Сергей Николаевич Чехин - Спящий Страж [litres]

Спящий Страж [litres] 2M, 182 с.   (скачать) - Сергей Николаевич Чехин

Сергей Чехин
Метро 2033
Спящий Страж

Серия «Вселенная Метро 2033» основана в 2009 году


Автор идеи – Дмитрий Глуховский

Главный редактор проекта – Вячеслав Бакулин


© Д. А. Глуховский, 2018

© С. Н. Чехин, 2018

© ООО «Издательство АСТ», 2018

* * *


Природа комфорта
Объяснительная записка Анастасии Калябиной

Рабочее название романа Сергея Чехина было «Зона комфорта». Сейчас так называется только десятая глава – знаковая глава для этого романа, а сама книга переименована.

Поясню. Среди ядерных пустошей и тоннельного мрака, среди мутантов, аномалий и просто нехороших людей найти место, где ты будешь чувствовать себя по-настоящему комфортно почти невозможно. Сергей попытался. Получилась илюзорная зона, где, Крохе, главной героине романа, должно было быть комфортно. Она находилась под боком у любящего отца – у нее была крыша над головой, вода еда – в общем, все, что необходимо человеку для нормальной жизни. Но есть нюанс. Птичке в клетке живется очень тяжело. Вот и девочка не совсем счастлива и затевает побег. А почему?

Тут нужно понимать, что из себя представляет зона комфорта. Ее увидеть или потрогать не получится – зона комфорта это наши внутренние тараканы, это душевное состояние, при котором мы ощущаем себя «в своей тарелке». Эта зона складывается из огромного количества факторов – от того же места и времени до окружения, привычек и обстановки. Подумайте, вы сейчас в зоне комфорта? Не хочется сбежать? Еда нравится? С близкими все хорошо? Здоровье не шалит? А люди вокруг не раздражают? Работа? Учеба? Если на все вопросы вы ответили «да», то могу вас поздравить – вы в зоне комфорта. Советую в ближайшее время не планировать никаких перемен в жизни. Хотя не все психологи считают, что зона комфорта полезна для человека, но это тема для другой объяснительной.

Я все чаще прихожу к выводу, что зону комфорта нелегко отыскать даже в нашем продвинутом современном обществе – все больше людей страдает, находясь в тепличных условиях. В прекрасной Норвегии, где уровень жизни достаточно высокий, высокий и процент самоубийств. Богатейшие люди мира сего, как правило, несчастны – за примерами далеко ходить не надо. А вот рай находится в шалаше. Или в случае с нашей героиней за пределами ее «зоны комфорта».

Только что же там будет?

А там – настоящий ад. Читайте сами, я пересказывать не буду. Но скажу сразу, зона комфорта находится не вокруг, она внутри. И когда тебя окружают верные друзья, люди, которых ты любишь, зона комфорта сама находится и селится в твоем сердце. Только так и никак иначе.


Пролог

Что мы знаем об ушедшем мире? Немногое. Несмотря на спутники и прочие умные штуки, на нем было достаточно белых пятен. Как на моем верстаке, когда я однажды чихнул молоком.

Что мы знаем о новом мире? Почти ничего. И дело не в том, что у нас мало умных штук, а сталкеры рисуют карты от руки. Просто он постоянно меняется. Аномалии исчезают и появляются, чудовища приходят и уходят или превращаются в еще более жутких тварей. Новый мир – словно кипящий суп: никогда не знаешь, что всплывет, а что утонет. Неизменно лишь одно – люди. Как были… так и остались.

Егор Ежов, «Ежовые заметки»

Сентябрь 2033-го, Самара, бункер Сталина


Прошел месяц после падения Рубежа и заключения хрупкого, но все же мира. В туннелях воцарилась долгожданная тишина, на баррикадах перестала литься кровь. Люди дышали каждой спокойной минуткой и снова думали о будущем. Станции и переходы, палатки и вагоны, посты и кабаки озарил тусклый, едва ощутимый лучик надежды. Надежды на то, что завтра в кои-то веки будет лучше, чем вчера.

Но уничтожение барьера принесло новые угрозы. Долгие годы жизнь за ним текла своим чередом. Все, что прежде сдерживала незримая преграда, устремилось в руины Самары. Неведомые мутанты и неизученные аномалии могли обернуться такими проблемами, что война с Безымянкой показалась бы детской возней.

Больше всего руководство Города беспокоил светящийся пузырь на южной окраине. Окутанная туманом полусфера высотой с пятиэтажку и шириной с футбольное поле. Твари боялись ее, как струи огнемета, а смельчаков, отважившихся проникнуть внутрь, ждала незавидная участь. Никто из бродяг, окунувшихся в сияние цвета молодой луны, так и не вернулся.

– Его называют Белой дырой, – на стол шлепнулась пыльная папка. – Мои люди нарыли кое-какую инфу. В основном – слухи и байки.

В тесной комнатушке с бетонными стенами стоял круглый столик и три кожаных кресла. На столике искрился хрустальный графин с водкой советского разлива, какую пивали высшие партийные чиновники неспокойных послевоенных лет. Настоящее сокровище среди грибной браги и тошнотворного самогона.

Лампа с зеленым абажуром бросала неяркий свет на красный дисковый телефон. Говорили, он помнит прикосновения железной руки самого вождя, но это, скорее всего, очередная небылица.

Вот и все спартанское убранство зала заседаний негласного триумвирата – тройки самых влиятельных горожан, переходного правительства, тайно и без особого сопротивления взявшего власть после перемирия. С одной стороны, узурпаторы в самом деле тряслись за процветание станций. С другой, преследовали собственные корыстные цели, во всем опираясь на древнюю мудрость: богат народ – богат и король. Савва, отлеживающийся после недавних событий, лишь играл роль безвольной говорящей головы и озвучивал принятые сообща решения.

Собравшиеся встречались исключительно в тихих недрах бункера. Только самые близкие к телу (вернее – к телам) знали их имена. Но никогда не называли вслух, обходясь кличками. Док – лучший врач во всем Городе. Майор – командир дозорных, добытчиков и всех тех, кто носит оружие не для понта, а для дела. Без его ведома под землей не грянет ни один выстрел, да и до поверхности мохнатые лапки при желании дотянутся. И Форбс – ушлый делец и серый кардинал, подмявший все, что приносит доход. Наука, Армия и Казна – три главные составляющие любого успешного государства.

– Белая дыра… – врач перевернул страницу. – Могильник. Самарский треугольник. Погост. Любопытно…

Пухлые пальцы с золотыми перстнями утащили папку во мрак. Тучный силуэт заерзал и пробубнил:

– Это что, сборник фантастики? Космический корабль, силовое поле, технологии пришельцев.

– Бредни Культа Космоса, – проворчал лысый крепыш. – Ничего серьезного. Внесено, так сказать, для протоколу.

Бумаги скользнули по лакированной столешнице и врезались в телефон. Тот жалобно звякнул.

– Да пусть там хоть звездные врата стоят. Сталкеры – основа экономики. Мои золотые антилопы. Я не хочу, чтобы они пропадали в этой… дыре. И без того мрут как мухи.

– Другое беспокоит, – Майор вздохнул и побарабанил по трубке. – Как бы дрянь оттуда не полезла. Мало ли, что под тем Куполом. Вдруг яйцо Годзиллы? Как вылупится – сам себя хорони.

– Ты не из тех кукукнутых, часом? – усмехнулся Форбс. – Годзиллы какие-то… Еще скажи, эльфийки голые бегают. С вот такенными ушами.

– Очевидно, Могильник – крайне опасная аномалия, – заступился за товарища Док. – И неизученная, а оттого опасная вдвойне. Предлагаю отправить отряд. Пусть проверят и узнают наверняка, эльфийки там или все же годзиллы.

– С меня машина и взвод бывалых бойцов.

Врач тряхнул головой.

– Нет-нет. Взвод ни к чему. Сейчас мир, да и мутанты особо не буянят. Небольшого отряда вполне хватит.

– Лады. Подряжу самых лучших.

– Секундочку! – толстосум поднял мизинец. – С ними поедет и мой человек. Узнает, есть ли чем поживиться.

В пятно света легла длинная холеная кисть. Сверху упала волосатая, со сбитыми костяшками. Их накрыла пухлая, в перстнях. Триумвират принял решение.


Часть I
Мир людей



Глава 1
Точка невозврата

Ежи тоже люди.

Егор Ежов, «Ежовые заметки»

«Носорог» пер во весь опор, расталкивая отвалом гнилые остовы автомобилей. Превратить мусоровоз в гантрак – задача не из легких, но Город недаром считается самой сильной и развитой общиной. Сталкеры притащили все необходимое, а инженеры, вооружившись сваркой, точно художники – кистями, «разрисовали» невзрачный «газик» в бронированного короля бездорожья. Со щитами на кабине и колесах, бойницами вдоль черно-серых бортов и башенкой с пулеметом ДШК над горловиной бака. Емкость, куда двадцать лет назад подвыпивший Вася беззаботно сваливал зловонные отходы, нынче стала укрепленной огневой точкой.

Грузовик пересек старый мост и покатил на юг – прямиком к Погосту. Издали купол напоминал дымчатого осьминога, подсвеченного изнутри гигантской лампой. Щупальца из белого марева облепили выпуклость, словно мышцы – глазное яблоко. И жирными клубящимися змеями ниспадали на развалины богом забытой деревеньки.

Об этом месте ходили байки одна другой страшнее. Разношерстной бригаде приказали выяснить, сколько в них правды, и каких пакостей ждать от внезапного соседа. Док прислал пару пожилых ученых с блоком датчиков на лебедке. В зеркальном шаре с антеннами теснились дозиметры, термометры и прочие анализаторы.

Ценный груз и не менее ценные кадры сопровождали опытные сталкеры – ветераны своего дела. Влад Бронин по кличке Спас – в прошлом сотрудник МЧС, а нынче второй по известности добытчик в Городе. Его постоянный напарник – Алексей Волков, аккурат к концу света дослужившийся до капитана ГРУ. А эти ребята, как известно, бывшими не бывают. Третий сидел в углу подальше от всех и кутался в длинный кожаный плащ.

Соратники делали вид, что знать его не знают. Светила науки тайком поглядывали с чисто профессиональным любопытством, но заговорить не решались. И только молодой патлатый прощелыга по прозвищу Нюхач – тот самый соглядатай подземного олигарха – осмеливался подначивать молчаливого бродягу.

Развалился на скамье напротив, раскинул ноги и с вызовом уставился на незнакомца. Сперва попытался поиграть в гляделки, но зеркальное напыление шлема скрывало лицо. Затем наехал в открытую. Юнец слишком долго шпионил на Безымянке и не знал, о ком судачат горожане, причем исключительно шепотом. Знал бы – повел себя иначе.

– Занятные пушки, – Нюхач с презрением осмотрел висящие на бедрах стволы и усмехнулся. – Такими – только крыс гонять. А представь, если против тебя парняга вот с этим красавцем. – И нежно погладил «калашников» сотой серии с оптическим прицелом. – Что делать будешь?

Сталкер спрятал ладони под мышками и притворился спящим.

– Эй! – патлач пнул его по сапогу. – Отвечай, когда спрашиваю!

– Не лезь к нему, – донеслось из кабины. – Форбсу не понравится.

– С чего вдруг? – шестерка тряхнул грязными космами, за годы без воды и мыла свалявшимися в модные когда-то дреды. – Это же просто сраный бродяга. Знаешь, как шеф вас называет? Голуби. Только и умеете в помойках рыться и улетать при шухере.

– Ты не понял, – спокойно ответил Волк, переключая передачу. – Форбсу не понравится, если его человек вернется без башки.

– Да пошел ты! – проныра оттопырил средний палец. – Старпер.

– Кажется, я знаю, – раскатисто громыхнул Спас, – кто в нашем отряде погибнет первым.

Бак задрожал от дружного хохота. Даже тихие, как мыши, умники подключились.

– Это – Егор Ежов, – отсмеявшись, сказал водитель. – Лучше не зли его.

Пристыженный щегол уткнулся в кормовую бойницу. И тут же замахал руками, словно те окутало пламя.

– Народ! За нами хвост! Это дикие – отвечаю. Видел такой тарантас в их гараже.

Алексей выругался. «Носорога» выпускали из стойла лишь по очень большим праздникам, и старик совсем отвык смотреть в зеркала. А на кой, ведь сгнившие корыта не обгонят и не врежутся в зад. Если бы не случайность, он бы не сразу заметил стремительно нагоняющий «хантер».

Враги потрудились на славу. Воскрешенное инженерным гением древнее чудище ловко лавировало меж ржавеющих сородичей. «Уазик» не мог похвастать тяжелой броней и оружием, зато несся быстрее ветра.

– Шугани их! – крикнул разведчик, выворачивая руль. – Пока в слепую не вошли!

Башенка крепилась слишком высоко и близко к кабине. И потому почти не годилась для стрельбы против курса. Стоит преследователям подойти на три корпуса к корме, и все – мертвая зона. Панцирь у них хоть и тонкий, но из автоматов пробивать замучаешься. А патроны еще, ой, как понадобятся, да и вообще – не с неба падают. Без пулемета не обойтись.

Спас вытянулся во весь немалый рост и поддел широкими плечами поворотные рычаги. Обычно механизм шел туго, со скрежетом, но великан вертел башню так, будто в ней стоял электрический привод.

Бум-бум-бум-бум!

Кузов заходил ходуном. Ученые, как по команде, упали на колени и обняли шар. Приборчики они явно ценили выше собственных жизней.

Тяжелые пули, которые давным-давно останавливали танки и сбивали самолеты, рассекли мокрый асфальт. Помятую «тойоту» украсили дыры размером с яблоко, стоявшую рядом «Оку» и вовсе завалило набок. Но юркий «охотник» успел подобраться на безопасное расстояние.

– Поднажми! – гаркнул стрелок.

– Куда?! – Волк в сердцах стукнул по клаксону. – Это мусорка, а не «феррари»!

В крыше «хантера» открылся люк. Едва увидев, что оттуда высунулось, сталкеры быстрее ветра упорхнули с кормы. Дикий с намалеванным на респираторе черепом взвалил на плечо РПГ-29 – знаменитую шайтан-трубу, грозу всего гусеничного и низколетящего.

Противник резко дал по тормозам, чтобы своих не посекло осколками. Реактивная струя раскалила воздух, снаряд верхом на огненном столбе с пронзительным свистом устремился к цели. Водитель в последний миг успел развернуться, подставив под удар угол между бортом и задним люком – самое прочное место кузова.

Маневр спас гантрак от пробития, а экипаж – от лютой смерти в пожаре взрыва. Но машина потеряла устойчивость в заносе, и ударная волна играючи развернула ее поперек дороги. «Газик» качнулся на левых колесах и с оглушительным лязгом выровнялся. На все ушло меньше секунды, хотя отряду показалось – целая вечность. Гидравлика не выдержала, и выпуклая плита для прессовки мусора отвалилась, оставив внутренности бака без защиты с тыла.

– Гони! Гони! – Спас просунул дуло «Сайги» в бойницу и вдавил крючок.

Соседнюю бойницу занял Нюхач со своим хваленым автоматом. Стрекот и гулкий лай эхом пронеслись над покинутыми деревнями и утонули в посадках вдоль полей. «Маслины» и дробь летели, куда попало, но дикари не испугались шквального огня и отплатили той же монетой. Внедорожник ощетинился стволами. Затарахтели АКСУ, ухнули обрезы, пискляво чихнул СКС. Свинцовый град забарабанил по обшивке, высекая фонтаны ослепительных искр.

Колеса сердито зашипели, обдав обидчиков грязью и гравием. Грузовик, трясясь и подпрыгивая, взял с места в карьер.

– Ложись! – Влад первым распластался за чудом уцелевшим куском стали.

И тут мимо бойцов вальяжно, как по пляжу, прошел Егор. Встал одной ногой на обломок кормовой плиты и вытащил из кармана горсть разноцветных патронов. Несмотря на бешеные скачки, он выглядел совершенно неподвижным.

– Падай, дурак! – прошипел волосатый. – Завалят!

Сталкер откинул полы, обнажив изящные туристические топорики – вылитые томагавки с пластиковыми рукоятками. Чуть ниже нетерпеливо подрагивали четырехствольные обрезы. Снял правый и зарядил верхние стволы ярко-оранжевыми патронами, а в нижние вогнал ядовито-зеленые.

«Уазик» приближался, несмотря на ожесточенную пальбу. Горожане били по колесам, но шины-баллоны не сдувались, даже будучи измочаленными в труху. Люк приоткрылся, из него, подобно перископу, поднялась труба гранатомета.

– Твою мать, твою мать, твою мать! – скороговоркой выпалил юнец и вжал голову в пол.

– Тормози.

– Сдурел, что ли?!

– Да. Тормози.

– Черт с тобой!

Резина взвизгнула, расчертив асфальт черными полосами. Водила диких оказался тем еще шумахером и вовремя сбросил скорость, но машины едва не столкнулись. До смачного стального поцелуя оставалось метра два, не больше.

– Ты спросил, что я буду делать, – маска исказила голос, сделала жужжащим, металлическим. – Смотри.

Могучая фигура в пудовой снаряге с прытью кузнечика сиганула на капот. Зад «охотника» подпрыгнул, потерял зацеп с дорогой. Враг резво вильнул, норовя скинуть незваного пассажира, но тот стоял ровно, как на земле. Гранатометчик в спешке втянул трубу и попытался закрыть створку, но сталкер подцепил ее топориком и рванул на себя. И разом высадил в щель два патрона. Салон за мгновение до краев наполнился зеленым дымом. Не успел патлатый подумать, на кой травить мужиков в противогазах, как Егор спустил вторую скобу.

Дула изрыгнули белое пламя, и неведомый газ вспыхнул, как сено. Из всех щелей и бойниц с ревом вырвались рыжие протуберанцы. Объятый огнем дикарь потерял управление, резко взял в сторону и врезался в перевернутую «бээмвешку». Ежова швырнуло на обочину, как из катапульты. Сжавшись в комок, он несколько раз перекувырнулся и, как ни в чем не бывало, встал. Рванула граната, за ней – бензобак. В зеркальном забрале заискрился салют из горящих обломков и кусков тел.

Налюбовавшись буйством сполохов, Егор подошел к броневику. Ученый и Спас бережно выносили из кузова шар. Второй умник возился с пробитой лебедкой. В суматохе погони сталкер не сразу понял, что Купол – совсем рядом, и цель достигнута.

Влад уловил спиной цепкий взгляд и обернулся. Они с Егором медленно кивнули друг другу, после чего фигура в плаще беззвучно растворилась в черном дыму.

– Какого хрена на нас напали?! – возмутился Нюхач. – Мир же!

– Мир, сынок, на бумаге. А на деле… сам видишь.

– Я тебе не сынок! Но раз начали тереть за детей, то как там дочурка поживает? Еще не замужем? А то я бы посватался.

Спас выпрямился и расправил плечи. Рядом с ним наглец выглядел голодающим подростком.

– Шутка! – патлатый вовремя дал заднюю. – Забудь.

– Приборам кранты, – исследователь с досады хлопнул крышкой сферы. – Все побились.

– Лебедка тоже сдохла, – отозвался коллега. – На месте не починим.

– Выходит, зря ехали, – вздохнул бродяга.

– Не зря.

Из кабины выбрался Волк. На жилете правее сердца расползалось темное пятно, сплошь усеянное мелкими пузырьками. Старик привалился спиной к борту и зажмурился.

– Аптечку! – взревел Влад. – Быстрее!

– Не суетись, – друг поднял окровавленную ладонь. – Легкое пробито. Нахватался заразы. До дома… не дотяну.

– Лёх…

– Тише. Помоги дойти, – Волк отрывисто кивнул на аномалию. – Если не вернусь – вы знаете, что делать.

Последние шаги до цели Спас тащил напарника на себе. Капитан заходился в кашле, слабея с каждым выдохом, и едва волочил ноги навстречу сияющему куполу. У его подножия сталкеры казались тростинками возле горы, за которой садится солнце.

Здесь царила звенящая тишина. Ни зверь, ни птица не смели тревожить исполина. Только у людей хватало глупости по собственной воле нырять в тихий омут. Но коль надежды нет, то почему бы не рискнуть? И хотя бы перед смертью узнать правду о самой страшной загадке Самары. Пусть поведать о ней никому не получится, но и сгинуть уже не так досадно.

– Уверен? – хмуро спросил Спас.

– Как никогда прежде, – товарищ приподнял маску и смахнул кровь с губ. – Лучше так, чем в канаве или в чьем-нибудь желудке.

– И не страшно тебе…

– Страшно. Но боюсь не сдохнуть… А струсить и не узнать, что там, за белой стеной, – напарник поднял ладонь и широко растопырил пальцы, глядя сквозь них на увитую туманом погибель. – Пусть прозвучит напыщенно и глупо, но я жил как сталкер и умру как сталкер. Кому, как не мне, лезть к черту в пасть? Ну, удачи.

– И тебе, брат.

Друг перекрестился и смело направился к полусфере. Шаг за шагом силуэт становился все тоньше, пока не исчез в сияющем мареве.

* * *

– Суки! Грохнули одного из лучших бойцов! – ревел Майор, нарезая круги у стола. – Сломали оборудование. Похерили «Носорога». Это перемирие? Это перемирие, я спрашиваю?!

– Бугор сказал, это не его люди, – раздраженно ответил Форбс. – Какие-то отщепенцы или сектанты. На Безымянке таких пруд пруди.

– Конечно! И у каждого ушлепка по гранатомету и броневику! Предлагаю прокатиться в гости и угостить их той же малиной. Кто за?

Толстяк откинулся на спинку и сцепил пальцы на безразмерном животе. Док покачал головой.

– Да, мы потеряли Волка. Отличный был добытчик. Исполнительный. Профессионал. Но если развяжем войну – сгинем все.

– Правильно, – делец постучал по виску. – Деньги любят тишину.

Военный сплюнул и махнул рукой.

– А что до этого вашего Купола – то и хрен с ним. Стоит себе – и пусть стоит. Экспедиций больше отправлять не будем – накладно. Но своим туда строго-настрого запретим соваться. Чтоб и на километр, – Форбс сделал ударение на «о», – не подходили.

Пухлая кисть легла под лампу. Следом немедля упала длинная и холеная. Майор долго сомневался, но, в конце концов, дал добро.

Триумвират принял решение.

* * *

Декабрь 2033-го, Самара


Его путь лежал через руины. Новички наивно полагают, что они безмолвны. Гнетущую тишину разбавляют лишь редкие завывания тварей, эхо выстрелов и далекие вопли бедолаг. Брехня.

Подточенные годами и непогодой дома продолжают рассыпаться – медленно, но верно. Где-то падают небольшие куски, где-то оседают целые стены. Порой кажется, будто в паре кварталов великаны играют в бабки. Стук, шуршание и грохот не смолкают ни днем, ни ночью, о тишине можно только мечтать. Услышите, что Самара – город костей, знайте – скелеты под ногами тут ни при чем.

С высоты зимний город похож на ошметки грязного пенопласта, расстрелянного в упор крупной дробью. Внизу же больше напоминает каменоломню. Взрывная волна слизала крыши, тепловая дотла выжгла бетонные коробки на два-три этажа вглубь. Обломки засыпали улицы, похоронив под собой железные гробы – автомобили.

Шагая по завалам, Спас старался не забывать, что топчет останки тех, кого не так давно знал. С кем учился, работал, пил кофе, дружил, ссорился, мельком виделся по пути на службу. Эти воспоминания – бесполезный балласт, но они удерживали в душе старого бродяги остатки умершего мира, а вместе с ними – и крохи человечности. Те же, кто отторгал их, забывал прошлое и погружался в хаос настоящего, быстро кончали как дикари с Безымянки. Или хуже.

Один умник сказал: любить поверхность можно только из-под земли. Золотые слова. Лишь последний балбес найдет в черно-сером рябящем мусоре красоту и притягательность. Спас как раз из таких, но его толкнула наружу нужда, а не ветер в голове или шило пониже. Он рискует, чтобы его ребенок жил в достатке и каком-никаком уюте. И видит этот ужас каждый день, чтобы ей не пришлось столкнуться с ним. Никогда.

Разглядывая диковинные следы на снегу, мужчина думал о дочери. Восемнадцать стукнуло, а детство все не выветривается. Сталкером стать мечтает, наружу просится… Дуреха. Видела бы, что там творится. Но не увидит. Спас скорее умрет, чем это допустит.

– Папа?

Добытчик вздрогнул и оглянулся. Казалось, пустоглазые дома вот-вот схлопнутся и раздавят чужака, посмевшего вторгнуться в их вотчину, разорвут на части гнутой арматурой.

– Ты уже вернулся?

Звонкий родной голосок звучал отовсюду. Галлюцинация? Здесь возможно всякое. Спас облизнул губы и выдохнул:

– Где ты? Покажись!

– Привет, пап!

Позади хрустнуло. Мужчина резко обернулся и вскинул «Сайгу». У арки стояла Арина – его девочка, его солнышко, его последняя причина жить. Красавица с пушистыми волосами цвета свежего имбиря, густыми бровями и вздернутым носиком. В серых джинсах, толстовке и вязаной шапочке – самых модных во всей подземке, каких ни у кого еще нет. Да, пришлось топать аж в торговый центр на окраине, под крышей которого свили гнезда нетопыри. Вернулся чудом, но чем не рискнешь ради подарка дочери.

– Кроха? – изумленно пролепетал сталкер.

Кроха – ее прозвище. В мать пошла: метр шестьдесят и худенькая, как тростинка.

– Папа, ты уже вернулся? – тем же тоном спросила она. – Что нового? Как сходил?

Спас тряхнул головой и часто заморгал. Во рту пересохло, сердце билось все медленнее – как перед сном. Арина осторожно шагала к нему, держа руки в карманах и не сводя с него пристального взгляда. Бродяга улыбнулся и опустил оружие. Глаза тоже мамины: зеленые, кошачьи. Однажды взглянув в них, он без памяти влюбился в невзрачную невысокую женщину, пропахшую бумагой и типографской краской.

Какая ирония – выжить после ядерной катастрофы и умереть в родах. Тревожные воспоминания вмиг рассеялись, на душе стало тепло и спокойно, будто он оказался дома. Не в конуре на станции, где и собаке тесно, а в квартире с прекрасным видом на пшеничное поле и березовый лесок в те неуловимо далекие, почти призрачные времена, когда одни лишь безумцы и кликуши грезили о скорой войне.

– Рада тебя видеть.

– Стреляй… – донеслось из арки. Или то просто ветер шумел в обломках? Но вот хрип повторился, разбив сладкоголосое баюкающее воркование: – Стреляй!..

Сталкер вдавил крючок. Грохот эхом прокатился по улице, звякнула по бетону гильза, зашипела в снегу. Морок рассеялся, и красавица превратилась в чудовище. Оно напоминало труп, пару недель пролежавший в сыром подвале. Крупная голова выглядела, как наполовину очищенный грецкий орех. Внизу – почерневший выщербленный череп, вверху – полупрозрачное желтоватое желе, пронизанное толстыми черными венами. Глаз и носа нет, кривые желтые клыки торчат крест-накрест. Говорят, у природы больная фантазия, но по сравнению с радиацией она просто эталон вменяемости.

Тварь взревела, брызнув гноем, и пошла на Спаса, как борец перед броском: широко расставив руки и чуть пригнувшись. На этом сходство с борцом не заканчивалось – такая туша и быка бы завалила. Гнилые жгуты мышц то и дело сокращались, цедя зеленоватую жижу.

Сталкер выстрелил от бедра. Плоть с чавканьем задрожала, но мутант уверенно шел вперед, дробя пятками бетонное крошево. Спас вскинул карабин, прицелился и пальнул в жуткую башку. Студенистая жижа колыхнулась, пара вен лопнула, но чудище и плечом не повело.

– Ух, прорва…

Пятясь и стараясь не споткнуться, сталкер в упор высадил остаток магазина. «Борец» пошатнулся и упал на колено, обхватив лапами живот. Добытчик мог бы уйти, тварь бы ни в жизнь его не догнала. Но старика разобрало любопытство – сколько еще дроби она выдержит? Да и патронов прилично угробил. Получается, зря.

Сунув пустой рожок в разгрузку, он потянулся за новым, и тут слева прилетела богатырская оплеуха. Немаленький такой дядя шлепнулся на задницу, как младенец, и ошалело затряс головой. Раненое чудовище исчезло, оставив позади себя дыры в стене. А настоящее – без единой царапины – уже падало на добычу, раззявив пасть.

Влад только и успел заслониться верным карабином. Клыки впились в цевье и сжали так, что оружие согнулось под тупым углом. Мужчина судорожно сглотнул, во всей красе представив, на что способны челюсти урода. После чего из последних сил вцепился в ствол – последнюю преграду между горлом и слюнявыми зубами. Мутант напряг бычью шею, дернул раз, другой, и смятая, как фольга, «Сайга» шлепнулась на плиту. В отчаянии сталкер вцепился в острый кадык твари, но с тем же успехом он мог пытаться задушить рельсу или фонарный столб.

«Борец» лениво наклонился и цапнул человека за плечо. Тот взревел, задергался и принялся лупить гада ногами, куда ни попадя, но мутант самозабвенно сосал кровь и не обращал внимания на жалкие попытки жертвы спастись. Сознание Влада помутилось, ступни заледенели. Могучая грудь мутанта медленно вздымалась и опадала, словно кузнечные меха, и Спас буквально слышал, как из него с веселым журчанием вытекает жизнь.

– Пап, ты в порядке? Бледный какой-то…

Мужчина моргнул и увидел Арину. Девушка сидела подле него и гладила по щекам. От нежных касаний душа успокоилась, скованные мышцы расслабились. Он словно оказался на мягкой постели под толстым одеялом. Рядом дочурка, в углу пышет жаром печка, впереди – заслуженный отдых после долгого и опасного похода.

– Все хорошо. Не переживай, – успокаивал морок. – Спи. Завтра рано вставать. Возьмешь с собой?

Спас нахмурился и заскрипел зубами, аж эмаль посыпалась.

– Я же говорил, что!..

Внезапно накатившая ярость прояснила разум. Чудище знатно просчиталось, вынув из памяти именно эти слова. Ничто на свете так не злило старика, как просьбы дочки разрешить ей прогуляться наружу. Ну, хоть на часок. Ну, хоть на минуточку. Ну, хоть у ворот постоять…

– Нет, нет и еще раз – нет!

Бродяга выхватил кинжал и по самую гарду вонзил в венозный студень. Тугая струя сукровицы выбила клинок из раны. Тварь вскочила и, рыча на всю округу, обхватила раздутую репу, чем сделала еще хуже. Уж сколько всякого повидал добытчик, но от такого зрелища желудок скрутило в бараний рог. Башка гада превратилась в проколотый прыщ, из которого вываливались комки гноя вперемешку с сукровицей и сочно шмякались на камни. Дрожа от отвращения, Влад выбрался из-под урода, поднял нож и вскрыл нарыв от затылка до темени. После чего приподнял маску, и его обильно вырвало.

Бой длился меньше минуты, но Спас пропотел насквозь и трясся, как после марафона. Еще немного – и сердце бы не выдержало. Перевязавшись, сталкер на едва гнущихся ногах вошел в арку. Открывшееся зрелище потрясло еще сильнее, чем схватка, хотя, казалось, куда уж хуже.

Тесный двор-колодец был по колено завален изрубленными и разорванными дробью мутантами. Гниющие упыри валялись кучами в самых разных позах, сверху их усыпали отсеченные и отстреленные конечности. Воняло, как из разрытого скотомогильника.

Бродяга и представить не мог, сколько же здесь гадов. Два десятка? Три? Но самое главное – кто их всех покрошил? Кто не поддался внушению? Кто сразился с целым выводком? Да тут и роты спецназа не хватило бы!

– Уважаемый, не могли бы помочь? – вновь раздался хриплый голос.

Влад вздрогнул и огляделся. Откуда звук?

– Я здесь. На втором этаже.

Из окна, насадившись икрой на ржавый прут, вниз головой свисал человек в кожаном плаще. Плащ задрался, отчего издали страдалец напоминал спящую летучую мышь. В левой руке он сжимал топорик, в правой – спаренный обрез двустволки. С такими приблудами ходил лишь один боец во всем метро. Догадку подтверждали пронзительные льдисто-голубые глаза с безумными искорками, отчетливо поблескивающие сквозь треснутое стекло противогаза.

– Егор? – удивленно пробормотал Влад.

– Привет! – бодро ответил Ежов, словно встретил приятеля в баре. – Пожал бы руку, но, боюсь, не дотянусь.

– Сейчас… – мужчина захромал к подъезду.

– Не споткнись! – бросил вслед соратник.

– Обо что?.. Ух, ты ж, еж твою медь…

Вход, ступени и пролеты сплошь покрывали изуродованные тела. Туши свисали с перил, теснились в прихожих, набились в шахту лифта, как протухшие бычки в банку. Поднимаясь, Спас пытался их сосчитать, но сбился на второй дюжине.

На черном фоне отчетливо виднелись гильзы двенадцатого калибра. И никаких других следов большого отряда. Ничего такого, что позволило бы сказать – да тут сражалась целая армия! А только ей по силам зачистить улей необычайно сильных мутантов, да еще и капающих на мозги. Выходит, Егор дрался сам. Да уж… Об этом сталкере ходили самые разные слухи. Одни были похожи на байки, другие – на пьяное бахвальство, третьи – и вовсе на горячечный бред. Если хотя бы малая толика из них – правда, то становится понятно, почему к нему так относятся.

Когда Спас втаскивал Ежа в окно, тот даже не поморщился. Ухватившись за стену, рывком снял распухшую голень с ребристого штыря толщиной с палец. Постоял немного с широко разведенными руками и нетрезвой походкой заспешил к лестнице.

– Ты куда?! – в сердцах крикнул Влад. – Посиди хоть!

– Посиди-посиди… – донеслось с лестницы. – Некогда.

Бормотание потихоньку перетекло во двор.

– Малыш, ты где? Куда подевался? Помню, тут лежал. Или там?

«Крыша поехала, – подумал Влад, выглянув наружу. – Какой еще малыш?»

Егор увлеченно копался в горе трупов, пока не отрыл второй дробовик – точную копию первого.

– Малыш! Вот ты где! Уж думал, придется новый пилить.

– Долго висел-то? – спросил мужчина.

– Не знаю, – Еж протер оружие полой плаща. – Успел сочинить две песни, рассказ и повторить задом наперед «Анну Каренину». Кстати, так она гораздо интереснее. Выходит… часа полтора. Может, меньше. Или больше. Какая разница?

Он закопался в дохлых тварей чуть ли не по пояс и вынырнул с брезентовым рюкзаком, на котором красовалось странное синее существо в красных кедах. Достал аптечку и, наконец, принялся за рану. Спас невольно вздрогнул, представив, сколько заразы туда попало. Но парень был весел, бодр и тихо насвистывал, втыкая в ногу шприц за шприцом.

– Я – Влад, – сталкер решил разбавить неловкое молчание. – Мы ездили к Куполу недавно. Помнишь?

– Помню. С Театральной, верно? Еще дочурка есть, махонькая такая. А почему тебя Спасом кличут? Если личное – не отвечай. Мне так-то все равно, праздное любопытство.

– До Войны в МЧС служил.

– Понятно. А я – Еж, потому что фамилия Ежов.

– Ну да… – пробормотал Влад. – Логично.

Он отвел взгляд, когда спутник начал штопать дыру в ноге. Будто зашивал не собственную плоть, а рваный мешок – размашистыми кривыми стежками.

– Что это за твари? Никогда таких не видел.

– И не увидишь, – Егор усмехнулся. – Последнего добил. Я назвал их психоморфами. Звучит, а?

– Да… умно.

– Вот что, Влад-Спас. Выручил ты меня крепко. Кто знает, сколько бы еще книг пришлось повторить задом наперед, если бы не ты. Ведь далеко не все хороши в обратном порядке. «Анна Каренина» – шик, а вот «Дети капитана Гранта» – полный отстой. Пробовал однажды… ну да ладно, зачем былое вспоминать? Помощь я ценю, быть в долгу не люблю. Вот тебе магарыч.

Он протянул гайку на куске медной проволоки.

– Хм… – мужчина подбросил щедрый дар на ладони. – Благодарствую. До метро проводить?

– Рано. Еще столько дел!

– С твоей-то ногой?

– А что нога? – Еж встал и отряхнулся. – Нога – не голова. От дыры в ноге еще никто не умирал. Наверное… Ну, я уж точно не умру, не волнуйся. Ох, штанину прихватил… Ну, ничего, шов так даже крепче. Может, это тебя проводить надо? Выглядишь неважно.

– Справлюсь как-нибудь.

– Ну, дело твое, – Егор взял рюкзак и потопал к арке. – Помни – за мной должок. Только свистни – Еж появится. Кстати, это тебя психоморф тяпнул?

Спас кивнул.

– Кровь проверь, а то вдруг бешеный попался. Пока!

Влад посмотрел на гайку, перевел взгляд на горы трупов, потом снова на гайку. И сунул в карман.


Глава 2
О свиньях и людях

Nota bene: надо сразу отдавать таблетки в больничку, а не испытывать на себе.

Егор Ежов, «Ежовые заметки»

Отряд сталкеров напоминал космонавтов из старых фантастических фильмов. Тяжелая броня, раздутые рюкзаки и закрытые шлемы – ну, чем не скафандры? Погруженная в полумрак станция – нутро звездолета. Гермозатвор – люк, отделяющий храбрых первопроходцев от суровой и опасной планеты. Картину портил лишь один чужеродный элемент, подозрительно выделяющийся среди рослых крепких мужиков.

Чуть ли не вполовину ниже и раза в три тоньше, он казался ребенком, решившим поиграть в бродягу. Ну, кто еще, скажите на милость, натянет вязаную шапочку на древний советский противогаз? Кто в здравом уме напялит химзу до колена и закатает по локоть слишком длинные рукава? Кто обует заклеенные изолентой резиновые сапожки ядрено-розового цвета?

Пришедшие проводить добытчиков тихо посмеивались, глядя на мнущееся в конце строя чудо. Начальнику же было не до шуток. Толстый усач в камуфляже баюкал на ладони прилежно разлинованный журнал, куда вносились позывные, районы и время ходок. Чтобы знать, где искать пропавших, и чьим семьям слать похоронки. Усача звали Сивым, хотя даже далекие от культуры и такта ребята величали его не иначе, как Сявой. За спиной, понятное дело. Начстан славился крайне мерзким характером, врожденной злопамятностью и обостренным синдромом вахтера. С таким ссориться – себе дороже.

– Джигит. Набережная. До вечера, – с легким восточным говором сказал первый в очереди.

Сивый смерил его сердитым взглядом исподлобья, пошевелил усами и буркнул:

– Дальше.

– Камаз. Центр. До утра.

– Седой и Грива. Вокзал. До обеда.

Толстяк с важным видом скреб пожелтевшую бумагу огрызком карандаша. Настал черед карлика в розовых сапожках. От увиденного мохнатые брови мужичка тут же сошлись на переносице, отчего показалось, что у него выросли вторые усы – над злобными свинячьими глазками.

– Ты еще кто? – Сивый кашлянул в пудовый кулак и рявкнул в толпу: – Чей ребенок?!

Народ перешептывался, разводил руками, хихикал.

– Я не ребенок, – ответил карлик, старательно бася. – Я – сталкер.

– Да неужели? И как звать?

– Кро…т.

– Крот? – начальник перевернул страницу. – Не помню никаких Кротов.

– Я… с другой станции.

– Да? И с какой?

– С Центральной, – последовал неуверенный ответ.

– Что еще, блин, за Центральная? Нет такой станции! А ну, снимай маску!

Огнеметчики отлипли от ворот и шагнули к незнакомцу. Сталкеры вскинули стволы, Сивый хлопнул по кобуре с редким и очень дорогим «Глоком». Как ни крути, какие соглашения ни заключай, а годы войны не перечеркнешь парой подписей. Люди привыкли к постоянной угрозе и никогда не забывали об осторожности, которая, по их оправданному мнению, не бывает излишней.

Коротышка обреченно свесил голову и подчинился. Из-под серой резины брызнули светлые пряди.

– Кроха! Чтоб тебя!

Собравшиеся захохотали в голос, но Сивый смотрел на девушку с нескрываемым раздражением.

– Вот овца! Из-за тебя выход задержали! Парням каждая минута – как воздух, а ты цирк устроила! Все отцу расскажу. Даст ремня – будешь знать. А теперь – марш на ферму. Сталкер, блин, доморощенный. Еще раз увижу – в карцер кину. Не погляжу, кто твой родич.

Под смех и шуточки девушка отправилась восвояси с твердым намерением повторить попытку завтра.

– Вырастил, елки-палки. Не баба, а пацан какой-то, – проворчал толстяк и махнул рукой. – Открывай!

Дозорный дернул рубильник, под потолком вспыхнул оранжевый маячок, на миг опередив протяжный вой сирены. Многотонный затвор со скрежетом и лязгом пополз вверх. Привыкшим к полумраку выжившим казалось, что из растущей щели бьет ослепительно яркий свет. Они потихоньку пятились, щурясь и заслоняя бледные лица ладонями.

Снаружи ждали бродяги, среди них был и Спас. Бойцы кивали сменщикам и желали удачи. Рук не жали.

– Влад, твоя дочь опять… – начал отповедь Сява и запнулся на полуслове. Свиные глазки округлились, вытаращились, и усач едва слышно произнес: – Кто это тебя?

Спас молча неровной походкой зашагал к лазарету.

* * *

Лазарет на Театральной – самая настоящая клиника. В хорошем смысле. Станция конечная, или, как говорят жители – крайняя. Платформа длинная, поэтому вместо обитого целлофаном закутка – просторный вагон с красным крестом. Десять коек, электричество, бойлер и отдельная палата для шишек из Бункера. Лучше не сыскать во всем метро.

А все потому, что неподалеку от станции руины первой городской больницы, откуда сталкеры успели вынести не только лекарства, но и кое-какие приборчики. Так что лазарет является гордым и, пожалуй, единственным обладателем кардиографа, энцефалографа и многого другого с «графом» в окончании. Заведует сим великолепием Семен Алексеевич Маслаев, также известный как Док. В прошлом – главврач той самой больницы.

Это сухопарый седовласый мужчина с козлиной бородкой, в очках без оправы и с замашками аристократа. Царственная осанка, благородный разговор и левая рука за спиной в любой беседе – хоть с ученым, хоть со свинопасом. Черт знает, где он набрался этой манерности. Наверное, этикет для него – такой же якорь, как для Спаса – память об ушедших. Держит в тихой гавани человечности и не дает сорваться в безудержный водоворот нового мира. Семен даже чай пьет, оттопырив мизинец. Только тросточки, котелка и пенсне не хватает для полного образа джентльмена из туманного Альбиона. Но белый комбез на работе удобнее, а званых вечеров и пышных приемов в подземке никто не устраивает.

Собственно, Дока и прозвали Доком из-за несгибаемой привычки держаться по-английски. Доктор – звучит гордо, насыщенно, жаль, простой люд любит сокращать все подряд. С другой стороны, пусть лучше так. А то могли бы просто Врачом величать. Коновалом. Айболитом. Или того хуже – Эскулапом. Так что привычка не такая уж и бесполезная, какой кажется на первый взгляд.

Прежде он работал хирургом, а теперь – и терапевт, и медбрат, и стоматолог, и ревматолог, и патологоанатом. Пациентов, по понятным причинам – выше крыши, а Док – один. Сначала ему помогали женщина-окулист и парнишка-интерн. Первая недавно умерла от рака, второго убили дикие. Дел навалилось немерено, но с тем, что творилось сразу после Катастрофы, не сравнить. Тогда к пострадавшим от радиации, бактерий и химии очень скоро добавились порезанные, подстреленные и отравленные самогоном. Вслед за ними подтянулись недуги, раз и навсегда поборотые в погибшем мире. Конец Света стал отличным поводом вновь напомнить о себе для дряни вроде чумы, тифа и оспы.

Приходилось в невозможной спешке купировать очаги заразы, порой прибегая к отчаянным, отвратительным, но необходимым мерам. И буквально с нуля создавать вакцины. Когда напасть утихла, на прием валом пошли укушенные, подранные и зараженные тем, о чем прежде никто и слыхом не слыхивал. И вместо подготовки смены Док дни и ночи учился сам. Исследовал, изыскивал, испытывал – зачастую с большим риском для испытуемых. Но риском оправданным: без Семена и его больницы-лаборатории метро давным-давно превратилось бы в рассадник смертельной заразы.

Награда недолго искала своего героя. Бункер высоко оценил таланты медика, а там, где дружба с властью – там и деньги, и приятные бонусы, а вскоре – и сама власть. Беречь умельца и обеспечивать уют жизненно необходимо – в самом что ни на есть прямом смысле. Очень скоро местные бонзы подогнали ему второй вагон. Официально – для нужд науки. По факту – для личного удобства. А чуть позже – и кресло за столом с красным телефоном.

Сталкеры – самые частые гости лазарета – тоже не оставались в долгу. Как и обычные жители. Отблагодарить спасителя – дело благое, поэтому богатством Док вполне мог поспорить с самим Саввой. Оставалось лишь гадать, как в бесконечной кутерьме с запахом гнили и формалина Семен успел сдружиться со Спасом. Возможно, причина была в возрасте – оба разменяли шестой десяток, отлично помнили старый мир и наверняка находили, о чем поговорить. А может их сблизило иное: медику и опытному добытчику просто грех было не завести взаимовыгодное знакомство.

Так или иначе, они стали добрыми приятелями. И Док, едва увидев бледного и дрожащего бродягу, сказал без обиняков:

– Старик, ты выглядишь хуже, чем лопнувший бубон.

Влад разделся до пояса и лег на кушетку. Несмотря на годы, он был крепок и подтянут. Впрочем, ничего удивительного. Знаете, как называются рыхлые и слабые сталкеры? Закуска.

– Ничего себе, – Док присвистнул и поправил очки. – Крокодил цапнул?

– Если бы, – пациент поморщился. – Какое-то дерьмо с соплёй вместо башки. Никогда таких не встречал.

– Да… Очень много в наши дни, – Семен невесело хмыкнул, – неопознанной фигни…

Друг шутку не оценил и обреченно произнес:

– Сказали, она может быть заразной.

– Кто сказал? – спокойно спросил врач, копаясь в ране ланцетом.

– Еж, – Спас с каменным лицом пялился в потолок и, казалось, ничего не чувствовал.

– Егор? Сто лет его не видел. Думал, сгинул давно.

Гость фыркнул:

– Мне бы так сгинуть. Замочил целый выводок этих уродов. В одно рыло.

Док даже бровью не повел. То ли всецело сосредоточился на работе, то ли похождения Ежова его нисколечко не удивляли.

– Значит у него все, как обычно, – пробормотал он, накладывая шов.

– Как обычно – это как? Что ты вообще слышал о нем?

– Немногое. В основном – байки и небылицы. Иногда – анекдоты. Но если хотя бы парочка из них – правда, то у нашего чокнутого города – еще одна неразрешимая загадка.

– Откуда он такой взялся?

– Говорят, оттуда, – Семен многозначительно кивнул на потолок.

Спас нахмурился.

– В смысле?

– В прямом. Мол, не человек он вовсе, а пришелец. Инопланетянин, стало быть.

– Серьезно?

– Ну, если веришь в бредни «космонавтов» – то да.

– Я уже не знаю, чему верить. А более вменяемые версии есть? Приземленные.

Док поднял иглу к плафону и взялся крепить новую нить. Его голос стал вкрадчивым, таинственным:

– Вменяемых, увы, нет. Сказки и вменяемость – вещи, так сказать, взаимоисключающие. Одни болтают, он ангел господень, спаситель подземки. Другие – сам Сатана, погибель несущий. Третьи обвиняют в колдовстве и темной магии. Про то, что Егор – мутант, знают, наверное, даже свиньи.

– А он – мутант? – насторожился Влад.

– Вряд ли. Рога и копыта еще не проклюнулись. А в наших палестинах они растут очень и очень быстро, – Семен помолчал немного и продолжил: – Есть еще занятная байка: мол, он и не человек вовсе, а нечто вроде духа или призрака. Не добрый и не злой, не белый и не черный, а будто сама суть метро: какое оно – такой и он. Аватара. Ипостась. Ну, это уже совсем мистика, хотя о родителях его никто не слышал, и откуда такой кадр взялся, не совсем понятно. Помнишь Кочергу?

Товарищ тяжело вздохнул.

– Помню. Жалко мужика. Достойный сталкер был.

– Тебе виднее. Перед смертью он бредил о том, что Еж проклят вечной удачей.

– Это как?

– Без малейшего представления. Но я бы не отказался от такого.

– А жить не наскучит?

– Почему же?

– Неинтересно как-то, если все у тебя получается. Духа авантюризма нет.

– Вопрос философский, – Док смочил компресс перекисью. – А я не философ. Чего тебе вообще дался этот Еж? Он же бахнутый на всю голову.

– Да так… просто. Слушай, проверь кровь, а?

Семен размазал каплю крови меж стеклышками и прильнул к окуляру микроскопа. Нахмурился, покрутил колесико и нахмурился пуще прежнего.

– Что там, Сема?

Друг не ответил, и это молчание было красноречивее любых слов. Что-то там все же есть. Осталось выяснить, как скоро это что-то его прикончит.

– Ну? Не томи.

– Подожди.

Ждать бродяга не мог. Ждать можно, когда неясно: ангина или насморк. А когда выбор из дерьма и полного дерьма – спокойно не полежишь.

– Еж сказал, твари разносят бешенство. Точнее, разносили. Он же всех перебил… – Влад усмехнулся. – Вот же повезло нарваться на последнего заразного.

– Бешенство? – врач приподнял бровь. – Если это и бешенство, то весьма атипичное.

– И что со мной будет? Начну кидаться на всех с пеной на губах?

– Наоборот, – холодно сказал приятель. – Тебя ждет недолгая вегетативная жизнь.

– Какая-какая?

– Овощем станешь. Судороги, водобоязнь, потеря памяти, паралич. Два-три дня – и на вынос.

– И никаких шансов?

Врач снял очки и потер вспотевшую переносицу.

– Прости.

– Ты-то тут при чем? – Спас кисло улыбнулся. – Карандаш и бумага есть?

* * *

Арина не любила свиней. Живут по колено в грязи, жрут помои, в загонах ни лечь, ни развернуться, но за долгие годы ни одна хавронья не отважилась сбежать. Хотя тонкие жердочки и гнилые доски при всем желании не сдержат натиск огромной туши. Даст пятаком – и вот она, свобода. Да, дерзкое сало тут же поймают, но коль итог един, то почему бы не рискнуть?

А свиней все устраивает. На чумазых рылах застыли улыбки, глазки задорно блестят. Хрюши с радостью встречают новый день, хотя прекрасно понимают, чем все кончится. Когда будущей похлебке вбивают штырь в сердце, соседи безучастно жуют мусор и дергают ушами при особо громких визгах. Мол, подыхай потише, приличные чуньки кушают.

Бекон давно смирился с неминуемой участью и терпеливо ждал своей очереди, не пытаясь что-либо изменить. Сравнения напрашивались сами собой, но Кроха упорно гнала их прочь. Девушка свято верила, что люди не такие, что добро сильнее зла, а все беды – от недопонимания. Дочь сталкера просто не могла терять надежду, ведь любой поход отца мог стать последним. Страх за любимого человека не давал окунуться в рутину и наслаждаться сытой повседневностью. Без веры в свет в конце туннеля быстро сломаешься и сойдешь с ума.

Бунтарка жила на спокойной богатой станции и слышала об ужасах метро лишь от торговцев и бродяг. Она не видела поверхности, но знала о ней куда больше, чем положено девчонке с фермы. Спас с детства запретил ей даже думать о мире за тяжелыми створками гермоворот. Но запретный плод сладок, и ребенок волей-неволей интересовался чуждой и крайне опасной вотчиной. Невысокая хрупкая куколка грезила о землях смерти и чудовищ, куда боялись сунуть носы матерые бородатые мужики. Она стремилась быть рядом с отцом, если (а точнее – когда) тому понадобится помощь.

Невыносимо было каждый вечер сидеть и гадать, придет ли он на ужин, или сам им станет. Пока Владу везло, но от многих его соратников удача уже отвернулась. Кроха не знала ни одного сталкера, умершего от старости в кругу родных и близких. Рано или поздно натянутый до предела конский волос лопнет, и дамоклов меч настигнет единственный смысл ее жизни. Арина убеждала себя, что сможет увести папу из-под удара. Главное – постичь азы, и раз все отказались ее учить, значит, она научится сама. Она собирала инфу по крупицам, подслушивая болтовню в баре и тайно наблюдая за бродягами. Могла назвать самых опасных мутантов и их повадки, знала, как защититься от заразы, как подать сигнал своим и распознать врагов.

Пока ровесницы выбирали мужей или готовились рожать, Арина в уме повторяла, с какой стороны у «калаша» предохранитель, как правильно упереть приклад и на какую ногу переносить вес. Что брать в поход, а без чего можно обойтись, что надевать и в какую сторону идти. Но одно дело – знать, а другое – мочь. Без практики ее скупые навыки не стоили и свиного помета. Жаль, никто не разделял ее стремлений. Более того – всеми силами отговаривали.

Лучше прожить десять лет, как свинья, чем день – как сталкер. Лучше терпеть, чем рискнуть. Лучше ужас без конца, чем ужасный конец. Попытка хуже пытки. Вот пословицы нового мира, где все вверх тормашками. Арина понимала их, но наотрез отказывалась принять. А что вообще лежало за гранью здравого смысла – так это непреодолимая тяга обращать всех в свою веру. Несогласных же объявлять отступниками, еретиками и жечь на костре всеобщего порицания.

В книгах, которые приносил отец, порой встречались истории о вампирах. Эти существа не просто алкали свежей крови, они хотели сделать всех себе подобными. Но если останутся одни вампиры, чью кровь они будут пить?

Если все забудут о сталкерстве, кто станет рисковать, чтобы «такие, как все» не загнулись от глистов и не подтирались пальцами? Кто достанет мыло, бритвы и порошки, чтобы обыватели не разлагались заживо в сопревших лохмотьях, пожираемые блохами и вшами? И кто двадцать лет назад принес в подземку поросят и лотки с грибами, включил турбину и вскрыл военные склады, чтобы уцелевшие в последней Войне не загнулись в ближайшем будущем?

Может, стоит перестать из зависти называть придурками всех, кто сильнее и отважнее? Или хотя бы учтиво помолчать, а не изливать на них желчь? Куда там. Но в глаза весь этот яд не выскажешь. Для этого нужна смелость на грани безумия, какой у порицателей нет и никогда не будет. Зато оторваться на той, которая не даст сдачи – это всегда пожалуйста. Многие знали, что Кроха не пожалуется отцу. Сталкеры не бегают плакаться в жилетку, это выше их достоинства. Вот работницы и веселились на всю катушку, не стесняясь в выражениях.

– Ну, как сходила? – ехидно спросила Ольга, рыжая бабища лет сорока, выглядевшая на все шестьдесят. И дело было не в тяжелой жизни, а в крепком пойле.

– Чего добыла? – хихикнув, полюбопытствовала Маша, одногодка Арины, гнилозубая и смердящая, как тухлая селедка. Бродяги, конечно, обеспечат и мылом, и гелем для душа, и пастой со щеткой, но следить за собой насильно не заставят. А надо бы, пока красавица не заразила станцию чесоткой, паразитами или чем похуже.

– Надеюсь, мужика, – хмыкнула Анька по кличке Пулеметчица. Нет, оружия она отродясь в руках не держала, но за скромную плату строчила всем желающим, как из пулемета. Несмотря на внешность Бабы-Яги, охотников пострелять находилось немало. Как говорится, умелые руки всегда в цене.

Кроха молча принялась за работу. Давно уяснила себе – спорить бесполезно. Проще переубедить камень, чем живущих одним днем и трясущихся лишь за самих себя. Данте написал над входом в ад: «Оставь надежду…». То же изречение смело можно было вешать в свинарнике.

– Баба-сталкер, – хмыкнула Ольга. – Кому сказать – обхохочутся.

– Вот-вот, – поддакнула Яга. – Не бабье это дело – наверху шастать. Дома сидеть надо, за очагом следить.

Грязнуля гнусаво угукнула, испустив зловонный миазм, от которого не спас бы и противогаз. Кроха однажды сама убедилась.

– Наша доля – деток рожать, – продолжила пьяница. – А то вымрем, как мухи.

– Вот-вот. Захватит нас Безымянка – и все. Станем заложницами у ихнего бугра. Или наложницами? Заложницы, наложницы… какая, блин, разница. Главное – худо будет. А бродяги – конченые. Ума нет – вот и прутся на верную смерть. А кто нас любить-беречь будет? От дикарей защищать?

