Светлана Викторовна Бурилова - Усатая полосатая [СИ]

Усатая полосатая [СИ] 453K, 111 с.   (скачать) - Светлана Викторовна Бурилова

Бурилова Светлана
УСАТАЯ ПОЛОСАТАЯ

В день, когда появилась героиня этой истории разразилась невероятно сильная гроза. Красивую беременную женщину на руках на второй этаж дома в большом волнении нёс не менее красивый черноволосый мужчина. Это были уже не первые роды для этой любящей семьи, но именно в этот день исполнилась мечта женщины о дочке, так долго жившая в сердце столько лет. Мужья роженицы совсем недавно с сомнением слушали уверения жены в том, что на этот раз всё получится. Но вот в минуту, когда молния последний раз сотрясла окружающее пространство, раздался первый крик новорожденной. Целитель, что принимал роды, а он являлся одновременно и вторым мужем роженицы, с удивлением и безумной радостью выдохнул:

— Девочка! И вскоре не только по огромному дому, но и по всему поселению инчихов пронеслась радостная весть: у всеми уважаемой семьи наконец-то появилась маленькая самочка. Эта весть была тем радостнее, что вообще самочек среди инчихов было немного, а потому часто свою пару им приходилось искать среди других рас. А потому самочка-инчих была вдвойне ценнее. Уже на следующий день в дом счастливцев потянулись близкие друзья, родственники, знакомые с подарками в руках. Чего только не несли в надежде, что через несколько лет девочка окажется парой кому-нибудь из многочисленных сыновей. И только маме малышки было совершенно всё равно, какие там планы строили посетители, для неё сейчас не существовало никого важнее маленькой синеглазой малышки. К самой роженице и ребёнку никого не пускали, принимая гостей внизу. Это был то один, то другой муж, сменяя друг друга у постели любимой. А вскоре ожидалось прибытие старших сыновей, мчавшихся во весь опор домой, едва получив радостную весть. И ничто не могло удержать их от возвращения домой, ни учебный процесс, в разгаре которого было получено известие о появлении сестрички, ни ожидавшийся позднее строгий выговор от куратора, ни даже отложенные планы старших ребят на давно лелеемое свидание с симпатичными девушками. И, таким образом, на пятый день появления маленькой самочки, в ворота дома ввалились пять огромных матёрых инчиха, три чёрных и два золотых. А спустя пару минут уже пятеро красавцев парней шумно ввалились в дом. Встретил их первый муж хозяйки дома, радостно обняв каждого.

— Вы только тихонько, — напутствовал он сыновей, — малышка только недавно поела и спит. И, до этого шумная компания, буквально на цыпочках заявилась в детскую комнату. Ласково поцеловав лучащуюся счастьем мать, братья обступили кроватку с сестрёнкой, с интересом и радостным предвкушением рассматривая девочку.

— Красивая! — выдохнул один.

— На маму похожа, — выдал другой.

— И на папу Риани, — хмыкнул третий.

— А волосы, как у папы Таира, — заметил четвёртый.

— Достанется же кому-то такое счастье, — улыбнулся пятый, самый старший брат, осторожно дотрагиваясь до розовой щёчки сестрёнки, затем с любовью обернулся к матери и спросил. — Как назвали?

— Тарисса, — ответила женщина. — Ваши отцы два дня спорили на тему имени, а потом выдали это, но мне нравится. А вам?

— Тарисса, — повторил один из средних сыновей. — Мне нравится тоже.

— И мне, — стройным хором ответили остальные.

— Привет, Тарисса, — прошептал старший сын по имени Айрин, снова наклоняясь над малышкой и осторожно прикасаясь к пухлой щёчке. — Добро пожаловать в этот мир!

* * *

— Тарисса!!! Ты куда подевалась, мелкая пакость! — неслось на весь дом. Старшие братья повсюду искали двухлетнюю малышку. Их оставили присмотреть за сестрой, пока семья готовилась к встрече гостей, но вёрткой малышке не сиделось на месте, ей хотелось играть в прятки.

Только вчера у неё случился первый оборот, удививший, вернее поразивший всю семью. Во-первых, для первого оборота было ещё слишком рано, а во-вторых, никто не ожидал, такой необычной окраски зверя. Теперь вот Тарисса осваивала свою звериную сущность, ну, а так как была ещё слишком мала, то всё сводилось к любимой девочкой игре — пряткам. Пока взрослые хлопотали, маленький зверь, перебирая лапками, прокрался к выходу на улицу, там было столько необычных, приятных запахов, и ещё столько всего интересного, что хвостик малышки стоял чуть ли не трубой. А что это там, вон под тем кустиком? А кто копошиться между корнями того огромного дерева? Малышка носилась по саду, то и дело заваливаясь на ходу, пока попа ещё перевешивала всё, отчего девочку заносило то в одну сторону, то в другую. Но разве это преграда для любопытного носика. И тут обоняния коснулся очень необычный, но просто умопомрачительный аромат. Всё существо маленького организма устремилось на этот запах, найти, прикоснуться, забрать себе…

* * *

— Вы чего так носитесь? — весело спросил один из появившихся гостей. — Айрин, я думал, ты меня так спешишь поприветствовать, но вижу тут что-то другое. Айрин радостно приобнял друга.

— Проходи, — сказал он. — У нас так… небольшая проблемка…

Проходи в дом. Но не успел гость сделать и шага, как на него налетел маленький вихрь, вцепившись пока ещё маленькими коготками в штаны, и норовя взобраться повыше на свою жертву.

— Эй, это ещё что за!.. — вскрикнул гость, пытаясь за шкирку отодрать от себя зверёныша.

— А это и есть наша маленькая проблемка, — хмыкнул Айрин.

— Маленькая?! — возмутился гость, чувствуя, что по одной его штанине потекло что-то горячее. — Да это бедствие какое-то… полосатое! Айрин покачал головой, наконец, отцепляя мелкую от друга, и с сожалением видя, чем одарила его друга напугавшаяся малышка.

— Пойдём, переоденешься, — вздохнул Айрин. — Прости, она ещё не научилась контролировать себя.

— А-ха-ха! — заржали младшие близнецы. — Она тебя пометила, Каинани! Вот смеху то! Айрин отвесил брату подзатыльник.

— Вот расскажу матери, как хорошо вы приглядываете за сестрой!

— Это ваша сестра? Та самая? Но почему она такая?..

— Полосатая? Вчера только обернулась, — ответил Айрин. — Мы тоже были удивлены. Но согласись, это даже красиво, пусть и необычно.

Мама вчера назвала её Тигрой. Не знаю, что это значит, а мы решили тоже так звать нашу шалунью.

— Милашка, — снисходительно заметил старший из стоящих мужчин. — Только держи от меня подальше это бедствие. Случившееся вскоре стали воспринимать как шутку, которую частенько вспоминали семейными вечерами, когда собирались все вместе. Маленькая девочка была достаточно маленькой, чтобы относиться к произошедшему, как к чему-то обыденному. И, если бы история не звучала раз за разом из года в год, то вполне вероятно, всё бы забылось. Теперь же припомненная ситуация для подрастающей девчушки становилась всё более ненавистной. Хотя, со временем и это бы позабылось, если бы судьба не преподнесла Тариссе ещё одну свою «шутку». Девочке к тому моменту исполнилось десять лет. Семья души не чаяла в синеглазой озорнице, мать смеялась, что Тарисса больше папина дочка, чем мамина. И, действительно, девчушку чаще всего можно было заметить рядом с одним из отцов, её любопытный носик встревал во все взрослые дела. Но никто не оговаривал ребёнка, папам было в радость видеть неподдельный интерес любимой дочки и к работе по дереву, и к тренировкам воинов, и к обсуждению самых лучших способов охоты, да и вообще, много ещё к чему. Папа Риани учил дочь защищаться, папа Таир, заметив в малышке предрасположенность к целительству, показывал простейшие способы первой помощи пострадавшему. Приезжающие на каникулы братья тоже пытались научить Тариссу то одному, то другому. Казалось бы, всё в жизни девочки было замечательным, и счастье безоблачным. Но на самом деле, это было далеко не так. Почему? Всего лишь потому, что остальные дети очень редко принимали её в свою компанию. Нет, лучше даже сказать не так. Принимать принимали, но постоянно по-детски глупо надсмехались над необычной окраской зверя Тариссы, и виной тому была простая детская зависть, ведь зверь девочки был поистине необычен и красив. И неслись в сторону Тариссы обидные насмешки, столь непонятные и болезненные для девочки.

— О, глядите, полосатик опять пришёл!

— А ты рыжая в чёрную полоску?

— Или чёрная в рыжую?

— Мы не возьмём играть тебя в прятки, потому что тебя всегда не видно, а так не интересно… И это были не самые обидные слова, что приходилось выслушивать Тариссе. Первое время девочка убегала домой, где выплакивала обиду в объятьях матери. Та же ласково тормоша своё ненаглядное чадо, успокаивала девочку, находя такие слова, что с каждым днём свою непохожесть Тарисса стала воспринимать как свою особенность, делавшую её пусть и не похожей на других, но зато выгодно отличающую её среди инчихов. И пусть это понимание пришло не сразу, но спустя ещё пару лет, когда девочке исполнилось двенадцать, её уже не задевали глупые слова ребятни. Тем более что старшие парни поселения всё больше с интересом поглядывали в её сторону. Самой себе Тарисса казалась самой обыкновенной, внешне ничем не лучше той же Дилани или Улии, что считались в поселении обычными, ничем не примечательными девчонками, которые единственно хоть как-то дружили с Тариссой. И, действительно, сразу разглядеть особую привлекательность девочки было не просто. Во-первых, она ещё была не оформившимся дитём, во-вторых, любопытная мордашка постоянно была чем-то перемазана, ну, и в-третьих, должно было пройти какое-то время, чтобы Тарисса обрела уверенность в себе. Найти себя в этом мире. А сейчас, в очередной раз обидевшись на весь мир Тарисса, обернувшись, неслась во весь опор по близлежащему лесу. Большинство инчихов предпочитали охотиться на открытой местности, но Тариссе больше нравилась лесная глушь, тут она была практически всесильна, маскирующий окрас, врождённая осторожность и гибкость делали зверя Тариссы просто потрясающей охотницей. И в данный момент, дабы выплеснуть обиду, полосатый зверь крался в поисках добычи. Нюх безошибочно вёл вперёд, туда где затаился другой зверь, вернее зверёк, и, кажется, слишком мелкий, чтобы удовлетворить полосатого хищника. Справа донёсся ещё один «аромат», сразу же неприятно засвербевший в носу. Это был новый запах, но именно он будил желание тут же уничтожить его источник, разорвать на клочки, исходившую от него угрозу. Азарт до дрожи в теле охватил зверя, мягкие лапы быстро принесли Тариссу к жертве. Уже приготовившись к броску, самка инчиха недовольно фыркнула, поняв, что на её добычу есть ещё один претендент, который появился на пару минут позже её. Это было возмутительно! Добыча всегда должна доставаться тому, кто был первым! А потому, выпрыгнув на поляну, где залегло мерзкое существо, и источавшее тот неприятный запах, зверь Тариссы угрожающе зарычал на стоявшего на двух ногах с другой стороны поляны соперника, претендующего на чужую добычу, тем самым спугнув оную.

— Тарисса! Прекрати! Это мы! — остановил прыжок зверя на соперника окрик одного из братьев, появившихся за спиной чужака. Полосатый зверь снова фыркнул, злобно кося взглядом в сторону соперника.

— Из-за этой мелочи мы упустили аххата! — возмутился вдруг чужак. Тарисса рыкнула на него, и в этом рыке было всё, что чувствовал зверь в этот момент: и возмущение, и злость, и угроза.

— Ишь, ты, ЭТО ещё и рычит на меня?! — нахально и снисходительно, а от того ещё более возмутительно, ухмыльнулся чужак. Хотя, какой чужак?! Его донёсшийся запах, вдруг показался Тариссе смутно знакомым. Пока она пыталась вспомнить, откуда она помнить этот запах, чужак подошёл совсем близко и щёлкнул Тариссу по носу. Зверь среагировал мгновенно, полоснув когтями по штанам наглеца и превратив одну штанину в лохмотья, а остальное произошло на одних инстинктах, Тарисса повернулась к чужаку задом и спрыснула его своей мочой. Чужак, шокированный, как и остальные свидетели этого происшествия, резво отпрыгнул, глухо ругнувшись, а Тарисса уже дала стрекача, поняв вдруг, что сейчас получит от братьев по шее. Но они, лишь проводив сестру недовольными взглядами, дружно захохотали. А позднее, когда гость с братьями объявились в поселении, и вся семья собралась за столом, Тариссе пришлось выслушать и порицания от родителей за ненадлежащее поведение, и подколки братьев. Девочка дулась, недовольно поглядывая на причину своих проблем, а этот нахальный индюк ещё и усмехался так понимающе, чем ещё больше бесил Тариссу. «Вырос же такой бугай!» — возмущалась про себя девочка. — «Была бы я большой, задала бы этому сероглазому чудовищу трёпку!» Сам же источник гнева Тариссы с улыбкой наблюдал за пыхтящей девчонкой, легко считывая с её лица все мысли. «М-да, — думал он, — и достанется же кому-то такое счастье…» Потом мысли мужчины перескочили на более приятную тему. После посещения семьи друзей инчих собирался навестить одну симпатичную вдовушку, к которой наведывался уже в течении пары лет, когда выдавалась возможность получить выходные от работы. С Энейей он познакомился ещё в годы окончания учёбы, но тогда она ещё была за мужем и позволяла себе лишь призывные взгляды в сторону красивого студента. А когда ещё муж преставился, замёрзнув в снегу после разгульной гулянки с друзьями, то вдовушка тут же атаковала сероглазого инчиха, которого, впрочем, в то время считала простым человеком. Но, даже узнав, что её любовник оборотень, не изменила к нему своего отношения, и это нравилось молодому человеку. Он, конечно, понимал, что их отношения никогда не перейдут на более серьёзный уровень, но короткие встречи приносили обоим удовольствие, и этого было им вполне достаточно. Когда Каинани окончил Академию и уехал на место работы по направлению Академии, то пообещал Энейе навещать её. Женщина с лёгкостью согласилась, так как в планах вдовы было в ближайшее время найти себе нового мужа, а частое присутствие молодого любовника могло этому помешать. Тем не менее, свадьба Энайи с её новым избранником откладывалась, и у Каинани была возможность снять напряжение в страстных объятьях вдовы. У инчиха, конечно же были и другие женщины, но сам он не пытался завести более серьёзных отношений, зная, что счастлив может быть лишь со своей парой, вот только одна его особенность не оставляла на это надежд. Если для человека иметь одинакового цвета глаза, было нормой, то для инчиха, ещё не обретшего пары, это было трагедией. А ведь именно изменение разноцветных глаз на какой-то один цвет, было знаком того, что инчих нашёл свою пару. А что делать, когда родился не таким, как все? Правда, Каинани, в какой-то мере смирился со своим положением. Жизнь стала более менее спокойной и размеренной, а тут это «недоразумение» мелкое. Смешная, честно говоря, девчонка, и вредная.

Так и хотелось её лишний раз поддеть, но вспомнив о разнице в годах, и то, что он давно уже не мальчишка, Каинани отбросил эту идею. К счастью инчиха, за два дня пребывания в доме друзей он больше не сталкивался с девчонкой, впрочем, иногда слышал её звонкий смех, но тут же старался свернуть в другую сторону от его источника, подозревая, что в противном случае мелкая опять как-нибудь ему напакостит. Тарисса же искренне радовалась, когда сероглазый гость покинул их дом, уверившись, что хуже такого ненавистного существа она вряд ли ещё встретит когда в своей жизни. С отъездом инчиха жизнь девочки снова пошла по обыденному сценарию, за исключением того, что папа Риани решил готовить дочь к поступлению в Академию магии, хоть мама и была сначала против. Тогда оба отца, отправили Тариссу на ночёвку к маминой подруге аффи Нириди, объяснив дочери, что постараются уговорить маму. Тариссе было любопытно, как они собираются это сделать, даже попыталась задать вопрос об этом, за что получила от папы Таира щелчок по носу, а аффи Нириди как-то понятливо заулыбалась. И, о чудо, на следующий день согласие мамы Светланы было получено. Только Тарисса удивлялась, почему это мама всё время краснеет, когда на неё смотрят оба папы и при этом усмехаются. «Наверное, долго уговаривали», — подумала про себя Тарисса. Но главное, согласие было получено, и у девочки появилось время помечтать, какие приключения её ждут в новом месте. Правда, ждать, пока придёт время этих самых приключений пришлось ждать ещё четыре года. За это время девочка вытянулась, её лицо всё реже украшали грязевые разводы, да и те появлялись лишь после вылазок с одним из отцов на природу или на тренировку. Тарисса уже вполне сносно владела стрельбой из лука и могла защитить себя от прямого нападения противника одним из подаренных папой Риани кинжалов, а вот с силовой подготовкой всё же было хуже, родители наотрез отказывались делать из дочери этакого качка, объясняя Тариссе, что девушка должна оставаться девушкой, а не бабой с мускулами. Сама Тарисса сначала не понимала их слов, но, взрослея с каждым годом и разглядывая себя в зеркало, была вполне довольна своей тонкой талией и изящными руками, с ужасом вспоминая, что когда-то хотела иметь такие же мускулы, как и у отцов. К слову сказать, и парни из посёлка думали примерно так же, начав, ещё когда Тариссе исполнилось четырнадцать, кружить вокруг её дома. Хотя сама Тарисса о кавалерах не задумывалась, даже и теперь, в шестнадцать лет, тем более о тех, кто когда-то обижал её. За эти несколько лет она так и не смогла по-дружески сойтись хоть с кем-то из бывших обидчиков, продолжая отдавать все свои мысли и мечты планам поступления в Академию. Папа Таир часто шутил, что шлейф из женихов потянется до самой Академии, но Тарисса только весело отмахивалась, заявляя, что всему своё время, а пока надо сдать вступительные испытания. Конечно, Тарисса храбрилась перед родственниками, а сама до дрожи боялась и самих этих испытаний и того, как её примут в Академии студенты и магистры, с её то особенностью, если всё же удастся поступить. Отъезд назначили через месяц, сопровождать девушку должны были младшие близнецы, всё ещё обучающиеся в Академии. Это немного успокаивало Тариссу, ведь, зная, что где-то рядом родные существа, все трудности кажутся не столь большими. Сами братья-студенты в оставшееся до учёбы время покоряли сердца девушек ближайших поселений, заявляясь домой часто с наступлением сумерек, за что получали нагоняй от родителей. Но молодая кровь на следующее утро снова несла их лапы на поиски приключений. Старшие братья-близнецы успешно оканчивали последний курс Академии, их забеги по поселениям в поисках любви закончились пару лет назад, когда оба брата нашли свои пары и успешно с ними встречались, собираясь сыграть свадьбы по окончании учёбы, по крайней мере своей.

* * *

— Мам, ну, не плачь, я же приеду на каникулы, — успокаивала родительницу Тарисса. — А потом вы и сами можете меня навестить…

— Ты, вижу, не сомневаешься, что поступишь? — усмехнулся папа Таир, прижимая к себе всхлипывающую жену.

— Я надеюсь, — улыбнулась Тарисса. Чтобы не затягивать прощание папа Риани погнал всех усаживаться в повозку. Первой побежала Тарисса, вырвавшись, наконец, из объятий матери, уселась в центре, по бокам тут же пристроились средние братья-близнецы, старшие сели впереди. Тарисса лишь сожалела, что проводить их не смог Айрин, так как в это время был в другом месте. Ринин, один из средних братьев, пообещал, что Айрин приготовил Тариссе сюрприз, когда она приедет в Академию. И сколько девушка не допытывалась, что это за сюрприз, улыбаясь, помалкивал, остальные братья тоже отказались говорить на эту тему. Родители долго смотрели вслед удаляющейся повозке, увозившей их самое долгожданное чадо. Риани, пару раз глянув на грустную жену, вдруг улыбнулся и заявил:

— Родная, а может нам родить ещё одного малыша?! Светлана тут же забыла про слёзы и возмущённо выдохнула.

— Ты опять за своё?! Тебе мало наших оболтусов?!

— Любимая, просто нам с Таиром снова хочется услышать топот маленьких ножек по дому. Вон и Тарисса совсем уже взрослая, — с грустью сказал Риани, вспомнив, как ему нравилось нянчиться с любимой дочкой.

— А мы и колыбельку новую начали мастерить, — задумчиво вставил реплику Таир. Риани тут же тихонько ругнулся и ткнул друга локтем в бок.

— Трепло.

— А? — встрепенулся Таир, поняв, что задумавшись, ляпнул то, о чём договорился с Риани молчать. — Прости, вырвалось.

— Ах, вы! — вспыхнула Светлана. — Ну, знаете!..

Меж тем дети спорящих супругов всё дальше удалялись от дома. Первую половину дороги Тарисса всё время ёрзала, пытаясь охватить взглядом всё новое, что встречалось ей на пути, чем злила братьев, но потом однообразный пейзаж всё же утомил девушку, и она задремала на плече одного из братьев. Тот посмеялся над поведением сестры и продолжил неспешную беседу с остальными. Когда показались башни Академии, Тарисса всё ещё спала, проспав и перемещение порталом, и присоединившиеся к ним другие повозки со студентами.

— Эй, мелкая, — тихонько потормошил сестру Ринин, — просыпайся, приехали. Тарисса зевнула, разлепила сонные глаза и потянулась. И только потом недовольно спросила:

— А раньше не могли разбудить? Я же всё проспала! Эх, вы!

— Не кисни, ничего такого ты не пропустила, лучше вперёд смотри, всё интересное там, ответил Ринин, показывая ругой на шпили башен Академии. Тарисса в порыве любопытства чуть привстала, за что тут же получила шлепок по мягкому месту.

— Сиди уже спокойно, успеешь ещё всё увидеть. Девушка недовольно плюхнулась назад, только сейчас заметив, что на неё пялятся посторонние. На повозке, что двигалась позади, сидели несколько парней и две девушки. Трое ребят выглядели постарше и были явно со старших курсов, а вот в девушках можно было легко рассмотреть первогодок. Тарисса ослепительно улыбнулась им, надеясь в будущем подружиться, но, то ли девушки были слишком стеснительными, то ли устали с дороги, но их ответные улыбки были несколько нерешительными и даже чуть кисловатыми. Зато их спутники заулыбались так, что братьям Тариссы пришлось бросить на парней предупреждающие взгляды.

— Ты посмотри, — тихонько буркнул Майри, — братья Йанси уже глаз на Тариссу положили. Смотри, сестрёнка, эти красавцы ни одной юбки в Академии не пропустили.

— Нужны они мне! — фыркнула девушка.

— Вот и ладно, — хмыкнул Ринин. — А то если ещё и от тебя этих придурков отгонять, самим времени на девчонок не останется… Старшие братья переглянулись. Ритан отвесил Ринину подзатыльник.

— Ты что отцу обещал? Напомнить? То-то! А ты, Тарисса, и, правда, будь осторожнее, парней в Академии полно, а ты — девчонка симпатичная… Замечу, что вместо учёбы по углам жмёшься, настучу по мягкому месту, а с первого раза не поймёшь — вызову родителей. Тарисса мысленно показала каждому из братьев язык и снова уставилась на приближающееся место учёбы. Минут через пятнадцать повозка остановилась у ворот Академии.

Вещи братья обещали внести позже, когда станет ясно, поступит ли Тарисса, и ушли, оставив сестру на старшего брата Ритана. В холле Академии народу было столько, что Тарисса растерялась, поэтому и ухватила брата за руку, взволнованно оглядываясь по сторонам. Казалось, вокруг царил хаос. Студенты старших курсов, весело переговариваясь, носились от одной группки к другой, делясь впечатлениями от каникул, а затем поднимались вверх по лестнице, продолжая задорно хохотать. Ребята помладше практически не уступали в веселье старшим. Девушек вокруг было не так много, как ожидала Тарисса. Она поинтересовалась у брата этим несоответствием, на что получила ответ, что большинство девушек с курса целителей, а они обычно прибывают на пару дней раньше других. Спустя несколько минут Ритан повёл сестру в правую часть холла, где виднелся широкий проход в длинный коридор со множеством дверей, у одной из которых образовалась довольно приличная толпа из поступающих.

— Так, сестрёнка, когда очередь дойдёт до тебя, зайдёшь в эту дверь. Там тебе всё объяснят и проверят твои способности. Главное ничего не бойся и будь уверенной, — напутственно сказал Ритан, затем оглядел новичков, хмыкнул. — У вас здесь, похоже, надолго… Ммм, приду к окончанию испытаний. На вот, перекусишь, когда проголодаешься. Тарисса отрицательно замотала головой.

— Не надо. Всё равно кусок в горло не полезет. Ритан, ты… ты только не забудь про меня… Ритан ободряюще улыбнулся, чмокнул сестру в маковку и умчался следом за своими однокурсниками. Проводив взглядом удаляющуюся спину брата, Тарисса мысленно встряхнулась. Надо было собраться, настроиться, а не вести себя, как трусиха. Осмотрев пёструю толпу поступающих, девушка заметила, что большинство ребят выглядят так же испуганно. А вот и те девчонки с соседней повозки. Тарисса решительно прошла вперёд, к ним.

— Привет, я Тарисса, — сказала она.

— Привет, — несмело прозвучало в ответ, — я Найна, а это Эмина.

— Вы родственницы? — Двоюродные сёстры, — ответила Найна.

— Наши мамы были сёстрами, — добавила Эмина. Так неспешная беседа постепенно увлекла девушек и помогла им успокоиться. Когда подошло время идти в «страшную» дверь, Тарисса, впрочем, как и её спутницы, была спокойна и сосредоточена. Заходили в комнату испытаний по трое, и познакомившаяся троица зашли вместе. В огромной комнате за длинным столом сидели семь представителей академии, в двух из которых Тарисса разглядела оборотней, правда пока не понятно какого вида, одного гнома, двух человек, и ещё двух пока непонятных личностей. Перед столом экзаменаторов стояло три табурета, на которые предполагалось усесться заходившим. Тарисса оказалась напротив тех самых непонятных личностей.

— Раса, возраст? — без эмоционально спросил один из них.

— Об… оборотень, инчих, шестнадцать лет, — заробев, ответила девушка. Второй вдруг вскинул руку с её сторону, чем до жути напугал Тариссу. Рядом с лицом завис бесцветный прозрачный шар, который спустя мгновение стал вспыхивать всполохами цвета. Тарисса рассмотрела, по крайней мере, три — белый, синий и красный.

Завороженная цветными переливами, прослушала следующий вопрос, поэтому тот был повторён недовольным и более громким тоном.

— Навыки владения оружием есть?

— Есть, немного стреляю из лука, а ещё… кинжалы…

— Ну, это мы потом проверим. А сейчас… Дальше пошли вопросы на разные темы, что-то о государствах и их укладе, что-то о растениях и животных, немного о расах, но больше всего вопрошающего интересовало, что уже Тариссе известно о целительстве. Девушка старалась отвечать чётко, как учил отец, экзаменатор хмыкал и задавал новый вопрос.

— Что ж, — выдал, наконец, второй, всё это время молчаливо слушая ответы Тариссы, — для поступления ваших знаний и дара вполне хватит.

На какой факультет думали пойти?

— Не знаю, папа Таир советовал на целительсво…

— А не тот ли это Таир из клана Золотых? — поинтересовался вдруг сидевший рядом гном.

— Да, папа из этого клана, — ответила девушка.

— Так этот шалопай ещё и дочкой обзавёлся, — ухмыльнулся гном-магистр. — Талантливый был студент, только уж больно озорной, сколько седых волос своему куратору добавил. Надеюсь, ты будешь поспокойнее родственника?

— Эм… — замялась Тарисса.

— Магистр Трийяр, вы же знаете, что родственная кровь так или иначе сказывается на потомках, так что, думаю, в девушке в полной мере присутствуют маленькие пороки её отца. Как вас зовут, студентка? Сердце Тариссы радостно забилось, ведь её назвали студенткой, а это может означать только одно — её приняли.

— Я Тарисса… а… а меня приняли? Я…

— Идите, обрадуйте братьев. Вы приняты на факультет целителей, но, если ваши другие показатели будут более менее приличными, то добавятся ещё и индивидуальные занятия по боёвке, но об этом потом поговорим, — сказал тот самый молчун. Тарисса только сейчас разглядела этого мужчину, ведь до сей минуты её глаза лишь едва-едва скользили по столь серьёзным дядькам.

Оказалось, что её экзаменаторы на первый взгляд были гораздо моложе, чем нарисовала в своём воображении девушка. А этот самый молчун был ещё и очень красив. Поймав себя на мысли, что неприлично пялится, Тарисса опустила глаза, щёки тут же заалели. И тут ей почудился довольный смешок.

Девушка снова вскинула глаза и наткнулась на насмешливый взгляд экзаменатора. «Странный какой-то», — подумала Тарисса. Едва её отпустили, девушка поспешно покинула аудиторию. В холле практически никого не осталось, лишь у окна маялись последние поступающие. Тарисса поискала взглядом брата, но его пока не было.

Зато следом за ней из двери выпорхнули сестрички.

— Уф, думала, всё, не поступлю! — выдохнула Найна.

— Девочки, может, вы знаете, кто были те, два странных магистра, что говорили со мной? — спросила Тарисса.

— Извини, я так разволновалась, что не смотрела по сторонам, — ответила Найна.

— Это ты про тех красавчиков? — хмыкнула Эмина. — Это же риконы!

— Риконы? — недоумённо переспросила Тарисса.

— Ты что, не знаешь? Тариссе было любопытно, но следующий её вопрос так и не прозвучал, потому что прибежал Ритан.

— Поступила? Молодец, тогда пойдём, покажу, где общежитие. Брат, схватив девушку за руку, быстро потянул её на выход.

— Подождите! — крикнула Найна. — Можно мы с вами? А то мы не знаем, где… Ритан мотнул головой, мол, догоняйте. И они уже вчетвером продолжили забег. Да, именно забег, по-другому назвать такое передвижение было, вряд ли, возможно. Запыхавшихся девушек оставили у огромного в три этажа здания.

— Так, зайдёте внутрь, там повернёте по коридору направо. Увидите надпись «комендант», зайдёте. Всё остальное вам объяснят. Тарисса, вещи принесу через час. Всё, мне пора. Ритан так же быстро умчался.

— Это твой брат? Красивый! — вздохнула Эмина.

— Можете по нему не вздыхать, он уже нашёл пару, — рассмеялась Тарисса.

— Так ты тоже оборотень?

— Ну, да. Как и вы. Я — инчих, — ответила Тарисса. — А вы?

— Мы — вирхи[1].

— А кто такие риконы? — снова поинтересовалась Тарисса. — Я раньше о них не слышала.

— Ну, ты даёшь! — изумилась Найна. — Хотя… про них, действительно, мало кто знает. Наши земли граничат с их, поэтому мы чаще встречаемся с риконами.

— Ну, и? — поторопила Тарисса.

— Это тоже оборотни…

— Эээ, постой! Почему же я тогда их не учуяла, как остальных?

— Это особенность риконов — маскировать свой запах и ауру. А если бы ты увидела из во второй форме, то бы никогда и ни с кем не перепутала. Они вообще самые огромные из оборотней, этакая гора из мышц, зубов, когтей и крыльев.

— Так они крылатые! — восхитилась Тарисса. — Здорово! Вот бы посмотреть!

— Ха! Это не так просто, — рассмеялась Эмина. — Кстати, а ты заметила, что оба рикона были похожи?

— Да как-то не успела…

— Об этом не все знают, — заговорщическим шёпотом перебила Тариссу Найна. — Но это был, как бы, всего один рикон.

— Что значит один? — удивилась Тарисса. Сёстры переглянулись, хихикнули.

— Мы это тоже узнали случайно, — заговорщически прошептала Эмина.

— Точнее подслушали, — добавила Найна.

— Ага, — продолжила её сестра. — В общем, когда Рикон рождается, то на второй день он как бы раздваивается, и получаются две личности, почти как близнецы. Один дополняет другого, они даже мыслят, как два разных существа, могут вести себя совершенно по-разному…

— Вот только не один из них не будет счастлив по отдельности, поэтому всегда будут стремиться стать одним целым…

— А это возможно только, когда рикон находит свою единственную…

Вот бы в меня влюбился рикон, — мечтательно вздохнула Эмина.

— Что уже глаз положила на магистра-экзаменатора? — хихикнула Найна. За болтовнёй девушки и не заметили, что давно стоят перед нужной дверью. Тарисса постучалась, приоткрыла дверь, заглянула.

— Проходи, — донеслось из глубины комнаты. — Чего ж на пороге стоять, и подружек своих прихвати. Девушки нерешительно проскользнули в дверь. За невысоким столом сидела довольно пышных объёмов гнома, с улыбкой взиравшая на вошедших, и она явно слышала большую часть разговора.

— Эх, молодость! Заселяться? Может, в одну комнату хотите? Девушки переглянулись и согласно закивали.

— На какой факультет зачислили? — поинтересовалась гнома.

— Меня на целительский, — ответила Тарисса.

— Меня тоже, — улыбнулась Найна.

— И меня, — рассмеялась Эмина.

