Даша Бранн - Вальс волков [СИ]

Вальс волков [СИ] 594K, 90 с.   (скачать) - Даша Бранн

Даша Бранн
ВАЛЬС ВОЛКОВ


Пролог

Два абсолютно одинаковых волка задрав морды заворожено смотрели на полную луну, которую этой ночью не скрывали облака. Два брата близнеца, одна судьба на двоих. Один из волков поднял морду вверх и завыл, его брат вторил ему.

Просидев на своей любимой опушке, которую скрывали ото всех тяжелые еловые ветви до утренних сумерек, два волка двинулись в сторону дома. Наперегонки, как они всегда любили бегать.

Тут один из братьев пораженно застыл, к чему-то принюхиваясь.

— В чем дело брат? — ментально спросил один из братьев у другого.

— Тс-с, ты чувствуешь? — волк напряженно подался в сторону запаха. Его брат встал рядом с ним и глубоко втянул в себя воздух. Помимо запаха зимней свежести и хвои, он уловил едва заметный сладковатый запах.

— Ты хочешь сказать, что это…

— Да.

Волки, задрав морды завыли, и побежали на запах, который их так сильно манил. Через несколько минут оба брата выбежали из кромки леса и тихо потрусили в сторону дома, от которого шел запах. Долго братьям не пришлось томиться в неведении. Дверь дома открылась и оттуда вышла хрупкая девушка, посмотрев по сторонам, она что-то забрала с крыльца и быстро скрылась в доме. Но этого времени хватило обоим братьям.

— Пара…

— Наша…

— Единственная…

— Брат, я и не сомневался, что судьба подарит нам одну пару на двоих…

— Две жизни одна судьба…

— Она будет нашей…


Часть первая

Надо же было вчера вечером оставить свой телефон на крыльце. Я в который раз попыталась реанимировать свой мобильник. Издав жалобный писк, он окончательно перестал реагировать на ругающуюся хозяйку. Вынув симку, я сунула ее в кошелек, после школы заеду в салон и куплю себе новый телефон.

Кстати о школе. За своими терзаниями о погибшем телефоне, я совсем потеряла счет времени. Если я не потороплюсь, то опоздаю на первый урок. А первым уроком у нас сегодня литература с мистером Симонсом — грозой всех учеников. Он ненавидит опаздывающих, тех, кто не выполняет его задания и тех, кто молчит на его уроках, но и тех, кто часто отвечает, он тоже не особо любит. Вот такая вот дилемма.

Наскоро переодевшись в черные джинсы и теплый голубой вязаный жакет, я пару раз мазнула тушью ресницы и намазала губы гигиенической помадой.

Так вот, проживаю я в замечательном штате Айдахо, в городе Стоункол. Наш городок плотно окружен лесом, а с востока возвышаются горы. Если выехать из городка и ехать на юг приблизительно часа два, то можно выехать на пляж, хотя в основном я предпочитаю ходить к озеру в глубине леса.

Население у нашего городка не очень большое и возможно сегодня станет еще меньше. Вот та придурошная на желтом пикапе, с которого местами слезла краска, которая несется по замершим дорогам на огромной скорости, я — Саманта Моррисон. Ростом я сто шестьдесят восемь сантиметров, карие глаза, темные волосы, хрупкая фигура.

Мой отец Дэррен Моррисон археолог. Сейчас он находится где-то в Чили на раскопках, и я живу одна в нашем доме.

Добравшись до школы в рекордно короткие сроки, я припарковала своего красавца (у каждого свой бзик) и, прихватив рюкзачок, понеслась в школу. Наскоро переодевшись и прихватив учебник по литературе, я закрыла шкафчик и на всех парах полетела в крыло, где у нас проходит литература.

Залетев в класс со звонком, я заняла свое место, мигом положила на парту тетрадь, учебник и ручку, и наконец, смогла спокойно выдохнуть. Передохнуть и собраться с мыслями мне не дали: в класс зашел мистер Симонс, окинул нас недовольным взглядом и сел за стол.

— Давайте отметим отсутствующих. — при этих словах дверь в класс слегка приоткрылась, и в открывшуюся щель на карачках вполз Салем — один из участников клуба программистов. Вообще нас уже давно разделили по кружкам и интересам. Я успела записаться в кружок живописи, и частенько мне дают задание нарисовать плакат или декорации, если у меня отвертеться не получается. Вообще я очень люблю рисовать. С моей любовью к живописи сравнится разве что любовь к фотографии и чтение.

— Мистер Вудс, может вы все-таки встанете и пройдете на свое место, как это делают нормальные люди? — все-таки мистер Симонс заметил бедного Салема, который уже почти добрался до своего места.

— Простите, мистер Симонс, такого больше не повторится.

— Я вам верю. И поверю вам еще больше, если вы наизусть мне расскажете слова Елены из третьего действия Фауста.

— М… — Салем замялся, начиная сильно краснеть.

Я решительно подняла руку и начала декламировать:

Хвалой одних, хулой других прославлена,
Являюсь я, Елена, прямо с берега,
Где вышли мы на сушу, и теперь ещё
Морской живою зыбью опьянённая,
Которая с равнин далекой Фригии
Несла нас на хребтах высоких, пенистых
В родные наши бухты Эвра силою
И милостью великой Посейдоновой.
А там, внизу, царь Менелай с храбрейшими
Из воинов свое прибытье празднует.
Прими ж меня приветливо, высокий дом!
Воздвиг тебя, на родину ве…

— Спасибо, мисс Моррисон. Мистер Вудс берите пример с ваших одноклассников, которые помимо того, что носятся по коридорам школы так, как будто за ними все демоны ада гонятся, — я густо покраснела, — так еще и находят время, чтобы подготовиться к моему уроку.

— Извините, мистер Симонс.

— Садитесь, Вудс. А вам, мисс Моррисон я поставлю четыре. Все-таки не вас я сейчас спрашивал.

— Спасибо, мистер Симонс. — вот же козлина!

Ну, оценку я сегодня получила, поэтому я могу спокойно просидеть остаток урока, так как карающий перст учителя, не ткнется в мою фамилию. Как раз есть время, чтобы в очередной раз перечитать «Фауста» Гёте. Это одно из моих любимых произведений.

Я почти дошла до тринадцатой сцены, как прозвонил звонок с урока. Коллективный облегченный вздох пронесся по классу, все-таки уроки у мистера Симонсона довольно тяжелое испытание для всех.

Я как раз вышла из класса и направилась в сторону класса по биологии, как меня нагнал Салем.

— Сэм, спасибо большое тебе сегодня!

— Не за что, Салем. Ты смог реабилитироваться?

— Да, конечно. А ты опять в чтении погрязла?

— Люблю «Фауста». — Я повела плечом.

— Слушай, Сэм, — я поморщилась, теперь от него отвязаться не получится, — на биологии сейчас опыт вроде какой-то будет. Можно я с тобой сяду?

— Ну, я даже не…

— Вудс! — за нашими спинами раздался громогласный голос нашего капитана футбольной команды Джереми Суона. — Не приставай к Саманте, она уже мне пообещала помочь на сегодняшнем опыте, правда, Сэмми? — Джереми нагло обнял меня за плечи.

Мне ничего не оставалось, как тяжело вздохнуть и согласно кивнуть головой. Суон часто на биологии выбирает в партнеры меня. Соответственно всю работу приходится делать мне, пока он строит глаза Вивиан — капитану черлидеров. А отвязаться от него все равно не получится, если не сейчас, так на уроке он окажется со мной в паре.

Скинув наглые ручонки со своих плеч, я зашла в класс и заняла свое место. Тут же рядом со мной приземлился Суон, а за соседним столом уселась Вивиан со своим прихвостнем Кэрри Роджерс. Салем уселся позади меня.

Полностью игнорируя этот зоопарк, я достала тетрадку с учебником и, открыв тетрадку, перепроверила решение задач, которые нам задали на дом. Прозвенел звонок, в коридоре раздался цокот каблучков и в класс, благоухая запахом сигарет с примесью чего-то сладкого, зашла миссис Роудс.

— Здравствуйте дети. Сегодня я решила сделать вам небольшой подарок. Тем, кто правильно решил все семь задач, которые я вам задавала на прошлом уроке, будет освобожден от сегодняшней лабораторной работы.

Мнение класса разделилось, кто-то радостно что-то пискнул, а кто-то протяжно и жалобно вздохнул.

— Так, кто же хочет нам расписать решение на доске? — и леееес рук. — Что, желающих нет? Тогда, мисс Адамс, прошу вас. — к доске вышла наша отличница-тихоня Нора и начала писать на доске. — А теперь попрошу тех, кто уверен в том, что он справился с задачами, сдать тетради мне.

Я и еще человек пять подошли к ней и отдали свои тетрадки. Троих она сразу отсеяла, так как было заметно, что они списали, только не понятно списали друг у друга или у кого-то другого.

— Мисс Моррисон, вы блестяще справились. Мистер Коллинс, вы тоже решили все правильно. — Миссис Роудс обернулась к доске. — О, мисс Адамс, вы все уже расписали. Да… м… угу… все правильно. Значит вы трое свободны от сегодняшней лабораторной, можете пойти посидеть в столовой.

Предложение было воспринято на ура, по крайней мере мной, утром я так и не успела поесть. Схватив свои вещи и кивнув Суону, я вышла из класса следом за остальными ребятами и пошла в столовую.

Взяв в столовой овощной салат, бургер и минералку (вообще я обжора та еще), я села за стол и принялась за еду. Спустя пару минут ко мне присоединилась Нора. Мы с ней начали болтать о книгах, кино, обсудили предмет, учителей.

— Что у нас дальше? — спросила я, дожевывая последний ломтик огурца.

— Из общих — две физкультуры.

Физкультура пролетела на одном дыхании. Поскольку мы уже старшая школа, наш тренер дает нам послабления. На уроке он гоняет только футбольную команду, а его помощница черлидеров. Остальная масса занята кто чем: теннис, бадминтон волейбол, баскетбол, гимнастика. Как и всегда я уползла в кучку гимнастов, где мы немного поразминались, порастягивались.

Как всегда, уйдя немного раньше, мы быстро переоделись и разошлись кто куда. Сегодня у меня должен был быть урок в художественном классе. Поэтому, забежав в столовую и купив бутылку минералки, я пошла в сторону класса. Какого же было мое удивление, когда выяснилось, что старый учитель заболел, а нового нам можно ждать только после рождества.

Ну разве кого-нибудь расстроит такая мелочь? Нет, конечно! Сев в свой пикап, я решила съездить в магазин за телефоном. Приехав в центр, я припарковалась у небольшого торгового центра и поднялась на этаж, где был магазин сотовой связи.

Долго и придирчиво я ходила от телефона к телефону, пока не выбрала черный, недорогой слайдер расплатившись, я вставила в него симку. Телефон тут же оповестил о нескольких пропущенных смсках от моего кузена и одну от папы. Ответив на все сообщения, я вышла из салона, случайно задев кого-то плечом.

— Простите. — я оторвалась от телефона, чтобы встретиться с абсолютно одинаковыми парнями. Близнецы, поняла я. Отличались у них только глаза. Янтарные, у одного они были темнее, у второго светлее.

Обойдя их, я села в свой пикап и поехала домой. Дома переоделась в домашние шорты и растянутую футболку, я приготовила себе ужин, поела и решила немного порисовать. Стащив из своей комнаты вниз графический планшет с ноутбуком и плед, я разместилась на диване и потеряла счет времени.

В себя меня привел стук в дверь. Я решила сделать вид, что меня тут нет, и снова вернулась к своему занятию. Стук повторился снова. Тяжело вздохнув, я с неохотой выпуталась из пледа и пошла открывать дверь. Распахнув дверь, я на секунду подвисла. На меня смотрели те незнакомые близнецы из магазина. Оба высокие, широкоплечие, красивые, явно накаченные, с темными волосами и одинаковым огоньком в глазах.

— Вы меня преследуете? — я нахмурилась, гадая, успею ли взять свою биту.

— Нет, у нас машина сломалась, мы хотели позвонить, можно это сделать от тебя? — сказал один из близнецов, улыбаясь во все тридцать два.

— И да, мы тебя не преследуем, но очень рады, что решили зайти именно в дом такой очаровательной девушки. — ответил второй, так же широко улыбаясь.

— Эм, хорошо проходите. — посторонилась впуская их в дом. Почему-то я чувствовала, что они не причинят мне вреда. Это было где-то на уровне ощущений, интуиции. — Телефон в гостиной. Чай, кофе хотите?

— Чай, если можно. — кивнув, я оставила их наедине с телефоном, а сама ушла на кухню и по быстрому заварила чай. Разлив его по кружкам, и поставив все на поднос, я выложила на тарелку круассаны и отнесла все в гостиную. Близнецы следили за каждым моим движением. Усевшись в кресло (они заняли диван), я взяла в руки свою кружку и сделала глоток.

— А что с машиной случилось?

— Ну, она странно затарахтела и заглохла. — емко.

— М, давайте я посмотрю? — я довольно зажмурилась, съев круассан.

— Ты разбираешься в машинах?

— Нет, но легкую поломку устранить смогу. Я практически все время живу одна, поэтому приходится чему-то учиться.

— Почему одна? А родители где?

— Папа археолог, он сейчас в Чили. Насколько на этот раз он уехал, я не знаю.

— А мама?

— Она умерла при родах. — я помрачнела. Лет до двенадцати папа нанимал мне все время нянек, если сам не мог остаться, чаще бывал дома. Когда мне исполнилось четырнадцать лет я практически перестала его видеть. Деньги он мне присылает, да мы в принципе не бедствуем, но с раскопок его не вытащишь. «Видимся» мы только, через интернет.

— Прости, мы не хотели тебя обидеть. — они виновато смотрели на меня.

— Да ладно, чего уж там.

— Я Адам, — мне представился один из близнецов у которого глаза были темнее, — а это Тайлер. — он кивнул головой на своего брата со светлыми глазами. — А как зовут нашу спасительницу?

— Сэм… Саманта. — я стушевалась под их пристальными взглядами. — Давайте я переоденусь и взгляну на вашу машину.

Отставив чашку, я поднялась с дивана и вышла из комнаты. Когда я собралась подняться по лестнице, до меня донеслись их голоса.

— Тай, она очень милая.

— Да, она понравится отцу.

— Наша Единственная, наша пара.

— Надо ее забрать…

Дальше я слушать не стала, а с бешено колотящимся сердцем бегом поднялась по лестнице и залетела к себе в комнату, плотно прикрыв дверь. «Что-то мальчики темнят. Меня их разговор очень напряг. Какая пара? Какой забрать? Что вообще за разговоры? Надо поскорее разобраться с их машиной и распрощаться с ними!».

С такими мыслями я быстро переоделась, и спустилась вниз. Выйдя на улицу, я смело подошла к большому внедорожнику. Долго ждать не пришлось. Из дома вышли близнецы, и подошли ко мне. Адам отключил сигнализацию, а Тайлер помог мне открыть крышку капота.

— О, тут у вас контакт от аккумулятора отсоединился. — я быстро привела все в порядок и захлопнула капот. — Все равно советую вам съездить в автомастерскую, а то мало ли что.

— Мы так и сделаем, спасибо, Сэм.

— Ну хорошо, пока! — с этими словами, я развернулась и быстро зашагала в сторону дома.

* * *

Братья с усмешкой смотрели вслед уходящей девушке.

— Убегает.

— Может мы что-то не так просто сделали. — Адам недовольно заворчал. — Контакт… ты не мог что посерьезней сделать?

— Так мы бы домой неизвестно когда вернулись.

— Ну и что, зато с нашей малышкой могли бы подольше побыть.

Оба брата замолчали и снова посмотрели в сторону дома, чувствительным обонянием улавливая тот сладковатый запах, который к ней так и манит.

— А она хороша…

— Она самая лучшая…

— Надо поговорить с отцом.

— Да, главное сейчас заручиться поддержкой отца, а потом уже идти на кардинальные меры. — Тайлер усмехнулся.

— Что ты имеешь в виду? — Адам с любопытством посмотрел на брата.

— Малышка что-то почувствовала. Готов поспорить, что она нас при встрече избегать будет. Поэтому надо просто ее забрать.

— Согласен, брат. К тому же очень тяжело нам вдали от своей пары находиться.

— Да и то, что живет она одна, беспокоиться заставляет.

Так они и переговаривались, дополняя мысли друг друга.

Братья решительно загрузились в свой внедорожник и поехали домой. Через полтора часа они прибыли на базу. Где проживало их поселение оборотней. Их отец Кейн был альфой северной стаи. Помимо них в семье было еще двое детей: их старший брат Коул и младшая сестренка Сандра. И это еще не предел.

Когда братья приехали домой, прямо на пороге их встретила их мама — миниатюрная зеленоглазая брюнетка Меган.

— Мальчики, вы где все время пропадаете? Совсем ни стыда ни совести. Что старший, готовится альфой стать, по делам носится, что младшая на свиданки все время бегает, теперь вы оболтусы резко стали куда-то пропадать.

— Мам, мы к отцу поговорить. — братья по очереди поцеловали маму в щеку.

— Поговорить? В чем дело? Вы поэтому пропадаете?

— Да поговорить. И да поэтому пропадаем.

— Ой, мальчики мои, что-то случилось?

— Эх, еще как случилось, мам. — мечтательно вздохнув, братья наконец протиснулись мимо матери и смело прошли в кабинет отца.

За столом сидел статный брюнет неопределенного возраста с янтарными как и у сыновей глазами.

— Ну привет, пропажи. — весело обратился к ним отец.

— Пап, мы по делу…

— Какие-то проблемы на территории стаи?

— Нет. Мы нашли свою пару.

— О. -мужчина от удивления привстал и снова сел на место. — Так вы поэтому пропадаете?

— Да, пап.

— Почему вы еще не привели нашу будущую дочь знакомиться?

— А тебя не удивляет, что она у нас одна на двоих?

— Честно, мальчики, нет. Все так как я и думал.

— Пап, она человек….

— Ну и что? Ваша мама тоже же не оборотень. — Кейн лукаво прищурился.

— То есть ты не против?

— Конечно нет. Давайте везите ее сюда и насчет внуков не затягивайте. — мужчина довольно откинулся на спинку кресла.

— Какие внуки, вы же еще сами детей собираетесь рожать. — синхронно простонали братья.

— А одно другому не мешает. — ловко выкрутился Кейн.

— Надо сначала ее подготовить…

— Нет времени, парни. На границе все чаще стали замечать ликанов. Уже произошло несколько нападений на людей. Будет безопаснее, если она будет жить на территории стаи.

— К тому же живет она одна…

— Тем более! Не затягивайте с ее переездом, парни. Я буду рад с ней познакомиться.

Братья попрощались с отцом и отбились от расспросов мамы, которая тут же юлой юркнула в кабинет отца. Сами ребята пошли подготавливать свой только недавно построенный дом для совместного проживания с их малышкой.

Через пару дней она уже будет с ними…

* * *

«Ррр-р!!! Как ж я ненавижу снег!» эта радужная мысль посещает меня с самого утра. А именно с того момента, как я со своей хоть и маленькой высоты поскользнулась и шмякнулась на пятую точку. Больно! Может заболеть так на пару-тройку месяцев, пока лед не растает. Казалось, осень еще, так нет, в этом году осадки решили нас рано порадовать.

В самом нерадужном настроении, я приехала в школу. По пути в здание, чуть еще пару раз не навернулась. Сегодня явно не мой день. Тяжело вздохнув, я, придерживаясь за машины, лавки, столбы, доползла до здания школы.

Тяжело застонав, я враждебно посмотрела на лестницу. Потихоньку я подползла к перилам и, поскальзываясь через каждые пару шагов, медленно начала подниматься.

— Что, Моррисон, решила в спячку впасть? — рядом прогремел голос Джереми.

— Суон, иди куда шел, а? У меня нет настроения сейчас с тобой спорить.

— У-у, какая ты злая. Может я просто тебе помочь хочу.

— Спасибо, обойдусь. — отрезала я, поднявшись на последнюю ступеньку, и счастливо выдохнув.

— Ну как знаешь. — он прошел мимо меня и у самого входа обернулся. — Сегодня тест по математике.

— Спасибо, Джереми. Тебе удалось поднять мне настроение.

Хмыкнув, он скрылся в здании школы. Через минуту я сама вошла в здание и свободно выдохнула, тут льда-то нет! Переодевшись и прихватив учебники, я пошла в сторону классов. Первым уроком сегодня у нас была история.

Пройдя в класс, я приготовилась ко сну. Ну не люблю я историю, это мое слабое место. Кажется что там такого сложного, выучил и все! Но это только на первый взгляд все так просто. История прошла безо всяких потерь. Получив свою законную четверку, я весь остаток урока рисовала чертиков на полях в тетради.

После школы, я поехала сразу домой, поела и пошла делать уроки. Неужели завтра пятница! Какое счастье! Сегодня я решила лечь спать пораньше, поэтому, как только сделала уроки, поднялась к себе в комнату, приняла душ. И только, я собралась завалиться в постельку, как пришло сообщение от папы. Он просил меня выйти в интернет.

Вздохнув, я выпуталась из одеяла и перетащила ноутбук к себе на кровать. Когда мой малыш загрузился, я вышла в интернет, и мне тут же поступил видео звонок от отца.

— Привет, Сэмми.

— Привет, пап. Что-то случилось? К чему такая срочность?

— Так у вас еще вечер. — папа задумчиво почесал голову под шляпой.

— Вечер, но я устала, и спать уже собралась.

— А, ну прости, Сэмми. Просто я тут такую находку совершил, что мне просто не терпелось с тобой поделиться!

— Что за находка? — я от любопытства даже подалась ближе к камере. Хоть историю я и не люблю, но мне всегда было интересно посмотреть на находки папы. У него в моменты, когда он мне об очередной вещи рассказывает, так глаза горят.

— Я нашел останки солдата в доспехах предположительно шестнадцатого века. Ты представляешь?!

Нет, не представляла.

— Возможно они со времен Арауканской войны.

— Здорово, пап.

— А еще я нашел мешок с золотом. Но я не теряю надежды найти что-нибудь пограндиознее!

— Найдешь обязательно.

— Конечно! Ладно, Сэмми, мне пора уже, мы решили пройтись вдоль берега. Кстати, Сэмми, ты не хочешь приехать ко мне?

— Я постараюсь до рождества выбраться, пап.

— Вот и чудно! Пока, Сэмми! — и он отключился.

Всегда, после разговоров с папой на меня нападает какая-то меланхолия. Его новые открытия захватывают так, что он перестает интересоваться моими делами. А происходит такое постоянно. Долго грустить мне не дали. Звонил мой кузен. Поскольку родных братьев и сестер у нас нет, то мы с ним очень близки, не смотря на большую разницу в возрасте.

— Привет, Сэмми. — только домашние меня Сэмми называют.

— Привет, Мэтти.

— Как дела у тебя?

— Хорошо, а у тебя как? Как там мои крестники? Еще не разнесли город?

— Нет, жена им не позволяет. — брат раскатисто рассмеялся в трубку.

Вообще Мэтти у нас… ну таки крупных мужчин обычно называют «шкафами». Или даже можно сказать, что он выглядит как русский богатырь. Вообще посторонние к нему иначе как мистер Моррисон не обращаются, для домашних и для близких друзей он Мэтти, и только для своей жены он медвежонок. Ага, почти двухметровый «медвежонок»…

— Ты чего звонишь так поздно, дорогой кузен?

— Приезжай завтра после школы к нам. У нас гости будут, барбекю устроим, у нас переночуешь.

— М, Мэтти, а среди этих гостей случайно не будет какой-нибудь дамы с неженатым, но очень надежным и серьезным сыночком?

— Ну, будет пара подруг мамы Хэйли…

— Понятно, опять твоя теща меня сватать будет.

— Ну…

— А жена активно в этом содействовать.

— Ну, приезжай, Мэтти. Что ты будешь одна скучать дома? Обещаю, что ни одному из этих сыночков не позволю с тобой наедине остаться.

— Ну, я даже не знаю. — моя уверенность пошатнулась.

— Приезжай, я соскучился. Ты последний раз приезжала месяц назад.

— Ну…

— Так все, без разговоров. Завтра жду тебя, малыш.

Вот зараза! Положил трубку раньше, чем я успела ему придумать достойный ответ. Делать нечего, придется завтра ехать к ним, а то они все приедут ко мне. Знаем, проходили. Как-то я заболела и не смогла приехать на одно из таких барбекю, так они вдруг со всеми гостями случайно оказались в нашем городе. И чисто случайно решили заехать к нам домой поздороваться. Ага, со всеми гостями, случайно, в город, который находится в пяти часах езды от их города. Проездом они, ага.

Пришлось отложить сон на минут десять. За это время я покидала в небольшую сумку вещи, которые мне могут понадобиться в доме брата.

Собрав вещи, я наконец-то упала на кровать, закопалась в одеяло и повалилась в сон.

Утром в пятницу, заскочила перед школой к соседям и попросила одним глазом приглядывать за домом. Получив обещания, что с моей обителью ничего не случится, я поехала в школу.

Сами уроки пролетели достаточно быстро. Видимо дело было в том, что я мысленно уже была в дороге. Со звонком, не задерживаясь, я села в свой пикап и поехала к брату. Видимо можно сказать, что сегодня мой день. Дорога была свободная, поэтому до города я доехала спокойно и без лишних нервов.

Когда я приехала к дому брата, не дожидаясь пока я зайду в дом, на меня налетели два маленьких урагана — мои крестники: пятилетняя малышка Лиза и четырехлетний малыш Алекс. От их напора я не удержала равновесие и растянулась на дорожке, приложившись многострадальной попой о твердую поверхность. Дети начали радостно по мне скакать.

— Сэмми приехала! Сэмми приехала! — радостно кричали дети, продолжая активно раскатывать меня по дорожке.

— А ну малышня, дайте мне обнять родственницу! — мое спасение. Хотя спасением это можно назвать с натяжкой. Меня подняли, отряхнули от снега и стиснули в крепких медвежьих объятьях.

— Сэмми, ты быстро добралась!

— Воздуха… — прохрипела.

— Ой, прости. — Мэтти поставил меня на землю, а я наконец вздохнула полной грудью и свободно выдохнула.

— Дорога свободная была, вот и получилось так быстро добраться. Ну где мое обещанное мясо? — видимо глаза у меня уж очень плотоядно загорелись, так как брат начал на меня странно коситься.

— Через пару часов гости приедут и тогда се и будет.

— Эх, вот и верь после этого тебе… барбекю… барбекю… приезжаю, а меня не кормят! — театрально хватаясь за сердце, я метала глазами молнии в кузена.

— Все будет, потерпи немного. — Мэти потрепал меня по макушке, от чего я едва удержала равновесие и не улетела в сугроб.

— Ну, так мне кто-нибудь расскажет как у вас тут дела?

Мэтти взял мою сумку, а дети, с двух сторон потащили в сторону дома, попутно что-то рассказывая и перебивая друг друга. Попытавшись собрать мысли в кучку, я кивала им, поддакивала, умудрялась что-то спросить и параллельно с этим ответить на вопрос этих двух непосед.

