разбит в кровь.

– Уважаемый, я не люблю повторять, – спокойно проговорил незнакомец. – Подите прочь отсюда. И оставьте сию деву в покое.

– Чё? – выдал излюбленный вопрос Грег. Сел и ошалело замотал головой, явно растерявшись от столь внезапного перемещения из воды на сушу.

– Пшел прочь! – крикнула я, вновь переведя слова мужчины на понятный Грегу язык. – Да побыстрее! Уматывай, пока цел. Иначе тебе как наваляют по первое число…

И осеклась, потому что незнакомец с нескрываемым интересом посмотрел на меня.

Ой, что-то я увлеклась. С чего, собственно, я решила, что этот тип вступит в драку с Грегом? Хватит и того, что он вытащил его из воды. Правда, я никак не могла понять, как это ему удалось. Впрочем, не суть. Теперь я без проблем переплыву озеро, натяну платье и дам деру.

Я даже попятилась, желая осуществить этот план. Но в этот момент Грег сел, зло утер кулаком сочащуюся из носа кровавую юшку и разразился нецензурной бранью.

Я невольно заслушалась. Ого, как он умеет! Я даже не предполагала, что Грег умеет так связно говорить. Интересно, сам придумал или подслушал у кого? Думаю, вероятнее второе. Вряд ли самому Грегу пришла бы в голову идея сравнить незнакомца с чле… ой, как это называется-то культурно? Ну, скажем мягко, с тем местом, которое драконы для развлечения и размножения используют.

Как ни странно, загадочный тип слушал Грега спокойно и без всяких признаков раздражения. Но его желтый глаз опять начал темнеть, и на меня накатила паника.

Ой. Ой-ой-ой. Сдается, кое-кто сейчас огребет по первое число.

– И вообще, хряк ты обкорнанный, – завершил свой прочувствованный монолог Грег. – Да я тебя сейчас…

И вдруг завизжал, подобно свинье, которую неумело режут.

– Что, простите? – хладнокровно переспросил незнакомец. – Вы что-то сказали?

Грег с выражением неописуемого ужаса на лице открыл рот. И вновь издал душераздирающий поросячий визг.

– Извините, я не понимаю. – В уголках рта мужчины затеплилась слабая улыбка. – Успокойтесь и попробуйте снова.

Грег последовал его совету. Но его очередная попытка провалилась. Окружающую тишину опять прервал препротивный свинячий визг.

– Ай-ай-ай, – укоризненно закачал головой таинственный незнакомец. – Вот ведь незадача! У вас что-то с голосом?

Я бы решила, что он издевается. Но мужчина смотрел на Грега с неподдельной жалостью во взоре.

Тот открыл было рот, вновь издал тоненький животный звук, смертельно побледнел и прикрыл обеими руками лицо. После чего на полусогнутых рванул прочь, особо не разбирая дороги.

Послышался треск ломаемых кустов. С ближайшего деревца взлетела ворона, хрипло закаркав. Миг-другой – и все стихло.

– Спасибо, – искренне поблагодарила я мужчину, который с легкой улыбкой наблюдал за тем, как улепетывает Грег.

– Да не за что. – Незнакомец пожал плечами. Посмотрел на меня.

Я почувствовала, как мои щеки потеплели от непонятного смущения. Да, я по-прежнему стояла почти по горло в воде и могла бы поклясться, что неожиданный спаситель не способен разглядеть меня. Но почему-то показалось, что это не так. Что он видит меня так же ясно, как если бы я стояла рядом.

– Вы замерзли, – без намека на вопрос произнес мужчина.

И в этот момент мои зубы принялись отбивать предательскую дробь, подтверждая его правоту.

Надо же, и почему я не замечала этого прежде? Впрочем, ничего удивительного. Я слишком была увлечена происходящим и слишком боялась, что Грег все-таки доберется до меня.

Мужчина вдруг поднял руки к горлу и с тихим щелчком отстегнул застежку плаща. Аккуратно положил его на траву.

– Выходите и укройтесь, – любезно предложил он. – Я не буду смотреть.

И в подтверждении своих слов повернулся ко мне спиной.

Я озадаченно посмотрела на противоположный берег. В принципе я не настолько замерзла и устала, поэтому без проблем доберусь до него и своего платья.

Но, с другой стороны, что скрывать очевидное, мне было очень любопытно, кого это принесло в наш тихий спокойный уголок. Далеко не каждый день встретишь мага. А я не сомневалась, что передо мной именно он.

Поэтому я в несколько широких гребков достигла берега. Затем быстро пересекла разделяющее нас расстояние и набросила на плечи плащ.

Он был настолько теплым, что мне мгновенно стало жарко. А еще от плотной шерсти исходил приятный древесно-пряный аромат.

– Спасибо, – сказала я незнакомцу. – Вы очень любезны.

Тот медленно обернулся. Слегка склонил голову, показывая, что принимает мои благодарности.

– Кстати, меня зовут Лютик, – брякнула я. Маг насмешливо вскинул бровь, и я торопливо исправилась: – Точнее, Лютеция. Но все кличут меня Лютиком.

– А вы и в самом деле похожи на цветок, – неожиданно сделал мне комплимент незнакомец. – Светловолосая, голубоглазая. Сколько вам лет?

– Семнадцать, – честно ответила я.

– И чем вы так разозлили того парня? – полюбопытствовал мужчина.

– Да урод он, – я мгновенно помрачнела, недовольная тем, что приходится говорить о Греге. – Мерзкий и противный.

«А еще мой жених».

Правда, эту фразу я мудро придержала при себе. Пожалуй, таких подробностей незнакомцу знать не стоит.

– Красивым девушкам часто приходится нелегко. – Мужчина сочувственно хмыкнул. – Всякий сброд так и липнет.

Он назвал меня красивой? И я воссияла самой радостной из всех возможных улыбок.

Все-таки очень любопытно, кто он такой? По разговору понятно, что не из соседней деревни забрел. Да и одет получше, чем принято в наших краях. Рубашка аж слепит белизной, на штанах и сапогах – ни пятнышка. Явно не месит навоз на скотном дворе и не занимается другим, привычным для любого крестьянина трудом.

– А вы принц? – спросила я и кокетливо захлопала ресницами.

Неужели моя недавняя мечта о выгодном замужестве может исполниться? Честное слово, я не буду возражать, если этот незнакомец воспылает ко мне страстью и увезет куда подальше. Он всяко лучше Грега. Симпатичный, и маг к тому же.

Мужчина негромко рассмеялся, позабавленный вопросом. Затем покачал головой.

– Нет, не принц, – ответил он.

– Но кто же вы? – Я смотрела на незнакомца во все глаза, продолжая старательно улыбаться.

– А разве это важно? – вопросом на вопрос ответил тот. – Зовите меня Дреган.

Вот ведь таинственный какой. Хотя бы род назвал, к которому принадлежит.

– Дреган… – и я сделала паузу, надеясь, что мужчина поймет намек.

– Просто Дреган, – с нажимом проговорил он. Внезапно резко вскинул голову, как будто к чему-то прислушиваясь.

Я в свою очередь напряглась. Но вокруг было по-прежнему тихо. Лишь негромко шелестела листвой береза, чирикали птицы и лениво плескалась вода.

– Простите, мне надо идти, – проговорил мужчина. Развернулся и, не дожидаясь моего ответа, отправился прочь.

– А плащ? – запоздало крикнула я ему в спину.

– Оставьте себе, – обронил Дреган, не сбавляя шага.

Удивительная вещь, он шел прямо по бурелому, через который несколько минут назад с треском ломился Грег. Но до моего слуха не донеслось ни малейшего звука.

Мгновение-другое – и незнакомец окончательно скрылся из вида.

Я задумчиво провела рукой по плащу. Довольно усмехнулась. Полагаю, он оставил его мне специально, чтобы был еще один повод встретиться. Ну что же, я такого шанса не упущу и сделаю все, лишь бы очаровать его!


Дреган фон Каас миновал огромный пустынный холл замка. Вошел в гостиную и сразу же отправился к столику с напитками, где долго и придирчиво изучал этикетки запыленных винных бутылок.

– А где ваш плащ, хозяин? – прошелестело откуда-то, и на плечо ему тяжело плюхнулся Хорг, спланировавший откуда-то сверху.

– Отдал одной милой селянке, – ответил Дреган. Наконец-то выбрал себе бутылку, ловким ударом по донышку откупорил ее и сделал несколько глотков прямо из горлышка, не утруждая себя поисками бокала.

– Селянке? – с искренним недоумением переспросил зверек.

– Ее зовут Лютик. – Дреган слабо улыбнулся. – Голубоглазая блондинка, которая приняла меня за принца.

– О, понятно. – Хорг неожиданно начал принюхиваться к своему хозяину, словно пытаясь уловить что-то.

– От меня не пахнет кровью. – Дреган досадливо поморщился и резко дернул плечом, бесцеремонно и без предупреждения скинув питомца на пол.

Тот лишь в самый последний момент успел расправить кожистые крылья, что уберегло его от падения.

– Я и пальцем ее не тронул, – продолжил Дреган. – Ясно?

– А я и ни на что не намекал, – фыркнул Хорг, встал на задние лапы и ловко вскарабкался на ближайший диван. Там свернулся клубочком и промурлыкал: – Правда, не понимаю, зачем вам было отдавать ей плащ. Неужто бедняжка умудрилась замерзнуть в столь жаркий летний день?

– Дело в том, что она была обнаженной… – Дреган осекся, когда зверек издал несколько высоких отрывистых звуков. Покачал головой и добавил: – Нет, Хорг, не смейся. Я тут ни при чем! Она просто предпочитает купаться без одежды.

– Мне эта девушка уже нравится, – заметил Хорг. – Красивая, молодая и без комплексов. Быть может, пригласить ее в замок? На ужин, так сказать.

Дреган отпил еще вина. Затем небрежно промокнул губы рукавом рубашки, не обращая ни малейшего внимания на то, что пачкает тонкую дорогую ткань красными разводами. Покачал головой.

– Не думаю, что это хорошая идея, – пробормотал он. – Девица хороша, не скрою. Но ей лучше держаться подальше от меня. Ты сам прекрасно знаешь, что мои избранницы обычно долго не живут.

Хорг промолчал, впрочем, Дреган и не ждал от него никаких возражений.

– Я буду в своем кабинете, – сказал маг. Прихватил с собой початую бутылку и отправился прочь из гостиной.

Хорг дождался, когда шаги его хозяина стихнут. Затем лапкой расправил длинные усы.

– Лютик, стало быть, – негромко протянул он себе под нос, беседуя сам с собою. – Чует мой лысый хвост, я еще не раз услышу это имя из уст хозяина.


Глава 2

У меня болело, по-моему, абсолютно все. Но особенно сильно – голова.

Я приглушенно застонала, силясь вспомнить, что же со мной приключилось. Ох, такое чувство, будто меня как следует огрели по затылку! Но почему и за что?

Обрывки мыслей путались, а ломота в висках мешала мне сосредоточиться. Последнее, что я помнила отчетливо, – это загадочный незнакомец, который спас меня от Грега. Как же его звали? Ах да, Дреган.

После встречи я трепетала от счастья, представляя, как обзавидуются мои подруги после рассказа о произошедшем. Пусть этот самый Дреган и не принц, но наверняка какой-нибудь аристократ. И уж всяко лучше парней из нашей деревни. Даже Ейр на его фоне как-то побледнел.

Первым делом я забрала платье, которое так и лежало на берегу озера. Поеживаясь от отвращения, натянула его. Ох, противно представлять, что Грег прикасался к нему своими потными жирными ладошками. Но вряд ли мои родители оценят, если я вернусь домой в чужом мужском плаще на голое тело. Обязательно возникнут вопросы, где я потеряла одежду и кто позаботился обо мне.

После недолгих сомнений я решила плащ с собой вообще не брать и засунула его в дупло старой трухлявой березы. В конце концов, подружек можно привести и сюда. Все дергаться не буду, что мать когда-нибудь отыщет его среди моих вещей.

Но вот серебряную застежку в виде перевернутой звезды я все-таки отцепила и спрятала в карман. Металл приятно холодил мою руку. Пожалуй, стоит показать ее Раусу. Он знает намного больше меня. Авось просветит, почему этот знак кажется таким знакомым. Затем я поспешила домой.

Я почувствовала неладное, едва только закончила подниматься от озера. Наша крохотная деревушка гудела, словно разворошенный улей. Уже от тропинки я слышала гул встревоженных голосов, какие-то переругивания.

Что происходит? Такое чувство, будто около нашего дома, стоявшего на околице, собралась целая толпа.

В этот момент боль в затылке стала особенно невыносимой, и я опять застонала. Да, совершенно точно, ударили меня именно тогда. Неужели мне не повезло наткнуться на разъяренного Грега, который подкараулил меня по пути домой? Нет, по-моему, все было не так. И я опять углубилась в воспоминания.

Удивленная, я прибавила шагу. Буквально бегом преодолела остаток пути и вдруг встала как вкопанная.

Мои ощущения меня не обманули. Около нашего дома действительно было на редкость многолюдно. Казалось, будто тут собралось все население деревни.

Мой взгляд скользнул по лицам собравшихся, и я невольно вздрогнула, увидев Грега.

Тот стоял чуть поодаль в окружении своих многочисленных родственников. Тут были и его мать, и отец, и старшие братья с женами и детьми. Ох, недаром их семья считается самой большой в деревне! Вопрос только в одном: что они все забыли здесь? Неужели Грег в очередной раз нажаловался на меня? Только и мне есть что предъявить ему в ответ.

– Вот она! – визгливо вскрикнула дородная мать Грега и воинственно засучила рукава просторного домашнего платья. – Вот эта тварь, которая околдовала нашего сыночка!

– Тихо, Яра, – попыталась успокоить ее моя мать. – Не ори почем зря. Наверняка произошло какое-то недоразумение. Сейчас все выясним.

Дальше воспоминания сливались в одну неразбериху. Крики, ругань, поросячий визг Грега, к которому так и не вернулся дар речи.

Кажется, его мать не выдержала и вцепилась мне в волосы, обвиняя в случившемся. Раус, прибежавший на шум, кинулся на помощь. В суматохе образовавшейся сутолоки я не удержалась на ногах и рухнула на землю.

В этот момент что-то произошло. Что-то такое, что заставило всех как по команде замолчать. Внезапная тишина надавила на уши, и я почему-то перепугалась. А дальше – ничего. Как я ни силилась восстановить ход событий, но после того момента все окутывал мрак забвения.

Я пошевелилась, силясь переменить позу. Это мне удалось, но щиколотки и запястья заломило во много раз сильнее, и я опять застонала.

– Оклемалась? – послышался сухой старческий голос.

Я открыла глаза. Пару секунд бездумно смотрела в низкий земляной потолок. Затем с трудом повернула голову и увидела бабку Ейра – старуху Ирель.

Знахарка сидела на рассохшемся табурете и внимательно наблюдала за каждым моим движением. И я изумленно вздохнула, увидев, что лежу на топчане в ее крохотной землянке, по стенам которой были развешены пучки сушеных трав. Но самое главное – мои руки и ноги были надежно стянуты крепкой бечевой.

– Головенка у тебя крепкая, – прошамкала старушка. – Яра тебя так поленом приложила, что я уж решила – все мозги вытекут. Еле-еле убедила тебя сюда перенести. Иначе так и сдохла бы ты под забором.

– Ч-что… – Пересохшие губы отказывались служить мне. Язык напоминал терку и с трудом помещался во рту.

– Спрашиваешь, что случилось? – без особых проблем угадала мой вопрос знахарка. С кряхтением встала и взяла со стола глиняную миску с водой. Поднесла к моим губам, другой рукой приподняв мне голову.

Я сделала несколько глубоких жадных глотков. Поперхнулась и долго кашляла, отфыркиваясь от попавшей в нос воды.

– Беда у тебя случилась, – продолжила знахарка, убрав миску и вновь опустив меня на топчан. – Большая беда, дуреха. Зачем с чернокнижником связалась?

– С кем? – переспросила я, не понимая, о чем речь.

Знахарка недовольно вздохнула и ловко выудила из кармана заношенного, в подозрительных пятнах передника уже знакомую мне серебряную застежку.

– Твое? – строго спросила она, в упор глядя на меня.

– Да, но… – забормотала я.

– Дуреха, ты хоть представляешь, что это за знак? – перебила меня знахарка.

В ее голосе при этом послышалось не просто негодование, но настоящая ярость.

Я озадаченно мотнула головой.

Почему старуха Ирель так злится? Пожалуй, не было в нашей деревне человека добрее, чем она. Да, ребятне, вздумавшей пошалить и забывшей меру, частенько попадало от нее жгучей крапивой по голым ногам и рукам. Но при этом каждый знал: случилась беда – беги к старой Ирель. Она промоет ссадины, приложит к ране вонючую мазь, напоит душистым травяным отваром. Да что там, она знала всех нас с пеленок. Потому что именно Ирель звали, когда очередной женщине приходил срок разрешиться от бремени. Именно она слышала первый наш крик. И именно она зачастую навеки закрывала глаза тем, кто навсегда уходил по лунной дорожке к престолам Всеблагой Матери и Великого Отца.

Я никогда прежде не видела знахарку в таком бешенстве. Ее выцветшие от возраста глаза потемнели, губы тряслись, как будто она из последних сил удерживала себя от ругательств.

Но разве я сделала что-то дурное? Это же Грег во всем виноват! Это он говорил мне всякие гадости. И еще неизвестно, что бы он сделал со мной, если бы не Дреган.

– Звезды сверкают на небесах, – продолжила Ирель, убедившись, что я не могу ей дать ответ на вопрос. – Звезды сияют в волосах Матери. Звезды создал Отец. Но есть и другой бог. Порождение мрака и всего самого страшного и жуткого, что есть на свете. Неназываемым кличут его, дабы не навлечь беды. Он насылает на нас кошмары. Ему подчиняются все чудища, посланные нам на погибель. Он обещает злато, славу и исполнение всех желаний тем, кто согласится служить ему. Но заплатить за это придется душой. И знак этого бога – перевернутая звезда, как насмешка над Матерью и Отцом.

Ирель замолчала, пытаясь отдышаться от долгой тирады. Трясущимися руками плеснула себе в крынку воды из глиняного кувшина и пригубила ее. При этом я отчетливо слышала, как стучат ее зубы о край.

«Да она же боится! – пришло запоздалое осознание. – До смерти боится!»

– Своих слуг он метит, – глухо проговорила Ирель, осторожно поставив крынку на стол. – У них глаза разного цвета. Потому что одним из них они видят другой мир. Мир духов и нечисти.

Я тихо ахнула.

Глаза разного цвета? Но ведь она говорит про Дрегана!

– Ты понимаешь, о чем я, – без тени вопроса проговорила старуха, заметив мою реакцию. – Кто дал тебе эту застежку, Лютик? И не смей врать мне!

– Мужчина, – пустилась я в послушные объяснения. – Он был на берегу, когда я купалась. А потом Грег попытался меня схватить – и он вступился за меня.

– Это он сотворил с Грегом все это? – сурово спросила Ирель.

– Я не знаю. – Я пожала плечами. – Просто Грег внезапно завизжал, как поросенок. Но Дреган его и пальцем не тронул, честное слово!

– Дреган?

Старуха вдруг вздрогнула всем телом, как будто имя было ей хорошо знакомо.

Я кивнула, не отводя от нее испуганного взгляда.

– Значит, в замок вернулся хозяин. – Старуха тяжело вздохнула. Шаркая, отошла к крохотному оконцу, затянутому слюдой, и надолго замерла около него, как будто силилась что-то рассмотреть снаружи.

– У него были глаза разного цвета, – тихо проговорила я. – Один – зеленый, другой – желтый. Но неужели это означает, что Дреган продал свою душу Неназываемому?

Плечи Ирель слегка вздрогнули, доказывая, что она услышала меня. Но знахарка ничего не ответила, по-прежнему пристально всматриваясь во что-то, невидимое мне.

Я опять завозилась на топчане, силясь хоть немного ослабить путы. Мои пальцы уже начали неметь, и я понимала, что это не означает ничего хорошего для меня. Ох, даже страшно представить, как будет больно, когда Ирель наконец-то развяжет меня.

«Если развяжет».

Я торопливо мотнула головой, прогнав опасливый шепоток. Да ну, чушь какая-то! Я ведь не сделала ничего дурного!

– Ты знаешь, что у Грега начал расти хвост? – внезапно спросила Ирель, по-прежнему не поворачиваясь ко мне.

Это было неуместно, но я хихикнула. Хвост? Это она про настоящий хвост сейчас говорит или про кое-что другое? Неужели Грег становится настоящим мужчиной?

– А вилять им он может? – полюбопытствовала я и вновь фыркнула от смеха.

– Ничего смешного тут нет, – отрезала Ирель и кинула на меня хмурый взгляд через плечо. – У Грега растет самый настоящий поросячий хвостик. Выглядит, если честно, жутковато.

– Так ему и надо, – честно сказала я. – Он и без того настоящий боров.

– Грег – дрянной мальчишка, – тихо сказала Ирель. – Глупый, жестокий, неопрятный. Будь ты моя дочь – я бы и близко его к тебе не подпустила. Но твои родители решили иначе. Твое право было согласиться с этим или нет. Твоим правом было даже убежать из дома. Но превращать его в животное?

– Да я тут вообще ни при чем! – взвилась я на месте, уловив в ее тоне осуждение. – Это все он, Дреган!

Ирель многозначительно шикнула на меня, и я послушно замолчала.

Да, час от часу не легче. Зря я все-таки взяла ту проклятую застежку с плаща мага. Не будь ее при мне – никто бы ничего и не предъявил. Как бы меня в черном колдовстве и насылании порчи не обвинили.

Или уже обвинили?

– Почему меня связали? – спросила я.

– Потому что таково было требование старосты, – негромко ответила Ирель. – Ты очнулась. Что же. Я сообщу ему. Вечером будет общий сход. И на нем решат твою судьбу.

– Да до вечера у меня руки и ноги отвалятся, – пожаловалась я. – И так их уже не чувствую.

– Эх, милая моя. – Ирель покачала головой. – Тебе не об этом надлежит тревожиться. Как бы тебе на костер не угодить.

Я приоткрыла рот в немом изумлении, услышав это. Она шутит, что ли? Какой еще костер?

– Я же не ведьма! – взвыла я, когда до меня дошел весь смысл страшной фразы знахарки. – Бабушка Ирель, ну честное слово! Не трогала я Грега! Он сам во всем виноват!

– Я-то тебе верю, – негромко произнесла старуха. – Вопрос в другом. Поверят ли тебе остальные.

После чего подошла ко мне. Нагнулась над топчаном – и я перепуганно взвизгнула, когда в ее руке внезапно сверкнул наточенной сталью кинжал.

Неужели она вздумала прикончить меня прямо здесь и сейчас?

Но старуха ловким движением перерезала мои путы. И я застонала, ощутив, как нестерпимо закололи кончики пальцев.

– Счас мазью натру – легче станет, – успокоила меня Ирель. Отошла к полочке, где громоздилось великое множество всяких склянок и банок.

По лачуге поплыл тяжелый аромат полыни, когда она с трудом отвернула плотно притертую пробку одной из них.

– Бабушка Ирель, что со мной будет? – жалобно спросила я, пока знахарка щедро втирала в широкие багрово-черные полосы на моих запястьях и щиколотках густую янтарно-желтую мазь.

– Не знаю, девонька, – честно ответила она. – Ох не знаю. Семья Грега велика. Староста женат на двоюродной сестре его матери. А Яра зла на тебя, очень зла.

Понятное дело, после такого ответа мне стало совсем не по себе.

Время до вечера, на который был назначен всеобщий сбор деревни, тянулось как никогда долго. Ирель была настолько добра ко мне, что обработала и мою шишку на затылке, после чего накормила горячей сытной похлебкой. Затем занялась своими делами и принялась перекладывать и разбирать лекарственные травы, совершенно перестав обращать на меня внимание.

Что скрывать очевидное, я то и дело косилась в сторону приоткрытой двери, ведущей из лачуги на улицу.

Вряд ли старая и слабая знахарка сумеет меня остановить, если я вздумаю бежать. И я пару раз даже подходила к порогу, но Ирель не смотрела в мою сторону, полностью углубившись в свое занятие.

Казалось бы, что может быть проще? Выбежать прочь, а затем рвануть и вовсе из деревни. Я совсем недавно думала о том, что могу податься в Ньор. Но тогда речь шла о моем замужестве, а теперь все повернулось гораздо круче. Эдак меня и впрямь сожгут на костре, обвинив во всех мыслимых и немыслимых грехах.

Но легко сказать, да трудно сделать. Сотни вопросов тревожили меня каждый раз, как я задумывалась о побеге.

А вдруг это ловушка? Вдруг за лачугой знахарки наблюдают? Вдруг, стоит мне только показаться на пороге, на меня вновь нападут? Боюсь, тогда я одним ударом по голове не ограничусь.

Но самое главное: куда бежать-то? Я понятия не имела, в какой стороне находится Ньор. И до него еще как-то надо добраться. А у меня ни припасов, ни перемены одежды, ни надежного спутника. Лесные дорожки и торговые тракты – не лучшее место для прогулок. Особенно если ты девушка и тебе всего семнадцать.

Поэтому скрепя сердце я решила дождаться вечера. Не буду скрывать очевидное, в глубине души жила робкая надежда, что все как-нибудь образуется. В конце концов, я родилась в этой деревне. Я знаю всех ее обитателей. И я никак не могла поверить, что мне грозит настоящая смертельная опасность. Пусть меня поругают, пусть примерно накажут, пусть даже запрут на несколько месяцев дома. Но костер?.. Нет, такого я точно не заслужила!

Наконец в лачуге окончательно стемнело. Я понимала, что снаружи только начало смеркаться. Но маленькие окошки почти не пропускали закатных лучей солнца, поэтому тут обосновалась тьма. Густой чернильный мрак словно растворил стены и потолок, и на какой-то миг мне почудилось, что в нем скрывается кто-то…

Кто-то с глазами разного цвета.

Бред какой-то! И я с усилием улыбнулась. Это сказка старухи Ирель меня напугала. На самом деле я не верила в демонов и чудовищ. В магию – да, верила. Но, по-моему, лишь от человека зависит, добро ему творить или зло. К примеру, зуб даю, что Грег никакого договора с Неназываемым не заключал. Он вообще двух слов связать не может. Но это не мешает ему быть мерзавцем и негодяем.

Будет славно, если он в самом деле превратится в поросенка. Такого славного, упитанного, розовенького. Иногда я думала, что боги, наверное, слишком заняты. Еще бы, столько дел у них. И поэтому иногда бывают небрежны и путают, кому какая душа предназначена при рождении. А что, если так случилось и с Грегом? Из него получился препротивный парень. Боровом ему точно будет лучше. Знай себе лежи в луже и похрюкивай довольно. Не жизнь, а сказка.

Правда, с весьма кровавым концом.

– Идем, – в этот момент проговорила Ирель, прервав мои внезапные рассуждения о смысле жизни. – Пора, девонька моя.

Я невольно поежилась. В лачуге было тепло, даже жарко. Но меня пробил холодный пот при мысли, что вот-вот я предстану перед судом. И судить меня будут за то, чего я не совершала.

Уже на самом пороге Ирель вдруг повернулась ко мне и крепко взяла за локоть.

– Зря не сбежала, – проговорила она, глядя мне прямо в глаза. – Я ведь видела – ты хотела. Специально на тебя и не косилась. Зачем осталась?

– Но… – растерялась я. – Куда бежать-то?

– Да хоть за холм в соседнюю деревню. – Ирель сгоряча сплюнула прямо на земляной пол. – Девка ты видная, не пропала бы. Все лучше, чем так…

А вот теперь мне действительно стало страшно. Очень страшно. Не может быть, что Ирель говорит все это всерьез. Неужели мои дела настолько плохи? А все из-за какого-то поросячьего хвостика у Грега. Подумаешь, мелочи какие.

И вообще, я-то тут при чем? Это Дреган наколдовал – он пусть и отвечает. И вообще, как честный человек он обязан меня спасти! Сам втянул в эти неприятности – пусть сам и разбирается.

«Да, но он, скорее всего, и не подозревает, что происходит».

Возражение гласа разума было дельным, и я поморщилась. Эх, дать бы ему весточку, что я попала в беду. Почему-то я не сомневалась, что Дреган придет мне на помощь.

И воображение мигом нарисовало чудесную картину. Черноволосый маг в развевающемся по ветру плаще летит ко мне на подмогу через быстро сгущающиеся сумерки, оседлав огромного вороного жеребца. Конечно, на его пути встает противный Грег и его не менее противная мамаша, вновь вооружившаяся поленом. Но он небрежным движением раскидывает их. Затем подхватывает меня в седло и увозит в свой замок…

На столь замечательном моменте я вдруг нахмурилась.

Собственно, а что он со мной будет делать в замке?

На этом мое воображение спасовало. Ну, то есть я прекрасно понимала, что он вряд ли будет со мной в ладушки играть. И я жила в деревне. Знала, что тех же поросят и телят не приносит аист. Да и разве сможет эта птица утащить такую тяжесть? К тому же мы с раннего детства ватагой ребятишек бегали купаться на озеро, где плескались нагишом. Поэтому я прекрасно понимала, чем мужчина отличается от женщины и откуда берутся дети.

Но применительно ко мне все это выглядело каким-то… грязным, что ли. Я никогда не думала, что эта сторона жизни каким-то образом коснется меня. Вид совокупляющихся животных вызывал во мне чувство омерзения. Неужели у людей все так же? Фу, гадость какая!

Тем не менее эти размышления немного отвлекли меня от суровой действительности. Я не заметила, как под руку с Ирель подошла к месту всеобщего сбора. Чадящие самодельные факелы освещали небольшую полянку, и неровное оранжевое пламя бликами ложилось на хмурые сосредоточенные лица.

На моей памяти деревня ни разу не собиралась в настолько полном составе. Тут были все. И древние старики, и кормящие матери. Семья Грега держалась чуть поодаль. И только сейчас я поняла, как их много. Даже староста стоял неподалеку от них. И это наверняка не сулило ничего хорошего для меня.

Ирель, которая все время нашего недолгого пути не вымолвила ни слова, вдруг до боли стиснула мой локоть. Я удивленно покосилась на нее, но тут же окаменела.

Мой взгляд упал на Рауса. Мой брат стоял далеко в стороне. Его рубаха была порвана, на губах запеклась кровавая корочка, под глазом наливался внушительный синяк.

Ох, что это с ним? Сдается, в недавней драке он сам отхватил по первое число.

Бедняга Раус! Вечно ему достается из-за меня.

Интересно, а где мои родители? И я зарыскала глазами, безуспешно пытаясь их отыскать. Но все зря. Неужели они не пришли на сбор, хотя прекрасно понимали, что здесь решится моя судьба?

И начался суд. Точнее, судом его как раз тяжело было назвать. Скорее – базарной некрасивой склокой.

Первой выступила вперед Яра. Она тащила за руку Грега, и при виде своего так называемого жениха я не смогла сдержать ухмылки. Правда, тут же торопливо опустила голову, пряча эмоции в тени. Боюсь, я опять получу поленом по голове, если Яра увидит, что я потешаюсь над ее сынком.

А посмеяться действительно было над чем. Понятия не имею, что с ним сделал Дреган, но Грег все больше и больше напоминал жирного борова. Его прежде гладкие щеки покрывала жесткая щетина. Уши заострились и вытянулись вверх. Нос приплюснулся, став похожим на пятачок.

Теперь я вполне верила словам Ирель о том, что у него растет хвост. Н-да, эдак в стаде свиней его семейства скоро будет прибавление. Интересно, Яра отправит Грега на холодец? Или он продолжит жить с ними в доме на правах любимого сынка?

– Ты! – провыла Яра, обвиняюще ткнув в меня указательным пальцем. – Это все ты! Ты сотворила это с моим сыном!

Грег оглушительно завизжал и усердно закивал, видимо, выражая свое согласие со словами матери.

Хм, интересно, а как он сумел наябедничать на меня? Он же говорить не умеет. Выходит, только повизгивал, когда мать озвучивала варианты его предполагаемых обидчиков.

Но тогда получается, что Яра прекрасно понимала, какие отношения на самом деле связывают меня и ее сынка. И любовью с моей стороны и не пахнет. Неужели, как и моя мать, тоже считала, что стерпится – слюбится?

В этот момент заговорили все хором. Я моментально оглохла от криков, раздающихся сразу со всех сторон. Увы, чаще всего в них слышалось три слова: «ведьма», «смерть» и «костер».

Я бросила взгляд на Рауса. Конечно же, мой брат не участвовал во всеобщем оре. Но на него сейчас было больно смотреть. Он побледнел, лицо исказила гримаса страдания.

Наконец все стихло. Селяне, выплеснув свой гнев и раздражение, замолкали. Но во взглядах, обращенных на меня, по-прежнему чувствовались ненависть и злость.

– Выходит, дело решено, – подал голос староста – крепкий и жилистый мужчина лет пятидесяти. Задумчиво почесал куцую седую бородку. – Али все-таки королевского мага кликнем для разбора?

– Да этот маг только через полгода прибудет! – Яра притопнула ногой. – Их никогда не дождешься, когда надо. За это время ведьма всю деревню изведет. Сжечь ее сегодня – да дело с концом! Авось и к Грегу голос вернется. Недаром считают, что со смертью колдуньи все чары исчезают.

– Так-то оно так, но… – Староста вновь яростно затеребил свою бородку.

Надо же, такое чувство, будто он собирается вступиться за меня. С чего вдруг?

Хотя… Он же староста. Рано или поздно до королевского наместника дойдет слух о местном самосуде. И тогда именно Мерду придется отвечать первым.

– На костер ее! – взвизгнула Яра. – Пока она всех нас не потравила.

– Как будто если бы я могла, то стояла бы здесь и слушала все это, – не выдержав, все-таки подала я голос.

Яра взглянула на меня белыми от бешенства глазами. Покачнулась было вперед, недвусмысленно сжав кулаки, но на ее пути встала Ирель.

– Я предлагаю иначе, – тихо сказала знахарка. – Застежка говорит, что Лютик связалась с чернокнижником. Как думаете, что он сотворит со всеми нами, если мы ее убьем?

По собравшимся прошел ропот недоумения.

– Нельзя ссориться с магами, – продолжила знахарка. – Тем более с такими. Надо жить с ними в мире. А для этого надобно умаслить чернокнижника.

– И что ты предлагаешь? – ядовито спросила Яра. – Быть может, нам к нему еще на поклон отправиться?

– На поклон-то можно не ходить. – Ирель пожала плечами. – А вот дар не помешает сделать.

– Дар? – переспросил Мерд, явно заинтересовавшись этим предложением.

– Во все времена чернокнижники принимали в дар невинных девиц, – негромко сказала Ирель, но я не сомневалась, что ее слова слышат сейчас абсолютно все – такая тишина воцарилась вокруг. – Лютеция еще не познала мужских ласк. Я могу в этом поклясться. Так почему бы не отправить ее к слуге Неназываемого?

Я приглушенно ахнула. Приложила к горящим от стыда щекам ладони. Да что она такое говорит?

– Зачем отправлять к чернокнижнику его подружку? – фыркнула Яра. – Он только рад будет.

– Вот именно, – твердо произнесла Ирель. – А благосклонность темного мага многого стоит. В замок вернулся хозяин. И желаем мы того или нет, но нам жить бок о бок с ним. Если Лютик ни в чем не виновата, то, убив ее, мы ничего не добьемся. Если виновата, то после ее смерти на нас падет гнев чернокнижника и мы сделаем лишь хуже самим себе. Однако если мы отправим ее к магу, то тем самым докажем ему свою преданность и желание жить в мире.

– Но если Лютик невинна, а мы все равно отдадим ее чернокнижнику? – негромко спросил Раус, и в отблесках ближайшего факела я увидела, как мой брат заиграл желваками.

– Нам все равно надо его как-то задобрить. – Ирель виновато пожала плечами. – Невинная девица подходит для этой цели наилучшим образом.

– В деревне достаточно и других девиц! – аж взвился от негодования на месте мой брат. – Почему бы не кинуть в таком случае жребий?!

– Но только твою сестру подозревают в черном колдовстве, – парировала Ирель. – Поэтому это наилучший выход.

Раус побледнел так сильно, что на миг я испугалась – не рухнет ли он в обморок. Слепо шагнул вперед и почти уткнулся носом в грудь Ашеля, старшего брата Грега, который преградил ему путь.

– Уймись, – пробасил тот. – Иначе опять схлопочешь. И тогда на костер отправитесь уже вы вдвоем.

Раус рванул было в сторону, пытаясь обойти его. И тут же с глухим стоном свалился на землю, когда получил хороший удар сзади по голове.

Я с замиранием сердца увидела Хенка – отца этих ненормальных братцев и мужа не менее ненормальной Яры, который любовно прижимал к себе полено.

Ох, была бы моя воля, я бы это полено ему в самую глотку запихала! Сначала ему, потом его женушке, а потом каждому из сыновей.

– А почему бы и впрямь не отправить братца вместе с сестрицей к чернокнижнику? – спросил Ашель и мерзко захихикал. Добавил с откровенной издевкой: – Чернокнижники-то разными бывают. Вдруг этот невинных юнцов предпочитает.

У меня перед глазами все потемнело от бешенства. Теперь уже я шагнула вперед, но в последний момент меня остановила Ирель. С силой, которую нельзя было ожидать в столь тщедушном теле, схватила меня за руку, развернула к себе.

– Верь мне, – прошептала она. – Просто верь. Все будет хорошо.

Я с отчаянием уставилась в ее выцветшие от возраста глаза. Все будет хорошо? Для кого, интересно? Для меня и Рауса? Ох, что-то сомневаюсь! Скорее, все будет хорошо для семейки Грега, да чтоб он навечно превратился в хряка!

В следующее мгновение старуха Ирель погладила меня по волосам. Ласково, едва касаясь. И злость мгновенно схлынула, оставив после себя непонятное оцепенение.

Наверное, она использовала какую-то успокаивающую магию. Иначе я не могла понять, почему мои колени вдруг постыдно ослабели, а по щекам ручьем потекли слезы. Но больше у меня и мысли не возникло о сопротивлении.

Окончание собрания прошло для меня как в тумане. Я ничего не слышала. Голоса окружающих слились для меня в один невнятный гул. Я ничего не видела, кроме брата. Ашель и Хенк ловко связали его крепкой и тонкой бечевой, которую, как оказалось, принесли с собой. И в этот момент я поняла, что наша с братом судьба была предопределена заранее. Можно было и не ходить на собрание. Просто сидеть в лачуге Ирель и ждать, когда за мной явится взбаламученная толпа.

И только одна мысль терзала меня сейчас. Где же родители? Неужели они не придут и не скажут хоть слова в мою защиту?

– Идем!

В мое предплечье стальной хваткой впилась Яра, дернула за собой.

– Идем, колдовское отродье, – прошипела она. – Самая пора отправить тебя к твоему хозяину.

Рауса тоже заставили подняться. И толпа медленно двинулась в сторону замка, освещая себе путь факелами.

Я медленно передвигала ноги, чувствуя, что вот-вот расплачусь. Почему все так несправедливо в этой жизни? Разве я не заслужила лучшей участи? Я ведь на самом деле ничего дурного не сделала. А Раус? Он-то тут при чем?

Занятая мрачными переживаниями, я почти не заметила дорогу до замка. Как-то вдруг оказалось, что мы уже стоим около высоких железных ворот, за которыми высилась темная громада древней крепости, в окнах которой не горело ни огонька.

Ирель легонько тронула одну из створок – и та совершенно бесшумно отошла в сторону.

– Знаете, я, пожалуй, дальше не пойду, – вдруг проговорил Ашель. – Сами сдайте эту девку на руки колдуну.

– Да и мне там делать нечего, – поддержал сынка Хенк. – Тут и без того много народа.

После этого заговорили все разом. И как-то вдруг оказалось, что больше никто из селян не горит желанием двинуться в гости к чернокнижнику.

Я слабо усмехнулась, хотя мне было совсем не до смеха. Ох, и трусы же все они!

– А я пойду! – с мрачным огнем во взоре заявила Яра. – А то это отродье еще сбежит.

И так пихнула меня в спину, что я едва не грохнулась на колени.

Ирель перевела вопросительный взгляд на старосту.

– И я пойду, – с тяжелым вздохом сказал он, даже не пытаясь скрыть неудовольствия от сего факта. – Делать-то все равно неча.

Вызвались нас сопровождать и два сына Мерда. Точнее сказать, сперва они было отступили, силясь спрятаться в толпе. Но староста так сурово глянул на них, что они покорно подошли ближе.

И наша порядком поредевшая процессия отправилась дальше.

В этот миг я вдруг осознала, как сильно волнуюсь. Странное дело, но я не верила, что Дреган способен причинить мне вред. Будь он на самом деле злобным колдуном, продавшим душу Неназываемому, то почему в таком случае не убил меня сразу, еще на берегу озера? Напротив, вел себя вежливо и учтиво. И помог осадить Грега.

К слову, противного мальчишку он тоже не убил. Подумаешь, заставил хрюкать. Можно считать, просто проявил все худшие черты характера этого свинтуса.

Между тем мы медленно поднялись по ступеням высокого каменного крыльца. Ирель выступила вперед. Зачем-то откашлялась и несколько раз стукнула дверным молотком.

Звук, усиленный входными чарами, громогласным эхом прошел по округе, заставив всех нас вздрогнуть от неожиданности. Сразу после этого наступила тревожная, звенящая тишина.

«А может быть, никого нет дома? – мелькнуло жалобное у меня в голове. – Ну пожалуйста!»

Увы, моим чаяниям было не суждено исполниться. До моего слуха донесся душераздирающий скрежет отодвигаемого засова, и на пороге предстал сам Дреган собственной персоной.

Мужчина, судя по всему, готовился ко сну. На это указывали роскошный парчовый халат на его плечах и самые прозаические тапочки на ногах.

При виде последних я изумленно покачала головой. Ну надо же! Чернокнижник – и в тапочках.

Увидев, сколько народа пожаловало к нему в гости, Дреган изумленно хмыкнул, скрестил на груди руки и выжидающе вскинул бровь, молчаливо требуя объяснений.

– Вот, – первой опомнилась Яра. Вновь пихнула меня в спину, да так, что на сей раз я все-таки рухнула на колени. – Забирай свою подстилку, маг! И расколдуй моего сына!

Я тихонько охнула, пребольно ударив колени. Застыла, чувствуя, как слезы опять подкатили к глазам.

Как же все нечестно и несправедливо!

– Как же вы мне все надоели! – внезапно посетовал Дреган.

В следующий миг он шагнул вперед. Подхватил меня под руку и поставил на ноги.

От прикосновения его теплой руки, на сей раз без перчаток, меня почему-то кинуло в крупную дрожь. Ох, какая она горячая! Как будто несчастного снедает жестокий жар.

Но, справедливости ради, Дреган был совершенно не похож на тяжелобольного.

Правда, почти сразу Дреган отдернул руку, как будто вспомнил о чем-то. И я осталась стоять рядом с ним, не понимая, что делать дальше.

– И что все это значит? – хмуро спросил он, глядя прежде всего на Ирель.

– Наша деревня решила засвидетельствовать вам свое почтение, о господин, – вежливо ответила она. – Вы из рода Каас. Веками вы владели округой. В вашей милости было казнить и миловать. И мы приготовили вам дар.

– Дар? – скептически переспросил Дреган. Покосился на меня и сухо поинтересовался: – И какой же?

– Ее! – непрошенно влезла Яра. – Ее душа черна, но лоно еще чисто. Забирай ее. И верни мне сына!

– А разве ваш сын погиб или исчез? – удивительно, но в тоне Дрегана я почуяла скрытую насмешку.

– Он становится свиньей! – обиженно заявила Яра, видимо, не ощутив ничего дурного в тоне чернокнижника.

– Свиньей? – Теперь я могла бы поклясться, что Дреган из последних сил сдерживает смех. – Но разве он не был ею?

– Не смейте оскорблять моего сына! – взвилась от негодования Яра. – Он… Он милый мальчик. И не его вина, что ему на пути попалась эта шваль.

И Яра с такой злостью глянула на меня, что я невольно вжала голову в плечи, как будто спасаясь от возможного удара.

Затылок, совсем недавно пострадавший от ее полена, заныл, напоминая, на что способна в гневе мать Грега.

Дреган опять искоса глянул на меня, как будто ощутил мою боль. Его зрачки вдруг резко расширились, и оба глаза стали абсолютно черными, сравнявшись в цвете. И привычные мурашки пробежали по моему позвоночнику. Ох, сдается, спокойствие чернокнижника напускное. А в действительности он лишь в шаге от взрыва.

– А с ним что не так? – нарочито равнодушно осведомился Дреган и легким кивком показал на связанного Рауса, который стоял поодаль с весьма мрачным выражением лица. – Его-то в чем обвиняют?

– В том, что он брат этой гадины. – Яра хмыкнула, словно недоумевая, что надобно объяснять настолько очевидные вещи. – И он пытался выступить в ее защиту! Разве его вина не очевидна?

– Ну да, ну да, – тихо, словно беседуя сам с собою, произнес Дреган. – Брат пытается спасти сестру. Неслыханное злодеяние!

– Да, неслыханное, – важно подтвердила Яра, как будто не почуяв издевки в тоне Дрегана. – Его сестра – ведьма. И Раус должен был…

В следующий момент из уст женщины вдруг вырвалось воистину змеиное шипение.

Она смешно округлила глаза. Открыла рот опять – и вновь зашипела, как будто потревоженная гадюка. Прикрыла обеими ладонями рот, с ужасом глядя на Дрегана.

– Ну и семейка, – тихо, ни к кому, в сущности, не обращаясь, произнес тот. – Один – реальный боров. Другая – истинная гадюка. Интересно, а что с другими членами семьи?

– Дреган фон Каас, – тихо прошелестел голос Ирель. – Во имя всех богов, и даже Неназываемого… Я умоляю вас о снисхождении…

Дреган мученически возвел глаза вверх. Подумал о чем-то, глядя на звездные небеса. Затем пожал плечами, как будто завершил мысленный спор.

– А что будет, если я откажусь от вашего дара? – спросил он, обращаясь к Ирель.

– Думайте сами, – вежливо отозвалась та. – Местные люди боятся неизвестного. Того, чего не понимают. А после всего произошедшего… Боюсь, тень на Лютике останется навечно.

– Ясно, – сухо сказал Дреган. Застыл, в задумчивости покусывая нижнюю губу.

– Только тронь мою сестру, мерзкий колдун! – в этот момент ожил Раус и воинственно шагнул вперед. – Только тронь! И я тебе все руки пообрываю!

Дреган пробурчал себе под нос что-то неразборчивое, но наверняка ругательное. Скорчил страдальческую физиономию и опять посмотрел на меня.

Его взгляд словно обжег меня. И у меня вновь предательски затряслись губы при воспоминании обо всех несправедливостях этого дня.

– Демоны с вами, – в этот момент устало проговорил Дреган. – Давайте эту парочку мне. И проваливайте в деревню.

– А как же?.. – Ирель обернулась к Яре, которая тихо шипела в отдалении.

На какой-то момент женщина слишком широко открыла рот, и я с удивлением увидела раздвоенный язык, проскользнувший между ее губ.

– Меня так и тянет оставить все так, как есть, – хмуро проговорил Дреган. – Ну да ладно. Завтра утром все вернется на круги своя. Грег снова станет боровом в мужском обличье, а она – гадюкой в женском.

– Спасибо, господин! – Ирель согнулась в глубоком поклоне чуть ли не до земли. Затем попыталась выпрямиться – и болезненно охнула, схватившись за поясницу.

– Как же вы мне надоели! – вновь посетовал Дреган.

Шагнул вперед, но знахарка испуганно отпрянула от него и неминуемо упала бы, если бы мгновением раньше чернокнижник не поймал ее за локоть.

Полыхнули светло-голубые чары – и старая Ирель с удивлением выпрямилась, покрутилась из стороны в сторону, словно проверяя, все ли в порядке.

– Прочь, – негромко обронил Дреган.

И знахарка рванула со ступеней с такой скоростью, которую было бы тяжело ожидать от ее старых ног.

За ней потянулись и остальные. Секунда-другая – и на крыльце осталось лишь трое: Дреган и я с братом.

Чернокнижник молча наблюдал, как от замка улепетывают наши бывшие сопровождающие. Когда они выскочили за пределы ограды, он прищелкнул пальцами – и ворота сами закрылись. Правда, теперь я не сомневалась, что извне их больше не открыть.

Дреган удовлетворенно вздохнул. Перевел на меня взгляд – и я невольно попятилась, непонятно чего испугавшись.

– Ну что же, дар, – с сарказмом проговорил он. – Идем в гостиную. Заодно на твой затылок гляну. Кровью от тебя на милю вокруг несет. – Затем хмуро посмотрел на Рауса и продолжил: – И вы, молодой человек, идемте. Надеюсь, дорогу вы не забыли.

Я изумленно вскинула брови. О чем это он? Прозвучало это так, как будто Раус уже был в замке чернокнижника.

Но задать Дрегану вопрос я не успела. Он уже отвернулся и неторопливо вошел в замок. За ним последовали и мы с братом.

И не передать словами наше изумление, когда мы увидели, кто именно дожидался нас в гостиной.


Несколькими часами ранее

Дреган фон Каас стоял около окна замка и с интересом смотрел на долину, которая простиралась под замком, стоявшем на возвышении.

Из окна прекрасно была видна деревня, где сегодня царило непривычное оживление.

– Почему они так суетятся? – меланхолично спросил маг, ни к кому, в сущности, не обращаясь. – Как растревоженный муравейник, когда в него сунешь палку и хорошенько поворошишь.

– Наверное, до них дошел слух о возвращении хозяина в исконные владения, – ответил ему Хорг, который висел вниз головой, обернувшись кожистыми крыльями и крепко уцепившись когтистыми лапами за потолочную балку.

– Возможно, – не стал спорить чернокнижник. Подумал немного и с некоторой досадой проговорил: – Сдается, я сегодня несколько погорячился.

Хорг помалкивал, но его длинный нос так и задвигался, как будто зверек к чему-то принюхивался.

– Не надо мне было обращать того парня в борова, – продолжил мужчина. – Это может отрицательно сказаться на моей репутации.

– Репутации? – все-таки не выдержав, с сомнением переспросил Хорг. – Прошу прощения, хозяин, но я не понимаю. Вы – прославленный чернокнижник! Ваша слава идет за вами по пятам. Честно говоря, я думаю, вы недостаточно наказали того юнца. Надо было испепелить его на месте. Это послужило бы знатным уроком всем остальным.

– Испепелить? – с грустной усмешкой переспросил Дреган. – О да, я бы мог, наверное. И тогда король вновь призвал бы меня на службу. А я устал, Хорг. Устал за эти годы быть карающим мечом его величества. Нет, увольте. Король Торн позволил мне удалиться от двора при одном условии. Если я забуду свое темное мастерство и больше не буду обращать свой дар против людей.

– Против дворян, – с насмешкой поправил его Хорг. – А это же селяне. Они плодятся, как мыши в урожайный год. Подумаешь, парнем больше, парнем меньше – невелика беда. Ну пожаловались бы на вас королевскому наместнику. Ну приехал бы он с разборками. Сами знаете, что Дарин Кейсон жаден до золота и вина. Вы бы дали ему с избытком и первого, и второго. И он составил бы какую-нибудь отписку об этом печальном происшествии. Ну не знаю. Молния несчастного поразила. Всякое же бывает.

– Достаточно, – негромко, но с нажимом произнес Дреган, и его питомец замолк, должно быть, сообразив, что малость перегнул палку со своими поучениями. А чернокнижник с тяжелым вздохом продолжил: – Нет, Хорг. Убийства тем и страшны, что втягиваешься в них незаметно. Это как пристрастие к алкоголю. Развивается исподволь. Сегодня бокальчик, завтра два, через неделю – бутылка. Не успеешь оглянуться, как на тебя из зеркала посмотрит опухшее нечто, потерявшее всяческое сходство с человеком.

– Ну не так же все быстро происходит, – позволил себе усомниться Хорг. – По слухам, тот же Дарин вполне себе благополучно поживает, хотя слухи об его кутежах и в Ньоре уже стали притчей во языцех.

– Да, но убийства пьянят сильнее вина, – возразил Дреган. – Мне хватило одного ужасного урока, до чего можно дойти в своей жажде крови. Я оказался способным учеником. Повторения мне не требуется.

Хорг шумно завозился на потолочной балке, таким образом выражая свое несогласие с мнением хозяина, но продолжить спор не решился.

– Почему же они все-таки так суетятся? – вновь задумчиво проговорил Дреган, обернувшись к окну. – Странно.

Любой обычный человек на его месте не увидел бы ничего – деревню и замок все-таки разделяло озеро. Но зрение чернокнижника, усиленное магией, позволяло ему без особых проблем увидеть шумную толпу около одного из домов. Правда, разглядеть участников он уже не мог.

– Ладно, пора обедать, – наконец сказал Дреган, решив не забивать себе голову пустяками. – Хорг, что у нас сегодня вкусного?

– Печень врагов, тушенная в слезах их жен, и кровь девственниц, – хмуро обронил питомец, явно еще недовольный проигранным спором.

– Кажется, я уже говорил тебе, что устал от твоих шуточек, – холодно обронил Дреган и прищелкнул пальцами.

Тотчас же в потолочную балку рядом с лапами зверька угодила ярко-алая молния. Хорг взмыл в воздух, заполошно заметался по огромному залу, словно пытался уйти от нового удара.

Но чернокнижник продолжать наказание не стал. Он сложил руки на груди, ожидая ответа на недавний вопрос.

– Вы ведь не приказали привести замок в порядок перед своим возвращением, – обиженно профырчал Хорг, наконец опустившись на спинку кресла. – В подвалах хоть шаром покати. Правда, я нашел по запаху несколько замурованных скелетов, но из них даже суп не сваришь – навара-то никакого. Да и вряд ли вы согласитесь на подобное кушанье.

– Что, совсем нечего есть? – искренне расстроился Дреган.

– Я загрыз в окрестностях пару кроликов, – признался Хорг. – Попытался содрать шкуру когтями, но не особо получилось. Так что понятия не имею, что в итоге вышло. Как говорят, горячее сырым не бывает.

– Н-да, надо бы мне нанять кухарку, – резюмировал Дреган. Покосился в окно на другой берег озера и задумчиво вопросил: – Интересно, кто-нибудь из селян согласится пойти ко мне в услуженье?

– Да толпа ринется, если платить побольше пообещаете, – заверил его Хорг. – Зато есть хорошая новость, хозяин! Я обнаружил винный погреб! Битком набит самыми драгоценными экземплярами!

– Ну что же, тащи в обеденный зал своих кроликов и вино, – с тяжким вздохом ответил Дреган. – Вечерком прогуляюсь до деревни. Авось кого и найду в услужение. Заодно и узнаю, почему там такой шум сегодня был.

Спустя несколько минут Дреган сидел за длинным обеденным столом и уныло взирал на нечто в высшей степени закопченное, поданное на тарелке из прекраснейшего и драгоценнейшего фарфора.

– Что это? – наконец с сомнением спросил он и потыкал вилкой в бок загадочного кушанья.

Уголь черной золой осыпался на белоснежную скатерть.

– Кролик, – честно ответил Хорг, который вновь залез на одну из потолочных балок.

– Кролик? – с сомнением переспросил Дреган. – По-моему, это просто обглоданный скелет, который кое-кто пытался сжечь, чтобы скрыть деяние своих рук… – покосился вверх и исправился с сарказмом: – Точнее, лап.

– Я же сказал, что шкура очень плохо сдиралась, – признался Хорг, по всей видимости, не испытывая никаких угрызений совести. – Мне пришлось помочь себе клыками и когтями. А потом я подумал, что вы можете отравиться, если мясо не пропечется в достаточной мере. Вот и…

– Короче, ты сожрал кролика, затем обуглил скелет в плите и подал его мне, – перебил его Дреган.

Хорг зашебуршился на потолочной балке, но промолчал.

– Хорошо, ты сказал, что убил двух кроликов, – пробурчал Дреган. – Второго постигла такая же печальная участь?

– Э-э, нет, – почему-то грустно сказал Хорг. – Второго я положил в морозильный ларь. Так сказать, на будущее.

– Другими словами, ты так обожрался первым зверем, что на второго у тебя уже не хватило сил, поэтому решил оставить его на ужин, – подытожил Дреган. Встал, резко отодвинув стул, и приказал: – Тащи этого кролика на кухню!

– Хозяин, неужели вы будете готовить сами? – изумился Хорг.

– Ну а что делать, есть-то хочется, – фыркнул Дреган.

Правда, надеждам чернокнижника на сытый обед было не суждено исполниться. Он едва успел вспороть тушку жирного кролика, приготовившись для разделки мяса, как по замку поплыл громкий стук входного колокола, усиленного магией.

– Да что ты будешь делать! – ругнулся Дреган.

От неожиданности он дернулся и закапал кровью несчастного убиенного животного себе рукава.

– В следующий раз не забудьте надеть передник, хозяин, – послышалось откуда-то сверху ядовитое высказывание питомца, по всей видимости, остро переживающего потерю законного ужина.

– Обязательно, – пообещал ему Дреган. И отправился открывать дверь нежданному визитеру.

На пороге мялся незнакомый мальчишка, который выглядел старше своих лет из-за крепкого телосложения. При виде хозяина замка он почему-то смешно округлил глаза и аж позеленел.

– Ну и что тебе нужно, вьюнош? – спросил Дреган.

В этот момент с острия ножа на носок его сапога упала крупная капля крови. Чернокнижник тяжко вздохнул и, недолго думая, вытер лезвие прямо о рукав рубашки. Все равно та была безнадежно испорчена.

Незваный гость теперь посерел. Закатил глаза и грузно осел в обморок прямо у ног чернокнижника.

Дреган вздернул бровь, с интересом глядя на тело около своих ног.

– Что же с тобой делать-то? – пробурчал, ни к кому не обращаясь.

Затем нагнулся, подхватил незнакомца за обе руки и втащил-таки в замок.

Через несколько минут парень был уложен на диван в гостиной. Дреган восседал напротив него в кресле и задумчиво поигрывал рукоятью ножа в ожидании, когда тот очнется.

– О, мясо подоспело! – обрадовался Хорг, грузно перелетевший на плечо хозяина.

Мальчишка, чьи ресницы было дрогнули, показывая, что он приходит в себя, затрясся, словно осиновый лист на ветру. Опять опасно побледнел.

– Цыц! – шикнул Дреган на своего питомца. – Уймись, право слово. Иначе действительно разозлюсь.

И было что-то такое в голосе чернокнижника, что зверек на сей раз не рискнул спорить. Напротив, предпочел перебраться на спинку соседнего кресла.

– Ну и кто ты? – хмуро спросил Дреган у мальчика, который старательно делал вид, будто все еще без сознания. – И не притворяйся. Я слышу, как бьется твое сердце. Я слышу твое дыхание. Ты уже пришел в себя.

Непрошеный гость тут же распахнул глаза. С выражением нескрываемого ужаса уставился на хозяина замка.

– Да не смотри ты на кровь, – поторопился добавить тот. – Это кролик.

– Вы его ели сырым? – выдохнул парень и скривился, теперь ради разнообразия позеленев.

– Да сколько же в тебе цветов радуги? – тихо, словно беседуя сам с собою, пробурчал Дреган. Затем уже громче: – Разделывал я его. Понял? Ужин себе приготовить хотел. Зажарить, если тебе это интересно. Или полный рецепт зачитать?

– А мальчик прав, сырые кролики вкуснее, – непрошено влез в разговор Хорг.

Гость только сейчас заметил зверька. Уставился на него с выражением неописуемого ужаса на лице.

– Чувствую, тебя я скоро зажарю и съем, – фыркнул Дреган. Торопливо добавил, заметив, что юнец вновь начал сереть: – Это я не про тебя, вьюнош. А об этой тварюге, которая никогда не знает, когда надлежит остановиться в своих шутках.

– А… хорошо. – Мальчик послушно кивнул, медленно, но верно возвращаясь к обычному цвету лица.

– Так что тебя привело в мой замок, о мой впечатлительный друг? – полюбопытствовал Дреган. – Или наняться хочешь?

– Кем? – с подозрением осведомился тот.

Дреган мученически возвел глаза вверх. Пробурчал что-то невнятно-ругательное себе под нос.

– Не, не хочу, – уже продолжил мальчик и вдруг вскочил с дивана. Рухнул на колени перед чернокнижником и взвыл, потрясая кулаками: – Спасите мою сестру, господин маг!

Дреган торопливо потушил заплясавшие было на кончиках пальцев огни атакующего заклинания – уж больно внезапным был маневр гостя. Благо, что тот этого не заметил. Уставившись взглядом в пол, он затараторил, от спешки путая и глотая окончания слов: – Этот Грег! Он же боров, как есть боров! А вы его боровом и сделали. Но теперь Лютика сожгут на костре. Точно сожгут. Яра ее как поленом огрела! Благо, что Ирель спасла. Но дальше-то что?

И замолчал, шмыгая носом.

– Хозяин, вы что-нибудь поняли? – осведомился Хорг. – Что за боров, что за полено, при чем тут костер?

– Так, – протянул Дреган. Медленно и нехорошо протянул, и его питомец предпочел перебраться еще дальше, теперь выбрав для себя один из книжных шкафов. А чернокнижник уже продолжал, и его желтый глаз начал опасно темнеть: – А теперь подробнее, мальчик мой. Лютик – твоя сестра?

– Да, – тот послушно кивнул головой.

– Ей сильно досталось из-за того, что я вступился за нее?

– Да, – опять подтвердил тот. – Сильно. Хорошо, что черепушка крепкой оказалась. Рука-то у Яры тяжелая, тем более поленом приложила.

– И теперь ее собираются отправить на костер? – задал еще один вопрос Дреган.

– Да. – Мальчик чуть не зарыдал в полный голос, но в последний миг сумел совладать с эмоциями. Поднял голову и исподлобья глянул на Дрегана. Глухо спросил: – Так вы спасете ее?

Дреган задумчиво потер подбородок. Воцарилась тягостная пауза, прерываемая лишь жужжанием мухи, которая настойчиво билась о стекло, силясь выбраться на свежий воздух.

– Иди домой, – внезапно сказал Дреган.

– Но… – Мальчик аж вскинулся от неожиданности.

– Но… – эхом вторил ему притихший было Хорг.

– Иди, – с нажимом добавил Дреган. – Ничего с твоей сестрой не будет. Селяне пошумят-пошумят и успокоятся. Ваш староста не дурак. Должен понимать, что за самосуд его королевский наместник по голове не погладит.

– Но… – не унимался подросток.

Дреган встал, отодвинув кресло. Подошел к нему, и тот сразу сник. Низко-низко опустил голову, не смея взглянуть на чернокнижника в упор.

– Иди, – тихо повторил Дреган.

И столько власти было в его голосе, что незваный гость тут же вскочил на ноги и дал деру. Через некоторое время раздался звук захлопнувшейся двери – и в замке вновь воцарилась тишина.

– Хозяин? – вопросительно прошелестел Хорг, явно удивленный всей произошедшей сценой.

А Дреган отошел к окну. Некоторое время полюбовался на то, как недавний визитер со всей мочи бежал по тропинке, ведущей от замка вокруг озера к деревне.

– Почему вы прогнали его? – спросил Хорг. – Мне казалось, вы настроены благосклонно к этой девушке.

– Вот поэтому я и не хочу вмешиваться, – негромко сказал Дреган. – Если я приду к ней на выручку, то ее судьба будет определена раз и навсегда. Ей никогда больше не позволят вернуться в деревню. А пока есть шанс, что все образуется. Покричат, пошумят, родители сделают ей а-та-та. И больше не будут пускать одну купаться в озере.

– Ну, служанка нам в замке не помешает, – тихо заметил Хорг.

Плечи Дрегана дрогнули, но он ничего не ответил на предложение своего питомца. Чернокнижник по-прежнему внимательно смотрел в окно, словно силился разглядеть там нечто, видимое только ему.

– Как думаешь, за сколько я доберусь отсюда до деревни в случае необходимости? – вдруг спросил он у питомца.