— Вот и хорошо, — сказала гнома. — Вместе всё время будете. Вижу девушки вы хорошие и проблем много создавать не будете. Только вот про риконов распространяться не советую, не любят они этого… Так, вот ваш ключ, комната 31. Это на последнем этаже, как подниметесь по лестнице, сразу направо. Бельё найдёте в шкафу. Ах, да! Чтобы каждая смогла иметь ключ, его надо опустить разделить, чтобы это сделать, приложите ключ к специальной выемке внутри комнаты с обратной стороны двери. Вещи ваши чуть позже доставят куда надо. Да, и ещё…

Захотите кушать, спуститесь снова на первый этаж, пройдёте в другую сторону этого коридора, там будет дверь с жирной такой стрелочкой, это выход к переходу в столовую. А теперь бегите. Воодушевлённые тем, что теперь они будут вместе, девушки выпорхнули из комнаты коменданта, и отправились на поиски двери с номером 31. Что сказать, комнатка была обставлена довольно простенько, но Тарисса уже представляла, как украсит её, не зря же мать отправила с ней столько вещей. И ведь девушка сначала недоумевала, «зачем столько?». Теперь же Тарисса благодарила маму за прозорливость. Быстренько определившись с кроватями, девушки понеслись вниз, ведь за время волнений, поступят или нет, голод успел вырасти до такого размера, что казалось, любой еды будет мало. Нужное помещение нашлось быстро, от витающих в нём ароматов в животах забурчало. Народу в столовой было пока мало, и девушки поспешили занять стол у окна. Когда Тарисса с её новыми знакомыми были уже на середине трапезы, со стороны дверей послышался стройный гул голосов, а спустя минуту, в помещение ворвалась целая толпа голодных студентов, состоящая практически из одних парней. То, что это старшекурсники говорило само за себя, всё им было знакомо и привычно. Так как стол, за которым сидели девушки, был довольно широк и рассчитан на большее количество седоков, то вскоре за него подсели четверо парней, с интересом поглядывая на первокурсниц.

— С какого факультета? — поинтересовался один, запихивая в рот булочку.

— Целители, — ответила Тарисса, при этом выискивая глазами братьев.

— Вот всегда так, — притворно нахмурился второй парень, — всё самое лучшее у целителей.

— Сестрёнка, тебя тут не донимают? — с намёком в сторону ребят спросил подошедший Ринин. Жующие парни поперхнулись.

— Да, нет, — улыбаясь, ответила девушка. — Всё в порядке.

— Ладно, но, если что, зови, — бросил Ринин и пошёл к своим друзьям.

— Так ты сестра братьев Ирья из клана Чёрных?

— Ну, да, а что? — недоумённо спросила Тарисса. — Это плохо?

— Не то чтобы плохо… — протянул один.

— Просто теперь у нас нет шансов… — с сожалением продолжил второй.

— А девчонка ты симпатичная… — хмыкнул третий. Тарисса зависла. Вот как, не успела поступить, а кавалеры уже липнут. Меж тем парни благосклонно рассматривали сестричек. Но тут на плечо одному из них опустилась рука, парень вздрогнул и повернул голову.

— Поверь, и с нашими сёстрами вам тоже не светит, — с ухмылкой громко шепнул один из братьев новых подруг Тариссы. Сотрапезники девушек буквально простонали, а вот сами девушки захихикали. Правда, позднее, вернувшись в комнату, до них стало доходить, что с такой братской «заботой» им никогда не обзавестись поклонником. А потому с родственниками надо провести беседу. Это предложила Тарисса, а вот на личиках сестричек отразилось сомнение..

— А что?! Сами-то, небось, себе по подружке нашли, а мы что хуже?! — недоумевала Тарисса.

— Как же! — вздохнула Найна. — Нас всю дорогу пилили по этому поводу. Грозились всячески. Будут теперь каждую минуту следить…

— И контролировать, — добавила сокрушённо Эмина.

— Да ладно вам! Ну, последят первое время, а потом отстанут, иначе самим некогда будет своих подружек охмурять, — отмахнулась Тарисса. Более менее успокоившись, девушки стали ложится спать, ведь по словам их соседей за столом, побудка была ранней.

* * *

Отчаянно зевавшая толпа студентов-первокурсников толпилась в огромном холле Академии. В отличии от них, старшие курсы бодренько разбегались по аудиториям. С усмешкой поглядывая на «мелких». Вскоре к толпе вышли несколько преподавателей и стали делить всех по факультетам. Набралось целых семь групп. Самой многочисленной из них стала группа бытовиков, за ними по численности шли боевики и воздушники, а вот уже следующими — целители. Тарисса быстро подсчитала количество однокурсников, выходило сорок представителей разных рас. По предварительному наблюдению большую часть составляли люди, их было примерно чуть больше половины группы, мелькнуло пяток эльфов, даже парочка гномов, что странно, ну, а остальные были оборотнями совершенно разных видов. Все с интересом рассматривали друг друга, понимая, что на очень долгий срок им придётся быть рядом друг с другом. А ещё большинство целителей были девушками, и этот «цветник» разбавляло с десяток парней. Именно они намеревались начать знакомство с курсом, но их опередил голос преподавателя, требовавший, следовать за ним. Притихшие целители тонкой струйкой потекли вслед за преподавателем вправо по длинному коридору, который вскоре сделал поворот влево. И уже в глубине нового перехода все остановились перед массивной резной дверью. Тарисса ожидала противного скрипа, но створки открылись бесшумно, впуская толпу студентов. Аудитория тоже поражала воображение, кроме того что она была просто огромной, по правой стене стояло множество различных растений, большинство из которых применялись в приготовлении лечебных зелий, в задней части помещения располагались столы для арки этих самых зелий и шкафы со множеством приспособлений для обработки трав и приготовления зелий. В центре аудитории располагались столы и скамьи для учащихся, расположенные полукругом.

Ну, и впереди трибунка для преподавателя. Тарисса думала, что все рассядутся, кому как удобнее, но оказалось, что за каждым студентом закреплено своё место и свой рабочий столь для приготовления зелий. Когда сопровождающий быстренько рассадил всех, по аудитории пронёсся шёпот недовольных голосов, ведь не каждого устроило его место.

— Итак, первое правило для впервые поступивших: если кто-то не готов соблюдать законы и правила Академии, то он волен покинуть её стены. Если же вы настроены учиться, то запомните, это ваши места до конца обучения, вы отвечаете за его сохранность перед вашим куратором. В основе своей, большинство занятий у вас будет проходить здесь. Те, у кого появятся факультативы, будут посещать те аудитории, что принадлежат вашему направлению магии по факультативу. Молодёжь притихла, никому не хотелось пропустить слова говорившего, а уж тем более никто не желал перспективы вылететь из Академии.

— В разные дни, — продолжил сопровождающий, — у вас будет разное количество занятий. Расписание на следующий день вы будете узнавать у вашего куратора. Считайте, что он для вас и мама, и папа, и другие родственники в одном лице. Все вопросы к нему, разрешение споров — к нему, проблема — идёте к куратору. Теперь следующие. Все необходимые для занятий материалы вы найдёте в этом классе, ну, и в библиотеке.

После знакомства с куратором мы вновь с вами встретимся, и я провожу вас в библиотеку. Больше ни слова не говоря наш сопровождающий нас покинул. Все шёпотом стали гадать, кто же станет куратором курса.

Большинство склонялось к мысли, что это будет кто-то из эльфов, ведь они были лучшими целителями в мире. Но когда в помещение зашёл куратор, все притихли. А Тарисса подумала про себя: «Вряд ли мы сможем воспринимать его как маму или папу». Иссини чёрные волосы, заплетённые в тугую косу почти до пояса, спускались по широкой спине мужчины, привлекая внимание к совершенному телу, одетому в белоснежную рубаху с широкими рукавами и узкими манжетами и брюки, обтягивающие натренированные длинные ноги. Удивительно яркого зелёного цвета глаза из-под прямых тёмных бровей с насмешкой и долей снисходительности взирали на притихших студентов парней и восхищённо вздыхавших девушек. Да, этот мужчина знал себе цену. Тарисса тоже с восторгом смотрела на одного из тех самых риконов, что был на испытании, но только сейчас в светлой комнате аудитории смогла его, как следует, рассмотреть. Но в отличие от других девушек Тарисса не испытывала к рикону того бешеного влечения, что так легко читалось на лицах однокурсниц. Не дрогнуло сердце. Рикон прошёл к трибунке, ещё раз тихонько хмыкнул, слегка скривив губы в усмешке.

— Что ж, вижу в этом году набор большой, и вы гордитесь, что поступили так легко. «Легко?!» — удивилась про себя Тарисса. — «Хотя…»

— Но вот обещать, что и дальше всё будет так легко, не могу, — продолжил говорить рикон. — Так что сразу настройтесь на то, что работы будет много, и спрашивать с каждого буду как с себя, строго и основательно. Вы можете называть меня аффин Шион. Все вопросы с учёбой, проживанием, практикой, болячками и капризами буду заниматься я. Сегодня вас поделят на два звена, чтобы магистрам было удобнее доносить до вас знания. Когда одно звено будет получать теорию, второе идёт на практические занятия, потом звенья меняются местами. Итак, сейчас я разобью вас на звенья. Дальше рикон стал быстро называть имена присутствующих, называя к какой из групп каждый относится. И ведь каждого назвал по имени, ни разу не ошибся. Подруги, к удовольствию оных, оказались в одной группе. Вообще, так получилось, что практически все парни были в группе Тариссы, что не могло не радовать девушек их группы, и так же не могло не расстроить другую. А меж тем рикон, видимо, позвал кого-то, так как дверь аудитории открылась, и в неё проскользнул ещё один мужчина. Когда он дошёл до аффина Шиона, все смогли рассмотреть, что второй мужчина был удивительно похож на уже знакомого им рикона. Отличия были минимальными: та же смоляная коса, те же прямые чёрные брови. И лишь глаза были чистого голубого цвета, да чуть более худощавое тело — вот и все различия между мужчинами. Тарисса сообразила, что это и есть тот рикон, что является половиной первого. И ведь, действительно, как близнец аффина Шиона.

— Знакомьтесь, это аффин Лион, он будет курировать вторую группу.

К нему вы будете приходить на теорию, ко мне — на практику. А сейчас первая группа следует за мной, вторая — остаётся здесь. Тарисса ещё раз с удивлением и восхищением посмотрела на взрослых мужчин и побежала за своей группой.

— Видела, как похожи? — шёпотом спросила Найна. — Интересно, а целуются они тоже одинаково?! Эмина ткнула сестру в бок.

— Тихо ты! А если услышит?!

— Да я это так. Просто, интересно. Тарисса глянула в сторону рикона и заметила, как его плечи чуть вздрагивают от едва сдерживаемого смеха.

— Похоже, тебя услышали, — сообщила она Найне. Та тут же смущённо потупилась. Студентов привели в огромную оранжерею, сразу же заставившую ребят восторженно охать и ахать, и даже парни выглядели восхищёнными. Рикон провёл всех вглубь оранжереи, где находились сдвинутые вкруг столы.

— Что ж, вот это и есть место вашей практической работы. Занимаем место за столами. Студенты разбрелись, пытаясь выбрать место получше. «Вот странные, — подумала про себя Тарисса, — разницы ведь никакой». Аффин Шион поймал взгляд девушки, и каким-то образом она поняла, что рикон прочитал её мысли и даже одобряет их. «Менталист?!» — догадалась Тарисса. «Молодец, девочка», — прошелестело в голове. — «И ты, похоже, тоже…» Девушка зависла на пару минут, пока её не толкнула тихонечко Найна.

— Ты чего?

— Потом расскажу, — шепнула Тарисса и приготовилась внимательно слушать рикона. Два часа молодёжь под руководством магистра Шиона изучала с десяток кривых низкорослых растений, более напоминающие цветы, хотя на самом деле были карликовыми деревьями из ущелья в меловых горах.

Свойства пары из них Тарисса знала, а вот остальных нет, поэтому старалась слушать внимательно, дабы не пропустить самого важного.

Так учил папа Таир, зная, что только прилежанием можно стать хорошим целителем. Девушка обратила внимание, что не одна она так увлечённо внимает рикону. Буквально напротив, открыв рот и распахнув глаза, стоял голубоглазый эльф. Вот ведь, лесной житель, а карликовых аникров не видел. Время пролетело настолько незаметно, что, когда аффин Шион попросил всех вернуться в класс, Тарисса и ещё парочка целителей протестующе замычали. Рикон довольно ухмылялся, делая для себя заметку, присмотреться к столь увлечённым ребятам. Вернувшись в аудиторию, группа расселась за столами, приготовившись к теории, но аффин Лион, объявившийся через несколько минут, отправил всех на перекус.

— Привет, — обратился к Тариссе тот самый эльф, что приметила в оранжерее девушка, — я видел, что ты также неравнодушна к растениям…

— Скорее к их свойствам, — хмыкнула девушка. — Мой папа целитель.

— Понятно, я думал…

— Что я люблю лес? Люблю, конечно же, я же оборотень.

— Правда?! — отчего-то обрадовался парень. Тарисса недоумённо переглянулась с подругами.

— Можно, я сяду с вами, — вдруг попросил эльф. — Меня, кстати, Ксалиэль зовут.

— Как-как? Кисель? — хихикнула Найна.

— Эй! — одёрнула её Тарисса, сама не раз страдавшая от чужого юмора.

— Ничего, — отмахнулся парень, — я уже привык.

— А давай, мы будет звать тебя Ксан. — предложила Тарисса. — И, да, присаживайся, скорее. Ксалиэль просиял, сбегал за подносом с едой и устроился напротив Тариссы.

— Ксан, а тебе сколько лет? — поинтересовалась Тарисса. — Мне вот шестнадцать, и девчатам тоже.

— Сто шестнадцать, — смутился парень. — Но если сравнить с вами, то по нашим законам я ваш сверстник. Дальше завязалась оживлённая беседа, где все делились своими впечатлениями от Академии, сравнивали законы и порядки своей расы, да и просто болтали обо всём и ни о чём в то же время. Когда за ребятами зашёл аффин Лион, Тарисса, сестрички и Ксан считали себя хорошими приятелями, и не мудрено, что при входе в аудиторию эльф держался столь симпатичных ему девушек. Ксалиэлю хотелось расспросить новых знакомых и об их второй сущности, ведь парень собирался брать дополнительным факультативом «Изучение рас», а потом ещё было и любопытство, ведь во второй ипостаси ему мало приходилось видеть оборотней. Раньше он считал, что большинство оборотней несколько грубые и неприветливые личности, но знакомство с Тариссой и её подругами показало, что это не так.

Сами девушки были довольно симпатичные и более живые, чем те же эльфийки. Правда, Ксалисэль понимал, что более чем дружеским его общение с оборотницами не станет. Во-первых. Другие оборотни ему этого не позволят, а во-вторых, у него уже была симпатия, чудесная эльфиечка с потока воздушников. Тем не менее Ксалиэль был рад знакомству с однокурсницами, особенно с Тариссой, чувствовалось в ней какое-то внутреннее благородство, обычно более присущее эльфам. Рядом с ней было… тепло что ли. Хотелось побыть рядом, погреться этим теплом, забывая о проблемах и волнениях. Мать когда-то рассказывала о таких, как Тарисса, называя их целителями душ. А ещё о том, насколько ценились такие существа, и как были беззащитны. Ксалиэль сразу же решил стать защитой девушки. И, хоть он и был ещё слишком молод по эльфийским меркам, он уже многое умел. Ведь его отец являлся одним из лучших воинов своего народа и, конечно же, успел многому научить сына.

— Тарисса, — обратился к девушке Ксалиэль, — извини, но… ты можешь потом показать мне своего зверя? Парень, конечно, понимал, что вот так спрашивать о таком не совсем правильно, но любопытство было сильнее, к тому же, зная природу зверя девушки, ему будет легче понять, как Тариссу защищать.

Вот только сама Тарисса отчего-то помрачнела и ничего не ответила Ксалиэлю. Это озадачило эльфа. Сама же девушка в это время внутренне содрогалась, вспоминая, сколько выдержала насмешек в своём поселении. А если и здесь над её зверем будут потешаться… Это всё же… неприятно и… больно. Да, она, конечно, давала себе обещание, что больше не будет расстраиваться из-за дурацких подначек, но одно дело обещать, а другое — это обещание выполнить. Именно поэтому Тарисса ничего не ответила Ксалиэлю. Размышлять долго над этим вопросом не дал вошедший в аудиторию рикон. Лицо мужчины было сосредоточено, и все поняли, что работа предстоит нелёгкая. Шум в помещении мгновенно прекратился.

— Многие из вас надеются стать великими целителями, думая, что быстро и легко смогут применять свои таланты. Но мало кто из вас понимает, что работа целителя, это в основном пот и кровь, работа на пределе своих возможностей, где нет слова «не могу», а есть слово «надо». К тому же, где одному всё будет даваться легко, второму придётся буквально рвать жилы. Да, талант это хорошо! Но где гарантия, что талант вместе с силой не иссякнет от перенапряжения?!

А это легко, не имея нужных знаний. Рикон обвёл взглядом недоумевающие лица студентов.

— Скажите, кто-то из вас уже пытался применять свою силу по назначению? Практически все ребята согласно закивали.

— А приходилось ли кому выкладываться полностью? Теперь уже все головы качали отрицательно.

— Что ж тогда моя задача вложить в ваши бедовые головы необходимые знания. Итак, приступим. Приготовьтесь делать нужные записи. Темой нашего занятия станет «Виды целительских способностей». Тема настолько увлекла всех, что на протяжении двух часов все, буквально открыв рот, внимали рикону. Потом уже, покинув класс, все стали восторженно делиться впечатлениями. На пути в общежитие группа столкнулась со своей второй частью и с удивлением узнала, что их поток покинули два студента из людей, посчитавшие, что лекции аффина Лиона им не нужны, что им достаточно своего таланта. Тарисса пожала плечами, тихонько сказав подругам, что сам каждый решает, какой путь в жизни выбрать, просто быть целителем этой парочке не надо. Буквально у самой двери в общежитие подруг нагнал Ксалиэль.

— Тари, подожди! Девушки переглянулись и хмыкнули. Тарисса улыбнулась, ей понравилось сокращение имени, так называли девушку только папы и мама.

— Что ты хотел? — спросила она парня.

— Поговорить, — быстро ответил эльф, надеясь, что Тарисса согласиться.

— О чём?

— Вот и мне хотелось бы знать? — прозвучало за спиной Ксалиэля. — Что, сестричка, кавалеры продолжают тебя атаковать? Так я быстро объясню этому ушастому, что к чему! Тарисса возмущённо глянула на брата.

— Майри, не лезь! Это мой друг, без всяких этих ваших «кавалеров»! А потом, я не просила, лезть в мою личную жизнь. В конце концов, мне же нужно с кем-то дружить!

— Да, дружи себе на здоровье! — фыркнул Майри. — А о женихах пока и думать забудь.

— У меня уже есть девушка, — зачем-то сообщил Ксалиэль.

— Вот и хорошо, — согласно кивнул брат Тариссы. — Кстати, как тебя зовут, ДРУГ сестры?

— Ксалиэль, — ответил эльф.

— Кисель? — заржал Майри. Тарисса пнула его в бок.

— Да, ладно, всё равно ведь это прозвище к нему прилипнет, пусть привыкает, — бросил недовольно Майри. Девушки молча и осуждающе одарили парня взглядом. Подошли ещё трое братьев Тариссы, посмеялись над Майри, успокоили сестру и её подруг, дружески похлопали эльфа по плечу и быстро ушли.

— Не обижайся на моего брата, — попросила Тарисса Ксалиэля, — Они все на самом деле хорошие. А своего зверя я тебе обязательно покажу… как-нибудь… Оставшуюся часть дня девушки развлекались, сообщая о себе разные весёлые истории, ну, и, конечно же, порассуждали о кавалерах.

— А какого бы ты хотела себе парня? — спросила Найна.

— Ммм, умного и… сильного, пожалуй, — ответила Тарисса. — Главное, чтобы меня любил такой, какая я есть…

— Ну, это-то всё понятно, — отмахнулась Найна. — А внешности какой?

— Хм, даже не знаю, — задумалась Тарисса. — Хотя нет, знаю! Чтобы у него были яркие зелёные глаза и… ммм… красивый чтоб… и умный…

— Ты уже это говорила, — рассмеялась Эмина.

— Да, ну, вас! — фыркнула Тарисса. — Какие женихи, когда уроков тму задали?!

— И то правда, — вздохнули одновременно подруги. Последующие пару недель были до того похожи на первый день, что девушки заскучали. Надеясь, что вот уж следующий день точно принесёт в их жизнь что-то новое.

* * *

— Каждый целитель — это важное связующее звено в цепи магов, только от них зависит, насколько успешными будут итоги сражения.

Ведь победы можно добиться и потеряв всех воинов, а это никому не нужно. К чему же это я веду?! А к тому, что вы должны быть столь же ловки и сильны, как и большинство магов, а в случае опасности могли не только защитить себя, но и оказать посильную поддержку в битве. Рикон аффин Шион задумчиво оглядел притихших ребят.

— А это значит, что с этого дня у вас начинаются занятия по развитию и поддержанию хорошей физической помощи. Так что, надеюсь.

Теперь вам понятно, что вы делаете на полигоне боевиков. Мужчина ещё раз посмотрел на погрустневшие лица целителей.

— Сейчас вы в произвольном ритме пробежите по облегчённой тренировочной полосе. А я посмотрю, чего вы все стоите. Нестройной толпой все ринулись вперёд. Тарисса порадовалась тому, что позаботилась о специальной одежде, спасибо подсказке братьев, а то неслась бы сейчас, путаясь в подоле платья, как вон та девчонка.

М-да, выглядела та довольно смешно. И, чем дальше Тарисса бежала, наблюдая за несущимися впереди, тем веселее ей становилось.

Сокурсники были больше похожи на стадо неуклюжих безмозглых существ, разве что за исключением нескольких парней, в числе которых был и Ксалиэль. А уж когда полоса препятствий стала эти препятствия создавать, Тарисса окончательно развеселилась, начав хихикать. Найна и Эмина недоумённо покосились на подружку, а та лишь сильнее припустила вперёд. Весёлое настроение не испортило даже то, что к концу полосы она была по уши в грязи, ну, а как иначе, если часть пути пришлось буквально ползти по смердящей жиже. Осталось преодолеть последний этап в виде пробежки по бревну. И, судя по возмущённым воплям впереди, окончание трассы не всем понравилось. Тарисса взобралась на бревно, и легко, словно танцуя, пробежалась по нему. Там, где нужно было спрыгивать на землю, разливалась огромная лужа, которую нельзя было обойти. Разве что прыгнуть прямо в колючие кусты. Тарисса разбежалась посильнее и прыгнула, весело хохоча, надеясь с лёту преодолеть столь неприятную преграду. Вот только у судьбы были другие планы. Уже приземляясь, девушка поняла, что лужа оказалась длиннее и шире её расчётов.

— Эээх! — рассмеялась Тарисса, приземляясь со всего маха и поднимая тучу брызг, разлетевшихся вокруг и накрывших не только зазевавшихся сокурсников, но и вынырнувшего из-за кустов незнакомца в сопровождении аффина Лиона.

— Что за!.. — возмущённо вскрикнул незнакомец, оглядывая испачканную одежду.

— Ой! — виновато сказала Тарисса и тут же хихикнула, а затем и вовсе расхохоталась.

— Это возмутительно! — негодовал незнакомец. — Лион, вы кого в этот раз понабрали?! Это же просто нахалка! Тарисса опешила. Вот это наглость! И, чего, спрашивается, встал на пути?! Сам припёрся, а теперь строит из себя потерпевшего!

Подумаешь, немного забрызгали! Она вон вообще с ног до головы извазюкалась, и ничего! Когда наглец повернулся, чтобы взглянуть на неё, девушке показалось, что этого господина она уже где-то видела. Вот точно!

Эти серые глаза уже смотрели на неё так же возмущённо… И тут перед глазами встала сцена в лесу многолетней давности… И та трёпка от родителей из-за этого… ненормального… Тарисса фыркнула, обошла по дуге препятствие в виде сероглазого… гада… И степенным шагом направилась к Ксалиэлю, весело скалившемуся ей. Между тем причина неудовольствия Тариссы смотрел ей вслед и тоже пытался припомнить, где он уже встречался с этим чудом. Вот только на ум ничего не шло, да и разглядеть лицо девчонки было невозможно из-за грязи, которая буквально стекала с нахалки.

— Каинани, друг, ну, что ты так разошёлся?! Подумаешь, немного запачкался?! С твоим-то уровнем магии исправить это — всего мгновение.

— Может и так, — неохотно согласился мужчина. — Но это мой новый костюм… К тому же тратить силы на чистку не очень приятно. Где вы понабрали таких… нахальных?

— Ну, право, Каинани, она же просто весёлая! Да и вспомни себя в её возрасте, небось, и не такое вытворял?!

— Ладно, замяли, — отмахнулся гость, мгновенно приводя одежду в порядок. — Ты скоро тут закончишь? Хотелось бы посидеть где-нибудь, вспомнить старое…

— Ммм, я, вообще-то свободен, так страхую немного Шиона.

— Вы так пока и не соединились? Никого подходящего так и не нашли?

— Нет. Если кто-то нравился мне, не нравился Шиону, и наоборот, — вздохнул рикон. — Но ты же знаешь нашу суть: пока мы не встретим ЕЁ, все наши попытки — пшик!

* * *

— Тарри! Ты видела этого красавчика?! Эх, вот бы он стал моей парой! — то вскрикивала, то вздыхала Найна.

— Это которого? — недоумённо переспросила Тарисса.

— Ты издеваешься?! Ну, конечно, того, что ты забрызгала!

— Фу! И чего в нём хорошего? — удивилась девушка. — Сам везде лезет, а потом во всём других обвиняет. Ещё и возмущается…

Подумаешь, красавчик! И получше видали!

— Ну, не скажи! — мечтательно вздохнула Эмина. — А какие у него глаза! Ммм, мечта…

— О чём это вы мечтаете? — весело спросил Ксалиэль, подсаживаясь к девушкам.

— Не о чём, а о ком, — криво усмехнулась Тарисса. — Сестрички на того ненормального гостя аффина Лиона глаз положили. Эльф тихонько хихикнул, так как в этот момент Найна так отчаянно вцепилась зубами в пирожок, словно это была холка зверя того красавчика.

— Вон, она и метку готова поставить, — фыркнул парень. Найна чуть не поперхнулась от такого предположения.

— Да, я просто голодная! Выдумываете всякое! И друзья рассмеялись все вместе. На том инцидент с аффином Каинани был исчерпан, и о нём больше не вспомнят. По крайней мере, в этом году.

* * *

Между тем учебные будни текли неспешно. Занятия и подготовка к ним отнимали всё свободное время друзей. К тому же вскоре прошло распределение дополнительных факультативов. Обе сестрички два раза в неделю посещали курс воздушных заклинаний, а Ксалиэль, что было вполне естественно заклинаний земли, Тарисса в это время бежала на менталистику, а на другой день вместе с Ксалиэлем шла на боевую подготовку. Навыки, полученные от отцов, очень помогали девушке первое время, к тому же друг эльф всегда был рядом и помогал Тариссе разбирать сложные боевые связки. А вот в менталистике девушку ждали трудности.

И начались они буквально с первого занятия. Первое же задание вызвало в голове Тариссе дикую боль. Аффин Шион хмурился и советовал не напрягаться, вот только от волнения Тарисса всё время обжумывала каждый свой шаг, и всё повторялось: задание — боль.

— Где витают твои мысли? — сердился рикон. — Чем твоя голова забита, что я просто не могу в неё пробиться? Тарисса вздохнула и пожала плечами.

— Хорошо, попробуем так. Вспомни свой самый счастливый день.

Закрой глаза. Вот так. Хорошо. А теперь день, когда тебя хотя бы раз обидели. Хм, даже так… А теперь — улыбку матери… Хорошо…

Попробуй транслировать мне свои ощущения, как мы учили. Не спеши, представь, что твои мысли — это клубок ниток, ты их потихонечку разматываешь. Протягиваешь нить мне, не надо бояться, что она порвётся… Под тихую неспешную, и где-то гипнотическую речь рикона, Тарисса выполняла всё, что он говорил. Рука аффина Шиона ласково трепала девушку по голове, словно отецы, когда они особенно хотели поддержать дочку. Всё это вкупе помогло девушке, наконец, понять принцип необходимых действий.

— Ну, вот видишь, всё получается, — тепло рассмеялся рикон. — Нужно было просто расслабиться. У тебя неплохой потенциал, его обязательно нужно развивать. На сегодня всё, увидимся через два дня.

Дома тренируйся, но в меру. Иначе снова получишь головную боль. Тарисса, радостно кивая, подхватилась и побежала к себе. Рикон хмыкнул.

— Ну, как? Дело продвигается? — спросил вошедший Лион.

— По крайней мере, сегодня хоть что-то получилось. Девчонка талантливая, жаль только, что раньше с ней менталистикой никто не занимался, — ответил Шион. — Упор делался на целительство, но это ты и так заметил. Простых целителей у нас много, а вот таких — единицы.

— Думаешь, тебе удастся воспитать из неё целителя душ?

— Не сомневаюсь, уж на это наших с тобой сил и умений хватит.

Хорошая девочка, умная.

— Жаль, что она не наша пара… — вздохнул Лион.

— Хотя и нравится нам обоим… — подхватил его мысль Шион. А в это время Тарисса размышляла о том, как не справедлива судьба. Вот, два таких красивых мужчины, умных, сильных, интересных, а до сих пор одиноки. Конечно, девушка слабо представляла себе, каково это быть всего лишь половинкой одного целого. Это что же получается?! Радости лишь в половину, и счастья только половина? Как можно существовать вот так половинчатым?! Если девчонки сказали правду, то встреча с единственной объединит двоих в одно. Это получается, вместо двоих останется кто-то один…

И кто это будет, аффин Шион или аффин Лион? Не понятно…

— Эй, смотри куда идёшь! Тарисса выплыла из своих мыслей и с удивлением заметила, что стоит совсем рядом с мужским общежитием, а на неё с неприязнью смотрят несколько старших девушек. «А этим-то я чем не угодила?» — изумилась Тарисса, разворачиваясь к своему корпусу.

— Ты, мелкая, и не надейся, что тебя тут ждут! — понеслось вслед.

— Смелая какая!

— И посмотреть-то не на что… Тариссе было глубоко плевать на злые слова, ей было не привыкать выслушивать всякие гадости, и она научилась быть выше глупых сплетниц. Лишь весело хмыкнула и отправилась искать подруг, чтобы поделиться своими успехами. Вот только первым с Тариссой столкнулся Ксалиэль. Обрадовался, словно не он пару часов назад донимал девушку просьбой, показать ему, наконец, её зверя.

— Ну, где ты ходишь? Ведь обещала! Тарисса устала вздохнула. Ну, вот честно, достал!

— Идём уже, покажу, — ответила девушка.

— Вот нахалка! — донеслось из-за спины. — Уже успела отхватить эльфа! Такой красавчик… Тарисса усмехнулась, а вот Ксалиэль поморщился.

— Вот честно, достали! — выдохнул он. — С утра выхожу — торчал, глазки строят! Возвращаюсь — снова то же! А у меня между прочим уже есть симпатия… Эльф споткнулся, поняв, что проболтался.

— Ты это… — смущённо попросил парень, — никому не говори…

Прицепятся ведь… Особенно Найна.

— Ладно. Считай, всё забыла, — пообещала Тарисса и тут же шёпотом спросила. — А кто она?

— Я тебе потом её покажу… как-нибудь… Ксалиэль ухватил девушку удобнее за руку и буквально, как на буксире, потащил её в парк за Академией. Время он выбрал удачное, в парке практически никого не было, а ведь Тарисса ставила именно такое условие.

— Никого, — оглядевшись по сторонам, бросил эльф. Тарисса недовольно запыхтела, она ещё не была готова выполнить своё обещание, но именно сейчас девушка понимала, что Ксалиэль не отцепиться, и будет лучше, если всё произойдёт именно сейчас. Больше всего Тарисса боялась непонимания и неприятия её зверя, ведь она успела проникнуться симпатией и доверием к этому симпатичному парню. Мысленно отринув страх, девушка призвала свою красавицу, и через минуту перед удивлённым эльфом стояла огромная полосатая кошка.

— Какая красавица! — выдохнул Ксалиэль, качнувшись вперёд. Прикасаясь руками к зверю, эльф восхищённо причитал, словно добрая нянюшка над любимым младенцем, что инчиха начала тихонько фыркать, словно смеясь. Потом Ксалиэль совсем осмелел и обнял зверя за могучую шею, нисколько не опасаясь огромных клыков, показавшихся из чуть приоткрытой пасти. Инчиха недовольно фыркнула и, чуть посильнее тряхнув головой, отпихнула от себя ошалевшего от восторгов парня, едва слышно заворчав. Ну, к слову сказать, это она так подумала, что рыкнула тихонько, эльфу так не показалось. Впрочем, как и другому свидетелю этой сцены.