В доме меня осмотрела и затискала Хэйли. Ее мама церемонно чмокнула воздух около моей щеки, сказав, что из меня уже невеста выросла. Ага, знаю я ее… она мне это уже года два говорит.

Поздоровавшись и отшутившись, что замуж не зовут, я сама прихожу, я поднялась к себе в комнату и, переодевшись в спортивный костюм, с удовольствием растянулась на кровати. Видимо я все-таки уснула, потому что разбудили меня шумные голоса на первом этаже. Сладко потянувшись, я переоделась обратно в джинсы и теплую рубашку и спустилась вниз. Миссис Даллас (мама Хэйли) недовольно окинула мою одежду взглядом и поджала губы, Мэтти мне ободряюще улыбнулся. Со спокойной душой я поздоровалась и перезнакомилась с гостями и стала играть со своими крестниками. Хэйли как могла пыталась угомонить этих вечных двигателей, но каждый раз натыкалась на невинные детские мордашки. Дети своим видом выражали вселенскую обиду и скорбь, стоило Хэйли только заикнуться о том, чтобы они прекратили играть. Вот хитрюги маленькие!

В целом можно сказать, что «дружеская встреча» прошла хорошо. Мэтти своим суровым видом заставлял мамочек хороших сыночков нервно заикаться, когда они пытались сватать мне своих сыновей. Хэйли тихонько похихикивала, а ее мама бросала на Мэтти убийственные взгляды. Я же часто говорила «как жаль, что я живу в другом городе»., а на вопрос почему не могу переехать к своему брату я неизменно отвечала что-то на подобии «там мой отчий дом, там моя школа, да и кто кроме меня будет о папе заботиться». Хотя уточнять, что папа редко дома объявляется, я не стала.

Ближе к вечеру следующего дня я отправилась домой.

* * *

Сегодня мы с братом решили наконец поговорить с нашей малышкой. Вечером мы приехали к ее дому. Ее пикап отсутствовал. Может она его просто в гараж загнала. Мы решили сразу позвонить в дверь. Минут пять мы беспрерывно жали на звонок, потом долго колотили в дверь.

— Хозяев нет. — из соседнего дома выплыл тучный мужчина, раскуривая сигару.

— А когда вернутся? — сказать, что мы расстроились, значит ничего не сказать.

— Завтра сказала она, что вернется.

— А куда она поехала, вы не знаете?

— Отчего ж не знать. — мужчина довольно крякнул, сделал глубокую затяжку и выдохнул облачко дыма.

— Может скажете? — боже, что он курит! Для нашего чувствительно обоняния запах был слишком резким, от чего хотелось зажать нос… а лучше его вообще отрезать, чтобы эту гадость не нюхать.

— К кузену она поехала. Ждите ее завтра под вечер.

— Спасибо. — синхронно поблагодарили мы и уехали домой ни с чем.

Дома на нас налетела мама. Ей было очень интересно посмотреть на нашу Сэм. Она конечно расстроилась, что мы ее сегодня не привезли, но она не отчаялась и наказала, цитирую «Завтра, чтобы наша будущая дочь была здесь, иначе я ваши детские фотографии развешу по всей территории стаи!». Вот такая у нас мама, жестокая.

— Брат, а если она завтра не приедет?

— Ну, тогда нам придется по всему лагерю бегать и собирать наши фотографии и карать тех, кто их видел. Поэтому все альбомы лучше сжечь сейчас. — задумчиво проговорил Адам, рассеянно смотря куда-то в сторону.

— Я не о том, болван. — Тайлер отвесил подзатыльник брату.

— Ай, ты чего дерешься? — обиженно спросил Адам, потирая затылок. — Вернется она завтра, вернется. В случае чего сами за ней поедем.

— Ну да.

Оба брата дожидались завтрашнего вечера, еще не догадываясь о том, какие сюрпризы он им преподнесет….

* * *

Уф, наконец-то я дома. Без больших потерь я попрощалась со всеми, пообещала крестникам, что скоро приеду еще. Приехав домой, я сразу позвонила Мэтти.

— Да? — ответил мне усталый голос.

— Мэтти, я уже дома. А у тебя чего такой голос убитый?

— Дражайшая маман моей женушки, мне уже весь мозг прополоскала, за то, что я не дал ее подругам нормально посватать своих сыночков.

— Мэтти, прошло всего около пяти часов с моего отъезда. Она не могла так быстро тебе мозг вынести.

— Ты недооцениваешь миссис Даллас. — я натурально расхохоталась. — Смеешься. — ворчал Мэтти. — Смейся-смейся, в следующий раз я не буду тебе помогать.

Я тут же подавилась воздухом и закашлялась. — Мэтти! Ты не посмеешь бросить свою любимую сестренку в беде!

— О, дорогая, еще как посмею. Еще одной головомойки я не переживу. — могу представить как он сейчас скривился.

— Ладно, Мэтти, в следующий раз я спасу тебя, приняв весь удар на себя.

— Не надо, малыш. В следующий раз я ей просто не позволю своих подруг привозить. От их бабской трескотни до сих пор в ушах звенит.

— Бедняга. Но, если ты не позволишь их ей привезти, то в лучшем случае она не приедет сама, но все равно потом вынесет тебе мозг, либо приедет и будет выносить тебе мозг весь вечер.

— Мыр… — видимо у брата больше не нашлось слов от представленного им кошмара. — Да, значит буду с женой разговаривать. — его интонация сменилась на предвкушающую.

— Стоп, я не хочу ничего знать о ваших брачных играх.

— А тебе это рано знать, малая еще.

— Ну что ты старикашечка, куда уж мне. — ехидно протянула я.

— Я не старикашка. — недовольно пробурчал Мэтт. — Не такая уж у нас и большая разница в возрасте.

— Ладно, Мэтти, я пойду соседа поблагодарю и спать лягу, а то умираю не могу. — я подтвердила свои слова длинным зевком.

— Спокойной ночи, Сэмми.

— Сладких снов, Мэтти.

Закинув телефон на тумбочку, я откопала в сумке упаковку дорогих сигар (все-таки приходится часто к соседу обращаться) и, накинув теплую кофту, быстро побежала к соседскому дому и начала нетерпеливо барабанить в дверь, которая не замедлила открыться.

— Мистер…

— Саманта, сколько раз тебя проси называть меня просто Роберт. Мы же все-таки соседи, а не деловые партнеры.

— Извините, Роберт. Спасибо, что присмотрели за моим домом. Вот это вам. — я протянула ему сигары.

— Ну что ты, Саманта, не стоило. — а сам в это время отковырял упаковку и с удовольствием вдохнул аромат. — Свеженькие. Спасибо.

— До свидания, Роберт.

— Пока Саманта. Я было развернулась, чтобы уйти, как следующая его фраза заставила меня статуей замереть на месте. — Кстати к тебе тут два парня заезжали. Близнецы. — и он заинтересованно уставился на меня.

— Спасибо, Роберт. — произнесла я непослушными губами.

Попрощавшись с соседом, я вернулась домой, приняла душ, высушила волосы и легла спать, в душе ощущая смутное волнение.

Ночью меня разбудил странный скрежет. Быстро вскочив с кровати, я натянула на себя спортивный костюм, кеды и достала из под кровати свою алюминиевую биту. Замерев на пару секунд, я прокляла себя за излишнюю мнимость, и только отложила биту в сторону, как на первом этаже отчетливо услышала грохот и тихое чертыханье. Мысль о том, что это папа вернулся, быстро вылетела из головы, он бы скорее с порога заорал, разбудив меня.

Перехватив биту поудобнее, я тихонько выскользнула из своей комнаты, прикрыв дверь и тенью скользнула в темный угол, где находилась дверь в папину комнату.

Долго томиться в ожидании мне не пришлось. На лестнице показался чей-то неясный силуэт. Не долго думая, я со всей силы ударила его битой по голове. Раздалось чертырхание и биту выдернули из моих рук. Не теряя времени, я заскочила в спальню папы и закрыла дверь на защелку.

Сердце набатом билось в груди. Бросив быстрый взгляд на окно, я быстро метнулась к нему. В это время за дверью голосов стало уже два. Открыв окно, я аккуратно вылезла на крышу.

Я услышала треск выбиваемой двери и в этот момент оступилась, вывернула ногу и сорвалась с крыши вниз, больно приложившись затылком о землю. Всхлипнув, я попыталась подняться. Голову прострелила острая боль, и я начала проваливаться в темноту. Последнее что я помню, это две пары взволнованных янтарных глаз.

* * *

У нас с братом чуть инфаркт не случился, когда мы увидели, как Сэм сорвалась с крыши. Быстро мы вылетели на улицу и подбежали к ней. Когда мы над ней склонились, она отключилась. Мы аккуратно ощупали ее. Вроде переломов нет, крови тоже нет. Адам попытался взять ее на руки. Когда ее голова чуть отклонилась, малышка болезненно застонала. Тайлер аккуратно стал придерживать ее за затылок, а Адам, аккуратно прижав ее к себе, понес ее в машину.

Тайлер открыл дверь и Адам сел на заднее сидение, продолжая удерживать Сэм на руках. Тайлер сел за руль и вдавил педаль газа почти до упора. Они решили сразу поехать на территорию стаи, у них там есть хороший врач.

В дороге они провели чуть больше часа, и то, потому что Тайлер гнал как ненормальный. Сэм за это время так и не пришла в себя. Братья периодически бросали на нее беспокойные взгляды.

Приехав на базу, они сразу же поехали в сторону дома доктора. Долго барабанить в дверь им не пришлось, через несколько секунд дверь им открыл уже пожилой заспанный оборотень.

— Прохвосты, вы чего посреди ночи так ломитесь? — недовольно заворчал он, пытаясь разглядеть ночных гостей.

— Док, у нас девушка… она… — от волнения братья не смогли выдавить из себя вменяемый ответ.

— Так, давайте девушку на кушетку. Сами глубоко вдохните, выдохните и расскажите мне все по порядку.

Пока доктор осматривал Сэм. Братья, дополняя друг друга, быстро пересказали всю ситуацию доктору.

— Да, — задумчиво протянул доктор, — никогда не думал, что оборотни, которые находят свою пару, становятся такими идиотами.

— Док, потом нас отругаешь, что с малышкой?

— Сотрясение, вывих правой стопы и несколько ушибов. Постельный режим ей нужен. Желательно месяц. В строгом порядке постельный режим полторы-две недели.

— Спасибо вам большое. — братья внимательно наблюдали за тем как док наложил ей повязку на голову, вправил вывих, от чего Сэм всхлипнула и застонала не приходя в себя, и накладывал на ногу фиксирующую повязку.

— Спасибо, док. Мы перед вами в большом долгу.

— Берегите свою пару, мальчики. Я еще к вам зайду проведать ее. — док выпроводил братьев за дверь.

Тайлер и Адам направились домой, бережно укутав Сэм в теплую куртку.

— Тай, мы идиоты.

— Согласен. Не стоило нам лезть к ней ночью.

— Скорее не стоило шуметь подобно слонам.

— А удар у малышки хороший. — Тайлер недовольно поморщился, вспоминая знакомство своей головы с битой Сэм.

Адам расхохотался. — Как хорошо, что я немного задержался.

— Тебе смешно, а мне он чуть мозги не выбила.

— Выбивать нечего. Тебе ветром мозги из головы выдуло.

— Болван. — Тайлер недовольно рыкнул на своего брата.

Наконец братья дошли до своего дома. Положив Сэм в спальне. Братья приняли душ и разошлись по разным комнатам. Сегодня они решили дать Сэм немного свободы. Но это только сегодня.

В итоге братья так и проворочались до утра, с мыслями о том, что там лежит их пара, что она так близко. Заснуть им удалось только под утро. Только утро их встретило возмущенным голоском их сестренки, которой что-то поддакивала мама. Братья быстренько оделись и спустились вниз.

— Привет, мам. Здорово, мелочь. — близнецы поцеловали маму в щеку и потрепали Сандру по макушке.

— Ну, вы привезли ее? — нетерпеливо спросила мама, озираясь по сторонам.

— Привезли-привезли, я чувствую ее запах. — Сандра принюхалась, забавно сморщив носик.

— Ну и где она? — две пары пытливых женских глаз впились в братьев.

— Наверху… только она там… — братья пересказали маме то, что случилось ранее.

— Ну, вы и остолопы!!!

* * *

Голова болела, нога ныла и жутко хотелось пить. Так я смогла оценить свое состояние, когда очнулась утром. Судя по ощущениям, я нахожусь не у себя дома. Множество голосов, звучавших где-то за пределами комнаты, это подтверждали.

— Ну, вы и остолопы!!! — из состояния полудремы меня вывел звонкий женский голос. Распахнув глаза, я с любопытством осмотрелась и начала сверлить взглядом закрытую дверь.

Долго томиться мне в ожидании не дали. Дверь распахнулась и в комнату влетело две миниатюрные брюнетки, одна постарше, вторая моложе, и с интересом стали меня рассматривать.

Не зная куда деться от их взглядов, я подняла глаза и наткнулась взглядом на знакомых мне близнецов, которые с беспокойством смотрели на меня. Мы долго смотрели друг другу в глаза. От них шли волны уверенности, спокойствия теплоты, я не знаю как мне удалось это почувствовать. Я ощутила, как напряжение уходит. Я чувствовала, что я в безопасности. Я не знаю, откуда взялось это чувство, но я привыкла верить своей интуиции, которая еще ни разу меня не подвела.

— Боже, дочка, что эти оболдуи с тобой сделали?! — женщина села на краешек кровати и осторожно погладила меня по голове. — Можешь называть меня Меган, а эта моя дочь Сандра, ну а этих оболтусов я думаю ты знаешь. А тебя как зовут? Ты себя хорошо чувствуешь?

— Саманта. Да, знаю. Да, хорошо. — пребывая в каком-то подвешенном состоянии я автоматически отвечала на посыпавшиеся на меня вопросы.

Меган начала вещать про то, что я ей понравилась, что она наконец-то рада меня увидеть, а то от ее сыновей и слова не добьешься. Рассказывала мне по какую-то стаю, про базу, про пары и еще про множество вещей, о чего я почувствовала головную боль.

— Мам, не грузи Сэмми. У нее и так голова болит. — подала голос девушка, которую мне представили как Сандру.

— Ой, прости родная. — женщина, извиняясь слегка сжала мою ладошку.

Прикрыв на минуту глаза, я твердо посмотрела на близнецов. Не знаю, почему именно на них, но чувствовала, что так надо.

— Где я?

— Ты на нашей базе… — начал один брат.

— … недалеко от твоего города. — продолжил его фразу второй.

— Что я здесь делаю? Нет не так. Давайте сначала узнаем КТО вы? — я решила послушать внутренний голос.

— Оборотни. — я в удивлении вытаращилась на них. Они что издеваются?!

— Ка-какие оборотни?

— Ну там луна, шерсть, писать на трех лапах. — ехидно протянула Сандра.

— Сандра!!! — синхронно рявкнули ее мама и братья.

— Молчу-молчу.

— Докажите. — все заинтересованно уставились на меня, от чего я немного смутилась и почувствовала себя форменным психом. — Ну там перевоплотитесь… или как это у вас называется…

— Обращение. — близнецы буравили меня подозрительными взглядами. — Хорошо. — сказал один из близнецов.

Глаза не разглядела, потому не могу сказать кто из них Тайлер, а кто Адам (надо же, я их имена еще помню!), хотя интуиция шептала, что сейчас передо мной Тайлер.

Выйдя на середину комнаты он прикрыл глаза. Я с интересом следила за ним. Он замер на несколько мгновений. Я уже было решила, что попала в сумасшедший дом, как контуры Тайлера стали становиться все размытее и размытее. Секунда. И передо мной стоит большой бурый волк. Я заворожено смотрела в два больших янтарных глаза. В голове никак не могла уложиться то, что я сейчас узнала.

Со скоростью света в голове скакала, переливаясь разными цветами, мысль «охренеть!!!». Секунда и снова передо мной Тайлер. Еще секунда и его контуры перестают быть размытыми. Подвиснув, я стала переваривать информацию. Отвлекшись от своих мыслей, я заметила, что все смотрят на меня с напряженным ожиданием.

— Что? — приподняв брови поинтересовалась я у них.

— А где, вопли? Истерика? Обморок? Ну хоть слезинка? — подозрительно поинтересовалась Сандра.

— Вот еще. — я фыркнула. — Я по жизни придерживаюсь правила «То, что я чего-то не видела, не значит что на самом деле этого нет».

Братья заворожено стали смотреть на меня. Меган тепло улыбнулась, а Сандра задумчиво почесала рукой затылок.

— Я так понимаю, я на территории стаи. — дождавшись кивка, я продолжила. — Но зачем я здесь?

— Ты наша пара. — пожав плечами, ответил Тайлер.

— Понимаешь, Сэмми. — Адам подошел поближе. — У каждого волка есть его половинка, которая предназначена только ему. Мы чувствуем это на уровне инстинктов. И такое мы с братом почувствовали по отношению к тебе.

— И что это значит? — что-то я совсем растерялась.

— Ты наша. Мы тебя не отпустим. — емко ответил Тайлер.

— Тоесть, я теперь пленница? — нахмурившись, уточнила я.

— Нет, но мы теперь не оставим тебя одну. Мы всегда будем с тобой.

— А почему я пара для вас двоих?

— Потому что мы близнецы и судьба решила так с нами сыграть. Тебя это напрягает? — было видно, что они с напряжением ждут моего ответа.

— Нет, я почему-то так и думала, что со мной обязательно что-то странное произойдет. Всегда происходило. Зато теперь у меня свой мужской гарем!

— А ты мне нравишься! — расхохоталась Сандра.

— Ладно, деточка, отдыхай. Мы тебя пока оставим. Я пойду тебе бульон сварю. — женщины удалились, оставив меня наедине с близнецами.

* * *

Мама и сестра вышли, позволив нам наедине объяснить все малышке. Она бросала на нас нервные взгляды, ерзая в кровати. Никто из нас не решался первым нарушить тишину.

— Ну и долго мы будем так молчать? — не выдержала малышка.

— А ты что-нибудь хочешь узнать?

— Ну, например, почему вы решили влезть ко мне домой ночью?

— Мы просто решили перейти к решительным действиям не оставляя тебе выбора. К этому нас подтолкнула известие об участившемся нападении ликанов.

— Ликаны? — она нахмурилась.

— Малышка, забудь про фильмы и…

— Причем тут эта беллетристика?! Я читала про ликанов, а точнее про оборотней и про оборотниевую лихорадку, что, в дальнем углу сознания тлело и временами — то в одном, то в другом человеке разных эпох — вспыхивало особого рода безумие — ликантропия. Состояние, в котором человек воображает себя волком и становится социально опасным, способным на любое насилие и на убийство. Таких случаев было много, особенно в пятнадцатом и в шестнадцатом веке.

— Да, ты права. Но это было тогда. Со временем люди больные ликантропией стали сами обращаться в волков. Почему так неизвестно. Но факт остается фактом, что ликаны-обезумевшие волки, которые жаждут крови.

— А они могут обращаться?

— Могут. Все сказки про оборотней бред. Для обращения нам полная луна не нужна. Полнолуние для нас — день, когда мы становится невероятно сильными. В этот день мы чувствуем, как вместо крови по нашим венам бежит сила. К сожалению, луна такая же и для ликанов.

— Так полнолуние же уже прошло.

— Малыш, они безумны. Даже люди знают, что обезумевший человек способен на многое, что когда человек безумен, то он очень силен физически.

— Я поняла. Ликаны такие же. Безумные. И в этом безумии и кроется их сила.

— Да. — мы восхищались малышкой. Умна. Она принимала и понимала то, о чем мы говорим, мы это чувствуем.

— Хорошо. А причем тут я?

— Ты наша пара.

— И? Насколько я поняла, про меня никто не знает. Меня никто, кроме вас и вашей мамы и сестры не видел.

— Нам было бы спокойнее, если бы ты была тут, рядом. — мы с братом насупились.

Она хлопнула себя ладонью по лбу и что-то пробормотала. Бросив на нас гневный взгляд, она жестом показала нам выйти за дверь. Вздохнув, мы вышли из комнаты, Адам прикрыл дверь.

— Тай, она явно не в восторге…

— Брат, ей придется к этому привыкнуть. Хотя мне тоже кажется, что ночью к ней не стоило влезать. Надо было приехать днем, а еще лучше утром, разбудить ее и увезти.

— Брат, ты отнимаешь у меня мой хлеб. — на недоуменный взгляд брата Адам ответил. — Ну, генерировать гениальные идеи моя прерогатива. Ты у нас основная движущая сила.

— Сейчас как двину тебе по голове. — обиженно рявкнул Тайлер. — Великий мозг, лучше пошли маму с обедом поторопим.

И братья спустились вниз, где получили по голове от женской половины их семьи.

— Вечером отец придет на нее посмотреть.

— Может пока рано?

— Не волнуйтесь, братцы. Она ему понравится, мне же она понравилась. — важно ответила Сандра.

Братья заметно успокоились. У Сандры было чутье на людей. Оно никогда ее не подводило. Часто Кейн, когда шел с Коулом на переговоры с другими стаями, брал дочь с собой и смотрел на ее реакцию.

— Ладно, мальчики, у меня уже все готово. Наверное я лучше отнесу ей поесть, девочке надо побыть немного в одиночестве. — братья недовольно нахмурились, но перечить маме не стали.

* * *

Меня оставили одну. Откинувшись поудобнее на подушки, я начала обмозговывать ситуацию, в которой оказалась. Выводы меня не утешали. Я им не соврала. Я не испугалась, хотя не могу не признать, что не была шокирована до глубины души. Еще как была! Черт! Это же оборотни! Они реально существуют! Видимо проснулся авантюризм и исследовательская натура папочки, потому что мне захотелось узнать больше о моих тюремщиках.

Но не смотря на природное любопытство, оптимизма мне не добавляло их заявление про то, что я их пара. Грешна, каюсь почитывала любовные романы про оборотней, поэтому могу представить о чем они говорят, но принимать это не хотела. Они четко дали понять, что теперь меня не отпустят.

Меня это не устраивало. Я не могу так сразу пришли, сказали «Наше!», а я должна сразу воспылать к ним неземной любовью и привыкнуть к их стилю жизни. Я так не могу, я не люблю, когда мне не дают выбора. Они могли просто прийти, рассказать все мне, а потом просто сделать так, чтобы я к ним привыкла, но нет. Надо что-то с этим делать.

Долго мне наслаждаться одиночеством не позволили. Открылась дверь и в нее вошла Меган с подносом в руках.

— Вот, Сэм, тебе надо подкрепиться. — она поставила поднос мне на колени и села на краешек кровати.

Поняв, что поесть без надзора мне не дадут, я принялась за суп и за картофельную запеканку. Поев, я вернула поднос женщине.

— Спасибо, Меган, было очень вкусно. — глаза просто слипались и я еле подавляла зевки.

— Отдыхай, милая. — что-то согласно буркнув, я провалилась в сон.

Проснулась от ощущения пристального взгляда. Распахнув глаза, я села в кровати и уставилась в янтарные глаза, которые пристально меня рассматривали.

Темноволосый солидный мужчина, на вид старше моих волчат (А что? Могу я хоть в мыслях их так называть?). я так поняла, что имею честь лицезреть главу семейства.

— Так вот ты какая, Сэм. — он наклонил голову к плечу, продолжая пристально смотреть на меня. Я зеркально скопировала его позу. — Я глава нашей стаи и отец Сандры и близнецов Кейн.

— Ну мое имя вы уже знаете. — ну а что? По-моему мне пора уже было что-то сказать, не вечно же молчать. Может я веду себя слишком свободно, но я чувствовала, что он не причинит мне вреда.

— Ты понравилась Сандре, значит ты хороший человек. Но учти, что для счастья своих сыновей я пойду на все, поэтому лучше не провоцируй меня, Сэм. — он встал и направился к двери. — Дела стаи не ждут. Приятно было ознакомиться наконец.

Ничего не ответив на его прощание, я подождала пока он выйдет и закроет за собой дверь, и свободно выдохнула. Такое ощущение, что с моих плеч сняли бетонную плиту. Я ощущала как от него исходят волны силы и власти. И это пугало и подавляло, поэтому, когда он вышел, я стала чувствовать себя свободнее и дышать стало легче.

Нежданчик называется. Теперь за мной еще установлен и родительский контроль. С таким поворотом сюжета я смириться не была готова. В голове созрел план побега. И только потом я поняла какой дурой была…

Встав с постели, я поморщилась от боли, прострелившей правую ногу. Отдышавшись, я снова попыталась пройтись. Стало значительно легче и хоть и прихрамывая, но я могла ходить, я значит смогу убежать.

Пройдясь по комнате, я заглянула в шкаф, где мне удалось откопать теплые носки и свитер. Одев это все, я мышкой выскользнула за дверь и замерла, прислушиваясь к голосам доносившимся внизу. Из разговора близнецов и их отца я поняла, что Кейн уезжает на какую-то встречу близнецы ему там понадобятся. Тараканы в моей голове нестройным хором запели «Аллилуя!».

Я продолжала стоять в тени, наблюдая, как они оделись и покинули дом. Когда я перестала слышать шум мотора, то рискнула спуститься вниз. Судя по всему Сандры и Меган нет, что не может не радовать.

Порыскав на полках у входной двери, я откопала чьи-то сапоги и не теряя времени натянула их на ноги. И ничего, что они оказались немного великоваты, главное, что они вообще тут оказались. На вешалке висела чья-то куртка, я тут же ее одела. Еще немного покопавшись, я отыскала шапку и одела.

Теперь заключительная часть марлезонского балета. Приоткрыв дверь, я высунула голову на улицу и осмотрелась по сторонам. Не хватает только перекати поля, чтобы полностью передать картину, представшую передо мной: на улице было АБСОЛЮТНО пусто. Видимо хоть раз судьба решила повернуться ко мне лицом, а не печально известным местом.

Выйдя из дома, я проследила, куда идут следы от шин, и пошла по ним. Идти пришлось долго и следы меня увели на дорогу, которая шла вдоль леса. Решив, что так меня точно заметят, я углубилась в лес.

* * *

Скучая на очередном собрании глав стай, внутри нас с братом одинаково царапнуло чувство тревоги. Переглянувшись, мы попытались определить ее источник. Обведя беглым взглядом зал, Тай отрицательно покачал головой. Отец, заметив наши перемигивания, вопросительно уставился на нас с братом. Папа явно ждал какой-нибудь веселухи, он эти собрания ненавидел всеми фибрами души, потому что от скуки тут просто помереть можно. Ну а кому понравится слушать подробный доклад об экономике другой стаи и бла-бла-бла в таком духе.

Но сейчас ничего не поделаешь. Вожаки стай собираются теперь чуть ли не каждую неделю всех заботит появление ликанов. Нет, не то, чтобы их и раньше не было, но они никогда открыто не выходили на конфликт и вообще старались не объявляться на территориях других стай. А тут как будто кто-то специально приказывает им нападать. Видимо слухи про вожака имеют место быть. Обычно ликаны — одиночки, а тут все нападения были совершены группой ликанов, причем они даже не пытались друг другу глотки перегрызть.

