Екатерина Александровна Неволина - Плащ для Красной Шапочки [litres]

Плащ для Красной Шапочки [litres] 2317K, 160 с.   (скачать) - Екатерина Александровна Неволина

Екатерина Неволина
Плащ для Красной Шапочки

Я не знаю, какой нынче день и какой нынче век.
Я смотрю в календарь, но ответа найти не могу.
Мы с тобой заблудились в тумане у сказочных рек.
Под ногами лишь снег, только розы на мертвом снегу.
Ты смеясь говоришь, что собаки твои оплошали с утра.
Белоснежный олень был уж загнан, но в озеро прыгнул и был так спасен.
Красноухие псы поджимают хвосты, не глядят на меня,
А добычи их след снегом белым давно занесен.
И на левом плече твоем ворон – он ночи черней,
А на правом плече – белый голубь, сиятельней дня.
Мне бы воск в свои уши залить и не слышать опасных речей,
Не просить бы о том, чтобы в плащ свой закутал меня.
Хочешь душу мою? Забирай, отдаю ни за грош.
Отдаю за любовь, а вернее – за отблеск любви.
Ты охотник, и в деле своем безнадежно хорош.
Я добыча твоя и не стану бежать. Если хочешь – лови.
Я не знаю, какой нынче век – опустел календарь.
Словно белый листок он ложится под ноги ко мне.
Я не знаю, зачем тут в тумане, о мой государь,
Я с тобой повстречалась в опасном, чарующем сне.

Я и сама не заметила, в какой момент местность вокруг изменилась.

Еще недавно я шла по светлому сосновому лесу. Ровные красноватые стволы уходили вверх, а через узорные ветки с длинными тяжелыми иглами щедро просачивалось солнце, яркими мазками брызгая по мягкому зеленому мху, пружинящему под ногами словно толстый ковер. Еще недавно щебетали птицы, переговариваясь сотнями голосов.

Но теперь, как-то внезапно, я заметила, что вокруг меня – густой подлесок, спутанный и сухой, точно патлы старухи. Деревья, заполонившие эту часть леса, походили на тени самих себя – почти лишенные листвы, болезненно скрюченные, покрытые коростой. Солнце исчезло, под ногами теперь был жесткий белый мох и лишайник, скрипящий и крошащийся, точно старые кости… Да, правильное сравнение: мне и вправду показалось, будто я иду по костям… Птицы тоже смолкли. Тишина становилась давящей, пронзительной. Она проникала до самого сердца, оставляя по себе маслянистое, неприятное ощущение страха.

Позади хрустнула ветка. Моя спина одеревенела. Я хотела оглянуться и боялась этого. Уверенность, что добром все не закончится, крепла с каждой секундой.

А вот и птица. На скрюченную ветку, перегородившую мне дорогу – словно лес вытянул растопыренную ладонь, стремясь поймать меня, – опустился ворон. Склонил голову, насмешливо глядя круглым черным глазом, и расхохотался… вернее, раскаркался. Откуда-то снизу, из-под ног, ему хрипло ответила жаба.

И тут я не выдержала. Я знала, что бежать нельзя, знала, что ни в коем случае нельзя дать понять этому лесу, что испугалась – нельзя, ведь почуяв слабину, он вцепится и уже не выпустит из своих смертельных объятий. Знала, но ничего не могла поделать.

Кровь стучала в висках, деревья цеплялись за плащ, стараясь удержать. Я слышала, как затрещала ткань, но, конечно, не стала оглядываться, чтобы посмотреть на оставшийся на ветке лоскуток красной, будто выпачканной в крови, материи.

Я бежала, уже чувствуя, что это бесполезно, и мой страх гнал меня, как пастух гонит на бойню стадо глупых коров.

Надо мной скользнула тень. Ворон снова закаркал, словно засмеялся. От судьбы не уйдешь.

Прямо передо мной был овраг, весь заваленный буреломом. Я заметалась. Чего бы только я не отдала, чтобы оказаться дома, в такой обычной и скучной повседневной жизни! Чего бы я не отдала, лишь бы все это являлось сном, банальным ночным кошмаром! Я никогда не была особо чувствительной, но сейчас нутром ощущала приближение беды. Чего-то неотвратимого и очень, очень плохого.

Думать было некогда. Я помчалась по краю оврага, едва не падая. На какой-то сумасшедший миг мне вдруг показалось, что стоит добраться до другой его стороны – и я спасена. Еще немного, нужно просто не сдаваться!..

И я была близка к спасению, очень близка. Но чертова ветка… Я видела – ее не было над тропинкой еще секунду назад, но вот она, словно змея, бросилась наперерез, изо всех сил ударив меня в грудь, выбив из легких дыхание.

Я упала на землю, не в силах дышать, чувствуя в груди обжигающую боль, и поняла, что окончательно пропала.

А потом в ноздри ударил запах мокрой шерсти и другой – еще более отвратительный, тяжелый, железистый, чуть сладковатый. Так пахнет свежая кровь…

…На мою щеку упала капля. Я не хотела открывать глаза, но уже физически не могла вынести эту затянувшуюся паузу. Теперь я желала одного – умереть как можно скорее.

Ресницы поднимались медленно, очень медленно, но я уже знала, что сейчас увижу. И не обманулась.

Волчья морда находилась у самого моего лица. Красноватые дикие глаза смотрели равнодушно и от этого еще более страшно, с желтоватых крупных клыков стекала слюна, а вокруг пасти мех слипся от засохшей крови. Смрадное дыхание обжигало особым жаром и, мне казалось, оседало на коже мутной серой пленкой.

Волк был чудовищным.

Такого огромного зверя я не могла вообразить даже во сне.

А сейчас он стоял надо мной, отмеряя последние секунды моей, в общем-то никчемной жизни.

– Ну что, Красная Шапочка, – зазвучал в моей голове равнодушный голос, – ты уже не маленькая девочка и должна бы знать, как опасно гулять по Темному лесу. Как опасно вмешиваться в чужие сказки.

И тут я, наконец, закричала, срывая горло, захлебываясь собственным криком. А мир окрасился в ярко-алый. Цвет крови…

– Девочка, девочка, – зашептал мне лес, – хочешь ли ты послушать сказку? Страшную сказку о том, как давным-давно…

Но я уже ничего не слышала…


Глава 1
Красная нить

Она подсочила на кровати, захлебываясь собственным криком и все еще видя алую кровь у себя на руках и на груди.

Скрипнула дверь, и на пороге появился стройный женский силуэт. Женщина просто стояла, глядя в полутьму комнаты, и этого оказалось достаточно, чтобы девушка на кровати смогла кое-как перевести дыхание.

– С тобой все в порядке? Ты кричала, – послышался красивый, хорошо поставленный голос. Фигура на пороге чуть заметно шевельнулась, а девушку передернуло.

– Не дождетесь, – прошептала она, отворачиваясь к стенке.

Дверь снова едва слышно скрипнула – гостья ушла.

Мачеха – и этим все сказано. Элегантная, слишком красивая, предупредительная, спокойная, кажется, никогда не выходящая из себя… Ей недоставало только отравленного румяного яблока в руках и зеркала (впрочем вдруг она использует огромное зеркало в спальне?..), чтобы ежедневно просить у него:

– Зеркало, зеркало, правду скажи,
Ту, что прекрасней всех, мне покажи.

А потом вволю любоваться своей идеальностью. Ее можно было поместить в музей или Палату эталонных мер.

Вновь оставшись одна, девушка, словно защищаясь, подтянула к груди острые, совсем не идеальные коленки. Она чувствовала себя совершенно потерянной, словно находилась на северном полюсе, где со всех сторон дуют злые ледяные ветра. Пальцы кололо, и девушка украдкой взглянула на собственные руки, словно и вправду боялась увидеть на них кровь. Крови не оказалось. Значит, все это было обычным кошмаром, одним из тех, что приходили с наступлением ночи и рассеивались с первыми лучами солнца, оставляя по себе смутный страх и вполне отчетливую головную боль, отдающуюся в висках.

– Это сон, – пробормотала она, пытаясь убедить, в первую очередь, саму себя, но почему-то сама себе не верила. Слишком реально, слишком страшно это было.

Больше заснуть не получилось – стоило только прикрыть глаза, как перед внутренним взором возникали скрюченные ветви деревьев, девушка вздрагивала и спешила проснуться.

За окном было темно, и время тянулось ужасающе медленно. Она то и дело поглядывала на часы, сожалея, что еще слишком рано, пыталась заснуть, но снова вздрагивала и просыпалась. И эта пытка продолжалась бесконечно, круг за кругом. Скомканная простыня стала влажной от пота, когда тишину резко, как крик петуха, разорвал звук сработавшего будильника.

Теперь можно было вставать на законных основаниях. Голова кружилась, и девушка чувствовала во всем теле слабость.

Отец уже уходил на работу.

– Анна, – он строго посмотрел на дочь. – Мне нужно с тобой поговорить. Я не понимаю, что с тобой происходит. Маша очень расстраивается, она ничего не рассказывает, но я вижу, что ей с тобой тяжело.

– Пусть просто оставит меня в покое, – буркнула девушка, направляясь в ванну. Как нельзя некстати она заметила, что лак на ногтях облупился и выглядит очень неаккуратно.

– Ты стала очень грубой. Я разочарован, – ударил в спину голос отца.

Она вздрогнула, но не ответила.

Отец изменился. С тех пор, как в доме появилась Злая Королева, он всегда принимал ее сторону, он беспокоился о ней больше, чем о дочери. Словно заколдованный.

Так и бывает в сказках. После появления мачехи родную дочь отправляют в коморку под лестницей, оставляют в темном лесу или позволяют любимой женщине послать с ней егеря с заданием принести в виде охотничьего трофея еще теплое, недавно бившееся сердце.

Так бывает в сказках, и ее нынешняя жизнь сама собой превратилась в сказку…


Анна не помнила, как собралась и вышла из дома. Привычный маршрут до университета был пройден так много раз, что преодолевался автоматически, почти бессознательно.

А вот на пути от остановки, уже на подходах к вузу, за спиной послышались торопливые шаги, словно кто-то пытался догнать девушку.

Аня оглянулась.

– Ты уронила, – Стас, один из немногих парней на их гуманитарном курсе, протягивал на раскрытой ладони небольшой предмет.

Она пригляделась – маленькая фигурка в красном плаще, кажется, Красная Шапочка – и поспешно замотала головой:

– Это не мое!

– Да ладно, я видел, у тебя из кармана выпало. Возьми, я никому не скажу, – зачем-то добавил он.

Аня машинально взяла фигурку и сунула в карман куртки. Еще не хватало, чтобы этот тип решил, что она мало того, что носит с собой игрушку, так еще стесняется этого.

– Я тебя от остановки догнать пытался. Ты была как-то вся в себе, ничего не замечала, – проговорил он, шагая рядом.

Они вместе вошли в ворота, и две подружки-сплетницы, обогнавшие их у ступенек здания, покосились на Анну с откровенным жадным любопытством.

Она и сама была удивлена и слегка заинтригована.

То, что Стас вообще заговорил с ней, уже очень странно. Он редко общался с кем-то с потока, чаще увлеченно строчил что-то на айпаде, к которому у него имелась специальная клавиатура. Говорили, что он пишет, правда, никто не читал, что именно. К тому же, как ни странно, Стас был симпатичным. Обычно на чисто женский филологический факультет попадают особо странные и бракованные мужские экземпляры. Стаса можно назвать странным, это точно, но насчет дефектности никто ничего сказать не смел. Девчонки, разумеется, сразу проявили к нему повышенный интерес и наперебой пытались соблазнить, соревнуясь между собой. Но пока никто не хвастался его особым вниманием. Скорее всего, у Стаса имелась девица на стороне, не из университета.

Они молча поднялись по ступенькам. У Ани закружилась голова, пришлось схватиться за перила, а потом, открывая дверь, девушка вдруг увидела на ладони бурые пятна крови. Они, кажется, просочились прямиком из ее сна. Аня вздрогнула.

– Ты испачкалась. На перилах подновляли краску, давай помогу, – Стас уже достал бумажный платочек и неуклюже пытался оттереть с ее руки грязь.

Краска. Не кровь. Эта информация доходила до сознания медленно, зато Анну с ног до головы окатило волной облегчения. Всего лишь краска. Все имеет вполне нормальную, реалистическую причину. Она сама виновата в собственных страхах, придумывая то, чего нет на самом деле.

– Спасибо, – пробормотала девушка смущенно. – Я сама вытру.

– Хорошо, – Стас улыбнулся. – У вас сегодня сколько пар?.. Четыре? У нас тоже. Увидимся.

И он, не оглядываясь, пошел по коридору, оставив Аню в недоумении, что вообще сейчас было. Откуда этот неожиданный и странный интерес и что означают последние слова – просто констатацию факта, или то, что Станислав приглашает ее на свидание. Вдвойне странно, учитывая, мягко скажем, ее непопулярность у противоположного пола и обычную замкнутость Стаса.

Впрочем, раздумывать времени не оставалось, лекция вот-вот начнется, пора бежать в аудиторию.

* * *

Она лежала на земле, и в светлых волосах запутались листья. Глаза были удивленно открыты. Совсем девчонка, лет семнадцать на вид, а может, еще меньше, с ними всегда трудно определить.

Он, не глядя, сорвал пучок лесных цветов и положил ей на грудь, чтобы прикрыть тот большой красный цветок, который остался после попадания стрелы.

Пошел дождь, и холодные струйки бежали по его лицу, скатывались за ворот. Да, это вам не сказки. И никаких «долго и счастливо». Грязь и смерть – вот и все, что реально в этом мире. Мужчина вздохнул. Он очень устал, больше всего ему хотелось закрыть глаза и не открывать их снова, но позволить себе такую роскошь он, разумеется, не мог.

– Зря ты вообще сюда пришла, – пробормотал он, обращаясь к неподвижному телу, словно она могла ответить, словно получилось бы что-то переиграть.

А потом отвернулся и ушел, тут же позабыв о светловолосой девчонке.

Сейчас его гораздо больше занимала мысль о том, чтобы разжечь огонь и хорошенько отогреться, да и оружие не мешает привести в порядок.

Вспомнил о девчонке он уже на привале, когда увидел зацепившуюся за бляшку на сапоге длинную красную нитку. Отцепить нитку и бросить ее в костер – секундное дело. Теперь все, и никаких воспоминаний.

Это просто работа. Не слишком приятная, если быть откровенным, но ничуть не хуже любой другой. Работают же дровосеки, срубая деревья. Тяжелый, неприятный, но нужный труд. И у него чем не работа?..

Вдруг огонь зашипел, разбрызгивая искры, и языки его слились в знакомую фигуру.

– Все хорошо? – спросил человек, целиком состоящий из пламени.

– Все сделано, – по-своему ответил он.

– У меня для тебя новое задание.

Ну конечно, об отдыхе можно и не мечтать.

Огненная фигура взметнулась к уже наливающемуся ночным сумраком небу.

– Да, я слушаю…


За темными тучами не было видно звезд, а дождь монотонно отстукивал падающие в бездну секунды. За спиной шумел лес, где еще продолжался дождь, почти не ощутимый под навесом.

Говорят, у каждого своя сказка. Если бы он только мог, он выбрал бы себе другую…

* * *

Зеркало отражало бледное лицо, оттененное темно-каштановыми волосами чуть ниже плеч, тонкие губы, острый подбородок и упрямые серые глаза. Это лицо Аня день за днем видела уже на протяжении девятнадцати лет и успела к нему привыкнуть. Иногда оно раздражало ее, иногда казалось даже красивым. Волосы вот точно были хорошими – густые, приятного оттенка. А больше, пожалуй, ничего особенного.

Но сейчас Аня смотрела в зеркало и отчего-то едва себя узнавала.

– Зеркало, зеркало, правду скажи,

Ту, что всех краше, мне покажи, – пробормотала она.

И в зеркале, за ее спиной, появилась Оксана, и вправду, первая красавица курса. Светловолосая, с загадочными зелеными глазами.

– Ты обо мне спрашивала? – Оксана рассмеялась. – Ну как я тебя подловила! Все еще любишь сказки?

– Люблю, – вызывающе отозвалась Анна. – А что?

– А ничего, – Оксана скривилась. – Говорят, тебя утром видели со Стасом?

– Спроси у тех, кто видел, – Аня попыталась выйти из туалета, но однокурсница загородила дорогу.

– Не рассчитывай его заполучить. Он ухаживает за мной, – заявила она, глядя на Аню в упор, словно вымеряя, в какую часть лба ей лучше всадить пулю.

– Ну тогда тебе абсолютно не о чем беспокоиться.

Аня поднырнула под загораживающей путь рукой и резко хлопнула дверью. На душе отчего-то было неприятно. Может, после сегодняшнего сна? А может, из-за дождя за окном… Надо же, какой ливень, а ведь еще утром небо казалось абсолютно чистым.

Взяв в раздевалке куртку, она нащупала в кармане крохотную фигурку, о которой успела забыть за время лекций. Девушка поднесла игрушку поближе к глазам, чтобы рассмотреть. Дешевая пластиковая поделка, типичная made in China. Лицо у куколки едва намечено. Две точки изображают глаза, красная черточка – рот. Удивительно, у нее нет даже выражения лица, непонятно, радуется она или печалится. Скорее всего, просто равнодушна. Плащ, отлитый из пластика, не отличается изяществом и тоже очень прост. Фигурка вообще напоминает игрушку, какие обычно вкладывают в киндер-сюрпризы.

Аня уже собиралась ее выбросить, но отчего-то передумала и снова сунула в карман.

Она вышла на крыльцо. Пахло сыростью и прелыми листьями.

Осень – время умирания. Умирает, точнее погружается в глубокий сон, природа, умирает, подходя к концу, год… Круг за кругом. Умирание и возрождение – бесконечная череда. Жизнь рождается из смерти. Так было когда-то и с ней самой, за ее рождение заплачена высокая цена.

– Ты без зонта? – Стас остановился рядом, держа в руке черный зонт-трость. – Проводить до остановки?

Аня хотела возразить, но тут заметила Оксану и передумала.

– Да, будет здорово, – сказала она, покосившись на однокурсницу, и встала под зонт к Стасу.

Они дошли до остановки и сели на автобус.

Стас молчал, и Анне это, в конце концов, надоело.

– Говорят, ты пишешь, – заметила она, пока они ехали к метро.

– Пишу, – легко согласился он. – Всякие истории. Можно сказать, сказки.

– Ты веришь в сказки? – она и не заметила, как дословно повторила Оксанин вопрос.

– Почему бы и нет? – парень усмехнулся. – И потом, все зависит от того, как их рассказывать. Вот представь себе: бедная девушка попала на крутую тусовку и познакомилась там с сыном депутата, а он на следующий же день сделал ей предложение.

– Сказка! – засмеялась Аня. – Бедная девушка никогда не попадет на ту тусовку, куда ходит сын депутата. А туфельку она, кстати, между делом не теряла?

– Можно обойтись и без туфельки. Не так важны детали, как сам дух, – ответил Стас. – Кстати, вот тебе еще одна хорошая история. Философско-фантастическая. Один ловкий парень уходит от своих создателей и преодолевает множество опасностей, но гибнет, поддавшись лести.

– Колобок! – догадалась девушка и подумала, что Стас, на самом деле, довольно забавный.

Они поболтали еще немного о разных пустяках.

– Ты домой? – спросил парень, когда они садились в метро.

– Не совсем. Сначала в зал, – призналась Аня.

– Занимаешься на тренажерах?

– Карате.

– Ух ты! Да с тобой опасно связываться! – пошутил он.

– А ты думал!


…Карате Аня увлеклась два года назад, еще в одиннадцатом классе. Как раз в это время папа встретился с Марией и между ними вспыхнул яркий роман, приведший к скоропалительной, по мнению Ани, женитьбе.

Девушке тогда очень не хотелось идти домой, и она, фактически со скуки, записалась на карате. Но занятия пришлись неожиданно кстати. Здесь можно было отпустить свои сомнения и страхи, здесь можно было спустить пар и найти успокоение. Она, никогда не любившая физкультуру, вдруг нашла вкус в методичных тяжелых упражнениях, в отработке ударов, даже в боли, от которой на следующий день после тренировки ныли все мышцы, даже в многочисленных синяках.

Вот и сегодня, попрощавшись со Стасом, который поехал на свою станцию, она с удовольствием спустилась в клуб, переоделась и принялась за разминку перед тренировкой. И, как всегда, все странные мысли, мучившие ее с самой ночи, рассеялись. Мир снова стал простым и предсказуемым. Можно было делать что-то, видя плоды своих усилий, вкладывая стремление и нерастраченную энергию.

Два часа пролетели словно единый миг. В зале Анна чувствовала себя легко и свободно, однако сегодня, растревоженная сном и не менее странным поведением однокурсника, девушка вдруг обратила внимание на поведение парней из группы. Все они относились к Ане нейтрально, скорее дружески, словно она являлась своим парнем или вовсе была лишена каких-либо признаков пола. Девушек у них было всего две – Аня и темноволосая, бойкая Наташа. И к Наташе отношение почему-то было другим. Кажется, ее даже больше щадили во время спаррингов, а вот сейчас долговязый Смирнов с готовностью подал ей бутылку воды. Очевидно, Наташа являлась для них привлекательным сексуальным объектом. Аня – нет. Но почему? Что с ней было не так?

Разглядывая себя в запотевшее зеркало в душевой, девушка не находила ответа на этот вопрос. Почему нормальные парни, как правило, ее не замечают? Нет, конечно, к ней пристают всякие типы, но обычно весьма мутные или даже престарелые эротоманы, пытающиеся потрогать где-нибудь в метро – впрочем, с ними проблему она решила, отвечая коротким, но весьма болезненным тычком в живот. И все-таки, что с ней не так? Вроде, симпатичная, худенькая… Или дело в поведении? В том, что она слишком погрузилась в вымышленный мир книг, а в последнее время и вовсе замкнулась?.. Но разве все парни – идиоты, клюющие на вертлявых дурочек, жаждущих внимания? В книгах герои преодолевали сопротивления героини и даже под самой неброской внешностью могли заметить трепетное, готовое любить сердце, а в жизни, похоже, было совсем по-другому.

А, с другой стороны, чье внимание ей хотелось бы снискать? Того же Смирнова? Можно подумать, он того стоит. Конечно, в клубе занимается несколько довольно симпатичных парней, но один из них, Аня знала это точно, гей, другой таскается за любыми юбками, а третий, похоже, не способен любить никого, кроме себя. И зачем ей такое счастье? Бегать за кем-то в поисках внимания, словно собачка, ожидающая подачки от хозяина, Анна не собиралась. Может, даже лучше, что эти ее не замечают?..

Но ведь Стас заметил ее? А вдруг он именно тот, кто ее оценит? Именно тот, кто ей по-настоящему нужен?

Аня вздохнула. Похоже, она зашла в своих фантазиях слишком далеко и осталась в раздевалке одна. Девушка натянула одежду, получила в гардеробе еще не до конца высохшую куртку и вышла на улицу.

Уже стемнело, но Ане показалось, что за ней кто-то пристально наблюдает. Ощущение легкости, охватившее ее во время занятия, исчезло без следа, вновь уступив место тревожному ожиданию.

Она огляделась. Вроде, никого подозрительного. Разве что байкер, стоящий у фонаря – весь в черном, в глухом шлеме, на черном же мотоцикле. Но разве мало таких в Москве? Полным-полно. Подозрительней, как в «Людях в черном», скорее должна быть маленькая девочка в розовом платьице. Подумав об этом, Аня повеселела. Девочек в розовом поблизости не наблюдалось, выходит, никакой опасности нет. И вообще, похоже, она опять слишком дала волю собственному воображению.

Тем временем неприятное ощущение исчезло. Вероятнее всего, почудилось. И до дома она добралась без всяких приключений.


Глава 2
Куда ведут сны

– Я не буду это есть! – Аня резко отодвинула тарелку, так что часть супа пролилась.

– Почему? – отец, скрестив руки на груди, застыл на пороге кухни.

– Она хочет меня отравить! – с вызовом ответила девушка.

Отец покачал головой и медленно опустился на стул.

– Я не знаю, что с тобой делать. Такое ощущение, что тебе пять лет, – в отчаянии сказал он. – Ты не понимаешь, как жестоко ранишь Машу. Зачем ты это делаешь?

– Потому что она мачеха, – Анна вцепилась в край стола, не чувствуя, как онемели от напряжения пальцы.

– Она пытается до тебя достучаться, но ты ее не слушаешь. Я понимаю, что ты ревнуешь…

– Я?! – она засмеялась. – Очень надо! Но и ты ошибаешься! Думаешь, она тебя любит? Да она никого не любит! Она с тобой потому, что ты нормально зарабатываешь, ну и вообще надо же ей быть с кем-то в ее годы.

– Прекрати! – отец вскочил и ударил рукой по столу. – Сейчас же замолчи! Ты избалованная и глупая девчонка!

Аня едва не задохнулась от этих слов, а в груди стало нестерпимо больно, словно там разожгли огонь.

– Она настроила тебя против меня! Она меня ненавидит! Она хочет меня выжить отсюда, да? – слезы обильно стекали по щекам.

– Я уйду, а ты успокоишься и постараешься подумать. Сейчас мне не о чем с тобой разговаривать, – отец вышел из кухни непривычно горбясь.

Он был еще довольно молодой и, Аня это знала, привлекательный. Даже школьные подруги говорили: «Какой у тебя красивый отец», но сейчас он словно постарел лет на десять. И все это из-за нее. Из-за мачехи, разумеется. Она, наверняка, его приворожила. Есть же такие способы. Приворожила и пила теперь из него кровь. Образно выражаясь, конечно. А он словно ослеп. Когда Аня видела, как отец смотрит на мачеху, внутри сжималась невидимая пружина. Он предал их – и ее, и маму, которая умерла почти сразу после Аниного рождения, пролежав в коме восемнадцать дней. Врачи сказали, оторвался тромб… Мама умерла, а отец, как говорится в сказках, погоревал-погоревал, да и женился на другой. Взял в дом мачеху, ведьму.

Девушка всхлипнула и вытерла ладонью щеки.

Запах супа подло дразнил ноздри, а живот предательски заурчал. Никому нельзя доверять, даже себе. Но ей придется быть стойкой, потому что иного выхода нет. Кто-то должен идти по лезвию меча, кто-то должен сохранять честь и твердость.

Она решительно встала и, не притронувшись к тарелке, отправилась в свою комнату. Лучше всего было лечь спать прямо сейчас, чтобы ни о чем не думать.

Аня расстелила постель, но вспомнила о фигурке и вышла за ней в коридор. В квартире было тихо. Из комнаты отца с мачехой не доносилось не звука.

«Может, она его убила?» – пролетела шальная мысль, пришлось тряхнуть головой, чтобы избавиться от глупой идеи.

Девушка достала из кармана куртки пластиковую Красную Шапочку и вернулась к себе.

Позвонила бабушка, мамина мама. Она часто чувствовала настроение внучки и объявлялась именно тогда, когда Ане действительно требовалась поддержка.

– Ба, а почему меня никто не любит? – спросила Аня посреди разговора, полного обычных бытовых подробностей.

На миг бабушка замолчала, осмысливая услышанное.

– И тебе не стыдно так говорить? – спросила она после короткой паузы. – Значит, мы с дедушкой тебя не любим? И твой отец? И его родители?

– Ба, это не то, – Аня смутилась. – Ну, ты не понимаешь…

– Почему же, понимаю… – бабушка вздохнула. – В наше время говорили: «выйти замуж – не напасть». Это сейчас стало модно все по-быстрому делать. Я тут шла из магазина, а передо мной – сопляки, класс четверной-пятый, а уже в обнимочку. И девочка такая страшненькая, в штанах, как у грузчика, словно из подворотни выбралась, к тому же ведет себя развязано. Да у нас на таких и не смотрели!

– Помню, – девушка невесело усмехнулась. – И что, нужно беречь честь смолоду?

– Нет, – неожиданно не согласилась бабушка. – Просто нужно, чтобы все происходило в свое время. А оно для всех разное. Знаешь, есть такие яблони-скороспелки. Только потеплело – они все в цвету, и яблочки быстро вызревают. Только вот совсем не хранятся, да и на пробу или кислые, или и вовсе безвкусные. Самые хорошие яблоки – поздние, вызревшие, напитавшиеся за лето соком. Так и с девушками.

– Ну у тебя и аналогии! Сразу видно, что все лето на даче проводишь! – фыркнула Аня.

– Аналогии аналогиями, а от правды не уйдешь, – строго заметила бабушка. – Всему свое время.

После разговора настроение как-то немного поднялось. Анна сидела на кровати и задумчиво вертела в руках пластиковую фигурку.

У Ани всегда было очень много игрушек и книжек. Взрослые дарили ей их наперебой, словно стараясь подарками возместить отсутствие матери. Девочка плачет? Вот ей новая кукла с собственным гардеробом, белой ванной с золотым узором, тумбочкой, хорошенькой кроваткой с пологом и еще уймой всяких приспособлений. Девочка спрашивает, где ее мама? Может быть, новые чудесные книжки размером с нее саму, вырезанные в форме замков или удивительных карет, ненадолго ее утешат?

Забавно, у нее всегда были самые красивые игрушки и огромная коллекция фигурок из киндер-сюрпризов, которую Аня выкинула, кстати, не так уж давно, а вот такой нелепой и дешевой фигурки не было.

«Почему Красная Шапочка? – подумала девушка, устраиваясь на кровати поудобнее. – Это намек на то, что волк где-то близко? Это опасность?.. А Стас ничего… все-таки симпатичный, и приятно, что Оксанка сегодня кислую морду скорчила… Неужели эта дура возомнила, будто я ее испугаюсь?.. А жаль, что я не стала есть суп. Он, конечно, не отравленный, но это не меняет дела…»

За окном снова шел дождь. Его монотонное шуршание убаюкивало. Анна зевнула, но вдруг вздрогнула, осознав, что вокруг что-то изменилось.

Только что она находилась в своей комнате, но вдруг самым странным образом оказалась в лесу. Вместо кровати под ней находился толстый ствол поваленного дерева, словно периной, покрытый мягким мхом. Деревья обступали ее со всех сторон и только там, где раньше находилось окно, виднелся просвет.

– Кажется, я заснула, – пробормотала Аня и поднялась на ноги. – Забавный сон, такой яркий, совсем реалистичный…

Она потрогала шершавую кору, нагнувшись, коснулась мягкой молодой травы и почему-то совершенно успокоилась. Сон пока не казался страшным. Скорее странным, словно кино или хорошо отрисованная игра.

Аня огляделась. Одета она была точно так же, как в тот момент, когда заснула – в джинсы и объемный серый свитшот с изображением летящего сокола. Ей опять показалось забавным то, как подробно она видит одежду. Надо же. Она босиком, без тапочек. И земля под ногами чувствуется. Девушка улыбнулась. Бывают сны, которые кажутся достовернее реальности.

Куда нужно идти в таких снах? Конечно, на свет. Там обязательно найдется что-нибудь интересное, а если станет слишком опасно, всегда можно проснуться и очутиться в своей кровати.

Девушка двинулась туда, где виднелся просвет, и вскоре вышла к залитой солнечным светом поляне, сразу за которой, на холме, располагался высокий белый замок.

Поле было красивым, вот только то тут, то там на нем торчали невысокие скрюченные корявые деревья с ветками, похожими на растопыренные пальцы. Эдакие злобные карлики с крючковатыми хищными пальцами. Очень неприятные на вид и совсем не вписывающиеся в сказочный пейзаж.

– Привет, – вдруг послышался рядом голос.

Аня едва не подскочила на месте и, оглянувшись, увидела молодого человека, чем-то похожего на Стаса. Симпатичный, с синими глазами и густыми темными волосами, он смотрел на нее и улыбался. Одет молодой человек был примерно так, как одели бы главного героя в каком-нибудь диснеевском мультфильме – в темных прямых брюках и белом кителе с золотыми эполетами.

– Ты принц? – выдвинула девушка самое логичное предположение.

И в ответ он серьезно кивнул.

Сон становился все более забавным.

– Никогда еще не была знакома с принцами, – заметила вслух Аня.

– Тогда я первый, – он обаятельно улыбнулся, и лицо его стало еще симпатичнее, словно зажглось идущим изнутри светом. – Давай я нарву для тебя цветов.

Девушка слегка смутилась. Теперь сон обещал стать романтическим. Не часто ей дарили цветы, а если говорить о принцах, так это и вовсе первый случай. Попутно ей подумалось, что рассказывать о таком сне, к счастью, некому, а то засмеяли бы. Краем уха она слышала, как однокурсницы делятся друг с другом романтическими сновидениями. Особенно смешны те, в которых участвуют известные персоны типа Джонни Деппа и всем понятно, что это глупая фантазия и замещение бесперспективной реальности. В целом, с принцем то же, но сон приятный, почему бы его не досмотреть?..

Тем временем молодой человек уже срывал очень крупные ромашки и васильки, собирая их в красивый букет. Сон, определенно, Ане нравился.

– А как это, быть принцем? – спросила Аня, с удовольствием шевеля босыми пальцами. Трава нежно щекотала стопу, и это оказалось приятно.

– Быть принцем тяжело, – ответил Принц, продолжая свое занятие. – Приходится трудиться с утра и до ночи. Вставать очень рано, выбирать самый подходящий костюм, беседовать с народом и решать важные государственные дела.

– А разве важные государственные дела решает не король? – удивилась девушка.

Принц выпрямился. Он стоял к ней спиной, и Анна не могла разглядеть его лица.

– Мой отец умер. Погиб на охоте несколько лет назад, – произнес молодой человек напряженным голосом. – С тех пор страной управляет мама, Королева. И я. Мне двадцать один, а совершеннолетие у нас наступает в двадцать два. И я не спешу – мне еще нужно многому научиться, – закончил он.

Ане стало неловко. Смерть отца явно волновала молодого человека. Конечно, рана была еще слишком свежа. Ведь она сама до сих пор не могла окончательно смириться со смертью матери и столько раз думала о том, почему именно с ней произошла такая несправедливость.

– А у меня есть мачеха, – проговорила девушка тихо.

– Это здорово! – Принц повернулся к ней, и Анна с удивлением увидела на его губах улыбку.

– Почему же здорово? – хмуро поинтересовалась девушка.

– Потому что это значит, что по сказочным законам у тебя все будет чудесно. Вспомни Белоснежку, Золушку, Элизу, братьев которой превратили в лебедей. Уверяю тебя: мачеха – это самый верный путь к успеху. Надежная гарантия. Еще лучше, если она злобная колдунья.

Анна вздохнула.

– Вообще-то моя, похоже, не колдунья, а совершенно обычная… Правда, отец ее на самом деле любит.

– Значит, колдунья, – безапелляционно заявил Принц. – Колдуньи – мастерицы привораживать и умеют сделать так, что даже родной отец забывает об интересах своего ребенка. Так во всех сказках происходит.

– Может быть, – согласилась девушка. Ей не хотелось больше обсуждать мачеху, к тому же у нее не было прямых фактов, позволяющих подтвердить обвинение.

Видимо, принц был очень чутким человеком и понял ее правильно, потому что приблизился и, преклонив колено, протянул букет.

– Прими эти цветы, прекраснейшая. Пусть они не так хороши, как ты, но все же этот букет хоть отчасти выразит мое восхищение твоим очарованием.

Аня взяла букет и вдохнула сладкий запах. Сказочные цветы пахли совершенно по-сказочному, их тонкие ароматы сплетались и обволакивали, словно окутывали волшебной сетью. Хотелось петь и смеяться, словно ей подарили овеществленное счастье.

Анна наклонилась пониже, вдыхая чудесный запах, и уткнулась лбом в свои коленки.

После сна, бывшего гораздо ярче чем обыденная реальность, собственная комната показалась ей тусклой, словно бы нереальной. Зато, если принюхаться, в воздухе все еще улавливался запах цветов. Совсем слабо, но все-таки чувствовался… или она уже сходит с ума?..

За окном шуршал дождь.

Девушка откинула одеяло и легла, надеясь снова оказаться в сказке, но, кажется, ничего примечательного ей не приснилось. По крайней мере, на утро она не помнила своих снов, зато могла до последней детали воспроизвести тот сон про луг и принца.

* * *

Тронный зал тонул во тьме, лишь подчеркнутой редкими всплесками горящих свечей. Их слабый огонь дрожал, чувствуя, что не в силах противостоять окружающему мраку. Шаги вошедшего отражались от стен, отдавались эхом и, превратившись то ли в предсмертные хрипы, то ли в жалобные стоны, таяли где-то в углах.

Трон стоял в углублении, почти полностью закрытый плотной занавесью тьмы. Только поблескивала пурпурная, шитая золотом, парча тяжелого одеяния на коленях у сидящего человека, лица которого невозможно было различить, да сверкал огромный перстень на его руке.

Тот, кто потревожил шагами тишину этого зала, остановился, не доходя до трона, и преклонил колено.

– Я здесь, Ваше величество, – произнес он, не поднимая головы.

– Хорошо, – голос был сух холоден. – Ты видел девчонку?

– Да, Ваше величество. Она показалась мне упрямой. Думаю, от нее стоит ждать неприятностей.

– Она опасна для тебя? – в ледяном тоне скользнула легкая тень насмешки.

– Нет, но все же я не стал бы недооценивать противника.

– Ты прав… Я доверяю тебе. Не подведи меня. Не забывай о том случае, когда ты едва не погубил все дело, поддавшись глупой жалости. Ты помнишь?

Посетитель едва заметно вздрогнул, но тут же взял себя в руки.

– Этого не повторится, Ваше величество.

– Вот и хорошо, – ледяной голос едва заметно, на долю градуса, потеплел. – Ты знаешь, чем мы рискуем. Ты знаешь, ради чего мы ведем эту битву. Действуй так, как сочтешь нужным.

– Я не подведу, Ваше величество! – посетитель поднялся и, поклонившись, направился прочь из зала.

Было заметно, что он не мастак раскланиваться, да и походка его выдавала того, кто привык к вольному передвижению, кому в гуще боя удобнее и проще, чем в самых роскошных покоях.

Свечи ярко вспыхнули и погасли, полностью сдавшись ночи. Стихло испуганное эхо одиноких шагов, и в зале опять воцарились тишина. Пронзительная и беспощадная тишина, в которой не было слышно даже дыхания.

Если бы отважный естествоиспытатель задался целью найти место, где торжествует идеальное небытие, его цель оказалась бы достигнута.

* * *

– Привет! Сегодня премьера нового фантастического фильма о страшных сказках, может, слышала? Так вот, у меня как раз есть два билета, – Стас улыбнулся так уверенно, словно они были друзьями и периодически ходили вместе в кино.

Аня слегка растерялась и тут же одернула себя. Почему, она, словно девчонка, смущается из-за всяких пустяков. Подумаешь приглашение в кино! Разве она последняя уродина, что ее даже пригласить никуда нельзя? К тому же Стас симпатичный, интересный как личность, да девчонки умрут от зависти, а Оксанка, наверняка, вообще лопнет. Что же тут сомневаться?!

– Спасибо, мечтала сходить на этот фильм, – ответила она, как при игре в теннис, возвращая Стасу улыбку.

Они договорились встретиться вечером, за час до сеанса, и разошлись по своим аудиториям.

И все же, даже приняв решение, Аня слегка нервничала. Это свидание? Очевидно да… От этой мысли делось приятно и слегка беспокойно. Нормального опыта свиданий у нее не имелось. В средних, а тем более старших классах вокруг нее стали складываться парочки, но сначала Аню это не слишком волновало, да и не видела она никого достойного, а потом ее жизнь резко изменилась и стало уже не до парней и свиданий.

Она всегда была для отца самым главным человеком на свете. Когда Аня была маленькой, он возил ее на плечах, задаривал всевозможными сладостями и покупал то, на что указывал дочкин пальчик. Но это не все. Самое главное, что они всегда разговаривали – совершенно открыто, без препятствий и недомолвок, которые бывают между взрослым человеком и ребенком.

Сначала отец читал ей сказки, и они долго обсуждали их, придумывали, что случилось бы, если бы Аня попала в заколдованное королевство.

– Ты бы спас меня? – с волнением спрашивала отца девочка. Спрашивала, хотя прекрасно знала ответ на этот вопрос.

И отец отвечал всегда именно так, как нужно.

– Да, моя принцесса. Я бы прошел огонь и воду, перелез через зачарованную ограду и оказался в волшебном саду. Ты бы уже ждала меня, а чудовище лизало бы твою руку и выпрашивало сладости.

– Я бы дала ему сладостей, – соглашалась Аня. – Ведь чудовищу одиноко потому, что его никто не любит?..

– Ты у меня молодец, принцесса, – говорил отец и целовал ее в макушку.

Он был самым храбрым, самым умным и самым благородным.

Наверное, поэтому ни один из молодых людей с прыщами на подбородке и ломающимся баском не мог даже издали приблизиться к ее идеалу. Ей нужен был кто-то вроде отца. Может, только немного хуже, потому что второго такого же просто не существует на свете.

А потом… потом пришла зима. И отец встретил мачеху.

Аня помнила тот вечер, когда он вернулся поздно. От него пахло морозом и чужими духами. Он тогда почти не отвечал на вопросы и казался погруженным то ли в свои мысли, то ли в воспоминания. Он выглядел потерянным. Он казался зачарованным.

И от этого становилось действительно больно. Так больно, словно грудь опоясали раскаленные железные обручи, и они теперь сжимаются, дробя кости, превращая внутренности в кровавую окрошку.

Даже сейчас при мысли о том зимнем дне Анну передергивало.

Ее жизнь раскололась и, что бы ни случилось, уже никогда не станет прежней. Если разбилась твоя любимая чашка, склеить ее невозможно, как ни старайся.

Как часто Аня пролистывала старый альбом… Вот мама смеется, молодая и счастливая. Вот они с папой позируют на фоне цветущих яблонь, и на ней ее любимое красное платье. Платье после появление Маши Аня утащила к себе и часто доставала из ящика. Оно уже совсем не пахло мамиными духами, но девушке казалась, что она еще помнит тот самый запах, очень нежный и прекрасный. Ничего подобного не нашлось ни в одном парфюмерном магазине, и вовсе не удивительно, запах так и остался маминым, неповторимым… Если бы только можно было повернуть реку времени вспять!.. За это стоило заплатить чем угодно, и все равно цена оказалась бы не слишком велика.


Аня не стала возвращаться домой, а села с книгой в кафе, ожидая назначенного часа. Горячий кофе со взбитыми сливками немного разгонял тревогу и хандру. Книга оказалась интересной, но все же Аня периодически отвлекалась, что уже являлось нехарактерным для нее, и поглядывала на часы, отмечая, как медленно движется время.

У нее свидание. Настоящее – не во сне с несуществующим принцем, а в реальности – с парнем из плоти и крови. Почти у всех девчонок в группе есть парни и теперь, встречаясь со Стасом, она поднимется на ступеньку, ведь даже Оксана не прочь с ним заметить. Может, тогда с ее лба сойдет невидимое клеймо белой вороны, и она станет, наконец, счастливой. Да и пора бы, что бы там бабушка не говорила про своевременность – самое время, в ее возрасте мама уже встречалась в отцом.

Наконец, подошло время. Можно было расплатиться, встать и выйти на улицу.

В лицо ударил резкий порыв ветра. Уже темнело, и повсюду зажглись фонари. Добраться до кинотеатра можно было пешком, и это благо, потому что ехать в переполненном в час пик метро – то еще удовольствие.

Девушка медленно пошла по тротуару, думая о том, что сама же себя накрутила. Нужно меньше фантазировать, а со Стасом все, наверняка, сложится само собой. Придется только запастись терпением и подождать. Все-таки он обаятельный и, пожалуй, действительно ей нравится…

Она слишком глубоко погрузилась в свои мысли, а поэтому не сразу заметила несущийся навстречу черный мотоцикл с байкером, одетым в черное, с глухим черным шлемом на голове. Он был уже совсем близко – беспощадный, словно сама смерть.

Говорят, что в экстренные моменты способности человека возрастают и он способен на то, что никогда не совершил бы в обычном состоянии.

Тело Ани отреагировало быстрее, чем ее сознание. Она крутанулась на месте, уходя от столкновения и, вместе с тем, словно на тренировке в зале, нанесла удар ногой. Причем так удачно, что мотоцикл отклонился от курса, приложив своего седока правым боком и ногой о фонарный столб.

Но и у байкера оказалась неплохая реакция. Каким-то чудом выровнявшись, он поднял взревевший мотоцикл на дыбы, словно лошадь в цирке, а потом рванул и скрылся за поворотом.

– Или сынок депутата, или футболист! – послышался рядом с Аней раздраженный женский голос. – Развели беспредел! На людей на улицах наезжать стали, прямо на тротуарах.

– Полиции на них нет. Тьфу! – присоединился к женщине мужчина.

Они были не вместе, но так явно образовывали сейчас пару, что Анна поспешила уйти, чтобы не стать третьей лишней.

Пульс все еще стучал в висках тревожными молоточками.

Ее хотели убить? Или это случайность? Что вообще произошло? Почему? За что?

На всякий случай она больше не отвлекалась и внимательно следила за всем, что происходит вокруг, а когда пришлось переходить дорогу, под которой не был проложен подземный переход, преодолела ее бегом в считанные секунды. Что бы ни происходило, осторожность не помешает. Как говорят, на бога надейся, а сам не плошай.

На место встречи Анна прибыла заранее и села на лавочку, предварительно убедившись, что ни черных мотоциклов, ни подозрительных байкеров поблизости нет.

Время шло. Когда и через десять минут после назначенного часа Стас не появился, Аня подумала, что он не придет. Хуже всего, если это какая-то институтская игра. Он пошутил, или его подговорили девчонки. А что, вполне вероятно, что они, во главе с той же Оксаной, наблюдают за ней откуда-то из-за угла и тихонько хихикают.

От этой мысли девушка подскочила, словно ужаленная. И тут заметила Стаса.

Он шел к ней, ощутимо хромая… на правую ногу…

Анне показалось, что огромный город замер – не слышно было шума машин, разговора людей… ничего – только пульсирующая, болезненная тишина в ушах.


Глава 3
Чем дальше в лес, тем злее волки

– Извини за опоздание. Я вышел вовремя, но так получилось… – Стас замялся и посмотрел на нее искоса, как-то робко.

Девушка промолчала. Ей было даже любопытно, что он придумает. Все-таки писатель. Так путь выдаст какую-нибудь невероятную версию, продемонстрирует воображение и писательский талант.

– Дело в том, что меня ударил какой-то псих. Байкер, весь в черном. Прикинь, проходил мимо и молча врезал мне по ноге ботинком. А у него такие ботинки… со стальными вставками, ну знаешь?..

Анна поморщилась. Это было уже слишком. Стасу впору поставить творческий незачет. Можно придумать что-нибудь поэффектнее и пооригинальнее.

– А почему он тебя ударил, как ты думаешь? – поинтересовалась она.

– Может, ненормальный? – Стас снова бросил на нее быстрый взгляд, вероятно, проверяя, как воспринимается его байка. – Совсем чокнутый. Сейчас кого только не встретишь. Прикинь, он был в глухом черном шлеме. Я хотел его поймать, но он мгновенно скрылся, а еще нога очень болела… – Парень наклонился и потер ногу.

– Понимаю, – хмыкнула Аня. – Кстати, скажи, а ты, наверное, сам на байке даже ездить не умеешь?

– Почему не умею? – как будто обиделся Стас. – Умею. У приятеля есть мотик. Мы на даче иногда гоняем…

Девушка едва не рассмеялась. Забавно получается. Если собрать факты, картина выходит престранная.

Факт первый. Стас неожиданно обращает на нее внимание, выбрав из огромного женского коллектива. Почему? И почему именно сейчас, так внезапно? Ее – обычную, скорее даже невзрачную, хотя, конечно, умную, с богатым внутренним миром. Но проблема в том, что мозги обычно интересуют не парней, а зомби, а богатый внутренний мир – патологоанатомов.

Факт второй. Стас зовет ее в кино и на нее нападают неподалеку от места, где назначено свидание. Кто еще знал об этом месте, кроме Стаса? Никто.

Факт третий. Стас хромает. Хромает, Карл! Хромает на правую ногу! Точно так же, как должен хромать тот чертов байкер. Это ли не достаточное доказательство само по себе.