Хорг хитро повел усатой мордой. В его крошечных черных глазках-бусинках промелькнула усмешка.

– При помощи магии за пару минут обернетесь, – ответил он.

– Это хорошо, – проговорил Дреган. Тряхнул головой, словно отгоняя какие-то мысли: – Ладно, вернусь я к своему кролику.

Вечерело. Сыто пообедавший Дреган, переодевшись в роскошный парчовый халат и сменивший сапоги на тапочки, сидел напротив окна в гостиной, для удобства подтащив к нему кресло.

Он не зажигал свечей. В темноте чернокнижник чувствовал себя куда спокойнее. Ему нравилось наблюдать за танцем мрака, льнущего к стеклам снаружи.

– Девушку вполне могут убить и на судилище до костра, – в этот момент прошептал Хорг, спрятавшийся где-то среди мебели. – Ее брат сказал, что один раз ее уже огрели поленом. Мало какая голова перенесет второй такой удар.

Дреган фон Каас промолчал. Он словно заснул с открытыми глазами, не отводя взгляда от окна.

– Почему, собственно, вы так против? – не унимался Хорг. – Нам в самом деле не помешает служанка.

– Молодая, красивая и невинная девушка в замке чернокнижника? – горько перебил его Дреган. Покачал головой. – Не думаю, что это хорошая идея. Это слишком опасное сочетание, которое рано или поздно приведет к трагедии.

– Но… – Хорг не успел высказать очередное возражение. Он вдруг запнулся и с сомнением проговорил: – Хозяин, вы слышите? Мычание телят…

Дреган резко встал. Подался вперед, напряженно вглядываясь в тропинку, ведущую к деревне. Затем развернулся и кинулся прочь из гостиной.

Он успел открыть входную дверь до того, как высокий, сутулый мужчина взялся за молоток. В воздух при этом взмыл огненный шар, разорвав лиловые сумерки позднего вечера. Это произошло настолько внезапно, что визитер отпрянул, едва не свалившись с высокого крыльца.

– Д-добрый вечер, – заикаясь, поздоровался незнакомец.

Дреган выжидающе вскинул бровь и сложил на груди руки.

– Я по поводу Лютика, – продолжил мужчина. – Я Иргон, ее отец.

За спиной Дрегана послышался едкий смешок Хорга. Незнакомец вздрогнул и принялся испуганно озираться, явно не понимая, откуда раздается звук.

– Я привел несколько телят, – проговорил он смущенно через пару мгновений.

– Зачем? – удивленно обронил Дреган.

– Как плата. – Мужчина пожал плечами. – За дочь. Спасите ее!

Дреган тяжело вздохнул. Посторонился и широко взмахнул рукой, предлагая позднему гостю следовать за ним.

Тот некоторое время сомневался. Затем упрямо сжал губы так, что они превратились в тонкие бескровные линии, и вошел в замок.

Спустя недолгое время мужчина уже изливал душу чернокнижнику, сидя на том же диване, который всего пару часов назад занимал его сын.

– Дура у меня жена, дура, – жаловался он. – Я ей сразу сказал, толка от этого Грега ноль. Жирный урод. Но она вцепилась в его семью. Мол, и зажиточная, и большая. И вообще, Лютик не первая и не последняя. Я знал, что дочь чего-нибудь выкинет. Характер у нее ого-го. Надо было вступиться, надавать дурной бабе по глупой ее башке. Но я же… Я же ни разу за все годы на нее и пальца не поднял. А в итоге вон как все обернулось. Я же думал, что до осени утрясется как-то. Ну, в крайнем бы случае отправил Лютика к своей тетке в другое село. Прям перед сватами бы и отправил, вот судьбой своей загробной клянусь! И даже скандала бы не побоялся. Но кто же знал, что этот Грег заранее ее зажимать начнет! Иначе я бы ему первый башку открутил.

– Хозяин, телята в стойле на заднем дворе, – в этот момент доложил Хорг, влетев в комнату.

Иргон оказался крепче нервами, чем его сын. Дреган внимательно наблюдал за его реакцией, но мужчина лишь вздрогнул при виде необычного зверька, однако в обморок падать не стал.

– В общем, это половина моего стада, – сказал он. – Но если мало – я и остальных приведу. Свиней там, курей. Главное, спасите Лютика!

– Вы понимаете, что если я публично выражу свою поддержку вашей семье, то вам в деревне больше не жить? – холодно осведомился Дреган.

– А? – переспросил Иргон, не вникнув в смысл фразы, которая оказалась слишком сложной для него.

– Поймите, я – чернокнижник, – вздохнув, пояснил Дреган. – Как любят говорить в народе, слуга Неназываемого. Человек без души и совести. Если я спасу вашу дочь, тень того ужаса, что испытывают передо мной остальные, падет и на нее. Ее лишь заподозрили в связи со мной – и уже заговорили о костре. А что будет, если я лично явлюсь на судилище?

– Что будет? – переспросил Иргон, явно не поспевая за ходом мыслей собеседника.

– Да ничего хорошего не будет, – фыркнул тот. – Как бы вам тогда весь дом от страха не спалили. Люди ненавидят то, чего не понимают и боятся.

– Дела. – Иргон задумчиво почесал затылок. Затем виновато глянул на Дрегана и протянул: – Ну так это… Что же ей, погибать, что ли? Взяли бы ее к себе в услужение. Она девка молодая, работящая. Полы бы вам помыла, пыль протерла.

– Рубашки постирала бы, – негромко добавил Хорг и гнусно захихикал.

Дреган с мученическим вздохом сгорбился в кресле. Принялся растирать себе виски, как будто страдал от невыносимой головной боли.

– Немыслимо, – пробурчал он себе под нос так тихо, что Иргон при всем своем горячем желании был не в состоянии разобрать и слова. – И никого, стало быть, не смущает, что служанкой в замке чернокнижника будет молодая белокурая девственница. Расскажи кому – не поверят.

– Так вы согласны? – с робкой надеждой в голосе спросил Иргон. – Меня к вам Ирель надоумила пойти. Сказала, что наша деревня всегда в мире с владельцами замка жила. Мол, упади Дрегану фон Каасу в ноги, взмолись о помощи. И он обязательно придумает что-нибудь.

– И кто такая эта столь мудрая и находчивая Ирель? – хмуро поинтересовался Дреган.

– Дык знахарка наша, – пояснил Иргон. – Это она Яру от Лютика отогнала, когда та ее чуть поленом не зашибла. Ну и к себе забрала, чтоб голову ей подлечить. А пока я дочку в ее лачугу тащил, она и шепнула, куда бечь надобно.

Дреган молчал несколько минут, нервно постукивая пальцами по подлокотникам кресла. Вопреки своим привычкам, не лез с сомнительными остротами и Хорг. Иргон тоже помалкивал, умоляюще глядя на владельца замка.

Внезапно зверек насторожился и повел усатой крысиной мордочкой, к чему-то принюхиваясь.

– Идут, – обронил он. – Хозяин, к вам целая церемония направляется.

– О тьма, – прошипел сквозь зубы Дреган. – А я так мечтал об отдыхе в столь благословенном и спокойном местечке. Ну кому я там понадобился?

В этот момент раздался перелив входных чар, и чернокнижник нехотя встал. Отправился к дверям, кинув замершему Иргону:

– Посиди пока здесь. Вернусь и решу, что делать с твоими телятами.

– И с твоей строптивой козочкой, – все-таки ввернул шуточку Хорг.


Глава 3

Я широко распахнула глаза, увидев смирно сидящего на диване отца.

О небо, что он тут делает?

– Папа? – неверяще спросила я. Вопросительно обернулась к Дрегану.

Чернокнижник прислонился плечом к дверному косяку, не торопясь войти в комнату вслед за мной и Раусом.

– Папа? – удивленно прошелестел брат. – Что ты тут делаешь?

– Вот, Лютика пришел выкупать, – грустно проговорил отец. – Сам виноват. Надо было сразу вашу мамку на место поставить. Ну да ладно, половина стада телят – не такая уж великая цена.

Я аж икнула от этой новости.

Половина стада? Да это же… Это же полнейшая катастрофа! Именно столько отец продавал на ежегодной осенней ярмарке в Туроне. Покупал на вырученные деньги одежду, обувь, словом, все необходимое, что не могло дать наше хозяйство. Получается, следующую зиму моя семья будет голодать?

– И вам не стыдно? – разъяренно обернулась я к Дрегану.

– Мне?! – Тот опешил от удивления. – А почему мне должно быть стыдно в этой ситуации, милая селянка?

– Да потому что только вы виноваты во всем этом! – Злые слезы защипали мне глаза. – Зачем вы дали мне эту проклятую застежку?

– Не хотелось бы говорить об этом при вашем отце, но смею напомнить, что вы были голой, – хладнокровно парировал Дреган. – И лишь по этой причине я предложил вам плащ.

– Голой? – взвился на месте отец. – Как это? Ты обесчестил ее, мерзкий колдун!

– Ух, как вы мне надоели! – тоскливо посетовал Дреган. И гордо замолк, явно не желая больше произносить никаких оправданий.

Я почувствовала смутное беспокойство. Отец был не прав в своих обвинениях. Дреган не сделал со мной ничего дурного. Он спас меня от Грега! Но, с другой стороны, все мои беды случились тоже из-за Дрегана. И как быть?

– Папа, успокойся, – попыталась я вразумить разгневанного отца. – На самом деле все было совсем иначе…

– А давайте их всех убьем, хозяин, – вдруг перебил меня странный свистящий шепот.

Я взвизгнула от неожиданности. Зарыскала по ярко освещенной комнате взглядом, гадая, кто это сказал. И вдруг увидела престранное существо.

Больше всего оно напоминало крысу-переростка. Очень жирную и очень наглую. Но при этом обладала кожистыми крыльями, каждый сгиб которых завершался острым когтем, и мускулистыми лапами.

– Ой, что это? – перепуганно пискнула я.

В этот момент странный зверь посмотрел на меня и медленно оскалился, показав внушительные клыки.

Это оказалось чересчур для моих нервов, слишком истрепанных сегодняшними событиями. Затылок вдруг налился тягучей болью, перед глазами потемнело. И, жалобно всхлипнув, я осела в обмороке.

Правда, в последний момент успела ощутить, как кто-то аккуратно подхватил меня, уберегая от жестокого падения.

«Дреган, – подумала я. – Какой он все-таки милый!»

После чего темные воды небытия окончательно сомкнулись над моей многострадальной головой.

Впрочем, момент забытья не продлился долго. Достаточно скоро я ощутила, что лежу на чем-то мягком и уютном. А заодно услышала спор, который велся надо мной.

Спорящие говорили в полный голос, поэтому мне не пришлось даже прислушиваться.

– Ну вот, она беременна! – горестно стенал отец. – Иначе почто бухается на пустом месте?

– Да не трогал я твою дочь, – огрызнулся Дреган, уже оставив вежливый тон. – Даже пальцем не прикоснулся. Я всего лишь пугнул Грега, когда тот пытался ее пощупать в озере. Ну и заодно превратил его в борова. Поскольку твоя дочь была уже синей от холода и стучала зубами, дал ей плащ. Откуда мне было знать, что все так обернется?

– А почему она тогда в обморок упала? – упорствовал отец.

– Помилуйте, разгневанный отец, – послышался знакомый присвист так напугавшего меня чудовища, – но даже если предположить, что мой хозяин славно покувыркался с вашей дочкой на берегу озера, разве беременность даст о себе знать прям в этот вечер?

– А разве нет? – агрессивно отозвался отец. – Мне Ельга так на следующий день после свадьбы и заявила, что, мол, понесла. А я ее до того и пальцем не трогал.

После этого в комнате повисла напряженная тишина. И мне она очень не понравилась.

– Дела, – наконец негромко протянуло чудище. – Сдается, в этой семейке все не так просто.

– Цыц, Хорг, – весомо обронил Дреган. – Не наше дело.

– А что, разве я не прав, что ли? – обиженно вопросил отец. – У баб-то чутье на эти вещи похлеще, чем у зверя. Ну, Ельга так говаривала. Прям сразу чуют, если получилось.

Послышался негромкий смешок. И почти сразу я почувствовала прохладное прикосновение к моему лбу.

– Очнулась? – полюбопытствовал Дреган. – Долго еще притворяться будешь?

Я хмуро посмотрела прямо в глаза чернокнижнику.

Удивительно, но сейчас оба были почти одинакового цвета: желто-зеленого, как у довольного домашнего кота, ухватившего отличный кусок мяса со стола, пока хозяева отлучились. И на самом дне их теплилась улыбка.

Я вдруг осознала, что улыбаюсь в ответ. Нет, он все-таки милый! Хоть и повинен во всех моих бедах.

– Простите, – негромко сказала я.

Дреган вздернул одну бровь, не торопясь убирать ладонь с моего лба.

– Папа, ничего у меня с Дреганом фон Каасом не было, – проговорила я, посмотрев на взволнованного отца, который переминался с ноги на ногу чуть поодаль. – Он спас меня от Грега. Дал свой плащ, чтобы я прикрылась. И при этом не подглядывал.

Откуда-то сверху вновь донесся ехидный смешок. Я задрала голову и с содроганием сердца увидела неведомую тварь, которая висела аккурат надо мной.

Интересно, кто это? Или, вернее сказать, что?

– Но ты сказала, что он виновен во всех твоих бедах, – не унимался отец. – Почему?

– Потому что я прихватила застежку с его плаща, – призналась я. – И именно эта застежка так разозлила Яру и прочих.

– Девочка, стало быть, клептоманка, – донеслось сверху.

Я понятия не имела, что означает столь мудреное слово. Но почудилось в нем нечто постыдное.

– Нет, я просто не хотела показываться перед родителями в чужом мужском плаще, – попыталась я объяснить. – Поэтому спрятала его в дупле. Но побоялась, что застежку украдут. Вот и решила взять с собой. А потом… Потом все вышло так, как вышло.

– Точно ничего не было? – недоверчиво переспросил отец.

– Точно, – подтвердила я.

– А жаль… – полувздохом донеслось сверху.

И тотчас же с притолоки посыпалась какая-то труха. Что-то громыхнуло, и я завизжала, прикрыв голову руками.

Ой. Что это?

Как оказалось, закричала не только я. Мой отец громко и от души выругался, брат, до этого сидевший смирнее мышки, выдал такое, что я невольно покраснела. Откуда он знает такие выражения?

– Простите моего питомца, – спокойно произнес Дреган, сдув с кончиков пальцев остатки магических искр. – Иногда он… В общем, бывает слишком глуп и слишком груб. Приношу свои извинения за него.

– Ну хорошо, – пробормотал отец, как-то тоскливо покосившись на дверь. – Значит, все решено? Я оставляю вам телят, а Лютик уходит со мной?

Дреган встал с дивана, на котором я лежала. Скрестил за спиной руки и медленно прошелся по комнате.

Я заволновалась. Что это с ним? Выглядит он не особенно довольным.

– А что будет дальше? – негромко спросил Дреган, остановившись напротив окна. Устремил отсутствующий взгляд во тьму, плескавшуюся снаружи, как будто был способен там что-то разглядеть.

– Как что? – Отец недоуменно пожал плечами. – Мы вернемся в деревню…

– И завтра сестру опять поведут на костер, – не выдержав, влез-таки с замечанием Раус. – Семейка Грега точно не успокоится, пока не выживет ее из деревни. А если она проведет ночь здесь, в замке, то и замуж ее больше не выдать. Все будут считать, что она… ну, в общем… – И Раус густо покраснел, не в силах завершить свою мысль вслух.

– Ох, молодежь, – снисходительно пробурчала странная тварь, к пугающему виду которой я почти привыкла. – Как это мило… Я прям прослезился от такого целомудрия.

– Лютик может уйти прямо сейчас, – упрямо возразил отец. Покосился на невозмутимого Дрегана и робко уточнил: – Правда ведь?

– Я никого не держу, – спокойно сказал он. – Вы все можете уйти в любой момент. И даже телят своих с собой захватите.

– Телят-то зачем отдаешь? – обиженно взвыла странная тварь, притаившаяся за подкопченной от чар потолочной балке. – Чем нам питаться?

– Папа, это глупо! – Раус внезапно вскочил на ноги и свирепо выдвинул вперед нижнюю челюсть.

О, я очень хорошо знала, что это значит. Пожалуй, в упрямстве моему брату не было равных.

Ну, если не считать меня, конечно же.

И по всему выходило, что мой брат сейчас просто в бешенстве.

– Маг прав, – заявил Раус. – Если Лютик вернется сейчас в деревню, то завтра все повторится. Причем на сей раз ее даже в замок не отправят. Решат, что чернокнижник отказался от дара, поэтому сразу же сожгут.

– Да нет, сынок, глупости какие. – Отец помотал головой. – Яра, конечно, дурная баба. Но не до такой же степени. Авось успокоится за ночь и остынет.

– Угу, как же, – буркнула я, вспомнив, как женщина показала свой раздвоенный язык. – Наверняка еще долго ядом будет плеваться, вспоминая, как Дреган ее заколдовал.

– Вы ее заколдовали? – изумился отец, широко распахнув глаза и уставившись на Дрегана. – Зачем?

– Не понравилась она мне, – буркнул тот. – Как и ее сынок. Впрочем, верно говорят, что от ослицы не родятся единороги.

После столь глубокомысленного замечания в комнате стало тихо. Отец усердно шевелил бровями, видимо, силясь постигнуть смысл столь чудного сравнения. А я… В общем, мне было просто неловко признаваться в том, что я понятия не имею, кто такие единороги.

Только Раус робко улыбнулся, как будто оценил шутку чернокнижника. Впрочем, мой брат всегда любил читать.

– Я считаю, что Лютик должна остаться здесь! – первым нарушил затянувшуюся паузу брат и зло сжал кулаки. Добавил: – По крайней мере, здесь до нее Яра точно не доберется.

– Раус, это немыслимо! – простонал отец, аж раскрасневшись от волнения. – Твоей сестре еще замуж выходить и детишек рожать! А как это сделать, если…

И он пугливо осекся, покосившись на невозмутимого Дрегана.

– Я никого бесчестить не планирую, – с нескрываемой обидой уведомил тот. – Так, на всякий случай сообщаю.

– А я этого и не позволю! – Раус еще выше поднял подбородок и бесстрашно отчеканил, глядя прямо в глаза чернокнижнику: – Я остаюсь с сестрой! Буду жить здесь. И поверь, отец, честь моей сестры будет под надежным присмотром.

Дреган мученически возвел глаза к потолку, где прилепилась головой вниз его странная тварь.

– Хорг, напомни мне, разве я предлагал кров этим забавным людишкам? – вопросил он с сарказмом.

– Нам нужна кухарка, – прошипело чудное создание. – И мальчик пригодится. Пусть заботится о телятах.

– Да ты издеваешься, должно быть!

Я испуганно пискнула и с трудом удержалась от желания забиться с головой под ближайшее кресло.

Ого, как Дреган умеет! Вроде бы даже голоса не повысил. А как будто хлестнул наотмашь.

– Хорг, это уже не смешно, – прошелестел с бешенством Дреган. – Мне не нужна кухарка. Мне вообще никто не нужен в этом замке. Я хочу побыть один!

– Как скажете, хозяин, – проговорила тварь на потолке. – Тогда позвольте мне слетать в деревню, когда девицу будут сжигать. Люблю запах жареного мяса.

Меня отчетливо замутило от последней фразы создания. Фу, гадость какая! Неужели он это всерьез?

Дреган издал приглушенный полустон-полувздох. Замер посредине комнаты с закрытыми глазами.

Я понятия не имела, о чем он задумался. Но мне очень не нравилась глубокая морщина, разломившая его переносицу.

– Ладно, пусть будет так, – наконец глухо сказал он и устало посмотрел на отца. – Кухарка мне нужна, Хорг прав. Я найму вашу дочь. И даже вашего сына выгонять не буду. Замок долго стоял заброшенным. Крепкая мужская рука тут пригодится. Более того, я намерен даже заплатить за услуги ваших детей. Скажем, пять серебряных пойдет?

Отец смешно выпучил глаза. По всему было видно, что он ошарашен предложенной суммой. Еще бы! Даже в лучший свой год он выручал на ежегодной ярмарке всего полтора серебряных. Эдак потеря половины стада телят обернется невиданной удачей.

– За первый месяц, – торопливо добавил Дреган, неверно истолковав выражение лица отца. – Держите.

После чего залез в карман, подошел ближе и щедро сыпанул монеты на колени растерянного донельзя отца.

– С-спасибо, – заикаясь, поблагодарил тот. – Ваша щедрость, господин, не знает пределов! Я… Спасибо вам еще раз!

Понятия не имею, сколько еще он бы распинался в благодарностях, при этом не забыв подобрать все монеты и аккуратно сложить их в карман. Но внезапно замок сотряс звук входного колокола.

– Чудовищно, – буркнул себе под нос Дреган. – Кого еще на ночь глядя принесло?

Я напряженно выпрямилась. Умоляюще уставилась на чернокнижника.

А вдруг это Яра? Вдруг она решила, что я слишком легко отделалась, и вернулась, желая завершить начатое?

Дреган почувствовал мой взгляд. Посмотрел на меня и слабо улыбнулся. Он ничего не сказал, но внезапно я ощутила, как когтистые лапы тревоги разжимаются, перестав терзать мое сердце.

– Хорг, открой, – приказал он, не сводя с меня глаз, вновь совершенно одинакового цвета.

И питомец мага ловко выскользнул из гостиной, отправившись выполнять его повеление.

Я купалась во взгляде чернокнижника. Он словно обволакивал меня лаской. Кожа покрылась приятными мурашками, как будто кто-то провел по ней теплым мехом…

– Достаточно, – вдруг буркнул Раус.

Поднялся со своего места и встал таким образом, чтобы оказаться между мной и Дреганом.

Я кисло скривилась. Вот ведь… братишка! Вечно лезет не в свое дело.

– Занимательно, – почти не разжимая губ, обронил Дреган. – Вы очень забавный молодой человек. Пожалуй, мне стоит пообщаться с вами наедине.

– Чего? – непонимающе брякнул Раус.

А я почувствовала, как мои щеки потеплели от раздражения. Что-то мне все это очень сильно не нравится. С какой такой стати Дреган вдруг так заинтересовался моим братом? Поневоле подумаешь о всяком… нехорошем.

Однако ответа от чернокнижника мой брат так и не дождался. В этот момент дверь, ведущая из гостиной в прихожую, распахнулась и на пороге предстала моя мать.

Мои глаза сами собой округлились, когда я увидела, в каком виде она явилась в замок Дрегана. Я даже не подозревала, что у матери имеется настолько вызывающее платье. Считай, вся грудь нараспашку. Эдак и простудиться можно. А вырез на подоле? Да он же до самого пояса идет!

Кстати, а фигура у моей матери очень даже ничего. В обычных-то нарядах этого не видно. Постоянно поверх платья передник повязан. А теперь я неожиданно увидела, что ноги матушки стройные и длинные, а талия по-девичьи тонкая.

Отец сдавленно закашлялся и побагровел. Привстал было, потом вновь уселся, схватившись за левую сторону груди.

Дреган искоса глянул на него. Нахмурился, но промолчал.

По всей видимости, мать не ожидала увидеть перед собой столько народа. Она даже попятилась было, но Хорг, влетевший следом, успел захлопнуть дверь.

– Ой, – пискнула она и торопливо скрестила руки на груди, прикрываясь от всеобщих взглядов.

Я, в свою очередь, напряженно размышляла, почему мне кажется такой знакомой ткань этого платья. Вроде бы она была отложена у нас для пошива занавесок. Правда, мать ругалась, что отец купил на ярмарке не плотную материю, а полупрозрачный тюль. Мол, безобразие полное. Ничего не скроет, что в доме происходит. Все в окна глазеть будут.

По всей видимости, она-таки нашла этой ткани достойное применение.

– Ельга? – удивленно пробасил отец. – Что ты тут делаешь? И почему ты… такая?

– Какая такая? – огрызнулась мать, прижавшись спиной к двери. Слепо зашарила позади рукой, должно быть, собираясь улизнуть.

– Заперто, дорогуша, – злорадно проговорил сверху Хорг. – Да не просто так, а я еще чарами припечатал. Уж больно любопытно, что дальше будет.

Как ни странно, но мать не испугалась чудного создания, но глянула на него с таким гневом, что мне невольно стало не по себе.

– Ух, нечисть крылатая! – отчетливо буркнула она себе под нос.

– Чем обязан честью? – прохладно поинтересовался Дреган, глядя на мою мать.

А вот Раус уже был около нее. Брат со злостью рванул с себя легкую куртку и набросил на мать, прикрыв ее почти обнаженные прелести.

– А жаль, – вновь не удержался от соблазна прокомментировать все происходящее Хорг. – Грудь у дамочки аппетитная. Даром что двоих детишек выкормила. Насколько я понимаю, это мать столь славного семейства пожаловала.

– Да, пожаловала, – с достоинством подтвердила мать и коротким кивком поблагодарила Рауса. – Я пришла осведомиться о судьбе моей дочери.

– Но почему в таком виде? – простонал несчастный отец, продолжая держаться за левую сторону груди. – Ельга, во имя всех богов, только не говори, что собиралась охмурить этого хмыря!

– Вот за хмыря я могу и обидеться, – холодно отозвался Дреган.

После чего одним стремительным движением пересек комнату. Я аж приоткрыла рот от изумления – настолько быстро и незаметно это у него вышло. Только что он стоял тут – и вдруг уже подле дивана.

Дреган опустился на колени перед диваном, рванул на груди моего отца рубаху.

– Не надо, – слабо запротестовал тот. – Что вы делаете?

– Спасаю вам жизнь, – огрызнулся Дреган. Положил ладонь на обнаженную кожу. Именно напротив того места, где, по моим представлениям, должно было находиться сердце.

Отец откинул голову на спинку дивана, больше не в силах возражать. Прикрыл глаза.

Я с тревогой наблюдала за этой картиной. А ведь батюшка действительно выглядит так себе. Аж посерел лицом, на лбу выступила обильная испарина, губы побледнели, а из груди вырывался какой-то сиплый хрип.

Но почти сразу я с облегчением вздохнула, когда услышала, что его дыхание стало ровным и спокойным. Щеки порозовели, губы тронула улыбка.

– Так-то лучше, – констатировал Дреган и встал. Чуть склонил голову, внимательно глядя на моего отца сверху вниз.

– Спасибо, – прошептал тот, растирая то место, к которому прикасалась рука чернокнижника. – Как-то мне заплохело. Как будто в сердце иголок навтыкали. И это… Зла не держите за хмыря. Это просто так вырвалось. От досады.

– О да, у тебя есть все причины негодовать, – премерзко захихикал Хорг, который опять повис вниз головой на балке. – Женушка-то гулящей оказалась.

Дреган прищелкнул было пальцами, должно быть, желая вновь ударить по надоедливому питомцу чарами. Но в последний момент передумал и устремил свой жуткий, немигающий взор на мою маму.

– И ничего я не гулящая! – возмутилась та, кутаясь в куртку Рауса. – Я желала спасти свою дочь! Вот и приоделась для визита в замок.

– Ты бы еще голой сюда заявилась, – грустно посетовал отец.

– Если бы это спасло Лютика, то заявилась бы! – с вызовом воскликнула мать.

Отец смущенно отвел взгляд, явно не найдя, что возразить на столь откровенный ответ.

– Ну и зачем вы пожаловали в мой замок? – спросил Дреган.

Он вернулся на прежнее место посредине комнаты и сейчас стоял, заложив руки за спину. При этом по его лицу было совершенно непонятно, о чем он думает. Словно смотришь на каменного идола.

– Я уже сказала, – хмуро обронила мать. – Я волновалась за судьбу Лютика. Вот и пришла узнать, что с ней.

– А почему ты не была на судилище? – не выдержав, все-таки спросила я. – И почему не урезонила Яру? Вы же с ней подруги.

– Потому что, – веско обронила мать.

Я невольно втянула голову в плечи. Когда она говорила вот так – с ней лучше было не спорить. Все равно в итоге выйдешь виноватой.

– Ельга, идем домой, – в этот момент попросил отец и тяжело поднялся с дивана.

В какой-то момент его качнуло, но он оперся рукой на спинку, пережидая приступ слабости.

И опять глубокая вертикальная морщина расколола переносицу Дрегана, который внимательно наблюдал за этой семейной сценой, но не вмешивался. Однако чернокнижник промолчал.

– Как домой? – фальшиво возмутилась мать. – Я никуда не уйду без своей дочери! И если Дреган фон Каас имеет на нее какие-нибудь виды, то я с радостью…

– Хватит, – обронил отец.

Он сказал это просто и без нажима. Но почему-то ледяные мурашки пробежали по моему позвоночнику. Сначала вверх, потом и вниз.

– Хватит, Ельга, – повторил отец. – Я все понял. Не дурак ведь безглазый и безмозглый. Дети пусть остаются тут. Колдун прав, Лютику лучше в деревне не появляться. А Раус присмотрит за ней. Он у меня смышленый парень.

– Но… – заупрямилась было мать и словно невзначай распахнула куртку, вновь продемонстрировав все свои прелести.

– Ельга, пшла вон! – неожиданно рявкнул отец.

И я сама чуть не рванула на выход – столько власти вдруг прорезалось в голосе отца.

Мать поперхнулась. Посмотрела на отца так, будто впервые его увидела.

– Дома поговорим, – многозначительно пообещал он. – Не заставляй меня гнать тебя из замка пинками. Я ведь могу. Ты более чем заслужила.

Мать высокомерно фыркнула, видимо, не поверив в угрозу. Но испытывать судьбу не стала. Развернулась – и дверь приглашающе распахнулась перед ней.

– Проваливайте, любезнейшая, – ласково посоветовал ей Хорг, притаившийся сверху.

Мать ничего ему не ответила. Тряхнула волосами, красивой пушистой волной рассыпавшимися при этом по плечам и вышла прочь. За ней последовал и отец.

И лишь после того, как за родителями закрылась дверь, Дреган тихонько прошептал:

– А меня почему никто не спросил? Может, я и эту парочку желаю выгнать восвояси?

– Терпи, хозяин, – ядовито хохотнул с потолочной балки Хорг. – Кухарка нам была нужна, помощник по дому тоже пригодится. Да и деньги ты уже отдал. Видишь, как все благополучно сложилось.

Правда, в ответ ему послышался тяжелый вздох чернокнижника, в котором не угадывалось и толики радости.


Глава 4

– Лютик, вставай!

Кто-то отчаянно тряс меня за плечи, но мне очень не хотелось выныривать из сладкого сна.

После столь странного окончания встречи Дреган не стал вести долгих бесед со мной или Раусом. Он показал нам комнату на втором этаже, которую выделил для нашего проживания. Тут было две кровати, огромный платяной шкаф, куда нам было нечего положить, и письменный стол.

Стоит признаться, после всех злоключений прошедшего дня я заснула даже прежде, чем моя голова коснулась подушки. Правда, платье при этом не снимала. Кто знает, на что способен этот чернокнижник. Вдруг прокрадется ко мне ночью и возьмет силой, невзирая на присутствие рядом брата.

Правда, от последней мысли мне почему-то стало не страшно, а…

И на попытке дать определение своим эмоциям я и заснула.

А вот теперь кто-то самым наглым образом пытался меня разбудить.

– Лютик! – особенно отчаянно провыли мне в ухо, и я обреченно вздохнула, узнав голос Рауса.

– Ну чего тебе? – пробурчала недовольно, после чего перевернулась на другой бок, силясь вновь вернуться в объятия дремы.

– Лютик, я хочу, чтобы ты это увидела! – непреклонным тоном заявил брат и вновь как следует потряс меня, из-за чего голова бессильно мотнулась из стороны в сторону.

– Осторожнее! – попросила я и со страдальческой миной приложила ладонь к затылку. – Тебя-то вчера поленом не прикладывали.

На самом деле мне не было больно или неприятно. Все-таки стоило признать, что Дреган обладал неплохими способностями целителя. Вспомнить хотя бы, как он помог Ирель и моему отцу. Но это не значит, что моему брату можно так бесцеремонно трясти меня и орать.

– Лютик, пожалуйста, – уже серьезно попросил Раус. – Мне нужна твоя помощь.

Я тяжело вздохнула и приоткрыла один глаз. Правда, тут же с удивлением распахнула оба.

Потому что в комнате не было темно. Ее заливал приятный слабый свет. Не от окна или от зажженной свечи.

Я потрясенно округлила глаза, когда заметила небольшой шар, плавающий в воздухе. Именно он и освещал пространство, позволяя разобрать очертания мебели и встревоженного брата, сидевшего в изголовье моей кровати.

– Ч-что это? – запинаясь, спросила я и указала на загадочный предмет.

– Не знаю, – хмуро сказал Раус. – Мне не спалось. Ты-то сразу засопела, а я все вертелся и вертелся. Думал… о всяком. Об Яре этой дурной, о том, что Грегу давно надо было навалять. А потом не выдержал и встал. Ну… – на этом месте брат смутился. Отвел взгляд и почти шепотом добавил: – В уборную захотел. Думал, что прогуляюсь по свежему воздуху и все в голове уляжется. Только никак сапоги под кроватью отыскать не мог. Темно было, хоть глаз коли. Ну я сдуру и посетовал в полный голос, что не видно ни зги. И тут же этот шар в воздухе загорелся. Я чуть умом не тронулся. Сперва решил, будто у меня глюки какие. Или колдун на меня наваждение наслал. Вот и принялся тебя будить.

– Дела, – завороженно пробормотала я, наблюдая за неспешным танцем загадочного шара в воздухе.

Не утерпев, вскочила с кровати и, шлепая босыми ногами, подошла к нему.

Тот словно почувствовал мое приближение. Замерцал ярче и спланировал вниз, зависнув над моим плечом.

– Круто, – прошептала я. Протянула было руку к нему, но шар поднялся чуть выше, не давая прикоснуться к себе.

– Слушай, Лютик, а проводи меня во двор, – внезапно попросил Раус и скорчил жалобную физиономию. – Все равно ведь проснулась.

– Вообще-то это ты меня разбудил, – напомнила я и обернулась к брату.

Он сидел на моей кровати. Какой-то маленький и взъерошенный. И внезапно меня кольнуло чувство жалости.

Он ведь младше меня. Ему всего четырнадцать. Да, ростом и силой его боги не обделили, но при этом Раус сохранял какое-то детское восприятие бытия.

Демоны, да ему, наверное, очень страшно в этом замке! Недаром про чернокнижников ходит столько жутких легенд. А еще эта непонятная летающая тварь. Эдак выйдешь из комнаты, а она тебе в волосы вцепится.

И все-таки Раусу эти страхи не помешали прийти и просить за меня перед Дреганом. Неужели я откажу ему в такой малости?

К слову, мне бы и самой не помешало навестить это место. А одна я из комнаты точно не выйду.

– Эх ты, горе мое луковое, – укоризненно проговорила я. – Ладно, идем уж.

– А ты знаешь, где у этого колдуна уборная? – поинтересовался Раус, тут же встав.

– Понятия не имею. – Я легкомысленно пожала плечами. – Но сейчас лето. Выйдем во двор и как-нибудь определим, что дальше делать. В конце концов, если что – я отвернусь.

И в самом деле, что переживать по пустякам? Летом в деревне любой куст за уборную сойдет. Главное, чтоб не застукали в процессе.

Раус опасливо покосился на шар, висящий над моей головой. Пожал плечами и подошел к двери.

Тотчас же шар двинулся за ним. Но я даже обрадовалась этому. Я не сомневалась, что в коридорах замка сейчас царствует чернильный мрак. Было бы очень некстати навернуться с лестницы, к примеру. Или же наткнуться во тьме на кого-нибудь…

Или что-нибудь…

И началось наше путешествие к заветной цели. Мы с Раусом не торопились, то и дело согласно замирая от любого подозрительного шороха. У меня под ложечкой неприятно сосало от чувства опасности. Ух, это не моя родная изба, где скрип любой половицы знаком и привычен с детства!

Неожиданно из-за очередной закрытой двери, мимо которой мы проходили, послышался какой-то непонятный звук.

Я остановилась с поднятой ногой, так и не сделав очередного шага.

Ой, что это?

– Идем, Лютик! – прошипел Раус, то и дело встревоженно оглядываясь по сторонам. – Чего застыла?

– Там кто-то плачет, – проговорила я, напряженно прислушиваясь.

Звук опять повторился, и я отчетливо услышала приглушенное всхлипывание, какое-то невнятное бормотание, в котором чудилась обида на весь мир.

– Да и пусть рыдает себе дальше! – зло огрызнулся Раус. – Не наше дело.

Умом я понимала, что брат прав. Все-таки в замке чернокнижника надо быть очень осторожной. Один неверный шаг приведет тебя к гибели. Но сердце… Мое глупое сердце молило о том, чтобы я проверила, что происходит.

А если там ребенок? Как ни крути, но Дреган продал свою душу Неназываемому. Да, колдун мне нравится. Он помог мне, и я чувствовала себя рядом с ним удивительно спокойно и защищенно. Но в памяти как-то разом всплыли все слова Ирель про чернокнижников. Ее искренний испуг, когда она произнесла имя Дрегана.

А вдруг я ошибаюсь в нем? Вдруг на самом деле он мрачное чудовище, похищающее невинных детей и приносящих их в жертву своему богу?

– Идем же! – Раус требовательно дернул меня за рукав. – Лютик, это не наше дело.

– Там ребенок, – медленно проговорила я, внимательно прислушиваясь к всхлипывающим звукам, которые доносились из-за двери. – Прости, Раус, но я не могу. Я должна проверить.

Брат мученически закатил глаза. Прорычал что-то неразборчивое, но, к моему удивлению, спорить больше не стал.

– Чур, я первый, – буркнул он и непреклонно оттеснил меня в сторону.

Сердце при этом кольнуло чувством признательности и любви к брату. Надо же, буквально только что он трусил один выйти из комнаты. А теперь желает защитить меня от неведомого.

Раус распахнул дверь, не дожидаясь моего ответа. Замер на пороге, пристально вглядываясь в непроглядный мрак, клубящийся в комнате. Шар висел над самым его плечом, но его свет словно выпивала тьма, властвующая здесь.

Затем Раус сделал шаг, еще один.

Шар не вплыл за ним. Он так и остался висеть над порогом, словно был не в силах пересечь границу с мраком.

Я до боли прикусила губу, пытаясь разглядеть брата. Но все зря. Его фигуру тут же скрыла пелена непроглядной тьмы.

– Лютик! – вдруг услышала я его перепуганное восклицание. А следом – звук, как будто кто-то упал.

Ох, как мне сейчас хотелось рвануть наутек! Развернуться и кинуться прочь, не разбирая дороги. Выбраться из этого проклятого замка и провести ночь под открытым небом около озера. Такого родного и знакомого озера, где каждый корень дерева был мне знаком.

Но вместо этого я до боли стиснула челюсти. И шагнула во тьму, плескавшуюся за порогом.

Хотела бы я сказать, что при этом сохраняла здравость рассудка и отвагу. Увы, нет. Мое сердце трепыхалось где-то в районе пяток, грудь намертво перехватило спазмом волнения. Я даже дышать не могла – так мне было страшно.

Шар огня не последовал и за мной. И тотчас же я окунулась во мрак. Было такое чувство, будто я угодила в плотную стоялую воду. Каждое движение давалось мне с большим трудом.

– Раус?

Имя брата вылетело из моих уст белесым облачком. Наверное, это было больше похоже на писк полузадушенной мыши.

– Раус? – повторила я, чуть не плача, когда не получила ответа. Сделала еще шаг и зашипела от боли, наткнувшись на что-то очень твердое и острое.

Коленка неприятно засаднила, и что-то теплое пробежало по коже. Ой, как некстати! По-моему, я себе кожу содрала до крови.

И тотчас же в комнате что-то изменилось. Я вдруг ощутила на себе чужой немигающий взгляд. Мне стало… не страшно, о нет, сильнее бояться я при всем желании не могла. Я просто ощутила, как моя кровь в жилах заледенела.

– Раус? – чуть слышно выдохнула я, готовая разрыдаться.

Колени ослабли и превратились в подобие горячего киселя. Наверное, я не смогла бы сделать и шага.

– Подойди ко мне.

Я икнула от неожиданности, услышав этот голос. Он шел сразу со всех сторон, обнимал и ласкал меня.

– Подойди.

Я понятия не имела, откуда доносятся эти фразы. Но вдруг увидела слабое зеленоватое свечение в паре шагов от меня.

Я сама не заметила, как шагнула вперед.

– Свежая кровь…

Тревога кольнула меня, но тут же улеглась. Я хотела окунуться в этот свет. Раствориться в нем без следа.

И я сделала еще один крохотный шажок.

А в следующий миг меня вдруг отшвырнуло в сторону. Резко, не соизмеряя силы. Как будто жестокий хозяин ногой пнул ластящегося котенка.

Я отлетела к стене. Со всей дури стукнулась об нее головой и спиной. Но каким-то чудом сознания не потеряла.

В одно мгновение комната оказалась ярко освещена, как будто в неурочный час взошло солнце. Жалобно ойкнув, я прижала ладони к глазам, которые мгновенно ослепли от столь внезапной перемены освещения.

– Что тут происходит? – услышала я гневное.

И невольно вжала голову в плечи, узнав голос Дрегана.

– Хозяин, скажите спасибо, что я предупредил, – раздалось в ответ с присвистом.

Ага, стало быть, и его тварь рядом.

Я осторожно разжала пальцы. Рискнула кинуть на чернокнижника быстрый взгляд, после чего зажмурилась вновь.

Уж очень пугающе сейчас выглядел Дреган фон Каас.

По всему было видно, что Хорг вытащил его из постели. Чернокнижник не успел даже накинуть халата. Он стоял посредине комнаты лишь в легких спальных штанах и босиком.

Хотя я посмотрела на него лишь мельком, но мои щеки предательски потеплели. Дреган был таким… таким внушительным. Его плечи, его грудь…

И я еще крепче прижала ладони к лицу, опасаясь лишний раз взглянуть на спасителя. Боюсь, он обо всем догадается по выражению моего лица. И тогда я умру от стыда! Вот прямо на месте и умру. Паду хладным трупом к ногам Дрегана.

«И он тебя оживит, – неприятно хохотнул внутренний голос. – Даром, что ли, слуга Неназываемого».

От яркого света слезились глаза. Затылок гудел от нового удара. Но я все-таки не удержалась и вновь растопырила пальцы, желая увидеть, кто же меня звал.

На обычном письменном столе, покрытом толстым слоем пыли, стояло зеркало. Небольшое такое, которое обычно используют женщины, желая прихорошиться. Беда была в том, что в нем ничего не отражалось. Лишь клубилась серая и непроглядная мгла.

А еще я увидела Рауса. Тот лежал около стола на спине, невидящим, остекленевшим взором уставившись в потолок.

Ой. Ой-ой-ой. Он что, умер?

И я горько всхлипнула, готовая разрыдаться в голос.

– Дети, – презрительно прошелестел Хорг, усевшись на пол между мной и Дреганом. – Это было ожидаемо. Остались одни – и отправились исследовать замок.

– Неправда, – тихо возразила я. – Мы… Нам… Короче, по нужде надо было. А тут кто-то плакал. Вот и решили заглянуть.

Дреган не слушал моих сбивчивых оправданий. Он присел на корточки перед Раусом. Приложил два пальца к его шее, пытаясь нащупать пульс.

Я прерывисто вздохнула. Не нравится мне, как Дреган хмурится. Неужели брат умер?..

От столь жуткой мысли я не выдержала и расплакалась. Пока еще беззвучно. Слезы непрерывным потоком полились из моих глаз, а губы кривились в отчаянных попытках сдержать рыдания.

В следующее мгновение Дреган встал, легко подхватив Рауса на руки.

– Не реви, – строго кинул он мне. – Жив твой брат. Пока еще жив.

И вышел прочь, унося его.

Естественно, после этих слов я не могла просто проводить его взглядом и остаться здесь. Я должна быть с Раусом!

И я попыталась встать.

Правда, при этом меня опасно повело в сторону, и я вновь сползла по стене.

– Деточка, не переживай, – с неожиданным сочувствием в голосе вдруг сказал Хорг. – Дреган разберется с твоим братом и вернется за тобой. В очередной раз подлечит твою больную головку. А пока посиди. Подумай о жизни. Вздремни наконец-то. Только учти: если полезешь опять к зеркалу, я тебе все волосенки-то повыдираю.

Я промычала что-то невразумительное. Неимоверным усилием воли перевернулась на живот, встала на корточки и поползла к двери.

– Ну и зачем ты это делаешь? – спросил Хорг, семеня рядом. – Я же тебе говорю: расслабься. Полежи пока. Сейчас лето, полы теплые, не простудишься. Дреган точно про тебя не забудет.

– Иди ты к Неназываемому, – зло посоветовала я, как раз добравшись до двери.

– Не поверишь, я у него уже был. – Хорг мерзко хихикнул. Но, как ни странно, был настолько любезен, что открыл передо мной дверь.

Я выползла в коридор. Слепо заозиралась, силясь понять, куда Дреган унес Рауса.

– Направо, – уведомил меня Хорг. И вновь засеменил рядом, пока я упорно продвигалась к цели.

– А ты упрямая, – довольно проговорил он. – Это хорошо. Хозяин любит девушек с характером.

– Иди ты, – невежливо повторила я. И присовокупила, куда именно этой твари надлежит держать путь.

– И забавная, – резюмировал Хорг, ни капли не обидевшись на ругательство. – Кстати, а тебе-то Дреган нравится?

– Тебе какая печаль? – осведомилась я, взглядом оценив протяженность коридора.

Ох, еще ползти и ползти.

– Ну, ты ему нравишься, – доверительно признался Хорг. – Правда, он в этом и себе пока не смеет признаться. Кстати, а ты любишь оргии?

Этот вопрос застал меня врасплох. Я рухнула на живот и шумно задышала, силясь успокоиться.

Он издевается, что ли? Я понятия не имею, что это значит!

– Ну, оргии, – терпеливо пояснил Хорг. – Свальный грех и все такое. Много женщин и мужчин. И все доставляют друг другу удовольствие. Руками, языками… прочими частями тела.

– Фу, гадость какая! – с искренним возмущением выдохнула я и одним рывком одолела еще несколько шагов коридора.

– Стало быть, тебя это не прельщает? – почему-то обрадовался Хорг.

– Ни капли, – честно сказала я, набираясь сил перед очередным подвигом. – Знаешь, мне кажется, любить надо одного человека. И дарить всю ласку только ему.

– Это хорошо, – Хорг глубокомысленно кивнул. С досадой посетовал: – Дреган тоже все это не любит. А жаль… При дворе его величества Торна ему представлялось столько возможностей развлечься. Но он каждый раз отказывался. Почему, спрашивается?

Я немного расслабилась от этой фразы.

То бишь Дреган не участвовал в оргиях. Приятно слышать.

Но почти сразу я рассердилась на себя из-за этих мыслей. А мне-то какая печаль, в чем там участвовал или не участвовал Дреган? Главное, чтобы он спас моего брата!

Я напряглась и сделала еще один рывок по бесконечному коридору.

– А ты знаешь, что предыдущая избранница Дрегана погибла от его рук? – словно невзначай поинтересовался Хорг, не отставая от меня, но и не вырываясь вперед.

От неожиданности моя рука подломилась. Я уткнулась носом прямо в очень холодный и твердый пол и замерла, силясь осмыслить услышанное.

Понятия не имею, почему это так поразило меня. Казалось бы, нас с Дреганом ничего не связывает. Ну, почти ничего. Однако почему-то стало очень тоскливо и жутко.

– Погибла? – как можно более равнодушным тоном переспросила я. Опять приподнялась на руках и шустро поползла вперед.

– Ага, – с готовностью подтвердил Хорг. – Он убил ее. Видела кинжал на его поясе? Он никогда не расстается с ним. Даже во время сна кладет себе под подушку. Вот и перерезал ей горло.

Я вздрогнула всем телом. Правда, почти сразу расслабилась, вспомнив, что в комнату Дреган ворвался без всякого оружия.

Стало быть, иногда он все-таки забывает о нем.

– И чем же она заслужила такую смерть? – отстраненно поинтересовалась я.

– А, неважно. – Хорг как-то странно хмыкнул.

– Тогда почему ты мне это рассказываешь? – фыркнула я, неимоверным усилием воли преодолев еще часть коридора.

– Просто так, – загадочно отозвался Хорг. – Кстати, ты проскочила нужную комнату.

Я с чувством выругалась. С трудом развернулась и приползла к двери, которую только что миновала.

– Девушка не должна так выражаться, – важно заметил Хорг. – Заставить бы тебя рот с мыльным корнем вымыть.

– Обойдешься, – огрызнулась я. – Ты не мой отец и не моя мать. Хвала небесам, ты вообще не мой родственник. Не говоря уж о том, что и близко не человек.

И тяжело навалилась на дверь, силясь распахнуть ее. Безуспешно, впрочем.

Я чуть не разрыдалась. Да что там, я готова была лбом пробить стену, лишь бы добраться до Рауса!

– Девица, отойди, – посоветовал Хорг. – Ты слабый пол. Будь слабой.

После чего прикоснулся кончиком своего крыла к косяку. И тотчас же, словно по мановению волшебной палочки, дверь мягко раскрылась передо мной.

Я восторженно пискнула. И решительно перевалилась через порог. Правда, тут же обомлела.

В комнате не было темно. Под потолком теплился один из загадочных шаров, который освещал помещение теплым рассеянным светом.

И я увидела Рауса. Он лежал на кровати. Белый. Безжизненный. Мертвый?..

Я всхлипнула. Каким-то чудом встала, цепляясь ослабевшими руками за стену.

Шагнула вперед. И тут же рухнула, не в силах удержаться на ногах.

Колени пребольно заныли от соприкосновения с полом. И я вновь поползла к Раусу.

– На редкость упорная девица, – задумчиво проговорил Хорг, взлетев на притолочную балку. – Невоспитанная, грубая, упрямая… Короче, жуть, а не девица!

– Лютик, что ты тут делаешь? – услышала я откуда-то сбоку.

Повернула голову и с немалым удивлением узрела Дрегана.

Он самым наглым образом сидел в кресле, скрестив ноги.

– Ты! – обиженно возопила я. – Ты должен спасать моего брата, а не прохлаждаться!

– Твой брат в полном порядке, – холодно уведомил меня Дреган. – Просто спит. Я наложил на него чары, чтобы он восполнил свои силы.

Ого!

И я покосилась на безмятежного Рауса, который самым наглым образом сопел на кровати. А ведь и впрямь спит. И не такой уж он и бледный. Просто мертвенный свет магического шара сыграл со мной дурную шутку.

– Но я удивлен, что ты добралась сюда, – с этими словами Дреган встал. Неторопливо подошел ко мне.

На миг промелькнула безумная мысль уползти прочь. Как можно быстрее. Перебирая ногами и руками, как ящерица.

Дреган уже был около меня. Присел рядом и приподнял мой подбородок, заставляя смотреть на него.

Я обреченно уставилась в его глаза. Одинакового цвета, но правый как-то странно мерцал: то темнел, то возвращался к песочно-карему оттенку.

Как у него так получается?

– Хорг? – не отводя от меня взгляда, лениво осведомился Дреган. – Как она здесь оказалась?

– Ползла, – спокойно сказал Хорг. – Я пытался ее остановить, но она не слушалась. Сказал же, на редкость упертая девица.

Дреган еле слышно хмыкнул. Прикоснулся к моему разбитому затылку.

Я чуть ли не замычала от удовольствия. От ладони чернокнижника тугими волнами распространялся обжигающий холод, забирая боль. Так и хотелось закрыть глаза и раствориться в этом чувстве полностью.

– Два сотрясения мозга за один день, – между тем задумчиво пробормотал Дреган. – И серьезных. Магия тут не особо поможет. Сдается, мне надлежит кое-кого уложить в постель. Минимум на два дня.

– Что? – пискляво выкрикнула я, осознав, что речь идет обо мне. – Да ты… Да я… Да иди ты к демонам!

– Я у них уже был, – меланхолично уведомил Дреган. – И все-таки, Лютик, я не шучу. Твоя голова меня беспокоит. Я все же не целитель. Шла бы ты в постель.

– Обойдешься! – огрызнулась я, покраснев до слез от смущения.

Ишь какой шустрый. Недаром Раус так не хотел оставлять меня с ним наедине. Еще дня не прошло, как он меня пытается всячески склонить к непотребствам.

Дреган выразительно посмотрел наверх. Я на всякий случай проследила за его взглядом, но разочарованно хмыкнула, не найдя ничего интересного на потолке. Ну, если не считать Хорга, который ловко цеплялся за балку и висел вниз головой.

– Хорг, друг мой, а можно я эту парочку сразу убью? – хмуро спросил Дреган. – Они мне уже всю печень проели. На редкость надоедливые особи. То лезут к моим вещам без спроса, а когда их спасешь – ругаться начинают.

– Ругаться она умеет, – важно подтвердил Хорг. – Знаешь, куда и к кому она меня послала?

– Ябеда! – потрясенно ахнула я. – И вообще, сам виноват! Нечего мне было всякие гадости рассказывать. Про эти… оргии всякие. И свальный грех.

– Это суть одно и то же, дитя, – милостиво пояснил Хорг и тут же препротивно взвизгнул, когда в потолок совсем рядом с ним ударила льдистая молния, слетевшая с пальцев вставшего чернокнижника.

Он перепуганно заметался по комнате подобно огромной моли, наконец кулем свалился куда-то за диван, на котором лежал Раус, и плачуще возопил оттуда:

– Хозяин, за что?

– Когда-нибудь я все-таки в тебя попаду, – холодно предупредил Дреган. – Или язык тебе вырву, чтоб не болтал попусту.

Почему-то я совершенно не сомневалась, что Дреган действительно способен на это. Одно то, что он жестоко расправился со своей любимой, о многом говорит.

– А ты действительно убил свою невесту? – с замиранием сердца спросила я.

Дреган так круто развернулся ко мне, что потерял тапочки. Правда, не обратил на этого ни малейшего внимания. Немигающе уставился на меня, и я почувствовала, как кровь леденеет в моих жилах.

Кажется, сейчас молния полетит уже в меня. Правда, вот беда, я не умею так быстро летать, как Хорг. Да что там – я даже быстро бегать сейчас не в состоянии.

– Это тебе тоже Хорг поведал? – голосом, лишенным всяческих эмоций, поинтересовался он.

– А-ага, – запинаясь от ужаса, подтвердила я, по непонятной причине ощутив жалость к странному питомцу чернокнижника.

– Ну и кто тут ябеда? – обиженно вопросил тот из-под дивана.

Дреган очень медленно обернулся к дивану, под которым прятался Хорг, и я успела увидеть, как его правый глаз опасно потемнел.

Ох, сдается, кому-то сейчас придется туго.

– Хозяин! – опять заплакал Хорг. – Учти: ударишь в меня – почти наверняка попадешь в мальчишку! Стоило его спасать, чтобы потом убивать, причем на глазах его сестры?

Я испуганно охнула, сообразив, о чем толкует летающая тварь. А ведь и впрямь если Дреган решит покарать своего питомца, то в первую очередь пострадает Раус.

Понятия не имею, откуда во мне взялись силы. Но неожиданно даже для себя я вдруг рывком поднялась на ноги. Кинулась было вперед, пытаясь прикрыть своим телом несчастного брата, лежавшего в беспамятстве. И так же резко осела в обмороке, когда мир вокруг завертелся в бешеной круговерти.


Глава 5

По-моему, в последнее время я слишком часто получаю по голове и падаю в обморок.

Именно с этой мыслью я очнулась. Некоторое время лежала с закрытыми глазами, пытаясь понять, где я и что со мной происходит.

Так, я не на полу, это уже радует. Под головой мягкая подушка, сверху я накрыта одеялом. Значит, Дреган перенес меня в постель.

И я опять смутилась. А что, если этот чернокнижник успел воспользоваться моим беспомощным состоянием? Что, если он надругался надо мной? Раус при всем своем горячем желании не смог бы ему помешать. Мой брат сам в тот момент валялся без сознания.

Задохнувшись от негодования, я принялась ощупывать себя. С чуть слышным облегчением вздохнула, осознав, что платье все так же на мне. Правда, тут же нахмурилась. А кто сказал, что для таких дел необходимо полностью раздеваться? Дреган вполне мог не утруждать себя подобными мелочами. Задрал мне подол и…

Это соображение оказалось чрезмерным для меня. Я тут же распахнула глаза и в немом возмущении захлопала ресницами.

В комнате царил приятный полумрак. Нет, тут не горел этот загадочный шар. Точнее, он тут был, но просто лениво плавал под потолком.

Дневной свет еле пробивался из-под плотных бархатных гардин, наглухо задернутых. Интересно, это сколько же я проспала?

Кстати, я с немалым удивлением узнала ту спальню, которую Дреган выделил для моего с братом проживания. Правда, соседняя кровать оказалась пуста.

А где же Раус?

Сердце неприятно кольнуло тревогой. Я откинула одеяло. Осторожно поднялась на ноги, памятуя, как плачевно завершился мой прошлый рывок.

Но, как ни странно, ощущала я себя вполне прилично. Голова не кружилась. Меня не тошнило. И я вполне крепко и уверенно стояла на ногах.

Я кинула быстрый опасливый взгляд на простыню и с облегчением перевела дыхание, не увидев никаких подозрительных пятен. Стало быть, Дреган действительно не тронул меня. Затем шагнула было к двери, собираясь отправиться на поиски брата, но тут же споткнулась.

Стул. Около моей кровати стоял стул, на котором лежало платье. Темно-синее, из какой-то дорогой блестящей ткани.

Ой, это что, мне?

Я протянула руку к этому чуду, но тут же отдернула ее.

Пожалуй, не стоит. Ночная история с непонятным зеркалом научила меня, что в замке чернокнижника не следует хватать все подряд. А вдруг это очередная ловушка? Вдруг я превращусь в какую-нибудь кикимору, если надену это платье?

Да и как-то непонятно, с чего вдруг Дреган решил сделать мне подарок.

А вообще, если честно, меня больше занимал вопрос, откуда у него в замке женские платья? Поневоле вспомнишь откровения Хорга о незавидной участи прежней возлюбленной чернокнижника. Что, если он развлекается так? В свободное время завлекает к себе в замок молодых невинных девиц и жестоко расправляется с ними, а одежду оставляет себе?

Я поежилась. Как-то жутковато о таком думать. Но где тогда Дреган взял женскую одежду? Ни одной здравой идеи по этому поводу мне в голову не приходило.

Внезапно мой обостренный испугом слух уловил какой-то непонятный шум из коридора. Кто-то неторопливо приближался к комнате и при этом что-то насвистывал себе под нос.

«Это он! – промелькнула ужасная мысль. – Это Дреган. Идет сюда, чтобы убить меня! Перерезать мне горло, как своей невесте!»

И я заметалась по комнате, пытаясь сообразить, куда бы спрятаться.

Как назло, мебели здесь почти не было. Сначала я бросилась к кровати, намереваясь залезть под нее, но почти сразу отказалась от этой идеи. Ох, что-то не хочется. Наверняка ведь расчихаюсь от пыли. Вон какие клубы повсюду. Здесь явно слишком давно не убирались.

И, недолго думая, я нырнула в платяной шкаф, благо тот стоял абсолютно пустой. Притаилась там, не смея даже дышать.

Как раз в этот момент я услышала звук распахнувшейся двери и тяжелые шаги. Кто-то неторопливо прошелся по комнате. В одну из щелей между рассохшимися досками шкафа я увидела тень. Незваный визитер остановился напротив кровати.

Пауза все длилась и длилась. От нервного напряжения я принялась грызть костяшки пальцев. Ой, как страшно-то! Так и хочется закричать в полный голос, лишь бы прервать эту пытку томительным ожиданием.

– Ну и где она? – в этот момент услышала я удивленный голос Дрегана. – Куда эта девчонка запропастилась?

В его тоне проскользнуло явственное неудовольствие, и я невольно втянула голову в плечи.

Точно ведь убивать пришел! Наверняка расправился с Раусом, а теперь явился закончить со мной.

Правда, как-то странно получается. Зачем ему это? Если бы он хотел нашей смерти, то просто не стал бы спасать ночью, когда мы наткнулись на то жуткое зеркало.

Впрочем, наверняка этому есть логичное объяснение. Наверное, ему просто нравится пытать и мучить людей лично. Так сказать, умываться кровью невинных жертв.

В этот момент из коридора послышались другие шаги, и в комнату вбежал еще кто-то.

Так. А это кто пожаловал? Неужели Дреган пригласил кого-нибудь из своих приятелей, чтобы вдвоем насладиться процессом жестокого убиения?

– А где Лютик? – в этот момент послышался недоуменный вопрос, и я узнала голос брата.

Так Раус жив? И я с нескрываемым облегчением перевела дыхание.

Правда, мне тут же стало стыдно за свою панику и всякие страсти, которые я напридумывала. Ну и трусиха же я! И впрямь: зачем Дрегану убивать меня, если он уже дважды спасал мою жизнь? Да и вчера он не горел особым желанием оставить нас с братом в замке. Странное поведение для человека, развлекающегося пытками на досуге.

– Сам пытаюсь понять, – хмуро ответил Дреган. – Это твоя сестра. Вот и скажи, что ей могло в голову взбрести.

– А вдруг она отправилась искать меня? – с неподдельной тревогой воскликнул Раус. – Вдруг по глупости своей наткнулась еще на какой-нибудь артефакт?

Артефакт?

Я нахмурилась, не понимая смысла впервые услышанного слова. Это еще что за зверь такой?

– Сейчас я найду ее, – поторопился успокоить Рауса чернокнижник, и в его тоне проскользнули зловещие нотки. – Воспользуюсь чарами…

– Не надо! – отчаянно вскричала я, перепугавшись до дрожи в коленях.

Кто знает, о каких таких чарах он заговорил. Еще превратит меня, как Грега, в какого-нибудь поросенка. И буду я бегать по округе и веселить народ визгом.

В следующее мгновение дверцы шкафа настежь распахнулись, и я увидела Дрегана и Рауса.

Чернокнижник высоко вскинул бровь, глядя на меня в упор. На лице Рауса тоже было написано искреннее изумление.

– Лютик, что ты тут делаешь? – воскликнул он.

– Сижу, – виновато проговорила я.

– Да я вижу, что не лежишь, – Раус негромко хихикнул, но тут же посерьезнел и строго спросил: – А почему в шкафу?

– Э-э… – я замялась, не в силах найти достойное оправдание своему глупейшему поступку.

Боюсь, если я расскажу, что пряталась здесь от Дрегана, то последний обидится. Вон как он брови сурово сдвинул и желваками поигрывает. Поди, догадывается уже, что за нужда загнала меня в шкаф.

– Да вот, решила посидеть в шкафу, – наконец выдавила я, стараясь не покраснеть. – Знаешь, мне тут лучше думается.

– Лучше думается? – с иронией переспросил Раус. Посмотрел на Дрегана и с тревогой сказал: – По-моему, два сотрясения подряд не прошли даром для моей сестры. Она и раньше была странноватой, но сейчас, по-моему, вообще…

И выразительно покрутил указательным пальцем у виска.

Я стыдливо опустила голову, носом почти уткнувшись себе в грудь. Уши запылали жаром стыда.

– И ничего умом я не двинулась, – тихо прошептала я. – Как будто я не могу посидеть в шкафу, если захотелось.

– Так, – негромко обронил Дреган, и я тут же замолчала.

Как у него получается так говорить? И не кричит ведь, а мороз по коже.

– Раус, выйди, пожалуйста, – вежливо попросил Дреган, не отводя от меня взгляда.

– Зачем это? – заупрямился было брат. – Я хочу остаться!

Дреган искоса глянул на него – и Раус осекся. Мгновение-другое – и он выскочил в коридор, и не подумав продолжать спор.

– Выходи, – почти ласково попросил Дреган, переведя взгляд на меня.

– Мне и тут неплохо, – буркнула я, страдая от невыносимого желания на всякий случай прикрыть голову руками.

Как бы вновь по ней не получить. Сдается, чернокнижник уже понял, каким образом я оказалась в шкафу, и сейчас устроит мне разнос.

– Ты хочешь, чтобы я сломал шкаф и вытащил тебя сам? – все тем же обманчиво-мягким тоном поинтересовался Дреган.

