Михаил Владимирович Баковец - Кровь, кремний и чужие [litres]

Кровь, кремний и чужие [litres] 2186K, 227 с.   (скачать) - Михаил Владимирович Баковец

Михаил Баковец
Кровь, кремний и чужие

Моя искренняя благодарность Владимиру Поспелову за помощь в работе над книгой!



Пролог

Я сорвался.

Если кто-то думает, что под этим подразумевается нервное состояние или падение куда-то вниз с чего-то высокого, то он сильно заблуждается. В конце двадцать первого века под словом «срыв» все понимают феномен электронного оцифровывания личности. Тело впадает в кому, а разум остается в одном из продуктов виртуальной реальности. Бывает, что человек однажды просыпается, возвращается в прежнюю жизнь, реальную, бывает, что срыв происходит в первую секунду после загрузки контента, а бывает, что оцифровавшийся рассудок тихо угасает, превращаясь в одного из ботов или даже глюков системы. Девяносто девять процентов сорвавшихся – это игроки. Лишь менее одного процента приходится на долю тех, кто остается в служебных программах.

Нет, это не разные «1С» и так далее, все намного лучше, а впрочем, и хуже одновременно. Уже порядка десяти лет большая часть хирургических операций, лечение шизофрении и многое другое проходит через виртуальную реальность. Врачи управляют тончайшими инструментами через интерфейс, находясь в состоянии погружения в «цифру», точно так же и психотерапевт общается с больным, находя тончайшие ниточки к буйному и воспаленному разуму пациента. И мне жалко таких людей, оставшихся навсегда в программном обеспечении больничной аппаратуры.

Я сорвался в игре, что намного приятнее, но неприятно, что сорвался сразу же, стоило только войти в виртуал. Тестирование не выявило никакой предрасположенности к феномену оцифровки, я даже не боялся ни на йоту подобной участи и в первое мгновение просто не поверил внезапному сообщению, что плановый выход из игровой вселенной для полноценной регистрации аккаунта невозможен. Это стандартная процедура, когда игрок выбирает для себя расу, внешние данные и так далее. После этого примерно полчаса уходит на ввод всего этого в систему, быстрее никак, все же виртуал – это не 3D-игрушки на мониторе, тут работа идет с разумом. Настойчиво рекомендуется в эти полчаса покинуть игру, ведь все равно окружающая обстановка в виде захламленного тесного подвала с тусклым освещением малоприятна для эстетического восприятия, а времяпрепровождение в нем невероятно скучно. Вот и я собрался выйти, и… в общем, приплыли, трындец, алес капут и полный песец.

Вот надо мне было сюда вообще заходить? Я же не игрок! От виртуала держусь в стороне и до сегодняшнего дня с ним напрямую не сталкивался. Удивительно, скажете вы, подобное слышать от парня двадцати трех лет. Белая ворона – да, но больной или неадекват – вовсе нет (хотя это все растяжимо, каких-то пятьдесят лет назад считали больными людей, кто не мог прожить без компьютера и сети и дня). Я был художником-иллюстратором, живущим в мире своих творений, и писателем. Романов моих в печати не найти. Зато в сети полно комиксов, обложек к книгам многих известных авторов боевиков, любовных романов, фантастики и фэнтези. Впервые я целенаправленно взял в руки набор цветных карандашей лет в шесть, хотя и до этого баловался рисованием.

Первой «работой» был комикс про нашу домашнюю кошку. В первом классе к Новому году я нарисовал жизнь своих одноклассников, во втором превратил их в героев фантастического комикса. В четырнадцать лет я поставил на поток свой талант, создавая на заказ рисованные истории. Почти все они были про одного-двух моих товарищей, которые в силу своего детского восприятия жизни хотели видеть себя супергероями, темными повелителями, эльфийскими принцессами, капитанами Звезды Смерти и так далее. Лет сто назад, даже каких-то полвека до меня все мечтатели видели себя в героических образах лишь в собственной голове, иногда подкармливали воображение книгами, мультфильмами, фильмами. А мое поколение научилось заказывать себе не какие-то воздушные образы, а вполне себе реальные мечты. Хочешь видеть свое лицо на страничке комикса, где ты кромсаешь дракона световым клинком, разрезаешь клона-дроида или с твоей руки срывается метательная звездочка-сюрикен? Да легко! Заплати символическую сумму, и вот тебе пять страниц красочного комикса. Желаешь больше? Ну, тут уже нужно заплатить побольше. После школы поступил в художественный колледж. После окончания занялся работой на себя. Зарегистрировал ИП и начал творить.

Мне нравилось рисовать, даже девушки не так привлекали, как настоящая кисть из заячьего пуха, специальная бумага, сотня карандашей всевозможных оттенков. Встречался с ними лишь, как модно говорить, «для здоровья», ничего большего мне от них не нужно было. Да, в каком-то роде я был психом, но ведь все гении безумны!

Не чурался и работы со стилосом и программами. Псевдоним, под которым работал, был достаточно известен по всему земному шарику. Заказывали мне комиксы по собственному сценарию, на мой выбор, обложки к книгам и изображения к некоторым играм (большей частью простейших, далеких от полного погружения). Гонораров мне вполне хватало на безбедную жизнь. За год накопил денег и приобрел свое жилье. Нет, не квартиру в Москве или рядом, и даже не в одном из региональных центров. Всего лишь небольшой старенький кирпичный домик в тихом поселке. Газ, вода, свет и Интернет там имелись, а большего мне, затворнику, и не нужно было.

А потом я решил устроить себе встряску в жизни, попробовать погрузиться в виртуальный мир. Игру выбирал недолго, всего лишь забил в поисковике: роботы, киборги, апокалипсис, война машин и людей. Связано это было с тем, что в данный момент рисовал огромный комикс на тему восстания искусственного интеллекта. Вот и решил набраться впечатлений, одновременно со встряской. Игра, что я выбрал, пользовалась большим спросом, и на этот момент, за чуть более чем год после выхода, в ней зарегистрировались около двух миллионов человек. Не десятки миллионов, где уже не протолкнуться было от игроков и нипов, а разработчики седели и приобретали заикание в поисках новых квестов и создании локаций, не похожих на остальные, и все это затем, чтобы удержать аудиторию у себя, не отпустить к конкурентам.

Игра называлась «Стальной мир. Кровь, кремний и чужие». Прелюдия была обычной, набившей оскомину в тысячах фильмов за последние сто лет, в миллионах книжек и комиксов. Искусственный интеллект, призванный защищать людей, после анализа ситуации понял, что спасать человечество нужно от него самого (от человечества, значит). Недолго думая, развернул стратегические системы вооружения, заряженные не только банальными ядерными и водородными боеголовками, но и боевыми штаммами, военными наноботами, невероятно токсичными веществами. Но тотальная зачистка не удалась, и началась война на уничтожение. Люди, спасая самых ценных специалистов, сначала отправляли целые поселения на орбиту, куда не всякая ракета может долететь, а те, что были способны на это, уничтожались защитными системами станции. Потом, когда каждый боец стал на счету, в космос отправлялись генные материалы.

Чуть позже люди стали брать верх в затянувшейся войне, и уже искусственному интеллекту – программе «Аниласта» – пришлось прятать свои ресурсы в космосе. Еще через десятилетие война перенеслась на орбиту и ближний космос Земли. На планете остались базы, жилища людей, секретный бункер генерального штаба людей и один тайный центр «Аниласты».

Тысячи станций распадались на секции и блоки, прячась от враждебных штурмовиков. Здесь вновь преимущество получили машины, и вполне может быть, что между теми, в чьих жилах текла красная кровь, и другими, созданными на основе кварца, произошел бы раздел ареала обитания на безвоздушный космос и поверхность планеты, когда вдруг появились чужие.

Не было армады кораблей, километровой живой матки, рожающей внутри себя всевозможные виды и отправляющей их на убой. Чужие просто появлялись на орбите, прокалывая из своего родного мира метрику пространства, и падали вниз, на планету. Прочные «яйца» содержали в себе несколько особей всевозможных форм и видов. При падении чужие покидали свое прибежище и расползались в разные стороны, пожирая все на своем пути, они размножались бешеными темпами, либо развивали и усовершенствовали свое тело, становясь неуязвимыми для большинства видов оружия. Они с одинаковой ненавистью относились к людям и роботам, уничтожая их отряды, базы, поселения и отдельных представителей, встретившихся на пути.

И война вновь вернулась на Землю, отравленную, зараженную, изорванную воронками боеприпасов, что измеряются килотоннами.

Вот с этого момента каждый игрок и начинает свою жизнь. Рас как таковых только две – роботы и люди. Между ними пытаются выжить киборги, эдакие полукровки. За чужих играть нельзя, да и мало кто решился бы стать многоногим, шипастым и бронированным насекомым, или многометровым безногим гадом с двумя головами, или бесформенным студнем размером с грузовик. И это лишь часть форм и видов пришельцев, встречаются и похлеще, от которых излишне впечатлительного человека может и наизнанку вывернуть.

Разработчики предоставили два типа игрового процесса: тактика и стратегия. В одном случае игрок занимался индивидуальной прокачкой, превращая себя в настоящую машину смерти, повышая уровни, увеличивая свои параметры и прочее, и прочее. Второе направление убирало индивидуальность, давая возможность стать эдаким феодалом, вожаком и лидером, для которого размер своих кулаков и дубленость шкуры значат мало, на первое место выходила мощь личной дружины.

Про первый случай все понятно. А во втором все происходило так: герой находил подходящее место и вызывал челнок. У людей в первый раз падало ржавое опаленное корыто с несколькими крепкими мужчинами и женщинами. У робота это были, разумеется, роботы. Впоследствии, при развитии базы, человеку сверху слались генные материалы, из которых в пробирке выращивались взрослые хомо сапиенсы с нужными характеристиками. У роботов это были базы данных, открывающие доступ к новым типам механизмов и машин.

Герой-одиночка повышал свой уровень и тратил очки на улучшение своих параметров, лидеры же вкладывали их в базу, оставаясь доходягами-новичками даже на уровнях с двухзначными цифрами. На всякий случай разработчики предоставили выбор: оставайся лидером или трать свои баллы на себя. Гибридным подходом кое-кто пользовался, но не так часто.

Первоначально все были враждебны друг другу, это я о фракциях. Возможность заключать перемирия, нейтралитет и даже союзы появлялась нескоро. Но все-таки появлялась. И, конечно, это относилось только к нипам, ведь игрокам по большому счету было все равно: киборг, человек или робот перед ними.

На десять игроков только один выбирал стратегическую линию игры, так как в одиночку качаться на порядок проще. Игроки, что создавали базы, чаще всего входили в какой-нибудь клан и были в своем роде эдакими крафтерами, поставляя соклановцам редких юнитов, уникальные образцы оружия и техники, особые программы, броню и многое другое. Расширять базу в одиночку было очень сложно, и самая первая опасность – нападение сильных групп игроков на базу. Неписи в этом плане придерживались заложенных правил: не трогать в течение двух недель новичка, если у того даже шанса не было защитить себя.

К сожалению, администрация упустила момент, когда тактиков стало намного больше, чем стратегов, что привело к дисбалансу, и все дальше и дальше рос разрыв между числом тех и других. Теперь, если у тебя не было знакомств среди кланов или ты отказывался идти под кого-то, кто выслал бы несколько партий высокоуровневых бойцов для твоей защиты от соперников, то нужно было заранее готовиться к неприятностям и даже тому, что твою базу вынесут на раз-два.

Вот в такой игре, наскоро почитав гайды и посмотрев несколько роликов, я и оказался.

Навечно.


Глава 1

Итак, приступим к общей оценке своего положения. Так как человеком я уже побывал (аж целых двадцать три года!), то выбрал себе расу роботов. Чуть-чуть испытал душевные метания, когда посмотрел на киборгов, но решил обойтись без полумер, ведь недоробот – он такой же недочеловек, хе-хе.


Аванг.

Раса: робот.

Уровень 1.

Сила 10.

Энергия 10.

Ловкость 6.

Сопротивление 6.

Харизма 3.

Наука 10.

Торговля 3.

Ремонт 3.

Легкое оружие 3.

Тяжелое оружие 6.

Тяжелая броня 6.

Энергетическая броня 3.


Так как я стал роботом, то некоторые параметры, связанные с моим увеличившимся весом и характеристиками стального тела, сильно отличались от человеческих. Так, Сила у человека колебалась в районе тройки, зато Харизма и Торговля были в два раза больше. Наука отставала у человека, а вот Энергетическая броня равнялась десятке, так как на нежные электронные узлы робота силовое поле доспехов влияло негативно, зато телу из плоти с кровью было на это начхать. Сопротивление было равным, только что у роботов была уязвимость к ЭМИ, а люди боялись радиации. Энергии (в разных фэнтезюшных играх под этим параметром выступала выносливость) у меня было побольше, но лишь потому, что я не мог просто так взять и восстановить свою бодрость банкой тушенки и бутылкой воды, как это делали люди. Такая возможность, правда, фигурировала в игре (особый имплант, превращающий органику в чистую энергию), но взять ее получится не скоро. Ремонт был у человека прокачан лучше, разработчики это аргументировали тем, что человеческие пальцы и руки – более чуткий и совершенный инструмент, чем у робота, миньона Аниласты. С Ловкостью такая же проблема: более сильный и тяжелый робот уступал в маневренности легкому и юркому человеку.


У вас имеется 15 свободных баллов опыта. Вы можете распределить их между характеристиками, а также потратить на вызов челнока для обустройства базы.


Вот он – Выбор! Либо я становлюсь одиночкой, превращая свое тело в ходячую машину смерти, либо берегу очки опыта, подыскиваю место для базы и вызываю ржавую жестянку с орбиты, в которой прибудут несколько простейших роботов-рабочих.

Тут я думал недолго, решив для себя, что потратить баллы всегда успею, а раз уж до своих лет обходился без силовых решений проблем, даже в школе, то и сейчас стоит придерживаться такого же курса. Тот факт, что решился устроить себе встряску, сейчас уже не рассматривается после феномена срыва – хватит, встрясся так, что теперь до конца жизни будет о чем вспоминать.

Теперь займемся осмотром внешнего вида.

Внешность и телосложение, хм, почти мое, разве что чуть-чуть прибавлено массивности. Но я же робот! Куда-то надо было сунуть энергоячейку, от которой я работаю?

Обут в короткие кожаные черные сапоги с квадратными носами и с металлической пряжкой. Штаны из плотной материи серо-зеленого цвета, по фактуре чуть ли не брезент, на левом бедре на штанине нашиты две хромированные цепочки, слева и справа на штанах четыре накладных кармана на хромированных клепках. Яркая темно-синяя футболка, поверх нее накинута расстегнутая черная куртка из толстой грубой кожи с кучей заклепок и на металлической блестящей «молнии». На кисти рук надеты перчатки с обрезанными пальцами. Глаза прикрывают черные солнечные очки.

Стоит еще упомянуть, что я взял модель «робот-терминатор», то есть мой металлический костяк был покрыт несколькими сантиметрами живой плоти, совершенно неотличимой от человеческой и с теми же функциями: поцарапал – пошла кровь, попал в жаркое помещение – появилась испарина, решил плюнуть – вот тебе слюна. Ну, и прочие функции тела работали, это я про то, что в штанах и на что обращают внимание женщины. Игра позиционировалась как «18+», и игроки не желали, чтобы их ущемляли хоть в чем-то, особенно если это касается получения удовольствия, будь то драка с мутантами или секс с женщиной-киборгом. А чего еще можно ожидать от нашего испорченного века?

Оружия нет, запасов нет, карта представляет собой серый квадрат с синей точкой в центре. В подвале только пыль и грязь, даже подходящей арматурины нет, а также камня или деревяшки, из которых можно изготовить дубинку.

Ко всему прочему были заблокированы все чаты, работала только служба обращения в техническую часть игры. Это на случай выявления багов, о которых админы настоятельно советовали рассказывать. В обмен предлагалась поощрительная награда. Подозреваю, что такая урезанность связана с моей неожиданной оцифровкой, и аукнется мне это еще не раз.

Другого выхода, кроме как отправить письмо техникам о своей беде и надеяться, что те не воспримут его как шутку, у меня не было.

– Что ж, пора выходить в свет, строить базу и ждать ответа от администрации, – скомандовал я себе. Покидать тихий и уютный подвал было боязно. В роликах, которые я просмотрел перед регистрацией, такое происходило с игроками! Быть разорванным на части или растворенным наноботами, оставшимися со времен Войны, мне совсем не хочется.

Чтобы открыть толстую железную дверь, пришлось приложить немаленькие усилия. Совсем она заржавела за время, которое я провел в подвале до своей расконсервации. За дверью перед моими глазами предстал постапокалипсис во всей своей красоте.

От некогда огромного мегаполиса остались гнилые зубы высоток, зеленые пятна разросшихся парков, ленты каналов и рек, пятна прудов. Везде, куда я ни бросал взгляд, раскинулись руины. И среди них мне предстоит подыскать себе местечко поспокойнее.


Перед тем как пуститься в долгий и опасный путь, Вам необходимо распределить очки характеристик. Желаете это сделать прямо сейчас?

Да/нет.


Конечно, я нажал отбой. Раз уж решил стать феодалом над кучей металло-кремниевых созданий, то нужно следовать за этой целью до конца.


Определитесь с выбором своего пути развития: одиночка/лидер.


Хм, вроде бы решил стать владельцем заводов, газет, пароходов, но может, стоит выбрать путь одиночки? Базу могут разгромить, оставив меня на бобах, а одиночка… он и есть одиночка, перекати-поле, которое сегодня там, а завтра здесь. С другой стороны, там я должен буду рассчитывать только на себя. А во втором варианте меня защищать будут крепкие и опытные солдаты, все характеристики которых рассчитывает Система, при повышении уровня ошибки в распределении баллов она не сделает. Но одиночка никому не интересен, а базу могут на второй день обнаружить и вынести, заставив меня стать перекати-полем с жутким штрафом перед Аниластой.

Что выбрать? Вот ведь зараза… и то хорошо, и это неплохо… может, жребий? Была у меня особенность характера: когда я оказывался перед дилеммой, равнозначными решениями или склонялся к худшему варианту, так как лучший не устраивал, то всегда подкидывал монетку.

Нашел под ногами крошечную пластинку штукатурки, подобрал ее и нацарапал на одной стороне крест. Если он выпадет, то выберу стиль игры «лидер», посмотрит в небо чистая сторона – путь мне в одиночки.

Я затаил дыхание и отправил к ближайшей стене щелчком пластинку… Удар, еще один о землю, и…

– Крест, – вслух сказал я. – Значит, база. Значит, хардкор… М-да.

И я выбрал вторую позицию. Жребий для меня – святое.

Несколько секунд тишины, и внезапно в верхнем правом уголке поля зрения появляется значок входящего вызова. Это уже не системное сообщение: кто-то желает со мною поговорить. С любопытством нажал на прием.

«Приветствую тебя, мой помощник. Ты выбрал нелегкий путь к возвеличиванию нашей расы, но я с тобой до конца. Мои советы и подсказки помогут тебе в трудную минуту, – перед глазами появилось полупрозрачное окошко с лицом очень милой молодой женщины, которая хорошо поставленным голосом начала вещание. – Для начала найди место с ресурсами, которое будет твоей точкой, с которой ты начнешь экспансию против людей и чужих. Лучше всего подойдут лаборатории, торговые центры, склады и поля сражений, с которых не убрали уничтоженную технику, военные базы. Когда подберешь нужную площадку, подай сигнал, и с орбиты к тебе спустится челнок. Но будь осторожен! Если поблизости окажутся враги, то они заметят место спуска и обязательно нападут».

Ответа моего программа не стала ждать, вполне может быть, что это была обычная запись.


Вы получили первое задание – Дом.

Условие: отыскать место, богатое ресурсами, чтобы начать постройку базы.


Из кучи мусора я вытащил метровый кусок стальной трубы с набалдашником фитинга. Таким куском железа запросто можно разбить такую твердую черепушку, как моя стальная, при должном приложении силы. Несколько раз махнул ей влево-вправо, привыкая к балансу.

Уже скоро мне пришлось пустить свое оружие в дело. Где-то через десять минут блуждания по горам мусора и развалинам домов я столкнулся с тремя некрупными облезлыми собаками, выскочившими из норы среди сложившихся неровной стопкой бетонных плит.


Зараженная собака пустошей.

Уровень 2.

Будьте осторожны, эти живые создания могут серьезно повредить Вашу органическую оболочку, занести колонию нанитов, опасных для вашей расы или добраться до уязвимых мест на теле и вывести Вас из строя.


Самый крупный пес замер в двух метрах передо мной, слегка опустился на передние лапы и оскалил желтые клыки. С черных губ на землю потекла струйка слюны, из горла вырвалось рычание.

– Фу, фу, псина, – голос от страха выдал «петуха», – пошла прочь!

Мне стало страшно, очень. То, что вокруг игра и мне не грозит окончательная смерть, успокаивало слабо. Боль здесь притушена, но не убрана полностью, и потому желание сберечь свою тушку от вражеских клыков испытывал очень сильное. Я угрожающе махнул трубой, отступая назад. Пес пригнулся еще ниже и внезапно резко дернулся вперед, спровоцировав меня на превентивный удар. Конечно, я промахнулся, купившись на обманку, при этом открылся справа, и за это поплатился: одна из собак незаметно обошла и одновременно с вожаком бросилась на меня, только по-настоящему.

Бедро обожгло укусом острых клыков.


Вы атакованы!

Вы получили урон 5 единиц!


Я засуетился, ударил собаку трубой по хребту, но совсем слабо, та даже зубов не разжала, продолжая висеть на моей ноге тяжелым грузом. Из-за нее я вновь пропустил атаку, теперь уже слева. На этот раз собака целила в руку, но промахнулась, только разодрала рукав ниже локтя и неуклюже упала мне под ноги. Тут уж я зевать не стал и несколько раз сверху вниз припечатал тварь подошвой сапога. Не убил, но серьезно повредил позвоночник. Псина выбыла из боя, и пока я отбивался от двух ее товарок, на передних лапах уползла за обломки.


Вы получили урон 4 единицы!


И опять самая первая грызанула меня за ногу.

Внимание! Ваша органическая часть заражена! Примите антидот или воспользуйтесь медкапсулой или регенератором!


Хрясь! Хрясь! Хрясь!

Я уронил под ноги трубу, которая только мешала, и тяжелым кулаком нанес несколько ударов по голове собаки. Из пасти той плеснула кровь, она заскулила и разжала челюсти. Вот и второй противник готов.

От радости я стал беззаботнее, совсем чуть-чуть, но этого хватило вожаку для точного прыжка к моему горлу. Я сдавил его бока одновременно с моментом, когда он вонзил клыки в мое тело и резко дернул пастью. Кровь из раны хлынула рекой!


Внимание! Вы заражены боевыми нанитами! Немедленно примите меры к блокированию враждебной колонии, не дайте ей распространиться!

Время до окончательного заражения: 7:59… 7:58…


Страх и злость придали мне сил. Я перехватил собаку за задние ноги, крутанулся вокруг собственной оси и с размаху приложил тварь головой о камни.

Только плеснуло «малиновым вареньем» во все стороны!


Вы уничтожили врага!


После этого взял в руки трубу и добил подранков.


Вы уничтожили врага!

Вы уничтожили врага!

Время до окончательного заражения: 3:21…

Лекарства при мне не было, отыскать за три минуты не удалось, да и где эти поиски проводить, если я тут ничего не знаю? За десять секунд до истечения срока перед глазами все стало красным-красно, таймер заполнил все поле видимости. На цифре ноль я взлетел ввысь и увидел свое бывшее тело, упавшее на землю в ореоле искр и электрических разрядов и за несколько секунд растворившееся, сожранное колонией наноботов.


Вы умерли!

Вы возродились!

Внимание! У вас осталось 4 бесплатных возрождения. После этого каждая смерть будет начислять штрафные баллы к свободным очкам характеристик, при превышении лимита Ваш уровень окажется понижен.


Я опять оказался в знакомом подвале. Чистеньким, целехоньким и с прибытком – той самой трубой, которую держал в руках до самой кончины.

Первая боль и смерть были отличным уроком для меня. После этого я передвигался по развалинам крадучись, не брезгуя опускаться кое-где на пузо и ползти какое-то время. Так я избежал встречи еще с двумя стаями зараженных собак, крупными крысами и даже бродячим роботом, вооруженным шестиствольным лазерным пулеметом, который он пускал в дело при любой возможности. Одиннадцатый уровень этого парня внушал уважение не меньше, чем его скорострельная пушка, поэтому я сделал большой крюк, подальше обойдя его территорию. И не прогадал.

Через час я наткнулся на развалины древнего торгового центра. Выцветшая, поломанная вывеска с нарисованными стиральными машинками, пылесосами, электрическими чайниками и прочей бытовой ерундой сообщала о его ассортименте. Наполовину засыпанный обломками высотного здания, от которого уцелела лишь часть, похожая на сколотый гнилой зуб. Напротив раскинулась широкая площадка, бывшая стоянка, на которой сохранились гнилые остовы легковых машин. Думаю, что место для базы почти идеальное: ресурсы буду извлекать первое время из-под обломков торгового центра, на высотке, метров на тридцать возвышающейся над окрестностями, поставлю наблюдательный пост и огневую точку. Парковка станет площадкой для развертывания базы.

Все, решено.


Вы желаете потратить свободные очки на вызов челнока?

Да/нет.


Конечно, да, зря я, что ли, страдал несколько часов, блуждая по развалинам и убегая от дистрофичных крыс и собак, хотя мог бы вложиться в силу и ловкость и разметать их жалкие стаи.


Вы потратили 15 свободных очков опыта. Всего осталось 0.

Поздравляем! Вы выполнили задание ДОМ!


Примерно через минуту над головой что-то загудело, потом черная точка прорвала пелену свинцовых облаков и очень скоро превратилась в прямоугольную коробку, снабженную четырьмя соплами тормозных и маневровых реактивных двигателей, из которых вырывались остроконечные струи пламени.

Приземлился челнок мягко, хотя я и ожидал, что земля должна была качнуться под ногами. Зато пыли космический аппарат поднял целую тучу, которая еще долго не рассеивалась.


Поздравляем! Вы сделали первый шаг к обретению славы и влиянию!


Одна из торцевых стенок опустилась на манер пандуса, открыв внутренности челнока. Через несколько секунд из него вышли шесть роботов-рабочих. После этого проход тут же затянуло чуть бликующим силовым полем. Пройти сквозь него смогу лишь я, больше никто.


Желаете установить точку возрождения?


Конечно желаю!

Все, этот челнок теперь является центром моей будущей базы. Если я его потеряю, то придется или захватывать новый, или с большим трудом строить аналог, выполняя зубодробительные квесты, чтобы Аниласта смилостивилась и отправила еще один челнок. Ну, или последний вариант – стать одиночкой. Отношения с центральной программой изрядно подпортил бы, вполне мог превратиться в изгоя и пополнить ряды рейдеров, грабителей радиоактивных пустошей. Не самая приятная игровая роль, ее выбирают только самые отмороженные игроки, не признающие канонов и правил, а также не любящие навязанного со стороны мнения. Так играть – это хуже, чем пробовать себя в гибридном варианте.

Итак, у меня в подчинении есть шесть покорных рабочих, даже рабов, настолько они связаны алгоритмами подчинения. А вот чем совершеннее станут юниты, тем большей самостоятельностью будут обладать. Вплоть до того, что начнут оспаривать мои приказы. По крайней мере, о таком говорилось в прочитанных мною гайдах. Бунтовать не станут, зажатые все теми же алгоритмами подчинения, но сделать по-своему, считая, что так правильнее, рациональнее и эффективнее – запросто.

Рабочие были самыми простейшими конструктами, нулевого уровня, без возможности улучшения и прокачки. Просто стальные скелеты с крошечным реактором за ребрами, с витками проводов и тонких тросиков, выполнявших роль человеческих мышц, связок и сосудов с нервами. Такое устройство весьма травмоопасно – роботы будут то и дело ломаться, цепляясь за острые углы, обломки, куски арматуры. В челноке специально для этого лежит набор инструментов, чтобы я мог исправлять повреждения работников.

Следующий уровень рабочих будет более продвинутым, проводов и тросов станет меньше на порядок, питание и передача движения будет осуществляться беспроводным способом (все на совести разработчиков, лично я такого не представляю), часть «коммуникаций» пройдет внутри стальных костей, можно будет добавлять защитные пластины и даже превращать рабочих в простейших солдат. Правда, бойцы из них – это как снаряды из одного вещества, но хоть отмахаться от тех же собак и крыс смогут.

В челноке имелся бесконечный источник энергии, от которого заряжался я и заряжались мои роботы. Хм, ну как бесконечный – заканчивается, конечно, но потом быстренько сам собой восстанавливается. Топлива ему искать не требуется, как и для будущих энергостанций, которые начну строить тогда, когда появится дефицит энергии при развитии базы. Для подчиненных имелись внешние разъемы на стенках челнока, так как проход внутрь был им заказан.

Как и ожидал, с началом работы по раскопкам ресурсов пошли поломки: то провод порвется на руке или ноге, то тросик заклинит мусором или зацепится им один из моих подчиненных за железяку, согнувшуюся крюком.

Блин, ну когда же я смогу набрать старинного хлама на постройку цеха с нормальными рабочими?!


Вы желаете построить сборочный цех для запуска роботов-рабочих?

Да/нет.


Уф, наконец-то я это сделал. Восемь часов кропотливой работы и, кажется, что больше устал я, чем шестерка железных олигофренов.


Вы получаете 300 единиц опыта за успешное развитие базы.


Цех – стальная коробка, притулившаяся сбоку в нескольких метрах от челнока, – позволял строить еще шестерых рабочих, чуть улучшенных по сравнению с теми, что свалились на меня в прямом смысле с неба. Но его можно было модернизировать за счет количества юнитов. Добавить брони, усилить энергоячейку для большей автономности, увеличить количество ядер в процессоре, чтобы не сильно тупили.

Вообще, как такового лимита по количеству не было. Просто необходимо было заложить требуемое количество сырья и выделить определенный объем энергии. Если ресурсов было бы полно, как и энергии, то можно выпускать одну партию за другой, заполняя все пространство стальными скелетами. Эх, мечты, мечты… Мало того что я сойду с ума, занимаясь починкой ломающихся, так и пользы в таком количестве безмозглых истуканов не будет.

Вместо шести рабочих я сделал четверых. На одного потратил ресурсы двух роботов, сделав более массивным и усилив защитными пластинами его каркас. После вручил свою трубу и отправил на охрану базы. Ресурсы остальных четырех роботов распределил между тремя, получив гораздо более сообразительных и умелых работников, чем первая шестерка.

Уже ночью, загрузив очередную порцию хлама, состоящего из останков стиральных машин, микроволновок, простых пылесосов и даже нескольких пылесосов-роботов, хлебопечек и тостеров, я почувствовал, что вот-вот на меня накатит… нервный приступ, очередной срыв. До меня только сейчас дошло, что суждено до конца жизни находиться среди этих развалин, общаться с программами, терпеть боль, умирать и возрождаться, рискуя с каждым разом потерять рассудок и стать очередным ботом или глюком.

Я поднял к черному небу лицо, стиснул кулаки и изо всех сил закричал, рискуя порвать связки:

– За что?!


Глава 2

Серый рассвет утра нового, второго дня в виртуальной реальности встретил меня угрюмо сидящим на куске потрескавшегося от времени бетонного блока. Перчатки на руках были измочалены, как и мясо на костяшках пальцев о камни и стены челнока с цехом. Ночью я чуть не сошел с ума, молотя руками и ногами все, до чего дотягивался. Досталось и роботам. В порыве ярости, которой сам от себя не ожидал, изуродовал двух рабочих нулевого уровня. Их останки теперь только в переработку. Пришел в себя только после нескольких ударов головой о бетонную стену рядом стоящего здания. Причем несколько первых ударов сделал, находясь в сумеречном состоянии разума. Но хорошая встряска прочистила мозги как следует.

Да, я рефлексировал всю ночь, как паршивый интеллигент. Впрочем, а кто я на самом деле? Интеллигент и есть. Всю жизнь витал где-то в облаках, отдаваясь своему увлечению без остатка. Возможно, оцифровка произошла по этой же причине, что-то там перемкнуло в мозгах – и вот результат.

Больше всего жалел не руки, сбитые до стальных костяшек, и не рассеченный лоб, а рабочих. Эта пара сломанных уйдет на создание одного точно такого же «нулевика». А в моем цехе производятся модели чуть совершеннее, так что еще и добавлять придется.

Заметил мигающий тревожным красным цветом значок в виде молнии и пошел подзаряжаться. Вместе с восполнившейся шкалой энергии ушли чувство голода и жажды. Итак, начался новый день со старыми проблемами. Очень скоро начнутся нападения на мою базу, и чем дальше, тем больше и сильнее. Уже сейчас великий рандом стягивает в окрестности моей базы различных тварей. Сегодня они создадут свои гнезда и логова, завтра выведут первый приплод, а послезавтра первые разведчики начнут проверять меня на прочность. И это только начало! Еще через неделю начнут появляться противники посолиднее, к примеру, я хорошо помню того пулеметчика, который обитает сравнительно недалеко от меня. И если он нагрянет ко мне, то… уф, лучше не думать, придется заваливать его в прямом смысле телами солдат, после чего мне останется только застрелиться – к приходу еще более сильных гостей я буду гол как сокол.

За ночь роботы натаскали изрядную гору добра, пожалуй, хватит на две партии роботов, аж двенадцать штук, а вот оставшаяся четверка нулевиков полностью вышла из строя. Опять придется потратить час-полтора на их ремонт. Или?.. Хм, а это идея.

Из нулевиков, всех шестерых, получил двух нормальных рабочих роботов. Вторую партию разделил на четырех – два охранника и два рабочих, первые получились два в одном, вторые вышли обычными, без всякого апгрейда. Третья партия подарила базе еще четверку рабочих.

Оставив всех рабочих собирать добро, я выдал охранникам куски арматуры, вернул себе свою трубу и повел свой крошечный отряд навстречу приключениям. Нам предстояло зачистить окрестные развалины примерно в радиусе двух-трех сотен метров.

Первыми под раздачу попали знакомые собаки, чьи следы я заметил на пыльной поверхности обломка бетонной плиты. Две пары крупных отпечатков и три маленьких, явно щенячьих. По моей команде один из роботов сунул в щель, куда вели следы, металлический прут и начал там им шуровать. Вскоре появилась взрослая собака, но выскочила она не из норы, а сбоку – видимо, там имелся второй выход из логова. Увидев нашу четверку, тварь оскалила зубы, зарычала, но нападать не решилась.

– Ты, встань там и не пускай собаку в нору, – отправил я одного из охранников к тому месту, откуда появилась собака. К нему на помощь отправил того, кто выгнал животное из норы, сам же с последним роботом набрали куски пластика среди завалов, наломали веток с кустов и деревьев, после чего сложили большой костер у главного входа и подожгли. Огня он давал мало, зато дым получился просто на загляденье: черный-пречерный, густой и стелющийся по земле. Нам, не нуждающимся в кислороде, он не мешал, а вот собакам досталось изрядно.


Вы не пошли напролом, воспользовались хитрой уловкой, чтобы разобраться с врагом.

Вы получаете вторичную характеристику Хитрость.


Со второго входа из норы полезли щенки – размером чуть крупнее кошки, с морщинистой кожей, покрытой мелкими свежими язвами и струпьями от старых, клоками шерсти. При этом клыки и зубы имелись в полном составе и вполне себе взрослые, почти что как у самки. Выглядели они мерзко и противно, у меня даже мысли не возникло пожалеть щенков. Да еще и зубы скалили так, что я сразу вспомнил вчерашнюю первую смерть от клыков точно такого же животного, только взрослее. Так что я прибил их без малейшего сомнения.


Враг мертв!

Враг мертв!

Враг мертв!


Увидев смерть своих щенков, самка издала душераздирающий вой, зло сверкнула глазами и исчезла среди руин, оставив поле боя за моим отрядом.

Следующую нору облюбовала уже пара зараженных собак с семью щенками. На этот раз нам пришлось помахать оружием. Прикончили одну тварь и серьезно ранили вторую, которая спряталась среди щелей в окружающих развалинах. По отработанной схеме натаскали горючих материалов и обложили ими все подозрительные норы, которые могут вести в собачье логово. И перестарались.


Ваши коварство и жестокость не знают границ. Вы убиваете врагов, не пачкая кровью свои руки и руки подчиненных. Вы получаете вторичную характеристику Бесчувственный, теперь Вам сложно подружиться с утонченными и трепетными натурами, такие будут бежать от Вас или же испытывать неприязнь в Вашем присутствии.

Повышается характеристика Хитрость +1.


Третья стычка произошла со стаей мутировавших крыс. Каждый мутант был крупнее щенков зараженных собак, при этом грызуны двигались очень быстро на своих маленьких ножках и совершали умопомрачительные прыжки. Никто из нас не погиб, но досталось изрядно. Моя куртка и штаны превратились в лохмотья, живая оболочка покрылась десятком укусов и глубоких царапин, с одного из охранников содрали две бронепластины и повредили правую руку, которая у него перестала двигаться. Это был пассив. А в активе – дюжина убитых взрослых особей и полсотни крысенышей, размером с хомяка, которых я растоптал. Под конец самому стало противно и появилось чувство тошноты. Будь у меня настоящий желудок – непременно бы сблевал.

Вы получаете вторичную характеристику Палач. Среди разбойников, душегубцев и рейдеров Вы сойдете за своего. Характеристика заменена на – Бесчувственный Палач. Вам не будут рады в поселениях, где царит закон и справедливый мягкий суд.


Я только хмыкнул, читая эти строчки. Да плевать! Этих поселений в игре великое множество, не рады будут в одних, всегда встретят с распростертыми объятиями в других.


Поздравляем! Ваши заслуги были оценены по достоинству, и Вы получаете новый уровень.

Ваш уровень – 2!

У Вас имеется 5 свободных баллов характеристик.


Уф, все, хватит на сегодня, вымотался физически и морально за эти несколько часов, нужно возвращаться на базу, отдыхать, делать новую партию роботов и смотреть, куда я могу потратить свои баллы. Ну и зарядить моих бойцов необходимо, так как активные боевые действия увеличили расход энергии.

Ресурсов, собранных в мое отсутствие, хватало на новую партию рабочих роботов: можно сделать не шесть, а три, и всех послать на зачистку местности. Но стало интересно, что я могу получить на свои пять баллов. Оказалось, и много и мало одновременно. За пять единиц я мог заказать себе с орбиты реактор и чертежи для его копирования и дальнейшего апгрейда. За десять – получить чертежи казармы для солдат первого уровня, имеющих бронепластины на уязвимых точках тела и лазерный пистолет. Вместо казармы предлагался цех второго уровня с рабочими роботами, среди которых имелась модель инженера, способного взять на себя часть контроля за рабочими, улучшить процесс добычи ресурсов, уменьшить процент отходов в производстве и многое другое, из-за чего я сейчас несу существенные убытки.

На казарму и новый цех у меня не хватало баллов, реактор, имеющийся в челноке, пока справлялся. Внимание перевел на уже имеющиеся постройки. Так как челнок модернизации не подвергался, а на переделку цеха не хватает средств, так сказать, то займусь-ка я улучшениями роботов. За два балла я открыл робота-ремонтника, который мог привести в порядок поломки у своих собратьев в цеху и справиться с возведением элементарного защитного периметра. За один балл предлагалось поднять уровень рабочих, то есть с первого на второй. До уровня рабочих инженерного цеха они, конечно, не дотягивали, хоть и там и там сходили с конвейера сразу со вторым уровнем, зато на голову лучше уже имеющихся и на порядок – нулевиков, мир их праху, хе-хе.

Решено – сделано. На панели в челноке выбрал необходимые изменения, с сожалением вздохнул, увидев сиротливый ноль, где секунду назад зеленели пять баллов опыта.

Теперь вместо шести роботов я получал пять, но каждый из них слегка превосходил даже тех, которые создавались с увеличенным ресурсом за счет прочих рабочих. Или четырех, если среди них был один ремонтник, или двух ремонтников. Вот их я и заказал. И все были третьего уровня – один балл за второй уровень, два за третий.

Чуть передохнув и раздав указания, я отправился на очередную охоту – мне кровь из носа, но требовалось набрать десять баллов, необходимых для постройки казармы, а еще лучше больше, чтобы получить солдат более высокого уровня или заказать для них младшего командира.

После пятого разоренного гнезда, увеличения Палача и Хитрости на единичку я получил долгожданное сообщение:


Поздравляем! Ваши заслуги были оценены по достоинству, и Вы получаете новый уровень.

Ваш уровень – 3!

У Вас имеется 5 свободных баллов характеристик.

Сейчас мой персонаж выглядел так:

Аванг.

Раса: робот.

Уровень 3.

Сила 10.

Энергия 10.

Ловкость 6.

Сопротивление 6.

Харизма 3.

Наука 10.

Торговля 3.

Ремонт 3.

Легкое оружие 3.

Тяжелое оружие 6.

Тяжелая броня 6.

Энергетическая броня 3.

Бесчувственный Палач 2.

Хитрость 3.

Опять пришлось возвращаться на базу, заряжать и чинить роботов, отдыхать самому. Попутно запустил конвейер с рабочими роботами, пополнив свою армию тройкой (вместо пяти стандартных рабочих) охранников и отправив пять рабочих на разбор торгового центра. Имеющиеся два ремонтника справлялись с починкой выходящих из строя роботов на отлично. Видя это, одному я дал указание приступить к возведению охранного периметра, сиречь стены. Обломков бетона, остовов машин, арматуры и прочего строительного мусора ему хватит надолго.

За остаток светлого времени суток взять четвертый уровень у меня не вышло даже с возросшей мощью отряда. Быстро наступившая темнота и вышедшие на охоту сильные ночные хищники заставили свернуть фарм и вернуться на базу.

Сегодня решил не тратить ресурсы на увеличение поголовья работников или охранников (по сути, те же рабочие, только сильнее, с большим аккумулятором и чуть более быстрым процессором). Завтра, если все пройдет удачно, все это добро понадобится для постройки казармы и запуска конвейера солдат.

Всю ночь я работал наравне со своими подчиненными. Спать мне не требовалось, впадать в искусственный сон, отключив себя на несколько часов, не хотел сам. Так почему бы не помочь работникам разбирать завалы и складывать полезное, условно-полезное и бесполезное по кучкам? Усталость была неведома моим мышцам, знай заряжайся от реактора и опять включайся в работу. С одной стороны, хорошо – сколько времени экономлю, с другой – люди и киборги прокачивали свои характеристики: Силу, Ловкость, Выносливость. Мне же для этого разработчики оставили лишь половину параметров, вроде оружейных и ремонтных навыков и ношения брони. Что ж, везде есть плюсы и минусы. Я не жалею, что выбрал робота, даже с учетом своей оцифровки.

М-да… Что-то администраторы не спешат с появлением.


Утром, отряхнувшись от пыли, я выступил в поход. Сегодня у каждого из шести охранников и у меня был в руках щит и короткая алебарда, сделанные ремонтниками за ночь из кусков металла, труб и арматуры. Пошел третий день, как я основал базу, и сегодня должен наступить пик заселения окрестностей монстрами. Часть из них я зачистил, это примерно две трети территории.


Черный врлок.

Уровень 4.

Самый мелкий и условно слабый из чужих. Костяная броня непреодолима для оружия с низкой энергетикой. Укус ядовит для органических тканей.


Этот самый врлок был похож на вытянутую и узкую черепаху. Толстый панцирь надежно защищал от чего-то, не обладающего мощью единого пулемета. Толстые кривые лапы были слишком коротки, чтобы атаковать уязвимое брюхо, где панцирь был лишь чуть крепче ореховой скорлупы. А шея, вооруженная треугольной головой с мощным клювом, вытягивалась почти на метр вперед с умопомрачительной скоростью. При этом и шея, и лапы были хорошо защищены костяными бляшками. Броня на шее и вовсе напоминала телескопическую удочку, где колена – костяные кольца, внутри которых пряталась уязвимая плоть. Четыре твари, против которых нужны гранаты и пулемет, а не наши кустарные алебарды.

Покрутившись вокруг неуязвимых тварей, я с досадой решил отступить – не по зубам. Да только забыл спросить их самих! Врлоки сели нам на хвост, как свора легавых встает на свежий след лисы.

Через полчаса одну тварь удалось заманить под неустойчивый обломок плиты и столкнуть тот на нее.


Враг убит!


После этого оставшаяся троица стала осторожней и больше в ловушки не попадалась. Пришлось плюнуть и по прямой рвануть на базу, чтобы там приготовить теплую встречу гостям из космоса. Надежды на стену, которой занимался ремонтник, не оправдались. Возможно, помогай ему еще два-три робота, сейчас бы часть периметра была надежно прикрыта, и врлоков остановили бы на подступах мои рабочие, забросав камнями сверху, пока они топтались бы под стеной.

Идея появилась в тот момент, когда один из роботов подошел к зарядному гнезду, чтобы наполнить опустевшую батарейку. Мощный аккумулятор каждого робота был надежно защищен от самых различных неприятностей, ведь серьезное повреждение приводит к взрыву. Рванет, конечно, не как фугас противотанковый, но и наступательной гранатой не покажется. Тем более что при взрыве выделяется очень много тепловой энергии, которая запросто способна запечь быка до самых потрохов.

– Эврика! – воскликнул я и помчался конструировать особых роботов.

Простые рабочие были туповаты для моих целей, ремонтники подходят, но жалко ресурсы. В итоге пришлось чуть придушить жабу и пойти с ней на компромисс: я получил трех слабых, невероятно глупых и полностью незащищенных ремонтных роботов с усиленными до максимального предела батареями.

Когда врлоки добрались до базы, на их пути стоял одинокий робот, держа в руках щит, алебарду и красуясь в лохмотьях, бывших некогда моей одеждой. Не видя вокруг моего подчиненного завалов и круч, с которых защитники базы могли столкнуть на них камни, чужие бросились на приманку, приняв ту за меня. Один из них опередил своих товарищей почти на три метра и первым вцепился в ногу робота, проскочив под щитом и проигнорировав слабый удар заточенной арматурины.

Миг спустя я ослеп от яркой вспышки, возникшей на том месте.

– Вот же блин, – выругался я.

Из-за слепоты я потерял ориентацию в пространстве. Осталась только карта, показывающая два красных пятнышка неподалеку. Взрыв убил лишь одного противника, и это было плохо.


Врагу нанесен урон 75 единиц!

Врагу нанесен урон 62 единицы!

Враг уничтожен!

Вы повысили вторичную характеристику Хитрость +1.


Когда зрение ко мне вернулось, и я смог оценить ситуацию, то понял, что все не так уж и плохо. Почти что плазменная вспышка не только обуглила наполовину самого прыткого врлока, но и серьезно ранила его товарищей, повредив жаром головы и передние лапы. Сейчас они нелепо топтались на месте взрыва, то и дело падая брюхом на землю и дергая обожженными шеями.

По моему приказу охранники зацепили чужих крюками под лапы и перевернули на спину. А дальше я несколькими ударами алебарды – штыря, приваренного на обухе топорика, пробил тонкий панцирь на груди и нанес смертельные ранения.


Враг уничтожен!

Враг уничтожен!

Поздравляем! Ваши заслуги были оценены по достоинству, и Вы получаете новый уровень.

Ваш уровень – 4!

У Вас имеется 10 свободных баллов характеристик.


Уф, наконец-то. Тут же потратил все баллы на казарму и очень скоро получил пять солдат. Тонкие, невысокие, кажущиеся грациозными по сравнению с массивными рабочими, они радовали мой взгляд. Каждый был вооружен лазерным пистолетом; на спине, в специальном креплении, имелись несколько сменных батарей к оружию.

– Вот теперь повоюем! – оскалился я в улыбке.

Дальнейшая зачистка местности превратилась в легкую прогулку. Охранники выманивали на себя разных тварей и держали их на расстоянии от себя с помощью щитов и алебард, а солдаты расстреливали врагов, как в тире. Когда удавалось заманить врагов в тесный проход в большом количестве, на сцену выходил робот-камикадзе, подрывавший себя и ближайших противников. Затем солдаты добивали ослепленных и обожженных врагов.

Уже через полтора часа я получил радостное сообщение:


Поздравляем! Ваши заслуги были оценены по достоинству, и Вы получаете новый уровень.

Ваш уровень – 5!

У Вас имеется 5 свободных баллов характеристик.


Глава 3

Прошло семь дней с момента, как я оказался в ловушке игрового мира. Сегодня получил девятый уровень и вместе с уже имеющимися набрал двадцать свободных баллов. Очки за пятый уровень я потратил на улучшение боевых роботов: вручил каждому солдату по второму пистолету, научил навыку меткой стрельбы и… все. Пяти баллов хватило только на это. Мои мечты обзавестись младшими командирами так и остались мечтами.


Вы желаете получить чертежи оружейного цеха второго уровня?

Да/нет.


Разумеется, я этого желал.


Вы получаете 1000 очков за успешное развитие базы.


И следом возник значок входящего вызова.

«Поздравляю тебя, мой помощник! Ты уверенно идешь к победе, возвеличивая нашу расу! За это я дарую тебе награду!» – знакомое красивое женское лицо с улыбкой отбарабанило сообщение и быстро исчезло.


Вы получаете бонус: чертежи лазерной винтовки «Луч».


– А вот за это большое спасибо! – искренне обрадовался я подарку Аниласты.

Еще бы, я собирался потратить аж целых два балла на изучение этого оружия, точнее, похожего, но чуть-чуть слабее, а тут оно само свалилось в руки и в более качественной модификации. Впору Аниласте ставить свечку за здравие, хе-хе.

Сэкономленные баллы вложил в чертежи тяжелого оружия и получил крупнокалиберную снайперскую винтовку и ручной пулемет. Один балл потратил на изучение чертежей ручных гранат и два ушло на то, чтобы увеличить емкость магазина винтовки и сменить магазинное питание пулемета на ленточное.

И гранаты и стрелковое оружие были огнестрельными, использующими взрывчатку и порох. Для тяжелого лазерного, плазменного и так далее, мне нужно было улучшать оружейный цех, поднимать его в уровнях.


Поздравляем! Вы выполнили минимальные условия скрытого задания для развертывания базы и укрепления периметра за семь дней.

Ваши заслуги были оценены по достоинству, и Вы получаете новый уровень.

Ваш уровень – 10!

У Вас имеется 5 свободных баллов характеристик.


– Сегодня просто праздник какой-то! – счастливо зажмурился я. – Обалдеть просто.

Халявные баллы я без сомнения потратил на создание в оружейном цехе исследовательского отдела. Теперь я могу отдавать туда трофеи и с большой долей вероятности получить рано или поздно чертежи оружия, которые станут производиться в цехе. И я уже знаю, что за оружие попадет первым на лабораторный стол цеха.

Сейчас у меня был отряд из двадцати солдат. Еще пятеро охраняли базу, обнесенную трехметровым забором из блоков и плит. Двое ворот в противоположных сторонах находились под присмотром шестерки охранников, они же открывали их, так как до автоматизации процесса мне было еще далеко. Два дня назад на базу впервые было совершено нападение. Около полусотни зараженных собак, разбившись на три стаи, в сумерках решили атаковать. На что рассчитывал искин, что ими управлял, – не знаю. Крупных матерых тварей солдаты очень быстро перестреляли со стен. На следующее утро рабочие отволокли мертвые туши подальше, чтобы не смердели и не приманивали падальщиков.

На охоту за редкими вещами я взял всех своих солдат, сменив у некоторых вооружение. Так я получил двух снайперов с крупнокалиберными винтовками, пять стрелков с лазерными, одного пулеметчика и пять гранатометчиков, прочие щеголяли с парой пистолетов.

– Так-так, уже семнадцатый уровень, – прошептал я. – А ты вырос, малыш.

За прошедшие дни у меня выработалась привычка разговаривать с самим собой. Из роботов собеседники получались от слова «никакие» – не имели речевого аппарата низкоуровневые юниты, – а тишина без человеческой речи действовала на меня угнетающе. Вот и произносил раз от раза фразы вслух. Вполне может быть, что начал сходить с ума, хм… но в молчании, вероятно, уже свихнулся бы окончательно. Обычные игроки все же имеют возможность выйти в реальный мир, поболтать с друзьями, посмотреть телевизор, еще как-то развеяться, а вот я подобного лишен.

Робот с лазерным многоствольным пулеметом за неделю поднял несколько уровней. С автоматизмом и скрупулезностью он ходил по одному и тому же маршруту, очень сложному и который без долгих часов наблюдений не вычислить.

На этом маршруте в одном месте я установил три растяжки, соорудив примитивные мины из ручных гранат без осколочного наполнителя, «рубашки», если по-армейски (как-то вычитал в статье это название, когда рисовал комикс про древнюю войну). Слева и справа в сотне метров от закладки засели «тяжелые» снайперы. В полутора сотнях метров, прямо по ходу движения противника, занял позицию пулеметчик. Я с остальными солдатами спрятался в десяти метрах за насыпью из обломков здания.

Враг пройдет с обратной стороны этого завала, и в этот момент мы должны атаковать его по сигналу: выстрелам снайперов или взрыва гранат. Для захвата ценного имущества у меня была сделана сеть из тонкой цепи с большими крючками. Спутав противника, потом легко прикончу его лично, сохранив лазерный пулемет от повреждений (и заграбастав себе весь опыт, за уничтожение сильного врага). Ведь шальная пуля, осколок или взрыв гранаты может повредить оружие. Имей я цель просто уничтожить противника, то пара снайперов выстрелами инициировали бы взрыватели в тяжелых гранатах под его ногами. Или расстреляли бы пулями с термоупрочненными сердечниками, которые имели шансы пробить бронещитки робота.

То ли он заметил растяжки, то ли сегодня решил пройти парой метров правее, но наши минзакладки противник миновал. Чтобы понять это, мне не нужен был сигнал – я отлично расслышал тяжелую поступь менее чем в двадцати метрах от себя. Под чужой стальной пятой хрустел щебень, скрипели куски ржавого железа, постукивали детали доспеха и оружие на теле робота.

Потом раздался выстрел и громкий металлический звон.

– Вперед! – рявкнул я мгновение спустя.

Четыре тройки, у каждой из которой была сеть, выскочили из-за укрытия и набросились на врага. Им нужно было пробежать всего пятнадцать метров до него, но не смогли, не срослось. Со звоном раскрутился ротор блока стволов, следом раздались хлопки, когда за раскаленными лучами схлопывался воздух.

Вспышка! Вторая! Два моих солдата разлетелись на куски, когда взорвались простреленные лазерным лучом энергоячейки.

Третий солдат был перерублен пополам, но его батарея избежала попадания лазерного луча.

Еще вспышка, сообщающая, что уже четвертый мой робот превращается в кучку оплавленных и разорванных деталей!

Бдонг! Бдонг! Бдонг! Бдонг!

Это снайперы открыли частую стрельбу, отвлекая внимание врага на себя. Но тяжелые двенадцатимиллиметровые пули только рикошетили от бронепластин робота. Плюс от такой стрельбы был только в одном – от столкновения с пулями противник отшатывался и уводил прицел пулемета в сторону от солдат.

– Назад! Все назад! – заорал я что есть мочи и тут же спрятался за бетонный обломок, на котором спустя полсекунды заплясали лазерные лучи.

Уцелевшие солдаты шустро скрылись за камнями, избежав бесславной гибели.

Черт, когда я планировал операцию, то не ожидал такой прыти от одного-единственного, пусть и с пулеметом, робота. Что такое пятнадцать метров для дюжины стальных созданий? Тьфу – и растереть! Но треть их уже была выбита за несколько первых секунд боя, когда еще и пяти метров никто не успел преодолеть из отряда. Если бы не снайперы, то я рисковал потерять всю свою армию.

Бдонг!

Вспышка!

– Ах ты ж, сука! – скрипнул я зубами, когда пулеметчик нащупал-таки укрытие моего стрелка с крупнокалиберной винтовкой и шутя расстрелял того.

Во мне разгорелась злость. Плевать на трофей, но тебя, гад, я достану!

Нащупал несколько гранат на ремне, выбрал самую тяжелую, с килограммом взрывчатки и без осколков. Такими штуками в войну сто с лишним лет назад простые пехотинцы уничтожали многотонные туши танков, а в этой сволочи и трех центнеров не наберется.

Выдернул кольцо, досчитал до трех, и…

– Хэк! – хеканье машинально сорвалось с моих губ, когда я перебросил гранату через укрытие, все же человеческие привычки сказываются.

Через пару секунд оглушительно рвануло. От взрывной волны даже дрогнул тот обломок, за которым я прятался.

На секунду выглянув, я увидел только густое облако пыли, повисшее в том месте, где был враг. Потом взгляд скользнул в сторону, остановился на сети, лежащей рядом с останками одного из моих солдат. Тут же появилась идея, реализацией которой я и занялся.

Когда я поднял сеть и расправил в руках, на меня вышел пулеметчик. Повезло, что он пятился в мою сторону, держа пулемет направленным в сторону второго «тяжелого» снайпера, точную позицию которого так и не смог определить. На звон звеньев и крючков он среагировал быстро, даже успел развернуться и полоснуть очередью по мне почти в упор.

Но сеть уже накрыла его сверху, крючки вцепились в края щитков, за оружие, опутали руки.


Вы получили 56 единиц урона!

Вам нанесено критическое повреждение!

Вы получили 40 единиц урона!

Вам нанесено критическое повреждение!


Под эти сообщения у меня подогнулась левая нога, отрублена под самое колено, следом на землю упала левая рука, отсеченная лазером в районе бицепса.

– Вперед!

Я успел отдать последнюю команду, когда вновь сверкнул пулемет, направленный стволом в землю… куда я и упал. Вот ведь свезло гаду.

Вы умерли!

Вы возродились!

Внимание! У вас осталось три бесплатных возрождения. После этого каждая смерть будет начислять штрафные баллы к свободным очкам характеристик, и при превышении лимита Ваш уровень окажется понижен.


Первым делом я открыл карту и облегченно выругался (да-да, в последние дни я только так и выражаю эмоции – руганью и матом), когда увидел, что мои солдаты все были целыми; мало того, окруженная ими, рядом светилась красная точка врага.

На место боя я прибыл с эскортом из четверки охранников, вооруженных лазерными пистолетами. В одиночку, несмотря на свой десятый уровень, я поостерегся передвигаться. Двухуровневые же охранники неплохо пользовались лазерным оружием, а цели было все равно: выпустил в нее луч новичок или ветеран, урон-то не сильно отличается. Кое в чем мне повезло: солдаты были туповатенькие и даже после моей смерти выполняли последний приказ, то есть пленить врага, сберечь пулемет. И сейчас под их ногами лежал противник, опутанный сетями так плотно, что его тела не было видно. Пулемет он так и не выпустил и даже смог проделать прореху в путах, но дальше мои роботы зажали стволы оружия, не давая ими шевелить.

Был бы пулеметчик разумным или просто живым созданием, то я бы непременно выдал речь в духе голливудских героев. А этот вел себя как неимоверно тупая, заскриптованная кукла. Так что я просто расстрелял его в упор, подведя дуло лазерной винтовки вплотную к голове.

Враг убит!

Поздравляем, Вы получаете контроль над новой территорией!

Ваши заслуги были оценены по достоинству, и Вы получаете новый уровень.

Ваш уровень – 11!

У Вас имеется 5 свободных баллов характеристик.


И снова плюшки посыпались. Я уже начинаю бояться будущего отката за такие подарки судьбы. По мне, так слишком легко даются уровни.

С собою забрал все: не только пулемет, но и останки робота. Жаль, что мне еще нескоро получится раскрыть НИИ, в котором можно было бы их изучить.


Огненный Дарт.

Тяжелый лазерный гатлинг.

Уникальное оружие.

Урон: 60360 единиц.

Вы не можете пользоваться этим оружием.


Ну, не очень-то и хотелось.

Отправив охранников и двух солдат доставить трофеи и останки погибших бойцов на базу, я решил обойти местность.

Уже через десять минут нашел пролом под ногами, сквозь который просматривалось огромное помещение. Назвал бы пещерой, да только в мегаполисе их не найти. Здесь, скорее всего, похоронен под обломками зал древнего здания. В нем можно найти что-то интересное, а можно и впустую потратить время, если там, к примеру, театр, кинозал или ресторан. Уже было ушел, но тут взгляд остановился на замызганном куске пластика размером с обеденный стол с очень знакомым логотипом и почти полностью стертой надписью.

– «Мерседес»? Автомобильный салон? – вслух удивился я. – А это может быть очень интересно.

Вновь вернулся к трещине и попытался что-то рассмотреть.

– М-да, картина известного мастера: сражение негров в глубокой пещере безлунной ночью. Ну-ка, парни, вот вы скинули оружие и взялись за камни…

В этот момент со мною вновь связалась Аниласта:

«Мне неприятно видеть, как мои помощники сражаются между собою, радуя сердца людей и чужих своей грызней. В этот раз твой враг оказался безумен, ранее отринул меня, но я хочу, чтобы более никогда ты не поднимал оружие против моих помощников. За уничтожение ренегатов же получишь награду. Сегодня я дарую тебе ключ к челноку убитого тобою».

Изображение как всегда мгновенно потухло, а на карте загорелась синяя точка: судя по местоположению, это где-то рядом со мною. И сотни метров не будет. Пока мои роботы расчищали трещину, чтобы я мог попасть в помещение внизу, сам в это время стал искать челнок. И я его нашел, тщательно замаскированный кусками ржавого железа, обломками бетона и целой горой гнутой арматуры. Под такой защитой ни один сканер не обнаружит челнок, разве что по энергетическим всплескам от реактора, когда он работает на максимальной отдаче.

Пелена свободно пропустила меня – система признала меня как хозяина. Внутри было столько пыли, что нога в ней тонула. Никак не меньше семи сантиметров.

Немного очистил от нее пульт, включил его и дождался запуска системы. Наверное, предыдущий хозяин стерегся и потому почти полностью отключил челнок, чтобы чужие сканеры не засекли ничего подозрительного. Наконец пробежала заставка по монитору, открылось меню выбора.

– Тю-у, как все запущено, – покачал я головой.

Бывший владелец открыл только рабочий цех и энергостанцию. Зато прокачал рабочих до максимального пятого уровня, а станцию поднял до третьего, что дало прирост энергии на двести процентов. Что ж, нужно тащить сюда работников, ресурсы и строить цех, потом энергостанцию.


Желаете синхронизировать челноки?

Да/нет.


Едва только я нажал «да», так мгновенно появилось еще одно сообщение, радующее меня, как… как… даже и сравнить не с чем, я подобных чувств не испытывал ранее.


Поздравляем! Ваш талант и трудолюбие принесли свои плоды. Вы вошли в сотню игроков, кто за короткое время смог развернуть две базы. Стоимость всех построек снижается на 10 %, сбор ресурсов вашими рабочими увеличивается на 5 %.


Подарки не перестали сыпаться на меня и потом, когда я покинул челнок и вернулся к разлому. Роботы к этому времени освободили щель, и теперь можно было спуститься и все осмотреть.

Сначала по лестнице из толстой арматуры спустились два солдата с факелами, которые я сделал из ближайших кустов и молодых деревьев. Горели они не очень, но в темном помещении и такого освещения хватит, главное, не придется во мраке бродить. Поджигал, разумеется, выстрелом из лазерного пистолета, спичек в карманах не было, что неудивительно для моей расы. Когда солдаты вернулись к месту спуска и просигналили, что все чисто, я присоединился к ним.

Это и в самом деле оказался автосалон, причем расположенный на трех этажах, которые все были заставлены автомобилями. В основном новенькие (были когда-то, до апокалипсиса и восстания роботов) джипы, фургоны, минивены, спорткары. И лишь небольшое количество грузовиков и автобусов и даже лимузинов. Среди всех этих машин нашел два бронированных трехосных автомобиля. Несмотря на прошедшие годы, их двери открылись легко, хоть и были ко всему прочему толщиной сантиметров двадцать. Внутри машин нашел лишь несколько миллиметров пыли на обивке салона. К сожалению, подарков никто не оставил.


Объект неисправен.