Факт четвертый. Он тут же рассказывает про зловещего байкера в черном. Ссылается на то, что явно знает Аня. Должно быть, этот фольклорный персонаж обосновался неподалеку и развлекается тем, что пытается убить прекрасных и не очень юных дев и калечит рыцарей, обходясь с ними несравненно мягче, видимо, из гендерной солидарности. Уже смешно.

Ну и факт пятый, словно вишенка на торте. Стас, кажется в насмешку, прямо признается ей, что ездит на байке.

Но зачем все это? Зачем Стасу ее убивать? Или, возможно, он хотел просто ее напугать? В этом случае он должен быть истинным профи, умеющим просчитать все до миллиметра. Но этот персонаж явно не на ее стороне и от него стоит держаться подальше. Как можно дальше. По возможности, вычеркнуть его из своей жизни, стереть ластиком.

– Пока, мне пора, – Анна отвернулась.

– Погоди! – Стас попытался поймать ее за руку, но девушка ловко увернулась. – Ты что, обиделась? Я же извинился! С кем ни бывает!

С кем ни бывает? Это так теперь называется покушение на убийство? Хорошенькое оправдание.

Она не стала отвечать – зачем, все и так предельно ясно.

Бегом спускаясь по ступенькам в метро, Аня злилась на себя. Размечталась! Собралась на свидание! Поверила! Боже, какая же она дура! Дура и еще раз дура!

От злости и разочарования девушка едва не плакала.

* * *

Он оказался на лугу и упал лицом в траву, натужно кашляя кровью. В груди болело так, словно там развели костер. Легкие разрывались, голова кружилась до сине-зеленых кругов перед газами… или это дурацкая трава и васильки?..

Каждый переход стоил ему уйму собственных сил и отнимал крупицу жизни. Потому, что он был чужд тому миру, в том мире его никто не ждал, а мироздание не любит, когда кто-либо вмешивается в его законы, настраивая его под себя.

Он сжал зубы и сосредоточился на том, чтобы дышать медленно, почти незаметно, отслеживая, как воздух проходит в легкие, попадает в кровь. Понемногу становилось лучше. По крайней мере, мысли удалось занять. Нет, он не боялся боли, но и привыкнуть к ней оказалось невозможно.

– Тридцать… двадцать девять… двадцать восемь… – мысленно отсчитывал он, делая вдох на четном и выдох на нечетном числе, – …три… два… один…

Наконец, можно было приподняться и вытереть губы рукой. На пальцах осталась кровь, и он тщательно очистил их травой.

Зря… все усилия сегодня были напрасными. Хотя результат оказался даже не нулевым, а ушел куда-то далеко в минус. Теперь девчонка что-то подозревает, она недоверчива и насторожена. Хуже не придумаешь. Так бездарно провалить свой шанс!.. Но она оказалась серьезным противником. Отреагировала молниеносно и очень четко. Кто еще смог бы так же успешно действовать на ее месте?.. Нет сомнений, что она очень, очень достойный и серьезный противник. Он был прав, не позволяя себе ее недооценить.

Надо что-то придумать. Их противостояние может получиться забавным, ему давно не попадались по-настоящему интересные задания, но лишь бы не в ущерб делу. Между красотой и практичностью всегда нужно выбирать последнее. Хотя… тут он улыбнулся самыми уголками губ… хотя было бы забавно подбросить ей черную байкерскую перчатку и посмотреть, как девчонка на нее отреагирует. Испугается? Запаникует? Может, именно такой метод окажется против нее самым эффективным? Не идти в лоб, раз у нее все неплохо с поведением в критических ситуациях и с физической подготовкой, а изматывать неожиданными выпадами, пугать, сводить с ума, не давать отдыха и покоя?.. Почему бы и не так. Так поступают с глупой дичью и даже с благородными хищниками. При охоте на волков их поднимают и гонят на флажки.

В любом случае, безусловное преимущество на его стороне. Девчонка не понимает, куда уже ввязалась, не знает правил игры и законов их мира. Она – слепая пешка. Красная Шапочка, отданная на съедение Волку, и никакой нормальный хищник не упустит эту добычу.

Он медленно поднялся и слегка поморщился от боли в правой ноге. Все-таки очень ловко девчонка его приложила, подумалось ему с оттенком восхищения.

Совсем неподалеку, на холме, окруженный городишком, стоял замок, неправдоподобно сказочный, слишком красивый и яркий на фоне уже темнеющего вечернего неба. Так положено по законам сказки – у них красивая оболочка и обычно страшная, отвратительная начинка. Древние сказки не лгут, в них есть своя правда.

Принц изнасиловал спящую девушку. Белоснежка заставила мачеху надеть раскаленные железные башмаки и плясать в них на балу (говорят же, что железо – хорошее средство против ведьм). Кровь, боль, подлость, насилие – вот она изнанка красивой сказки. Он Охотник и не ему бояться крови.

Ну что же, и здесь вскоре прольется кровь… К такому не привыкать, это вполне по законам старых сказок, где герои, возможно, и не живут долго и счастливо, но частенько умирают в один день.

Легкий, едва различимый шорох, заставил его насторожиться. Чуть дальше по дороге притаилась засада. Королева предприняла новую попытку его поймать. Давненько она не совершала подобных глупостей! Охотник улыбнулся. Будет приятно поразмяться. Притаившиеся еще не заметили его появления, поэтому он осторожно двинулся в обход, морщась от мыслей, сколько же шума производят в лесу неопытные люди. О, если бы ему самому поручили устроить на себя засаду, он сделал бы все по-другому. Всего один хороший арбалетчик и, конечно, достойная приманка – такая, от которой нельзя отказаться, даже полностью осознавая все возможные риски. Это оказалось бы гораздо интереснее, чем нагонять неловких и испуганных ребят, которые сейчас сидели по кустам, судорожно вцепившись в бесполезное оружие.

Дозорного, расположенного ближе всех у тропинки, он снял одним точным выстрелом. Мальчишка свалился на землю даже не пикнув.

Затем Охотник сам забрался на дерево и тихонько засвистел.

Вторая жертва высунулась из кустов через пару минут и стала озираться, пытаясь оценить обстановку. Охотнику доставило особое удовольствие всадить стрелу точно ему в глаз. Когда-то он точно так же поражал мишень на замковом дворе, и даже Королева благосклонно улыбалась его меткости.

Дальше все пошло еще скучнее – не дождавшись возвращения одного из людей, сидевшие в засаде запаниковали и, разумеется, наделали массу ошибок.

Он подстрелил их всех, одного за другим. Методично и спокойно, как всегда, когда делал свою работу. И только убедившись, что дело окончено и желающих встретить смерть сегодня больше нет, покинул боевой пост.

Отодвинув ближайшее тело носком сапога, Охотник подумал, что бедолаги сами выбрали свою судьбу. Не суйся в лес – не станешь пищей волкам. Мораль проста.

Он сделал еще шаг и скривился от боли – проклятая нога все еще давала о себе знать. Забавно: похоже, девчонка – единственный достойный на сегодняшний день противник. Будет любопытно познакомиться с ней поближе.

* * *

Все еще расстроенная, она вышла из метро и огляделась.

Вроде, все спокойно. Да и вряд ли Стас нападет на нее второй раз так быстро.

Тем не менее Аня сохраняла сосредоточенность, но, зайдя за угол дома, поняла, что, видимо, сошла с ума на почве переживаний.

Сразу за углом начиналось уже знакомое ей поле, а прямо перед ней, вместо грязно-белой семнадцатиэтажки, поднимался массив белоснежного замка, как положено, украшенного изящными шпилями, зубчатыми стенами, остроконечными башенками.

Правда, оставалась еще смутная надежда, что Анна просто заснула. Тогда и случай с нападением, и нынешнюю ситуацию легко списать на сон. Это оказалось бы самым лучшим выходом. А что, если она и вправду задремала в кафе и ничего плохого просто не произошло?..

Аня ущипнула себя посильнее, но не проснулась, только почувствовала боль.

И тут, прямо перед ней, заскрежетала и распахнулась маленькая, незаметная изначально дверь. Девушка отпрыгнула и тут увидела Принца – того самого, что снился ей прошлой ночью.

Как ни странно, это ее немного успокоило. Сны иногда принимают самую причудливую форму и готовы посрамить реальность своей достоверностью и тщательной проработанностью. Сознание, а тем более подсознание – субстанции, до сих пор еще очень плохо изученные.

– Я ждал тебя, – проговорил Принц и посторонился. – Заходи, пожалуйста.

Анна поколебалась. Стоит ли входить туда, откуда не знаешь, сможешь ли выйти? С другой стороны, ведь это не может быть ничем иным, кроме сна (или острой формы сумасшествия). В любом случае, терять нечего, зачем же оставаться снаружи.

– И давно ты меня ждал? – поинтересовалась девушка, осторожно проходя через узкую дверь и оказываясь в очень тесном коридорчике с глухими стенами.

– С того момента, как мы расстались, – сообщил Принц. В его руке был факел, который сейчас очень дымил, и Аня раскашлялась от дыма, сбивая общий романтичный настрой сцены.

Вести дальнейший разговор прямо сейчас оказалось затруднительно, и она последовала за Принцем по коридору. Через несколько поворотов он вывел к очередной двери, на этот раз не наружу, а внутрь.

За этой дверью располагалась небольшая комната, на стенах которой висели огромные гобелены, изображающие сцену охоты: красивый темноволосый мужчина на вороном коне и в сверкающей золотой короне, несомненно, был королем. Рядом с ним, на белой лошади, ехала королева – как водится, с длинными золотистыми волосами, тоже очень красивая. Чуть поодаль, на крапчатой, должно быть ради разнообразия, лошади держался… вышитый принц. Кажется, лет на пять помоложе себя теперешнего.

Перед процессией шли егеря с собаками, а дальше, среди деревьев, виднелся силуэт оленя с вышитыми серебряной ниткой ветвистыми рогами.

– Красиво, – Аня посмотрела на Принца. – Это твоя семья?

– Да, – он кивнул, не глядя на гобелен, и Анна тут же вспомнила, что разговоры об отце являются для принца болезненными. Ах да, кажется, Король погиб недавно? Или относительно недавно? И как раз на охоте… Неприятная ситуация… Ей вдруг показалось, что угол гобелена испачкан кровью.

Девушка поспешно отвернулась. Сон и так пока не слишком приятен, не стоит воображать всяческие ужасы и вовсе превращать его в кошмар. Подсознание, скорее всего, прекрасно, гораздо лучше, чем надо, справится с этой задачей.

– Я мечтал, чтобы ты попала ко мне в гости, – заговорил тем временем Принц, машинальным жестом поправляя густые темные волосы. – Пройдем, я покажу тебе, как живу. У нас тут все интересно устроено. Есть дворик с розами и певчими птицами. Знаешь, как там хорошо в сумерках, когда начинают петь соловьи!.. Тебе обязательно понравится, вот увидишь… Есть зал, в котором ровно пятьсот зеркал. Когда в нем проходят балы, кажется, будто гостей неисчислимое множество… Ужасно, правда?.. Есть комната с колоннами и полами из нефрита, а есть янтарная комната, когда заходишь в нее, словно оказываешься в сердцевине цветка…

– Должно быть, красиво, – согласилась Анна. Ей так и представилось все, что описывал Принц. – Мне сложно сказать, но кажется, я никуда не спешу, и у меня будет время все это осмотреть, раз уж я здесь оказалась.

– Конечно, – Принц радостно улыбнулся, открывая перед гостьей дверь. – У нас достаточно времени. Пожалуйста, иди за мной.


Дворец, и вправду, оказался сказочный. Анна осмотрела величественные залы, каждый из которых не был похож на предыдущий и содержал какую-то диковинку, заглянула в сад, где и вправду, росли розы и пели соловьи, а от густо-сладкого запаха множества цветов кружилась голова.

– Чудесно! – повторяла девушка.

Ей уже было все равно, видит ли она сон, или и вправду попала в сказку. Принц хлопнул в ладоши, и расторопные молчаливые слуги мигом накрыли в саду стол.

На нем были изысканные лакомства, а вино, настоянное на пряных травах, оказалось великолепным и непохожим ни на какой из тех напитков, которые пробовала Анна раньше.

– Как здесь замечательно! Ты живешь, словно в раю! – сказала она, глядя на Принца.

Но тот вдруг отвернулся, словно хотел скрыть нежелательные эмоции.

– Что-то … не так?

– Нет, все нормально, – он повернулся к ней и даже попытался улыбнуться, хотя улыбка вышла слегка натянутой.

– Пожалуйста, расскажи! – Аня умоляюще взглянула на него. – Я же вижу, что тебя что-то беспокоит.

– Нет, – он махнул рукой. – Лучше послушай соловья. Он поет так сладко, что у меня разрывается сердце. У нас есть красивая легенда о юной принцессе, которая то ли умерла, то ли заснула долгим сном. Почти сто лет лежала она в своем замке, густо оплетенном колючим терновником, и каждую ночь к ней прилетал соловей, надеясь разбудить спящую. Он пел для нее свои самые лучшие песни, с каждой ночью они становились все прекраснее и все больше наполнялись тоской и отчаянием бедной птицы. И пока он пел, на щеки спящей постепенно возвращался румянец. Ночь от ночи соловей все слабел, потому что отдавал всю свою любовь, всю жизненную силу той, что безмолвно и бездвижно лежала под пыльным балдахином на кровати с высокой резной спинкой. А девушка выглядела все более живой и уже улыбалась в своем долгом сне. Наконец, когда сил у соловья совсем не осталось и он больше не мог петь, несчастная птица от отчаяния бросилась на острый шип терновника. Но только шип пронзил его сердце, как принцесса проснулась. Как раз в это время поблизости от замка проезжал один принц, возвращавшийся с охоты. Поэтому заслугу пробуждения принцессы приписали ему. Но это еще не все. Говорят, что когда принц поднялся в башню, где была проснувшаяся принцесса, он увидел странную вещь: на одном из шипов терновника, как раз перед самым окном, выросла прекрасная пурпурная роза. Принц сорвал ее и, преподнеся принцессе, попросил ее стать его женой.

– А дальше? – спросила Аня, видя, что он замолчал.

– А дальше жили они долго и счастливо, – пожал плечами Принц.

– Но что же с розой?

– Как что? Она завяла и ее выбросили. Кто будет хранить завядшие розы?..

Аня посмотрела на него, не понимая, проверяет ли он ее, или действительно говорит то, что думает, но Принц отвернулся, чтобы срезать для нее самой чудесную белую розу.

– Возьми, – протянул он цветок. – С ней уж точно не связаны никакие кровавые или драматические истории.

И в этот самый момент на сад вдруг налетел порыв пронзительного ледяного ветра. Деревья заскрипели, словно застонали.

«Помогите, – кажется, послышались в вое ветра полные муки голоса. – Помоги-и-те!..»

– Что это? – поежилась девушка.

– Пойдем, – молодой человек потянул ее за руку, уводя из сада.

– Но что это? Я не уйду, пока ты не скажешь! Я же чувствую, что что-то не в порядке! – уперлась Аня.

– Хорошо, – принц тяжело вздохнул. – Я тебе расскажу, только пойдем, здесь становится опасно…

Он привел ее в комнату, где ярко горел камин, трещали дрова и было так уютно, что с трудом верилось во что-то плохое.

Анна устроилась в кресле у камина. Принц встал в пол-оборота к ней, и отблески пламени плясали на его изящном лице, переливались в темных волосах. Он казался очень красивым и, вместе с тем, благородно-одиноким. Хотелось шагнуть к нему, обнять, погладить по густым волосам.

– Я не хотел тебя тревожить… – заговорил он, глядя на огонь. – Поэтому скрыл кое-что… Со дня смерти моего отца не все в нашем королевстве благополучно. Король погиб в результате страшного волшебства, и это же волшебство разъедает наше королевство, словно ржавчина добрый клинок. Злой колдун, не живой и не мертвый, хочет прибрать эти земли к своим рукам. Его чары разрушают нашу жизнь. Возможно, ты заметила у стен дворца терновник и голые, лишенные листвы деревья? Это лес идет в наступление на нас. День ото дня его колючие ветви тянутся все ближе и ближе, день ото дня все больше черных воронов, кружащихся над дворцом, а вечерами здесь свирепствует черный вихрь, и горе тому несчастному, кто окажется в это время за пределами стен!

– Но что же делать?! – Анна вскочила со своего места и все же сделала шаг к Принцу, правда, так и не коснувшись его. – Вы… вы бились с колдуном?

– Бесполезно, – молодой человек склонил голову, и на лице его читалось истинное страдание из-за собственного бессилия. – Есть пророчество, что никто из нашего мира не может погубить колдуна. Он использовал заклятье, полностью обезопасив себя от любого существа отсюда. Ни мужчина, ни женщина, ни ребенок, ни зверь, ни птица, ни прочая тварь не способны нанести ему хоть какой-нибудь вред. Он все продумал, так что любые попытки бесполезны. Нам остается только смотреть, как гибнет наше королевство. Как гибнет все, что мы любим, все, чем мы гордились!..

Под грузом непосильного бремени плечи Принца ссутулились, а голова поникла.

И тут Анна не выдержала и все же обняла его. Он вздрогнул и уткнулся ей в плечо, кажется, стараясь спрятать слезы. И от ощущения его горя и бессилия у нее тоже едва не разрывалось сердце.

– Я не хотел, чтобы ты это знала… – пробормотал молодой человек.

– Но… – Анна вдруг почувствовала злость, тугой пружиной разворачивающуюся в груди. – Но на него же можно, в конце концов, найти управу! Если с этим колдуном не способен справиться никто из вашего мира, то я, например…

– Нет! – принц отпрянул. – Я даже не хочу об этом слышать!

– Но я же не случайно сюда попала! Случайностей не бывает! – настаивала девушка.

– Не бывает, – кивнул Принц. – В тебе особая кровь…

Анна вздрогнула. Она всегда подозревала о чем-то подобном. Чувствовала, что стоит немного особняком от своего мира… Так неужели?..

– Поэтому я обрадовался и огорчился одновременно, когда ты появилась у нас, – продолжал Принц. – Но я не готов к тому, чтобы укрываться за твоей спиной и не собираюсь тобой рисковать. Я слишком боюсь тебя потерять. Ты уже стала мне дорога.

Он взглянул на нее, и в его глазах читались боль и смятение.

Анна до крови закусила губу. Неужели это все на самом деле происходит именно с ней? Неужели она, как героиня книг или фильмов, оказалась избранной, и от нее одной зависит судьба целого королевства? Неужели этот красавец-принц ее любит?

Все эти вопросы в страшном беспорядке теснились в ее голове, мешали осмыслению происходящего.

– Погоди, что ты говорил об особой крови? Расскажи подробнее! – попросила она.

– Пойдем, я провожу тебя к Королеве, – Принц едва коснулся ее руки, но Анну словно ударило электрическим током. – Она расскажет лучше…

Девушка сделала шаг и…


… едва не наткнулась на отца, стоящего в прихожей.

– Ну и как ты объяснишь свое поведение? – спросил он, нахмурившись.

Аня моргнула, ничего не понимая. Еще секунду назад она шла за Принцем, а теперь… Что происходит? Она до сих пор спит? Как еще можно объяснить всю эту чертовщину?

– А что я сделала? – спросила она, больше для того, чтобы потянуть время и попытаться сосредоточиться и осознать, что происходит.

– Ты издеваешься? – поинтересовался отец ледяным тоном. – Хорошо, если хочешь, я тебе напомню. Во-первых, ты устроила в квартире страшный сквозняк, зачем-то открыв все окна и двери, хотя Маша совсем недавно болела. Во-вторых, впрочем, для тебя это не в новинку, опять ей нахамила.

«Сквозняк? – с ужасом подумала Аня, вспоминая ледяной порыв ветра, который ощутила, когда была в саду с Принцем. – Неужели я схожу с ума?.. Или все-таки сплю? Господи, пусть это окажется всего лишь сон! Всего лишь безобидный кошмар. Ну пожалуйста!..»


Глава 4
Секретный ингредиент

Ночью она не видела снов. Наверное, потому, что и дневных глюков оказалось достаточно. Даже более чем.

На учебу Аня не пошла. Маша с раннего утра укатила на работу, и можно было спокойно сидеть у себя в комнате, врубив на всю громкость музыку. Она слегка успокаивала, вернее, отвлекала.

И все же мысль о том, что же произошло вчера, изрядно беспокоила Анну.

У нее было две основных версии.

Версия первая. Допустим, сказочный мир существует. И Стас, скорее всего, что-нибудь о нем знает. Если вспоминать, все началось как раз в тот день, когда Станислав впервые обратил на нее внимание. Но почему? И зачем он пытался ее убить? Если бы можно было припереть его к стене и выпытать правду! Но он, разумеется, станет все отрицать. Скажет что-то вроде: «Ты что, совсем, девочка, ку-ку? Или книжек перечитала?» Нет, такой план не годится. Нужно придумать что-то другое…

Так вот, если сказочный мир существует, и Анна нужна там… возможно, отчасти принадлежит тому миру, не случайно же именно ей открылся туда доступ, она обязана помочь королевству. Кстати, надо спросить Принца, не знает ли он Стаса…

Версия вторая. Никакого сказочного мира нет, реальность торжествует во всех своих проявлениях, а то, что видела Анна – либо результат болезни ее сознания (и тогда, привет тебе, о дурка!), или воздействие психотропных веществ, которые ей каким-то образом кто-то подмешивает с целью свести с ума или убедить в том, что она сходит с ума. При первом варианте этой версии все совсем плохо, поскольку проконтролировать себя она не сможет, но пока непохоже, чтобы у нее была совсем уж беда с головой, мыслит же она, например сейчас, вполне здраво? Или это не показатель?.. Ладно, лучше временно отставить этот вариант в сторону. Вариант второй проверяем. Можно ничего не есть ни дома, ни в университете, обходиться покупной едой, причем приобретая ее каждый раз в разных магазинах и избегать потенциально опасных мест – где ей могут что-то вколоть или просто прибегнуть к гипнозу, заставив забыть сам факт этой встречи.

Вроде, все выглядело логично, и девушка слегка повеселела.

Мысль о том, что Маша может участвовать в сомнительных делах, не казалась Анне совсем дикой. Конечно, говоря отцу, что подозревает, не отравлен ли суп, Аня вела себя по-детски и перегибала палку, но что, если в этой шутке, как говорится, только доля шутки?..

Анна вспомнила, как увидела будущую мачеху впервые.

Это было в декабре, накануне Нового года.

– Я хочу тебя кое с кем познакомить, – сказал отец, кажется, дословно цитируя расхожую фразу из дешевых мелодрам.

– Я не хочу ни с кем знакомиться, – ответила Аня, уже прекрасно понимавшая, о чем пойдет речь.

– Ты всегда меня понимала и должна понять и на этот раз, – отец подвинул стул и уселся напротив нее. – У меня есть своя жизнь. Вернее, долгое время ее не было… Но так случилось, что я встретил женщину… Я очень серьезно к ней отношусь, понимаешь? Наши отношения очень важны для меня, поэтому я прошу тебя: познакомься с ней. Возможно, она тебе понравится.

Аня вздохнула. Примерно такого разговора она ожидала и боялась уже некоторое время. Как больно отдавать кому-то хотя бы частичку близкого тебе человека! Но все изменилось, отец уже не такой, как прежде – он все чаще и дольше пропадает по вечерам, все больше впадает в задумчивость и меньше интересуется делами дочери, которые всегда были для него на первом месте, превыше собственных… Она уже почти его потеряла. А вдруг эта новая знакомая окажется нормальной? Вдруг отец будет с ней счастлив?.. Боже, ну почему жизнь иногда так напоминает дешевую мелодраму?!

– Хорошо, я познакомлюсь с ней, – пробормотала она, чувствуя внутри сосущую пустоту.

И тогда отец привел Машу.

К ее приходу он целый день наводил в доме порядок, даже пол два раза вымыл для лучшего результата. А еще накупил всяких деликатесов из якитории, вино, сладости, фрукты…

Маша пришла в норковой шубке, от которой пахло уже знакомыми Ане духами, принесла тортик и мандарины. Красивая, уверенная, элегантная, словно являлась не живой женщиной, а была картинкой, старательно созданной художником. Идеальное произведение искусства. Ее бы под стекло с надписью «не вскрывать» – и в витрину.

– К столу, – засмеялась она, отдавая пакет. – Скоро Новый год, пора уже создавать себе настроение!

Аня боялась, что пассия отца окажется слишком молодой, чуть ли не ее ровесницей, подобных историй полно, но Маше было побольше. По ее гладкому лицу диагностировать точный возраст не представлялось возможным, но кажется, немного за тридцать. Позже Анна узнала, что мачехе тридцать восемь. Выглядела она, надо признать, неплохо. Среднего роста, с красивой точеной фигурой, блестящими средне-русого цвета волосами до плеч, теплыми орехового цвета глазами и нормальным, не слишком пухлым ртом, хотя в то время пухлые губки находились на пике моды. Все у нее было в меру, все правильно. Глядя на нее, острее чувствуешь, что на подбородке у тебя как раз вчера, по неизменно работающему закону подлости, выскочил большой прыщ, волосы лохматятся, да и платье, наверное, не стоило брать – слишком яркое, неуместное… папина новая пассия такое бы не надела…

Маша, к Аниной радости, действительно впервые переступившая порог их квартиры, принялась с любопытством осматриваться. Особый интерес ее вызвала, разумеется, размещенная в красивой хрустальной рамке фотография Аниной матери, которую Аня предусмотрительно подвинула на самое видное место.

– Это моя мама, – громко сказала Аня, заметив взгляд гостьи. – Правда, красивая?

– Очень, – ответила Маша и тут же отвернулась, словно не увидела ничего особенного. – Ой, да у вас почти накрыт стол!

Она подошла, что-то подвинула, поставила вазу с фруктами, куда выложила принесенные и помытые мандарины, и стол вдруг заиграл, становясь таким же аккуратным и красивым, как она сама. Словно это было заразно. Смертельный вирус чистоты и порядка.

– Спасибо, какая ты молодец, – отец, хотя обычно не замечал мелочей, обратил внимание на преображение стола и благодарно, слишком интимно, на Анин взгляд, коснулся Машиной руки.

Во время обеда они вели какие-то разговоры. Маша рассказала о себе – она работала переводчицей, работала с крупными издательствами и получила несколько престижных премий, а еще расспрашивала Аню о том, что той интересно и как она учится в школе. Все это топ-вип, что сопровождало Машу, вовсе не удивило Анну, она и ожидала, что у этой претенциозной Марии все в превосходной степени, и сама она такая вип-совершенная, что дальше некуда.

Потом Маша взялась мыть посуду, категорически отставив все возражения отца, а Аня ушла к себе.

Когда она через какое-то время вышла в гостиную, отца там не было, а Маша держала в руках мамину фотографию.

– Что это вы делаете? – спросила Аня, чувствуя, как откуда-то из глубины поднимается злость.

И тут Маша разжала пальцы. Фотография выпала из рук. Зазвенела хрустальная рамка, осыпаясь множеством блестящих под светом лампочек осколков.

Аня готова была поручиться, что подружка отца сделала это специально. Она, такая тщательная и аккуратная… В любом случае, зачем она вообще взяла фотографию?

– Ой! – Маша наклонилась и принялась собирать хрустальные брызги. – Ты меня напугала. Извини, пожалуйста, я найду такую же… или очень похожую…

– Не найдете! – отрезала Аня. Ей было неприятно, что холеные руки гостьи касаются осколков, на которые, похоже, разбилось их с отцом счастье. – Эту рамку, да будет вам известно, покупала еще мама. Она у нас почти двадцать лет стояла. В целости и сохранности!

Маша молчала, а по пальцу у нее стекала крупная капля крови.

Тут на пороге появился отец.

И хуже всего, что он ни слова не сказал про разбитую рамку, вместо этого всполошился.

– Ты порезалась? Погоди, сейчас промоем. У меня есть перекись водорода. И пластырь. Нужно обязательно заклеить. Тебе не больно? Дай подую!

Он суетился вокруг гостьи. Аня молча подмела осколки, понимая, что ничего теперь не наладится. Отец полностью отказался от прежней жизни. Попал под влияние чар.

Обе бабушки – и с отцовской, и с материнской стороны – Машу не полюбили. Мамины родители молча поджимали губы и хотя повторяли, что это не их дело, Аня по тону чувствовала, что они, как и она, сейчас остро переживают предательство. Папина мама считала, что новая невестка очень себе на уме, Анна сама слышала, как бабушка говорила сыну: «Будь с ней осторожнее. Она ого-го, какая непростая». Зато папиному отцу Маша нравилась, как нравилась, кажется, почти всем мужчинам, между ним и бабушкой по этому поводу часто возникали споры, иногда перерастающие в ссоры.

В любом случае, папина новая избранница внесла раздор в их счастливую жизнь, а мамины родители вскоре и вовсе перестали приходить, предпочитая зазывать внучку к себе.

Все стало по-новому, все стало иначе.

Тот Новый год по праву считается худшим праздником в Аниной жизни…

Вечер настал незаметно – словно кошка на мягких лапах прокралась в комнату, только стоило зазеваться. Ждать возвращения мачехи Аня не стала, а вместо этого отправилась на тренировку. Даже если она чокнулась, это же не повод пропускать тренировки и возможность немного спустить пар.

До клуба девушка добралась без проблем, позанималась с душой – так, что одежду пришлось едва ли не выжимать, зато, как всегда, полегчало. Постояв немного под душем, Анна, наконец, снова почувствовала себя человеком, готовым действовать дальше. На ее взгляд, любые действия были лучше пассивного ожидания.

Выйдя из здания, она заглянула в магазин и купила орешков и чипсов – на ужин. Дул ветер, однако земля еще хранила тепло прошедшего лета, и можно было неспеша идти по аллее, не забывая посматривать по сторонам.

Однако она опять упустила тот момент, когда шагнула из привычного ей мира прямо под своды красивого готического замка.

– Королева ждет, – сказал Принц, открывая двери, словно его гостья никуда не исчезала.

Анна шагнула в зал.

Он тонул во тьме, освещенный лишь пламенем свечей, оплывающих воском в красивых литых подсвечниках, висящих по стенам.

Эхо подхватило ее шаги, и девушке показалось, что зал чудовищно искажает звук, превращая его в жалобные стоны.

– Приблизься! – послышался голос.

Девушка шагнула, вглядываясь в полутьму.

Трон стоял в углублении, там, где перекрещивались тени, бросая на него глухой полог. Анна не знала, как положено по этикету приветствовать королев и на всякий случай изобразила нечто вроде реверанса.

– Я пришла, – сообщила она, адресуясь ко тьме.

– Ваше величество, – обратился к матери стоящий за спиной Анны Принц, – Вот девушка, о которой говорили легенды.

– Такая молодая и такая красивая… – Королева вздохнула. – Ты знаешь, почему оказалась здесь?

– Не знаю… Ваше величество, – добавила Анна.

– Мой сын, возможно, упомянул, что в тебе есть кровь нашего мира… – снова заговорила Королева после недолгой паузы. – Именно эта кровь привела тебя сюда… Всего лишь одна капля крови по материнской линии, и ты получила право на оба мира.

– Но кто была моя мать? – спросила Анна. В детстве ей казалось, что ее мама – принцесса, похищенная каким-нибудь злым волшебником. Девочка так и отвечала во дворе, что маму похитили, но она, Аня, непременно ее спасет, когда вырастет. Как же обидно было впервые услышать от более старшей девчонки: «Ничего твою мать не похитили, она просто умерла, вот и все!»

– О, – голос Королевы потеплел, – твоя мать происходила из двух славных родов – в ней слились королевская кровь и кровь охотников, которые издавна оберегали покой королевства. Это была очень сильная кровь, именно она позволила твоей матери бежать однажды в мир людей… Не знаю, что ее привлекло, но она покинула наш мир и встретила твоего отца… Однако сказки не выносят столкновения с реальностью, и она умерла слишком быстро, потому что не могла жить вдали от того, что ее питало. Увы, твоя мать оказалась слишком горда для того, чтобы вернуться.

– Может быть, она просто слишком любила папу?

– Вполне, – согласилась Королева, и пламя свечей дрогнуло, словно соглашаясь с ее словами. – Но мы знали, что она не могла исчезнуть совсем. После нее осталась ты – ребенок-предназначение… Только ты в силах прийти сюда, преодолев ту силу, что разделяет наши миры… Иногда я думаю, что твоя мать пожертвовала собой ради нас всех… чтобы спасти нас всех… И ты на нее очень похожа… не только внешне.

– Вы надеетесь на меня потому, что только я способна справиться с колдуном? Из-за того, что не целиком принадлежу вашему миру? – спросила Анна, когда Королева замолчала и задумчиво склонила голову.

– Но я не могу позволить ей рисковать! – Принц сделал шаг и встал рядом с Анной.

– Ну что же, это твое право… Тогда мы погибнем, когда – это только вопрос времени. Но я не буду сердиться на вас обоих, – Королева вздохнула, и пламя свечей снова задрожало. – Я пойму, если ты постараешься о нас забыть…

– Я не собираюсь ни о чем забывать! – упрямо возразила девушка. – Но… но я не знаю, что мне делать.

– Убить колдуна. Это сложно, но иного выхода нет, – Королева немного наклонилась вперед, ее лицо смутно белело во тьме, – и я пойму, если ты все-таки откажешься.

– Я не откажусь, – повторила Анна. – Это ведь и мой мир тоже, я не могу позволить ему погибнуть!

– Ты очень храбрая… Ну что же… если это твое решение… Мы сделаем все, чтобы поддержать тебя, чтобы помочь тебе справиться со злом. Мой сын проследит за этим.

– Да, Ваше величество, – Принц поклонился.

– Ээээ… спасибо, Ваше величество, – проговорила Анна. Она еще не почувствовала себя избранной, напротив, ей было странно и даже слегка неловко, однако слово дано, и теперь необходимо сделать все, чтобы его исполнить.

– Тебе нужно подготовиться и многому научиться, – продолжала тем временем Королева. – С тобой будут заниматься лучшие учителя, а остальное… остальное сделает твоя особая кровь, дитя. Борьба и победа у тебя в крови.

Королева замолчала.

Принц снова поклонился и потянул Анну за рукав.

– Пойдем, – прошептал он, – Королева устала.

Девушка покосилась на своего спутника – не заставит же он ее пятиться, но Принц, поклонившись, спокойно развернулся к трону спиной, значит, можно было поступать так же.

– После смерти отца мама долго болела, – сказал Принц, когда они вышли из тронного зала. – Она и сейчас очень слаба и не хочет, чтобы ее видели в таком состоянии, поэтому избегает показываться на свету. Она очень, очень сдала…

В его голосе звучала печаль и неподдельная забота. Анне опять захотелось обнять его или взять за руку, чтобы защитить ото всех неприятностей, как-то облегчить его боль. Он был трогательный, очень ранимый и вместе с тем невероятно красивый. Ни один из Аниных знакомых не мог даже сравниться с Принцем. Его бледное лицо, выразительные глубокие глаза, изящные запястья – все казалось прекрасным. Не идеальным, как у мачехи, а живым и трогательным. К тому же от него исходил горьковато-сладкий запах роз, так хотелось вдыхать этот аромат бесконечно, ощущая тепло его тело. И от этих мыслей Анины щеки вспыхнули.

– Но не будем обо мне, – не заметивший ее волнения Принц взмахнул рукой, словно отгоняя от себя заботы и мрачные мысли. – Тебе, конечно, гораздо интереснее узнать что-то о роде, к которому принадлежала твоя мама? Пойдем, я покажу тебе кое-что.

Он провел ее в маленькую комнатку, находящуюся в подвалах дворца и охраняемую так, словно там хранилось величайшее сокровище, но в помещении, в большом сундуке, лежало всего несколько вещей, на первый взгляд, не представляющих особой ценности: красный плащ с капюшоном, арбалет, стрелы и что-то среднее между очень длинным кинжалом или довольно коротким мечом.

– Эти вещи принадлежат твоему роду, – сказал Принц, – и я отдаю их тебе.

Анна с удивлением посмотрела на оружие, дотронулась до шерстяного плаща, слегка потрепанного у подола… Она надеялась на что-то более личное, на то, что поможет лучше узнать маму, которую она столько раз придумывала себе, всегда совершенно по-разному…

– Это все? Больше ничего не осталось? – она с отчаянием посмотрела на Принца.

Он с сожалением развел руками.

– Хорошо, – девушка накинула на плечи плащ и вдруг подумала, что уже видела этот наряд… на картинках в детской сказке про маленькую девочку, которая не боялась ходить одна через Темный лес. А еще в страшном сне… сне, полном ужаса и крови…

– Тебе страшно? – Принц сжал ее пальцы, у него была приятная, мягкая, чуть прохладная рука… – Не бойся, ты не одна теперь. Ты никогда не останешься одна! Я всегда буду мысленно с тобой, не предам и не брошу тебя. Понимаешь?

Анна кивнула. Ей и вправду стало легче, а кошмар отступил, как отступает тьма перед светом.

– Кажется, кто-то хочет убить меня, – проговорила Аня, взглянув на Принца. – Не здесь, а там… в другом мире. Он называет себя Стасом. Станиславом. Ты знаешь это имя?

– Нет, – Принц нахмурился. – Я хотел бы находиться рядом с тобой в твоем мире и охранять тебя ото всех опасностей, но не могу… я не принадлежу тому миру, и он для меня закрыт. Я не знаю, о ком ты говоришь, но, пожалуйста, будь очень осторожна. И еще я должен тебя кое о чем предупредить… Пойдем…

Они подошли к окну.

– Видишь, вот Темный лес. Это владенья Охотника… – проговорил Принц напряженно. – Ты должна знать, когда-то давным-давно Охотник был лучшим рыцарем Короля… моего отца… но предал его и всех нас, перешел на сторону колдуна. Берегись Охотника, он не знает жалости. Сейчас ты его цель. Он сделает все, чтобы тебя убить. Я не знаю, смог ли он проникнуть в ваш мир, или нашел кого-то, кто согласился сделать за него грязную работу, но боюсь, что это его проделки. Берегись его!

Анне стало жутко. В хороших сказках охотники на стороне несчастной девочки и убивают плохих волков. Что же это за сказка, в которой все перевернулось? И неужели она сама и вправду уже ходит по краю пропасти. Каково это, когда на тебя, словно на глупую дичь, охотится сильный и безжалостный убийца? Возможно, играет с тобой, дышит в спину, чувствуя, что твоя жизнь в его руках?..

– Это неправильная сказка. Охотники должны помогать… – пробормотала она.

– Да, так и есть, – вздохнул Принц. – С некоторых пор сказка пошла неправильно, и наша задача ее исправить, потому что кто еще, если не мы?

Сейчас, когда он стоял так близко, почти касаясь своим плечом ее плеча, девушка почувствовала, что страхи отступают. Разве герои не справляются со злодеями? Разве у сказок бывает плохой конец? Сладко пахло розами, и Аня удивилась, какой Принц одновременно мужественный и нежный. Зачем ей кто-то еще? Он именно такой, как представлялось ей из книг. В нем словно слились сила, красота и нежность ее любимых героев и заботливость отца – того, каким тот было до появления мачехи.

– Мы справимся, – сказала она.

– Я всегда мечтал, чтобы ты оказалась именно такой. В точности… – проговорил принц.

И тут же в лицо ударил порыв ветра, а в глазах вспыхнул болезненно яркий свет.


– Ты, сумасшедшая!

Аня моргнула и осознала, что стоит у дороги, в одном шаге от затормозившей машины, фары которой светят в лицо, причиняя глазам боль.

– Ты пьяная? Обдолбанная? – водитель, пожилой полный мужчина, распахнув дверь, наполовину высунулся из салона. – Вали отсюда, мне неприятности не нужны!

– Извините, – пробормотала девушка и поспешно вернулась на тротуар.

Ну вот, она опять неосознанно делает что-то странное. Взглянув на мобильник, Аня присвистнула. Было уже поздно, со времени тренировки прошло два с половиной часа. Даже удивительно, что отец не звонил. Она открыла журнал вызовов и нашла вызов из дома… принятый вызов. Выходит, она говорила с отцом, хотя совершенно этого не помнит. Интересно, что она ему сказала?..


– …И совершенно незачем приплетать сюда твою мать, – отрезал отец. – Она никогда не вела себя так, как ты.

– А ты ее еще помнишь? – поинтересовалась девушка ехидно, но видя, как исказилось от боли лицо отца, шагнула к нему и прижалась щекой к его плечу. – Пап, ну прости, прости, пожалуйста! Я не хотела тебя обидеть. Сама не знаю, что на меня нашло.

Отец обнял ее, успокаивающе, как в детстве, погладил по волосам.

– Ну не надо, моя принцесса!.. Ты же знаешь, что я тебя люблю и очень за тебя беспокоюсь.

На глаза сами собой навернулись слезы. Вот теперь, даже не рядом с Принцем, а именно сейчас она почувствовала себя по-настоящему защищенной. Если бы только вернуть прошлые времена, когда у них с отцом не было друг от друга тайн, она бы все-все ему рассказала, и он обязательно бы помог, придумал что-нибудь.

– Пап, а ты не знаешь, мама когда-нибудь вела себя… странно? – задала она мучительный вопрос.

– С чего это ты взяла? – отец нахмурился. – Ты же знаешь, что твоя мама была замечательным, очень открытым человеком. Она много смеялась, вокруг нее всегда собирались друзья…

Отец запнулся, и Аня прекрасно поняла, почему. У нее самой друзей было немного – так, пара подруг в школе, но и с ними общение в последнее время свелось фактически на нет. С той самой поры, как в доме появилась Маша, Ане стало трудно общаться с подругами, словно ей на язык наложили печать. Она боялась заговорить о самом болезненном, она боялась, что ее станут жалеть… она постоянно чего-то боялась. Даже звонки школьных подруг раздавались все реже и реже, каждый погрузился в новую жизнь, появились новые друзья. Только Аня за целый год так и не сблизилась ни с кем в университете.

– А почему она любила то красное платье? Это связано… с чем-то особенным? – слегка изменила тему девушка.

Отец явно удивился.

– С чего ты вспомнила о платье? Оно очень шло твоей маме… Она казалась в нем ожившим пламенем, невозможно было не любоваться… – он потер рукой переносицу. Очевидно, воспоминания давались ему с болью, и Аня решила, что не нужно его мучить.

Мама не посвятила его в свою тайну, возможно, она сама хотела забыть о том, сказочном мире. Но откуда же и вправду взялось то красное платье? Лучше расспросить об этом бабушку, уж она точно должна что-нибудь знать.

– Пап, а давай все будет по-прежнему? Ты и вправду меня любишь? Как раньше? – Аня заглянула в глаза отца.

– Дурочка, – он поцеловал ее в макушку. – Как ты только могла подумать, будто я тебя не люблю? Конечно, люблю. Знаешь, как я хочу, чтобы мы стали настоящей семьей.

– Мы? – Аня чуть отодвинулась.

– Ну да, мы трое.

– Ах трое… – она вывернулась из-под руки отца. – Я не уверена, что готова к этому предложению.

– Анечка, – отец смотрел на нее с болью. – Но почему ты все портишь?

– Я порчу? – она попятилась. – Это ты портишь, ты уже все испортил!

На пороге комнаты появилась мачеха.

– Аня, ну наконец ты. Отец очень волновался. Голодная? Я приготовила твой любимый суп-пюре, – сказала она медовым голосом.

Ну конечно, под медом лучше всего и прятать яд, а в памяти тут же всплыла версия, что именно мачеха может быть в сговоре с кем-то и пытаться свести падчерицу с ума… или просто ее убить. Что, если мачеха, как и мама, тоже из сказки? Ведь где есть добро, там обязательно существует и зло.

– Спасибо, конечно поем, – взглянув на отца, заверила Аня.

Если мачеха злодейка, лучше попробовать сменить тактику и сделать вид, будто ничего не подозревает.

Отец с недоумением и пробуждающейся надеждой посмотрел на дочь. Ну вот еще одно доказательство, как легко его провести. Он уже готов верить, что в их семье, как он называет этот новообразованный гадюшник, что-то наладится.

Аня отправилась на кухню и демонстративно загремела кастрюлей и тарелками. Но суп есть, разумеется, не стала. Ни орешков, ни чипсов в кармане не обнаружилось, но девушка точно помнила, что их покупала. Значит, съела, сама того не заметив, следовательно, она сытая, несмотря на то, что от запаха супа в животе противно заурчало.

Нужно проявлять твердость. В конце концов, на нее надеется все королевство. Ради этого стоит поголодать. А пока что лучше пойти к себе и попытаться отыскать хоть что-то на Стаса. Если в соцсетях не обнаружится его следов, это будет подозрительно само по себе. Скажем так, это станет вполне убедительным доказательством, что этот тип не из нашего мира.

* * *

Конь осторожно взял с его ладони кусок сахара, обжигая горячим дыханием, и захрумкал угощением.

– Молодец, Агат, – Охотник потрепал животное по холке. – Ты не против, если мы с тобой немного прогуляемся?

Конь коротко заржал, он всегда прекрасно понимал хозяина.

А человек натянул перчатку и посмотрел на висящее над самым горизонтом солнце. Небо было цвета крови. С некоторых пор так случалось при каждом закате, словно лишний раз возникало напоминание всем участникам той самой драмы, словно могли о ней позабыть.

Они все стали заложниками жестокой игры, начавшейся в тот самый миг, когда Король вдруг покачнулся и стал сползать с седла.

Еще скакали вперед ни о чем не подозревавшие охотники, лаяли собаки, трубили загонщики…

А Король уже умирал.

Даже сейчас, при воспоминании об этом, душу обожгло чувство вины. Неизбывной и глубокой вины, перед которой не властно даже время.

– Предатель… – не успел договорить Король.

На его губах выступила кровавая пена, он рухнул на землю, сотрясаясь в конвульсиях, и вдруг затих.

В тот миг смолкли, наконец, рожки охотников, только сейчас осознавших, что произошло. Затаился лес. Замолчали птицы. Сказочная земля все знала, все чувствовала. Она жадно впитывала королевскую кровь, и трава вокруг стремительно чернела, словно на нее пролили чернила или щедро выплеснули сам первозданный мрак.

Он сам тогда встал на колено, чтобы наклониться над своим королем, чтобы воздать ему последние почести…

– Простите, Ваше величество, – проговорил он непослушными губами.

А потом… потом все неотвратимо изменилось – и лес, вмиг утративший свою кротость и спокойствие, стал проклятым Темным лесом, и все они тоже изменились, стали шахматными фигурками, расставленными на доске в ожидании партии. Король, королева, рыцарь, ладья. В этот миг они утратили власть распоряжаться собственной судьбой… Предательство изменяет мир раз и навсегда, пути обратно уже нет.

Человек вздохнул и сплюнул – ему вдруг показалось, что губы горчат от пепла. Темный лес сделался его домом. Чужая война – его войной. Но не им выбирать. Они – персонажи и не могут выйти далеко за пределы своей роли. Нет, он, конечно, еще потрепыхается, словно запутавшаяся в силках глупая птичка, однако нельзя забывать о том, что это сказка, а значит, пощады не жди. Единственная, кто может действительно что-то менять, – это девчонка. Та, что приходит к ним из внешнего мира. Та, кто по-настоящему обладает свободой воли и может действовать. И ее нужно убить. Чем раньше – тем лучше. Конечно, она верит в счастливый конец, не зная, что у старых сказок счастливых концов не бывает.

– И жили они недолго и несчастливо, – пробормотал он, усмехнувшись, покосился на громаду замка на холме, четко рисующегося на фоне кровавого багрянца, и потер все еще болевшую после серьезного ушиба ногу.

Конь нервно заржал.

– Не надо, Агат, не надо, – Охотник похлопал его по шее, а потом легко вскочил в седло. – Знаю, ты этого не любишь, и я тоже, признаться, не люблю. Вот прошлый раз едва душу, вместе с кровью, не выкашлял. Но что делать, чем раньше мы ее остановим – тем лучше. Ты же понимаешь, Агат, ты все понимаешь.

Конь покосился на него умным темно-карим глазом и встал на дыбы.