– Верно, подруга, – охотно согласилась рыжая. – Умный мужик головой зарабатывает, а дурак мутантам хвосты крутит. Взять Дока нашенского – никогда снаружи не был, а целый вагон получил. И все твои сталкеры – герои сраные – к нему на поклон бегают, подачки носят. На кой своими руками жар загребать, если чужих полно?

– Угу, – сказала Маша.

Кроха как-то читала в журнале про старые фильмы о Трусе, Балбесе и Бывалом. Ей же повезло трудиться с Чушкой, Синькой и Шалавой, которые тоже строили всякие козни. Сильно пакостить побаивались, но нытья и безнадеги выливали ушат за ушатом, изо всех сил пытаясь потушить огонек надежды и отбить всякое желание стремиться и действовать. Иначе говоря – превратить в себе подобных, как те вампиры.

Поразительно, но даже несмотря на косные умы и заплесневелые душонки, Арина не считала женщин такими уж плохими. Она искренне верила, что свет горит во всех, просто одни сияют ярко, как плафоны в лазарете, а другие тускло – словно далекие костры дозорных.

Кроха видела звезды лишь на картинках в рваных пыльных книгах. Из них же знала, что махонькие искорки в ночном небе – на самом деле такие же большие, как Солнце в полдень (с которым, к слову, девушка тоже была знакома лишь заочно). А многие – в сотни и тысячи раз больше. Справедливо ли судить о них с Земли, откуда почти все они кажутся одинаковыми, особенно если смотреть невооруженным глазом. Так и с людьми. Те, кто далек от тебя, могут показаться злыми и неприветливыми. Но, сблизившись, обернутся совсем другой стороной.

Взять, к примеру, один поучительный случай. Арина вырастила из нежного розового поросеночка целую гору сала с толстенной волосатой шкурой. И все это время считала ее чуть ли не своим домашним питомцем, даже имя придумала – Хвостик. И вот однажды хозяйка протянула любимице кусок грибного хлебца, а та и хряпнула за пальцы, будто голодный бегемот.

Ольга, которую Арина прежде считала самой трусливой, яростной львицей накинулась на обидчицу и хлестала лопаткой по рылу, пока та не разжала пасть. Грязнуля наложила шины, да так умело, что сам Док похвалил. Сказал, если бы не Маша, на гитаре тебе не играть. А мелочная и жадная Анька безропотно помогала с работой целый месяц, пока не сняли гипс. И ничего не потребовала взамен, хотя Спас мог принести снаружи любую вещь. Тогда-то девушка нашла подтверждение тому, о чем читала с детства: каждый способен на добрые поступки. И осознала, что даже близкий друг запросто может укусить.

К сожалению, она еще не сталкивалась с напрочь прогнившими мразями, по сравнению с которыми Чушка, Синька и Шалава выглядели просто агнцами божьими. Но все когда-нибудь бывает в первый раз.

– За монтера надо выходить, – продолжила Ольга.

– Или за барыгу, – подсказала Анька.

– Да, у них патронов навалом. Будешь в шелках, как в долгах… Или как там? – Рыжая почесала прыщавый лоб.

Арина фыркнула.

– Ты, малая, не серчай. Мы ж о тебе печемся. Наш век, считай, кончился, а твой только начинается. Ты красавица, сам Савва сосватает. Будешь жить – не тужить да детишек растить. А то думаешь о херне всякой. Далась тебе эта поверхность. Там одни чудища и говно.

– Угу, – поддержала беседу Мария. – Не дуркуй.

Кроха взяла совочек, ведро и стала выгребать из-под свиньи навоз. Удобрение отправлялось в лотки с грибами – безотходное, так сказать, производство. Хавронья, почуяв под брюхом свободу, утробно хрюкнула и навалила свежую кучу, едва не попав девушке на руку. Арина поймала себя на мысли, что даже от этого тошнило меньше, чем от слов работниц. Ведь дерьмо из загона выгрести легко, а из башки – почти невозможно. И тем не менее, в ней теплилась надежда изменить хоть что-нибудь в лучшую сторону.


Глава 3
Шило в булке

Но вдруг врач ошибется, и кто-нибудь из ежей умрет?

Егор Ежов, «Ежовые заметки»

Получив паек, Арина сразу пошла на рынок. Свой заработок она тратила, как хотела. Отец наивно полагал, что на шмат сала и кулек сушеных грибов особо не развернешься. Потому и не лез в «карманные расходы» дочери. Что же: снаряга собирается медленно, но она собирается. Многие с радостью меняли еду на какой-нибудь хлам, с первого взгляда совершенно бесполезный, но в умелых руках превращающийся в ступеньки, по которым беглянка однажды таки выберется на поверхность.

За пару лет девушка купила все необходимое для вылазки, кроме оружия. Даже ржавая рухлядь и кустарщина стоили очень дорого, но Кроха не унывала и день за днем копила патроны. Еще месяц-два – и «Форт» или «Глок» в кармане. Заезжий мастер без лишних вопросов навесит на него приклад, прицел и тактическую рукоять. Со скидкой еще и на глушитель хватит. Получится отличная пушка – как раз по руке. Такой и человека спугнешь, и от мутанта отобьешься. По крайней мере, так думала Арина.

Когда ей было четырнадцать, приятеля выпороли за журнал с голыми красотками. В то время девушка и не думала, что вскоре получит страшную взбучку за «Охоту» под матрасом. До ремня, слава богу и отцовской выдержке, не дошло, но после этого девочка часто находила свои вещи в легком беспорядке. Наученная горьким опытом, она устроила схрон подальше от дома. Пару раз его чистили какие-то шныри, но самое главное – Влад понятия не имел, где находится тайник. Хотя догадывался, что он есть. Но на вечерних допросах Кроха молчала, как пленная партизанка, вот и пришлось просить начстана усилить проверки на входах и выходах. Пока мера работала, но девушка не оставляла попыток увидеть поверхность хотя бы одним глазком.

Станция жила в привычном распорядке. На платформе в два ряда вытянулись палатки, слившись в разноцветную кривую стену. Бок о бок стояли советские брезентовые пирамидки, дачные шатры и пестрые купола из китайской синтетики. У самых путей примостились торговцы, развесив полки прямо на колоннах. Угрюмые мужики молча сидели на ящиках, изредка болтая с покупателями. Никто не орал, не зазывал, не спорил. Хабар на виду: надо – бери, не надо – иди своей дорогой. Местные старались шуметь поменьше. От постоянного гула в тесной бетонной кишке можно свихнуться. К тому же, кое-кто верил, что гомон рано или поздно приманит непрошеных гостей.

Вдоль палаток бродили уборщики. Театральная была хорошо освещена, вся грязь как на ладони. Поэтому за чистотой здесь следили особенно строго – прямой указ Саввы. И так все – как поросята, а если еще и гадить под ноги начнут, то новой чумы не избежать. За брошенный окурок или плевок человека на месте приговаривали к метле и швабре. И не важно, ребенок или старик, сталкер или свинопас, свой или пришлый.

Перед походом на рынок Арина частенько заглядывала в бар. Неподалеку от затвора дядя Рашид выкатил три катушки от телефонного кабеля, поставил вокруг табуретки – и обеденный зал готов. Большущая красная палатка в углу считается гостиницей, но за отдельную плату в ней можно снять не только койку.

Волосы под шапку, капюшон поглубже – маскировка готова. В джинсах, толстовке и с выпачканным лицом Кроха сильно смахивала на пацана, чем отводила от себя ненужное внимание. В баре было мало людей, и радушный хозяин не гнал гостью, хотя та ничего не заказывала. Прячась в тени, она подслушивала болтовню бродяг и украдкой разглядывала ближайшие лотки. Шастать по рядам не любила – вблизи могли узнать. Заметив нужную вещь, без торга меняла на паек и растворялась в провонявшей потом и дымом толпе.

– Что?! Мне? Слабо?!

Девушка вздрогнула и глубоко вдохнула, пытаясь унять колики под ребрами. Мимо прошла троица подвыпивших добытчиков и приземлилась за соседним столом. Под обреченным взглядом Рашида выставили самогон и простецкую закуску. Со своим как бы нельзя, но сталкеры – народ лихой, а под мухой – и того хуже. Перечить им – себе дороже, и это еще одна причина, почему Арина так хотела приобщиться к неприкасаемой и в то же время весьма уважаемой касте.

Она опустила голову и навострила ушки, стараясь ловить каждый звук.

– Ни хера мне не слабо! – крикнул один. – Это вам слабо!

Соратники переглянулись. Кроха видела лишь их широкие спины, но чуяла, что мужики посмеиваются над перебравшим товарищем.

– Мне ничего не слабо! Вот завтра же пойду на Дохляк!

– Ага. Рядом постоять и вон тот пацан сможет.

Кроха чуть не дернулась, поняв, что говорят о ней. Только бы не подсели и не начали донимать. Сталкеры, как никто другой, любят поучать салаг и рассказывать обывателям о своей опасной жизни. Пару раз уже нарывалась на приставучих алкашей – пришлось бежать быстрее пули.

– Издали любой дурак – мастак. А ты внутрь зайди.

– И зайду! – взревел добытчик, до глубины души обиженный неверием спутника.

– Шпага, хорош подначивать! – цыкнул самый трезвый – судя по властному голосу, командир отряда. – Совсем сбрендил? Не хватало только в Дыре сгинуть.

– Все равно пойду! – не унимался пьянчуга, разгоряченный градусом и спором.

– Пасти завалили. Оба, – строго произнес вожак. – Даже думать об этой херне не смейте. Не то так отх… отхожу, что за хабаром на костылях поскачете.

Спорщики умолкли.

О каком-таком Дохляке шла речь? И почему туда нельзя? Неужели и у вольных пташек есть свои запреты?

От размышлений отвлек скрежет туннельного гермозатвора. Народ у бара напрягся, потянулся к оружию. Дозорные, конечно, не дремлют, но мало ли что?

Створка отошла, однако никто не спешил появляться из мрака. Только слышалась негромкая ругань. Из всех слов Кроха разобрала от силы три, да и то матерных. Наконец, все стихло, и на станцию вкатилась дрезина – старая, скрипучая, готовая развалиться в любой миг. За ржавым рычагом сидел мужик – низенький, сутулый и заросший, как собака. Лоб и правый глаз закрывали бурые бинты, растрепанные волосы напоминали крысиное гнездо. Незнакомец был в потертой кожанке поверх химзы, на макушке тускло блестело стекло респиратора.

Арина сразу узнала дикого. Этих ребят ни с кем не спутаешь. Несмотря на крайне натянутые отношения, Город и Безымянка торговали даже во время войн. Вот и гость привез два бака чистой воды, жизненно необходимой на станции. Девушка печально вздохнула. Дикие порой таскали презанятные штуковины и охотно меняли на пайки, но вода ей ни к чему. Ствол бы или обвес какой… Посидев немного, она побрела восвояси.

Бронины жили в середине платформы, в просторной палатке с тремя «комнатами». Боковые – спальни, самая большая служила кухней, мастерской, складом и библиотекой. Из убранства – шкафчик, верстак и складной столик с объемными ящиками по обе стороны.

Чего в них только ни лежало, но ключ был лишь у Влада. Поздними вечерами, когда дочь ложилась спать, он доставал тиски, инструменты и с медитативным наслаждением ковырялся в оружии. Разбирал, чистил, смазывал, где надо, подтачивал. Он старался окружить ребенка уютом, но при этом не перебарщивать. И не таскал в дом пусть и красивые, но бесполезные вещи. Ведь чем их меньше – тем проще сберечь. Если бы пришлось рвать когти, весь скарб уместился бы в ящиках. Доволок до дрезины – и езжай, куда хочешь. Просто и удобно. А коль и на это времени не будет, в комнате ждал рюкзак с НЗ. Несмотря на кажущееся благополучие, Спас всегда готовился к худшему. И не понимал тех, кто захламлял палатки древней рухлядью, будто пытаясь вернуть жилищам довоенный облик.

Наверное, это был отголосок службы в МЧС. Спас всегда считал, что самое ценное у человека – жизнь. И даже самая удобная мебель, мягкая постель и фарфоровая посуда не помогут ее сохранить. Так думали далеко не все. Многие до сих пор не осознали, где оказались, и пытались отгородиться от новых реалий барахлом старого мира. То ли не понимали, то ли не хотели понять, что нет на свете стен, способных защитить от перемен.

Возвращаясь с работы, Кроха включала газовую плитку и готовила скромный ужин к приходу отца. На грибах, сале и вяленой свинине далеко не уедешь, но девушка старалась каждый день радовать родителя новыми блюдами. В этом нелегком деле помогали книги и журналы. Правда, последние Спас читал сам, прежде чем отдать дочери. Чтобы ни абзаца крамолы не проскочило по недосмотру в юную голову. Будучи помладше, Арина страшно злилась на цензуру, но, повзрослев, сказала папе спасибо. Чем строже запреты, тем сильнее желание их обойти. А от желания до возможности не так уж и далеко.

Подойдя ко входу, Кроха заметила на коврике тяжелые сапоги. Шипение масла и сочный дух жаркого недвусмысленно намекали – Влад вернулся раньше обычного. Странно.

– Тебя ранили?! – с ужасом спросила она.

Спас покосился на забинтованное плечо и устало улыбнулся.

– Ерунда. Док все заштопал.

– Кошмар… – девушка осторожно обняла его и чмокнула в гладко выбритую щеку.

– Вот-вот. А ты еще о сталкерстве мечтаешь. Будь ты там, – мужчина кивнул на потолок, – со страху бы умерла.

– Будь я там, – в сердцах ответила девушка, – с тобой ничего бы не случилось! Я бы этого мутанта… я бы его… я бы…

Она всхлипнула и утерла нос, ожидая, что по привычке отец утешит ласковым словом. Вместо этого бродяга швырнул сковороду на стол и рявкнул:

– Будь ты со мной, нас бы обоих кончили! Поэтому я хожу, чтобы тебе не пришлось!

– Но…

– Никаких «но»! Сколько раз повторять: поверхность – не песочница! Это ад на Земле! Когда же, наконец, поймешь!

– Прекрасно понимаю!

– Ни черта ты не понимаешь и гнешь свою линию! – гремел добытчик, хотя прежде их споры редко перерастали в скандалы. – Ветер в башке и шило в заднице! В кого вообще такая уродилась?

Арина вспыхнула от обиды.

– Может, в тебя?!

– Нет! Я рискую осознанно, по нужде, а ты живешь мечтами и хотелками! Наслушалась идиотов и выдумала себе сказочный мир с понями и единорожками!

– Неправда!

– Правда! Иначе не пыталась бы лезть к черту в пасть! Мне стыдно за твои выходки! Стала посмешищем для всей станции! Уже и соседи хохочут над сталкером в розовых сапожках!

Не сказав ни слова, Кроха ушла в комнату и звякнула молнией.

– Арина, вернись, – тихо произнес отец.

В ответ зашуршал спальник.

– Ну, прости… Сорвался, старый дурак. Надо поговорить. Это важно.

Девушка не шелохнулась до утра. Когда сирена возвестила о начале нового трудового дня, Спас уже ушел.

* * *

– Ты что, плакала? – ехидно спросила Ольга, когда Кроха пришла на ферму.

– Нет, – угрюмо буркнула та. – Подруга плакала, а я рядом стояла.

Рыжая и Пулеметчица переглянулись, пожали плечами и вернулись к работе. Первая точила на ремне охотничий кинжал, вторая ровняла острый, как иголка, наконечник арматуры. Маша тяжелым молотком постукивала по вбитым в стену крюкам, под которыми стояла широкая лохань. Все это делалось лишь в одном случае – когда очередная хавронья «дозревала», и наступала пора собрать урожай.

Арина ощутила мерзкую тяжесть в животе.

– Что такое? – хмыкнула пьянчуга. – Бледная какая-то. Не заболела?

– Или крови испугалась? – хохотнула Анька.

– Угу, – поддакнула Грязнуля. – Когда свинку режут – всегда отворачивается.

– Никуда я не отворачиваюсь! Просто делаю за вас всю работу, пока вы по три часа возитесь.

– Ну, сегодня ты нам поможешь, – сказала Пулеметчица. – Глядишь, быстрее пойдет.

– Да вы и сами справитесь, – дрогнувшим голосом пролепетала девушка.

Женщины рассмеялись.

– Я вчера кисть вывихнула, – продолжила Анька. – Пальцы еле сгибаются. Ни ударить, ни штырь направить, ни свинью придержать. Без тебя никак.

Кроха судорожно сглотнула и опустила взгляд. То ли от страха заложило уши, то ли в загоне воцарилась непривычная тишина. Казалось, даже хрюши перестали чавкать и в ожидании уставились на нее. Что выберет карающая длань: молот, копье или цепи?

– Голова кружится… позавтракать забыла.

– Слушай, кончай уже, – сердито бросила Ольга. – Ты же сталкером стать мечтаешь, а какой из тебя, на хер, сталкер? Они ж и чудищ мочат, и людей на раз-два, а ты свинью заколоть боишься.

– Ладно… – Арина смахнула холодные капли со лба. – Возьму цепь.

– Какую еще цепь? – взъелась Анька. – Хавронья хрюкнет – тебя сдует. Кол держи, да хорошенько.

– Это да, – прогнусавила Маша. – Не тряси, а то промахнусь.

Забой в метро – целый ритуал. Свинью надо вывести из загона и уложить на правый бок, непременно поглаживая по рылу и холке. Когда скотина успокоится и начнет засыпать, второй участник приподнимает ногу и подносит штырь к подмышке. Сила нужна немалая, ведь тяжелый прут придется держать на весу одной рукой, а шкуру поцарапать никак нельзя. Долго целиться не сможет даже крепкий мужик, поэтому третий обязан быстро и крайне точно ударить по штырю. Тогда свинья отойдет в страну съедобной грязи легко и почти безболезненно. Однако женщины из-за неопытности и страха часто мазали, попадая то по хрюшам, то по рукам помощниц. В итоге все кончалось такими скачками, что на шум сбегалась вся станция. Думали, прорвались мутанты и крушат ферму.

Арина прижала кол к груди и отступила в сторонку. Маша – как самая сильная из оставшихся в строю – накинула цепь на необъятную шею. Ольга с кувалдой на плече пинком распахнула дверцу. Все происходило без единого слова – каждая знала свое дело. В тишине лишь лязгали звенья да похрюкивали счастливчики, коих минула чаша сия. Действо напоминало не то казнь, не то жертвоприношение. И что самое жуткое – приговоренная даже не подозревала, что ее ждет.

Хрюшу по кличке Пухлик подвели к лохани. Животное дожевывало мусор и послушно брело за палачом. Из-за тесноты и почти полной неподвижности бедняга разжирела так, что пузо волочилось по полу, а складки на рыле застилали глаза. Это еще больше подчеркивало сходство с казнью. Арина не раз читала, как осужденным надевали на головы мешки. Якобы так гуманнее, но девушка точно сошла бы с ума, не видя, как и когда ее убьют.

– Микроб, не спи! – прикрикнула рыжая.

Свинья неуклюже брякнулась на бок, едва Маша надавила на спину. Держать больше своего веса измученная скотина просто не могла.

– Давай-давай, – проворчала Анька, запалив самокрутку.

Легко говорить. Хотя Крохе и было жаль хрюшку, она прекрасно понимала: или свинья, или они. Но одно дело – молча одобрять и совсем другое – участвовать лично. На негнущихся ногах девушка шагнула к цели, убеждая себя, что это всего лишь тупая скотина. Один удар – и все кончится быстро и чистенько. А не как в прошлый раз, когда штырь застрял в ребрах, и несчастный Пятачок нарезал круги по платформе, снося палатки и забрызгивая кровью (и не только) все подряд. Ох, и досталось тогда от Сивого.

– Резче, сталкер хренов, – буркнула Ольга. – Как ты мутантов убивать собралась? А людей?

– Трусиха, – Пулеметчица запрокинула голову и пустила сизое колечко. – Ничего не можешь, ничего не умеешь. Что ты вообще наверху забыла?

– Вот-вот. Прижмет папку защитить, а ты на курок нажать струхнешь. Или на что там жать надо?

Арина судорожно сглотнула и опустилась на колени. Пухлик дернула ухом и завертела хвостиком – совсем как собака при виде хозяина.

– Ты что, ревешь? – рыжая хищно сощурилась.

– Да это от дыма, – солгала Кроха.

– Угу. Суй штырь. Я уже затрахалась молот нянчить. Весит херову тонну.

Женщины с любопытством уставились на работницу. Та, бледная и дрожащая, приподняла свинье ногу.

– Вот так, – Ольга взяла кувалду на изготовку. – Умница. Авось выйдет из тебя бродяга.

Девушка до скрипа стиснула зубы и зажмурилась.

– Простите.

Она швырнула арматуру и рванула прочь, зажав рот ладонью и не видя ничего перед собой. Шагов через десять налетела на Дока, чуть не сбив с ног внезапно появившегося джентльмена.

– Извините…

– Постой!

Арина замерла.

– Да?

– Надо поговорить.

– Что-то случилось? У меня работа…

– К сожалению, случилось. Идем.

Жилище врача напоминало музей. Вдоль стен тянулись полки с самыми разными штуковинами, найденными среди руин и представляющими какую-никакую культурную ценность. Вазы – прозрачные и расписные, потрескавшиеся и обгоревшие бюстики известных в прошлом людей, чудом уцелевшие картины с деревенскими пейзажами. Пол устилал мохнатый ковер, на который Кроха случайно наступила грязным сапогом, но хозяин сделал вид, что ничего не заметил. Окна закрывали кружевные занавески, вагон напополам делила тяжелая фиолетовая штора.

Убранство столь ярко отличалось от брезентовой серости станции, что гостье сделалось не по себе. Она словно очутилась в сказочном дворце из детских книжек. Док достал из шкафчика пыльную бутылку и наполнил бокал.

– Выпей.

– Что это? – девушка с опаской взяла холодный хрусталь.

– Лекарство, – Семен улыбнулся. – Я же доктор.

Напиток оказался сладким, со странным терпким привкусом. Ничего подобного Арина прежде не пробовала. Голова вмиг закружилась, ноги словно набили ватой. Док помог Крохе опуститься в кресло и хлебнул из горла.

– Так о чем вы хотели?..

– О Владе, девочка. О твоем отце. Через это все проходят. Одни позже, другие, увы, раньше. Ты же знаешь, век бродяги короток.

Она будто проглотила кусок льда. Живот скрутило, к горлу подступил ком.

– Его укусила какая-то тварь. Ни с чем похожим я прежде не сталкивался. Случай, можно сказать, атипичный. Заметила повязку на плече?

Девушка машинально дернула головой, не сводя остекленевшего взгляда с бороды собеседника. Седой клинышек покачивался при разговоре и гипнотизировал не хуже маятника фокусника.

– Не знаю, что это за гадость, но лекарства от нее нет. Спаса ждет жуткая смерть, и он не хотел, чтобы ты видела мучения близкого человека. И принял волевое решение – уйти, как подобает сталкеру. Но не волнуйся. Я не брошу в беде дочь лучшего друга. Переедешь ко мне и навсегда забудешь о вонючих свиньях. Научу тебя всему, что знаю сам, на случай, если костлявая нагрянет и за мной. Так хотел Влад. Это его последняя воля. Понимаешь?

Арина кивнула и рухнула без чувств.


Глава 4
Непутевые попутчики

На вкус – как малина, а похожи на крыжовник. И светятся.

Егор Ежов, «Ежовые заметки»

Кроху разбудила сирена. Девушка пулей вылетела из спальника, хотя обычно ворочалась до второго сигнала. Вооружилась ложкой и сняла с плиты сковороду. Деликатесы с поверхности – фасоль и тушенка – не успели остыть, значит, отец ушел совсем недавно. Уплетая завтрак, она то и дело косилась на мятый календарь с обгоревшими краями. Выше столбиков дат на бельевой веревке висел котенок, цепляясь лапками изо всех сил. Надпись над ним гласила: «Сражайся до конца».

Папа мог выбрать любой плакат – с жаркой красоткой, танком или блестящим автомобилем. Но принес именно этот, и отнюдь не из-за милого зверька. «Сражайся до конца» – его девиз.

Арина взяла огрызок карандаша и обвела девятое августа. Сегодня особый день. Ровно пятнадцать лет назад она появилась на свет.

В набитом людьми подземелье сложно быть одинокой, но у Крохи получалось отлично. Никто не отваживался якшаться с дочерью сталкера, ведь самих добытчиков сторонились и терпели как необходимое зло. Они, словно шаманы и колдуны, проникали в загробный мир – страшный, враждебный и, самое главное, непознанный. И вместе с ценным хабаром невольно приносили частички вотчины духов туда, где их меньше всего ждали. Многие и вовсе считали, что бродящие по поверхности сами становятся ее частью. Поэтому Арине не помогали ни открытость, ни доброта. Первую принимали за глупость, вторую – за слабость.

Вернувшись со смены, именинница не поверила глазам. На столе лежало самое настоящее укулеле – маленькая гитара, о которой девушка мечтала с тех самых пор, как увидела в старом музыкальном журнале. Прежде пыталась освоить обычную, но короткие пальцы с трудом брали даже самые простые аккорды, а о баррэ пришлось забыть сразу.

Схватив подарок, Кроха тут же взялась за дело. Быть может, теперь изгой станет душой компании? Умелых гитаристов уважает все метро. Вне себя от счастья, она поспешила в кабак, где вечерами собиралась молодежь. Хотелось поскорее заявить о себе, стать заметной и в кои-то веки завести друзей.

– Крутая балалайка, – похвалил паренек по имени Роман – высокий и светловолосый. – Как под тебя делали.

Ребята засмеялись. Девушка зарделась и опустила взгляд.

– Хорошо, когда пахан – сталкер, да? У нас таких штук никогда не будет. Сыграешь?

– Да я… не очень…

– Давай, научу.

Арина вскинула голову и с трудом подавила улыбку. Неужели свершилось?

– Все просто, – Роман положил деку на колено. – Гляди.

Взмах, удар – и две нижние струны лопнули. Парень посмотрел на них и с притворным огорчением произнес:

– Вот незадача. Но ничего, батон новые достанет.

Под смех собравшихся укулеле грохнулась к ногам.


– С днем рождения, малыш! Чего такая грустная?

Спас был, как всегда, румян, улыбчив, и походил на Деда Мороза без бороды. Дочь протянула ему гитару и обреченно подперла щеку кулаком.

– У меня никогда не будет друзей.

– Как это не будет? – удивился отец. – А я?


Девушка вздрогнула и шумно втянула спертый воздух. Она лежала на высокой мягкой кровати, под потолком мерцал плафон. Выбравшись из-под одеяла, Кроха распахнула штору. Док сидел на прежнем месте, на полочке перед ним заметно прибавилось пустых бутылок. Из одного бокала врач пил сам, второй накрыл кусочком грибного хлебца.

– А, это ты… – Семен едва ворочал языком.

– Долго спала?

Он нервно дернул плечом.

– Около часа. Не переживай, солнце, теперь можешь спать, сколько захочешь. Никаких сирен, никаких свиней! Я о тебе позабочусь… Я обещал!

– Куда пошел Спас?

– Куда-куда… Какая уже разница? Мы с тобой вдвоем остались. Влад был мне как брат! Так что дядя Сема все устроит. Будешь королевой ходить, – Док залпом выдул напиток и плеснул еще. – Красавица моя… Присядь поближе, я тебя утешу… Понимаю, каково сейчас. Сердце, – хлопок по груди, – обливается.

– И все же, где он?

– А! – старик махнул рукой. – Сказал, на кладбище пора. Пробил, понимаешь ли, его час. Или не на кладбище? На что-то такое… похожее. С похоронами связанное. Да, определенно так…

– На Погост?

– Точно! Говорят, туда сталкеры помирать ходят. Но ты не волнуйся, радость моя. Все у нас будет хорошо. Я хоть и не молод, но сил полно, – он подмигнул.

– Помянем?

– Отличная мысль! Ну, Влад, за тебя, братишка! Земля пухом! Или что там под Куполом вместо нее.

После третьего бокала врач откинулся на спинку и захрапел. Выждав немного, Кроха взялась за дело. В жилом вагоне ничего полезного для вылазки не нашлось: ни патронов, ни оружия. То ли зарыл в схроне, то ли все спустил на вазы и картины.

Обшаривая лазарет – полку за полкой, ящик за ящиком, она обнаружила небольшой самодельный конверт. Так бы и оставила, если бы не надпись: «Арине». Почерк отца узнала сразу. Помимо короткого письма, внутри оказалась блестящая гайка на медном проводе. Очень скоро девушка поняла, чья она и зачем нужна.

Арина, ты с детства мечтала быть бродягой, а я всячески запрещал. И не зря. Выход на поверхность – это русская рулетка с полным барабаном. Ты говорила, я тебя не уважаю, считаю слабой, недостойной. Что опекаю, как наседка, что не люблю. Это не так. Совсем не так. Поэтому и думать не позволял о сталкерстве. Моя доля – не романтика, не приключения и не забава. Это – ад на Земле. Я долго бегал от него, но удача не вечна. Цапнуло не пойми что, и через пару дней – конец. Не хочу, чтобы видела меня орущим и пускающим слюни. Запомни папку сильным, веселым и смелым.

Смелым…

Я не боюсь ни смерти, ни самой страшной твари, но побоялся сказать все лично. Побоялся увидеть твои слезы. Ты бы наверняка попыталась меня остановить, но я не могу уйти, как те бедолаги, что сутками вопят в лазарете. Пусть прозвучит напыщенно и глупо, но я жил как сталкер и умру как сталкер. Пойми, пожалуйста. И не суди.

И не потеряй гайку. Передай ее караваном на Алабинскую, добытчику по имени Егор Ежов. Помнишь его? Год назад он забрел к нам, так все девки со станции сбежались. Я спросил: «Нравится?», а ты покраснела и надулась. Еж – парень в целом положительный, но дюже странный. За ним должок, так что в обиду не даст. Ни одна вошь не тронет, а для меня это самое главное. Живи, как живешь, слушайся Дока и прости за все.

Отец

Кроха смахнула слезы и сунула бумажку в карман.

– Нет, папа. Ты скажешь это сам. Глядя в глаза.

Затем сгребла в цинковый тазик лекарства – в дороге пригодятся. Но у дверей резко развернулась и поставила обратно все, кроме баночки с обезболивающим. Таких еще три, людям хватит.

Перед уходом беглянка задержалась у высокого зеркала и едва узнала себя. Всего за пару часов осунулась пуще прежнего, аж венки на висках проступили, и обзавелась темными кругами вокруг глаз, как у енота. Несмотря на это, ее все еще выдавали длинные волосы и милая мордашка. Взятым со стола скальпелем нещадно обкорнала локоны цвета свежего имбиря и натянула шапочку до самых бровей. Зачерпнув горсть из пепельницы, выпачкала лицо и удовлетворенно кивнула отражению. В темноте туннелей легко сойдет за пацана – чумазого и тощего, как и все пацаны в метро.

Повертев гайку перед лицом, она шепнула:

– Ну, Ежик, не подведи. Мне очень нужна твоя помощь.

* * *

Арина рванула прямиком к схрону. Таиться больше не было смысла. Никто за ней не проследит и уж точно не накажет. Возможно, уже никогда.

Небольшой брезентовый рюкзачок лежал в выемке под перроном, надежно закрытый мраморной плитой. Все на месте, припасы не стащили. Промасленная коробка с дюжиной патронов, старый советский противогаз, запасные фильтры и сухой паек на сутки. Из снаряги – мешковатая химза и приснопамятные розовые сапожки. С таким набором если и можно куда сходить, то исключительно на тот свет. Но девушке было все равно. Опасная неизвестность снаружи пугала куда меньше одиночества в метро. К тому же, когда местные узнают о Спасе, ей вообще спуска не дадут.

Пытаясь надеть рюкзак, Кроха дважды промахнулась мимо лямки. Беглянке страшно хотелось упасть и завыть во всю глотку, но она прекрасно помнила любимую присказку отца – слезами горю не поможешь. Все эти годы она следовала чужим правилам. Но в жизни каждого человека непременно наступает миг, когда действовать приходится самому. И либо он переступает через себя и начинает новый этап, либо превращается в безвольного овоща, за которого все решают посторонние. Друзья, родственники, начальники, супруги. У всех нас два пути: грести против течения или плыть задом кверху. Второй выбор проще и спокойнее, но ведет прямиком в омут или болото. Первый гораздо сложнее, но если не надорвешься, выплывешь туда, куда сам захочешь. Арина с детства мечтала именно о таком. И вот выпал шанс, хотя девушка отдала бы все, чтобы он оказался не таким.

В сказках героев всегда толкает на подвиги беда. То Горыныч прилетит, то Кощей невесту похитит. К сожалению, и в обычной жизни нет рычага сильнее горя. Оно переворачивает привычный уклад с ног на голову, рушит планы, сбивает с толку и топит в гнойной пучине отчаяния. Но богатырь тем и отличается от холопа, что без сомнений отправляется в путь-дорогу, а не хнычет на полатях, проклиная судьбу и ожидая помощи от кого угодно, кроме себя самого. Ведь герой – не тот, кто побеждает, а тот, кто не боится сразиться. Закинув пожитки на плечи, Кроха поспешила к туннелю.

Дрезина дикого все еще стояла на путях. Торговец о чем-то договаривался с местными и, судя по долгому жаркому спору, речь шла не только о бочках с водой. Вот она – подмога! Арина подошла к тележке и нагло уселась на борт. Скрип кормилицы немедленно привлек внимание оборванца. Гость смолк на полуслове и поспешил к незваной гостье, сунув руку в карман кожанки.

– Пшел отсюда, шкет! – прохрипел он, глотая слоги.

– До Алабинской подвезете? – старательно пробасила Кроха.

– Я тебе такси, что ли? – окрысился мужик.

– Заплачу.

Пришлый глянул на протянутые патроны и сморщил красный нос.

– Маловато будет.

– А если так? – девушка поставила сверху баночку таблеток.

При виде лекарства блеклый глаз барыги полыхнул огнем.

– А так – другое дело. Давай сюда.

– На Алабинской и дам.

– Не умничай тут, поц. Условия маме ставить будешь.

Арина не понаслышке знала: торговцы – те еще прощелыги, а ребятам с Безымянки и вовсе доверять нельзя. Поэтому отсыпала горсть, а остальное спрятала за пазуху.

– Или так – или никак, – несмотря на спешку, беглянка решила поспорить. Если челнок поймет, что ей позарез нужно на станцию – три шкуры сдерет.

– Ладно, – дикий кинул в рот два кругляша и жадно разжевал. – Прыгай за рычаг, щас покатим.

– Справился? – лениво спросил дозорный под скрежет гермозатвора.

– А то.

– Заезжай еще.

– Обязательно заеду. Сперва на базар, а потом к твоей мамане!

Боец плюнул под ноги. Дикий с хохотом показал ему средний палец. Глядя на все это, Кроха поежилась. Послал же бог попутчика! Но лучше с таким, чем одной. После перемирия дальние посты сняли, крайний костер горел в ста метрах от выхода. А дальше – мрак, где случается всякое.

– Давай, малой, подсобляй. Дергай, да посильнее, – спутник усмехнулся. – Я – Псина. А тебя как звать?

– Кро… Крот.

– Крот? Ну да, похож. Словно рылом землю рыл, – оборвыш запрокинул лохматую башку и заливисто расхохотался. – Эх, хороши пилюли!

– Кто там ржет? – сердито гаркнул часовой.

– Твой мертвый батя!

Торчок налег на рычаг. Дрезина на полном ходу проскочила пост, чуть не сбив парня в сером камуфляже. Тот в последний миг успел выскочить из-под колес.

– Ух, сука!

Ругань растворилась в темноте. Псина рухнул на лавку и схватился за сердце.

– Ля, чуть мотор не заглох, – третья таблетка хрустнула на гнилых зубах. – Но оно того стоило, гы. Малой, покачай немножко. Дедуле надо передохнуть.

Рычаг шел туго, со скрежетом, но Арина привыкла к тяжелой работе. Впервые покинув дом, она с любопытством пялилась по сторонам. Грязный фонарь на носу смахивал чернильную темень со ржавого ребристого свода и пыльных рельсов. Туннель напоминал нутро огромного червя из книжки про далекую пустынную планету. И тоже казался живым.

Сквозь перестук и скрип рессор пробивались незнакомые звуки. Сталкеры говорят, после Войны метро не умерло, а переродилось и зажило своей жизнью. И теперь не всемогущие некогда люди, а оно само устанавливает законы и правила. И наказание за нарушения порой страшнее смерти.

Чем дальше тележка отъезжала от костра, тем чаще в памяти всплывали леденящие кровь байки. Со дна сознания поднялась вереница давно забытых историй, после которых с трудом удавалось заснуть. Про ходы под метро, где чертовщина завелась задолго до Катастрофы. Про души умерших, нашедшие последнее пристанище в трубах. Про заблудившихся в переходах детей, что просили подвезти, а после караванщиков находили без капли крови. Про громадную тварь, которой надо хлопать, чтобы прогнать восвояси. И про многое-многое другое.

Очень скоро забулдыга напротив перестал казаться хоть сколько-нибудь опасным. Ведь истинное зло таилось там, во тьме. Например, за той обшарпанной дверью с дырками от пуль. Или в раскопе, кое-как залитом цементом и утыканном арматурой. Почему его поспешили закрыть? Что вылезло оттуда? Успели ли его убить, или чудище сбежало и прямо сейчас провожает дрезину голодным взглядом?

В спину вонзились колючие ледышки. Арина попыталась обернуться, но не смогла – страшно. Старожилы советуют не пялиться в бездну, иначе бездна заметит тебя, как маяк в ночи. И поторопится погасить отвратный ей свет.

– Ты живой? – прохрипел Псина.

– А? – Кроха вздрогнула.

– Вроде едешь, а вроде спишь. Запомни – никогда не дрыхни в туннелях. Ни-ког-да.

– Почему?

– По кочану. Тебя что, мама не учила старших слушать? Впрочем, хочешь сам узнать – вперед и с песней.

– Спасибо. Запомню.

– Спасибо, – спутник сморщился. – Кто тебя так говорить научил: спасибо? Благодарю, епт. Ты же с нормальным человеком катишь, базарь правильно!

– Благодарю…

– Вот и молодец. Хороший ты парень. Вежливый. Люблю таких.

Он странно улыбнулся, и девушка предпочла замолчать. Но стоило голосам стихнуть, как по ушам вновь ударили жуткие звуки. Кроха старательно вслушивалась, но так ничего и не разобрала. Нечто среднее между далеким гомоном, приглушенным шелестом, треском радио и монотонной капелью. Шипящий лязг доносился отовсюду, то затихая, то накатывая с новой силой.

– Не крути башкой. Это шум с той стороны.

– Откуда? – удивленно пролепетала Арина, чуть не забыв басить.

– Оттуда. Кое-кто думает, что метро разделилось на две части. На одной – мы, а на другой все так же, как в самом начале войны. Ходят поезда, люди стоят на платформах. Последние минуты их унылых жизней повторяются раз за разом, год за годом, а они даже не знают, что давно мертвы. Иногда призраки прорываются в наш мир. И упаси господь встретиться с ними. Упаси господь.

– Это правда?

– Хер знает, – Псина пожал плечами. – Но шумит же что-то.

Глаза заслезились, пальцы намертво впились в рукоять. Бедняга оцепенела и боялась даже дышать.

– Да ты не ссы, малой. Я десять лет туда-сюда мотаюсь и ничего такого не встречал. Но все бывает в первый раз, хе-хе.

Девушка попыталась успокоиться и думать о чем-нибудь хорошем, но так и не нашла, о чем. Отец невесть где, впереди невесть что, а тут еще этот проныра со своими страшилками. Чтобы не поддаться панике, начала фантазировать, как вместе с Егором выберутся на поверхность и надают мутантам по рогам. А после отыщут лекарство и спасут папу. Жаль, что такое возможно только в детских книжках. А мир вокруг если и похож на сказку, то на самую жуткую.

– Знаешь, почему в туннелях нет света? – невзначай спросил попутчик.

– Почему?

– Лампы постоянно перегорают. Меняй – не меняй, следи – не следи… Метро не любит, когда в него лезут без уважения. И жестоко карает всех, кто не живет по его понятиям.

– Ясно, – дрожащим голосом ответила Кроха.

Фонарь моргнул раз-другой и погас. Сердце дернулось так, что в затылке закололо.

– Тьфу ты! Кати, малой, а я подзаряжу. Найти бы его еще… дерьмо на палочке. А, во!

Псина заскрипел динамо-машиной. Темень стояла кромешная, все звуки стали гораздо громче. Арина могла поклясться, что тихий девичий голосок шепнул прямо на ухо: «Беги!..». А вскоре что-то мягкое и холодное коснулось щеки.

Захотелось бросить все и бежать, куда попало, лишь бы не сидеть в окружении невидимой нечисти. Пытаясь вырваться из цепких лапок страха, девушка изо всех сил навалилась на рычаг. Только бы скрипы, стуки и скрежеты заглушили потустороннюю какофонию.

– Гони, пацан, гони! – прикрикнул дикий. – Ох, ты ж, ё…

– Что там?!

Торгаш сидел напротив и отлично видел все позади беглянки.

– Не оборачивайся! Паря, не вздумай обернуться!

– Да что там?! – взвизгнул «паря».

– Резче! – не своим голосом рявкнул барыга. – Еще быстрее! Топи, как в последний раз!

В висках гудело, под веками плавали разноцветные пятна. Легкие рвало на каждом вдохе, в селезенку словно вонзили нож, плечи жгло огнем. Но Кроха продолжала дергать рычаг, как в припадке. Откуда только силы брались.

– Давай! – верещал челнок. – Еще немного! Еще чуть-чуть!

Вдали забрезжили рыжие отсветы. Костер! Тут, как по волшебству, зажегся фонарь.

– Все, пацан. Выдыхай. Мое уважение.

Она свесилась за борт и сжалась в приступе рвоты. Казалось, вот-вот выблюет всю требуху. Когда спазмы унялись, откинулась на спинку и безучастно уставилась в потолок. Поставь на грудь бутыль молока – и вышло бы масло.

– На, глотни, – Псина протянул мятую фляжку. – А то сдохнешь еще. Нам ведь до Алабинской катить, а дважды этот трюк не срабатывает. Как правило, гы.

Дикий загоготал во всю пасть. Кроха кое-как повернула голову. Позади, понятное дело, не было ничего, кроме мрака.

– А ты неплох, – сквозь смех пролаял гаденыш. – Гнал, как бешеный! Никогда такого не видел.

Ей нестерпимо захотелось врезать ублюдку, жаль, пошевелиться не могла.

– Ничего, привыкай! Аномалии-хреналии – самые опасные! А-ха-ха!


Глава 5
Еж из машины

Ежи сказали, мне стоит согласиться. А кто я такой, чтобы спорить с ежами?

Егор Ежов, «Ежовые заметки»

Дозорный шагнул на пути и поднял ладонь. Бойцы слева и справа от старшего вскинули автоматы.

– Стоять! Стрелять буду!

Проныра нехотя потянулся к тормозу.

– Это я, Псина!

– Да хоть Савва Второй. Приказано всех шмона… то есть, досматривать.

Дрезина остановилась. Великан в камуфляже неторопливо обошел ее, постукивая прикладом по всем на его взгляд подозрительным местам.

– Ну, хорош, телегу не порть!

– Я тебе рожу попорчу, если не хлопнешь варежкой.

Арина не видела лица грубияна из-за балаклавы, но глаза показались мутными, как у дохлой крысы.

Нарвавшись на хищника покрупнее, барыга быстренько поджал хвост и простонал:

– Шмонали уже, начальник.

– Возможно, – тот щелкнул по баку и прислушался. – Но то – «туда», а теперь – «оттуда». И мне надо знать, что везешь в свою помойку.

– Чай и сала кусок. Будто на вашей помойке много ценного водится.

– Может, и водится. Смотря, что считать ценным, – философски изрек бугай. – Кто это с тобой, кстати?

– Пацан какой-то. Попросил до Алабинской подбросить.

– О, еще и бомбилой устроился?

– А почему бы и нет? Патроны лишними не бывают.

– Твоя правда. Бак открой.

– Но…

– А рот – закрой.

Торгаш отпер замок и скрестил руки на груди. Мол, чистый я, а тебе пусть будет стыдно за шмон честного человека. Дозорному стыдно не стало. Наоборот, он посветил под крышку и наморщил нос.

– Многовато у тебя сала, браток. За воду столько не дадут. Уж не спер ли, а?

– Да ровно все, отвечаю!

– Гладко стелешь, да не шибко верится, – боец хлопнул притихшую Кроху по плечу, не то ища поддержки, не то намекая на сдачу с поличным. – Башку подними. Ну, и чумазая же рожа. Землю рылом рыл?

Постовые засмеялись. Псина подхватил, но вовремя прикусил язык.

– Странно все. Подвох чую. Ну-ка, к стене оба.

– Начальник!

– Живо!

Под дулами «калашей» спутники уткнулись лбами в холодные ребра туннеля. Прежде никто не позволял себе так обращаться с дочерью известного бродяги. И пусть девушка не боялась нацеленных в спину стволов – стрелять вряд ли станут, особенно в своего, но неприятный холодок то и дело гулял вдоль позвоночника.

– Придется слать гонца на Театр. Узнавать, все ли в порядке. Не было ли разбоя. Не пропало ли чего…

Арина вздрогнула. Этого только не хватало, когда каждая минута на счету.

– Пока то, да се… часа три пройдет. А вы задержаны до выяснения.

– Но мы спешим! – взвизгнула она.

– Пасть закрой.

– Беспредел, начальник…

– И ты тоже. Хотите быстрее – половина груза, и все уладим.

Барыга аж подпрыгнул от возмущения.

– Да ты шутишь?!

– И чая пару пакетов.

– Вы просто разбойники! – не выдержала беглянка. – Бандиты! Как так можно?!

Негодование и ярость лишь развеселили мздоимцев, Арине же было не до смеха. Выросши под надежным, хоть и слишком заботливым крылом отца, она еще не видела такого позора. И с детства считала дозорных бесстрашными защитниками, стоящими между выжившими и ужасами метро. Героями не хуже сталкеров, готовыми без сомнений отдать жизни за других. Кто бы мог подумать, что среди них встретится гниль и погань.

– Как зовут? – отсмеявшись, спросил главарь. Назвать его командиром Кроха не смогла бы при всем желании. Самый настоящий атаман воровской шайки.

– Крот! – с вызовом ответила беглянка.

– Куда путь держишь? Или точнее – роешь?

Хохма вышла хуже некуда, но подельники поспешили выразить уважение вожаку громовым гоготом.

– Сказали уже – на Алабинскую.

– А на кой?

– К Ежу в гости!

Тощий парнишка тихонько свистнул и отступил в тень. Второй закинул «калаш» на плечо и уставился на носки сапог.

– Он тебе друг, что ли? – неуверенно произнес грабитель.

– Он мой должник.

Дозорные замолчали. Лишь слышалось потрескивание досок в костре и напряженное сопение. Никто не знал, что делать. Главарь посмотрел на соратников, но те стыдливо опустили головы.

– Ладно, проезжайте.

– И проедем, – проворчал Псина, но от былой дерзости не осталось и следа.

Дрезина покатилась к гермозатвору. Отъехав подальше, торгаш наклонился и шепнул:

– Молоток, пацан. Круто затер. Недаром говорят: хороший понт дороже выстрела. Ежов – мой должник. Охренеть. Даже я бы очканул такое ляпнуть. Гы.

Кроха не стала его разубеждать. Как вскоре выяснилось – зря.

Больше проверок не было. Парни на станции ограничились дежурным:

– Мы следим за тобой.

Псина хмыкнул.

– Отлично. Тогда последите и за дрезиной.

Он спрыгнул и быстрым шагом направился к платформе, гнусаво мурлыча какую-то песенку, наверняка блатную.

– Эй, ты куда?! – крикнула Арина.

– Подождешь полчаса, не облезешь. Шаболды на Самарской – просто шик. Коль уж привалило патронов, то грех себя не побаловать. Не ссы, я быстро. Хочешь – айда со мной.

– Обойдусь.

– Многое теряешь, братишка. Но дело твое!

Раньше Кроха думала, что все станции одинаковые. Те же палатки, загоны, генераторы и очистители, те же усталые угрюмые лица. Как же она ошибалась. На Самарской вовсю готовились к Новому году. Вдоль стен растянули гирлянды из порезанных пластиковых бутылок. Чего-чего, а этого добра снаружи было навалом. Умники говорят, на тысячу лет хватит.

Посреди платформы расчистили небольшой пятачок для елки. Праздничное дерево собрали из ржавых прутов, а вместо мишуры обмотали спиралями колючей проволоки. Нержавейка задорно блестела в свете плафонов, издали походя на серебристую хвою. Вот только касаться иголок совсем не хотелось. Несмотря на жуткий вид, игрушки на ветвях были самые настоящие – как с открыток. Неизвестно, кто и где нашел целые стеклянные шары и шишки, но девушка вмиг прониклась к нему большим уважением. Ведь хороший добытчик – не тот, кто приносит много консервов, лекарств и других полезных штук. А тот, кто готов рискнуть ради ерунды и безделушек, лишь бы подарить выжившим капельку хорошего настроения.

Торговцы и кабатчики поспешили перебраться под сень новогодней ели. Как в старые добрые времена, когда на площадях устраивали ярмарки и гуляния. Продавали, правда, вовсе не пряники, а все те же патроны, оружие и снарягу. Кроха присмотрела отличные «берцы», но выменять было не на что. С другой стороны, розовые сапожки она лет пять носит, а эти впервые видит.

Так себе утешение. Чтобы не загрустить еще сильнее, беглянка подошла поближе к елке и уставилась на отражение в большом блестящем шаре. Часы над воротами показывали одиннадцать утра, местные были на работе, и гостье никто не мешал. У входа в кабак играл древний пружинный граммофон с расплющенной трубой. Гнутая игла нещадно драла пластинку, и мелодия больше напоминала радиопомехи, сквозь которые через раз пробивался приятный женский голос.

В лесу… пш-пшшш… елочка! Скрип-скрип, пшш… Она… вж-ж-ж-ж…. зимой и летом… пш-ш-ш…

Не песня, а сигнал бедствия.

– Нравится?

Арина обернулась и увидела старика в крашеной шапке-ушанке.

– Да. Красиво.

– Сам наряжал! Изодрался весь, но кому еще страдать? Я же Дед Мороз.

Она криво улыбнулась. Дома главный символ праздника всегда изображал ее отец. Вот он был настоящим Дедом Морозом: высоченный, широкоплечий, в длинном красном плаще и с накладной бородой до пояса. Его гортанный рокот разносился на всю станцию, приводя детвору в неописуемый восторг.

Он всегда разыгрывал забавные и поучительные сценки. Дедушка и мутант, дедушка и злодей с Безымянки, как дед двух барыг обхитрил. Два года назад очередное представление едва не кончилось трагедией. Ублюдки не погнушались напасть в разгар торжества. Арина на всю жизнь запомнила, как отец схватил ручной пулемет и рванул в туннель, даже бороду не снял. В тот день каждая мразь получила знатный подарочек, а от ворот целый месяц тянуло кровью.

Девушка тяжело вздохнула и спросила:

– Вы слышали о Куполе?

– Конечно! – старик заметно оживился. – Отчего ж не слышал-то! Далеко на юге он. За рекой, за заводом, за кладбищем – там стоит, сверкает.

– Оттуда правда не возвращаются?

– Ну… ежели б кто вернулся, уж я-то об этом знал бы! С наступающим, малыш.

В шатре за елкой началась возня. Вскоре из него кубарем выкатился Псина и очертя голову помчал к дрезине, на ходу застегивая штаны. Следом выскочил лысый верзила в тельняшке и заорал, тряся татуированным кулаком:

– Вали на хер, гребаный мутант! Еще раз увижу – башню откручу!

– Что случилось? – спросила Арина, запрыгнув в тележку.

– Дерьмо случилось, – прорычал барыга и сплюнул кровь. – Снял меня прямо с шаболды, сучара. Даже шляпу попарить не успел.

Его трясло от ярости, блеклый глаз непрерывно дергался.

– Дикие ему не нравятся. Заразные, мол. А патроны мои не заразные?! – во всю глотку проревел лохмач и налег на рычаг. – Падаль вонючая. С бабы снимать – полный беспредел. Я ему устрою…

Проныра сожрал целую горсть таблеток и лишь тогда успокоился, но продолжал бурчать под нос проклятия. Когда крайний костер исчез позади, челнок рванул тормоз. Колеса с оглушительным скрежетом высекли искры, Кроха чудом не свалилась со скамьи. Когда зрение прояснилось, девушка увидела перед лицом кинжал.

– Раздевайся, – прохрипел попутчик.

– Зачем это?

– Совсем тупой?

Арина вжалась в спинку, ноги словно приросли к полу.

– Но я же парень!

– Да без разницы. Мне сейчас и собака – невеста. Лучше не выеживайся – и останешься жив. Учти: труп целых полчаса будет тепленьким. Понял намек? – Безумец махнул обухом у горла.

Она белкой прыгнула на рельсы и понеслась прямиком во мрак. Лучше сгинуть среди призраков и тварей, чем в грязных лапах насильника. Кроха неслась, как никогда раньше, но раздраконенный и обозленный Псина настиг ее в два счета. Повалил на живот, уселся сверху и попытался стащить штаны, но запутался в безразмерной химзе.

– Твою мать… Напялил, ля. Проще разрезать.

– Помогите! – сквозь слезы закричала Арина. – Кто-нибудь!

– Не дергайся, а то чикну случайно. Или не случайно. Хе-хе.

Пост был слишком далеко. Даже если бойцы услышат вопли, все равно не успеют. Бедолага попыталась вырваться, но с тем же успехом можно было вылезать из-под бетонной плиты. Торгаш остервенело пыхтел, стаскивая вещь за вещью, пока холод не обжег бледные ягодицы.

– Пожалуйста…

– Заткни…

Над головой что-то просвистело и глухо воткнулось в борт дрезины. Дикий вскочил, как ужаленный, и выхватил «макаров».

– Кто здесь? Покажись!

Тьма сгустилась – хоть на галету мажь. Все звуки стихли, а стук в висках превратился в бравурный бой шаманских тамтамов. Волоски на предплечьях приподнялись, в затылке закололо, колонна мурашек шустро промаршировала по лопаткам.

Барыга выстрелил в непроглядную темень. Ему навстречу в тот же миг выскочило что-то огромное. Кожаная складка хлопнула Кроху по макушке, девушка взвизгнула и уткнула лицо в шпалу. Еще два выстрела, и Псина заверещал не своим голосом. Беглянка невольно обернулась и увидела в свете фонаря высоченную фигуру. Существо держало негодяя за патлы, чуть вывернув шею и замахнувшись топориком. От одной мысли о предстоящем зрелище Арине стало дурно.

– Стой! – прохрипела она. – Не надо!

Незнакомец дернул головой и чуть склонил ее вбок, будто пес, не понявший команды.

– То есть?

Его голос вовсе не казался пугающим и злобным. Скорее, плутоватым, с легкими нотками ехидцы. Так говорит близкий друг, когда отказываешься с ним выпить.

– Не убивай его.

– Почему?

– Я… не хочу на это смотреть.

Он пожал плечами, тяжелый плащ зашелестел.

– А что тут такого?

Лезвие колыхнулось, и к горлу тут же подкатила тошнота. Для человека, который отворачивается при виде заколотой свиньи, происходящее было слишком сильным потрясением. И грозило обернуться еще большим, если топор таки доберется до цели. Беглянка ни разу не видела мертвеца, убитого столь зверским способом, и ни капельки не хотела наверстывать упущенное. Хотя и понимала – однажды придется. Но не так сразу же! Едва покинула родную станцию, где и мордобои-то – редкость, а тут уже секир-башку собираются устроить. Даже мысли о несостоявшемся надругательстве куда-то улетучились под натиском страха и отвращения.

– Просто оставь его!

– Не вижу ни одной причины, чтобы не укоротить слегка этого прыща.

– Не трогай. Пожалуйста.

– Хозяин – барин, – неизвестный отшвырнул полуобморочного гада, как тряпку, и сунул топор в петлю на поясе. – Или, судя по ярко выраженным филейным признакам, хозяйка – барыня. Признаки, я бы сказал, просто выдающиеся. Моя зависть вашему супругу: нынешнему или грядущему.

Кроха густо покраснела и подтянула штаны.

– Гайку, – пальцы в перчатке с набойками чуть не ткнули ее в нос.

Арина подняла голову. Теперь она могла без опаски рассмотреть спасителя. Высокий, как гора. Рядом с ним даже отец не покажется таким уж большим. Ухмыляющееся небритое лицо – хоть сейчас на обложку журнала для девчонок. В меру смазливое, не в меру щетинистое, с тяжелым подбородком и хитрым прищуром льдисто-голубых глаз с россыпями золотистых искорок.