Неисправность 87 %.

Вашего навыка Ремонт недостаточно для ввода объекта в строй.


Вот такое сообщение всплыло, когда я решил сесть за руль.

– Ну, не очень-то и хотелось, – повторил я недавнюю фразу, пожал плечами и вернулся на поверхность.

Все же неплохое себе местечко подобрал «пулеметчик», автосалон с машинами, полными электроники и дорогих сплавов, на два порядка лучше торгового центра с бытовой техникой. Что ж, проблема с ресурсами решена, осталось только доставить сюда рабочих и отправить под землю разбирать автомобили. Тут мелькнула мысль, что в таком огромном салоне обязательно найдутся незамеченные щели, проходы, да и просто технические туннели, по которым могут попасть ко мне те же крысы и зараженные собаки. Значит, придется строить минимум одну партию солдат только для постоянного патрулирования под землей.

До ночи я успел навестить Базу № 1, построить пять солдат, два пулемета и три лазерные винтовки, вооружить новым оружием бойцов, отправив штатные лазерные пистолеты на склад (в челнок, где уже лежали останки «пулеметчика»). Позже легкое оружие можно будет продать или использовать как вторсырье, когда заметно снизятся отходы производства. Просто сейчас что лазерный новенький пистолет скидывать в переработку, что десяток древних кофеварок – одинаково, КПД цехов низок. Пока роботы строились, отправил в оружейный цех на исследование пулемет и получил уведомление от системы:


Высокая сложность объекта. Изучение невозможно.

Увеличьте уровень исследовательского отдела.


М-да, а я так рассчитывал на возможность вооружить своих бойцов такой вундервафлей… облом.

С собой взял пять солдат и шестерку охранников, которые, по сути, были простыми, только хорошо проапгрейденными рабочими. У каждого из них при себе был лазерный пистолет и две гранаты, которыми они худо-бедно могли пользоваться. Кроме них забрал двух ремонтников из пяти, что имелись у меня на первой базе.

На обратной дороге попался крысиный выводок. Его вожак – огромный черный крыс с двумя головами и шестью хвостами – без раздумий атаковал мой отряд. Три десятка грызунов против двенадцати роботов с двумя пулеметами, тремя лазерными винтовками и семью пистолетами, плюс куча гранат с всевозможной начинкой – это даже не смешно. Уцелел только вожак, который не спешил атаковать в первых рядах, а писком на грани ультразвука командовал своими подчиненными из-за их спин. Он вовремя развернулся и задал стрекача, когда увидел смерть последних крыс. Но уйти с неповрежденной шкуркой, несмотря на всю стремительность, не смог и отдал нам в качестве трофея два хвоста, получив взамен несколько сильных ожогов на филейной части.

Всю дорогу я с опаской смотрел на карту, ожидая от рандома подвоха. Вот не верил, что просто так получил вторую базу и преотличное место с ресурсами, за все всегда нужно платить. К счастью, когда я вернулся, у трофейного челнока было пусто.

Патрульные просигналили, мол, все чисто и спокойно.

Сначала ремонтники построили хорошую и прочную лестницу, которую чуть позже сменит нормальный подъемник. Рабочие в это время очищали и расширяли пролом, чтобы ту можно было установить. Первыми по ней спустились солдаты – всего шестеро, разбитые на три двойки, состоящие из пулеметчика и бойца с лазерной винтовкой. Пришлось взять одного стрелка с пулеметом из остатков армии, но решил, что это стоит того, ведь на поверхности остается еще немалый отряд, плюс «тяжелый» снайпер, засевший на пятом этаже в одиноко стоящем здании в полутора сотнях метров от челнока.

Мне же так не терпелось построить цех с отличными рабочими и начать их выпуск, что включился в работу наравне со своими подчиненными.


Глава 4

За три дня работы в автосалоне у меня даже излишки ресурсов образовались.

Увеличил число солдат до полусотни, создал патрули в окрестностях двух баз, сделал несколько секретов и снайперских расчетов с крупнокалиберными винтовками. Простых рабочих с первой базы заменил на улучшенных, из цеха второго челнока, а вот охранников (по привычке их так называю) оставил. Я заметил, что они хоть и не так сильны и подвижны, как новички, зато сообразительнее их. Вероятно, это связано с накопленным ими опытом, когда бродили со мной в группе и зачищали от врагов местность. И на этом остановился.

У меня случился застой. Солдат и рабочих было ровно столько, чтобы не перегружать реакторы в обоих челноках. Строить дополнительную энергостанцию я не спешил, было у меня странное чувство, что не стоит торопиться с этим.

Ресурсов даже запас имеется, поэтому стахановская добыча сотнями рабочих мне не нужна. Требовалось изучать новые чертежи, но не было свободных баллов. И получить их никак не получалось, так как мелкие враги уже стали избегать моей территории, а сильные не забредали. Логова не могли найти разведчики, правда, из рядовых простейших роботов-солдат разведчики больше носили название, чем таковыми являлись.

Пришлось расширить их сферу влияния, увеличив радиус патрулирования еще на полкилометра. И тут сразу улыбнулась удача!

В огромном подземном переходе, частично заваленном, мои подчиненные наткнулись на колонию чужих, многочисленную и опасную. Подробностей не разобрал и не получил: пара патрульных продержалась около минуты, после чего была уничтожена. И даже кого-то смогли прибить, судя по тем крупинкам опыта, что перепали мне. О нападении я узнал из тревожного сообщения, чужих определил по значкам на карте, как и место, где случился бой. Повезло, что мой куцый интерфейс дотянулся до той точки, а то гадал бы сейчас, кто да где прикопал солдат.

Потирая ладошки от нетерпения, я бросился в челнок номер один, чтобы наштамповать ремонтников-камикадзе и десяток солдат, которыми восполню уже имеющиеся и будущие потери. Выступил через два часа, взяв с собой тридцать солдат и семь ремонтников. Пять пулеметов, столько же крупнокалиберных винтовок, два десятка лазерных винтовок и сотня гранат, дюжина из которых были невероятно тяжелыми, по килограмму только взрывчатки, плюс корпус, ручка из обрезка тонкой трубы и два детонатора – на удар и замедление. Детонаторы фиксировались одной чекой, так что времени на приведение в боевой режим сразу двух много не занимало.

Первое, что отметил при подходе к переходу – это невероятную тишину и безжизненность в округе. Даже следов вездесущих крыс не наблюдал.

– Ты туда, ты вон на ту кучу хлама… в здание… на кирпичную будку, – за две сотни метров до логова чужих я распределил снайперов по местам.

Пространство перед подземным переходом было, хм, своеобразным, другого определения и не найти. Все груды и кучи были расчищены на внушительном пространстве, а затем заставлено более компактными завалами, скорее даже столбами и стопками из блоков, плит, труб и прочего постапокалипсического мусора. Практически лабиринт, разве что без тупиков. Если это дело рук чужих, то твари предпочитают ближний бой, выскакивая из-за укрытия, нанося удар и тут же прячась, если атака не увенчалась мгновенным успехом. Самое большое расстояние между штабелями плит – метров десять, а кое-где не больше четырех. От начала баррикад до спуска под землю метров шестьдесят-семьдесят.

– Вперед, – продублировал я свои слова взмахом руки, отправляя в авангард ремонтника и солдата с винтовкой «Луч».

Солдат двигался в пяти метрах за ним, готовясь открыть стрельбу на малейшее движение. Я и остальной отряд остались стоять на границе между мусором и лабиринтом, ожидая результата от разведки боем.

Чужие терпели до последнего, выжидая, когда же мы тронемся следом за авангардом. Только когда ремонтник оказался у самого спуска, с ближайшей колонны на него рухнуло что-то огромное, великолепно замаскированное под цвет бетона и грязи.

– Рраа-агхрр! – заревел чужой, когда в его руках взорвался камикадзе.

Рана точно была смертельная или очень-очень серьезной, но сразу противник не умер.

«Бдонг! Бдонг!» Басами ответили на рык неприятеля снайперы, уложив обе пули точно в широкий корпус. Брызнула кровь, почему-то зеленого цвета, полетели клочки серой шкуры. Сопровождающий ремонтника полосовал врага огненными лучами, оставляя багровые рубцы.

– Рааарг!

Чужой развернулся и, качаясь корпусом из стороны в сторону, попер на нас. Тут уже включились в работу пулеметчики, начав щедро засыпать пространство перед собою. Пули рвали тело чужого, но еще больше доставалось окружающим колоннам.

Одна из очередей прошлась по верхушке штабеля, но брызг бетонной крошки и пыли не было. Заинтересовавшись, я поднял винтовку и направил лазерный луч в это место. Прошло несколько секунд, и чужой, на котором я поджаривал шкуру, не выдержал и спрыгнул на землю.

К реву первого врага присоединился рык второго. К этому времени в поджаренном было столько свинца, что он едва шел. Зато второй сохранил всю свою сноровку, несмотря на десяток ран и ожогов. Он легко схватил солдата, игнорируя выстрел из «Луча» в упор, и оторвал тому голову одним движением толстых лап. Потом открутил руки, бросил раскуроченное и еще дергающееся тело под ноги и несколько раз подпрыгнул, сминая робота в лепешку. Я с надеждой на эту выходку смотрел и мечтал, чтобы сработала энергоячейка, но взрыва так и не произошло.

Разобравшись с солдатом, тварь бросилась в нашу сторону, ловко укрываясь от пуль и огненных лучей за преградой.

Когда она была в двадцати метрах, я бросил винтовку под ноги и снял с пояса тяжелую фугасную гранату. Перед броском выждал пару секунд, опасаясь, что ударный детонатор может не сработать при падении, ну и просто перестраховываясь.

Тяжелый снаряд я бросил примерно в то место, поблизости от которого должна была проскочить тварь. Граната пролетела всего пятнадцать метров и была перехвачена огромной волосатой лапой еще одного чужого, до этого прятавшегося за колонной сосем рядом с нами.

Если он хотел швырнуть подарок обратно, то не стоило так топорно действовать и грубо останавливать взрывоопасный предмет. Граната взорвалась в его лапе, отчекрыжив ту по самое плечо и контузив чужого.


Вы нанесли критическое ранение!

Враг оглушен!


Чужой медленно повалился на землю, заливая все вокруг ярко-зеленой «кислотной» кровью.

Бдонг! Бдонг! Бдонг!

Тяжелые снайперы выпустили несколько пуль по упавшему врагу и тут же переключились на другую цель, по «бегуну», который оказался уже совсем рядом с нами.

– Рааарг!

От удара могучей лапы отлетел ближайший к врагу стрелок с «Лучом», сбив еще одного. Третьему чужой оторвал голову и тут же запустил ее в меня.

– Вот ты сука! Взять его!

По этой команде к монстру бросились оба ремонтника, а солдаты, наоборот, постарались разорвать расстояние. Вряд ли противник разбирался в классификации роботов, скорее даже обрадовался, что в его руки угодили какие-то задохлики, которым хватит и одного щелбана. Но когда сначала один, а миг спустя и второй ремонтник взорвались вплотную с ним, то он мигом поменял свое мнение. А уж как заорал!

– Не нравится, гадина? А как тебе это?!

После этих слов я бросил ему под ноги вторую гранату. Больше при себе «ручной артиллерии» без осколочной оболочки не было. Чужому взрывом оторвало стопу, после чего он упал на землю.

– Дай сюда, – я почти вырвал из рук робота пулемет и выпустил все оставшиеся патроны в ленте тому в голову.

Несколько пуль срикошетили от толстых костей черепа, но в тот момент в азарте я почти не придал этому внимания. Наконец, пулемет выплюнул пустую ленту из приемника.

А тварь все еще была жива.

– Гранату! – скомандовал я, и два робота вложили в обе протянутые руки по противотанковому заряду.

Зажав одну из них под мышкой, я активировал вторую и аккуратно кинул ее на чужого, так, чтобы она несильно ударилась о тушу и скатилась к голове. – А теперь назад!

От близкого взрыва качнулась земля под ногами, во все стороны полетели грязные зеленые ошметки. От той гранаты, что поймал предыдущий противник, эффект был не тот, возможно потому, что детонация произошла в воздухе.

Отлично, хватило одной гранаты, чтобы прикончить такую живучую скотину. Кстати, а что там с безруким и поджаренным? Я бросил взгляд на лабиринт и порадовался: один был мертв дальше некуда, о чем сообщала система, подсвечивая контур серым цветом. А вот второй уже почти очухался и сидел на корточках у столба, мелко тряся низко опущенной головой. От снайперов он был прикрыт лабиринтом, лазерные лучи бесполезно кромсали его дубленую шкуру, лишь оставляя следы сильных ожогов и сжигая свалявшуюся шерсть, пулеметчики меняли ленты в оружии.

Желая, чтобы поблизости не оказалось чужих на верхушках колонн, я выдернул чеку из второй фугасной гранаты и в несколько прыжков оказался рядом с тварью. Видимо, он меня учуял, так как услышать после контузии мои шаги был просто не в состоянии, а учуяв, поднял морду вверх и негромко зарычал.

– Да на, не плачь! – крикнул я с веселой бесшабашностью и кинул в него гранату с расстояния в три метра и тут же бросился под защиту колонны.

Не успел и получил в спину сильный пинок взрывной волной, которая впечатала в бетонные блоки, чуть не отправив от сотрясения на перезагрузку. К солдатам вернулся шагом, приходя в себя от двух взрывов вблизи себя.

– Все, домой, – скомандовал я. – Навоевались, блин.

Я потерял трех солдат и трех ремонтников, чужие – всего три особи. Но мои-то были пятого-шестого уровня (жаль, но как назло под удары попали роботы, которые успели прокачаться в патрулях и на зачистке), а вот враги в три-четыре раза выше. Впрочем, повезло, что они атаковали по одному, а не всем своим составом. Атакуй они хотя бы впятером и одновременно, то легко бы смяли весь мой отряд, и не помогли бы ни гранаты, ни снайперы на дальних позициях. Чтобы зачистить логово, прямолинейная атака не подойдет. Либо придется заваливать телами, а это жуткий перерасход ресурсов выйдет.

Хм, телами… телами… а если к энергоячейке камикадзе присовокупить пяток противотанковых гранат? Что ж, очень интересная мысль, только через пень-колоду ее не стоит решать, нужно сперва вернуться на базу и уже там хорошенько обдумать все.

Но сначала необходимо просмотреть все системные сообщения, которые я отключил перед боем.


Тролб.

Раса чужих.

Уровень 21.

Крайне агрессивные и живучие создания, живут колониями под землей или в темных каменных зданиях, обладают ядовитой кровью, которая быстро испаряется и насыщает воздух ядовитыми соединениями, опасными для людей и киборгов. Отдаленно некоторые особи похожи на горилл телосложением, великолепно маскируются среди руин. Часть особей имеет две пары рук и второй мозг с высшей нервной деятельностью на позвоночном столбе между лопаток. Ведут преимущественно ночной образ жизни.


А ведь и в самом деле те твари смахивали на обезьян. Вот только с гориллами зря их сравнили, скорее похожи на мифического йети – снежного человека. Длинные лапы, прямоходящие, опираются только ногами о землю, не помогая руками, насколько я видел. Шерсть длинная, густая, очень плотная и великолепно сливается с бетоном и пылью. Встреть я их ранее, когда ходил с алебардами, так даже против одного чужого не выстоял бы, не пробили бы острые куски железа его свалявшуюся, как войлок, шерсть и дубленую шкуру.

Вы нанесли критическое повреждение!

Противник оглушен!


Это в тот момент, когда тролб перехватил мою гранату и лишился лапы, заодно и выпал в аут от близкого мощного взрыва. Удивительно, как только не потерял и голову, ведь рвануло-то всего в метре от нее!


Тролб.

Раса чужих.

Уровень 20.


А это тот крендель, любитель бегать среди лабиринта.


Вы нанесли 120 единиц урона!

Вы нанесли 42 единицы урона!

Вы нанесли 27 единиц урона!

Вы промахнулись!

Вы нанесли 41 единицу урона!

Вы промахнулись!


А вот и момент, когда я сначала лишил чужого части стопы, а потом расстрелял из пулемета. Промахи – это, видимо, те самые рикошеты от лобной кости.


Враг убит!

Поздравляем, вы уничтожили противника почти вдвое выше Вас уровнем! Вы получаете 3 % опыта к каждому сраженному Вами противнику, выше уровнем более 5.

Враг убит!

Теперь пошли в ход противотанковые гранаты, после которых чужие раскинули мозгами, хе-хе.


Ваши заслуги были оценены по достоинству, и Вы получаете новый уровень.

Ваш уровень – 12!

У Вас имеется 5 свободных баллов характеристик.


Только закончил просмотр сообщений, как со мной связалась Аниласта:

«Ты обнаружил базу чужих и не уничтожил ее, я разочарована в тебе, помощник. Если мы будем бегать от каждого врага, то наша раса исчезнет. Твой поступок позорен! Я даю тебе сроку 48 часов, чтобы логово нашего противника исчезло навсегда!»


Вами получено задание СМЕРТЕЛЬНЫЙ УДАР.

Условие: уничтожить логово чужих в подземном переходе за 48 часов с этого момента.

Отказаться невозможно, это лишит Вас большей части поддержки Аниласты.


«Вот же сука-то, а? Не понимает разницы между тактическим отступлением, разведкой боем и бегством», – мысленно обматерил я свое начальство. Вслух опасался ругать и критиковать, ведь если имеются бонусы, то где-то ждут своей очереди и штрафы. А ну как в эту программу вложили при создании не только внешность женщины, но и ее образ мышления? Обидится на раз-два ведь.

Тратить полученные за бой баллы я не стал. Пять – это так мало! На очереди у меня стояла постройка отдела разведки в казарме. Там целых пять бойцов со способностью к маскировке и талантами к разведывательной деятельности можно нанять. И все младшие командиры, сержанты. Ими, при необходимости, смогу заполнить вакантные места среди пехоты, раз уж руки не доходят до повышения в казарме солдат. Хоть и будет это сродни забиванию гвоздя микроскопом.

Для завтрашней атаки я приготовил семь камикадзе. Каждому будет вручена перевязь с противотанковыми гранатами, которых там штук пять или даже шесть положу. Пять килограммов простенькой взрывчатки, должны уложить даже матерого тролба. А еще ими можно расчистить лабиринт, чтобы простреливать из крупнокалиберных винтовок и пулеметов все пространство перед спуском в подземный переход.


Ночью Базу № 1 атаковали тролбы. Выследили по следам, оставленным отрядом, и решили нанести ответный визит вежливости. Спасла меня паранойя и избыток ресурсов, получаемых с двух баз. В радиусе сотни метров, а кое-где и на двести от стен периметра я и мои роботы установили сотни растяжек и самодельных мин из патрона, гвоздя и гранаты. На одну из них кто-то из чужих и напоролся, сообщив о себе грохотом, вспышкой пламени и столбом пыли, видимым даже в неярком свете луны.

Потом открыли огонь снайперы и пулеметчики, полосуя места, где мелькали огромные тени тролбов. Дошло до рукопашной, в которой я потерял дюжину роботов безвозвратно и еще десяток получили повреждения различной сложности. Убил лично одного из пяти чужих, что ворвались на территорию базы. Утром нашел еще два изорванных тела на минном поле. Семь против пятнадцати (трех роботов, оказалось, проще было отключить и отправить в переработку, чем чинить), и я не знаю, сколько в том логове этих тварей обитает. Быть может, ночью это было всего лишь разведкой, и сегодня, после наступления темноты, меня навестят все самцы и самки, которые считаются защитниками логова.

Восполнив потерю солдат, при этом с горечью подумав, что запас ресурсов расходуется крайне быстро, я на рассвете вернулся к логову тролбов. Запомнив, как вчера они маскировались на столбах, я еще за сотню метров до начала лабиринта отдал команду обстрелять там все что только можно.

Пули и лазерные лучи исчеркали камни, но ни одного попадания не было. Даже если принять факт, что толстокожие твари решили терпеть до последнего, но ведь и системных сообщений о нанесенном уроне также не было.

Когда я начал расставлять снайперов, один их них обнаружил затаившегося чужого. «Снежный человек» лежал за завалом, мимо которого мы только-только прошли. Поняв, что его обнаружили, тварь с ревом вскочила и смяла робота одним ударом.

– Рааарг!

Ее рев подхватили еще два десятка тролбов, выскочивших слева и справа. До этого они искусно прятались от наших глаз среди завалов.

– Рааарг!

– Рааарг!

– Да сколько же вас тут, мать вашу? – скрипнул я зубами от злости.

Один за другим гибли солдаты, ничего не смея противопоставить огромным чужим. А туповатые ремонтники не подрывались, не успев получить приказ.

– Гранатами их! Гранатами! – во все горло закричал я.

Потеряв почти десять солдат, я наконец-то размочил счет. Просто один из солдат метнул ручную гранату в чужого, который в это время отрывал голову ремонтнику. От взрыва сдетонировал «пояс шахида», разорвавший на части тролба. Но вреда от этого вышло больше, чем пользы: взрывной волной сбило на землю ближайших роботов, в то время как чужие сумели устоять на ногах, после чего с радостным ревом бросились топтать лежащих противников.

Второй взрыв убил сразу двух врагов и трех моих солдат. После этого враги добрались до меня. Не собираясь ждать, когда мне открутят голову, я активировал две противотанковые гранаты и сам прыгнул на ближайшего четырехрукого тролба, а в момент столкновения ударил гранатами друг о друга.


Вы умерли!

Вы возродились!

Внимание! У вас осталось два бесплатных возрождения. После этого каждая смерть будет начислять штрафные баллы к свободным очкам характеристик, при превышении лимита Ваш уровень окажется понижен.

Вы уничтожили врага, добровольно пойдя на смерть. Вы получаете вторичную характеристику Камикадзе. Возможно, Вас не захотят брать в плен и убьют на месте, опасаясь вашего решения уйти на тот свет не в одиночку.


По карте я смотрел, как исчезают одна за другой синие точки. Что ж, я вновь проиграл, и проиграл с разгромным счетом. Вместе с убитым мной свою смерть нашли еще четверо чужих. Учитывая, как быстро они размножаются, можно с уверенностью сказать, что через три дня эти твари восполнят потери и даже увеличат численность особей в логове.

Хотя… для размножения им требуется биомасса, а ведь мои солдаты для них не годны, тела убитых тролбов же полностью не восстановят численность, ведь часть массы будет утеряна. Значит, у меня еще есть шансы уничтожить логово до указанного Аниластой срока.

Ночью я убрал все секреты и патрули, загнал рабочих и солдат в цеха и казарму, везде наставил растяжек и стал ждать гостей. Как и днем ранее, враги пришли глубокой ночью. Без потерь миновали минзаграждения перед периметром, а за стенами нарвались.

Особенно густо я заминировал подступы к строениям и проходу в торговый центр. А когда рванули сразу несколько мощных растяжек, да так, что аж загудели стены челнока, я даже чуть-чуть встревожился. Ведь мне же совсем не хочется взорвать собственный дом?


Враг уничтожен!

Враг уничтожен!

Враг уничтожен!

Вы повысили вторичную характеристику Хитрость +1.

Ваши заслуги были оценены по достоинству, и Вы получаете новый уровень.

Ваш уровень – 13!

У Вас имеется 10 свободных баллов характеристик.

Утром я чуть не вляпался в биологическую «мину», едва только вышел из челнока. Ломать из строений у меня было нечего, поэтому чужие превратили в труху и раскидали во все стороны тщательно отсортированные по количеству металла, пластмассы и электроники ресурсы из торгового центра и щедро загадили (в прямом смысле) всю территорию внутри периметра. Искин, что управлял нападением, оказался с чувством юмора, жаль, что черного.

– Ну-ну, – прошипел я сквозь зубы, – еще посмотрим, кто посмеется в конце.

Ресурсы для изготовления камикадзе и мин забрал с Базы № 2. Тридцать ремонтников и полторы сотни гранат были изготовлены только в два часа дня. Потратил почти все свои запасы, а ведь считал, что накопил столько, что можно роботам отпуск давать за ударный стахановский труд. Правда, тут и тролбы постарались, которые безвозвратно уничтожили примерно четверть заготовленных ресурсов.

С самого утра погода не радовала. Небо затягивало тучами, которые то сбивал в одно большое полотнище ураганный ветер, то разрывал на десятки мелких клоков. Иногда срывались сверху крупные капли дождя. Кое-где в старых зданиях из-за ветра происходили обрушения. Листы ржавого железа летали над руинами, как сухие листья.

К логову тролбов я пошел другим путем, заложив большой крюк, чтобы не нарваться на возможную засаду и держась подальше от высоток, которые могут рухнуть прямо на голову. Возле лабиринта меня никто не ждал, что было очень подозрительно. Камикадзе спокойно промаршировал до самого спуска, но никто его не тронул. Второй и третий также были обделены вниманием чужих.

Мысленно пожав плечами (может, так погода на них повлияла?), я приказал камикадзе рассредоточиться по лабиринту и сделать жиденькую цепочку из пяти роботов перед спуском под землю. Приказ им был отдан однозначный: взрывать врагов, как только те окажутся в нескольких шагах.

Сам с десятком камикадзе и пятью солдатами спустился вниз.

В переходе было удивительно чисто. Тьфу, не так… здесь не было той грязи и мусора, что сопровождали апокалипсис. А так-то пыли, земли, обрывков чего-то здесь хватало. Казалось, что здесь просто поработали вандалы, разбросали мусор, разбили лампы. От прежней жизни уцелели киоски, занимавшие одну из стен перехода. Примерно на каждом пятом были противоударные жалюзи, что тешило во мне надежду на будущий хабар.

Поворот направо и налево. Слева через десять метров мой отряд уткнулся в плотный завал, пришлось разворачиваться и двигаться по правому. И почти сразу же наткнулись на первого тролба, застывшего косматой горой в центре прохода.

Бдонг! Бдонг!

Среди тесного пространства выстрелы крупнокалиберных винтовок были оглушительны.

Бдонг!

Третья тяжелая пуля ударила противника в шею, вырвав из нее тугой фонтан крови, ударивший в высокий потолок. Первые две пробили насквозь череп, но даже от таких ран чужой не падал. Продолжал стоять, покачиваясь и разевая пасть в беззвучном рыке, из которой лился поток зеленой крови.

Я бросил факел в чужого, снял с плеча винтовку, быстро прицелился в центр груди и нажал спуск.

Бдонг!

Вы нанесли урон 120 единиц!

Вы нанесли критическое ранение!

Враг уничтожен!


Вовремя вспомнив про второй мозг, я выстрелил в грудь, понадеявшись, что пуля пробьет тело насквозь. Как-никак двенадцать с половиной миллиметров и каленый сердечник. И не ошибся – тварь замертво рухнула наземь.

– Рааа-ааа-арг!

Из глубины раздался слитный рев десятков особей.

– Вперед!

Трое ремонтников по команде бросились вперед, я с остальным отрядом поспешил назад, но не успел отойти и на десять метров, как за спиной раздался первый оглушительный взрыв. Стены и пол качнулись, словно живые. На потолке появились трещины, и посыпались куски бетона, уцелевшей до сего дня штукатурки, осколки стекла от ламп.

Взрывной волной всех без исключения сбило с ног и…


Вы умерли!

Вы возродились!

Внимание! У вас осталось одно бесплатное возрождение. После этого каждая смерть будет начислять штрафные баллы к свободным очкам характеристик, при превышении лимита Ваш уровень окажется понижен.

Ваш вторичный навык Камикадзе увеличивается +1. Теперь при вашей добровольной смерти противники в радиусе пяти метров теряют 3 % здоровья.

Я очнулся на своей первой базе, где вовсю шло наведение порядка. Первым делом я открыл карту, чтобы оценить результаты вылазки.

– М-да, зато все получилось, почти.

Из тридцати камикадзе и пяти солдат у меня осталось всего двенадцать. Взрыв был такой силы, что зацепил роботов, которые стояли у спуска в переход. Взорвавшись, они задели еще трех смертников в лабиринте.

Потери огромны! Бой только начался, а я уже погиб, погибли два десятка моих солдат, а прочие по моей команде, только что отданной, возвращаются на базу. Зато я был точно уверен, что проход запечатало намертво, и если у тролбов нет запасного лаза, то они обречены. Эх, плакал мой хабар в ларьках, а ведь я уже раскатал губу.

А ведь бывало такое у меня, бывало. Играл я в стратегии, и порой мою базу противники выкашивали подчистую. Или собранную армию на марше, или в секретном лагере выжигали ОМП, благодаря своему шпиону в моих рядах. Может, потому я так легко сейчас смотрю на потери, привык просто? Больше скорблю по содержимому киосков в переходе.

Остатки армии я собрал на территории Базы № 1, сняв посты и секреты. Все равно они крайне плохо себя показали при нападении тролбов – так и не обнаружили чужих до того момента, пока те не задели растяжку.


Глава 5

«Поздравляю, помощник! Ты выполнил мое указание, и логово чужих уничтожено. Ни один враг не ускользнул. Мне приятно, что ты не игнорируешь приказы и готов их выполнять, даже в ущерб себе. Сожалею о твоих потерях и считаю, что они достойны щедрой компенсации».

Вызов Аниласты застал меня неожиданно за работой. Я в этот момент вместе с охранниками восстанавливал ворота, уничтоженные тролбами позавчера ночью. Признаться, я уже устал ждать наказания от Аниласты, ведь прошли уже сутки с момента окончания выданного ею срока на уничтожение логова чужих. И тут вдруг оказывается, что она мной довольна, как кошка, объевшаяся сметаны.

Видеообращение, как всегда, мгновенно потухло, а на смену ему пришел целый каскад системных сообщений.


Вы выполнили задание СМЕРТЕЛЬНЫЙ УДАР.

Все чужие погибли.

Ваши заслуги были оценены по достоинству, и Вы получаете новый уровень.

Ваш уровень – 14!

У Вас имеется 15 свободных баллов характеристик.

Вы повысили вторичную характеристику Хитрость +1.

Вы повысили вторичную характеристику Бесчувственный Палач +1.

Вы получаете чертежи оборонительной лазерной турели «Игла».

Вы получаете отсек для создания штурмовика «Бронд».


После сообщений в небе раздался гул, и через пару минут сверху свалился огромный стальной и ржавый «стакан». Пристыковался он сбоку от казармы.

Штурмовик на экране монитора в челноке смотрелся внушительно. Десятый уровень, сверхзащищенная энергоячейка, так как ее взрыв способен нанести вред не только врагам, но и союзникам. Кроме бронепластин по всему телу, являющихся частью его конструкции, штурмовик носил легкий штурмовой бронекостюм. В руках держал тяжелую скорострельную лазерную штурмовую винтовку «Фокус», на поясе в специальных контейнерах лежали три наступательные плазменные гранаты. В улучшениях штурмовика мне предлагалось: усиление бронекостюма до среднего штурмового, тяжелая лазерная винтовка до легкой плазменной «кляксы», гранат становилось четыре, и одна из них была оборонительной, плюс появлялся заряд для разрушения препятствий – стен и дверей, а энергоячейка становилась на пятьдесят процентов эффективнее. Только изучение стокового штурмовика требовало десяти очков, а за повышение его характеристик я бы отдал еще столько же. Так что Аниласта сделала мне щедрый подарок.

Нет, точно нужно искать ближайший храм и ставить ей свечку за здравие!

Теперь про лазерную турель. Стоила она десять очков и устанавливалась на специальную башню или участок стены. Могла свободно крутиться влево-вправо и вверх-вниз, прикрывая внушительный сектор. За пять очков в ее улучшения входили рельсы, по которым она могла перемещаться по участку стены (к примеру, имейся пять улучшенных турелей на стометровом участке стены, они могут встать вплотную друг к другу и обрушить чудовищную мощь слитных залпов по атакующему толпой врагу), увеличение дальности на тридцать процентов и возможность эффективно противостоять воздушным целям – боевым аппаратам и ракетам.

Самое обидное было в том, что я не мог производить сейчас ни турели, ни штурмовиков. Для первых не подходили мои стены (чертежи башни Аниласта, как подозреваю, «забыла» передать), вторым не хватало определенных ресурсов.

С сожалением я закрыл описание подарков и тяжело вздохнул: разочарование было так сильно, так било под дых, что хоть плачь. И в этот момент со мной вновь связалась начальница.

«Теперь, когда у тебя есть все нужное, ты должен продвигаться дальше, расширять свою территорию. Я хочу, чтобы следующей уничтоженной стала человеческая база. Найди ее и предай огню. Назначаю сроку сто двадцать часов!» – с пафосом и легкой улыбкой (быть может, ухмылкой) сообщила мне Аниласта.

«Постой… те, но где мне ее найти? А с чем идти, я же не могу прямо сейчас построить штурмовик…»

– Тьфу, коза драная, ушла! – с чувством произнес я, от злости позабыв про свои опасения по поводу обиды Главной Программы на мои нелестные комплименты.


Вы получили задание СМЕРТЕЛЬНЫЙ УДАР-2.

Условие: найдите и уничтожьте базу людей, никто из врагов на ней не должен выжить.

Время выполнения: 120 часов с этого момента.


Я уже знал, что в радиусе семи километров вокруг моих баз других поселений не было. Я именно о базах, подобных моим. Логова чужих, скорее всего, есть, но дохленькие и слабенькие, не чета тому, что создали тролбы. Обнаружить их мне не под силу, пока не начну производить настоящих полноценных разведчиков. Либо просто повезет, как это случилось с тролбами, когда на них случайно наткнулись мои патрульные.


Вы желаете создать отдел войсковой разведки?

Да/нет?


Я подтвердил, что желание мое твердое, и десять баллов как корова языком слизнула. Зато получил пять сержантов-разведчиков с прокачанными характеристиками – Восприятие и Маскировка. Из казармы они выходили сразу с пятым уровнем, бесшумной огнестрельной винтовкой, ножом с молекулярной заточкой из особо твердого сплава, встроенной радиогарнитурой и с нанопокрытием корпуса, способным более-менее приспосабливаться к цвету окружающей поверхности. Ах да, совсем забыл сказать про особую энергоячейку, которая ставится только шпионам, диверсантам и разведчикам: с увеличенным ресурсом, компактная и почти не излучающая, чтобы сканером нельзя было засечь робота в засаде.

Они и в стоковом виде были хороши, но я хотел иметь все лучшее, количеством пожиже, качеством погуще, хе-хе.

Итак, вкладываю два балла, чтобы поднять уровни с пятого на седьмой. Еще два – в зеркальную маскировку, теперь разведчики будут казаться прозрачными, и в неподвижном виде их только специальным проапгрейденным сканером и можно будет обнаружить. И последний балл потратил, чтобы добавить в экипировку разведчиков радиоуправляемый заряд, совсем небольшой, только чтобы вырвать замок на двери, проделать отверстие в нетолстой стене или повредить энерголинию или важный узел на вражеском объекте.

Вот и все, опять я с пустым карманом, образно выражаясь.


Два дня мои разведчики обшаривали дальние развалины, но все без толку. Гнезда и логова тварей – как чужих, так и мутантов – они наносили на карту. Позже я сюда наведаюсь и подкачаюсь. В целом неплохо, но мне нужна была человеческая база. Помогло несчастье, вроде бы даже есть такая поговорка, но сейчас мне ее не вспомнить.

Двадцать разведчиков и увеличившаяся армия изрядно нагрузили оба реактора в челноках. Пришлось заказывать энергостанцию. Повезло, что она была изучена предыдущим хозяином моей Базы № 2, и я не потратил на нее ни копейки.

Как только с неба опустилась станция, выполненная в виде полусферы диаметром около семи метров и высотой пять, увенчанная светящимися штырями, по которым пробегали разряды молний, как мне пришло сообщение:


Внимание! Враги засекли спуск! Очень скоро они будут на вашей базе, приготовьтесь к отражению нападения!


М-да, а ведь предупреждали меня ранее, что падение с неба деталей базы рано или поздно приведет к неприятностям. Хорошо, что я уже немного готов к встрече с неприятными гостями, в некотором роде спасибо тролбам, которые проэкзаменовали меня пару раз.

В трех местах были заложены мощные фугасы из десяти противотанковых гранат и радиозаряда разведчиков. Везде, где могли проползти враги, стояли растяжки. Местность контролировали секреты – снайперы и пулеметчики, рядом с ними постоянно крутились разведчики, которые должны были наводить роботов на цель, если та окажется для них слишком ловкой и незаметной. Жалел, что все никак не могу приступить к изготовлению лазерных турелей: ремонтникам не под силу возвести нужные стены, необходимо вмешательство инженера.

Противники появились через час с небольшим.

– Врагов шестеро на двух транспортных средствах, – металлическим голосом отчеканил рядом стоящий разведчик, получив сообщение от своего коллеги из секрета. – Движутся с северо-запада.

Потом я и сам услышал рев двигателей, иногда исчезавший, когда машины скрывались за высокими завалами и зданиями. Звук был громким, сильным, я успел понервничать, опасаясь, что ко мне сейчас подкатят два броневика и раскатают издалека базу из крупнокалиберных пулеметов, а то и пушек. Но все обошлось, к счастью. Пугающий громкий звук издавали два багги, небольшие уродливые конструкции с четырьмя колесами и низкой посадкой. Впереди сидели водитель и пассажир, позади и над ними стоял пулеметчик с оружием в вертлюге. Не доезжая до базы триста метров, они остановились, не заглушая двигателей. Пассажир на первом багги отложил в сторону автомат (или винтовку, просто я не смог разобрать на таком расстоянии точнее) и взял в руки бинокль.

– Огонь! – отдал я команду, пока противники представляют удобные неподвижные мишени. – Водителей в первую очередь выбить.

Багги стояли в секторах двух секретов – «тяжелого» снайпера и связки снайпер-пулеметчик; конечно, и тут стрелок был вооружен крупнокалиберной винтовкой. Всю эту троицу контролировал сержант. От одиночного поста до врагов было чуть больше сотни метров, до парного – больше двухсот, разведчик засел на втором этаже разрушенного здания, от которого остался кусок одного подъезда, полностью просматривающийся со всех сторон. В тридцати метрах позади багги лежал один из фугасов. Если все пойдет не очень хорошо, то придется его активировать, что, говоря честно, совсем не хочется делать, ведь этим я лишусь одного из козырей в будущей схватке. Плюс жалко было терять машины, которые даже простреленные пулями могли пойти в дело, но после того, как их отправит под облака фугас, проще будет забыть.

Бдонг! Бдонг! Трта-рта-тра-та-рт!

Одному из пулеметчиков тяжелая пуля угодила в голову и разнесла ту в кровавое месиво, взвившееся на миг в воздухе над плечами убитого. Оба водителя были убиты сразу, по-моему, одного пристрелил разведчик из своей «бесшумки», придя на помощь промахнувшемуся снайперу (именно он лишил головы противника). Пулемет щедро прошелся по машинам и ближайшим обломкам, выбив десятки искр и фонтанчиков пыли с бетонной крошкой.

Всего один из шестерки врагов уцелел – пассажир на втором багги. Ему бы выскочить и бежать через завалы, среди которых моих растяжек почти и не было, так как хватало фугаса, и расстояние до базы было велико. Шансов уйти у врага было много, но вместо этого он стал выпихивать из-за руля мертвого водителя, чтобы занять его место и умчаться с ветерком.

«Дурачок», – беззлобно подумал я. Злиться на покойника у меня не было причин, хе-хе. Враг даже не успел переместиться на водительское сиденье, как резко дернулся от попадания пули в грудь, через несколько секунд еще одной и после этого обмяк, навалившись грудью на рычаг «коробки».

– Проверить там все, провести контроль, – отдал я очередное указание. По команде, в сторону багги направились девять солдат – три тройки, в каждой по два бойца с «лучами» и пулеметчику. При подходе к цели роботы с пулеметами вскарабкались на ближайшие кручи и разбили местность на сектора, стрелки подошли к багги.

Сверкнуло несколько бледных лучей из лазерных винтовок, впившихся в тела людей, но никто из них не дернулся, не схватился за оружие или гранату.

– Все противники мертвы, опасности нет, – передал мне сообщение от своего собрата, контролирующего место стычки, разведчик.

– Отлично, – и совсем по-человечески кивнул. – Выдвигаемся.

Я считал себя крепким человеком, которого не способны испугать оторванные конечности, вид крови и мертвецов. В своих комиксах я еще не то рисовал, плюс «воспитание» и «закалка» на ужастиках и блокбастерах, где порой кровь лилась рекой, а от криков раненых и истязаемых героев хотелось выключить на время динамики. Но когда подошел к багги, то меня всего заколотило, дыхание перехватило, в животе появился комок, который рванул к горлу.

Стошнить по-настоящему не вышло, все-таки организм совсем другой, не спецжидкостью же плеваться? Просто горло сокращалось, внутри груди что-то клокотало и пощелкивало. Единственное – слюна сильно вырабатывалась, клейкая и тягучая.

– Фу, млин, черти бы вас драли, разрабы, за такую реалистичность, – просипел я, наконец отплевавшись. – Гады.

Запах свежей крови и внутренностей был настолько омерзителен, что меня пробрало до печенок. До этого я иногда ощущал нечто похожее (я о крови) лишь от парных кусков мяса, потрошёных кур, которых покупал в поселке. Но там запах не шел ни в какое сравнение с имеющимся.


Мертвый колонист-стрелок.

Уровень 6.

Раса: человек.

Мертвый колонист-пулеметчик.

Уровень 7.

Раса: человек.


Ничего примечательного в мертвецах не было. Пересилив свою брезгливость, я внимательно осмотрел каждого убитого. Худощавые тела, возраст усредненный и непонятный, то ли лет двадцать, то ли уже за тридцать. Все запыленные, с большими тактическими очками, у некоторых они сдвинуты на лоб. Коричневые и темно-серые матерчатые куртки, такого же цвета штаны, на пассажирах имелись простенькие разгрузки-жилетки, черные грубые ботинки с высоким берцем. Водители были вооружены небольшими автоматами с тонким длинным магазином под короткий патрон небольшого калибра. Пассажиры имели оружие получше: полуавтоматический дробовик без приклада, с одной лишь пистолетной рукоятью на пять патронов и небольшой шестизарядный револьвер с кургузым стволом. Самое лучшее оружие было у пулеметчиков. Их пулеметы отличались от моих в лучшую сторону: короб с лентой на двести патронов, длинный и толстый ствол с рифлением, калибр больше моего в полтора раза. Определить точнее не смог, хоть и обладал «глазомером робота». А надписей на патронах было не разобрать.


Простой багги.

Это неудобное, часто ломающееся и переворачивающееся транспортное средство очень любят рейдеры и используют люди на начальных темпах развития. Весь плюс в том, что потребляют мало горючего и при переворачивании легко возвращаются в строй парой крепких рук.

Степень повреждения 34 %.

Вашего навыка ремонта не хватает для исправления повреждений.


Вторая машина была еще сильнее избита пулеметными пулями. Все колеса спущены, радиатор парит, из движка на землю лениво льется тонкая струйка черного масла.

– Раздеть и собрать все их вещи. Тела отнести подальше и спрятать в какой-нибудь глубокой щели. Все следы боя убрать. Технику перетащить на территорию базы, вещи и оружие тоже сложить отдельно рядом с челноком, – приказал я и, развернувшись на пятках, пошел обратно на базу.

Когда час спустя выглянул из челнока, то выматерился: бестолковые подчиненные исполнили мой приказ буквально, сняв с мертвецов все. То есть носки и трусы тоже присутствовали в куче вещевых трофеев. А также амулеты, жетоны, кожаные браслеты, цепочки из хромированного металла, простенькие перстни и прочие неприхотливые украшения.

Куртки и штаны я застирал в простой воде, канистра с которой нашлась в одном из багги. Благодаря игровым реалиям одежда была мне впору, хоть и оказались люди субтильнее меня. Дыры от пуль заштопал с помощью иголки и нитки, найденных в одном из трофейных кепи. Носки надевать побрезговал, да и не нужны они мне, уже привык ходить в обуви на босу ногу. Один пулемет отправил на исследовательский стол в надежде, что получу мощное оружие. А то надоели мне ручные пулеметы с небольшим калибром и «бубном» на пятьдесят патронов. Причем снаряжались они всего сорока пятью, так как при полной «заправке» оружие порой клинило.

«Ну, хоть человеком стал выглядеть», – подумал я, посмотрев на себя в куске большого зеркала, обнаруженного в развалинах и принесенного на базу. Трофейная одежда пришлась весьма кстати, а то моя уже изрядно пообтрепалась за время стычек и лазания по руинам, хоть и получил после своей последней смерти новенький, с иголочки, комплект.

От противников несло системой.

Если не понятно сразу, то поясню: стандартное оружие, одежда, снаряжение, комплектация экипажей. Я видел в роликах, как выглядят рейдеры: маски, украшения, одежда, оружие – все было разным или индивидуальным, раскрашенным «под себя». Тут же все было строго массовым, так сказать. Да и название убитых было характерным.

Прямо все как у меня.

«Тьфу-тьфу-тьфу, чтоб не сглазить», – сплюнул я через левое плечо и постучал по пульту в челноке. Только бы это оказались разведчики с базы людей, так я смогу выполнить задание Аниласты или попытаться хотя бы.

С собой на поиск вражеского лагеря взял десять разведчиков и столько же солдат. Два «тихушника» шли рядом, чтобы сообщать обо всем обнаруженном их коллегами, прочие выдвинулись в головной и боковые дозоры. Солдаты также разделились на головной и центральный отряды, по четверо бойцов в каждом, и пара роботов с лазерными винтовками бодро топала в арьергарде.

Следы от багги остались четкие, ясные, идти по ним было одно удовольствие. Там, где я их терял, на помощь приходили разведчики, легко находя отпечатки протекторов.

Через три часа мы наткнулись впервые на старые колеи от колес. Потом такие следы стали появляться все чаще.

– Впереди вражеское транспортное средство и три человека, – доложил разведчик. – Стоят, наблюдают за местностью. Нас не обнаружили.

– Стоять, все вон в то здание. Разведчики первыми, осмотреть все на наличие сюрпризов, – немедленно остановил я отряд и принялся раздавать команды. – Дозорам оставаться на месте, замаскироваться и вести наблюдение. Вступать в бой в самом крайнем случае.

Мы набились в закуток старого восьмиэтажного здания. Раньше здесь был магазин продуктов, если судить по холодильникам, расставленным вдоль стен, и стеллажам, валяющимся на полу. Над головой потолок рассекала широкая трещина, под ней была навалена гора мусора из штукатурки, обломков бетона, кусков пластика.

Пролом вверху был достаточно велик, чтобы я смог в него протиснуться. Сначала туда подсадили разведчика, после его доклада, что все чисто, следом забрался я. Видимость со второго этажа была ничуть не лучше, чем снизу, поэтому мы вдвоем поднялись еще выше, на пятый. Все время я ожидал наткнуться на растяжку или тайный пост, но обошлось.

В трофейный бинокль я внимательно рассмотрел противников. От убитых несколько часов назад у моей базы они ничем не отличались. Только пассажир был не на своем месте, а торчал на вершине завала, привалившись спиной к куску плиты, стоящей вертикально. Так он был почти незаметен на фоне неба. Он, как и я, держал в руках бинокль, который иногда прикладывал к глазам.

Насмотревшись, я перевел взгляд дальше и почти сразу же увидел вражескую базу. Когда-то в том месте был большой зеленый сквер или маленький парк с прудом. Сейчас там зеленели редкие кусты и колосилась высокая пожухлая трава, от пруда же осталась неглубокая впадина. В центре бывшего парка стояла база людей.

Площадка, в виде неровного квадрата пятьдесят на пятьдесят метров, обнесена была четырехметровой оградой из ржавых металлических листов, кое-где роль стены выполняли машины, поставленные на бок и обращенные днищем наружу. Для выхода и входа в лагерь имелись лишь одни ворота. Над ними стояла башенка, сделанная, по всей видимости, из кабины крана. Из нее торчал толстый и длинный ствол чего-то внушительного. Сначала я подумал, что люди смогли получить крупнокалиберный пулемет, быть может, малокалиберную пушку, и даже заскрипел зубами от досады и злости. Но потом увидел едва заметную трепещущую искорку рядом с толстым набалдашником «дульника» и понял, что это всего лишь огнемет. Тоже не самая приятная штука, но против моих роботов малоэффективна.

Еще две похожие башенки расположились по углам стены, противоположной воротам, и там стояли пулеметы, аналогичные трофейным, снятым мной с багги.

И все же скрипеть зубами и досадовать мне пришлось. Почти в центре лагеря стояла аккуратная и этим непохожая на стены вышка с хорошо бронированной будкой наверху. В высоту она была метров восемь. Из будки торчал ствол мелкой пушки или крупнокалиберного пулемета. Калибр точно крупнее, чем у винтовок моих снайперов. Этот пулемет смотрел в сторону ворот и, судя по узкой и длинной прорези бойницы, захватывал очень широкий сектор.

Лидер людей успел поставить три здания, одно из них было челноком, принесшим колонистов из космоса на Землю. Еще стояли три длинные приземистые палатки, окрашенные в тусклый темно-зеленый цвет, и пять совсем маленьких, на четыре-пять человек, отличающихся веселой расцветкой – желтой, бело-красной, пестрой, камуфлированной под болотную ряску. Несколько человек бесцельно слонялось по лагерю, но при этом все с оружием, готовые отреагировать на нападение. За два часа наблюдения трижды появлялись багги с кособокими тележками, полными всяческого хлама, который убирали в одну из больших палаток. Дважды приезжали патрульные машины, пассажир (как понимаю, это был старший патруля) направлялся к челноку, из него выходил лидер, который принимал доклад.

За лагерем, на границе пустыря и руин, стоял еще один пост с багги, контролирующий подходы к базе с этой стороны.

Эх, мне бы сюда ракетную установку или плазменную пушку! До лагеря всего-то километра три с небольшим, и такое оружие легко бы добило до него. А убей я лидера в один из тех моментов, когда он выходил наружу, то база людей развалится сама собой, даже атаковать не нужно. Люди просто разбегутся без контроля. М-м-м, если лидер НИП, конечно. Впрочем, пока игрок будет возрождаться и приходить в себя, его армия будет представлять стадо баранов, которых легко вырежут мои солдаты.

– Ладно, уходим, – скомандовал я. – Дозоры пусть остаются… нет, четверо разведчиков остаются и наблюдают за окрестностями и базой противника, остальные опять контролируют безопасность нашего пути.

– Принято к исполнению.


Глава 6

В бой я повел всю свою армию, оставив по пять солдат на охране баз. В общем строю шли те двенадцать ремонтников-камикадзе, что остались со времен войны с тролбами. Вроде бы прошло несколько дней с того момента, а кажется – вечность.

Двигался «перебежками с переползанием», то есть сначала часть пути осматривали разведчики, и, если не было препятствий, дальше перемещался остальной отряд. Потом все замирали, а разведка опять уходила вперед. Пять раз натыкались на тварей, но всегда это были слабые группы и одиночки. Некоторых из них уничтожили разведчики слаженным залпом, другие сами уступили дорогу, опасаясь такого количества вооруженных врагов.

Багги на посту не оказалось, зато разведчики нашли три растяжки с ручными гранатами в том месте. Место для закладки крайне удобное: широкий чистый проход, огражденный по бокам высокими завалами. Проще идти в темноте по дороге, чем по неустойчивым горам мусора, рискуя провалиться ногой в трещину или столкнуть неустойчивый мусор, оповестив шумом о себе ближайшую округу. Точно так же можно и на растяжку там нарваться. Думаю, парочка там точно есть.

Растяжки оказались простейшими, гранаты тоже, даже у меня они сложнее и грамотнее установлены. Разведчики их сняли легко.

Прошли еще полтора километра, после чего основной отряд я оставил, отправившись к базе только с дюжиной разведчиков, разбитых на тройки.

От роботов, которые собирали информацию весь вечер и часть ночи, узнал, что в лагере от шестидесяти до ста человек. Минимум десять багги. Пулеметы только на машинах и стенах, из ручного оружия у большинства людей дробовики, пистолеты и немного пистолетов-пулеметов.

«Враги!» – пришло сообщение от разведчика, когда мы вышли к границе пустыря. Через мгновение на моей карте зажглись две красные точки, еще спустя полминуты другая группа обнаружила еще один парный секрет. Больше караульных не было. Разведчики час крутились вокруг вражеского лагеря, чтобы в этом убедиться.

Лидер людей сделал ставку на минирование местности, а не секреты. Хотя даже с растяжками он пожадничал, ему бы сходить на экскурсию ко мне, там у него волосы везде встали бы дыбом, хе-хе.

Судя по нашему схожему поведению, – мы с ним смотрели те же фильмы, похожие новостные ролики и программы. В наше время в горячих точках идет просто бум на минирование и мины-сюрпризы! Никто не хочет гнать технику, солдат и лезть сам к врагу в пасть, вместо этого отгораживаются полями и кварталами всевозможных минзаграждений. О подорвавшихся мирных жителях, миротворцах и журналистах (а также мигрантах, которые, вместо того чтобы сражаться за свой дом, только и знают, что бегут туда, где тихо и спокойно) минимум один ролик в новостях проходит. Я и сам в комиксах на военную тему частенько вставлял картинки бегущих по минному полю людей, их раскрытые в крике рты, брызги крови и оторванные ноги, летящие в разные стороны, когда кто-то наступал на мину. Смею предположить, что и прочие лидеры окружают свои базы растяжками и минами. Мозги промыты одинаково у всех… м-да.


– Сегодня три машины не вернулось, Лик. Давненько такого не происходило, – негромко сказал один из людей своему напарнику. – А еще ходят слухи, что видели где-то в городе спускающуюся капсулу с жестянками. Вдруг это они перебили десяток парней?

– Я тоже про такое слышал. Вроде бы одна из пропавших групп как раз туда и направилась на разведку, – столь же тихо ответил ему товарищ.

– Хорошо, что завтра мы будем отдыхать после ночного дежурства, а то босс мог погнать в разведку, прямо в руки этим жестянкам.

– Тс-с, не накаркай, сплюнь лучше, – шикнул на него напарник. – И вообще, помолчи.

Я лежал в семи метрах от секрета и отлично все слышал. Про себя подумал, что уже поздно плевать, вот они мы – жестянки. Эх, как мне хотелось отдать приказ разведчикам, которые взяли бы в ножи этих бедолаг, а следом за ними и второй пост, с другой стороны лагеря. Да нельзя, лидер людей мигом получит сообщение о том, что его подчиненные погибли. В этом игра далека от реализма, что очень жаль.

Лежали мы не просто так, не ради нескольких человеческих фраз. Просто сейчас несколько роботов расчищали три тропы от растяжек, по которым в бой пойдут мои солдаты. И если дозорные заметят что-то, придется их убивать.

Уф, все – дороги свободны от «сюрпризов», можно выдвигаться.

Первыми пошли разведчики, которые подобрались почти под стены вражеского лагеря и там замерли, став «прозрачными». Следом за ними двойками и тройками двинулись солдаты с винтовками и пулеметами, за солдатами – камикадзе, и самыми последними опять шли стрелки с винтовками. Снайперы заняли пять точек вокруг лагеря, готовясь открыть убийственный огонь, смять сопротивление. Первоочередная цель для них – тяжелый пулемет в башне, огнемет и пулеметы на стенах.

– Скоро рассвет и конец смены, – вновь заговорил один из часовых. – Поскорей бы, а то у меня уже все затекло, да и замерз я что-то.

– Ага, и меня всего колотит отчего-то, прямо как будто зима скоро наступит, – поддакнул ему товарищ, и вдруг тон его голоса изменился. – Чу… тихо… ты слышал?

– Вроде бы ничего, – неуверенно отозвался второй, но голос его заметно дрогнул.

– Да вот опять, – раздраженно прошептал напарник. – Гремит что-то… что-то металлическое.

– Жестянки! – ахнул человек. – Нам конец!

– Да леж… хрррр…

Нож невидимого в темноте и под маскировочным покровом робота легко пробил ему грудь. Второй разведчик острейшим клинком полоснул по горлу следующего караульного.

– Уничтожить второй пост. Всем отрядам ускорить продвижение, вперед выдвинуть камикадзе и держаться от них на расстоянии. И сохранять тишину, млин! – отдал я указание.

Пока вражеский лидер очухается, пока сообразит, что почем, поднимет бойцов, а те сами очнутся ото сна, пройдет минута-другая. Этого должно хватить, чтобы мои роботы оказались под стеной. А если парнишка еще и игрок, которому нужно спать и вылезать из игровой капсулы, то и вовсе у меня будет все в шоколаде.

– Жестянки!!! – чей-то дикий и невероятно громкий крик разорвал предрассветную тишину.

– Вот же гад, – сплюнул я от злости. Солдатам оставалось еще больше ста метров до стен, а там уже началась нездоровая суета. – Снайперам огонь!

Бдонг!.. Бдонг!..

К гулким выстрелам присоединилось «татаканье» пулеметов, которые стали поливать очередями бойницы в стене и ее гребень, где мелькали темные фигурки людей. Ожил пулемет в башне. На его компенсаторе расцвел настоящий факел, трассирующие пули унеслись куда-то вдаль, где мелькали вспышки выстрелов снайперов.

Слетел огненный ручей с дула огнемета, залив на двадцать метров пространство перед воротами огненным покрывалом. Но тут же несколько тяжелых пуль ударили в башенку стрелка, дырявя ее, как острое шило в руках скорняка тонкую кожу. Ствол огнемета вновь исторг струю пламени и внезапно резко пошел вбок, окатив горящей смесью метров десять стены. Видимо, убитый перед смертью не успел отпустить гашетку и повалился, потащив за собой оружие.

Крик! Огонь! Мечущиеся горящие фигуры людей по стене!

«Крупняк» перестал тратить патроны на далеких снайперов, которые укрывались за бетонными обломками, неуязвимыми для его пуль. Он перенес огонь на атакующих роботов и со второй очереди разнес в пух и прах сначала стрелка с «лучом», а следом ближайшего камикадзе, который торопился к воротам.

Грохот сработавшего заряда – и яркая вспышка осветила весь пустырь, наложила кошмарные тени на стены дальних зданий. Люди на несколько мгновений замешкались, пулеметная башня и вовсе замолчала, видимо, оператор оказался ослеплен и больше не мог продолжать бой. В этой суматохе или, скорее, людском ступоре два камикадзе успели добраться до стены и активировали свои «пояса шахидов».

Еще две яркие вспышки, словно на земле родились маленькие солнышки!

Во все стороны полетели куски железа, детали автомобильных корпусов, трубы и прочий мусор, из которого состоял защитный периметр человеческого лагеря.

«А моя-то стена покрепче будет», – с удовлетворением подумал я, видя два огромных пролома в преграде на нашем пути.

Люди попытались остановить атаку, создав в разрушенной стене очаги обороны, но не продержались и минуты. Их дробовики и пистолеты-пулеметы не могли нанести существенного вреда роботам. К тому же шестерка охранников тащила щиты из толстой стали, о которые плющились картечь и пистолетные пули. Лишь немногие из людей догадались сменить в дробовиках картечь на тяжелые пули, и таких догадливых старались уничтожать первым делом.

Вновь ожил крупнокалиберный пулемет. Первой очередью он промахнулся, зеленоватые «трассера» только подожгли сухую траву под ногами роботов. Вторая очередь лишила меня пулеметчика. Третья накрыла сразу двух стрелков с винтовками.

– Да убейте вы его, мать вашу! – прорычал я.

Через секунду будка на башне окуталась яркими искрами от попадания тяжелых пуль. К сожалению, пробить стенки пули с калеными сердечниками не могли, и противник продолжал кромсать моих роботов до тех пор, пока к башне не добрался камикадзе и не подорвал вышку.

– Снайперам и секретам обратить все внимание на беглецов. Никто не должен уйти, преследовать до последнего.

После того как пала последняя серьезная огневая точка, я поднялся с земли, отряхнулся и направился в лагерь. Мне не терпелось получить опыт за врагов, которые уже никак не могли оттянуть свою гибель.

В лагере все было затянуто черным жирным дымом, стелющимся по земле. В нем с трудом угадывались фигуры роботов и людей, то и дело падающих, поднимающихся (не всех), открывающих огонь не жалея стволов. То и дело взлетали столбы земли и пыли, сверкали багровые вспышки от взрывов гранат, которые обе стороны щедро использовали.

Первым попал под мою раздачу «бонусов» враг с дробовиком. Он прятался за каким-то ящиком, полным железок, который не могли пробить пули и лазерные лучи. Уловив момент, когда он выглянул и попал в прицел, я нажал на спуск. Пулемет задрожал, выпустив короткую очередь.


Вы нанесли 32 единицы урона!

Вы нанесли 80 единиц урона!

Вы нанесли критическое повреждение!

Враг уничтожен!


В следующую очередь я обстрелял двух стрелков у палатки, которые вели стрельбу из пулемета, снятого с багги, и ПП во фланг моим солдатам, атакующим людей, занявших оборону у большой палатки, ближайшей к челноку. С первой очереди мне удалось убить водителя, которого выдавало характерное оружие.


Враг уничтожен!


Его товарищ мигом сориентировался и перевел огонь на меня, прижав к земле. Чертыхаясь, я снял наступательную гранату, выждал пару секунд после срабатывания бойка и метнул ту в человека. Убить не убил, но под прикрытием столба пыли отполз в сторону, спрятавшись за тем самым ящиком, у которого лежал мертвый боец с дробовиком.

Пулеметчика я убил, когда тот начал менять ленту, с которой что-то случилось.

Вы нанесли критическое ранение!

Враг уничтожен!


После пятой цели пришло долгожданное сообщение:


Ваши заслуги были оценены по достоинству, и Вы получаете новый уровень.

Ваш уровень – 15!

У Вас имеется 5 свободных баллов характеристик.


Постепенно мы отжимали врагов к челноку. Каждый убитый человек заставлял выживших сжимать кольцо обороны и отдавать метры территории нам.

– Эй, парень! – внезапно раздался хриплый надсаженный голос со стороны противника. – Может, хватит? Давай договоримся, а?

А вот и лидер появился. Наверное, срочное сообщение о проблемах на базе пришло в реал и заставило наплевать на все дела, собраться и погрузиться в виртуал. Ловушка? Вряд ли, люди и так уже видели меня не раз, даже совершили контратаку, лишь бы зацепить меня и вывести из дела. И знают, где я сейчас нахожусь – вон, охранники со своими щитами меня выдают.

– Чего хочешь? – откликнулся я, прячась за ящиком в дополнение к щитам.

– Оставь мой лагерь и отпусти меня с выжившими людьми. Можешь все себе забрать, только челнок не трогай, а я обещаю, что не стану заходить на твою территорию. Ну как?

Если бы не задание Аниласты, я бы согласился. Мне было неприятно видеть смерть людей, куда неприятнее, чем гибель моих роботов. И если бы не оцифровка…

– Не могу, у меня задание. Сам понимаешь, что нарушить его нельзя, – не скрывая сожаления, ответил я.

– Да какое задание?! – сорвался на визг собеседник. – От этой твоей программы? Да насри на нее, забей. Хочешь, я тебе тысячу рублей перешлю, а? Называй счет и подожди полчаса. Вместе с тобой выйдем – я отправлю деньги, ты убедишься, что не обманул тебя, и лады, а? Тебя как зовут, давай по скайпу перетрем нашу проблему? Прямо сейчас, а?

Я колебался пару минут. В сердце стала зарождаться надежда, что с помощью этого парня я смогу сообщить о себе, узнать судьбу тела, прояснить вопросы, почему со мной до сих пор никто не связался из администрации.

Но тут кто-то из людей высунулся из-за укрытия и попал в прицел разведчика. Роботам было плевать на наши переговоры, у них в программных установках люди считались врагами, и так будет, пока не получу особый перк для заключения нейтралитета и союзов.

– Так, да? Сука ты, понял? У меня знакомые в «Щитоморднике» есть и в «Алых капелланах»! Они тебя разорвут. Я тебя разорву! Понял? Урод конченый, гад! Как зовут, говори или ссышь, дрищ сетевой?

– Я Аванг, – назвал я свое имя.

– Кто? Задрот компьютерный! – окончательно вышел из себя собеседник. – Я убью тебя, слышишь? Буду убивать, пока все уровни не обнулю! Ты с голой жопой уйдешь! Аккаунт удалишь на **й!

