Константин Назимов - Битва с империей [СИ]

Битва с империей [СИ] 1176K, 259 с. (Рыскач-4)   (скачать) - Константин Назимов

Константин Назимов
Рыскач. Битва с империей


Пролог

Корабли имперцев медленно приближались к берегу. На палубах тишина и спокойствие. Не суетятся воины, не гремит вооружение, никто не нервничает и не молится своим богам. Такое ощущение, что флот идет не воевать, а выполняет обычный торговый поход.

На флагманском корабле, на мостике, собралось пять магов, которые хмуро всматриваются в берег. С первого взгляда не понять, что с ними не так: камзолы начищены, на пальцах блестят перстни-артефакты, мечи и кинжалы на поясах — все в норме и в тоже время что-то не то. Никто не разговаривает между собой, все поглощены собственными думами.

— Что ж господа маги, вот и подходим к последней черте, — печально выдохнул один из магов.

— Увы, уже ничего не изменить, — горько ответил ему второй и с ожесточением дернул платок, завязанный на шее.

Ткань треснула и медленно спланировала на надраенную до зеркального блеска палубу. После того как платок освободил шею мага стал виден блестящий стальной обруч, на котором пестрят руны и переливаются на солнце несколько драгоценных камней. И тут сторонний наблюдатель мог бы сопоставить ту странность, которая цепляла глаза — у всех магов, как и у смиренно ожидающих своей участи моряков имелись на шеях платки. Да, они разные, у кого-то из дорогой ткани у других из обычной материи, с рисунками и без, но платки у всех!

— Не боишься ожог от солнца получить? — спросил совсем молоденький маг, своего коллегу, который обнажил обруч.

Вот теперь стало понятно, что платки закрывали шеи магов и моряков не для красоты, а от палящего светила, которое имеет свойства разогревать металл до высоких температур.

— Не о том беспокоишься, — кривя губы, ответил ему маг. — Император кинул нас на заклание, и мы не в состоянии отклониться от его приказа ни на йоту.

— Но мы же дадим бой! И возможно победим! — попытался образумить тот своего старшего товарища.

— Не будь наивным! — вступил в разговор четвертый, а пятый маг согласно покивал головой, — Наши силы и возможности противника империи хорошо известны и если бы не разведка и наши шпионы, то неизвестно что бы вышло от нашего набега. Но и тут император решил перестраховаться, нанеся нашими силами лишь отвлекающий удар. Да и какой это удар! Сам понимаешь, что с нашими силами не справиться с врагом! А вот после того, как враг истратит свои магические резервы, вот тут…

— Нас атакуют! — раздался крик впередсмотрящего.

И действительно, с берега, в сторону кораблей понеслись магические удары. Через пару мгновений атака врага достигла защитного контура. Раздался оглушительный треск и всполох искр, поставленная в империи защита не выдержала и растворилась под напором магии. Но корабли от атаки не пострадали и все с той же скоростью двигаются дальше.

— Примерно еще триста метров до того как нам разрешат отвечать на атаку врага, — насупился самый пожилой маг из пятерки и тоскливо бросил взгляд на эскадру.

— Капитан, — дотронулся до его плеча маг, который недавно сорвал со своей шеи платок, — мне было приятно с тобой сотрудничать.

— Да, мне тоже, жаль что не смогли взять в империи ситуацию под контроль и допустили до власти…

Капитан не договорил, он с горечью проводил взглядом разваливающийся на куски корабль, до этого времени шедший с флагманом в непосредственной близости. С берега магические удары беспристанно атакуют корабли, но не все они несут в себе убойную мощь, от которой корабельная защита не выдерживает. Правда, защитный контур уже распался и надежда лишь на заклинания, которые непосредственно наложены на суда. Вот и флагману достался с пяток ударов: шаровой молнией, воздушным кулаком, ледяными стрелами и еще чем-то незначительным. Корпус выдержал, мачты не рухнули, но крики боли и стоны на судне послышались.

— Мы уже можем ставить защиту! — воскликнул молоденький маг и с его рук полился поток магии, окутывающий мостик корабля. — Еще не все потеряно! Мы сможем искупить вину перед императором!

Вряд ли умудренные маги согласились со своим молодым коллегой, но к постановке защиты присоединились. А через пару минут они уже посылали удары по вражескому берегу.

Но силы, естественно не равны, и один за другим, корабли имперцев разваливаются или их охватывает пламя. Вот остался один флагман, который уже почти дошел до берега, но тут на него обрушился особо мощный магический удар. Защита магов разлетелась, корабль на миг покрылся инеем и засверкал на солнце, а уже через миг стал трескаться и распадаться. С берега донесся радостный рев победителей, но его из нападавших никто не услышал, все захватчики погибли.

Радость оборонявшихся оказалась недолгой, на горизонте появилось всего пятерка кораблей, которые стремительно стали приближаться к берегу. Это не эскадра, но по водоизмещению и количеству воинов и магов на бортах, пятерка кораблей намного превосходит своих предшественников по мощи. Огромные корабли охватывает сияющий защитный щит.

— Император, — склонился в поклоне, перед властным седовласым мужчиной, маг в богато расшитом халате и кривой саблей на боку, — ваше распоряжение выполнено. Враг может нас лицезреть и содрогаться.

— Грейт, — император, сдвинул брови, — запомни, главного их мага, который организовал школу — живым! Иначе ты и сам пойдешь кормить рыб!

— Я все помню, — не поднимая взгляда, ответил маг.

— Что там с остальными атаками? — спросил император.

— Все по плану, десятки наших кораблей должны высадиться по заранее намеченному плану. Враг сейчас магически истощен, да и все равно им нечего нам противопоставить.

— Тем лучше для нас, — усмехнулся император. — Мы одним своим походом сумели совместить множество целей! Безболезненно избавились от недовольных, расширим свою империю и очень, — он, нахмурив брови, посмотрел на своего советника, который все еще стоял, согнувшись в поклоне, — надеюсь, разберемся с их магическими знаниями. И выпрямись уже наконец!

— Все ваши воины и маги строжайше проинструктированы, магический слепок Рэниона известен.

Император наблюдает за тем как его воины и маги начинают свою убийственную атаку. С кораблей поднялось огромное облако, маги, стоящие на палубах вытянули вверх руки, стали вливать в него заклинания. Нет-нет, сметать все на берегу задачи не стоит. Главное — захват знаний, а данная земля и людишки не слишком империи интересны, никоим образом они не конкуренты, хотя в качестве слуг или материала для экспериментов подойдут. Впрочем, еще не решил император об их судьбе окончательно, да и от духа старого бога, который привел к власти обычного ремесленника, точных указаний не поступало. Император жестко усмехнулся, вспомнив, когда вошел в силу — отомстил всем тем, кто его принижал и насмехался. О-о-о, это действительно божеский промысел, что когда ему нравившаяся девка (с точки прожитых лет и всех событий он не может называть ее иначе) дала отворот поворот, и он как безумный отправился, куда глаза глядят, где набрел на развалины. Естественно, он не поверил слабому голосу, который потребовал напитать стену кровью.

— С, какой это стати, мне себя резать и обмазывать кровью камни?! — воскликнул он тогда.

— Ты много получишь взамен! Да и что тебе терять? Ведь веревку с собой ты прихватил для того, чтобы свести счеты с жизнью! — прозвучал в его голове голос, а потом мерзко захихикал: — И какая разница, как отправиться на тот свет?

— И что? Это мое решение! Кто я? Обычный сапожник, который ничего не достиг! А дочь корабельщика и та от меня нос поворотила! Я, Скили, одинокий и несчастный, как бы хотел изменить все и утереть нос своим врагам! — на миг он прищурился, представляя, как и с кем расправится. В голове мелькнули картинки расправы над всеми насмешниками.

— О!! В этом мы похожи, врагов необходимо наказывать! Или ты трусишь и боишься поделиться своей кровью?

Сложно сказать, как бы он поступил в другой ситуации, но тогда, возможно на эмоциях, а может из-за непросветной жизни — полоснул кинжалом по ладони и приложил к полуразрушенной стене. Сейчас же, он, Скили I — император, маг, для него нет ничего невозможного! Правда, есть одно существо, которое имеет правое ему указывать и тот, для кого он всего лишь инструмент. Император прекрасно это осознает, но цели и желания совпадают. Всюду одни низшие, ничего не умеющие жалкие людишки. Да, частью своих знаний, переданных от духа бога он поделился со своими подданными, кое-чему обучил, иначе никаких высот не достичь. Первые его люди — обычные бандиты с большой дороги, давшие старт империи, давно напитали собственной кровью стену духа бога. А он, после пяти лет проведения в жесточайших условиях обучения, и связанный жестко со своим учителем и господином — жив и процветает.

— Не забудь — мне необходим директор Кулавассы, — неожиданно прозвучал голос в голове императора. — Он угрожает нашему положению!

— Я все помню и понимаю, не волнуйся, — вслух ответил он и, увидев, что его советник удивленно округлил глаза, рыкнул: — Это тебя не касается! Иди и помни — одна ошибка и… — император раздраженно махнул рукой, отсылая от себя советника.

Скили давно задумывался завести нового советника, а то этот слишком часто слышит его оговорки, теперь же, после похода, при любом его раскладе, стена духа бога впитает в себя еще одного мага. Впрочем, магами всех, кроме императора можно назвать условно, знания переданы не на постоянной основе, если в них не разбираться, то получится, что они просто выполняют определенные действия, которые всплываю в их головах. Но при желании, что-то эти людишки могут понять, если станут копаться в всплывающих знаниях.

Тем временем, маги напитали облако над кораблями и отправили его на берег. Защитники, истощенные предыдущей схваткой, пытались отклонить и разрушить магический удар, но у них ничего не вышло. Зависнув над берегом, из облака на землю полилась магическая атака. Хоть на таком расстоянии и невозможно услышать, как противник корчится от боли высасывающего последнюю магию, заклинания, но Скили это отлично представляет и улыбается. Боль врага для него радость, а то что последнему сейчас несладко — уверен. Однако каким-то образом враг справился с атакой! В сторону кораблей полетели ответные заклинания, слабенькие, но все же. Император, нахмурился, и отдал приказ высадиться на берег и покарать непокорных.

Через несколько часов ожесточенного боя, имперские воины праздновали победу. Враг оказался разбит на голову, часть полегла на поле брани, кто-то бежал, а кого-то захватили в плен. Да, пленные не могли ни говорить, ни ходить, все без сознания, но главное то, что главный враг оказался в его руках. Скили задумчиво осмотрел валявшегося у его ног перемазанного кровью человека и, пнув последнего под ребра, бросил:

— Никто не может бросать вызов мне и империи!

Вот только радость оказалась недолгой. Трясущийся советник пришел на доклад с явно нехорошими вестями.

— Великий император! — бухнулся тот на колени. — Пощади! Мы все сделали по твоему плану, но школа Кулавасса оказалась пуста. Мы не смогли никого захватить, нет ни людей, ни артефактов. Сюда же движется войска, превосходящие нас в численности в сотни раз.

— Если школа пуста, то это твоя вина, должен был предусмотреть и не дать им бежать! — Скили зло сверкнул глазами, — не стоит обвинять меня в своих ошибках, а все мне никогда не предусмотреть, для этого и существуют мои слуги. Ты провинился! И понесешь наказание. — Император обвел взглядом приближенных к себе магов, все эти слова он говорил не для бывшего советника, у которого он уже заклинанием запечатал рот и обездвижил тело, все это для нового советника, которого он еще не выбрал. С кончиков пальцев Скили слетело пять искр и вонзились в советника: руки, ноги и голова. Несчастного скрутило и выгнуло от боли, изо рта вылетел кратковременный вопль, а потом тот сломанной куклой рухнул на песок.

— Возвращаемся в империю! — скомандовал Скили после кратковременного раздумья и беседы с духом бога.

Осматривать покинутую территорию школы им показалось неперспективно, а риск потерять своего пленника высокой. Да и дух бога решил, что ключ ото всего у них в руках, а остальное может потерпеть, да и вражеские маги не смогли оказать должного сопротивления, и в данный момент угроз нет. А что до двигающих сюда войск Скили испытывал только легкое раздражение, численное превосходство не всегда превращается в победу.

Рэниона избитого и так и не пришедшего в сознание закинули на палубу корабля, после чего оттащили и бросили в трюм. За всеми этим событиями пристально следили: высоко в небе кружил орел, а на берегу, оставшиеся в живых и ненайденные два песчаника. Оставшихся пленников, так и не пришедших в сознание, загрузили на другие корабли, после чего захватчики отшвартовались от берега и взяли курс на империю.


Глава 1. Пленник

Темнота и неизвестность… Боль и равнодушие ко всему. Кто я? Где? Ни о чем и не с кем поговорить. Голова кружится и пульсирует болью, как, впрочем, и все тело. Тем не менее, с каждым разом мое пробуждение или точнее сказать возвращение в разум происходит осознаннее. Это не значит, что я начинаю о чем-то вспоминать, нет, мыслей в голове никаких, но боль становится привычнее, глаза к темноте привыкают и их уже не застилает кровавой пеленой.

Уж и не знаю, в какое свое пробуждение, очнулся и понял, что могу хоть как-то трезво размышлять. Перво-наперво, с огромным облегчением понял, что голова не так раскалывается, а просто ноет. Что до всего остального тела — наплевать, пройдет! А вот то, что вспомнить не могу свое прошлое — печально, но боль отступает, и возникают вопросы.

Кряхтя, поднялся со своего ложа и осмотрелся: помещение тускло освещается маленьким окошком под потолком, до которого ни дотянуться, ни допрыгнуть. Сама комната метра три на четыре, из мебели лишь массивная дверь да каменная полка, на которой лежал. Но как ни странно, в помещении чисто, хотя воздух сырой и спертый, похоже, окно не обеспечивает достаточный доступ воздуха. Как я тут оказался? Впрочем, то не так интересно, главное — кто я вообще такой? На мне рваный и грязный камзол, штаны — прореха на прорехе, а вот в карманах ничего, что могло бы пролить свет на мое прошлое. Пальцами ощупываю лицо — чувствую ссадины и щетину — брился явно не вчера. А вот и первое украшение — на шее какое-то железное кольцо, холодит, но не мешает. Так… Итоги не утешительны: похоже, что я раб, провинившийся и ожидающий наказания. Нет, не подходит, откуда-то всплывает, что рабства нет, а ткань камзола на ощупь дорогая.

За дверью послышался скрежет, после чего дверной проем охватило мерцание, а на пороге показалась мужская фигура. Где-то под потолком ярко вспыхнул шар света, ударив по моим глазам, заставив их прищурить. Под моим удивленным взглядом, в комнату вошел богато одетый господин. На вид ему лет пятьдесят: волевое лицо, нос с горбинкой, седина в волосах, фигура не воина, но и не обрюзгшая. Прикинул, что в драке смог бы его легко победить, хотя за дверью могут находиться стражники.

— Вот значит ты какой? — хмыкнул вошедший и обошел меня по кругу.

Настороженно слежу за его перемещением, никак не комментирую и, надеясь, что он мне прольет свет на то кто я такой и как тут оказался.

— Молчишь? — мужчина ухмыльнулся, а потом сделал пасс рукой.

Под моим изумленным взглядом позади него оказалось кресло, в котором маг и устроился. То, что это именно маг, никаких сомнений, и в драке мои шансы сводятся к нулю. Хотя… я нахмурился, что-то подобное и сам умел, пасс рукой знакомый.

— Твоя жизнь в моих руках, — продолжил незнакомец, потягивая вино из непонятно как материлизовавшегося бокала. — Ты проиграл и теперь, на правах победителя мне решать твою судьбу.

— Э-э-э, и что же ты желаешь? — осторожно спросил я.

— Рэнион, ты же не наивный сам догадываешься! — усмехнулся маг. — Где он?

Гм, имя ни о чем мне не сказало, как и то, что я что-то и как-то проиграл.

— Кто? — решил уточнить, но пока не говорит о том, что ничего не помню.

— Не прикидывайся — прекрасно понимаешь, о чем речь! А чтобы не возникало иллюзий, немного поясню: ты находишься в полной моей власти! Так что в твоем положении лучше добровольно все рассказать и передать.

— Прости, а кто ты такой?

— Хм, — маг удивленно посмотрел на меня, а потом рассмеялся: — О, мы же не представлены! Что ж, перед тобой император Скили, а сам ты на моей территории.

Империя и император? Интересно, какое к этому я имею отношение? Хотя, что-то знакомое и негативное всплыло в сознании. Потерев щетину на щеке и устав стоять, отправился на свое каменное ложе, присел, и задумчиво спросил:

— И что же императору потребовалось от меня?

— Мне нужны твои знания и артефакты. Отдашь добровольно — не стану искать твою семью, а сам ты… — он задумался на мгновение, а потом продолжил: — принесешь мне клятву верности и будешь служить на благо империи.

— Увы, — развел в сторону руками, — не понимаю, о чем ты говоришь.

— Издеваешься?! — император резко поднялся с кресла. — Учти, я могу выбить из тебя все другими методами!

С пальца мага сорвалась искра и ударила в мой ошейник. Боль, нет, БОЛЬ судорогой свела мое тело. Я упал на пол, казалось каждую клеточку и косточку рвет на части. Из моего горла вырвался хрип, а из глаз, непроизвольно, потекли слезы.

— Подумай над моими словами и этим уроком! И радуйся, что пока я не познакомил тебя с духом бога! — Донеслось до моего затухающего сознания.

В забытье перед моими глазами стали мелькать картинки: вот я за стойкой в лавке, вот отправляюсь на какие-то поиски. Перед глазами мелькают лица, что-то мне говорят, улыбаются — все знакомы и явно близки, но целостность не складывается. Развалины и руины, драки с кем-то, улыбающаяся ласково девушка, черный как смоль конь. Со стоном облокотился на стену, увы, память упорно не хочет возвращаться. Руками обхватил голову и попытался напрячь память. Надо перебрать все сведения имеющиеся в распоряжении. Зацепившись за образ императора, и понимая, что он мой враг стал вспоминать, что мне известно об Скили. Как ни странно, но это помогло. Удалось вырваться из неизвестности, про империю информация кое-какая всплыла: они пытались захватить материк, а я им противостоял. Так! И с кем я оказывал им сопротивление? Перед глазами мелькнула странная картинка: песчаные воины, орлы, русалки и обычные люди, почему-то обращающиеся ко мне «учитель» и «директор». Неужели у меня не имелось влиятельных знакомых? Ага, бандитское сообщество, упс, короли… Н-да. Почему-то вопрос о семье боюсь задавать, но перед глазами встает лицо малышки — дочь Рэнилла, жена Кин, сестра… Где они, что с ними, успел ли дух выполнить план? Кстати, духа не слышу! Память вернулась, но долгожданного облегчения не наступило, навалился груз ответственности и горечь. Последний бой и то, как мы попались в ловушку императора. А всё удивлялись, что первая волна кораблей захватчиков не оказывает сильного сопротивления. Только когда Креун стал докладывать о странностях, меня обдало холодом понимания.

— Рэн, на кораблях меньше воинов, чем мы предполагали, а магов почти нет! Это была искусная иллюзия!

— Но как такое возможно и почему? — удивился я и сам же дал ответ: — Отвлекающий маневр! Но получается — император послал своих людей на верную смерть!

— Жертвы не всегда останавливают, это печально, но факт, — ответил дух. — Рэн, необходимо что-то решать, боюсь у нас не так много времени, а у нас магические резервы, по моим прикидкам, опустели на три четверти.

Да, тактику поменяли, но понимая, что уже проиграли сражение, пришлось многое переигрывать. Большинство учеников распустил прямо на поле боя, им велено возвращаться по домам и продолжать заниматься, осваивая магию. Воины короля, как и сам Кулар, отступили, оставив добровольцев, согласившихся прикрывать отход своих. Креуну же велено бросить все свои силы и эвакуировать школу и близких мне людей. Если спрятать артефакты — легко, хотя я и отказался от того, чтобы знать, где они окажутся, боясь оказаться в плену (как в воду глядел!), то с людьми все тяжелее. Но дух задействовал все ресурсы и в последний момент доложил, что все выполнил. Увы, ему самому пришлось оставить обжитую территорию. Он должен был покинуть свою стену в школе, хоть и оставить к ней привязку, но мы понимали, что израсходовав львиную долю энергии, вернуться он сможет туда не скоро. Хотя как вернуться? Необходимо найти убежище и отстроить новый круг силы, накопить магической энергии, а на это уйдет неизвестно сколько времени. Смогли бы мы отбить имперскую атаку, обладая своими максимальными силами, если бы не распыляли их на отвлекающий удар? Сложно сказать, может да, а может и нет. Тем не менее, уже поздно что-либо менять. Все сложилось так, как сложилось. Хотелось бы уверенности, что с семьей все в порядке, но… остается лишь верить.

Скрипнула дверь и в проеме возник стражник, определил это с первого взгляда: грубый камзол, нет украшений, если не считать железного ошейника на шее. Хм, на вид тонкая пластина металла, на которой выдавлены руны, в отличие от моего «украшения», камней не наблюдается.

— Пошли, — стражник кивнул головой в сторону двери.

Встал и последовал за исчезнувшим в коридоре охранником. Под конвоированием двух стражников меня отвели в богато обставленную комнату, правда, без окон. Ковры на стенах, полу, дорогая мебель, стол заставленный яствами и сервированный на две персоны. Обстановка такая, что прямо свидание и соблазнение! Открылась незамеченная ранее дверь и, улыбаясь, вошел император.

— Рэнион, иди, — он кивнул на дверь, из которой появился, — омой руки, справь свои потребности и присоединяйся.

Возражать не стал, умыться не помешает, да и туалет давно не посещал.

Ванная комната не разочаровала: мрамор, зеркала, холодная и горячая вода. Немного расстроил вид из зеркала, нет, до своего опухшего в синяках лица мне пока дела нет, как, кстати говоря, и всего остального тела состоящего из одной сплошной гематомы. Меня расстроил ошейник и то что из своего источника почерпнуть не смог ни крохи энергии. Что удручило больше — сложно сказать, но ни украшение, ни то, что не в состоянии воспользоваться магией оптимизма не добавляет. Кстати, меня заинтересовал вопрос, почему я до сих пор не вспомнил про свой источник. Почему лишь глядя в зеркало попытался до него достучаться? Неужели ошейник подавляет мою волю? Магия-то однозначно заблокирована ошейником, а вот воля… Как снять данное украшение непонятно. Цельная на вид пластина металла обхватывает горло, нет ни застежки, ни шва. На нем множество рун и несколько драгоценных камней. В комнате стал тухнуть свет, Скили намекает, что ждать меня до бесконечности не собирается, что ж, пора идти.

— Угощайся, силы тебе потребуются при любом раскладе, — указал вилкой на стул напротив себя император.

И вновь я не стал отказываться, мысленно соглашаясь со своим врагом, восстанавливать силы необходимо.

— Смотрю, твои раны заживают с поразительной скоростью, — потер руки Скили и, плеснув себе в бокал красного вина, пригубил, с прищуром посмотрев на меня.

— Мне сложно судить со стороны, — пожал я плечами, тщательно жуя кусок зажаренного мяса и размышляя о собственных зубах: интересно, они заново отросли или их не выбили? Не, наверное, отросли, решил я, вспомнив картину в зеркале. Да и кости мне точно не в одном месте переломали, а вот поди ж ты — не чувствую боли, не смотря на блокировку энергии. Может и до источника не могу достучаться, потому что он работает на пределе своих сил, направив остатки энергии на восстановление организма? Хотя и понимаю, что украшение на шее не просто так мне навесили, но надежда, что он не полностью блокирует источник остается.

Император отставил бокал и скрестил руки на груди.

— Рэнион, я чуток вспылил, но пойми, если твоему детищу угрожают, то в ход идут любые методы.

— И кто же тебе угрожал? — От удивления я даже жевать перестал.

— Ты, твоя школа, — пожал император плечами и, видя мое недоумение, пояснил: — Силы способные противостоять мощи империи — опасны, они ставят под угрозу все ее существование.

— На целостность империи, как и любого королевства никогда не покушался, — спокойно ответил я и продолжил есть, отчетливо понимаю, что «пряники» могут быстро закончиться.

— Не ты, так твои последователи, — отмахнулся Скили. — Но мы можем договориться.

— О чем? — не переставая жевать, спросил я.

— Моя мощь, как и всей империи, растет с каждым днем. Находиться одновременно во всех своих владениях я не в состоянии, у меня есть наместники, которые управляют от моего имени и под флагом империи. Они мне преданы и проводят имперскую политику, за это живут в свое удовольствие, но лишь до той поры, пока не начинают смотреть на сторону!

— Скажи, а в чем политика империи? О ней ничего не слышал! Каковы цели и задачи? Зачем захватывать королевства, может они сами встали бы под твои флаги? — я отложил вилку и выпил полбокала вина, от которого меня ощутимо повело. Зря вино пил, переоценил свое состояние, нет еще сил.

— Политика империи? Хм, это же очевидно! Власть и сила, все должны подчиняться одним правилам! — Император сжал кулак и потряс им. — Людишки должны служить великим магам, а мы…

— Но люди — те же маги, просто не обучены, — перебил я его.

— Не тебе ли не знать, что не все людишки маги! Лишь те, у кого корни от живших тут когда-то богов имеют магические источники!

Какие-то знакомые речи, где-то и от кого-то все это слышал, немного в иной интерпретации, но все же…

— Могу с тобой поспорить, — не согласился я, — как тебе известно: набирал себе учеников. Так вот, у одних родителей не все дети могли пользоваться источником.

— Слишком слаба связь и кровь, — пренебрежительно скривил губы маг, — такие годны лишь в услужение. А вот тот, чья сила плещет через край — они истинные господа и повелители!

Хм, вот и подошли к черте. Император делает различие между обычными людьми и магами. Когда-то подобное практиковали истинные маги, за что и поплатились своим могуществом и процветанием. Теперь же нашелся их последователь, вернее тот, кто каким-то образом обучался у подобного моему Креуну артефакту. Что ж, выводы моего советника оказались верны, да и фразы про цели мне когда-то Креун похожие декларировал, вот только взгляды у меня с императором противоположные. И свое видение у меня совершенно другое: магия должна помогать людям. Мое желание изучать забытое и нести людям, а тут… Никогда нам не найти общий язык и не стать союзниками.

— По моим прикидкам, люди, у кого есть собственный источник, встречаются один на сотню — хмуро сказал я.

— Возможно и меньше, — согласился со мной Скили. — Ты считаешь всех, а необходимо учитывать только с сильной кровью!

Спорить не стал, взгляды разные и император их пересматривать не собирается. Его дела и действия говорят сами за себя. Промолчал, а мой оппонент продолжил:

— Рэнион же знаешь, что на изготовление артефактов и поддержании их, необходима энергия? — Скили вопросительно приподнял брови.

— Естественно, — пожал плечами.

— Я не про те слабые артефакты, которые используются в повседневной жизни, а те, которые увеличивают мощь и силу! Даруют неограниченные способности и возможности. Они требуют постоянной подпитки, для них не подходит обычная магическая энергия.

Да, такие заклинания, мне в описании истинных магов встречались, но они в большинстве своем запрещенные, а уж на практике применять, с использованием жертв, мне и в страшном сне не могло присниться.

— Вижу, — император удовлетворенно кивнул, — знакомы тебе те обряды! Но, давай перейдем ближе к делу. Времени у тебя имелось достаточно, чтобы понять мою мощь! Отдай мне все артефакты, в том числе и тот, у которого ты обучался и тогда можешь стать моим наместником, разумеется, после того, как над твоим материком взовьется стяг империи.

Император хлопнул в ладоши, стол исчез, мы оказались сидящими друг напротив друга, я на стуле, а мой оппонент в кресле.

— Если откажусь, то?…

— О-о-о, печально, но нужное мне и так узнаю, а ты пойдешь на подпитку моего духа бога.

— Кого? — удивился я.

— Духа бога, — ухмыльнулся Скили. — Не заставляй меня поверить, что ты сам не учился у такого же, просто твой артефакт оказался намного слабее моего и не смог донести до тебя истины. После того, как я замурую тебя в стену своего артефакта и твоя кровь насытит камни, а все знания перейдут через духа-бога ко мне… — маг ухмыльнулся. — Проникся? Мне все и так станет известно, не стоит сопротивляться!

— Что ж ты меня сразу к стене не привел?

Император несколько секунд внимательно на меня смотрел, а потом что-то шепнул себе под нос. Полупрозрачная сфера накрыла нас. Хм, он поставил полог тишины, подобное заклинание и мне известно. Но чьих ушей он боится?

— Иногда, знания должны находиться в одних руках, у меня нет желания вкачивать лишнюю силу в собственный артефакт, поэтому-то мы с тобой и разговариваем. А поделюсь ли я с ним тем, что узнаю от тебя… — он отрицательно покачал головой. — Однако, вариант, когда ты окажешься под управлением духа-бога, возможен.

Сфера медленно потухла, мы молча смотрим друг на друга. Скили ждет моего ответа, все слова сказаны. У меня есть призрачная надежда на собственные способности и практически никакой на помощь Креуна, тем не менее, все для себя решил — сдаваться не собираюсь.

Вторые сутки без еды и питья, про меня забыли и никто не навещает. В моей камере сыро и промозгло. Окончание разговора с императором принесло еще несколько вспышек боли, Скили вышел из себя, и мне пришлось не сладко. В полубессознательном состоянии меня отволокли стражники в камеру и швырнули на пол. Благодаря моей регенерации уже через сутки смог ходить, а сейчас и вовсе с тела сошли все гематомы, насчет же синяков сказать не берусь — нет у меня не только зеркала, но и никакой гладкой и отполированной поверхности не наблюдается.

Зябко передернул плечами и принялся размахивать руками, чтобы хоть немного согреться. Увы, но доступа к источнику нет, а без него все те когда-то обыденные вещи, позволяющие не обращать внимания на будь-то холод, дождь или жару, недоступны. Радует то, что мне дали время все обдумать и взвесить. Положение естественно не завидно, но и не верю, что никого шанса не возникнет, правда, его необходимо постараться найти или создать. Под лежачий камень никто и ничто не залезет. Увы, от идеи избавиться от ошейника пришлось пока отказаться, после того, как я его ощупывал несколько часов кряду. Бесшовный металл создан магически и снять его возможно магу, но никак не тому, у кого магия наружу вырваться не в состоянии. Остались у меня сомнения насчет камней, которые вплавлены в металл, их-то вытащить или как-то повредить еще можно, но тут нужны инструменты, обычные ногти бессильны. Но, опять-таки, неизвестно, что за этим последует. Согревшись, уселся медитировать и пытаться в очередной раз связаться с Креуном. И вновь все попытки оказались тщетны.

— Открой! — Послышался чей-то властный голос из-за двери.

— Не могу, император приказал с пленником не общаться. — Ответил, по всей вероятности, один из моих стражей.

— Ты и не общайся! А я могу Скили сказать, что ты меня ослушался и вообще вел себя недостойно!

— Он опасен, — попытался урезонить кого-то стражник.

— С ошейником? К тому же вас двое, а со мной еще трое. Или ты трусишь? Кстати, вот мне интересно, кто частенько пятую жену императора в коридорах зажимает?

— Тихо ты! — зашипел стражник и зазвенел ключами. — Открываю! Но сама смотри, если что, скажу: заставила силой.

— Поговори мне! Могу и впрямь телохранителей на тебя науськать.

— И все же, он может быть опасен, давай я напарника позову, а ты своих сорвиголов?

Новые лица? Император решил сделать какой-то необычный ход или появилась неучтенная им фигура? Хм, интересно, что мне скажут. К моему разочарованию все произошло не так, как думал. Дверь через какое-то мгновение открылась, в камеру вошли пять воинов с обнаженными мечами. Они взяли меня в круг, и только после этого появилась женская фигура, закутанная в плащ. Низко надвинутый капюшон не позволил рассмотреть лицо. Женщина, молча обошла меня по кругу, тихо выругалась себе под нос и, не сказав ни слова, удалилась. Вслед за ней ушли и стражники. И что это такое? На меня имелись виды, а я не оправдал ожидания? Честно говоря, не стал забивать себе голову, вопросов задавать можно до бесконечности, а ответа так и не найти. Еще двое суток прошло в ожидании чего-то, никто не заходит — вариантов побега нет. Кстати, плана как исчезнуть из темницы так и не возникло. Сумбурные идеи типа: прикинуться мертвым и напасть на открывших дверь стражников или разобрать каменную кладку, приходили в голову, но… Глупо и безнадежно. Кладку мне не разобрать, сквозь стены не просочиться, а нападение на стражников в моем состоянии не принесет ничего кроме еще одних синяков и, увы, на моем теле. Так что принял единственное решение — ждать и надеяться на случай.

На пятые сутки появился император.

— Не надумал? — с порога спросил Скили.

Увидев мой отрицательный жест, криво усмехнулся и вышел. Через минуту в камере стало не протолкнуться: двое стражников держат меня, трое их страхуют, а кузнец раздувает переносной горн.

— Ты меня пытать собрался? — спросил мастерового.

— Нет, — пробурчал он в бороду, — велено в цепи вас заключить.

— А горн зачем? — удивился я.

— Несъемные кандалы приказано делать, — виновато произнес кузнец.

— Понятно, — покивал я головой, — что ж, приказано — делай.

Смотрю, как кузнец выполняет свою работу, и начинаю понимать, что император решил не давать мне ни единого шанса. Мало того, что весь опутанный цепью, которая весит прилично, сделать шаги с трудом смогу, так еще ее снять можно будет лишь в условиях кузни. Но и тут я ошибся! После того, как кузнец завершил свою работу, зашел император, после которого на цепи и кандалах проявились руны! Ох, как-то мне не по себе, но и уважение к собственной персоне возникло — боится меня Скили! От этого мне, конечно ни жарко, ни холодно, но хоть самолюбие…

Трясет в карете нехило, но и объяснение есть — снаружи дерево, а внутри клетка — решетка из железных прутьев в пару пальцев толщиной. Сколько лошадей тянут такой вес — не знаю, не видел, меня с мешком на голове в карету закинули, я его потом еле стянул. Однако темп лошадям задан приличный, не понимаю к чему такая спешка, но Скили торопится.

Ржание лошадей и рваный ритм хода кареты заставили меня прислушаться к происходящему. Резкие выкрики, какие-то приказы, звон стали, а как эпогей — резкий удар по карете, от чего та заваливается на бок. Крушение прошло для меня почти незаметно, если не считать, что обломок стальной решетки пропорол бок. Кто-то меня, насаженного как бабочку, заботливо снял с прута и незамедлительно перевязал. И вновь все происходит без понимания, глаза залиты кровью от рассечения на голове и рассмотреть ничего невозможно, а мои охранники или освободители будто языки проглотили! Ни слова!

Нет, это явно похитители! Цепь и кандалы с меня сняли, а из ошейника извлекли камни! Колдовали надо мной два пожилых мага, и стоило им этого немало сил, а император, когда заклинал цепь с кандалами рунной стражей, не напрягался. Заклятие рунной стражи не изучал, но расход энергии на ее постановку представляю. Это заклинание не только гарантирует неразрывность пут, но и само по себе является гарантом, что охраняемый объект не сможет убежать от предназначенного ему места. Думаю, временным местом мне предназначалась назначенная клетка в карете. А дополнительное свойство, как слежение за объектом позволило Скили отслеживать мой маршрут. Интересно, а что ж в ошейник простенькое слежение не запихнули? Не смогли или там не хватило места? Впрочем, мог оказаться обычный конфликт. Не все заклинания способны ужиться друг с другом. Их естественно можно «подружить» выплетая длинную рунную связь, но расход энергии и свободного места на объекте может оказаться большим, так что это не всегда возможно или разумно. Проще прицепить еще один артефакт, ком в моем случае оказалась цепь с кандалами. К концу операции они еле стоять могли. И все это без каких-либо объяснений! Честно говоря, меня стало уже все это злить неимоверно. Ни на один вопрос не ответили!

И вновь скачка, но уже лошадью управляю сам, хоть и под надзором десятки воинов и трех магов. М-да, мой захват поистине грандиозная операция. С другой стороны и император что-то подобное мог предвидеть, если отправлял меня под таким конвоем и в таких условиях.

Небольшая деревушка в глухом лесу, оказалась конечной точкой нашего маршрута. В глаза бросилось чистота и порядок, не слышен лай собак, не видно вальяжно расхаживающих гусей и суетящихся куриц. Да и главного атрибута деревни — любопытной детворы не наблюдаю. Дома же на первый взгляд обычные, одноэтажные, бревенчатые, может только по размерам раза в два больше деревенских. Но их тут с десяток, не больше, а если живут большими семьями… Но все же, странная деревня!

— Слезай, — прищурился на меня один из моих… пока непонятно кто.

С другой стороны, враг императора — мой друг, а эти люди уж точно не друзья Скили, если это не очередная его уловка. Скачка продлилась часов десять, а организм мой до конца так и не восстановился, так что с лошади я сполз. Предварительно оценил шансы на то, что бы ускакать от своих нежданных спасителей. Чувствую, не все тут гладко! Но шансов у меня пока не представилось — воины и маги рядом, а к собственному источнику пробиться не могу.

— В дом иди, тебя ждут, — бросил мне один из магов, спешиваясь и зорко следя за каждым моим движением. — И давай без всяких неожиданностей, нервы тут у всех ни к черту.

— Учту, — хмыкнул я, а потом окинул взглядом своих сопровождающих и произнес, повысив голос, чтобы все слышали: — Спасибо вам за освобождение. Подозреваю, не все вернулись из данного похода, если смогу, то подниму бокал за отвагу и…

— Иди уже, — прервал меня маг.

Но прервал добродушно, по душе ему пришлись мои слова. Однако, выводы делать рано.

Деревенский дом лишь снаружи казался таковым, внутри обстановка никак этому не соответствует. Ровные отштукатуренные стены, на которых висят картины и причудливые светильники, на полу толстые ковры, массивная дорогая мебель. Такое ощущение, что выйдешь из дома и окажешься в каком-нибудь поместье или городе. Интересно, сколько тут комнат? Кстати, не удивлюсь, если водопровод и канализация здесь присутствует.

За массивным овальным столом собралась интересная компания, которая при нашем, с магом появлении, резко оборвала какой-то спор. Семь пар глаз пристально уставились на меня. Две дамы и пятеро мужчин. Одна женщина сидит во главе стола, вторая по правую руку, лет им по тридцать, тридцать пять. Слева от главенствующей дамы расположился бородач, по виду чистый буйвол! Думаю, от рукопожатия с ним многие хотели бы отвертеться! Рядом с «буйволом» сидят двое магов, один, примерно мой сверстник и пожилой, лет под шестьдесят. Магов легко опознать по различным артефактам, а эти не скрывают своих перстней, с которых в любой момент могут сорваться атакующие заклинания. Впрочем, они могут являться обычными артефактчиками, которые лишь используют заклинания из артефактов. Но вряд ли, освобождали меня от цепей с кандалами именно маги, которым вход сюда оказался заказан. Напротив магов расположились два брата близнеца, обоим лет под сорок, лица волевые и серьезные, похожи на воинов.

— Как прошло? — обратилась дама, сидящая во главе стола к моему сопровождающему.

Она задала этот вопрос по праву главной, показывая кто в доме хозяин. Воспользовавшись тем, что маг стал давать отчет в деталях, повнимательнее пригляделся к главной в этой компании. Усталая женщина, на вид лет под сорок (при внимательном рассмотрении накинул ей годков, а вот у второй десяток урезал), упрямое волевое лицо с морщинками в углах губ, черные как смоль волосы небрежно собраны на затылке и заколоты дорогой брошью (не артефактом по виду). На пальце поблескивает перстень, в ушах сережки с камушками, тонкая цепочка на шее, одета в охотничий камзол из дорогой ткани. Уж не она ли наносила мне визит в камеру?

— Свободен! — выслушав мага, отпустила того дама, а потом перевела взгляд на меня.

— Я тоже могу идти? — улыбнулся ей.

Дама на миг задумалась. Неужели вот так и отпустит?

— Хорошая шутка, — вернула она мне улыбку, — впрочем, ходить, как вижу, ты можешь.

Ее слова вызвали за столом смешки у молодого мага и второй дамы, которая сестра главной или близкая родственница, очень уж лица похожи.

— Присаживайся, Рэнион, — кивнула дама на стул за столом напротив себя, — поговорим.

— Поговорим… — повторил я и устроился за столом.

Очень не люблю сидеть спиной к двери и ощущать на затылке чей-то взгляд. То ли главные лица не показываются, то ли охрана готова в любой момент защитить своих хозяев. За столом тем временем повисло молчание, никто не желает начинать разговор.

— Мое имя вам известно, может и вы представитесь? — намекнул я, на то что неплохо бы познакомиться.

— Нам спешить некуда, — жестом остановила главная свою родственницу, которая было открыла рот. — Зови меня главной, а их имена тебе знать пока не требуется, ну или, — она задумалась, а потом кивнула на магов: — их: старший маг и младший маг, этих, — кивок в сторону близнецов: — брат первый и второй. Ее можешь звать, — указала рукой в сторону своей напарницы, — младшая. А вот…

— Данному человеку подойдет — буйвол, — перебил я главную, чем вызвал у всех присутствующих непроизвольные улыбки, а младшая и вовсе хихикнула. У одного «буйвола» не дрогнуло и мышцы.

Так, младшая явно ближайшая родственница, и за ее поведение скинул ей еще пяток лет, она просто хочет казаться старше, но эмоции ее выдают.

— Как нам известно, ты открыл магическую школу, а войну с империей проиграл. Это так? — с прищуром посмотрела на меня главная.

— Войну? — переспросил я, а потом добавил: — Сражение проиграл — да, а вот войну — нет. Кстати, пара стычек осталась за мной, но в последней битве император меня перехитрил.

Говорить о том, что спасая своих людей, я подставил под удар малую часть своих сил, не стал, непонятно кто передо мной. Да, о том, что сам остался на поле боя мне от моего советника обязательно влетит по первое число, если мы с ним когда-нибудь поговорить сумеем.

— Что от тебя добивался Скили? — задала очередной вопрос предводительница компании.

— Знаний, — пожал я плечами, решив не кривить.

— А они у тебя есть… — задумчиво произнес маг в возрасте.

— Они есть у каждого, вопрос только в том, что известно другим, — ответил ему под резкое урчание собственного живота.

— Но с императором ты не договорился… — то ли констатировал, то ли задал вопрос старший маг.

— Мы воевали друг против друга, — пояснил я свою позицию.

— Не всегда враг таковым остается до конца жизни, да и друг может ударить в спину, — кинул реплику один из близнецов.

Ничего не стал отвечать, со всеми словами согласен.

— Ладно, — хлопнула ладонью по столу главная, — нечего ходить вокруг да около. Ты же понимаешь, что мы рисковали и отбили тебя у императора не просто так?

— Догадываюсь, — кивнул я ей.

— И каковы твои выводы? — чуть подалась она вперед, пристально вглядываясь мне в лицо.

— Точного ответа нет, есть только домыслы и размышления.

— Говори, — приказным тоном потребовала она.

— Вы пошли против императора. Произошло это не вчера, а уже давно. Однако открыто выступить против него не в силах. Меня же похитили по двум причинам… — я замолчал, подбирая слова.

— Каким? — поторопил меня, неожиданно сверкнувший взглядом, за которым скрывался не дюжий ум, Буйвол.

— Напакостить и… — пожал плечами: — вдруг пригожусь.

— Ве-р-но… — процедил старший маг и вопросительно посмотрел на главную.

— А ты нам пригодишься? — обратилась она ко мне.

Оба-на, похоже, моя участь-то не решена и мое похищение больше похожа на укол Скили, чем на что-то большее. Теперь же они думают, как со мной поступить. Отпустить нельзя, могу выдать все императору, да и не зачем им такой свидетель.

— А это не от одного меня зависит, — устало ответил я и головой облокотился на руку, последние события давали о себе знать и разговор вел уже на одной воле. Хочется есть, но еще больше — спать, слишком устал, да и нервное напряжение сказывается.

— Магическим приемам сумеешь нас обучить? — спросил старший маг.

За столом решают трое: главная, буйвол и старший маг, остальные простые статисты, вроде и положение в их компании высокое, но думается мне, голоса их ничего не значат. По-моему, и они это осознают, так близнецы, молодой маг и вторая чуть ли не в рот заглядывают этой троице. Если бы в данной ситуации и на их месте оказались мы с Креуном, то наши голоса разделились на: казнить и миловать. Советник у меня осторожный, он не стал бы рисковать, вот и Буйвол, наверняка, занял эту позицию, магу я интересен, а главная пока не определилась.

— Ошейник снимешь? — задал я встречный вопрос.

— Не могу, развел тот руками. Мы руны с цепи снять смогли, камни боли, слежения и уничтожения изъяли, а вот блокировку источника нам не снять, — покачал тот головой.

— Если я пойму как избавиться от ошейника — снимешь? — задал я, конкретный вопрос.

По тому, как маг метнул взгляд на главную, понял, что от ошейника придется избавляться своими силами. Мой вывод: дама во главе стола подтвердила после чуть заметной паузы, обдумав все сказанное.

— Рэнион, пойми нас правильно: ты, с одной стороны, обуза, с другой шанс. Мы попытаемся тебе довериться и перенять все то, что ты захочешь и сумеешь нам дать для борьбы с императором. Но сам понимаешь — мы рискуем! Обещать ничего не стану, но… — она нахмурилась, а потом что-то для себя решила и закончила: — Завтра поговорим. Мурен! — чуть повысила она голос и после того, как мне на плечо легла рука, неслышно оказавшегося за моей спиной воина, приказала: — Накормить, предоставить комнату с постелью, — и чуть слышно: — глаз не спускать, головой отвечаешь.

— Пошли, — чуть сжал руку на моем плече Мурен.

Я молча встал и, не сказав ни слова, пошел на выход, воин предусмотрительно шел позади меня, словами подсказывая направление. Что ж, стало ясно, что из одного плена попал в другой, но тут хоть не грозит оказаться замурованным в стену духа, правда печальный конец может оказаться похожим. На все воля богов, а доля пленников — надежда, собственная сообразительность и стечение благоприятных обстоятельств. Пока не сойдется все это вместе ничего путного не выйдет, но… надо надеяться.


Глава 2. Бегство

Условия для проживания предоставили сносные, ну, по сравнению с императорским гостеприимством. А что? Комнатка три на три метра, кровать, столик со стулом, умывальник, место для справления нужды — терпимо. Удручают закрытые ставни, да стража за дверью. Конечно, ни картин на стенах, ни ковров на полу, в общем, комфортабельная камера. Проверил окно — ставни закрыты неплотно, краешек двора видно, но открыть их вряд ли смогу. Нет, выломать можно, но шуму наделаю много. Решил пока не спешить, а все обдумать и осмыслить.

Как же приятно растянуться на кровати и ощутить свежесть простыни и мягкость подушки! Меня, до вселения в данные «апартаменты» покормили и даже дали возможность помыться, после чего цирюльник соскреб щетину и вот расположился на кровати и прикрыл глаза. За мной наверняка наблюдают, но не думаю, что круглосуточно станут вести слежку, если только артефактов в комнатку не напихали. Одежду мою почистили, пока мылся и цирюльник со мной возился. Кстати, на просьбу дать мне бритвенные принадлежности получил отказ. Хм, тем не менее, вилку с тремя зубцами умыкнуть с трапезной смог. Естественно, не ту, которую мне дали, для этого пришлось разыграть неуклюжесть — толкнув слугу, который уносил со стола использованные приборы. Подумаешь, три тарелки он разбил, ничего не обеднеют, а вилка мне может и пригодиться. Для чего совершил это похищение, сказать не могу, но сейчас хоть могу выбирать между жизнью и смертью самолично, очень уж не хочется оказаться замурованным в стену.

Когда мылся, рассмотрел еще раз приобретенное украшение и надежда на то, что маги, при вытаскивании камней ослабили ошейник, не сбылась. Увы, чертова пластина металла выглядит все такой же цельной, даже нехватка камней не уродует конструкцию артефакта, просто небольшие углубления. Так, что имею: семья спаслась — понятно, иначе Скили использовал бы этот рычаг, большинство учеников живо, надеюсь на это, школа и стражи… сложно сказать, если оказали сопротивление, то там одни руины и стражей больше нет. Впрочем, большинство стражей приняло бой с имперскими войсками и их я уже никогда не увижу. Это можно сказать в плюс, хотя и не очень-то он большой, теперь минус: я черте где и непонятно у кого. А-а-а, еще плюс: плена императора и смерти избежал, правда, неизвестно на какое время, но это однозначно в актив. Так, что в пассиве? Креун непонятно где, источник у меня заблокирован, я в плену, школы нет, рассчитывать не на кого, семью неизвестно увижу ли… М-да… И что дальше? Согласиться на условия врагов императора? Но вот не до конца понятны их цели, да и держать они меня собираются не на дружеских началах, а как коробочку со знаниями. Ведь понял я, что ошейник они снять в силах, но не стали этого делать! Вот только одним этим своим поступком не вызывают доверия, а слова… любые слова не подтвержденные делами пустой звук. Император на побег не дал ни единого шанса, а вот тут необходимо попытаться, тем более что оставаться здесь нельзя. Скили, узнав о своей неудаче, придет в негодование, а может и бешенство, император человек эмоциональный и импульсивный, это ощутил на себе. Он начнет искать врагов в своем окружении. А то что кто-то из заговорщиков близок к императору вывод само собой напрашивающийся. Наверняка, после допросов с пристрастием, кто-нибудь да разговорится. Данную деревушку имперские войска обнаружат дней через пять — максимум. Нет тут того стержня и продуманности, такое впечатление, что высокопоставленные люди играют в игру, толком не понимая правила. Ладно, время еще есть, но попытку необходимо осуществить в ближайшие часы. Последние события расслабят всех: победа, горе по погибшим, усталость. Что ж, решено, рву когти сегодня, а сейчас главное притвориться спящим, но… на самом деле не заснуть, что не так и легко. Впрочем, мне есть чем заняться.