Человек тронул поводья, и конь поскакал прямо в закат…

… а с другой стороны заката, посреди темной улицы с погасшими фонарями появился затянутый в черную кожу байкер на черном мотоцикле, который, словно живой, вдруг поднялся на задние колеса, взревел мотором, в звуке которого послышалось нечто, отдаленно напоминающее лошадиное ржание, и скрылся за поворотом.


Глава 5
Куклы и кукловоды

Блог у Стаса был, и это отчего-то слегка разочаровало Аню. Она просмотрела записи. В основном всякий мусор: репосты, какие-то статьи об истории или культурных ценностях, цитаты из книг и советы начинающим писателям – и ничего личного. Зато в подписчиках нашлась Оксана, исправно ставящая лайки.

«А вдруг он захотел меня убить потому, что я не добавилась в его фан-клуб?» – ехидно подумала девушка.

На всякий случай она еще забила его имя в поисковике и неожиданно наткнулась на кое-что интересное. Удаленная запись в другом, видимо, неофициальном блоге, еще оставшаяся заиндексированной в поисковой системе, а потому доступная для прочтения:


… Гудел охотничий рожок, заливисто лаяли собаки. Король мчался во главе своей свиты, преследуя белоснежного оленя.

Ярко блестела зелень молодых листьев, и лес был весь пронизан солнечными лучами.

Но вдруг Король покачнулся и упал на землю. Свита, еще не понимавшая, что происходит, пронеслась дальше, опьяненная задором погони.

Только один человек, бывший рядом с Королем, понимал, что происходит. Он соскочил с коня и, наклонившись над умирающим господином, посмотрел ему в глаза.

Губы Короля дрогнули, когда он смотрел на того, кого он долгое время считал своим самым преданным другом.

– Предатель… – попытался сказать он, но не договорил. Кровавая пена запузырилась на его губах. И тело того, кто держал под своей рукой земли от горизонта до горизонта, изогнулось во власти неистовой боли.

И мир пал во тьму.

Скрылось солнце.

Замолкли птицы.

Стылый ветер пронесся по лесу.

Ветер мертвых.

Смерть и мрак распахнули свои объятья, и на все королевство легла глубокая тень.

Время застыло, и земля живых стала землей мертвых.

Зло обрело над ней власть, прекрасное древнее зло… Словно плащ набросило оно на мир свою тень, и то, что было светом, стало тьмой. Засохли и покрылись коростой лишайника деревья, пожухла и почернела трава. Там, где прежде была мягкая зелень, вырос бурьян и чертополох.

Так и стало.

Солнце больше не осмеливалось заглянуть в лес, чье имя теперь стало Темный. И воздвиглась посредине него твердыня. Потянулись оттуда щупальца тьмы. Теперь ничто не помешает им овладеть всей землей – от горизонта до горизонта.


Этот отрывок, без сомнения, описывал гибель отца Принца. Но как Стас мог узнать об этом, если не видел произошедшего собственными глазами? Не он ли тот самый человек, который предал и отравил своего повелителя?

От этой мысли по спине пробежал холодок.

Но разве кто-то может жить на два мира? Ну, видимо, может, если такое удается и ей… Девушка на всякий случай сохранила найденный текст, чтобы перечитать его попозже, когда немного успокоится.

На душе сделалось скверно. Почему люди все время предают друг друга? Одно дело, когда враги стоят лицом к лицу, но что может быть подлее, чем действовать исподтишка, чем обмануть чужое доверие? Стас, без сомнения, подлец. Он пытался подобраться и к ней, и она едва не попалась в его ловушку… чтобы тоже принять смерь. О, она бы сейчас придушила его собственными руками! Раздавила, как мерзкую мокрицу.

Но, если Принц прав, такой шанс у нее будет. Она продолжит дело своего рода и не дрогнет, когда придется убить подлеца. Ее рука окажется тверда, а сердце – бесстрашно. Аня задумчиво поглядела на экран.

С каким восторгом он описывает воцарившуюся тьму, думая, что никто не сможет ей противостоять!


Бабушка со стороны мамы позвонила как раз в тот момент, когда Аня уже сама собиралась набрать ее номер.

– Анечка, как ты? Ты давно не звонила, – напомнила она слегка укоризненно.

– Как раз собиралась. Как ты себя чувствуешь? Как дедушка? – Аня подошла к окну и принялась машинально водить по стеклу пальцем.

– Все хорошо, только очень соскучились… А у вас там все в порядке? Что-то у тебя голос грустный, – насторожилась бабушка.

Девушка вздохнула. Бабушку не обманешь, это факт, она словно чует любое настроение.

– Я приеду, – пообещала Аня, – и поболтаем.

– Отлично, как знала, как раз поставила тесто. Будешь пирог с яблоками и ревенем? – тут же последовало предложение.

– А то!

Чтобы отказаться от бабушкиного пирога, нужно быть ну совсем ку-ку, на всю голову.


Анина бабушка жила вовсе не за Темным лесом, а в шести автобусных остановках от их дома, в старенькой хрущевской пятиэтажке, где новенький лифт смотрелся примерно как вставной золотой зуб в щербатом рту деревенского щеголя.

– Ну наконец, а мы уж думали, ты нас совсем забыла, – дедушка неловко обнял Аню. – Бабушка, – он кивнул на кухню, – думает, что ты все это время, что у нас не была, голодала. Взялась стряпать, что твоя скатерть самобранка. Вот-вот дым из ушей повалит!

В воздухе и вправду стоял одуряющий аромат чего-то сладкого, ванильного.

– А я все слышу! – закричала из кухни бабушка. – Анечка, не слушай этого старого дурня, проходи, сейчас все будет!

– Как что-то ей говоришь, вечно ничего не слышит, а как не надо, слух прорезается почище чем у иного музыканта, – хитро прищурился дедушка. – Ну иди, не буду мешать, знаю, вам, девчонкам, нужно посплетничать.

– Спасибо, дедуля! – Аня чмокнула довольного деда в морщинистую щеку.

Если честно, она слегка завидовала бабушке. Если у папиных родителей бывали между собой споры и неполадки, мамины жили душа в душу, до сих пор дружелюбно подшучивали друг над другом, и надо быть дедушкой, чтобы называть девчонкой свою жену, такую строгую и серьезную на первый взгляд, с тщательно уложенными седыми, без всяких прикрас, волосами.

Стряпня у бабушки и вправду шла полным ходом. На столе стоял только что испеченный пирог. Даже не заглядывая под закрывавшее его полотенце, Аня знала, что он украшен фирменными «елочками», нарезать которые из теста бабушка учила внучку, когда той было еще лет пять.

– Сейчас мясо потушится, хоть поешь, – бабушка с явным неодобрением оглядела тощую Анину фигуру. – Они тебя там совсем не кормят что ли? Приходи к нам отъедаться, и дед будет рад.

– У тебя недолго и толстухой стать, – Аня села за стол, с наслаждением вдыхая исходящий от пирога кисловато-сладкий запах. – Толстых никто не любит.

– А тощих? – словно невзначай спросила бабушка, умевшая одним словом припечатать кого угодно, даже родную внучку.

Аня смутилась.

– Почему бы и нет? Может, я еще за принца замуж выйду? – попыталась отшутиться она, в то же время надеясь на известное выражение, что в каждой шутке бывает доля шутки.

– Это еще нужно посмотреть, что за принц, – бабушка, хотя и продолжала ловко шинковать морковь, всегда была на страже, – вот был у твоей мамы поклонник. Весь несчастненький такой, страдающий. Она его жалела, а я, как увидела его, сразу сказала, что кашу с ним не сваришь. Так и вышло. Он у нее потом денег занял и с концами пропал. Вот ведь мужики пошли! – бабушка досадливо плюнула.

– А у мамы было много поклонников? – поинтересовалась Аня, поставив локти на столешницу и опершись подбородком на сложенные руки.

– Я же тебе уже рассказывала, – бабушка взглянула на внучку и ссыпала ровненькие полукружья моркови в сковороду. – Вокруг нее всегда всякие вились. И бизнесмен один, из Китая еще тогда доширак возил, и компьютерный гений, и поэт непонятый… Она как солнце была. Когда в хорошем настроении, все вокруг нее улыбаться начинали.

Бабушка замолчала, а плечи вдруг согнулись, словно на них навалилась тяжесть прожитых лет.

– А спортом мама занималась? – спросила Аня поспешно, надеясь немного разогнать тяжелые воспоминания.

– Да, – бабушка быстро провела рукой по лицу, так и не обернувшись к внучке. – Ты вся в нее. Она и в спортивную секцию ходила, и на соревнования ездила. А потом они с твоим отцом поженились, вскоре она тобой забеременела…. Но что это я? – бабушка кинулась к холодильнику, извлекла пакет молока и принялась наливать в Анину кружку, которую держала специально для внучки, с изображением смешной девчонки-принцессы. – Ешь пирог, пока горячий.

– Разве можно сначала сладкое, а потом мясо? – удивилась девушка.

– Нужно. Ведь так вкуснее, – пожала плечами бабушка, ставя перед ней холодное молоко и отрезая огромный кусок аппетитно пахнущего пирога, от одного запаха которого рот наполнялся слюной.

– Бабушка, а у мамы были… какие-нибудь особенные способности? Тебе никогда не казалось, что она слегка не такая, как обычные люди? – решилась Аня на главный вопрос.

– Это как в новомодных фильмах? Превращаться в кого-нибудь, летать или бегать с большим молотком и по-дурацки хихикать? – осведомилась бабушка иронично, при этом умудряясь не смотреть Ане в глаза.

– Нет, это как будто человек оказался между реальной жизнью и сказкой и не знает, к какому миру принадлежит, – проговорила девушка, не сводя с бабушки глаз.

– Придумаешь тоже! – та принялась усердно переворачивать мясо в сковороде. – Лучше расскажи, что у тебя происходит. Я же вижу, что с тобой что-то не так.

Сказав это, бабушка, наконец, повернулась и снова посмотрела на внучку. Теперь у Ани не оставалось ни малейших сомнений, что та что-то скрывает. Но вот что? С бабушкой иногда бывало весьма не просто, и Аня по опыту знала, что если та не хочет что-либо рассказывать, добиться от нее этого любыми правдами и неправдами невозможно.

Значит, подозрения оправданы. С мамой было что-то не так.

– Так что происходит? – повторила вопрос бабушка.

– Ой, – Аня махнула рукой. Она пошла в бабушку и тоже могла хранить свои секреты. – Маша эта достала. Везде свои порядки завела. Все у нее должно быть идеально. Если я кроссовки в коридоре брошу, придет молча и ровненько на полочку поставит. А меня это так бесит! Или если тарелку сразу не помою – та же картина, – девушка передернула плечами. – И не упрекает, типа выше всех упреков. Типа вы тут свинячьте, а я, как королева в изгнании, за вами уберу.

– Она очень себе на уме, – покачала головой бабушка. – И отца твоего ни за что не отдаст… Но ты же на самом деле другим озабочена. Разве нет? Появился кто-то?

– Да так, – девушка, досадуя на себя, снова смутилась. – Пока ничего определенного.

Бабушка внимательно на нее посмотрела, но в этот момент, к счастью, на кухне появился дедушка.

– Кормить будешь? – спросил он жену. – Или мне к соседке, Валентине Федоровне, заглянуть?

– Вот и шел бы к своей Валентине Федоровне, ловелас несчастный! – засмеялась бабушка.

Аня же вздохнула уже с облегчением – похоже, допрос на сегодня закончен.

Они отлично поужинали и, уже уходя, девушка спросила:

– А помнишь, у мамы было красное платье?

– Да, – кивнула бабушка. – Ее любимое. Необычайно ей шло. Она всегда надевала его в ответственные моменты. Говорила, что чувствует в нем себя храбрее и сильнее, чем обычно.

Аня кивнула. Похоже, ее не обманули.

Возвращаясь домой, девушка постоянно думала об этом разговоре. Конечно, бабушка очень многого недоговаривала, но даже по случайно оброненным фразам становилось понятно, что с мамой связана тайна, и Аня даже догадывалась, какая именно.

Она буквально изнывала от нетерпения.

Оказавшись в своей комнате, девушка вытащила из шкафа мамино красное платье и, чувствуя себя преступницей, натянула на себя. Платье сидело слегка несуразно – у мамы явно были более плавные, женственные формы, и Аня поспешно его сняла. Что же, в свое время мама выбрала это платье, а она сама выбирает красный плащ. Каждому из них свое.

Поскорее бы снова попасть в сказочный мир и взяться за дело! В волнении Аня вскочила и стиснула в руке маленькую фигурку в красном плаще.

И в тот же миг увидела, что стены комнаты на миг подернулись туманом и отступили. Она оказалась в большом зале, на стенах которого висели доспехи, а эхо отражалась от каменного пола.

В первую минуту Анне показалось, что она здесь одна, однако затем девушка заметила у стены серую едва различимую фигуру. Старик в мешковатой тусклого цвета одежде шагнул к ней и поклонился.

– Рад приветствовать вас, госпожа. Мне выпала честь обучить вас основам благородного искусства боя.

– Но разве вы… – девушка смутилась и замолчала. Как-то неловко говорить человеку в лицо, что он слишком стар.

– О, не смотрите на мои седины, госпожа, – усмехнулся человек. – Моя рука еще тверда и я кое-что могу. Мне многое пришлось повидать. Никто в королевстве и за его пределами не сравнится со мной, может быть, кроме… – он замолчал.

– Кроме? – с любопытством переспросила Аня.

– Кроме моего бывшего ученика, – хмуро закончил учитель. – Он был способным парнем, хотя и обратил свое мастерство во зло.

– Вы говорите о… – Анна едва не назвала имя Стаса, но вовремя одумалась.

– Я говорю об Охотнике, – буркнул старик. – Тебе придется столкнуться с ним. Он всеми силами попытается тебя убить, поэтому не будем же терять времени. Моя задача – обучить тебя так, чтобы этого не случилось. Ну, чтобы у тебя появился шанс, – добавил он с сомнением оглядывая худенькую девушку.

– А моя мама умела обращаться с оружием? – замирая, спросила Аня.

– Конечно. Она была лучшей… Но не отвлекайся! – старик сунул ей в руки деревянную палку. – Давай-ка посмотрим, как ты двигаешься …

Он и вправду оказался весьма хорош и заставил Аню побегать. Правда, пока она прыгала вокруг, учитель почти не двигался, зато каждое из ответных движений было быстрым и выверенным.

Когда деревянный меч в десятый раз вылетел из Аниных рук, девушка едва не расплакалась. Ей казалось, что годы и опыт занятий карате уж всяко дают ей немалое преимущество перед неизвестным стариком из сказки, но нет!

– Вы не устали, госпожа? – заботливо спросил тем временем учитель.

– Нет, – буркнула Анна, хотя едва переводила дух. – Можем повторить. Я просто…

– Вы просто слишком спешите, – покачал головой старик. – Вся молодежь сейчас постоянно спешит, и это большая ошибка. Чем больше спешки – тем больше ошибок. Разве можно ехать прежде чем запряжешь лошадей?

Анна могла бы ответить, что можно, но благоразумно промолчала.

– Но из вас выйдет толк, – он с удовольствием потер руки. – Начнем с чего-то очень простого. И медленно. Вот смотри… эту ногу ставишь прямо, другую чуть выносишь вперед, перенося на нее тяжесть тела… Нет, не так…

И дальше они целый час посвятили каким-то совершенно излишним и непонятным стойкам и выпадам. Ногу вперед – назад, вперед – назад… Аня чувствовала себя солдатом на плацу, которого садюга-сержант гоняет просто из удовольствия, чтобы посмотреть, как мучается его подопытный. И это вместо того, чтобы научить чему-то дельному, действительно нужному.

– На сегодня хватит, – наконец, объявил старик. – Завтра продолжим. А еще посмотрим, как у вас, госпожа, обстоит с глазами.

Аня не обиделась уже только потому, что никаких сил обижаться у нее не осталось. Все тело словно пропустили через мясорубку – и это с учетом ее занятий карате, проходивших дважды в неделю!

– А где можно отдохнуть?.. – пробормотала она и, сделав шаг назад, шлепнулась на собственную кровать в своей комнате.


Она увидела необычный бредовый сон, словно бы очутилась на острове, где жили странные люди. Некоторые из них были живы только наполовину и более всего походили на заводных кукол, лишенных собственной воли. Среди них Анна нашла и Принца. Она взяла его за руку, чтобы увести с острова. Молодой человек не возражал, но не проявлял и других чувств. Кажется, он находился под властью колдовства и молчаливо ходил за Аней, словно привязанный.

Однако на этом острове им угрожала опасность, и нужно было непременно оттуда бежать. Убедившись, что иного способа нет, девушка решила спасаться вплавь. Но только они с Принцем кинулись в мутную холодную воду, он словно окаменел. Его пальцы намертво вцепились в ее руку, а бездвижное и безвольное тело тянуло Анну за собой на дно.

Захлебываясь водой, она прилагала отчаянные усилия, чтобы выплыть, но ее груз не давал такой возможности.

– Ты должен мне помочь! Хотя бы постараться! – крикнула девушка слишком громко – и проснулась.

* * *

Этот город был для него абсолютно чужим, и все же Охотник уже привыкал, находил болезненное удовольствие, продвигаясь в бесконечных потоках бездушных машин, замирая, вслед за всеми у глядящих на него разноцветными глазами светофоров. Столько людей, сколько, бывало, шло по одной улице, не набралось во всем их королевстве. Что уж говорить о лесе, ставшем теперь ему домом.

И тем не менее чужой город чем-то нравился Охотнику. Он подстроился, научился тут выживать, дышать с ним в одном ритме и иногда даже жалел, что не может остаться здесь подольше, чтобы присмотреться еще пристальней.

Но в запасе у него было немного времени. Ему везло – вернее, он знал, что ищет, а когда имеешь четкую цель, дорога сама ложится под ноги. На остановке стояла девочка с куклой в красном плащике. Мама, одетая в короткую ярко-желтую курточку и минимальной длины юбку, увлеченно болтала с подругой, не обращая внимания на явно заскучавшего ребенка.

Оставив у обочины мотоцикл, Охотник поднял защитное стекло шлема, подошел к девочке и присел перед ней на корточки.

– Привет.

Девочка смутилась, не решаясь заговорить с незнакомцем.

Прямо как правильная Красная Шапочка, которая никогда не сходит с тропинки, не разговаривает с неизвестными и потому не попадется в зубы волку.

– Мне нужна твоя кукла, – он улыбнулся.

Девочка инстинктивно прижала игрушку к себе.

Он пошарил в карманах. Там была только сосновая шишка, сорванная в лесу, кажется, совершенно машинально.

– Это из волшебного леса, – проговорил Охотник, подбрасывая шишку на раскрытой ладони. – Знаешь, это темный-темный лес. Там нет ни животных, ни птиц. Только старые искривленные деревья и вот такие шишки.

Девочка, явно заинтересованная, следила за ним внимательным, хотя и слегка подозрительным взглядом.

– Зато она волшебная, здесь таких не найдешь… Ну что, меняемся?

Маленькая барышня колебалась. Слова про волшебство не оставили ее равнодушной, и в то же время ей было жалко куклу.

– Это моя кукла. Ее зовут Алена, – сказала девочка, теребя кончик свой тощей светлой косицы.

– Значит, не меняешься. Ну и ладно, волшебная шишка всегда пригодится и самому, – Охотник резко сжал кулак, а девочка вдруг наморщила лицо, собираясь плакать.

– Дай, – она протянула руку.

– Только в обмен. Хотя кукол много, а волшебная шишка всего одна… Пожалуй, я и вправду не буду меняться, – он поднялся на ноги.

И девочка, испуганная, что странный дядя, причастный к волшебству, уйдет, поспешно сунула ему в руки куклу.

– Ну ладно, только ради тебя, – Он взял игрушку и отдал девочке шишку, которую малышка схватила. – И кстати, – Охотник покосился на все еще увлеченную разговором маму. – Запомни крепко накрепко. Никогда не ходи в Темный лес и не разговаривай с незнакомцами. Поняла?

Она кивнула, осторожно поглаживая пахнущие смолой чешуйки.

– Эй, что вы делаете? Ну-ка отойдите от ребенка! – очнулась непутевая мамаша.

– Уже ухожу, – он опустил стекло защиты и направился к дороге.

– Отдайте куклу! – раздался вслед визг. – Немедленно отдайте! Кто-нибудь! Помогите!

Люди шарахнулись в стороны, а он уже вскочил на мотоцикл и рванул с места.

Кукла Алена сейчас была ему гораздо нужнее, чем своей хозяйке. А девочка… наверное, это хорошо, когда люди еще способны отдавать корову за горсть волшебных бобов и любимую куклу за совершенно обычную сосновую шишку.

* * *

Все еще под впечатлением странного сна, Аня подошла к окну и отпрянула.

На выступающем козырьке подъезда, находящемся под ее окном, была распята кукла в красном плаще. Ее прибили огромным гвоздем, проходившим как раз посередине игрушечного тельца, к деревянному столбу, а рядом лежал мертвый белый голубь и валялись перья.

Аня завизжала.

Дверь в комнату тут же открылась, вбежал отец.

– Что случилось? С тобой все в порядке? – он с беспокойством, словно в былые времена оглядел дочь.

Она, еще не в силах говорить, кивнула на окно.

Отец подошел, всмотрелся и покачал головой.

– Хулиганы какие-то. Или сатанисты, – пробормотал он. – Я позвоню в наше отделение, нужно проявлять бдительность.

Аня молчала. Полицейские здесь явно не помогут.

– Ну что ты, – отец притянул ее к себе и погладил по голове. – Зачем же так реагировать на всякие пустяки. Мне кажется, ты слишком много учишься в последнее время. Тебе нужно больше отдыхать, встречаться с друзьями. Ну же, вот увидишь, все будет хорошо.

Девушка глотала горькие безмолвные слезы. Как объяснить, что ничего хорошо не будет. Как рассказать отцу все, что она знает? Для него прибитая к столбу кукла – всего лишь глупая проделка хулиганов. Для нее – предупреждение. Фактически угроза. Тут не требуется слов, чтобы понять намек и по-настоящему испугаться.

«Вот и снилось мне, что нас хотят убить», – вспомнилось Анне.

Усилием воли она подавила слезы. Нет, рассказать обо всем невозможно. Отец, конечно, ей не поверит. Да и нужно ли вообще его пугать? Никто ей не поможет. Придется справляться одной – опять же, как в этом дурацком сне. Самой выплывать и спасать того, кто нуждается в ее помощи.

Вслед за страхом снова пришла злость. Она не позволит играть с собой, не даст себя запугать и уж точно не станет отсиживаться в укромном уголочке. Она будет действовать. Переймет все то, чему ее обучают, и тогда преследователям не поздоровится. Она сумеет дать отпор, ведь она – не беззащитная кукла.

– Все хорошо? – отец заглянул Ане в лицо.

Она кивнула.

– Да, пап… Спасибо…

– У вас все в порядке? – не удержалась от любопытства заглянувшая в дверь мачеха. Она казалась усталой и обеспокоенной.

Анна обожгла ее резким, полным презрения взглядом, Маша поспешно исчезла в коридоре.

И отец тоже ушел. У двери он оглянулся на дочь и на миг остановился, словно хотел сказать что-то, а потом махнул рукой и скрылся. Ну что же, он оставался последовательным и всегда выбирал одно и то же. Вернее, одну и ту же.

Чуть позже, тихонько выйдя в коридор, Аня услышала, как эти двое переговариваются на кухне.

– Девочке нужна помощь. Она не справляется. Ты сам видишь, какой нервной она стала в последнее время, – говорила мачеха.

«Хочет отправить меня в дурку», – мрачно подумала Аня.

– Я… я не знаю… – в голосе отца звучала нерешительность. – Она никогда такой не была. Ее словно подменили. Просто не представляю, что с ней делать. С тех самых пор, как мы с тобой вместе…

– Она считает, что ее и ее мать предали, – проговорила Маша. – Это понятное чувство, хотя обычно оно бывает у детей помладше. Ты замечал, что Аня очень погружена в фантазии, словно существует в каком-то своем отдельном мире? Она слишком инфантильна для своего возраста.

– И что же делать? – кажется, отец был готов сдаться.

Аня до боли сжала зубы.

– Я найду хорошего психолога…

«Точно в дурку!» – она отступила, и, как случается это в плохих ужастиках, пол под ногой заскрипел.

Не дожидаясь, пока эти двое выйдут, чтобы уличить ее в подслушивании, Аня бросилась в свою комнату, с грохотом захлопнула дверь и заперла ее.

Они стучали, предлагали поговорить, но она, конечно, не ответила. Сидела на кровати, поджав колени к груди, и чувствовала себя загнанным зверем. Однако по крайней мере одна хорошая новость во всем этом была: отец тоже видел распятую куклу. Значит, что бы там ни думала мачеха, с головой у Ани более-менее в порядке. Если кто-то ее пугает, выходит, к этому есть основания и он – не ее глюк. Уже неплохо.


С каким же нетерпением она ждала того момента, когда снова окажется в сказочном королевстве! Как же хотелось хоть что-то делать и… и увидеть Принца, о котором девушка думала все чаще. Но, словно нарочно, ничего особенного не происходило. Минула ночь, полная смутных и бестолковых снов. Прошел учебный день… Анна видела Стаса мельком, в коридоре, но парень не подошел к ней, да и она еще не ощущала себя готовой к этой встрече.

Ее словно погрузили в странный сон наяву, реальность сделалась безразлична и даже противна. Ни замечания преподавателей, ни реплики Оксаны не смогли вывести Аню из этого состояния. Она слушала и словно не слушала, как будто присутствовала в мире только наполовину. Она только ждала.

С каждым часом напряжение нарастало, буравчиком ввинчиваясь в мозг, вызывая в висках ноющую боль.

Вечером Аня отправилась бродить по городу, надеясь, что, как и раньше, завернет за угол и окажется в уже знакомом замке. Она даже не боялась нового нападения – и это тоже вдруг стало совершенно неважным. Но снова – пустота. За каждым поворотом обнаруживались только обычные, мрачные улицы, полные бестолково спешащих куда-то людей…

Она вернулась домой поздно, уставшая и совершенно несчастная и опять провалилась в пустое подобие сна.

А на утро Ане вдруг немного полегчало. Она взяла со столика пластиковую фигурку в красном плаще – ведь все-таки это теперь ее символ, не стоит бросать его где попало, и, вместо занятий, отправилась в парк.

Среди бесконечных рядов яблоневых деревьев можно было ощутить себя так, словно попала в другой мир. Яблоки уже почти осыпались и прели теперь в траве, источая резкий уксусный запах, от которого немного кружилась голова. Трава была еще зеленой, но уже словно с легкой проседью, Аня почти физически ощущала ее готовность к увяданию, напряжение последних, уже угасающих сил в бесплотной попытке сопротивляться безжалостному времени.

Какая-то старуха вдалеке собирала более-менее пригодные яблоки в большую клетчатую сумку. Низкое хмурое небо висело навесом над головой, едва не цепляясь за верхушки корявых деревьев.

Весь мир казался блеклым негативом со смазанным изображением.

Сжимая в кармане куртки пластиковую фигурку, Аня быстро шагала по яблоневому саду, ощущая, как запах яблок все усиливается… Над травой поднималась легкая дымка, которая тоже становилась все плотнее, и вдруг девушка едва не налетела на темную фигуру. Человек, вытянув руки, поймал ее за локти.

Анна вскрикнула и попыталась вырваться, но тут узнала Принца.

Это он, в темном костюме, стоял на залитом ярким солнцем цветущем лугу, сменившем унылую картину осеннего парка. Мир вокруг стал сочнее и ярче, обрел множество оттенков и звуков.

– Ну наконец! – Принц сжал ее руку, может быть, слишком сильно, но это было только приятно. – Я уже очень беспокоился.

– Я тоже, – Анна, наконец, улыбнулась, и тревоги словно растворились в сиянии солнца, в яркой лазури высокого неба, в заботливом тепле устремленных на нее глаз…


Глава 6
Нечто вроде сюрприза

Она смотрела ему в глаза и ждала, что вот сейчас Принц ее поцелует. Каково это – чувствовать его губы, прижиматься к его груди, ощущать биение его сердца, от которого собственное сердце сбивается с ритма и пускается вскачь. Она даже сделала шаг навстречу, предчувствуя тепло его рук, но он вдруг резко отвернулся и шагнул в сторону.

Анна едва не заплакала от внезапной острой обиды, словно ее полоснули по руке ножом, и густая алая кровь брызжет теперь на землю. Как больно и несправедливо… Перед ее глазами оказался затылок Принца, но глядя на его напряженные плечи, девушка внезапно осознала, что и для него что-то идет не так, что ему не меньше, а может быть, даже сильнее, чем ей, больно.

– Что случилось? – она не решилась коснуться его руки, только подошла снова на шаг ближе.

– Ничего, – его напряженные плечи дрогнули.

– И… все же?.. Ты можешь мне сказать…

Он оглянулся, посмотрел на нее, и в глазах его было столько боли, что Анну словно огнем опалило.

– Я больше так не могу, – проговорил молодой человек, нервно сжимая руки. – Не могу волноваться за тебя и знать, что не в силах что-либо сделать. Не могу отпускать тебя, разрешить принять опасности. Ты так много для нас хочешь сделать… Как я могу отплатить это? Существует ли за это оплата? Я не знаю… Ты, наверное, считаешь меня слабым.

– Не говори глупости! – с облегчением прервала его девушка. Она боялась, что случилось что-то действительно серьезное или что Принц вдруг решил больше не иметь с ней дела. – Не нужно никакой оплаты. Я сама выбрала, что делать, ты мне не обязан. Правда. Я буду рада помочь вам, если смогу. И я постараюсь выучиться так, чтобы суметь за себя постоять. Не волнуйся за меня!

Она тут же раздумала рассказывать Принцу о преследовании и распятой кукле. Он и вправду не в силах ей помочь, зачем же огорчать его понапрасну. Он и так слишком из-за нее волнуется. Она просто не в состоянии вынести всю эту боль, что таится у него в глазах. Лучше уж встретиться с врагом лицом к лицу, вступить с ним в открытый бой.

Девушка стояла совсем близко к Принцу. Она слышала его легкое, едва заметное дыхание, ощущала исходивший от него удивительный аромат – словно бы розы смешали с пеплом, ей в голову вдруг пришла странная мысль, что это не туалетная вода, а его собственный, природный запах, запах, от которого кружилась голова, мысли путались, а коленки слабели.

Принц, словно услышав ее, осторожно взял в свои ладони Анины руки, а потом, не размыкая взглядов, прикоснулся губами к ее губам.

Его губы оказались приятно прохладными и нежными, словно лепестки роз. Он целовал ее, и Анна отвечала на поцелуй, чувствуя удивительную легкость, словно они с Принцем танцевали на облаках высоко-высоко над землей, и не было ни серых будней, ни университета, ни мачехи, никаких проблем. Словно они находились в особенном хрустальном мире, таком чистом, звенящем и светлом, что с ним не могла сравниться самая прекрасная сказка. Они сейчас и сами были сказкой, или красивой песней, медленно плывущей над рекой в закатный час.

Когда поцелуй прервался, Аня испытала острое разочарование. Целоваться оказалось так же естественно и правильно, как дышать. Это было прекраснее, чем она ожидала. Только его поцелуй зажигал мир особенными яркими красками, делал его живым и настоящим. Ей хотелось притянуть к себе Принца, прижаться к его надежным плечам и больше никогда не отпускать.

– Пойдем. Уже вечереет. Здесь становится опасно, ты помнишь, – проговорил он с усилием. Видно, ему тоже нелегко давалась эта показная отстраненность.

Девушка кивнула и последовала за ним. В горле запершило от ощущения нежности и счастья, что она теперь не одна в этом мире, что рядом появился человек, который не предаст, как отец, с которым у нее будет своя собственная сказка. Интересно, как на практике выглядит это «долго и счастливо»? Должно быть, невероятно замечательно.

– Тебя уже ждут в зале, – продолжил Принц, когда они миновали тайную калитку. – Если ты освоишь меч и арбалет так же хорошо, как женщины твоего рода, возможно, я буду волноваться за тебя немного меньше… Хотя нет, – он быстро взглянул на нее. – Я не смогу, все равно буду думать о тебе каждую минуту, когда тебя нет рядом. Я все равно стану переживать и волноваться.

– Я тоже буду о тебе думать, – слова давались тяжело. Видимо, потому, что никогда раньше она не говорила ничего подобного. Разве что отцу.

Они подошли к залу, где проходила в прошлый раз тренировка.

Старик-учитель окинул обоих внимательным взглядом, словно без труда прочитав по лицам, что сейчас произошло, но ничего не сказал, только хмыкнул и, указав на сложенную в углу одежду для тренировки, отвернулся.

Анне не понравилось то ли презрение, то ли неодобрение, промелькнувшее в водянистых старческих глазах.

Удалившись за ширму, она переоделась и взяла деревянный меч.

– Сегодня поупражняемся с арбалетом, – сухо заявил учитель, едва удостоив ученицу взглядом. – И поторопитесь, времени у нас мало.

Началось занятие.

Сначала Анне никак не удавалось понять, куда же следует смотреть при прицеле, и стрелы летели абы как, вызывая все большее презрение на лице старика, кажется, и так осушившего залпом целый литр уксуса. Но вот она поняла, и дело в значительной степени пошло на лад.

Когда ей удалось трижды попасть в цель, старик едва заметно кивнул.

– Ну что же, начало положено, – проговорил он по-прежнему сухо. – А теперь давайте немного отойдем от мишени, а то вряд ли потенциальный противник подпустит вас вплотную – так, как вы сейчас стоите.

Анне вовсе не казалось, что она стоит вплотную, но противный старикашка просто не был способен сказать ничего хорошего, из него, как из банки со змеями и жабами, могла выпасть только змея или жаба, и никаких тебе роз.

Они позанимались еще около часа. За это время боль в спине и руках, вначале едва заметная, превратилась в настоящую муку. Аня держалась только из вредности – чтобы не доставить учителю удовольствие. Наконец, он то ли нашел, что она достигла какого-то прогресса, то ли просто решил оставить ее в покое, девушка уже не понимала, но занятие прекратилось.

– Спасибо, госпожа, – учитель чуть иронично поклонился. – Вижу, что сегодня вы заставили себя немного потрудиться. В следующий раз увеличим нагрузку, иначе мы никогда не освоим даже азы.

Анна и не представляла, как еще можно увеличить нагрузку, но спорить не стала. Или у нее просто-напросто уже не было на это сил.

Она все делает правильно, мама гордилась бы своей дочерью.

Старик-учитель молча выскользнул за дверь. Девушка переоделась и вдруг осознала, что осталась совсем одна. Принц ушел еще в начале занятия. Наверняка, у него имелись и собственные немаловажные дела.

Но что теперь делать? Может, поискать его?

Она вышла из зала и пошла по гулкому коридору, пытаясь вспомнить, в какой стороне находятся покои Принца. Однако запутаться во дворце оказалось легче легкого, а слуги, как назло, тоже пропали.

Она заглянула в мраморную комнату, где все, включая изящную мебель – резные скамьи с высокими спинками, изображавшими грифонов, – было сделано из розового мрамора, затем попала в коридор, оформленный алым шелком, словно живое пламя переливающимся в свете свечей – так, что казалось, будто идешь через огонь, даже было немного страшно… и наконец вышла в совершенно незнакомое круглое помещение, по периметру которого, в арках, стояло несколько скульптур.

Одна из них заинтересовала девушку, и Анна подошла поближе.

Девушка в плаще поднимала руку, защищаясь от нападающего на нее огромного волка. Ане показалось, что черты лица скульптуры очень похожи на ее собственные. Фигурка волка крепилась к полу, и под ним, до стены, шла бороздка. К Аниному удивлению, при нажатии скульптура медленно, но все же сдвинулась по своему рельсу.

Анна откатила чудовище подальше и с удовлетворением оглядела собственную работу. Теперь роли словно поменялись – девушка в плаще казалась увереннее, а поднятая рука надежно останавливала уже не такого страшного, как прежде, волка.

– Вот так-то лучше, – заметила Аня и отправилась дальше разыскивать Принца.

* * *

Что-то изменилось…

Он понял это сразу, словно учуял. Впрочем, он так давно ждал своего шанса… любого шанса, что не мог пропустить даже самый слабый сигнал.

В заброшенном колодце на опушке леса было немного воды. Охотник наполнил ведро и прикоснулся к холодной поверхности, тут же разбежавшейся рябью.

Когда рябь улеглась, из глубины смотрело едва различимое во мраке лицо.

– Ты тоже это почувствовал? – голос, звучащий в ушах Охотника, как всегда, оказался глух и безжизненен. – Это наш шанс. Но будь осторожен, возможно, это всего лишь западня.

– Я буду осторожен, – пообещал он. – Но сделаю все, чтобы прекратить это сегодня.

– Не обольщайся, – отражение задрожало. – Запомни, ты мне нужен. Выберись оттуда живым.

– Да, Ваше величество. Где искать вход?

Отражение снова дрогнуло и стало гаснуть.

– Старый дуб… Где-то рядом… Проход сегодня свободен… Я сделаю все…

Плеснула вода, и Охотник снова остался у колодца один. Наклонив ведро, он с жадностью отпил ледяной воды, а остатки выплеснул себе в лицо.

Итак, впервые за много лет он получил шанс добраться прямиком до тех, кто были так нужны. Не тратить время на бесцельные блуждания вокруг, не воевать с тенями, а одним ударом разрубить-таки этот давно запутанный узел.

Почему именно сейчас? Думать было некогда. Даже если это западня, он не упустит свой единственный шанс.

Он шел быстро, но совершенно беззвучно, как давным-давно привык ходить по лесу, ставшему ему домом. Вот и старый дуб, чей могучий ствол невозможно обхватить семерым мужчинам. Охотник пригляделся. Слева от толстого змеистого корня земля слегка вздыбилась. Осторожно проведя рукой, мужчина нашарил люк и приподнял его. Подземный ход в замок оказался открыт.

Изнутри пахло землей и плесенью. Кажется, ходом не пользовались уже очень давно, возможно, он обвалился или может обвалиться в любой момент, погребя под собой смельчака, решившего положиться на чудо. Но и об этом сейчас не время было думать.

Охотник спустился в узкий ход, передвигаться по которому представлялось возможным только согнувшись пополам, и пошел вперед.

Неприступные стены и сильное магическое заклятье охраняло от него замок. Но сейчас стены уже не были помехой, а в защитной магии что-то дало сбой. Вряд ли подобный шанс представится дважды. Мужчина до боли в костяшках пальцев сжал рукоять длинного ножа, такого острого, что он мог отделить от человека его собственную тень. Этот нож Охотник всегда носил на груди в ожидании удобного случая и еще ни разу не использовал его в деле. Теперь час пробил – нужно только добраться.

За шиворот сыпалась земля, дышать удавалось с трудом, и в легких, словно огонь, с каждой секундой все сильнее разгоралась боль.

Возможно, размышлял он, заклятье нарушено по ошибке, и тогда, пока сбой не обнаружен, он успеет осуществить свою самую главную в жизни миссию. Или напротив, это ловушка. Тем, кто в замке, тоже надоело затянувшееся противодействие, и они решились на отчаянный шаг. Ну что же, и в этом случае он умрет не один, успев прихватить с собой как можно больше дворцовых шавок. Королева, конечно, останется недостижима… ну ничего, ресурсы замка тоже конечны и любое ослабление пойдет на пользу. А если повезет и удастся прорваться в королевские покои… тогда они и поговорят.

Конечно, в идеальном варианте он должен выжить и вернуться… но часто ли случаются идеальные варианты?..

С потолка посыпались камни, и Охотник замер, стараясь даже не дышать. К счастью, обвала все же не случилось. Он был жив и мог продолжать двигаться к цели… Медленно, шаг за шагом, но неуклонно, как выпущенная из лука стрела.

* * *

– И вот однажды пришли к матушке две селянки, ищущие справедливости, – рассказывал Принц, наблюдая за тем, как Анна с жадностью расправляется с едой, поданной молчаливыми слугами. – А спорили они о том, кому из них принадлежит ребенок, обе предъявляли на него свои права….

Они сидели в беседке, увитой розами, легкий ветерок неторопливо раскачивал головки цветов, и те кивали, словно в такт рассказу. Терпко-сладкий запах роз, который уже четко ассоциировался у Анны с Принцем, волнами растекался в тягучем предвечернем воздухе. Было так хорошо, как бывает только в сказках. Впрочем, они и находились в одной из них. В самой настоящей сказке, в сюжете которой Анне нежданно отводилась ведущая роль. Словно возмещение за серую пустую жизнь в том мире, который у нас назывался реальностью.

Девушка взяла с красивого золоченого блюда еще один кусочек мяса. После тренировки, да и нерегулярного питания дома, у нее был просто зверский аппетит.

– Да, я слушаю, рассказывай, – пробормотала она с набитым ртом.

– И тогда матушка, известная своей мудростью, – продолжал рассказ Принц, – велела принести острый меч. «Ребенок достанется вам обеим, – ответила она, – мы разделим его между вами поровну». И тогда, как и задумывала Королева…

– Одна из женщин уступила ребенка другой, чтобы спасти ему жизнь. Это и была настоящая мать, – машинально продолжила Анна, которая где-то уже слышала эту историю.

Принц замер и взглянул на нее с явной рассеянностью.

– Откуда ты знаешь? – спросил он, нахмурившись.

Ане стало слегка стыдно – не уличать же его мать в плагиате известного своей мудростью царя Соломона. Не стоит огорчать такого преданного сына.

– Я… – смутилась она. – Я догадалась…

– О… – Принц наклонился к ней и сжал руку девушки. – Ты не только отважна, но и мудра. Королева будет счастлива, что именно ты, которая так похожа на нее, сможешь нас спасти. Когда-нибудь… – он вдруг тоже смутился и замолчал.

Анна же почувствовала себя еще ужаснее. Получилось, что она словно специально подлаживается под его мать, чтобы однажды случилось это самое «когда-нибудь». А ведь девушка совершенно не собиралась делать ничего подобного. Это казалось низким и отвратительным.

– Ты огорчена? – спросил Принц, заглянув ей в глаза.

– Нет, я просто устала, – проговорила она, чувствуя, что во многом это правда.

– Хочешь немного побыть одна? Здесь пока безопасно. Через полчаса я вернусь за тобой, – предложил он.

– А можно?.. – мысль побыть в одиночестве и немного собраться с силами показалась Ане весьма приятной и своевременной. Слишком много разных переживаний – и опасность, и волнение, а еще то трепетное, неназываемое, что возникло между ними. Его слова. «Когда-нибудь…», вошедшие в ее кровь, словно смертельный вирус, рвущие грудь болью. Разве счастье – это больно? Почему же из-за него вдруг хочется плакать? Может быть, она просто не умеет быть счастливой?..

Все-таки Принц был очень внимательным и чутким. В нашем мире такого не встретишь.

– Конечно можно. Для меня главное, чтобы тебе было хорошо. Захочешь меня позвать – звони в колокольчик. Слуги услышат и пошлют за мной, – объявил он, указывая на серебряный колокольчик, стоящий на краю стола.

– Хорошо, – Анна улыбнулась.

– Велю принести десерт, – Принц, словно в зеркале, отразил ее улыбку. – Сегодня повар приготовил что-то особенное, ты обязательно должна попробовать…

Он поднялся и, еще раз улыбнувшись, вышел из беседки.

Девушка осталась одна, смущенная быстротой происходящих событий. Еще недавно она и знать не знала о сказочном королевстве, и вот теперь Принц говорит о том, что когда-нибудь… Неужели они когда-нибудь и вправду смогут пожениться, и этот волшебный мир станет ее миром?

Да, именно так! Спасший королевство получает руку прекрасной принцессы. В данном случае – принца. Звучит слегка забавно, но очень современно.

Девушка встала из-за стола и, поставив локти на перила беседки, задумчиво уставилась вглубь сада.

Но тут рядом с ней послышался легкий шорох.

Анна оглянулась и, столкнувшись лицом к лицу с мужчиной, тонко вскрикнула.

Она заметила, что он одет в потертую кожаную куртку и брюки с кожаными накладками впереди, тоже сильно потертые и грязные, а во взлохмаченных очень темных, почти черных волосах, запутался какой-то сор, кусочки земли, сухие листья… А затем она взглянула в его прищуренные стальные глаза и поняла, что погибла.

В самом буквальном смысле. Из его холодных, оценивающих глаз на нее смотрела сама смерть. Длинный нож оказался в его руке в одну секунду, словно по волшебству, Анна даже моргнуть не успела. Как уже случалось с ней в минуты опасности, тело взяло управление на себя, опережая голову. Уйдя из-под удара, девушка схватила первое, что попалось на глаза – большую серебряную тарелку – и попыталась ею прикрыться.

Незнакомец двигался бесшумно и очень уверенно. Чудом уходя из-под нового удара, Аня подумала, что только затягивает собственную агонию. Даже мастерство, полученное на тренировках, ей не поможет. Вернее, именно оно, как и уроки местного чокнутого старичка, помогли девушке оценить противника и осознать его значительное превосходство.

Так вот против кого ее готовили! Но это невозможно! Она ведь только слабая девушка! Все высокие слова о спасении королевства и славе собственного рода вдруг показались ей вздором, ничего не значащим шумом. Она не готова умирать! Только не сейчас и не так, не от руки этого ненормального с глазами убийцы! Не сейчас, когда в ее взрослой жизни, наконец, появился смысл. Она не позволит себя убить!

Девушка попыталась ударить, вспомнив известные слова, что нападение – лучшая защита. Но в ее случае мудрость не оправдалась. Серебряная тарелка, погнувшаяся от встречи с ножом, который чудом не задел саму Анну, с глухим звоном полетела на пол. Девушка споткнулась и едва сама не упала.

Сероглазый шагнул еще ближе. От него пахло грубо выделанной кожей, какими-то травами и отчего-то, кажется, машинным маслом. Она смотрела в глаза своей смерти, не в силах отвести взгляд и вдруг неуместно подумала, сколько же ему лет? Совершенно не поймешь. Может быть, едва за двадцать, а может, и хорошо под сорок. Лицо абсолютно без возраста и такое, каких в ее родном мире не увидишь.

И при этом явно сумасшедший. От него так и несло безумием, какой-то странной дикостью.

Он был так близко от нее, что Ане казалось, будто она слышит, как бьется его сердце. Или это ее собственное сердце заходилось бешеным стуком.

Она хотела зажмуриться, но не могла отвести взгляда от его глаз.

И его глаза внезапно изменились, словно что-то дрогнуло в них, притушив безжалостный стальной блеск.

Они смотрели друг на друга – охотник и добыча, разделенные всего одним вздохом.

– Это ты открыла ход? – спросил он. Голос был приглушенный, словно бархатистый, мягкий, как и его неслышимые шаги.

– Я? Нет!..

И тут она вдруг отчетливо вспомнила с трудом идущую по рельсу фигурку волка. Осознание оказалось слишком внезапным и болезненным. Анна вздрогнула, а незнакомец кивнул, без труда, словно открытую книгу прочитав ее мысли.

– Не вмешивайся в чужие сказки. Не играй в игры, правил которых ты не знаешь, – сказал он и резко отвернулся, обдав ее новой волной странного и волнующего запаха, и быстро двинулся прочь.

Ноги едва держали девушку, так что она, опершись на стенку беседки, медленно сползла на пол.

Она еще жива. Он ее не убил, хотя вполне мог и даже собирался это сделать. Почему? Неужели это тот самый могущественный колдун? Нет, не похоже. Скорее охотник… Да, его верный слуга охотник, безжалостный и смертоносный. Но почему, почему он ее пощадил?

В это время что-то просвистело. Послышался шум, чьи-то голоса.

Выглянув из своего убежища, Анна поняла, что ее несостоявшийся убийца теперь сам превратился в мишень. В него стреляют сразу с трех стен башни, словно специально его поджидали.

«Может, это не я его впустила? Вдруг просто так совпало? Нет, не может быть. Иначе Принц не оставил бы меня здесь одну, в опасности», – промелькнуло в голове.

Охотник, Анна теперь называла сероглазого незнакомца именно так, попытался найти укрытие, но двор слишком хорошо простреливался со стен, и одна из стрел уже вошла мужчине в бок, пониже лопатки, разорвав куртку. В него стреляли и явно не собирались отпускать живым как глупую дичь, попавшуюся в западню.