Он лыбился так, словно узнал постыдную тайну и задумал поведать всему свету. В полумраке казалось, что на макушке парня восседает жирный, ощетинившийся еж и крепко держится мохнатыми лапками за виски. На ум сразу пришла фраза из одной глянцевой статьи: идеальный герой боевика для подростков. Лучше эту наглую моську и не опишешь.

Впрочем, одной лишь физиономией образ не ограничивался. Кроха встречала немало сталкеров, но такую снарягу видела впервые. Прорезиненный плащ до колен с поднятым воротом. Кольчуга поверх химзы, а вместо одутловатого броника с разгрузкой – некое подобие древнеримского панциря, плотно облегающее торс. Из чего он сделан, с ходу и не скажешь: не металл и не пластик, а что-то посередине. На матовой глади прочерчена декоративная мускулатура, чуть прикрытая широким косым патронташем.

Бычья шея укутана клетчатой арафаткой. Штаны в черно-серых кляксах заправлены в высокие сапоги с двумя рядами ремешков и пряжек. На бедрах – четырехствольные обрезы, на поясе, помимо топориков, – противогаз со стальной пластиной на стекле. В узкой прорези на уровне глаз – зеленоватая вставка. Вряд ли для красоты, скорее, какое-то хитроумное устройство вроде ПНВ.

Лишь один человек во всем метро носит подобное. Живая легенда, обросшая слухами и байками, как мэрг ракушками. Циник, наглец, мизантроп, бунтарь и безумец.

– Егор? – прошептала Арина, с трепетом глядя на бродягу снизу вверх.

– Гайку давай.

– Ты должен мне помочь!

– Уже помог, – он кивнул на неподвижного Псину.

– Но…

– Гайка одноразовая. Гони и проваливай.

Девушка протянула ему блестяшку на проволоке.

– Мой отец в беде. Его зовут Спас. Знаешь такого? Должен знать. Он сказал, вернее, написал…

– Какая жалость. – Еж сунул гайку в карман и зашагал к станции, подсвечивая рельсы фонариком.

– Его укусило что-то… – беглянка пошла следом, то и дело оборачиваясь и вжимая шею в плечи.

– Психоморф, – сталкер поднял палец. – Не «что-то», а психоморф. Я их открыл – я их назвал. Проявляй уважение, юная леди.

– Папа пошел на Погост. Помоги найти его.

– Зачем? – искренне удивился Егор.

– За надобом! – не выдержала Кроха. – У тебя что, сердца нет?!

– Сердце – просто мышца, – равнодушно изрек спутник и сжал кулак. – Бум-бум. Бум-бум. Кровь вверх, кровь вниз. Малый круг, большой круг, печенка, все такое.

– Пожалуйста… – взмолилась она. – Мне больше не к кому обратиться.

– Выходит, я – твоя последняя надежда? – Еж усмехнулся.

– Что смешного?

– Ничего. Шутку вспомнил. Давай так, малая. Провожу до Алабы, чтобы по дороге клопы не съели. А там пока-пока. Договорились?

– Да будь же ты человеком!

– Если бы я был человеком, то давным-давно бы сдох. Как твой отец, например. Мог пройти мимо, но полез помогать. Итог – укус, заражение, смерть. Се ля ви.

– Я заплачу. Отдам тебе все.

– Все? – он снова хмыкнул. – У тебя есть только дурость, наивность и шило в булке. Мне это добро ни к чему.

Спутники подошли к костру. Постовые сделали вид, что рядом никого нет. Так же поступили и ребята у ворот. Только один – самый старый – посмотрел Арине в глаза и медленно покачал головой.


Еж пер сквозь толпу, как ледокол. И стар, и млад, и сталкер, и торговец старались поскорее убраться с дороги. Стоящие поодаль предпочитали не обращать на него внимания и заниматься своими делами. Судя по обрывкам тихих разговоров, выжившие не боялись его силы и буйного нрава, а скорее, жалели. Совсем дошел, с катушек съехал, бедняга, – вот что слышала Арина за спиной. Складывалось впечатление, что раньше он был совсем другим, но некое событие крепко пошатнуло парня, выбило землю у него из-под ног и прокололо несколько лишних дырок во фляге. Так ли это на самом деле, или просто злые языки развязались, спутнице еще предстояло узнать.

Как оказалось, Егор жил не в палатке, а в тесном дощатом закутке недалеко от выхода на поверхность. В месте, от которого держались подальше на всех без исключения станциях. Он захлопнул дверь перед носом Крохи, но в щель по центру легко вошла бы ладонь, и девушка прекрасно видела царящий внутри беспорядок. Хотя, возможно, кто-то назвал бы его творческим хаосом. Кто-то, такой же отмороженный, как и хозяин лачуги.

Больше всего жилище напоминало склад. На полках вдоль стен лежали разномастные штуковины – многих из них Арина не видела даже в книгах. Пластиковые коробки с экранами, выдранные невесть откуда панели, микросхемы, колесики, рычаги и прочий заумный хлам.

Стол посреди комнаты служил и верстаком, и кухонной плитой, и подставкой под грязные Ежовы сапоги. Над ним на вбитых в потолок крючьях висело нечто вроде доспеха или скафандра, но без штанин, рукавов и шлема. Из брюшины, как требуха из вспоротого живота, торчали связки проводов и шлангов. На полу вперемешку валялись отвертки, шурупы, паяльники и пустые бутылки.

Несмотря на неряшливость жилища и его постыдную схожесть с лежбищем бомжей, левый стеллаж занимала солидная библиотека. Половина книг – чисто технические, вроде «Сопромата для чайников» или «Введения в гидравлику». Корешки остальных пестрели иностранными буквами.

Однако Еж не только учился и мастерил непонятное, но и находил время на отдых. В углу пылилась толстая стопка журналов «Наука и девушки». Обложка верхнего недвусмысленно намекала – девушкам уделено куда больше внимания, чем науке.

Егор зажег самодельную свечку на грибном кексике, развалился на драном автомобильном кресле и хлебнул самогона.

– У тебя день рождения? – наугад спросила Кроха. Она знала Ежова от силы полчаса, но уже понимала, что тараканы в его черепушке могли отмечать что угодно: от выпавшего зуба до выигрыша в шахматы.

Добытчик кивнул.

– А где друзья?

Он невесело усмехнулся и глотнул пойла.

– Мертвы.

– О… – девушка скуксилась и опустила голову. – Соболезную.

– Не стоит. Я сам их убил. Вот этими вот руками.

Еж сказал это буднично, будто о погоде или о прогулке в бар. Арина навострила ушки, но так и не заметила ни капли сожаления, горечи или раскаяния. Тем не менее, она не видела в человеке за дверью хладнокровного маньяка, способного, не моргнув глазом, порешить дорогих ему людей. Почему – сама не понимала. Просто чувствовала.

– Наверное, был повод?

Парень хохотнул и подавился самогоном. Откашлявшись, мрачно произнес:

– Не ищи здесь свет, – он постучал по нагруднику. – Его там меньше, чем в разбитой лампочке.

Кроха тихо выдохнула и ткнулась лбом в шершавые доски.

– А папа говорил, ты – хороший.

– Папа врал.

– Знаешь, ко мне тоже никто не ходит в гости. Хотя я никого не убивала. Мы с тобой – одиночки.

– Ты не одиночка. Ты – дура с комплексом Электры, не умеющая налаживать социальные связи и формировать коммуникативные навыки. Тепличный подсолнух, выращенный в своем собственном розовом мирке. Принцесска в брезентовой башне, которую с детства сторожил злой дракон. Не сравнивай меня с собой.

Арина пропустила почти всю тираду, кроме комплекса Электры. Читала о нем, и потому долбанула ногой в дверь так, что чуть не сорвала с петель.

– Следи за языком, ты… ты… грубиян! Мой отец – герой, а ты… ты… – она сжала кулачки и скрипнула зубами, испугавшись собственной дерзости.

– Я? – ехидно переспросил Егор. – Кто я?

– Ты… – силы и смелость нашлись не сразу, но девушка все же высказала этому напыщенному самовлюбленному индюку всю правду. – Ты… неблагодарный поросенок!

Еж вскинул брови и обиженно протянул:

– У-у-у… Вот, значит, как. Я – поросенок. Замечательно. Великолепно! А дальше что?

Кровь обожгла щеки. Кроха надула губки и буркнула:

– Извини.

– Извиняю, – он взял нож и поставил на колени тарелку с кексиком. – А теперь проваливай. Не мешай веселиться.

– Но…

– Иди-иди. Тебя не звали.

– Да что ты за человек такой?!

Арина крикнула так громко, что люди на платформе обернулись, а дозорные потянулись к оружию. Выяснив, с кем спорит чумазая особа, все спешно вернулись к своим делам.

– Какой есть – А. Уже спрашивала – Б, – сталкер отрезал кусочек кекса и блаженно зажмурился.

– Знай, я не уйду. Буду ныть под дверью, пока не умру!

– С таким поведением это случится быстрее обычного.

– Мне что, на колени встать?!

Егор дернул плечом.

– Да хоть на голову.

– Ну, и пошел к черту! Надеюсь, на этой станции есть достойные бродяги. Легенда, блин. Ленивец, слабак и нарцисс! Подавись своим кексиком! А лучше – самомнением.

– Все сказала?

Она закатила глаза и привалилась спиной к стене.

– Ладно. Не хочешь помогать, не хочешь держать слово – твое право. Дай мне оружие – и в расчете.

– Зачем тебе оружие? – с набитым ртом промямлил парень.

– Если здесь все – такие же трусы, как ты, пойду за отцом сама!

Зашуршал плащ, словно в хибаре гнездился нетопырь. Щелкнул замок, и Кроха увидела на протянутой ладони пистолет. Ну, как – пистолет… Скорее, пистолетик. Даже для ее крохотных рук он выглядел слишком маленьким.

– Настоящий хоть?

– А то, – Егор вынул магазин и пересчитал патроны. – Пять пуль. Запоминай: четыре в молоко, последняя – сюда.

Кончик пальца ткнул беглянку в висок.

– Чтобы не мучилась.

– Точно не поможешь? – с надеждой спросила она.

Ответом стал хлопок двери.

– Легенда… – ворчала Арина, сидя в баре и думая, как дальше быть. – Бездарь и лентяй. И врун.

Мимо прошел мужик в тяжелой снаряге. Похоже, частый ходок наружу.

– Извините, до Купола не проведете?

Сталкер смерил малявку удивленным взглядом, хмыкнул и пошел дальше. Минуты через две за соседний столик сели двое матерых бродяг. На тот же вопрос левый сипло захохотал, а правый покрутил пальцем у виска.

– Да что это за место такое? – рассердилась Кроха.

– А такое. Туда – да, оттуда – нет. Охотника проведать костлявую не найдешь, уж поверь. Коль приспичило – топай сам. А мы помянем, – добытчики подняли стопки и рассмеялись.

В лист гермозатвора что-то ударило. С той стороны. Люди у выхода встрепенулись, даже кабатчик вытащил из-под стойки автомат. Стук повторился, и стало ясно: это не случайные звуки, а вполне осмысленный сигнал.

– Васян, отпирай! – крикнул огнеметчик и грохнул кулаком.

Протяжно завыла сирена, оранжевые проблески резанули по глазам. От скрежета механизмов заложило уши. Кроха сжалась в комок и вперилась в медленно растущую бледную щель. Сердце бешено колотилось. Совсем как раньше, когда она бегала встречать отца. И до боли и слез всматривалась в силуэты вернувшихся – есть ли среди них самый высокий и широкоплечий?

Арина поймала себя на мысли, что все еще не отвыкла от тревожного ожидания. Хотя прекрасно понимала, что за толстенной створкой Спаса нет и быть не может. Когда затвор отполз на достаточную высоту, под него поднырнули сталкеры. Двое тащили на плечах раненого соратника – едва живого, уронившего голову на грудь. Девушка не сразу поняла, что с ним не так. Когда отряд поравнялся с ней, то увидела, что правая нога бедолаги болтается на окровавленной штанине.

В горле пересохло, пальцы словно окунули в снег. Беглянку чуть не вырвало, но желудок был пуст после гонки на дрезине. Никогда прежде она не видела вблизи таких увечий. Сквозь вату в ушах пробился вопль дозорного:

– Закрывай!

Заслон пополз вниз. С каждой секундой щель становилась все у́же. Бойцы отступали в глубь подземелья, держа огнеметы наготове. Вдруг какой дерзкий и безмозглый мутант попытается прорваться снаружи.

Еще немного – и ворота закроются. Когда их поднимут вновь – неизвестно, а часики тикают. Отец все дальше, на счету каждая минута.

– Эй, ты куда?!

Арина прыгнула под створку, рискуя быть раздавленной в лепешку, и перекатилась под замерший навеки эскалатор.

– Какого беса?! – рявкнул дежурный.

– Открываем?

– Да хрена лысого. Ворота – не калитка. Еще на всяких камикадзе ток тратить. Решил подохнуть – пусть подыхает.

Кроха встала и натянула противогаз. Вверх резко уходили грязные истертые ступени, за ними маячило тусклое пятно. Впереди ждал новый мир.


Часть II
Мир чудовищ



Глава 6
Враг в отражении

Ноги едва двигались, кровь стыла в груди. Арина плотно стянула тесемки на капюшоне, рукавах и сунула кисти под мышки. Не помогло. От жгучего холода не спасали ни ходьба, ни ворох одежд. Казалось, подошвы примерзали к ступеням, а невидимая сила тянула вниз, норовила столкнуть с эскалатора.

Подъем давался все тяжелее. Она то и дело останавливалась и с пугающей высоты глядела на неподвижную толщу затвора. За ней – привычная жизнь. В меру сытая, в меру спокойная, а главное – теплая. Впереди – ожившие страшилки пьяных бродяг.

Каждую минуту в сердце впивалось невыносимое желание вернуться и подождать у ворот. Рано или поздно их откроют, и все беды и невзгоды останутся снаружи. Все, кроме одной. Это чувство было сродни жажде или зуду под кожей. Терпеть было почти невозможно, начинало ломать. Былой запал и боевой настрой испарялись, им на смену пришло раздражение и жалость к себе. Да пошло все к черту! Зачем страдать, если ничего не получится?

Беглянка постояла немного, улыбнулась и пошла дальше. Ради нее Спас преодолевал этот путь каждый божий день. Теперь она пройдет его ради отца.

Кроха не слышала о поверхности ничего хорошего. Помойка, развалины, свалка – это были самые лестные отзывы. И все же она представляла мертвый город иначе. Книги и журналы дали ей особое видение руин, слегка романтичное. Ей воображалось что-то вроде Древней Греции. Чистое и уютное, овеянное тайнами давно ушедших эпох. Белый мрамор, песок и яркое солнце.

Она не видела ни Сталинграда, ни Дрездена, ни Хиросимы. Расколотые стены, обугленные проемы и засыпанные обломками улицы слабо вписывались в ее картину мира снаружи.

Но любоваться «красотами» было некогда. Девушка сверилась с компасом и зашагала на юг, обходя высокие завалы и стараясь не наступить в запорошенные трещины и ямы. После ровной платформы нагромождения бетона казались сущей пыткой. Особых неудобств добавлял противогаз, в котором и стоя дышать тяжело, а когда трясет от напряжения – и подавно. И не расслабиться, не отдохнуть. Надо спешить, иначе вся задумка, все мучения пойдут свинье под хвост. Мало того, что отца не спасет, так еще и сама помрет по дороге.

Едва подумав о гибели, Арина будто приманила ее к себе. Недаром старики заклинают не поминать лихо. Из покосившейся арки выбрался гнилопес и лениво засеменил к цели. А зачем торопиться, если добыча никуда не денется? От этой твари и на машине да по ровной дороге не сбежишь, а на своих двоих – и подавно. Особенно на таких тонких и коротких, в ветхих розовых сапожках.

Мутант встал посреди улицы и зевнул. Представьте питбуля, которого с рождения пичкали лошадиными стероидами, а затем содрали шкуру. То, что осталось, пожгла радиация, а в складках и переплетениях тугих мышц копошились белесые червячки.

Если верить рассказам матерых сталкеров, чудище не считалось опасным противником. Одни бахвалились, как резали их ножами, другие якобы отстреливали целыми стаями. Но девушка оцепенела и понятия не имела, что делать. Стояла как вкопанная и обреченно смотрела на усеянный паразитами огрызок хвоста. Тварь пока не нападала, лишь всматривалась, принюхивалась. Выжидала, когда жертва уже, наконец, побежит, вопя от ужаса, ведь загнанное мясо гораздо вкуснее. Мясо же наивно надеялось, что псу надоест стоять, и он уйдет по своим собачьим делам.

Не ушел.

Тихо взрыкнув, мутант направился к Крохе. Не скалил пасть, не брызгал слюной. Брел степенно, вразвалочку, словно к миске с кормом. Беглянка попятилась, споткнулась о плиту и чуть не упала. Резкие движения вывели чудище из сонного ступора. С громким лаем оно прыгнуло к цели. Что было дальше, девушка не помнила. Сознание помутилось, а очнулась уже на верхушке накренившегося фонарного столба недалеко от арки. Рядом пес играл с куском прорезиненной ткани. Валялся на боку, повизгивал, скреб лапами асфальт. Так сразу и не скажешь, что перед тобой обезумевший кровожадный людоед.

Кроха судорожно ощупала зад. Слава богу, штаны целы, а чуток порванная куртка погоды не испортит – под ней все равно еще три слоя всякого. Зато, елозя по одежде, наткнулась на что-то тяжелое и твердое в кармане. А именно – на пистолетик Ежа, о котором впопыхах совсем забыла. Кое-как сжав рукоятку деревянными пальцами, прицелилась и вдавила крючок. Несмотря на игрушечный размер, бахнуло совсем не по-детски, на всю улицу, а отдача вырвала оружие из ладони.

Мутант вальяжно обнюхал ствол и оскалился на столь знакомый запах пороха – извечный спутник опасности и смерти. Но не убежал. Как знал, что сама по себе стальная штуковина бесполезна и не причинит вреда. Помочился на столб и продолжил игру.

– Чтоб тебя… – процедила Кроха, стуча зубами. – Иди отсюда. Кыш!

Тварь задрала башку и ощерилась. Не иначе – улыбнулся, поганец. Понимал, небось, что фрукт скоро дозреет и свалится с ветки. Сидеть на тонком конце столба, аки ворона – та еще акробатика, надолго сил не хватит. Арина лишь попросила госпожу Удачу скинуть ее прямо на собаку. Пусть не думает, что получит обед легко и просто.

– Меня опять пытается прикончить злая псина, – выдохнула девушка. – Ну и дела.

Минут через десять, когда поясницу заклинило, а пальцы были готовы разжаться в любой момент, гнилопес сорвался с места и юркнул за угол. Громыхнул выстрел, урод пронзительно завизжал.

– Сталкер!..

Беглянка поспешила слезть с бетонного насеста. До середины доползла без проблем, затем сорвалась и брякнулась на крошево. Боли не заметила, даже не поморщилась. Главное – ее спасли. А если очень повезет – еще и отведут к Куполу. Не все же бродяги – такие засранцы, как Еж.

А вдруг это он? Одумался в последний миг и помчался на помощь? Всякое же бывает. Может, совесть заела?

Арина тряхнула головой, чувствуя в груди и на щеках жгучее покалывание.

– Я здесь! Сюда! – она сунула оброненный пистолет в карман и замахала затекшими руками.

Из-за угла вышел Псина с «макаровым» наперевес. Девушка сразу узнала ублюдка, хотя лицо его заслоняло матовое стекло респиратора. Слишком уж приметны были растрепанные патлы, грязные бинты и кожанка поверх химзы. Запоминающийся облик. А если добавить сутулость, кривое плечо и странную дрожь в коленях, то и вовсе ни с кем не спутаешь.

Пауза длилась недолго. Дикий пальнул от бедра, пуля разнесла обломок в шаге от цели. Кроха развернулась в прыжке и побежала к ближайшим домам, не чувствуя ничего, кроме холода в лопатках. Казалось, туда вот-вот клюнет кусочек свинца, но избитый торгаш с заплывшим глазом дважды промазал.

– Все равно достану, сука! – прохрипел он. – За все ответишь! И дружок не поможет!


Она неслась, не разбирая дороги. Развалины слились в сплошное серое месиво. Казалось, сердце вот-вот рванет наружу, а следом выпрыгнут легкие, доверху набитые углями. Тлеющие искорки вспыхивали на каждом вдохе, а вместе с ними горело все тело.

Забег с карабканьем по завалам и прыжками через ямы длился не меньше получаса, но ощущался целой вечностью. Длился бы и дольше, не встань на пути полуразрушенное двухэтажное здание с обшарпанным красным крестом на побитом фасаде и частично уцелевшей вывеской:

ОБЛ НАЯ НИЦА № ИМ ОВА

Обходить было слишком долго. С одной стороны – затор, другая простреливается насквозь. Да и сил почти не осталось. Арина решила идти напрямик. У больницы должен быть второй вход, куда раньше подъезжали «скорые». Через него – быстрее и безопаснее.

Кроха вошла в занесенный снегом и пеплом холл. Под ногами трещало битое стекло, тут и там выли сквозняки. Здесь ветер не пронзал до костей, она немного согрелась и успокоилась. Сейчас бы посидеть на лавочке, перевести дыхание, но времени нет. Отец все дальше, Псина все ближе.

Несмотря на минувшие двадцать лет, многое здесь осталось на своих местах. В большущей кадке в углу торчал иссохший ствол фикуса. На столике в регистратуре лежал наполовину исписанный бланк, прижатый телефонной трубкой. Чуть поодаль – гелевая ручка. На облезлой спинке кресла покачивался пожелтевший халат. На полках шелестели карточки, в гардеробе висела одежда – в основном, детская. В шаге от лестницы валялась опрокинутая коляска, рядом намело небольшой сугроб. Девушка спешно отвела от него взгляд, всей душой надеясь, что это просто кучка снега.

Удивительно, но все эти вещи были здесь задолго до ее рождения. Что стало с их хозяевами? Успел ли кто-нибудь укрыться в метро? А с больными, прикованными к койкам? С пациентами в разгар операций? Их бросили или попытались спасти? Может, они так и лежат за закрытыми дверями палат? Что они чувствовали, когда завыли сирены, а врачи и посетители в ужасе бросились прочь?..

От этого места веяло такой болью и тревогой, что Кроха всхлипнула и прижалась плечом к стене. Машинально потерла глаза, забыв о противогазе. Интересно, сталкеры привыкают к подобному, или для них каждый раз – как первый? Ведь они постоянно сталкиваются с отголосками умершего мира, а некоторые отлично его помнят. Их тянет туда, где родились и выросли? Они возвращаются во дворы, где беззаботно играли с друзьями? В школы, где отчаянно пытались стать взрослыми? В дома и квартиры, на могилы родителей?

Прежде девушка не задумывалась о темной стороне жизни бродяг. Всегда видела в них бесстрашных воинов и добытчиков, хотя для большинства поверхность – вовсе не россыпи сокровищ, которые стерегут злые драконы. Это их родина: искалеченная, извращенная, изуродованная до неузнаваемости. Это навсегда отобранные детство и молодость, покой и благополучие, чистое небо и яркое солнце. Война унесла то, о чем Кроха знала лишь из книжек и журналов. И сама она частенько грустила об утраченном прошлом. Каково же тем, кто застал славные деньки и в одночасье лишился всего?

Может, именно поэтому и становятся сталкерами? А Док и другие захламляют жилища бесполезными для непосвященных вещами?

Едва унявшееся сердце сдавило тоской. Арина еще никогда не чувствовала себя столь уставшей и опустошенной. Да уж, бродягой быть непросто. Оказывается, это не только сражения и поиск кладов. Свесив голову, она завернула за угол и чуть не закричала. В нескольких шагах стояли два человека в серых халатах. Впрочем, серость заливала их целиком. Незнакомцев словно вырезали с черно-белой фотографии.

Мельком Кроха заметила еще одну фигуру в конце коридора, но та быстро скрылась за поворотом.

– Кошмар, – сказал один из серых. – Изверги! Как таких земля носит?

Девушка юркнула за распахнутую дверь. Существа (кем бы они ни были на самом деле) не обратили на шум никакого внимания.

– Не совсем уверена, – ответила серая женщина, – но, судя по снимку, ей пытались вбить в голову гвозди. Или что-то похожее.

– Твари…

Дунул ветер, и фантомы прошлого унесло в разбитое окно, словно их слепили из пыли. Арина часто заморгала, но никаких следов не заметила. Коридор был пуст и безмолвен.

– Чертовщина…

Она повернула назад с твердым намерением свалить из больницы. Уж лучше обойти, рискуя поймать пулю, чем лезть в логово нечисти. Но вместо холла очутилась в точно таком же коридоре. Один в один. Та же дверь, скамья, покосившийся плакат о профилактике гриппа, потертый паркет и торчащая из дыры в потолке жестяная труба.

Только бесцветные образы изменились. Теперь доктор стоял напротив человека в серой форме и фуражке. Страж порядка медленно водил карандашом в блокноте. Из палаты за ними кто-то наблюдал. Кто – не разобрать, слишком далеко. Арина вздрогнула.

– Нет, – уверенно произнес врач. – Это сделали специально. Причем очень точно. Можно сказать, хирургически.

– Значит, несчастный случай отметаем?

– Несчастный случай?! Да это садизм какой-то! Я много всякого повидал, но такое – впервые!

Его собеседник хмыкнул.

– Если все по-вашему, то налицо попытка убийства.

– Вряд ли, – мужчина потер подбородок. – Ее точно не хотели убить. Раны не опасны и тщательно обработаны. В любом случае, родителей надо арестовать.

– Не волнуйтесь, – страж порядка поправил фуражку. – Это мы умеем. Вот только родителей у нее нет. Бедняга из детдома. Усыновили совсем недавно. Какой-то…

Вдруг все исчезли. Силуэт в палате – тоже. Кто они? Пришельцы с той стороны? Те самые призраки, которыми стращал Псина? Но в чем смысл их слов? Почему именно им выпала честь остаться здесь спустя столько лет? Но самое важное – где, черт возьми, выход? Тут же был! А теперь нет.

Снова коридор, снова иные образы. Неподвижные и безмолвные, как манекены. Вдоль стен выстроились солдаты в противогазах. Из приоткрытых дверей на них с испугом смотрели медсестры и больные. Уже знакомый врач стоял с поднятыми руками. Пожилой военный направил на него пистолет. Рядом – девочка на каталке. Без сознания, голова замотана окровавленными бинтами, на бледном осунувшемся лице – кислородная маска. Подле нее кто-то еще, но не разглядеть – слишком размыто, как снимок на большой выдержке.

В ушах – тихий, но крайне назойливый писк. Что все это значит? Вдали опять мелькнули неясные тени. Кроха краем глаза заметила человека в мешковатой одежде. Он прыгнул за угол, а следом… Беглянка так и не поняла, кто преследовал незнакомца. Тонкое тельце, огромная, похожая на дыню голова. Какой-то мутант? Когда он появился? Погоня и захват больницы произошли в одно время, или же линии переплелись?

Стемнело, как если бы к окнам прильнуло нечто огромное. Затмение длилось меньше секунды, но все призраки успели раствориться.

За поворотом – очередной коридор. Писк перерос в вой сирен на улице, помещение залил алый свет. Все двери нараспашку, на полу мусор, капли и стреляные гильзы.

– Война… – шепнула Арина. – Началась.

Фигуры больше не отвлекали, и она сразу увидела, как головастик затягивает добычу прямо в стену. Неизвестный сопротивлялся и размахивал руками. Ревел, верещал, но сирены заглушали любые звуки. Раскрытая ладонь бесследно исчезла в бетоне, как в воде.

Что происходит?

Выяснять не очень-то хотелось. Кроха вернулась и вновь увидела тот же самый коридор. Правда, уже с другой стороны. Все повторилось, просто с иного ракурса. Разговор врачей о гвоздях в голове. Фигура в мешковатой одежде за дверью.

Приглядевшись, девушка узнала в ней себя несколько минут назад. Или часов? От вопросов и догадок голова шла кругом. Если она уже была здесь, то за кем гналось чудовище? Уж не за ней ли из прошлого? Или из будущего?

Арина села на корточки и уронила лицо в ладони. Неужели это ее утащили в стену? Но как? Когда? Можно ли избежать развязки? Из комнаты напротив донеслось шуршание. Что-то появилось в проеме – мутное, неясное, но определенно жуткое. Вне себя от страха, Кроха зайцем прыгнула за угол. Совсем как силуэт, замеченный совсем недавно в этом самом месте. Ее собственный силуэт? Или тень другой Крохи?

Все повторялось как по сценарию. Рывок, прятки, побег – стена. Можно ли это изменить? Вырваться из замкнутого круга? Или же все предрешено, и очень скоро ее ждет смерть. Или она уже мертва?

– Не бояться, – приказала себе Арина, зажмурившись и шумно выдохнув. – Главное – не бояться.

Кроме зацикленного аномального коридора, есть еще палаты. Что там? Осторожно заглянула в ближайшую. В просторном помещении с остатками темной краски на стенах царили сумрак и холод – совсем как на улице. Грязный пол, растрепанные одеяла и кристально чистый воздух. В аномалии же было куда теплее, с плафонов лился яркий свет, окружение плыло, утопало в мягкой дымке.

Неужели все так просто? Достаточно свернуть с проклятого пути – и западне конец? Затаив дыхание, Кроха подошла к окну и коснулась хрустящих жалюзи. Первый этаж. Один прыжок – и все забудется, как страшный сон.

– Слишком легко. Подозрительно легко.

Она раздвинула закопченные панели и увидела коридор. Тот же самый, на том же самом месте. Доктор и полицейский как раз исчезли, и наступила гнетущая тишина.

– Ладно. Пойдем другим путем.

Быть может, в палате удастся найти что-нибудь полезное? Вряд ли сталкеры оставили схрон или хотя бы записку с подсказками, как отсюда выбраться. Аномалия, видимо, возникла совсем недавно, иначе Арина знала бы о ней.

Шесть коек: три у окна, три вдоль стены. Ничего интересного, кроме прелого тряпья и ржавых каркасов. Но в дальнем углу лежало что-то большое. Скатанный матрас под одеялом? Или труп пациента, брошенного двадцать лет назад? Арина видела в книжках и скелеты, и мумии. И вряд ли упала бы в обморок от вида сухих костей. Но и пялиться на лик смерти не особо хотелось. Одно дело – картинки, и совсем другое – личная встреча в полных чертовщины руинах.

После короткой схватки любопытство одолело страх. Кроха откинула край простыни и заставила себя опустить взгляд и разжать плотно сомкнутые веки. Лишь невообразимо сильное удивление помешало рухнуть без чувств. Такого шока она не испытывала никогда. Впрочем, девушка никогда и не смотрела со стороны на свой собственный труп.

Ее точная копия умерла недавно. Причем по своей воле – сняв противогаз и вдохнув заразу. Над причиной отчаянного поступка долго гадать не пришлось. Лицо бедняги осунулось, что у той мумии, глаза утонули в черных впадинах. Погибшая так и не нашла выхода и решила прекратить страдания. Но как долго продержалась она без еды и воды, прежде чем поставить точку? Это ее затянули в стену, или по бесконечному коридору блуждают несколько Арин из прошлого и будущего? Или это происходит одновременно в разных слоях-измерениях, как в старой научной фантастике? А может, все вокруг – морок? Ведь аномалии бывают всякие, и порой выкидывают такие фокусы, что не поверишь, пока сам не увидишь.

Кроха коснулась плеча покойницы. Холодное, твердое, вполне настоящее. Девушка вышла из палаты, шатаясь, как пьяная, и отрешенно опустилась на лавочку, о которой давно мечтала. Минимум две версии Арины Брониной, восемнадцати лет, уроженки станции Театральной, с задачей не справились. Но палат в злосчастном коридоре еще много. Кто знает, вдруг в каждой стынет по трупику? А сколько их в стене – одному мутанту ведомо.

– Все они проиграли. Значит, я стану лучшей из них.

Беглянка сразу отогнала мысль, что об этом же наверняка думали и другие. И та, на кровати, и та – в толще бетона. Голод и усталость точили тело, страх сжимал душу. В рюкзаке – паек и вода, а вот дозиметра нет. И не поймешь, есть ли в коридоре отрава, или только в комнатах.

– Куда ж ты полезла, балда? На что надеялась? Прав отец, правы клуши с фермы, прав Еж. Я – дура с шилом в булке. Из меня сталкер, как из свиньи лебедь.

Из комнаты донеслись скрипы и глухие удары, будто кто-то спрыгнул с койки. Но кто? Не мертвец же…

Кроха вскочила как ужаленная. В горле застрял ком льда, дыхание перехватило. Шаркающие шаги приближались, становились громче. Арина попятилась, не сводя с двери напряженного, затуманенного слезами взгляда. Она помнила, к чему приведет безрассудное бегство. Страшно идти, еще страшнее стоять на месте. Особенно, когда навстречу бредет собственное мертвое тело. Кожа белее снега, зенки залиты чернилами, рот – как медвежий капкан.

Резко похолодало. Мороз забрался под одежду, сковал мышцы. Существо оскалилось ржавыми клыками и ускорило шаг. Кроха отступала, мысли бешено метались в застуженном мозгу. Еще один коридор, последняя сцена – и конец.

Тварь дернула башкой и раззявила пасть. Арина не выдержала и прыгнула за угол. На другом конце коридора вновь мелькнула ее копия. Или копией была она? Девушка уже ничего не понимала.

На бегу она врезалась в призрак военного. Свет мигнул, все исчезли, осталось лишь исчадие ада позади. Лязг зубов сзади подгонял, словно кнут, от гулкого топота путались ноги. Вот и сирена в алом сиянии. А впереди – тупик. Стоило подойти к нему, как из стены вылезла когтистая лапа и попыталась цапнуть за шею. Промахнулась и втянулась обратно, но посеченный пулями бетон заметно подрагивал. Как масло в ведре, по которому стукнули ногой.

Теперь-то Кроха в полной мере осознала смысл выражений: «меж двух огней», «между молотом и наковальней», «из двух зол». Вот только меньшего зла попросту не было, с обеих сторон наступала смерть. Оставалось только выбрать, как ее принять. В памяти ярким пламенем вспыхнули строки из прощального письма отца. «Пусть прозвучит напыщенно и глупо, но я жил как сталкер и умру как сталкер». С первым не сложилось. Зато второе еще впереди.

– С меня хватит, – прошипела Арина, не узнав собственный голос.

Она так и не поняла, что на нее нашло. В добрую, наивную, изнеженную заботой душу словно вселился сам дьявол. Даже в самые мрачные моменты она не ощущала и малой толики нахлынувшей сейчас ярости. Ненависть клокотала внутри, как вулкан. Захотелось немедля вцепиться в страшилу напротив и порвать на кусочки, аж пальцы впились в ладони от всепожирающей злобы.

Нет, это не трусливая злоба крысы, которой наступили на хвост. Будь перед ней кто-нибудь иной: человек, мутант, зверь, Кроха по привычке поддалась бы ступору, замкнулась и безропотно приняла любую судьбу. Но в надвигающемся, клацающем зубами чудище она в первую очередь видела себя. Перед ней аляповато дергалась не клыкастая нечисть, а ходячий винегрет из всех ее пороков, комплексов и страхов. Все то, с чем пыталась бороться, да так и не сдюжила. Все то, с чем бороться запрещали, пестуя и взращивая шаркающего черноглазого монстра. И коль выпал шанс сразиться с ним один на один, без посторонних советов, нравоучений, одергиваний и опеки, то грех не воспользоваться. Смертный грех.

Она уверенно двинулась прямо в объятия зубастого отродья. Чудовище захрипело и вскинуло лохматую башку.

– Хочешь меня сожрать? Я тебя сейчас сама сожру!

Кроха замахнулась кулаком, призрак в точности повторил жест. Так они и столкнулись на полном ходу, неотрывно глядя глаза в глаза. Глухо звякнуло, кисть обожгла боль. Сознание прояснилось, и девушка увидела свое отражение в куске ростового зеркала на стене. Той самой, что еще секунды назад колыхалась, как масло в ведре.

Шорох карточек, одежда на вешалках, пепел под ногами. Холл выглядел так же, как в первый раз. Не став искушать судьбу, Арина стремглав бросилась во двор. Поскользнулась и кубарем скатилась со ступеней прямо к ногами Псины.

– Ну, привет, – прохрипел торгаш. – Давно не виделись.

В тишине пощечина прозвучала громче выстрела. Девушка завалилась на бок, в бедро больно ткнулась холодная сталь. Арина выхватила пистолетик, о котором снова забыла в больнице, и направила на подонка.

– Ух, какие мы грозные? – дикий вскинул руки. – Давай! Стреляй!

Оружие тряслось так, что, казалось, вот-вот разлетится на части. Палец на скобе свело судорогой, пелена мешала целиться.

– Давай!! – челнок врезал носком ей по голени. – Жми!

Удар, второй, третий. Она отползала, жмурясь от боли, пока не нащупала ступени. Одна мысль о возвращении в руины вселяла животный ужас, но проклятый палец никак не хотел сгибаться.

– Ну же! Покажи зубы! Пацан ты, или кто?

Арина опустила занемевшую руку. Чего зря напрягаться, если выстрелить она все равно не сможет. Свинью убить струсила, а человека, пускай донельзя поганого – и подавно. Псина ухватился за фильтр и сорвал с нее противогаз. Бедолаге осталось только зажать рот и нос перчаткой.

– Стреляй! – барыга хлестнул резиной по бледному лицу. – Или сдохнешь! Покажи, на что способен один на один, без небритого подсоса.

Легкие начало припекать, в висках застучали барабаны. Изнуренное тело срочно требовало воздуха.

– Гляди, аж посинел. Только с дружком крутой? Здесь он тебе не поможет!

Вдруг оглушительно бахнуло. Псина замер, не понимая, что случилось. Ведь пистолетик все еще лежал на земле.

– Сударь, вы не могли бы повернуться? Я не привык стрелять в спину.

Лохмач крутанулся на пятках и уронил противогаз. Кроха тут же натянула его и жадно вдохнула. Зрение прояснилось, и она заметила у арки знакомую фигуру. Ветер колыхал тяжелые полы, обрез на бедре курился дымком, пальцы над рукояткой неспешно перебирали невидимые струны.

Дикий напрягся и осторожно сунул руку в карман.

– На счет три? – ехидно спросил Еж.

Враг нервно кивнул:

– Начинай.

– Раз…

Бах! Бах!

Обе пули отскочили от жилета, Егор даже не пошатнулся. И сразу дал ответный залп из трех стволов. Стой гад поближе – и его разодрало бы до костей. Но на излете крупная дробь лишь ранила ублюдка. Роняя алые капли на снег, он поковылял в холл. Еж пошел следом, не глядя вставляя патроны в надломленные стволы.

– Не надо! – Арина встала у него на пути.

– А, здравствуй, мать Тереза! Как дела? Сколько убийц и насильников пощадила сегодня?

– Не волнуйся. Ему там мало не покажется.

Сталкер склонил голову набок, но ничего уточнять не стал. Спорить – тоже.

– Ты вернулся за мной? – тихо спросила Кроха, все еще не до конца веря показавшей личико удаче.

– Нет, – буркнул он. – Пошел погулять перед сном. Гляжу – какой-то хрен тебя пенделями потчует. Дай, думаю, поздороваюсь, раз уж мимо проходил.

Беглянка фыркнула.

– Мог бы просто сказать «да». Но все равно – спасибо.

– Фпафибо… – передразнил Еж. – Самой не противно? Даже дикого завалить не сумела. Тебе всю дорогу сопли утирать придется?

– Не придется, – сердито буркнула девушка в ответ.

– Уж надеюсь. Идем.

Она в недоумении вскинула голову.

– Куда?

– А куда надо? – раздраженно бросил бродяга.

– К Могильнику…

– Значит, к Могильнику и пошли. Розовые сапожки – по фонящей дорожке.

– Ты же не хотел…

– И сейчас не хочу. Но крайне любопытно, как далеко ты уйдешь из своей зоны комфорта. Первый шаг сделан, и он мне по нраву. Видит бог, я потрачу жизнь зря, если не увижу весь путь от начала до конца.


Глава 7
Осколки прошлого

Указующий перст ткнул в просвет меж разрушенных домов.

– Тебе туда.

Кроха нахмурилась.

– Думала, пойдешь первым.

– Не-а. Ты развлекаешь – я наблюдаю.

– Издеваешься?

Он легонько подтолкнул спутницу в спину.

– Или так – или чеши сама.

– Тоже мне герой…

– Я не герой. Я – легенда. Это две большие разницы. К тому же, не вожу салаг задаром. Денег у тебя нет. Иные таланты… – Еж окинул девушку оценивающим взглядом, – сомнительны. Раз предложить нечего – плати весельем.

– Ну, ты и…

– Вперед, Микроб, – Егор снова пихнул ее промеж лопаток.

– Следи за языком!

– А то что? Папке пожалуешься? – сталкер осклабился и поднял ладони. – Упс, незадача.

Арина скривилась и процедила с такой желчью и презрением, на какие только была способна:

– Свинья.

Спорить было бесполезно. Руки в карманы – и вперед, чеканя шаг и гордо вскинув голову. Да, этот демарш уместен на платформе или в туннеле, но среди руин пялиться в небо, а не под ноги весьма и весьма чревато. Не пройдя и трех метров, она оступилась и рухнула плашмя. Острый скол плиты замер в ноготке от лица. Не успев до конца осознать произошедшее, девушка резко выпрямилась.

Еж каким-то чудом схватил ее за воротник в самый последний миг, хотя брел далеко позади. Не успей он, промахнись – и вылазка закончилась бы, едва начавшись.

– Руки вынь, балда. Не по свинарнику гуляешь.

– Как сказать, – Кроха одернула куртку. – Кругом грязь, рядом хрюкает знатный порось.

Егор нахмурился. Респиратор с откинутым на макушку забралом почти не скрывал небритой физиономии. Девушка изрядно струхнула, заметив ползающие под скулами желваки и широко раздувающиеся ноздри. Он же отбитый на всю голову. Возьмет, да и повернет восвояси. Или пристрелит. Или еще чего вытворит. Никто не знает, что у Ежа на уме. Ходят слухи – даже он сам.

Кроха невольно подумала, что оказалась в переделке ничуть не лучшей, чем в больнице. Снова в опасном месте с чужим человеком, от которого можно ждать любой подлости. Отец доверился Ежову из-за его обостренного чувства долга – столь же странного, как и он сам. И в страшном сне не представил бы, что этот кадр возьмется сопровождать дочь в совершенно сумасбродном приключении. Его задача – отпугивать тех, кто точит на Спаса зуб и мечтает напакостить Арине. Но никак не вести ее по кишащим мутантами развалинам, куда ходят только опытные и давно сработавшиеся отряды. Незнакомцы на поверхности – две ноги, и обе – левые. Ничего путного из такой компании не выйдет.

К тому же теперь безумного сталкера вел не долг, а праздное, малость извращенное любопытство и борьба со скукой. Пока поступки Крохи его веселят, а дальше? Беглянка готова на все ради отца и не свернет с пути, покуда бьется сердце. А на что готов Егор ради развлечения себя, любимого? Это ведомо только ему.

– Ну, такое, – он повертел запястьем, словно вкручивал лампочку. – На троечку. Хочешь добраться до цели – старайся лучше.

– Обязательно, – проворчала спутница.

За двадцать лет дожди и ветер сильно подточили обломки. Под ногами все шаталось и скрипело чуть ли не на каждом шагу. Припорошенный лед, казалось, и вовсе жил своей жизнью. Так и норовил поднырнуть под подошву и скинуть непрошеного гостя на глыбу или штырь.

Наученная горьким опытом, девушка брела не спеша, расставив руки. Даже на относительно ровных участках ее шатало и трясло, как поддатого акробата на канате. От усталости и напряжения она пыхтела, как паровоз, и с тем же упорством перла вперед.

Егор же двигался, как мышь в кладовке. Под огромной тушей не хрустел ни снег, ни камень. Умело подогнанная снаряга не издавала ни звука, даже плащ не шуршал на морозе. Порой создавалось впечатление, что проводник попросту смылся, но длинная тень неотрывно перетекала по заиндевевшему крошеву.

Впрочем, так удобнее. Оборачиваться каждую минуту Арина не собиралась. Коль уж прижала нужда, пора учиться жить самостоятельно. Без оглядки на всех и каждого. Особенно на хамоватого самовлюбленного порося.

«Порось» внезапно схватил ее за плечо. От неожиданности екнуло сердце, девушка растерянно завертела головой.

– Не дергайся, – Еж указал на захламленный перекресток. – Ханурик.

– Не вижу.

– Правильно. Его же еще нет.

Беглянка нахмурилась. У бродяги обострение? Что он вообще несет? Но вот из-за угла показался мутант. Мертвец в лохмотьях, оживленный убойной смесью радиации и заразы. Скелет, обтянутый обугленной кожей, с оскаленной пастью и закопченными глазами. Живое эхо погибшего мира.

Именно живое. Несмотря на облик зомби, ханурики – вовсе не ходячие трупы. Просто очень похожи внешне. Их сердца бьются, гоняя по венам кровь чернее нефти и опаснее любого яда. Они дышат, устают и постоянно хотят есть. На корм годится все: от картона и стекла до других тварей. Не найдя закуски, существа без раздумий жрут сородичей или самих себя. Не чувствуя боли, запросто обгладывают собственные конечности, а в совсем уж голодные годы лакомятся требухой из разодранных животов. Им плевать, что сытная трапеза неминуемо закончится гибелью.

Несмотря на облучение, волосы и ногти у них продолжают расти, и задохлики частенько щеголяют лохматыми полупрозрачными копнами. Тварь, выползшая на перекресток, носила толстенные дреды до поясницы. В обрывках одежды легко угадывался деловой костюм. Красный галстук в целости болтался на шее, отчего издали мутант очень походил на человека. Правда, вдупель пьяного.

Посреди дороги догнивал ржавый остов автомобиля. Чудик забрался в него и принялся крутить руль, неистово топтать педали и дергать рычаг передач.

– Вруммм-вруммм, – гортанно хрипел он. – Вжжжж…

Увиденное потрясло Кроху до глубины души. Сталкеры утверждали, что ханурики не умнее крысы или гнилопса. Зараза полностью выжгла разум, превратила в кровожадных зверей. Но сидящий в салоне «клерк» не очень-то смахивал на безмозглого дикаря.

– Что он делает?

Егор взглянул на часы.

– Едет на обед.

– В смысле?

– Забей. Они повторяют всякие людские штуки, но ничего не понимают, не осознают. Это нечто вроде фантомных болей. Как-то раз застал парочку, которая пыталась перепихнуться. Пришлось потом респиратор мыть.

Арина поежилась. Спутник легонько сжал ее плечи и шепнул:

– Убей его.

– Зачем?

– Затем, что я так хочу.

– А больше ничего не хочешь? – сердито произнесла девушка.

– Домой хочу. И пойду, если не пристрелишь чучело.

– Вот он тебе дался! Можно и обойти.

– Можно, – охотно согласился бродяга. – Но скучно. Приступай.

– Сам приступай! Это твоя работа.

Егор протяжно зевнул и сцепил пальцы на затылке.

– Солнце, я начинаю унывать. Или развлекай – или пойду развлекаться сам. Подумай о папочке.

Кроха часто задышала, верхняя губа дрогнула.

– Какой же ты…

– Какой есть. Стреляй или ищи лучше.

Она вытащила ствол и прицелилась. Ханурик рулил, стучал по клаксону и самозабвенно озвучивал движок. Сидел боком, двери машины валялись рядом, крыша задралась. Ничто не загораживало цель, не мешало обзору. Постояв, пока не затекли руки, Кроха опустила оружие и обреченно выдохнула.

– Зачем тебе это?

– Раз, – равнодушно ответил Еж.

– Господи…

– Два.

Пистолетик сухо закашлял. Три пули дзинькнули о кузов, остальные взорвались серым крошевом. Удивительно, но «зомби» ничего не заметил. Так и ехал по своим делам. Интересно, что он видел в это время? Широкий проспект с блестящими авто и людьми на тротуарах? Яркие вывески, чистый снег, новогодние украшения? Может, клерк гнал за подарками для близких и даже не подозревал, что прошлой жизни больше нет? Как те призраки в метро. Или же в гнилом мозгу и вправду не осталось ни капли человеческого? И тварь просто дергалась без смысла и толка, по старой памяти, повинуясь былым инстинктам. Если труп ударить током, он тоже начнет размахивать конечностями, но живым и уж тем более разумным его точно не назовешь.

– Прости. Я косая.

– Не страшно быть косой, – с укоризной сказал проводник. – Страшно быть мерзкой маленькой обманщицей и нарочно палить куда попало.

Еж вынул из-за пазухи новый магазин, зажал меж указательным и средним пальцами и торжествующе улыбнулся.

– Здесь один патрон. Последняя попытка меня удивить. Пока оно шевелится, я не сдвинусь с места. А если и сдвинусь – то в обратную сторону.

Кроха покачала головой. Жаль, «порось» не видел ее наморщенный нос. Хотя презрение было столь велико, что вполне могло проступить на серой резине противогаза.

– И как только дотянул до своих лет?

Он усмехнулся.

– Именно так и дотянул. К барьеру, сударыня. Промахнешься – пойдешь за отцом с тем хануриком.

Девушка вскинула «мелкаш» и прищурилась. Стоять твердо, держать крепко, свести мушку с целиком и плавно утопить скобу. В теории все просто, а на практике ноги тряслись от усталости, руки – от страха, а пальцы едва шевелились на морозе. Вдобавок из такой пукалки и в упор не сразу попадешь, а до цели шагов тридцать. Но иначе Влада не догнать. А так хочется обнять в последний раз, поблагодарить за все и проститься по-человечески.

Щелк!

Мутант свалился с сиденья и заревел бешеным быком. Из дырки в груди потекла маслянистая кровь, оставляя черные разводы на снегу и волосах. Подранок хрипел и корчился, то и дело оглашая округу протяжным воем.

– Они же… не чувствуют… – простонала Кроха.

– Ну да. Просто агония. Сейчас сдохнет.

Чудище явно собралось бороться до конца. Крутилось, как червяк, пыталось встать, ломало ногти о камни. Рев ослаб, стал тихим, жалобным. Существо уже не выло диким зверем, а будто молило о пощаде или хотя бы снисхождении.

– Добей. Пожалуйста, – Арина протянула ствол, держа за курок, как дохлую крысу – за хвост.

– Делать больше нечего. Через пару минут откинется.

– Пару минут?! – у девушки чуть колени не подкосились. – Ты же сказал – сейчас!

Еж смерил ее удивленным взглядом и спокойно ответил:

– А две минуты – это завтра, что ли?

– Дай патрон!

– Пф… Я их не рожаю, чтобы тратить зазря. А если бы и рожал – все равно бы разбазаривать не стал. Лучше бы купил себе чего-нибудь. Чаю, например. Или футболку.

– Нельзя же так!

– Почему? Всегда можно было, а теперь вдруг нельзя?

Муки существа и грызущая совесть толкнули Арину на отчаянный шаг. Она выхватила топорик и во всю прыть помчалась к страдальцу. Но быстро охладила свой пыл, увидев фигуры вдали. Привлеченные аппетитным (для них) запахом, ханурики лезли изо всех щелей. Буквально. Из арок, подъездов, сугробов, нагромождений плит и куч мусора. Пять, десять, двадцать – с каждой секундой их становилось все больше. Горелые мумии в обрывках одежды заполонили весь перекресток.

Кроха вмиг растеряла решительность и юркнула за спину попутчика. Вопреки ожиданиям, твари не напали, а цветастой воронкой закружили у машины.

– Что они делают?

– Кушают товарища.

– А потом? Друг на друга кинутся?

– Зачем? – Егор скрестил руки на груди. – Есть же мы.

Беглянка взглянула на бурлящую массу и сглотнула.

– Может, уйдем?

– Шутишь, что ли? Кто ж пропустит такое веселье?

– Не вижу ничего веселого!

– Правда? Ну, посмотри поближе.

Сталкер взял ее за шкирку, как нашкодившего котенка, и швырнул в гущу мутантов. Да так далеко, будто Кроха весила не больше того котенка. Толпа, похожая на пятнистую лужу нефти, дрогнула и сомкнулась над головой девушки.

– Тоже мне – «ничего веселого», – он хмыкнул. – Да это просто праздник какой-то!

Представьте, что знаменитый на весь мир певец – рок-звезда и кумир подростков – сиганул со сцены в разгар концерта. Примерно в той же ситуации оказалась бедняга. Вой поднялся неимоверный. Ее топтали, пихали, хватали за все подряд и пытались укусить. К счастью, в тощих, иссохших телах почти не осталось силы, а зубы, сточенные за долгие годы нездорового питания, не могли прогрызть плотную химзу. Толстовка, шапочка и вязаный свитер смягчали удары, но ядерную смесь дикого ужаса и жгучей обиды не смогло бы смягчить ничто на свете.

Еще недавно она размышляла, что за человек такой Егор Ежов, раз ему доверился отец. Теперь же думала лишь об одном: как этого чудака до сих пор не расстреляли, не выгнали из метро и даже не искалечили. Как можно с задорной улыбкой бросить прямо в лапы смерти? И кого?! Не злейшего врага, а хрупкую девушку. Будь папа рядом, он бы его… он бы ему…

Но папы рядом нет. А появится ли – зависит не от Ежа, не от удачи, не от воли богов, а только от нее. От решимости, упорства и смекалки, а главное – смелости. Кто как старается – тот так и получает. Сколько ни ной, сколько ни проклинай судьбу, ничего не изменится, пока не начнешь действовать вот этими вот ручками и какой-никакой головой. Поэтому…

Арина размахнулась и саданула насевшего ханурика обухом по лбу. Не в меру ретивого соседа клюнула лезвием в висок. Довольно. Если жалеть себя, считать маленьким и слабым, таким навсегда и останешься. В гуще голодных упырей мало желающих приголубить и утешить. Жди не жди, плачь не плачь – никто не поможет. Никто, кроме тебя самого.

Кроха рубанула в пах мутанта в рваном камуфляже. И встала с твердым намерением повторить это с одной обнаглевшей свиньей.

Каннибалы в край взбеленились от вони несвежей крови и накинулись на угощение. Завязалась потасовка, будто в толпу запойных алкашей протиснули ящик водки. Всюду слышались хруст, чавканье и собачье ворчание. Давно забытая фраза «перекус на ходу» вновь обрела былой смысл. Твари глодали сородичей живьем, не удосуживаясь убить или хотя бы обездвижить.

Женщина в буром платье с упоением грызла макушку низкорослого мужичка в драном комбезе с логотипом некогда известной нефтяной компании. В то самое время, пока мужичок вяло отмахивался от уродца в расколотом велосипедном шлеме и обугленных шортах.

Чуть левее байкер и врач пытались поделить на двоих длинноволосую цацу в нижнем белье. Устав растягивать добычу, впились в предплечья и жадно заурчали. «Красотка» рвалась, как кобыла с привязи, но не потому, что ее жрали, а потому, что не могла дотянуться до кассирши в кепочке с буквой «М».

Та, в свою очередь, силилась разорвать шею старухи в пальто. Свирепая бабулька размахивала клюкой, как мушкетер – шпагой, держа на почтительном расстоянии троицу парней в бомберах. А раздувшийся как насосавшийся комар толстяк со значком на лацкане пиджака наблюдал за этим с раззявленной пастью и словно хохотал.

Кроха прорубала путь к свободе, стараясь не смотреть на царящий вокруг хаос.


Клинок падал и поднимался едва ли не вслепую, но всегда находил цель. Девушка увлеклась и не сразу заметила, что несколько секунд подряд яростно сечет воздух. Толчея осталась позади, но Кроха побежала еще быстрее, боясь остановиться и перевести дух. Лучше умереть от усталости, чем снова оказаться в зловонном ревущем ужасе.

Нещадно била дрожь, с каждым шагом волнами накатывала тошнота, топорик казался пудовой гирей. Но Арина упорно шла вперед, только бы не слышать вой, хрипы и треск лопающейся кожи.

Ряды высоток – главный источник мусора и обломков – закончились. Дорога стала чище, ровнее, остовы машин встречались все реже. По обе стороны тянулись неплохо сохранившиеся дома в два-три этажа. Лепнина давно обсыпалась, крыши провалились, в стены глубоко въелась грязь. И все же в окружении старинных красавцев брести было куда приятнее. Изуродованные фасады были всяко краше серых коробок, невысокие домишки не угнетали, не нависали, меж них и дышалось легче. Они пережили Гражданскую, Великую Отечественную и ядерный Апокалипсис. И до сих пор стояли, побитые, но не сломленные. Недаром беглянка чувствовала себя гораздо увереннее в их славной компании.

Вот только эта уверенность – мнимость, иллюзия. Чем шире простор, тем проще заметить одинокую сутулую фигуру в розовых сапожках. Кругом пустыри, где ни спрятаться, ни убежать, а в зданиях удобно вить гнездышки всякой гадости.