Решив особо не обострять внимание на этом мимолетном чувстве, мы с братом снова отвлеклись на болтовню одного из вожаков, постепенно проваливаясь в дрему.

Вдруг близнецы почувствовали холод, который проникал им под кожу. Братьев это очень удивило, так как у оборотней повышенная температура тела и холода они не чувствуют. Ну, конечно, если их засунуть на северный полис, то они начнут мерзнуть. А там попробуй не начни мерзнуть. Какая-то мысль упорно билась на границе сознания братьев. Погрузившись глубоко в себя, они попытались отыскать причину их недавнего беспокойства. Таковая нашлась довольно быстро.

— СЭМ?! — слаженный рев сотряс стены зала…

* * *

«Все бабы дуры и я не исключение!». Эта мысль уже который час терзает мой мозг, пока я бесцельно брожу по лесу. Не трудно догадаться о том, что я заблудилась. А казалось, все так хорошо начиналось!

Когда я выбежала за территорию поселка, то решила углубиться в лес, чтобы с дороги меня не смогли заметить. Углубилась, ага. Видимо я все-таки, идя по прямой, умудрилась сбиться с курса. Попыталась найти дорогу, пройдя предположительно в ту сторону, где она находится и заблудилась еще больше. Почему-то сейчас идея остаться с двумя волчатами уже не казалась такой глупой.

Через какое-то время. Я перестала себя терзать такими мыслями. «С чего я вообще должна участвовать в этом фентезийном ахалай-махалае?!» — возмущалась моя персона, гневно проламываясь сквозь голые ветки какой-то растительности. «Вот выберусь из леса и уеду к папе, и никто меня там не найдет!».

Еще через некоторое время я поклялась себе, что если близнецы придут за мной, то я не буду сопротивляться и останусь с ними. Заткнув противный голос моего эго о том, что сейчас я занимаюсь малодушием, я развернулась на сто восемьдесят градусов, ну, по крайней мере, я на это очень надеясь, я потопала обратно, отбивая зубами чечетку.

Шла я достаточно долго все-таки организм еще не до конца восстановился от феерического падения с крыши дома. В голове немного начало шуметь, а нога начала сильно пульсировать и болеть. К тому же я очень замерзла и проголодалась. Заметив небольшое поваленное дерево, я решила устроить привал. Стряхнув снег, я уселась на него, подперла голову кулаком и задумалась о своей дальнейшей судьбе. Раньше надо было думать. Раз я имею дело с оборотнями, то нетрудно догадаться, что территория их стаи по закону жанра должна находится достаточно далеко от населенного пункта. Следовательно, идти пешком до города было не просто плохой идеей, а просто идиотской. Остается теперь рассчитывать на нюх оборотней. Когда-нибудь же они заметят мое исчезновение и пойдут по следу. Надо только набраться терпения.

Подбадривая себя такими мыслями, я просидела на дереве достаточно долго. Сколько точно не скажу, ни телефона, ни часов у меня с собой не было, все осталось в поселке. Окончательно замерзнув, я решила встать и идти. Неважно куда, лишь бы просто двигаться, чтобы не превратиться в ледяную статую. Таким образом снова началось мое странствие. Деревья, деревья, кусты, кусты и белый снег. Пейзаж просто поражал своим разнообразием.

Когда я шла, погрузившись в собственные мысли, то услышала отголосок эха. Остановившись, я попыталась прислушаться. Может, я уже с ума схожу? У меня от повторяющегося пейзажа галлюцинации начались?

Когда я уже отчаялась что-то услышать снова, то над лесом снова прокатилось громогласное эхо, в котором я смогла различить свое имя. Стараясь не обращать внимание на ноющую ногу, я бодренько поковыляла на звук.

— Сэм! — голоса зазвучали уже ближе.

За спиной раздался хруст. Остановившись, я медленно обернулась, чтобы застыть каменным изваянием. Передо мной стоял ликан. Свалявшая шерсть, явно с пятнами крови на ней, глаза, с красными белками и пасть с желтыми острыми зубами, из которой шел запах гнили. Зверь принюхался, а затем, издав рычащий звук, оскалился, вперив в меня взгляд темный глаз. Меня же просто парализовало. Мысленно я уже прощалась с жизнью, параллельно давя в себе порыв дать оттуда деру. «Почему же он не нападает?» — в голове скакала паническая мысль. Они же звери. Я уверена, что он сейчас чувствует мой запах. Поскольку куртку я стянула у кого-то из членов семьи, то пахнуть от меня должно оборотнем.

Словно прочитав мои мысли, ликан начал медленно приближаться ко мне. Сердце раненой птицей колотилось где-то в гуди.

— Сэм! — треск веток и голоса, прозвучавшие совсем рядом, спасли мне жизнь.

Остановившись, ликан потянул носом воздух, раздраженно рыкнул и, одарив меня взглядом, в котором можно было прочитать что-то сродни сожалению, быстро убежал куда-то в лес.

Из-за деревьев показались взволнованные близнецы. Волнение сменилось радостью от того, что они меня нашли, а затем злостью на меня же. Мой инстинкт сохранения издал блаженный вздох и скрылся куда-то обратно на дно сознания. Туда, где была заточена моя совесть. Снова обернувшись, я уже не увидела даже следов ликана. Снова обернувшись на братьев, я попыталась унять бешено колотящееся сердце.

* * *

Братья стояли и душили в себе желание отшлепать засранку. Вернее кровожадным мыслям придавался только Тайлер, а Адам, быстро совладав с собой, подбежал к Сэм и крепко ее обнял.

— Сэм, ну зачем ты ушла?! Ты же как ледышка?!

Сэм, стояла, опустив голову, а Тайлер просто кипел от злости на нее, на те чувства, которые он испытывал, за страх.

— Просто она считает нас дворовыми шавками и вообще нас ни во что не ставит. — ехидно сказал Тайлер.

— Нет, это не так! — Сэм вскинула на него возмущенный взгляд.

— А как тогда нам на это все смотреть, Сэм?

— А вы не думаете, что я просто растеряна, что я боюсь. Вы вытащили меня из моего привычно мира, и, не спросив разрешения! Как по-твоему я должна на это реагировать, Тай?

— Ну уж точно не сбегать и не доводит нас до сердечного приступа.

— В следующий раз обязательно учту твои пожелания! — ехидно проговорила Сэм, все еще находясь в теплых объятьях Адама.

— Сэм, ты нас не боишься, — она согласно кивнула на слова Адама, — Тогда в чем дело? Что тебе не нравится? — Тайлер насмешливо фыркнул на слова брата. Он всегда считал, что, если тебе что-то нужно, то иди и делай, без всяких сантиментов. А ему и Адаму была нужна Сэм, поэтому он не считал, что они поступают неправильно, в отличие от Адама, который был более мягким по характеру, чем его брат.

— Я хочу домой. К себе домой. Мне не нравится, что вы не оставили мне выбора.

— Сэм, если бы мы просто пришли и все тебе объяснили, ты бы нас просто выставила за дверь, а потом бы сама сбежала.

— Вы бы все равно меня нашли. — хмыкнула девушка, уткнувшись лбом в плечо Адама.

— Нашли, мы бы заставили планету вращаться в обратную сторону, но наши бы тебя. Просто на это бы ушло больше времени, Адам нежно гладил Сэм по голове, а Тайлер подошел вплотную к брату, внимательно смотря на Сэм. Немного повернув голову Сэм встретилась глазами с Тайлером и была не в силах разорвать зрительный контакт.

Как бы пошло все не прозвучало, но это было правильно. Все это правильно. Кажется только сейчас Сэм смогла это принять. Принять, то, что судьба распорядилась так, что им втроем предстоит строить свою семью. Тайлер видел это все в ее глазах. Словно под гипнозом, Сэм протянула руку и коснулась кончиками пальцев лица Тайлера и обняла за пояс Адама. Адам выдохнул с облегчением, а Тайлер прижал ее руку к своей щеке и прикрыл глаза от удовольствия, когда она слегка погладила его пальцами. Братья встретились глазами, в них одинаково плескалась безграничная любовь и нежность.

— Но отлупить тебя все же хорошенько стоит. — Тайлер все-таки нарушил тишину ехидной репликой.

— Только попробуй и я с тебя сниму скальп и сошью себе домашние тапочки. — прищурившись, проговорила Сэм.

— М-м, Сэмми, лысый оборотень это что-то новенькое. — рассмеялся Адам. — Ай! — он обиженно посмотрел на ухмыляющегося брата, который от всей широты души отвесил ему хороший подзатыльник.

— Брат, бери ее и пошли домой, а то от холода она уж больно дерзкой стала. Тайлер рассмеялся, увидев, как надулась Сэм на его слова.

Адам подхватил Сэм на руки и укутал ее в куртку, которую ему протянул Тай.

— Подождите! — как только они повернулись в сторону дома, Сэм вдруг встрепенулась. — Я видела ликана.

— Где? — в один голос прорычали близнецы.

— Здесь. Он стоял здесь, пока вы его не спугнули.

— Он тебе что-нибудь сделал?

— Нет, он просто стоял и смотрел. Хотя, мне кажется, что если бы вы не нашли меня, то так живой я бы не ушла.

— Может быть, а может он бы просто взял тебя в плен. На тебе наш запах. Ликаны безумны, но не глупы. Взять заложника, чтобы подкосить нас, на это их еще целого человеческого сознания хватит.

— Значит мне не показалось…

Что?

— Что уходя, в это взгляде мелькнуло сожаление, я бы сказала даже досада.

Братья напряженно переглянулись. Они оба понимали, что ликан пришел сюда с определенной целью. От куртки шел запах Сандры, но гадать кого именно хотел забрать ликан было трудно. Наверное, Сэм даже повезло, что на ней была куртка другого оборотня. Никто не мог дать гарантий, что почуяв в ней человека, ликан бы не разорвал ее на месте.

— Мальчики, ваше молчание наводит меня на мысль, что я теперь записана в смертники.

— Нет! Мы этого не допустим! — взревели близнецы. — Сегодня он вряд ли пришел для того, что бы кого-нибудь убить…

— Разведка? — Сэм перебила Тайлера.

— Скорее всего. Возможно, он даже шел сюда, чтобы взять заложника.

— Днем? — Сэм вопросительно приподняла бровь.

— Днем большая часть стаи отсутствует. Работа, учеба, магазины. К тому же сегодня собрался совет, на котором мы обсуждали вопрос о ликанах….-начал Адам.

— … и с которого нам пришлось убежать. — закончил за брата Тайлер.

— Извините? — получилось как-то вопросительно.

— Нас поняли и отпустили…

— … и еще кучу советов понадовали как со своей парой нужно обращаться. — брать громко рассмеялись, глядя на покрасневшую девушку.

— К тому же ты спасла нас от скуки. Все равно ничего нового мы не услышали бы. Да и отец все равно вечером все расскажет.

— Ладно. Адам неси Сэм в дом, а я пойду по следу. Я чувствую его запах.

— Да, я тоже его почувствовал. Брат, тебе не стоит идти одному. Пошли вместе проводим Сэм, а потом вернемся.

— След может ослабнуть! — недовольно рыкнул Тайлер.

* * *

— Эм, мальчики, я и сама могу дойти, вы мне только направление укажи-те… — я замолчала, проникшись двумя сердитыми взглядами.

— Тайлер, ты же сам говоришь, что след может ослабнуть….

— Одна ты не пойдешь! — раздраженно рявкнул Тайлер.

Я замолчала и перевела просящий взгляд на Адама. Нежно улыбнувшись, он покачал головой. Ясно, с этого фронта мне тоже не подобраться.

— Тогда я иду с вами! — и я чихнула, испортив всю атмосферу серьезности.

— Вот еще, удумала, — недовольно заворчали они.

— Десятка за синхронность. — недовольно буркнула и, сложив руки на груди, уставилась на верхушки деревьев, игнорируя братьев.

Послышался тяжелый вздох, но они ничего не успели сказать. Из-за деревьев вышел высокий мускулистый брюнет с зелеными глазами. Присмотревшись повнимательней, я уловила небольшое сходство между своими бурыми волками (ну раз они близнецы, то думаю, что цвет их шерсти тоже одинаковый) и этим парнем.

— О, нашлась, беглянка! Я Коул — старший брат этих сиамов! А ты, наверное, Саманта? Мне отец говорил, что у близнецов пара появилась, а маман уже успела прожужжать о тебе все уши, да и Сандри о тебе хорошо отзывалась.

— Когда только успели… — я думала, что сказала это тихо.

Коул фыркнул: — Такие новости быстро по стае расходятся, да и вообще в стае тяжело что-то утаить. Мы все большая семья, да и долгожительство накладывает определенные отпечатки. Ну, например, сплетничать никто никогда не устанет.

— Мда. А почему я тебя раньше не видела?

— Ну, я будущий глава стаи, поэтому мотаюсь по делам в основном. — на мой недоверчивый взгляд он весело расхохотался. — Это я только с привлекательными девушками белый и пушистый, а для всех остальных я грозный и страшный.

Я искренне улыбнулась Коулу, он мне понравился. Я физически ощутила, как напряглись близнецы, руки Адама напряглись и стали просто каменными.

— Брат, ты нарываешься. — рыкнул Тайлер, а Коул поднял руки вверх и снова рассмеялся.

Успокоившись, братья рассказали Коулу про ликана. Оборотень тут же стал серьезным, исчезла та веселость и смешинка, которые были ранее.

— Давайте, я отнесу Сэм в дом, а вы идите по следу и я вас нагоню.

— Ага, только на лапы подковы оденем.

— Ну тогда Адам, неси Сэм в дом и иди за нами. Тайлер, ты за мной по следу.

Кивнув, Адам развернулся и побежал в сторону дома. Я покрепче обхватила его руками за шею.

— Адам, а почему ты так спокойно бежишь?

— Я оборотень мы выносливее, координация у нас лучше, сил больше.

— Понятно — больше я решила не отвлекать его, а то мало ли, уронит еще.

Сгрузив меня около дома, Адам обратился и побежал (поскакал, потрусил… или как там оборотни быстро передвигаются!!!), а я тут же попала в цепкие ручки Мэган. Меня покрутили, пощупали, снова покрутили, отругали и втащили в дом. Дома Мэган отвела меня на второй этаж.

— Вот, Сэмми, я покажу тебе твою новую комнату.

— Может вы меня лучше домой отвезете?

— Нет, Сэмми, теперь это твой дом. Причем, насколько я знаю, ты живешь одна.

— Ну брат иногда ко мне приезжает, да и папа вернутся может.

— Не волнуйся, их мы возьмем на себя. Детка, волки влюбляются всего один раз за всю жизнь и свою пару они не отпускают.

— И что вы теперь меня в клетку посадите?

— Нет, ты свободна в своих передвижениях, но близнецы все равно найдут тебя и пойдут за тобой, так что лучше тебе остаться здесь. К тому же ликан тебя почуял.

— Говорила же, что в список смертников попала. — недовольно проговорила я, покорно перебирая ногами.

— Нет, милая, но теперь они могут и тебя похитить, потому что поняли, что ты теперь тоже член стаи. На тебе наш запах.

— Погодите, а как вы узнали про мою встречу с ликаном?

— Тайлер мысленно связался со мной и я отправила к вам Коула.

— Мысленно? — это еще что за новости?!

— Ты тоже сможешь так, когда мы проведем ритуал. Мысленно ты сможешь общаться со всеми членами нашей семьи.

— А со стаей?

— Со стаей может общаться только глава. Для проводится другой ритуал.

— Что за ритуалы?

— Ритуалы Единения. Все, мы пришли! — Меган отпустила мою руку, за которую тащила мня наверх и открыла дверь.

Я оказалась в большой светлой комнате. С правой стороны находилась одна дверь, а с левой две. Большую часть комнаты занимала ОГРОМНАЯ двуспальная кровать. Наличие трех дверей и огромной кровати запустили в моем мозгу процесс по поиску подлянки.

— Эта комната смежная с комнатой мальчиков. Справа спальня Адама, а слева Тайлера. Эту комнату они раньше использовали как гостиную, и решили переоборудовать ее для тебя.

«Вот тебе, Сэмми и подлянка» я помрачнела от такой перспективы. Теперь мне точно от них никуда не спрятаться. — А третья дверь?

— Третья дверь это ванная. Располагайся, Сэмми, я тебе сейчас принесу горячий чай и бульон, а то ты простыла в лесу. Твои вещи все здесь, если ты захочешь переодеться.

Она вышла, закрыв за собой дверь, а я застыла столбом. Только сейчас я стала замечать разные безделушки, которые находились у меня в комнате дома. Рванув к шкафу, я распахнула дверцу и увидела, свою одежду. На столе около окна я увидела всю свою технику, в ванной обнаружились все мои крема, шампуни, косметика. Закрыв дверь ванной, я прислонилась к ней лбом. В голове настойчиво билась мысль «Замуровали демоны!».

Неприятный осадок от того, что в моих вещах копались без спроса конечно был, но больше всего меня занимал другой вопрос. Как я буду жить в комнате между двумя этими волками?! Глупой девочкой я никогда не была, поэтому проблемы, которые у меня будут с этими ходячими тестостеронами я представляла. Да, так влипнуть могла только я. Ведь теперь и не сбежишь от них?! Всю комнату я же не унесу с собой обратно. Хотя на вещи плевать, но чувствую копчиком пикап мой не пригнали. Хотя правильно сделали, я бы тогда сразу удрала к Мэтти, а от него бы к папочке в жаркие страны. Там бы меня точно не нашли.

Только вспомнила о папе, как телефон пиликнул о входящем сообщении. Папа желает пообщаться. Включив ноутбук, ждала пока он загрузится и параллельно думала о том, как объясню ему смену обстановки в моей комнате. Папа хоть дома и не объявляется, но смену жилища почует. Иногда у него просыпается инстинкт наседки, причем именно тогда, когда мне правда нужна помощь. Всегда этому удивлялась, но папандр все равно предпочитал решать все вопросы со мной через интернет, а не почитал меня своим личным присутствием. Мысленно застонала. Я же к нему лететь собиралась, а теперь мне что делать?! Эти же двое со мной поедут?! Ну или вообще меня не отпустят никуда. Наконец, ноутбук загрузился, интернет подключился и поступил видеозвонок от отца.

— Привет, моя американская дочь!

— Привет, пап, начало твоей речи уже приводит меня к нехорошим мыслям.

— Дочь, как ты могла такое подумать про отца! Я чист, аки ягненок новорожденный!

— Ну да, кроме своих мумий и горшочков ничего не видишь. — я улыбнулась, слушая как хохочет папа.

— Как дела, дочь?

— Недавно к Мэтти ездила.

— Как там наш здоровяк?

— Хорошо, дети меня от радости чуть не раскатали по дорожке, Хэйли тоже впорядке, миссис Даллас опять меня пыталась сосватать, но Мэтти героически меня отбил.

— Да, ничего не меняется. — папа улыбался.

— А ты как, пап? Откопал что-нибудь еще?

— Эх, — папа махнул рукой, — ничего стоящего. Скелеты, оружие. Наверное, большую часть армии уже откопали.

— Круто. И что вы с всем этим делать будете?

— Ну, половину отдадим чилийцам, а остальное заберем себе.

— В какой музей отдадите?

— А, куда государство скажет, туда и отдадим. Кстати, Сэмми, часть денег уже должна быть переведена на твой счет.

— Спасибо, пап.

— Сэмми, ты где?

— Дома. — отчасти и не соврала ведь!

— Дочь, хоть я как плохой отец дома не появляюсь, но твою комнату от чужих апартаментов отличить смогу.

— Пап, понимаешь… — я судорожно пыталась найти объяснение сложившейся ситуации. Я знала, что могу все рассказать папе, он выслушает, поймет, даст совет. Но что я ему скажу. Пап я встретила оборотней и теперь живу у них, потому что я пара братьев-близнецов. Да, пап! Ты правильно расслышал! Их двое! Ууууууууууу! Что говорить-то?! Захочу солгать, почувствует и обидится. У него сейчас включен режим наседки.

— Мне неспокойно было недавно, на душе. Я сразу понял, что у тебя беда. — вот! А я что говорила!

— Пап, все хорошо.

— Тогда почему ты не дома? Что-то с домом случилось?

— Ну…

— Тогда я сейчас попрошу Мэтта приехать к тебе.

— Нет, пап! С домом и со мной все хорошо. Просто я поскользнулась, упала, подвернула ногу и заработала легкое сотрясение и сейчас я живу у друзей. — выкрутилась. Все-таки пока ему такую правду знать рано, да и не знаю я как ему все сказать. К тому же я сама еще не знаю, как мне себя вести во всей этой ситуации, вот когда разберусь со всем, там… посмотрим.

— Сэмми, надо же быть аккуратнее! — папа покачал головой. — Почему ты не уехала к Мэтту?

— Пап, я с травмами и пять часов в дороге…

— Понял, вопрос глупый. Как ты себя чувствуешь, дочка?

— Хорошо, пап. Обо мне заботятся, я никого не стесняю.

— Что за друзья? Я их знаю?

— Нет, пап, это не из школы, это с клуба друзья.

— А такие же книголюбы как и ты. Ну тогда, я могу быть спокоен. Они не волки, не съедят тебя. — эти слова заставил меня нервно хихикнуть. — Ну ты выздоравливай и перебирайся домой.

— Конечно, пап.

— Ладно, болезная, меня зовут на совещание. Будем новый квадрат для раскопок выбирать. Пока, дочь!

— Пока пап!. -да-а, дела!

Закончив разговор, я зажмурилась и потерла лоб. Сейчас мне удалось выкрутиться, но потом как я буду ему это все объяснять?! В связи с ситуацией с ликанами, мне пока придется пожить здесь. И судя по всему, это дело затянется надолго, да и потом, чувствую, домой мне придется пробиваться с боем. Вот почему все что не может случится, всегда случается со мной?! От самобичевания меня отвлек звонок мобильного. Мэтти.

— Привет, дорогой кузен!

— Саманта Виктория Моррисон! — я поморщилась. Раз он называет меня моим полным именем, то значит дело плохо. Второе имя Виктория папа дал мне в честь мамы.

— Ты…

— Ты почему не ночуешь дома?! И почему о том, что ты травмирована я узнаю не от тебя, а от твоего отца?! — таки наябедничал.

— Мэтт, что ты вопишь. Все же хорошо! Меня кормят, лечат, развлекают, не обижают. — последний аргумент возымел должное действие и шарик гнева моего кузена плавно сдулся. Мне даже казалось, что я слышу этот противный писклявый звук.

— Почему мне не позвонила. Я бы к тебе приехал.

— И бросил бы Хэйли с этими двумя моторчиками.

— Ну, миссис Даллас бы приехала.

— Ага, и за то время, что ты бы жил у меня, воспитала бы в них жеманных аристократов.

— Да, не подумал. — я прям вижу, как он рассеянно чешет затылок. — Мне точно не стоит приезжать?

— Нет, Мэтти, не беспокойся.

— Ладно, но чтобы звонила и отчитывалась!

— Так точно, сэр!

— Все, отбой.

Брат положил трубку, а я второй раз вздохнула с облегчением. Но расслабляться не стоит, стоит подумать о том, смогу л я родным рассказать все как есть или же мне придется изворачиваться, чего бы мне очень не хотелось. Ладно, успею еще об этом подумать.

За окном уже почти окончательно стемнело, а ко мне в комнату зашла Сандра.

— Привет, Сэм. Как ты?

— Привет, хорошо.

— Зря ты так, Сэм. Они правда тебя любят, подумай о них.

— А обо мне кто подумает? Как я родным все объясню?

— С тобой уже родители связывались?

— Да. Я сказала, что поживу у друзей, пока окончательно не поправлюсь.

— Наверное, сейчас это правильный выход, но потом все равно придется им рассказать. Такое всю жизнь в тайне будет тяжело продержать.

— Я понимаю, только пока еще не знаю как мне все им преподнести. Особенно то, что у меня два волка.

— Ты принимаешь их двоих? — Сандра удивленно посмотрела на меня.

— Мне кажется, что это правильно. — после моих слов по лицу Сандры скользнула мимолетная улыбка.

— Сэм, я вот что зашла, у меня к тебе предложение есть. — на мою приподнятую бровь она ответила. — Хочу булочек с вареньем напечь, а одной как-то невесело. Не составишь компанию?

— Конечно, почему нет.

Встав я направилась за Сандрой вниз на кухню. Там в четыре руки мы быстро раскатали тесто, подготовили начинку и стали лепить булочки.

— Сэм, а расскажи о себе.

— Что тебя конкретно интересует?

— Сколько тебе лет?

— Семнадцать.

— И ты живешь одна? Как?

— Папа археолог, он дома не появляется, когда очень сильно увлекается раскопками, тоесть вижу я его от силы раза три за год, ну, если сама к нему не выберусь.

— А мама тоже дома не бывает?

— Ну да, ее я никогда не видела. — невесело усмехнулась я и ответила на вопрос, читавшийся в глазах Сандры. — Она умерла при родах, маму я никогда не знала. Только с рассказов папы.

— Прости, Сэм, я не хотела тебя огорчать.

— Все нормально, честно, я неочень переживаю из-за этого.

— А другие родственники?

— Ну, мои бабушка и дедушка по папиной линии умерли года четыре назад. Родню мамы я не знаю. Из близких у меня только мой кузен Мэтт, его жена и дети. Я крестная их детей. Они живут в соседнем городе в пяти часах езды.

— О, и тебе не одиноко одной?

— В одиночестве есть свои плюсы и минусы. Для меня в одиночестве больше плюсов, чем минусов. А так я часто в клуб букинистов хожу.

— Любишь читать?

— Ага, люблю классику, да и современной беллетристикой не брезгую, она помогает мозгу снять напряжение. — я скрутила последнюю булочку и помогла Сандре загрузить протвени в духовку. — А расскажи мне о вашей семье.

— Ну, мама у нас обычный человек. С папой они познакомились случайно. Ну как случайно. Она сбила его ночью на дороге, когда папа охотился в виде волка. Он при ней обернулся обратно в человека. Слово за слово, папа за ней побегал, окольцевал и настрогал волчат.

— Вот это точно можно отнести к нестандартным знакомствам. — я расхохоталась.

— Не говори. Дальше Коул. Он у нас весельчак и то, только с людьми, которые достаточно близки к нашей семье. Для остальных же он будущий злой глава стаи, и частенько поддерживает имидж. Так что не пугайся, если случайно на него наткнешься в темном коридоре.

— А ты?

— Я? Ну, я умею чувствовать других людей. Я самая младшая в семье.

— Что значит, ты умеешь чувствовать других людей?

— Считай это чем-то типо интуиции. Я могу почувствовать хороший человек или плохой, умею распознавать ложь, недомолвки и все в таком духе.

— Хорошая способность.

— Ага, особенно весело так по свиданиям бегать.

— А разве вы не заняты тем, что всю жизнь свою пару найти пытаетесь?

— Не без этого конечно, но взаимовыгодные браки у нас еще никто не отменял. А я невеста симпатичная, перспективная, родственнички у меня одни из самых сильных оборотней среди всех стай. Вот и появляется у меня куча кавалеров, от которых спасу никакого нет! — печально закончила Сандра.