– Не хочу, – честно ответила я.

Тяжело вздохнула и неохотно выбралась наружу. Правда, далеко от спасительного шкафа отходить не стала.

При этом я не осмеливалась смотреть на Дрегана. Буравила напряженным взглядом пыльный пол, чувствуя, как затылок наливается тягучей болью от его пристального, немигающего взора.

– Ну и что тебя туда загнало? – полюбопытствовал чернокнижник.

– Да что вы так привязались к этому шкафу! – внезапно рассердилась я. – Что ты, что Раус. Как будто это преступление какое-то!

Дреган не ожидал от меня такого пыла. Я услышала, как он изумленно хмыкнул, и позволила себе кинуть на него краткий взгляд.

Вопреки моим ожиданиям, чернокнижник не хмурился. Напротив, на его губах играла слабая улыбка. Правда, перехватив мой взгляд, он вновь демонстративно сдвинул брови.

Но этого краткого мига мне вполне хватило, чтобы немного воспрянуть духом.

– Ну а если честно: чего ты испугалась, Лютик? – спокойно спросил Дреган. – Вроде бы Хорг получил более чем серьезный урок и в ближайшее время к тебе и Раусу и на милю не подойдет.

– Ты его убил? – привычно ужаснулась я.

– Почти, – мрачно ответил Дреган. Правда, тут же торопливо добавил, видимо, оценив красноречивое выражение моего лица: – Его убьешь, пожалуй. Нет, Лютик. Я просто с ним очень серьезно переговорил. И он понял, что шутки закончились.

– Ясно, – выдохнула я и вновь опустила голову.

Спустя мгновение я вдруг ощутила ласковое прикосновение к своей щеке.

Дреган преодолел разделяющее нас расстояние тихо и незаметно, скользнув ко мне подобно тени.

Я удивленно подняла на него взгляд. Он стоял так близко, что я ощущала какой-то приятно-пряный аромат его одежды. И его глаза сейчас были совершенно одинакового цвета. Лишь на самом дне правого зрачка клубилась едва уловимая дымка.

– Ты боишься меня? – негромко спросил Дреган и вновь провел тыльной стороной ладони по моей щеке, убирая растрепавшиеся волосы назад.

– Нет, – соврала было я, но тут же осеклась, увидев, как недовольно взбурлила мгла в его глазах. Покаянно призналась: – Да.

– Ты залезла в шкаф, чтобы спрятаться от меня? – зачем-то уточнил Дреган то, что и так было очевидно.

– Да, – очередное признание оцарапало мне горло.

– Это из-за того, что тебе рассказал Хорг?

Я чуть заметно кивнула, уже не осмеливаясь сказать это вслух.

– А он рассказал тебе, за что я убил свою невесту? – спокойно поинтересовался Дреган.

Я мотнула головой, не в силах оторвать взгляда от бесстрастного лица чернокнижника.

– А что именно он тебе поведал? – задал очередной вопрос Дреган.

Я неопределенно пожала плечами.

Как-то не хочется озвучивать все это вслух.

Согнутый палец Дрегана уперся мне в подбородок, не давая вновь опустить голову.

– Отвечай, Лютик, – почти беззвучно попросил он.

Без угрозы или нажима. Но казалось немыслимым молчать и дальше.

– Он… он сказал… – начала я, постоянно запинаясь. – Ну… У тебя есть кинжал, с которым ты никогда не расстаешься. И даже во время сна держишь его под подушкой. И ты…

Страшные слова «перерезал горло» никак не шли из моего пересохшего от волнения горла, поэтому я жалобно скривилась, не забыв прежде кинуть опасливый взгляд на пояс Дрегана.

Кинжал висел на нем. И мне стало еще страшнее.

– В принципе все верно, – совершенно без эмоций подтвердил Дреган. – Правда, Хорг забыл уточнить одну маленькую деталь: я при этом спасал собственную жизнь.

Я широко распахнула глаза, не в силах поверить ушам.

Как это? Невеста Дрегана пыталась его убить?

– Ты на самом деле хочешь услышать эту историю? – с легкой ноткой грусти спросил Дреган. – Если так, то я тебе все расскажу.

– Правда? – изумленно переспросила я.

– Да, – Дреган чуть усмехнулся и подушечкой большого пальца вдруг тронул мои губы.

Я сразу же заволновалась. Ой, что это такое он делает? Неужели хочет поцеловать?

Дреган нагнулся ко мне так близко, что я ощутила его свежее мятное дыхание. Наверное, мне стоило отшатнуться, благо он не держал меня. Но я завороженно ожидала продолжения.

– Я расскажу тебе все, Лютик, по одной простой причине, – прошептал Дреган, и его правый глаз опять налился тревожной пульсирующей оранжевой мглой. А чернокнижник продолжал: – Не хочу, чтобы ты думала, будто я чудовище.

– Но я так не думаю… – запротестовала было я. Правда, покосилась на настежь открытый шкаф и замолчала.

Дреган улыбнулся и отступил от меня на шаг. При этом я ощутила мгновенный укол сожаления. Эх, так и не поцеловал! Не то чтобы я хотела этого, но все равно почему-то обидно.

– Тогда я жду тебя в гостиной, – проговорил он. – А то твой брат в коридоре вот-вот с ума сойдет.

После чего отправился к выходу, но на самом пороге остановился и обернулся ко мне.

– Кстати, платье абсолютно новое, – с насмешкой уведомил он, кивком указав на подарок, так потрясший меня при пробуждении. – Правда, боюсь, несколько старомодное. Дело в том, что моя мать была известной модницей. Шкафы в ее комнатах просто-таки ломятся от нарядов, которые она ни разу не надевала. И я подумал – почему бы не позволить тебе воспользоваться ее гардеробом? Вроде бы фигуры у вас не сильно отличаются.

– У тебя была мать? – удивленно спросила я.

Правда, тут же прикусила язык, осознав, насколько глупо это прозвучало.

– Конечно, она у меня была. – Дреган с сарказмом хмыкнул. – Иначе как, по-твоему, я на свет появился? Более того – она у меня и сейчас есть. Правда, мы не особо часто общаемся и встречаемся. Оно и к лучшему.

Я изумленно захлопала ресницами. Ничего себе!

– Я отвечу на все твои вопросы, Лютик, – мягко проговорил Дреган. – Но в гостиной. Потому как твой брат уже на стену от беспокойства лезет.

После чего повернулся и вышел.

Дверь не успела закрыться, как в комнату ворвался Раус.

– Лютик, ты в порядке? – заорал он с тревогой.

– В полном, – заверила я брата и подошла к платью.

Задумчиво провела рукой по струящейся ткани. Ах, как же хочется его примерить! У меня никогда не было настолько красивого наряда.

– Точно? – переспросил брат и покосился в сторону коридора.

Ага, стало быть, думает, что Дреган меня обидел.

– Угу, – буркнула я.

Не выдержав, подняла платье и приложила к себе. Жаль, что зеркала здесь нет, поэтому нельзя оценить, как я буду выглядеть в нем.

Хотя… Пожалуй, оно и к лучшему. Ночное приключение слишком явственно доказало мне, что от зеркал в замке чернокнижника стоит держаться подальше. Мало ли какая тварь из нижнего мира там скрывается.

– А все-таки что ты делала в шкафу? – не вытерпев, вновь задал этот изрядно надоевший мне вопрос Раус.

– Дурью маялась, – честно ответила я. – Навоображала себе всяких ужасов, вот и пряталась.

– Так бы сразу и сказала, – Раус заулыбался, полностью приняв мое объяснение. – А то я уж испугался, что ты совсем умом бедной стала. – Помолчал немного и буркнул себе под нос: – Впрочем, ты никогда особой рассудительностью не отличалась.

– Знаешь что? – ожидаемо рассердилась я на откровения брата. – Иди-ка ты… в гостиную. Там нас Дреган ждет. Будет о своем прошлом рассказывать. А я сейчас к вам присоединюсь.

И чуть ли не взашей вытолкала братца прочь.

Самый разумный тут нашелся. Как будто девушке уже и испугаться нельзя.

Через несколько минут я медленно и величаво спускалась по длинной лестнице, которая вела со второго этажа в просторный холл. Через арку виднелась гостиная, и я видела Дрегана, который стоял около кресла, задумчиво положив руку на спинку.

Он почувствовал мой взгляд и обернулся.

Я ощутила, как мое сердце замерло, а затем зачастило вдвое от обыкновенного. Я все-таки примерила платье, подаренное мне чернокнижником. И пусть я не могла оценить себя со стороны, но не сомневалась, что выгляжу сейчас просто великолепно. Наряд сел точно по фигуре. Узкий лиф выгодно подчеркнул грудь, широкий пояс перетянул талию, а подол расходился широкими мягкими складками.

Я не удержалась от искушения и даже распустила волосы, которые обычно собирала в косу. Они светлой пушистой волной окутывали мои плечи.

В глазах Дрегана промелькнул сполох искреннего интереса. Он даже подался вперед. Завороженно вышел через арку в холл и остановился около подножия лестницы.

Я позволила себе слабую торжествующую улыбку. О, уверена, сейчас он подаст мне руку. Это будет как в сказке! И пусть Дреган не принц, но все-таки куда лучше любого парня из моей деревни. Иногда мечты действительно сбываются.

А в следующий момент я предательски оступилась. Увлеченная своими фантазиями, перестала придерживать подол платья, которое было длиннее моих обычных сарафанов. И тут же наступила на него, после чего с коротким вскриком полетела вперед.

Я едва успела выставить перед собой руки в нелепой и глупой попытке уберечься от жестокого падения. Как вдруг ощутила, как неведомая и невидимая сила легко подхватила меня в воздухе. А затем сам Дреган принял меня в свои объятия.

– С-спасибо, – отчетливо стуча зубами, поблагодарила я.

Все произошло настолько быстро, что мне еще казалось, будто я лечу в бесконечно долгом падении с лестницы и вот-вот услышу безжалостный хруст своей шеи.

– Лютеция, – буркнул Дреган, не торопясь поставить меня на ноги.

Я напряглась, услышав свое полное имя. Обычно это означало, что меня сейчас начнут строго отчитывать.

В принципе так и вышло.

– Тебя хоть на миг можно оставить без присмотра? – хмуро осведомился Дреган. – Как ты вообще дожила до своих лет? Ты пробыла в моем замке меньше дня, а уже дважды едва не погибла!

– Я же не виновата, что у тебя тут так опасно, – огрызнулась я.

– Вот именно об этом я и говорил, когда пытался спровадить тебя и братца прочь, – резонно произнес Дреган.

Покачал головой, но больше ничего не сказал. Осторожно опустил меня, правда, при этом остался стоять рядом.

– Идем, Лютик, – проговорил он. – Обсудим условия, на которых ты и брат останетесь в замке.

Я тут же напряглась. Ой, а как же насчет откровенного рассказа о жутких тайнах прошлого? Или Дреган передумал?

– И на все ваши вопросы я тоже отвечу, – добавил Дреган, видимо, прочитав мои мысли по вытянувшемуся от разочарования лицу.

Естественно, после такого обещания я рванула в гостиную со всей возможной скоростью. Правда, при этом осмотрительно смотрела себе под ноги и придерживала подол платья.

Раус при моем появлении изумленно вздохнул и встал с дивана, на котором сидел.

– Ничего себе, Лютик! – воскликнул он. – Ты такая… такая…

Я польщенно улыбнулась. О да, знаю, как хорошо выгляжу.

– Только придется тебе, милочка, вновь переодеться, – в этот момент раздалось откуда-то сверху.

Я задрала голову и с неудовольствием лицезрела Хорга. Летающая тварь прилепилась к одной из потолочных балок. Правда, сегодня питомец чернокнижника выглядел каким-то взъерошенным, а одно из крыльев у него безжизненно повисло.

Я вспомнила слова Дрегана о том, что он преподал хороший урок Хоргу. Сдается, я догадываюсь, почему тот так странно молчалив.

– Переодеться? – растерянно переспросила я.

Хорг проигнорировал мой вопрос, с некоторым испугом покосившись на Дрегана, зашедшего в гостиную за мной.

– Значит, так, – без лишних предисловий начал он. – Лютик, Раус! Раз уж вы остаетесь в моем замке, то бездельничать я вам не позволю. Я только вчера задумался о том, что мне необходимо найти кого-нибудь из деревни для ведения хозяйства. Более того, смею напомнить, вчера я заплатил вашему отцу за первый месяц, наняв вас в качестве слуг. Как вы успели убедиться, замок нуждается в хорошей уборке, поскольку тут давно никто не жил. Надо вымыть полы, протереть пыль. И это я поручаю тебе, Лютик.

– Мне?! – от такого известия у меня даже дыхание перехватило. Я кашлянула и сдавленно проговорила: – Да тут же несколько этажей! И огромное количество комнат!

– А я не требую, чтобы все было сделано в один день, – с безмятежной улыбкой парировал Дреган. – Начни с малого. Кухня, гостиная, твоя с Раусом комната, мои кабинет и спальня.

– Ага, и вновь наткнусь на какую-нибудь пакость, которая попытается или сожрать меня, или утащить через зеркало в нижний мир, – кисло фыркнула я.

– Не наткнешься, – самоуверенно заявил Дреган. – Я немного прибрался. Самое опасное теперь под замком. В любом случае я прослежу, как ты будешь убираться в моем кабинете. Чтобы кое-кто не совал свой любопытный носик во всякие книги, которые ему читать не положено.

Я смущенно кашлянула. Пожалуй, не стоит признаваться, что я и без того не собиралась этого делать. Читала я отвратительно и терпеть не могла этого дела. То ли дело Раус!

– А так за тобой присмотрит Хорг, – продолжил Дреган. – И кликнет меня, если ты куда полезешь.

– Хорг? – с сомнением переспросила я и покосилась на его питомца, который тоже не выказывал особой радости от поручения хозяина.

– Не переживай, он не будет надоедать тебе разговорами, – с едва заметной усмешкой заверил меня Дреган. Посмотрел наверх и с ощутимой угрозой осведомился у притихшего Хорга: – Правда ведь?

– Правда, – подтвердил тот. – Мне теперь еще неделю ждать, пока крыло срастется. А вы обещали мне и второе перебить, если я опять откровенничать о вашем прошлом начну.

– Бедняга! – невольно вырвалось у меня.

Неужели Дреган настолько безжалостно обошелся со своим питомцем? Даже стыдно осознавать, что я послужила тому причиной.

– Бедняга? – Дреган глянул на меня и покачал головой. – Ты добрая девушка, Лютик. Но Хорг уже давно нарывался. Впрочем, не переживай за него. Он преувеличивает и придет в норму гораздо раньше. Полагаю, уже через несколько дней опять начнет летать, как и прежде. Поверь, ему не впервой получать на орехи за свой слишком длинный язык.

Я все равно хмурилась. Было очень неприятно осознавать, что Хорг пострадал из-за меня.

– Кстати, перед тем, как ты начнешь уборку, я бы не отказался позавтракать, – уведомил меня Дреган.

– Я бы тоже, – радостно встрепенулась я, и мой живот голодно забурчал.

– Вот и приготовишь нам всем завтрак. – Дреган расплылся в широкой улыбке, заметив, как я поникла после этого известия. – Твой брат с утра пораньше сбегал в деревню. Принес свежих яиц, молока, сыра, домашней колбасы, выпечки. Получится прекрасный омлет!

Омлет?

Нет, конечно, я знала, что это такое. Беда была в том, что моя последняя попытка приготовить столь легкое кушанье закончилась полным провалом. Я спалила сковородку, просто забыв ее на плите. И мать потом заставила меня забеливать пятна сажи на потолке и стенах.

– На обед можешь сварить суп, – милостиво разрешил мне Дреган. – Раус договорился, чтобы мне принесли несколько ощипанных куриных тушек и хорошую свиную ногу. Ее, кстати, потуши с картофелем. М-м-м…

И чернокнижник выразительно прищелкнул языком, предвкушая грядущее пиршество.

– А на ужин? – сдавленным от возмущения голосом поинтересовалась я.

Нет, не так я представляла себе бытие в замке чернокнижника! Это что же, я тут работать с утра до позднего вечера обязана?

– На ужин… – Дреган задумчиво пожевал губами.

– Пусть остаток свинины запечет с грибочками, – подал голос Хорг. – Этого добра я ей с лихвой насобираю.

– А не отравишь? – боязливо спросил Раус.

– Кто – я?! – Хорг высокомерно фыркнул. – Мальчик, да перед тобой самый лучший эксперт в плане ядов! Я определяю отраву на запах так точно, что многие годы служил при дворе его величества, проверяя еду и питье, предназначенные королю!

Я посмотрела на Дрегана, ожидая, что тот резко осадит питомца и попеняет ему за бахвальство. Но тот лишь кивнул, подтверждая сказанное.

– Хорг прав, – проговорил он. – Уж в этом деле он настоящий мастер.

– Ну хорошо, – пробормотал Раус, однако в его голосе все еще слышались сомнения.

– Значит, омлет, суп, тушеная свинина и свинина с грибами, – медленно перечислила я, стараясь не взорваться от злости. – Еще что-нибудь?

– Ну, если у тебя останутся силы, то можешь заняться моими вещами, – любезно уведомил меня Дреган.

Я невольно сжала кулаки, когда услышала новое поручение. Да он издевается, должно быть!

– Вчера я испачкал свою любимую рубашку, – продолжил чернокнижник, вряд ли подозревая, до какого бешенства я дошла. – Постирай ее хорошенько. Надеюсь, что пятна отойдут. Потом начисти мне обувь.

– Все? – глухо спросила я.

– Наверное, да. – Дреган пожал плечами. Подумал немного и добавил: – Для первого дня, конечно же.

– А он что будет делать? – полюбопытствовала я, ткнув пальцем в безмятежно сидящего Рауса.

– Заниматься, – за Дрегана ответил мой братец. – Представляешь, Лютик, оказывается, у меня есть способности к магии! И Дреган решил взять меня в ученики. Правда, здорово?

– Безумно, – ядовито проговорила я. – То бишь я весь день обязана таскать ведра с водой, драить полы, готовить еду и стирать, а ты в это время будешь прохлаждаться за книжками?

– Ага, – довольно подтвердил Раус, словно не услышав сарказма в моих словах.

– Да вы с ума все посходили! – все-таки не выдержала я и взорвалась криком: – С какой стати я тут должна батрачить по-черному? Мы так не договаривались!

– Кажется, кое-кто ожидал совсем иного, – премерзко хихикнул Хорг.

– А как мы договаривались? – искренне изумился Дреган, пропустив мимо ушей высказывание питомца. – Лютик, по-моему, с твоим отцом была достигнута определенная договоренность…

– Но я же не думала, что на меня столько всего свалится! – Я аж подпрыгнула от негодования. – Уборка, готовка, стирка! Я дома-то столько не работала!

– Вернее сказать, вообще не работала, – хмыкнув, негромко сказал Раус.

– Хорошо, – на удивление покладисто отреагировал Дреган. – Делай все по мере возможностей. Я не заставляю тебя трудиться до изнеможения. Но уж горячей едой будь добра нас обеспечить.

Краем глаза я заметила, как выразительно скривился брат. Наверное, вспомнил мои так называемые кулинарные подвиги. Но промолчал. Лишь подался вперед, с явным интересом ожидая, как я отреагирую на приказ чернокнижника.

Едой? Я свирепо усмехнулась. Ну хорошо, будет вам еда. Только потом чур не жаловаться на несварение желудка!

– Омлет, – напомнил мне Дреган. – С этим справится любая. Аппетитный, с жареной колбасой, посыпанный сыром и зеленью. Сделаешь?

– Сначала расскажи, за что ты свою невесту убил, – хмуро проговорила я. – Обещал ведь ответить на все мои вопросы.

Дреган заметно помрачнел. Покосился на Хорга, который догадливо переполз на другую сторону потолочной балки, спрятавшись тем самым от взгляда хозяина.

– А ты убил свою невесту? – ужаснулся Раус, который аж побледнел от этого известия.

– Вообще-то это была самозащита, – нехотя обронил Дреган. – Кияра… В общем, уже был назначен день нашей свадьбы, но мы давно делили с ней постель. Проводили вместе ночи, и я был твердо уверен, что она, как и я, абсолютно счастлива. Но однажды ночью я проснулся от непонятного шороха. Открыл глаза и увидел, как она заносит надо мной кинжал. А дальше – ничего не помню. Инстинкты сработали прежде, чем я опомнился. Очнулся я уже подле…

Скривил губы и отвел взгляд, не сумев завершить фразу.

В комнате после этого повисла вязкая, неуютная тишина. Раус потрясенно смотрел на Дрегана, округлив глаза. Хорг мудро помалкивал. И даже я уже жалела, что завела об этом речь.

– Почему она хотела убить тебя? – все-таки не выдержала и спросила я после долгой паузы.

– Как потом выяснилось, на браке настаивали ее родители, – глухо сказал Дреган, судорожно дернув кадыком. – В противном случае грозили лишить ее содержания и выгнать из дома. Но Кияра была влюблена в другого. Если бы я знал, если бы я только знал…

Дреган замолчал, уставившись отсутствующим взглядом куда-то поверх моей головы. Его глаза как-то подозрительно заблестели.

– Я ведь искренне считал, что она влюблена в меня, – чуть слышно сказал он. – За все то время, пока мы были вместе, Кияра безукоризненно играла роль счастливой невесты, не дала мне и малейшей попытки заподозрить иное. И тем большим было мое потрясение, когда я узнал правду.

– Мне очень жаль, – негромко проговорила я.

Я чувствовала, что должна была что-то сказать, но не представляла, что именно.

– Да, мне тоже, – тихо признался Дреган. – Я не желал зла Кияре. Честное слово, не желал. Если бы только она призналась мне, если бы рассказала все откровенно…

– И ты бы помог ей? – скептически спросил Раус.

– Помог бы, – коротко обронил Дреган. – Для меня любовь – это не желание обладать человеком безраздельно, не считаясь с его чувствами. Для меня любовь – это прежде всего осознание, что моя избранница счастлива.

– А ты точно чернокнижник? – не утерпев, влез с саркастическим замечанием Раус.

– Точно, – заверил его Дреган. Помолчал немного и вдруг рявкнул: – А теперь – все за дело! Долго еще прохлаждаться будете?

Это вышло у него настолько внушительно, что я, подобрав подол платья, как ошпаренная выскочила из гостиной.

Спрашивается, и чего так рычать? Это только его беда, что он не сумел распознать в возлюбленной желание убить.

Стоя в холле, я задумчиво почесала подбородок. И куда идти? Понятия не имею, где тут кухня.

– Я провожу, – послышалось великодушное сверху.

Это Хорг, цепляясь когтями на задних лапах, выполз вслед за мной.

Спустя несколько минут я уже стояла на кухне и мрачно обозревала чудовищный беспорядок, царивший здесь.

Разделочная доска, густо заляпанная засохшей кровью. Сковороды и чаны, дно которых покрывала густая пленка прогорклого жира. Пыль и жирная сажа везде.

– Кошмар! – выдохнула я, осознав, в какое рабство угодила.

– Да ничего страшного, – попытался приободрить меня Хорг, который ради разнообразия умостился на спинке одного из стульев. – Отмой сковородку, с огненным заклинанием я тебе помогу справиться. А там яйца, молоко, сыр, колбаса. Да кого я учу?

Беда заключалась лишь в том, что я не умела готовить. Вообще. От слова совсем. Впрочем, об этом я уже говорила.

Но признаваться в этом было выше моих сил. Эдак Дреган выгонит меня из замка восвояси. Однако это еще меньшее из зол. В деревне меня тоже особо никто не ждет. Как бы на костер не угодить. Яра-то точно не успокоится. Про Грега и говорить нечего.

Ладно, будем решать проблемы по очереди. Сначала надо разобраться с посудой.

И я с самым решительным видом взяла в руки сковородку. Правда, тут же охнула и с грохотом уронила ее на пол, лишь каким-то чудом не угодив себе по ноге.

– Ты чего? – опасливо поинтересовался Хорг, который от неожиданности чуть не свалился со спинки стула и отчаянно забил целым крылом, силясь сохранить равновесие. – Зачем сковородками швыряешься?

– Не ожидала, что такой тяжелой будет, – смущенно пояснила я.

– Так-с, деточка, – промурлыкал Хорг. – А дома ты часто готовила?

– Доводилось, – буркнула я и со вздохом наклонилась за сковородкой.

С усилием водрузила ее обратно на стол и задумчиво почесала себе кончик носа.

И как же такую махину мыть?

– А нет какого-нибудь заклинания, чтобы тут все в порядок привести? – уныло поинтересовалась я.

– Боюсь, что нет, – честно ответил Хорг. – Иначе к чему хозяину тебя нанимать?

Я поморщилась, недовольная озвученной причиной.

А может быть, я просто понравилась Дрегану? Интересно, будь на моем месте какая-нибудь страхолюдина, он бы тоже защитил ее от Грега и позволил остаться в замке?

– Эй, горе луковое, – насмешливо окликнул меня Хорг. – Ты не спи на ходу, а работай. Первым делом притащи ведро воды из колодца. Я пока плиту разожгу. Нагрей воду, перемой все. И занимайся завтраком.

Я недовольно скривилась, но спорить не стала. Вместо этого полезла под стол, куда указывал мне кончиком крыла Хорг. Ладно, воды я принесу. А дальше видно будет.

Как назло, искомое оказалось около самой стены. Я слепо зашарила рукой, силясь дотянуться до дужки ведра и морщась от паутины, которая настойчиво лезла в нос. Фу, ну и грязно же здесь! Даже подумать страшно, что мне все это придется выметать и вымывать.

И моя ладонь ткнулась во что-то мягкое и теплое, а до слуха донесся приглушенный писк.

«Крыса! – с замиранием сердца осознала я. – Наглая, жирная и злая крыса! И сейчас она как вцепится мне в руку!»

От собственного визга зазвенело в ушах. С мягким звуком со стула все-таки свалился Хорг. Пытаясь вылезти из-под стола, я нечаянно пнула его ногой, и несчастный зверек с болезненным вскриком отлетел в сторону.

– Мое крыло! – взвыл он, видимо, мой удар потревожил его, так сказать, боевую рану. – Ай-ай-ай!

Что-то пощекотало мне лицо, и я зашлась в новом вопле ужаса. Гадость какая! Сейчас эта тварь вцепится мне в волосы и откусит нос!

– Что тут происходит? – в следующий миг раздалось гневное.

Я вздрогнула, внезапно осознав, что мое платье задралось чуть ли не до ушей. Кошмар настоящий! Даже представить страшно, какой вид открылся Дрегану.

В следующий миг я стремительно вылетела из-под стола. Одернула подол и дрожащими от волнения руками принялась приглаживать стоящие дыбом волосы.

Дреган уже сидел на корточках перед Хоргом. Его питомец жалобно хныкал, держа правое крыло расправленным.

– Она меня убить пыталась, – с обидой заявил зверек. – Сперва сковородкой швырнула, потом орать нечеловеческим голосом начала. А когда я поспешил на помощь, то ногами драться вздумала.

– Ничего я не дралась, – поспешила оправдаться я. – Просто я не видела, что ты позади. Так торопилась вылезти из-под этого проклятого стола.

– А могу я спросить, что ты забыла под столом? – с сарказмом спросил Дреган и простер ладонь над пострадавшим крылом Хорга.

С пальцев чернокнижника посыпались колючие синие искры, и зверек блаженно замычал, видимо, чувствуя, как уходит боль.

– Опять пыталась от меня спрятаться? – Дреган с язвительной насмешкой посмотрел на меня снизу вверх, не торопясь оборвать нить лечебного заклинания.

Хорг при этом продолжал стонать и ахать на все лады, и я почувствовала укол раскаяния. Бедняга! Видать, я его действительно хорошо приложила.

– И почему на сей раз? – продолжил Дреган расспросы.

Встал и выжидающе скрестил на груди руки, уставившись на меня в упор.

– Припадочная она какая-то, – хмуро проговорил Хорг и осторожно пошевелил крылом. По всей видимости, результат его вполне устроил, потому что в следующий момент зверек тяжело взлетел на потолочную балку, должно быть, желая держаться от меня как можно дальше.

Н-да, Дреган явно постарался на славу. А говорил, что его питомец несколько дней летать не сможет.

– Я не виновата! – затараторила я, осознав, что дальше молчать просто глупо. – Я за ведром полезла. Воды хотела принести. А там это!

В последнее слово я вложила все свое омерзение и ненависть, которую испытывала к крысам.

– Что – это? – терпеливо переспросил Дреган.

– Что-то теплое, пушистое и живое, – тихо призналась я и скривилась от отвращения, вспомнив, как прикоснулась к этому.

– И что? – с сарказмом вопросил сверху Хорг. – Тебе было бы приятнее, если бы ты залезла руками во что-то мокрое, склизкое, холодное и мертвое?

– Фу, гадость какая! – Я выразительно передернула плечами. – Конечно же, нет!

– Тогда зачем орала как ненормальная? – полюбопытствовал Хорг.

– Не люблю крыс, – честно призналась я. – Я испугалась, что она меня укусит.

– Ну укусила бы ее в ответ – делов-то! – презрительно фыркнул Хорг.

Я онемела от подобного предложения.

Мне кусать крысу? Гадость какая!

– Сейчас посмотрим, что за крыса тебя напугала, – проговорил Дреган и прищелкнул пальцами.

Тотчас же под столом что-то защелкало и заискрилось. Мгновение – и на середину кухни выскочил маленький перепуганный мышонок. Заметался было, силясь спрятаться.

Я вновь взвизгнула и стремительно прыгнула к Дрегану в объятия.

Сама не понимаю, как это вышло. Только что я стояла на расстоянии в несколько шагов от него. Как вдруг оказалось, что уже обнимаю его за шею, а он держит меня на руках.

– Прелесть какая! – умилился Хорг.

Правда, было непонятно, к чему это относилось: к моему поступку или к виду мечущейся по помещению мыши.

А в следующее мгновение летающий питомец чернокнижника вдруг резко спланировал с потолка. Хоп – и из его пасти повис тоненький голый хвостик добычи.

– Ой, мамочка! – всхлипнула я, почувствовав, как меня замутило. Крепче прижалась к Дрегану.

– Хорг, – укоризненно проговорил он, не торопясь ставить меня на ноги, – неужели нельзя обойтись без таких выходок?

– А в чем дело? – искренне удивился он. – Между прочим, я голоден. От этой девицы пока завтрака дождешься – сам в скелет превратишься. Так хоть червячка заморил. Точнее, мышонка.

И со свистом втянул в себя хвостик.

Я уткнулась лицом в шею Дрегана, не желая смотреть на это безобразие.

От мужчины приятно пахло чем-то травяным и древесным. И я мечтательно вздохнула, как-то разом переключившись с суровой действительности на всякие фантазии.

Не ожидала, что Дреган настолько силен. Держит меня без малейшего усилия, как будто во мне вообще веса нет.

Стоило мне только так подумать, как он осторожно опустил меня на пол.

– Воды, стало быть, тебе принести, – проговорил он. – Хорошо, это я сделаю. Надеюсь, после этого завтрак будет готов в наикратчайшие сроки?

Вот ведь привязались они к этому завтраку! И вообще, почему Раусу не заняться готовкой? У брата это получается гораздо лучше, чем у меня.

Естественно, вслух я этого не сказала. Лишь хмуро кивнула, недовольная тем, как быстро Дреган нарушил очарование момента.

– Кстати, твой брат пошел отгонять телят обратно родителям, – сообщил Дреган.

Привычно прищелкнул пальцами – и злополучное ведро само выкатилось ему под ноги из-под стола.

– Зачем? – удивленно спросила я.

– Зачем, хозяин?! – обиженно вторил мне Хорг. – Это же… это же мясо! Отличное парное мясо. Свежее, мягкое, вкусное, с горячей кровью…

– Хорг, – коротко осадил его Дреган и выразительно посмотрел на меня, должно быть, заметив, как я медленно, но верно начала зеленеть.

– Какие мы впечатлительные, – с досадой буркнул зверек. – И все-таки: с чего вдруг вы отказались от этого подарка?

– Потому как подумал, что с моей стороны будет не очень красиво согласиться на него, – честно ответил Дреган. – Все-таки ситуация разрешилась практически без моего участия.

– Но… – вскинулся было возразить Хорг.

– И достаточно на этом, – с нажимом добавил Дреган.

Подхватил ведро и был таков.

А я с приглушенным стоном опустилась на стул.

Интересно, как чернокнижник, так милостиво согласившийся приютить меня с братом, отнесется к моему грядущему кулинарному провалу?

Но я постараюсь. Я очень постараюсь его удивить!


Глава 6

Сковорода медленно разогревалась на плите, которую любезно разжег для меня Хорг.

Я зачарованно смотрела на крохотный, но очень яркий магический шар, пляшущий под ней.

Надо же, какое чудо! И никаких забот с дровами.

К слову, сковородку я все-таки худо-бедно, но отмыла. Правда, при этом окончательно испортила платье, заляпав его жиром, мыльной водой и золой. Эх, даже жалко! Всего-то пару часов покрасовалась в обновке.

– Ну и долго ты будешь смотреть на нее? – осведомился Хорг, который после недавних событий осмотрительно держался от меня подальше.

Я тяжело вздохнула и встала. Взяла из миски куриное яйцо.

Так, его нужно разбить, верно? Чем бы еще?

Я вспомнила, как мать лихо разбивала яйца о край сковородки. А чем я хуже? Верно, ничем.

И я хорошенько замахнулась над сковородкой. Зачем-то набрала полную грудь воздуха и с коротким возгласом стукнула яйцо.

По всей видимости, удар вышел слишком сильным, потому что через мгновение несчастная сковорода с грохотом полетела с плиты. Я лишь каким-то чудом успела отскочить.

– Дела, – насмешливо посетовал сверху Хорг. – Милая селянка, а ты точно селянка? Я всегда считал, что деревенские девушки сызмальства приучаются к хозяйству.

По вполне понятным причинам я предпочла пропустить мимо ушей столь язвительное и в высшей степени бестактное замечание. Покраснев от натуги, водрузила сковороду обратно на плиту, благо ее ручка не успела нагреться.

А затем села на ближайший табурет и горько разрыдалась. Навзрыд, размазывая сопли и слезы по лицу кулаком.

– Эй, ты чего? – озадаченно спросил Хорг.

В ответ я протяжно всхлипнула и уткнулась лицом в ладони.

Мои плечи тряслись от приглушенных рыданий, губы дрожали и кривились. При всем своем желании я бы не смогла сказать и слова.

– Лютик, с тобой все в порядке? – после долгой паузы ошарашенно поинтересовался Хорг.

Я услышала мягкое хлопанье его крыльев. Видимо, он все-таки слетел с потолочной балки и приземлился на стол рядом со мной. А через мгновение я почувствовала, как что-то прикоснулось к моему плечу. Как будто он пытался утешить меня, неловко приобняв.

И от осознания его неожиданной доброты я зарыдала в три раза горше.

– Ну что ты? – непривычно заворковал Хорг. – Лютик, ты это… Я же не со зла, если что не так сказал. А что я сказал, кстати?

– Я не умею готовить, – провыла я и вновь ударилась в самозабвенные рыдания.

– И поэтому ты плачешь? – с некоторой оторопью уточнил зверек.

– Да-а, – провыла я. – Дреган выгонит меня. А я не хочу на костер!

Повернулась к Хоргу и шумно высморкалась прямо в кухонное полотенце, лежавшее на столе.

– Ну… – Хорг замялся, явно не зная, что ответить на мое неожиданное признание. Затем осторожно уточнил: – А полы ты мыть умеешь?

– Ага, – подтвердила я и шумно зашмыгала носом.

– Уже легче. – Хорг ощутимо повеселел. – Давай тогда договоримся так. Ты будешь готовить, а я говорить, что и как делать.

– Правда? – недоверчиво переспросила я.

– Клянусь честью! – воодушевленно провозгласил зверек. – Только не рыдай больше. Я боюсь, если честно, слез женщин.

– Почему? – невольно полюбопытствовала я, кулаком утирая глаза. – Чувствуешь себя растроганным?

– Нет, – прямо ответил Хорг. – Я ощущаю просто-таки непреодолимое желание оборвать страдания несчастной и упокоить ее в кратчайшие сроки.

Я аж поперхнулась от таких откровений. Посмотрела на крылатого зверька, но тот ответил мне на редкость честным и прямым взором.

Так ведь и не определить, шутит или говорит всерьез.

И я с нескрываемым подозрением воззрилась на него, даже забыв о слезах.

– Да не трону я тебя, – с коротким смешком заверил Хорг. – С меня же Дреган тогда живьем шкуру снимет. И это даже не метафора.

Я понятия не имела, что означает слово «метафора». Но звучит внушительно.

– Не ревешь больше? – строго уточнил Хорг.

– Нет, – ответила я и шумно шмыгнула носом.

– Тогда за готовку! – Зверек с самым решительным видом вспорхнул на потолок над раскаленной сковородкой и скомандовал: – Жир на нее лей. А лучше – шмат сала кинь!

И я послушалась. Острым ножом лихо отхватила от сала приличный кусок, затем так же лихо кинула его на сковороду.

И с воплем отшатнулась, потому что сало тут же принялось плеваться обжигающими брызгами во все стороны.

– Так, – обронил Хорг и немигающе уставился на огненный шар, танцующий под плитой.

Тотчас же заклятье как-то потускнело, и зловещее шипение, доносящееся со сковороды, приутихло.

– Теперь бери яйца в руки и бей их, – продолжил распоряжаться Хорг.

И я это исполнила. С готовностью схватила два яйца и как следует ударила их друг о друга. Правда, тут же негодующе взвизгнула, когда их содержимое вылилось на меня.

Фу, мерзость какая! Оно же склизкое и противное!

– О Неназываемый! – тоскливо протянул Хорг, пока я пыталась оттереть и без того загубленное платье от желтых потеков. – Чем я так провинился перед тобой?

– Сам сказал – бери яйца и бей, – огрызнулась я.

– Но я же не думал, что ты воспримешь все настолько буквально, – возмутился Хорг. – Неужели ты даже яйца разбить над сковородкой не в состоянии?

Я промолчала. Взяла очередное и сосредоточенно склонилась над плитой. И все-таки я справлюсь с этой задачей!

– Ножом бей, – подсказал злым свистящим шепотом Хорг.

Я послушно подхватила огромный тесак, который, видимо, был предназначен для разделки мяса. Как следует размахнулась и вмазала по злополучному яйцу.

Острейшее лезвие легко прошло через скорлупу и застряло у меня в пальце.

Миг я не осознавала, что случилось. Просто тупо смотрела на рану, когда на сковороде уже шкворчало содержимое разбитого яйца.

А затем хлынула кровь. Ярко-алая, она падала крупными каплями, заливая плиту и начавшуюся-таки готовиться яичницу.

– Мамочки, – испуганно всхлипнула я.

Перед глазами все опасно потемнело, и я осела. Нет, не в обмороке. Просто опустилась на пол, неверяще глядя на залитую кровью руку.

– Неназываемый, забери меня обратно в нижний мир! – взмолился Хорг. Захлопал крыльями, торопливо туша огненное заклинание под сковородой. Затем закричал во всю мощь: – Дреган! Эта дурында опять себя убить пыталась!

Понятия не имею, сколько времени прошло после отчаянного крика питомца чернокнижника. По-моему, отголоски эха еще блуждали между стен кухни, как дверь хлопнула, и на пороге предстал взволнованный Дреган.

– Какого демона… – начал было он, но тут же осекся, когда увидел меня.

– Я… я яичницу жарила, – выдохнула я и жалобно скривилась.

В один широкий шаг Дреган оказался около меня. Я успела только моргнуть, как выяснилось, что он уже сидит подле меня и внимательно рассматривает пораненную руку.

– Яичницу жарила? – с сарказмом переспросил он и простер ладонь над моим пальцем.

Тотчас же кожу защипало от чар. Прохладное голубоватое свечение окутало мою руку.

– Да, – выдохнула я, восхищенно наблюдая за этим колдовством. – А потом как-то все пошло не так…

– Все пошло не так, – гневно заявил Хорг, который с безопасного расстояния наблюдал за происходящим. – Абсолютно все! Дреган, при всем моем уважении, но потребуй от отца сей девицы деньги обратно. Она ничего не умеет! Абсолютно! Даже яйцо не может разбить без приключений! Зачем нам такая неумеха?

Я вздрогнула. Устремила на Дрегана умоляющий взгляд.

Неужели он выгонит меня?

Ну да, кухарка из меня получилась так себе. Но я же старалась!

– Я старалась! – повторила я последнюю мысль. – Очень сильно старалась. Кто же знал, что все так получится.

И жалобно скуксилась, готовая разрыдаться во все горло. Так, на всякий случай.

– Хорг, – не оборачиваясь, кинул Дреган, и зверек послушно затих.

Искры его заклинания еще танцевали на моей коже. Но чернокнижник уже оборвал нить чар. Однако не торопился убирать свою руку от моей.

Я почувствовала, как он прикоснулся к моему запястью. Легонько сжал его, как будто силился нащупать пульс.

– Лютеция, – проговорил он, глядя мне в глаза.

Я тут же виновато повесила голову. Ну вот, начинается. Дреган опять назвал меня полным именем. Значит, сейчас меня ждет очередная суровая отповедь.

– Ты не умеешь готовить? – сурово спросил он.

– Не умею, – признала я то, что и так было очевидно.

Зачем он задает настолько глупые вопросы? Или хочет, чтобы я во всеуслышание призналась в том, насколько никчемная особа?

– А почему ты сразу об этом не сказала? – еще более сурово поинтересовался Дреган.

– Потому что испугалась, – тихо призналась я. – Подумала, что ты сразу же отправишь меня восвояси. А потом Хорг сказал, что поможет. Мол, мне надо будет только исполнять его распоряжения.

– Да потому что ты ревела в три ручья, – раздраженно фыркнул зверек. – А я терпеть не могу, когда сырость разводят. У меня крылья ломить от этого безобразия начинает.

– Это Хорг приказал тебе ударить ножом по пальцу? – уточнил Дреган, и его голос ощутимо заледенел.

Мелькнула у меня подленькая мыслишка подтвердить, что все так и было. Так сказать, выставить себя жертвой вероломного и коварного питомца чернокнижника. Как-то стыдно рассказывать, как далеко простирается мое неумение готовить.

Но я сразу же отказалась от этой идеи. Сама виновата – самой и отвечать. И потом, не сомневаюсь, что Дреган все равно быстро узнает, как все обстояло на самом деле. И тогда я превращусь для него в обманщицу, совершенно не заслуживающую доверия.

– Нет, – буркнула я, и Хорг, затаивший было дыхание в ожидании моего ответа, шумно выдохнул. – Он сказал мне разбить яйца ножом. Ну я и разбила.

– Да потому что не острием бить надо, а тупой стороной лезвия, – язвительно проговорил Хорг. – Откуда же мне было знать, что тебе даже такие мелочи уточнять следует?

– Теперь будешь знать, – с едва заметной усмешкой сказал Дреган.

Я неверяще распахнула глаза. Что это значит? Чернокнижник желает дать мне второй шанс?

– О, у нас гости. – Хорг неожиданно насторожился и повернул усатую мордочку к двери, при этом со свистом втянув в себя воздух.

– Кого еще принесло? – Дреган поморщился и встал. Настойчиво потянул меня за руку, помогая подняться.

Ну да, невежливо как-то встречать гостей, сидя на полу.

Дреган едва успел отойти от меня на шаг, как в кухню быстрым шагом ворвался Раус.

– Как яичница поживает? – радостно начал он еще с порога, но тут же запнулся и уставился на меня круглыми от ужаса глазами.

Ну да, вполне могу представить себе его удивление. Уходил – я красовалась в красивом платье. Вернулся – а я уже в каких-то грязных тряпках, в которых с трудом можно узнать обновку. Да к тому же подол и пол вокруг заляпаны крупными пятнами свежей крови. Поневоле заподозришь дурное.

Судя по тому, как Раус воинственно сжал кулаки и нехорошо сощурился, уставившись на Дрегана, я угадала направление мыслей брата.

– А вот и я! – и из-за его спины показался отец.

Правда, тут же остановился и тоже с испугом уставился на меня. Как-то жалобно вздохнул и побледнел, привычно схватившись за грудь.

– Что тут происходит? – сипло спросил он.

– Все в порядке! – торопливо сказала я. – Это я просто порезалась, когда яичницу готовила. Но Дреган меня вылечил.

И в доказательство помахала исцеленной рукой в воздухе.

Раус после моих слов ощутимо расслабился, а отец с нескрываемым облегчением перевел дыхание.

– Ваша девица – настоящее ходячее бедствие, – хмуро пожаловался Хорг. – Сначала она меня чуть не убила, а затем себе чуть палец не отхватила. Она у вас хоть что-нибудь делать умеет?

– Ну… – Отец неопределенно пожал плечами и виновато улыбнулся. Честно признался: – Лютик у нас так-то к готовке не особо приучена. Уж как с ней мать только ни билась. Да потом плюнула. Сказала, пусть муж с ней мучается, а ей надоело сковородки и кастрюли потом отдраивать да переводить впустую продукты. Подобрать ей супружника построже и с кулаками потяжелее. Пару раз получит взбучку хорошую – и сразу все получаться начнет.

– Да уж, в этом плане мать и впрямь выбрала для Лютика идеального жениха. – Раус с сарказмом хмыкнул. – Грег и пожрать любит, и затрещины раздавать горазд.

Дреган едва заметно поморщился, но промолчал.

– Ну, в общем, как сынок сказал, что Лютику вы поручили завтраком заняться, я сразу понял – ничего хорошего из этого не выйдет, – заключил отец. – Потому и пришел.

– Не поспеваю за вашей логикой, – холодно проговорил Дреган. – Как связаны неумение вашей дочери готовить и этот визит?

– Я пришел наняться к вам в замок! – провозгласил отец и замер, уставившись преданным взором на Дрегана.

У того заметно задергался правый глаз.

– Очаровательно! – не выдержав, захихикал Хорг. – Эдак к нам скоро вся деревня переселится.

– Наняться? – удивленно переспросила я. Все равно Дреган, по всей видимости, пока был не в состоянии говорить, силясь осознать эту новость. – Но зачем, папа? А как же хозяйство? Мать одна не справится!

– Мать… – Отец помрачнел. Как-то потерянно оглянулся на невозмутимого Рауса.

– Мать ушла из дома, – пояснил брат. – Уехала в соседнее село, где у нее родители жили.

– К-как уехала? – от изумления я даже начала заикаться.

– А так. – Раус пожал плечами. – Я как раз к ее отъезду с этими несчастными телятами подоспел. Сказала, что раз ты да я пристроены, то и ей нечего оставаться. Да и была такова.

– Издеваешься, что ли? – озадаченно поинтересовалась я.

В голове не укладывалось все услышанное. Я все ждала, что Раус и отец вот-вот рассмеются и скажут, что разыграли меня.

– Полюбовник у нее там есть, оказывается, – вдруг глухо признался отец. – То-то она постоянно туда моталась. Я думал, что родню навещает, а оно вон как вышло.

А затем тяжко опустился на стул и заплакал.

Это было ужасное зрелище. Крупные прозрачные слезы лились по его щекам, губы дрожали, в глазах застыло настоящее отчаяние.

– Эта семейка со своими трагедиями любой королевский двор с его интригами заткнет за пояс, – негромко буркнул Хорг. Затем уже громче добавил: – Эй, а телят она с собой забрала?

– Да пригнал я их назад, – заверил его Раус. – Вот еще. Обойдется.

– Это хорошо, – Хорг довольно закивал.

– Сейчас еще обратно сгоняю и все остальное заберу, – мрачно пообещал Раус. – Ничего ей не оставлю.

– Да при чем тут телята?! – внезапно выдохнул отец и шарахнул кулаком по столу. – У меня жизнь разрушена! Понимаете?

– Поверьте моему опыту, уход неверной избранницы – далеко не самое страшное, что может случиться в жизни, – впервые за долгое время подал голос Дреган.

– Ну да, конечно, ты изменницу просто убил, – не удержалась я от вполне резонного замечания.

Правда, тут же пожалела об этом. Дреган так на меня глянул, что меня мороз по коже продрал.

– Как есть-то хочется, – в этот момент тоскливо протянул Хорг, украдкой мне подмигнув. – Время-то к обеду. Что делать будем?

Отец в последний раз шмыгнул носом и решительно поднялся на ноги.

– В общем, денег мне не нужно, – сказал он. – Вы и так с лихвой за сына и дочь заплатили. Буду у вас кашеварить да за хозяйством присматривать. Все равно Раус маловат еще, ему помощь требуется. Мне бы только крышу над головой да еды немного. Все равно в деревне не могу оставаться. Каждый встречный да поперечный будет пальцем тыкать да за спиной потешаться. Гляньте, рогатый дурак идет. Уж лучше сразу в петлю.

– Папа, ты что такое говоришь? – испуганно ахнула я. – Да как так можно-то?

– Ладно, – в этот момент произнес Дреган. – Сегодня я вас точно никуда выгонять не буду. Посмотрю сперва, точно ли вы готовить умеете. А то с некоторых пор я на слово не верю.

И многозначительно посмотрел на меня.

– Да я!.. – Отец аж вскинулся от возмущения, что чернокнижник осмелился усомниться в его таланте. – Да я вам сейчас такой завтрак сделаю – пальчики оближете!

– Хотелось бы верить, – угрюмо пробурчал Хорг. – Я этого завтрака уже несколько часов жду. Благо, что мышонка успел заморить.

– Ну вот и славно, – произнес Дреган и отправился к выходу, должно быть, решив, что проблема устранена.

– А мне что делать? – тоскливо спросила я ему в спину.

– Убирайся, – коротко бросил он, не оборачиваясь.

Я подпрыгнула на месте. Как это – убирайся? Дреган так просто выгонит меня восвояси? Ну, знаете ли… Такого я не ожидала.

– Ведра и вода знаешь где, – продолжил он, и я внутренне возликовала.

Ага, стало быть, он меня не выгоняет! А я уж испугалась.

– Хотя бы пару комнат до обеда в порядок приведи, – приказал Дреган и все-таки коротко глянул на меня через плечо. Добавил с иронией: – Надеюсь, хоть это дело у тебя обойдется без приключений.

– А уж я как на это надеюсь, – буркнул Хорг. – Рядом с этой девицей и заикой остаться недолго.

Я в ответ лишь с вызовом задрала подбородок. Вот пойду и докажу им всем, что руки у меня из нужного места растут!


Глава 7

Уборку я решила начать со спальни Дрегана. Во-первых, мне было очень любопытно, как же отдыхает прославленный чернокнижник. Я хотела увидеть, на каком белье он спит, какие книги читает на досуге…

Хотя нет, пожалуй, в его книги мне лучше нос не совать. А то ведь опять что-нибудь натворю по незнанию.

А во-вторых, мне было очень неловко перед Дреганом после моего сокрушительного провала в качестве кухарки. В глубине души я все-таки опасалась, что он окончательно разочаруется во мне из-за многочисленных неудач и отправит на все четыре стороны. Так хотелось показать ему, что я хоть чего-то стою!

Естественно, за мной увязался и Хорг. Он молчал все то время, пока я с тяжким кряхтением поднимала по лестнице ведро с водой. В комнате хозяина первым делом взлетел на самый верх платяного шкафа и уставился оттуда на меня жутким немигающим взглядом.

– Что? – вопросительно буркнула я.

Поставила ведро по центру спальни и принялась озираться, оценивая масштабы предстоящей работы.

Ну, стоит сказать, все выглядит не так уж страшно. Никаких тебе человеческих черепов и прочих костей, никаких загадочных символов на полу и стенах. Особой грязи тоже нет, что радует даже сильнее. Пол я протру за пару минут. Смахну пыль со стола. Переменю белье и взобью подушки.

Словом, я основательно воспряла духом, убедившись, что ничего сложного мне пока не предстоит.

Правда, нервировал Хорг, который не сводил с меня изучающего взгляда.

– Ну чего так вылупился? – повторила я недавний вопрос. – Эдак дыру проглядишь.

– Просто я думаю, что ты первая девушка, которая вошла в спальню к хозяину за последний год, – милостиво объяснила зверушка.

– Как это? – заинтересованно переспросила я и повыше подоткнула подол платья.

Все будет удобнее на корточках лазить, вымывая углы. Все равно стесняться некого.

– После истории с Киярой у хозяина ни с кем не было отношений, – пояснил Хорг, наблюдая за моими действиями с очевидным удовольствием. Мурлыкнул: – А ножки у тебя ничего, кстати.

– Спасибо, – смущенно поблагодарила я и нырнула под кровать с тряпкой наперевес. Крикнула оттуда, старательно натирая пол: – А почему? Странно, если честно.

– Чего тут странного? – фыркнул с иронией Хорг. – Не каждый день убиваешь любимую. Дреган долго не мог оправиться от этой истории. Да и сейчас ему неприятно это вспоминать.

– Я заметила, – ответила я. Около минуты молчала, силясь достать до самого дальнего и пыльного угла. И вдруг с приглушенным воплем отпрянула, когда там что-то засветилось мягким зеленоватым светом.

– Что, опять мышь? – оживился Хорг. Слетел со шкафа и с любопытством сунул голову под кровать.

– Нет, не мышь, – дрожащим от испуга голосом ответила я. – Там что-то магическое.

– Магическое? – с явным недоверием переспросил Хорг. – Чушь какая! Мой хозяин никогда не будет хранить никакие артефакты у себя под кроватью.

– Ага, то-то мы с Раусом чуть ночью не погибли, – язвительно фыркнула я. – Видать, исключительно из-за того, что у твоего хозяина все по полочкам разложено.

– Но вы же не под его кровать забрались, – резонно возразил Хорг. – А в его кабинет без спроса сунулись. Поверь мне, деточка, никакой маг, даже самый прославленный и могущественный, не станет хранить в спальне ничего опасного. Спать нужно всем без исключения. И лучше это делать в совершенно безопасном месте. А любой артефакт – это потенциальные ворота из нижнего мира в средний. Кто знает, какая нечисть решит ими воспользоваться.

– Если ты такой умный, то тогда объясни мне, что это там светится? – огрызнулась я, устав от долгой, прочувствованной тирады Хорга.

Н-да, эдак сейчас всю яичницу без меня съедят, а я не успею даже в одной комнате прибраться. Зуб даю, отец уже накрывает на стол.

Хорг высокомерно фыркнул и, в свою очередь, нырнул под кровать. Зацокал по свежевымытому полу когтями, и я невольно поморщилась.

Эх, наследит ведь!

– Хм… – донеслось неразборчивое бормотание. – А ведь и впрямь тут что-то есть. Не понимаю. – Затем уже громче Хорг приказал: – Деточка, ну-ка подсоби это вытащить!

– Ага, сейчас, разбежалась, – невежливо фыркнула я в ответ. – Я в жизни больше ни к чему волшебному и близко не подойду.

– Честное слово, тут ничего опасного нет, – попытался убедить меня Хорг. – Я один не справлюсь.

– Ничем не могу помочь, – гордая своей принципиальностью, сказала я. – Мне моя жизнь дорога. А тебе я как-то не доверяю особо.

– А если взамен я помогу тебе очаровать хозяина? – искушающим тоном предложил Хорг. – Я ведь не слепой. Вижу, как ты в его сторону то и дело глазками стреляешь. Только знай: у тебя ничего не получится.

– И ничего я в его сторону глазками не стреляю! – оскорбленно отозвалась я и еще более оскорбленно поинтересовалась: – И почему это у меня ничего не получится?

Из-под кровати донесся саркастический смешок, и я насупилась, осознав, как ловко этот негодяй поймал меня на слове.

– Так как, поможешь? – лукаво полюбопытствовал Хорг. – Заключим, так сказать, взаимовыгодную сделку.

– Если что, я все Дрегану расскажу, – пригрозила я после минуты сомнений. После чего вновь нырнула во тьму и поползла к загадочному предмету.

– Главное, при этом не забудь упомянуть, что именно я тебе предложил в качестве поощрения, – фыркнул Хорг.

Ох, мало ему вчера досталось! Понятия не имею, как Дреган постоянно терпит рядом Хорга с его извечными шуточками! На месте чернокнижника я бы давным-давно укоротила слишком острый язычок своевольного питомца.

Так или иначе, но совместными усилиями мы достаточно скоро вытащили загадочный предмет на середину комнаты. Я тут же отпрыгнула от него подальше, поскольку не совсем доверяла словам Хорга о полной безопасности нашей затеи. И с жадным любопытством вытянула шею, внимательно рассматривая непонятную штуковину.

Это был шар. Не очень крупный, размером, наверное, с яблоко. Но удивительно тяжелый. Его поверхность хрустально поблескивала, абсолютно гладкая и скользкая. Понятно, почему Хорг никак не мог справиться с этой задачей самостоятельно. Когти, поди, соскальзывали.

А еще в глубине шара блуждали зеленоватые искры, которые то сливались друг с другом, то вновь начинали танцевать крохотными огоньками.

– Красиво, – завороженно выдохнула я.

– Угу, – подтвердил Хорг.

Быстро обежал шар со всех сторон и зачем-то постучал по нему крылом.

На какой-то миг магические искры вспыхнули ярче, приобретя насыщенный изумрудный оттенок. Но тут же свечение стало прежним.

– Хм… – глубокомысленно выдохнул Хорг и вновь обежал шар.

– Может, Дрегана кликнем? – неуверенно предложила я, когда зверек принялся обнюхивать шар.

– Обязательно, – заверил он меня. – Только чуть позже.

После чего еще и лизнул шар длинный узким язычком, раздвоенным на конце.

Я невольно передернула плечами. Как бы Хорг от него еще и откусить не попытался.

– Так тебе действительно нравится Дреган? – вдруг спросил он, отвлекшись от изучения находки.

Я изумленно моргнула. При имени чернокнижника искры в глубине шара слились в единое целое. Теперь хрустальную сферу изнутри заполнял зеленый плотный туман. Раньше такого не было.

Хорг удовлетворенно крякнул, как будто именно этого результата и ожидал.

– Что ты думаешь о Дрегане фон Каасе? – спросил он вновь, глядя при этом не на меня, а прямо в шар.

Туман стал еще гуще и принялся светлеть на глазах.

– Ну… он симпатичный, – честно ответила я. – И спокойный. И вежливый. И спас меня.

«И даже не выгнал после всего, что я натворила за одни лишь сутки в его замке».

Правда, последнюю мысль я осмотрительно не стала озвучивать.

– Неужели тебя не беспокоит, что прежняя его возлюбленная погибла от его же рук? – полюбопытствовал Хорг.

– Дреган объяснил, как все случилось на самом деле. – Я пожала плечами, недоумевая все сильнее и сильнее, с чего вдруг Хорг так заинтересовался моим отношением к его хозяину. – Он спасал свою жизнь. Эта Кияра сама напала на него.

– Кияра…

Я вздрогнула всем телом, услышав этот шепот. Он словно родился в воздухе комнаты и прозвучал сразу со всех сторон. Я в один гигантский прыжок достигла дверей и напряженно замерла на пороге, готовая в случае чего выскочить в коридор.

Пусть Хорг сам разбирается с этим непонятным предметом. Я предупреждала его, что мне не нравится эта затея.

А в следующее мгновение хрустальная сфера вдруг вспыхнула изнутри, засверкала, подобно огромному бриллианту в лучах солнца.

Ослепленная, я зажмурилась и с приглушенным стоном спрятала лицо в ладонях.

Что это такое?

– Рад приветствовать вас, Летисия фон Каас, – вдруг услышала я невозмутимый голос Хорга. – Вижу, что вы все так же не утратили страсти к эффектным появлениям.

С кем он разговаривает? В комнате кроме нас двоих никого не было! И почему у этой женщины такая же фамилия, как у Дрегана?

Не удержавшись, я растопырила пальцы, желая увидеть, что же происходит. И тут же ошарашенно убрала руки от лица.

Хрустальный шар уже не пылал белым ослепляющим огнем. Он приглушенно горел, отбрасывая на пол узкий круг света. И в этом кругу стояла незнакомка.

Нет, я понимала, что передо мной не настоящая женщина. То и дело ее фигура покрывалась сполохами и мерцала. Но после всего случившегося со мной за последнее время я восприняла это на удивление спокойно. Опять какая-то магия.

На первый взгляд загадочной особе было около сорока. Хотя, присмотревшись, я поняла, что в действительности женщина гораздо старше. Густые темные волосы были убраны в сложную высокую прическу, но на висках серебрилась седина. Умелый макияж подчеркивал красивые пухлые губы, карие глаза и точеные скулы. Увы, при этом он не мог скрыть тонкую паутинку морщин на лице.

Я с невольным восхищением вздохнула, оценив ее потрясающее черное бархатное платье, а еще массивное рубиновое колье на шее и несколько перстней на тонких пальцах. Даже страшно представить, сколько может стоить все это великолепие!

Правда, я тут же пожалела о том, что выдала свое присутствие. Женщина мгновенно обернулась на звук и уставилась на меня с каким-то хищным интересом.

О, что это был за взгляд! Я как-то сразу же вспомнила, какое грязное на мне платье, которое к тому же было задрано выше всяких правил приличия. Покраснела и попыталась как можно незаметнее опустить подол.

Губы незнакомки исказила презрительная усмешка, и я окончательно стушевалась.

– Ты кто такая? – прямо спросила меня загадочная Летисия фон Каас, вдоволь налюбовавшись пунцовым румянцем смущения на моих щеках.

– Лютик, – испуганно пискнула я. Женщина улыбнулась шире, и я торопливо исправилась: – Ну, то есть Лютеция.

– И что ты делаешь в спальне моего сына? – продолжила расспросы Летисия.

Я беззвучно округлила рот.

То есть получается, передо мной мать Дрегана?

– И платье на тебе какое-то подозрительно знакомое. – Летисия поморщилась, окинув меня взглядом с ног до головы. – Хотя, конечно, сейчас это больше напоминает половую тряпку. Но помнится мне, в свое время я выложила за этот наряд кругленькую сумму.

Я покраснела еще сильнее, хотя думала, что это уже невозможно. Невыносимо жаркая волна стыда в одно мгновение затопила мои шею и уши.

– Значит, ты новая подстилка Дрегана, – резюмировала Летисия, так и не дождавшись от меня никакого ответа. – Ну что же. Его вкус, как и обычно, меня безмерно разочаровал. Но я рада, что он наконец-то оправился от смерти той девчонки.

И тут дверь, к которой я прижималась все это время, без предупреждения распахнулась. С коротким возгласом я полетела было на пол, но в последний момент угодила в чьи-то объятия.

– Похоже, это входит у тебя в привычку – постоянно валиться мне под ноги, – с улыбкой попенял было Дреган, а именно он успел подхватить меня. Но тут его взгляд устремился поверх моей головы, и я увидела, как его лицо окаменело.

Его рука соскользнула с моей талии. Он дернул кадыком, как будто какие-то слова встали ему поперек горла. Сдавленно спросил:

– Мама?

– Сынок, – с милейшей улыбкой отозвалась Летисия. – Как давно мы не виделись!

Удивительно, только что она выглядела, как на редкость жестокая особа, способная легко наговорить гадостей в лицо незнакомому человеку. Но все моментально изменилось. Как будто передо мной каким-то чудом оказалась совершенно иная женщина. Приветливая, заботливая, добрая.

Дреган посмотрел на хрустальный шар, в свете которого стояла незваная гостья, и его губы исказила короткая кривая ухмылка.

– Что делает в моей спальне арташ? – полюбопытствовал он.

Его вопрос прозвучал удивительно спокойно и тихо. Но при этом я видела, с какой силой Дреган неосознанно стиснул кулаки. Костяшки аж побелели от напряжения.

– Эту забавную вещичку нашла Лютик, – поспешил сдать меня Хорг.

Я беззвучно ахнула от такого предательства. Вот ведь… летающая гадость! А я уж начала проникаться к нему хоть каким-то подобием теплых чувств.

– При уборке, – пояснил Хорг. – Хотела вымыть под вашей кроватью и увидела нечто необычное, после чего позвала меня. Причем, заметьте, хозяин, не сделала ни малейшей попытки взять его в руки. Ну а я потом выкатил арташ на середину комнаты. И вдруг явилась ваша мать.

– Так, – коротко обронил Дреган.