Об этой стороне медали Арина не думала. Она вообще ни о чем не думала: страх, усталость и голод не давали сосредоточиться. Голова шла кругом, в глазах рябило – подходи и бери, когда захочешь. Но то ли местные чудища куда-то ушли, то ли посчитали тщедушную девчонку невкусной, то ли испугались скользящей за ней тени.

Никто не тронул, не заступил путь. Так и добралась до старого моста через реку Самару, усыпанного облезлыми почерневшими кузовами как пирожное – шоколадной крошкой.

Пролеты кое-где вздыбились, местами просели, но выстояли под натиском времени. Оказавшись на середине, девушка заставила себя остановиться и немного передохнуть. Река змейкой терялась в белых с проплешинами полях. Над ними кружили какие-то крылатые твари – издали не разобрать было, и слава богу.

Слева полоска суши отсекала от русла длинную заводь. Рядом высилась громадная бетонная башня. Под ней сбились в одну кучу яхты и катера, да так и вмерзли в лед, словно город потерянных кораблей. До Войны на них рассекали городские богатеи, теперь же суденышки казались брошенными игрушками.

Вдали гулко ухнуло, эхо принесло стрекот пулемета, и все стихло. Что ни говори, беглянка представляла поверхность иначе. Более загадочной, разнообразной… впечатляющей. Она ожидала столкнуться с чем-то совершенно невероятным, посетить сказочное королевство из баек и небылиц. Но мертвый город был просто мертвым городом. Как на фотографиях, только грязный, неряшливый, поломанный. С высоты он казался макетом, над которым вдоволь поиздевался малолетний вандал. Побил палкой, обсыпал мусором, попытался поджечь, а потом залил водой.

Да, в нем аномалии. Да, мутанты. И пруд пруди прочих странностей. Пару раз с ними столкнешься – и привыкнешь. А если ходить наружу каждый день двадцать лет кряду… Прав отец: на поверхности нет романтики и волшебных приключений. Это просто иная реальность со своими законами и правилами. Наверное, поэтому Еж и сбрендил. Давно нашел все секреты, раскрыл суть и потерял всякий смысл двигаться дальше. В одной книге написано: путь к цели важнее самой цели. Сталкер преодолел его и достиг того, о чем другие не смели и мечтать. А затем утонул в скуке и унынии. Победы перестали радовать, вдохновлять, стали рутиной. А может, он просто идиот. Какая разница? Меньше вопросов, больше дела.

Арина нехотя отлипла от перил. Как вдруг ледяная корка лопнула, выстрелив в свинцовые небеса фонтаном брызг. Пролет дрогнул, будто в опору врезалось нечто огромное. Не яхта или отколовшаяся льдина, а доверху груженная баржа. Дрожь усилилась. Девушка не устояла и плюхнулась на мятый капот. Воздух сотряс громоподобный утробный рев, похожий одновременно на сирену, скрежет гермозатвора и визг забиваемой свиньи.

Из-под моста выскочила громадная перепончатая пятерня и вонзила когти в асфальт. Следом показалась вторая и обрушилась на перевернутый грузовик. Смяв металл, как бумагу, великан подтянулся и закинул жирную лоснящуюся тушу на дорогу.

При виде монстра Кроха не смогла не то что бежать, а подобрать отвисшую челюсть. Исполин напоминал лягушку с человеческими конечностями. В полупрозрачном пятнистом брюхе болталась размочаленная, окислившаяся снаряга. Жеванные автоматы, сапоги, клочья резины и драные рюкзаки всплывали и оседали, как приправы в банке солений.

Выше пуза матовая шкура грубела и толстенным капюшоном облегала полукруглую башку без намека на шею. Она двигалась, словно башня от танка, стягивая и расправляя тяжелые складки. Вытянутый рыбий рот гулко чавкал, белесые глаза по бокам напоминали фары. Зубов не было, но такой прорве они были ни к чему – Ежа проглотит и не заметит. Что уж говорить о тех, кто помельче.

Гигант расправил плечи и отряхнулся. Из туго переплетенных мышц брызнула вода. Если взять пять Арин и поставить друг на друга, то верхняя едва достанет до хлюпающих брыльев.

Ледяные капли вернули в чувство. Кроха развернулась и рванула к берегу, но врезалась в возникшего из ниоткуда Егора. Сталкер отобрал топор и резким кивком опустил забрало.

– Отдыхай. Это ко мне.

И лениво зашагал к цели. Будто перед ним стоял старый приятель, а не библейский Бегемот, давящий машины в лепешку и толкущий камни в пыль. Исполин протянул пальцы, но закуска не собиралась добровольно лезть в рот. Клинок вонзился в сустав фаланги, от мокрого щелчка свело зубы. Громадина взревела и затрясла лапой. Фигурка в плаще дернулась, как тряпка в пасти пса, но рукоятку не выпустила. Еж быстрее ветра пронесся над дорогой, поднял снежные вихри. Взлетел высоко над головой чудовища и в верхней точке высвободил оружие. Разогнавшись в падении, вонзил клинки в затылок и с хрустом вспорол кожистый капюшон. Титан попытался достать наглую блоху, но лишь царапнул себя по темени.

Сунув топорик в петлю, бродяга вогнал обрез в рану и спустил курки. Четыре пригоршни крупной дроби превратили ровный порез в развороченное дупло. Жаль, до мозга не достали. Великан заревел пуще прежнего и затанцевал на месте. От такой джиги кузова тоже пустились в пляс, от грохота и лязга заложило уши. После пнул подвернувшуюся под ногу «Оку» и отфутболил аж на край моста. Когда машина крутанула сальто в метре над макушкой, Кроха даже не моргнула, такой ступор ее охватил.

Мутант будто бы поумнел от боли. Вместо тщетных попыток достать паразита лапой оторвал длинный кусок заграждения и саданул себя по хребту. Еж в последний миг качнулся и ушел из-под удара. Снова прорубил кожу, вонзил в разрез второй дробовик и перебрался поближе к плечу. Враг второй раз хлопнул по горбу, причем гораздо сильнее. Стволы вошли в плоть до самого позвоночника, снаружи осталась одна рукоятка.

– Малыш, я иду!

Бродяга дал залп. Выстрел в упор расколол толстые кости и порвал нервы. Жаба-переросток булькнула, обмякла и грохнулась в реку, унося с собой последнюю надежду догнать Спаса.

– Егор!

Арина перегнулась через перила. Спутник зацепился уголком лезвия за выступ и держался за самый кончик топора. Сталь скрежетала по бетону, норовя сорваться в любой миг. Парень посмотрел на девушку, потом на вздувшуюся тушу и вздохнул.

– Старею…

– Я сейчас!

– Ага, давай. Тут подожду, хорошо? Не торопись.

Она шустро обрыскала багажники и нашла страховочный трос. Наспех привязала к столбику и швырнула край прямо Ежу на голову.

– Хватай!

– Держится-то крепко?

Беглянка вцепилась в узел и из последних сил потянула.

– Вроде да. Вылезай.

– Ты замерзла? – спокойно спросил сталкер, словно сидел в баре на Театральной, а не трепыхался под мостом на огромной высоте над рекой. – Голос дрожит.

– Скорее! Свалишься сейчас!

Штормовой ветер раздувал плащ, как парус, и раскачивал хозяина. Лезвие с мерзким чирканьем неумолимо подползало к краю. Еще немного – и конец.

– Ну же! Искупаться решил?

– Просто вид отсюда хороший.

– Еж!!

Он рывком подтянулся и перемахнул через перила. Издевательски хмыкнул и направился в сторону города.

– Ты куда?

– Домой. Прости, но батю наверняка схарчил этот… этот… как бы его назвать? Большой, страшный, живет под мостом и жрет людей. Хм… Голем? Как-то не звучит.

– Егор!

– Карабас? Классное имя. Мощное. Но при чем тут мост?

– Вернись немедленно!

– Чупакабра? Опять не в тему. Большие – да, страшные – до усрачки, кровь пьют, в том числе и человечью… Но вот вопрос: живут ли чупакабры под мостами? Кто знает, что там, в Мексике, творится…

– Стой!

Он замер и поднял указательный палец.

– Тролль! – с придыханием произнес добытчик. – Ну конечно!

– Мой отец не погиб! – взвизгнула Кроха.

– Да? Помнишь хлам в брюхе? Ничего знакомого не заметила?

– Нет!

Спутник положил ладони ей на плечи и вздохнул.

– Мне жаль. Правда. Хороший был мужик.

– И сейчас есть! – Арина прижала кулачки к груди и грозно топнула.

– Ага. В наших сердцах. Шевелись, смеркается.

– Я иду к Куполу. И ты – тоже!

Егор крутанулся на пятке и развел руки.

– Но зачем? Спектакль окончен. Скучно.

– Я спасла тебя! Теперь ты должен лично мне!

Он хохотнул.

– Спасла? Не чуди.

– Ну, и пошел на… – девушка вовремя опомнилась и хлопнула себя по губам, но досталось ни в чем не повинному фильтру. – Спасибо, что проводил. Пока!

Беглянка развернулась и шагнула в сгустившийся туман.

– Ты там сдохнешь, деточка! – прилетело вслед.

– Ну и ладно! Мне не будет стыдно на том свете. А тебе?

Белые столбы тумана щупальцами тянулись от реки. Ползали меж гнилых остовов, растекались над дорогой. Город тонул в мареве. Сумрачная лавина поглощала все на своем пути. Мир чудовищ закрывал ворота на ночь. Кто не спрятался – сам виноват. Даже свист ветра в кузовах и перилах стал низким, зловещим. Хлопанье крыльев в непроглядной выси звучало последним предупреждением – убирайтесь. Днем новые хозяева Самары беспокойно спят, и лишь потому терпят наглых воров, которые вторгаются в чужую вотчину и уносят под землю то, что им давно не принадлежит. Сторожевые псы слабы и боятся тусклого, безжизненного, но все же света. Скоро он погаснет, спящие пробудятся и выйдут на охоту, неся горе грабителям.

Под ногами звякнуло. Кроха опустила голову и увидела блестящую гайку на медной проволоке.


Глава 8
Убежище для души

Зимой темнеет очень быстро. А после Войны – еще быстрее. Вечные тучи съели луну, фонари не горят вот уж двадцатый год. Поселок за мостом стремительно растворялся в сгущающемся мраке. Сперва растаяли покосившиеся антенны и печные трубы. После темень скатилась по мокрому шиферу и залила растрескавшиеся стены. Дальние дома почернели, за ними исчезли те, что вдоль дороги.

Еж встал как вкопанный, Арина врезалась ему в спину. Повертев головой, будто ища ведомый лишь ему ориентир, сталкер свернул и пошел прямо по огороду.

– Ты куда?

– Спать.

Усталость и сонливость как ветром сдуло. В детстве беглянка сунула палец в батарею телеграфа – шарахнуло примерно так же.

– То есть?!

– Ночью слишком опасно. Даже для меня. Если Спас не дурак, а он точно не дурак, то найдет укрытие. Шастать здесь после заката – верная смерть.

– Уверен?

– Нет, блин! На ходу сочиняю! Топай, пока не поздно.

Кроха прошла два шага и растянулась на снегу. Егор рассмеялся.

– Под ноги смотри, балда.

– Я не споткнулась… – обреченно выдохнула она. – Я умираю.

– А-а. Ну ладно. Воскрешать, увы, не умею. Передавай привет Пахому и Кобре. Скажи, мне жаль, но сами виноваты.

– Я серьезно. Пошевелиться не могу.

– И что теперь? На горбу нести?

– Извини…

– Извини, извини, – передразнил проводник. – Только и можешь извиняться и лебезить. Ты – не микроб. Ты – амеба.

Девушка стиснула зубы и попыталась встать. Чуть приподнялась на локтях и тут же шлепнулась обратно. Еж вздохнул и взял ее на руки. С высоты, пусть и небольшой, окутанная шорохами и стуками деревня перестала казаться настолько жуткой. Арина сжалась в комочек, чтобы хоть немного согреться.

– Не ерзай.

– Прости.

– Еще раз скажешь это слово или любую другую его производную, или хоть что-нибудь схожее по смыслу – брошу в сугроб.

– Про… ехали.

– Уже лучше.

Бродяга с ноги распахнул калитку и вошел во двор небольшого коттеджа. Прежний его владелец был явно не из бедных, но спустя столько времени пряничный домик покосился, подернулся паутиной трещин и одиноко смотрел на пришельцев пустыми глазницами разбитых окон.

В пристройке под ворохом промасленного тряпья обнаружилась крышка погреба. Закинув ношу на плечо, Еж спустился по скрипучей лестнице и включил фонарь. Вместо полок с банками и мешков мороженой картошки Кроха увидела стену из бетонных блоков. А в ней – тяжеленную стальную дверь с колесом, круглым окошком и механическим кодовым замком.

– Что это?

Сталкер посветил на ржавые клавиши, меж которых угнездились белые мохнатые черви.

– Бомбоубежище. Самодельное. Хозяин был тем еще параноиком. И не зря. Его трупа я не нашел. Или помер, или успел добраться до метро. Гений предвидел Катастрофу, но его наверняка держали за придурка. Какая ирония.

– Теперь тут твой схрон?

– Ага. Обставил немножко, украсил. После подземного муравейника – как курорт. Думаю насовсем перебраться.

Он ввел короткий код и провернул колесо. Дверь оказалась в ладонь толщиной, но отворилась легко и беззвучно. За ней тянулся тесный коридорчик в пять шагов, в конце виднелась еще одна заслонка.

– Ласкаво просимо.

Добытчик заперся и дернул рычаг в нише стены. Из форсунок под потолком со свистом ударили струи воды. Избавившись от грязи и заразы, спутники вошли в убежище. Бетонный куб два на два. На полу – ворсистый ковер нежно-кремового оттенка. Слева – шкаф с запасами консервов, дров, воды и всякой мелочи вроде спичек и посуды. Справа – двухъярусная кровать с мягкими матрасами и одеялами.

В углу напротив – пузатая буржуйка с трубой вдоль пола. Рядом – плетеные кресла и круглый столик на тонкой ножке.

– Шмотки сюда, – Егор щелкнул по вбитым в бетон крюкам и сгреб охапку хвороста.

Арина с непередаваемым наслаждением стянула противогаз и умыла красное сопревшее лицо. Огонь жадно накинулся на растопку, горячий дым втянулся в лабиринт труб, медленно нагревая воздух. На вешалку отправились шапка и куртка. Постояв немного, девушка махнула рукой и осталась в белой майке и шерстяных лосинах.

Разуваясь, она не заметила, как из сапог вылился целый стакан крови и заляпал ковер. Проводник вздрогнул, зашмыгал носом, как собака. И с ужасом уставился на красные пятна посреди комнаты. Кроха потупила взор и виновато протянула:

– Я нечаянно.

В неверных отсветах огня хмурое рыльце Ежа обрело воистину инфернальный вид. Беглянка сцепила пальцы на впалом животе и вжала голову в плечи в ожидании неминуемой кары.

– И что с тобой делать?

– Не знаю, – гостья всхлипнула.

– Ныть не вздумай. Иначе будешь спать в дегазаторе, – раздраженно произнес хозяин.

Затем молча подхватил ее и усадил в кресло. Опустился рядом на колени и взглядом бывалого доктора осмотрел ноги. Кожа на пятках стерлась в мясо, на ступнях не осталось живого места. Самое паршивое – в мозоли набилась грязь и кусочки носков. А вместе с ними, скорее всего, и всякая гадость.

Егор достал из рюкзака большую армейскую аптечку. Собрал в горсть разноцветные таблетки из целой россыпи баночек, растолок в сковороде и залил водой.

– На, – мутная голубоватая жидкость плеснулась в стакан. – До дна. Твое здоровье.

Кроха жадно вылакала все до последней капли. На вкус – помои, но жизнь дороже. Есть захотелось пуще прежнего, желудок скрутило в бараний рог. Услышав урчание, Еж недовольно фыркнул и сунул в печь тушенку. А после взялся за шприцы.

– Это – от столбняка. Это – от заразы. Это – обезболивающее. Надо было вколоть его первым, но что уж теперь… Это – не знаю что. Но раз в аптечке – значит, полезно. Наверное. Скоро выясним.

В плечо вонзались игла за иглой, но девушка даже не морщилась. Жжение в ногах, ломота и озноб тянули все внимание на себя. Вооружившись фонариком, сталкер навис над гостьей. Бесцеремонно схватил за подбородок и открыл рот.

– Хм, хорошие зубы. Почти белые. Всего две дырки. Язык высунь.

– А-а-а…

– Сердце болит? Клыки чешутся? Крови хочется?

– Неф.

– Следи за пальцами.

Он поводил рукой перед ее лицом. От такой заботы Арине стало не по себе. С одной стороны, ее одолевали неловкость и страх. Едва знакомый и не совсем здоровый на чердак товарищ творил с ней невесть что. Может, в самом деле лечил, а может, испытывал отрытые в довоенных бункерах препараты. Выживет – хорошо, буду и себе колоть. Помрет – ну и ладно, всего день ее знал. Ведь для Ежа что человек, что лабораторная крыса – все едино.

Но при этом в душе расплывалась странная, но очень уютная теплота, природы которой она не понимала ни на йоту, ибо не ощущала прежде ничего подобного.

Закончив осмотр, Егор взял бинт, ножницы и какую-то мазь с острым запахом хвои и тухлых яиц. Сел в свободное кресло, положил ноги страдалицы себе на колени и принялся бережно, почти с хирургической точностью срезать ошметки носков.

– Удивительно, – шепнула Кроха, пристально наблюдая за шустрым блеском ножниц. – Думала, наорешь за ковер.

– Если бы от крика он становился чище – орал бы до последнего пятнышка.

Она улыбнулась.

– У тебя есть семья?

– А что? – спокойно прозвучало в ответ.

– Просто интересно.

– Есть, конечно. Папа – метро, мама – поверхность. Родился в аномалии с пулеметом наперевес и топором в зубах. Мутанты хором пели оду, восхваляя приход пророка, и сами руины прошептали мое имя. – Он усмехнулся. – Байки, что ли, не слышала?

– Слышала. А как на самом деле?

– Как у всех.

– Ты ведь застал прошлый мир? Каким он был?

– Книжки почитай.

Арина вздохнула и уставилась на пляску огненных язычков. Глаза слипались, но она тряхнула головой и потерла тяжелые веки. Поспать всегда успеет, а насладиться столь чудным вечером вряд ли еще удастся.

– Елки не хватает. Вон в тот угол, а то пустой, серый. Хорошо бы там смотрелась. Только живая, а не из железяк. Что тебе дарили в детстве?

– Не пойму, язык чешется?

– Чешется! Люблю поболтать. Жаль, не с кем.

– Заведи воображаемого друга и задалбывай, сколько влезет.

– Настоящего хочу.

– Ничем не могу помочь. У Деда Мороза попроси.

– Ты же не всегда был таким бирюком. Ай!

Еж стянул концы бинта и взялся за другую ступню. Закончив, отвлекся на тушенку. Сочная говядина в кипящем бульоне отправилась по тарелкам. В бункер словно бросили дымовую шашку с невообразимо ароматной начинкой. Терпеть не было никаких сил, беглянка с жадностью ханурика набросилась на еду. В загашнике скопилась уйма деликатесов, с которыми сталкер расстался на удивление легко. Консервированный хлеб, печенье, утиный паштет, черный чай и молочный шоколад. В метро за половину этого добра отдали бы целое состояние.

Девушка утонула в разнообразии вкусов, в кои-то веки забыв об усталости, боли, ужасах – пережитых и тех, что еще ждали впереди. Зудящее волнение временно уступило место надежде.

– У нас обязательно все получится. – Кроха облизнула ложку. – И все будет хорошо. Такое вот предчувствие.

– Это не предчувствие, – Егор откинулся на спинку и протянул ноги к огню, разбавив феерию запахов не самой приятной ноткой. – Это димедроксидин-У.

– Что-что?

– Особый сорт успокоительного. Военная разработка. Чтобы трусам, паникерам и маменькиным сыночкам не сносило крышу после первого же выстрела.

– Прелестно, – девушка хмыкнула. – То-то ты перестал казаться таким поросенком. А это просто уколы подействовали.

– Лучше?

– А что? Переживаешь?

– Переживают малолетки и балбесы. А я – прагматик. И мне надо знать, еще колоть или хватит. Нет никакого желания тащить тебя завтра на горбу.

– Ты не прагматик. Ты поросенок.

Он нахмурился.

– В дегазатор сейчас пойдешь.

– Не пойду, – Арина сладко зевнула и потянулась. – Все затекло. Расскажи про Погост.

– Что рассказывать? – в огонь упало полено, взвив искрящий смерч. Льдисто-голубые глаза сталкера вспыхнули. – Аномалия как аномалия.

– Хотел бы узнать ее тайну?

– Нет там никакой тайны. Только миражи и радиация. Последнее пристанище для тех, кого здесь уже ничто не держит.

– Выходит, суровому, непобедимому и бесстрашному Ежу есть, что терять?

– Разумеется, – искренне ответил он, не заметив издевки. – Жизнь.

– И все?

– А этого мало?

– Не знаю, – Кроха хлебнула чаю и пошевелила пальцами ног.

– Потому что малая еще.

– Подросту – пойму? Бухтишь, как старый дед. Тебе же не девяносто.

– Зато повидал на все сто. И таких вот наивных мечтателей встречал немало. Ни один не дожил до моих лет. Хотя мне всего тридцать.

Они замолчали, слушая треск углей, тихое завывание ветра в трубе и едва различимую возню снаружи.

– Кто-то скребется… – Арина нервно зыркнула на стену.

– Да то кроты.

– А-а, – девушка спрятала лицо за исходящей паром кружкой. – Большие?

– Ну, такие, – сталкер развел ладони на ширину плеч.

Мутанты пошуршали немного, поняли, что бетон не прогрызть, и уползли в другую сторону. Следом ушел страх, и треск из печки зазвучал лучшей колыбельной на свете.

– Егор.

– Чего тебе?

– Можно попросить кое о чем? Немного… личном. Если откажешься – пойму.

На острых скулах проступили красные пятнышки. Проводник подозрительно сощурился.

– Попроси. За спрос не бьют в нос.

– Отнеси меня в кроватку. Пожа-а-а-алуйста, – она выпятила нижнюю губу и сверкнула изумрудами из-под густых бровей. – А то не дойду.

Бродяга фыркнул. Осторожно уложил гостью на верхний ярус и вернулся к огню. В последний раз ее носил на руках отец в далеком полузабытом детстве. Такой же большой, высокий и сильный. Но тогда под ложечкой сосало совсем иначе.

В углу заскрипело, зафыркало и, наконец, затихло. Ненадолго.

– Егор…

– Да что еще?!

– Ничего, – обиженно проворчала Кроха и натянула одеяло на нос. – Просто хотела сказать, что ты хороший человек. Хотя зачем-то строишь из себя Бармалея. Ну, я так думаю. Спокойной ночи.

– Ага.

Не прошло и минуты, как на койке мирно засопели, время от времени срываясь на храп. Посидев немного, Еж шепнул:

– Думает она. Все, кто думали так же – давно в могилах.

* * *

Арина только сомкнула веки – и с нее тут же сорвали одеяло. Она встрепенулась и сонно завертела головой.

– Что случилось?

– Утро случилось, – проворчал Еж, уже одетый и с рюкзаком на плечах. – Или передумала папаню искать?

Она потерла гусиную кожу на плече и зевнула.

– Спускаюсь.

– Давай помогу, а то грохнешься и сломаешь что-нибудь. С тебя станется.

– Сама справлюсь, – буркнула спутница и свесила ноги.

Кровать шатнулась и накренилась – совсем чуточку, буквально на долю секунды, но сидящей на самом краю девушке этого вполне хватило. Она рухнула, отчаянно взмахнув руками и не успев даже крикнуть. Благо, Еж стоял рядом и успел поймать. Кроха повисла на бычьей шее и от страха прижалась к спасителю, как малыш коала – к стволу.

– Сказал же! – прорычал сталкер.

– Извини…

Палец без предупреждения впился меж ребер. Арина дернулась, как от удара током, и затряслась всем телом, то срываясь на смех, то жалобно скуля.

– Ай! Хватит! Пожалуйста! Нет… Не надо! Я больше не буду! А-а-а!

Закончив, Егор усадил ее на нижнюю койку. Экзекуция длилась недолго, но девушка выглядела, как после ночного допроса в застенках Безымянки. Тяжело дышала, держалась за бока и стыдливо прятала покрасневшее потное лицо.

– Извини – это просто слово, – холодно произнес бродяга. – Вроде каши или триангуляции. Нельзя лажать раз за разом, плевать на всех, а потом – ой, извини! – и забыли-проехали. Странно, что тебе этого никто не втолковал.

Беглянка молча слушала и сопела на весь бункер.

– Знакомо? – Егор протянул на ладони тугой рулон хлопка.

– Бинты?

– Нет.

– Шарф?

– Мимо.

– Тогда не знаю.

– Это портянки, фиалка ты оранжерейная. Наматывать умеешь? Хотя зачем я спрашиваю? – он сел перед гостьей на корточки и шепнул: – Расскажешь кому-нибудь – с того света достану.

Кроха не упустила возможности отомстить за унизительную щекотку:

– А кому говорить? Никто же не поверит, что живая легенда мотал мне портянки.

Егор хмыкнул.

– Вставай, Русалочка.

Она медленно выпрямилась и походила по комнате.

– Боль? Жжение? Судороги? – тоном чуткого врача перечислял спутник.

– Нет! – беглянка просияла. – Ступни как новые!

– Повезло. Препараты в неправильных пропорциях могут разложить печень, а я вводил их на глазок, без точных данных роста-массы. Зато теперь все будет заживать, как на крысе. Протянешь, правда, недолго – лет до сорока, но в метро дольше и не живут.

Арина споткнулась на ровном месте и с трудом удержала полезшие на лоб глаза.

– Что-что?!

– Шутка! – Еж злорадно осклабился. – Завтракай, и отчаливаем.

Снова грязное месиво под ногами. Снова свинцовые тучи над мертвым городом. Снова вдаль ведет опасная дорога. Сталкер как фотон – живет только в движении.

Небо посветлело, но снежная пелена не рассеялась. Лишь отступила от дороги, стала жиже, а прямо за домами высилась непроглядной стеной. Под путниками тянулись изуродованные временем и непогодой фасады, вереницы покосившихся заборов и чуть затянутое настом асфальтовое полотно. Редко попадались остовы автомобилей. Дорогие иномарки и «калины» с «жигулями» догнивали бок о бок. Войне плевать, кто ты: сварщик или банкир, задохлик или качок, профессор или пишешь свое имя с ошибкой. Она придет и сделает всех одинаково мертвыми, ведь смерть – это единственное, в чем мы безнадежно равны.

– Егор…

– Чего?

– Расскажи что-нибудь. Не обязательно про детство. Можно вообще не о себе.

Сталкер хлопнул пятерней по нагруднику и поклонился.

– Спасибо за разрешение.

– Хватит ёрничать, – буркнула Кроха. – Давай историю на историю? Ты мне, я – тебе.

– Есть предложение получше. Давай ты заткнешься и перестанешь бесить?

Арина высунула язык и случайно лизнула клапан. Рот наполнился жгучей горечью, но даже она была не такой противной, как проводник. И хоть девушка не могла похвастать ни смелостью, ни ратной удалью, в умении доставать собеседников она достигла невиданных высот.

– А призраки в метро – правда?

Еж тяжело вздохнул и опустил забрало.

– Я в домике.

– А во сколько лет ты вышел на поверхность в первый раз? Говорят, слишком ранние выходы опасны, но и затягивать вредно. Я вот в восемнадцать попробовала. Как думаешь, не поздно?

Спутник промолчал.

– А кто стал твоим первым напарником? Или вас вышло несколько? Слышала, новички часто ходят группами. Так веселее и проще.

Из-под стальной маски донесся скрип. Но Кроха продолжила, как ни в чем не бывало:

– Говорят, постоянный напарник важнее всего. А вылазки с кем попало плохо кончаются. Правда, что сталкеров, которые часто меняют отряды, сторонятся и осуждают?

– Меня терзают смутные сомнения, что тебе нужны не вылазки, а кое-что другое.

Она пожала плечами и загнула мизинец.

– На самом деле, много что нужно. Уважение. Друзья. Деньги, куда ж без них. Когда стану сталкером, всего будет вдоволь. Вот тогда заживу!

Егор запрокинул голову и заржал в голос.

– Что? – обиженно протянула девушка.

– Ничего. Молодец, правильно мыслишь.

– Да?

Еж хохотнул и пропустил вопрос мимо ушей.

– Скучно тут, – вздохнула спутница, разглядывая подернутую маревом серость вокруг.

– Вчерашнего мало?

– Так то вчера было. А сегодня – сегодня.

– Ну, извиняй. Поверхность – не Диснейленд и не Поляна сказок. Здесь каждый развлекается, как умеет. То, что ты увидела за день, многие не увидят и за всю жизнь. Поэтому не ной.

– Я не ною. Просто хочу поговорить. Это так сложно?

– А я хочу, чтобы ты заткнулась. Это так сложно?

Кроха улыбнулась.

– Знаешь, что? Ты – черепашка, мне папа показывал такую на картинке в книге. Прячешь в холодном грубом панцире большое теплое сердце.

Егор взмахнул пальцами, словно стряхивал налипшую гадость.

– От твоей болтовни тошнит сильнее, чем от секса хануриков.

– Черепашка.

– Умолкни.

– Ты не жалкая букашка, чудо-сталкер – черепашка…

Еж резво развернулся и сдавил противогаз повыше фильтра. Арина пискнула и отшатнулась, но лапища в перчатке держала железно.

– Дышать! – она захлопала по нагруднику.

Сталкер со всей силы швырнул ее за кучу песка и сиганул следом. Давным-давно хозяева собрались подлатать фундамент, но Катастрофа растоптала все планы и задумки. Зато осталось отличное укрытие.

Вдали громыхнул выстрел. В том месте, где миг назад стояли спутники, вспух серый фонтан и провалился в глубокую выщерблину.

– Цела?

– Вроде…

– Не вставай. Ему нужен я.

– Кому – ему?

– Прошлому, – процедил бродяга и закрыл глаза.

* * *

Десять лет назад, в бурном 2023-м, когда молодой Город и неокрепшая община изгоев грызлись за скудеющие ресурсы, как гнилопсы за кусок мертвечины, на Спортивной – в логове разврата и преступности – жила девушка по имени Женя, ровесница Крохи. Как и Арина, она сильно выделялась среди местных. И дело было вовсе не в необычных способностях, благодаря которым подросток видела сквозь ночь, туман и тонкие стены. Это – незаметная мелочь, о ней почти никто не знал и не знает до сих пор. Суть в ином.

Женя была дочерью шлюхи, да не абы какой, а одной из известнейших. К ней бегали со всей Безымянки, принося, помимо патронов, подарки в виде мутагенов и заразы. Возможно, именно они повлияли не столько на глаза девочки, сколько на голову. А может, она просто не хотела стать такой же, как мать, ибо с младых ногтей видела мерзость и ужасы самого популярного заведения в подземке. Поэтому, несмотря на царящий вокруг мрак, росла доброй, умной и отзывчивой. И наотрез отказывалась подчиняться установленным порядкам, что отличало ее от других сильнее любой мутации.

Пока была маленькой, ее не трогали и многое прощали. Но когда ее краса расцвела буйным цветом, сутенер сделал предложение, от которого нельзя отказаться.

– Или раздвигай ноги сама – или растяну на койке, как на дыбе, – прохрипел косматый бугай и усмехнулся. – Кое-кому так больше нравится. А вздумаешь сбежать – из-под земли тебя, суку, достану.

Женя сбежала в тот же день. Слишком хорошо знала, что творится в шатре под красным фонариком. И предпочла лучше сдохнуть в пасти твари, чем ощутить все прелести материнской профессии на своей шкуре. Сперва подалась к волчатам. Те охотно приняли девушку-изгоя, но отнюдь не как равную. Ее красота стала проклятием. И в переходе, и на станции ждала одна судьба. И она решила уйти, разорвать порочный круг, чтобы не достаться никому.

Но под рукой, как назло, не было ни пистолета, ни ножа. И бедняга в полном отчаянии прыгнула под колеса торговой дрезины.

– Ух, мать! – просипел заросший мужичок в кожанке поверх химзы и рванул рычаг.

Искры озарили туннель. Тележка замерла в шаге от распластавшегося на путях тела.

– Вот овца! Чуть под откос не пустила!

На скамье сидел пассажир в черной куртке с глубоким капюшоном. Незнакомец помог Жене встать. Она случайно заглянула под капюшон и увидела рыжую в крапинку шерсть – совсем как у кота, – которая покрывала все лицо, от шеи до лба.

«Кот» же разглядел в карих глазах яркие янтарные прожилки. Прежде на них никто не обращал внимания, и лишь мутант – товарищ по несчастью – понял их истинный смысл.

Его звали Артур – в честь короля из древней легенды. И у него был свой круглый стол в заваленном техническом коридоре. Он гордо величал братьев Тихими. В ту пору даже Город кишел тайными ложами, кланами и сектами, что уж говорить о шальных соседях. Но с братством мутантов девушка столкнулась впервые, хотя иных в метро было пруд пруди.

Артур, Василий, Ринат и Толик отличались от них, как Женя – от пьяной шлюхи. Они отрицали блатные понятия, заменившие обитателям Безымянки законы и обычаи. Вели себя, как рыцари с уставом и правилами, придуманными в противовес беспределу бугров. И, как положено героям старинных романов, пытались защитить всех непохожих и потому угнетенных. Иных не по крови, но по духу. Коль уж так легли карты, старались выживать сообща. Один за всех и все за одного – таков был девиз Тихих.

Братья поклялись на оружии, что никогда не обидят названную сестру и научат всему, что знают сами. Парень с заросшим рыжим мехом лицом, безглазый старик с торчащими изо рта клыками, мужчина с пепельно-серой кожей и мальчишка с уродливой опухолью на горле стали Жене дороже, чем семья. Так продолжалось пять лет – неспокойных, жестоких, но по-настоящему счастливых.

Однажды Псина – тот самый барыга на дрезине – нанял их сопроводить груз до Города. Несмотря на бесконечную склоку, стороны тайком торговали друг с другом, что крайне претило Артуру. Но челнок сулил большие деньги, а без них никакая, даже самая сплоченная ячейка долго не протянет. Остался без меча – воюй слогом. Остался без еды – скоро умрешь. Вот и крутись, как хочешь.

Все пятеро считались умелыми бойцами. Часто ходили на поверхность, успели повоевать. Артур мастерски метал топорики, Василий, хоть и был слеп, бил из лука лучше, чем из винтовки, Ринат бесследно растворялся во мраке, Толик открывал любые двери и взламывал самые сложные замки. Женя же стала следопытом. Видя цель сквозь препятствия, играючи выслеживала добычу и разила без промаха.

Жаль, никто из рыцарей подземки не мог предчувствовать беду.

Сделка оказалась западней. На них напал один-единственный ублюдок с тяжелым дробовиком. Выскочил, как бес из мрака, будто отведя зоркой девушке глаза. Спустя годы она так и не поняла, как ему удалось обхитрить ту, которая видит всё насквозь. Выстрелы в упор забрызгали ошметками стену до самого свода. Снайпер вмиг осталась без оружия – гад погнул ствол пойманным на лету топориком. Прожектор на носу тележки разбила шальная пуля, но было светло из-за постоянной пальбы.

– Ринат, уводи Женьку! – крикнул вожак. – Быстро!

Хотел сказать что-то еще, но слова застряли в разрубленном горле. Голова подпрыгнула и покатилась по шпалам прямо к ногам следопыта. В ту же секунду на угольно-черных волосах вспыхнула молочная прядь. Короткая бойня оставила на память четыре таких – по одной за каждого павшего брата.

Мясник с Алабинской – так прозвали их убийцу. Он не пощадил даже юного взломщика, за всю жизнь никого и пальцем не тронувшего. Да, воровал и пакостил, но не выпускать же за это кишки? Жене и самой досталось – топорик клюнул в грудь, чудом не достав до сердца. Добрая красавица в тот день умерла, а в израненном теле поселилась Зебра – дух мщения во плоти. И поклялась на крови друзей найти и покарать палача. Ждать пришлось долго, но когда подстреленный и явно обезумевший Псина ворвался в потайной коридор, Зебра улыбнулась – кажется, чуть ли не впервые со дня той роковой стычки.

Больше всего на свете она хотела заглянуть в льдисто-голубые глаза, прежде чем медленно выдавить их. И вот судьба подарила шанс.

– Мясник вылез из норы, – прошипел челнок, странно дергая головой и облизывая почерневшие губы. – Идет в Могильник.

– Прекрасно, – женщина с черно-белыми локонами взяла со стола тяжелую винтовку, смахивающую на противотанковое ружье. – Лучше поздно, чем никогда.

* * *

– Просила историю? – фыркнул Еж. – Наслаждайся.

Арина вжалась в мерзлый песок.

– И много у тебя таких?

Сталкер провел большим пальцем по горлу:

– На три книги хватит.

В тумане замаячили неясные фигуры. Со стороны моста приближался отряд.

– Отвлеку их, – Егор перевернулся на спину и вскинул обрезы. – А ты со всех ног – за дом.

– Хорошо…

– Если меня прикончат – сдавайся. Не вздумай рыпаться – ляжешь быстрее, чем моргнешь. Объясни все, как есть, и, глядишь, не тронут. Может, даже домой отведут.

– Прикончат? – девушка всплеснула руками. – Тебя?

– Самых сильных не бывает. На каждого Голиафа – свой Давид. Хотя о чем это я? Тут Голиаф сошелся с Голиафом. Готова?

– Да.

– Значит, пора веселиться.


Глава 9
Тихое шуршание

Зебра носила костюм аквалангиста. Не лучший выбор для похода на поверхность, но мутанты легче переносят излучение. К тому же удобно, тепло и ничего не мешает. Разве что взгляды соратников, но к особому вниманию следопыт давно привыкла.

И нарочито подчеркивала то, что другие женщины с Безымянки старались скрыть, чтобы не угодить в шатер под красным фонарем. Она могла за себя постоять и потому во всём бросала вызов устоям и понятиям. В том числе, и в одежде. Сапоги до середины бедра, бронежилет с разгрузкой и длинный белый шарф, питоном свернувшийся на груди и плечах. Респиратор, едва прикрывающий рот и нос, круглые оранжевые очки – самые обычные, солнцезащитные. Дрын на плече – раза в полтора выше хозяйки, но она несла его без особых усилий, будто метлу или лопату.

Кобуру оттягивал мощный револьвер, на пояснице покачивались ножны с коротким широким клинком, представлявшим нечто среднее между кинжалом и мечом. Враги частенько считали снайпера бесполезным в ближнем бою. Эта ошибка многим стоила жизни.

Псина пыхтел позади, пятеро иных шли бесшумно, как тени. Глубокие капюшоны, тонированные шлемы, темные одежды. Зебра ценой неимоверных усилий сумела возродить Тихих, жаль, никто из новичков не мог похвастать мало-мальски полезными мутациями. Лишние пальцы, ногти вместо зубов, чешуя… Зато с навыками проблем не было. Наставница дала им то, что умела сама, а дальше они старались сами, и старались прилежно, ведь от этого зависело все. Братья играючи заткнули бы за пояс любого сталкера или дозорного. Будь их больше – Городу несдобровать. Но и стольких за глаза хватит, чтобы порешить Мясника с Алабинской.

– Давайте, окружайте! – подначивал Псина, трясясь от предвкушения.

– Ты-то куда рвешься? – спокойно спросила следопыт.

– Он меня опозорил! – челнок вытаращил глаз. – Опустил, как лоха!

Командир нахмурилась:

– Цыц. Макс, Дрон – слева. Даня, Алекс – справа. Тим, за мной.

Подопечные кивнули и растворились в тумане.

В сотне шагов за кучей песка сияли два силуэта. Большой, яркий, и крохотный тусклый комочек. Первый мерно светился оранжевым, как уголь на ветру, вторая искрилась нежно-голубым. Аура сомнений и страха. Когда-то давно Зебра частенько видела такую же – в зеркале. С тех пор много крови утекло, наивная добрая Женя мертва, убита чудовищем в человечьей шкуре. Занявшая ее место охотница не боялась даже сейчас, когда палач затаился совсем рядом.

Впервые за столько лет удалось загнать зверя – и то по чистой случайности. Поэтому Зебра скорее сдохла бы, чем упустила добычу. Желтые сполохи подняли руки – отряды на позициях. Женщина положила ствол на перекладину детских качелей и прильнула к окуляру. Только мразь высунется – щелк, и все. Каратель уже валялся бы с пробитой грудью, не отвлеки ее девчонка. Кто она? Что ищет в том месте, откуда нет возврата? Еще немного – и все тайное станет явным.

Алекс вжался в стену и хлопнул напарника по плечу. Тот двумя пальцами указал на цель – ждем сигнала. Вторая пара спряталась за высоким кирпичным забором. Улица перекрыта, путь к мосту отрезан. Бежать можно только в поля, а там их снимут в два счета.

– Все готовы, – снайпер нежно погладила спусковой крючок. – Пора поднимать дичь.

Пуля с крупный желудь раскрошила верхушку кучи, следом застрекотали АКМ. Иная отлично видела, как в оранжевую фигуру словно плеснули бензина, а соседка побледнела, стала почти неразличимой. Азарт боя и первобытный страх смерти – такие разные, но почему-то вместе.

– Кто же ты?..

Соратники отсекли одиночные и по очереди высовывались из укрытий. Несмотря на плотный обстрел, цели не шевелились и не рвались прочь. Удивительное спокойствие.

– Может, гранатой? – предложил Тим.

– Нет, – холодно произнесла главная.

– Почему – нет? – тявкнул из-за сугроба барыга. – Гранат, что ли, жалко?

– Утихни.

– Граната! – Псина слепил снежок и швырнул в песок. – Бум! Бум! Бум!

– Ему все хуже, – шепнул спутник.

– В больнице какая-то дрянь завелась. Крепко давит на мозги. Мясник загнал его туда, хотя мог просто пристрелить.

– Изверг.

– Не то слово. Но скоро все кончится.

* * *

Егор вытащил патроны из обрезов и зарядил новые – с нарисованными вручную алыми полосками.

– На счет три.

Кроха оттопырила большой палец.

Он бабахнул из всех стволов. Вместо дроби из дул вырвался густой красный дым и окутал укрытие. Схватив спутницу за руку, сталкер со всех ног помчал к полям. Стрекот стих, вдогонку одиноко ухнула винтовка.

Беглецы юркнули за дом и припустили по огородам. От бешеных скачков по буеракам запотели стекла, Арина почти ничего не видела. Вскоре деревенька осталась позади. Вдали виднелась еще одна, но проводник понесся прямиком на открытое пространство. Девушка так запыхалась, что не могла говорить. Да и зачем – Ежа все равно не переспорить.

Под далекий стрекот добрались до приземистой постройки. Бетонный куб с облезлой остроконечной крышей и решетчатыми люками на гранях одиноко торчал посреди заснеженной земли.

– Что это? Похоже на колодец.

– Он и есть, – Егор достал из рюкзака моток троса. – Вентиляционный. Под нами туннель. Давным-давно тянули ветку к нефтяному заводу, – сталкер поднатужился и открыл люк. – Но забросили. Он неглубоко, вряд ли затоплен. Повезет – доберемся до НПЗ быстрее ветра. А оттуда до Купола – рукой подать.

– Заброшенный туннель? – Кроха поежилась, вспомнив тысяча и одну байку о подобных местах. – Там опасно?

– Везде опасно, – Еж пристегнул карабин и залез в шахту. – Держись крепче.

Арина вцепилась в ремень, спуск начался. Луч фонаря заплясал на серых стенах и прогнившей насквозь лестнице. Она выглядела целой, но когда бродяга задел ее пяткой, отвалился целый пролет. Лязг железа в узкой трубе – то еще удовольствие. И уши не зажмешь. Обломки сухо грохнулись – значит, воды нет. Стоило подумать о влаге, как на стекло противогаза что-то капнуло.

– В рюкзаке ничего не разбилось?

Спутник промолчал. Чем глубже опускались, тем отчетливее стучали сердца, и шумело дыхание. Вот только стук из-под панциря становился все глуше, а тихие выдохи срывались на хрип.

– Может, лекарства протекли?

На маску снова капнуло. Впотьмах не понять, что именно. Лишь бы не то, что первое пришло на ум.

– Егор?

Хватка ослабла. Карабин разжался, и беглецы рухнули в колодец. Слава богу, лететь оставалось метра три, но и с такой высоты шлепнуться на каменный пол ни разу не весело. Арина приземлилась аккурат на проводника и лишь потому отделалась легким испугом. О том, что было бы, поменяйся они местами, разумно предпочла не думать.

– Еж? – Она встала, пошатываясь, и подняла фонарь.

Свет заблестел на рваных, сочащихся кровью краях раны, внутри белела раздробленная ключица. Пуля прошла навылет, превратив плечо в месиво, окруженное стальной короной развороченной брони. Кроху чуть не вырвало, хотя крови было подозрительно мало для такой дыры. Опустив взгляд, она увидела бурые пятна на штанах. Как оказалось, кровь стекала под жилет, щедро разливаясь по всей груди, отчего сталкер и потерял сознание.

– Еж! – Арина всхлипнула и легонько потрясла его. Лицо – бледное, как мел, глаза закатились. – Ты живой?

Ответа нет. И что делать? Как поступить без подсказок и помощи?

– Так, соберись, – девушка втянула побольше затхлого воздуха с солеными нотками и медленно выдохнула. – Первым делом – забинтовать. Это любой ребенок знает.

Бережно сняла арафатку, скомкала и запихнула в рану. Клетчатая ткань вмиг пропиталась насквозь.

– Гадость, – Кроху передернуло. В обморок не упала – и то хорошо. – Надо снять жилет.

Стащить броню целиком было невозможно – спинную пластину намертво зажало между добытчиком и рюкзаком. Благо, крепился панцирь предельно просто. Отщелкнув боковые зажимы, девушка откинула нагрудник, словно капот. От увиденного закружилась голова, утренние тушенка с шоколадкой сказали «ну, на фиг» и срочно попросились наружу. Переборов отвращение, она коснулась мокрой груди. Мотор едва заметно тарахтел, живот вздымался и опадал.

Живой, но чем остановить кровь? В своей котомке точно ничего полезного нет. В его – не добраться при всем желании. Мысли загудели ураганом, сердце пустилось в пляс. Порезать одежду? Не вариант. Распотрошить рюкзак? Брезент – такой себе бинт. Попытаться перевернуть Ежа? Тут кран нужен, да еще и помрет ненароком.

Куда бежать? Кого звать? Вот у Егора все под рукой, даже запасные портянки, а она – просто дура с шилом в булке. Поперлась на поверхность, а собрать аптечку забыла. Может, шапкой заткнуть?

– Ну конечно! Портянки!

Арина выпрыгнула из сапог и сорвала широкие, относительно чистые отрезы хлопка, все еще пахнущие чудо-мазью.

– Держись, – сложила куски вчетверо и прижала к ране. – Без тебя не справлюсь.

В основном туннеле за стеной что-то протяжно завыло.

* * *

Морская ведьма дала Русалочке ноги, но сказала, что по суше та будет ходить, как по ножам. Кроха плакала, когда читала эту сказку в детстве. Да и не в детстве, чего уж греха таить, тоже. Слишком яркие образы рисовало не по годам богатое воображение.

Теперь же все пришлось почувствовать на себе. Едва зажившие ступни в резиновых сапогах ощущались почти как после прогулки по лезвиям. В обувь словно насыпали углей. На каждом шагу жгло невыносимо, но жизнь проводника была важнее всякой боли. Если Еж умрет, мозоли покажутся мелкими неудобствами.

Сидеть и ждать было нельзя. Враги идут по следу, а от деревни до шахты – всего ничего. Надо двигать к заводу, но что делать со сталкером? На руках не унесешь, волоком не потащишь. Нужна дрезина или какая-нибудь тележка, а в техническом коридоре ее точно не достать. Хочешь, не хочешь – придется идти в туннель. Тот самый, заброшенный, где миг назад кто-то выл.

Арина подзарядила фонарь и сжала рукоять пистолетика. Ни яркий свет, ни прохладная тяжесть не добавили уверенности. Она замерла перед хлипкой дверцей, ведущей в старое, можно сказать, древнее подземелье, вырытое задолго до рождения ее отца. Спуск в него находился за Рубежом, а значит, долгие годы сюда не ступала нога человека. Кто выл во мраке? Зачем тварям это место, где нет ничего, кроме пыли и мусора?

Столько вопросов, а все ответы – в шаге. Достаточно толкнуть проржавевший лист металла с чудом уцелевшим рисунком молнии. Сказать, что девушка решилась на это легко и без сомнений, означало бы – сильно преувеличить. Не иди смерть по пятам, Кроха, скорее всего, так и осталась бы стоять в тревожных раздумьях и надеяться на авось. Но слишком многое зависело от её действий. Отступать было поздно.

* * *

Шесть черных фигур цепью шли через поле. Седьмая – сутулая, неказистая ковыляла впереди, то и дело размахивая рукой.

– Сюда, сюда! За мной, братки! Псина знает, куда делись поганцы. Псина покажет!

– Едет не по дням, а по часам, – вздохнул Тим.

– Скорее, скорее! – сипел торгаш, роняя седые клочья.

– Успокойся, – строго произнесла Зебра. – Мы в курсе, где они.

– Конечно, конечно… – челнок затряс плешивой башкой, как в припадке. – Чур, пацанчик – мой! Он тоже должен Псине.

– Какой пацанчик?

– С ним паренек. Маленький, тощенький. В розовых сапожках. Чур, мой, чур, мой!

Женщина промолчала, чтобы не взбудоражить барыгу пуще прежнего.

– Он опасен, – продолжил Тим. – Может…

Снайпер встала как вкопанная и резко обернулась. Пышущая жаром аура напротив нее побледнела, съежилась.

– Может что?

– Ну… чтобы не мучился.

– Сними шлем.

Тим безропотно подчинился. Прямые белые локоны упали на бледный лоб, прикрыв крохотные рожки. Змеиные глаза потускнели и стыдливо уставились на шарф командира. Миг спустя боец получил такого леща, что опрокинулся на задницу.

– Нас всех это ждет. Одних – раньше, других – позже. Меня тоже пристрелишь?

– Нет! – он протянул раскрытую ладонь. – Прости.

Меж его ребер вспыхнул нежный розовый огонек. Женщина вздохнула и помогла подопечному встать.

– Воздух! – крикнул Дрон, до этого равнодушно наблюдавший за небом.

Сверху камнем рухнул дракон – крайне редкая мутация демона. Здоровее раза в два, закованный в толстенную чешую, крылья – как простыни. Зубастая пасть на длинной шее легко прокусит сталь, а острие на подвижном хвосте прошибет даже броневик.

Тихие вскинули автоматы и дали залп. Тварь сложила крылья, обняв мускулистую тушу, и закружилась веретеном. Пули застучали по пластинам, но так и не добрались до мяса. Взмахнув левой лапой, чудовище поймало поток и неуловимо быстро ушло в сторону. И тут же повторило маневр, оставив бойцов с пустыми магазинами.

– Спасите! – верещал Псина, катаясь по кочкам. – Смерть летит!

Винтовка протяжно ухнула. Отдача развернула следопыта на полкорпуса, снег и грязь брызнули из-под каблуков. Выстрел на весу, без упора грозил опасными травмами, но риск был оправдан. Снаряд разворотил плечевой сустав, и объятая алым сиянием тень пропахала мерзлую землю.

Несмотря на падение с высоты пяти этажей, дракон выжил и мог двигаться. Да еще как! Кошкой выскочил из борозды и резво поскакал мстить обидчице, хлопая обвисшим перепончатым крылом. Метров через десять запутался в нем и на ходу выдрал с мясом и жилами. Яростный рык заглушил рокот автоматов, непрерывно изрыгающих огненные сполохи. Ни пальба в одну точку, ни бронебойные патроны не замедлили стремительный натиск.

Презрев грохочущую навстречу гибель, тихие не дрогнули и продолжили стрелять. Их ауры сияли желтым – цветом спокойствия и решимости. Зебра улыбнулась и мысленно похвалила их. Как ни крути, смена подросла достойная. Еще немного – и превзойдет тех славных ребят, сложивших головы в драке с Алабинским Мясником. Сегодня они прикончат ублюдка и заберут его силу. Но сперва надо разобраться с помехой и заодно размяться перед решающей схваткой.

Женщина свистнула. Тим едва успел поймать тяжеленное оружие, брошенное, как тростинка. Закачался, выгнул спину, левый ботинок чиркнул по хрустящему насту.

Наставница тем временем выхватила клинок и прыгнула прямо в пасть дракона. Он стиснул клыки, но меж острыми иглами застрял воздух. Зебра поднырнула под разъяренную промахом громадину и подрезала сухожилие. Существо споткнулось и распласталось на земле – всего на секунду, но ее вполне хватило, чтобы запрыгнуть ему на спину. Намертво вцепившись в шею, следопыт загнала острие под чешуйку. Точный резкий удар ладонью в эфес, и сердце гадины лопнуло, как проколотый шарик.

Враг сдох быстро и почти безболезненно. Чудовище по прозвищу Еж может о таком лишь мечтать.

* * *

Тонкий лучик пугливо вторгся в кромешную тьму. Скользнул по рельсам и перетек на гнутые ребра туннеля, мельком задев расколотую оранжевую каску. Арина долго вслушивалась в тишину, держа дверь наготове. Мрак молчал. Ни скрипа уставшего металла, ни эха далекой капели. Казалось, само время сбежало из этого богом забытого места. Лишь пляска пылинок в свете фонаря напоминала о том, что спокойствие мнимо, и расслабляться нельзя.

Зажмурившись и сосчитав до трех, девушка выскочила из укрытия. Пистолетик в вытянутой руке трясся, как бур в толще гранита. Белое пятно чиркнуло по локомотиву с громадным диском на носу. Механизм отдаленно напоминал корабль на колесах: такой же высокий, длинный и гладкий. На палубу вела лестница в рост Ежа, за грязными стеклами виднелись очертания каких-то устройств. На облезлом борту красовалась звезда и размашистая надпись. Читалась она с трудом, но при желании и капельке воображения можно легко разобрать буквы: «Куйбышевский ударник».

Странно, что эту громадину бросили гнить на глубине. Стоила ведь бешеных денег и пригодилась бы много где еще. Впрочем, грех жаловаться – внутри наверняка остались всякие полезные штуки. Например, аптечки. Лезть по шатким, лязгающим ступеням совершенно не хотелось, но время поджимало. Предпоследняя перекладина предательски щелкнула, и Арина с визгом повисла на одной руке. Да, под ней не пропасть зияла, но высоты вполне хватало, чтобы вывихнуть лодыжки, а то и сломать. Особенно в сапогах на босу ногу.

Но это было далеко не самое страшное, что поджидало в заброшенном подземелье. Когда фонарь качнулся маятником, чья-то бесформенная тень юркнула под днище. Показалось? От резкого падения перед глазами плавали круги, а сердце кололи тысячи ледяных иголок. Могло и померещиться. Или нет?

Кроху не покидало ощущение, что туннель бросили в спешке, а то и в панике. Должна быть очень веская причина, чтобы заморозить масштабную стройку и оставить оборудование. Так почему о проходе постарались забыть, как о страшном сне? Уж не замешано ли тут зло из пьяных баек? То самое, что древнее и глубже самого метро и ныне хозяйничает в затянутых паутиной коридорах?

Девушка сощурилась так, чтобы смотреть прямо перед собой. Чтобы никаких теней и неясного мельтешения по углам.

– Это просто морок, – убеждала она себя. – Еж не полез бы к черту в пасть. Или?..

Так, хватит! Собраться – и за дело. Тень не гнилопес – за шею не укусит. Кроха рывком распахнула дверцу кабины и очутилась в пыльных объятиях мумии в истлевшей спецовке. Заверещав не своим голосом, беглянка огрела напавшего фонарем по черепу. Обтянутая сухой кожей башка укатилась в темноту, подскакивая и гремя по палубе. Потеряв голову, мертвец с оглушительным стуком осыпался ворохом костей и лохмотьев. Бедняга погиб давным-давно, повиснув на решетке дверного оконца, да так и окоченел. Словно пытался выбраться из кабины, но ему мешали снаружи. Или наоборот – всеми силами старался не впустить незваных гостей и умер от жажды и усталости.

Арина быстро юркнула в салон и привалилась спиной к стенке. Единственная мысль пугала ее куда больше темноты, странных теней и скелета. Ладно, железки бросили, но трупы? Погибших доставали даже из обвалившихся шахт, чтобы похоронить по-человечески. Обычай жив и по сей день – сгинувших сталкеров по возможности ищут и возвращают близким снарягу, документы или памятные безделушки. Если хоть что-нибудь остается, конечно.