Девушка зажмурилась. Это не ее дело. И вообще, если убьют приспешника злого колдуна, всем будет только лучше. Это, собственно, часть ее миссии. Злодеи должны умирать. Таковы правила сказкок.

Пульс стучал в висках, словно сумасшедший. Ее подташнивало, а руки и колени тряслись. Нет, это было выше Анниных сил. Сейчас, на ее глазах, убивали человека. Человека! Это было не по телевизору, не в компьютерной игре и, даже если убийство совершалось для блага всего королевства, легче от этого не становилось. К тому же вот этот самый человек только что мог взять ее собственную жизнь. Мог, но не взял.

Анна застонала сквозь зубы.

– Вот блин, – прошипела она. – Я пожалею, я тысячу, миллион процентов об этом пожалею… Я идиотка, конченая долбаная идиотка!

А потом, медленно встав на ноги, тихо позвала:

– Эй, псих! Слышишь меня!

Охотник, отступавший к беседке, получил еще одну стрелу – на этот раз в правую руку.

– Псих! – снова позвала она шепотом. – Если сможешь, доберись до стены, слева от ворот, под выступающей башней. Я попробую тебя вытащить…

Она не стала ждать его ответа. Если он даже услышал, то вполне мог ей не поверить, но это уже его дело. Она постарается его спасти. Нет, не ради него, ради себя. Если он не воспользуется этим любезным предложением, так тому и быть. Вероятно, даже к лучшему, если его убьют здесь, но не у нее на глазах.

Пригнувшись, Аня выбежала из беседки. Девушка рассчитывала сразу на два фактора – во-первых, по идее в нее-то стрелять не должны, а во-вторых с этой стороны до укрытия рукой подать. Правда, ей все равно было страшно, сердце колотилось где-то в горле, а бежать она предпочитала то и дело прячась среди колючих розовых кустов и совершенно не замечая, что уже в кровь расцарапала руки и ноги.

Кажется, в нее не стреляли. По крайней мере, девушка этого не заметила. Прислонившись лбом к холодному камню стены, она судорожно переводила дыхание.

Почему-то очень болело горло и что-то глубоко в груди. Отдышавшись, она оглянулась. Сероглазого не было.

Значит, все, ее благородная и безумная попытка провалилась.

Девушка вздохнула и сама не зная, что чувствует – сожаление или облегчение. Скорее облегчение, однако подсознание рисовало ей залитые кровью камни двора и человека в кожанке, лежащего на земле с бессильно раскинутыми руками.

Картинка оказалась такой яркой, что Анна не сразу осознала реальность – а именно то, что видит сероглазого прямо перед собой. Его лицо теперь было очень бледным, щеки испачканы в грязи, а по лбу тек пот. Зато глаза оставались прежними – пронзительно-серыми, колючими.

Пришел!

Ему удалось уйти!

– Они сейчас будут здесь, – проговорил он чуть сбившимся голосом.

Ну да, она уже совсем перестала соображать, если решила, что опасность миновала.

– Сюда, – Анна открыла ход, через который Принц проводил ее в замок и, пропустив незнакомца, проскользнула за ним внутрь стены.

– Налево. Тут недалеко пройти, там выход… – проговорила она и замолчала, потому что заметила в его боку стрелу и почувствовала острый, тошнотворный запах крови.

Ей стало нехорошо, но Охотник уже шел вперед, держась за стену.

Аню вдруг подхлестнул страх, что сейчас их догонят, и, хуже всего, Принц увидит, что она помогает злодею. Разочарования и боли, которые, наверняка, появятся в его глазах, она уж точно не вынесет. Что угодно, только не это! И все же она не могла остановиться.

Сжав зубы, не чувствуя фактически ничего, девушка последовала за сероглазым.

Она сама не понимала, как они добрались до нужного места, и она открыла для него проход.

– Ты помогла мне, но не думай, что я пощажу тебя при следующей встрече, – проговорил сероглазый хрипло прежде, чем уйти.

Ну вот, как она и думала: классический негодяй. Ожидать чего-либо иного не следовало.

– Да что уж там, один-один. В расчете, – машинально ответила она. – Но ты сначала выживи. Может, тебя еще подстрелят. Или будет заражение. В сказках заражение бывает? Маленький микроб – бабах! – и ты уже труп!

Он не стал отвечать и, кажется, ни разу не оглянулся.

Впрочем, Аня особенно не присматривалась. Едва он вышел, девушка поспешила закрыть дверцу и побежала дальше, внутрь замка. Нельзя, чтобы кто-нибудь догадался, какую глупость она совершила.


Глава 7
Откровенность за откровенность

– И где ты была? – услышала девушка голос Принца, едва вынырнув в помещение из тайного хода.

Он смотрел на нее, и Анна почувствовала ужас, что молодой человек уже все знает.

– У беседки появился сумасшедший. Он едва меня не убил! А потом стали стрелять! Я думала, что не выживу! – ей почти не пришлось изображать истерику. События сегодняшнего дня и без того оказали воздействие на нервы. – Я… я не знаю, как вообще уцелела!

– Ты испугалась?

Принц продолжал пристально на нее смотреть – и это вместо того, чтобы утешить, вместо того, чтобы испугаться за нее, пожалеть о том, что его не было рядом. И вообще, где это он находился, когда ее едва не убили?!

– Да, испугалась. Знаешь ли, обычно меня не пытаются убить… – сухо проговорила девушка. – Не слишком приятные ощущения.

– И ты хочешь отказаться от своей миссии? Тебе слишком страшно, ведь так? – молодой человек не отводил взгляда, словно на допросе.

– Ах так! – боль и злоба вскипели в ее сердце. – Тебе только и нужно, чтобы я пошла и сдохла за ваше королевство! На самом деле это все, что вам нужно! Вам всем тут наплевать, выживу я или нет! Да пошли вы все!..

И, не отдавая себе отчета, Аня вдруг ударила Принца по щеке.

Звук пощечины, резко прозвучавшей в тишине зала, привел девушку в чувства.

Принц молча отвернулся и направился к двери.

Аня едва не застонала. Оказывается, она истеричка и идиотка, сама оттолкнула свой единственный шанс на счастье, а еще обидела действительно хорошего человека. Не удивительно, что ее никто не любит, не удивительно, что даже отец от нее отвернулся.

– Погоди! – бросилась за ним Аня. – Извини! Я, кажется, перегнула палку! Извини! Ну пожалуйста!

Она уцепилась за его руку, но он дернулся и сбросил ее пальцы, словно стряхивал с себя прилипчивую букашку.

– Пожалуйста, я не хотела! – щеки были уже мокры от слез.

И тут Принц, наконец, оглянулся. В его выразительных глазах застыла боль.

– Я волновался за тебя. Я проклинал себя за то, что ушел и оставил тебя одну! Но кто же мог думать, что среди нас найдется предатель, который впустит врага в сердце замка!

При этих словах Анна вздрогнула.

– Я бы отдал все, чтобы быть с тобой и защитить тебя, но ты считаешь, что это не так… – продолжал молодой человек. – Ну что же, тебя можно понять. Больше всего на свете, даже сейчас, я не хочу, чтобы ты подвергалась опасности. Поэтому и вправду, не нужно рисковать ради нас. Сегодня ты увидела, что это не игрушки. Выходит, появление врага послужило даже на пользу. Мне будет больно от того, что я больше тебя не увижу, но в то же время я найду утешение в мысли, что ты в безопасности, что с тобой все хорошо.

– Почему ты меня больше не увидишь? – спросила девушка шепотом.

Ей казалось, что каждое ее слово слишком громко звучит под сводами этого зала. И стены, покрытые гобеленами, жадно ловят звуки ее голоса, подслушивают разговор.

– Потому что ты больше сюда не вернешься. Ты не веришь мне, и отчасти я рад этому. Мне будет достаточно знать, что ты жива и здорова, что тебе хорошо где-то там, в твоем мире. Прощай и уходи, – он нежно коснулся рукой ее щеки и снова отвернулся, чтобы уйти.

В груди стало так больно, словно сквозь ребра прорастали колючие стебли розы.

– Нет, погоди! – Анна вновь, уже изо всех сил, вцепилась в его руку. – Подожди, пожалуйста, ты не так меня понял… Вернее, это я… Не знаю, что на меня нашло… Стресс… Ну, рассудок помутился…

Он не пытался вырваться, но и не отвечал. Она смотрела на его профиль, похожий на прекрасное мраморное изваяние – и такой же безжизненный, как и оно.

– Я верю тебе! Я не отказываюсь! Пойми… – девушка сглотнула. На губах ощущалась горькая соль.

– Ну не плачь, пожалуйста, не плачь! Я не могу видеть, как ты плачешь! – Принц обнял ее и коснулся губами мокрых щек, стирая слезы.

Аня крепко зажмурилась.

Эмоций оказалось слишком много. Они разрывали ее на части.

– Я должна тебе сказать… – прошептала она. В этот момент нельзя было скрыть ничего. – Это я виновата… Я впустила, а потом выпустила его… Так получилось, я не знала…


– Кого это ты впустила и выпустила? – услышала Аня совершенно чужой голос.

Открыв глаза, она с ужасом осознала, что прижимается к Стасу! Следом за тем до девушки дошло, что стоят они в университетском коридоре.

Она резко отпрянула, испуганно глядя на парня.

– Знаешь, – он покачал головой, – не считай, что я пытаюсь тебя оскорбить… но у тебя типа проблемы. Я уже ничему не удивляюсь. Сначала подошла и ни с того ни с сего хлопнула меня по щеке, затем стала хватать за руки, плакать… У тебя точно все в порядке?..

Девушка закашлялась. От стыда щеки буквально пылали.

Ну вот опять она что-то делала, не осознавая того. И хуже всего, принимала Стаса за Принца. Какой ужас!

И тут Анна снова вспомнила о том, что лучшее оружие защиты – это нападение.

– Я просто была там… ты сам знаешь, где, – проговорила она многозначительно, буравя взглядом парня.

Он явно растерялся.

– Я? Ты уверена, что я знаю?

– Конечно, – она с делано равнодушным видом пожала плечами. – Можешь притворяться сколько угодно, но я читала твой стертый пост и знаю, что ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю. Я не сумасшедшая, и ты это прекрасно знаешь.

Стас нахмурился, а потом решительно кивнул.

– Пойдем, – он потянул Анну за руку. – Нам нужно поговорить. Но не здесь, здесь слишком много свидетелей.

И в правду, с другого конца коридора за ними наблюдала группа девчонок, среди которых была и Оксана.

Они дошли до раздевалки, оделись, причем Стасу даже в голову не пришло подать Анне куртку, и вышли на улицу. Так же молча прошли через калитку и двинулись по улице. Только миновав остановку, на которой Аня обычно садилась на автобус до метро, девушка заговорила.

– Я слушаю, – произнесла она. – Кажется, ты собирался что-то рассказать.

– Да, – Стас кивнул, глядя не на нее, а себе под ноги. – В последнее время я видел странные сны… об одном и том же месте. Мне снился замок, и луг, и лес. То, как погиб хозяин этих земель и как подернулось тьмой все королевство… Я словно наблюдал за всем этим со стороны. Ночь за ночью… И еще… еще знаешь, что самое странное?..

Он замолчал, пиная какой-то камешек. Изловчившись, Аня выбила этот камешек у Стаса из-под ног и ударом отправила на проезжую часть.

– Ну и что же самое странное? – ехидно поинтересовалась она.

– А то, что я видел в этих снах тебя. Собственно, потом, когда я нашел ту пластиковую игрушку, я и решил, будто она твоя потому, что она показалась мне на тебя похожей… Я видел тебя в своих снах точно такой же – в красном плаще с капюшоном, и тебе угрожала смертельная опасность.


Было сыро и ветрено, поэтому вскоре, окончательно замерзнув, они зашли в неуютное кафе, где столики стояли слишком близко друг к другу. Зато разместились возле самого окна, откуда открывался обзор на серую улицу и спешащих мимо людей.

Аня грела озябшие пальцы о бокал с горячим латте, а Стас даже не притронулся к своему эспрессо.

– Я всегда думал, что у меня слишком бурное воображение, – говорил парень, – но ты, похоже, тоже как-то к этому причастна. Думаю, это не просто совпадение.

– Я тоже так полагаю, – девушка искоса на него посмотрела.

– Понятно, – Стас кивнул, – ты считаешь, что это я как-то подстроил и не доверяешь мне.

– А тебе можно доверять? – Анна рассеяно посмотрела на прошедшую мимо окна парочку. Симпатичный молодой человек обнимал совершенно обычную, чуть полненькую девушку, и она казалась такой счастливой, что невольно пробуждала легкую зависть.

– Вопрос с подтекстом, – усмехнулся Стас. – Скажу «можно» – и ты мне не поверишь, сочтя, что я лгу. Скажу «нельзя» – и ты воспримешь буквально, – он нахмурился. – А вот что я скажу: я не знаю, стоит ли мне доверять, но тебе нужен человек, который бы следил за ситуацией, был мерилом того, что ты не сходишь с ума, что в твоей жизни действительно происходит что-то странное.

– И этот человек ты? – Аня поставила бокал и в упор посмотрела на собеседника.

– А у тебя есть выбор? – парень не отвел взгляд. – Мне кажется, ты довольно замкнутая. И еще. Думаю, то, что именно ты оказалась втянута в это дело, – не случайно. Даже у нас девчонки в основном слишком… реальные для сказок. А ты странная, как раз подходишь.

– Спасибо за комплимент, – девушка позволила себе немного иронии.

– Пожалуйста, – Стас пожал плечами. – Знаешь, а это и вправду комплимент… В общем, подумай. Похоже, я для тебя лучшая кандидатура.

– Без сомнения, – хмыкнула девушка. – А тебе это зачем?

– Я сюжетник, – ответил он просто. – Не могу без всяких историй и, если ты втянута в одну из них, этот шанс я ни за что не пропущу. Кстати, я неплохо знаю сказки и, наверняка, от меня может быть реальная польза. Прими к сведению.

– И убить меня пытался не ты? – уточнила Анна.

– Да если ты – моя связь с миром сказок, я не то что убить, я охранять тебя должен! – воскликнул Стас. – А тебя и вправду пытались убить?

Сидевшие неподалеку женщины оглянулись на них и засмеялись.

Аня покачала головой и приложила палец к губам. Можно ли доверять Стасу? Не больше, чем всем остальным – то есть категорически нельзя. Но он прав, и ей действительно требуется наблюдатель.

– Ладно, – согласилась она. – Все равно ведь не отстанешь. Если ты враг, лучше держать тебя под присмотром. Если нет – может, и вправду, будет какая-то польза…

– Даже не сомневайся! – парень явно повеселел и в один глоток выпил свой кофе.

Девушка задумалась. Есть шанс, что Стаса подставили. Пожалуй, она слегка погорячилась, когда сочла, что именно он совершил нападение. Слишком много улик было против него. В хорошем детективе это как раз повод усомниться в преступнике. Да, жизнь – это не книга. И все же от Стаса будет польза. И она еще сможет к нему присмотреться. Конечно, соблюдая осторожность и стараясь ему не доверять. Если он враг, то и так многое знает. Если нет – может высказать мнение со стороны.

Аня только сейчас поняла, как ей, оказывается, нужно выговориться. Поделиться хоть с кем-то тем, что с ней происходит, проверить, не сходит ли она и вправду с ума.

– Я хочу кое-что тебе рассказать, – тихо проговорила она, наклонившись пониже к столику. – Только не здесь, нас и так все слушают.

– Хорошо, – Стас достал деньги и положил на стол. – Пойдем?

Обдумывая предстоящий разговор, девушка почти не почувствовала вкус своего кофе и выпила его почти так же быстро, как Стас свой.

И вот они уже снова шли по стылой улице, а Аня, уже промочившая ноги, вскоре так увлеклась рассказом, что перестала обходить лужи.

Стас слушал внимательно и кивал, не перебивая – ценный дар в то время, как все меньше людей умеют действительно выслушать, чаще каждый торопится рассказать о своем, перебить, обратить внимание на себя.

– Забавная история, – произнес Стас, когда девушка закончила. – Сюжет наоборот. Обычно в сказках спасают принцессу. Бывает какое-нибудь заколдованное королевство, куда и приезжает герой – в основном даже не принц, а просто отважный юноша, не боящийся приключений. Он сталкивается со злом, освобождает прекрасную принцессу, расколдовывает королевство и становится его правителем. Во второй части сюжета герою зачастую приходится столкнуться с неожиданным коварством – либо удар наносит старый враг, либо предают те, кому он доверял. Но и эти испытания герой выдерживает. В твоем случае речь идет о спасении принца. Современный ход. В нашем обществе гендерные роли тоже меняются.

– Думаешь, в моем случае сказочные законы действуют? – уточнила Анна.

– А как же, – он пожал плечами и, отыскав на дороге бутылочную крышку, принялся ее пинать. – Пока что похоже, что у нас, хоть и перевернутая, но сказка. Значит, законы остаются неизменны. И еще одно… – он помолчал. – Если ты – Красная Шапочка, то должен быть волк.

– Зубастый и серый? – Ане вспомнился сон. Кажется, именно с него и начались все эти странные события.

– Не обязательно, – Стас, наконец, отфутболил пробку подальше. – Вполне себе возможен и двуногий, может даже и симпатичный. Но обязательно будет. Он твой антагонист, судя по сказке.

– Напомни-ка, в чем функция антагониста?

– Он твой противник, помогает продвигать сюжет, между вами должна идти постоянная борьба, которая приведет к финальной схватке. Именно тогда решится, кто выиграл, а кто проиграл.

– И кто же мой антагонист? – Аня улыбнулась. Стас как будто пересказывал сюжет увиденного в кинотеатре фильма. Сложно поверить, что нечто похожее может происходить не на широком экране, а в жизни.

– Пока сложно судить. Логичнее всего думать, что злой колдун, – предположил парень. – А Охотник, которого ты встретила – один из его сторонников… Впрочем, он вел себя слишком странно для зла. Тогда, может быть, Охотник – твой романтический герой.

Аня резко остановилась, и увлекшийся Стас налетел на нее.

– Вот это глупости! – возмутилась девушка. – Во-первых, он мне совершенно не понравился. Во-вторых, он сказал, что в следующий раз меня убьет. А в-третьих, там уже есть Принц!

– Только в-третьих? – парень покосился на нее. – Ну, тогда я бы поспорил, что у Охотника или у кого-либо еще есть реальный шанс.

– Дурак! – разозлилась Аня.

– Я бы не сказал, – Стас подмигнул ей. – Ну ладно, твое дело. Сама решай. Мне кажется, кандидатура романтического героя пока не самое главное. Главное – пройти испытания и при этом выжить. Вот это и может оказаться проблемой… Ты уверена, что хочешь во все это ввязываться?

Девушка вспомнила двор королевского замка, противный свист стрел и кровь на кожаной куртке Охотника. Ее сказка была слишком реальной и не всегда красивой. Да, похоже, в ней и вправду можно погибнуть. Стоит ли оно того?..

Она оглядела темные силуэты домов, где в окнах горел тусклый свет, покосилась на грязный растрескавшийся асфальт у себя под ногами. Похоже, выбирать тут нечего. Выбор уже сделан, а другого шанса больше не представится.

– Я рискну, – проговорила она.

– Мне так и подумалось, – Стас кивнул. – Значит, наша задача – сделать так, чтобы ты выиграла. Кстати, не возражаешь, если я буду записывать?

– Хочешь прославиться благодаря моей истории? – Аня снова хмыкнула.

– А почему бы и нет? – парень обезоруживающе улыбнулся. – И тебе, и мне выгодно. Смотришь же сериал «Шерлок»? Там герой становится известен даже не из-за своего аналитического ума и умения раскрывать преступления, а благодаря блогу, который ведет Ватсон.

– Ну теперь за себя я точно могу быть спокойной! – засмеялась девушка. – Ну что, пойдем в метро, Ватсон, а то я уже совсем замерзла…

* * *

Он потерял довольно много крови и обессилил. Последние мили по поросшему густым колючим кустарником лесу дались очень тяжело. Дыхание с хрипом вырывалось изо рта, ноги неуклюже заплетались, а голова казалась налитой свинцом.

Ему хотелось упасть на траву и закрыть глаза, но делать это нельзя – слишком велика вероятность не подняться уже никогда. А он не мог позволить себе этого. Он дал слово и должен его сдержать. Он и так едва не нарушил клятву, позволив загнать себя в ловушку. Он погиб бы, если бы не девчонка – та, которую следовало убить, а он не смог.

Охотник закашлялся. На пальцах остались несколько сгустков крови. Дело обстояло еще сквернее, чем он думал. Следовало поторопиться.

Он знал, что может довериться лесу. Людям нельзя, лесу – можно. Хорошо, что есть то, что не подведет. Ноги несли Охотника едва различимой тропой.

Как ни иди, в это место всегда приходишь по-разному и каждый раз – неожиданно. Только-только вокруг были деревья и густой подлесок, и вдруг у ног разверзлась пропасть. Охотник даже пошатнулся. Камень, выкатившийся у него из-под ног, полетел вниз – туда, где расстилалась зеркальная гладь безупречно круглого озера.

Высокий берег круто поднимался над водой – такой хрустально чистой, что, казалось, тронь ее – и она зазвенит.

– Здесь начало и здесь конец всего, – говорил когда-то отец. – Здесь жизнь и смерть сплетаются в один клубок. Это место было прежде всего, и оно останется, когда весь знакомый нам мир истончится и превратится в туман. Тогда снова будут лишь туман и озеро…

– Туман и озеро, – повторил Охотник завороженно.

Озеро и впрямь было подернуто легким туманом, тонким, словно развевающаяся на ветру кисея.

Отец много рассказывал об этом месте. Он говорил, что жил когда-то знаменитый охотник. День и ночь носился он по лесам и полям, не зная устали, в сопровождении своих верных слуг и охотничьих псов – белоснежных, с красными ушами. Ни одна добыча не могла ускользнуть от него. Везде настигал он свою жертву. И леденела у людей в жилах кровь, когда слышали они трубный зов его охотничьего рожка, топот коней и хриплый лай ужасных не знающих пощады собак.

И была в одном селении девушка, чья красота затмевала звездный свет. Вот однажды, когда шла она к колодцу за водой, выехал из леса король охоты и попросил дать ему напиться. Налила девушка в кувшин ключевой воды и, не поднимая глаз, с поклоном, подала охотнику. Он же смотрел на нее таким тяжелым и мрачным взглядом, что у бедняжки замирало сердце. Выпил охотник воды, разбил кувшин и, не произнеся больше ни слова, уехал, и свита его последовала за ним. Но на другой день снова приехал он в селение и так же молча смотрел на красавицу. Только перед тем, как уехать, сказал: «Завтра, в этот же час, я приду за тобой».

Страшно стало девушке. Замирало ее сердце от ужаса при мысли о безжалостном охотнике. Говорили, что это сам податель жизни и смерти, повелитель подземного мира. Что собирает он в этих местах свою кровавую жатву. Обернет он жертву своим черным плащом – и уведет ее из мира живых в мир мертвых.

Пошла тогда красавица к колдунье и взмолилась, прося помочь ей избежать беды.

– Вот тебе гребень из оленьих рогов, – сказала колдунья. – Если и вправду так велик твой страх, как придет за тобой тот, кого ты боишься, воткни гребень себе в волосы. Тут же обратишься ты белым оленем. Кинутся на тебя красноухие собаки, будут рвать тебя острыми зубами. Станут травить тебя охотники. Беги от них. Сумеешь убежать и укрыться в единственном месте, где не достанут они тебя, – твое счастье. Не сумеешь – стать тебе добычей короля охоты.

Поблагодарила колдунью девушка и взяла волшебный гребень.

И случилось все в точности так, как сказала старуха.

В назначенный час, когда явился за ней охотник в черном плаще, воткнула девушка в волосы гребень из оленьего рога и оброротилась белоснежным оленем. Пустилась она бежать что есть сил и услышала, как разочарованно и грозно протрубил за ее спиной охотничий рог. Тут же бросились на нее красноухие собаки, вгрызаясь в ее беззащитную плоть, засвистели копья, полетели стрелы.

Не помня себя от ужаса и боли, неслась через лес прекрасная девушка, перекинувшаяся в оленя. Уже обессиливала она, уже появилась на ее губах кровавая пена. Все громче, все победнее звучал позади охотничий рог, все яростней лаяли собаки, все сужал круги летевший над ними черный ворон, предвкушая кровавый пир.

Из последних сил выбежал белый олень на крутой берег и рухнул в озеро.

Горько закричал тут охотник, осознавший, что на этот раз упустил добычу, завыли собаки, словно черные тени, сгрудились на обрыве безмолвные слуги.

А белый олень, окунувшись в целительную воду, вновь обрел силы. Затянулись раны его, а страх растаял, как тает снег под теплым весенним солнцем.

– Потому что нет здесь смерти, – неизменно заканчивал рассказ отец. – Невозможно отделить ее от жизни. Так повелось испокон веков и так будет до самого конца времен, пока существует это озеро.

Так говорил отец – давным-давно, когда не было еще этого мрачного леса, когда мир вокруг казался светлым и радостным.

Настало время проверить эти слова.

Медленно, изо всех сил цепляясь за траву, Охотник пополз вниз. Земля осыпалась из-под ног, каждое движение причиняло такую боль, словно его протыкали длинными раскаленными спицами. Охотник закашлялся, и губы защипало от горького вкуса крови. Нужно поторопиться.

Шаг за шагом, он спускался к озеру, осторожно, нащупывая ногой мельчайшую выемку, до боли в пальцах вцепляясь в камень, выступивший из земли кривой корень, иногда буквально держась за воздух.

Умирать было не страшно. Было бы – если бы не требующие завершения дела, если бы не клятва.

Он преодолел уже большую часть пути, когда земля все же подвела. Камень, дрогнув, ушел из-под ног, и человек, с громким криком, рухнул вниз.

И снова воцарилась хрустальная тишина – такая, как бывает лишь только в этом месте…


Глава 8
Обозначение конфликта

– Интересно у тебя, – Стас оглядел прихожую от пола, где лежал паркет, имитирующий потертые доски с оттисками разнообразных печатей, до двухуровневого потолка, не забыв остановить взгляд на контрастных стенах, одну из которых покрывала неровная краска с потеками известки – модная стилизация под лофт. Через две арки виднелась кухня, где не было стола, зато имелась большая барная стойка, расположенная, вместо подоконника, у окна. – Дизайнер делал?

– Мачеха, – девушка сняла ботинки и поставила их в узкий шкафчик с выезжающими наклонными полками.

– У нее хороший вкус… – начал он и осекся, наткнувшись на Анин взгляд. – Я что-то не то болтаю?

– Вот именно, – девушка посмотрела на него в упор.

Она могла бы сказать, что при маме здесь было совсем не так. И папа поддерживал квартиру в правильном виде… до появления мачехи, которая тут же все здесь перекроила. Началось с упавшей фотографии и разбитой рамки, но этим дело отнюдь не закончилось. Сохранить прежний вид удалось только в Аниной комнате. И то девушка не понимала, каким чудом. Мачеха пыталась уговорить падчерицу на ремонт, но после первого же захода, наткнувшись на яростное сопротивление, отчего-то отступила. Скорее всего, потому, что на самом деле ей было наплевать и на Аню, и на то, как выглядит ее комната. Главное – в остальной квартире она творила все, что хотела, найдя применение своим так называемым творческим наклонностям. Получилось, надо сказать, модно, интересно и современно – в общем, ужасно. Полная противоположность маминому уютному укладу.

– Давай оставим эту тему, – предложила Аня, сжав зубы.

– Понял, – Стас серьезно кивнул.

Они прошли в Анину комнату и по удивленному взгляду Стаса девушка поняла, как выбивается ее обстановка из общего вида дома. Как же давно Аня никого сюда не приводила! Так что реакцию стороннего человека она наблюдала впервые. Она словно чужими глазами взглянула на свою комнату. Старые обои с детским рисунком – веселенькими цветами и гномиками, на стене – увеличенная мамина фотография, в углу шкаф, у окна стол с ноутбуком, напротив него потрепанный диван. На полу – ковер из маминой комнаты.

Как давно в ее комнату не заглядывали посторонние! Конечно, в школе к Ане приходили гости, в том числе мальчики, но когда это было! Некстати вспомнилось, как в седьмом классе они с девчонками с помощью цветных резиночек заплетали хвостики долговязому Лешке из параллельного, а он терпеливо сносил все издевательства, только слегка краснел. Тогда все было легко, и Аню не смущало не то, какая обстановка у нее в комнате, не то, как выглядит она сама.

К счастью, парень не стал ни комментировать, ни задавать вопросы.

– Садись, – Аня кивнула ему на компьютерное кресло, а сама устроилась на кровати.

– Сейчас найду записи, которые я делал, – он открыл браузер и взялся за работу.

Девушка ждала, сцепив на коленях руки так, что занемели пальцы. Ей казалось, что сейчас обнаружится нечто очень важное, то, что прольет свет на всю историю и расставит все по своим местам. В любом случае, она больше не одна. Какое облегчение, когда можешь хоть с кем-то поделиться тем, что тебя тревожит. Но тут же в голове мелькнула следующая мысль – не слишком ли она доверяется Стасу – парню, которого еще совсем недавно подозревала разве что не во всех смертных грехах?

– Вот, – Стас придвинул к ней ноутбук. – Читай.


Я видел Короля. Его лицо было застывшим, словно у мертвого. Белая кожа, впавшие щеки и сверкающие, необычайно яркие глаза в запавших глазницах.

Король находился в зале, где царила сама ночь. Его руки неподвижно лежали на подлокотниках массивного трона с высокой, очень неудобной спинкой. Несмотря на это, Король сохранял полную неподвижность и, если приглядеться, можно было заметить, что грудь его не вздымало дыхание, а у рта, несмотря на царящий в зале холод и свободно разгуливающий между колонн ветер, не появлялось облачко пара.

Я не знаю, был ли Король жив или мертв – он казался живым и мертвым одновременно. В его присутствии угасал малейший отблеск света и умирала даже самая мизерная надежда. Он был самой смертью. Он был страшнее, чем сама смерть…


Аня взглянула на Стаса. Тот кивнул и открыл следующий отрывок.


В этих местах есть легенда о вечном охотнике, господине жизни и смерти. В сопровождении верных слуг и красноухих собак носится он по лесам и полям, собирая богатую жатву…


– Красноухие собаки! Надо же! – фыркнула Аня, оглянувшись на молодого человека. – Как-то странно звучит.

– Ничего странного, – пожал плечами Стас. – Этот образ пришел из кельтской мифологии. По преданиям, в холмах обитают древние существа – сиды…

– Сиды? Это кто?

– Фейри, – ответил Стас.

– Феи? – уточнила Аня.

– Ну… – парень поморщился, – давай считать так для простоты. Только не те феечки со стрекозиными крылышками, которых ты представляешь. Ближе к эльфам, но опять-таки не совсем. В общем, это обитатели холмов, существа из другого мира. И вот у сидов были особенные собаки – белоснежные, но с ушами алыми, как кровь. Добрые фейри охотятся со своими собаками на животных, злые – на человеческие души. Кстати, легенда о Дикой охоте, близкая к тому, что я описал, базируется на скандинавских и кельтских преданиях. Сначала сидов почитали как представителей иномирья, отличной от людей расы, затем, после установления христианства, стали называть демонами. Мы говорим о сказках, а это один из пластов древнейших мифов, преобразованных поколениями, однако сохранивших свой старый сакральный смысл. Но я отвлекся. В общем, собаки с красными ушами однозначно указывают на существо, принадлежащее к потустороннему миру.

– Ага, – Аня кивнула и решила пока что больше не спрашивать, а вернуться к тексту.


Именно этот охотник является стражем и хранителем сказочных земель и с ним связано древнее проклятье – он ищет чью-то душу, но никак не может найти. Возможно, это и к лучшему. Кто знает, что случится, если охотник достигнет своей цели. Скорее всего, это будет означать конец света.


– И это все? – спросила девушка в недоумении. Прочитанные отрывки не прояснили вообще ничего и, возможно, относились вовсе не к ее сказке.

– Нет, не все, – Стас открыл еще один текст, тоже весьма короткий.


…Дули ветра, шли дожди, и лето сменяло зиму. Без остановки вращалось тяжелое колесо года, однако Королева так и оставалась бесплодной.

Долго сидела она у окна, забыв о шитье, давно упавшем ей на колени, и застывшим взглядом смотрела в даль. Король же, устав ожидать появления наследника, все чаще уезжал из дворца и все больше времени проводил на охоте.

– Ах, – говорила Королева, глядя то на белый снег, то на белые лепестки роз, устилавшие землю под ее окном с приходом лета, – если бы родился у меня ребенок с кожей белой, как снег или эти лепестки… Были бы у него волосы темные, как вороновое крыло и глаза синие, как небо в ясную погоду…

И розы, слушая ее, кивали своими головками. Но разве могли обычные цветы помочь несчастной Королеве?

Вот уже подданные ее, почти не скрываясь, шептались за спиной, что расцвел во дворце пустоцвет и вскоре поедут гонцы искать Королю другую невесту.

До крови кусала свои губы прекрасная Королева, все тоньше, все невесомее становилась она, напоминая скорее тень, чем женщину из плоти и крови. С каждым утром все отчетливее делались вокруг ее глаз темные круги.

– О, если бы я только могла родить королю наследника! – в ярости шептала она, оставшись одна в своих пышных, но опустевших и холодных покоях. – Я бы отдала за это все, что угодно! О, нет ничего, что я пожалела бы за это.

И случилось так, что желанию ее суждено было исполнится.

– Знай, у нас будет наследник, – сказала Королева как-то утром Королю, когда тот уже садился на коня, собираясь, как всегда, отправиться на охоту.

Услышав долгожданную весть, выронил Король узду. Не сразу смог он поверить собственным ушам, трижды переспрашивал он Королеву, верно ли она все поняла, и трижды получал от нее однозначный ответ.

Когда же Король, наконец, поверил, что закончились тягостные годы ожидания, он приказал устроить грандиозный пир на все королевство.

– Пусть подданные мои веселятся и гуляют, не зная печали, целую неделю! – велел он. – Пусть мои верные слуги ходят по улицам и смотрят, нет ли среди людей печальных, ибо нельзя никому печалиться, когда на всех нас снизошла великая радость!

И сделалось все по слову Короля…


– А вот теперь все, – сказал Стас, когда Аня дочитала отрывок.

– И что это означает? – нахмурилась девушка.

– Последний отрывок, очевидно, про рождение Принца. Особенный сказочный персонаж всегда появляется именно чудесным образом. Правда, я не знаю, каковы были сопутствующие обстоятельства. Иногда королеве требуется съесть что-нибудь. Чаще всего рыбу, потому что она означает плодородие. Иногда – прибегнуть к помощи волшебства или существа, наделенного волшебной силой. Иногда – омыться в особом источнике или дать важный обет…

Аня кивнула. Ей было приятно, что Стас подтверждает факт избранности Принца. Однако полной картины до сих пор так и не получилось.

– А больше я ничего не знаю, – признался парень, отвечая на ее не заданный, но слишком очевидно повисший в воздухе вопрос. – Я лишь недавно стал видеть эти странные сны. Все это снится мне вразнобой, без какой-либо логической последовательности, словно я смотрю нарезку из фильма.

– Ты говоришь, что только видишь все это, наблюдаешь со стороны. Тебе бы хотелось самому попасть туда? – полюбопытствовала Аня, откинувшись на спинку дивана и поджав под себя ноги.

Стас задумался.

– Знаешь, пожалуй, что и нет, – ответил он неожиданно. – Как говорил, я писатель, сюжетник… и наверное, должен смотреть на все именно со стороны. Я не герой. Есть герои, которые участвуют в сказке, а я только пишу.

– Забавный взгляд…

И тут в комнату постучали, а следом за тем дверь открылась и к ним заглянула мачеха.

– Ой, ты не одна, – она улыбнулась. – Извините, не знала… Я Маша. Пожалуйста, без отчества, никак к нему не привыкну.

Аня промолчала. Представлять своего гостя она не собиралась, но тот уже поднялся с кресла.

– Я Станислав. Мы с Анной учимся вместе, – сказал он.

– Очень приятно, – мачеха обаятельно улыбнулась. – Очень рада, что к Ане пришли гости. Анечка, что же ты не принесла чаю с пирожными? Станислав, или вы хотите чего-нибудь посущественней? Есть суп с фрикадельками, жаркое с овощами и салат. Будете?

– Нет, что вы, я не голодный, – парень улыбнулся в ответ.

Аня с неудовольствием заметила, что он, похоже, нашел мачеху симпатичной. Как, впрочем, и большинство мужчин. Вот и не верь тут в сказки про колдовство и волшебные зеркала.

– Сейчас принесу чаю и пирожных… Вы мне не поможете? – мачеха взмахнула ресницами, словно командуя: на старт, внимание, марш.

– Конечно! – Стас с готовностью отправился за ней на кухню.

Оставшись одна, Аня снова до боли сжала пальцы. Что же это творится? Может, ее мачеха и в самом деле настоящая ведьма?..

Вернувшись в комнату с чайником, чашками и тарелкой с пирожными, Стас никак не выразил отношение к мачехе, но в некоторых случаях молчание получается уж слишком красноречивым.

– Она тебе понравилась, – мрачно констатировала Аня. Девушка так и не поменяла позы и все сидела, вцепившись в свои коленки.

– Мне показалось, что она вполне нормальная, но я же не знаю, – парень выразительно покосился на Аню, – может, она по ночам ест невинных младенцев? Должны же у тебя быть причины так с ней обращаться, кроме банальной ревности. Она вот, и это очень заметно, хочет хоть как-то наладить с тобой контакт, а ты даже не сказала ей ни слова.

– Дело не в ревности, – с раздражением произнесла девушка. – Она разбила мамину рамку…

Стас демонстративно приподнял брови.

– И настраивает против меня отца … – закончила Аня.

– Это серьезное обвинение, – он покачал головой. – Надеюсь, у тебя есть основания так говорить.

– Конечно! – она в запальчивости вскочила с дивана. – После ее появления наши с папой отношения безнадежно изменились!

– Потому что ты стала вести себя с ним по-другому? – иронично уточнил парень.

– Это что, допрос?! – Анины щеки вспыхнули алым. – Ты вообще знаешь, что такое мачеха?

Стас кивнул:

– Злая ведьма из сказки, которая отправляет несчастную падчерицу на кухню и лишает несчастную всех прав? Но знаешь, лично я стараюсь не путать сказки с реальностью.

– Ну конечно, – Аня скривилась. – Ты у нас такой умный, начитанный, а я дура. Зачем же ты со мной, с такой дурой, вообще разговариваешь?

– Ладно, извини, – он примирительно поднял руку. – Я и вправду влез не в свое дело, мне хотелось тебе помочь… Но если не хочешь, не станем больше говорить на эту тему.

– А если ты хочешь, можешь уматывать хоть сейчас, – она не собиралась сдаваться так легко.

– Не хочу, – спокойно покачал головой Стас. – Как же я тогда буду твоим доктором Ватсоном? Замолкаю, правда-правда. Не станем говорить о твоей семье до тех пор, пока ты сама этого не захочешь.

– Не захочу, это точно, – она тоже как-то сразу успокоилась. – Ладно, пора вернуться к нашей сказке.

– Согласен, – парень сел за компьютер и взял одно из пирожных. – Давай попытаемся нарисовать развитие твоей истории. Они всегда подчиняются примерно одним правилам. Сначала идет завязка, обозначение конфликта. Затем происходят важные события, позволяющие герою раскрыться, конфликт нарастает. И – переломный момент, когда герой оказывается на волосок от гибели, но благодаря собственным силам или помощи обретенных в пути друзей (иногда друзей заменяют волшебные предметы) выигрывает сражение. Ты сейчас едва перешла за обозначение конфликта.

– Главное при этом – оказаться главной героиней, а не блондинкой из пролога фильма ужасов, – мрачно заметила Аня. Она вернулась на диван, но так и не притронулась к пирожным.

– Мне кажется, у тебя есть все шансы, – улыбнулся Стас.

* * *

Он вынырнул, отфыркиваясь.

Вода вокруг казалась расплавленным серебром и обволакивала тело, тянула ко дну. Там, в глубине, и он отчего-то точно знал это, можно было найти покой и счастье. Там можно было забыть о волнениях и боли.

– Иди к нам, – зазвучал в его голове удивительно певучий, сладкий, как мед, голос. – Мы позаботимся о тебе! Мы поцелуем тебя, и ты забудешь о горестях и о бедах. Мы расчешем твои волосы, и все мрачные мысли навсегда исчезнут из твоей головы. Мы споем тебе песню и подарим покой и счастье. Иди же скорей к нам.

На миг Охотнику показалось, что из глубины на него смотрит прекрасное женское лицо с ослепительно синими глазами, а длинные шелковистые волосы медленно колышутся вокруг, подчиняясь неспешному течению озерных волн.

Больше всего на свете ему захотелось с головой погрузиться в серебристую воду, подчиняясь велению прекрасной девушки. С трудом, словно и вправду находясь во власти жидкого металла, он поднес ко рту руку и изо всех сил вцепился зубами в запястье. Вспышка боли привела его в чувства. Выступила кровь, но Охотник уже пришел в себя и стремительно поплыл к берегу.

Голос еще звучал в его ушах – уговаривал остаться, обещая покой и райское наслаждение, но Охотник уже едва его слышал.

– У меня есть долг, – повторял он, широкими гребками плывя к берегу. – Мой путь еще не подошел к концу. Может быть, когда-нибудь потом. Но не сейчас. Еще нужно закончить дело с девчонкой. Это совсем легко.

Он выбрался на берег и еще долго лежал под теплыми лучами закатного солнца, затем поднялся и осмотрелся.

Кожаная куртка была безнадежно испорчена, однако тело под одеждой оказалось совершенно гладким – ни тончайшего шрамика. Рана затянулась так плотно, словно ее никогда и не существовало. Пожалуй, если бы не куртка, он и сам усомнился бы в реальности происходящего.

– Отец был прав, – пробормотал Охотник, выливая остатки воды из промокших насквозь сапог. – Это озеро исцеляет, но оно и губит. Это что-то вроде разлома между мирами, чаши жизни и смерти… Любопытное место…

Солнце уже почти совсем скрылось, и по воде скользили его последние блики.

Странно было то, что главное заинтересованное лицо до сих пор никак не полюбопытствовало относительно исхода его отчаянной вылазки. С другой стороны, и этому сразу нашлось объяснение. По крайней мере, Охотник решил, что дело в том же озере. Видимо, оно непроницаемо для любых чар и на его берегах ты закрыт от взора любой магии.

Это предположение полностью подтвердилось, когда, слегка обсохнув, мужчина двинулся в лес.

– Где ты был? – послышался голос. Вода в небольшой лужице у тропинки вспенилось, и в ней появилось знакомое лицо. – Тебя невозможно было найти ни в мире живых, ни в мире мертвых.

– Я находился как раз посередине, застрял на переправе, – ответил Охотник, склонившись над придорожной лужей.

– Тебе удалось убить Королеву? – серые водяные глаза смотрели безжизненным, пронзающим насквозь взглядом.

– Нет, я до нее не добрался. Как и до Принца. В меня стреляли. Ход вывел к подножию стен, – он невольно отвел взгляд, не желая слышать следующий вопрос, но уже понимая всю его неизбежность.

– Но ты видел девчонку, – в потустороннем голосе не звучало ни намека на вопрос. – Теперь она мертва и одной проблемой у нас стало меньше.

– Нет, – Охотник заставил себя взглянуть в глаза своему повелителю. – Она еще жива.

– Ты видел ее и не убил? – лицо приблизилось. – Ты предал меня.

– Нет, – повторил Охотник громче. – И сейчас я отвечу нет.

– Ты допустил в свое сердце слабость и пощадил девчонку.

– Сейчас было не время ее убить, – с неохотой ответил Охотник. – Слишком рано. Ее смерть не решит нашу главную проблему. Я уверен, что девчонку лучше использовать. Из нее можно сделать отличную приманку. Оставив ее в живых… разумеется, на время, мы получим гораздо больше, чем убив ее прямо сейчас. Я едва не подвел вас, но к счастью, вовремя сообразил, как нужно действовать. Простите.

Он опустился на одно колено.

Неподвижный взгляд вперился в него. Наконец, серые губы разомкнулись.

– Ты прав. Мне нравится твой замысел. Но берегись, если в твоем сердце…

– Я клянусь вам в преданности, мой повелитель, – Охотник склонил голову.

– Ну что же…

Когда он снова поднял взгляд, лужа снова была простым черным пятном.

Охотник встал и отряхнулся. Пора устраиваться на ночлег. Завтра будет новый день и новые заботы, а на сегодня с него, пожалуй, довольно.


Глава 9
Ценный материал

Когда Аня снова очутилась в замке, первое время ей было слегка неловко перед Принцем из-за того обмана, однако, похоже, никто ни о чем не догадался, и вскоре девушка перестала об этом думать. У нее и без того имелось чем себя занять. Усиленные тренировки оказывали свое влияние. Она и сама заметила, что стала двигаться лучше, а стрелять из арбалета ей и вовсе понравилось. Правда, с Принцем она почти не виделась, но тем приятнее и ценнее были те минуты, когда им удавалось проводить вдвоем.

– Похоже, ты серьезно влюбилась, – покачал головой Стас, когда, вернувшись после очередного перехода, Анна рассказывала ему новости.

– А чем это плохо? – отозвалась девушка, отчаянно пытаясь не покраснеть. – Разве это не по законам сюжета?

– Как раз очень по законам, – согласился парень, но Ане так и казалось, что ему что-то в этом не нравится.

В конце концов пришлось принять очевидное: как бы Стас не придерживался дружеских позиций и не подчеркивал, что воспринимает Аню исключительно в этом качестве, он, определенно, ревновал. Это было даже приятно и вполне соответствовало популярному постулату: то пусто, то густо.

Девушки у Стаса не было. Данный факт обнаружился и благодаря личным наблюдениям – он никуда не спешил и никто не звонил ему, чтобы выяснить, где Стас пропадает. К тому же он посвящал интересам Ани столько времени, сколько ни одна девушка не позволила бы. И все же Анна задала контрольный вопрос.

– Твоя девушка не ревнует, что ты проводишь так много времени вдали от нее? – спросила она как-то.

– Девушка? – Стас взглянул на нее насмешливо. – У меня нет девушки, если ты хотела это выяснить.

Аню ответ вполне устроил. Она вовсе не собиралась заводить со Станиславом роман, однако то, что у него нет отношений, было приятно. «Не станет никому трепаться об мне», – решила девушка, успокоившись.

Мачехе Стас, кстати, нравился. Она явно одобряла его общение с падчерицей, и это тоже не добавляло очков парню. Станислав между делом вполне убедил Аню, что она может без опаски есть дома, но девушке доставляло удовольствие иногда побесить Машу, отказываясь от ее еды. Правда она редко развлекалась подобным образом, занятая другими мыслями и делами. Даже отношения с отцом временно стабилизировались.

Время летело незаметно. Жить на два мира оказалось очень увлекательно. И только одно доставляло Ане неприятности: пока она сама находилась в сказочном пространстве, ее тело продолжало машинально действовать, и не всегда самым лучшим образом. Как-то во время урока с мечом Аня вдруг обнаружила, что гоняет по двору незнакомую старушку. Вышло весьма неловко, пришлось побыстрее уносить ноги.

– Почему так происходит? – приставала она к Стасу, когда они вдвоем бродили по полупустому парку, уже давно сбросившему листву. Накрапывал дождь, перемежающийся мелкими колючими снежинками.

Зима все настойчивее вступала в свои права, и ее мрачное лицо напоминало лицо смерти.

– Спасибо, конечно, за лестное мнение, – пожимал он в ответ плечами, – но откуда мне знать такие вещи? Полагаю, дело в соприкосновении этих миров…

– А если там со мной случится… что-нибудь плохое? – спрашивала Аня, чувствуя, как царапают горло неприятные, колючие слова.

На этот вопрос парень не ответил. Он помрачнел и смутился.

– Понятно, – в ушах вдруг зазвенело. – Я умру, да? Окончательно умру и там, и здесь.