Кинул быстрый взгляд на меня. Как ни странно, но на дне его зрачков я заметила отблеск не гнева, а чего-то вроде благодарности.

– Я явилась, потому что в этой комнате рьяно обсуждали моего сына, – проворковала Летисия. – И я решила посмотреть, что происходит.

Меня опять кинуло в краску. Демоны, язык вырвать этой особе мало! Сейчас ведь выложит как на духу, что я считаю его сына симпатичным.

– Откуда здесь арташ, мама? – перебил ее Дреган, словно пропустив мимо ушей ее слова о причинах неожиданного и столь впечатляющего визита. – И почему он под моей кроватью?

– Ну… – Летисия вдруг смутилась и несколько нервно поправила высокую прическу, сверкнув огнем многочисленных драгоценных камней на своих перстнях. Кашлянула и предположила: – Может быть, закатился?

– Закатился? – Дреган издал короткий неприятный смешок. Сделал шаг вперед и остановился вплотную к кругу света, который отбрасывал шар. Вкрадчиво поинтересовался: – Или его кто-то подбросил, мама? Кто-то, кто был очень недоволен моим отъездом от двора его величества? Кто-то, кто умолял меня одуматься и не портить себе жизнь необдуманными поступками?

Летисия фон Каас вдруг жалобно скуксилась. Ее прекрасные огромные глаза в мгновение ока наполнились слезами, руки она приложила к груди в умоляющем жесте.

– Мальчик мой, не разговаривай со мной в таком тоне, – попросила она. – Ты же знаешь, как я тебя люблю! Просто я переживала за тебя. Твое решение было таким внезапным, что я испугалась…

– Ты следила за мной, мама! – не дал ей договорить Дреган.

Он по-прежнему говорил очень тихо, но от этого было еще более жутко. Чем больше он понижал голос, тем страшнее мне становилось.

– Я приглядывала, – уточнила Летисия. Всхлипнула и театральным жестом приложила к абсолютно сухим глазам кружевной платочек, который достала словно из ниоткуда. Добавила с обвиняющими нотками: – Ты мой единственный сын! Я обязана знать, где ты и что с тобой!

– Не обязана, – почти не разжимая губ, выдохнул Дреган. – Я уже просил тебя не лезть в мою жизнь. Или забыла, чем закончилась твоя последняя попытка?

– А, ты про эту Кияру… – Летисия пренебрежительно фыркнула. – Подумаешь. По-моему, ты слишком близко к сердцу воспринял ту историю. Девчонка сама виновата. Ты всего лишь защищал свою жизнь.

Кровь стремительно отхлынула от лица Дрегана. Лишь на виске бешено билась синяя жилка.

– И я рада, что ты наконец-то полностью оправился и завел себе новую игрушку для развлечений, – промурлыкала Летисия, словно не понимая, какую боль доставляет сыну своими словами. Выразительно посмотрела на меня.

Мои уши опять запылали огнем невыносимого стыда. Нет, что за гадкая особа! Не могу поверить, что она с таким равнодушием говорит настолько пошлые слова!

Дреган не стал оборачиваться, чтобы проследить за взглядом матери. По всей видимости, он прекрасно понял, о ком речь. Покачнулся вперед, как будто собирался схватить мать за горло.

Теперь носки его сапог почти касались границ круга. И фигура женщины то и дело шла рябью, грозясь вот-вот полностью исчезнуть.

– Не лезь в мою жизнь, мама, – прошипел он. – Никогда больше. Уяснила?

И магический шар на полу взорвался мириадами осколков.

Нет, я не закричала. Мое горло намертво перехватило спазмом ужаса. Просто присела на корточки и торопливо прикрыла голову руками.

Жуть какая!

– Предупреждать ведь надо, хозяин, – недовольно произнес Хорг. Он распахнул крылья и принялся сосредоточенно смахивать с себя хрустальную крошку уничтоженного арташа.

Дреган ему ничего не ответил. Он стоял спиной ко мне, по-прежнему сжав кулаки. Но его плечи опустились, а спина сгорбилась.

Мое сердце кольнуло жалостью. Так хотелось подойти к нему и сказать хоть что-то в утешение.

Но что? Что он не виноват в гибели его невесты, и тем самым вновь напомнить о трагедии? Сдается мне, Дреган воспримет мои слова как издевательство.

Я осторожно кашлянула, пытаясь тем самым напомнить о своем присутствии. До меня донесся негромкий вздох, и Дреган медленно повернулся ко мне. Устало посмотрел.

– Мне очень жаль, – неловко проговорила я.

– Да, мне тоже, – глухо проговорил он. – Очень жаль, что ты стала свидетельницей столь отвратительной сцены.

И в комнате вновь повисло вязкое, томительное молчание.

Я смущенно разглаживала руками подол, хотя прекрасно понимала, что платье этим не исправить. Наверное, надо было извиниться и выйти, но мне почему-то не хотелось оставлять Дрегана. Слишком расстроенным он сейчас выглядел.

– Я это, полечу, наверное, – первым прервал затянувшуюся паузу Хорг. Негромко цокая когтями, прошествовал мимо меня и вышел в коридор.

– Наверное, мне тоже надо, – пробормотала я. – Уборку только начала, и вообще…

Тоскливо посмотрела на ведро с водой, которое осталось стоять около кровати Дрегана.

Эх, забрать бы его! Не хочется такую тяжесть вновь из колодца тащить. Но и подходить к Дрегану как-то не хочется. Точнее, хочется, но…

Я запуталась!

И я досадливо вздохнула, сама не в силах разобраться в собственных мыслях.

– Вообще-то я пришел сказать, что завтрак готов, – в этот момент очнулся Дреган. – Точнее, его больше можно назвать обедом. Твой отец сотворил настоящее чудо.

– Да, готовить он всегда любил, – подтвердила я. – Летом-то хлопот хватает. А вот зимой постоянно баловал нас всякими вкусностями.

– Это хорошо, – немного невпопад сказал Дреган, вновь устремив отсутствующий взгляд куда-то поверх моей головы.

И я решилась. Сделала несколько шагов к нему. При этом мое сердце отчаянно билось где-то в пятках. Так и тянуло развернуться и бежать прочь.

А впрочем – где наша не пропадала?

– Послушай, Дреган, – робко произнесла я, остановившись рядом с чернокнижником.

Тот нахмурился, словно только сейчас заметив, что я не ушла, а осталась в комнате.

– Знаешь, моя мама тоже не сахар, – продолжила я. – Поэтому я понимаю, как тебе тяжело сейчас. Но, поверь, ты самый замечательный человек, которого я только встречала.

– Самый замечательный человек? – переспросил Дреган с иронией.

– Да. – Я пожала плечами, удивленная, что надлежит объяснять очевидные вещи. – Ты спас меня от Грега. Спас от костра. Позволил остаться в замке, хотя я вечно творю всякие несуразности. Согласился, чтобы отец тоже сюда переселился. И вообще, сделал столько хорошего нашей семье!

– Ох, Лютик. – Губы Дрегана тронула слабая печальная улыбка. – Если бы ты только знала, как много людей не согласились бы с тем, что я замечательный. А сколько не поверили бы твоему утверждению, что я человек.

– А мне плевать на других! – с вызовом произнесла я. – Для меня ты самый лучший!

Сейчас глаза Дрегана были совершенно одинакового цвета – изумрудно-зеленого. И мне хотелось смотреть в них вечно.

Дреган поднял руку. Тыльной стороной осторожно провел по моей щеке, убирая растрепавшиеся волосы.

– И ты не боишься меня? – почему-то шепотом спросил он.

– Нет, – так же тихо ответила я, не в силах отвести от него взгляда.

Я думала, что он поцелует меня. Точнее, была в этом практически уверена. Между нами оставалось настолько минимальное расстояние, что я чувствовала его свежее мятное дыхание на своих губах.

Дреган чуть наклонился ко мне, но почти сразу отпрянул, как будто испугался чего-то.

– Иди завтракать, Лютик, – почему-то охрипшим голосом приказал он. – Иначе твои родственники вот-вот примчатся выручать тебя.

Я с нескрываемым разочарованием вздохнула.

Пожалуй, прав был Хорг. Мне никогда не подобрать ключик к сердцу Дрегана. Неужели я ему совсем безразлична?

И, понурившись, я послушно отправилась к двери.

– Кстати, – уже на самом пороге настиг меня окрик Дрегана.

Я немедленно обернулась. Ну что ему еще надо?

– А ты старательная, – внезапно похвалил меня Дреган. – Молодец. Ответственно подходишь к вопросам уборки.

Эх, не такие слова я хотела услышать от него! Но мне ничего не оставалось, как поблагодарить его.

– Спасибо, – безрадостно буркнула я и выскочила в коридор.


Глава 8

Дреган фон Каас сидел в своем кабинете и хмуро смотрел в зеркало, за которым плескалась серая хмарь.

Новые шумные обитатели замка давно улеглись спать после столь насыщенного событиями дня. Коридоры и многочисленные комнаты погрузились во мрак. Лишь на столе чернокнижника горела одинокая свеча, но ее пламя было не способно справиться с тьмой, плескавшейся в углах просторного помещения.

С одного из книжных шкафов грузно слетел Хорг. Ловко опустился на плечо хозяина и замер, тоже устремив взгляд в непрозрачное отражение.

Медленно тянулись секунды молчаливого ожидания, складываясь в минуты. Никто не торопился первым прервать паузу.

Неожиданно по другую сторону что-то произошло. Туман на мгновение рассеялся, показав костлявую длань, прилипшую к изнанке зеркала. И тут же сгустился вновь, скрыв очертания чудовищной твари, живущей в отражении.

– Явился все-таки, – спокойно сказал Дреган.

– Я обижен, – раздалось в ответ приглушенное шипение. – Ты отнял мою добычу. Я не успел…

– Ты напал на моих гостей, – не дал договорить невидимому собеседнику Дреган. – Они находятся под моей защитой!

В голосе чернокнижника неожиданно прорезался металл, и даже привычный ко всему Хорг предпочел перебраться на спинку кресла, отцепившись от рубашки хозяина.

Туман в зеркале взбурлил, как будто в седую от пены воду кто-то кинул крупный камень.

– Но ты все-таки позвал меня, – проговорило существо, живущее в Зазеркалье. – Зачем?

– Мне нужна твоя помощь, – неохотно, словно выдавливая каждое слово из пересохшего горла, сказал Дреган.

Неприятное хихиканье прервало его. Этот звук был больше похож на царапанье когтей по стеклу. Дреган скривился, но терпеливо дождался, когда веселье его загадочного собеседника завершится.

– Помощь? – переспросил тот. – Неужели? И какая же?

– Ты живешь в отражениях, – терпеливо пояснил Дреган. – Ты можешь путешествовать в зеркалах. Я хочу знать, не затевает ли что-нибудь моя мать. Проследи за ней. Но незаметно. Она – темная ведьма и способна почуять твое присутствие.

– Никто не способен, – высокомерно фыркнуло существо. – Людям подобное не подвластно.

Дреган насмешливо вскинул бровь, но ничего не сказал.

– Но почему я должен помогать тебе? – продолжила потусторонняя тварь. – Ты лишил меня законной добычи. Ты едва не развоплотил меня из-за каких-то людишек. Ты выдрал из моих клыков душу того мальчишки! Она была бы славной пищей для меня.

– Потому что ты обязан служить мне, – вкрадчиво напомнил Дреган.

– Любая работа нуждается в оплате, – возразили ему в ответ. – Что ты дашь мне взамен? Я слишком давно не получал подношений от тебя.

Глубокая вертикальная морщина разломила переносицу чернокнижника. Он досадливо цокнул языком, явно недовольный таким поворотом разговора.

– А что ты хочешь? – вопросом на вопрос ответил он.

Туман посерел, но Дреган торопливо отвел взгляд, не желая смотреть на своего собеседника.

– Отдай мне мальчишку, – прошептало существо. – Его душа – лакомый кусочек. Невинная, храбрая. И он обладает способностями к магии. Отдай мне его. Я сделаю его своим сыном. Здесь, в Зазеркалье, слишком одиноко. Вдвоем нам будет веселее.

Дреган молчал. Лишь слегка постукивал указательным пальцем по губам.

– Мальчик останется жив, – продолжил увещевать его собеседник. – Никто и не заподозрит неладного. Подумаешь, перестанет испытывать эмоции. Мало ли таких людей. И потом, маленькую капельку души я ему все-таки оставлю. И со временем, возможно, она регенерирует до прежней. – Усмехнулся и мягко добавил: – Тебе ли не знать. Ведь и ты когда-то прошел через это. И ты бы не добился таких успехов в настоящем, не лишись много лет назад души…

– Довольно! – резко оборвал его Дреган. Встал, порывистым движением едва не опрокинув кресло. Хорг отчаянно забил крыльями, силясь удержать равновесие, но Дреган этого не заметил, уже отвернувшись от стола.

– Решай сам, – донесся издевательский смешок из зеркала. – Я свои условия озвучил. Без этого я больше не буду тебе помогать.

Дреган прищелкнул пальцами, и туман в зеркале вновь превратился в серую спокойную равнину, когда чернокнижник оборвал нить заклинания.

Несколько минут в комнате было тихо. Лишь шипел раскаленный воск свечи да негромко потрескивало ее пламя.

– Этого стоило ожидать, – наконец осмелился подать голос Хорг, который по-прежнему сидел на спинке кресла. – Шаршах неплохо потрепал вчера Рауса. Ты же знаешь, что сумеречные твари не любят, когда у них отнимают добычу.

Негромкий вздох был ему ответом. Дреган отошел к окну. Прислонился лбом к холодному стеклу, как будто пытаясь умерить невыносимую головную боль.

– Ну что же, по крайней мере, я знаю, что на него в этом деле рассчитывать не стоит, – негромко проговорил он через несколько секунд.

Хорг снисходительно хмыкнул, как будто ожидал именно такого ответа. Но почти сразу с нарочитым удивлением поинтересовался:

– Собственно, а почему бы и впрямь не отдать Шаршаху мальчишку? Да, Раус приятный малый. Славный и добрый. Мне он самому нравится. Но, насколько я понял, вы планируете взять его в ученики. Без души он будет гораздо быстрее постигать науку некромантии и общения с тварями из нижнего мира.

– А кто сказал, что я планирую учить его темной магии? – Дреган повернулся и в упор посмотрел на своего питомца.

– Но… – на сей раз Хорг удивился по-настоящему. В его крохотных глазках-бусинках промелькнул сполох неподдельного изумления. Зверек кашлянул и осторожно спросил: – Прошу заранее простить, но чему еще вы можете научить мальчика?

– Целительству, например. – Дреган пожал плечами. – У меня это неплохо получается.

– О да, неплохо! – язвительно отозвался Хорг. – Прежде всего потому, что вы умеете убивать. И чувствуете чужую боль на расстоянии, таким образом безошибочно определяя слабое место противника.

– И недостатки можно превратить в достоинства. – Дреган криво ухмыльнулся.

– С каких это пор вы считаете свой дар темной магии недостатком? – спросил Хорг.

– Наверное, с тех самых, когда держал на своих руках истекающую кровью невесту. – Дреган дернул щекой, словно прогонял невидимого комара, и глухо рявкнул, заметив, что его питомец собирается продолжить спор: – И довольно на этом! Я не отдам Шаршаху душу Рауса!

В этот момент туман в зеркале опасно заволновался, доказывая, что сумеречная тварь не ушла, а внимательно прислушивается к разговору.

Дреган досадливо поморщился и вновь прищелкнул пальцами, успокаивая хмарь в отражении.

– Что же, дело ваше, хозяин, – пробормотал Хорг. – Но очень жаль, что мы не узнаем планов вашей матушки. От нее воистину всего можно ожидать!

– Я их уже знаю, – спокойно сказал Дреган. – Она непременно явится в замок. Причем в самом ближайшем будущем. Мой отъезд от двора его величества Торна прошел в ее отсутствие, поэтому она не успела как следует промыть мне мозги. Хотя пыталась через арташ, но я не давал заклинанию связи оформиться. Видимо, она все-таки не оставила своих попыток образумить меня. Впрочем, о чем это я? Она и не оставит. Я слишком высокое положение занимал при дворе. Меня боялись и уважали, а следовательно, и многие ее выходки сходили ей с рук, поскольку она все-таки моя мать. Теперь она осталась без защиты, которую ей гарантировал я одним лишь своим присутствием при дворе. И мать обязательно сделает все мыслимое, лишь бы вернуть меня.

– А вам не кажется, что в таком случае присутствие ваших гостей в замке будет несколько… э-э… неуместно? – осторожно поинтересовался Хорг. – Особенно девушки. Было бы неплохо отослать ее куда-нибудь подальше. Хотя бы на время.

Дреган опустил голову, позволив темным волосам упасть на лоб. Но почти сразу с вызовом поднял ее и прямо глянул на питомца.

– Поверь, я сумею защитить тех, кто мне дорог, – процедил он. – Мне была нужна помощь Шаршаха лишь для одного: чтобы понять, к какому дню быть готовым. Ну что же, начну ожидать неприятности уже завтра.

Хорг кивнул, показывая, что услышал слова хозяина. Впрочем, Дреган на него уже не смотрел. Он быстрым шагом вышел из кабинета, не удосужившись пожелать питомцу спокойной ночи.

Хорг дождался, когда в коридоре стихнут шаги удаляющегося чернокнижника. Затем негромко рассмеялся.

– А быстро селяночка стала одной из тех, кто по-настоящему дорог Дрегану, – профырчал он себе под нос. – Глупенькая, наивная, но симпатичная. Впрочем, после роковых и коварных обольстительниц двора его величества неудивительно, что хозяина потянуло на кого-то попроще. По крайней мере, он уверен, что Лютик никогда не будет таить камня за пазухой и вести свою игру за его спиной. Хм…

И Хорг с крайне задумчивым видом принялся чесать себя за ухом. Затем вдруг спрыгнул с кресла на стол и поцарапал когтем зеркало.

Туман в отражении оставался спокойным и непроницаемым.

– Эй, Шаршах, вылезай, – дружелюбно предложил Хорг. – Разговор есть.

На какой-то миг туман посветлел, но тут же вновь сгустился непроницаемой пеленой.

– Да ладно тебе дуться, вылезай, – продолжил увещевания Хорг. Искушающим тоном добавил: – Или уже перехотел полакомиться душой мальчишки?

– По-моему, Дреган прямо сказал, что не отдаст ее мне, – невнятно прозвучало из отражения.

– Он не отдаст, а я отдам. – Хорг издал неприятный смешок. – Честное слово!

– У тебя нет чести, – пробурчал Шаршах.

Однако туман в зеркале развеялся настолько, что стал виден силуэт престранного существа. Более всего он напоминал очертаниями гигантского паука с очень длинными и тонкими конечностями. И каждая из них завершалась костлявыми ладонями.

– Однако слово я умею держать, – парировал Хорг. – Помоги мне. И я помогу тебе.

– С чего вдруг тебе идти против воли хозяина? – полюбопытствовал Шаршах. – Он ведь вытащил тебя из нижнего мира.

– Но не спросил при этом моего мнения, – возразил Хорг. – Может быть, мне не нравится здесь. Может быть, я хотел остаться там. Может быть, я мечтаю вернуться.

В белесых, навыкате, глазах Шаршаха промелькнула искра сомнения.

– То есть ты готов предать Дрегана? – вопросительно прошелестел он.

– Мне надоело ему служить, – честно ответил Хорг. – Он стал слишком… человечным. Смерть Кияры больно ударила по нему. И его решения зачастую меня… удивляют. Но спорить в открытую я не смею.

– И что ты предлагаешь? – все еще сомневаясь, спросил Шаршах.

– Вот что.

Хорг придвинулся ближе к зеркалу, как будто опасался, что его кто-нибудь подслушает. И зашептал, глядя в глаза сумеречной твари, прильнувшей к другой стороне отражения.

Через несколько минут сделка была заключена. И Хорг, радостно закурлыкав, взлетел на книжный шкаф.

– Люблю игры, – пробурчал он, наблюдая за тем, как медленно успокаивается туман в зеркале. – Посмотрим, что получится из этой.


Часть вторая
Гости и прочие неприятности


Глава 1

Я сосредоточенно отполаскивала в воде рубашку Дрегана.

Как я ни старалась, но на воротнике и манжетах по-прежнему красовались багровые пятна. Сейчас, конечно, намного менее яркие, но все равно заметные.

И чем же выводить эту кровь, хотелось бы знать? Мыло ее не берет. Я себе уже все костяшки стерла, пытаясь эту гадость отстирать!

Я тяжело вздохнула и села на нагретый солнцем камень. С блаженным стоном прогнулась в пояснице, услышав при этом отчетливый хруст.

Пальцы ломило от холодной воды. В голове гудело оттого, что я слишком долгое время провела согнувшись. Перед глазами плавали черные мушки усталости.

Н-да, как-то не так я представляла свое житье в замке чернокнижника. Фантазия рисовала самые смелые мечты о взаимной любви. А в итоге я превратилась в самую обыкновенную служанку.

Я пригорюнилась от этих мыслей. Машинально вытерла ладони о подол и подперла кулаком щеку, уставившись в спокойную гладь озера.

Сколько я уже живу у Дрегана? Неделю, не меньше. И за эту неделю ничего не случилось. Ну, если не считать той мимолетной сцены в его спальне, когда я подумала, что он готов поцеловать меня.

Отец рьяно взялся за готовку, радуя нас каждый день горячими и сытными завтраками, обедами и ужинами. Он был настолько великодушен, что даже мыл за всеми посуду. И я была действительно благодарна ему за то, что он избавил меня от большей части хлопот. И без того забот хватало.

За эту неделю я худо-бедно привела в порядок все комнаты в замке чернокнижника. Чаще всего компанию в этом занятии мне составлял Хорг. Правда, при уборке в кабинете Дреган лично почтил меня своим визитом. Сидел в кресле и не сводил с меня пугающе немигающего взгляда все то время, пока я стирала пыль с книжных шкафов и мыла пол под ними же.

Когда я потянулась было протереть его стол, Дреган вдруг перехватил мою руку.

– Не надо, – попросил он.

И я послушно отступила, сделав вид, будто не заметила, как в знакомом зеркале на столе Дрегана всколыхнулась серая муть.

Пожалуй, это был единственный раз, когда Дреган коснулся меня после всех событий в замке. Всю предыдущую неделю он держался нарочито отстраненно и равнодушно, как будто вовсе не замечая меня.

И это меня… обижало.

Очень сильно обижало. Что скрывать очевидное, Дреган нравился мне все больше и больше. И чем меньше он обращал на меня внимания, тем мне было досаднее. Неужели ему совсем плевать на меня? Неужели он считает меня лишь служанкой и никем более?

Нет, совершенно точно я не так представляла свое бытие в замке. А как же любовь? Поцелуи и прочая романтика?

– И чего скисла? – в этот момент раздалось над ухом.

Я вздрогнула было, но тут же расслабилась, узнав голос Хорга.

Явился – не запылился. Опять будет доводить меня своими сомнительными шуточками.

– Рубашка не отстирывается, – коротко ответила я, не имея ни малейшего желания посвящать питомца Дрегана в свои любовные переживания.

Хорг понятливо хмыкнул и вдруг растопырил кожистые крылья.

С них посыпались зеленые колючие искры, которые моментально впитались в мокрую ткань. Раз-два – и пятна крови исчезли без следа.

Наверное, мне стоило бы обрадоваться. Но вместо этого я закручинилась еще сильнее.

По-моему, это несправедливо. Почему некоторым подвластна магия, а мне нет? Взять того же Рауса. Он ведь младше меня. И я всегда относилась к нему с известной долей пренебрежения старшего ребенка. А тут оказалось, что у него есть талант, которого нет и, по всей видимости, никогда не будет у меня.

И с Дреганом он проводит гораздо больше времени.

Последняя мысль была самой обидной. В отличие от меня, Раус не мог пожаловаться на недостаток внимания со стороны чернокнижника. Каждый день он проводил с Дреганом не менее четырех-пяти часов. Эта парочка надолго запиралась в кабинете, куда лично мне вход был заказан. Несправедливо и досадно. К тому же Раус был освобожден от любых занятий по хозяйству. Нет, конечно, он не отказывался помочь мне притащить воды или выкинуть что-нибудь тяжелое. Но лишь в те редкие мгновения, когда Дрегана не было рядом.

Эх, ну почему у меня нет никаких способностей к магии?!

Я мечтательно вздохнула, во всех красках представив себе эту картину.

Полутьма. В кабинете мерцает одинокая свеча. Мы с Дреганом наклонились над книжкой. Он держит мою руку, помогая правильно сформулировать заклинание. И наши губы все ближе и ближе…

– Что-то ты сегодня молчаливая, – проговорил Хорг, разрушив своим замечанием волшебство моей фантазии.

Я с усилием моргнула, возвращаясь из мира грез в реальный. Нагнулась, взяла из воды рубашку и принялась с усилием ее выкручивать.

– Лютик, что-то случилось? – не унимался привязчивый зверек. – На тебе лица нет. У тебя что-то болит?

– Душа у меня болит, – неожиданно даже для себя призналась я.

С досадой кинула рубашку в таз и опять устало опустилась на камень.

– Душа? – с недоумением повторил Хорг. – А что это? Сердце знаю, печень знаю, почки там или желудок. А что такое душа? И где она?

Я ничего не стала отвечать на вопросы зверька, уловив в его тоне отчетливые насмешливые нотки.

Ишь ты, не знает он, где душа находится. Я тоже не знаю. Но это не мешает ей болеть.

Я уныло сгорбилась, спрятав лицо в ладонях.

– Только не реви, – строго произнес Хорг. – Ты же помнишь, я сырость не люблю.

Я в ответ приглушенно застонала. Да плевать мне на то, что любит или нет Хорг. Мне так плохо!

– Ну чего ты скуксилась? – чуть мягче спросил Хорг. – Все же хорошо. Отец и брат при деле. Ты вроде тоже особо не отличалась последние дни.

– Он не обращает на меня внимания, – глухо призналась я, не убирая рук от лица.

– Кто он? – с искренним недоумением переспросил Хорг.

Точно ведь издевается! О ком еще я могу говорить?

– Дреган, что ли? – зачем-то уточнил зверек то, что и без того было очевидно.

– Да, – провыла я и все-таки расплакалась.

– Ну вот, – расстроенно пробормотал Хорг. – Все-таки начала мне нервы трепать.

Я ничего не ответила, шумно всхлипывая. Слезы нескончаемым потоком струились из моих глаз.

– Слушай, а чем он тебе вообще так понравился? – внезапно спросил Хорг.

Я захлопала ресницами, растерявшись от такого вопроса. Как это чем?

– Ты у меня уже спрашивал, – глухо сказала я. – Тогда, когда мы нашли в его комнате магический шар.

– Ну хоть память у тебя не отшибло. – Хорг негромко хихикнул. – А то, говорят, от любви люди тупеют.

Я рукавом утерла нос и сурово посмотрела на зверька.

Так и хочется порой ему все крылья повыдергивать!

– И не глазей на меня так, – опасливо пробурчал тот и на всякий случай отодвинулся подальше.

– Ты обещал помочь мне, – напомнила я. – Рассказать, как понравиться Дрегану.

– Я? Обещал? – вроде как искренне удивился Хорг. Правда, тут же помрачнел и нехотя признался: – Ну да, обещал. Надо же, и это не забыла.

– И как же? – поинтересовалась я.

– А зачем он тебе вообще сдался? – невежливо вопросом на вопрос ответил Хорг. – Дреган же чернокнижник. Продал душу Неназываемому, и все дела. Прошлую невесту вообще убил. Нашла бы себе кого получше.

– Кого? – скептически спросила я. – Да со мной после происшествия с Грегом никто из деревни и связываться не захочет. Это во-первых. А во-вторых, мне Дреган нравится. Не нужен мне больше никто.

– Согласен. – Хорг понимающе кивнул. – По сравнению с местными Дреган и впрямь принц из сказки. Одни достоинства. И лишь крохотный недостаток: увлечение темной магией.

Я нахмурилась. В словах Хорга слышался неприкрытый ядовитый сарказм. Он как будто обвинял меня в чем-то.

– Впрочем, девицы во все времена были расчетливыми, – продолжил тот, и я еще сильнее сдвинула брови. – Зачем такой красотке, как ты, какой-то там сын кузнеца или мельника, если рядом бывшая правая рука короля?

– Ты на что это намекаешь? – с подозрением осведомилась я.

– Хорг просто показывает вам ход мыслей Дрегана, – вместо зверька вдруг ответил мне незнакомый мужской голос. – Наверняка тот терзается сомнениями, искренни ли ваши чувства, или же вы просто не желаете упускать выгодную партию.

От неожиданности я вздрогнула. Обернулась и с немалым удивлением увидела высокого светловолосого мужчину, который стоял на пологом подъеме к воротам замка, небрежно скрестив на груди руки.

А это еще кто такой? Явно издалека. Одежда дорогая и на деревенскую ну никак не похожа. Правда, изрядно запылена и измята, как будто незнакомец после долгой дороги.

– Ты… – прошипел Хорг.

В его голосе послышалась настолько горячая ненависть, что мне и самой стало не по себе.

Так, сдается, в отличие от меня, питомец Дрегана прекрасно понимает, кто именно стоит перед нами.

– Займись моей лошадью, крысеныш, – приказал ему незнакомец. – Я преодолел без отдыха слишком много миль. Как бы не околела, бедная.

Я думала, что Хорг по своему обыкновению огрызнется и посоветует мужчине искать слуг в другом месте. Но ошибалась. Мгновение-другое – и Хорга и след простыл. Он с такой поспешностью захлопал крыльями, торопясь прочь, что едва не врезался в ближайшее дерево.

Я удивленно проводила Хорга взглядом. Что это с ним? Никогда его еще таким взволнованным не видела.

Хм… Быть может, мне тоже сделать ноги, пока не поздно? Кто знает, что от этого незнакомца ожидать можно. Недаром Хорг так драпанул.

Мужчина, словно угадав мои мысли, посмотрел на меня и мягко улыбнулся. И я вдруг поняла, что улыбаюсь ему в ответ. Уж очень мило и непринужденно у него это получилось.

Правда, моя улыбка померкла, когда незнакомец сделал несколько шагов по тропинке вниз, подходя ближе.

Что-то не нравится мне это. Вдруг еще приставать начнет? Боюсь, от него я точно не отделаюсь парой оплеух, как от Грега. Взгляд внимательный и оценивающий, на щеке тонкая ниточка шрама, а на поясе перевязь с оружием висит.

Но незнакомец тут же остановился, видимо, заметив, как я тревожно принялась озираться в поисках путей для возможного бегства.

И стоит прямо на тропинке. Если только по кустам ломануться наверх.

– И как же вас зовут, прекрасная незнакомка, влюбленная в Дрегана фон Кааса? – в этот момент с иронией спросил мужчина.

– Ничего я в него не влюблена, – хмуро ответила я. Подумала немного и добавила с нескрываемой претензией: – И вообще, подслушивать нехорошо!

– Прошу великодушно извинить меня, – сказал мужчина. – Честное слово, это вышло случайно. Вы просто слишком громко разговаривали с этим крысенышем. Вот и привлекли мое внимание.

Интересно, почему он так упорно именует Хорга крысенышем? Сдается, неприязнь у них взаимная.

– Я с незнакомцами не разговариваю, – буркнула я и подхватила в руки таз с выстиранным бельем.

Пойду я, пожалуй. Если он попробует меня остановить, то мигом тазом по голове схлопочет.

– Так давайте познакомимся, – не унимался странный тип, даже не думая посторониться и пропустить меня. – Я, к примеру, Элган Руфс. А вы?

– Лютик, – пробормотала я. – Ну, то есть Лютеция.

– Вы служанка у Дрегана? – задал новый вопрос Элган. Тут же продолжил, не дожидаясь моего ответа: – Да, у Дрегана явно есть чему поучиться. Девственница-блондинка. Прелесть какая!

Меня кинуло в жар от смущения.

Нет, Элган говорил совершенно спокойно и без развязности. Он просто констатировал факт. Но у меня в голове не укладывалось, как можно произносить такие вещи вслух! Это же неприлично.

И вообще, как он узнал, что я девственница? У меня на лбу, что ли, написано?

– Еще и краснеть умеет. – Элган опять улыбнулся, позабавленный моей реакцией на его слова. – Даже завидую Дрегану немного. Нет, стоит признать, он всегда умел выбирать себе девиц.

Но вот это уже спорно. Помнится, предыдущая избранница Дрегана пыталась его убить.

Но, естественно, вслух я этого не сказала.

– Могу ли я пройти? – сухо спросила я, покрепче перехватив таз.

– А я разве вам мешаю? – С нарочитым удивлением Элган вскинул брови, но все-таки сделал шаг в сторону.

Я, не теряя время, постаралась как можно шустрее проскользнуть мимо таинственного типа, невесть зачем объявившегося в нашем захолустье.

Правда, вот незадача: когда я проходила мимо Элгана, тот самым возмутительным образом хлопнул меня ладонью по филейной части. Признаться честно: не больно, скорее обидно. Но сам факт поразил меня до глубины души.

Да кто он такой, чтобы позволять себе подобное?!

Вот этого я стерпеть уже была не в силах.

Точнее сказать, я не успела даже подумать о последствиях своего поступка, как вдруг оказалось, что таз уже красуется на голове невоспитанного хама.

– Получай! – мстительно вскричала я и как следует пнула его по колену, пока мужчина не опомнился.

Затем подобрала подол платья и рванула бежать по дорожке вверх.

Грустно признаться, но я не успела сделать и шага. Как вдруг какая-то невидимая сила отбросила меня к ближайшему дереву и буквально распластала по нему.

Я совершенно не понимала, что происходит. Меня никто не держал, но при этом я была не в состоянии пошевелить и пальцем.

Элган тем временем скинул с себя таз, и чистое белье разлетелось по ближайшим кустам. С гримасой страдания потер колено и лишь затем посмотрел на меня.

Ледяные мурашки табуном пробежали по моему позвоночнику. Сначала вверх, а потом и вниз.

Потому что прежде серые глаза мужчины сейчас были абсолютно черными. Ни намека на белок или радужку.

Ой-ой-ой. Еще один колдун на мою голову выискался.

– А ты боевая, – с поистине змеиным присвистом выдохнул Элган. – И бесстрашная.

Неторопливо шагнул ко мне, и меня заколотило от страха крупной дрожью.

Кажется, сейчас одну не слишком сообразительную блондинку будут убивать.

– Не смейте! – пропищала я сдавленным от ужаса голосом. – Я Дрегану пожалуюсь!

Элган нехорошо улыбнулся. Да так, что моя душа окончательно рухнула в пятки. Одним быстрым размытым движением он преодолел разделяющее нас расстояние.

Это вышло у него настолько стремительно, что я невольно приоткрыла рот от удивления. Как он это сделал? Как будто перетек с одного места на другое.

Элган медленно поднял руку, и я тут же зажмурилась. Щеку заранее зажгло болью от вероятной пощечины. И тем большим было мое удивление, когда мужчина лишь легонько провел кончиками пальцев по моей щеке.

– Руки убрал от нее, – в этот момент послышалось рядом гневное.

Я чуть не разрыдалась от облегчения, узнав голос Дрегана. Счастье-то какое! Он как никогда вовремя.

Но на Элгана внезапное появление моего заступника не произвело никакого впечатления. Он по-прежнему стоял вплотную ко мне. Но теперь его пальцы опустились мне на шею. И я с замиранием сердца ощутила, как он чуть усилил хватку.

Он что, задушить меня собрался? Прямо на глазах у Дрегана?

Но, хвала небесам, мужчина не торопился перекрывать мне дыхание. Однако и пальцы расслаблять не собирался, по-прежнему держа за горло.

– Ты в курсе, Дреган, что сия милая девушка ударила меня? – лениво полюбопытствовал он.

– Ударила тебя? – с нескрываемым скепсисом переспросил тот, и я услышала шорох его шагов. – И ты не увернулся? – Ядовито обронил: – Стареешь, дружище.

Дружище? То есть передо мной приятель Дрегана? А почему тогда Хорг на него так странно отреагировал?

– Это случилось внезапно, – с легкой ноткой обиды ответил Элган. – Я не ожидал, что она начнет тазами кидаться.

– А нечего меня было шлепать, – огрызнулась я. – Сами виноваты…

Правда, тут же замолчала, когда пальцы Элгана сжались. Всего на какой-то миг, но предупреждение показалось мне более чем весомым.

– Отпусти ее, Элган, – повторил Дреган, остановившись рядом. – Я понимаю твою досаду. Не каждый день тень короля получает тазом по голове. Но будь милосерден. Она ведь не знала, кто перед ней.

Тень короля? Звучит на редкость пугающе.

– Пусть она сначала извинится передо мной, – капризным тоном заявил Элган. – Только как следует. И я подумаю.

– Вы первые начали, – упрямо возразила я. – Вы и извиняйтесь.

Губы мужчины превратились в две тонкие бескровные линии. Но почему-то я была уверена, что Дреган не допустит дурного. Неужели он будет просто стоять и смотреть, как этот непонятный тип душит меня?

А в следующее мгновение пугающая тьма исчезла из глаз Элгана, и он негромко рассмеялся.

– Да, ты всегда умел выбирать себе девушек, Дреган, – одобрительно проговорил он и наконец-то убрал руку от моего горла.

– Лютик всего лишь моя служанка, – негромко сказал тот.

– Правда? – Элган отступил от меня на шаг. Лукаво подмигнул мне, и я внутренне напряглась.

Сейчас ведь точно разболтает, что услышал чуть ранее!

Но Элган лишь улыбнулся шире и внезапно отвесил мне глубокий поклон.

– Приношу свои глубочайшие извинения за то, что шлепнул вас по попе, прелестная девушка, – проговорил он. – Прошу простить, понять и забыть мою слабость. Эта часть тела у вас слишком соблазнительная, поэтому я не сумел совладать со своими темными инстинктами.

– Ясно, – слегка ошарашенно отозвалась я. Подумала немного и неохотно проговорила: – Ну и вы на меня зла не держите. Будем считать, что мы квиты.

– Договорились, – Элган кивнул, а затем все тем же любезным и доброжелательным тоном добавил: – Но если ты кому-нибудь когда-нибудь расскажешь об этом происшествии, я сожгу тебя заживо. Уяснила?

Я аж отпрянула, услышав столь оригинальное предупреждение. Растерянно оглянулась на Дрегана.

– Он шутит, – почти не разжимая губ, успокаивающе произнес тот.

Н-да, оригинальное у его друга чувство юмора, ничего не скажешь.

– Конечно, шучу, – подтвердил Элган. – Что же я, зверь какой, что ли? Живьем не сожгу. Это слишком жестоко. Всего лишь сердце тебе вырву. Зато умрешь быстро и почти безболезненно.

Я широко распахнула глаза и робко улыбнулась, надеясь, что мужчина сейчас первым рассмеется и тем самым завершит несколько затянувшуюся остроту. Но Элган вздернул бровь и так посмотрел на меня, что улыбка тут же умерла на моих губах.

– А теперь не шутит, – подтвердил мои наихудшие опасения Дреган. Вздохнул и с явной неохотой предложил: – И если на этом ваш обмен любезностями завершен, то пойдем, Элган, в замок. Там и расскажешь, что за нелегкая тебя ко мне привела. Кажется, в нашу последнюю встречу ты обещал уничтожить меня. Стереть в порошок и сделать все мыслимое и немыслимое, чтобы даже имя мое забыли.

– О, ты же знаешь, я вспыльчив, – Элган пожал плечами. – Но зато отходчив. Ты сам такой же.

– Идем, – сухо приказал Дреган.

Развернулся и первым начал подниматься к замку.

Элган, воспользовавшись тем, что чернокнижник на нас больше не смотрел, послал мне шутливый поцелуй. Правда, его серые глаза при этом оставались словно заиндевевшими изнутри. Затем ловко догнал Дрегана, и дальше они пошли уже вместе.

Я выразительно передернула плечами. Понятия не имею, кто это пожаловал в гости к Дрегану. Но у меня от этого жуткого типа мороз по коже.

Уныло посмотрела на белье, раскиданное по траве и кустам. Эх, опять полоскать надо.

Хотя, может, оно и к лучшему. Почему-то даже мое извечное любопытство молчало, не предлагая мне поспешить в замок, чтобы попытаться подслушать разговор между Дреганом и Элганом.

Тень он там короля или нет, что бы это ни значило, но от него совершенно точно надо держаться подальше.


Глава 2

Я провела на берегу еще не меньше двух часов, а то и трех. Мне до ужаса не хотелось возвращаться в замок. Ведь там я наверняка вновь встречу этого непонятного Элгана. Надеюсь, его визит к Дрегану не продлится долго и он как можно скорее отбудет восвояси.

Наверное, я бы пробыла здесь и до вечера, но слишком проголодалась. Когда терпеть голодное урчание желудка стало невозможно, я неохотно подхватила таз и все-таки отправилась обратно.

Эх, хотелось бы верить, что Дреган и его гость уединились в кабинете! Мороз по коже от одной мысли, что я вновь увижу Элгана и буду вынуждена терпеть его так называемые шуточки, больше похожие на угрозы.

По вполне понятным причинам я решила воспользоваться задним крыльцом, которое вело сразу на кухню. Сначала разведаю обстановку. Расспрошу отца, чем занят незваный визитер. Заодно съем чего-нибудь на скорую руку. А потом тихонечко проскользну в свою комнату и просижу там до вечера. Вряд ли Дреган заметит, что сегодня я предпочла пренебречь уборкой. Он все равно на меня особого внимания не обращает.

И мой план был более чем близок к осуществлению. Я без особых проблем развешала белье на веревки. Оставила таз около ступеней и заскочила на кухню, довольная, что все прошло без сучка без задоринки. Кухня была абсолютно пуста, но на столе высилось блюдо с домашней выпечкой.

Какой же у меня все-таки папа молодец! Даже страшно представить, что со мной было бы, если бы он не решил взять на себя домашние хлопоты по приготовлению еды!

Я подхватила самый аппетитный на вид пирожок. Налила себе в глиняную кружку холодного молока. И уселась за стол.

Я успела откусить всего раз, как откуда-то с потолочной балки раздался унылый голос Хорга:

– Явилась – не запылилась. Где так долго шлялась?

– Стирала, – соврала я, не моргнув и глазом.

– Три часа? – с сомнением протянул Хорг. Спланировал на стол и с подозрением принюхался к содержимому моей кружки, после чего спросил с плохо скрытой надеждой: – А вина у тебя нет? Или чего покрепче?

– Откуда? – удивилась я. Привстала, взяла миску и щедро плеснула зверьку молока.

Тот выразительно скривился, но быстро принялся лакать предложенное. В неполную минуту осушил миску, и я потянулась было налить ему еще.

– Не надо, – глухо попросил Хорг. Неожиданно спросил: – И как тебе Элган?

– Жуткий тип, – честно призналась я. – Вроде и шутит, а глаза серьезные и холодные.

– Он тебя не тронул? – полюбопытствовал зверек.

Я открыла было рот, желая пожаловаться ему на наглый шлепок пониже поясницы. А заодно похвалиться тем, как ловко надела на голову нахалу таз. Но как-то разом вспомнилась рука Элгана на моем горле. И его спокойный, равнодушный голос, когда он пообещал вырвать мне сердце.

Демоны, да я до сих пор не могу понять, говорил ли он серьезно или шутил!

– Ага, и тебе все-таки досталось, – Хорг понятливо хмыкнул, без особых проблем угадав мои мысли по помрачневшему лицу.

– Кто он такой? – спросила я. Отправила в рот очередной кусок выпечки и невнятно прошамкала: – Дреган сказал, что он тень короля. Что это значит?

– То и значит, – буркнул Хорг.

Я покачала головой. Да, на Хорга явно огромное впечатление произвел визит Элгана. Обычно его не заставишь замолчать, а сейчас каждое слово будто клещами приходится тянуть.

– А все-таки? – не унималась я.

– Это значит, что я первый и важнейший защитник его величества, – за Хорга ответил мне сам Элган, незаметно появившись в дверном проеме.

К сожалению, этот момент я выбрала, чтобы сделать очередной глоток из кружки. От неожиданности подавилась, и молоко хлынуло у меня через нос.

Элган терпеливо дождался, пока я откашляюсь, даже не пытаясь скрыть насмешливых искорок, прыгающих на дне зрачков.

– Простите, – смущенно сказала я.

Хлюпнула последний раз носом и потянулась за полотенцем, желая убрать все разлитое со стола.

– Ничего страшного, – с улыбкой заверил меня Элган. – Я люблю, когда люди реагируют на мое появление испугом.

На сей раз я промолчала, хотя язык так и чесался сказать что-нибудь остренькое в ответ.

Выходит, пугать других ему нравится. Было бы занятно посмотреть, пришлось бы ему по нраву, если кто-нибудь ответил ему тем же.

Но здравый смысл подсказывал мне сидеть тихо и не нарываться. Это явно не тот человек, с которым можно посостязаться в остроумии.

– Защитник, как же, – все-таки буркнул Хорг. И вылетел в окно, не дожидаясь реакции Элгана.

Тот приподнял было пальцы, сложенные щепотью, явно желая отправить вслед зверьку какое-то заклятье. Но покосился на меня и неохотно опустил руку.

– Ладно, пусть живет, – негромко сказал, ни к кому не обращаясь. – Крылья я ему всегда успею подпалить.

Я тихонько выскользнула из-за стола, оставив недопитую кружку с молоком и недоеденный пирожок.

Сдается, мне самое время последовать примеру Хорга и смотаться куда подальше. Не хочется мне как-то оставаться наедине с Элганом.

– О нет, нет, Лютеция! – окликнул меня тот, стоило мне только сделать шаг к дверям на заднее крыльцо, через которые я зашла в кухню. – Не так быстро, прошу!

Я совсем было собралась ринуться прочь сломя голову. Но спине как-то вдруг стало очень зябко. Вспомнилось, как Элган собирался ударить по Хоргу чарами. И я неохотно обернулась к блондину.

– Хорошо, что ты не стала глупить. – Тот довольно кивнул и опять разжал пальцы, тем самым подтвердив мою догадку, что для меня у него был приготовлен неприятный сюрприз в случае моего неповиновения. Добавил с укоризной: – А то бы я поссорился с Дреганом, и наша беседа прошла бы не в конструктивном ключе.

В чем? Что такое конструктивный ключ? Непонятно. Вряд ли Элган имеет в виду обычные ключи от обычных замков. А что тогда?

Но, естественно, я не стала переспрашивать.

– Вы ведь уже три часа беседуете, – напомнила я. – Так и не нашли свой конструктивный ключ?

Надо же, выговорила даже без запинки. Прям гордость взяла за себя.

По губам блондина скользнула быстрая усмешка, как будто его чем-то позабавили мои слова. Но он пожал плечами и мягко сказал:

– А кто сказал, что мы разговаривали все это время о нужных вещах? Вспоминали былое, обсуждали кое-какие события при дворе. Я заодно глянул на его так называемого ученика.

– Это мой брат, – на всякий случай уточнила я. С тревогой спросила: – Вы ему ничего не сделали?

– Нет, – коротко ответил Элган. Хмыкнул и добавил: – Пока нет.

Понятное дело, столь зловещее предупреждение спокойствия мне не добавило, и я вновь тоскливо покосилась на дверь.

Эх, а я думала, что жизнь в замке будет спокойной и размеренной! Ну вот каким ветром этого Элгана сюда занесло?

– Идем в кабинет Дрегана, – негромко, но с нажимом приказал Элган. – Там и пообщаемся. Все равно сейчас крылатый крысеныш хозяину нажалуется, что я тебя обижаю, и тот лично явится.

– Уже нажаловался, – спокойно подтвердили из-за его спины.

Элган кисло поморщился и повернулся к чернокнижнику, который подпирал плечом дверной косяк.

– Ты сказал, что отлучишься всего на пару минут, – с нескрываемой претензией проговорил Дреган, прежде мазнув по мне быстрым внимательным взглядом, как будто убеждаясь, что со мной все в порядке. – Мол, физиологические потребности никто не отменял. А я застаю тебя вновь в обществе Лютика. По-моему, я сказал прямо и четко, чтобы ты не лез к ней.

Я сосредоточенно нахмурилась. Так, еще одно непонятное словосочетание. И что есть такое физиологические потребности? Надо будет попозже у Рауса поинтересоваться.

– А я и не лезу. – Элган пожал плечами. – Я возвращался со двора, услышал, как на кухне кто-то разговаривает. Ну и заглянул проверить.

Я скептически хмыкнула. Верится, если честно, с трудом. В таком случае получается, что слух у Элгана лучше, чем у собаки какой-нибудь. Мы с Хоргом беседовали вполголоса, а он якобы уловил это аж из холла.

Дреган, по всей видимости, подумал о том же. Он покачал головой, но ничего не сказал своему так называемому приятелю.

– В любом случае я рад, что столкнулся с Лютецией, – продолжил Элган. – Ты же понимаешь, Дреган, разговор о ней нельзя надолго откладывать. Чем быстрее мы решим эту проблему, тем лучше.

Так, спокойнее мне от его слов не стало, это точно. Напротив, по спине в очередной раз галопом промчались мурашки.

– Почему это я проблема? – с обидой вопросила я.

Но Элган не смотрел на меня. Он пристально глядел на Дрегана, который хмурился все сильнее и сильнее.

– Всех тварей Неназываемого тебе в кошмарах, – выдохнул тот после минуты напряженных размышлений. – Идем.

– Так бы сразу. – Элган воссиял самой радостной из всех возможных улыбок. Правда, при этом негромко добавил: – Ты же знаешь, твари Неназываемого уже давно чувствуют себя в моих снах как дома.

Повернулся ко мне и приглашающе взмахнул рукой, предлагая проследовать за ним и Дреганом. И я неохотно подчинилась.

В кабинете Дрегана царил полумрак, несмотря на то что день только-только начал клониться к закату. Плотные бархатные гардины были задернуты, не позволяя ярким лучам солнца проникать в комнату. Но это не помешало мне увидеть Рауса, который с самым несчастным видом сидел в кресле.

Хм, такое чувство, будто мой брат вот-вот расплачется. Что такого жуткого наговорил ему Элган?

– Мальчик может идти, – распорядился тот, подходя к столу Дрегана и бесцеремонно заняв его место. – Я уже все понял про него.

– И что же вы поняли? – не удержалась я от резонного вопроса.

Наверное, если бы речь шла не о моем брате, то я не посмела бы и рта открыть, дабы не привлечь к себе лишнего внимания. Но он же говорит о Раусе!

Элган изумленно хмыкнул, как будто не ожидал от меня подобной дерзости. Но все же снизошел до объяснений.

– Великим магом ему не стать, – жестко обронил он. – Хорошим тоже. Его удел – за медяки и еду лечить деревенщину и скот.

Раус вздрогнул всем телом, как будто Элган ударил его наотмашь. Сгорбился и спрятал лицо в ладони. До меня донесся его приглушенный полувздох-полустон, и я с горячей ненавистью взглянула на Элгана.

Да, пусть моему брату не суждено преуспеть в магии. Но как-нибудь помягче это можно было сказать?

– Впрочем, все можно исправить, – вкрадчиво проговорил Элган, не сводя глаз почему-то с Дрегана, а не с Рауса. – И кому, как не тебе, о мой преданный друг, знать способ.

Раус даже не пытался сделать вид, будто не прислушивается. Он по-прежнему не отнимал ладоней от лица, но я видела, как окаменела его спина, а сам он подался вперед.

– Нет, – тут же сказал Дреган. – Этого не будет.

– Мне непонятно твое упорство. – Элган с нескрываемым вздохом разочарования откинулся на спинку кресла. – Посмотри на мальчика. Он мечтает вырваться из этого захолустья. И его можно понять. Но его дара не хватит на это. Если сам Раус попросит тебя…

– То я отвечу отказом, – завершил за него фразу Дреган. С нажимом добавил: – И довольно об этом.

– Но почему? – все-таки не выдержал и подал голос Раус. Опустил руки и в упор взглянул на Дрегана, который все еще стоял около двери. – Я хочу быть магом. Очень хочу! Хочу помогать людям. И готов заплатить за это любую цену.

– Никогда не говори так!

Нет, Дреган не крикнул. Он даже не повысил голоса. Но Раус испуганно втянул голову в плечи. Да что там, даже я попятилась, стараясь держаться подальше от Дрегана.

С моего места было прекрасно видно, что его правый глаз начал набирать угрожающую желтизну.

А еще я заметила, как Элган довольно усмехнулся, наблюдая за этой сценой.

– Ты не понимаешь, о чем речь, – уже спокойнее продолжил Дреган. – Раус, да, тебе не стать великим целителем. Но разве это так важно? Сотни, тысячи людей не обладают вообще никакими способностями к магии. Ты уже избран богами. Пусть тебе не видать шума и гомона больших городов, пусть к тебе не будут приходить на поклон правители, но зато ты не познаешь и горечи предательства самых близких и родных. Тебя будут уважать искренне. Ты найдешь настоящую любовь и никогда не узнаешь, что твоя избранница с тобой лишь из-за твоего положения в обществе. Долгая достойная жизнь и спокойная старость без кошмаров. Это ли не счастье?

Раус с немым вызовом вздернул подбородок, и я с печалью осознала, что его не убедили слова Дрегана.

– За любую власть надо платить, – мягко произнес чернокнижник. – Твой дар – это милость богов. Элган предлагает обратиться за помощью к Неназываемому, чтобы развить твой талант. Неужели ты действительно этого хочешь? Неужели ты желаешь лишиться души ради мнимой славы и развлечений большого города?

– Но вы ведь заключили сделку с Неназываемым, – огрызнулся Раус. – И прекрасно поживаете в свое удовольствие.

Дреган аж побледнел от своенравного высказывания моего брата. Неосознанно сжал кулаки, и я так же машинально покачнулась вперед, готовая в любой миг встать между ним и братом.

Надеюсь, меня-то Дреган не тронет. Хотя, не скрою, меня тоже неприятно покоробило высказывание Рауса. Никогда бы не подумала, что он лелеет такие мысли.

Но почти сразу Дреган с усилием перевел дыхание и успокоился.

– Поди прочь, – тихо приказал он. – Мы обсудим этот вопрос позже, без свидетелей. И я покажу тебе, о чем ты меня просишь.

В последней фразе чернокнижника проскользнула неприкрытая угроза. Но, увы, она не произвела на Рауса никакого впечатления. Но спорить с Дреганом упрямый подросток не осмелился. Встал и послушно покинул комнату.

Дреган проводил его грустным взглядом. Затем перевел его на улыбающегося Элгана, который, судя по всему, получал искреннее удовольствие от всего происходящего.

– Ну и зачем ты это сделал? – хмуро спросил он. – Зачем посеял в нем зерна сомнения?

– А почему бы и нет? – флегматично вопросом на вопрос ответил Элган. – Друг мой, ты же знаешь, я сторонник того, чтобы человек получал наиболее правдивую информацию о себе.

– Тебе ли не знать, что истина зачастую убивает. – Дреган несогласно покачал головой.

– В любом случае мальчик должен был знать, чему ты его можешь научить и как. – Элган опять широко улыбнулся, и мне нестерпимо захотелось врезать ему кулаком прямо по зубам. – Заметь, ты сам решил взять его в ученики. И я считаю, что с твоей стороны просто подло не рассказывать ему о том, как много ты можешь ему дать.

– Подло соблазнять подростка могуществом, при этом скрывая от него остальное, – продолжил спор Дреган. – Ему придется заплатить душой, если он вздумает заключить договор с Неназываемым.

– Что такое душа? – Элган досадливо поморщился. – Я не понимаю. В теле человека множество жизненно важных органов. Проткни ему сердце – и он умрет. Отруби ему руку или ногу – и он будет страдать. А душа – это ничто. Фикция. Рудимент, без которого жить намного проще и лучше.

– Хорг почти так же говорил, – брякнула я.

Правда, тут же пожалела об этом, моментально попав в плен светлых глаз Элгана.

И кто меня за язык тянул, спрашивается? Авось и забыл бы о моем присутствии.

– Ладно, демоны с твоим так называемым учеником, – проговорил Элган, продолжая рассматривать меня с таким интересом, будто перед ним вдруг возникла говорящая корова. – Перейдем к сливкам.

Сливкам? Как-то не очень звучит.

– Я уже сказал тебе, что Лютик просто служанка в моем замке, – сказал Дреган.

Подошел и опустился в кресло, которое недавно покинул Раус. Больше свободных мест в кабинете не было, поэтому я уныло вздохнула и переступила с ноги на ногу.

Ну что же, придется постоять.

– Дреган, смею тебе напомнить, что его величество разрешил тебе удалиться от двора при одном условии, – медоточиво произнес Элган. – Если ты оставишь свои занятия темной магией.

– И я их оставил, – спокойно произнес Дреган.

– Ты взял ученика, – Элган укоризненно покачал головой.

– И мы занимаемся исключительно целебной магией, – парировал Дреган. – В чем ты, кстати, самолично убедился.

– Твоя служанка – девственница, – вкрадчиво произнес Элган, и меня привычно кинуло в жар от того, насколько легко он вымолвил это слово. Но затем он сказал нечто совершенно чудовищное: – Более того, она влюблена в тебя.

Я замерла, некрасиво приоткрыв рот. Вот ведь… негодяй! Да как он только посмел рассказать мою тайну! Как чувствовала, что противный блондин не будет держать услышанное в секрете. Это же некрасиво и непорядочно, в конце концов!

Но реакция Дрегана на эту новость меня потрясла еще больше. Он пожал плечами и с легкой ноткой равнодушия сказал:

– Я знаю.

Я ошарашенно захлопала ресницами. То есть Дреган в курсе, что я испытываю к нему чувства?

Ах да, конечно же, я ведь сама сказала ему, что для меня он самый лучший. Но Дреган словно проигнорировал мое признание, и я подумала, что он не поверил ему.

Элган положил на стол локти. Удобно переплел пальцы и расположил на них подбородок, с мягкой усмешкой глядя то на меня, то на бесстрастного Дрегана.

– Как думаешь, какой будет реакция короля, когда он узнает, что в твоем замке прислуживает красивая молодая девственница, которая без ума от тебя? – полюбопытствовал он. – Более того, ты взял ее брата в ученики, хотя мальчик, скажем честно, не блещет талантами.

– Понятия не имею. – Дреган хмыкнул. – Ты же у нас тень короля. Ты и скажи, какой будет его реакция.

– Он решит, что ты ослушался прямого приказа, – произнес Элган. – Что вздумал обвести всех вокруг пальца. Оставил двор и свое место подле трона, но сам в одиночестве продолжаешь оттачивать свое мастерство чернокнижника.

– Но это неправда. – Дреган покачал головой. – И ты расскажешь ему об этом, не так ли?

И доброжелательно улыбнулся.

Странное дело, беседа велась спокойно, я бы даже сказала, по-дружески. Но почему-то воздух в кабинете сгущался все плотнее и плотнее. Искорки напряжения покалывали мою кожу. Казалось, щелкни пальцами – и непременно произойдет что-нибудь ужасное.

– Врать я, конечно, не буду, – Элган пожал плечами. – Это не в моих правилах. Но и приукрашивать ситуацию тоже. Пусть король сам делает выводы. И боюсь, они будут однозначными, после чего ты получишь приказ немедленно возвращаться.

Дреган скривился, как будто сама мысль об этом доставила ему нестерпимую боль.

– А если я дам слово чести, что не собираюсь проводить никакого ритуала с участием Лютика? – глухо спросил он.

– Это уже интереснее. – Элган расслабленно откинулся на спинку кресла. – В таком случае, скорее всего, король оставит тебя в покое. На некоторое время, понятное дело. Говоря откровенно, он вообще не рассчитывал, что твой отъезд продлится долго. Полагал, что тебе просто надо отдохнуть на свежем воздухе. Так сказать, проветрить голову. Как ни крути, но прошлый год был весьма тяжел для тебя. Но тут вступит в игру твоя мать.

Дреган не удержался и коротко сказал что-то на незнакомом языке. Понятия не имею, что означало это слово, но Элган неожиданно фыркнул от смеха.

– Тише, друг мой, – попросил блондин. – Негоже использовать такие выражения, когда говоришь о собственной матери. Хотя уверен, что многие при дворе тебя бы поддержали и высказались бы и похлеще.

– Я запретил матери вмешиваться в мою жизнь, – сказал Дреган. – Она подсунула мне арташ в спальню. Пыталась следить за мной на расстоянии.

– Представляю, какой разразился скандал, когда ты обнаружил шар, – Элган с притворным сочувствием цокнул языком.

– По иронии судьбы это сделал не я, – признался Дреган. Кивком указал на меня. – А она.

– Так твоя мать уже знает про то, какая милашка у тебя в служанках? – Элган вздернул брови. – Что же, это значительно усложняет дело. Или упрощает – смотря с какой стороны поглядеть. Теперь становится понятно, почему леди Летиция вдруг развила такую бешеную деятельность при дворе.

– Ты что-то слышал о планах моей матери? – Дреган хищно подался вперед. Приказал: – Говори!

– Собственно, именно твоя мать напела в уши королю о том, что необходимо тебя проведать, – ответил Элган. – Я сам вызвался в поездку. И вообще-то, ты мог бы поблагодарить меня за это. Поверь, я далеко не худший вариант.

– Я знаю, – почти не разжимая губ, обронил Дреган.

Нервно забарабанил пальцами по колену, то и дело кидая на меня тяжелые взгляды.

– Да, дружище, пребывание Лютеции в твоем замке – это проблема, – первым прервал затянувшуюся паузу блондин. – Большая проблема. Я верю, что ты не собираешься приносить ее в жертву или использовать любыми иными способами для увеличения своей силы. Вопрос в том, поверит ли в это король. Но даже если поверит, то твоя мать обязательно попробует использовать эту ситуацию.

Дреган по-прежнему молчал.

– Самым простым способом было бы отослать ее прочь, – негромко предложил Элган.

Сердце гулко заколотилось от этих слов, а глаза сами собой наполнились слезами.

Как это прочь? Куда? В деревню я не вернусь, это точно. Как-то не хочется вновь встретиться с Грегом и его ненормальными родственничками. Отправиться к матери? Как будто я ей очень нужна, если у нее новая любовь. Начать самостоятельную жизнь в совершенно незнакомом месте? Ну… Как-то страшно. Раус и отец наверняка останутся у Дрегана. Их-то присутствие здесь никого не смущает. А я, стало быть, буду вынуждена искать себе место под солнцем и пытаться выжить в равнодушном, жестоком мире?

И потом, я не хочу расставаться с Дреганом! Пусть он и не обращает на меня особого внимания, но мне с ним спокойно и… защищенно как-то.

– Да, ты прав, – к моему ужасу подтвердил Дреган. – Это было бы самым простым способом. Но… Я привык к Лютику. К тому же она настолько бестолко… – на этом месте чернокнижник запнулся и виновато покосился на меня. Затем медленно проговорил, тщательно обдумывая каждое слово: – Настолько рассеянная, что ее просто опасно оставлять одну. Постоянно умудряется в неприятности угодить, хоть глаз не своди.

– О, стало быть, роль защитника прелестной и наивной до глупости девицы пришлась тебе по вкусу. – Элган как-то мерзко ухмыльнулся, после чего предложил совершенно обыденным тоном: – Ну что же, есть еще один способ решить твои проблемы. Переспи с ней – и всего делов-то.

Я приглушенно ахнула и прижала к пылающим щекам ладони, пытаясь хоть немного умерить свой гнев.

– Да как вы… – начала было срывающимся от негодования голосом.

Элган, не глядя на меня, прищелкнул пальцами – и я мгновенно онемела. Пару раз раскрыла рот, силясь выдавить из себя хоть слово, но из горла вылетало лишь какое-то невнятное шипение.

– Не мешай, деточка, – ласково посоветовал мне Элган. – Твоя задача сейчас: стоять и играть роль мебели. А мебель не вмешивается в разговоры.

Я захлопнула рот и угрюмо посмотрела на Дрегана. Неужели он и сейчас не придет мне на помощь?

– Прости, Лютик, – негромко сказал он. – Полагаю, тебе лучше выйти.

– Э нет, – Элган отрицательно замотал головой. – Пусть остается. Дреган, девочка же там с ума от любопытства сойдет. Нельзя быть таким жестоким.