Что же случилось здесь более полувека назад? Что строители откопали на пути к нефтяному заводу? Чей покой потревожил грохот проходческого щита? Или дело вовсе не в мистике, а в обычной утечке газа?

Чтобы немного успокоиться, беглянка заговорила сама с собой. Прежде помогало, поможет и сейчас:

– Чего гадать? Скоро все узнаю. Только бы Ежа не сожрали, пока тут шастаю.

Нутро землеройной машины напоминало вагон, где вместо кресел и поручней – здоровенные темно-зеленые панели от пола до потолка. С россыпями лампочек, кнопок, тумблеров и рядами выпуклых экранов. Космический корабль какой-то. Для своего времени – настоящее чудо техники. Да за потерю такого точно сослали бы куда подальше.

Над люком в головной отсек – табличка: «КНПЗ – Куйбышев за три года!». К ней булавкой приколота выцветшая фотография рабочих, стоящих около механизма. Снимок позволял в полной мере оценить, насколько же огромен стальной крот. Мужчины задорно улыбались и салютовали касками. Стройка только началась, ничто не предвещало беды. А затем они нашли что-то в толще пород…

Арина вздохнула и открыла люк. В кабине стояла панель поменьше. Сквозь узкие щели проглядывался похожий на терку щит. Девушка готовилась увидеть в кресле останки водителя – ну, или кто там управлял этим великаном, – но на потрескавшемся сиденье лежал бежевый блокнот. «Журнал проходки» – гласила надпись от руки.

На первых страницах – ничего интересного, сплошь числа. Даты, пройденные метры и потребленные мощности. Занятно: чем глубже проникал землерой, тем менее красивым и ровным становился почерк. Если в начале он был почти неотличим от печатного, то под конец острие грифеля сильно дрожало и кое-где царапало бумагу. Перевернув страницу, Кроха взвизгнула и отшвырнула книжку, будто та загорелась или превратилась в змею. Шлепнувшись на пол, блокнот открылся на рисунке, от одного взгляда на который слезились глаза и к горлу подкатывал ком.

У неизвестного строителя был явный талант к живописи. Он во всех подробностях изобразил узкое окно – то самое, что напротив кресла. В щель пялится похожая на кляксу морда, таращит круглые зенки без зрачков и радужки. Клыкастая пасть растянута в жуткой ухмылке. Постучись такое в стекло – на всю жизнь запомнишь. Это сейчас нечистью не удивишь и ребенка, а тогда люди верили только в светлое будущее и всячески отрицали мистику. Неудивительно, что из туннеля бежали быстрее, чем от лесного пожара.

Не успела девушка очухаться от созерцания жуткого рисунка, как снаружи тихо зашуршало – будто кошка пронеслась по крыше. Лампы на панели вспыхнули, радио, молчавшее без малого пятьдесят лет, ожило. Не просто включилось, а взорвалось оглушительным треском и шипением. Сквозь помехи пробился далекий голос:

– Мужики, мы вас вытащим! Заприте двери. Не подходите к окнам!

Легкие раздувались, как кузнечные меха. Девушка жадно глотала воздух, но никак не могла надышаться. Казалось, мерзкая карандашная рожа шевелится и пытается сползти с листа. Царапки стали громче. Теперь по гиганту бегала целая стая кошек, причем по бортам и днищу тоже. Свет неистово мигал, разноцветные лампочки семафорили, как гирлянды.

– Они повсюду! – ревел динамик. – Лезут внутрь!

Вдруг наваждение исчезло столь же внезапно, как и возникло. В туннеле снова взвыли и резко стихли. Локомотив качнулся, будто на него слон запрыгнул. Дверь с грохотом отворилась, загремели тяжелые прихрамывающие шаги. Если бы Арина хоть раз слышала стук лошадиных копыт – именно так бы этот звук и описала.

На запах свежего мясца пришел зверь покрупнее. Глупо было думать, что в подземелье водились одни только рожицы. Хищник почуял кровь и заявил свое право на добычу, а мелюзга разбежалась, как гиены при виде льва. Кроха на четвереньках заползла за панель и свернулась калачиком. Мысли путались, тело наотрез отказывалось слушаться. Лишь дрожало, впитывая грохочущую поступь. Лязгнула заслонка, в рубку ворвался ледяной ветер. Вот и подошло к концу путешествие глупой свинопаски, мечтающей стать сталкером.

– Малая, ты тут?

Она не поверила ушам. Высунулась из укрытия – и правда, Еж! Егор просунул перебитую руку под патронташ, а здоровой держал за шкирку ту самую кляксу из блокнота. Существо напоминало ком слизи с глазами и пастью, из тельца постоянно выстреливали и втягивались мохнатые щупальца. Пленник ворчал сердитым котом и пытался смыться, но бродяга вцепился намертво.

Рядом с ним тварь перестала казаться порождением сатаны. Нахлынувшие чувства выдавили из груди страх, и Арина повисла на шее спасителя.

– Фу, не липни! – он поморщился и попытался отстраниться, но был вынужден сдаться под натиском безудержной благодарности. Пришлось использовать запрещенный прием: – Сейчас эту хрень за шиворот заткну.

Спутница мигом юркнула в укрытие и с любопытством уставилась на неведомую зверушку.

– Что это?

– Шуршун.

– Какой такой шуршун?

– Без понятия. Шуршит – значит, шуршун. Рядом с ними любая электроника пашет. Жаль, водятся только тут, а наверху дохнут.

– Он опасен? Я нашла труп, а еще книжку, и там…

– Забей. В умелых руках ничто не опасно, а в клешнях дурака и расческа – погибель.

Притихшая скотина полетела под крышку аккумуляторной батареи. В салоне вспыхнул свет, мерно загудел движок. Пошаманив с кнопками и рычагами, Еж отсоединил щит и дал задний ход. Махина с черепашьей скоростью поползла по рельсам.

– Зато не пешком, – буркнул сталкер и вышел на палубу.

Прожекторы ярко озаряли туннель. Сотни, если не тысячи мохнатых клякс облепили все вокруг. Попав под лучи, они шарахались во мрак и недовольно шуршали оттуда. Издали чудики походили на черный тополиный пух в бурю. Егор наблюдал за подземными перекати-поле, поставив ногу на перила и поглаживая висящий на бедре дробовик.

– Ты как?

– Живой, и это главное. В правом кармане – свежие портянки. Мотай, Русалочка.

У Арины зачесались скулы.

– Знаешь, что?

– Мм? – она вскинула голову.

– Теперь я в самом деле тебе должен.

– Да ладно… Пустяки. Все бы так поступили на моем месте.

– Ага, – унеслось в темноту. – Безусловно.

Сунув измочаленные ступни в сапоги, Кроха села рядом. Наблюдать за спасающимися шуршунами было довольно забавно. И как только эти тварюшки умудрились напугать рабочих? Во время стройки здесь же всюду горели фонари. Или они бегут вовсе не от света?

– Кстати, а кто эта женщина с винтовкой?

– Ошибка прошлого, – Егор не обернулся, только дернул плечом.

– И много их у тебя?

– Достаточно. Но других таких, как Зебра, увы, нет.

Девушка вздохнула и обняла коленки.

– Грустно все это.

– Ага. Без достойных врагов – сплошная скука.

– Все ты о врагах, да о боях. А я про то, что вы стали бы отличной парой, сложись все иначе. Вы чем-то похожи. Ну… мне так кажется.

Еж захохотал.

– Ну, и балбеска же ты. Сразу видно – у самой никогда пары не было.

– Все ты знаешь!

– Все не все, но тебя читаю, как открытую книгу. Моя типичная фиалочка тепличная. Хотя…

– Хотя что?

– Ничего.

Они замолчали, думая каждый о своем. Но молчать Кроха могла ровно столько же, сколько не дышать.

– Не понимаю, зачем Безымянке эта война?

– Безымянка ни при чем. Нет правых и виноватых, хороших и плохих, добра и зла. Есть только люди и их интересы.

– И почему мы не можем просто спокойно жить? Неужели так сложно не убивать друг друга?

Сталкер хмыкнул.

– Сложно. Потому что выстрел весомее слова. Договоры заключаются и нарушаются, а труп – всегда труп.

– Для кого весомее-то?

– Для типов вроде Псины, Зебры… меня. Да даже для твоего отца.

– Неправда!

– Правда, Микроб, правда. Он тоже воевал и положил немало диких просто потому, что приказали. Думаю, ты одна такая пацифистка на все метро. Впрочем, будь таких побольше, и нам не пришлось бы жить под землей. Но человек – обычный зверь, которому чудится, будто он умнее всех. А по сути – тот же волк или макака. Но те как дрались когтями и зубами, так и дерутся. А мы додумались до ядерной бомбы в перерывах между сочинением опер, призывами к гуманизму и философской болтовней. Ни одна макака не нажмет кнопку, которая махом уничтожит все бананы. И волк не нажмет, хотя бананов отродясь не ел. А кому хватило мозгов? Правильно. Вот и думай, большой ум – благо или все же зло? Ведь и после конца света ничего не изменилось. Бесконечная грызня идет своим чередом и не закончится, пока есть, кому взять автомат. Такова наша природа.

– Нет, – Арина мотнула головой. – Не знаю, чья там «ваша», но точно не моя.

Егор смерил спутницу ехидным взглядом, каким взрослый и все знающий папа смотрит на лепечущее ерунду дитя. Хотел что-то сказать, но не успел – проходчик ткнулся в завал и остановился. Лампы погасли, шуршун с диким воплем вылетел из батареи и растворился в непроглядной тьме.

– Вставай, Махатма. Приехали.


Глава 10
Зона комфорта

Руины завода представляли собой нагромождение ржавых труб, огромных баков и полуразрушенных цехов. До Войны они стояли в замысловатом, но все же порядке. Днем блестели на солнце, а по ночам утопали в разноцветной подсветке. Теперь же это была огромная свалка, мусорный лабиринт, где сам черт копыто сломит. Но Еж шел уверенно, точно зная дорогу. Металл лязгал на ветру, где-то вдали отлетела балка и загрохотала по куче искореженного хлама.

– Как рука? – спросила Арина, устав от нескончаемого шума и скрежета.

– Как будто ее нет, – равнодушно ответил попутчик.

– Может, вколоть что-нибудь? Или помазать?

Егор резко остановился. Девушка на полном ходу врезалась в заметно похудевший рюкзак. Обернувшись, сталкер смерил ее надменным взглядом и проворчал:

– Может, сам разберусь? Может, мне лучше знать, куда колоть и что мазать? Топай молча, Пилюлькин.

– Изв…

Указательный палец просвистел в сантиметре от противогаза и замер перед плотно сжатыми губами. Кроха невольно отшатнулась.

– Утихни, заботливая моя.

– Да я ничего… – она нервно поправила лямки. – Просто идти еще далеко, и та женщина…

– Забудь о ней. И за меня не беспокойся.

– Ладно-ладно, остынь. Уже и побеспокоиться нельзя. Вот уж правда, Еж – колючий и фыркающий.

– Сюда.

Они бочком протиснулись под измятыми цистернами, в каждой из которых легко разместилось бы человек по двадцать, да еще и для бара с танцполом место осталось бы. За громадными бочками виднелся небольшой пятачок чистого пространства. С краю площадки стояло двухэтажное здание из белого кирпича. Перед ним который год гнила крокодилья туша Ми-24. Судя по застрявшему на крыше барака хвосту, вертолет то ли сбили, то ли он крайне неудачно сел. Нос и кокпит стрелка были сплющены в гармошку, двери грузовой кабины вышибло, а толстенные бронестекла лопнули и рассыпались.

Арина видела такие машины в книжках и журналах, но нежно-голубой камуфляж прежде не встречала. Оружие либо сняли заранее, либо давно растащили, как и все, что уцелело на борту. Уволокли даже кресла, лопасти и отколовшуюся броню. И хотя поживиться явно было нечем, бродяга уверенной походкой направился к летающему танку.

– Что ищешь? – не преминула полюбопытствовать спутница.

– Что-нибудь полезное. Например, кляп.

– Фыр-фыр-фыр… Я злой, противный ежик. Никому не даюсь погладить, поэтому становлюсь еще злее и…

Проводник выхватил из кармана глушитель и вставил в дыхательное отверстие фильтра. Размеры не совпадали, но Егор проявил недюжинную настойчивость.

– Ну вот, противогаз испортил! – едва слышно возмутилась Кроха.

Парень поднес ладонь к уху.

– Ну, надо же – тишина. И как только раньше не додумался?

Девушка кое-как раскачала «обвес» и швырнула в обидчика. Тот, не глядя, поймал на лету и хотел уже сунуть обратно, как вдруг над головами оглушительно грохнуло. От выстрела зазвенело все вокруг: баки, трубы, даже туша вертолета. Арина стиснула зубы и обхватила голову, но звон пронзал тело насквозь, вынуждал дрожать в такт с ним.

На краю крыши показалась Зебра. Студеный ветер развевал шарф и закручивал снежные вихри вокруг ног. Позади безмолвной тенью стоял Тим с автоматом на изготовку. Рядом маячил Псина. Барыга полностью облысел, кожа на кривом черепе сморщилась, будто несколько часов кисла в горячей воде. Глаз залило кровью, в оскаленной пасти почти не осталось зубов. По губам и ссохшимся деснам сочилась черная жижа. Он так ослаб, что не мог стоять прямо и опустился на корточки, выпятив раздувшийся горб.

Под цистернами, за трубами, на куче мусора показались четверо бойцов, целившихся в сталкера. Не иначе, их всех туманом принесло – бродяга не слышал ни звука, хотя прежде за версту чуял даже самую незначительную угрозу. А тут проворонил целый отряд, явившийся по его душу.

– Бросай оружие, – спокойно произнесла следопыт.

Он подчинился. Привычная ухмылка спорхнула с лица, задорные искорки в глазах погасли. Им на смену пришли отрешенность и безразличие узника на эшафоте. Топорики чиркнули по асфальту, рядом упали Малыш и Коротыш, сиротливо прижались друг к другу.

– Это все?

– Спустись да обыщи.

Зебра вскинула винтовку.

– Стойте!

Кроха встала перед Ежом и широко развела руки.

– Малыш, – тихая устало усмехнулась. – Ты же понимаешь, что заслоняешь эту мразь лишь до груди?

– Хватит! – неожиданно громко крикнула беглянка. И, устыдившись своей дерзости, примирительно добавила: – Пожалуйста.

– Жень, отпусти ее, и продолжим.

– Ее? – челнок дернул плечом и завертел башкой, как собака, заметившая пролетевшую над ней муху. – Он сказал «ее»?

– Заткнись! Алекс, уведи малявку. Она не при делах.

– Еще как при делах! – Арина топнула ножкой. С вытянутыми руками, в безразмерной химзе и розовых сапожках, девушка напоминала огородное пугало. Вот только смеяться над ней никто не спешил. – Егор – мой друг, и я не позволю…

– Ради всех богов, заканчивайте этот спектакль! – крикнул добытчик. – Дайте нам попрощаться – и делайте то, зачем пришли.

Женщина вздохнула.

– И когда ты стал таким сентиментальным?

– Перед смертью все меняются. Полминутки, лады?

Еж стиснул обмякшую спутницу в объятиях. Напряженные взгляды палачей кололи со всех сторон ледяными копьями. Прощаться под пристальными взорами было столь же неприятно, как заниматься сексом на виду у всей станции. И то, и другое слишком интимно, чтобы выставлять напоказ. Особенно тому, кто отродясь не позволял себе нежностей. Парень злобно зыркнул на крышу и спросил:

– Очень интересно? Можешь не пялиться, а? Считай это последним желанием.

– Господи… – Зебра отлипла от окуляра. – Еще немного – и станет жалко тебя убивать.

– Вот и не убивайте! Еж – хороший! Он спас меня и поделился шоколадкой. А еще…

– Правда? – притворно удивилась снайпер. – Как мило! А моих братьев порубил на кусочки. Наверное, шоколадкой не хотел делиться.

– И что?! Его смерть их воскресит?

– Нет. Но мне станет легче.

– Уверена?!

– Малыш, не позорься, – Еж опустился на колено и еще крепче прижал Арину к груди. – Будь выше этого.

– Но… – она всхлипнула.

– Тише, тише. Не реви. Особенно перед врагом. Жить надо достойно, а уходить – еще достойнее.

– Еж, я…

Ладонь хитрой змейкой заползла в карман и сжала рукоятку.

– Лежи и не двигайся.

Мощный толчок опрокинул Кроху на спину. Затылок обожгло, в глазах потемнело. Пистолетик сухо выкашлял магазин. Четыре пули попали точно в цели, пятая вдребезги разнесла прицел. В ответ цельнометаллический желудь прошил воротник плаща и впился в борт вертолета. Тим открыл огонь, но сталкер успел перекатиться в кабину и спрятаться за листом брони. Пули застучали по обшивке, одна срикошетила и просвистела над головой беглянки. Она дернулась и ткнулась гудящей макушкой во что-то холодное и твердое.

– Егор, лови!

На пол отсека грохнулся дробовик, следом приземлился топорик.

– Сучка, – одними губами процедила Зебра и навелась на едва заметное голубое свечение. Но в последний миг опустила ствол. Слишком знакомо было нежное мерцание. Слишком хорошо она помнила, каково ему жилось среди алых сполохов и бронзовых огней. Убить глупую городскую девчонку – значит, убить саму себя из далекого прошлого. Ту, что до последнего верила в добро и надеялась на лучшее. Ту, которую Тихие приняли, как равную. Рано или поздно искристая лазурь угаснет или навсегда изменит цвет – иного не дано. Но это случится не здесь. И точно не сегодня.

Но, проявив милосердие, следопыт обрекла ее на участь, куда более страшную, чем гибель.

– Мое! Мое!

Псина выпрыгнул из подъезда и поковылял к долгожданной добыче. Та вскочила и без оглядки рванула в ржавый лабиринт. Обрез гулко гавкнул, ослабшая на излете дробь разворотила битум. Зебра распласталась на животе и ящерицей отползла за обломок трубы. Там уже сидел Тим, раздраженно шаря по карманам разгрузки.

– Я пуст, – сухо доложил он.

Женщина протянула револьвер. Соратник благодарно кивнул и тихо произнес:

– Все мертвы. Они все… мертвы.

Перестрелка смолкла. С высоты открывался отличный вид на поле боя. Четыре черные фигуры на снегу и огненный смерч внутри вертолета. Зверь напился крови и ожил, воспрял духом. Прежде снайпер видела такую ауру всего один раз – посреди темного перехода в тот роковой день.

– Женя, уходи. Нам его не одолеть.

– Уйти? – она хмыкнула. – Поздно.

– Иные верят в тебя. Ты нужна братьям. Нужна… мне.

Розовый огонек под ребрами вспыхнул ярче. Тихая сомкнула веки и покачала головой.

– Нет. Тварь нельзя упустить. Второго шанса не будет. Или он – или мы.

Юноша размышлял недолго. Словно вышколенный пес, Тим следовал любым, даже убийственным приказам. И причиной тому были вовсе не авторитет вожака или преданность общему делу. Только Зебра знала истину и ненавидела себя за это.

– Хорошо. Я отвлеку его.

Она не успела рта открыть, а боец уже слетел по раскрошенным ступеням. И пошел прямо на Ежа, держа револьвер в вытянутой руке. Женщина сорвала остатки прицела и по старинке глянула в прорезь ласточкиного хвоста. Только высунись, ублюдок. Сбитая рухлядь станет твоей могилой, Алабинский Мясник.

Бродяга выглянул в окошко. Подбросил на ладони последний патрон и сунул в зажатый меж коленей ствол. Так – значит, так. От прошлого можно убежать, но недалеко и ненадолго.

Сталкер вышел из кабины и расплылся в азартной улыбке. Ты или тебя? Боги, да это же лучшая лотерея во вселенной! Свинцовая горошина оставила вмятину на жилете, еще одна звякнула о забрало. Его прижало к борту, противник взвел курок. Грохот утонул в завалах, пронесся над мертвым заводом. Горсть крупной дроби сшибла тихого с ног. Тим захрипел, схватился за разодранную глотку и из последних сил попытался встать. Тело скрутила судорога, холодеющие конечности задрожали. Парнишка будто хотел убежать от морозного дыхания смерти. Дернулся раз, другой и уронил голову на окровавленный асфальт.

Зебра утопила скобу. Боёк тихо щелкнул, не найдя капсюль. Она рванула затвор, спустила крючок – и снова сухой хруст. Чертыхаясь, она захлопала по карманам, сняла рюкзак… И услышала позади тяжелые шаги. Еж надвигался, как айсберг – медленно и неумолимо, – поигрывая топориком на ходу. Повисшая плетью рука болталась под пустым патронташем. Ну, хоть какая-то фора. В сером полуденном свете тускло блеснул клинок. Мясник с Алабинской одарил ее до боли знакомой ухмылкой.

* * *

Лабиринт давил со всех сторон, тянул изломанные клешни, норовил насадить на штырь или сбросить в пролом. Лабиринт звенел, подпевая гремящей вдали битве. Сужался до тесных коридоров и выталкивал на пустыри. Но, как Кроха ни петляла, как быстро ни бежала, ублюдок не отставал. Обезумевшая пародия на человека держала след, как ищейка, и безошибочно находила верный путь.

– Иди сюда! Иди же… Не обижу! Заплатишь за проезд – и разойдемся миром!

Хлам под ногами закачался, девушка кубарем скатилась с кучи. Псина высунул язык и накинулся на добычу, но получил пяткой в глаз.

– Сука! Лучше не беги!

Ага, сейчас. Гонка продолжилась, хотя внутри все горело, а в сапогах хлюпало. Узкий лаз вывел к небольшой площадке. Слева – труба, справа – лестница на шаткую террасу вокруг четырех здоровенных цистерн. Высота – этажей пять, все старое и прогнившее. Любое неосторожное движение, потеря равновесия – и шлепнешься прямо на острые железки, кучами лежащие внизу. Опасно, но труба может кончиться тупиком или завалом, и тогда никто и ничто не спасет от позорной гибели в лапах чудовища.

Перекладины заскрипели, но выдержали. Псина схватил беглянку за лодыжку и снова получил в опухшую рожу. Поднявшись на первый ярус, Арина припустила вдоль покосившихся гигантов, ища, где бы спуститься. Но вторая лестница, как назло, давно обрушилась. Еще одна вела на уровень выше. Оттуда Кроха заметила фигурки в плаще и белом шарфе, танцующие на крыше барака. Присматриваться было некогда, настырная тварь уже гремела ступенями.

– Котик! – проворковал челнок. – Не бойся. Я лишь возьму свое – и все. Договорились?

Девушка попятилась и чуть не споткнулась. Под ногой звякнул отломанный кусок ограды.

– Убирайся! – она замахнулась прутом, но барыга лишь хохотнул.

– Угомонись. Сдрейфила в тот раз, сдрейфишь и сейчас. Слабачка. Трусиха. Бестолочь.

Выплевывая новое обидное слово, Псина шагал вперед. Арина пятилась, забыв, как дышать, но оружие не бросала.

– В Городе полно чертей типа тебя. Бей вас, оскорбляй, издевайся – будете стоять и молча терпеть. Вы такие очкозавры, что боитесь дать сдачи. Боитесь последствий. Думаете, станет еще хуже. И терпите, терпите, терпите… Кинь каку, деточка, и снимай штанишки. Бежать некуда.

Она развернулась и бросилась к мостику поверх крышек цистерн. Ржавая решетка шириной в ступню с тонюсенькими перильцами лежала над коническими верхушками гигантских баков, похожих на кряжистые ракеты. Перекладина шаталась так, словно висела на канатах. Зато вид открывался воистину фантастический. Рожденная под землей впервые поднялась на такую высоту. Все вокруг было как на ладони. Разрушенная Самара, деревни, поля. Вдали, окутанный мистическим туманом, блекло сиял пузырь Могильника.

От увиденного кружилась голова. Колени подкашивались, ветер норовил сдуть, как пушинку.

– Слезай! Быстро!

Псина тряхнул мостик, решетка отчаянно скрипнула и заходила ходуном. Кроха согнула дрожащие колени и вцепилась в ледяной металл. Так и поползла к краю, надеясь, что преследователь не рискнет встать на хлипкую железяку.

Наивная. Еще как встал. Деваться было некуда, кроме как вниз головой. Ловушка захлопнулась, мышке прижало хвостик. Одурманенный скорой победой, гад окончательно слетел с катушек. Он пыхтел, хрипел и пускал слюни, на ходу снимая пояс. Десяток шагов отделял девушку от ужасного, в обоих смыслах, конца.

Арина обреченно вздохнула. В глазах поплыло, руины превратились в скомканный лист закопченной фольги. Обернувшись, насладилась скрюченной рожей, в которой осталось не больше человеческого, чем в ханурике. Перевела взгляд на мусорные кучи под цистернами. Варианта всего три, один другого хуже. Уйти, сопротивляться или перетерпеть позор в надежде на пощаду. Предложи такую задачку Ежу – что он выберет? А отец? А те ребята с Безымянки? Ответ очевиден, но дать его по силам не всякому.

Кроха перемахнула через поручни, скользнула по шершавому конусу бака и шлепнулась на верхнюю террасу. Решетка лязгнула и прогнулась дугой. Жаль, беглянка не могла похвастать такой же прочностью. Пятки пронзила судорога, из легких выбило воздух, внутри все перевернулось. Попыталась встать, но лишь вяло дрогнула и оцепенела. Подходи да бери готовенькую.

– Ты не можешь бегать вечно! – громыхнуло с мостика, хотя ей показалось, что голос раздался прямиком из низких клубящихся туч. – Никто не может!

Трясущийся от вожделения барыга сиганул следом. Секция под ним громко скрипнула и провалилась. Резкий крен сбросил торгаша с яруса. Он вытаращил глаз, нелепо замахал руками и тряпичной куклой рухнул на нагромождение обломков.

Треск костей резанул по ушам. Ржавый двутавр пробил грудную клетку насквозь. Маленький черный комочек застрял меж острых, как ножи, сколов. Псина раззявил пасть и потянулся к тому, чего лишился давным-давно. Сердце выплюнуло последний сгусток крови и замерло, а вместе с ним обмяк и челнок.

* * *

Серая полоска свистнула у самого лица. Егор отшатнулся, хлопнув забралом, и рубанул наотмашь. Зебра легко уклонилась и пырнула врага в живот. Но расстояние было слишком мало, острие не успело набрать скорость и глухо стукнуло в панцирь. Тут же упорхнуло прочь, спасаясь от гибельного кивка топора.

Долгий поход и рана утомят кого угодно, даже живую легенду. Еж двигался медленнее, шатался, путался в ногах и с каждой секундой все сильнее напоминал разошедшегося после попойки алкаша. Но даже в таком состоянии сталкер был смертельно опасен, и любая ошибка грозила стать последней. Тихая прекрасно это понимала и старалась лишний раз не приближаться. Места на крыше было полно, развернуться и потанцевать есть где. Надо просто измотать громилу и заколоть, как свинью, коей он и является. Сунуть клинок под мышку по самую гарду или распороть бедро – и дело с концом.

– Кто она? – спросила охотница, присев и пропустив клинок над самой макушкой.

– Ты пришла убить или поболтать? – Бродяга увернулся от укола в ногу.

– Одно другому не мешает.

– Не трещи, – Егор попытался задеть женщину острым обухом. – А то устанешь. Или передумаешь.

– После всего, что ты сделал? – она прицелилась пяткой ему в пах, но лягнула лишь воздух.

– По тебе не скажешь, что ты в трауре.

– Рано горевать. Еще над твоим трупом буду выплясывать.

Снайпер крутанулась в прыжке. Лезвие едва не встретилось с рукояткой, но за миг до столкновения ушло в сторону. Все равно топорик не разрубит, а само расколется запросто. Только в дешевых книжках клинок встречают клинком и скрещивают мечи. На деле это либо затупит, либо похерит оружие.

– И все же… Что за девчонка? Умелая? Может, в бордель продать?

– Да хоть съешь ее, – Еж фыркнул и поднырнул под выпад. – Мне живому плевать, а мертвому – и подавно.

– Врешь, – золотые прожилки хищно вспыхнули. – Я все вижу.

– Да? – он ехидно изогнул бровь. – А это не заметила.

Зебра замешкалась и поймала лицом плечо. Противник вложил в удар все силы, и тот вышел по-настоящему таранным. Женщина кувыркнулась и растянулась плашмя. Кинжал прошуршал по битуму и свалился с крыши. Приподнявшись на локтях, она пьяно огляделась. Над ней возвышались три Ежа, и все мерзко ухмылялись. Следопыт часто заморгала, и троица мерно пылающих факелов слилась воедино. Топор палача взлетел, но в верхней точке внезапно остановился.

– Хватит! – Арина неуклюже поднялась по ступеням и махнула рукой. – Оставь ее! Ты победил!

Егор вздохнул.

– Вот ничему тебя жизнь не учит.

Клинок с хлюпом и хрустом впился в шею. Зебра стиснула зубы и схватилась за него, силясь удержать стремительно вытекающую жизнь.

– Нет!

Еж молча опустился на колено и бил, разбрызгивая кровь, пока не отделил голову от тела. Отфутболил ее с крыши и лишь тогда с облегчением выдохнул.

– Говорят, отрубленная башка змеи может укусить. А это… – он пнул подрагивающий труп, – хуже любой гадюки.

Кроха спешно отвернулась, чтобы не вырвало.

– Как сама, Микроб?

Она не ответила, борясь с лезущим наружу желудком.

– Ну и славно. Идем, солнце не ждет.

* * *

Спутники шли через длинные ряды могил. Южное кладбище – одно из самых больших в Самаре. После жуткой схватки оказаться среди бескрайнего поля крестов и надгробий – та еще радость. Но Еж посчитал этот путь удобным и безопасным.

Впрочем, не так страшны были кресты, как выступающие из сугробов черные плиты с фотографиями усопших в полный рост. Увидь такое в темноте – и разрыв сердца обеспечен. Даже днем в компании бывалого сталкера Кроха чувствовала себя крайне неуютно под взглядами мертвецов. Казалось, как ни поверни голову, под каким углом ни глянь на них, мертвые глаза неотрывно следят за тобой.

В них не было ни капли укора или злобы. Наоборот, безутешные родичи выбирали добрые и красивые снимки. Отчего казалось, что умершие много лет назад люди радуются приходу незваных гостей. И приглашают погулять среди их последних пристанищ, почтить их память и остаться здесь подольше. Желательно – навсегда.

Громадный Купол вдали придавал кладбищу потусторонний блеск своим тусклым сиянием. Серебристые лучи искрились на снегу и мраморе, отчего все вокруг источало холодный призрачный свет.

– Так что случилось с Псиной? – неожиданно спросил Егор.

– Упал, – поежившись, буркнула Арина. – И умер.

– Ого, – проводник свистнул. – Твоя работа?

– Нет! Я же не то, что некоторые.

– Жаль, – в его голосе читалась неподдельная досада. – Почти начал тебя уважать.

– За что? За убийство? – сердито спросила девушка.

– За то, что перестала быть наивной дурочкой. Хотя бы ненадолго. Но, похоже, для горбатого есть лишь одно лекарство, – бродяга похлопал по косому надгробию.

– Ты о себе? – Кроха хмыкнула. – Не спорю.

– В том числе. Вот только мой горб исправят нескоро. А ты давно бы сдохла, не будь кое-кого рядом.

– Ты тоже.

Сталкер рассмеялся.

– Конечно. Давно бы пропал без тебя. И как только жил все эти годы?

– Вот-вот. Как только не лопнул от спеси и самомнения.

– Увы, мне это чуждо. Просто знаю себе цену.

– Лучше бы знал сострадание.

– А зачем? – искренне удивился он.

– Действительно! Неужели не понимаешь, что все люди разные? Есть Ежи, а есть Арины. Есть Зебры, а есть Псины. Одни исправимы, другие – нет. Но это не повод решать все вопросы топором!

– Какая же ты глупая…

– Ну и пусть! Но Зебра… не такая, как те, кого ты обычно крошишь в салат. Она отпустила меня. Не стала стрелять, когда я бросила тебе оружие. Она… не заслужила такого.

– Поплачь еще.

– И поплачу! – Кроха всхлипнула. – Надеюсь, по тебе тоже кто-нибудь всплакнет.

– Боги… – проводник глубоко вздохнул. – Как с Марса свалилась. Уважаемый не брат по разуму! На матушке Земле все работает иначе. Если не кончаешь врага, он находит и кончает тебя. Пощадила барыгу дважды – и чем все обернулось? Если итог один, на кой растягивать удовольствие?

– Зебра – не Псина.

– Правильно. Гораздо хуже. И сколько слез ни лей, башка не отрастет. Поэтому сделай милость – заткнись.

«Не ищи здесь свет, – всплыло в памяти. – Во мне его меньше, чем в разбитой лампочке».

А ведь не врал и не бахвалился. Всего на сутки окунувшись в новый мир, Арина ощутила нечто странное, неведомое прежде. В сердце поселилась гнетущая пустота, и все увиденное блекло, теряло краски и быстро забывалось. Пережитые ужасы опускались на дно сознания и едва виднелись под темной толщей безразличия. А что внутри тех, кто живет в нескончаемом кошмаре вот уж два десятка лет? Для них это обыденность, рутина. Убить человека так же просто, как отрезать ломоть хлеба.

Постоянная угроза выжгла их дотла, сделала равнодушными ко всему, от чего обычный человек упал бы в обморок. Они отдали души в обмен на здравый рассудок. Почерствели, обросли колючими коконами, чтобы не сойти с ума. Еще не мутанты, но уже не люди. Какой смысл искать в них добро, если все светлое давно продано за возможность без сомнений нажимать на крючок и без страха входить в логова чудовищ.

Пустые оболочки с холодным расчетом вместо совести. Роботы из мяса и костей, строго блюдущие законы и правила мертвых земель. И самое страшное – эта зараза уже пустила корни где-то у нее под ребрами и медленно подбиралась к еще живому мягкому сердцу. С каждой затянувшейся раной оно становилось все грубее и жестче.

– Нет, – строго сказала девушка. – Не верю, что кругом одни негодяи. Я выросла на хороших книжках. А в них не делят все на черное и белое.

Еж усмехнулся.

– Лучше бы и дальше сидела в конуре и зубрила всякую ересь про храбрых рыцарей и розовых единорогов. Это – твой потолок.

– Найду папу – и буду зубрить. Вернусь к обычной жизни – ферма, свиньи, все такое. Пусть протяну недолго и помру никем. Но это всяко лучше, чем год за годом засыпать, ненавидя себя, и просыпаться от проклятий в спину.

Егор схватил спутницу за горло и прижал к плите. В отблесках Погоста отчетливо проступило лицо – волчий оскал, налитые кровью глаза и вздувшиеся вены на висках.

– Да что ты знаешь об этом? – прохрипел он. – Ты, мелкая… тупая…

Он замахнулся и со всей силы ударил кулаком чуть выше ее макушки. Кусок плиты звякнул о ржавый памятник и ухнул в сугроб. Сталкер стукнулся лбом в холодный мрамор и задержал дыхание. Его трясло, веко и скула неистово дергались.

– Как же бесишь…

Кроха фыркнула.

– Хватай топор – решай вопрос.

– Просто заткнись. У всего есть предел. Даже у моего терпения.

Она с вызовом посмотрела ему прямо в глаза. Золотые звездочки вспыхнули и погасли, став едва различимыми на льдисто-голубой радужке.

– Ну, давай, бей. – Арина оттянула капюшон и оголила шею. – Ты же легко убьешь кого угодно, если будет выгодно. Но совесть убить не получится. Как ни старайся. Она либо есть, либо давно кончилась. А у тебя хоть и капелька, да осталась. Вот и бесишься. Не хороший, не плохой. Не злодей, не герой. Всё и никто. Быть тобой не пожелаешь и врагу.

– Все сказала?

– А ты все услышал?

– Навострила язычок… – Еж фыркнул. – С другими не такая смелая.

– Смелая? – девушка подняла трясущиеся ладони. – Нет никакой смелости. Просто не могу молча смотреть, как ты превращаешься в Псину.

– Прилипла, блин. Какое тебе вообще до меня дело? – раздраженно бросил бродяга.

– Не знаю, – она пожала плечами. – Я глупая, наивная и приставучая. Верю, что где-то далеко цветут цветы, порхают бабочки, а люди живут без намордников и оружия. Что ужас вокруг не вечен и однажды закончится. Что наши дети обойдутся без масок и автоматов. В смысле, не наши с тобой дети, а… проехали.

Спутница опустила голову и случайно уткнулась в нагрудник. Тут же ойкнула и отпрянула, словно током ужаленная.

– Надо идти.

– Да… Отдохнули и хватит.

Она шагнула вперед, но Егор поймал ее за плечо.

– Это самое…

– Мм?

– Ну, короче… такое дело…

– Все в порядке? Ты как подавился чем-то.

– В общем, извини, что придушил. И ударил об памятник, – сталкер смущенно почесал затылок. – Редко выхожу из себя, а тут вдруг нашло. Уже забыл, каково это. И плиту еще поломал, дурак. Надо будет починить на досуге.

– Проехали. Не убил – и ладно.

Еж улыбнулся.

– Пока гайка с тобой – не волнуйся.

– А если потеряю?

– Дам другую.

– А если и ее потеряю?

– Дам третью. Без маячка, правда, но как знак сгодится. Обычных гаек полно, теряй, сколько влезет. Кстати, ими аномалии удобно проверять. Кидаешь в подозрительное место и…

– Ты не понял, – холодно шепнула Арина. – Гайка – это все, что тебя сдерживает?

Он развел руками.

– Ну да. А что еще?

Девушка хмыкнула и ускорила шаг.

– Ничего. Уточнила на всякий случай.

Купол напоминал громадного сияющего спрута со щупальцами из белого марева. Они облепляли основание, будто мышцы – глазное яблоко, и жирными клубящимися тушами ниспадали на руины богом забытой деревеньки, вблизи походя на древесные корни.

Из-за них проходов к аномалии было всего четыре – по одному на каждую сторону света. Если Спас шел тем же путем, значит, должен быть где-то поблизости. И хотя поле перед Могильником хорошо просматривалось, беглянка не заметила никого вокруг.

– Пап! – эхо едва слышно прокатилось над мерзлой землей. – Пап, это я!

В ответ – тишина. У подножья Купола вообще было очень тихо. Ни ветра, ни скрипа деревьев, ни далеких криков чудовищ. Полусфера будто впитывала все звуки.

Осмотревшись, девушка побежала вдоль дороги. Цепкий взгляд нашел вдали предмет, разительно отличавшийся от разбросанного повсюду мусора. Остовы машин валялись на обочинах, поодаль на боку лежал обгоревший броневик. Тут и там чернели кости и куски стали, но штука у самой границы Погоста явно оказалась там совсем недавно.

Рюкзак отца, а под ним – верная «Сайга» с вырезанным на прикладе именем. Цепочка следов на свежем снегу исчезала за покатой стеной цвета молодой луны. Влад шел не искать и сражаться, как привык. Иначе не бросил бы оружие. Он шел умирать.

– Опоздали, – равнодушно протянул Еж, словно речь шла о бесплатной выпивке в баре. Впрочем, в этом случае он бы наверняка проявил больше эмоций. – Ладно, уходим. Солнце садится.

Спутница погладила холодный брезент и угрюмо шепнула:

– Я иду за отцом.

– Не дури! Там – смерть. Мне жаль Спаса, правда. Отличный был мужик. Но время вспять не повернешь.

Сталкер протянул руку, но Кроха оттолкнула ее.

– Слушай… – Егор вздохнул и как можно мягче продолжил. – Знаю, каково тебе. Но это не повод лезть к черту в пасть.

– Ни хрена ты не знаешь! Только собственная шкура и заботит! – гайка глухо стукнулась о панцирь и покатилась по асфальту. – Спасибо за помощь.

– Арина!

Она молча отвернулась и растворилась в тусклом сиянии.

Тонкую фигуру окутал непроглядный туман. Лишь дорога темной полоской змеилась под ногами. Кроха ничего не слышала, кроме надсадного дыхания. Потеплело, на химзе заблестели капельки влаги. Чтобы не заблудиться в душной мгле, она проверила компас. Стрелка показывала строго на север, хотя хозяйка вторые сутки шла на юг.

Марево светлело, становилось прозрачнее. Уже пройдена была сотня шагов, а страшная аномалия все не спешила умерщвлять незваную гостью. Дымка, наконец, рассеялась, и Арина не поверила глазам. Перед ней не разверзлась радиоактивная бездна, не запрыгали черти с вилами, не возник воспетый «космонавтами» звездолет. Увидь она все это сразу – и то удивилась бы меньше.

Впереди тянулась узкая кромка сочной травы, по которой были щедро разбросаны ромашки. Неподвижное зеленое море накатило на пеструю стену березовой рощи. Тесно растущие деревца курились легкой дымкой – из молодых почек обильно летела пыльца.

Это морок, подумала девушка. Я умираю и схожу с ума. Или уже на том свете.

Она сорвала цветок и растерла в пальцах. Похоже, это очень сильный морок, раз его можно пощупать. А что, если Купол – вовсе не смертельная ловушка, а чудом уцелевший оазис посреди руин? И сталкеры не возвращаются, потому что здесь – рай на Земле?

– Егор!

Напарник должен это увидеть. Только он поймет и поможет. Арина со всех ног рванула обратно, но добраться до спасительной завесы не успела. Воздух дрогнул от гулкого стрекота очередей.


Часть III
Мир Богов



Глава 11
Оттенки рая

Пули просвистели над головой, застучали по асфальту. За время недолгого путешествия Арина усвоила простой урок: если по тебе палят – падай, не торчи ростовой мишенью. Она нырнула под ромашковый куст и поползла прочь из запахшего порохом рая. Миг спустя на спину наступили, тяжелый ботинок впился под ребра. Чьи-то руки рывком перевернули обмякшую тушку и сорвали противогаз. Сквозь красную по краям пелену проступили очертания двух рослых мужчин в пятнистых маскхалатах. Незнакомцы целились в добычу из «Кедров» – компактных пистолетов-пулеметов, крайне редких игрушек даже для городских богатеев.

Несмотря на униформу и оружие, бойцы мало походили на рядовых солдат. Оба носили длинные волосы и окладистые бороды, что строго-настрого запрещалось уставами всех воинских формирований, от дозорных до спецназа. Ведь на такие космы никакой респиратор не налезет, но лохмачам, судя по всему, маски были не нужны.

Кроха тоже спокойно дышала без какой-либо защиты. Нос немедля атаковало целое полчище странных ароматов – сладких, свежих и необычайно приятных. Так она описала бы запахи трав, цветов и деревьев, если бы хоть раз ощутила их прежде. Но в памяти плавала лишь вонь подземки – ядреная смесь пота, дыма и свиного навоза, привыкнуть к которой невозможно за всю жизнь.

– Это что, девка? – боец слева удивленно вытаращился.

– А ты девку от пацана уже не отличаешь? – хохотнул правый.

Напарник почесал за ухом.

– Тут хрен поймешь. Мордаха вроде бабья, а патлы короткие, и смердит, как нужник. Да и когда такое было, чтобы снаружи баба захаживала? Только мужики в том аду и бродят.

– Твоя правда. А ну-ка, бесовья харя, снимай одежку.

– Я ищу отца, – испуганно пролепетала Арина. – Вы не видели?..

– Опа! – боец отступил на шаг и передернул затвор. – Точно, девка.

– Чудеса, – кивнул соратник. – Сколько в дозоре служу, а бабу впервые поймал. Давай к Бабушке ее. Пусть решает, как с этим дивом быть.

– Годная мысля. Вставай, чертовка. Дернешься – поколотим и на ремне потащим.

– Послушайте…

В отличие от Ежа, эти ребята от угроз сразу перешли к делу. Первый дал такую затрещину, что девушка покачнулась и чуть не упала. Но второй успел подхватить на лету, весьма «удачно» цапнув за то, за что при первом знакомстве не цапают. Вспыхнувшая ярость придала сил. Она вырвалась и замахнулась на обидчика, но лицо обожгла пощечина. Кроха растянулась на траве, с разбитых губ капнула кровь.

– Сказали – не рыпайся! – ее грубо схватили за капюшон и подняли. – Топай.

Несмотря на смятение и страх, пленница не могла не пялиться с любопытством по сторонам. Все вокруг словно сошло с довоенных фотографий. Под Куполом загадочным образом сохранился островок живой природы, да не простой. Аномалия стала чем-то вроде теплицы, защищающей от заразы и превратившей студеную зиму в вечное лето.

За буйными зарослями и напитанными силой деревьями раскинулось поле. Жирный чернозем разбили на несколько участков. Кроха сразу узнала картофель и пшеницу. Росли и овощи: томаты, огурцы, капуста. Хватило места ягодам: клубника устилала грядки сплошным алым ковром, а кусты малины словно охватило розовое пламя. Ветки сгибались под плодами величиной с наперсток.

За всем этим богатством ухаживали фигуры в серых хлопковых балахонах с красными кушаками. Мужчин среди них не было – только женщины и дети. Они украдкой поглядывали на конвой и продолжали полоть, поливать и подвязывать стебли. Арина насчитала два десятка фермеров. Если бородачей примерно столько же, получалась довольно маленькая община. На тесных станциях в два раза больше народу живет, а тут вон какое раздолье, тысяча точно поместится. И еды наверняка хватит всем. Тогда почему никто из местных не попытался наладить связь с метро? И куда подевались все сталкеры, что рискнули разгадать тайну Погоста?

За полем виднелась деревня. Вполне обычная, построенная до Катастрофы. Как те, что снаружи, но не такая разрушенная и частично обжитая. Улицы пустовали, со дворов не доносилось ни звука, лишь вдали плакал младенец. Посреди селения стоял бетонный забор с колючей проволокой. Над ним возвышалась ржавая башня в форме усеченной пирамиды. Ее венчал огромный шар, в чьей зеркальной глади отражалась сияющая полусфера. Ниже решетчатым поясом протянулся балкон с громкоговорителями. Судя по идущим к ближайшим домам кабелям, на старой базе был генератор.

Постройки наверняка имели прямое отношение к аномалии. Возможно, здесь ее изучали. Возможно, изобрели. Но кто и когда? Кому удалось воплотить задумку, смелую даже для фантастов? А что, если Рубеж тоже был частью комплекса, и должен был накрыть щитом всю Самару, но в решающий миг эксперимент провалился? Так много вопросов, но все они – лишь занятные мелочи. Главное – найти отца.

Кроху привели к воротам, у которых дежурила пара бойцов. Створки вполне могли поспорить толщиной с гермозатвором, а сама база выглядела неприступной крепостью. Военные любят прятать свои игрушки от посторонних глаз, но тут явно перестарались.

– Девка? – прикорнувший часовой вздрогнул и потер веки.

– Ничего себе, – присвистнул сосед и вынул трубку из ниши в стене. – Отворяйте, срочно!

Тяжеленная преграда беззвучно расползлась, но не во всю длину, а всего на пару шагов. Пройти можно – и хватит. Слева от входа к забору жалась сторожка. Бойцы, до того скучавшие над шахматной доской, прильнули к окну и вперили в пленницу голодные взгляды.

Больше никаких зданий вокруг башни не было. Но бетонные плиты под ногами едва слышно гудели и мерно подрагивали. Нечто большое и очень мощное таилось в глубине. Нечто, питающее Купол долгие двадцать лет.

Конвой подошел к люку в основании пирамиды. Рядом висел еще один телефон.

– Бабушка Аманда, это южный дозор. Да, беса поймали. Вернее, бесовку. Да, точно баба, – воин смерил напарника строгим взглядом. Тот замотал головой. – Нет, не трогали. Поколотили мальца по незнанке. Думали, мужик. Ох, не говорите. Как мухи на мед. Понял, ждем.

Договорив, он пихнул Кроху в спину.

– На колени, дрянь.

– Но…

Удар по ногам обрушил беглянку на бетон. Мучитель схватил ее за волосы на затылке и притянул к себе.

– Смотри в пол, зараза, – несвежее дыхание обожгло щеку. – Отвечай тихо и вежливо. А то быстро научим уму-разуму. Усекла?

Девушка стиснула зубы и с вызовом вперилась в блеклые глаза. Бородач сжал кулак, пленница шумно втянула воздух и зажмурилась.

– Усекла?!

– Нет.

– Ах, ты…

Люк с тихим скрежетом отворился. Дозорные тут же вытянулись по струнке и учтиво поклонились. На пороге показалась женщина лет шестидесяти в белоснежном балахоне и платочке. Полная, невысокая, с нежной, любящей улыбкой, она напоминала добрую фею из сказок. Неудивительно, что волосатые изверги ласково величали ее Бабушкой.

– А ну, кыш! – Аманда погрозила подопечным пухлым пальчиком, и те разом шагнули назад. – Накинулись, бестолочи. Как ты, малыш?

Арина сглотнула и выдала все как на духу. После жестокости и унижений мягкий голос и располагающая внешность развязали язык лучше любого допроса с пристрастием. Просто девушка никогда не бывала в застенках и ничего не слышала о хорошем и плохом следователях.

– Я ищу отца. Высокий, седой, пришел сюда совсем недавно. Пожалуйста, отпустите нас. Мы никому ничего не скажем.

– Тише, тише, – холеные ладони скользнули по макушке девушки. – Теперь всё во власти Спящего Стража. Будь моя воля – и вы ушли бы на все четыре стороны. Но наши судьбы во власти защитника и кормильца.

– Не понимаю…

– Ничего, скоро поймешь. Раздевайся.

– Что? – Кроха недоуменно нахмурилась. – Зачем?

– Так надо, – старушка вынула из кармана черный поясок. – Ты явилась из Ада. Ты грязна и заразна. Свет Стража очистит тело, а о душе позаботимся мы.

– Послушайте, я просто…

– Не смей перечить, тварь! – рявкнули над ухом.

Аманда погрозила пальцем, и верзила замер, как статуя.

– Все через это прошли. Напуганные. Растерянные. Заблудшие. Но у Стража есть ответы на любые вопросы. Нужно только услышать его. Раздевайся. А ну, пострелы – кругом! – задорно крикнула женщина.

Воины щелкнули каблуками и отвернулись.

– А вы окошко-то прикройте! Вылупились, негодники. Все, малыш, не бойся.

Происходящее не нравилось беглянке от слова совсем, но в глубине души она понимала – спорить чревато. Кто знает, что у старушки на уме, и как велико ее терпение. Раз остановит своих прихвостней, два, а на третий прикажет высечь или что похуже. Одежда полетела под ноги. Хоть на нее и не пялились, пленница стыдливо прикрылась руками.

– Какая тощая, ай-ай-ай… Идем.

Аманда завязала ей глаза пояском и повела в башню. Гул и дрожание усилились, но ничего больше Кроха не слышала. Хотя всеми силами пыталась понять, где оказалась. И пусть зрения лишили, остальные чувства заметно обострились. Воздух – свежий и пахнет… ничем. Ни пыльной затхлостью туннелей, ни масляной терпкостью мастерских, ни навозными миазмами с ферм.

Из него словно выкачали все примеси, очистили до полной стерильности. Под Куполом своя атмосфера – как на космическом корабле. Интересно, что стало с застрявшими на орбите исследователями? От этой мысли девушка вздрогнула и сосредоточилась на теплом и сухом нутре строения.

Железная лестница вела на приличную глубину. Пять пролетов по десять ступеней – и это явно не предел. Чем ниже спускались, тем громче гудели стены и жарче становилось. Эта база – как зарытое копье с торчащим наружу наконечником. Понять, насколько велика, невозможно. Может, с дом, а может – с целый город.

– Сюда, малыш.

Арина навострила уши. Каждый шорох мог дать подсказку. Раздался щелчок, а за ним – тихий скрежет. Ступни нащупали мягкое шершавое покрытие.

– Стой спокойно. И ни в коем случае не снимай повязку. Иначе ослепнешь. Поняла?

– Да.

– Славно. Ты умная девочка. Все у нас будет хорошо.

Дверь закрылась. В камере вспыхнул столь яркий свет, что не помогали ни ткань, ни плотно сжатые веки. Золотое сияние обжигало привыкшее к полумраку тело, в нос била резкая химическая вонь. По коже заструились ручейки серого пота, пленница едва могла дышать. Так продолжалось минут пять. После процедуры обессилевшая и взмокшая девушка возвращалась наверх, как в бреду, и ни на что не обращала внимания.

– Пей.

Губ коснулось прохладное стекло. Жидкость отдавала железом, а по вкусу напоминала подсахаренный йод. Несмотря на мерзкое пощипывание на языке и нёбе, Арина вылакала все без остатка. Поясок сняли, но перед глазами еще долго танцевали радужные медузы. Бабушка помогла надеть балахон, после чего позвала дозорного.

– Машеньку и Дашеньку кликни. Сейчас в баньку, а опосля – в девичий дом. Выспишься, подкрепишься – и с утра за дело, – улыбнулась она Арине. – Рита расскажет о нашем укладе.

– Погодите, – Кроха пьяно кивнула. – Мой отец…

– Он в порядке. И ты теперь тоже. Спящий Страж позаботится обо всех.

– Но…

– Потом, малыш. А то с ног валишься. Главное, знай – все хорошо, вы дома.

Вскоре прибыли девушки – скорее всего, сестры. Очень уж похожими были суровые, словно выбитые из камня лица. Обе – рыжие, обе с тугими косами, обеих хоть в плуг, хоть в телегу. На две головы выше пленницы, широкоплечие и мускулистые, они явно не боялись тяжелого труда. Кому-то же надо ходить по воду, копать картошку и таскать мешки. Работа в поле кажется простой лишь тем, кто никогда там не работал. А раз мужики ловят «бесов», пришлось вкалывать самим. Вот и вымахали – накидки хоть вместо чехлов на броневики натягивай. Крепышки молча взяли Арину под локти, и у той вмиг пропало всякое желание спорить и сопротивляться.

Баня стояла на окраине. К небольшой сложенной из шпал избушке тянулся кабель – единственный на всю улицу. По проводам беглянка легко подсчитала обжитые строения – тридцать одно, почти все – рядом с базой. А чем дальше от центра, тем меньше деревенька отличалась от товарок снаружи. Те же пустые дворы, темные провалы окон и покосившиеся заборы. Только крапива и лопухи – вместо заснеженной грязи.

– Интересное место.

– Заткнись.

– Как знакомо. Ладно, молчу.

Вот и поговорили.

Вместо углей камни грела электрическая печь. Спутницы быстро разделись, обнажив плотно сбитые загорелые тела. Стащили с Крохи балахон и вытолкнули из предбанника в успевшую протопиться комнатушку. После камеры под башней пар казался едва теплым, но замерзнуть дорогой гостье не дали. Дашенька щедро плеснула ромашкового отвара, Машенька вооружилась загодя замоченным березовым веником.

– В угол стань, – голосом дознавателя перед пыткой сказала она. – Руки на стену. Ноги шире.

– Это обязательно? – с тревогой спросила Арина. О чем-то похожем девушка читала в затертой до дыр книжке со слипшимися кое-где страницами. Провезенный контрабандой с Безымянки томик стоил бешеных денег, вдобавок, его пришлось долго прятать от Спаса. Сказать, что грядущее ее малость настораживало – значит, не передать и трети охватившей юную душу тревоги. – Могу и сама помыться.

– Можешь, конечно. Но приказано парить. Значит, будем парить.

Прутья пронзительно свистнули, на бледной попе вспухли алые полосы. Бедолага взвизгнула не своим голосом и вжалась в бревна. Влажная шершавость царапнула грудь и впалый живот, но по сравнению с горящей задницей это были просто мелкие неудобства, вроде колючего свитера или тугого воротника.

– Чего скачешь, как коза? – хохотнула Маша. – Привыкай, здесь и сильней секут.

Не дав истязаемой перевести дух, ее напарница хлестнула по спине. Но то ли не привыкла лупить со всей дури, как сестра, то ли пожалела новенькую, но боли было поменьше. Кроха лишь шумно выдохнула и уткнулась лбом в дерево.

– Не липни. Ишь, спряталась. Ну-ка, выпяти орех. И где такой наесть умудрилась? Говорят, под землей только крыс жрут, и то по большим праздникам.

– Да уж, – в густом пару раздался звонкий шлепок. Арина пискнула и закусила губу. – С детства с коромыслом приседаю, и то не такой круглый.

– Повезет муженьку. Но сперва надо все хорошенько оттереть. Смердишь, как куча компоста.

На спину, зад и бедра вновь обрушились удары горячих веток. Кожу жгло немилосердно, страдалица скрипела зубами и приплясывала на носочках. От жара и боли голова шла кругом, но самое страшное только начиналось.

– Поворачивайся, – скомандовала Дашенька, отшвырнув облезлый веник и взяв свежий.

– Стойте, – шепнула «бесовка». – Я сама.