— Да, а самое главное, что от скромности ты не помрешь.

— Угу. Я скорее помру, когда объемся наших булочек. — я снова рассмеялась, хотя понимала Сандру: запах на кухне стоял просто умопомрачительный.

— Сандра? А что ты можешь рассказать мне о близнецах?

— А о них сама все узнаешь, а то неинтересно будет. Главное не бойся и доверяй им. Они никогда не предадут тебя. Просто не смогут.

— Угу. — ну а что мне ей еще ответить?

Сменив тему, мы продолжили с Сандрой болтать, истекая слюнями на подрумянивавшеюся выпеку. Сандра мне искренне понравилась. Она иногда выдавала такие перлы! Хохотали мы как безумные.

Наконец, дождавшись булочек, мы с Сандрой заварили чай и принялись поглощать лакомство, обжигаясь и хихикая. За этим занятием нас застала Меган. Улыбнувшись, она для виду поворчала на то, что мы перед ужином аппетит портим, и выгнала нас с кухни. Сандра утащила меня в гостиную, где обнаружились близнецы. Увидев меня, они едва заметно улыбнулись, а мне было немного неуютно: пока я ходила по комнате и осматривалась, они все время провожали меня глазами.

— Мальчики, что нашли? — я была готова расцеловать Сандру за то, что она перетянула их внимание на себя.

— Дальше леса мы идти не рискнули, к его запаху примешалось еще семь. Втроем идти на них было рискованно, к тому же они могли уйти уже к стае.

— Понятненько. А где папа и Коул?

— Пошли устраивать совещание и предупредить остальных.

— Что делать думаете?

— Пока только усилить охрану территории и наблюдать. — сказал Адам.

— И по возможности обезопасить каждого члена стаи. — продолжил Тайлер.

— Нанороботы? — вдруг ни с того ни с сего спросила Сандра.

— Чего? — кажется это мы сказали втроем.

— Как вы собираетесь обезопасить КАЖДОГО? Это физически невозможно!

— Ну почему, если все волки будут ходить минимум по трое, а женщины и дети сидеть и из дома носа не высовывать…

— Это что еще за новости?! Я с таким не согласна?! — взвилась Сандра.

— Сандри, ситуация аховая! К тому же скоро будет полнолуние, а ликаны в этот период сильны как никогда!

— Но это не повод запирать нас дома, я сильная, я смогу отбиться. — упрямо просопела Сандра.

— Сандри, не глупи, а если ликанов будет не один, а трое? — это уже я подала голос.

— Ну, тогда я…

— Вот, послушай Сэмми и не дури, Сандра, иначе мы тебя просто в подвале запрем.

— Самцы! — зло прошипела она и, сорвавшись убежала наверх и хлопнула дверью. Да так хлопнула, что люстра на потолке подозрительно зашаталась.

Я, бросив на нее напряженный взгляд, отодвинулась подальше. Мозг попросил меня внимательней осмотреть комнату. Мысленно пожав плечами, последовала его совету и поняла, что он имел в виду. Я осталась наедине с близнецами. Нет, я интуитивно чувствовала, что они не причинят мне вреда, но два ходячих тестостерона, которые являются как бы это грамотнее сказать моими парой в квадрате (???), несколько нагнетает обстановку.

— Сэмми, скоро полнолуние. — деликатно начал Адам.

— Мне ничего хорошего не ждать, да?

— Нет.

— Тайлер, ну зачем так грубо?! — недовольно поморщился Адам.

Тайлер просто пожал плечами и продолжил меня гипнотизировать взглядом.

— Адам, что должно случиться в полнолуние?

— Ну, как бы тебе помягче сказать… м… — Адам покраснел и замялся.

— В полнолуние волки спариваются со своими парами.

— Грубовато, но предельно ясно, — что-то меня смутило, — погоди, Тайлер, тоесть до полнолуния волк не трогают свои пары?

— Трогают еще как, — он нехорошо так усмехнулся, — только в период полнолуния мы не можем себя контролировать, звериные инстинкты в этот день сильны как никогда. — кажется я сильно покраснела.

— А в остальные дни?

— Ну, за день до полнолуния мы пройдем через брачный обряд, а последующие несколько дней после полнолуния придется потерпеть нашу чрезмерную активность.

— Э-э, а может я на это время к брату уеду? — и тихо себе под нос пробормотала: — А лучше сразу к папе, чтоб наверняка.

— Мы все равно тебя найдем, поэтому тебе лучше смириться.

— Допустим, но я не хочу проходить никаких обрядов.

— Сэм, если ты еще не поняла…

— Да все я поняла! Поняа я, что вы меня не отпустите, но это как-то быстро что ли… все произошло слишком стремительно, я пока растеряна и не знаю что мне делать.

— Ну пока тебе надо просто выздороветь и переждать бурю с ликанами. — я улыбнулась а такое заявление.

— Сэм, давай мы проведем обряд, а с детьми немного подождем, ну по крайней мере, пока не станет безопасно.

— Какие дети?! — я вскочила, не желая слушать продолжение этого бреда. — Я сама еще ребенок?! Я еще не закончила школу?! Да что там школа?! Я еще даже семье ничего не объяснила, а вы мне уже о детях?! — кажется у меня истерика начинается. Ну а как еще назвать это состояние, когда меня начало колотить, и я не могла остановить поток речи.

— Сэмми, не психуй. — Адам перепугался не на шутку.

Тайлеру надоело слушать мою истерику и он просто подошел и крепко меня обнял, через мгновенье я почувствовала за своей спиной Адама, который руками обхватил мои бедра.

— Ну и чего ты раскричалась? — начал Тайлер. — На новость о существовании мира оборотней и на то, что ты пара двух волков ты отреагировала спокойно, а тут такой срыв.

Я молчала и просто ловила своеобразный кайф от того, что кто-то обо мне забоится.

— Я привыкла, что в своей жизни решения принимаю я сама.

— Придется отучаться. — хмыкнул Тайлер.

— Ладно, истерик больше не будет, но детей я не хочу, по крайней мере пока не закончу школу.

— Хорошо. — Братья переглянулись. Каждый понимал мысль другого: «Специально» они не будут ничего делать, а ведь от неожиданностей никто не застрахован.

— Ребята, идите ужинать! — окликнула нас Меган.

Выпутавшись из объятий братьев, я первая галопом понеслась в кухню.

* * *

С удивлением братья смотрели вслед внезапно убежавшей на кухню Сэм. Переглянувшись, они пошли на кухню, там за столом сидели и ели мама с Сандрой, Сэмми, наложив себе полную тарелку, сидела и с удовольствием жевала.

— Мам, а отца и Коула ждать не будем?

— Нет, отец сказал, что они опять задержатся допоздна, поэтому садитесь кушать.

Взяв тарелки, братья сели за стол и приступили к еде. Сэм, доев свою порцию, попросила добавки. Мама с умилением глядя на нее, положила ей еще еды, а близнецы с удивлением смотрели на свою пару.

— А чего такого? — Сэм повела бровью. — Я люблю много поесть.

— И куда интересно все уходит. — Тайлер подпер подбородок рукой и со смешинками в глазах посмотрел на Сэм.

— Это все уходит на мозговую активность и на чувство собственного достоинства.

— Даже так. — все рассмеялись.

Дальше ужин прошел в теплой семейной атмосфере. Было видно, что Сандри и Сэмми поладили, потому что весь ужин они по-доброму друг друга подкалывали. После ужина все переместились в гостиную и начали просто разговаривать ниочем. Близнецы сели по обеим сторонам от Сэм.

Через какое-то время братья заметили, что Сэм сидит слишком тихо. Она спала, откинув голову на спинку дивана.

— Мальчики, отнесите ее в комнату. Ох, и натерпелась же девочка сегодня.

— Скорее мы от нее натерпелись.

— Ох, не утрируйте. Это ваш мир, а не ее. Какой бы смышленой и здравомыслящей она не была, такими новостями почву из под ног у любого выбьешь. А она еще правда ребенок, ей всего семнадцать.

— Мам, ты сама сединой не блистала, когда с папой познакомилась. — влезла с комментариями Сандра.

— Так какие были наши годы. В наше время выйти замуж в шестнадцать лет было нормально, а отца вашего я встретила, когда мне было двадцать три года и дорогая маменька записала меня в старые девы.

— Сандри, а что ты рассказа Сэм про нас? — спросил Адам, уложив голову Сэм на свои колени, а Тайлер положил ее вытянутые ноги на свои и стал аккуратно гладить ноги Сэм ладонями.

— Рассказала то, какие мы все ужасные. Ну и подправила кое-какие детали в знакомстве папы и мамы. Мне кажется Сэмми бы точно удар хватил. Хотя ее удар точно хватит… — дальше Сандра что-то неразборчиво побормотала себе под нос.

Братья поняли, о чем она говорит. Оборотни живут намного больше людей и стареют гораздо медленнее. После обряда их пара разделит с ними долголетие. Братья даже боялись представить, как на это отреагирует Сэмми. Ну, может, они пока не будут ей ничего говорить ну лет пять точно, пока она не заметит, что практически не меняется. Хотя, зная Сэм, можно сказать, что она это заметит быстро.

Пожелав домашним спокойной ночи, братья поднялись на второй этаж. Секунду постояв перед дверью Сэм, они посмотрели друг на друг на друга. В глазах у них была одна и та же мысль. Братья хотели зайти к Сэм в комнату и пока просто поспать с ней рядом. Все равно, после обряда они переедут в свой дом и спать будут втроем, поэтому ей надо привыкать. Братья понадеялись, что смогут себя контролировать. Все-таки они были, грубо говоря, самцами, а Сэм была их самкой. К тому же они были мужчинами, а Сэм была вполне красивой девушкой. К тому же полная луна подступала, и звери внутри них, хотели хоть немного взять контроль над их телом и разумом. Но близнецы не были бы сильными оборотнями, если бы не могли держать свои желания под уздой.

Решив все про себя и, скрепив решение упрямыми взглядами, близнецы аккуратно открыли дверь и зашли в комнату Сэм. Она спала, на животе, зарывшись лицом между двумя подушками и полностью закопавшись под одеяло. Снова переглянувшись, братья быстренько убежали каждый в свою комнату, быстренько приняли душ, и уже через двадцать минут тенями скользнули к кровати Сэм. Расположившись с двух сторон, они осторожно откопали девушку из под постельных принадлежностей и, прижавшись к ней плотно с двух сторон и под ее равномерное дыхание и спокойное биение сердца, близнецы медленно погрузились в сон.


Часть вторая

«Все-таки я умерла и попала в ад?». Эта мысль сразу же влетела мне в голову, стоило мне выплыть из сна. Я еще даже не открыла глаза, но уже почувствовала, что что-то не так. Во-первых, было очень жарко, будто меня засунули в печку, но тем не менее я чувствовала на коже слабый ветерок, а во-вторых, с двух сторон меня что-то сильно сдавливало. Сонный мозг попытался найти всему этому логическое объяснение. Я же в доме у оборотней, сейчас зима, поэтому в моей комнате теоретически не может быть так жарко, братья спят в своих комнатах, хотя…

Медленно я приподняла веки, чтобы в сантиметре от своего лица увидеть физиономию одного из близнецов. Внутреннее «я» подсказало, что это был Тайлер. Аккуратно я попыталась отодвинуться от него. Тут же меня со спины обняли чьи-то руки (хотя почему чьи-то?! Адама!), и оборотень зарылся носом в мои волосы. Тайлер в это время недовольно нахмурился и, пошарив рукой, наткнулся на мой бок и придвинулся ближе, придавив мое лицо к своей груди, а подбородок разместил где-то в районе моей макушки. Нет, я конечно все понимаю, хотя мне это и не нравится, но они же горячие, как раскаленная печка! Я недовольно засопела и попыталась отпихнуть их от себя. Решила попробовать начать с рук. Три ха-ха четыре раза. Как только я отцепляла от себя одну пару загребущих лап и приступала ко второй паре, первая пара возвращалась на место, причем в самые разные места.

Сдавшись, я решила немного передохнуть, а потом еще раз попытаться выбраться из двоенных объятий. Но рука Адама, переместившаяся на мою грудь и рука Тайлера, переместившаяся на мою попу стали своего рода последней каплей. Разражено пихнув Тайлера, я добилась того, что он расцепил руки. Не воспользоваться таким случаем я не могла и, помогая себе и руками и ногами, начала спихивать его на пол. От моих шебуршаний начал шевелиться Адам, и я тут же начала спихивать на пол и его. Пока я упираясь ногами в кровать, пыталась спиной откатить Адама к краю, со стороны Тайлера раздался звук упавшего тела и нецензурная брань. Пару секунд спустя тоже самое раздалось и из-за моей спины. Видимо я все-таки достаточно откатила Адама к краю, а от ругани Тайлера он проснулся и от неожиданности свалился с кровати.

Закутавшись в одеяло, я облокотилась на спинку кровати и с недовольством буравила взглядом поочередно то одного близнеца, то другого. Они встали, потирая места соприкосновения с полом и ругаясь сквозь зубы. Наконец, сообразив, кто устроил им такое «ласковое» пробуждение, они с такими же недовольными физиономиями повернулись ко мне. Играли в гляделки мы недолго.

— Сдурела? — недовольно спросил Тайлер, Адам лишь солидарно со словами брата кивнул.

— Я сдурела? А вы ли не сдурели?! Вы что тут делали?

— Ну до того, как ты спихнула нас с кровати, мы спали. — хмыкнул Адам.

— Видела, не слепая. Вопрос в другом: почему вы спали в моей кровати?

— А что такого? Все равно после обряда мы будем жить вместе. — потягиваясь, сказал Тайлер.

— И что?

— И как большая и дружная семья, мы будем спать все вместе в одной кровати. Или ты думаешь, что тебе удастся избежать супружеского долга? — ехидно спросил Тайлер, а Адам только укоризненно покачал головой на слова брата, тем не менее уголки губ у него подрагивали от сдерживаемого смеха.

— А в доме что одна спальня? — покраснев как помидор недовольно спросила я.

— Нет.

— Отлично! Вот и будете тогда вдвоем по семейному спать в одной комнате, а я как человек творчества займу отдельную комнату.

— Вот еще! — праведно и синхронно возмутились они.

— Ну тогда будете спать на коврике возле кровати! А теперь кыш! Я хочу нормально умыться и переодеться.

Бросив на меня обиженные взгляды полные вселенской скорби, близнецы разошлись в разные стороны. Не теряя времени, я поднялась с кровати, и, прихватив вещи, пошла в ванну. Размотав эластичный бинт на ноге, я приняла душ. После душа настроение немного улучшилось. Высушив волосы найденным в шкафчике феном (моим!), я вернулась в комнату, переоделась и попыталась обратно намотать на ногу бинт. Тут в комнату без стука ввалился Коул.

— О, привет, Сэм. Чем ты братьям насолить успела? Они вниз спустились с такими мордами! Обхохочешься!

Я, честно говоря, сильно прибалдела. Не комната, а проходной двор какой-то!

— Коул, а если бы я была не одета?! — справедливо возмутилась, немного отойдя от его внезапного появления.

— Сэм, не смеши меня?! Я что монах? Даже, если бы я тебя голой увидел, ничего нового я бы не разглядел.

— Уволь меня от таких подробностей! — поперхнулась я воздухом. Манера общения Коула еще при нашем первом знакомстве ввела меня в ступор. Этим они с Сандрой очень похожи. — Чего приперся-то?

— Никакой любви к будущему родственнику?! — картинно схватился он за сердце. — Дай, я сам. — он подошел, убрал мои руки и быстро перебинтовал мне ногу.

— Ты это, коней-то попридержи.

— Де чего уж там, — он беспечно махнул рукой, — уже ничего не изменишь.

— А счастье было так близко. — наигранно вздохнула я и улыбнулась Коулу в ответ. Я ничего не могла с собой поделать, его энергия и позитив просто покоряли. Ему удалось поднять мне настроении, а в душе появилось чувство ожидания.

— Детка, я всегда к твоим услугам. Буду твоим персональным энерджайзером. — на мой подозрительный взгляд он громко и заразительно расхохотался. — Нет, Сэм. Ты для меня как вторая Сандри — маленькая сестра, которую надо любить и баловать, а сердце мое не свободно.

— И кто эта несчастная?

— Почему сразу несчастная?! Я между прочим один из самых завидных женихов. И не надо на меня так скептично смотреть?!

— Да верю-верю я тебе. Так кто она?

— Расскажу, только если обещаешь молчать. Иначе погрызу тебе все тапки. — серьезно сказал он, широко улыбаясь.

— Весомый аргумент. — я рассмеялась.

— Это одна оборотниха из соседней стаи. Стерва еще та, но против природы не попрешь. — он развел руками и как-то грустно вздохнул. — Мы оба слишком гордые и упрямые, чтобы наладить нормальный контакт, вот и страдаем оба.

— Эй, все наладится обязательно. — я не могла видеть Коула таким грустным. Общаюсь с ним второй раз, но он уже запал мне глубоко в душу. Крепла уверенность, что с ним мы станем очень хорошими друзьями.

— Эх, надеюсь. Я что пришел-то?! — он встряхнулся и к нему снова вернулась веселость. — Как ты смотришь на то, чтобы утереть носы этим сиамским засранцам?

— Спрашиваешь? — хохот перерос в дикий гогот.

— Сегодня Мэнсоне ночь кино. Поехали со мной?

— Слушай, а почему бы и нет. Мне если честно не очень хочется торчать тут в четырех стенах.

— Вот и чудненько. Значит, вечером я куда-нибудь отсылаю твоих церберов, и мы с тобой на первой космической скорости улепетываем с территории стаи.

— Коул, а ты не боишься, что они тебя потом за это убьют?

— Пф, я старше их, а значит сильнее.

— Насколько ты их старше? Года на три-четыре?

Он как-то странно на меня посмотрел и пробормотал: — Ну что-то в этом роде.

— А почему ты Сандру не позовешь?

— Считай, что я хочу получше узнать того, кто скоро войдет в мою стаю. К тому же, — он едва улыбнулся, — у меня такое чувство, что мы с тобой подружимся. Будь готова к вечеру. А теперь, леди, — он подошел и подставил локоть, — прошу вас спуститься со мной на завтрак. Вся семья собралась и ожидает только нас. — я рассмеялась и покорно подхватила его под локоть, и мы вышли из комнаты.

— Сэр, вы так галантны.

— Что вы миледи, я самый обычный одинокий волк.

На такое заявление я засмеялась, схватившись за живот. Все еще смеясь, мы зашли в столовую, где тут же угодили: я — под подозрительный взгляд двух пар янтарных глаз, а Коул — по недовольный.

Игнорируя братьев, он поздоровался с домашними, кои были в полном составе, даже Каин был тут. Я робко кивнула ему головой, на что он ответил доброй отеческой улыбкой. Потом, оглядев собравшихся, он улыбнулся как хитрый лис и пригласил меня сесть рядом с ним, а Коулу ничего не оставалось, как сесть рядом с мрачными как грозовое небо близнецами. Я присела за стол, Меган тут же наложила мне полную тарелку еды и передала стакан с соком. Набрав еды, все начали завтрак, а меня немного царапнула совесть. Видимо, нас с Коулом все-таки ждали.

— Саманта, расскажи мне, немного о себе.

— Ну, — я прожевала блинчик и продолжила, — Мне семнадцать, я из Стоункола. Учусь пока в школе.

— А твоя семья?

— Кузен Мэтт, женат на прекрасной девушке Хэйли и у них двое детей-сорванцов. Они мои крестники.

— Вот как, взрослые уже?

— Ну, не то, чтобы очень взрослые. Лизе пять лет, а Алексу четыре года. Брату моему двадцать девять, а Хэйли двадцать семь. Еще мама Хэйли — миссис Даллас, которая меня вечно сватает сыночкам своих преста… подруг. — со стороны близнецов донеслось злое шипение. Оказалось, они услышали мою фразу про женихов и теперь сверлили меня ревнивыми взглядами.

— Я слышал, твой отец археолог. — снова привлек мое внимание к себе Каин.

— Да, он археолог. Я его редко вижу, он все время на раскопках пропадает.

— А ты с кем получается живешь в доме?

— Одна.

— И не скучно тебе одной жить?

— Не особо. Если становиться совсем скучно, а езжу в книжный клуб. А так, я все свободное время провожу рисуя.

— А ты уже решила, что хочешь делать после школы?

— Да, я решила уехать в Утика, штат Нью-Йорк и поступить в Мохаук Вэли Колледж.

— Интересный выбор, а в каком направлении?

— Графический дизайн. — Дальше ужин прошел в обсуждении дел в стае. Каин настоятельно порекомендовал мне, Сандре и Меган носа из дома не показывать, чтобы они о нас не волновались. Меган покорно согласилась с мужем, а мы с Сандрой дружно фыркнули на такое заявление. Она, потому что строптивая и свободолюбивая, а я, я просто не люблю, когда меня загоняют в рамки.

После завтрака я уползла на второй этаж и решила порисовать. Так быстрее пройдет время до вечера, да и близнецам не мешало бы бойкот устроить, чтобы впредь им было неповадно пользоваться моим молчаливым положением. Долго наслаждаться тишиной мне не дали: в комнату ввалились близнецы. Я проигнорировала их приход, даже не подняв голову от рисунка. Все-таки графический планшет классная вещь! Хотя иногда я беру в руки и кисти и карандаш, но чаще всего я работаю на нем. Близнецы уселись напротив меня на кровати и стали сверлить меня взглядами. Ха, они думали, что меня это как-то проймет? Да черта с два! Когда я рисую, передо мной могут проскакать четыре всадника апокалипсиса, а я и не замечу.

— Сэм. — Адам решил нарушить тишину.

— У? — спросила я, не отрываясь от процесса.

— Что это было утром?

— Ну, ваш папа решил узнать обо мне из первых уст.

— Мы не о том. — раздраженно процедил Тайлер.

— Почему ты флиртовала с Коулом? — от такого наезда, я даже оторвалась от рисования и отложила планшет в сторону.

— Я? Когда это?

— Ну, когда он пошел позвать тебя на завтрак, вас долго не было, потом вы спускались под ручку и мило смеялись.

— Ребят, я польщена тем, что наш гомерический хохот вы назвали милым смехом. Но я не флиртовала с Коулом. Мы просто с ним немного пообщались, у нас нашлась общая тема, вот мы и поговорили, и посмеялись.

— И что это за тема такая веселая была? — все еще недовольно спросили они.

— Ну, мы поговорили про братьев и сестер. Как-то так. — я снова взяла в руки планшет и продолжила рисовать.

— Не смей флиртовать с другими мужчинами! — в один голос.

— Ребят, вы тренируетесь, пока никто не видит? Как у вас получается так синхронно разговаривать?

— Сэмми…

— Тихо-тихо, не надо рычать. Я не имею привычки флиртовать с мужчинами.

— Мы тебя предупредили.

— Мне вот интересно, что вы сделаете, если увидите, как я с кем-то флиртую? Вы же понимаете, что вся эта ситуация с парой, обрядами и оборотнями мне и даром не сдались. Я это не хотела никогда. Сейчас, соглашусь, что знаю вас всего пару дней, но чувствую себя здесь как на своем месте, дома, но это не дает вам права кидаться пустыми угрозами.

— Сэм, тебе мы никогда не сможем причинить вред. Но тому, кто будет проявлять к тебе знаки внимания, мы можем пересчитать ребра.

— Пещерные люди. — фыркнула я.

— Мы волки, малышка. Мы звери, с сильно развитым чувством собственничества. То, что наше, оно наше, а те, кто вздумают покуситься на наше, целыми от нас не уйдут.

— Хорошо, ребят. Можете не переживать из-за меня, на пушечный выстрел к себе другого мужчину не подпущу, а теперь дайте мне тишины, а то я сосредоточиться а рисунке не могу.

Фыркнув, братья подползли поближе ко мне и прижались с двух сторон к моим щекам горячими губами. Я буквально почувствовала, как по моей спине проскакал табун мурашек, к щекам прилила кровь, а во всем теле разлилась приятная нега. Я недовольно засопела, чем вызвала смех моих волков. Наконец, они вышли из комнаты.

Дальше день пошел по накатанной. Я оторвалась от рисунка только во время обеда. И то, потому что пришли близнецы и буквально за шкирку утащили меня в столовую. Во время обеда Коул кидал на меня лукавые взгляды, пока никто не видит. После обеда я снова поднялась к себе в комнату, и решила немного вздремнуть. Проспала я до вечера. Разбудил меня Коул.

— Вставай засоня, быстро переодевайся и нам пора линять.

— А куда ты дел моих близнецов?

— Отправил их в лес, периметр проверить. Так что времени у нас мало. — я взяла вещи и ушла в ванную переодеваться, оставив дверь немного приоткрытой, чтобы было удобнее разговаривать с Коулом.

— Коул, они будут в ярости, когда обо всем узнают, если не помрут раньше из-за страха.

— Не боись, я маме сказал куда мы поедем, она им передаст. Так что по прибытию нас ожидает только яростная головомойка, ну может Тайлер еще решится со мной побороться, но это будет полезно.

— Полезно калечить друг друга? — спросила, выходя и ванной. Выудила из шкафчика небольшой рюкзачок и покидала в него всякую нужную мелочь.

— Полезно пар сбросить. Полнолуние же скоро.

— И что? Я готова, кстати. — Коул поднялся с моей кровати и мы отправились на первый этаж.

— Ну, либидо у них сейчас ого-го как разгуливается.

— А у тебя, что нет? — спросила, одевая верхнюю одежду и выходя вслед за Коулом из дома.

— Ну, я уже был у своей оборотнихи. Может, еще в ночку на полнолуние к ней загляну.

— Ага, чисто случайно, по-соседски.

— А то. А теперь пристегни ремень и держись крепче малышка. Сейчас мы с тобой полетим на встречу приключениям! — Коул дал по газам и мы покинули территорию стаи.

Когда мы выехали на трассу, Коул еще сильнее разогнал машину. Он сказал мне не бояться, потому что, во-первых, у оборотней отменная реакция, а во-вторых, он не позволит, чтобы со мной что-то случилось. Когда мы разогнались, он открыл в окно и что-то неразборчиво, но громко прокричал, прерываясь на громкий смех. Я сильно от него не отставала и тоже смеялась громко. Я почувствовала себя свободной, будто крылья за спиной выросли. Никто не талдычит мне про пары, про ликанов, сиди дома женщина. Я еду развлекаться!

Приехав в кинотеатр, мы сдали верхнюю одежду на хранение, купи билеты, получили флаеры на бесплатный коктейль в баре и, закупившись вредными вкусностями, прошли на свои места, и тут началось самое веселье. Первым фильмом был какой-то ужастик про оборотней. Коул, знакомый со всеми перипетиями существования оборотней громко ржал на протяжении всего фильма. Иногда он вставлял смешные комментарии, от чего смеялся весь зал. Как итог: ужастик превратился в комедию с элементами хоррора.

О чем был второй фильм, сказать не могу, так как начало фильма было настолько скучным, что мы с Коулом ушли в бар, чтобы использовать флаеры. Этот алкаш долго торговался с барменом. Как он сказал, что не хочет пить эту слабую бурду и отдал свой флаер мне. А после небольшого подкупа официанта, он получил свой законный стакан виски, я же взяла себе два рома с колой.