– Ну… – Стас неожиданно взял ее руки в свои. – Если говорить о сюжете, то ты, как главная героиня, не должна умереть… Но я бы посоветовал не терять голову и быть очень осторожной. Лично мне не нравится, что твой Принц так легко отправляет тебя на подвиг…

– И вовсе не легко! – перебила его девушка. – Ты говоришь так, потому что… потому что его не знаешь, – вовремя заменила она готовые сорваться с языка слова.

Стас внимательно посмотрел на нее и кивнул, разжимая руки.

– Возможно, ты права. Конечно, ты знаешь его гораздо лучше… – он шагнул в сторону, и Ане стало обидно, что молодой человек даже не попытался ее удержать. Он так легко отказывается от нее потому, что на самом деле она ему не интересна?..

Какое-то время они шли молча. Рядом, но в шаге друг от друга, и Аня вдруг заметила, как холодно и сыро стало в парке.

Климат в волшебном королевстве был гораздо мягче, и сейчас там царила благодатная осень, полная тепла и ярких красок… Уже в который раз девушка подумала, что, если бы могла, то не задумываясь, выбрала бы тот мир. Там, где она является по-настоящему нужной. Там, где она встретила счастье. Что ей терять в этом мире? Отца? Но отношения между ними никогда не станут прежними, приходится это признать. Учебу? Да что ценного в этой учебе и грядущих скучных, полных бесполезных суетливых поступков буднях? Стаса? Пожалуй, она ошибалась, считая, что он влюблен. Скорее Аня интересует его как объект исследования, как персонаж.

Так что, если подумать, терять ей было нечего. Вот только никто не дал возможности полностью перенестись в сказочный мир.


– Ну пока, – у метро Стас посмотрел на нее так, словно ожидал, что Аня будет просить у него прощения.

– Пока, – ответила она сухо.

В этот вечер она забежала домой за формой и отправилась в зал. Сегодня не планировалась тренировка, зато можно было вволю заниматься на тренажерах, к чему девушка тут же и приступила, радуясь возможности выплеснуть странное раздражение.

Беговая дорожка, отжимания, турник, круг силовых упражнений – и снова беговая дорожка и так далее… На третьем подходе Аня боковым зрением уловила нечто неправильное. У светловолосой худой девчонки, по виду совершенной неумехи, в первый раз оказавшейся в зале, шнурок попал под полотно беговой дорожки. Девушка и сама не успела еще осознать, что происходит, как Аня рванулась и дернула, одновременно выбив из сети шнур подключения. Дорожка дрогнула и замерла, девушка тонко вскрикнула и едва удержалась на ногах.

– А ты молодец, – услышала Анна голос.

За ее спиной стоял тренер.

– Ну и реакция, – похвалил он. – Я вообще заметил, что ты на занятиях стала делать большие успехи. Где еще тренируешься?

– Ну… – Аня задумалась, пытаясь подобрать определение. – Еще в один зал хожу. На фехтование.

– Молодец, – тренер улыбнулся и кивнул. – Профессионально заниматься спортом тебе, конечно, уже поздно, но даже сейчас можешь попробовать поучаствовать где-нибудь. Хочешь порекомендую?

– Меня уже порекомендовали, – заметила девушка.

– Успехов. Скажи, будет время – приду за тебя поболеть, – он широко улыбнулся.

Ане сразу представилось, как ее накаченный и суперсовременный тренер сидит на смотровой площадке башни замка и, держа в руках табличку с надписью: «Давай, Аня!», болеет за ее победу в стычке с Охотником и летающим вокруг них в гробу колдуном-некромантом.

Картинка получилась до того яркой и выразительной, что девушка не сдержалась и рассмеялась.

– Я сказал что-то смешное? – удивился тренер.

– Нет, нет, спасибо! Обязательно, – поспешно ответила Аня.

А спасенная блондинка все еще недоуменно пялилась то на одного, то на другого.

– Шнурки нужно хорошо завязывать. Вам повезло, девушка, в другой раз ногу сломаете, – буркнул ей тренер и ушел.

– Пожалуйста, – покосилась Аня на спасенную.

– Что? – переспросила та.

– Говорю: не стоит благодарности. Это был мой долг и бла-бла-бла, – зло выдала Аня и тоже покинула место действия. Большинство занимающихся в зале даже не обратили внимания на это мелкое происшествие. Было слегка обидно за отсутствие не то что благодарности, но даже элементарной вежливости, но не ссориться же с белобрысой. Тем, кто не соображает, свои мозги не вставишь. Как и Стасу, который решил, что может позволить себе глупые выпады в адрес того, кто значительно лучше него.

А придя домой, она обнаружила под дверью записку на странном пожелтевшем листе бумаги, словно бы попавшей сюда из другого времени.

«Откажись от того, что собираешься сделать. Это твой последний шанс остаться в живых», – было написано витиеватым почерком, тоже не характерным для современности.

– Обойдешься, – ответила Аня в пространство и показала фигу, а затем скомкала листок и швырнула в мусоропровод.


Сон в эту ночь ей, кстати, приснился тоже совершенно дурацкий.

Ее тренер, вместе со Стасом, Принцем и Охотником сидели на трибуне огромного стадиона, ели попкорн, пили колу и делали ставки, а она бегала по арене, сражаясь с собственной тенью, причем тень упорно одерживала верх, предупреждая каждый выпад своей хозяйки.

– Не продержится и двух раундов, – громко комментировал происходящее Стас. – Готов спорить, что умотается. А потом придет охотник со своими красноухими собаками и возьмет ее тепленькой.

– И никакой пощады. Глупая девчонка отпустила меня, но я-то ее отпускать вовсе не собираюсь, – поддержал его сидящий рядом Охотник и с удовольствием захрустел новой порцией попкорна. – Посмотрим, как она будет умирать.

– Но удар левой у нее неплох. Я сам ставил, – вмешался тренер. – Может, еще немного продержится? Примерно полраунда.

– В любом случае мы в выигрыше. Где еще такое шоу посмотришь, – добавил Принц. – У нас во дворце обычно скукота, а тут…


А тут уж Аня проснулась с горьким чувством обиды и несправедливости. Вглядываясь в темноту комнаты, она не сразу сообразила, что это был всего лишь сон. Как же перепуталось и перемешалось все в ее жизни в последнее время. Сплошная неразбериха.


– Помни, – наставлял ее Принц в беседке, увитой розами, и Аня с трудом сосредотачивалась на его словах. – Охотник очень опасен и не он твой главный враг. Если тебе удастся обойти и обмануть его – действуй именно так. Без своего господина он станет мелкой сошкой. Понятно?

Девушка кивнула. В темных волосах Принца запутался розовый лепесток, и это было так прекрасно, что отвлекало все ее внимание.

– А какие у колдуна еще приспешники? – спросила она, пытаясь держаться серьезно. Час испытания приближался, девушка понимала это умом, но никак не могла поверить.

– К счастью, их немного, – улыбнулся Принц и тряхнул головой, сбрасывая лепесток. – Кроме Охотника, есть еще несколько оборотней.

– Оборотней? Волков, как в сказке? – уточнила Анна.

– Да, волков. Они свирепые, но, пожалуй, самые простые из всех наших врагов. Это верные псы Охотника, он натравливает их на добычу.

– А в замке? Стража, слуги и прочие?

– Ему не нужны ни стража, ни слуги, – заметил Принц, словно невзначай коснувшись руки девушки. – Твоя задача – пройти Темный лес. С того времени, как ты войдешь в замок, тебе не нужно бояться никого, кроме самого колдуна. Охотник не тронет тебя там, он опасен только в лесу, во дворце – власть хозяина.

– И как же я могу его победить? – она нахмурилась. – Ей, конечно, хотелось, чтобы все складывалось как в фэнтезийной книжке, однако следовало проявить хотя бы благоразумие.

– А вот тут у нас есть сюрприз! – принц улыбнулся еще ослепительнее, чем прежде, – заговоренный кинжал. В твоей руке он станет смертельным оружием. Ты должна будешь всадить этот кинжал ему в грудь и сказать: «Прах – праху, мертвое – забвению».

– И что потом? Ну, если все получится…

– А потом я на коленях буду просить тебя позволить мне служить тебе – в знак моей вечной благодарности и преданности. Знай, – Принц заглянул ей в глаза, и девушку обожгло огнем его взгляда. – Ты уже сделала для нас… для меня так много, как никто другой. Я буду тебе вечно благодарен.

– Мне не нужно благодарности, – растерялась девушка.

– Она нужна мне.

Его губы теперь находились так близко к ее, и не удивительно, что их потянуло друг к другу. А вокруг сладко пахло розами, но Ане казалось, что в этот чудесный аромат вплетается странная горчинка.

О какой благодарности говорит Принц? Нет, это она будет вечно благодарна ему за то, что он изменил ее жизнь, дал возможность почувствовать себя другой – более отважной, более красивой, чем являлась на самом деле. За это чувство можно отдать многое, и оно уж точно стоило любого риска.

– Храбрая маленькая девочка, – прошептал Принц ей в волосы.

И Анна едва не задохнулась от нежности и счастья. Если бы сейчас перед ней поставили Охотника со своими оборотнями и их злобного хозяина, она, не сомневаясь, поочередно пронзила каждому из них сердце.

А потом они почти до самых сумерек гуляли по саду и говорили о разных пустяках.

– Какое твое самое заветное желание? – вдруг спросила Аня.

– Быть на твоем месте, – ответил Принц без промедления.

– Что? – не сразу поняла Анна. А он снова отвернулся, боясь дать волю чувствам.

– Я очень не хочу отпускать тебя на это задание… Это дело не для девушки, – глухо проговорил Принц.

И тут ей стало по-настоящему стыдно. Даже самой себе сложно признаться, что после слов Стаса в ее душе всколыхнулась какая-то муть. Где-то на самом дне, куда Анне не хотелось заглядывать.

– Ты самый лучший… Таких не бывает, – прошептала она.

Небо темнело, и легкие сумерки уже коснулись земли, словно влюбленный юноша, нерешительно целующий в лоб свою избранницу.

– Пора уходить, – Принц вздохнул. – И еще я всем сердцем хочу, чтобы все здесь изменилось, чтобы не нужно было прятаться по вечерам и бояться, что однажды последние преграды падут…

Он держал ее за руку, и Ане было хорошо и грустно…


– Ты сказал полную чушь! – заявила она Стасу в универе, утянув его в укромный уголок коридора. – Я разговаривала с ним, и его очень мучает то, что не он, а я должна рисковать собой. Ты его не знаешь.

– Ну извини, – парень поднял руки, словно сдавался. – Я и сам хотел перед тобой извиниться. Грубовато получилось.

– И ты сказал неправду. Ну, признай же это! – потребовала Аня, буквально припирая его к стенке.

Стас усмехнулся, одернул свой явно недешевый темно-зеленый свитшот с неровным краем и только после этого ответил:

– Признаю. Я просто высказал сомнение. Сюжетнику положено во всем сомневаться и смотреть на ситуацию с различных сторон. Это герой всегда лезет на рожон и никогда не замечает того, что у него под носом.

– Это ты извиняешься, или опять пытаешься меня обидеть? – озадачилась девушка.

– Извиняюсь, конечно, – Стас пожал плечами, – ты же видишь, что я не хочу с тобой ссориться.

– Скажи прямо, что боишься потерять ценный материал для наблюдений, – ухмыльнулась Аня.

Тут за ее спиной раздалось нарочитое покашливание.

Девушка оглянулась. Позади стояла Оксана в коротком облегающем платье и высоких сапогах на огромных каблучищах.

– Воркуете, голубки? – спросила она сладким голосом. – Вот сколько смотрю на вас, столько удивляюсь: и что ты нашел в этой замухрышке?

Одним резким движением Аня заломила руку сокурсницы за спину, и девушка, не удержав равновесие, упала на колено. В ее глазах промелькнули изумление и страх.

– Эй, ты что делаешь, – Стас потянул на себя Анину руку.

Аня не могла на это ответить. Она и сама не понимала, что на нее нашло, но тут же отпустила свою жертву.

Оксана неловко поднялась и, прижимая к груди руку, которая, очевидно, весьма ощутимо болела, поспешно отступила.

– Сумасшедшая! Чокнутая на всю голову! – закричала она уже с другого конца коридора и поспешно скрылась и проходе, ведущем на лестницу.

Аня молчала, опустив голову.

– Это из-за нервов, не переживай, – попытался успокоить ее Стас.

Он хотел похлопать ее по плечу, но девушка отпрянула и, скользнув спиной по стене, уселась на холодный кафельный пол.

– А вдруг я и вправду схожу с ума? – прошептала она, уткнувшись головой в колени.

Стас вздохнул и присел на корточки рядом.

– Ты не сходишь с ума – это факт. Хотя, знаешь, в сумасшествии полно плюсов. Лучше быть сумасшедшим, чем тупым или скучным. А с тобой как раз все понятно. Нервы напряжены. Еще бы они не были напряжены. Ту же Оксану отправь в твою сказку – она бы там и дня не продержалась, не говоря уж о том, чтобы выступить против главного местного злодея.

– Но я сама чувствую, что со мной что-то не то, – девушка до боли закусила губу.

– Тогда пытайся себя контролировать. Ты не тряпка. Ты – героиня, двигатель сюжета. Кто еще, если не ты, – Стас отвел рукой ее волосы и заглянул ей в лицо. – Ну что скажешь?

– Ты прав, – Аня кивнула и резко поднялась на ноги. – Пойдем, кажется, лекции уже начались…

Но, отправив Стаса на лекции, она сама пошла вовсе не в аудиторию, а в туалет и, остановившись перед зеркалом, вгляделась в отражение.

За прошедшее время она сильно похудела, щеки впали, волосы требовали стрижки, а глаза из-под длинной челки смотрели как-то дико. На лице – ни следа косметики, свитер растянутый, джинсы… джинсы она не меняла, кажется, неделю. Или две? Или больше? Она слишком давно перестала обращать на себя внимание.

Вдруг Оксана права – что, если она просто замухрышка? А может ли принц любить замухрышку?..

* * *

Стрела, коротко взвизгнув в воздухе, вонзилась в цель. Косуля дернулась и еще несколько мгновений пыталась бежать, словно стремилась скрыться от самой смерти. Но тщетно – смерть уже распахнула полы своего плаща и накрыла ее, затянув глаза мутной пленкой, разбрызгав мелкие и сверкающие под заходящем солнцем, словно зернышки граната, брызги крови.

Животное упало на осенние листья, еще раз дернулось и замерло.

Он медленно подошел к добыче и присел перед ней на корточки. Смерть, превращая живое в неподвижное, статичное, несет с собой особенную красоту. Ему ли не знать, ведь в последнее время они стали так близки…

Человек, будто лаская, провел ладонью по теплому, еще недавно вздымавшемуся, боку косули. Она – изначальная жертва, он – охотник. Роли распределены еще давным-давно и изменить сценарий невозможно. Да, у нее есть рога, она может попытаться защищаться, но предпочитает бегать, впрочем, у нее и недостаточно силы, чтобы дать реальный отпор хищнику, тому, кто привык всегда брать свое.

Он резко вырвал стрелу и, наклонившись, глотнул еще горячую кровь. Губы обожгло волной угасающей жизни.

Внезапно ему захотелось сесть на коня и выехать в полузнакомом, но таком притягательном мире. Мире, где все может быть по-другому и каждому, наверное, дается свой шанс, где нет заданных ролей и можно поступать по своему собственному желанию, в мире, где, как хотелось верить, не действуют эти чертовы сказочные законы. Тот мир казался ему странным, но интересным. Мир новых возможностей.

Одно только не давало ему покоя: мысль о том, что с той стороны притягательным, должно быть, кажется их собственный мир. Не зря глупая девчонка совершенно пленилась им и, кажется, с удовольствием променяла бы на него собственный. Отец когда-то говорил, что счастье всегда за горизонтом, но тебе хорошо в то время, пока ты думаешь, что идешь к нему. А еще он говорил, что на чужих дорогах никогда не найти того, что ты ищешь.

Отец был очень умным человеком, не даром его назначили первым советником короля. Не даром пока он оставался жив, в королевстве не происходило ничего плохого.

Охотник снова подумал о глупой девчонке. Предупреждение не подействовало. Ну что же, ничего неожиданного, он и полагал, что все случится именно так. Она сама выбрала свою участь, он сделал для нее все, что мог и даже немного больше. Теперь он умывает руки. Глупость не лечится, это факт.

Охотник резко поднялся и, взвалив на плечи добычу, пошагал к месту, где собирался остановиться на ночлег.

Там, на поляне, уже был разложен костер и его ждали.


– Ты думаешь, уже скоро? – задал вопрос Охотнику один из двоих его компаньонов, закутанных в темные плащи. Они сидели на поваленном дереве, держась подальше от огня, ночной холод ничуть не пугал их, ведь они частенько проводили в лесу по много суток.

– Скоро, – он кивнул. – В этом муравейнике суета, я наблюдал. Они готовят праздник.

Тот, кто задал вопрос, молча кивнул. Обсуждать фактически было нечего.

– Смотри не пережарь, – его спутник внимательно наблюдал за жарящимся мясом. – Можешь снять нашу долю.

– Конечно, – Охотник ловко отрезал истекающий кровью кусок мяса, не глядя, бросил за спину, занялся вторым куском.

– Сочно. То, что надо, – удовлетворенно прорычал человек в капюшоне. – А что будет потом, ну, когда мы ее убьем? – вдруг спросил он.

Охотник от удивления даже оглянулся.

– Ты задаешь странные вопросы, – он пожал плечами. – Ничего не будет. Все останется по-старому.

– Добраться бы до них скорее, – прорычал первый собеседник, тоже вгрызаясь в свой кусок. – Мне даже снилось недавно, как я ворвался в их гребаный замок, а они от меня там все с визгом бегали. Хорошо поохотился…

– Наверное, и лапами во сне дергал, – иронично заметил Охотник. – Ну что же, – он переместил тушу так, чтобы жар огня охватывал ее с обеих сторон, – поохотишься когда-нибудь. У всего есть конец.

– Ага, – отозвался второй собеседник. – Я слышал. Конец придет, когда вечный охотник догонит белого оленя, но олень всегда от него убегает.

– И находит спасение в озере… – продолжил Охотник тихо. – Я знаю эту историю. Когда-нибудь они обязательно взглянут друг другу в глаза. Охотник и жертва однажды непременно встретятся лицом к лицу.

Оба человека в плащах не ответили, каждый из них был занят собственной едой, а в этот важный момент отвлекаться не следует, они и так слишком разболтались сегодня.

Охотник смотрел на пламя костра и темный, словно нарисованные тушью, контур леса. Все это было похоже на застывшую картинку из книги. Все это казалось нереальным и все же неповторимо красивым.


Глава 10
Чествование героя

– Сегодня будет праздник. В твою честь, – сказал Принц, когда они с Анной стояли у огромного витражного окна.

Девушка смотрела сквозь красное стеклышко на обступающие замок деревья, и они казались ей залитыми кровью. За то время, пока она проходила обучение, и вправду стало заметно, что лес придвинулся, словно пытаясь взять замок измором. Это было страшно и как-то очень неприятно. Корявые ветви казались ей щупальцами отвратительных чудовищ, пытающихся присосаться к замку в жажде свежей крови. Аню даже передернуло и она поспешно отвернулась от окна.

– Может, обойдемся без праздника? – спросила она.

Смотреть на Принца оказалось гораздо приятнее.

Он покачал головой:

– Нет, ты же понимаешь: люди хотят показать тебе свою любовь и благодарность. Ты не можешь лишить их этого праздника.

– Да, конечно, – поспешно ответила Анна, ей стало стыдно за то, что она, как всегда, думала только о себе.

– Королева болеет, – сказал Принц, осторожно беря ее руку в свои ладони, – но сможет принять тебя. Она тоже очень хочет тебя видеть.

– Я буду рада, – Аня слегка отвела взгляд, потому что особой радости королевский прием ей не сулил. Она вспомнила прошлый визит, от которого до сих пор было слегка не по себе. Но речь шла о матери Принца, которая, кажется, до сих пор составляла центр его мира.

– Пойдем, она ждет, – он в нетерпении потянул девушку за руку.

А она думала о всяких глупостях – о том, какая мягкая, шелковистая у него кожа, какая изящная одежда – и сегодня, как при их первой встрече, Принц был в белом мундире – какой он красивый и как приятно от него пахнет.

– Твоя мама играла с тобой? – спросила девушка, чтобы отвлечься от навязчивых мыслей.

Принц, кажется, слегка удивился.

– У меня была кормилица, – невпопад заявил он.

Аня хотела было сказать, что спрашивала совсем о другом, но вовремя прикусила язык и посмотрела на своего спутника с еще большей нежностью. Очевидно, он рос без ласк матери, слишком занятой государственными делами, а вероятно, и в то время не отличавшейся завидным здоровьем. Он был один, но не видел в этом ничего дурного. Невольно она вспомнила о собственном детстве. В те дни отец старался проводить с ней как можно больше времени…. Неужели она тогда была счастливее Принца?.. По крайней мере, чувствовала себя настоящей принцессой. Когда же исчезло это ощущение? С появлением мачехи? Или, может быть, раньше, еще в школе, когда Аня увидела, что не весь мир вертится вокруг нее и никому, в сущности, нет до нее дела. Помнится, ей было сложно наладить контакт с другими детьми. Пришлось подходить к девчонкам первой. Аню тогда не хотели брать в игру. Играли в Золушку, и ей предложили роль злой сестры. Ей, папиной принцессе!

– Пришли, – Принц оглянулся на нее и поспешно выпустил ее руку – то ли подчиняясь дворцовому этикету, то ли не желая, чтобы Королева видела нечто слишком интимное.

Стража у входа в зал расступилась, клацая доспехами, тяжелая дверь распахнулась…

Из тронного зала сразу же потянуло холодом.

Входя под гулкие своды, Анна подумала, что и здоровый-то человек при таких сквозняках недолго протянет, как же тяжело приходится Королеве!

Правительница сказочного государства, как и при первом их посещении, сидела на троне, в глубине зала. Благодаря громоздкому балдахину из тяжелого бордового бархата, в котором тонкими лучиками сверкали золотые нити, лицо Королевы находилось в тени, но тонкая рука, лежащая на подлокотнике кресла, выглядела словно рука мумии.

Принц поклонился, а Анна, присев в реверансе, склонила голову.

– Ты пришла, – голос Королевы тоже был слабым, словно шелест листьев или дыхание ветра, – я верю в тебя, моя девочка. Кто, если не ты, нам поможет…

И тут вдруг Анна поняла. Королева больна вместе со своей страной – видимо, то злое колдовство, что разъедает королевство, влияет и на нее. Наверное, в сказочном королевстве правитель связан со своей землей необычайно тесно. Кажется, Стас рассказывал о чем-то подобном.

– Я сделаю все, что в моих силах, Ваше величество, – она подняла взгляд на Королеву.

Целую вечность они смотрели друг на друга, а потом правительница кивнула:

– Не подведи меня, девочка. Будь умней их. Пройди через лес и убей чудовище. Они будут пытаться убить или обмануть тебя. Не попадись в их сети.

Аня поклонилась.

– Возьми, – Королева протянула руку, на которой, что-то лежало, и Анне пришлось приблизиться к трону, чтобы принять то, что подавала ей хозяйка замка.

У трона удушающе пахло розами и полынью, и у девушки уже не оставалось сомнений, что Королева серьезно, возможно, смертельно больна. Ее кожа казалась мертвенно-белой, глазницы и щеки впали, а глаза горели нездорово лихорадочным блеском.

Да выживет ли вообще Королева, даже если им удастся победить?

Тем временем в ладони ей лег довольно увесистый сверток, укутанный плотным черным бархатом.

– Идите, мой народ ждет тебя, – проговорила сидящая на троне едва слышно. Видимо, силы ее были на исходе, если ее утомила даже эта недолгая беседа.


Анна и сама не помнила, как снова оказалась за тяжелыми дверями зала.

– Твоя мама серьезно больна, – с сочувствием посмотрела она на Принца.

– С ней все будет хорошо. Она поправится, – он упрямо сжал губы, очевидно, не желая слушать никаких возражений.

Девушка его понимала. Даже сейчас, когда между ней и отцом улеглась черная кошка, она бы сошла с ума, если бы с ним случилось что-то плохое. Она могла грубить ему сколько угодно – но ровно до тех пор, пока знала, что с ним все хорошо, что он жив, здоров и по-своему счастлив. Как же ужасно, должно быть, каждый день видеть едва заметные изменения на любимом лице, понимать, что жизнь уходит из тела, как вытекает влага из треснувшего сосуда.

– Разверни, – Принц кивнул на сверток в ее руках.

Анна едва не забыла об этой вещи.

– Сейчас, – непослушными пальцами она принялась разворачивать бархат и вдруг вскрикнула. На коже выступила большая алая капля.

– Осторожнее, он очень острый, – укоризненно произнес Принц и оглянулся на почтительно толпившихся слуг. – Помогите ей! Вы же видите, что она ранена! Ну что вы как сонные курицы! Помогите ей быстрее!

Девушка впервые слышала в его голосе слегка истеричные нотки и удивилась настолько, что забыла испугаться, а по пальцам уже текла алая струйка.

Слуги обступили ее. Кто-то принес нарезанное на ленты белое полотно…

«Он тоже взволнован. Расстроен из-за матери, а еще думает о том, что завтра мне придется идти навстречу опасности. Он не хочет показать своих чувств, но очень боится за нас обеих», – осознала девушка, пока ей бинтовали палец.

Принц стоял в отдалении, отдавая какие-то распоряжения и не смотрел в их сторону. Очевидно, и вправду очень нервничал.

Кинжал Анна продолжала держать здоровой рукой и ей показалось, что он теплый, словно живой. И еще один странный факт – ее кровь явно попала на клинок, но сейчас тот был абсолютно чистым. Наверное, девушка, сама не заметив того, отерла его о бархат.

Когда с перевязкой было закончено, Принц поспешно подошел к ним.

– Как ты? – он с тревогой вгляделся в лицо девушки. – Хочешь, все отменим?

– Нет, – она с усилием улыбнулась. – Разве можно? Люди ведь ждут.

– Хорошо, – Принц ответил искренней, солнечной улыбкой, его лицо прояснилось, словно налетевший ветер разогнал темные тучи. – Прости нас, ведь мы так давно живем здесь, словно в ловушке, и совсем одичали. Возможно, чествование покажется тебе слишком простым и недостаточно пышным, но поверь, люди делают это от чистой души так, как умеют. Пожалуйста, не суди их слишком строго.

– Я понимаю, – Аня улыбнулась, на этот раз гораздо теплее, словно улыбка Принца растопила ледок, сковавший ее еще в тронном зале. – Погоди, сейчас я рассмотрю кинжал получше… Он такой красивый…

Она шагнула к окну и осторожно, уже зная о коварстве доставшегося ей оружия, принялась его разглядывать.

Кинжал казался старым. У него было не очень длинное трехгранное лезвие, по которому, еле заметно, тянулись странные символы. Ручка, довольно широкая у основания, легко лежала в ладони, не скользила, а гарда была украшена тремя крупными рубинами, похожими на застывшие капли крови.

Девушке сразу же показалось, что у кинжала есть свой характер и, несмотря на грубоватую простоту, он действительно был очень красивым и каким-то благородным.

– Это тот самый кинжал? – спросила она, уже зная ответ.

– Да, – Принц кивнул. – Береги его. Он пробьет грудь колдуна и сам найдет дорогу к его сердцу, просто направь лезвие.

– Он живой? – девушка с недоверием покосилась на оружие.

– С чего ты взяла? – Принц рассмеялся. – Ты фантазерка. Ладно, заверни его получше. Сегодня он тебе не пригодится, и смотри, не уколись еще раз.

– Хорошо, – Анна тщательно обернула кинжал толстой материей. – А теперь?.. – она вопросительно посмотрела на Принца.

– А теперь пора выйди во двор. Народ уже заждался, – проговорил молодой человек и непроизвольно вздернул подбородок, приобретя величественный, по-настоящему королевский вид.


Во дворе толпился народ. Люди встретили появление Ани радостными криками, ей под ноги упали цветы. Но когда Принц поднял руку, собираясь говорить, все, словно по команде, мгновенно замолчали.

– Наши славные подданные, – начал речь Принц четким, громким голосом, так, чтобы было хорошо слышно… Аня невольно отметила, что на самом деле народа немного. До этого она как-то не обращала внимание, что редко встречает кого-то в коридорах замка, но теперь это буквально бросалась в глаза. Солдат и вовсе совсем мало. – В этот славный день мы приветствуем нашу освободительницу. Вы знаете о страшной опасности, которая обрушилась на нашу счастливую страну. Зло не ждет и не знает жалости, и единственный способ с ним бороться – это его уничтожить. Завтра эта юная и прекрасная девушка выйдет за ворота и углубится в проклятый Темный лес, чтобы бороться за каждого из вас, чтобы спасти каждого из вас и вернуть мир и покой в наше королевство.

– Слава ей! Слава ей! – дружно принялась скандировать толпа.

Принц улыбнулся и милостиво кивнул.

– Эта юная девушка наделена настоящим мужеством, и сегодня от имени нашей правительницы, от своего и от вашего лица я хочу сказать ей слова любви и признательности. Позволь же преклонить колено перед твоей красотой, твоим благородством и выразить наивысшую степень уважения и восхищения!

– Слава героине! Слава Принцу! – дружно закричала толпа.

Принц опустился перед Аней на колено и протянул ей пурпурную розу.

Люди снова радостно закричали.

– Спасибо, – Анна так смутилась, что не знала, что говорить. От волнения у нее дрожали руки и цветок едва не упал на землю, но Принц ловко сжал ее пальцы, помогая удержать розу.

Тем временем к девушке шагнул седой человек с коротко стриженными волосами и стальными, холодными глазами. Его лицо покрывали морщины и уродовали несколько старых глубоких шрамов.

– От имени всего гарнизона замка выражаю вам, спасительница, наше восхищение и благодарность, – проговорил он, низко поклонился и промаршировал обратно в строй.

В этот момент старый комендант отчего-то напомнил ей караульных у священного огня.

– От лица служанок этого замка выражаю вам, спасительница, наше восхищение и благодарность, – выступила вперед дородная женщина в белом фартуке и объемном чепце.

– От лица крестьян, трудящихся на полях этого королевства, выражаю вам, спасительница, наше восхищение и благодарность, – поклонился следующим немолодой мужчина с неприметным изможденным лицом.

Ее благодарили, приносили цветы, кланялись. Пекарь преподнес Ане только что испеченный каравай хлеба, виночерпий – сладкого вина, незнакомая крестьянка – собственноручно вышитый пояс, очевидно, свое единственное богатство.

От слаженности и масштабности этой церемонии у девушки кружилась голова. Но под силу ли ей оправдать надежды всех этих немногочисленных, но искренне верящих в нее людей? Не подведет ли их?

– Ты сможешь, ты очень сильная, – прошептал Принц, сжимая руку девушки, словно он прочел ее сокровенные мысли и самые страшные опасения.

Впрочем, Анна даже не удивилась – он понимал и чувствовал ее как никто другой.

– Ты вернешься с победой, и все будет хорошо, – прошептал он. – Пойдем, тебе нужно отдохнуть…

Они вошли в пустой холл дворца.

– Ты чудесная, я восхищаюсь тобой, – сказал Принц, глядя ей в глаза.

Их разделял всего только шаг и, когда Аня его сделала, она закрыла глаза, ожидая поцелуя, но вместо него услышала насмешливый голос.


– Нет, ну это уже слишком!

Она открыла глаза и обнаружила себя в собственной комнате стоящей вплотную к Стасу.

Девушка покраснела и стремительно отпрянула.

– Так гораздо лучше, – Стас кивнул с сосредоточенным видом. – Знаешь, присматривать за тобой, пока ты путешествуешь по своей сказочной стране – еще то занятие. То норовишь ударить, да так, что потом три дня плечо болит, то целоваться лезешь… И даже не знаю, что из этого хуже… – он состроил задумчивую физиономию.

– Дурак, – обиделась Аня.

– И точно! – Стас хлопнул себя по лбу. – Совсем забыл. Минутку.

Он вышел из комнаты, а вскоре вернулся с подносом, на котором дымилась большая чашка чая и стояла тарелочка с пирожными.

– Вот, теперь я умный, – с достоинством произнес парень. – Тебе нужно подкрепить силы.

Аня засмеялась. Сердиться на Стаса было совершенно невозможно, несмотря на все те ужасные вещи, которые он иногда творил. Кроме того, он ей необходим. Кто еще, если не он, присмотрит за ней и даст полезный совет.

Она села на диван, с удовольствием отпила глоток горячего чая с лимоном, крепкого и сладкого ровно в той степени, в которой любила, откусила от пирожного и с удивлением отметила, что парень уже совершенно освоился в ее жизни, изучил и квартиру, и вкусы и, вероятно, знает о ней даже больше, чем она сама.

– Ну рассказывай, что на этот раз, – предложил Станислав, устроившись в кресле напротив и приготовившись слушать.

Девушка пересказала последние события. Стас, как всегда слушал очень внимательно, кивая в ответ каким-то собственным мыслям.

– Мне не нравится Королева, – наконец, заявил он. – У меня создается странное ощущение параллельных линий, зеркального отражения двух персонажей. Возможно, она и тот самый колдун, уничтожить которого является твоей целью, как-то связаны. Они кажутся мне двумя точками, ограничивающими отрезок, равнозначными величинами… Ну, ты меня понимаешь?

– Не совсем, – призналась Аня. – Ты имеешь в виду, что она тоже зло?

Парень задумчиво покачал головой и принялся теребить манжет своего белого свитера, вдруг напомнившего девушке белоснежный мундир Принца.

– Я не имел этого в виду, хотя тоже не отбрасывал бы данную версию. Впрочем, возможно они представляют как раз два разных полюса. И очевидно, что когда он силен, она слаба и наоборот. Нынешнее состояние не к добру, учитывая то, как поспешно тебя отправляют на миссию. Колдун, очевидно, в полных силах. Мне не нравится, с какой легкостью они готовы пожертвовать тобой, но, – увидев, что Аня собирается возразить, парень выставил вперед ладонь. – Дай мне договорить. Я как раз хотел сказать, что если ты – действительно герой, то, по сказочным законам, должна выиграть в самой сложной и тупиковой ситуации. Черт, мне недостает опыта!.. Хотелось бы заглянуть в конец книги и увидеть, к чему было все это.

– А я думала, ты очень умный и все знаешь, – не упустила случая поддеть его Аня.

– Поти все. Но пока я еще довольно молодой бог, – он подмигнул.

– И тренируешься на мне? А потом напишешь книгу? – уточнила девушка, поставив на стол кружку.

– Разве плохо, если даже напишу? – искренне удивился Стас. – Да ты пей чай, остынет, ты же не любишь холодный.

Девушка наклонила голову. Конечно же, он помогает ей не только и, вероятно, не столько из дружеских чувств. У него своя выгода, нужно просто понимать и принимать это. Почему бы и нет, в конце концов. Стас ей не нравится, у нее нет на него планов. Им просто по дороге. Он на ее стороне, хотя бы потому, что она – его связь с миром, куда ему нет прямого доступа. Она его персонаж, который ценен уже тем, что других персонажей у него нет. Пусть даже так. Главное – не забывать об этом.

К тому же ей было слегка неловко, что она фактически оказывается в его руках, пока находится в сказочном мире. Он может делать с ее телом что угодно, или нет?.. Как-то они пробовали экспериментировать, способен ли Стас вернуть ее в мир людей, и пришли к отрицательному результату. Ни его попытки докричаться до нее, ни обливание холодной водой, ни уколы булавкой не помогли. Правда, на все это Аня реагировала и, учитывая то, что те моменты как раз тренировалась, весьма определенным и болезненным для Стаса образом. В конце концов парень просто заявил, что прекращает эксперименты, опасаясь за собственную жизнь и не подписывался на то, чтобы служить грушей для отработки ударов. На том, в общем, и порешили.

В коридоре хлопнула дверь, прерывая Анины размышления. Послышались веселые голоса отца и мачехи, вернувшихся откуда-то вместе.

Стас выглянул в коридор.

– Здравствуйте, Маша, здравствуйте, Сергей.

– Станислав, – голос отца был радостным. – Очень хорошо, что ты пришел.

– Да мне уже пора. Маша, спасибо за пирожные, – ответил Стас.

Аня удивилась. Оказывается, ее любимые пирожные купила мачеха?! Но откуда она знала?..

– Приходи почаще, Станислав, – отозвалась Мария.

Этот ловкач сумел очаровать и ее семью. Аня не могла не заметить, что и отцу, и мачехе Стас нравятся. Кажется, они решили, будто он ее парень и что она, наконец-то, ведет себя как нормальная девушка. Знали бы они, как глубоко заблуждаются! Хотя уж лучше пусть не знают. Меньше знаешь – крепче спишь.

Уже поздно вечером позвонила бабушка с маминой стороны, с беспокойством пыталась расспросить Аню о том, что с ней происходит.

– Абсолютно ничего, не волнуйся, – отвечала она.

Бабушка явно не поверила, но это не имело никакого значения. Уже совсем скоро все должно решиться. Она справится, можно даже не сомневаться в этом. Обязательно справится.


Перед тем, как лечь спать, Аня думала о Принце и надеялась увидеть его во сне. Однако приснился ей Охотник.

Они с ним стояли на высоком обрыве, а под ногами лежало озеро, чуть подернутое туманной дымкой.

– Все просто. Есть добыча, а есть тот, кто ее преследует, – говорил Охотник, не глядя на Аню. – Этот закон освящен веками.

– Иногда и добыча бывает строптивой, – девушка смотрела вниз, глубина и пугала, и манила одновременно.

– Я слышал, что рассвирепевший кабан или поднятый из спячки медведь иногда убивают того, кто пришел за их жизнью, – согласился Охотник. – Ты права. Мы на равных, и кому-то придется умереть. Как ты думаешь, кто это будет?..

Аня хотела ответить, но почувствовала резкий толчок в спину и полетела вниз, навстречу поблескивающей через подвижную, словно живую дымку, лазоревой воде, похожей на чистое зеркало.


И проснулась, неловко оступившись и едва не упав под ноги старику-учителю, тренирующему ее в замке.

– Ты вовремя, – он кивнул. – Уже близится рассвет, пора выходить.

Старик протянул ей красный плащ с капюшоном.

– Спасибо, – Анна приняла одежду.

– С тобой пойдет наш лучший проводник, – добавил учитель, кашлянув.

Только теперь девушка заметила стоящего в отдалении парнишку лет четырнадцати. Худенький, в поношенной одежде и всклокоченными русыми волосами, он не производил впечатления бывалого лесника и, судя по опущенным плечам и нервно сжатым рукам, вовсе не чувствовал себя уверенно.

– Жан, ты помнишь, о чем я тебе говорил, – от негромкого голоса старика мальчишка вздрогнул и постарался выпрямится.

– Да, мастер, – проговорил он фальцетом.

Анна с недоумением оглядела своего проводника.

– И это лучший? – уточнила она с большим сомнением.

– Никто из замка не знает лес лучше него, – со значением сказал учитель.

Девушка кивнула. Похоже, вопросов не осталось.


Удалившись в соседнюю комнату, похожую на кладовку и занавешенную большой шпалерой, она быстро переоделась и надела плащ. Затем повесила за плечо колчан со стрелами, закрепила на поясе короткий меч. Кинжал, обернутый в черный бархат, девушка спрятала на груди.

Ну что же, все было готово.

Старик проводил ее и мальчишку к тайному выходу, через который Аня некоторое время назад сама выпустила Охотника. Кажется, пришло время пожалеть об этом поступке. Она вообще замечала, что за добрые поступки чаще всего приходится расплачиваться, причем по самой высокой цене.

– Удачи, спасительница, – проговорил старик сухо. – И не забудь все то, чему я вас учил.

Аня очень надеялась напоследок увидеть Принца, но его не было. Впрочем, кто же мог предсказать, когда она появится в замке, это ведь всегда происходило неожиданно. Скорее всего, он просто спит в своих покоях, и просить разбудить его, чтобы попрощаться, девушка и не решилась. Тем лучше – не нужно никаких прощаний, ведь она вернется, и тогда все будет по-другому…

С этими мыслями девушка первой вошла в тесный каменный коридор и вскоре уже вышла по другую сторону стены.

После затхлого коридора в лицо ей дохнуло свежим ветром, и это оказалось очень приятно.

– Ну что, проводник, готов к подвигам? – оглянулась она на мальчишку.

Жан ответил ей хмурым взглядом из-под неаккуратно спадающих на лицо неровных прядей волос и не сказал ни слова.

* * *

И вот наступил момент, который они давно ждали. Девчонка вышла в лес. Теперь дело за малым – подкараулить добычу и всадить стрелу в ее неугомонное сердце. Охотник слегка поморщился. Лучше бы она приняла его предостережение и не ввязывалась в игру, осталась бы в своем мире и уцелела, глядишь, нашла бы счастье да хоть с тем изнеженным забавным пареньком, который таскался за ней как привязанный. И что же всех так манит сказка? И как же можно думать, будто в сказке все живут долго и счастливо.

Он покачал головой.

– Начинаем охоту? – оба оборотня чувствовали возбуждение и нервно втягивали ноздрями воздух. – Мы ее загоним!

– Вы будете делать то, что я скажу, – сухо проговорил Охотник.

– Но хозяин разрешил нам… – второй оборотень оскалился, в любую минуту готовый броситься.

Та еще парочка. По своей воле Охотник не связался бы с обоими. Неуправляемые животные, а стоит на небе проглянуть полной луне или дать им почувствовать вкус крови – они окончательно теряли над собой контроль. Зверье, признающее только силу.

Он ударил без предупреждения – коротко и болезненно, заставив скалящегося мятежника упасть на землю, согнувшись от боли и тихо скуля…

– Вы будете делать то, что я скажу, – повторил Охотник медленно и четко.

Второй оборотень кивнул.

Вот и отлично. Они слишком глупы и трусливы, чтобы действовать против него продуманно и сообща, а со стихийными мятежами он справится. Раз господин считает, что им требуется это бегающее зубастое мясо – так и будет. Господин мудрее и лучше понимает, что необходимо сделать для их победы.

Поверженный на землю поднялся и отряхнулся, не глядя на Охотника.

– Ты, – Охотник кивнул первому, – последишь за ней. Но аккуратно. Смотри, чтобы тебя не заметили. Понял? Вернешься и доложишь.

Оборотень кивнул и бесшумно скрылся в чаще. Они и вправду умели передвигаться по лесу лучше самого Охотника, а благодаря чуткому нюху были незаменимы в выслеживании и разведке.

Не затрудняя себя объяснениями, Охотник нашел поваленный ствол дерева, сел и принялся править нож. Тот и так находился в идеальном порядке, однако лишняя правка не помешает и к тому же позволит скоротать время.

Оставшийся оборотень, тихо ворча, сел неподалеку, прямо на голую землю.

Прошло около полутора часов, когда вернулся разведчик, возникнув перед Охотником внезапно, словно материализовавшись из воздуха.

– С ней мальчишка, младший сын лесника, – доложил он. – Боится, я чувствую запах страха.

Охотник кивнул. Пожалуй, мальчишка – лучший выбор из всех, кто остался в замке. Он, по крайней мере, пожил в лесу и кое-что перенял. Хотя поднатаскаться бы ему еще, побродить по чащобам годика два-три.

– Парня не трогать, – велел он. – Попытаетесь его убить – лично шкуру спущу. Наша цель только девчонка. Вы поняли?

Оборотни покосились друг на друга и с явной неохотной кивнули. Еще бы, эти глупцы надеялись на богатое пиршество.

– Я не слышу, вы поняли, что я сказал? – повторил Охотник чуть громче.

– Поняли, – мрачно отозвался первый из оборотней, слегка более вменяемый, чем его товарищ. – Мальчишку не трогаем.

– Пусть пока живет сопливый, – прорычал второй.

– Отлично, – Охотник резко поднялся. – Тогда закончим со всем этим побыстрее. Опередим их и подождем в удобном месте.

– Я отведу, – первый оборотень услужливо заглянул ему в глаза.

Охотник потрогал тетиву и удовлетворенно кивнул.

Все закончится быстро. Глупая девчонка со своим неопытным сопровождающим попадется в засаду и будет убита прежде, чем осознает, что, собственно, происходит. Очень гуманно. Это самое большее, что он может для нее сделать. А парня они напугают и отпустят, велев больше не путаться под ногами.

И грязная работа будет закончена. Незачем марать руки лишней кровью, они и так пролили ее достаточно, в этом чертовом замке уже почти никого не осталось. Даже так, мелкими шажками, они все равно приближают неизбежный конец.

Отчего-то Охотнику вдруг вспомнились глаза девчонки, то, как она смотрела на него, раненого. В ее взгляде было сочувствие, на миг ему даже показалось, что она ощущает его боль.

Глупости, Охотник тряхнул головой. Чем скорее он забудет об этом – тем лучше. Девчонка не жилец на свете, можно сказать, что ее уже вычеркнули из списков живых и внесли в великую книгу мертвых.

Она сама сделала собственный выбор. Хотела сказки – вот пожалуйста тебе настоящая сказка, пей, сколько влезет, пока не захлебнешься собственной кровью.


Глава 11
Объятья Темного леса

Парень выглядел изрядно испуганным и постоянно озирался.

Это ужасно нервировало. Ей и без него было весьма не по себе.

Сумерки еще не расступились, лес казался мрачным и недоброжелательным. Искореженные ветви так и норовили расцарапать лицо, вцепиться в одежду, подползали под ноги, подставляя подножку. Они казались живыми.

Вдруг ее проводник остановился так резко, что Аня едва на него не налетела.

Он замер, прислушиваясь. Напряженный, словно готовая бежать лань.

Анна оглянулась, прислушалась. Ничего необычного. Просто мрачный лес, просто предрассветный темный час.

– Что случилось? – спросила она с легким раздражением в голосе и поплотнее обернулась в свой красный плащ – было холодно, как-то особенно промозгло.

– За нами следят, – буркнул парнишка. – Я не вижу, кто и где, но чувствую, что следят. Абсолютно точно.

– А может, ты просто слишком боишься? – насмешливо уточнила девушка.

Жан хмуро взглянул на нее и промолчал.

– Разве это не честь для тебя – сопровождать освободительницу? – задала она новый вопрос.

Парень фыркнул, словно услышал нечто очень смешное.

– Послушай, бояться – это не стыдно, – продолжала Аня, не реагируя на его молчание. – Я слышала, что храбрый не тот, кто не боится, а тот, кто умеет преодолевать свой страх. Мы с тобой избраны, чтобы совершить великое дело. Ты же хочешь освободить королевство и своих родных?

– Мои родные мертвы, – ответил Жан и с нескрываемой неприязнью посмотрел на девушку. – Если хочешь знать, думаю, что к вечеру мы с тобой тоже будем трупами.

– Ты оптимист, я посмотрю, – ей стало неприятно. Уж лучше идти одной, чем с таким провожатым.

– Я не понимаю, о чем ты говоришь, я не знаю таких слов, но ты дура. – Отрезал парень. – Я бы хотел, чтобы у нас был выбор, но делать нечего. Тот, кто следил за нами, ушел. Постараемся что-нибудь придумать и обмануть их. Слушайся меня, и может, проживешь немного подольше.

– Слушаться тебя? – Аня оглядела тщедушного, плохо одетого мальчишку с ног до головы. – А ты ничего не попутал? Герой у нас я.

– Герой – это тот, кто уцелеет, – вдруг совсем по-взрослому заявил парень. – Или ты слушаешься меня, или я возвращаюсь. Пусть лучше меня повесят, чем из-за твоей глупости я приму здесь мучительную смерть.

Девушка вздохнула. Похоже, этому маленькому негодяю никогда не рассказывали, что такое вежливость и табель о рангах. Ни следа почтения к представительнице славного рода, возможно, к своей будущей Королеве. Однако, если подумать, Стас посоветовал бы слушаться парня. У героя должен быть помощник, этот закон. Ну досталась ей не лучшая кандидатура, что делать, придется работать с тем, что есть. Выбора ей точно не предоставляли.

– Я буду слушать тебя в лесу, если ты, конечно, докажешь, что тебе можно доверять, – согласилась она.

– Не хочешь – не доверяй, – Жан отвернулся и быстро пошел по едва заметной тропинке.