— Эй, парень! Отходи назад! Осторожно! Не провоцируй её! Ксалиэль перевёл недоумённый взгляд на доброжелателя, ведь он нисколько не испугался полосатой красавицы. Из-за деревьев на полянку, где всё происходило, вышел мужчина, показавшийся Ксалиэлю смутно знакомым. А ведь и правда, это тот самый гость аффина Лиона, которого как-то обрызгала грязью Тарисса. «Похоже, тоже оборотень», — решил про себя Ксалиэль и тут же с удивлением услышал, как тихое ворчание зверя Тариссы перерастает в угрожающее. И что на неё нашло?!

— Тише, мелкая! — усмехнулся мужчина. — И как я раньше не догадался… Но полосатая красавица продолжала угрожающе порыкивать, несмотря на строгий вид мужчины, даже слегка стала наступать на него. Инчих вздохнул, а через мгновение на поляне стоял ещё один зверь, мощный, красивый, на фоне его полосатый зверь казался более грациозным, что ли. Чёрный инчих грозно рыкнул на зверя Тариссы. Ксалиэль растерялся, не зная, как реагировать и что делать. По его смутным представлением, младший зверь должен подчиниться старшему и более сильному, но этого не происходило. Восхитившая парня красавица продолжала столь же свирепо смотреть на чёрного инчиха. Тогда тот в один прыжок преодолел расстояние до строптивицы и вцепился зубами ей в холку, прижимая к земле. Раздражённо-возмущённый рык вырвался из глотки полосатого зверя. «Отпусти, придурок!!!» — мысленно крикнула Тарисса, вложив в ментальную речь все свои новые умения. Чёрный зверь на секунду «завис», засопел, а в голове Тариссы раздался его голос. «Мелкая, ты нарываешься!» «Тебя не просили сюда приходить!» — послала ответ Тарисса. «Тогда зачем на эльфика рычала?» «Я не рычала, а смеялась над ним». «Зачем давала себя лапать? Неужели твоему зверю такое приятно?» «Вам то что?! Лапал, потому, что я позволила! Я не обязана перед вами отчитываться!» «Я друг твоих братьев!» «Вот за ними и следите!» Чёрный зверь разжал зубы, чихнул, фыркнул и потрусил прочь. Через минуту перед Ксалиэлем вновь стояла девушка, не просто недовольно пыхтя, а буквально ругаясь сквозь зубы.

— И откуда такие психи берутся?! Бросился, нарычал, ещё какие-то претензии предъявляет! Друг он моим братьям! А мне-то что с того?! — зло выплюнула девушка, а потом уже более спокойным тоном спросила друга. — Ну, что понравилось?

— Твой зверь самый красивый изо всех, что мне довелось увидеть! — снова принялся восхищаться Ксалиэль. — Только вот таких, как ты встречать не приходилось.

— Наверное я одна такая, — вздохнула Тарисса. — У меня один папа чёрный инчих, другой — золотой, а мама белая. Может, по этому я такая непонятная и получилась…

— Зато такая красивая!

— Да, уж! Знаешь, сколько меня за мою необычность обзывали?!

Сколько раз мне плакать приходилось из-за этого…

— Зачем плакать-то? Ты не просто другая, ты особенная! — сказал эльф, по-доброму заглядывая в глаза подруги.

— Папы с мамой мне тоже это говорили…

— И правильно делали. А остальные — просто завистники. Ладно, пойдём, наверное тебя подруги заждались. Но Тарисса и Ксалиэль ещё некоторое время гуляли по парку, девушка, чтобы окончательно успокоиться, а эльф, чтобы хранить её от любой опасности. Хотя какая опасность в стенах Академии?..

* * *

Как-то незаметно промчался год… И, наконец-то наступало время возвращения домой на каникулы. Для первого курса они были длиннее, чем для остальных, что не могло не радовать счастливчиков. В день окончания последнего занятия, все толком не успевали даже попрощаться, спеша поскорее отбыть в родные места. Братья Тариссы решили, что все будут возвращаться в животной ипостаси, а вещи привезут нанятой повозкой. Тарисса сначала была недовольна таким решением, так как ей лишний раз не хотелось светить свою полосатую инчиху, ведь кроме Ксалиэля, никто из посторонних её зверя не видел. Но потом, поразмыслив, решила, что пробежка ей не помешает, тем более, что Тигра, как её ласково называла мама, давно просила свободы. Правда, девушка попросила братьев, чтобы оборачивались все подальше от Академии. Ритан тихонько покачал головой на такое решение, но согласился. И спустя ещё час, когда все вещи были уложены на повозку, отправляющуюся лишь завтра, молодые парни и их сестра выходили за ворота Академии. Счастливые от того, что возвращаются домой, инчихи весело переговаривались, шутили, подначивали друг друга. Когда же шпили Академии исчезли вдалеке среди деревьев, инчихи уже во второй ипостаси неслись вперёд к дому. Дорога была легка и приятна, Тарисса уже и не помнила, когда ей было так легко и радостно ощущать свою необычность. Но ведь рядом были те, кому было всё равно, какого она окраса, братья любили бы её всё равно, даже если бы она вообще не имела зверя. И всё же Тарисса медленно вздохнула. Найдётся ли в мире тот, кто столь же беззаветно полюбит её, кто будет восхищаться её полосатой красавицей, жаждать её внимания… А не так как некоторые, которые и могут только рычать на неё и всё время показывать в невыгодном свете… Вот же ж вспомнился чёрная громадина!.. Хотя, самец, действительно красивый… почти настолько же, как и любимый папа Риани.

* * *

— Мам, мы дома! — радостно вскричала Тарисса, забегая в приветливо распахнутые ворота. И практически тут же оказалась в объятьях папы Риани, а затем папы Таира. Мама Светлана, улыбаясь стояла в дверях, протягивая дочери руки. Прежде чем оказаться в заботливых руках матери, Тарисса заметила и её тёплый любящий взгляд, и заметно округлившийся живот. Когда Тарисса заходила вместе с братьями в дом, то успела тихонько спросить у Майри.

— Вы знали?

— Догадывались, — шепнул парень.

— А мне не сказали… — обиженно сказала девушка.

— Да некогда было, — отмахнулся Майри.

— Ну, конечно, как за девчонками бегать, да меня контролировать, у вас времени полно, а…

— Вы чего там шепчитесь? — спросила Светлана. — Идите, мойтесь и за стол. Небось, голодные?! Тари, ты что притихла? Может, расскажешь, как тебе в Академии, пока братья купальню занимают? Майри подтолкнул сестру вперёд, а сам помчался в купальню. Мать прижала дочку к себе за талию, и повлекла ту в гостиную, где как-то незаметно для себя Тарисса выложила родительнице всю свою жизнь в Академии, умолчав лишь о встречах с чёрным самцом. Но это за неё сделал Майри, вернувшийся первым из купальни.

— А мы Каинани видели. Представляете, Тарисса его снова пометила, на этот раз грязью… Пока брат выкладывал подробности той истории, сама девушка сбежала в купальни, под насмешливыми взглядами семьи. «И принесла же нелёгкая этого Каинани, и чего всё время попадается на моём пути?!»

* * *

Неделя, проведённая в родном доме, для Тариссы была наполнена счастьем и смехом. Каждую свободную минуту занимал то один отец, то другой, проверяя, чему научилась дочка за первый год в Академии, и были очень довольны успехами любимой Тари. Папа Риани гордился тем, что у дочери обнаружилась склонность к ментальной магии, как когда-то у его бабки, и даже просил хоть что-то продемонстрировать, но Тарисса отказывалась наотрез, заявляя, что хочет хоть немного отдохнуть от дополнительных занятий с риконом Шионом. После упоминания о риконе, оба отца как-то странно переглянулись, поманили за собой братьев, явно собираясь тех о чём-то расспросить.

Тариссе тоже хотелось узнать тему разговора, поэтому она банально решила пдслушать. Тихо выскользнув из дома, девушка прокралась под окна кабинета отцов и, напрягая слух, так как говорили мужчины негромко, попыталась понять, о чём идёт речь.

— Вы точно уверены, что рикон не имеет видов на Тариссу? — прозвучал голос аффина Риани.

— Точно, пап, — ответил кто-то из братьев.

— И не было особых взглядов, прикосновений? — задал вопрос аффин Таир.

— Думаешь, мы бы не заметили?! Скорее рикон воспринимает нашу сестру, как несмышлёную, но умную девчонку. Да он и нянькается с ней, чуть ли не как со своей дочкой или племянницей…

— Чувства риконов обманчивы, — назидательно сказал отец Таир. — Симпатия может перерасти во что-то большее… Впрочем, на данный момент я спокоен… Только…

— Наблюдать за его отношением к Тариссе не прекращайте. Пусть риконы и полны достоинства и честь для них не просто слово, но в любви они такие же эгоисты, как и мы инчихи. Тарисса, сидящая под окнами, внутренне негодовала. Это надо же было придумать такую глупость, будто ей заинтересовался рикон?!

Аффин Шион и аффин Лион, конечно же, красивые, и всё такое, но её то девичье сердечко не отозвалось на них. А потом этот бесконечный контроль надоел! И чего братья всё время суются в её дела?! Хорошо хоть от Ксалиэля отстали… И чем им риконы не угодили?! Всяко лучше этого их дружка, Каинани… А тот тоже вздумал лезть в её, Тариссы, жизнь.

— А у меня для вас новость хорошая, — созвучно мыслям девушки сказал Риани, — Каинани с родителями к нам завтра приезжают. Ваш друг хотел поохотиться немного в наших лесах. Вы бы сестру с собой захватили, а то друзей в поселении у неё нет, совсем заскучает… Тарисса мысленно выругалась, отползая от окна. «Ну, уж, нет! Пусть и не думают, что я буду охотиться в присутствии этого ненормального здоровяка! Лучше скажу, что заболела… или в гости к кому сходить? Хотя, отец прав, друзей у меня здесь нет…».

— Это чей тут любопытный нос ошивается? — тихонько спросили над головой девушки. Тарисса охнула и подняла глаза на мать, та хмыкнула и поманила дочь пальчиком, а когда девушка приблизилась, ласково коснулась её головы.

— Опять наши мужчины секретничают?! Тарисса облегчённо выдохнула, поняв, что мать не сердится.

Светлана чмокнула дочку в висок, вздохнула.

— Совсем взрослая стала… Скоро и женихи пожалуют…

— Мам, какие женихи, мне учиться надо, — рассмеялась Тарисса. — К тому же братья всех симпатичных ребят от меня отгоняют.

— И что не одной симпатии?

— Эээ, нет, только друзья…

— Ну, и ладно, успеется ещё. А что за гостей ожидают твои отцы?

Меня тоже в известность пока не поставили, сказали, жди гостей, и всё. Тарисса рассказала, что знала и попросила мать, сделать так, чтобы она, Тарисса, не участвовала в охоте с братьями. Светлана покачала головой, но всё же согласилась помочь дочери.

— И почему ты так не любишь Каинани, он же очень хороший?

— А за что мне его любить?! Подумаешь, какой взрослый! Мне и братьев хватает, в мою жизнь лезть, так ещё и этот вздумал указывать, с кем мне дружить?! Вот что ему Ксалиэль сделал?! Так нет, встрял! «Ты осторожнее друзей выбирай, девочка…». Уж его то точно в друзья не записала…

— Родная, ты говоришь глупости. Каинани просто хочет тебе добра…

— Пусть себе его хочет… а мне и так хорошо… Благодаря матери Тарисса всё же избежала встречи с Каинани и его родителями, правда для этого девушке пришлось отправиться в клан золотых, бывший клан папы Таира, с заданием навестить старейшин и передать весточку от отца. Одну девушку, естественно никто не пустил. Родители доверили своё сокровище лишь проверенным инчихам, правда в эту компанию затесалась парочка парней, сыновей сопровождающих. Для ребят это было новое, но важное задание, и они пыжились, принимая настолько важный вид, что Тарисса невольно хихикала, глядя на парней. Их же отношение с детских времён совершенно изменилось, теперь они не просто с интересом поглядывали в сторону симпатичной девушки, а просто таки пожирали её глазами. И было с чего. Не было больше нескладного подростка с вечно перемазанным лицом, а была юная прелестница с большущими глазами и милыми ямочками на щёчках. Оба парня то и дело косили в её сторону глазами, а уж когда Тарисса обернулась, с изумлением и восхищением разглядывали её полосатую красавицу, уже не выказывая ни пренебрежения, ни других негативных чувств. Самцы внутри них чувствовали привлекательную самочку и толкали своих хозяев на заигрывания. Вот только Тарисса хорошо помнила все обидные слова и прозвища, что раздаривали конкретно две эти особи, и совершенно не реагировала, к неудовольствию парней, на все их призывные взгляды. В клане золотых девушку встретили с радостью, родственники со стороны отца Таира давно зазывали Тариссу в гости, и вот теперь обхаживали «кровиночку» как могли. Если бы не искренняя радость, легко читавшаяся в глазах и мыслях родных, Тарисса подумала бы, что золотые что-то задумали или же имеют на неё свои планы. Впрочем, радость и не опровергала этого факта. И, когда гости поели и немного отдохнули с дороги, за Тариссой прислали гонца от старейшин клана. Конечно, девушка не обязана была идти по первому же зову, но папа Таир воспитал в ней уважение к почтенным старцам, хранителям рода. А потому Тарисса тут же подхватилась и побежала за гонцом. К слову сказать, ей было любопытно посмотреть на этих самых старейшин, ведь последнего из них, да и то из рода отца Риани, она видела совсем крохой. Ну, что сказать, увиденное её не разочаровало, может, чуть удивило, потому как вместо древних стариков, как девушке представлялось, перед ней оказались мощные матёрые самцы, возраст которых выдавали лишь чуть посеребрившие виски седины.

— Здравствуй, девочка! — начал самых крупный из мужчин. — Я рад, что ты сразу пришла. Вижу, Таир воспитал достойную смену, и силу целительскую от него получила… Слышал я, что в Академии учишься.

На целителя? Очень хорошо. А не открылось ли в тебе ещё каких способностей?

— Ммм, ну, — начала Тарисса, решив не скрывать ничего от старейшин, всё равно ведь узнают, — мой друг меня иногда называет целителем душ… На этих словах мужчины переглянулись и радостно заулыбались.

— А аффин Шион занимается со мной ментальной магией, — продолжила девушка. Тогда сидевший немного в тени мужчина, в глазах которого затаилась печаль, привстал и пододвинувшись на скамье чуть вперёд, спросил:

— Девочка, ты поможешь мне?

— Я?!

— Идём, покажу тебе что-то… Бережно державший Тариссу за руку, старейшина прошёл в самый дальний край поселения к неприметному домику. Едва войдя в дом, девушка увидела судорожно всхлипывающую молодую женщину, сидевшую у постели маленькой девочки.

— Что с ней? — спросила Тарисса, разглядывая симпатичное личико и широко открытые глаза, в которых, впрочем, не отражалось ни одной мысли, словно бы из ребёнка вынули душу.

— Среди оборотней это называют «уснувшая душа». Почему так происходит, никто не знает, и что самое страшное, подобному подвергнуты лишь дети… Это так страшно, когда с виду нормальный ребёнок, вдруг становится… таким… Моя внучка такая уже год…

— А почему я о таком раньше не слышала? — удивилась Тарисса. — Даже папа о таком не рассказывал.

— Среди большинства оборотней это считается проклятием, способным перекинутся на других… И это глупые домыслы! Мы, старейшины знаем, что это не так, пытаемся помочь семьям, где происходит подобное. Вот только помочь здесь может только целитель душ, а таких как ты слишком мало в мире. Прошу тебя, помоги…

— Но я не знаю как?! — растерялась девушка.

— Я не прошу тебя делать это немедленно, — тепло улыбнулся мужчина. — В Академии тебе помогут ответить на этот вопрос… А мы будем ждать, сколько потребуется… и надеяться… Два дня, проведённые в клане золотых о многом заставили задуматься Тариссу. Раньше она знала, что пойдёт по стопам отца, став целителем, но никогда желание помогать своей магией окружающим не было столь всеобъемлющим, как после встречи с внучкой старейшины.

Ведь это так страшно, видеть пустоту в любимых глазах, наблюдать.

Как угасает разум и жизнь в том, кто должен радоваться жизни… Задумчивое настроение не покинуло девушку и по дороге домой. Ни новые ужимки парней, ни тихие вопросы других сопровождающих не могли расшевелить Тариссу. Она и сама понимала, что возвращаться в таком состоянии, значит переполошить мать, а этого нельзя было делать, поэтому недалеко от родных мест Тарисса обернулась и стрелой понеслась в лес, чтобы стряхнуть с себя оцепенение. Молодые самцы, почувствовав шанс, что они могут заинтересовать полосатую самочку, быстро перетекли во вторую ипостась и дёрнули следом. Тарисса тут же почувствовала преследование и недовольно заворчала и помчалась быстрее, вот только горе-женихи отставать не собирались. Поняв, что успокоиться в одиночестве ей не дадут, «тигра» остановилась, развернувшись мордой к самцам, уже показавшимся из зарослей кустарника, и гневно зарычала. Вот только почуявшие азарт инчихи даже внимания на это не обратили, продолжая приближаться. «Это уже наглость!» — разозлилась самочка и приготовилась дать трёпку зарвавшимся самцам. В своих силах она не сомневалась, ведь не смотря на то, что она относилась к женской особи, выглядела «тигра» покрупнее забывшихся самцов. Где им тягаться с дочерью двух отцов, научивших Тариссу защищаться в обоих ипостасях. Неожиданно на полянку, где остановилась ощерившаяся самка, выпрыгнул ещё один самец. Он был гораздо крупнее и массивнее, его клыки были оскалены в сторону более мелких самцов, а из горла рвался угрожающий рык. Тарисса сразу узнала этого инчиха, и это не добавило ей радости, пусть даже и после его появления молодые самцы, поджав хвосты, кинулись в рассыпную. Ещё раз рыкнув вслед исчезнувшим инчихам, чёрный красавец повернул голову в сторону самки, вот только её и след уже простыл.

Инчих фыркнул, потянулся и, прыгнув, исчез среди зарослей. Сама же самочка в это время стрелой неслась к дому. Ворота были приветливо распахнуты, а на пороге, лениво щурясь, стоял аффин Таир.

Обернувшись, Тарисса буквально влетела в родные объятья.

— Я соскучилась, — шепнула она.

— И я, — ответил отец. — Идём в дом, расскажешь, как съездила.

— А кто дома есть?

— Мама отдыхает, с ней Риани, а братья опять на охоту умчались…

— А… гости уже уехали? — с надеждой спросила девушка, хоть и знала ответ.

— Нет, решили дождаться твоего возвращения… Тарисса мысленно чертыхнулась про себя.

— …Каинани настаивал, хотел посмотреть, насколько ты выросла… «Можно подумать, он меня не видел!» — злилась про себя девушка.

— …так что от встречи с гостями тебе не отвертеться, — насмешливо закончил Таир. Тарисса уже целых полчаса не могла придумать какой-нибудь причины увильнуть от встречи с Каинани. Его родителям она, конечно же, была рада, и даже успела с ними пообщаться до ужина, делясь своими впечатлениями от учёбы в Академии, но вот лишний раз смотреть на понимающую ухмылку чёрного инчиха нисколечко не желала. Она так и представляла себе, как этот всезнайка войдёт в комнату и снисходительно одарит её взглядом. Стоило девушке вообразить при этом выражение лица Каинана, как объявился и сам он собственной персоной в сопровождении старшего брата Тариссы. И — вот он, тот самый взгляд! Девушка не сдержала нервного смешка, чем вызвала недоумение на лицах родных. Сам же Каинани удобно устроился за столом, как раз напротив Тариссы, и со скучающим видом уставился на неё. Девушка тут же покраснела от столь пристального внимания. А в голове даже мелькнула крамольная мысль, что она нравится этому инчиху, ну, как девушка… Позже, по окончании ужина, который, кстати говоря, прошёл относительно спокойно, Тарисса эту мысль посмаковала, ведь не смотря на некоторую неприязнь, Каинани нравился девушке. Красивый, умный, сильный, чем не мечта?! Тарисса даже смущённо улыбнулась мужчине, когда он помогал подняться из-за стола. А ещё она отметила, находясь в эту минуту так близко к инчиху, что он просто потрясающе пахнет. И улыбнулся ей в ответ так… нежно… Сердце непривычно трепыхнулось, заставив заалеть щёки. Старшее поколение, ставшее невольными свидетелями этой сцены, довольно переглянулись. Вернувшись в свою комнату, Тарисса впервые почувствовала себя сбитой с толку нахлынувшими чувствами. Она стала вспоминать свои последние встречи с Каинани, и ей показалось, что он испытывает к ней симпатию, не просто, как к сестре друзей, а как к желанной девушке. Эта мысль снова заставила Тариссу вспыхнуть от смущения. Она так и этак пыталась трактовать взгляды Каинани, но почему-то всё снова сводилось к одному. «Неужели он влюблён в меня?!» — в который раз задавала себе вопрос девушка, внутренне ликуя от такого предположения. В доме все уже давно спали, а Тарисса всё никак не могла успокоиться. Решив проветриться, она неслышно спустилась вниз и вышла в сад. Мириады звёзд весело поблёскивали в вышине, словно пытаясь утвердить девушку в правильности её догадки, и она светло улыбалась им в ответ, запрокинув голову к небу. Сделав пару шагов вглубь сада, Тарисса заметила, что окно гостиной чуть приоткрыто, и оттуда чуть слышны голоса старшего брата и предмета её сегодняшних грёз. Одолевшее любопытство повлекло девушку вперёд под самое окно, в надежде услышать в разговоре своё имя и признание Каинани, что она, Тарисса, ему приятна. Вот только слова, что произнёс мужчина относительно её, жалили больнее и обиднее всех предыдущих лет унижения…

— Каинани, ещё скажи, что моя сестра тебе не нравиться…

— Ммм, она, конечно, симпатичная девочка… Да-да, именно девочка, сопливая ещё. Хм, видел, какими влюблёнными глазами она смотрела на меня на ужине? Может, даже решила, что и моё сердце дрогнуло… Но это же смешно! Что бы я стал делать с этим малолетним чудовищем?!

— Не такая уж она и малявка, — заступился за девушку брат. — Вон все парни в посёлке на неё заглядываются, да и в Академии многие посматривают с интересом. А её вторая половина просто восхитительна!

— Да, — лениво протянул Каинани, — милая зверушка… Только это ничего не меняет. Думаешь, твоя сестра может меня заставить потерять голову? Только от чего? ты же знаешь. Какие самочки мне нравятся, к тому же я всё ещё встречаюсь со вдовушкой…

— Всё ещё?!

— Ммм, ну, да. А она ни в какое сравнение с твоей сестричкой не идёт, там и обаяние, и чуточка кокетства, ну, и, конечно же, хм, опыт. А с Тариссой разве что в куклы играть… Да и характер у неё… не подарок…

— Ну, это ты зря! Сестра у меня замечательная, она только на тебя рычит, а с остальными — золото.

— И всё равно, как бы вы все не толкали меня к девчонке, я не собираюсь подтирать ей сопли.

— Тогда зачем её кавалеров разогнал? Она бы и сама им задала трёпку.

— Да так, размяться решил.

— Скажи лучше, конкурентов отгонял, — хихикнул Айрин.

— Да какие там конкуренты?! Так резвящиеся котятки. К тому же мне было приятно лишний раз позлить твою сестру… Надеюсь, ей хватит ума выбросить меня из головы. Найдёт мне замену, вот хоть бы и того эльфика из Академии.

— Так Ксалиэль ей просто друг.

— Так что же он носится с ней как клуха с яйцом? И ты забываешь, как легко эльф из категории друзей может попасть в категорию «возлюбленный»…

— Да я скорее поверю, что Тариссой заинтересуется твой друг рикон, не зря же он забирает всё свободное время сестры своими «дополнительными» занятиями.

— Да ну, будет Шион связываться с ней! — отмахнулся Каинани.

— Ну, не скажи! Ведь и Лион всё время около Тариссы вертится.

— Неужели?! — задумчиво произнёс Каинани. Только вот, о чём ещё беседовали мужчины, сама Тарисса уде не услышала, тихо удаляясь прочь. В её сердце занозой засели слова Каинани. «Сопливое чудовище»! Замечательная характеристика. Всем, значит, не хороша! Было так гадко, словно в душу плюнули. И пусть мама столько раз повторяла, что подслушивать не хорошо, к тому же можно услышать о себе всякие глупости… Но не в этот раз.

Если бы не подслушанный разговор, она, Тарисса, до сих пор бы витала в розовых мечтах, всё выше ставя на пьедестал героя этих самых грёз.

Он же продолжал бы по-тихому посмеиваться над её чувствами… Нет, всё к лучшему! Всё выяснилось раньше, чем в её сердце пустило корни чувство к чёрному инчиху… Вернувшись в свою комнату, Тарисса долго лежала, уставмвшись взглядом в потолок, борясь с подступающими рыданиями. И это ей удалось. За исключением одинокой горькой слезинки, скатившейся по щеке и вымывающей из души то светлое чувство, что впервые пробудило девичье сердце. Утром Тарисса была весела, словно бы ничего не произошло, и никто, даже её чуткая мать, не могли предположить, как горько было девушке совсем недавно. Лишь Каинани, случайно встретившись с Тариссой взглядами, больше не увидел по отношению к себе ни тепла, ни света. Но тут же списал это на непостоянство девичьих чувств, и наоборот даже в какой-то мере был рад, что скорей всего, перестал быть героем чужих грёз.

* * *

Новый учебный год в жизнь Тариссы принёс не одно разочарование, и всё в области взаимоотношений с окружающими. Первым, и наиболее обидным, стало отношение к ней сестёр-одноклассниц. Сначала Тарисса не обратила внимания, что подруги сторонятся её не только на занятиях, но и в общей комнате.

Но, когда её очередной вопрос о том, как девушки отдохнули на каникулах, проигнорировали, Тарисса попросту застыла, а потом в лоб спросила, что произошло.

— А то ты сама не можешь этого выяснить?! — ехидно ответила Найна.

— Это каким же образом? — удивилась Тарисса.

— Ну, ты же умеешь в головы влезать, и секреты чужие видеть…

— А потом разбалтывать их…

— Что вы такое говорите?! — возмутилась Тарисса. — Да я и свои-то мысли передавать не могу, не то что чужие считывать. К тому же, какие это я секреты успела разболтать? И кому? Сёстры переглянулись.

— Но Ианна сказала… — начала Эмина.

— Так вот откуда ветер дует, — хмыкнула Тарисса. — Что ж, вижу у вас появилась новая подруга, которая всё знает, и чужих секретов не выдаёт, в отличии от такой нехорошей меня… Куда уж мне до её авторитета! Ведь и у нас в поселении она лучше всех всё знала и со всеми «дружила». Тогда, думаю, мне стоит попросить другую комнату для проживания… Покинув комнату в наступившей гнетущей тишине, Тарисса быстро, чтобы не передумать, пошла на поиски коменданта. Она уже взялась за ручку нужной двери, когда её остановил просящий голос Найны.

— Тари, подожди! Прости нас! Не знаю, почему мы поддались на провокацию этой Ианны… Плохие из нас подруги… недостойные твоей дружбы…

— Тари, вернёмся в комнату, поговорим, — так же просительно попросила Эмина. Тарисса вздохнула, но всё же решила дать девчонкам шанс всё объяснить и извиниться.

— Ианна приехала вперёд тебя. Сказала, что из одного с тобой клана, что твоя лучшая подруга. Мы обрадовались, стали спрашивать, как ты там, — начала рассказывать Найна.

— Сначала она почему-то рассмеялась, а потом пообещала всё рассказать и убежала устраиваться. Мы с ней встретились позднее в столовой, Ианна была приветливой, — продолжила Эмина.

— Пожалуй, даже слишком. А потом вдруг сказал, что такие как мы подруги тебе не нужны… Мы спросили, о чём это она, а Ианна заявила, что по твоим рассказам она знает нас, как несколько неприличных девушек. Даже имена нравящихся нам парней назвала.

— И мы поверили, ведь больше никто не знал об этом. Мы только с тобой делились…

— Значит, вот как вы обо мне думаете?! И я вам дала повод? А кто-нибудь из вас помнил о том, что у меня не было подруг в поселении. А то, что пол курса знает о ваших предпочтениях, в голову не приходило? Я так надеялась, что хоть здесь найду действительно хороших подруг, а вы… поверили первой встречной…

— Ну, Тари! Мы, действительно, поступили глупо… Прости! Тарисса вздохнула, ей было обидно, но, тем не менее, она решила простить подруг. А вот от Ианны стоит ждать ещё каких-нибудь пакостей. Мало она доставала Тариссу в детстве, а теперь, наверняка, завидует и тому, что Тарисса раньше поступила в Академии, и тому, что так легко и быстро завела друзей, а ещё злиться, что бывшие её воздыхатели дома всё больше посматривали в сторону хозяйки полосатой красавицы. И Тарисса оказалась права в своих предположениях. Да, с девчонками она помирилась, хоть уже и не доверяла полностью, как прежде. Вторая пакость от Ианны пришла после месяца обучения. Как-то выходя с занятий с аффином Шионом, Тарисса столкнулась со стайкой девиц, стоящих не далеко от кабинета рикона. Что уж они там делали, неизвестно, но вот то, что их злили столь частые встречи Тариссы с красавчиком риконом, стало понятно сразу. Кучка сплетниц сначала одарили Тариссу недовольными взглядами, а потом и вовсе стали шипеть девушке вслед обидные слова, и часть из них была очень хорошо знакома Тариссе.

— Как она может нравиться красавчику Шион?

— И правда, как была уродкой, так и осталась, — громким шёпотом выдала Ианна. — Я же говорила, что она любит отнимать чужое.

— Видно, Ксалиэля ей мало, что на риконов нацелилась…

— Ну, ничего поиграются с ней и выкинут. Ведь и посмотреть-то не на что… И это были самые приличные высказывания. Тарисса стиснула зубы, не желая показывать, насколько ей обидно.

— Эй, вы, курицы! Что, только на гадости ваш язык способен?

Понятно, почему все парни вас обходят стороной. Кому нужны такие гадины! Ксалиэль подхватил Тариссу под руку и повлёк в сторону столовой.

— Зря ты заговорил с ними, всё равно ведь болтать не перестанут.

Я давно на таких внимания не обращаю.

— Я твой друг, и обязан защищать от всего, даже от таких ненормальных. Ммм, идём-ка, лучше поедим, повара обещали сегодня что-то вкусненькое. Уже сидя за столом, Ксалиэль потихоньку выпытал всё о взаимоотношениях Тариссы с Ианной, хоть сама Тарисса и не хотела сначала ничего говорить.

— Ксалиэль, она просто ещё молодая и глупая. Среди нас, инчихов практически не бывает таких, как Ианна, да и то у неё это скоро пройдёт. Я знаю…

— Только от этого тебе не станет менее больно от её слов, — заметил эльф. — Ты как хочешь, но с девчонкой я поговорю, наставлю на путь истинный. Тарисса поначалу отговаривала друга, но видя его непреклонность, махнула рукой. Тем не менее, вскоре нападки со стороны Ианны и её подпевал прекратились. И даже больше, когда Ианна узнала, что Тарисса торопится научиться владеть своими способностями, чтобы помочь внучке старейшины из клана золотых, девушка перехватила Тариссу по пути в столовую и извинилась. Вот так и прошёл ещё один год в Академии. Только на этот раз, прежде чем отправиться на каникулы домой, Тарисса вначале решила побывать в клане золотых и попробовать помочь девочке. А там уже и надеяться перестали. Малышка практически стала тенью самой себя, семья же её погрузилась в беспросветную тоску, видя, как угасает дитя. Едва прибыв на место, Тарисса попросила оставить их с девочкой наедине, а затем осторожно, как учил её аффин Шион, стала проникать в голову малышки. Темнота, сплошная, непроницаемая… не оставляющая надежды… Но Тарисса упрямо проникала всё глубже, с непривычки вкладывая часть своих жизненных сил и, поэтому чувствуя во всё теле нестерпимую боль. Только и к этому девушка была готова. И вот, казалось бы, в полнейшем мраке зажглась маленькая искорка, к которой тут же устремилась Тарисса. Вот она, последняя живая частичка души девочки, уже готовая окончательно угаснуть. «Ну, нет! Я этого не позволю!» — рассердилось всё существо девушки, и она начала с силой раздувать искру, прикасаясь к неё своей душой. И чудо произошло — махонькая искорка мгновенно вспыхнула, засияв ярким чистым светом, выжигая мерзкую вяжущую черноту. А Тарисса осторожно стала покидать чужой разум. Открыв глаза, девушка с радостью увидела осмысленный взгляд малышки. Тепло улыбнулась девочке и… потеряла сознание…. Пришла в себя от щебетания обеспокоенных голосов.

— Тарисса, девочка! Ну, как же так?! Похоже это мать малышки.

— Одди, не тряси так девочку. Лучше оботри её лицо, видимо, от напряжения у неё пошла кровь носом… Тарисса нахмурилась и распахнула глаза.

— Ой! Она пришла в себя! — тихонько вскрикнула аффи Одди.

— Девочка, ты вернула счастье в наш дом, — восторженно сказал старейшина.

— Как малышка? — спросила Тарисса. — У меня ведь получилось?