— Деточка, сопьешься.

— Кто бы говорил, вообще-то тебе сегодня положено быть трезвенником, потому что ты за рулем.

— У меня сверхъестественная суперволчья реакция. — я от смеха даже подавилась.

— Ну-ну, посмотрим, если без приключений до дома доедем.

— До дома-то мы доедем без приключений. Приключения будут нас ждать дома.

— Они будут очень злы?

— Ну как тебе сказать. Пока есть возможность, нам лучше сбежать на другой континент и стать бродягами. — он рассмеялся.

— Ну подумаешь поорут немного, не преувеличивай.

— Я-то как раз приуменьшаю. Может орать они не будут, ну Адам точно, а вот нотациями тебе в голове несколько дыр просверлят.

— Предлагаешь сбежать из страны в далекую Африку и работать на банановых плантациях?

— Заманчиво, но я не люблю жару.

— М, в Антарктиду?

— Нет, это будет слишком легкой смертью. К тому же там соблазнять некого будет.

— Коул! У тебя же пара, сам говорил!

— Ну так я только пособлазнять, а так ни-ни. У меня кроме нее не на кого больше не реагирует.

— Эй, неужели тебя так с одного бокала вынесло?

— Открою даже большую тайну: я слабенький на алкоголь.

— А почему тогда не взял коктейль?

— Фи, лучше уж так, чем эти спиртозаменители.

Я фыркнула: — Только не усни и не буянь, а то домой я вернусь без тебя.

— Сем, я с тобой поговорить хотел. Ты не замечаешь, что уже не первый раз территорию стаи называешь своим домом?

— Да? — я лениво гоняла в стакане кубик льда трубочкой. — Не замечала. Хотя совру, если скажу, что так не считаю, а может просто все дело в том, что у вас дома обо мне заботятся. Хотя это и вызывает противоречивую эмоцию отторжения, потому что с детства привыкла заботиться о себе сама.

— Женщина одним словом. Много проблем из-за ничего.

— Разве я говорю о том, что у меня проблемы?

— Ну все эти противоречивые бла-бла-бла…

— Коул, все-таки я из другого мира и недавно узнала о существовании вашего. Я всего лишь человек со свои слабостями, страхами, сомнениями. Возможно, у вас у волков все просто: нашел самку, поимел, пометил и она твоя.

— Грубовато, но приблизительно так. А что тебе нужно? Серенады под окном?

— Ты еще голову дракона мне предложи с близнецов потребовать.

— А что, попробуй, будет интересно как они выкрутятся.

— Нет, — я засмеялась, — мне нужно просто ко всему привыкнуть. Одно дело что-то принять для себя, а другое дело к этому привыкнуть. К тому же близнецы на меня давят, не сильно, но ощутимо.

— Сэм, они по другому не смогут. Никто из волков не может. Найдя свою пару волки всеми способами пытаются показать ей, всем, что она принадлежит им и только им.

— У тебя так же? ну, с твоей парой.

— Эх, как я говорил, у нас все немного сложнее. Она слишком своевольная, а и я, чего уж греха таить упрямый и целеустремленный. Она пока не хочет связывать свою судьбу с моей.

— Коул, а волки прощают измену?

— Понимаю нетонкий намек, но в ней я могу быть уверен, потому что наши волчьи сущности на позапрошлом полнолунии приняли друг друга. Только наши ветреные человеческие сущности пока сопротивляются природой. Уверен я могу быть только в одном, что другого волка у нее не будет. Она просто не сможет.

— А с человеком она может…?

— Сэмми, с человеком никто и волков не сможет! Для тех, кто не знает о существовании оборотней это стало бы просто полнейшим шоком. Во время сильного всплеска эмоций очень тяжело контролировать свое тело и не допускать частичной трансформации.

— Вы можете трансформироваться частично? — с удивлением я его перебила.

— Да, но буквально на пару секунд, но и эти пару секунд спрятать тяжело. А ты представь, во время секса какие эмоции может испытывать оборотень.

— Ой. — мозг подкинул разумную мысль о том, что и мне придется с этим столкнуться, причем чувствую, что довольно скоро.

— Не переживай, они скорее себе яйца отгрызут, чем тебе больно сделают или как-то покалечат, поцарапают.

— Коул! — от возмущения и смущения у меня запылали щеки. — Я не собираюсь обсуждать с тобой свою интимную жизнь!

— Туше. — он поднял руки вверх. — Больше не буду смущать тебя взрослым разговорами.

— Я бы сказала разговорами самоуверенного самца.

— Твоя правда. — согласно кивнул он и мы вместе посмеялись.

— Коул? — позвала я его через пару минут.

— М?

— Я же человек… — на его недоуменный взгляд я поспешила объяснить, — Ну я, короче на интуитивном уровне могу чувствовать близнецов. Ну как-то так. Я спокойно принимаю то, что они оборотни, то, что их двое. Внутри я даже чувствую, что это правильно, что та должно быть, понимаешь?

— Это только доказывает то, что ты их истинная пара. Ты отмечена Луной. Не волнуйся, Сэмми, скоро ты адаптируешься ко всему. Просто делай все так, как считаешь нужным и не слушай никого.

— Спасибо, Коул. Я рада, что ты вытащил меня. Мне был необходим воздух. — он улыбнулся на мою фразу.

— Сэм, теперь мы твоя семья. Ты всегда можешь обращаться к нам по любому вопросу.

Я неуверенно покрутила стакан в руках и решила все-таки озвучить проблему которая мне не дает свободно дышать.

— Коул, я не знаю как все рассказать папе и брату.

— Знаешь, — он задумчиво рассматривал дно стакана, — думаю с этим тебе помогу я и отец. Устроим что-то вроде очной ставки. Пригласим твоего папу и брата к нам домой и, так сказать, наглядно все им продемонстрируем.

— Вот насчет того как они воспримут новость о существовании обороне я практически не переживаю. Меня больше пугает то, как сказать им, что у меня волков двое.

— Я думаю, это сделают сами близнецы после брачного обряда в полнолуние.

— Кстати, касаемо обряда. Его никак нельзя избежать или отложить?

— Тут ничем помочь не могу, все уж решено и касаемо этого, у тебя нет выхода. К тому же близнецы не смогут жать долго.

— Но ты же ждешь.

— Жду. Вообще на это полнолуние я поеду к ней и попрошу их главу провести брачный обряд. Я устал жать.

— А почему ты ждал? Я не верю, что ваше своеволие стало причиной того, что вы не смогли провести обряд.

— Она хотела, чтобы я не женился на ней, потому что она моя пара, она хочет, чтобы я ее любил.

— А ты ее любишь?

— Люблю, иначе бы столько не ждал.

— А как проходит обряд?

— Ну, сначала все собираются на поляне, где тот, кто проводит церемонию говорит что-то наподобии как здорово, что все мы здесь сегодня собрались и дает напутствия проходящим обряд, одновременно с этим он делает смесь а основе разных трав, а потом добавляет туда несколько капель их крови. На протяжении всего обряда те, кто соединяет свои судьбы смешивают свою кровь. Ну, когда обряд начинается на их руках делают надрезы и прикладывают друг к другу. Когда смесь будет готова, на запястье наносят рунический узор, где переплетаются их имена, имя рода и еще что-то, я плохо слушал.

— И все?

— Не совсем. Обряд завершается уже самими брачующимися, так сказать.

— Как? — я с интересом приподняла бровь.

— В спальне.

— И опять мы вернулись к теме секса.

— А что ты хотела, дорогая, мы же звери. — он развел руками, ехидно при этом улыбаясь.

— Посадят. — с серьезным лицом кивнула я.

— Чего? — Коул аж воздухом подавился.

— Посадят, говорю за совращение несовращеннолетних.

— Не-не-не, я не такой.

— Угу. — глубокомысленно изрекла я и пожала плечами на возмущенный взгляд.

Посидев еще немного, мы с Коулом вернулись в зал, где начали показывать какую-то комедию. На этот раз мы не ушли из зала, потому что комедия правда была смешной.

После окончания фильма, мы еще немного посидели и пообсуждали первый фильм про оборотней. Подождали пока немного рассосется народ, забрали свою одежду и поехали домой.

* * *

— Убью поганца! А ее ремнем отшлепаю так, что сидеть месяц не сможет! — бесновался Тайлер, метаясь туда-сюда по комнате брата.

— Тай, да успокойся ты. Она же с Коулом поехала. С ней ничего не случится, пока она с ним.

— Вот именно! С ним! С этим бабником блохастым!

— Брат, мы с тобой сами не комнатные тапочки, сами по девушкам ходили. К тому же, Коул наш брат и никогда ничего не сделает против нас. Единственное, он только может специально нас злить. — посмотрев на брата, Адам вздохнул. — И глядя на тебя, понимаю, что это здорово у него получается.

— Это было до нее! Да и мы ее не отпускали!

— Я вот тут подумал, — начал Адам, не слушая брата, — мы ведь и правда показали себя не с лучшей стороны.

— Что? — Тайлер даже от неожиданности остановился.

— Сам подумай. Мы притащили ее к нам в стаю и просто заперли ее дома, все время твердя «наше». Мы перед даже не раскрылись.

— Она у нас дома всего пару дней, когда мы интересно должны были «раскрыть перед ней свой внутренний мир»? — Тайлер передразнил интонацию брата.

— Мы могли просто с ней разговаривать, прогуляться с ней по территории стаи, или как Коул, просто сорваться и уехать куда-нибудь повеселиться, провести время вместе.

— Ты же знаешь, брат, что вся эта романтическая лабуда с прогулками под звездами и сладкими речами не мое.

— Ага, — фыркнул Адам, — Ты у нас вообще ненежный и неромантичный.

— Какой есть.

— Но все равно запирать ее дома не выход.

— Предложения?

— Предлагаю каждому отдельно провести с ней по одному дню, чтобы она смогла узнать нас получше.

— Почему не все вместе?

— Потому что, когда мы вместе, то полностью не раскрываемся, один немного сдерживает другого. Да и ты знаешь, что мы с тобой полные противоположности друг друга.

Тайлер задумался над предложением брата. Адам был прав, как бы ни хотелось ему этого признавать. Видим появление пары уже начало оказывать на него влияние, раз он соглашается с идеей брата, о романтических прогулках. Раньше бы он просто, схватил понравившуюся ему девушку, уехал с ней зажигать на какую-нибудь тусовку, а потом продолжил бы зажигать с ней у нее дома всю ночь. Но он говорит о Саманте, хотя, кто сказал, что они просто не могут повеселиться?

— Я думаю, ты прав. — наконец сказал Тайлер.

— Антихрист родился.

— А? — он в шоке уставился на ухмыляющегося Адама.

— Я всегда говорил, что скорее родится антихрист, чем ты со мной согласишься.

— Очень смешно. — фыркнул Тайлер.

— Зато правдоподобно.

— Оставь свои шуточки при себе, брат. Лучше давай решим, кто из нас первым проведет с ней день.

— Чтобы не возникал спор, я уступаю первенство тебе.

— С чего это вдруг?

— Ну, я слишком умный для того, чтобы спорить. К тому же Саманта сама сбежит от тебя, как только узнает тебя получше. — и расхохотался.

— Пф, тоже мне светило. Вот и иди первым, раз такой умный.

— Нет-нет, я спокойно подожду денек.

— Адам, дважды предлагать не буду.

— Ну раз ты настаиваешь, то так и быть. — и Адам снова уткнулся в книгу в душе посмеиваясь над вспыльчивостью брата. Сколько раз он так добивался чего-то от Тайлера не счесть! Что сейчас, что в детстве.

— Ты опять сыграл на моей вспыльчивости. — через несколько минут молчания тяжело вздохнул Тайлер.

— Ну ты каждый раз на это ведешься, я просто не смог удержаться. — рассмеялся Адам, а Тайлер ответил ему кривой ухмылкой. — Ладно, иди первым.

— Да что уж там, уже решили же все. — махнул рукой Тайлер, а потом вдруг громко расхохотался.

— Чего смеешься?

— Адам, вместо того, чтобы грызть друг другу глотки, отнимая первенство за то, кто первым проведет день с нашей парой, мы просто уступаем друг другу.

— И правда. — Адам поддержал смех брата.

Их прервал шум подъезжающей к дому машины.

— Тайлер, только я попрошу тебя без убийств.

— Расслабься, брат, я буду спокоен как удав.

— Очень надеюсь.

Тайлер присел на диван, и начал сверлить взглядом дверной проем. Через минуту послышался хлопок входной двери и тихие голоса Коула и Сэм. Через пару минут они сами зашли в гостиную и замерли.

— А, сиамы, это вы, а я думал папа опять засиделся. — весело проговорил Коул. Все в его виде говорило о том, что он не раскаивается.

Сэм же напряженно их рассматривала, переводя взгляд с одного брата на другого. Адам тепло ей улыбнулся, а Тайлер, просверлив ее странным взглядом, приглашающее похлопал рядом с собой по дивану. Не сводя с него напряженного взгляда, Сэм тихонько подошла к дивану и села на самый краешек. Тут же Тайлер подгреб ее поближе и уложил голову ей на колени, закинув ноги на спинку дивана.

— И это все? А где рычание? Истерики? Хоть маломальская реакция?

— Ну вы же вернулись. — резонно заметил Адам, пока Тайлер прикидывался ветошью на коленях Сэм, при этом у него с лица не сходила блаженная улыбка. Тайлер вообще заметил, что находясь рядом с ней он сдерживается, сам. Обычно его осаживает Тайлер.

— А если я бы над ней надругался?

Тайлер тут же напрягся, но, почувствовав как Сэм одной рукой начала массировать его затылок, растекся по дивану лужицей и чуть ли не урчал, а жажда крови и убийства куда-то делась.

— Тогда ты бы был уже не жилец. — спокойно заметил Адам.

— Тай, а ты что скажешь? — Коул не терял надежды спровоцировать одного из братьев. Нет, он любил их, но как и любой старший брат, он любил поиздеваться над младшенькими, вот как и сейчас. Хотя сейчас он со своими шуточками ходил по краю.

— Сэм, нам нужно волноваться? — он посмотрел прямо в глаза Сэм. Какие же они у нее красивые, карие…

— Нет. — тихо прошептала она, продолжала тонуть в янтаре его глаз.

— Вот видишь, Коул, наша малышка говорит, что нам волноваться не стоит, так что смысл нам истерить и рычать?

— Ты хотел сказать тебе.

— Не отрицаю. — Тайлер прикрыл глаза, когда Сэм стала перебирать его короткие волосы.

— Скучные вы.

— Что дела стаи совсем тебя измотали? — спросил Адам.

— Не то слово. Мало мне дел стаи, так и ликаны еще нарисовались.

— Кстати о птичках, что там с ликанами?

— После того, как Сэм столкнулась с ликаном в лесу, нападений не было и это странно. Но пока не стоит поднимать панику, просто надо быть настороже.

— Понятно. А теперь, Сэмми, нам надо поговорить. — сказал Адам и с намеком посмотрел на Коула.

— Понял-понял, ухожу. Сэмми, будут бить, кричи громче, я тут же прибегу. — и он широко зевнул.

— Иди уже, защитничек. — не открывая глаз пробурчал Тайлер.

Подмигнув Сэм и заработав два недовольных взгляда, Коул ушел в свою комнату, а Адам пересел на диван к Сэм и Тайлеру. Сев с другой стороны, он положил голову Сэм на второе колено, которое ему уступил Тайлер и тоже, как и брат, закинул ноги на спинку дивана.

— Сэмми, у нас к тебе предложение. Как ты смотришь на то, чтобы узнать нас получше?

— Что ты имеешь ввиду? — спросила Саманта, безуспешно пытаясь отобрать руки у близнецов.

— Мы подумали и поняли, что не раскрылись тебе. Так сказать, не показали тебе то какие мы и предлагаем такой вариант. Завтра ты целый день проведешь со мной, а послезавтра с Тайлером.

— Разумно. — Сэмми широко зевнула.

— Что вы делали, партизаны? — с насмешкой спросил Тайлер.

Сэм начала рассказывать им о том, как они повеселились с Коулом, ничего не скрывая и не превирая. Братья с удовольствием слушали о том, с каким восторгом она рассказывала об их вылазке. А в душе билась мысль, что они все-таки идиоты, раз вместо них положительными эмоциями Сэм заряжает ее брат.

— Ладно, вы как хотите, а я спать. — зевнула Сэм и братья дружно слезли с ее колен. — И не надо ко мне втихаря пробираться в спальню, пока я сплю.

— Мы? Когда это было? — состроили невинные лица братья.

— Вчера ночью. — Сэм тяжело вздохнула. — Раз уж мы все равно с вами скоро пройдем через обряд, так почему же нам не начать привыкать друг к другу. — на непонимающий взгляд братьев Сэмми покраснела, но все же сказала, — Пойдемте, все же с вами засыпать комфортнее.

Близнецы порадовались предложению Сэм, хоть и постарались внешне никак на него не реагировать. Встав по обе стороны от нее, они переплели с ней пальцы и поднялись вверх в ее комнату. Братья чувствовали, что их пара напряжена. Нетрудно было догадаться почему.

— Сэмми, тебе не нужно нас бояться. До обряда мы тебя не тронем. — сказа Адам, положив руки на напряженные плечи Сэм и слегка их помассировав.

— А после обряда?

— А после обряда мы должны будем завершить обряд, поставив на тебе наши метки.

— Эх, ясно.

— Иди в душ, Сэмми и ложись. — Адам подтолкнул ее в стону ванной.

Когда она закрыла дверь, братья, неторопясь разошлись по комнатам, приняли душ и вернулись в комнату. Адам зашел в темных пижамных штанах и в руках держал точно такие же, когда Тайлер зашел в комнату, то Адам протянул ему сверток.

— Думаешь это поможет? — спросил Тайлер, надевая штаны.

— Нет, но так мы не будем смущать Сэм.

— На что не пойдешь ради женщины. — пробурчал Тайлер под тихий смех брата.

Не дожидаясь Сэм, братья растянулись на кровати. Через некоторое время из ванной вышла Сэм в шортах и майке, вытирая волосы полотенцем. Некоторое время она смотрела на них. Братья старались даже не дышать, чтобы не спугнуть ее. Наконец, тяжело вздохнув, она отложила полотенце и заползла под одеяло, оказавшись между братьями.

— Сладких снов, малышка. — прошептали они, обнимая ее с двух сторон.

В ответ Сэм пробурчала что-то неразборчивое, похожее на «Господи, дай мне сил!».

* * *

Проснулась я от вкусного запах свежих булочек. Не открывая глаз, я села и потянулась рукой в сторону запаха. Со смехом мою руку перехватили и поцеловали. Открыв глаза, я тут же попала в плен янтарных глаз Адама.

— Доброе утро.

— Доброе. — я ответила на улыбку Адама.

— Ты готова провести со мной день?

— Звучит так, будто ты мне какую-нибудь подлянку устроить хочешь. — Адам засмеялся.

— Нет, в отличии от Тайлера, я агнец.

— Очень смешно. — я фыркнула.

— Не будешь против, если я позавтракаю с тобой? — спросил Адам, а я наконец обратила внимание на поднос, заставленный едой.

— Конечно. — я подвинулась, уступая ему место.

Адам протянул мне кружку с чаем и намазал мне булочку джемом. Тоже самое он сделал для себя. Я с удовольствием откусила кусок от еще теплой булочки.

— Что мы будем сегодня делать?

— Сегодня я покажу тебе стаю, отвечу на все твои вопросы. Просто хорошо проведем с тобой время.

— Что, никакого экстрима? — он только загадочно улыбнулся.

— Я подумал, что тебе стоит показать наш мир.

— Если бы не знала, то решила бы, что попала в параллельное измерение.

— В каком-то смысле это так. Оборотни живут обособленно от людей. У нас свои законы, свой быт, свои обычаи.

— А это не опасно, наша прогулка? — я нахмурилась, вспомнив про ликанов.

— Не волнуйся, патрули раскиданы по всей территории, поэтому переживать не из-за чего. — К тому же, я достаточно сильный, чтобы защитить тебя. — я опустила глаза в кружку, не выдержав его серьезного взгляда.

Чтобы как-то отвлечь его и не смущаться, я начала задавать ему вопросы про него, Тайлера. Адам охотно отвечал, рассказывал смешные случаи из детства. Мы быстро поели и Адам вышел, сказав, чтобы я оделась. Влетев в джинсы и водолазку, я спустилась вниз. Адам уже ждал меня и помог мне надеть куртку. Выйдя из дома мы, неторопясь, пошли по дороге. Я с любопытством вертела головой. Все дома были современными. Такие красивые коттеджи.

— Все дома такие современные, но все равно чувствуется уют. Много, наверное средств ушло.

— Не так уж и много. Мы не перестраивали дома, просто сделали небольшую перепланировку. Нам приходится идти в ногу со временем.

— В ногу со временем? Адам, сколько тебе? Больше двадцати?

— Можно сказать и так. Нам с Адамом восемьдесят четыре.

— Ха-ха, очень смешно. — я пошла дальше, но почувствовала, что Адам остался стоять. Я обернулась к нему и пристально посмотрела в его серьезные глаза. — Ты сейчас не пошутил.

— Нет. — он мотнул головой, продолжая пристально смотреть на меня.

— Дела-а. — протянула я, пытаясь справится с внутренним оцепенением. Почему-то это шокировало меня больше, чем информация о том, что существуют оборотни и иже с ними.

— Это тебя напрягает?

— Это меня шокирует. Почему ты тогда выглядишь так молодо?

— Ну, этого никто сказать не может. Наверное, все дело в той магии, которая позволяет нам становиться волками. К сожалению, наши старые летописи были утеряны.

— Почему?

— Войны со стаями, которые периодически случаются, нападения ликанов. А во времена инквизиции, наши деревни сжигали фанатики, обвиняя нас в том, что мы слуги дьявола.

— Вы тогда контактировали с людьми?

— Нет, просто кто-то увидел, как один из оборотней обращался и вот. Как-то так и растеряли рукописи. Какие-то были сожжены, другие просто потеряны, а тех, кто помнит прошлое уже давно нет.

— Вы бессмертны? — спросила я и с любопытством стала ждать ответ.

— Нет. — Адам рассмеялся. — Мы живем в среднем пятьсот лет, кто-то может прожить и дольше. Я знаю, что у одного из моих друзей родственник дожил почти до тысячи.

— Вы стареете?

— Да, увы. Молодость у нас длится где-то до двухсот пятидесяти. Потом, ты видела наших родителей. Постепенно возраст берет свое и мы выглядим не старше тридцати пяти-сорока человеческих лет. Ближе к пятистам лет появляется седина, оборотню люди дают где-то небольше пятидесяти. А тот оборотень, который дожил почти до тысячи умер уже седым стариком.

— Сколько же тогда твоим родителям лет? — спросила я, пребывая в прострации от новой информации, а мы уже двинулись куда-то в центр территории стаи. Я слышала крики и смех детей.

— Ну, эту территорию наша стая заняла около ста шестидесяти лет назад.

— И-и?

— Коулу сейчас сто пятьдесят восемь лет. Наши родители встретились, когда маме было двадцать три года, а отцу девяносто четыре. Им пришлось ждать немного больше ста лет, пока природа не позволила им завести ребенка.

— Погоди, тоесть сейчас им…

— Угу, маме двести восемьдесят один год, а отцу триста пятьдесят четыре года.

— Свихнуться можно. — Адам только неопределенно хмыкнул на мое заявление.

— Сколько тогда лет Сандре?

— Недавно только ее юбилей отмечали. Ей шестьдесят исполнилось. По нашему летоисчислению она достаточно молода, вы примерно одного возраста.

— Да уж.

Мы вышли на какую-то полянку, где находилась большая детская площадка, на которой с гиканьем и громким смехом туда-сюда носились дети. Рядом находилась женщина, на мой взгляд ей было лет сорок, хотя кто знает сколько ей на самом деле. Но спрашивать мне ничего об этом не хочется, поберегу, пожалуй, психику.

— Это Вивиан. Она присматривает за детьми, пока родители отлучаются по делам.

— Няня?

— Ну, да. — Адам хмыкнул. — Она еще с Коулом мелким возилась.

— Я бы на месте Коула остерегалась бы этой женщины. У нее же такой компромат на будущего главу стаи.

— Что она видела его голый зад¸ когда ему пеленки меняла? Да, с такой информацией можно и на мировое господство претендовать. — мы рассмеялись.

Женщина настороженно повернулась на шум, но, увидев Адама, тепло улыбнулась и укоризненно покачала головой.

— Адам, а ей не страшно одной с детьми? Ведь если нападет ликан, то ей тяжко придется.

— Сэмми, дети это самое дорогое для оборотней. В доме сидит несколько оборотней, которые зорко за ними следят. В случае чего, они быстро среагируют.

— Знаешь, Адам. Смотришь на то, как резвятся дети и кажется, что ничего страшного не происходит. Будто все идет своим чередом, нет никаких ликанов…

— Понимаю тебя.

Адам потянул меня дальше. Всю дорогу он держал меня за руку, а мне, почему-то не хотелось вырываться и портить момент некоего единения, некой связи между нами. Я чувствовала, как мое нутро тянется к Адаму, а в душе я очень тосковала по Тайлеру. Мы все дальше и дальше углублялись в поселение. Дома не поражали особым разнообразием, но мне нравилось здесь ходить. Шелест леса успокаивал, и я с удовольствием вдыхала чистый морозный воздух, а Адам все продолжал говорить, только он углубился в воспоминания о своем детстве. Как они с Тайлером и другими их одногодками носились по улицам, проказничали, ставили на уши все поселение.

— А вот в это озеро мы обычно окунали нерадивых поклонников Сандры. — мы как раз дошли до небольшого озера, с той стороны которого стоял небольшой двухэтажный домик. Открывшаяся картинка меня заворожила: покрытое коркой льда озеро окружали припорошенные снегом деревья, а посреди этой красоты расположился небольшой домик из темного дерева.

— Нравится? — Адам прервал свой рассказ о том, как они лет семьдесят назад воровали яблоки с деревьев.

— Очень.

— Пошли посмотрим.

— Но… Адам, будет невежливо, если мы зайдем в чужой дом без спроса.

— Поверь, малышка, хозяева не очень огорчатся.

— Все равно… — но Адам меня уже не слушал, а целенаправленно тянул в сторону домика. Мысленно я махнула на все рукой и покорно семенила за ним, в душе надеясь, что никого дома не окажется.

За десять минут мы добрались до места. Адам оставил меня на крыльце, а сам обошел дом вокруг. Вернулся ко мне он, чему-то довольно улыбаясь. Подойдя к двери, он немного покопался в карманах и извлек на свет небольшой ключ. Адам открыл дверь и приглашающе махнул мне головой.

— Адам, чей это дом?

— Неужели не догадалась. — он улыбнулся как-то понимающе, что ли.

— Я хочу услышать это вслух.

— Это наш дом. Твой, мой и Тайлера. После обряда мы будем жить здесь.