Посыл за посылом к своему источники и лишь слабый ответ. Нет сияния, не ощущаю потоки как раньше, но… Небольшие потоки магии смог увидеть! Все же, спасибо магам, ослабили ошейник. Но с такими силами мне мало что светит. Не создать не только мощного заклинания, но и от небольшой искры у меня перед глазами все поплыло. Тем не менее, это отличная новость! Надеюсь, что источник сможет пробить защиту ошейника, а я со своей стороны этому постараюсь помочь. Времени на это исследование потратил много, за окном наступила ночь и лишь луна изредка выглядывает из-за туч, освещая двор. Пристально осмотрел двор в щель из закрытых ставен — ни души. Пора!

Дверь, на удивление открыл без особых проблем. Потянул на себя и в образовавшейся щели между косяком и дверью смог пальцем подцепить крючок. Н-да, организация побега и содержание пленника — совершенно разный подход! За дверью тусклый коридор и на стульях посапывают сторожа. Хм, пришлось одного связать порванной на лоскуты простыней, а второму сунул под горло его же собственный кинжал, после чего легонько похлопал по плечу. Стражник встрепенулся, но я ему прошептал:

— Тихо, нервы могут не выдержать, а кинжал у тебя острый — молодец, следишь за оружием.

— А…а, о… в, гр…мн, — Пытаясь выдавить из себя хоть что-то вразумительное, стражник лишь выдал набор звуков.

— Сейчас встаешь и медленно проходишь в мою комнатку, — стараясь казаться доброжелательным, сказал я, а потом добавил: — Не трусь, мне твоя жизнь ни к чему, ответишь на вопросы и продолжишь спать.

В комнате велел стражнику присесть на кровать, того мелко потряхивает он и слово вымолвить не может.

— Успокойся! Сказал не трону, если на вопросы ответишь — живым останешься.

— Гггосподин, у меня семья, двое детишек — пощадите! — взмолился тот.

— И как же ты среди заговорщик оказался? Можешь не отвечать, — махнул рукой, — не важно. Ты мне скажи: у тебя карта есть, где мы находимся и сколько человек в деревеньке.

— Карта у моего напарника имеется, который рядом со мной дежурил… Вы его?

— Ничего с ним не случилось, — хмыкнул я задумавшись. Идти за картой и оставить тут стражника или пока попытаться узнать главное? — Конюшня где? — спросил я своего пленника.

— Первый дом к дороге, к нему пристроена, — мгновенно ответил тот.

— Заговорщики… — начал я, но глядя на испуганное лицо воина, печально покивал головой. Боится он выдать тайны, за которые его головы лишат, а вот за мой побег может и обойдется. Искать тут союзников глупо, все расставлено по местам и напоминает плохую игру актеров. Так может это все с ведома Скили? Не похоже, но и с таким отношением к делу… н-да, как-то непросто все.

— Ремень из штанов вытащи, — буркнул я.

Стражник безоговорочно выполнил мой приказ, после чего я связал руки охранника его же ремнем, оторвал от простыни кусок и сунул тому в рот, чтобы не возникло соблазна поднять тревогу.

— Учти, сейчас вернусь, — пригрозил тому кинжалом и вышел, чтобы чуть позже разочарованно уставиться на «карту» — мятый лист бумаги, на котором обозначена «наша» деревушка, леса вокруг, пара болот, какая-то река, да по границам две деревеньки с непонятными названиями (почерк у напарника стражника отвратительный). Еще раз обыскал обоих своих пленников и довольствовался лишь двумя кинжалами, парой серебряных монет, простеньким артефактом огня (с его помощью костры в любую погоду разжигают), картой и… ничего у них заслуживающего внимания больше не оказалось. Ладно, пора на и честь знать. Стражников погрузил в сон, увы, не красиво магией, а по бандитски — рукоятью кинжала по голове. После этого медленно двинулся по тусклому коридору и вскоре беспрепятственно вышел на улицу. К конюшне, естественно, не пошел — смысла нет, да и риск велик. Могу наткнуться на охрану, а потом: зачем мне лошадь? Верхом далеко не уйду, быстро меня нагонят. И все же, так и остался невыясненным вопрос: заговорщики это или императора люди? Даже если они пожертвовали парочкой своих людей, что не так и очевидно, так как я не видел даже раненых, если не считать таковым себя! С другой стороны, организация охраны в деревеньке не похожа на императорскую руку, впрочем, уже неважно, я углубился в лес, оставляя позади себя своих новых знакомых.

Идти по темному и незнакомому лесу — то еще занятие и для людей полных сил, а меня шатает от усталости, да и глаза предательски слипаются. Н-да, тяжко придется, но двигаться необходимо, погоню все равно устроят. И не важно, ряженые это императора или заговорщики — они все мне враги. Да рассвета брел по лесу, от чего одежда превратилась в лохмотья, на лбу приличная на ощупь шишка, а ссадин и царапин не счесть. Странно, но ночной лес со своими звуками меня ни чуточку не испугал, хотя по таким чащам продирался, что хищники, наверное, от такой наглости опешили и решили не связываться с сумашедшим. Под утро вышел к берегу речушки. Переправиться или сплавиться вниз? Решение одно — сплав! Погоню собью со следа однозначно. Сказано — сделано, нашел поваленное и переломленное дерево, стараясь не волочь его по земле, кое-как допер до воды, после чего, вместе с ним прыгнул в воду. Утренняя ледяная вода отрезвила меня, и я порадовался — сна ни в одном глазу. Равномерное течение все ускорятся, воды реки начинают бурлить и крутить мое плавательное средство как соломинку. Вцепился в бревно и отдался на милость бурлящего потока, в который превратилась спокойная река. Воды нахлебался на всю оставшуюся жизнь, но после часа борьбы с потоком сумел выбраться на берег, отошел пару метров и обессиленный рухнул в траву. Сейчас меня сможет взять в плен даже ребенок, мелькнуло в сознании, и сон сморил меня.

— Живой, касатик? Аль нет? — Кто-то потыкал меня в спину палкой.

— Скорее мертв, чем жив, — пробурчал я и попытался перевернуться.

От долгого (сколько же я спал?) лежания на траве все конечности затекли и только смог чуть двинуть головой. Да и дрожь меня пробивает — купание в холодной водичке сказалось. Н-да, раньше, при своем источнике, не знал, что такое простуда, а тут почувствовал неприятные ощущения в носу, а потом и чихать начал.

— О, да ты горишь весь! — воскликнула старуха с клюкой и лукошком.

Брежу? Смерть же с косой приходит, зачем ей лукошко? Мысли путаются, в глазах двоится, от озноба потряхивает, а голова раскалывается.

— Идти-то сможешь? — поинтересовалась у меня бабка.

Идти? Мне бы подняться суметь, но встал и, пошатываясь, побрел вслед за бабкой, которая вроде и не слишком стара, как показалось на первый взгляд. Сколько шли — не понял, показалось — вечность, голова кружится, перед глазами двоится, да еще озноб пробивает. Обратную дорогу при всем желании не отыскать, да и нет мне пути назад — только вперед. Последние метры пути выдались и вовсе тяжело, последние что запомнил: вопросы все бабка задает, но все какие-то простые, лишь бы что-то отвечал, да еще помню дом на полянке, настороженный рык волкодава и шелковистый черный хвост.

Очнулся на лавке от того, что пресловутый хвост, который не давал покоя в забытье, щекочет мне лицо. Ух, это кот! А в моем помутневшем сознании рисовался волкодав с кошачьим хвостом и рогами. К слабости во всем теле уже привыкать стал, хотя недавно казалось такое невозможным. Н-да, все течет и меняется. Собрался с силами и приподнялся, чтобы осмотреться: травки над дверью, деревянный стол, еще одна лавка, пара стульев, печь, окно с мутным стеклом — все убранство. Ну, словом изба знахарки деревенской, ни больше, не меньше.

— О, очнулся? — от порога послушался голос.

— Да, долго я тут?

— Думала и вовсе не встанешь, а ты на вторые сутки оклемался, — задумчиво проговорила моя спасительница и подошла к столу. — Сейчас смешаю тебе травки, выпьешь, силы и появятся.

Внимательно слежу за ней и никак не могу определить ее возраст. Сорок — мало, пятьдесят — мало, шестьдесят — много. Что-то цепляет глаз, но понять никак не могу. Еще раз осматриваю бабку, но уже пытаюсь включить магическое зрение. Голова взрывается болью, но кое-какие энергетические потоки, хоть и на миг, обвивающие фигуру спасительницы — углядел.

— Меня зовут Рэнион, для друзей Рэн, — представился я.

— И как мне к тебе обращаться, касатик? — усмехнулась та.

— Рэн, — с твердостью глядя ей в глаза, ответил я, а потом добавил: — Ты меня спасла, не привык на добро злом отвечать.

— Меня можешь кликать знахарка или бабка Тува.

— Для бабки тебе еще далеко. Может тетушка Тува? — улыбнулся я.

— Ты вот выпей-ка это, а потом за стол, есть-то небось хочешь?

При слове еда, живот издал недвусмысленный рык, да такой, что кот молнией свинтил с лавки, вероятно опасаясь, что я не погнушаюсь и им.

Знахарка сделала вид, что ничего не слышала. Она неспешно пошла к печи и чем-то там загремела.

— Мне умыться и…

— Не наплавался что ли? — обернувшись, ехидно усмехнулась та. — За избой есть бочка, а чуть в сторонне и клозет, если дойдешь, то постарайся в дырку не провалиться. И да, собачка моя тебя не тронет, но козы оберегайся, ей кто не по духу придется, то об того рога-то почешет.

Одежду мою спасительница подлатала и почистила, на слова благодарности отмахнулась и продолжила заниматься стряпней. Мешать ей не стал, и отправился на улицу. Низкие сени неласково приложили мой лоб балкой, на улице порычал пес и лишь коза демонстративно делает вид, что меня тут нет. Помня о наставления знахарки, к козе поворачиваться спиной поостерегся. Зато совсем успокоился, понимая, откуда такие видения шли. Но воображение конечно постаралось! Это надо? Пса, кота и козу представить в одно существо! За домиком обнаружилось несколько грядок, бочка с водой и покосившийся клозет. Последним давно не пользовались, наверняка для гостей предусмотрен. Хм, а вода-то в бочке чистая и свежая. Но как? На вид тут литров сто, кто воды натаскал и откуда? Трава вокруг бочки не затоптана, а вокруг лес… Странная знахарка.

Коза попыталась атаковать, зайдя с боку, но после моего резкого разворота, она что-то бекнула и изменила свою траекторию атаки, устремляясь на волкодава, чинно сидящего и почесывающего за ухом. В самый последний момент пес резко рыкнул и коза, сделав кульбит, перемахнула через пса, после чего пробежав по инерции метров пять, принялась, как ни в чем не бывало, щипать травку. Типо не вышла атака сейчас — не страшно, уже привыкла, а попытка — не пытка. Мне это напомнило противостояние Ворона и Мява, что вызвало печальную улыбку. Как они там и все ли у них благополучно?

В избе меня уже ждал накрытый стол: каша неопределенного происхождения (кляклая и ни на что непохожая), салат из зелени, тушеная тушка какой-то птички и кружка с настойкой из трав.

— Поешь сперва, а потом отвар выпей, он восстанавливающий, сразу в сон потянет, — предупредила Тува.

— И ты меня ни о чем не спросишь? — спросил, присаживаясь за стол я.

Ложка и вилка диссонируют своей изящной формой с грубыми мисками и кружкой. Знахарка пользуется дорогими столовыми приборами? Всю жизнь прожила в лесу, а готовить не умеет? Каша, похожая на замазку оказалась пересоленной, салат на вид более-менее, как и неопознанная мной тушка птицы. Однако на вкус еда, даже в моем состоянии, оказалась мало съедобной.

— Боги велели помогать попавшим в беду. Я к тебе с добром, может и ты тем же отплатишь, — пожала та плечами.

— Если смогу, — заставляя себя из последних сил жевать и глотать кашу, ответил я, хотя очень хочется отложить ложку и приступить за салат с птицей. Понимание, что необходимо восстанавливать силы, не дает бросить ложку, да и обижать хозяйку негоже. — Сама-то давно знахарствуешь? Много в округе клиентов?

— Кто надо, тот путь найдет. А ежели помощь кому нужна, никогда не отказываю.

Вот так всем и помогает? Не верю! Что-то еще не дает покоя, много нестыковок, но… не моя эта тайна, захочет — расскажет. Да и немного ли хочу, чтобы передо мной секреты открывали.

— Ты маг? — неожиданно задала вопрос Тува.

— Если бы не это украшение, — провел рукой по горлу. — Но маг — громко сказано, слишком многое не знаю, можно сказать учусь. Да и про критерии, по которым называют магов в империи, не слышал, — решил пока не выкладывать все о себе.

— Разве император не обучал тебя?

— Нет, я не местный, — усмехнулся ей в ответ. — С Скили у меня сложные отношения, вот, украшеньецем наградил, а я, неблагодарный, ноги сделал.

— Вот как? — задумалась о чем-то Тува, а потом уточнила: — И чем ты занимался?

Рассказывать ей о школе и своем противостоянии с императором не собираюсь, по крайней мере, пока. Вдруг она в чем-то провинилась перед Скили и теперь скрывается? Соблазн выдать меня и заслужить прощение может перевесить и… нет, говорить не стану.

— Охотился за артефактами истинных, рыскачеством занимался, — ответил ей.

— Ага, рыскач значит! Это хорошо, — произнесла та, но вдруг нахмурилась: — А артефакты ты искал не в кладовках у знатных господ?

— Это не рыскачество — воровство! Нет, поиски происходили по заброшенным местам, где когда-то жили истинные маги.

— Ясно, — кивнула головой та. — Ты ешь и пей отвар, а я пойду, травки кое-какие пособираю.

Хм, как-то резко она собралась. Не убедил я ее или она что-то вспомнила и сопоставила? Впрочем, на очередной рывок сил у меня нет, а вот бегающий по двору волкодав ими полон. И все же, отвар я выпил не сразу, прошелся по избе, заглядывая в разные углы. Вывод очевиден — тут никто постоянно не живет, нет будничных вещей и мелочей. Прикинул, что пока она сделала мне только хорошее, так что рискну. Отвар выпил и улегся на жесткую лавку, сон, хоть не сразу, но сморил меня. Проснулся бодрым и полным сил, сновидения меня не мучили, а за окном уже светает. Это сколько же я проспал?

Моей спасительницы нигде нет, печь не разжигали, миски не мыты… Как лег вчера, так и проснулся. Это она что, всю ночь травки собирает?

На улице мечется волкодав, завидев меня, подбежал и требовательно рыкнул.

— Есть хочешь? — спросил его.

Волкодав радостно рявкнул, но рванул не в сторону мисок, а в лес. Пес скрылся за деревьями, но через минуту появился и требовательно лайнул.

— Ты меня зовешь? — уточнил у него, но волкодав не ответил, стоит и ждет. — Подожди, кинжалы возьму, какое-никакое, а оружие.

Часа три продираемся по лесу, залатанный камзол украсился еще парой прорех, правда, на старых заплатках. Пес нетерпеливо порыкивает и пытается меня подгонять. За очередным кустом увидел кота, который при виде нас зашипел, а пес тихо заскулил.

— Ну и где ваша хозяйка? — вполголоса спросил я.

Живность промолчала, с ожиданием смотря на меня. Н-да, похоже «старушка» попала в беду, теперь-то понятно. И, похоже, по поведению хвостатых, она угодила не в яму или получила ранения со зверем, а встретила людей. Точно, до меня донесся запах костра и чей-то смех.

— Ждите здесь, — приказал коту и псу, а сам, пригнувшись и прячась за деревьями, пошел на запах.

Густые кусты и частые деревья помогают, но вот валежник и корни мешают продвижению. Тем не менее, минут через пятнадцать внимательно осматриваю поляну. Костер в центре, две походных палатки и пяток вооруженных людей. Знахарки не вижу, она может находиться в одной из палаток. Хм, мелькнул черный хвост, указывая направление к своей хозяйке — правая палатка. Но кто эти люди и что им тут потребовалось? Бандиты? С палатками? Стража по мою душу или заговорщики? Ну, мне все равно, ни с одними из них не по пути. Но что делать дальше? Да, Тува в беде — однозначно. У меня магических сил нет, оружие и то смешное, но… Пресловутое чувство долга и благодарности, а еще защита слабых и чувство справедливости, не позволит мне развернуться и уйти — прекрасно это понимаю. И зачем тогда думаю? Впрочем, план уже сложился: подобраться к палатке с тыла и разрезать ткань, после чего попытаться умыкнуть свою спасительницу. Н-да, прекрасный план! Он имеет только один недостаток — невозможность! Если в платку смогу незамеченным проникнуть, а Тува сможет уйти на своих ногах, то как нам в лесу оторваться от бандитов? Ладно, посмотрим по ситуации, тем более что я уже у палатки и не кем не замечен. Приложил ухо к грубой ткани — ничего не слышно. Медленно проделал малюсенькую дырку и попытался хоть что-то рассмотреть — увы и тут неудача. А вот ухо уловило какие-то слова. Напрягая слух, стал прислушиваться.

— Баронесса, ты же не маленькая девочка! Должна была понимать, что долго прятаться не сможешь. Что ж ты сейчас-то кочевряжешься?!

Так, кто-то кому-то угрожает, и кажется…

— И что ты мне сделаешь?

Точно! Голос Тувы! Хм, а она у нас знахорка-баронесса! Впрочем, удивлен не сильно, то что она не та за кого себя выдает раньше понял.

— В том положении, в котором ты оказалась, выбора у тебя небогатый, — хмыкнул все тот же голос.

— Ты этого никогда не получишь!

— Да ты что? Не получу? — издевательски переспросили ее. — Ты сейчас в моей власти, а уговоры мне могут надоесть! Времени тебе — минута, думай!

— И думать не стану! — твердый голос моей спасительницы чуть дрогнул.

— Не пожалеешь? Учти, хотел по согласию, но если не желаешь, то…

— Не подходи!!! — Тува сорвалась на крик.

До меня донесся звук пощечины, смех бандита и треск материи. Не задумываясь, резким движением вспарываю палатку и оказываюсь внутри. Картина неприглядна: знахарку подмял под себя какой-то хлыщ в богатой одежде. В глаза бросаются тонкие длинные пальцы, сжимающие горло Тувы, вторая рука путается в ее подоле, а сама «старушка» задыхаясь, лупит кулачками по спине насильника. Шаг вперед, рукой зажимаю рот бандита, а кинжал входит под лопатку. Насильник обмяк и разжал пальцы, Тува продолжает колотить его кулачками.

— Все! — шепчу ей, откидывая тело бандита. — Только тихо!

Увы, она меня не слышит и не понимает, рот открывается в преддверии крика. Приходится дать ей пару пощечин. Интересно, лицо знахарки помолодело, морщинки есть, но их мало, на вид она чуть старше меня, но ненамного.

— И чья же ты старушка будешь? — шепчу ей, припоминая ее «касатик», при первой встречи.

Кстати, еще один момент, который не давал мне покоя — клюка! Она меня палкой тыкала, а потом ее с палкой не видел!

Баронесса, прикрыла разодранную рубаху на груди и надменно кивнула:

— Благодарю, вы спасли мою честь.

— Честь может и спас, но жизни наши сейчас на волоске. И, считаю, не стоит нам, хм, после всего пережитого, выкать. К тому же, пора подумать, как незаметно уйти.

— Это просто, — пожала та плечами, — переодевайся в одежду этого… этого ублюдка, а после мы выходим из палатки и двигаемся в сторону, где привязаны их кони.

— И нас не остановят? — удивился я.

— О-о-о, мне хорошо известны эти люди, они судят всех по себе. Найду что им сказать. Главное — молчи, держи голову в тени и довольно хихикай! А сейчас… — баронесса подошла к пологу палатки чуть его приоткрыла и стала страстно стонать.

В палатку донесся дружный хохот бандитов. Наверняка смеются какой-то скабрезной шутке, мрачно подумал я, натягивая поверх себя камзол убитого мной насильника. В углу палатки заметил меч, но Тува отрицательно качнула головой:

— После всего услышанного их может насторожить, что господин с этим мечом на прогулку отправится. Они про другой меч шутить могут.

— Кстати, каким образом ты внешность меняла? — поинтересовался я, со вздохом откладывая меч.

— Артефакт, он корректирует внешность по желанию в ту или иную сторону, но не сильно, черты лица остаются прежние, — ответила она.

— Артефакт истинных? — уточнил я.

— Да, — кивнула она и посмотрела на меня. — Давай об этом потом поговорим… если выберемся. — Она надела мне на голову шляпу, пытаясь ее широкими полями скрыть мое лицо. Осмотрела меня и кинула взгляд на полураздетое тело насильника, почесала кончик носа и сказала: — Он чуть массивнее тебя, но… пошли.

Выходим из палатки: Тува прижалась ко мне, радостно что-то щебечет. Я невнятно бурчу себе под нос всякую ерунду и не забываю довольно хихикать.

— Господин, вы далече? — доносится вопрос от одного из бандитов.

— Я захотела прокатиться! — весело откликается Тува и громко обращается ко мне: — Дорогой! Ты позволишь мне взять коня или покатаешь меня сам?

Через миг грохнул хохот бандитов, которые что-то там домыслили за баронессу. Тува и то покраснела от своих двусмысленных слов.

— Сам покатаю! — со смехом отвечаю, пытаясь подражать слышанному голосу и в надежде, что в данной ситуации вряд ли кто что заподозрит.

— Вот если догонишь, то… катай! — воскликнула Тува.

Под ржание бандитов, которые не сделали и попытки нам препятствовать, дошли до коней.

— Белогривый твой, — шепчет Тува.

А вот коней обмануть не так просто. Раздраженное ржание нам не унять, кони прядут ушами и бьют копытами, они не рады чужакам. Тем не менее, мы уже верхом и только тут со стороны бандитов доносится изумленный возглас:

— Гун не признал господина?! Это не он!!! Держи их!!!

Но мы вонзаем стремена в бока коням и пускаем их с хода в галоп. Почти сразу слетает с моей головы шляпа и раздается гневный рев бандитов — мою прическу трудно приять за короткие волосы насильника. Правда, через миг из глаз льются слезы, и думается мне, что кот, свалившейся мне на голову с ветки, меня оскальпировал.

Тува гонит своего коня по одной ей известно дороге. Стараюсь не отстать, следя то за ней, то за мелькающим хвостом ее волкодава. Кот вцепился в мои плечи всеми когтями и снять его оттуда невозможно. Хорошо хоть что с головы на плечи перебрался. Единственное радует, что скальп он мне не снял, волосы на месте, хотя голова и побаливает. После бешеной скачки где-то с полчаса Тува резко тормозит и спешивается.

— Коней придется отпустить, им дальше не пройти, да и вычислят нас в два счета.

Она размахивается и бьет по крупу своего коня, тот, весь в пене от скачки, обиженно ржет на такое обращение и делает прыжок в сторону, почти сразу скрываясь в чаще. Молча повторяю пример баронессы, мой конь повторяет маневр собрата, с одним отличаем, исчезает в противоположной стороне.

— Бежим! — восклицает «знахарка» и устремляется вглубь лесной чащи.

Задыхаемся от бега, но скорость снижать нельзя, необходимо отрываться от погони. А она, несомненно, есть, да у нас оказалась фора, Тува петляла по лесу на большой скорости, но если у них есть следопыт, то через час — два они окажутся тут, и это очень оптимистично, могут и раньше. Впереди овраг, глубокий! Баронесса не задумываясь съезжает на пятой точке по песку, после чего устремляется дальше. Повторяю ее маневр. Интересно, бегу за ней почти на пределе, если так и дальше пойдет, то скоро придется просить сбавить темп.

— Река впереди, — на бегу предупреждает меня напарница. — Плывем по течению минут десять и выходим на этом же берегу.

В логике ей не откажешь, погоня, дойдя до реки, ее естественно форсирует и следы станут искать на том берегу.

После купания в холодной водичке, а выдержали мы там минут пятнадцать, не меньше, на берегу продолжили свой бег, углубляясь в лес. Но все когда-то заканчивается, баронесса повалилась на траву на одной из полянок.

— Все… не… могу… больше… сердце… выпрыгнет… — прохрипела она, тяжело дыша.

К своей радости ощутил, что недавно открывшееся второе дыхание, позволило бы мне продолжить забег, но дышу тяжело. Кот спрыгнул с моих плеч, отряхнулся, фыркнул и, подойдя к хозяйке, лизнул ту в щеку. Волкодав сидит как камень, преданно поедая баронессу глазами.

— Хрун — охранять, — приказывает та и пес неслышно и мгновенно срывается с места.

— Что ж ты его с собой в лес не брала? — спросил я.

— Когда тебя нашла, он поблизости бегал, а вот вчера решила, что тебе охрана нужнее.

— Или что бы по нему тебя не узнали? — усмехнулся я. — Пес-то приметный.

— Умным быть задним числом… — она вернула мне ухмылку. — А на встречу с именно этими персонажами не рассчитывала.

— А к кому ходила? — продолжил допытываться я.

— Рэнион, давай откровенность за откровенность? — Тува посмотрела мне в глаза, ее карие глаза зло блеснули. — Вот ты, служил Скили, добывал для него…

— Постой, — перебил я ее, — Императору не служил, вот воевал с ним — да. С чего ты взяла, что работал на Скили?

— Ты же сам сказал, — растерялась баронесса.

— Не говорил! Что делал — да, но причем тут император?

— Но все артефакты он к рукам прибирает! А ты…

— А я директор Кулавассы, — вновь перебил я ее. — Слышала о такой школе?

— Блииин! — хлопнула она себя ладошкой по лбу. — Вот ведь… — выдала заковыристую фразу не пристойную леди, — вот чувствовала, что знакомое что-то!

— Ага, значит про меня слышала!

— Глухой про противостояние императора с магом из-за моря не слышал! Так тебя тут прозвали, — пояснила она. — Но чтобы ты мне в лесу повстречался?! Да еще почти без сил и с ошейником?! Да мне такое и во сне не приснилось бы!

— Ага, встретить в лесу, под видом старушки знахарки, баронессу, которая не живет в том месте, а выдает его за постоянное жительство, да еще и готовить не умеет! — вернул я ей посыл.

— Да пути богов неисповедимы, — согласилась она. — Значит, ты смог бежать, но в магическом смысле ограничен?

— Да, так и есть, ошейник отрезает от источника и энергетических потоков, — подтвердил я ее слова. — Про меня тебе известно, а вот про себя мне рассказать не желаешь?

— В двух словах не расскажешь, а…

— И куда же нам спешить? — усмехнулся я.

— Давай костер разожжем, а то как бы вновь не заболел, — предложила баронесса, как бы прося время на раздумье.

Перечить ей не стал, хоть и не замерз, хотя одежда мокрая, да и погода не такая жаркая. Хворост собрал быстро, а вот как его поджечь? Артефакта огня нет, магии тоже. Баронесса подошла и вытянула из-за ворота разодранной рубашки рубиновый кулон, сжала в ладони и из артефакта сорвалась искра, поджигая хворост.

— Это меняющий личину? — поинтересовался я.

— Нет, тот где-то в траве в лесу остался, когда я своих знакомых повстречала. Он с меня его со смехом содрал и на земь кинул.

— И? — задал вопрос, как бы намекая, что пора и ей открыть карты

Она отвернулась в сторону, а потом кивнула и тихо заговорила:

— Знаешь, — баронесса криво усмехнулась, — жила-была девочка, единственная дочь у любящих родителей. Те души в своем чаде не чаяли и все капризы выполняли. Может так бы и продолжалось, но девочке пришлось стремительно взрослеть. Нет-нет, моя юность прошла замечательно, во взрослую жизнь вступила с одобрения семьи и вышла замуж по любви. Увы, оная оказалась недолгой, наше королевство пало под ударом империи, и семья оказалась на плахе. Меня эта участь миновала, по той причине, что мой супруг оказался предателем. Об этом больно говорить, но он предал все, что мне дорого. К сожалению, узнала поздно, меня заблаговременно он вывез на отдых, где в определенное время произошел сбой с доставкой почты и никаких известий не поступало. Когда же вернулась в столицу, вернее, бывшую столицу королевства, а теперь город стал столицей империи, все уже закончилось. Военных действий как таковых и не случилось, произошел захват власти на предательстве и измене. Короля и ближайших родственников казнили и…

— Ты случайно не родственница короля? — уточнил я, перебив ее.

— Племянница, но это меня никогда не волновало. Так вот, о чем я? А-а-а! Мой супруг ненадолго пережил моих родных, преданный мне человек наказал его, ценой собственной жизни. Меня император не тронул, то ли не предал значения, то ли забыл, а может, посчитал не на что не влияющей фигурой. Но так посчитали не все. Я оказалась ближайшей родственницей короля, оставшейся в живых и, хоть и не имею никаких прав на трон…

— А будучи женой — супруг уже сможет претендовать, — понимающе дополнил я.

— Да, так и есть. Вокруг меня завертелись интриги, стали оказывать знаки внимания и угрожать. Мне пришлось бежать, обидно, но к этому моменту доверять перестала всем, даже собственной охране, хотя знала их с пеленок. Слишком много предательства видела вокруг.

— Одна, в лес, да еще под личиной знахарки? — не поверил я.

— В этом лесу есть еще дома, в одном из них, на крайний случай, семь самых доверенных моих людей… жили, кто-то предал… — она печально повесила голову.

— Все понимаю, но почему? Зачем ты им потребовалась? Император силен как никогда, как понимаю.

— Рэн, ничто не вечно, а будущее не однозначно. Если с империей что-то произойдет, то многие захотят выдвинуть права на королевство, а тут и я… Брака-то никто явного не хотел делать, а вот тайно… — она развела руками.

Права, интриги и власть, сила и подлость, что ж — знакомо и понятно.

— И теперь?

— Мне придется покинуть королевство и искать убежище в другом месте, — твердо ответила она.

— Что ж, за неимением лучшего, отступление — маневр. Но может нам стоит держаться вместе? Мне тут мало что известно, а на меня ты можешь положиться. Претендовать на трон не собираюсь, но в обиду тебя постараюсь не дать, — предложил я баронессе альянс.

— Пока наши цели совпадают, — склонила она голову в знак согласия.


Глава 3. Союз

Два дня в пути, питаемся дарами леса, да тем, что Хрун принесет. У нас с собой нет охотничьих приспособлений, запасов еды, драгоценностей и большого количества денег. На наши серебряные монетки, как сказала после подсчета баронесса, можно отужинать в трактире, да снять комнатенку, возможно еще на завтрак что-нибудь и останется. Н-да, интересное положение: идти как бы некуда, но необходимо. А какова цель? Отыскать своих — понятно. Каким образом вернуться в Кулавассу? Не вплавь же море переплывать! Допустим, доберусь и? Возродить школу? Но как? Тайно? Обучить магов и ударить по империи? Но подставлять учеников не моя задача, да и школа тогда получится с единственным уклоном — военная. Нет, с одной стороны за это короли скажут огромное спасибо, но не этого я добивался. Кстати, если империя падет, то, что дальше? Каким бы Скили правителем не являлся, но определенный уклад он создал. Правила и законы, рассказанные моей спутницей мне пришлись не по душе, их придется сменить, но… Вот ведь, уже в своих рассуждениях дошел до того, что законы меняю! А значит… Да, вариантов-то по сути нет: империю, вернее императора необходимо свергнуть. Поэтому, как бы мне не хотелось, но придется противостоять. Без денег, сил, знакомых? Н-да, задача неподъемная, но решаемая. И с чего начать? В идеале — снять ошейник, боюсь это пока невыполнимая задача. Самому не управиться, а рисковать просто так никто не захочет. Следовательно — золото. Как его достать? Да так же как и раньше! Ищем жилища истинных магов, извлекаем артефакты и… Н-да, тут один тонкий момент, который необходимо прояснить.

— Тува, расскажи мне о рыскачах. Много ли их у вас их, насколько ценны артефакты истинных? Да и остались ли сами жилища древних магов не разграбленные?

— Рэн, ты странные вопросы задаешь, — усмехнулась женщина.

Она еще молода, но прошла тяжелые испытания, и стремительное взросление отложило печать на ее поведение, взгляды и поступки.

— Чего же странного? Вопросы как вопросы, — пожал я плечами, отмахиваясь от особо настойчивого комара, который преследует цель напиться моей кровушки минут пятнадцать.

— Рыскачи — есть, про это мог бы и так догадаться. Они не входят ни в одну гильдию — сами по себе. Иногда сбиваются в отряды, но в основном действуют в одиночку. Артефакты ими добытые — ценны, стоят дорого. Даже при наличии золота не все хотят купить, а кто хочет — не может.

— Это как так? — не понял я. — Золото есть, почему не могут?

— Император, — коротко ответила она.

— Скили-то тут при чем? Он что — запретил покупать артефакты?

— Нет, один из указов гласит: найденный старинные магические вещи, неопознанные или имеющие большой энергетический резерв, который может послужить на благо империи, выкупается за назначенное вознаграждение и переходит в собственность империи, — она нахмурила брови. — Ну, не дословно и какие-то там еще условия есть, но общий смысл понятен.

— Хм… и что рыскачей меньше стало?

— Да нет, — растерянно ответила она, после небольшой паузы. — Как-то не задумывалась, но точно не меньше их! Однако, многие говорили, что отказались от покупок артефактов! Получается… — баронесса в растерянности замолчала.

— Ну, думаю все осталось как прежде, — усмехнулся я. — Все стали осмотрительнее и не доверяют никому. Продать стало сложнее — тут да, но если кто-то уже покупал у рыскача какую-нибудь вещь, то и вновь купит. Кстати, в любом законе и указе можно найти лазейку. Как понять — неопознанный артефакт? Без каких-либо свойств? Так его и так никто не купит! Если же вещица имеет несколько свойств и никому неизвестна, то можно придумать имя или дать уже известное, да количество магических заклинаний занизить. Мощь же артефакта не так легко и измерить, тут свои нюансы, поэтому… — задумался, с этим понятно, но есть ли возможности для их поиска: — А что насчет поиска артефактов? Много таких мест?

— Жилищ истинных магов много в округе, большинство еще под охранными чарами древних стоят. Говорят, что там такие ловушки мощные, — она восхищенно вздохнула, а затем спросила: — Что, решил заняться поиском древностей? С этим? — кивнула на мою шею.

Моя рука непроизвольно потерла холодный металл.

— Мы сможем на этом заработать?

— Мы? — она от удивления споткнулась и в последний момент схватилась за сук елки. — Блин!

— А что ты предлагаешь? Разбежаться? Мне кажется, что мы с тобой идем по одной дороге, — я остановился и внимательно посмотрел на Туву.

Баронесса, непроизвольно потирая ладонь, которой схватилась за иголки, молча смотрит и хмурится. Ее размышления не заняли много времени, спустя примерно минуту заговорила:

— Мне приятно твое предложение идти по одной дороге вместе, но, — она отрицательно покачала головой: — Рэн, прости, ты не в моем вкусе. Да и не собираюсь я заводить семью.

— Семью? — я непроизвольно сглотнул, вспомнив своих. — Ты меня не поняла! Жена и дочка у меня есть, их ни на кого не променяю. Предлагаю тебе дружеский, и больше ничего, союз!

— Без поползновений? — она подозрительно смотрит и явно не верит.

— Угу, прям так сплю и вижу! Хрун мне быстро чего-нибудь откусит, а кот выцарапает! Если хочешь, могу поклясться.

— Н-да, неожиданно, — Тува как-то растерянно провела рукой по лбу. — С одной стороны: хорошо, с другой — обидно!

И как понять такие заявления? Нет, женщин, часто просто невозможно понять!

— И каково твое решение? — спросил.

— Рэн, а зачем тебе это?

— К сожалению, без денег мало что можно сделать. Как вернуться домой? Чем заниматься? — хлопнул ладонью по щеке, прибив очередного комара.

— С возвращением могу помочь, — баронесса в очередной раз нахмурилась. — Наверное, — она неуверенно произнесла, — постараюсь помочь, если меня не все предали. У моего отца имелись торговые суда, которые хоть и не плавали далеко, но кто-нибудь из капитанов, уверена, согласится переправить тебя обратно.

— Ты не сильна в морском деле, — махнул я рукой и пояснил: — Корабли не плавают — ходят, а если суда ходили в прибрежных водах, то дальний переход не для них. Капитан должен разбираться в навигации, иметь на судне запасы провизии и воды. Да и не все корабли могут выдержать шторма в открытом море. К тому же, гарантий нет, что при твоем появлении никто не донесет о тебе, но еще меньше шансов, о молчании про мой ошейник. Беглый с такой меткой, — черканул ребром по горлу, — враг императора. И помощь такому сразу переходит в разряд противостояния с Скили. И еще одно. Ты представляешь, сколько стоит снарядить судно в такое плавание?

— Провизия, плата морякам… — Тува задумалась.

— Ага, еще плата за молчание и риск… Боюсь, сумма нарисуется на круг не малая. Не стану спрашивать, располагаешь ты ей или нет. Но даже в лесу, далеко от цивилизации и то могу сказать, что риск данного предприятия слишком высок.

Хрун резко метнулся в сторону, мы насторожились, но спустя мгновение раздался писк, а потом пес появился с тушкой зайца в зубах.

— Что ж тебя на зайчатину-ту тянет? Нет бы птичку, какую-нибудь поймал, — вздохнул я, вытаскивая кинжал. Свежевать тушку мне, как и готовить, увы, моя спутница уже один раз зажарила аналогичного зайца — даже пес жрать отказался.

— Молодец! — потрепала по голове своего питомца Тува. — Пойду, хворост для костра соберу.

Подготовить зайца к жарке — занятие хлопотное и осторожное. Нет, ничего сложного, главное не измазаться, так как воды у нас нет, а поблизости нет ни реки, ни родника, ни даже лужи. Баронесса, похоже, дико обрадовалась отсрочке нашего разговора, да и мне есть над чем поразмышлять. Не так она проста, на откровенность не идет, но по мелочам картина складывается интересная. У ее отца имелись корабли и она уверена, что капитаны выполнят ее приказ. Да, мои слова заставили ее задуматься о преданности и измене, стоит ли доверять всем без оглядки или нет. Но не это главное, у нее есть связи и возможности, даже в лесу она чувствовала себя защищенной и имела группу поддержки. Кстати, а как бы она с ней связалась в случае надобности? Хм, как-то не задумывался, но способ такой обязан точно есть иначе никакого смысла. То что она в лесу прятала свое лицо… От кого? Поклонников? Но их тут нет! Да и полного своего имени она так и не сказала. Так кто же ты, баронесса?

Костер потрескивает, погода изумительная, птички поют, зайчик оказался вкусным. Один Хрун не очень-то доволен, для него косточки — затравка, поэтому пес долго не выдержал и отправился на охоту. Кот разлегся у костра, урчит и жмурится от удовольствия. Тува задумчиво почесывает своего усатого друга за ухом и молчит.

— Я баронесса Турвана Игреева, про отцовский флот — правда, у него осталось пять торговых судов, про своих людей в лесу не врала, как и про то, что собираюсь скрыться ото всех, — она пошевелила веткой в костре. — Все немного сложнее, на самом деле и запутаннее. Моей семье многие остались должны денег, а мой муж сам был в долгах, хотя и не беден. Семья владела не только кораблями, но и несколькими производствами, приносившими доход. От различного проявления магии и артефактов отец предпочитал держаться как можно дальше. В доме имелись лишь бытовые артефакты, никаких диковин и сложных магических устройств он не покупал. Император, захвативший королевство, отобрал многое: земли, стада, но городское поместье, корабли и производства не тронул, как и счета в банке, все перешло ко мне и, как надеялся, муж — ему.

Турвана рассказывает без эмоций, в глазах ни слезинки, слова даются ей с трудом, про близких старается не говорить. Тем не менее, она приоткрылась и стало хоть что-то понятно. Остался невыясненный вопрос: почему же она скрывалась в лесу под личиной знахарки и для чего пыталась изменить внешность. В жутко ретивых поклонников не верю, не та сейчас обстановка. Но тогда что? Гадать занятие глупое, захочет — расскажет.

— Ты уверена, что за время твоего скитания, Скили не отобрал у тебя все? — спросил я, видя, что баронесса замолчала и не собирается продолжать рассказ.

— Устои империи он не станет нарушать. Хотя… — она усмехнулась, — он мог объявить меня виновной в гибели мужа, лишить титула и всего…

Нет, не сходится, если бы так произошло, то никто не искал бы ее.

— Думаешь? — отрицательно покачал головой. — Это не та причина, по которой можно отказаться от планов. Есть у тебя титул или император его лишил. Иногда такой ход может сыграть против сильных мира сего. Представь: пошел бы слух, что законную наследницу всего лишили и она в изгнании, а благородный, в кавычках, человек, взял ее в жены, холит и лелеет. У народа от такого слезу на раз вышибит! Хоть короли и императоры не всегда на своих подданных оглядываются, но если все поднимутся, не спасут ни войска, ни магия.

— Возможно ты и прав. Но почему бы Скили не отдать приказ по-тихому меня удавить? Нет человека — нет проблем!

— А если такой приказ есть? Откуда нам это знать? Не думаю, что на каждом столбе он висит и на тебя объявлена охота.

— Рэн, — Турвана подняла руку вверх, — мы с тобой начинаем гадать. Но и про тебя, вернее твое будущее не слишком известно.

— Почему не известно? — хмыкнул я. — Еще как известно! Меня везли на заклание артефакту, Скили собирался в стену замуровать и кровью насытить камни.

— Ужас, — передернула та плечами. — И что дальше?

— Вижу один путь — Скили со своим артефактом должен быть низложен.

Баронесса удивленно посмотрела на меня, а потом разразилась хохотом. Мне показалось, что она так и в истерику сорвется, но нет, ошибся. Отсмеявшись, Турвана, смахивая слезы из глаз, пояснила свое веселье:

— Двое в лесу, с собакой и котом, один с ошейником раба, вторая в бегах, размышляют о низложении императора, за которым стоят покоренные девять королевств! Кстати, ты хоть знаешь, за какой срок Скили подмял под себя огромную территорию?

— Какая разница, — мрачно ответил, в душе соглашаясь, что мои намерения и самому кажутся дикими и смешными.

— Ладно, в целом, я с тобой согласна, но… — она покачала головой.

Не верит в успех нашего предприятия? Хм, и сам-то не знаю, за что браться и чего начать.

— Если нам вдруг, — она выделила последнее слово, — все удастся то, что дальше?

— Вернусь домой и вновь примусь за возрождение школы, — мгновенно ответил.

— А что с империей, королевствами? Рэн, пойми, в одиночку мы не справимся, понадобится много людей, возможно войско. И с какими лозунгами ты собираешься низложить Скили?! Давайте его свергнем, после чего делайте что хотите? Нет! Так ничего не получится.

— Что ты предлагаешь? — мрачно спросил, вновь с ней про себя соглашаясь.

— Народ не стал жить лучше, а со своими проблемами уже не к кому пойти. Наместники императора набивают собственные карманы, и им нет нужды во что-то вникать. Если кинуть лозунг, что королевства объединились за освобождение собственных земель то,… наверное, такие слова смогут найти понимание.

— Понадобятся родственники бывших королей, которые могли бы занять троны. Но у нас есть пока одна кандидатура, — весело улыбнулся враз пасмурневшей баронессе. — Кстати, ты в каком королевстве жила, и какие еще пали? Что они из себя представляли, чем располагали? Извини, но история данных и близлежащих земель мне не ведома. Просвети.

— А ты вместо меня не? — она жалобно посмотрела на меня.

— Никак, — развел руки в стороны. — Сам не местный, никто меня не знает, прав никаких.

Говорить о том, что мне такое счастье и даром не надо — не стал, вдруг обидится, а мне будущую королеву холить и лелеять нужно. Хоть у женщин прав и нет на трон, но она какая-никакая, а родственница королю. Если за ней пойдет народ и мы сумеем удалить со сцены Скили, то никто и слова не скажет. Это понимаем я и баронесса, тут и обсуждать нечего.

— Скили из Зренского королевства, далеко отсюда, если на лошади скакать, то в пути не меньше месяца проведешь. И как видишь никаких возмущенных выступлений, что он не отсюда. Может…

— Не, не получится. Одно дело боятся выступить, а другое — поддержать своего и вернуть старые порядки. Кстати, уклад до империи как оценишь? Лучше жилось или хуже?

— Однозначно не ответить, кто-то сейчас на коне, а кто-то, — Турвана бросила палку в костер. — Для большинства, порядки стали не лучше — точно, для знати — не однозначно. Кого-то император приблизил и обласкал, кто-то лишился головы.

— Зренское королевство, что там интересное?

— А ничего, — усмехнулась баронесса, — кроме рождения императора. Сельское хозяйство развито, в основном поля и леса, городов мало, земли не особо кого интересовали. Находится оно почти в центре материка, выхода к морю нет, дороги плохие. Бывший король пытался со всеми дружить и не лезть на рожон.

— И никто не решился присоединить к своему королевству данную территорию? Как понимаю: доходы королевства не блистали, следовательно и армия не смогла бы оказать должного сопротивления.

— А всех все устраивало. Окружали Зренс четыре королевства и все не в пример сильнее: Потейн — сильное в торговле, много кораблей, портовых городов, можно сказать королевство торговцев. Индрия тоже имела выход к морю, но в основном славилась своими фруктами и винами. Грунбарское королевство и вовсе устраивал такой расклад — горы: изготовление оружия и добыча драгоценностей — их профиль. Вортгия — производство мехов, тканей и ковров, богатое, со своеобразным укладом, но их из степи на равнине редко встретишь. Так что Зренск хоть и торговал со всеми, но их товары стоили в разы дешевле, следовательно и доходы не великие. А присоедини кто-нибудь к себе их земли, так другие королевства косо посмотрят, баланс сил сместится.

— Так, понятно, — кивнул я, картинка про пять королевств голове сложилась. — А оставшиеся четыре? Они чем жили.

— Мое королевство — Лирия, не бедное — точно. Выход к морю и соответственно торговля, производства: одежды, огранка драгоценных камней, мы соседи с Грунбарским королевством.

— Ты говорила про производства своей семьи, — решил уточнить я.

— Выделка кожи и пошив из нее, огранка камней, заготовка древесины и изготовление бочек для вина, гончарные мастерские, — сжато ответила баронесса.

Н-да, размах впечатлил, особенно если прибавить к этому торговую флотилию, то доходы семьи… впрочем, не мне считать их золото, расходы могли мало уступать доходам. Тут все дело в том, что предприимчивый человек все время пытается расширить свои горизонты и вкладывает в это не только душу, но и прибыль.

— А с кем у вас еще граница есть? — спросил я и, взяв палку, принялся рисовать на земле схематичное расположение королевств. Какая никакая, а карта.

— Молдгрия — всем понемногу, основной профиль — лошади. Территория в основном и лугов, поэтому еще и животноводство. Про два оставшихся королевства, знаю лишь что Моруйс славится своими источниками и курортом — красивые города, приятный климат, выход к морю, но цены… — она осуждающе покачала головой, — в три, а то и четыре раза выше наших. Алдан — высокомерные люди, есть и горы и равнины, но предпочитают наниматься в охрану, воины из них знатные и если принесли присягу, то служат верно, если им платят вовремя.

— Примерно понятно, — кивнул я, задумчиво разглядывая свою импровизированную карту и пытаясь запомнить, кто с кем граничит и чем занимается.

Понятно, что при возможности и желании, люди в любом месте пытаются работать там, где им интересно и выгодно. Конечно, на равнине, если нет залежей алмазов, то никто и искать их не станет, каким бы ни было стремление.

— Ты знакома с родственниками королей? — поинтересовался я, потирая ошейник.

Шея уже начинает чесаться под металлом и желание снять ненавистную железку не покидает ни на миг.

— С кем-то да, с кем-то нет, — пожала она плечами и пояснила: — С горцами не встречалась, у Алданцев в гостях не бывала, в Зренском королевстве никого из правящей династии не осталось — Скили позаботился, но и с теми знакомства не сводила. Остальные члены правящей семьи нашу столицу посещали, некоторых знаю. Но все ли они живы?

— Это большее, на что рассчитывал, — потер я щетину.

Однако территория не малая, ближайшее королевство — горцев, так до них дней пять верхом, а на своих двоих, да еще по лесу… м-да… Кстати, а что у горцев делать? Сразу кричать, что мы собираем коалицию против Скили? Да нас с первой же горы головой вниз сбросят. Необходимы сопровождающие, что бы придать вес нашей миссии, одежда, оружие, лошади… много чего и все это стоит денег. Н-да, опять все уперлось в презренный металл. Но, похоже, вариантов нет.

— Турвана, ближайшее не разграбленное жилище истинного мага знаешь?

— Лес пройдем и выйдем на равнину, там есть поселение истинного мага или магов, или то, что от него осталось. Долго и сложно объяснять, сам своими глазами увидишь, нам в любом случае в ту сторону идти, — ответила она.

Еще двое суток пробирались по лесу. Мы с баронессой, продираясь через заросли и буреломы ругались в унисон, особенно, когда какая-нибудь ветка хлещет по лицу или трещит ткань на нашей поизносившейся одежде. И только двое в нашей компании счастливы и довольны. Кот, в основном едет на моей шее, лишь изредка спрыгивая и прогуливаясь. Пес без устали наматывает круги, строго к обеду и ужину, притаскивая в своей пасти зайца, а на завтрак нас ждет все та же зайчатина.

— Хрун, ну поймай ты хоть кого-нибудь другого! — напутствовал я пса, когда до вечернего привала осталось всего ничего.

— Сам поймай, — усмехнулась баронесса.