— Получилось! Я и не сомневался в тебе. Моя внучка сейчас спит, и это целебный сон. И тебе бы он тоже не помешал, но сначала женщины отведут тебя в купальни, а затем накормят… А в благодарность… вот возьми! Старейшина протянул тончайшей работы цепочку с небольшим кулончиком яркого синего цвета. Тарисса уже видела подобное изделие на шее рикона и знала, что это мощнейший артефакт защиты.

— Что вы, не надо, — попробовала отказаться девушка, зная ценность артефакта. — Я же помогаю бескорыстно…

— Девочка, это твоя первая спасённая жизнь. А этот подарок станет напоминанием этого и ещё не раз поможет в трудную минуту. Ничего не оставалось, как взять подарок, дабы не обидеть старейшину.

— Ладно отдыхай, девочка. Ты погостишь у нас?

— Не могу, — с сожалением ответила Тарисса. — Дома ждут, к тому же очень хочется понянчить сестрёнку. Я же её ни разу не видела, а ей скоро годик.

— Тогда, если не против, отвези от нашего клана подарки девочке, а родителям передай поклон… На следующий день, едва рассвело, Тарисса попрощалась со всеми и, обернувшись, при этом совсем забыв, что иногда стесняется своей полосатой половины, понеслась домой.

— Красивая! — вздыхали свободные самцы.

— Повезёт кому-то, — тепло улыбались старейшины.

* * *

— Мам, я дома! — вскричала Тарисса с порога. Но первым, на кого она натолкнулась, оказался ненавистный Каинани. Улыбка тут же покинула лицо девушки.

— Ну, здравствуй, мелкая, — усмехнулся инчих.

— И тебе не хворать, старичок! — огрызнулась Тарисса и понеслась дальше на поиски родителей. Все, и родители и братья, оказались в детской, с умилением поглядывая на спящего ребёнка. Отцы и мать тут расцеловали Тариссу, которая всё рвалась взглянуть на малышку.

— Она так на тебя похожа, — умиляясь, сказал Риани, приобняв старшую дочь. Сама девушка с восторгом разглядывала сестричку. Такая маленькая, такая лапочка… в сердце тут же разлилось тепло нежности и любви.

— Как назвали? — шёпотом спросила Тарисса.

— Алисса, — ответил Таир, — мама имя выбрала.

— Красивое. Она ещё не оборачивалась? — так же тихо спросил один из братьев.

— Нет. Мала ещё, — рассмеялась Светлана. — Ладно хватит болтать, разбудите ещё. Идите лучше в купальню, а потом за стол, голодные, небось. Естественно, первыми вниз ломанули парни, весело переговариваясь.

И даже внимания не обратили на возмущение Тариссы таким произволом, ведь они уже не первый день дома, в отличие от сестры. Девушка лишь успела крикнуть вслед нахалам пару «ласковых» слов, а затем отправилась искать себе чистую сменную одежду. Зная братьев и их вечно голодное состояние, Тарисса постаралась поторопиться. К моменту, когда она спустилась в купальню, парней и след простыл. Блаженно прикрыв глаза, девушка вдохнула тёплые пары воздуха и стала стягивать с себя пыльную одежду, затем расплела косу и медленно пошла в воду. Пребывая в блаженном состоянии, она тихонько рассмеялась, чуть закинула голову назад, рассыпая руками по плечам пряди густых волос. И не слышала позади себя изумлённо-восхищённый вздох… Постояв так с минуту, Тарисса окунулась с головой в воду, чуть проплыв вперёд, а вынырнув, отправилась в парильню. Когда она появилась в столовой, все уже приступили к еде. Девушка молча подсела к столу и с улыбкой стала оглядывать свою семью, вот только когда её взгляд натолкнулся на задумчиво взиравшего не неё Каинани, улыбка стёрлась с её губ. И, не смотря на присутствие инчиха ещё неделю в доме друзей, Тарисса дала себе слово не расстраиваться и как следует отдохнуть на каникулах. И даже один раз соизволила отправиться вместе с парнями на охоту, правда, предварительно узнав, что Каинани не сможет пойти со всеми. Что уж стало этому причиной, девушка не знала, впрочем, это её и мало интересовало, зато она от души порезвилась на охоте под присмотром старших братьев. А как иначе, если большинство парнев из поселения неожиданно стали проявлять к ней бурный интерес, буквально преследуя всюду. Сначала Тарисса сердилась, потом негодовала, а позднее просто веселилась над глупым поведением парней. Тем более что у них даже шанса не было, хоть чем-то её заинтересовать. И совершенно глупо было надеяться, что девушка станет кому-то из них парой. Как-то раз, уютно устроившись в глубине сада на качелях, что смастерили ещё лет десять назад для неё братья, Тарисса углубилась в чтение свитка о ментальной магии, что посоветовал для прочтения аффин Шион. Чудесная погода, весёлое щебетание птиц — ну, чем не приятный денёк для расслабления?! И вот, когда девушка была близка к пониманию сложного заклинания, с той стороны забора раздался тихий свист, а затем голос, тихонько зовущий её. Чуть повернув голову, Тарисса глянула в сторону постороннего звука. На самом верху забора, а был он достаточно высоким. Чтобы скрыть всё то, что происходило в окрестностях дома, сидел Мэррай, один из надоевших своими приставаниями инчих.

— Тарисса, киска, давай поговорим, — сладко пропел он. Тем не менее осторожно озираясь по сторонам, опасаясь встретиться с братьями девушки.

— Вот как?! Киска?! — хмыкнула Тарисса. — А как же «полосатик» и «ущербная»?

— Оу, что же вспоминать глупости, сказанные в детстве, — отмахнулся парень. — Я их давно забыл…

— Зато я — нет! — сердито бросила девушка и послала в сторону наглеца маленький заряд молнии. От неожиданности парень вздрогнул, взмахнул руками и свалился с забора. К огорчению Тариссы совсем не с той стороны. С какой она бы хотела. Потирая пятую точку, Мэррай, недовольно глянул на девушку, и, практически тут же, широко заулыбался.

— Так не терпится побыть со мной наедине? Тарисса фыркнула.

— Ну, у тебя и самомнение! Знаешь что, женишок, проваливал бы ты по добру, по здорову, пока я ещё добрая… — Ой, а мне так не терпится узнать, что же будет, если я этого не сделаю? Неожиданный грозный рык за спиной заставил парня буквально подпрыгнуть от страха. Из-за деревьев показалась оскаленная морда огромного чёрного инчиха, в котором Тарисса тут же узнала зверя Каинани. Продолжая угрожающе рычать, инчих стал надвигаться на Мэррая. Ох, как же быстро замелькали его пятки, когда парень улепётывал из сада, буквально птичкой перелетев через высоченный забор. Тарисса весело хохотала, наблюдая эту картину, не заметив, как чёрный зверь очень близко подобрался к ней. И только когда чуть влажный нос инчиха ткнулся девушке в шею, активно принюхиваясь, Тарисса обратила на него внимание, тихонько взвизгнув от неожиданности. И тут же возмущённо дёрнула большую кису за усы, вызвав у зверя недовольное фырканье.

— Проваливай! — отмахнулась девушка. Зверь чуть боднул Тариссу головой, как бы говоря «ну, погладь».

— Найди себе кого-нибудь по возрасту, — съязвила девушка. — А то вдруг нечаянно что-нибудь сделаю не так такому взрослому дяденьке… Инчих недовольно дёрнул хвостом и с гордым видом удалился. Вернувшись в отведённую ему комнату, Каинани то и дело морщился.

И что ему далось, крутиться рядом с этой язвой Тариссой. Ведь знал же, что нечто подобное может произойти, только разве поспоришь с внутренним зверем. Тут же Каинани вспомнил, какие слова о девушке говорил её старшему брату буквально в прошлом году. Да, он называл Тариссу малявкой и совершенно ему не интересной… Но он вынужден был так сказать! Ну, не шокировать же друга тем, что не равнодушен к его сестре с самой первой встречи, когда Тарисса ещё была карапузом. Да, его бы и на порог в этот дом не пустили, узнав, насколько собственнические чувства он испытывает к малышке. Он потом даже уговорил родителей уехать подальше от соблазна, отнять, присвоить себе маленькое чудо, покорившее его сердце. И через какое-то время ему показалось, что он с собой справился… Ну, да, до первой встречи с Тариссой… Перед глазами замелькали кадры. Вот несуразный подросток, но уже привлекающий взгляд своей непосредственностью и озорным огоньком в глазах… Вот встреча в Академии, заставившая с новой силой пробудиться собственнический инстинкт и ревность ко всему мужскому составу Академии. А уж пристальное внимание к Тариссе рикона… Нет, лучше не думать об этом, потому как тут же хочется рычать от злости. А теперь ещё и то, что он увидел в купальне… Сколько ещё терпения нужно?!

* * *

Меж тем, причина переживаний Каинани довольно нежилась в парильне, размышляя, как переменчива жизнь. То, кроме родных, она никому не была нужна, то все, кому не лень, стали проявлять повышенный интерес, к тому же весьма нежелательных, особенно от парней поселения. А вот неожиданное внимание Каинани безумно бесило… и в тоже время приносило удовольствие. Правда, больше инчих не донимал девушку своим вниманием, проводя всё своё время в обществе братьев Тариссы, а потом, вообще, как-то неожиданно собрался и уехал, чес снял с девушки постоянное чувство напряжённости. Всё оставшееся время до возвращения в Академию, Тарисса посвятила заботе о сестрёнке, проводя с ней практически каждую свободную минуту. Светлана не могла нарадоваться на старшую дочь, видя, что когда-нибудь она станет просто замечательной матерью. Оба отца тоже всё время находились рядом с женой и дочками. Третий курс не предполагал каникул, ведь у студентов должна была состояться первая практика, поэтому Тарисса пыталась отдохнуть впрок. При этом стребовав в отцов обещание, навестить её в Академии или же перед отправкой на практику. Вернувшись в Академию, Тарисса и думать забыла про Каинани, посчитав, что мысли о нём портят ей настроение, а сам инчих пытался забыть девушку в объятьях разбитной вдовы. Вот только его больше не радовали чужие объятья, и совершенно не было желания продолжать эти затянувшиеся отношения. Каинани, наконец-то, признался себе, что совершенно запутался. То он бежит от своих чувств к одной полосатой самочке, мысленно высмеивая её, то, побросав все дела, несётся в дом её родителей, чтобы хоть одним глазком взглянуть на Тариссу. В очередной раз дав себе мысленно затрещину, Каинани отцепил от себя руки любовницы.

— Ммм, что случилось? Ты не в настроении? — заискивающе спросила женщина.

— Прости, думаю, нам пора расстаться…

— Уже?! Я знала, что это произойдёт, но так скоро… Я же…

Зийни ещё не вернулся, чтобы скрасить моё время… Мне, что же, скучать теперь придётся, ведь любовника лучше тебя у меня ещё не было. Может, хотя бы эту ночь?

— Не думаю…

— У тебя другая, — понятливо закивала женщина, внутренне злясь на соперницу. — И чем она лучше меня? Красивее? Искуснее в постели?

— Она — моя пара… кажется…

* * *

— Тари, а в чём ты пойдёшь на выпускной бал? — в сотый раз разглядывая себя в зеркале, спросила Найна. Тарисса отмахнулась от вопроса, внимательно вчитываясь в послание из дома. Во-первых, мама обещала какой-то сюрприз на выпускной, во-вторых, передавала привет от сестрёнки, обожавшей свою старшую сестру, в-третьих, просила вернуться домой побыстрее, ведь у младших близнецов намечались свадьбы.

— Ну, Тари! Открывай быстрее коробку! Ведь в неё, наверняка, платье на бал… Тарисса хмыкнула, глядя, как Эмина приплясывает вокруг её коробки.

— Ладно, глянем, что там. Стоило Тариссе приблизиться к заветному предмету, как обе сестры обступили её, затаив дыхание. Сначала на свет были вынуты туфельки.

Эмина схватила их, разглядывая, а затем прижимая к своей щёчке, охая от восторга. Но почти тут же общим вниманием завладело платье.

Медленно поднимая его из коробки, тем самым разворачивая, Тарисса впадала в такой же восхищённый транс, что и подружки. «Спасибо, мамочка!» — мысленно улыбнулась девушка. Ведь кто же кроме мамы имел такой тонкий вкус?! Хотя, оба отца ей в этом не уступали. Наверняка, туфли выбирал папа Таир. Значит, папа Риани придумал что-то ещё. Снова нырнув в коробку, Тарисса обнаружила небольшой ларчик, открыв который, чуть не заплакала от умиления и счастья. А вот и рука папы Риани… В ларчике лежали изящные вещицы, как раз к платью — колье, колечко и браслет.

— Теперь все парни твои! — восхищённо выдохнула Эмина.

— А Эррион будет локти кусать, что променял тебя на Санти! — довольно добавила Найна. Тарисса фыркнула. Уж она то не собиралась больше страдать из-за такого корыстного дурака. А ведь ещё два года назад сума по нему сходила… Память тут же услужливо развернула воспоминания о первой встрече с Эррионом… Вернувшись после очередных каникул в Академию, Тарисса услышала от подруг, что у них появился новый преподаватель, молодой и красивый. И даже отправилась с девчонками унять своё любопытство и увидеть, наконец, предмет всеобщих вздохов, при этом нарушив несколько правил Академии. А кто ж разрешит студенткам подглядывать за купающимися магистрами?! А Найна с Эминой успели разведать безопасный путь к купальне работников Академии. Потом было получасовое разглядывание во всех подробностях красавца магистра, заставляющее девушек смущённо краснеть, а потом и бледнеть, когда, явно опытный, маг обнаружил слежку. Нисколько не смущаясь своей наготы, аффин Эррион одним взмахом руки перенёс виновниц прямо в купальни и поинтересовался, чем же это они занимаются… Вразумительного ответа, естественно, не получил, с интересом разглядывая девушек и при этом сканируя силу их магии, уж это он хорошо умел. На первый раз ограничился предупреждением, при этом раздумывая, как может впоследствии использовать это приключение. А ведь именно приключением он и посчитал произошедшее. Магу польстило, с каким восторгом на него взирали девушки, явно ещё девственницы. Особенно одна, с милым румянцем на щёчках. Следовало разузнать о ней больше, ведь кто знает, может именно она скрасит его пребывание в Академии… Вот только сама девушка и не подозревала об этих планах на неё и, возможно, впервые в жизни почувствовала влечение к мужчине. Радуясь, что так легко выпутались из столь щекотливой ситуации, девушки забились в свою комнату и, то и дело вздыхая, в подробностях вспоминали происшествие.

— Тари, а ты видела, как он тебя разглядывал? Если бы на меня так смотрели, я бы просто упала без чувств… — щебетала Эмина.

— И он бы тут же воспользовался таким удобным случаем, — хихикнула Найна.

— Это ты о чём? — нахмурилась Эмина.

— А то не ясно, — фыркнула Найна, — оприходовал бы тебя… Тем более, ему бы на это времени много не потребовалось, задрал бы тебе подол… Сам то уж был в полной готовности, голенький, хи-хи! Эмина, возмутившись, схватила подушку и запустила её в сестру. Та ответила тем же. Тарисса с улыбкой наблюдала за подругами, надеясь, что новый магистр не встретится им в ближайшее время, потому как было и страшно, и безумно стыдно посмотреть ему в глаза. Вот только у судьбы были свои планы, и буквально на второй паре объявился глава Академии вместе с аффином Эррионом, дабы познакомить того со студентами. Подружки, по давно заведённой привычке, сидевшие в первых рядах, втянули головы в плечи, стараясь остаться незамеченными. Вот только стоило Тариссе мельком взглянуть в сторону мага, как её глаза тут же наткнулись на пристальный насмешливый взгляд. Позднее девушка всё пыталась припомнить, как так получилось, что аффин Эррион так легко вошёл в её жизнь, постепенно занимая не только мысли, но и всё свободное время. Эх, если бы рядом тогда был Ксалиэль, может быть, она бы так не увязла в отношения с магом. Но, как нарочно, эльф находился дома, улаживая проблемы между родственниками… Да, позднее Ксалиэль не раз распекал подругу за глупость, не раз пытался открыть глаза на поклонника, но было поздно, Тарисса влюбилась. Вернее, ей так казалось тогда… Аффин Эррион был умелым соблазнителем, легко разглядевшим интерес девушки, к тому же перспективной. Её отцы довольно известные в клане инчихов и при случае могли помочь решить ряд возникающих проблем, да и финансово явно обеспечены. Наводящими вопросами выудив из ректора Академии всё, что можно, о талантливой студентке, маг решил, что и ментальные способности девчонки можно использовать, правда, в начале не мешало бы обзавестись хорошим амулетом. А то, не дай боги, прочтёт его мысли, и он даже не успеет насладиться прелестями студентки. А совращение обещало стать интересным. Первый поцелуй между Тариссой и магом случился буквально спустя неделю после первой встречи. Маг, как бы «случайно» сделал так, чтобы интересующая его студентка задержалась в аудитории после занятий, как бы «неожиданно» оказался рядом, когда Тарисса «нечаянно» споткнулась. А вот самой девушке всё показалось очень естественным, и поддерживающие объятья мужчины, и его ласковый ищущий взгляд, и осторожное прикосновение губ магистра, сразу же отстранившегося, и его тихие слова, что он нисколько не сожалеет о случившемся… Оказавшись у себя в комнате, Тарисса раз за разом переживала волнительное мгновение, вот только присутствовало и некоторое разочарование, ведь она считала, что поцелуй будет более чудесным, более захватывающим. Но по своей неопытности списала всё на то, что и поцелуем-то легкое прикосновение губ магистра было сложно назвать. И даже когда случился второй и третий, и последующие поцелуи, Тарисса всё ещё пребывала в некотором недоумении. А где же тот взрыв чувств, о котором столько рассказывали девушки её братьев? И не находила ответа, продолжая с нетерпением ждать очередного проявления внимания со стороны аффина Эрриона. Он же как опытный соблазнитель не спешил, медленно, но верно приучая к себе жертву. К тому же он был достаточно аккуратен, чтобы не обратить на себя внимание братьев Тариссы, к тому времени окончивших Академию, но всё же часто навещавших сестру. Даже взял с девушки обещание никому не рассказывать об их «чувствах», дабы никто не смог разлучить их. И Тарисса верила каждому слову магистра, всё больше увязая в этих отношениях. Ей льстило внимание такого красивого мужчины, у которого, как она думала, она была одна. Не то что один чёрный инчих, пусть и гораздо более привлекательный и интересный… Пусть идёт лесом… к своей вдовушке… Через полгода кратких встреч, маг решил, что пора переходить к следующему этапу соблазнения. Теперь за поцелуями следовали объятья и лёгкие прикосновения то там, то здесь, вгонявшие девушку в краску. Но и к этому Тарисса вскоре привыкла, уже не вздрагивая, а, может даже, сама ожидая их. И магистр легко это видел и ликовал. Тем более что он уже устал столько сдерживать себя и удовлетворять свои потребности на стороне. Конечно, он бы легко сделал это и в Академии, желающих переспать с красавцем магистром было полно и среди магесс и среди студенток. Вот только кто-нибудь да и донёс бы об этом Тариссе. Магистр Эррион, дабы осуществить, наконец, своё желание, даже напросился на обычно ненавистную ему практику, а ведь его всегда прельщал уют и чистота. А тут то грязь, то непогода, да ещё и вечные жалобы студентов… И всё же желание получить в свою постель Тариссу победило, и магистр отправился на поклон к ректору. Тот был неглупым и в какой-то мере наслышанным о пристрастиях посетителя, а потому пусть и в мягкой форме, но отказал аффину Эрриону, заявив, что состав отъезжающих преподавателей сформирован и не подлежит изменению. Пришлось магистру ретироваться, старательно гася в себе злость. Тарисса же, как ни странно, почти забыла о своей симпатии, посвятив всё своё время заботам на практике. А работы было много, как раз прошла небольшая эпидемия по дальним мелким поселениям, затронув практически каждую семью. Слава богам, что смерть забрала всего одну душу, да и то умер совсем древний старик, устав продолжать свой жизненный путь одним, без семьи. Пришлось Тариссе и вновь воспользоваться своим даром, исцелять души. И снова это были дети: мальчик пяти и девочка семи лет. И если с мальчиком проблем почти не возникло, и излечение его заняло всего пару часов, то вытаскивание на свет души девочки подкосило здоровье самой Тариссы, и всё оставшееся время до окончания практики она провалялась в большой удобной комнате главы поселения, набираясь сил и скучая. Ведь сокурсники двинулись в следующее поселение к страждущим. Маги, сопровождающие группу, тоже разделились, большинство отправилось со студентами, а самый опытный остался приглядывать за девушкой. В начале аффин Саари надеялся, что достаточно будет пары дней для восстановления здоровья Тариссы. Но уже к вечеру первого дня стало ясно, что положение лишь ухудшается. Магистр подал сигнал бедствия в надежде, что уж кто-то из свободных практиков-целителей прибудет на место уже через пару часов…

— Что у вас? — спросил один из буквально ввалившихся в дом мужчин, стаскивая с себя мокрый плащ. На улице разразилась гроза, сопровождаемая сильным ливнем, и, хоть мужчины большую часть пути двигались короткими телепортами, последние десять минут им пришлось добираться до дома старосты прямо под дождём.

— Да вот, не рассчитала девочка сил… И я ей помочь не могу… Я больше по ранам открытым да отравлением, а тут… Девочка — целитель душ, к тому же оборотень. Ей бы сородича…

— Мы все оборотни, — сказал второй мужчина, так же снимая плащ. — Вам какой нужен? Есть вирх, имди и инчих…

— Пожалуй, последний, — ответил магистр, — Тарисса тоже инчих.

— Тарисса?! — сипло выдохнул первый мужчина, тут же кидаясь к постели за импровизированной ширмой.

— О, знаете её?! — обрадовался магистр. Вот только ответа не последовало, так как мужчина уже стоял на коленях у постели девушки, ласково касаясь кончиками дрожащих пальцев бледной щёчки.

* * *

Когда Тарисса очнулась, ничто не говорило о недавнем присутствии в комнате посторонних мужчин. У окна сидел, привалившись спиной к стене, и дремал один из кураторов практики, а у стола суетилась хозяйка дома. Девушка громко вздохнула, что вызвало цепную реакцию: хозяйка, всплеснув руками, радостно заохала, отчего проснулся куратор и тут же кинулся к Тариссе, выспрашивая, как она себя чувствует. А спустя час девушка, закутанная хозяйкой дома по самый нос, сидела у стола и уминала вкуснейший обед.

— Какие же молодцы эти оборотни, — кудахтала женщина, — сразу поставили тебя на ноги, а ведь вроде говорили, что не являются лекарями… Тарисса вопросительно посмотрела на магистра, но он лишь отмахнулся, знаками показывая, что переговорить хозяйку не удастся.

— А какие красавцы! Вот бы моей дочке такого муженька! И защитники! И добытчики! И любили бы крепко! Не то, что наши мужики! Тарисса тихонько улыбалась.

— А уж как тот чернявенький тебя обхаживал! Видно, по душе ты ему пришлась, уж больно волновался. Жаль имени своего не сказал… Ну, да ладно, захочет, найдёт. Тарисса решила, что необходимо узнать имя этого «чернявого».

Дождавшись, когда шумная хозяйка покинет комнату, сразу же задала мучавший её вопрос магистру.

— Ммм, да, я как-то забыл поинтересоваться, — ответил мужчина, отмахиваясь, но было видно, что он хорошо знает ответ на вопрос, просто, говорить не хочет, ну, или его об этом попросили. — Ты лучше давай-ка ложись, отдыхай, завтра двинемся дальше. Надо догонять остальных… Магистр ещё долго говорил, но девушка его уже не слушала. Вот бы было хорошо, что лечил её не какой-то там непонятный оборотень, а симпатичный магистр Эррион… Правда, сам магистр Эррион в это самое время очень плодотворно проводил своё свободное время в объятьях очередной любовницы и практически не вспоминал о малышке студентке. Тем более что практика не продлится очень долго, и он наверстает упущенное… Оставшиеся дни практики запомнились тогда Тариссе, как череда мелких неприятностей. Едва оправившись от слабости, девушка чуть было снова не оказалась в положении больной, по дороге к своим однокурсников попав под сильный ливень. В тот год вообще дожди шли очень часто… Но, видимо, боги в этот раз решили пощадить девушку, и она отделалась лишь небольшим насморком. Да и тот пристал к ней лишь потому, что организм не успел полностью восстановиться, а ведь оборотни любого вида славились своим наикрепчайшим здоровьем. Зато парочку остальных студентов-людей болезнь захватила основательно, и пришлось Тариссе, едва нагнав ребят, заняться их лечением. И теперь уже магистры оставили её присмотреть за заболевшими, уверенные полностью, что она справится. Впрочем, сама девушка тоже в этом не сомневалась, и через пару дней вместе с выздоровевшими отправилась нагонять всю группу. Магистры высоко оценили оперативность Тариссы, а потому на пару дней раньше отпустили её с практики, дабы она могла подольше побыть дома с родными. Дома всё было по прежнему, что заставляло девушку счастливо улыбаться, и так не хотелось покидать родных в положенное время… Новый учебный год принёс Тариссе множество волнительных минут, и почти всех связанных с магистром Эррионом, ведь он перешёл в откровенную атаку, впрочем, делая это так, чтобы никто из персонала Академии ни о чём таком не догадывался. Опасался маг лишь рикона, зная, насколько это проницательные и вездесущие существа. Честно говоря, рикон не просто был неприятен Эрриону, он его буквально ненавидел, по большей части потому, что жутко завидовал: и его необычности, и огромной магической силе, будучи даже пока половинкой единого целого, ну, и потому, как легко рикон мог очаровать любое существо обоих полов… Именно из-за рикона магистр всё ещё не мог затащить девчонку в постель. Вездесущий рикон словно по наитию появлялся там, где Эррион планировал соблазнение девушки. Это злило неимоверно и доводило до бешенства. Если вначале магистр хотел ничего не значащих отношений, собираясь сразу объяснить девушке, что между ними не может быть ничего кроме постели, то теперь маг понял, что придётся делать то, что он так не любил — показывать себя влюблённым дураком, признаваясь в том, чего он не чувствовал. Для него это было унизительно и неприемлемо, но жажда обладать студенткой на данный момент была сильнее. Потом он почему-то вообразил, что рикон тоже имеет на Тариссу виды, и от этого хотелось обладать чужим ещё больше. А ничего не подозревающая девушка в свободное время мечтала о магистре Эррионе, пытаясь представить, каково это будет, принадлежать такому мужчине. Правда, получалось это у неё плохо.

Зато, стоило вспомнить противного Каинани, и всё в воображении получалось, даже слишком правдоподобно, заставляя щёки девушки алеть. В очередной раз, послав лесом инчиха, Тарисса побежала на занятие с магистром Эррионом. В этот день он был непривычно молчалив и сосредоточен, к удовольствию девушки, частенько посматривал в её сторону. После занятия Тариссу и ещё парочку студентов аффин Эррион попросил остаться в аудитории, якобы для того, чтобы перепроверить их работы. Сердечко Тариссы забилось быстрее, ведь ей показалось, что всё это неспроста. Недаром же поговорив сначала с Ремми, а затем с Иниррой, магистр оставил её, Тариссу, напоследок. Едва однокурсники покинули класс, Тарисса оказалась в крепких объятьях магистра. Его губы шептали всякие милые глупости, отвлекая девушку от того, что начинали вытворять руки мужчины.

— Я так страдал вдали от тебя, девочка моя, — пафосно говорил Эррион, надеясь, что достаточно влил в свою речь сахара, и девчонка по своей неопытности не заметит неискренности. — Весь извёлся…

Мечтал о том дне, когда ты окажешься в моих объятьях, когда я смогу сказать тебе, насколько глубоко ты проникла в моё сердце… Слова лились и лились, а руки магистра хозяйничали на теле Тариссы. Одна осторожно завладела грудью девушки, поглаживая и тихонько сжимая, другая вжимала тело студентки в тело мужчины, показывая, насколько «сильно» магистр желал быть рядом. Тарисса была и рада, и смущена таким напором. Вот только ей казалось, что между влюблёнными всё должно быть несколько иначе, например так, как у родителей или у старших братьев. А уж она то не редко была случайным свидетелем проявления чувств между любящими парами. Да и, честно сказать, не испытывала Тарисса к магистру Эрриону таких уж сильных чувств. Поэтому, когда руки мужчины стали задирать край платья, Тарисса отстранилась, а затем и вовсе вывернулась из объятий.

— Я… я, ммм, пойду… — пробормотала девушка и быстро покинула помещение. И не видела, каким разочарованным и злым взглядом посмотрел ей вслед магистр Эррион. В течение всего учебного года мужчина преследовал Тариссу, зачастую поджидая её в самых неожиданных местах. Было множество поцелуев: смазанных в щёчку, когда магистр опасался попасться; глубоких, страстных, когда точно был уверен, что рядом нет никого.

Были и объятья, всё более страстные, часто слишком крепкие, оставляющие на теле девушки синяки, о которых Тарисса стеснялась рассказать магистру. Были и те самые попытки обнажить тело девушки… Но к неудовольствию мужчины и радости девушки так и не увенчавшиеся успехом… И сейчас, вспоминая события тех лет, Тарисса благодарила богов, что сумела устоять и сохранить невинность. И, ведь, сколько интересного выяснилось, после того, как Эрриону надоело выделываться перед «девчонкой» и ничего от этого не получать. О сколько всего «нового» узнала о себе Тарисса! И глупая гусыня, и психованная недотрога… А это самое «невинное» их «добрых» слов магистра… А как быстро он переключился на Санти, дочке одного из лордов с гор?!

* * *

— Пожалуй, вы правы, — весело ответила подругам Тарисса, выплывая из воспоминаний. — Магистр Эррион пожалеет… Зато она сама нисколько не жалеет! И как следует повеселится на выпускном, совершенно не думая о всяких там магистрах! Когда Тарисса с подружками вошла в зал. Большинство выпускников, гостей и магистров были там и вовсю веселились. В этот день не было особых различий между теперь уже бывшими студентами и их преподавателями. Сестрички тут же нашли взглядом цветущую от радости Санти, чуть ли не висящую на магистре Эррионе.

— Глянь-ка, вон и сладкая парочка, — хихикнула Эмина. — Фу, аж, противно!

— А Эрриончик как на тебя облизывается… Нет, ну, что все в нём такого находят? Мой жених в тысячу раз лучше! — в тон ей сказала Найна.

— А куда Ксалиэль делся? — недовольно спросила Тарисса. — Он обещал мне танец.

— Да вон он! Уже обжимается со своей ненаглядной. Какая они всё-таки красивая пара!

— А он тебя позвал на свадьбу? — спросила Эмина.

— Позвал, только что толку то! Мне уже вызов на первую работу пришёл, кто ж меня отпустит… — ответила Тарисса.

— Уже?! А нам почему не сказала? — надулась Найна.

— Най, ну, что ты привязалась к Тари. А если бы тебе пришёл вызов прямо сейчас, неужели бы такой шанс упустила?! В первой волне идут всегда самые талантливые.

— Да я не сомневаюсь в Тари, — отмахнулась Найна, — Просто я надеялась, что она поедет к нам погостить, как мы и планировали, а теперь это…

— Скажи лучше, что твои братья расстроятся, что не получится меня охмурять, — хмыкнула Тарисса. — Только вот как обо всём Ксалиэлю сказать, он расстроится…

— Почему это я должен расстраиваться? Что вы уже успели натворить? — спросил эльф, нависая из-за спины. — Ммм, отлично выглядите, девочки! Найна тут же рассказала об отъезде Тариссы в первой волне завтра.

Сама Тарисса виновато смотрела на друга.

— Ну, Тари, не кисни! Сегодня же праздник! — постарался успокоить подругу эльф. — К тому же я раньше вас всех узнал это. Но надеюсь, что твоё начальство окажется не совсем пропащим и предоставит отгул.

Я ведь всё равно буду ждать тебя на церемонии. И Ксалиэль, с разрешения своей девушки, повёл Тариссу в круг танцующих. С каждой минутой становилось всё веселее от шуток друга, а ещё от кислого вида магистра Эрриона.

— А ну-ка, дружок, позволь и мне покружится с этой красавицей! Тарисса повернула голову на голос.

— Братик! Ура! Как ты тут?.. Ты один?

— Да кто ж его одного пустит! — усмехнулся ещё один голос из-за спины. Девушка снова развернулась, чтобы узреть всех остальных братьев.

— Ух, ты! Вы тут все! — обрадовалась Тарисса.

— И не только мы, — ухмыльнулся Риан, отступая на шаг в сторону. За его спиной стоял кто-то ещё, но рассмотреть кто, сразу было невозможно, так как всё заслоняла толпа восхищённо щебетавших девушек. Смущённый и даже завлекательный смех то и дело взрывал стайку выпускниц. Тарисса заинтересованно обошла девиц, чтобы рассмотреть, кто же так заинтересовал бывших студенток, и практически тут же отпрянула.

— Фу! А он что здесь делает?! Столкнувшись взглядом с насмешливыми серыми глазами, девушка стала пятиться, надеясь оказаться, как можно дальше от именно этого инчиха. Каинани же наоборот ловко обошёл препятствие в виде нарядных красавиц и шагнул в сторону Тариссы, буквально сияя восхищённой улыбкой. Девушка продолжала пятиться, пока руки одного из братьев не подтолкнули девушку навстречу Каинани. Тарисса, было, возмущённо обернулась, но запутавшись в ногах, стала заваливаться вперёд.