Гранаты у людей кончились, в то время как у моего отряда еще имелись запасы. У тех же камикадзе, кто не успел погибнуть «на баррикадах», в «поясе шахида» по нескольку противотанковых «дур» имеется.

– Принеси пять противотанковых гранат, – приказал я разведчику. – Быстрее.

Через семь минут, в течение которых велась вялая перестрелка – обе стороны берегли боеприпасы, – робот аккуратно положил рядом со мною пять тяжелых метательных снарядов.

До врагов было метров сорок, они кольцом встали вокруг челнока, укрывшись за ящиками и бочками, наполненными землей и камнями. Их лидер словно подозревал такой исход и заранее создал последний рубеж обороны. Или это еще с самого начала осталось, когда не имелось стен, а был лишь челнок да несколько колонистов.

Чтобы добросить килограммовый предмет, мне пришлось воспользоваться двумя ремнями, снятыми с убитых врагов. Из них была сделана примитивная праща, с помощью которой я собирался забросать врага гранатами.

Первая легла с недолетом метров десять. Вторая взорвалась почти перед самым бруствером, а вот третья упала рядом с прорехой между бочками и по инерции закатилась между ними. Ударный детонатор не сработал, и от этого мне только польза вышла.

Взрыв!


Вы нанесли критическое ранение!

Враг уничтожен!

Вы нанесли 102 единицы урона!

Вы нанесли критическое ранение!

Враг уничтожен!

Враг уничтожен!

Над лагерем пронесся вой боли, злости и досады. Я вновь закрутил пращой, но четвертый снаряд ударил в один из ржавых металлических контейнеров, наполовину уничтожив тот и столкнув с места. А вот пятая граната задела самым краем верх бочки с землей и рухнула под ноги врагов.

Еще один взрыв, и очередной рев и вой раненых и испуганных людей.


Враг уничтожен!

Враг уничтожен!


Люди предприняли атаку на роботов со стороны, противоположной моей, но потеряли пятерых убитых и двух раненых, нарвавшись на кинжальный огонь двух пулеметов, мигом вернулись в укрытия. Раненых добили стрелки с «лучами».

– Еще гранаты неси, – вновь отправил я разведчика за боеприпасами.

– Слушай, ты не человек, что ли?! – опять прорезался вражеский лидер. – Дай нормально поиграть, ну пожалуйста, а? Я тебе две… три тысячи перешлю, только оставь базу. Ну, хочешь убить моих солдат – убивай, только челнок не трогай…

А это он зря: колонисты – это не роботы, у них чувства и эмоции имеются. Мало кому понравится, когда тебя сознательно и цинично собираются превратить в пушечное мясо, причем тот, кому ты служишь. И так вялая стрельба со стороны противника после этих слов совсем прекратилась. Зато повысились децибелы криков, зазвучали угрозы и упреки. Лидер принялся что-то объяснять умоляющим тоном… наверное, из разряда «Братцы, да это же военная хитрость, да чтоб я вас предал – ни за что!» Тут мне доставили еще две тяжелые гранаты, и я, взяв в каждую руку по одной и оставив пулемет на земле, скомандовал:

– Все вперед! Работать гранатами, как приблизимся на дистанцию броска!

И сам, прикрываемый щитами охранников, бросился вперед. Через несколько секунд стрельба вспыхнула, как огонь в костре, на тлеющие угли которого щедро плеснули бензина. Раздались взрывы гранат, сумасшедшие крики, от которых у меня волосы встали дыбом на затылке. Несколько врагов начали поливать свинцом мою группу, и плотность стрельбы была такая, что нет-нет да влетали пули сквозь щели между щитами и телами телохранителей.

Но это уже была агония.

Приблизившись на двадцать метров, я одну за другой метнул гранаты, перекидывая те через головы своих солдат.

Взрыв! Еще один!

– А-аа! Не-ее-ее-ет! Не над…

Крик одного из колонистов тут же захлебнулся, заткнутый горячим свинцом.


Враг уничтожен!

Враг уничтожен!

Вы нанесли критическое ранение

Вы нанесли 107 единиц урона!

Враг уничтожен!


И наконец самое долгожданное сообщение:


Ваши заслуги были оценены по достоинству, и Вы получаете новый уровень.

Ваш уровень – 16!

У Вас имеется 10 свободных баллов характеристик.


Из меня словно стержень вынули. Нет, не подумайте ничего такого – я просто расслабился. Все боялся, что не получу опыта в достаточной мере, а оно вон как – все получилось идеально. Два уровня за бой в лагере, еще один, рассчитываю, накинет Аниласта за выполненное задание. За день три уровня – верх мечтаний!

Врагов перебили всех до единого. Всего тут оказалось восемьдесят семь человек. Из них девять смогли улизнуть из уничтожаемого лагеря и погибнуть, частью на собственных растяжках, частью от пуль моих роботов, оставшихся в оцеплении. Все они, если не погибнут в когтях или на клыках монстров, пополнят отряды рейдеров в пустошах.

И все это я сделал всего с шестьюдесятью роботами, потеряв из них двадцать пять (камикадзе не в счет). Кто сказал, что для успешной атаки нужно трехкратное преимущество? У него просто не было роботов с пулеметами, ха-ха!

Прежде чем все здесь уничтожать, я устроил грандиозную мародерку – роботы стаскивали в кучу все, что могли поднять или подтащить к воротам. В первую очередь оружие и боеприпасы. Эксклюзивными трофеями стали огнемет и два багги. К сожалению, прочие машины были сильно повреждены: несколько человек попытались остановить прорыв роботов из пулеметов с вертлюгов, но быстро погибли под шквалом ответного огня, при этом досталось и машинам.

Также пострадал крупнокалиберный пулемет. Воспользоваться им я уже не смогу, а чтобы отремонтировать, то тут даже инженера-робота будет мало, пока я его не подниму в уровнях мастерства.

– Чувак, постой, прикажи…

Несколько выстрелов оборвали чужой голос. Ага, это бывший владелец лагеря возродился и вновь решил воззвать к моей совести и человечности. Увидел, что его челнок пока что цел, и решил попытать счастье в переговорах.

К сожалению, захватить управление челноком мне не под силу, придется уничтожать. Взрыв здесь оставит огромную воронку, так что, пока не перетащу весь хабар к себе, челнок будет целехонек. А что насчет его владельца, который будет иногда здесь появляться… что ж, не повезло ему.


Глава 7

За три дня роботы перетащили все из чужого лагеря. Весь металл из стены поснимали, арматуру и трубы. Даже одежду с трупов и их личные вещи, все те же амулеты, жетоны, фенечки. За это время владелец лагеря появлялся раз двадцать и в пятнадцати случаях погибал от пуль невидимых разведчиков, севших в засаду напротив входа в челнок.

Я сам лично сел за руль багги и таскал тележку – то полную, к себе, то пустую, во вражеский лагерь. Не то чтобы я был такой прям фанатик «порулить», в настоящей жизни у меня и машины-то не имелось, а здесь вот пришлось сесть за руль, так как другие роботы талантом и обучением к вождению совсем не блистали.

Наконец кроме мусора и челнока на пустыре ничего не осталось. Трупы истлели раньше, еще до полудня превратились в мумии, а потом рассыпались в прах, который унес ветер.

Челнок был обложен связками гранат и зарядами взрывчатки с радиовзрывателями, которые сработают в качестве детонаторов для «карманной артиллерии».

– Взрывай! – приказал я разведчику, который с недавних пор стал моим адъютантом. Без посредника, который мог связаться с прочими сержантами за стенами и в секретах, мне было не обойтись.

До челнока было метров пятьсот, плюс рабочие выкопали глубокий окоп, в котором я спрятался со своим отрядом. И все равно никто не устоял на ногах, когда сработал фугас. Часть бруствера скинуло на нас взрывной волной, завалив по колено землей и щебнем.


Вы получили 75 единиц урона от ЭМИ!


– Твою едрить-колотить! – не сдержал я эмоций, после полученного сообщения.

Но быстро забыл, когда посмотрел на пустырь, над которым рос характерный черный «гриб».

– Уходим отсюда, живо, – скомандовал я. – Дома будем ремонтироваться.

Все мои солдаты, как и я, получили повреждения от взрыва той или иной степени. Рабочие были почти при смерти, разведчики оказались самыми живчиками, вот только их маскировочное покрытие сгинуло без следа, сожженное невидимым глазу гамма-излучением.


Поздравляем! Вы уничтожили укрепленный вражеский лагерь со всеми его защитниками и серд- цем – космическим челноком!

Вы получаете достижение Разрушитель!

Вы получаете вторичную характеристику Взрывное дело!

Взрывное дело всего – 1!

Ваши заслуги были оценены по достоинству, и Вы получаете новый уровень.

Ваш уровень – 17!

У Вас имеется 15 свободных баллов характеристик.


«Ты оправдал мое доверие, помощник. Достойно справился с заданием в кратчайшие сроки, и я хочу дать тебе соответствующую награду. С ней тебе не будут страшны самые сильные враги».

Как обычно в своей манере связалась со мною Аниласта, как только я закончил читать системные сообщения.


Вы выполнили задание СМЕРТЕЛЬНЫЙ УДАР-2.

В качестве награды вы получаете чертежи молекулярного модификатора.

Ваши заслуги были оценены по достоинству, и Вы получаете новый уровень.

Ваш уровень – 18!

У Вас имеется 20 свободных баллов характеристик.


Честное слово, если бы у меня было с кем и чем, то я обязательно отметил бы такую гору подарков. Модификатор, подаренный мне начальством, мог превращать одно в другое, во все что угодно. Штурмовики ждут своей очереди, потому как в оружейном отсеке нет нужных ресурсов? Молекулярный модификатор легко справится с этим! В качестве сырья в него можно закладывать хоть землю, хоть тот мусор, из которого состоят окружающие руины. Правда, для изготовления всего одной плазменной гранаты потребуется перетаскать несколько тонн земли и камней.

Остался пустяк – собрать эту вещь. Аниласта посчитала, что подарить целиковый прибор – избыточная щедрость, либо в ее кремниевом мозгу и мысли не зародилось, что мне не по силам справиться с такой нетривиальной задачей. Или это очередная проверка? М-да…

По возвращении я наконец-то стал тратить баллы. Увеличил уровень сборочного цеха, взял возможность строить инженерных роботов. Инженера поднял до универсала.

И все, баллы опять закончились, а так хотелось большего, чтобы и казарму прокачать, и солдат, и оружие, и… Эх, заказать, что ли, губозакаточную машинку или круглым напильником с крупной насечкой обойтись?

С появлением инженеров среди подчиненных сразу повысились скорость и качество добычи ресурсов, их переработка. Заодно парочка из инженеров быстро освоили багги, превратившись в первоклассных водителей. Жаль, но выпуск собственных транспортных средств мне предстоит освоить еще не скоро. На данный момент не хочу распыляться.

Детали к модификатору оказались столь редкими, что найти их в окрестностях своей базы я не смог. Такая же ситуация и с дальними территориями, в округе уничтоженной базы людей. Я все дальше и дальше удалялся от базы, наматывая круги, проверяя все найденные, сулящие пользу места – торговые центры, больницы, автосалоны, станции ТО, автобазы и прочее в том же духе. Каждое такое место отмечал на карте, чтобы позже направить сюда фуражиров. Но вот когда это произойдет, я не знал, ну нет возможности рабочим совершать марши на такие расстояния, неэффективно. К тому же очень опасно: это я со своими вояками распугивал противников или уничтожал, а что может сделать простой рабочий против отряда чужих или огромной стаи крыс? Вот то-то же.

Я перестал думать о личной прокачке, чем собирался заняться после разгрома человеческой базы, вместо этого пропадал в поиске и только поиске. А нужных деталей все не было.

Колесил я по руинам отрядом на двух багги, управляемых инженерами. Место пассажира одного из них занимал я, на втором сидел солдат с ручным пулеметом. Еще один с «лучом» и огромной связкой гранат притулился за спиной пулеметчика, что стоял за вертлюгом. Человеку там было бы неудобно, уже через десять минут у него все затекло бы и свело судорогой, а вот роботу хоть бы хны. В моем багги вместо гранатометчика сидел разведчик-адъютант – моя самодвижущаяся радиостанция.

Понятное дело, на вертлюге стоял трофейный пулемет, чье производство наладил мой оружейный цех. Был скопирован и огнемет, но только в исконном виде, то есть стационарный. Такой не потаскаешь на себе не только из-за тяжести, но и по причине громоздкости и габаритов. Но ничего, еще немного разовьюсь и смогу заняться модернизацией оружия, играть в «лего» деталями, собирая подходящую модель.

Позади каждого багги тряслись в прицепе еще четверо солдат. Все из ветеранов, все от восьмого уровня и выше, а из этой четверки по одному разведчику. Хотя именно эту модель я решил назвать диверсантами: после того как все ресурсы я потратил на одного, а не партию-отделение, робот получился и массивнее, и умнее, и боезапаса получил солидно, в том числе имел при себе уже два заряда с радиовзрывателями, маскировочное нанопокрытие тел стало толще и крепче. Еще три диверсанта двигались впереди отряда, обследуя местность на наличие засад, чужих баз и логова мутантов и чужих. Вообще, весь мой маленький отряд был из элитной серии: вместо группы-партии из казармы выходил всего один солдат.

Двигались мы так: сначала разведчики проверяли путь впереди, докладывали адъютанту, тот сообщал мне обо всем. Я после этого отдавал приказ на выдвижение. Через полтора или два километра следовала остановка и беглый осмотр местности с нанесением пометок на карту. Двигались мы медленно – все же и дороги среди руин отсутствовали как факт, и багги были перегружены, порой все мы выходили, и машина с одним водителем и пустым прицепом (порой и без него) перебиралась через препятствие.

– Впереди враги! – неожиданно прокричал в затылок адъютант.

И я тут же скомандовал:

– Стой! Глуши двигатель!

Сначала затихла моя машина, потом замолчал багги сопровождения. Роботы тут же полезли наружу, занимая позиции за бетонными плитами и среди больших обломков, на верхушках завалов слева и справа от крошечной колонны на дороге. Все было не раз отрепетировано еще в окрестностях базы.

Диверсанты остались у машин, занявшись осмотром местности, высматривая подкрадывающегося противника. Я же с адъютантом, гранатометчиком, тяжелым снайпером и пулеметчиком направился к передовому дозору, обнаружившему врага. Шли таясь, то и дело укрываясь в щелях и за остатками стен и подолгу всматриваясь и вслушиваясь. Наконец, мы дошли до цели.

До Конца Света здесь был огромный стадион с несколькими строениями. Бомбежка (скорее всего, Аниласта ударила по скоплению беженцев, решив одним махом вынести тысячи врагов, и плевать ей было на то, что те некомбатанты, ведь для нее люди все были врагами, как для людей муравьи в муравейнике, когда поливают тех керосином, не разбирая, где там рабочие, солдаты и матки) их разрушила полностью, только небольшие кучки камней, заросшие бурьяном, показывали местоположение древних зданий. Сейчас же стадион превратился в гигантский пустырь размерами полтора километра на километр. Осталась только большая вывеска-баннер на самом краю пустыря, там, где заканчивались руины: «Ст…ди…н им…и Д…ича».

Метрах в двухстах от руин стоял трехосный автобус в стиле «постап», то есть увешанный решетками, листами железа, остроконечным отвалом на переднем бампере и башенкой с пулеметом на крыше. В ней сейчас находился человек с хоккейной маской на лице. Еще один пулемет не из маленьких торчал из бокового окна. Возможно, с другой стороны машины, невидимой для меня, есть еще один.

Рядом с автобусом стояли трое его владельцев и четыре их жертвы… ан нет, уже тоже три: прямо на моих глазах один из «автобусных» поднял руку с чем-то коротким, с локоть длиной, но очень толстым, и выстрелил в лицо человека напротив, стоящего перед ним на коленях. Руку убийцы сильно дернуло отдачей вверх, убитого с не меньшей силой толкнуло назад, и он упал на спину… уже без головы.

От такой жестокости меня всего передернуло. Я видел, что жертвами была семья – мужчина, женщина и два подростка не старше десяти лет. А их убийцами – рейдеры. Опознать их было легко: броские агрессивные наряды, полная индивидуальность в экипировке. Предположу и не ошибусь, что они наткнулись на переселенцев или бредущих после торговли или заработков (или ради них) и решили тех «пощипать». Интересно, рейдеры из неписей или игроки? Жертвы-то точно НИПы, детей тут отыгрывать запрещено, а у игроков их не может быть по определению. Хотя… да черт их знает, с этой оцифровкой и семьи вполне можно завести, и детей родить.

Пока я раздумывал, стрелок убрал свою «пушку» в наспинную кобуру, подошел вплотную к женщине и достал нож. Сначала у меня мелькнула мысль, что он решил не тратить патроны и просто перережет той горло. Но действительность оказалась гораздо непригляднее. Рейдер подвел клинок к шее женщины, сунул тот за воротник и одним движением разрезал на той одежду до пояса. Та дернулась, попыталась прикрыться, и за это получила пощечину наотмашь тыльной стороной ладони. Убрав нож, бандит запустил свои руки под разрезанную одежду женщины, к груди.

– Вот сука, – заскрежетал я зубами. – Ну, погоди, мразь…

Насильников я не любил. Однажды в нашей школе одну из самых красивых девчонок старшеклассниц, героиню нескольких моих комиксов, изнасиловали несколько тварей в человеческом обличье. После больницы, когда она вернулась назад в школу, я ее не узнал. Красавица, бойкая на язычок и в поведении, активистка, участница многих школьных мероприятий, спортсменка – сейчас она перестала быть собой. Начала избегать общения, компаний, вечно сутулилась, забыла про косметику и прическу. Казалось, что она делает всё, чтобы превратиться в дурнушку. Все закончилось тем, что она совершила самоубийство. Уже не помню как, то ли повесилась, то ли перерезала вены, то ли наглоталась лекарств или прыгнула на рельсы перед подходящим электропоездом. На меня это произвело сильное впечатление, и не только на меня. Помню, некоторое время я и еще дюжина парней патрулировали улицы в том районе, где произошло преступление, в надежде найти уродов и совершить самосуд. О сдаче насильников в полицию и речи тогда не было, мы считали себя умными и справедливыми, полагали, что имеем право на такой поступок.

И вот сейчас на моих глазах вот-вот произойдет изнасилование.

Когда мои роботы начали занимать позиции, второму рейдеру надоело смотреть за убийцей, и он подошел к одному из подростков. Одежду резать не стал, просто запустил руки за пазуху.

Внутри у меня все заледенело.

«Это же игра?! Ведь игра, мать вашу, откуда здесь такое?!»

Женщина, до этого без эмоций относившаяся к гибели мужа и притязаниям бандита, встрепенулась. Оттолкнула насильника и дернулась на защиту ребенка, но была схвачена за волосы. Рейдер несколько раз ударил ее в бок кулаком, повалил на колени и разрезал одежду на спине, окончательно превратив ту в лохмотья. Перерезал ремень на брюках и принялся стаскивать штаны с жертвы.

Женщина не сопротивлялась: рейдер что-то громко крикнул второму уроду, и тот оставил подростка в покое.

– На позициях? – сквозь зубы спросил я у адъютанта.

– Нет.

– Черт! – от злости я ударил кулаком по бетонному обломку. – Черт! Черт!

Дождаться, когда все займут удобные позиции, я не сумел. Вон урод уже начал пристраиваться позади женщины, спустив с себя штаны.

– Огонь! Сначала пулеметчик на крыше и в окне. Людей снаружи не трогать, пока те не кинутся в автобус!

Путешественники вряд ли решат искать спасения у рейдеров в транспорте, а вот бандиты наверняка кинутся под защиту стальных стенок и тем самым подставятся под пули моих солдат. Тем более роботам было плевать на то, кто там жертва, кто преступник, для них все люди враги, и они легко убьют женщину с детьми.

Бдонг! Бдонг!

С задержкой в несколько секунд громыхнула третья крупнокалиберная винтовка.

Бдонг!

Стрелка в люке на крыше как кувалдой ударило. Его мотнуло назад, и, с силой ударившись спиной о край крыши, он безжизненно повис на страховочных ремнях с поникшей головой. Третья пуля высекла искру от бронелиста рядом со стволом пулемета, что торчал из окна.

Насильники обладали отличной реакцией, что было продемонстрировано ими после первого же выстрела. Убийца даже штаны не стал натягивать, так и попрыгал к автобусу, путаясь в спущенных штанах. Два его товарища почти успели забраться в проход, когда заработал пулемет, перечеркнув линией искр борт от заднего бампера до кабины. При этом второй рейдер, чуть замешкавшийся в дверях, получил пулю (и не одну) точно в спину и сполз на землю, еще пытаясь ухватиться за поручень слабеющими руками.

Убийцу и насильника я выбрал для себя, захотелось лично наказать морального урода.

Бдонг!

Первая пуля пролетела совсем рядом, рейдера даже чуть мотнуло, когда она дернула одежду. Или он сам дернулся, услышав, как рядом злобно пронеслась смерть. Я мысленно чертыхнулся, дернул ручку затвора, выбрасывая пустую гильзу, тут же толкнул ее вперед и опустил, после чего вновь коснулся пальцем спуска и приник щекой к прикладу винтовки.

Бдонг!

Пуля настигла насильника в метре от спасительной ступеньки, ведущей внутрь автобуса. Его с силой швырнуло вперед, плюс штаны, мотающиеся в ногах, сыграли свою роль, и человек буквально раскроил себе голову о ступеньку.


Вы нанесли критическое ранение!

Враг уничтожен!

Ну еще бы, при таком калибре любая рана – это критование! А вот подохла эта скотина, скорее всего, от удара головой… нет, удар добавил неприятностей, а дальше кровотечение из раны, что я нанес, отправило рейдера в Мир Вечной Пустоши, хе-хе.

Автобус, видя, что больше ждать некого, тронулся с места и начал набирать скорость. Несколько пуль ударили ему по бортам, одна залетела во все еще раскрытую дверь, но машину это не остановило.

– По колесам! – скомандовал я.

Почти тут же оба пулемета (наконец-то второй пулеметчик занял позицию) стеганули свинцовыми кнутами по толстым резиновым «лаптям». Прямо на глазах резина стала опадать, и машина вильнула вбок, но тут же выправилась.

Бдонг!

Стрелял я в открытую дверь, когда автобус прокатил напротив моей позиции. Дистанция была чуть больше двухсот метров, машина двигалась наискосок, стараясь удалиться от нас, и я рассчитывал больше напугать, заставить водителя совершить ошибку или сбросить от испуга газ, чем убить. Но вышло все просто идеально!


Вы нанесли критическое ранение!

Враг убит!

Сложность выстрела 109 %.

Вы повышаете характеристику Тяжелое оружие +1.


Машина вильнула и стала поворачивать прямо на нас, постепенно замедляя и так небольшую скорость.

Простояла она меньше минуты, потом вновь рыкнула двигателем и тяжело стронулась с места.

Бдонг! Бдонг! Бдонг!

И снова автобус замер на месте. Что уж тут поделать, когда лобовое стекло смотрит почти точно на позиции снайперов. И пусть стекло было закрыто листом брони, в котором имелась узкая прорезь для обзора, но тяжелые бронебойные пули пробили толстую сталь, поставленную чуть ли не вертикально, без всякого наклона для перевода в рикошет смертоносных снарядов.

– Пусть к автобусу направляются диверсанты и забросают наступательными гранатами салон, – отдал я указание адъютанту.

Еще несколько раз рейдеры пытались запустить двигатель и скрыться от нас, но всегда за этой попыткой следовали тяжелые пули, оставляющие на ржавой темной броне серебристые отметины. После седьмой или восьмой попытки я даже начал подозревать, что там у них куча народа и все только водилы, раз никто не пытается взяться за гашетку пулемета. Кстати, тело рейдера, убитого самым первым, в люке у пулемета, быстро исчезло. Обычно такое бывает, если игрок умер повторно и сейчас его труп лежит в другом месте… хм, например, в салоне автобуса за рулем.

Возрождаются они, что ли, в этом автобусе? Наверное, среди рейдеров один был игроком, вот он и садится за руль машины после каждой своей смерти.

Я не заметил, как диверсанты подкрались к автобусу и забросали тот гранатами, среагировал только на хлопки взрывов и дым, полезший из салона машины через дверь, из верхнего люка и пробоины.

– Пусть используют гранаты на любой шорох и не жалеют боеприпас.

Отдав указание, я встал с земли и направился к переселенцам. Роботов с собой брать не стал, оставив часть на позициях, часть направив к автобусу. От транспортного средства бандитов до их жертв было около ста пятидесяти метров, это достаточная дистанция, чтобы мои солдаты не старались немедленно убить семью людей.


Колонист.

Уровень 9.

Раса: люди.

Враждебна.


Контур женщины едва заметно (если не приглядываться, то и не видно почти) подкрашивался красноватым свечением, сообщая, что она мне явный и бескомпромиссный враг. Имя я не видел – непись скрыла личные данные о себе или у меня опять барахлят системные установки.

– Я Аванг, меня бояться не надо, – как можно спокойнее произнес я. – Своих солдат я отослал, и они не причинят тебе и детям зла.

Женщина обожгла меня ненавидящим взглядом, шевельнула губами, но решила промолчать.

– Я просто хочу поговорить, узнать кое-что. Как тебя зовут?

Женщина прижала к себе остатки одежды, прикрывая грудь и бедра, и едва слышно произнесла:

– Элиа… Элиа Подист. А это мой муж, Твин Подист.

– Я сожалею о твоей утрате, слишком поздно появился, чтобы вмешаться.

– Хватит…. Чего тебе нужно, робот? – резко сказала женщина.

– Аванг я, зови меня по имени, Элиа. Я кое-что хочу узнать…

Семья Элии жила в изоляции от окружающего мира, они собирали разный мусор в руинах и продавали бродячим торговцам и осевшим на одном месте лавочникам. Иногда сталкивались с кочующими поселениями, проводили мену и разбегались. В эту часть древнего мегаполиса они решили перебраться из-за вспыхнувшей войны между кланами и активизации борьбы между роботами и людьми. Это было в секторе Ширд, а мы находимся в секторе Аштор. Первый, самый большой и густонаселенный, имеет множество мелких локаций и всевозможных интересных мест, там куча торговцев, мастеров, наемников. Постоянно производится спавн не только мобов (это я так понял сам, собеседница объясняла по-своему), но и различных полезностей, порой можно найти бриллиант в куче гумуса на том месте, где пару дней назад побывали поисковые партии кланов. Наверное, шестиствольный лазерный пулемет и был такой драгоценностью, иной причины объяснить, как такое мощное и редкое оружие оказалось в руках робота невысоких уровней, я не мог. Именно потому сектор пользуется такой популярностью, и любой мало-мальски сильный и влиятельный клан хочет протиснуться в него, получить кусочек территории. Уже имеющиеся хозяева этому всячески препятствуют. Случившаяся война стала попыткой одного союза кланов пододвинуть несколько других, чтобы влезть в их кормушку в Ширде.

В Ашторе почти ничего такого не было. Пара десятков мелких баз людей с роботами и великое множество берлог чужих. Простые мобы, уникальных среди них не было. Правда, толком этот сектор никто и не исследовал, сосредоточившись на тех, где не требовались тщательные поиски и огромные средства с вероятностью, что все это принесет лишь пшик. Появление по воле великого рандома вкусняшек слишком редко, чтобы ходить сюда на охоту за ними. Чаще всего здесь оказываются рейдеры, которые любят пощипать переселенцев вроде четы Подист и поохотиться на мутантов, заодно осмотреть несколько развалин в надежде на клад.

Шли переселенцы сюда семнадцать дней, но большую часть дороги не торопились, делали петли и иногда останавливались на несколько часов, чтобы покопаться в заинтересовавших кучах мусора, это не считая ночевок и привалов для отдыха. До границы с Ширдом отсюда пять-шесть дней пешего марша, на машине намного короче, на хорошей машине и вовсе за сутки можно управиться.

Грубо говоря, Ширд – это черноземные почвы, а Аштор – полупустыня.

Элиа знала очень мало, я проговорил с ней больше часа, но конкретики получил самый минимум. Правда, плюс был в том, что хотя бы узнал о трех торговцах, мимо которых они прошли в моем секторе, и двух десятках в Ширде.

– Вы идите впереди меня и далеко не удаляйтесь. Все-таки мои подчиненные могут нарушить приказ не трогать вас и откроют огонь, – сказал я женщине. – Возьми вещи своего мужа.

Мы шли гуськом затылок в затылок, впереди Элиа, прижимающая к себе детей, я – в метре за ними. Перед тем как попрощаться, я передал ей лазерный пистолет с пятью батареями. Оружия у переселенцев не было никакого, может, потому и досталось им так… хотя… да что они могли сделать против двух пулеметов? Пожалуй, мой подарок сгодится против мелких мутантов или в качестве средства на обмен.

Пока шел обратно (а проводил я людей метров триста), в автобусе в очередной раз хлопнули гранаты и протарахтели пулеметы моих солдат.


Малый передвижной оплот рейдеров.

Уровень 5.

Желаете захватить?

Да/нет.


Разумеется, я желал! И через минуту получил сообщение, что «малый передвижной оплот» находится под моим контролем, и еще одно, в котором предлагалось закрепить в автобусе точку возрождения. У рейдеров, из-за их кочевого образа жизни, крупные транспортные средства были аналогами моей базы. Выдавать что-то полезное не могли, но имели способность до определенного уровня и качества улучшаться: толщина брони, сопротивление к чему-либо, вооружение, мощь двигателя, увеличение объема бака с топливом и так далее. А еще внутри возрождались рейдеры-игроки. После того как я взял автобус под контроль, противники (или противник) были автоматически переброшены к ближайшему либо резервному терминалу возрождения. Не повезет им, если тот окажется где-то в центре моего сектора и рядом будет логово чужих или даже несколько.


Мертвый рейдер.

Раса людей.

Уровень 15.

Сейчас в автобусе лежали два трупа игроков, несколько кучек серого пепла, оставшихся от предыдущих их смертей и пятеро неписей. Все четырнадцатого и пятнадцатого уровня. Трофеи – оружие, одежда, немного еды, очень много боеприпасов, разная электронная мелочевка вроде планшетов и наручных простейших компьютеров и три ящика с блоками от аппаратуры, микросхемами, редкоземельными и драгоценными металлами. На девяносто девять процентов все это было ширпотребом, даже пулеметы почти не отличались от моих по характеристикам, только внешний вид другой.

Зато один процент меня порадовал.


Ирон Фист.

Уникальное оружие.

Тип: огнестрельное.

Однозарядный пистолет. Урон 60150.


Массивная и тяжелая рукоять с выемками под пальцы для удобства, с оптическим и подствольным лазерным прицелом. Калибр такой же, что у винтовок, с которыми ходят мои «тяжелые» снайперы. А еще у него переламывался ствол для перезарядки, точь-в-точь как на охотничьих гладкоствольных ружьях и штуцерах. Из этого пистолета, принятого мною издалека за обрез, и был убит Твин Подист.


Наступательная плазменная граната АМК 5/2 «Подарок».

Радиус сплошного поражения: 2,5 метра.

Вес: 1,2 килограмма.

В целом трофеи были так себе, рейдеры могли бы и побогаче попасться.


Глава 8

Пять матерых самцов черных собак, дюжина самок и десятка полтора или два молодняка разного возраста оказались в ловушке, куда их загнали разведчики и солдаты с огнеметами. Здесь, в «колодце» из четырех стен причудливой восьмиэтажки, деваться им было некуда: все щели, проломы, дверные и оконные проемы были заложены обломками и листами железа, а арочный проезд, чудом сохранившийся после мирового катаклизма, загонщики мгновенно перекрыли высокими щитами, лежавшими до поры до времени рядом, у стен среди мусора.

Я сидел на втором этаже. У ног ждал своей очереди пулемет с двухсотпатронным коробом, рядом к стене была прислонена крупнокалиберная винтовка. А на краю пролома в стене, сквозь который я взирал на стаю опасных хищников, стояли в рядок, словно бутылки на витрине, две дюжины тяжелых гранат с мощным зарядом и плотной осколочной «рубашкой».

Мутанты рычали, хрипели, с пастей летели хлопья желтоватой слюны. Самцы прыгали на стену, стараясь уцепиться когтями за выступы и добраться до меня. Самки и крупный молодняк окружили щенков, заставив тех сбиться в плотную кучу. Несмотря на возраст, эти дьяволята обладали огромными зубами, чуть-чуть уступавшими тем, что щелкали в пастях их взрослых сородичей. А вот нравом даже превосходили: не имея возможности выбраться из живого круга, они нет-нет да хватали с бешеной злобой соседей, оставляя заметные кровоточащие раны на черных боках.

Вот в них я и бросил две гранаты, выбрав двухсекундную паузу. Запалы были обычные, с задержкой по времени. Один снаряд угодил за спины самок, прямо к щенкам, которые тут же устроили свалку за право обладания предметами, от которых пахло мной. Вторая не долетела, упав в метре от лап крупного молодого самца, уже не щенка, но еще и не охотника и бойца стаи. Пара щенят, воспользовавшись суматохой, бросились к ней и утащили в свою толпу.

Через несколько секунд гранаты взорвались, разбросав во все стороны осколки, камни, землю и ошметки плоти мутантов. В «колодце» оглушительно завизжали раненые собаки, которые были настолько живучи, что даже с оторванными лапами и торчащими обломками ребер сквозь разорванные мышцы и кожу продолжали рычать и пытаться добраться до меня.


Враг уничтожен!

Враг уничтожен!

Враг уничтожен!

Враг уничтожен!


Перед глазами поползла длинная строчка сообщений с указанием критического урона и гибели мутантов.


Вы повышаете вторичную характеристику Взрывное дело +1!

«Одним махом – семерых побивахом!»

За уничтожение опасных, хоть и небольших противников, единовременно вы получаете достижение – Хитрый Портной!

Вы инстинктивно испускаете флюиды опасности, и группы или команды ваших недругов не решатся напасть в открытую, а при атаке получат штрафы к характеристикам, боевому духу.

Открыта бонусная сопутствующая характеристика – Шитье.

Шитье +1. Теперь вы можете собственноручно штопать поврежденную матерчатую и кожаную одежду, а также создавать ее с нуля.


Уцелевшие и сохранившие резвость мутанты как с цепи сорвались. Про щенков, которые выжили и остались на лапах, все позабыли, все внимание стаи были переключено на меня. Под стеной, возле которой я стоял, черные собаки начали сооружать что-то похожее на живую пирамиду, с вершины которой с разбегу самцы пробовали допрыгнуть до меня. И у них почти получалось! Уже второй царапнул когтями по краю пролома, задев при этом ближайшую гранату. Та дрогнула, качнулась с боку на бок и упала вниз.

Тут же раздался хрип и вой, когда мутанты принялись грызть снаряд. Через несколько секунд острые и прочные клыки добрались до механизма активации, и граната рванула, оторвав несколько клыкастых голов и ног и выпустив вонючие потроха. Стена подо мной заметно дрогнула, с остатков потолка сверху посыпались камешки, потекли ручейки пыли.

Следующие гранаты «подарил» уже я лично, стараясь бросать так, чтобы они взрывались подальше от стены, которая может рухнуть от такой встряски.

Уже после пятого взрыва видимость в «колодце» сильно испортилась. Все было в дыму и пыли, которая не собиралась быстро опускаться, из-за того что здесь было тихо и безветренно.

Оглушенных и израненных мутантов я добивал из пулемета и винтовки.


Ваши заслуги были оценены по достоинству, и Вы получаете новый уровень.

Ваш уровень – 19!

У Вас имеется 5 свободных баллов характеристик.

Вы повышаете характеристику Тяжелое оружие +1.


Да уж, чем выше расту в уровнях, тем труднее дается опыт. То ли еще будет!

За час роботы-подчиненные под моим руководством очистили «колодец» от всех следов боя, укрепили начавшие расползаться заплатки на стенах и вновь отправились на охоту. И уже через сорок минут привели старых знакомых врлоков, только уже ядовитых, а не простых черных, которые кроме непрошибаемой брони могли лишь свою пасть-клюв «предоставить» врагу. Ядовитые врлоки умели выстреливать на пять метров две тонкие струйки невероятно токсичного яда. Простым роботам он не страшен, а вот тем, кто имеет биологическую оболочку, может серьезно повредить. Волдыри, как от ожогов, долго не заживающие язвы – вот что мне грозило, если буду беззаботно щелкать клювом.

Солдаты заманили тварей в «колодец», разведчики и диверсанты, замаскировавшиеся рядом с аркой, закрыли проход щитами и встали у крошечных бойниц, готовые расстрелять мутантов, если те решат полезть обратно.

Загонщики, которые поработали приманкой, забрались на стены по лестницам и тут же втянули их за собой.

Шесть восьмиуровневых тварей сориентировались мгновенно и быстро, очень быстро соорудили пирамиду подо мной, как совсем недавно черные собаки. Когда над краем стены показалась уродливая голова в костяном горжете, я лежал на полу, прижимаясь щекой к ложу винтовки и прячась за куском железа, эдаким импровизированным щитом.

Бдонг!

Голову врлока разнесло в клочья, и он улетел со спины сородича, как если бы получил хороший пинок от знаменитого футбольного бомбардира.


Вы нанесли критическое ранение!

Враг уничтожен!


Мельком посмотрев на щит, я порадовался, что не пренебрег страховкой: как бы быстро ни летела пуля, но чужой оказался еще быстрее и успел выстрелить в меня ядом, который сейчас медленно стекал по железу, собираясь в бесцветную густую лужицу на бетоне.


Вы повысили вторичную характеристику Хитрость +1.


После врлоков были зараженные собаки, небольшая стая в четырнадцать особей, выбитая мной в считанные минуты по отработанной схеме. Потом несколько пар чужих, похожих на огромных скорпионов в костяной броне и с двумя пастями, прячущимися одна в другой, как матрешки.

И только в сумерках, помножив на ноль стаю крыс штук в сто, уничтожать которую пришлось всем моим отрядом сообща, иначе удержать ловких тварей в «колодце» не было никакой возможности, я получил долгожданное сообщение:


Ваши заслуги были оценены по достоинству, и Вы получаете новый уровень.

Ваш уровень – 20!

У Вас имеется 10 свободных баллов характеристик.


На базу вернулся уже в темноте. Проверил качество работы и то, сколько было сделано за время, что я отсутствовал. Когда уходил, то поставил задачу инженерам и ремонтникам приступить к созданию башен и участков стены для лазерных оборонительных турелей. За двое суток, что я отсутствовал – поиск места для засады, его оборудование, загон и прокачка – была возведена одна и на треть сделана вторая башня. Сейчас мне осталось только нажать на экране нужную иконку, чтобы запустить процесс создания оружия для защиты своей базы. Когда турель будет готова, ее мигом установят на нужное место. Контролировать этот процесс не буду, лучше вздремну.

Как оказалось, сон мне был нужен, хотя в гайдах говорилось, что раса роботов способна обходиться без него. Думаю, они писались для обычных игроков, а не таких, как я. Про сорвавшихся вообще информации было мало. Я, когда готовился к созданию персонажа, немного глянул про оцифровку, тем более про нее говорилось в договоре оказания услуг. Правда, там отмечался лишь сам факт срыва и немного про факторы, его инициирующие, не больше.

Так вот, когда я попытался качаться или работать несколько суток подряд, то стал отключаться незаметно для себя на короткие моменты. С каждым лишним часом без сна эти моменты увеличивались. Поэтому пришлось выделять себе время для сна пять-шесть часов в сутки. Как оказалось на практике, этого времени мне вполне хватало.

Утром я с удовольствием посмотрел на увеличившуюся в высоту вторую башню и с еще большим на первую, увенчанную массивной конструкцией – лазерной оборонительной турелью. Жаль, что такую пушку не поставить на автобус, а то бы эта вундервафля сильно помогла мне в скором путешествии к границе сектора, к торговцам.

Второй день загонной охоты принес мне двадцать первый уровень, двадцать второй я набрал на третий в середине дня и решил пока что остановиться. Сейчас мои характеристики были такими:


Аванг.

Раса: робот.

Уровень 23.

Сила 10.

Энергия 10.

Ловкость 6.

Сопротивление 6.

Харизма 3.

Наука 10.

Торговля 3.

Ремонт 3.

Легкое оружие 3.

Тяжелое оружие 8.

Тяжелая броня 6.

Энергетическая броня 3.

Бесчувственный Палач 3.

Взрывное дело 2.

Хитрость 7.

Камикадзе 2.

Шитье 1.

Разрушитель.

Хитрый Портной.

У Вас имеется 20 свободных баллов характеристик.


Все баллы ушли в оружейный цех: повысил его уровень, прокачал исследовательский отдел, взял возможность компоновать оружие изначально на стадии проектирования, а не лепить его по готовым чертежам. Жаль, но пока Наука у меня находится на низком уровне, мне не светит создавать уникальные вещи.

Первым в исследование ушел пистолет.


Процесс изучения займет 10 часов!


Ну, десять так десять. А пока займусь-ка я боевой и политической подготовкой своих солдат, тех, кто вскоре отправятся со мною в поход. Хотелось бы и самому поднять еще пару уровней, но как боевая единица я на порядок уступал своим роботам, и лишние уровни, набранные мной, будут равны нулю в бою. А вот если хотя бы десяток солдат и диверсантов поднимут по одному (мечтаю, правда, о трех-четырех) уровню, это окажется серьезным подспорьем.

Пока пистолет разбирался на части, просвечивался и по всякому-разному проверялся, мои рабочие и солдаты сделали еще две западни, куда даже успели загнать-приманить по стае мутантов.


Процесс изучения займет 40 часов!


А это уже сообщение о шестиствольном Огненном Дарте, который наконец-то дождался своей очереди, и исследовательский отдел решил пропустить его.

После этих часов еще двое суток ушли на изготовление оружия и боеприпасов и подготовку к выходу. Винтовками, пулеметами, коробами и обоймами с патронами, заряженными батареями автобус был забит почти полностью. Места осталось для меня и четверых роботов – водителя-инженера и трех пулеметчиков – только втиснуться. Впереди автобуса катил багги с прицепом, позади следовал второй.

К моему большому сожалению, полностью скопировать пистолет и пулемет не вышло. Оружие лишилось статуса уникального и немного потеряло в характеристиках. Мало того, создать пулемет не вышло – не хватало редких ресурсов.

Плазменную гранату даже не стал пробовать отправлять на исследование, все равно изготовить ее не смогу, пока не будет молекулярного модификатора. А когда появится это устройство, то смогу создавать штурмовиков, ну а у тех в инвентаре такие (или почти такие) штуки имеются.

* * *

Самый перспективный торговец из тех, кого назвала Элиа, устроил свою берлогу в остатках одноподъездного дома. Сейчас от этого здания осталось всего два этажа, причем второй имелся постольку-поскольку, лишившись потолка и зияя провалами окон. На первом этаже всякая щель была заложена бетонными блоками или закрыта стальными листами. По углам на стенах торговец повесил роторные огнестрельные турели с блоком из четырех толстых стволов. Думаю, на втором, кажущемся пустым этаже имеются вещи посерьезнее. Диверсанты обнаружили и мины – несколько радиоуправляемых зарядов были уложены в тех местах, откуда удобно наблюдать за магазином. А сколько мин и фугасов замаскированы с большей прилежностью?! Пока не открою юнитов-саперов, мне эту тайну не узнать.

Вокруг торговой лавки в радиусе полукилометра лежали только обломки, причем не горами, за которыми удобно укрываться и можно вплотную добраться до магазина, а вполне так ровненько рассеяны по местности, ну прям словно грейдер прошелся здесь. Три широкие накатанные дороги из дальних руин вели к логову торгаша.

М-да… ладно, хватит пялиться в бинокль, пора осчастливить торговца визитом вежливости.

Я спокойно дошел до стальной двери, над которой мигал красный огонек видеокамеры, и несколько раз коснулся костяшками преграды. Стучать? Да боже упаси, тут два-три сантиметра легированной стали как минимум, в такую не рукой – пушкой стучаться нужно! Так, изобразить свой интерес, дать понять, что я не просто так кручусь поблизости, и этого хватит.

– Чего тебе, железный? – не очень вежливым тоном осведомился торговец через микрофон… где-то сверху, обнаружить аппаратуру я не смог, как ни всматривался.

– Поторговать вот пришел.

– Поторговать? А с чего ты решил, что тут магазин?

– Да так, – пожал я плечами, – птички напели.

– Птички, говоришь? Гы-гы. – Смех у собеседника был такой же неприятный, как и голос. – Вот с ними и торгуй, а тут не лавочка. Я тебя не знаю… высматривал тут, жестянок своих подсылал. Вообще радуйся, что я на кнопку не нажал и не распылил тебя и твое воинство на молекулы, когда по минам шастали туда-сюда.

– Спасибо, – с полной серьезностью произнес я. – А теперь открывай, а то время – деньги, сам понимаешь.

По-моему, от такой наглости торговец немного опешил, потому что промолчал добрую минуту, и лишь невразумительный шорох и фырканье доносилось до меня через микрофон.

– Да ты совсем берега попутал, железный? – возмутился собеседник. – Я же сейчас тебя на кусочки могу разнести.

– За что? И потом, что скажут люди, да и роботы, а еще киборги, когда узнают про то, как ты общаешься с клиентами? Пришел я не с пустыми руками все-таки, не хамил и не разбойничал.

– Что скажут – то мое дело, железный, – огрызнулся собеседник и тут же поинтересовался: – И что в твоих не пустых руках есть? Я с мелочевкой не работаю, знай это. И барахло не принимаю.

– Потому и пришел к тебе. Кроме продажи, есть у меня и деловое предложение насчет покупок.

– Даже так… Хм, – призадумался торговец, – ладно, заценю я твой товар, показывай.

Я достал планшет, который имелся в трофеях от рейдеров, и запросил разрешения подключиться к местной сети. Как только его получил, тут же переслал изображение уникального оружия – пистолета и пулемета.

– Вот такие вещи у меня есть. И некоторые другие, похуже, но ненамного.

– Заходи, – прозвучал ответ из микрофона, следом едва слышно щелкнул замок в двери, – только не балуй.

Торговец угнездился глубоко под землей. Не знаю, что было на первом, но сразу за уличной дверью начинался крутой спуск, который привел меня в просторный зал. Он очень сильно напоминал бильярдную, вот только на больших столах, обитых сукном и освещаемых низкими лампами с большими абажурами, стояли и лежали оружие, броня, аппаратура и еще чертова куча вещей, часть которых я просто не мог опознать и представить, для чего они предназначены.

– Двигай сюда, железный, – у дальней стены загорелся большой экран, на котором до середины груди изображался лысый толстяк с низким лбом, ломанным не раз носом и тяжелым взглядом. Человек был похож на борца, который понемногу начал запускать себя. Под экраном расположился приемный короб, выползший из стены. – Ну, выкладывай, что там у тебя.

Я достал два пистолета – лазерный и «переломку», рейдерский пулемет с коробом патронов и положил все это в короб. Через пару секунд все было втянуто в стену.

А через минуту толстяк на экране взбесился:

– Это что за хрень?! Ты мне что подсунул? Вот это вот Огненный Дарт? А это что – Ирон Фист? Ты посмеяться сюда пришел, жестянка?

– Спокойно, торгаш. Я сказал, что у меня есть такие вещи, но не говорил, что именно их продавать пришел.

– Да я тебя сейчас точно грохну!

– И многого лишишься, плюс получишь очень злопамятного врага, торгаш. Думаю, ты не от хорошей жизни перебрался в этот сектор, и жуть как неприятно будет опять сниматься и искать новое логово.

– Это из-за тебя, что ли? – презрительно скривился собеседник. – Сынок, таких, как ты, я пачками давлю. Шел бы ты со своими дохляками ржавыми, не зли меня еще больше.

– Через месяц они не будут дохляками. Через тридцать дней я приду сюда с сильным отрядом, который разберет твою хибару по камешку.

– А ты знаешь, кто меня охраняет?

– А ты знаешь, кто я? – в тон ему ответил я.

– Хм…

Несколько минут мы сверлили друг друга тяжелыми взглядами, словно проверяя, в ком первом дырка появится, наконец толстяку это надоело.

– Ладно, хорош пиписьками мериться. Давай о деле. Твой товар, как ты сам понял, полное дерьмо, поэтому начнем с того, что ты хочешь купить.

– Хорошо, – кивнул я, – мне нужны блоки FG8/9A, JY/1, JY/2B, сигма-ар, минерал киррат…

Я перечислил почти два десятка наименований, без которых создать модификатор невозможно.

– Ого, неслабые у тебя запросы! – присвистнул собеседник.

– Какие есть. Ну, так что?..

– Почти все есть, а чего нет, то легко заменяется похожими.

– Но…

– Поверь, парень, какой бы ты там чертеж ни добыл, полностью следовать ему необязательно. Ты давно в игре?

– Да так, не особо.

– А я с самого начала, уже больше года, и многое повидал. Так что верь мне. Да и дешевле тебе выйдет. Это как с дженериками и патентованными лекарствами в реале, вроде одно и то же, но стоит первый на-амного дешевле. Слышал хоть про дженерики?

– Нет. Мне это не интересно, в лекарствах не нуждаюсь.

– Счастливый, – вздохнул толстяк, – а тут хоть провизором в аптеку иди с таким багажом знаний и навыками применения порошков-пилюлек.

– Давай ближе к делу, – вернул я собеседника к прежней теме.

– Давай без давай.

– В общем, я возьму все, но с условием, что ты возьмешь мой товар.

– Чего? – Лицо толстяка вытянулось в удивленной гримасе. – Ты издеваешься?.. Дьявол, да у тебя, никак, еров нет, мать иху! Так какого ты мне тут мозги полощешь?!

– Чего? Каких еров?

– Единица расчета – один ер. Парень, первый раз я так дважды да еще подряд ошибаюсь. У тебя прям талант, мать иху.

– У меня много товара, там хватит. Насчет денег… ну, извини, привык к бартеру в игре.

Мысленно я костерил себя последними словами: как мог пропустить такой важный момент, как денежные расчеты и игровую валюту? Оправдывает меня только то сумеречное состояние, в котором я оказался после осознания собственной оцифровки. А потом и не до этого стало.

– Да я с прошлой игрушки привык, что везде кредиты, вот и не обратил внимания на местное название денег, – соврал я. – Да, как и сказал, все больше бартером пробавляюсь.

Торговец хмуро смотрел на меня, словно размышляя: показать на дверь или нажать на кнопку, управляющую боевыми турелями, после чего пылесосом уберет ту горку пепла, что останется после меня.

– Уважаемый, неужели ты не торгуешь оружием? – попытался я затронуть струнки торгашеской души. – Посмотри на мой товар – все нулевое, муха не сидела! Пулеметы и патроны – из самых распространенных, уверен, спрос на них стабильный. А пистолет? Да у него патрон такой, что тролба с ног сшибает, панцирь врлока насквозь шьет! И это только начало. В следующий раз обещаю доставить кое-что более интересное. Не уник, – я подмигнул экрану, – но тоже вкусняшка. И если договоримся, то буду поставлять только тебе.

– Чертежи есть на продажу? – хмуро спросил торговец.

– А? – не сразу дошло до меня, но потом спохватился: – Ими можно торговать? Чесслово – я не знал.

Собеседник закатил глаза под лоб и громко и тяжко вздохнул.

– У меня их немного. Оружие да… да чертежи штурмовика-робота.

– Что за штурмовик? – тут же заинтересовался толстяк.

– Бронд.

– Хм, не слышал о таком… легкий? Тяжелый? Хотя чего это я – откуда у тебя тяжелый возьмется? – сам себе ответил мужчина. – Скинь ТТХ. И вот на этот пистолетик тоже, – он поднял на уровень лица «переломку», потом показал на лазерный пистолет. – А вот это гуано лучше прикопай, из него даже легкую броню не пробить, а высокоуровневого противника и без брони даже не поцарапаешь.

Я согласно кивнул, хотя внутри ворочалось чувство недовольства торгом.

– Уважаемый…

– Бишоп.

– Бишоп, только давай уговоримся – дай честную цену. Рассчитываю вести с тобой дела долго. И вдруг случайно так узна́ю, что потерял много сегодня на этой сделке. Ведь обижусь и какую-нибудь вкусную вещь отнесу в другое место.

– Ты еще поучи меня дела вести, – буркнул собеседник. – Давай тащи свое барахло.


Глава 9

– И-и-и раз! И-и-и два! – покрикивал я на рабочих и инженеров.

Толку большого в этом не было, но мне нравилось командовать вслух, да и просто говорить, слышать свою речь доставляло удовольствие. Эх, нужно поскорее перейти к высоуровневым юнитам, обладающим собственным мышлением. Или создать НИИ и сунуть в него останки того несчастного игрока, у кого я затрофеил Огненного Дарта. Вдруг выйдет что-то путное?

– И-и-и раз!

Вокруг черного отверстия в завалах инженеры создали несколько примитивных кранов, с помощью которых на свет божий вот-вот должен был показаться первый из двух бронированных джипов. Один я собираюсь передать Бишопу, второй останется у меня и, после небольшой модернизации, превратится в первый танк в моей армии. Опыта, чтобы построить Гараж, у меня нет, но у торгаша я видел в продаже чертежи автомеханика. Причем там можно было выбирать по уровням, от начального, который способен колесо на багги поменять да завулканизировать камеру (если клея под рукой нет), до высшего, которые, объединившись в группу, смогут из хлама собрать рабочий аппарат. Интересно, вот этот джип потянет на такого универсального мастера?

А ведь есть еще конструктор – юнит даже лучший, чем автослесарь, но стоит дороже.

М-да, а ведь Бишоп может и не согласиться, ведь, по сути, сейчас джип – устаревшая гора железа, пластика и стекла. Без капитального ремонта он ни на что не годен, да и дотащить до логова торговца многотонную машину будет невероятно тяжело, если не невозможно. Все-таки автобус как тягловое средство в этих развалинах слабо подходит.

Вот же замкнутый круг: на броневик можно купить автомеханика, но без работы автомеханика машина стоит очень дешево, и за нее в таком состоянии не получить чертежей нужного робота.

– И-и-и два! Аккуратнее, черти! На запчасти пущу, тостеров понаделаю! Не царапайте… мля!

Опуская на землю многотонную махину, роботы таки не сохранили ее от повреждений, и сейчас вдоль левого борта от середины задней двери до переднего крыла красовалась уродливая царапина.

Вволю накричаться на бестолковых подчиненных (да только откуда взять толковых, когда база все еще начальных уровней?) не дало сообщение от группы разведчиков, которые нашли нечто интересное в развалинах.

– Ну, я вас!.. – погрозил я кулаком группе проштрафившихся рабочих, потом отдал мысленный приказ отряду сопровождения и направился к багги.

Через три часа тяжелой дороги по развалинам, после дюжины незначительных стычек с тварями, их населявших, я был на месте, рядом с поисковым патрулем, от которого поступило сообщение.

С недавних пор вдали от базы бродили несколько отрядов из семи роботов каждый, причем четверо из них состояли из разведчиков, а трое – максимально проапгрейденные солдаты, способные переносить по центнеру припасов, кроме личного снаряжения. Они были силовым ядром патруля, разведчики – глазами.

За несколько дней действия программы «кто нашел, того и тапки», это было первое срабатывание. Два патруля и вовсе оказались уничтоженными. Короче, сплошь минусы. И потому бальзамом на душу стало сообщение от разведпартии об обнаружении чего-то. Мысленно буду держать скрещенными пальцы, чтобы находка оказалась ценной.

В двух сотнях метров от моего наблюдательного пункта вокруг расчищенной от мусора площадки медленно бродили человекоподобные существа. Проходил я по ботанике разных растительных паразитов, например, сейчас вспомнил про такой гриб, как чага, что любит селиться на березе. Уродливая коричнево-черная, корявая шершавая нашлепка на красивом белом стволе, именно так выглядел этот паразит (правда, в медицине считался ценным средством) на тех фотографиях, что довелось увидеть в учебных материалах.

И точно такие же наросты я видел сейчас на мутантах впереди. Корявые шишки на руках, ногах, голове, горбы на спинах, вздутия на животах… фу, мерзость. Кто-то был наряжен в лохмотья, кто-то щеголял в одной рваной набедренной повязке, кто-то и вовсе был в чем мать родила. Отличить мужчину от женщины (или самку от самца) было очень тяжело из-за этих наростов. У некоторых в руках были палки, трубы, посохи, и на каждом предмете имелись наросты, а некоторые мутанты и их оружие были единым целым – гриб срастил живую и неживую плоть воедино.

С полсотни экземпляров против двадцати нас.

В центре площадки из арматуры, ржавых листов железа, автомобильных дверей, труб и глушителей от машин был собран алтарь или нечто вроде. А на алтаре стояло… нечто. Какой-то цилиндр диаметром сантиметров двадцать пять и в высоту раза в три больше. Четыре штыря из фиолетового металла опоясывались тонкими кольцами из того же материала, а в центре – стеклянная светящаяся капсула. Или не стекло это было, а что-то другое, испускающее свет. Ночью, думаю, тут метров на пятьдесят во все стороны словно от фонаря видно. Если в темноте эта хрень светится, конечно.

– К бою! – скомандовал я. – Взять в подкову и по сигналу открыть огонь на уничтожение. Артефакт беречь как зеницу ока.

Жаль, что далеко до мутантов и ценной вещи, не прочитать мне их характеристик.

Рискую?

Конечно, да! Но без этого процесса трудно узнать вкус шампанского, придется перебиваться водой да чаем, хе-хе. Уф, вроде бы железо внутри, а иногда начинает потряхивать от адреналинчика, мысленно зубоскалю – шалят нервишки от возбуждения. Вот сейчас подкрадемся поближе, посмотрю на тварей, и окажется, что они мне не по зубам.


Иньяс-прокаженный.

Уровень: 19.

Урон: ближний бой.


Не, рано бояться, я этих тварюшек на запчасти пущу, вполне по зубам мне и моим бойцам.

«Спасем березки от паразита!» – мысленно шучу я, а вслух командую:

– Огонь!

Лазерные лучи и свинцовые тяжелые пули ударили по телам мутантов и обломкам. Трем прокаженным оторвало конечности, одному, который стоял напротив моей позиции в тридцати метрах, разнесло голову, украшенную огромным грибовидным наростом.


Вы нанесли 35 единиц урона!


Как так? Из тяжелой снайперки чуть ли не в упор, и всего три десятка урона? Да они что – деревянные?

Перевес в уровнях и вооружении мутанты с лихвой компенсировали огромным числом хитпоинтов и регенерацией. Тяжелые раны от попадания винтовочной пули, когда из тела вырывался кусок плоти, тут же прямо на глазах зарастали грибом, бледная кровь, почти что сукровица (в их жилах прозрачной вязкой жидкости было много больше, чем красной) переставала течь через несколько секунд.

Мы выбили больше половины врагов, когда дело дошло до рукопашной. Лично я и три бойца держались в стороне: роботы меня защищали, а я трезво сознавал процент пользы в этой свалке от собственного участия. Уж лучше со стороны посмотрю, оценю и буду наводить подчиненных.

Иногда склонялся к прикладу, выцеливал прокаженного и давил на спуск, заставляя противника дергаться, порой он падал на землю от удара пули. Но все равно весомого вклада в сражение я не внес.

Итогом боя вышло: пятьдесят два иньяса и семь бесповоротно поврежденных роботов, которых только в переплавку. Еще трое были серьезно повреждены и передвигаться не могли. Эти мутанты имели просто железные пальцы и хватку гидравлических клещей! Голыми руками срывали пластины брони, гнули тонкие металлические детали, отрывали руки и головы роботам! Кстати, плоть у этих тварей совсем не походила на податливую человеческую или животную, была словно из дерева или пластмассы создана. И при этом они, мутанты, двигались достаточно легко, не так, как должны перемещаться создания, которые похожи на цельноотлитый манекен.

М-да, тут с логикой разрабы поругались.

Мутантов я приказал стащить в одну кучу и сжечь лазерами – при длительном воздействии раскаленного луча иньясы начинали тлеть и превращаться в пепел. А пока подчиненные скромными силами справлялись с погребением, я осматривал предмет поклонения.

Компактный реактор «Тавос».

Применение: мультифункционален.

Класс: очень редкий.


– Зараза!

Впрочем, ругался я зря. Этот реактор весьма стоящая вещь, просто на данный момент развития мне пригодилось бы что-то из оружия, из роботов (к примеру, летающий дрон для разведки) или чертежей. А реактор… эх, ну куда я его сейчас впихну? Он идеален для транспортных средств, стационарных точек защиты и разведки и многого другого, вот только у меня нет ни мастеров, кто мог бы справиться с установкой, ни места, куда установить.

Хотя инженеры могут попытаться подключить «Тавос» к лазерной башне, но смысл, когда у меня энергии и так с избытком?

В общем, реактор придется положить к останкам пулеметчика, пусть на пару ждут своей очереди, того момента, когда НИИ появится.

– По коням, хлопцы!

Ах, как хорошо, что закупился топливом у Бишопа да еще не пожалел и переплатил на двадцать процентов (со слов торгаша) за особое топливо, качеством сильно выше обычного, того, которое досталось в трофеях с человеческой базы! Тут и экономия места для хранения, и расход ниже, и мощи дает больше. Дорого, конечно, но пока у меня не предвидится увеличения автопарка, на цену придется не смотреть.

Следующие несколько дней я скитался с роботами по руинам, уничтожая тварей, залезая в каждую щель, которая кажется перспективной. Получил двадцать четвертый уровень, поднял Хитрость на единичку и Тяжелое оружие на две. К сожалению, больше подарков у рандома для меня не нашлось. Права была спасенная женщина, когда говорила, что в моем секторе появление уникальных и редких вещей – редко и уникально.

Пока убивал время в поиске, на базе ресурсы сгорали в топке молекулярного модификатора, превращаясь в редчайшие элементы. А они в свою очередь шли на изготовление «шестистволок» и штурмовиков. Жалел, что нельзя было поступить с этими роботами, как с прочими, не получалось увеличить «дозу» ресурсов, чтобы получить юнита намного лучше базовой версии. Вон у меня все рабочие и разведчики уже выпускаются в единичном экземпляре изо всей партии. И это сказывается на качестве работ и боевых действиях.

После двадцать пятого уровня, набрав три десятка пулеметов, гору «переломок» и дюжину штурмовиков, я решил вновь наведаться к Бишопу.

И на этот раз чуть все не потерял.

Багги передового дозора превратилось в огненный шар, едва выехало к границе ровной площадки перед магазином Бишопа.


Вас атаковали!


Вслед за уничтожением машины и роботов в ней с двух сторон на мой отряд напали пять легких колесных броневиков и примерно дюжина пехотинцев в тяжелых доспехах, увеличивающих размеры владельцев в полтора раза.

По броне автобуса застучали пули, появились несколько пробоин с рваными краями. Влетевшие в салон пули и осколки простучали по товару, который предназначался Бишопу. При виде этого меня охватила лютая ненависть к нападающим. Вот что я этим сукам сделал?!

Спустя несколько секунд загудели лазерные пулеметы, которые сменили своих пороховых собратьев на турелях. Три на автобусе, один на замыкающем багги. Еще два были в руках штурмовиков, но те только прикладывались к бойницам и участия в бою принять не успели.

Огневая мощь моего маленького отряда неприятно поразила врагов. В течение пяти секунд распрощались с жизнями двое пехотинцев и потерял одно колесо броневик. При этом машина зарылась мордой в землю и остановилась, превратившись в отличную мишень. Жаль, что скорость была невысокой, иначе бы еще и перевернулась.

Чужая атака тут же захлебнулась.

Вражеские машины рванули задним ходом обратно в укрытия, пехотинцы залегли, пытаясь отыскать местечко, где можно было бы спрятаться от смертоносных лазерных лучей.

На броневиках, что отдаленно напоминали БРДМ-2МО[1], стояли автоматическая двадцатимиллиметровая пушка и стандартный пулемет. Небольшие снаряды легко дырявили броню автобуса, мигом превратив в решето двигатель и разлохматив колеса. Следующим попал под раздачу пулеметчик в верхнем люке, которого разнесло на части.