Однако когда пес вновь притащил все ту же дичь, девушка непроизвольно поморщилась. Ага! И ей приелось диетическое мясо! В этот ужин от зайца осталось больше половины, в горло не лезет, боюсь, после такого похода долго не смогу в рот взять такое мясо. Одно радует, на нашем пути стали часто попадаться родники, ручейки и овражки с водой. Последние меня немного смущают своими угадывающимися правильными формами. Но если представить их размеры до того как лес взял все под контроль, то ямы были внушительные. Тем не менее, чем ближе к выходу из леса — тем больше оврагов. Над одним, самым большим, постоял в раздумьях. Очень похоже, что тут происходила битва с применением убийственных заклинаний. По размерам, страшно представить, что тут творилось. Да и вообще — странный лес. Не видел следов от больших зверей, птицы редко встречались и все больше мелкие. А ночами и вовсе тоску лес навевает, не ухает филин, нет подозрительного рева, да что там рева, шорох и тот только от ветра! И только обглоданная кора на деревьях, да еще часто вспугиваем стаи зайцев. Лес, в котором живут одни травоядные — мягко скажем странен.

— Вышли, — выдохнула Турвана, когда впереди забрезжил просвет среди деревьев.

На опушке леса, ну не совсем на опушке, устав от скитаний по буреломам, от деревьев отошли метров на триста и устроили привал. Хотя до обычного обеденного времени еще пару часов. Красота — глаз радуют полевые цветы, солнце и петляющая дорога, уходящая за горизонт. Хрун недоуменно побегал и, видя, что хозяйка не собирается отправляться дальше, рванул обратно в лес.

— Только не заяц, — обреченно произнесла баронесса.

— Лучше заяц, — буркнул я, пряча один из кинжалов в сапог, и всматриваясь в поднимающуюся пыль над дорогой. — Кто-то скачет.

Мы отлично просматриваемся с дороги, а вот вернуться под защиту деревьев вряд ли успеем. Поздно я заметил всадников, кои приближаются быстро. Проскачут мимо? Какое им дело до двух путников, устроивших привал. Увы, осадили коней и рассматривают нас, мирно сидящих на траве. Четверка конных, камзолы грязные, рожи не бритые, оружие — мечи и у одного арбалет. Радует что не маги, но с этими вряд ли справлюсь, а на баронессу надежды мало.

— Рэн, если что, то на мне арбалетчик, — прошептала Турвана.

Чуть заметно кивнул — понял. Удивился, правда, но вида не показал.

Вот черт! Нами заинтересовались! И грамотно рассредоточились: арбалетчик стоит на месте, а тройка конных охватывает нас в кольцо.

— И кто это тут у нас? — спросил мужик со шрамом на правой половине лица.

— Путники мы, — придерживая ворот камзола, чтобы не отсвечивал ошейник, ответил я.

— Ты может и путник, а вот баба уже не путница, а наездница! — оскалил второй бандит рот, показывая свои недостающие зубы.

Да, это не патруль и не благородные господа, на лицах сальные ухмылки и по одежде, явно с чужого плеча вывод однозначен.

— Кривой, — обратился к бандиту со шрамом его подельник слева, — давай ужо торопиться, а то вскоре ребята подскачут и…

— Молкни, Крест! — огрызнулся на него главный в этой группе.

А вот про остальных можно было бы и подробнее. Когда подскачут и сколько у них человек в банде? Впрочем, если боги от нас отвернутся, то и этих хватит.

— Слышь, парень, — усмехнулся Кривой, обращаясь ко мне, — я сегодня добрый, день удачный выдался, так что ноги в зубы и чтобы твоего духа тут не сидело!

— Хорошо, — склонил голову в знак согласия и, поднявшись с травы, протянул руку баронессе: — Пошли скорее, нас отпускают.

— Э-э-э, ты что дебил?! — возмутился бандит с нехваткой зубов. — Это ты проваливай! А баба нам пригодится.

— Ага, давненько благородных не валял! — рассмеялся Крест.

Баронесса побледнела и сжала зубы. Какая ей приготовлена участь, она понимает, не маленькая.

— Шли бы вы… — отправил я банду по известному адресу.

— Дурной! — сплюнул на землю Кривой и, красуясь, вытащил меч. — Сам напросился.

Рукопашной драке не столь хорошо обучен, тем более с кинжалом против верхового с мечом. Но, это не воин, простой бандит, такие из-за угла бьют в спину или куражатся при большом численном перевесе. Сообщники Кривого отпускают шальные шуточки, а тот неспешно направляется ко мне, демонстративно помахивая мечом. Арбалетчик, расслабившись и чтобы лучше видеть происходящее, приблизился, но даже не взвел оружие, хоть болт и вложен. До Кривого пять метров и тут на сцену вышел забытый мною кот. Черный хвост взметнулся из под копыт коня, а из травы послышалось угрожающее шипение. Конь под главарем взвивается на дыбы вышибая из седла не ожидающего такой подлянки седока. Крест еще смеется, а мой кинжал летит ему в глаз. Краем глаза замечаю, что баронесса срывает что-то с шеи и наставляет на арбалетчика — разряд молнии!

— У него ошейник — беглый раб императора! Держи его братва! За его голову огромные бабки отвалят! — заорал беззубый и, выхватив меч, пришпорил коня и понесся на меня.

Так как нас разделяет порядка пятнадцати метров, и стою с пустыми руками, второй кинжал, в сапоге, то понимаю, что сделать ничего не успеваю. Попытался обманным движением обхитрить нападавшего, но он не купился. Размах и меч чуть не отделил мою голову от туловища. Похоже — бывший военный, теряя сознание от боли, подумал я, профессиональный удар. Как он не сломал мне шею — загадка, может источник помог, или сыграло свою роль то, что я раскачивался и пытался уйти от удара. Без сознания пробыл недолго, открыв глаза увидел, что Кривой обхватил Турану за талию и тянет на себя, та сопротивляется. Кривой резко бьет ее кулаком живот и швыряет на траву. Беззубый гарцует на лошади и радостно смеется.

— Что ты ржешь! — обращается к нему главарь. — Глянь, что с парнями!

— А зачем? Крест своим глазом кинжал словил, а Стилета баба молнией приложила.

— С беглым что? — снимая пояс со штанов, уточняет главарь.

— Я его мечом по шее саданул! — гордо отвечает беззубый. — Аж искры полетели! Кранты ему! Давай быстрее, что ты телешься, мне ужо невтерпеж

— Слышь, ты свое место знай! Я всегда впереди, а ты обождешь, с такой сладкой конфеткой, травку-то попримну!

Рука нащупывает кинжал в голенище сапога, пальцы сжимаю на рукояти и, пытаясь сфокусировать зрение на раздваивающие фигуры бандитов. Вот главарь спустил штаны и повернулся ко мне спиной. Пытаюсь привстать и не допустить надругательства над баронессой и неимоверным усилием заставляю себя встать. Но ее честь охраняют лучше меня, черная молния взвивается из травы и главарь издает дикий рев, пытаясь оторвать кота от своих причандалов. Беззубый удивленно застыл на лошади, а я краем глаза вижу, что со стороны леса огромными прыжками несется Хрун, у которого вся пасть в перьях и крови. Пес честно пытался выполнить заказ и поймать для нас птичку. Как оказался в руках кинжал не понял, но в ладони его лезвие, цели две. Но и тут выбор небогатый, кот и пес дерут Кривого так, что от того кровь в разные стороны летит и произошло-то все это за несколько секунд. Размах и кинжал летит в беззубого, у того, при виде поднявшегося меня с травы, округляются глаза. Бандит, вероятно, уловил мой бросок и резко отклоняется вбок. Нет, он явно из бывших служивых, причем не последний в воинском искусстве. Далеко не каждый сумел бы так быстро сориентироваться и среагировать на мой бросок. Целил я в грудь, в голову побоялся промахнуться, и, наверное, правильно сделал, беззубый почти сумел уйти от броска, но кинжал вошел ему в бок. Удар вышел, на мой взгляд, не слишком опасным для жизни, он больше напугал, да кровь пролил. Бандит дико заорал и вонзил пятки в бока лошади, та присела на задние копыта, а потом резко рванула в галоп. Не испугайся он, то все могло бы сложиться иначе. Разбойник на коне, с мечом, против безоружного меня — без шансов. Нет, конечно, можно рассчитывать на хвостатых, но они заняты покусившимся на их хозяйку, вряд ли станут смотреть, что со мной происходит. Однако разбойник от всего произошедшего банально испугался. Беззубый исчез из поля зрения за секунды, а я уже склонился над баронессой. Та лежит, свернувшись калачиком, и из глаз катятся слезинки.

— Все в порядке? — поинтересовался я

— Да, — приподнимаясь и отворачивая от меня лицо, ответила та.

Подошел Хрун и ткнулся своей головой в ногу Турване.

— Все хорошо малыш, все хорошо, — поглаживая его, произнесла девушка.

Кот с раздраженным шипением и поднятой шерстью стал тереться о другую ногу баронессы. Преданность животных всегда восхищает, они никогда не предадут и не бросят.

— Защитники вы мои! — присаживаясь на корточки и обнимая своих хвостатых, всхлипнула девушка.

От меня слезы пытается прятать, уткнувшись в шерсть Хруна, а от своих четвероногих друзей таиться нечего.

Дал время успокоиться девушке подошел к Кривому. Н-да, кот и пес поработали славно. Главарь разбойников не дышит, лицо и то, что ниже пояса все в крови и кое-каких важных для мужчины частей тела не достает. Осмотрел поле боя: увы, ни лошадей, ни павших от наших рук с баронессой разбойников нет. Единственный трофей — меч и пояс Кривого. Пояс попинал ногой и, к своему разочарованию, понял, что денег там нет, поэтому откинул его в сторону, взять побрезговал. А вот от меча отказываться не стал. Хоть оружие содержалось кое-как, на лезвие зазубрины, но на безрыбье и малек рыбина.

— Турвана, нам стоит спешить, — подошел я к троице, все так же сидящей в обнимку. — Беззубый ушел, скоро может вновь появиться с подкреплением.

— Да, ты прав, — встала во весь рост баронесса.

В глазах ни слезинки, губы сжаты.

— Обратно в лес? — кивнул в сторону, откуда не так давно пришили.

— Да, наверное, следы запутаем, а затем выйдем к месту, где истинные маги жили. Учти, там какая-то хитрая защита, многие пытались, но неудачно.

— На месте разберемся, — отмахнулся я. — Поспешим, время не на нас играет.

Подходя к лесу, порадовался, над дорогой вновь пыль столбом — по наши души. Ничего, в лесу мы от них оторвемся.

Вот кто знал, что у разбойников следопыт имеется? Сзади перекликаются бандиты и загоняют нас как зверей. Стараемся идти скорым шагом, иногда срываясь на бег. Дыхание у баронессы тяжелое, на лбу пот.

— Впереди два пути, — хрипло говорит она, держась за ствол березки. — Вправо уткнемся в защиту истинных магов, влево — болото. Выбирай!

— А прямо? — остановился и я.

— Поле, нас там в два счета настигнут. Кстати, болото считается непроходимым.

— Ты что, бывала тут?

— Нет, но карту изучила досконально, перед тем как в лес отправиться.

Вот в этом сомнений у меня нет, слишком уж уверенно баронесса вывела нас из леса.

— Вправо идем, — решился я.

Пройти непроходимое болото — не пытался еще, а вот на закрытые территории истинных проникал. Надеюсь, сумею справиться, к тому же, какой-никакой, а магии обучен и пускай сейчас не могу энергетическими потоками оперировать, но видеть-то их вижу и уже более-менее хорошо.

— Долго идти? — уточнил я, прислушиваясь к погоне и прикидывая, сколько у нас форы.

— Минут пять-десять, — улыбнулась та. — Рэнион, думаю, мы вряд ли сумеем из этой передряги выбраться. Хочу сказать, что на тебя можно положиться, хотя когда-то и сомневалась.

— Не паникуй раньше времени, — разводя рукой ветки кустарника и пропуская вперед баронессу, ответил я.

— То твое предложение, про наш союз и цели, до последнего момента размышляла. Не встреть мы бандитов, то не уверена, что решение оказалось бы таким. Но, я согласна!

— И это радует, — улыбнулся ей. — Ничто так не сближает, как бой бок о бок с врагом.

Честно говоря, боя-то как такового и не случилось, стычка и драка — да, но не больше. А то что боги не оставили нас и победа осталась за нами, так то простая удача и счастливое стечение обстоятельств. Да и помощь от хвостатых здорово нам подсобила.

— Ты не бросил меня и не предал, так бы поступил не каждый. Спасибо.

— Ладно, ты тоже сражалась отлично, — кивнул ей на раздвинутый проход, слыша, что голоса разбойников становятся ближе.

— Успеем еще, — не пошла она, а сказала: — Хочу, чтобы между нами не возникло недоразумений — условия и клятвы обсудим после, если выберемся. Идет?

— Договорились!

Что ж, первый союзник найден. А вот увиденное за кустами заставило иначе отнестись к словам девушки. Такого еще не встречал, не видел и от Креуна не слышал. И что дальше? Сзади, все ближе слышны голоса, вряд ли мы успеем возвратиться и удрать в топь, хотя и там спасение маловероятно. Остается одно — вперед. Но как???


Глава 4. Дорога к духу-артефакту

Призрачная дымка окутывает все пространство перед глазами. На вид дальнейший путь преграждает тончайшая материя, натянутая своеобразным куполом, устремленным в небо. Интересно, что на поверхности нет ни единого следа от проявлений природы: ни листочков, пыли, она не загажена птицами, но от дуновения ветра по куполу пробегает дрожь. Сделал шаг вперед и потрогал пальцем проминающую броню на пару сантиметров. Меня не ударило молнией, не отбросило назад, никто не забрался в мозг, ничего не произошло, одна упругая преграда не пускает вперед. Н-да, нет рун, символов, рычагов, охранных столбов — ничего нет! И как проникнуть внутрь?

— Теперь понял, о чем говорила? — печально усмехнулась баронесса, привалившись к стволу дерева.

— Угу, — потирая щетину, ответил ей, лихорадочно перебирая варианты.

А идей-то не так и много. Взломать защиту не представляется возможным, у нее управление внутри. Попасть за защитный контур? Но как? Думается над этим уже размышляли подобные мне рыскачи. Но вход обязательно древние защитники должны были предусмотреть. Или нет? Что произошло мне примерно понятно. Как же не хватает советника. Интересно, а Скили со своим духом пытался попасть внутрь?

— Даже императору не удалось проникнуть за контур, — словно отвечая на мой не заданный вопрос, сказала девушка.

— Пойдем по контору, — сказал я. — Все равно сидеть на одном месте нельзя.

— Это да, погоня близка, — со вздохом вставая, согласилась баронесса.

Кот, во время привала, перекочевал на руки девушки и теперь ехал с комфортом, так как она его еще и за ухом почесывает. Мы идем и ничего странного не вижу! Неужели не попасть за контур? Да не верю я в это! Вход есть, он просто отлично защищен. Но ни в воздухе, ни на земле никак подсказок. Земля под ногами сменяется каменной крошкой уходящей за контур. Камушки шуршат под сапогами, кое-где попадаются булыжники и валуны. Время поджимает и осмотреть камни не могу, хотя и подмывает. Вдруг они от какого-то сооружения и на них найдутся руны? Если взглянуть с другой стороны, то они тут давно и ничем не помогут. Нет, не то… Но что-то не дает покоя. Каменная крошка вновь сменяется землей, через некоторое время опять мелкие камушки под ногами. Резко останавливаюсь, и мне в спину натыкается баронесса.

— Извини, — произносит она.

— Да-да, конечно, прости, — невпопад отвечаю ей.

Похоже, что из-под периметра выходит каменные лучи… Или тропинки? Проходим еще пятьдесят шагов и вновь камни! Так, их ширина порядка метра, ни травы, ни мусора на камнях нет. Но неужели никто не обратил на это внимание? Впрочем, закономерность выявил, ну и что? Это не обязательно вход, а какое-нибудь свойство защиты. Но за неимением лучшего присаживаюсь и разгребаю камушки. Поддаются они легко, нет никакого сопротивления, разгреб углубление и увидел сплошной камень. Нет, это не природное явление, слишком четкий прослеживается контур. Однако каменная плита, уходящая за контур, вся потрескалась и крошится. Что мы имеем? Если контур защиты активен, то он может держаться за счет двух вещей: накопители энергии его подпитывают или артефакт на подобии Креуна еще не ушел в небытие. С древними накопителями сталкивался, они могут долго отдавать энергию, забирая ее из окружающего мира. Но закрыть такой периметр обычными накопителями? Скорее всего, тут не обошлось без артефакта. Как до него достучаться? Мне вспомнилось свое знакомство с Креуном. Тут, конечно, не наблюдается круга управления, но если предположить, что каменные лучи как-то связаны с артефактом… Так, мой источник заблокирован, нет, может кровь и пробьется, но дальнейшее сложно прогнозировать. Остается Турвана, она хоть и не говорила, что умеет оперировать энергетическими потоками, а только активировала артефакты, но других вариантов нет.

— Смотри, — показал на каменную дорожку баронессе, которая с интересом наблюдает за моими действиями, — считаю, что это путь связанный с артефактом. Тебе нужно встать на дорожку и капнуть своей крови на камень.

— Почему я? — слишком спокойным голосом, за которым ощущается волнение, спросила она.

— Подобный артефакт является моим советником, а из-за, — указал на собственную шею, — ни связаться с ним, ни воспользоваться своим источником я не в состоянии. Боюсь, что в лучшем случае, моя кровь ничем нам не поможет.

— Но я-то не маг! У меня и источника нет! — возразила баронесса.

— Турвана, поверь, источник у тебя с вероятностью процентов под девяносто есть, это говорю как бывший директор магической школы. Если ошибаюсь, то ты и вовсе ничем не рискуешь.

— Рэнион, чем грозит, если ты прав и с артефактом связь установлю? — спокойно задала она мне вопрос, вероятно поняв, что это наш мизерный шанс уйти от преследования банды.

— Ничего не скрывай, покажи свою душу и устремления, попроси помощи, но главное — не лукавь. Разум артефакта за столько лет одиночества может оказаться перегруженным, сил может не остаться, желания… — я чуть задумался, вспоминая духа школы, поправился, — желание умереть и потратить оставшиеся крохи энергии могут все превысить.

Со своим последним утверждением я бы поспорил, мало энергии, чтобы держать такой контур? Впрочем, мне неизвестно, в каком состоянии он находился лет сто или тысячу назад.

Пока размышлял, баронесса встала на очищенный мною камень и уколола палец кинжалом. Кот резко зашипел, как бы протестуя против нанесения своей любимице боли и мгновенно лизнул ранку девушки. Крупная капля крови упала на камень, а девушка застыла столбом. Время идет, а баронесса и кот недвижимы. Нет никакого движения, не дернется ни единый мускул на ее лице, ни ветер не треплет ее черные как шубка кота волосы. Возгласы разбойников все ближе. Что ж, придется вступать в бой, нам все равно не уйти. Хрун подскуливая попытался боднуть головой свою хозяйку, но та оказалась окутанной контуром, который исходит из каменной дорожки. Что ж, надежда на то, что артефакт и девушка сумеют договориться.

— Хрун, — позвал я пса, — Турву необходимо защитить, так давай сделаем все от нас зависящее.

Десяток разбойников берет нас с псом в полукруг, они бы в кольцо взяли, но там контур истинных стоит неприступной стеной. Пока девушку окутывает контур могу за нее не беспокоиться, но она в любой момент может лишиться защиты и тогда… Нет, не стоит об этом думать.

— Это они! Бей их братцы! Бабу с дуру не убейте, с ней особо поговорим! — прокричал, прихрамывающий и держащийся за бок беззубый.

Странно, но ни луков, ни арбалетов у них нет.

— Вот говорил вам, что стоило тащить в лес арбалеты, сейчас бы расстреляли и все! — сплюнул себе под ноги особо обросший разбойник, у которого можно рассмотреть лишь блеск глаз и кончик носа.

— Нас десять против одного, если подранка не считать! — ухмыльнулся ему второй кивая на беззубого. — Боишься не справимся?

— Без базара, порвем щенка! — ухмыльнулся бородач.

— Слышь, щенок, — а это уже ко мне, — брось зубочистку и лапки кверху подыми, тогда умрешь быстро и не мучительно.

А ведь они меня остерегаются! Даже при таком численном превосходстве не спешат нападать. Да и странная картина перед их глазами: пес, оскалил клыки и вздыбив шерсть, стоит рядом с застывшей каменной изваянием девушкой, я с обнаженным мечом не трясусь от страха от их количества, а жду изготовившись к бою.

Упс, чуть-чуть не пропустил бросок кинжала и лишь в последний момент успел отбить смертоносную сталь, летящую в мою грудь. Краем глаза заметил как Хрун, подпрыгнув, извернулся в воздухе и сумел перехватить второй кинжал зубами за рукоять. Пес, продолжая рычать, положил к моим ногам свою добычу.

— Ты отличный пес! — похвалил его, наклоняясь и подбирая кинжал. — Благодарю вас господа, — шутовски кивнул разбойникам, — обещаю, что верну вам вашу сталь, погрузив ее в ваши тела!

— Эх! Пошла потеха! — выкрикнул обросший и, размахивая дубиной, рванул в мою сторону.

Разбойники воодушевились и бросились в атаку скопом. Беззубый что-то кричит, пытается команды раздавать, но его никто не слушает. В этом и есть мой шанс. Ухожу в сторону от дубины, но и сам не достаю мечом врага. А вот Хрун своего шанса не упустил. Высоченный прыжок с места и пес покатился с разбойником по траве. Обросший удерживает шею пса, который метит сжать челюсти на его горле. Помогать псу некогда, меня начинают прижимать к баронессе, еле успеваю отклоняться и отбивать удары. Прошло десяток секунд после боя, а у меня порез на бедре, в плече засел кинжал, но троих врагов уложил.

— Отходите болваны!!! — шипит охрипший от ора беззубый. — Он через минуту совсем обессилит истекая кровью.

Разбойники отступили, а ко мне, перепачканный кровью, подполз Хрун. Обросший не подает признаков жизни, но псу досталось — в холке воткнут нож. Шерсть смягчила удар или разбойник плохо размахнулся, но лезвие не глубоко вошло. У нашего четвероного охранника сил нет, а вот помочь ему не могу. У самого уже черные точки перед глазами, а на меч опираюсь как на палку. Опустился на колени, выдернул из плеча кинжал и отбросил в сторону, в левой руке его не удержать, а для правой меч имеется.

Неожиданно, по защитному куполу пробежали искры и в сторону разбойников полетели молнии. Те, с криками ужаса, бросились в лес. Молнии ударили в землю, но ни треска, ни взрывов не случилось — иллюзия. Оглянулся на девушку — стоит столбом, но вот баронесса вздрогнула и застонала, опустилась на колени и обхватила голову руками и ничком повалилась на камни. Кот неуклюже выкатился из под нее и пополз на траву жалобно мяукая. А в защитном куполе возник проход.

— Турвана, ты как? — обеспокоенно склонился над своей союзницей.

— У-у-у, голова! Она сейчас расколется, — всхлипывая от боли, ответила она.

— Мы можем пройти за защитный контур? Бандиты скоро очухаются и поймут, что молнии не могли бы причинить им вреда.

— Я не могу двинуть ни рукой, ни ногой, — пожаловалась она в ответ, с трудом и очень медленно приподнимая руку.

— Нас защита пропустит? — настаиваю на своем, боясь повторного нападения.

Как понял, то сражался не со всем отрядом и в следующий раз их численность может увеличиться. Но сам бы я на их месте вернулся с арбалетами и расстрелял нас издалека.

— Пропустит, — сквозь сжатые зубы, выдохнула она, — нас пропустит, — повторила, а потом пожаловалась: — Вот только встать пока не могу.

Подняв девушку на руки, сам заскрипел зубами от боли, но, хромая и шатаясь, сумел отнести ее за проход в защите. Следующим оттащил кота, тот в меня вцепился всеми своими когтями и отпускать не хочет.

— Хвостатый, там Хрун, дай его перенести, — сказал я и только после этого кот убрал когти.

Сгрузив его рядом с баронессой, отправился за псом. Ноги заплетаются и тратить силы, чтобы осмотреться, что тут твориться не могу, цель одна — выйти за периметр и втащить сюда пса. Хрун хоть почти и подполз к контуру, но сейчас в отключке. А вот поднять его не могу, тяжелый зараза! Обхватив пса под передние лапы, волоком тащу к проходу. От леса донеслись голоса, оглядываюсь и прищуриваюсь, чтобы разогнать круги перед глазами и сфокусировать зрение — разбойники, как и предполагал, их число увеличилось. А вот в руках у них уже не мечи, а арбалеты — плохо, до прохода всего-то метров пять осталось. Но как их пройти? Вернее проползти? Первый болт ударил в землю, не долетев полметра, второй перелетел, третий ушел в бок, четвертый…

— Блииин!!! — невольно вырывается у меня, когда болт с хрустом впивается в раненое бедро.

На некоторое время отключился, очнулся и вижу: из защитного контура летят иллюзорные молнии во все стороны. Разбойники уже поняли, что им нечего опасаться и вразвалочку направляются в нашу сторону. До прохода рукой подать, но… нет, не доползти, ни с псом, ни самому. Из прохода появляется бледная, белее снега, девушка. Ее волосы взметают вверх и, из контура бьет залп искр. А вот они уже не иллюзия! Искры прожигают все на своем пути. Крики и стоны со стороны разбойников меня радуют. Тем временем, уже меня волоком оттаскивает Турвана за проход, после чего и Хрун присоединяется ко мне. Кот подполз и обнюхивает загривок пса. Девушка, тяжело дышит и склоняется над моим бедром.

— Болт нужно выдернуть, а потом перевязать — говорю ей.

— Моих сил может не хватить, — сомневается та.

— Постарайся, самому мне не с руки.

Да, понимаю тех, кому во время таких операций вставляют палку между зубов. Я вот про это не подумал и приходится терпеть, так как пугать баронессу не стоит. Наконец-то, болт извлечен и остатками моего камзола рана перевязана. Теперь Хрун, а остальные царапины потом, тем более что кровь перестала идти, даже плечо и то не кровоточит. Очень осторожно, под шипение кота, вытаскиваю нож из холки пса. Кот, отпихивая мою руку, принимается с остервенением зализывать рану своего четырехлапаго друга.

Осматриваюсь: мы находимся в парке — декоративные деревья посажены в строгом порядке, есть клумбы, чуть в отдалении блестит водой прудик с мостиком. Но все какое-то неживое, даже ветра и того нет. Но как хватило артефакту сил, чтобы сохранить все в таком виде? Да и странно, у нас такое не встретить, рыскачи давно уже все такие места взломали, а оставшиеся просто не нашли. Если вспомнить слова девушки, то выходит, тут развитие городов не так как у нас пошло. В нашей местности города образовались вокруг строений истинных магов и, по преданиям, не все они имели защиту. Конечно, такие постройки истинных магов оказались мгновенно разграбленными и лишь те, которые имели защиту, продержались дольше. Но и последние сдавались под натиском рыскачей, защиту взламывали или она иссякала. Лишь хорошо замаскированные или стоящие в удаление и имеющие действующую защиту еще можно отыскать, но… не рядом же с дорогой! Про это место знают все, но сделать так ничего и не смогли. Из этого следует, что тут истинные маги дольше и успешнее вели свою войну. Впрочем, как и всегда, возможны исключения и счастливые стечения обстоятельств.

— Рэнион, — отвлекла меня от раздумий баронесса. — Послушай…

Девушка даже дотронулась до моего плеча, привлекая внимание.

— Да, — обернулся к ней и поразился ее неуверенности и страху в глазах.

— Мне необходимо найти местного духа истинного артефакта, — сглотнув, сказала она.

— Что произошло перед куполом? — спросил ее и пояснил: — Ты столбом застыла и покрылась защитным контуром.

— Долго в таком состоянии пробыла? — поинтересовалась та.

Неопределенно пожимаю плечами — бой всегда длится дольше, чем кажется, и точного ответа нет, да и не в этом главное. Баронесса, видимо тоже так решила и не стала уточнять, а принялась рассказывать:

— Когда капля крови упала на камень, то сперва ничего не происходило.

Ну, это я и сам видел, но перебивать Турвану не стал, приготовившись слушать.

— Потом… — она нахмурилась, — потом, меня парализовало, не могла ни двинуться, ни звук какой издать, а через пару мгновений и слух со зрением отключился, — передернув плечами, она обхватила себя руками. — Знаешь, страшно стало в тот момент. Головой понимаю, что связь с защитой как-то установилась, а от меня ничего не зависит. Потом мне представилась широкая дорога, на которой стою я с котом, а нам кто-то задает вопросы. Хоть и догадалась, что это артефакт, но все как-то странно. Зачем-то он спрашивал про молоко и сметану, управлением финансами, магическими потоками, связками рун… Какие-то странные вопросы, на которые и отвечать не успевала, а следовал новый блок таких же странных и разнообразных вопросов. Догадываюсь, что продлилось это не долго, а потом наступила пауза и на дороге возникли весы. К тому времени поняла, что передо мной иллюзия, но вот надписи на чашах весов заставила напрячься, на левой «жизнь», на правой «смерть». На чашах мелькали различные образы, как бы складываясь в вес. К счастью, жизнь перевесила, с небольшим перевесом, но… — она порывисто вздохнула, — весомый вклад внесла миска со сметаной.

— Артефакт вас с котом принял за единое существо и, задавая вопросы, считывал у обоих, — вслух осмыслил я собственные выводы. — Хотя странно, что дух-артефакт не смог различить в коте животное.

Кот при моих словах зашипел, и я поспешил поправиться:

— Очень умного и преданного товарища, имеющего лапы, хвост и уши. Кстати, так и не знаю, как тебя звать?

— Черныш или черная стрела, — улыбнулась баронесса, поглаживая своего питомца за ухом, а потом продолжила: — «Жизнь» на весах перевесила, но иллюзия сменилась на мерцающий текст: «принять и пустить или выгнать». Этот вопрос сменился другим: «достойны или нет?». И вновь я ответа не усмотрела, но после него меня спросили:

— Обладая знаниями и силой, вы способны восстановить справедливость? — баронесса нахмурилась. — На что способны ваши источники?

— Эх, Рэнион, когда задаются вопросы, но ты не успеваешь отвечать… — она покачала головой, — а за тебя ответы находят в твоей голове — неприятно.

— Дух-артефакт имеет большие возможности, особенно когда с ним связываются посредством крови, — пояснил я.

— Это уже поняла, — кивнула головой девушка. — Но знаешь, страшно! Дух сказал, что пропустит меня с друзьями и по мере сил поможет, но… — она взяла паузу.

— Но что? — не выдержал я.

— Не выпустит нас, пока не разберется в наших целях и не признает достойного, кому станет служить.

— Не стоит расстраиваться, — стараясь безмятежно улыбаться, чтобы внушить в девушку уверенность, сказал, а сам задумался:

Древний дух истинного мага мог с катушек съехать, что у него на уме неизвестно. Кое-какие его возможности видел, и уверен, что это далеко не предел. Сомневаться, что при желании он нас не выпустит — не приходится. А сколько мы здесь протянем? Неделю? Это с условием, что он не перекроет доступ к воде и не станет нас преследовать. Нет, если найти его обиталище и разрушить, то… Нет, где-то тут стоят энергетические накопители, в случае уничтожения духа, мы не сможем взять их под контроль и… Не стоит об этом думать, необходимо договариваться. А если он собирается служить, то уходить в небытие пока не намерен.

— Что ты говорила, там дух потребовал? — задумчиво уточнил у девушки.

— Найти какой-то круг встать внутрь, а то ему на таком расстоянии считывание производить тяжело, много энергии тратится.

— И, тем не менее, он нам помог, — вспомнив иллюзорный молнии, расслабился я, а потом напрягся: — А каким образом искры из контура ударили?

— Ну, — засмущалась девушка, — я условие духу поставила.

— Ты чего сделала?!

— Условие, — виновато развела руками баронесса, — если он нам не станет помогать, то говорить не о чем. Я не знала что происходит, лишь догадывалась, о том, как тебе тяжело приходится.

— И что дальше?

— Ничего, очнулась — голова дико болит и ты надо мной склонился.

— По-ня-т-но… — протянул я.

Силен дух! Сумел взять под управление девушку и, осмотревшись ее глазами, ударил по врагу. А вот сила удара говорит о том, что запасов энергии у него не так и много. Кстати, за периметром он ничего не видит, хоть и связан своими каменными тропками. Хм, Креун бы на такое не пошел — однозначно. В нашу первую встречу с советником он искал во мне кровь истинного мага своего хозяина и с натягом решил признать меня. Впрочем, местный дух мог отложить это решение на потом.

— Что дальше делать? — спросила Турвана.

— Хруна придется оставить, а самим искать круг управления.

— Точно! Круг управления — так дух-артефакт и сказал. А ты откуда знаешь? — подозрительно поинтересовалась она.

— Оттуда, — ухмыльнулся я. — Кстати, поставлю на кон голову, что и императору знакомо это выражение.

Самое интересное — пес очнулся и даже, под одобрительное мурчание кота, осторожно прошелся вокруг нас, после чего виновато опустил морду и ткнулся ей в Черныша. Если учесть, что собака потеряла много крови, рану ей не перевязали, а… вылечил Хруна кот! У него что, слюна лечебная? Нет, коты и кошки зализывают раны, но не в данном случае.

— Черныш, — позвал кота, — ты нас к кругу управления не проводишь?

Кот встал, мяукнул и медленно пошел вглубь парка.

— Интересно… — пробормотал я и подал руку баронессе помогая встать.

— Рэнион, ты о чем?

— Слушай, зови меня Рэн, друзья и близкие так ко мне обращаются, — сглотнул и хмуро добавил: — обращались.

— Рэн, ты их найдешь, уверена, с ними все в порядке! — попыталась морально поддержать меня она. — И да, зови меня Туна.

— Пошли, Туна, — улыбнулся девушке, — а то хвостатый уже нервничает.

Кот стоит в метрах десяти, но даже оттуда слышно его раздраженное шипение. Ясно что хвостатый находится под влиянием артефакта, дух через его глаза смотрит на нас и… Вот блин! У котов отличный слух, следовательно, все наши разговоры духу-артефакту прекрасно известны. Нет, ничего криминального мы не обсуждали, но не стоит мне раскрывать свои знания так открыто.

Углубляясь внутрь парка начинают попадаться разрушения: то дерево засохшее, то скульптура разбита, а вот беседку можно лишь угадать по разбросанным бревнам, крыше и плетенным креслам. Начинает попадаться различный строительный мусор, вернее, когда-то это все имело цельный вид, а после определенных событий пришло в негодность. Хм, но купол везде цел, его прозрачную составляющую отлично вижу, кстати, энергетические потоки по нему так и переливаются. Эх, раньше бы мгновенно вычислил из какого места или мест подпитывается купол, а сейчас магическое зрение долго удержать не в силах. А вот и дом… Перед нами, как только вышли из парка предстала груда камней, почерневших и оплавившихся. Занимают они не меньше пары соток на земле, и по их размеру и количеству можно сделать вывод о том, что дом внушал уважение своими габаритами. Черныш сел перед завалом и жалобно мяукнул.

— Хм, ты предлагаешь нам с баронессой расчистить проход до круга управления? — обратился я к духу-артефакту, через кота, будучи уверенным, что меня услышат.

Кот согласно промяукал и даже лапой направление указал.

— Что с Чернышом?! — воскликнула Туна и обеспокоенно склонилась над своим питомцем.

— С ним все в порядке, — поспешил успокоить я ее, — дух-артефакт через него с нами общается.

— Он станет прежним?

— Полностью подчинять себе Черныша духу невыгодно и нет смысла, а вот чуточку присутствовать в его голове он может.

Нет, я не слукавил, смотреть и слушать, даже делать определенные движения через животных намного легче, чем через людей. Мозг человека тяжелее подчинить своей воле, нет, возможно, конечно, но у мага уйдет много энергии и неизвестно на какой период времени, да и сам он в этот момент вряд ли сможет чем-либо заниматься. В случае же с котом… мне вспомнилось, что кровь девушки упала на камень смешавшись со слюной Черныша. Повлияло ли это на их общение с духом-артефактом? Однозначно — да! Иначе не звучали бы странные вопросы про сметану. Хм, интересно, что это про мышей дух ничего не спросил? Вот бы баронесса обрадовалась, если бы ей вопрос задали о том, любит она мышек есть или нет!

— И нам предлагается ворочать камни, чтобы добраться до круга управления! — воскликнула баронесса и присев на камень и поглаживая кота усмехнулась.

— Ага, дух считает, что мы сможем эту груда камней расчистить, хотя сам он не в состоянии. Я правильно понял? Черныш?

Кот опустил мордочку и прижал уши — услышал, но отвечать не хочет, вернее, ничего не показывает, а все так же сидит перед завалом.

— Если проводить аналогии, то круг управления в подвале. Так? — присел я на корточки перед котом и заглянул тому в глаза.

Кто сделал чуть заметный кивок мордой.

— Отлично! Если тут стоял дворец или большой дом, то входов имелось несколько. Правильно?

Кот вновь кивнул и отрицательно помотал головой.

— Ага, но там еще все печальнее и шансов пройти нет? — дождался утвердительного движения кота и продолжил: — Но неужели нет поземных ходов? При таком основательном строительстве подвалы могли и не пострадать, как и сами ходы.

Черныш застыл изваянием и никаких движений не делает. Мы с баронессой переглянулись и синхронно пожали плечами, а вот Хруну такое поведение своего товарища не понравилось. Пес подошел к коту и принялся того облизывать, но только после того, как вся мордочка Черныша стала мокрой кот зашипел и фыркнул. Пес довольно лайнул и отпрыгнул, уворачиваясь от лапы с выпущенными когтями.

— Теоретически, мог бы попытаться расчистить завал, — вновь обратился к духу-артефакту через кота, — если бы ты снял с меня ошейник.

Черныш заинтересовался моими словами, даже обнюхал стальной обруч на моей шее, но через пару мгновений отрицательно мотнул головой.

— Не можешь? — разочарованно спросил его.

Но дух-артефакт вновь удивил: отрицательно помахав на этот раз лапой.

— Не доверяешь, — догадался я.

— Рэн, ты и правда смог бы справиться с такой грудой камней? — поинтересовалась Туна.

— Да, при наличии магической энергии. Правда, не могу сказать, сколько ее у меня есть. Ошейник блокирует источник, и в каком он состоянии мне неведомо.

Дух-артефакт, тем временем принял решение и, отойдя от камней, принялся на земле что-то вырисовывать своими когтями. При этом Черныш шипит, дергает хвостом и недовольно фыркает, время от времени смахивая нарисованное лапой и перерисовывая.

— Он рисует карту! — воскликнула баронесса.

— Угу, — без энтузиазма ответил я, понимая, что если нам решили на карте что-то показать, то это находится за пределами защитного купола.

На земле тем временем уже можно различить определенную логику в нацарапанных когтями линиях. Сейчас кот пытается что-то написать, но вот данные символы мне неизвестны. Правда и кот от них не в восторге и все время перечерчивает.

— Подожди, — останавливаю Черныша или правильнее духа-артефакта. — Ты решил, что через подземный ход мы сможем пробраться и даешь нам схему? — Черныш, глядя мне в глаза, медленно моргнул. — Это твоя территория, — указал на схеме круг, в котором четыре черточки в центре. А выйти мы должны, — изучил схему, — и уверенно указал рукой в сторону чуть правее той из которой пришли.

И вновь кот моргнул, а вот соотнести размеры и направление движения оказалось делом тяжелым. Тем не менее, после игры в вопросы и моргание с нервным подергиванием хвоста кое-что прояснилось. Мы выходим за контур и никуда не сворачивая, идем около километра в прямом направлении, там мы отыскиваем подземный ход и возвращаемся уже в круг управления. Как отыскать за столько веков лаз в подземный ход уточнять не стал, так как не очень-то лелею надежду возвращаться. Как-то общение с духом-артефактом мне не очень понравилось, что-то он хитрит. Мог бы снять ошейник с меня, но не захотел! Почему? Зачем он добивается, чтобы мы попали в круг управления? Вернее, он понимает, что я-то туда не пойду, ибо у меня подобный дух есть, а вот баронессу тянет.

Выйдя за контур защиты, мы с недоумением с баронессой остановились. Ни пес, ни кот не смогли последовать за нами. Не сговариваясь с девушкой, попытались вернуться, но защита нас не пустила.

— Хрун, Черныш! Ко мне! — зовет Туна.

Мы можем видеть своих четвероногих друзей: кот сидит, а вот пес тыкается в защитный контур, пытаясь прорваться. За то время, пока путешествуем, с котом и псом как-то сдружился.

— Он оставил их в заложниках, — хмуро прокомментировал я.

— Но зачем? Мы же… — баронесса нахмурилась и пригладила волосы, — или ты решил не возвращаться?

— Особого желания не возникло, но мы бы с тобой это обязательно обсудили и приняли решение.

— А сейчас? — уточнила девушка, кивнув на контур.

— Боюсь, у нас нет других вариантов, — хмуро ответил я.

Настроение у баронессы поднялось, а вот мое стало мрачнеть с каждой минутой. Мало того, что организм затребовал пищи, так еще и ночь не за горами, а нам необходимо пройти чертов километр по лесу, не сбиться с пути и еще отыскать лаз! Мало того отыскать, в него как-то проникнуть нужно! Дух-артефакт не пожелал рассказывать про ловушки, которые там могут иметься. Подозреваю, лаз без контроля духа и, следовательно, может оказаться в любом состоянии. Конечно, мы всегда можем вернуться, и Туна попытается установить контакт с духом по старой схеме. Наверняка мы вновь сможем попасть за защиту. Но дальше что? Боюсь, вернемся к тому с чего начали и пойдем по кругу.

— Рэн, мне кажется — мы уже прошли километр, — заявила девушка.

— Туна, ты шаги считала? Я вот насчитал пятьсот три, а это не как не тянет на километр! — покачал головой.

Да, размышляя о сложившей ситуации, чисто автоматически считаю шаги, более точно расстояние все равно никак не отмерить. Пока мы в лесу, причем деревья все больше попадаются старые и огромные. Есть вероятность, что и в далекие времена тут стоял лес. Кстати, в этом направлении почти не встречаются овраги и ямы образованные от боевых действий. Вероятно, первый наш маршрут совпал с основным магическим ударом. Стали попадаться лиственные деревья, если раньше все больше ели, можжевельник, то теперь все больше березы и липы. Очередная странность или простой парк? Вряд ли найду ответ на данный вопрос, да и не в этом соль.

— Рэн, у меня тысяча шагов, — произносит Туна.

— И у меня, — согласился я, пытаясь в наступающих сумерках осмотреться.

Увы, смеркается стремительно, и искать сейчас подземный ход — глупо. Мало того, что не факт и мы его отыщем, так еще и о ловушках стоит задуматься.

— И где же ход? — оглядываясь по сторонам и прищуриваясь, спросила девушка.

— Утром поисками займемся, а сейчас стоит готовиться к ночевке.

— И где мы переночуем?

— Как обычно, — пожал плечами, — спиной к дереву и передремлем.

— Надеюсь, змей тут нет, — устраиваясь у ствола липы, вздохнула Туна.

Ничего не стал отвечать, но местность тут более жилая, нежили до этого: птички уже летают, да и ночные звуки возвращаются. С одной стороны — хорошо, и будь с нами Хрун и вовсе бы радовало, но есть и опасность повстречать хищника. Тем не менее, ночь мы пережили и кроме отдаленного рычания и уханья филина нас никто не побеспокоил.

Обнаруженный под кронами дуба родник позволил нам напиться и немного привести себя в порядок. Увы, вода еды не заменит, а вот охотиться у нас ни снаряжения, ни, честно говоря, желания. Хочется быстрее вернуться к четверолапым друзьям и убедиться, что они в порядке. Надеюсь, что кот и пес смогут найти себе пропитание, хотя и сильно сомневаюсь. Воду видел, а вот живности в землях, которые закрыты куполом не заметил и что-то мне подсказывает — ее там нет.

— И где же может находиться потайной ход? — задала вопрос девушка.

Мы ходим кругами между массивных лип и дубов, обходя поваленные стволы деревьев.

— Где-то здесь, — задумчиво ответил, а потом вздохнул и сказал: — Ты не пугайся, если сознание потеряю, я сейчас попытаюсь все осмотреть магическим зрением, а ошейник… — махнул рукой и присел на поваленный ствол.

Сосредоточился и взглянул на энергетически потоки магии. Боль тут же возникла в голове, но я стоически держусь. Магии не мало, есть завихрения, но все без структуры и насыщенности.

— Рэн, — вывела меня из медитации и головной боли Туна, потряся за плечо, — обрати внимание на эти три исполинских дуба, — девушка указала рукой за мою спину.

Деревья и впрямь не молоды, обхватить стволы смогут не менее пяти человек, если встанут в круг. Но подобных дубов много, почему Туна сделала акцент на этих? Да и у меня сейчас глаз как-то цепляется, но…

— А что ты видишь в них странное?

— Смотри! — баронесса, указала рукой на подобный дуб, — Все деревья имеют менее презентабельный вид, есть сломанные ветки, да и листья не такие зеленые.

Хм, насчет листьев можно поспорить, а вот дефектов и впрямь нет, такое ощущение, что дубы как на картине стоят. Магическое зрение подсказало, что девушка в своих выводах права: тройка дубов окружает маленькую полянку, всего-то метров десяти в радиусе, а вот из центра полянки исходит энергетический круг, охватывающий дубы.

Обойдя и исползав на четвереньках полянку, мы так ничего и не обнаружили.

— Вход точно здесь! — эмоционально хлопнула ладонью по земле девушка.

— Дух-артефакт тебе точно никаких подсказок не оставил? — устало спросил я, не имея никакого желания ковырять дерн.

— Да вроде бы нет, — ответила баронесса.

Увы, пришлось, копаться в земле, к нашей радости земляные раскопки не прошли даром. Под слоем земли оказалась каменная плита с выбитыми рунами. Хвала всему, их смог прочесть: стандартный замок истинного мага, руна сохранения, охранный ряд от взлома и руны защиты. И, как пройти внутрь? Все руны активны, а так как магических потоков в данном месте много, то их подпитка происходит без проблем, да и находятся они в пассивном режиме. Такие магические охранки могут простоять еще тысячу лет. Что ж, один вариант есть. Мы с Креуном разработали именно под такой случай универсальный взлом, слишком тут все стандартно. Для проникновения под данную защиту можно использовать ключ-амулет или определенный последовательный набор активации рун. Ни того, ни другого у нас нет и, как мы с советником предвидели, то такие ситуации могут возникнуть. Вот тогда-то и предполагалось использовать хитрое заклинание из сплетения рун. Руны наносились на данную поверхность рядом с уже активными. Заклинание охраны их не трогает, так как сами руны не опасны, а вот после их активации, когда магические потоки из старых рун переходят во вновь установленные, уже становится поздно. Но мне не установить руны — нет сил, даже если их набить механически (уйдет на это не один день и не два), то активировать не смогу и не перетащить потоки. А вот такие мощные потоки смогу подправить! Ну, как подправить?! Смешать! А вот за этим последует определенно одно действие — большой бум!!! И насколько взрыв окажется сильным неизвестно, но другого пути просто нет! Не пройти нам к кругу управления другим способом.

— Ты отойди подальше, — попросил Туну, — постараюсь вход открыть.

— Рэн, это очень опасно?

— Нет, — как можно беспечнее махнул рукой, — ты мне можешь помешать, нужно точно сфокусироваться и работать с потоками осторожно. А так как ты общалась с духом-артефактом, то могут возникнуть разные неожиданности, — слукавил, не став предупреждать ее о последствиях своего вмешательства в потоки.

— А не могло мое общение повлиять на допуск в этой охране?

В ее словах есть доля логики, хотя и сомневаюсь, так как дух-артефакт не забыл бы ее предупредить. Но, попытка не пытка. К сожалению, ничего у нас не вышло. Охрана не захотела идентифицировать баронессу как свою. Этого и следовало ожидать, дух к этому входу не имеет отношение, да и не принял он ее как свою хозяйку или партнера. Так что пришлось использовать первый план.

Баронесса отошла метров на сто, а я, облокотился к стволу дуба и сосредоточился. До этого момента, после получения украшения на шею, не пытался оперировать с магическими потоками. Невыносимая боль в голове, но потоки сумел смешать и перенаправить между рунами. Даже в угасающем сознании удивился от такой какофонии мельтешения магических потоков. В последний момент заметил яркую вспышку и вздыбленную каменную плиту и полет. Очнулся от боли приземления, не долетел метров пять до баронессы. По ощущениям: кости не сломаны, но вот болит все и везде. К моему разочарованию, плита осталась на месте, но вот проход под нее возможен. В одном месте под плитой взрывом раздробило камень, и образовался лаз, в который при желании можно ползком просочиться. Руны на плите не активны, а значит путь, хоть такой и нетравиальный, открыт!

— Нам стоит поспешить, — хрипло указал на лаз своей спутнице. — Не уверен, что руны, а вместе с ними и магическое заклинание, не восстановится.

Такой вариант вполне возможен, недаром тут истинный маг установил руну сохранения. Так что, возможно, через определенное время тут станет все как раньше.

— Я первая! Если что ты меня вытащишь, а вот мне тебя вряд ли вытянуть, — сказала девушка и ужом ввернулась в лаз.

Через некоторое время я последовал за ней. Что ж, тайный ход к духу-артефакту мы нашли! Осталось дело за малым — дойти до круга управления и как-то договориться.


Глава 5. Угодья духа Лариона

Из щели в подземный ход пробивается тусклый свет, с каждым шагом становится все труднее различать ступени. На стенах нет ни факелов, ни магических светильников. Надеюсь, что когда спустимся в основной ход, то там сможем как-то осветить себе путь. Каменная лестница по ощущения увела нас с баронессой на десяток метров вглубь земли. Последние метры преодолели почти на ощупь, не видно ни зги. Нет, перед собой еще что-то можно различить, но вот ногой опору искать приходится вслепую.