Распахнув от испуга глаза, девушка приготовилась встретиться с полом, но сильные руки мужчины подхватили её и крепко прижали к твёрдому телу. Тарисса тут же начала вырываться.

— Не спеши, киска, — тихонько «муркнул» мужчина. — Так спешила в мои объятья, а теперь бежишь?

— Вот ещё! — возмутилась девушка. — Просто боюсь, что такой «взрослый» дяденька не сможет удержать меня! Вдруг ручки-ножки задрожат…

— С чего бы это?

— От старости! — выдохнула Тарисса, наконец, отпихнув от себя Каинани. Тарисса надеялась хоть так уязвить его, но инчих лишь рассмеялся и тут же вновь привлёк девушку к себе и повёл в танце. Не желая при всех выяснять отношения, Тарисса, спокойно внешне и негодуя в душе, прошествовала за Каинани. Нет, она, конечно, могла бы ещё больше нагрубить инчиху или даже как следует двинуть ему хоть чем-то, но только глянув в сторону охочей до скандалов толпы, решила — пусть лучше завидуют, что рядом с ней такой кавалер. Особенно Санти… Каинани же лишь довольно щурился. Вот уж ему-то было всё равно, кто на них смотрит, главное Тарисса сейчас рядом. Пусть и злится, и готова снова огрызаться, но молчит, и лишь сверкает в его сторону своими прекрасными глазами. А ещё Каинани заметил, с каким вызовом и превосходством девушка то и дело поглядывает в сторону Эрриона. Неужели этот мерзавец уже успел сделать какую-то гадость Тариссе?! А ведь инчих хорошо знал этого конкретного индивида, и то, сколько за последние года тот перепортил невинных девушек… Его счастье, что от тариссы до сих пор пахло невинностью! Правда, Каинани успел заметить, каким ревнивым взглядом посматривал Эррион в его сторону. Хм, только теперь поздно! Этого гада он к Тариссе не подпустит. Между тем саму девушку занимали совсем другие мысли. Злость всё ещё кипела в ней, но… Но ей было безумно приятно находиться именно в руках Каинани, она даже чувствовала, как её «тигра» довольно мурлыкала внутри. Ну, почему она этого не чувствовала в объятьях Эрриона?! Хотя, вообще-то, может оно и к лучшему, ведь вся симпатия к магистру у неё давно прошла. Тарисса настолько задумалась, что не заметила, как закончился один танец и начался другой. Лишь когда мужчина прижал её к себе теснее и при этом уткнулся носом в волосы, глубоко вздыхая, девушка вскинула на него глаза. «Эээ, надо линять отсюда, пока не поздно», — мысленно простонала Тарисса, не замечая, насколько «громко» она подумала. «Поздно», — словно бы шепнули в ответ. Тарисса тут же выставила сразу несколько ментальных щитов, а затем вновь взглянула на мужчину. Он был удивительно собран и спокоен, и даже не смотрел на неё. «Уф! Показалось!» — облегчённо выдохнула девушка. Потом ей пришла мысль «прочитать» Каинани, было любопытно узнать, что он ТЕПЕРЬ о ней думает. Но как бы не так! У мужчины тоже были подняты щиты… «Тоже менталист?! Хорошая из нас парочка получилась!..» И тут же Тарисса испугалась, сообразив, что мысленно соединила себя в пару инчиху, пусть даже и так… Тут девушка увидела, куда так пристально смотрит Каинани, на Санти. Тут же разозлилась.

— Ну, повеселились, и хватит! — рассмеялась Тарисса. — Мне к друзьям пора. Желаю удачно поохотиться! Ой! Такой маленькой девочке, как я, ещё рано знать «такие» вещи… Прежде чем отпустить девушку, Каинани наклонился к её ушку и прошептал:

— Я обязательно «поохочусь» и, думаю, моей добыче недолго бегать на свободе… И так это было сказано проникновенно, что Тарисса с ужасом и одновременно с предвкушением подумала, что в роли добычи выступит она сама. Нервно хихикнув, девушка, наконец-то, выскользнула из рук инчиха и рванула к друзьям. Подружки хмыкали, глядя на её раскрасневшиеся щёчки, а подошедший Ксалиэль потрепал подругу по вихрам.

— Вы нарочно?! — надулась Тарисса.

— А что?! — недоумённо выдала Найна. — Он такой красавчик! Да, больше половины зала на него облизывается, а ты была с ним рядом два танца. Ещё скажи, что не понравилось?! Тарисса махнула рукой на слова подруги и повернулась к эльфу.

— Ты тоже думаешь, что он мне нравится?

— Я могу думать, что угодно, — ответил Ксалиэль. — Главное, что думаешь ты сама. Одно скажу, этот мужчина имеет на тебя виды… Вот не фыркай! Это действительно так. И, если хочешь знать моё мнение, он может стать для тебя идеальным спутником. Всяко лучше, чем магистр Эррион…

— Фу! Не вспоминай о нём, — попросила Тарисса, невольно бросив взгляд туда, где находился магистр с Санти. А что это там такого нашёптывает Каинани этой вертихвостке Санти?! Неужели решил приударить за ней?! Тогда у него плохой вкус… Впрочем, пожалуй тут что-то другое, ведь отчего-то Санти так побледнела… А ещё Тариссе показалось, что магистр Эррион сейчас накинется на Каинани, вид у него был просто разъярённым. Интересно на это посмотреть! Впрочем, ему всё равно не тягаться с инчихом… Тарисса вдруг сообразила, что даже восхищается Каинани, потому тут же разозлилась на себя и, чтобы снять раздражение, нашла в толпе одного из братьев и потащила танцевать.

— А что это ваш дружок на всех девчонок кидается, неужели его вдовушка бросила? — весело поинтересовалась Тарисса.

— А ты откуда про его амурные дела знаешь? — развеселился брат. — Или ты на Каинани сама виды имеешь? Надо будет его «обрадовать».

— Что?! Только попробуй! Я с тобой тогда разговаривать не стану!

— Да, ладно, пошутил я. А помнишь, как ты его малышкой пометила?

Мы ещё тогда поняли, хана Каинани!

— Не порть мне настроение. Надеюсь, что не увижу вашего дружка ещё долгое время…

— Ммм, пожалуй… Ты, когда обоснуешься на новом месте, родителям весточку пришли. Кстати, тебе подарки понравились? А то мама переживала, всё рвалась к тебе, но отцы пообещали ей, что сами тебя привезут вскоре, так что не удивляйся, когда кто-то из них тебя навестит.

— Это хорошая новость! — обрадовалась девушка.

— Ладно, передаю тебя в руки очередного твоего брата, — усмехнулся мужчина. А Тарисса продолжила танец с одним из второй партии близнецов. К радости и одновременно к огорчению девушки, Каинани больше не стремился приблизится к ней, он всё больше находился рядом с ректором, что-то оживлённо обсуждая. Протанцевав большую половину вечера с братьями, Тарисса вдруг поняла, что остальные парни как бы обходят её стороной, и это было странно, ведь многие из них ещё до бала говорили, что не упустят шанса потанцевать с ней. А теперь вот словно обходят стороной…

Тариссе не было обидно от такого поведения парней, но сам факт раздражал и настораживал. Потом она вдруг заметила, что стоило поблизости от неё оказаться кому-нибудь из мужского пола, как тут же рядом обнаруживался один из братьев, радостно улыбаясь, а лучше сказать скалясь. Это что ещё за дела?! Подхватив парочку братьев под руки, Тарисса потащила их в дальнюю часть зала, подальше от толпы.

— Вы зачем сюда заявились?! Мешать мне веселиться?!

— Ты о чём? — «недоумённо» спросил самый младший из близнецов.

— Вот только не надо говорить, что вы тут не при чём! Сговорились всех парней вокруг меня распугать?! И выглядит это, между прочим, глупо!

— Никто из этих дурачков не подходит тебе.

— А кто подходит?! Ваш дружок Каинани?!

— Может быть…

— О, не смешите меня! Значит, нормальные ребята мне не подходят, а этот бабник в самый раз?! Так вот, не дождётесь! Уже завтра я с удовольствием забуду, что в очередной раз удостоилась «чести» видеть этого… господина…

— Ну-ну! — хмыкнул второй брат. — Жаль что не все наши «мечты» сбываются… Тарисса поняла, что «стыдить» братьев бесполезно, а потому махнула рукой и пошла искать подруг.

* * *

— Тари, ты обязательно пришли весточку, как доберёшься, — попросила в очередной раз Эмина. Подруги, отчаянно зевая, вышли проводить девушку. Две повозки должны были увезти группу из бывших студентов на их первую работу.

Уже пятый год Академия по указу главы государства практиковала данную схему, кстати говоря, оправдавшую себя. Ведь именно лучшие студенты прошлых выпусков, отработавшие первый год по направлению Академии, составляли молодую магическую элиту и пользовались повышенным спросом у населения, именно к ним шли за помощью. Тарисса гордилась, что попала в список лучших, хотя её несколько пугала перспектива оказаться неизвестно где, практически совершенно одна, ведь с её курса не было никого. Вернее. В списках-то они были, но отправлялись в совершенно другое место. А в её повозке сидело лишь десять выпускников, и все с других потоках. Три девушки, вместе с ней, и семь парней. Как им объяснили несколько минут назад, повозка отвезёт их до первого портала, а это два дня тряски по просёлочной дороге, потом проход через три портала и снова езда в повозке. Это в какую же дыру их отправляют?! Вопрос взволновал всех, особенно девушек, надеявшихся оказаться где-то недалеко от столицы. Одной Тариссе этот вопрос был не важен, она была уверена, что скучать им не придётся, тем более, что родители обещали навестить её, куда бы она не отправилась.

— Тари, а где ваш проводник? — спросила Найна, передавая усевшейся в повозку подруге корзину с едой в дорогу.

— А кто ж его знает? — отмахнулась Тарисса. — Ректор вон, слышала, что сказал? Что мы уже взрослые, и сами доберёмся, но, думаю, нас встретят у первого портала. Жаль только, что запретили по дороге оборачиваться, не хочется всю дорогу трястись в этой колымаге. Ну, да ничего, потом разомнусь.

— Странное указание. Вас шестеро оборотней…

— И все, кроме меня, парни. Такое ощущение, что ректор боится, что они будут ко мне приставать. Ха-ха, столько лет меня не замечали, а вдруг — приставать!

— Так мало кто из них твою Тигру видел, а она у тебя такая красавица, — вздохнула завистливо Эмина.

— Да, ну, тебя! Девочки, вы главное весточки присылайте, — попросила Тарисса.

— Зря ты попросила, — хихикнула Эмина. — Найна ж тебя замучает своими писюльками… Расставание всё ещё стояло перед глазами Тариссы, а повозка уже увезла её так далеко, что даже башен Академии не было видно. Стало так грустно и одиноко, что девушке стоило больших усилий сдержать слёзы. Зато две другие девицы, казалось, были наоборот воодушевлены, строили глазки парням, весело шутили. И совершенно не собирались брать в свою компанию Тариссу. «Не больно то и надо!» — фыркнула про себя девушка и, усевшись удобнее, сладко задремала. Оставшуюся часть пути Тарисса собиралась провести подобным же образом, но этого сделать ей не дали. Парни, видимо, устав от непрестанного глупого щебетания двух других спутниц, обратили свои взгляды на Тариссу, особенно оборотни.

— Тарисса, не хочешь немного размяться? Пробежимся, давно пора дать свободу нашим зверям.

— Нам же запретили, — напомнила девушка.

— Да кто ж узнает?! — отозвался ещё один «умник».

— Точно, ведь нас никто не сопровождает, — рассмеялся ещё один. — Возница будет молчать, я уверен.

— Вы как хотите, а я лучше останусь в повозке, — ответила на предложение Тарисса. Парни немного погрустнели, но вскоре спрыгнули на землю, тут же оборачиваясь, и пред глазами девушек предстало трое вирхов и двое имди. Сильные, красивые самцы, знающие себе цену, это так и читалось на их мордах. Ни сколько не враждуя между собой, звери трусили рядом с повозкой, красуясь перед девушками. Тарисса только качала головой, парни и их звери, конечно, красивые, но она видела и получше, а уж её Тигра внутри вообще скучающе зевнула. Парни от того, что рядом не было присмотра расслабились и весь день гонялись вокруг повозки в звериной форме, даже спать на первой остановке на опушке леса так и улеглись, заявив девушкам, что так их легче охранять. Арайя и Данари, желая подбодрить ребят, захлопали в ладоши, только Тарисса не обращала на парней внимания.

— Ты, прямо, ледышка! — возмутилась Арайя. — Что ты всё принцессу из себя строишь?! То тебе не так, это не этак! Тарисса с удивлением посмотрела в сторону говорившей. И когда это она успела стать «принцессой»?!

— Ты то что расстраиваешься? — спросила девушка. — Вам же с Данари больше внимания достанется.

— Что ж, ты права, — скривилась Арайя. Тарисса хотела ещё кое-что сказать попутчицам, но звериное обоняние подсказало, что недалеко от стоянки есть водоём.

Убедившись, что вся мужская часть путешествующих занята делом, Тарисса тихонько скрылась в ветвях кустарника. Тенью скользила девушка к водоёму, постоянно проверяя, не следует ли за ней кто, и, может быть лишь поэтому заметила мелькнувшую тёмную тень справа.

Явно этот кто-то не из ребят. Тогда кто? И не несёт ли чужак опасность? На эти вопросы легко было бы ответить в звериной форме, но Тарисса помнила приказ ректора, и не собиралась его нарушать. Кто знает, может, это всего лишь проверка?! И поддаться так легко, заслужив первое же нарекание от первого работодателя? Вот уж нет! Именно поэтому девушка не остановилась и не повернула обратно, а продолжила свой путь, тем более что угрозы от чужака не ощущалось.

Добравшись до водоёма, оказавшегося небольшим ручейком, Тарисса наскоро напилась и умылась. Вода была просто потрясающе вкусной, и девушка пожалела, что не захватила флягу. Ещё очень хотелось сбросить с себя одежду и смыть с себя пот и пыль… Вот только как это сделать, когда в любой момент может появиться кто-то из парней, да ещё и этот незнакомец на хвосте. Его пристальный взгляд чувствовался и теперь. Оборотень. Осторожный. Опытный. Иначе она бы смогла определить, какого он вида, и где именно скрывается. Посидев возле ручья ещё пару минут, Тарисса двинулась обратно, и, по ощущениям, чужак проследовал за ней, но только до стоянки. Как ни странно, парни уже отбросили глупости и споро готовили место ночлега.

— Ты где была? — спросил один из них.

— Да так. Кстати, там недалеко ручей, вода вкуснейшая, — сообщила девушка и тут же, наклонившись к самому уху парня, предупредила, — я видела чужака. Парень нахмурился.

— А мы не заметили. Кто?

— Оборотень, какой точно не скажу, но, кажется, угрозы не несёт.

Только всё равно надо быть начеку.

— Пожалуй, — согласился парень.

— Знаешь, интуиция подсказывает, что нас ведут. От самой Академии…

— Зараза! А мы так подставились… Пойду ребятам расскажу, а ты помоги этим… ну, в общем, этим… хоть что-то приготовить на ужин. Тарисса кивнула. Кто-то из ребят тут же отправился к ручью за водой, а девушки шустро занялись готовкой. Уже позднее, укладываясь спать, Тарисса ещё раз в подробностях вспомнила встречу с чужаком. Нет, всё же первое впечатление, что это кто-то из сопровождения, самое верное. Если бы кто-то хотел причинить бывшим студентам вред, он бы давно это сделал. Не понятно только было преследование оборотнем именно её. Жаль, что не удалось его рассмотреть… С этими мыслями девушка заснула. И не видела, как чёрной тенью в лагерь пробрался этот самый чужак, легко обходя расставленные на всякий случай ловушки. Губы мужчины иногда растягивала лёгкая презрительная усмешка, пока он пробирался к тому, что его так влекло и интересовало… Проснулись все засветло. И не потому, что было уже пора вставать, а по причине разразившегося ливня. Вымокли мгновенно и те, кто ложился спать на земле, и те, кому повезло удобно устроиться в повозке. Конечно, большинство, а особенно оборотни, обладали отменным здоровьем, но никому всё же не хотелось подхватить простуду, а потому, натянув на быстро воткнутые жерди навес, все стали быстро сушить друг друга магией. Потом достали непромокаемые плащи и споро организовали навесы у повозок, и отправились в путь. Не смотря на непогоду, парни держали ухо востро, они помнили предупреждение Тариссы, а видя, как она то и дело оглядывается, становились ещё внимательнее. До портала оставалось совсем немного, когда стало ясно, их, действительно, «ведут». С обеих сторон от дороги то и дело мелькали быстрые тени, они не нападали и не приближались, но все бывшие студенты были напряжены. У портала лениво переговаривалась охрана. Повозки были встречены шутками и с интересом рассмотрены.

— Все приехали? — спросил главный из охраны. — Хорошо. Вас уже ждут. Все переглянулись, и только тогда увидели позади себя двух крупных мужчин. Один из них тут же прошёл вперёд, хмыкнул и внимательно рассмотрел каждого, кто спустился с повозки.

— Познакомимся, когда выйдем из первого портала, — рыкнул мужчина. — Погода препротивнейшая. Так, быстро все за мной! На той стороне ласково светило солнышко, и настроение у всех тут же улучшилось, ага, до тех пор, пока тот самый сопровождающий не стал отчитывать бывших студентов за беспечность.

— И это цвет Академии?! Приказ не оборачиваться нарушили, проявили беспечность… Если бы не вон та милая девушка, так бы изображали из себя дураков. Запомните, вы уже не детки! Если так же будете вести себя, с работой, как и с хорошей характеристикой, распрощаетесь. Довольно оглядев понурые головы, мужчина, наконец, представился.

— Меня зовут аффин Овей, я имди и к тому же заместитель начальника форпоста. У каждого из вас будут свои обязанности, направленные на дальнейшее раскрытие дара, и, только от вас зависит, получите ли вы в дальнейшем то место в жизни, о котором мечтаете. О вас мы практически всё знаем. Двое из вас огневики. Выйдете вперёд, чтобы я мог вас запомнить. Хорошо, пойдёте дальше первыми. За ними — воздушики, у вас их четверо, трое парней и девушка. Аффин Хаири, забирайте первую группу и ведите дальше. Теперь с остальными…

Осталось двое водников и двое целителей. Мужчина хмыкнул, когда увидел в целителях парня. Тарисса тоже удивилась, ей показалось странным, что она не видела этого вирха среди братии целителей. Видимо, хорошо скрывался.

— Вы… вы следуйте за мной, — лениво протянул имди и тут же рявкнул, — и только попробуйте хоть на шаг отойти! «М-да, порядочки» — усмехнулась про себя Тарисса. Преодолев все порталы пешим ходом, дальше последнюю четвёрку запихали в малюсенькую повозку, которая едва разместила на себе двух девушек, двух парней и самого имди. «А он красивый» — решила про себя Тарисса, тихонько присматриваясь к мужчине, — «высокий, мощный, черноглазый, сильный…» Задумавшись, девушка вдруг встретилась глазами с мужчиной, он понятливо усмехнулся и даже подмигнул ей. «Ишь, какой! Знает себе цену. Думает, если весь такой-растакой, мы тут растаем перед ним. Вон Данари пялится на него, как дурочка». Тарисса отвела взгляд от имди.

— А кто наш начальник? — осмелилась она спросить.

— Хороший вопрос. Вот только с начальником чуть позже познакомитесь, он в данный момент на задании, когда вернётся знать вам не обязательно. Так что пока я за начальника, — ответил мужчина.

— И, пока есть такая возможность, отдыхайте… «Ага, и что за отдых в трясущейся на каждой колдобине повозке?!

Издевается…» Вздохнув, Тарисса приготовилась «отдыхать» ещё дня два, но оказалось, что через три часа их путешествие закончилось. Сначала вдалеке показался небольшой пролесок, за которым почти сразу встали добротные стены укрепления с распахнутыми настежь воротами. Их группу явно ждали. Навстречу выбежали несколько мальцов, радостно махая руками взрослым мужчинам. Девушка сделала вывод, что живут здесь семьями. Въехав в ворота, повозка остановилась у парочки такого же транспорта. Значит, первая группа давно на месте. К имди тут же подошёл такой же высокий мужчина, мельком глянул на новеньких и что-то тихо спросил у начальства. Имди так же тихо что-то ответил, а затем повернулся к новичкам.

— Знакомьтесь, это аффин Афарр, он тоже владеет водной магией, так что вы прикреплены к нему. Это на целый год ваш папа и мама.

Теперь целители. Вы следуете за мной. Тарисса спрыгнула с повозки и под недовольно-завистливым взглядом Данари поплелась следом за имди, вирх шагал рядом. Мужчина провёл подопечных к большому строению, чем-то похожему на дома инчихов, с той лишь разницей, что часть первого этажа была отведена под приёмную и места для больных, а второй этаж под жильё и комнату для приготовления зелий. Была и купальня внизу, но не совсем привычная для девушки, более тесная и не столь удобная, как дома. Но это всё же лучше, чем ничего. Встретили ребят двое целителей, мужчина и женщина, оказавшиеся супругами, оба оборотни-вирхи. Напарник Тариссы радостно заулыбался, оказавшись рядом с соплеменниками и к тому же дальней роднёй парня.

Улыбка парню очень шла, Тарисса поняла, что не зря Данари так недовольно пыхтела, наверняка вирх не одно девичье сердце покорил.

— Карри, принимай пополнение, — весело сказал аффин Овей. — Девочку береги, не то наши красавцы ей работать не дадут.

— Да, ты никак сам на неё глаз положил? — хохотнула женщина. — Ты, красавица, не смотри, что он такой из себя серьёзный, охальник ещё тот. Будет приставать, мне говори сразу, уж я найду, как его успокоить… Имди недовольно засопел.

— Ладно, устраивайтесь. Зайду потом проверю, а пока надо проверить, как дела у остальных. Когда мужчина вышел, вирха позвала молодёжь за собой. В большой светлой комнате уже был готов горячий травяной взвар и целое блюдо горячих пирогов. Бывшие студенты многозначительно переглянулись и ринулись к столу.

— Ешьте, небось оголодали с дороги. Меня зовите аффи Карри. А вас как называть?

— Я Тарриса.

— Инчих? Ваших в поселении немного. Ты среди них одна девушка…

Эх, повадятся теперь в лекарскую. Но зато и в обиду всяким разным не дадут.

— Так там ещё две девушки приехали, — сказала Тарисса.

— Тоже хорошенькие? — спросила аффи Аллин, глядя на вирха.

— Ммм, ничего, но Тарисса лучше. Меня, кстати, Фаримм зовут, — сказал вирх, глядя на девушку. «Вот ведь нахал!» Первые два дня Тариссу и Фаримма вводили в курс дела, постепенно знакомя с жителями поселения. Часто наведывался аффин Овей.

Приходил, молча наблюдал за подопечными, и так же молча уходил. Аффи Аллин посмеивалась над имди, а особенно её веселило лицо Фаримма, когда тот видел входящего начальника. Тарисса на всё это не обращала внимания до тех пор, пока вирх в открытую не стал возмущаться.

— И чего ему надо?! Ходит и ходит… Дел что ли других нет?!

— Ты что? — спросила Тарисса. — Он начальник, имеет право. Мало ли мы тут каких дел наворотили, а аффин Овей за нас отвечает.

— Тебе он нравится?

— В каком смысле?

— Ну… эээ… как мужчина?

— Ааа, ты об этом… Он привлекательный оборотень и…

— А я? — тихонько спросил Фаримм.

— И ты, конечно.

— Конечно… — фыркнул парень. — И кто из нас лучше?

— Чем задавать глупые вопросы, лучше бы за зельем следил. Кипит же давно! Парень бросился к котлу, едва успев влить в почти готовое лекарство закрепляющую магическую форму. На несколько минут воцарилась тишина.

— Ты пойдёшь вечером со мной на праздник? Тарисса от неожиданности чуть не выпустила из рук флакон с укрепляющими каплями.

— Какой ещё праздник?

— Жители посёлка решили нас так поприветствовать. Мне аффи Аллин сказала… Так что ты… Вопрос вирха прервало появление имди Овея. Мужчина прокашлялся и подошёл к столу, рядом с которым работала девушка. Недовольно глянув на нахмурившегося вирха, имди кашлянул ещё раз, чтобы привлечь внимание Тариссы.

— Сегодня в посёлке праздник, и я хотел… — начал мужчина.

— Я её первый пригласил! — возмущённо запыхтел Фаррим.

— Неужели?! — фыркнул имди. Аффи Аллин быстро подскочила с лавки, где сидела до этого и наблюдала за работой молодёжи.

— А, ну-ка, успокоились! Это что тут устроили?! Подумайте, где находитесь! Делёж устроили! А ну, брысь на улицу! Едва нахмуренные мужчины вышли, весь грозный вид слетел с лица женщины, с довольной улыбкой она глянула на растерянную Тариссу.

— Ух, ты! Смотри-ка, девочка, как кавалеры повалили! А я так и знала. Не зря же Овей в лекарскую зачастил. И Фарримчик не теряется… Весело тебе будет у нас. — рассмеялась аффи Аллин. — Ты только соперничество их близко к сердцу не бери. Драки у нас под запретом. Так порычат друг на друга немного. А ты не теряйся. Или уже жених есть?

— Нет жениха. Только… вы же знаете, что я, как и все свою пару жду.

— Ждать жди, да не теряйся. Помиловаться да поулыбаться разве кто запрещает?! Дело молодое, а потом вдруг кто из них и есть твоя пара.

Не зря же их к тебе тянет?!

— Да пустое это, — отмахнулась Тарисса.

— И что ж не нравился тебе никто? Так хоть в Академии той? — продолжала выпытывать женщина.

— Нравился, да только гадом оказался это магистр Эррион, — хмыкнула девушка.

— А не тот ли это Эррион, что в соседнем поселении половину девок попортил, когда там работал?! Красивый такой, с родинкой на левой щеке?

— Он. А что, насчёт ваших соседей, правда? Ну, что девушек там…

— Правда-правда. Ох, и ополчились тогда на него мужчины, почти до самой границы с соседнем государством гнали. А ты что же поддалась ему?

— Нет. Как-то поняла сразу, что ему от меня надо.

— Так этого всем мужчинам надо, — рассмеялась аффи Аллин. — Только у нас у оборотней по-настоящему хорошо только с парой быть может. Ладно, заболтались мы с тобой. Беги, принарядись, небось, кавалеры сговорились да тебя ждут.

— Может, мне не ходить?

— Ты что?! Праздник же в вашу честь! Нельзя так, обидятся все. К тому же эта парочка в покое тебя не оставил, под любым предлогом утянут за собой. А Овей вообще схватит в охапку, и пикнуть не успеешь, как в кругу танцующих будешь.

— Пусть только попробует! — вспыхнула девушка, но самой было интересно посмотреть, действительно ли имди на такое способен. Вот только, как следует всё обдумав, Тарисса решила, что такое её появление на празднике будет катастрофичным для её репутации.

Поэтому быстро сбегов к себе в комнату и немного принарядившись, девушка выпорхнула на улицу, чтобы с удивлением увидеть, что и имди и вирх всё ещё спорят. Рассмеявшись, Тарисса подхватила обоих под руку и сказала:

— Что ж, ведите на праздник. Мужчины недовольно попыхтели, но, видимо, решив, что пусть лучше так, чем уступить девушку сопернику. На окраине поселения уже во всю шло веселье. Тарисса даже подумала, что здесь собрались все-все, но потом заметила, как часть мужчин поднялась из за столов и отправились прочь, а на их место тут же уселись только что подошедшие. Девушка поинтересовалась у аффина Овея, куда ушли первые. На что мужчина лишь пожал плечами и бросил только одно слово — «дежурство». Появление Тариссы сразу с двумя кавалерами вызвало множество шуточек жителей поселения и несколько недовольных взглядов в купе с ехидно-презрительным фырканьем от Данари и Арайи. Тарисса широко улыбнулась в сторону последних.

— Правильно, — ухмыльнулся аффин Овей, — пусть завидуют. Потом выглянул из-за плеча девушки и предложил сопернику «идти» до подружек, мол, вон какие красавицы.

— Вот ещё! — возмутился Фаррим. — Нужны мне эти курицы! Мозгов ни капли…

— Фррим, ты не прав, — сказала Тарисса, — если бы они были без мозгов, то вряд ли бы вошли в число лучших.

— Наличие сильной магии ещё не делает их умными, — ответил на это вирх.

— Вот чего ты на них взъелся? — недоумённо спросила девушка.

— Так эти красотки его на каждом углу караулят, — сдал парня аффин Овей. — Вон та, тёмненькая даже умудрилась поцеловать этого паренька.

— Мне уже двадцать пять! — рыкнул Фаррим.

— Ой, такой древний… салага, — съехидничал имди. Вирх запыхтел, но Тарисса, видя, что конфликт опять набирает обороты, недовольно посмотрела на аффина Овея.

— Если вы так и будете доставать Фаррима, то я проведу вечер только в его компании, а вы можете идти к… да вон, к Данари и Арайе. Имди вздохнул, зыркнул в сторону вирха и отвернулся, сделав вид, что парня вообще рядом нет. Потом потянул Тариссу за руку к столу, девушка тут же ухватила Фаррима, и через минуту все трое наслаждались очень вкусной едой. Было шумно. Девушке хотелось послушать весёлые разговоры, но то с одной, то с другой стороны её дёргали.

— Тарисса, а у вас уже есть жених? Девушка повернула голову к аффину Овею.

— Нет. Я…

— Тарисса, а как ты относишься к вирхам? Девушка взглянула на Фаррима.

— Я ко всем хорошо отношусь. А что? За рукав со стороны имди подёргали.

— А вы не хотите прогуляться завтра до рощи? Я покажу розовый пруд…

— Розовый? — заинтересовалась Тарисса, но её тут же отвлёк сосед справа.

— А ты цветы любишь? Я тут видел одну чудесную полянку, могли бы завтра сходить, букет нарвать… Тарисса внутренне простонала.

— А может нам уже потанцевать? — предложила девушка.

— Идём! — подскочили оба. Выйдя на танцевальную площадку, где уже было много народа, оба мужчины потянулись к Тариссе. Девушка растерялась, не зная, как поступить.

— Я её первый пригласил! — пыхтел Фаррим, возмущённо глядя на имди.

— Да неужели?! — притворно удивился тот. И спор между мужчинами разгорелся с новой силой. Тарисса сделала шаг назад, ещё один, а спорщики этого даже и не заметили. «Уф, отвязались!» — обрадовалась девушка, продолжая пятиться, пока вдруг не упёрлась спиной во что-то твёрдое и большое. Отвела руку назад. Ещё и тёплое, дышит… Обернулась.

— А ты что здесь делаешь? — возмущённо вспыхнув, спросила она.

— Тари, ты чего? — обиженно прозвучал голос одного из братьев-близнецов. — Мы торопились, думали, обрадуешься…

— Вы ещё и все припёрлись?! И тут контролировать будете?!

— Надо же проверить, не обижает ли кто, — усмехнулся другой близнец, выглядывая из-за спины брата.

— Ага, вон, два дурака тебя уже делят, — заржал первый, но почти тут же получил подзатыльник от самого старшего брата.

— Не слушай Майри, сестрёнка. Айрин чмокнул Тариссу и крепко прижал к себе.

— Родители тебе привет передают. Мелкая свою куклу прислала, сказала, что с её Фанни тебе не будет скучно. Представляешь, она умудрилась в неё заложить оберег, который сама и сделала. Талантище растёт. Пойдём, мы тебе гостинцев привезли, отдадим да и в путь.

— Вы сегодня уедете? — расстроилась Тарисса. Конечно, младших близнецов она бы ещё год не видела с удовольствием, в Академии в своё время они её изрядно достали. А вот с любимым старшем братом расставаться не хотелось.

— А вы сказали, что у вас нет жениха, — недовольно сказал подошедший имди.

— Это, между прочим, её братья, — похвастался своей осведомлённостью Фаррим.

— А вы никак на нашу сестру виды имеете? — ехидно спросил Майри.

— Очень даже зря, потому что у неё уже… Майри поперхнулся.

— Эй! — вскрикнул он, возмущённо глядя на старшего брата, отвесившего ему очередной подзатыльник.

— Язык, как помело, — сокрушённо покачал головой Айрин. — И как тебя невеста терпит?!

— Она меня за другое любит, — фыркнул Майри. Мужчины тут же принялись знакомится, а когда Айрин узнал, что аффин Овей один из воинов поселения, да ещё и не последней должности, присвистнул.

— А мы вам там ещё и вашего начальника привезли, — сообщил Айрин.

— Побежал приводить себя в порядок пару минут назад. Затем добавил чуть слышно, так, чтобы расслышал лишь имди.

— Советую сейчас оказаться как можно дальше отсюда. Он не в духе, злится. Аффин Овей недоумённо пожал плечами, но всё же послушался совета, тихонько исчезнув с праздника. А братья потащили Тариссу к её дому, где вручили долгожданные гостинцы, и уже через час, обернувшись, понеслись назад к своим любимым. После того, как всё было разложено и убрано, девушка решила не возвращаться на праздник, она чувствовала приятную усталость, а потому поскорее легла спать.