— Бинго. — я стала крутить головой туда-сюда. В доме пахло деревом, не трудно было догадаться, что дом построили не так давно. Я прикрыла глаза, с удовольствие впитывая в себя запах новизны. Со спины Адам обнял меня руками и положил подбородок мне на плечо.

— Нравится?

— Очень. — даже огрызаться никак не хотелось. Я расслабилась в руках Адама и отдалась чувству умиротворения и покоя. Такой интимный момент прервал мой желудок, достаточно громко заявив о себе.

— Прости, малышка, тут еды нет, но я предлагаю тебе отправиться со мной в одно место. — загадочно сказал Адам, немного покачиваясь из стороны в сторону, все еще держа меня в объятьях.

Мы вышли из дома. Продолжая обнимать меня одной рукой, Адам запер дом на ключ и, отпустив меня, спустился с крыльца. Я обернулась к нему. Секунда и передо мной стоит бурый волк. Что-то тявкнув, он приглашающее мотнул головой, немного опустился на лапах.

— Ты хочешь повезти меня на себе? — он согласно кивнул.

— Адам, не хочу тебя обижать, но ты не ездовая лошадь, седла у тебя нет, я же с тебя при первом прыжке слечу. — он укоризненно на меня посмотрел и что-то недовольно рыкнул.

Решив не испытывать терпение волка, я медленно подошла к нему, с опаской прикидывая перспективы своего катания. Адам тяжело вздохнул и, развернув ко мне морду, лизнул мне ладонь и ткнулся в нее носом. Я несмело погладила его по голове и отдернула руку от неожиданности, когда он издал, что-то отдаленно напоминавшее урчание. Уже смелее я протянула обе руки и стала его гладить по голове, перешла руками за спину. Он тарахтел не переставая, глаза он прикрыл от удовольствия. А когда, я стала почесывать его за ухом. Он блаженно вздохнул и начал тарахтеть с удвоенной силой, при этом он стал об меня тереться и пытался лизнуть в лицо, я со смехом отворачивалась от него, прикрывая лицо руками.

— Адам, только лицо не слюнявь. — оборотень возмущенно фыркнул и снова припал на все лапы.

Тяжко вздохнув я кое-как вскарабкалась ему на спину и крепко обхватила его и руками и ногами. Услышав недовольный рык, я постаралась расцепить судорожно цепляющиеся за его шерсть пальцы и немного ослабить хватку. Мы еще даже не начали движение, а мне уже страшно! Он стоически терпел мою возню у него на спине. Наконец мне удалось справиться со своим непослушным телом. Почувствовав, что я немного расслабилась, Адам бодрой рысцой потрусил вглубь леса.

* * *

— Адам, нам еще далеко? — мы уже полчаса бодрой трусцой бежали по лесу. От непривычки и напряжения у меня все затекло.

— Р-ры. — отозвался Адам.

— Интересно мне это расценивать как что?

— Можешь расценивать это как фразу, что мы уже почти на месте. — я даже не успела пискнуть, как Адам трансформировался обратно в человека и я оказалась у него на руках. Тем не менее, скорость нашего передвижения не сильно уменьшилась.

— Почему ты не перейдешь на шаг?

— Так быстрее. — лаконично изрек он, внимательно смотря вперед.

И правда, не прошло и пяти минут, как мы вышли на небольшую полянку.

— Это же кряж! — я с удовольствием подошла к обрыву и осмотрелась, но быстро была оттащена обратно под недовольное бурчание Адама. — Давно хотела здесь оказаться.

— Я конечно рад, но не могла бы ты не подходить к обрыву, а то я нервничать начинаю.

— Бурчишь прямо как мой покойный дедушка, но в отличии от него ты молодо выглядишь.

— Обидеться что ли для проформы.

— Лучше накорми, а то я зверею, когда есть хочу.

— Малышка, если ты наконец повернешься ко мне лицом, то тебя будет ждать большой сюрприз.

Я послушно повернулась, на губах непроизвольно появилась широкая улыбка. Оказывается, на поляне стоял небольшой столик, а рядом находилась большая сумка-холодильник. Да, сильно же меня увлекло созерцание вида, который открывался с кряжа.

— Почему молчишь? Тебе не нравится?

— Нет. Просто, если я что-то скажу, то это будет звучать до ужаса банально. — он покачал головой с мягкой улыбкой.

Выудив из под стола еще одну сумку, Адам укутал меня в теплый плед и усадил за стол. Из термоса он разлил по жестяным кружкам горячий суп, потом была домашняя еда, которую, как я поняла, нам заботливо упаковала Меган. Мы пили горячий глинтвейн, но теперь я уже рассказывала о своем детстве Адаму, о раскопках, на которые как-то раз меня взял отец.

— … и вот, я просыпаюсь, а у меня на животе, уютно свернувшись, спит змея. Узнавать ядовитая она или нет, мне как-то не захотелось. Вобщем, своими воплями я разбудила весь лагерь. И тогда я поняла, что мне никогда не стать археологом.

— А что за змея была?

— В названии я не разбиралась, но выяснилось, что она была неядовитая. Хотя, даже если бы она и была ядовитой, мне разницы никакой, не люблю я всех этих гадов. Меня даже от мыслей о них передергивает. — и я вправду передернула плечами, как и всякий раз, когда думала, о змеях, пауках и прочей гадости.

— Неужели ты их настолько боишься? — с небольшой издевкой спросил Адам.

— Не путай страх с брезгливостью.

— Ну-ну. — не очень-то он мне и поверил.

— А чего боятся оборотни? — спросила, пытаясь отвлечь его.

— Единственное, чего боятся оборотни, это потерять свою пару. А когда появляется ребенок, появляется еще и страх потерять ребенка. — он был серьезен как никогда.

— И больше ничего?

— Насчет боязни змей и пауков ничего не могу сказать. О таком никто не захочет рассказывать. Ты представь могучего трехсотлетнего оборотня, который с диким визгом прыгает по комнате, пытаясь тапком убить маленького паучка.

— Не тревожь мою больную фантазию. — я согнулась пополам, дико хохоча, когда представила эту картину.

— Сэмми, не хочешь немного покататься? — с улыбкой спросил Адам.

— Неподалеку ты закопал санки?

— Нет, на роль ездового волка я никогда не соглашусь. — он фыркнул.

— А, когда я буду кататься на тебе верхом, то ты интересно кем будешь? — я насмешливо приподняла бровь.

— Так, я имел ввиду упряжку.

— Выкрутился.

Хохотнув, Адам обернулся в волка. Мученически вздохнув, я вскарабкалась ему на спину и попыталась сильно не цепляться за его мех. Адам побежал в обратном направлении, петляя по лесу. Блуждали мы так пару часов, потом Адам повез меня в сторону озера. Зевнув, я распласталась на его спине и начала проваливаться в дрему. От Адама такой подлянки я не ожидала, когда я хорошенько расслабилась, он скинул меня со спины. Секунда полета, и вот я уже отплевываюсь от снега.

— А ты говорил, что подлянку я могу ждать только от Тайлера. — на что волк насмешливо фыркнул и, мазнув хвостом отправил в меня новую порцию снега.

— Ах, так! — я зачерпнула снега и кинула его в Адама, от чего Адам забавно чихнул.

Я стала кидаться в него снежками, а он бегал вокруг меня, дразнил, заставляя гоняться за ним. Через какое-то время такой игры, он вдруг, молниеносно отбежал подальше от меня и припав на передние лапы, медленно начал вилять хвостом из стороны в сторону. Мне удалось догадаться о его намерениях.

— Адам, не смей! Мой возмущенный вопль потонул в предвкушающем рыке.

Молниеносно прыгнув, Адам в два счета сократил разделяющее нас расстояние, но тем не менее, очень аккуратно он повалил меня на снег и плюхнулся сверху, от чего в снеге я просто утонула. Я смеялась и пыталась от него отбиться, от чего он только порыкивал и лизал мое лицо. Спустя какое-то время он начал тереться об меня всем телом, а в районе бедер я почувствовала что-то твердое. И это что-то начало медленно увеличиваться. По анатомии у меня никогда проблем не было.

— Адам, я думаю, тебе лучше с меня слезть. — он недовольно рыкнул и еще сильнее вдавил меня своим телом в снег. — Адам, скоро ты меня совсем раздавишь. К тому же, я не думаю, что холодная лесная поляна лучший способ для прелюбодеяний, по крайней мере для меня. Я не волк, я человек и мне нужны хоть какие-то удобства. Хотя бы отсутствие снега…

— Прости, малышка. Когда я чувствую твой запах, то мне тяжело удержать здравый смысл. Мысли сразу табунами скачут не в том направлении. — Адам уже в образе человека виновато и растеряно смотрел на меня, при этом продолжая лежать на мне и вдавливать в снег.

— Все нормально. Хм, Адам, ты не мог бы с меня слезть, а то мне холодно.

— А, да, извини. — Адам быстро вскочил на ноги и помог подняться мне. Отряхнув от снега меня, он отряхнулся сам и, отойдя на пару шагов, зачерпнул полную пригоршню снега и растер им лицо.

— Не думал, что настолько потеряю контроль. — проговорил, скорее, больше себе под нос. — Смеркается, пора возвращаться обратно.

— Адам, не переживай, ты меня не напугал, поэтому перестань гипнотизировать окрестности. Посмотри на меня и пошли домой. — Адам обернулся и открыто мне улыбнулся, подойдя вплотную ко мне он обнял меня другой рукой, а второй рукой обхватил мою щеку и большим пальцем начал медленно поглаживать скулу, пристально всматриваясь мне в глаза.

— Прости, Сэмми, но это выше моих сил. — прошептал он мне это в губы, согревая своим дыханием, но тем не менее не спешил меня целовать.

Проведя носом вдоль щек, он поцеловал меня сначала в один уголок губ, а потом во второй. Медленно он снова замер своими губами напротив моих и, когда мы уже соприкоснулись губами, а наше дыхание смешалось, со стороны леса раздался треск, который заставил Адама резко отстраниться от меня и злобно ощериться, напряженно вглядываясь в окрестности.

— Адам? — тихо спросила я, все еще немного находясь в прострации.

— Чуш-шак. — прошипел он, проходя трансформацию.

Бурый волк ощерившись, и настороженно оглядываясь вокруг, боком подошел ко мне. Напряжение передалось и мне, поэтому я молча залезла на спину Адама и, распластавшись на нем, крепко обхватила его ногами, а руками крепко вцепилась ему в шерсть, мысленно прося прощение за то, что причиняю ему боль. Адам сразу же широкими прыжками углубился в лес и понесся в сторону дома родителей. Я же только про себя молилась, чтобы не сорваться с его спины, хотя я уверена, что Адам не даст мне упасть. Невидимый для меня враг не спешил нападать и вообще никак больше не проявил себя, но я все равно чувствовала напряжение Адама.

Тем не менее до дома мы добрались спокойно. Около дома нас уже ждали пятеро волков. Я сразу узнала Тайлера. Соскользнув со спины Адама, я неуверенно подошла к нему и, протянув руку погладила его по холке. Утробно рыкнув, он ткнулся носом мне в бок. Адам тут же встал по другую руку от меня и недовольно рыкнул, привлекая к себе внимание. Второй рукой мне пришлось гладить по холке Адама. Они плотно зажали меня между собой, что позволило мне почувствовать, как вибрируют их тела, при этом, больше никак они свою реакцию внешне не проявляли.

Я перевела взгляд на остальных оборотней. Один из них, черный как уголек, насмешливо нас троих разглядывал. Увидев, что я смотрю на него он подмигнул мне. Почему-то у меня не возникло сомнений, что это был Коул. Только у него даже на волчьей морде написано такое хитрое и шкодливое выражение. Остальные три волка были мне незнакомы. Я с интересом их рассматривала: один из них был светло серого цвета, почти белого, второй был немного темнее моих близнецов, третий был черным с белыми носочками на лапах и с белым треугольником на груди. Довольно интересный окрас. С двух сторон послышалось недовольное рычание, а четыре волка уставились на моих близнецов как на душевно больных, едва лапами у висков не покрутили. Мне же захотелось как нашкодившему щенку забиться в угол и прикрыть голову лапами. Тряхнув головой, я отогнала эту мысль и недовольно убрала руки от близнецов, от чего они недовольно заворчали.

Но видимо Коул дал им сигнал, потому как, мазнув напоследок по мне хвостами, они скрылись в сгущающихся сумерках леса. Немного постояв на улице, я зашла в дом, где тут же попала под заботливое крылышко Меган. Отправив меня принять душ и переодеться, она разогрела мне ужин и заварила мне горячий чай с медом. После сытного горячего ужина меня окончательно разморила, поэтому я еле доплелась до своей спальни на втором этаже. Скинув халат, я заползла под одеяло и, свернувшись калачиком уснула, при этом не переставая переживать за своих близнецов.

* * *

Утром меня разбудил солнечный луч, который с завидным упорством светил мне в глаза. Не открывая глаз, я потянулась в кровати. Две мои грелки отсутствовали. Это меня немного порадовало: появилось время привести мысли в порядок. Широко зевнув, я повернулась на бок и открыла глаза, чтобы тут же с вскриком слететь с кровати.

— Малышка, ты впорядке? — сверху на меня смотрел обеспокоенный Тайлер.

— В полном. Ты чего здесь делаешь?

— Сегодня мой день. Ты забыла?

— Нет, я помню. Перефразирую: что ты делаешь здесь с самого утра?

— Решил не тратить время. — пожал он плечами, помогая мне забраться обратно на кровать.

— Да, и лучший для этого способ с раннего утра довести меня до заикания. — Я снова зевнула.

— Это дело еще до вечера не дошло. — Тайлер рассмеялся.

— Когда вы вернулись?

— Мы недолго бродили по лесу, буквально два-три часа и мы вернулись назад. Мы не решились покинуть территорию стаи, решив, что это может быть ловушкой. А теперь — Тайлер щелкнул меня по носу и поднялся с кровати. — У тебя есть двадцать минут, чтобы проснуться и собраться.

— А завтрак? — крикнула я ему уже в спину.

— Скоро сама все увидишь. Зачем спрашивать? — обернулся Тайлер и вышел из комнаты, прикрыв за собой дверь.

Я только успела отыскать второй носок, как дверь распахнулась, явив мне Тая, одетого в косуху и облегающие черные джинсы.

— Так и знал, что ты еще не готова.

— Десять минут мне утром мало, я только минут пять просыпаться буду.

— Ничего, малышка, я тебе помогу.

С этими словами Тайлер просто перекинул меня через плечо и понес вниз. Я даже не нашлась, что сказать, все еще сжимая в руке несчастный носок. Внизу Тайлер сгрузил меня на пуфик около входной двери, со смешком отобрал носок и медленно начал его надевать мне на ногу, при этом лукаво улыбаясь. Так же медленно и все с такой же улыбочкой он помог одеть мне сапоги, я решила молчать и не провоцировать его на очередную гадость. Пока я сидела, он замотал меня шарфом по самый нос. Потом, подняв меня, помог одеть куртку. И снова перекинул меня через плечо и понес на улицу.

— Я что похожа на мешок?

— Нет.

— Тогда почему ты не можешь меня поставить на землю, ну или хотя бы нормально меня взять на руки.

— А меня все и так устраивает. Вид неплохой. — и он погладил меня ладонью по пятой точке. Возмущенно зашипев, я попыталась его пнуть, но он быстренько зафиксировал мои ноги. Ущипнуть его за бок или укусить в спину мешала куртка. Тогда я от досады дотянулась рукой и шлепнула по пятой точке его, за что получила точно такой же шлепок и Тайлер начал довольно смеяться. Я же просто повисла на его плече, возмущенно сопя. Скоро, Тайлер поставил меня на землю, при этом нагло прижав меня к себе. Перед собой я увидела… мотоцикл. Это все, что я могла сказать, так как в технике я разбиралась как обезьяны в теории вероятности.

— Это такой способ романтической смерти? И жили они недолго, но счастливо и умерли в один день.

— Что за пессимистичный настрой? Ты сомневаешься в моей реакции?

— Нет, просто я не считаю разумным зимой рассекать на мотоцикле. Я еще слишком молода, чтобы умирать.

— Своими словами ты только меня подстегиваешь на то, чтобы сделать что-то нехорошее. — он сложил руки на груди, широко улыбаясь.

— Хватит меня пугать, лучше поехали, я есть хочу. Или пошли обратно в дом.

— Ладно, горе мое, садись. Только держись крепче. — мы сели на мотоцикл. — Ну, не настолько крепко. — я послушно ослабила хватку, а Тайлер демонстративно вдохнул полной грудью.

Я никак не прокомментировала его демонстрацию. В голове билась только мысль, чтобы мы не разбились. Мозг выдал несколько древних молитв, которые мне зачитывал папа, когда я была с ним на раскопках.

— О чем думаешь?

— Вспоминаю древние молитвы. — Тайлер запрокинул голову и стал громко хохотать. — Только не смейся, когда мы ехать будем.

— Не волнуйся, Сэмми, будем не ехать, а лететь.

— Что!? — мой вопль затерялся в громком реве мотора.

Я изо всех сил прижалась к спине Тайлера, а этот изверг все прибавлял и прибавлял газ. Нет, чувство восторга и эйфории присутствовало, но все затмевал страх, что мы слетим с дороги и разобьемся. «… мне… верься мне… доверься мне…»: раздался в моей голове тихий голос. «Что?»: так же мысленно я задала вопрос. «Доверься мне»: уже более уверенно прозвучал голос Тайлера у меня в голове. Почему-то в тот момент я не стала задаваться вопросом, откуда у меня в голове звучит его голос, а решила последовать его совету. Не сразу, но мне удалось расслабить пальцы, судорожно сжавшие куртку Тайлера, задеревеневшее тело медленно расслабилось, и вот я уже просто спокойно растеклась по спине близнеца. Ноги, которые намертво сжали бока мотоцикла, расслабились. Рискнув посмотреть по сторонам, я чуть было снова не вцепилась в него всеми конечностями. Я просто закрыла глаза и прижала голову в шлеме к спине Тайлера, вслушиваясь в рев мотора и в шум природы вокруг. Хотя, справедливо будет сказать, что рев мотора перекрывал все звуки.

— Мы приехали.

— А? — я осмотрелась по сторонам.

— Приехали говорю, хватит в облаках витать. — ехидно проговорил Тайлер, слезая с мотоцикла и, соответственно, лишая меня точки опоры.

С невнятным возгласом я стала съезжать на бок, потому что такой подлянки я от него не ожидала. Ждал, пока я расслаблюсь. Скатилась, соответственно я к нему на руки.

— Ну, что, Сэмми, начнем наш день полный бесшабашности и безрассудства? — подмигнул он мне и… закинул на плечо, ощутимо хлопнув ладонью по моим нижним девяносто.

— Ты что творишь? — я попробовала взбрыкнуть, за что снова получила шлепок.

— Сэмми, лучше не брыкайся, а расслабься и получай удовольствие.

— Все так говорят, а потом «Девушка, поздравляю вас, вы беременны!». -Тайлер начал приглушенно смеяться, отчего его плечо ощутимо подрагивало, причиняя мне дополнительные неудобства.

Зайдя в какое-то здание, он еще какое-то время нес меня плече, а затем поставил меня на ноги и развернул к себе лицом. Такого я точно ожидать не могла. В полумраке достаточно большого помещения стояло несколько деревянных круглых столов, небольшая сцена в углу, барная стойка. И все помещение было заполнено… байкерами. Высокими, низкими, худыми и жилистыми, толстыми, лысыми, волосатыми. У меня все больше и больше округлялись глаза.

— Это одно из моих любимых мест. Здесь можно очень весело провести время. А еще здесь мясо очень вкусно готовят.

— Кто о чем, а собака о мясе. — мне снова достался шлепок.

Мы прошли к столу у окна, которое как ни странно сияло чистотой.

— Здесь тонированные окна. Ты можешь видеть все, что происходит на улице, а тебя не увидит никто.

— Да? И на что же здесь можно любоваться?

— Ну, есть пара моментов. — уклончиво ответил Тайлер, а я решила махнуть рукой на тайны мадридского двора.

Тайлер заказал нам завтрак. Естественно, это было мясо. Оборотни. Что с них взять! Завтракали мы обалденно вкусными шашлыками. Тайлер пил пиво из большой стеклянной кружки, а мне он заказал колу. Мы особо не разговаривали. Я осторожно посматривала по сторонам, так как в подобном месте была впервые, а Тайлер бросал на меня лукавый взгляд и с предвкушением, а то с разочарованием бросал взгляды вокруг.

— Ты что так высматриваешь, Тай?

— Жду, когда начнется веселье.

— Это-то почти в полдень?

— Здесь время значения не имеет. Будь-то раннее утро или поздняя ночь. Здесь всегда многолюдно.

— Так чего ты ждешь? Полуденного стриптиз-шоу?

— Кхе, Сэмми, ну у тебя и фантазии. — подавился мой оборотень пивом, глоток которого он успел сделать.

— Мыслю стереотипами. — пожала я плечами, отпивая колу из стакана.

— Ум — видимо он хотел мне что-то сказать, но что-то за моей спиной привлекло его внимание. — А вот и веселье.

Я обернулась, проследив за предвкушающим взглядом Тайлера. В бар ввалилась странная парочка. Высокая, но довольно хрупкая телосложением девушка с рыжими кудрявыми волосами и красивым лицом, громко ругаясь, тащила на своем плече гору мышц, которая была ниже ее на целую голову и в изрядном подпитии.

— Сволочь! Только середина дня, а ты уже нажрался как последний алкоголик!

— Ну милая, у друга сын родился.

— Так друг бы пускай и пил!

— Ты не понимаешь, женщина. Я рад за друга, но сам тоже уже мелкого хочу.

— Ты посмотри на себя! Ты сам идти не можешь, а уже на детей замахиваешься!

— Так я это… быстро трезвею!

— Шевели ногами… трезвеет он!

Мы с интересом наблюдали за препирательствами парочки. Наконец, девушка дошла до свободного столика и сгрузила на стул тушку своего мужчины и плюхнулась на стул рядом с ним, а он, воспользовавшись моментом, заграбастал ее в объятья и стал что-то ей шептать на ухо. Она огрызалась, но уже тихо и пыталась расцепить его руки. Но не это меня в них настолько интересовало. Я внимательно начала вглядываться в них, пытаясь понять, что же меня так смущает.

— Это оборотни. — тихо шепнул на ухо Тайлер. — от неожиданности, я подпрыгнула на месте, заехав Тайлеру в нос плечом.

— Прости. Но ты меня сам напугал.

— У тебя кости что из камня сделаны? — обиженно спросил Тайлер, потирая покрасневший нос.

— Нет, не из камня, а из особо крепкого титанового сплава.

— Ага, а ее у тебя вместо рук вырастают пушки как у Терминатора. — рассмеялся он, за что получил локтем в живот.

— Ты меня так до обряда покалечишь, и будет у тебя не два мужа, а один.

— Ага, тебя попробуй покалечь. У самого не живот, а кусок гранита.

— Ушиблась? — у Тайлера тут же пропал шутливый тон, а мой локоть был внимательно осмотрен, обнюхан и поцелован.

— Тайлер, а почему ты обозначил ту парочку как «веселье»?

— Потому что оборотням приходится контролировать звериные инстинкты. Два самца из разных стай на одной территории чуждой каждому из них порождает дух соперничества. Особенно, когда рядом присутствуют их самки.

— Возникает что-то вроде желания померяться одним местом?

— Приблизительно. Пьяным оборотням в принципе сложно контролировать свою звериную сущность. А, учитывая то, что я сказал до этого, то нам надо готовиться к драке. — он предвкушающее начал разминать руки.

— Смотрю, тебя это только радует.

— Для этого я и приезжаю сюда. Выпустить пар, повеселиться. Это Адам дипломат. А я очень неусидчивый, мне нужен драйв, мне нужно движение.

Будто подтверждая его слова, задремавший на столешнице оборотень поднял голову и повел носом в воздухе.

— А-а, клановская шавка! — прорычал этот оборотень, поднимаясь со своего места. Его девушка, осмотрела зал, увидела нас и, закатив глаза, что-то простонала.

— Бродячий пес. — не остался в долгу Тайлер, тоже вставая и направляясь в сторону плетущегося в его сторону оборотня. Увидев такое дело, его девушка быстро юркнула на соседний от меня стул.

— Не переживай, сейчас они перед людьми покрасуются и угомонятся.

— Часто дерется?

— Почти постоянно. Особенно с Тайлером. Это их любимое занятие. — девушка тяжело вздохнула. — Главное будь готова быстро удрать, а то на нас повесят счет, когда эти двое все тут разгромят.

— Вы знаете Тайлера? Давно?

— Достаточно давно. Они с братом помогли нам уйти из стаи. Мы с Алленом одиночки. Я Келли.

— Саманта. — я пожала руку волчице.

— Сэм, скажи-ка мне. — она резко пригнулась сама, увлекая меня за собой. Над нами просвистел стакан и, разбив окно, вылетел наружу. — Ты человек? — спросила она, выпрямляясь на стуле, как нивчем не бывало.

— Да. Это плохо?

— Нет, если ты с Тайлером. Он никогда не позволит плохому случиться с тобой.

— Вообще-то я пара их двоих.

— Да иди ты! — округлила глаза моя новая знакомая и зашлась в истеричном смехе. — Ну и дали жару эти клановцы!

Она продолжала смеяться, а я окинула помещение шокированным взглядом. Наши оборотни с азартом наносили друг другу удары где-то в центре. Вокруг них дрались другие посетители. Причем к нашим парням никто не спешил присоединяться. А если кто и пытался вмешаться в их драку, то красивой ласточкой улетал куда-то в противоположный конец зала. А оборотни даже носом не повели в сторону вмешавшегося! По залу летали кружки, стулья, столовые приборы.

— Вот это да. — только и смогла сказать я.

— Это еще ничего. Обычно вечером еще большее месиво бывает. Народу не протолкнуться, и, когда начинается драка, то в нее бывают втянуты все.

— И это называется развлечением?

— А ты посмотри вокруг. — увернувшись от пепельницы, Келли утянула меня за собой под стол и как раз вовремя, об стол что-то сильно громыхнуло.

Мы с любопытством высунулись наружу и тут же молниеносно вернулись в исходное положение, а мимо нас красиво проскользил по полу какой-то байкер и своими телесами снес соседний нашему стол.

— Предлагаю нам ползком подбираться к выходу.

— Думаешь, нас не затопчут?

— Я предпочитаю смотреть на жизнь оптимистично. Надо только хорошенько подумать, как нам это сделать и не огрести самим. — она задумчиво погладила подбородок, а об стол снова что-то громыхнуло.

— Предлагаю сделать это сейчас. Думаю третьего удара наш столик не выдержит. — я с опаской посмотрела на столешницу и заметила большую трещину.

— Давай за мной. — Келли схватила меня за руку и потащила за собой.

Я решила целиком и полностью ей довериться. Как заправские партизаны, делая немыслимые зигзаги по залу, уворачиваясь от летящих предметов и мелькавших тел, мы выползли на улицу. Келли тут же убежала в сторону байка и, усевшись на него, надела шлем и завела мотор.

— Когда они выйдут, надо будет побыстрее линять отсюда, поэтому будь готова! Захочешь повидаться, спроси мой номер у Тайлера!