Пришлось закончить спор и последовать за ним.

Крючковатая ветвь тут же вцепилась в волосы, да так прочно, что Аня едва смогла выпутаться. Неловкости добавляло то, что Жан как раз оглянулся и теперь смотрел на нее с досадой и презрением. Так на героев не смотрят.

Она накинула на голову капюшон в надежде впредь избегать подобных инцидентов, но следующая же ветка болезненно оцарапала щеку. Девушка едва сдержала крик, только едва слышно охнула.

– Можешь потише? – тут же отреагировал противный мальчишка. – Мы, если кто-то не заметил, пытаемся тайно пройти как можно дальше до замка.

– Деревья тут живые, – пришлось объяснить девушке. – Они сами ко мне тянутся.

– Да неужели? – хмыкнул стервец. – А почему же меня не трогают?

Он и вправду был целехонек. Аня посмотрела на свои исцарапанные руки, провела пальцем по щеке, где еще саднила рана.

– Потому что ты слишком грязный, – не без удовольствия проговорила она, радуясь, что появилась возможность урезонить зарвавшегося парнишку. – Они тоже брезгуют.

– Могу сходить помыться, если госпоже спасительнице угодно, – нашелся он.

Ане захотелось собственными руками немедленно придушить заморыша. Как же ловко он ее опять отбрил. Беда в том, что в этом чертовом лесу она без него не обойдется. Он ей нужнее, чем она ему, и парень беззастенчиво этим пользуется, позволяя себе хамить и проявлять дурной характер.

– Сразу видено, что тебя некому было воспитывать, – заявила она.

Вот этот удар попал точно в цель! Глаза мальчишки расширились, словно он не верил тому, что услышал, а потом подозрительно заблестели.

Но упрямец не ответил. Он снова отвернулся и двинулся дальше. Аня угрюмо шла позади, уже почти не обращая внимания на по-прежнему тянущиеся к ней ветви и чувствовала себя последней дрянью. Допустим, парень ее действительно достал, но не стоило намекать на его умерших родственников, это было нечестно. Очевидно же, что для него это очень болезненно, как и для Принца разговоры о погибшем отце-короле. В этом королевстве все вообще тесно связано со смертью. «Интересно, – задумалась она, – тут есть те, кто никого не терял?» Да, когда-то у нее были совсем иные представления о сказках.

Они шли примерно полчаса – или Ане это показалось, судить о времени или о пройденном расстоянии было совершенно нереально, а лес вокруг оставался точно таким же, как и прежде. Непонятно, как мальчишка вообще здесь ориентируется. При этом Жан то и дело отвлекался – отходил на несколько шагов, потом возвращался, словно искал что-то.

Наконец, впереди показался широкий ручей.

По одному из его берегов, куда проникали редкие в этом лесу лучи солнца, росли невысокие кустики с широкими листьями и мелкими розовыми цветочками. Парень перешел ручей и нарвал целую охапку этой странной травы. Затем снова вошел в воду и остановился, быстро взглянув через плечо на свою спутницу.

Аня поняла, что ей придется последовать за ним. И она очень надеялась, что у мальчишки есть для такого большие основания, чем природная вредность и желание отомстить ей за вырвавшиеся ненароком слова.

Вода оказалась ледяной и достигала щиколотки, а поэтому тут же залилась в невысокие кожаные сапожки и неприятно сковала ноги. Жан пошел прямо по ручью, и Аня уныло плелась за ним. Так они продвигались еще некоторое время. Затем парень присел на корточки, очевидно, совсем не боясь промокнуть, засунул в рот зеленые листья и принялся их пережевывать. Выплюнув в ладонь противную массу, он зачерпнул свободной рукой немного грязи и смешал с измельченным растением.

Анна наблюдала за этими действиями с искренним изумлением.

– Вот, – Жан протянул ей в ладонях результат своей странной деятельности. – Намажь лицо, шею и руки.

Девушка отступила.

– Ты издеваешься? Ты считаешь, что можешь надо мной издеваться? Это из-за того, что я сказала, что ты грязный? – она тут же соотнесла предложенную процедуру со своими недавними словами.

Он тяжело вздохнул.

– Нет, – с неохотой произнес мальчишка, – это для того, чтобы отбить запах. На услужении у наших врагов оборотни. Если мы не намажемся, они нас учуют.

Аня слышала про оборотней, но не знала, можно ли верить своему спутнику.

– А ты… ты тоже будешь мазаться? – уточнила она.

Он возвел глаза вверх, словно призывая довольно мрачное, несмотря на утренний час, небо в свидетели своего уникального долготерпения, затем бросил ей еще не пережеванные листья и принялся намазывать приготовленной смесью собственное лицо.

– Сама для себя приготовишь, – прокомментировал он свои действия. – Разжуй до однородной массы и перемешай с грязью.

Чувствуя себя последней идиоткой, девушка принялась жевать остро пахнущие, да еще очень противные на вкус листья, затем зачерпнула грязь, смешала и стала намазывать на лицо, радуясь, что Принц не видит ее в этот момент.

Кто же предупреждал, что ее подвиг потребует гораздо большего мужества, чем можно было предположить? Пока что миссия героя выглядела весьма не героичной и довольно грязной.

К счастью, Жан тоже не смотрел на Аню. Он немного вернулся по ручью и вскоре появился с длинной разлапистой веткой.

– Здесь хорошее место, чтобы спрятаться и выждать, – сообщил он. – Вон овраг. Отсидимся там, пока они будут нас искать.

Аня огляделась – ничего подозрительного.

– А нас точно ищут? – спросила она.

– Ну, если не хочешь… – скривил лицо Жан.

– Я просто спросила! – раскаяние прошло и ей очень захотелось дать заморышу хорошенькую затрещину, но приходилось смиряться.

– Наступай только на твердую землю. Перепрыгни вот это место, – давал указания парень.

Сам он шел за Аней, волоча позади ветку, то и дело приседая на корточки, внимательно разглядывал землю позади, придвигал веткой упавшие листья и всячески маскировал их след, как бывает это в приключенческих книжках.

В овраге терпение девушки подверглось очередному испытанию. Жан заставил ее влезть в небольшое углубление, полускрытое большим трухлявым пнем, а вскоре еще и забрался туда сам. От них обоих исходил острый, неприятный запах, и у Ани тут же заболела голова. Но девушка сцепила зубы и промолчала.

– Ждем, – едва слышно сказал Жан. – И молчи, что бы ни случилось.

Аня кивнула, хотя он, крепко прижатый к ее левому боку, даже не смотрел на нее.

Они ждали целую вечность. От неудобного полускрюченного положения спина и шея заболели так сильно, что в пору орать от боли, но Анна терпела. Правда, сомнения в осмысленности и нужности происходящего все настойчивей вертелись в ее голове.

Так ли нужно торчать здесь, боясь неизвестно чего?

А что, если проклятый мальчишка все-таки издевается? Они не понравились друг другу с первого взгляда, он не казался ее почитателем, связывающим с ней свои единственные надежды на освобождение королевства. Он вообще выглядел как зловредный маленький негодяй. И только то, что этого заморыша приставили к ней в замке, отрекомендовав при этом лучшим, пока удерживало Аню от решительных действий.

Когда боль стала совсем невыносимой, девушка попыталась хоть немного изменить положение, но Жан вдруг крепко стиснул ее руку.

Сначала Аня не поняла, к чему это. Но через пару минут напряженной тишины, кажется, пронизанной сотней острых иголочек, впивающихся прямиком в мозг, послышался легкий шорох, а потом на дно оврага изящно прыгнул волк.

Это был не обычный волк, каких девушка видела в зоопарке. Волк оказался просто огромным и каким-то неправильным, словно изломанным. Шерсть на нем висела свалявшимися клочьями, из разинутой пасти с большими желтыми клыками капала слюна.

В романтических книгах встречается описание, когда героиня, увидев героя, забывает дышать, а ее сердце пропускает удар или парочку ударов. Вот именно это и произошло сейчас с Аней, хотя до романтики тут было далеко.

Пока ужасная тварь принюхивалась, девушка, кажется, даже не дышала. По крайней мере, не осознавала этого, и только когда зверюга все так же ловко вскарабкалась по пологому склону и исчезла из вида, к Анне вернулась возможность дышать и соображать.

Только что перед ней находился оборотень. Никаких сомнений в этом не было. Он искал их, готовый растерзать без малейших колебаний. Он едва не обнаружил их и до сих пор находился где-то рядом, в опасной близости! Некстати вспомнились фильмы ужасов, где зло обнаруживает спрятавшегося героя как раз в тот момент, когда несчастный уже начинает верить, что угроза миновала и ему удалось спастись.

Даже боль в спине перестала играть малейшую роль. Девушка закрыла глаза.

«Пожалуйста, – взмолилась она неизвестно кому. – Пожалуйста, пусть он не найдет нас!»

Ей казалось, что ее сердце стучит слишком громко, в ушах шумел участившийся пульс.

Минуты тянулись и тянулись, растягиваясь в вечность.

Наконец, Жан тронул ее за плечо, а потом осторожно высунулся из убежища, прислушиваясь и приглядываясь.

– Они ушли, – проговорил он очень тихо. – Можем двигаться дальше. Но не шуми. Поняла?

Аня кивнула. Спорить с парнем ей совершенно расхотелось.

Они прошли по оврагу, причем Жан, двигающийся впереди, то и дело замирал, прислушивался и едва ли не принюхивался, по крайней мере, он опускался на колени и изучал на земле нечто совершенно неочевидное, и только затем подавал рукой знак, что можно продолжать путь. Иногда он оглядывался на Аню и страдальчески морщился из-за сущих пустяков типа хрустнувшей под ногой ветки.

Так они продвигались довольно долго, отчего девушка, первоначально обрадовавшаяся возможности двигаться и размять больную спину, очень сильно устала. В какой-то момент парень сделал ей знак стоять, выставив ладонь вперед, а сам скрылся из вида.

Только оставшись одна, Аня, наверное, до конца оценила этот жуткий лес. Где-то насмешливо ухнула птица, а деревья, кажется, наблюдали за ней с ироничной непреклонностью. За спиной раздавался хруст, и девушка оглядывалась, уверенная, что это пришли за ней, но никого не было. Лес словно издевался.

А Жан все не появлялся и не появлялся.

Она уже решила, что он ее бросил, спасая собственную шкуру, или погиб где-то в недрах этого уже без сомнения живого чудовища, но тут парень вдруг вышел из-за толстых стволов. При виде его перемазанной грязью физиономии Аня почувствовала нереальное счастье. Сейчас все ее надежды вдруг сосредоточились на этом заморыше.

Парень настороженно огляделся, прижал палец к губам, а затем поманил Аню за собой.

Она шла за ним из последних сил, уже почти равнодушная к собственной судьбе, не понимая и не любопытствуя, куда ведет ее малолетний проводник.

Внезапно лес расступился, и они очутились на речном берегу.

Парень пошарил в кустах и вытащил небольшую утлую лодку.

Она казалась такой старой, хлипкой и ненадежной, что Аня, вдруг вспомнив о своем страхе, помотала головой в ответ на однозначный пригласительный жест.

– Лично я поплыву, – проговорил Жан тихо, но многозначительно. – Хочешь – возвращайся в лес.

Девушка оглянулась.

Стоящий стеной мрачный лес оказался весьма весомым аргументом.

Пришлось забираться в лодку, проклиная геройство, обладающее романтикой исключительно издалека, с безопасного расстояния.

Тем не менее парнишка оттолкнул от берега лодку, запрыгнул в нее и принялся грести по течению. Не дне их самозванного корабля хлюпала вода, но пока ее оказалось не слишком много.

Река была не широкой, так что, пожалуй, шанс спастись и кое-как добраться до берега существовал при любом раскладе. Это немного успокоило девушку. Она, наконец, смыла с лица и рук засохшую грязь и принялась оглядываться.

С одной стороны тянулся темный лес, такой же мрачный и зловещий, как в том месте, где они в него входили. С другой – равнина, поросшая корявыми деревцами и колючим кустарником. Хмурое небо добавляло этой картине готических красок, и Аня решила, что этот пейзаж может служить отличной иллюстрацией для любого фильма ужасов.

– Удачно, что эта лодка здесь оказалась. Как раз вовремя, – заметила она, поглядев на сосредоточено гребущего Жана.

– Эта лодка моего отца, – ответил парень сухо.

И его слова показались Ане летящей стрелой.

– А… – пробормотала она, с сожалением вспомнив о тех гадостях, которые наговорила. – Извини, пожалуйста, – сказала она после длительной паузы. – Я не хотела тебя обидеть. У меня самой мама умерла… В общем, это, наверное, от нервов. Я представляю, как тебе было трудно…

– Ты не представляешь, – раздельно проговорил Жан и отвернулся.

Аня вдруг подумала, что до сегодняшнего дня ее жизнь, действительно, протекала довольно гладко. Отец любил ее, заботился о ней, и она никогда не знала ни в чем недостатка. Кто же ведает, что пришлось пережить сидящему напротив чумазому мальчишке. Наверное, и его умение ориентироваться в лесу не от хорошей жизни.

«Награжу его, когда вернусь… Если вернусь», – подумала она.

В животе заурчало, и Аня вспомнила, что так и не поела. В сумке лежало копченое мясо и хлеб.

– Пообедаем? – предложила она Жану.

Он сглотнул и направил лодку к противоположному от леса берегу. Наверняка, тоже был очень голоден. Они втащили лодку, причем Аня умудрилась вторично за сегодняшний день промочить ноги, и устроились на импровизированный пикник так, чтобы их было незаметно из леса. Девушка с удовольствием разулась и растерла онемевшие ледяные ноги. Теперь ей стало получше, можно было и поесть.

Жан ел молча и жадно, подбирая с земли каждую оброненную крошку.

– Ты голодаешь? У вас недостаточно пищи? – спросила наблюдающая за ним девушка. Она сама уже успела утолить первый голод.

– Нет, нас кормят взбитыми сливками, фруктами и мармеладом, – буркнул Жан.

Аня слегка покраснела. Именно этим угощал ее Принц и ей даже в голову не приходило, что кто-нибудь в сказочном королевстве может испытывать недостаток в еде.

– А ты думаешь, несмотря на то, что никто сейчас не обрабатывает поля и боится из замка нос высунуть, у нас разносолы? – парень посмотрел на нее зло.

– Чем же вы питались? – удивилась девушка.

– С огородов, но в первую очередь нужно обеспечить замок и солдат. Говорят, для замковых даже целую корову держат… – добавил он мечтательно.

– И все? – ужаснулась Аня.

– Ага, – мальчишка беспечно кивнул. – Хорошо хоть народу теперь мало. А еще находятся ловкие ребята, которые не боятся ходить на охоту.

– Много таких? – спросила для поддержания беседы девушка.

– Не, я и еще один парень, но его оборотни сильно подрали, – Жан засунул в рот последний кусочек и тщательно, с жадностью, облизал пальцы.

Аня была поражена. Вот этот хлипкий подросток, сверстники которого в Москве ходят под надзором в школу, посещает Темный лес, кормит целый замок и, видимо, не находит в этом ничего необычного.

Ей захотелось сказать ему что-то особенное, хорошее, но нужные слова не шли в голову. Тем временем Жан деловито встал, умылся и выпил воды, зачерпнув ее прямиком из реки и уже тащил к воде лодку.

– Мы доберемся по реке до самого замка? – уточнила Аня, натягивая противные, сырые сапоги.

– Нет. Но мы подойдем к замку с другой стороны. Там нас не ожидают… Скорее всего, – добавил парень тихо.

Они столкнули в воду лодку и двинулись дальше. После обеда Аня дремала. Ей даже приснился странный сон про то, как она учит Принца основным законам капитализма и подписывает указы о реформах в королевстве.

– Чем отличается просвещенный монарх от непросвещенного? – как раз спрашивал ее Принц и вдруг, лязгнув удлинившейся пастью, полной острых зубов, уточнил: – А на вкус?

От ужаса девушка дернулась, ударившись лбом о собственные коленки, и проснулась.

Лодка уже пришвартовывалась к берегу.

– Приплыли. Дальше пешком, – объявил парень.

Только тут Аня заметила, что он совершенно выбился из сил. Еще бы: она отдыхала, а он греб.

– Вот что, – объявила девушка, пиная особо наглый корень, подползший ей под ноги, – А теперь по расписанию отдых. Я с таким проводником в лес не пойду. Тебе надо хотя бы час поспать, и только тогда отправимся дальше.

– Но… – слабо попытался возразить Жан.

– Лично я не собираюсь подвергать свою жизнь опасности из-за твоей усталости и возросшей невнимательности. Будешь возражать – пожалуюсь Принцу, – капризно заявила Анна.

Парень хмуро посмотрел на нее, но не ответил.

Они спрятали лодку подальше в кусты, чтобы не привлечь ненужного внимания, а потом нашли более-менее укромный уголок, Жан сгреб опавшую листву, лег на нее и мгновенно уснул, точно его выключили.

Аня тоже зевнула, но сон уже пропал, а от воспоминаний о превратившемся в оборотня Принце ее передернуло.

От нечего делать она проверила оружие, сделала десяток упражнений, чтобы разогреть мышцы и снова заскучала. Жан спал на боку, подтянув к груди колени, одно из которых выглядывало сквозь прореху в штанах, и обхватив себя за плечи руками, на которых отчетливо виднелась каждая жилка, каждая косточка.

Аню так и кольнуло от мысли, что, оказывается, в замке голодают, и только она, не зная об этом, уплетала взбитые сливки. Раньше ей почему-то и в голову не приходило, что для того, чтобы обеспечить замку еду, и вправду требуются поля, фермы, огороды или что еще должно быть в их патриархально-средневековом хозяйстве. Как будто пирожные, фрукты и взбитые сливки возникают из пустоты сами собой, как в сказке. «Так это же и есть сказка! – возразила себе девушка и тут же добавила: – Но какая-то паршивая».

Проглянуло солнце, и сапоги, выставленные на просушку, уже почти высохли. Правда, как не без оснований полагала Аня, произошло это большей частью у нее на ногах.

Прошло уже больше часа, вероятно, часа полтора, но будить Жана стало жалко – таким маленьким и беззащитным он казался.

– Некоторым очень идет закрыть рот и заснуть. Чем меньше они говорят, тем милее кажутся, – пробормотала она себе под нос, затем обулась, снова сделала несколько наклонов, чтобы разогреться, и решила осмотреть окрестности.

После их марш-броска по реке преследователи остались далеко. Если они и выйдут на след, то нескоро, поэтому ничего страшного в прогулке не было. Конечно, нужно соблюдать разумную осторожность и не уходить далеко, чтобы не заблудиться.

Лес здесь показался ей слегка более живым и дружелюбным. Под одним из деревьев даже обнаружился чахлый кустик мелких желтых цветов. Трогать их Аня не стала – в таком месте могут оказаться и ядовитыми, однако настроение улучшилось.


– Хорошо живет на свете кто-то-там,

Ходит он за мною тенью по пятам, – родилась сама собой импровизация.


Она прошла еще немного и резко остановилась. Уж очень знакомой показалась возникшая перед глазами картинка. Вокруг был густой подлесок, спутанный и сухой, точно патлы старухи. Деревья, заполонившие эту часть леса, походили на тени самих себя – почти лишенные листвы, болезненно скрюченные, покрытые коростой. Проглянувшее было солнце исчезло, а под ногами скрипел жесткий белый мох и лишайник, напоминающий хруст старых костей… Да, точное ощущение: Ане и вправду показалось, будто она идет по костям… Вокруг царила тишина – давящая, пронзительная. Она проникала до самого сердца, оставляя по себе маслянистое, неприятное ощущение страха.

Позади хрустнула ветка.

Вот теперь ощущение дежавю усилилось до боли.

Анина спина одеревенела. Девушка хотела оглянуться и боялась этого. Уверенность, что добром это не закончится, крепла с каждой секундой.

А вот и птица. На скрюченную ветку, перегородившую ей дорогу – словно лес вытянул растопыренную ладонь, стремясь поймать свою жертву – опустился ворон. Склонил голову, насмешливо глядя на девушку круглым черным глазом и расхохотался… вернее, раскаркался. Откуда-то снизу, из-под ног, ему хрипло ответила жаба.

И тут Анна не выдержала. Она знала, что бежать нельзя, знала, что ни в коем случае нельзя дать понять этому лесу, что испугалась – нельзя, ведь почуяв слабину, он вцепится и уже не выпустит ее из своих смертельных объятий.

Она отчетливо помнила, чем закончился тот проклятый сон.

Знала, но ничего не могла поделать.

Кровь стучала в висках, деревья цеплялись за плащ, стараясь удержать. Аня слышала, как затрещала ткань, но, конечно, не стала оглядываться, чтобы посмотреть на оставшийся на ветке лоскуток красной, будто выпачканной в крови, материи.

Она бежала, уже чувствуя, что это бесполезно, страх гнал ее, как пастух гонит на бойню стадо глупых коров.

Впереди был овраг, весь заваленный буреломом.

Все как в том чертовом сне! Каждая деталь!

Аня понадеялась, что незаметно заснула рядом с Жаном и сейчас снова видит прежний кошмар. Но нет – все вокруг было слишком реально, да и на щипок тело отреагировала болью.

Неужели, выхода нет? Она обречена? Как страшно! Как глупо!

Она заметалась. Затем помчалась по краю оврага, едва не падая. На какой-то сумасшедший миг ей вдруг показалось, что стоит добраться до другой его стороны – и она спасена. Еще немного, нужно просто не сдаваться!.. Подумаешь сон! В реальности все может обернуться абсолютно по-другому, не превращается же Принц в оборотня, как в недавнем кошмаре.

И она была близка к спасению, очень близка. Но чертова ветка… Как и во сне, она появилась из неоткуда и ударила в грудь, выбивая из легких дыхание.

Аня упала на землю, не в силах дышать, чувствуя в груди обжигающую боль, и поняла, что окончательно пропала.

А потом в ноздри ударил уже знакомый запах – запах мокрой шерсти и другой – еще более отвратительный, тяжелый, железистый, чуть сладковатый. Так пахнет свежая кровь…

…На ее щеку упала капля. Девушка не хотела открывать глаза, но уже физически не могла вынести эту затянувшуюся паузу. Теперь она желала одного – умереть как можно скорее.

Ресницы поднимались медленно, очень медленно, но Аня уже знала, что сейчас увидит. И не обманулась.

Волчья морда оказалась у самого ее лица. Красноватые дикие глаза смотрели равнодушно и от этого еще более страшно, с желтоватых крупных клыков стекала слюна, а вокруг пасти мех слипся от засохшей крови. Смрадное дыхание обжигало особым жаром и, Ане казалось, оседало на ее коже мутной серой пленкой.

Волк был чудовищным.

– Ну что, Красная Шапочка, – прорычал он хрипло, с трудом выговаривая человеческие слова, – ты уже не маленькая девочка и должна бы знать, как опасно гулять по Темному лесу. Как опасно вмешиваться в чужие сказки.

И тут она, наконец, закричала, срывая горло, захлебываясь собственным криком.

А потом изо всех сил всадила свой короткий меч в чудовище.

Волк утробно завыл, брызнула кровь и мир окрасился в ярко-алый. Цвет крови…

* * *

Охотник выругался так витиевато, что оба оборотня покосились на него с уважением.

Он недооценил парнишку, регулярно совершающего отчаянные вылазки в его лес. Спускал ему мелкое браконьерство, считая безобидным. В свое время пришлось убить отца мальчишки и двух его старших братьев – ну те-то были сами виноваты, а пацан казался безвредным – и вот пожалуйста. Добро всегда наказуемо.

Маленький негодяй оказался не так-то прост. Прежде всего, он не пошел в засаду, а затем сумел скрыть следы и спрятаться так успешно, что ни сам Охотник, ни его обладающие звериным нюхом помощники не нашли беглецов.

Как же хотелось придушить паршивца собственными руками до хруста в его тонкой цыплячьей шейке. Но увы!.. Злясь на себя, а заодно на весь окружающий мир, Охотник вынужден был отправиться к колодцу. Неприятно представать перед господином дураком, однако самому можно и не справиться, только напрасно потерять драгоценное время и, возможно, позволить девчонке добраться до замка. Ну нет, лучше уж унижение.

Во взгляде господина и вправду было великое презрение.

– Только не говори, что тебя провели неопытная девчонка и малолетка, – проговорил хозяин холодно, глядя ледяными глазами из водной бездны.

– Я виноват, Ваше величество, – Охотник склонил голову. Он и не собирался оправдываться, считая оправдания самым жалким проявлением человеческих эмоций.

Водная гладь дрогнула.

Брызги холодной воды обожгли щеку Охотника, словно пощечина. Он дернулся, но накрепко сжал зубы.

– Послушай, мой храбрый, верный рыцарь, – снова заговорил господин, – если тебе не под силу справиться с девчонкой, только скажи, я возьму это на себя.

– Прошу о милости позволить мне выполнить свою работу, – Охотник не смотрел на темный силуэт, отражающийся в колодезной воде, он до сих пор чувствовал медленно стекающие по щеке холодные капли.

Ответ последовал только спустя долгие минуты.

– Они поднялись по реке, высаживаются на западе от замка.

После чего вода снова дрогнула и застыла, отражая только мрачное серое небо.

– Поспешим! – Охотник оглянулся на оборотней.

Те шарахнулись под его мрачным взглядом, ни один не выразил желание посмеяться над недавним унижением. Охотнику даже было жаль, что этого не произошло. С какой охотой он выместил бы свою боль и ярость на первом, у кого хватило бы мозгов на это напроситься!..

Они двигались быстро, наперерез, по знакомому лесу, но все же Охотник слегка нервничал, боясь упустить добычу.

– Нужен разведчик, – он взглянул на своих спутников.

– Позвольте на этот раз мне, – оборотень смотрел почти заискивающе. Для них побегать по лесу, ведя охоту – редкое удовольствие.

– Иди, но без глупостей, – с неохотой согласился Охотник. Он бы лучше послал другого, но не стоит терять время на выяснение отношений. Каждая секунда на счету, ведь неизвестно, что еще придумает хитрый мальчишка.

– Хорошо, хозяин, – послушно согласился тот, и, поспешно сбросив одежду, упал на землю, перекидываясь в звериную форму.

Рыкнув, гигантский уродливый волк скрылся в лесу.

Теперь они не должны упустить девчонку. Волк передвигается быстро, он успеет нагнать беглецов и проследить за ними, однако на душе в Охотника было неспокойно.

С этой девчонкой все шло не так, как нужно. Какая-то она оказалась неправильная. Это раздражало и беспокоило.

Оставшийся с ним оборотень чуял настроение Охотника и тоже нервничал, встряхивал головой, настороженно принюхивался.

Неизвестно почему, напряжение нарастало, и Охотник побежал. Он был уже близко от нужной части леса, когда услышал звонкий девичий крик, а сразу вслед за ним – утробный волчий вой. Оборотень рядом с ним тоже истошно завыл – так, что едва не заложило уши. Мигом сорвав с плеча лук, Охотник ускорил темп бега, его компаньон несся впереди, но оба пришли слишком поздно.

Опавшая листва у оврага была вся залита темной, почти черной кровью, и на ней, уставив к небу окровавленную морду, лежал мертвый волк.

Девчонки нигде не оказалось.


Глава 12
Домик на опушке

Руки и лицо покрывала отвратительная липкая кровь. Она попала даже на ресницы. Аню замутило, но Жан, неизвестно каким чудом возникший прямо посреди этого кошмара, уже тащил ее куда-то, повторяя какие-то слова, которые девушка не могла разобрать, так стучал в висках пульс, так кружилась голова.

Жан тащил и тащил ее, а потом вдруг изо всех сил ударил по щеке.

Аня заплакала от боли и неожиданной несправедливости.

– Сейчас здесь будет Охотник. Мы должны спешить! – сказал Жан, и девушка осознала, что опять понимает его слова.

Она потерла лицо, размазывая по щекам кровь и слезы.

– Ну давай же! Если не поторопишься, он убьет нас, даже не сомневайся, – парень снова потянул ее за руку. – Ты прикончила оборотня, но с Охотником не справишься. Надо уходить. Ну понимаешь ты, наконец?!

Девушка понимала. В голове слегка прояснилось. К счастью, ей удалось схватить свой короткий меч, разбрасываться оружием не стоило.

И они побежали – так быстро, как могли, несмотря на сопротивление живого леса. Несколько раз Аня падала, даже Жан однажды оказался сбит с ног, но они старались не сбавлять темпа. Девушка держалась из последних сил, в груди уже жгло и саднило горло, а позади слышался треск – их настигали.

«Еще один», – поняла Анна, когда оглянулась и увидела темно-серый остроухий силуэт. Оборотень был ближе, чем она надеялась.

А еще она различила человеческую фигуру. Человек бежал, одновременно готовясь к выстрелу.

Пришлось вихлять, что позволило оборотню приблизиться еще больше.

Он уже торжествующе взвыл за спиной, когда они с Жаном неожиданно выскочили на небольшую круглую полянку, посредине которой стоял аккуратный дом с крышей, устеленной свежими еловыми ветками.

Оборотень, уже готовый вцепиться в Аню, вдруг затормозил всеми четырьмя лапами и остановился, словно налетел на невидимое препятствие.

В его отсвечивающих красным глазах плескалась отчаянная ярость, с клыков капала слюна, и тем не менее он не сделал больше ни единого шага, а только поднял морду к небу и тоскливо, как-то даже жалобно, с обидой завыл.

Охотник тоже остановился и опустил лук.

– Что это они? – удивленно спросила Аня у Жана.

Тот пожал плечами.

– Я никогда не заходил так далеко, – признался парень.

– Они не могут пройти, – послышался вдруг приятный женский голос. – Сюда нет ходу таким, как они.

Аня обернулась на голос.

У входа в дом стояла женщина – не молодая, но и не совсем еще старая, с приятным лицом, на котором только наметились в углах карих глаз морщинки, темные волосы кое-где разбавляли седые нити. На незнакомке была полотняная белая рубашка с причудливым узором, вышитым красной ниткой, и длинное, до самой земли, верхнее платье из того же полотна, только выкрашенного в невзрачный болотно-зеленый цвет.

– Добро пожаловать в дом, раз пришли, гости дорогие, – пригласила женщина.

Аня покосилась на Жана. Тот явно пребывал в неуверенности, но она ткнула его под бок локтем: нельзя обижать хозяйку, тем более, что они на ее территории, и она может в любой момент выставить их прочь – туда, где их как раз поджидают.

Домик, куда их пригласили, был очень аккуратненьким, почти игрушечным. На окнах – чистые белые занавесочки, обшитые кружевом ручной работы, на чисто подметенном крылечке – глиняный кувшин с водой и пряник на небольшой тарелочке.

– Это для путников, – объяснила хозяйка, заметив любопытный Анин взгляд. – В этом лесу легко заблудиться, а меня иногда не бывает дома… Кстати, сейчас принесу побольше воды – умыться.

Девушка смутилась, представив, как она сейчас выглядит.

– Уйдем, – прошептал Жан, когда хозяйка исчезла в сенях.

Но Аня даже не успела ответить, как дверь снова распахнулась.

Женщина вынесла деревянную лоханку, ковш с водой и два льняных полотенца – совсем простых, без всяких узоров.

Анна и Жан умылись – хозяйка лично поливала им и подавала приятно пахнущее какими-то травами полотенца.

Затем она повела гостей внутрь.

Обстановка в доме оказалась совершенно простой: большая беленая печка, полка с глиняной посудой, несколько лавок, стол. Половина комнаты была огорожена занавеской.

– Садитесь, сейчас накрою на стол, – улыбнулась хозяйка.

Она выставила на стол хлеб, явно испеченный в домашней печи, причем не очень давно, еще теплый, с аппетитной корочкой, хрустнувшей под ножом при нарезании, затем небольшой горшочек с кашей, пару деревянных ложек и две кружки, куда налила из кувшина воду.

– Спасибо, – Аня смущенно отломила кусочек хлеба, пах он просто восхитительно.

– Ну, рассказывайте, как говорится, куда путь держите, – женщина села напротив и, подперев подбородок рукой, приготовилась слушать.

– Идем убить злого колдуна, – заявила Аня.

Жан аж закашлялся и пнул ее под столом ногой, причем весьма ощутимо. Аня пнула его в ответ, при этом мило улыбнувшись хозяйке.

– Серьезно, – оценила та и покачала головой. – И что, думаете, вам это удастся?

– Ну, одного из его приспешников мы как раз недавно убили, – девушка словно невзначай провела рукой по щеке, с которой уже была смыта кровь.

– И довольно долго уходили от Охотника, – заметила женщина.

– Да, и планируем уходить и дальше. Особенно если вы подскажите ближайший путь, – Аня положила на стол так и не тронутый кусочек хлеба. – Вы же, наверняка, хорошо знаете эти места.

– Как же не знать, – хозяйка оглядела ее оценивающе, словно ювелир, собирающийся поставить пробу, – и ты думаешь, что я стану вам помогать?

– Конечно, – Ане было очень страшно под взглядом этих пристальных, словно просвечивающих до глубины души глаз. – Я знаю, что мы в сказке, и все встречи здесь не случайны. Есть всего два типа тех, кого можно обнаружить в лесу – тот, кто вам поможет, и тот, кто хочет вас съесть.

– Ты умная девочка, – брови хозяйки чуть удивленно приподнялись. – Как приятно, что именно ты вышла ко мне. Знаешь, я и в правду тебе помогу. Но в обмен на мелкую услугу. Буквально пустячок.

– Какой? – Аня вцепилась в край стола, пытаясь не выдать своего волнения.

Женщина улыбнулась:

– Понимаешь ли… детка, я здесь одна, и мне нелегко. Мне требуется помощник, только представь, как тяжело слабой женщине одной среди леса. Оставь со мной своего мальчика хоть на время, пусть он, пока ты разбираешься со своими делами, принесет пользу – дров наколет, воды наносит… Не справляюсь уже, – словно извиняясь, сказала она и протянула вперед руки – полноватые, с белой кожей, явно не привыкшие к тяжелой работе.

Жан нервно заерзал.

– А как же я доберусь до замка? – спросила Аня, чуть нагнувшись вперед.

– Я покажу тебе дорогу, проводник не понадобится, – заверила хозяйка, продолжая глядеть ей в глаза.

Аня медленно поднялась, нащупывая под одеждой нож. Да, ей не хотелось использовать кинжал, предназначенный для колдуна, но выбора у нее не было.

– Жан, держись за мной, – тихо велела она.

Парня не нужно было упрашивать – он мгновенно вскочил с лавки.

Хозяйка тоже медленно поднялась, на ее пухлых алых губах появилась улыбка.

– Ну и как же ты догадалась? – спросила она, двигаясь к двери.

Аня, вытащив нож, настороженно следила за каждым ее движением, но тем не менее решила ответить:

– У вас все слишком пасторально.

– Что? – искренне не поняла женщина.

– Ну, это когда на картинке такое все хорошенькое и сладкое, что так и кажется, что сейчас у тебя все слипнется. Такое никогда не бывает настоящим. Затем у вас пряник у входа, я думаю, это намек на пряничный домик. И дрова я заметила, у вас вполне достаточные запасы.

– И тем не менее, – понемногу наступала на них хозяйка, уже не таясь подняв руку с ножом весьма впечатляющего размера и вида, – я хотела тебя отпустить. Ты знаешь, что я исполнила бы свое обещание и помогла добраться до нужного места самой короткой и безопасной дорогой. Ты не поверила мне?

– Поверила, – Аня отступила, толкнув локтем Жана, чтобы он тоже был настороже. – Вы не ладите с колдуном, и оборотни вас боятся. Наверное, конкуренция. Так что вы отпустили бы меня, но я своих не бросаю!

Прорваться к двери – вот единственный шанс. Сейчас ей потребуются все умения, полученные и на спортивных тренировках, и во время занятий в замке.

– Шустрая девочка! – тут женщина бросилась на Аню, но та ловко увернулась.

Стараясь сохранить спокойствие и вообразить, будто находится в тренировочном зале, девушка крутанулась и ногой выбила огромный нож из рук хозяйки.

Тот упал и с лязгом откатился по полу.

– Беги! – закричала Аня Жану.

Его не нужно было приглашать дважды. Пользуясь моментом, парень выскочил в дверь. Аня тоже попятилась. И тут хозяйка кинулась на нее и вцепилась так крепко, что вырваться девушке удалось с большим трудом.

Щеку жгло – ведьма расцарапала ей лицо. Она вообще оказалась неожиданно ловкой и сильной.

Теперь, когда не нужно уже прикрывать Жана, можно было бежать самой. Аня так и поступила. Выскочив из домика, она побежала по полянке туда, где у края леса ее ждал Жан. То, что он ее ждал, одновременно и радовало, и огорчало. Парень натянул свой арбалет и выстрелил Ане за спину.

Даже не оглядываясь, девушка понимала, что ведьма преследует ее по пятам.

Очевидно, стрела пролетела мимо, по крайней мере, в спину Ане уварило воздушной волной, девушка едва удержалась на ногах. Затем наперерез ей метнулся черный ворон, закаркал в лицо. Кажется, он собирался выклевать ее глаза, но Аня упала на траву, перекатилась и снова поднялась на ноги.

– Не уйдешь! – послышался позади дикий вопль.

И девушка почувствовала, что трава, необычайно высокая и пышная на этой полянке, обвивается вокруг ног, пытается не отпустить. Каждый шаг давался с огромным трудом. Приходилось буквально вырываться из цепких зеленых силков.

Жан снова выстрелил и снова без результата.

Аня оглянулась.

Ведьма приближалась не спеша, ощущая себя хозяйкой положения.

В этот момент девушке сделалось очень страшно, словно разом ожили все ее детские кошмары. Когда отец читал ей сказку про Ганселя и Греттель, Аня потом не могла уснуть, наверное, полночи и все вглядывалась в темноту: не крадется ли к ней ужасная старуха. Хозяйка домика на опушке вовсе не напоминала изображенную в книге сказок старуху с крючковатым носом, украшенным огромной бородавкой, и тем не менее она являлась настоящей ведьмой. Теперь, когда женщина не притворялась, Анна ощущала исходящую от нее древнюю жуть. Старые детские страхи самые стойкие, именно они лишают воли и возможности сопротивляться.

Словно находясь в глубине своих детских кошмаров, Аня избрала единственно средство для борьбы с ними: она до крови впилась зубами в собственную руку. Боль немного прояснила сознание.

Наклонившись, девушка хотела разрезать спутывающую ее траву ножом, предназначенным для убийства колдуна. И трава спешно подалась в разные стороны, испугавшись этого оружия.

Теперь Аня снова была свободна и побежала к нервно следящему за ней Жану.

– Она отводит стрелы рукой! – закричал он.

Да уж, стрелять бесполезно, оставалось только уносить ноги. И чем быстрее, тем лучше.

– Берегись! – воскликнул Жан.

За спиной послышался странный звук.

Аня крутанулась и только благодаря натренированным рефлексам сумела увернуться от летящей в нее змеи.

Меж тем ведьма выхватила новую змею, вытянувшуюся в ее руке, словно копье, и, прицелившись, метнула ее в девушку. Анна и не сомневалась, что змеи непростые. Наверняка, одного укуса вполне хватит для того чтобы убить самого крепкого человека.

Сконцентрировавшись, она снова ушла из-под удара и изо всех сил побежала к лесу.

И успела.

Казалось, поляна с пряничным домиком окружена невидимой, но прочной оградой. Едва девушка пересекла незримую черту, как ведьма остановилась и больше не пыталась преследовать их по лесу. Может быть, оставляла эту привилегию Охотнику?

Но ни его, ни уцелевшего оборотня пока что не было видно. И девушка с Жаном, не рассуждая, побежали прочь, не останавливаясь до тех пор, пока не перехватило дыхание, а в боку не закололо.

Только тогда оба позволили себе отдохнуть, свалившись на землю и жадно глотая ртом такой сладкий воздух. Быть живым оказалось очень болезненным. И тем не менее они были живы.

– Ты… почему… не убежал… – с трудом восстанавливая дыхание, спросила Аня.

– Я твой должник, – буркнул в ответ мальчишка. Свернувшись калачиком, он тоже жадно дышал и никак не мог надышаться.

– С чего это? – Аня приподнялась на локте и с любопытством на него посмотрела. Неужели это маленькое, грязное, заморенное существо знает, что такое благодарность?

– Ты могла меня отдать, – он быстро взглянул на нее из-под неряшливо висящей грязной челки. – Я же все равно тебя бесил.

– Вот ведь точно! – Аня хлопнула себя по лбу. – Как-то не подумала. Надо было оставить тебя ведьме, а еще кетчуп принести, чтобы вкуснее было.

– Что принести? – не понял он.

– А, – махнула она рукой, – проехали. В общем, не знаю, как тут у вас, а у нас не принято отдавать детей на съедение. Понял? Даже в том случае, если они совершенно невоспитанные.

Он посмотрел на нее как-то очень серьезно, а потом кивнул.

Анна поморщилась. Она вовсе не хотела, чтобы вредный мальчишка вообразил себя очень ей обязанным и со всей своей дурью бросился исполнять долг благодарности. Говорят, из этого не всегда выходит что-то хорошее. Да и мальчишку ей было жалко.

– Мои отец и братья погибли в лесу. Один за другим… – проговорил он вдруг тихо. – Их отправляли на верную смерть. Никто не пожалел их… Как и меня… Ты первая.

– Ну ладно, – Аня с некоторым усилием стала подниматься на ноги. – Нам, наверное, нужно идти. Даже если ведьма не станет нас преследовать, есть еще Охотник. И оборотень.

– Я должен кое-что тебе сказать… – парень сглотнул.

И тут Аня почувствовала, что сбоку что-то мешается. Что-то довольно большое и округлое. Девушке вдруг показалось, что это еще одна, незамеченная ею, ядовитая змея.

Вскрикнув, Аня вывернула карман и тут же отпрыгнула.

Однако, вместо змеи, на траву упал клубочек серых шерстяных ниток, подскочил и замер у ее ног.

– Что это? – девушка в удивлении посмотрела на клубочек и шагнула к нему, но он тут же отскочил от нее и медленно покатился куда-то.

– Похоже, он ведет нас куда-то, – предположил Жан, глядя на чудесную вещицу с не меньшим удивлением.

– Или кратчайшей дорогой к колдуну, или в ловушку, – согласилась Аня. – Ничего не понимаю. Это вещи у меня уж точно не было. Выходит, ведьма подбросила его в тот момент, когда вцепилась в меня. Но зачем?

– Сама же сказала: чтобы нас заманить, – парень сплюнул. – От нее ничего хорошего не жди. Вот и пусть себе катится подальше, скатертью дорога.

Аня задумалась. Что, если у ведьмы и вправду нелады и с колдуном, и с Охотником. Вдруг она поможет уйти от них в лесу? Конечно, вариант с ловушкой ни в коем случае нельзя сбрасывать со счетов, и все же, если это подсказка, обидно ею не воспользоваться. Здесь, в лесу, они снова попадают во владения Охотника. И они не уйдут от него без посторонней помощи. Похоже, выбора нет. Придется рискнуть.

– Мы идем за клубочком! – решительно объявила она.

– Ты сошла с ума?! – Жан, прекрасно помня, что именно его предназначали на роль жертвы, серьезно уперся.

– А ты знаешь короткий путь к замку? Ты проведешь меня по лесу так, чтобы мы не попались Охотнику? – ехидно поинтересовалась Аня.

Плечи парнишки поникли, он как-то сразу сгорбился.

– Хорошо, – неохотно буркнул он. – Ты меня спасла, и я тебе обязан. Пойдем за этим дурацким клубочком, раз ты так уверена, что это правильно. Только не говори потом, что я не предупреждал.

Тем временем волшебный предмет вернулся к ее ногам и ткнулся в них, словно слепой котенок. Аня наклонилась и подняла клубок шерстяных, чуть колючих ниток. Они были теплыми, казались живыми и нетерпеливо подпрыгивали на ладони.

– Пора! – объявила девушка.

Она уже собиралась опустить клубок на землю и последовать за ним, когда послышался звук, похожий на тоненький свист.

Аня увидела летящую прямиком в нее стрелу, а вдали, не таясь, между деревьями стоял Охотник. Он уже опускал свой лук, уверенный, что стрела поразит цель.

Вот он, в отличие от Жана, не обещал отблагодарить ее за спасение жизни. Напротив, он пообещал, что все же убьет ее и, похоже, сдержал свое обещание.

* * *

Когда он понял, куда направляется девчонка, то подумал, что гораздо милосерднее ее убить.

Каждая молодая жизнь была для ведьмы слаще сахара, ведь выпивая чужие силы, она молодела сама и тем продлевала собственное существование. Кажется, у нее имелся свой особенно мерзкий обряд, включающий запекание жертвы в печи и закапывание костей по периметру поляны. Так вот, если бы эти кости прорастали, как деревья, частокол бы получился огромный, в несколько рядов.

А глупая девица, проигнорировав быструю и гуманную смерть, сама выбрала самую страшную участь.

Ведьма, кстати, отчаянно нуждалась в новой подпидке – за последнее время она явно сдала, а волосы успели значительно поседеть.

– Считай, мы свободны. Она сделает всю работу за нас, – сказал Охотник своему единственному уцелевшему компаньону.

Оборотень только глухо зарычал. Он был слишком разъярен гибелью товарища.

– Даже на думай, – покачал головой Охотник, видя, что огромный волк, так и не перекинувшийся обратно, косится в сторону поляны. – Это ее территория.

Волк прижал уши и уныло опустил голову. Тягаться с ведьмой являлось откровенной глупостью.

А охотник принялся ждать. Ему было слегка не по себе от мысли, что девчонка все-таки помогла ему там, в замке, а он не может даже из милосердия пустить стрелу прямиком ей в сердце. Нехорошо получилось, что ни говори. Зато вскоре все закончится и можно будет не думать о ней, навсегда вычеркнув из своей памяти и своего мира. Это же сказка, и глупые девочки здесь всегда погибают.

Он следил за домиком лишь для порядка, краем глаза, но очень удивился, заметив, что что-то идет не по плану.

Сонное зелье обычно прекрасно решало все проблемы с сопротивлением несчастной жертвы и просыпалась она от адской боли, когда предпринять что-либо было уже поздно. Но в маленьком окошке виднелись движущиеся фигуры. Девчонка сопротивлялась. Как же она догадалась о том, что происходит? Как нашла в себе силы на борьбу?

Жаль, что невозможно подойти поближе и вмешаться!

Из двери выскочил мальчишка и, добежав до противоположной стороны полянки, замер, напоминая испуганного олененка.

Еще через минуту выбежала девчонка.

Оба – живые, по всей видимости, вполне здоровые и даже излишне резвые. Оборотень, тоже наблюдавший за происходящим, оскалился и тихо зарычал.

Меж тем из дома вышла ведьма и кинула вслед девчонке змею, затем вторую… И оба раза не попала в цель. Беглецы скрылись.

Охотник сжал до скрипа зубы, а ведьма уже повернулась в его сторону и поманила пальцем.

– Выходи, голубчик, раз пожаловал. Чего в кустах-то стоять?

И, повинуясь ее приказу, особенно сильному в ее владениях, Охотник, сам не желая того, шагнул на поляну.

– Ты ее упустила, – зло сказал он. – Ты сделала это нарочно.

– Я?! – ведьма всплеснула руками. – Да что же ты такое говоришь, друг мой сердечный? Что же язык-то твой поганый за такие слова изо рта не выскочит? Кстати… а было бы неплохо… – она с явным интересом на него посмотрела.

Охотник попробовал пошевелиться, но тело вдруг перестало его слушаться. Чертова ведьма опутала его своими заклинаниями.

– Ты удерживаешь меня, чтобы я не догнал девчонку? – спросил он, леденея от злости.

– С чего ты взял, мой милый? – она покачала головой. – Всего лишь пытаюсь обучить тебя хорошим манерам и тому, как следует разговаривать со старшими.

Она смотрела насмешливо, и у него уже не оставалось никаких сомнений, что ведьма играет на стороне девчонки. И сейчас задерживает его только для того, чтобы дать той уйти. Все ее угрозы – просто попытки запугать. Ничего плохого она, конечно, не сделает, чтобы не столкнуться в господином лицом к лицу. Однако станет хитрить и изворачиваться, действуя в интересах девчонки.