* * *

— Девочка, собирайся скорее, — сказала запыхавшаяся аффи Аллин. — Там всех ваших начальство видеть желает. Ты не бойся, он хоть и грозный, но хороший. А я пока пирогов напеку, тем более что сегодня больных не предвидится. Тарисса быстро припустила к центральному зданию посёлка, где обосновалось начальство. Она оказалась последней, все сидели на широких скамьях в одной из комнат и возбуждённо переговаривались.

Тарисса невольно прислушалась.

— А видел, как он лихо обращается со всеми видами оружия?! Мне бы так!

— А то! А заметил, как во время боя он применяет магию?! Мне даже пару приёмов показал.

— А я где был в это время? — спросил расстроенный голос.

— А ты бы поменьше под окнами девчонок стоял!

— Ах, какой он красавчик! — восхищённо шептала Арайя. — Как думаешь, у меня есть шанс?

— А почему это у тебя?! — возмутилась её подружка. — Я ничем не хуже…

— Ладно, что мы спорим?! Давай лучше вечером проберёмся в купальню и… Что должно было произойти в купальне, Тариссе услышать не удалось, так как в комнату быстрым шагом прошёл мужчина. «Он — начальник?! О, нет! Ну, почему такая несправедливость?!», — мысленно простонала девушка, встретившись с серыми омутами глаз мужчины. Видимо, в её взгляде промелькнула такая обречённость и некоторая доля злости, что начальник предвкушающе усмехнулся, не разрывая контакта глаз. Тарисса поёжилась.

— Что ж, работнички, давайте знакомиться, — мужчина оглядел всех присутствующих, разговоры стихли сразу, а кое-кто и втянул голову в плечи, видимо, уже где-то успели «отличиться».

— Наслышан-наслышан, — продолжал между тем инчих, — и как в первый же день приказ нарушили, и какими «героями» оказались здесь.

Предупреждаю, любой чих без разрешения, и можете собирать вещички.

Это первая ваша работа, где надо проявить себя с лучшей стороны. А не лезть в чужие спальни. Тарисса с удивлением увидела, как покраснели щёки Арайи и как нахохлился один из оборотней огневиков.

— А вам, господа воздушники, не стоит использовать свою магию, чтобы задирать девичьи подолы. «Во дают!» — мысленно рассмеялась Тарисса. Оказывается, всего столько интересного происходит за стенами целительской. Хорошо, ещё что сама она нигде не успела отметиться.

— И не стоит вертеть хвостом перед всем посёлком, — ядовито процедил мужчина и почему-то поглядел на Тариссу. Все проследили за взглядом мужчины. Щёки девушки не просто вспыхнули от возмущения, а буквально заалели. Молчать, как все Тарисса не собиралась, уж её-то не в чем было себя винить. Она подскочила, гневно сжав кулачки и выпалила:

— Во-первый, уважаемый, мои личные взаимоотношения вас не касаются, а во-вторых, прежде чем обвинять, не плохо бы убедиться, всё ли действительно так, как вам доносят! Арайя и Данари восхищённо смотрели на Тариссу, осмелившуюся перечить жутко привлекательному и столь же ужасно пугающему начальнику.

— Что ж, раз вы, уважаемая, считаете, что слова в ваш адрес несправедливы, то прошу вас остаться после собрания и пояснить свою точку зрения на ситуацию, — выдавил из себя инчих. Тарисса, кивнув, села. Потом «разбор полётов» продолжился. Лишь спустя ещё один час нравоучений, предостережений и распоряжений все были распущены.

Сидеть осталась лишь Тарисса.

— Почему я должна выслушивать перед всеми всякие глупости про себя? — сразу же потребовала объяснений девушка.

— А разве не около тебя крутится Овей и этот мальчишка вирх?

— А что это запрещено какими-то правилами? С Фарримом мы вместе работаем, а аффин Овей нас курирует. Что в этом такого?

— Видел я, как он тебя курирует! — зашипел Каинани. — Да он был готов вцепиться в горло вирху за твоё внимание!

— А тебя что, братья наняли следить за мной? Так я уже взрослая девочка, и могу сама выбирать себе поклонников!

— Здесь у тебя точно не будет поклонников!

— Что ты себе позволяешь?! Думаешь, если начальник, то тебе всё можно?! Можешь критиковать мою работу, а в личную жизнь не лезь! Выкрикнув последнюю фразу, Тарисса выбежала вон, стирая на ходу слёзы обиды. В целительской её ждали взволнованные имди и вирх.

— Он обидел тебя? — спросил аффин Овей, ласково глядя на девушку.

— Ничего, — отмахнулась она. — Прорвёмся, не в первый раз!

— Ты знаешь аффина Каинани? — поинтересовался Фаррей.

— С детства, — утвердительно кивнула девушка.

— И что он всегда такой? — продолжил спрашивать вирх.

— Ну, — нехотя протянула Тарисса, — с братьями он общался очень тепло, до сих пор дружат, а вот в мою жизнь всё время суётся.

— Ничего, девочка, мы с Фарримом тебя в обиду не дадим, — утешил имди, беря девушку за руку и усаживая на скамью. С другой стороны тут же пристроился Фаррим, слегка приобняв девушку за талию. Тарисса, нехотя, улыбнулась на столь слаженные действия мужчин. И практически успокоилась, но тут дверь распахнулась, и в комнату широким шагом вошёл Каинани. Имди и вирх тут же подобрались.

— Овей, разве ты не должен был отправиться с обозом за продуктами? Нидим тебя заждался. Не ожидал, что женская юбка тебе дороже долга, — остановившись посреди комнаты сказал подчёркнуто мягко Каинани.

— Ммм, забыл, — простонал имди, затем с сожалением глянул на Тариссу. — Прости, девочка, мне, действительно, нужно торопиться. Мужчина встал и отправился к выходу. Поравнявшись с Каинани он тихонько попросил:

— Не обижай девочку… Тарисса проводила взглядом спину удалявшегося имди, а затем, насупившись, посмотрела на Каинани. Тот в это время прожигал взглядом вирха, продолжавшего обнимать девушку. Приготовившись к тому, что сейчас снова начнутся нравоучения, Тарисса была удивлена просьбой инчиха, с которой он обратился к Фарриму и к ней.

— Что ж, поднимайтесь, покажите, как вы тут устроились. Если что-то не устраивает, говорите сразу. Целительскую мы совсем недавно переоборудовали, может, чего-то не хватает. Тарисса на этот раз решила помолчать и дать выговориться вирху.

Парень. Поняв это, расцвёл, видимо, привык в академии быть в центре внимания магистров. Вот и сейчас сведения из него посыпались, как из рога изобилия. Сначала он с восхищением расхваливал удобные ящички под просушенные травы, острые ножички и инструменты, без которых порой целитель не мог обойтись, затем вывалил чуть ли не всю подноготную о том, как бывшие студенты добирались до места работы. «Ну, и болтун», — удивлялась про себя Тарисса. — «Через пол часа такого общения, становится скучно». Переведя взгляд на инчиха, девушка заметила с каким «интересом» он слушает парня, а ведь, если бы Тарисса не была менталистом, то ни за что не уловила бы, насколько скучно Каинани выслушивать Фаррима. Неожиданно инчих перевёл взгляд на девушку и едва заметно подмигнул ей, на что Тарисса едва заметно хмыкнула. А Фаррима меж тем несло дальше. Он умудрился утащить обоих слушателей сначала в свою комнату, затем комнату Тариссы, чему девушка была явно не рада.

Инчих мельком взглянул на апартаменты вирха, а вот в комнате Тариссы почти тут же присел на кровать, заявив на возмущённое сопение девушки, что жутко устал, и ноги просто не держат. Тут, наконец, до Фаррима дошло, что он несколько перегнул со своими разглагольствованиями, и парень замолчал.

— Я это… пойду, — растерянно сказал вирх и тут же смылся, оставив девушку наедине с начальством. Каинани оглядел комнату.

— У тебя здесь хорошо, — вздохнул он. И Тарисса как-то сразу поняла, что он действительно жутко устал, вот только жалеть его не собиралась. Во-первых, всё ещё злилась на мужчину, во-вторых, понимала, стоит начать разговор, и они снова начнут ссориться. Ну, и в-третьих, кто знает этого инчиха, может он устал от того, что навещал свою вдовушку. Подумав о последнем, девушка поняла, что именно это сейчас злило больше всего. Развлекается сам где-то направо и налево, а ей хватает наглости заявить, что целый год у неё не будет никакой личной жизни.

А ведь ей тоже хотелось сладких поцелуев и прогулок под луной. Вот только оба «кавалера» несколько разочаровали Тариссу. Один вёл себя как наивный мальчишка, к тому же трепло, а второй… Хотя аффин Овей ей нравился всё равно.

— А ничего, что это моя постель?!

— Жалко что ли?! Ладно, — Каинани, нехотя, поднялся, — раз такая собственница… А прозвучало это так, словно Тарисса жадина из жадин.

— Я же на твоё не претендую, — выдавила из себя девушка.

— А разве я против?! Приходи, пользуйся… Тарисса мысленно простонала. И вот как это называется?! Каинани озорно усмехнулся и быстро покинул комнату, чувствуя, что девушка больше не будет сдерживаться и снова начнёт ругаться. Мужчине нравилось «тормошить» Тариссу, заставлять её сбрасывать всю ту шелуху, которой обросла девушка в Академии. Что сказать, магистры и остальное окружение постарались сгладить некоторые острые углы характера студентки, но сталкиваясь с Тариссой в недолгие встречи, Каинани замечал, что эти самые «шероховатости» делали малышку настоящей, живой, непосредственной, а без них она становилась сухой, раздражительной и скучной. Изредка проникая в Академию тайком, Каинани удавалось немного наблюдать за своей парой, а в этом факте мужчина уже давно себе признался. Так вот эти наблюдения показали, что постоянный зажим своего «я» грозил Тариссе срывом. Почему этого не видели остальные.

Каинани никак не мог понять, разве что догадывался рикон, но поговорить с ним инчиху никак не удавалось, то его самого отвлекали срочные задания, то отсутствовал рикон. Первое время Каинани жутко ревновал к рикону Тариссу, боялся, что тот учует в ней пару, но, когда понял, что это не так, почувствовал такое облегчение, что вернувшись на место службы устроил для подопечных ребят лишний выходной. Овей ещё тогда сказал парням, что их начальник, похоже, влюбился. Знал бы Овей в кого, сейчас бы не ухлёстывал за Тариссой. Вот и надо было предупредить всех свободных мужчин поселения, что девушка занята. Так нет, всё откладывал, а потом это дурацкое задание, из-за которого он не смог лично проводить студентов до места. Хотя и приглядел за своей парой в первый день их путешествия. А вообще-то, и к лучшему, что никому не рассказал о Тариссе.

Узнай она из чужих уст, что является его парой, скандал бы устроила жуткий. Всё-таки зря он тогда, несколько лет назад, позволил девушке подслушать тот разговор о ней, ведь именно он спровоцировал то, что чувствовала к нему Тарисса сейчас. И ведь не боится нисколько ни его гнева, ни то, что он может повлиять на её дальнейшую карьеру.

Сильная, упрямая и в то же время такая нежная и хрупкая, убойное сочетание, не зря же те парни, что поумнее, быстро переключают своё внимание с глупеньких дурочек, наподобие прибывших в поселение подружек Данари и Арайи, на спокойную и полную достоинства Тариссу. М-да, конкуренты за внимание девушки будут лишь прибывать, и это добавит проблем. Но отступать и ждать Каинани больше не собирался, и так еле дождался, пока Тарисса закончит Академию. И зачем он в тот злополучный день пошёл на поводу у Айрина и согласился сыграть роль этакого мерзавца, чтобы отпугнуть от себя девушку, дабы Тарисса спокойно отучилась, нашла своё призвание, а не обжималась с ним по всем углам, по словам друга. А ведь он видел, как после стольких лет в ней зарождается симпатия. Он же сам, своими руками всё испортил, ещё и удивляясь, почему так быстро стал неприятен девушке. Только вот и теперь понимал, что поступил бы так же, предложи ему что-то изменить в прошлом. Ну, не мог он лишить тогда Тариссу лучших, самых интересных лет юности, задушив её несозревшую личность своей любовью и страстью. Да и на нынешнюю работу он тогда согласился, чтобы быть как можно дальше от соблазна сделать девушку своей, а у инчихов с этим «просто»… Вот только он никак не мог предположить, что на горизонте появиться этот мерзавец Эррион, откуда-то узнавший, что Тарисса пара ему, Каинани. Для магистришки появился отличный шанс насолить своему давнишнему недоброжелателю, даже хвастался, гад, перед друзьями Каинани, как крепко и жарко обнимает его пару. Впрочем, если бы не эта болтовня, Каинани бы никогда не узнал о замыслах мага, а Тарисса могла пострадать. Как он тогда нёсся в Академию, боясь опоздать! Слава богам, и сама Тарисса оказалась устойчивой к чарам мерзавца! А Каинани оставалось только, как следует, «надавить» на Эрриона, чтобы тот отстал от девушки. Только вот как теперь сделать так, чтобы вернуть симпатию Тариссы?!

* * *

Практически всю неделю Тарисса не сталкивалась с Каинани, он лишь мелькал то тут, то там, но девушка всё рано чувствовала его близкое присутствие. В её комнате стали появляться маленькие букетики полевых цветов, которые она так любила. Сначала девушка грешила на Фаррима, но вскоре заметила, каким взглядом он провожает внучку старого целителя Имина Сниу. Сниу так задорно хохотала всякий раз, когда пробегала мимо целительской, явно желая привлечь внимание симпатичного вирха.

И почему Фаррим не сразу её приметил, ведь красивая девчонка? К тому же неглупая, по словам аффина Имина отучилась в ближайшей школе целителей. Тарисса поинтересовалась как-то у пожилого целителя, почему Сниу не отправилась учиться в Академию, на что получила ответ, что девушка не хотела оставлять деда одного, ведь других близких родственников у неё не осталось. А на все уговоры отвечала отказом. Вот так и получилось, что Сниу стала неофициальным помощником своего деда, собирала и высушивала с ним лекарственные травы, делала заживляющие мази и неплохо умела накладывать повязки.

Вся жизнь её вертелась вокруг деда, а тут вдруг симпатичный парень, и сердечко видимо дрогнуло. Вот так у Тариссы стало на одного воздыхателя меньше. Но она искренне радовалась этому, понимая, что всё равно между ней и Фарримом ничего быть не могло. Тем более что общаться по-дружески они не перестали, просто теперь не было той неловкости, что возникала, когда Фаррим пытался «ухаживать». А вот аффин Овей продолжал иногда забегать. Улыбался, бросал пару фраз и снова исчезал. Но Тарисса от чего-то была уверена, что букеты не его рук дело. Оставалась одна кандидатура. Но неужели Каинани был способен на такой романтический поступок?! Потом в целительской стало появляться всё больше разных полезных мелочей, да даже полезные травы не надо было мучиться заготавливать, пучки растений появлялись в течение дня то тут, то там. Аффи Аллин посмеивалась над недоумением Тариссы, а потом глубокомысленно замечала, как внимательно начальство нынче к целителям. Девушка молчала и дулась, как мышь на крупу. «Ох, начальничек! Слабительного бы тебе капнуть, чтоб неповадно было!» — думала Тарисса, делая очередной виток повязки на пострадавшую руку одного из парней-воздушников.

— А я говорю Ригану, — вещал меж тем «раненый», — направляй поток тоненькой струйкой влево. А он — «так концентрацию потеряешь»! Да, где там её терять?! Ведь простейшая же вещь! Показал ему наглядно.

Подцепил балку и к месту приладил, оставалось только закрепить, так этот идиот не мог минуту край подержать, чтобы ребята прибили балку.

Рот раззявил на проходившую Данари, вот и выпустил конец, а балка вниз. Еле отпрыгнуть успел, так только руку немного задело. Я к вам, а Ригана — к начальству.

— Достанется парню, — посетовала аффи Аллин, качая головой.

— И тебе тоже, — добавила Тарисса, глядя на парня. — За глупые эксперименты… Дверь скрипнула, все повернули головы на звук. Тарисса хмыкнула, так как её последняя фраза оказалась пророческой, заявился Каинани.

Хмуро оглядел компанию, остановив взгляд на втянувшем голову в плечи парне.

— Ничего не хочешь сказать, герой? — спросил инчих, вскинул глаза на Тариссу. — Уже утешила страждущего? Тогда я его забираю. Тоже постараюсь «утешить». Снова глянул на парня.

— Встал и бегом за мной. Быстро! — рявкнул Каинани. Тарисса сделала шаг к мужчине.

— Он же хотел как лучше. Не ругай его сильно, — едва слышно попросила девушка.

— Защищаешь. Он тебе нравится? — так же тихо спросил инчих.

— Вовсе нет. Ну, глупость совершил, что его теперь растерзать?!

— Глупость наказуема, — хмыкнул Каинани.

— И всё же… не наказывай сильно…

— А что мне за это будет? — провокационно спросил мужчина.

— Слабительное в еду! — возмущённо зашипела Тарисса. Каинани расхохотался, посмотрел в сторону напряжённо прислушивающегося парня, затем снова на Тариссу, наклонился к самому её ушку.

— Уговорила. Достанется твоему пациенту лишь слегка. Тарисса едва сдержала себя, чтобы не отпрыгнуть от мужчины, почувствовав от его тела такую жаркую призывную волну, что всё тело мгновенно покрылось мурашками. Только взволнованно сглотнула и глубоко вздохнула, тут же поняв, что зря это сделала. Аромат мужчины тут же, казалось, проник во все поры, кружа голову. Тарисса стиснула зубы, чтобы Каинани ничего не заметил, а он… лишь вздохнул и отправился следом за провинившимся парнем.

— А скажи-ка, милая, — «отмерла» аффи Аллин, — наш красавец-инчих не собирается тебя пометить?

— Эээ… что? — недоумённо переспросила девушка, всё ещё находясь в неадеквате.

— Хм, ясно… — задумчиво протянула женщина. — Эх, придётся Овею успокоить своё сердце…

— Вы о чём?

— О том, милая, что и твоё время настало. А уж наш красавец своего не упустит!

— Нужен мне этот псих! — возмутилась Тарисса. — Пусть бежит к своей вдове! Выпалила и тут же зажала рот ладошкой, мысленно обругав себя за несдержанность.

— Вдова говоришь? А не та ли, что ещё с Академии за Каинани бегает?

— А… а вы откуда об этом знаете? — удивлённо спросила Тарисса.

— Я много чего знаю. А эта вертихвостка многим знакома… Я ведь не всегда тут жила. Одно время в твоей Академии преподавала курс целителей, да не долго… Из-за той красавицы и вылетела… Да что о том вспоминать, раз не бедой то стало, а радостью, раз после случившегося я со своим мужем примирилась.

— Так что там всё-таки с этой?..

— Любопытно? А говоришь, что наш начальник тебе не интересен…

Ладно, не хмурься, расскажу. Я как раз тогда свой первый выпуск проводила и новый набор ждала, когда в академии эта цаца заявилась.

Умная, ничего не скажу, да только на мужиков падкая, всё по богаче да по знатнее себе подыскивала… А тут и парень уж больно красивый появился, как понимаешь, наш Каинани. Вот только никто не знал, чем его семья известна и богата ли. Но, видимо, страсть в красотке взыграла… Уж как она его только не обхаживала, даже зелье любовное подливала. На том и скандал меж нас разразился, ведь чуть не угробила парня. Мне бы сразу к ректору кинуться, да всё как на духу выложить, а я только тем и занималась, что Каинани выхаживала, а потом поздно было. Ни следов, ни доказательств, только слова мои…

А чтобы сплетен про неё не было, выжила меня красавица с работы.

— Но как же так?!

— Да чего только в жизни не бывает?! А Каинани эта курица ещё долго за ниточки дёргала, пока он к кому-то в гости не съездил.

Встретила я его тогда случайно, да про жизнь порасспросила, молчал больше да вздыхал. А на прощание попросил терпения ему побольше пожелать, зачем не сказал. Потом здесь встретились, разговорились. А он молодец, всех нас под крыло взял, вдовам помог, мужей им нашёл. А про ту негодную ни разу и не вспомнил.

— Неужели?! — недоверчиво фыркнула Тарисса.

— К чему ему меня обманывать?! А то что на тебя внимание обратил, так то радостно мне, ведь сколько не завлекали его наши женщины да девки, ни одна по сердцу не пришлась. Всё отшучивался, жду, мол, говорил, когда моя подрастёт. Не тебя ли ждал?

— Глупости!

— Ну, глупости не глупости, а заглядывается он именно на тебя. А ты что ж на него так реагируешь? Нежли, обидеть где успел?

— Нет. Просто вот бесит он меня!

— Ай-я-яй! Ведь и он тебе нравится… Тарисса ни в чём не стала разубеждать добрую женщину, попросту сбежав в купальню. От всего того, что сегодня было услышано, голова шла кругом. Девушка никак не могла соединить противоречивые факты, она помнила о Каинани одно, а аффи Аллин другое. И причин не верить женщине не было, ментальный дар сразу же считал бы ложь, а аффи Аллин даже не пыталась закрыть своё сознание. Окунаясь в воду, Тарисса раз за разом вспоминала произошедшее в лекарской, особенно то, что она почувствовала, находясь так близко от Каинани. Вечером снова пришёл аффин Овей, рассказал последние новости о том, что вскоре прибывает караван торговцев, и что дочка одного из воинов уедет с караваном к жениху в соседний город. Аффи Аллин то здесь, то там охала, со смехом наблюдая, как кружит имди вокруг притихшей Тариссы.

— Зря ты круги нарезаешь, — сказала женщина Овею, едва Тарисса унеслась в кладовую за необходимым травяным сбором. — Начальник твой сам на девочку глаз положил.

— И что?! — недовольно пробурчал имди. — Здоровая конкуренция не помешает.

— А разве ты пару в девочке признал? Нет. Так вот и не морочь ей голову.

— Нравится она мне, по сердцу пришлась… Настоящая она, встречу ли ещё такую…

— Какие твои годы?! Вон Пирий сколько ждал, не чета тебе, а в прошлом году и свадебку сыграли. А ежели свербит где, знаешь, куда ехать…

— Как просто всё у вас аффи Аллин, — почесал затылок Овей.

— А что ж жизнь себе затруднять?! Любовь выждать надо, выстрадать.

— И что же, Каинани выстрадал?

— Много ты знаешь?! Достаточно хлебнул, не расплескал!

— Всё одно девушку обидеть не дам! Что он всё рычит на неё?

— Рычит, значит, так надо! Не встревай! А то что в обиду не даёшь, то правильно, но на этом и остановись… Ладно, тихо, кажется, возвращается девочка наша. Имди скомкано попрощался. Тарисса удивлённо смотрела вслед мужчине.

— Что это он?

— А кто ж его знает?! Давай-ка лучше уберём здесь всё да укладываться спать будем. Фаррим вон давно уже сопит в две дырочки.

— А как же его симпатия? И на свидание не пошёл?

— Ну, видимо, выходной сегодня, — хохотнула аффи Аллин.

* * *

Утро следующего дня началось с того, что под окнами лекарской разгорался спор. Две малявки-девчушки наскакивали на чуть больших размеров мальчугана, преграждавшего им путь дальше к центру поселения.

— Мамка велела никуда вас не пускать, — набычившись пыхтел мальчик.

— Но мы же одним глазком. Не вредничай, Юстин!

— И мы всё равно пойдём! — чуть ли не визжала вторая малышка. Тарисса, позёвывая, свесилась из приоткрытого окна.

— Эй, мелюзга, чего шумите?! Не хотите ли булочек с вареньем? Глаза ребятни загорелись предвкушением.

— Заходите, расскажите, что у вас случилось. Спор тут же утих, и ребячьи пяточки застучали по крыльцу лекарской. Тарисса быстро спустилась вниз и пригласила мальчика с сёстрами за стол. Пирогами пахло уже давно, никак аффи Аллин расстаралась, а есть в одиночестве Тариссе не хотелось. Сама женщина куда-то запропастилась, видимо, побежала, как и большинство встречать обоз. Налив маленьким гостям горячего отвара и вручив каждому по пирогу, Тарисса стала выспрашивать ребятишек о их жизни. Малышня тут же стали восторженно рассказывать чуть ли не обо всём: и о вчера пойманной гусеничке, и об обновках, что обещала сегодня прикупить мать, и о том, что их отец в чести у начальника укрепления. Мальчик хвастался тем, что будет таким же сильным как аффин Каинани, а девчушки заявили, что вот вырастут и обязательно «женятся» на дяде Каинани. Тарисса тихонько хихикала в кулачок. Малыши с вожделением посматривали на новую порцию пирожков, когда в дом буквально влетела взволнованная аффи Аллин, глянула на тут же притихших детей.

— Привет, крошки! Вы ешьте пирожки, ешьте, а я у вас тётю на пару слов заберу… Женщина ухватила Тариссу за руку и утянула в соседнюю комнату.

— Беда, девочка! — выдохнула аффи Аллин. — Пришла, когда не ждали…

— Что случилось?

— Вихорги! В двух часах на север, двигаются в нашу сторону.

— Но, как же так?! Вихоргов же всех уничтожили?!

— Это кто ж тебе такое сказал?! Всех, милая, уничтожить не возможно. Всегда найдётся ненормальный, что своей жадностью да глупостью расплодит этих мерзких существ… Ты сейчас спустись в купальню да приготовь места побольше, спрячем там детей. Тесно, но в одном месте их защищать будет легче. Самой то мелюзги в поселении десятка два наберётся, остальных к делу приспособим, чувствую, раненых много будет. Девки наши неплохо в травах разбираются, помогут в случае чего. Там в чулане с правой стороны, вроде бы, места ещё много свободного было?

— Да, я ещё вчера всё по местам разложила.

— Хорошо. Туда остальные сборы сложим, что девушки принесут. Я пока пойду ребят покрепче найду, чтобы места освободили для возможных раненых. Ах, да! Сниу придёт, займётся готовкой, скоро ведь не до этого будет… И, действительно, времени стало катастрофически мало. Первыми появлялись молодые мамаши, державшие в руках или за руку малышей.

Затем один из старших мальчиков пригнал стайку притихших детишек, жавшихся друг к дружке. Они молчаливо прошествовали вниз в купальни, где Тарисса с несколькими женщинами устроили убежище. И сейчас, глядя на серьёзные личики, девушка поняла, что это нападение не было первым в их ещё маленькой жизни. Когда дети были устроены, женщины под руководством аффи Аллин быстро освободили ближайшие комнаты, накидав на пол множество добротных подстилок. Надеясь всё же в душе, что они не потребуются. А потом вдруг наступила тишина. Давящая, заставляющая сердце сжиматься от нехороших предчувствий… Потом в тишину ворвался свистяще-стонущий вой.

— Началось, — судорожно вздохнула аффи Аллин. — За дело, мои хорошие! И боги нам в помощь! Ринна, Таинн, вы знаете, что делать…

Будьте осторожны… Две крепко сбитые женщины тут же выскочили за дверь, где по звукам было ясно — начался бой. Перекладывая травы на столе, Тарисса вспоминала всё, что знала о вихоргах. Полу животные-полулюди, практически безумные, движимые одной целью — уничтожить всё живое на своём пути. И что самое гадкое, эти существа были живы лишь наполовину, ведь они не были рождены, их создавали с определённой целью, используя для этого запрещённые ритуалы. Первыми, кто сотворил вихоргов, были маги-отщепенцы. И вот, казалось бы, отщепенцы уничтожены, но всё время находился какой-то ненормальный и, пользуясь наработками уничтоженных проклятых магов, создавали новых вихоргов, надеясь достичь того, чего не смогли отщепенцы — подчинить своей воле монстров. И гибли сами от лап-рук своих же созданий. А вихорги практически сразу мчались волной вперёд, гонимые одной жаждой — убить. И вот такие поселения-крепости были единственной преградой на пути вихоргов. Воины крепости стояли насмерть, ведь не смотря на свой полуживой вид, силы в монстрах было предостаточно. Люди не могли выстоять против них, лишь маги да оборотни уничтожали вихоргов, и то с трудом. А судя по словам аффи Аллин, на этот раз стая вихоргов была больше чем обычно. Порезвился кто-то из глупых магов, и эта глупость может стоить кому-то жизни. Дольше предаваться размышлениям Тариссе не дало появление вернувшихся женщин, поддерживающих с двух сторон окровавленного воина. Из множества рваных ран сочилась кровь, металлические наручни были покорёжены, а местами и вовсе словно разрезанными. Тарисса еле сдержала испуганный возглас. Увидеть в действительности, насколько сильны монстры, оказалось шоком. Быстро взяв себя в руки, девушка метнулась к раненому, которого усадили на скамью и уже стаскивали пришедшую в негодность одежду. Старшие женщины принесли воду, обмыть раны, а Тарисса напоила воина укрепляющим отваром и стала шептать заживляющую формулу. Но почти тут же рука воина ухватила её запястье.

— Не трать понапрасну силу, девочка. Могут быть и солее серьёзные увечья, вот тогда твоя магия и понадобится. А меня пусть девчонки зашьют, а кровь оборотня во мне поможет раны самим затянуться. Тарисса молча кивнула. Вскоре количество раненых стало прибывать. Сначала девушка недоумевала, почему появляются только тяжело раненые, даже спросила об этом тихонько аффи Аллин.

— Ранены, наверняка уже все, а если их сюда отправить, то кому же сражаться?! А раны были всё более ужасными, да и сам бой, казалось, шёл буквально у дверей лекарской. Было страшно, но приходилось держать себя в руках. А как иначе, когда на тебя равняются подростки шныряющие по комнатам, помогая управляться с работой. Всего было около двадцати тяжело раненых мужчин. Двое были в бессознательном состоянии, но тем не менее не вызывали особых опасений, а вот молчаливо глядящий в потолок один из ребят, что приехали в поселение вместе с Тариссой, был плох. И, казалось бы, ран на нём не много, только взгляд почему-то словно пеленой покрыт. А ведь нечто подобное девушке приходилось видеть… «Точно! Это оно!». Вот только прямо сейчас девушка ничем не могла помочь парню. Все её силы нужны для излечения рваных ран. Всё же как хороша эта прославленная регенерация оборотней, ведь и руку тому мрачному вирху спасти удастся, а уж имди, что так переживает, что шрамы на лице уродуют его, и вовсе глупость говорить. Да, если бы прошло время, и никто не оказал бы первую помощь, шрамы бы остались, а так, даже и намёка на них не будет. Когда за окном наступила мёртвая тишина, все сначала замерли.

Сердце Тариссы тоже словно бы замерло, неужели все воины погибли и всех в лекарской ждёт та же участь. А как же дети, женщины?! В этой поистине жуткой тишине набатом зазвучали шаги множества ног на крыльце. Дверь распахнулась, и все с облегчением поняли, что это свои. Аффин Овей оглядел притихший народ.

— Всё кончилось. Вихорги уничтожены… Все выдохнули, можно было заняться насущными проблемами. Но тут четверо воинов внесли на подстилке ещё одно практически бездыханное тело, в котором Тарисса узнала Каинани. Всё его лицо и руки были буквально исполосованы, с правого бока был буквально вырван кусок тела, глубокие раны на груди…

— Вот, — выдохнули сокрушённо воины, — возможно есть переломы…

— Как же его так угораздило?! — всплеснула руками аффи Аллин.

— Штук пять этой мерзости прорвали оборону и к лекарской кинулись, учуяли детей и женщин. Мы сначала и не заметили. Один командир словно почуял что. Нас оставил сдерживать натиск, а сам рванул сюда. Один против пятерых… Не знаю, как и держался… когда мы поспели, почти всех уничтожил, а сам вот… Вы уж спасите его, девочки… Тарисса побледнела и тут же кинулась к Каинани. Его дыхание вылетало со свистом и хрипами, кровь же не прекращала тоненькими струйками сочиться из ран.

— Ну, вот, красавица, и время твоё наступило, — заметил первый из раненых. — Теперь все твои силы понадобятся, ты уж постарайся, верни нам нашего командира. Но Тарисса уже вовсю вливала в Каинани свою живительную магию.

Остановить кровь, срастить ткани, наложить повязку и снова остановить кровь в следующей ране… и так до бесконечности… Все её мысли были словно стёрты, а в голове звенело лишь одно слово «Живи!». Каждая капля крови Каинани, что Тарисса не успела заговорить, словно бы вытекала из неё самой, а когда капля ударялась об пол, девушка вздрагивала, но лишь сильнее прижимала ладони к телу инчиха и шептала, шептала, шептала. До шума в ушах, до темных точек перед глазами.

— Всё, девочка, всё! Он теперь вне опасности, тебе тоже надо отдохнуть, ведь поди все силы свои выкачала, — сказала взволнованно аффи Аллин. Тарисса лишь качала головой и продолжала шептать.

— Овей, унеси её, а не то перегорит, глупая, — приказала женщина. Имди еле оттащил девушку от лежащего Каинани, закинул на плечо и понёс на верх.