Я махнула ей рукой и решила последовать совету. Усевшись верхом на байк, я с трудом отцепила от сидения шлем и надела его на голову. Буквально через пять минут из дверей вывалились наши оборотни. Аллен, что-то сказав Тайлеру, уселся позади Келли и она дала по газам. Громко взревев байк резко стартанул, подняв облако были. Тайлер же, молча, залез на байк передо мной, надел шлем. Я едва успела обхватить его руками за пояс, как мы резко стартанули в противоположную сторону от пары оборотней. Ехали мы довольно долго, хотя с точностью я этого утверждать не могу.

Мелькали деревья, перекрестки… снова деревья, я закрыла глаза и перестала следить за пейзажем. Спустя какое-то время, Тай начал сбрасывать скорость.

— Приехали, красавица. — Тай помог мне слезть с байка и снял с меня шлем.

— Тай, больше я с тобой в таких мероприятиях не участвую.

— Тебе не понравилось?

— Весело, но травмоопасно.

— Но весело, правда? — развеселился Тай.

— Да-да, вымогатель. — мы засмеялись. — Ну и куда ты меня привез? — я с интересом оглянулась по сторонам.

— Оглядись, что ты видишь?

— Деревья, снег и… снег и деревья.

— Черт. — выругался Тай. — Все время забываю о том, что ты человек.

— Это же ведь неплохо, правда? — неуверенно спросила я, обхватывая себя руками.

— Не знаю, но это чертовски здорово. — он широко улыбнулся.

— Здорово что?

— Ну, если тебе что-то не понравится, то ты не будешь цапать меня за зад и драть морду когтями.

— Ну у вас и нравы. — я округлила глаза.

— Волки, чересчур эмоциональные, зато заживает все быстро как на собаках.

— Афоризмы и тебя так и сыпятся.

— Да я сам из себя весь такой афоричный и привлекательный. А теперь пойдем, моя маленькая волчица, наш день еще только начинается. — он взял меня за руку и потянул в сторону деревьев.

— Боюсь себе даже представить, какой неожиданности от тебя ждать дальше.

— В мужчине всегда должна быть загадка.

— В женщине, Тай, — я засмеялась, — А мужчина должен разгадать эту загадку.

— Да? Ну пошли быстрее, загадочная. — проворчал он, продолжая тащить меня на буксире.

* * *

Волк и его пара шли и громко смеялись, наводя шороху, среди затаившихся на дереве птиц. А с противоположной стороны дороги на молодую пару с большой жаждой и ненавистью смотрели красные волчьи глаза. Волк выследил свою добычу, на снег капала слюна, а клыки несчадно драло от желания впиться в молодую плоть самки и разодрать ее на клочки, наполнив пасть терпкой солоноватой кровью. А когти в нетерпении скребли по снегу, желая разодрать ненавистного ему самца…

* * *

— Вот мы и на месте! — радостно сказал Тайлер, указывая мне на небольшое озерцо. Что меня больше всего удивило, так это то, что на озере вообще не было льда. Если немного присмотреться, то было видно, как от воды незаметно поднимаются слабые клубы пара.

— Сколько же здесь озер? — молодец, Сэм, умнее вопроса не могла придумать.

— Много, это мое самое любимое. Думаю ты поймешь почему. Я не вникал в геодезию и прочую научную хрень, просто знаю, что это горячий источник.

— Нереально. Горячий источник здесь.

— Оборотни тоже нереальны, но, тем не менее, мы есть. — пожал плечами Тайлер и начал раздеваться.

— Э-э, Тай, боюсь спросить, что ты делаешь?

— А на что это похоже? — ехидно оскалился он.

— Ты что собираешься купаться? — а я думала, он не сможет удивить меня еще больше.

— Ну да, а что такого?

— Даже не знаю с чего начать. Сейчас зима, зверский холод. Я понимаю, что вода здесь может быть теплая, но стоит тебе распаренному вылезти из нее, как ты сразу заболеешь. В лучшем случае простудой.

— Оборотни не болеют, Сэм. Ну не совсем. Пока волчонок растет, он может с легкостью заболеть. Пока волк внутри нас слаб, слабы и мы.

— И долго такое происходит?

— Нет, это длится примерно до первого оборота, дальше начинается другое. — на мой заинтересованный взгляд он пояснил. — Когда молочные клычки начинают выпадать, анормальные взрослые клыки наоборот начинают прорезаться, зубы жутко чешутся, хоть вой.

— Да, от людей вы мало отличаетесь.

— А я о чем. — радостно сказал он, начиная снимать плавки. Вспыхнув, я отвернулась.

— А ты не мог бы купаться в нижнем белье?

— Какие мы скромные. — фыркнул он. — Я хочу обратиться, а потом, искупавшись, влезть в сухую одежду.

— И для этого ты ее в снег кинул? Тай? — ответа не последовало.

Обернувшись, я увидела насмешливые янтарные глаза оборотная. Кивнув на свою одежду, он развернулся и с разбегу сиганул в озеро, подняв фонтан брызг. Глядя на него, у меня даже мышцы свело от холода. Не оборотни, а моржи, но, тем не менее, я покорно подошла к его одежде и стала поднимать вещь за вещью, стряхивая с них снег. Отряхнув его ботинки от снега, я посмотрела на оборотня, который с удовольствием нарезал кури по озеру, а иногда нырял, поднимая небольшие волны.

— Как водичка? — крикнула я ему, подходя ближе.

«Хорошо» — раздалось в моей голове, а Тай довольно фыркнул и тут же чихнул, когда вода попала ему в нос.

— Это ты в моей голове?

«Пара. Связь. Обряд. Плохо» — снова раздалось в моей голове.

— Э-э, давай ты вылезешь, а потом мне это скажешь. Только нормальным человеческим языком.

Тай насмешливо фыркнул и продолжил с удовольствием купаться. Глядя на то, как этот вспыльчивый парень резвиться в воде словно ребенок, я не могла сдержать улыбки. «Адам тоже привел меня к озеру. Видимо братья любят воду», — подумала я. При мысли об Адаме в сердце кольнула тоска, Нет, мне нравится проводить время с Тайлером, и мне бы не хотелось, чтобы наш день заканчивался. Но я бы очень хотела, чтобы Адам был рядом. Как наяву я представила, как на этом озере мы втроем. Тайлер как сейчас разделся, жутко смутив меня, и нырнул в озеро. Вот Адам укоризненно покачал головой и что-то сказал брату, прижимая мою голову к своей груди. А потом, пока Тай купается, мы с Адамом бродим по окрестностям, а потом возвращаемся к озеру, из которого Тай даже и не думает вылезать. Адам закутывает меня в плед, всучив мне в руки стакан с горячим чаем из термоса, раздевается сам и присоединяется к брату. И вот уже два бурых волка плавают в озере, и в шутку пытаются друг друга потопить. Я на них ворчу, а они делают невинные глазки, но все равно продолжают свою забаву.

Я улыбнулась расшалившейся фантазии. Перевела взгляд на озеро и не увидела там Тая. Сердце сжалось от беспокойства. Я испугалась, что пока я предавалась мечтам, Тай умудрился утонуть. Я хотела сделать шаг к озеру, как почувствовала, как меня что-то легко кусает за мягкие ткани. От неожиданности подпрыгнув почти на добрых два метра, я развернулась, чтобы увидеть два насмешливых янтарных глаза.

— Ах, ты, собака! — с понимаем, что надо мной только что неудачно пошутили, беспокойство сменилось злостью.

Я замахнулась на Тайлера ботинком, а этот паршивец, вместо того, чтобы с достоинством принять заслуженное наказание, отскочил от меня на пару метров, хитро гляну в мою сторону, повернулся ко мне боком и начал отряхивать с себя воду, от чего в мою сторону полетел ворох ледяных брызг.

— А-а! изверг, ты что творишь!? — он остановился и ехидно посмотрев, снова приготовился встряхнуться. — Ладно-ладно! Ты самый лучший, самый красивый, самый сильный и вообще самый-самый! Только не надо снова на меня стряхивать воду! — Тайлер снова насмешливо фыркнул, но сжалился надо мной.

Он отошел от меня достаточно далеко и с удовольствием встряхнулся. Больше всего меня насмешило, как он тряс хвостом, видимо, таким способом пытаясь его высушить. Я пыталась сдержать рвущийся наружу смех, справедливо ожидая, что он мне устроит очередную пакость. Поэтому я отвернулась, делая вид, что изучаю озеро и голые облезлые деревья за ним. Мой смех выдавали только сильно трясущиеся плечи.

— Развлекаешься? — спросил над моим ухом Тайлер, только уже в человеческом обличье, забирая из моих рук одежду.

— Нет, что ты. Просто ты так… мило отряхивался. — продолжала смеяться я, все еще стоя спиной к Тайлеру, не мешая ему одеваться.

— Мило? — он развернул меня к себе лицом и прижал мою дрожащую от смеха тушку к себе.

— Я просто в восхищении. — энергично закивала я головой, начиная громче смеяться.

— Вот как значит. — прошептал он и прервал мой смех самым неожиданным для меня способом. Взял и просто впился горячим поцелуем мне в рот. В отличие от нежности Адама, от которой у меня сладко замирало сердце, этот поцелуй тут же заставил отбивать сердце ритм, очень напоминающий канкан. Я впилась пальцами в спину Тайлера, позволяя ему делать со мной все, что он захочет, он же в свою очередь крепко прижал меня к своему телу, ни давая отстраниться даже не миллиметр. Мне казалось, что мы просто сошли с ума, как, вдруг, Тайлер со стоном оторвался от меня.

— Тай…

— Т-с. — он приложил палец к моим губам, напряженно осматривая окрестности.

* * *

Я прижимал к себе Сэмми и пытался прояснить голову от тумана, который заволок все мое сознание, стоило мне попробовать ее на вкус. Я помнил рассказ Адама о том, как чужак прервал их свидание. Сейчас, я не чувствовал никаких посторонних запахов, кроме запаха Сэмми, но темнее менее я уже давно чувствовал, как кто-то за нами следит. Сначала это свербящее чувство было на грани интуиции, а сейчас я физически ощущал недобрый взгляд, направленный мне в спину. Моего волка очень напрягало то, что ветер дул нам в лицо, это мешало мне уловить хоть какой-нибудь запах, указывающий на то, что мы здесь не одни. И это мне не нравилось, очень не нравилось. Как бы не хотелось побыть наедине с Сэм еще немного подольше, я считаю, что нам надо вернуться на территорию стаи. Хотя на сто процентов безопасной территорию стаи я теперь назвать не могу, учитывая последние события. Ликаны почувствовали свободу и почти не таясь стали появляться на нашей территории. Мы конечно все время патрулируем территорию, но никто не может гарантировать, что не заметит темную тень, которая за нашими спинами проберется в нашу стаю, чтобы навредить.

Вот и сейчас у меня было такое ощущение. Я еле сдерживал себя, чтобы не обратиться и не оббежать территорию. Все привыкли считать меня оторвой, но на то мы с Адамом и близнецы, все время находясь рядом друг с другом, мы перенимали некоторые качества. Не смотря на всю свою импульсивную натуру, иногда я мог сначала подумать, а потом сделать. Как и сейчас, здравый смысл усердно нашептывал мне, что мне даже ни на секунду не стоит упускать свою пару из виду, не стоит отходить от нее ни на шаг.

— Сэмми, не паникуй, главное помни, что я не позволю никому тебе навредить. Сейчас мы с тобой медленно вернемся к моему байку.

— Ты что-то почувствовал? — взволнованно спросила Сэмми, приглушив голос. Умная девочка. Наша.

— Нет, но у меня такое ощущение, будто за нами кто-то наблюдает. Ветер дует в лицо, не могу учуять. — я раздраженно поморщился, а она погладила меня по плечу, успокаивая.

— Пойдем.

— Сэмми, только без резких движений. И тихо.

Прижав ее к своему боку, я повел Сэмми к байку, продолжая глазами выискивать врага. Тайлер не был дураком и был прекрасным охотником, именно поэтому все чаще бросал пристальные взгляды перед собой. Где-то в километре от дороги, где он оставил свой байк, находилась другая лесополоса, между собой они не были соединены. Тайлер готов положить свой хвост на то, что враг, который уже давно пристально за ними наблюдает находится именно там. Тайлера волновало, почему он еще не показался, почему не подобрался ближе, пока они были отвлечены. На этой мысли Тайлер обругал себя последними словами. Так обрадовался, что показал Сэм свои любимые места, что на какое-то время потерял бдительность.

До байка они добрались вполне спокойно. Он чувствовал, что Сэмми доверяет ему и не боится, и от этого его сердце сладко сжималось, сбиваясь с ритма. Все также прижимая Сэм к своему боку, Тайлер быстро осмотрел байк. На удивление его стальной друг находился все в таком же превосходном состоянии. Тайлер быстро помог Сэм застегнуть на голове шлем и усадил ее перед собой. Крепко прижав Сэмми к байку собственным телом, Тайлер резко дал по газам, выворачивая на главную дорогу. На секунду он обернулся в сторону тревожащего его леса и увидел, как из чащи медленно вышел темный волк. Тайлер был готов поклясться, что он злобно рыкнул, прежде чем снова исчезнуть в чаще. Тайлер только увеличил скорость, стараясь поскорей уехать от этого места…

* * *

Ликан был в ярости. Он так долго наблюдал за своей добычей, так упорно представлял, как он кромсает их тела на куски. Но тем не менее он так и не смог решиться приблизиться к ним. Зверь понимал, что ему пришлось бы долго добираться до своих жертв по заснеженному открытому участку, а тогда бы его сразу заметили из-за темного окраса его шкуры.

Он зло зарычал, глядя, как добыча все дальше и дальше уезжает от него. Но ничего, они знают где их искать. Их вожак придумал какой-то план, надо только потерпеть, надо немного умерить свою кровожадность, которая ему даже спокойно спать не дает. Все его нутро воет от желания кого-нибудь раскромсать. Скоро придет их время…

* * *

На следующий день я все-таки заболела, за что Тайлер получил несколько раз по морде. Да-да, именно по морде, так как ему пришлось в обличии волка удирать от разозлившегося Адама. Пока они устраивали забег по всему периметру, Сандра с наглым видом заявила, что у нас сегодня женский день и утащила меня к себе в комнату, туда же перекочевали мои лекарства и куча разной вредной еды. Мы с Сандрой решили посмотреть «Сумерки», вернее, это Сандра заявила, что сегодня хочет пересмотреть всю сагу. Мне даже выбора не предоставили, хотя спустя два часа я уже с удовольствием смеялась над Сандрой. Она так искренне переживала за того оборотня, с которым у главной героини не сложились отношения. Сандра сетовала на несправедливость судьбы, перемежая это все с фразами типа: «Иди сюда, тетя Сандра тебя пожалеет». У меня болел живот от смеха, но я все равно не могла перестать смеяться. Сандра шикала на меня, огрызалась, но не переставала пускать слюни на экран.

В разгар моего веселья несколько раз заглядывала Меган, заглядывали обеспокоенные братья, но, бросив взгляд на экран, ретировались.

— Эх, все-таки в жизни есть справедливость. — смахнула слезу Сандра, когда мы досмотрели последний фильм.

— Да, а если бы они остались вместе, то он бы так и не встретил свою судьбу. — сделав лицо потрагичнее «порадовала» я Сандру и еле успела увернуть от полетевшей в мою сторону подушки.

— Как можно быть такой? — начала возмущаться она.

— П-ф — она показала мне язык. — Ты долго болеть будешь?

— Гениальный вопрос. Обычно я болею мало, завтра или послезавтра от болезни и следа не останется.

— Гонишь. — снова фыркнула Сандра.

— Ничуть. Сильный иммунитет и жалкие попытки закаляться.

— Жалкие?

— Ну, как-то в мороз принимать холодный душ… не-е.

— Сандра, малышка больна и ей надо лежать. — в комнату просунулась голова Адама, из коридора что-то согласно пробурчал Тайлер.

— Вот еще! Вы ее на целых два дня забирали, а как же я? А как же налаживание родственных связей?

— У тебя будет еще ни одно столетие для этого.

— И что!

— И то! — похоже у обеих сторон не было никаких аргументов.

— Ладно тебе, Сандри, я правда немного хочу спать. Мы с тобой еще успеем развлечься. — примирительно сказала я и подошла к своим оборотням.

— Вот, еще и ты попала под власть этих мужланов.

— Да ладно тебе, Сандри, подумаешь, подруга раньше тебя замуж выскочит.

— Сволочи вы. — обиженно протянула Сандра.

— Нет, мелочь, мы твои братья, а это еще хуже. — крикнул из-за двери Тайлер. — Пошли. — и меня утянули в нашу комнату, пока Сандра не успела добавить ничего нового.

Войдя в комнату, я с удовольствием растянулась на кровати. Тут же с обеих сторон ко мне прижались две теплые грелки. Руки ребят тут же распределились по моему телу, обнимая.

— Вымотала она тебя. — ласково сказал Адам, погладив меня по голове, а Тай провел ладонью по моему бедру.

— Нет, было весело.

— О, да. Твой хохот был слышен за несколько километров.

— Не преувеличивай.

— Малышка, это ты не преуменьшай. У оборотней превосходный слух.

— Ой. — я смутилась.

— Не смущайся Сэмми. Нам хорошо, когда хорошо тебе, это чертовски приятно. — прошептал мне куда-то в висок Тай и слегка коснулся виска губами. Тут же с другой стороны меня в висок поцеловал Адам и нежно потерся носом.

— Нас больше удивляет…

— … как ты выдержала просмотр… этого целый день. — снова они стали заканчивать фразы друг за другом.

— Если бы Сандра так себя не вела, то точно бы не выдержала. Это было очень смешно.

— Сэмми, мы хотели с тобой серьезно поговорить.

— О чем? — я поудобнее устроилась в двойных объятьях.

— После завтра полнолуние.

— Обряд? Я помню. — улыбнулась я.

— Нет, мы тут сегодня посовещались, после того как пар выпустили. Если ты не уверена, то мы можем подождать.

— До следующего полнолуния?

— Нет. Мы можем подождать несколько лет, пока ты не окончишь школу, колледж. Мы готовы подождать, ради тебя. Ты же у нас еще такая молодая.

— Вы правда готовы? Ради меня? — от сердца по венам потек жидкий огонь, щекоча нервы и заставляя жмуриться от приятного ощущения в груди, хотя пока любовью эти чувства я назвать не могу.

— Абсолютно. Мы хотим, чтобы ты была счастлива, чтобы тебе было хорошо, чтобы ты ни о чем не пожалела.

Думала я недолго, точнее вообще не думала.

— Я не хочу ждать. Ни до следующего полнолуния, ни год, ни два, ни несколько лет. Если хотите, чтобы мне было хорошо, расскажите, что мне придется делать на обряде.

— Ничего особенного. Завтра съездишь с Коулом и моей мамой выберете тебе наряд, ну и с мамой по салонам походите или что вам там еще захочется.

— А какой должен быть наряд.

— Обычное белое платье, все как у людей. — улыбнулись они.

— А я не замерзну ночью в платье? Обряд же ночью будет проходить?

— Да и нет, не замерзнешь. Не будем тебе раскрывать всех тайн. Такие обряды мы привыкли считать волшебством, настоящей магией. Сама поймешь почему, мы не будем тебе ничего рассказывать, это будет сюрпризом для тебя. Да и для нас тоже.

— Почему?

— Мы только видели такие обряды, мама объясняла нам, что тогда они с отцом чувствовали, но… это все на словах, а тут мы сами все почувствуем.

— Это заставляет меня ждать обряд с еще большим нетерпением.

— Ты правда этого хочешь? — еще раз спросили браться, сверля меня серьезными взглядами.

— Правда. Я понимаю, что для семнадцатилетней девчонки такое прозвучит достаточно несерьезно, но… мне так хорошо с вами, так тепло внутри.

— Это не глупо, ну, учитывая, что мы чувствуем тоже самое. — довольно сказали братья. — Только, Сэмми, мы пока останемся в доме родителей. Пока мы не решим ситуацию с ликанами, так будет безопаснее.

— Я не против, я все понимаю. — поспешила успокоить взволнованных братьев.

— Вот почему ты такая?

— Почему я не бьюсь в истерике и не требую отпустить меня домой?

— Да, а еще ты на все реагируешь с непробиваемым спокойствием.

— Я человек такой, не привыкла чуть что, сразу впадать в панику. Я всегда стараюсь понять ситуацию, обмозговать. Да и истерики, это не мое. Я вообще не плакса.

— Ненормальная нам женщина досталась, брат. — начал меня поддразнивать Тай.

— Ой, кто бы говорил. В такой мороз купаться в озере может только… — я быстро замолчала, чем вызвала смех Адама и недовольный рык Тайлера.

— Кто? — требовательно рыкнул он, сжимая пальцы на моей ноге.

— Ненормальный. — показала ему язык и тут же начала отбиваться от горячих рук Тайлера. — Ты решил стать вдовцом еще до обряда? — хохотала я, пока он перебирал пальцами мои ребра.

— Не бойся, Адам в любом случае меня вовремя остановит.

— У-у, изверг. — провыла я и тут же запищала от того, что он увеличил напор. — А-а, я помню-помню. Милый, хороший, красивый, надежный, только останови-ись. — окончание фразы я уже сказала на довольном выдохе потому, что этот… волк перестал мучить мои ребра.

— А моя порция комплиментов. — меня накрыл своим телом Адам. — К тому же, мы с тобой кое-что не успели закончить, а вот мой брат уже успел это получить.

Поинтересоваться ни о чем я не успела, Адам поцеловал меня, как тогда на пикнике, нежно, заставляя просто плавиться под его нежными прикосновениями, заставляя сладость разливаться по моим венам.

— Эй, ты уже меня повремени переплюнул. — заворчал Тайлер.

— Ну так как, малышка, я дождусь комплиментов? — спросил он, поцеловав меня в кончик носа.

— Умный, нежный, надежный, милый. — с улыбкой сказала ему я, и он довольно устроился у меня под боком.

— Все, вы закончили эти телячьи нежности? — недовольно спросил Тай. В противовес собственным словам, он по доброму улыбнулся, а в янтарных глазах так и плескались смешинки.

Я немного приподнялась и чмокнула Тайлера в подбородок.

— Это тебе компенсация, а не надо хорошо поспать, чтобы завтра быть во всеоружии.

— Спи, а мы будем хранить твой сон.

* * *
Я бы не смог упасть с ног,
Плавить лед, оставить первый след на каменных
Плитах, огонь
Нести в руках.
Я бы не смог сдаться в плен,
Пить сок из нежных, хоть и чужих ладоней.
Я бы не смог,
Я бы не смог?
Но для тебя
Но для тебя
Я смогу всё!

И на колени упасть бы не смог.
А если бы упал, то подняться с них потом
Я бы не успел,
Я бы не успел?
Душу свою в моих песнях
Я бы не нашел и не смеялся бы в снах,
И в слезах
Я бы не искал, я бы не летал?
Но для тебя
Но для тебя
Я смогу всё![1]
* * *

Время обряда неумолимо приближалось, сутки стремительно пронеслись мимо меня. Казалось, я только проснулась, как Меган и Сандри тащат меня в город, где таскают мое безвольное тельце по магазинам, а за нами следует еще пять оборотней — охрана. Платье было обычное белое, длинной по колено. «В самый раз. Никакой помпезности». - довольно изрекла Меган, осмотрев меня. Сандра только профырчала, что никогда не пройдет обряд в ночнушке. Это вызвало цепную реакцию и мама и дочка стали спорить, чем привели людей вокруг в состояние глубокого шока. Я же честно старалась громко не смеяться, уж очень комично они выглядели.

Будто что-то почувствовав, мне названивали папа и Мэтт, но я пока не рискнула им рассказать о том, в какой ситуации я оказалась. Пока отговорилась тем, что мы с одноклассниками вместе отдыхаем на турбазе в лесу. Мэтт порывался приехать и проверить, но пока мне удалось его успокоить.


И вот наступил день обряда. С самого утра Меган и еще несколько волчиц с виду одного возраста с Меган готовили меня к обряду: до скрипа надраили жесткими мочалками, а потом в кожу стали втирать какую-то мазь, слабо пахнущую хвоей.

— Это, чтобы тебя братья учуять не могли.

— Зачем?

— Часть обряда. — пожала плечами Меган. — Сейчас уже никто не вспомнит для чего это нужно делать.

— Меган, а как проходил ваш обряд?

— Прости, дочка, но я не могу тебе сказать.

— Почему?

— Тогда ты не сможешь почувствовать магию. Единственное, могу дать один совет: постарайся освободить разум от мыслей и постарайся не фокусировать ни на чем внимания, не обращай внимания на звуки, запахи, обстановку. Постарайся почувствовать всем существом пространство вокруг себя.

И все, дальше меня нарядили, одна из волчиц порывалась меня накрасить, но я с трудом, но отбивалась. Не люблю косметику, только кожу портить.

— Даже как-то быстро закончили. — с улыбкой сказала Меган.

— Последние напутствия будут? — нервничая, спросила.

— Люби моих мальчиков и они сделают тебя самой счастливой на свете.

— Меган, не обижайтесь, пока рано говорить о каких-то чувствах…

— Сэмми, я все понимаю, слишком много времени прошло я сама Каину до последнего сопротивлялась. Думала, что это все чертово волчье влечение, но, знаешь, он так ко мне относился, будто я самое редкое сокровище, мы с ним могли целый день проговорить ниочем. Такое отношение подкупает, и я сама не заметила, как полюбила его. Дочка, пройдет время, и все у вас будет хорошо.

— Я постараюсь.

— Детка, я понимаю, что тебе только семнадцать. Они не будут на тебя давить.

— Меган, а вы рассказали своей семье о Каине?

— Нет, я не сказала родным о том, что он оборотень. До сих пор считаю, что поступила трусливо, но, понимаешь, тогда были совсем другие времена. Я считалась тогда уже старой девой и родители практически поставили на мне крест. Я отправила им письмо о том, что встретила хорошего человека, что он прибыл к нам из-за моря. И я уехала с ним, потому что полюбила и потому что он не может оставаться в нашем государстве надолго. Я просила у них прощения и написала, что надеюсь когда-нибудь с ними снова встретиться.

— И вы увиделись? — осторожно спросила я.

— Нет, не успели, — грустно улыбнулась Меган, — Началась война, они уехали из страны и я не смогла их потом найти. Да и потом решила, что так лучше. Они бы не поняли, не приняли.

— Грустно как-то.

— Такие были времена. Хотя я ни разу за столько лет не пожалела о том, что встретила своего мужа.

— А я не знаю, как папе и брату рассказать. Точнее папе, брат, даже несмотря на иногда чрезмерную опеку надо мной, поймет и поверит, а реакцию папы я не знаю.

— Мы со всем справимся, Сэмми, мы теперь все семья, как-нибудь сможем через это пройти.

— Спасибо. — я погладила Меган по руке.

От разговора нас отвлек волчий вой.

— Время пришло, дочка. Пойдем.

— Босиком?

— Я же говорила, что тебя ждет сюрприз. — подмигнула Меган и потянула меня за руку наружу.