– На выход! Занять позиции!

Сам же сменил уничтоженного бойца, встав за пулеметом в верхнем люке.

Вы нанесли 100 единиц урона!

Вы нанесли 119 единиц урона!


Ну и пусть я невеликий мастер в стрельбе, но в этой игре разработчиками заложена основа в оружие, и зеленый новичок способен ухлопать противника в несколько раз выше его уровнем и характеристиками. Просто ему сложнее попасть в него, так же как и пользоваться тяжелым оружием с максимальной отдачей.


Вы уничтожили врага!


Прикончив пехотинца, я перевел ствол пулемета на броневик, чья морда торчала в четырехстах метрах за остатками стены дома.


Вы нанесли 12 единиц урона!

Вы нанесли 15 единиц урона!

Вы нанесли 13 единиц урона!


Зараза, как же тяжело ковырять эту консервную банку, снимаю по чуть-чуть, а ведь хитпоинтов в броневике несколько тысяч должно быть. Сюда не роторный лазерный пулемет, а плазменный или лазерную пушку, вроде турелей, которые защищают мои базы.

Одна из вражеских машин перенесла огонь на багги, который обстреливал последних пехотинцев. После пулеметно-пушечной очереди от неказистого транспортного средства во все стороны полетели куски металла, а потом рвануло топливо, разнеся на части и машину, и роботов. Точнее, робота-пулеметчика, который единственный остался на своем месте – водитель и пассажир уже давно прятались в укрытиях.

Враги потеряли восемь солдат и один броневик (до искалеченной машины добрались мои бойцы и забросали гранатами). Мои потери – вся техника и половина отряда, четырнадцать роботов, в число которых вошли инженеры-водители – четыре, штурмовики – трое и семь разведчиков. Последних, несмотря на все умение маскироваться, быстро вычисляли и уничтожали.

В общем, я приготовился умирать и потерять весь свой недешевый груз.

До слез было обидно. Злость, ненависть душила, да так, что окажись рядом один из этих уродов, и я голыми руками начал рвать бы его, и плевать на разницу в уровнях.

А потом показалась кавалерия из-за холмов.

Точнее, со стороны логова Бишопа прилетели два дрона-штурмовика, каждый размером с минивэн и с таким количеством подвесных кассет с ракетами и управляемыми бомбами и торчащими отовсюду стволами пушек с пулеметами, что этого хватило бы разнести в пыль нас всех раз пять.

Подсвечивались летающие аппараты желтым нейтральным цветом. Синхронно с каждого прозвучало:

– Всем остановиться! Первый нарушивший приказ будет уничтожен и внесен в черный список!..

Через полчаса я стоял в торговом зале и вел беседу с Бишопом.

– И часто у тебя такое бывает? Мне теперь приходить сюда с целой армией, а, Бишоп? – спросил я.

– Бывает. Дураков везде полно. Увидели тебя, поняли, что роботы, и не самые сильные, ну и решили набить скальпов. Я им на месяц к себе запретил соваться, а если будет еще одно нарушение, то вовсе прекращу всяческие дела совместные, ржавого гвоздя не продам.

– Что-то верится с трудом, – саркастически произнес я. – Ты решишь потерять навар? Да кредо торговцев, наверное, звучит так: везде, со всеми, всегда!

– Ты меня за барыгу конченого не принимай. Я создал себе имя и могу ставить условия. Денег хватает для этого.

– Ну, хорошо, если так.

– Именно так! Если рядом со мной начнут грабить клиентов, то на пользу бизнесу это не пойдет. Или драчки станут устраивать фанатики от роботов или людей. Нет уж, в километре от магазина я контролирую все, отвечаю за безопасность. Это на будущее тебе – не соверши глупость, когда или если поднаберешь силенок.

– Они, кстати, первые начали.

– Вот потому я разговариваю с тобой, а они получили пинка на месяц. Ладно, выкладывай, что принес.

– Из старенького вот, – я положил в ячейку «переломку». – Семьдесят штук, тысяча патронов.

– Годится, – тон собеседника слегка помягчел. – Неплохо, неплохо. Что еще?

– Вот, – я вытащил из инвентаря роторный лазерный пулемет с внушительной как по размеру, так и по весу энергоячейкой. – Вещь редкая, чуть ли не уникальная!

– Сколько их у тебя? – заинтересовался Бишоп.

– Пятнадцать.

– Хе, и говоришь уникальная вещь? – засмеялся он. – Уникальность в единичности, а не когда на поток поставлено. Эта вещь, так понимаю, получилась из Огненного Дарта после изучения в лаборатории?

– Ага, угадал. И я же сказать «чуть ли», – ответил я. – И это, Бишоп…

– Слушаю.

– Мне бы чертежей на все это, не деньгами.

– Да мне все равно. Сейчас только подобью итог…

Хорошо, что торговец помог с буксировкой разбитого в хлам автобуса, в котором лежал товар. Отправил пару гусеничных дронов, те взяли на буксир мою технику и дотащили до магазина. Мне после этого оставалось перетащить товар из салона к стойке.

Плохо было одно – инвентарь маленький, много не запихнешь, что привело к многократному повторению маршрута: магазин – автобус – магазин.

Сумма в итоге получилась внушительная, я даже не ожидал столько, вот честное слово. И не ожидал такого водопада щедрости от прожженного торгаша Бишопа.

– Слушай, друг, – внезапно вкрадчиво произнес владелец магазина.

Я тут же насторожился, начиная подозревать, что щедрость, скорее всего, неспроста и к чему-то приведет… нехорошему.

– Да, Бишоп?

– Расслабься, не собираюсь я тебе впаривать ничего лишнего, – рассмеялся он. – Деньгами или товаром, какой сам выберешь, заберешь. У меня к тебе дело иного плана. Ты со своей Красной Королевой еще не рассорился?

– С кем?!

– С Аниластой. Ее за глаза Красной Королевой называют, по аналогии с одним игровым персонажем.

– А-а, вот ты про что. Блин, совсем из головы это имя вылетело, а ведь читал про нее.

– Читал? – с удивлением воскликнул собеседник.

– Ну да, – пожал я плечами, – читал. У меня так лучше информация укладывается, больше удовольствия получаю. Для игрушек нужно слишком много времени, а фильмы пресными кажутся. Режиссеры переносят то, что видят они, и не всегда их взгляд и ощущения совпадают с такими же у прочих людей.

– А что же тогда здесь делаешь?

– Ну… время появилось свободное, вот и решил развлечься. Так в чем дело-то, Бишоп? – Я постарался поскорее съехать со скользкого пути.

Не знаю, как тут относятся к оцифрованным, но слышал, что в паре игрушек их гнобят со страшной силой, там несчастным приходится сбиваться в кланы и воевать против всех. Вдруг и здесь так? А у меня нет ни сил, ни знаний, чтобы показать клыки и заставить оставить в покое.

– Есть один квест, он в какой-то мере постоянный. Завязан на отношения с Кр… Аниластой. Если ты его выполнишь, то получишь от нее неслабые плюшки.

– В чем подвох?

– Ни в чем. Правда ни в чем. Тебе рано туда соваться, не вытянешь, но за чисто символическую плату я подкину тебе разных ништяков.

– И это все пополам? – спросил я.

– Да. Выбирать сам будешь, мне все равно, что там достанется, и так награда отличная.

– А что за помощь за чисто символическую плату?

– За один ер каждый ништяк. А вот что именно… видел летающих дронов, которые вас, драчунов, по углам развели?

Я быстро кивнул, уже представляя, что можно сделать с такими машинами смерти.

– Вот нечто похожее и предложу, только наземного варианта. В том месте летать опасно даже таким штукам. Ну, так как, согласен?

– М-м… – я несколько секунд раздумывал, потом тряхнул головой и громко произнес, почти выкрикнул: – Согласен!

– Отличненько, – заулыбался торговец и потер на экране ладони, – отличненько. Подтягивайся сюда через три-четыре недели, за это время поднаберешься сил, создашь отряд, вооружишь его вот такими штуками, – он указал на роторный пулемет. – Может быть, еще что-то найдешь или изучишь.

– Поможешь с ремонтом автобуса? – нагло спросил я. – В счет наших будущих дивидендов?

Тот расхохотался.

– Да ты прям вроде того одесского еврея! Ладно, помогу с твоим корытом, но лучше бы тебе подыскать что-то получше и потолще на будущее.

Бишоп сдержал обещание. Он не только отправил к искалеченному автобусу ремонтных дронов, но и сопровождал авиаштурмовиком мой поредевший отряд несколько часов, это на тот случай, если недавние обидчики решили подкараулить меня на обратном пути подальше от магазина.

Черт, что же за квест он собирается мне впарить, ради которого на такое пошел? И не зря ли я согласился?


Глава 10

Аванг.

Раса: робот.

Уровень 27.

Сила 10.

Энергия 10.

Ловкость 6.

Сопротивление 6.

Харизма 3.

Наука 10.

Торговля 3.

Ремонт 3.

Легкое оружие 3.

Тяжелое оружие 10.

Тяжелая броня 6.

Энергетическая броня 3.

Энергетическое оружие 10.

Бесчувственный Палач 3.

Взрывное дело 2.

Хитрость 8.

Камикадзе 2.

Шитье 1.

Разрушитель.

Хитрый Портной.

У Вас имеется 15 свободных баллов характеристик.

Несколько дней после возвращения от Бишопа я потратил на прокачку. Действовал по отработанному плану – загонщики и ловушка. С каждым разом приходили мобы все сильнее и сильнее, один раз монстры уничтожили роботов, которые заманивали их ко мне под гранаты. И быстро так – минута, и готово, два разведчика и четыре солдата исчезли, словно их никогда и не было. На всякий случай то место я пометил как опасное и решил временно держаться в стороне от него.

А потом со мной связалась Аниласта.

«Слушай меня, верный помощник. Совсем скоро недалеко от тебя появятся мои солдаты, которые несут очень важный груз. Их мало и они почти безоружны, а по пятам следуют сильные враги. Ты должен встретить и сопроводить до своей базы союзников. Груз не должен пострадать или попасть в руки врагов. Для подготовки даю тебе двадцать часов».

И по своей всегдашней привычке тут же отключилась.


Вы получили задание ДОЛГ СОЮЗНИКА.

Условие: встретить отряд солдат Аниласты и сопроводить до своей базы. Выступить необходимо не позднее чем через двадцать часов.


– Вот зараза! – сплюнул я.

Не то чтобы я был против помощи – за выполнение квестов Аниласта платит щедро, – но мне сильно не понравилась фраза «сильные враги». Меньше всего мне сейчас хочется встревать в драчку с кем-то вроде тех архаровцев, которые прищучили меня у магазина Бишопа. – Зараза!

Я так хотел накопить баллы для постройки НИИ, а тут их приходится тратить на солдат.

Да уж… десять баллов ушли на улучшение «брондов». Теперь каждый штурмовик получил плазменное оружие – скорострельную «кляксу» и четыре гранаты, плюс мощные накладные заряды, для уничтожения преград и не только. Парочка таких штук проломят броню броневику. Оставшиеся пять баллов ушли на повышение уровня оружейного цеха, и тут же, когда был создан первый модернизированный «бронд», его плазменная винтовка ушла на исследовательский стенд.

Пока винтовка исследовалась для дальнейшего копирования, я клепал штурмовиков. Пятерым вручил роторные лазерные пулеметы. С их мощью (я о солдатах) такая тяжесть будет по плечу, и в будущем, когда придется прикрывать союзников от сильных врагов, эти пять пулеметов сыграют ответственную роль.

Отряд, с которым я выступил на помощь, насчитывал двадцать пять «брондов» (правда, только восемь из них были улучшенные, больше сделать не успел) и два десятка разведчиков. Половина «тихих» солдат были вооружены «кляксами» вместо огнестрельных бесшумных винтовок. На скрытность это сильно повлияет в случае огневого контакта, но зато мощь каждого разведчика выросла в три раза!

Перед уходом отдал распоряжение свернуть все работы вдали от стен баз, вернул патрули. Остались только одиночные разведчики, засевшие в схронах в радиусе двух километров от моих баз. Им вменялось вести только наблюдение и все. Уничтожать врагов должны были ГБРы (группа быстрого реагирования), которые я создал из восьми штурмовиков и всех имеющихся солдат. По четыре «бронда» на каждую базу, у одного из четверки роторный лазерный пулемет, остальные с «кляксами». А их лазерные винтовки получили простые солдаты.

Жаль, очень-очень жаль, что я не скоро смогу создавать роботов с собственным разумом, способных принимать самостоятельные решения, а не тупо следовать приказам. Имей я такого подчиненного, то уходил бы сейчас не с таким тяжелым грузом на сердце.

До лимита времени оставалось еще три с половиной часа, когда мой громыхающий отряд вышел из ворот базы номер один.

До места рандеву идти километров двенадцать по прямой, а уж чистыми будут все пятнадцать. Роботы – не люди, могут поддерживать скорость на уровне шести-семи километров в час. По моим подсчетам, мы должны оказаться в точке чуть раньше, успеть осмотреться, подготовиться, выбрать лежки для засады, чтобы встретить врагов.

Немного жалел, что не успел отремонтировать хотя бы один бронированный джип. Иметь в отряде технику, которая способна прикрыть броней и массированным огнем (стрельба со станка из люка или с рук – разница преогромная), очень полезно. Но хоть и выкупил чертеж автомеханика у Бишопа (на радостях от моего согласия участвовать в его авантюре торговец сделал мне существенную скидку, и средств от продажи оружия хватило на столь полезного рабочего робота), приступить к работе по восстановлению машин не успел – все ресурсы уходили на штурмовиков и оружие.

От такого большого количества роботов шум стоял сильный. Мы сообщали о себе на всю округу, и потому каждые два-три километра нас пробовали на зуб всяческие твари. Из потерь – три разведчика и один штурмовик. Из плюсов… почти что и не было их, кроме разве что чувства уверенности и удовольствия от своих солдат. Штурмовики легко расправились с двумя отрядами высокоуровневых тролбов из трех и пяти особей, в этом бою с пятеркой чужих и потерял я одного бронда.

Все, вот и место рандеву, до часа «Х» еще почти сорок минут. Развалины здесь ничем не отличались от прочих, мимо которых я шел последние три (почти) часа. Те же завалы от обрушенных зданий, скелеты двух или трех первых этажей, пустые оконные и дверные проемы. Смятые взрывами и временем киоски, тумбы для объявлений, полопавшийся асфальт, чахлые кусты и кривые деревца, которые едва-едва находят силы, чтобы существовать в этом мире безжизненного бетона, железа и пластика.

На моих глазах из одного ржавого киоска, смятого до состояния блина (первое мое впечатление), выскользнула человеческая фигура.

Женская.

Между нами было метров двадцать, разведчики уже давно окружили здесь все колечком из наблюдателей, передовое прикрытие из четверки брондов прошло мимо киоска. То есть незнакомка оказалась в окружении и ей бы сидеть в своем укрытии до упора, пока мы бы не ушли, но…

Хм, а ведь по ней никто не стреляет. На такой близкой дистанции, видя рядом человека, мои роботы открыли бы стрельбу на одних, э-э, программах.

Хм, а аура-то у нее зеленая.

Союзник, выходит.

Курьер, посланный подчиненными Аниласты мне навстречу? Или же разведчик, который должен был осмотреть место встречи? И почему она человек, ведь Красная Королева ни при каких обстоятельствах не станет людям доверять что-то важное, да и вообще сотрудничать. Миньоны вроде меня да, могут, и Скайнет в юбке спокойно относится к этому.

А ведь симпатичная. Высокая, не ниже метра восьмидесяти, с распущенными длинными темно-русыми волосами, светлой кожей, стройная фигурка, осиная талия, крупная грудь и широкие бедра – 90–60–90. Из одежды какие-то туфельки и что-то похожее на закрытый купальник с рукавами до локтей и очень глубоким декольте, чуть ли не до пупка. М-да, в таком виде бродить по развалинам? Да она чокнутая!

Оружия в руках не видно, скорее всего, прячет в инвентаре. Вот, правда, с левой рукой у нее что-то… непонятное.

– Ты кто? – окликнул я незнакомку.

Вместо ответа она быстро направилась ко мне. Шла, как модель по подиуму, всякий мусор под ногами ей не мешал, словно и не было его. А ведь (рассмотрел, когда приблизилась) ее туфельки были на высоченных шпильках.

Мои роботы вели себя абсолютно равнодушно, видя в приближающейся друга, а вот я заволновался.

– Не молчи, ответь, кто ты?

И снова тишина. После этого я приказал взять гостью на прицел. Правда, ее это не смутило, и она остановилась лишь в трех метрах от меня, почти уткнувшись в штурмовиков, которые по моей команде встали на ее пути.

– Я эй-ви-четыре-четыре-восемь. Задача – встретиться с тобой, – произнесла девушка.

Или роботесса.

Сейчас, когда до нее можно было почти дотронуться, я рассмотрел ее очень хорошо. Кожа (вернее, тот материал, который ее дублирует) идеальная, без морщинок, пятнышек и оспин. Пропорции лица не менее идеальны. Немного портит холодное выражение голубых глаз и их небольшое свечение в начинающихся сумерках. Ее левая рука от локтя и ниже была полностью металлическая и на человеческую конечность не походила совсем, скорее это был пучок стальных струн.

Голос звонкий, живой, но впечатление от него смазано сухим обращением.

– А имя у тебя есть? Чтобы короче обращаться?

– Я назвала серийный номер. Если интересен класс модели, то я принадлежу к серии псевдоживых механических созданий – «Линжана».

– Линжана? Здорово, – буркнул я, – а можно буду звать тебя по-другому? Например… Э-э, Алисой?

– Да. Но сейчас проблема не в имени, а в задании.

– Что-то не так? – насторожился я.

Ну да, когда это все получалось в жизни по плану? И пусть я сейчас в игре, но закон подлости прописан, наверное, в БИОСе.

– Мой отряд уничтожен, груз попал в руки врагов.

Тут же переслала несколько снимков врагов. Четыре транспорта: большая закрытая платформа на гусеничном шасси, легковая машина, закрытая бронелистами снизу доверху, и со щелями-бойницами в тех местах, где под броней скрывались окна, два мотоцикла с гравиприводом, которые легко порхали по завалам, игнорируя ямы и некрупные обломки, даже могли потихонечку взбираться на завалы средней крутизны, недоступные девяти десятым тяжелой техники. Судя по фигуркам мотоциклистов в легкой броне, мне предстояло столкнуться с женщинами. Как минимум с четырьмя. И, судя по экипировке и технике, девчонки неслабого уровня.


Задание ДОЛГ СОЮЗНИКА обновлено.

Условие: отбить груз у врагов. Не допустить его потерю или уничтожение.

– Сколько врагов? Хоть примерно?

– От двенадцати до семнадцати человек. Подготовка и снаряжение – хорошие. Тяжелого оружия мало, и оно установлено на транспорте, в основном легкое и скорострельное, но низкий урон компенсируется высокой точностью и знанием слабых мест целей.

– Вас сколько было? – продолжал я допытываться.

– Пять. Две модели серии «Линжана», один штурмовик «БА-1001», два разведчика «Тень-200».

– Всего-то?

– Остальные были уничтожены при захвате ценного груза. Также у противника, в чьих руках сейчас груз, есть воздушный разведчик-дрон, с помощью которого нас выследили и устроили засаду на пути. Тебе необходимо это учитывать, когда будешь отбивать груз.

– А что за груз?

– Хранилище информации.

Вновь пришли снимки, два. Жесткий диск, размером с книгу среднего формата, нижняя часть и бока с трех сторон металлические, верхняя прозрачная, сквозь которую видны дорожки микросхем, чуть светящиеся разноцветные светодиоды. Последняя боковая сторона имела кучу разъемов и узкую выдвижную ручку, которая прикрывала хрупкие «гнезда». На втором снимке была показана нижняя часть, на которой были выдавлены в металле крупные цифры и латинские буквы.

– Где они сейчас? Понимаешь, если они уже направились на свою базу, то нам их не догнать на своих двоих.

– Их главный транспорт серьезно поврежден, далеко уехать не смогут. Искать нужно в этом районе, – Алиса переслала мне очередное сообщение, и на моей внутренней карте засветился небольшой кружок, очерчивающий часть руин в семи-десяти километрах от этого места.

Разведчики, которые обнаружили место стоянки людей, немедленно сообщили об этом и заняли позиции так, чтобы враги оказались в кольце. Странным было то, что возле машин не заметили ни одной фигуры, в окрестностях не сидели в секретах бойцы или управляемые дроны. Вот мины имелись, дюжину смертоносных сюрпризов с электронными взрывателями мои подчиненные все же нашли. И я уверен, что там было больше, просто не все по силам низкоуровневым роботам. Чуть позже это подтвердила Алиса, отыскав два фугаса с дистанционным управлением. Она сообщила неприятную новость: как минимум три разведчика прошли мимо этих закладок, после чего умная электронная начинка фугасов передала данные на главный пульт.

Враги знают, что мы здесь. И это плохо, очень плохо.

Странно одно – разведчики заметили отсутствие врагов у машин до того момента, как решили приблизиться и попали в зону действия мин и датчиков. Алиса по моему приказу прошлась дважды по маршруту роботов, но там все было чисто, никаких неприятных сюрпризов, да и странно было бы, если люди решили установить дорогие девайсы на таком удалении от стоянки. Да и вражеские наблюдатели не могли заметить никого: ни одной высотки рядом нет, с которой все подходы были бы как на ладони. Передвигались мои разведчики скрытно, в режиме маскировки (я решил перестраховаться, наплевав на высокий расход энергии, благо что каждый робот создан в единственном числе из всей партии, то есть энергоячейка намного выше мощностью).

Враги молчали, всем своим поведением показывая, что их тут нет. Вся их техника была здесь – главный транспорт, оба мотоцикла и машина, а люди как будто вымерли. Следов боя незаметно, а то была у меня мысль, что конкуренты или другие охотники за жестким диском постарались.

– Эх, сейчас бы ударить из всех стволов по машинам, посмотреть, как люди отреагируют, – мечтательно произнес я.

– Нельзя. Процент повреждения хранилища информации недопустимо высок, – тут же вскинулась Алиса.

Уже прошло два часа, как мой отряд окружил вражескую стоянку, и все были готовы открыть шквальный огонь, поливая плазмой и лазерными лучами технику и возможные места укрытий. Никогда я бы не позволил сделать врагам ничего похожего. Фактически они теряют очень дорогой транспорт без гарантии нашего уничтожения, буде людям пришла мысль поймать нас в ловушку на живца, роль которого выполняют машины и мотоциклы.

– Да знаю я, шучу, – откликнулся я.

Говорить, что даже знай я точно, что жесткий диск не пострадает, и все равно бы тогда не стал бездумно палить по площадям… Почему? Ну, вы даете, да кто же собственными руками будет ломать личное имущество? Ведь весь вражеский транспорт я уже видел в моем гараже!

– Какое решение примешь? – спросила Алиса. – Ждать, когда враги сами решат пойти в атаку? Спровоцировать беспокоящим огнем?

– Последнее.

По моей команде десять солдат – штурмовиков и разведчиков – открыли стрельбу по камням рядом с машинами. Каждый сделал по десятку выстрелов, потом вновь спрятались в своих укрытиях.

И тишина.

– Вперед, – отдал я вторую команду.

Семь штурмовиков с двух сторон быстро, насколько это было в их силах, побежали к машинам.

И вновь ни одного выстрела в ответ. Меня уже начинают пугать эти непонятки.

Штурмовики усердно топтались рядом с машинами, заглядывали во все щели, в бойницы транспорта и машины.

Пусто. Ни одной живой души.

Наконец мне это надоело, и я приказал наблюдателям и пулеметчикам оставаться на своих позициях, а сам стал спускаться с завала вниз, к стоянке людей.

И вот тогда, когда до ближайшего мотоцикла мне оставалось пройти метров десять, ситуация изменилась. Отовсюду – из обломков бетона, из пучков гнутой арматуры, из разного хлама и мусора – полезли тонкие змеевидные существа. В высоту вытянулись на полтора метра, тело кожистое, без шерсти, чешуи и перьев, похоже на змеиное, если бы змеи умели подниматься на такую высоту. Вместо головы что-то похожее на цветочный бутон, на тюльпан, который еще не распустился.

Тварей было очень много, не меньше двух сотен. Вся стоянка и территория на пару десятков метров вокруг нее за один миг «проросла» живым шевелящимся и плюющимся ковром.

Да-да, они плевались. Из каждого бутона с периодичностью секунд пятнадцать вылетала струя коричнево-зеленой летучей пыльцы. Стреляли твари недалеко – метров на семь, но учитывая их количество, за несколько секунд площадка диаметром в сотню метров окуталась полупрозрачным облаком.


Шикша.

Раса: чужие.

Уровень: 3.


Стрельба по тварям оказалась малорезультативной, уж очень тонкая и постоянно дергающаяся мишень оказалась, хорошо, что на месте стоят, словно черенки садовник когда-то воткнул в землю, потом их засыпало щебнем, а в рост они пошли только сейчас.

После нескольких залпов самые сообразительные роботы (разведчики из старого состава, с которыми я почти с самого начала патрулирую, воюю, набираю опыт себе и попутно им) убрали винтовки и взялись за ножи. А вот штурмовики продолжали сажать оплавленные кляксы на обломках бетона из своих «клякс» до того момента, пока я не запретил стрельбу и не приказал рвать чужих голыми руками.

Сам прихлопнуть, выкорчевать хоть одну тварюшку не сумел: вокруг вьюном вилась Алиса, кромсая врагов клинком, в который превратилась ее левая рука.

Чтобы уничтожить такую армию врагов, у нас ушло чуть менее десяти минут, и хорошо еще, что шикши и не думали прятаться обратно под завалы, плевались до последнего. За время стычки я, Алиса, мои роботы, техника людей и обломки покрылись слоем пыльцы.

Только прикончили последний живой отросток, как пришло сообщение о появлении новых врагов, и следом зазвучали выстрелы дозорных. Через несколько секунд загудели роторы пулеметов. Еще через тридцать секунд мне стали поступать сообщения об уроне, который несли дозорные разведчики, а еще спустя две минуты я потерял двух солдат. И одновременно с этим через гребни завалов на мой отряд хлынула волна чужих.

Все твари были разные – одни похожие на пауков, другие с чертами скорпионов, третьи – уродливые кривобокие великаны-гуманоиды, про четвертых можно сказать, что на их создание пошли сотни крыс, слепленные в одно целое, пищащие сотнями пастей и шевелящие множеством лапок.

Их было больше двух десятков, самый крупный, скорпионоподобная тварь, не уступал размером бронеавтомобилю, возле которого я стоял, самый мелкий, крысиный шар, доходил мне чуть выше пояса. Их встретили дружным залпом из «клякс» и градом плазменных гранат с поставленным детонатором на срабатывание от удара.

Завоняло горелой костью и шерстью, паленым мясом и чем-то химическим, кислым.


Шикша-паразит.

Раса: чужие.

Уровень: 23.

Личинка чужого захватывает тело носителя, после этого начинает его перестройку, увеличивая размеры и защиту. Для этого зараженный должен питаться плотью жертвы одного с собой вида. В редких случаях зараженный шикшей начинает трансформироваться в сиамских близнецов, но разум или, что будет вернее, доступ к телу имеет лишь паразит, все прочие тела играют лишь роль страшных дополнительных органов. Наиболее подвержены этому эффекту мелкие создания – крысы, некрупные змеи и ящерицы.


На меня вылетела паукообразная тварь, покрытая кучерявой, черной со стальным отливом шерстью. Тело у твари было некрупным, примерно с Алису, но вот ног имелось с перебором, причем торчали они отовсюду и поднимали тело на высоту пары метров. Три крошечные головы в передней части тела грозно щелкали пастями или жвалами, или хелицерами… черт знает, как правильно назвать эти зазубренные пары серпов друг напротив друга.

Встретил чужого выстрелом из «кляксы», следом бросил плазменную гранату и тут же на пару мгновений прикрыл лицо рукой от сильного жара.

Удачный выстрел срубил одну из передних ног и повредил две соседних, а граната обуглила до черноты ближайшую ко мне голову и сожгла изрядный кусок шерсти.


Вы нанесли 98 единиц урона.

Вы нанесли критический удар.

Вы нанесли 260 единиц урона.

Вы нанесли критический удар.


Чужой потерял пять или шесть секунд, чтобы развернуться ко мне второй головой, и все это время я поливал его плазмой, калеча ноги и плавя шерсть на теле.

– Не стреляй!

Рядом появилась Алиса, которая чуть ранее кромсала крысиного короля (я вспомнил, кого мне напоминает эта тварь, был однажды заказ на комикс, основой для которого стал сюжет древнего «Щелкунчика», тогда-то я и нашел в сети описание крысиных королей – спутавшихся хвостами крыс, а в мифологии – сросшихся телами).

Роботесса проскочила мимо частокола движущихся ног и начала рубить твердое брюхо чужого, иногда переключаясь на суставчатые ноги. Мне казалось, что там и младенцу не развернуться – не наступят, так разотрут между собой, но вот Алиса опровергала эти мысли, ловко лишая чужого конечностей и прорубая неподатливый хитин на его животе.

Мысленно с досадой плюнув (я уже рассчитывал записать тварь себе в актив, когда вмешалась посланница Аниласты), я переключился на другую цель – трехметрового великана с двумя головами и тремя руками, причем если головы росли нормально (ну, на то, что две – это ненормально, закрою глаза), из плеч, то с руками твари не так повезло: правая, вероятно из-за второй головы, опустилась ниже нормы, где у обычных людей уже ребра идут, причем выросла под ключицей, левая находилась на своем месте, а вот третья вылезала из груди. В каждой руке было зажато по стальному метровому пруту, которыми пользовался чужой очень ловко.

Этой твари уже досталось от моих роботов: шкура с кусками мяса свисала клочьями, в ранах местами белели кости, левая нога покрылась черной блестящей коркой ожогов, отчего чужой сильно припадал на нее при ходьбе.

Вскинув к плечу «кляксу», я навел прицел на самую большую голову и выстрелил, потом еще раз, еще…

Вы нанесли 78 единиц урона!

Вы нанесли 81 единицу урона!

Вы нанесли 76 единиц урона!


И тут в спину чужому прилетел пучок лазерных лучей от пулеметчика с верхушки завала, мгновением позже один из глаз твари лопнул от выстрела моей «кляксы».


Вы нанесли 110 единиц урона!

Вы нанесли критический удар!

Враг уничтожен!

Сложность выстрела 102 %!

Вы повышаете характеристику Энергетическое оружие +1!


И следом еще одно, самое приятное, самое долгожданное сообщение, которое я готов видеть хоть каждую минуту в этом игровом мире.


Ваши заслуги были оценены по достоинству, и Вы получаете новый уровень!

Ваш уровень – 28!

У Вас имеется 5 свободных баллов характеристик.


Атака чужих была опасна лишь своей неожиданностью и рукопашной, когда плазменное и лазерное оружие теряет преимущество, а противники превосходят вдвое уровнем. Когда рисунок боя поменялся, роботы перегруппировались, разрывая дистанцию, то с тварями было быстро покончено. Без потерь не обошлось – семь разведчиков и двое штурмовиков были полностью уничтожены. Еще пять роботов оказались в той или иной степени повреждены. Пострадал один пулемет, его теперь без серьезной починки только бросать с высоты на голову врагам, на большее не годится.

– Вот же гадость, – брезгливо произнес я, стирая остатки пыльцы с себя. – Не знаешь, не опасно?

– Нервно-паралитический токсин крайне опасен для биологических организмов, – спокойно (даже слишком спокойно, черт побери!) ответила Алиса.

– Твою… слушай, я ничего не ощущаю. Когда воздействовать начнет, чем лечиться? А ты ничего не чувствуешь?

– Из нас двоих только ты имеешь биологическую оболочку. Моя лишь имитирует ее, иначе некоторые функции были бы мне недоступны. Тебе не стоит бояться яда – он воздействует на биологический организм в целом, у тебя же совсем другое устройство, – усмехнулась роботесса.

– Уф, как камень с плеч, – признался я. – Знаешь, мне уже довелось испытать моменты, когда заражали мою живую часть – очень неприятно.

– Мне все равно, главное для меня – вернуть хранилище информации, – равнодушно повела точеным плечиком собеседница, плавно развернулась и, покачивая бедрами, направилась к машинам.

Наверное, никаких таких мыслей в голове у нее не было, но на меня ее движения подействовали как хорошая порция виагры. Разработчики, которые создавали ее, поработали на славу.

Чертовы разработчики! Они премии получили, а я теперь мучаюсь. Интересно, а в игре публичные дома для роботов существуют? Или однажды я смогу создать роботессу «по образу и подобию», с которой можно… прочь, прочь такие мысли, я же с ума сейчас сойду! Нужно немедленно себя чем-то занять, потаскать что-то тяжелое или убить кого-нибудь.


Глава 11

Зарядный кейс для штурмовой винтовки «Еж», «Дикобраз», «КОХ-417».

Состояние: невозможно использовать, повреждения 42 %.

Вы не можете отремонтировать данный предмет, так как отсутствуют нужные инструменты.


Разработчики скопировали для персонажей людей многое реально существующее оружие, разве что поменяли название и чуть-чуть, самую капельку, внесли изменения во внешний вид. Вот этот «дикобраз» есть не что иное, как АКМ-8 под безгильзовый патрон, с магазином на восемьдесят патронов калибра пять миллиметров.

Магазин от игрового двойника этого знаменитого автомата сейчас лежал на моей ладони. Или зарядный кейс, если по-умному, так как сейчас оружие, которое использует безгильзовые боеприпасы, называется кейсовым.

Нашли магазин от автомата мои разведчики уже ночью, прочесывая местность квадрат за квадратом в поисках людей, у которых есть такая нужная для меня, Алисы и нашего общего командования вещь. Видимо, стрелок истратил патроны, повредил при падении или ударе по врагу и решил не держать при себе лишний бесполезный груз.

– Что думаешь? – спросил я Алису, которая стояла рядом.

– У похитителей было такое оружие. Возможно, это осталось от них.

– Угу, угу… ладно, пошли и сами все посмотрим на месте.

На месте, указанном везучим разведчиком, нашлись и пятна крови.

– Туда, – мигом сориентировалась роботесса, – раненый пошел туда.

Кровь уже засохла, но, судя по ее количеству, раненый находится при смерти. Такую кровопотерю не сразу восстановит и лучшая автоаптечка, если восстановит вообще.

То, что мы нашли того, кто нам нужен, сообщила автоматная очередь, вскрывшая бок штурмовику, что шел в нескольких метрах впереди меня. Судя по той легкости, с которой пули прошли сквозь броню и серьезно повредили робота, они были непростыми, заточенными именно для поражения бронированных целей. Хотя что это я? Конечно же, именно такие боеприпасы и должны быть у похитителей, ведь знали, у кого им предстоит отбивать жесткий диск.

– Не стрелять!

– Почему? Хочешь захватить и допросить? Боюсь, может и не выйти, в отряде, который нас разгромил, все солдаты были элитными, а таким почти невозможно развязать языки.

– Всегда есть шанс договориться, Алиса, – ответил я собеседнице, а потом громко крикнул, обращаясь к неизвестному стрелку: – Эй, не стреляй! Я хочу с тобой поговорить! Перекинемся парой фраз и уже потом решим, что нам обоим делать. Я игрок, если тебе это интересно.

Ответа не получил.

«Ну, молчание – знак согласия», – с этим напутствием я шагнул вперед, к нагромождению бетонных перекрытий, которые сложились домиком при разрушении дома, образовав сотни щелей и карманов. Большую их часть завалили кирпичи и обломки бетонных блоков, но и свободных хватало. Вот в одной такой щели и сидел автоматчик.

– Я рядом, заходить не буду, так поговорим. Не нужно метать гранату или что там ты приготовил. Все равно лучше тебе от этого не станет. А еще после такого тебя убьют мои солдаты сразу или завалят телами, вытащат и помучают, – быстро проговорил я, решив, что запугать для начала стоит в любом случае. Тем более если там игрок – эта братия страсть как не любит погибать, да еще с болью, мало того что неприятно, так еще и баллы теряются и характеристики уменьшаются вместе с уровнем.

– Я тебя слышу. Хорошо, поговорим, хоть и не боюсь тебя. Ты кто?

– Аванг, – имя вылетело быстрее пули.

Вот же гадость, может, и не стоило так откровенничать перед врагом? Мало ли какие способы есть у старожилов игры найти местоположение обладателя имени. Или я уже паранойей страдаю?

– Света.

– Света?!

– Тебя, наверное, ввел в заблуждение мой голос. Сейчас сниму шлем и пообщаемся без голосовых фильтров.

Раздалось негромкое клацанье, шипение стравливаемого газа, потом вновь со мной заговорили:

– Так лучше?

– Ага… то есть мне и в первый раз было нормально.

– Могу надеть обратно.

– Не, не надо, – быстро возразил я. Слышать настоящий человеческий голос, с эмоциями, усталый – было в кайф, если так можно выразиться. Впрочем, для меня это нормальный сленг. В сети я эту, и не только эту фразу использовал часто. – Свет, а ты откуда здесь взялась?

– А зачем тебе это нужно знать?

Я несколько секунд боролся с желанием навесить лапши на женские ушки, но потом решил не множить сущности.

– Я ищу похитителей очень ценной вещи. Эта вещь была отбита у отряда Аниласты командой элитных бойцов на большом транспорте, бронированной легковушке и с парой гравициклов.

– И почему я не удивлена? – с сарказмом произнесла собеседница.

– Где диск, Свет?

– Тебе его не достать, Аванг или как там тебя. Свое настоящее имя не хочешь назвать?

– Николай… Коля. Свет, у меня висит задание от Аниласты, оно еще не сгорело, значит, достать диск вполне по силам. Лучше скажи все, как есть. Чего врать-то?

Родное имя прозвучало чуждо, словно было чужим. Черт, неужели я уже привык к своему странному существованию, влился в шкуру Аванга, скинув шкурку Николая, как змея сбрасывает свою в период линьки?

– Коль, я тебя не обманула. Диск попал вместе с моими товарищами в логово чужих. Чем дольше он там находится, тем больше шансов, что скоро он испортится. Пробраться и забрать? Ну, если у тебя есть маленькая армия крепких солдат, которых ты готов положить полностью ради цели, то шансы на успех у тебя будут.

– А где это логово?

– Решил рискнуть? – хмыкнула она. – Ну-ну… – И вдруг резко замолчала, а через несколько секунд с надеждой спросила: – Ты точно туда собираешься?

– Конечно! Нужно же выполнять задание командования, – я позволил себе улыбку, хоть и не видно ее моей собеседнице. – А ты так встрепенулась прям, неужели хочешь мне компанию составить? Боюсь, не выйдет. У меня нет нужной способности, и я не смогу удержать своих роботов, чтобы они не расправились с тобой.

– Брать меня не нужно. Но в обмен на обещание выполнить мое условие, я подскажу тебе короткий путь до моих… друзей. У одного из них при себе находится жесткий диск.

– Что за условие?

– Вытащить их всех, кто еще жив.

– Ого! – воскликнул я. – Ничего себе заявочки! А нужно мне это? Логово я найду и без твоей помощи, так думаю.

– Найдешь, – согласилась со мною Света. – Но до места, где держат девчонок, ты не проберешься или растеряешь на пути всех своих солдат. Там чужие ползают немаленьких уровней, и чем глубже, тем сильнее твари. Туда дойдешь, а обратно уже не с кем будет.

– Девчонок? Это мотоциклисток, что ли? – блеснул я догадкой.

– Мы клан «Семихвостые лисицы»!

– Ого! А что это вас потянуло на экзотику японскую, а? Основательница была помешана на манге, аниме и прочей азиатской чуши?

– Это не имеет значения, – как отрезала девушка.

– Как скажешь, – машинально я пожал плечами. – Значит, у вас девчачий клан… феминистки?

– Да иди ты! – в голосе собеседницы проскочила злость. – Не твое дело.

– Да шучу я! Вот мне только и нужно знать, почему у вас такой состав, по какой причине мозги набекрень съехали. Давай поговорим о том проходе, который приведет меня к жесткому диску. Ну и к феминисткам до кучи.

Я отчетливо услышал, как девушка скрипнула зубами. Почему я ее злю? Да черт его знает, состояние у меня такое-эдакое, чувствую себя школьником, наверное. Появись рядом женские косички, то еще и подергал бы за них.

– Если не сможешь спасти, просто убей. Хорошо?

– Это уже выполнимее. А объяснишь, отчего ты такая «добрая» к своим подружкам?

– Ты знаешь про срыв в игре?

От этого вопроса я вздрогнул, по телу пробежал табун неприятных холодных мурашек.

– Что замолчал? – поинтересовалась Света, так и не получив ответа от меня.

– Вспоминаю.

– Можешь не стараться, в мозгу мужика-шовиниста память работает плохо.

– От чокнутой слышу.

– Да ты… Ладно, срыв это…

– Я в курсе, Свет, давай ближе к… – И тут до меня дошло. – Они там все, э-э, сорвавшиеся?

– Да, все. Чужие заражают тела личинками, которые берут его под полный контроль и начинают перестраивать. Это очень больно! – последнее слово она отчетливо выделила.

– Приходилось испытывать?

– Да, приходилось. Простым игрокам можно выйти и дождаться, пока система посчитает его тело уничтоженным и отправит на рерол. Сорвавшимся только терпеть или найти способ покончить с собой. Но самоубийство выйдет тяжелым, эти личинки делают тело крепким, убиться очень тяжело. Если сталкивался с паразитами, то можешь представить, насколько они живучи. Девчонки сейчас ничего не соображают, а перестроение тела личинкой может затянуться на несколько дней.

– И твои подружки сейчас там, у этих…

Я не стал договаривать – и так ясно, что я говорю о муках людей, которые попали в лапы тварей. Такое желать только ненавистным врагам, и то не всем.

– Так ты поможешь?

– Да. Не обещаю вытащить живыми, но от мучений избавлю, – пообещал я.

– В трехстах метрах отсюда есть канализационный люк, который приведет к бетонной трубе, а та проходит прямо над залом, где держат перерождающихся пленников. После спуска через люк будут ответвления, но ты иди по моему следу, увидишь его сразу, не волнуйся насчет этого.

– И как ты смогла убежать? Паразита не успели подсадить?

– Успели, – мрачно ответила девушка. – Только у меня перк есть один, редкий очень. Благодаря ему смогла на время взять контроль над телом и вырезать тварь из себя. Кокон со мной как раз к этой трубе подвесили, мне оставалось проделать отверстие и ползти по трубе к свободе. Правда, вырезать много пришлось, чуть не загнулась, никакие аптечки не помогают. Вот как закончится последняя – уйду на рерол.

– Ползти? – уточнил я.

– Да, там немного тесновато, на четвереньках придется пробираться. Твои штурмовики там не пролезут. Еще и проломят – труба старая, вся в трещинах, кое-где бетон отвалился и только каркас из стальной сетки на месте. Ах да, много своих не бери, а то обвалите трубу прямо на головы чужим – вот им радости-то будет!

– Поточнее скажи, где люк?

– Там остатки баннера пластикового, он красочный, яркий, ты сразу увидишь. Люк прямо под ним…


Люк, благодаря приметам, я отыскал быстро. Огромный пластиковый баннер, потрескавшийся и выгоревший от времени и погоды, лежал на земле. С одного края, расположенного ближе к руинам домов, он был засыпан мусором, второй край находился на бывшей проезжей части, и там виднелась свежая прореха, оставленная острым ножом. Расширив края, я увидел черный зев колодца и скобы, вмурованные в бетон. На них были видны свежие царапины и потертости от жестких перчаток и сапог бронекомбинезона.

Первой спустилась Алиса. Роботесса легко и непринужденно, как смертоносная змея среди веток, скользнула по лестнице. Через несколько секунд она коротко сообщила: на месте, все чисто. Следом спустился я. Под моим немаленьким весом металл скоб гнулся и скрипел, в местах крепления старый раствор крошился, осыпался комочками вниз. Но на мое счастье, лестница меня выдержала. Потом спустились четыре разведчика, все с «кляксами». Очень хотелось взять лазерный гатлинг, но с ним в тесной трубе было не развернуться, да и нагружены мы все были сверх меры: оружие, зарядные батареи к ним и гора гранат. Последние я собирался оставить на память чужим перед своим уходом. А то ведь расстроятся, болезные, когда я лишу их добычи.

След, по которому мне и моим попутчикам требовалось идти до нужного места, Светлана оставила отчетливый, такой не пропустишь при всем желании. За многие годы в трубе густо разрослась какая-то плесень насыщенного красного цвета, и стоило повредить ее, как красный цвет сменялся темно-синим, видимо, какая-то реакция с соком на свежем воздухе происходила. После себя «лисица» оставила широкую синюю полосу на красной «дорожке».

Труба оказалась невеликого диаметра, всего около метра, поэтому двигались мы на четвереньках. Я и Алиса почти не создавали шума, а вот разведчики порой лязгали так, что у меня мое железное сердце замирало. К счастью, происходило это редко, только в тех местах, где плесень разрослась слишком тонким слоем и металлические конечности сдирали ее до бетона, о который и гремели. В прочих местах толщина плесени исправно играла роль шумопоглощающего покрытия. Причем не пасовала и перед твердыми стальными коленками и ладонями разведчиков.

Иногда попадались места, где стенки трубы потрескались и осыпались, обнажив проволочный каркас. Своеобразные язвы на прочном теле, которое уже десятилетия (а может, века) не пасовало перед агрессивной внешней средой: сыростью, оседанием почвы, сотнями тонн завалов, давящих сверху на землю, в которой была проложена труба. Часто встречались на пути ответвления, но, спасибо Светлане и плесени, мы знали куда идти.

Опасался ли я того, что враждебный игрок может завести нас в засаду? Разумеется, но все же решил рискнуть. Шансов на то, что она говорит правду, было больше.

Через полчаса нашего пути Алиса, которая ползла впереди и при этом умудрялась даже в таком месте и положении эротично выглядеть (а женская попка в обтягивающем латексе в нескольких метрах перед твоими глазами – это очень и очень возбуждающе, и плевать мне было на окружающую грязь и плесень), ловко развернулась, изогнувшись словно змея.

– Впереди серьезно поврежденный участок трубы. Он около двадцати метров в длину висит в воздухе, нигде на этом участке не крепится. Если что и было раньше, то сейчас это разрушилось.

– И?

– Проходить нужно по одному, и я не уверена, что тебя труба выдержит.

– Та девчонка здесь прошла же.

– Та девчонка весит в три раза меньше тебя, даже в своей броне.

– Нужно пробовать. Мне необходимо оказаться в зале, где пленников держат.

– Чтобы попытаться их спасти?

– Ты подслушивала? Но как? – удивился я.

– Я диверсант из элитной серии, неужели ты считаешь, что для меня было бы сложно узнать о твоем договоре с тем человеком?

– Подслушивать нехорошо, – буркнул я. – А подслушивать своего командира еще и гнусно.

Алиса вместо ответа развернулась, показала мне соблазнительную пятую точку и ловко заработала коленками и ладонями. Я с разведчиками остался на месте, ожидая ее вердикта. Через полминуты она вновь совершила кульбит, повернувшись ко мне лицом.

– Попробуй лечь на живот и так ползти, нагрузка распределится на бо́льшую площадь, – произнесла она. – Снаряжение сними. Потом перетащишь за собой на тросе.

Я так и сделал.

Полз словно по минному полю, постоянно ожидая, что вот-вот проломится подо мной основание, и я рухну вниз. Сквозь прорехи в трубе видел, что внизу тянется пещера, не очень большая – метра три в высоту, пять-шесть в длину. Когда прополз половину пути, Алиса предостерегающе зашипела:

– Замри! Чужие!

Подо мной протопали несколько великанов с двумя и тремя головами на плечах и тремя руками, следом проползли кошмарные твари, похожие на кольчатых червей, но с двумя круглыми пастями-присосками, снабженные сотнями мелких загнутых зубов. Последними шли два небольших скорпиона, на одном из них, рядом с хвостом, из тела вырастал однорукий человеческий торс, женский, судя по двум парам грудей.

«Жесть! Мечта извращенца-социопата и сексуального маньяка», – промелькнула мысль.

Когда эта парочка проходила подо мной, женщина-скорпион внезапно остановилась и подняла человеческую голову вверх. Несколько секунд всматривалась и внезапно ударила хвостом в то место, где находилась моя голова. Черное жало хвоста разнесло в клочья потрескавшийся бетон, расширив прореху, сквозь которую я наблюдал за врагами, и едва не попало мне в лицо.

Труба не выдержала такого издевательства, заскрипела и захрустела своим каркасом и лопнула. Металлическая сетка из толстой проволоки не выдержала моего веса и разошлась, когда с нее отвалился бетон. На скорпионов сначала рухнула труба, потом свалился я. Глазастой твари при этом сильно не повезло: каким бы прочным ни был хитин, но когда на тебя падает не меньше полтонны груза, да с высоты три метра, тут мало не покажется.

Сначала пострадал хвост, принявший на себя первый удар, потом женский торс, последними захрустели лапы, не выдержав возросшей нагрузки.

«Ну и гадость», – скривился я, упав на спину твари и увидев перед собой четыре женских груди. Не сказать, что они были уродливыми – вполне себе нормальные, налитые и крепкие сиськи, многие женщины за пару таких душу бесам продадут. Вот только их было слишком много – раз, человеческое лицо было кошмарным, словно его на несколько минут опустили в кипяток – два, да и сама мысль, что эта мутировавшая тварь совсем не человек, вызывала тошноту – три.


Вы повысили вторичную характеристику Хитрость +1.

Вы нанесли 273 единицы урона!

Вы оглушили врага!


Системе было наплевать, что атака чужого вышла у меня совсем случайно и оглушение обломками вовсе не моя хитрость. Впрочем, мне тоже было все равно: как говорится, дают – бери, бьют – беги.

Под рукой удачно оказался кусок бетона, из которого, как редкие зубья на сломанной расческе, торчали куски проволоки. Взяв его в руку, я несколько раз со всей силы ударил по человеческой голове твари.


Вы нанесли 17 единиц урона!

Вы нанесли 19 единиц урона!

Вы нанесли 16 единиц урона!


Я лупил по страшной твари со скоростью иглы в швейной машинке. Кровь – это заметил как-то отстраненно, – что лилась из ран, была густой, как кисель, и имела желто-зеленый цвет.

Прошло всего несколько секунд с того момента, как я выпал из трубы.

Чужие бестолково суетились – один от ран и оглушенный мало что соображал, второй примерялся хвостовым жалом ко мне, но все не решался ударить, видимо, опасаясь попасть по своему. А потом сверху выпала гибкая женская фигурка, прямо в воздухе трансформируя одну свою руку в острейший клинок.

Вжик! Вжик!

Острая сталь перерубила несколько передних лап, после чего скорпион ткнулся мордой в землю. Избежав быстрого удара хвостом, Алиса перерубила тот несколькими взмахами клинка, выбрав стык между сочленений, и через несколько секунд она добила тварь, вонзив той в голову свое оружие. Следом помогла расправиться с моим противником.

– Спасибо, – искренне поблагодарил я девушку.

Та и внимания не обратила на мою благодарность, вместо этого с озабоченным видом стала осматриваться по сторонам.

– Плохо, все очень плохо, – наконец, произнесла она. – Чужие обязательно найдут своих мертвецов и обратят внимание на дыру в трубе. На обратном пути нас может ждать засада.

– Спрятать как-нибудь, – предложил я.

– Как и куда? Порезать на куски и засунуть в трубу? Не говоря о том, что это займет много времени и риск попасться возрастает на порядок, так еще и рубить нужно мелко, чтобы протащить в трубу и не застрять при этом. Потом еще кое-что, до ближайшей развилки труб метров триста, на это понадобится куча времени, которого у нас просто нет, а бросать куски на нашем пути очень глупо.

А я только собрался предложить этот вариант.

– Может, стоит взорвать этот коридор, раз риск обнаружения трупов так и так есть? Завалить его, и пусть чужие думают, что тут произошло.

Алиса несколько секунд размышляла, потом согласно кивнула:

– Так и сделаем. Может быть, взрыв сыграет роль отвлекающего фактора, и нам в зале с пленниками не придется ни с кем воевать – все сюда стянутся.

– Думаешь?

– Рассчитываю. До зала тут совсем недалеко, если верить словам того человека, с которым ты беседовал.

Заряды закладывала сама Алиса, не доверив это действо не то что мне, но даже моим опытным разведчикам. Потратила в три раза меньше взрывчатки, чем установил бы я, следуя принципу «кашу маслом не испортишь».

Взрыв!

Волна пыли ударила в трубу, в один миг уменьшив видимость до нуля.

– Отлично! – радостно сообщила мне невидимая Алиса. – Тот проход завалило с двух сторон, трубу не затронуло и не засыпало.

Интересно, как она это увидела? Мы же отползли больше чем на сотню метров, прежде чем роботесса активировала взрыватели.

– Ну и хорошо, ползем дальше.

Все заканчивается рано или поздно, вот и наше путешествие в тесной, вонючей и плесневелой трубе завершилось. Дыра, через которую спаслась Светлана, была прикрыта лохмотьями кокона. Материал кокона походил на очень жесткую, с вкраплением мелких мягких (вроде резиновых) иголок, серую вату. Толщина кокона сантиметров пять. В нем находились неаппетитный кусок «чего-то» и лужица крови объемом больше литра. Кровью же были уделаны и все стенки кокона изнутри и края трубы.

Меня передернуло, когда я представил, как девушка вырезает из себя паразита.

– Никого, – сообщила Алиса, каким-то образом узнав про отсутствие врагов.

Эх, мне бы такую роботессу в свои вооруженные ряды, а лучше десяток или даже два!

«Половину в гарем, половину на спецзадания и разведку, – хмыкнул я про себя. – Менять по мере того, как наскучат».

Нет, точно нужно узнать у Бишопа в следующее посещение насчет борделей для роботов. Меньше суток нахожусь в обществе женщины (очень милой, сексуальной, восхитительной и очаровательной девушки), а уже все мысли заняты только этим, даже совсем не думаю о квесте, опасностях, врагах.

– Аванг, ты меня слушаешь?

– А? – спохватился я: оказывается, роботесса о чем-то меня спрашивала или сообщала, а я витал где-то в высоких сферах.

– Я спускаюсь, следом пускай двух разведчиков, потом, если пожелаешь, иди сам.

– Конечно пожелаю. А почему не сразу за тобой?

– Если там враги, которых я не смогла обнаружить, то ты не должен пострадать. Тебе необходимо доставить на свою базу и передать Аниласте хранилище информации.

– Хорошо, – согласился я, приняв доводы роботессы вполне резонными.

Здесь не мир Земли, и вот такая хрупкая девушка напротив меня может заткнуть за пояс десяток терминаторов навроде меня, так что приходится давить в себе чувства и желания настоящего мужчины.

Тело Алисы замерцало, в центре ее груди появилась дыра, пятно, сквозь которое можно было различить противоположную стенку трубы. На миг я испугался, что моя спутница попала под действие какой-то ловушки, установленной чужими, обнаружившими побег своей добычи. Потом дошло – роботесса просто включила маскировку.

Пока переводил дух (да, я очень близко воспринимаю состояние Алисы, в глубине души я считаю ее простой девчонкой, хотя разум подсказывает, что это лишь игровой бот, просто под управлением неплохого искина), пятно прозрачности перетекло с груди на живот, на шею, голову и конечности. Со стороны казалось, что роботесса тает или сгорает от невидимого пламени.

Алиса исчезла.

Пока не стала шевелиться, я не видел ее совершенно. Да и при движении я лишь угадывал местоположение роботессы. Теперь понятно, как она подслушала мой разговор со Светой. Наверное, «лисица» и не подозревала, насколько была близка к гибели, реши отказаться от разговора или прояви агрессию ко мне.

Через пару минут от Алисы пришло сообщение: «Чисто». Получив его, я через ватный кокон, превращенный роботами в ошметки, спустился в пещеру.

Когда-то здесь было подземное сооружение, возможно, это один из залов метро. Но страшная война и последующие годы не пошли ему на пользу: облицовка отвалилась, местами просел потолок и пол, все вокруг заросло плесенью, лишайником. Окончательно скрыли все следы работы рук человеческих чужие, которые затянули своими коконами две трети зала, словно гигантские пауки тут соткали свою паутину. Хотя почему «словно»? Эти многолапые твари в рядах чужих имеются, сам несколько часов назад с ними сражался.

Коконов – старых и новых, в которых лежали тела пленников, зараженных личинками шикшей, было несколько сотен. Они лежали на полу, облепляли стены, свисали с потолка. Иногда один из них начинал сотрясаться, когда жертва приходила в себя и начинала биться в судорогах боли, терзающих при перестройке организма.

– Алиса, нам тут не справиться своими силами, не найдем здесь никого, по крайней мере быстро. Помогай.

– Хранилище информации там. Как минимум одна из человеческих женщин находится там же, думаю, что и прочие рядом, раз их захватили вместе, – махнула куда-то в сторону роботесса.

– Логично, – хмыкнул я. – Веди.

Роботесса, которая чувствовала сигнал от жесткого диска, уверенно зашагала к дальней стене пещеры. Иногда, когда путь перегораживали целые гроздья коконов, она взмахивала левой рукой, срезая преграду или разрубая ту на части. Один раз из рассеченного надвое кокона плеснула желто-зеленая густая жидкость, и раздался писк боли – минус одна личинка.

«Лисиц» в количестве семи штук мы нашли почти рядом с проходом. Судя по проглядывающим под ногами, вывернутым кверху кускам бурых от ржавчины рельс, это был туннель в незапамятные времена. А сейчас по нему курсировали чужие, приносившие зараженных жертв и выводящие уже созревших соплеменников.

Девушки выглядели скверно – животы раздулись, лица перекошены в гримасе боли, из ушей и глаз сочились струйки крови. Все были без сознания. У одной из них в легком пластмассовом (или из материала, похожего на мягкую пластмассу) небольшом рюкзачке за спиной лежал большой, чуть меньше блока питания к системнику, параллелепипед жесткого диска.


Задание ДОЛГ СОЮЗНИКА обновлено.

Условие: доставить хранилище информации на свою базу.


– Что решил делать дальше, Аванг? – поинтересовалась Алиса, когда квестовый предмет перекочевал в мой инвентарь.

– Выполнять обещание.

– Которое из двух? Спасешь или избавишь от мучений? – продолжала докапываться до меня роботесса.

Я мысленно выругался: принимать решение нужно быстро, но одно из них мне претит. Спасать? Как бы не утянула моя доброта нас всех на погибельную дорожку.

– Попытаемся их вытащить, – наконец, решился я.

– Как пожелаешь, – пожала плечами Алиса.

Тон ее был равнодушным, но как-то я понял, что мои слова ее не сильно порадовали. Убить несчастных «лисиц» – вот это ей пришлось бы по душе.

То, что мое решение было правильным, я понял, когда увидел несколько металлических шкафчиков на стене, когда несчастных «лисиц» оторвали вместе с кусками коконов.

– Ого!

Узкие пеналы выглядели внушительно, хоть и был металл, из которого они выполнены, тонким, но с первого наскока не поддался моим усилиям. Со второго тоже.

– Алиса, можешь разрезать дверцы? – спросил я роботессу.

Та без слов кивнула и махнула рукой, на лету превращая левую конечность в прочный и острый клинок. Я мысленно уже видел, как расходится металл, открывая доступ к содержимому шкафчиков. Но…

От удара на дверце осталась только светло-серая царапина.

Алиса была удивлена не меньше, чем я.

– Аванг, этот металл мне не по силам. Возможно, термостойкость у него ниже, и ты сможешь прожечь из винтовки, – произнесла она, указывая на «кляксу». – Но так можно повредить содержимое.

– Тогда на фиг, – вздохнул я.

Видя мое сожаление, роботесса предложила:

– Я могу попробовать взломать замки, но на это потребуется время. И если в этот момент по коридору пойдут чужие, то…

То и будет нам «то» – недоговоренность я понял очень хорошо.

– Пока разведчики станут поднимать «лисиц», ты пробуй сломать хоть одну ячейку, – попросил я.

– Хорошо, я постараюсь это сделать, – пообещала девушка.

Левая рука Алисы вновь трансформировалась, только на этот раз во что-то тонкое, с кучей зубчиков, углов, усиков.

Отмычка? Уверен, что да, ведь профессия у роботессы (или правильнее будет ВУС?) специфическая. Порой нужно не с громом и молнией пройти по тылам врагов, а без шума и пыли поползать по их сусекам.

Когда отдал приказ вытаскивать зараженных девушек из коконов, то опасался негативной реакции своих подчиненных. Как-никак, но сейчас рядом с ними оказались люди – их злейшие враги, и никакие мои приказы не смогут отменить общую директиву: убивать хомо сапиенсов. На мое счастье, все обошлось. Быть может, на руку мне, да и самим «лисичкам» сыграл сам факт их заражения.

До момента, когда все пострадавшие девушки были доставлены в трубу, Алиса успела вскрыть две ячейки. В одной мне, в качестве трофея, достался небольшой кейс из темно-серебристого металла с кодовым замком и ржавыми наручниками, пристегнутыми к ручке. Во втором шкафчике лежали ремень и кобура с громоздким лазерным пистолетом и планшет с пластиковой картой. Все это я убрал в инвентарь, сожалея, что придется терпеть и мучиться от невозможности прямо сейчас утолить свое любопытство.

Перед тем как покинуть зал, с растущими зародышами шикш в телах невезучих жертв, Алиса установила несколько фугасов из гранат и зарядов штурмовиков, что мы прихватили с собой. Радиодетонатор она вручила мне.

Через несколько минут я, по сигналу роботессы, нажал кнопку активации закладок. Раньше – опасно – можно попасть под удар, позже – существовал риск, что сигнал не пройдет сквозь толстые стены и завалы.

Рвануло так, что всех нас в трубе несколько раз подбросило и перевернуло, сама труба потрескалась, местами отвалились куски бетона с нее, обнажив металлический каркас. К счастью, никто не выпал, тут нам повезло, что труба была замурована в породу.


Вы нанесли 385 единиц урона!..


Сообщения потекли одно за другим, информируя о моих достижениях.


Ваши заслуги были оценены по достоинству, и Вы получаете новый уровень!

Ваш уровень – 29!

У Вас имеется 5 свободных баллах характеристик.

Ваши заслуги были оценены по достоинству, и Вы получаете новый уровень!

Ваш уровень – 30!

У Вас имеется 10 свободных баллов характеристик.

Вы повысили вторичную характеристику Хитрость +1!

Вы повышаете вторичную характеристику Взрывное дело +1!


– Аванг, почему замер? – окликнула меня диверсантка. – Что с тобой?

– А? Да нет, ничего… все нормально, – скороговоркой произнес я и смахнул все системные сообщения. – Вперед!

Беда случилась перед самым выходом. Когда я уже радовался, что без потерь и с существенным приваром вот-вот окажусь на поверхности, рядом с Алисой рухнул пласт стены, и из образовавшейся норы со скоростью молнии вылетела огромная клешня.

– Ах! – совсем по-человечески вскрикнула роботесса, когда ее, в районе груди, сдавила смертоносная конечность.

Через секунду клешня исчезла в норе вместе с девушкой.

– Сука! – заревел я от страха и бешенства. – Убью гадов! Людей оставить здесь, все на помощь Алисе!


Задание ДОЛГ СОЮЗНИКА обновлено.

Все члены отряда Аниласты погибли, теперь Вы единственный защитник ценной вещи.

Условие: доставить хранилище информации на свою базу.


Алису я нашел в десяти метрах далее. Нора протянулась под углом на три метра и вывела в невысокую маленькую пещерку с парой выходов. В этой пещере лежали останки роботессы и мертвый мутант, какая-то смесь многоножки с одной большой клешней. Клинок-рука Алисы полностью вошел в голову твари, убив практически мгновенно. Но и девушке не повезло – многоножка в момент смерти с такой силой сдавила свою убийцу, что хитиновые кромки клешни, покрытые микроскопическими зубчиками, разрезали роботессу пополам.

– Забрать останки Алисы, – хмуро приказал я. – И дальше идем.