– Лютик, в любом случае можешь не волноваться, – постарался успокоить меня чернокнижник, прежде хмуро посмотрев на довольно скалящегося блондина. – Ничего подобного не будет. Абсолютно точно.

Хм… Какие-то двоякие чувства на самом деле. Казалось бы, я должна восхититься благородством Дрегана. Но где-то в глубине души я почувствовала легкий укол досады.

Неужели я ему действительно ни капельки не нравлюсь?

– Но почему? – искренне изумился Элган. – Не понимаю, что тебя смущает. Девица симпатичная, фигурка неплохая. Глупенькая, правда, но оно и к лучшему. Я вообще считаю, что женщинам ум не нужен и даже опасен. Слишком много о себе воображать начинают. К тому же она влюблена в тебя. То есть о насилии речи не идет. Все пройдет по взаимному согласию. Организуешь романтический вечер при свечах и с вином. Начнешь с легких поцелуев. Затем переместитесь в спальню. Разденешь ее, ласками доведешь до нужного состояния. И дефлорируешь на радость и удовольствие обоим.

К концу этой тирады я стояла красная, как переспелый помидор. Пожалуй, Дреган прав. Лучше бы мне уйти.

И я даже попыталась это сделать, но вдруг осознала, что не могу пошевелить и пальцем. Странное оцепенение овладело всем моим телом.

– Я ведь сказал: не рыпайся, деточка. – Элган подарил мне чарующую улыбку, доказав тем самым, что именно он и является причиной моей странной неподвижности. Но тут же посерьезнел, уставившись на мрачного Дрегана. Спросил: – Разве тебе не нравится подобное развитие событий? Женщины у тебя давно не было. Развлечешься. Потом, когда девчонка тебе наскучит дашь ей хорошие отступные. В чем в чем, а в скупости тебя обвинить нельзя. Как, впрочем, и в излишней жестокости к слабому полу. Для вас обоих это будет одно из приятных и пикантных приключений, о которых так сладко вспоминать на склоне лет.

– Элган, уймись, – бросил Дреган.

– И в то же время ты убьешь двух нетопырей одним осиновым колом, так сказать, – словно не услышал его Элган, продолжая расписывать все плюсы своего более чем сомнительного плана. – Отныне присутствие девушки в твоем замке ни у кого не вызовет ненужных опасений и опасных вопросов. Король наверняка успокоится и уже не будет требовать твоего немедленного возвращения ко двору. Подумает, что не стоит мешать своему верному соратнику восстанавливать душевное равновесие в женских объятиях.

– Элган! – чуть повысил голос Дреган, и блондин все-таки замолчал. А чернокнижник с тяжелым вздохом продолжил: – Я уже сказал тебе, что не планирую делать из Лютика свою любовницу.

– Но почему? – Элган расстроенно всплеснул руками. – Я не понимаю. Почему ты так упрямишься? Или тебе на нее даже смотреть противно, что уж говорить о большем? Да вроде нет, я же чувствую, что ты к ней тоже с симпатией относишься.

От последней фразы пригорюнившаяся я встрепенулась. Ну хоть что-то приятное услышала за весь день.

– Вот поэтому я и не собираюсь принуждать Лютика к чему-либо, – сухо отрезал Дреган. – Она славная девушка и заслуживает мужчину лучшего, чем я.

– Угу, и где же она найдет его в этой глухомани? – скептически вопросил Элган. – Или прочишь ей в женихи какого-нибудь деревенского простофилю, который лишь хвосты коровам крутить умеет и понятия не имеет о том, как заставить женщину кричать от удовольствия?

Я уже устала смущаться и ужасаться всем тем пошлостям, что говорил Элган, поэтому теперь совершенно спокойно слушала все его измышления.

Элган разочарованно хмыкнул, покосившись на меня и не увидев должной реакции.

– Это не обсуждается, – тихо, но с нажимом проговорил Дреган. – И хватит. Элган, я действительно благодарен тебе за то, что ты сам вызвался проведать меня. Пожалуй, ты меньшее из всех зол. Но твой визит затягивается. Ты высказал все, что хотел. Я тебя услышал, но остаюсь при прежнем мнении. Полагаю, тебе самая пора возвращаться.

– Что, и ужином меня не накормят? – шутливо ужаснулся Элган. – К тому же моя лошадь, боюсь, еще не совсем отдохнула после дороги сюда…

– Твоя лошадь околела, – оборвал его Дреган. – Но я не сомневаюсь, что ты без особых проблем купишь себе новую в деревне. А куда скорее – заберешь так. Вряд ли кто осмелится тебе возражать.

– Но я бы не хотел пускаться в обратный путь на голодный желудок, – заупрямился Элган. – Дружище, прошу, не будь так жесток ко мне!

Дреган выразительно вздернул бровь, в упор глядя на блондина.

– Хорошо, я обещаю, что буду вести себя паинькой, – пообещал Элган. – Не стану больше донимать твою служанку и слова не скажу твоему ученику. И даже Хоргу не повыдергиваю его крылья, хотя обещал некогда. А завтра на рассвете покину твой замок и отправлюсь к королю с докладом.

Дреган задумчиво пожевал губами. Затем неопределенно пожал плечами и неохотно сказал:

– Ладно. Но учти – ты обещал!

– Ты не веришь моему слову? – нарочито возмутился Элган.

Дреган скривился так сильно, будто съел нечто кислое. И я вполне разделяла его эмоции.

Ох, сомневаюсь, что нас ждет приятный вечер! Этот блондин явно способен на любую гадость.


Глава 3

За ужином царила мрачная тишина. Отец, который, как оказалось, отлучался в деревню, чтобы закупить продукты, и по этой причине пропустил все основные события, с удивлением и опаской поглядывал на гостя, но от каких-либо вопросов воздерживался. По всей видимости, оценил хмурые выражения лиц остальных и решил не привлекать к себе лишнего и ненужного внимания.

Раус молча размазывал по тарелке картофельное пюре, политое вкуснейшим брусничным соусом. За весь ужин он едва притронулся к еде. И это было очень странно. Обычно мой брат не страдал отсутствием аппетита, и это еще мягко сказано.

Я, в свою очередь, задумчиво крошила хлеб в руках, все вспоминая и вспоминая услышанное в кабинете чернокнижника. Что же делать? Если мое присутствие в замке доставляет Дрегану столько неприятностей, то, может, и впрямь отправиться в какую-нибудь деревушку по соседству? Так сказать, уйти первой, пока меня не выгнали.

Дреган тоже проигнорировал кулинарные изыски моего отца, который в этот вечер, казалось, превзошел сам себя. Вместо этого он поставил перед собой бутылку вина и пил бокал за бокалом. Элгану при этом ни разу не предложил присоединиться. Впрочем, блондин и не просил.

Хорг вовсе пропустил ужин. Питомец Дрегана так старательно держался подальше от посланца короля, что мне было жутко любопытно: что же такое страшное произошло в прошлом между ними.

И только Элган, казалось, не чувствовал напряжения, разлитого в воздухе. Он с удовольствием уминал отбивные, не забывая отпускать в адрес отца льстивые комплименты.

Отец то и дело розовел от удовольствия, подкладывая ему на тарелку все новые и новые кусочки. Но потом оглядывался на остальных и смущенно втягивал голову в плечи.

– Ну вот, – наконец довольно протянул Элган, сыто откинувшись на спинку стула. – А ты, Дреган, еще хотел, чтобы я немедленно уехал. Воистину, такой ужин достоин стола короля.

Отец опять трогательно покраснел. Сел рядом со мной и подтолкнул меня локтем.

– А ты что не ешь, дочка? – заботливо спросил он. – Ни ты, ни Раус. Не понравилось?

– Дочка? – неожиданно переспросил Элган и кольнул меня внимательным взглядом. Перевел его на моего отца, сидевшего рядом.

Я неуютно заерзала на сиденье. Что-то мне не нравится все это. Да что там скрывать – мне вообще не нравится, когда Элган по каким-нибудь причинам обращает на меня внимание.

– Ну да, – отец радостно заулыбался. Приобнял меня и с гордостью заявил: – Старшенькая. Вся в меня.

– Угу, – как-то странно хмыкнул Элган, не сводя с меня внимательного взгляда.

Я так и не поняла, что же произошло в следующий миг. Но вдруг Элган оказался около меня. Причем мой глаз не уловил его движения.

– Элган! – приподнялся со своего места Дреган.

Но тот уже перехватил мою руку. Остро блеснул занесенный вверх кинжал, и крик боли заранее забился в моем горле.

Я попыталась вырваться, но тщетно. Спустя миг острие прочертило кровавую царапину через всю мою ладонь. Длинную, болезненную, но, хвала всем богам, не опасную. А еще через секунду Элган отлетел от меня, откинутый неведомой силой.

– Ты что творишь? – прорычал Дреган.

Он уже стоял рядом, прикрывая меня спиной. И я благодарно восхитилась, осознав, что именно он и спас меня от ненормального.

Элган со стоном приподнялся с пола. Потрогал затылок, которым неплохо приложился об стену, но тут же подхватил с пола кинжал, лезвие которого багровело моей кровью. И самым обыкновенным образом облизнул его.

Я почувствовала, как меня замутило. Нет, по-моему, он точно ненормальный! Что такое он делает? А главное – зачем?

– Элган? – уже вопросительно повторил Дреган. – Надеюсь, у тебя есть приемлемое объяснение произошедшему?

Не глядя, нащупал мою пораненную руку. Сжал ее. И я почувствовала, как по коже побежали теплые мурашки, неся с собой избавление от боли.

– Лютеция не его дочь, – уверенно заявил Элган и вновь провел языком по лезвию ножа, слизнув остатки крови.

От этой картины мне стало совсем плохо. Фу, мерзость какая!

– Элган, – почти не разжимая губ, процедил Дреган. – Ты же обещал!..

– А что я? – нарочито удивился тот. – Я обещал вести себя прилично. Ну я и веду. Но я не давал слово, что буду поддерживать откровенную ложь. Лютеция не дочь этого мужчины, который, вне всякого сомнения, настоящий мастер кулинарного искусства. В них нет ни капли общей крови.

Я потрясенно перевела взгляд на отца. Тот как-то съежился, разом став словно меньше ростом.

– А я? – рискнул подать голос Раус.

– А ты – сын этого мужчины, – важно заявил Элган. – Это абсолютно точно. У вас одинаковый запах. В случае с Лютецией все было не так. Поэтому потребовались дополнительные исследования.

И вновь с явным удовольствием принюхался к ножу.

– Элган, – почти беззвучно протянул Дреган. – Иногда я думаю, что обязан был убить тебя несколько лет назад.

– Но ты не сделал этого. – Элган подарил ему белозубую улыбку. – Поэтому смирись. Отныне я не по твоим зубам.

Отец тем временем встал, не вслушиваясь в ведущийся разговор. Слепо смахнул со стола тарелку, слишком резко взмахнув рукой. И выбежал прочь.

Я покачнулась было за ним, но Дреган остановил меня. С силой рванул обратно.

– Иди к себе, – сухо приказал он. – Я разберусь. И прошу, никуда и ни за что не выходи, пока этот тут.

После чего с нескрываемым пренебрежением кивнул на Элгана.

Тот, к слову, вернулся за стол, словно не осознавая, что стал причиной всеобщего переполоха. Подтянул к себе блюдо с отбивными и картофельным пюре и вновь начал наслаждаться трапезой.

– А готовит этот рогоносец превосходно, – прошамкал он с набитым ртом.

Дреган выразительно посмотрел на меня – и я послушно отправилась прочь, чувствуя, как на глазах закипают слезы.

В комнате я первым делом прямо в одежде кинулась на кровать. Несколько минут бездумно смотрела в потолок, то сжимая, то разжимая полностью исцеленную руку.

Никогда бы не подумала, что визит одного человека может настолько изменить мою жизнь. Да кто такой этот Элган? Почему он считает, будто вправе рушить судьбы других людей?

Да, я уже давно догадывалась, что не являюсь родной дочерью отцу. Слишком разной у нас была внешность. Он – невысокий, кряжистый и темноволосый. Точь-в-точь Раус, только годами поболее. Я – высокая голубоглазая блондинка. Я даже на мать не особо походила. И я не совсем глупышка. Я прекрасно помнила разговор отца с Дреганом в тот вечер, когда попала в замок чернокнижника. Изложенную им историю женитьбы на моей матери. И те взгляды, которыми при этом обменялись Дреган и Хорг.

Но отец вырастил меня с пеленок. Он утешал меня при любых неудачах. Вытирал мой нос, прикладывал подорожники к разбитым коленкам. В конце концов, он отправился к зловещему магу, чтобы вымолить спасение для непутевой дочери. И не пожалел для этого ничего.

Тогда почему Элган решил, что вправе открыть ему глаза на мое происхождение? У меня один отец: тот, кто все эти годы заботился обо мне. И другого мне не надо.

Я приглушенно всхлипнула и перевернулась на бок, попутно зло ударив подушку кулаком.

– Элган опять отличился? – раздалось печальное сверху.

Я было вздрогнула, но тут же расслабилась, узнав голос Хорга.

– Он сказал моему отцу, что я не его дочь, – глухо сказала я, уткнувшись лицом в подушку.

– Этого стоило ожидать, – вздохнул крылатый питомец Дрегана.

Послышался шум крыльев, и он мягко опустился рядом.

Я шумно дышала, изо всех сил стараясь не разрыдаться в полный голос.

– Да кто он такой? – глухо спросила я. – И почему Дреган не может дать ему отпор?

– Элган – тень короля, – серьезно ответил Хорг, и что-то легонько коснулось моего плеча, как будто он погладил меня.

– Это я уже слышала, – сказала я. – Но что это значит?

– У короля много врагов, – ответил Хорг. – А Элган… В общем, он карает их.

– Как это? – переспросила я.

– Убивает, – жестко пояснил Хорг.

Я широко распахнула глаза, не в силах поверить услышанному.

– Как это? – вновь спросила я тоненьким от испуга голоском.

– А так. – Хорг жестко хмыкнул. – Далеко не всегда возможно привлечь противников короля к ответу. Наша страна велика. Многие вассалы имеют хорошо укрепленные замки и множество людей. Если они позволяют себе высказывания против правителя, то дело может дойти до междоусобицы, которая ослабит королевство. И тогда его величество призывает Элгана.

– И что он делает? – с замиранием сердца спросила я.

– Наказывает тех, кто вызвал неудовольствие короля, – весомо обронил Хорг. – Элган способен обойти любую защиту, в том числе и магическую. От него не скрыться ни за какими стенами и запорами. Просто однажды человек, осмелившийся вызвать неудовольствие короля, не просыпается. Он умирает без боли и крови. И поэтому Элгана зовут тенью. Только тени убивают так.

– Жуть какая! – искренне выдохнула я. – И он друг Дрегана?

– Они, скорее, заклятые приятели, – признался Хорг.

Я высоко вздернула брови. И что это значит?

– При дворе они считаются извечными противниками, – пояснил Хорг, без лишних слов поняв причины моего недоумения. – Дреган… Ну, он, конечно, не убивает во славу короны. Скажем так, вразумляет непокорных, если королю более выгодна их жизнь, чем смерть. Насылает на них ночные кошмары, может отправить мелкого демона. Иногда… – На этом месте Хорг как-то странно запнулся. Кашлянул и продолжил после недолгой паузы: – Неважно, впрочем. Так или иначе, но Дреган и Элган считаются верными помощниками короля. Правая и левая руки. И между ними, понятное дело, появилось своего рода соперничество. Но это не мешает им относиться друг к другу с уважением.

– Мне показалось, что Дреган опасается Элгана, – заметила я.

– Опасается? – Хорг как-то странно хрюкнул. – Ну как бы тебе сказать… Дреган, конечно, сильнее Элгана, потому что у него за спиной вся мощь Неназываемого. Проблема лишь в том, что если мой хозяин обратится к этой власти, то человеком ему больше не бывать.

Я ничего не поняла из объяснений Хорга. Но на всякий случай издала понимающий хмык.

– Иногда мне кажется, что Элган специально провоцирует Дрегана, – негромко признался Хорг. – Желает его разозлить и выпустить на свободу демона, скрытого в душе. Тогда король получит самого храброго, отважного и непобедимого воина.

– А почему Дреган обязан повиноваться королю? – задала я очередной глупый вопрос. – Если он настолько великий маг, то плюнул бы на все и жил бы обычной жизнью. Вот еще, участвовать во всех этих интригах.

– Потому что на нем клеймо покорности, – чуть слышно шепнул Хорг, как будто опасался, что нас могут услышать.

И замолчал.

Я привстала с кровати. Зло взбила подушку и подложила ее под спину.

Забавно, разговор с Хоргом успокоил мои нервы вернее любых слов утешения. Теперь меня уже не интересовал вопрос моего происхождения. Все мысли захватили сложности интриг при королевском дворе.

– То есть? – переспросила я, убедившись, что Хорг не намерен продолжать.

Пауза все длилась и длилась. Я совсем было решила, что ответа мне не дождаться, как Хорг все-таки заговорил.

– Чернокнижниками не рождаются, – сказал он все так же тихо, что мне пришлось напрячь весь свой слух. – Ими становятся. Главное условие: оставить большую часть души в нижнем мире. И тогда ты будешь черпать силы от Неназываемого. Любой, даже самый слабый маг может прибегнуть к этому способу. В итоге он или умрет, не сумев совладать с мощью тьмы, или же станет воистину великим магом.

– Вот, значит, как, – протянула я, невольно вспомнив слова Эргана о моем брате.

Он говорил, что тому никогда не стать хорошим колдуном. И намекал на то же самое.

– Это страшно, – проговорил Хорг и нырнул мне под руку, словно крылатая кошка, выпрашивающая ласку. – Действительно страшно. Лютик… Понимаешь, в нижнем мире нет солнца. Нет света. Нет радости. Если ты оставляешь там душу, то тебе больше незачем жить.

– Но Дреган ведь живет, – сказала я, повторив недавнее возражение брата. – И неплохо живет.

– Это сейчас он неплохо живет, – с сарказмом фыркнул Хорг. – Ты понятия не имеешь, через что он прошел до этого. Дрегану помогла не умереть лишь жажда мести. Он так сильно хотел покарать того человека, из-за которого оставил часть души в нижнем мире, что это дало ему силы совладать с тьмой.

– И как, покарал? – полюбопытствовала я.

Хорг молчал так долго, что я решила, будто ответа не последует вовсе. Но внезапно зверек прошептал очень тихо:

– Леди Летисия фон Каас все еще жива.

Мое сердце забилось вдвое чаще от этого признания. Но он же говорит про мать Дрегана! Получается, именно из-за нее тот стал чернокнижником?

– Как такое возможно? – ошарашенно пробормотала я, не в силах поверить услышанному.

– Прости, Лютик. – Хорг весь сжался, как будто ожидал немедленного наказания за свои откровения. – Но я и без того сказал даже больше, чем было надо. Если Дреган узнает об этом, то он вырвет мне язык. И я не шучу.

Некоторое время в комнате было тихо. Я сосредоточенно морщила лоб, силясь уложить в голове все новые факты.

Как все-таки непросто живется знатным людям! Все эти тайны, заговоры, борьба за власть. Поневоле подумаешь, что наша деревня – лучшее место на земле. Еще бы семейку Грега изгнать куда подальше – и никаких бед знать не буду.

– А почему ты так боишься Элгана? – задала я очередной вопрос, который донимал меня все это время.

– Потому что некогда он обещал убить меня, – грустно признался Хорг. – И наверняка исполнит это при первом же удобном случае.

– Что же ты такого натворил? – Я легонько погладила зверька по кожистым крыльям.

Его колотила крупная дрожь, хотя в комнате было тепло, даже жарко. Бедняга! Да, он, безусловно, частенько донимал меня своими без меры язвительными замечаниями. Но Хорг всегда приходил мне на помощь. И я не понимала, чем его существование могло помешать тени короля.

– Видела шрам на его лице? – спросил Хорг. Тут же продолжил, не дожидаясь моего ответа: – Это я расцарапал его когтями. Элган слишком щепетильно относится к своей внешности. Он привык менять женщин, как модник меняет перчатки. Сегодня одна, завтра другая. Понятное дело, такое он мне простить не мог и вряд ли сможет.

– А за что ты его расцарапал? – поинтересовалась я.

– Он напал на Дрегана, когда тот не ожидал этого, – проговорил Хорг. – И я просто не смог остаться в стороне. Зато это позволило хозяину дать ему отпор.

– Ты же сказал, что они друзья, – удивилась я. – Ничего не понимаю! Зачем Элган пытался тогда убить Дрегана?

– Я сказал, что они заклятые приятели, – мягко поправил меня Хорг. Вздохнул и добавил: – Лютик, даже не пытайся понять все хитросплетения интриг королевского двора. Там если не ты, то тебя. Когда Элган только стал новой тенью короля, то попытался прибрать всю власть к рукам и избавиться от Дрегана. Это ему не удалось. Дреган проявил милость и не стал его убивать. Наверное, подумал, что лучше известное зло, чем непонятное, которое придет на смену. После этого в отношениях между ними воцарился вооруженный нейтралитет. Они не трогают друг друга. Иногда даже помогают. Но, поверь, при первом же удобном случае Элган вцепится в горло Дрегану смертельной хваткой. И они оба это прекрасно осознают.

– Как все сложно! – потрясенно выдохнула я.

Встала и неторопливо прошлась по комнате.

Руки почему-то мелко и противно дрожали после разговора с Хоргом. Я и не представляла, что при королевском дворе царят такие отвратительные порядки. В моем представлении его величество был практически божеством. Да что там, я даже не представляла, как он выглядит. Знала лишь, что ему около пятидесяти, он почему-то не женат, но дети имеются. Рожденные вне брака, но законно признанные.

Интересно, а сам король в курсе, какая жесткая конкуренция царит между его правой и левой руками? Ну, образно говоря, конечно. Неужели да?

– Лютик, принцип власти во все времена был един, – негромко сказал в этот момент Хорг, который взгромоздился на мою подушку и оттуда внимательно наблюдал за моими метаниями по комнате. – Разделяй и властвуй. Королю выгодна эта мелкая грызня около престола. Эта вражда не позволяет образоваться никаким более-менее значимым коалициям. Его величество Торн не маг. Но он чрезвычайно ловко играет на человеческих чувствах, поэтому, собственно, так долго занимает престол. И именно поэтому он не женился до сих пор и вряд ли женится когда-либо.

– Не поняла, – честно призналась я, слегка опешив от последней фразы.

– Любая привязанность делает человека слабее, – услужливо объяснил Хорг. – Особенно в том мире, где каждый сам за себя. Женщины… Женщины сильно усложняют жизнь. Чаще всего они не в силах себя защитить, а еще очень падки на запретные наслаждения. Вас так легко соблазнить! И еще легче похитить и шантажировать вашей жизнью соперника. Король это прекрасно осознает. У него много фавориток и еще больше детей. Ни к кому из них он не выказывает особой симпатии, дабы не распалять общество и не ставить себя под удар. Но я уверен, что он пристально наблюдает за своими отпрысками. И в итоге выберет наиболее одаренного и подходящего для роли правителя.

Я остановилась перед окном, за которым простирались лиловые сумерки. Задумчиво потеребила кончик носа. Затем подбородок. Бровь. И лишь усилием воли остановила себя от этой нервной почесухи.

Если говорить откровенно, я мало что уяснила из диалога с Хоргом. Например, я понятия не имела, что такое коалиция. Умолчу про прочие измышления зверька.

Но одно я уяснила точно: мне не место при королевском дворе. Меня сожрут и даже не подавятся. И покровительство Дрегана вряд ли меня защитит.

Нет, не надо даже пытаться. И как-то идея стать избранницей Дрегана меня больше совсем не прельщает. Особенно если вспомнить его матушку.

– Элган завтра уедет, – протянул Хорг. – Надеюсь на это. Не люблю я его. Осталось пережить ночь.

– Да, осталось, – подтвердила я, обернувшись к нему.

– Надеюсь, ты не будешь против, если я переночую у тебя? – внезапно попросил Хорг и состроил умилительную рожицу. – Пожалуйста! Я боюсь, Лютик. Элган вполне может подкараулить меня и убить. Но я не думаю, что он рискнет сунуться к тебе.

Я скептически хмыкнула. Позволить Хоргу остаться здесь? Не думаю, что это хорошая идея. Уж больно он любит язвить по делу и без оного.

– Я не буду за тобой подглядывать! – поспешил заверить меня зверек. – И вообще, под кроватью посижу. Только не выгоняй меня, очень тебя прошу!

Естественно, такую отчаянную просьбу я не смогла проигнорировать. Поэтому, еще немного посомневавшись для вида, кивнула, и Хорг радостно захлопал крыльями.


Глава 4

Этой ночью по вполне понятным причинам я долго не могла уснуть. Хорг, как и обещал, не досаждал мне шуточками. Он вообще никак не обнаруживал своего присутствия, сразу после нашего разговора обосновавшись под моей кроватью.

Через час или два пришел Раус. Брат был настолько мрачен, что я не рискнула приставать к нему с расспросами. Он кинул рубаху в один угол комнаты, затем рухнул на кровать и отвернулся лицом к стене, зло засопев носом.

Я лежала на спине с открытыми глазами, слушая, как успокаивается замок. Н-да, кто бы мог подумать, что визит одного человека принесет с собой столько сумятицы и проблем! Поневоле пожалеешь, что некогда Дреган не убил его.

В какой-то момент мимо комнаты прогрохотали чьи-то тяжелые, заплетающиеся шаги. Остановились напротив комнаты, и я замерла, гадая, кто бы это мог быть.

– Лютик… – услышала я приглушенный всхлип и узнала голос отца. – Как так? Лютик, дочка моя…

Раус невнятно пробормотал что-то ругательное. Привстал на кровати, но отец уже удалялся по коридору.

Мгновение-другое – и все стихло. Лег обратно и брат, вновь повернувшись лицом к стене.

Понятия не имею, сколько времени прошло. Секунды бессонницы складывались в минуты. По моим внутренним прикидкам, миновало никак не меньше часа. И наконец я услышала глубокое, ровное дыхание брата, доказывающее, что он заснул.

Хорг вел себя так тихо, что я вообще забыла о его присутствии. Мысли сонно и гулко толкались в моей голове. Визит Элгана внес столько сумятицы в наше вроде как устоявшееся бытие в замке, что я не знала, о чем и думать.

Наверное, на какой-то миг я задремала. Потому что вдруг очнулась от того, как кто-то погладил меня по щеке.

– Вставай, Лютик! – прошипел Хорг, и последние остатки сна мгновенно слетели с меня, когда я осознала, что это зверек хлопает меня крыльями по лицу.

– Что случилось? – испуганно спросила я.

С тихим шорохом в воздух поднялся пробужденный Хоргом магический шар. Осветил комнату и… пустую кровать Рауса.

– Твой братец куда-то смылся, – буркнул зверек то, что и так было понятно. – Сам не понимаю, как такое произошло. Я ведь обещал себе не смыкать этой ночью глаз. Буквально на пару минут забылся. И вот…

Я вскочила с кровати. Дрожащими руками пригладила стоящие дыбом волосы.

Вечером, повинуясь непонятной прихоти, я не стала раздеваться, поэтому на мне по-прежнему было платье. Внезапно вспомнилось, что и Раус снял с себя только рубашку.

– Куда он мог пойти? – спросила я в пустоту, ни к кому, в сущности, не адресуясь.

– Надо будить Дрегана, – проговорил Хорг. – Этот малец точно наделает бед. Элган наверняка напел ему что-нибудь сладкое про могущество, которое тот получит, если принесет жертву Неназываемому.

– Но зачем Элгану мой брат? – Я непонимающе всплеснула руками.

– Потому что это твой брат, – буркнул Хорг, особенно выделив одно слово. – И потому что ты симпатична Дрегану, пусть тот и не рискует пока признаться в этом даже себе. Я уже говорил, что эта парочка заклятые приятели. И Элган явно затеял собственную игру.

Я дослушивала Хорга уже на ходу. Метнулась к двери и широко распахнула ее. Замерла, прислушиваясь к тишине, царившей в замке.

– Сиди здесь, – посоветовал Хорг, вылетев во мрак коридора. – Я за Дреганом.

Угу, как же, так я и послушалась. Речь идет о моем брате!

И я нерешительно ступила во тьму, плескавшуюся за порогом. Благо, что магический шар, освещавший комнату, последовал за мной, послушно зависнув над плечом. Но его света хватало лишь на то, чтобы очертить вокруг меня крохотный пятачок, не более.

Ну что же, это лучше, чем ничего.

Но куда же идти?

Я посмотрела налево, затем направо. Коридор простирался в обе стороны. Темный и безмолвный. Никаких подсказок о том, где мне стоит искать Рауса.

Немного посомневавшись, я все же решила отправиться в сторону кабинета Дрегана. Почему-то меня не оставляло смутное подозрение, что если произойдет дурное, то именно здесь.

И моя догадка была вознаграждена. Когда я приблизилась к нужной двери, то увидела тонкую полосу света, падающую на пол из комнаты. А еще услышала приглушенный разговор, ведущийся внутри.

Беседа велась слишком тихо, поэтому до меня долетали лишь отдельные, не связанные друг с другом слова. Набравшись решимости, я подкралась ближе и прильнула к стене, вся обратившись в слух.

– Вы гарантируете мне, что все пройдет должным образом? – услышала я голос брата.

– Мальчик мой, гарантии в это деле бесполезны, – лениво отозвался Элган. – Тьма сама выбирает, кого убить, а кого сделать своим избранником. Ты должен сам выбрать. Если все пройдет должным образом, то ты станешь великим колдуном. Прославишься в веках. А если нет… Ну, все зависит от тебя.

Я от волнения прикусила нижнюю губу до солоноватого привкуса. Раус, не глупи, откажись! Зачем тебе рисковать жизнью? В этом нет никакой надобности!

– В каком смысле – все зависит от меня? – тонко поинтересовался Раус, и я буквально почувствовала, какая дрожь волнения бьет его в этот момент.

– В прямом, – Элган неприятно хохотнул. – Никто не в силах предугадать исход сделки с Неназываемым. Но знатоки сходятся во мнении: все зависит от самого человека. Надо с честью пройти испытание. И тогда ты получишь все. Многие прославленные маги погибали. Многие юнцы, едва познавшие силу искусства невидимого, выживали и приумножали свои способности. Я понятия не имею, что тебя ждет. Дреган мог бы рассказать, но, как я понимаю, ты не желаешь к нему обращаться за помощью.

– Не желаю, – сухо обронил Раус. Замолчал.

Я поднесла руку ко рту и принялась нервно кусать костяшки.

Раус, дурак ты мой! Ну куда ты лезешь? Зачем тебе все это? Или мнимое могущество настолько затмило тебе взор?

– А зачем тебе это? – словно угадав мои мысли, спросил Элган. – Неужели тебе плохо живется сейчас?

– Я не хочу остаток жизни провести в деревне, – честно ответил Раус. – Я хочу прославиться. Хочу, чтобы мое имя упоминали с дрожью и трепетом уважения. Хочу быть одним из немногих, кто вырвался из нищеты и вознесся над остальными.

– И тебя не пугает цена, которую тебе придется заплатить за это? – вкрадчиво поинтересовался Элган.

– Нет, – прямо ответил Раус. – Я смотрю на Дрегана. Он жив. Он не обезумел от жажды убийств. Он обычный человек. Благороднее, чем многие из тех, кого я знаю. Если он смог, то почему я не смогу?

Так, Раус точно сошел с ума. Надо бы мне на правах старшей сестры настучать ему по глупой, ничего не понимающей голове.

И я принялась озираться в поисках хоть какого-нибудь орудия. Здравый смысл подсказывал, что не стоит врываться в комнату абы как. Необходимо хоть как-то вооружиться. И надавать Элгану по первое число. Ибо нечего смущать неокрепшие умы несбыточными обещаниями.

Нет, я прекрасно помнила рассказ Хорга о том, чем обычно занимается тень короля. Но по непонятной причине верила в успех своей задумки. В конце концов, умудрилась ведь я ранее надеть на голову Элгану таз. И я не собираюсь вступать с ним в смертельный поединок. Просто хочу напугать негодяя. А там, глядишь, и Дреган на помощь придет.

В этот момент мой взгляд упал на палку с крестовиной, которую я использовала обычно как швабру. Ага, самое то. Как ворвусь, как замахнусь на Элгана! Нечего к моему брату со всякими непотребными предложениями приставать.

Хм, как-то пошловато прозвучало, ну да ладно.

И я скользнула к предполагаемому орудию поединка. Крепко схватила его правой рукой, затем опять прильнула к стене, прислушиваясь к беседе.

– Если я помогу тебе, то у меня возникнут проблемы, – продолжал Элган. – Дреган вряд ли обрадуется моему вмешательству во все эти дела.

– Ты боишься его? – прямо спросил брат.

Я услышала, как кто-то со свистом втянул в себя воздух. По всей видимости, Элгана всерьез возмутило подобное предположение.

– Я никого не боюсь, – ответил блондин после недолгой паузы. – Но любая услуга должна быть оплачена. Что я получу взамен?

Я зло скрипнула зубами. Нет, вот ведь негодяй! Он сам же подкинул Раусу эту сумасбродную идею по поводу сделки с Неназываемым. А теперь еще и требует от него каких-то вознаграждений.

– А что ты хочешь? – вопросом на вопрос ответил Раус.

– Преданность, – без паузы сказал Элган. – Ты должен присягнуть мне на преданность. Безграничную и безоговорочную.

– Я не понимаю, что это значит, – после краткой паузы признался Раус. – Я буду…

– Что тут непонятного? – жестко прервал его Элган. – Ты должен отречься от семьи. От родных. От друзей. Я буду твоим господином. Если я прикажу тебе убить сестру или отца – ты это сделаешь. Сразу же и не задавая никаких лишних вопросов. Уяснил?

Я приоткрыла рот в немом возмущении. Вот же… Нехороший человек! Но куда больше меня интересовало то, что ответит ему Раус на это предложение. Неужели он согласится? Да, как выяснилось, отцы у нас разные, но мать-то одна. И мы всегда были вместе. Сообща прикрывали друг друга от гнева родителей при детских шалостях. Нет, я просто не верю, что Раус пойдет на это!

– Но вы же не тронете Лютика? – с тревогой вопросил он.

– Это просто формальность, мальчик мой, – медоточиво принялся убеждать его Элган. – Если твоя сестра первой не выступит против меня, то все будет в порядке. А так это просто вопросы самосохранения.

Раус молчал. Молчал так долго, что я успела искусать все губы в кровь.

– Я не причиню вреда Лютику, – наконец, глухо сказал он. – Ни ей, ни отцу. Это мне не нравится.

Я чуть ли не зааплодировала ему. Нет, молодец у меня все-таки брат. Пожалуйста, откажись от этой сумасбродной идеи. Очень тебя прошу!

– А я не прошу тебя об этом, – спокойно сказал Элган. – Не думаю, что твоя сестра в здравом уме рискнет на меня напасть. Да, она хорошенькая. Но глупенькая. Убеди ее, что не стоит держаться за Дрегана.

Я опять зло заскрежетала зубами.

Да почему все считают меня глупой?! Да вот я возьму и всем назло стану умной. Подумаешь, эка невидаль. Читать я умею, считать тоже. Обложусь книжками и сделаю все, что от меня зависит, лишь бы меня стали воспринимать всерьез.

– Вы не любите Дрегана? – спросил брат, и я затаила дыхание в ожидании ответа.

Швабра словно приросла к моей руке. Я уже представляла в мечтах, как опущу ее на голову наглого блондина.

– Я его уважаю, – после краткой паузы сказал Элган. – Но он мой соперник. Извечный. Если я его устраню, то мои ставки при дворе возрастут многократно.

– Понятно, – коротко отозвался Раус.

Я затаила дыхание. Нет, прошу, не иди на поводу у противного блондина! Уйди, вернись в нашу комнату. В конце концов, что такого плохого в судьбе деревенского целителя? Это намного лучше, на что ты мог бы надеяться. Еще пару недель назад ты и не подозревал о наличии у тебя магического дара. А уже замахиваешься на слишком большой кусок. Как бы тебе не подавиться.

– Я не трону Лютика и отца, – серьезно проговорил Раус. – Никогда и ни за что. Ваши разборки с Дреганом меня не касаются. Ясно?

– Предельно, – прошелестел Элган.

Ох, темнит он что-то. В голосе так и читается предвкушение.

– И я готов заключить с вами сделку, – продолжил брат. – Но, прошу, исключите из нее пункт об отречении от семьи. Я не смогу. Я не сумею. Я слишком люблю их.

– Мальчик мой, ты должен определиться, – промурлыкал Элган. – Я уже сказал, что это просто формальность. Если Лютик и твой отец не выступят против меня, то им ничего не будет грозить. Так убеди их не рыпаться.

Раус опять надолго затих.

Я задумчиво посмотрела на швабру в своих руках. Оружие, скажем прямо, так себе. Но я обязательно им воспользуюсь. Что-то Дреган не торопится. Или Хорг его никак разбудить не может?

– Хорошо, – в этот момент протянул Раус. – Я готов.

Швабра словно приросла к моей руке. Так, все-таки сначала я стукну по голове братцу. Авось мозги мигом на место встанут.

– Я знал, что ты сделаешь верный выбор, – проговорил Элган, даже не пытаясь скрыть торжества в голосе.

Коридор по-прежнему был пуст. И я решилась. Если я буду ждать Дрегана, то случится самое страшное. Нет, я не позволю младшему брату погубить свою душу во имя призрачных надежд на лучшее.

В кабинете явно что-то происходило, но никто больше не разговаривал. Я услышала, как со скрежетом отодвинули что-то тяжелое. Сразу после этого раздались непонятные звуки, более напоминающее царапание когтей по стеклу. Что они там делают?

Неважно, впрочем. Там мой брат. И он собирается совершить самую несусветную глупость в жизни. Эх, да ладно! Где наша не пропадала! Не буду я ждать Дрегана. Сама справлюсь.

Затаив дыхание, я дотронулась до ручки. Та беззвучно повернулась, и дверь приоткрылась.

Зачем-то я набрала полную грудь воздуха, словно готовясь нырнуть в ледяную воду. Покрепче перехватила швабру и пошла в атаку.

Наверное, стоило бы закричать что-нибудь героическое и воодушевляющее. Но из моего горла вырвался какой-то утробный вой. Я перехватила швабру наподобие копья и ворвалась в комнату.

Наверное, со стороны это выглядело смешно и нелепо. Но мое появление было настолько неожиданным, что Элган и Раус просто застыли посредине комнаты.

– Убью! – прорычала я, замахнувшись на блондина. – Руки прочь от моего брата!

А в следующий миг швабра сама вырвалась из моих рук и отлетела в дальний угол кабинета. Сама я застыла, не в силах пошевелить и пальцем.

– Как ты мне надоела! – устало посетовал Элган. – От тебя столько шума. И как тебя только Дреган терпит?

– Не твое дело, – огрызнулась я. – Я все слышала! Дреган с тебя шкуру спустит живьем, когда услышит, что ты предлагал Раусу.

– Услышит ли? – с сарказмом вопросил Элган.

Я захлопала ресницами, не понимая, куда он клонит.

А почему, собственно, Дреган не должен это услышать? Я точно молчать не намерена.

– Элган, – сделал было шаг вперед Раус.

Блондин лишь глянул на него – и мой брат как-то странно сник. Опустил голову и попятился.

– Возможно, оно и к лучшему, – продолжил Элган. – Не стоит откладывать все в долгий ящик. Начнем немедленно. Лютеция, сейчас ты умрешь.

– Что?! – в едином восклицании слились сразу два голоса – мой и брата.

– Как умрет? – запинаясь, продолжил Раус. – Элган, я ведь сказал, что не причиню ей вреда.

– Твоя сестра сама напросилась, – оборвал его Элган. – И потом, сам рассуди. Чем большую жертву ты принесешь Неназываемому, тем щедрее он тебя одарит. Лютик – твоя сестра. Она еще не познала мужских ласк. Да это же идеальная кандидатура для ритуала!

– Я ее не трону. – Раус упрямо покачал головой. – Это совершенно исключено.

– Даже если я скажу тебе, что в итоге ты станешь величайшим магом всех времен и народов? – продолжил его увещевать Элган. – Не дури. Это уникальнейший шанс для тебя. Ты прославишься. Твое имя узнает вся страна. Сам король призовет тебя на службу. Красивейшие женщины королевства будут мечтать о твоей любви. Ты…

– Я не убью сестру, – резко сказал Раус. – Все, разговор окончен. Или мы проводим ритуал так, как планировали, или же не проводим вовсе.

Элган раздраженно фыркнул. Перевел взгляд на меня.

Его обычно светлые глаза сейчас казались почти черными из-за неестественно расширенных зрачков. Губы презрительно кривились. Было видно, что блондин сильно разочарован решением брата.

– Что, выкусил? – ядовито спросила я. – А ну быстро – освободи меня! И вообще, сейчас сюда Дреган придет и будешь перед ним уже отвечать.

– А ты шустра, – неодобрительно протянул Элган. – Стало быть, уже успела наябедничать. Ну что же, тогда придется поторопиться.

Это он про что сейчас?

Я не успела задать нового вопроса. В следующий миг блондин прищелкнул пальцами – и вокруг меня с треском взметнулись зеленые огни магического круга.

Нет, пламя не обжигало меня. Напротив, от него веяло холодом. Но не свежестью морозного утра, а чем-то затхлым. Как будто я оказалась рядом с древним могильным склепом.

– Ч-что… – с испугом выдохнула я и замерла.

Голос покинул меня. Целиком и полностью. Я просто немо разевала рот, но не могла выдавить из себя ни звука.

– Эй, хватит!

Через отблески огня я видела, как Раус покачнулся к Элгану, желая остановить его. Но блондин, даже не глядя в его сторону, взмахнул рукой, и Раус отлетел к стене. С силой ударился об нее и сполз без чувств на пол.

Ой. Ой-ой-ой. Кажется, я вижу кровь на его голове.

– Приступим, пожалуй, – хищно проговорил Элган.

Подошел ближе к кругу и остановился, широко расставив ноги. Начал читать заклинание.

Странно, я не видела, чтобы его губы шевелились. Слова словно рождались в воздухе вокруг. Странные, страшные, непонятные. Они завораживали своим звучанием подобно музыке. Но чем больше я вслушивалась в них, тем сильнее кружилась голова.

На какой-то миг почудилось, что я взлетела над полом. Пламя теперь придвинулось ближе. Оно почти лизало кончики моих пальцев, и те немели от холода.

Каким-то шестым чувством я понимала, что как только Элган договорит – я умру. Точнее, даже не так. Моя душа окончательно покинет тело, и на смену ей придет нечто жуткое. Но страха не было. Мною овладело полнейшее равнодушие. Мне было абсолютно все равно. Я больше не ощущала тела. В голове не осталось ни одной мысли.

Зеленый огонь коснулся моей руки. Легонько пробежал по моему запястью, и я с тупым удивлением увидела, как на коже появился красный, воспаленный след ожога. Больно не было. Я как будто наблюдала за всем со стороны.

И вдруг пламя заметалось. Рассыпалось искрами по полу, размыкая круг.

Мгновенно вернулись все чувства и эмоции. Я рухнула на колени, потому что ноги просто отказались держать меня. Со стоном затрясла обожженной рукой.

– Что за?.. – Элган не завершил вопроса. Обернулся к двери, распахнутой настежь.

Там стоял Дреган. Я невольно залюбовалась им в этот момент. Сказать, что чернокнижник был взбешен – значит, не сказать ничего. Темные волосы разметались, правый глаз угрожающе потемнел.

– Хозяин! – На плече Дрегана сидел торжествующий Хорг. – Покарай его, хозяин!

Дреган повернул голову. Посмотрел на Рауса, который в этот момент слабо зашевелился на полу. И вновь уставился на Элгана.

– Ты не совсем вовремя, – проговорил тот, за несколько секунд вернув себе спокойствие. – Предлагаю тебе выйти. А я пока завершу с девчонкой.

Дреган нехорошо прищурился. Шагнул вперед, недвусмысленно сжав кулаки.

– А что такого? – с сарказмом вопросил Элган, поняв, что его предложение не вызвало в чернокнижнике добрых чувств. – Вообще-то ты должен быть мне благодарен. Я оказываю тебе величайшую услугу, друг мой. И даже ничего не прошу взамен.

– Услугу? – прошелестел голос Дрегана, до неузнаваемости измененный яростью.

– Ну да. – Элган пожал плечами, словно удивленный, что надо объяснять очевидные вещи. – Я уже говорил тебе, что присутствие девчонки в твоем замке вызывает немало вопросов у короля. И не только у него. Убивать ты ее не хочешь, выгонять тоже. Рано или поздно, друг мой, это приведет к огромным проблемам.

– Я не твой друг. – Дреган сделал еще шаг. – Никогда не был им и, уверен, никогда не стану.

– Но ты ведь понимаешь, что сейчас я играю на твоей стороне? – спросил Элган, и в его тоне я уловила легкую нотку обеспокоенности.

– Ты всегда играешь только на своей стороне. – Дреган криво ухмыльнулся. – И этот ритуал ты решил провести для себя. Ты получил бы в итоге огромное количество энергии.

– Я лишь хотел помочь тебе! – Элган с вызовом вздернул подбородок. – Сделать то, что сам ты сделать не хочешь или не можешь.

– Ну уж спасибо, друг, – Дреган особенно выделил последнее слово, вложив в него максимум сарказма. – Но я как-нибудь обойдусь без твоей помощи.

– Я не понимаю! – Элган с искренним расстройством всплеснул руками. – Ну что ты так вцепился в эту девчонку? Если она останется в замке…

– Она останется, – сухо обрезал Дреган. – И ее брат тоже. А у короля не возникнет к этому никаких вопросов.

– Как это? – изумленно переспросил Элган. – Такого просто не может быть.

Дреган медленно перевел взгляд на меня. И я с невольным смущением подняла руку, пытаясь пригладить стоящие дыбом волосы.

Почему он так на меня смотрит? Как будто о чем-то напряженно размышляет.

Как бы он не согласился с желанием Элгана убить меня. Блондин прав: от меня слишком много проблем.

– Лютеция, – в этот момент сухо проговорил Дреган. – Ты станешь моей женой.

Нет, он не задал мне вопроса. Он сообщил это как нечто само собой разумеющееся.

Я глупо заулыбалась, решив, будто он шутит. Сейчас, наверное, рассмеется и спросит, ловко ли меня разыграл.

Краем глаза я заметила как брат, привставший было, опять опустился на пол и вновь схватился руками за голову. Правда, больше это напоминало жест отчаяния, а не радости.

А Дреган продолжал смотреть на меня сурово и требовательно. И моя улыбка сама собой умерла на устах.

Он всерьез, что ли? Ой, что-то меня резко затошнило от волнения. Как-то все это слишком неожиданно.

– Что? – первым очнулся Элган. – Дреган, ты бредишь, что ли? Она же простолюдинка! Необразованная и неграмотная крестьянка!

– Я сыт по горло знатными девицами, которые только и ждут удобного момента, чтобы воткнуть кинжал в спину. – Дреган поморщился. – За каждой из них стоит свой род. И все эти роды давным-давно сплелись в тугом клубке интриг, где сам Неназываемый ногу сломит. Нет, Элган. По крайней мере, я буду уверен, что Лютик любит меня, а не мое положение при дворе.

– Ты так уверен в этом? – Элган презрительно фыркнул. – С чего ты взял? Вполне возможно, она просто хочет вырваться из своей глухомани. Конечно, сравни себя с местными ухажерами.

– Знаешь что, иди ты, – все-таки не утерпела я. Подумала немного и злорадно добавила, куда именно.

Хорг, который продолжал сидеть на плече Дрегана, восторженно зафырчал.

– Вот и меня она туда же отправляла, – признался он.

Прозрачные глаза Элгана словно заиндевели изнутри. Он так глянул на меня, что язык словно присох к нёбу.

– К тому же грубиянка, – буркнул он, продолжая рассматривать меня с таким интересом, будто в мечтах уже убил и сейчас раздумывал, куда бы спрятать тело. – Как ты собираешься представить ее ко двору? Она опозорит тебя на первом же балу!

– Ты невнимателен к моим словам. – Дреган укоризненно цокнул языком. – Я уже говорил тебе, что не намерен возвращаться. Королю придется искать себе нового чернокнижника. А я сыт по горло.

– Ты сошел с ума! – печально констатировал Элган. – Да как ты не поймешь, что еще месяц-другой – и тебе встанет поперек горла эта деревенская жизнь. Чем тут заниматься? С утра до вечера одно и то же. Дружище…

– Я уже сказал тебе, что не твой друг, – перебил его Дреган. – И довольно на этом. Мы идем по кругу. Это мой выбор, Элган. Мое решение. Королю придется смириться с ним, как и остальным.

Блондин покачал головой, явно оставшись при прежнем мнении. Но продолжать спор не стал. Лишь выразительно развел руками.

– А теперь я хочу, чтобы ты покинул замок, – отчеканил Дреган. – Немедленно. Пока не натворил еще что-нибудь. Как выяснилось, своего слова ты держать не можешь.

– Ну почему же? – не согласился с ним блондин. – Я обещал не донимать твою служанку, не искать новых разговоров с мальчишкой и не выдергивать крылья Хоргу. Крысеныш еще летает, мальчишка сам приперся ко мне, не мог же я его выгнать.

– А я, стало быть, сама попросила вас провести ритуал, – хмуро буркнула я.

– Но я же тебя при этом не донимал, – парировал Элган. – И заметь, это ты ворвалась сюда со шваброй наперевес. Тебе еще повезло, что я по тебе смертельными чарами не ударил.

– Это тебе повезло, – с нажимом проговорил Дреган. Мотнул головой, указав на дверь, и устало проговорил: – Поди прочь, Элган. Я не собираюсь терпеть тебя больше ни секунды.

– Подожди-ка, – внезапно заупрямился блондин. – А с чего мне быть уверенным, что ты действительно возьмешь сию прелестную и грязную на язык селянку в законные супруги? Я не услышал от нее ответа. Может, она вообще пошлет тебя в том же направлении, что и меня.

Дреган посмотрел на меня. Его губы тронула слабая усмешка, и он выжидающе вскинул бровь.

– Ну? – спросил он. – Лютик, ты станешь моей женой?

Наконец-то хоть что-то вопросительное прозвучало в его голосе! А то прям как-то даже не по себе было. Как-то не так я представляла себе предложение руки и сердца.

– А ты меня точно не убьешь? – на всякий случай опасливо поинтересовалась я.

– Нет, Лютик. – Дреган печально усмехнулся. – Ни в случае согласия, ни в случае отказа. Правда, в последнем случае, боюсь, тебе все-таки придется покинуть мой замок. Но я дам тебе достаточно денег, чтобы ты смогла без проблем устроиться на новом месте.

– Эта девица не умеет жить без проблем, – насмешливо фыркнул Хорг и слетел с плеча Дрегана. Опустился на пол рядом с моим братом, который больше не делал ни малейшей попытки подняться на ноги, лишь по-прежнему держался за голову обеими руками и ошалело взирал на все происходящее.

– Но я же не виновата! – возмутилась я, уловив в тоне зверька осуждение. – Оно само как-то всегда получается.

– Лютик, – терпеливо повторил Дреган, не позволяя разговору свернуть на тему моих постоянных злоключений. – Ты выйдешь за меня замуж?

– Прямо сегодня? – с непонятным испугом уточнила я.

Как-то все слишком стремительно развивается. Да, мне нравится Дреган, даже очень. Но в его ответных чувствах я сильно сомневалась. Влюбленный человек хочет постоянно быть рядом, выказывает свои эмоции если не словами, то жестами, взглядами, прикосновениями. А Дреган последние дни словно избегал меня.

И терзало меня смутное подозрение, что он еще не оправился после гибели Кияры. На редкость неприятно осознавать, что в моих объятиях он будет представлять другую.

Наверное, стоило отказаться. Но меня до ужаса пугала самостоятельная жизнь. Раус наверняка останется здесь. Отец тоже вряд ли последует за мной. Но самое главное: где-то в глубине души жила робкая надежда на то, что я все-таки нравлюсь Дрегану. Он ведь спас меня от Грега. И потом не раз выручал.

– Не будем торопиться. – Дреган покачал головой. – Но и затягивать особо с этим не стоит. Элгану потребуются примерно сутки, чтобы вернуться во дворец короля. Ну что же, назначим торжество на завтрашний вечер. И закроем вопрос с твоим проживанием в моем замке раз и навсегда.

Раус промычал что-то невразумительное. Даже Хорг удивленно присвистнул.

Завтрашний вечер? Весьма оригинально Дреган понимает выражение «не будем торопиться». Это же… Это же просто катастрофа!

– К-как? – запинаясь, переспросила я. – А гости? А платье? А торжество?

– Гостей с моей стороны не будет, – отрезал Дреган. – С твоей стороны… Ну, если вздумаешь пригласить мать, то проблемы я особой не вижу. Раус за пару часов спокойно обернется до соседней деревни и обратно. Платье, если тебе оно так уж важно, позаимствуешь из гардероба матери. Там точно что-нибудь подходящее найдешь. Со священником я все улажу. Хотя я имею полное право и лично провести брачный ритуал. Делов-то: обменяться клятвами и браслетами. Что насчет торжества… А что ты имеешь в виду, собственно? Я могу какой-нибудь фейерверк праздничный устроить. Главное, в деревне предупредить, чтобы не разбежались в перепуге по лесам.

– Как у тебя все просто! – не утерпев, вмешался Элган. – А первая брачная ночь? Полагаю, ты уверен, что с нею не возникнет никаких проблем.

Я с досадой почувствовала, как мое лицо заливает краска стыда. Нет, какой же невыносимый тип этот блондин! Нас же Раус слушает, мой брат!

Хотя, что скрывать очевидное, этот вопрос и меня занимал больше всех остальных. Неужели мы прямо вот так сразу ляжем в постель?

– Уверен, – все так же спокойно проговорил Дреган.

Раус опять замычал что-то невнятное. Заново схватился руками за голову, и я увидела, что и его уши начали ярко пламенеть.

Элган коротко ругнулся на незнакомом языке, явно недовольный тем, как легко и непринужденно Дреган отвечает на все вопросы. Повернулся ко мне и мрачно вскинул бровь.

– Ну? – буркнул он. – Ты принимаешь его предложение или нет? Определяйся скорее.

– Я даже не знаю, – перепуганно заблеяла я, все еще не в силах поверить тому, насколько стремительно развиваются события.

И вдруг решилась. Ай, да была не была! Элган прав: я вряд ли найду кого-нибудь лучше Дрегана в здешних краях. Конечно, возможно, потом я сильно пожалею о своем выборе. Но это же все равно не предугадать. Частенько свадьбы играют вообще по предварительному сговору родителей, и молодые впервые видят друг друга лишь во время ритуала. Поэтому какая, ко всем демонам, разница? По крайней мере, Дреган мне нравится. А то с моей удачей попался бы мне кривой да косой. Или мерзавец типа Грега.

– Да, – твердо сказала я, глядя в глаза Дрегану, которые уже вернулись к обычному цвету. – Согласна.

– Вот и славненько, – проговорил он, улыбнувшись.

– Ущипни меня, – слабо попросил Раус Хорга, который все так же сидел рядом с ним. – Мне кажется, я или сплю, или слишком сильно головой стукнулся.

– Головой ты мало стукнулся, – буркнул Дреган. – Я бы еще добавил. Но о твоей глупости мы поговорим позже, без свидетелей.

Напряжение, все это время висевшее в комнате, понемногу развеивалось. Я подняла руку, с досадой разглядывая широкую ленту ожога на запястье. Странно, почти не болит. Но, чую, шрам останется.

– Дай сюда, – приказал Дреган, заметив мой жест.

Подошел ближе и ласково провел пальцами по моей ладони. На коже заплясали знакомые зеленые исцеляющие огни, и я восторженно вздохнула, наблюдая за тем, как ожог быстро уменьшается, сходя на нет.

Раус, постанывая, наконец-то встал. Правда, тут же вновь прислонился к стене, видимо, испытав приступ головокружения.

Об Элгане словно все забыли. Блондин, однако, не уходил, как будто считал разговор незавершенным.

– Что ты ждешь? – не поворачиваясь к нему, сухо обронил Дреган. – Я все сказал, ты все слышал. Можешь уезжать с докладом к королю.

– Да-да, конечно, – рассеянно согласился с ним Элган, задумчиво потирая подбородок.

Развернулся и сделал несколько шагов к двери.

Я услышала, как Дреган с облегчением перевел дыхание. Чуть сильнее сжал мои пальцы…

А в следующее мгновение его вдруг отшвырнуло от меня неведомой силой.

Это произошло настолько внезапно, что я вообще не поняла, какого демона происходит. Только что Дреган стоял около меня, как вдруг оказалось, что он распластался около противоположной стены.

Толстые багровые жгуты перехватили его руки и ноги, спеленав несчастного в подобие чудовищного паутинного кокона и не давая ему пошевелиться.

– Что ты творишь? – прохрипел Дреган, и на его шее вздулись жилы, показывая, как отчаянно он пытается разорвать чары.

– Спасаю тебя, идиот, – выплюнул Элган. – Потом мне спасибо скажешь. Угу, как же, женишься ты на этой дуре. Ай!..

И Элган схватился за щеку, когда сверху спикировал Хорг. Умный зверек продрал ему щеку когтями, свирепо кинув мне:

– Беги!

Я бросилась было к дверям, но тут же рухнула, пребольно расшибив колени. Вокруг моих щиколоток зазмеился еще один магический жгут.

Сзади раздались болезненный вскрик и гулкий звук удара обо что-то твердое.

– Я же обещал тебе все крылья выдернуть, – прорычал Элган. – Одного ты уже лишился. Закончу с девчонкой – и второго тебе не видать.

Я оглянулась и с ужасом увидела неподвижное тельце Хорга, который скорчился подле ног Дрегана. Зверек не подавал никаких признаков жизни, а его правое крыло оказалось изломанным в нескольких местах под самыми невероятными углами.

– Приступим, пожалуй, – проговорил Элган.

Небрежно рукавом рубахи утер кровь, сочащуюся из многочисленных глубоких царапин на его щеке. Шагнул было ко мне, и я испуганно всхлипнула.

Неужели на этом завершится недолгая история моей жизни?

– Элган, я клянусь, что уничтожу тебя! – С губ Дрегана падала розоватая пена слюны. – Только посмей ей что-нибудь сделать!

– Ой, да успокойся ты уже! – Элган, не глядя на чернокнижника, прищелкнул пальцами – и тот замер, остекленевшим взором уставившись на меня. Но почему-то я не сомневалась, что Дреган по-прежнему все видит и слышит.

Элган сделал еще шаг. Медленно растянул губы в предвкушающей улыбке.

Шмяк!

Я широко распахнула глаза, не понимая, откуда раздался этот звук. А блондин вдруг закатил глаза. Еще секунду он стоял на ногах, затем рухнул навзничь, едва не придавив меня.

– Хорошая швабра, – пробормотал Раус, о котором блондин совершенно забыл. – Крепкая.

И задумчиво взвесил ее в руках.

Н-да, на редкость подходящее оружие я выбрала для штурма комнаты, ничего не скажешь.

Должно быть, этот рывок дался слишком тяжело брату, потому что он медленно посерел лицом и, в свою очередь, опустился на пол, вновь схватившись за голову.

С треском разорвались путы, сдерживающие Дрегана. Он рванул вперед, схватил блондина за грудки и как следует встряхнул его.

Я думала, что Дреган даст волю гневу и как следует отколошматит бесчувственного противника. И тот отвел было кулак назад, готовый ударить.

Но в последний момент разжал его. Прищелкнул пальцами – и уже вокруг Элгана забагровели магические чары, беря его в надежный плен. Затем Дреган легко откинул Элгана в сторону и бросился к Хоргу. С неподдельной тревогой склонился над зверьком, простер ладонь над чудовищно измятым и скомканным крылом.

Дверь бесшумно отворилась, и на пороге предстал отец. По его встрепанному виду было понятно, что он только что встал с кровати.

– Вы чего тут так шумите? – недовольно спросил он, широко зевая и потирая заспанные глаза. – Ночь же на дворе.

И осекся, увидев, какой беспорядок царит в комнате.

Его рот приоткрылся в немом изумлении. Он посмотрел на Элгана, на чьем лице играли зловещие сполохи чар, перевел взгляд на Дрегана, усердно колдовавшего над Хоргом, затем на Рауса, который негромко постанывал. В заключение уставился на меня.

– Лютик, это ты все натворила? – в полнейшей тишине раздался его вопрос.

– Нет, папа, – буркнула я, силясь каким-либо образом стащить с ног магический жгут. И как только Дреган умудрился освободиться? Затем подумала немного и добавила: – Кстати, я замуж выхожу. Завтра.

– С ума сойти! – потрясенно выдохнул отец, тяжело привалившись плечом к дверному косяку.

Я в ответ лишь угрюмо вздохнула.

Н-да, не жизнь, а сказка. Как говорится, чем дальше – тем страшнее. Даже боюсь предположить, какие еще неожиданности мне готовит будущее.


Глава 5

Я сидела в гостиной замка и баюкала на коленях Хорга.

Тот уже пришел в себя, но упорно делал вид, будто находится при смерти. Хотя Дреган заверил меня, что жизни преданного питомца ничего не грозит. Правда, почти сразу добавил, что предстоит еще много работы. И далеко не факт, что Хорг когда-нибудь поднимется в воздух.

Сейчас правое крыло Хорга было плотно примотано бинтами к нескольким деревяшкам, которые Дреган лично выстругал. Я знала, что зверек не испытывает никаких страданий. Лично видела, как Дреган мягко опутывал его обезболивающими чарами. Но мне до слез было жалко его несчастного питомца. Подумать только, если бы он не отвлек Элгана в самый решающий момент, то мой брат не успел бы подхватить швабру и не подобрался бы со спины к блондину. А значит, скорее всего, я бы уже переселилась в лучший мир.

И горючие слезы вновь полились из моих глаз.

Напротив в кресле дремал Раус. На его лбу красовалась тугая белая повязка. Отец суетился на кухне, готовя ну очень ранний завтрак, и по замку плыли чудесные ароматы жареной ветчины и горячего шоколада.

Самого Дрегана не было. Он покинул замок сразу после того, как завершил обработку боевых ран нашей славной компании. Естественно, не один. С собой он захватил и Элгана, который по-прежнему был плотно закутан в обездвиживающие чары. Я понятия не имела, что он собирается сделать с блондином. Но искренне надеялась, что последний нас больше никогда не побеспокоит.

– Кушать подано! – в этот момент торжественно провозгласил отец, появляясь на пороге гостиной с тяжелогруженым подносом. Подумал немного и застенчиво добавил: – Садитесь есть, пожалуйста!

Дремавший Раус заворочался в кресле. Даже Хорг заинтересованно приоткрыл один глаз. А у меня от одного запаха голодно заворчал живот.

– Ты это, отвыкай от подобного, – недовольно проговорил Хорг, который без проблем услышал рулады моего желудка. – При дворе подобные звуки считаются крайне неприличными!

Я аж икнула от этого известия. Бедняги! А что же они делают, когда живот сам собой бурчит? Даже не могу представить!

– А Дреган сказал, что не намерен представлять меня ко двору, – огрызнулась я и потянулась за тарелкой с приятным таким содержимым в виде поджаренных кусков хлеба с яйцом и домашней ветчиной.

– Ты думаешь, ему это позволят? – скептически вопросил Хорг, и кусок в буквальном смысле слова застрял у меня в горле.

– То есть? – сипло спросила я, силясь не раскашляться.

– Лютик, твой якобы жених – лучший маг-чернокнижник в нашей стране, – милостиво разъяснил Хорг и ловко отобрал у меня тарелку, буквально вышибив ее из рук уцелевшим крылом. – Элган прав в одном: король не будет долго терпеть его отсутствие. Максимум год. Потом он призовет его на службу, сказав, что и без того дал достаточно времени на отдых.

– И вообще, надо ли тебе, дочка, выходить за него замуж? – подал голос отец, который присоседился на подлокотник кресла Рауса. – Подумай сама. Он птица не нашего полета. И кто знает, к чему это тебя может привести. Говорят, что знатным людям палец в рот не клади. Руку отгрызут не задумываясь. А ты у меня такая наивная! Всем веришь. Дочурка, подумай хорошенько, пока еще не поздно все переиначить.