— Рэн, нам в потемках долго идти придется, — сказала баронесса, как бы предлагая мне решить этот вопрос.

И что мне ответить? Мол сам дурак и пока находились на поверхности не сделал факел? Да, не подумал, но меня можно оправдать: после полета и удара о землю мозги работали не слишком хорошо. А вот баронесса могла бы и додуматься! К тому же опасался, что заклинание восстановится, и вход окажется закрыт, спешил. А зная подобные связки рун, то повторное на них воздействие можно устроить после полного накопления ими энергии. Сколько ей копиться? А черт его знает! Нет у меня ответа, это всегда индивидуально происходит. Нет, если знать силу истинного мага, установившего заклинания, емкость рун и свободной магической энергии — можно подсчитать. Но на сегодня могу лишь представить емкость рун, да и то по старым знаниям. Подсчитать потоки никоим образом, пока заблокирован мой источник, не могу. А про силу истинного мага, нанесшего руны и говорить не стоит. Но на девушке решил не срываться, а просто пояснил:

— Туна, по идее, любой подземный ход оборудуют источниками света. Надеюсь, он нам попадется, и пойдем не в потемках.

Мои надежды сбылись, в самом начале коридора, на витом шесте красуется матовый шар — магический светильник. Переживания о том, что не сможем его активировать оказались напрасными. Стоило дотронуться до шеста, как шар или магический светильник тускло засветился.

— Шест железный! А тускло светит — весь в пыли! — провела рукой по поверхности шара баронесса и чихнула.

От ее ладони пыль стерлась, и шар осветил коридор метров на двадцать, причем метрах в десяти от нас установлен подобный шест с шаром. Хм, получается, что идя по коридору и, касаясь шеста с магическим светильником, тот загорается, освещая путь. Но как данный источник работает? Любопытство превысило боль в голове, и я посмотрел на энергетические потоки. Так и думал! Шест, вставлен в площадку, которая является накопителем, но мало того, поток соединяется с другим магическим светильником.

— А тут красиво, — обронила девушка.

Туна смахнула пыль со стены, ногой расчистила пол и восхищенно покачала головой.

Особой красоты не замечаю — все в толстом слое пыли и кое-где паутина видна. Но арочный потолок из светлых камней с мерцающими красными прожилками, темно-зеленые стены сложены из кирпичиков, а на полу широкие черные плиты с едва заметными швами — вижу.

— Это что — золото? — удивилась баронесса

Следить за действиями девушки не успеваю. Туна, рукавом протерла шест, и на свет пробился золотистый отблеск.

— Хм, — подошел к ней и посмотрел на витой шест, а потом и вытащил его из подставки, — слишком легкий, хотя и из какого-то металла сделан.

— Так его еще и переносить можно — здорово! — непонятно чему обрадовалась баронесса.

— Ты никогда не видела магические светильники, которые можно носить? — ехидно уточнил у нее и усмехнулся.

— Видела, конечно, просто не ожидала, что и этот можно переносить, — смутилась девушка.

Повертев магический светильник так и этак, вернул его на место — нет смысла нести. Как и ожидал, дойдя до второго светильника и дотронувшись до его шеста, он загорелся, а первый потух. Протирать шар уже не стали, освещает он плохо, но третий шар на посохе различаем. Так и двинулись по подземному ходу, активируя по мере продвижения источники света. Ни развилок с другими коридорами, ни комнат мы не обнаружили — прямой как стрела ход закончился лестницей уходящей наверх.

— И как мы отодвинем каменную плиту? — поинтересовалась Туна, а потом задумчиво сказала: — Рэн, что-то не то! Лестница ведет наверх, может она и выходит в здании, но дух-артефакт говорил, что через подземный ход мы попадем в круг управления.

— Угу, возможно и так, а может мы с тобой плохо поняли Черныша, — ответил ей, а сам задумался.

Что-то не дает покоя, слишком все просто, никаких ловушек и ничего необычного. Но Туна права, смысл посылать нас через подземный ход, чтобы мы вышли на поверхность на территории усадьбы истинного мага. Мог дух-артефакт не знать, куда ведет ход? На собственной охраняемой площади — не мог, ответ очевиден! А лестница явно ведет на поверхность, в этом убедились, поднявшись до плиты преграждающей выход. Сдвинуть ее никакими способами нельзя, необходимо заклинание знать, нет руны на ней видны, но устроить тоже самое как и со входом уже не выйдет. Мало того что на нас все может обрушиться, но если и не обвалятся камни, то волна от взрыва нас не пощадит, в замкнутом-то помещении, пусть и длинном.

— Есть только один вариант, — взвесив все за и против, сказал я.

— И он тебе не слишком нравится, — понятливо кивнула Туна. — Мне тоже, кстати говоря, но, наверное, другого не дано.

Девушка вытащила кинжал и уколов палец приложила его к стене. Баронесса не застыла статуей, ее губы шевелятся — общается с духом, а это значит, что подземелье он может контролировать, пусть и не все. Но почему тут так много пыли? Мог же навести порядок на подконтрольном участке! Впрочем, пока судить о его возможностях сложно.

— Рэн, мы прошли развилку! — объявила Туна после минутного общения с духом.

— Да? И где же она? — спросил девушку и начал движение в обратную сторону.

— Если идти отсюда, то второй светильник необходимо три раза повернуть вокруг своей оси не вытаскивая из постамента, потом раз в противоположную сторону и вновь назад на девяносто градусов.

— Понял, — кивнул ей, а для себя решил: не прост этот подземный ход, ох не прост! Есть тут скрытые комнаты! Это инстинкты Рыскача говорят, от этого и дискомфорт шел, что есть тут скрытое от глаз! Возможно, что за каждым шестом скрыт тайник, будь то комната или разветвление. Но с такими условиями проверить невозможно, хотя… эх, никак не получится, даже имей доступ к своему источнику, дух-артефакт не позволил бы мне эксперименты ставить. Но почему он сам развилку не открыл? Не смог или не захотел? Если учесть, что баронессу он жаждет видеть в круге управления, то получается — не может, нет у него прав на этот ход или сил мало.

Шест легко вращается и занимает свою конечную позицию. Пара мгновений и сдвигается плита, открывая проход в стене. А вот в том коридоре чисто и горят светильники! И все же нет доступа к этому месту у духа-артефакта! Почему? Причин множество, если духу они известны, и он захочет рассказать — узнаем.

Коридор отделан богаче, дорожка на полу с высоким ворсом, светильники на стенах и потолке, есть пара картин и четыре массивные двери из красного дерева с золотыми (может позолоченными, но если и золотые, то не удивлюсь!) ручками, в стене по ходу движения. Увы, двери заперты и не пожелали открыться ни мне, ни баронессе. В конце коридора двойные двери распахнуты, проходим и оказываемся в зале, в центре которого, до боли знакомая пентаграмма. Что ж, до круга управления добрались. Но вот двинувшуюся вперед девушку, которая вознамерилась встать в круг управления, придержал за плечо.

— Не спеши, сперва хочется получить ответы на некоторые вопросы, — пояснил ей.

— Но как? — удивилась она.

— Тут дух-артефакт имеет максимальную мощь. С тобой, при желании с его стороны, он может ментально общаться, что бы ни сказал, а привязку по крови, да еще на своей территории… — покачал головой не став заканчивать мысль и так понятно. — Со мной же, по многим причинам, все сложнее. Могу предложить выступить тебе посредницей, если у духа нет сил воспроизвести в своем круге силы (последнее выделил голосом) голос или надписями общаться.

— Можно и голосом, — раздался из пентаграммы задумчивый голос.

Принадлежность к женскому или мужскому полу идентифицировать не смог, слишком безликий, но хоть эмоции чувствуются.

— А ты много знаешь. Кто таков? — обратился ко мне дух.

— Рэнион меня зовут, но речь же не обо мне, верно? Ты желаешь видеть в своем круге силы Турвану. Зачем? Почему оставил в заложниках ее питомцев? Как они, с ними все в порядке? Ты не забыл, что им, как и нам, необходимо питаться пищей и, к сожалению, не духовной? А…

— Хватит вопросов! — перебил меня дух. — Сам понимаешь, что в данной ситуации мы нуждаемся в друг друге.

— Но почему ты нуждаешься во мне? — дрогнувшим голосом, спросила его девушка.

— Моих источников не хватит надолго, особенно после попытки последнего взлома. Кто-то, обладающий магическими знаниями, ломал защитный купол и пытался со мной связаться. Но активирующих связь слов не знал и я не ответил, поставив полную блокировку на ментальную связь с незнакомцем.

— И? — спросил я, после того, как дух взял паузу.

— Хоть девушка и не является прямым наследником моего хозяина, но анализ ее крови говорит, что спустя столько веков, после его кончины, она может являться очень дальней, но его родственницей.

Оба-на! Какие знакомые слова! Креун что-то подобное мне говорил, и таким образом получается: по данной логике древний дух-артефакт истинных магов может признать любого человека за отдаленного родственника своего хозяина! Черт!!! Как же я не пришел к этому выводу раньше?! При таком раскладе открываются… А что впрочем открывается? Ловушки не имеют логики и не берут кровь на анализ. Но на досуге над этими словами стоит поразмыслить.

— Родственницей истинного мага? Никаких преданий в своей семье о таком не читала и не слышала! — воскликнула Туна.

— Вряд ли твой род хранит истории с того времени, порядка двух тысяч лет — срок, за которым история становится сказкой, — взял я под сомнения ее слова.

Никто не станет спорить, что за это время в ее родословной (как и моей, кстати!) мог мелькнуть кто-то из потомков истинных магов. Наоборот, вероятность того, что встретить человека, у которого не нашлось бы отдаленного родственника взявшего род от истинного мага — мала!

— И для каких целей я тебе нужна? — задала вопрос баронесса духу.

— Мои угодья, как видишь, находятся не в лучшем состоянии. Силы и энергия тают, да тут еще эта атака… — дух не стал продолжать.

— А все атаки до этого, когда за защиту пытались пробиться? — поинтересовалась Туна.

— А что, разве подобное уже случалось? — удивился дух-артефакт. — На моей памяти случилась одна атака и ментальный вызов, если не считать того, что ты поделилась своей кровью и частичкой своего животного.

Ну, естественно, местные рыскачи не смогли побеспокоить защиту, установленную истинным магом. А дух-артефакт ее просто поддерживал все это время и не заметил «комариных» укусов. Сейчас же он обеспокоен серьезным вызовом — враг пытался его взломать. Похоже, что на борьбу он потратил много сил и теперь опасается, что не устоит перед следующим ударом, для этого-то и нужен ему хозяин или союзник. Вот интересно, не случись попытки взлома, он такие же речи вел бы?

— Что случится, если ты не признаешь Туну родственницей истинного мага? — решил уточнить я.

— Хмммм, — протянул дух, а потом признался: — Удаленный анализ проводить тяжело, но она является наследницей, первой предъявившей свои права.

А его похоже здорово прижало! Теперь главное не продешевить!

— Если она наследница, то, что ж ты ее питомцев в заложники взял? — спросил я.

— Да! Почему ты так поступил?! — возмущенно поддержала меня девушка.

— А что бы не сбежали! — рассмеялся дух. — С эмоциональными сущностями приходится разговаривать и поступать так как они того ожидают иначе ничего путного не выйдет.

Ну, с этим не поспоришь, есть логика. А вот дальше-то что? Почему он не захотел снять с меня ошейник? И что хочет от Туны, союз или использовать в собственных целях? Впрочем, пока агрессии от него не видели. Хоть и мало, по его словам, у него энергии осталось, но справиться с нами он может в любой момент. А уж рядом с пентаграммой, где собираются энергетические потоки, которыми он управляет, и говорить нечего.

— Чего мне ожидать от союза с тобой? Могу надеяться на помощь? — спросила духа девушка.

— Помощь, если она двухсторонняя, устроит любого. Мне необходим союзник, который сможет поддерживать меня и заботиться о вверенной территории. При этом, есть и ограничение, — при этих его словах, мы с Туной напряглись, ожидая услышать неприятное, — мои враги становятся твоими врагами, а в свою очередь твои союзники имеют право рассчитывать на мою помощь.

— Хм, но если союзник девушки является твоим врагом, то как быть-то? — задал я вопрос.

То, что мы с Креуном можем являться врагом древнего истинного мага нельзя сбрасывать со счетов. Маги могли между собой враждовать, что очень вероятно, так как находились на достаточном удалении друг от друга, а их война, хоть и с условностями, но все же состоялась на разных территориях. Свои жили поблизости, в основном, а вот враги… Так что, с большей долей вероятности, Креун не является союзник этого духа-артефакта.

— Мои враги давно вымерли, — рассмеялся голос, а потом уточнил: — У каждого духа-хранителя истинного мага есть определенные ценности и собственное видение на мир, если по большинству пунктов они совпадают, то мы найдем общий язык.

— И какие у тебя видения? — спросила Туна.

— Жить, творить, просвещать, учить и находить! — ответил дух.

— Да твой создатель являлся философом! — рассмеялся я.

— Нет, он пытался творить и создавать, — опроверг мои домыслы дух.

Увы, но данное определение подходит под слишком многое. Такими взглядами можно оправдать все что угодно. А вот на другие вопросы дух стал отвечать слишком уклончиво и понять его взгляды и мысли по ответам нереально. Кстати, двери в зал закрылись, и думается мне, что отсюда нам с девушкой просто так не выйти. Придется рисковать и устанавливать с духом контакт уже не словесный. Что из этого получится? По всему выходит, что он нам скорее друг, но…

Туна медленно входит в круг. Девушка бледна, нахмурена и сосредоточенна. Ловлю себя на том, что сжал кулаки так, что пальцы заболели. Вот капля крови баронессы падает в круг пентаграммы. Увы, но для меня все происходящее остается покрыто мраком. Их общение мне недоступно, девушка стоит недвижима, никаких звуков не слышно. Напрягаю магическое зрение, морщусь от боли и вижу, что магические потоки вьются вокруг баронессы, то вливаясь в нее, то уносятся в круг силы под ее ногами. Мне остается одно — дожидаться результата. Что если он окажется неприемлемым? Сразиться с духом мы не сможем, вернее, не сделаем ему ничего, сила не на нашей стороне. Убежать — не выйдет. Обмануть? А вот это уже зависит от баронессы. Дух-артефакт установит с ней ментальную связь, а вот закрыть свои мысли от него девушка пока не сможет.

Походил по залу — ничего интересного, подобное уже видел. Время идет медленно, от безделья присел у стены и прикрыл глаза и попытался достучаться до своего источника. Слабый ответ уловил, но не более, не понял — есть магический резерв или нет. Увы, пополнить его не могу, нет нормальной связи. Да, сложно ощущать себя таким беспомощным. Хорошо хоть раны на мне заживают быстро. Стоп! Как перенаправить магию источника в другое русло? Он же есть и явно работает! Мне необходимо избавиться от ошейника, помочь в этом может маг по знаниям не ниже императора или меня. Увы, с таковыми не знаком и не слышал об их существовании. Дух-артефакт поможет? Возможно, но не факт, да и есть опасность попасть под его влияние, а к этому пока не готов. Не пойду в пентаграмму. Выходит: только один путь — собственный источник. Он должен посчитать, что ошейник угрожает моей жизни и попытается ликвидировать угрозу. Как это сделать? Ну, вспышки боли от использования магического зрения, попытки колдовать — даст возможность источнику себя проявить. Правда, мои внутренние резервы могут направиться не на причину, а ликвидировать последствия. Но попытаться стоит.

— Рэн, — вмешалась в мои размышления девушка, — мы договорились с Ларом.

— С кем? — открывая глаза, спросил я, а потом уточнил: — Это имя духа?

— Да, — он так представился, — кивнула Туна, выходя из пентаграммы.

— И о чем вы договорились? — осматриваясь по сторонам и не видя никаких изменений, в том числе и двери не открылись, уточнил у нее.

— Я наследница, но пока без прав на него и здешние земли, это если коротко.

— А подробнее, — поднимаясь на ноги, попросил у нее.

— Долго рассказывать, потом, — махнула рукой та. — Сейчас предлагаю выбираться отсюда.

— Нам предстоит путь назад? — устало потер щетину.

— Нет, есть другой вариант.

— Это какой же? — подозрительно спросил я, не находя выхода из нашего положения.

Каким образом можно выбраться на поверхность, если сам дух отправил нас на поиски подземного хода? А он свою территорию лучше знает, нежили Туна. Что изменилось?

— Вариант один — поделиться с Ларом силой.

— Хм, и ты это сможешь сделать? — недоверчиво спросил я.

— Э-э-э, не совсем, — смутилась девушка, а потом пояснила: — Лар предложил завладеть на время моим разумом и насытить свои хранилища магической энергией. После этого он сможет расчистить завал на поверхности, и мы выберемся.

— Да? — недоверчиво спросил я, а сам задумался: В предложении духа что-то смущает. Хотя и не доверять ему, повода пока нет. Разум баронессы он бы смог захватить и без ее ведома. Или совсем запасы энергии на исходе и боится не справиться, если она станет сопротивляться? Да нет, в круге силы для него это легче легкого. — А может он с меня ошейник снимет, и я сам справлюсь с завалом?

Девушка нахмурилась — общается с духом мысленно!

— Лар ответил, что тебе, из подвала бывшей усадьбы, проблематично разобрать завалы. Как механическим, так и магическим способом. Побоявшись принять его предложение, нам придется возвращаться в поместье по старому маршруту, и он не уверен, что выбраться на поверхность мы сможем.

— Но ошейник-то он может снять? — провел рукой по своему украшению.

Ответ получил через минуту:

— Говорит, что на это потребуется много сил, пока он не собирается их расходовать. Да и твои мысли ему неизвестны, если союзный договор между тобой, твоим артефактом и им — всех устроит, то он, набрав силы, попытается его снять, — оттранслировала девушка слова духа.

— Хм, по крайней мере — честно, — буркнул я. — Пусть объяснит, как хочет пополнить свои запасы энергии, через тебя. Если угрозы нет, то, — пожал плечами, а потом добавил: — почему бы и нет.

— Уже интересовалась этим вопросом, — напряженно ответила она.

— И? — поторопил я ее.

— Он говорит, что для оптимизации и упорядочивания, — слова девушка выговаривает медленно, она их явно раньше не употребляла, — магических потов и энергии, необходимо сделать… Черт, забыла! Но как поняла, что между пластами энергии накопилось пустое пространство. Теперь же он собирается энергию спрессовать и закачать туда ее еще.

— А для этого нужно действовать извне, — задумчиво продолжил я.

Странно, но Креун про такое никогда не говорил, с другой стороны мы про такой подход ничего не знали. Если подумать, то такое возможно. Магические потоки из которых берется энергия — постоянно в движении, если они пополняются автоматически, то… Энергия никогда не закончится! А она заканчивается — проверено! Хм, истинные маги допустили просчет, при создании накопителей? С другой стороны, столько времени и энергия еще есть, хоть и источается. Но почему дух не способен разобраться сам с данной проблемой?

— Он связан с источником напрямую, — вслух произнес я, а потом спросил Туну: — Как, по словам Лара, это произойдет.

— Порядка десяти — двадцати минут он захватит мое тело полностью, — она зябко передернула плечами, — создаст заклинание и, пополнив источник, наведет порядок на поверхности.

— На это сколько времени отводит?

Баронесса, пообщавшись с духом, ответила:

— Очистить проход наверх — две минуты, сложить и упорядочить развалы — полчаса, — помолчав, девушка сказала: — Рэн, мне кажется, что другого выхода нет, наверное, соглашусь.

— А почему он сам в разговоре не участвует? — поинтересовался я, больше для того, чтобы потянуть время и поразмыслить.

Девушка беззвучно зашевелила губами, общаясь с духом, а потом обратилась ко мне:

— Рэн, он говорит, что непонятно как закончатся наши переговоры, а попусту тратить энергию не хочет.

— Потребуй с него клятву верности на все эти действия, можно на определенное время, — тря щетину и пытаясь придумать, как обезопасить девушку, произнес я.

— А что требовать-то? — растерянно спросила Туна.

— Никогда не слышала клятв и присяг, которые королям дают? — ехидно спросил я, а потом добавил: — В данной ситуации добавь еще, что он не станет препятствовать твоему разуму, постарается не считывать мысли и перестраивать твой образ мышления.

— Он это в состоянии сделать? — испуганно спросила Туна.

Похоже, девушку напугал своими словами.

— Ну, его возможности мне непонятны, что-то он точно может, лучше перестраховаться.

Баронесса задумчиво обошла пентаграмму, она о чем-то сосредоточенно думает и, похоже, сомневается. Я не стал ничего ей говорить и убеждать, она должна принять свое решение сама. Вот девушка чему-то кивнула и зашевелила губами — общается с духом. Для того ничего неожиданного в ее просьбе не прозвучит, он тут все время присутствовал и наш разговор слышал, а еще, возможно он подслушивал и мысли девушки. Туна закончила свое общение и, кивнув мне, молча вошла в круг силы.

Честно говоря, мне интересно посмотреть со стороны на то, как дух собирается плести заклинание. Увы, увиденное доставило одну головную боль — в прямом смысле слова. Магическим зрением сумел увидеть замельтешившие потоки и воронки в стенах зала, оттуда и туда влетала и вылетала энергия. А вот сама баронесса стоит прямо и только немного водит руками, да губами шевелит. Но ее лицо стало надменным, а во взгляде появилась мудрость и усталость.

Минут десять бушевали потоки, потом все успокоилось и на миг замерло, после чего до моего слуха донесся грохот камней. Это что же на поверхности-то происходит? А как там наши четверолапые друзья?

— Не переживай, — раздался голос… баронессы? Нет, интонации не те, хотя голос и похож. — Ваши друзья спят и ничего им не грозит.

А вот работать духу сложно, по лицу девушки пот градом.

— Ты смотри, Туна, конечно, крепкая, но она все же девушка, — предупредил я духа, опасаясь, что он все силы из нее выжмет.

— Все контролирую, сил мало, не мешай, скоро закончу… — рубленными фразами ответил тот.

Действительно, по истечении примерно пятнадцати минут, Лар сказал:

— Все, энергии прорва ушла, сейчас подойду к краю круга силы, чтобы ты подстраховал Туну.

— С ней все в порядке? — подскочил я на ноги.

— Да, не волнуйся, тело людей несовершенно, пропуская такую прорву энергии, будет болеть. Извинись за меня, подлечить смогу завтра, сейчас много задач стоит и их необходимо выполнить незамедлительно. Пусть не пытается меня звать, освобожусь — найдусь, — дух умолк, а черты баронессы неуловимо изменились.

Со стоном девушка пошатнулась и стала оседать, я сумел ее поддержать и не дал упасть.

— Как же все болит! — простонала она и потерла висок.

— Голова?

— И она, и каждая клеточка, такое чувство, что меня как мешок с картошкой кидали туда-сюда. О-о-о… язык и тот еле ворочается.

Поддерживая девушку за талию, пошли выбираться на поверхность. Путь оказался

не быстр, Туна еле передвигает ногами, но от того, чтобы я взял ее на руки категорично отказалась. Впрочем, не стал сильно настаивать, не хватает еще, чтобы она в меня влюбилась, не зачем давать надежду.

Стоило нам подойти к плите, закрывающей подземный ход, как та плавно сдвинулась в сторону, ослепляя нас от ударивших в глаза солнечный лучей. На поверхности баронесса опустилась на траву и прикрыла глаза, я же с удивлением стал осматриваться. Куда подевались камни, сразу не понял, а потом пригляделся и с удивлением обнаружил квадратное строение. Заинтересовавшись, подошел и осмотрел возникший из каменных блоков дом. Два полноценных этажа, вход без двери, окон нет, крыша плоская из длинных каменных столбов. Внутри дома, куда с осторожностью зашел, никакого убранства — каменные стены, пол и потолок, межкомнатных дверей нет, зато есть пара лож — плиты из стен торчат, стол, ванна — из камня. Ванна меня поразила: идеально подогнанные камни, чаша, в которой поместится несколько человек. Она приросла к стене, из которой выходят два желоба, над которыми расположилось два рычага. Повернул один рычаг и к своему удивлению увидел, что из желоба в стене побежала вода. А второй рычаг служит для горячей воды? Точно! И все это сделал дух за пятнадцать-тридцать минут? Удивленный продолжил обход дома. Но кухню, туалет и все остальное воспринял как само собой разумеющее. Жить в таком доме проблематично, но приготовить пищу, принять ванну, да и от непогоды какая-никакая защита. Жаль, нет никаких других материалов, кроме камня но, за столь веков: ткань, древесина, и другие материалы наверняка пришли в негодность. А создать новые Лар не смог, по каким-то причинам. Но тут не все камни, а лишь малая часть из тех, которые наблюдали при первом посещении данной территории. Вернулся к баронессе, та спит и во сне постанывает, а под ее боком примостился Черныш, а Хрун подпирает спину. Животные при виде меня синхронно махнули хвостами, но свою хозяйку не оставили. Уверенный, что Туне ничего не грозит, решил хоть как-то обследовать территорию, а заодно поискать хоть чего-то съестного. Идти решил в сторону от дома вглубь территории. А вот далеко не ушел, за недавно возведенным домом обзор загораживал персиковый сад с еще не созревшими плодами. Пройдя его, в изумлении остановился — строительство идет полным ходом! Груды камней и каменная стена делающая круг, в котором угадывается арочный проход. Высота всего ничего — метра полтора, но она быстро строится. Камни из куч взлетают в воздух и то тут, то там укладываются в стену. Минут пять понаблюдал, а стена подросла на полметра, а вот камней прилично так убавилось. Если тут сложен весь строительный материал, то еще максиму в метр на высоту подрастет. Подойдя к стене Лара, а в том, что это и есть обиталище и хранилище духа-артефакта, сомнений нет, удовлетворенно увидел подтверждение своим догадкам — руны. Вся стена выстроенная, ими исчерчена! А вот камни, складывающие в ряд, рун не имеют, но они закрепляются, а потом и руны проявляются. Дух выполняет огромную работу! Хм, но судя по размаху, то он по силе превосходит Креуна многократно. Впрочем, это не то когда говорят, что сила есть ума не надо, тут в дело идут знания и их у Лара в достатке. Да, не хотелось бы иметь такого врага. С другой стороны, если представить, что у императора подобный артефакт в служении, то… Н-да, мы с Креуном слабее — факт. Чтобы выйти из борьбы с императором победителем — необходимы дополнительные силы и союзники. Задумчиво тру щетину и прогуливаюсь вдоль стены артефакта, все больше и больше осознаю, что он силен. Как его переманить на свою сторону и чего он сам хочет? Пока ответов нет, но они скоро появятся, а пока возвращаюсь к девушке.

Туну нашел все на том же месте и в той же компании. Девушка не спит, но лицо хмурое и на щеках видны дорожки от слез.

— Думала — ты меня бросил, — сделав попытку улыбнуться, произнесла она.

— Ерунду не говори, — отмахнулся я, а потом принялся рассказывать: — Дух просил извиниться и перетерпеть боль, он вскоре объявится, а сейчас занят.

— Чем же так занят-то? — удивилась девушка.

— Наводит порядок, — пожал плечами, как само собой разумеющее. — Дом вот из камней сложил. Там даже водопровод действует.

— И ванну можно принять? — заинтересовалась баронесса и даже, со вздохом, стала приподниматься.

— Можно, — утвердительно кивнул, наблюдая, как у девушки стремительно улучшается настроение. — Там, правда, нет ни дверей, ни окон, да и вообще, кроме камня ничего нет, но зато крыша над головой.

— Пошли! — попросила она. — За горячую ванну готова душу хоть кому продать!

— А я бы от еды не отказался, — предлагая ей опереться на локоть, усмехнулся под бурчание в собственном животе.

— О еде можно и потом подумать! — не согласилась девушка. — Страшно представить, какой у меня видок.

Ох уж эти женщины! Минуту назад стонала от боли, но стоило узнать о возможности привести себя в порядок и все уже забыто! Ладно, о союзнице стоит позаботиться. Проводив ее в дом и оставив на попечении Хруна и Черныша, решил озаботиться пищей. О пруде не забыл и отправился к нему, в надежде, что рыбой смогу разжиться. Так как никаких рыболовных приспособлений, кроме кинжала и меча у меня нет, то по дороге срубил деревце и сделал из него подобие трезубца (благо ствол разветвлялся на три отростка). В водоеме, действительно оказалось полно рыбы, да еще какой! Лоснящиеся бока карпов вальяжно плавают, а мне представляются различные рыбьи блюда. Чуть слюной не захлебнулся! Про специи, соль и другой гарнир стараюсь не думать. В предвкушении скорой еды, вхожу в прудик и… полчаса пытаюсь поймать хоть что-то. Вот кажется, не рыба — увалень, а уходит из-под удара. Вот плывет, килограммов на пять, прицеливаюсь, размах и… мимо. Но как так?! Бил почти в упор! Весь мокрый и перемазанный в иле и водорослях в сердцах бью трезубцем в пустое место и, неожиданно, мое импровизированное рыболовное средство встречает упругую преграду на своем пути. Есть! Пусть и не пятикилограммовая, а от силы килограмма на два, рыбина бьется на берегу. Ловлю заканчиваю и возвращаюсь к дому, не забыв по дороге наломать веток для очага.

Баронесса еще плещется в ванной, а я в задумчивости рассматриваю свой улов. Сковородок нет, кастрюль тоже. И как его готовить?

— О, рыбка! — воскликнула девушка, замерев в проеме двери. — В пруду выловил? — Мимоходом поинтересовалась она.

— Угу, вот только не пойму, какой нам с этого прок, так как приготовить ее не могу.

— Да? — удивилась Туна. — Рэн, но ты же готовил зайчиков на костре, а уж рыбину-то… — она задумалась, а потом мечтательно улыбнулась: — Помню, как в престижных трактирах подобную запеченную рыбу подавали — красота и главное вкусно.

— Точно! — хлопнул себя по лбу. — Запеченную! От последних событий вовсе разум потерял и как сразу не додумался?! Жди здесь и не давай ее Чернышу охранять, — сказал ей и, погрозив пальцем облизывающемуся коту, который попеременно трется то об мои ноги, то об ноги Туны.

Найти глину проблем не составило и через полчаса мы устроили пир на троих, Хрун гордо отказался, а вот кот, я и девушка сумели оценить жирного карпа по достоинству. И пусть он без соли и специй и не совсем запекся — вкуснотища!

После ужина, принял ванну и хоть еще и не стемнело, но свернулся калачиком и завалился спать — устал, а о проблемах думать сил нет.

Утро встретил в настоящей кровати, на перине и под белоснежным пододеяльником. Потер глаза, думая, что еще сплю — нет, но каменное ложе исчезло, а обстановка в комнате преобразилась. Первое что бросилось в глаза — постель, а уж потом огляделся: окно занавешено плотной шторой, весь пол застилает ковер, два кресла обитые кожей и резной столик между ними. А вот на столике! Встал и повертел в руках запечатанную бутылку вина, недоверчиво понюхал кусок сыра и ломоть балыка. Съедобно! Теплый хлеб порезал за миг и через минуту уплетаю бутерброд, запивая восхитительным на вкус вином. Насытившись, продолжил осмотр: письменный стол с магическим светильником — будто новый, тонкие и белоснежные листы бумаги сложены стопкой на краю, чернильница полна чернил! В шкафу не оказалось ничего, кроме моей одежды, но чистой, отглаженной и без единой заплатки — новая на вид (но в этом ничего удивительного, когда-то и сам такое умел). Оделся и вышел в… нет, не коридор, оказалось, что занял апартаменты из трех комнат: гостиная — деловой стол и стулья, диван, на стенах украшения из холодного оружия (хотя почему украшения — снял меч со стены и обнажил лезвие — настоящий), ванна — краны позолоченные, полотенца и бритвенные принадлежности. Не стал откладывать осмотр, а занялся своей внешностью: щетину, можно сказать, бороду сбрил, умылся и почистил зубы. Да, комфорт вещь отличная, к нему быстро привыкаешь, а день без него и уже грустно.

Да, дом преобразился неузнаваемо, обстановка богата и со вкусом. Вот как Лар за одну ночь тут все переделал? Сколь энергии потратил? На кухне блестят железными боками кастрюли, развешаны чугунные сковороды, стопки фарфоровых тарелок для всевозможных блюд. Некоторые вещи и вовсе мной не опознаны, в силу неизвестного предназначения. В общей зале за столом сидит девушка в бальном платье, сверкает бриллиантовыми сережками, колье, парой перстней и ниткой жемчуга в уложенной прическе. Это еще кто?


Глава 6. Гостеприимство горцев

— Рэн, ты чего застыл? — обратилась она ко мне.

— Гм-м, — сделал вид, что кашлянул. Туну с первого взгляда не узнал, но это мне простительно, в таком наряде девушку еще не видел. — А что это ты так вырядилась?

— А мне не оставили выбора, — мило улыбнулась та. — Как сказал один несносный дух: хозяйке не пристало ходить как оборванка.

Девушка тяжело вздохнула и пожаловалась:

— То, что мне так неудобно, его не волнует! Я и платье рвала, и волосы два раза мочила и собственную прическу делала — ровно пять минут и, — она не выдержав, ударила кулаком по столу, — вновь все назад возвращается. Вот скажи: мое мнение должно учитываться?!

— Э-э-э, возможно, — решил ей не перечить, но и с духом пока не ссориться. — А ты уже хозяйкой стала?

— Присаживайтесь Рэнион и давайте поговорим и познакомимся, — раздался слышанный мне ранее голос.

За столом проявился контур фигуры человека в плаще с капюшоном на голове. Дух-артефакт?

— Я являюсь местным духом и управляющим бывшего истинного мага. Он обращался ко мне Ларион, — представилась фигура. — Увы, материального во мне не много, но люди не любят общаться с одним голосом, поэтому частенько принимаю, гм, принимал этот образ.

Присев за стол мысленно восхитился стойкостью и уравновешенному состоянию артефакта, но не только это заслуживает восхищения. Он неимоверно силен, если сравнивать его возможности с моим советником, лишний раз в этом убеждаюсь.

— Приятно познакомится, — произнес и взял в руки бокал, который материализовался передо мной.

— Не стану вас обоих долго мучить и томить. Начну с того, что, как Рэн и предполагал, узнал все, когда баронесса стояла в круге управления или как его еще называют круге силы. Кстати, Рэн, я могу себе позволить называть вас этим именем? Ко мне можете обращаться Лар или Ларион, как тебе удобнее.

Дух-артефакт говорит мне то «ты», то «вы», чувствуется, что привык обращаться ко всем по-простому.

— Можешь, — кивнул и добавил: — Лар, кстати, привык когда ко мне обращаются на ты.

— Понял, учту, — ответил тот. — Так вот, не стану скрывать, что без помощи из вне подобно вашей, моих сил хватило бы ненадолго. Конечно, я вам благодарен, но… — Лар чуть помолчал, — без дальнейшего участия Туны мое существование кажется уже невозможным.

— Это как понять? — нахмурилась девушка.

— Мое предназначение созидать и создавать, эмоции неотъемлемая часть. Если после войны пришлось собирать себя по частям и пытаться восстановиться, то теперь пора жить полноценной жизнью.

— Ты меня случайно замуж не зовешь? — подозрительно спросила Туна.

Интересно, у нее пунктик на замужестве, что ли?

— Увы, это мне не под силу. Мне нужен друг и соратник, хозяин и товарищ, — ответил ей Лар.

— Для чего? — задал я вопрос, от которого зависит многое, если не все.

— Созидание — улучшение всего и вся, — ответил тот.

Ответ меня не слишком удовлетворил, слишком размывчато.

— Если ты уже почти все знаешь, то сможешь помочь? — в лоб спросила Туна.

— Один я не справлюсь, мои знания не распространяются в боевой магии. Да и уничтожение не мой удел, — ответил тот.

— Ошейник снимешь? — спросил я.

— До этого вопроса дойдем. Сначала решим главное: ты согласна стать моей хозяйкой и напарником? — фигура Лара повернулась ко мне боком и теперь его капюшон находится напротив Туны. — Со своей стороны обещаю: хранить и оберегать тебя и твоих друзей, учить и наставлять, помогать в начинаниях.

— Выполнять приказы, — продолжил я, но Лар не повелся на подначку.

— Которые не противоречат мои убеждениям и не повлекут беду на голову хозяйки и ее подданных!

— Мне необходимо освободить королевство от императора. Помочь Рэну. Вернуть на земли королевства справедливость! — Туна сжала зубы и не отводит взгляда от мерцающей фигуры Лара.

— Одному мне, да и вам не совладать с имперским боевым артефактом. А по твоим образам и видениям, прочитанным мной, у него именно боевой артефакт. По тем действиям и целям, могу предположить, что его истинный маг-хозяин являлся врагом моего господина и соответственно моим.

— И что же делать?! — воскликнула баронесса.

— Нам нужны союзники, — произнес артефакт. — Расположение себе подобных я знаю, те которые выжили, могут нам помочь. Правда, связи с ними нет, но они могут находиться в таком же состоянии, как и я. Если мы их отыщем и пробудим от спячки, то наши шансы окажутся высоки.

— Значит в ментальном пространстве тишина? — уточнил я с печалью, а ведь надеялся, что Креун пытается меня отыскать.

— Те с кем пытался связаться — молчат, а то что еще в ментале происходит мне не интересно, да и опасно.

Переговоры шли долго и нудно. Основное уже сказано, а уточняющими вопросами мы добились только полной неразберихи, хотя дух и не пытался нас запутать или что-то скрывать. Он лишь настаивал, что без хозяйки не может нас принимать более пяти дней на территории поместья, для этого нужен прямой приказ хозяина. Меня в качестве своего хозяина рассматривать не стал, зная о том, что подобный артефакт мне служит. Кстати, про него он ничего не спрашивал, только уточнил его и мои взгляды на жизнь. А узнав, что я пытался возродить магию и воссоздал школу истинных и вовсе успокоился, решив, что со мной можно сотрудничать. В итоге: Туна согласилась стать его хозяйкой, и они прошли ритуал слияния, так назвал это Лар. Теперь она его хозяйка, но оказалось, что он чуточку слукавил.

— Теперь тебе предстоит обучиться базовым знаниям и умениям, — выдал после слияния Лар.

— Чего?! Ты ничего об этом не говорил! — возмутилась Туна.

— Это само собой разумеется, — в голосе духа послышалось довольство. — Сама посуди — хозяйка, а ни приказа ментально отдать, ни новости узнать у своего духа не в силах. Да, даже и пламя самостоятельно зажечь не умеешь! Я не могу выпустить тебя с твоих земель, пока не буду уверен, что ты сможешь за себя постоять или при необходимости призвать меня!

И тут я вспомнил собственное обучение и печально улыбнулся. Туна попала, и попала надолго. Баронесса бушевала долго, ругалась, умоляла, приводила различные доводы, но… как и ожидалось, дух остался неумолим. Теперь мне придется отправляться на поиски союзников. Предстоит сложная задача: найти духов-артефактов истинных магов, чтобы Лар смог с ними связаться. Где они находились во время войны истинных магов известно лишь примерно, путь не близкий и опасный, но выхода другого мы не нашли. Деньги, одежда, кое-какие артефакты мне Лар предоставил, даже сказал, что дарит все с разрешения своей хозяйки. Но самая приятная новость — ошейник он снял! И я почувствовал, как мой источник наполняется силой. Осталось дело за малым — отыскать духов-артефактов, чтобы они наладили связь с Ларом и решили, как уничтожить боевого духа-артефакта императора.

Хоть от ошейника и избавился, но связаться с Круном оказался не в состоянии. Вроде бы какой-то отклик есть, но до конца не уверен, что принимаю желаемое за действительное. Он слаб, мой источник не полон, большое расстояние между нами? А может все эти факторы, вместе взятые, не дают нам наладить связь? Ларион на данный вопрос ответил уклончиво, говоря, что многое зависит от разных моментов и вообще все индивидуально. Меня дух плохо знает, а о возможностях своего коллеги и вовсе не подозревает.

Жалко оставлять девушку в угодьях у Лара, путешествовать с ней понравилось, она настоящий товарищ и напарник. Редко встретишь того на кого можно положиться и спокойно повернуться спиной. Многие, так называемые друзья только и ждут возможности, чтобы поплясать на твоих костях или всадить нож в спину. Надеюсь, что таковых не попадется мне на пути, но от этого, увы, никто не застрахован.

Иду размеренно и время от времени проверяю свою сторожевую сеть — никого. Мой путь лежит в горы, в Грунбарское королевство, вернее, бывшее королевство. Когда принимали решение о том, какого духа-артефакта отыскивать первым, то Туна безоговорочно заявила:

— Однозначно идти нужно в Грунбарск!

— Это почему? — спросил я, так как тащиться в горы, никакого желания нет.

Нет, в горах не раз бывал, но идти туда без проводника не очень хорошая идея, тропки и пути знать нужно. Да и снаряжением бы разжиться, лошадью хотя бы, поэтому и думал отправиться в Молдгию.

— Горцы недолюбливают императора, но не высовываются и живут своей жизнью, — попыталась объяснить девушка.

— Рэн, считаю, что дух Горн, а его так звали в свое время, сумел выжить. Отыскать его, конечно, не так просто, но возможно. Я дам тебе карту, на которой, помечены возможные места нахождений угодий подобных мне,

— Возможные места? Это как понимать? Ты говорил, что знаешь, где их найти! — возмутился я, рассматривая появившуюся карту, на которой только в горах стоит три крестика, а расстояния в горах может оказаться очень длинным. Вот кажется, до места рукой подать, его видно, можно даже камень докинуть, но приходится идти в обход и прежде чем достичь цели сбивать ноги и карабкаться по скалам чуть ли не неделю!

— Да, говорил, и могу повторить, что знаю, где их искать, но примерно. В гостях мне ни у кого не приходилось бывать. По старым разговорам и оговоркам, вычислил эти места как возможные. Кстати, в горах всего три варианта, а вот в долине целых восемь! Если Горн пробудится, то мы с ним решим, кого дальше спасать, — ответил Лар.

— В Молдгии много людей императора, так как лошади приносят хороший доход и не так опасно там находиться. А вот в горах, часто происходили несчастные случаи с императорскими назначенцами — обвал, лошадь понесла и в расщелину свалилась. Это только то, что мне известно. Скили впадал в бешенство при этих новостях, вроде горцы и входят в империю, но живут обособленно, — привела еще аргумент баронесса.

— Ладно, — вздохнув, произнес я, — убедили.

— Отлично! Тогда, как понимаю, время не ждет, завтра и отправишься! — подвел черту Лар.

Естественно он не преминул разбудить меня еще до восхода солнца, но не одному мне это не понравилось. Зевающая девушка в бальном платье и уложенными волосами хмурилась и смотрелась комично, в такую-то рань. На наши стенания Ларион остался тверд — время не ждет. Я с ним особо не спорил, наскоро перекусил, перекинул на плечо мешок, который он дал мне в дорогу, потрепал весело бегающего Хруна по голове, погладил дремлющего Черныша, который не преминул сонно зашипеть, поцеловал руку Туне и, зевающий, отправился в путь. До слуха донеслась перепалка девушки и духа. Баронесса выговаривала Лару, что гостеприимные хозяева так не поступают. Тот же ей отвечал, что хозяйке стоит заняться своим магическим образованием немедленно и отлынивать он ей не позволит. Страсти накалялись, но я удалялся, и последнее что услышал — звон разбитого бокала. Ларион довел свою хозяйку, а они еще к обучению не приступили! Ничего подстроятся друг под друга. Но ставку, кто одержит верх, не поставлю, характер у них под стать друг другу.

И вот уже третий день в пути. Лес пройден, половина съестных припасов съедена, артефакты, данные Ларом, изучены. С амулетом вопросов не возникло — надел на шею, активировал потоки и связал с духом баронессы. Перстень с рубином тоже вопросов не вызвал, а вот массивный браслет заставил задуматься. Я его активирую — ничего, но энергия из моего источника тонким ручейком в браслет вливается и растворяется. Пришлось связываться с Ларом и просить пояснения. Оказалось, что предназначение браслета — защита, да не простая, а практически идеальная. Активировав браслет, мне никто не страшен, ничто не может нанести мне вреда, а вот сам атаковать могу любыми средствами, хоть магией, а можно и кинжалом — не принципиально. Однако тут оказался большой подводный камень. В ходе проверки выяснил, что защита, действительно мощная, но… не идеальна! При ударе обычным шаром огня, при прохождении через защитный контур, который создал браслет вокруг меня, произошел просто чудовищный расход энергии. Мой источник опустошился почти наполовину! Да такими темпами смогу нанести один удар и лишившись энергии, контур спадет, а я окажусь беззащитным. Так что решил довольствоваться перстнем, который может ударить валом огня, да амулетом связи, браслет же, после размышлений, на руке оставил, но активировать решил его только в безысходной ситуации. Денег мне Ларион дал триста золотых. Странные монеты с непонятным изображением, но золото оно всегда золото. Тем более что монеты чуть больше и соответственно тяжелее тех, которые сейчас в обращении, так что можно рассчитывать на большую сумму.

На тракт вышел, как и рассчитывал — ближе к полудню. Дорога пустая, но наезженная. Местность пошла более холмистая, а вдалеке в облаках и горы стали проглядывать. Через час пути меня обогнала карета запряженная тройкой лошадей, потом отряд верховых и даже селянин на телеге, выехавший из какой-то боковой дороги. Да, становится оживленно, уже и навстречу верховой промчался, скоро должно какое-то селение попасться. До Грунбаска — бывшей столицы горного королевства еще дня четыре пути, по моим подсчетам, если верно вышел и рассказам Туны. К сожалению, карта Лариона слишком схематична и ее достоверность верна тысячи лет назад. Хм, а вот об этом Туна не предупреждала. С холма мне открылся вид на реку, через которую проложен мост. А вот стражники по две стороны моста пропускают карету, чтобы затем приняться за десяток телег крестьян. В общем, настоящий затор у переправы! Крестьяне едут не на ярмарку или базар, на телегах различная утварь и за каждой привязана домашняя живность. Детвора носится, собачий лай, блеяние овец и мычание коров даже тут слышу. А что же у самого моста творится? Очень напоминает переселение.

— Что происходит-то? — спросил у первого попавшегося крестьянина, когда спустился с холма.

— Ась?! — приложил он руку к уху. — Ты, мил человек, громче говори, ниче не слыхать!

Ну да, гвалт стоит такой, что и своего голоса почти не расслышал.

— Че творится-то? — наклонившись и прокричав ему в ухо свой вопрос, непроизвольно поморщился от ударившего в нос запаха давно не мытого тела.

— А! Так это, князюшка пообещал защиту от лихих людей, земли бесплатно выделить и налога пять годков не требовать! Вот мы и двинулись всем селом, — проорал он мне в ответ.

— Земли в горах? — удивился я, не повышая голоса, но тот как-то меня услышал.

— Так у подножия гор-то! Там земелька плодородная! А горцам нужно кушать!

— Понятно! — гаркнул ему в ухо и, похлопав по плечу, добавил: — Удачи!

Стражники хмуро переписывают прибывших, не забывая заносить в свои списки не только крестьян с детьми, но и их домашний скот. Узнав, что я иду в столицу — пропустили вне очереди, крестьяне не возмущались, видя на мне камзол с мечом у пояса и поблескивающий рубин на пальце. Перейдя мост через бушующую горную реку, оказался перед несколькими домами: военная казарма, трактир и здание, напоминающее то, где сидит какой-нибудь чиновник. Карета, что удивительно стоит у трактира, кучер на козлах лузгает семечки, но его взгляд внимательно меня ощупал. Хм, не прост кучер! Пойти перекусить или от греха подальше ноги в руки и вперед? А с другой стороны, чего бояться?

— Кружку пива и перекусить, — положил я на стойку золотой.

Подтянутый, пожилой с проседью в висках, аккуратной бородкой и острым взором, горец, внимательно меня осмотрел, подкинул мою монету и кивнул:

— Все сделаю, что выберите, то и подадут, если сдача останется — отдам, — после чего кивнул в сторону столиков: — Устраивайтесь.

Хм, неужели тут такой сервис, что подавальщики меню разносят? Обычно в трактирах подобного этому все решалось не отходя от стойки. Посмотрим, решил устраиваясь за столиком у стены и осматриваясь. Чистейшие скатерти на столах, пол выдраен, шторы отглажены, вышибала чисто выбрит и сверкает начищенным кинжалом. Я попал в дорогой столичный трактир? Хотя, для этого заведения что-то мало посетителей, да и музыки нет. Два гостя через столик от меня вяло ковыряются вилками в тарелках. Внешний вид говорит о том, что они кого-то ждут. На вид лет по тридцати, волевые лица, оружие под рукой — телохранители или наемники.

— Господину зачитать меню? — раздался тонкий голосок.

И когда подойти успела? На меня озорно смотрит девочка-подросток. В руках тонкая папка, черные глаза внимательно осматривают мою одежду и ее брови хмурятся. Из под платка проглядывает челка рыжих волос. Н-да, не слышал о том, чтобы у горцев рыжие дети получались, но глаза, нос и осанка не оставляет сомнений, что отец стоит за стойкой — очень похожи.

— Не обязательно читать, — улыбнулся ей. — Кружку пива…

— Может вина? Пиво мы не варим, — перебила она меня.

— Хорошо, можно вина, — кивнул ей, — но не крепкого. И… впрочем, лучше скажи, чем накормить сможете?

— Баранья ножка в соусе и тарелка картошки — устроит?

— Вполне, — согласился и дополнил: — Кувшин с простой водой, хлеба и какой-нибудь зелени.

— Сейчас принесу, — задумчиво сказала она, а потом бесшумно и мгновенно испарилась.