До Светы мы добрались без приключений.

– Спас?! – вскинулась девушка, когда я остановился рядом с ее укрытием. – М-м-м…

– Что с тобой?

Девушка едва слышно выпустила воздух сквозь зубы, сдерживая последующие стоны боли.

– Резко дернулась… противопоказано мне такое. Еще пять-шесть часов нужно лежать. Так что там с девчонками, Аванг?..

– Живые, но без сознания. Вытащил всех, кого нашел. Мои солдаты их там всех положили, – я махнул рукой в сторону древней автобусной стоянки, некогда закрытой с трех сторон прозрачными пластиковыми стенами, сейчас же посеревшими до полной непрозрачности, в трещинах и покрытые ворсом мха.

– Аванг. – Впереди наметилось движение, и через пару секунд в метре от меня стояла Света. – Аванг, донеси их до броневика и загрузи в него.

Я с удивлением посмотрел на собеседницу:

– Куда? Свет, неужели ты думаешь, что я отдам вам технику?

Теперь пришла ее очередь удивляться.

– Но… как же?.. – неуверенно сказала она. – Аванг, это техника моего клана!

– И что? А вы напали на солдат моей стороны и захватили очень важную для моего командования вещь, тем самым чуть не порушив мое задание.

– Ты!..

Показалось, что если бы девушка не опиралась на короткую автоматическую винтовку, то притопнула бы сейчас от злости.

– Ты не посмеешь! Ясно?

– Свет, я выполнил наш уговор – спас твоих подруг. Бери и лечи их, приходи в чувство сама и валите до своей базы, но машины я вам не дам!

Девушка сверлила меня злым взглядом и тискала ствол винтовки, прикладом которой упиралась в землю.

– Я не смогу их здесь вылечить, – медленно произнесла она. – Только на базе помогут, а здесь лишь растягивать мучения. И аптечек у меня очень мало осталось.

– Послушай…

– Коль, пожалуйста, – очень тихо произнесла она. – Это же больно, когда тебя переделывает личинка. Можно запросто сойти с ума.

– Могу прикончить, и всё, – буркнул я. – Чик – и воскресла!

– Нет! – вскрикнула собеседница и даже чуть подалась вперед. – Не надо, прошу. Нельзя нам умирать… в подземелье, если бы не было иного выхода – да, но не сейчас. Аванг… Коль, прошу, помоги. Забирай все машины, только транспорт оставь. В легковушку просто мы все не поместимся.

– Черт с тобой, – сквозь зубы выдавил я свое согласие, – забирай.

– Поможешь дойти и погрузить девчонок?

– Помогу.

Чего уж теперь, сказал «а», говори и «б». Понимаю, что меня, вроде школьника, симпатичная девчонка разводит на «а понеси мой портфель… и пирожное не купишь ли в столовке», но отказать не могу. Одичал я без общения совсем, одичал. А с другой стороны, у меня настроение хорошее – вот-вот задание выполню и получу заслуженные плюшки. Так что пусть забирает транспорт и катит к своим феминисткам-«лисицам». Да и в целом, если подумать, то рассчитываю однажды получить добро обратно… Для сорвавшихся – это жизнь, а не игра, тут долги как в реальной жизни. Да и в крови у мужчин всегда помогать женщинам, даже если они теоретически враги, и если мужик – мужик.


Глава 12

Вы выполнили задание ДОЛГ СОЮЗНИКА!

Ваши заслуги были оценены по достоинству, и Вы получаете новый уровень!

Ваш уровень – 31!

У Вас имеется 15 свободных баллов характеристик.


Уф, наконец-то я дома и смог сдать важный квест. Нервов и ресурсов он мне стоил ого-го сколько! И дважды все было на грани провала.

Жесткий диск я подключил к пульту в своем отсеке управления базой, и через несколько секунд вся информация ушла наверх, в космос, оставив на память пустое хранилище информации. Одно было плохо – оживить Алису не удалось. Мало того, есть опасения, что даже при появлении НИИ и изучении ее останков максимум, что я получу – копию, но не саму девушку. А я ведь к ней за несколько часов очень сильно привязался.

«Я высоко ценю твои заслуги, мой помощник. Награду выбирай сам. Что хочешь: новое ручное оружие, нового боевого юнита, ремонтного или разведывательного юнита с дронами поддержки? Все очень редкое, мало встречающееся».

Я знал, что совершу сейчас глупость, знал, поэтому даже не стал просить подробностей по наградам, а вместо этого набил текст:

«Хочу вместо награды восстановление роботессы Алисы… э-э, эй-ви-четыре-четыре-восемь. Она в бою была уничтожена, и я восстановить ее не могу».

«Зачем тебе этот юнит? Все его показатели на среднем уровне, его класс также средний».

«Так можно или нет?» – вопросом на вопрос ответил я. Сразу вспомнилась «бишопская» фраза про одесского еврея.

«Можно. Если ты выбираешь полное восстановление эй-ви-четыре-четыре-восемь, то пусть так и будет. Положи все части тела или большую часть в отсек “бронд” и запусти процесс создания».

«Спасибо», – поблагодарил я собеседницу. Ответа не получил, как всегда… а нет, есть ответ:


Получена награда за квест ДОЛГ СОЮЗНИКА.

Вы получили все данные для восстановления юнита класса «Линжана» под номером эй-ви-четыре-четыре-восемь.


Через два часа рядом со мной стояла Алиса и удивленно осматривалась по сторонам.

– Как там существование в конце туннеля – со светом, или у роботов чистилище это нечто другое? – подмигнул я роботессе.

– У меня изменились протоколы служения, – с заминкой, не обратив внимания на мои слова, произнесла Алиса. – Судя по ним, теперь я полностью подчиняюсь тебе. А до этого, я помню… – Роботесса чуть запнулась, потом продолжила: – Я была уничтожена без возможности восстановления.

– Аниласта по моей просьбе вернула тебя, м-м, к жизни, к функционированию.

Алиса как-то странно на меня посмотрела.

– Зачем она это сделала? Я не представляю большой ценности, в моей памяти нет секретных или важных сведений… Зачем ты попросил? – спросила она.

– Просто попросил, понравилась ты мне, – буркнул я.

Как-то не думал я, что так пойдет наша беседа. Благодарность, заверения в личной преданности, может, рассказанные по секрету пара, э-э, секретов, которые помогут мне подняться.

– Зачем?

– За… Алиса, я… К черту, – буркнул я себе под нос, – слушай мой первый приказ, бери десять брондов и ступай в северо-западном направлении, вычищай руины и исследуй их. Двух разведчиков еще возьми.

– Зачем?

Я почувствовал, что это «зачем» меня вот-вот выведет из себя. Может, в этой ипостаси у меня и стальные нервы, но они уже изрядно истрепались.

– За надом, – сквозь зубы процедил я. – Мне нужно, чтобы они стали сильней, для этого необходимо уничтожать сильных врагов. Плюс северо-запад изучен на три-четыре километра всего, тебе нужно побродить по руинам еще километра на три дальше. Ищи схроны, базы чужих, логова тварей или людей… м-м, людей не трогай, я сам решу, что с ними делать. Особое внимание на разные редкие вещи – оружие, броню и так далее.

– Ясно. Выполняю.

Роботесса четко развернулась на пятках и носках и быстро пошагала прочь от меня, несколько штурмовиков, стоящих поблизости, потянулись за ней. А я посмотрел ей вслед и тяжело вздохнул: что-то после воскрешения она совсем не напоминает ту Алису, с которой мы громили шикш… может, отойдет еще, просто недавняя смерть и возрождение так действуют?

Пока роботесса набивала уровни штурмовикам и себе, я занимался тем же самым, только в южном направлении.

Мне нужно было еще три уровня, целых три уровня, чтобы получить баллы для открытия ветки развития НИИ. Пока я еще могу набирать опыт достаточно быстро, не убивая недели на запредельный кач с целью поднятия единственного уровня, этим нужно пользоваться. Что такое три уровня, если мой отряд состоит из мощных – пусть и низкоуровневых – штурмовиков с элитным оружием? Это два дня охоты на мутантов с уровнями от тридцатого и выше.

Прокачанные диверсанты ползали по развалинам, находили подходящие цели, на которые наводили мой отряд или выманивали врагов под стволы пулеметов. На расстоянии семьдесят – сто метров десятки лазерных лучей из гатлингов выносили зараз по два-три тролба уровня тридцатого.

Вы нанесли 185 единиц урона!

Вы нанесли 245 единиц урона!..

Вы повышаете вторичную характеристику Взрывное дело +1!


Уф, получилось!

Огромный тролб ростом метров пять и уровнем явно больше пятидесятого поддался на провокацию и погнался за троицей юрких диверсантов, и они подвели чужого к фугасу, пульт от взрывателя которого я уже почти час стискиваю в ладони.

Вместе с боссом под взрыв попала и его свита – четыре твари росточком пониже и уровнем от тридцать седьмого до сорокового.

Двух свитских взрывом убило сразу, еще одному разорвало бок так, что там образовалась огромная дыра, из которой вывалились внутренности, превращенные в фарш. Четвертому досталось порядком, но руки-ноги уцелели, как и голова, а по шкуре хоть и текли ручейки крови, но глубоких ран я не увидел.

Боссу оторвало левую ногу выше колена, левое предплечье и выворотило несколько ребер в левом боку, их обломки сейчас торчали наружу, напоминая иголки в ватной подушечке.

«Клякса» в моих руках завибрировала и едва заметно стала нагреваться, поставленная на максимальную мощность стрельбы. Полтора десятка выстрелов, и все – откладывать в сторону на несколько минут, пока оружие не остынет. К счастью, у меня рядом лежали еще несколько плазменных винтовок.

Босс сдох на втором десятке выстрелов, наградив меня кучей экспы и долгожданным тридцать четвертым уровнем.

Ваши заслуги были оценены по достоинству, и Вы получаете новый уровень!

Ваш уровень – 34!

У Вас имеется 30 свободных баллов характеристик.


– Ура! – не сдерживая радости, я подскочил с земли и отбил чечетку на бетонном обломке. – Ура!

Недобитков из свиты добили мои штурмовики из лазерных гатлингов. Надеюсь, хоть кому-то из них хватит опыта на поднятие очередного уровня. За время, что я провел в развалинах, все мои солдаты в отряде подняли уровни до двадцатого, а парочке оставалось сущая малость до двадцать первого. А бронд двадцатого уровня – та еще машина смерти!

Среди останков босса нашлась весьма занимательная вещица.


Электронная карта-ключ «А».

Открывает доступ в первый и второй ярус гражданских бункеров.


Я покрутил в пальцах тонкую пластиковую пластину со штрихкодом и магнитной полосой. Кроме большой буквы «А» на косой красной полосе в левом верхнем углу, больше никаких пометок не было. Попробовать отыскать спуск в эти бункеры, раз судьба дала такой шанс?

Можно, но у меня уже есть вещи с таинственной подоплекой, если вспомнить тот кейс из подземелья с шикшами. Ведь я совсем про него позабыл на радостях от успешно выполненного задания. Как сунул в инвентарь, так и лежит он там, ждет своего часа.

А тут еще эта карточка… И ведь меня просто распирает немедленно все бросить и мчаться на базу, там открыть ветку с НИИ и построить его! А потом посмотреть, что это мне даст, насколько жирными будут плюсы от приобретения этого здания. Уж плюсов там навалом должно быть.

Эх, и заживу я!

– Черт с вами, – тихонько вздохнул я, не обращаясь ни к кому конкретному, – жребий все решит.

Я повторил свой опыт, тот самый, что в начале игры после срыва решил судьбу выбора – одиночка или лидер.

На небольшом плоском осколке бетона размером в половину спичечного коробка я нацарапал крест, другую сторону оставил без изменений. Теперь, если выпадет метка, то отправлюсь на поиски входа в бункер прямо сейчас.

Я почти не удивился, когда камешек отскочил после моего броска от стены развалившейся высотки, проскакал по бетонной плите на земле и замер, показав серому хмурому небу сторону, на которой красовались две свежих, пересекающихся царапины.

– Судьба моя крестовая, – вздохнул я. – В следующий раз поставлю на другую сторону. Хоть проверю статистику.

Вход в бункер я нашел через полчаса. Точнее, добрался до него через тридцать минут, идя по тропинке, утоптанной ногами тяжелых тролбов. Искать ничего не пришлось – прямо в центре мостовой зияла огромная воронка, в которую с одной стороны съехала длинная бетонная плита от дорожной развязки. По этому импровизированному пандусу я и мой отряд спустились в темноту.

– Метро, что ли? – вслух, но очень тихо произнес я, осматриваясь по сторонам.

В самом деле, это оказалось метро. Местами обвалившиеся перекрытия и рухнувшие стены с колоннами, кое-где блестела вода, стены покрывала мохнатая белесая плесень.

Чужие изрядно тут натоптали, а местами даже разобрали завалы, чтобы без помех проходить.

Бу-ух!


Ваш отряд атакован!

Вы потеряли двух штурмовиков!


Из-за поворота вылетел клуб пыли и сноп щебенки. Как раз пару секунд назад туда зашли два робота из передового дозора.

Взрыв был настолько неожиданным (подспудно я все ждал, что оставшиеся в своем гнезде тролбы вот-вот атакуют меня, защищая детенышей и дом), что первой в голове возникла мысль: «Чужие поставили мину?!»

И только когда вместе с пылью навстречу выскочили два четырехлапых дрона с короткоствольными малокалиберными пулеметами вместо верхних конечностей, до меня дошло, что не только я один позарился на неизвестные сокровища гражданских бункеров.


Боевой дрон АА-3М «Паук».

Уровень 34.

Отношение: агрессия.


Реакция неизвестных дронов оказалась повыше, чем у моих солдат, на долю секунды, но выше. Мои штурмовики потеряли еще двоих убитыми, прежде чем оставшиеся в отряде открыли стрельбу из гатлингов.

Лазерные лучи заплясали на полупрозрачной пленке силового поля, прикрывшего врагов. Мощь нескольких многостволок оказалась много выше заряда энергетической брони, и пауки, сделав пару скачков назад, под прикрытие угла, разлетелись на части, когда силовое поле исчезло.

– Фугас за угол! – крикнул я. – Живо!

Один из разведчиков перепрыгнул через дымящиеся останки врагов, сдирая ранец со взрывчаткой со спины, замахнулся и… упал, разрезанный пополам ярко-красным стержнем энергетического меча.


Враг.

Уровень неизвестен.

Принадлежность: неизвестна.

Отношение: агрессия.


Высокая стройная фигура в изящных доспехах молнией пронеслась от угла до штурмовиков и последнего разведчика. От выстрелов из гатлингов и «кляксы» она частью уклонилась, а часть просто отбила своим клинком.

Когда я стряхнул оцепенение, вызванное неожиданностью нападения и стремительным уничтожением моего отряда, и взялся за рукоятку «кляксы», противник покачал кончиком меча в полуметре от моих глаз:

– Ни-ни!

Голос модулировался без всякой половой принадлежности, понять, кто стоит напротив меня – мужчина или женщина, было невозможно. Не помогал и высокий рост врага, как и стройное телосложение, потому как рядом со мной-терминатором каждый второй будет выглядеть худощавым. Но вот эти выпуклости в верхней части тела…

Моя догадка подтвердилась позже, когда спустя несколько секунд непрозрачная матовая маска на шлеме двинулась вверх.

– И откуда ты, такой сопливый, взялся на мою голову? – произнесла невероятно красивая смуглая или просто сильно загорелая девушка с яркими зелеными глазами.


Алема Като.

Принадлежность: одиночка.

Уровень: 63

Отношение: агрессия.


– Сама сопливая, – буркнул я, не зная, что еще сказать.

Зараза, везет мне на баб в последнее время, то ни одной, а то сплошным потоком валят.

– Ты бы не хамил, парниша, – девушка покачала головой и слегка приблизила ко мне кончик энергетического меча, – а то шкурку припалю…

И резко замолчала, одновременно с этим превратившись в соляной столб. Да и немудрено: рядом с ее открытой шеей прямо под подбородком возникло сверкающее тончайшее лезвие серебристого клинка. Вслед за клинком в воздухе проявилась девичья фигурка, чуть ли не эротично прижимающаяся к моей пленительнице.

– Алиса?! Ты тут откуда? – искренне удивился я.

– Стреляли.

Противница едва слышно хмыкнула, потом сказала:

– А не кажется ли вам, что у нас пат? Я всегда успею тебя прикончить, даже если потом твой робот перережет мне горло. Может, будем искать компромисс?

– Компромисс? – прищурился я зло. – После того, как перебила моих солдат? Напала ты первая!

– А нечего ходить по опасным локациям с такой паршивой охраной, не имея нормального снаряжения и уровня. Хотя твои пулеметики мне понравились! По сколько брал и где?

– Не твое дело.

В этот момент у нее загорелся крошечный голубой светодиод на внутренней стороне шлема рядом с правым виском.

– …Да я тут медведя поймала… не могу – он не пускает, – произнесла она в ответ на вопрос невидимого абонента и весело мне подмигнула.

– Острячка, – прокомментировал я ее слова.

Ситуация в самом деле была та еще: я был приперт к стене, и девушка напротив недвусмысленно дала понять, что прикончит меня в любой момент, если попытаюсь сойти с места. В свою очередь Алиса держала свое оружие с молекулярной заточкой лезвия у ее горла и, несмотря на то что была ниже уровнем Алемы, ее удар явно будет критическим и смертельным, так как придется точно в горло.

Пат.

Или не совсем пат… буквально через минуту после радиосвязи из-за злополучного угла выскочили три дрона-паука, а следом за ними показалась массивная фигура игрока в мощнейшей штурмовой броне с рельсотроном в руках.

– Привет честной компании! – динамики шлема передали веселый и молодой мужской голос. – Ха, и это медведь? Медвежонок!

– Ты кто таков? – обозлился я в ответ на явную насмешку над моим уровнем.

– Друг вот этой милой девушки, – кивнул он на Алему. – И мне будет очень обидно и горько, если твоя подружка навредит ей.

– Твоя подружка напала первой, причинила мне большой ущерб, и если бы не кое-какие обстоятельства, она бы расплатилась за это своей головой.

– Энергомеч перед носом – это кое-какие обстоятельства? – хохотнул незнакомец. – Да ты жжешь!

– Уважаемый…

– Эрик Лит, клан «Мордастые».

– Уважаемый Эрик, если вам так нужна эта девушка, то начнем договариваться.

– Давай, – с готовностью произнес он. – Что предлагаешь?

– По пятьсот еров за каждого уничтоженного моего робота, и мы расходимся.

– Чего?! Сколько? – опешил тот от моей наглости.

– Эрик, не вздумай соглашаться! – тут же встряла Алема и зашипела, когда острейшее лезвие коснулось кожи и оставило красную тончайшую полоску пореза.

– Эй, эй! Останови своего робота! – Эрик шагнул вперед и направил на Алису свою чудовищную пушку.

– Стой там! – рявкнул я.

А вот теперь точно пат.

Наша компания сверлила друг друга злыми взглядами, не решаясь приступить к активным действиям.

– Я согласен заплатить…

– А что вы тут делаете, кстати?

– Да я лучше сдохну, чем отдам свои денежки этому гаду!

Мы трое произнесли свои речи почти одновременно, разве что Алема на секунду запоздала со своими словами, но буквально выстрелила ими, закончив фразу одновременно с Эриком.

– Гуляем мы тут, видами метро любуемся, – буркнул здоровяк. – Я скину деньги, открывай кошелек. Алема, помолчи, пожалуйста, и прошу, не делай глупости, чтобы потом не пришлось всем дружно жалеть о поступке одного члена отряда.

Девушка начала расстреливать меня взглядом. Было бы у нее в скилах что-то вроде «воспламенения взглядом» или нечто «лазерного взгляда», то от меня уже через пару мгновений осталась бы только дымящаяся кучка праха.

– Сколько у тебя роботов было?

– Десять!

Через три секунды в интерфейсе раздался мелодичный звон, сообщающий о пополнении счета на пять тысяч еров.

– И пусть она извинится за гада! – потребовал я.

– Да ты…

– Алема!

– Извини, что назвала тебя гадом! – тоном снежной королевы сказала девушка.

М-да, не совсем то, но ладно уж, пусть на их совести будет, а там – Земля круглая, свидимся-рассчитаемся.

– Хватит? – спросил Эрик. – В расчете?

– Угу… пусть теперь опустит свой меч, потом Алиса ее отпустит.

– Робота зовут Алисой? – хмыкнул Эрик. – Оригинальненько. Она же у тебя не элита, всего лишь простенький искин, что за детство? Тебе сколько лет?

Вопрос я проигнорировал. А там и энергетический жгут перед моим носом исчез.

– Счастливо оставаться. Алиса, пошли… Хм, Эрик, я роботов своих заберу, точнее то, что от них осталось.

– Можешь и наших забрать, – расщедрился тот, но мигом поправился, услышав недовольное шипение Алемы: – По сотке за дрона.

– Идет, – быстро согласился я, уже видя, как в будущем НИИ разбирают на винтики пауков и начинают создавать их с нуля в моих цехах.

Минута – и я потерял две сотни монет.

– Только к нам не спускайся, а то пошинкуем сразу, – предупредил меня Эрик.

И в этот момент из-за угла появился еще один игрок. Среднего роста, но неимоверно широкий в плечах, с заметным брюшком. Вместо брони на нем был накинут какой-то кожаный (вроде как) плащ, на голове кожаный шлем, очень похожий на те, что носили летчики в Первую мировую, даже оригинальные очки-консервы у этого типа имелись. Вместо правого глаза у незнакомца светился огонек красного диода, правая кисть была механической и имела намного больше положенных пяти пальцев, там у него шевелился буквально пучок механических отростков всех форм и размеров.

– Эй, ну вы скоро, млина-блина? – сразу закричал он неприятным, гнусавым голосом. – Там дверь ждет, открыть без ключа почти невозможно, нужно всем поднапрячься, а вы тут лясы-балясы точите с кем-то!

И тут в голове появилась мысль, кто это и зачем здесь эта странная компашка.

Из-за стычки и угрозы моей физиономии энергетическим мечом я совершенно позабыл о цели своего спуска под землю.

– Панчо, ты когда языком треплешь, то мозг включаешь? – тут же вызверилась на него девушка. – Посторонних не видишь?

– Да чё нам эта мелюзга сделает в одиночку?

– В оди… тьфу ты, зараза! – с досадой произнес Эрик, не увидев Алисы. Роботесса несколькими секундами ранее, когда все внимание было приковано к появлению «кожаного», растворилась в воздухе, войдя в стелс-режим и затаившись где-то в темном уголке. – Парень, ты смотри, не вздумай гадость какую выкинуть.

На предупреждение я обратил ноль внимания, вместо этого решил пойти ва-банк.

– Эрик, а что за ворота вы там не можете открыть? Может, я сгожусь? – спросил я его.

– Обойдешься, – довольно грубо ответила Алема. – Радуйся, что сохранил свою шкурку целой.

– Если у тебя есть мастер-ключ от всех дверей или хотя бы карта-ключ от нужных нам ворот внизу, то согласен взять тебя в долю, – ответил «кожаный». – Чисто гипотетически.

– Сколько это будет в граммах… чисто гипотетически? – с деланым равнодушием сказал я.

– Двадцать пять процентов.

– Сколько?! А не маловато за… мастер-ключ?

– Равная доля на всех, по числу голов, а что тебе не нравится?

– Вы одна команда, а я своя отдельная группа. Может, тогда вообще делить по числу голов? Вам, вашим дронам, мне и моим роботам? Моих побольше будет.

– Угрожаешь? – прищурился собеседник.

– Даже не думал, – пожал я плечами. – Просто хочу расставить кое-какие точки над некоторыми буквами.

– Та-ак, – протянул Эрик, – кажется, до меня кое-что дошло. – Потом он сделал несколько шагов назад, наклонился над рюкзаком, заполненным взрывчаткой, который так и не успел применить мой разведчик, несколько секунд в него вглядывался и вновь повернулся ко мне. – Ты за тем хабаром, что в старых гражданских бункерах спрятан, притопал? И вот это твой мастер-ключ?

– А хотя бы и так.

– Во-первых, хабар уже занят. Во-вторых, с этим ключом только двери в квартирах вскрывать, и то не факт, что выйдет. Взрывать фугасы в подземельях – это извращенный способ самоубийства и шаг к тому, чтобы навсегда лишиться добра за ломаемой дверкой. Ты про обвалы не знал или не подумал? – ехидно сказал он.

– Так, харэ тут уроки-ерохи вести, – встрял в беседу «кожаный». – Парень, с таким ключом твое место на галерке, и не дай боги там пыль смахнуть в нашу сторону, а не то что думать о процентах добычи…

– Я хочу сорок процентов с того, что там найдем. Честные сорок процентов, – перебил я его. – За это я смогу открыть вам дверь. Согласны – идем и берем хабар, нет – пробуйте вскрывать дальше.

– Хм… прям весь такой уверенный… слухай-ка сюда, паренек, а ты тут тролбов не шукал поблизости, не охотился на них? – прищурился он.

По позвоночнику у меня пробежал холодок: а ну как сейчас решат меня прикончить, догадавшись, что карта, доставшаяся от главы логова тролбов, лежит у меня в кармане?

– Тролбы? Какие такие тролбы? – улыбнулся я как можно беззаботнее в ответ.

– Значит, карта-пропуск у тебя, – задумчиво произнес собеседник. – А ты под кем ходишь?

Смена разговора меня выбила из колеи.

– Что?

– Какой клан тебя крышует?

– Интересуешься, кто натянет вашу команду, когда узнают, что вы решили меня обчистить?

– «Мордастые» не пэкашат просто так, даже таких сосунков навроде тебя, – покачал головой Эрик. – Панчо просто интересно, кто мог тебя навести на логово, послать на разведку. В эту локу просто так не полезет никто: ништяков мало, опасностей много.

Не полезет, говоришь? Да я тут живу! Правда, это ему знать не стоит.

– Пусть это останется нашим секретом.

– А…

– Так, харэ, – оборвал его Панчо. – Если откроешь дверь, то твои двадцать пять процентов от всех ценных вещей. Остальное можешь забрать со своими роботами без всяких условий, хоть до последнего болтика вынести.

В ответ я просто развернулся и направился обратно. Играл на публику? Не без этого. Боялся удара в спину? Еще как! Хоть и говорил пафосно Эрик про свой честный и благородный клан.

– Черт с тобой, сорок процентов, – произнес мне в спину Панчо. – Хотя по мне, лучше было бы прибить и бесплатно снять карту-ключ. Повезло тебе, что с нами принципиальный Эрик оказался, фигов паладин-шмаладин.

– Эй, командир, осторожнее со словами!

– Цыц.

– А я не в клане, мне можно его прикончить? – поинтересовалась искусственным (забрало она уже успела закрыть) голосом Алема.

– Хватит дурью страдать, – ответил Панчо. – Парень, если ты с нами, то пошли, нет – вали нафиг, сами справимся рано или поздно. Не рассчитывай, что уйдем, и тебе достанется целехонький бункер со всем хабаром. Завалим на крайняк.

М-да, вот тебе и честный клан, и паладин в комплекте.

– Бункер завалим, – перевел слова своего товарища Эрик.

– Хм.


Дверь, которую не могли взломать «мордастые» (клановая принадлежность Алемы для меня под вопросом), оказалась большими гермоворотами, шириной метра четыре и столько же в высоту. Под облупившимся от времени, сырости и сотрясений почвы бетоном проглядывали стальные балки или косяки, как правильно обозвать эти детали у подобных конструкций – не знаю.

– Вот считыватель.

Панчо подошел к ржавому ящику, висевшему на стене справа от ворот, и одним движением сорвал мятый и бурый от ржавчины металлический кожух, под которым пряталось устройство для электронных ключей.

После того как я вставил в паз карточку, Панчо оттер меня в сторону и набрал несколько цифр на экране.

– Усё готово! – сказал он через минуту. На замке красная тусклая светодиодная лампочка сменилась ярко-зеленым огоньком. Чуть позже раздался тихий рокот заработавшего мотора, потом загремели механизмы, с грохотом дернулись ворота и медленно, очень медленно, стали раскрываться.

– Гип-гип ура! – тихо сказал Эрик и поудобнее перехватил рельсотрон в руках. – Аванг, держись за спиной, а то мало ли кто тут обитает, не тебе в таком подземелье со своим уровнем быть.

Самыми первыми в темноту бункера рванули пауки, расцвечивая мрак тонкими иглами красных и зеленых лазерных целеуказателей, следом за ними устремилась Алема Като, активировав два энергетических меча, по одному для каждой руки. За ней шли мы с Эриком, и замыкал шествие киборг с небольшой антигравитационной платформой, видимо, для удобной транспортировки будущего хабара. Кстати, сейчас на ней он сам передвигался, устроившись с комфортом и поглядывая назад.

– А она кто? – я кивком головы указал на девушку. – В вашем клане или как?

– Или как, – ответил Эрик, потом снизошел до пояснений: – Она моя хорошая знакомая, очень хорошая, и просто сорвиголова в юбке. Одиночка. Сует голову в любую катавасию. Поход в эту локу был идеей Панчо, он наскреб где-то инфу по хабару. Я в усиление пошел, так как он больше по взломать что-то, открыть, расшифровать или перепрограммировать. Ну, а Алему я взял в напарницы. А ты?

– А я уровни набирал, прикончил тролба и нашел у него карточку, после чего решил заглянуть. Толком ничего не рассчитывал найти. Дружбу или что-то вроде этого вожу с «Семихвостыми лисицами», точнее кое с кем из тамошних девчат.

Я решил ничего не скрывать, да и не видел ничего секретного в том, как нашел ключ-карту, про девичий клан добавил на всякий случай, чтобы, как говорится, было. И ведь почти не соврал, так, приукрасил немного.

– Хэ, с этими кицунэ не всякий уживется, и вроде бы мужчин они к себе не берут, даже не крышуют, – хмыкнул Эрик.

– Официально они и не крышуют, но мне должны и пока не расплатились.

– А уйти к кому-то не желаешь?

– Закидываешь удочку насчет своего клана? – раскусил я собеседника.

– А почему бы и нет. Пусть мы не в топе, но вторая сотня в общемировой таблице что-то да значит. Ты же базу качаешь?

Я кивнул.

– Вот! – обрадовался он. – А у нас лидеров очень мало, как и везде, впрочем. Мы бы тебе подкидывали базы данных, пропаровозили, экипировку передали… почти даром, боевую группу поставили для охраны… Кстати, а ты где засел?

– Прям так и мало лидеров? – не поверил я, решив оставить вопрос без ответа.

– Не поверишь – мало. Все хотят быть сильными, мощными, а не сидеть в четырех стенах и клепать миксеры да сковородки. Ну-у, это я образно. Лидеры вроде как и медленнее качаются, чем одиночки, и вкладывать в себя им нельзя, а гибриды становятся самыми слабыми в игре. Там что-то непонятное выходит, опыт начинает незаметно резаться, как только игрок перешагивает определенную черту в трате баллов на себя родного.

– Что-то я тебя не понимаю, Эрик. Можешь попроще?

– На пальцах, типа? – хохотнул он. – Вот тебе на пальцах пример. Я сейчас семидесятого уровня, но начал бы качать лидера, как ты, то достиг бы максимум шестидесятого, а то и пятьдесят седьмым бегал точно, или даже ниже, черт его знает, тут считать с калькулятором надо. А гибридом вообще достиг бы уровня пятьдесят третьего или четвертого. Ты вообще гайды читал, когда регился? На форумах сидел или так сунулся, с бухты-барахты?

– Самый минимум, торопился окунуться в игрушку, а потом вроде как все некогда да некогда, – развел я руками. – Слушай, а зачем разрабам такой дисбаланс в игре понадобился? В тех же «Героях Меча и Магии» все начинают с лидера и только самые невезучие становятся потом одиночками.

– Так почитай. Выбери денек и вместо игры посиди за монитором, ознакомься. Поверь, ты многое для себя почерпнешь, может, даже выберешь линию развития. Насчет гмимов, хм, там другой расчет очков, завязано все на уровень, игровое время и деньги, а не на баллы, которые здесь вкладываешь в развитие базы. Плюс «Стальной мир» сыроват, владельцы игры стремились оттяпать себе кусочек игрового пирога поскорее, ну и выложили слегка недоработанную игру. От того тут процент сорвавшихся очень высокий. Как только за такие шашни их вообще не закрыли? Видать, лапа волосатая в самых верхах имеется. Вообще слышал, что хотят принудительно вписать в патч сокращение время пребывания в виртуале, так оцифровка будет грозить меньше. К слову, этими патчами они тут многое латают, обещают новый в скором времени выпустить. Кста-ати, – внезапно протянул он, – а ты по какой ветке идешь?

– Ветке?

– Ну ты нубяра, – покачал головой Эрик. – Ветка это…

Тут из темноты к нам выскочила Алема, свои мечи она уже потушила и убрала в чехлы-ножны на поясе слева и справа.

– Эй, что вы еле плететесь? Шевелитесь, кажется, я нашла склад.

И опять скрылась во мраке.

Правда, мрак был, скорее всего, только для одного меня, у киборга его искусственный глаз явно видел не только в дневном диапазоне, а у Эрика в шлеме скафандра должен быть хороший прибор ночного видения.

Через двадцать метров коридор разделился надвое. В левом чернела непроницаемая тьма, а справа едва уловимо что-то светилось, мелькало и сверкало.

«Лазеры у пауков, то есть лазерные прицелы!» – догадался я.

Девушка и дроны стояли рядом со стандартной дверью, выполненной из металла и покрытой декоративной пластиковой отделкой. За годы пластик потрескался и местами отлетел, на полу у порога образовалась крошечная кучка чешуек и пыли из этого материала. Сам же металл сверкал, словно был нержавейкой.

– Панчо, тут для тебя работка, – Алема постучала кулачком по косяку слева от двери, рядом со считывателем для карт и с цифровым табло, чтобы вводить код.

– И молодой справится. У него карта «А», – буркнул тот. Потом посмотрел на меня и махнул рукой. – Чего стоишь, мнешь то, что кот лижет, вперед!

«Гад!» – вывел я краткий вердикт своего мнения об этом киборге.

Карточка со скрипом пролезла сквозь щель считывателя и… ничего не произошло.

– Пробуй еще, там пыли скопилось полно. Только магнит не сотри, – дал указания Панчо.

Замок пискнул и сменил цветовую гамму сигнального диода с красного на зеленый только после пятой проводки. Через секунду громко щелкнул замок в двери.

– Ну, помолясь, – произнес Эрик и толкнул дверь от себя. Та не ворохнулась, он налег сильнее, и тут услышал хихиканье девушки и сдавленное сопение киборга, старательно сдерживающего смех. – Сволочи, все бы вам посмеяться.

Дверь легко (по крайней мере, на вид со стороны) распахнулась, стоило воину потянуть ее на себя за складную и утопленную в остатки пластика ручку.

Первыми опять вошли внутрь дроны, через полминуты за ними шагнул Эрик, на чуть-чуть опередив Алему, потом пошел я и последним оказался в небольшом помещении киборг.

– Это тут! – крикнула девушка. Она успела вырваться вперед Эрика и первой оказаться возле больших кофров с рельефными стенками и замками-лягушками. Отщелкнув три механизма, она распахнула крышку и, уже более не сдерживая восторга, закричала: – Йес! Нашли!

Я остановился на месте и напрягся, ожидая неприятного развития событий. Как говорил один из персонажей в книге о пиратах, написанной очень старым автором чуть ли не в прошлом веке, товарищи и соратники перестают быть таковыми и превращаются во врагов, когда наступает момент дележки сокровищ.

– Иди вперед, что встал на дороге? – подтолкнул меня в спину киборг. – Не сцы, у нас все честно, как в сбербанке, гы-гы.

М-да.

Ладно, ежели чего, то Алиса отомстит. Девушка она умная, думаю, догадается положить заряды в узком коридоре и завалить тот, замуровав эту троицу, если со мной что-то случится по их вине.

В контейнере лежали красноватые слитки размером с шоколадный батончик. Когда Эрик достал из кармашка брони крошечный, размером с указательный палец фонарик, включил и навел тот на них, то те стали похожи на угольки в костре, раздуваемые ветерком: то засветятся ярко-красным, то почти потухнут.

– Киррат, – с благоговением в голосе произнес он. – Чистейший, довоенный.

– Что за кират? – спросил я его.

Название показалось знакомым, но вот где я его мог слышать, никак не вспоминалось.

– Правильно говорить – киррат, два «р». Ты и вправду не слышал про него? – удивился Эрик. – Это же минерал, который применяется в энергоячейках и реакторах, даже у тебя в груди есть кусочек киррата.

И тут я вспомнил. Это название я видел в том списке, когда собирал модификатор, а потом озвучивал список Бишопу.

– Теперь вспомнил, просто я с ним сталкивался… да никогда и не сталкивался, сегодня впервые его увидел. Вроде бы его заменить чем-то можно, другим минералом?

– Можно, например, синтезием. Но тот минерал почти в два раза дороже и встречается еще реже, чем киррат.

«Убью Бишопа. Затолкаю ему эти дженерики в такое место, где всегда темно», – со злостью подумал о торгаше я, вслух сказал другое:

– Понятно. И много здесь этого добра?

– Ну-у, – Эрик окинул взглядом специфического вида контейнеры, – если они все точно так же набиты кирратом, до пол-ляма выручим, по средней цене…

– Эрик!

– Эрик!

Его товарищи выкрикнули имя парня синхронно, и даже синтетический голос Алемы выдал бурю эмоций.

– Да чего такого? Я обманывать никого не собираюсь, а отжать наш хабар у Аванга кишка тонка.

– Балда ты, вот что! – в сердцах высказался Панчо.

– Я с вами честен, пока со мной честны, – ответил я киборгу и смерил его самым холодным взглядом, на который был способен.

Потом мы начали делить киррат. Свою часть парни с девушкой складывали на платформу, а то, что не влезло (берегли антиграв от перегруза, так и энергии меньше тратится, и скорость движения у платформы выше) спрятали в интерфейс. Моя часть добычи так и осталась в контейнерах, чуть позже сюда пригоню роботов, и они перетащат ценный минерал на базу. Заодно обдерут в бункере все мало-мальски ценное. Это Алеме с «мордастыми» тут все ржавым да сопревшим кажется, а для меня десяток кастрюль из алюминия и нержавейки, ведро ложек и вилок со столовыми ножами из цветных металлов уже окупят экспедицию от моей базы до этого места. Да даже одна дверь из неизвестного металла, который за десятилетия нисколько не потемнел, будет полезна.

Когда прощался с новыми знакомыми, Эрик дал свои координаты и предложил наведаться в Мак-Сити, чтобы там распродать киррат, так как одиночные торговцы дадут цену в полтора, а то и два раза меньшую, чем в названном городе. Мак-Сити был самым ближним, самым безопасным и самым большим (соответственно и товаров с услугами в нем было больше, чем в поселках и мелких городках) из всех ближайших постапокалиптических мегаполисов.

Напоследок штурмовик сказал:

– Ты смотри, подумай о моем предложении. А то скоро закончится драчка с чурками, и полезут все громить базы свободных новичков, до которых в данный момент никому дела нет. Ты же новичок? Да не стесняйся ты так, по уровню вижу, что едва ли месяц с копейками играешь. Смотри, никакие кицунэ не помогут, когда под стенами базы появится отряд в полсотни стоуровневых игроков. Только джагернаут выручит или даже парочка их. Или наша боевая группа и знак на стене базы, что охраняется «мордастыми».


Глава 13

Бедный, бедный мой НИИ.

Как никогда точно я понимаю сейчас поговорку: хочешь рассмешить богов – расскажи им о своих планах.

В связи с предстоящей поездкой в Мак-Сити мне нужны были водители, а это инженеры-роботы и нормальная техника, вроде отжатой бронированной легковушки у девочек кицунэ. Баллов на автомастерскую мне хватало впритирку, но вот на достойный аппарат уже нет. Поэтому я сосредоточился на переделке автобуса во что-то более внушительное, с нормальной броней и хорошей проходимостью. И для этого мне нужен был новый тип юнита – «Конструктор».

Все, финита, прощай НИИ на неопределенное время. Интересно, а прочие игроки, которые выбрали лидера, а не одиночку, на каком уровне своего развития строят НИИ и строят ли вообще? Может быть, обходятся покупными базами данных, которыми интересовался у меня прощелыга Бишоп?

Закинув пятнадцать баллов в развитие цеха, я открыл новую линию роботов.


Вы желаете изучить нового юнита?

Да/нет.


Чего уж тут – да.


Новый юнит «Конструктор» благополучно изучен.


Вот и еще минус десять баллов. Оставшиеся пять единичек я потратил на усиление нового робота, заодно направив того на путь автослесаря. Вместе с автомехаником, чертежи которого я приобрел у Бишопа, новые юниты сделают из автобуса настоящую конфетку.

Разработчики предложили игрокам самим решать, что будут делать их высокоранговые юниты. В своеобразном конструкторе возможностей и вариантов каждый мог получить юнита – робота или человека с определенными способностями, навыками и экипировкой.

Через несколько часов из цеха вышли два конструктора-робота, гуманоидной формы, в инженерных доспехах с плечевыми и поясными манипуляторами для работы.

Следом создал пять инженеров и пятнадцать брондов.

Пока новенькие роботы занимались превращением автобуса рейдера во что-то более качественное, я отправил инженеров и штурмовиков, во главе с Алисой и двумя парами ветеранов брондов, на прокачку.

База № 1 опустела, когда все разбрелись по своим делам – на зачистку бункера, местности вокруг баз и прокачку, – только в дальнем углу визжала циркулярная пила да гудела горелка там, где конструкторы разделывали автобус.

От нечего делать я принялся подсчитывать свои ресурсы и будущие дивиденды, сколько стоит отправить киррата в мегаполис, а сколько оставить для личных нужд.

Следующая за подсчетами мысль сначала облила жидким азотом, потом расплавленной лавой… Модификатор.

Модификатор!

Эта штука, подаренная Аниластой с барского плеча, у меня работает вовсю, превращая всяческий мусор, даже обломки бетона, в нужные элементы. В том числе и в киррат!

Простота создания совершенных штурмовиков, дорогих конструкторов, сложных и редких лазерных гатлингов настроили меня на специфический лад. Я даже не думал, насколько может быть ограничено создание и развитие базы, когда под рукой нет столь полезнейшей вещи, как модификатор. Без него мне пришлось бы уже давно посылать караваны за редкими материалами и деталями.

Я быстро дошел до челнока, зашел внутрь и открыл данные конструктора. Прочитал дважды необходимые условия его создания, после чего широко улыбнулся:

– А ты еще тот везунчик, Аванг!

Правда, улыбка быстро потухла, когда я вспомнил поговорку про бесплатный сыр. Вряд ли та услуга Аниласте была настолько важна, что за нее она подарила мне чертеж модификатора. Одно с другим несоизмеримо. Интересно, любой топовый клан из первой десятки возьмет меня к себе, когда узнает про мои плюшки, или нет?

А ведь однажды мне придется платить по счетам, когда мне их представит Красная Королева.

Вечером после возвращения с зачистки местности ко мне подошла Алиса и безо всяких объяснений попросила синхронизации. После этого перед глазами всплыло сообщение:


Юнит класса «Линжана» под номером эй-ви-четыре-четыре-восемь «Алиса» достиг нового уровня развития. Требуется ваше решение.

Ветка развития – диверсант: навыки скрытного проникновения на вражеские объекты увеличены, боевые возможности увеличены, навыки слежки увеличены, навыки ликвидации увеличены.

Ветка развития – хакер: навыки взлома электронных систем увеличены, навыки взлома закрытых хранилищ увеличены, навыки удаленного взлома электронных систем увеличены, навыки технического шпионажа увеличены.


Боевиков у меня хватало, да и вряд ли мне в ближайшее время понадобится карманный ниндзя, а вот электронщик, способный хакнуть что-то полезное, пригодится. Я уже собрался активировать вторую ветку, когда решил спросить саму девушку.

– Алиса, а ты кем хочешь быть? – спросил я.

– Диверсантом.

– М-да, – хмыкнул я. – Что ж, пусть будет так. А когда в следующий раз понадобится, м-м, синхронизация, то разрешаю все сделать самой. Ведь так можно?

– Можно, – кивнула та в ответ и вдруг произнесла то, чего я меньше всего от нее ожидал: – Спасибо, Аванг.

И ушла.

Из крепкого, надежного, но все-таки обычного автобуса за три дня роботы-конструкторы и автомеханики сделали нечто шедевральное. Больше всего новая машина напоминала армейские броневики или инкассаторские, правда, на тех нет пулеметной башенки на кунге в районе кормы. Сейчас в ней красовался лазерный гатлинг. Еще одна многостволка, затянутая в мягкий пластиковый чехол, была закреплена на кабине (чем очень сильно напоминала пожарный автомобиль, у того очень похоже торчала пенная пушка), рядом с люком, в который в момент опасности должен был выскользнуть второй пассажир (в кабине умещались трое, включая водителя) и поддержать башнера смертельным огнем.

Три оси надежно держали многотонную тушу машины, привод 6 6 должен был выдернуть ее из любого завала или болота, «щучий» нос отвала вместо переднего бампера предназначался для создания дороги среди баррикад или в любом похожем непроходимом месте. Кустарно приваренные куски толстого железа на борта превратились в двенадцатимиллиметровую броню, гражданский триплекс сменился бронированным стеклом, «лобовуха» заметно ужалась в размерах, в ее середине появилась дополнительная стойка для прочности, разделив стекло на два небольших окошка. Боковые окна исчезли, им на смену пришли крошечные бойницы. Колеса стали еще больше и «зубастее», вместо воздуха внутри них теперь был какой-то наполнитель, да и сама резина на ощупь казалась какой-то «дубовой».

В салоне легко умещались восемь немаленьких брондов со всем своим снаряжением, плюс имелось место для груза и запасной амуниции.

Из минусов: остался прежний двигатель, что на жидком топливе, и возросло потребление последнего на порядок. Подходящий агрегат нужно было изучать или в НИИ, или открывать соответствующую ветку в интерфейсе челнока. А там до мощных энергетических двигателей не один десяток баллов требовалось потратить. И так повезло, что роботы-конструкторы смогли улучшить уже имеющийся, а потом дополнительно форсировать, предупредив, что больше полутора тысяч километров бронеавтобус не пробежит, а потом потребует «капиталку».


Тридцать часов дороги до Мак-Сити. Две дюжины стычек с чужими и рейдерами, но все настолько незначительны, что не стоит и упоминать. Рейдеры, эти шакалы пустошей, даже не стали устраивать затяжную перестрелку, последовавшую после отпора засаде и преследования. С чужими все вышло просто: выскочили и тут же легли под стволами двух пулеметчиков. Мертвыми легли.

– Пш-ш… конвой роботов, направляющийся с северо-запада, требую остановки, – прошипела радиостанция, оставшаяся от трофеев рейдеров в автобусе.

– Кто говорит? – я щелкнул тангентой в ответ.

– Патруль города Мак-Сити, лейтенант Хастон.

– Хорошо, останавливаюсь… что дальше?

– Ждите, сейчас подъедет досмотровая группа.

– Роботы есть в составе? Потому как у меня бойцы к киборгам и людям плохо относятся, нейтралитета нет.

– Так какого… пш-ш… – Рация выдала злое восклицание и резко замолчала, потом пришел ответ: – Ждите, в группе будут роботы.

Зная, что Мак-Сити, так сказать, интернационален, я собирался войти в город только с Алисой, оставив автобус и всех брондов поблизости с приказом сидеть в засаде и не выдавать себя ничем, просто фиксировать врагов. Рассчитывал, что такое указание удержит моих юнитов от агрессии к путешественникам-нероботам.

Через пять минут ко мне подкатили два трехосных броневика с крошечной башенкой, в которой торчала спаренная пушка: лазер-гаусска. Машины были чем-то похожи на луноходы первых версий. На каждой был с четырех сторон нарисован герб Мак-Сити: круг, разделенный на три сектора – черный, серый и красный, в каждом из них было по незнакомому мне символу, быть может, иероглифу.

МЭНЦ-11

Боевая дозорная машина.

Принадлежность: патрульные силы города Мак-Сити.


Я встречал их на улице, рядом с распахнутой дверкой автобуса. Обе бронемашины разъехались в стороны и остановились в десяти метрах слева и справа от моего автобуса. Пыль еще не опала, а из салона выбрались два робота в легких бронескафах. Впрочем, легких по классу, но по уровню они были равны тяжелой экипировке у новичков.


Лейтенант Хастон.

Раса: роботы.

Уровень: 81.

Патрульные силы города Мак-Сити.

Отношение: настороженность.


– Привет, лейтенант, – поприветствовал я бойца. – Я Аванг, следую в Мак-Сити.

– Привет, – кивнул тот и тут же сообщил: – С такой бронетехникой тебя не пустят. Вы впервые в нашем городе?

– Ага.

– Нужно проехать к западной части, там есть специальные стоянки для тяжелой техники гостей и боксы для отрядов роботов. Это сделано, чтобы враждующие коалиции не устроили бойню в городе и пригороде. Советую найти «Сарайчик Пита», там места много и очень тихо, надежно.

– Сарайчик?

– Это название – «Сарайчик Пита», заведует им Пит Буркасо.

– Спасибо, – поблагодарил я лейтенанта.

Досматривать никто ничего не стал. Или тут досмотровая группа – это просто осмотр автоколонны? Или меня уже просветили сканерами, а я и не заметил?

Через час я оставил всех штурмовиков и автобус на территории мотеля «Сарайчик Пита», загрузил ящики с кирратом в легковую машину, посадил Алису за руль и устроился рядом с ней на переднем пассажирском сиденье.

От мотеля до ворот города тянулась широкая бетонная дорога, упиравшаяся в блокпост, он же пропускной пункт.

– Впервые в городе? – спросил сержант на «блоке».

При этом он не поднимал взгляда от большого планшета, соединенного жгутом проводов, идущего к незнакомой установке, похожей на профессиональную «зеркалку» на треноге. Подозреваю, это был сканер или нечто вроде, и сейчас невидимые лучи перетряхивают все содержимое моей машины и мои с Алисой внутренности.

– Да, – лаконично ответил я.

– Цель посещения Мак-Сити?

– Э-э… а разве она нужна? Нельзя просто посетить его, посмотреть, может, я путешественник?

– У вас в салоне большое количество киррата. Это либо контрабанда, либо товар, – ответил тот, на секунду оторвав взгляд, чтобы посмотреть мне в глаза. – Так какая ваша цель?

– Торговля, – буркнул я, уже мысленно прощаясь с некой частью еров в качестве пошлины.

Собеседник провел пальцем по экрану. Потом ввел несколько знаков и вручил мне пластиковую карту с магнитной полосой:

– Ваш пропуск, можете проезжать.

– И всё? – не поверил я.

– И всё. Поторопитесь, не задерживайте очередь.

– Один вопрос. Разве киррат запрещен или взят под особый контроль? Почему он может быть контрабандой?

– Вы и вправду не знаете?

Я отрицательно мотнул головой.

– В моменты военных действий и осады города бандами рейдеров или чужих все стратегические вещи: тяжелое оружие и боеприпасы к ним, боеприпасы к редкому уникальному оружию, сырье для оружейных цехов, топливо и сырье для топливных элементов, по приказу правительства Мак-Сити, выкупается городом по установленной цене, которая обычно ниже общей, но на черном рынке в это время цена на эти предметы возрастает, иногда в несколько раз, и появляется много контрабанды. Вам все понятно?

– Более-менее, – кивнул я. – Счастливо, сержант.

Гигантские ворота были распахнуты настежь днем и ночью, и только в момент опасности они сдвигались, закрывая доступ всем без исключения. Интересно, такое часто происходит?

– Куда? – поинтересовалась Алиса, когда наша машина вошла в жиденький поток транспорта на улице мегаполиса.

– Прямо, – пожал я плечами. – Осмотреться бы сначала.

Эрик дал мне адрес торговца, который даст честную цену за мою долю минерала, но что-то я сомневаюсь в честности первого и второго. Грызут меня подозрения, что торгаш не окажется связан с «мордастыми» и даст нормальную цену. После Бишопа я уже готов дуть на воду… а с этой скотиной я больше работать не буду, и плевать на наш договор – уж очень сильно меня злость берет за его обман.

Проезжая по кольцу вокруг небольшой площади, я увидел несколько кабинок, похожих на старые телефонные с полупрозрачным колпаком, составленных в круг, словно лепестки ромашки. Над ними по кругу шла надпись: «Справочная служба».

– Туда, – ткнул я девушке. – Припаркуйся поблизости. Только без нарушений.

Кабинок было десять, и возле каждой стояла очередь из трех-четырех человек, точнее, людей, роботов и киборгов. Все как один были неписями. Дождавшись, когда киборг передо мной закончит свои дела, я поднял колпак, встал под него и опустил назад.

Я искал список торговцев, магазинов и рынков, узнал цены на минерал и оружие, а потом мне пришла в голову идея узнать, как можно обойти свою инвалидность в плане общего чата, связи с другими игроками, выход на аукцион, местную «вики» и прочее, и прочее. Из-за своей оцифровки я лишился всех этих возможностей, может быть, по этой же причине все никак не получу ответ от админов на письмо о срыве.


«ТоТоА».

Обеспечивает связь неигровых персонажей с игроками по принципу встроенного игрового чата. Имеет ряд возможностей, сопоставимых с возможностями игроков, как, например, внесение в КОС-лист врагов, общение на расстоянии в личном чате, на который не влияет боевая обстановка, отправка сообщений игроку в «реал», выход на аукцион игроков, электронная карта локаций и многое другое.


Стоило это удовольствие порядка пятнадцати тысяч еров и продавалось всего лишь в дюжине мест во всем мегаполисе. Магазин «Электронный кулак Халпа» подходил мне как нельзя лучше: покупал киррат по хорошей цене, скупал и продавал оружие и схемы, чертежи с юнитами и разными девайсами, которые уже не нужно будет изучать в стоке развития, и предлагал «тотошки», так именовались на жаргоне игроков устройства ТоТоА.

Прочитал несколько строчек – самую-самую выжимку – про войну с «чурками», о которой упомянул Эрик. Оказывается, в русском кластере в данный момент идет война со среднеазиатским кластером, в частности с таджиками и туркменами, с которыми мы, как и в реальном мире, имеем общие границы. Война серьезная, в ежедневных стычках пережигаются ресурсы на десятки и сотни тысяч единой мировой валюты. Почти все кланы кинули туда своих солдат, оставив минимум дружин для защиты своих территорий (прокачка при защите границ от внешнего врага идет с бонусом до пятидесяти процентов к опыту), потому-то и живу я спокойно, в ус не дую, как и десятки прочих новичков, которые разрабатывают линию развития в качестве лидера. Но вот когда вернутся с фронта солдаты кланов, то… м-да, к тому времени мне будет необходимо либо определиться с тем кланом, под который пойду, либо совершить невероятный финт ушами и сохранить самостоятельность. Последнее ох как тяжело.

– Алиса, нам на проспект Маугга. Это пять кварталов прямо, потом направо на перекрестке…

Пока добрались до магазина, мне довелось столкнуться с наемниками из Африки, которые использовались в большой буче против таджиков. Мак-Сити был одним из перевалочных пунктов. Первая встреча меня шокировала, если не сказать сильнее.

Представьте себе, что строчки «по улицам слона водили», внезапно стали реальностью. В потоке транспорта шустро бежал слон, почти что настоящий, если бы не был сделан из металла и пластика.


СЛОН.

Модификация: «Сирруш-1-О» (огнемет).

Шагающий танк африканского кластера.

Класс брони: 3/5А.

Класс огневой мощи: 2/5А.


На слоне сидела пятерка наемников: трое на спине и по одному на каждом боку в специальных корзинах.

Пока добрался до проспекта, встретил трех слонов и десять негритянских отрядов с боевыми юнитами в виде леопардов, гиен и даже карликовых носорогов. Почему-то им, неграм, было сделано исключение на ввод в город тяжелой техники и тяжелого вооружения.

«Электронный кулак Халпа» занимал часть первого этажа высотки с размочаленными верхними этажами. Здесь, волей разработчиков, такое было на каждом шагу, Мак-Сити был смесью мегаполиса из реала и рисунков постапокалипсиса. Так, почти все высотные здания были заселены на две трети, сверкали неоновые и лазерные рекламы, светились окна, кое-где болтались на балконах тряпки, флаги, торчали стволы крупнокалиберных пулеметов (может быть, простые муляжи… хотя кто знает), а верхние пять-десять этажей чернели провалами окон, пробоинами, потеками расплавленного давным-давно кирпича, металла и бетона.

Алису оставил в машине неподалеку от магазина, а сам направился в магазин.

Зеркальная, непрозрачная снаружи дверь бесшумно отъехала в сторону при моем приближении. Сразу же за ней расположился тамбур с еще одной дверкой, которая открылась лишь после того, как вернулась на прежнее место уличная.

Помещение магазина было огромно!

Блестящий гладкий пол, зеркала на стенах и потолке, сверкающие абажуры ламп и рамы картин, «зайчики» отлетали от начищенных деталей доспехов, оружия, манекенов, изображавших юнитов – от роботов до людей.

Мое внимание привлекла девушка-робот явно высокого уровня, судя по внешности и проработке. Ее запросто можно было спутать с человеком, если бы не находился манекен в отделе «железяк». Высокая блондинка, с короткой стильной прической, ярко-голубыми, с фиолетовым отливом глазами, пухлыми губками, тонкой талией, тренированной фигуркой и стройными длинными ножками. Ее одежда состояла из крошечных шортиков и узкой полоской серебристой ткани, прикрывавшей высокую грудь размера эдак третьего.

– Нравится?

От неожиданности я вздрогнул и схватился за кобуру лазерного пистолета на правом бедре.

– Ох, простите, что вас напугал, – улыбнулся мне молодой мужчина, подошедший незаметно и неслышно для меня. – Не хотел напугать. Вероятно, вам очень приглянулась эта модель, раз вы не заметили меня.

– Красивая. Судя по таким данным, уровень у юнита немаленький.

– Желаете приобрести чип с чертежом для создания этого типа роботов? Модель «Клеопатра», под вкус владельца можно менять некоторые параметры, например, расовую принадлежность. У нас воины знаменитого клана «Шаайяра» из африканского кластера недавно купили сразу по одной «Клеопатре» – белой и черной.

– Не отказался бы, если цена не кусается, но что-то подсказывает мне, что не стоит этого ожидать, так?

– Вы правы, юнит стоит очень много. Еще я думаю, что вам не по силам на этот момент начать самостоятельный выпуск, – подтвердил мою догадку собеседник. – Цена же на данный юнит в максимальном апгрейде – двадцать пять тысяч.

– Сколько?! – не поверил я своим ушам. – Что же она такое делает за столь огромную цену?

– Вам бы понравилось, – подмигнул он мне. – В квартале красных фонарей всего одно заведение содержит пять таких красоток и ровно пять их конкуренток от людей.

– Так это… вот зараза, а я думал, что это диверсант или хакер, может, крот, – догадался я о спецификации робота-девушки.

– Такую внешность отдавать обычному боевому юниту? – усмехнулся собеседник. – Бросьте, это же пустое растранжиривание ресурсов. К тому же при достижении сотого уровня у данной модели открывается возможность получить вторую специальность, чаще всего берут телохранителя.

– Пожалуй, воздержусь от покупки.

– Я так и подумал, – усмехнулся мужчина. – Представлюсь – Мик Халп, младший совладелец этого заведения, а в данный момент консультант и продавец. Обращайтесь ко мне просто по имени, для простоты, меня это нисколько не заденет, если вам будет так удобно.

– Аванг. Мик, вы покупаете киррат и лазерные гатлинги?

– Хм? – удивленно хмыкнул тот в ответ. Кажется, мне удалось его сбить с толку. – Много? В каком состоянии оружие и качество минерала?

– Минерал еще довоенный, оружие прямо только что из цеха. Два дня назад там точно было.

– Образцы у вас с собой?

– Ага, – кивнул я. – Куда выкладывать?

– Пройдемте.

Собеседник указал рукой в центр зала, где стоял круглый стол, обитый зеленой с блестящими ворсинками тканью. На него я положил кусочек киррата и многоствольный пулемет, которые до поры лежали в инвентаре.

Продавцу хватило нескольких секунд, чтобы определить качество товара.

– Я возьму все, если остальное не хуже. Сколько всего? – сообщил он, внимательно осмотрев мой товар.

– Шестьдесят килограммов минерала и десять пулеметов.

– Деньгами или товаром магазина возьмете плату?

– Часть товаром, остальное в виде еров.

– Что-то конкретное? У вас точно хватит на чип с той красавицей, которая вам приглянулась. Есть кое-что похожее. Могу предложить модель уже сотого уровня с открытой вакансией второй специальности, вы сами сделаете выбор, кем ей стать. Цена – шестьдесят тысяч. И я подскажу вам адрес, где вам по этому чертежу выпустят с конвейера эту красотку, и почти даром, так, чисто символическую сумму попросят.

– Тотошку мне, самую лучшую модель, которую и игроку не зазорно носить. Две модели покомпактнее. Остальное нужно смотреть. А «Клеопатру» оставьте до лучших времен. Может быть, однажды и возьму.

– Как скажете. Желание клиента – закон, – улыбнулся мне Халп-младший. – Итак, приступим к самой приятной части нашей беседы – покупкам…


Глава 14

Из «Электронного кулака Халпа» я выходил с полупустым кошельком и инвентарем. В последнем лежали пять чипов с чертежами, лазерный пистолет и немного всякой мелочи, скопившейся с начала игры. Свой простой пистолет сменил на двуствольный бластер с регулируемой мощностью выстрела (как тот самый лазерный «пистик» в инвентаре и оказался там по этой причине). Вместо грубой нубовской брони, доставшейся мне от одного из погибших штурмовиков брондов, после ее переделки инженером под меня, сейчас щеголял в спецнагруднике и открытом шлеме с небольшим поляризованным забралом, оставлявшим открытым нижнюю часть лица.

В чипах хранилась информация по минам, оружию и новому юниту – разведчику. Рядом с ним мои подчиненные совсем не котировались, это как школьник по сравнению со студентом. Оружие – снайперская гаусс-винтовка и штурмовая винтовка с интегрированным гранатометом. И мины – мощный фугас и противопехотный вариант. Правда, учитывая тот факт, что пехотинцы в игре в своей броне подчас были сопоставимы с легкой техникой, эта малютка имела внушительную мощь и от незащищенного человека (киборга или робота) оставит только брызги крови и осколки металла на окружающих руинах.

Мины были самыми дорогими покупками. Торговец честно предупредил, что производство их встанет мне в копеечку, так как потребуются редкие и дорогие материалы.

Из минусов – разведчика, фугас и снайперку я смогу производить только на своем пятидесятом уровне. Я бы не взял их ни за что, но была одна странность: при просмотре на витрине и в планшете торговца под чертежами имелась сноска про невыполнение условий для производства, но когда я взял в руки сам чип, как запрет исчез, сменившись сноской, что я подхожу под условия производства. Мику об этом решил не говорить, предположив, что наткнулся на явный баг, которым стоит воспользоваться, пока есть возможность. Торговец же даже не заметил ничего, только нахваливал товар и говорил, что мне ничего не стоит набрать недостающий опыт.

– На улицу Железяка, – сообщил я Алисе следующую торговую точку.

Там я собирался распродать запас пистолетов-переломок и присмотреть что-то из имеющихся товаров. Например, мне требовались хорошие рабочие и инженеры, лучше тех, что у меня имелись. На апгрейд моих требовался опыт, которого просто не было. Вот и приходилось тратить деньги.

Надел на руку одну «тотошку», активировал и включил карту города. Бегло ознакомившись с маршрутом, я подкорректировал недавнее указание:

– Через аллею «Красных фонарей» поедем… м-м, интересно посмотреть, что там и как, – последние слова произнес с небольшим смущением, застеснявшись Алисы.

Впрочем, роботессе было глубоко фиолетово на мои эмоции.

Посмотрел… на свою голову. Или даже на две, если спошлить.