Я невольно растрогалась. Надо же, отец прекрасно знает, что не мой отец. Пусть и прозвучит странно. Но называет меня своей дочерью.

Хотя, если рассудить здраво, и для меня никакой другой мужчина не станет отцом. Потому как иначе я предам все те годы, когда отец вытирал мне сопли, жалел из-за разбитых коленей. Да что там, когда он пришел к Дрегану просить за меня и привел с собой стадо телят, прекрасно понимая, что тем самым обрекает себя на голодную зиму.

– Действительно, – поддержал отца Раус, который с аппетитом уминал предложенную ему порцию. – Лютик, подумай хорошенько! Слуга Неназываемого – это слуга Неназываемого! Кто знает, что ему завтра в голову втемяшится. Вдруг принесет тебя в жертву – и все.

– Кто бы говорил, – огрызнулась я. – Помнится, ты сам буквально пару часов назад собирался отдать душу за великую силу мага.

Раус подавился, поскольку как раз отправил в рот огромный кусок хлеба с ветчиной. Побагровел и закашлялся, упорно не глядя на отца.

– Что?! – взревел тот, только сейчас узнав о предыстории событий этого вечера. Отвесил сыну хороший такой подзатыльник, да так, что у Рауса аж зубы клацнули.

– Ябеда, – прошипел тот, внушительно погрозив мне кулаком.

– Сам дурак, – огрызнулась я. – Как у тебя вообще до этого ум дошел?

Раус промолчал, опустив взгляд в тарелку.

– Сынок, ты хотел сделать такую глупость? – расстроенно спросил отец. – Зачем? Ну зачем тебе это?

– Славы захотел, – буркнул Хорг. – Что такого непонятного? Мало ему быть целителем. Вздумал стать великим магом.

Глаза отца опасно увлажнились. Он расстроенно всплеснул руками и уселся прямо в ближайшее кресло.

– Ну как так? – прошептал он, схватившись за левую сторону груди.

Теперь уже я заволновалась. Ох, не стоило тревожить отца. Надо было в одиночку брату по голове надавать как следует. Правда, он и без того по ней неплохо получил.

– А я предлагаю вернуться к решению Лютика, – торопливо проговорил Раус, вновь украдкой погрозив мне кулаком. – Так как, ты твердо намерена выйти за Дрегана замуж?

– Разве у меня есть другой выход? – фыркнула я. – Элган сказал более чем прямо. Мое присутствие здесь – как заноза в задни… – Отец на этом месте кашлянул, и я торопливо исправилась: – Как в мягком месте кое у кого. Все так и думают, что Дреган приберегает меня для какого-нибудь жуткого ритуала. Так почему бы не стать его невестой?

– Прошлую невесту, помнится, он зарезал, – напомнил Раус.

– Потому что она сама пыталась его убить, – парировала я. – А у меня подобных планов нет.

– Тогда почему бы тебе просто не уехать? – робко предложил отец. – Погостили здесь – и хватит. Пора и честь знать, как говорится.

– Потому что, – буркнула я и замолчала.

Как-то неловко признаваться даже родным, что не представляешь самостоятельной жизни в одиночку.

– Да что вы к ней так пристали? – неожиданно встал на мою сторону Хорг. – Может быть, девочке просто нравится Дреган.

– Нравится?! – в едином изумленном восклицании слились голоса отца и брата.

– А почему нет? – Хорг невозмутимо слизнул с моей тарелки большую часть мяса. Прошамкал с набитым ртом: – Он не урод, хотя я, конечно, не особый знаток мужской красоты. Богат, знатен. Руки не распускает, в отличие от приснопамятного Грега. Чем не жених для вашей девицы? К тому же она, уж простите, и сама не подарок.

– Не подарок? – теперь уже возмутилась я.

Хорг выразительно глянул на меня и тяжело вздохнул.

– И чем это я не подарок? – продолжила негодовать я. – Я красивая!

– Красота – понятие относительное, – несогласно буркнул Хорг. – А по сути, какие у тебя достоинства? Образования – ноль. Благо хоть читать умеешь. И то, поди, по слогам. Знаний хороших манер – ноль. Происхождение более чем сомнительное. И еще это жуткое качество влипать во всевозможные неприятности. Да Дрегану памятник при жизни поставить надобно, если он тебя действительно в жены возьмет.

– Между прочим, я не напрашивалась! – от обиды мой голос опасно дрожал и срывался. – И вообще… вообще…

На этом месте я запнулась и замолчала, не в силах придумать хоть какое-нибудь возражение жестоким словам Хорга.

– Довольно, – в этот момент мягко, но непреклонно прозвучало от порога.

Я повернулась и с немалым облегчением увидела Дрегана.

Он был почему-то очень бледен, но спокоен.

– Довольно, – повторил он, убедившись, что все в комнате обратили на него внимание. – Заметьте, это мое решение, не Лютика. И крайне несправедливо и жестоко говорить ей, что она мне не пара. В конце концов, это мне решать. И я свой выбор уже сделал.

Я украдкой перевела дыхание. Какой же он все-таки лапочка! Еще был бы хоть чуть-чуть не таким отстраненным, когда общается со мной.

– Но… – осмелился было подать голос отец.

Правда, тут же замолчал, когда Дреган лишь немного склонил голову и искоса глянул на него.

– Как Элган? – страдальческим тоном поинтересовался Хорг и вновь удобно улегся на моих коленях, осторожно вытянув раненое крыло.

Вот ведь притвора! И не скажешь даже, что только что с аппетитом умял весь мой завтрак.

– Он больше не побеспокоит никого из нас, – после краткой паузы проговорил Дреган, и его взгляд ощутимо потяжелел.

– Ты убил его? – восторженно ахнул Хорг, аж приподнявшись после этого.

– Увы, нет, – с нескрываемым сожалением ответил Дреган. – Он тень короля. Если бы я это сделал, то у меня возникло бы множество проблем. И я бы нарушил свое слово больше не заниматься смертельной магией. Мы просто очень серьезно поговорили. И надеюсь, он уяснил все мои доводы.

– Верится с трудом, – с сомнением протянул Хорг. – Этот Элган на редкость упертый тип.

Дреган чуть пожал плечами. Затем сделал шаг вперед и вдруг рухнул навзничь.

Я испуганно взвизгнула. Вскочила на ноги, едва не смахнув Хорга на пол. Благо, что тот удивительно ловко для покалеченного перемахнул на подлокотник кресла.

Раус уже был около Дрегана. С усилием перевернул его на спину, затем посмотрел на свои руки, растерянно перевел на меня глаза и выдохнул:

– У него кровь.

Я и сама это видела. Темная рубашка Дрегана прилипла к спине. И, увы, не от воды. На это явственно указывали красные разводы на ладонях брата.

– Вот тебе и разговор с Элганом по душам, – недовольно пробурчал Хорг. – Как чувствовал, что блондинчик за собой последнее слово оставит.

Так и тянуло удариться в панику и истерику. Заорать что-то невнятное, забиться в рыданиях и вообще убежать куда подальше.

Но на меня внезапно снизошло странное спокойствие. А еще мне было очень обидно, что никто, как оказывается, не воспринимает меня всерьез. Даже отец и брат относятся ко мне как к милой глупышке, неспособной к принятию никаких решений.

Ну я им всем покажу! Я им еще всем покажу!

– Так, – сухо произнесла я. Подошла ближе и решительно оттеснила в сторону брата, который растерянно суетился вокруг бесчувственного Дрегана. Опустилась перед мужчиной на колени и решительно рванула рубашку.

Та неожиданно легко поддалась с сухим треском материи. При виде глубокой рваной раны на пояснице, которая больше напоминала след от сильнейшего удара хлыстом и еще сочилась кровью, меня замутило. Но я прикусила губу, не позволяя себе разрыдаться.

Это просто кровь. Красная жидкость из организма. Ничего страшного.

– Воды, – приказала я отцу, который бестолково толкался рядом.

Тот тут же помчался прочь. Пару мгновений – и притащил полный таз.

Я до конца разорвала рубашку Дрегана, и без того уже негодную для дальнейшего ношения, на несколько лоскутов. Намочила один и легонько провела вокруг раны.

Дреган что-то невнятно проворчал, и я замерла. Но он так и не очнулся, и я продолжила вытирать его спину.

Так, рана глубокая, но на первый взгляд не смертельная. По крайней мере, кровь уже перестала идти. Правда, непонятно, почему он не приходит в себя.

– Раус, ветром в деревню, – продолжила раздавать я указания. – Бери старуху Ирель в охапку и сюда.

– Она же спит, – попытался было возразить брат.

– Так разбуди, – сурово распорядилась я. – Хотя нет. Сначала помоги мне перетащить Дрегана на диван. Нечего ему на полу валяться. Еще простудится.

– Да, было бы очень некстати накануне свадьбы, – язвительно хохотнул Хорг, который с кресла наблюдал за моими действиями.

Прошло еще несколько минут, которые показались мне настоящей вечностью. Раус и отец, словно испытывая мое терпение, на редкость неуклюже суетились, силясь перенести Дрегана на диван. Благо еще, что не уронили по дороге.

Наконец все было сделано. Дреган спокойно лежал, по-прежнему не торопясь очнуться. Но я знала, что он жив. Его дыхание было глубоким, сердце билось ровно и мерно.

– Брысь! – рассерженно рявкнула я Раусу, который топтался рядом. – Я же сказала: к Ирели ветром!

Брат понятливо кивнул и мгновенно выскочил из комнаты.

– Я это… – смущенно пробормотал отец. – Горячего молока сделаю. Может, состряпаю что-нибудь на быструю руку. Ирель явно будет недовольна, что ее подняли с кровати в такую несусветную рань.

И тоже выскользнул прочь.

Я осталась с Дреганом наедине. Ну, если не считать Хорга, который усердно пытался слиться с обивкой кресла.

Вздохнув, я наклонилась и вновь щедро смочила тряпку водой. Провела по спине, стирая последние остатки кровавых разводов.

– Кияра, – вдруг отчетливо произнес Дреган.

Я замерла, так и не опустив руку.

– Как я люблю тебя, Кияра, – продолжил Дреган. – Зачем ты так со мной?

В глазах защипало. Я ведь не Кияра. Неужели Дреган по-прежнему любит свою прежнюю избранницу?

– Кияра, – выдохнул Дреган.

Резко перевернулся на спину и перехватил меня за руку. Не открывая глаз, потянулся с поцелуем к ней.

Мне стало очень обидно. Нет, даже не так. Мне стало безумно обидно и досадно. Я, стало быть, его тут лечу, а он о какой-то там Кияре мечтает! Между прочим, она пыталась убить его!

– Ах так? – со злостью выдохнула я. – Ну, получай!

И со всей силой заехала ему кулаком прямо в глаз.

Дреган дернулся и сразу же очнулся. Воззрился на меня донельзя перепуганным взором.

– Кияра тебе, стало быть, нужна! – Я чуть не плакала от разочарования. – Иди ты тогда со своим предложением! В объятия Неназываемого!

Хорошенько замахнулась, желая вновь врезать ему. Но Дреган удивительно ловко перехватил мою руку.

Угу, так и разбежался. Другая-то рука у меня свободна.

И немедленно второй глаз чернокнижника украсился очень симметричным синяком.

Наверное, я бы продолжила месить его кулаками, но Дреган как-то быстро и незаметно опрокинул меня на спину. Я так и не поняла, как это произошло. Вроде бы только что я была сверху, как оказалось, что уже напряженно дышу под ним. А оба моих запястья в сильной хватке чернокнижника, который без особых проблем удерживал их одной рукой.

Некоторое время в гостиной раздавалось лишь сосредоточенное сопение. Мое, понятное дело. Я изо всех сил пыталась освободиться. Поскольку руками я пользоваться не могла, то брыкалась. Хотя после первого же пинка поверх моих ног легла нить какого-то заклятья.

Нет, как же нечестно в жизни происходит! Почему магам позволено так много? Я бы сейчас Дрегану по первое число наваляла! А он чарами начал пользоваться. Несправедливо!

– Лютик, угомонись, – попросил Дреган, прижимая меня к дивану всем весом своего тела. – Пожалуйста!

Я дернулась еще раз и затихла, осознав, что все равно ничего не могу поделать. Ладно, подожду, пока Дреган потеряет бдительность, и еще раз ему врежу!

– Прости меня, – серьезно продолжил Дреган. – Я не хотел тебя обидеть.

Я хмуро молчала. По-моему, это очень некрасиво: сделать предложение одной девушке, а продолжать любить при этом другую.

– Я буду откровенен с тобой, – произнес Дреган. – Я пока не знаю, какие чувства испытываю к тебе. Ты… Ты забавная. Очень милая и очаровательная в своей непосредственности. Кияра… – При звуках этого имени я невольно дернулась, и Дреган крепче сжал пальцы на моих запястьях, видимо, испугавшись, что драка возобновится. Мягко добавил: – Только не злись, а дай мне договорить. Кияра была совсем другой. Серьезная, в основном предпочитала рядом со мной молчать. Теперь-то я понимаю, что так происходило, вероятнее всего, из-за того, что она боялась выдать свои истинные эмоции. Ненароком показать мне свою нелюбовь. Но в своей ослепленности я не видел этого.

– Зачем ты хочешь на мне жениться, если не любишь? – не удержавшись, все-таки перебила я.

– Кажется, я сказал, что не уверен в своих чувствах, – с легкой иронией напомнил Дреган. – Лютик, ты мне нравишься. Очень нравишься. Когда Элган пытался убить тебя, то я готов был разорвать его голыми руками на месте. И плевать мне было на все те последствия, что принес бы мой поступок. Я сдержался лишь чудом.

– В случае с Киярой ты тоже так долго сомневался в своих чувствах? – вредно осведомилась я, не особо успокоенная его словами.

Дреган молчал так долго, что я вообще засомневалась, что ответ последует. На самом дне его спокойных глаз тлела грусть. И я вся внутренне сжалась, уже предчувствуя, что он скажет мне.

– Знаешь, теперь я уверен, что страсть слишком гибельная эмоция, – внезапно сорвалось с его уст печальное. – Тем более невзаимная. Она иссушает, убивает душу. Делает человека несчастным и больным в своей зависимости. Это как беспощадное пламя страшного лесного пожара, которое оставляет после себя лишь черное выжженное пепелище. А потом страсть все равно умирает. И забирает с собой большую часть твоего сердца. Нет, Лютик, мне хватило одной такой одержимости. Теперь мне нужна другая любовь. Спокойная, счастливая. Как ровный свет свечи, которая разгонит все мои ночные кошмары и согреет, исцелит душу.

– И ты думаешь, что я могу тебе ее дать? – скептически вопросила я.

– Зачем загадывать? – Дреган едва заметно пожал плечами. Вдруг отпустил мои руки и провел большим пальцем по моей щеке, тронул губы, затем прошептал: – По крайней мере, рядом с тобой я вновь научился улыбаться. Для меня это настоящее чудо.

– Но… – рискнула было я возразить.

Палец Дрегана сильнее прижался к моим губам, заставляя замолчать.

– Я клянусь тебе сердцем, остатками души и честным именем, что никогда в жизни не обижу тебя, Лютик, – произнес он. – Если ты так боишься первой брачной ночи, то не стоит. После свадебного ритуала я дам тебе столько времени, сколько потребуется. Я буду защищать тебя от всего мира до последней капли крови. Неважно, кто выступит против меня: хоть моя мать, хоть король, хоть сам Неназываемый. Просто будь рядом. Мне… Мне хорошо рядом с тобой.

Я сама не поняла, как такое случилось. Но вдруг мои руки скользнули к нему на плечи. Обвили их. И Дреган поцеловал меня. Легко, почти невесомо. Затем его губы стали настойчивее, тверже. Мое сердце колотилось где-то в пятках от избытка новых чувств.

– И где ваш умирающий? – вдруг прозвучало от порога.

Я пискнула от испуга и попыталась свалиться с дивана. Благо еще, что Дреган с легкостью пресек это.

– Эх, какую сцену испортили! – с досадой посетовал Хорг, о присутствии которого в комнате мы благополучно забыли.

– Что тут происходит? – удивленно-негодующе спросил отец, появляясь на пороге вслед за Ирель.

Я сдавленно хрюкнула и попыталась вновь свалиться с дивана. А вообще больше всего на свете я хотела забиться под него.

– Репетиция первой брачной ночи тут происходит, – фыркнул Хорг.

– Я тебе сейчас второе крыло сломаю, – внушительно предупредил его Дреган и наконец-то встал с меня.

Я тоже мгновенно слетела на пол.

– По-моему, ваш умирающий более чем доволен жизнью. – Ирель весело улыбнулась, явно не особо смущенная этой сценой.

А вот мой отец стоял весь красный и буквально булькал от негодования.

В довершение всех бед в комнату просочился Раус. Братцу хватило лишь взгляда, чтобы оценить обстановку. После чего он зафыркал от с трудом сдерживаемого смеха, украдкой подмигнул мне и заявил, обращаясь к отцу и Ирель:

– По-моему, нам стоит выйти. Очевидно, что Дреган больше не собирается в нижний мир.

– Ну уж нет, – воспротивилась знахарка. – Я зря, что ли, спросонья сюда ковыляла? И я вижу следы крови на полу. Явно стоит глянуть на его рану.

– Да я ему сейчас еще добавлю! – воинственно прокричал отец и двинулся в сторону Дрегана, на ходу засучивая рукава.

– Смею напомнить, что ваша дочь станет моей женой всего через пару часов, – торопливо проговорил Дреган, на всякий случай попятившись.

Хвала небесам, отец тут же остановился, видимо, осознав, что его желание навалять чернокнижнику мало того что опасно для него же, но и несколько смешно в свете скорого ритуала.

– Так, чем дальше – тем страньше, – пробормотала себе под нос Ирель. Посмотрела на меня и одобрительно добавила: – Лютик, а ты шустра. Ведь меньше месяца здесь прожила. Представляю, как отреагируют на это известие Грег и его семейка. Ух, прям не дождусь, так хочу им сообщить! – помолчала, расплывшись в предвкушающей улыбке, после чего уже строже распорядилась, обращаясь к Дрегану: – А теперь, молодой человек, ложитесь.

– Да ты сдурела, что ли? – опешив, вмешался отец. – Я категорически против! Пусть сначала свадьбу сыграют! А то знаю я этих знатных да богатых. Медом уши девицам зальют, все звезды с небес наобещают. Но как своего добьются – сразу в кусты.

– Вообще-то я хочу все-таки сделать то, ради чего меня сюда пригласили, – с достоинством парировала Ирель. – И осмотреть спину уважаемого Дрегана фон Кааса. Сердце подсказывает мне, что твоя дочь вряд ли обрадуется, лишившись жениха еще до ритуала.

– Да все со мной в порядке, – поморщившись, попытался убедить ее Дреган.

– Ложитесь, – тихо, но с нажимом повторила Ирель.

Дреган открыл было рот, желая продолжить спор. Но старуха так выразительно нахмурилась, что он закрыл его обратно. Пожал плечами и покорно повернулся к ней спиной.

Я изумленно вздохнула. Раус присвистнул, а отец невнятно выругался. Потому что глубокая рана, так напугавшая нас недавно, практически затянулась. О ней напоминал лишь широкий бугристый воспаленный шрам, который прямо на глазах постепенно светлел.

– Я же сказал, что все в порядке, – смущенно проговорил Дреган, повернувшись к нам. Криво ухмыльнулся. – Чернокнижника не так-то просто убить. Если я пережил первые минуты после ранения – значит, оправлюсь сам благодаря быстрой регенерации.

Регенерация? А это еще что за зверь такой?

– Полезная штука – это ваша регенерация, – с уважением пробормотала Ирель, которая, как и все присутствующие в комнате, пожалуй, кроме Хорга, тоже не поняла значения нового слова. Всплеснула руками и произнесла: – Ну что же, в таком случае поковыляю я домой. Авось пару часиков успею вздремнуть.

Повернулась было идти прочь.

– Постойте, – вдруг окликнул ее Дреган. Знахарка кинула удивленный взгляд через плечо, и чернокнижник продолжил: – Мне нужен священник. Чем скорее – тем лучше. Где его достать в этой глухомани?

– Так вроде ритуал на вечер назначен, – произнесла Ирель. – К чему такая спешка?

– Я передумал, – сухо кинул Дреган. Мое сердце ухнуло было в пятки от разочарования, но он уже продолжал: – Хочу, чтобы все было сделано как можно скорее. В идеале – прямо сейчас.

Я испуганно захлопала ресницами. Как это – прямо сейчас? Я еще даже не привыкла к мысли, что мы вечером станем мужем и женой, как уже надо привыкать к новой.

– Так не терпится приступить к тому, на чем мы вас прервали? – по-своему отреагировал отец на слова чернокнижника.

Любопытно, при этом в его словах прозвучало неприкрытое неудовольствие. Впрочем, наверное, его можно понять. Он до сих пор относился ко мне как к несмышленому ребенку. И вдруг какой-то мужчина вздумал предъявить на меня свои права.

– Да даже и так – что из этого? – поторопился брякнуть Раус. – Сам же сказал, что до ритуала ни-ни. Так пусть женятся скорее.

Я привычно покраснела. Хотела было рявкнуть на брата и попросить его заткнуться со своими непристойными предположениями, но меня опередил Дреган.

– Речь не о том, – строго сказал он. – Лютику я уже обещал, что пальцем ее не трону и после свадьбы, пока она не будет к этому полностью готова. Дело в том, что Элган – тень короля. И, как тень, при необходимости может преодолевать значительные расстояния за короткий срок. Да, я его хорошо потрепал. Но я не уверен, что этого будет достаточно и он оставит меня в покое. Скорее, все-таки попытается всеми возможными способами сорвать свадьбу. Поэтому я желал бы, чтобы этот вопрос был решен в кратчайший срок.

– Я понятия не имею, кто такой Элган и что значит тень короля, – после короткой паузы призналась Ирель. – Но если вы желаете, то ритуал могу провести я.

– А он будет иметь силу? – со скепсисом вопросил отец.

– Почему нет? – с некоторой долей обиды переспросила знахарка. – Вообще-то я посвящена служению Матери. А следовательно, имею полное право совершать обряды ее именем.

– Отлично! – Дреган слабо улыбнулся. – Тогда приступим.

– Как? Прям сейчас? – опять непрошенно влез отец. – Это же… Это же неслыханно! А гости? А праздник? А торжество?

– При большом желании вечером можно повторить обряд. – Дреган досадливо поморщился. – Если вам это так уж необходимо. Но я бы предпочел обезопасить вашу дочь. Полагаю, как только на ее запястьях зазмеится брачная татуировка, Элган успокоится. А следом и всем остальным придется принять мой выбор. Ибо одно дело: убить мою невесту. И совсем другое – жену. В последнем случае я обязан буду покарать всех виновников, чего бы мне это ни стоило. Когда ритуал будет завершен, моя судьба навеки свяжется с судьбой вашей дочери. И любой, кто рискнет причинить ей хоть малейший вред, тем самым нанесет мне оскорбление, которое возможно будет смыть лишь кровью.

– Ого, – растерянно отозвался отец, который явно не ожидал настолько прочувствованной яростной тирады от Дрегана.

А чернокнижник уже перевел взгляд на Ирель и приказал:

– Приступай!

Та растерянно заморгала, в ее выцветших от возраста глазах промелькнул сполох сомнения и растерянности.

– Быть может, тебе стоит надеть рубашку? – поторопилась я ей на помощь. – Да и я как-то не хочу выходить замуж в помятом платье.

Дреган выразительно закатил глаза и прошептал что-то невнятное себе под нос, недовольный отсрочкой. Затем посмотрел на меня и все-таки кивнул в знак согласия.

– Хорошо, – буркнул он. – Пять минут тебе на все сборы. Не больше. И встречаемся здесь.

– А… – начала было я.

– Воспользуешься гардеробом моей матери, – отрезал Дреган. – Хорг покажет. Ее платья на тебе хорошо сидят.

– Но… – не унималась я.

– Брысь! – опять оборвал меня он. – Время пошло.

И я выскочила из комнаты, не забыв подхватить под мышку Хорга, который сегодня был удивительно молчалив и забыл привычные шуточки.

Впрочем, наверное, оно и неудивительно после того, как Элган его чуть по стене не размазал.


Глава 6

Если честно, я впервые была в комнате матери Дрегана. Тот милостиво позволил мне не убираться в ней, и у меня как-то даже мысли не возникло заглянуть сюда. Благо первая ночь в замке навсегда отучила меня от желания в одиночку совать свой нос в здешние помещения. К тому же сам Дреган однажды обмолвился, что его мать – темная ведьма. Как-то после этого мне совершенно не хотелось рыться в ее вещах. Кто знает, что там можно обнаружить.

И вот теперь я стояла посредине небольшой уютной спальни, почему-то выполненной в девичьих розовых тонах. Персиковый пушистый ковер на полу, такого же цвета занавески на окнах и покрывало на постели.

Поневоле задумаешься, так ли опасна леди Летисия, как я успела себе навоображать. Больше всего это комната напоминала спальню маленькой избалованной девочки, которой ее родители позволяли все на свете.

Кстати, любопытно, а кто отец Дрегана? Он ни разу не упомянул о нем. Но интуиция мне подсказывала, что лучше подобных вопросов не задавать. Мало ли почему Дреган избегает этой темы.

Осторожно положив Хорга на кровать, я отправилась исследовать огромный гардеробный шкаф, который занимал почти все свободное пространство комнаты. Распахнула его дверцы и онемела от восхищения.

Какие богатства тут скрывались! Повеяло приторно-сладким ароматом духов, а глаза буквально разбежались при виде великого множества нарядов. Шелковых, бархатных, атласных. От самого нежнейшего кремового оттенка до строгих черных, навевающих своим видом мысли о похоронах.

Я наугад вытянула одно платье. Спокойного стального цвета, оно было украшено серебристой вышивкой, а на лифе красовался сложный узор из жемчуга.

Да, пожалуй, оно более чем подходит для ритуала. Все равно белых платьев в гардеробе я не заметила.

Я отошла к зеркалу. Приложила выбранный наряд к себе и невольно улыбнулась. Еще волосы распущу – и буду самой красивой невестой на свете!

– Ты действительно собираешься выйти замуж за Дрегана? – в этот момент подал голос Хорг, который отстраненно наблюдал за мной.

– Да, – подтвердила я.

Взяла с туалетного столика гребень и принялась вдумчиво расплетать косу.

– И ты не боишься? – полюбопытствовал Хорг.

– И ты туда же. – Я недовольно фыркнула. – Почему я должна бояться? Дреган поклялся, что не причинит мне вреда.

– Разве я утверждаю, что ты должна бояться именно его? – Хорг невесело хохотнул. – Нет, прелестная селянка, я говорю о других. У Дрегана слишком много врагов и еще больше так называемых друзей, которые только и ждут удобного случая, чтобы вонзить ему кинжал в спину. И, увы, это не образное выражение.

Я промолчала, поскольку понятия не имела, что такое образное выражение.

– Элган абсолютно прав в одном, – продолжил Хорг. – Король вряд ли будет долго терпеть отсутствие при дворе Дрегана. Рано или поздно, но его величество призовет хозяина обратно на службу.

– И что? – Я легкомысленно пожала плечами. – Дреган сказал, что больше никогда не вернется к своим занятиям магией смерти.

– На Дрегане клеймо покорности, – парировал Хорг. – Ему придется выполнять приказы короля, хочет он того или нет.

– Что значит – клеймо покорности? – полюбопытствовала я, отложив в сторону гребень.

– То и значит. – Хорг завозился на кровати, силясь принять более удобное положение и при этом не потревожить раненое и перебинтованное крыло. – Дреган просто не может ослушаться короля. Конечно, его величество достаточно мудр для того, чтобы не доводить до крайних мер. Лояльно настроенный чернокнижник куда лучше мага, который вынужден подчиняться, а в душе лелеет надежду на освобождение. Но хозяин слишком упрям. Если Дреган пойдет на прямой конфликт, то король прибегнет к этому способу усмирения.

– Я ничего не понимаю в этом, – честно призналась я. – Это слишком сложно для меня.

– В том-то и дело, Лютик, – серьезно проговорил Хорг. – Ты сразу же потеряешься в интригах двора. Дреган, конечно, будет защищать тебя. В этом я совершенно не сомневаюсь. Но слишком много людей пожелают использовать тебя в своих целях. Ты будешь его самым уязвимым местом. Наивная, добрая и…

На этом месте он запнулся, не завершив фразу. Но это было и не нужно. Я и без того прекрасно поняла, что он хотел сказать.

Почему все считают меня глупой? Да, я многого не знаю. Но у меня просто не было возможности учиться. Зато я умею читать и писать, хотя многие мои подружки и это посчитали ненужным излишеством. И если Дреган пожелает, то я с удовольствием продолжу свое обучение.

– Ты пытаешься отговорить меня от свадьбы? – огрызнулась я. – Тогда займи очередь. Перед тобой целая толпа пыталась сделать то же самое.

– Нет, не пытаюсь, – возразил Хорг. – Просто описываю тебе все возможные пути развития ситуации. – Глубоко вздохнул и внезапно попросил: – Прости меня, Лютик. Ты мне правда очень нравишься.

– Простить? – Тревога царапнула мое сердце, и я нахмурилась. – За что именно простить?

– За то, что я сделаю сейчас, – обронил Хорг и вдруг рявкнул: – Шаршах, приди!

Шаршах?

Я приоткрыла рот, желая спросить, к кому он обращается. Но краем глаза уловила какое-то движение. Обернулась к зеркалу и обомлела.

Старинную бронзовую раму заполняла пасмурная хмарь. Непроглядный сумрак плескался в зеркале. И при виде этого мне стало очень и очень страшно.

– Что происходит?

О, как бы я хотела, чтобы мой вопрос прозвучал грозно и невозмутимо. Но вместо этого из горла вырвался какой-то писк полузадушенной мыши.

– Ты забавная, – услышала я напоследок. – И смешная. Но это не те качества, которые нужны избраннице правой руки короля.

После чего серое нечто схлестнулось над моей головой.

Нет, я не потеряла сознание. Я более чем ощущала реальность. Но никак не могла повлиять на происходящее.

Моего тела не было. Оно растворилось в волнах призрачного нечто, которое исходило от зеркала. Любая мысль давалась мне с определенным трудом, как будто сперва кто-то решал – надо ли мне позволять вообще раздумывать.

– Иди…

Этот голос был мне знаком. Я уже слышала его. В ту жуткую ночь, когда Раус чуть не погиб.

– Уходи из замка.

В голове сам собой возник план, как это осуществить. Незаметно спуститься по лестнице, нырнуть в кухню и выбраться через черный ход. Дреган наверняка в гостиной, но если проделать все достаточно тихо, то он не почувствует дурного и не остановит меня.

Глубоко в душе шевельнулось раздражение. Я не хотела повиноваться этой загадочной хмари, которая плескалась в зеркале! Я не хотела бежать невесть куда! Меня ждет Дреган, и Ирель вот-вот проведет ритуал…

– Иди.

В последнем слове было столько власти, что я пришла в себя лишь на лестнице. Впрочем, пришла ли? Мое тело по-прежнему не принадлежало мне. Я лишь чувствовала, как мои ноги действуют сами по себе. Я спускалась, стараясь, чтобы и ступенька не скрипнула под неосторожным шагом. Хотя на самом деле хотела кричать во все горло, лишь бы Дреган заметил меня.

Увы, это мне не удалось. Я вполне благополучно тихой незаметной мышкой выскользнула из замка через черный ход. И бодрой походкой отправилась к озеру. Предутренний сумрак быстро таял, восток нежно алел, предвещая скорый восход.

В этот момент влияние зеркальной твари немного ослабло. А возможно, помог свежий рассветный ветерок, который усердно дул мне прямо в лицо. Но способность соображать ко мне вернулась. Однако тело по-прежнему отказывалось служить мне.

Ладно, попытаемся немного порассуждать. А то даже обидно: почему меня все считают глупышкой, неспособной просчитать действия противника и на пару ходов.

Итак, Хорг предал Дрегана. Никак иначе его поступок охарактеризовать нельзя. Странно, мне казалось, что чернокнижник всецело доверяет своему питомцу. Хотя… Он часто обращался с ним более чем сурово. Но в момент неудавшегося ритуала Элгана Хорг выступил на стороне хозяина, хоть чуть и не погиб при этом. Неужели это было лишь для отвода глаз?

Я тихонько застонала, почувствовав, как заломило виски.

Ой, не по мне все эти сложные рассуждения. Хорг прав в одном: в интригах двора я сразу же потеряюсь.

Неужели я не пара Дрегану?

Чем дальше я удалялась от замка, тем слабее становился контроль неведомого Шаршаха над моим телом. Я перестала отвлекаться на всякие посторонние рассуждения, осознав, что рискую сломать себе все мозги, силясь понять резоны Хорга. Бежать! Главное для меня – бежать! Как только я вновь сумею почувствовать ноги и…

И тут власть над телом вернулась мне. Я радостно взвизгнула.

Естественно, я не собиралась мчаться в замок. Пока в его зеркалах живет неведомая тварь – мне туда не будет хода. Я собиралась убежать в деревню. Наш родной дом стоит пустой. День я вполне смогу там провести. А лучше – тропками в соседнее село. Кто меня там будет искать?

Но восторженный возглас умер на моих устах, едва успев сорваться. Потому что на тропинке, преграждая мне путь, стоял Элган.

Тень короля выглядел не очень хорошо. Точнее сказать, совсем не хорошо. Он и без того не отличался особым румянцем. А сейчас казалось, будто мужчина только что вылез из склепа. Лицо осунулось, скулы заострились настолько, что грозились прорвать кожу. И без того светлые глаза выглядели бельмами слепого.

– Доброе утро, – на всякий случай пискнула я, силясь представить, что же надлежит делать.

Быть может, кинуться в озеро? Да, плаваю я хорошо. Но что-то мне подсказывает, что Элган не станет гнаться за мной. А просто возьмет и вскипятит всю воду. И сварит меня заживо вместе со всей местной живностью.

– Не доброе, – сухо исправил он меня и сделал шаг вперед.

Я попятилась. А что дальше-то делать? Орать и просить о помощи? Но у кого? Дреган далеко и вряд ли услышит. Боюсь, больше никто не сможет меня защитить от тени короля.

– Я невеста Дрегана, – на всякий случай сообщила, понадеявшись, что это как-нибудь успокоит пыл Элгана.

– Я в курсе, – с таким же убийственным равнодушием заверил он и сделал еще шаг.

Я опять попятилась. Вода озера лизнула подошвы моих туфель. Кричать бессмысленно, бежать тем более.

– Что вы от меня хотите? – набравшись решимости, прямо спросила я. – Убить? Так делайте это сразу.

– Если бы я хотел убить тебя, ты была бы уже мертва. – Элган пугающе усмехнулся одной половиной рта. – Я не из тех, кто упивается страхом и мольбой жертв. Это пустое. Иначе я не стал бы тенью короля. Нет, Лютик, ты нужна мне живой.

Я с невольным облегчением перевела дыхание. О, это уже радует.

– Дреган, стало быть, всерьез вознамерился назвать тебя своей женой.

Я насторожилась. В устах Элгана это прозвучало как обвинение.

– Он не считает меня своим другом, – медленно продолжил блондин. – Ну и пусть. Потом он поймет, какое одолжение я ему сделал.

– О чем вы? – пугливо осведомилась я.

А в следующее мгновение оказалась пригвождена спиной к ближайшему дереву. Элган все проделал настолько быстро, что мои глаза просто отказались уловить его движения.

Неожиданно оказалось, что обе мои руки надежно заблокированы одной ладонью блондина. Он завел их высоко над моей головой, без малейшего усилия пресекая мои попытки освободиться. Свободной рукой блондин рванул мое платье на груди. Стиснул до боли грудь.

– Ты – пыль, – прошептал он, глядя в упор. – Тупая, глупая мышь, которая каким-то чудом нашла норку в сердце Дрегана. Я помогу ему. Он никогда не женится на той, чье нутро познало чужое семя.

Я задохнулась от возмущения, когда смысл жестоких слов блондина дошел до меня. То есть он намеревается обесчестить меня? Прямо перед свадьбой?

– Дреган готов пожертвовать жизнью ради тебя, – продолжал тем временем Элган, и его пальцы сжались сильнее на моей груди, выдавив невольный вздох боли. – Но взять в жены порченую ему не позволит родовая честь.

– Отпусти меня! – прошипела я, как никогда мечтая вцепиться ему в лицо ногтями.

– И не подумаю. – Лицо Элгана вновь озарила короткая жестокая усмешка. – Не бойся, я не буду тебя убивать, глупышка. Дреган фон Каас – далеко не тот смертельный враг, которым я мечтаю обзавестись.

Я позволила себе краткий вздох облегчения.

– Я поступлю иначе, – продолжил Элган, и его хватка слегка ослабла. – Я не позволю Дрегану совершить самую великую ошибку в его жизни. Потом он обязательно оценит мою заботу о нем.

– В смысле? – переспросила я, абсолютно не понимая, куда он клонит.

Элган опять усмехнулся. Правда, от его улыбки мороз прошел по моей коже. Казалось, будто мне в лицо оскалился дикий зверь.

– Прости, – с сухим равнодушием обронил блондин. – Я постараюсь все сделать как можно быстрее и не покалечить тебя при этом.

Я приоткрыла было рот, все еще не осознавая, о чем это он. Но в следующий момент Элган приник с поцелуями к моей шее.

– Он не возьмет в жены ту, которая познала наслаждение в чужих объятиях, – прошептал Элган. – Ты будешь моей. Я не убью тебя. Мне не нужен Дреган в качестве злейшего врага. Но и на тебе он не женится. Каасы должны быть первыми во всем.

И провел языком по моей щеке.

Это было… отвратительно. Казалось, будто гигантский слизняк прошелся по моей коже. Очень влажно, очень противно. Хотелось немедленно вытереться полотенцем.

– Прекратите! – простонала я, силясь вырваться из его хватки. – Немедленно!

– Не сопротивляйся, – серьезно посоветовал мне Элган, на миг отвлекшись от своего занятия. – Тебе будет легче. Расслабься и попытайся получить удовольствие. Считай, что тебе даже повезло. Когда еще простая селянка познает ласку тени короля.

И его свободная рука скользнула между моих ног с весьма недвусмысленными намерениями.

Темная злоба вскипала во мне. Я ненавидела в этот момент и Элгана, и Хорга, который, собственно, и втянул меня в эту беду.

Почему все считают меня тупой? Почему все думают, что можно меня обижать, не опасаясь получить ответ? Я человек! Я личность!

Что-то происходило вокруг. Воздух стал настолько плотный, что его можно было есть ложками. Я ощущала прикосновения Элгана как нечто чуждое, противное. И каждое его движение пробуждало во мне целую бурю эмоций.

Я хотела его уничтожить. Убить, стереть с лица земли. Я не хочу играть роль игрушки в чужих забавах.

Элган почувствовал что-то неладное. На миг отвлекся от своего занятия и с иронией взглянул на меня.

– Рыбка трепыхается? – пробормотал он. – Это забавно. Милочка, смирись. Ты – ничто. И имя твое – никто. Марионетка. Самая твоя большая беда, что ты встретила Дрегана. Успокойся. Ты…

Не знаю, что он хотел сказать дальше. В этот момент мое негодование достигло предела.

Невероятно сгустившийся воздух полыхнул. Ярко-алая молния ударила прямо в грудь Элгану, откинув его далеко назад.

Блондин упал навзничь. Правда, тут же перевернулся и вскочил на ноги. В его светлых, прозрачных глазах промелькнуло недоумение.

– Это еще что такое? – спросил он. – В тебе нет магии.

Я сама не понимала, что происходило. Непонятная мощь переполняла меня. Кровь бурлила в жилах от странной энергии, пришедшей извне.

Элган медленно поднял руку и наставил на меня указательный палец. В воздухе между нами заплясал багровый огонек.

– Видит небо, я не желал прибегать к крайним мерам, – сказал он. – Но ты не оставила мне выбора.

Я знала, что последует за этим. Сейчас он кинет в меня чарами – и это убьет меня. А если не убьет, то оглушит и обездвижит. Не хочется даже думать, что за этим последует.

Магический огонь медленно поплыл ко мне. Его сполохи отражались мрачным заревом в глазах блондина. Губы Элгана исказились в торжествующей усмешке. И я обреченно вжала голову в плечи, осознавая, что спасения ждать неоткуда.

Но радость Элгана оказалась преждевременной. Неожиданно шар вспыхнул ярче и вдруг взорвался ярчайшей звездой, на мгновение затмив даже встающее из-за деревьев солнце.

– Так-так-так, – услышала я смутно знакомый женский голос. – И что тут происходит?

И между мной и Элганом вышла сама леди Летисия, мать Дрегана.

Правда, сейчас женщина сменила роскошное платье на дорожный костюм – обычные узкие штаны, заправленные в высокие сапоги, и белую рубаху. Но даже столь скромный наряд подчеркивал ее по-девичьи точеную фигуру.

Элган не удержался и с досадой поморщился. Однако почти сразу с почтением склонил голову, приветствуя неожиданную гостью.

– Мое уважение, леди Летисия, – прошелестел он. Выпрямился и хмуро попросил: – Не могли бы вы отойти? Я хочу закончить одно небольшое дельце, после чего с величайшим удовольствием продолжу с вами разговор.

– Представляешь, я насмерть загнала лошадь, – пожаловалась Летисия, как будто не услышав его. – Так торопилась к своему сыну, что она пала за пару миль до замка. Пришлось мне дальше идти пешком.

– Сочувствую, – почти не разжимая губ, обронил Элган. Сделал шаг в сторону, желая обойти женщину, но та одновременно тоже передвинулась, упорно стараясь держаться между мной и блондином.

– Лошадь, конечно, жалко, – произнесла Летисия. – Но мне понравилась прогулка. Давненько я не видела рассвета. Сам знаешь, я привыкла отсыпаться до обеда. Королевские приемы обычно заканчиваются далеко за полночь. А тут я шла и наслаждалась пением птиц, прекрасным сельским пейзажем. В какой-то мере даже поняла желание сына переехать сюда подальше от городской суеты и сутолоки.

– Дреган будет счастлив услышать это, – буркнул Элган и добавил с сарказмом: – У вас всегда были проблемы со взаимопониманием.

– И это еще мягко сказано. – Леди Летисия звонко рассмеялась, ни капли не покоробленная словами Элгана. Склонила голову набок и лукаво продолжила: – Мой сын всегда был своеволен и упрям. К сожалению, я мало уделяла ему времени, когда он был маленьким. По сути, его воспитали чужие люди.

– Это очень печально, – не выдержав, грубо оборвал ее Элган. – Но, право слово, леди, сейчас я не настроен выслушивать ваши душевные излияния. Позвольте мне завершить начатое.

Решительно шагнул вперед, и я попятилась.

Быть может, попытаться бежать? Нет, пустое. От магии не убежишь. Сдается, сейчас я отправлюсь в лучший мир.

– Ну куда ты так торопишься? – Летисия укоризненно цокнула языком и ловко подхватила блондина под руку, не позволив ему тем самым завершить наверняка смертельное для меня заклинание.

В этот момент ее карие глаза похолодели, и я внезапно осознала, что по какой-то неведомой причине мать Дрегана решила выступить на моей стороне.

– Это были вы, – потрясенно пробормотал Элган. – Это вы спасли девчонку! Вы ударили по мне чарами!

– И все-таки я продолжу про свою прогулку. – Летисия улыбнулась, не торопясь отпустить руку Элгана. – Я подходила к замку, когда почувствовала нечто в высшей степени удивительное. Кто-то использовал магию. А твои заклинания, мальчик мой, я узнаю и на расстоянии. Естественно, мне стало любопытно. Я использовала завесу невидимости и подкралась поближе. И чему же я стала свидетельницей? Тень короля, предмет воздыхания почти всех придворных дам, вздумал развлечься с селянкой. Но каким способом!

И она зацокала языком, всем своим видом выражая крайнее неодобрение.

– Так было нужно, – огрызнулся Элган.

Но его щеки окрасились слабым румянцем, как будто блондин смутился от замечания женщины.

– Интересно, что скажут при дворе, когда узнают, что галантный, предупредительный и вежливый кавалер, мечта многих и многих красавиц, в действительности подлый насильник? – Летисия с такой силой сжала руку Элгана, что тот невольно ойкнул.

– Я всего лишь пытался спасти вашего сына от самого глупейшего поступка в его жизни, – отчеканил Элган. – Неужели вы не понимаете, что произойдет, если он женится на этой глупышке?

– А что произойдет? – с искренним интересом переспросила Летисия.

– Это будет полнейшая катастрофа. – Элган бросил на меня исполненный ненависти взгляд. – Дреган выставит себя дураком! Он станет посмешищем для всего двора!

– Куда большим посмешищем он станет, если ты изнасилуешь его невесту перед самой свадьбой, – парировала Летисия. – Представляешь, с каким хохотом будут передавать эту историю из уст в уста? Правая рука короля, прославленный чернокнижник не сумел защитить свою избранницу. Смех да и только!

– Забавные у вас представления о веселом, – не выдержав, буркнула я себе под нос.

Летисия покосилась на меня и выразительно покачала головой, запрещая мне лезть в разговор.

– Об этом никто не узнает, – проговорил Элган, но в его тоне теперь звучала растерянность.

– Да неужели? – Летисия презрительно фыркнула. – Слухи разносятся со скоростью лесных пожаров. Или полагаешь, что король не захочет выяснить, с какой стати его верные слуги превратились в злейших врагов? Да, приятелями вас можно было назвать с натяжкой. Но после такого Дреган из кожи вон выпрыгнет, однако сделает все, лишь бы покончить с тобой.

Элган молчал, исчерпав возражения.

Летисия минуту пристально смотрела на него, затем отпустила его руку и снисходительно потрепала по плечу.

– Считай, что я сделала тебе услугу, – проговорила она. – Можешь не благодарить.

– То есть вы поддерживаете идею брака вашего сына и обычной селянки? – хмуро поинтересовался Элган.

– Почему бы и нет? – Летисия флегматично пожала плечами. – Попытка, как говорится, не пытка.

Я поежилась – настолько холодно произнесла эту фразу женщина.

– Разводы в нашей стране не приняты, – напомнил Элган.

– А разве я говорила про развод? – нарочито удивилась Летисия. – Не мне тебе объяснять, что проблему наскучившей жены можно устранить множеством способов.

Это она на что сейчас намекает? Что Дреган убьет меня, если я надоем ему?

– Ваш сын дал мне слово, что никогда в жизни не причинит мне вреда! – слегка дрожащим голоском произнесла я.

– И что? – Леди Летисия одарила меня высокомерной усмешкой. – Он-то не причинит, а другие?

Я со свистом втянула в себя воздух. Ну да, конечно, она права. Если Дреган захочет избавиться от меня, то ему с величайшей радостью поможет тот же Элган, к примеру. Да и сама леди Летисия, помнится, является темной ведьмой.

– В общем, мальчик мой, ты погорячился. – Летисия вновь все свое внимание обратила на Элгана, который стоял рядом. – Пусть Дреган делает что хочет. Есть такие ошибки, которые необходимо совершить.

Ага, замечательно, теперь меня прямо в лицо «ошибкой» назвали.

Эх, как же надоело, что меня никто не воспринимает всерьез!

– Уезжай, – проговорила Летисия вновь нахмурившемуся Элгану. – Не переживай, Дреган обязательно оценит твою заботу. Но позже, когда успокоится. Не попадайся ему под горячую руку.

Элган открыл было рот, желая продолжить спор. Но почти сразу закрыл его.

– Возможно, вы и правы, – глухо произнес он, в очередной раз посмотрев на меня. Правда, теперь в его взгляде уже не было ярости или бешенства. – Люди смертны. И смертны внезапно. Когда Дреган осознает свою ошибку, то ему не составит особого труда исправить ее. Не захочет марать руки сам, пусть позовет меня.

После чего развернулся и неспешно отправился прочь по тропинке по направлению к деревне.

Летисия выпрямилась, с каким-то непонятным напряжением наблюдая за удаляющимся блондином. Когда он окончательно скрылся за поворотом тропинки, громко и с нескрываемым облегчением перевела дыхание.

– А ты везучая, девочка, – проговорила она, не глядя на меня. – Если бы я задержалась хоть на секунду, то одной милой наивной блондинкой на свете стало бы меньше. Элган тебя стер бы в порошок. Скорее всего, не оставил бы и тела, поскольку предпочитает убивать чисто и без следов.

– Спасибо, – буркнула я.

Нет, естественно, я была благодарна Летисии за помощь. Но я никак не могла забыть ее разговора с Элганом. Я понимала, что лучшими подругами мы вряд ли станем. Но неприятно осознавать, что она меня и за человека-то толком не считает.

– Обиделась, что ли? – Летисия вскинула бровь, взглянув на меня в упор.

– Нет, – солгала я.

– Обиделась все-таки. – Летисия усмехнулась. – А зря, милочка. Если бы я была менее убедительной в разговоре с Элганом, то он бы прикончил тебя. Да, я темная ведьма, но сражаться с тенью короля не стала бы. Мне слишком дорога собственная жизнь.

– То есть вы не считаете, что Дреган совершает ошибку, женясь на мне? – переспросила я.

– Почему не считаю? Считаю. – Летисия пожала плечами. – Но видишь ли, мой сын – взрослый мальчик. И я уверена, что он просчитал все последствия своего поступка. Если он желает взять тебя в жены, то это ему для чего-то нужно. И не мне давать ему советы в подобном деле. Именно я познакомила его с Киярой. Думаю, ты в курсе, чем все закончилось.

– В курсе, – сухо подтвердила я.

– Да и сама я нередко ошибалась в любовных делах, – задумчиво произнесла Летисия. Как-то горько хмыкнула и почти шепотом добавила: – Вспомнить хотя бы отца Дрегана, да будет вечность он мучиться в пыточных Неназываемого.

Ага, стало быть, отец Дрегана мертв. Ну хоть что-то о нем узнала!

Но Летисия и не подумала продолжать. Вместо этого она повернулась и неторопливо пошла к замку.

– Проводить меня не желаешь, будущая родственница? – небрежно бросила она через плечо.

Я неосознанно покачнулась было за ней, но почти сразу остановилась.

– Нет, – глухо сказала. – Я туда не вернусь.

Леди Летисия круто развернулась на каблуках. Вопросительно вздернула тонкую, искусно выщипанную бровь.

– Там в зеркале живет какая-то непонятная тварь, – пустилась я в путаные объяснения. – И Хорг…

При воспоминании о предательстве питомца Дрегана мое горло перехватил внезапный спазм. Как он мог? Я ведь реально думала, что он хорошо ко мне относится!

– В зеркале, стало быть, кто-то живет, – задумчиво повторила Летисия, и ее лицо внезапно исказилось в хищной ухмылке. И уже жестче она приказала: – Идем. Разберемся, кто там тебя испугал. А заодно и Хоргу крылья повыдергиваю. Звереныш уже давно нарывался.

– Не то слово, – подтвердила я и мстительно сжала кулаки.

Ну, Хорг, попадешься ты мне на глаза! Навсегда летать разучишься.


Часть третья
Дороги нижнего мира


Глава 1

Всю недолгую дорогу до замка мы молчали. Летисия шла рядом со мной и почему-то улыбалась. Я то и дело кидала на нее восторженные взгляды. Нет, стоило признать, мать Дрегана была чрезвычайно хороша собой! Бессонная ночь, долгая дорога сначала верхом, а потом и пешком никак не сказались на ее внешности. Женщина выглядела настолько свежо, как будто только что приняла ванну. Рубашка и штаны чистые и неизмятые. Лишь носки сапог самую малость запыленные.

Густые темные волосы леди Летисия убрала в тугой пучок. Глаза умело подведены, но макияж был почти незаметен в ярких лучах утреннего солнца. Пухлые чувственные губы чуть тронуты кармином.

– Странно, что Хорг осмелился на подобное, – вдруг проговорила Летисия.

При этом она по-прежнему смотрела на тропинку, а не на меня, как будто просто решила порассуждать вслух.

– Звереныш прекрасно понимает, что, если его выходка откроется, ему не жить, – продолжила женщина, задумчиво накручивая на указательный палец выбившийся из прически локон. – Он хитер и расчетлив, но не глуп, далеко не глуп.

– Хорг тоже считает, что Дреган делает ошибку, – проговорила я и украдкой шмыгнула носом.

– И почему он вздумал связаться с Шаршахом? – Летисия не обратила на мои слова никакого внимания. – Точнее сказать, почему Шаршах вздумал ему помочь? Зеркальные твари ничего не делают просто так. Что же такого пообещал ему Хорг?

Я сделала еще несколько шагов и вдруг встревоженно охнула. Раус! Именно моего брата чуть не убила эта гадость из зеркала! А вдруг Хорг решил помочь ей завершить однажды начатое?

– И? – вопросительно протянула леди Летисия, заметив, как я переменилась в лице. – О ком ты сейчас подумала, девочка?

Но мне было не до объяснений. Вместо этого я подобрала подол платья и со всех ног кинулась в замок.

Теперь меня уже не пугала возможность попасть под власть загадочного существа. Только одна мысль билась в голове: успеть! Успеть до того момента, пока не произошло самое худшее!

Ужас настолько переполнял меня, что я вихрем промчалась по двору. Взбежала по высоким каменным ступеням крыльца и потянулась было открыть дверь.

В этот момент поверх моей руки легла узкая изящная ладонь Летисии. Она с такой силой стиснула мои пальцы, что я едва не взвизгнула от боли.

Удивительно, я бежала со всей возможной скоростью. Полагаю, матери Дрегана пришлось постараться, чтобы меня догнать. Но она даже не запыхалась, тогда как я жадно ловила открытым ртом воздух.

– За мной пойдешь, – почти не разжимая губ, приказала она. Оттеснила меня в сторону и сама открыла дверь.

Обычно скрипучая, она поддалась без малейшего звука. Почти сразу сверху на нас опустилась невесомая зеленоватая магическая вуаль, видимо, должная скрыть наше появление до поры до времени. И Летисия неслышно шагнула в холл.

Здесь, как и обычно, царил сумрак. Плотные бархатные гардины почти не пропускали дневного света. Только из гостиной, отделенной от прихожей аркой, широкой полосой падало несколько солнечных лучей.

– Не переживайте, хозяин, – в этот момент услышала я голос Хорга. – Этого следовало ожидать. На девочку так все насели. Элган, отец, брат. Она просто испугалась выходить за вас замуж, вот и сбежала. Дело молодое. – И вкрадчиво добавил с немалой долей яда: – И это в очередной раз доказывает, что вы ошиблись в ней. Неужели вам по нраву супруга-трусиха?

Я аж скрипнула зубами от издевки в его словах. Вот ведь гад! Сам выгнал меня из замка, а теперь порочит мое доброе имя.

– Странно, я бы не сказала, что Лютик трусиха, – негромко возразила ему Ирель. – Напротив, чаще всего она слишком отважна и безрассудна до глупости.

– Значит, в деревне ее ждет какой хахаль, – не растерялся Хорг. – Кто знает, женская душа – потемки. Вдруг решила, что тот отвратный молодчик-свин – мечта всей ее жизни.

– Да Лютик скорее живую мышь бы съела, – фыркнул на этот раз Раус. – Она этого Грега терпеть не может.

– Грег не единственный парень в деревне, – возразил Хорг. – Тут и соседнее село неподалеку есть. Кстати, помнится, ее матушка именно туда и сбежала от спокойной семейной жизни. От ослицы, как говорится, не рождаются единороги.

– Не смей так говорить про мою сестру! – Что-то грохнуло, видимо, Раус в сердцах ударил кулаком по столу. – Лютик не такая! С ней что-то случилось, это совершенно точно.

– Да что с ней могло случиться? – Хорг премерзко хихикнул. – Или считаешь, что Элган тайком пробрался в замок и выкрал ее? Нет, мальчик, я понимаю, что тебе неприятно такое слышать о сестре. Но я был с нею все это время. Она несколько минут выбирала платье для торжества, но была непривычно молчалива и тиха. Затем повернулась ко мне, сказала, что ей надо переодеться, и попросила меня выйти. Я честно ждал ее все это время. Потом поднялся Дреган, чтобы спросить, куда мы запропастились. Ну и все, собственно.

– Это как раз подтверждает, что Лютик попала в беду, – загорячился Раус. – Эта комната на втором этаже! Она не смогла бы выбраться через окно! Скорее, запуталась бы в платье и переломала себе ноги! Как будто вы не знаете, насколько она неуклюжая.

– Ну… – Хорг на мгновение запнулся, поставленный в тупик столь резонным возражением. Затем с должной ноткой смущения признался: – Хорошо, ты поймал меня на слове. Все было немного не так. Когда мы поднялись в комнату леди Летисии, Лютик вдруг разрыдалась. Призналась, что больше не желает выходить замуж. И сказала, что хочет уйти.

Я заскрежетала зубами в бессильной злобе. Нет, я точно придушу эту летающую крысу собственными руками! Как он смеет так нагло врать? А я его еще жалела после поединка с Элганом! Да лучше бы блондин его по стене размазал!

– Почему в таком случае ты не позвал меня? – обманчиво-мягко поинтересовался Дреган, но по моему позвоночнику пробежали колючие мурашки.

– Я подумал, бедняжке просто надо проветриться и привести мысли в порядок, – начал вдохновенно лгать Хорг, явно поймав удачную мысль. – Ночка-то горячая выдалась. Один Элган со своим сорвавшимся ритуалом чего стоит. Да и так на нее столько всего навалилось. Но, если честно, я не сомневался, что она вернется. Успокоится, остынет и вернется.

– А ты не подумал, что ее около замка вполне может поджидать Элган? – негромко спросил Дреган.

О, на месте Хорга я бы уже покаялась во всех своих бывших, настоящих и, на всякий случай, будущих грехах. Нет, Дреган не кричал. Напротив, понизил голос. Но я успела узнать чернокнижника достаточно хорошо, поэтому понимала: это затишье перед бурей.

– Что за игру ведет Хорг? – чуть слышно выдохнула в этот момент Летисия, которая тоже внимательно слушала разговор, ведущийся в гостиной. – Не понимаю!

Я согласно кивнула. В самом деле, последние поступки Хорга были для меня совершенно необъяснимы. Предположим, ему не пришло в голову то, что Элган мог вернуться после проигранного поединка, и он не понимал, что со мной произойдет после так называемого изгнания из замка. Точнее сказать, я хотела так думать. Потому как иначе получается, что Хорг – мерзейшее из всех существ, которые только бывают в мире. Одно дело – попытаться уберечь хозяина от неверного, как ему думается, поступка. И совсем другое – самым подлым образом подставить невиновного человека.

– Элган? – переспросил Хорг. Кашлянул и сдавленно фыркнул в ответ: – Да что ему тут делать? Он наверняка на полпути к столице…

– В том-то и дело, – почти ласково проговорил Дреган. – В том-то и дело, Хорг. Элган из тех людей, которые все доводят до конца. И тебе ли это не знать.

– Это что же получается, моя сестра может быть в лапах этого негодяя? – встревоженно ахнул Раус.

В этот момент хлопнула дверь в глубине дома. В коридоре послышались быстрые шаги, пахнуло ароматом горячего шоколада. Должно быть, это спешил мой отец из кухни. В минуты волнения он всегда предпочитал заниматься готовкой.

Летисия досадливо цокнула языком. Быстрым движением руки разогнала зеленоватый туман вокруг нас, и из гостиной послышался какой-то резкий громкий звук, как будто кто-то встал, неловким движением опрокинув кресло.

– Доброе утро, сынок! – провозгласила Летисия и сделала шаг в комнату, ловко подхватив меня под локоть. – А у меня для тебя подарочек. Я привела твою беглянку.

Я с некоторым испугом уставилась на Дрегана. Как оказалось, мое предположение о природе загадочного грохота было верным. Он стоял сейчас около упавшего кресла, глядя на меня во все глаза.

Хорг, удобно расположившийся на одном из диванов, при виде меня икнул и попытался свалиться за спинку.

– Не так быстро! – мило улыбнувшись, приказала Летисия.

Прищелкнула пальцами – и зверек затрепыхался в магической ловчей нити, после чего она ловко швырнула его обратно на диван. Правда, путы снимать не стала.

Дреган удивленно вздернул бровь. Но не успел ничего сказать или спросить. Потому что в этот момент в гостиную торжественно вплыл мой отец, который нес в одной руке тарелку со сдобой, а в другой тяжелый кофейник, из носика которого шел пар.

При виде меня отец аж остолбенел. Разжал пальцы – и кофейник полетел на пол, залив пол густой темной жидкостью.

Правда, Дреган не повел и бровью на это. Видать, привык уже к моим выходкам, поэтому на оплошность моего отца не обратил внимания.

– Безобразие какое! – искренне возмутилась Летисия, брезгливо попятившись, когда лужа опасно подобралась к ее сапогам. – Твоему слуге голову оторвать мало!

– Это мой отец, кстати, – буркнула я, покоробленная ее словами.

– Н-да, – многозначительно протянула Летисия, но развивать тему не стала.

– Лютик, девочка моя, с тобой все в порядке?!

Отец ринулся ко мне с объятиями, и на пол полетела и тарелка со сдобой. Приветственно распахнул руки, желая заключить меня в объятия, но затем наткнулся на ледяной, презрительный взгляд Летисии, которая продолжала придерживать меня под локоть, и остановился. Смущенно принялся комкать повязанный передник.

– Мама, какая неожиданная встреча, – процедил Дреган, при этом не отводя напряженного взгляда от меня. – Какими судьбами?

– Да вот, решила навестить единственного и горячо любимого сына, – проворковала Летисия. – И, как выяснилось, успела как раз вовремя.

– В смысле? – переспросил Дреган и приподнял было руку, собираясь снять чары с притаившегося Хорга, который, по-моему, даже не дышал, видимо, надеясь, что о его присутствии забудут.

– О, на твоем месте я бы не торопилась этого делать, сынок, – Летисия широко улыбнулась. – Твой питомец, который, заметь, никогда мне не нравился, предал тебя. И задержись я хоть на полчаса в дороге, то твоей невесте пришлось бы ой как несладко.

Тонкая вертикальная морщина разломила переносицу Дрегана. Он впервые отвел от меня глаза и посмотрел на Хорга, спеленатого чужим заклятьем.

– Я все объясню, – прохрипел тот, как будто каждое слово давалось ему с неимоверным трудом. – Честное слово! Только выслушайте меня, хозяин!

– Начало мне уже не нравится, – процедил Дреган.

– Дорогой, пусть твои слуги приберут тут, – любезно предложила Летисия. – А мы бы побеседовали с тобой в кабинете. Вчетвером. Ты, я, твоя избранница. И это никчемное создание, которое, уверена, доживает свои последние минуты.

Дреган минуту сомневался. Затем пожал плечами и кивнул.

– Из замка ни ногой, – сухо бросил он Ирель, которая, затаив дыхание, следила за происходящим. Повернулся к Раусу и жестко добавил: – Тебя это тоже касается.

– А меня? – спросил отец, как будто обидевшись, что его обошли вниманием.

– И вас тоже, – согласился Дреган, милостиво сделав ему своеобразное одолжение. – По крайней мере, до тех пор, пока не уберете все это безобразие.

После чего наша компания покинула комнату. Причем Дреган нес Хорга за шкирку, а тот испуганно поблескивал глазами-бусинками.

В кабинете Дреган буквально швырнул питомца в кресло, да так, что тот аж взвизгнул от боли, должно быть, упав на больное крыло. Затем повернулся к матери и выжидающе сложил на груди руки.

– Ну? – отрывисто спросил он. – Почему Хорг предал меня? И от какой такой участи ты спасла Лютика?

Леди Летисия неторопливо подошла к рабочему столу сына. Небрежно сдвинула в сторону кипу бумаг и величаво опустилась в кресло.

– Быть может, он сам тебе расскажет? – лукаво поинтересовалась она, постукивая указательным пальцем по губам.

Дреган отрывисто втянул в себя воздух. Вопросительно глянул на меня, явно не желая пока обращаться за объяснениями к питомцу.

Я с усилием оторвала взгляд от зеркала, около которого покоился локоть Летисии. На какой-то миг почудилось, что отражение в нем дрогнуло, искажаясь. Но стоило мне только моргнуть – как наваждение растаяло.