Что-то в общении с ней меня цепануло, но так и не разобрался. Но, что странно, появилась она с подносом так же неожиданно, краем глаза уловил движение, а она уже выставляет заказ на стол. Странно… А! У вокруг ее шеи вьются магические потоки — артефакт использует! Хм, а зачем ей еще три артефакта? Нет, не мог раньше посмотреть на наличие потоков в трактире! Вот что значит отвык использовать магию, раньше пользовался ей постоянно! Трактир бурлит и переливается всеми цветами радуги в магическом зрении! У хозяина, если это он за стойкой, пять артефактов навешано, у вышибалы три, а вот гости, что ковыряются в тарелках и вовсе чуть ли не сверкают! Тут что артефактчики все? Что за трактир такой?

— Приятного аппетита! — пожелала мне девочка-подросток.

Вот только лет ей, как и мне примерно, рассмотреть под наведенной личиной лицо не составило труда. Да, она родственница трактирщику, может дочь, а может и нет, но по-крайней мере, волосы у нее черные — однозначно. Вот она активирует артефакт и уходит прочь, но для меня, в магическом зрении, все ее движение отлично видны. Подходит к трактирщику и что-то негромко докладывает, тот хмурится, явно возражает, но под эмоциональным натиском соглашается. После чего кивает вышибале. И что, меня выставят вон и не дадут сдачи? Но пока ничего не происходит и решаю, что раз уж так неосмотрительно зашел перекусить, то этим стоит и заняться, а если у них желание появиться выяснить отношения, то сорвать злость и на них можно. Хоть и ожидал подвоха, но пообедал спокойно, еда вкусная и без отравы. Мне даже трактирщик серебряные монеты на сдачу отдал, а вот дорогу к выходу вышибала освобождать не торопится. Начинается?

— Уважаемый — разреши пройти, — остановился я в шаге от вышибалы, который демонстративно рассматривает потолок.

Краем глаза замечаю, как встали два посетителя и двинулись в мою сторону. Трактирщик положил на стойку и поглаживает внушительную хрустальную кружку, как бы готовясь отправить ее в полет. Пора бить или еще подождать? Н-да, теряю навык, в спину прилетел удар магического кулака, не сильный, но на вышибалу наткнулся.

— Да ты пьян! — воскликнул он и саданул меня своим кулачищем снизу вверх под подбородок.

И вновь полет! Уже спиной назад, но к этому моменту смог активировать браслет на руке и от знакомства со столом спина не пострадала, чего не скажешь о последнем. Треск и дубовый столик годен только на дрова. Отключаю защиту, которая выжрала половину моего источника. Нет, мог же применить каменную кожу и без браслета! Креун меня за такие промахи с удовольствием бы носом потыкал! Н-на! А мой-то воздушный кулак посильнее их! Вышибалу выносит в дверь вместе с косяком. А моя тушка подвергается банальным ударам ногами двух неизвестных посетителей. Вот козлы, лежачего бить! Швыряю в них ударной волной воздуха, грохот и треск говорит, что удар достиг цели. Довольный приподнимаюсь, не забывая все контролировать магическим зрением, но в последний момент улавливаю движение трактирщика, который запускает в меня кружку. Инстинктивно бью шаром огня из перстня, пытаясь сбить летящий снаряд. Эх, лучше бы постарался увернуться — успеваю подумать, когда кружка соприкасается с моей головой. Взрыв боли и темнота…

Очнулся — на глазах повязка, руки скручены за спиной, тело ломит от ссадин. Голова ватная, пульсирует и ноет. На мне похоже здорово злость сорвали. Сам виноват, недооценил противника, да и действовал глупо. Креун всегда говорил:

— Рэн, прежде чем напасть, оцени врага, прикрой тылы!

Тыла у меня тут нет, а в Кулавассе я об этом побеспокоился, а вот о собственной шкуре думать отвык, вот ее и побили. Ничего, в источнике энергия присутствует, а то, что нет амулета для связи с Ларом, перстня на пальце, да браслета — ерунда. При желании от пут могу освободиться в любой момент, а если предварительно использую каменную кожу, то мне никто не страшен… Ну, если у моих противников не припасено козырей в рукаве. Могут же у них находиться неизвестные мне артефакты? Могут!

— Он очнулся, — Констатировал чей-то голос.

— Ты кто? — Острие ножа прижалось к моей шее.

И что отвечать? Легенды как таковой не придумывали. Да если бы имелась пара версий в запасе, то выбирать в данной ситуации сложно. Но не правду же говорить? Впрочем, можно о чем-то утаить.

— Ну?! — Кольнули меня ножом в шею.

— Рыскач я, слыхали о таких? — ответил и все же вызвал каменную кожу, ну его к черту, так рисковать! Эти горцы народ импульсивный, отчекрыжут башку, потом никакой источник не поможет.

— Да? — с издевкой в голосе спросили меня. — А колечко с браслетом и амулетом для связи с императором на дороге нашел?

— Хм, а у императора подобные амулеты есть? — удивился я.

По всему выходит, что Ларион по всем статьям прав. С ошейником лично знаком, а если то, что амулетов много, то дух Скили силен! С другой стороны, сделать амулет связи можно и своими силами, мог же император своим наместникам такие штучки сотворить? Мог! Кстати, ошейник-то сделал он лично, правда, не уверен, что ему не объяснил все его артефакт.

— А ну отвечай, зачем тебя Скили к нам направил?! — Неожиданно заорал в мне в ухо третий присутствующий в комнате. — А-а-а!!! Блин!!! Черт!!! Всю руку отбил!!! — Раздался вопль, после того, как меня попытались подбодрить ударом по ребрам.

Оставаться в таком положении посчитал бессмысленным. Повязка на моих глазах, как и путы на руках рассыпались в прах и я обвел взглядом комнату. Хм, все верно: трое и дама. Все из трактира в полном составе, если не считать вышибалу, но его аура за дверью маячит — значит все тут. Магическим зрением давно уже срисовал своих «друзей», но вот все время сбивался, то четвертая аура мелькнет, то пропадет. Обвел глазами комнату — пустая, лишь письменный столик у стены, да пара стульев, на полу паркет, стены выкрашены в темно-фиолетовый цвет, на окне занавеска. Может за спиной что интересное? Обернулся — пусто, вновь посмотрел на своих пленителей.

— Слушай, ты какой артефакт используешь? — обратился я к девушке и пояснил: — Очень любопытно!

На меня вытаращили глаза все присутствующие, трактирщик судорожно что-то ищет в кармане брюк, костяшки пальцев у наемника на рукояти ножа побелели, второй наемник гладит свой кулак, а девушка в растерянности застыла.

— Господа и… — взял паузу, — дама. Повторюсь: я Рыскач — тот, кто ищет артефакты, а потом их продает. — Почесал щеку, бриться пора. — Так о чем я? А! Артефакты можно же и не все продавать, что-то всегда остается, отсюда различные навыки и умения берутся. К вам вот зашел — хочу поискать места проживаний истинных магов, наверняка не все еще разграбили! Однако прием мне оказали не радушный, возможно с кем-то перепутали. Если так, то я не в обиде, — взгляд упал на разорванный камзол, — почините одежку и расстанемся по-хорошему.

— Ты кто? — задал вопрос трактирщик.

— А ты? — вопросом на вопрос ответил я. — Не говори, что обычный селянин, — запнулся и сразу поправился: — извини, горец, построивший трактир у переправы.

Нет, он может оказаться и владельцем трактира, но по совместительству. Подозреваю, что его заведение является своеобразным пунктом, в котором рассматривают явившихся в Грунбарские земли. Тут с каждым путником происходит такое дознание или только с теми, у кого артефакты?

— Мы охрана князя, — медленно произнесла девушка. — Следовательно, явившихся без спросу гостей имеем права принимать по нашим законам.

— С обрыва вниз головой? — усмехнулся я.

— Можно и с обрыва, — покивал трактирщик.

— Уже и шрамов не осталось, — задумчиво произнесла девушка, напряженно вглядываясь в мое лицо.

— Вижу, — хмуро ответил ей трактирщик, а потом, переводя взгляд с меня на своих подручных, о чем-то задумался. Потеребил свою небольшую бородку и кивнул телохранителям, продолжавшим хранить молчание: — За дверью обождите.

Чуть поклонившись, и не сказав ни слова, охранники вышли. Интересно, почему их удалил? Справиться вчетвером против одного значительно легче. Неужели трезво оценил шансы и понял, что я сильнее? Ага, и умнее, да так, что пропустил удар кружкой по голове! Н-да, непроизвольно потер то место, которое встретилось с летающим объектом — шишки нет, а вот волосы от крови слиплись. Представлю свой видок! Сидит такой, в порванном камзоле, с запекшейся кровью в волосах и, наверняка, перемазанным лицом — права качает! Впрочем, они меня обыскали — факт, а путы рассыпались, как и повязка на глазах. Какой им можно сделать вывод, если присовокупить сюда отбитую руку охранника?

— Ты маг, — утвердительно сказал трактирщик.

— Наверно, — хмыкнул я.

— Бежишь от императора и пытаешься скрыться там, где он тебя не достанет, — продолжила девушка.

— Версия Рыскача не катит? — улыбнулся им.

— Не все сходится, — нахмурился трактирщик.

— Слушай, — встал я со стула, — давай по существу. Догадываешься же, что вы мне не противники и повторно не дам такой промашки, как кружкой по голове. Да и стрела меня не возьмет.

Подошел к окну и с трудом сдержал возглас удивления. Вид открывается изумительный: между высоченных гор петляет бурная река, ниспадающая с третьей горы водопадом — красота! А вот дом стоит на краю обрыва, внизу одни острые каменные глыбы, если с такой высоты рухнуть, то костей не соберешь. Хм, но вроде трактир стоял на ровном месте, никаких обрывов не наблюдалось! А без сознания пробыл не более пяти минут, если верить внутренним часам. Впрочем, когда очнулся, то еще кровь не свернулась на лице, не били же меня все время, когда без памяти оказался. Или уже свернулась? Задумался и понял, что не знаю, сколько времени находился в беспамятстве. Сделав вид, что ничего необычного не увидел, обернулся и встретил две ухмылки. Все они поняли, плохой из меня актер!

— Где мы? — спросил и вновь кинул взгляд в окно.

— В Грунбарске, — усмехнулся трактирщик, а потом продолжил: — Уйти сам отсюда не сможешь, не надейся. Это первое, — он запнулся.

— А второе? — поинтересовался я.

— Посмотрим, — неопределенно пожал он плечами.

— Меня зовут Рэнион, и я не являюсь человеком или магом императора. Пришел в Грунбарск, — чуть задумался, — по личным целям.

— Артефакты принес, магией пользуешься и… пешком, без сопровождения… — протянула девушка.

— Так получилось, — ответил, а сам задумался: друг другу мы не доверяем и открываться первым никто не желает. — Как вижу, сила на вашей стороне, — покривил душой, кивнув в сторону окна. — И какие у вас ко мне претензии? То, что пешком и с артефактами? Объяснял! А вот от вас ни слова не услышал.

— Как известно: горцы лишь номинально подчинились императору. Мы вошли в империю, но желаем жить самостоятельно, и люди Скили нам тут не нужны. Ни в качестве наместников, ни в качестве наблюдателей, — ответил мне трактирщик или кто он там на самом деле.

— Камень истины? — задала вопрос девушка.

— Что еще за камень? — роясь в памяти, спросил я.

— Артефакт, который различает ложь, — задумавшись о чем-то своем, ответил трактирщик.

— Не вопрос, — усмехнулся, возвращаясь за стул. — То, что вы недолюбливаете императора — понял, играть ему на руку и уничтожать вас не стану.

— Неси, — принял решение лже-трактирщик и махнул рукой девушке.

Та кивнула и мгновенно оказалась у двери, движение смазано, а потоки приходят в завихрение после того как она активирует артефакт. Но и в неактивном состоянии артефакт работает, аура ее, за время разговора, то пропадала, то вновь появлялась.

— Позерша! — неодобрительно качая головой и, в то же время гордо улыбается в бороду, лже-трактирщик.

— Дочь или сестра? — поинтересовался и сразу поймал враждебный и оценивающий взгляд. — Это к слову, — поднял руки вверх, стараясь успокоить горца, — вы просто похожи.

Он ничего не ответил, но глаза прищурены, из них так и веет холодом.

— Положи на руку камень и отвечай на наши вопросы, — сказала девушка, водружая что-то на столик.

Хм, странный камень, похож на обломок, и он прозрачный! Но не алмаз, его ауру сразу различу. Горный хрусталь? Мне такие камни редко встречались, и их ауру не помню, но этот еще и магическими потоками окутан. Скорее всего, это часть какого-то артефакта.

— Сначала проверка, — буркнул горец. — Клади уже руку.

Ладонью накрыл камень, в руку ткнулась мягкая волна магии. Хм, от камня и волна?

— Ты девочка? — спросил меня горец и улыбнулся.

— Нет, — поднял в удивлении брови.

Камень прозрачен и кажется из него голубые лучики выходят.

— Маг?

— Да, — коротко ответил я.

— Служишь другому магу?

— Нет, — ответил и ощутил дрогнувшую волну.

— Странно, — озадаченно потеребил бороду горец.

Камень вспыхнул красным, потом голубым и остался прозрачным.

— Ты соврал! — подумав, объявил горец.

— Нет, — покачал головой, — вопрос не корректен. Ты прямо спроси.

— Императору или его окружению, служишь? — спросила девушка.

— Нет, — камень пыхнул голубым, но чувствую — энергии в обломке артефакта остается немного, боюсь, надолго его не хватит. Горцы почти до основания вычерпали артефакт и если так продолжить, то он скоро потеряет свои магические свойства.

— А…

— Камень почти пуст, — перебил горца, — хотите лишиться артефакта — продолжайте, нет — его необходимо зарядить.

— Сможешь? — спросила девушка, опередив лже-трактирщика, который хотел что-то сказать нелицеприятное, по лицу увидел, но он промолчал, а я ответил:

— Смогу, может и не полностью заряжу, но запасы энергии пополнить сумею.

— Отец! — воскликнула девушка, выдавая свою родственную связь.

— Не нам решать, — ответил тот, а потом задумался не меньше, чем на минуту.

Я же стал рассматривать камень, все больше убеждаясь, что он являлся чем-то большим, нежели обычный камень. Три грани обработаны искусно, но они малы, а вот щербины и рваные края говорят о том, что его откуда-то вырывали.

— Мы сейчас уйдем, еду и постель принесут, в туалет проводят. Если ты не врал, то обождать пару часов в наших взаимных интересах, — сказал горец, приняв какое-то решение.

Извиняться за такую «теплую» встречу он не стал, да и нет в этом смысла. А вот о своих дальнейших шагах стоит размыслить. Остаться или уйти? В первом варианте возможны разные неожиданности. Мои «гостеприимные» хозяева, взгляд зацепился за кувшин с простой водой, яблоком, краюхой хлеба и похлебкой непонятного происхождения, потом непроизвольно сморщился от грязного тюфяка у стены — создали мне «комфортные» условия. Но они не союзники Скили. А его враги мои друзья? Горцы могут попытаться меня использовать в собственных интересах, под империю легли, а значит и не слишком уж и гордые. Конечно, возможны разные обстоятельства и от этого они выиграли, но… предавший раз, не побрезгует этим и впоследствии, если предавали, конечно. В общем, если останусь, то много неясного может произойти. И напротив, уходя, продолжаю действовать по плану. Взялся за ручку двери, намереваясь покинуть комнату и отправиться своей дорогой. То, что отсюда мне не выбраться — не сильно поверил. Сложно — возможно, но нет ничего запредельного. Правда, останется не выяснена загадка: каким образом меня сюда переместили за такое короткое время? Но… этим вопросом и потом можно озадачиться. А вот свои вещички стоит поискать. Если перстень и браслет мне не шибко нужны, то связь с Ларом не хочется терять. В самый последний момент вспомнил толчки энергии от камня истины в руку и понял, с чем его ассоциировал — как щенок ластился! И что решить? Вот ведь черт!


Глава 7. На поиск

И все же я остался в комнате, решив, что уйти смогу всегда. Так как заняться нечем, то принялся исследовать свой источник и в очередной раз пытался связаться с Креуном. Беспокойство за семью гложет душу. Как они, все ли прошло, как задумывал? Да, очень хочется обнять жену и понянчиться с дочерью. Эх, пока Скили правит балом, но я ему обедню испорчу! Увы, мой советник молчит, а вот энергии в источнике достаточно. Часа три прошло после ухода лже-трактирщика, мне уже стало надоедать ожидание, и появились сомнения в правильности принятия своего решения. На решение-то повлияло что? Жалко стало артефакт, но вряд ли он имеет отношение к разумному духу. Мне почему-то показалось, что он мне пытался что-то сказать, посылая волны энергии. Даже если и так, то вряд ли смогу помочь.

За дверью раздались шаги, и в комнату приоткрылась дверь.

— Пошли, — коротко кто-то скомандовал.

Не сдвинулся с места, с интересом ожидая, что станет делать этот так называемый командир. Кто-то засопел за дверью и на пороге появился молодой горец, с едва пробивающейся бородкой. Глаза сверкают, рука на кинжале.

— Тебя ждут! Пойдем, — сказал он и сделал шаг в сторону, освобождая дверной проем.

И это мой охранник? Они послали почти безусого пацана сопровождать меня? Или проверка? Его магией-то и бить жалко, достаточно сделать вид, что согласился, выйти и перед его носом закрыть дверь. А запор с той стороны не оставит моему охраннику и шанса.

— И кто же меня ожидает? — усмехнулся и решил проверить его нервы: — Неужели та цыпочка, что притаскивала камушек? Если да, то согласен с ней покувыр… ой, побеседовать.

— Ты!!! — горец подскочил ко мне и выхватил кинжал. — Да ты ее не достоин!!! За одни слова отрежу твой поганый язык!

Он размахнулся кинжалом как мечом — не воин, простой горячий пацан.

— Успокойся, — делая шаг в сторону, уходя от его удара, сказал я: — Хотел проверить, как ты к ней относишься.

— Я… ты… Да, я… Она… — пацан задыхается от возмущения и все пытается достать меня кинжалом.

Надоело! Ставлю блок рукой, не забыв, что применил заклинание каменной кожи, не хочу пацана увечить. От удара о мою руку кинжал отлетает в сторону, а горец хватается за отбитую конечность.

— Пошли уже, — хмыкнул и направился к открытой двери.

Пацан что-то пробубнил, подобрал свое оружие, и вышел за мной, зло сверкая глазами. Похоже, нажил себе врага на ровном месте. Не рассчитал его молодость и горячность. Длинный коридор, пара дверей и скромная обстановка: ни ковров, картин или каких-то украшательств, пара окон плотно занавешены шторами, и лишь светильники тускло освещают дорогу. Пришли мы в просторную комнату, такую же унылую и плохо обставленную. За длинным, грубо сколоченным столом, сидит мой знакомый лже-трактирщик и еще один горец — седовласый старик, с живыми и мудрыми глазами, одет просто, но ткани не дешевы, пара перстней — все боевые артефакты. Находится тут и девушка, у которой аура может пропадать. На столе лежит камень истины, стоит бутылка вина и два фужера, нарезан сыр.

— Говорят, ты считаешь, что камень истины может выйти из строя, если продолжать его использовать, — старик потянулся к кинжалу и, наколов кусок сыра на острие, отправил его в рот. При этом пристально следит за моей реакцией.

— Ты меня считаешь не ровней себе, — усмехнулся я. — За стол не пригласил, имени не спросил, сам не представился. Наверное, разговор и не стоило начинать! — развернулся и собрался уйти.

Задело меня такое отношение? Да, как-то неприятно стало, что пытаются унизить. Да, чего там! Честно себе признаюсь — взбесился, нервы и так за последнее время истрепались, а тут…

— Подожди, — остановил меня старик.

Он встал и направился ко мне. Высокий, жилистый и не такой и старый, если присмотреться. Мелкие шрамы на лице принял за морщины, а седина и вовсе ввела в заблуждение. Сколько же ему лет? На вид не определить.

— Я князь Ронек Бурга, — он задумался, а потом махнул рукой, как бы общаясь сам с собой: — Будь моим гостем!

— Директор школы истинной магии — школы Кулавассы, герцог Рэнион Лусар, — назвался полным своим титулом, но потом добавил: — Бывший директор, — помолчал и, усмехнувшись, закончил: — хотя нет, не бывший, временно закрытой школы, но директором остаюсь.

— Вот как? — князь горцев удивленно приподнял бровь. — Что-то такое слышал, если так, то проходи, раздели со мной трапезу.

Не слишком ему поверил, наверняка уже сложили два плюс два и вычислили кто я такой. Однако на его месте поступил бы так же. И что-то мне подсказало, что последняя фраза стоит дорого, это еще не предложение дружбы, но законы гостеприимства теперь будут соблюдаться неукоснительно. У горцев, как и у многих других народов, свои обычаи и хоть Туна не слишком в них разбиралась и толком ничего не объяснила, но могу и сам додумать.

— Благодарю и почту за честь, — чуть склонил я голову.

Хм, а стула-то уже три, как и бокала. Кстати, а когда появились тарелки и столовые приборы? Бросил взгляд на девушку, и та чуть смущенно хихикнула, на потом смутилась и приняла отстраненный вид.

— Это мой личный советник и начальник тайной стражи, Гортней Ивалов, — подвел князь меня к лже-трактирщику.

— Советник в трактире? Да ну! — не поверил я.

— Увы, последнее время, шпионов Скили стало много, а все пути вели к переправе и трактиру. Каким образом трактирщика завербовали имперцы так и не узнали, но информацию получили от надежных источников в Ларии и поспешили ликвидировать угрозу, — попытался тот объяснить.

— Хм, — задумался я и вспомнил карету и кучера перед трактиром. — Но как? Вы же меня перед переправой обогнали, а выглядели как настоящий трактирщик! Преобразиться за такое малое время? — уважительно покачал головой, вспоминая игру этих актеров.

— У нас не осталось выбора, — пожал Гортней плечами. Он расслабился после слов князя, но в глазах, нет-нет, да и проскакивает искра недоверия. — Тебя заприметили еще до переправы. Что-то в тебе показалось подозрительным, вот и поспешили убрать шпиона, а на роль подмены ничего лучшего не нашлось, пришлось за стойку самому встать.

— А? — вопросительно кивнул в сторону девушки.

— Дочь! — гордо кивнул он. — Истелла — ее имя, иногда помогает мне в сложных делах.

Последнее советник произнес недовольно, ему явно не по душе использовать дочь в своих делах, а вот той такая жизнь явно по вкусу. Любит пощекотать себе нервы, а может просто молодая горская кровь в венах играет. Кто сказал, что только мужчинам свойственен авантюризм и риск?

Присели за стол и князь, на правах хозяина, разлил по бокалам вина. Тоста никто не сказал, просто приподняли бокалы и выпили, понимая, что серьезный разговор впереди но, пока не отведав еды, он не состоится — хозяев нужно уважать. Сжевав кусочек сыра, отложил в сторону вилку.

— Князь, надеюсь, мы уладили возникшие в начале встречи, — кивнул в сторону Гортнея, — недоразумения. Пора перейти к насущным проблемам.

— Согласен, — отложил тот кинжал в сторону. Он ел сыр, используя оружие, к вилке не прикоснулся. — И первый вопрос, который, как догадываешься задам: зачем пришел в наши земли?

— Необходимо найти один артефакт, — не стал кривить душой. А вот про свойства и его возможности говорить пока не стану.

— И зачем он тебе? — отстраненно и не слишком заинтересованно, спросил князь.

— Победить Скили, — пожал плечами и пригубил вино.

А князь-то напрягся, не ускользнул от меня и его грозный взгляд, брошенный в сторону начальника тайной стражи.

— Рэнион, вы ошибаетесь, — покачал головой Гортней, — такого артефакта в горах нет. Мы перерыли все свои архивы, но подобного артефакта, как у императора никогда, повторяю, никогда не встречалось на нашей территории.

— И что вам известно про артефакт Скили? — заинтересованно, спросил я. Интересен их взгляд на подобное.

— Мощнейший накопитель энергии, из которого император может забирать энергию даже будучи за сотни, если не за тысячи километров. Охрана такая, что подойти ближе километра к нахождению артефакта невозможно. Всюду доверенные и обученные магии люди Скили, с нашими боевыми артефактами мы не захватим ту территорию. Проанализировав сложившуюся ситуацию, пришли к выводу, что уничтожить его мы не в силах, — отрапортовал начальник тайной стражи горцев.

Он ни разу не запнулся или задумался, такую речь произносит не первый раз и полностью уверен в своих словах.

— А каким образом император смог пользоваться магией и обучает ей своих сподвижников? — поинтересовался их выводами.

— Магия… — Гортней пожевал губами. Похоже, они так и не пришли к однозначным выводам. Точно! Последние слова это наглядно демонстрируют. — Считаем, что к нему в руки попало одно из древних описаний, как использовать магию истинных магов, с помощью этого описания он научился владеть магией и создавать артефакты. Своим людям, доверенным людям, дает данные артефакты и у них появляются новые возможности. Но Скили в любой момент может лишить их всего.

— Вы являетесь подданными империи, — произнес я и заметил, как заходили желваки у князя, — но имперцев на свои земли стараетесь не пускать. А вот народ к вам идет лавиной. Как такое возможно? Почему гордые горцы сдали свои земли и горы захватчику?

Да, признаю, ударил по больному их месту и ожидал любой реакции. Советник хоть и смутился, но все так же гордо смотрит на меня, а вот князь закрыл глаза.

— Скили захватил и убил мою семью, царя и царицу, сестру и старшего брата. Их предали, маршрут движения передали имперцам и произошло нападение. Там ничего живого не растет, скалы оплавились. А потом, на совет наших старейшин, как раз когда все пребывали в печали и тоске, пришел ультиматум от империи: подчиниться, признать и войти в состав империи, не наследовать горный трон. В случае невыполнения требований угроза вплавить наши города в скалы. Все понимали, угроза реальна, поэтому мы вынужденно согласились, — так и не открывая глаз, рассказал князь.

— Ага, а еще потому, что это тебя заподозрили в предательстве, невзирая на то, что нашли переломанным, обожженным и на дне ущелья! Трусы они!!! — не выдержал его начальник тайной стражи.

— Понятно… — протянул я.

Ситуацию можно просчитать и войти в положение старейшин. Сложно и страшно рисковать своим народом, когда предъявляют ТАКИЕ доказательства своей силы.

— Камень истины зарядить сможешь? — спросил князь.

Не говоря ни слова, взял в руки артефакт. Да, энергии совсем крохи.

— Учти, его пытались заряжать — не вышло, — предупредил меня князь.

— Вот как? — удивился я.

Честно говоря, не попадались мне артефакты, которые не принимали заряд магической энергии. Нет, выжитые до суха и уже сломанные встречались, их восстановить не удавалось, хотя после получения кое-каких знаний уже смог бы их оживить, вернее, исправить. Но здесь-то что? Отправляю поток энергии в камень истины, а он проходит насквозь и не задерживается. Почему не берет заряд? Связки рун и заклинание, которое ловит энергетический поток и устанавливает его в камне — мимо! Чуть камень сместил и поток рассыпался. Но как так? Придется попотеть! Ощупываю каждый миллиметр камня магическим взором — да, какие-то остатки рун вижу, но понять, что они значили невозможно. Тем не менее, камень работал и сейчас еще может, следовательно, каким-то образом в нем хранится энергия. Теплая волна вновь ткнулась от артефакта мне в руки. А что если он все же является частичкой истинного артефакта духа? И что? У камня собственный источник? Бред!.. Хм, а может и нет. С Креуном я так и не выяснил толком механизм его создания и функционирования. Нет, что-то, естественно понял, но вот повторить подобный артефакт не в силах. Если то, о чем догадываюсь правда, то…

— Князь, боюсь попросить, но не могли бы вы капнуть каплю своей крови на камень, — попросил я, прежде чем понял ход своих дальнейших действий, ориентируясь на интуицию и догадки.

Не знаю, удивился тот моей просьбе или нет, но встал, подошел ко мне и полоснул кинжалом по своей ладони.

— Капли было бы достаточно, — покачал я головой, посылая в кровь, которая оказалась на поверхности камня, прикрепляя нить, связывающую свой источник с кровью и посылая все это в камень. Примерно так когда-то пытался передавать силу, правда, там не использовал никаких посредников. Тут же решил, что если это частичка духа, то связать ее нужно с человеком из правящего дома. Конечно, по первому взгляду сложно судить о человеке, и Ронек может оказаться вовсе не таким мягким и пушистым, что более вероятно и есть на самом деле. Без непопулярных решений, силы и твердости ни один, будь ты король или царь, не усидит на своем месте. Впрочем, пока ничем не рискую, если ошибся в Ронеке, то… впрочем, приходится рисковать. Но судя по аурам, при нашем общении он ни словом не соврал, а это дорогого стоит.

— Ух ты! — воскликнула Истелла, которая, как оказалось, не выдержав любопытства, стоит за спиной князя и пристально смотрит на камень на моей ладони.

Да, картина интересная — кровь на камне засверкала всеми цветами радуги, и медленно стало просачиваться внутрь. Вот уже и камень пару раз перелился различными цветами, а потом засиял прозрачным цветом, а из моего источника потек малюсенький ручеек, пополняя энергетические запасы камня истины. Мои силы уходят в него не напрямую, сначала обволакивают князя, и только затем вливаются в камень. Из самого же камня, протянулась тонкая нить к князю, а вот от него ко мне не идет. Сколько отдать энергии? Пока в моем источнике расход маленький, но если он окажется постоянным… впрочем, прервать канал всегда могу, это сделать легко.

— Что ты сделал? — спросил князь, с удивлением рассматривая зажившую ладонь, на которой и следа от пореза не осталось.

Хм… уж чего-чего, а лечить я его не собирался. Нет, может и залечил бы порез, но потом, сейчас слишком занят. И кто вылечил князя, а главное как? Мой источник?

— И переломанные кости болеть перестали, — удивился Ронек.

Я молчу, сказать нечего, но за потоками слежу внимательно. Вот теперь вижу, что магическая энергия, разлитая в пространстве, стала медленно забираться князем, а потом уже уходит в камень, мой же ручеек становится все меньше и меньше. Я как бы активизировал потоки и на этом моя функция закончилась. Точно! Мой канал перекрылся сам собой, а вот связь князя и камня все продолжает действовать.

— Странно, такое чувство, что меня кто-то куда-то тянет, — прислушиваясь к чему-то, сказал Ронек.

— И куда? — заинтересовался я, путаясь обнаружить хоть какой-нибудь намек: поток магии может выпрямился и указывает путь, нити, мерцающие точки… Все перебрал, что знал и смог придумать, но ни одного намека или необычного магическим зрением не углядел.

— Сложно сказать, возникло желание спешить, будто кто-то зовет, — ответил князь и медленно обошел вокруг стола. — Да, точно! Есть какой-то зов, но не настырный, а просящий, что ли.

— Зов? Голосом в голове? — уточнил я, мысленно радуясь, что, похоже, до горного духа осталось рукой подать.

— Нет, — князь отрицательно покачал головой. — Просто тяга возникла, но голосов, слава богам, нет.

— Князь, мы в одной лодке и хотим уничтожить императора? — решив, что ходить вокруг да около уже не имеет смысла, спросил я. Впрочем, вопрос скорее условный и так все понятно, хотя и прямых слов еще не звучало.

— Да, — склонил голову тот.

— Необходимо отыскать артефакт истинных магов, он где-то в горах. В моих вещах имелась карта, которую ваши люди отобрали, там помечены возможные места.

— Истелла, — бросил князь, — принеси вещи герцога.

Девушка испарилась, а я вновь озадачился, каким это образом она так может перемещаться. Кстати, еще один вопрос не выяснил.

— Хм, так и не понял, как оказался в данном месте. В трактире, после удара по голове, очнулся уже здесь. Но прошло совсем немного времени, как вам это удалось? — взглянул на начальника стражи князя.

Тот взглядом испросил разрешения у того и после одобрительного взмаха руки, сказал:

— Карета, спуск в гору, а на голову тряпку с дурманом.

Черт, как просто! То-то когда очухался, мысли еле ворочались, правда, восстановился быстро.

— Вот, — выложила передо мной на стол Истелла вещи, что находились при мне.

Хм, и как все донесла? Мешок с остатками провизии, меч, кинжалы, артефакты. Отыскал карту и протянул князю.

— Это карта? — удивился тот.

Ну, на карту не очень тянет, так, схематичный набросок гор, да жирные крестики. Однако ничего лучшего нет. Князь покрутил лист и передал Гортнею. А вот начальник стражи более внимательно изучил лист, а потом вытащил из внутреннего кармана уже нормальную карту и стал медленно водить пальцам то по ней, то по моей схеме.

— Действительно есть похожие места в горах! — отстранился он от изучения и, посмотрев на князя, продолжил: — Труднодоступные даже для нас: глубокие снега, сход лавин, ветер и холод. И ты хотел в одиночку там что-то найти? — он осуждающе покачал головой, а потом добавил: — Не каждый горец решится на такой путь.

— А понять никакой возможности нельзя, в какую сторону тяга? — надевая на шею амулет, спросил я и в тоже время активировал связь с Ларом. Черт! Вот зачем так орать-то?!

— Рэн, Рэнион ответь!!! Ответь!!! Ты меня слышишь?!! Рэн!!! Рэнион!!!… — И так постоянно! Громко и нудно, как старая шарманка в голове.

— Да!!! Тише!!! Все хорошо! — проорал в ответ и, похоже, не только мысленно, ибо Истелла на месте подпрыгнула, а у советника князя из рук вывалилась карта. Один Ронек остался невозмутим.

— Э-э-э, извините, это я сам себе, — невнятно пробубнил я.

Лар орать прекратил и уже спокойно спросил:

— Ты где пропал? Мне Туна уже плешь проела бы, если бы у камней волосы росли!

— Так вышло, лучше скажи, про камень истины ничего не слышал? — задал вопрос, хотя уже заранее догадывался об ответе. Так и оказалось — о таких артефактах он не слышал. Нет, связки рун ему известны, заклинанием можно определить правду и ложь, различные артефакты истинные маги создавали, но про конкретный он ответил убедительно:

— Истинному магу не имело смысла создавать подобное. Камень размером с кулак, выполняющий простенькое заклинание — глупое разбрасывание силы. Да и на ком его применять? На себе подобных? Их можно обмануть другим заклинанием, а тот, кто не владел магией — на них и простейшим заклинанием обойтись легче. А вот то, что эта часть какого-то большего артефакта, больше похоже на истину. Жаль, что не смог определить хоть одну руну.

С последним утверждением я бы поспорил. Смысла в одной или нескольких рун никакого. А вот то, как камень истины подпитался силой духа ввергло в ступор. Он взял минуту на размышление, но так ничего и не отыскал в архивах своих знаний. Предположений Ларион делать не стал, так как их я уже столько придумал и поведал, что ему со мной соперничать тяжело оказалось. Условились переговариваться не реже раз в день, но если возникнут сложности, то вызывать духа могу в любое время, он обещал бросить все дела и отвечать. Правда, какие у него такие дела возникли, что все силы там задействовал — не сказал.

— С кем говорил? — спросил князь как бы мимоходом и без интереса, когда я закончил разговор.

— Заметили? Переговаривался с артефактом, который недавно отыскался, он и поведал, что справиться с духом императора в одиночку не сможет.

— Скили отправился на небеса и теперь вместо него дух правит? — ехидно спросил глава тайной стражи.

— Ага, к которому вы так подобраться и не смогли, — вернул ему ухмылку.

Чуть задумался, а потом рассказал про духов истинных магов, своего советника, с которым не могу связаться, о многом поведал, рассказ занял не менее часа. Но многое не стал озвучивать — не зачем им знать все и вся. Ни слова не сказал про пустынников и горных стражей. Последние могут и тут встретиться, правда, уже не в качестве подданных. Моя история их впечатлила, глава тайной стражи дергает бородку, князь массирует виски, у девушки и вовсе глаза дымкой мечтания наполнились.

— Все еще хуже, чем предполагалось, — наконец оторвав руку от виска, вынес заключение князь, после чего налил полный фужер вина и одним махом выпил. — Если ты с армией и магами, пусть и не слишком обученными, то сейчас…

— А что сейчас? Армию и учеников пытался сохранить, поняв, что нас обыграли. Да, сражение вышло не в нашу пользу, но никто и не говорит об открытом противостоянии! Пока боевого артефакта истинных магов не уничтожим — выступать открыто смерти подобно. Впрочем, вам решать, со мной вы или… — развел руками и встал.

Князь молчит и смотрит в сторону, его советник отводит глаза, девушка же переводит взгляд с одного на другого, и тоже молчит. Но последней никто высказываться не предлагал, решение от нее не зависит.

— Понимаю, — кивнул и взял в руки мешок, а потом посмотрел на Гортнея: — Карту не подаришь на память?

Тот молча протянул ее мне, предварительно достав из кармана карандаш и поставив три крестика.

— Истелла, выведи нашего гостя, — приказал князь.

— Слушаюсь! — дрогнувшим голосом, ответила девушка.

До кареты она не проронила ни слова и только уже виденному мной у трактира кучеру дала указания:

— Отвезешь к горам-близнецам, где три расщелины, — и, обернувшись ко мне, пояснила: — Там рядом деревенька, сможешь купить провизии и… — она запнулась и шепнула: — До одной из твоих целей там рукой подать, по карте сориентируешься.

— Спасибо, — благодарно кивнул и открыл дверь в карету, подумал и, обернувшись, добавил: — Пойми, на них ответственность за всех вас и рисковать, — покачал головой, — не уверен, что поступил бы иначе, если оказался бы на их месте. Ладно. Встретились шумно, но хоть простились хорошо. Прощай!

— Прощай, — как-то потерянно шепнула девушка.

— Гони! — крикнул кучеру.

Отъезжая, заметил в окне кареты своего молодого охранника, который что-то горячо говорит Истелле. Та кивает головой, а потом резко что-то выговаривает. Чем закончился их спор — не увидел, лошадей кучер пустил в галоп, и парочка осталась вне поля зрения. Через три — четыре минуты подъехали к воротам, у которых кучер что-то крикнул, и трое охранников с усилием открыла створки. Сам же кучер слез с козел и обойдя карету, что-то понажимал. Это он, таким образом, проверяет исправность кареты? Ерунда какая! Мог бы еще понять, если бы по колесам и стучал и упряжь осматривал! Стенки кареты зачем щупать? Но спрашивать не стал, решив, что не мое дело. За воротами расположился подземный туннель, на карете зажглись магические светильники и мы тронулись в путь. Про себя порадовался, что не стал ехидничать над действиями кучера, показал бы себя дураком.

В пути почти сутки, дорога петляет между гор, то поднимаясь на вершину, то чуть ли не в расщелины спускаясь, проехали пару туннелей хитро замаскированные под обычные скалы. Стражники, издали завидев карету, проходы открывали. Как узнал на одной из остановок — кучер заранее подавал условные сигналы охране, да еще и карета принадлежит главе тайной стражи, так что ни остановить для досмотра, не говоря уж о плате за проезд, нас никто и не думал.

— Прибыли, — отворил дверь кареты кучер.

Потер глаза и вышел из кареты, потянулся и осмотрелся: находимся на холме, под нами раскинулась долина, в которой стоит деревня, а в отдалении, в окружении облаков, возвышаются горы. Оглянулся назад — горы. Припомнил карту, да так и есть, подобных мест в горском королевстве не мало, это одно из многих, но именно мне оно нужно. Могу, конечно, и перепутать, но не думаю, что кучер завез меня в другое место.

— Спасибо, — поблагодарил его и протянул руку для рукопожатия.

Кучер бережно и благодарно пожал руку, улыбнулся и, пожелав удачи, лихо взлетел на козлы, после чего профессионально развернул карету на маленьком пятачке и отправился обратно. Я же, перекинул за плечо исхудавший мешок, стал спускаться в долину. В горах всегда неожиданно темнеет, хоть тут и долина, но скалы способны закрыть светило и сумрак может опуститься внезапно. Данный урок усвоил давно, поэтому решил поспешить. Неизвестно, насколько тут становится темно и как в потемках пробираться к деревне. Нет, огни наверняка подскажут путь, но местность под уклон, под ногами то земля, то камни и вероятность трещин в земле присутствует. Конечно, если возникнет острая необходимость, магическим зрением можно воспользоваться, но тратить силы не хочу. Да и, кажется, деревню окружает изгородь, возможна и охрана есть, не факт, что одинокого путника впотьмах впустят на территорию. Откуда мне знать, что ждут именно меня?

У околицы трое мужчин и одна дама, ну, да, крестьяне, но ухоженные, одеты по-городскому и… не горцы.

— А мы уж вас заждались, — поклонились они мне. — Добро пожаловать в Лиревку!

— Здравствуйте, — оторопело поздоровался. — Вы меня ждете? — уточнил. — Точно?

— Точно, точно, — синхронно кивнули они. — Велено: встретить, накормить, напоить, помочь все, чем можем.

— Кем велено? — удивился я.

— Так князем, кем же еще? — в ответ оторопело развел руками самый пожилой мужик.

— Как? Меня в карете без остановки привезли! — воскликнул я, продолжая осматривать «крестьян».

— В горах стоит к разным поворотам готовиться, — улыбнулась женщина, примерно моего возраста или чуть старше. Глаза печальные, но лицо благородное и красивое, можно сказать, что породистое, видны аристократические черты.

Присмотрелся к мужикам, хм, явно все из каких-то дворян. Неужели возделывают земли? Не верю! В любом случае урожай им толком не собрать, руки заточены под другое, хотя если нужда заставит…

— Вы заночуете или сразу в путь? — спросил дородный мужик, смахивающий на купца. — Какие вещи понадобятся — скажите, вмиг организуем, если у нас они есть.

Мы медленно вошли за плетеную ограду и смог осмотреться. Да нет, обычная деревня! Пацаны с девчонками за нами подглядывают, собаки, куры, гуси, утки — знакомая картина. Дома вот не из дерева, а все каменные, но в горах древесиной строить дом — богатым считаться и глупым. Так что, все в порядке, да и крестьяне попадаются. Вопрос так и вертится на языке, вот я его и озвучил:

— Странная вы делегация, совсем на крестьян не похожи.

— А мы и не крестьяне, — усмехнулась женщина, а потом покачала головой: — Но уже ими становимся! Даже не представились, простите великодушно. Я, Олера графиня из Лирии, это, — кивок в сторону толстого, — купец.

— Муртас, — склонил он голову в поклоне, — к вашим услугам.

— Это мой управляющий… бывший, — Олера, чуть заметно вздохнула, — Иса звать, здесь он староста. Ну, а…

— Бывший капитан стражи города Валкии, Пэтро Зурови, — представился тот, — отвечаю за порядок в Лиревке.

— Значит, вы из Лирии сюда перебрались, — сделал я очевидный вывод.

— Да, благо до горцев нам не так далеко пришлось идти, — сказала графиня. — Господин герцог, пойдемте ко мне в гости, я вас чаем напою и хоть новости из первых уст узнаю. Вы же не откажете даме в такой милости?

— Что знаю — расскажу, мне скрывать нечего, — улыбнулся ей, давая понять, что принимаю предложение. Хоть путь в карете и составил немного времени, но ночь на дворе, а тело просит отдыха. — Если это кому-то интересно.

— Я бы к вам присоединился, мне интересно, — заявил капитан.

Купец же хмыкнул в бороду и махнул рукой.

— С вашего позволения, я вас покину — дела, — потом посмотрел на меня и добавил: — Вы про список не забудьте, доставим все, что в наших силах.

Староста и вовсе молча поклонился и ушел. Хм, понятно, графиня главная, а вокруг нее все эти люди и вьются.

К моему удивлению, слуг у Олеры нет, готовит и убирает сама. Так она сказала, когда сервировала стол. Я, было, вызвался помочь, но меня оставил всплеск ее рук:

— Не обижайте хозяйку, гости не часты в нашей деревне, а у меня в доме вы и вовсе первый. Позвольте, Рэнион, за вами поухаживать, — безоружно улыбнулась, свернув белоснежными зубами и зелеными глазами.

Капитан скрипнул зубами, а я кивнул и сел за предложенное мне место во главе стола. Тут, похоже, страсти кипят, она хочет позлить капитана или…

— И все же, как вас сюда занесло? — спросил я, когда стол хозяйка накрыла, и мы приступили к трапезе.

— Все относительно банально, — пожала Олера плечами в платье, которое может составить честь любой даме на большом приеме. Девушка специально переоделась, мотивируя тем, что в обществе герцога и бравого военного ей не пристало сидеть, в чем попало. Про то, что она одна в обществе двух мужчин, которые ее могут скомпрометировать, говорить не стала или ей до этого нет никакого дела.

— Мы из Валкии, есть такой город в Лирии, — начал рассказ капитан. — Империя захватила наше королевство, и город сдался, открыв ворота и преподнеся ключи какому-то наместнику. Графство, которое имел честь защищать, не пожелало присягать императору. Графиня лично объехала деревни и собрала всех желающих, с коими и ушла к горцам.

Да, рассказ военного, все четко и коротко! Все вроде ясно, но так много за кадром, что чуть подумав, понимаешь — не все так просто.

— Графиня? — улыбнулся девушке. — Думаю, ваше повествование окажется чуточку интереснее.

Девушка печально вздохнула и отложила в сторону вилку, которой пыталась деликатно разделывать курицу. Да, столовые приборы далеко не все присутствуют на столе, тарелки из разных сервизов, сам дом уютен, но богатством не блещет. На столе нет деликатесов, но еда вкусная и съедобная, надо отдать дань уважения повару или вернее Олере, которая самолично готовила и по ее словам, сама же и птицу щипала.

— Лирия сдалась быстро, но стычки происходили по всему королевству. Мой муж и его брат забрали почти весь графский гарнизон и отправились наводить порядок, — она покачала головой. — В его понимании: приструнение бандитов и восстановление справедливости. Нет, он не стал разбойником, в стычке с имперцами, наш гарнизон разбили в пух и прах. Мужа захватили и пытали, после чего, демонстративно казнили на городской площади. Мне дали три часа на то чтобы покинуть поместье. Из ценных вещей разрешили взять только то что поместится в ручной клади и… — она кивнула на стол, — данные тарелки мне подарили мои же крестьяне, бывшие горничные, которым доставались в былые времена неполные сервизы. Про горцев уже ходили слухи, что они остались независимы, хотя и вошли в империю. В это не все верили, но с моим мужем, за неделю до его похода, говорил представитель горцев. Я, — щеки графини, чуть покраснели, — стыдно признаться — подслушала. От имени князя гор, всем, кто переберется на их территорию, обещалась защита и выдача земель.

— И какой же интерес в этом князю? — спросил я.

Этот вопрос до сих пор не понял, хоть и объяснил крестьянин у переправы.

— Князю необходимы люди, воины, ремесленники и он не хочет зависеть от поставок продовольствия из империи, — доложил капитан, который налегает на вино и уже опустошил бутылку.

— А дальше? — взглянул на графиню.

— Дальше? — она покрутила бокал в руках. — Все просто: вышла с котомкой в руках из своего родового поместья. Оно мне по праву рождения принадлежало, муж свое в карты проиграл в столице, вот и пришлось переселиться к истокам. Оглянулась, меня сопровождает капитан, купец, управляющий, да пара горничных. Подумала и решила идти к горцам, озвучила свое решение и меня уговорили пройти по деревням и предложить переселение крестьянам.

— Если что вам в голову втемяшется — не уговорить. А крестьян… ик… деревни просто на нашем пути лежали, вот вы и обросли по дороге, — захмелев, сказал капитан.

— Пэтро, вам пора! Вы еще не обошли посты, а еще немного и на ногах не устоите! Идите и займитесь делом! — выговорила графиня капитану, как мальчишке, хотя тот ее старше лет на пять — семь.

Капитан встал, одернул свою одежду, как будто форменный китель, четко кивнул, только что каблуками не щелкнул. А может и щелкнул, просто не подкованы сапоги.

— Честь имею! — он наклонился, чтобы поцеловать руку даме, но та махнула рукой на дверь.

Оставшись за столом один на один с графиней, ощутил себя не в своей тарелке. Красивая и властная девушка явно положила на меня глаз… хотя она чем-то напоминает мне Кин, но жене изменять никогда и не помышлял. Но тут, похоже, придется туго, и дело даже не в чувствах и искрах, а в простой физиологии, одиночестве и страхе.


Глава 8. То вверх, то вниз

На удивление, с уходом капитана, через какое-то время обстановка стала непринужденной. Мы мило поговорили, графиня в красках рассказала, что чувствовала при выселении из родового поместья. Да, пережила она не мало, сейчас же является хозяйкой деревни, все же крестьяне, пришедшие с ней, ее подданные. Этакий получился островок в горском королевстве. В свою очередь поведал свою историю, рассказал про жену, дочь, сестру и школу. Конечно, не про все, у каждого остались недосказанные слова. За душевной беседой мило посидели, а потом графиня показала мне, где можно принять душ и мои покои: комнатка с кроватью и чистым бельем — не апартаменты, но и не голая земля под деревом.

Приняв душ, растянулся на постели. Голова немного затуманена от выпитого вина, сам весь расслаблен и какое-то чувство уюта возникло. Прикрыл глаза и насторожился. За дверью комнаты кто-то стоит! Аура графини и поблизости больше никого — успокоился и стал задремывать. Проснулся от того, что меня кто-то жадно целует.

— Графиня, что ты…

— Молчи! — жадно шепнула она мне в губы. — Все поняла, просто подари эту ночь!

Ее руки ласкают мою грудь, пробираясь все ниже и ниже. Хватаю ее за руки и в темноте всматриваюсь в лицо. Девушка закусила дрожащие губы и тяжело дышит, ее обнаженная грудь высоко и часто поднимается. Не выдержал — разжал руки и обхватил ее за талию.

— Рэн, — прошептала та и прижалась щекой к моей груди, — спасибо! — она нежно прикусила мне кожу под сердцем, а после подула и провела языком.