На пороге мы столкнулись с Сандрой. Сделав, страшное лицо и растопырив пальцы она начала вещать: «Очисти разум и прими в себя энергию космоса. У-у» — провыла она, когда получила подзатыльник от проходившего мимо Коула. Он весело мне подмигнул и исчез на улице.

— Иди, Сэмми, мы будем ждать тебя там. — Меган утянула за собой тихо ругающуюся дочь и тоже влепила ей подзатыльник, чтобы она не выражалась.

Я глубоко вздохнула и вышла на улицу, вся уверенность у меня куда-то пропала. Тут же я почувствовала всю прелесть зимы в нашем штате. Все конечности тут же замерзли, а ветер кидал пригоршни снега на мои открытые ноги и задувал под платье.

— Очисти разум и почувствуй мир вокруг себя, легко сказать. — проклацала я.

Но все же решила хотя бы попытаться. Я обхватила себя руками и закрыла глаза, попыталась не думать о том, что я стою на улице, босиком, зимой, но это не очень у меня получалось.

— Это безнадежно! — в сердцах воскликнула я после нескольких минут.

Тут раздался тихий вой и из кромки леса показались мои волки, я сразу это поняла. Они не делали попыток подойти ко мне. Просто смотрели на меня своими горящими янтарными глазами. В мозгу промелькнула мысль, что лес находится почти в четырехстах метрах от дома, а вижу я их, будто они стоят в двух шагах от меня. Я стала пристальнее вглядываться, переводя взгляд с одного брата на другого. Не знаю сколько мы так простояли, но постепенно я почувствовала жар, который начал постепенно распространяться по моему телу, согревая его, ветер перестал безжалостно кидать в меня холодные пригоршни снега, а начал ласково обволакивать меня, снег под ногами превратился в мягкий ковер. Руками я поправила съехавшую с плеча лямку платья и сделала несколько шагов в сторону своих волков. Мне показалось, что они вздохнули с облегчением и скрылись в лесу. Я пошла вслед за ними, близнецов уже в человеческом обличье я встретила, когда достаточно глубоко углубилась в лес.

Не говоря ничего, они взяли меня за руки и мы пошли вперед. Мы молчали, я видела, как их глаза полыхают каким-то мистическим светом, будто фонарики. Я прислушалась к окружающему меня пространству, я услышала как шуршат голые ветки, еле качаясь на ветру. Где-то позади нас пролетела сова, я услышала шелест ее крыльев, где-то пробежала лиса, потом до моего слуха донесся какой-то ритмичный стук. Этот ритм что-то упорно напоминал, я начала прислушиваться.

— Так бьются наши сердца. — В моей голове раздался голос Адама.

— Теперь наши сердца будут биться в унисон. Навсегда.

— Об этой магии мне говорили? — также мысленно спросила я.

— Да, ты должна была почувствовать мир…

— Но?

— Если бы ты не почувствовала, то смысла проводить обряд бы не было, мы бы никогда не стали едины.

— Как? — такая мысль заставила меня споткнуться.

— И такое бывает. Особенно, если волк встречает пару среди людей. Пара может не принять нашу сущность, не принять нас.

— Неужели нельзя попытаться пройти обряд потом?

— Обряд проводится всего один раз.

— Это… странно.

— Это магия наших предков. Когда-то один волк полюбил волчицу из враждующей с ними стаи. Он смело пришел к их вожаку и сказал о том, что хочет жениться на ней. Вожак немного подумал и согласился, хотя на самом деле он отправил эту волчицу шпионить за стаей того волка. Свадьба состоялась, но довольно скоро волку удалось узнать о том, как поступила его возлюбленная. Он хотел ей помочь, но столкнувшись с ее истинным отношением, просто отошел в сторону и молча наблюдал, как ее судили, а затем лишили жизни. Ведь предать стаю, означать собственную семью, а наказание у нас за это смерть.

— Это все?

— Нет, — продолжил рассказ Адама Тайлер, — После смерти возлюбленной он не прожил и дня. Той же ночью он последовал за ней. Это произошло в полнолуние. Это случилось очень давно, говорят, что именно так появились пары. А этот обряд, что проходят пары, которые решили соединить свою судьбу, своего рода проверка, но с другой стороне это проклятье. Не знаю, как это все происходит, как объяснить это явление, но многие думают, но если пары не почувствуют сердца друг друга, то… — он застопорился, не зная как объяснить.

— Я поняла, а мы, получается, прошли проверку?

— Да-хором радостно ответили они.

— А что происходит с парами, не прошедшими проверку?

— Так и живут вместе, но… у них не может быть потомства.

— Это… грустно.

— Да… мы на месте.

Я огляделась. Мы вышли на небольшую поляну, со всех сторон окруженную деревьями. Куда ни глянь, везде были видны оборотни. Казалось, вся стая собралась, чтобы посмотреть на нас.

— Не вся, только те, кто связан с нами кровным родством. Приехали из других стай, родственники отца. — пояснил Адам.

Братья повели меня мимо оборотней, я даже не старалась всматриваться в их лица. Сильно волнуясь, я старалась больше прислушиваться к стуку сердец моих волков. Втроем мы подошли к своеобразному центру, который образовали оборотни. В центре стоял Каин. Рядом с ним стоял Коул, а позади Меган и Сандра.

— Я вижу, что в твоей душе много сомнений, но я рад, что ты все-таки смогла услышать сердца моих сыновей. — он подозвал нас к себе и продолжил свою речь. — Сегодня эти дети получили одобрение Проклявшего и я с огромным удовольствием готов соединить эти души в одну единую. Поскольку одна из половинок человек, мы соединим их кровь воедино, дабы их сердца бились в унисон еще многие годы. Сегодня ночью, эти волки поставят метки на свою пару и с этого дня в нашем мире появится новая семья! — волки вокруг завыли. Их вой вибрацией прошел через наши теля и их сердца, да и мое тоже стали биться в два раза быстрее.

— Саманта, дочь людского племени, примешь ли ты нашу кровь, чтобы разделить с моими сыновьями их долгий жизненный путь?

«А надо?»-мысленно ужаснулась я перспективе пить кровь.

«Надо, малышка, иначе тебе тяжелее будет, когда нам придется ставить метку» — сказал Адам.

«Мы предлагали подождать» — недовольно вставил Тайлер.

— Да. — ответила я, — «Я не отступаюсь от своих слов» — твердо ответила я своим волкам.

Каин подал мне обычную кружку, от которой немного тянуло пряностями, и ободряюще улыбнулся.

«Пряности немного сгладят привкус крови».

«Ваша?» — на это в моей голове насмешливо фыркнул Тайлер. — «Обычная кружка?»

«Магия не в этом, Сэмми, пей, а то публика решит, что ты передумала», — это уже Адам.

Я решила не тянуть кота за хвост и одним махом выпила находившуюся в кружке жидкость. Желудок, подстегнутый мозгом, возмущенно взбрыкнул, но все быстро пришло в норму.

«Молодец, но это еще не все, мы должны совершить обмен кровью».

— Теперь, дети, мы смешаем вашу кровь, дабы ваша пара смогла по праву войти в нашу семью. Сэмми протяни мне обе руки.

Я сделала то, что попросил Каин. Остальные волки начали выть на низкой чистоте, заставляя кровь кипеть в венах, а тело било мелкой дрожью. В руках у Каина блеснул серебряный нож, но я даже не почувствовала, как он сделал надрез на обеих моих ладонях. Тоже самое он проделал с руками Адама и Тайлера.

— Соедините ладони и слушайте песню, которую вам будет петь луна.

Мы взялись за руки, порезы немного защипало, оборотни продолжали выть на той же частоте.

«У-у» — раздалось в голове заунывное завывание Тайлера.

«Тай!» — также мысленно прикрикнул на него Адам.

«Зачем вся эта торжественная мишура?» — проворчал Тайлер.

«Мы почитаем память предков, Тай».

«А о чем они воют?»

«Ну, если перевести, то это звучит как у-у» — сказал Тайлер, а я еле-еле сдерживала смех.

«Т-с. Делаем серьезные лица и ждем».

Стояли мы достаточно долго, а волки все продолжали выть. Видимо заметив, что мы мысленно общаемся, Меган исподтишка показала нам кулак.

Вот вой становился все тише и тише, пока не стих совсем. Вместе с этим из тела начали уходить силы. Если бы нестоящие рядом близнецы, то я бы позорно упала в снег.

— Ритуал закончен, дети. Теперь вам нужно только поставить метки. Идите домой.

Братья кивнули отцу и тихо показали кулак ржущей Сандре. «Готова прокатиться с ветерком?» — спросил Адам, в мгновение обращаясь в бурого волка.

«Почему ты ее повезешь, а не я?»-возмущенно откликнулся Тайлер.

«Потому что я быстрее, да и я ее возил уже на спине».

«Может пойдем уже? А то чудодейственная сила природы заканчивается, и я начинаю замерзать» — поспешила я предотвратить зарождающийся спор.

«Конечно, залезай».

Я залезла на спину Адама, и под ехидные комментарии Тайлера в мгновении ока мы оказались в нашем с ними доме. Переступив порог, я начала с любопытством крутить головой в разные стороны.

— Потом все осмотришь. Мы и так слишком долго ждали. — ко мне прижалось два горячих тела, заставляя меня гореть. Братья начали целовать меня. Лицо, плечи, шея, целовали всюду, куда могли достать, пока мы двигались в сторону спальни. Я сама не заметила, как оказалась на кровати, прижатая горячим телом. Кто это, Адам? Тайлер? Неважно. Важно, чтобы кто-нибудь из них уменьшил то пламя, которое сжигало меня изнутри.

— Расслабься и получай удовольствие. — шепнул Тайлер, прежде чем братья ввели меня в новый мир и в новую жизнь.


Часть третья

Скоро, очень скоро наступит нас час, когда мы сможем выйти из тени. И нанести удар по тем, кто считает себя лучше нас! Они называют нас выродками, отребьем! Они охотятся на нас, они истребляют нас! Они хвалятся своей чистой кровью, они считают себя королями! Стая, я призываю вас к бою, я призываю вас пустить королевскую кровь! Это будет первый шаг на пути к нашей свободе!

* * *

— Милая, мы пойдем проверим периметр. Никуда из дома не выходи, и следи за Сандрой. — близнецы по очереди поцеловали меня и ушли.

Прошло уже два месяца со дня обряда. Не могу сказать, что у все у нас идет гладко. Конечно, нам пришлось привыкать к привычкам друг друга. Мне пришлось привыкать к их повышенной опеке по отношению ко мне, им пришлось примириться с моим желаем какое-то время проводить наедине с собой и своими мыслями.

В наш дом мы так и не переехали. После обряда ликаны резко активизировались: стали чаше появляться на нашей территории, начали происходить стычки, в которых, хоть и с трудом, но нам удавалось выйти победителями. А спустя пару дней нападения резко прекратились. Как будто все ликаны толи вымерли, толи покинули территорию.

Но Каин твердо уверен, что они чего-то выжидают именно поэтому патрули по всей территории стаи максимально усилились. Все самцы оборотни, способные драться постоянно ходят по улочкам, патрулируют лес. Женщины и дети сидят дома, даже при крайней нужде им запрещено переступать порог собственного жилища.

Но было и кое-что приятное. Собирали совет, приезжали вожаки из стай со всех концов страны. От одной из стай с востока приехал старший наследник вожака, поскольку его отец с матерью ждут ребенка, вожак побоялся оставить свою пару без присмотра. Я видела, какие заинтересованные взгляды они с Сандри бросали друг на друга. Да и сама Сандра стала в два раза больше огрызаться и раза в три более вызывающе одеваться. Подруга мне ничего не говорила, но по горящим глазам и по яростным обещаниям кровавой расправы над одним наглым хвостатым, стало понятно, что когда это безумие закончится, мы сможем наблюдать создание новой пары.

Ну а пока я под конвоем ездила в школу, оказывается вместе со мной учится один оборотень из нашей стаи. Он теперь за мной присматривает, а потом меня забирают мои мальчики и я сижу дома. Но и дома я времени зря не трачу. Меган учит меня готовить. Она пыталась учить и Сандру тоже, но этой егозе было тяжело усидеть на одном месте за одним делом, поэтому Меган быстро отослала дочь подальше.

Сейчас, когда мы остались в доме одни, мы втроем сидели и пили чай с домашней выпечкой.

— Ох, девочки, что-то у меня на душе неспокойно. — тяжело вздохнула Меган.

— Мам, ты же не оборотень, на тебя полнолуние влиять не должно.

— Как раз наоборот, дочка, влияет. Чем ближе полнолуние, тем лучше у меня начинает работать интуиция.

— О, а почему я только сейчас узнаю о том, что при полнолунии ты экстрасенс? Мы же могли такую рекламу дать! Мы стали бы популярными!

— Ох, егоза, что же тебе все неймется. — тяжело покачала головой Мег, пытаясь скрыть улыбку.

— Меган, а вы ее в детстве не роняли? — весело спросила я.

— Один раз точно, а потом не знаю. Муж с сыновьями мне не говорили. — так же весело ответила Меган.

— Ах, вы… — закончить фразу Сандра не успела, во всем доме вырубился свет, на улице тоже была кромешная темнота.

— Это что такое? — спросила Сандра почему-то шепотом.

— Пробки могли вылететь. — как-то неуверенно проговорила Меган. — Вы посидите здесь, а я пойду спущусь в подвал проверю.

— Мам, что ты в это темноте увидишь? Пойдем все вместе. Я в темноте ориентируюсь лучше вас обеих.

— Хорошо. — мы тихонько встали и вышли из кухни, Сандра впереди ведет Меган за руку, а я позади Меган.

Мы миновали гостиную и подошли к двери в подвал, когда Сандра вдруг остановилась. Это я почувствовала, врезавшись в спину Меган.

— Сандри?

— Там кто-то есть?

— Где в подвале?

— Нет, возле парадного входа. Стойте здесь, я проверю.

Мы не успели ничего сказать, когда наступила тишина, а после этого сразу раздался еле слышный цокот когтей по деревянному полу.

— Сэмми, стой тут, а я спущусь вниз.

— Вы справитесь?

— Да, тут фонарик лежит около самого входа. Детка, будь начеку. — Меган в последний раз сжала мою руку и исчезла за дверью.

Я облокотилась на стенку. Глаза уже привыкли к темноте и предметы я стала видеть гораздо четче. К тому же активизировался «подарочек» от обряда. В темноте я стала очень хорошо видеть, но все-таки до идеального зрения оборотней мне далеко. Именно эта особенность спасла мне жизнь. В очередной раз бросив взгляд в сторону выхода в холл, я заметила крадущуюся тень. Сначала я было решила, что это Сандра вернулась, но поведение оборотня показалось мне странным. Уж очень тихо он крался и все время водил носом вокруг, будто он точно не знает, что ему нужно найти. Я быстро юркнула за диван. Аккуратно на четвереньках подползла к противоположному краю и выглянула, чтобы посмотреть на незваного гостя.

Оборотень в этот момент стоял на лестнице и тянул носом в сторону второго этажа. Я подорвалась и быстро забежала на кухню. Покопавшись в ящичках, я извлекла большой нож. Жаль, что серебряной посуды в доме нет. Все-таки в этом легенды недалеко ушли от правды: серебро и в правду вредит оборотням.

С ножом в руке я чувствовала себя намного увереннее. Но тут же на место уверенности пришло дикое волнение за Меган и Сандру. Я решила прокрасться обратно к подвалу. Потихоньку подошла к выходу из кухни и нерешительно замерла на пороге. В голове четко возникла уверенность, что как только я сделаю шаг из кухни, оборотень на меня нападет.

Замерев на мгновенье, я глубоко вздохнула и сделала шаг вперед, выставив впереди себя нож. Я тихонько стала двигаться по гостиной, бросая осторожные взгляды по сторонам: в холле оборотня уже не было и куда он делся, я не имела понятия. Вдруг, буквально всей спиной я почувствовала злобный, взгляд направленный на меня. Развернувшись назад, я резко выкинула руку с ножом вперед, лезвием я угодила точно в плечо оказавшемуся у меня за спиной оборотню.

Рефлексы сработали раньше здравого смысла. Я развернулась и сломя голову понеслась в сторону выхода. Позади себя я услышала раздраженное рычание. Гость перестал скрываться. Вылетая за дверь, я еще успела услышать перестук когтей по дереву, когда почувствовала, как мне по спине будто лезвиями прошлись. Вскрикнув, я запнулась и кубарем прокатилась по земле. А позади меня уже шла ожесточенная борьба. Сандра успела сбить оборотня в полете, и теперь они рычащим комком стали кататься по земле, пытаясь оттяпать друг друга по куску. Они драли друг друга когтями, челюсти щелкали в опасной близи от шей, лап, боков.

Как оказалось потом, они дрались не больше пяти минут, как вдруг налетела большая темная тень и за шкирку оттащила оборотня от Сандры. Как оказалось, это был Каин. Уже немолодой оборотень с яростью вгрызался в плоть врага, посмевшего напасть на его дочь. В момент этой схватки, я смогла увидеть насколько Каин сильный оборотень. Весь бой продлился не более пары минут, как Кайн сломал шею ликану и, задрав морду, громко завыл.

Отвечая на его призыв, мимо нас пробежала куча оборотней, врываясь в дома и выгоняя из них ликанов. Завязалась схватка. Некоторым ликанам удалось дать деру в сторону леса, но и там их стройным рядом встретили выскочившие им на встречу наши оборотни во главе с Коулом и моими близнецами.

— Сэмми, Сандри, идите в дом, вам не стоит этого видеть. — Нас окликнула Меган уже стоявшая в объятьях мужа.

Мы с Сандрой послушно пошли в дом, где Меган стала хлопотать над нашими «боевыми ранениями». Сандра сидела и ворчала о том, что этот плешивый блохастый комок шерсти мало того, что подпортил ей шкуру, так еще и лицо располосовал, как ревнивая любовница. У меня же было три глубоких царапины наискосок на спине. Меган продезинфицировала нам раны, на Сандре они тут же стали затягиваться, а мне придется ходить с подарочками еще недели полторы, пока они не заживут. Кровь моих близнецов во мне ускорит регенерацию.

— Меган, а вы как? Не пострадали?

— Ох, нет, детка. Каин был достаточно недалеко от дома и смог мне передать сообщение о том, что на них напали ликаны, поэтому я осталась в подвале. А ты почему не спустилась, когда поняла, что в доме чужак?

— Я об этом не подумала. Я прошмыгнула на кухню за ножом, а потом хотела вернуться, но поняла, что ликан обнаружил мое присутствие.

— Ну, хорошо, что все обошлось. — печально вздохнула Меган.

— Милая, пойдем со мной. — позвал жену Каин.

— Простите, детки, я сейчас вернусь.

— Сандри, ну ты и Рэмбо. — я решила поддразнить подругу.

— А ты сама-то? С обычным ножом и на ликана. И ведь задела же его!

— Угу, хотя я сомневаюсь, что снова смогу повторить такой трюк. Интересно, что же будет дальше.

— А дальше, девочки, война. — в гостиную вернулись Каин и Меган. — Мы истребим их всех до последнего ликана. Собственно мы уже это делаем. В соседних стаях тоже сейчас идет битва.

— Откуда такие познания, па?

— В одну из вылазок, нам удалось поймать ликана и… выяснить, что они планируют напасть всем скопом в канун полнолуния. Точный день нам узнать не удалось.

— Ну и разведка у вас. — уважительно присвистнула Сандра.

— А то. — усмехнулся Каин. — Ладно, девочки, я вас оставлю, битва еще не закончена. — Каин вышел из дома, а мы уселись в гостиной. Меган принесла нам по стакану виски каждой. «Чтобы успокоить нервы»: — сказала она. Так мы и уснули, кто где сидел.

* * *

А в это время развернулась кровавая битва. И отголоски ее не смолкали на протяжении нескольких недель, пока не был найден и убит последний ликан. Эта битва войдет в историю оборотней, как третья кровавая битва, и ей дадут название «Истребление». И проживут оборотни еще не одно столетие, а может даже и тысячелетие, пока ликаны снова не вернутся и не захотят истребить всю «чистую кровь».



Эпилог

Сто с лишним лет спустя…


Все еще достаточно молодая женщина с лучиками морщин вокруг карих глаз стояла на кухне и готовила обед на все свое большое семейство, периодически поглаживая огромные живот. Беременность сделала ее очень сентиментальной и она вспомнила события столетней давности.

После того, как было объявлено истребление ликанов, бойня прошлась по всем территориям стай страны. Поскольку ликанов было намного меньше, чем чистокровных оборотней, то чистокровным удалось одержать победу достаточно легко, хотя не обошлось без потерь. Ликаны изворотливые хищные твари. Некоторые молодые оборотни погибли, попавшись на их уловки. Некоторые семьи потеряли отцов, некоторые сыновей. К сожалению беда затронула и семью Сэм. Приблизительно через неделю после того, как основная битва была выиграна и чистокровные охотились и добивали остатки ликанов, на одной из охот прикрывая молодого оборотня, погиб Каин. Вся семья и стая очень тяжело пережила потерю вожака.

Вскоре после похорон Каина, вожаком стаи выбрали Коула. Меган, дождавшись того, что власть перешла к старшему сыну, тихо во сне ушла за мужем в мир иной. Это был двойной удар для семьи, но со временем они смогли пережить это.

Став вожаком стаи, Коул активно стал добиваться свою пару. Они даже решили пройти обряд, но увы половинка Коула не справилась с испытанием предков. Но это не помешало им оставаться вместе. Хоть по законам волков, Коул так и никогда не сможет назвать ее своей женой, они слишком любили друг друга, чтобы обратить на это внимание. Они сыграли свадьбу по законам людей и обзавелись потомством. Но его дети считались бастардами и не могли претендовать на место вожака. На замену Коулу всю жизнь готовили среднего сына Сэмми, Тайлера и Адама, поскольку старшим ребенком у них была дочь.

Отношения Сандры и того оборотня складывались достаточно шумно и весело. Обе стаи сделал не одну ставку о том, как она еще испытает его терпение, как он ее за это накажет, когда они закончат ребячиться и создадут пару. Это случилось лет через пятнадцать, и то, потому что у бедного оборотня сдали нервы. В отличие от старшего брата обряд у Сандры прошел успешно, но с потомством они не торопились. И сейчас у них будет только второй ребенок, поскольку сначала они хотели пожить для себя.

Что же касается самой Сэм и ее близнецов, то после войны и смерти родителей ребят, они сами начали строить настоящую семью. Но все равно, Сэм сначала закончила школу, а потом колледж, а после этого они сразу решили беременеть. Первая у них родилась папина принцесса. Оба оборотня души не чаяли в маленькой дочке. Маленькая принцесса переняла черты всех троих родителей. После дочки у них родились мальчики-близнецы. Старшего из близнецов стали сразу же готовить к тому, что он станет вожаком стаи, когда Коул решит уйти на покой. После близнецов Сэм родила еще одну дочку, которая была очень похожа на своих отцов, тогда, когда близнецы были очень похожи на маму.

Сэм все-таки познакомила своих оборотней со своей семьей. Все втроем они приехали сначала к Мэтту. Сэмми честно рассказала брату всю историю знакомства со своими близнецами, рассказала об обряде, о войне, об их «особенности», которую братья не поленились продемонстрировать. Мэтт был в шоке, но на то он и старший брат, что бы понять. Все-таки Мэтт очень любил Сэм и видел, что его маленькая обезьянка счастлива с ними, ну а то, что они будут иногда блох приносить это ничего.

Отцу Сэмми Мэтт все решил рассказать сам. У мужчин был очень долгий разговор. В основном Мэтту пришлось уговаривать отца Сэм не лететь с микроскопом впереди самолета, чтобы исследовать загадочную флору и фауну оборотней. Отец Сэмми приезжал всего пару раз: познакомиться с зятьями и посмотреть на внучку, когда та родилась. На раскопках в Чили он познакомился с женщиной, которая питала такую же страсть к древностям, что и он. Они поженились и счастливо пропутешествовали вместе все отпущенные им годы.

Сэм, помешала суп в кастрюле и погладила живот.

— Опять сорванцы тебе покоя не дают? — сзади к ней прижался Тайлер, положив руку на живот и осторожно поглаживая.

— И кто у нас таким драчуном будет девочка или мальчик. — Адам подошел сбоку и тоже погладил живот своей пары.

— Надеюсь, никаких сюрпризов наши двойняшки нам не преподнесут. Кстати о сюрпризах. Мальчики позвонили? Во сколько они приедут нас со своей парой знакомить?

— С минуты на минуту будут.

— Кто же думал, что они пойдут по нашим стопам. — улыбнулся Адам.

— Я и не сомневалась, что они повторят вашу судьбу. — вздохнула Сэм.

— Главное, чтобы Коул своим суровым лицом и дурацкими шуточками нам будущую невестку не отпугнул.

— О, а вот и дети! — Сэм отбросила половник и посеменила в прихожую, чтобы встретить своих мальчиков.

— Мам, ты так быстро не ходи, а то еще родишь раньше срока, а отцов кондрашка хватит.

— Так, если сейчас кто-то будет издеваться над беременной мамой, то я позвоню тете Сандре и она мигом сюда прилетит.

— Нет-нет, мам, только не тете. От нас тогда наша пара сбежит. — сказал один близнец.

— Хотя ее и так наш дядюшка напугает. — тяжело вздохнул второй.

— Все будет хорошо. — Сэмми посмотрела на явно нервничающую невысокую чуть полноватую рыжую девушку. Девушка Сэм понравилась, она ей очень напоминала солнышко. — Я Саманта, мама этих шутников, а тебя как зовут, девочка?

— Мэри…

— Что ж ребята проходите в гостиную. Мэри, ты не поможешь мне на кухне? — по доброму улыбнувшись, спросила Сэм, исподтишка показав кулак близнецам.

— Хо-хорошо…

Дамы прошли на кухню, где Сэм попросила Мэри нарезать салат, а сама вернулась к приготовлению супа.

— Саманта, вы простите… я понимаю, что это кажется странным… но… я их обоих… люблю. — еще сильнее смутилась девушка.

— Сколько тебе лет, Мэри.

— Двадцать пять.

— Они рассказали тебе о том, кто они?

— Оборотни? Да.

— А мою историю тебе не рассказали?

— Н-нет.

— Я сама являюсь парой двоим оборотням. И знаешь, мы больше века вместе и я ни о чем не жалею.

— О… — в удивлении девушка отвлеклась от процесса нарезки.

— Ты просто люби моих мальчиков, и они сделают тебя самой счастливой девушкой на свете. — Сэмми улыбнулась девушке, а та робко улыбнулась ей в ответ.


Ужин прошел очень весело. Мэри познакомили с мужьями Сэм, и с остальными родственниками ее близнецов. Девушка очень переживала, но поддержка ее любимых мужчин сделала свое дело, и она спокойно влилась в семью. Мэрии понравилась всем без исключения. Да и как не может понравиться кто-то, предназначенный самой природой?


Примечания


1

Океан Ельзи — Для тебя.

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Часть первая
  • Часть вторая
  • Часть третья
  • Эпилог
  • X