– Сама потом будешь. А сейчас нам велели. Подставляй пузо, а то поможем.

– Давай-давай, – в зеленых глазах Маши блеснули азартные огоньки. Ей явно доставляло немалое удовольствие издеваться над слабой. – Готовься, женишок не так охаживать будет.

– Правда, не надо…

Работницы накинулись коршунами, вцепились в запястья и приподняли над полом – силы и роста хватало. Суставы хрустнули, как на дыбе, Кроха зажмурилась и безвольно обмякла.

– Так-то лучше.

Она ожидала новой порки – куда более болезненной. Но вместо хлестких прутьев шею обожгла холодная тягучая жидкость. Красную, как мак, кожу усыпало гусиными пупырышками. Белые ручейки с острым запахом мяты закапали с острых грудок на живот и ниже. Вслед за ними заскользили ладони в грубых трудовых мозолях.

– Ай!

– Не дергайся.

– Не туда…

– Ишь, неженка.

Пока Маша мылила все, куда могла дотянуться, Даша облила гелем голову и принялась легонько массировать. Пленница малость успокоилась, хотя сердце все еще бешено колотилось. Особенно когда чужие пальцы елозили там, где прежде не елозили свои. Она почти задремала после всех пережитых тягот, как вдруг ее окатили полным ведром ледяной воды. Под звонкий гогот бедняга запрыгала, как ужаленная. Насмеявшись вдоволь, крепышки закутали ее в махровое полотенце и вывели в предбанник.

– На, угостись, – Маша протянула деревянную кружку морса. – Скоро отбой. Подкрепишься – и спать.

– Отбой? – Арина глянула в окошко. – Светло же еще.

– Здесь всегда светло. Ничего, и к этому привыкнешь.

Кусты за баней шелохнулись. Ветер в них гулять не мог – под Куполом всегда царил мертвый штиль. Зверь тоже не пробежал бы – в аномалии по неведомой причине водились только люди и мелкие насекомые. Хотя, если учесть, что «мясо», кроме двуногого, снаружи не захаживает, все встанет на свои места.

Наспех опоясавшись, Маша и Даша выскочили на крыльцо. Таинственный наблюдатель кубарем выкатился из укрытия и рванул вверх по улице – туда, где тесно жались заброшенные дома. Это был парнишка лет шестнадцати с глупым конопатым лицом, стрижкой под горшок и губами-варениками. Неудивительно, что вместо прогулки с подружкой он подглядывал в зарослях. Девушки, само собой, понимать и прощать подобное не собирались.

Негодника настигли в два счета и повалили на землю. Арина думала, ему слегка намнут бока и отпустят, но Маша, заломив руки за спину, потащила добычу на базу. Сестра же вернулась, чтобы отвести новенькую в девичий дом.

– Что с ним будет? – спросила по дороге Кроха.

– А, – спутница отмахнулась. – Пожурят Борьку немного – и все.

– Могли бы сами справиться.

– Не. Мы бы покалечили ненароком. Бабушка Аманда судит не так строго.

– Судит?

– Ну да. Спящий Страж даровал нам законы, – Дашенька бросила трепетный взгляд на зеркальную сферу. – А его избранница следит за исполнением.

– И много у вас… законов?

Та показала четыре пальца.

– Не убивай. Не кради. Не сомневайся. Не поддавайся похоти. Борька нарушил последний, но за подглядывание легко отделается. А вот если бы лапы распустил – Страж забрал бы его.

– Куда?

– Без понятия. Преступников отводят в башню, и больше их никто не видит.

– Кто такой этот Страж?

Работница пожала плечами.

– Колдун. Полубог. Только Бабушка знает. Лишь она говорит с ним, а любой другой сойдет с ума от его гласа. Но я верю в одно: Страж всемогущ, раз сумел защитить нас от Ада.

– Странно, – без задней мысли сказала Арина. – Раз он такой сильный, мог бы и город спасти.

Сильная затрещина едва не сбила с ног. От подлого удара брызнули слезы, но быстро высохли, когда на смену страху пришла ярость.

– Не смей сомневаться в Спящем! Он дал нам жизнь! Даже тебе, грязной бесовке!

Кроха коснулась алого отпечатка на лице, но промолчала. Не те габариты, чтобы выяснять отношения с каланчой. В напряженной тишине они добрались до маленького кирпичного флигеля. Из домика лилось тихое пение. Мелодия завораживала и ласкала уши. За секунду ни от жгучей боли, ни от не менее жгучей обиды не осталось и следа.

Пела молодая рукодельница, пришивая рукав к балахону. При появлении гостей стройная красавица резко встала, уронив на плечи лоснящиеся локоны цвета мазута. На узком, чуточку смуглом лице читалось легкое замешательство, будто ее отвлекли в крайне важный и ответственный момент.

– Принимай на поруки, – буркнула Даша и ушла.

Гостья огляделась. Флигель чем-то напоминал убежище Ежа. Такой же тесный, с голыми стенами, ковром и двухъярусной кроватью. Только света больше и печи нет. Но в отличие от бетонного погреба, в спартанском убранстве домика не ощущалось ни грамма уюта. Он не выглядел обжитым и больше напоминал времянку, где, как правило, надолго не задерживаются. Поэтому никто и не пытался украсить комнатушку, сделать приятной глазу. Постель и стол есть – а остальное от лукавого.

– Привет, – гостья подняла ладонь. – Арина.

– Рита, – смущенно произнесла соседка и вернулась к шитью.

– Вижу, нижняя койка занята. Ладно, полезу наверх. Не привыкать. М-да…

– Ты знаешь законы? – с ходу начала мастерица.

– Не убивать, не воровать, не подглядывать и слепо верить в сказки. Легко запомнить – в метро почти то же самое.

При упоминании подземки рукодельница вздрогнула и уколола палец.

– А ты давно здесь?

– С рождения, – с неохотой прозвучало в ответ.

– Ничего не понимаю.

Кроха подошла к окну. Из домика открывался отличный вид на поле. Пока женщины ухаживали за грядками, малышня собирала овощи и фрукты в березовые туески. Здесь были люди самых разных возрастов. И заставшие старый мир, и появившиеся на свет спустя много лет после Апокалипсиса. При этом все они почему-то бездумно следовали невесть кем и как написанным правилам. И поклонялись, будто идолу, какой-то штуке, явно созданной не богами, не пришельцами, а такими же людьми.

Или все делают это по принуждению? Базой наверняка заправляли военные, но куда делись солдаты и командиры? Дозорные из рощи слишком молоды, у них не ощущается выправки бывалых служак. Уж Крохе есть, с кем сравнивать. Но где все те, кто приложили руки и головы к этому чуду техники? Погибли во время Катастрофы, оставив здесь семьи? Или старуха умудрилась поднять бунт, а предыдущих хозяев или прикончила, или до сих пор держит в подземных казематах? Дело ясное, что дело темное.

– Ты слышала о Войне?

Рита поежилась.

– Да. Мы называем ее Карой. Сама Земля разгневалась и уничтожила тех, кто веками травил ее и утопал в пороках. Но Спящий Страж предвидел это и спас избранных. И приказал жить праведно, чтобы однажды вновь заселить очистившийся мир.

Она произнесла речь монотонно, как по бумажке. Похоже, местным вдалбливали эту чепуху постоянно, вот те и заучили наизусть.

– Неправда, – тихо, но уверенно сказала Арина, глядя на фигуры в поле. – Все это – ложь.

Собеседница вскинула голову и уставилась на гостью. В карих оленьих глазах отчетливо читались испуг и гнев.

– Не смей говорить такое! Иначе…

Кроха потерла зудящую щеку. Да, за ересь здесь карают жестоко. Так что тему лучше менять, да побыстрее.

– Сюда порой приходят сталкеры. Бродяги снаружи.

Портниха кивнула. Иголка, до того пронзавшая ткань с точностью и монотонностью машины, дрогнула и дала косой стежок.

– Бесы. Нечистые. Так о них говорят. Ты тоже была бесом, но свет Стража очистил скверну.

– Ну… да, – Арина решила подыграть, чтобы выудить побольше ответов. – И что с ними случается? С этими… бесами?

– Спящий забирает их.

– Зачем?

– Не знаю. Так сказала Бабушка. Значит, так надо.

– А почему меня не забрал, а… почистил.

– Никому не ведомо, почему Он решает – так или эдак. И дает знать Аманде.

Все чудесатее и чудесатее. Пленница много слышала и читала о всяких сектах и культах. Взять хоть тех же «космонавтов». И эти поклонники шара на ржавой ножке ничем от них не отличались. Разве что обычно шарлатаны просто вешали лапшу на уши своим последователям ради имущества и денег. А Страж, чем или кем бы он ни был, видимо, в самом деле обладал некой силой.

И, что самое поганое – где-то там, в гудящем подвале, томился сейчас дорогой для нее человек, судьба которого напрямую зависела от настроения левой пятки поехавшей бабки, возомнившей себя пророком возрождения. Интересно, почему именно она? На экстрасенса или медиума – спеца по запудриванию мозгов – Аманда не похожа. Говорит тихо, невнятно, страха и трепета не нагоняет. Как ей удалось влезть и прочно угнездиться на вершине башни? Опять одни вопросы – и никаких ответов. Кроха устала от них сильнее, чем от беготни по развалинам.

На базе трижды провыла сирена, похожая на сигнал об открытии гермоворот. Селяне, побросав тяпки и лопаты, серой вереницей потянулись к центру.

– Отбой?

– Нет, – голос Риты дрогнул. – Суд. Идем, нельзя опаздывать.

Оказалось, за северной стеной базы отстроили самое настоящее лобное место. Роль эшафота играл высокий бревенчатый настил. В обычной, а не обезумевшей общине он стал бы прекрасной сценой. Арина увидела длинную лавку. На ней под охраной двух бойцов сидел виновник «торжества», сгорбившись и уставившись под ноги взглядом побитой собаки. Несмотря на пустяковый проступок, он явно не ждал снисхождения. Караул по бокам, наоборот, держался бодро, горделиво, словно лично поймал и доставил на казнь бешеного садиста-людоеда.

Труженики выстроились перед помостом в два ряда. Пришли все – даже беременные и с грудными младенцами. Дети постарше жались к их ногам, пошатываясь от усталости и страха. В отличие от воодушевленных дозорных, других происходящее ничуть не радовало. Угрюмые лица, опущенные глаза и гробовая тишина. Только одна женщина стояла прямо, высоко подняв дрожащий подбородок. На бледных щеках серебрились тонкие полосы. Кроха облизнула пересохшие губы и отвернулась – смотреть на страдания матери невыносимо всегда.

Вскоре из замка вышла королева, судья и проповедница в одном флаконе. Точнее – в кубышке. Столь важной птице грех снисходить к холопам без достойной охраны. Вот позади и вышагивал почетный караул из четверки рослых детин. Интересно, что сильнее поддерживает здешнюю власть: бредни о всемогущей сущности или оружие? Ответ слишком очевиден.

– Друзья, – спокойно начала Аманда с шаткой высоты. – Спящий Страж рассержен. Не на вас. На меня. Думает, я плохо справляюсь со своей задачей. Не рассказываю в должной мере об Аде за этими сияющими сводами. Взгляните! – женщина воздела дряблые ручки к небесам. – Прямо сейчас по этому куполу текут реки кислоты, а над ними бушуют ядовитые бури. Один вдох – и плоть отойдет от костей. По мертвым землям стелется незримый огонь, не угасающий вот уже двадцать лет. И пожирает все, что осталось от про́клятого мира. Из бездны вышли твари и кадавры, а грешники превратились в чудовищ. Уцелевшие забились под землю и гниют заживо, по колено в грязи и крови. Женщины пожирают своих умерших от голода детей и отдаются за кусок хлеба. Тесные зловонные норы дрожат от хаоса и разврата, и ни на миг не смолкает стрельба. Даже самый страшный кошмар меркнет в сравнении с этим хаосом. Неужели вы хотите, чтобы ужасы преисподней прорвались и в нашу обитель? Неужели вам плевать на Стража и его дары? Отвечайте!

Собравшиеся вяло загудели и закачали головами. Похоже, они слушали эту ахинею каждый день.

– Страж дал нам свежую воду. Чистый воздух. Сытную пищу. А взамен велел соблюдать простые правила. Сущая пустяковина за возможность жить в тепле и уюте. И вот Он поведал, что среди нас завелся поганец, одолеваемый черными помыслами! Я не поверила ушам. Мне стало невыносимо больно! Я плакала и молила Его о прощении, но Защитник был непреклонен. Никто не вправе сомневаться в словах Спящего, но все же мы выслушаем обличенного. Быть может, покаяние впустит в душу очищающий свет. Встань, отрок, и скажи, в чем тебя винят.

Боря выпрямился, трясясь, и пробубнил:

– Я смотрел на девушек.

– И где же они были? В поле? Или в столовой?

– Нет…

– А где? Ну же, не бойся. Смотреть не боялся, а теперь еле на ногах стоишь.

– В… бане, – заикаясь, ответил парнишка и залился краской.

– А мама говорила, что это плохо? Что так делать нельзя? Не хочешь глянуть ей в глаза? Вот же она, прямо перед тобой.

Бедняга шмыгнул носом раз, другой и тихо заплакал.

– Позорище! – взвизгнула старуха. – Из-за таких негодяев мир сгорел в адском огне! Мир убийц, воров и озабоченных выродков!

– Простите…

– Я-то прощу. А вот Страж – вряд ли. Он дал нам великую цель – возрождение рода людского. Сделал невозможное, чтобы уберечь избранных от лютой гибели. А ты его подвел! Двадцать плетей!

Толпа ахнула. Мать упала на колени и ткнулась лбом в землю, трясясь от беззвучных рыданий. Столь сурового приговора не ожидал никто. Тщедушный подросток мог просто не выдержать порки. Почуяв неладное, бойцы встали по углам помоста. Висевшие на плечах стволы вмиг оказались в руках. Начхать, что в прорезях прицелов – жены и дети. Может, твои же. Или друзей и соратников. Главное – защитить старуху. Если кто-то из местных и хотел возмутиться, то быстро передумал. Но среди зрителей были не только местные.

– Да вы с ума сошли! – выкрикнула Кроха и шагнула вперед. Рита попыталась поймать подопечную за плечо, но та отмахнулась. Ее раздирала такая ярость, что не удержала бы и рота спецназа. – Собрались убить парня ни за что! Несете чушь про ядовитые реки! Я пришла снаружи. Да, там не сахар, но и не Ад, как вы говорите! И никто не ест детей и не живет по колено в грязи! И уж точно не казнит своих же из-за ерунды! А этот ваш Страж…

«Кедр» плюнул огнем. Почва вспухла аккурат меж лыковых сандалий.

– Заткнись, бесовка! – прорычал бородач. – Или я вырву твой поганый язык!

– Тише, тише, – старуха коснулась плеча своего верного пса, и тот опустил оружие. – Спящий исцелил ее тело, а за душу в ответе мы. Это наша вина, что бесы все еще довлеют над беднягой. Правда, Рита?

Портниха понурила голову.

– Да, Бабушка.

– Нет! – Кроха заслонила соседку и ткнула в сцену пальцем. – Не слушай ее! Она лжет! Все эти слова – вранье!

Боец оскалился и щелкнул затвором. Пистолет-пулемет, казалось, вот-вот сплющится в огромных кулаках. Но сектантка пропустила слова Арины мимо ушей и продолжила ласковым и в то же время угрожающим тоном:

– Разве не тебе велели взять новенькую на поруки?

– Мне, Бабушка.

– Так почему она позволяет себе прилюдно сомневаться в моих словах?

– Простите.

– Прощаю. Десять плетей.

Рита сама поднялась на эшафот. Встала на колени спиной к толпе и скинула балахон. Гвардейцы отстегнули ремешки от оружия и передали самому рослому и плечистому. Верзила хлопнул кожаными полосками так, что бахнуло громче выстрела.

– Она здесь при чем? – не унималась Кроха. – Я сомневаюсь – меня и секите!

– Пятнадцать плетей, – нежно, словно любящая тетушка, проворковала Аманда.

Арина стиснула зубы и пошла прочь от лобного места. Но Машенька и Дашенька заступили дорогу.

– Ты никуда не уйдешь, – донеслось с помоста. – И будешь смотреть.

– Не буду!

– Двадцать плетей.

– Да вы… то есть… – Кроха запиналась, тщательно подбирая слова, чтобы несчастную не забили насмерть. – Да, во мне говорят бесы! А за Куполом – ужас и смерть! Я приму волю Стража, только не трогайте ее!

Бабка тепло улыбнулась, вновь став доброй старушкой-рассказчицей. Жаль, только внешне.

– Это не торги, малыш. Это – суд. Впредь веди себя умнее. Приступайте.

Вояка ухмыльнулся и причесал мохнатую гусеницу под носом. Он даже не пытался скрыть возбуждение и гордо выпячивал грудь, радуясь, что именно ему выпала честь избивать подростков. Виновных лишь в том, что их угораздило родиться среди сумасшедших садистов. И после этого старуха еще смеет называть мир за Куполом Адом? Нет, Ад не там, где грязь, смерть и чудовища. Ад там, где обитают черти вроде изверга с плетью, пусть даже эта преисподняя выглядит краше самого рая.

За всю порку Рита не проронила ни слова, хотя палач старался изо всех сил. Ремешки сами по себе были довольно мягкими, но карабины на концах нещадно драли кожу. После десяти ударов на спине девушки не осталось живого места. После пятнадцатого Рита не выдержала и рухнула ничком. Но истязания это не остановило, и бугай с наслаждением стегал неподвижное тело. Бабушка в это время давила милейшую улыбку, сцепив пальцы на животе и внимательно наблюдая за Крохой.

Та в свою очередь искала взглядом кого-нибудь из бойцов, кто не получал удовольствия от зрелища. Логика была проста, как три патрона: мастерица – красивая деваха, и хоть один бугай наверняка положил на нее глаз. Да не с целью залезть под накидку, а с какими-никакими чувствами. И не мог просто стоять и безучастно взирать на ее мучения.

Среди бабкиной гвардии таких не нашлось. И немудрено: любой тиран подбирает свиту под стать. Только светловолосый парень, прежде карауливший особо опасного преступника на лавке, отрешенно пялился вдаль, делая вид, что ему все равно. И неумело отыгрывал роль преданного истукана на посту: идеальная выправка, поднятый подбородок и полная неподвижность. Но при каждом ударе веки вздрагивали, будто лупили его самого, а губы сжимались в тонкую бледную линию.

Удивительно. Одна пуля – и со злобной каргой покончено. Что заставляло вооруженного парня стоять столбом, когда рядом истязали дорогого человека? Как и чем им всем промывали мозги? Мистика…

Кроха постаралась запомнить лицо молодого воина. Круглое, с перебитым носом и толстым шрамом над левым глазом. Довольно приметное.

В отличие от Риты, стоически перенесшей наказание, малец ревел и метался, как загнанная крыса. Мать ползала под настилом и просила высечь ее, да хоть убить, лишь бы не калечили сына, но пухлая моська Аманды лучилась все тем же умиротворением. Будто напекла вкусных пирожков и ждала внучат в гости, а не командовала зверской расправой.

А ведь где-то отец этого бедолаги. И он наверняка все слышит. А может, и видит. Какая сила их всех сдерживает? Что не дает прямо сейчас насадить мегеру на вилы?

Наконец, кошмар закончился.

– Приятного ужина! – бабка хлопнула в ладоши и удалилась.

Проходя мимо пленницы, задержалась на миг и едва слышно произнесла:

– Я знаю людей вроде тебя, как облупленных. А еще лучше знаю, как их ломать. Не забывайся.

Работники разошлись по домам. Никто не помог матери унести потерявшего сознание мальчишку. Наоборот, сторонились, как прокаженных, отворачиваясь и пряча глаза. Или просто окружающих стыд заел? Парень со шрамом подался к Рите, но напарник швырнул ему окровавленный ремешок и приказал возвращаться на пост. Кроха осталась одна у распростертого на бревнах тела. К счастью, изуродованная спина медленно вздымалась и опадала.

– Ты как? – Арина присела рядышком. От вида рваных ссадин и алых потеков желудок полез наружу, но девушка не посмела отвести взгляд.

Интересно, как бы она повела себя на месте Риты? Выдержала бы или умерла? Кричала и брыкалась, или терпела бы? Опять все слишком очевидно.

Мастерица встала, поправила одежду и побрела к флигелю. На соседку даже не посмотрела, и от этого стало еще горше. Лучше бы ударила или плюнула в лицо, ведь нет ничего страшнее молчаливого презрения.

– Прости, пожалуйста. Если бы я знала…

Девушка не ответила. Глаза защипало от выступивших слез. Чтобы не зареветь, Кроха со всей силы ущипнула себя за руку. Она не имела права раскисать, когда рядом шла та, которая не издала ни звука и после двадцатого удара.

– Эта тварь ответит за все. Клянусь.

Рита обернулась. Наградой за благородный порыв стала кривая усмешка.

– Значит, ты скоро умрешь.

Пленница зловеще улыбнулась:

– Поживем – увидим.


Глава 12
Камень, ножницы, бумага

Сирена протяжно взвыла один раз – отбой. Несмотря на раны, Рита забралась под одеяло и сразу уснула. Или сделала вид, что спит – общаться с виновницей этих ран она явно не собиралась. Кроха от нечего делать решила тоже вздремнуть, но не смогла. Во-первых, под чертовым Куполом царило не только вечное лето, но и вечный день, и яркий свет в окне с непривычки сильно напрягал. Во-вторых, очень хотелось есть, но где раздобыть еды, девушка не знала, а рвать с грядок побоялась. Вдруг посчитают воровством? Ну, а вишенка на грибном кексе – стоило только закрыть глаза, и в голове начинали щелкать плети. И чем глубже беглянка погружалась в сон, тем громче звучали удары.

Оставалось лежать пластом и пялиться в потолок. Голод, страх и усталость атаковали разом со всех сторон. Никогда прежде она не чувствовала себя настолько одинокой и беззащитной. Недаром говорят: когда есть – не ценим, а потеряв – плачем. Все бы отдала, лишь бы вернуться домой с отцом. Забыла бы о сталкерстве, расцеловала бы свиней в сопливые пятаки, извинилась бы перед работницами за дерзость и настырность. Может быть, заглянула бы на Алабинскую в выходной…

Интересно, как там Еж? Уже в метро или бродит по руинам? Как бы не съели по дороге, он же один совсем, и рука перебита… Тут Кроха поняла, что жалеет вовсе не Егора, а себя. Ему-то все по плечу, а ей придется выкручиваться и спасать Влада одной, без друзей и близких. В месте, похожем на рай, но, по сути – в концлагере.

Вдруг дверь тихо скрипнула. Рука в тактической перчатке поставила на пол лукошко с помидорами, вареной картошкой и тюбиком с красным крестом. Услышав шорохи, Рита осторожно встала и прошмыгнула на крыльцо. Выждав немного, Арина прокралась следом и прильнула щекой к косяку. Хотела узнать, о чем судачат влюбленные, но то ли нашумела с непривычки, то ли у парня слух был собачий, но шпионку вмиг раскрыли. Боец ввалился в дом, схватил ее за волосы и швырнул на ковер. Видит бог, если бы мастерица не оттащила буяна, любопытной Варваре точно что-нибудь бы оторвали.

– Тварь, – прошипел дозорный, выпучив покрасневшие глаза. – Убить тебя мало.

– Лучше бы бабку убил! – огрызнулась та в ответ.

– Самая умная? Думаешь, ее просто так терпят?

– Хватит! – крикнула портниха. – Макс, уходи. Здесь опасно.

– Там мазь… – смущенно пробормотал бородатый детина. – Снимет боль.

– Послушай, – Кроха встала и смерила парня строгим взглядом. – Я просто хочу спасти отца. Мы никому не скажем о вашей общине, обещаю. Живите, как жили.

Гость подался вперед и грозно шепнул:

– За один этот разговор нас всех отдадут Стражу. Не лезь, куда не надо. Если из-за тебя с ней что-нибудь случится – удавлю.

Он развернулся, и в спину отравленной стрелой вонзилось:

– Трус!

– Ах, ты…

Рита встала у него на пути и уперла ладони в грудь. С тем же успехом можно было пытаться затормозить паровоз, но Макс остановился и опустил кулак.

– Ты не знаешь, на что она способна, – опасливо произнес боец, словно стоял не во флигеле на отшибе, а посреди толпы. – Аманда слышит Спящего, а Спящий слышит Аманду. Если Бабушка пожелает – любой под этим Куполом упадет замертво. Или сойдет с ума. Или начнет ползать перед ней на четвереньках.

Арина фыркнула.

– Сам-то видел такое?

Он сжал губы, венки на висках задрожали.

– Нет. Но старшие говорят…

– Мало ли, кто что говорит! Таких говорунов везде навалом, один разговорчивей другого. Летающие города, живые мертвецы, люди-крысы, колдовство, розовые пони – чего я только не слышала от этих твоих «старших». После третьей стопки и не такие байки сочиняют.

– Это не байки!

Кроха скрестила руки на груди и одарила собеседника ехидным взором.

– Докажи.

Вместо очередного приступа злобы Макс неожиданно хохотнул.

– А зачем? Не хочешь – не верь. Зато другие верят. И пойдут на все, чтобы защитить старуху.

– Вот это похоже на правду.

Парень хмыкнул и вышел на крыльцо. Настало время пустить в ход решающий козырь:

– Макс! В метро хватит места всем. Да, там не рай, но далеко и не ад. Вас с Ритой никто и пальцем не тронет. Не станет командовать, придумывать дурацкие правила и лезть под одеяло. Обещаю! Только помоги мне.

Дверь захлопнулась.

– Не терзай себя, – соседка поставила лукошко на стол и протянула томат. – Отсюда не сбежать.

– Я и не собираюсь сбегать. Набегалась уже, – Кроха уставилась на большущую красную ягоду. Желудок тут же откликнулся на одуряющий запах и жалобно заурчал. – Я хочу избавиться от бабки. Так нельзя, это пытка какая-то.

– Брось. Здесь тепло, спокойно, кормят от пуза. А если не выделываться – и сечь не будут.

Арина удивленно уставилась на девушку.

– Ты серьезно?

– Угу, – та откусила кусочек картошки. – Большинство все устраивает.

Пленница поморщилась и медленно покачала головой, не спуская глаз с жующей соседки.

– Вы – как свиньи в загоне.

– Какие-такие свиньи?

– Животные. Сидят всю жизнь в клетках. Жрут, срут, спят и больше ничего не делают. Ни о чем не мечтают, никуда не стремятся и боятся что-либо менять. А зачем, ведь добрые хозяева холят и лелеют. С ними тепло, спокойно, и кормят от пуза. Только режут потом на мясо. Никого не напоминает?

– Нет, – портниха усмехнулась. – Нас никто не режет.

– Неужели? – Кроха вскинула брови. – А кого тогда забирает Спящий? Где твои родители, Рита?

Сказанное наугад попало точно в цель. Сталкеры начали захаживать в аномалию всего месяц назад, а прежде ее заслонял Рубеж. Логично предположить, что долгие годы – возможно, с самого начала Войны – чокнутая старуха приносила в жертву железному божку своих же соплеменников.

– Что они сделали? Какой закон нарушили? Подглядывали за кем-то? Украли лопату?

– Хватит! – в комнате повеяло холодом. – Не твое дело.

– А чье? Вам всем плевать. Вы боитесь сказок какой-то бабки!

– А что еще делать? У нее целая армия! Стены видела? А ворота? Убеди всех взяться за оружие – за что они возьмутся? За грабли и тяпки? Против пуль и бетонного забора?

Арина вздохнула и села на кровать, держа томат перед собой, будто череп Йорика.

– Прости… Я много треплюсь, но мало что могу. Был бы здесь Еж…

– Кто это? – Рита опустилась рядом.

– Бродяга из метро. Сильный и смелый. Он бы эту змеюку пополам порвал. И всех прихвостней в фарш порубил.

– Что такое фарш?

Арина махнула рукой с досады и отыгралась на помидоре. Рот наполнился солоноватой мякотью, Кроха аж зажмурилась от наслаждения. Читала об этих чудных плодах, видела на картинках, но пробовала впервые. И представить не могла, что они настолько вкусные. Три укуса – и остался лишь похожий на зеленого паука хвостик.

– Подмога не помешает, – задумчиво шепнула соседка. – Жаль, бесы всегда являются по одному. Если бы пришло несколько…

– Никакие они не бесы! Обычные люди. Такие же, как я.

– Но тебя очистил свет Стража.

– Да нет никакого Стража! – разозлилась Арина.

– Говори тише.

– Извини. Это просто какая-то хитрая штуковина. Изобретение ученых или военная разработка. Господи, ты даже не знаешь, что такое фарш! Вам любая ерунда покажется волшебством. Младенца обдурить сложнее.

Девушка растянула уголки губ и нахмурилась.

– Не обижайся, я не со зла. Просто трясет от всего этого. Но ты права – без подкрепления не обойтись. Значит, надо подать сигнал наружу.

– Но как?

Арина взяла со стола уголек, которым портниха размечала выкройки. И нарисовала на белой стене три круга – большой, внутри – поменьше, а в середине – самый маленький.

– Это Купол, – стрелочка ткнулась во внешнее кольцо. – От него до рощи примерно пятьсот шагов.

– Ближе не подойти. Дозорные поймают и высекут. А не смогут догнать – бахнут по ногам. К деревьям лучше вообще не ходить.

– Ладно. Нужно как-то доставить послание отсюда, – между посадкой и деревней зачернел тонкий крестик. – Сталкеры найдут его и приведут помощь. Может, воздушный змей? Так ветра нет… Лук? Даже самый мощный не добьет, а я и обычный вряд ли смастерю. Засада…

– Вообще не понимаю, о чем ты говоришь. Неудивительно, что вас, пришельцев, считают бесами.

Кроха закусила сгиб указательного пальца, нахмурилась, наморщила лоб.

– Где тут раздобыть бумагу? – наконец, спросила заговорщица.

Рита пожала плечами.

– В старых домах. Там много всякого, но туда можно ходить только бойцам из башни.

– Что же, рискнем. Попытка – не пытка.

– Ошибаешься, – мрачно прозвучало в ответ. – Если нас поймают…

– Тогда пойду сама.

– А толку? Я за тебя отвечаю. Высекут обеих.

Арина потерла тяжелые веки и вздохнула. Клонило в сон, но она боролась из последних сил. Чем дольше в этом концлагере – тем меньше шансов спастись.

– И все же попробую. Когда все узнают, что Купол безопасен – бабке конец.

– И как их предупредить?

– Есть одна мысль. Завтра и начнем, – «бесовка» зевнула и причмокнула. – Спину помазать? Раз уж лекарство принесли.

– Давай.

Рита разделась и легла на живот. Вблизи стали видны россыпи старых шрамов. Казалось, на смуглую кожу в беспорядке налипла паутина.

– За что это тебя?

– За всякое.

– Например?

– А ты настырная, – проворчала портниха.

– Есть немного.

– Пару лет назад отказалась от жениха. Пригрозила убить себя. Пороли, морили голодом – все без толку. С тех пор живу одна. И особо не жалуюсь.

– В смысле, отказалась от жениха? Это как вообще?

– А вот так. Когда девочка взрослеет, ей устраивают смотрины. Неженатые дозорные дерутся меж собой, а победитель – жених.

– Фу…

Рита усмехнулась.

– Тебя это тоже ждет. Бабы у нас на вес золота. Мы же род людской возрождаем, все дела. Тем более, ты особенная.

– Чем это?

– Первая, кто пришел из Ада и принял свет Стража. Прежде такого не было. Поэтому, кстати, за твою ошибку лупили меня. Но лучше не испытывай терпение Аманды. Даже не представляешь, что она за человек.

– Да уж догадываюсь, – Кроха наморщила нос.

– Можно, кое-что спрошу? – осторожно поинтересовалась соседка.

– Да, конечно.

– Только никому не говори.

– А кому? Старухе, что ли? Поверь, мы на одной стороне.

– Надеюсь. Как у вас под землей… ну, женятся?

Вроде бы такой простой вопрос немало озадачил Кроху. Если спросят, как дышать, с ходу разве ответишь? Понятно, что речь шла не о свадебных ритуалах, а о непосредственных причинах оных. Так сказать, предпосылках. Подумав немного, девушка прошептала:

– Да по-разному. Чаще – по любви. Иногда ради сытой жизни. Но силой никого не принуждают. В Городе уж точно.

– Что за Город?

– Моя община. Там живут хорошие люди. Как мой отец, например. Правда, и Ежи встречаются, но очень редко. Ну, вот и все, – она отложила тюбик и вскарабкалась на койку.

– Спасибо. Знаешь, хотела бы я поглядеть на ваше… метро.

– Желание – первый шаг к его исполнению. Спокойной ночи.

* * *

Арина почти сразу утонула в беспокойном сне. Перед глазами замаячили неясные образы. Сквозь туман проступали силуэты – целая вереница, тянущаяся из марева к ослепительно яркому свету.

В небе застыли черные туши. Сотни голосов слились в тревожное бормотание, в котором нельзя было разобрать ни слова. Вдали вспыхнул огненный шар, и все исчезло. Девушка оказалась посреди заснеженной дороги, с обеих сторон нависали пустые бетонные коробки.

На двери ближайшего подъезда белела кривая надпись с потеками краски: «Спасайся». Рядом лежал скелет в обрывках военной формы. Большая красноглазая ворона настойчиво долбила шлем, не издавая при этом ни звука.

Ноги сами понесли к трупу. Кроха изо всех сил пыталась отвернуться, но не могла – голову будто зажали в невидимых тисках. Обычно страх будит, но она лишь четче видела раззявленный рот и сморщенный темный язык. Вдруг остов махнул зажатым в полуистлевшей руке автоматом. Птица, роняя острые, как ножи, перья, упорхнула в разбитое окно. Избавившись от назойливой соседки, скелет начал медленно выпрямляться.

Арина крутанулась волчком и помчалась прочь, но по колено утонула в вязком сером месиве. Забилась, как пчелка в чашке меда, но чем сильнее дергалась, тем глубже погружалась. Когда грязь дошла до пояса, чья-то рука схватила за шкирку и рывком вытащила из зыбучего асфальта.

– Эй. Эй!

Она вздрогнула и открыла глаза. Над ней нависла Рита и трясла за плечо.

– Ты как?

– Вроде в порядке.

– Ну, ты даешь. Кровать ходуном ходила. Думала, завалится.

– Извини.

– Кошмар? – участливо спросила смуглянка.

– Не знаю. Забыла все.

– Ложись тогда. А то скоро…

С базы донесся протяжный вой. Девушки быстро собрались и поспешили к длинному бараку у самой кромки поля. К ветхой постройке брели угрюмые люди, похожие на ожившие восковые фигуры. Серые ручейки сливались в безликий поток, чтобы исчезнуть за покосившимися дверями. Около них, привалившись к стене, скучал часовой.

Нет, это не община, подумала Кроха. Скорее, колония-поселение.

Они зашли последними. Взяли из высокой стопки деревянные миски и заняли очередь. Мрачная вереница медленно двигалась к окошку, из которого слышалось бульканье котлов и стук ножей. Все молчали, даже маленькие дети. Если бы не светлые одежды, завтрак был бы неотличим от поминок. Только поминали не усопшего, а надежды на свободное будущее. Наверняка кто-то задастся вопросом: а достойны ли его обитатели Погоста? С таких мыслей все и начинается. Сперва – достойны ли они свободы? Затем – достойны ли они жизни? Там и глазом моргнуть не успеешь, а по руинам мертвого мира уже мутанты бегают.

В тарелку шлепнулись черпак пшеничной каши на воде, половинка вареной картошки и огурец. Обогнув стол, спутницы примостились в конце – у самого выхода. Между ними и другими работниками поместились бы еще десять человек, однако никто не изъявил желания подсесть ближе.

– Мы изгои и отщепенцы, да?

– Ешь молча. У нас пять минут.

Кроха хотела уточнить, что еще надо делать по расписанию, но решила не портить подруге аппетит.

– Мяса охота… – она помешала тягучую жижу и вздохнула.

– Ты свалишься, если не поешь. Отбой через пятнадцать часов.

Ложка чуть не выпала из дрогнувших пальцев.

– Через сколько?!

– Тише, – Рита больно пнула Арину в щиколотку. – Не ори, пожалуйста. А то опять плетей получу.

– Просто какой-то садизм. Даже в метро так не пашут. Как вы это тер… ай! Все, молчу.

Рупор под потолком коротко пискнул, следом полилась сладкоголосая речь Аманды:

– Привет, друзья! Давайте поблагодарим Стража за еще одно счастливое утро! Без его щедрых даров и защиты мы бы давно сгинули в невидимом пламени.

Едоки разом встали, поклонились и сцепили пальцы на животах. Рита пихнула подопечную локтем и шепнула:

– Повторяй за всеми. Или хотя бы открывай рот.

Нестройный хор уныло затянул:

– Спасибо спящему во тьме, что не дает сгореть в огне. Что отгоняет хлад и хворь, что дарит сытный стол и кров. Пока он видит вещий сон, клянемся соблюдать закон. И новый мир без зла и зим мы словом Стража возвестим.

– Кто сочинил этот ужас?

– Тихо.

– Молодцы! Он гордится вами! И я тоже. Доброго труда.

Жители вяло захлопали сами себе. Судя по отрешенным взглядам и сжатым губам, мозгомойка их не сильно радовала.

* * *

Инструменты выдавали в порядке живой очереди. Пока девушки добрались до подсобки, там остались только ведро и лейка.

– Не повезло, – усмехнулась Даша, следящая за инвентарем. – Таскайте воду. Колодец у базы, Рита покажет.

– А почему бы насос не поставить?

– А почему бы тебе не заткнуться?

– Ясно, понятно. Удачного дня.

Улица, по которой они шли, была самой широкой и населенной. И отлично просматривалась от ворот. Но иной возможности пошарить по заброшкам могло и не выпасть. А так и отговорка готова: пошла за водой, да заблудилась. Вряд ли за такое накажут, хотя, зная местные порядки, исключать такую возможность не стоило. Но на одной чаше весов была спина подруги, а на второй – судьба отца и всех этих забитых, погрязших во лжи страдальцев. И вторая заметно перевешивала. Как известно, важнее одной жизни могут быть только две жизни.

Предупредив спутницу, Кроха юркнула в тесный проход между домами. Перед ней протянулся коридор крапивы со стеблями в палец толщиной. Жгучие волоски свисали с них длинной бахромой. Арина поморщилась, словно проглотила кусок тухлой свинины. Надо было возвращаться и искать другой путь, но с улицы донесся тяжелый топот армейских ботинок, причем приближались явно двое. Кто-нибудь наверняка заглянет в подворотню и сразу заметит серое пятно на зеленом фоне. Интересно, что больнее – плетка или крапива?


– Что там, Михась?

Верзила в «Березке» сощурился и повел плечом.

– Не пойму. Вроде кусты шелохнулись.

Напарник хохотнул.

– Совсем дошел со своей бдительностью. Кто ж туда в здравом уме полезет?


Хлопковый балахон спасал от жгучих волосков чуть лучше, чем марля от дождя. Под кожу словно впрыснули кипяток, все тело горело огнем, руки и щиколотки распухли и покраснели. Кроха бежала со всех ног, прикрывая лицо руками. Двадцать шагов, казалось, растянулись на целый час.

Кубарем выкатившись из зарослей, вымазанная крапивным соком, она упала на траву и попыталась вдохнуть. Но легкие словно уменьшились втрое, а горло сжало изнутри. Чем дольше девушка лежала, тем сильнее ощущался невыносимый зуд в мышцах. Кое-как встав, она завалилась в кособокий домишко с местами обвалившейся черепичной крышей. И как раз вовремя – с улицы донеслись голоса.

– Точно видел! Кто-то выбежал отсюда!

– Во дела. Вся крапива поломана. Дуй на поле и узнай, кого нет. А я пока осмотрюсь.

– Ага. Если что – зови.

Беглянка забилась под пыльную кровать и зажала рот ладонью. Ее будто окунули в чан с хорошенько прогретой водой и подбросили дров. Из воспаленных глаз лило ручьями, от удушья в висках стучали молоты.

– Эй, ты тут? – грязные «берцы» замерли в метре от укрытия. – Все в порядке? У меня лекарство есть. – Хлопок по карману. – Вылезай, а то помрешь еще.

Вслед за слезами по опухшим губам обильно потекли сопли. Арина с трудом соображала, в голове вертелось одно слово – лекарство. Стоит выдать себя – и мучение закончится. Соврет что-нибудь, мол, заблудилась и полезла в крапиву по незнанию, дура этакая. Может, даже не высекут. Но тогда вся задумка пойдет крысе под хвост, а сталкеры так и будут попадать в лапы безумной бабки. Как же горит…

– Михась! – крикнул вернувшийся напарник. – Сказали, Ритка и Арина по воду пошли.

В пропахшей нафталином тишине отчетливо хрустнули костяшки.

– Это новенькая смылась, зуб даю! Бегом к колодцу, и вытряси из нашей недотроги все, что сможешь.

– Лады. А ты тут поищи.

Девушка зажмурилась. Из-за нее подруге снова влетит. Может, все же сдаться и попробовать позже? Потерпит денек, зато ее не тронут. Но потерпит ли отец? Что вообще с ним делают в башне? А другие бродяги? Скольких еще заманит в сети толстая паучиха?

– Поищи-поищи, – Михась потоптался на месте. – Что мне, под каждую кровать заглядывать?

Кроха вздрогнула и затаила дыхание. Получилось с трудом – и так от недостатка воздуха все плыло и кружилось. Бородач еще немного поскрипел половицами, чихнул и удалился. Лишь когда все звуки стихли, Арина вылезла из-под койки. На возвращение оставались считаные минуты: чем быстрее справится – тем меньше достанется смуглянке.


– В кусты пошла, – спокойно ответила Рита.

– Брешешь, дрянь! – узловатые пальцы вцепились в плечо. – Кто в крапиву по нужде ходит?

– Больно…

– Щас еще больнее будет. А ну, говори, где бесовка?

– Да что ты пристал?! Она травы никогда не видела. Вот и полезла, куда попало.

– Врешь, падаль. По глазам вижу, – мужик отстегнул ремешок от «Кедра». – Мало вчера всыпали? Не вопрос, добавим.

– Эй! Я здесь!

Дозорный обернулся и присвистнул.

– Етицкая сила. И правда, в крапиву залезла. А-ха-ха, во бестолочь!

– Да, – Арина вяло улыбнулась. – Есть немного.

И грохнулась плашмя.


Глава 13
Сделка с дьяволом

Она с трудом разлепила опухшие веки. Перед лицом маячило что-то темное. Зрение потихоньку прояснялось: яркое пятно вдали стало окном, похожая на снег куча – ворохом тряпья, сплошная белизна прочертилась ровными кирпичиками.

– Ты как? – спросила Рита.

– Все зудит, – простонали ей в ответ.

– Не чешись, скоро пройдет. В тебя вкололи целое ведро.

Арина привстала на локтях и тряхнула головой.

– Долго я спала?

– Два часа.

– Сама как?

Рита завела за ухо смолянистую прядь. Под левым глазом набух свежий синяк.

– Вот суки! – Кроха вздрогнула и хлопнула по губам. – Ой…

– Не волнуйся. Могло быть хуже.

– Главное, ты страдала не зря.

Из-за пазухи на одеяло перекочевал весьма странный набор. Рулон пергаментной бумаги для запекания. Толстая парафиновая свеча. Коробка спичек. Моток ниток. И огрызок карандаша. Рита смотрела на все это разнообразие, как на проклятый клад – со смесью животного ужаса и крайнего любопытства.

– Это вещи из старых домов. Их нельзя трогать.

– Пока никто не видит – можно. Еще нужны горсть муки, вода и железная кружка.

– Что ты собираешься делать?

Арина подмигнула.

– Увидишь.

Пока над пламенем свечи варился клей, беглянка отрезала четыре листа и написала на каждом:

Купол безопасен.

Здесь живут люди.

Им нужна помощь.

Не идите в одиночку.

Соберите отряд.

Большой.

А лучше найдите Ежа.

Арина Бронина (ст. Театральная)

Затем связала прямоугольный каркас из тонких прутиков. Немного повозилась со склейкой, отрезала от свечи кусок нужного размера и подожгла фитиль. Нагревшийся воздух вознес китайский фонарик под самый потолок.

– Это магия, – благоговейно выдохнула соседка.

Кроха уперла кулаки в бока и удовлетворенно кивнула.

– Это физика. Ветер отнесет послание в руины. И если очень сильно повезет, его найдет какой-нибудь добытчик. А может быть, оно упадет в реку. Или в пасть мутанту. Или письму никто не поверит. Возможно всё. Шанс на успех меньше, чем крупинка муки, – она стряхнула с ладоней белое облачко. – Но лучше попробовать и оплошать, чем не попробовать вовсе. Как думаешь?

– Думаю, ты странная.

Арина не без гордости ухмыльнулась.

– Есть немного. Ну что, запускаем?

В приподнятом настроении они вышли на крыльцо. И нос к носу столкнулись с теми, кого меньше всего ожидали увидеть – с Ее Величеством королевой Купола в окружении верных гвардейцев. Почему здесь? Почему именно сейчас?

Пухлая морщинистая ручка бережно взяла фонарик и поднесла к лицу. Блеклые глазки подслеповато сощурились. Заговорщицы остолбенели.

– Какая прелесть, – старуха смяла каркас и швырнула в траву. – Все гадала, зачем тебе этот хлам. Решила оставить да посмотреть – и не прогадала. Впрочем, я никогда не прогадываю. Иначе не оказалась бы там, где оказалась.

Беглянка хотела закричать, но не смогла. Просто стояла и смотрела, как огонь пожирает поделку, а вместе с ней – и призрачную надежду на спасение.

– Идем. Пора заняться твоим воспитанием.

Конвой отвел их к эшафоту. Кроха телом и духом готовилась к очередной порке, но все оказалось гораздо хуже. Перед ней на коленях стоял человек в маскхалате и с мешком на голове. На бедре и плече серели старые запятнанные бинты. Бабушка сняла мешок, открыв взорам осунувшееся лицо. Бледное, со всклокоченной бородой и темными кругами под глазами. Пленный жмурился, часто моргал и выглядел так, словно неделю не спал и не ел.

– Папа? – шепнула девушка.

Спас дернул плечами и нахмурился.

– Хватит меня морочить, ведьма!

– Пап, это я…

– Прочь! – прохрипел сталкер. – Убирайся!

– Ты чего, дед? – проворковала мегера. Она аж сияла от счастья, донельзя довольная устроенным спектаклем. – Родную кровинушку не признал?

– Моя дочь дома! А это – призрак! Но знай – ни ты, ни тварь из башни ничего не получите! Плевал я на ваши фокусы.

– Какие фокусы? – Аманда усмехнулась. – Какие призраки? Разве их можно пощупать? Ну же, малыш, обними отца.

– Пап? – беглянка шагнула к нему с протянутой рукой. Влад поморщился и отвернулся, будто под нос сунули раскаленный прут. Когда дрожащие пальцы коснулись впалой щеки, бродяга дернулся, как от удара током, и широко открыл воспаленные глаза.

– Арина?! – с гневом и удивлением выпалил пленник. – Не может быть… Как ты здесь очутилась?

Она смахнула влагу со скул и виновато буркнула:

– Егор проводил.

– Что?! – Спас ошалело уставился на нее. – Какого?.. Ах, он… Да я его… Господи!

Мужчина уронил голову на грудь и затих.

– Прости, – Кроха всхлипнула. – Еж не хотел, я сама напросилась. Ведь ты ушел, даже не попрощавшись. Я не смогла просто взять и… Не злись.

За долгую жизнь Спас повидал достаточно зла. Доставал трупы из взорванных домов. Поднимал тела пропавших детей со дна водоемов, пока родители ждали на берегу. Вскрывал сплющенные в гармошку машины и пущенные под откос вагоны с окнами, словно вымазанными изнутри красной краской. Тушил автобусы со сгоревшими живьем пассажирами. На его глазах начался конец света. На его руках умерла жена. А затем – двадцать лет бесконечной крови и смертей. Но впервые в сознательном возрасте он заплакал, как ребенок. Ведь у него отняли все.

– Ну, полно, полно, – бабка жестом велела подручному отвести Арину подальше. – Порыдали – и хватит. Есть занятие получше. Дочурка опять воду мутит. Страдания других ее, похоже, не волнуют. И что с ней делать, а? Бить бесполезно – такие терпят до последнего. Поэтому поступим иначе.

Риту поставили на колени рядом с бродягой. Аманда положила ладони им на плечи, как торговка, предлагающая получше оценить товар.

– Прямо сейчас на этом самом месте один из них умрет. Кто именно – решать тебе. Откажешься выбирать – погибнут оба. Поняла? Подружка или отец? Думай.

Кроха всплеснула руками.

– Вы шутите?

– Ну что ты, девонька, – ласково ответила старуха. – Шутки кончились. Не хочешь по-хорошему – будет по-моему.

Охранники, не сговариваясь, щелкнули затворами, тонкие дула уткнулись в затылки.

– Пожалуйста, прекратите! – взмолилась пленница. – Я больше не буду.

– Вчера, помнится, обещала то же самое. Сказала, станешь слушаться. Соблюдать законы. Примешь свет Стража, – тоном строгой учительницы перечисляла Бабушка. – А сегодня все по новой. Твои слова ничего не стоят, маленькая врунья. Но я придам им веса. Они определят, кто умрет, а кто выживет. Быть может, это научит тебя ответственности.

– Клянусь, я сделаю, что угодно!

– Отлично, – мегера растянула губы в кривой ухмылке, став похожей на жирную змею. – Выбирай.

– Нет! Лучше меня убейте!

– Еще пригодишься. А с этой парочки толку, как с лопуха муки. Но одного пощажу – так уж и быть. Или одну. Все в твоих руках.

– Я не могу… – едва слышно прошептали в ответ.

– Вот, значит, как… Смелая, пока на плечики ничего не давит. А как прижало – сразу сдулась. Жиденькая ты на расправу, Ариночка. Не кремень ни разу. Даже не глина. Ребята, кончайте обоих.

– Стойте! – не своим голосом выкрикнула Кроха. От неожиданности бойцы встрепенулись и вскинули стволы. – Ради бога, дайте мне шанс!

– Уже дала. Ты потратила его на бумажный фонарик. Другого, увы, нет.

– Чтоб ты сдохла, ведьма! – прохрипел Спас.

– Девонька, часики тикают. Я устала тут торчать. Считаю до трех. Раз.

Бедолага зажмурилась.

– Сложно сказать – просто ткни пальцем. Два.

– Прости…

Трясущаяся рука указала на Риту. А та и бровью не повела. Лишь усмехнулась и подняла взгляд к сияющим небесам. Казалось, только этого и ждала, видя в смерти избавление.

– Сереженька, приступай.

Бородач кивнул и выстрелил… в воздух. Пока Кроха ловила челюсть, бабка схватила ее за грудки и тряхнула так, что балахон затрещал по швам.

– Ну как? – прошипела она. – Понравилось? А теперь представь, что пришлось бы делать это каждые полгода на протяжении чертовых двадцати лет! Стражу нужны жертвы. Без них вся эта красота исчезнет вмиг. Я лично отправила на смерть сорок человек, чтобы остальные выжили. На смерть, которой не пожелаешь и врагу, а среди них врагов не было. Я знаю всех по именам. Помню до сих пор их лица – каждую морщинку, каждую, мать твою, складочку, каждый взгляд – когда они стояли на этом самом месте и слушали приговоры за дебильные, надуманные и высосанные из пальца проступки. Мы вместе работали, жили под одной крышей и жрали с общего стола. Двоих любила как сыновей, одного – как мужа. Но или они – или все, иначе было никак. И я не позволю, чтобы дорогие мне люди сгинули зазря, – Аманда брызнула слюной. – Я не дам тебе, грязной подземной шлюхе, все разрушить. Будь ты парнем – уже кормила бы Спящего своей поганой душонкой. Но девок у нас мало, а род должен продолжаться. Надеюсь, понимаешь. А если совсем тупая – поясню наглядно. Ну-ка, хлопцы, всыпьте ей хорошенько! Пусть усвоит науку.

– Только тронь ее! – взревел Влад, но удар приклада опрокинул великана на помост.

– Отец!

Кроху схватили и швырнули на лавку. Гвардеец сжал в кулаке ремешки и усмехнулся в предвкушении скорой крови. Второй сел пленнице на колени, третий придавил щеку к доскам. Балахон треснул, по бледной спине пробежал холодок. Девушка зажмурилась и добела сжала губы, ожидая вспышки боли, какой не доводилось испытывать прежде.

Но плетка хлестанула по настилу – патлатый амбал примерялся, хорошо ли она лежит в кулаке.

– Для начала – десяточку, – распорядилась Бабушка спокойным, миролюбивым тоном. – Дальше видно будет. Но не перестарайся – живой нужна.

– Понял.

Палач замахнулся, да так и встал с поднятой рукой. Из-за рощи донесся стрекот очередей, им вторило гулкое эхо.

– Опять бес залез, – проворчала старуха. – Разберитесь.

Трое бойцов припустили через поле, пара заняла позиции по углам эшафота. За черно-белой стеной вновь началась пальба. Кроха обреченно выдохнула. Очередная жертва угодила в тенета, на помощь рассчитывать глупо.

– На дереве! – далекий вопль сменился булькающим стоном.

– Дерьмо!

– Слева!

– Ослеп? Справа!

– Что за чертовщина! Он движется слишком быстро! А-а-а!!

– Валим!

– Семен, включай тревогу, – тихо сказала Аманда, не отводя взгляда от рощи.

– Может, отойдем за ворота?

– Может, возьмете яйца с полок и прикончите ублюдка?! Позор, с одиночкой разобраться не можете. Делай, что велено!

– Есть!

Кроны качались, как от сильного ветра, в листве мелькала неясная тень. Стрекот резко обрывался то тут, то там, бабкины прихвостни вскрикивали и затихали. Вдруг из посадок выбежал верзила: зенки навыкате, борода всклокочена, в лице ни кровинки. Не иначе, дьявол за ним гнался. Нечто черное вылетело из-за березы, просвистело в воздухе. Беглец вскинул руки, пошатнулся и растянулся на земле. Меж его лопаток виднелась знакомая рукоятка. Арина вздрогнула и тряхнула головой. Этого просто не могло быть. Наверное, показалось – расстояние-то приличное. Но пятнистые штаны, сапоги с россыпью пряжек и длинный прорезиненный плащ ни с чем не спутаешь даже за версту.

Егор появился под протяжный вой, держа трофейные «Кедры» перед собой. Сталкер шел медленно, будто воздух загустел до вязкой патоки. Тяжелые полы качались из стороны в сторону, лед в глазах сверкал, как бриллианты на солнце.

Гвардеец попытался взять врага на мушку, но свалился с помоста с аккуратной дырочкой во лбу.

– Еж! – вне себя от радости крикнула девушка.

Неудержимый порыв чувств дорого ей обошелся. Бабка схватила ее за волосы и прижала к горлу крохотный ножичек в виде ястребиного когтя. Судя по звяканью цепочки, миг назад он висел у карги на шее. А старуха-то полна сюрпризов, жаль только, неприятных.

– Твой приятель, да? – прошипела она девушке на ухо. – Сейчас проверим, крепка ли ваша дружба. Эй, ты! Бросай оружие!

Бродяга прищурился. Аманда была на мизинец выше Крохи, и та заслоняла ее почти полностью. Даже самый точный выстрел мог убить или серьезно ранить заложницу. Если же не кончить гадину первой пулей, она успеет перерезать девушке глотку. На решение задачки оставались считаные секунды – отовсюду уже доносились топот и лязганье затворов.

– Не дури, бес! Бросай!

– Нет!

Девушка пискнула, по ее шее потекла теплая струйка. Еж чуть наклонил голову вбок и поднял ствол повыше. Видя, что пришелец не собирается сдаваться, старуха нервно гавкнула:

– Я убью ее!

Сталкер усмехнулся.

– А потом я – тебя.

– Значит, на девчонку плевать? Ну, как знаешь.

Гадюка занесла острие над сонной артерией Крохи. И тут «Кедры» упали на землю, а следом рухнул сталкер. Дозорные налетели на него стаей озверевшей саранчи, удары посыпались градом. Добытчик едва успел прикрыть макушку.

– Хватит! – крикнула Арина.

– Не ори. Надо размять бычка, а то больно буйный.

Избиение продолжалось несколько минут. Пленница закрыла глаза, но с ножом у горла никак не могла заткнуть уши. Слушать яростное сопение и глухие хрипы было невыносимо.

– Они его покалечат…

– Ничего-ничего, – «успокоила» Аманда. – Ему все равно руки-ноги не понадобятся. Эй, по рогам не бейте! Башку отшибете – самих Стражу отдам!

Бородачи расступились. Подняли Спаса и залитого кровью Егора и потащили на базу.