– Лютик? – спросил Дреган. – С тобой все в порядке?

– Когда мы были в комнате твоей матери, Хорг позвал какого-то Шаршаха, – затараторила я, почему-то виновато уставившись себе под ноги. – И он пришел. Из зеркала. Приказал мне убираться из замка. Я пыталась сопротивляться, но все зря. Около озеро только очнулась. Подумала, что побегу в дом родителей, а там ты меня отыщешь. Обратно возвращаться было слишком страшно. Но…

И замолчала, кусая губы.

Было невыносимо стыдно рассказывать Дрегану про встречу с Элганом и про то, что последовало за этим. Моя кожа еще помнила поцелуи блондина и его жадные прикосновения.

– Но случилось так, что на пути нашей очаровательной беглянки встал твой старинный друг, – любезно продолжила за меня Летисия. – Который, как оказалось, был очень огорчен твоим решением взять ее в жены.

– Он поранил тебя? – Дреган сжал кулаки и качнулся ко мне.

– Всего лишь пощупал, – с мелодичным смехом ответила за меня Летисия. – Элган не собирался ее убивать. Это желание появилось у него чуть позже, когда вмешалась я. А до того он всего лишь хотел, так сказать, сорвать цветок ее невинности и тем самым расстроить вашу свадьбу.

Дреган стремительно побледнел. Его правый глаз начал наливаться тревожным темно-оранжевым цветом, и он медленно повернул голову к дивану, в углу которого распластался Хорг.

К слову, тот выглядел по-настоящему перепуганным. Короткая шерсть встала дыбом, крыльями он пытался прикрыть голову.

– Я все объясню, – в очередной раз хрипло пообещал Хорг. – Честное слово! Все совсем не так, как об этом можно подумать!

Сердце сжалось от жалости. Нет, я все помнила. И нападение зеркальной твари, и более чем неприятную встречу с Элганом. Но все-таки где-то в глубине души жила робкая надежда, что у Хорга действительно есть простое и разумное объяснение его поступку.

– В общем, я просто не смогла пройти мимо, – продолжила щебетать Летисия. – Ты знаешь, что я не страдаю особым человеколюбием. Но не люблю подобные сцены насилия. Это как-то… некрасиво и вульгарно. Поэтому я серьезно поговорила с Элганом. Он признал свою ошибку и все-таки удалился. Полагаю, более он тебя не побеспокоит.

Дреган вряд ли слышал окончание истории матери. Он начал медленно поднимать руку, направив ее на Хорга.

Я знала, что сейчас произойдет. Быстрая молния атакующих чар – и от его питомца не останется и следа. Если даже Дреган и не убьет его, что весьма маловероятно, то серьезно и навсегда искалечит.

Хорг уже не пытался оправдываться, как будто осознав всю бесполезность этого занятия. Он сжался в крошечный комочек. Лишь его переломанное крыло, будучи в плену бинтов, безжизненно лежало рядом.

И неосознанно я шагнула вперед. Встала между Дреганом и Хоргом, понимая, что чернокнижник не посмеет ударить в меня.

– Отойди, – приказал Дреган, даже не посмотрев на меня.

– Послушай, пусть он все расскажет, – жалобно попросила я. – Это ведь не займет много времени.

– А стоит ли? – Дреган покачал головой. – Все очевидно без слов. Его поступок сказал более чем достаточно.

– Пожалуйста, – тихо попросила я.

– Какая прелесть, – хихикнула Летисия. – Такая добрая девочка. Сдается, теперь я понимаю, что тебя, сынок, в ней прельстило. Те, у кого нет души, всегда тянутся к искренним и честным людям. От них удобнее пить энергию.

Губы Дрегана шевельнулись, как будто он беззвучно выругался. Но вслух он ничего не произнес. Лишь пожал плечами и опустил-таки руку.

– Ладно, пусть, – сказал он. – Но я даю ему лишь минуту. И все-таки отойди, Лютик. Я хочу смотреть ему в глаза, когда он начнет говорить.

Я послушно отступила в сторону. В свою очередь, устремила взгляд на Хорга.

– Да, я предал вас, – тут же признался он.

Рука Дрегана дернулась было вверх, но усилием воли он заставил ее опуститься.

– Но предал в другом, – торопливо продолжил Хорг. – Я… Я понятия не имел о том, что Элган будет подстерегать Лютика около замка. Клянусь всем, что у меня есть! Даже своей сущностью в нижнем мире. Я полагал, он немедленно вернется ко двору и затаится, алкая мести. Предал я вас в другом. Но, честное слово, я полагал, что поступаю во благо вам!

– Интересные у тебя понятия блага, – не удержался от замечания Дреган. Сурово добавил: – Время, Хорг, время! Твоя смерть – вопрос ближайших минут.

– Я заключил сделку с Шаршахом, – покаянно произнес Хорг. – Я… Я попросил его шпионить за вашей матерью, хозяин.

– Ах ты гаденыш, – с искренним негодованием воскликнула Летисия. Резко перестала улыбаться. Нахмурилась и подалась вперед.

– Я все еще не понимаю, почему должен тебя пощадить, – вкрадчиво проговорил Дреган.

– Я приказал Шаршаху сообщить мне, когда ваша мать соберется в гости к вам, – сказал Хорг. – Вы сами знаете, что это произошло бы обязательно. Она не сумела бы так долго оставаться в неведении по поводу ваших планов и сделала бы все, лишь бы образумить неразумного сына и уговорить его вернуться ко двору. И Шаршах выполнил свою часть сделки. Он донес мне, что леди Летисия покинула свой дом вчера. Я примерно прикинул, сколько времени у нее займет дорога сюда. И понял, что она прибудет аккурат на предполагаемое торжество.

– И что? – недоуменно переспросил Дреган. – Почему ты опять-таки не предупредил меня, а выгнал Лютика из замка?

– Я… Я пытался обезопасить ее, хозяин, – запинаясь, проговорил Хорг. – Я опасался, что леди Летисия в сердцах сделает что-нибудь. Например, нашлет на нее проклятье сразу, как увидит. А вы знаете, что подобные заклятья чрезвычайно тяжело снимать. Я хотел вам признаться в том, что отослал Лютика подальше. Но позже. Когда вы с матерью успокоились бы и остыли. А в идеале – когда вы бы отослали леди Летисию прочь. Я просто боялся, что в горячке внезапной встречи произойдет что-нибудь непредвиденное.

– Если бы ты меня предупредил, то я был бы готов к любой неожиданности, – хмуро возразил Дреган. – Хорг, по-моему, ты путаешься в собственной лжи. Ты предал меня. И предал потому, что был не согласен с моим выбором избранницы. Но прямо объявить в лицо это не посмел, вот и разыграл столь дурной спектакль. Да, я верю тебе, что ты не ждал появления Элгана. Такая подлость все-таки не в твоем характере. Скорее всего, ты рассчитывал, что Лютик перепугается неведомой твари в зеркале и сбежит в другое село. Ну а я обижусь на нее, проявлю гордость и не стану выяснять причины срыва свадьбы.

– Но зачем мне тогда было заключать сделку с Шаршахом? – прошептал Хорг, вновь виновато съежившись на диване.

– А потому что в тот момент о свадьбе еще и речи не шло, – парировал Дреган. – Я принял это решение буквально несколько часов назад. Да, ты хотел шпионить за моей матерью. Но играл при этом только на своей стороне.

После чего вновь повелительно вздел руку, наставив указательный палец на Хорга.

Зверек больше не пытался оправдываться. Он лежал такой маленький, беззащитный, что у меня предательски защипало в глазах.

Гад он полный, конечно. Но зачем убивать его? Дреган может просто изгнать предателя.

Я совсем было собралась предложить это чернокнижнику, но в этот момент заговорила его мать, которая внимательно слушала сбивчивую речь Хорга.

– Постой, – обронила она. – Сынок, не торопись расправиться с этой крылатой крысой. Лучше спроси у него еще одну вещь. Хорг сказал, что заключил сделку с Шаршахом. Тот следил за мной, но что твой питомец пообещал взамен?

Хорг молчал, вжимаясь в диван все сильнее и сильнее.

Дреган нехорошо сузил глаза. Почему-то обернулся и посмотрел на зеркало, которое стояло на его столе. И выругался в полный голос.

– Ты… – процедил он. – Ты обещал ему Рауса!

– Поверьте, хозяин, я не собирался выполнять свое обещание, – залепетал Хорг, все еще лелея надежду на спасение. – Наша сделка не была скреплена кровью. Шаршах так обрадовался, что позабыл об этом. А я не стал напоминать. Я планировал обмануть его.

– О да, лжец ты знатный, – Дреган издал короткий злой смешок. – Да и в предательстве равных не знаешь.

Его прервал отчаянный женский визг, донесшийся снизу.

Дреган переменился в лице и бросился прочь. Я было кинулась за ним, но меня окликнула леди Летисия.

– Деточка, не стоит, – проворковала она. – Посиди со мной. Что бы ни происходило внизу, тебе лучше побыть рядом со мной.

– Но там мой брат! – возмутилась я. – И отец! И Ирель…

– Вот именно. – Летисия слабо улыбнулась. – Слишком много народа. Дрегану будет тяжело развернуться. При охоте за сумеречной тварью, вышедшей за обещанной жертвой, нужна не только сноровка, но и как можно больше свободного пространства. Чары, знаешь ли, тоже умеют рикошетить.

– Рикошетить? – растерянно переспросила я, не понимая смысла нового слова.

– А, не бери в голову! – легкомысленно отмахнулась от моего вопроса Летисия. Кивком показала на диван, где по-прежнему сжимался Хорг, и предложила: – Не желаешь присесть? Поболтаем о своем, о женском.

Хорг что-то буркнул неразборчивое, но тут же стих.

– Не бойся этого предателя, – искушающим тоном добавила леди Летисия. – Он ничего не посмеет тебе сделать. Точнее, не сможет в моем присутствии. Такие пакостники, как он, способны лишь на мелкие гадости. Договориться с кем-нибудь за спиной хозяина, обмануть, подсмотреть. Ну и тому подобное. Смертельной магией он не обладает.

Я, все еще сомневаясь, присела на самый краешек дивана.

Если честно, боялась я не Хорга, а Летисию. В моих ушах еще звучали слова питомца Дрегана о том, что последняя вполне способна наслать на меня какое-то заклятье.

Летисия положила на стол локти. Переплела пальцы и удобно устроила на них подбородок. В глубине ее темно-карих глаз мерцала непонятная мне насмешка.

– Вы тоже будете говорить, что Дреган делает ошибку, беря меня в жены? – пожалуй, слишком резко спросила я, не выдержав затянувшейся паузы.

– Не думала даже. – Летисия медленно раздвинула губы в усмешке. – По-моему, мы уже обсудили этот вопрос по дороге в замок. Мой сын волен жениться на ком угодно. Я не вижу в этом особой проблемы.

– Да, а еще я помню, как вы сказали Элгану, что при желании от надоевшей супруги легко избавиться, – фыркнула я.

– Я сказала так, чтобы он ушел, – промурлыкала Летисия. – И это я тебе тоже говорила. Впрочем, это чистая правда. Нравится она тебе или нет.

Я покрепче сжала губы и опустила глаза.

Ну вот, началось. Теперь и она начнет старую песню. Интересно, сколько людей за последнюю пару часов рассказывали мне, какую жуткую ошибку я делаю, приняв предложение Дрегана?

«И не только людей», – мысленно исправилась я, покосившись на Хорга, который убедительно играл роль уже умершего.

– Но я просто хочу рассказать тебе одну интересную историю из своего прошлого. – Летисия лениво потянулась, невольно напомнив мне тем самым огромную кошку, досыта нализавшуюся сметаны. – Много лет назад жила-была девушка. Красивая. Умная. Из знатной семьи. Родители в ней души не чаяли. Исполняли любые прихоти и желания. И даже – вот невидаль для высшего света! – позволили выбрать себе жениха по душе.

Я заметила, как Хорг приоткрыл один глаз, внимательно прислушиваясь к рассказу Летисии.

– Многие к ней сватались, – с легкой ноткой грусти продолжила Летисия. – Но всех ждал неизменный отказ. Девушка слишком любила развлечения, на которые так щедра столица. Ах, эти балы, званые приемы, светские рауты! Ах, эти притворные улыбки, когда в душе мечтаешь расцарапать сопернице лицо в кровь! Ах, эти разговоры, полные намеков, этот флирт, от которого, казалось, закипает кровь! Встречи украдкой, поцелуи, сорванные впопыхах. Сегодня твой спутник один, завтра другой. Нет, героиня моей истории совсем не торопилась остепениться и засесть дома. Роль примерной, верной, супруги претила ей. Да, и жены изменяют. Но вынуждены скрываться и прятаться, опасаясь осуждения высшего света. Намного приятнее быть прелестной, легкомысленной кокеткой в окружении хоровода преданных поклонников.

Теперь Хорг открыл и второй глаз, даже не пытаясь скрыть своего интереса.

Летисия внезапно загрустила. Перевела взгляд на окно, за которым плескалось яркое утро. Поправила волосы, выбившиеся из пучка, и я с удивлением заметила, что ее пальцы чуть подрагивают, будто от нервного напряжения.

– А потом явился он, – произнесла она после долгой паузы. – Самоуверенный. Наглый. Властный. Привыкший нахрапом брать то, что и кого захочет. Мерзавец, одним словом. Самая неподходящая для нее пара. И, естественно, она тут же влюбилась. Влюбилась по уши, но теперь уже он кружил ей голову и кормил обещаниями. Появлялся на балах с другими девушками. Каждый раз с новой. Несчастная сходила с ума от ревности. А он играл с нею, как кошка играет с мышью. То купал в любви, то держался нарочито отстраненно. Это была очень жестокая забава. Но ему не было равных в подобных развлечениях.

Летисия опять надолго замолчала, кусая губы в непонятной досаде.

Я слушала ее со все возрастающим недоумением. Зачем она мне это рассказывает? Это же история ее жизни, могу ручаться!

– А потом случилось то, что должно было случиться, – с тяжелым вздохом проговорила Летисия. – Они переспали.

– И после этого он бросил девушку? – с сочувствием спросила я.

– О нет. – Летисия внезапно показала в хищном оскале мелкие острые зубки. – Все только началось. Прежняя игра оказалась лишь долгой и извращенной прелюдией к основному действию. Дело в том, что у героини моего рассказа были определенные способности к магии. Но она не собиралась их развивать. Зачем? Ей прекрасно жилось и так. Да и кому захочется по доброй воле поменять веселье приемов на скуку пыльных и душных библиотек, где надлежит постигать все премудрости колдовской науки? Обычно в маги идут те, кому хочется или много власти, или много денег. Последнего у семьи девушки было с избытком. О первом она не задумывалась. До поры до времени.

Как ни странно, неторопливый рассказ Летисии увлек меня настолько, что я перестала прислушиваться к происходящему в гостиной. Впрочем, больше извне не долетало никаких звуков. И я немного успокоилась. Должно быть, Дреган решил проблему. Иначе суматоха и взволнованные крики продолжались бы.

– Все началось тогда, когда она забеременела, – проговорила Летисия. – К слову, девушка не видела в этом особой проблемы. Напротив, она даже обрадовалась. Свято верила, что после этого ее избранник точно сделает ей предложение. Ну а родители не будут против. Они по-прежнему мечтали лишь о счастье для единственной дочери и сквозь пальцы смотрели на ее поздние отлучки и невнятные объяснения того, где она проводила вечера. – Помолчала немного и вдруг с жаром выдохнула: – Дура! Какая же я была дура!

Ага, стало быть, я права. Речь идет о прошлом именно Летисии. Но с чего вдруг она решила излить передо мной душу?

Правда, я все-таки сделала вид, будто удивлена, и спросила:

– То есть вы рассказываете о себе?

Летисия не ответила. Она нервно то сжимала, то разжимала кулаки, видимо, полностью погрузившись в нелегкие воспоминания.

– Я рассказала обо всем Миртону, – глухо произнесла она, окончательно отбросив все иносказания. – Он на удивление спокойно воспринял это известие. Даже подарил мне какую-то безделушку. И помолвка действительно состоялась. По вполне понятным причинам свадьбу решили не откладывать. Месяц-другой – и я стала законной супругой Миртона. Поверь, не было на свете девушки счастливее, чем я. Я переехала в его дом на правах законной хозяйки. И вот тут-то и начались странности.

Хорг оперся на здоровое крыло и сел. В его глазках-бусинках я с изумлением прочитала сочувствие.

– Миртон занимался магией. – Летисия так хрустнула пальцами, что на миг мне почудилось, будто она переломала их себе. – Самостоятельно, без учителя. Потому что больше всего его привлекала темная сторона колдовства. А некроманты и чернокнижники крайне редко и очень неохотно берут себе учеников. Знаешь, существует у этой братии любопытное поверье. Будто ученик, убив своего учителя, заберет себе всю его накопленную силу. После этого, понятное дело, никто из колдунов не торопился делиться своими знаниями. Поэтому Миртону пришлось постигать все азы магии самостоятельно. В его кабинете книги были повсюду. На столе, под столом, шкафы ломились от бумажного содержимого. Сначала мне это даже нравилось. Я не предполагала, что у избалованного женским вниманием красавчика на самом деле такие интересные увлечения. Но потом…

Летисия чуть не сорвалась на хриплый стон. Опомнившись, продолжила с прежней нарочитой отстраненностью, изо всех сил пытаясь не показать той боли, что терзала ее изнутри.

– Он заставил меня принимать участие в своих ритуалах, – сухо сказала она. – Сперва мне это представлялось своего рода забавой. Почему бы и не полежать обнаженной на камнях, пока любимый бормочет над головой что-то непонятное? Тем более Миртон предусмотрительно нагревал мое своеобразное ложе, так что простудиться мне не грозило. А затем мы предавались страстной любви. Вполне достойная награда за час скуки. Но чем дольше это продолжалось – тем больше мне не нравились увлечения мужа. Из милой странности эти ритуалы превратились в нечто изматывающее. Я перестала спать ночами. Точнее, даже не так. Я боялась спать ночами. И дело даже не в том, что мне снились кошмары. Я погружалась в некое подобие полуяви, когда ты все силишься вырваться из зыбкого небытия, но в итоге погружаешься в него сильнее. Я пыталась говорить с Миртоном. Но тот лишь посмеялся надо мной. Сказал, что бессонница и напрасные тревоги часто мучают беременных. Тогда я наотрез отказалась от участия в ритуалах. И он… – запнулась и процедила с горячей ненавистью: – Он ударил меня. Несильно, правда, но очень обидно. Несколько раз хлестнул по щекам, а на следующий день уверял, что будто бы таким образом пытался остановить мою истерику.

– Неужели после этого вы остались с ним? – искренне ужаснулась я.

Летисия вздрогнула, как будто только сейчас вспомнила о моем присутствии в комнате. Устало посмотрела на меня.

Удивительно, но сейчас она словно постарела на десяток лет, не меньше. Скулы хищно заострились, от крыльев носа к уголкам рта пролегли глубокие скорбные морщины.

– Впрочем, я что-то разговорилась. – Она с явным усилием раздвинула губы в улыбке, правда, в итоге получился какой-то болезненный оскал. Махнула рукой и добавила: – Не буду тебя больше томить. Поведаю сразу конец истории. В положенный срок я родила Дрегана. Симпатичного зеленоглазого мальчугана. А через месяц после этого Миртон отдал его душу одной из зеркальных тварей, желая получить могущество истинного чернокнижника.

Я беззвучно ахнула. Ничего себе! Но теперь понятно, почему Дреган никогда не упоминал в разговорах отца.

Но что же это получается? Неужели у Дрегана нет души?

– Правда, Миртон не успел завершить ритуал, – спокойно проговорила Летисия. – Потому что я ему помешала.

– Каким образом? – запинаясь от испуга, спросила я.

– Лучше тебе не знать, девочка, – Летисия усмехнулась, и в ее глазах полыхнуло зарево мрачного торжества.

В кабинете после этого повисло тяжкое молчание. Летисия устремила взгляд в окно, легонько постукивая по столу пальцами.

– А зачем вы мне это рассказали? – не выдержав, все-таки спросила я.

– Ну как зачем? – Летисия легкомысленно пожала плечами. – Ты ведь собралась замуж за моего сына. Подумала, что тебе будет интересно и полезно узнать некоторые подробности нашей семейной истории.

Я мысленно фыркнула. Ага, все-таки я была права. И мать Дрегана тоже не одобряет наш брак. Но, в отличие от остальных, она не стала спорить со мной напрямую, а принялась пугать страшилками из прошлого.

Конечно, я верила, что она рассказала мне правду. Но у Дрегана есть душа! Иначе он не заступился бы за меня перед Грегом, не спас бы Рауса, не позволил бы нам остаться в замке.

В этот момент дверь в кабинет распахнулась, и на пороге предстал сам Дреган. Бледный и удивительно сосредоточенный.

Хорг тихонько пискнул и моментально вжался в диван, должно быть, подумав, что пришел час расплаты.

Но Дреган лишь окинул его взглядом и почти сразу перевел его на меня.

– Идем, – приказал он. – Лютик, мне без тебя не справиться.

– Что с Раусом? – встревоженно воскликнула я, мгновенно вскочив на ноги.

– Сама увидишь, – уклончиво отозвался Дреган.

Понятное дело, спокойствия мне это не прибавило. И я выскочила из кабинета.


Глава 2

Рауса я увидела сразу же, как только вбежала в гостиную вслед за Дреганом. Он лежал с закрытыми глазами на диване с распахнутой на груди рубашкой. Казалось, что в его лице не осталось ни кровинки.

Рядом бестолково суетился отец. Он то поправлял под головой Рауса подушку, то принимался обтирать его лицо краем передника.

Ирель тоже не сидела без дела. Она с усилием растирала виски моему брату и что-то невнятно бубнила себе под нос.

– Твой брат жив, – сказал Дреган, предупредив мои возможные вопросы. – Но я немного опоздал. Шаршах успел отхватить от его души изрядный кусок. К тому моменту, как я добрался сюда, душа Рауса слишком удалилась в нижний мир.

– Я не понимаю, – растерянно призналась я.

– Твой брат не умирает, – поспешил успокоить меня Дреган, но тут же мрачно продолжил: – Однако если мы упустим его душу, то… – и запнулся в поисках подходящего слова. Затем осторожно сказал: – То это будет уже не твой брат.

Как ни странно, паники не было. Даже слезы на глаза не навернулись. Я понимала, что если Дреган пригласил меня сюда, то у него есть план, как вернуть моего брата.

– Неужели ничего нельзя исправить? – спросила я, уже догадываясь, каким будет ответ.

– Можно. – Дреган неохотно кивнул. – Но видишь ли, Лютик, то, что я хочу предложить тебе, очень опасно. Если меня постигнет неудача, то Раус умрет. Умрет по-настоящему. Если же у меня все получится, то твой брат вернется из нижнего мира таким, каким в него уходил.

Отец судорожно всхлипнул от этих слов и тяжело – не сел даже – рухнул в ближайшее кресло.

– Господин маг, но вы же сказали, что Раус не умрет, – пролепетал он.

– Если я ничего не сделаю, то через несколько часов он очнется, – сказал Дреган. – И ничего не вспомнит о произошедшем. Ему будет казаться, что он лишь на миг закрыл глаза. Но остальная его память не пострадает. То есть он будет знать, что Лютик его сестра, а вы его отец. Проблема лишь в том, что у него не останется души. Ему будет плевать на ваши слезы и мольбы. Он с легкостью убьет любого из вас, если ему это окажется выгодно. И не почувствует при этом ничего. Ни радости, ни огорчения. Возможно, лишь досаду, если при этом придется отвлечься от какого-нибудь интересного ему дела.

– Жуть какая! – Ирель отняла ладони от висков моего брата и выразительно поежилась. Проскрипела: – Да это же будет настоящий демон во плоти!

– Возможно, – не стал спорить с ней Дреган. – Хотя демон все-таки пострашнее. Я спугнул Шаршаха, то есть какая-то толика души у Рауса осталась. Скорее всего, со временем он вновь начнет понимать смысл слов «милосердие» и «доброта». Но на это уйдет не одно десятилетие.

В моих ушах словно сам собою зазвучал голос леди Летисии, рассказывающей скорбную историю ее недолгого замужества.

А ведь у Дрегана все было точно так же. Летисия тоже прервала ритуал, не дав зеркальной твари сожрать душу ее сына целиком. Что, если она восстановилась? Это же было столько лет назад!

– То есть еще не все потеряно? – Отец рискнул улыбнуться, по-своему истолковав слова Дрегана. – Раус все-таки вернется к нам прежним?

– Вы не слышали меня? – сухо перебил Дреган. – Куда скорее Раус прикончит и вас, и Лютика. Просто так, чтобы вы не досаждали ему. Потому что вы не поверите, что перед вами не прежний милый мальчик. Наверняка попытаетесь воззвать к его совести, достучаться до его здравого смысла. Но даже если у вас и хватит ума не лезть к нему, то Раус все равно уйдет. Пройдет неделя, не больше, и он отправится в столицу. Люди без души тянутся к большим скоплениям народа. Чужие эмоции помогают им чувствовать себя живыми, таким образом они словно заполняют пустоту в себе. И вы никогда больше не увидите своего сына.

– Зато я буду знать, что он жив, – заупрямился отец.

Дреган мученически возвел глаза вверх и прошептал себе под нос что-то ругательное.

– У меня нет времени спорить, – проговорил он, спокойно взглянув на моего отца. Прищелкнул пальцами – и тот застыл с открытым ртом. А Дреган уже повернулся ко мне и мягко сказал: – Лютик, ты все слышала. Тебе решать. Если ты откажешься – я пойму и не буду настаивать. Но тогда ты навсегда потеряешь брата. Поверь, смерть – далеко не самое страшное, что может случиться с человеком.

Я верила Дрегану. Но куда важнее – я ему доверяла. Он говорил сейчас чистую правду.

– Только учти: каждая секунда промедления уменьшает шанс на успех, – серьезно добавил он. – Чем дольше его душа находится в нижнем мире, тем сильнее она пропитывается ядом того места и тем тяжелее мне будет уговорить Рауса вернуться. Ты должна пойти за ним. Не волнуйся, тебя я вытащу в любом случае. Но если твой брат откажется, то у меня уже не хватит сил на двоих, один из которых отчаянно сопротивляется при этом.

– Почему вы сами этого не сделаете? – вдруг подала голос Ирель, которая внимательно слушала чернокнижника. – По сути, вы предлагаете Лютику отправиться в нижний мир за братом. Но что мешает вам самому проделать такое путешествие? Взяли бы душу Рауса за шкирку да вытащили бы насильно. Делов-то.

Я нервно хихикнула, попытавшись представить себе эту картину. Разве у души бывает шкирка?

– Я не могу, – тихо признался Дреган. – Если я пересеку грань между мирами, то вернусь как раз настоящим демоном. Слишком много наслаждения и власти я познал в том мире.

Ирель недовольно покачала головой, неудовлетворенная таким объяснением, но я не дала ей продолжить.

– Приступай! – решительно приказала я. – И впрямь, что зря время тянуть? Эдак мы потеряем Рауса, даже не попытавшись его вернуть.

Глаза Дрегана потеплели. Он ласково потрепал меня по плечу и кивком показал на диван.

– Сядь рядом с ним, – принялся раздавать он сухие указания. – Возьми за руку и закрой глаза. Дальше я все сделаю сам. Только… – запнулся, как будто какое-то слово встало ему поперек горла, и я насторожилась. Впрочем, чернокнижник почти сразу продолжил: – Только помни, Лютик: ты не должна сомневаться во мне. В нижнем мире обитает множество разных существ. Они любят искушать, обманывать, соблазнять. Наверняка они покажут тебе что-нибудь из моего прошлого. Не очень… Хм… приглядное. Просто иди вперед и не верь наваждениям. И ни в коем случае не сходи с дороги! Ни за что, никогда! Иначе мне придется сразу же выдернуть тебя обратно, и до брата ты не доберешься.

Н-да, лучше бы Дреган промолчал. Как-то мне совсем не по себе от такого напутствия стало.

Но я еще раз взглянула на умиротворенное лицо Рауса, который как будто спал. До боли в зубах сжала челюсти и села рядом с братом. Прижала прохладную ладонь Рауса к своей пылающей щеке, после чего зажмурилась.

Я слышала, как ко мне подошел Дреган. Почувствовала, как он положил руки мне на плечи, чуть сжал их, словно пытаясь приободрить.

– Ничего не бойся, – прошептал он. – Я буду рядом, что бы ни случилось.

В висках остро закололо неожиданной болью. Но неприятное ощущение тут же пропало, как будто лишь почудилось мне. И мое сознание растворилось в черноте провала между мирами.

Это было очень странно. Я как будто бесконечно падала в бездонный колодец мрака. Было одновременно и страшно, и весело. Ледяной ветер бил мне в лицо, и я раскинула руки, силясь хоть как-то замедлить падение.

Как ни странно, но это удалось. Почти сразу головокружение исчезло, а затем я и вовсе ощутила под ногами твердую поверхность.

Тьма вокруг постепенно сходила на нет. Я с любопытством посмотрела на себя и тихонько ахнула.

На мне было белое подвенечное платье. Кружевное, очень скромное, с длинным шлейфом. Правда, никаких туфель мне при этом не полагалось. Босые ступни холодила серая, влажная от росы брусчатая дорога, стелющаяся куда-то вдаль. Кое-где лежали булыжники, вывернутые из земли неведомой силой.

Я обернулась. За моей спиной была все та же картина: бескрайняя, безжизненная пустошь и извилистая змейка пути, ведущего неизвестно откуда и неизвестно куда.

Ну и в какую сторону мне отправиться?

Я задумчиво почесала кончик носа. Это, правда, не помогло. Меня не осенила ни одна здравая идея. Где же мне искать Рауса?

Пожав плечами, я отправилась вперед, стараясь не наступать на попадавшиеся острые камни. Наверное, это не так уж важно, иначе бы Дреган предупредил меня.

Вокруг плескался влажный белесый туман. Он молочной рекой тянулся вдоль дороги, но на нее не вползал. И почему-то это радовало меня. Чудилось в этом тумане что-то недоброе. Как будто в нем скрывались мириады хищных созданий, только и ждущих моей оплошности.

Кожа покрылась противными мурашками. Теперь я даже жалела, что ввязалась в эту авантюру. Волей-неволей в голове зароились сотни дурных мыслей. А правда ли Дреган вытащит меня в случае опасности? Вдруг он специально заманил меня в это жуткое место, желая провести какой-нибудь ритуал? И сейчас на меня как выскочит какой-нибудь демон, как примется жрать меня живьем!

Я испуганно всхлипнула и невольно ускорила шаг. Теперь я почти бежала по дороге без начала и конца, придерживая подол платья.

Впрочем, надолго моего запала не хватило. Достаточно скоро в левом боку тупо закололо, и я вновь перешла на обычный шаг. Ладно, если бы какое-нибудь чудище хотело на меня напасть – оно бы уже напало. Буду считать себя в относительной безопасности.

И стоило мне только так подумать, как легчайший порыв ветра принес шепоток.

Я не могла разобрать слов. Казалось, будто говорят на каком-то незнакомом языке, сплошь состоящем из свистов и шипения. Но волосы на моей голове в буквальном смысле слова встали дыбом.

А может быть, лучше пойти в другую сторону? Сама же решила, что никакой разницы нет.

Но вместо этого я почему-то сделала шаг вперед. Затем еще один. И очнулась лишь у самого края дороги.

Туман в этом месте поредел. Через него проглядывали какие-то странные изломанные силуэты. Что-то беспрестанно двигалось и шевелилось.

– Избранница Дрегана.

Неужели я опять слышу зеркальную тварь? Уж очень похож голос.

– Мальчик нас не разочаровал. Он привел нам новую игрушку.

Я гулко сглотнула. Кто игрушка? Я игрушка? Почему это я игрушка? Чушь какая-то!

– Интересно, что он ей наплел, что наобещал? Но он умеет убеждать. Умеет притворяться… человеком. Хотя его душа уже давно с нами.

Щупальце тумана протянулось ко мне, как будто желая схватить и утащить во мрак. Но бесследно растаяло, стоило ему только пересечь обочину. И шепот возобновился. Теперь он раздавался сразу с нескольких сторон. Правда, при этом звучал совершенно одинаково.

– Иди к нам. Иди к нам, девочка. Иди – и узнай всю правду о мире. Мы покажем тебе такие удивительные вещи, о которых ты и понятия не имеешь. Ты познаешь такое удовольствие, что оно перейдет в боль, и такую боль, что она обернется наслаждением.

Боль, которая обернется наслаждением? Бред какой-то! И вообще, не хочу я испытывать никакую боль. Мне и так неплохо.

– Ага, щаз, – фыркнула я.

Существо, скрывающееся в тумане, явно не уловило сарказма в моем тоне. Молочный сумрак радостно взбурлил, готовый принять меня в свои объятия. А я круто развернулась и отправилась прочь.

Пусть сами наслаждаются своей болью.

Не успела я сделать и несколько шагов прочь, как из тумана раздался какой-то плач.

Да они издеваются, что ли? Могли бы что-нибудь пооригинальнее придумать. Или всерьез считают, что я ринусь спасать невесть кого?

– О Дреган, за что?

Я замерла, так и не сделав очередного шага. Тут есть еще люди? Потому что голос принадлежал явно какой-то девушке.

– Зачем ты так поступил со мной? – продолжала стенать неизвестная, по-прежнему скрываясь в тумане. – Я ведь любила тебя. Так сильно и так искренне!

Ага, стало быть, теперь я имею дело с Киярой. Ну давай пообщаемся с бывшей возлюбленной моего жениха.

– Кияра? – негромко окликнула я, предусмотрительно не приближаясь к краю дороги.

– Кто здесь?

В голосе девушки так явственно прозвучал страх, что я засомневалась, правда ли имею дело с наваждением. Вдруг несчастной действительно нужна моя помощь?

– Я Лютик, – представилась я, решив не торопиться с выводами.

– Лютик… – с какой-то странной интонацией протянула Кияра. – Мне рассказывали про тебя. Ты невеста Дрегана, верно?

– Возможно, – уклончиво ответила я.

– Хочешь, я покажу тебе, что он сделал со мной? – В тоне Кияры скользнуло злорадное предвкушение, и туман передо мной вновь начал редеть.

– Спасибо, не хочется как-то, – уведомила я, внутренне ужаснувшись. Попятилась, но не удержалась от соблазна добавить: – Но вообще-то он вроде как защищался. Это же ты напала на него.

– Это он тебе так сказал? – Кияра горько рассмеялась. – Неужели ты настолько наивна, что поверила этому?

А я вспомнила лежащего после поединка с Элганом Дрегана. Имя, слетевшее с его губ в беспамятстве. Покачала головой и отправилась дальше, даже не пытаясь вступить в спор.

Брат ждет меня. Каким-то шестым чувством я понимала, что времени осталось совсем мало. Мне больше нельзя останавливаться.

– Глупышка! – понеслось разгневанное вслед. – Ты даже не представляешь, с кем связалась! Он – один из нас. Его слова – обман. У него нет эмоций. С ним ты познаешь не радость любви, а безмолвие смерти!

Там, за моей спиной, бесновалась мгла. Голоса теперь слышались с обеих сторон дороги. Одни плакали и умоляли о помощи. Другие угрожали и сулили всевозможные беды. Я не вслушивалась. Мои ноги сами несли меня к цели.

И вдруг я увидела брата.

Он стоял у самой обочины, но еще на брусчатке. Туман почти касался носков его сапог. И я понимала, что если влажный сумрак коснется Рауса, то тот навсегда уйдет от меня.

Наверное, надо было окликнуть его. Но я испугалась. Вдруг Раус от неожиданности дернется и рухнет в приветственно распахнутые объятия тьмы?

Вместо этого я тихонько подошла к нему. Встала рядом и легонько тронула его рукав.

Раус медленно повернул голову ко мне. Его лицо выглядело как каменная маска. Он не улыбнулся мне, не нахмурился, как будто вовсе не узнав.

– Пойдем домой? – жалобно попросила я.

Наверное, прозвучало глупо, но я просто не знала, как еще начать разговор.

Пауза все длилась и длилась. Раус по-прежнему смотрел на меня, но в его глазах не промелькнуло ни тени эмоций.

– Пожалуйста, пойдем домой, – повторила я. – Раус, прошу тебя.

– Зачем?

Я скорее прочитала это по губам брата, нежели услышала, – так тихо это прозвучало.

– Потому что дома хорошо, – всхлипнув, сказала я. – Там я и отец. Там солнце. Солнце, Раус! А не эта поганая мерзкая мгла вокруг.

Раус опять устремил взгляд в туман. На его губах застыла скорбная усмешка.

– Здесь тихо, – проговорил он. – И спокойно. А еще Шаршах обещал мне исполнение всех желаний.

Шаршах? Это он про ту тварь из зеркала, которая утащила его душу?

– Неужели ты действительно хочешь остаться здесь? – Я всхлипнула опять, почувствовав, как глаза заполняют горячие слезы. – А как же я? Ты не можешь бросить меня!

– У тебя есть Дреган, – сухо обронил Раус. – Зачем тебе я?

– Потому что ты – мой брат! – Я всплеснула руками, силясь не разреветься в полный голос. – Потому что я люблю тебя!

Раус нервно дернул щекой. Но я видела, что он слушает меня, хоть мои слова и не вызывали в нем особого отклика.

– А помнишь, как пару лет назад я ходила гадать к озеру в ночь вызова духов? – настойчиво продолжала я взывать к его памяти и эмоциям. – Мать строго-настрого запретила мне делать это. Но я дождалась, когда она заснет, и вылезла через окно. Ты незаметно увязался за мной. Шел так тихо, что я ничего не заметила. А когда зажгла свечу в круге духов – выскочил из кустов с диким криком. Помнишь? Ух, как я тогда перетрусила! Мой вопль, наверное, и в соседней деревне слышали. Как же нам попало тогда обоим. Я с тобой целую неделю не разговаривала. Пока ты не признался, что не хотел меня пугать. Просто побоялся, что я наткнусь на того же Грега ночью, вот и присматривал за мной. А выпрыгнул из кустов, потому что впотьмах осиное гнездо задел и одна оса тебя ужалила.

По губам Рауса проскользнула даже не улыбка – лишь намек на нее. Но тут же исчезла.

– А в следующий раз отличилась уже я. – Я говорила взахлеб, чувствуя, как драгоценные секунды утекают, и у меня остается все меньше времени. – Ты тогда влюбился в Мию. Соседскую рыжую девчонку. Прохода ей не давал. То плечом заденешь, то шутку какую обидную выкрикнешь. После очередной твоей выходки она ко мне жаловаться прибежала вся в слезах. Я сразу смекнула, с чего вдруг ты таким задиристым стал. И подучила Мию утащить твою одежду, когда ты в озере нагишом купаться будешь. Рассказала ей, где твое излюбленное место. Или забыл, как на берег вылез, а там она с подружками стоит и над тобой хохочет? Пришлось тебе голышом домой бежать, лопухами прикрываясь.

Раус медленно моргнул раз, другой. Затем с сомнением протянул:

– Знаешь, Лютик, это какая-то не очень хорошая история для того, чтобы убедить меня вернуться. У меня до сих пор щеки горят, как это вспомню.

Я спрятала быструю усмешку. История-то сомнительная, однако Раус оживился. По крайней мере, теперь он хоть немного похож на себя прежнего, а не на куклу с пустым взглядом.

– Неужели ты забыл, как после этого подстерег Мию на тропинке, желая поквитаться за обиду, а в итоге вы поцеловались? – лукаво спросила я. – Кстати, она скоро должна вернуться от тетки из соседнего села.

На самом деле я понятия не имела, когда должна была вернуться Мия. Весной ее отправили на подмогу к овдовевшей сестре отца, оставшейся с двумя маленькими детьми на руках. Но я здраво рассудила, что Раус вряд ли поймает меня на лжи.

И, в конце концов, когда-нибудь она ведь точно вернется.

На щеках Рауса затеплился слабый румянец. Он заморгал быстрее, как будто приходил в себя после долгого изнуряющего сна.

– Мия, – прошептал он. – Мия…

Я прекрасно помнила, каким брат вернулся после той судьбоносной прогулки. Он целый день шатался по дому с глупейшей улыбкой на губах, то и дело на что-нибудь натыкаясь и с грохотом роняя. Пока мать не накричала на него и не отправила рубить дрова. Мол, пропотеешь хорошенько – вся дурь из головы и выйдет.

А уже вечером Раус поймал меня в комнате и долго сбивчиво рассказывал о своем первом поцелуе. Потом жалобно спросил, полный ли он дурак.

Естественно, я ему сказала, что нет, хотя очень хотелось как-нибудь пошутить или съязвить. Но я понимала, что это слишком жестоко – издеваться над чувствами младшего брата, познавшего первую любовь. Только попросила больше не обижать Мию. Мол, знаки внимания – это хорошо, но не такие же.

Неделю после этого Раус был на седьмом небе от счастья. Я знала, что он встречается с Мией. Тайком ото всех, чтобы не стать предметом всеобщих дразнилок. А потом ее отправили в соседнее село, и Раус целый месяц после этого ходил как в воду опущенный.

– Пойдем, – повторила я. – Раус, неужели ты хочешь лишиться всех эмоций? Это же будет не жизнь. Так… Серое безрадостное существование без единого проблеска надежды на лучшее.

– Мне обещали власть, – возразил Раус и сжал кулаки. Опять обернулся к туману, стена которого была так близко от него. Лишь протяни руку – и почувствуй ласку сумрака.

– И что тебе даст эта власть?

Ну что за упрямец! Так и хочется надавать ему хлестких оплеух, чтобы мозги на место поставить. Никогда бы не подумала, что мой брат в душе мечтает о всемогуществе.

– Все, – коротко обронил Раус. – Я получу все, Лютик. Мне больше не надо будет смущаться и робеть. Мне больше не надо будет просить. Мне больше не надо будет бояться. Самые красивые девушки королевства станут моими по праву сильного.

– А в душе будут ненавидеть тебя, – перебила я брата. – Вспомни историю Дрегана. Принес ли ему счастье дар чернокнижника? Да, Кияра стала его невестой, но любила-то она другого. И вон какой трагедией все в итоге закончилось.

Раус молчал. Его лицо как будто осунулось, скулы хищно заострились, под глазами залегли темные тени.

«Он уходит, – с отчаянием поняла я. – Еще несколько минут – и он навсегда уйдет от меня, оставив лишь тело, в котором поселится кто-то жуткий и незнакомый».

– Раус, пожалуйста! – взмолилась я. – Ну не дури. Как я буду без тебя? Как отец будет без тебя? Ты – его единственный сын. Да что там, ты – его единственный кровный ребенок. Я-то так… дочь лишь по привычке.

– Не говори глупостей! – Раус досадливо поморщился, вновь выйдя из пугающего оцепенения. – Отец любит тебя так же, как и меня. И потом, я все равно вернусь. Вернусь настоящим колдуном. И смогу защитить вас от кого угодно. Даже от Дрегана, если тот вздумает обижать тебя.

– Правда в том, что тебе не будет до нас никакого дела. – Я устало покачала головой. – Настоящий ты навсегда останешься в этом тумане.

– Это тебе сказал Дреган. – Раус с вызовом вздернул подбородок. – Он просто боится, что у него появится достойный конкурент. Нет, Лютик. Все будет иначе. Шаршах обещал мне.

– И с каких пор ты веришь тварям из нижнего мира? – Я с возмущением фыркнула. – Впрочем, Элгану ты тоже поверил. Напомнить, чем это завершилось?

Раус нахмурился. Искоса глянул на меня.

– Уходи, – проговорил он. – Лютик, я очень ценю твою заботу. Я даже представить себе не мог, что ты отправишься за мной в нижний мир. Но это бессмысленно. Я сделал свой выбор. И тебе остается лишь смириться с ним.

– Фигушки! – Я зло притопнула ногой. – Нет, Раус, ты вернешься со мной. Потому что я – старшая сестра! И ты должен меня слушаться!

– И что ты сделаешь? – с сарказмом спросил брат. – Побьешь меня? Насильно потащишь обратно? Лютик, не глупи. Ты ничего не в силах изменить.

– В силах! – И я крепко схватила его за рукав. Выплюнула с гневом: – Я последую за тобой, куда бы ты ни направился. Хочешь шагнуть в туман к этим тварям? Валяй! Но ты утащишь меня за собой.

– Лютик, прекрати, немедленно! – потребовал Раус. Попытался было отцепить мои пальцы от своей рубашки, но я лишь усиливала хватку.

Какое-то время мы напряженно пыхтели. Раус сосредоточенно старался меня оттолкнуть, я же настойчиво липла к нему, хватая за руки.

В ходе борьбы мы немного отступили от края дороги, и я позволила себе короткий вздох облегчения. Правда, радоваться было рано. Без согласия Рауса Дреган все равно не сумеет вытащить нас обоих. Я понятия не имела, сколько времени у меня осталось. Если Дреган заберет меня сейчас из нижнего мира, то Раус все равно останется здесь.

– Да хватит уже, Лютик! – раздраженно прикрикнул Раус, убедившись, что я настроена более чем серьезно. – Отстань от меня.

– Ни за что! – и я упрямо обхватила его крепче.

– Это просто смешно! – Раус почти кричал, видимо, не на шутку рассердившись на меня. – Почему ты думаешь, будто вправе лишить меня мечты? Я не желаю быть простым деревенским целителем! Я хочу увидеть другие города и страны. Хочу, чтобы слава обо мне пошла по всему миру.

– И ты готов платить за это чужими жизнями? – спросила я.

Раус замялся с ответом. В его глазах я прочитала сомнение.

– Я не обязан убивать, – наконец проговорил он.

– Но ты будешь, – с нажимом сказала я. – Потому что жажда убивать станет твоей второй натурой. Подумай, а вдруг однажды и Мия станет на твоем пути?

– Нет, такого не случится, – неуверенно возразил Раус.

– Еще как случится, – заверила его я. – Так что идем домой, братишка. Обещаю, что не настучу тебе по твоей глупой голове, когда мы вернемся.

– Ну хорошо, – внезапно согласился брат. – Идем.

Я растерянно захлопала ресницами. Вот так вот просто? Неужели мне действительно удалось его переубедить?

– Только отцепись от меня, – попросил Раус. – Я не могу идти с тобой, когда ты виснешь на мне всем телом.

И я совершила ошибку. Поверила ему. Разжала объятия и протянула ему руку.

Раус посмотрел мне в глаза. В глубине его зрачков мелькнуло какое-то странное чувство, больше всего напоминающее сожаление.

– Прости, – шепнул он.

После чего развернулся и кинулся было к завесе мглы.

Понятия не имею, каким чудом мне удалось предугадать его движение. Наверное, я почувствовала неладное. когда он взглянул на меня.

Нет, я не бросилась за ним следом. Вместо этого я схватила камень, лежащий чуть поодаль, и запустила им в Рауса.

Я не надеялась попасть. Я даже не метилась в него. Скорее, сделала это от обиды и досады, что все мои старания пошли прахом.

Но бросок получился на удивление точным. С глухим звуком камень врезался в затылок Рауса, когда он почти достиг обочины.

Брат покачнулся. Неверяще обернулся ко мне. И рухнул лицом прямо на дорогу.

Туман, плескавшийся на обочине, взбурлил, как пена в крепком мясном бульоне после добавления соли. Разделился на щупальца, силясь достать, лизнуть подошвы сапог моего брата. Они почти выходили за пределы дороги. Почти, но не совсем.

– Дурак, – чуть не плача, выдохнула я.

Подбежала к брату, с усилием перевернула его на спину и приподняла голову.

Его лицо заливала кровь. Волосы на затылке намокли. Должно быть, удар вышел сильным. Но он был жив. Я слышала его слабое, прерывистое дыхание.

– Какой же ты дурак, Раус, – повторила я, горько кривя губы. Прижалась к нему крепче.

А в следующий момент все исчезло. Это произошло настолько резко, что я не успела удивиться или испугаться. Раз – и я уже лечу с невообразимой скоростью через тьму, возвращаясь в реальность.

Но я по-прежнему чувствовала, что держу Рауса. Ох, и нелегкая же это была задача! Плечи ныли от напряжения, пальцы то и дело норовили разжаться. Однако я из последних сил прижимала брата к себе. Нет, не отпущу! Я вытащу его из нижнего мира, а потом лично убью!

Все прекратилось так же внезапно, как и началось. Я вдруг осознала, что по-прежнему сижу в кресле и прижимаю к щеке ладонь брата.

Правда, теперь она была не прохладной, а обжигающе горячей.

Я открыла глаза. Уставилась на Рауса.

Тот был жив. Из его груди вырывалось прерывистое сиплое дыхание, лоб блестел от обильной испарины, губы покрылись сухими корочками.

– Ирель, – послышалось из-за моей спины. – Займись им.

Но знахарка уже хлопотала над Раусом. По гостиной поплыл тягучий аромат целебных трав, которые она вытащила из своей наконец-то пригодившейся сумки. Зазвенели бутыльки, в спешном порядке расставляемые на ближайшем столике.

– Как ты это сделала? – спросил Дреган, обращаясь уже ко мне.

Медленно обогнул кресло и присел передо мной на корточки, крепко взяв за руки.

– Что сделала? – испуганно спросила я.

Неужели я в самом деле убила брата? Выглядит он сейчас, если честно, как смертельно больной.

– Как ты вытащила его? – уточнил вопрос Дреган. – Он ведь не хотел возвращаться. Я чувствовал его сопротивление. А потом оно… ну, не исчезло полностью, конечно. Но ослабело в достаточной мере. И я решил рискнуть.

– И получилось? – уточнила я, глядя поверх его головы на то, как Ирель осторожно вливает в рот Раусу какой-то отвар.

– Пока трудно сказать, – Дреган неопределенно пожал плечами. Кинул быстрый взгляд через плечо на моего брата и добавил: – Но, полагаю, он выкарабкается. Организм молодой, сильный. Но все-таки, что ты сделала? Почему он перестал сопротивляться?

– Я огрела его камнем по голове, – смущенно призналась я.

– Камнем? – недоверчиво переспросил Дреган.

– Ну да, – я неловко улыбнулась. – Сначала мы разговаривали. Но он уперся и ни в какую не соглашался вернуться. Потом мы стали драться. Точнее, он порывался сбежать, а я висла на нем. А в конце он обманул меня. Сказал, что якобы все осознал и пойдет со мной. Но едва я от него отцепилась – кинулся бежать. Вот я и запустила в него камнем. Я даже не думала, что попаду. Но угодила ему прямо в затылок.

– Это самое удивительное, что я когда-либо слышал в жизни. – Дреган медленно покачал головой. – Я даже не думал, что такое возможно.

– Твоя невеста вообще удивительная девушка.

Я вздрогнула и посмотрела в ту сторону, откуда донеслась эта фраза.

Летисия лениво оперлась плечом о дверной косяк, наблюдая за происходящим. Интересно, как давно она там стоит? Сдается, она все видела и все слышала, но по какой-то причине предпочла не вмешиваться.

В руках мать Дрегана держала Хорга. Зверек усердно жмурился, но было видно, что с ним все в порядке. Правда, надолго ли?..

Дреган, который все еще держал меня за руки, поморщился. Встал и прищелкнул пальцами, сняв с моего отца заклятье.

– Короче говоря, я категорически против! – продолжил тот с того самого места, на котором его прервали чары чернокнижника. Но тут же осекся и изумленно вытаращился на Ирель, хлопочущую около Рауса. Кашлянул и робко спросил: – Кажется, я что-то пропустил?

– Папа, все в порядке, – поспешила я его успокоить. – Дреган вытащил Рауса из нижнего мира.

– Ясно, – хмуро обронил отец, как будто ни капли не обрадованный этой новостью. С претензией добавил, неприязненно глядя на Дрегана: – Вижу, вы всегда поступаете по-своему.

– Абсолютно точное замечание, – промурлыкала Летисия и подошла еще ближе, лениво поглаживая Хорга промеж ушей.

Зверек лежал на ее руках совершенно недвижимый, как будто находился в глубоком обмороке. Впрочем, если учесть, что он натворил, то это вполне вероятно. Угроза смерти все еще висит над его головой.

Летисия тем временем перевела взгляд на Рауса. Благодаря хлопотам Ирель ему явно становилось все лучше и лучше. Дыхание больше не вырывалось из его груди с таким пугающим надсадным хрипом. Пурпурный румянец, говорящий о жаре, сошел с щек.

– Зря ты его вытащила, деточка, – обронила Летисия, обращаясь ко мне, но по-прежнему с каким-то нехорошим интересом рассматривая моего брата.

– Почему это? – спросила я, сразу вся подобравшись.

– Потому что это было сделано насильно, – сказала Летисия. – Я понимаю, почему ты так поступила. Наверное, на твоем месте я бы поступила так же. Это очень хорошая черта характера: не сдаваться и не отступать до последнего. Но по сути ты оказала своему брату медвежью услугу.

Медвежью услугу?

Это еще что такое?

– То есть? – поинтересовалась я, не желая признаваться, что просто не понимаю смысла столь загадочной фразы.

– Твой брат хочет власти, – любезно разъяснила мне Летисия. – Это очевидно. Иначе Дрегану даже звать бы тебя на подмогу не пришлось. Он бы сам выдернул мальчишку из нижнего мира. Но даже тебе не удалось переубедить брата. Он остался при своем мнении. Да, ты спасла его душу. На этот раз. Но ты не сможешь быть вечно рядом с ним. Я вижу, что магические способности у твоего брата есть, пусть и слабые. Рано или поздно он наткнется на кого-нибудь вроде того же Элгана. И все-таки осуществит задуманное. Станет великим колдуном, отдав взамен свою душу.

Мы с Дреганом переглянулись. Летисия, конечно, не знала, что Раус уже столкнулся с Элганом. И тот действительно пытался склонить его к ритуалу. Повезло еще, что я поспела в последний момент со шваброй наперевес. Хотя в итоге и сама чуть не погибла.

– Глупости! – важно заявил отец. – Раус не такой. Он просто слишком молод, вот и мозгов у него маловато. Ну ничего. Подрастет и поймет, что не все в жизни меряется золотом.

– Молод? – с иронией переспросила Летисия. – Сколько ему?

– Четырнадцать, – ответил отец.

– В тринадцать наш король собственноручно убил своего отца и старшего брата и стал единовластным правителем Ирриона, – вкрадчиво проговорила Летисия. – Через год страну расколола междоусобица, когда несколько древних родов вздумали кинуть вызов его власти. Каждый второй из бунтовщиков отправился на плаху или виселицу. С тех пор миновало без малого сорок лет. Много еще было заговоров и попыток убийства. Но его величество до сих пор занимает свой трон. Думаете, он сильно изменился со времен своей юности? Некоторые черты характера закладываются даже не в детстве – в утробе матери. И это невозможно изменить.

Отец смущенно молчал, явно не зная, как парировать утверждение Летисии.

В этот момент Раус слабо пошевелился и мучительно застонал. Распахнул мутные глаза и слепо уставился в потолок.

– Лютик, – прошептал он. – Лютик…

– Я здесь, – пискнула я и напряглась.

Если Летисия права, то Раус вряд ли меня поблагодарит за то, что я вытащила его из нижнего мира.

Брат медленно повернул голову и посмотрел на меня.

Нет, он ничего не сказал. Но это было и не нужно. В его глазах я увидела достаточно. Там плескались обида и досада, но никак не радость от возвращения.

Я понурилась. Да, как ни жаль осознавать, но моему брату было не нужно это спасение. Он действительно сделал свой выбор. И рано или поздно вернется к этому.

Дреган тоже все понял. Он негромко вздохнул и в ободряющем жесте положил руку на мое плечо.

– Что и следовало доказать, – негромко обронила Летисия, которая с легкой улыбкой наблюдала за происходящим.

В этот момент Хорг на ее руках пошевелился. Приподнял голову и проговорил, виновато глядя на Дрегана:

– Хозяин, я знаю, что вы злы на меня. И знаю, что меня ждет жестокое наказание. Но позвольте мне хоть немного загладить свою вину перед вами!

– О чем ты? – обронил Дреган.

– Мне кажется, я знаю, как все исправить, – сказал Хорг.

– Что именно исправить? – устало уточнил Дреган. – Хорг, выражайся яснее!

– Помните первую встречу Шаршаха и Рауса? – затараторил тот. – Ну, когда эти милые дети только переселились в замок? Тогда он неплохо потрепал мальчика. Вы успели лишь в последний момент. Но некоторую часть души Рауса он унес уже тогда. Я полагаю, в этом и есть корень зла. Если ее вернуть, то мальчик забудет о своих замашках юного властелина мира. Станет менее амбициозным, так сказать. Словом, обычным сельским пареньком четырнадцати лет.

– Ничего не понимаю! – искренне признался отец. – О чем он говорит? Раус уже бывал в нижнем мире?

Но никто не удостоил его ответом. Дреган задумчиво тер подбородок, глядя на своего питомца.

– И я готов помочь с этим, – продолжил тот, слегка приободрившись от того, что хозяин его не обрывал. – Шаршах заключил сделку со мной. Но я не выполнил свое обещание. Зеркальные твари этого не прощают. Он обязательно постарается поквитаться, если у него представится такая возможность.

– То есть ты предлагаешь сыграть роль наживки? – осведомился Дреган.

Я зло заерзала в кресле. То «медвежья услуга», теперь «роль наживки». А более понятно они выражаться не умеют, что ли? Сиди и гадай, о чем вообще идет речь.

– Я напортачил – мне и отвечать, – произнес Хорг. – Взамен прошу лишь пощады. Хозяин, честное слово, я больше никогда не предам вас!

– Свежо предание, – буркнул Дреган себе под нос и перевел взгляд на мать.

– А почему бы и нет? – ответила она на невысказанный вопрос сына, каким-то чудом уловив его мысли. – Это должно быть весело. К тому же если ты поймаешь зеркальную тварь, то…

– То уничтожу ее, – оборвал ее Дреган.

– Но… – попыталась было возразить Летисия.

– И это не обсуждается, – вновь не дал ей договорить Дреган. – Мама, я действительно не собираюсь возвращаться к темной магии. А без нее подобное создание в повиновении не удержишь. Хватит с меня порождений нижнего мира. Одного более чем достаточно.

И многозначительно посмотрел на слегка приободрившегося Хорга.

– Как знаешь, – с нескрываемым неудовольствием проговорила Летисия. – Но если бы ты сумел запереть Шаршаха в одном зеркале, то…

– Он уже был заперт в моем зеркале, – Дреган слегка повысил голос, видимо, утомленный все новыми и новыми доводами матери. – И ни к чему хорошему это не привело. – Затем сухо приказал, обращаясь к Хоргу: – Давай выкладывай свой план.


Глава 3

Я загнанным зверем металась по гостиной, то и дело натыкаясь на кресла. День медленно и неуклонно клонился к вечеру, но я чувствовала себя так, будто он тянется уже целую вечность. Слишком много событий произошло сегодня.

Дреган, Хорг и Раус уединились в кабинете чернокнижника на втором этаже замка. При этом мне было строго-настрого запрещено соваться туда, что бы я ни услышала. И сейчас я сходила с ума от волнения, гадая, началась ли опасная охота или еще идет подготовка к ней.

Как ни странно, но Раус сразу же согласился участвовать в затее Хорга, хотя был еще очень слаб. Впрочем, нет, в этом как раз не было ничего удивительного. Я с легкостью угадала мысли брата. Наверняка он мечтает о том, что Шаршах сумеет обмануть Дрегана. И тогда начатое будет завершено.

Отец, не выдержав нервного напряжения, разлитого в воздухе, удалился на кухню готовить то ли поздний обед, то ли ранний ужин. Компанию ему составила и Ирель, которая словно забыла о своем желании вернуться домой. Конечно, здесь-то намного интереснее. Особенно когда наблюдаешь со всем со стороны и речь идет не о твоих родных.

Словом, компанию мне составляла только Летисия. Мать Дрегана вальяжно полулежала на диване, баюкая в руке бокал с вином, и со снисходительной усмешкой наблюдала за моими метаниями.

– Ты забавная, – внезапно проговорила она.

– Мне это уже говорили, – огрызнулась я.

И без того темные глаза Летисии стали почти черными. Ей явно не понравился мой тон, и я поспешно извинилась.

– Простите, – буркнула, не в силах и на миг остановиться и продолжая наматывать круги по комнате. – Я слишком боюсь.

– Что же, понимаю. – Летисия благосклонно кивнула. – А за кого больше? За брата или за моего сына?

– В смысле? – Я резко обернулась к ней. – Разве Дрегану грозит какая-нибудь опасность?

– Конечно. – Летисия лениво поднесла ко рту бокал и неторопливо отхлебнула вина. После чего продолжила все с той же раздражающей медлительностью: – Зеркальные твари бывают очень коварны. А про их жестокость и говорить нечего. Когда-то Дреган уже побывал в нижнем мире. Если Шаршах утащит его туда, то мой сын не вернется. Точнее, вернется, но не он. Ты же сама слышала его слова. Эта дорога будет для него без возврата.

Я нервно хрустнула пальцами. Беспомощно оглянулась на дверь.

Быть может, бежать наверх и попросить Дрегана прекратить все это? Он и без того слишком много сделал для меня и для Рауса. Он не должен так рисковать.

А еще где-то в глубине души жил страх, что я больше никогда его не увижу. Да, не могу сказать, что нас с Дреганом связывала сильная страсть с первого взгляда. Да что там, мы поцеловались-то по-настоящему меньше суток назад. Но… Я была не в силах представить, что никогда больше его не увижу. Не услышу его чуть хрипловатого насмешливого голоса.

– А ты ведь действительно любишь его, – с искренним удивлением констатировала Летисия, вновь пригубив бокал. – Так мило. И тебя ничего не смущает в нем?

– Хватит, – попросила я. – Я все это слышала уже множество раз. И если услышу еще один, то мое решение все равно не поменяется.

– И впрямь мило. – Летисия заулыбалась, ни капли не обидевшись на меня. Одним глотком допила вино и аккуратно поставила бокал около дивана.

Я возобновила свой бег по гостиной, не обращая на нее особого внимания. Вместо этого я отчаянно прислушивалась к тому, что происходило наверху. Но со второго этажа не долетало ни звука.

– А что ты вообще знаешь про зеркальных тварей? – внезапно спросила Летисия. Встала, неторопливо подошла к столику с напитками и подхватила початую бутылку вина. Больше не утруждая себя поисками бокала, сделала глоток прямо из горлышка.

Ярко-алая жидкость пролилась на ее рубашку. Но женщина лишь промокнула губы рукавом, не слишком расстроившись из-за своей оплошности.

– Ничего я про них не знаю, – честно сказала я. – Ну, только то, что они утаскивают души людей в нижний мир. А взамен приходит нечто странное… и чуждое.

– Зеркальные твари бывают разные, – протянула Летисия, разглядывая меня с каким-то нехорошим интересом. – Самые молодые не представляют особой опасности. Они еще не научились коварству и часто бывают обескураживающе правдивы и честны. Но есть те, кому много веков. Они… О-о… С ними лучше не связываться. Они плетут такие изысканные кружева интриг, что ты запутаешься в них, как муха путается в паутине.

Я опять остановилась. С недоумением обернулась к женщине.

О чем это она? Почему-то мне стало очень не по себе. Нет, Летисия говорила спокойно. Но меня не оставляло чувство, будто в глубине души она потешается надо мной.

– Шаршах стар, – продолжила Летисия. – Очень стар. Намного старше того же Хорга, который только начал постигать искусство обмана. Как думаешь, неужели он не заметил, что сделка с ним была не завершена должным образом?

– О чем вы? – спросила я, совершенно не понимая, к чему клонит мать Дрегана.

– Сделка, заверенная кровью, моя милочка, имеет одно неоспоримое преимущество, – любезно разъяснила она. – Ее невозможно нарушить. Если одна из сторон попытается схитрить и забудет о необходимости клятвы, то у второй стороны открываются неограниченные возможности для маневрирования.

Я нахмурилась. Все равно звучит как нечто в высшей степени непонятное.