— Сниу, беги, присмотришь за ней. Да отвара укрепляющего не забудь, — распорядилась аффи Аллин, а когда девушка тоже унеслась наверх, сокрушённо покачала головой. — Вот ведь, безголовая… А всё уверяла, что наш красавец ей безразличен! А то я не вижу, что всех сил своих на него не пожалела. Небось, и дышать без него не сможет!

Эх, молодость, молодость! Утром Тарисса пыталась вспомнить, как она оказалась в своей комнате, вот только всё было как в тумане, словно сон, который хочется вспомнить, но он постоянно ускользает. А ещё девушку удивило присутствие в комнате дремлющей зазнобы Фаррима. Пытаясь разлепить всё ещё сонные глаза, Тарисса стала потихоньку вставать, но тут же со стоном свалилась обратно. Слабость и ломота во всём теле дали понять, что вчера она выложилась полностью и даже больше, но разлёживаться было нельзя, внизу оставалось столько тех, кому нужна была её целительская помощь. Собрав все силы, девушка стала подниматься с постели, и в этом момент в комнату впорхнула аффи Аллин. Она тут же всплеснула руками.

— Ах, ты ж, непоседа! Ну, куда, куда собралась?! Вот дитё неразумное… Сниу! Что ж ты дрыхнешь, когда твоя пациентка сбегает?! Девушка подскочила, смущённо крякнув.

— Ладно, — отмахнулась аффи Аллин, — беги вниз, а здесь я сама управлюсь. Тариссу тут же попытались вновь уложить, но всё её существо тянуло почему-то вниз, к раненым.

— Ну, и что ты делаешь?! Внизу и без тебя справятся, главное ты ещё вчера сделала. Так что ложись и сил набирайся.

— Но как же…

— А начальник наш спит сном младенца, так что тревожится нечего.

— Значит с ним всё в порядке… — выдохнула Тарисса.

— А что ему сделается?! Сильный оборотень! Вон как своё защищал! — хмыкнула женщина. — Придётся только шрамы убирать, уж больно шибко его подрали.

— Ой! — подхватилась девушка. — Что же я тогда лежу?! Надо…

— Цыц! Хочешь перегореть?! Что делать то тогда будешь, кому помочь сможешь?! И чему вас только теперь в академии учат?! — рассердилась аффи Аллин. — Сначала отдохнёшь, поешь, потом взгляну, что с твоим резервом, и только потом, а не раньше, допущу до твоего милого.

— Никакой он не мой! — возмутилась покрасневшая Тарисса.

— А что ж ты тогда свою магию до капельки из себя выжала ради него?! Эх, ты! Вижу же, что не безразличен тебе наш инчих… Аффи Аллин ещё долго «пилила» Тариссу, при этом успев напоить её укрепляющим отваром, заставить умыться, позавтракать. И только к обеду позволила спуститься вниз. Тарисса, чтобы не подтверждать догадки аффи Аллин о её отношении к Каинани, сначала обошла всех раненых, и только потом повернула в сторону инчиха, который уже пришёл в себя и зорко следил за передвижениями девушки.

— Как ты? — тихонько шепнула она, присев рядом с Каинани.

— Жив, — хрипло ответил мужчина. — Разве этого недостаточно? Или не глянешь теперь на урода?

— Ты… ты о чём? — нахмурила девушка. — Ааа… про шрамы. Так я их быстро сведу!

— И не противно будет прикасаться?

— Я не эта твоя…! Я — целитель, а не неженка! — сердито прошипела Тарисса. — И, вообще, не сверкай на меня своими синими глазищами!

— Сладкая, я давно порвал все отношения с «этой моей», — хрипло хмыкнул Каинани. — И глаза у меня серые!

— Эм… Были серыми… Видимо, перемудрила я с магией… — задумчиво пробормотала девушка.

— Позови ка мне аффи Аллин, — попросил вдруг напрягшийся Каинани.

— Мне спросить её кое о чём надо.

— Сначала пару шрамов сведу и раны осмотрю.

— Тари, это подождёт…

— Нет! Это твой разговор подождёт! Каинани вздохнул и… согласился, почему-то хитро глядя на девушку. Почему, Тарисса поняла, когда начала процедуру. Раны уже не выглядели так ужасно, как вчера, кое-где даже рубцеваться начали. Тарисса думала, что работать будет просто. Ага, как же! Ведь стоило только прикоснуться к телу Каинани, как мысли понесло совсем в другую сторону. А вчера в нервном пылу такого не было. Ну, почему глаза непременно ласкают торс мужчины, отмечая сильные упругие мышцы, гладкость кожи и тот самый аромат, от которого подрагивают ноздри, желая вдохнуть поглубже, чтобы наполниться этим ароматом. Тарисса даже стиснула зубы, чтобы сдержать этот порыв. Перейти к шрамам на лице было ничуть не легче. Девушка предполагала начать с малого и убрать пару самых больших шрамов, вот только для работы ей было необходимо прикасаться к лицу Каинани, а стоило поднять глаза к месту работы, как тут же попала в омут синего взгляда. Если и с серыми глазами инчих вызывал в Тариссе трепет, то теперь, это стоило признать, синева просто выжигала в девушке все приличные мысли. Она чуть опустила глаза… а там губы… к которым так хотелось прижаться… Мысленно чертыхнувшись, Тарисса всё же начала лечение, тихонько шепча заклинание заживления. Вот только через минуту ей показалось, что мужчина стал ближе, так как ощутила на себе его дыхание. Открыть глаза побоялась и продолжила лечение. Вот только закончить заклинание не успела. Теплые губы ласково прикоснулись к её раскрытым губам, и даже показалось, что по нижней губе лаской прошёлся кончик языка. Глаза девушки распахнулись.

— Ты… ты что делаешь?!

— Ммм, — протянул Каинани, — лечусь…

— Ты… мне заклинание… сбил, — сглотнув, прошептала Тарисса, отодвигаясь от мужчины. — Теперь заново всё начинать. Помолчала немного.

— Позову аффи Аллин, пусть она тебе шрамы сводит, — добавила она сердито.

— Эээ, нет! Ты начала работу, тебе и заканчивать, — недовольно буркнул Каинани. — У тебя рука лёгкая.

— Тогда больше не делай так…

— А что я сделал такого?! Это… это была благодарность.

— Вот и поблагодаришь аффи Аллин! Мужчина расхохотался.

— Думаешь, её муж оценит? Ладно, уговорила, больше ТАК делать не буду. Лечи. Тарисса вновь подняла руку к лицу инчиха, на этот раз не собираясь закрывать глаза, а то, кто его знает… но через минуту буквально зашипела:

— Прекрати!

— Я ж ничего не делаю!

— Не смотри на меня так!

— Как так?

— Словно снова собираешься… «поблагодарить»…

— Ммм, Тари, «поблагодарить» мне тебя хочется всю, — вздохнул Каинани. — Но я потерплю… немного… Тарисса еле дотерпела до конца процедуры и поскорее сбежала на кухню, где вовсю хозяйничали женщины, занимаясь готовкой на всю больную братию. Девушку сначала удивило, что ни одна из них не выглядит опечаленной после вчерашней бойни. Она тихонько поинтересовалась этим обстоятельством у Сниу.

— Что ты?! Ни к чему печаль, ведь все живы, это главное. Мужчинам нужны наши хорошие эмоции, так время в лекарской не покажется им тоскливым. Слушай, а ты Фаррима не видела?

— Ммм, кажется, он спускался в купальню, — ответила Тарисса, с интересом наблюдая, как Сниу подхватилась и понеслась следом за нравившемся ей парнем. И так хитро блестели её глаза, что Тарисса задумалась, чем эти двое могут вдвоём заниматься в купальне. И перед мысленным взором возникла картинка крепкого поджарого тела со стекающими капельками воды и будоражащий синий взгляд… Девушка тихонько ударила себя ладонью по лбу. И вот что она делает? Мечтает об этом ненормальном инчихе?! И что за странные намёки пришлось от него выслушать?! Уж не собирается ли Каинани приударить за ней? Не прошло и нескольких лет!

Тогда она бы была восхищена и счастлива. Но теперь… да ещё после истории со вдовой, пусть и воспользовалась та приворотом… Хм, можно подумать, до вдовушки у Каинани не было других увлечений! А теперь, поди ж ты, снизошёл! Так, накручивая себя, девушка села за стол. Быстро перекусив, отправилась проверять остальных раненых. Фаррима ещё не было видно, как и Сниу, а вот аффи Аллин ловко сновала между радостно улыбающихся мужчин.

— Девочка, хорошо, что ты появилась, а то от твоего напарника помощи не дождёшься, опять вокруг Сниу увивается. К командиру нашему сходи сначала, а потом займёмся этими красавцами.

— Я уже была у него, так что теперь в вашем распоряжении. Аффи Аллин с улыбкой отметила покрасневшие щёчки Тариссы, но всё же не стала комментировать это. А дальше началась рутина. Заново промыть раны, нашептать заклинание излечения, наложить новые повязки… И так весь день. К вечеру женщины буквально валились с ног, зато один из воинов должен был к утру покинуть лекарскую, его раны затягивались на удивление быстро.

— Этак мы быстро всех поставим на ноги, — довольно приговаривала аффи Аллин.

— Надо бы осмотреть Наима, — напомнила Тарисса. — Не нравится мне его вид.

— Мальчику нужен целитель душ, — грустно вздохнула аффи Аллин. — Эта чёрная зараза проникла в него вместе с ранением, я такого раньше не видела…

— Я попробую вытащить из него эту дрянь.

— Ты это умеешь? Это же замечательно!

— Ну, я делала это лишь несколько раз, — ответила Тарисса. — Мой папа Таир говорил, что мой дар очень сильный… Не знаю, после такого лечения я еле ногами передвигаю.

— Ты что, обычно после таких как ты бессознательными выносят, а ты говоришь, на своих ногах выходишь, — довольно сказала аффи Аллин.

— Пойдём, взглянем на паренька. Если что, магией мы тебя подпитаем, ты только не спеши сразу тянуть эту гадость из него, неизвестно, что за жуть прицепилась в этот раз. Зараза, действительно, оказалась ещё та. Тогда, в свой первый раз с малышкой старейшины, Тариссе кое-что показалось странным. Вот и сейчас мерзость была больше похожа на пчёл в улье, которым хотелось взлететь, но что-то мешало. Но это же магия сдерживает черноту! А если бы в парне магии не было? Тогда… тогда бы она полностью захватила организм, и получается… Наим стал бы источником заразы и стал бы… о, небо!.. вихоргом! Открытие ошеломило девушку и напугало. Вот, значит как, появляются вихорги! Она тут же поделилась с аффи Аллин своими умозаключениями, та тоже вначале была в ступоре, а потом заохала.

— Девочка, ты не представляешь, что ты только что сделала?! Это же… Так, пока к Наиму не подходи. Я отправлю вестников своим друзьям, а когда все соберутся… посмотрим, будет ли у вихоргов шанс появиться снова. Женщина унеслась, а Тарисса ласково погладила парня по щеке.

— Потерпи немного, Наим, мы обязательно тебе поможем. И девушке показалось, что ресницы парня дрогнули. Значит продержится. Правда, ждать появления друзей аффи Аллин пришлось почти неделю, за которую один нетерпеливый инчих совсем достал Тариссу. Стоило ей появиться рядом, как взгляд Каинани буквально жёг девушку. Нет, он не распускал руки, не говорил больше смущающих слов. Только то тихонько закусывал нижнюю губу, то облизывал её, зная, что Тарисса всё это видит, а также зная, что равнодушной она к этому не остаётся. Девушка негодовала и в то же время тихо посмеивалась над Каинани, ведь в том положении, что он сейчас находился, большее ему не светило. Понимал это и сам пациент. Его неизменно злило, что все раненые мужчины с нетерпением ждали появления Тариссы. Её ласковая улыбка, доброе слово, да и простое прикосновение, словно бы очищали душу, казалось, все проблемы улетучивались, а желание поскорее выздороветь, подключало резервы организма. И вот потихоньку то один, то другой пострадавший покидали лекарскую. Одно это помогало инчиху мириться с присутствием возле его малышки голодных самцов. И пусть больше половины их них были связаны браком, остальной то половине ничего не мешало одаривать девушку комплиментами. Тариссу это неизменно веселило, а Каинани заставляло скрежетать зубами. Зверь внутри требовал поскорее пометить свою пару, и мужчина большим усилием воли сдерживал это желание, понимая, что это лишь отдалит от него Тариссу, а возможно и заставит ненавидеть. Нет, здесь нужна другая тактика. Долгая осада и соблазнение.

Главное вовремя отсекать конкурентов. Хорошо хоть Овей о чём-то догадался и больше не стремиться очаровать девушку. К приезду убелённых сединами целителей, что пригласила аффи Аллин, Каинани разрешили ненадолго вставать, правда из комнаты не выпускали, а ему так хотелось прогуляться, вздохнуть полной грудью, наполненных ароматами трав воздух, обернуться, размять требующие свободы лапы… Да где там! Все его попытки прокрасться к дверям неизменно пресекались то грозной главной целительницей, то вечно бурчавшим Фарримом и его пассией, то хмурившей недовольно брови Тариссой. Вот её ворчание он мог слушать всегда, а что уж говорить о тех сладких моментах, когда девушка обнимала его за талию и неизменно увлекала к месту его лежанки. В эти мгновения его зверь становился как шёлковый, чуть ли не мурчал от удовольствия, находясь в такой близости к источнику своего желания. Видимо, пару раз мурчание всё же вырвалось из его горла, а то с чего бы Тарисса так мило смущалась и начинала тяжелее дышать.

Каинани чувствовал, что её кошечка тоже стремиться к его чёрному зверю. О, он мог бы «прочитать» Тариссу, узнать все её тайные желания, но… Вот это «но» и останавливало мужчину. «Прочитать» — значит проявить неуважение, недоверие и нарушить то хрупкое доверие, что установилось между ним и его парой. А ведь Тарисса, будучи менталистом, легко могла узнать, что он её «читает». А ещё Каинани беспокоило то, что девушке вновь придётся копаться в той чёрной заразе, что захватила душу одного из оборотней. Он ещё помнил, как выглядела Тарисса после одного такого лечения. Ух, он тогда и испугался! Но в то же время он был командиром поселения и понимал, что это работа Тариссы, и риск всегда присутствует в работе целителей. Он должен был разрешить этот эксперимент, ведь на кону не только жизнь паренька, но и дальнейшая безопасность всех от вихоргов. Одно знал Каинани, что он обязательно будет присутствовать при лечении и, если что, непременно вытянет девушку из любой черноты. Приглашённых оказалось пятеро, может их и должно было быть больше, но явились только эти. Встречал их у ворот Овей по приказу Каинани, а у лекарской их уже ждала аффи Аллин. Трое мужчин и две женщины сразу же прошли к находящемуся в прострации пареньку, туда же пригласили и Тариссу, долго её о чём-то расспрашивали. Каинани, в конце концов не выдержал и приковылял тоже, получив от Тариссы и аффи Аллин по недовольному взгляду. Но ведь он вообще-то пока главный в поселении, так что присутствовать должен в данный момент.

— Что ж вы, уважаемый, не слушаете своего целителя, ведь не здоровы ещё? — спросила весело одна из женщин.

— За нашу красавицу, Тариссу, беспокоится, — сдала его аффи Аллин.

— Ну, если так, то, конечно… И тем не менее решено было заняться излечением Наима только на следующий день. Тариссу освободили от дежурства за больными, так как ей нужны были силы для завтра, а сами прибывшие целители расползлись по лекарской и занялись восстановлением здоровья раненых. В итоге, к утру дом покинули ещё трое воинов. Каинани также был осмотрен.

Целители поцокали языком, довольно покивали и надавали кучу советов, главным из которых был, не менять своего «личного» целителя. Когда гости узнали, кто приходится отцом Тариссы, радостно заулыбались, так как оказалось, что он был их учеником. И тут уж начались разные весёлые истории из жизни студентов и преподавателей.

Все довольно хохотали, словно бы наполняя лекарскую и самих себя добрыми положительными эмоциями. Каинани был полностью согласен с такой тактикой, с радостью замечая, как покидают Тариссу сомнения и страх неудачи завтрашнего мероприятия. Одно лишь огорчало инчиха — сегодня нежные пальчики Тариссы не будут его касаться. Час Х настал ранним утром. Каинани вновь, не смотря на ворчание всех целителей скопом, пробрался в комнату, куда определили Наима, устроившись на широком подоконнике. Тарисса была немного бледна, но, тем не менее, очень решительна.

Её руки коснулись висков Наима, а губы что-то зашептали. Иногда девушка морщилась, словно испытывая боль, и в эти мгновения Каинани еле сдерживал себя от желания забрать её, спрятать от всех и всего. Прошёл час. Плечи Тариссы устало опустились, она ещё больше побледнела. Тогда один из приглашённых целителей положил на её правое плечо руку, делясь магией, но, видимо, уходила она столь быстро, что вскоре на другом плече девушки лежала рука второго целителя, а затем третьего… Бледные лица, нахмуренные брови… Когда Наим открыл глаза… облегчённые вздохи и… вдруг испуганный вскрик аффи Аллин…

— Тарисса, девочка! Каинани вскочил, вмиг забыв все свои болячки. Его руки подхватили заваливающееся назад тело девушки.

— Что с ней?! — спросил он, укладывая Тариссу на соседнюю лежанку. Целители, еле держась на ногах, тоже подскочили, проводя руками вдоль тела девушки.

— Устала… — ответил один.

— Не хватило сил уйти самой… — выдал второй.

— Это плохо… — выдохнул третий.

— Сделайте же что-нибудь, — прорычал Каинани.

— Сейчас мы только последуем за ней и застрянем все вместе, — сказала целитель. — Все силы потратили на паренька. Не дозовёмся…

— Что же делать? — простонал инчих.

— Молодая, опыта пока не хватает, хоть и сильная девочка, — ответила на этот раз аффи Аллин, подумала немного. — Аффин Грриан, а ты помнишь про тот способ? Вышеназванный мужчина задумчиво прищурился, затем кивнул.

— Якорь ей нужен и сильные эмоции, — сказал он. — Хорошо бы у девочки уже была пара! Только ему под силу было бы вернуть сознание девочке. Ну, или родственник близкий, но это без особых гарантий. К тому же, если живут далеко, не успеют…

— Я её пара, — признался сквозь зубы Каинани, он жутко злился на всех, за то, что не смогли, не уберегли… а больше всего на себя, за то, что допустил подобное. — Что нужно делать?

— Эм, а это, действительно, то что поможет? — спросил инчих, с сомнением поглядывая на Тариссу. — Да она ж меня потом возненавидит!

— Другого выхода нет, — ответила аффи Аллин. — А я ей потом всё объясню… Ммм, думаю, тебе лучше отнести девочку в её комнату, здесь вам будет… неудобно и… э… В общем, мы пошли… Но вначале целители ещё раз осмотрели раны Каинани, заставив подвернувшегося под руку Фаррима ещё немного подлечить инчиха.

Заглянувший на суету Овей помог доставить девушку на её постель, а аффи Аллин давала последние указания Каинани.

— Главное, ты зови её всё время. Метка тоже сделает своё дело. И используй тот амулет, что я подарила тебе в прошлом году… Каинани кивал, а внутри всё дрожало. Не так он представлял себе их первый раз. Не так…

* * *

Обнажённое тело Тариссы манило своей шёлковой белизной. Он знал, что увидит, ведь в тот раз в доме её родителей глаз не мог оторвать от чудесного видения. Но просто видеть и прикасаться — разные вещи.

Рука словно крылышко бабочки прошлась от ступней до алеющих губ, затем пальцы смелее коснулись вершинок груди, почти тут же их сменили губы мужчины. Ммм, такая вкусная! Инчих вздохнул и, неотрывно глядя на желанную женщину, стал раздеваться. Вскоре он навис над Тариссой, вглядываясь в любимые черты, до последнего надеясь, что она очнётся, и ему не придётся ставить их зарождавшееся чувство под вопрос. А ещё Каинани понимал, что для любимой это будет первый опыт близости, и нужно будет постараться, чтобы хотя бы её тело помнило наслаждение. Губы и руки мужчины, казалось, не оставили ни одной клеточки девушки не обласканной.

Чёрный зверь внутри возбуждённо порыкивал, правда, больше ничем не мешая, зная, ради чего всё затевалось. Когда Каинани был готов войти в нежное тело Тариссы, его ладони коснулись висков девушки. Рывок! И его тело и сознание были внутри любимой. «Тари! Милая, отзовись!» — мысленно позвал Каинани, силой своей любви разгоняя царящую кругом тьму. Каждый толчок его тела словно бы давал мужчине силы сделать шаг вглубь холодной безжалостной тьмы. Вдруг вдалеке словно бы мелькнул лучик света. Каинани ускорился, врываясь в податливое тела всё яростнее, еле сдерживая себя от разрядки. А перед внутренним взором предстало растерянное личико Тариссы, словно сжавшись в комочек, девушка оберегала последнюю искру сознания. Появление рядом Каинани было неожиданным, его руки обхватили Тариссу, словно вырывая из липкой мглы, которая не собиралась отдавать свою жертву так легко. И тут Каинани вспомнил. Метка! В мыслях он прикоснулся к губам испуганной девушки, а в реале его клыки стиснулись на нежной коже, оставляя знак обретения пары. Рывок и сознание Тариссы освободилось от тьмы… чтобы испытать наяву самое невероятное в своей жизни наслаждение.

* * *

— Аллин, может, не стоит их беспокоить, спят ведь ещё?!

— Инрин, я только посмотрю, получилось ли у Каинани… В приоткрытую дверь просунулась голова женщины, чтобы узрить чудесную, по её мнению, картину: свернувшуюся в сладком сне фигурку девушки и прижимавшееся к ней со спины мощное тело мужчины. Голова снова скрылась за тихонько закрывшейся дверью.

— Ну?! — шёпотом спросили все.

— Получилось! — облегчённо сказала аффи Аллин, а про себя подумала, что оставшаяся в комнате пара так хорошо смотрелась. Надо только будет потом поговорить с Тариссой, а то наломает дров…

* * *

Каинани проснулся от шума тихого разговора за дверью. Приподнялся на локте, заглянув в лицо любимой. Тари ещё спала, смешно морща носик. Захотелось разбудить её и повторить вчерашнее… Нет… она, пожалуй, и не помнит ничего… Мужчина вздохнул и тут же напряжённо замер. Девушка просыпалась. Сладко потянувшись, Тарисса открыла глаза, встретив напряжённый взгляд синих глаз.

— Привет, — всё ещё сонно улыбнулась она, потом, видимо, что-то почувствовав, опустила глаза на своё полностью обнажённое тело, потом на столь же не одетого Каинани, снова на себя. Покраснела, попыталась вытащить из под мужчины одеяло, нахмурилась, поняв, что ничего не получается.

— Эээ, а что ты тут делаешь? — сконфуженно спросила она, пытаясь свернуться так, чтобы прикрыть самое срамное.

— Тари, понимаешь…

— А мы что, того?.. — тут же перебила Каинани девушка, наткнувшись взглядом на свидетельство потери девственности. — Ничего не помню… Это прозвучало так жалобно, что мужчина протянул руки и, прижав к себе растерянную девушку, снова попытался объясниться.

— Прости, я не хотел, чтобы это было именно так…

— Что с этой твоей вдовушкой было лучше?! Каинани мог ожидать, что Тарисса обвинит его в том, что он воспользовался её беспомощностью, но то, что девушка будет проявлять ревность, выбило его из колеи. Тарисса, действительно, злилась, но больше на то, что «пропустила» самое «интересное». В момент, когда её вырвало из чёрного безмолвия, и Тарисса испытала наслаждение единения, метальная магия легко считала последние часы из жизни Каинани.

Видимо в тот момент мужчина совершенно не контролировал свои щиты.

Девушка, как будто со стороны, увидела своё бледное личико, непростое решение целителей и опасения Каинани… Но она всё равно злилась, предположив, что близость могла не понравиться инчиху. Где ей тягаться с опытной вдовушкой?! И Каинани молчит, не спеша убедить девушку в обратном. Мнётся только. Ну, как же, использовал её в тёмную, и теперь будет мусолить эту тему. И совсем не видит, что она, Тарисса, нисколько не жалеет о произошедшем, тем более, как целитель, она была согласна с решением целителей. Каинани вздохнул, но тут его взгляд зацепился за метку. Красиво получилось, быстро приживётся. Тарисса проследила за взглядом мужчины.

— Что там? — нахмурившись, спросила она, но так как Каинани молчал, скатилась с постели и, подбежав к небольшому зеркалу, заглянула за плечо. — Это что?! Вот так значит?! Метить было обязательно? Потом Тарисса подскочила к растерянному мужчине, заглянула за его плечо.

— Вот как?! А сам, значит, чист?! Думаешь, опять к этой своей наведаться?!

— Эээ, Тари, ты говоришь глупости. Но Тарисса не слушала, с наскока повалив мужчину, попыталась его перевернуть, даже рыкнула от того, что сделать это оказалось трудно.

Каинани лишь хмыкнул, чем ещё больше разъярил девушку.

— Что ж, тогда пусть будет видно всем, — процедила Тарисса сквозь зубы и через мгновение впилась зубами специальным образом в место на груди Каинани как раз напротив сердца. Мужчина опешил. Девушка почти тут же разжала зубы, с удовольствием глядя на оставшийся след.

— Вот теперь, посмотрим, кто захочет иметь с тобой дело!

— Какая ревнивая киска! — хохотнул инчих. — Думаешь. Это кого-нибудь это остановит?! И тут же понял, что шутка была неуместна.

— Приличных остановит. А будешь шляться по всяким… И, вообще, проваливай из моей комнаты!

— Не кричи. Я, вообще-то твой начальник, — всё ещё улыбался Каинани.

— Ты начальник на работе, а здесь ты… припёрся самовольно… И вообще, может мне другой нравится?!

— Что?! — подскочил Каинани. — Кто? Даже не думай! Всё веселье исчезло. «Правильно. Не мне одной изводить себя ревностью», — мысленно хихикнула Тарисса.

— Ты всё равно ни с кем не сможешь… Ты моя! Тари, это всё из-за того, что произошло? Я, действительно, виноват… Тари, ну, что мне сделать, чтобы ты простила?

— Дурак ты! И ревность твоя дурацкая!

— Ты моя пара, Тари… Ведь знаешь, что это такое?!

— И когда же ты это определил? Небось, когда спасал меня? — ехидно спросила девушка. Каинани как-то замялся, словно решая, говорить ли правду.

— Я знал это давно. Ещё когда ты первый раз меня «пометила»…

— Эээ… что? Шутишь, верно?

— Разве, похоже, что шучу? — устало отозвался мужчина.

— Тогда что ж ты за всякими дамочками бегал?

— А как ты думаешь, что я чувствовал, когда парой вдруг оказалась не девушка, а озорная малявка?! Думаешь, нормально чувствовать влечение к ребёнку?! Да я бежал из вашего дама, как можно дальше!

Пытался перебороть себя… да возвращался… смотрел издалека, как из малявки вырастает подросток, а потом привлекательная девушка…

— Что ж тогда не пришёл, когда подросла? — вздохнула Тарисса.

— Не мог клятвы нарушить. И не спрашивай, чьей, не скажу…

— И что нам теперь делать?

— Ммм, делать? А что тут не понятного?! Ты теперь по всем законам моя жена и…

— Думаешь, от того, что мы были близки, я считаю тебя мужем?! Да, ты спас меня, но это не дает тебе ни каких прав.

— Я понимаю, просто, Тари, дай нам шанс… Я слишком долго ждал… Тарисса вздохнула.

— Только не торопи, — наконец, сказала она. И неожиданно осознала, что всё ещё обнажена под нескромным взглядом Каинани. Подскочив, метнулась в ванную комнату.

— Каинани, а ты не мог бы выйти? Мне одеться надо, — попросила девушка, высунув голову из-за двери. Каинани кивнул, спустился с постели, быстро натянул одежду и стал стаскивать простынь. Тарисса, которая подглядывала за ним в щёлку, чуть не вывалилась в комнаты.

— Куда?! Зачем?! — возмущённо запыхтела девушка. — Положи на место! Эй, куда понёс?! Но Каинани быстро покинул комнату, напоследок успев нахально ухмыльнуться. «Трофей». Он посмел сказать это?! А ещё намекнул, что Тарисса может забрать свою вещь, если придёт к нему за ней. Ха, а то не ясно для чего! Тарисса негодовала недолго, так как нужно было привести себя в порядок поскорее, а то кто знает этого ненормального инчиха, вернётся и начнёт… приставать… лезть со всякими… поцелуями…

А она ведь плохо запомнила, каково это, целоваться с Каинани. Мог бы на прощание в щёчку чмокнуть! А там глядишь… Стук в дверь не только вырвал Тариссу из нескромных грёз, но и заставил разозлиться на себя. Вместо того, чтобы придумывать хоть какую-то месть нахалу-инчиху, она мечтает тут о нём. А он… вот только пусть попробует посмотреть ещё на кого! Недовольно пыхтя, девушка пошла открывать дверь. И тут же натолкнулась на улыбающегося Каинани.

— Эмм, я забыл кое-что, — сказал он пытаясь протиснуться в комнату, но Тарисса и не думала отходить, перекрывая тем самым вход.

— Впрочем, могу это сделать и здесь. Тарисса нахмурилась, а Каинани мгновенно, воспользовавшись медлительностью девушки, обхватил её лицо ладонями и впился в приоткрытые губы долгим сумасшедшим поцелуем. И, пока Тарисса приходила в себя от неожиданного проявления страсти инчиха, Каинани быстро скрылся. Спускаясь по лестнице.

Мужчина с улыбкой вслушивался в тихие возмущённые вскрики девушки. Внизу собрались взволнованные целители, которые всё ещё не были уверены в успехе. Но, увидев довольную улыбку Каинани, заулыбались сами и на радостях залечили все оставшиеся шрамы на теле инчиха. На этот раз Каинани не протестовал, понимая, что Тариссе ещё долго восстанавливаться, а рисковать её здоровьем ради пару минут собственного удовольствия он не собирался. Через несколько минут пришёл Овей и увёл Каинани, сообщая, какая работа поделана по расчистке поселения от следов вихоргов, и что уже достроено из укреплений. Обсудив всё, мужчины пришли к выводу, что необходимо послать разведчиков для выяснения того, кто стал причиной нынешнего появления вихоргов. Каинани нутром чувствовал, что неспроста эти мерзкие создания пришли именно к их поселению. Ведь не первое уже нападение. И, если раньше он всё списывал на случай, то теперь понимал, месть была направлена на кого-то из жителей посёлка. А ещё инчиха занимал вопрос, что делать с неожиданным на данный момент и столь ожидаемом давно единении с Тариссой. Ещё несколько лет назад, оказавшись в этих местах, Каинани понял, что именно здесь хотел бы прожить жизнь. Потрясающие по своей красоте окрестности, добрый нрав жителей поселения с каждым днём укрепляли его в этой мысли. А теперь и дом для него и любимой был практически готов, осталось только приобрести несколько мелочей для уюта, и можно приводить в дом жену. Каинани надеялся, что Тари понравиться обстановка дома, ведь он строил жилище с учётом пристрастий Тариссы.

Даже часть вещей девушки тайком от неё самой и с ведома её братьев перевёз в дом год назад. А что говорить о той куче приятных мелочей, что так необходимы любой молодой девушке?! Казалось, Каинани позаботился обо всём. Но всё же он терзался страхом, что Тари что-то может не понравиться. К тому же Каинани не ожидал, что девушка так быстро станет его женой. Готовился к долгой осаде и убеждениям… Впрочем, характер девушка и сейчас проявляет. Но мужчина ничего не хотел бы изменить в Тариссе, ведь именно такой она была дорога инчиху. Все в посёлке давно перестали удивляться страсти своего начальника к ускоренному строительству, многие не понаслышке знали особенности инчихов, но никто не был в курсе, для кого Каинани доводит свой дом до совершенства. Правда, аффи Аллин как-то с волнением спросила, не наглая ли вдова-красавица войдёт в новый дом хозяйкой. На что Каинани отшучивался, говоря, что его пара ещё только подрастает до звания пары и жены. Теперь же после нападения, инчих горел новой страстью — обезопасить от всех и всего свою любимую. А для этого необходимо поймать виновника нападения, хоть это и по большей части бесполезное занятие, наверняка маг, совершивший злодеяние, давно скрылся, уничтожив все следы. Впрочем, часть полученных Тариссой знаний, во время излечения Наима, может послужить подсказкой. Каинани вместе с Овеем вскоре вернулись в целительскую, чтобы поговорить с гостями и заодно и поблагодарить их ещё раз за услугу, к тому же целители на следующий день собирались отправиться по домам. Инчих надеялся хоть мельком увидеть Тариссу, но она словно неуловимый мотылёк порхала по дому, но в руки не давалась. Каинани разочарованно вздыхал, но времени дождаться, когда девушка обратит на него внимание, не было, ему необходимо было лично поучаствовать в отправке второй партии разведчиков.

* * *

Тарисса весело напевала, отправляясь за ворота крепости.