– Гуляй пока, – бросила Бабушка через плечо. – Потом продолжим.

* * *

Остаток дня Кроха бесцельно шаталась по деревне. За ней следили, но, с молчаливого одобрения старухи, не трогали. Не гнали во флигель, не заставляли работать. Да она бы и не смогла. Взор застилала пелена, руки тряслись, дома казались мо́роками, зыбкими миражами. Произошедшее так сильно угнетало сознание, что все вокруг воспринималось, как яркий и очень правдоподобный сон.

Арина старалась устаканить мысли и выстроить в строгие цепочки, но те носились стайками мальков и ловко ускользали от любой попытки призвать их к порядку. А порядок в голове и ясность ума были нужны как никогда. На шахматную доску нежданно-негаданно ворвался ферзь, раскидав по дороге ряд пешек и едва не прикончив короля. Точнее – королеву.

Да, дерзкую фигуру взяли в клещи, но не вышвырнули с поля. И если ее освободить, игра тотчас перевернется. Но как это сделать? Как пробраться в башню и открыть клетку с хищником, если его сторожит еще более хитрый и опасный зверь? Ответа на эти жизненно важные вопросы не было. И сколько она ни пробовала что-нибудь придумать, мозги кипели от всякой ерунды и наотрез отказывались заняться чем-нибудь полезным.

Девушку поставили перед выбором, какой она прежде и представить не могла. Кто, скажите на милость, станет в здравом уме размышлять: убить отца или подругу? Побег из метро, ужасы поверхности и даже ад в обличье рая не выбивали ее из колеи так сильно. В любой обстановке или приспосабливаешься, или погибаешь. А вот к ответственности за чужие судьбы привыкнуть почти невозможно. Особенно в первый раз. Особенно, когда с детства втемяшивали строгие правила и запрещали поступать иначе. Слушайся старших, отец всегда прав, инициатива наказуема – вот созданная для нее зона комфорта. Чтобы спастись, придется вырваться оттуда любой ценой. А единственный способ это сделать – взять все в свои руки. В руки, которые прежде держали только совок для навоза, сковороду и метлу.

Но либо так – либо смерть. Кроха это прекрасно понимала, но все равно не могла успокоиться. Когда душа трещит и рвется от переизбытка чувств, с холодным рассудком можно распрощаться. В таких случаях и бывалые ошибаются, а уж новички – и подавно. Еще не освоила трехколесный велосипед, а уже посадили в танк и приказали побеждать.

И, что самое поганое – эмоции обуревали весьма неоднозначные. Бабка вызывала не столько ненависть и презрение, сколько неподдельный интерес и – стыдно признаться – толику сочувствия. Если верить ее словам, то жестокость и мерзкий характер – вынужденная мера. Губи меньшинство, чтобы остальные выжили – тут и ангел превратится в черта.

Но это ладно, а с собой как быть? Внутренние терзания не давали продыху. Правильно ли она поступила? Спроси у городских, скажут – молодец, так и надо! Задай тот же вопрос местным – плюнут в лицо. Кто же она: герой или злодей, сильная духом или нерешительная трусиха, эгоистка или печется о людях, ведь без помощи Егора их не спасти? А поди, разбери. Для тех – одна, для этих – другая, а для себя? Как оценить собственный поступок? Где меньшее зло, а где большее?

– Так и с ума сойти можно, – вздохнула Арина и села на лавочку.

Разум успокаивал – оставь былое, думай о грядущем. Справишься, решишь все вопросы – тогда и займешься самоедством. А сердце ему: извини, браток, тут такое, такое! Еще и совесть, будто острый гвоздь, не давала усидеть на месте. Не находя покоя, Кроха бродила по округе до вечерней сирены, а затем направилась во флигель с твердым намерением расставить все точки над «ё». Рита – не дура, и поймет ее поступок. Сама бы, небось, поступила точно так же. Выбор между папой и едва знакомой девчонкой вполне очевиден. Но почему так больно в груди!

В домике портнихи не нашлось. Не пришла она и после ужина. Когда работники легли спать, и улицы утонули в тишине, соседка все еще шастала невесть где. Кроха долго сидела у окна и караулила двор, пока не заснула на посту. Часа через два ее разбудило едва слышное топтание на крыльце и скрип ступеней.

– Рита!

Арина бросилась к двери, проигрывая в уме длинное извинение. Со всеми подробностями, смыслами, обоснованиями, а главное – искренним раскаянием. Но снаружи стояла не подружка, а пара бородачей – тех самых, что встретили проникшую в Купол «бесовку» и хорошенько отмутузили. Левый держал «Кедр» на изготовку, правый – черный мешок.

– Бабушка послала за тобой. Не рыпайся.

Снова открывающиеся ворота, горячий бетон под ногами и гудящее нутро башни. В этот раз пленницу потащили не в подвал, а на два пролета выше. Щелчок трубки у двери, отрывистое бурчание конвоира, лязг бронированной створки. В комнате пахло травами, печеньем и редко моющейся старухой. Знакомый запашок, но не такой едкий, как в метро.

Мешок сняли, девушка сощурилась с непривычки и осмотрелась. Каморка два на два с косыми стенами и вогнутым потолком. Посередине стол, за ним – кровать с посеревшим от грязи бельем. Если бы не крохотное круглое окошко над ней, вонь стояла бы куда ядренее.

Аманда откинулась на спинку стула и с донельзя важным видом скрестила пальцы на животе. Перед ней дымилась чашка мятного отвара. Рядом на электрической плитке посвистывал чайник.

– Присядь.

Арина опустилась на краешек табурета. Гадюка достала из ящика мятую фотографию и протянула гостье. С пожелтевшего снимка смотрели дети лет десяти в белых комбинезонах: три мальчика, семь девочек. За ними плечом к плечу высились люди в халатах поверх строгих костюмов. Умные лица, ухоженные бородки, очки – ну точно, видные ученые. Профессора. Среди них единственная женщина – молодая, чертовски красивая, с роскошными светлыми волосами и пухлыми губками.

– Узнаешь? – с гордостью спросила бабка.

Девушка удивленно посмотрела на собеседницу. Та улыбнулась с едва уловимой печалью во взгляде.

– Что поделать? Двадцать лет прошло.

– Вы… тоже ученая?

– О, нет. Воспитательница. Присматривала за этими малышами. Первая группа, а всего было пять. Дети и подростки самых разных возрастов. Видишь пострелов справа? Они стоят за тобой.

Кроха обернулась и вздрогнула, увидев кривые ухмылки.

– Ничего не понимаю.

– Я тоже. Многое неизвестно до сих пор. А то, что известно, малость похоже на сказку. Давным-давно один очень богатый человек купил шахту. И глубоко-глубоко под землей его рабочие что-то нашли. И с помощью этой штуки он и построил Купол. Еще говорят, находка предсказала Войну. Но это уж точно пьяные байки.

– Зачем вы все мне рассказываете?

– Чтобы ты перестала брыкаться и сеять смуту. Я – не злодейка. Не Влад Цепеш и не графиня Батори. Знаешь, кто эти люди? По глазам вижу – знаешь. Ты же умная, начитанная девочка. Тебя сложно обмануть, в отличие от тех, кто всю сознательную жизнь провел под сияющим колпаком. Пойми, я просто жертва обстоятельств. Сама не знала, какой ужас здесь творился. А когда тайное стало явным, было поздно метаться. Но я несла, несу и буду нести ответственность за своих воспитанников. И пойду ради них на все. На все! – ноготь дважды стукнул по столешнице.

– Что вам нужно от меня?

– Детки, – Аманда тепло улыбнулась. – Чем больше – тем лучше.

Кроха вскинула брови.

– Нет, ты не ослышалась. Нам нужны новые бойцы, рабочие и пища для Стража.

– Пища?! В каком смысле?

Бабушка звонко рассмеялась.

– В переносном. Но Защитнику необходимы жертвы. Иначе все погибнут. Давай уговор: сходишься с дозорным, плодишься и размножаешься и не лезешь, куда не просят. Взамен Спас остается цел. А будешь хорошо себя вести – и тот, в плаще, тоже.

– Это омерзительно…

Аманда развела руками.

– Такова наша жизнь. Впрочем, можешь отказаться. И папуля немедленно отправится наверх. А тот бес, что сидит там сейчас, тяжело ранен и на днях преставится. Твой ответ?

– Сперва дайте повидаться с отцом и Егором, – строго произнесла пленница, не сводя с мегеры взгляда и пристально наблюдая за каждой ее морщинкой. Ведь порой они говорят куда больше языка, главное – правильно их понимать.

– Ладно, – легко согласилась та. – Идем.

Все вместе они спустились в подвал. Два пролета, тяжелая заслонка со смотровой щелью, а за ней – просторное помещение со стерильно-белыми стенами и яркими плафонами. Стекло в фалангу толщиной отсекало половину залы и делило на пять кубических камер. В двух из них сидели Влад и Еж. Третью занимал какой-то старик в смирительной рубашке. Выглядел он крайне погано и походил на живую мумию.

– Арина!

– Пап!

Кроха подбежала к ячейке и коснулась ладонями холодной преграды. Отец попытался встать, но завалился на маленькую, явно детскую кровать. На повязке проступили свежие пятна.

– Ты как?

– Терпимо, – сталкер болезненно улыбнулся. – Но я чувствовал бы себя гораздо лучше, если бы смог пробраться к соседу.

Егор фыркнул и скрестил руки на груди. Его раздели до водолазки и штанов, и без снаряжения он казался худым и далеко не таким грозным.

– Пап, я что-нибудь придумаю.

– Да ты уж придумала, – проворчал Спас и отвернулся, чтобы дочь не увидела предательского блеска на щеках. – Знал бы – на цепь посадил бы.

Продолжать спор не имело смысла, и девушка подошла к Ежу.

– Отлично выглядишь, – похвалил бродяга. – Голову помыла – и совсем другой человек.

– Не смешно, – она вздохнула и ткнулась лбом в стекло. – Что мне делать?

Ответ последовал незамедлительно. И был громок и ошеломляющ как выстрел над ухом.

– Ты знаешь.

– Дома надо было сидеть! – сердито перебил Влад.

– Хочу напомнить, что история не тер…

– Заткнись, обормот! Арина здесь из-за тебя!

– То есть, это я виноват? – возмутился Егор.

– Да! Я доверил тебе самое дорогое, а ты…

– Что я? Привел твое сокровище в целости и сохранности, как оно и просило.

– Ты должен был вернуть ее в метро, а не тянуть в гребаный Могильник! Не думал, что его неспроста так назвали?!

Еж устал обороняться и, наплевав на возраст и статус, наорал на соратника:

– А ты должен был видеть в ней личность, а не декоративную собачку! Отец года, мать твою!

– Поучи меня еще! – не своим голосом взревел Спас.

– И поучу! За два дня я дал ей больше, чем ты за всю жизнь!

Мужчина чуть не задохнулся от такой наглости. Оцепенел, широко открыл рот и вытаращил налитые кровью глаза. Сидел и не мог ничего ответить, потому что понимал: эти слова – чистейшая правда, как бы горько она ни звучала.

– Перестаньте! – Кроха всхлипнула.

– Верно. Хорош грызться. Мы на одной стороне.

– Ты скоро будешь на всех четырех, потому что я тебя на куски порву!

– Папа! Ссора ничего не исправит!

– Уже никто ничего не исправит, – буркнули в ответ.

Девушка вздохнула и как можно увереннее произнесла:

– Я исправлю. Обещаю.

– Ну все, поболтали – и хватит, – проворковала Аманда. – Идем.

Арина сгорбилась и побрела к выходу. У самого порога ее окликнули. Еж молча вытянул руку и оттопырил большой палец. Он все так же надменно ухмылялся, но в льдисто-голубых глазах не было ни иронии, ни издевки. Только гордость.

– Итак, что ты решила? – спросила бабка, когда они вышли на залитый светом плац.

– Я согласна.

– Славно. Но если вздумаешь обмануть…

– Знаю. Не волнуйтесь.

Гадюка нежно погладила спутницу по плечу.

– Молодец. Слушайся – и все у нас будет хорошо.

– Да, – Арина смиренно опустила веки. – Конечно.

– Смотрины завтра после отбоя. Пойми, я очень хочу, чтобы все было, как раньше. Цветы, свидания, любовь. Но у нас на одну девочку по три мальчика. Они бы давно перебили друг друга, не будь этого обычая. Но ты мне нравишься, поэтому немножко подсоблю. Если приглянулся кто из холостяков, он получит… небольшое преимущество.

Девушка с удивлением посмотрела на старуху. Та, будто любящая мать, провела ладонью по ее лбу и волосам.

– Ну же, не стесняйся.

Мысли, наконец, перестали метаться, как осы вокруг разбитого улья. Задумка оказалась проста до безобразия. И что самое поразительное – идею подкинула та, против кого ее предстояло обратить. Если сойтись с нужным дозорным, то с его помощью получится раздобыть все необходимое. Например, план базы, расписание караулов или даже оружие. И никто ни о чем не догадается, ведь они как бы муж и жена, и в частых встречах нет ничего подозрительного. Это просто подарок судьбы!

– Макс. Мне нравится Макс.

Бабушка хитро подмигнула.

– А ты далеко не бедная овечка, какой кажешься. Сперва отправила Ритку на «казнь», теперь задумала увести у нее друга. Но ничего, ей полезно. Глядишь, гонору поубавится.

Пленница сглотнула. Что поделать: сложные ситуации требуют сложных решений. В конце концов, это ведь понарошку. Как и все, творящееся под Куполом. Законы, обычаи, поклонение Стражу – лишь лицемерная игра, лживый спектакль, но когда власть деспота рухнет, люди узнают правду. И заживут так, как посчитают нужным, а не по указке закомплексованной карги.

– Хотела спросить…

– Ну?

– Почему бы не позволить им быть вместе? Раз у них чувства.

– Все просто. Дай поблажку одним, и вторые тоже захотят. А там и третьи подключатся: им можно, а нам? И все – конец порядку, а потом и всей общине. Поэтому или по-моему, или никак, – холодно подытожила Аманда. – Но не переживай. Вы с Максом будете хорошей парой. Если ему повезет, конечно, – тиран с ангельским личиком подмигнула и шепнула напоследок: – Отдыхай. Завтра важный день.


Глава 14
Бунт на шахматной доске

Вернувшись домой, Арина забралась на верхнюю койку и уставилась в потолок. Голова шла кругом от нелегких раздумий. Надо как-то вытащить близких, помириться с Ритой, избавиться от бабки… смотрины эти еще первобытные. И хотя нервы ее были напряжены до предела, девушка внезапно погрузилась в сон. Минуту назад ее трясло от волнения, а затем по венам словно пустили слоновью дозу наркоза. Ноги стали ватными, онемение быстро разлилось по груди и рукам. Сознание еще боролось с внезапным приступом, а тело уже не слушалось. Более того – никак не ощущалось.

Кроха задергалась, попыталась закричать и ухнула в забытье. Комнату заволокло туманом – почти таким же, как на подступах к Погосту. Клубящиеся корни заползли в окно и растеклись по стенам, потолку и кроваткам, меж которых сновали неясные тени. В глаза как будто брызнули водой: все помутнело, исказилось, ничего не разобрать, кроме очертаний и силуэтов. Но приглушенные голоса определенно принадлежали детям.

Арина наклонилась и увидела бурые ромбы истоптанного ковра, а на них – деревянные кубики: пять букв, четыре цифры. Какое-то слово и дата, но разглядеть невозможно. Мало того, что все было подернуто дымкой, так еще увиденное почти сразу стиралось из памяти. Из чужой памяти. Девушка родилась в метро и никаких кубиков отродясь не видела. Окно с нежно-голубым летним небом – тем более. В чей сон она вторглась и как? Или ее пригласили, дабы что-то показать?

Дверь открылась, хотя секунду назад никакой двери и в помине не было. Она просто появилась в нужный момент, впустив в комнату людей со смазанными лицами. Слева – женщина в белом халате, а рядом – высокий мужчина в черном деловом костюме. Его туфли со скошенными носками казались очень дорогими в сравнении с потертыми балетками.

– Возьму десяток, – сказал он таким тоном, словно собирался купить яиц. – Трех мальчиков от пяти до восьми. Девочек можно помладше.

– Антон Владимирович, – испуганно ответила незнакомка. – Я все понимаю, вашей помощью приют только и выживает. Но нельзя просто взять десять детей разом.

– Можно, – в прежде спокойный властный голос вклинилось легкое раздражение. Гость явно привык к лести и полному подчинению и терпеть не мог, когда с ним спорили. – Вот документы. – Он похлопал по кожаному портфелю.

– Даже не знаю…

– А знать и не нужно. Ваша задача – сделать все, как постановили органы опеки. Не переживайте, в нашем пансионате детишкам будет гораздо лучше.

Неизвестная глубоко вздохнула.

– Ну же, смелее, Анюта. Или стоит звать вас… Аманда? Как на том сайте?

– Откуда вы?..

– Оттуда, Анюта, оттуда. Впрочем, ваше беспокойство похвально. Вы на хорошем счету в «Совенке». Прилежная, умная, прекрасно ладите с трудными подростками. Нам нужны такие кадры. Не могу вдаваться в детали, но настоятельно советую согласиться.

– Я… могу подумать?

– Подумать можете. Болтать – нет. Для вашего же блага, – он усмехнулся, – Аманда.

Малыш в синих колготках подошел к нему и воздел ручонки.

– Вы мой папа?

Та, в чьи воспоминания проникла Арина, вдруг неистово зарыдала.

– Эй! – Маша потрясла девушку за плечо.

Кроха вскочила, насквозь промокшая, в ледяном поту, и чуть не грохнулась с койки.

– Кошмар?

– Д-да… – пробормотала девушка и с опаской огляделась.

Работница поставила на стол лукошко с огурцами, капустой и вареной картошкой.

– Привыкай. Скоро каждая ночь станет кошмаром.

Хохотнула и ушла. Не успела дверь закрыться, а ноги Арины вновь приросли к матрасу. Пленница хотела позвать на помощь, но язык распух и не шевелился. Как и в первый раз, сон мгновенно придавил многотонной плитой: ни закричать, ни шелохнуться. Бедняга не успела отключиться, а по ушам уже ударил странный перестук. Вскоре к нему присоединились скрипы и быстрое цоканье каблучков. Веки упали и тут же открылись, и взгляду предстал знакомый коридор. Тот самый, из заброшенной больницы. Как и тогда, видение мало отличалось от реальности. Никакого тумана и смутных образов – она точно перенеслась в прошлое и лично участвовала в загадочных событиях давно минувших дней.

– Что у нее на голове? – дрогнувшим голосом спросила медсестра.

Женщина пялилась словно бы прямо на Арину широко распахнутыми, полными ужаса глазами. Медиков в принципе тяжело удивить – на работе насмотрелись всякого, – но подобное медсестра явно видела впервые. Спешащий рядом доктор держал перед собой рентгеновский снимок. На проекции сверху отчетливо белел венец толстых спиц, на всю длину проникших в мозг.

– Без понятия. Вопрос в другом – как можно выжить после такого?

– Вызовите полицию! – крикнула Аманда, давясь слезами. – Сообщите прессе. Вы не представляете, с чем столкнулись.

Медсестра достала мобильник, тихо ругнулась и сунула в карман.

– Сигнал пропал.

– У охраны есть городской, – подсказал врач.

– Сейчас сбегаю.

Каблучки зацокали по ступеням. Миг спустя раздался визг. Следом грубый мужской голос рявкнул:

– Куда прете? Нельзя!

Ему ответила короткая сухая очередь. Женщина завизжала еще громче. Еще один выстрел – и тишина. Незваные гости были готовы на все, лишь бы получить искомое. Последствия их ничуть не волновали, хотя нападение на больницу под сукно не спрячешь. Налетчики напрочь потеряли страх и действовали так, словно завтра – конец света.

На лестнице загрохотали шаги. Доктор, несмотря на молодость и далекую от геройской внешность, без раздумий заслонил собой каталку. Он медленно поднял руки, но не дрогнул, даже когда десяток солдат наставили на него автоматы.

– Это – наше, – майор с седыми висками и рожей бывалого зэка указал пистолетом на Кроху. Точнее, на ту, чье хрупкое, накрытое простыней тельце она временно занимала.

– Кто вы? – смело спросил человек в белом халате, не отступив ни на шаг.

– Неважно, – прохрипели в ответ. – Очень скоро мир изменится. Законы, погоны, корочки – все потеряет смысл. Поэтому лучше отойди.

– Послушайте. Давайте успокоимся, опустим оружие и…

Бах! Грудь украсила алая бусина. Доктор удивленно накрыл рану ладонью, покачнулся и рухнул под ноги убийце. Перешагнув труп, офицер склонился над каталкой и пристально осмотрел пациентку.

– Вроде цело. Если хоть один контакт отошел – кранты.

– Пожалуйста, – прошептала Аманда. – Оставьте ее…

– Я бы и рад, да подыхать неохота, – командир поправил фуражку. – Но не волнуйся. Ты крепко нам нагадила, но шеф велел доставить тебя на базу. У него завалялся бесхозный венец. Хочет испробовать на образце постарше.

– Нет… – колени девушки подкосились, и она вцепилась в поручни, чтобы не упасть. – Нет! Нет!!

За окном завыла сирена. Кроха проснулась, не сразу поняв, где именно раздался звук – во сне или наяву. Но по дороге шли люди – значит, отбой. Лучшее время для разговора с Максом. Когда улицы опустеют, найти его и остаться незамеченной будет крайне сложно.

Впрочем, Арина и так понятия не имела, где его искать. Стоило дождаться Риту – она-то наверняка знает. Но соседка могла и не прийти, а каждая минута промедления стоила непростительно дорого. Девушка вышла к краю опустевшего поля и заметила согбенную фигуру. Седобородый старик в накидке с глубоким капюшоном еле тащил ведро картошки, то и дело останавливаясь и переводя дух. Молодежь обгоняла и даже не смотрела на него, не говоря уже о помощи. Вот и повод пообщаться да узнать что-нибудь полезное. Арина догнала старика и вежливо сказала:

– Давайте, я.

– О! – из-под капюшона блеснули слезящиеся глаза. – Ты новенькая, да? Спасибо большое, но ведро слишком тяжелое.

– Тогда понесем вместе.

Дед улыбнулся.

– Ты маленькая, я горбатый – руки вровень. Должно получиться.

Они взяли ношу и пошли вверх по улице.

– Не знаете, где Рита?

– Знаю, отчего же не знать. На северном посту, у друга своего. Вон там, – узловатый палец указал на рощу. – Раз уж спросила, то и я спрошу – как там Самара?

Пленница вздохнула.

– В руинах.

– Выходит, бабкины сказки – правда?

– Отчасти. На самом деле все не так плохо.

– Ну да. Могло быть и хуже. Как под этим чертовым колпаком.

– Как вы сюда попали?

– А никому не сболтнешь? Мне-то терять нечего, а вот другим крепко влетит.

– Не сболтну, – твердо ответила девушка.

Работник подумал немного и кивнул.

– Верю. Мой сын служил на объекте. И за день до Войны привез меня сюда. Два года все шло чин чинарём, а потом старуха устроила переворот. Ну, тогда она, конечно, не была старухой, – он странно хихикнул. – Кто уцелел – сели в вертолет и упорхнули. В здоровенный такой, голубенький. А я и другие родственники солдат теперь за врагов народа. Но по мордам не бьют, в кашу не плюют, а что не разговаривают – ну, да и ладно, переживем.

– Как Бабушка одолела военных?

– А никак. Он одолел.

Спутник кивнул на зеркальный шар. Арина увидела в нем свое отражение, и ей стало не по себе. Казалось, изнутри кто-то наблюдает за каждым шагом, словом и даже мыслью. И загадочные сны, определенно связанные со Стражем, лишь подтверждали это.

– Но… как?

– Не знаю. Все случилось очень быстро. За несколько минут. Многие спали, а когда очнулись, бунт уже закончился.

– А ваш сын ничего не говорил об этой штуке?

– Нет. Вояк не пускали в башню. Даже майора.

– Седого такого, с лицом бандита?

Косматые брови сошлись на переносице.

– А откуда…

– Да так, неважно, – перебила Кроха, не желая вдаваться в подробности.

– Не хочешь – как хочешь. Вот и мой дом. Спасибо огромное, сам бы за час не управился. Надеюсь, все у тебя будет хорошо.

– Будет, дедушка. Обязательно. И не только у меня. У всех нас.

– Осторожнее, – донесся из-под капюшона заговорщический шепот. – Аманде помогает не только Спящий. Когда ты еще плавала у мамки в пузе, она собрала самых сильных и жестоких мальчишек и воспитала из них бешеных псов. Даже я малость сбрендил от ее проповедей, а у ребят с базы кукушка совсем того. Безмозглые фанатики. Сектанты.

Арина с благодарностью кивнула.

– Учту.

– Вот и умница. Удачи – что бы ни задумала.

Роща была довольно узка – шагов сорок от кромки до кромки. Но березы стояли так плотно, что кроны сплелись в непроглядный зеленый шатер. Тень под ним лежала столь густая, что походила на сумерки. С одной стороны, полумрак вселял уверенность. Стволы надежно укрывали от посторонних глаз, и в кои-то веки пропало ощущение постоянной слежки. Но с другой, заросли прятали не только беглянку, и она могла в любой момент нарваться на засаду.

Но нарвалась на нечто иное. Углубившись в посадку, Кроха услышала странные звуки. Будто пытали молодую девушку, зажав ей при этом рот. Бедняга тяжело дышала и иногда постанывала – наверное, во время особо сильных мук.

– Твари, – процедила Арина и побрела на звук.

Разыгравшееся воображение во всех красках нарисовало страшную картину. Рита тайком пошла навестить возлюбленного, но угодила в лапы дозорных. И те учинили самосуд, не став отвлекать старуху от важных дел. Хотя кто знает – быть может, вдоволь позабавившись, потащат добычу на эшафот. Одно другому не мешает.

Что делать, Арина не знала, но пройти мимо просто не могла. Главное – спугнуть уродов, а дальше – по обстоятельствам. Все-таки подруга пострадала из-за нее, значит, пора возвращать должок.

Под ногой хрустнула ветка. Звуки сразу стихли, но девушка продолжила идти в том же направлении. И вскоре вышла на небольшую поляну, заросшую высоким – в палец – мхом. В нем виднелся четкий отпечаток тела, к нему с разных сторон вели две цепочки следов. Маленькие, плоские – с юга, и большие, с ребристыми подошвами – с севера. Очевидно, в центре полянки мучитель схватил жертву и сбил с ног. Но внезапный шум спугнул его и вынудил скрыться в чаще. Арина опустилась на корточки и коснулась еще теплого зеленого ковра. Там, где минуту назад беспокойно металась голова портнихи, блестел длинный черный волос. А рядом – светлая прядь чуть покороче.

Кроха вдруг поняла, какая же она дура, и густо покраснела. В тот же миг что-то холодное ткнулось в затылок.

– Макс? – с надеждой спросила она. Лучше сразу это выяснить, а не трястись в неведении.

Холодок исчез.

– Какого хрена тебе надо? – раздраженно спросил парень.

Еще бы – отвлекли от такого… Тут любой взбеленится. Девушка не стала делиться догадками о случившемся в посадке. Учитывая местные законы, ее вполне могли грохнуть как опасного свидетеля.

– Надо поговорить.

– О чем?

– О смотринах.

Боец усмехнулся.

– А мне-то что до них?

Арина развернулась и смерила дозорного пристальным взглядом.

– Ты должен бороться за меня и победить.

Он не стал с ходу отнекиваться. Судя по искоркам в глазах и вскинутым бровям, предложение показалось ему любопытным. Поэтому в ответе не слышалось гнева, лишь ленивое ехидство.

– Зачем это?

– Чтобы помочь избавиться от бабки.

– Тише, балда! – процедил Макс сквозь стиснутые зубы. – За такие слова нас закопают без суда и следствия!

– Я все продумала. Если нам не придется больше встречаться в лесу и дрожать от каждого шороха, то все получится. Если же победит зверье из башни – нам конец.

– Нам – вряд ли, – парень хмыкнул. – А вот тебе – наверняка. И победит именно зверье из башни. Даже знаю, кто – тип по кличке Отелло.

– Отелло? – удивленно пробормотала пленница. – Из Шекспира?

– Да черт знает, откуда. Старики так назвали. За то, что жену удавил.

– Но ведь…

– Ага. Не убей, и все такое. Но бабкиной свите закон не писан. Сказал, мол, бедняжка поперхнулась, и все поверили. Но я видел труп. У поперхнувшихся на шеях нет следов от пальцев. Так что не шурши особо. Иначе тоже поперхнешься.

Кроха сжала кулачки.

– И как вы это терпите? Позорище!

– Шла бы ты отсюда, – устало проворчал дозорный, но по проступившим желвакам и напряженному взгляду было понятно – укор задел его до глубины души. Пробил толстый панцирь напускного пофигизма и вонзился в мягкое любящее сердце. Арина прекрасно это чувствовала, потому что ломала защиту куда крепче.

– Пожалуйста. Я не справлюсь одна.

Макс пожал плечами.

– Вдвоем тоже не сдюжим. И втроем. И даже вчетвером. Против нас – десяток злобных чертей, которые не сомневаются и не колеблются. Они этого просто не умеют.

– В подвале сидит тот, кто раскидает их одной левой. Я знаю, о чем говорю – сама видела, на что он способен. Нужно лишь вытащить его из клетки.

– Я не одолею Отелло.

– Постарайся! Это очень важно. Для вас с Ритой – тоже.

Парень вздохнул.

– Это безумие.

– Да. И пусть! Безумцы меняют мир, пока нормальные хрюкают в сторонке.

– Угу. Разок уже поменяли. На тыщу лет вперед. Сиди теперь под сраным колпаком и слушай бабкины бредни.

– Не ошибаются только мертвецы. Это не повод ставить крест на себе и тех, кто тебе дорог!

– Иди домой. Мне пора на пост. И так задержался.

– Поможешь?

– Пока.

Девушка пнула гриб с ведро размером и вернулась во флигель. Рита стояла у окна спиной к вошедшей. Стояла неподвижно, как статуя, прижав руки к груди. Кроха замерла. Она не особо таилась, топала, как тролль, и с размаху хлопнула дверью. Незаметно прошмыгнуть на улицу – мол, меня тут и не было, не выйдет при всем желании. Придется говорить о том, о чем совсем не хочется. Хватит бегать и прятаться от любых, даже самых мизерных неприятностей. Раз уж решила покинуть зону комфорта, значит, надо бежать от нее как можно дальше, а не мяться у ворот или шастать вдоль забора.

– Привет, – робко сказала Арина.

– Привет, – равнодушно ответила соседка, и в комнате вновь повеяло холодом. На этот раз – не слабым, едва ощутимым, а замогильным – пронзающим до костей и стягивающим душу колючим инеем. – Вижу, кое у кого большие планы. Сперва подставила меня, теперь хочешь парня отбить.

– Что за ересь?!

– Я слышала, о чем вы болтали.

– Тогда должна понимать, что все это – ради твоего же блага!

– Правда? – плечо нервно дрогнуло. – А на расстрел отправила тоже для моего блага?

– Но ведь это было…

– Понарошку? – Рита хмыкнула. – Так ты знала?

Пленница опустила голову и зажмурилась. Естественно, не знала. Но Рита спрашивала не просто так. Не ради укора или праздного любопытства. От ответа целиком и полностью зависели остатки ее доверия. А от них зависел какой-никакой, но все же шанс на спасение. Если не убедить девушку примкнуть к сопротивлению, она в отместку сдаст заговорщицу. И тогда…

– Прости.

– Знала или нет? – мастерица повысила голос.

– Нет! Но кого бы выбрала ты?

Рита устало усмехнулась.

– Не надо оправдываться. Не на суде. Что-то я устала от всего… От смен по пятнадцать часов. От наказаний. От дурацких правил. От того, что не могу быть с любимым. От подлостей и предательства. От тебя. От себя.

Смуглянка медленно обернулась. У горла блеснули тяжелые клинки портняжных ножниц. Девушка держала кольца обеими руками, и ей вполне хватило бы сил перерезать себе глотку. Но самое страшное – в карих глазах не было ни слез, ни гнева, ни боли – лишь гнетущая пустота. Это были глаза человека, в душе которого угас огонь, и осталась лишь оболочка без целей, желаний и чувств. Глаза живого мертвеца. Пока еще живого.

Кроха хотела закричать, кинуться к ней, хоть как-нибудь остановить, но вместо этого надменно фыркнула.

– Серьезно? Уже сдаешься? Так вот, послушай-ка меня, прежде чем отрезать свою тупую башку. Я родилась под землей и видела солнце и деревья только на картинках. Всю жизнь, сколько себя помню, шла непрерывная и крайне жестокая война. Каждый день отец уходил на поверхность – ту самую, где кадавры, кислота и невидимое пламя, – чтобы я не сдохла от голода, холода и болезней. И я понятия не имела, вернется ли он к ужину. Каждый день долбаных восемнадцать лет тряслась за Влада, ведь без него мне конец. Да не абы какой, а изощренный, с выдумкой, потому что местные нас не очень-то жаловали и только ждали повода отыграться. И вот однажды он пропал. Сдалась ли я? Чесала ли горло ножом? Нет! Молча собралась и пошла за ним. И по пути повстречала такое, что ты не увидишь и в самом жутком кошмаре. За мной гнались твари, от одного вида которых можно напрудить в штаны. Я столкнулась с тем, что невозможно представить, с чем-то, чуждым самой природе. Видела, как мужика прошило насквозь куском железа. Как женщину зарубили топором лишь за то, что она с другого края норы. И вот я здесь. А смысл всей моей жизни – в плену у чокнутой бабки и очень скоро отправится к Стражу. Меня саму ждет та же участь, если кто-нибудь – например, ты – настучит дозорным. И я не смогу тебя остановить, потому что я – маленькая и слабая. Но попытаюсь – уж поверь. А теперь спроси: думала ли я о том, чтобы одним движением избавиться от всех проблем? Нет, не думала. Не собираюсь убивать себя из-за уродов, которые моего плевка недостойны, что уж говорить о жизни!

Легкие раздувались так быстро, что в глазах рябило. Во рту не осталось ни капли влаги, вдоль позвоночника струился ледяной пот. Минутная пауза растянулась на час. Время словно остановилось, в полной тишине гулко перестукивались сердца. Арина до боли стиснула зубы, готовясь услышать чавкающий щелчок. Но вместо этого сухо лязгнул металл – ножницы упали на пол. Перед ними на колени рухнула Рита. Ее взгляд все еще был мертвецки отрешенным, но по щекам неслись серебряные ручьи.

Кроха подбежала к ней и обняла. Она опасалась, что подруга выкинет новый фортель, и потому вцепилась так крепко, как только могла.

– Задушишь, – прошипела портниха.

– Извини, – хватка ослабла, но лишь чуть-чуть.

– Может, отпустишь уже?

– А ты обещаешь не глупить?

Тяжелый вздох.

– Обещаю. Не знаю даже, что на меня нашло. Хоть стой, хоть падай. Никогда такого не было.

– Все будет в порядке. Я на вашей стороне.

– Надеюсь. Ну, отлипни. Дышать тяжело.

Они так и сидели в обнимку – может, минуту, а может, час. Кроха первая нарушила неловкое молчание.

– Хорошо, что мы встретились. Без тебя я бы тут с ума сошла.

– Да брось, ничего бы не случилось. Ты сильная и смелая. Хотела бы я быть такой же.

Арина хохотнула.

– Что?

– Забавно. Вот уж не думала, что кто-нибудь захочет стать, как я. В метро моим именем обычно проклинают врагов. Чтоб ты, как Бронина, жил.

– Какая разница, какой ты была? Главное – кем стала. Я рада, что мы заодно, – Рита зевнула. – Надо поспать. Завтра будет нелегко.


Глава 15
Тотем и табу

Ночь выдалась не из легких. Кроха долго не могла заснуть и вслушивалась в сонное сопение внизу. Боялась, что мастерица вновь схватится за что-нибудь острое, и караулила ее, пока не вырубилась под тяжестью пережитого. По сути, даже не заснула, а упала в обморок от усталости: как телесной, так и душевной.

Но перед этим несколько часов кряду размышляла о дне грядущем. Слишком многое зависело от выбора дозорного. Если он откажется или сдаст заговорщицу с потрохами, им всем конец. Мысленно девушка проклинала себя, что в очередной раз доверилась невесть кому. Сперва – Псине, потом – Ежу, теперь – бородачу со шрамом. Хотя пора бы все решать самой, особенно когда речь идет о столь важных вопросах.

С другой стороны, она и так сделала все, что смогла. Ведь на этом поле не то, что развернуться, пальцем пошевелить не всегда получится. Семя посажено, пусть вслепую, пусть в песок, пусть без воды, но корни пущены в нужном направлении. А какие вырастут плоды – уже во власти высшей силы. И неважно, как ее величать: богом, судьбой или случайным стечением обстоятельств.

Арина поерзала и задержала дыхание в тщетной попытке успокоиться. Да, самоедством делу не поможешь, но разве можно корить за это приговоренного в ночь перед казнью?

За час до подъема дверь во флигель тихо отворилась. Половицы скрипнули под тяжелыми сандалиями, но мирно спящие девушки ничего не заметили. Рита лишь вздрогнула и поежилась, а соседка, как лежала бревном, так и продолжала сопеть в потолок.

Выглядели незваные гости весьма странно. Высокие, в просторных красных балахонах с глубокими капюшонами. Полумаски закрывали лица от носов до подбородков, но длинные ресницы и красивые глаза выдавали в вошедших девушек.

Но что они задумали, и зачем одной – веревка, а другой – мешок?

Кроха не проснулась, даже когда загадочные фигуры подошли вплотную. Как назло, кошмары прекратились, и вместо оживших скелетов и прочих ужасов ей виделся забавный сон. Будто они с Ежом катались верхом на тролле – гигант брел посреди реки, урча и стреляя теплыми брызгами, а наездники хохотали и указывали путь.

И вместо льда и стужи кругом царила летняя жара, и на лодках под белыми парусами рассекали улыбчивые люди, ничуть не боясь великана. Он вразвалочку подковылял к длинному песчаному пляжу, усыпанному разноцветными зонтиками и лежаками – совсем как на фотографиях в модных журналах.

Егор нырнул прямо с его плеча и вышел на золотистый берег почему-то без одежды. Спутница крикнула с высоты, что вода ядовита, и купаться в ней не стоит. На что сталкер как-то странно ухмыльнулся и поманил к себе.

Гигант поклонился учтиво и протянул лапу. Девушка пошла по ней, как по мосту, а Еж двинулся навстречу, с каждым шагом все сильнее расплываясь в подозрительной улыбке. И чем ближе подходил, тем сильнее терзала внутренняя тревога. Неизвестно, чем бы все кончилось, но Кроху стащили с койки и уложили покрасневшим лицом в пол.

– Эй! Что происхо?..

В рот сунули пропахшую хлебом тряпку. Руки стянули за спиной, да с таким усердием, будто вязали не хрупкую девчонку, а перебравшего браги бугая. Быстро поняв, что кричать и брыкаться бесполезно, она попыталась лягнуть кровать, но промахнулась. Ее рывком подняли и куда-то потащили.

Страх сковал сильнее пут. В голове зароились мысли – одна другой хуже. Заговор раскрыли? Кто-то подслушал разговор с Максом и доложил бабке? А может, сам Макс и выдал все как на духу, прельстившись сладкими посулами? Не стоило доверять едва знакомому человеку, у которого слишком много поводов предать. В конце концов, он – дозорный, а хуже этой братии только гвардейцы из башни.

Куда же ее тянут? На порку или сразу к Стражу в пасть? Плевать, только бы отца не тронули. Хотя, зная пухлую тварь, за него возьмутся в первую очередь. Причем на глазах у провинившейся, как недавно поступили с Ритой.

Арина судорожно сглотнула. Скрипнула дверь, и шуршащая земля сменилась твердым полом. В нос ударили знакомые запахи ромашкового отвара и самодельного мыла, а тело окутал душный жар.

– Живая? – с усмешкой спросила Даша, ловко освободив Арину не только от веревок, но и от одежды. – Не померла со страху?

– Что… случилось? – девушка завертела головой.

– Смотрины начались, – из-под маски донесся голос Машеньки. – Готовься.

Кроха хотела спросить, к чему, но в последний миг передумала. И полену понятно, что ни к чему хорошему.

После бани ее облачили в белоснежный халат с просторными рукавами. Опоясали алым кушаком длиной метров пять и шириной в две ладони, который полностью закрывал живот и завязывался сзади большим бантом. Подарок победителю должен быть в красивой упаковке.

На голову водрузили венок из ромашек с хитро вплетенным отрезом марли, похожей на плотную вуаль, сквозь которую мало что можно было разглядеть, особенно вдалеке. Когда прозвучала сирена, Арину взяли под локти и вывели на улицу. Со всех сторон медленно стекались люди в балахонах. Будь под Куполом чуть темнее, они вполне сошли бы за призраков – безмолвных и бесшумных.

Каждый нес корзинку, ведро или узелок на палочке. Хотя смотрины, по сути – свадьба, поток людей мало отличался от похоронной процессии. Это в метро очень важный и, можно сказать, всенародный праздник справляли с песнями, танцами и ядерной попойкой. Здесь же все шли, сгорбившись и натянув капюшоны на носы. Никто не смеялся, не улыбался, даже не разговаривал. «Невеста» поймала себя на мысли, что за все время под Куполом не увидела радости простых жителей. Только гвардейцы и дозорные хихикали и ухмылялись, да и то во время порок и наказаний.

И неудивительно. Аманда держала местных за скот, который должен пахать сутками и давать приплод на прокорм Стражу. А чтобы стадо не вздумало взбунтоваться, окружила себя собаками с острыми зубками. Но даже самый преданный волкодав может вцепиться в горло, поэтому его бьют поменьше, кормят получше и водят на случки. А самое главное – направляют подальше от себя накопленные злобу и ненависть. Скотина псу ничего не сделала, но, вдоволь потрепав ее, он выместит злобу, устанет и не кинется на пастуха. Впрочем, ничего нового.

Женщины, старики и дети стекались к эшафоту, где под охраной верных псов стояла Бабушка и с привычной улыбкой наблюдала за собранием. Без лишних слов и указаний аборигены построились в колонну по два и, свесив головы, побрели к роще. Выглядели они чуть веселее зэков на прогулке, а старуха, как и положено надзирателю, пристроилась в хвосте на безопасном расстоянии.

Как известно, прирожденный вожак идет впереди и тащит груз ответственности наравне со всеми. А тиран стоит поодаль, машет кнутом и раздает указания. И при малейшей ошибке орет, как скаженный, ища виноватых везде, кроме зеркала. Недаром цари древности сражались в первых рядах, и упаси Зевс прятаться за чужими спинами. Но чем дальше по пути цивилизации и прогресса – тем крепче власть, тем слаще ее плоды, и тем меньше хочется их потерять, поймав случайную стрелу от немытого холопа.

Шли века, и вожак потихоньку перетекал из авангарда в арьергард, затем в шатер на холме, потом в штаб за линией фронта, и наконец, в глубокий бункер в еще более глубоком тылу. Откуда крайне удобно заигрывать со смертью, ведь издали она кажется маленькой и совершенно безобидной точкой на радаре или воткнутым в карту флажком. Если бы современные цари стояли на поле брани лицом к лицу с врагом – разве нажали бы на красную кнопку?

Арина с почетным караулом шла в «коробке» – прихвостни с оружием наголо построились квадратом, заключив в него самых важных членов общины. Странно, что Аманда топала пешком, смешно семеня короткими и наверняка кривыми ножками. Если бы ее понесли в паланкине, Кроха ни капельки бы не удивилась. Удивляло другое – как неглупая, прилежная и заботливая женщина превратилась в такую тварь, что мутанты позавидуют.

– Волнуешься? – миролюбиво спросила та.

– Да, – честно ответила пленница, хотя вместо милой беседы хотелось плюнуть в ехидную пухлую рожу. Но высшая цель всегда требует жертв: и неважно, кровь ли это, жизнь или гордость.

– Со временем привыкнешь. Через это все проходят. Как там предки говорили – стерпится-слюбится?

Девушка кивнула и замолчала. Спорить было бессмысленно, переубеждать поздно, стоять на своем опасно. Как-то раз слышала в баре довоенную песню в исполнении курчавого парнишки с гнусавым голосом и расстроенной гитарой. Слова давно забыла, но одна фраза намертво врезалась в память. «Что будут стоить тысячи слов, когда важна будет крепость руки?»[1] В детстве не до конца ее понимала. Теперь поняла.

Жители Купола (или уместнее сказать – «узники»?) миновали посадку и вышли на усыпанное цветами поле. Недалеко от дороги расстелили скатерти буквой «П», и пока женщины и девочки накрывали поляну нехитрыми угощениями, парни вскопали землю напротив. Круг рыхлого чернозема шириной в пять шагов обнесли деревянными колышками и натянули веревку.

Работали в полной тишине, лишь тихонько звякала посуда да сопели землекопы. Виновницу торжества поставили на колени во главе «стола», рядом пристроилась Аманда. Обошлись – вот так чудо – без конвоиров по бокам. Дозорные и гвардейцы заняли места со своими семьями, что для Крохи было в новинку. Хорошо, вуаль скрывала лицо, а заодно и удивление. Не хотелось проявлять ни малейшего любопытства к царящему вокруг мракобесию. Это выглядело бы так же глупо, как висельник, увлеченный устройством столба и способом вязки петли.

Но особого удовольствия от соседства с мужьями никто не выказывал. Наоборот – девушки держались подчеркнуто холодно и отрешенно. Прямые спины, пустые взгляды, точные, как у роботов, движения. Малыши пугливо жались к матерям, а на отцов и вовсе не смотрели. Хотя чего еще ждать, когда за малейшую провинность избивают, а порой и душат. И только сидящие в самом конце старики с сочувствием посматривали на невесту и быстро прятали глаза.

Из корзин и туесков в миски перекочевали фрукты-ягоды, мелко покрошенные овощи, вареный картофель и квашеная капуста. Испеченные до подъема круглые хлеба клали прямо на скатерти. Бородачи рвали их на куски или резали охотничьими ножами. Казалось, мыслей поделиться с домочадцами или как-то за ними поухаживать не возникало в принципе. Сперва насыщаются матерые псы, а кто поменьше и послабее, довольствуются объедками. Прекрасные порядки. Не община, а собачья стая, причем половина – явно бешеная. И после этого старуха смеет называть метро вонючей норой? Да, там не курорт, но и таких мерзостей никто себе не позволяет, а главное – не терпит. А если и попадаются отморозки, то их быстро выпроваживают куда подальше. Никогда прежде Кроха не думала, что заскучает по дому. По рутине, свиньям, толчее, ссорам с отцом и насмешкам окружающих. Вот уж правда – все познается в сравнении.

Потом по рядам пустили бутылки в соломенных оплетках. Ярко-красная жидкость полилась в деревянные кубки, которые – сюрприз-сюрприз! – были только у бойцов. Понятно, детям пить не стоит, но взрослых работяг-то зачем обделили? Хотя, что за тупой вопрос? Холопов можно вообще не кормить и сечь трижды в день, ведь пока прихвостни сыты и веселы, деспоту не о чем беспокоиться.

Аманда встала, а вслед за ней по струнке вытянулись все собравшиеся.

– Друзья! – тоном заправского тамады начала она. – Сегодня очень важный день для нас и всего человечества.

Во загнула, подумала Кроха и ухмыльнулась, благо марля скрыла кривую улыбку.

– Недавно Страж послал нам эту замечательную девушку. Приняв свет, она стала здоровой, крепкой и готова продолжать род людской. Увы, Ад за этим сияющим сводом исчезнет нескоро. Возможно, ее внуки или правнуки уже увидят новый мир – без болезней, чудовищ и грешников. Возможно, пройдут еще сотни лет, прежде чем планета полностью исцелится. Но это не главное. Главное, что наши страдания не пройдут даром. Рано или поздно рай под Куполом окутает всю Землю, и выжившие восславят нас – далеких предков, которые отдали все, чтобы они процветали. Давайте же выпьем за светлое будущее!

Арина едва не захохотала. Привыкла, что светлое будущее – такой же персонаж анекдотов, как Вовочка или Черный Обходчик. Каждая третья шутка в метро – о светлом будущем. Здесь же в него действительно верили. Да, заставшие старый мир знали правду и притворялись, а вот родившиеся и выросшие в золотой клетке вряд ли представляли, как обстоят дела на самом деле. Вне бабкиных сказок они никто, и станут драться за них до конца, чтобы сохранить хоть какую-то связь с реальностью. Но все это можно исправить. Достаточно наглядно разделить правду и вранье и дать разок взглянуть на иную сторону, долгие годы сокрытую туманом лжи и выгодных домыслов.

– А теперь, – продолжила Аманда, – попрошу женихов выйти к кругу. Невеста у нас одна, поэтому достанется самому лучшему, сильному да умелому.

У вскопанного пятачка выстроились шестеро, разделись до штанов и скинули сапоги. Без маскхалатов и бронежилетов бойцы не казались такими здоровенными. Высокие, широкоплечие, но при этом поджарые, без капли жирка, они не шли ни в какое сравнение с моделями из спортивных журналов или с обложками книг про Конана-варвара. Видимо, как сильно ни упражняйся, на хлебе и овощах много мяса не нарастишь.

Арина узнала Макса, остальных, если и видела, то мельком. Из-за окладистых бород издали они отличались только ростом и прическами. Поэтому Отелло девушка заприметила сразу. Среди рядовых дозорных он смотрелся, как дуб в зарослях орешника. Гвардеец с курчавыми темными волосами и сломанным носом определенно питался чем-то более сытным, раз вымахал до таких размеров. Или в башне остались запасы тушенки для своих, или же старуха накачивала верных служак какой-то химией. Иначе так раздуться было просто невозможно.

– Начнем с кулачных боев! Кто упал – тот проиграл! Кто веревку задел – тот пролетел! Первая пара – Роман!..

В круг шагнул плечистый паренек с собранными в хвост русыми волосами.

– …и Серго!

Напротив встал парень постарше, пониже и поуже, с двумя тугими пепельными косами. В целом они были на равных, вряд ли разница в два-три кило даст сильное преимущество. Бабушка вскинула ладонь, и зрители стихли. Не то, что чавкать и греметь посудой – дышать перестали, окаменев, как вышколенные псы по команде «замри».

Соперники сошлись в середине круга и похлопали друг друга по бинтам. Хотя полоски ткани наматывали у всех на виду, обычай требовал проверить, не запрятал ли кто вкладыш или свинцовую пластинку. Вот эти штуки точно повлияли бы на итог. Но все было в порядке. Бойцы прижали кулаки к подбородкам и кивнули – готовы. Ладонь со свистом секанула воздух, следом раздался задорный выкрик:

– Бой!

Роман с ходу рванул вперед, угощая противника хлесткими ударами. Тот не ожидал такого напора с первых секунд и попятился, ушел в глухую оборону. Он не мог видеть натянутую веревку, но с каждым шагом приближался к ней. Зрители орали все громче и громче.

– Стой, дурак! – гремели друзья и в негодовании хватались за головы.

Те же, кто болел за другого, смеялись и подбадривали приятеля:

– Давай, жми! Дави, чуток осталось!

Серго испугался быстрого и потому втройне позорного поражения и рискнул дать отпор, вполне сравнимый с самоубийственной атакой. Бес с ней, с женой – терять уважение соратников недопустимо. Морду расквасят – и ладно, зато никто не скажет, что трус и поддавался.

Он зарычал и бросился на врага, отчаянно размахивая руками, как мельница – крыльями. Как ни странно, наступление прошло успешно. Ценой разбитых губ и опухшей скулы удалось оттеснить противника на исходную позицию. А когда есть, где развернуться, можно действовать смелее, не опасаясь вылететь за барьер. Иначе говоря, получив пространство для маневра – не зевай, а используй. Второго шанса может и не выпасть – госпожа удача крайне не любит повторяться, в отличие от своей злой сестры.

Блицкриг захлебнулся. Хвосту, уже вдохнувшему полной грудью щекочущий аромат быстрой победы, прямо в лицо пахнуло гнильцой еще более быстрого поражения. Просочившийся сквозь пальцы успех не на шутку его разозлил, и он тут же отыгрался на Косичках. Качнув маятник и уклонившись от прямого в челюсть, саданул Серго крюком под ребра, а с правой едва не пробил под дых. Но тот чудом успел подставить локоть. Да, это спасло от серьезного урона, однако предплечье приняло удар на себя.

У Арины заныла лучевая кость от одного взгляда на отшатнувшегося дозорного. Бедняга скривился так, словно хлебнул из ночного горшка. Стоит отдать ему должное – руку не опустил и даже попытался ответить. Но левая определенно не была его коронной, и тычок вышел слабым, неуверенным. Вместо того, чтобы разъяриться и прыгнуть на врага, аки берсерк, парень стушевался и снова притворился черепашкой в панцире. Но Роман заметил уязвимое место и снова врезал по больной руке. Противник не выдержал и открылся, за что немедленно поймал гулкую двойку в голову.

– За кого болеешь? – спросила Бабушка, наклонившись к уху пленницы.

– За обоих, – равнодушно отозвалась та.

– Эх, ты. Все ерепенишься? Надеюсь, не передумала?

– Служить вам верой и правдой? – Арина хмыкнула. – Нет, все в силе. Но одно дело – слушаться и совсем другое – получать от этого удовольствие.

– Правильный подход, – Аманда улыбнулась. – Иного не требую. Порадуешь меня – порадую твоих близких. А если огорчишь…

– Я поняла. Причем с первого раза.

Несмотря на мощный выпад, победа опять обошла Хвоста стороной. А все потому, что стоял слишком близко и не сумел как следует замахнуться. Прием был исполнен на «отлично» почти во всем: похвальная точность, завидная скорость, только вот силы не хватило. И Косички не рухнул пластом, а лишь отпрыгнул к веревке.

– Добей! Добей! – хором ревели одни.

Другие улюлюкали, свистели и размахивали неприлично сложенными пальцами. Если бы не старуха, болельщики давно бы высыпали на ринг и схлестнулись стенка на стенку. Но исключительно строгие порядки не давали зрителям самовольно перейти в разряд участников.

В этот раз Роман решил во что бы то ни стало взять верх. Но соперник, несмотря на усталость и травмы, не собирался сдаваться. Прижатый к веревке боец был столь же опасен, как и загнанная в угол крыса. Серго резко занес кулак, вынудив парня шагнуть назад. Но вместо сокрушающего крюка подскочил вплотную и быстрее отбойника замолотил по ребрам противника. Хвосту пришлось опустить руки и защищать корпус: неделю писать кровью не очень-то хотелось.

В брешь в обороне немедля вонзились костяшки. Как известно, даже ребенок посадит взрослого на задницу, если как следует двинет в бороду. Вот и далеко не самая мощная зуботычина уронила Ромку на истоптанный чернозем. Колени дрогнули, и незадачливый драчун рухнул на лопатки, издав не самый благородный звук. После чего кое-как встал и, пошатываясь и сонно тряся башкой, вернулся на место под хохот и сальные шуточки. Единственная ошибка стоила фавориту победы. Призер же с важным видом сел подле бабки и принял из ее рук кубок, наполненный до краев не только сладким вином, но и почетом.

– Вторая пара! – крикнула надзирательница.

Кроха, наконец, опустила взгляд и заметила кровь на белых скатертях. И больше всего капель алело напротив Макса. Крутясь среди сталкеров, она волей-неволей набралась от них излишней суеверности. Пусть и понимала, что все эти знамения и приметы появились из-за страха, у которого глаза известного размера. Но разум сердцу не приказчик, и девушка скрестила пальцы в ожидании следующей схватки. Если Макса выставят против Отелло – плану конец, а участь свиноматки для поехавших сектантов ее определенно не прельщала.

– В круг выходят Максим и…

Пленница зажмурилась и закусила губу. Живот скрутило, на спину накинулась стая мурашек. Хоть Аманда и обещала какую-то фору, но доверять ей – все равно, что доверять Псине и ему подобным. Только не Отелло, только не Отелло, только не…

– …Семен!

Через веревку перешагнул невысокий паренек с рыжими космами. На голову ниже Макса и заметно у́же в плечах. Отец перешиб бы такого плевком, а Ежу, наверное, достаточно просто пожелать, и женишок развалится на куски. Арина с облегчением выдохнула. А бабка-то не обманула, вот же новость.

– Видишь, – донеслось слева. – Я не строю козней тем, кто не строит козни мне.

– Спасибо, – стыдливо проворчала Кроха. – Но ведь ему все равно придется сразиться с тем здоровяком. Победитель же один.

– Придется, – Аманда кивнула – медленно и осторожно, как змея перед флейтой факира. – Но в ином состязании.

– В каком?