– Ты забавная, но тупая, – со вздохом констатировала Летисия. – Никакого удовольствия от общения. Дурочка, Хорг желал обмануть Шаршаха, не скрепив их сделку должным образом. Но что, если Шаршах разгадал его детский план и сделал свой ход?

– А он сделал? – на всякий случай переспросила я, насторожившись.

Речь Летисии по-прежнему оставалась для меня непонятной. Но было ясно: она клонит к чему-то нехорошему.

Летисия как-то странно ухмыльнулась.

Сказать, что мне стало не по себе, – ничего не сказать. Почему-то захотелось выбежать прочь, не оглядываясь. И я сама не понимала, по какой причине так реагирую на происходящее. Летисия не угрожала мне. Не говорила гадостей. Но… Я была бы счастлива оказаться от нее как можно дальше в этот момент.

– Шаршах пришел ко мне сразу после того, как заключил сделку с Хоргом, – протянула Летисия. – Он мне все рассказал. И мы решили сыграть в одну игру с очень простыми правилами.

Я слушала Летисию, хмурясь все сильнее. Увы, я по-прежнему не представляла, куда она клонит. Если Шаршах ей все рассказал, то получается, она с ним заодно. Но что это значит? Раус обречен? Или Дрегана заманивают в ловушку?

– И что? – с опаской осведомилась я. – Дрегану нет смысла пытаться спасти моего брата?

– Дреган спасает не того, – с лучезарной улыбкой проговорила Летисия. – Невинные души – это настоящее пиршество для зеркальных тварей. Но Шаршах полакомился не только твоим братом. Он и тебя успел потрепать.

– Все равно не понимаю, – призналась я. – Честное слово, я…

– У тебя на носу какой-то прыщик вскочил, – вдруг резко перебила меня Летисия. – Вот, взгляни.

И протянула мне карманное зеркальце, которое ловко выудила из кармана штанов.

Я приняла его, удивляясь все сильнее и сильнее. Странная она какая-то. И что значат ее слова про то, что Дреган спасает не того?

Озарение пришло внезапно. Увы, слишком поздно. Уже после того, как я кинула взгляд в зеркальце, выискивая злополучный прыщик.

Пока Дреган наверху пытается спасти Рауса, зеркальная тварь здесь, рядом со мной.

В отражении клубилась серая непроглядная мгла. Один взгляд – и мир вокруг перестал существовать. Правда, очень сомневаюсь, что на сей раз мне удастся найти обратную дорогу.

– Вот так-то, девочка, – из какого-то невообразимого далека успела услышать я торжествующий голос Летисии. – Вот так-то. Прости, но ты слишком глупа для той, которая станет женой моего сына.

Падение в темноту длилось настолько долго, что я думала, будто оно никогда не прекратится. Но внезапно я обнаружила, что стою на уже знакомой мне дороге из серого камня, простирающейся невообразимо далеко по обе стороны.

Ну Летисия! Не ожидала от нее такого. Зачем сразу же отправлять неугодную невесту сына в нижний мир? В конце концов, если она настолько против нашего брака, то что мешало ей высказаться?

«И что бы это изменило? – скептически вопросил внутренний голос. – Как будто мнение матери имеет особое значение для Дрегана. Он всегда поступает так, как хочет сам».

Я уныло посмотрела в одну сторону. Затем в другую. И села прямо на камни, зябко поджав под себя ноги.

И что дальше? С дороги я не сойду, это совершенно точно. Душу свою тоже никому не отдам. Шаршаху придется весьма постараться, чтобы отнять ее у меня. О могуществе я не мечтаю. Власти мне тоже не надо. Магия… И без нее прекрасно живется. Даже не представляю, чем бы он мог меня соблазнить.

– Быть может, этим?

Я вздрогнула, услышав этот вкрадчивый шепот. Туман, клубящийся по обе стороны от дороги, резко схлынул. И я увидела… Себя. Но в каком виде!

Длинные светлые волосы окутывали меня, подобно плащу. В них золотилось множество нитей с драгоценными камнями. Алый шелк дорогого платья слепил глаза. Мой двойник взглянул на меня с плохо скрытым превосходством. На губах девушки, так похожей на меня, заиграла снисходительная улыбка. И я внезапно смутилась.

– Сколько раз за последние дни тебя называли глупой?

Шепот продолжал обволакивать меня. Я никак не могла понять, откуда он идет.

– Сколько раз сказали, что ты не пара Дрегану?

Дурацкие вопросы. Дурацкие и совсем не смешные. Я уже устала от них.

– А ведь все может измениться. Ты станешь истинной королевой званых приемов. Дреган будет счастлив вывести тебя в свет. Красивая, остроумная, безжалостная к врагам… Неужели ты не хочешь этого?

Я помотала головой. Ну, то есть, конечно, я хотела этого. Но цену за это Шаршах возьмет непомерную.

– Душа имеет свойство восстанавливаться. Зато тебя больше не надо будет опекать. Ты превратишься из вечной жертвы в охотницу. И уже тебя будут бояться.

Девушка, стоящая около обочины дороги, улыбнулась. Широко распахнула руки, призывая меня в объятия.

Я упрямо уткнулась взглядом в свои колени. Ну да, умом я не вышла. Но это дело поправимое. Просто родителям недосуг было заботиться о моем образовании. Хоть считать и читать научили – и то благо. Но я обязательно это исправлю!

– Неужели ты не хочешь познать искусство невидимого? Тогда никто не посмеет тебя обидеть. Взгляни на Летисию. Она даже Элгану дала отпор.

Я подняла руки и приложила ладони к ушам. Не хочу слушать! Не хочу слышать! Мне плевать, что пообещает мне Шаршах. Зеркальные твари коварны. Главное, дождаться Дрегана. Он вытащит меня отсюда! В этом я совершенно уверена.

– Проблема в том, что Дреган не придет за тобой. Вспомни его слова. Если он пересечет грань между мирами, то навсегда останется здесь. Так что твое ожидание рискует сильно затянуться.

Я отняла ладони от ушей и с удивлением на них посмотрела. Почему я все еще слышу Шаршаха? Такое чувство, будто его голос раздается прямо в моей голове.

– Все так и есть, девочка. Мы будем вечность вместе, пока ты не примешь неизбежное. Или ты можешь ускорить события. Все равно никто не спасет тебя.

Из упрямства я опять заткнула уши и принялась напевать какой-то простенький мотивчик. Значит, я буду вечность сидеть и ждать. Почему бы и нет? Комары не кусаются, голода я не чувствую, жажды тоже. Скучно правда. Ну да ничего.

– Это бесполезно. Тебе все равно придется смириться.

Я запела в полный голос. Одну песню, затем другую. Опять первую. Пела при этом я преотвратно. Специально фальшивила и в некоторых местах срывалась на визг. Надеюсь, Шаршаху неприятно это слышать.

И вдруг вокруг меня что-то изменилось.

Я оборвала свой вой, который так смело назвала пением, и настороженно огляделась.

Вроде бы на первый взгляд все было по-прежнему. Дорога так же тянулась куда-то в бесконечность. Туман так же клубился у обочины.

Я задумчиво почесала нос, пытаясь определить, что же меня взволновало. Одно радовало: Шаршах не торопился возобновлять диалог. Наверное, бедняга наслаждается наступившей тишиной.

Резкий холодный порыв ветра разметал мои волосы, и я встала. Ветер? Тут? В этом навсегда замершем царстве влажного сумрака?

А потом я увидела Дрегана.

Никогда прежде я не видела его в такой ярости. Нет, Дреган не кричал, не потрясал кулаками и не ругался. Он просто шел ко мне. И я буквально чувствовала, как его переполняет гнев. То самое страшное, дикое, слепое бешенство, которое способно разорвать человека изнутри, если не найдет выхода. Воздух между нами аж потрескивал от напряжения. Казалось, щелкни пальцами – и начнется настоящая гроза.

Я невольно попятилась. Впервые в жизни я боялась Дрегана. За его спиной сплошной волной шла тьма. Непроглядная, чернильная. Она вплеталась в его волосы, танцевала на дне зрачков. И я знала, что она поглотит меня без следа, если он обратит свое раздражение на меня.

– Ты все-таки пришел за ней.

В голосе Шаршаха послышалось удивление. И это была первая эмоция, которую я уловила от зеркальной твари.

Дреган остановился, не доходя до меня нескольких шагов. Протянул руку и сухо приказал:

– Идем, Лютик.

– О нет. Теперь ты останешься со мной навечно.

Дреган коротко и зло рассмеялся. Поманил меня пальцем.

Мои колени постыдно дрожали, когда я подошла к нему. Встала рядом, не смея принять предложенную руку.

– Все будет хорошо, – негромко обронил Дреган, не глядя на меня.

Его взор был устремлен в туман, который начал сгущаться. С каждым мигом белесая тьма становилась все плотнее и темнее.

– Все будет хорошо, – повторил он.

Мне не понравилось, как это прозвучало во второй раз. Куда-то пропала прежняя уверенность Дрегана. В его голосе прорезалась непонятная растерянность.

– Дреган? – Я робко тронула его за рукав.

Мужчина вздрогнул, как-то жалобно одной половиной рта улыбнулся. Его взгляд по-прежнему был обращен в туман.

– Я не могу, Лютик, – прошептал он. – Я знаю, что нельзя верить Шаршаху. Но он показывает мне небывалое. Обещает исполнение всех мечтаний.

Я не понимала, о чем говорит Дреган. Для меня туман, окутывающий дорогу, по-прежнему был самым обычным. И я больше не слышала Шаршаха.

Решение пришло внезапно. Я потянулась к Дрегану, накрыла его губы своими.

На какой-то миг почудилось, что сейчас он оттолкнет меня. Но Дреган вдруг привлек меня к себе. С такой силой сжал плечи, что я лишь чудом не закричала.

В его поцелуе сейчас не было нежности. Но и страстным его назвать было нельзя. Скорее – грубым.

Неожиданно острая боль пронзила мою нижнюю губу. Я вскрикнула и отпрянула. Неверяще провела ладонью по лицу и посмотрела на испачканные кровью пальцы.

Дреган укусил меня? Такой подлости от него я точно не ожидала.

– Ты с ума сошел, что ли? – с возмущением спросила я. – Кусаться-то зачем?

Дреган с усилием моргнул раз, другой. Глухо застонал и зажмурился.

– Прости, – с отчаянием выдохнул он. – Прости. Тебе, наверное, лучше уйти. Я… Я боюсь, что не смогу сдержаться и совершу что-нибудь страшное.

– Отличное предложение! – с сарказмом фыркнула я. – И куда мне идти? Мы ведь в нижнем мире! Нет уж, дорогой мой. Твоя мать меня сюда отправила, следовательно, тебе меня и вытаскивать.

– Но… – запротестовал было Дреган, по-прежнему не открывая глаз.

– И ничего слушать не желаю. – Я решительно взяла Дрегана за руку. – Идем.

– Лютик, ты не понимаешь! – Дреган попытался выдернуть свою ладонь из моей хватки, но я держала его крепко. – Это клеймо покорности. Когда я вернулся в прошлый раз из нижнего мира, король взял меня на службу. Сделал своим верным помощником. И, чтобы обезопасить себя от предательства, заставил магов поставить мне метку верности. А сейчас Шаршах действует через нее. И я просто не могу противиться его воли.

И с треском рванул рубаху вверх. Повернулся ко мне спиной.

Я ахнула. На его коже, совершенно обычной раньше, сейчас змеилась настоящая паутина черных колдовских нитей. Они пролегали от плеча к плечу, то сплетаясь друг с другом, то расходясь. А самое ужасное: эта метка росла. Выпускала все новые и новые отростки и медленно, но неуклонно ползла по телу Дрегана.

– Еще несколько минут – и метка захватит мой разум полностью, – глухо проговорил Дреган. – После этого я не смогу сопротивляться уговорам Шаршаха. Я держусь уже из последних сил. Поэтому, Лютик, беги. Надеюсь, я не буду за тобой гнаться.

Угу, легко сказать, да трудно сделать. Куда мне бежать, ну куда? У меня нет ни малейшего желания вечность брести по этой странной дороге без начала и конца. Да, голода я не чувствую, жажды тоже. Но я не заслужила подобного бесконечного скитания по нижнему миру!

В этот момент новая магическая нить запульсировала на шее Дрегана, и тот глухо застонал.

Не выдержав, я подняла руку. Притронулась пальцем к его коже, оставив на ней алый отпечаток собственной крови.

Подушечки закололо холодом. Мои пальцы засветились, и я приоткрыла рот от немого изумления.

Потому что кровь исчезала с моей руки. А вместе с ней исчезла и часть клейма Дрегана.

Тот вздрогнул. Кинул на меня изумленный взгляд через плечо.

– Что ты сделала? – спросил он. – Это… Это было приятно. И мне стало легче.

Вместо ответа я поднесла руку к пораненной губе. Стерла остатки крови и снова приложила пальцы к метке.

Да, совершенно точно – она исчезала. Магические нити на глазах угасали, освобождая кожу Дрегана.

– Кровь, – решительно проговорила я. – Нам нужна моя кровь. Не знаю как, не знаю почему, но твое клеймо растворяется.

Дреган посмотрел на мою руку. Перевел взгляд на меня.

– Но… – нерешительно запротестовал. – Лютик, я не хочу делать тебе больно.

– А разве у нас есть выбор? – Я зло усмехнулась. – В противном случае ты потеряешь душу и все равно убьешь меня. Или не убьешь, но я останусь в нижнем мире навсегда, потому что не сумею выбраться без тебя.

Дреган отстегнул от пояса кинжал. С неприятным металлическим звоном освободил его от ножен, по-прежнему не сводя с меня глаз.

Я протянула ему руку, держа ладонью вверх, но Дреган медлил.

– Давай же! – с измученной улыбкой поторопила его я. – Уж как-нибудь потерплю небольшую ранку.

Правда, когда он приложил лезвие к моему запястью, я малодушно зажмурилась. Ой, как же все-таки страшно!

Как ни странно, но боли от пореза я почти не почувствовала. Просто небольшое «ой», и то скорее от страха. И теплая жидкость заструилась по моим пальцам.

Наверное, со стороны это выглядело очень странно. Я словно рисовала на спине Дрегана, используя для этого свою кровь. Но мазков не оставалось. Капли исчезали сразу же, как только попадали на его кожу.

А еще я чувствовала все усиливающиеся слабость и дурноту. Странно. Порез на коже не выглядел серьезным. Но мне было по-настоящему плохо. Перед глазами все потемнело в преддверии скорого обморока.

Это случилось одновременно. Последняя магическая нить клейма задрожала на коже Дрегана, ослепительно вспыхнув напоследок, а затем погаснув. И почти сразу мир перестал существовать для меня.


Глава 4

Возвращение в обычный мир происходило очень трудно и болезненно. Я то проваливалась в темноту, то выныривала обратно на пару секунд. Но не успевала очнуться окончательно, как меня вновь кидало в небытие.

А еще мне было больно. Очень больно. В краткие мгновения даже не яви – полудремы тело пронзала настолько острая судорога, что я выгибалась, начиная беспорядочно молотить ногами и руками.

Но даже в самые страшные мгновения я чувствовала присутствие Дрегана рядом. Слышала его тихий увещевающий голос. Ощущала его приятные прохладные прикосновения к пылающему лбу.

Наверное, это меня и спасло. Я верила, что не осталась в нижнем мире. И отчаянно цеплялась за эту надежду. Если я чувствую боль, то я живу?

Я резко распахнула глаза. В этот раз пробуждение было иным. Меня не кинуло обратно в небытие. Мои суставы не выкручивала невыносимая боль. Я просто жила. Просто дышала. И это было… невыносимо хорошо.

Не знаю, сколько я лежала так: с широко распахнутыми глазами и не веря в счастье избавления от боли. Я даже вздохнуть полной грудью не смела – а то вдруг боль вернется.

– С возращением, Лютик, – тихо прозвучало рядом.

Я с трудом скосила глаза и увидела Дрегана.

Он выглядел не просто отвратительно, а ужасно. Под глазами залегли темные круги бессонницы. Скулы хищно заострились, губы были покрыты сухими корочками.

– С возвращением, – почти беззвучно повторил он. А затем бессильно обмяк в кресле, вплотную придвинутом к моей кровати.

Я с трудом приподнялась. Легонько погладила его по руке.

– Прости его, – услышала я голос. – Дреган не спал трое суток, выводя тебя с другой стороны.

Я с удивлением узнала голос Хорга. А затем и сам крылатый питомец чернокнижника удивительно ловко вскарабкался по покрывалу на мою кровать.

Или точнее сказать – ранее крылатый? Потому что одно крыло по-прежнему безжизненно висело. Правда, уже без повязок.

– Ты еще жив? – спросила я, устало откинувшись на подушку. – Помнится, Дреган хотел тебя убить.

– Мы помирились, – довольно проговорил Хорг, устроившись на подушке рядом. – Я еще раз принес свои искренние извинения и пообещал, что никогда больше не начну игру за его спиной.

Я скептически вздернула бровь, глядя на зверька в упор.

Ох, свежо предание да верится с трудом. Нет, я рада, что Дреган пощадил Хорга. Все-таки что ни говори, но он забавный. Но на месте чернокнижника я бы выгнала предателя раз и навсегда.

– К тому же у Дрегана просто не поднялась на меня рука после того, как я спас вас обоих, – важно дополнил Хорг.

– Ты нас спас? – недоверчиво уточнила я. – Как это?

– Я не побоялся спуститься вслед за хозяином в нижний мир, – пустился в объяснения Хорг. – Увидел, как он безутешно горюет над твоим бездыханным телом. Узнал, что случилось. И поделился с тобой частью своей жизненной энергии, что позволило Дрегану стабилизировать твое состояние. Ну а потом показал ему дорогу обратно.

Я смущенно кашлянула. Неловко как-то признаваться, но я мало что поняла из рассказа Хорга. Ну, кроме одного: что едва не погибла, спасая Дрегана от Шаршаха.

– Странно, – протянула я. Приподняла руку, на которой должен был остаться след от кинжала Дрегана, и задумчиво посмотрела на запястье без малейшей царапины. Продолжила: – Я так и не поняла, что случилось. Моя кровь стирала метку Дрегана. Но я не так уж много ее потеряла.

– Да кровь на самом деле тут ни при чем. – Хорг покачал головой. – С тем же успехом ты могла бы лить слезы на клеймо Дрегана. Эффект был бы тем же. Понимаешь, Лютик, ты хотела его спасти. И ты готова была отдать свою жизнь за него. Тьма – ничто перед светом истинной любви, пусть это прозвучит пафосно, банально и даже глупо. Когда его величество приказал заклеймить Дрегана, то вряд ли мог представить, что когда-нибудь объявится та, кто искренне полюбит самого могущественного и жуткого колдуна страны. Впрочем, Дреган в те времена вообще не вызывал особых симпатий, – хихикнул и добавил: – Ох, хочу я увидеть лицо его величества, когда он поймет, что Дреган освободился от клейма.

– То есть метка совсем пропала? – уточнила я.

– Абсолютно. – Хорг смешно наморщил нос. – Ни следа, ни намека. Как будто и не было ее никогда.

Я посмотрела на мирно спящего Дрегана и робко улыбнулась. Это же просто замечательно!

– А в еще большей ярости будет его мать, – Хорг аж прищурился от удовольствия, – когда осознает, что сынок и впрямь не собирается возвращаться ко двору. Она, конечно, темная ведьма. Но своими подлостями нажила себе столько врагов, что ой как боится лишиться защитника в лице своего сынка.

При мысли о леди Летисии я нахмурилась. А ведь именно она отдала меня Шаршаху. Интересно, Дреган знает об этом?

– Да и сам любимый сынок сейчас возглавил армию ее противников, – добавил Хорг. – Летисии повезло, что он был слишком занят, пытаясь вытащить тебя. Поэтому она успела ускользнуть. Не попрощавшись, так сказать. Но их следующая встреча выйдет ой какой бурной!

– А почему Летисия вообще так поступила? – спросила я. – Зачем было сначала спасать меня от Элгана и убеждать, будто она не имеет ничего против нашего брака, а затем отдавать меня Шаршаху?

– Если бы Элган тебя убил, то Дреган был бы обязан поквитаться с ним, – сказал Хорг. – Кровь за кровь, смерть за смерть. А блондинчик, как ни крути, опасный соперник. При их следующей схватке удача вполне могла бы отвернуться от Дрегана. А смерти своему сыну Летисия все-таки не желает. Это во-первых. А во-вторых, она рассчитывала, что новое путешествие в нижний мир, так сказать, исправит Дрегана. Он вернется ко двору, вновь ощутив жажду власти. И станет тем, кем был раньше. Жестоким и могущественным колдуном, именем которого так легко прикрываться в случае опасности.

– По твоим рассказам, королевский двор – то еще место. – Я выразительно поморщилась. – Того и гляди, кинжал в спину получишь.

– И кинжал в спину, и яд в бокал, и смертельное проклятье. – Хорг опять захихикал, как будто ему было весело обсуждать это. Мечтательно вздохнул: – Эх, бывали же времена! Когда сопровождаешь хозяина на очередной бал и делаешь с ним ставки: пройдет все спокойно или кого-нибудь все-таки укокошат. Даже немного жаль, что не будет у нас больше таких развлечений.

– Ну ты-то всегда можешь вернуться, – искушающим тоном предложила я. – Найдешь себе нового хозяина.

– Да кому я теперь нужен такой. – Хорг погрустнел и попытался приподнять безжизненно висящее крыло, которое, однако, даже не дернулось. Пробормотал с досадой: – И вообще, без поддержки Дрегана я в этот змеиный клубок не сунусь. Та же Летисия меня голыми руками на кучу маленьких Хоргов порвет, когда узнает, что ее гениальный план по избавлению от одной неугодной девицы и возвращению блудного сына в лоно семьи провалился отчасти и по моей вине.

Я привстала. Опустила было ноги с кровати, откинула одеяло и тут же с приглушенным взвизгом натянула его обратно. Потому что оказалось, что лежу совершенно обнаженная.

Щеки потеплели от стыда. Я возмущенно посмотрела на безмятежно спящего Дрегана. Это что же получается, он меня раздел?

– Да ты не переживай, тебя Ирель ворочала, – поторопился успокоить меня Хорг. Хмыкнул и добавил с иронией: – Правда, хозяин все равно помогал ей по мере сил и возможностей. Тяжеловато старушке пришлось. Но все было в рамках приличий, ты не сомневайся.

Я скептически поджала губы. Обмотала вокруг себя одеяло и все-таки встала. Неполную минуту прислушивалась к внутренним ощущениям. Убедившись, что сознание не торопится оставлять меня, отправилась к креслу чуть поодаль, на котором лежало нечто похожее на халат.

– Меня, кстати, тоже можешь не стесняться, – произнес Хорг. – Так-то меня выгнали из комнаты. Точнее сказать, я сделал вид, будто ушел. А сам на шкафу сидел. А ничего у тебя фигурка. Ладненькая. Тощеватая правда, как на мой вкус. Но…

Он не успел договорить. Я резко повернулась к нему и пригрозила кулаком. Точнее, собиралась это сделать. Но с кончиков моих пальцев вдруг сорвалась зеленая молния, которая лишь каким-то чудом не угодила в Хорга. Зато она попала в стену, и комнату окутала белая пыль побелки.

– Обалдеть! – потрясенно воскликнул Хорг, который успел лишь привычно сжаться в комок. Потрясенно посмотрел на внушительных размеров дыру в стене, затем перевел взгляд на меня.

А я так же потрясенно разглядывала свою руку. Как у меня это получилось?

Дреган застонал, силясь вырваться из сна. Распахнул мутные глаза и тут же вскочил на ноги, увидев то безобразие, что я натворила.

– Кто это сделал? – хрипло выдохнул он. – Элган вернулся?

За дверью послышались торопливые шаги, и в комнату ворвался Раус, который услышал грохот. За ним, привычно охая, ввалился и отец, на ходу вытирая мокрые руки передником.

– Нет тут никакого Элгана, – поторопился успокоить Дрегана Хорг. – Это ваша невеста, хозяин, сделала. Чуть меня не испепелила. – Обиженно запричитал: – Лежишь тут, никого не трогаешь, а в тебя чарами кидаются. И между прочим, селянка, ты в этом замке еще никто, а уже стены рушишь.

– Не понял, – честно признался Дреган и удивленно уставился на меня.

– Да врет он, – хмуро бросил Раус. – Разве этой летучей твари можно верить? Опять, поди, за старое принялся.

– Я с вами с ума сойду, – буркнул отец. – Как жить в таком безумном месте? – Шагнул ко мне, решительно оттеснив Рауса в сторону, и крепко обнял, ласково шепнув на ухо: – Но как же я счастлив, что с тобой все в порядке!

– Хорг прав, – глухо призналась я куда-то под мышку отца, потому что он не торопился разжимать объятий. – Это я натворила.

– Доченька, по-моему, ты еще нездорова. – Отец отстранился и пытливо взглянул мне в лицо. – Ты слишком рано встала. Тебе еще лежать и лежать. Еще бы, после таких испытаний!

– Но я хорошо себя чувствую, – возразила я. – И… Это действительно я пробила стену. Правда, так и не поняла, как это получилось.

– Вообще-то ты целилась в меня, – обиженно исправил меня Хорг. – И я лишь чудом избежал гибели.

– Да быть такого не может! – влез Раус. – Моя сестра кидается чарами? Полнейший бред!

– Так, – веско обронил Дреган, и начавшаяся было перепалка тут же смолкла. Шагнул ко мне, и отец тут же понятливо отступил назад.

Чернокнижник взял меня за плечи. С напряженной тревогой уставился в упор, хмурясь все сильнее и сильнее.

Я нервно улыбнулась. Почему он так смотрит на меня?

– Ничего не понимаю, – наконец с удивлением констатировал Дреган и отпустил меня. – Шаршах не добрался до тебя, это совершенно точно. Но ты изменилась. Я чувствую в тебе энергию, какой не было раньше.

Я растерянно захлопала ресницами. Беда заключалась в том, что лично я ничего странного в себе не ощущала.

– Как это произошло? – требовательно спросил Дреган. – Ты просто взяла и начала кидаться чарами?

– Просто Хорг в очередной раз съязвил, – призналась я, виновато повесив голову. – Ну, ты знаешь, как он умеет. Я пригрозила ему кулаком, хлоп – и уже дыра в стене.

– Ничего я не язвил, – фыркнул Хорг. – Рассказал все как было.

– Ты подглядывал за мной, когда Ирель меня раздевала, – напомнила я.

– И что я там нового увидел? – скептически вопросил Хорг. – Как будто голых девиц до этого ни разу не встречал. И вообще ты не в моем вкусе. Сказал же, что тоща чрезмерно.

Кончики моих пальцев опять опасно потеплели. Но теперь рядом стоял Дреган, который успел заподозрить неладное. Он ловко перехватил мою руку, чуть сжал ее.

– Так, – опять обронил он. – Так-так. А теперь, сдается, я начинаю понимать, что происходит.

– И что же? – взволнованно спросил мой отец. – Моя дочка все-таки продала свою душу той жуткой твари из зеркала и теперь станет ведьмой?

– Нет, Шаршах тут ни при чем, – Дреган отрицательно мотнул головой. – Точнее, некоторое отношение к произошедшему, конечно, он имеет. Но не прямое, а опосредованное, так сказать.

Вот любит же он умными словами бросаться! Как будто нельзя говорить проще.

– Скорее, истинный виновник Хорг, – завершил Дреган.

– Что? – От возмущения зверек аж сорвался на препротивный визг. – Да что у вас за привычка-то такая: во всех бедах меня винить? Я, между прочим, с этой неблагодарной еще энергией поделился, лишь бы не умерла. А меня за это не то что не поблагодарили, а чуть в пыль не размазали.

И вдруг замолчал, споткнувшись на полуслове.

В его крохотных глазках-бусинках зажглось понимание.

– Вот то-то и оно, Хорг, – веско обронил Дреган. – Ты поделился с Лютиком своей энергией. Маг из тебя, конечно, никудышный. Но кое-что умеешь. И пока твоя сила циркулирует в крови Лютика, она тоже будет обладать определенными способностями.

– И долго это будет продолжаться? – с тревогой спросила я, покосившись на дыру в стене.

А ведь внушительная получилась. Эдак если я при каждой ссоре начну кидаться заклятьями, то от замка Дрегана и впрямь скоро одни руины останутся.

– Понятия не имею, – Дреган флегматично пожал плечами. – Может быть, день, может, неделю. А может, они останутся у тебя на всю жизнь. Хорг все-таки создание нижнего мира. А они до сих пор весьма мало изучены наукой.

– Да, мы уникальные, – с гордостью подтвердил Хорг, немного расслабившись. – Так что, девочка, тебе повезло. Мы теперь братья по энергии.

– Какой я тебе брат? – возмутилась я.

– Ну не сестры же. – Хорг хихикнул. – Я самого что ни на есть мужского пола.

– Родственники по крови, – вмешался Раус, который смотрел с чрезвычайно мрачным выражением лица.

Я озабоченно нахмурилась. А ведь это мой брат мечтал усилить свои колдовские способности. Был готов ради этого даже душу отдать. И Шаршаха мы так и не поймали, то есть некоторой части души Раус лишился навсегда. Что, если сейчас он завидует мне? И не вляпается ли в очередную неприятность, готовый на все, лишь бы обрести призрачное могущество?

Дреган тоже покосился на Рауса и едва слышно вздохнул. Но ничего не сказал.

– Конечно, можно было бы препарировать Хорга, – вместо этого продолжил чернокнижник. – Тогда, наверное, я бы сумел разобраться…

– Что?! – от гневного вопля зверька аж стекла зазвенели. Он вновь с удивительной ловкостью для однокрылого создания спустился с кровати и стремительно залез на шкаф, явно стараясь быть подальше от хозяина. И уже оттуда язвительно посоветовал: – Невесту свою препарируйте. Больше пользы будет. Наивная блондинка, по любому поводу или без метающая молнии из пальцев, – то еще испытание. Точно ведь придется в скором времени новое жилище нам подыскивать.

Ну Хорг! А я еще радовалась, что Дреган не прикончил его. Нет, совершенно точно, надо его выгнать, пока он еще дел не натворил.

Правда, еще бы понять, о чем вообще речь идет.

Дреган на сей раз посмотрел на меня. С иронией вздернул бровь.

– Только посмей! – бесстрашно встал передо мной отец. – Я тебе тогда все руки повыдергиваю. И еще одно место. Препарировать он, вишь ли, кого собрался. Я тебе уже говорил, что после свадьбы препарировать будешь. А до тех пор ни-ни!

Шкаф, который оккупировал Хорг, как-то подозрительно затрясся, и сверху послышались странные звуки.

Этот мелкий гаденыш рыдал от смеха, восторженно хлопая целым крылом.

Почему он так веселится, спрашивается?

Даже морщины на лбу Рауса разгладились, и мой брат слабо улыбнулся, как будто позабавленный словами отца.

Мы же с отцом с недоумением переглянулись и одновременно пожали плечами. Чудные они какие-то.

– Боюсь, вы слегка не поняли значение этого слова, – мягко произнес Дреган, в глубине глаз которого прыгали озорные смешинки. – Как бы это сказать-то… Вы перепутали его со сходным по звучанию.

– Ага! – радостно подтвердил сверху Хорг. – Дефлорировать, препарировать – какая, к демонам, разница! Обожаю эту семейку!

– И какая же разница? – обескураженно переспросил отец.

– Я тебе потом объясню, – почти не разжимая губ, обронил Раус. – Наедине.

– Как бы то ни было, но препарировать я никого не собираюсь, – продолжил Дреган, благодарно кивнув моему брату.

– А дефлорировать? – с сарказмом осведомился Хорг и тут же спрятался за занавеску, должно быть, опасаясь получить за свой вопрос по заслугам.

На скулах Дрегана заалели два ярких чахоточных пятна. А я приглушенно ахнула, только сейчас вспомнив, откуда, а главное, из чьих уст я слышала это слово.

Именно так выразился Элган, когда предлагал Дрегану варианты устранения возможных проблем моего проживания в замке. Правда, я так и не поняла, что он имел в виду. Но чудилось в этом нечто постыдное и некрасивое.

– Дреган дефлорировал, дефлорировал, да не выдефлорировал, – не унимался Хорг, паясничая под прикрытием занавески. – Настоящая скороговорка получается!

Бац! И гардина с грохотом обрушилась вниз. А с ней с противным визгом сорвался и Хорг, цепляясь когтями за ткань и силясь остановить свое падение.

Я удивленно посмотрела на свою руку. Да, правую по-прежнему держал Дреган, но левая-то у меня была свободна! И именно с ее пальцев сорвалась атакующая молния.

– Ой, и что теперь делать? – Я жалобно наморщила нос, готовая в любой момент разрыдаться.

– Не переживай, я что-нибудь придумаю, – ласково заверил меня Дреган. Поднес мою ладонь ко рту и поцеловал, после чего с нажимом добавил, глядя поверх моей головы на Хорга, который безуспешно пытался освободиться из складок опутавшей его занавески: – Будет кое-кому урок, что тебя лучше не злить. Авось за языком следить научится.

Хорг показал в недовольном оскале мелкие острые зубки, но потом глянул на меня – и промолчал. Демонстративно охая, посеменил прочь из комнаты, по-прежнему волоча сломанное крыло за собой.

– Ну а теперь перейдем к приятной части. – Дреган помедлил немного и вдруг встал передо мной на колени. Проговорил, глядя снизу вверх: – Лютик, я понимаю, что мое прошлое предложение руки и сердца было далеко от канонов. Поэтому я желаю сделать все так, как и должно было быть. Ты выйдешь за меня замуж?

После чего с удивительной ловкостью извлек из кармана черную бархатную коробочку. С тихим щелчком она открылась, и перед моим пораженным взглядом предстало кольцо с просто-таки неприлично огромным бриллиантом, который больше напоминал какой-то булыжник.

Теперь оконные стекла зазвенели уже от моего восторженного визга. Забыв, что на мне только одеяло, и без того держащееся на одном честном слове, я протянула к Дрегану обе руки.

И с тихим шелестом одеяло упало к моим ногам.

– Впервые вижу настолько явное согласие, – подал голос из-за полуоткрытой двери Хорг, который, по всей видимости, остался подглядывать. – Хоп – и дамочка уже голенькая.

– Стыдоба-то какая! – протянул красный от переживаний отец. – Лютик, прикройся!

Стремглав кинулся к креслу, схватил халат и так же быстро накинул его мне на плечи.

А я почти не заметила этого, не отводя потрясенного взгляда от кольца. Дреган смотрел только мне в лицо. И в глубине его совершенно одинакового цвета глаз искрился затаенный смех.

– Ты выйдешь за меня замуж? – негромко повторил он.

– Да, конечно же, да! – воскликнула я. – Конечно, я стану твоей женой! Но неужели тебя не смущает все то…

Дреган поднялся. В повелительном жесте приложил указательный палец к моим губам.

– Мне на все плевать, Лютик, – серьезно проговорил он. – Все в этой жизни можно исправить. Починить, научить, рассказать. Лишь одно неисправимо: когда мы отправляемся на суд богов. Однако ты доказала мне, что своей искренностью и любовью способна совершить настоящее чудо. – Улыбнулся и добавил: – И потом, должен же меня кто-то защищать, когда я стану обычным человеком.

– Как это? – не поняла я.

– С уходом метки и моя сила начала иссякать, – честно ответил Дреган. – Скорее всего, какие-то крохи во мне останутся. У меня был дар и до того, как мой отец… Впрочем, ты в курсе. Мать наверняка рассказала об этом. Но прославленным чернокнижником мне отныне не бывать.

– И ты совсем не переживаешь по этому поводу? – подал голос на сей раз Раус.

– Нет, – Дреган покачал головой. – Совсем. Потому что впервые в жизни я освободился от всех своих обязательств. Больше никто и ничего не вправе приказывать мне. Но главное: я нашел свое счастье.

После чего притянул меня к себе. И на некоторое время нам стало не до разговоров.

Я не слышала, как вышли остальные. Точнее, уловила лишь злой шепот Рауса, предлагающего отцу поскорее уматываться из комнаты. Для меня во всем мире сейчас существовал только он. Мой самый любимый, самый потрясающий мужчина, ради меня рискнувший всем на свете. Все проигравший, но обретший главное – любовь.

Чуть позже, когда мы нацеловались вдоволь и Дреган ласково перебирал мои волосы, сидя на кресле, а я примостилась у его ног, меня вдруг кольнула жуткая мысль.

– Ты говорил, что у тебя было много врагов при дворе, – произнесла я, задрав голову и глядя на него. – Да и тот же Элган вряд ли упустит удобный момент поквитаться. Ты не боишься незваных гостей?

– Нет, – спокойно ответил Дреган. – Во-первых, моя сила будет уходить постепенно. Еще многие годы ко мне никто не рискнет сунуться. А за это время многое может произойти. В конце концов, и король не вечен. Он обычный человек. По слухам, тяжело болен. После его смерти начнется такая грызня у трона, поскольку законного наследника он не оставил, что о каком-то там глупце, по доброй воле отказавшемся от власти и могущества, просто забудут.

– А во-вторых? – настойчиво сказала я, когда Дреган вновь начал перебирать мои светлые пряди волос, в беспорядке рассыпавшиеся по плечам.

– А во-вторых, поверь, мне будет чем встретить тех, кто рискнет сюда явиться, – серьезно сказал Дреган. – Магические ловушки, амулеты и прочее еще никто не отменял. И они способны сохранять энергию долгие и долгие годы. Так что ты не о том переживаешь. Тревожиться тебе надо совсем о другом.

– О чем же? – испуганно спросила я и вся напряглась в ожидании ответа.

Неужели нас ожидает еще какая-то крупная неприятность?

– О свадьбе, дорогая, о свадьбе, – Дреган тихо рассмеялся и чмокнул меня в маковку. – Как я и обещал, никаких долгих приготовлений. Никаких толп гостей. Все произойдет уже сегодня.

– Тебе же надо отдохнуть, – запротестовала было я.

– Уж как-нибудь справлюсь, – Дреган опять рассмеялся, теперь громче. Нагнулся ко мне и заговорщицким тоном прошептал: – Но ты ведь простишь меня, если в первую брачную ночь я самым наглым образом засну?

– Ну не знаю, – проговорила я, пытаясь поддержать его шутливый тон, хотя внутри все сладко сжалось от его слов.

Неужели все это правда? Неужели все происходит именно со мной?

– Не переживай, я как-нибудь справлюсь, – заверил меня Дреган с лукавой усмешкой. – Назло Хоргу с его дурацкой поговоркой.

– Кстати, а ты объяснишь, что значит то загадочное слово? – попросила я. – Дефло…

Дреган не дал мне договорить. Он легко вздернул меня на ноги и пересадил к себе на колени.

– Не только объясню, но и покажу, – промурлыкал он и вновь потянулся к моим губам, оборвав разговор.


Эпилог

Это произошло на вечерней заре. Алые лучи закатного солнца купались в озере, чью спокойную гладь не тревожил ни малейший ветерок.

На широком пологом берегу было негде протолкнуться. Видимо, новости в нашей глухомани разносятся со скоростью лесных пожаров, поскольку явилась не только вся наша деревня, но и все окрестные.

Раус и отец торопливо заканчивали сколачивать деревянный помост, на котором мы с Дреганом должны были обменяться клятвами. Даже обычно с трудом передвигающаяся Ирель забыла о старости и больных ногах. Я слышала ее громкий голос порой сразу с нескольких сторон. То она отчитывала мальчишек, вздумавших под шумок скинуть портки и поплескаться в теплой парной воде прямо у берега, заодно обдав брызгами всех, кто имел неосторожность подойти поближе. То за ухо стащила какого-то сорванца, решившего занять самое удобное место для наблюдения на вершине старого дуба. При этом из его карманов градом посыпались мелкие зеленые яблочки, и я осознала, что это предназначалось именно для нас. Ох, вот веселуха была бы оказаться под таким обстрелом в свой самый счастливый день жизни!

А затем я вдруг увидела мать. И не поверила своим глазам.

Она стояла чуть поодаль и с грустной улыбкой наблюдала за творившейся вокруг суматохой.

На нее поглядывали, конечно. Про историю ее бегства от мужа знала вся деревня, поэтому ее появление не могло пройти незамеченным. Чаще всего на нее косились с откровенным неодобрением, смешанным с жадным любопытством. Но я заметила и несколько откровенно восхищенных взглядов, кидаемых исподволь молодыми девицами на выданье.

Скоро осень. Традиционная пора свадеб. И чую, очень многим не нравится тот выбор, который за них сделали родители.

Но выбор ее одежды на мою свадьбу изумил меня даже больше нежданного визита. Я полагала, мать явится в самом лучшем наряде. Будет смеяться и радоваться жизни, всем своим видом демонстрируя то, что не раскаивается в содеянном.

Однако мать стояла в какой-то грязной серой хламиде и босая. Прежде роскошные волосы, которые она, вопреки традиции, чаще носила распущенными, сейчас были убраны под такой же грязный и убогий платок, больше похожий, если честно, на половую тряпку. А под ее глазом желтело нечто, более напоминающее неумело припудренный и почти заживший синяк.

– Вот и последний гвоздь, папа, – тяжело дыша, сказал Раус. Попрыгал на помосте, проверяя его на прочность. С торжествующей улыбкой повернулся к народу, видимо, ожидая возгласов одобрения.

И тут его лицо окаменело, когда он посмотрел на мать.

Ее было нельзя не заметить. Хоть она и старалась держаться в стороне, но бывшие односельчане, словно невзначай, не подходили близко. В итоге около нее образовался своего рода круг отчуждения.

– Ну давай сюда свой гвоздь! – приказал отец. Вытянул руку и пощелкал пальцами.

Раус не услышал его. Он не отводил глаз от матери, забыв обо всем на свете.

– Заснул, что ли? – недовольно прикрикнул отец. Обернулся и тоже остолбенел.

Молоток выпал из его мигом ослабевших рук, лишь каким-то чудом не угодив по носку сапога. Рассыпались по помосту гвозди. А отец уже шел к матери. Чуть ли не кубарем спустился со ступеней, не глядя под ноги. Толпа послушно расступалась перед ним, и я видела, как некоторые торжествующе ухмыляются. Наверное, ожидают, что сейчас начнется некрасивая свара, которая в итоге перейдет в потасовку. Как говорится, какая деревенская свадьба без драки?

– Наверное, стоит кликнуть Дрегана, – с тревогой проговорила я Хоргу, который без зазрения совести лакомился угощениями с уже накрытых столов.

Конечно, тут не было заморских яств и изысканных кушаний. Как говорится, чем богаты – тем и рады. В основном ягоды и овощи. Отец запек молочного поросенка целиком. И это было основным блюдом. Кто-то принес целую кастрюлю ранней молодой картошки, отваренной прямо в кожуре. Крепкие соленые огурчики, сало, покрытое пластами чеснока, домашний свежий хлеб, ноздреватый сыр. Подруги Ирели приготовили пироги со всевозможными начинками. А венчала стол огромная бутыль мутного самогона, который Дреган выкупил у местного умельца. К нему прилагалось несколько глиняных графинов поменьше со всевозможными настойками.

Словом, я даже не представляла, что возможно раздобыть столько снеди в такое короткое время. Но Дреган платил с охотой, и с еще большей охотой селяне несли ему домашние заготовки и свои кулинарные изыски.

Ох, надеюсь, что семейство Грега в этом не участвовало. А то с них бы сталось крысиного яда куда подбавить. Хотя я не видела никого из них. И это, несомненно, радовало. А еще Хорг заверил меня, что без проблем почувствует отраву. И теперь с величайшим удовольствием снимал пробу с каждого блюда.

– Не стоит, – прошамкал зверек, набив себе полный рот спелой вишни. – Эта парочка сама разберется. У Дрегана и без того хлопот хватает.

– А если отец ударит ее? – спросила я и с волнением заломила руки.

Хорг чуть не подавился косточкой. Закашлялся, уткнув мордочку в крыло, чтобы не разлетелись брызги из пасти. Затем укоризненно взглянул на меня.

– Разве твой отец в состоянии вообще кого-нибудь ударить? – скептически вопросил он. – Да такого добрейшего тюфяка я в жизни не встречал!

– И ничего он не тюфяк, – возразила я, покоробленная его насмешливым тоном.

– Тюфяк-тюфяк, – с насмешкой повторил Хорг. – Или думаешь, эта выходка твоей матушки была первой? Да наверняка она и раньше погуливала. И это еще мягко сказано, раз умудрилась тебя так долго за его дочь выдавать. Ты же не в их масть совершенно. Отец – невысокий, кряжистый, темноволосый. Раус такой же. Да и мать не сильно отличается. Откуда в такой семье взяться голубоглазой блондинке? Но нет, у твоего отца ни разу никаких вопросов не возникло. А ведь, поди, ему нашептывали доброхоты – приглядись, подумай. В деревнях, сама знаешь, все всегда на виду.

– Просто он любил ее, – обиженно заявила я.

– Любовь разная бывает. – Хорг отправил в пасть еще одну пригоршню сладких крупных ягод. Прочавкал: – Да чего спорить? Глянь, что сейчас будет.

Я опять все внимание обратила на мать с отцом, на время перестав расставлять тарелки на столе.

Отец подошел к матери вплотную. Что-то сказал ей – и она вдруг опустилась перед ним на колени. Виновато понурила голову, и распущенные волосы водопадом упали на лицо.

Любопытствующие зашумели. Самый смелый даже выскочил вперед, явно не желая упустить и слова из разговора супругов.

Но через мгновение отец уже вздернул мать на ноги. Ласково провел ей рукой по щеке, подушечкой большого пальца тронул опухшую скулу.

– Готов поклясться вторым своим крылом, что она сама синяк себе сообразила, – флегматично проговорил Хорг, переключившись на блюдо со свиной колбасой. – Шарахнулась, поди, об косяк. И явилась сюда.

– Зачем ей это? – скептически спросила я.

– А потому что, дорогая моя, редко когда найдешь такого тюфяка, как твой отец. – Хорг задумчиво принюхался к ядреной горчице, но пробовать ее поостерегся. – Поди, новый хахаль-то оказался норовом посуровее. Мигом показал ей, где место женщины в избе. Около плиты да в огороде. Как тут не вспомнишь глупого доброго мужа, который взвалил на себя большую часть хозяйственных забот и не рыпался. А потом слухи донесли до нее, что оставленный рогатый супруг и вовсе не бедствует. Устроился в замок, получает неплохо. Дочку, вон, за мага выдает. Вот и призадумалась, не упустила ли она счастье, погнавшись за журавлем в небе и выпустив синицу из рук.

Мне не нравились рассуждения Хорга. Но я никак не могла придумать колкий, язвительный ответ.

Да что там кривить душой, я хотела, чтобы мать и отец помирились. Действительно хотела. Каждый имеет право на ошибку. И если мать осознала свою вину, то почему бы отцу ее не простить?

– Что это вы тут так бурно обсуждаете?

В следующее мгновение на мою талию легли руки Дрегана, и мужчина уткнулся носом в мою макушку.

Сердце привычно екнуло от восторга. Для меня по-прежнему все происходящее было самым счастливым сном.

– Да так, – уклончиво проговорил Хорг и неохотно слез со стола, видимо, осознав, что и без того слишком увлекся опустошением тарелок. – Блудная мать Лютика вернулась.

Руки Дрегана на моей талии слегка потяжелели. Он негромко присвистнул, должно быть, увидев то, к чему были прикованы взгляды всех явившихся на свадьбу.

– Этого стоило ожидать, – проговорил он.

– Почему? – я с интересом повернулась к нему.

– Потому что я узнавал о жизни твоей матери с ее новым избранником, – честно ответил он. – Да, я слышал, что Иркон красив, высок, светловолос, голубоглаз.

Хорг издал какой-то странный смешок из-под стола.

– Мне не довелось увидеть его воочию, но я знаю, что твоя мать знала его с детства, – так же спокойно продолжил Дреган. – Скорее всего, ты его дочь. И скорее всего, ты вряд ли его когда-нибудь увидишь.

– Почему? – обескураженно спросила я.

– Потому что Иркон – перекати-поле. – Дреган пожал плечами. – Бродяга и аферист. Он уехал из родной деревни сразу после замужества твоей матери и вернулся только сейчас. Скорее всего, у него возникли какие-то проблемы. Может, перешел дорогу не тому или соблазнил жену слишком опасного человека. По рассказам односельчан, в деньгах он точно не нуждается. Тем, наверное, и привлек твою мать. Она искренне считала, что юношеская влюбленность вспыхнет вновь и они все-таки поженятся. Иркон принял твою мать. Пару месяцев она обстирывала его и готовила. А потом он вновь отправился в путь. Куда – неизвестно. Искать новые приключения и новых богатых дурочек. Естественно, твою мать он с собой не взял.

Я посмотрела на мать с отцом. Они еще о чем-то разговаривали. Но теперь отец держал мать за руки. И непонятное чувство говорило мне, что он ее не отпустит.

– По крайней мере, теперь понятно, от кого в тебе такой дух авантюризма, – Дреган улыбнулся и потянулся к моим губам.

– Ага, вот вы где!

От резкого окрика, прозвучавшего позади, мы с Дреганом отпрянули друг от друга, как будто напроказничавшие дети, застигнутые строгими родителями на месте шалости.

А к нам с берега уже торопилась Ирель. Старая знахарка выбрала для сегодняшнего ритуала свободное одеяние светлого цвета, волосы она убрала под белый шелковый платок.

– Пора начинать, – сурово сказала она. – Солнце садится. Скоро взойдет вечерняя звезда.

Дреган кивнул. Подал мне руку – и мы отправились к помосту.

Для сегодняшней церемонии я не взяла ни один из нарядов Летисии. После всего произошедшего мне было неприятно прикасаться к вещам темной ведьмы, из-за которой я едва не погибла. Поэтому на мне был обычный легкий сарафан. В распущенные волосы я вплела свежие цветы. Да, невеста из меня получилась так себе. Но я не сомневалась, что в глазах Дрегана была самой красивой девушкой на свете.

Сам он, к слову, тоже не стал наряжаться как на званый прием. На нем сейчас была белоснежная шелковая рубашка навыпуск и темные узкие штаны, заправленные в высокие сапоги.

Помост опасно прогибался и скрипел под нашими шагами, и, когда мы подошли к самому краю, я невольно напряглась. Ох, надеюсь, Раус и отец не напортачили! А то будет забава – рухнуть в воду под дружный хохот всех селян. Вынырнем мы с Дреганом, обляпанные тиной и кувшинками. Такое еще лет десять будут вспоминать – как прославленный чернокнижник против воли искупался на своей свадьбе.

Ирель встала перед нами. Закатные лучи солнца золотили ее седые волосы, алыми искрами горели в глубине подслеповатых глаз.

И ритуал потек своим чередом. Я почти не вслушивалась в слова, которые произносила знахарка. Все мое внимание было устремлено только на Дрегана. Он смотрел на меня, улыбаясь. И я понимала, что все мои невзгоды, все беды и опасные приключения стоили этого момента.

– Если кто-нибудь из присутствующих знает причину, по которой свадьба не может состояться – пусть скажет это сейчас или молчит всегда! – торжественно провозгласила Ирель, и я поняла, что мы переходим к заключительной части церемонии.

Я посмотрела на толпу, собравшуюся вокруг помоста. Невольно улыбнулась, заметив, что отец уже стоит в обнимку с матерью. Увидела Рауса, который с явным неодобрением косился на сцену воссоединения родителей, но не вмешивался.

– Я знаю! – вдруг раздался препротивный голос.

Увы, слишком хорошо мне знакомый.

И на свободный пятачок около помоста выскочил сам Грег. Еще более растолстевший с нашей последней встречи и еще более противный.

Дреган так отчетливо скрипнул зубами, что даже я это услышала. Нехорошо сузил глаза.

Ирель глянула на него и предупреждающе качнула головой. Затем расплылась в самой широкой из всех возможных улыбок и медоточивым голоском обратилась к Грегу:

– И почему же сия дева не может выйти замуж?

Под перекрестием множества взглядов Грег покраснел, как перезрелый томат. Казалось, тронь пальцем кожу – и она разойдется, показывая сочную мякоть плода.

Но мне было и самой интересно, что такого жуткого желает поведать Грег собравшимся. И без того все в курсе, что Дреган – чернокнижник. А с моей стороны вроде бы все чисто.

– Потому что Лютеция не девственница! – в этот момент торжествующе выкрикнул Грег, от важности раздувшись чуть ли не вдвое. – И она несколько месяцев жила со мной во грехе.

Я даже поперхнулась от этого известия. Что? Я жила во грехе с этим боровом? Да меня бы стошнило от отвращения, если бы он меня хоть поцеловать посмел!

По толпе разнесся смешок. Видать, многие помнили случай пару месяцев назад на озере, в результате которого Грег обзавелся милым поросячьим хвостиком.

– Поскольку маг соблазнил мою невесту, то я требую хороших отступных, – продолжал нести какую-то ересь Грег. – Или же готов сам взять Лютецию в жены. И пусть будет до конца жизни благодарна, что я пойду на это после всего того позора, что она принесла мне своей жизнью в замке.

Смех в толпе стал отчетливее. Все прекрасно понимали, что Грег мелет чушь. Неужели он сам до этого додумался? Выходит, что да. Матушка-то его, конечно, недалекого ума, но на такое точно бы не пошла. Поди, и одного раза хватило, чтобы уяснить раз и навсегда: с магами лучше не связываться.

Ирель растерянно посмотрела на Дрегана. Шепотом спросила:

– Приказать выкинуть дурака куда подальше?

– Нет, – Дреган с нехорошей улыбкой покачал головой.

– Но господин маг! – знахарка со внезапной мольбой вдруг сложила на груди руки. – Это же мальчишка. Дурной, невоспитанный. К тому же наверняка пьян. Дорвался до халявной браги или до чего покрепче.

– Я не собираюсь его убивать, – оборвал ее причитания Дреган. После чего пальцем поманил Грега к себе.

Тот слегка побледнел, но все-таки нашел в себе силы сделать несколько шагов вперед, приблизившись к помосту.

Перешептывания среди окружающих смолкли. Все с жадным нетерпением ожидали продолжения. Помнят, поди, как Грег весело хрюкал, а его матушка не менее выразительно шипела.

– И каких же отступных ты хочешь? – мягко спросил Дреган. Правда, после этого краска окончательно покинула лицо Грега.

– Денег, – честно сказал он. – Много денег. Э-э-э… Мешок. Нет, лучше два! А лучше, чтобы весь мой дом был деньгами завален.

– Завалить весь твой дом деньгами. – Дреган задумчиво цокнул языком. На миг прикрыл глаза, сосредотачиваясь. А затем любезно произнес: – Готово. Беги к своему дому.

Грег круто развернулся, едва не потеряв сапоги. Рванул было, а ему в спину донеслось заключительное:

– Только учти. Заклятье сработает, если ты сказал правду. Если нет, то сам увидишь, что произойдет. Каждому воздастся по заслугам своим.

Грег, однако, лишь прибавил ходу. Наверное, испугался, что его обгонит кто-нибудь шустрее, поскольку толпа около помоста изрядно уменьшилась. Видать, многих заинтересовали обещание Дрегана насчет денег.

Спустя минуту берег озера почти опустел. Осталось лишь несколько степенных матерей и отцов семейств, которые, должно быть, здраво оценили свои шансы победить в этой гонке. Раус и мои родители, которые по-прежнему стояли, крепко обнявшись. Ну и Хорг, который вновь залез на стол с блюдами и набивал себе брюхо, пользуясь тем, что на него никто не обращал внимания.

– Продолжай, – потребовал Дреган у растерянной Ирели. – Хочу завершить церемонию до того, как начнется истинное веселье.

– Надеюсь… – робко начала она.

– Не переживай, все останутся живы, – перебил ее Дреган. Криво усмехнулся и добавил: – И даже относительно здоровы.

Ирель недоверчиво качнула головой, но поостереглась продолжить расспросы.

В следующее мгновение наши руки соединила шелковая лента. Знахарка переплела ее причудливым бантом, положила поверх него свою скрюченную от старости ладонь.

– Пусть вечерняя звезда, бриллиант в тиаре Всеблагой Матери, соединит ваш союз, – торжественно проговорила она. – И пусть свет звезд и солнца оберегает вас от всего дурного, что есть в мире. Объявляю вас мужем и женой. Любите друг друга. Берегите друг друга. И идите вместе по дороге жизни.

Я улыбнулась. О да, по одной дороге мы уже прошли вместе. Правда, ее скорее можно назвать дорогой смерти.

Дреган повернулся ко мне. Его глаза сейчас сияли ярче звезд. Притянул меня к себе, и я послушно запрокинула голову.

Впрочем, поцелуй не продлился долго. Запястье вдруг обожгло огнем. Я тихо ойкнула и отстранилась от супруга. Неверяще подняла руку, которая прежде была привязана к руке Дрегана.

Шелковая лента, связывающая нас, пропала. Исчезла без следа. А вместо нее на моей коже засеребрился изысканный рисунок, тонкие линии которого складывались в непонятные для меня символы.

– Надо же, – удивился Дреган, разглядывая такую же татуировку на своем запястье. – Боги благословили наш союз. А это значит…

И не договорил фразу, расплывшись в блаженной улыбке.

– Что это значит? – с тревогой спросила я.

– Что тьма окончательно покинула его сердце, – негромко произнесла Ирель.

Она хотела еще что-то добавить, но в этот момент со стороны деревни послышался дикий шум.

– А вот и наши искатели золота, – спокойно произнес Дреган, обнимая меня крепче.

Я привстала на цыпочки, силясь понять, в чем же причина такого переполоха. И широко распахнула глаза, не смея поверить увиденному.

Впереди гогочущей толпы, возвращающейся к месту скорого торжества, мчалась мать Грега – Яра. Ее вид явственно доказывал, что она действительно не собиралась присутствовать на нашей свадьбе. Распущенные волосы полоскались по ветру, поверх платья был повязан замусоленный передник. Простые тапки то и дело норовили слететь с ног.

Плюнув, Яра скинула их и дальше побежала босой с немыслимой для ее веса скоростью. А перед собой она пинками гнала хорошенького такого поросеночка, который заливался истошным визгом на всю округу.

– Ты опять превратил Грега в свинью? – укоризненно спросила я.

– Ага, – довольно подтвердил Дреган и потерся носом о мое ухо. Прошептал: – Правда, я добрый? Руки так и чесались его пеплом по ветру развеять.

– Ты!

В этот момент Яра как раз добралась до помоста и негодующе ткнула пальцем в чернокнижника. Гневно вскричала:

– Ты! Почему ты привязался к моему сыну? Что он тебе дурного сделал?

– Вообще-то это он явился на мою свадьбу требовать откупных от его якобы невесты, – холодно произнес Дреган.

– Дали бы ему под зад коленом – да делов-то! – Яра всплеснула руками. – Навозом-то зачем весь дом засыпать? Я на кухне готовила. Чую – запахло. А потом как хлынет с потолка!

– Я предупреждал, что заклятье сработает лишь в том случае, если Грег сказал правду. – Дреган чуть склонил голову набок, с искренним интересом разглядывая раскрасневшуюся от негодования женщину. – В итоге он получил то золото, которое более всего заслуживает в своем новом обличье.

– А мне-то что теперь делать? – Яра внезапно всхлипнула, а после и вовсе разрыдалась в голос. Провыла, вытирая кулаками слезы: – Не дом, а свинарник настоящий. И сын…

Не выдержав, вновь отвесила хорошего пинка поросенку, который зашелся истошным визгом.

– Я как будто виновата, что он дуралей, – в перерывах между всхлипами выдавила из себя Яра. – Запрещала ему лезть к этой… этой… – Дреган внушительно кашлянул, и она неохотно завершила: – …к этой Лютеции. Ан нет, выдул жбан пива для храбрости и пошел невесту возвращать. Дуралей!

Опять замахнулась на поросенка, но тот неожиданно юрко увернулся, и Яра под дружный смех собравшихся уселась прямо на землю.

– Хватит, – негромко попросила я Дрегана, поморщившись от этой сцены. – Пожалуй, с них довольно.

– Добрая у тебя все-таки душа, Лютик. – Тот легонько поцеловал меня в лоб. – Но ты права. Все хорошо в меру. Иначе Хорг под шумок всю деревню без угощения оставит.

И провел рукой, как будто стирал что-то невидимое.

Тотчас же под всеобщий разочарованный вздох поросенок вдруг перекинулся через голову – и обернулся встрепанным перепачканным Грегом. Хныча, он сразу же кинулся к матери, которая сперва отвесила ему хорошего подзатыльника, а затем крепко притянула к себе.

Грег помог матери встать. И, ни на кого не глядя, эта парочка отправилась прочь.

– Будет им забот сегодня, – пробормотал Дреган, глядя вслед. Я вопросительно посмотрела на него, и он с лукавой улыбкой объяснил: – Навоз-то никуда не делся. Замучаются дом отмывать. Ну да семья у них большая, а трудности сближают.

А потом был пир. Хорг объелся настолько, что не мог даже ползать. Лишь слабо постанывал под ближайшим деревом. Отец не отходил от матери, стараясь предугадать малейшее ее желание. А я сидела рядом с Дреганом и не смела поверить в чудо.

В тот миг, когда над лесом показалась полная луна, удивительно яркая сегодня, мой муж взял меня за руку.

– Пойдем, – шепнул он. – Самое время.

И мы тихонько выскользнули из-за стола. Наш уход остался незамеченным даже Хоргом, который набрался браги и басовито храпел на весь берег.

Около тропинки, ведущей к замку, Дреган легко подхватил меня на руки. И без малейшего усилия нес меня несколько минут. С легкостью преодолел лестницу, ведущую на второй этаж. И вот наконец мы оказались в его спальне.

– Одну секундочку, – попросил меня с лукавой усмешкой Дреган. Подошел к окну и распахнул его настежь. Затем прищелкнул пальцами – и ночное небо вспыхнуло мириадами новых сверкающих звезд, которые закружились в чудесном танце. Мелькнул промеж созданных созвездий изумрудный хвост иллюзорного дракона – и даже до нас донесся вопль восхищения моих односельчан.

Несколько минут я любовалась битвой, разворачивающейся прямо над нашими головами. Но вдруг напряглась.

Наша маленькая деревушка была сейчас освещена, как днем. И в сполохах магических огней я видела брата, который с котомкой за спиной уходил за холм.

– Это было неизбежно, – проговорил Дреган, который без особых проблем проследил за направлением моего взгляда. – Раус сделал свой выбор. И никто – ни ты, ни я, ни отец – не смогли бы его отговорить от этого.

– Но он мой брат, – жалобно выдохнула я, борясь с невыносимым желанием выбежать из комнаты и попытаться догнать Рауса.

– Иногда, если любишь человека, надо его отпустить. – Дреган поцеловал меня в шею. – Пойми, Лютик, если он уступит твоим мольбам и останется здесь, то его жизнь будет отравлена вечными сомнениями, а верно ли он поступил. Мечущаяся душа – лучшая пища для демонов. Пусть идет. Главное, он помнит, что тут его всегда ждут.

Я обернулась к Дрегану и уткнулась носом в его рубашку. Шумно задышала, силясь не расплакаться.

– Я уверен, рано или поздно он вернется, – утешающе пробормотал Дреган, гладя меня по волосам. – Обязательно вернется.

– Человеком ли? – тоскливо спросила я.

– О, на его месте я бы поостерегся заключать договор с Неназываемым, – Дреган чуть слышно фыркнул от смеха. – Слишком боевая у него сестра. Она любому демону рога пообломает.

На моем сердце еще скреблись кошки. Но руки Дрегана уже начали увлекательное путешествие по моему телу. Он ловко и как-то очень незаметно освободил меня от платья. Скинул рубашку, и я провела ладонями по его телу, наслаждаясь новыми чувствами.

А потом нам и вовсе надолго стало не до разговоров. Да, и этой ночью я узнала значение многих новых слов. В том числе и того, которое говорил Элган.

Уже на рассвете, засыпая в объятиях супруга, я услышала, как он тихонько сказал:

– Надо бы и впрямь заняться твоим обучением.

И я так и не поняла, говорил он серьезно или шутил.


Оглавление

  • Пролог
  • Часть первая Замок и его обитатели
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  • Часть вторая Гости и прочие неприятности
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  • Часть третья Дороги нижнего мира
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  • Эпилог
  • X