Ну, я же не железный! Не говорили мы друг другу слов любви, просто снимали напряжение за прошедшее нервное время. И чего лукавить, оба давно истосковались по ласке.

Утром, смотря на разметавшие по подушке волосы графини, чувство неправильности посетило меня, возникла вина перед женой и дочкой. Прислушавшись к себе понял: Кин ни на кого не променяю, а эта встреча… два усталых путника скрасили свое существование и пытались отогреть свои души друг в друге. Мы встретились, зная что будущего у нас нет, согласились с этим и пытались вернуться в старое время любви и спокойствия.

— Есть хочешь? — спросила графиня, не показывая лицо, спрятанное за распущенными волосами.

— Доброе утро, — откинул в сторону ее волосы и посмотрел ей в глаза.

Олера напряжена и смущена, но попытки спрятаться не предприняла.

— Да, позавтракать не помешает, а потом пойду дальше, — сказал я.

Графиня молча встала и, не стесняясь своего обнаженного тела, потянулась, грустно улыбнулась и, подобрав валявшееся на полу платье прижала его к груди, после чего неожиданно покраснела и произнесла:

— Прости, не знаю, что на меня нашло, просто… — девушка взяла паузу, сглотнула и продолжила: — просто… устала я. От страха, боли одиночества, тяжелой и беспросветной жизни. Прости и спасибо, что не оттолкнул!

— Олера, — покачал головой и смущенно отвел взгляд, который так и норовит зацепиться за стройные ножки девушки, — не извиняйся. Во всем сам виноват, но, чтобы не возникало надежд…

Девушка резко сделала шаг вперед и приложила ладонь к моим губам.

— Ничего не говори, не стоит. Я ни на что не надеюсь и рассчитываю. Ты всю ночь называл меня именем жены, так что считай и не произошло с твоей стороны измены. Ты с ней находился, хоть и целовал меня. Сейчас пойду готовить завтрак, и надеюсь, мы с тобой еще встретимся.

Ответить ничего не успел, графиня, отняв ладонь от моих губ, выбежала за дверь.

За завтраком мы не стали поднимать эту тему, мило беседовали, но скованность осталась.

— Спасибо тебе, — сказал, поднимаясь из-за стола. — Все было очень вкусно.

Графиня зарделась, а я смутился. Фраза прозвучала не то что двусмысленно, но девушка явно подумала не о завтраке.

— Рэн, — она встала напротив меня, — мы еще… — запнулась, — увидимся?

— Не могу обещать, — чуть пожал плечами. — Сама понимаешь, могут наши пути и не пересечься.

Говорить о том, что впереди ждут сложные и опасные испытания не стал. Мы люди взрослые, сами все понимаем.

— Там, куда идешь… — Олера нахмурила лоб, — опасно?

— Опасно везде, — улыбнулся ей. — Можно и в трактире нож в спину получить. Не поминай лихом, — поклонился ей и поцеловал руку. — Прощай!

— До свиданья… — чуть слышно проговорила она.

Развернулся и вышел из дома графини. Постоял на крыльце глубоко вдыхая свежий горный воздух. Про то, как отыскать купца спросить забыл, но возвращаться не стал. У первого попавшегося мальчишку уточнил дорогу к дому купца. Тот мне встретился во дворе, задумчиво ходя между набитых чем-то мешков и что-то записывая на огрызок бумажки.

— Муртас, — окликнул я его.

— О, господин герцог! — дернул он себя за бороду. — Утречко доброе! Раненько вы встали! Или ночь прошла плохо?! — глаза купца сияют лукавством.

Старый и прожженный, он многое повидал и понимает жизнь.

— Здравствуй, — кивнул ему и протянул руку для рукопожатия. Купец с поклоном ее пожал и с хитрецой продолжает смотреть на меня. — Да выспался и в дорогу лучше с утра отправляться. А это что? — перевел тему с ночи на мешки.

— Урожай, вот думаю, что отправить князю в знак признательности, какую часть продать, а что оставить в закромах, — он подергал свою бороду. — Для пропитания нам хватит того, что собрали, на посев оставили, а это как бы излишки.

— Князь же обещал не брать налоги несколько лет. Хотите бесплатно отдать? — удивился я.

— Благодарность от души стоит дороже денег, но иногда можно таким способом обидеть. Вот скажите: если князь узнает о нашем скромном подношении, он не обидится?

— Князя знаю не слишком хорошо. Он мне показался рассудительным и здравомыслящим, думаю, не обидится, — ответил я, вспомнив Ронека. — Но совет позволю дать: малую часть презентуйте князю, а большую продайте, вам деревню поднимать нужно. Необходимых вещей явно не излишек.

— Что есть, то есть, — покивал головой купец, а потом хлопнул себя по бокам: — Что это я о своих проблемах! Пойдемте, для вас все готово! — он резво развернулся и заспешил в сторону большого сарая.

С интересом последовал за ним. Список ему так и не дал, да и смутно сам представляю, что может пригодиться.

— Вот! — Муртас указал на два огромных мешка. — Все собрали! Тут провизия, теплая одежда, веревки… — вновь подергал себя за бороду и закончил: — все, что в горах может пригодиться.

— Да? — хмыкнул я. — Что-то мне подсказывает: один мешок поднять и пронести более ста метров еще смогу. Но два?

— Господин герцог, — укоризненно покачал головой купец. — Да разве ж я бы отправил вас вот так, — обвел руками пространство бывший, а может и не совсем бывший, купец. — Все просчитано! Не беспокойтесь. Лошадки легко выдержат эту ношу. У подножия горы разобьете лагерь и в путь. Уж простите, но в горы с вами идти никто не согласился, а вот в лагере вещички охранять станут, да за лошадками присмотрят.

Ай да купец! Молодец. Все предусмотрел, а я вот о таком и не подумал. Впрочем, плана у меня вообще не имелось, так, просто направление и цель.

Как оказалось, в сопровождающие мне выделили подростка лет пятнадцати. Парень важно и гордо восседает на лошади, всем видом показывая, что горд выпавшей честью. Впрочем, для него это действительно приключение и своего рода развлечение.

— Сарик, грудь можешь не выпячивать, — сказал своему сопровождающему. — Девчонки уже не увидят, расслабься.

Парень выдохнул и оглянулся на удаляющие фигурки друзей, которые его провожали. Я отвернулся в сторону, пытаясь спрятать улыбку, но не так и давно сам таким был. Эх, время, время, все бежит и меняется, уже другие цели и задачи, а в свои пятнадцать лет все казалось таким безоблачным и понятным.

С духом Ларионом связь поддерживаю, но ничего интересного мы друг другу сказать пока не можем, коротко обмениваемся информацией и прощаемся. До подножия горы добрались к позднему вечеру, последние метров пятьсот и вовсе в свете моего светящего шарика, который дорогу освещал. Расстояние вещь обманчивая, особенно в пустыне или при приближении какому-нибудь большому объекту. Казалось, доскачем минут за десять, а в пути провели весь день.

— Все, устраиваемся на ночлег, — сказал я и спешился.

Редкие деревья, в невысокой траве встречаются обломки камней. Заметно похолодало, привязав лошадей мы первым делом собрали хворост и разожгли костер, после чего провел ревизию того что собрал мне купец. Теплые штаны и куртку пока одевать не стал, не так и холодно, да и от костра жаром несет. К тому же в любой момент могу себя магией согреть, только вот не хочется понапрасну энергию расходовать, мало ли для чего она понадобится. Спальное место оборудовал себе сам, не забывая поглядывать за действиями пацана. Убедившись, что он со своими обязанностями справляется — успокоился и стал прикидывать, что завтра взять с собой на покорение скалы. Все не унести, а от выбора зависит многое, если не собственная жизнь.

— Господин герцог, — позвал меня Сарик, — ужин готов.

Пока раздумывал, пацан сварил кашу в котелке и теперь дожидается меня. Хм, а воду-то он, где взял?

— Иду, — коротко бросил ему.

Оказалось, что ему тоже выделили кое-какое снаряжение, для поддержания лагеря.

— Господин герц… — начал Сарик, но я его перебил:

— Обращайся ко мне Рэнион, титулам в данном походе ни к чему.

— Господин Рэнион, а правда, что вы директором магической школы были? — задал он вопрос.

Вот что он всю дорогу хотел спросить, но даже на дневном привале постеснялся! Аура у него так и светится от любопытства. А вот как деревенские про школу узнали?

— И кто тебе это сказал? — доброжелательно улыбаясь, чтобы не испугать его, и он не закрылся в своей скорлупе, спросил я.

— Э-э-э, — растерянно он почесал голову, — все так говорят. А откуда нашим это стало известно — не ведаю.

Да, слухи разносятся мгновенно, с одной стороны это не плохо, но с другой императору наверняка уже известно, что я на горской территории. Стоит отдать должное Скили, разведка у него недаром кашу ест. Косвенно это признал и Гортней. Правда, вряд ли в самой деревеньке шпионы есть, но… предательство не ждут и к нему не готовятся, тем не менее, осматриваться по сторонам стоит. Автоматически просканировал местность магическим зрением — тихо и попадаются мелки животные.

— Почему был? — усмехнулся я, отвечая пареньку. — Надеюсь, школа стоит на своем месте, ученики остались в живых, а с должности меня снять не так просто. Вернусь и вновь возглавлю обучение.

С какими это связано условиями и трудностями говорить не стал.

— А где она находится? Мы с парнями чуть до драки не доспорились, никто о такой школе не слышал.

— Она за морем, на другом материке. Школа Кулавасса.

— Жаль… — огорченно протянул пацан, а под моим удивленным взглядом добавил: — Далеко больно, не так просто добраться.

— Да, не близко, — согласился я. — Давай спать ложиться, завтра меня разбуди пораньше.

— Ложитесь, а я еще у костра посижу, надо его подкармливать.

— Любишь огонь?

— На языки пламени приятно смотреть, — ответил пацан.

Завернувшись в меховую куртку, поставил вокруг нашего лагеря сторожевой контур, не хочу встречать гостей спящим. Попытался безрезультатно связаться с Креуном, узнал у Лара, как продвигается обучение баронессы. По недовольному и расстроенному монологу духа понял, что не все у них гладко. Впрочем, это стоило ожидать, характер у Туны боевой, наверняка ни одну тарелку уже от злости побила. Ночь сюрпризов не принесла, если не считать холода, который опустился с гор на наш лагерь. Трава покрыта инеем и потрескивает под ногами. Понятно, почему тут такой вялый рост у растений! Перекусив и сделав для мешка лямки, чтобы за спиной его тащить, попрощался с пацаном, после чего отправился непосредственно к горе. У подножия чертыхнулся и вернулся.

— Забыл тебе сказать: если через пять дней не вернусь, то сворачивай лагерь и возвращайся в деревню.

— Возвращаться плохая примета, может отложите восхождение?

— Нет, — покачал головой. — Пять дней и дуй домой. Понял?

— Да, понял, понял, — кивнул тот.

Какая у горы высота? Пятьсот или триста метров? Что та, что другая высота обманчива, дойти до вершины — преодолеть немало километров придется, но мне не вершина нужна. Как отыскать тот единственный путь, который нужен? Только по приметам! Учитывая, что после войны истинных магов остатки видны спустя тысячи лет на равнине и в лесу, то уж в скалах эти знаки и вовсе отыскать не составит труда. Наивный! Это я так размышлял, пока до снега не добрался. А уж когда стали попадаться сошедшие лавины, то и вовсе опечалился. Ну, какие приметы, если из-под слоя снега торчит верхушка дерева? Тут уже самому стоит опасаться, не рухнуть в снежную яму. Отвесные скалы сменяют пологие склоны, то карабкаюсь, то ползу или бреду по пояс в снегу. И никаких знаков! Устроил днем привал, прикидывая, какое расстояние преодолел. Километра три отпахал, но ничего не цепляет взгляд, ни в прямом, ни в магическом свете. До позднего вечера искал намеки и подсказки — ничего. Спать устроился в трещине скалы, ветер не задувает и ладно. Есть одна небольшая странность — идеально белый снег на склонах, на котором нет следов зверья. Да и аур живых существ не наблюдается. Почему? Нет ответа, если только сход лавин настолько часто происходит, что животные на инстинктивном чувстве обходят эти место десятой дорогой. Это мне пока везет? Но я в пути всего ничего, посмотрим, что завтрашний день принесет. Проснулся от ужасного грохота и холода. Снег засыпал лицо, такое ощущение, что попал даже за шиворот. Грохот продолжается и в мое укрытие снег все сыпет и сыпет. Лавина? Да, она. Страх отсутствует, уж выбраться из плена снежного завала смогу. Хотя, если навалит огромную гору… Да нет, буду плавить его и спокойно выберусь… если не утону в полученной от плавки снега воде. Лавина сошла за… Сложно сказать за сколько. Может час, а может десять минут. Выбрался и побрел дальше. Где-то, когда до вершины осталось меньше половины, устроив очередной привал, вызвал Лариона.

— Рэн, ну как, нашел чего? — спросил дух.

— Увы, — ответил ему. — Прошел уже больше половины, но признаков никаких. Нет следов воздействия на скалы магией, обработанной поверхности, каменных блоков и прочих загадок. В магическом зрении все спокойно, ни завихрений энергетических потоков, ни их скопления — ничего странного. Как еще проверить, не рядом ли я с местом обитания истинного мага?

— Взгляд можно отвести, потоки замаскировать, но ощущения подделать сложно. Если те места, которые считаешь подозрительными пустышки, то искать там уже не стоит, — ответил дух.

Мне показалось, что он что-то замалчивает, есть еще признаки, но говорить не желает! Я тут мерзну, по скалам карабкаюсь, а он информацией не делится?!

— Ты что-то узнал или о чем-то догадался! Будь добр, поделись! — как можно раздраженнее сказал я по мыслесвязи.

— Э-э-э, я тут прикинул, — начал дух и замолк.

— Что, место не то?

— Не то чтобы не то, но… — Ларион смущенно как-то помялся, но потом продолжил: — Ты прошел больше половины пути, так?

— Да.

— Хоть истинный маг, у которого служил Гор и построил себе там жилище, но его угодья никак не могли быть по размерам меньше моих. Так?

— Возможно, — вновь согласился, но потом добавил: — Он мог в горе все обустроить. Твой хозяин на равнине жил.

— Да, верно, мог и в горе, но дорогу до его угодий он обязан был создать!

— Ее могло завалить, как камнями, так и снегом, — вяло ответил я, понимая, что столь масштабное строительство в горах сложно не заметить. — Кстати, мог и в самой горе туннель проделать!

— Тебе не попалось ни одного обработанного камня. Нет, на них воздействий и от боевой магии! Магическое зрение так же ничего не улавливает. А пустоты в скалах ты же наверняка проверял. Поэтому, возвращайся, пустышка тут.

Да, все верно, только обидно, что Ларион понял это все раньше, но почему-то сразу не сказал. Разорвал связь и сплюнул, ругая себя всеми возможными словами. Ведь видел все, и мысли такие же крутились, так почему бы не додуматься самому, а пришлось с духом связываться и советоваться? Что, у меня своей головы нет? А то бреду как заведенный, механически выполняю одни и те же действия: трогаю, щупаю взглядом, применяю магическое зрение и вновь бреду! Головой, головой необходимо думать! Так ругая себя начал спуск вниз. Дорога заняла почти столько же времени, хотя уже ничего не осматривал, но две лавины и метель замедлили спуск. Тем не менее, спустился, хотя лишний раз убедился, что не всегда восхождение тяжелее спуска.

В лагере меня поджидал сюрприз в виде двух шалашей, горячей каши и довольного Сарика.

— Чему радуешься-то? — хмуро спросил я, ежась от того, что куртка от растаявшего с него промокла насквозь и теперь холод пробирает до костей.

— Вы живой и невредимый! Об этих горах ходят плохие истории, говорят, ни один охотник не возвратился.

— Охотник? На кого там охотиться-то? — устраивая куртку поближе к костру, хмыкнул я, после чего протянул руки над языками пламени.

— Как? Вы не в курсе? Эти горы богаты драгоценными камнями! Говорят, что в любой горе можно найти россыпи изумрудов или алмазов, поэтому горцы и платят за все, не оглядываясь на стоимость!

— Прям так все и платят? — недоверчиво хмыкнул.

Но паренька переубедить не вышло, историям и легендам всегда легче поверить. Это только с опытом приходит пессимизм и разочарование. А вот мой рассказ, про лавины, снег и холод, немного Сарика охладили. Хоть магией почти не пользовался, если не считать розжиг магических костров при отдыхе, защитных контуров против пронизывающего ветра, усиление рук и ног при карабкании по скалам… Хм, я же не задумываясь применял магию при восхождении и спуске! Только сейчас об этом понял!

— Завтра отправимся в деревню, — давясь кашей, сказал я. — Запасы провизии пополним и еще в одно место прогуляемся.

— Тоже к скалам? — грустно спросил он.

— Да, — кивнул я, устало провел ладонями по выросшей щетине. — Смотри, не хочешь — не ходи, один управлюсь или Муртас другого сопровождающего даст.

— Что вы, с вами интересно, но только когда вы что-то рассказываете, а вот ждать и ничего толком не делать.

— Хм, не делать… — мысль крутится в голове, но никак ее не могу ухватить. — Говоришь в горах драгоценных камней много? — неожиданно вернулся к его ранее сказанным словам.

— Так говорят, — ответил он. — Но вот что-то никто их тут искать не горит желанием. Нет, мы люди не гор, да и времени на какие-то там поиски не остается. К тому же, кроме Муртиса, капитана или графини никто драгоценные камни в их изначальном виде и не отличит. А они в горы не полезут, тащить же все подряд — смысла нет.

Хм, а не отблагодарить ли мне гостеприимную деревеньку? Что стоит отыскать самоцветы — ауры у камней не сильно отличаются, но тем не менее. Добыть камушки из скалы не доставит проблем, а вот относить в лагерь… Впрочем, есть один вариант, но его уже у второго места опробую.

Утром отправились в деревеньку, где нашел купца.

— Доброго вечера, Муртас, — вновь отвлек я купца, когда тот что-то сосредоточенно считает и потягивает какое-то питье из стоящего у ног кувшина.

— О-о-о, господин герцог, здравствуйте! Как ваши дела? Нашли что искали?

— Увы, пока нет, — огорченно покачал головой. — Завтра вновь отправлюсь, ты собери провизии и пару пустых мешков положи. Да, Сарика со мной отправь, смышленый паренек.

— Хорошо, все сделаю. Вы к графине или может у меня остановитесь?

На миг задумался. Вроде и неудобно, но если не приду, то совсем уж в ее глазах негодяем стану выглядеть.

— Нанесу визит Олере. Потом… — потер щетину и задумался.

— Если что, мои двери всегда для вас открыты, — поклонился купец.

Хм, уж больно он со мной любезный. Явно хочет что-то попросить, но говорить стесняется.

— Муртас, ты ничего не хочешь спросить? — задал вопрос, внимательно наблюдая за ним.

Купец взглянул на меня, отвел взгляд и погладил бороду.

— Вы правы, — кивнул он, — но не спросить, а попросить. — Купец замолчал и вновь посмотрел на меня.

— Обещать ничего не стану, не та сейчас ситуация, но если что-то смогу — сделаю. Говори.

— Я за Сарика хотел просить. Смышленый он, но не для деревни, возьмите с собой.

— Говори по существу! — рассердился я. — У тебя каждые руки на счету, а ты просто так пытаешься человека сосватать.

Купец вздохнул, подергал себя за бороду и признался:

— Люди примечать стали, что он может огонь голыми руками взять. А когда злится, то вокруг него что-то гудеть начинает, прям как пламя. Деревенские от него стали сторониться, он-то еще не замечает, но не прижиться ему с нами.

— А семья? Почему не прижиться? — удивился я.

— А семья у него мой дом, — хмыкнул купец, а потом пояснил: — Двоюродный он племянник моей жены — десятая вода на киселе, из столицы сбежал к нам, когда имперцы пришли. Вся семья его головы сложила.

— А жена твоя? Она что по этому поводу думает?

— Так это она и сподвигла меня на этот разговор. Наши сыновья с товарами отправились, у нас в доме невестки с тремя мелкими и еще одни рабочие руки мне не лишние. Но… жаль пацана, не приживется он здесь, это уже ясно, — купец дернул бороду и прямо взглянул мне в глаза.

— Подумаю, — кивнул я и поднял руку вверх. — Не обещаю ничего, но подумаю, — задумчиво произнес, вспоминая как пацан пялился на огонь.

Тяга к огню у многих есть, но не все смогут руки в огонь безболезненно сунуть, как и не будут искрами сыпать. Что ж, поговорить стоит с парнем откровенно, а что дальше? Сейчас и на день что-либо сложно загадывать, а дальше… посмотрим.

К дому графини подхожу в раздраженных чувствах. От себя не укрыться, и… хочется и колется.

— Привет, — тихо раздалось со двора, где девушка полоскала белье в корыте.

— Здравствуй, — смущенно ответил, а потом мысленно обругал себя последними словами и сказал: — Вот, визит вежливости нанести хотел и отчитаться.

— Отчитаться? — графиня спрятала на груди красные от воды руки. — О чем?

— Что первая попытка не удалась, придется вторую совершать.

— Да? — она вся зарделась и, крутнувшись вокруг себя, унеслась в дом. Из-за распахнутой двери донесся ее голос: — Рэн, проходи в дом! Я быстро на стол соберу!

У-у-у!!! Чуть не взвыл я в голос. Ну, что за идиот!!! Это надо такую фразу сказать? И за кого она меня теперь примет? И главное, делать-то чего?!

— Не, все понимаю, но зачем так орать? — ехидно раздался в моей голове голос Лара.

— И ты еще здесь! — простонал я, но потом все же его спросил: — Делать-то чего?

— А что тут поделаешь? Война! Девка одинока и ни на что не претендует, но ради ее поддержки и благодарности…

— Твою мысль понял, — хмуро ответил, понимая, что если уйду, то совесть замучает, если останусь, то сам себя изведу.

— Кстати, ты чего баронессы-то сторонился? У нее фигура и все остальное на месте, — хмыкнул Лар. — Вот черт! Она меня услышала! Ну, все, сейчас опять сервиз в щепки разнесет. Ладно, пока, Туна отправилась к моей стене, а так как она уже кое-чему… Не делай этого!!! Не надо помоями все стену поливать, запах же… — дух из моей голову исчез, а я злорадно улыбнулся — так ему!

Олера уже переоделась и суетится, накрывая стол. Потом вдруг замерла и обернулась, выпрямилась, задумалась, печально улыбнулась и кивнула на стол:

— Еще горячее не разогревала, ты сначала помоешься или за стол?

— Освежиться не помешает, — провел ладонью по щетине.

— Пойдем, полотенце дам, — кивнула она и не оборачиваясь спросила: — Ты ведь что-то другое в виду имел, там на дворе.

Я промолчал, смотря в ее наряженную спину.

— Не уходи, — плечи графини дрогнули. — Пожалуйста…

Вновь мысленно обругал себя последними словами, а вслух сказал:

— Где говоришь полотенце?

Утром мы расстались, но на этот раз уже оба понимали, что подобное не повторится. Не могу ей ничего обещать и дать большего, а на меньшее сам не соглашусь, ибо и так себя уже корю. Правда, она напоследок сказала:

— Рэн, прости меня и не вини себя. Ты подарил мне лучик надежды на счастье.

Как прошла дорога до второго предполагаемого места, где мог обосноваться в древности истинный маг, не запомнил. Паренек что-то спрашивал, я автоматически отвечал, но думал обо всех сложных перипетиях судьбы. Когда разбили лагерь и костер запылал, вспомнил о разговоре с купцом. Что ж, следует выяснить, есть ли у Сарика магические силы.

— Говорят, ты можешь руки в огонь сунуть и не обжечься. Так? — взглянул на пацана.

— Да, пару раз такое происходило, но иногда обжигался, — смущенно ответил тот.

— Хм, а магии учиться не хочешь?

— Кто же откажется? Конечно хочу.

Со вздохом провел рукой по начавшей пробиваться щетине. Нет, если все пройдет хорошо, то обязательно озабочу Креуна этой проблемой! Есть же заклинания для дам, которые корректируют внешность, так неужели не найдется чего-нибудь такого, чтобы не бриться каждый день. Но как проверить Сарика? Не вычерчивать же пентаграмму проверки наличия магии. Конечно, сделать это способен, да и сил уйдет не так много, как когда-то, но…

— Продемонстрировать можешь? — решил я пойти легким путем.

Пацан не задумываясь сунул ладони в костер и блаженно зажмурился.

— Достаточно, — сказал ему, а потом спросил: — Что чувствовал?

Сарик нехотя вытащил руки и, задумавшись, ответил:

— Знаете, такое что-то родное, как бы ластится кто и внутри, тепло и уютно становится.

— Понятно, — кивнул ему, — можешь не продолжать.

Действительно огненный маг с большим потенциалом. И что дальше?

— Могу предложить тебе несколько вариантов. Первый: после нашей вылазки отправляешься домой и дожидаешься окончания войны. Если империя падет, то находишь меня или пробираешься в Кулавассу, там школа магии, скажешь, что я тебя принял в ученики и обещал обучить.

— Кулавасса — за морем? — уточнил пацан.

— Да, — кивком подтвердил его слова. — Второй вариант: становишься моим учеником прямо сейчас, но обучать тебя смогу в свободное время, которое неизвестно когда настанет. Урывками и наскоками лучше ничего не делать. Источник может выйти из под контроля, и все окончится печально, как для тебя, так и для окружающих.

— А третий вариант? — спросил, нахмурившись пацан.

— Третий? Третий самый легкий — отказываешься от магии. Для этого необходимо высушить твой источник. Сделать это в твоей ситуации еще можно и относительно просто — не прикасаться к огню и держаться от него как можно дальше.

— Этого не смогу сделать, — как-то горько и очень по взрослому, ответил он. — Выходит, мне при любом раскладе придется покинуть Лиревку?

— Если не выберешь третий вариант. Да и если останешься, то должен следить за проявлениями огня, чувствуешь, что можешь полыхнуть — окатись холодной водой, на какое-то время поможет, — объяснил ему.

— Мне нужно подумать, — нахмурился он.

— Думай, время есть, а сейчас спать, завтра день тяжелый предстоит.

Утром я сделал на земле круг перемещения, второй собирался создать где-нибудь рядом с местом, у которого начну добывать драгоценные камни. Ну, может не добывать, но попытаюсь.

— Смотри, — принялся объяснять пацану, — в этом круге станут появляться камни. Как бы на вид они не выглядели — твоя задача оттащить их и набить мешки. Мусор в виде гальки и обычных камней отбрасывай.

— Вы хотите добыть драгоценные камни из скалы?

— Догадливый какой! — рассмеялся я и добавил: — Мы попытаемся добыть камни.

Нет, можно обойтись и без помощи Сарика, но кто тогда камни станет сортировать? А вот вариант отправки камней сразу в деревню я отринул. И не в том дело, что сильный расход магической энергии пойдет, а в том, что некому эти камни отправлять. Купцу? Графине? Капитану? Боюсь, вся деревня мгновенно узнает о ценностях. А можно ли всем доверять? Не стану так рисковать и подставлять жителей.

Дорога мало чем отличалась от предыдущего восхождения, тот же снег, холод и ветер. Такие же острые и на вид неприступные пики гор, но в этот раз все свое внимание заострил на аурах камней, пока ничего интересного не встречалось. Нет, небольшие проблески аур горного хрусталя и изумрудов видел в толще горы, но пока решил искать более богатое место. И я его нашел! В одном месте заприметил переливающую ауру алмазов и изумрудов. Могло ли это стать природным явлением или искусственное происхождение, думать не стал, да и, честно говоря, в горном деле, нужно разбираться. Я же с такими вещами не сталкивался, а горцев рядом нет, вот они бы мне все по полочкам разложили. На пологой площадке, метрах в трехстах от нашего лагеря, если считать расстояние вертикально вверх я и принялся за добычу камней. Что сказать: тяжелая и нудная работа! Кромсать и плавить магией горную породу оказалось на редкость трудной и нудной задачей. Камень поддается тяжело, но с каждой минутой ауры драгоценных камней все ближе. Пробурив скале ход метров на семь в глубину, в который мог бы сам протиснуться лишь лежа, мне улыбнулась удача и первый алмаз с ноготь величиной засверкал на солнце. Горную породу я отправлял вокруг себя и находился уже в приличных завалах. А вот после первой «ласточки» начертил круг перемещения и всю горную породу, вместе с аурами драгоценных камней отправил в лагерь. По моим прикидкам, пацану там разбираться и разбираться. Но после добычи решил вернуться, так как вроде и ушел не так далеко и хочется посмотреть на дело рук своих, порадоваться удаче или разочароваться.

— Ну и? — подходя к костру, спросил я всего перемазанного и запыленного напарника.

— Еще не все разобрал, — устало буркнул он и извлек из груды камней большой и сверкающий самоцвет засунул его в мешок.

Хм, мешок-то на четверть полный! Если там таких камушком много, то деревня в город легко превратится!

— Алмазов много? — присел рядом с ним.

— Не считал, — ответил тот, но потом улыбнулся и сказал: — А вообще здорово. Что вы с этой добычей делать станете? Армию наймете, и империи войну объявите?

— Все намного проще, — хмыкнул я. — Это подарок твоим деревенским. Хочу их всех отблагодарить.

— Да… я… спасибо вам!!! — Чуть ли не кинулся ко мне обниматься мой напарник.

— Так! Ты это брось! — погрозил ему пальцем. — Ты чего?

— У нас вроде все и ладно, только у графини денег совсем нет, вот и никто не может никаких обновок справить. Все, что из земли добываем, уходит на еду, да самое необходимое.

— Теперь будут, — пробурчал я, а сам себя ругнул. Мог бы с купцом об их финансовом состоянии переговорить и отдать часть золота. Мне оно особо и ни к чему, а им бы пригодилось. Если не задумал камней добыть, то так бы и ушел. А найди горного духа при первом восхождении, то ни о чем бы таком и не подумал.

Эх, хорошо! Камушки нет-нет, но мешок наполняют. Птички чирикают, я смотрю в голубое небо под недовольное бурчание пацана. Так, а это еще что? В контур моей магической охранной сети вторглась аура, которая несется в нашу сторону во весь опор — всадник.

— Сарик, — мгновенно встал и активировал защитный контур на себе и раскинул его на пацана, — ты ждешь кого-нибудь?

— Нет, через пять дней должен с вами или один в деревню вернуться.

— Встань за мою спину, у нас гости!

Пацан приказание выполнил, не забыв прихватить мешок с драгоценными камнями. А на нашу стоянку, наконец-то вылетела взмыленная лошадь с пеной на боках, на которой во всаднике я опознал бледного купца.

— Слава богам! Он здесь! — прохрипел Муртас, буквально сваливаясь с лошади на землю.

Мы с Сариком бросились к нему.

— Что случилось?! — схватил я его за плечо, отчего купец застонал, а моя ладонь оказалась липкой от крови.

— Беда герцог! На деревню имперцы напали! Но и это еще не все, к нам вчерась князь приехал. Когда я сюда рванул они еще отбивались, но боюсь, что их артефакты не долго смогут противостоять имперским.

— Вот черт! — воскликнул я, а потом от души выругался, отвязывая коня и запрыгивая на него не позаботившись о седле. — Ждите здесь! — прокричал им и вонзил каблуки в бока лошади.

Конь встал на дыбы, а потом пустился в галоп, как в свои молодые годы. Я же про себя молился всем богам, чтобы успеть.


Глава 9. Потери и обретение друзей

Коня загнал, не добравшись до деревни около километра. Ничего! Бег укрепляет мышцы и взвинчивает нервы, если бежать и себя накачивать. В общей сложности, добрался в рекордные сроки, вот только картина перед глазами печальная. Ее издалека уже заметно стало: черные клубы дыма над деревней — горят дома, заходятся от лая собаки, а где-то нет-нет да ударит разряд молнии или фаербола. Купца толком не расспросил о силах имперцев, но от любого расклада ничего бы не поменялось. Зная себя, все равно полез бы, хоть и говорил Креун, что не должно подставлять начальственную голову под удар и совать ее в петлю.

На околице встретил трех парней, в руках длинные ножи, а в глазах отчаяние.

— Далеко собрались? — запыхавшись от бега и резко останавливаясь с этой тройкой, спросил я.

Парни выставили свое оружие в мою сторону. Сами дрожат, костяшки побелели на рукоятях, но того и гляди кинутся. Хотя должны понимать, что против простого артефактчика не продержатся и минуты, а уж в драке со мной и вовсе шансов нет.

— Быстро! Сколько имперцев в деревне?! Где они? Где князь? Отвечать! — приказал я, вложив в голос чуток принуждения.

— Они. Он — хором начали парни.

— Стоп! — поднял руку и, выбрав одного из парней, указал на него: — Ты говори.

— Имперцев десятка три, вошли в деревню с трех сторон. Сейчас осаждают дом графини. Князь там со своими людьми отбивается, но их всего-то девять человек. А имперцы напали внезапно…

— Достаточно! — перебил я его. — Все ясно.

Проверил, как выходит меч из ножен и удобно ли выхватывать кинжалы. В бою возможны любые неожиданности. На магию вся надежда, но и от смертоносного металла отказываться не стоит. А учитывая, что император научился блокировать магические способности, то есть у меня и Лара опасение, как бы Скили или его боевой дух не создал артефакт замораживающий или уничтожающий магические потоки на определенном расстоянии. А такое, к сожалению, возможно, к такому выводу дух пришел, проанализировав ошейник. Связки боевых рун активны, защита в порядке — в путь!

Медленно иду по деревне — тихо, даже собаки лаять перестали. За очередным поворотом вижу пятерку вооруженных арбалетами и мечами воинов. Нет, одеты они не в форму, а кто во что горазд, но поведение выдает хорошо обученных солдат. Двое стоят на одном колене и посылают куда-то болты, вторая двойка забирает разряженные арбалеты и передает им вторые уже с вложенными болтами. Пятый же воин оглядывается по сторонам — дозорный. Заметили мы друг друга одновременно, но реакция воина оказалась быстрее.

— Чужой! — донесся его возглас и в меня полетел болт

Уклоняться не стал, да и не факт что успел бы. Болт ударился в защитный контур и отскочил.

— Артефактчик! — вновь крикнул дозорный.

К нему уже развернулись остальные имперцы и стали вскидывать арбалеты. Я же активировал удар ценой молнией. Трое врагов упало, а вот дозорный и один из стрелявших не пострадали. Молнии от них отскочили уйдя в землю. Повторно ударить не успел, они поняли, что силы не равны и резво рванули в разные стороны. Миг и один скрылся за углом дома, второй вбежал в сарай. Конечно, уничтожить врага вместе с сараем можно, но там же могут и местные прятаться. Да и не до них. Подойдя к месту, откуда имперцы вели огонь, и выглянул из-за угла. Дом графини дымится, в него время от времени бьют огненные шары, редко, раз в минуту, а вот защитники эти шары пытаются сбить с помощью ледяных стрел. Какое-то время посмотрел за перестрелкой. Артефактчиков у врагов не больше десятка, кто-то расположился в доме напротив и соседних, двоих заметил у перевернутой кареты. Странный бой. Впрочем, такой обмен ударами имперцы ведут, чтобы истощить магические резервы горцев. Другого объяснения нет. За такое длительное время и превосходя их в силе и магии, уже сравняли бы дом графини с землей. Значит им, защитники нужны живые. Зачем? Это у императора узнавать нужно. Хотя понятно, что простые артефактчики их не интересуют, попытка захватить князя. Мне остается обратиться ко всем богам и произнести им хвалу за такой расклад. Я очень боялся опоздать! Вот так размышляя и идя по дороге к дому графине, не обращаю внимания на начавшие бить по мне воздушные кулаки, молнии и арбалетные болты. Это не то чем меня можно сразить и даже поранить! Императора тут нет, а уж с этими-то смогу разобраться. Единственное, ответить на атаки пока не в силах. Удары слишком плотные, и все ресурсы бросил на укрепление своей защиты. Сейчас мне необходимо попасть к графине и уже там мы решим, что дальше делать. Обхожу карету, от которой шарахнулись в стороны имперские артефактчики. Магией пока пользоваться не в силах, но про кинжалы не забыл. Два лезвия молниями сорвались из моих рук и артефактчики врага не смогли поставить защиту от холодного оружия. На моем пути возникают взрывы земли, летят доски, камни. Останавливаюсь, и тут защитники дома начинают отвечать врагу. Три молнии вырываются из окон и уносятся в сторону врага. Небольшая передышка позволила мне войти на крыльцо. Пришлось переступить через тело кучера, ему уже никто не поможет. А вот рукоять ножа, торчащая из его спины, наводит на мысль о предательстве. Заскрипел засов и дверь приоткрылась.

— Заходи быстрее! — прошептала Истелла.

Вхожу и вижу: в углу, напротив входной двери, лежит капитан, держа на коленях арбалет, рядом меч и кинжал. Его живот перевязан простыней, на которой растеклось красное пятно. Девушка запирает дверь и шумно выдыхает.

— А тебе нахальства не занимать. Мне она, — капитан кивнул на девушку, — про твой прорыв рассказала.

Говорит капитан еле-еле, в кровь искусаны губы, да и вся его поза… Ощупываю его повреждения… Не силен я в лекарском деле, а тут такая потеря крови и такие повреждения во внутренних органах…

— Не трать на меня силы, — будто догадался он, — скоро уйду, может хоть там на меня посмотрит.

Я кивнул и прошел в избу и обессиленно прислонился к стене. Не успел… Боги, ну за что!!! Почему гибнут не повинные ни в чем люди! Ладно капитан или я, но ее-то за что?! Графиня лежит на полу, ее накрыли одеялом, но край ее волос мне виден, как и все ауры находящихся в доме, ауры девушки нет… Не глядя ни на кого присаживаюсь перед телом Олеры и откидываю одеяло с лица: глаза закрыты, на губах застыла презрительная улыбка.

— Кто и как? — доносится до меня собственный голос.

— Она меня собой закрыла, — сказал, подошедший Гортней.

— Как? — спросил его, всматриваясь в безжизненное лицо графини и вспоминая ее последние слова. Лучик надежды я ей не подарил, а принес с собой смерть.

— Мы вчера приехали, — раздался голос князя. — У графини расположились. Дом небольшой, но нас не так и много. Утром Гортней пошел проверить охрану, Олера двинулась за ним по какой-то надобности. На дворе заварушка эта и вышла.

— Мы только вышли, а ко мне подходит кучер и начинает говорить о том, что в деревне замечены неизвестные. Госван поддакивает. Я приказал всем идти в дом, охрана вошла, а тут еще капитан подошел и что-то графине стал говорить. Мы с кучером вслед за охраной двинулись, а капитан закричал: Имперцы! Выхватил меч, а Госван ударил в спину кучера, чтобы я уйти не успел. Сразу полетели со всех сторон магические удары и болты. Магические удары отвел артефактом, который успел активировать и поставить, а вот от дротиков защищаться времени не оставалось. Меня графиня своим телом закрыла, капитан бросился на имперцев. А..

— Кто такой Госван? — перебиваю начальника стражи, чувствуя, что злость к императору начинает переполнять меня, источник внутри кипит от гнева и требует мести, но пока еще себя сдерживаю.

— Ты его видел, он тебя на встречу с князем провожал, — ответил Гортней.

— Понял, — скрипнул зубами. — Где он?

— Он когда кучера убил, то меч выхватил, но капитан выбил оружие и по лицу полоснул, — начальник стражи задумался. — Не помню, куда потом подевался. Но среди убитых его не видел.

— Он трусливо сбежал, — презрительно поджала губы Истелла. — В окно увидела уже как он на четвереньках, быстро-быстро, семенит.

— Как же ты нападение прохлопал?! — повернулся к начальнику тайной стражи князя.

— Не разглядел предателя, — виновато опустил он голову.

— Сейчас не до выяснения того что произошло. Мы в ловушке и выхода нет, — вмешался князь. — Нам не устоять против них. Они поймут, что не смогут взять меня живым и просто уничтожат тут все. А на помощь надеяться не стоит, мы в глубине гор, тут считается одно из самых безопасных мест.

Недоуменно посмотрел на князя, а потом истерично хохотнул. Это он говорит мне? Что его уничтожат и меня вместе с ним, какая-то жалкая кучка плохо обученных имперцев?

Магическая сеть указывает мне на врагов, их ауры отличаются от крестьянских и слава богам, последних, рядом с ними нет.

— Ты деревеньку потом отстрой, — сказал князю и отправился на выход.

— Стой! Рэн, не пори горячку, ты не справишься! — кричит князь и хватает меня за плечо.

— Не справлюсь? — оглядываюсь на него и вновь истерично смеюсь. — Я?!

Ронек отшатывается, а я иду, зло смеюсь и никак не могу успокоиться. Выйдя на крыльцо, не выдерживаю и выплескиваю наружу всю злость и ненависть. С трудом успеваю проконтролировать направление удара мелкими льдинками с пляшущими на них языками пламени. Вот они устремились высоко в небо и с высоты десятков метров ледяным и огненным дождем ударили по тем местам, где находятся ауры имперцев. Взрывы, дикие крики боли и ужаса, ломающиеся каменные дома. Против моего заклинания, придуманного в горах противостоять сможет равный мне по силам. Но сам такого от себя не ожидал, слишком мощный вышел выброс магической энергии. Источник опустошил прилично, но что-то там еще есть, да и пополнение быстро происходит.

От моего удара разрушенными оказались пять домов, четыре сарая, несколько телег и еще какая-то мелочь. Но ни один имперец не ушел, их тела обыскали, вернее, то что от них осталось, вытряхнули все артефакты и обнаружили среди них интересные. Даже я точно не смог понять их назначение: пластина с рунами и мелкими драгоценными камнями в качестве накопителей. Обрисовал их Лару, тот думал несколько часов, а потом выдвинул предположение:

— Очень похоже, что данные артефакты совмещают в себе несколько свойств.

— Уж извини, — ехидно и зло прокомментировал я, — но это и так очевидно, не стоило столько напрягаться.

— Рэн, дослушай! — дух мысленно вздохнул: — Прими ты уже ситуацию. Не злись, не окажись ты там, то пострадало бы больше народа.

— Это все из-за меня! Не явись я…

— Не будь Скили, не найди он боевого духа! — перебил меня Лар. — Да много еще чего! Прекрати! Да сам подумай: уничтожь или захвати они князя, то горцы уже бы не номинально входили в состав империи!

— Ладно, оставь нотации, — буркнул я. — Что там про артефакты?

— Подчинение, отвод глаз и отправка сообщений, — Лар вздохнул и признался: — возможны еще несколько функций, но точно сказать не могу.

— Они могли общаться с императором или его боевым духом? — спросил я.

— Не так важно, — ответил он, и я с ним согласился. — Что известно одному, значит и второй тоже в курсе.

Бледный купец с подвязанной рукой, князь и его свита, все жители деревни собрались за околицей у свежевырытых могил. Лица хмурые и сосредоточенные на многих видны дорожки от слез. Похороны прошли по традиция Лирии. Тяжело терять друзей, особенно, когда они в расцвете сил и ничего не предвещает беды. Но жизнь штука сложная, а боги иногда отворачивают от нас свои лики. Громких слов и длинных речей никто не говорил — слов у людей нет, но эмоции и переживания громче и честнее каких-нибудь слащавых и длинных монологов.

— Господин герцог, Рэнион, — подергал меня за рукав Сарик, — я решил, возьмете меня в ученики?

— Возьму, — кивнул ему, а потом вспомнил: — Муртасу отдай нашу добычу, пусть поставит памятники погибшим. А на оставшиеся деньги, если таковые останутся — пустит на благо жителей.

— Все сделаю, — кивнул бородой бывший купец, который оказался рядом и все слышал. — Вы сейчас куда?

— Трактир в деревне есть? — спросил его, поняв, что хочу помянуть графиню и ее людей, а вот толком и не знаю, что в деревеньке есть.

— Харчевня, там почитай сейчас много народа соберется. Может, у меня посидите? Вина и закуски найду, — предложил он.

— Пошли, — кивнул я.

— Рэнион, постой! — остановил меня голос князя.

— Что? — хмуро и нехотя, спросил я его.

— Мы же к тебе приехали, надо поговорить, — Ронек смотрит сочувственно, но князя можно понять, он за всех своих подданных в ответе.

— Завтра, все завтра, — отмахнулся я, понимая, что разговора сейчас не получится.

У купца, его жена и невестки суетливо накрывают на стол. Но закуски мне без надобности, хочется забыться и отрешиться.

— Учти, вина потребуется много, — предупредил купца, помня о своем отношении к алкоголю, и что захмелеть мне не всегда удается. Источник на дурманящее зелье странно реагирует, то как обычный человек все чувствую, а то и бочку могу выпить не захмелев.

И все же я добился своего. Бутылкам счет потерял, но мозг ото всего отрешился, хотя и контроль за окружающим не потерял. Сторожевую сеть держу и вижу перемещение аур, никого чужих, все спокойно. Мне выделили кровать, и я на ней отрешенно принялся вспоминать все перипетии последних событий. Задремал и образ графини сменяется Кин, которая баюкает дочь на руках и гладит кошку. Какую кошку? Никогда жену с рыжей кошкой не видел. Ну и воображение! Мысли крутятся и скачут, я сейчас как бы летаю в облаках, вот радостно носится по дворику Ворон, а подле него в радостном лае заходится пес сестры. Кин грозит лохматому кулаком, а кошка осуждающе шипит, дергая хвостом, явно проявляя заботу о маленьком человечке, задремавшем на руках жены и негодуя на коня и собаку. Так, незнакомый двор, расположен в укромном месте на высокой скале, справа и слева видно море и паруса двух кораблей. Плавный поворот и перед глазами лес и дорога уходящая змейкой и под уклон ведет в какой-то город. Опять поворот… Стоп! Это же не бред! Каким-то образом смог достучаться до связи с женой и выйдя в ментал увидеть ее глазами какой-то птицы. Чувствую, что лоб покрывается испариной, пальцы начинают подрагивать и картинка мутнеет. Напрягаю все силы, чтобы не разорвать связь и стараюсь успокоиться. Птица продолжает кружить над двориком. Кин поднимает взгляд и почему-то хмурится. Вот жена что-то кому-то кричит и на порог выходит Генер. Он тоже хмуро вглядывается в небо. Так! Что им не нравится-то? Оглядываю воздушное пространство — никого. Хм, Генер и Кин исчезли со двора. Ладно, может до Креуна таким образом достучусь?

— Креун! — мысленно ору, зовя своего артефакта.

— Кин, ну зачем… — пауза, а потом вопль, от которого в глазах все задрожало: — Рэн!!! Живой!!! Ты где?

— В империи, в горах… — договорить не успеваю, с крыльца в мою сторону устремляются два арбалетных болта, пущенные женой и Генером.

— Нет!!! Не стреляйте!!! — вопит мой советник.

Поздно, его крик запоздал. Пытаюсь уйти, но управлять неизвестной птицей не в состоянии, да и стреляли грамотно. Один из болтов вонзается в крыло, второй поражает грудь. Меня выкидывает из птицы и ментала, от боли в груди резко встаю с кровати. Боль уходит, а вот виденная картина поднимает настроение. Они живы!!! С ними все в порядке!!! Креун рядом — отлично! Дочь и жена выглядят хорошо, даже Ворон и Мяв с ними. Пытаюсь вновь войти в ментал и оказаться там же — увы, не выходит. Раз за разом терплю неудачи. Потом обращаюсь к Лару:

— Как мне вновь оказаться над этим местом? — задаю вопрос, рассказав все, что произошло.

— Боюсь, что произошло счастливое стечение обстоятельств и повторить подобное… Не уверен, но точно не зная места, расстояние, — дух не договорил, но вывод понятен.

Впрочем, есть пара идей, каким образом можно попытаться установить связь хотя бы с Креуном, правда, уверенности мало и не сейчас. Источник не то чтобы на нуле, но к моему удивлению магической энергии у меня осталось мало. Нет, знаю что ментал забирает силы подобно реке, но не за такое короткое время! В общем, есть над чем поразмышлять.

Утром меня отыскал князь и после приветствия перешел к делу.

— Рэнион, я долго думал и решил принять твое предложение.

— Какое? Воевать с императором и найти артефакт? — уточнил, хотя ничего другого не предлагал.

— Да, — твердо ответил князь. — Когда выступаем?

— Провизию собрать и можно выдвигаться. Лагерь у подножия горы разбит, что там осталось нужно спросить у купца или Сарика, — ответил и мысленно потер руку от того, что князь готов к сотрудничеству.

В нем у меня уже сложилось мнение и мнение положительное. Ничего так не сближает как горе и битва плечом к плечу. Да, о полноценном сражение говорить не стоит, я все сделал сам. Но то, как они держались до моего прихода, как сочувствовали простым людям, говорит о многом. Конечно, из его свиты мне знакомы лишь двое, если не считать самого князя. С его телохранителями дрался в трактире, кучер, увы, его не вернуть, отвозил он меня в эту деревеньку, а остальных видел только мельком. Брать с собой всех? Я представил что мы пробираемся таким отрядом и поморщился — нет, когда в горах слишком людно тоже не хорошо. Но стоит узнать мнение самого горца.

— Князь, каким отрядом планируешь отправляться со мной в горы? — спросил я.

— Возьму своего советника и друга, остальные подождут внизу. Горы не любят когда по ним ходят табунами.

— Советника знаю, — одобрительно кивнул, — а друг кто?

— Он и есть, — улыбнулся князь. — Вдвоем пойдем.

— Ну и я с учеником, итого: четыре человека, — подытожил и продолжил: — Вот на нас и недельный запас продуктов стоит взять. Или не стоит… — задумался я.

— Уже и учеником обзавелся, — одобрительно покачал головой князь, а потом нахмурился: — Почему продукты не стоит брать?

— Что-то возьмем, не беспокойся, но все тащить не стоит, есть идея, — ответил, уже твердо понимая, что круг перемещения начертить намного легче, чем тащить мешок.