– Скоро узнаешь. Не торопись, а то растеряешь весь интерес. Праздники у нас редки. К каждому надо хорошенько подготовиться, придумать всякие забавные штуки, а главное – приберечь самое любопытное на десерт. Смотрины так и вовсе бывают раз в жизни, поэтому тебя ждет шикарный свадебный подарок – такой до гроба не забудешь. Расслабься и получай удовольствие, – бабка улыбнулась и щелкнула ее по носу.

Начало второго боя разительно отличалось от предыдущего. Никто не пер нахрапом, отлично помня о последствиях бездумных рывков. Противники лишь медленно кружили на расстоянии вытянутых рук. Битва силы и ловкости превратилась в столкновение напряженных взглядов. В тени нахмуренных бровей тлела такая ненависть, что зрители оцепенели в предвкушении развязки. Грозное вышагивание, похожее на замысловатый первобытный танец, очаровывало и привлекало внимание не хуже лихой драки.

– Сейчас пойдет жара, – шепнула соседка. – Эти двое давно на ножах.

– Почему? – Арине вдруг захотелось узнать о них побольше. Врожденное любопытство без спроса полезло наружу.

– Однажды я приказала Семе выпороть Ритку. Она, конечно, умелица от бога, но вредная и упрямая, как ослица. Знаешь, кто такая ослица?

– Угу, – неловко промямлила девушка. – Читала.

– В общем, пришлось поучить нахалку уму-разуму. Макс тайком попросил бить полегче, но палач решил выслужиться. Молодой, пылкий… глупый. И всыпал бедняге так, что еле откачали. А теперь подвернулась возможность поквитаться. Эх, хорошие были скатерти. Сами ткали.

– А при чем тут…

Договорить девушка не успела – дозорные, наконец, сошлись в поединке. Удивительно, как только Максим сдерживался так долго и не кидался на давнего врага сломя голову. Его самообладанию впору было позавидовать умудренным годами мужам. И это при том, что клокочущую в нем ярость, казалось, можно было пощупать – только протяни пальцы, и наткнешься на загустевший раскаленный воздух.

Быстрые выпады посыпались один за другим, но парень выглядел так, словно месил на кухне тесто. Никаких рыков, воплей, оскаленных зубов и скорченных гримас – только прицельные и точно выверенные удары. Издали они казались довольно слабыми, однако противнику пришлось отступать и качаться из стороны в сторону, прикрывая бока и живот. Если первая схватка больше походила на пьяную кабацкую потасовку, то эта – на поединок опытных бойцов.

В Городе жило немало мастаков постоять на ринге. Среди боевой братии встречались и боксеры, и каратисты, и борцы. Меж станциями даже проводились турниры с солидными наградами и еще большими ставками. На Безымянке и вовсе насмерть рубились с мутантами. Так что Крохе было с чем сравнивать. И по ее скромному мнению, Макс неплохо бы смотрелся на городском чемпионате. И, возможно, занял бы там не последнее место.

– Не ожидала от него такого упорства, – сказала бабка. – Как будто вместо тебя тут Рита сидит.

Арина притихла, чувствуя разливающийся по кишкам холодок. К счастью, старуха не стала развивать тему, найдя занятие поинтересней. Судя по довольной физиономии, эго Аманды раздувалось от каждой капельки пота, пролитой по ее прихоти. Ведь поединок – не просто развлечение, но еще и подпитка сладкого чувства безграничной власти, которая дает возможность не только карать и миловать, но и заставлять людей напрягаться ради ерунды.

А напрягались драчуны воистину до предела. Оказалось, Семена тоже не лыком шили и не пальцем делали. Неизвестно, чем ему насолил парень напротив, но ярость в его глазах горела не меньшая. И если у недруга – благородная, алчущая справедливого возмездия, то у него – подлая, звериная. С такой шакал рвет глотку смертельно раненному льву.

Ловко уклонившись, Семен оттянул противника на себя и трижды врезал по лицу. Тычки пришлись на кулаки и запястья, но боец невесть с чего отпрянул и часто заморгал. Все случилось слишком быстро и потому незаметно для большинства. Крохе показалось это странным, но поединок продолжился с утроенной силой, и девушка тихо ахнула, вцепившись в колени.

Макс продолжил гонять засранца вдоль веревки. Тот приседал, качал маятник и подставлял под удары пустую, но очень крепкую башку. Силы у него было – кот наплакал, прыти – так себе, зато парень оказался выносливым, как черт. Мало кто выстоял бы под градом боковых с обеих рук, но Семен не только не падал, но и скакал взбеленившимся козлом. Если же соперник пропускал разок-другой, то сразу начинал щуриться, шмыгать и тяжело дышать, часто срываясь на хрип. А это было гораздо хуже слезящихся глаз и соплей, ведь с заложенным носом много не навоюешь.

Пока он мешкал и смахивал влагу, рыжий налетал коршуном и без зазрения совести лупил, куда дотягивался. Шум толпы путал почти ослепшего, задыхающегося парня, и он, сам того не замечая, шагнул за веревку. От касания травы Макс вздрогнул, как от тока, потому что прохладные стебельки под стопой означали одно – ты в пролете.

Старуха поспешила объявить победителя. И тут, как гром среди ясного неба, раздался крик, заглушивший все вопли селян – и радостные, и полные досады.

– Нет!!

Собравшиеся стихли и с удивлением уставились на невесту. Многим показалось, что ее до глубины души расстроило поражение Макса, но девушка встала и указала на Семена обличающим перстом.

– Жулик!

Люди загудели – обвинение-то было нешуточным. Одни усмехались, другие крутили у висков, третьи замерли в ожидании объяснений.

– Что ты несешь? – Семен самодовольно хмыкнул, но во взгляде проскользнули напряжение и страх.

– У него бинты крапивой намазаны. Уж я-то знаю, что от нее бывает!

Толпа охнула. Липовый победитель побледнел и поднес кулаки к лицу.

– Какой еще крапивный сок? Нет тут ничего!

Арина подбоченилась.

– Да неужели? Кто не верит – пусть дотронется!

В круг шагнул гвардеец с пышными усами и накрыл обмотки ладонями. И тут же отдернул руки, как от горячей сковороды. Едва увидев красные пятна на его коже, жители заорали наперебой и принялись швырять в бывшего любимца чем попало: от комков грязи до огрызков. Некоторые не видели ничего постыдного в том, чтобы смачно харкнуть в понурого проходимца.

– Я… я… – он стоял под мусорным дождем и ошалело смотрел на трясущиеся запястья. – Я ничего не мазал. Стражем клянусь!

– Дисквалификация! – голосом строгой мамаши протянула Аманда.

Отелло подошел к бедолаге и дисквалифицировал прямым в челюсть. После чего схватил бездыханное тело за ногу и выволок под ромашковый куст.

– Победа присуждается Максиму!

Недовольных решением не нашлось. Зрители одарили бойца богатырскими посвистами, хлопками и стуком деревянных ложек. Под вой и грохот слегка опешивший парень сел рядом с Серго.

На этом испытание практически закончилось. В первые секунды третьей схватки верзила вырубил соперника одним тычком. Но праздник только начинался. Настал черед обещанного сюрприза.

– Бес! – закричал малыш лет семи и указал в сторону неясной фигуры.

Все обернулись и захохотали. Из тумана, крутясь и забавно прихрамывая, выбежал пестро наряженный «сталкер». На нем, как простыня на швабре, болталась мешковатая химза, увешанная красными ленточками и тряпьем. Они развевались на бегу, издали напоминая бушующее пламя. Противогаз раскрасили под череп и примотали сверху раскидистые рога из березовых прутьев. Кушак повязали абы как, отчего сзади болтался длинный хвост с вырезанной из коры стрелочкой. Копыта, видимо, смастерить не получилось, и страшный демон несся босиком. Зато какой-то умелец выстрогал ему автомат, да так похоже, что Кроха сперва приняла подделку за настоящий «калаш».

Чудик подлетел к поляне и лихо заплясал вокруг зрителей, топая ногами и размахивая руками. Маска искажала голос, кто бы ни играл чудище, рычал и хрипел он весьма устрашающе. Дети попрятались у матерей под мышками, взрослые смеялись от души и метали в злыдня землю и пучки травы. На третьем обходе все ритмично захлопали и затянули частушку:

– К нам бес прибежал и невесту украл. Кто ее спасет, тот и в жены возьмет.

Ряженый подскочил к Арине и схватил за руку. Понимая, что это просто спектакль, девушка подчинилась и побежала вслед за ним. Тут же раздался зычный голос старухи:

– Ай вы, молодцы, не спите! Похитителя ловите! Кто негодника убьет – тот с женою в дом войдет!

Троице победителей поднесли корзинку, в которой лежали пистолеты-пулеметы, да не обычные, а праздничные. Если так, конечно, можно назвать оружие. Рукоятки и ствольные коробки расписали яркими ромашками, а на приклады и стволы повесили банты и ленточки. Бойцы шустро натянули маскхалаты, повесили ножны на ремни и припустили в погоню.

Не успели беглецы скрыться в роще, как воздух задрожал от выстрелов. Опешившая от такого поворота Кроха пригнулась и схватилась за голову, но спутник лишь усмехнулся:

– Не бойся. Холостые.

Когда они забежали под сень деревьев, пальба стихла. Обернувшись, девушка увидела, что охотники остановились.

– У нас полчаса форы, – пояснил «бес». – Чтобы спрятаться.

– А потом?

– А потом сидим и ждем. Кто первый найдет – тот и победил.

– Как-то все просто…

– Просто, да не просто. Надо все по-умному сделать, иначе любой дурак отыщет. Ты же не хочешь замуж за дурака?

– Я вообще не хочу…

Он хохотнул и помчал быстрее. Подбежал к ближайшему дому, рванул обшарпанную калитку и стал бродить взад-вперед у заросшего лопухами крыльца. Та же участь ждала соседнее жилище – ряженый щедро натоптал во дворе, опрокинул трухлявую колоду и зачем-то хлопнул ставней.

– Что ты делаешь?

– Путаю следы. Помогла бы лучше, а то стоишь, смотришь.

Арина собралась уже набычиться, мол, в гробу видала ваше шапито, сам вкалывай, но вовремя остановилась. Давно взяла на заметку простое правило: сперва подумать, потом вновь хорошенько поразмыслить, ну, а затем еще раз прикинуть и лишь тогда говорить. Жаль, никак не могла взять это в привычку.

Хорошо сейчас получилось. Ведь у нее есть шанс помочь Максу с поиском. Целых полчаса, чтобы дать ему знак, но какой? Нужно что-то такое, о чем знает только он, а другие не обратят внимания, иначе все выйдет с точностью до наоборот.

– Ау! Все в порядке? – «бес» помахал перед лицом резиновой перчаткой. – Идем.

Беглецы припустили вверх по улице, прямиком к базе. Пока спутник вытанцовывал под окнами и мял кусты, Кроха судорожно пыталась понять, что же сгодится как подсказка. Она должна быть достаточно большой, иначе парень пройдет мимо и не заметит. Всякие лоскутки на ветках, оброненные платочки и прочие мелочи никуда не годились. Идеально подошло бы здание, где жили они с Ритой, но не во флигеле же прятаться, с него в первую очередь начнут. В крайнем случае – во вторую. А если на той мшистой полянке схорониться? Место памятное, о нем знают только те, кому надо. Но есть вопрос…

– А в лес можно?

– Нет. Только в деревне.

Вопросы кончились, поляну пришлось вычеркнуть. Что дальше? Честно говоря, Макс для Арины был той еще загадкой. Кто он, что он, как и чем живет? Успей они познакомиться получше, и проблема решилась бы сама собой. Но в прошлое не вернешься, значит, надо работать с тем, что есть. Какая между ними связь, кроме флигеля и рощи? Какое еще место послужит надежным ориентиром? И тут ее как по затылку стукнули. Ну, конечно! Ответ слишком очевиден!

– Знаешь, где раньше жила Рита?

«Сталкер» оставил окно в покое и обернулся. Даже сквозь противогаз читались немалое удивление.

– Ты о чем?

– Ну… – Крохе вдруг показалось, что сморозила лютую глупость. Но раз уж начала, придется довести ее до ума. Или до еще большей глупости. – Теперь она живет в этом, как его… девичьем доме. А до этого у нее был другой?

Ряженый помолчал немного. Наверное, оценивал вменяемость невесты. От накала страстей на смотринах и мыслей о прекрасном семейном будущем чердак на раз-два протечет, еще и соседей затопит.

– Да. Был. А какая разница?

Девушка улыбнулась.

– Очень важная. Покажешь, где он?


Первым из рощи вышел Отелло. Приставил ладонь ко лбу козырьком, огляделся, словно витязь на развилке, и гаркнул:

– Я иду по центру. Кого из вас замечу – кости переломаю. И скажу, что сами спотыкнулись. Усекли?

Дозорные молча кивнули.

– Ты налево или направо? – спросил Серго, когда здоровяк скрылся за домом. – Ломать ничего не буду, но и добычей делиться – тоже. Давай сразу разойдемся, а там кому Страж пошлет.

Макс смотрел по сторонам в поисках хоть какой-нибудь зацепки. Соперник посчитал его молчание признаком сомнения и начал давить:

– Отдай девчонку, а? Все равно по другой сохнешь.

Парень вздрогнул, будто вспомнил что-то важное, но давно забытое. И криво улыбнулся уголком губ.

– Направо, – уверенно произнес он. – Я пойду направо.


Недалеко от лобного места стоял коттедж. Некогда богато отделанный, а ныне приговоренный беспощадным временем к упадку и разрухе. Облицовку сдуло, как пескоструйкой, обнажились похожие на ребра белые полосы кирпичей. От окон не осталось даже рам, а крышу затянул маскировочной сетью дикий виноград, вымахавший под Куполом в лианы в два пальца толщиной.

Продравшись сквозь гигантские лопухи – местный символ заброшенных и медленно разваливающихся построек, – беглецы вошли в прихожую. Пыльный ковер усыпали похожие на снег хлопья побелки. Обои отклеились и свисали желтыми лоскутами. Арина чихнула и закрыла нос рукавом. Слой пыли щедро покрывал мебель, так что желание поваляться на том уютном диванчике отпало само собой. Да и качаться на резном стуле у окна тоже не стоило. Эх, сколько же здесь вещей, за которые в метро отдали бы последние штаны. И все бесхозное, никому не нужное.

Надо лишь выбраться отсюда – и жизнь изменится навсегда. Город и Безымянка позабудут былые распри и обустроятся в маленьком раю, где места хватит всем. Выбросят автоматы, ведь мутанты сюда не лезут. Зароют поглубже пропитанную заразой снарягу, потому что больше не придется бродить по мертвым руинам в поисках еды. Сожгут паспорта, корочки и прочие знаки различия и станут теми, кем и должны быть – обычными людьми. Со своими заботами и чаяниями, но без злобы, ненависти и жажды перегрызть глотку за косой взгляд или кусочек хлеба. Они этого достойны. Они страдали достаточно.

– Ты заснула?

– А? – Кроха тряхнула головой. – Нет. Просто задумалась.

– Надеюсь, о том, как нам спрятаться? Тут все видно за версту.

– Не все, – спутница кивнула на потолок.

На чердак вела приставная лестница – дубовая, крепко сбитая. Небольшая каморка под сводом выглядела как жилая комната, а не захламленный склад. Здесь стояли глубокое кресло, журнальный столик и торшер на высокой ножке. Под маленьким окошком виднелась тумбочка с книгами. На ней, как драгоценный экспонат, красовалась курительная трубка на подставке. Кто бы ни жил тут до Катастрофы, он явно любил посидеть один вдали от шума и суеты.

Арина опустилась на колени и пробежала взглядом по корешкам. Света, проникающего сквозь щели в черепице и лозах, вполне хватало для чтения. Оказалось, вкусы у хозяина были весьма специфичные. «Круги на полях – зашифрованные пророчества титанов», «Снежные люди Приэльбрусья», «Петр Первый и каналы на Марсе», «Якутские шаманы против колдунов с Нибиру», «Расписание Апокалипсисов на тысячу лет вперед».

Эту муть девушка и трогать не отважилась, а вот рулон газет на нижней полке с любопытством развернула. В глаза сразу бросился жирный заголовок: «Загадочное свечение на окраине Самары».

Статья за двенадцатый год. Всего два абзаца, и самое важное подчеркнуто карандашом.

«Жители Воскресенки жалуются на яркий свет со стороны военной базы. По ночам округу озаряют ослепительные вспышки. Похожее на сварку свечение длится от нескольких секунд до двух-трех минут. Командир от комментариев отказался».

Ну, тут все понятно. Едем дальше.

«Пропал журналист, расследовавший вопросы опеки фонда «Светоч» над десятью воспитанниками детского дома «Совенок». Степан Горин бесследно исчез за сутки до пресс-конференции, на которой обещал предоставить доказательства фиктивности документов и повальной коррупции в надзорных органах».

Очень похоже на тот сон… Или то и не сон был вовсе? Девушка потерла веки и взяла следующую вырезку – аж за две тысячи десятый.

«Воскресенские активисты протестуют против строительства радиолокационной станции. По их словам, радар ставят слишком близко к домам, что негативно скажется на здоровье жителей. Представитель министерства обороны заявил, что станция не опасней телевизионной антенны, и предостерег активистов от незаконных действий».

Дальше скачок на год вперед.

«Координатор штаба воскресенских активистов арестован. При обыске в его квартире нашли наркотики и экстремистскую литературу».

А вот еще заметка о событиях тех лет.

«Семнадцать горняков погибли при обвале в шахте «Знаменская», принадлежащей фонду «Светоч». По предварительной версии, причиной трагедии стал взрыв газа. Однако анонимный источник заявил, что огонь был странного бледно-золотого цвета, каким метан не горит. Семьям погибших назначены компенсации. По неподтвержденной информации, родственникам не дадут забрать тела из морга, пока идет расследование».

Они нашли что-то под землей… Кроха судорожно сглотнула и уставилась на последний листок.

«Военную базу построили для изучения НЛО? Известный самарский уфолог опубликовал сенсационную новость. Причиной взрыва в шахте стало случайное включение силового щита древней летающей…»

Дочитывать Арина не стала. Скомкала бумажку и швырнула в угол. Вырезки закончились, но нутро подсказывало – это не все. Наверняка загадочный наблюдатель не только кромсал газеты, но и записывал куда-то свои мысли. Или хотя бы вел дневник. Только бы не рисовал в нем всяких страшилищ.

Порывшись еще раз на полках, она нашла тонкую записную книжку. На последней странице – единственная запись: «Он знает». Кто знает? О чем? Может, есть другой блокнот в каком-нибудь тайнике? А может, и нет. В любом случае, автор унес свои тайны или очень далеко, или прямиком в могилу.

Внизу хрустнуло. Арина вмиг забыла обо всем и прижалась ухом к полу. Сквозь настил и перекрытия пробились редкие тяжелые шаги. Неизвестный медленно шел по дому, особо не таясь, но и стараясь шуметь поменьше.

– Попались, – фыркнул «бес».

Невеста вскинула палец, прося тишины. Пыталась на слух определить, кто и зачем пожаловал в дом. С первого взгляда задача казалась невыполнимой, но если включить воображение – могло получиться. Допустим, явился Отелло. С чего он начнет? Перевернет все вверх дном, обшарит каждый угол и полезет на чердак. Вряд ли верзила станет осторожничать – это чувство из него выбили в раннем детстве.

Остаются дозорные, и вот тут придется хорошенько напрячь извилины, чтобы сделать правильный выбор: прятаться до конца или сдаться сейчас же. И на раздумье отводилось всего ничего: гость мог уйти в любой момент. Если это Семен – то скатертью дорожка. А если разминуться с Максом – провалится дерзкий план по свержению злобной старухи.

Кроха старательно извлекла из памяти убранство первого этажа. И наложила на него вкрадчивый топот, представив, как именно человек бродит по комнате. Вот он сместился к плите и затих. Ни одна дверца не скрипнула, да и вряд ли боец стал бы искать девушку в духовке или в навесном шкафчике с посудой. Постояв около минуты, дошагал до обеденного стола у оконного проема. Едва слышно скрипнул стул, и все снова стихло. Но вскоре тяжелые ботинки добрались до диванчика.

Вошедший не побоялся развалиться на пыльных подушках, судя по жалобному скрипу пружин. Кто вообще может учудить такое, рискуя вымазаться, как свинья? Неужто женишок так устал, что не нашел места почище? Нет. Просто этот диван очень важен для него. И плита. И стул. И весь дом целиком. Он не играл в прятки, а предавался приятным воспоминаниям.

Вот любимая подводит его к очагу, на котором кипит молодая картошка. Пока еда готовится, хозяйка нарезает овощи, а гость любуется ее крепким станом и рассказывает о прошедшем дне. Она ставит угощения на стол. Наступает ее черед с улыбкой наблюдать, как милый друг уплетает ужин за обе щеки. После, по всем законам тайных свиданий, действие перемещается на диван. Все, как в той книжке с Безымянки. Только в ней приключениям на диванах уделено куда больше времени и выдумки, чем сюжету и персонажам.

Икс найден, уравнение решено. Арина встала и направилась к лестнице.

– Эй! – прошипел ряженый.

– Не волнуйся. Это свои.

– Уверена?

– На все сто.

Ответ верный. Пять баллов.

– Ну, здравствуй, – с ехидцей сказал Макс и пальнул одиночным в воздух.

Они вышли к селянам рука об руку. «Бес» ковылял впереди, подволакивая ногу и в отчаянии дергая себя за рога. Позади чеканил шаг Отелло с таким лицом, будто ему нагадили в кашу. Семен безразлично насвистывал, держа руки в карманах.

Захмелевшие воины встретили пару оглушительной пальбой. Работяги пытались хлопать, одновременно заслоняясь от дождя горячих гильз. Взмах пухлой ладошки – и безудержное веселье сменилось гробовым затишьем.

– Вот смотринам и конец! – крикнула Аманда. – Наш Максимка…

– …молодец! – подхватил нестройный хор.

– Ну, давай, женишок. Покажи остальным, что надо с бесами делать. Молодым – урок, взрослым – мотив. Будете усердно трудиться – тоже отхватите такую прелесть.

Бабка больно шлепнула Кроху по заднице. Девушка взвизгнула от неожиданности, и гости взорвались пьяным хохотом. Под смех, шутки и хлопки ряженый поскакал туда, откуда вылез – в туман.

– Ату его, ату! – ревели вслед.

– Бей гада!

– Стреляй! Не зевай!

Макс лениво вскинул оружие. «Кедр» зачихал клубами дыма и огня. «Сталкер» спокойно бежал, кружась и приплясывая, как вдруг рухнул пластом.

– Тьфу ты, напился, что ли?

– Да споткнулся, небось. Сейчас встанет.

– Гляди-ка. Это кровь?

Парень швырнул под ноги разукрашенный ствол и в три прыжка оказался у распростертого на траве тела. Когда рывком стащил противогаз, Арина отчетливо увидела смуглое лицо, обрамленное мазутно-черными прядями. Колени подкосились, но невесть как очутившаяся за спиной старуха ловко подхватила ее под мышки.

– Мертва?

– Сам-то как думаешь? Три пули в грудь.

– Я же холостые заряжал… Точно помню!

– Ну, дела…

Макс неспешно встал и обернулся. В кулаке его блеснул охотничий нож. Налитые кровью вытаращенные глаза не сулили ничего хорошего, а потекшая с губ пена – тем более. Он зарычал волком и бросился на Аманду. Или на Кроху. Или на обеих. В приступе отчаянного бешенства бедняга вполне мог покрошить всех, до кого успел бы дотянуться.

Ноги Арины онемели и вросли в землю. Пленница не могла пошевелиться, да не очень-то и пыталась. В душе зияла такая пустота, что не хотелось ничего, даже дышать. Сейчас бы лечь и, не моргая, смотреть на сияющие небеса, пока сердце не перестанет биться. А ему, судя по леденеющим жилам, осталось не так уж и долго.

– Я предупреждала, – раздался над ухом спокойный ровный голос, будто на Аманду не несся безумец с клинком в полторы ладони. – Не пытайся меня поиметь. Я сама кого угодно поимею. Жаль, что пришлось доказывать это наглядно. Думала, ты умная девочка.

До цели оставалось шагов десять, и тут Макс внезапно оцепенел. Выронил нож, схватился за лицо и согнулся в три погибели. Сквозь пальцы просочилась кровь – алая влага текла из глаз, ушей, носа и рта. Пока парень корчился в агонии и беззвучно хлопал губами, местные, как по команде, пали ниц и сунули головы в траву.

– Пожалуйста…

– Заткнись. Я устала слушать твои мольбы. После них обычно случается очередная пакость. Но это была последняя, уж поверь.

Окровавленный дозорный завалился на бок и с оглушительным визгом испустил дух. А вместе с ним сгинул шанс на побег.

– Бог судья – хотела по-хорошему. Терпела до последнего, надеялась на твое благоразумие. Но ты как волк – все время в лес смотришь. Теперь тобой займется Отелло. Знаешь, почему его так прозвали? – деспот торжествующе оскалилась. – Объявляю вас мужем и женой.


Глава 16
Золото во льду

После смотрин работники и бойцы повели молодых в дом. От веселья и улыбок не осталось и следа, даже хмель выветрился поразительно быстро. Вряд ли зрителей столь сильно поразила кровавая свадьба – жестокости и смертей под Куполом было не меньше, чем снаружи, и к ним давно привыкли. Просто спектакль кончился, и лицедеям пришла пора снимать маски. В этом странном месте все решалось по прихоти одного человека – если пухлую тварь можно было причислить к роду людскому. Когда надо – спляшем, когда скажут – поплачем. Жаль только, ниточки оборвать не в силах.

Хотя двое попытались, и вот чем это закончилось. Четверо гвардейцев потащили мертвецов в рощу – там, видимо, находилось кладбище. Прежде Кроха не задумывалась, как местные хоронят покойников. Повода особо не было. На глаза ни кресты, ни могилы не попадались, хотя она успела много где побывать. Возможно, трупы зарывали под деревьями для удобрения. Возможно, сбрасывали в какую-нибудь яму, типа пересохшего колодца или старой шахты. Какая разница? Какой во всем этом смысл?

Но впасть в крайнее отчаяние не давала дикая, всепоглощающая ярость. Раньше Арина не испытывала ничего и близко похожего. Злобу, раздражение, неприязнь – да, и часто. Но неукротимого желания удавить живое существо не ощущала никогда. Первобытный гнев кривой дубинкой отгонял печаль, не давал окутать разум и унести на самое дно сознания. Откуда так удобно жалеть себя и убеждать, что все плохое позади, и вообще ты в домике. Да, заговор провалился. Да, товарищи погибли, но позволить их палачу тиранить всех и дальше – верх кощунства и предательства. Действуй, пока бьется сердце, хоть оно и нестерпимо болит. Борись, пока не иссякли силы, и пусть тебя тянет к земле пудовыми гирями. Живи, пока есть для кого, даже если они бесконечно далеко. А грусть оставь на потом. Слезы еще понадобятся не раз и не два, но не сейчас. И не сегодня.

Молодых привели к коттеджу с высоким забором. По местным меркам – настоящий особняк. Соседи тоже жили не абы где, а в полусотне шагов виднелись ворота базы. Элитный, так сказать, район – для самых приближенных к телу. Наверное, Отелло очень хорошо служил и с охотой выполнял любые приказы. Вот и убитая жена сошла с вымаранных по локти рук. И новая наверняка сойдет.

Кроху малость забавляло, что она все еще не знала имени мужа, только кличку. Но исправлять это не было никакого желания. Да и верзила не собирался знакомиться. Повесил «Кедр» на гвоздик у двери и толкнул девушку в спину. Арине показалось, что ее сбила дрезина. Девушка кувыркнулась через плечо и растянулась на пыльном ковре, чудом не задев лбом колченогий табурет. Столкновение с ним на такой скорости если и не прикончило бы ее сразу, то вырубило бы надолго.

Этого бугаю показалось мало – воспитание только начиналось. Он подошел и с размаху саданул Кроху ботинком в бедро. Ногу пронзила такая боль, что пленница не сдержалась и взвыла, как кошка, которой прищемили хвост. Вопль не остановил Отелло, а лишь раззадорил. Как и любому садисту, крики жертвы доставляли ему особенное удовольствие. Чем громче рев – тем сильнее желание бить еще и еще. Гвардейца затрясло, из оскаленной пасти показалась тягучая капля слюны, а в выпученных зенках вспыхнула звериная ярость.

Опустившись на колени, он принялся лупить девушку куда попало. Бедняга терпела как могла, чтобы не провоцировать мучителя, но у того окончательно снесло крышу. Разума хватало только на то, чтобы не сжимать кулаки, ведь месить труп совсем не весело. Но если так пойдет и дальше, гад зашибет ее и шлепками, просто времени уйдет побольше.

Кроха это прекрасно осознавала и отчаянным рывком кое-как выкатилась из-под шквала лещей и спряталась под стол. Миг спустя тяжеленное дубовое укрытие сдуло, как пушинку, к противоположной стене. Попытавшаяся сбежать добыча пуще прежнего распалила ублюдка. Раньше беглянка считала Ежа сумасшедшим, но исключительно потому, что не встречала настоящих поехавших. Даже облезлый Псина не выглядел настолько безумным.

Казалось, на лице Отелло разгорелась гражданская война. Некогда единое государство распалось, и каждая часть, будь то щеки, нос или подбородок, объявила независимость и зажила по своим законам. Левый глаз моргал морзянкой, зрачок соседа пытался закатиться под веко. То, в свою очередь, отчаянно сопротивлялось, но ему мешала нахмуренная бровь. Другая же тщетно силилась изогнуться вопросом, чему решительно противился играющий на гармошке лоб. Нос морщился, словно учуял дохлятину. Верхняя губа требовала вернуться в исходное положение, пока нижняя тянулась вперед и роняла мутные ручейки. Нервный тик вынуждал дрожать, шевелиться и дергаться то, что обычно сохраняло полный нейтралитет. Например, мочки и гортань.

Одного взгляда на эту рожу хватило бы, чтобы надуть в штаны. Даже если бы эта жуть была на картинке, а не прямо перед девушкой, да еще с занесенными клешнями. Впору было упасть с разрывом сердца, но Арина проскочила меж ладоней Отелло и кинулась к двери.

Садист сухо рассмеялся вслед.

– Закрыто, дура. Никуда ты не денешься.

Но она и не собиралась сбегать. Набегалась за всю жизнь вдоволь. Хватит. Схватила «пэпэшку» с гвоздя и направила на изверга.

– Ой! – ехидно протянул муженек. – Боюсь-боюсь. Знаешь хоть, с какого конца стреляет?

– А ты знаешь хоть, откуда я? – с вызовом прозвучало в ответ.

Психопат закончил кривляться и оцепенел. Страх вернул его из пучины угара, и боец вновь стал похож на человека – к сожалению, только внешне.

– Ты не сможешь… – процедил он и облизнул пересохшие губы.

– Уверен?

Судя по забегавшим глазкам, ни о какой уверенности и речи не шло. Это дозорным и рабочим промывали мозги, а гвардейцы отлично знали, кто такие сталкеры, и чем чревато с ними шутить. Всегда при оружии, какой-никакой броне и мастерски умеют убивать. Вряд ли кто-то догадывался, что Кроху привел Еж. Думали, добралась сама. Пришла из Ада, где кадавры, химеры и реки кислоты. Значит, такая же, как и все «бесы» до нее: опытная, бесстрашная и крайне опасная. И хоть беглянка такой не была от слова вообще, но, как говорят барыги с Безымянки – хороший понт дороже выстрела.

Отелло поднял руки и смущенно пробормотал:

– Ну, чё ты сразу волыной машешь. Давай перетрем нормально… договоримся.

– Давай. Договор простой: ведешь меня к Аманде и остаешься жив.

– Тебя не пустят на базу.

– Значит, спрячусь.

– Как?

Арина кивнула на брезентовый рюкзак в углу.

– Как в сказке про медведя и пирожки. Знаешь такую?

– Не… чё такое медведь?

– А вот читал бы книжки – и не чёкал бы. Я залезу в рюкзак, а ты принесешь меня прямиком к башне. И только попробуй рыпнуться – мне терять нечего.

– А что я скажу?

– Ну… что жена ведет себя странно, нервничает. Молодая еще, замужем в первый раз, перед брачной ночью волнуется. Я и так, и сяк, и об косяк, а она ни в какую. Дайте совет, вразумите, вы же женщина. Усек?

– Угу.

Кроха залезла в рюкзак и стянула тесемку над своей макушкой. Едва верзила накинул лямки, промеж лопаток уперлось холодное дуло.

– Да успокойся ты…

– Иди, не шурши. И не садись на пенек, не ешь пирожок. Пирожок со свинцовым горошком – понял, нет?

– Больная…

– Ты будто здоровый. Конец связи.

Никогда еще она не путешествовала столь необычным способом – сидя в темном шатающемся мешке и сжимая потными пальцами рукоятку пистолета. При этом ни капельки не боялась. Впервые в жизни ее охватил азарт последнего хода, решающего шага, от которого зависел итог игры. То самое «пан или пропал». Все или ничего. Победа или смерть. Ведь если и этот отчаянный гамбит провалится, чувства, переживания и страхи потеряют всякий смысл. Мертвецы не волнуются о близких, мертвецы не строят планов, мертвецам плевать на все – их раз и навсегда выбросили с доски. Трястись можно, когда есть несколько путей на выбор – из боязни ошибиться. А когда вариант всего один, и менять что-либо поздно – делай, что должно, и будь что будет.

Отелло добрел до ворот и снял трубку.

– Это Костик. Мне к Бабушке, срочно.

Костик. Как мило.

Спорить с гвардейцем никто не отважился, и створку тут же открыли. Кроха вновь обратилась в слух, пытаясь понять, куда именно ее несут. У входа садист чуть развернулся и пошел прямо. Постучался, дверь со скрипом отворилась. Еще два шага – и рюкзак бережно опустили на пол.

Девушка выглянула из горловины и оцепенела. Время словно остановилось, дав во всех подробностях разглядеть, как у сидящих за столом бойцов отпадают челюсти и распахиваются глаза. Выпавшая из пальцев пешка гулко стукнула о клетку и пошатнула короля. Затем потянувшаяся к оружию рука смела на пол все фигуры, и они попадали. Черно-белый лоснящийся поток перемешался, и уже не понять было, где свои, а где чужие. Нет правых и виноватых, хороших и плохих, добра и зла. Есть только люди и их интересы.

Как же сильно ты ошибался…

Ублюдок принес пленницу не к старухе, а в сторожку у ворот, где обычно скучали за шахматами двое дозорных. И теперь они в панике похватали «Кедры», как будто из мешка высунулся свирепый мутант. У девушки была фора в несколько секунд, и за это время предстояло сделать самый важный выбор: погибнуть или убить. Для человека, не сумевшего заколоть свинью, это был переломный момент. Кульминация. Ответ на краеугольный вопрос всего приключения: кто я? Кого я вижу в зеркальном щите?

Пистолет-пулемет чихнул, из груди лохматого мужичка прыснул алый фонтанчик. Напарник уже вскидывал оружие, но внезапная дыра в черепе отправила его отдыхать в уголок. Отелло кинулся к двери, но пуля свистнула перед самым носом. Изверг упал на колени, поднял руки и запричитал:

– Пощади, бесовка. Умоляю, не губи!

– Пять минут назад ты не был таким душкой, – усмехнулась Арина.

Бугай сглотнул и часто задышал.

– Не бойся, – ствол нежно ткнул его в затылок. – Ты еще не закончил обещанное. Веди к бабке, или…

– Понял-понял! Все сделаю, только не стреляй.

– Вот и делай.

Под дулом «Кедра», из которого только что, ничтоже сумняшеся, завалили соратников, права не покачаешь и силу не выпятишь. Гвардеец со сцепленными на затылке пальцами добрался до башни и вызвал Аманду. Из трубки донеслось тихое: «сейчас спущусь», и связь оборвалась.

– Спасибо за помощь.

Мозги садиста расплескались по ржавой облезлой стене – ну, точно половник перловки швырнули. Мертвое тело грохнулось под ноги девушки, и та спокойно его перешагнула, как бревно или мешок картошки. И если парней из сторожки было немного жаль, то Отелло заслуживал смерти, как никто иной. Впрочем, был еще один достойный кандидат в покойники, шарканье которого уже доносилось изнутри.

Заскрипел ворот, люк открылся. Увидев, кто к ней вышел, Арина опустила ствол и тряхнула головой. На пороге стоял отец, а за его спиной маячил Егор.

– Наконец-то, – сказал Спас. – Поздравляю.

– С чем? – тревожно выдохнула дочь и отступила на шаг, все еще не веря глазам.

– Ты справилась! – Еж облокотился на плечо Влада и оттопырил большой палец. – Прошла испытание. Хотела же выбраться из метро и доказать всем, что не лыком шита? Вот и доказала. Правда, нам с папашей пришлось тебя немного подтолкнуть… Создать, так сказать, благоприятные условия. Вернее, неблагоприятные. Порой, чтобы выкурить мышку из норки, туда надо плеснуть водички. Понимаешь?

– Нет… Ничего не понимаю.

Еж вздохнул и посмотрел в потолок.

– Не удивлен. Тогда идем. Пора выкладывать карты.

Девушка вздрогнула и вцепилась в оружие.

– Спокойствие, только спокойствие, – отец поднял ладони и тепло улыбнулся. – Знаю, ты удивлена и напугана, но самое страшное уже позади.

– Позади? Позади?! Я… я только что…

– Девочка, расслабься. Все в порядке.

За спиной скрипнула дверь. Дозорные вышли во двор и помахали «убийце». Оба держали выпачканные полотенца, которыми оттирали бутафорскую кровь с маскхалатов. Тут и Отелло медленно выпрямился, смахнул пальцем свои же мозги со стены и сунул в рот.

– Извини, – сказал он и шагнул в тень. – Но так надо.

– Да что тут происходит?! – Крохе становилось все труднее держать себя в руках.

– Идем, – Спас указал на лестницу. – Лучше сама посмотришь. На словах это трудно объяснить.

Они поднялись в святая святых этой жуткой общины – в шар на вершине пирамидки. Изнутри он был полностью прозрачным, и с высоты открывался чудесный вид на деревню, поле и рощу. Посередине стоял пластиковый саркофаг, в котором под белой простыней лежало чье-то тело.

«В той норе во тьме печальной гроб качается хрустальный».

На голове блестел обруч с пятью длинными спицами. Из четырех вились проводки и соединялись с громадной конструкцией под сводом. Больше всего она напоминала сеть, сплетенную из тонкой серебристой проволоки, по которой непрерывно носились ослепительно-яркие искорки. Вспыхивали над обручем и устремлялись в ком блестящей паутины. Внутри него, сокрытый переплетениями нитей, мерно пульсировал светящийся шар того же цвета, что и сам Купол.

Впритык к гробу стоял здоровенный железный стул – настоящий трон с высокими подлокотниками. На нем восседал иссохший труп сталкера с таким же венцом на черепе, но всего с одним толстенным кабелем, что вел к устройству Стража. Теперь понятно было, зачем ему жертвы. Он поглощает их, но не в прямом смысле. Чужие жизни поддерживают его собственную, чтобы хватало сил поддерживать Купол. Меньшинство погибает ради большинства. Так просто и понятно… и так отвратительно.

Арина шагнула к Спящему и чуть не закричала, едва увидев его вблизи. Точнее – её. Ожидала найти ту девушку из снов, но обнаружила… себя. Ее точная копия лежала пластом, вытянув руки по швам. Глаза закатились, под носом чернела корка запекшейся крови, но грудь едва заметно вздымалась и опадала.

– Не может быть…

– Может, солнышко, – шепнул отец. – Вспоминай.

Перед глазами против воли вновь закрутились видения. Но в этот раз многое изменилось. Очень многое. Человек в строгом костюме, что пришел в «Совенок» за детьми, наконец, обрел лицо. Лицо Егора Ежова. А облик майора, выкравшего девушку, изменился, и тот стал неотличим от Спаса.

– Но… как?

– Двадцать лет ты защищаешь нас от ужасов нового мира, – ответил Влад. – И за это время придумала свой собственный. Там люди укрылись в метро, звери превратились в чудовищ, а руины заражены ядом и радиацией. Все, как в старых книжках твоего детства. Истина смешалась с вымыслом, а образы получились столь яркими, что ты поверила в них и потеряла связь с реальностью. А она далека от твоих фантазий. К сожалению, не выжил никто, кроме этой общины. Да и мы уцелели лишь чудом. Но стали заложниками силы, что прежде нас спасла.

– О чем ты?

– Купол, девочка. Мы не можем из него выйти. Поэтому тебе пора просыпаться.

– Но я же… – Кроха ущипнула себя и зажмурилась от боли. – Не сплю.

Мужчина (глупо было продолжать называть его отцом) печально вздохнул.

– Ты слишком долго блуждала в своем воображении. И уже не понимаешь, где явь, а где морок. Но я могу помочь. Сядь в это кресло, – он провел ладонью по железной спинке.

– Да… сейчас. Только немного успокоюсь. Это все так… странно.

Арина коснулась левой рукой крышки ящика и зажмурилась. Правую опустила, но «Кедр» не бросила. Палец легонько поглаживал скобу, пока хозяйка оружия настойчиво говорила про себя:

Привет.

Я знаю, ты меня слышишь. Знаю, все эти сны и видения – не случайны. И хочу помочь. То, как с тобой поступили, нельзя ни понять, ни оправдать. Возможно, это просто бред, и ты – в самом деле я, а от мира не осталось ничего, кроме Купола. Но если все не так – дай знак, пожалуйста. Пора прекратить весь этот ужас.

Ей не ответили. Девушка горько усмехнулась и отстранилась от саркофага. Окончательно запутавшись в происходящем, она тонула во тьме неопределенности. И вдруг, не давая ей впасть в смертельное отчаяние, раздался тихий голосок.

Мне страшно. Я хочу уйти, но не могу. Жалко людей. Многие не виноваты. Но все умрут, если со мной или Аней что-нибудь случится. Мы связаны. Мы – единое целое.

Я спасу их. У меня получится.

Верю. Ты не такая, как те, что приходили раньше. Ты другая.

Да уж… Есть немного.

Будь готова.

Наваждение развеялось. Страдалица за стеклом превратилась в скелет в посеревшем комбинезоне. От щек не осталось и следа, черные вены казались червями на полупрозрачной коже. Но самое страшное – ей под корень удалили конечности, видимо, чтобы тело потребляло меньше энергии. А судя по штрихам на лбу и висках, собирались пойти дальше и оставить только мозг, но бунт Аманды их остановил.

Все остальные тоже лишились маскировки. Егор стал рослым гвардейцем, а Спас – старухой. То-то так настойчиво предлагал сесть на трон. Сделав вид, что ничего важного не случилось, Арина двинулась к железному стулу и, улучив момент, высадила в прихвостня треть магазина.

– Какого?! – бабка раззявила пасть и тут же получила прикладом в табло.

И откуда только силы нашлись – удар сшиб мегеру с ног, расквасил губы, нос и выбил два передних зуба.

– Фука! – она резво поползла в угол, роняя на пол капли крови. – Помоги мне! Ну фе!

Девушка встала над ней и взяла на мушку. Аманда оскалилась, и это выглядело действительно жутко.

– Ну, давай! Убей меня! Ты же хочешь отомстить за друзей и отца? Ты же не собираешься так и сдохнуть трусихой и слабачкой?

Арина кисло усмехнулась.

– Лучше я сдохну трусихой, слабачкой, чем найду силу… и стану тобой.

В ответ расхохотались, брызнув кровью.

– Ты уже стала мной… Просто не поняла еще. Это как зараза – сначала чутка зудит, но изменения уже необратимы.

– Заткнись, пожалуйста. Шлепай вниз и открывай клетки.

– А если не пойду?

Арина пожала плечами.

– В магазине десять пуль. В твоей ноге – десять дыр. Уговор?

– Ты сдохнешь, соплячка. Вы все подохнете!

– Я устала от болтовни. От этого места. От тебя. Считаю до трех…

Бабка косо зыркнула на труп и поднялась.

– Предупреждаю последний раз – одумайся. Ты не ведаешь, что творишь.

– Так объясни, – спокойно ответила Кроха.

– Ты слишком тупая, чтобы понять. Была бы умной – не учудила бы такого.

Арине страшно захотелось пнуть мегеру под зад и спустить с лестницы. Но она сдержалась. Творя зло ради зла и боль ради боли, можно в самом деле превратиться в Аманду.

Они вошли в казематы. Отец приподнялся на кровати и в недоумении уставился на дочь. Егор отвлекся от разглядывания ногтей и подмигнул. Пока висело неловкое молчание, старуха коснулась стены слева от люка и открыла потайную дверцу, за которой прятался ряд пронумерованных рычажков. Щелкнула тремя, отправив прозрачные панели в потолок.

Еж приветливо расставил руки и направился к девушке. Той показалось, что он собрался ее обнять – от безумца всякого жди, даже порыва внезапной и совершенно несвойственной ему нежности. Но парень шагнул мимо и вцепился бабке в голову. В тишине зубодробительно хрустнуло, труп со свернутой шеей грохнулся на пол. Платочек съехал с макушки и обнажил вколоченный в лысый череп обруч. Вместо спиц вдоль зеркальной глади змейкой протянулась ребристая антенна.

– Что ты натворил?! – взвизгнула Кроха.

– То, о чем давно мечтал. А ты разве нет?

– Дурак! Ее нельзя было убивать!

– Но я уже…

– Боже!

– Да почему нельзя? Опять лезешь со своим пацифизмом-гуманизмом?

– Замолчи, пожалуйста, – Арина шумно выдохнула и потерла вспотевший лоб. – Надеюсь, тот старик подскажет, как все исправить.

Но мумия в смирительной рубашке не подавала признаков жизни. Присмотревшись, Арина поняла – это тот самый глава фонда «Светоч», который набирал детей из приютов для экспериментов. Знать бы еще, каких именно.

– Помер вчера, – сказал бродяга. – От жажды. Ползал под дверью, как червяк. Хрипел, стонал, вываливал язык. А бабка стояла над ним и потягивала компот. Редкостная мразота. Так ей и надо.

– Да тут все хороши! Особенно ты.

– А я-то что?..

Над башней завыла сирена. Никогда прежде сигнал не звучал так громко и пугающе. Словно совсем рядом подыхало громадное чудовище вроде тролля. Одновременно с этим дрожь под ногами стала ослабевать.

– Во дела, – Еж дотронулся до стены. – Чую, не к добру.

– Пророк, блин! Идем. Пап, мы скоро.

– Осторожнее, – Спас поднял ладонь.

Арина и Еж выбежали во двор. Бетонные плиты утопали в полумраке. Купол выцветал на глазах, и сквозь истончившийся свод сыпался серый снег. Чертыхнувшись, Кроха побежала в шар. С высоты было отчетливо видно, как проклятый рай медленно умирал. Налитые янтарем колосья жухли и чернели, сочная листва опадала, а обезумевшие от страха жители метались меж домов. Даже дозорные побросали оружие и прятались по чердакам и подвалам, не подозревая, что стужа достанет их всюду.

Смотреть на это было невыносимо. Пусть среди местных водилось немало ублюдков, никто не заслуживал столь жуткой смерти. Девушка отвернулась и уверенно шагнула к железному трону. Но Еж заступил ей дорогу.

– Ты что, собралась убить себя ради этих свиней?

– Свинья тут только одна, – в гневе выпалила она.

Бродяга усмехнулся.

– Не спорю. Знаешь, ты сильно изменилась за эти дни. А я чем хуже?

– Еж!

Егор скинул иссохший труп с кресла и взял окровавленный венец.

– Нет! – Арина стукнула его по спине.

– Тише. Эта ноша – не по твоим плечам. Я успел поболтать со стариканом. Насколько понял из бессвязного потока заумных словечек, Аманда была чем-то вроде радиатора. Как бы охлаждала систему, оттягивая часть энергии на себя. Без нее эта хреновина работала…

– От нескольких секунд до двух-трех минут…

Парень оглянулся и расплылся в ехидной улыбке.

– Верно. А ты у нас человек-сюрприз, однако. Если честно, думал, побежишь в свою нору после первого же мутанта. А ты вон какой оказалась. Но здесь, увы, не сдюжишь. Поэтому…

Он надел кольцо и крепко сдавил. В тот же миг глаза его закатились, а из носа брызнула кровь. Шатаясь и вздрагивая, Еж осторожно уселся в кресло и положил руки на подлокотники. Сирена, наконец, отключилась, а Купол засиял – но не бледной луной, а расплавленным золотом.

– Слушай внимательно, – процедил добытчик, роняя алые струйки. – В кустах справа от тропы – мой рюкзак. Сбросил, когда шел выручать. Не пропустишь. Там – снаряга твоего размера. Хотел подарить, как вернемся, но кто ж знал, что полезешь в Могильник. Самое главное – там отличные… отличные…

– Егор! – Кроха поймала белое, как полотно, лицо в ладони.

Он вскинул голову.

– Ага… о чем это я? Там «берцы»… хорошие… знаешь, как тяжело найти «берцы»… на твою ногу? Но зато… зато… не розовые сапожки. Ты тут?

– Да, – девушка всхлипнула и коснулась его пальцев – холодных и твердых, как сталь на морозе. – Я здесь.

– Дуй в Город. И покажи это… – из-за пазухи высунулась гайка на медной проволоке. – Тебе помогут. Возьмите столько химзы, сколько сможете. И уведите отсюда людей. Не знаю, долго ли продержусь… но… пару суток обеспечу.

– Я не справлюсь одна.

– Справишься. Ты поверила в меня, а я верю в тебя. Мечтала быть сталкером? Ты – сталкер. Действуй. И вот еще что… чуть не забыл. Это… добавит стимула. Та камера внизу, где яркий свет. Помнишь?

– Помню…

– Она выжигает всю заразу. Напрочь. Твой отец… здоров. Теперь иди.


Эпилог

Колонна остановилась у самой границы аномалии. Пять машин и два десятка вольных бродяг со всего Города. Впереди – «Носорог», который начальство из бункера одолжило без всяких вопросов и требований. За ним – еще один грузовик, увешанный ржавыми плитами. Следом – три «технички», собранные умельцами из разномастного хлама. А в хвосте – настоящий зверь пустошей: бронированная «Ока» на гусеницах.

Из кабины головной колымаги выскочила невысокая фигура в черном комбинезоне и тяжелом респираторе. Юркнула в золотое сияние, но вскоре вернулась и махнула рукой. Лишь после этого колонна двинулась в Могильник.

Сталкеры высыпали из кузовов и в изумлении чесали головы. Одни падали на колени и рвали доселе невиданную траву, другие вскидывали автоматы и с подозрением посматривали по сторонам.

– Скорее! – Кроха сняла маску и повесила «Кедр» на плечо. – Носилки захватите!

Отряд без боя проник за забор. Если кто и попадался по пути, то спешил поскорее спрятаться. Но большинство не выбиралось из укрытий со вчерашнего дня, боясь нового отключения Купола.

– Арина? – Влад подслеповато сощурился, когда девушка спустилась в казематы. Судя по удивленному взгляду и открытому рту, он не мог поверить, что перед ним родная дочь.

– Да, пап, – она села перед ним и взяла за руку. – Это я. Все будет хорошо.

В залу вбежал рослый добытчик и гаркнул:

– Периметр чист! Что дальше?

– Готовьтесь к эвакуации. Если понадобится – обыщите каждый дом, каждый подвал, каждый долбаный куст и найдите всех выживших. Кто рыпнется – в расход. Остальных – в химзу и по машинам.

– Понял.

У Спаса еще сильнее отпала челюсть. Он в полном недоумении смотрел то на соратников, то на Кроху, которая командовала ими, как прапор – новобранцами. Закончив здесь, дочь поднялась на балкончик под шаром и взяла громкоговоритель. Отсюда старуха обычно читала свои бредовые проповеди, но теперь для рупора пришла пора послужить благому делу.

– Внимание, – пронеслось над пожухлой зеленью, пожелтевшими кронами и дворами с завядшими лопухами. – Это Арина. Совсем недавно вы гуляли на моей свадьбе, так что помните, кто я. Бабушка мертва. Купол продержится еще несколько часов, а может, и меньше. Но я привела помощь. Не бойтесь и собирайтесь на базе. Возьмите все необходимое, кроме оружия. Мы не бесы и не чудовища, как вам говорили долгие годы, но ответим всем, кто попытается напасть. Поэтому будьте благоразумны, мы одной крови. Хватит смертей. Хватит боли и вранья. Пусть мир снаружи – не чета этому маленькому раю, но он далеко не так ужасен, как вам рассказывали. Скоро вы в этом убедитесь.

Двери захлопали, на крылечках тут и там забелели балахоны. Вскоре среди них замелькали и маскхалаты. Люди по привычке выходили на центральную улицу и пятнистым потоком стекались к башне под пристальным надзором сталкеров. Убедившись, что все идет как надо, Кроха поднялась на самый верх.

Егор все так же полулежал в кресле. Некогда белую майку усыпали черные точки. Ни одна из них не шевелилась.

– Ну, вот и все, – Арина опустилась на колени и устало вздохнула. – Я справилась. Было, конечно, не так интересно, как в первый раз, но… Главное – помощь здесь. Много кто пошел за твоей гайкой. Целая армия. Такие дела. – Она шмыгнула и потерла веки. – Спасибо за все. Хотела бы побродить с тобой по руинам. Пострелять мутантов. Разгадать какую-нибудь тайну. Но, похоже, не судьба.

Девушка осторожно подалась вперед и сложила губы трубочкой. Как вдруг ледяные пальцы сжали ее щеки и грубо оттолкнули.

– Фу, блин! – Егор скривился. – С того света своими нежностями достанешь!

– Еж! Ты…

– Да, я, – бродяга снял венец и швырнул под ноги. Железяка громко звякнула и повисла на кабеле. Крохе показалось, что и без того пронзительно-голубые глаза стали чуть ярче, а искорки вокруг зрачка залило расплавленным золотом. – Думала, кони двинул? Обойдешься, я вас всех переживу. Кстати, девчонка из ящика привет передавала.

«Ты спасла их?» – раздался в голове печальный голосок.

«Да. Они в порядке».

«Хорошо. Значит, я могу уйти. Так устала… Так больно… Прощай».

Купол вновь начал гаснуть. Пол задрожал сильнее обычного, а вскоре всю башню затрясло так, будто неведомая сила пыталась вырвать ее с корнем.

– Пора сваливать, – парень схватил Кроху за руку и потянул к ступеням. – Скоро все рухнет в тартарары. Где ему самое место.

Колонна успела уехать в последние минуты. В глубине гулко ухнуло, земляное цунами завалило дома и выкорчевало березы. База и деревня провалилась в бездонный кратер, вмиг заполнившийся водой. Пройдет совсем немного времени, и от таинственного эха довоенных лет не останется и следа. Только воспоминания, которые очень скоро превратятся в пьяные байки.

– Егор?

– Чего?

В мешковатом ОЗК сталкер напоминал большущего зеленого цыпленка, и оттого злился на весь белый свет.

– Можно вопрос?

– Валяй.

– Личный.

– Давай уже.

– Только, чур, честно ответь, ладно?

– Ладно, – пробилось сквозь скрежет зубов.

Арина села поближе, чтобы соседи ничего не услышали. Но попутчики столь яростно обсуждали произошедшее, что не заметили бы и пушечного выстрела над головами.

– Обещаешь?

– Обещаю! Я тебе душу отпишу, только отвали!

– Почему пошел за мной в Могильник? Ты же не знал, что там безопасно.

– А, вон оно что. Хочешь правды?

– Хочу.

Еж наклонился и что-то отрывисто прошептал. Два-три слова, не больше. Но от возмущения покраснел даже респиратор.

Привет.

Буду краток.

Спасибо всем, кто помогал советом и делом.

Не знаю, что из всего этого получится, но лучше попробовать и оплошать, чем не попробовать вовсе.


Примечания


1

В. Цой. «Мама, мы все тяжело больны».

(обратно)

Оглавление

  • Природа комфорта Объяснительная записка Анастасии Калябиной
  • Пролог
  • Часть I Мир людей
  •   Глава 1 Точка невозврата
  •   Глава 2 О свиньях и людях
  •   Глава 3 Шило в булке
  •   Глава 4 Непутевые попутчики
  •   Глава 5 Еж из машины
  • Часть II Мир чудовищ
  •   Глава 6 Враг в отражении
  •   Глава 7 Осколки прошлого
  •   Глава 8 Убежище для души
  •   Глава 9 Тихое шуршание
  •   Глава 10 Зона комфорта
  • Часть III Мир Богов
  •   Глава 11 Оттенки рая
  •   Глава 12 Камень, ножницы, бумага
  •   Глава 13 Сделка с дьяволом
  •   Глава 14 Бунт на шахматной доске
  •   Глава 15 Тотем и табу
  •   Глава 16 Золото во льду
  • Эпилог
  • X