Но почему? Как вообще ведьма могла отказаться от такого лакомого куска? Задав себе этот вопрос, Охотник вдруг ясно понял ответ. Ну конечно, она очень хотела сожрать обоих гостей, но узнала красный плащ, надетый на девчонку, и сообразила, зачем та идет в лес. Конечно, ведьма никогда не решится напрямую спорить с господином, однако вряд ли слишком его любит. За последнее время местные леса опустели, ей недостает пищи. Вот она и радуется возможности вернуть то, что было раньше. Если господин окажется убит, леса вновь станут безопасными, и здесь все чаще станут попадаться заблудившиеся ребята и молодые пастушки.

Она предпочла остаться голодной сегодня, чтобы в будущем обеспечить себе постоянный приток пищи. Вот ведь черт, как же он не додумался до этого раньше? Он нашел бы способ не подпустить к ней девчонку!

– Ты нас предала, – глухо сказал он, тщетно напрягая все силы, чтобы сдвинуться с места.

– Да ты мухоморов, что ли, объелся?! – слегка ненатурально возмутилась ведьма. – С чего это мне против своих же идти? Да, вышла незадача – убежала твоя девчонка. Так, должно быть, я слишком ослабела. Что-то давно никто ко мне не захаживает. Не знаешь ли случайно, милок, почему?

– Гореть тебе в вечном огне, – сплюнул он в раздражении.

С каждой секундой девчонка все больше отдалялась.

И тут произошло нечто неожиданное.

Сбоку промелькнула серая тень, и оборотень, о котором Охотник успел совершенно забыть, всей своей массой, в прыжке, обрушился на ведьму, клацая зубами и стараясь вцепиться ей в горло. Он тоже прекрасно все понял.

В ту же секунду, когда ведьма утратила сосредоточенность, невидимые путы слетели с Охотника и он бросился к лесу – туда, где скрылась девчонка.

Жалобно заскулил оборотень. Помогать ему Охотник не стал – нельзя было терять драгоценное время, да и неизвестно, справились бы они с ведьмой даже вдвоем. Он уже вбегал в лес, когда за спиной послышался оборвавшийся волчий визг.

Ну что же, за короткое время оба помощника списаны со счетов. Беспрецедентный случай. Господин будет в ярости, уменьшить которую способно только одно – голова этой злосчастной девчонки.

Их следы читались как открытая книга, поэтому он, не сбавляя темпа, преследовал беглецов. Так свита короля охоты, не зная пощады, преследует свою добычу, не успокаиваясь и не сдаваясь, пока не настигнет ее и не вкусит ее горячей крови.

Голоса он услышал издали.

Мальчишка и девчонка переговаривались, обсуждая, идти ли им за клубочком.

Охотник заскрежетал зубами – вот ведь мерзкая ведьма, еще и клубочек умудрилась вручить, чтобы уж наверняка. Ну ничего, теперь она не отвертится. Если случаю на полянке еще можно придумать какие-то объяснения, то с клубочком она явно перегнула палку. Вот и хорошо – теперь придет время сквитаться за все.

А между тем следовало действовать. Он неторопливо натянул лук, тронул пальцем тугую тетиву, а затем наложил стрелу и, уже не скрываясь, вышел на открытое место, прицелился и выстрелил.

В последний миг девчонка оглянулась, чтобы взглянуть в лицо собственной смерти. В его лицо.

Стрела с коротким свистом коснулась ее груди, чтобы пронзить ее сердце, и… воткнулась в ствол дерева. Девчонка исчезла.


Глава 13
Дорога из светлячков

– Вам плохо?

Аня моргнула.

Оказывается, она не умерла.

Оглядевшись по сторонам и увидев опрокинутые столы и стулья, испуганно глядящих на нее однокурсников и старенького профессора, преподавателя литературы семнадцатого века, она решила, что лучше бы уж умерла.

– Вам плохо? – повторил профессор, глядя на нее сквозь очки осуждающим взглядом. – Вот, выпейте, пожалуйста, воды, – он подвинул к ней граненый стакан.

– Она вообще совсем чокнутая, – подала голос Оксана. – Наверняка, ширяется.

Профессор смотрел так укоризненно, что Ане стало стыдно.

– Нет, – пробормотала она, – вы все неправильно поняли…

– Да? – он поднял очки и почесал переносицу. – Может, вы тогда объясните нам, как следует понимать вас правильно?

– Я… – Аня покраснела. Ничего объяснить, конечно, невозможно. – Извините, пожалуйста! – закончила она и быстро пошла к двери.

Грудь, как раз там, где ее должна была пробить стрела, подозрительно болела.

Заскочив в туалет, Аня подняла свитер и увидела на коже небольшое бурое пятно, которое вскоре явно превратится в полноценный синяк.

Девушку затрясло. Только сейчас она поняла, как близко подошла к смерти. Если бы не это перемещение, ее бы уже не было в живых. Но что бы тогда стало с ее телом? Синяк намекал на то, что смерть настигла бы ее и здесь, прямо посреди аудитории, а в морге потом ломали бы головы над загадкой появления странной раны. Не это ли объяснение всяческим стигматам, говорят, иногда появляющимся у разных блаженных? Может быть, все обусловлено тем, что и они, как она сама в последнее время, пребывают одновременно в двух мирах?

Аня включила холодную воду и сунула голову под струю, не обращая внимание ни на то, что волосы уже совсем мокрые, ни на струйки, стекающие за шиворот.

Вскоре ей стало немного легче. Девушка выключила воду, вытерла рукавом лицо и только тут заметила, что в кармане джинсов лежит какой-то округлый предмет. Она вытащила его и увидела небольшой серый шарик вроде тех, которые используют для игры в пинг-понг. На шарике красовалась надпись «Made in China». С минуту Аня смотрела на него в недоумении и только потом догадалась, чем же это может быть.

Она спустилась к деканату и посмотрела расписание группы, в которой занимался Стас. Похоже, у него есть дела поважнее, чем лекция по философии. И девушка быстрым шагом направилась к нужной аудитории.


При виде Ани Стас сразу сообразил, что случилось нечто экстренное, поэтому извинился перед преподавателем, подхватил сумку и вышел за дверь.

– Проблемы? – поинтересовался он.

Аня кивнула.

Они молча направились в раздевалку, оделись и вышли на крыльцо.

Во дворе лежал снег.

Снег! Аня вообще не помнила, когда он выпал. Она сама словно выпала из этой реальности и от постоянных перемещений уже не понимала, что происходит.

– Я долго была… не здесь? – спросила она тихо, когда они шли к воротам.

– Четыре дня, – ответил он.

– Ага, – девушка плотнее завернулась в шарф.

Они дошли до небольшого кафе, уже почти ставшего их официальным штабом, взяли кофе, Аня выбрала себе здоровый кусок ягодного торта и умяла его так быстро, что Стас только покачал головой и заказал ей чизкейк.

– Рассказывай, – потребовал он.

Девушка с жадностью отпила глоток кофе, вздохнула и, стараясь не упустить важных деталей, рассказала, что произошло с ней в сказочном мире.

– Значит, ты сразу догадалась, что та тетка – ведьма, – уточнил он, услышав рассказ о хозяйке домика. – Пригодились мои уроки? Между прочим, можешь сказать «Спасибо».

– Могу, – не стала спорить она. – Я помню, как ты говорил, что все, кого я встречу, по идее, либо станут помогать мне, либо попытаются меня съесть, причем первые будут выглядеть значительно подозрительнее вторых.

– Вот именно, – кивнул Стас, – чем благопристойнее и безобиднее на вид персонаж, тем больше шансов, что он опасен. Я рад, что ты не попалась на зуб ведьме.

– Но знаешь, очень странно, что она как бы и помогала мне, – Аня задумчиво принялась теребить край салфетки, лежащей перед ней на столе. – Когда оборотень не вступил на ту поляну, я подумала, что они враждуют и решила это использовать. Как видишь, удачно. Даже когда она на меня нападала, она как будто… ну, словно и не очень старалась.

– Возможно, – кивнул Стас. – Вполне вероятно, что присутствие колдуна ее вовсе не устраивает. Она хочет сама быть в этой сказке первой злодейкой.

Принесли чизкейк, и Аня, все еще чувствуя странную пустоту и ужас, охвативший ее в тот миг, когда она думала, что вот сейчас умрет, принялась его есть.

– Хороший аппетит – признак здоровья, – покосился на нее парень. – Осторожнее, растолстеешь, и Принц не будет тебя любить.

– А он меня что, за фигуру любит? – пробормотала девушка с набитым ртом.

– Ну прости. Конечно, за прекрасную душу. А еще – за твою исключительную полезность, – усмехнулся Стас.

Аня вскочила. Она и так перенесла сегодня достаточно, чтобы терпеть еще его сомнительные шуточки и ядовитые подколки!

– Извини, – Стас тоже встал и положил руку на ее плечо. – Что-то на меня нашло, ну, ты знаешь.

Девушка вздохнула и медленно опустилась на стул.

– Не хотел тебя обидеть, – повторил он и обезоруживающе улыбнулся, – Все, оставили эту тему. Тем более есть более важные вещи, которые следует обсудить. Ты, вроде, сказала, что у тебя остался тот клубочек?

Аня вытащила из сумки и положила перед парнем шарик.

Стас принялся осматривать находку.

– Надо же, – отметил он, – сделано в Китае. Юмор, можно сказать, как раз в моем стиле… Послушай, а та фигурка, ну с которой все началось, она с тобой?

Девушка неохотно кивнула. Фигурка Красной Шапочки уже давно стала ее амулетом, Аня машинально перекладывала ее из кармана в карман.

– Покажи, – попросил Стас.

Она неохотно вытащила фигурку. Почему-то было очень неприятно то, как Стас ее разглядывает, не хотелось отдавать ее ему в руки.

– Эта фигурка тоже есть в обоих мирах? – поинтересовался он, с интересом глядя уже на саму Аню. Она поспешно убрала пластиковую фигурку в карман, подальше от посторонних взглядов.

– Нет… – она нахмурилась. – Не знаю, я ее там не помню.

Стас хмыкнул и в несколько больших глотков допил свой кофе, а потом уставился в окно, за которым шел снег.

– Ну и что ты молчишь? – не выдержала Аня. Она отодвинула от себя тарелку с чизкейком – то ли наелась, то ли после слов Стаса у нее неожиданно пропал аппетит.

– Думаю, – ответил парень, крутя в руках чашку. – И вот что мне кажется… Эта фигурка, определенно, связывает тебя с тем миром. И… не сочти за бред, но предполагаю, что она – это ты, которая там. Поэтому в мире сказок фигурки нет. Ты сама становишься ею.

– И что же делать? – растерянно поинтересовалась девушка.

– А вот это – вопрос, – заявил Стас и поставил на стол чашку. – Есть два варианта. Первый – мы можем уничтожить фигурку, скажем, расплавить ее, и тогда твоя связь с миром сказок распадется. Ты останешься здесь и забудешь, как страшный сон, то, что там с тобой происходило.

– А второй? – тут же спросила девушка.

– А второй вариант хуже. Уничтожение фигурки может привести к каким-нибудь неприятным последствиям. Возможно, ты уже связана с ней слишком сильно. Вот, сама же сказала, что стрела Охотника едва тебя не убила…

– То есть я умру? – уточнила она.

Стас рассердился.

– Я тебе что, гадалка?! – он хлопнул ладонью по столу. – Я только пытаюсь представить развитие сюжета. Не я его придумывал, а поэтому откуда мне знать, что к чему приведет? Я бы, кстати, придумал все абсолютно по-другому.

– Что ты взбеленился? Я просто спросила, – девушка чувствовала себя бесконечно усталой, словно на ее плечи легла вся тяжесть мира. Или даже обоих миров.

Как же хотелось избавиться от всего этого!.. Но она обещала Принцу. И разве ей самой не нравилась более насыщенная, полная настоящими приключениями жизнь? Это же вполне нормально, если на героя постоянно нападают, в него стреляют, его хотят сожрать и так далее. Все это – прелести геройской работы, полагающиеся каждому желающему вместе с плащом супер-героя.

– Пойдем, – Стас встал и махнул рукой, привлекая внимание официанта. – Похоже, тебе стоит пройтись по свежему воздуху.

Анна молча кивнула. Она боялась, что если начнет говорить, то непременно разрыдается, а это уж точно никак не пристало герою!


Они вышли из кафе, и снег тут же обрушился на них, словно только дожидался этого мига.

– Как ты думаешь, я справлюсь? – спросила Аня, пытаясь подтянуть шарф повыше.

– Конечно, а какие у тебя варианты? – ответил Стас беспечно и тут же чуть не упал, поскользнувшись на льду, покрывшем ступеньки блестящей карамельной глазурью. – Ты же справилась с ведьмой.

– Ну она же находилась на моей стороне, – возразила девушка.

– На твоей? – он усмехнулся. – Да ладно. А те змеи, которых она в тебя пускала, были нацелены мимо.

– Нет, – задумчиво ответила она.

– Так вот что я думаю! Слушай! – парень торжественно поднял руку. – Мне кажется, она не слишком тебя щадила. Скорее проверяла. Если ты герой, который может победить колдуна, то и с ней справишься. Если нет – лучше уж и вправду тебя съесть. Ну, чтобы не мучилась.

– Спасибо, друг, – Аня поежилась. Ее передергивало от мысли, как можно запросто говорить о подобных вещах. Конечно, если читаешь о них, скажем, в сказке и не думаешь, что они каким-либо образом тебя коснутся – одно дело, зато как все меняется, когда угроза становится реальной, не сказочной.

– Пожалуйста, – Стас иронично поклонился и вдруг, захватив рукой пригоршню снега, кинул в Аню.

Она увернулась, но он уже лепил новый снежок.

– Ах ты предатель! – крикнула девушка. – Думаешь, с ведьмой справилась, а с тобой не справлюсь? Размечтался!

И начался снежный бой. Укрытиями служили припаркованные машины до тех пор, пока пущенный Стасом снаряд не вызвал вой сигнализации.

Окно на втором этаже тут же распахнулось и оттуда высунулся пожилой мужчина в майке.

– Хулиганы! – закричал он, заметив обоих преступников. – Я вам сейчас покажу!

Что он там собирался показать, Стас и Аня смотреть не стали. Вместо этого они сбежали с места преступления и еще минут десять смеялись, вспоминая снежную битву и разъяренного автовладельца.

– А если серьезно, что мне делать? – спросила Аня, когда Стас проводил ее до дома.

– Если серьезно – выбирать, – он пожал плечами, – хочешь ли ты остаться здесь или готова идти дальше.

До самого подъезда они шагали молча.

– Я готова идти дальше, – сказала тихо девушка, уже взявшись за ручку двери и набирая код, открывающий электронный замок.

– Тогда действуй как героиня, – Стас серьезно взглянул ей в глаза. – Сюжет уже перевалил за половину, близится финал, и, если я прав, тебе предстоит серьезное испытание.

Она кивнула и, махнув рукой, скрылась в теплом подъезде.


А на следующий день отцу позвонили из деканата, и дома разразился настоящий скандал. Доказать, что ничего она не употребляет, было почти невозможно.

Странно, но мачеха вдруг приняла Анину сторону.

– Бред! – заявила она Аниному отцу. – Твоя дочь абсолютно адекватная. Да, немного не от мира сего, но она фантазерка, вот и все.

– Ты говоришь так потому, что она тебе чужая! – ответил в запале отец.

– Ах так? – Машины ноздри нервно дрогнули. – Ну если ты думаешь именно так, мне больше нечего делать в этом доме.

Она плавно развернулась и исчезла в комнате.

– Сумасшествие! – крикнул отец и пошел на кухню.

Впрочем, минут через пять Аня услышала, как он пытается помириться с Машей и уговаривает ту остаться.

Радуясь, что о ней хоть на время все позабыли, Анна сидела на кровати, поджав под себя ноги, и держала на открытой ладони дешевую пластиковую фигурку в красном плаще.

В детстве, когда она была для отца принцессой, Ане подарили кукольный домик. Совсем как в фильмах – двухэтажный, с красной пластиковой крышей, симпатичными окошками и немудреной кукольной мебелью. Девочка сажала своих кукол за стол и вела за них светский разговор о погоде и вкусном чае. Пожалуй, именно в то время она чувствовала такой покой и уют, какого не ощущала потом никогда в своей жизни.

В комнату заглянул отец. После пережитой бури волосы на его голове были всклокочены.

– Аня, мы должны с тобой серьезно поговорить, – категорично объявил он.

– А Маша остается? – поинтересовалась девушка.

– И не надейся, – отец закрыл дверь.

Аня пожала плечами. Должно быть, очередной спектакль ее гениальной мачехи увенчался успехом. Отважная женщина стоит на защите интересов своей падчерицы. Ну, тут самое время залу разразиться слезами и восторженными аплодисментами.

Она понадеялась, что отец позабудет об обещанном разговоре, но напрасно.

Он поймал ее в тот момент, когда она собиралась сбежать на тренировку. Мачеха в это время пребывала в своей комнате.

– Аня, подойди, пожалуйста, сюда.

– Я опаздываю, пап, – она продемонстрировала сумку с формой. – Нужно вести здоровый образ жизни, понимаешь?

– Ничего страшного. Если опоздаешь на пять минут – ничего не случится.

– Хорошо, – она бросила сумку на пол и села на кухне напротив отца. – Я слушаю.

– Тебе не нужно воевать против всех, – проговорил отец со вздохом. – Думаешь, я не понимаю ничего. Думаешь, мне не больно на тебя смотреть?

От мгновенно нахлынувшей жалости к самой себе защипало глаза.

– А кто же воюет на моей стороне? – она положила руки на стол и специально следила, чтобы они не дрожали.

– И я, и Маша… Если ты дашь ей шанс, она тебя поддержит.

– Да ей вообще пора свой пряничный домик открывать, – привычно хмыкнула Аня, но, наткнувшись на усталый, какой-то погасший взгляд отца, вздрогнула и замолчала.

Отец как-то внезапно постарел, и Аню кольнула неприятная мысль, что она сама отчасти в этом виновата.

– Пап, – она присела перед ним на корточки, заглядывая в лицо. – Прости, пап, я не хочу тебя обижать… Как-то само собой получается.

Он кивнул, сжал в своих крупных ладонях ее руки.

– Что с тобой происходит? – спросил он, в свою очередь вглядываясь в глаза дочери.

– Ничего… То есть… – она смутилась.

Отец кивнул.

– Я понимаю, ты выросла. И ты… влюбилась. Так?

Перед мысленным взором тут же возникла стройная фигура в белом мундире с золотыми эполетами, ласковые глаза и темные волосы, по которым так красиво скользит солнечный луч, к которым так и хочется прикоснуться… Она еще никогда не испытывала такого чувства – это была боль и радость. Любовь ли? Анна не знала, раньше она лишь читала о любви, но никогда еще сердце не выкидывало в груди такие акробатические пируэты.

Девушка почувствовала, что краснеет.

– Он хороший парень, – продолжал отец.

Аня посмотрела на отца едва ли не с ужасом:

– Откуда ты знаешь?

– Ну как же, я часто вижу вас вместе. И Маша… – он запнулся.

А девушка с облегчением вздохнула. Конечно, отец ошибся. Он решил, что ее парень – Стас. Да и откуда бы ему знать о Принце?.. Объяснить его ошибку? Ну нет. Отец не поймет. Как жаль терять то чувство, которое сейчас возникло между ними – такое, как было когда-то в детстве. И тем не менее нельзя.

– Пап, я не хочу сейчас об этом говорить, – пробормотала она, разглядывая ламинат, на котором стараниями мачехи нельзя было заметить не единой пылинки.

– Хорошо. Я понимаю, – он крепче сжал ее руки. – Только, пожалуйста, пообещай мне, что не станешь делать никаких глупостей.

Она с возмущением подняла на него взгляд.

– Пап, ну я и вправду ничего не употребляю! Как ты мог подумать?!

Он кивнул. Аня видела, что отец ей верит, и от этого на сердце становилось легче.

– Ладно, – он с неохотой выпустил ее руки. – Иди. Я же знаю, как важны для тебя эти занятия. Пожалуйста, всегда рассчитывай на меня. Кто тебе поможет, если не я.

– Спасибо! – она поднялась и чмокнула его в щеку. – Ну я побежала?

– Да, – отец задумчиво посмотрел ей вслед. – И не волнуйся, Стас – хороший парень.

Аня хмыкнула и принялась обуваться.


Остаток этого и весь следующий день прошел в нетерпеливом ожидании. Аня уже не раз замечала, что время с обоих сторон течет абсолютно по-разному, то ускоряя, то замедляя свой бег.

Они еще раз обсудили со Стасом стратегию ее действия. Причем оба пришли к мнению, что Жан – это надежный помощник, который полагается ей, как герою.

– Даже хорошо, что сначала вы повздорили, – объяснял парень. – Обычно это начало самой крепкой дружбы и наоборот подозрительно, если все идет слишком хорошо.

– Это ты книг всяких начитался, – ответила Аня, отчего-то сразу подумав о Принце, который никогда не нравился Стасу и тут же перевела разговор на что-то другое.

Она ждала перехода каждую минуту, но случился он, как всегда, внезапно.

Анна заходила в свою комнату и вдруг оказалась в лесу.

Тут же снова заныл синяк на груди, напоминая о выпущенной стреле и притаившемся где-то Охотнике. Но, похоже, поблизости никого не было. Девушка прислушалась. Лес стоял тихо, не колыхалась на ветру ни единая ветка. Был вечер, и уже сгущались сумерки, но света еще хватало.

Оглядевшись, Аня заметила вдруг нечто странное: к одному из деревьев ножом оказался пришпилен белый бумажный лист.

Подойдя поближе, девушка смогла различить написанный изящным, довольно витиеватым почерком текст: «Мальчишка у меня. Хочешь, чтобы он остался жив – следуй за светлячками».

И никакой подписи. Хотя она, конечно, и не требовалось. На такую гнусность был способен только один единственный человек, которого судьба упорно противопоставляла ей. Охотник. Выстрелив в нее и не добившись цели, он решил действовать иначе.

Почерк, кстати, оказался знакомым. Она уже видела его на записке, подброшенной под дверь. Ну что же, Охотник, оказывается, может перемещаться между мирами. Черный байкер, желающий ее убить – это тоже он. Ее противник последователен. Человек без жалости, чести и совести, он даже не пытается скрыть это.

Итак, много окончательно прояснилось, но что делать теперь?

Подчиниться тому, что указано в записке – настоящее безумие. Охотник убьет ее и еще не факт, что пощадит при этом Жана. Девушка вытащила из кармана плаща нетерпеливо подпрыгивающий клубочек.

Смысл сказки прост – нужно идти к своей цели. Ей не требуется проводник, ведь клубочек приведет ее прямиком к черному замку. Более того, пока Охотник будет ждать ее появления, дорога открыта. Она выполнит свою миссию и тем самым спасет Жана. Если колдун окажется мертв, станет ли Охотник мстить за него? Если честно, шансы такие же, как встретить динозавра в Нью-Йорке – то есть пятьдесят на пятьдесят, либо да, либо нет.

Деревья настороженно молчали, словно ожидая, какое решение она примет.

Да о чем тут все-таки думать? Разве у нее есть выбор?

Обойдя по периметру всю полянку, девушка отыскала удобное для наблюдения место и принялась ждать.

Темнело очень быстро, и становилось холодно. Несмотря на то, что в сказочном лесу стояла ранняя теплая осень, с наступлением ночи температура резко падало и становилось неуютно. Принц объяснял это влиянием зла. Неужели, если победить колдуна, то в этом мире воцарится вечное тепло и благоденствие? Аня снова подумала, можно ли остаться тут насовсем. А еще она подумала о принце. Ему сейчас значительно хуже, чем ей, потому что она все-таки может действовать и влиять на ситуацию, ему же остается только волноваться и ждать. Она ярко, словно наяву, представила, как он стоит на балконе, выходящим в сад, и с тревогой смотрит на Темный лес. Бедный Принц! Все-таки самое страшное – это ощущение собственного бессилия. Если бы он сейчас подвергался опасности, Аня, наверное, сходила бы с ума от беспокойства.

Она размышляла над этим, и вдруг заметила сверкнувший у ног огонек. Вслед за ним неподалеку зажегся еще один, и еще…

А вот и светлячки! Значит, время пришло.

Девушка поправила за плечом арбалет, на который не возлагала особой надежды. Конечно, Охотник стреляет значительно лучше. Но вот меч мог пригодится. Если она приблизится к врагу и найдет в себе силы ударить первой. Не ради себя, а ради Жана. И ради Принца. И ради всего королевства, которому так нужна помощь.

Вздохнув, Аня осторожно двинулась по дороге из светлячков.

Герой никогда не сомневается в себе и своем предназначении – так сказал Стас. Так поступают настоящие герои во всех сказках. Иногда поставить все на кон – единственный способ победить.

* * *

Он заметил ее появление еще издали. Девчонка так не научилась ходить по лесу. И она так и осталась такой же безнадежно глупой. Кинуться на помощь мальчишке-проводнику – это так же нелепо, как отпустить Охотника живым, когда он оказался в ее власти. Сумасшедшая, что называется «не от мира сего».

Охотник раздраженно передернул плечами и вдруг почувствовал на себе чей-то взгляд. Резко оглянувшись, он заметил среди деревьев призрачный белый силуэт тонконогого оленя. Миг – и олень исчез, растаял в воздухе, оставив по себе лишь туман, медленно оседающий на землю.

Тем временем девчонка подошла еще ближе, и младший сын лесника, привязанный на поляне, тоже ее заметил и забился в своих путах.

– Уходи! Он здесь! Беги! – закричал парень так громко, что Охотник поморщился и подумал, что все же стоило бы отрезать мальчишке язык.

Девчонка остановилась.

Он смотрел на нее из укрытия, натянув тетиву и наложив стрелу для последнего выстрела.

– Вы меня убьете? – она беспомощно оглядывалась, не зная, с какой стороны ожидать нападения. – Вы привыкли бить из засады, потому что боитесь встретиться со своей жертвой лицом к лицу? Или вы боитесь меня? Вы же уже не раз пытались меня убить, помните? Ну покажись же, если не боишься!

– Беги, дурочка! – снова закричал парень, но девчонка даже не шевелилась.

Охотник вздохнул. Ему следовало пристрелить ее прямо сейчас, из засады, но чертовы правила. Она вызвала его, и отказаться от вызова он не мог. Чертовы сказочные законы. И еще этот белый олень – то ли и вправду являвшийся ему, то ли примерещившийся. В любом случае, приходилось следовать предписанному. Охотник и жертва лицом к лицу.

Опустив лук, Охотник вышел из укрытия и встал так, чтобы девчонка его видела.

Низко над лесом висела огромная серебряная луна, заливавшая округу неверным призрачным светом.

Он знал, что девчонка больше храбрится, и был прав – она заметно вздрогнула, когда он появился прямо перед ней.

– Ты думаешь выиграть время? – поинтересовался он, невольно отметив, что она похудела и выглядит изможденной. Видно, что тренировки и постоянное напряжение не прошли для нее даром. Щеки запали, волосы растрепаны и выглядят неаккуратными. Бедная усталая девочка. Закрыть бы ей глаза, успокоить.

– Я хочу сразиться с тобой по-честному, на равных, – наивно заявила она.

На равных?! Это было смешно. Неужели там, в замке, ей не говорили, кто всегда был лучшим стрелком и фехтовальщиком? Хотя, конечно, вряд ли ей рассказывали такие подробности – не в их интересах. Напротив, ей, наверняка, пытались внушить уверенность в своих силах, заставить поверить в возможность успеха. Ну что же, у них были на то собственные резоны. А девочек… да кто же вообще считает этих девочек?!

– И какое оружие ты выберешь? – поинтересовался с иронией Охотник. – Только не предлагай петь песни или загадывать загадки, правила игры, если ты не понимаешь, по-прежнему мои.

– Я плохо пою, – буркнула девчонка и, шагнув к нему, заявила: – Будем драться.

Она, естественно, надеялась на свое искусство борьбы. Он заметил, что ей страшно, но она неплохо держится. Маленькая, но отважная. Она, в целом, заслуживала лучшего, но он тут же прогнал из головы ненужные мысли. Если пожалеть ее – выйдет только хуже.

Увы, выбора у него не было.

– Будем, – он аккуратно пристроил возле дерева лук и снял с пояса пристегнутый нож.

Девчонка смотрела настороженно, а затем легко, пытаясь спровоцировать его открыться, сделала коротким мечом первый выпад. Противник тоже не спешил действовать, наблюдая за ней. Они медленно кружили по поляне, вокруг единственного зрителя, освещенные неярким светом луны, и Охотнику казалось, будто они исполняют очень старый и странный танец. Охотник и жертва. Жертва и охотник. Вот только известно ли точно, кто из них кто.

Девчонка двигалась хорошо, гораздо лучше, чем он ожидал, и все же не безупречно. Он видел ее просчеты – типичные ошибки человека, привыкшего драться без оружия, не знающего настоящего боя – и понимал, что исход поединка предрешен. Ему даже стало жалко, что все закончится так скоро и так обычно.

Невольный зритель болел за нее, пытаясь предупредить о чем-то, дергался в своих веревках. Кстати, и из мальчишки может со временем выйти толк… если тот, конечно, выживет. Парень отчаянно сопротивлялся пленению и даже сумел ткнуть противника ножом в предплечье – несерьезно, по касательной, и все же у волчонка прорезались зубы.

– Он уходит! Бей его! Так! Да нет же! – кричал мальчишка, пытаясь поддержать свою спасительницу.

Девчонка пригнулась, проскользнув под рукой Охотника и попыталась ногой выбить из его руки нож, но он был готов к подобному маневру и ушел от удара, а вот она едва смогла сохранить равновесие.

– Тебе не рассказывали обо мне в замке? – поинтересовался Охотник, заходя на новый круг. И все-таки спешить было некуда. Убедившись, что она в его власти, он решил слегка потянуть время.

– Ты тот негодяй, который предал Короля, – она то ли забыла недавнее «вы», то ли пыталась показать свое презрение. И вдруг крутанулась на месте, едва не достав противника смелым выпадом, Охотник оценил отличный удар.

– Неужели предал?! – он усмехнулся. – Похоже, тебе позабыли рассказать всю правду.

– И ты сейчас откроешь мне глаза, – девчонка принялась обходить его слева, рассчитывая провести очередной ловкий маневр.

– Почему бы и нет, – Охотник резко повернулся, не позволяя ей занять выигрышную позицию. Свет луны скользнул по ее лицу и засиял на лезвии меча, словно звезда, упавшая с небес. – Я не предавал Короля. Я верен ему до сих пор.

– Верен?! – она презрительно хмыкнула и, не показывая разочарования, продолжила маневры. – Почему же ты на стороне его убийцы.

– Это ты на стороне убийц, – мягко поправил Охотник. – Я повторю, что по-прежнему на стороне Короля.

Девчонка засопела. До нее никак не доходило. Очевидно, сообразительность не являлась ее сильной стороной. И случай в замке как раз подтверждал это лучшим образом.

– Но ты служишь колдуну, – заметила она, парируя его удар.

Охотник даже отступил на шаг, чтобы на нее полюбоваться.

– Ну вот, тебе остается только сложить два и два. Говорят, это очень сложно, – улыбнулся он.

– Ты имеешь в виду, что… – девчонка замолчала.

– Это не так! – закричал сын лесника. – Не слушай его! Он пытается тебя обмануть! Король умер! Его убил колдун, которому служит эта тварь!

Если бы парень был немного постарше и отвечал за свои слова, его стоило серьезно стукнуть, но не бить же ребенка, тем более связанного.

– Во-первых, Короля убил вовсе не колдун, а во-вторых, он не совсем умер. То есть умер, но ненадолго, – пояснил Охотник, осторожно приближаясь к девчонке.

Ее глаза удивленно распахнулись. Кажется, до нее, наконец, окончательно дошло.

– Так значит, в черном замке живет Король?! – пробормотала она.

– Ага, – беспечно подтвердил Охотник. – И убила его Королева.

С этими словами он аккуратно выбил из рук девчонки оружие, к которому та до конца так и не приспособилась, и приставил острие своего ножа к ее горлу.


Глава 14
Замок злого колдуна

Смерть опять подошла слишком близко. Уже второй раз за короткий промежуток времени.

Терять Анне больше было нечего, поэтому она подалась вперед, стараясь не обращать внимание на то, что острый нож рассек нежную кожу на шее, и по груди уже стекала кровь, впилась губами в губы Охотника.

Это был самый необычный поцелуй в ее жизни. Да и вообще трудно себе представить что-нибудь необычнее поцелуя на волосок от смерти, поцелуя с тем самым человеком, который несет тебе эту смерть.

И Охотник растерялся. Аня почувствовала, как он вздрогнул и ответил на поцелуй, рука с ножом дрогнула и слегка отдалилась.

От запаха крови кружилась голова. Девушка не понимала, много ли ее потеряла, однако уже чувствовала слабость. Словно во сне, медленно, ей казалось, что невероятно, безумно медленно, она собралась с силами и точно, как учили ее на тренировке, ударила Охотника ногой в пах. Данный прием не описывается в куртуазных романах или даже более простых сказках, однако именно ему первому учат девушек на курсах самообороны.

И прием сработал.

Охотник инстинктивно согнулся от боли, и Аня, воспользовавшись моментом, выбила у него нож, а потом кинула его Жану и схватила собственный меч, лежащий неподалеку.

Миг – и острие замерло у горла Охотника. Только сама Аня старалась держаться так, чтобы не попасться в его медвежий захват.

– Режь свои веревки! Быстрее! Ты мне нужен! – крикнула она Жану.

Охотник поднял на нее взгляд. В его глазах была насмешка и что-то еще, что девушка не поняла. Вероятно, из-за недостаточного освещения.

– Подлый прием? – спросил он иронично.

– С подлецами любые приемы хороши, – парировала Аня.

– Значит, я подлец, – он словно и не спрашивал, а соглашался с ее словами.

Во всем происходящем ощущалось что-то неправильное… Но от слабости девушка никак не могла понять, что именно.

– Ты служишь колдуну, разрушающему эти земли, – напомнила она.

– Надо же, какая новость, – снова усмехнулся он. – Я служу своему Королю, которому давал присягу.

– Но твой господин виновен в бедах королевства, – возразила девушка.

– А я думал, что виноваты те, кто его убил, – спокойно произнес Охотник.

Аня почувствовала раздражение. Еще немного – и он начнет ее переубеждать, попытается сбить с толку и обмануть. А потом – и убить. Ведь он собирался ее убить, она это прекрасно понимала.

– Я не стану тебя слушать! – громко сказала девушка.

– Ну конечно, ты предпочитаешь слушать сладкоголосых обманщиков. Ведь так?

Она не ответила, только отерла левой рукой кровь с шеи. Кажется, рана оказалась небольшой и больше не кровила.

Тем временем Жан выбрался из своих веревок и подошел к Ане, протягивая отнятый у Охотника нож:

– Вот, убей его, этим удобнее будет.

Аня перехватила меч левой рукой и, ни на секунду не ослабляя внимание, приняла поданное ей оружие.

И зачем же она посмотрела в лицо стоящему перед ней мужчине? Это оказалось непростительной ошибкой.

Он был совсем не такой, как Принц. Старше, резче, грубее. Если над лицом Принца как будто долго трудился самый талантливый скульптор, стремясь создать образец изящества и совершенства, лицо Охотника казалось высеченным наспех. Высокая линия лба, прямой нос, но слишком тяжелый, неумело вырезанный подбородок, слишком большие надбровные дуги, обветренная, загрубевшая кожа и чересчур пронзительные серые глаза… Он смотрел на нее в упор, и Анна вдруг поняла, что не сможет убить живого человека. Ее не учили этому, это противно самой человеческой природе, какие бы благородные мотивы не были у убийцы.

– И чего ты ждешь? – поинтересовался Охотник.

– Убей его! – крикнул с ненавистью Жан, тяжело дыша за ее спиной.

Аня мысленно досчитала до десяти, а потом обратилась к Жану, не отрывая взгляда от Охотника и будучи готовой пресечь его любую попытку к сопротивлению:

– Свяжи ему руки. Да покрепче.

– Но зачем? – удивился парень. – Просто вскрой этой свинье глотку.

– Я сказала: свяжи руки! – Аня слегка повысила голос, и Жан, вздохнув, принялся за работу.

– Я смотрю, ты научилась командовать. Возглавишь королевскую армию? Им давно недоставало приличного командующего, – заметил Охотник, не сопротивляясь действиям парнишки.

– Уж получше тебя, – ответила девушка. Ей было уже не до состязания в остроумии. Может, крови вытекло и немного, однако все тело охватила слабость. Колени начинали дрожать, словно желе. Приходилось предпринимать максимум усилий, чтобы не показывать, что с ней происходит, чтобы хоть отчасти сохранить вид.

– А убивать так и не научилась. Кровь жидковата, похоже, – продолжал мужчина, словно всерьез намеревался вывести ее из себя и напроситься на удар в область горла.

Аня сглотнула, собираясь с мыслями.

– Потренируюсь на твоем господине, – выдала она фактически неожиданно для себя.

Жан меж тем связал пленника остатками веревки и скептически оглядел дело своих рук.

– Он выпутается, – предупредил парень. – Причем, боюсь, довольно скоро. Нельзя его так оставлять. Хочешь, я его зарежу?

– Соглашайся, – прокомментировал Охотник. – Чудесный способ избежать ответственности и оставить свои руки чистыми и нежными. Твои друзья из замка всегда так и делают.

– Заткнись! – крикнула Аня, досадуя, что не ощущает нужного раздражения, а поэтому ударила связанного под ребра и отчего-то тут же почувствовала себя еще хуже.

– Ты же не оставишь его живым? – настаивал Жан, нетерпеливо топчась возле нее.

– С тобой не посоветовалась, – девушка пристегнула меч, а нож Охотника так и оставила наизготовку. – Все, не теряем больше времени. Нужно идти.

Жан с ненавистью посмотрел на Охотника и изо всех сил пнул его в живот.

– Да вы сработались! – хмыкнул тот, переведя дыхание. – Как слаженно действуете. Избивать связанных у вас получается неплохо, но недостаточно изощренно. Можно причинить больше боли. Хотите урок?

– Идем, у нас мало времени, – не отвечая на его провокации, Аня потянула Жана за руку, одновременно доставая из кармана плаща заветный клубочек.

Парень шмыгнул носом и не ответил.

Она бросила клубочек на землю, и тот резво покатился прочь.


Клубочек вел их через лес, становившейся все более мрачным. Вокруг были только иссхошиеся покореженные деревья, а на земле не росло ни единой травинки. По пути Аня кое-как перевязала свою рану, глядя на которую Жан покачал головой.

– Есть одна трава, – сказал он, – которая помогает исцелению, но разве ее здесь найдешь, – парнишка вздохнул и кивнул на мертвый лес.

– Ну значит, и нечего говорить об этом, – отрезала Аня. Она чувствовала себя очень уставшей, однако четко понимала, что дороги назад нет – только вперед и, если она не справится сейчас, второго шанса не представится.

Ее измученный вид явно не внушал оптимизма Жану, но парень счел за благо промолчать, только хмурился и упрямо сжимал зубы. Аня мимолетно подумала, что он и вправду совсем не такой, как показалось вначале. Забавно, но при дальнейшем знакомстве люди довольно редко оправдывают первое впечатление.

Они шли молча, экономя силы, да и разговаривать было особо не о чем.

– Близко уже, – наконец, разомкнул губы Жан.

Аня тоже ощущала это по тревожному чувству в груди.

Черный замок таился в гуще деревьев. Сначала показались острые шпили башен, затем стали видны фрагменты стен… Замок и вправду был совершенно черный, чернее беззвездной ночи, а его шпили казались оскаленными мелкими зубами. Даже взгляд невольно резался о них.

Полная противоположность королевскому замку.

Это было место тьмы и зла, место, лишенное всякой надежды.

Как же мог Король благополучной и счастливой когда-то страны превратиться в чудовище и воздвигнуть вокруг себя эти стены?! Охотник сказал, что в его смерти виновна Королева, но это, наверняка, ложь, попытка сбить с толку. А если бы даже и так, если Королева видела, что ее супруг и властитель земель превращается в ужасную злобную тварь, что ей еще оставалось? Только его убить.

Замок был отвратителен, и еще что-то странное ощущалось в нем… Подойдя еще ближе, Анна поняла – молчание. Замок казался совершенно безлюдным и пустынным. Чугунные ворота, на которых переплетались изображения всевозможных чудовищ, оказались приглашающе приоткрыты. Словно девушку здесь ждали.

В груди стало жарко.

– Ну все, мы дошли, – Анна повернулась к Жану, стараясь казаться беззаботной. – Подождешь меня где-нибудь поблизости. Только постарайся спрятаться получше. Ну, ты понимаешь.

– Я с тобой, – упрямо возразил парень.

– Нет, – она решительно покачала головой. – Тебе нечего там делать. И вообще, если не помнишь, герой здесь я, а ты – только проводник.

Жан наклонил голову и посмотрел на Анну сквозь упавшие на глаза прядки грязных волос.

– Я должен тебе кое-что сказать…

– Говори, – согласилась она. – Но побыстрее, мало времени. И лучше что-нибудь хорошее – для бодрости.

Парень молчал.

– Ну? – Аня вопросительно подняла брови. – Ты вообще говорить собираешься?

– Да, – он кивнул, отбрасывая с лица длинную челку. – Я никогда не видел настоящего героя, но ты – настоящая. Честное слово.

Девушке стало неловко. Ей хотелось потрепать по голове этого мальчишку, пообещать, что все будет хорошо, но она и сама уже почти в это не верила.

– Спасибо. Береги себя, – сказала она на прощание и, сжав в руке магический кинжал, не оглядываясь, вошла в надрывно скрипнувшие ворота замка.

Сверху на нее, насмехаясь, смотрели ужасные горгулии, растопырив кожистые крылья, выставив огромные когти, распахнув зубастые пасти. Казалось, они готовы вот-вот оттолкнуться от своих каменных постаментов, наброситься на незваную гостью и безжалостно ее растерзать.

Дверь тоже оказалась украшена чудовищами. Вернее, она и представляла из себя двух драконов, чье объятье размыкалось при открывании створок. Только девушка шагнула внутрь, как раздался тяжелый хлопок – драконы поспешно устремились друг к другу.

В замке было темно. И все же это оказалась странная темнота, похожая на черное прозрачное покрывало. Аня видела под ногами пол, состоявший из огромных, черных же, каменных плит, уходящие вверх стены, тоже черные и лишенные всяческих украшений.

Эта грубоватая простота казалась настораживающей, пугающей, а каждый шаг эхом разносился по замку.

И по-прежнему не было видно ни единой живой души. Мертвый колдун не нуждался ни в слугах, ни в охране.

– Ты пришла… – безжизненный, глухой голос раздался неожиданно и буквально со всех сторон, словно это заговорили с ней стены.

Девушка сильнее сжала кинжал и огляделась. Пустой зал, и только колышется, как живой, притаившийся в углах сумрак.

– Ты храбрая, но совершенно безумная. Разве не понимаешь, что они послали тебя на верную смерть и ты теперь в моей власти? – снова раздался все тот же голос.

– Я не в твоей власти! – крикнула Анна в темноту.

Послышался монотонный и пугающе неживой смех, от которого по спине побежали мурашки, а желудок скрутило в тугой узел.

– Глупая, глупая девчонка. Ты в моей полной власти. Ты веришь в силу слов? Обычно они действуют в сказках. Но не в моей. В этой сказке даже слова умерли. Ты погибла. Ты вцепилась в этот портновский инструмент, считая, что он убьет меня. А если ты ошиблась? Если тебя обманули? Тебе не приходило это в голову.

Каждое его слово казалась каплей расплавленного свинца и обжигало саму душу, проникая сквозь сдавленную болью и безнадежностью грудь. Темно. Пусто. Больно. Как больно вдыхать эту темноту! Она всегда одна. Всегда. Но почему? Она устала идти вперед, устала надеяться. Лечь бы на пол и закрыть глаза.

– Глупая девчонка, ты умрешь, и от смерти твоей не будет никакой пользы. Твои глаза выклюют вороны, твои кости высушит ветер. О тебе никто и никогда не вспомнит.

– Ты лжешь! – крикнула Анна сквозь боль. – Надеешься меня обмануть!

Из углов снова зазвучал все тот же чудовищный смех.

– Неужели ты им веришь? Ты веришь Принцу? Он забыл о тебе в тот момент, как ты шагнула за порог. Мальчик выполнил свою задачу – заманил и использовал тебя – и не думай, что в его хорошенькой голове осталась хоть тень воспоминания или сожаления.

– Ты лжешь! – закричала девушка еще громче.

– Но бог с ним, – продолжал голос. – Хуже всего – Королева. Она, как паук, сидит в центре своей паутины, поджидая жертв. В ней самое большое зло и самый страшный яд. Она погубила уже десятки таких, как ты. Она принесла в наш мир насилие, зло и смерть. Она и никто другой. Так стоит ли тебе, о безумная, умирать за них?

Его слова проникали в самую душу, убивая в ней все светлое, что там было. Черные тени сомнений упали на эту благодатную почву. И вправду, за что ее любить? Она совершенно обычная, не такая красивая, как та же Оксана. Достаточно только взглянуть на себя в зеркало… Может ли Принц любить такую, как она? Если никто, даже отец, ее не любит? Почему она возомнила, будто в ее жизни возможно счастье?

А кинжал… Вдруг он и вправду вовсе не особенный? Вдруг ее обманули? Бросили на растерзание тьме, принесли в жертву? Вдруг у них тут такой порядок – отправлять в замок жертву на съедение чудовищу… Ну какой из нее герой? Она не может пролить чужой крови и на самом деле не верит в свое высокое предназначение. Глупая, слабая девчонка.

Девушка закрыла глаза, пытаясь сосредоточиться.

Зло всегда лжет, стремится запутать и вывести из равновесия. Зло не гнушается любой подлостью, любой клеветой, но горе тому, кто поддастся на его угрозы или льстивые нашептывания. Горе тому, кто усомнится и свернет с пути.

«Доверяй себе, – повторял ей Стас. – Ты – герой этой сказки. И ты должна почувствовать, что делать. Тебе придется нелегко. На долю героя всегда выпадают тяжкие испытания и придет момент, когда ты усомнишься, когда перестанешь верить в свою победу. Это обязательно будет, потому что таков ход сюжета. И тут главное – не поддаться слабости, выдержать испытание».

Девушка сжала зубы и пожалела, что у нее нет воска, каким Одиссей залеплял себе уши, чтобы не слышать голосов сирен. Сейчас ей бы совсем не помешало на время потерять возможность слышать.

Медленно, словно преодолевая сопротивление сгустившегося воздуха, она двинулась вперед.

Аня сама не знала, сколько прошло времени, пока она добралась до выхода из зала.

Следом за ним открывался длинный коридор, увешенный оружием. Едва девушка вступила в него, как дверь за спиной захлопнулась, а со стены сорвался меч и полетел в нее. Едва успев пригнуться, Анна заметила, как дрожат и срываются со своих мест мечи, кинжалы, булавы, алебарды…

Все они одновременно нацелились на нее. Тьма переливалась по гладким лезвиям и, натолкнувшись на острие, стекала на пол.

Это было так страшно, что девушке хотелось закрыть лицо руками, как в детстве, когда такой способ являлся лучшим лекарством от любого кошмара.

«Не бойся, тебя никто не обидит. Я не дам свою маленькую принцессу в обиду», – говорил ей отец.

Как хотелось сейчас услышать его успокаивающий голос. Никакая тьма, ни один укрывшийся под кроватью монстр не мог противостоять этой волшебной силе.

– Я справлюсь. Меня никто не обидит, – произнесла девушка вслух, усилием воли удерживаясь на месте.

За мгновения до того, как летящее в нее оружие пронзило ее тело, Аня упала на пол и перекатилась, а мечи, булавы и алебарды с грохотом обрушились на стену, возле которой еще недавно стояла девушка.

Переведя дыхание, еще до конца не веря, что она жива, Анна поднялась на ноги. Руку саднило, а на рукаве плаща обнаружился большой разрез. Девушка едва не расхохоталась, осознав, что отделалась сущим пустяком! Зато теперь путь был свободен.