Возле первого же здания с обнаженными красотками на голографических рекламных видах я ощутил сексуальное возбуждение. Это было так непривычно и странно, что я растерялся и позабыл о своем желании поглазеть по сторонам. Через несколько минут штаны трещали в районе паха, а я сидел красный как рак от смущения.

Чем дальше ехал по улице, тем сильнее мне хотелось оказаться в постели с одной из красавиц из уличной рекламы. Подозреваю, что мое состояние связано с географией места, но ничего поделать не мог.

– Стой, Алиса, – приказал я. – Сворачивай на парковку.

Перед тем как покинуть автомобиль, пристегнул бронированный фартук к нагруднику, чтобы не смешить окружающих своим нелепым видом. Оказавшись на улице, я закрутил головой по сторонам, выбирая из трех ближайших к парковке борделей самый привлекательный. Через полминуты определился.

«Сестры Аниласты».

– М-да, интересно, Красная Королева в курсе о своих родственницах в этом месте? – усмехнулся я себе под нос. – Что ж, сходить, посмотреть на сестричек начальницы?

В фойе заведения меня встретил вышибала… встретила. Эффектная высокая и стройная брюнетка с чуть уловимой азиатской внешностью, в легкой броне стиля «а-ля бронебикини», с силовыми кастетами на каждой руке и короткой энергетической дубинкой на поясе, непись.


Марта.

Уровень 77.

Раса: люди.

Наемник.


Одарив меня лучезарной белоснежной улыбкой, она чарующим голосом произнесла:

– Добро пожаловать в наш салон!

– Здравствуйте. А можно…

– У нас можно все! Или почти все, – вместо охранницы мне ответила другая девушка, на этот раз игрок. Она вышла из-за розового куста, усыпанного крупными ярко-красными цветами, стоящего рядом с входом и прикрывающего мягкое удобное круглое кресло с розовой обивкой. – Что желаете?

– Девушку, разумеется. Или я ошибся адресом?

– Вы зашли точно по адресу. Но у нас не только с девушкой можно отдохнуть в традиционном смысле этого слова.

– А? В смысле… Нет, молчите, не хочу слушать.

– Да не волнуйтесь вы так, – засмеялась собеседница. – Что вы сразу о гадостях? Вы знаете о гейшах?

– Японские, хм, ночные бабочки? – блеснул я эрудицией.

– Глупое заблуждение, навязанное европейскими недалекими потребителями. Гейша – это смесь красоты, ума и умения держать интерес у собеседника в беседе, а не пошлая постельная борьба, – рассмеялась она. – Поэтому вы можете просто пообщаться на разные темы, посетить бассейн, прогуляться по нашему подземному парку, правда, не очень большому, но заверяю, что он вам понравится. Есть бильярд и кегельбан, можете сыграть в шахматы, шашки, нарды, карты! С одной девушкой или несколькими…

С каждым словом возбуждение у меня проходило, выдавливаемое раздувающейся жабой, квакающей во все горло о том, что за такой сервис и деньги попросят соответствующие, а мне еще базу поднимать, новые проекты покупать.

– Мне просто девушку, – торопливо произнес я, перебивая собеседницу. – В шахматы я как-нибудь в другой раз сыграю.

– Тогда прошу, – девушка повела рукой в сторону небольшого диванчика в глубине холла, там она вручила мне планшет, когда я устроился с комфортом. – Выбирайте, здесь все просто, есть меню по игровым расам, цвету волос, по земным расам – азиаточки, европейки, мулаточки…


С вас снято внешнее воздействие ВЛЕЧЕНИЕ.


Сообщение появилось, стоило мне переступить порог «Сестер Аниласты». С момента, как я переступил его в первый раз, прошло два часа.

– Что за?..

Завертел головой по сторонам, выискивая того или то, что стало причиной события. Мелькнула мысль спросить окружающих об этом, но потом вспомнил про недавнюю покупку.

Открыл «тотошку» в машине, забив в поисковик слова «влечение», «аллея Красных фонарей». И вот что я узнал. Оказывается, разработчики наложили на весь развратный квартал что-то вроде бафа, если брать сленг из игр-фэнтезюшек. Мол, в этом месте сама атмосфера пропитана любовью и страстью, вы должны это прочувствовать на себе. Так что волей-неволей, а игрокам приходилось сбрасывать пар в одном из домов жриц любви. К слову, никакого пренебрежения и презрения к ним не было, даже игроки не брезговали работать там, и это не только менеджеры, но и сам обслуживающий персонал. Причем в прайсе цена за час с игроком была намного выше, чем с неписью. О накладываемом воздействии не сообщалось, хотя можно было открыть внутренние логи и посмотреть там. Спастись от него можно было тремя способами: одним из них я уже воспользовался, второй – быстро-быстро промчаться через весь квартал и терпеть всю дорогу, третий – приобрести нейтрализатор в виде таблетки с наноботами, правда, они одноразовые.

– Вот гады, – прошипел я со злостью сквозь зубы, – по-любому админы в доле с владельцами борделей или сами над ними стоят.

Выложил я за сброс давления немало, тут мне просто не повезло: выбрал не самый дешевый публичный дом, а потом отказываться стало стыдно.

– Аванг, мы уже на Железяке, – проинформировала меня Алиса. – Куда дальше?

– К…

«Ты вновь мне нужен, верный помощник Аванг. В этом городе пропал мой важный последователь, имя – Шак Борела. Он финансист и одного с тобой рода. Десять часов назад он замолчал, час назад вышел контрольный срок, в который он обязан со мной связаться. Кроме тебя, сейчас некому прояснить ситуацию на месте. Я передаю тебе все данные по Борела и деньги, чтобы найти его или узнать причину исчезновения. Также ты получишь способность ШАГ ВПЕРЕД для выполнения задания. Торопись, через сутки неизвестность о Борела нанесет серьезный удар по нашему общему делу».


Вы получили задание РОКОВАЯ ТАЙНА

Условия: найти Шака Борела или узнать, почему он молчит.

Срок выполнения: 24 часа.

Награда: вариативно.


– Твою маман, – выдохнул я в раздражении. – Приехали.

– Куда приехали? – посмотрела на меня с удивлением роботесса.

– В жо… Железяку, блин.

– Так я об этом сообщила уже минуту назад. Аванг, ты забыл? Что с тобой? – как-то странно посмотрела она на меня.

– Шучу, – вздохнул я. – Ладно, разворачивайся и езжай на… – Я открыл задание, потом карту города, посмотрел, где отмечено жилье Борела, и сообщил адрес роботессе: – На Командора Палмса, дом двадцать второй.

Пока ехали, я посмотрел, чем меня одарила Красная Королева. Деньгами – очень щедро, целых сто тысяч еров, я на них могу купить пару чипов с проектами построек для своей базы.

По умению… тут все не так однозначно. Шаг вперед – это особая способность, позволяющая в любом положении и состоянии под любым воздействием переместиться на метр в любое направление, достаточно быть в сознании, чтобы им воспользоваться и переместиться в сторону. Крайне редкая фича, весьма полезная, если застрял в текстурах или в ином похожем баге игры, также пригодится под завалами, в подземелье, где путь вперед преграждает плита или ворота.

Интересно, а с чем это связано, я про подарок… Аниласта уже знает примерное место, где мне предстоит работать? А там полно пространственных багов? Не хотелось бы испытать на себе их воздействие, если честно. Да и что такое метр, когда меня со всех сторон какая-нибудь текстура сдавит?

М-да, лучше уж думать, что мне придется искать потеряшку в подземельях, например, городских, где могут встретиться запертые ворота или иная преграда.

Пока гадал, что да зачем, Алиса привезла меня к дому Борела. Жил он в одной из трех однояйцевых одноподъездных восьмиэтажек, образующих треугольник. Первые этажи во всех домах были заложены блоками и кирпичами, промежутки между строений закрыты высокой стеной из железных листов, бетонных плит и блоков, там, где до апокалипсиса был въезд во двор, стояли роликовые ворота высотой метра четыре и в длину около шести. Слева и справа от них на заборе торчали крошечные камеры, едва заметные на фоне неровно построенной стены. Заметил их не я – Алиса указала.

Рядом с воротами, на уровне груди на левой стороне стены висело считывающее устройство с клавиатурой. Чтобы попасть внутрь, нужен был пароль, хозяйский или гостевой. Последний у меня как раз имелся, спасибо Красной Королеве за этот подарок.

Я вышел, набрал шесть цифр на терминале, убедился, что он принят, судя по загоревшейся зеленой индикаторной лампе, и вернулся обратно в автомобиль. Ворота распахнулись только через две минуты, и только я въехал во двор, и они тут же закрылись, а впереди из дорожки вылезли толстые металлические метровые стержни.

– Приехали, – вздохнул я и посмотрел на человека в легком бронескафе с пистолетом-пулеметом в руках, направляющегося ко мне.

– Господина Борела нет, – сообщил он металлическим голосом. – Вам необходимо покинуть территорию.

– Как в… – удивился было я таким познаниям, а потом догадался – гостевой пароль. Думаю, для каждого квартиранта в этом жилом комплексе имеется группа именных паролей на все случаи жизни. По тем шести цифрам, что я ввел несколько минут назад, охрана комплекса поняла, кто я и к кому. Точнее, что я гость к Борела. – Тогда я хотел бы навестить его жилье.

– Это невозможно без особого пароля.

– Он у меня есть, – спокойно сообщил я собеседнику. – Диктовать?

– Секунду, прошу вас подождать. – После секундной паузы он дал ответ: – Начкар сейчас подойдет.

Начкар – здоровяк в среднем бронескафандре для спецопераций, с шотганом на плече и бластером в кобуре на левом бедре – появился через три минуты.

– Вы по какому делу? – вместо «здрасьте» и «привет» тут же наехал он.

– По личному. Мне необходимо посетить жилье Шака Борела, возможно, кое-что заберу с собой.

– Это невозможно, если у вас нет специального пароля, – отрицательно качнул тот головой.

– Он у меня имеется. Вашему подчиненному я об этом уже сообщил. Уважаемый, вы не тяните время, вряд ли кому-то понравится из вашего начальства, если станет известно, что вы ставите палки в колеса в самой обычной ситуации, которая предусмотрена уставом. Я могу назвать пароль голосом или ввести в терминал, но только поторопитесь с его доставкой, так как время мое дорого.

– Вы кем приходитесь господину Борела? – стал допытываться тот.

– Дедушкой, млин!

В спорах прошло десять минут, но меня все же пропустили к квартире Шака вместе с Алисой. Рядом с дверью висел еще один терминал, который горел тревожным алым цветом.

– Замок в квартиру заблокирован. Снимет блокировку либо аварийный код самого Борела, либо особый код, который дает доступ ко всем его вещам. Прошу, – сказал начкар и повел рукой в сторону терминала. – Предупреждаю, попытка будет только одна, если она сорвется, то вы немедленно будете задержаны и переданы полиции города.

То, что свою угрозу он исполнит обязательно и с удовольствием, становилось ясно, стоило взглянуть на парочку его сопровождающих бойцов пятидесятого уровня. Алиса была выше уровнем, но она диверсант, а эти ближе к штурмовикам, специально заточенные на силовые операции.

Я нашел в том блоке информации, что передала мне Аниласта, нужную комбинацию цифр и букв из двенадцати знаков и не торопясь набрал ее на терминале. Через пару секунд вход был свободен.

– Вы можете заходить, – с едва заметным разочарованием произнес он и попытался шагнуть следом за мной внутрь.

– Вы можете меня тут подождать.

– Но я несу ответственность за вещи владельца квартиры! И мне нужно проследить, чтобы все они остались…

– По этому паролю я могу тут их хоть все вынести, сейчас я являюсь квартирантом и потому прошу оставаться на месте, или я буду вынужден вызвать дежурного по комплексу.

Что-то недовольно проворчав, начкар отступил назад.

Как только я оказался в квартире и запер за собой дверь, сразу же приказал роботессе:

– Алиса, ищи что-нибудь странное и непонятное. Может быть, тайники или следы борьбы, которые попытались скрыть. Кровь, гильзы, пулевые отметины… – я перечислил все, что только мог вспомнить из своего багажа просмотра детективов и комиксов.

Квартира была двухкомнатная, с большой ванной и отдельной душевой кабиной. Одна из комнат была в стиле студии: кухня и гостиная вместе. Обстановка спартанская, очень много пыли на полках и по углам. Прямо ностальгией повеяло, у меня точь-в-точь так же дома – мулька холостяка, хе-хе.

Если пыль не брать в расчет, то в остальном у Борела в квартире стоял образцовый порядок.

– Странного почти нет, только это, – через два часа осмотра помещения сообщила мне Алиса и протянула бумажную трубочку, с одного края подмоченную чем-то розовым. – В баре все бутылки были закрыты стандартными пробками, и только у одной в горлышке вставлено было это. Сама пробка лежала в соседнем ящичке бара.

Я взял протянутую бумажку, развернул и не удержался от крепкого словца с досады – почти две трети напечатанного шрифта было испорчено вином.

– Зараза… что такое не везет и как с этим бороться! – в сердцах произнес я.

Судя по сохранившимся цифрам и буквам, мне в руки попала банковская квитанция. Но по ее остаткам нельзя было даже узнать, что за банк, не то что содержимое документа.

– Там есть надпись, Аванг.

– А?

– Сделана очень тонким предметом, может быть затупленной иглой, вышел оттиск, но едва заметный, – сказала Алиса.

– Держи, – вручил я ей испорченную квитанцию. – Что там написано?

– Красный квартал, Сестры Аниласты, Жизнь и несколько цифр с буквами, похоже на какой-то шифр… все, больше тут нет ничего.


Задание РОКОВАЯ ТАЙНА обновлено.


– М-да, – вздохнул я, – опять к бл***м катить.

Начкар, оставшийся для меня безымянным (он, гад такой, скрыл все свои данные), все так и стоял на лестничной площадке.

– Все? – тут же сунул он нос в коридор, едва я раскрыл дверь. – Что взяли?

– Поговорку про несчастную Варвару, которую можно спутать с жертвой сифилиса, слышал? – ответил я ему.

Грубо вышло, но что-то его навязчивое любопытство на грани хамства меня бесить начало. Понимаю – работа у него такая, но можно ее выполнять и более тактично. Из-за такого поведения меня уже начинают терзать смутные подозрения о его участии в пропаже Борела. Практически классика детектива – злодей всегда крутится рядом с жертвой. Правда, это классика английского детектива, в американском (я молчу про азиатский, и боже меня упаси вспомнить индийский) и отечественном таком же жанре все попроще и одновременно закручено сильнее.

– Как бы не пожалеть тебе, – буркнул он и отстал.

Когда пересек границу Красных фонарей, вновь тело принялось терзать возбуждение. На этот раз Алиса заехала с другой стороны и до «Сестричек» было ой как далеко катить. Чуть позже я поймал себя на мысли, что смотрю на свою соседку и оцениваю ее грудь, ножки, пытаюсь угадать темперамент и мучительно ищу решение, как затащить ее в постель.

«Чур меня! – охнул я про себя и уставился в окно. – Долбаные админы! Вам бы так помучиться».

Наконец, дорога закончилась, и я быстрым шагом направился к знакомым дверям.

– Здравствуйте! – одарила меня улыбкой охранница.

– Вы снова к нам? – немного удивленно произнесла администраторша. – Нам приятно видеть, что вы отдаете предпочтение нашему салону. Вы желаете что-то новенькое?

– Угу, желаю, – кивнул я. – У вас есть девушка по имени Жизнь?

– Как? – сильно удивилась она. – Жизнь? Это шутка?

– Все серьезно. Мой хороший знакомый, который был у вас, сказал, что эта девушка стоит того, чтобы с ней провести время, как только узнал, что я побывал у вас. И мне стало интересно проверить его слова. Сказал, что девушку зовут Жизнью.

– Наверное, он пошутил или назвал псевдоним девушки, – покачала она прелестной головкой. – К сожалению, с таким именем у нас нет никого.

Я уже и сам стал сомневаться, что последнее слово в записке означает чье-то имя.

– Вы сказали про псевдонимы. А есть или был такой среди девушек?

– Увы, – пожала собеседница плечами, – с таким псевдонимом я никого не знаю. Но девушки иногда берут новое имя для каждого клиента, он знает их только под ним, уже следующему называется другой псевдоним.

– А можно узнать, кто носит такое имя? – воспрянул я духом.

– Невозможно. Это право каждой девушки – иметь тайное имя. Может быть, вы желаете посмотреть их? Вам будет сделана скидка, как первому клиенту, посетившему салон в один день дважды.

– Нет, спасибо, – отказался я. – До свидания.

От расстройства я даже перестал обращать внимание на терзающее тело сексуальное влечение.

– Не вышло? – спросила Алиса, когда я упал на переднее сиденье и сильно хлопнул дверью.

– Не вышло, – тяжело вздохнул я. – Нет таких девушек. Возможно, что какая-то из них назвалась Шаку этим именем, но узнать, кто это, невозможно. Тайна, блин!

– А если он сам так ее называет или ее настоящее имя похоже на слово «жизнь»? – предположила роботесса.

– И как я узнаю, кто там пользуется вниманием Шака? Даже их мамочка не в курсе или не говорит. Что одно и то же.

– Хотя бы посмотреть имена можешь?

– Имена могу, – кивнул я. Потом пожаловался: – Из-за этого воздействия у меня мозги жидкими стали. Ведь сам мог догадаться про схожесть или аналогию. Ладно, пойду еще раз навещу это заведение… Блин, так я скоро в анекдоты или байки местные попаду.

– Вы опять вернулись? – подмигнула мне «мамочка» (или кто она тут).

– Ага! Слова про скидку понравились. Можно посмотреть девушек?

– Разумеется.

Устроившись на знакомом диванчике, я взял в руки планшет и принялся листать страницу за страницей, уделяя особое внимание именам.

Мила… Жозета… Арама… Скаира… Роксолана…

Блондинки, брюнетки, рыженькие и даже лысые…

Высокие и дюймовочки, атлетки и балерины, смуглянки, белоснежки, черненькие…

Роботессы, человеческие красотки и девушки-киборги…

Магдалена… Биора… Вита… Окси…

Стоп! Назад!

Я торопливо вернул предыдущую страницу, с которой мне улыбалась шикарная фигуристая мулаточка в микроскопическом, едва заметном белоснежном купальнике.

Вита.

Роботесса.

Все виды массажа, владеет тремя видами боевых искусств, имеет второй разряд в шахматах, четвертый в водной гимнастике (м-да, железное создание – и вдруг плавание, несовместимые понятия… хотя есть же плавающие танки?). Великолепно разбирается в прозаиках и поэтах Серебряного века, в художниках и театре. Интересно, а зачем все это, или я просто отстал от жизни и теперь каждая порядочная ночная бабочка должна чуть ли не докторскую диссертацию защитить?

Ars longa,vita brevis. Искусство – долговечно, а жизнь коротка. Вита – жизнь!

– Кажется, я ее нашел, – пробормотал я себе под нос.

– Вы уже выбрали? – встрепенулась «мамочка», которая уже порядком заскучала, пока я делал свой выбор.

– Она! Ее хочу, – я протянул собеседнице планшет с открытой страницей мулатки.

– Это модель «Клеопатра», – она внимательно посмотрела на меня. – Две тысячи за час.

«Ско?!.»

К счастью, я смог задавить чуть не вырвавшийся у меня крик возмущения.

– Хорошо, я согласен.

Через две минуты я вошел в комнату к Вите. В отличие от предыдущей, которая была похожа на уютную спальню – комод, огромная кровать, зеркало в полный рост, мягкое покрытие на полу, веселые обои и так далее – здешняя обстановка отдавала азиатчиной. Даже входная дверь была сдвижная, как в японских домах. Кровать просторная, низкая, ее еще немного укоротить и уменьшить матрас, и она превратится в очень толстый и просторный мат. Два больших окна с видом на море. В центре стоит низкий шахматный столик с фигурками из драгоценных материалов – черное дерево и слоновая кость. За ним полулежит в соблазнительной позе Вита. В коротеньких шортиках, белых носочках и блузке с расстегнутыми верхними пуговками она выглядит необычайно сексуально! В первый момент я даже позабыл о цели своего визита и протопал от двери к столику, не сводя взгляда с девушки.

– Сыграем на желание или раздевание? – лукаво улыбнулась она мне.

– На раздевание, – прошептал я и сглотнул комок в горле. В голове почему-то крутилось шахматное: «е-два – е-четыре» и «лошадью ходи».

– Я – за черных, они к моим волосам цветом подходят, – произнесла девушка и качнула головой, обратив внимание на шикарные длинные волосы, завязанные в конский хвост.

– Ага… тьфу, Вита, я не играть пришел, – спохватился я.

– Кажется, я догадалась, зачем, – Вита подмигнула и выпрямилась в полный рост, после чего расстегнула оставшиеся пуговицы. Когда она взялась за края блузки, собираясь ее распахнуть, я пришел в себя.

– Извини, мне не постель от тебя нужна. Я от Шака Борела.

– От кого? – собеседница сделала удивленные глаза.

– От человека, который написал вот это, – я показал ей записку, потом, видя, что она не собирается ее брать в руки. Положил на шахматный столик с ее стороны.

– Он исчез, и я должен его найти. Почему-то он написал твое имя на этой бумажке и спрятал. Ты можешь мне помочь?

– Извините, но я даже не представляю, о ком идет речь!

– Задание мне дала сама Аниласта. Борела был ее помощником и своим исчезновением поставил под удар планы Красной Королевы.

Во взгляде роботессы что-то неуловимо мелькнуло, потом она медленно застегнула рубашку и села на прежнее место.

– Я знаю Шака, он очень хороший. Мы с ним встречаемся два месяца, недавно он предложил мне стать его женой, и я согласилась. Он сказал, что скоро сможет найти крупную сумму для перекупки моего контракта в салоне. И исчез. Мы с ним встречались через три дня, позавчера он вновь не появился.

– То есть ты не знаешь, где он может быть и что с ним? – уточнил я.

– Нет, не знаю. Извините, я вам не могу помочь ничем… Стойте!

– Да? – напрягся я после ее возгласа.

– Он дал мне два электронных ключа. Сказал сберечь для себя или передать один из них тому, кто придет от его имени.


Задание РОКОВАЯ ТАЙНА обновлено.


– Что за ключи? А второй кому? Когда это произошло? А ты не знаешь, что за шифр рядом с твоим именем на этой квитанции написан? – завалил я ее вопросами.

– Одиннадцать дней назад. Второй ключ мой, точнее, я должна пойти с владельцем первого ключа в банк «Пирамида Ра» и там вместе с тобой открыть ячейку. Шифр… этого я не знаю, может быть, как-то связан с банком, но это точно не номер ячейки, таких длинных номеров не бывает. Еще Шак сказал, что без меня ничего не получится и в случае некой опасности это сохранит мне жизнь, – грустно сказала она.

– Ты отдашь мне этот ключ и поможешь с банком?

Если она сейчас скажет «нет», то я даже не знаю, что буду делать.

– Да, я сделаю это, но взамен пообещай, что поможешь отыскать Шака. Хорошо?


Вам предложено задание ВЛЮБЛЕННЫЕ СЕРДЦА.

Условие: отыскать Шака Борела.

Награда: Ключ от загадочной банковской ячейки; помощь в выполнении задания РОКОВАЯ ТАЙНА.

Вы согласны?

Да/нет.


Конечно я согласен! Что мне еще остается делать, при такой постановке вопроса, да и цель нового квеста совпадает с первым, от Аниласты.


Да.


– Вот ключи. – На правой ладони собеседницы как по волшебству оказались два крошечных круглых ключа, точно такими же раньше пользовались до введения биометрического опознания во всех сферах обслуживания, в домофонах на дверях в подъезды. – Это мой, а это ваш.

– Отлично, – я сграбастал предложенное и вскочил с места. – Пошли!

В ответ она покачала головой:

– Не получится. Я связана контрактом и не могу покидать территорию салона.

– А на время? Я заплачу.

– Нет. Извини.

– Да ты тут ни в чем не виновата, – вздохнул я. – Ладно, я сейчас попытаюсь решить проблему. Сколько стоит твой контракт?

– Когда Шак узнавал, то было тридцать тысяч.

– Ого! – присвистнул я. – Немало.

В холле дежурила уже совсем другая девушка, на этот раз из неписей. Черная, как эбеновое дерево, с короткой стрижкой и приятными чертами лица. Как и все в этом заведении, она была скорее раздета, чем одета, не считать же те трусики, что выдавались за шорты и полоску ткани с бретельками на груди – топик – за нормальную одежду.

– С кем я могу поговорить о выкупе контракта одной из ваших девушек? – обратился я к ней.

– Здравствуйте! – улыбнулась она в ответ. – О ком именно идет речь?

– Вита.

– Секундочку, – попросила она и взяла в руки планшет, через минуту сообщила: – Есть некие препятствия, но их обойти можно за пятьдесят тысяч еров.

– За сколько? – переспросил я враз осипшим голосом. – Было же тридцать!

– Было, но некий гражданин уже внес пятнадцать тысяч. Чтобы перекупить у него контракт Виты, вам нужно заплатить пятьдесят тысяч. Ваш ответ?..

– Я заплачу, – сказал я, стискивая сразу обеими ладонями возмутившуюся внутреннюю жабу.

Когда через полчаса подошел к машине в сопровождении Виты, Алиса смерила меня та-аким взглядом, что мне стало очень стыдно. В нем так и читалось мнение, что я решил прикупить себе девочку для развлечений на казенные деньги.

– В банк «Пирамида Ра», – скомандовал я.


Глава 15

– Здравствуйте, чем могу вам помочь?

Слащавые, словно приклеенные на лица улыбки меня за сегодня уже стали раздражать. Девочки в «Сестричках» хотя бы были симпатичны мне, а в банке я уже от третьего мужика слышу эти слова и вижу улыбку.

– Мне нужно открыть одну ячейку, ключи у меня есть.

– Что за ячейка?

– Вот, – я протянул ему испорченную квитанцию. – За внешний вид прошу простить – вино пролил.

– Хм, – он двумя пальцами взял за кончик бумажку, покрутил ее в воздухе и сообщил: – Я даже не могу сказать, а наша ли она? Разве вы не знали, что с любым документом нужно обращаться крайне осторожно?

– Так получилось. Сейчас я просто хочу посетить свою ячейку.

– Номер ячейки? – спросил он.

– Э-э… – я вопросительно посмотрел на Виту, та ответила взаимностью.

– Понятно, – покачал головой банковский клерк, заметивший наши переглядки. – Дайте мне один из ваших ключей.

– Зачем? – насторожился я.

– В электронной памяти этого устройства забит номер ячейки, – пояснил он.

– Держите.

– Благодарю, – кивнул он и положил ключ на столешницу, точнее, основу монитора 3D, картинка которого была доступна лишь ему, гости же не видели ничего.

– Отлично, ваша ячейка в закрытой части второго хранилища. Номер – восемнадцать бис. Чтобы попасть к ней, вам необходимо произвести некие манипуляции. Это особый шифр идентификации для одного ключа и биометрические данные владельца второго, некой Виты.

– Это я, – подняла руку роботесса.

– Пароль я назову, – сказал я, вспомнив о буквенно-цифровой строчке на испорченной квитанции.

В хранилище, спрятавшееся на десятиметровой глубине под землей, мы попали только через двадцать минут. Все это время мы проходили проверку, а потом клерк заполнял вместе с нами формуляры.

Ячейкой оказалась крошечная комнатка с круглым столом, занимавшим половину пространства, и большим сейфом, вмурованным в стену. Вместо замков на дверце имелись две черных пластины, видимо для наших ключей.

– Наверное, их нужно одновременно прикладывать, – сказал я, вспомнив просмотренные и прочитанные шпионские детективы. – На счет три… раз, два, три!

В сейфе едва слышно что-то щелкнуло, потом дверь стала медленно открываться. Когда она полностью, до щелчка блокиратора, открылась, я заглянул внутрь.

На двух полках из пяти лежали прямоугольники чипов, точно такие же я сегодня приобрел в «Электронном кулаке Халпа». Каждый размером в пачку сигарет, с одного края быстро-быстро мигали три зеленых светодиода.

Я протянул руку и взял один.


Электронное денежное хранилище. На счете 10 000 000 еров.


Я взял второй диск.


Электронное денежное хранилище. На счете 10 000 000 еров.


Еще один.


Электронное денежное хранилище. На счете 5 000 000 еров.


Следующий.


Электронное денежное хранилище. На счете 10 000 000 еров.


Чип с чертежами джагернаута МС-А

Чип с чертежами сверхтяжелой вакуумной бомбы «Малышка Бетти».

Я вытер пот со лба дрожащей рукой и уселся прямо на пол, так как ноги меня не держали. В сейфе хранились чипы с суммой на полмиллиарда еров и два десятка чертежей, каждый из которых стоил миллионы и был невероятно редок! Искушение все взять себе и за считанные дни раскачать свою базу до невероятных высот, было велико!


Задание РОКОВАЯ ТАЙНА обновлено.

Изменение условий: отмена поиска Шака Борела, необходимо доставить чипы из ячейки банка за город, в указанную точку.

Время выполнения: в течение 3 часов с этого момента.

Награда: вариативно.


– Уф, – вздохнул я и поднялся на ноги. – Вита, помогай – нам нужно все это донести до моей машины.

– Здесь есть что-то про Шака? – спросила она и внимательно посмотрела мне в лицо.

– Нет, но я найду его, обещаю.


Проблемы начались позже, когда я сообщил Вите, что собираюсь на время покинуть Мак-Сити. Роботессе пришло в голову, что я отказываюсь от взятых обязательств по поиску ее любимого Шака.


Задание ВЛЮБЛЕННЫЕ СЕРДЦА обновлено.

Условие: отыскать Шака Борела.

Награда: уже получено.

Наказание за отказ от выполнения: окружающим станет известно, что именно вы взяли из банковской ячейки.

Бабы дуры! Невероятные, эгоистичные дуры! Я рвал и метал в душе, приводил вслух аргументы, доводы, давал обещания и предлагал в залог свои покупки, напоминал, кто именно выкупил ее из борделя.

Все тщетно.

Вита была готова действовать себе во вред, лишь бы наказать меня. Кстати, с подобным поведением я встречался дважды в реале, когда мои убеждения в плане отношений шли вразрез с мнением очередной подружки, от которой мне нужен был лишь секс, и я этого не скрывал с самого начала знакомства. Ее это устроило (и вторую тоже), но потом началось: ты меня не любишь, тебе от меня только одно нужно, решай – или меняешься, или расстаемся. Блин, не хочу вспоминать, дважды наступил на одни и те же грабли и чуть не наступил в третий раз, но вовремя образумился. С тех пор никаких отношений, поиск по Интернету в соцсетях и встреча на одну ночь.

– Алиса, тебе придется взять несколько брондов и добраться до этого места, – я щелкнул пальцем по карте на планшете. – Здесь должны ждать посланники от Аниласты, вот чипы, которые я забрал из банка. Сам я не могу поехать, эта ослица выдаст нас сразу же, как только я проеду КПП.

– Я могу ее убить, – предложила роботесса. – Это развяжет руки и снимет с тебя обязательства.

Честно признаюсь, над словами собеседницы я задумался. Наверное, находись я в обычном игровом режиме, когда все окружающее – события, местность, условия, соседи и так далее, используется для получения удовольствия от игрового процесса, я бы так и поступил… наверное, еще раз это уточняю, просто сейчас об этом сложно судить. Но оцифровавшись, получив новую жизнь среди таких же наборов пикселей и единичек-двоечек, начал относиться к чужим жизням очень серьезно. Да и жалко мне уничтожать такую красоту.

– Не стоит, – принял я решение. – Я скатаюсь с ней в дом Шака, посмотрю там, покажу ей, что работаю. Потом остановлюсь в какой-нибудь гостинице и подожду твоего возвращения. Не думаю, что в городе мне что-то угрожает.

– Шак, наверное, так же думал, – недовольно произнесла девушка.

– Я не Шак, я… – чуть было не сказал, что игрок, а тот был неписем, но вовремя придержал язык, чтобы не плодить лишние вопросы и пояснения. – В общем, все нормально будет. Самое главное, чтобы ты довезла эти чипы до точки рандеву. Справься, прошу тебя.

– Я все сделаю, Аванг.

Проводив Алису до окраины города, я взял такси и вместе с Витой отправился трепать нервы начкару.

– Опять ты! – прорычала знакомая личность, когда я проехал сквозь ворота. – Что опять?

– А что ты можешь предложить? – поинтересовался я. – По паролю квартира в моем распоряжении где-то на сутки, пока он действует. Захочу – бордель устрою, тебе скидку не предлагаю, но могу предложить место в штате.

Тот сжал кулаки с такой силой, что захрустели перчатки бронекостюма.

– Еще свидимся, – пообещал он мне и, развернувшись, пошел прочь, по пути рявкнув на парочку подчиненных, которые чуть ли не пускали слюну из-под своих шлемов на мою спутницу.

– Вот здесь жил Шак, – сообщил я Вите, когда оказались в квартире пропавшего робота и моего товарища по несчастью – оцифровавшегося игрока.

Вита медленно прошлась по комнате, прикоснулась к креслу, остановилась возле кровати. Несколько минут смотрела на нее, потом наклонилась и провела ладонью, разглаживая складки на белье.

– Я никогда у него не была. Он обещал привезти в свой дом, но так и не успел, – грустно сказала она и спросила: – Зачем мы здесь?

– Может быть, ты что-то увидишь подозрительное или знакомое, с чем Шак не расставался никогда. У тебя внимательность намного выше моей, тебе и карты в руки.

– Хорошо, я попробую, – неуверенно откликнулась роботесса.

Через полчаса пришло понимание, что ничего мне тут не светит. Вита – это не Алиса, и раз вторая смогла найти только квитанцию, то первой не стоило и пытаться обыграть диверсантку на этом поле. Впрочем, хотя бы смог ее успокоить.

– Аванг, извини за мое поведение. Я не в себе была, когда обещала, что расскажу всем о тех чипах. Я бы никогда такого не сделала, ведь к этим вещам имел отношение Шак, выдать этот секрет, значит, предать его. Просто у меня в голове помутилось от расстройства, – внезапно произнесла девушка. – Простишь?

– Да пустое это, – махнул я рукой, чуть покривив душой. – Забудем.

– Нет, ты скажи – простишь или нет? – проявила упрямство собеседница. Ох, чую, намучается с ней Борела, когда его отыщем, если он не откажется от роботессы.

– Уже простил, Вита, честное слово. Разве я не понимаю твоего состояния? Если бы моя любимая пропала, то даже не знаю, что чувствовал и на что был бы готов пойти. Знаешь, пойдем отсюда, хорошо? Все равно мы ничего полезного тут не нашли.

– Хорошо, – покладисто ответила Вита. – А куда?

– В гостиницу какую-нибудь. Подождем мою помощницу и начнем искать твоего парня. Устраивает?

– Я согласна, Аванг, как ты хочешь, так и сделаем. У тебя искать лучше получается, я в этом деле совсем не разбираюсь.

Желчного начкара у ворот не оказалось, чему я был только рад. Правда, быстро покинуть территорию жилого комплекса все равно не получилось – охранники не дали. Ничего такого – им захотелось сфотографироваться с моей спутницей. Взамен пообещали вызвать такси и оплатить его до любой точки в Мак-Сити.

Гостиницу выбрал недорогую, но и не столь и дешевую, обычный крепкий середнячок в этой сфере. Двухкомнатных не было, поселить в «однушке» администратор отказался напрочь, аргументируя тем, что запрещено и его оштрафуют. А скорее всего, просто набивал себе бонусные баллы перед владельцем, сдавая больше номеров.

Свой новый адрес я тут же скинул Алисе, получил от нее в ответ сообщение, что уже скоро окажется на месте рандеву с посыльными от Аниласты.

Вита закрылась в своей комнате, попросив не беспокоить, мол, ей нужно привести себя в порядок перед встречей с Шаком. Откуда-то она взяла мысль, что это скоро произойдет. Может, разработчики решили ввести неписям аналог фэнтезюшного прорицательства?

Мысли и предположения прервала колонка системных сообщений:


Задание РОКОВАЯ ТАЙНА выполнено!

Вы получаете награду: одно обращение за помощью к Аниласте!

Ваши заслуги были оценены по достоинству, и Вы получаете новый уровень!

Ваш уровень – 35!

У Вас имеется 5 свободных баллов характеристик.

Ваши заслуги были оценены по достоинству, и Вы получаете новый уровень!

Ваш уровень – 36!

У Вас имеется 10 свободных баллов характеристик.

Ваши заслуги были оценены по достоинству, и Вы получаете новый уровень!

Ваш уровень – 37!

У Вас имеется 15 свободных баллов характеристик.


– Йес! – я вскочил с кровати и, согнув руки в локтях на уровне груди, сделал характерный жест нижней частью тела, после чего фальшиво пропел: – Все классно! Я люблю тебя, жизнь, и надеюсь, что это…

В этот момент в дверь постучали.

Посчитав, что это вернулась Вита, наконец-то приведя себя в порядок, я без всякой задней мысли открыл замок.


Вам нанесено 30 единиц урона!

Вы оглушены!

Негромкий треск электрического разряда, яркая вспышка перед глазами – и я валюсь на пол соломенной куклой.

Бряк… головой влетел в крошечную тумбочку рядом с входом и разнес ту вдребезги.


Вы получили 17 единиц урона.


– Тихо ты, аккуратнее с ним, – кто-то недовольно произнес надо мной.

После вспышки и находясь в неудобном положении, я практически ничего не видел. Понял, что рядом находятся два человека, не больше. Нападающие подхватили меня за руки и волоком втащили в комнату из коридора, где бросили лицом в пол, после чего захлопнули дверь.


Вам нанесено 2 единицы урона.


«Суки!»

– Где прибор?

– Здесь… погоди, нужно вытащить его.


Вам нанесено 5 единиц урона. На вас наложено негативное воздействие СТАЗИС. Ваша энергоячейка пуста. Действие будет длиться в течение 4 часов. Сейчас вы беспомощны и беззащитны.

Внимание! Доступно умений – 1.

Вы желаете применить ШАГ ВПЕРЕД?

Да/нет.


Чуть было не нажал «да», но в последний момент спохватился. У меня в плюсе – перемещение на один метр в любую сторону. Единственное направление – это вниз. Но под стазисом я так и останусь валяться парализованной куклой четыре часа, и надеяться, что эти часы меня никто не потревожит, явно не стоит. Да я даже не знаю, кто на меня напал! Если гостиничная обслуга, то способность мне не поможет, только зря выложу свой козырь на стол.

Что ж, буду ждать.

– С девчонкой что делать?

– Оставляем. Двоих не дотащим и там непись раскачанная, в рукопашке шарит, как Чак Норрис. Ее только кончать.

– Жаль, – с явным сожалением в голосе произнес первый, – она такая красотка, блин. Ее бы сломать, обработать и вот тебе грелка во все тело – безотказная, как автомат, гы-гы.

– Заканчивал бы ты бросаться на все, что имеет сиськи и шевелится. Доведет это до беды.

– Я осторожный.

– Ну-ну. Смотри, я тебя предупредил. Выруби его на всякий случай, что-то мне не нравится…

И настала тишина с темнотой. Я даже не успел дослушать, что же там не по нраву пришлось во мне этому типу.

– …ка, не ждал?

Провал в сознании был мгновенным, хотя времени прошло больше двух часов. Очнулся под конец фразы здоровяка надо мной. Лицо похоже на фотошопленную мордашку какой-то мужской кинозвезды. Только не могу вспомнить, чью именно.

– Молчишь, тварь? – ухмыльнулся «актер». – А днем такой разговорчивый был, работу предлагал. Сейчас я тебе предложу подзаработать в гейском нелегальном клубе! – последние слова выкрикнул с бешенством.

«Начкар», – догадался я. Голос вживую и через мембраны шлема отличался, без подсказки про работу и не догадался бы.

– А ты неплохо прикинут, как посмотрю, – «актер» подкинул на ладони «тотошку» и чипы с чертежами, которые прикупил сегодня. – Может, тебя отпустить на развод и щипать раз-два в месяц?

– Баграт, заканчивай хренью страдать, – в поле зрения появился какой-то киборг с металлическим имплантом на левую половину лица, словно у него череп стальной и с его половины содрали плоть. Фу, не очень смотрится, бр-р.

– Жаль, что говорить он не может.

– Скоро сможет. Сутки посидит в «стакане» и заговорит как миленький.

Меня подхватили под локти, вздернули вверх и куда-то потащили.

Через пару минут я оказался в небольшом зале, заставленном огромными стеклянными колбами с металлическими поддонами и крышками. Сразу возникла ассоциация со стеклянными предохранителями, которые лет пятьдесят назад использовали в электронной аппаратуре. У меня на даче с такими штуками стоит древняя, как бы не вековой давности, радиола. Только здесь сверху и снизу от металлических «колпачков» шли жгуты толстых проводов.

Меня подтащили к одной из таких колб, начкар сдвинул в сторону стеклянную стенку, после чего меня сунули внутрь и закрыли проход. На прозрачном материале, похожем на стекло, даже шва от стыка не осталось.

– Ты Максу не говори, что капсулу на ремонт не отвезли, – попросил киборга начкар. – Пусть сутки этот гад помучается как следует.

– Ее нужно будет каждые три часа вручную запускать.

– Я сам все сделаю, – заверил его мой недоброжелатель.

– Лады, у тебя сутки. Заодно присматривай за остальными. Особенно за «лисицей».

– Уж за ней я присмотрю со всем старанием, – осклабился начкар.

Когда киборг покинул зал, начкар прислонил лицо к прозрачной перегородке и подмигнул:

– Гадаешь, как тебя нашли? Дурак ты, вот и все. Не нужно было вестись на предложение бесплатного такси да еще называть адрес гостиницы. Зачем ты здесь? Из-за денег. Подумай хорошенько, что лучше – иметь в тайнике миллионы и мучиться, или отдать их нам и прожить в этом стакане в стазисе. Свободы не получишь, но и не узнаешь, что такое боль! Молчишь? Ничего, до завтра у тебя есть время поразмышлять.

Он отлепился от стекла и присел на корточки. Осторожно коснулся проводов, поднял их и ввел электрод, которыми они заканчивались, в отверстие в поддоне. Громко треснуло, посыпались искры, от которых начкар отскочил с матюгами.

И тут меня от пяток до макушки пробила острая вспышка боли!


Вам нанесена 1 единица урона!

Вы оглушены!

Вы попали под воздействие электротока!

СТАЗИС обновлен!

Состояние продлится еще 4 часа!


Мышцы задеревенели, а потом стали перекручиваться в таком состоянии.

Вам нанесена 1 единица урона!

Вы оглушены!

Вы попали под воздействие электротока!

СТАЗИС обновлен!

Состояние продлится еще 4 часа!


И опять удар током, от которого в глазах потемнело, а зубы захрустели, когда судорога свела скулы.

– Больно? – я едва расслышал усмехающегося начкара. – До утра терпеть придется. И не надейся, что погибнешь, тут тебя и подлечат и накажут. Прямо мечта махохиста!

Тут снизу опять сыпануло искрами.

– Зараза! – начкар шагнул к «стакану» и наклонился над проводкой, собираясь поправить провода.

В этот момент я активировал ШАГ ВПЕРЕД.

Упал точно на противника, находившегося в крайне шатком положении.


Вам нанесена 1 единица урона!

Вы оглушены!

Вы попали под воздействие электротока!

СТАЗИС обновлен!

Состояние продлится еще 4 часа!


Меня пробило еще раз, когда начкар замкнул провода своим телом, через него досталось и мне. Но я-то отлетел в сторону и как бревно замер на полу, а врагу досталось по полной! Мало того, при падении он машинально ухватился за провода, чья обмотка явно была повреждена и не обеспечивала изоляцию. По всем правилам физики и физиологии его ладонь сжалась в кулак при разряде, сдавив смертельно опасную вещь.

Мы так и пролежали все четыре часа, пока с меня не спал стазис.

У начкара к этому времени полоска хитов дошла до оранжевого уровня, ведь его «стакан» не лечил. Хотя даже и не знаю, а смог бы? Ведь он человек, а эти изуверские капсулы заточены явно под роботов.

– Хорошо смеется тот, кто смеется последним, – сообщил я этому уроду, поднимаясь с пола.

Все тело казалось чужим и едва откликалось на сигналы мозга. Не думал, что набор бит-кода может затекать и скрипеть суставами.

Убедившись, что противник никуда не денется, а хитов у него хватит еще не на один час электротерапии, пока не уйдет на рерол, я решил осмотреть зал. Появилась в голове мысль, что Шака нужно искать где-то в этом помещении. Эта обмолвка про деньги заставила повернуть мозги в нужную сторону.

Еще кое-что мелькнуло в голове про случившееся со мной. Ведь окажись начкар неписью вместе с Шаком, то мои недавние мысленные смешки про «чисто английский триллер» оказались бы весьма к месту, и я бы точно знал, что команду разрабов, которые сгенерировали квест, курировал англичанин. Или как минимум искин, ответственный за задание, был разработан в Туманном Альбионе.

В зале насчитал двадцать капсул, но только шесть из них были заняты. В первой из них сидел робот в железной комплектации – сталь, хром и светящиеся красным диоды-глаза. Если с меня содрать живую плоть, то буду на него похож.

Во второй стоял человек. На вид старше двадцати пяти, моложе тридцати. Очень здоровый и накачанный до грани разумного. Внешность опять же снята с какого-то киногероя старины… м-м, кажется, даже вспомню сейчас… Дольф Лундгрен! Или как-то так. Узнал по характерному внешнему виду – великан-блондин с голубыми глазами и характерным абрисом лица с особой прической. Лет пять назад был аншлаг на знаменитостей старины, копировали всех и все – от губ Джоли до выражения лица комика Фюнеса. Мужик стоял голым, даже стандартных трусов не было, которые снять может лишь сам игрок.

К слову, я сам тут отсвечиваю в чем мать родила. Где бы одежку отыскать?

Третьей была девушка. Красавица – слов нет! Высокая (в женском табеле, в мужском где-то среднего), с осиной талией, крутыми бедрами и крепкой вздернутой грудью третьего с плюсиком размера. Как по мне – портит женщин крупная грудь в игре, усредняет их, да и модельный рост добавляет минус к общему впечатлению. На лицо незнакомка милая, с ямочками на щечках, пухлыми губками, пушистыми ресницами. Прическа интересная: на правом виске до самого уха волосы выстрижены, длинная челка зачесана налево, как и остальные волосы на другой половине головы, слева они косо подстрижены так, что едва прикрывают ухо, а потом самая длинная прядь с левой стороны затылка опускается ниже лопатки. Ничего так, прикольно смотрится.

Я поглазел на красотку пару минут, потом быстро отошел, когда почувствовал, что просыпается возбуждение.

Четвертым был киборг с глазными имплантами и ладонями, на которых было по семь пальцев-манипуляторов, чуть тоньше и раза в два длиннее, чем человеческие хваталки.

В пятом опять девушка с очень приятными и милыми фигуркой и мордашкой. Прямо как я люблю: средний для женщин рост, длинные темные волосы, стройная фигурка, грудь «двоечка» с темно-вишневыми острыми сосками, смотрящими чуть вверх, зеленые гипнотизирующие глаза. Все идеально выверено, сложение настолько хорошо, что ни прибавить, ни отнять. Над своей аватарой девушка-игрок потрудилась на славу или заплатила немалые деньги специалистам, занимающимся моделированием игровых персонажей.

В шестом находился Шак Борела. Уж его-то морду я теперь надолго запомню, спасибо сначала Аниласте за файл с полным пакетом данных и «огромное» спасибо Вите.

Теперь осталось найти способ, как их вытащить всех из этих стаканов. С первого-то наскока я не сдвинул прозрачную створку ни на миллиметр. Со второго тоже.

– М-да, – крякнул я и почесал затылок. – И что делать?

Я с сомнением покосился на жгуты проводов – рвануть бы их с «мясом», да нельзя, как бы кто не прибежал ликвидировать неисправность.

Только через час я нашел способ, как разобраться с проблемой. Решение находилось на пальце у начкара – массивный перстень-печатка, который открывал интерфейс управления стазисных капсул. Правда, пришлось постараться и изрядно рискнуть: сначала сдернуть с парализованного тела, точнее с пальца, кольцо, потом прижать обратно руку к проводам в том же месте. Вся сложность и риск из-за того, что печатка была у него на правой ладони, которой этот гад держался за провод. Но ничего, справился. Дождался очередного пробоя с искрами, разжал ему пальцы, стянул трофей и загнул их ему обратно. Тянуло сделать эту операцию в обратную сторону, но оставил на потом, ежели, не дай бог, меня столкнет лбами с ним судьба еще раз на тесной дорожке.


Вы желаете отключить капсулу «Сон в вишневом саду»?

Да/нет.


Я малость офигел, когда прочитал название предмета. Что за поэтичность, откуда такая возвышенность? Или название писал какой-нибудь японец или японофил?


Да.


И ничего не произошло.

– Сим-сим, откройся, – буркнул я и прикоснулся к стенке капсулы ладонью, надавливая и сдвигая тот в сторону. И все получилось.

Как только капсула была открыта, Шак немедленно вывалился из нее, да еще прямо на меня. Попытка удержать его со своими жалким значением Силы закончилась фиаско: мы оба оказались на полу.


Вам нанесено 7 единиц урона.


Это я приложился об пол своей многострадальной тушкой. Ну а что – то тумбочка, то гостиничный пол, этот день вообще щедр на падения для меня.

Кряхтя, как старый дед, я поднялся на ноги и с трудом перевернул Борела на спину.

– Эй, Шак! – я похлопал ладонью по лицу мужчину. – Я от Аниласты.

Ноль внимания.

– Виту помнишь? Она тебя ищет!

Тишина.

Черт, что же они с ним сделали? Я со злостью покосился на лежащего начкара, но сдержался от немедленной мести.

Следующую капсулу открыл с сисястой девчонкой. Распахнул створку капсулы и тут же торопливо отошел в сторону, не собираясь больше терять хиты в самаритянских попытках удержать неподъемное. Тем более, подозреваю, что она посильнее меня будет и скорее меня поднимет одной рукой, чем я ее двумя.

Девушка удивила.

– Спасибо, только не глазей на меня так, а то пугает твоя нижняя половина туловища, – негромко произнесла она, заставив меня в смущении прикрыться ладонями.

– Извини, это само так получилось, – покаялся я.

– У вас, мужиков, вечная отговорка про «само так вышло», – хмыкнула она. – Что стоишь?

– А?

– Выпускай остальных.

Следующей выбрал вторую девушку. На этот раз остался стоять на месте, подспудно мечтая, что та упадет на меня. Ради того, чтобы ощутить ее тело, готов лишиться нескольких хитов. Немного подростковые мечты и желания. Но и я повзрослел сравнительно недавно. Но облом-с.

– Отойди, – спасаемая мотнула головой и сделала это так отработанно и умело, что мне стало понятно – властности ей не занимать и для нее это привычно. Прямо госпожа и барыня!

– Что, не получилось? – ехидно произнесла первая девушка.

– Да я ничего такого, – буркнул я, чувствуя, что отчаянно краснею.

– Ага, скажи кому другому или надень толстые джинсы, – покачала та головой и подмигнула.

Черт, черт, черт! Убью начкара и его подручных за то, что раздели! Достал уже этот конфуз постоянный.

Потом освободил «Лундгрена» и «железного дровосека».

– Алик, одиночка, – протянул руку для пожатия «дровосек» и после этого не произнес ни слова.

– Аванг… Николай то есть.

– Роксолана, из «Семихвостых лисиц», – представилась «сисястая».

– Иван Драго, – пожал ладонь «Лундгрен». – Боец на Арене.

– Ева, – холодно сказала «госпожа» и отвернулась, не желая демонстрировать свои прелести, хотя и сзади было на что посмотреть, попка у нее была – ух!

– Изя Сарин, – произнес последний из спасенных с характерной израильской тональностью в голосе. – Одиночка.

– Хе, – хмыкнул Алик. – Семиты уже покоряют виртуальный мир? Вот только что-то вид у тебя не кошерный… где пейсы потерял?

Тот на подначку не повел и глазом.

– С этим что? – спросила Роксолана, кивая на Шака. – Неужели сошел с ума?

Драго скользнул равнодушным взглядом по неподвижному телу Борела и подтвердил:

– Ага, рехнулся, эти сволочи перестарались с пытками.

– Как выбираться будем отсюда? – обратился ко мне Изя. – То, что выпустил нас из капсул, это еще ничего не значит. Ту преграду, – он указал на высокую и широкую стальную дверь, которую закрыл за собой собеседник начкара, – нам ни в жизнь не отпереть, чтоб мне есть всю жизнь одну мацу на воде из-под крана.

Все посмотрели на дверь, синхронно вздохнули.

– Если бы тут была возможность выйти в чат, то я бы вызвала помощь, но сеть закрыта, – тихо и с достоинством сказала Ева, не оборачиваясь к нам.

Что есть, то есть. Здесь даже никаких всплывающих окошек над предметами нет, имен и данных у игроков. Если бы не внутренние окошки с интерфейсом, то я бы подумал, что нахожусь в реале.

– Интересное местечко, – Драго пошел в обход по залу, вернулся через пятнадцать минут, успев постучать несильно по двери. – Там сейфовая фигня стоит, ее только джагернаутом бить или вызывать взломщика высшего уровня. У нас есть такие? А джагера никто не припрятал?

– Сейчас из трусиков вытащу и предоставлю тебе его. Какой предпочитаешь – розовый или с сердечками? – язвительно спросила у него Роксолана.

– Что-то я не наблюдаю на тебе трусиков, – с озабоченностью произнес тот и медленно повел взглядом сверху вниз и потом назад. – Где их прячешь? Можно мне их поискать?

– Да иди ты! – вскрикнула девушка и отшатнулась от протянутых рук парня. – Кобелина!

Тот расплылся в широкой похабной улыбке.

– А то! – он подмигнул почему-то мне. – Мы такие!

А я в это время просматривал интерфейс, силясь отыскать спасение. ШАГ ВПЕРЕД работал лишь раз в сутки, еще больше двадцати часов до его отката. И вряд ли нам их дадут. Вон у начкара уже полоска хитов багровая стала, скоро сыграет в деревянный макинтош. И как только он окажется в точке возрождения, то сразу же позовет кавалерию на помощь. Надеяться, что нам повезет и у него данная точка в этом зале, даже не стоит. Не делает госпожа Удача таких невероятных подарков, по крайней мере не один за другим.

А ведь как хорошо я все распланировал: прохожу сквозь дверь, ищу замок, деактивирую его и открываю преграду. Ну а дальше варианты: прорываемся всей группой – думаю, Иван Драго даже голыми руками сможет натворить дел – или товарищи шлют SOS во все стороны, если снимется блокировка с чата.

К сожалению, ничего из этого не выйдет.


Вы можете единожды обратиться за помощью к Аниласте.

Желаете использовать?

Да/нет.


Я медленно выдохнул. Мне все больше кажется, что Красная Королева все знает заранее или видит несколько вариантов развития события, подкидывая костыли для самого вероятного.

– Эй, ты чего так дышишь, как будто собрался нырять? – толкнул меня в бок Драго.


Вам нанесена 1 единица урона.


– Сорри, – тут же покаялся боец. – Извини, не думал, что ты такой дохляк, а характеристик тут не видно.

– У вас есть возможность нас отсюда вытащить?

Иван развел руками.

– Тогда не мешай. И еще – вы все мне должны, мало того что вытащил из капсул. Так еще придется потратить кое-какой туз в рукаве, – отрезал я.

– Что за туз? Козырной? – Рядом нарисовался Изя с обаятельной и дружелюбной улыбкой. – Я страсть как люблю в картишки перекинуться, хоть и не богоугодное это дело, да тянет иногда.

– Отстань, – буркнул я.

Да.

«Приветствую тебя, Аванг. Что заставило позвать меня?»

«Я попал к врагам с группой товарищей. Среди них есть и люди с киборгом, но они хорошие. У нас нет оружия и брони, не можем связаться с союзниками и позвать на помощь. Единственная надежда – ты, моя королева», – мысленно обратился я к Аниласте, добавив в конце речи немного лести, авось прозвище игроков ей придется по вкусу, а характер спроектирован женский, тот самый, про который ходит поговорка «женщина любит ушами».

«Нужно уничтожить врагов или помочь выбраться из окружения?»

Я на несколько секунд задумался. Было бы неплохо наказать уродов, которые меня похитили. Но, судя по всему, мы еще находимся в городе, точнее в городских катакомбах, и разрушение какого-нибудь сектора, потом уличные бои (а они обязательно разгорятся) не пойдут на пользу ни мне (риск, что я засвечусь как заказчик битвы не исключаю), ни Красной Королеве.

«Выбраться мне и товарищам. Нас семеро».

«Жди, я помогу».

Уф.

– Вынырнул? – участливо спросил Иван. – Где плавал?

– Дорогой мой товарищ, а не поделишься со мной своим секретом общения с кем-то далеким? Мне очень нужно переслать завещание своим деточкам и милой Сарочке! – вторил ему Изя.

– Скоро должна прийти помощь. Нас вытащат отсюда, и…

И в этот момент пол под ногами дрогнул, заставив нас всех пошатнуться. Над головой раздался грохот, все мы вскинули вверх головы и увидели сеть трещин на потолке, расходящихся во все стороны с молниеносной скоростью.

– Берегись! – заорал Изя. – К стенам!

Мы успели отбежать подальше от неведомой опасности, пробирающейся к нам сверху. Иван помог оттащить в сторону бесчувственного Шака. Правда, пробубнил нечто вроде «помереть такому за счастье, я бы лучше помер».

Буквально через десять секунд часть потолка обвалилась. Вместе с обломками в зал рухнул огромный цилиндр. Если вы видели старые водооткачивающие машины, с круглыми цистернами в пару метров диаметром и в длину четыре-пять, то можете сейчас представить себе ту штуку, что едва нас не раздавила. Только нужно добавить вокруг цистерны грозди огоньков, хромированные пластины и два обруча внизу и вверху, которые постоянно двигались.

После падения часть стенки у неизвестного предмета растворилась, внутри же оказалась… черно-белая вращающаяся радуга. Нет, не радуга, нечто подобное я видел в старых фильмах про гипнотизеров, там отрицательные герои ставили перед героями круглый диск с черными и белыми полосами и заставляли тот вращаться. От взгляда на уходящие вдаль полосы у героев тухло сознание, и они попадали в очередную попу.

– Ох ты ж, Моисей и его присные, да это же портал! – охнул Изя. – Это не туз, это джокер, чтоб мне сорок лет ходить по пустыне без права переписки!

Даже Ева смотрела на цилиндр разинув рот, весь ее налет «а-ля Снежная королева» слетел в один миг.

«У вас минута, чтобы пройти внутрь. Через шестьдесят секунд портал ликвидируется».

– Аванг, друг мой, а нельзя прикупить парочку этих столь интересных вещиц у вашего торгового партнера? – вкрадчиво поинтересовался Изя у меня. – У меня и моих товарищей есть кое-что более интересное, чем презренные деньги.

– А сказал, что одиночка, – хмыкнул Иван.

– Через минуту портал ликвидируется. Выхода на его изготовителя у меня нет, то, что видите – это разовая способность, которую я применил ради вас. Мне проще было умереть и возродиться на своей точке.

– Это вряд ли, – покачала своей экстравагантной прической Роксолана. – Все смерти привязаны к залу, в котором мы находимся. Поверь, я уже пробовала так уйти.

– Хватит языки чесать, – прикрикнул Драго и шагнул к порталу, но в метре от цилиндра он притормозил. – М-м, Коль, а куда он ведет?

Если б я знал.

– В безопасное место. Шагай… стоп, помоги его закинуть, – я указал на Шака.

Первым в черно-белую радугу полетел Шак, заброшенный сильными руками Драго и Алика, потом они шагнули следом с разницей в секунду, за ними последовал я.

От перехода на несколько секунд я потерял ориентацию, но даже в таком состоянии я почувствовал приятное и знакомое умиротворение.

Домашняя нега.

– Это где мы? – удивленно произнес Иван Драго, оглядываясь по сторонам. – Опаньки, а вот и встречающий комитет! И что-то они к нам не с караваем спешат.

– На моей базе… быстро туда, быстро! У меня нет нейтралитета с прочими расами, а роботы самые простые в охране, действуют по алгоритмам.

– Да я их одной левой…

– На моей базе я сам тебя одной левой!.. – заорал я во все горло. – Бегом туда! Его возьмите!

Пара ближайших турелей на стене стала разворачиваться в нашу сторону. Увидев их, Драго побледнел, подхватил за руку Шака (за вторую схватился «дровосек») и бегом рванул в сторону прохода в руины торгового центра с бытовой техникой. К этому времени там вычищено и выдернуто все, вплоть до анкеров и заштукатуренной проводки.

Почти одновременно с этим появился Изя.

– Туда! За ними! – крикнул я.

– Ой, мать… моя женщина! – вскрикнул тот, когда рядом ударили несколько лазерных лучей. – Ноги, ноги, уносите мою попу!

Девушкам пришлось хуже всех – мои роботы удачно накрыли их залпом из винтовок. От развернувшихся турелей их прикрыл я собственным телом. Умная (хотя я бы поспорил с этим) техника не стреляла, боясь зацепить меня. Охрана же игнорировала мои приказы, действуя по раз и навсегда установленным и вшитым в БИОС командам.

Когда я с парой обнаженных красоток влетел под своды древнего здания, у моих спутниц полоска хитов находилась в оранжевом секторе.

– Уф, вроде живы, – сообщил мне Драго. – Слушай, Коль, а ты спецом нас сюда затащил?

Все тут же принялись сверлить меня подозрительными взглядами.

– И зачем, интересно знать? – съязвил я. – Чтобы посмотреть на ваши голые зады и сиськи?

Ева что-то произнесла себе под нос, явно в мой адрес, и точно это были не слова благодарности за спасение, одновременно с этим прикрылась ладошками. Роксолана немедленно повторила ее жест, хотя в том зале скромностью не страдала.

– А почему сюда тогда попали? – поинтересовался здоровяк.

– Куда вел портал, туда и попали, он все-таки на меня был завязан. Эх, такую вещь потратил на неблагодарных типов, – искренне пожалел я.

– А как ты его получил? – полюбопытствовал Изя. – Я знаю людей, которые выложат кругленькую сумму за простой рассказ об этом. Квест? Нашел активатор в одной из локаций? Чей-то подарок?

– Уже не важно, – отмахнулся я от него. – Больше такой удачи не будет.

– Я заплачу за спасение, – холодно сказала Ева, вновь включив свой полярный режим. – Я умею быть благодарной.

– Я тоже не неблагодарная, мне только добраться бы до своего клана, – следом за ней произнесла Роксолана.

– Твои «лисицы» у меня и так торчат за все хорошее, – буркнул я. – Наверное, у меня в БИОСе прошито вас, хвостатых, спасать и помогать.

– Чего? – у той вытянулось лицо от моих откровений. – Кого ты спасал?

– Не важно, – отмахнулся я. – Так, сидите здесь и не высовывайтесь. Я пойду, придумаю что-нибудь с роботами. И оденусь.

– И нам что-то притащи, чтобы прикрыться! – крикнул мне вдогонку Драго. – Заранее спасибо!

«Ага, прям у меня тут пошивочная мастерская, чтобы одевать всяких разных», – с раздражением подумал я.

Столпившуюся перед входом в торговый центр охрану я разогнал по засадам пусть лежат, сидят и не отсвечивают, наблюдая за противником и собирая о нем информацию. Так они хотя бы не полезут внутрь.

Кроме доспехов от погибших брондов, у меня ничего лучше не было. Часть из них были переделаны инженерами под меня, так как я не отличался выдающимися данными и таскать тяжеленный бронескафандр просто так не мог. Мелькнула мысль, что стоит на имеющиеся баллы изучить цех по изготовлению брони, но быстро ее отогнал – не горит.

– Вот, – я свалил на пол под ноги товарищам по несчастью один доспех и потом еще четыре из инвентаря, – одевайтесь.

– Это что за хлам? – захлопал глазами Иван Драго. – Лучше нет? Слушай, зайди на аукцион и прикупи…

– Или одевайтесь, или сидите так, – оборвал я его, начиная злиться. – Достали, млин!