Необходимо было добрать часть трав, ростущих в нескольких минутах от поселения. С аффи Аллин они уже были на этой небольшой полянке, к тому же патрули, постоянно проверявшие территорию, сообщали о безопасности на несколько дней пути от крепости. Когда корзина наполнилась сбором на половину, слух оборотня уловил посторонние звуки. Сначала девушка подумала, что аффи Аллин послала ещё кого-то ей на помощь, но уж слишком крадущиеся были шаги. Тарисса напряглась. Из густого кустарника с окраины поляны вышла довольно привлекательная особа, воровато огляделась, наткнулась взглядом на стоящую на коленях Тариссу, нахмурилась, потом улыбнулась.

— Ооо, хорошо, что я тебя встретила! Скажи-ка, милая, далеко ли я от крепости? — наигранно спокойно спросила красотка, продолжая стрелять взглядом по сторонам.

— Недалеко, — ответила Тарисса, поднимаясь с колен. — А что вы хотели?

— Мне нужно увидеть моего мужчину… ммм, мужа…

— Скажите, как его зовут, и, быть может, я вам помогу.

— Это оборотень-инчих. Его зовут Каинани. Слышала, он стал главным в крепости. Тарисса внутренне подобралась. Интересные дела творятся!

— А вы точно его… жена? — криво усмехнувшись, спросила девушка.

— Мне кажется, у него другая жена. И женился он лишь недавно…

— Женился?! Что за глупости?! Ты, верно, врёшь, паршивка?! — зло прошипела женщина.

— Зачем же грубить незнакомому человеку? — хмыкнула вопросительно Тарисса.

— Что, тоже на него виды имеешь? — скривилась «гостья». — Разве посмотрит такой мужчина, как Каинани, в твою сторону, когда рядом я, магиня Энейя?!

— Весёлая вдова?! — догадалась тут же Тарисса, не раз слышав это ненавистное имя. — Всё ещё в поиске, кого бы захомутать?

— Что ты можешь об этом знать, соплячка?! — пуще обозлилась магичка.

— Куда мне до вашего… «опыта», — с намёком ответила Тарисса.

— Вот именно, куда тебе до меня! Говори, где мой мужчина!

— Мой муж временно отсутствует, — весело сказала девушка.

— Что мне до твоего мужа?! Где Каинани? — рявкнула Энейя.

— Я же говорю, — как неразумному глупышу объясняла Тарисса, — мой муж, Каинани, отсутствует…

— Какой муж?! — буквально взвизгнула магичка. — Если бы он и женился то на этой драной полосатой кошке, а ты… ты… Тарисса чуть-чуть выпустила своего зверя на волу, что заставило на её руках появиться рисунку Тигриной шкурки.

— Ты — это она?! Гадина, как ты посмела, забрать моё! Он любил меня!

— А что, дурман приворотного зелья уже и любовь заменяет?! — хмыкнула Тарисса.

— Что ты понимаешь?! — зло выдохнула магичка, потом прикрыла глаза, словно успокаиваясь, а когда их открыла, спокойно рассмеялась. — Только вот и тебе с Каинани долгое счастье не светит.

— Это от чего же? Мы друг в друге уверены, пары у оборотней не пустой звук, а тем более у нас инчихов.

— Да, любите себе на здоровье… не долго… Сколько там вам ещё осталось до следующего нападения вихоргов?!

— Ты что-то об этом знаешь, — сжав кулаки сказала Тарисса. — А, может, и участвуешь в этом? Что, через нового любовника мстишь?

— Хм, зачем мне посредники?! У меня достаточно сил и знаний самой создавать этих монстров, — с усмешкой ответила Энейя и тут же словно «спохватившись» добавила. — Ой! Тебе же такое знать опасно… для жизни… Если бы Тарисса не была готова к нападению, выпад магички стал бы для неё катастрофичным. А так девушка быстро ушла с траектории огненной волны, быстро поставив щит. Энайя рассерженно притопнула ногой, не ожидая такой прыти девушки, и тут же запустила новую огненную волну, на это раз разделив её на две части. Это заклинание давалось ей с трудом, но желание уничтожить девчонку было сильнее всех опасений. К удивлению же самой Тариссы, её ментальный дар повёл себя крайне необычно. Сплетаясь со всеми магическими силами в девушке, он словно бы разрастался с огромной скоростью, а затем словно выпустил в сторону магички щупальца присоски. Было дико наблюдать, как восторжествовавшая было Энайя сначала застыла, а потом стала дёргаться, как муха в паутине. А Тарисса через свои щупальца-присоски чувствовала отток магической силы от магички к себе. Девушка не хотела этого, ей была противна мысль просто коснуться магии женщины, но оказалось, что двигаясь по трубке щупальца, магия очищалась от той мерзости, что напитала Энайя собой.

И к Тариссе хлынула чистая светлая магия, наполняя резервы так, что, казалось, ещё немного и она лопнет. Но этого, слава Богам не произошло, Тариссу лишь немного повело от переизбытка. А когда она взглянула в сторону магички, та, побледнев, тоже еле стояла на ногах, и Тарисса с удивлением поняла, что магии в Энайе больше не осталось, и что она больше никогда не вернётся в тело женщины.

— Что ты наделала, гадина! — прохрипела испуганно бывшая магичка.

— Да я тебя… Речь Энайи прервал шум ломающихся веток и топота ног. Первым на полянку выпрыгнул огромный чёрный инчих. Его бока ходили ходуном, показывая, как он спешил, а сам зверь загородил собой Тариссу и злобно оскалился на Энайю. Следом за инчихом выбежал бурый имди и пара вирхов, тут же окруживших бывшую магичку. Та бледнела и злилась, но ничего без своей магии сделать не могла. Последней на поляну вышла аффи Аллин, хлопая в ладоши.

— Ай-да, девочка! Ай-да, молодец! Припозднились вы, ребятки, — сказала целительница оборотням. — Теперь эта гадина не опасна.

Каинани, уводи жену домой, пусть отдохнёт, а мы с Овеем доставим Энайю в крепость. Что ж ты так глупо попалась, красотка-вдова?.. Что там аффи Аллин говорила дальше, Тарисса не слышала, так как вернувший себе человеческий облик инчих подхватил девушку на руки и буквально бегом потащил по направлению к поселению.

— Не спеши, устал ведь, — пыталась сопротивляться Тарисса, но хмурый Каинани молча пёр дальше. Девушка вдруг вспомнила о собранных травах.

— Постой, а корзинка?! — пискнула она, так как мужчина тут же припустил ещё быстрее, но не в сторону целительской, а совсем в другую сторону. — Эй! Куда?! Мне же надо… Каинани так глянул, что говорить расхотелось вовсе. Попадавшиеся по дороге жители посёлка с улыбками посматривали в сторону парочки и спешили дальше по своим делам. Меж тем инчих приволок Тариссу к большому красивому дому, стоящему в стороне от других построек, девушка уже мельком видела это строение, но как-то не было времени поинтересоваться, кому оно принадлежит. Сейчас же Каинани легко вбежал по ступеням крыльца, внёс девушку внутрь, но и там не остановился, а ринулся на второй этаж. И лишь там, открыв вторую дверь от лестницы, вошёл в комнату, сгрузил Тариссу на постель, а сам обвиняюще навис над ней.

— И что ты забыла на этой треклятой поляне, одна, без сопровождения?! Тарисса подскочила на постели, упёрла руки в бока и, теперь уже сама возвышаясь над мужчиной, рассержено выдохнула.

— А почему это все могут ходить без сопровождения, а я нет?! И, между прочим, аффи Аллин мне разрешила!

— Тебе что было сказано о безопасности?! — рыкнул Каинани, делая шаг ближе к девушке. — Всё! Теперь без меня ни шагу! А чтобы неповадно было, посидишь тут! И никаких выходов за порог этой комнаты!

— А что ты мной распоряжаешься?! — сжав кулаки, выкрикнула Тарисса. — Не имеешь права!

— Нет, сладкая, — рассвирепел ещё больше инчих и так посмотрел на Тариссу, что у той все слова застряли в горле, — у меня на тебя столько прав, что и не сосчитать… А если я ими воспользуюсь прямо сейчас… Тарисса плюхнулась на постель, недовольно зыркая на инчиха.

— Тари, ты хоть понимаешь, что могло случиться? А если бы у тебя не хватило сил? А если бы эта ненормальная оказалась не одна? — устало выдохнул Каинани, присаживаясь на край постели.

— Ну, всё-всё, поняла я, — ответила Тарисса.

— Этого не достаточно, — твёрдо сказал мужчина. — И чтобы запомнила хорошо, из комнаты будешь выходить либо со мной, либо с кем-то из воинов… Не хочу и не могу тебя потерять. Каинани резко поднялся и буквально вылетел из комнаты. Тарисса долго недовольно пыхтела, понимая, что виновата, знала ведь, что не в столице живёт, а поселение-крепость не домашний посёлок, где всё легко и просто. А ведь сколько раз на занятиях им вдалбливали правила безопасности. Понадеялась на свою силу… Да, она помогла и спасла, но… Теперь сиди под арестом не знамо где… А где, кстати? Девушка, наконец, осмотрелась. Красиво вокруг и уютно. Здесь бы она вообще с удовольствием поселилась. Большие окна с широкими подоконниками, мебель необычная, словно выточенная искусной рукой мастера, кругом дорогая ткань, милые безделушки, так похожие на те, что были дома у родителей. Вон та, например, резная статуэтка, изображавшая звериную форму инчиха один в один как в её былой детской комнате. Тарисса подошла, любовно погладила вещицу. Хм, и трещинки один в один. А это… Девушка недоверчиво разглядывала край статуэтки с отгрызенным краем. Помнится, года в три она часто тянула всё в рот, и фигурка зверя была любимой… И Тариссу осенило, что это та самая вещь. Но что она делает здесь?! Девушка вихрем пронеслась по комнате, заглядывая в каждый уголок. Потом снова плюхнулась на постель. Вот и когда этот нахал всё успел организовать?! Теперь понятно, о чём они всё время шептались с братьями. А эти паразиты помогали своему дружку!

Неужели, всё с самого начала знали?! Пожалуй, да. Во всяком случае, старший братик точно знал. Ух! Пусть только попадутся родственнички! Тарисса решила выспросить у Каинани, почему братья встали на его сторону, но выйти из комнаты не смогла, так как инчих исполнил свою угрозу и запер её.

Сначала девушка собиралась устроить погром, но хозяйственная жилка победила, да и жалко было портить такую красоту. Каинани вернулся через пару часов, когда Тарисса уже и задремать успела. Он сначала опасливо заглянул, наверняка предполагая, что жена будет гневаться, а когда увидел её сопящей, долго улыбался.

— Тари, просыпайся, кушать пора.

— Отстань, чудовище, — сонно буркнула девушка.

— А что сразу чудовище?! Ну, и высказала Тарисса все свои претензии сразу. Каинани же оставалось только уворачиваться от ударов подушки. Когда же мужчина понял, что Тарисса и не собирается останавливать свои «военные» действия, быстренько отобрал «орудие» возмездия, повалил любимую на постель и навис сверху, довольно улыбаясь.

— Ммм, какая ты у меня страстная, — мурлыкающе произнёс мужчина, намереваясь украсть поцелуй. Тарисса хоть и сопротивлялась, но Каинани видел, что ей этого тоже хочется. Вот только начавшийся с потасовки поцелуй вскоре чуть было не перерос в нечто большее. Инчих был только за, но Тарисса вдруг вспомнила, что на него обижена и быстренько выставила мужа из комнаты. И всё же она надеялась, что муж снимет свой запрет на выход, чувствовать себя пленницей не очень-то и хотелось. Минут через десять Тарисса всё же выглянула за, ура! не запертую дверь, вот только вместо этого в коридоре маячил сам муженёк. Девушка снова хотела юркнуть в комнату, но кушать хотелось больше, поэтому она молча последовала за Каинани вниз, где в большой светлой столовой был накрыт поздний обед. «Вот ведь! — негодовала Тарисса, уминая всё, что было предложено.

— И готовить хорошо тоже умеет. Или попросил кого?» О чём и задала вопрос вслух. Каинани хитро ухмыльнулся и признался, что себе готовит всегда сам, и что уж жену никогда голодной не оставит.

— А чем же мне тогда заниматься? — невольно вырвалось у Тариссы. «Ну, вот, кто меня за язык тянул?!» — мысленно простояла она.

— А твоя главная задача любить меня, — тут же «откликнулся» Каинани.

— Вот прямо сейчас подорвусь и начну тебя «любить»! — фыркнула Тарисса и тут же чуть не взвизгнула, потому как муж в одно мгновение оказался рядом и проникновенно так прошептал прямо на ушко жены.

— Обещания надо выполнять… Кончик языка Каинани ласково прошёлся по мочке уха девушки, затем ниже по нежной коже шеи, заставив Тариссу беспомощно всхлипнуть от удовольствия.

— Всё равно ничего не получишь, — собрав остатки сил, прошептала Тарисса.

— Обязательно получу, — хмыкнул Каинани. — Я уже привык ждать… потерплю ещё… немного… «Ха!» — усмехнулась про себя девушка. — «Долго же тебе ждать придётся. Моя Тигра, вряд ли, согласится на закрепление связи, так что Чернышу придётся приложить старания, чтобы умаслить мою девочку». Видимо, Каинани что-то такое уловил в настроении Тариссы, поэтому лишь насмешливо фыркнул. А потом быстро смылся на работу, не забыв запереть жену. Конечно, она бы могла сбежать, но ведь всё одно пришлось бы возвращаться и выслушивать бесконечный нагоняй от мужа и начальства в одном лице. К тому же, Тарисса успела разглядеть стоящего за дверью охранника. Ну, Каинани, ну, перестраховщик! Утром, когда Тарисса собралась на работу, её провожал сам начальник, сердито глядя ей в след, ведь девушка так и не допустила мужа не только к своему телу, но и в общую спальню.

— Вечером приду за тобой, — буркнул Каинани. — Одна не выходи.

— Мне что теперь и в поселении под конвоем ходить? — поинтересовалась Тарисса. — Меня ж засмеют…

— И кто же?

— Да вон хоть они, — сказала девушка, указав на любопытствующих парней, что приехали вместе с Тариссой из Академии. Каинани недовольно зыркнул в сторону улыбающихся оборотней, и парней как ветром сдуло.

— Ничего, — отмахнулся инчих, — найду им работу по разуму, и некогда будет веселиться за чужой счёт.

— Всем рот не заткнёшь, — буркнула Тарисса.

— Неужели?! Девушка махнула на мужа рукой и взбежала поскорей по ступеням целительской. Каинани дождался, пока она не скроется в глубине дома и практически понёсся на звук раздававшихся смешков. Тарисса всего этого не видела, так как её в оборот взяла аффи Аллин, расспрашивая о том, как девушка отнеслась к новому месту жительства, а ещё попросила прощения за то, что не напомнила подопечной о правилах безопасности. Чувствуя сою вину, женщина долго сокрушалась, дабы поднять девушке настроение отпаивала Тариссу вкуснейшим ягодным отваром со сладкими булочками. Ароматы выпечки заставили выползти в столовую всё ещё полусонного Фаррима.

— О, Тари, привет! — радостно вскрикнул он. — Как ты? Девушка пожала плечами.

— Ну, как не зверствовал начальник? — засунув булочку в рот, прошамкал парень. — Говорят, ты у него ночевала… Аффи Аллин тихонько отвесила Фарриму затрещину.

— Любопытство наказуемо, — наставительно изрекла женщина. — А зная нашего инчиха, могу сказать, что простыми воспитательными работами не отделаешься. И кому-то сегодня уже перепало. Фаррим недоверчиво хмыкнул и снова стал терзать Тариссу вопросами.

— А он уже метку тебе поставил? — задал уж совсем личный вопрос парень. — Я сейчас тебе её поставлю! — рассердилась, наконец, девушка. — Я же не спрашиваю отметил ли ты свою красавицу?!

— Уж, всяко успел, не то что наш начальник… — хохотнул было Фаррим, но тут же чуть не подавился кусочком пирога, так как в открытую дверь как раз заходил нахмурившийся Каинани. Фаррим быстро засобирался и шмыгнул в соседнюю комнату. Аффи Аллин рассмеялась, а Тарисса предпочла промолчать.

— Что за молодёжь наглая пошла! — возмущённо изрёк инчих, присаживаясь напротив девушки и выхватывая с блюда румяную булочку.

— Ммм, аффи Аллин выша выпечка как всегда на высоте. Тарисса благоразумно помалкивала, не желая привлекать к себе внимание, словно это было возможно. Каинани аппетитно поглощал еду, запивая всё не менее вкусным отваром, иногда слизывая с губ капельки начинки пирога, отчего девушка начинала недовольно пыхтеть, ведь её взгляд то и дело цепляли губы мужа, рождая нескромные желания. Сначала Тарисса думала, что Каинани не замечает её состояния, но случайно встретившись с ним взглядом, поняла, и замечает, и понимает, а ещё очень доволен состоянием жены. Тарисса рассердилась и поскорее покинула общество нежданного гостя, скрывшись в своей комнате наверху. Нужно было начинать работать, сегодня предстояло разобрать прошлогодние сборы трав и растереть некоторые в порошок, вот только спускаться, пока там находился инчих, девушка не намеревалась. Через некоторое время Тариссе стало скучно, но к её радости объявившийся Фаррим избавил девушку из добровольного заточения.

— Выходи, — крикнул он из-за двери, а когда Тарисса вышла в коридор, парень притворно закатил глаза и обмахиваясь ладонями, словно веером, спросил. — Как ты его терпишь? Я успел пробежаться по поселению, наши парни попрятались кто куда с глаз начальства. Не знаешь, чем они провинились?

— Слишком больно любопытные, — ответила девушка. — А ОН точно ушёл?

— Ушёл. Сам видел, аффи Аллин за тобой тут же послала. Скажи-ка, — полюбопытствовал вирх, — ты что отказала ЕМУ сегодня? Поэтому он так свирепствует?

— Знаешь что, — возмутилась Тарисса, — если не заткнёшься, зверствовать начну я!

— Ой! — притворно испугался Фаррим. — Будешь пугать меня своей милой кисой?!

— Думаешь, моя Тирга не сумеет испугать твоего зверя?!

— Ой! Боюсь-боюсь! — фыркнул парень.

— Дурак ты! И как тебя Сниу выносит?!

— Хм, я ей другим нравлюсь.

— Все вы мужчины одинаковы! Нашёл, чем гордиться!

— Эй, вы, молодые господа! — раздался голос снизу. — Работать кто-нибудь собирается? «Молодые господа» поспешили спуститься вниз и под ворчание аффи Аллин заняться перетиранием трав в порошок. Фаррим всё время отвлекался, так как Сниу порхала по целительской, выполняя поручения главной целительницы.

— Молодой человек, — предупредила целитель, — испортишь сбор — сам его будешь пить, а Сниу к ребятам отправлю с укрепляющим отваром… Фаррим вздрогнул, надулся и с большим усердием принялся за работу. Тарисса хмыкнула, глядя на недовольное лицо парня.

Правильно, не всё ему над другими потешаться. К концу работы девушка взмокла, ведь после растирания трав в порошок, пришлось ещё сделать взвар из ягод с частью порошка, и тут уж от Фаррима пользы было никакой. Аффи Аллин заставила его раскладывать порошки по ёмкостям, Сниу же поручила залечить ранки малышне, прибежавшим после игр в «защитников» от вихогов.

— Хорошая смена растёт, — удовлетворённо заметила аффи Аллин, затем глянула на Тариссу. — А ты бы шла домой, упарилась совсем.

— Да, я здесь окачусь, — отмахнулась девушка.

— Ну, где же здесь?! — всплеснула руками целитель. — Фаррим вон уже спускается в купальню, и Сниу за ним, погоди, помчится. Не будем же мы им мешать?!

— Ну, тогда пойду я, — засобиралась Тарисса на выход, пока не пожаловал муж.

— Иди-иди, деточка, — кивнула аффи Аллин. Но надеждам девушки не суждено исполниться, Каинани ожидал её на крыльце. Тарисса надулась и снова под конвоем отправилась дальше. На этот раз весельчаков поблизости не наблюдалось.

— Я, ммм, в купальню сразу пойду, — с вызовом сообщила девушка. Глаза Каинани загорелись предвкушением, но он понимал, что Тарисса ещё не готова по настоящему начать семейную жизнь, поэтому, вздохнув, тихонько сказал:

— Хорошо, только возьми полотенца. Я пока приготовлю ужин. Когда девушка спустилась вниз, сначала довольно злорадствовала, но потом внутренне возмутилась. «Мог бы и настоять на своём!». И тут же втянула голову в плечи и тихонько огляделась, не подслушивает ли кто её мысли. М-да, ситуация. А Каинани в это время переживал. Его с невероятной силой тянуло к любимой, особенно после их первого единения, зверь просто требовал соединиться со своей парой, сводя Каинани с ума вожделением. Но инчих понимал, спугнёт Тариссу и ещё долго не увидит её в своих объятьях. Приходилось набраться терпения, и с ужасом ожидать, что появиться чужак и тоже станет парой Тариссы. А чёрный зверь Каинани был на редкость жадным единоличником, поэтому мужчина опасался, что совершит нечто такое, что совсем отдалит любимую от него. Сейчас Каинани радовался, что Тарисса не смотря ни на что согласилась жить с ним в одном доме, а ведь она могла отказаться, в конце концов поставить ультиматум, и он бы на всё пошёл, чтобы не злить по настоящему девушку. Ещё он видел, что дом понравился любимой, зря он, конечно, оставил на виду её личные вещи, но что уж теперь… Тарисса вернулась из купальни посвежевшая, отдохнувшая и в благостном расположении духа. Вошла в кухню, где копошился муж, уселась на свободный стул и стала с умилением наблюдать за Каинани.

Эх, и красивый, зараза! Глаза девушки нагло «лапали» Каинани, благо он за готовкой ничего не видел, ну, или Тарисса так думала. А потом был удивительно вкусный ужин. Девушка, всё ещё пребывая в благодушном настроении, предложила Каинани дать пробежаться их зверям по ближайшему пролеску. Разве мог мужчина отказать в этом любимой?! Тарисса с удовольствием перекинулась, давая волю Тигре. Большая кошка сначала с удовольствием потянулась, затем тихонько рыкнула в сторону всё ещё медлившего мужчины. Мгновение и чёрный зверь блестит глазами в сторону своей пары, при этом не двигаясь с места. Тогда полосатая красавица прошлась мимо чёрного зверя, напоследок задев его нос кончиком собственного хвоста, и понеслась вперёд, как бы насмешливо пофыркивая. Самец грозно рыкнул и огромными прыжками понёсся за своей самочкой. Некоторое время инчихи играли в догонялки, а затем расположились для отдыха на полянке. Чёрный зверь довольно щурился, наблюдая за резвящейся парой, а она в это время каталась на спине. Дёргая лапами в воздухе. Каинани едва сдерживал внутреннего зверя, а Тарисса как нарочно провоцировала его. Ну, вот сейчас, например, она снова подхватилась и собралась убежать, но Тигра практически тут же передумала, стала подкрадываться к лежащему самцу, затем напрыгнула на него и стала тихонько покусывать. «Что же ты делаешь. Милая!» — простонал про себя Каинани, зато его зверю всё очень нравилось. Ещё бы эти заигрывания ясно давали понять. Чего же хочет на самом деле самочка. А Таррису словно захватила эйфория, её девочка блаженствовала рядом со своим самцом, и обеих пронзало далеко не невинные желания.

Тигра желала заполучить своего самца сию минуту, чтобы уже ни одна самка не смогла заявить на него права, ведь чёрный красавец должен принадлежать ей одной. А потому инстинкты заставляли Тигру провоцировать самца на активные действия. Сама Тарисса сначала была в шоке от своих действий, но вскоре азарт соблазнения желанного самца захватил и её. Девушка понимала, что сегодня может случиться завершение связи и немного побаивалась этого вначале, а затем рассердилась на себя. Он же её муж, в конце концов. Кто знает. Какая ещё гадина решит заявить на него свои права, а так он уж точно никуда не денется. Своим Тарисса не собиралась делиться ни с кем. Когда желания девушки и её зверя слились в одно… Каинани и его зверь больше не смогли сопротивляться нежному зову. Инчих осторожно выполз из-под самочки и тут же оказался на ней, прижимая желанную к земле. И вскоре полянку оглашал довольный рык двух инчихов, а оборотни в поселении заулыбались, их потрясающий слух уловил доносящиеся издалека звуки единения звериной пары.

— Ну, вот и хорошо. Давно пора, — хмыкнула аффи Аллин.

— Повезло начальнику, — бормотали молодые оборотни.

— Ммм, Каинани заслужил своё счастье, — вздохнул немного грустно имди Овей.

* * *

Тарисса пришла в себя не скоро. Приняв человеческую форму, она смущённо глянула на мужа, ей почему-то показалось, что он сейчас начнёт подкалывать её излишней нескромностью, ведь именно она спровоцировала то, что произошло. Но Каинани лишь ласково и с безграничной нежностью взирал на неё, счастье переполняло инчиха, ведь и жена и её зверь окончательно приняли его в своё сердце. И как бы потом не отпиралась Тарисса, а мужчина теперь был уверен в её чувствах.

— Устала? — тихо спросил Каинани, баюкая в объятьях жену. Тарисса от усталости могла лишь кивнуть. Завершение связи отняло слишком много сил. Каинани, приподнявшись, подхватил на руки свою драгоценную ношу и понёс в сторону дома. Девушка смущённо уткнулась в грудь мужа, только сейчас до неё стало доходить, что их «художества» могли слышать все. Но на счастье Тариссы, большинства жителей поселения на улице не было видно. А Каинани мысленно возблагодарил своих догадливых подчинённых, удалившихся с глаз счастливой парочки, дабы не смущать жену начальника и друга. Войдя в дом, Каинани понёс Тариссу в купальню, где долго и обстоятельно помогал ей принимать водные процедуры. В его прикосновениях была лишь нежность, Каинани понимал, что на большее жена сегодня не способна, а поэтому лишь иногда прикасался в мимолётной ласке губами то к плечу, то к изящной шейке. А потом полусонную нёс Тариссу на верх. Когда жена заснула, мужчина ещё долго смотрел на своё сокровище, благодаря всех богов за то, что они подарили его сердцу.

* * *

Утром на завтраке Каинани решил спросить Тариссу о том, что давно следовало сделать, при этом в душе опасаясь недовольства жены.

— Тари, может стоит сообщит о нас твоей семье? Девушка вскинула на мужа глаза, смущённо улыбнулась, от чего мило заалели её щёчки, и тут же согласно кивнула.

— Я тогда сегодня же отправлю вестника. И, Тари, я счастлив, что что ты приняла меня… Тарисса снова засмущалась и постаралась поскорее сбежать к аффи Аллин. Каинани, проводивший спешащую жену взглядом, тихонько вздохнул. Вот, вроде бы, связь завершена, можно только радоваться, а сердце печалиться холодностью любимой. Желание дай ей в своё время как можно больше свободы, сыграло с ним злую шутку. Тарисса не мягкая, всё понимающая, тихая девочка, у неё есть характер, иногда очень жёсткий. Но инчих ни за что бы не согласился поменять её на кого другого, ему нравилось в жене абсолютно всё. А эту холодность он перетерпит…

* * *

Девушка вот уже который день избегала близости с мужем, но Каинани не сердился, лишь вздыхал ей в след. «Вот ведь, давит на жалость», — мысленно возмущалась Тарисса, а сердце давно было готово растаять от каждого мимолётного взгляда и прикосновения мужа. В очередной раз возвращаясь домой с работы, девушка с порога с удивлением услышала посторонние голоса, особенно её поразил чуть приглушённый женский смех. Тигра внутри рассерженно рыкнула, а сама Тарисса, приготовившись устроить Каинани разборки, ворвалась в комнату… и тут же застыла… Вместо ожидавшейся соперницы на мягком стуле восседала мама Светлана. Весело болтавшая с Каинани и аффином Овеем. Увлечённо беседовавшая троица с удивление посмотрели на Тариссу, всё ещё хранившую сердитое выражение лица.

— Девочка моя! — всплеснула руками Светлана, подхватываясь со стула и поманила к себе дочь, раскрыв объятья. Тарисса буквально влетела в родные объятья, упиваясь счастьем. А потом были разговоры до утра, близкие делились последними новостями, шутили, смеялись. Чуть позже Тарисса с матерью поднялись наверх, там Светлана стала серьёзней и со вздохом начала непростой для неё разговор.

— Малышка… — начала мать.

— Мам, — чуть возмущённо протянула девушка, — я уже выросла…

— Вижу, — улыбнулась Светлана. — Уже и замуж успела выйти.

Взрослая… А для меня осталась всё той же милой малюткой… Я так люблю тебя! Женщина вздохнула, словно бы собираясь с силами.

— Тари, и всё же я должна перед тобой повиниться. Я знаю, у вас с Каинани сложились не совсем простые отношения, и в этом много моей вины.

— Мам, ну, что ты…

— Это правда. Ты была ещё маленькой, когда ко мне пришёл растерянный Каинани и сообщил, что считает тебя своей парой. Я тогда испугалась, что потеряю своё сокровище, едва обретя. Ты же помнишь, что этот мир мне не родной, и до сих пор я всё ещё совершаю ошибки, не зная его законов и традиций, но я стараюсь исправиться. В моём мире нет такого понятия, как предназначенная пара. Люди просто знакомятся, встречаются и, если между ними возникли чувства, соединяют свои судьбы. Не всегда на всю жизнь. Поэтому, наверное, никак не могла поверить, что твои отцы любят меня, что я для них единственная… на всю жизнь…

— Я не понимаю, о чём ты…

— Родная, это я попросила Каинани не сообщать тебе и окружающим о том, кто ты для него. Именно я просила дать тебе свободу выбора, попробовать свои силы в учёбе, в свободном общении с друзьями.

Конечно, для него это было сложно и он наделал ряд ошибок, но, солнышко, прости его… и меня… Тарисса улыбнулась, в её сердце все обиды давно растаяли, а признание матери лишь показало, насколько родительница любит её. А ошибки?! Кто ж их не делал?! Она сама немало дров наломала… Когда мать заснула, Тарисса, тесно прижавшись к ней, задумалась о своих отношениях с Каинани. В её сердце всё больше тепла рождалось по отношению к мужу. Она поняла, что следуя клятве и просьбе Светланы, он так и будет давать жене много свободы и ждать, ждать, когда она впустит его в своё сердце. Долго придётся ждать его следующего шага. Так может, стоит самой первой пойти навстречу?

* * *

Гости разъехались через пару дней. Светлана спешила вернуться к своим нетерпеливым мужьям и младшей дочери. Братья к своим любимым. Тариссе было немного грустно от расставания, но она понимала, куда ведут их сердца, сама же отправилась на поиски мужа. Каинани обнаружился в гостиной у окна. Сложив руки на груди, мужчина вглядывался в даль, и лишь по чуть напрягшейся фигуре Тарисса поняла, что её присутствие не осталось незамеченным. Девушка быстро пересекла комнату, прижалась к спине Каинани, обхватив его руками за пояс.

— Тари, — тихо прошелестел его голос. — Уже скучаешь по родным?

— Я всегда по ним скучаю, но теперь ты моя семья…

— Тари, — сглотнув, снова прошептал мужчина, — ты простишь меня?..

— За то, что ты пообещал давно моей маме? Я не сержусь…

— Я люблю тебя, Тари… так давно и глубоко, что иногда мне становиться больно. Но ради тебя я готов пойти на всё… И, Тари, я подожду, пока и ты меня полюбишь… Тарисса мысленно усмехнулась, счастливо вздохнув. Её река скользнула вниз, ощутив насколько сильно Каинани любит и желает её, очень сильно желает.

— Тари, что ты…

— Я люблю тебя, глупый, — радостно прощебетала она. — И, если ты меня сейчас же не поцелуешь, обижусь… Тарисса не успела договорить, как муж резко развернулся, подхватил её на руки и усадил на широкий подоконник, тут же мгновенно впиваясь в податливые губы поцелуем. А то, что было дальше… Тарисса только надеялась, что не нашлось любопытных заглядывать в их окна, а то ведь такого насмотреться могли… Правда, обо всё этом девушка смогла думать позже, много позже, а пока всё, что она могла делать, это стонать и кричать от наслаждения, выгибаясь в руках мужа. Хотя, одна мысль её всё же озарила: как бы было хорошо, чтобы у них с Каинани появился малыш, нет, два малыша, девочка и мальчик. Мальчик, как папа с чёрным красивым зверем, а девочка, у которой будет столь же полосатая красавица Тигра. Видимо супруги думали об одном и том же, не зря же через положенное время у пары появились двойняшки. Каинани тогда чуть с ума не сошёл от счастья и гордости за свою любимую. Вот только судьба несколько переиначила мечту Тариссы. Когда пришло время первого оборота для детей, родители с удивлением увидели перед собой двух полосатых красавцем. Близкие друзья и родные так же были удивлены, но ни сколько не разочарованы, умильно любуясь красотой и грацией малышей. Это позже родители будут отгонять от красавицы дочери множество поклонников, а сына корить за славу любвеобильного кота. Спустя же время близнецы встретят свои пары, практически в одно время друг с другом, на радость Тариссы и Каинани.

КОНЕЦ.


Примечания


1

Пояснение: вирхи — клан оборотней, очень похожих на огромных волков во второй ипостаси.

(обратно)

Оглавление

X