В горы мы отправились впятером. Истелла отстояла свое право находиться подле отца и князя. Хм, в их перепалку, когда двигались к лагерю, не вступал, но все присутствующие старались скрывать улыбки и пытались не встречаться взглядами со спорящей троицей. Князь с советником всячески убеждали, что ей не место в таком походе, но у девушки постоянно находились аргументы. Отец сдался первым и сказал:

— Если господин князь решить тебя взять с собой, то я не ослушаюсь его решения.

Это произошло где-то после пары часов пути, примерно посередине дороги к лагерю. Ронек бросил очень «благодарный» взгляд на своего друга и по совместительству главу тайной стражи, но тот, как и все сделал лицо булыжником. Князь сдался только тогда, когда Истелла заявила:

— Если свяжете и бросите в лагере, то конечно не смогу пойти с вами. Но учтите, в кустики меня отводить придется тоже связанной! Если же на руках и ногах пут не окажется, то пойду на ваши поиски!

Когда она говорила про кустики, многие не смогли сдержать смешков, в том числе и я, а вот князю данный вариант не понравился.

— Хорошо! Достала! За нее в походе лично отвечает мой советник! Понял? — князь посмотрел на Гортнея. — Чтобы дальше, чем на три шага она от тебя не отходила! — он дернул плечом и чуть тихо сказал, но все услышали: — Боги, чем же я вас прогневал?! Женщина со мной отправляется покорять гору!

Все постарались спрятать улыбки, одна Истелла не смогла сдержать радостный возглас.

Да, в компании идти веселее! То один провалится в снег, то другой. Пока его достанешь, потом ждем пока провалившейся, вытряхнет из одежды набившийся снег. Надо отдать должное, таких участников в команде двое. И что самое интересное — опытные горцы! Гортней и Ронек раз за разом проваливаются по самое горло, а вот я, Сарик и Истелла еще ни разу не искупались в снегу.

— Это все из-за того, что ты прокладываешь дорогу не там, а за тобой идет легкий пацан! — попытался объяснить свой очередной провал в снежную яму советник.

— Иди первый, — предложил я. — Пока нам идти и идти, тут ничего интересного.

Нет, конечно, я подстраховался и применил заклинание легкого шага, им не то, что по снегу, по воде пройти можно. Но Сарик-то не обучен магии, а девушка заклинаний не знает, правда, у последней артефакт передвижения активен, может из-за него не проваливается?

Потратили на дорогу втрое больше, чем когда я тут шел один за камнями. Правда, с той поры моих следов не видно, похоже лавина сходила, а может и не одна. Тем не менее, вскоре мы оказались у того места, где когда-то делал свой первый привал. Да, такими темпами нам потребуется дней десять. Однако утром все перевернулось с ног на голову. Князь и его советник ловко скачут по горе. То зацепятся за невидимый уступ, то трещинка у них под рукой — раз и ускакали на десяток метров вверх. Устроились на карнизе и ехидно комментируют наше неуклюжее восхождение. Нет, могли бы и помочь!

— Неужели тяжело кинуть веревку, чтобы мы на гору быстрее взошли?! — не выдержал я.

В ответ они довольно захихикали (боятся в голос ржать! А то лавина сойдет), а потом пояснил Гортейн:

— Это же не гора еще, по такой любой мальчишка в один миг вскарабкается, нам за ним бы и не угнаться. Но с вас взятки гладки, вы не в горах родились, ну, а женщине в очередной раз должно стать ясно, что ее удел не лазанье по горам!

Ладно, им я уступаю даже при использовании магии. Но наравне со мной девушка и Сарик, чуть-чуть их обгоняю. Как так?

Так и поднимались. И где-то на вторые сутки дошли до середины горы. В отличие от первого места тут замечаю разломы от ударов магии, пару раз попались и идеально обработанные блоки. А вот рун и подобие дороги не углядел. Впрочем, дорогу отыскать шансов не много, с такими частыми сходами лавин и камнепадов за тысячи лет от дороги и направления не останется. Ладно, что дальше? Как отыскать место нахождения горного духа? Для себя решил пока так его называть, хотя Лар и настаивает, что того зовут Гор.

— Пойду прогуляюсь и осмотрюсь, — сказал я и взмахом руки остановил поднявшего на ноги Сарика. — Один осмотрюсь.

Оглядываю все магическим зрением — ничего, впрочем, если тут защиты нет, то вероятно мы уже опоздали. Хоть Лар и не желает верить, что его приятель погиб (да, в итоге выяснил, почему он настаивал на поход в горы, они сдружились в свое время), но… Тем не менее, пристальное внимание уделяю самой горе. Должны в ее утробе оказаться туннели и пустоты. Не мог истинный маг не обустроить свое жилище. Но на защите он наверняка не экономил. Как отыскать неведанное? Пробиваться сквозь скалу в надежде наткнуться на коридор? А если промахнусь? Нет, стоит взглянуть на данную ситуацию по-другому. Как бы я поступил на месте истинного мага? На вершине горы точно бы не стал обустраивать свой дом. Значит посередине, где примерно и нахожусь? Обвожу взглядом пики гор, завалы снега. Нет, не тянет меня тут жить. Да и местность тут уже не та, сложно поставить себя на место в то время, которое не видел. И все же? Впрочем, как это я про князя забыл? Вернулся к своему маленькому отряду и поманил Ронека рукой.

— Ты что-то нашел? — подошел он ко мне.

— Пока нет, — качнул головой. — Скажи, камень истины с собой взял?

— Да.

— Никаких изменений не ощущаешь? — прищурился я.

Ронек задумался, пожевал губами, а потом неопределенно пожал плечами. Достал из-за пазухи камень и пристально в него всмотрелся.

— Не уверен, — ответил он и перевел на меня взгляд.

— Это важно, попытайся, — попросил его. — Мысленно скажи камню, что нужна помощь. Объясни, что мы не в состоянии отыскать вход к духу… нет, скажи к Гору, пусть поиграет с тобой, на подобии холодно — горячо, как в детской игре.

— Рэн, — князь покачал головой, — не то чтобы я тебе не верю. Но представь себя на моем месте и данные указания. Ну как я с камнем стану общаться?

— Между вами связь есть, — пояснил я. — Естественно магическая. Конечно, может ничего и не получится, но попытаться стоит.

— Другие варианты? — коротко уточнил Ронек.

— Наугад пробивать скалу в надежде наткнуться на коридор. Сам понимаешь наши шансы.

— Да уж, их почти нет, — согласился он со мной. — Как говоришь камню сказать?

— Ронек, попытайся сродниться с ним и передай мысленно, можешь про себя проговаривать, что нам нужно найти направление, в котором пробить дыру, чтобы оказаться в каком-нибудь помещении или коридоре.

— Попытаюсь, — кивнул князь и с недоверием уставился на камень.

Прошла минута, две, магическим зрением ничего не замечаю, молчит камень, как и все хмурнее становится лицо князя. А вот и теплая волна от камня!

— Неужели?! — восклицает Ронек.

— Получилось? — с надеждой спрашиваю его, уж больно не хочется вслепую скалу долбать.

— Кажется да, — удивленно говорит князь, делая пару шагов вперед и возвращаясь назад. — Точно получилось! Ощущаю теплые толчки, то чаще, то реже.

Я и сам это наблюдаю магическим зрением, осталось дело за малым, определить, где пробивать проход. На это ушел почти час, но мы решили подстраховаться и обследовали еще сотню метров. Но постоянные и импульсивные волны исходили в одном месте. А вот я пустоты в толще скалы не увидел. Выходит, придется попотеть. Нет, не рассчитывал, что легко придется, но не до такой же степени?! Двадцать метров лаз уходит в недра. Горные породы скоро некуда окажется девать, все в камнях и крошке. Нет, место еще достаточно, но нам же отсюда выбираться предстоит в случае неудачи. Но вот и приятная новость: рассмотрел магическим зрением пустоту впереди, метра три осталось. Они вышли самыми тяжелыми, не в физическом плане просто мои энергетические запасы в источнике оказались сильно истощены, да и от напряжения глаза слезятся и болят. Хорошо хоть руки не трясутся. Тем не менее, лаз в какую-то пустоту пробил.

— Так, — обратился к обступившим меня друзьям, — иду, вернее, — взглянул на лаз, — ползу первым. Если все нормально, то два раза дергаю веревку. Следом князь, за ним Сарик, потом Истелла, замыкающий Гортней. Каждый отправляется только после того, как веревку два раза дернут. Не три или четыре, а два. Все понятно?

— Почему князь второй? Давай я за тобой полезу, — предложил глава тайной стражи.

— Нет, — покачал головой. — Можете поверить мне как бывшему рыскачу — так надежнее и правильнее.

— Хорошо, сделаем, как ты сказал, — кивнул князь.

Ползти по узкому каменному лазу — то еще удовольствие, хорошо хоть не вслепую, путь освещает магический светлячок, но от него не много проку, один камень виден. Неожиданно лаз заканчивается пустотой, куда-то падаю, в воздухе переворачиваюсь через голову и больно приземляюсь на копчик.

— Ууу!!! Черт!!! — непроизвольно вырывается у меня, и только после этого осматриваюсь.

Так, в галерею попали. Шириной порядка три метра, высота потолков не менее пяти, все стены расписаны картинами из драгоценных или полудрагоценных камней. Даже от моего маленького светлячка светло получается, из-за отблеска камней, хотя пыли тут не мало. А вот живого или вернее хоть какой-то жизни не чувствуется. Может эта галерея не входила в перечень, за которым обязан присматривать горный дух? Пока непонятно. Дергаю два раза веревку и предусмотрительно плету воздушную сетку у пола, а то сам лишь чудом шею не свернул. Минут через тридцать с воплем моя сеть ловит князя. Так друг за другом вся наша компания и собралась в одном месте.

— Рэн, и куда дальше? — спросил меня князь.

— Ронек, — усмехнулся я ему, — это тебя нужно спросить.

Князь в сердцах хлопнул себя по лбу и вытащил камень истины. Минуту поразмышлял и уверенно сказал:

— Нам вперед!

— Естественно не назад, — не удержался я от подколки и уточнил: — Вперед это в какую сторону?

Посмеиваясь, двинулись за князем, который уверенно указывает путь. На первой развилке он остановился и минуту о чем-то размышлял. Потом сделал пару шагов по галерее уходившей вправо, но сразу вернулся и уверенно зашагал по левой. Мы, молча, последовали за ним. Вообще, интересная у нас компания: впереди идет погруженный в себя князь, следом я, пытаясь углядеть в магическом зрении ловушки, потом Сарик и Истелла, искренне радуются великолепным изображениям на стенах, замыкает шествие Гортнер, он обнажил меч и то и дело оглядывается. Но никто нам по пути не попадается, а нетронутая пыль под ногами говорит о том, что мы первые посетители за черт знает какое время.

Странно, но магических потоков практически нет, а те, что встречаются, очень слабы. Похоже, Горна нам не отыскать. Тем временем мы подходим к проему, двери которого лишь угадываются, они сломанными деревяшками и сбитыми с них резными украшениями разбросаны по всему залу. Да, тут происходило сражение. На каменном полу, отшлифованном до блеска, глубокие царапины, несколько кресел перевернуто, диван разорван, две картины на стене имеют выжженный центр, остальные порваны, а их рамы переломаны. Обрывки каких-то тканей, сломанный меч и разбитый посох.

— Что же здесь произошло?! — восклицает Истелла, а ее голос разносится по залу и его подхватывает эхо.

— Драка тут нехилая случилась, — рассматривает воткнутое в стену копье Сарик.

— А мне больше всего интересно, почему тут мало пыли? — в надежде на удачу и молясь всем богам, спрашиваю в пустоту.

— Пыли может и не много, но ведь бардак! — говорит князь, ногой вороша порванную материю, которой закрывались псевдоокна.

— Да, умели раньше делать… — протягивает Гортнер, подобравший обломок меча и трогающий его сломанное лезвие кончиком пальца.

— Пошли дальше, подозреваю, что это не последний зал в таком виде, — сказал я.

Действительно, мы прошли еще три подобных зала и все примерно в таком состоянии, в переходах между ними тоже когда-то сражались. На стенах видны магические удары, которые выглядят как шрамы на драгоценном панно. Но вот мы стали спускаться вглубь горы, разрушений меньше, но и такой вычурности уже не наблюдается. Под ногами обычный серый камень, не слишком хорошо обработанный, из стен нет-нет, да и торчат выступы. А вот похоже и наша цель! Магических потоков прибавилось, но перед нами дверь, которая помигивает синим контуром.

— Защита? — спросил меня князь.

— Вытяни руку с камнем истины и прикосни его со щитом, — говорю ему.

Да, на двери обычный щит, закрывающий проход. Его можно снять двумя способами: открыть или дождаться пока он иссякнет, оставшись без магической энергии. Я почти на сто процентов уверен, что камень истины есть частичка духа, поэтому щит должен сняться. Действительно, при прикосновении камня проход перед нами стал свободен. Попали мы в зал, очень мне знакомый с уже привычным кругом управления. Да, мы у цели. Потоки тут приличные, но вот со стороны предполагаемого духа никакого движения.

— Лар, как пробудить духа? — обратился я к другу Гора.

— Не знаю, — растерянно и печально ответил тот, а потом попросил: — Рэн, придумай что-нибудь, очень прошу!

Обследовав зал и круг управления, пришел к выводу, что тут побывали враги хозяина этих владений. Стена с рунами нашлась, но в печальном состоянии, а вот откуда выломали камень истины, никак отыскать не могу.

— Рэн, ты не это ищешь? — спросил князь, стоящий в центре пентаграммы и указывающий себе под ноги.

Прямо перед ним линия, обозначающая какую-то руну, вот от нее и выломан наш камень.

— Капни своей крови в разлом, а затем вложи туда камень, — потерев свою щетину, сказал я, прислушиваясь к своей интуиции.

Князь выполнил мои слова и в круге силы сразу забурлили потоки, а пентаграмма засветилась рунами.

— Ронек, стой на месте! Остальные, к стене! — командую я и поясняю: — похоже, дух просыпается!


Глава 10. Дворец в скале

В зале бушуют магические потоки, они мощными струями бьют из стен, потолка и пола. Смотреть на это страшно, такого шторма и мощи никогда не видел. Вот образовались три воронки наподобие смерча, они все расширяются и приближаются к князю, который спокойно стоит в центре пентаграммы. Кажется, что магическая энергия сейчас все порвет на мелкие кусочки. Попытался связаться с Ларом, но в мозг ворвался треск и гудение, как при ураганном ветре в трубе дымохода. Увы, с Ларом связь не установилась, точнее, он что-то говорит, но разобрать невозможно. А вот если не смотреть вокруг магическим взглядом, то тишь да гладь, ни дуновения, ни шороха. Вновь смотрю магическим взором — уже искры летят, и осталась одна воронка, но огромная. Засверкали молнии и ударили в то место, куда вставил князь камень истины. Потоки стали успокаиваться, воронка исчезла. И? И ничего, Ронек смотрит на меня и пожимает плечами разведя руки в стороны, мол тишина.

— Лар, — озадаченно зову духа и получив от него ответ, спрашиваю: — Тут какая-то хреновина произошла! Магическая энергия просто взбесилась, прямо шторм был и закончилось все ударами молнии в камень истины. Что делать-то?

— Гор никак себя не проявил? — уточнил дух.

— Черт его знает! Внешне никаких изменений, все стало так как и когда пришли, если не считать беснования энергии.

— И на вызовы он не отвечает, — задумчиво ответил дух, а потом вдруг предложил: — Вы пока погуляйте по его владениям, может и не все потеряно.

После этих слов связь он сразу разорвал, чем сильно меня озадачил. Что-то дух баронессы темнит! И не сильно-то он расстроился, что его приятель на связь не вышел. Тру щетину и задаюсь вопросом, как объяснять своей компании ситуацию. Решил ничего не утаивать:

— Господа и, — чуть поклонился Истелле, — дама. Ситуация какая-то мутная. Как подсказывает мне интуиция — духа мы пробудили. Однако по каким-то причинам он не спешит почтить нас своим присутствием. Есть предложение пройтись и осмотреть владения или возвращаться.

— Вернуться успеем, — ответил князь, подходя ко мне, — считаю: стоит пройтись по данным угодьям.

— Может найдем чего интересного, — поддержал его начальник тайной стражи.

Нашу молодежь и спрашивать никто не стал, да и, честно говоря, не собирался. Истелла чуть ли не приплясывает от радости, а у Сарика глаза аж полыхают от предвкушения. Необходимо с пацаном хотя бы парочку уроков провести, что-то не нравится мне его свечение силой. Как бы не полыхнул огнем, придется тратить на него энергию и заливать водой. Хоть на сегодня и не сильно потрачу энергию из источника, но если меня рядом не окажется? Что тогда? Тут столько воды нет!

— Сарик, — обратился к ученику, — сядь, прикрой глаза и успокойся, обуздай свой эмоциональный подъем, не хватало нам еще с твоим огнем дело иметь.

— Так? — спросил он, плюхаясь на пятую точку и закрывая глаза.

Звук от его падения заставил всех вздрогнуть, слишком он поспешил выполнить мою команду.

— Н-да, — почесал я щетину. — Расслабься и представь дождливый денек, наверняка в своей памяти отыщется какое-нибудь событие с этим связанное.

Ронек и Гортней о чем-то тихо переговариваются, а Истелла во все глаза смотрит на моего ученика и так и светится от любопытства. Выдержит или нет?

— Рэнион, а чем сейчас занимается Сарик? — не удержалась от вопроса девушка.

— Медитацией успокаивает свой источник, — ответил я.

— Меди… что? — удивилась девушка.

— Ты же знаешь, что он мой ученик, — обратился к девушке, посылая волну успокоения Сарику и видя, что магические потоки вокруг него начинают замедлять свой бег.

— Да, он говорил, — в голосе Истеллы проскользнула искорка зависти.

Гм, не хватало еще себе на голову ученицу обрести! Мелькнула мысль. Пока она еще смущается, но думается мне — начнет просить. Наверняка начнет с малого: может ли стать магом, есть ли у нее возможность какое-нибудь заклинание создать? Потом про свой уже источник задумается, а как итог… Вспомнилось ее противостояние с отцом и князем, такая своего добьется, но пока у меня нет времени возиться с молодежью. Сарика по необходимости пришлось в ученик взять — сгорел бы парень и боюсь, что и сейчас он по краю ходит. Попытаюсь ее напугать.

— Это хорошо, что говорил, значит, многое поймешь, — парень задремал и нас не услышит — отлично. — Пробуждение источника очень опасная штука, особенно если энергии в нем полно. Представь: расходовать магическую силу ты не в состоянии, никакими заклинаниями пользоваться не умеешь, а сила все пребывает и пребывает. Энергии потребуется выход, и он обязательно найдется. А при склонности к определенной стихии последствия могут оказаться печальными.

— Да? — девушка склонила голову и задумалась.

Надеюсь, на какое-то время обезопасил себя от просьб с ее стороны.

— Рэн, пойдем осматривать владения? — обратился ко мне князь.

— Да, пошли, — согласился я и подойдя к ученику потряс того за плечо: — Просыпайся, пошли прогуляемся.

Сарик открыл глаза, и какое-то время удивленно осматривался, потом спросил:

— Учитель, а как часто мне делать такое упражнение?

— Если почувствовал исходящий изнутри жар — делай! А вообще, — потер переносицу, прикидывая и решил перестраховаться: — Утром и вечером, но минимум раз в сутки.

Парень согласно кивнул и пружинисто встал. От него уже не веет огненной стихией, в магическом зрении опасности нет.

Двери открылись без проблем, а вот произошедшие перемены за ними заставили призадуматься. Коридор оказался чист! Нет и намека на произошедшее тут когда-то, да что там намека, ни пылинки нет!

— Рэнион, тут пока мы духа искали, кто-то убирался? — Истелла не выдержала и обратилась ко мне.

Князь с советником понятливо переглянулись, а вот Сарик нахмурился.

— Да нет, скорее это проделки местного смотрителя, — ответил ей, а потом чуть повысил голос: — Уважаемый Гор, хочу передать тебе привет от Лариона. Он пытается выйти с тобой на связь, но никак не может. Вот даже послал нас к тебе, проверить, не случилось ли чего.

Мы затаили дыхание и прислушались — ни звука. В магическом зрении тоже ничего интересного, и Лар говорит, что Гор так и не отзывается. Но мы его разбудили — однозначно! Почему никак себя проявить не желает? Как-то мне от этого не очень приятно.

У одной из развилок решили двинуться по новому маршруту. Прошли пару залов — чисто, но и тут когда-то происходило сражение. Это видно по пустующим стенам и отсутствующим светильникам, мебели тоже мало. Пока нашей добычей ничего не стало, дух хорошо прибрался.

— Надо бы устроить привал, да отдохнуть стоит, — предложил я.

— Согласен, — задумчиво кивнул князь, а потом спросил: — Вам ничего не кажется странным?

— А что тут странного? — удивилась Истелла.

На князя все посмотрели в ожидании его подозрений или чего-то того, что сами не видим. Впрочем, я больше ищу магические ловушки, чем по сторонам смотрю.

— Мы прошли уже несколько залов, в которых, по определению, когда-то встречали гостей или что-то подобное. Так? — приглаживая волосы, и задумчиво прохаживаясь взад и вперед, сказал князь, а потом сам себе ответил: — Так! Если предположить, что в этой комнате, — он обвел зал рукой, — собирались истинные маги, то кто им доставлял еду.

— Они могли сами себе ее доставлять, — хмыкнул я.

— Допустим, — наклонил он голову. — А спали где? Умывались? Переодевались? Тоже магию использовали?

— Хм-м, действительно, что-то не складывается, — согласился я. — Давайте обследуем зал, но уже внимательно и досконально. О каждой мелочи, которой не найдете объяснения — говорите.

Уже час осматриваем зал — ничего. В магическом зрении тишина, если не считать того, что просканировать стены невозможно, стоит защита, ломать которую пока нет желания. Лар помочь ничем не смог, ответив, что о внутренних помещениях не знал, да и место-то ему известно было лишь приблизительно.

— Должны же здесь двери стоять! — в сердцах пнул в стену ногой глава тайной стражи, где по его расчетам должен находиться проход в подсобные помещения.

Мы с его доводами согласились все, начертили план зала и прикинули места для входа слуг и комнат гостей. Нет, про планировку спорили, особенно проявили себя начальник тайной стражи и его дочь. Один смотрит на все со стороны безопасности, а вторая с удобства и эстетики. Вот они и сцепились между собой, споря до хрипоты. Но главное — мы все уверены, что проходы есть, а вот отыскать их не можем. Нет подсказок, рун и каких-то тайных кнопок и рычагов. Зал уже весь простучали, только потолок не трогали!

— Ну, появись ты, в конце то концов! — хлопнул князь по стене.

В метре от князя стена пошла рябью, а потом проступило очертание двери. Она еще не четкая, но с каждым мигом, проявляются резкие контуры, и вот уже из двери торчит ручка из белого металла (может белое золото, а?) в виде головы снежного барса.

— Вот! Я же тебе говорил! — воскликнул Гортней, оборачиваясь к дочери. — Это дверь ведет в гостевые покои. С точки зрения безопасности именно тут она должна находится.

— Может посмотрим, что за ней? — не сдалась Истелла.

Неужели так просто? Что достаточно попросить и все? Я потер щетину — вряд ли.

— Не спеши! — крикнул князю, который уже намеревался взяться за дверную ручку.

Тот так и замер с протянутой рукой, а я обследовал его находку. Хм-м, нет ловушек, нет защиты, обычная дверь! Но стена не отъезжала, выходит, дверь скрыта иллюзией, как и оставшиеся, если таковые имеются!

— Исчезни! — хлопнул я по стене, но дверь и не подумала покрыться иллюзией. — Спрячься, уйди, пропади, растворись! — ничего, дверь стоит как влитая. — Ронек, попробуй ты, — кивнул на стену.

— Спрячься! — командует князь, и дверь покрывается рябью, а потом перед нами вырастает стена.

Не успел остановить, а четверо пар рук моих товарищей ощупывают то место, где только что стояла дверь. Нет, ладно Истелла и Сарик — молодые они, но князь и его советник-то что? Покачал головой, а потом задумался: команды тут выполняются княжеские, на меня ноль эмоций, следовательно, дух признал Ронека. Но кем? Хозяином или простым гостем?

— Попроси или прикажи, чтобы все двери в данном месте проявились, — обратился я к князю.

— Все проходы — покажись! — командует князь.

Хлопнуть он по стене не успел, а двери и два коридора в зале проявились. Хм, значит, он и голосом уже может команды выдавать. Оттранслировал наши находки Лару и свои выводы. Тот обидно заржал, а потом сказал:

— Рэн, ты там нигде головой не падал. А-а-а! Знаю я, на что ты падал, но неужели у тебя мозги в том месте? — намекнул он на мое проникновение в галерею из пробитого лаза в скале.

Он там с баронессой похоже тесно общается, при первом знакомстве показался сдержанным и культурным! Впрочем, Туна девушка выдержанная, неужели каменюка ее довел?

— Слышь, ты, гмм, — я покрутил шеей, — Туне на тебя пожалуюсь! По делу говори!

— Когда князь отдает приказ голосом, то на подсознательном уровне такое же указание исходит и по магической связи. Так что никакого рукоприкладства, если это не оговорено, не требуется. Кстати, баронесса сейчас бельишко свое стирает! Намедни хотела меня вновь в помоях искупать, да беда с ней произошла — поскользнулась бедняжка, и весь поток прямо на себя приняла, скажу по секрету, мне кажется, она даже пару глотков сделала! — гордо сказал Лар.

— Слушай, а не боишься?

— Ну чего бояться? Она не оставила попыток к стене пробраться, вот с час назад и угодила в яму… отхожую.

— И откуда она там взялась? — поинтересовался я со смехом, а потом серьезно спросил: — Таким методом обучение дается лучше?

— Вот! Сразу директор школы виден! Все понимает. Да, такого рода стремление подстегивает ее. Она спит и видит, как мне отомстить, ну я, ей знания и подкидываю, а тренируется она на практике, пытаясь добраться до моей иллюзорной стены.

— Так ты подстраховался? — рассмеялся я уже в полный голос и махнул друзьям, мол все в порядке. А перед глазами картинка, как Туна пробирается к иллюзорной стене через, боюсь представить, право слово, какую полосу препятствий поставленной духом.

— Не, ну а как ты хотел? — довольство в голосе Лара так и сочится. — Неужто думал, не подберу к ней ключик. А стена, да — иллюзия, сам понимаешь, что ученики учатся быстро. Вот, опять что-то задумала! Но ты уж дай слово, как учитель учителю, что про иллюзию говорить не станешь, пусть сама догадается.

— Хорошо, не стану, — пообещал я. — Но смотри, за твои методы может потом на тебе отыграться.

— Ничего, помиримся, — усмехнулся дух, а потом серьезно добавил: — Она способная, но времени мало, приходится форсировать события.

— Почему мало времени? — удивился я. Духу-артефакту, которому тысячи лет говорить, что времени мало?

— Надо спешить, с каждым днем боевой артефакт императора становиться сильнее. Промедление чревато большим риском.

— Это да, сложно не согласиться, — ответил и вернулся к нашей проблеме.

План зала, что нарисовали девушка с отцом, мало совпал. Дверей семь оказалось и два прохода.

Как и ожидалось, первой не выдержала Истелла:

— Рэнион, какую первую откроем?

— Я бы начал с уборной комнаты, — тихо произнес и покраснел Сарик.

Никто, как ни странно возражать не стал, свои нужды, как ни стыдно признать, приходилось справлять в галерее. Больше всего от этого смущалась Истелла, вроде и из вида выпустить нас страшно, но и при нас свои женские дела справлять желание у нее не возникает, вот и держится до последнего.

— Э-э-э, открыть дверь в ванную комнату, — чуть подумав, произнес князь.

Ручка на второй от него двери со щелчком повернулась, и на пару сантиметров приоткрылся проход.

Князь уверенно подошел и с моего согласного кивка дверь открыл. Н-да, зал не меньше этого, отделан из отполированного до зеркального блеска зеленого камня. Бассейн метров двадцать в длину и десять шириной с прозрачной и голубоватой водой, вокруг него каменные столики и плетеные кресла. На противоположной стене огромный проем затянутый то ли стеклом, то ли защитным куполом, через который видны плывущие по небу облака и пик горы, которая как понимаю, находится напротив. Мы вошли и медленно обходим бассейн. Есть и кабины или кабинеты для личного уединения, в один из них заглянули: широченная кровать застелена атласным алым бельем, два кресла и столик, и дверь, за которой спрятались: ванна, раковина, унитаз и туалетный столик с уставленными флакончиками и различными туалетными принадлежностями, вешалка, на которой висят полотенца и халаты.

— Я отсюда не уйду! — дрогнувшим голосом, произносит Истелла.

Мы прячем от нее улыбки, а князь кивает и говорит:

— Нам всем стоит отдохнуть, так что можешь стать первой.

— Спасибо! — произносит она, а по глазам видно, что теперь она жаждет, чтобы мы все отсюда как можно быстрее выкатились!

Посмеиваясь, мы действительно вышли и… поспешили занять соседние аналогичные комнаты. Гортней занял комнату рядом с дочерью, следующую князь, потом Сарик, за ним я. Так вышло, что только я побывал во всех этих апартаментах, все как под копирку, даже флакончики стоят одинаково. Впрочем, нам не до разнообразия. За столько дней вкусить блага цивилизации — блаженство. Очень заманчиво после горячей ванны (канализация и водопровод работают идеально) поваляться на широкой и мягкой постели. Однако есть опасение, что встану не скоро, поэтому вышел к бассейну. Моих товарищей не наблюдается, и я походил по этой так называемой ванной комнате. Она не меньше зала, из которого сюда попали, установлены даже небольшие мраморные статуи — очень богато все выглядит и со вкусом. Присел за один из столиков и принялся ожидать появления своих друзей и гадать, кто появиться первым. Увы, если бы делал ставки, то проигрался бы в пух и перья, ни одно из предположений не совпало. Первой появилась Истелла, за ней Сарик, потом Ронек и последним глава тайной стажи. Гортней что-то пробубнил в свое оправдание, но его никто слушать не стал.

— Эх, покушать бы чего! — намекнула девушка, глядя на меня.

Ну да, наши запасы истощились, а я обещал. Вот только мне неизвестно — сработает ли тут круг перемещения, но пентаграмму, со вздохом принялся рисовать.

— Как у вас дела? Гор не объявлялся? — обратился ко мне Лар.

— Нет, — ответил я, чертыхнувшись, ибо от внезапного его появления, сбился, и линия вышла кривой, — Вот, из-за тебя придется переделывать, — попенял я духу.

— А чем ты занят-то? — спросил тот.

— Чем-чем, круг перемещения рисую, жрать-то хочется!

— А зачем он тебе? — изумился Лар.

— Как это зачем? Чтобы еду из лагеря перетащить! Как думаешь, пропустит защита еду?

— Я бы пропустил, наверное, хотя… — дух вдруг хмыкнул, а потом рассмеялся: — Ты как моя ученица, не ищешь легких путей.

— Это каких же? — подозрительно осведомился я.

— А что, князь приказать или, вернее, заказать не в силах? По твоим словам: у вас полный порядок. Все убрано удобства в рабочем состоянии, следовательно, энергии у Гора навалом. Создать еду — дело не хитрое, если есть запасы и возможности. Последнее у Гора имеется — однозначно, с запасами может оказаться проблематичнее, но при желании и их решить можно.

— Т-а-к, — протянул я, хмуро осматривая почти готовую пентаграмму, — и почему ты раньше молчал?

Дух ничего не ответил, а я обратился к князю:

— Ронек, попробуй заказать нам еды. Мне можно салатика, жареной с корочкой картошки и отбивной, и не забудь вина!

— Думаешь? — привстал князь и потер руки.

— Попытайся, — предложил я.

Хм, попытка удалась на славу! Стол оказался заставлен яствами матерелизовавшимися из воздуха. У князя в отличие от меня, фантазия работала намного лучше, да и его советник со своей дочерью, подсказывали какие блюда, хотят откушать. Н-да, нам это все и месяц не съесть, оглядел я стол. Пировать так пировать, откушали на славу. Вначале народ еще опасался есть, непонятно из каких продуктов все это приготовленное, но после пары бокалов древнего и замечательного вина обо всех страхах позабыли. Даже тосты стали говорить. Моя интуиция молчит, компания отличая и душевная — хорошо сидим! Замечаю, что Сарик начинает клевать носом.

— Так! Моему… ик, — неожиданно понял, что сам уже далеко не трезв. И это с нескольких бокалов вина? Как так? При моем не восприимчивом организме? Ик, вернее источнике, который протрезвляет меня быстрее, чем вино оказывается в желудке. Мысли пронеслись и куда-то ушли, а рука потянулась за фужером. Вновь взглянул на ученика и, вспомнив, о чем говорил, продолжил: — Ученику не наливаем! Ик! Да и самим не стоит в не изученном месте пить!

— Ты прав! — наливая в фужер вино, из появившейся перед ним на столе, особо пыльной бутылки, произносит начальник тайной стажи. — Предлагаю выпить именно за это!

Потом пили за каждого члена команды, это запомнил. Даже помню, что первым покинула нас девушка. Она встала и заплетающим языком, почему-то строя глазки князю, и все время поправляя прическу, сказала:

— Ма-льчи-ки… даме… необ-хо-ди-мо припудрить носик. Скоро вернусь! — она хихикнула и погрозила Ронеку пальцем: — Без меня не расходитесь!

Мы еще о чем-то посмеялись… То ли над ней, то ли над покрасневшем от наших подколок князем. Так, а что же дальше произошло? Нет, убей — не помню. Напрягаю мозг. А! Сарик сдулся! Уснул прямо за столом! Эх, молодежь, молодежь не умеешь пить — не берись за бокал. Угу, но почему-то сам не помню, как оказался в этой комнате. Кстати, а где это я? Привстал и осмотрелся: каменные стены, три тусклых светильника, отхожее место и раковина, ну, еще собственно кровать — все что углядел. Кстати, белье не шелковое или атласное, а какое-то серое и колючее. Хорошо хоть похоже чистое. Окон нет, дверь из литого куска железа… Хм, на камеру смахивает. Но почему болит голова? Неужто источник не может вывести алкоголь? Меня прошиб холодный пот и я схватился за шею — нет, ошейника нет, как и амулета связи с Ларом, да и другие артефакты отсутствуют. Слава богам, что хоть не Скили к этому причастен. Но вот обратиться к своему источнику не могу, как и при украшении на горле. Встал, прошелся босыми ногами по камере.

— Вот черт! — потрогал массивную дверь и в сердцах выругался.

— Зачем же сквернословить в гостях? Нехорошо! — раздался голос.

То, что это происки местного духа — догадываюсь, но почему так изыскано? Он что, не мог с нами обычными методами справиться? Спеленал бы и по камерам запихнул! Нет, ему потребовалось наши мозги задурманить.

— Ты Гор? — задаю вопрос и присаживаюсь на кровать. Стоять на каменном полу холодно, а сапог не видно. Хорошо хоть штаны и камзол оставил.

— Возможно. А кто ты и зачем явился?

— Слушай, подлечи а? Голова от твоего пойла раскалывается, а мои возможности ты заблокировал! Будь чело… достойным духом-смотрителем!

— Этому пойлу тысячи лет! — обиделся тот. — Вы пить просто не умеете! Нажрались как свиньи!

— Что и в вино ничего не добавлял? — недоверчиво хмыкнул я.

— Нет, — усмехнулся голос. — В него сам истинный маг чего-то намешал. Гости приходили разные, с непонятными целями. Вот мой хозяин и создал какую-то гремучую смесь из рун и трав. Впрочем, разговор вовсе не о тех временах.

— Что с остальными? — хмуро спросил, поморщившись от головной боли.

— Спят, — хмыкнул дух и добавил: — пока спят.

— Знаешь, вот твой знакомый Ларион хотя бы иллюзию делал, когда разговаривал.

— Да? — задумался дух, а потом воздух замерцал.

И вот передо мной сидит в кресле мужчина лет сорока, с правильными чертами лица, длинные рыжие волосы на голове как огонь собраны в хвост, лицо гладко выбрито. Н-да, иллюзия качественная, не в пример Ларионской. У Гора нет никаких артефактов, черный камзол расшит серебряной нитью, пряжка на поясе тускло сверкает, короткие сапожки начищены до блеска.

— Нормально? — скривил он губы в усмешке. Почесал указательным пальцем висок и перед ним возник столик с двумя фужерами, графином с бесцветной жидкостью и ваза с фруктами.

— Тоже иллюзия? — кивнул я на графин и облизнул, враз пересохшие губы.

— Зачем же, — усмехнулся он, — настоящая настойка истинных магов. Если не боишься, можешь попробовать.

— И мой источник заблокируется навсегда? — отрицательно покачал я головой.

— Источник? — дух хмыкнул. — Наверное тебе стоит побеспокоиться о своей жизни, а остальное оставить на потом.

Понимая, что на его стороне сила, да не вижу смысла пререкаться, так как пить хочется чертовски, встал и налил себе в фужер, после чего одним махом выпил. Горло обожгло, дыхание перехватило, закашлялся, а из глаз хлынули слезы. Черт, ну и вкус!

— А-а-а!!! — хватаю яблоко и кусаю. Жжение постепенно уходит, но подобный напиток пить и врагу не предложу. Понюхал пустой фужер — запах шибанул в нос и я поморщился.

— Да, измельчали людишки, — улыбается дух.

На столе появился стакан, наполненный до краев.

— Это горная вода из целебного источника, — кивнул Гор, — выпей и все пройдет.

Прежде чем пить — понюхал, и только после этого сделав глоток, прислушался к организму — хорошо, после чего уже осушил стакан залпом. Дух не обманул, голова действительно прошла, но к моему разочарованию, магия осталась недоступной.

— Ты меня опасаешься? На собственной территории и имея неограниченные, по сравнению со мной, возможности, — взглянул я на него.

— Пока не понятно, просто ссориться со старым приятелем не хочу. И так как ничего не решено, связаться с Ларионом у тебя не выйдет.

Так вот в чем причина! Поэтому-то он и не отвечал, когда его Лар вызывал. Сейчас он нас может тут где-нибудь прикопать, а потом объявится и скажет, что они сами себе шеи пять раз сломали, вырыли ямы в скале и себя же закопали. А он, бедный и несчастный, так скорбит, так скорбит, но после пробуждения сил не имел, а когда восстановился, уже помочь не успел.

— Для связи с Ларом использовал данный им амулет, — ответил я, понимая, что это ничего не изменит.

Тот лишь хмыкнул, а потом подался вперед и, глядя мне в глаза, спросил:

— Зачем же все-таки пришли? Для чего разбудили и кто тот человек, который восстановил меня?

Разговор вышел длинный, дух требовал подробностей, и пришлось все дальше и дальше возвращаться в прошлое. Расспрашивать он прекратил меня тогда, когда я дошел до момента покидания родного города, в котором прожил свою молодость и юность.

— Вот как-то так, — устало закончил я, потягивая ледяную воду из стакана.

Надо отдать Гору должное, вода в стакане не заканчивалась.

— Что ж, с тобой все понятно, — усмехнулся он, а потом с издевкой добавил: —Господин директор магической школы.

— Уж какой есть, — ответил ему. — Может, немногое умею и знаю, но магия-то почти забыта, вот и пытаюсь ее восстановить.

— Да? А надо? — думая о чем-то своем, спросил дух, потом тряхнул головой и продолжил: — Смотри! У истинных магов имелось все, что душа пожелает, умели такое, что тебе и во сне не приснится. И к чему это привело? Мой дворец, когда-то блистал — балы, маскарады, развлечения! Потом истинные маги стали отдаляться друг от друга. Остались небольшие группки по интересам. В итоге: война, предательство и резня. Так стоит ли оно того? Зачем сила, если все приводит к такому концу?

— Люди, как и истинные маги, все разные, но большинство не хочет ни войн, ни резни. И неужели ты думаешь, что без магии всего этого нет: предательства и жестокости? Есть! Может даже в большей степени! Истинные маги уничтожили друг друга. Чего им не хватало? Не то ли сейчас пытается сделать Скили под руководством боевого духа? Кстати, он тебе не знаком?

— Возможно, я понимаю о ком речь, — уклонился дух от ответа. — Но давай решим, что мне делать с вашей компанией.

— Мы тебя разбудили, э-э-э, вернее, как ты сам сказал — восстановили. Неужели в ответ на это ты нас уничтожишь? Мы все рассчитываем на твою помощь, в том числе и Ронек, который стал тебе хозяином. Или не стал?

— Мой хозяин давно мертв, — ответил Гор. — А ваш князь… скажем так: я признал, что он имеет ко мне кое-какое отношение, допустим дальний родственник моего бывшего хозяина.

— И? Неужели ты не хочешь восстановить свой дворец? Проводить балы и разные мероприятия? Питаясь эмоциями и постигая новое, передавая свои знания и опыт, советуя как поступать и гордиться своим хозяином… ну, родственником. А потом бахвалиться перед своим приятелем Ларом, сравнивая своих… родственников?! Что ты станешь сделать один? Да и ста лет не пройдет, как ты захочешь опустошить свои накопители и уйти навсегда! А там? Что там? У тебя есть уверенность, что это выход?

— Браво! — похлопал он в ладоши. — Мне понравилось! Очень эмоциональная речь. Но ты забыл одно — все это можно делать и с Баем. Да, так зовут духа-артефакта, который руководит императором. И ту угадал, мы с ним знакомы. Так какой выбор мне сделать? — меня окатил ледяной взгляд.

Вот такого поворота событий никак не ожидал. Ларион мне говорил совершенно противоположные вещи! А если и он преследует собственные цели? В ком могу быть уверен? В себе и своих близких! Нет, не хватает мне советов Креуна, ох как не хватает!

— Ладно. Я сейчас перенесу тебя в твою комнату. Там выпьешь настойки, что поставлю на стол, после чего часть магических способностей вернется. Потом погуляете по дворцу. Князь может также развлекаться и отдавать приказы — выполню, — он чуть помолчал и хмыкнул, — те которые захочу. Твои друзья еще спят, их слишком сильно вырубило. Рассказывать о нашей встрече не советую, не стоит раньше времени настраивать и давать надежду. Я пока ничего не решил, необходимо осмотреться и во многом разобраться. Если все твои слова окажутся правдой, то… — он вновь почесал висок указательным пальцем и, не закончив, спросил: — Понял?

— Ты не договорил до конца. То что? Что ты предпримешь, если все мои слова правда?

— Мы в любом случае вернемся к этому разговору, пока же ничего не решил. А теперь спи!

Сопротивляться посылу магии не могу, глаза закрылись, и я провалился в сон. Очнулся уже в апартаментах, где ранее принимал ванну. Подошел к столу и понюхал стакан, наполненный бесцветной жидкостью. Вода или та отрава из графина? Ни то и ни другое, мятный запах лекарственных трав мягко коснулся носа. Выпил и отклик от источника получил, но вялый и слабый. Как и ожидал, артефакты мне он не вернул, а вот одежда отчищена и отглажена, сапоги, меч и кинжалы есть. Разочаровался я от разговора с Гором? Хм, надежда осталась, а это уже неплохо. Правда, ожидал не такого, но его можно понять: захотел лично во всем разобраться и проверить. Кстати. Каким образом? На связь с Ларионом он не выйдет, с Баем тем более (хочется верить). Но возможности у него явно есть! Впрочем, это у Лариона ничего не нашлось, а если вспомнить духа школы, пустынников и горных охранников, то и у Гора могут оказаться припрятанные козыри. Хм, а почему у боевого артефакта ничего подобного не нашлось? Мне об этом просто неизвестно или его охранники погибли? Да, вопросы все возникают, а ответы находятся не на все.

Умывшись и одевшись, вышел к бассейну, где устраивали с друзьями пирушку. И тут без духа явно не обошлось, не поверю, что мы, умудренные и битые жизнью, стали пить вино в незнакомом месте ни о чем не задумываясь. Гор каким-то образом повлиял на нас. Кстати, тогда я даже не подумал связаться с Ларом. Впрочем, рассказывать ему было нечего. Первым появился глава тайной стажи. Он хмуро мне кивнул и спросил:

— Рэн, что на нас вчера нашло? Такого поведения ни за дочерью, ни за князем, ни тем более за собой никогда не замечал! Сам понимаешь, глава тайной стражи по определению не имеет права расслабляться ни на минуту! — он озадаченно потер переносицу. — Так что же произошло?!

— Гортней, думаю, все имеет свои пределы. Нервное напряжение последних дней, да что там дней — месяцев, выплеснулось наружу. Мы почувствовали себя в безопасности и расслабились, — попытался я его успокоить.

— Ну, не знаю, не знаю, — недоверчиво покачал он головой.

Поверил или нет — неизвестно, главы тайной стажи редко идут на откровенность, свое мнение составляют, но делиться не спешат. Вот и тут, он озвучил вопросы, которые ему показали странными, а выводы не стал говорить, хотя, уверен, он их сделал, как только проснулся и проанализировал свое поведение.

Появившейся третьим Ронек выглядел хмуро и почему-то задумчиво поглядывает на дверь, за которой вчера скрылась Истелла. Ну, между ними же ничего не было, или… Да нет, вроде он к ней не ломился, если только Гор какую-нибудь подлянку не подкинул. Сарик подошел бледный и качающийся, лицо зеленоватого оттенка, под глазами круги.

— Учитель, мне как-то не хорошо, — прохрипел он и, облизав пересохшие губы, плюхнулся в кресло.

— Хм, это мог бы и не говорить, — усмехнулся князь, — по твоему лицу все видно.

— Не стоило так напиваться, особенно, если не умеешь пить! — пробурчал глава тайной стражи. Он как бы и моему ученику это сказал, но интонация такая, как будто себя ругает.

— Ладно, плохо человеку, чего издеваться-то, — вставая, хмыкнул я, прикидывая: хватит ли моих разблокированных способностей, чтобы подлечить пацана.

Хватило, Сарик ожил и благодарно на меня посмотрел, а потом потер живот:

— Перекусить бы.

— Ну ты могуч, — рассмеялся Ронек. — Тебя от похмелья только избавили, а ты уже о животе своем печешься. Кстати, у тебя стакана с настойкой от похмелья в комнате не появилось что ли?

— Э-э-э, не знаю, мне от любого вида жидкости как-то сразу нехорошо становилось, — смущенно ответил тот.

— Так ты что же, всю ночь продукты из себя выводил? — сдерживая улыбку, спросил Ронек.

Сарик замялся и отвел взгляд — стесняется, хотя ничего постыдного в этом нет. При отравлении промывание желудка — первое средство.

— Придет Истелла и попрошу нашего гостеприимного хозяина стол накрыть, — задумчиво произнес князь.

— Что-то она долго, может случилось чего? — встал со своего места Гортней, — Пойду схожу за ней.

Идти ему не пришлось, румяная и посвежевшая девушка вышла из комнаты и, глядя в пол, подошла к нам. Не поднимая ни на кого глаз, поздоровалась и юркнула в кресло, стараясь, стать как можно незаметнее. Ее смущение понятно, мы, не сговариваясь, сделали вид, что ничего не произошло, а ее флирта с князем никто, как бы, не заметил.

Ронек попросил накрыть стол, а из напитков подчеркнул, что стоит подавать лишь сок, а если его нет, то и простой водой обойдемся. Позавтракав, решили продолжить изучение здешних поистине достойных короля владений.


Глава 11. Просто гости

Мы много исходили по подземным угодьям, и всегда находилось чему удивиться. Убранство и роскошь комнат и залов быстро приелось. Но нашлись помещения, которые не оставили равнодушными никого.

Гортней восхищался огромной коллекцией оружия. Будь его воля, он вытащил бы все клинки, обвешался кинжалами и всевозможными приспособлениями для истребления живых существ. Да, оружие имеет разное предназначение, от духовых трубок с иглами, до здоровенного арбалета, не менее десяти метров в длину. Истеллу долго не могли оторвать от выставленных манекенов в бальных платьях. Ее восхитили необычные фасоны костюмов всевозможных расцветок для дам и кавалеров, предназначенные на все случаи жизни. Правда, от созерцания нижнего белья на выставленных фигурах она отказалась и упросила князя, чтобы он приказал скрыть это. К нашему сожалению, а в этом мы оказались с учеником солидарны, Ронек такой приказ отдал. Манекены подернулись дымкой, а по вздоху Гортнея понял, что и он не прочь посмотреть на изящные женские тела практически в неглиже. Один князь остался равнодушен и больше смотрит на Истеллу, а та, замечая его внимание, время от времени, заливается краской. Самого князя впечатлил зал со статуями. Изготовленные из различных материалов: золото, обычный металл, камень и украшенные драгоценными камнями они производят незабываемое зрелище. Да, мы все ими восхищались, но Ронек в особенности. Кстати, Истеллу не смутили обнаженные статуи, у которых видны интимные места, она, хоть и смущенно, но украдкой их разглядывала. И почему ей не захотелось осматривать манекены, на тех подробностей меньше! Ох уж эти женщины со своей логикой! Правда, манекены выглядят более приближенными к жизни, а статуи напоминают сошедших с неба богов. Про своего ученика не могу сказать, что сильнее всего его зацепило. Он от всего просто обалдел и ходил по этакому музею заторможено, только и восклицая от увиденного. Много всего интересно нам показал дух, который пока не соизволил проявить свое присутствие. Меня больше всего защепили две вещи: собрание артефактов и книги. У-у-у, магических книг стоящих рядами в стеллажах я столько и представить не мог. Как бы хотелось взять хоть одну и прочесть, узнать что за знания скрыты внутри. Да, помню, что не все магические книги мне откроются, а только те, которые соответствуют моему накопленному опыту и знаниям. Его мало по сравнению со знаниями и умениями истинных магов. Но уверен, в этакой огромной библиотеке мне найдется занятие! Увы, мы просто можем смотреть со стороны и пускать слюни! Чертов дух! Он, показывая все это богатство, просто над нами издевается!