– Аванг, тише, тише, зачем сердиться? – сказал Изя и первым стал копаться в подарках, выбирая понравившуюся обновку. – Не слушай ты этого гоя. А что там с твоими солдатами?

– В засаде сидят, наблюдают. Пока их не спровоцируете, стрелять не начнут.

– А турели? – спросил Драго. – Очень не хочется попасть под их выстрел в таком барахле, – он скривился и щелкнул пальцем по нагрудной пластине доспеха.

– Турели отключу, как подгоню машины.

– О-оу, у тебя есть автобаза? – заинтересовался Изя. – А какого уровня танки можешь строить?

– Нет у меня ничего. Машины – багги обычные, трофеями от рейдеров достались.

– Жа-аль, – разочарованно протянул тот. – А то я бы…

– Знает он уже про твоих друзей, которые заплатят хорошие денежки за танки, – засмеялся Драго. – Давай, Аванг, тащи свои тачилы, и про турели не забудь.

– Коль, согласен стать другом? Это на будущее, чтобы я могла вернуть долг, – спросила меня Роксолана.


Игрок Роксаолана желает стать вашим другом.

Вы согласны?

Да/нет.


Я подтвердил согласие.

– И от меня лови, – тут же пришло сообщение от Драго.

– Я тоже хочу стать своим в вашей доброй и честной компании. Мы вообще словно из одного роддома вышли. Если бы не Коля, то из нас, вслед за деньгами, вытряхнули бы разум, как сделали это с тем несчастным, – Изя указал на Шака.

– У кого деньги, а у кого-то эпическую пушку, – впервые с момента, как представился, раскрыл рот Алик.

– Опаньки, а я думал, что у тебя челюсти заржавели, – хохотнул Драго. – Все молчишь и молчишь.

Судя по всему, у компании начкара дело было поставлено на поток в части лишения сорвавшихся игроков денег и редких вещей.

В друзья набились только трое – девушка, боец и киборг с манипуляторами. «Дюймовочка» и «дровосек» решили держаться особняком. Отработанная методика сдала сбой на мне, а точнее, в тот момент, когда решили заграбастать денежки самой Красной Королевы – может, они и не знали, в чей общак сунули нос, но могли бы и подумать своим серым веществом, что у простого оцифровавшегося не может быть такой огромной суммы. Вот еще вопрос, а как они вообще узнали про них?

Потом я вывозил парней и девушек за пределы патрулей и ловушек, потратив несколько часов. В итоге лишился одного мотоцикла (снежная королева не пожелала ехать в багги со всеми и выпросила-таки отдельный транспорт) и двух багги. Если честно, я так устал морально, что был готов расстаться и с большим, лишь бы меня оставили в покое.

Потом через челнок связался с Алисой, которая рвала и метала в Мак-Сити, потеряв меня. Ничего не объясняя, приказал ей возвращаться на базу и взять с собой Виту, так как ее любимый Шак находится со мной.


Глава 16

Аванг.

Раса: робот.

Уровень 37.

Сила 10.

Энергия 10.

Ловкость 6.

Сопротивление 6.

Харизма 3.

Наука 10.

Торговля 3.

Ремонт 3.

Легкое оружие 3.

Тяжелое оружие 10.

Тяжелая броня 6.

Энергетическая броня 3.

Энергетическое оружие 11.

Бесчувственный Палач 3.

Взрывное дело 4.

Хитрость 10.

Камикадзе 2.

Шитье 1.

Разрушитель.

Хитрый Портной.

У Вас имеется 15 свободных баллов характеристик.

Поездка в мегаполис оказалась невероятно убыточной. Я потерял все свои покупки и часть денег, возможно, приобрел влиятельных врагов. Из плюсов: спорное (хотя и выручило единожды) умение, улучшившаяся репутация у Аниласты, три новых уровня.

В минусы можно записать и то, что несколько игроков узнали точное местонахождение моей базы. Как они поступят с этой информацией – только Бог знает.

«Аванг, привет!»

Пришедшее сообщение от Роксоланы выбило своей неожиданностью из колеи.

«Привет. Что случилось?»

«Хочу вернуть тебе машину и мотоцикл. И заодно поговорить кое о чем. Ты как, свободен?»

«И куда нужно ехать?» – мысленно я уже собирался дать отказ, ну нет у меня свободного времени разъезжать по городам и весям.

«Я в четырех километрах от твоей базы на севере, почти рядом с твоими секретами. Подскакивай».

Я тут же бросился в челнок, где на экране выводилась информация от моих патрульных и разведывательных групп. Так, так… хм, четыре красные точки маленькие и три большие. Первые – это противники, вторые – транспорт. Появление врагов в пределах своих засадных групп и патрульных я перестал давно контролировать, иначе мне придется отвлекаться на тревожные сигналы каждый час.

«Ок, скоро буду».

Расстались мы с ними вчера, Алиса еще не вернулась, а вместе с ней и самый сильный отряд моих бойцов. Мало того, с роботессой был и почти весь мой транспорт. Сейчас я имею в наличии всего один гравибайк.

«Поправлюсь – не скоро, час-полтора подожди, я пешком иду».

С собой пришлось брать всего семь штурмовиков: самые лучшие солдаты ушли в Мак-Сити, часть охраняла базы (я еще не совсем выжил из ума, чтобы ослаблять защиту своего дома), остальные шастали по окрестностям в патрулях или сидели в засадах. Кроме бойцов прихватил трех инженеров с водительскими навыками, ведь мне предстоит везти несколько единиц техники обратно.

На месте меня ждали четверо девушек-«лисичек», мотоцикл, багги, фургон – точь-в-точь такой же я отдал раненым кицунэ (правда, им же он и принадлежал, но я-то считал технику своими трофеями) – и отличный броневик, похожий на патрульный, что я встретил под стенами мегаполиса, только этот был с более мощным орудием и побольше.

– Привет, – кивнула мне одна из девушек и подняла забрало шлема.

В своих доспехах они казались близняшками, только разница в вооружении и выделяла их.

– Привет, Роксолана, – кивнул я ответ. – Привет… Света?!

– Здравствуй. Вижу, что не забыл меня, – улыбнулась вторая кицунэ, отстегнув забрало и показав лицо.

– Я Райда, в прошлый раз ты меня вытащил из подземелья, – третья девушка полностью сняла шлем, открыв короткую прическу черных волос и милое личико с азиатскими чертами. Не китайско-японское родство, скорее башкирское или татарское.

– Очень приятно, я – Аванг, или Коля, как удобнее, так и обращайтесь.

– Марта, – представилась последняя и на несколько секунд приоткрыла забрало. – Со мной ты встречаешься впервые, – и подмигнула, после чего загерметизировала свой шлем.

– Еще раз спасибо за спасение, – после нее произнесла Роксолана. – Вот этот транспорт тебе в подарок.

Как бы он и так мой, но и за это спасибо.

Хотелось мне эти слова произнести вслух, но не стал, думаю, не стоит портить момент и вообще показывать себя не с самой лучшей стороны.

– Спасибо.

– Мотоцикл и багги возвращаем, еще вот это, – она протянула карточку-чип. – Здесь двадцать тысяч от Евы, просила передать при случае.

Передав чип, она чуть помялась, потом собралась и спросила:

– Аванг, а что ты сказал «мордастым» про наш союз? Якобы мы тебя прикрываем неявно.

– А? – растерялся я от такого поворота.

– С одной из наших девчат кое-кто связывался из этого клана и осторожно расспрашивал про тебя. Потом намекнули, что не против перекупить шефство.

Блин, как не вовремя вопрос всплыл. Вот что им ответить?

– Я не говорил про ваше шефство и крышевание меня. Случайно всплыл разговор, к кому бы я обратился за помощью… ну, я и вспомнил про встречу с вашим отрядом, решил назвать ваш клан. Кто там что нафантазировал – его проблемы.

Вроде не совсем правда, но и почти ни в чем не соврал, так, самую малость. Да и можно ли это считать ложью? Скорее, это будет считаться некоторым искажением фактов.

– Ах, вот оно что, – слегка успокоилась девушка. – На будущее, мы не крышуем мужчин.

– Совсем-совсем? – прищурился я. – Никаких исключений?

– Исключения бывают всегда, но для этого нас надо заинтересовать, – внезапно произнесла Марта. – Чем ты можешь нас удивить?

– А что вам нужно? Могу стать поставщиком киррата, синтезия или другого похожего минерала. Интересно?

– Нашел мультишахту или старый склад с довоенными запасами? Не жалко отдавать?

– А это уже мое дело. Так как – интересует?

– Нет, – отрезала та, но потом смягчилась: – А вот квазарим клан у тебя бы купил. Продашь?

Роксолана хихикнула, видно, что-то смешное увидела в словах своей подружки. Интересно, это какая-то специфичная шутка «лисиц», вроде как армейский прикол про «принести полведра трансмиссии»? Даже не знаю, как реагировать.

– Если такая штука существует в материальном виде, то почему бы не продать? Покопаюсь в старых бункерах и принесу вам. Сколько вам нужно? Килограмм? Ящик? Центнер?

Бдамц!

Шлем выпал из рук Райды и звонко стукнулся по куску бетонной плиты. Лица Светы и Роксоланы выглядели ошарашенными, словно я только что сообщил о своем родстве с Аниластой или про чит, позволяющий подняться с первого на сотый уровень одним взмахом движения ресниц.

– Ты серьезно? – удивленно спросила Марта. – Ты не знаешь, что такое квазарим и все равно хочешь продать?

– Не продать, а обменять на услуги охраны и покровительства… и на приобретение кое-каких чертежей для своей базы. Например, очень хочется производить вот такие штуки самостоятельно, – я кивнул на массивную тушу транспорта.

– За килограмм квазарима я лично буду патрулировать эти руины день и ночь, а за два передам тебе чертежи со всей ветки боевой техники роботов, – пообещала Марта, сохранившая хладнокровие. – А если покажешь эти бункеры, то половина всех разработок наших баз перейдут в твое пользование. За исключением самых секретных и редких, разумеется.

Я медленно повел взглядом от ее макушки до пят и покачал головой:

– Маловат уровень у тебя для патрулирования. И что-то мне не кажется честной ценой за кило минерала всего лишь одну ветку транспорта брать.

– А по бункерам что думаешь? – чуть сердито ответила она.

– А по бункерам я пока думаю, – ухмыльнулся я.

– Ну, хватит уже шутить, Аванг, – влезла в разговор отошедшая от шока Роксолана. – У тебя и правда есть квазарим? Только без шуток, пожалуйста.

– Я знаю способ, где его можно найти, но вам он не подойдет.

– А если у игрока будет отличная репа с Красной Королевой? – живо поинтересовалась Марта. – Тогда есть шанс получить доступ к квазариму?

Собеседница о чем-то догадалась, но только в малом, лишь о том, что фактом наличия у меня минерала я обязан Аниласте. Играй мы в «холодно-горячо», сейчас бы я сказал что-то вроде: чуть-чуть теплее.

– Возможно, – дал я уклончивый ответ. – Давайте я потом дам точный ответ, окей?

– Когда?

– Через… – я прикинул в уме срок проверки своих возможностей, немного добавил к нему из вредности и сообщил: – Сутки, максимум полтора.

– Хм, ладно, договорились. Только как с тобой связаться? Опять сюда ехать?

– Я сам напишу. А зачем ехать? – удивился я.

– Так ты со вчерашнего вечера не отвечаешь на письма. Я штук двадцать отправила, а в ответ тишина. Пришлось сюда катить, и только здесь смогла достучаться до тебя, – обвиняющим тоном ответила вместо подруги Роксолана.

– А-а… ну так, ничего особенного, были проблемы с чатом, но я их скоро решу, – заверил я девушек. – И сам все напишу.

Надежды у меня были на «тотошку» Алисы, я передал один прибор роботессе, чтобы иметь с ней постоянную связь, когда с ней разбегаемся по руинам без возможности связаться.

– Тогда пока? – поинтересовалась Марта. – Если все решили и прояснили, конечно.

– В грубом приближении – все, потом начистовую составим наш договор, – ответил я ей.

Попрощались быстро, без долгих расшаркиваний, после чего девушки загрузились в последнюю машину и укатили. А я отправился к себе на базу.

Только приехал, и буквально через несколько минут появились Алиса и Вита. Вторая тут же бросилась к своему Шаку, находящемуся в овощеподобном состоянии, а вот первая… как-то исподволь я боялся скандала, упреков, видя в роботессе просто красивую девушку, но та лишь бросила странный взгляд на меня и отрапортовала о происшествиях за весь путь. «Тотошку» отдала без какой-либо заминки.

Забрав прибор, я поспешно скрылся в челноке, подальше от странных непонятных взглядов. Да, она робот, но я так давно был без нормального общения, что видел в ней практически человека, собеседника и женщину с сумасбродными и алогичными поступками (женщины – они же такие и есть, существование женской логики признаю, но не понимаю ту ни на сотую долю процента). Может быть, все это из-за того, что я не смирился со своей оцифровкой?

Первым делом я залез на аукцион игроков. Здесь цены были выше раза в полтора, зато некоторые вещи пересылались мгновенно, тратить время на дорогу до продавца не приходилось. А деньги… к примеру, у меня за бензин вышла кругленькая сумма до мегаполиса и обратно.

На аукционе меня интересовали мины, которые у меня забрали похитители. Два чертежа и минус большая часть суммы на карточке от Евы. Спасибо большое ей за это. К слову, отблагодарили меня только представительницы слабого пола, парни же как в воду канули, даже ни одного сообщения не прислали. Последнее на мой ущербный чат сваливать не стоит, так как все письма от Роксоланы я получил сразу же, как только подогнал «тотошку» под себя.

Чтобы заложить мины и обезопасить хоть немного подступы к своим базам, мне требовались саперы… Пятнадцать наличествующих баллов ухнули как в пропасть, зато теперь у меня есть новый тип юнитов, способный ставить и снимать мины, закладывать взрывные ловушки и делать взрывчатку буквально на коленке из всяческого барахла, разбросанного по округе. А разной бытовой химии в руинах городов разбросано с лихвой, и за века (слава разработчикам, хе-хе) их состав не испортился. С заводскими устройствами качество закладок возрастает на порядок, и при большом стечении удачных обстоятельств фугасы могут остановить даже джагернаут!

Теперь я могу устроить партизанскую войну против всех гостей и жителей своего сектора, достаточно просто щедро напичкать неизвлекаемыми сюрпризами руины. Тут еще и опыт будет мне капать понемногу.

Я радостно потер ладони: пара минных полей вокруг прибежищ чужих – и я получаю бесконечный (по крайней мере, на неделю или две) источник халявного опыта. Твари будут возрождаться в своих норах, выходить наружу и дохнуть на минах. Останется только возобновлять закладки.

После мин и саперов посмотрел, что же такое квазарим.

Посмотрел и впечатлился.

В фэнтези-играх существует редчайший ингредиент – кровь бога. В «Стальном мире» есть его аналог – квазарим. Всего одного грамма хватает, чтобы заработал реактор в одном из гравитанков или шагающих боевых машинах. В джагернаутах минерал используется в количествах от килограмма и более. Теперь понятно удивление девчонок, когда я серьезно выразил свое согласие предоставить это редчайшее вещество. Да еще и не знал при этом, что это такое.

Забросив чтение, я запустил модификатор и включил синтез квазарима и малость обалдел.

– Не, девчата, килограмма я вам не дам, – присвистнул я. – Самому мало.

Пять граммов в сутки – вот весь тот лимит, что был мне доступен. При этом останавливалась вся остальная работа в цехах, либо требовалось сырье и детали уже готовые, если речь шла о мощных юнитах, вроде брондов.

К слову, про юнитов. Всего существует пять уровней развития. Четыре из них можно изучить с помощью челнока – зеленый, желтый, красный и фиолетовый. Отдельно стоял белый уровень разработок. И их можно было только найти или получить в подарок за заслуги от Красной Королевы либо же от Секретного Правительственного Бункера людей (СПБ).

Зеленый уровень. Все ветки развития можно было изучить на сто процентов. Ветками называли направление – оружие, броня, техника, юниты, наземный транспорт, воздушный, строительный (есть и такая ветка, но самая маленькая, наверное, зато пользуется спросом постоянно, так как копать и строить в руинах постапокалиптического мира приходится невероятно много). Химическое направление и ветка разработки и создания нанитов (эта ветка открывается только на красном уровне, точнее, на этом уровне раскрывается вся полезность этих микронных роботов, до этого он вроде зеленки и мази Вишневского с моторным маслом).

Желтый уровень. Можно было открыть только по двум-трем видам в каждом направлении и потом до красного разрабатывать только два вида направления, например, оружие и броню.

Красный уровень. Если до этого момента лидер сосредоточился на доспехах и стволах, то открыв в ветках по две позиции, он ставился перед выбором, что ему важнее – стрелять или защищаться. Зато последняя позиция красного уровня, будь то броня или стреляющая приспособа, давала бойцу невероятную мощь или стойкость. Из простых винтовок пехотинцы валили танки (конечно, не одним выстрелом), а в броне тот же пехотинец выдерживал попадание из танковой пушки, правда, не джагернаута, но это уже был бы настоящий чит.

И вот что странно, все уровни и позиции для меня были открыты, когда я запустил тест на направление разработок. Просто выбрал все позиции в ветках желтого уровня и поставил их в очередь на изучение, проигнорировав сообщения об отсутствии свободных баллов, решив для себя прояснить ситуацию.

Отказа, окрашивания в серый (запрещенный) цвет, не было.

Сняв галочки с пунктов, я вернул все, как было, и задумался.

Если про эту мою возможность кто-то узнает, то боюсь даже представить, что со мной случится. Плюс моя читерская способность – модификатор. Да такой бутерброд – модификатор, отсутствующая блокировка уровней и между ними моя тушка – будет по вкусу любому клану в этой игре.

Дальше, дальше… Я слегка задумался над своими дальнейшими действиями. Мне нужна защита. Обеспечить ее могут «Семихвостые лисицы», но только после предоставления им редчайшего минерала. Его необходимо много, но это много мне не потянуть.

– Хм, а если мне построить несколько модификаторов? – озвучил я пришедшую в голову мысль. – А ну-ка…


Вы не можете построить больше одного модификатора на своей базе.


М-да, не вышло, попозже стоит наведаться на вторую точку и повторить попытку уже там. Сейчас только запущу производство блоков для второго прибора, чтобы потом в одно мгновение построить его на месте.

Кстати, а смогут кицунэ меня вообще защитить, или они просто языком мелют? Стоит проверить их возможности, тем более сейчас у меня такая возможность имеется, благодаря «тотошке».

Через десять минут я уже знал, что девичий клан прочно сидит на двадцать седьмом месте в Топ-100 и уступать кому-либо свое место не собирается. Находятся в состоянии постоянной войны с «Эльбрусом», «Огненным Китежем» и еще одним кланом, состоящим только из женщин – «Ночные ведьмы».

«В общем, постоять за себя и меня могут, – хмыкнул я про себя, – осталось только предоставить им квазарим и заключить договор. Ну и убедить, что проще сотрудничать со мной, чем пытаться подмять под себя».

Была еще одна проблема – мои агрессивные юниты. Сейчас, когда я вышел в свет и вскоре предстоит плотно общаться с игроками и неписями-союзниками всех рас, получение нейтралитета становится первоочередной задачей.

Итак, где у нас выдают квесты на эту нужную вещь?

Из ближайших, до которых добрался бы примерно за сутки, таких мест было три.

Первым было поселение Ла-Штос, смешанное, из людей, киборгов и роботов. Живут рядом с бывшим заводом-гигантом, специализирующимся на производстве химических веществ, от стирального порошка до гербицидов для полей. Уже из этого следует, что сражаться предстоит с мутантами, которые постоянно вылезают с территории завода.

Второе поселение – Рустова Пустошь. Опять же, в нем миролюбиво живут все расы, занимаются починкой несложной техники, таскают из окрестных пустошей мутировавшие травы для лекарств, органы мутантов-животных и так далее. Защищать их предстоит от набегов рейдеров, вытаскивать из лап разбойников пустошей пленников – жителей поселка.

Третье место – Можжевеловые Холмы. Достаточно большая локация, расположенная на месте разрушенного почти до основания крупного города. Горы щебня и бетонных плит и есть те самые холмы, густо заросшие мутировавшим можжевельником. В этом месте постоянно бродят экспедиции, собиравшие золотые шишки – редкие плоды можжевельника. Всегда эти команды состоят из полутора-двух десятков людей, роботов и киборгов. И они постоянно влипают в неприятности, из которых их нужно вытащить, чтобы заработать навык нейтралитета.

А теперь итог. В Ла-Штосе достаточно отбить несколько волн мутантов – и тебя награждают ценным навыком. В поселке трудяг и собирателей почти то же самое (если не достался поиск похищенного члена поселка). После отражения нападения, кроме навыка, можно получить и что-то полезное, например, самодельную винтовку, броню, редкого дрона или чертеж. Но дают не всегда, примерно каждому пятому игроку, и только одному из десяти одаренных везет получить нечто ценное и редкое. И, наконец, экспедиция в Холмах – после того как защитил ее от атак чужих или мутантов, отлечил раненых и принес сколько-то золотых шишек, тебя награждают навыком и чем-то полезным, как в Рустовой Пустоши, но со стопроцентной гарантией. Но, как и в поселке, большинству не достается ничего путного.

Для локации с можжевельником требовался сильный отряд и лидер уровня 50+. В Ла-Штос можно было идти после десятого, а чтобы гонять рейдеров, необходимо получить двадцать пятый уровень и иметь от пяти боевых юнитов уровнем выше пятнадцатого.

– Что ж, выбор очевиден, – негромко произнес я и потер ладонями лицо. Все как-то сильнее стали проявляться человеческие привычки из прошлой жизни, даже сонливость начал испытывать после многочасового бодрствования. – Но сначала модификатор.

Собрав отряд, я погрузился в подаренный транспорт и выехал на Базу № 2.


Вы не можете иметь более одного модификатора!

Постройка модификатора завершена!


Первое сообщение заставило скрипнуть зубами от досады, но пришедшее следом второе вызвало недоумение, недоверие и опасливую (а ну как шутка или баг, как бы не сглазить) радость.

Быстрая проверка показала, что и на Базе намба уан модификатор имеется и вполне себе нормально работает. Только что построенный благополучно прошел все тесты и приступил к синтезу квазарима.

Но что тогда за недавнее сообщение о запрете? Неужели опять сработала моя неправильность, багнутость персонажа?

– Бр-р, – помотал я головой, – тут без пол-литры не разберешься.

Оставив все как есть, я вернулся на первую точку и ввел новые установки. Теперь модификатор работал над созданием квазарима двенадцать часов в сутки, в остальное время был занят на развитии базы. В данный момент я запустил постройку саперов и комплект мин. После этого связался с Роксоланой.

«Привет! Это Аванг!»

«Прив! Это по нашему делу? Ты рано, что-то случилось?»

«Ничего особенного не произошло. Просто килограмма квазарима не будет».

«…»

«Не ругайся, хе-хе. Да и зачем вам килограмм этого минерала, вы что – собираетесь новый джагернаут поставить в строй?»

«Это наше дело, Аванг».

«Как скажешь. В общем, если вас интересует наше сотрудничество, то снижаем заказ на порядок. Через десять дней могу предоставить пятьдесят граммов вещества. Идет?»

Девушка молчала две минуты, видимо с кем-то совещаясь или срочно пытаясь связаться. С последним я угадал.

«Извини, я не могу ничего по этому поводу сказать. Пятьдесят граммов – это так мало! А руководство вне доступа, чтобы дать четкий ответ».

«Ты издеваешься?!»

«Не злись… хорошо, мы встретимся через десять дней. На том же месте?»

«Да».

«Тогда пока».

Я отключился от чата и тихонечко вздохнул. Да, не сильно-то я и нужен кому-то, пока не спасаю и не вытаскиваю из всяческих неприятностей. Момент заинтересованности появился было, когда речь зашла про квазарим, но и тут не угодил.

– Бабы – им всегда все мало, – озвучил я древнейшую в истории человечества мысль-истину.


Глава 17

Звуки боя услышал за пару километров до Рустовой Пустоши. Чуть позже пришло сообщение:


На мирное поселение совершено нападение рейдеров. Кем бы ты ни был, путник, к тебе обращена просьба всех жителей – помоги! Мы будем признательны за любую помощь!


«Уже лечу», – подумал про себя я, сидя в безопасном салоне военного транспорта. Впереди катил модернизированный автобус, позади бронированная легковушка, а где-то поблизости от колонны крутилась Алиса на гравибайке.


Вы приняли задание ПОМОЩЬ ОСАЖДЕННЫМ.

Условие: помочь жителям поселка Рустова Пустошь отбить атаку рейдеров.

Награда: опыт, пассивная способность, вариативно.


Я не боялся, что мои бойцы атакуют жителей – с момента, как подъеду к стенам поселения, появится временный баф НЕЙТРАЛИТЕТ, который станет постоянным после отражения нападения.

Ворота при моем приближении распахнулись, дружелюбно впуская внутрь.

– А если бы я приехал с немирными намерениями? – удивился я вслух такому поступку, но когда мои машины замерли на небольшом клочке свободного пространства, то понял, что в излишнем доверии подозревать местных не стоит.

С двух сторон поселковой стоянки расположились две самодельные вышки со спарками ракетно-лазерных турелей. С третьей стороны притаилась низенькая будка с тремя бойницами, из которых торчали стволы крупнокалиберных пулеметов.

К моему автобусу подбежал кто-то из местных и заколотил кулаком по бронированной дверце. Пришлось вылезать наружу и привлечь к себе внимание криком. Человек тут же оказался рядом.

– Торговцы? Наемники? – торопливо спросил он.

– Помощники. Услышали ваш призыв о помощи и решили ответить.

– Уф, – с облегчением выдохнул он и криво улыбнулся, – большое спасибо. У нас тут просто кошмар и ужас, рейдеры так и прут, никакие потери не останавливают их напор. Мы и такому, как ты, рады, главное, соблюдай наши порядки. Никогда такого не было…

– Покажите позицию, – перебил я его.

Про свою характеристику Бесчувственный Палач я и так знаю, нечего мне ей тыкать в глаза. Неприятно мне это, а уж учитывая, что пришел им на помощь, а мне тут рожи кривят…

– Точно, – кивнул он, – совсем заболтался, а время-то не терпит. Давай за мной.

Привел он меня к северо-западной стене, где уже толпилось два десятка бойцов – неписей и игроков.

– О-о, в нашем полку прибыло! – воскликнул один из них – здоровяк в черном штурмовом скафандре с нарисованными белой светящейся краской черепами на наплечниках. – За навыком?

– За ним, – подтвердил я. – Где бы мне тут приткнуться со своими архаровцами?

Архаровцев у меня хватало: двадцать брондов, уровнем от двадцать первого до двадцать седьмого, два десятиуровневых сапера во внушительных скафах, в которых они кажутся ходячими горами, Алиса пятьдесят первого уровня и три разведчика, тридцать пятого (пара) и тридцать шестого уровней. Здесь, у стены, общая солянка защитников уступает моему отряду по всем параметрам.

– Мне бы таких архаровцев, – с завистью сказал один из игроков.

– Школу окончи сначала, – хохотнул другой. – Вот потом и заведешь.

– Да иди ты!..

За пять минут я распределил вдоль стены стрелков. Стена – конструкция из автомобильных остовов, ржавых и мятых листов железа, швеллеров и труб. Местами даже пистолетная пуля пробьет ее насквозь, но весь этот хлам играет роль баррикады, основа защиты – генераторы силового поля, спрятанные вдоль периметра. Пока они работают, то в поселок не залетит ни одна пуля, а защитники на стене даже за автомобильной жестью чувствуют себя как за каменной стеной.

Я занял место на самом верхнем настиле вместе с Алисой, разведчиком-снайпером и двумя брондами, которые в случае чего прикроют меня своими телами. Куда деть саперов, не знал, решил оставить их внизу.

Сверху открывался вид на окружающую пустошь, сейчас покрытую парой дюжин чадящих костров от уничтоженной техники рейдеров, в основном это были дешевые багги и мотоциклы, из стоящей – один автобус, похожий на мой трофейный до модернизации. Рядом с транспортом валялись неподвижные тела невезучих шакалов пустошей.

– Это у тебя минеры? – поинтересовался у меня игрок с именем Суперпупс.

– Они самые. Купить хочешь?

– Да ну! – замахал он руками. – У меня денег столько нет. Просто думаю, что может вон там установить минное поле, если у тебя хлопушек хватит? – он протянул руку вперед и указал на едва угадываемую дорогу, начинавшуюся у стен и прятавшуюся в полукилометре между двух невысоких холмов. – Рейдеры за те горки сныкались после последнего штурма. По-любому рванут прямо сюда по дороге.

– И ты думаешь, что стоит поставить мины прямо у них на пути, – задумчиво произнес я.

«На одном холме сидят двое замаскированных наблюдателей, они увидят саперов, и тогда рейдеры обойдут закладки», – пришло сообщение по внутренней связи от Алисы.

– Типа того, – кивнул Суперпупс.

– Не получится. Там, – покачал я головой и ткнул ладонью в бронеперчатке в сторону холмов, – сидят их наблюдатели. Суету с установкой мин они не пропустят точно, и тогда никто не поедет по дороге.

– У меня есть три дымовые гранаты для подствольника, – собеседник показал монструозную штурмовую винтовку, на которой чего только не было из апгрейда. – Пущу веером напротив стены, дорогу точно зацепит облаком. Минут пять, чтобы поставить мины, точно у твоих болванчиков будет.

– Хм. Слушай, а тебе какой в этом резон? Штурм мы и так отобьем. Просто чуть больше придется пострелять.

– Резон? – парень сдвинул черное матовое забрало вверх, открывая лицо, и подмигнул. – А есть резон – на мине может удачно взлететь на воздух туева куча рейдеров вместе с техникой. За единоличное такое уничтожение местные накинут репы и опыта побольше, чем прочим. А там и подарок будет не фуфловый, наверное.

И только сейчас до меня дошло, чего же он хочет от меня.

– В группу?

– Ага, – кивнул он. – Опыт я получу с тобой больше, чем если бы воевал один. Даже вот с такой красавицей, – он погладил по стволу свое оружие. – Кучу бабок выложил за нее, реал пришлось вводить.


Игрок Суперпупс предлагает вам создать группу.

Лидер группы – вы.

Принимаете предложение?

Да/нет.


– Лады, готовь свои гранаты, – дал я добро, потом подошел к краю настила и крикнул одному из местных: – Друг, я хочу выпустить своих саперов, чтобы они установили на дороге мины. Как бы им незаметно и поскорей выбраться наружу и потом вернуться?

Тот думал пару секунд, потом приглашающе махнул ладонью. Когда я спустился к нему, он указал на стену, где в основании стоял кузов большого джипа, поставленного на бок:

– Туда иди, сейчас договорюсь, чтобы люк открыли. Только рейдеры тебя увидят наверняка. Или у тебя мины самоходные с маскировкой?

– Откуда в попе алмазы? – усмехнулся я. – Обычные мины, хорошие, «умные», но обычные. А от рейдеров нас прикроют дымами.

– Хорошо. Жди, – сказал он и куда-то умчался.

– Ну, что там? – сверху крикнул мне Суперпупс.

– Сказали ждать! Но лаз откроют, с минуты на минуту… уже открыли.

Пока болтал, в джипе что-то громко лязгнуло, и в днище часть металла упала на землю, как пандус.

– Я стреляю! – предупредил напарник, и следом раздались громкие хлопки над моей головой. – Дым пошел! Можете выбираться наружу!

В крыше старой машины был второй люк, держащийся на внутренних петлях и закрывающийся на толстую полосу металла.

– Аванг, разреши мне пойти вместо тебя, – остановила меня Алиса, когда я собрался выбраться за стену следом за саперами. – Тебе там делать нечего, а я помогу выбрать место установки и прикрою, если рядом со стеной болтаются разведчики врага.

Я махнул рукой, мол, так и быть – лезь.

Когда девушка исчезла в белом облаке химического дыма, я забрался обратно на настил к своему временному напарнику.

– Ушли? – поинтересовался он.

– Ага.

Времени на установку саперы потратили пару минут, не больше. Еще минута у них ушла, чтобы добежать до места закладки и вернуться к стенам.

– Полезли!

Очень громкий крик наблюдателя заставил вздрогнуть от неожиданности. Я бросил взгляд на холмы и увидел, как из-за левого выскакивает стайка юрких багги и мотоциклов, следом неторопливо вылез громоздкий шушпанцер, собранный из тягача, полуприцепа и листов толстого железа. На месте переднего бампера находился треугольный отвал «щучья морда». Пожалуй, такой если не разрушит стену поселка, то как минимум серьезно повредит ее. Над кабиной из высокого полуприцепа торчала спарка крупнокалиберных пулеметов, еще по два люка расположились в бортах почти под самой крышей. Из них высовывались стволы менее грозного калибра.

Следом за первым выкатился еще один недотанк, на этот раз на гусеничном шасси, задняя часть которого была выше передней почти в три раза. Скорее всего, основой для него был японский тяжелый бульдозер, именно у них я видел такое шасси. Размером с маршрутное такси, в корме расположилась башенка с малокалиберной автоматической пушкой, по краям башенки были грубо приварены тубусы с, наверное, дымовыми гранатами.

Блин, просто цирк какой-то! Почему-то мне эти самоделки напомнили музей в Донецкой республике, созданный после окончания войны за независимость в… блин, забыл уже, плохо в школе учил историю. Но дело не в этом. Есть в Донецке музей под открытым небом, там выставлены образцы техники, с которыми на линию блокпостов с ополчением шли нацистские батальоны. В брошюрке писалось, что шушпанцеров в армии Автономной Украинской Республики (тогда еще просто Украина) было под сотню различных типов, но сохранилось всего около десятка. Лично я помню: трактор с надетой на него половинкой цистерны и дырой в передней части (внешний вид и особенно эта самая дырка дали очень неблагозвучное название данной модели); ЗиЛ, покрытый пластинами бетона; «Урал» с наваренными полосками металла в виде жалюзи, вроде бы из тонких рессор; КамАЗ из мусоровоза с наваренными листами железа, труб и всякого хлама, словно мастер разворовал пункт приема металла.

Пара багги, вырвавшиеся самыми первыми, остановились от стены метрах в четырехстах. Из каждой выбрались по два рейдера с длиннющими и толстыми трубами ракетных комплексов.

Пших! Пших!

С шипением, донесшимся до нас, из направляющих под воздействием вышибного заряда вылетели сигары реактивных снарядов, в нескольких метрах от стрелка у них с грохотом включился основной двигатель, и они с бешеной скоростью полетели в нашу сторону.

– Твою маман! – испуганно вскрикнул кто-то из игроков.

Почти сразу же с одной из башенок в глубине поселка в воздух взлетели несколько десятков ярко-голубых шаров, стреляющих во все стороны белыми искрами, как бенгальские огни.

Ракеты, которые успели пролететь уже две трети расстояния до нас, резво поднялись вверх и метнулись к «огонькам».

Трррр!

С треском, как будто великан резко разорвал свою рубашку, прозвучала очередь скорострелки с башни, вдребезги разнеся одну из ракет. Вторая «сигара» поцеловалась с обманкой и взорвалась высоко над нашими головами, не причинив никакого вреда.

– Йес! – крикнул кто-то и показал рейдерам «отрубленный локоть». – Вот вам! Подавитесь, гады!

Пара человек присоединились к крикуну, и их насмешки и улюлюканье неприятно резали слух.

Еще три раза рейдеры пускали ракеты в нашу сторону, но каждый раз те «клевали» на ловушки и бесполезно взрывались высоко в небе. А потом первый шушпанцер добрался до минной закладки, и…

Взрыв прозвучал под второй половиной трейлера, одним махом разлохматив всю корму, сорвав полуприцеп с креплений и перевернув грузовик на бок. Во все стороны полетели куски железа и земли. Оторванное колесо полуприцепа, обмотанное цепями для проходимости (или устрашения, это я точно сказать не могу), отлетело далеко в сторону, как кеглю сбило одного гранатометчика и врезалось в багги. От удара легкую машину проволокло по земле несколько метров. Дуги каркаса смялись, водителя наполовину выбросило на капот и там прижало смятыми деталями кузова.

Второй шушпанцер вильнул в сторону, съезжая с дороги и объезжая загоревшийся первый недотанк, и налетел на второй фугас, взорвавшийся под днищем гусеничной машины. Гусеницы и катки невероятно эффектно (спасибо за прорисовку и спецэффекты искинам и разрабам) брызнули во все стороны, отвалилась половина бронепластин, башня лопнула и сейчас напоминала корявый, полураспустившийся бутон тюльпана.

Все – больше фугасов не было, каждый сапер нес по одному такому заряду и пять мин попроще. Но и у противника техника осталась самая легкая – багги да мотоциклы. Несколько их машин проскочили опасную зону, потом один из байкеров наехал на мину и взлетел под облака в виде кровавых ошметков и перекрученных железок.

Страшный дождь не успел пролиться на землю, как еще одна мина сработала под багги с крупнокалиберным пулеметом на дуге. Машину разметало по окрестностям вместе с оружием и тем, что недавно было людьми и киборгами.


Вы повысили вторичную характеристику Хитрость +1.

Вы повысили вторичную характеристику Взрывное дело +2.


– Класс! – счастливо крикнул Суперпупс по командному чату. – Отбились! Без своих танков они не полезут дальше.

У парня уровень поднялся на единичку, вот он и радуется. Мне хоть и перепало опыта немало, но до следующей позиции не хватило чуть-чуть. А вот пара саперов скакнули сразу с десятого на двенадцатый.

Все вышло как и сказал мой напарник: понеся столь большие потери, рейдеры, оставив своих убитых и раненых под стенами поселка, умчались прочь.

– Пошли за плюшками? – спросил у меня Суперпупс.

– Пошли.

Награждал нас киборг с именем Торин. Гномье имя и гномий вид: невысокий, коренастый, с окладистой бородой и длинными волосами, заплетенными в косички. Массивный нагрудник, металлические сапоги и очень короткий, но толстый, похожий на ручную мортирку из седой истории, рельсотрон, болтавшийся на трехточечном ремне на груди. Работник игровой индустрии, который создавал его вид и придумывал имя, явно фанател от фэнтези. Или от работ Профессора.

– Ох, и помогла ваша команда! – довольно произнес он. – Заставили полетать этих гадюк! Ха-ха-ха! Молодцы, лучше всех справились.


Задание ПОМОЩЬ ОСАЖДЕННЫМ выполнено.

Поздравляем! Ваши заслуги были оценены по достоинству, и Вы получаете новый уровень.

Ваш уровень – 38!

У Вас имеется 5 свободных баллов характеристик.


– Награду самую лучшую выдам, неблагодарным меня не назовете, – продолжал разглагольствовать киборг. – Но получите намного лучше, если поможете поселку еще немного. Пока что вот… тебе… тебе, – он выложил на стол бластер с толстым стволом и пластинку с нанитами, повышающими Силу.


Вам предложено задание ОБЕЗДОЛЕННЫЕ СЕМЬИ.

Условие: отыскать потерявшихся детей.

Награда: опыт, вариативно.


«Аванг, я пас, – пришло сообщение в групповой чат от Суперпупса. – Шансы пятьдесят на пятьдесят, а после атаки рейдеров и вовсе один из трех. А не найдем или опоздаем со спасением, притащим мертвые тела – в поселке на нас волками будут глядеть. Репа же тут пригодится еще, на пятидесятом уровне выдаются несколько квестов с хорошими наградами. За детей нам такую не дадут».


Игрок Суперпупс покинул группу.

– Пока, – парень махнул рукой, потом сграбастал бластер, которой был его наградой, и двинулся в сторону ворот.

– Хм, даже так, – на лице «гнома» появилась кислая мина. – Жаль.

Я даже знал, о чем он жалел: будь неладна моя палаческая характеристика, которая в мирных поселениях, где чтят закон и порядок и не привечают жестокость, вызывает негатив у местных.

– Ты тоже оставишь детишек погибать? – хмуро посмотрел киборг на меня.

– Их уже рейдеры, наверное, давно убили, – пожал я плечами, сомневаясь в том, а стоит ли мне брать задание, сулящее кучу проблем.


Ваша репутация в поселке Рустова Пустошь снизилась до НЕДРУЖЕЛЮБИЯ.


«Вот урод же, – мысленно проклял я “гнома”. – Я же еще не сказал “нет” по заданию».

В этот момент к нам подошел высокий мужчина в шикарной тяжелой броне радикального черного цвета, но без шлема.

– Что тут у тебя, Торин? – спросил он киборга, окинув меня быстрым взглядом.

– Да вот… спасателей ищу, – буркнул тот.

– И как?

– Да никак! – внезапно взорвался он. – Нормальный ушел, который рейдеров пощипал как следует. Остался только вот этот.

Я удостоился очередного взгляда «черного», на этот раз более пристального.

– Ну и дурак ты, Торин. Этот парень и покрошил тех сволочей в броневиках, именно его роботы поставили мины, на которых рейдеры в небеса улетели, – осуждающе покачал человек головой, переведя свой взор с меня на земляка. – Если кто и поможет детям, то только он.

– Да он против! – вскинулся «гном».

– Еще бы ему не быть против, когда ты ему за уничтожение бронегруппы рейдеров такую чушь суешь! Он и думает, что мы скупые, как торгаши в мегаполисах. Ну-ка, подай мне из своего черного ящичка такую же вещичку.

У гнома аж руки затряслись, а взгляд стал тоскливым и умоляющим, как у мультяшного котика.

– За спасение детей еще и плату брать?!

– Живей, Торин! – подогнал его окриком «черный».

Тот опять что-то произнес, но тихо совсем, так, неразборчиво пробурчал себе под нос. Одновременно с брюзжанием поставил перед собой железный ящик, окрашенный в черный цвет, с цифровым замком. Набрав длинную вереницу знаков, скрывая их при этом даже от своего товарища, гном через полминуты откинул вверх крышку и достал два предмета – пластинку с нанитами для увеличения характеристики и чип с чертежом.

– Вот, хватит с него, – буркнул он, передавая их человеку, и сердито зыркнул в мою сторону.

– Друг, смотри, – «черный» не обратил ни малейшего внимания на эмоции Торина и дружелюбно обратился ко мне: – Вот это твоя награда за помощь в недавнем бою. Думаю, плюс пятнадцать к Силе тебе пригодится, а это чертежи мины «Голиаф-один», начинающей ветку «голиафов». Они твои, если спасешь наших детей.

– Минуту можно подумать? – попросил я и тут же, не дожидаясь ответа, полез в «тотошку» смотреть информацию про мины.

Мина была самоходная, из так называемых умных. Имела собственную маскировку, защиту от сканирования и способность различать цели. Поставленная в одном месте, она контролировала площадь в несколько сотен квадратных метров. По сигналу оператора или действуя по алгоритму, она меняла местоположение, выбирала перспективную цель и подрывалась. При этом с подрывом все было непросто. Сразу несколько вариантов имелось: прожечь кумулятивной струей броню, сработать как мощный фугас, или же подскочить вверх и взорваться в воздухе, накрыв значительную площадь раскаленной плазмой и сотнями высокоскоростных осколков. В ветке было три типа мины – «Голиаф-1», «Голиаф-2» и «Голиаф-3». Последняя мина была на порядок мощнее, засечь ее могли только самые продвинутые сканеры, имела лучшую систему маскировки и защиты от обнаружения всеми возможными способами. Легко меняла свою форму: могла растечься по поверхности толщиной в несколько сантиметров, заполнить пустоту, прилипнуть к вертикальной преграде или потолку, затечь в узкую щель и там встать на боевой взвод. При атаке цели взрывалась единым целым или разделялась на несколько фрагментов, чтобы поразить несколько важных узлов. Это было особенно хорошо против тяжелой техники. Конечно, джагернаута не остановит, но танк ниже классом покалечит неплохо. Пара таких «голиафов» сегодня остановили бы атаку рейдеров одномоментно и с полным уничтожением противника.

А стоит такой чертежик… ого!!!

– Я согласен, – сообщил я свое решение. – И мне нужны подробности по детям: сколько, кто, где видели в последний раз.


Вы приняли задание ОБЕЗДОЛЕННЫЕ СЕМЬИ.

Условие: отыскать семь детей, пропавших перед нападением рейдеров.

Награда: опыт, чертежи самоходной мины «Голиаф-1».


– Всего исчезло семь ребятишек. Две близняшки – Ми и Ло четы Холпич, каждой по семь лет, Майкл Шост восьми лет, Дункан Брагов восьми лет и трое детишек из семьи Смит: шестилетняя Эльза, семилетняя Фрости и девятилетний Александр. Они ушли в сторону тех холмов, откуда сегодня к нам пришли рейдеры.

– Что они там делали? – удивился я.

До холмов этим крохам больше часа топать на своих двоих, да и вообще очень опасно отпускать детей так далеко от поселка в подобных местах.

– Собирали съедобные цветочные луковицы. На холмах они растут в изобилии. С ними была грузовая платформа с автоматической пулеметной установкой. Она их возила и защищала от опасностей, к сожалению, против рейдеров ничего сделать не смогла.

– Не могли их убить?

Гном сердито засопел после моих слов.

– Нет, – отрицательно мотнул головой собеседник, – не могли. Если сразу не заявили о них как заложниках, то забрали к себе в поселок. После таких потерь они их станут воспитывать в своих правилах, и через несколько лет наши дети возненавидят свой родной поселок, родителей, друзей.

– Жестоко.

– Это же рейдеры, – пожал плечами мужчина. – Я дам тебе нюхача, чтобы ты не потерял след. Когда окажешься рядом с кем-то из детей, он даст тебе это знать. Напали на нас рейдеры из трех кланов – «Кровавые Когти», «Скелеты Смерти» и «Гиены Бога». Кто-то из них и забрал себе детей. Больше всех потерь понесли «гиены», но у них сил осталось мало, чтобы заявить права на ребятишек… но кто знает, что там, в итоге получилось. Имей это в виду.

– Хорошо, я все понял. Давай своего нюхача, и я прямо сейчас отправляюсь на поиски детей.

Когда отходил от этой парочки, то услышал тихую фразу «черного»:

– Торин, ты такой дурак… это же бессмертные, им наплевать по большей мере на нас и наших детей, важнее власти, денег и редких вещей для них нет ничего. Ты мог его оскорбить своим поведением, и тогда…

Окончание отповеди «гному» мне не удалось дослушать, так как отошел уже далеко от них.


Глава 18

«Нюхач» оказался небольшим дроном, размером с апельсин, и с четырьмя штырями-антеннами. Был похож на первый в мире спутник ПС-1, только в миниатюре. Он висел в воздухе в полуметре от земли, иногда резко взмывая метров на пять вверх, зависая на несколько секунд и камнем падая на прежнюю высоту.

Дрон легко поддерживал скорость моих машин, следуя впереди колонны, и уже скоро я стоял рядом с остатками уничтоженной гравиплатформы. Пулеметная установка-дрон была с мясом вырвана из креплений и лежала в нескольких метрах от платформы, вся мятая и перекрученная.


Задание ОБЕЗДОЛЕННЫЕ СЕМЬИ обновлено.


– Алиса, ты можешь что-то сказать по детям?

Роботесса совершенно по-человечески пожала плечами:

– Я диверсант, а не сыскарь.

Вдруг дрон громко запищал и метнулся в густые кусты и там завис над каким-то предметом.


Мертвый рейдер-скаут.

Уровень 8.

Принадлежность: клан «Мясные Черви».


Мертвецом оказался совсем молоденький парнишка. На вид ему было не больше шестнадцати-семнадцати лет. Одет в кожаную сбрую из десятков ремешков, на которые были пришиты пластинки пластиковой брони. Такая защита спасет разве что от ножа да слабой пистолетной пули, что-то серьезное просто не заметит такой смехотворной брони.

В животе у покойника торчал простенький нож с лезвием из стеклостали и рукояткой, обмотанной кожаным шнуром. Выдернув оружие из раны, я прочитал на клинке корявую надпись, сделанную чем-то острым и твердым:

– Александр Смит! Хм, пацан самостоятельно привалил рейдера?! Силен… Однако, что за Черви тут взялись, откуда?

Задание ОБЕЗДОЛЕННЫЕ СЕМЬИ обновлено.


Больше ничего полезного отыскать не удалось. Из всемирной сети узнал, что «Мясные Черви» это небольшой клан рейдеров. По меркам этой братии – клан трусов и слизняков. Мнение сложилось из-за того, что «черви» действовали исподтишка, предпочитая воровать нужное им или прибарахляться на местах недавних сражений, чем самостоятельно лить свою и чужую кровь. Точнее, чужую они готовы были лить хоть цистернами, а вот свою берегли. Если все рейдеры считались стервятниками, то «черви» среди них были стервятниками в квадрате.

Трудностей добавил факт, что у рейдеров было очень мало поселков. Обычно они занимали захваченные поселения или подбирали для временной базы наиболее сохранившиеся здания в руинах. И обязательно с отличным подъездом, чтобы успеть вскочить в свои багги и на байки, притопить педаль газа и умчаться прочь от опасности. Долго там не сидели, следуя старой пословице: волка ноги кормят.

На форуме самое полезное смог выцепить – это район, где в последнее время видели множество «червей». Именно туда я и направился. Вскоре разведчики и Алиса разбежались в разные стороны, собирая информацию.

– Вот здесь, на старой парковке, десятка три рейдеров собрались, – Алиса на моей карте указала нужную точку. – Ближе подобраться не смогла, так как скауты могли заметить меня и открыть стрельбу.

– Поехали.

Через полчаса грохочущая и ревущая колонна из двух тяжелых транспортов, легковой машины и гравибайка приблизилась к старой автостоянке, обнесенной ржавой сеткой. На встречу с рейдерами я отправил одного разведчика с белой тряпкой. Сам же остановился в трех сотнях метров от бандитов со всем отрядом и изготовился к бою. Алиса ушла еще раньше с несколькими слабыми минами, чтобы устроить засаду с обратной стороны стоянки на тот случай, если рейдеры решат сбежать до переговоров. Убивать никого не собирался, а вот побить технику вполне можно, которая для бандитов сродни лошадям древних кочевников.

Через десять минут от разведчика пришло сообщение, что меня ожидают для беседы. Одного.

– Ага, как же, – хмыкнул я и приказал одному саперу идти с собой. С собой он нес фугас, который с гарантией разнесет всю автостоянку, случись его применить.

Ждал меня совсем не теплый прием.

– Эй, кому было сказано, чтобы один пришел? – раздался визгливый голосок одного из рейдеров, чумазого, с темно-зеленым высоким ирокезом на голове, в легких пласткерамических доспехах, прикрывающих торс, плечи и бедра.

На меня со всех сторон смотрели стволы винтовок, автоматов, шотганов, пара придурков даже навели противотанковые ракетометы, которыми сегодня их коллеги пытались разрушить стены в поселке. Между мной и отрядом рейдеров было метров пятнадцать, так что взрыв двух ракет изрядно приложит и по самим бандитам.

– Захотелось, вот и пришел, – нагло ответил я. – Или вы настолько трусливы, что можете говорить только с одним, а сразу два оппонента заставляют вас прудить в штаны? Кстати, скажите тем придуркам с ракетами, что если они выстрелят, то достанется всем.

В рядах рейдеров возникла сутолока, ракетометчикам тут же досталось по ушам от своих товарищей, причем врезать желал чуть ли не каждый. А пока суд да дело, я успел приблизиться чуть ли не вплотную к их строю.

– Эй, ну, может, уже хватит их лупить? – крикнул я. – У меня к вам разговор есть.

И опять в одну секунду все наставили на меня оружие.

– Ты… – зашипел все тот же панк.

– У меня фугас, который разнесет всю стоянку в одно мгновение. Тех, кто выживет, добьют мои разведчики и диверсанты, – спокойно произнес я. – Сегодня я такими же зарядами остановил наступление, уничтожив ваши броневики.

Все замерли. Со лба панка стекла крупная капля пота, оставив грязную дорожку на его чумазом лице. Если несколькими часами ранее меня злила палаческая способность, то сейчас я был доволен функцией «Камикадзе», которая вместе с фугасом и сапером за моей спиной делала из этих психопатов чуть ли не школьников на приеме у стоматолога.

– Друг, не нужно угрожать. Убери свою мину и скажи, зачем к нам пришел?

Из рядов рейдеров вышел ко мне крепкий мужчина, человек, весь покрытый наколками-нанитами, усиливающими его характеристики. Очень высокий, пожалуй, на пяток сантиметров выше меня, в плечах широк, как шкаф. Голова выбрита до блеска, точно так же сверкали щеки и подбородок, очищенные бритвой от малейших следов растительности. Учитывая жизнь рейдеров, такая щепетильность в уходе за своим обликом требовала изрядной силы воли и времени. Его лицо пересекали два шрама, один шел от левого виска к правому, пересекая нос и оставив на переносице безобразный след, второй начинался на лбу, делил левую бровь пополам, левую щеку и заканчивался возле уголка губ. Эдакий крест на лице, добавляющий жути и брутальности и так не слабому амбалу-вышибале.


Крест.

Рейдер.

Уровень: 61.

Принадлежность: банда рейдеров «Мясные Черви».

Отношение: недружелюбность.


– Сегодня вы похитили детей из поселка, я пришел за ними.

– Мы…

– Если собрался соврать, то три раза подумай, а стоит ли? Я видел вашего убитого, и прикончил его поселковый мальчишка. Неужели после этого вы их отпустили или убили на месте? Тел там нет, а отпустить молодых и крепких детей, один из которых показал свою силу… хм, я не считаю рейдеров настолько глупыми.

Крест громко скрипнул зубами, потом с досадой произнес:

– Все верно говоришь, прав на все сто. Но детей у нас нет – «гиены» забрали себе.

– «Гиены»? – нахмурился я. – «Гиены Бога»?

Тот кивнул.

– «Гиен» сильно потрепало в бою, разве могли они сохранить такой ценный приз у себя? – засомневался я.

Среди рейдеров возникло оживленное шушуканье, пару раз до меня донеслось что-то вроде «…они слабые…», «…у гиен можно поживиться…», «…перерезать им глотки, а потом…».

– «Гиен» поддерживают «Кровавые Когти», против этих двух банд остальные не пойдут. Скорее всего, детей поделили пополам, мальчишек забрали «гиены», чтобы бойцов восполнить, а девчонок взяли «когти», они любят побаловаться со свеженькими и возраст им не помеха.

– Гадство, – негромко выругался я.

Теперь еще искать отстойники этих рейдерских группировок, а часы-то тикают. А если с детьми, особенно девочками, что-то случилось, то… лучше не думать о таком, верю, что в игре искины такого не допустят.

– Послушай, – неожиданно сказал собеседник, – тебе же нужны эти дети?

– Нужны. Ты что-то хочешь дельное предложить?

– Хочу. Мы можем вместе напасть на «гиен» и освободить кого-то из детей, а потом расспросить пленных и узнать о «когтях». Как тебе такое предложение? – на последних словах рейдер прищурился.

– И что ты хочешь за это, Крест?

– Всю добычу. Твои лишь дети, все остальное наше.

– Идет, – кивнул я. – Выдвигаемся прямо сейчас. Ты идешь со мной, Крест.

– Что?! – вспыхнул тот и тут же успокоился. – Хорошо, иду. Понимаю, что ты нам не доверяешь, но и сильно не рассчитывай, что как заложнику мне цены не будет. У нас другие правила, бессмертный. Пусть мы родились на Земле, и нет наших клонов в космосе для перерождения, но жизнь, особенно чужую, мы плохо ценим, совсем как вы, ха-ха.

Рейдеры собрались быстро, уже через десять минут вперед умчались скауты на байках, следом тронулись багги, потом покатил мой транспорт и легковушка, за ними остатки рейдерской техники – бензовоз и два передвижных форта из старых тягачей с полуприцепами. Самым последним катил мой броневик. Ах да, чуть не позабыл упомянуть Алису, которая скрывалась рядом среди руин на своем гравибайке, являясь моим козырем на случай осложнений.

К стоянке банды «Гиены Бога» мы подошли уже в темноте. Именно подошли, чтобы не сообщать врагам о своем появлении грохотом моторов мотоциклов и машин. Несколько скаутов-«червей» ушли на разведку и через двадцать минут притащили информацию.

– Всего двенадцать их там, сидят в яме, въезд только один и там сидят два наблюдателя с пулеметом и гранатометом. Но на байках можно с одной стороны проскочить по насыпи и свалиться прямо им на головы. Техники у «гиен» почти не осталось, так, пара тачек и пять байков, да и то там несколько из них требуют ремонта.

– Детей видели? – спросил я разведчика.

Тот недовольно посмотрел на меня, потом перевел взгляд на Креста.

– Скажи ему, – приказал тот.

– Есть дети, два пацана сидят на цепи рядом с одной из машин, – сквозь зубы произнес он.

«Еще один наблюдатель на насыпи с той стороны, где шакалы собрались заехать на своих байках. У него “дикобраз”, и на середине насыпи растянут десятиметровый “гейзер”», – пришло сообщение от Алисы.

«Гейзер» – это простенькое, уже готовое минное заграждение. Широкая лента сантиметров в двадцать или двадцать пять, различной длины, которую растягивают, если нужно быстро создать защитный периметр и потом так же быстро его снять. На ней приклеены плоские заряды, чаще всего это начинка с фосфорно-магниевой основой и датчик движения, служащий и детонатором. Ставится «гейзер» в тех местах, где возможен скоростной прорыв противника – например, как собрались лихо свалиться с насыпи «черви» на головы «гиен». Как только над взрывной шашкой (впору будет называть блином за ее толщину) возникает какая-то цель, тут же следует направленный вверх взрыв. Это похоже на мощный бенгальский огонь с продолжительностью в пару секунд. За это время цель обрабатывается сотнями капелек особой смеси, которая прожигает даже тонкий металл. Моим союзникам от «гейзера» достанется по полной в их легких доспехах и на простых мотоциклах.

Кто избежит мин, попадет под выстрел «дикобраза». Это тяжелый игольник, аналог дробовика, похожий на то, словно безумный конструктор насадил на конец насадки для бесконтактной мойки автомобиля шар из кегельбана, в котором с одной стороны сделал сотни крошечных отверстий-каналов. В них до поры прятались бронебойные иглы, прошивающие на дистанции до пятидесяти метров почти все виды легких доспехов, не защищенных силовым щитом. Одним нажатием на спуск стрело́к запускал в полет несколько сотен крошечных стре́лок, которые на расстоянии пятнадцати метров от стрелка полностью покрывали фронт примерно в восемь метров и в высоту до трех. Для перезарядки требовалось скрутить «шар» и накрутить новый.

– Насыпь заминирована «гейзером», и рядом сидит стрелок с «дикобразом», – сообщил я Кресту.

– Откуда… – удивился было тот, но потом в его глазах мелькнуло понимание. – Вот значит как, подстраховался, значит. – Потом спросил у своего скаута: – Ты никого не видел рядом с собой, не почувствовал чужаков?

Тот задумался на несколько секунд и отрицательно мотнул головой.

– Нет, Крест, никого рядом не было, или они лучше меня и моих парней, – уверенно сказал он.

– Ладно, ступай, – отпустил его главный рейдер, после чего посмотрел мне в глаза. – Диверсанты? Волкодавы? Тени? Кого ты с собой притащил? И зачем тебе мы, если у тебя такие спецы имеются?

– Чтобы время не терять на поиски, ведь вы знаете местность лучше, и в качестве прикрытия. Да и не все равно тебе, кто там бродит в темноте поблизости, если они тебе не угрожают? Главное, ты не соверши ошибки, и все так и останется, – ответил я ему.

– Они могут убрать наблюдателей и мины? – поинтересовался Крест.

«Алиса, насыпь очистить сможешь?» – спросил я роботессу.

«Да, мне это по силам. Там сидит простой боец, не скаут. Меня он не заметит даже тогда, когда я его убью», – откликнулась подчиненная.

– Насыпь вот-вот будет чистая, – сообщил я Кресту. – На тебе прочие наблюдатели и атака лагеря «гиен», потом мои подключатся. И смотри, чтобы дети не пострадали!

– Поучи еще, – буркнул тот.

«Гиены» считали себя в безопасности до самого последнего момента. Только после того, как на месте наблюдателей возник огненный шар от взрыва противотанковой гранаты, бойцы разгромленной банды засуетились.

«Алиса, постарайся вытащить детей, иначе могут попасть под случайный выстрел или осколок, а то мне доверия не внушают эти укурыши», – попросил я девушку.

«Сделаю».

Рейдеры сами загнали себя в ловушку, устроив логово на месте подземной парковки. Она давно обвалилась внутрь, и получилась яма с достаточно ровной поверхностью (разумеется, по воле разработчиков локации), а по краям разрушенные здания создали высокие валы, по которым непросто взобраться, если ты не горный козел, кошка или обезьяна. Единственное место для удобного проникновения в яму сверху по насыпи защищал часовой и мины, с которыми перед самой атакой разобралась моя роботесса.

С ревом и улюлюканьем на головы «гиен» посыпались «черви» на байках, разгоняясь по насыпи и с высоты нескольких метров падая в яму. Из прохода в это время вырвались несколько багги, в которых ревели и визжали «черви», объевшиеся стимуляторов и наркотиков перед боем для храбрости. При этом шакалы пустошей лупили из всего стреляющего в сторону своих коллег, которые после разгрома превратились в жертв.

«Дети у меня, – пришло сообщение от Алисы. – Я укрылась с ними рядом с насыпью в яме, выбраться сложно – тут одна стрельба и взрывы. Похоже, этим психам наплевать на пленных и добычу».

Рейдеры, будучи не обремененными тяжелыми доспехами и техникой, на несколько минут опередили меня и штурмовиков. Когда я вошел со своим отрядом в лагерь «Гиен Бога», там все было кончено.

– Алиса?! – громко крикнул я и завертел головой по сторонам. – Алиса!!!

Точка на карте, показывающая роботессу, светилась поблизости, но саму девушку я не видел.

Из какой-то щели совсем рядом со мной, в которой разве что кошка могла поместиться на первый взгляд, вылезла окликаемая. Потом присела на корточки и помогла из той же щели вылезти трем мальчишкам.


Задание ОБЕЗДОЛЕННЫЕ СЕМЬИ обновлено.


– Мы выполнили сделку, – сказал мне Крест, неслышно подошедший с правого бока. – Вон твои детишки!.. О-о, а это кто? Твоя шпионка?

Он сально осклабился, на миг отвел взгляд в сторону от роботессы, чтобы подмигнуть мне. Но за это время Алиса включила маскировку и растворилась в потемках и дыме от горящих машин.

– Вот кто за нами наб… Куда она подевалась? – рейдер завертел головой по сторонам, вскинув оружие к плечу. – Эй, скажи ей, чтобы не пряталась, я этого не люблю!

– Я тоже не люблю, когда нарушают договоренности, – сказал я ему. – Ты и твои наркоши чуть не убили детей и прикончили всех «гиен». У кого мне спрашивать теперь, где искать остальных?

– Полегче! – возмутился тот и решил направить ствол в мою сторону, но неожиданно возникшее лезвие лучевого клинка у его плеча заставило выпустить оружие и замереть на месте. – Ты чё, брат? Я же от нервов дернулся! Мы же союзники!

– Не брат ты мне, гнида. И ты сам нарушил наш уговор.

– Не нарушал! Вон твои дети, а нам все остальное! Мы на это забивались! – громко, истерично выкрикнул Крест.

Судя по расширенным зрачкам и едва заметному подергиванию мышц лица, он, как и его товарищи, хорошенько взбодрился перед боем некими препаратами, которых в игре быть не должно, но они почему-то есть.

– Ты мне обещал узнать от пленных, куда отдали остальных детей.

– Будет тебе пленный, там есть один! Шлек!!! Тащи урода!!!