Она быстро преодолела длинный коридор, превращенный в огромную смертоносную ловушку, и подошла к следующей двери.

Тут девушка остановилась, не решаясь двинуться дальше. За дверью подстерегало новое испытание. Хотелось бы знать, какое. А еще лучше – даже не знать, просто очутиться далеко-далеко отсюда, в полной безопасности, понимая, что все трудности позади. Усталость, вызванная волнениями и недавним ранением, совершенно измотала Анну.

– Скоро все закончится. Я же герой, и в меня верят, – сказала Аня едва слышно.

В ее памяти снова возник Принц. Она помнила, как он на нее смотрел, помнила вкус его губ и мягкость волос. Но потом Анна внезапно подумала об Охотнике и вздрогнула, словно наяву увидев его лицо и ощутив тот поцелуй. Была ли это измена? Конечно, нет. Она спасала свою жизнь и прибегла к военной хитрости, ведь в отношении врага дозволена любая хитрость… Или подлость… «Вы сработались», – кажется, так сказал Охотник о ней и о Жане, когда каждый из них, пользуясь его беспомощностью, нанес свой удар. Это было оправдано сложными обстоятельствами, но все равно на душе сделалось мерзко и мутно. «Я расскажу об этом Принцу, – решила Аня. – Не стану от него ничего скрывать. Между нами не может быть никаких тайн. Пусть он скажет, правильно ли я поступила». Эта мысль значительно ободрила ее и придала новые силы.

Девушка открыла следующую дверь.

И за ней ничего не было. Совсем ничего – ни пола, ни стен, ни потолка. Только пустота.

– Это оптическая иллюзия, – сказала себе Аня и, опустившись на колени, попыталась нащупать пол за порогом. Однако рука проваливалась в вязкую пустоту.

Поскольку замок разворачивался перед ней анфиладой помещений без видимых альтернативных проходов, повернуть можно было только назад. И это означало проиграть, сдаться.

Тут должен был находиться проход, или всякому, кто приходит в замок, требуется умение летать.

Аня поднялась, отряхнула руки, к которым, казалась, прилипла противная, вязкая мгла. В горле запершило, и девушка откашлялась, на что рана на шее тут же отозвалась ноющей болью. Поворачивать назад? Продолжать идти вперед? Но как? Вдруг, как в компьютерной игре, она не выполнила какое-то условие – не повернула нужный рычаг, не взяла артефакт, не привела помощника… Условия могли быть любые.

Ей стало обидно едва ли не до слез. Опустив руку в карман красного плаща, девушка вытащила клубочек, который дала ей ведьма, и бросила его перед собой. Клубочек тут же покатился, перескочил порог и… пропал.

Значит, нужно идти, путь правильный.

И еще одно. Непохоже, чтобы он упал. Что, если в комнате особая атмосфера, создающая какую-то иллюзию. Что, если там есть пол и по нему можно пройти?

Инстинкты самосохранения предостерегали Аню от опрометчивого шага, однако она слишком устала, а потому решилась закрыть глаза и шагнуть в пустоту.

Девушка вся сжалась, ожидая неминуемого падения, но все же под ногами была твердая поверхность. Анна приоткрыла глаза и увидела, что стоит буквально в воздухе, прямиком над бездонной пропастью. Не слишком далеко от нее – если считать, конечно, обычными мерками, а не страхом, – у следующей двери, висящей в пространстве словно черная дыра в полотне мироздания, нетерпеливо подпрыгивал на месте клубочек.

Однако стоило ей осознать, что под ногами ничего нет, как она тут же провалилась одной ногой по колено и продолжала скользить вниз.

Понимая, что все решают буквально доли секунд, девушка плотно зажмурила глаза.

– Я справлюсь, меня никто не обидит, – повторила она вслух и тут же почувствовала, что опора под ногами стала надежнее.

Осторожно вытянув из невидимой дыры провалившуюся ногу, девушка сделала следующий шаг. Пол под ногами был.

Уже хорошо. Она с трудом перевела дыхание и отерла испарину, выступившую на лбу.

Ну что же, правила игры приблизительно понятны. Ты идешь пока не боишься, пока не думаешь, что под ногами у тебя пропасть. Понятно, что клубочку преодолеть это зачарованное пространство не составляло никакого труда – у него нет ни глаз, ни мозгов, ни страха. Ей же придется исхитряться.

Успокаиваясь, Аня медленно досчитала до десяти, делая на каждый счет вдох и выдох. Стало немного легче, но стоило ей приоткрыть глаза, как мозг тут не начинал непроизвольную панику, а почва под ногами становилась зыбкой.

– Пойду с закрытыми глазами. Подумаешь, невидаль, – сказала себе девушка. – Тут пройти-то пустяки, всего несколько шагов. Можно подумать, что я играю в прятки. И вообще веселый замок, очень забавный.

Она снова сделала несколько глубоких вдохов и выдохов, а потом, не открывая глаз, медленно и осторожно, двинулась вперед. Каждый шаг стоил ей больших усилий, так и казалось, что пока у нее закрыты глаза, впереди возникла ужасная опасность, ловушка, поджидающая свою беспечную жертву. Но Анна усилием воли подавляла в себе панику и медленно двигалась вперед до тех пор, пока вытянутая рука не наткнулась на препятствие.

Подняв голову и стараясь не глядеть себе под ноги, Аня открыла глаза и увидела, что достигла-таки противоположной двери.

Эта комната без потолка, стен и пола так угнетающе действовала на нервы, что девушка не стала ждать ни секунды, чтобы подготовиться к следующему испытанию и тут же распахнула дверь.

Только ступив на нормальный, абсолютно видимый порог, она с огромным облегчением вздохнула, а клубочек уже катился дальше, продолжая указывать путь.

Девушка сделала шаг и вдруг увидела, что навстречу ей идет еще кто-то, одетый в такой же, как у нее, красный плащ с откинутым на спину капюшоном. Самое страшное, что у приближающегося к ней человека было ее лицо.

И тут Аня увидела, что ее окружают зеркала, в которых живут ее бесчисленные отражения, и каждое из них вдруг, словно обретя свою собственную жизнь, повернулось к ней и протянуло руку. Десятки отражений тянулись к ней со всех сторон.

* * *

Интересно, что на него вдруг нашло, когда девчонка его поцеловала?

Сработал фактор неожиданности – это ладно. Но отчего он на миг ей поверил? Отчего поддался на ее дешевую игру? И ведь, что самое обидное, она ему даже нисколько не нравилась. Тощая, растрепанная, зацикленная на своем Принце. В общем, глупая, насколько он мог судить. И вдруг… Помутнение рассудка, не иначе. Последствия одинокой жизни и долгого воздержания. Кто бы знал, что это так влияет на мозги!

Охотник принялся медленно разрабатывать кисти рук. С веревками еще придется повозиться, а тем временем девчонка, наверняка, доберется до замка.

Господин будет недоволен. И все же Король справится со всем сам. Хитроумные ловушки замка ждут-дожидаются наивных девчонок в красных плащах, по глупости считающих себя избранными. Избранная? Ну как же! Видел он таких избранных… уже не один десяток.

Продолжая работать над веревками, он попытался подсчитать, сколько же таких девчонок было до этой дурехи. Ага, ровно четырнадцать. Эта пятнадцатая. Каждой из них вешали лапшу на уши, рассказывали сомнительную на любой трезвый взгляд байку про избранность и династию прекрасных охотниц – и пожалуйста, очередная жертва была готова. Девочкам нужна сказка, каждому хочется любви, внимания, ощущения избранности, особости.

В самой чудовищной лжи попадается иногда крупица правды. Была такая крупица и в преподносимой девицам байке. Короля и вправду мог убить только человек со стороны, тот, кто не принадлежал к сказочному миру.

Другая проблема – то, что попасть сюда удавалось только тому, кто от всей души верил в чудеса и сказки. Конечно, хорошо подготовленный и натренированный мужчина, представитель воинства того мира, откуда и попадали в сказку наивные девчонки, был бы эффективней, но вот незадачка – такие обычно не верили в чудеса и не могли пройти рубеж. Иное дело мечтательные и романтичные особы где-то между шестнадцатью и двадцатью. Как часто повзрослевшие девочки все еще продолжали верить в сказки и ждали своего принца… Вот и дожидались, что уж там.

Когда он увидел ту, первую девчонку, Охотник и сейчас помнил ее лицо, то совершенно растерялся. Хрупкая, юная, с огромными голубыми глазами, она не показалась ему серьезным противником, он не мог заставить себя ее убить.

Но девочка пришла убивать. Она была неукротима, как кинжал в руке убийцы, и та, самая первая попытка Королевы окончательно разделаться с бывшим мужем едва не завершилась удачей. Король до сих пор припоминал своему рыцарю ту самую историю.

Как станет припоминать и нынешнюю.

Охотник сплюнул. Уж лучше бы мужиков посылали. С ними проще.

Следующих девчонок он убил сам. Они были очень разные – блондинки, брюнетки, рыженькие, решительные и робкие, хорошо или плохо подготовленные… Но все они отдавали жизнь за свою доверчиваю веру в сказку. Немаленькая цена, не правда ли?.. Он помнил об этом, не держал на них зла и старался справиться со своей задачей как можно быстрее и безболезненнее.

Что его раздражало больше всего – это глумливое бессердечие обитателей того, вроде бы белого, замка. Каждый раз перед тем, как отправить очередную девицу в лес, они устраивали ей чествование. Должно быть, чтобы воодушевить ее, внушить ей, как она нужна всем жителям королевства, сподвигнуть на подвиги… а вернее – спровадить на верную смерть в глупой надежде: может быть, это то самое исключение? Может быть, хоть эта каким-то чудом справится? Нет? Ну ничего, позовем следующую, мало ли на свете доверчивых мечтательных девочек.

До чего же противно!

Нет, все же и он сам, и его Король в разы честнее и неизмеримо гуманнее. И однажды они достигнут цели – белый замок будет разрушен, а Королева умрет жестокой и жалкой смертью – именно так, как она заслуживает.

Тем временем узел, наконец, поддался. Охотник высвободил руки, размял пальцы и принялся распутывать веревки, связывающие ноги.

Он не будет торопиться и придет к тому моменту, когда все окажется кончено. Если сильно повезет, он даже не увидит девчонку – вернее не увидит то, что от нее останется.


Глава 15
Самый страшный враг

Анну обступили ее собственные отражения. И это было ужасно. Может быть, даже страшнее комнаты без пола и стен. Ужасно смотреть в собственное лицо, растиражированное десятком отражений.

Они надвигались на нее, и Анна выставила вперед нож, отнятый у Охотника.

А зеркальные двойники в точности повторили ее действие. Девушка отступила на шаг и уперлась спиной в закрытую дверь. Они наступали – медленно, точно зная, что бежать ей некуда.

Вот уже первые из них приблизились.

Нужно прорываться. Но как пробиться сквозь эту плотную стену?

Чтобы оставалась хоть небольшая свобода для маневра, Аня с усилием оторвалась от двери, казавшейся в этом диком и странном мире единственным элементом стабильности, и сделала шаг навстречу врагам. Позади осталось небольшое пространство – ударить со спины или окружить ее зеркальные двойники не смогут, зато она будет действовать немного свободнее.

Первые были уже совсем близко, когда девушка, крутанувшись, нанесла удар, отбросивший их немного назад. И это словно послужило сигналом. Теперь на нее набросились все. Они мешали друг другу, и в этом был плюс. Но их оказалось много – и плюс не перекрывал этот жирный минус.

Сосредоточившись, Аня отбивала атаки так, как не делала это ни на одной из тренировок. Но вот беда – ее собственные отражения умели то же самое, что и она. Они были подготовлены к каждому ее приему.

«Думай! – приказала себе девушка. – Ну думай же! Должен найтись какой-то выход. Ты прошла ту страшную комнату, выстояла в оружейном коридоре и не можешь погибнуть сейчас! Не можешь подвести тех, кто на тебя рассчитывает». Она вспомнила о Жане – почему-то именно о нем в первую очередь, а уж потом о Принце и тех людях, которые провожали ее во дворе королевского замка.

Пытаясь сосредоточиться, Аня следила за своими отражениями. Пока еще не пролилась кровь. Ей самой было как-то очень странно бить ножом в свою точную копию, считай в саму себя, но и двойники не делали этого, хотя каждая из них оказалась вооружена в точности таким же ножом…

Что сказал бы об этом Стас?.. Что-нибудь умное про закономерности построения сюжетов и о том, что бой с самим собой всегда самый сложный.

А ведь точно! Именно так и есть!

Боясь поверить собственной догадке, Аня все же шагнула назад и… остановилась.

Нервы казались натянутыми до предела, девушка даже слышала звон в ушах и гул собственной крови.

«Расслабься! Ну же!» – велела она самой себе.

В данной ситуации это было сложнее всего. Но она все же смогла…

И те, кто окружал ее плотным полукольцом, тоже застыли.

Ну конечно, она и сражалась все это время сама с собой! Она первая вытащила нож и ударила тоже она. Ее размноженные зеркалами противники только повторяли ее движения и ее собственную агрессию.

Вот это поворот! Еще немного – и она убила бы саму себя! Это было бы смешно и так глупо, что оказалось бы достойным Премии Дарвина, посмертно присуждаемую за самые нелепые смертеи на свете, наряду с мужчиной из Южной Каролины, который услышав ночью телефонный звонок, по инерции вместо трубки взял лежащий у кровати «Смит-вессон» и спустил курок, или любителя халявы, который пытался вытрясти банку из автомата, продающего колу, и погиб, опрокинув на себя этот самый автомат.

Как хорошо, что ей вовремя удалось опомниться, пока еще не пролилась кровь!

Задние ряды зеркальных двойников какое-то время еще теснили передних, а потом угомонились. Отражения бессмысленно разбрелись по комнате. Уже безобидные и абсолютно не агрессивные. И все же Аня старалась не делать резких движений.

Задержав дыхание, она осторожно шагнула вперед. Вроде бы, ничего не изменилось. Явной опасности не было, и девушка продолжила движение, стараясь не натолкнуться на свою собственную копию. Продвигаться в толпе абсолютных двойников казалось очень неприятно. В ответ на ее неприязнь ближайшая к ней фигура насторожилась, но Аня взяла себя в руки, медленно перевела дыхание и продолжила путь к двери.

Кажется, обошлось. Она справилась и с этим испытанием.


Девушка вышла за дверь и тут же оказалась в зале с колоннами. По углам помещения притаилась мгла, а шаги гулко отдавались под сводами замка. В самом конце зала на возвышении, куда вели четыре ступени, вырезанные из черного мрамора, размещался трон с высокой спинкой, и на нем сидел человек. Темнота, словно мантия, окутывала его. Анна разглядела лишь тускло блестящую корону и руку, казавшуюся рукой мумии, обтянутую ссохшейся кожей. На пальцах мумии сияли перстни, а лицо короля было погружено во мрак. И, возможно, это к лучшему.

Отчего-то Ане не слишком хотелось разглядывать его ближе.

– Ты пришла за моей жизнью, – проговорил голос, похожий одновременно на скрип песка и вой ветра. – Ты считаешь, что на твоей стороне справедливость. Но кто ты такая, чтобы судить? Есть ли у тебя право решать, что зло, а что благо?

Девушка встряхнула головой, прогоняя страх и усталость.

– Ваши уловки не помогут, – проговорила она громко, и эхо разнесло ее слова по залу.

«Могут… могут… могут…» – повторяла тьма.

– Мне жаль тебя. Ты пешка в чужой игре, тебя используют вслепую и выбросят как сломанную, не пригодную к употреблению вещь, как только ты сделаешь то, что они от тебя ждут, – проговорил Король. – Да и какая из тебя избранная. Ты не замечала, что вовсе не подходишь на эту роль?

Разговор с умершим Королем был сам по себе где-то за гранями абсурда. Пора заканчивать с этим. Конечно, он пытается ее запутать. Зло всегда лжет.

Анна шагнула к трону.

– Вам не обмануть меня! – упрямо проговорила она. – Такое существо, как вы, противоестественно. Пусть прах станет прахом!

С этими словами девушка вскочила на первую ступеньку.

Мертвый Король поднялся – и он показался Анне огромным, неестественно высоким и ужасающим. Он простер вперед иссохшуюся руку, и с его пальцев сорвался черный смерч, разбившийся о выставленный Аней кинжал, данный Королевой.

Кажется, Король не ожидал этого, и девушка, не теряя времени, бросилась к нему и всадила нож в грудь – фактически наугад.

Загрохотал где-то далекий гром, а стены черного замка содрогнулись, словно живое существо, бьющееся в смертной судороге.

– Прах – праху, мертвое – забвению! – крикнула девушка.

Король – а теперь он резко уменьшился и стал лишь ненамного выше Ани – наклонил голову, словно в удивлении глядя на резную рукоять кинжала. Сверкнули рубины. И тьма всколыхнулась, закричала от боли – этот крик, словно исходящий из тысячи глоток, прозвучал у девушки в ушах, едва не сводя ее с ума.

Замок снова содрогнулся.

Не удержавшись, Аня упала на колени и заткнула уши, чтобы не слышать ужасный ор и скрежет.

Замок распадался, втягивался в землю, таял буквально на глазах.

Он и вправду казался смертельно раненым живым существом.

Девушка на миг закрыла глаза, чтобы не видеть эту агонию, а когда открыла, то поняла, что находится на залитой прозрачным утренним светом поляне.

На траве перед ней лежит человек – уже не молодой, но еще красивый, с правильными чертами аристократичного лица, а в груди его по самую рукоятку торчит магический кинжал.

Анна без труда узнала этого человека, уже виденного ей на вышитых шпалерах и гравюрах в королевском замке.

Человек умирал и пытался что-то проговорить окровавленными губами.

Нагнувшись к нему, девушка разобрала прерывистые слова.

– Предатель…ство… Королева… меня убила… отрава… Берегись… Справедливость…

Он вздрогнул и затих, уставив уже не видящие глаза в безоблачно-яркое небо.

Аня тяжело поднялась на ноги. Ее шатало.

Она победила, но отчего-то победа оставила на душе горький осадок. В последние секунды Король не лгал.

– Ну вот ты и исполнила свое предназначение, – послышался знакомый голос.

Девушка кивнула. Она ожидала, что Охотник окажется где-то близко, и ей вдруг стало абсолютно все равно, убьет он ее или нет.

– Я не убью тебя, – сказал он, отвечая на ее невысказанную мысль. Подошел и встал рядом с телом своего господина. – Нужно было сделать это раньше. Теперь уже слишком поздно. Ты позволишь его похоронить?

– Да, – пробормотала Аня. – А что теперь?

– Тебе стоило бы задать этот вопрос раньше, – пожал плечами Охотник. – Теперь – ничего хорошего. Ты сделала свой выбор.

Он присел на корточки перед мертвым Королем и закрыл ему глаза.

– Странно, – проговорил задумчиво Охотник. – Я вижу его смерть уже второй раз. И каждый раз оказываюсь бессилен что-то изменить. Видимо, настает конец времен. Не зря я видел белого оленя.

– При чем тут белый олень? – не выдержала Анна.

– О, – Охотник посмотрел на нее, и в его стальных глазах его не было ничего – ни гнева, ни сожаления, и отчего-то этот безразличный взгляд ранил, причинял боль, – ты даже не знаешь правила мира, которые взялась менять. Видимо, таков закон, что случайная девчонка все же нарушает баланс и приводит наш мир к концу.

– Ты говоришь очень туманно, я ничего не понимаю, – девушка устало опустилась на траву.

– Есть легенда, я слышал ее от отца, а он – от своего отца и так далее. Легенда об охотнике и белом олене. Олень бежит, охотник преследует. И так будет до конца времен. Они встретятся и взглянут друг другу в лицо только в тот момент, когда наш мир будет разрушен. Я видел белого оленя и уверен, что повелитель охоты где-то близко. Ткань времени истончается.

– Ты хочешь сказать, что в этом виновата я? – девушка отерла лоб рукавом истрепанного красного плаща.

– Нет, я думаю, что ты – только орудие. Даже не орудие Королевы, а орудие судьбы. Все, что было рождено, когда-то умрет. Таков удел, – Охотник пожал плечами и вновь склонился над мертвым Королем. – Позволь, мой господин, твоему последнему рыцарю воздать тебе прощальные почести.

Аня почувствовала себя неловко, словно невзначай стала свидетельницей сакральной сцены, не предназначенной для чужих глаз.

– Я ухожу… – предупредила она.

Охотник кивнул, а потом посмотрел на нее:

– Твой приятель… Он тут неподалеку. Прятался от меня, думал, что я его не замечу… Ему бы нужно освоиться в лесу, у парнишки есть талант…

– Ты убил Жана? – холодея, переспросила девушка.

– Зачем? – Охотник махнул рукой, указывая направление. – Говорю же, он прячется. Вон там. Иди к нему и пусть будет то, что должно случиться.

Уходя, девушка оглянулась.

Охотник, склонившись над телом умершего Короля, то ли молился, то ли совершал странный, незнакомый ей обряд.

И ее кольнуло острое понимание, что они уже больше никогда не встретятся. Сейчас она сделает еще один шаг – и он навсегда исчезнет из ее жизни.

Девушка шагнула, нога ее провалилась в бездонную пропасть, а перед глазами все поплыло…


Она открыла глаза и с удивлением огляделась. Голова болела, а мир вокруг расплывался, так что трудно оказывалось сфокусироваться на чем-то.

Аня лежала на металлической кровати с высокой спинкой. Постельное белье было жесткое, грубоватое… Около изголовья находилась тумбочка, на которой стояла бутылка воды, стены были светло-голубыми.

Девушка моргнула, смутно надеясь, что вновь откроет глаза либо дома, либо в волшебном лесу, но нет.

Она завозилась на кровати, пытаясь встать, но голова закружилась так сильно, что Анна со стоном упала на подушки.

Кто-то вошел в ее маленькую комнату. Приоткрыв глаза, Аня разглядела белый халат, белую же косынку и склонившееся над ней морщинистое лицо.

– Ну, милая, отдыхай, тебе нужно отдыхать… – послышался голос.

Что-то ткнулось ей в руку. Аня разглядела, что теперь к постели придвинут какой-то металлический штырь с укрепленной на нем колбой, соединенный с ее собственной рукой тонкой трубкой, по которой из колбы текла какая-то жидкость.

– Отдыхай, милая… – голос звучал откуда-то издалека. – Отдыхай…


Когда девушка открыла глаза в следующий раз, ей было немного легче, а у постели стоял стул. На стуле сидел Стас, увлеченно читая что-то в телефоне.

– Стас, – позвала его Аня. Голос еще плохо ей повиновался, а губы едва слушались собственную хозяйку.

– Пришла в себя? – он отложил телефон и с беспокойством оглядел лежащую. – Ну как ты себя чувствуешь?

– Не знаю, – ответила она. Она и вправду не знала – словно парила где-то в высоте, почти не ощущая своего тела. – Что случилось?

– Ну… – парень поднялся, прошел к двери и закрыл ее, затем вернулся. – Тебя забрали в больницу… Ты… слегка странно себя вела…

Девушка наморщилась, пытаясь вспомнить, что с ней произошло. Она проходила испытания – преодолела оружейную с взбесившимся оружием, прошла через комнату, где не было ни пола, ни стен, выиграла бой с собственными отражениями, уничтожила Короля и в последний раз видела Охотника. Кажется, это все. Но это происходило с ней в сказочном мире, а что было с ее телом здесь, непонятно. Причем подозрения оказывались самые плохие.

– Я… я сделала что-то ужасное? – спросила она, все так же с трудом произнося слова. Каждое казалось выпущенным камнем.

– Вообще-то да, – Стас наклонился над ней еще ниже. – Ты бросилась с ножом на свою мачеху. К счастью, ты только оцарапала ее, нож вонзился в стену. Но твой отец, который стал свидетелем этой сцены, очень испугался.

Аня моргнула. Она всегда боялась чего-то подобного. То, что происходило в сказочном мире, странным образом проникало и в реальность. Очевидно, она бросилась на мачеху в тот момент, когда в сказке вонзила нож в Короля. Нет, Маша, конечно, еще та ведьма, но ведь это не повод ее убивать!

– Если хочешь знать, – Стас слегка повысил голос, – Маша была на твоей стороне. Она отказалась привлекать к делу полицию. Но твой отец оказался реально обеспокоен твоим состоянием, он считает, что ты или сходишь с ума, или сидишь на каких-то препаратах. Поэтому тебя привезли в частную клинику на обследование.

– Меня запрут в психушке? – девушка попыталась приподняться, но была еще слишком слаба для этого.

– Надеюсь, что нет, – покачал головой парень. – Но помучают изрядно. Хорошо бы, чтобы за то время, пока ты здесь, ничего гмм… – он замялся, подбирая слово, – ничего необычного не происходило.

– Я выполнила задание, – прошептала Аня. – И… и, возможно, больше никогда не попаду туда.

Ощущение утраты нахлынуло внезапно и очень болезненно.

А что, если после удачно завершенной миссии она и вправду не попадет в сказочную страну и больше никогда в жизни не увидит Принца? Что будет с ней без него?

– Спи, – Стас поправил ее одеяло. – Тебе нельзя волноваться. Набирайся пока сил. Я сейчас уйду, приемные часы заканчиваются, но еще вернусь. Не думай пока ни о чем.

И Аня, которая и вправду чувствовала себя совершенно обессиленной, снова заснула.

Несколько дней прошли словно в тумане, собственно Анна и сама не понимала, сколько миновало времени – час или сто лет, как бывает это в сказках. Приходил врач. Ей задавали какие-то вопросы, брали анализы, вкалывали какие-то препараты… Она реагировала на действительность очень опосредованно, словно кукла. Открывала рот, когда ее об этом просили, поднимала руку, позволяла посмотреть зрачок или ощупать лимфоузлы…

Пожалуй, первый отчетливый проблеск сознания у нее случился, когда в палату пришел отец.

– Аня, что с тобой происходит? – спросил он, сев на то место, которое раньше занимал Стас. – Врачи говорят, что отклонений не обнаружено, однако твое состояние беспокоит и их не меньше, чем меня.

– Я не знаю, папа, – и она заплакала.

Отец поднял ее и прижал к груди, гладя по волосам.

– Не плачь, моя принцесса, – прошептал он. – Все будет хорошо. Вот увидишь.

– Все будет хорошо, – подтвердил и Стас при следующем посещении, правда, он избегал смотреть на Аню, словно это было для него как-то неприятно.

Теперь ей усиленно давали витамины и укрепляющее.

Физические силы возвращались, голова больше не кружилась, зато девушка все чаще думала о сказочном мире. Действительно ли она права, убив Короля? Что, если главное зло сказки – Королева? Знает ли об этом Принц? Конечно, нет. Одна мысль о том, что его можно заподозрить в подлости, вызывала у нее острое неприятие. Принц всегда любил отца, в этом нельзя ошибаться, и не мог знать о коварстве матери. И что же теперь? Что происходит теперь в сказочной стране? Прав ли Охотник, и мир идет к своему концу? Или во дворце воцарились покой и радость?

Ей представлялось, как Принц бесприютно бродит по полупустым залам или подолгу стоит в беседке, увитой розами, вглядываясь в горизонт и ожидая ее появления… Как ей хотелось немедленно перенестись к нему, даже страшно представить, что он не знает, жива ли она вообще, волнуется, ждет.

Но за все эти дни Ане не разу не удалось попасть в сказку. Напрасно она изо всех сил сжимала в руке пластиковую фигурку Красной Шапочки, которую принес ей Стас. Ничего не происходило. Тишина и пустота.

– Вдруг из-за этих лекарств, которые мне здесь колют, я больше не смогу попасть в сказку? – с беспокойством спрашивала у Стаса Аня.

– Мне кажется, – отвечал Стас, избегая ее взгляда, – что приходит время выбирать. Какой мир выбрала бы ты?

Девушка молчала.

– Не стоит принимать поспешных решений, это важный выбор, – продолжал парень.

– Да какой там выбор! – Аня подскочила на своей уже смертельно надоевшей больничной кровати. – Нет у меня никакого выбора, понимаешь! Я просто не могу туда попасть! Ворота закрылись!

Ответ Стаса заставил ее вздрогнуть:

– Может, это к лучшему?

Каждый день к ней приходили родственники – бабушка с дедушкой то с маминой, то с папиной стороны. Приносили полные сумки всяческих вкусностей, которые так и оставались, позабытые, стоять на тумбочке. Папины родные пытались окружить ее заботой, мамины – растормошить.

– Что-то ты совсем как огурец, такая же зеленая, – шутил дедушка, а бабушка только качала головой.

– Ты хочешь решить все сама, – сказала бабушка как-то перед уходом. – И я была такой же, и твоя мама. Наверное, это правильно. Но знай, что мы поддержим тебя в любом случае и, если тебе понадобится выговориться или спросить совета, приходи.

Аня кивнула. Возможно, однажды она придет к бабушке и все-таки поговорит с ней начистоту. Но не сейчас. Сейчас это слишком болезненно, пожалуй, ей стоит немного прийти в себя и, действительно, самой разобраться хотя бы с собственными чувствами и мыслями.


А еще через несколько дней отец отвез Аню домой. В доме что-то изменилось. Девушка поняла это едва переступив порог. Она не могла сказать, в чем именно дело, но странное ощущение тревожило ее, заставляло приглядываться…

В обувном шкафу не было Машиных сапог. Из кухни пропала ее любимая чашка… А еще странная, словно неживая тишина.

– Где Маша? – спросила, наконец, Аня, не в силах молчать.

Отец, как и раньше Стас, отвел взгляд.

– Она уехала. Мы решили расстаться, – ответил он и заспешил: – Вот, я тебе блинчиков напек. Масляные, как ты любишь. Поешь, а то одна кожа да кости, в чем только душа держится?!

Но даже румяные масляные блинчики не вызывали аппетита. Что-то было не так, а в груди болезненно тянуло.

* * *

Он отнес своего Короля на утес возле озера и, положив в пещеру, завалил валунами.

Получилась воистину королевская могила. На самой высокой точке во всем королевстве. Внизу – подернутая кисеей тумана вода, позади – темно-зеленый, с проблесками похожей на седину желтизны шелк леса.

В этом месте, где все начинается и все заканчивается, где мир свивается в тугое кольцо, и лежать настоящему королю.

Закончив с погребением, Охотник отер со лба пот и сел на один из камней, закрывающих вход в королевскую гробницу. Королю можно позавидовать – он обрел покой. Тем, кто выжил, придется труднее.

Можно было не смотреть в сторону белого замка, чтобы убедиться в том, что там полным ходом идет празднование. Они победили, и плоды этой победы не заставят себя ждать. У Королевы остался один-единственный враг, и она сделает все, чтобы его уничтожить. Не силой – сил у нее пока недостаточно. Чары и хитрость – вот привычные для нее методы. С каждый днем она будет все крепнуть, получать большее могущество. С каждым днем все сильнее будет расползаться по королевству ее белая тьма. Белая тьма всегда страшнее черной потому, что вызывает меньше подозрений, а все так же туманит глаза, мешает разглядеть даже очевидные вещи.

– Ты самый отважный и преданный рыцарь, – говорила ему когда-то Королева… Кажется, это было много столетий тому назад. – Почему же ты так печален?

– Благодарю, моя королева, – отвечал тот, кого в те времена еще не называли Охотником. – Разве можно печалиться о чем-то в сиянии вашей доброты и милости?

Она опустила руку на его плечо. Рука ее была легче дыхания ветра и мягче лебединого пуха.

– Скажи мне, если тебе что-то потребуется, и не бойся – твоя королева будет ценить и слушать тебя…

Ее голос был слаще ароматного майского меда, собранного пчелами на лугу, покрытом нежными первоцветами.

– Твой король не ценит тебя, но твоя королева сможет искупить его ошибки…

Ее улыбка была ласковой, как утреннее солнце и многообещающей, как сладостный сон.

– Ты предан мне, о мой славный рыцарь?..

Если бы он только мог на один единственный миг вернуть то время, он бы пронзил мечом ее черное лживое сердце. Но время – словно река – течет, не поворачивает вспять. Она всегда устремляется вперед, за горизонт, обтачивая самые острые и упрямые камни, разбрасывая бриллиантовые брызги, но не иссякая.

Охотник резко поднялся на ноги. Он должен кое-что сделать до того, как на него самого будет объявлена кровавая охота.

Для начала – забрать Агата. Верный конь застоялся в ожидании хозяина.


Эпилог

Наконец-то в доме не было мачехи, но с ее уходом тишина стала просто звенящей. Не помогала ни громкая музыка, ни возмущенно стучащие по батарее соседи.

А вернее всего, дело было вовсе не в мачехе…

Постепенно все произошедшее стало казаться Ане сном. Иногда, просыпаясь среди ночи от кошмара, в котором она бежит по искореженному страшному лесу в поисках выхода и никак не может его найти, девушка в ужасе пыталась сообразить, да были ли те чудесные перемещения? Может, она все же повреждалась рассудком, а в больнице ее слегка привели в порядок?

Ее пока освободили от занятий, отец не давил и не лез в душу. Каждый вечер он заботливо спрашивал дочь, как она себя чувствует, приносил купленное по дороге блюдо, а затем садился перед телевизором и молча смотрел в экран. Ане казалось, что он даже не понимает, что за передачу смотрит и с одинаковым чувством мог пялиться на футбол, «Давай поженимся» или политическое шоу. В квартире, в былые дни превращенной стараниями мачехи в чистейшую операционную, скапливалась пыль, раковину загромождала невымытая посуда.

– Что с папой, как ты думаешь? – как-то спросила Аня Стаса.

– Оставь его в покое, – ответил тот слегка раздраженно.

Стас, кстати, стал бывать у нее реже. Говорил, что учеба отнимает все его время, однако Анна точно знала, что он что-то пишет. Даже при разговорах с ней он иногда впадал в задумчивость и, нахмурившись, напряженно что-то обдумывал, а когда она ему звонила, частенько бросал: «Я не могу сейчас разговаривать» и отключался.

Как-то вышло, что ни отцу, ни Стасу она на самом деле не оказалась нужна. Бродя по дому в длинной растянутой футболке, Аня сама себе напоминала привидение, которому даже пугать-то некого.

Однажды она решила сходить на тренировку, но и тут все словно разладилось.

Может, это не она была привидением, а все вокруг превратились в странные тени? В реальности, как это ни парадоксально, вдруг резко стало недоставать именно реальности. Свежего ветра, от которого горит кожа, и все же его дыхание заставляет тебя жить, чувствовать. Бывает ли обезжиренная жизнь, похожая на суррогатный творог в ноль процентов или диетическую, отвратительную колу лайт?.. Бывает. Именно такой и ощущала ее Анна.

Она уже не считала дни, просто перебирала их, как нитку старых, никому не нужных бус с растрескавшимися бусинами.

Как-то поздним утром, когда отец ушел на работу, Аня посмотрела в окно и увидела, что началась капель. Возможно, это пришла весна, а может, просто временное потепление. Но девушке вдруг захотелось на улицу, на свежий воздух.

Аня даже попыталась привести себя в порядок – припудрила лицо, замазала тональником темные круги, окаймляющие глаза, подкрасила губы и ресницы. Намного лучше не стало, более того, ее лицо превратилось в грустную маску из японского театра кабуки, но это было уже не так важно.

Натянув джинсы, сапоги и теплую куртку, Аня по привычке сунула в карман свой давний талисман – пластиковую фигурку – и вышла из дома.

Воздух пах сыростью, а под ногами хлюпало. Не лучшая погодка, но девушка дышала и никак не могла надышаться. Она шла по улице, прямо по лужам, просто так, без определенной цели, и вдруг почувствовала себя почти что спокойной. Боль отступила, раны затянулись и уже не так саднили.

Город жил в своем будничном ритме, на дорогах стояли обычные пробки, сигналили машины, спешили куда-то прохожие. И Аня затерялась в этой суете и мешанине.

Она шла, а в ушах играл плей-лист, составленный из самых тяжелых роковых композиций. Аня пыталась ему подпевать и едва не врезалась в толстую женщину.

Та что-то закричала, смешно разевая рот, хотя девушка не слышала ни звука.

А потом толстуха оттолкнула ее с такой силой, что Анна не удержалась. Нога, поскользнувшись на мокром, еще тронутом льдом асфальте, заскользила, и Аня увидела, что съезжает на проезжую часть прямо под колеса несущейся на нее машине.


Не в силах смотреть на собственную смерть, девушка закрыла глаза и услышала конское ржание. Щеку опалило влажное жаркое дыхание.

Инстинктивно отпрыгнув, Аня открыла глаза и увидела Принца. Он возвышался над ней, сидя в богато расшитом седле на красивом белоснежном коне с гривой, заплетенной во множество косичек, каждая из которых заканчивалась белой шелковой лентой.

Радость гораздо большая, чем радость от неожиданного спасения, обожгла Анино сердце. Нет, она не сошла с ума. Напротив, она, наконец, снова обрела ясность рассудка. Как хорошо, что ей удалось вернуться туда, где ей действительно хорошо, в тот мир, где никто не видит в ней досадную помеху, туда, где ее по-настоящему любят. Разве можно вообще усомниться в том, какой выбор нужно сделать?

Она хотела что-то сказать, но Принц направил коня в сторону, словно и не заметил девушку.

– Подожди! – крикнула ему Аня.

Он недоуменно оглянулся, смерил ее слегка удивленным взглядом, но не сказав ни слова, поскакал прочь в сопровождении немногочисленной свиты.

Он ее не узнал. Но почему? Какое злое колдовство помутило его разум?

Девушка огляделась. Она находилась на до боли знакомом лугу перед величественным замком. Его сияющие под солнцем шпили рассыпали вокруг золотистое марево, словно священный ореол.

Ворота замка, и это было непривычно, оказались открыты и украшены охапками цветов. Принц и его свита въехали туда и исчезли из вида, а Анна так и продолжала неподвижно стоять, не понимая, что происходит.

Постепенно в голове прояснилось. Ну конечно, все дело в Королеве! Охотник же говорил, что она – главный источник зла. Аня потерла виски, начиная понимать, что произошло. Королева заколдовала своего сына, чтобы не допускать в свою семью безродную девушку. Ну конечно! Он, сам не зная того, выпил какое-нибудь зелье забвения и теперь не может вспомнить лица той, которой обещал вечную любовь и верность. Разумеется, это большая проблема, но все же девушке стало гораздо легче. Злое колдовство всегда можно разрушить. Она справилась с Королем, справится и с Королевой, уничтожит ее чары и вернет любовь Принца.

Как обычно поступают в сказках? Кажется, покупают за что-то чудесное возможность провести ночь в дежурстве у постели возлюбленного, а потом плачут и рассказывают, как они были счастливы вместе и сколько железных башмаков пришлось истоптать несчастной девушке прежде чем она достигла цели.

Когда примерный план действий стал ясен, Аня значительно повеселела.

Прежде всего, ей нужно отыскать своего помощника, а дальше все станет легче, видимо, обойдется и без железных башмаков.

Девушка оглядела себя. На ней был все тот же красный плащ, пожалуй, слишком приметный. Королева вполне могла додуматься до того, чтобы приказать не пускать освободительницу в спасенный ею же самой город.

Плащ пришлось снять. Но оставлять его где-то в кустах девушка не стала – ведь все же он принадлежал ее роду, и ее мама носила его когда-то. Оставишь такую вещь – а потом уже не найдешь. Надежнее скатать в узелок и взять с собой.

Под плащом у нее находилась довольно приличная полотняная рубаха, лишь слегка порванная на груди – там, где ее успела коснуться стрела, брюки и сапоги. Вид скорее мальчишечий. На поясе – нож Охотника. Выход напрашивался сам собой, к тому же переодевание девочки в мальчика – вполне себе традиционный сказочный ход. Стас наверняка бы одобрил. Оставалось только подстричь волосы. Их было жалко, поэтому на миг рука девушки замерла в нерешительности… но уж слишком много стояло на кону. Поэтому, сжав зубы, Аня принялась обрезать ножом пряди. Получилось, конечно, не очень ровно, но, если не считать Принца, девушка не видела здесь идеальных образцов парикмахерского искусства. В общем, сойдет. Для пущей маскировки она еще вымазала грязью щеку. Если ей не встретится старик, обучавший ее фехтованию и стрельбе из лука, все должно обойтись – больше некому ее узнавать.

Взлохматив пятерней волосы, Аня зашагала к воротам, стараясь держаться насколько уверенно, насколько себя никак не ощущала.

Она уже почти прошла, когда ее вдруг окликнули.

– Эй, парнишка, ты кто? Что-то я тебя не знаю, – на плечо легла тяжелая рука.

Аня покосилась на остановившего ее стражника – большой, толстый, с топорным лицом, наверняка, особым интеллектом не отличается. Приходилось импровизировать.

– Здравствуйте, – она изобразила что-то вроде поклона. – Я Жак, двоюродный брат Жана, сына лесника. Ищу своего кузена.

– Откуда ты взялся, Жак? – стражник оглядывал девушку с ленивым равнодушием.

– Из-за леса, дяденька, – с готовностью ответила она. – Говорят, что у нас праздник, черный колдун уничтожен! Вот мать и послала меня проведать кузена. Принести ему пирожок и горшочек маслица, – машинально добавила она и пришла в ужас от того, что говорит.

К счастью, стражник никогда не читал сказку о Красной Шапочке, а потому понимающе кивнул и выпустил из-под тяжелой руки Анино плечо.

– Ты прав, парнишка. Лес теперь свободен – благодаря Королеве и Принцу!

– Я слышал, была какая-то спасительница, – снова не удержалась Аня.

– Да толку от нее, – махнул рукой стражник. – Ну проходи, малец. Твой этот… брат… где-то здесь околачивался.

– Спасибо, дяденька, – она поспешила прошмыгнуть мимо него и пойти по узкой замковой улице. Слова о том, что ее заслуги здесь не оценили, ранили неожиданно сильно. Почти так же, как то, что Принц посмотрел на нее, словно на чужую. Но, конечно, и это были происки Королевы, решившей присвоить себе всю славу.

Счет к местной властительнице продолжал расти, и придет время, когда она окажется вынуждена заплатить за все!

Пропетляв немного по двору, девушка, наконец, увидела Жана. Надо сказать, что ему тоже не досталось заслуженной славы. Парнишка обнаружился на глухих задворках. Все такой же грязный и обтрепанный, он возился с самодельным луком, целиком погруженный в это важное занятие. Ане пришлось подойти к нему совсем близко прежде чем он ее заметил, девушка уже думала, не стала ли невидимкой.

– Не ждали? – спросила она.

Жан моргнул и непонимающе на нее уставился.

– Только не говори, что ты тоже меня не узнаешь! – Анна была уже готова расплакаться от обиды.

– А… – тетива с треском сорвалась, и Жан выругался. – Тебя бы, наверное, и родная мама не узнала, – заметил он, оглядывая девушку.

– Ты должен мне помочь, – сразу пошла в наступление Аня.

– Ничего я не должен, – он отвел взгляд.

– Ну как же, я освободила королевство…

– Королевство освободила Королева и ее храбрый сын – его высочество Принц, – пробормотал противный мальчишка, глядя себе под ноги.

– Что?! – вот этого Аня уже точно не могла вынести и схватила паршивца за шкирку. – Ты что, совсем умом тронулся?

– У нас объявили, что королевство спасли Королева и ее сын, значит так и есть, – буркнул парень, отворачиваясь.

Анины руки бессильно разжались.

Да, такие повороты нередко случались в сказках, когда самозванец присваивал себе победу героя, но у того при себе совершенно случайно оказывался ядовитый язык убитого чудовища, его голова или еще какое-нибудь столь же неоспоримое доказательство. А она не удосужилась ни отрезать мертвому Королю язык, ни даже снять с пальца приметное кольцо. Вот ведь облажалась! По полной.

– Тебе лучше уйти, – Жан посмотрел на нее как-то жалобно из-под длинной, как всегда, закрывавшей половину лица, челки. – Тебя не ждет здесь ничего хорошего.

Аня помотала головой. Уйти она уж точно не могла. Ей нужно восстановить справедливость и снять чары с Принца. Только, похоже, сделать это будет не так легко.

Жан вздохнул и хлюпнул носом.

– Значит, не уйдешь? – уточнил парень.

Аня повторила отрицательный жест.

– Ну хорошо, – мальчишка снова тяжело вздохнул. – Пойдем.

И, больше не объясняя ничего, двинулся куда-то.

Значит, понял и решил помочь. Давно бы так!

С неожиданной энергией девушка вскочила на ноги и последовала за своим проводником. Он тоже, оказывается, знал о существовании тайного хода и, проскользнув туда, прижал палец к губам, призывая к осторожности.

Анна и сама понимала, что нельзя попасться на глаза королевским прихвостням. Она уже слегка знала дворец, но Жан привел ее в незнакомое место, к небольшой дверце. Поковырявшись ножом, он поддел засов и, распахнув дверь, сделал приглашающий жест.

Девушка вошла внутрь и замерла.

Небольшое помещение, похожее на кладовку, оказалось завешено плащами… Очень знакомыми красными плащами… Аня непонимающе посмотрела на Жана. Он пожал плечами и отвернулся, словно не хотел ее видеть.

Подойдя поближе к висевшей одежде, девушка разглядела, что все плащи в совершенно разном состоянии – одни казались новее, другие были совсем старыми, но все из них – истрепаны и разорваны. Большинство испачкано в чем-то темном, давным-давно засохшем. К тому же в помещении стоял отвратительный затхлый запах.

– Что это? – прошептала Аня с ужасом, проходя мимо ряда красных плащей.

– Это одежда твоих предшественниц. Им повезло меньше, чем тебе, – ответил парень.

– То есть? – девушка до сих пор ничего не понимала. – Что значит «предшественниц»? Я же особенная! Мои предки по женской линии были…

Тут она заметила кривоватую усмешку на лице Жана, который по-прежнему избегал встречаться с ней глазами, и замолчала, так и не договорив фразу. Подразумевающаяся догадка была слишком абсурдной, слишком чудовищной, чтобы являться правдой!

– Ты же не хочешь сказать… – попыталась заговорить девушка, но сбилась… – Ты хотел мне что-то сказать там, у черного замка. Это не то, что ты сказал мне потом, ведь правда?

– Ты хотела, чтобы я тебя подбодрил, – хмуро напомнил парень.

– А… – выдавила из себя девушка. – А… теперь понятно…

В этот момент она пожалела, что и вправду не сошла с ума или не упала под колеса мчавшегося автомобиля – это оказалось бы сейчас очень уместно.

Она отвернулась, чтобы Жан не заметил, как по щекам сами собой текут слезы, и вдруг услышала тяжелый звук захлопывающейся двери, а следом – громыхание засова.

– Жан! Что ты делаешь?! – она заколотила по двери кулаками.

– Прости, – донесся с той стороны приглушенный голос. – Ты не понимаешь. У меня здесь больше никого нет, а ты – чужачка… У меня не остается выбора. Прости, пожалуйста.

…Аня еще колотила по двери кулаками, еще кричала Жану, пытаясь его убедить и напомнить о том, как она выручила его в лесу, но ответа больше не доносилось, и девушка поняла, что он ушел. Очевидно, за тем, чтобы доложить о появлении незваной гостьи Королеве.

И тогда Аня привалилась спиной к двери и закрыла глаза.

Ее сказка получалась не слишком веселой.

Ей удалось победить, однако никогда еще победа с такой легкостью не оборачивалась поражением. Ей удалось разрушить черный замок здесь, в сказке, и выгнать из дома мачеху в реальном мире. Но принесло ли это счастье? Она многим пожертвовала и все потеряла.


Продолжение следует…


Оглавление

  • Глава 1 Красная нить
  • Глава 2 Куда ведут сны
  • Глава 3 Чем дальше в лес, тем злее волки
  • Глава 4 Секретный ингредиент
  • Глава 5 Куклы и кукловоды
  • Глава 6 Нечто вроде сюрприза
  • Глава 7 Откровенность за откровенность
  • Глава 8 Обозначение конфликта
  • Глава 9 Ценный материал
  • Глава 10 Чествование героя
  • Глава 11 Объятья Темного леса
  • Глава 12 Домик на опушке
  • Глава 13 Дорога из светлячков
  • Глава 14 Замок злого колдуна
  • Глава 15 Самый страшный враг
  • Эпилог
  • X