Через пять минут я увозил в салоне транспорта трех мальчишек и израненного рейдера из банды «Гиены Бога», единственного, кто выжил в бою и не был прикончен сразу же. Но вряд ли он был этому рад – «черви» собирались как следует покуражиться над ним, заставив помучиться перед смертью. Так что со мной ему очень повезло. Оставляя ненадежных союзников, я приказал установить фугас перед выездом из ямы, предупредив о нем «червей». Так я имею шансы затеряться среди руин, пока рейдеры будут перебираться через насыпь и перетаскивать свою технику, если в их прожаренных мозгах возникнет мысль напасть в темноте на мой отряд. Деактивировать минную закладку им будет не по силам, нет у них таких умельцев.


Вы повысили вторичную характеристику Хитрость +1.

Вы повысили вторичную характеристику Взрывное дело +1.

Поздравляем! Ваши заслуги были оценены по достоинству, и Вы получаете новый уровень.

Ваш уровень – 39!

У Вас имеется 10 свободных баллов характеристик.


– М-да, у них с мозгами оказалось еще хуже, чем думал, – вслух произнес я, когда пришли сообщения. – Вот дебилы-то.

«Мясные черви» решили рискнуть – проскочить мимо заряда или обезвредить его, но у них ничего не вышло. А если Крест направил на это дело штрафников, решил живыми телами очистить путь, то все равно не сильно преуспел в этом, так как взрывчатка должна была разрушить дорогу, и шакалам пустошей все равно придется покорячиться, вытаскивая свою технику из ловушки. Эх, на редкость неудобное место для стоянки выбрали остатки банды «Гиены Бога».


Штырь.

Рейдер. Уровень 44.

Принадлежность: банда «Гиены Бога».

Отношение: агрессивность, боязнь.


Я посмотрел на связанного избитого пленника, лежащего на полу у моих ног, и произнес:

– Поговорим, Штырь?

– О чем?

– О твоей дальнейшей судьбе. Поможешь мне, и будешь жить, нет – выброшу прямо как есть из машины, развязывать не стану, а там или мутанты тебя первыми найдут, или «черви».

Тот заскрипел зубами и захрипел от едва сдерживаемой злости.

– Что нужно? Спрашивай, – сказал он.

– У вас в плену трое мальчишек было, вместе с ними вы захватили еще четырех девочек, и вот они-то мне и нужны. Расскажешь о них – отпущу живым, разумеется, после того, как освобожу детей. А если поможешь освободить, то, – я указал на гатлинг в руках ближайшего бронда, – вот такой пулемет подарю. Слово даю в этом, Штырь.

Рейдер почти не думал над моим предложением.

– Я готов помочь и рассказать. Это вообще дело плевое – детей увезли в Гремящую хижину на краю Зеленого провала. Там их закроют на ночь и утро, а завтра к полудню заберут назад… ну, если не окочурятся.

– Что?! Рассказывай подробнее про эту хижину и провал.

– Да там рассказывать-то. Есть провал большой, на том месте до войны стоял город или завод какой-то с химией. Ну а как начали гвоздить люди с роботами друг по дружке всем чем ни попадя – от протонной ракеты до сейсмобомбы, так и стали города под землю уходить или горы в чистом поле вырастать. Вот так и появился тот провал, из него ночами зеленый туман лезет, ядовитый, страсть! Видать, не самое полезное производство там до Катастрофы имелось. А неподалеку на холме стоит хижина, в которой ночами звуки страшные раздаются, будто сразу десятки механических часов работают, стрелки двигают. Отрава до хижины чуть-чуть добирается, до конца не убивает, но мозг мутит конкретно, а от звука часов и вовсе тошно становится, прямо так и тянет убежать прочь, лишь бы не слышать, – торопливо стал объяснять мне пленник.

– А дети здесь при чем? Зачем их травить и сводить с ума? – нахмурился я.

– После ночи в том месте они позабудут о старой жизни и тронутся рассудком. Из этих девчонок «Кровавые Когти» вылепят таких фурий, что от их имен все дрожать будут. Говорят, что знаменитый Палач-Без-Кожи подростком там переночевал, когда спасался от погони. После этого от его имени даже наши вожаки бледнеют и колесами для храбрости закидываются.

– Дорогу к тому провалу хорошо знаешь?

– Хорошо, – заверил он меня, – но лучше утра дождаться, а то в темноте нарвемся на мутов каких, и ночью от Зеленого провала самой сильной отравой тянет, загнемся быстро.

– Я робот, Штырь, если ты не заметил.

– Ну, значит, я загнусь, а мне еще пожить хочется и пулемет обещанный получить.

– Не загнешься, не стану я тебя с собой брать. Посидишь в сторонке, пока я с бойцами схожу в хижину за детьми.


На месте мы оказались в два часа ночи, благополучно миновав все опасности по пути. За это стоило поблагодарить Алису, которая на своем гравибайке бесшумно разведывала путь и потом вела колонну самой тихой дорогой, обходя засады мутантов, чужих и безумных роботов.

Провал был виден издалека. В той стороне висело облако зеленого цвета, подсвеченное снизу.

– Откуда свечение, Штырь? – поинтересовался я у рейдера. – «Когти» со своими машинами стоят и костры жгут, или фонари поставили?

– Чего? – нервно ответил собеседник и так широко распахнул глаза, что стал похож на анимешного персонажа. – Да никто в своем уме не подойдет ночью к этому месту, там зеленый призрак иногда вылезает и всех убивает.

– А поподробнее? Что за призрак? Почему до этого молчал? – насторожился я.

Штырь замялся, отвел в сторону взгляд.

– Ну… я это… забыл типа, – промямлил он. – Честно забыл! Кровавым Богом клянусь!

Но что-то не верилось мне в его честность. Тут еще и Алиса рядом появилась и с нескрываемым презрением на лице сказала:

– Рассчитывал, что его одного оставят, пусть даже и связанного, а потом с нами разберется призрак. После этого ему останется освободиться от пут, дождаться утра, когда яд исчезнет или хотя бы ослабеет, сходить на место боя и собрать трофеи. Может быть, и детей заберет, чтобы потом продать другой банде.

Рейдер под ее взглядом скукожился и боялся поднять глаза, кажется, даже потряхивать его стало от страха.

– Что молчишь, Штырь? – спросил я его. – Все так и есть? Так ты думал поступить – отправить нас в засаду, а самому с утра поживиться на наших останках и детей забрать? И не побоялся бы, что «Кровавые Когти» тебя потом отыскали бы и прикончили за воровство?

– Так, – прошептал он. – Только не стал бы продавать никого, из девчонок новую банду создал, «Гиен Бога» воскресил бы. А «когти»… что они мне, если рядом с хижиной ваши следы остались бы? Подумали б, что бессмертные случайно оказались рядом и освободили детей.

– Видала, Алиса, как у него все по полочкам разложено? – хмыкнул я. – После такой исповеди даже в живых не хочется оставлять тебя, Штырь.

Тот съежился еще сильнее, со стороны казалось, что высокий молодой мужчина стал ростом в два раза ниже. Ко всему прочему у него стали заметно дрожать коленки, и рейдер то чуть не падал на них, то находил силы слегка распрямляться, оставаясь на ногах.

– Ладно, живи, – махнул я рукой и потом добавил: – Пока живи, до следующего проступка, но после этого уже не взыщи, Штырь.

В энциклопедии про Зеленый провал значилось не очень много. Безлюдная локация без всяких полезных ништяков и достаточно опасная – порой на ней появлялся Жнец Смерти и устраивал кровавую мясорубку посторонним. Иногда его уничтожали, считая боссом уровня, но ничего он не приносил в награду, только груду металлолома или оплавленную радиоактивную дыру в земле, если повреждалась энергоячейка. При этом после каждого уничтожения робот появлялся вновь, но уже меньшего уровня, чем был. Заниматься раскрытием секрета всем было лень, так как пользы в том никто не видел. Кланы наплевали на локу, а одиночки быстро махнули рукой, когда несколько раз теряли жизнь или уничтожали противника без пользы для себя.

Жнец Смерти – элитный боевой юнит на базе роботов. Аналог Шагающей Смерти – еще один высокоранговый юнит у роботов. Шагающая Смерть – пятиметровый прямоходящий робот гуманоидного типа, со средним искином на месте мозгов, в центре туловища был установлен средний деструктор. Со стороны смотрится так, словно вместо головы и части грудной клетки великану-рыцарю поставили реактивный двигатель от истребителя соплом вперед. Вот из этого сопла вырывался смертоносный луч, расщепляющий на атомы все на своем пути, а бил робот на полкилометра. У такой мощной пушки был, к слову, минус, и даже не один. Во-первых, с расстоянием мощь выстрела падала, и если на ста метрах деструктор распылял средний танк, то в полукилометре был опасен только пехотинцу в тяжелой, высокоранговой броне. Далее, луч был эффективен против материальной брони, но с энергетической справлялся хуже. И третье, перезаряжался около десяти минут. Но, несмотря на такие недочеты, противником Шагающая Смерть был невероятно опасным. В качестве дополнительного оружия, чтобы не быть мальчиком для битья в минуты перезарядки, на одной руке робота была установлена пятнадцатимиллиметровая (стандарт, но за баллы и еры можно было уменьшить или увеличить калибр, тем самым увеличив скорострельность или мощность выстрела) гаусс-пушка, а на второй красовался лазерный гатлинг, не чета тем, которыми мои штурмовики вооружены.

Жнец Смерти – робот на летающей гравиплатформе. От Шагающего ему досталась часть торса, но без «сопла» деструктора, обе конечности с тем же самым вооружением – гаусска и гатлинг. Вид вполне нормален – голова, плечи, руки, грудь, но на каждом плече по небольшой турели кваркового расщепителя. Замена деструктору так себе, но зато скорострельнее и за десять минут с близкого расстояния обе турели легко справлялись с тем же средним танком.

Был и квест на этой локации: требовалось узнать секрет хижины, откуда появилась, зачем стоит и что скрывает. Но выполнить его так никто и не смог. Здание взрывали, давили, пробовали разобрать на части (в чем никто не преуспел, слишком толстые и прочные оказались листы стали, которые сварил между собой неведомый зодчий). Мало того, квест получал не всякий, а лишь тот, кто слышал странный стрекочущий звук, напоминающий работу часового механизма или механического таймера. Но и это не все: звук появлялся лишь в присутствии неписей, которые нейтральны или дружественны игроку, и чаще всего в темное время суток, а затащить в эту локацию подобных личностей было той еще задачкой.

– Алиса, ты можешь справиться со Жнецом Смерти? – поинтересовался я у роботессы, закончив лазать по форумам.

– Если он слабее меня развит и под рукой окажется несколько качественных фугасов. В прямом противостоянии я ему не соперница, – пожала та плечами. – Как понимаю, тот зеленый призрак и есть Жнец?

– Угу, – кивнул я. – Вот бы его завалить – столько опыта!

Алиса покрутила пальцем у виска.

– Да я пошутил, – вздохнул я в ответ. – Заберем детей и сразу же уйдем.

– Сейчас пойдем или утром?

Я на несколько секунд задумался, просчитывая варианты: утром безопаснее, ведь призрак появляется только в ночное время и крайне редко днем, а сейчас безопаснее для детей – за ночь они могут надышаться отравы настолько, что потом им серьезное лечение потребуется.

– Сейчас нужно идти, а то с детьми может беда случиться.

Вышли вдвоем – я да Алиса. Жнецу Смерти все равно скольких убивать – двоих или два десятка, ведь мои бронды ему не соперники. Лучше всего было бы отпустить роботессу одну, но четырех девчонок она одна не утащит.

Как только оказался в ядовитом тумане, тут же пришло сообщение:


Внимание! Агрессивная субстанция! Опасность для биологических тканей – 100 %, для металлических частей – 25 %!

Высокая проникающая способность вещества! Ваше снаряжение не обеспечивает должную герметизацию! Немедленно покиньте опасную территорию!


Я мысленно выругался, уже представляя, что скоро меня ожидает, когда отрава просочится в щели бронекостюма. Хорошо еще, что в технических отсеках транспорта обнаружились толстые пластиковые мешки, предназначенные для ядовитых отходов. Вот в них я и собирался посадить детей, чтобы сохранить их от воздействия химии.

Алиса включила маскировку и пропала в светящемся зеленоватом тумане, иногда только подсказывала, куда шагать, и сообщала о препятствиях на моем пути или приказывала остановиться и лечь на землю.


Вы получили 2 единицы урона!

Вы получили 3 единицы урона!

Вы получили 1 единицу урона!..

Туман наконец-то нашел дорогу к моему драгоценному телу и принялся откусывать от него по кусочку. Выше трех хитов урон не поднимался, но зато был частым.

«Аванг, ложись!»

Я машинально последовал приказу и растянулся на пропитанной химикатами земле, замер. Прошла минута, другая, а роботесса все молчала, отчего я начал волноваться. Новое сообщение пришло на исходе седьмой минуты.

«Поднимайся и быстро, но тихо иди вправо по диагонали, через двадцать шагов поворачивай на прежний курс».

«Что случилось?»

«Несколько минут назад мимо меня пролетел Жнец Смерти. Он в полтора раза сильнее меня».

Ого, почти восьмидесятый уровень! И к нему стоит приплюсовать тот факт, что этот робокентавр из элитной линейки.

Чтобы пройти три километра до хижины, пришлось потратить час с лишним. За это время Жнец Смерти трижды проходил совсем рядом. Если бы не Алиса, которая вовремя успевала заметить врага и однажды отвлечь его внимание на себя, когда этот танк попер прямо на меня, то миссия могла провалиться.

Но все рано или поздно заканчивается, закончился и наш путь на вершине высокого холма рядом с хижиной, собранной из ржавых мятых железных листов. Ничего особенного строение собой не представляло – прямоугольник шесть на двенадцать метров по сторонам и около трех в высоту. Ядовитый туман сюда не поднимался, и я наконец-то смог вздохнуть свободно и забыть на время про мельтешение цифр урона.

Четыре девочки сидели в тесной клетке, сваренной из старой арматуры, которой полно на развалинах городов.


Задание ОБЕЗДОЛЕННЫЕ СЕМЬИ обновлено.


– Ми, Ло, Эльза, Фрости? – спросил я. – Не бойтесь меня, я ваш друг. Меня попросили найти ваши родители.

– А вы не знаете, где мой братик? Его Александром зовут, его рейдеры к себе забрали, а нас другим отдали, – захныкала одна из крох.

– Александр Смит? Я его уже освободил, и он сейчас ждет нас в теплой светлой машине, где совсем безопасно и нет страшных рейдеров. Хотите со мной пойти к своим родителям?

– Да!!!

– Да!..

Разломать клетку ничего не стоило – Алиса дважды взмахнула преобразившейся в молекулярный клинок рукой, и одна стенка клетки упала на пол. И после этого начались трудности – ну, не желали они лезть в мешки. Пятнадцать минут увещеваний, угроз, криков никак не исправили ситуацию, скорее наоборот – детская истерика стала набирать обороты.

– Помогла бы! – в сердцах прикрикнул я на роботессу, которая стояла в углу и, скрестив руки на груди, с усмешкой наблюдала за моими усилиями.

Та усмехнулась еще шире и растаяла в воздухе. Через минуту все девочки лежали у моих ног без сознания.

– Что ты с ними сделала?

– Просто усыпила и все. Человеческий организм слаб, у него множество уязвимых точек, которые могут убить, усыпить или лишить памяти. Они пробудут без сознания около часа.

– Хватит этого времени? И не задохнутся в мешках? – обеспокоился я.

– Не задохнутся, в этом состоянии им же лучше – меньше воздуха потребляют. А чтобы успел их вынести, я отвлеку Жнеца, уведу на ту сторону. Но тебе придется снять броню, иначе не сможешь унести детей.

– Я же помру тогда?! Может, вдвоем их унесем, проползем тихонечко, как сюда ползли?

Роботесса отрицательно мотнула головой:

– Не сможем тихо пронести девочек.

– Но…

– Просто бери мешки с детьми и иди как можно быстрей, можешь вызвать разведчиков, чтобы они встретили тебя на половине пути и помогли донести девочек. За полчаса должен управиться.

– Хорошо, – смирился я, – пусть так и будет. Только прошу… приказываю тебе быть осторожней.

Роботесса хмыкнула, после чего повернулась ко мне спиной и покинула строение.

О своем названии хижина напомнила, когда я кое-как подхватил мешки и направился на выход. Уже находясь на пороге, я внезапно услышал частые тихие щелчки, странное стрекотание и шелест. В самом деле – эти звуки очень напоминали шум от работы множества механических часов.


Вам предложено задание ТАЙНА ГРЕМЯЩЕЙ ХИЖИНЫ.

Условие: узнайте, для чего была построена эта хижина.

Награда: опыт.


Через несколько секунд, когда я машинально сделал несколько шагов вперед, покидая строение, пришло новое сообщение:


Задание ТАЙНА ГРЕМЯЩЕЙ ХИЖИНЫ принято.


– Твою маман! – сплюнул я под ноги. – Вот кто за меня это решил?!

Времени на выполнение квеста у меня не было, как и не было желания сюда возвращаться потом, когда верну детишек. Да и смысл? Я даже не знаю, что и где искать, быть может, секрет прячется на дне провала, как предполагают те игроки, которые обломали зубы на этом же квесте до меня.


Вы перегружены, скорость передвижения снижена на 50 %, вы не можете передвигаться бегом!


– Ах, как я счастлив, что узнал это! – прошипел я сквозь зубы.

Несмотря на то что я ожидал какой-нибудь гадости от судьбы (ее роль отыгрывал его сиятельство рандом), все прошло хорошо.

Через пятнадцать минут как я спустился с холма в ядовитый туман и, едва передвигая ноги, поплелся в сторону стоянки, меня встретили два разведчика, которые приняли по мешку с ребенком, и скорость сразу же увеличилась.

Несколько раз я получал сообщения, что мои солдаты вступили в бой с врагом, разумеется, дергался в панике, но потом понимал, что это Алиса кружит в тумане, уводя подальше Жнеца. Когда я и роботы вышли из отравленного облака, я отправил сообщение роботессе:

«У меня все нормально, отраву покинул. Возвращайся к машинам».

«Иду».

– Ты совсем головой не думаешь, Аванг? – сказала мне Алиса, когда встретила меня на подходе к стоянке.

– Что такое?

– Ты хочешь детям принести их подружек и сестер вот так, прямо в мешках? Ты представляешь, что они подумают? Да они у тебя там могут задохнуться!

Пришлось согласиться, что она права, а я дурак. Но у меня было оправдание – состояние. После посещения ядовитого тумана у меня оставалось всего двадцать процентов хитпоинтов, а настроение болталось где-то в районе плинтуса и ниже. Почти выполненное задание по спасательной миссии немного грело душу, но лишь немного. Почему так? Не знаю, просто захандрил ни с того ни с сего, словно кто-то у меня в голове передвинул рубильник в положение «депрессия».

Или дело не в состоянии, а во мне самом? Почему-то бездушный робот обеспокоился состоянием детей, а я даже не подумал об этом.

Девочек вытащили из мешков, привели в чувство, и тут же, пока не начался второй дубль истерики, я провел их в транспорт к мальчишкам.

Потом, когда смотрел на их обнимания и слезы от встречи, то почувствовал, что у самого по щеке стекла слезинка.

– Аванг, ты плачешь? – спросила Алиса.

– Само как-то вышло… наверное, за компанию. Давай возвращаться, а то нас в поселке уже заждались.

– С рейдером что делать? Может, стоит его убить?

– Убить? – Я на секунду задумался, потом отрицательно мотнул головой. – Нет, не нужно, отпусти его просто.

Просто не вышло. Штырь от хорошего отношения обнаглел настолько, что решил сесть мне на шею и ножки свесить, понятное дело, что образно.

– Ты мне пулемет обещал! Где он? Я не вижу пулемета! – принялся он качать права, не собираясь покидать место стоянки колонны.

– А ты хотел меня подставить, убить и обворовать. Так что мы квиты, Штырь.

– Я хочу пуле…

Бац!

От молниеносного удара в печень от Алисы рейдер задохнулся, согнулся пополам и завалился на пол, согнувшись в позе эмбриона.

– Кхе… кхе… пулемет… ты обещал…

Вот же упрямый баран.

– Грузитесь в машины, – приказал я. – Алиса, ты этого идиота выброси, только не убивай за просто так, и приступай к разведке дороги.

– Отдыхать не будем?

– Хочется поскорей разделаться с заданием и вернуться домой. Да и от этого стоит ожидать пакостей.

Вскоре колонна тронулась в путь, и я смог расслабиться.

Долго такое состояние, впрочем, не продлилось, новых проблем решила подкинуть… Аниласта.

«Приветствую тебя, помощник! Я хочу, чтобы ты выполнил мою просьбу. Среди освобожденных детей есть мальчик – Александр. Он нужен мне. Отвези его по этим координатам… я гарантирую щедрую награду».

«Мальчика? Но зачем он тебе нужен? Что я скажу его родителям, жителям поселка?»

«Моя награда окупит все. Родителям передашь деньги и скажешь, что сыну ничего не грозит. На эти средства они смогут улучшить жизнь себе и дочерям».

«Я… я не могу так поступить. Это подло, нельзя разлучать детей и родителей. Если так сделаю, то чем я буду лучше рейдеров? Прошу простить меня, моя королева, но я отказываюсь».

«Что ж, ты сделал свой выбор и отказался от многого».

Уф, вот же задания повалили одно за другим краше предыдущего.

Я вытер испарину со лба и откинулся на неудобную спинку кресла в салоне транспорта. Интересно, последует какая-нибудь экзекуция за мое поведение или нет?

«Я хочу поговорить с мальчиком лично. Устрой мне это, помощник».

От нового сообщения я даже вздрогнул – задумался, и оно стало для меня неожиданностью.

«Но как?»

«Прикажи твоей подчиненной перейти под мой контроль. Это будет быстро и вреда тебе не принесет. Я знаю, что она занята поиском безопасной дороги, но я гарантирую отсутствие опасности на вашем пути. Вызывай ее».

Вот она – властность, привычка командовать, решать за других. «Я хочу» – и ты должен выполнить, пусть тебе это поперек горла стоит, но скрипи зубами и выполняй.

– Стоп, колонна! Бойцы на охрану периметра, действовать по плану кратковременной остановки, – скомандовал я.

«Алиса, ко мне срочно прибудь».

Когда роботесса появилась рядом, я ей рассказал о беседе с Аниластой.

– Аванг, ты можешь запретить, и все.

– Запретить… – скривился я, – скажешь тоже. Таким людям, гхм, личностям, не запрещают.

– Значит, мне выполнять синхронизацию с Аниластой? – спросила роботесса.

– Ага.

Через секунду ее взгляд изменился – стал чужим, холодным и отстраненным. Не обращая внимания на меня, Алиса подошла к детям и присела на корточки перед Александром. Девушка что-то ему сказала, дождалась от него неуверенного кивка и отстегнула страховочные ремни, которые держали ребенка в кресле. После этого роботесса и мальчик отошли в дальний угол (благо что салон в транспорте был просторный и рассчитан на значительное количество пассажиров), где несколько минут тихо общались. В основном говорила Алиса, а ребенок слушал ее.

– Судя по его мотанию головой, он отказался принять предложение Красной Королевы? – поинтересовался я у роботессы, когда та закончила разговор и вернулась ко мне.

– Я не знаю, Аванг. Все, что было с момента разрешения уйти под контроль Аниласты и до этой секунды, у меня стерто. Можешь расспросить мальчика сам, если интересно.

Интересно ли мне? Еще как! Но решил не рисковать, мало ли что, вдруг моей начальнице такое любопытство придется не по вкусу.

К поселку мы подъехали на рассвете. Колонну спокойно впустили на территорию под прицел сторожевых башен, но к этому я уже привык.

– Привет! – махнул я рукой старому знакомому, который отчихвостил «гнома» вчера за излишнюю жадность.

– Привет. Дети с тобой?

Выглядел мужчина помятым, вел себя скованно и пару раз отвел взгляд в сторону с некой виноватостью.

– Со мной. А что случилось? – насторожился я.

С этих типов станется разнести меня на атомы, лишь бы не платить такую значительную сумму, обещанную мне в награду. По сути, местные от рейдеров отличаются только оседлостью и несколькими лишними законами. Случись повстречать им на своем пути чужака, они запросто его прикончат или продадут в рабство, если выгода будет перевешивать.

– Да… Смиты вчера вечером погибли. Не дождались своих детей, с тобой связи нет, и решили они сами пойти на поиски. Я не виню их, ведь кроме дочерей и сына у них никого нет.

– Как это произошло? – спросил я, а в голове билась мысль: «Неужели Аниласта готова пойти на все ради своей выгоды? Убить родителей трех детей, чтобы заполучить одного из них?»

– Стая зараженных собак пришла на те холмы. Скорее всего, почувствовали недавнюю кровь и смерть, вот и прибежали на запах, – хмуро произнес собеседник.

– И что теперь с детишками будет? Куда их?

– Не знаем. Парня-то, может, и пристроим куда-нибудь, тем более вон какой здоровый, даже не скажешь, что десяти нет, а что с девчонками делать, ума не приложу. Скорее всего, в следующий караван отдадим, чтобы те в приют отвезли в большом городе.

– А родственников у них нет, знакомых хороших? – спросил я.

Очень меня покоробило такое отношение к детям, они бы их еще в рабство отдали.

– В том-то и беда, – вздохнул мужчина и повторил: – В том-то и беда. Меньше года они у нас живут, родичей нет, с прочими тесно не сходились. Вот думаю я, что бежали они со старого места, решили спрятаться у нас. Слушай, а ты сам не желаешь их себе взять?

– Я?!

– А что такого? Вырастишь так, как пожелаешь. Через десять лет у тебя будут две верные красавицы, готовые в огонь и воду пойти. Ты же бессмертный, со твоим дээнка в космосе тебе ни время, ни враги не страшны.

– Нет, – замотал я отрицательно головой, – не нужно мне такого счастья. Да и куда мне их девать? На моей базе их рано или поздно убьют, когда наскочат враги. – И тут я вспомнил про Виту, которая оставалась на моей базе. – Хотя…

Собеседник с надеждой посмотрел на меня.

– Ладно, я возьму детей. Всех троих, не дело разлучать брата с сестрами.

– Договорились, – обрадовался тот. – Пошли я тебе награду вручу и покажу дом Смитов, заберешь их вещи.

– Одну минуту, – попросил я его, потом обратился к Алисе: – Выпускай детей, сама со Смитами иди к их дому.

Та молча кивнула и скрылась в салоне транспорта.

Торин встретил меня с недовольной миной на лице и тут же попытался надавить на жалость:

– У нас беда, слыхал, небось? Возьми что попроще в награду, а то нам сирот поднимать на ноги нужно.

– Торин, он их с собой забирает, – сообщил ему мой спутник. – Выдай чертеж.

– Ы-ы? – «Гном» выпучил на меня глаза, поперхнулся какой-то фразой, но тут же быстро пришел в себя. – Так смитовские вещи довеском пойдут…

– Торин! – голос «черного» звякнул металлом.

– Да отдаю я уже, пусть подавится, – буркнул бородач и хлопнул ладонью по крышке ближайшего пластикового кофра. – Вот, забирай и катись. Не люблю я палачей!


Задание ОБЕЗДОЛЕННЫЕ СЕМЬИ выполнено!

Поздравляем! Ваши заслуги были оценены по достоинству, и Вы получаете новый уровень.

Ваш уровень – 40!

У Вас имеется 15 свободных баллов характеристик.


Забрав причитающуюся мне награду, я в сопровождении «черного» пошел к дому Смитов. А там слезы лились рекой.

Рядом с плачущими детьми стояла столбом растерявшаяся Алиса, не знающая, что делать в такой ситуации. И ни одного из местных, которые помогли бы успокоить ребятишек. Времени на это, а еще на сбор вещей ушло больше часа.

Наконец мой отряд покинул поселок и направился в сторону родного дома.

Настроение было гадкое, я одновременно корил себя, что согласился взять детей и одновременно считал, что поступил правильно. Ведь помню я, как те рейдеры-игроки, которые «подарили» автобус, чуть не изнасиловали на моих глазах женщину с дочерью из неписей. Кто даст гарантию, что с младшими Смитами не случится подобного? А с другой стороны – что мне с ними делать? Понадеялся на Виту, но сейчас вот подумал: а что ночная бабочка может дать детям?

– Тьфу, – сплюнул я на пол машины. – Как все достало!

И в этот момент пришло сообщение от Бишопа. Не меньше минуты я смотрел на анимированный запечатанный конвертик перед своими глазами, потом решился.

«Ты куда пропал, Аванг? Набрал силушки молодецкой? Надеюсь, не забыл про наш уговор, а то пора бы уже показаться мне на глаза. Наше общее дело не ждет».

И такая на меня злость накатила на меня в этот момент, что я отправил ответ, состоящий из одних междометий и знаков препинания, единственное из приличного содержания послания. И следом взял и внес контакт торговца в черный список. Теперь пусть хоть обпишется – я ничего не увижу. Не вовремя он со своим сообщением нарисовался, ой не вовремя. Я и так до конца не простил ему тот обман с минералом, когда переплатил вдвое, в момент сильного финансового стеснения (не считая того, сколько торгаш на мне наварил кроме этого), а тут поганое настроение вдобавок… не очень хорошо вышло. Да и поступок мой – нагрубить и в бан послать – некрасивый. Но извиняться не стану… или… не знаю, вот верну себе хорошее настроение и тогда подумаю над этой ситуацией.

– Аванг, с тобой мальчик хочет поговорить, – оторвала меня от тяжелых мыслей Алиса.

– О чем?

Та пожала плечами, мол, сам узнавай, к тебе хотят обратиться – не ко мне.

– Хорошо, позови его сюда.

Через несколько секунд в кресле напротив сидел Александр Смит. За несколько часов, которые прошли с момента, как узнал о гибели своих родителей, он изменился. Словно повзрослел на несколько лет, в глазах затаились печаль и… злость.

– Что случилось? – поинтересовался я, натягивая на лицо доброжелательную улыбку.

– Я передумал, – очень тихо сказал мальчик. – Я согласен стать фрестом.

– Кем-кем?

– Фрестом. Она, – Александр мотнул подбородком в сторону роботессы, – сказала, что я могу им стать. За это моей семье дадут много денег и помогут стать сильными, богатыми, защитят от плохих людей. Я хочу, чтобы эти деньги дали моим сестрам, и тогда я стану фрестом.

– Александр, я не могу дать тебе ответ на это, – вздохнул я. – В тот момент с тобой разговаривала другая женщина, не Алиса.

– Свяжись с той другой.

– Хорошо, я попробую, – согласился я.

«Аниласта, мальчик желает пойти к тебе на службу, он согласен стать неким фрестом».

Пятнадцать минут мое сообщение оставалось без ответа.

«Я рада, что ты передумал и смог уговорить его принять мое предложение, помощник. Я ценю это».

М-да, то ли и вправду так думает и в смерти старших Смитов не виновата, то ли тонко издевается надо мной.

«Я здесь совсем ни при чем. У мальчика погибли родители, в поселке им отказали в помощи, и я решил взять детей с собой, на свою базу. А сейчас Александр вспомнил о разговоре с Алисой и решил стать кем-то. В обмен он хочет, чтобы его сестры не знали бед».

«Я все сделаю. На базе познакомь девочек с моделью “Клеопатра”, которую ты привез из Мак-Сити. Дальше я скажу ей, что делать. Обещаю, что сестры мальчика не будут знать нужды ни в чем. А теперь скажи, чего ты хочешь в награду?»

На секунду я растерялся. По сути, я здесь никаким боком не отношусь к этому делу с Александром. Отвез бы силой к Аниласте – другое дело, или просто смог бы уговорить, а так решение исходило от него. Впрочем, отказываться я не стану. Дают – бери, бьют – беги.

«Если возможно, то прислать килограмм квазарима».

«Это все?»

«Да… то есть нет, я хочу узнать про Гремящую хижину, какая у нее тайна?»

«Под хижиной находится модуль-цех для производства Жнецов Смерти, Зеленый призрак – охранник. Панель управления спрятана в ближнем правом углу за листом брони, где нацарапано изображение черного пса. Открывается панель после того, как будут вынуты пять болтов с царапинами на шляпках, которые находятся в стене слева и справа от входа. После этого болты нужно вставить в отверстия у самой земли в центре задней стенки с уличной стороны. Вставлять справа налево, начиная с болта с одной царапиной и дальше повышая число – с двумя, тремя и так далее. Код для взятия модуля под контроль находится у охранника – нацарапан на затылочной пластине. В случае критического повреждения Жнеца Смерти, до полной невозможности прочитать код, необходимо дождаться появления нового охранника. Это все твои просьбы, помощник?»

«Да, моя королева!»

Просьб-то у меня было вагон и маленькая тележка, но решил дальше не наглеть. И так практически на халяву получил миллион еров и цех по изготовлению мощнейших роботов-танков. Ну, не совсем получил, но скоро все это будет.

Через два часа от Аниласты пришел приказ остановиться и ждать ее посланников. Место для рандеву она выбрала в пустоши, гладкой как бильярдный стол, разве что редкие низкие кустарники да пучки порыжевшей травы чуть-чуть приукрашивали местность.

Ожидание продлилось меньше десяти минут, а потом с неба упал небольшой челнок.

Летательный аппарат поднял столб пыли в десяти метрах от транспорта, где сидели я и дети. Из него вышли два андроида – молодой парень и девушка, оба красивые, с располагающей внешностью. На виду у этой парочки не было и намека на оружие, броню и так далее. Простая легкая одежда, ничего не прикрывающая (это к слову о скрытом оружии), словно на пикник вышли. Контраст со всеми, кого я видел в игре, просто разительный. Только в «Сестричках Аниласты» я видел таких беззаботных, беззащитных и даже почти не одетых личностей.

У парня в руках находился квадратный кейс, окрашенный в матовый темно-серый цвет, размером с микроволновку.

Я встречал посланников Красной Королевы, стоя рядом с раскрытой дверью транспорта.

– Привет, – кивнула мне девушка-андроид, – где мальчик?

– Там, – я подбородком указал в салон автомобиля.

– Позови, пожалуйста.

– Хорошо… Александр, выйди ко мне!

Когда подросток оказался на улице, то я увидел, что он сильно напуган. Наверное, если бы не гостья, то он отказался бы от своих слов и убежал обратно к сестрам. Но та присела рядом с ним на корточки и, мило улыбаясь, что-то негромко принялась рассказывать. Буквально за пару минут испуг у Смита сменился настороженностью, а чуть позже он успокоился, решительно кивнул в ответ на ее слова и направился к челноку. Девушка направилась за ним, по пути продолжая что-то рассказывать.

– Держи, – парень-андроид протянул мне кейс, – здесь килограмм квазарима.

Когда я принял от него предмет, он вновь протянул мне руку ладонью вверх, на которой лежали два денежных чипа.

– И вот это тоже возьми. Деньги для девочек, тут полмиллиона еров, им хватит, чтобы поселиться в крупном безопасном городе, выучиться и вырасти.

После этого быстро развернулся через левое плечо и торопливо зашагал к челноку. Через две минуты аппарат взлетел в небо и очень быстро скрылся в выси.


Глава 19

Вита уже получила от Красной Королевы указания насчет детей к тому моменту, когда я вернулся на свою базу. Приняла сестер, деньги, взяла с собой своего возлюбленного и попросила сопроводить ее до ближайшего маршрута торговых караванов, с которыми она собралась достичь безопасного места.

– Аванг, спасибо тебе за все. Я направляюсь в Дор-Сити, там тихо и легко живется всем, кто чтит Аниласту и пользуется ее благоволением.

– Даже людям? – спросил я, намекая на девочек.

– Даже людям, – подтвердила она.

Оставшись наконец-то один, я отправил сообщение девчонкам-кицунэ, чтобы они поторопились со встречей, так как у меня есть все нужное. После этого, ожидая ответа, я полез в вики смотреть информацию о фрестах.

Фрест – особый воин у роботов и людей. Создается искусственно, в единственной, невероятно засекреченной лаборатории (единственная у роботов и одна у людей). Фресты Аниласты создаются по технологии «жидкий металл». Такая штука есть и в ветке исследования на моей базе (как и на всех прочих, кто решил пойти по линии пехоты), но фресты на порядок мощнее. Если мой жидкий металл на начальном уровне способен протечь почти в любую щель и превращать части тела в колюще-режущие приспособления, то фрест может затечь в любую щель и превратить любую конечность в энергетическое оружие – световой клинок или бластер, наноботы, из которых он состоит, способны создавать «жучки» и микромины, его тело обманывает почти все виды сканеров, которые могут в разных ситуациях выдавать информацию, что через них проходит человек, киборг или простой робот. У людей тело выращивалось в биованне, получая особую цепочку ДНК, благодаря которой фрест мог менять отпечатки пальцев, рост, вес, телосложение, возраст, принимать облик уже существующего человека или киборга. В его теле существовали колонии симбионтов, которые создавали органические яды, паразитов (это я, конечно, утрирую, но при виде роликов, как из пальца вылезает тонкий червяк, который пролезает в оконную щель, ничего другого в голову не пришло) для слежки и ликвидации целей. Фрест – это идеальный разведчик, диверсант, штурмовик, хакер, ликвидатор.

Проблема с их производством не только в заоблачной цене, но и в мозгах. Обычные искины и электронные чипы не работали. Чтобы из лабораторной заготовки получился полноценный фрест, необходимо было вселить в нее разум человека, киборга или даже робота.

Первый попавшийся обыватель тут не годился. Из сотни тысяч только один подходил для вселения. За такими личностями охотились Аниласта и СПБ. За будущего фреста предлагалась такая награда, что любой игрок (впрочем, и непись тоже) готов был заложить душу дьяволу, если тот даст координаты ближайшего, подходящего для вселения обитателя Стального мира.

Оказывается, я сильно продешевил, когда Красная Королева интересовалась моими пожеланиями. Запросто ведь мог потребовать притащить из Зеленого провала цех по производству Жнецов на свою базу, и получил бы его на блюдечке с голубой каемочкой.

Все еще досадуя на себя за упущенные возможности, я полез за подарком – чипом с «голиафом», собираясь вставить его в систему челнока, и вот тут…

– Что за нах?!


Автоматический тату-инъектор.

Назначение: имплант-татуировка с заданной характеристикой.

Описание характеристики: случайная.

Качество татуировки: уникальная.


И где моя самоходная мина, на которую у меня уже появились планы по уничтожению Зеленого призрака?

Подменил чертов «гном» при передаче? Но смысл? Ведь уникальная «татушка» стоит дороже «голиафа». Разве что случайно он перепутал по запарке и из желания поскорее спровадить меня из поселка.

Не сказать, что я очень сильно был огорчен – как-никак получил на халяву уникальную характеристику. Даже если это будет что-то ненужное на первый взгляд, ее уникальность однажды сослужит мне хорошую службу.


Вы нанесли татуировку-имплант, вы получаете характеристику *?/*&*?!\..

Внимание, системная ошибка, обратитесь в службу технической поддержки!


– Да что за хрень тут творится?! – в сердцах высказался я.


Вы получили уникальную способность – ОКОВЫ РАЗУМА.

Описание: теперь вы можете навсегда запереть разум любого игрока или НПС в его игровом теле (эффект оцифровки личности), лишив связи, условностей и запретов, связанных с живым организмом или «железом». При использовании ОКОВ РАЗУМА Вы получаете одну из способностей или значение характеристики (выбор происходит произвольно) того, на ком применена способность.

Ограничения: Вы не можете использовать способность чаще чем единожды в течение 21 суток.

Носителей способности в Стальном мире – 1.


Приплыли…

Я почувствовал, что ноги перестали меня держать, и плавно сполз спиной по стенке в челноке. В мыслях царил сумбур и раздрай.

Мне по силам вырвать из реального мира любого человека, хочет ли он или нет уйти в «срыв» – дело десятое. Если кто узнает об этом, то… то что? Я даже представить не могу последствий такой славы. Для одних я стану Меккой: инвалиды, старики, современные Ромео и Джульетты встанут в очередь ко мне, а вместе с ними преступники всех мастей. Для других – злейшим врагом и инструментом: расистов, которые не считают сорвавшихся за полноценные личности, преступников, что пожелают оцифровать своих врагов из реального мира, и прочего контингента.

Чертов рандом!!!

Зачем мне такая уникальная характеристика? Да, я могу принести пользу для… подсчитаем-ка… для семнадцати-восемнадцати человек в год. Но их тысячи, тех, кто желает сбросить кандалы бренного тела и уйти в виртуальный мир!

– Я в заднице, – прошептал я, – в полнейшей заднице.

И в этот момент пришло сообщение от Светы.

«Аванг, прив! Начальство дало добро на встречу и обмен. Встретимся на прежнем месте? Ты сможешь?»

Сначала я хотел отказаться, взяв время до того момента, когда смогу прийти в чувство, но подумал, что дорога, встреча с девушками, беседа с ними позволят развеяться и отогнать дурные мысли.

«Хорошо, я согласен. Когда и во сколько?»

«Сегодня, через пять часов. Устраивает?»

«Все нормально. До скорого».


Через пять часов наши отряды встретились. На место прибыли одиннадцать «лисичек». Мои знакомые Роксолана со Светой и девять незнакомых девчонок, упакованных в самую дорогую и высокоуровневую броню.

– Еще раз привет, – произнесла Света. – Это Бальтазара, она из наших старших командиров и имеет право принимать решение за весь клан.

– Привет, – слегка кивнул я указанной «лисице». – У нас в прошлый раз был договор, что за килограмм редкого минерала вы окажете мне поддержку, прикроете от прочих кланов.

– Квазарим у тебя? – спросила Бальтазара, ответив на приветствие кивком.

– Да. Вот он.

Собеседница на секунду остановила взгляд на кейсе, потом сдвинула в сторону поляризованное забрало среднего разведывательного бронескафа.

Бальтазара.

Уровень – 98.

Раса: робот.

Принадлежность: клан «Семихвостые лисицы».

Отношение: нейтралитет.


– Очень интересно. Не расскажешь секрет, как новичок невысокого уровня смог найти столько редчайшего и ценного минерала? – девушка мне подмигнула.

– Вам он не подойдет.

– А все же? Даю слово, что за эту инфу сделаю… подарю что-то из оружия или брони на твой уровень. У меня много чего завалялось со старых времен, продать жалко, так и лежат вещички по полкам.

– Бальтазара, вы не сможете ничего из этого выжать. Потом станешь обижаться, что просто так вытянул из тебя обещание, – ответил я.

– Из меня не так просто его вытянуть. И слово свое я держу, в ответ требую честности.

«И эта туда же – требует, блин. И куда подевались нормальные тихие девушки, домохозяйки и рукодельницы?»

– Как пожелаешь, – усмехнулся я и подмигнул, как недавно она мне. – Минерал оттуда же, откуда пришел телепорт, который нас с ней спас, – я подбородком указал на Роксолану. – В ближайшее время поставок не предвидится.

– Совсем не будет?

– Не то чтобы совсем, но месяц-два подождать придется, да и не факт, что будет такой же объем. К тому же мне и самому он понадобится, может, тоже нужен личный дестроер.

Собеседница звонко рассмеялась.

– Люблю парней с чувством юмора. Ладно, шутки в сторону, пора о нашем договоре поговорить.

– Хорошо, начнем…

Сначала кицунэ решили сесть мне на шею. Ну а как назвать то, что они пожелали иметь от меня продукцию моей базы? Причем на свой выбор и бесплатно? От такой наглости я на миг опешил. Было желание взять кейс и уйти, плюнув на защиту. И остановила меня не боязнь получить выстрел в спину (так бы гопники и школота поступили, которые живут по принципу «здесь и сейчас», не думая о последствиях), просто мне пришлось бы с самого начала приступать к поискам новых покровителей. А у меня кроме «мордастых», которые не самый сильный клан в рейтинге, других знакомых нет.

Все же договорились.

Показалось мне, что этот килограмм квазарима в кейсе у меня был для девчонок очень важен. Ради него они даже спустили мою наглость (разумеется, все в границах разумного) и упертость.

«Семихвостые лисицы» взяли надо мной шефство в обмен на кейс с минералом (интересно, а много им попадалось индивидуумов, которые готовы заплатить миллион за свою охрану?): небольшой отряд кицунэ – сработавшееся пати игроков в «цифре» – должен прибыть уже сегодня вечером или завтра до полудня. Они должны принять на себя первый удар зарвавшихся типов, тех, кто решит попробовать мою базу на зуб, или сообщить всем интересующимся, что данная территория уже находится под охраной женского клана.

От меня многого не требовали. Первоначальные условия изменились сильно, теперь «лисички» были согласны покупать у меня чертежи роботов, оружие, броню, технику с боеприпасами, правда, лишь те, которые редки. Например, их сильно заинтересовали мои «бронды». Таких штурмовиков они не встречали, только слышали о них. Характеристики и возможности этой модели настолько хороши, что Бальтазара на месте, сразу после договоренности об охране, пожелала приобрести чертежи боевых роботов.

Пришлось согласиться, уж очень девушка (а девушка ли? Может быть, со мной разговаривает тетка, разменявшая полувековой рубеж и поднаторевшая в бизнес-баталиях) была настойчива. Пообещал передать чип девушкам, которые приедут меня охранять.

– До скорой встречи, Аванг. Надеюсь, что нас впереди ждет приятное сотрудничество, – напоследок улыбнулась мне Бальтазара.

– До свидания, девушки. Мне было очень приятно с вами встретиться, – ответил я самой искренней улыбкой.

Через полчаса после того, как я расстался с «лисицами», на меня напали.


Внимание! Ваш отряд атакован!

Вы потеряли двух штурмовиков! Потерян один разведчик!

Внимание!..


Тревожные, пылающие багрянцем сообщения посыпались одно за другим. Кто-то с невиданной скоростью и сноровкой уничтожал мой отряд. Неслабый отряд, к слову.


Внимание! Транспорт получил критическое повреждение ходовой части!

Движение невозможно! Необходим ремонт!

«Аванг, я уже близко! Скоро приду на помощь!»

От мысли, что Алису неизвестные прикончат с такой же легкостью, как уничтожают сейчас брондов, у меня по коже прошел холодок. Только не ее, не хочу, она первая, с кем я сошелся в этой игре. Пусть характер у нее холодный, постоянно выказывает равнодушие и кажется Снежной королевой, внешность на порядок уступает той же Вите, но с ней можно вести беседы, спорить, в общем, чувствовать себя живым человеком, а не куклой с заданным алгоритмом, каким я казался самому себе несколько недель назад.

«Не смей! Отправляйся на базу и собирай отряд из всех, кого там найдешь! С этим отрядом занимай оборону, охраняй оба челнока. Если силы врага будут велики, то постарайся удержать базу номер один! Это приказ, Алиса. Выполняй его!»

Без последних слов роботесса запросто проигнорирует мои указания, но приказ обойти не сможет. Защита базы в приоритете, моя смерть идет ниже. Да и что мне смерть: получу штрафные баллы, после чего возрожусь на своей базе. Только перед гибелью попробую забрать с собой кого-нибудь из врагов, для этого у меня и небольшой фугас имеется под рукой. Не просто так Камикадзе висеть в списке характеристик, пусть растет и помогает наказывать врагов.

Эх, надо такому случиться, чтобы договориться об охране и чуть ли не за дверью, после совещания, получить по шее от гопников. Может быть, это сами «лисицы» и напали? Может, они таким образом хотят пересмотреть наш договор? То-то Бальтзара так легко отказалась от первоначально выставленных условий.

Пока гадал и размышлял, неизвестные покончили с внешней охраной, раскурочили броневик и стали вскрывать транспорт. До меня дошло только через пяток секунд, что врагам нужен я, иначе поступили бы с моей машиной точно так же, как с бронеавтобусом – разнесли на сотни кусков мятого железа при помощи фугаса.

– Да вот хрен вам! – я скрутил кукиш и показал той части салона, где на стене расплылось багровое пятно от плазменного резака и дымилась пластиковая обшивка. Сразу после этих слов взял в руки заряд взрывчатки, подошел к месту будущего нового входа и актировал заряд, дождавшись, когда броня поплывет, как пластилин, и в отверстии покажутся враги.


Характеристика КАМИКАДЗЕ увеличена на 1!

Внимание! Вы находитесь в зоне действия установки «Черная дыра», после смерти вы будете возрождены на месте гибели!

Внимание! На вас наложен штраф в 1 свободный балл за смерть!


Удрать не удалось. Только зазря разнес транспорт, убил двух своих штурмовиков, которые находились в салоне вместе со мной, и передал свою ошалевшую тушку после возрождения прямо в руки врагам. Точнее, в манипуляторы, так как пленили меня дроиды (даже не роботы) очень странной конструкции: тело в виде капельки, расположенной горизонтально, покоится на четырех суставчатых ногах, в передней, широкой части находятся еще четыре конечности-манипулятора, в двух из которых зажаты мощные бластеры, сужающийся конец, «хвостик» капли завернут вверх и чем-то напоминает короткий скорпионий хвост, только вместо ядовитого жала там стоял плазменный метатель. Дроиды были совсем небольшие, туловище едва ли больше семидесяти литров объемом (форма тела такая, что только мерой жидкости, водоизмещением и пользоваться при их описании), но зато высокие и с длинными, не менее метра в длину, манипуляторами. Когда меня вытаскивали, заметил, что бластеры у них стационарные, вделаны намертво в пару верхних конечностей.


На вас наложено негативное воздействие СТАЗИС. Ваша энергоячейка пуста. Действие будет длиться в течение 6 часов. Сейчас вы беспомощны и беззащитны.


Опять?!

Может, я зря грешу на «лисичек»-сестричек, а в нападении виноваты дружки начкара, от которых я мало того что сбежал, так еще прихватил всех остальных пленников и в довесок разрушил зал со стазис-капсулами? По крайней мере, и тогда, и сейчас меня оглушили и наложили стазис.

Дроиды подхватили меня за руки и ноги и как мешок с картошкой потащили куда-то. Через десять минут закинули в тесный салон приземистого черепахоподобного транспорта на гравитяге. Три часа меня везли, несясь так быстро, насколько был способен двигатель «черепахи».

Высадили меня в просторном и светлом ангаре, заставленном техникой и дроидами. Не меньше десяти первых и сотня вторых. И все как на подбор высокоуровневые и непривычных форм и очертаний.

Вновь меня без всякого уважения подхватили манипуляторы дроидов и понесли к одной из стен. Там уже ожидался раскрытый лифт, отделанный изнутри белыми и бежевыми панелями в шахматном порядке. Или в стиле домино.

А дальше пошли странности: дроиды положили меня на пол лифта и вышли из него, почти сразу же створки быстро и бесшумно сошлись. Лифт плавно стронулся с места и пополз вниз.

Встречал меня… админ.

Самый натуральный администратор «Стального мира». Перепутать с обычным игроком его было невозможно, различия прописаны в самом игровом коде. Это как первое впечатление о человеке, когда ты с самого начала понимаешь, что новый знакомый неприятный тип, несмотря на все его радушие, улыбки и шутки, ну, или наоборот. Вот точно такое же чувство прописано и в игре. Как этого смогли разработчики достичь – бог весть.

Админ несколько секунд смотрел на меня сверху вниз, потом усмехнулся и растрои́лся. Вот только что был один человек, а миг спустя напротив меня уже три близнеца усмехаются.

Парочка наклонилась и взяла меня за щиколотки, один за правую, второй за левую.

И потащили.

И все это было проделано в полной тишине, если не считать звуки шагов и от волочения моей парализованной тушки.

Лифт открывался в узком коридоре с двумя поворотами направо и налево под прямым углом. Перед каждым поворотом в стене имелась бойница с пулеметом, кроме них, на потолке торчали компактные, но мощные лазерные турели. Возможно, в стенах имелись скрытые лючки, а пол под нашими ногами заминирован.

Коридор закончился тамбуром – бронированные прозрачные стенки «стакана» и силовое поле. Здесь стояли на треногах две автоматические плазменные спарки. За тамбуром начинался еще один коридор, совсем короткий и прямой и со всех сторон покрытый датчиками с лазерами. Вроде бы в фильмах в таких коридорах человека разрезает на десятки прожаренных ломтиков лазерной сеткой.

Да тут не подземелье, а бункер параноика!

После лазерной ловушки меня втащили в просторный зал, заставленный стазис-капсулами. Их было несколько десятков, и каждая оказалась занята кем-то. Внутри стояли мужчины и женщины, люди, роботы, киборги и даже гуманоиды-чужие.

В голове проскочила тоскливая мысль, что на этот раз я попал конкретно. Против админа, с его ресурсами, никакие способности не помогут.

– Интересно, зачем ты здесь?

Чужой голос прозвучал громом.

– Молчишь?

«Издевается, сука!»

Я мог только мысленно скрипеть зубами и поливать говорившего трехэтажным матом про себя.

– Все потому, что ты урод. Самый обычный урод, а это моя Кунсткамера, – админ махнул рукой в сторону капсул. – Хочешь спросить, что такого уродского в тебе есть?

А он нормальный вообще? Сам спрашивает, сейчас сам же и ответит на свой вопрос.

– Отвечу – твоя цифровая душонка. Бракованная цифровая душонка! Ты даже среди себе подобных выделяешься, как прокаженный в онкологическом отделении…

Админ разливался соловьем, тыкая меня в мою особенность (я о возможностях развития базы, которая, оказывается, так его выводила из себя), словно котенка в лужу.

– …посмотри на них! Они такие же уроды среди уродов, как ты. Вот он был тестировщиком, отрабатывал модель чужого, но оказался подвержен срыву и оцифровался. Никаких ограничений у его персонажа не было, и очень быстро он получил такие возможности и перспективы, которые никак нельзя было оставлять простому игроку. Да-да, он быстро перестал быть одним из работников компании и стал простым сорвавшимся. Ему заплатили деньги за молчание, и… они подумали, что этим все решат. Как же! Эта обезьяна едва не разрушила несколько квестов, которые просто не были предназначены для таких персонажей! – Админ указал на одну из капсул, в которой стояла обезьяна… стоял человек ростом выше двух метров, весь покрытый короткой рыжей шерстью, чем напоминал пресловутого Чубакку. – Мне пришлось решить эту проблему! Мне. И тайно! Так как корпорация опасалась замазаться… чистюли и неженки!

Да он реальный псих! Или игровая корпорация втемную использует его для чистки своих «косяков», позволяя использовать ресурсы, недоступные простому игроку, и готовясь слить в любой момент, если этот чокнутый спалится.

– А вот еще одна особь, – человек чуть ли не выплюнул последнее слово, указывая на капсулу с молодой красивой девушкой, платиновую блондинку с выкрашенными кончиками волос в цвета радуги. – Уродка, как и ты. Она могла открыть любую позицию на базе с каждым новым уровнем, и плевать, что это было, хоть джагернаут, если предыдущая позиция была уже изучена! Для нормальных игроков необходимо было получить десять уровней, ей хватало двух или трех, и ко всему прочему свободные баллы она тратила на себя! В итоге превратилась в монстра с запредельными характеристиками и возможностями. А вон еще один – двести уровней за месяц! Обнаружил баг и раскачался до невероятных высот, но в итоге попал под эффект оцифровки. Расплакался и пришел к нам жаловаться. Написал письмо, которое я увидел первым. Пришлось его изолировать ото всех и сажать в капсулу, чтобы не портить игровой процесс прочим игрокам, нормальным, не уродам. А ведь на тебя я тоже вышел через письмо. Сколько ты их отправил? Два? Три? Я нашел три, в том числе и самое первое, затерявшееся в ворохе технической документации, когда ты сидел на стартовой локации и размазывал сопли от жалости к себе. После случая с первым уродом, решившим, что он самый умный и баг пойдет ему на пользу, я теперь мониторю почти все послания игроков, хоть и тяжело из-за этого приходится порой…. Ты что-то вновь хочешь спросить? Не всех ли оцифровавшихся я хватаю? – он коснулся пальцем своего левого уха, чуть оттопыривая то. – Нет, не всех, хотя и стоило бы. Знаешь, что такое эволюция? Выживание сильнейшего, приспособленного к новой среде! Должен знать или слышать хоть раз. Так вот, вы все, кто попал в оцифровку – есть слабое звено в цепи эволюции. Вы не в состоянии нормально жить в двух мирах и погибаете в одном, чтобы стать строчкой биткодов в другом. И вас становится все больше и больше. К счастью, настоящих уродов среди вас мало, и скоро я вычищу всех и помещу в свою коллекцию.

А может, корпорация и не в курсе увлечения своего сотрудника, особенно если он на хорошем счету.

Меня подтащили к пустой стазис-капсуле и бросили на пол. Два близнеца остались стоять рядом, третий ушел куда-то в сторону, вне поля моего зрения. До меня донеслось пиликанье, которое сопровождает набор цифрового кода на электронном замке, потом едва слышное шипение, словно пневмодверь раскрылась. Вернулся админ с чем-то вроде крошечного фонарика, на котором на месте рефрактора горело множество разноцветных огоньков.

– Пора тебе вновь стать обычным, – с этими словами он направил на меня чудной фонарик.


Вы попали под воздействие?&//*&??..* %

Ваши характеристики и способности изменены.

Внимание! К вам применены штрафные санкции, вы лишаетесь &**/&?#! баллов.

Внимание! Ваш уровень снижен до 1!

Внимание! Способность ХРАБРЫЙ ПОРТНОЙ удалена!

Внимание! Способность КАМИКАДЗЕ удалена!

Внимание! Способность БЕСЧУВСТВЕННЫЙ ПАЛАЧ удалена!

Внимание! Способность ШАГ ВПЕРЕД #**!!&?*//.. системная ошибка, обратитесь в техническую службу!

Внимание! Способность ХИТРОСТЬ удалена!

Внимание! Способность ШИТЬЕ удалена!

Внимание! Способность ОКОВЫ РАЗУМА #**!!&?*//.. системная ошибка, обратитесь в техническую службу!

Внимание! Характеристика ВЗРЫВНОЕ ДЕЛО удалена!..


Последствия применения непонятного прибора оказались для меня катастрофическими – я стал тем нубом, которым вышел из подвала с куском трубы и в кожаной куртке в первый день игры. Остались только две характеристики, которые подарила мне Аниласта (точнее, подарила-то мне она одну, но что-то подсказывает мне, что с чипом «голиафа» Торин не просто так ошибся). Впрочем, админа это нисколько не озаботило, даже не нахмурился, только толкнул короткую речь, что я урод из уродов, да приказал засунуть меня в капсулу.

Перед тем как уйти, админ приблизил лицо к прозрачной стенке моей капсулы и с усмешкой произнес:

– Придется немножко поскучать, дорогой друг. Бываю я тут редко, иногда и раз в неделю появляюсь, иногда и месяц не показываюсь.

Близнецы втянулись в него, и в зале остался только один администратор.

Вскоре я остался один.

В стазис-капсуле.

Парализованый.

Потом перед глазами возникло сообщение:


Вы желаете использовать способность ШАГ ВПЕРЕД?


Эпилог

Я простоял пять часов, с трудом сдерживая желание активировать способность и покинуть свою тюрьму. Боялся, что сумасшедший админ вернется и обнаружит меня свободным, но все еще парализованным. Вряд ли после этого у меня останется хоть шанс получить свободу. Потому и стоял, мучился и считал минуты, дожидаясь, когда в реальном мире наступит ночь и админ – сильно на это надеюсь и верю всей душой – ляжет в кровать. Никто просто не может себе представить мои чувства: не иметь возможности даже моргнуть, но обладать способностью избавиться от паралича. Несколько раз на меня накатывало бешенство, хандра, исступление, досада… я мысленно матерился, выл и скрипел зубами… и терпел.


Вы желаете использовать способность ШАГ ВПЕРЕД?

Да/нет.


Да!

Через миг я валялся на полу рядом со стазис-капсулой и смотрел, как убывает таймер паралича.

Когда я смог пошевелить ногой, то чуть не вознес молитву Аниласте за ее необыкновенный подарок, благодаря которому уже дважды получаю свободу. Жаль только, что я потратил еще один дар Красной Королевы – обращение к ней за помощью, – сейчас бы телепорт ой как пригодился мне.

Получив способность двигаться, я занялся осмотром зала.

Некоторое время ходил мимо капсул, рассматривая заключенных в ней игроков… и неписей. Да-да, среди парализованных фигур за прозрачными стенками имелись и такие. Среди неписей имелся чужой – тролб.

Выпускать никого не стал, опасаясь срабатывания какой-нибудь сигнализации. При таком размахе псих должен был позаботиться насчет внезапного несанкционированного открытия капсул. Мало ли какая у кого способность сохранилась после полного обнуления данных персонажа.

При обходе зала нашел ту самую дверь, которая шипела, и после этого в руках у админа оказался тот самый «фонарик».

Огромная – четыре в длину и два с половиной в высоту – преграда из бронированного стекла (или иного прозрачного материала). Слева на стене имелся экран, на котором светилась красным клавиатура, под ней мигал квадратик с рисунком пальца, а выше горел светодиод в центре схематического изображения глаза.

Защита сразу по трем уровням: отпечаток пальца, сетчатки глаза и шифр. Сюда бы фреста, который мог сменить облик на вид чокнутого админа и, при знании кода, пройти внутрь помещения, заполненного разными вещичками.

А всякого-разного за прозрачной броней хватало: три стены были заставлены стеллажами, на которых лежали оружие, приборы, детали брони и черт знает что еще, футуристическое, непонятное.

Чтобы попасть внутрь, мне пришлось дождаться перезарядки умения. Благодаря этой сверхценной способности мне не были нужны ни ключи, ни коды от чужих дверей.

– А это я удачненько зашел! – хохотнул я, перефразировав актера из старого фильма.

Первым делом я облачился в костюм-невидимку, у которого отсутствовало ограничение по уровню, наоборот, он увеличивал вдвое уже имеющийся, подкидывая баллы, которые можно было распределить по характеристикам. Костюм этот выбор запоминал, и более не требовалось распределять баллы, если не производился сброс к первоначальным данным. Жаль, что у меня имелся всего один уровень, я даже не стал долго думать и вложил все в Силу.

Облизывался на энергетический клинок с невероятно вкусными возможностями, но не хватало моих характеристик для пользования им. Там же нашел несколько инъекторов с татуировкой, одна заинтересовала сильно.


Автоматический тату-инъектор.

Назначение: имплант-татуировка с заданной характеристикой.

Описание характеристики: каждые 5 уровней количество свободных баллов увеличивается вдвое, дополнительные баллы не обладают штрафом при использовании их для увеличения характеристик персонажа.

Качество татуировки: уникальная.


Татуировку я тут же нанес на левое плечо.

Следующим был имплант для энергоячейки.

Имплант «Солнцепек».

Ограничение: только для расы роботов.

Описание: под воздействием света генерирует энергию, которая пополняет энергоячейку.

Статус: уникален.


Света в подземелье хватало, так что свалиться от бессилия в самый неподходящий момент из-за того, что у меня кончился заряд в батарейке в груди, не грозило.

Нашел и тот самый «фонарик», от действия которого я лишился почти всех своих достижений за всю игру.


Излучатель Тиррса-Маккогналя.

Описание: формирует особое поле, которое возвращает все данные индивидуума, попавшего под воздействие луча, к первоначальным позициям. Преодолевает все типы защит, никакие ограничения не действуют.

Статус: существует в единственном виде, уникален.

Дальность действия: не более 5 метров.


Излучатель я немедленно приватизировал. Когда я его увидел, то в голове созрел план мести…


Сумасшедший представитель администрации появился на пятый день моего заключения.

Самостоятельно выбраться из этого подземелья я не мог. Оставалось дождаться психа и заставить его выпустить меня на свободу.

И вот он пришел.

Что он делал, как выглядел и что чувствовал, обнаружив пустую капсулу, я не знал. Зато увидел, насколько он оказался встревоженным, когда влетел в свою кладовку с уникальными вещами, часть из которых даже не имела названия.

Едва дверь с тихим шипением отошла в сторону, и в помещение влетел админ, я вытянул в его сторону руку и активировал излучатель. До противника было не более трех метров, так что энергополе накрыло его с гарантией.

Псих словно на невидимую стену налетел, настолько резко остановился и замер в неудобной позе. Подозреваю, что все это из-за вала системных сообщений, которые полностью перекрыли ему вид. У меня в точно такой же момент перед глазами мелькали только они, и едва хватало свободного места для обзора, а у админа уничтожаемых способностей и характеристик должно быть больше на порядок!