— Ронек, попроси, чтобы защитный контур убрали! — разглядывая книги, прошипел я, сдерживая рвавшиеся наружу ругательства.

Нет, даже артефакты меня не так зацепили. Что я их раньше не видел? Да, есть очень интересные фигурки с неясным предназначением. Но посохи, кольца и браслеты, амулеты, лампы, посуда и прочее — знакомо, пусть и интересны многие непонятные штучки, но по большому счету ничего нового. А вот книги…

— Уже не раз пытался, — запротестовал князь, но посмотрев на меня, произнес: — Приказываю убрать защиту.

Ничего не произошло.

— Это может и не защита, попробуй сказать: допустить гостей до книг, позволить читать, осмотреть книги, расп…

— Рэн, сам же понимаешь, что безнадежно, — остановил меня глава тайной стражи.

Тем не менее, князь выполнил мою просьбу и перечислил все, что пришло мне на ум. Увы, контур не открылся и книги не стали доступны. Теперь мне понятны чувства Гортейна и Истеллы, которых чуть ли не силком уводили от представленных нам образцов. Ушел я из библиотеки с огромным чувством сожаления и обиды. Даже мелькнула мысль, что зря восстановили этого чертого Гора. Нет, а что? Мог бы сейчас хозяйничать в этом богатстве единолично. Тут такие знания, что почерпнув их, мне станет император со своим духом не противник. Да и Гор хорош, мог бы и не дразнить!

— Может это все иллюзия? — задумчиво произнес я. — Странно, что нет возможности потрогать, пощупать, применить и прочесть. Нет, определенно иллюзия, чтобы нас позлить!

— Не думаю, — отрицательно мотнул головой князь. — Смотри, как отделаны залы, какие ковры, шелка, мебель, — он обвел рукой огромную приемную, в которой по моему разумению не стыдно принимать послов и подписывать различные соглашения. — Так что, все настоящее, да ты и сам того же мнения, нет?

— Согласен, — со вздохом кивнул я.

— Рэн, а долго нам еще тут скитаться? — спросил глава тайной стажи.

Что ответить? Просто пожал плечами. Нет ответа. Гор на контакт не идет и после нашей с ним беседы никак себя не проявляет. Нет, он все время незримо присутствует, есть ощущение взгляда в спину, но видимых действий от него нет. Честно говоря, странная ситуация: дух априори обязан иметь хозяина. Кстати, а зачем ему он? Глядя на все что находится во владениях этого горного духа понимаю, что ему нет нужды просить отстраивать свою стену, накопителей энергии вероятно столько, что хватит на несколько таких как он. Так для чего ему кто-нибудь? А что ему одному-то делать? И, тем не менее, на контакт не пошел, хотя князя и признал дальним родственником своего истинного мага. Кстати, отношения у баронессы и Лара тоже больше напоминают родственные или ученицы и строгого учителя. Эх, мой источник все еще не разблокирован до конца, а очень хотелось бы узнать, как у них дела обстоят.

— Привет! — радостно доносится от входа в зал.

В руках у князя кинжал, Гортней хватается за рукоять меча. А у меня удивленно вырывается:

— Туна? Как ты тут оказалась?! — потом опомнился и встал, подошел к баронессе, поцеловал руку и подвел ее к столику, за которым компания немного расслабилась, но глава тайной стажи смотрит настороженно и руку от рукояти меча убрал недалеко, держит ее рядом. — Позвольте представить: баронесса Турвана Игреева.

— Князь, — девушка сделала реверанс, потом кивнула Гортейну и его дочери, — граф, графиня. Не имела чести знакомства, — чуть заметный кивок Сарику.

— Это мой ученик, — поспешил представить я паренька, — зовут Сарик.

Князь, а потом и граф встали, синхронно склонили головы в приветствии, после чего каждый подошел и поцеловал баронессе руку. Да, мне до таких отточенных манер далеко, хоть знаю и умею, но лоска никогда не добьюсь… наверное.

Для меня стало открытием, что глава тайной службы имеет титул графа, впрочем, удивляться нечему, это я на титулах не зациклен. А советник, глава тайной стражи и первый помощник без титула? Никто не поймет! Допустим, бал и пляски, или совет какой собрался, да без титула никто у такого человека мнения не спросит!

— Так как ты тут оказалась? — помогая устроиться баронессе в кресле, задаю мучивший меня вопрос.

— Гор связался с Ларом и я сюда перенеслась, — ответила она, вогнав меня в ступор.

— Ты перенеслась? Но как?! — не удержался и вскочил со своего места, хотя только уселся.

— Пентаграмма перемещения, — спокойно ответила она, а потом пояснила: — На подобии круга перемещения, но сложнее и требует намного больше энергии. Лар и Гор создали такие пентаграммы или, — она наморщила носик, — они у них уже имелись, тут не совсем Лара поняла. Какой-то он нервный последнее время.

О переносе живых существ на длинные расстояния слышал, но считал это просто легендами и сказками. Но Туна живой этому пример, добраться к нам она за такой короткий период времени никак бы не смогла, если только…

— Скажи, когда ты меня нашла, то сколько раз меня твой пес укусил? — решил убедиться, что это именно девушка, а не какой-то там рыжий дух.

— Палка, которой я в тебя тыкала, покусать никак не могла! — рассмеялась баронесса.

— И для чего вы проделали такой опасный путь? — спросил ее князь.

— Это моя инициатива, — раздался спокойный голос, и наш стол удлинился, а в его конце появился улыбающийся Гор. — Выпей, — кивнул он мне на стакан, оказавшийся подле меня.

Зная его проделки, жидкость зеленого цвета сперва понюхал — травами пахнет, выпил и облегченно вздохнул, получив доступ к источнику.

— Позвольте представиться, — дух встал и шутливо поклонился, — Гор, дух смотритель этого места.

Его внимательно все осмотрели, особенно Туна, которая чуть прищурилась. Явно пытается применить на практике, какие-то полученные от Лара знания. Это она зря, такой орешек не по зубам самому Лариону, не то что его ученице. Гор внимание баронессы заметил, и его губы дрогнули в иронической улыбке. Он ничего не сказал, а указал на кресло рядом с собой, в котором появилась фигура в темном балахоне.

— Это Ларион, дух-советник и наставник, уважаемой баронессы, — Гор улыбнулся Туне, и перед ней возникла белоснежная роза. — За смелость, — пояснил он ей.

— А как сюда Ларион попал? — задал я вопрос.

Насколько помню, дух Туны говорил, что в гостях у своего приятеля не бывал, как и тот у него. К тому же, самостоятельно отходить от своих владений духи-артефакты не могут. Или могут?

— Присутствую здесь благодаря Туне и приглашению Гора, — ответил мне Лар.

— Но как такое возможно? — не удержался я от вопроса.

— При переходе Туна открыла ментальный канал со своим наставником. В моей власти его закрыть или поддерживать. Уходит прорва энергии, но накопили почти полны и для меня это не сильно затруднительно, — пояснил Гор.

Хм, я задумчиво потер переносицу, получается: Лар — иллюзия, хотя все слышит и отвечает, но ничего сделать не в силах.

— И для чего же мы собрались? — поежившись, задал вопрос глава тайной стажи.

Да, его можно понять, за столом настолько сильные фигуры собрались, что он при всем желании ничего не сможет им противопоставить, в случае возникновения опасности для своего князя.

— Мне кажется, что повестка дня и так ясна, — хмыкнул Гор.

— Как жить дальше, — усмехнулся князь.

Что-то мне подсказывает, что Ронек скептично настроен, и не ждет от встречи ничего хорошего. Впрочем, у меня самого большие сомнения в удачном исходе этих переговоров. Как-то не так они должны происходить.

— Мне кажется, что за столом есть лишние люди, — заметил Лар.

— Почему, пусть послушают умных речей, глядишь чему и научатся, — хмыкнул Гор, посмотрев на Истеллу и Сарика.

— Нет, молодежи рано слушать такие речи, — не согласился с ним Гортней.

Боится за дочь, что та станет свидетельницей разговора и старается уберечь ее от последствий. Желание понятно, но мы все настолько уже по уши увязли в этом деле, а вернее с этим непонятным духом-артефактом, что предсказать результат я бы не взялся.

— Так пусть погуляют, — пожал плечами Гор. — Мне все равно.

Кресла с сидящими на них молодыми людьми приподнялись и плавно отлетели, отвезя своих седоков к соседнему столику, а потом между нами и ими появился мерцающий контур.

— Силуэты они смогут увидеть, но не поймут о чем речь и эмоций не прочтут, — объяснил Гор.

— Давай уже ближе к телу, — хмыкнул Лар.

— Хорошо, как скажешь, — склонил голову Гор. — Ближе, так ближе. Я благодарен, что ваша компания сумела возродить меня. Конечно, основную часть работы, как риск взял на себя князь, но без Рэниона он бы не обошелся. Взвешивая все и вся, не желая казаться негостеприимным, не стал вас считать нарушителями, хотя это и противоречит определенным установкам. Правда, в том, что проникнуть во дворец дозволено лишь по приглашению, прямому приказу или запросу от главных ворот, за остальные попытки пробраться внутрь — смерть. Рассматривая ваш поступок, принял во внимание, что никаким из вышеперечисленных способов вы пройти не имели ни малейшей возможности. Помимо этого у Ронека есть определенные корни с моим почившим создателем. Поэтому, он получил определенные привилегии.

— Ты офигел! — не выдержал Ларион. — Тебя из небытия вытащили! А ты про привилегии!

— Не будь наивным! — хмыкнул Гор. — С первого момента стало ясно, что им что-то от меня нужно. Знаешь, как на тебя все время ссылались? Мол твои друзья и действует от твоего имени!

— Не так все происходило, — не удержался я и попытался объяснить: — Про друзей не говорил, а то, что помог отыскать сюда путь и передавал привет от Лариона — да.

— Сути это не отменяет, — отмахнулся Гор. — Временно решил не убивать вас, а посмотреть и понять смысл затеи. Для этого пришлось всех усыпить, а с самым крепким переговорить. Да, разговор такой состоялся! И я просил его не афишировать. Почему? Да потому, что возникла необходимость проверить что-то еще.

— Рэнион? — посмотрел на меня князь.

— Да, это со мной он беседовал и заблокировал доступ к моему источнику. Так что магии у меня было — кот наплакал, только и мог чуть смутно все рассматривать магическим зрением, да лечить от похмелья, — подтвердил я слова духа. — А чтобы уж всех не запугивать, то решил промолчать. Гор меня об этом попросил, а так как сила не нашей стороне, то… — развел руками.

— Слова про империю и имперского боевого артефакта подлежало проверить, — продолжил Гор, видя, что я ничего не собираюсь добавлять. — Да, твои слова оказались правдой, — он чуть склонил голову в мою сторону.

— Но? — задал я напрашивающийся вопрос, после его затянувшейся паузы.

— Не вижу смысла в продолжении войны, — пожал тот плечами.

— Неужели ты не понимаешь, что Бай не захочет останавливаться? — раздраженно спросил Гора Лар.

— Мы уже с тобой это обсуждали, — спокойно ответил тот. — К сожалению, у нас разные взгляды. Бай не станет связываться со мной, да и тебя не тронет, нас слишком мало осталось.

— Он все может сделать чужими руками, — ответил я.

— Да, про духа императора никто ничего не слышал, пока не появился Рэнион, — сказал князь.

— Поймите, уважаемый Гор, мы все в одной лодке. Королевства пали один за другим. Империя с каждым днем становится сильнее, а значит, набирает силу и боевой артефакт. Вот скажите: каким образом он становится сильнее? Не за счет ли завоеваний Скили? — сощурила глаза баронесса, глядя на безмятежно развалившегося в кресле Гора.

— Мощь и сила, власть и неограниченные возможности — к этому стремится Бай. Мне очень печально, что ты не понимаешь этого! — обратился к своему старинному приятелю Лар.

— А ты не хотел бы этого? — усмехнувшись, ответил ему тот. — Скажи откровенно: тебя не прельщают неограниченные возможности?

— И что с ними делать? Как развиваться, если всего достиг? Да и пойми: для этого мне пришлось бы уничтожить всех, кто может составить конкуренцию! Тебя, Бая, других духов-артефактов, ежели еще кто существует! — в запале выпалил Лар.

Уж насколько духи сдержаны и малоэмоциональны, а тут дух Туны не выдержал.

— Не нервничай, а то расход энергии увеличивается, — ответил ему Гор, а потом потер висок и серьезно сказал: — Чтобы воевать с Баем и победить нужна сила. К сожалению, ее нет. Да, вы предлагаете объединиться и выступить совместно. Но что я вижу: начинающий маг, — кивок в мою сторону, — мой старый приятель и его ученица, — махнул рукой в сторону баронессы, — и люди за которыми нет реальной силы.

— У нас есть воины! — ответил князь нахмурившись.

— Конечно, воины есть, — покивал головой Гор. — А сколько надо народа, чтобы справиться с одним магом в открытом бою? Сто, двести или тысячу человек?! У вас наберется такая армия?! Нет! Нет у вас такой силы! А свои горные угодья вы отдали империи, и пока император их еще не прибрал к рукам только потому, что ему они без надобности, и то, время от времени засылает сюда шпионов! Правда, сомневаюсь, что он или Бай лично контролируют ход захвата бывшего горного королевства. Кому-то поручили и забыли!

— Вот! А как только Баю потребуется захватить тут все — он не перед чем не остановится! Твои угодья разнесут по камушку, а горы сравняют с землей! — в запале ответил Лар.

— Ну не сгущай краски! Мы на своей территории при наличии магической энергии не по зубам Баю. Это ли тебе не знать? А уничтожить нас с помощью обученных магов не выйдет, не пробьют они защиту. Кстати, нам и самим не пробиться к боевому артефакту. Силенок не хватит! — ответил Гор, постучал пальцами по столу и сказал: — Давайте немного передохнем от словесных баталий.

На столе появились различные напитки и закуски. Гор откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза. Зачем ему потребовалась пауза в разговоре? Кроме него на этот вопрос никто не ответит. Однако, по тому, как на его лбу появились морщинки, а потом он и вовсе замерцал, то можно догадаться, что он сейчас чем-то очень сильно занят.

— Он нас сейчас не слышит, — подтвердил мои догадки Лар. — Я могу в любой момент исчезнуть, явно что-то происходит с расходом энергии. Свое решение принял и поспешу сказать: на меня можете рассчитывать как бы не закончились переговоры с Гором. Надеюсь, он примет нашу сторону, может и не сразу, а со временем. Пока он настроен постоять в сторонке и посмотреть чем все закончится. Его можно понять: никто ему не угрожает, дворец более-менее в относительном порядке. Вот и не желает рисковать.

Ларион замолчал, а мы все хмуро переглянулись. Да, переговоры заходят в тупик — понятно. Если для князя мало что изменится, он останется в своих горах и попытается отстаивать территорию, то для нас с баронессой ничего хорошего не предвидится. Впрочем, есть еще надежда на поиск других духов-артефактов, которых стоит попытаться отыскать и перетянуть на свою сторону. Но что-то как-то… размял шею и расстегнул пуговицу на воротнике. Чем могущественнее и сильнее дух — сложнее с ним договориться! Мне казалось, что самое трудное — отыскать и разбудить духа-артефакта, но… Да, уже от общения с Ларионом мог бы понять, что все не так просто. У того угодья находились в плачевном состоянии, энергия на нуле, но свою гордость и гонор он не закопал глубоко в землю, а гордо держался своего мнения. То ли мне отчаянно повезло, когда встретил Креуна, а потом духа школы Кулавассы, то ли на этом материке жили истинные маги с другими целями.

— Что будем делать? — обратился ко мне князь.

— Сложно сказать, — пожал я плечами.

Гор молчит, продолжая мерцать в кресле. Лар что-то втолковывает баронессе, а мы с князем и графом молча подняли бокалы с вином и выпили, закусили, а потом Гортней сказал:

— Рэн, ты сделал все от тебя зависящее. Гор не согласится — понятно, предлагаю прогуляться с отрядом преданных людей и навестить боевого артефакта Скили. При поддержке и советах Лара, с твоими возможностями у нас появляется шанс.

— Не появляется, — сердито ответил ему Лар, который хоть и разговаривает с Туной, но все прекрасно слышит. — Через сторожевые сети незаметно пройти сложно. Обойти все посты и ни на кого не наткнуться — проблемно. Но даже если вы сумете это сделать, то дальше-то что? Проберетесь целыми и невредимыми до духа и? Уничтожить его не сможете, а вот сами головы там оставите.

— И как быть? — спросила его баронесса.

— Не знаю! — раздраженно ответил он.

— Хм, есть вариант, — неожиданно произнес Гор, который вернулся в свое прежнее состояние.

— Какой? — спросил его Лар. — Решил все же помочь нам?

— Нет, — отрицательно мотнул он головой. — Все это время искал следы духов-артефактов. Увы, отклика ни от кого не получил. Ты не знаешь, но есть еще один вариант узнать, занято ли разумным существом определенное место, — посмотрел он в сторону Лара. — Естественно, для этого требуется время и много энергии. К сожалению, заклинания вернулось с нулевой активностью почти все. Дух воина и равнинный (твоего, кстати говоря, соседа) покинули этот мир. Давно или нет мне неизвестно, но их нет, — Гор склонил голову, минуту помолчал и продолжил: — Морского духа и южанина тоже нет. Хотя я ожидал, что хитрющий южанин сумел уцелеть. Про духа-артефакта, который находился на побережье и принял один из первых ударов иллюзий не питал, но заклинание отправил. Остался еще один дух — Лед, как и я получивший свое имя из-за нахождения в определенной местности. Как все догадались, ну, а тебе это и так известно, — Гор вновь посмотрел на Лара, — его угодья во льдах. Так вот, ответ на заклинание пришел вчера утром и он оказался тоже отрицательным. Но мне показался странным один момент — отклик вернулся с тем же зарядом энергии. Да, возможно, что по пути попало в мощный магический поток и самопроизвольно зарядилось. Но вариант того, что заклинание уперлось в мощный защитный контур и отлетело остался. Повторная проверка ясности не принесла, результат оказался идентичным.

— Понятно, — хмыкнул Лар и, видя, что мы не очень-то понимаем, о чем речь, пояснил: — Поисковые заклинания не вечны и работают, пока хватит заложенной энергии. Которой не может остаться столько же при возврате с результатом поиска. Конечно, возможны варианты, но… — Лар замолчал, а Гор согласно кивнул и продолжил:

— Да, все верно. Пришлось мне поднапрячься и осмотреть ту местность.

— Ну ты силен! — с чуть слышной завистью в голосе, вымолвил Лар.

— И ты бы смог, если энергия есть, — хмыкнул его приятель. — Не важно, в результате: там установлен защитный контур, через который пробиться не смог. Запросы по менталу не проходят, а живность, глазами которых все осматривал, не смогла преодолеть защиту.

— Похоже на мой случай, — задумчиво произнес Лар.

— Возможно и так, — кивнул головой Гор. — Но есть еще один момент, который вас точно заинтересует.

— Какой же? — спросил я, чувствуя, что дух приберег важную информацию на потом.

— Периметр патрулируют! — ответил он.

— Кто? — нахмурился начальник тайной стражи князя. — И вообще, о каком месте речь?

— О, простите великодушно, — вставая прознес Гор, — с этого стоило начать. Смотрите.

Перед нами на столе появилась карта с мельчайшими подробностями всего материка. Контуры королевств обозначены, но по все территории проходит надпись: Империя.

— Карта составлена на основе полученных данных и отвечает сегодняшним реалиям. Многое изменилось за прошедшее время. Где стояли леса попадаются равнины, озера и реки, береговая линия изменилась. Лишь горы стоят на том же месте, да льды лежат неподвижно, — пояснил местный дух.

— Копию мне сделай, — попросил Лар.

— А то ты ее уже не срисовал! — хмыкнул тот и добавил: — Не принижай своих возможностей, особенно перед тем, кто их знает.

— Ладно, но разрешения-то спросить стоило, — не смутился тот.

— Хотел бы скрыть от тебя чего-нибудь, то ты тут не присутствовал, — Гор подошел к карте и указал на белоснежный участок: — Вот это место, — обвел он пальцем внушительный круг.

— Да там мороз в летний день за сорок! — воскликнул князь. — Люди туда заходят редко, а еще реже возвращаются. Не может там никто патрулировать!

— Может, может, — усмехнулся Гор и посмотрел на меня: — Догадываешься кто?

После его вопроса понимание пришло сразу — стражи! А если сопоставить школу и ее стражей, то тут должны быть снежные!

— Снежные стражи? — спросил я.

— Чуть-чуть не угадал! Ледяные. Да, такие стражи — защитят от любого! Пламени до них долететь сложно, замерзает на пути! А всего остального они не бояться. Нет, и их можно уничтожить, но энергии уйдет прорва. Я смог бы справиться с десятком, не больше. А вот Скили вряд ли справится и с одним, — ответил он.

Наверняка приукрасил, самомнение у Гора выше его скалы!

— А у вас стражей нет? — спросила Туна, а потом вопросительно посмотрела и на своего наставника.

— Сейчас нет, — взял он чуть заметную паузу, а потом покачал головой. — Каменюки погибли обороняя дворец, когда его штурмовали. Но, честно признаюсь, мои стражи не имели таких возможностей, какими обладают ледяные. Те могут выпускать холодное дыхание, замораживающее все и вся, даже камень от этого дыхания трескался и рассыпался.

И все же, он что-то не договаривает! Есть что скрывать духу от нас.

— Мои земляные воины и вовсе больше служили украшением и могли выполнять мелкие поручения. От времени и без энергетической подпитки сравнялись с землей, да и при магических ударах их большинство полегло, — ответил Лар на вопрос своей ученицы.

— И ты предлагаешь отправиться туда, куда не смог пробиться сам? — вопросительно произнес я и потер пробивающуюся щетину на щеке. — В жуткий холод, где ходят этакие ледяные монстры, а их предводитель не желает с тобой даже поговорить и неизвестно, существует ли он. Может давно уже его и нет, а остался один защитный контур, да патруль из страж. Кстати, а сколько их всего?

— Насчитал порядка тридцати, — ответил Гор. — Сумеешь взять их под контроль или договоришься с Ледом — считай шансы свои и Бая уравняются.

— Но ты нам помогать не станешь? — полувопросительно спросил его.

— Стану, но открыто на вашей стороне не выступлю, — озвучил он свою позицию.

— Но тебе в любом случае необходим человек, который оживит твой дворец! Без этого долго не протянешь! — возмутился и попытался вразумить того Ларион.

— Такой человек есть, — Гор остановился подле князя. — Готов стать его наставником, а в будущем и действовать сообща в общих интересах. Ему решать: соглашаться или нет, но пока не скажу, что он может самостоятельно распоряжаться богатствами дворца, до тех пор ни один артефакт из моих закромов не покинет эти стены.

— Я должен тут остаться и жить? — уточнил Ронек.

— Да, — коротко кивнул тот, потом чему-то мягко улыбнулся и неожиданно закончил: — На твой выбор можешь взять себе кого-нибудь в напарники. Обучаться одному сложно, а вдвое интереснее.

— Смогу появляться и решать насущные задачи корол… э-э-э моего народа? — уточнил Ронек.

— Хм… ладно, раз в неделю перенесу тебя в то место, которое сам подготовишь. Как это устроить? Гм-м. Пентаграмный круг не сложно воспроизвести, а после нашего слияния как учитель и ученик смогу контролировать твои действия. Насыщение энергией тоже сам устрою, — размышляя вслух и тря висок, произнес Гор. — Подходит?

— Гортней, останешься? — после, наверное, пятиминутного размышления спросил князь. Мы все это время ему не мешали, каждому есть о чем подумать и прикинуть дальнейшие шаги.

— И оставить на произвол судьбы горные владения? Сам понимаешь, только дай слабину и твое место окажется занято! А наш народ? Нет, мне никак нельзя с тобой остаться. Один раз в неделю не тот срок, за который можно держать нити правления в руках, — объяснил он свою позицию.

Хм, улыбка так и рвется на губы, аж скулы свело! У них это что в крови?! Что Креун, что вот Гор — сводники! Один Лар молчит, но по его недовольному сопению ясно, что и он на князя имел свои виды. Но Гор молодец, все просчитал! А главное — как подвел! Теперь у князя выбора не останется. О-о-о, а начальник-то тайный стражи похоже тоже понял, вон как резко за бокал с вином ухватился, но через хрусталь улыбка все равно видна! Значит, он не прочь породниться с князем, тот-то может еще и не понял, что угодил в ловушку, из которой его ни Истелла, ни Гор не выпустят. Черт! Все же я не удержался и хихикнул. Размышляющий князь ничего не заметил, а вот Гор, улыбаясь, стоя за его спиной, погрозил мне пальцем.

— Может дочь свою в ученики и моей напарницей, определишь? — сделал шаг в расставленные сети князь.

— Ну-у, — задумчиво протянул граф.

— С моей стороны ей ничего не угрожает! Да и в безопасности она тут окажется! Скажи Гор? — принялся убеждать своего друга князь.

Про то кому и что угрожает можно поспорить. Нет, девушке ничего не грозит, если она сама того не захочет. А так как она смотрела на князя… Ох, бедный князь! Хотя, дай боги, чтобы у них все срослось!

— Под моей защитой в горном дворце Истеллле грозит только объесться или промокнуть от пота при обучении, — ответил Гор.

— Если она сама того пожелает, то я не против, — выдал наконец граф, под облегченный выдох князя.

— Но как нам добраться до этого места? — подошел я к карте, и мысленно прикинув расстояние, пришел к выводу, что добираться придется не меньше месяца. А возможно и дольше, расстояние по карте и путь в дороге две разные вещи.

— Там есть портальный круг, расположенный меньше чем в дневном переходе от ледяных угодий. Моих сил хватит, чтобы активировать круг и в случае неудачи забрать тебя, — ответил Гор.

Рискнуть? В очередной раз или вся жизнь состоит из риска и побед над трудностями? Ответ уже есть, но я его еще не озвучил. А вот прячущий улыбку рыжий дух меня давно раскусил.

— От меня получишь пару амулетов. Один для связи, второй… — он чуть помялся, бросив взгляд в сторону Лара, но сказал: — С его помощью сможешь преодолеть защитный контур, да и ледяные стражи тебя не тронут. Это своеобразный пропуск-приглашение в гости. Правда, он предназначался моему хозяину, но добавлю твою ауру, будто ты его сопровождающий.

— А сколько можешь аур добавить? — задумчиво уточнила баронесса.

— Парочку, — почесав висок, после краткого раздумья ответил тот.

— Мою добавишь? — спросила Туна.

— Нет! — синхронно с Ларом выдохнули мы.

— Как это нет?! — возмутилась девушка. — Одному идти тяжелее, мало ли что в пути приключится!

— У меня есть ученик, с ним пойду, — ответил ей, а про себя добавил: если он согласится. — Магический источник у меня полон, во льдах замерзнуть не грозит. Да и вообще, это простая прогулка! Единственное неудобство — холод! А с приглашением, когда все двери открыты ничего сложного нет.

Лукавлю? Да! Отлично ведь понимаю, что в пути возможны любые повороты. Действительно приглашение? На этот вопрос и Гор не ответит. А может и никто данный амулет и не опознает или наоборот признают по нему меня врагом. Но не говорить же об этом вслух! А вариант, действительно заманчивый. Если у меня появятся ледяные стражи, то император станет не так страшен. Бай еще что-то сможет противопоставить, но, надеюсь на помощь Лариона, а там может и Гор подтянется, когда поймет, что расклад сил кардинально изменился. Сейчас же мы для горного духа обычные гости, и даже то, что он взял в обучение князя ни о чем не говорит. Даже наоборот, есть опасность, что и ему не позволит выступить на нашей стороне.

— Ты еще очень мало знаешь и умеешь, в таком путешествии помочь вряд ли сможешь, а вот помешать… — спокойно сказал Лар своей ученице, а потом добавил: — Пользы от тебя окажется больше, если к возвращению Рэна, сможешь выстраивать рунные связи более прочными.

Не знаю, мои или слова духа убедили баронессу, но она согласилась, хоть и настроение у нее стало мрачным.

Первыми покинули владения горного духа Туна и Лар. Вот тогда-то я и увидел в действии портальный круг. Пентаграмма, похожая на круг перемещения, исписана рунами, в магическом зрении видны и стоящие невидимые руны, образующие своеобразный купол, который активировался, стоило баронессе встать в круг. Гор выпустил какое-то заклинание и насытил энергией портальный круг. Руны засветились, а потом медленно завращались, убыстряясь и превращаясь в вихрь. Туна в этом вихре растаяла, а вместе с ней и Лар исчез. Я попытался прикинуть, сколько Гор потратил энергии и смог бы я сам повторить перенос портала. Увы, моего источника явно не хватит, боюсь, что даже десяти таких окажется недостаточно. Да, энергии у горного духа накопилось в избытке и он, не задумываясь, ее тратит.

После нее, настала наша очередь с Сариком. Ученик не раздумывая согласился идти со мной. Вот и снабдив меня амулетом связи и пропуском-приглашением в ледяные угодья, Гор активировал повторно портал, когда мы встали в центр.

Наверное, хуже всех придется Гортнею, которому предстоит одному спускаться с горы и возвращаться к своему народу. Правда, дух пообещал обеспечить безопасный спуск, а если тому понадобится помощь, то и постараться решить этот вопрос. В его словах я ни грамма не сомневался, если он может управлять зверьем на огромных расстояниях, то уж в своих владениях для него это ничего не стоит. Графу Гор обещал выдать амулет для связи с собой, на случай если без князя в какой-нибудь ситуации нельзя будет обойтись.

Портал переносит нас с учеником, и мы мгновенно покрываемся коркой льда — холод жуткий! Сами по пояс утопаем в снегу. Портальный круг находится под слоем снега. Хорошо хоть, что его не так много. Посылаю заклинание тепла, а поверх его укрываю себя и Сарика каменной кожей. Хоть немного согреться и защитить себя от холода. Что ж, пора двигаться и попытаться хоть что-то сделать. Гор обещал, в случае неудачи, мы сможем вернуться порталом к нему, после чего он перенесет нас в угодья Лариона. Но сумеем ли дойти до портала обратно?


Глава 12. Ледяные угодья

Н-да, опять пробираться по снегу, но в данном случае все намного хуже нежили в горах. Местность состоит из нагромождения льдин, высотой в десятки метров. Снег глубокий, иногда проваливаемся по грудь, и с трудом выбираешься, а бывает, готовишься провалиться, а под ногами голый лед. Следы зверей присутствуют, а от размера их лап становится не по себе, даже понимая, что мне они ничего не сделают. Против магии — когти и зубы бессильны, если только они не охотятся на магов стаями. Надо бы план хоть какой-то придумать, а то бредем непонятно зачем. Нет, цель-то понятна, но смутная она какая-то. Если духа уже нет, то как подчинить себе стражей совсем не ясно.

— Учитель, это кто? — выглянул из-за льдины и сразу подался назад Сарик.

Обошел его и, стараясь остаться незамеченным, глянул на того, кто удивил пацана. Хм, вот ты какой страж изо льда! Фигура в свете дня сияет голубоватыми искорками. Сам страж состоит из куска льда. Он не гол, истинный маг создал стража уже одетого, но правда, одежда не по сезону. Ботфорды выше колен, летний камзол застегнут наполовину, на голове шляпа, на лице сияют глаза голубым цветом. Хм, а вот ножны, прикрепленные к поясу ледяной цепью похоже съемные. Что-то мне подсказывает — меч не бутафория, а что ни на есть смертоносное оружие. Ох ты черт! А вот второй вооружен уже не так! Они как близнецы, но только рука сжимает древо копья, на острие которого переливается сияющим светом голубой огонек. Следом за вторым показался и третий, заставив меня вздрогнуть от качнувшегося арбалета в нашу сторону. О том, что и арбалет заряжен каким-то особым дротиком объяснять нужды нет. Однако то, что эти стражи не в пример пустынных выше их ростом где-то раза в два и соответственно оружие у этих намного страшнее. От нас они в двухстах метрах и явно обходят периметр. Что ж, мы почти у цели и никого наши персоны не заинтересовали — хорошо. Но вот что дальше? Зябко передернул плечами. Черт, даже магия не слишком помогает, замерз!

— Это и есть ледяные стражи, — повернувшись к Сарику, объяснил очевидное. — Кстати, их там трое. Не хочешь глянуть.

— Да мне и одного хватило, — отрицательно мотнул он головой, но за угол льдины выглянул.

Пойти в лоб? Какая состоится встреча? Мечом огребем или встретят с распростертыми объятиями? Хотя и без объятий можно бы обойтись, такие обнимут и превратишься в ледяную статую. Тру щетину и принимаю решение… понаблюдать. Что-то боязно совать голову в пасть неведанного зверя.

— Разбиваем лагерь, — говорю Сарику, у которого от удивления округляются глаза.

— Учитель, мы же почти у цели! — восклицает он. — Осталось всего ничего!

— Ничего от чего? — мрачно спрашиваю его. — От удара копьем или мечом? Наблюдаем, пока есть силы, а потом что-нибудь придумаю.

Лагерь на ледяном айсберге — это что-то с чем-то! Холодно и огонь развести нельзя, время от времени обновляю согревающее заклинание, но оно не действует на оболочку глаз, и кажется, что через зрачки холод внутрь проникает. А вот Сарик стужу переносит легче, его не потряхивает и он спокоен аки удав. Да, огненная стихия у него сильна, даже лед не берет.

— Тебе не холодно? — спрашиваю ученика, согревающее заклинание в третий раз для него не создавал, а тот как бы и не заметил.

— Да нет, нормально, — отвечает, заставляя меня все больше удивляться.

За три часа, что находимся за ледяной скалой патруль прошел три раза, четко через определенное время. Поэтому решил, что пойдем к угодьям Леда сразу после четвертого обхода.

— Пошли, — кивнул ученику, как только ледяные стражи скрылись за кучей льда.

Мы потрусили к невидимому контору. Амулеты связи с Гором и Ларом выключены, а правильнее сказать из них откачал энергию, так, на всякий случай. А вот пропуск у меня заряжен под завязку, время от времени проверяю. Но почему нет защитного контура? Уже прошли то место, где шествовали стражи и углубились внутрь метров на пятьдесят. Впереди относительно ровная поверхность, нет высоченных ледяных глыб и мы как на ладони. Оглянулся, никто к нам не спешит, чтобы строго спросить с нарушителей. Как так? Нет угодий? Но Гор сказал, что за защиту проникнуть не смог. А мы выходит проникли и тут ничего нет? Делаю шаг вперед, и голова со звоном ударяется о преграду. Есть защита! Отшлифованная поверхность отражает пустой участок пути, который мы преодолели. Лед как зеркало охватывает большой периметр, а видим мы в этом контуре то, что находится позади нас. Все что впереди скрыто! Но почему не пускает защита?

— Рэн, — встревожено окликает Сарик, — стражи возвращаются.

Оглянулся — блин!!! Быстрыми шагами в нашу сторону идет знакомая тройка. Они уже выстроились в боевой порядок! Арбалетчик в центре чуть позади, копьеносец перехватил копье, как бы примеряясь для броска или удара, а мечник начинает вытаскивать свой меч из ножен. Ну, как-то отстраненно думаю я, прав же оказался, меч из прозрачного и блестящего льда, по которому пробегают синие всполохи. Картинка замедлилась, Сарик медленно открывает рот и что-то мне втолковывает, а я лихорадочно ищу выход из положения. Бежать — не успеть. Боги, где взять козыря и побить стражей? Магия? Черт!!! Чуть ли не бью лбом о защиту. Идиот! Поспешно снял с себя и ученика заклинание защиты каменной кожи. Мое заклинание могло блокировать действие амулета-пропуска.

— Остановились! — громким шепотом произносит Сарик. — Разворачиваются и уходят!

Меня же кинуло в пот, сейчас адреналин спадет и превращусь в сосульку. Но возвращать заклинание нельзя, слишком риск велик. Иду вперед — ледяная пелена обволакивает, а потом оказываюсь как в каком-то желе. Движения становятся медленными, но идти могу! Через несколько шагов уже ничего меня не держит, а холод вновь забирается под кожу. Сарик от меня не отстал, рядом стоит и с интересом осматривается.

— Красиво… — протягивает ученик.

Проследил за его взглядом и чуть не присвистнул. Ледяной дворец или замок! Сложно определить что за строение перед нами. С одной стороны дворец — красив и построен со вкусом, а если учесть, его неприступность, бойницы — замок. Впрочем, не важно, здание великолепно! С эркерами, колоннами, башенками, шпилями и балконами стоит и сверкает единым куском льда. Под ногами у нас лед в мелкую насечку, квадратиками сантиметров по двадцать, сквозь который видны стаи рыбок. Хм, почему рыбки-то разноцветные? Иллюзия? Возможно, ибо прокормиться им тут сложно. А это еще что за хрень? Двери дворца раскрылись, и к нам медленно и вальяжно двинулась фигура в форме дворецкого. Мы напряженно застыли, следя за его приближением. Кто он, дух? Слишком как-то не по чину, да и что ж тогда Гор не смог с ним связаться? Но не человек же? Действительно не человек, но и не страж, а… обычный дворецкий изо льда. Но у него в отличие от стражей одежда уже из ткани. Странно, ливрея не стоит колом ото льда, у него и волосы есть, а вот лицо полупрозрачное.

— Уважаемые гости, прошу проследовать за мной, — он чуть поклонился и, развернувшись, отправился к замку.

— Если и там такой же холод, то… не знаю, как и выживу, — поежился я.

— Да вроде тут намного теплее, чем за барьером этим, — кивнул головой в сторону, откуда пришли мой ученик.

— Да? — скептически покачал я головой, но спорить не стал. Может для него пара градусов имеет значение, но по мне как-то одинаково, что тут, что там — холодрыга.

Хм, издалека казалось, что ледяной замок полностью изо льда, но при ближайшем рассмотрении оказалось это не совсем так. Ступени крыльца застилает белоснежный ковер (слава богам, а то подниматься по льду, пусть и по ступенькам…), двери из белого дерева, как и цвет ручек из металла, в окнах установлены привычные стекла в деревянных рамах (про цвет промолчу — понятно). В общем, обычный замок, только стены не каменные. Может внутри и камин имеется, решил помечтать я. А как бы хорошо принять горячую ванну!

Зашли внутрь ледяного замка, где у дверей застыл дворецкий. При нашем появлении поклонился и сказал:

— Ваши комнаты на третьем этаже. Номера триста первый и триста второй. Обед подают в час, ужин в девять, завтрак в десять. Остальные гости проживают, — непонятная пауза, потом говорит: — их еще нет. Прием состоится… — опять пауза, — время не определено. При возникновении вопросов всегда можно со мной связаться, — в его руках появляются два жетона размером луковицу. Подносите к губам и вызываете дворецкого, я отвечу, это же является и ключом от ваших комнат.

— А как нам увидеть хозяина? — спросил я его, рассматривая увесистый артефакт связи, который мне в таком исполнении еще не попадался.

— Хозяин примет вас… — пауза, — время не определено.

— А со смотрителем Ледом можно поговорить? — задаю очередной вопрос.

— Разрешений на общение со смотрителем необходимо получить у хозяина, — получаю ответ.

— Хм, а можно получить такое разрешение? — продолжаю настаивать, хотя понимаю, что ничего нового не услышу.

— Конечно можно, данные вопросы решаются при личной встрече, — произносит этот недоделанный дворецкий.

— Ага, — киваю головой, и продолжаю: — только время не определено. Так?

— Гость из триста первого номера абсолютно прав! — гордо подтверждает дворецкий.

— А сколько сейчас времени, а то не хотелось бы пропустить… — Сарик задумался, после чего, чуть запнулся и продолжил: — прием пищи.

— Сейчас без десяти два, ужин в девять часов вечера, — Получил ответ ученик и я вместе с ним.

— Ты нас минут за десять до ужина найди и сопроводи в столовую, — дал я указание дворецкому.

— А заказать еду кроме этого времени нельзя? — со вздохом уточнил Сарик.

Пацан-то похоже оголодал, раз не боится задавать вопросы.

— Гости в любой момент могут истребовать вино и легкие закуски.

Получил ответ мой ученик и его глаза засверкали.

— Какие ограничения накладываются на гостей? — решил уточнить я.

— Гости вольны поступать так как им подсказывает свое чувство приличия, — склонил голову дворецкий в знак уважения. — Все гости дворца приличные дамы и господа, у нас безопасно и беспокоиться не стоит. Если чье-то поведение выйдет за рамки приличий, его об этом предупредят.

Черт! Так и не ответил. Да и не стоит пока ничего расспрашивать, нас пустили в угодья, которые отлично сохранились. А вопросами правила нарушить тоже можно, тогда нас отсюда вмиг выставят. Ну, на тугодума дворецкого это не очень-то похоже, но рисковать пока не стану.

— Пошли, отдохнем с дороги, — кивнул ученику и направился к лестнице.

Поднимаюсь и размышляю: ледяной замок не подвергался атаке или ее отбили без ущерба для себя. Для себя уже решил, что называть это строение ледяным замком, все же он в первую очередь неприступным кажется для врага. Впрочем, истинные маги уважали комфорт на этом материке — понятно. Таких впечатляющих строений и размаха не только не видел, но даже не слышал. А может тут проживали более могущественные истинные маги? Кто знает? Но куда-то забрел в своих рассуждениях не туда. На чем остановился? А! Атака на замок… Пока непонятно, но дух активности не проявляет, а время тут застыло и все происходит по заранее подготовленным правилам. Эх, знать бы эти правила! В них можно отыскать запреты и понять, что может нам помочь. Тем временем поднялись по ледяной лестнице на третий этаж. На полу лед расписан различными пейзажами, в основном травка с цветущими кустиками земляники — очень реалистично, но есть и другие пейзажи. На стенах магические светильники испускают свет, но не греют. Специально поднес окоченевшую руку! Время от времени попадаются картины, панно, трофеи животных не только на стенах в виде голов, но и в полный рост. Мебель из дерева, слава богам! В общем, роскошный замок, все не перечислить. Дойдя до наших дверей, я кивнул ученику и сказал:

— Вином не вздумай увлекаться! Хоть мы и гости, но работа у нас предстоит сложная. Часа два отдыхай, после к тебе зайду!

Комната меня удивила и порадовала. Нет, стены, пол и потолок изо льда, но есть моя мечта: кресло качалка и камин! Каменный камин и дрова настоящие, не иллюзия! Проверил это в первую очередь, после чего поспешил его разжечь. После того, как огонек робко задрожал на дровах, в комнате резко потеплело, а по ледяному строению пробежали синие всполохи. Какое-то заклинание активировалось! Посмотрев магическим зрением, и уважительно покачал головой, выставлена защита на ледяные изделия. Она в виде сплошного потока энергии обволакивает стены, пол и потолок. Потыкал в нее острием кинжала — до стены лезвие не дошло всего ничего, очень тонкий защитный контур, но похоже жаронепроницаемый и плотный. Хм, явно позаботились о комфортном пребывании гостей! Это радует, может еще и ванна есть. Да, таких ванных комнат не встречал. Все выполнено не изо льда, как первоначально подумал, когда увидел первый раз, а из горного хрусталя! Боюсь представить, сколько золота можно выручить за одну раковину, не говоря уже о самой ванне. Все сантехнические приборы, шкафчики и тумбочки, трюмо с зеркалом — горный хрусталь! Стены же и пол изо льда, а вот потолок зеркальный и точно не понятно из чего он, не достать, да и не так это принципиально. Два крана на раковине вселило надежду на чудо и оно состоялось! Горячая вода есть! Содрал с себя все и вытянулся во весь рост в ванне из горного хрусталя — красота! А может ну его этого Скили? Тут можно жить и ни о чем не думать! Привезти сюда семью и наслаждаться комфортом и покоем? Что за вздорные мысли! Как можно жить и не на что не смотреть?! Нет, такого никогда не произойдет, сам себе этого не прощу. Но, боги, как же хорошо в теплой водичке. Отогревшись в ванне и завернувшись в белоснежный пушистый халат присел у камина. Вот теперь понимаю ученика, голод напомнил о себе и, вздохнув, пошел искать амулет связи с дворецким.

— Дворецкий? — спросил в амулет и чуть не выронил его из рук.

Ожидал, что его голос услышу в голове, но никак не из этого артефакта.

— Да, гость из триста первого номера. Чем могу помочь?

— Бутылку вина и закуски, — объявил свое пожелание.

— Красно или белое? Салаты или фрукты? — уточнил он.

— Красное, салаты и фрукты, — ответил я.

— Уточните количество, — попросили меня.

— Бутылку, ваза с фруктами и пару салатов, можно мясных и рыбных. А, еще хлеба! — предвкушающе облизнулся.

— Заказ выполнен, — ответили мне.

Хм, на столике у окна действительно появилось все, что заказал, но вот столовых приборов подать забыли. Пришлось вновь вызывать дворецкого и только потом приступать к еде. Насытившись, стал вновь кемарить. Вот как расслабился! Встал и прошел в ванну, умылся ледяной водой — сон ушел. Снял халат и надел свою одежду, после чего вернулся в комнату и сел на стул, боюсь, в кресле-качалке проиграю битву с собой. Так, что мы имеем: дворецкий — созданный слуга с заложенной определенной программой. Каковы его возможности непонятно, но если исходить из худшего, то проблем он может доставить немало. Местный дух непонятно где и что с ним. Искать и будить его, чтобы взять под контроль замок и ледяных стражей? Риск велик, чрезвычайно велик! Попытаться взять под управление одних стражей? Каким образом? Так, а не поможет ли мне в этом недалекий дворецкий! Что если есть положение, когда стражи обязаны помогать гостям? Хм, по идее, такое правило мог истинный маг заложить. Хотя… Нет, надо пытаться, не попробуешь — не узнаешь.

— Дворецкий, нужна твоя помощь, — сказал в артефакт связи.

— Чем могу помочь господину из триста первого номера? — ответил он мне.

— Хочу лично с тобой побеседовать, — задумчиво ответил ему, мысленно прикидывая предстоящий разговор.

— Сейчас буду, — сообщил он мне.

Пройдясь по комнате и полюбовавшись открывающимся из окна видом, оглянулся и обнаружил, что дворецкий уже в комнате, стоит и ждет.

— Меня зовут герцог Рэнион, — представился я.

— Добро пожаловать в ледяной дворец, господин герцог Рэнион гость из триста первого номера, — вежливо склонил он голову.

— Все же дворец, а не замок, — пробормотал себе под нос, но дворецкий услышал.

— Господин герцог Рэнион, мой хозяин называл это место ледяным дворцом и замком. При пояснении гостям велено говорить, что по неприступности это замок, а по убранству и комфорту дворец. Гости вольны называть это место как им заблагорассудится, у каждого свое видение.

— Можешь обращаться ко мне Рэнион, а то гость из триста первого номера режет слух.

— Как прикажете, господин герцог Рэнион.

— Скажи, мне могут помочь ваши стражи? — задал вопрос, надеясь услышать положительный ответ.

— Конечно, — кивнул он, а я возликовал. — Если возникнет необходимость и на вас кто-нибудь нападет или в случае другой непредвиденной ситуации на территории ледяного замка и его окрестностей, ледяные стражи придут на помощь. Главное условие — приглашение должно находиться при вас или дух Лед установит метку в ваше ауре.

Вот черт! Рано обрадовался. Ледяные угодья мне без надобности. Хм, а вот метка уже интереснее. Получается, что через метку они смогут выполнять мои команды, но это выходит, чт придется с ними устанавливать связь. А без привязки к духу дворца это сделать проблематично. Или скопировать метку дворецкого? Посмотрел магическим зрением на ауру того и понял, что с такой работой вряд ли справлюсь, слишком разные сполохи имеет метка и непонятно по какому принципу они меняются.

— Хочу, чтобы дух Лед установил мне метку, — сказал я, уже предполагая ответ.

— Запрос отправил, при первой же возможности дух ледяного замка свяжется с вами, — ответил тот мне.

— А когда наступит этот момент? — хмуро уточнил я.

— Время неопределенно, — стандартно ответил тот.

— Понятно, — протянул я, а потом спросил: — Какие развлечения доступны гостям в замке?

Не то чтобы мне хочется развлекаться, но таким образом надеюсь узнать чуточку больше о нашем с учеником месте пребывания. Кстати, а не стоит ли заняться его обучением.

— Вы можете заказать все что пожелаете, — вежливо ответил тот.

— А если пожелаю поохотиться вместе с вашими ледяными стражами, мне предоставят такую возможность?

— К сожалению, стражи выполняют определенную функцию и не могут охотиться, как и заниматься другими вещами, — заученно произнес дворецкий.

— А какими вещами им запрещено заниматься? — решил узнать я.

— Их задача охрана и защита. Гостям запрещается использовать их в качествах: носильщиков, сопровождающих, прислуги, конюхов, чистильщиков, любовников…

Дворецкий еще что-то перечисляет, а я впал в ступор. Кому придет в голову использовать стражей в качестве постельной игрушки! Мало того, что их создали не для этого и погреть постель они не в состоянии по определению, так еще и вылиты они из одной глыбы льда! Хотя, может и не одной, чего не знаю, того не знаю. Но как они могут стать чьими-то любовниками? Какая дама в здравом уме… хм, а может как раз на другую категорию дам рассчитан этот запрет и уже прецеденты имелись? Не мог же истинный маг сам до этого додуматься! Впрочем, все равно интересно! Одежда-то у них не съемная, как они своим инструментом воспользоваться смогут?

— Подожди, — перебил дворецкого, который так и продолжает перечисление запретов в отношении стражей. — Ты говорил, что стражей нельзя использовать в качестве любовников. Но как такое возможно, если их одежда не съемная.

— Господин герцог Рэнион, вы нанесли первое из малозначимых оскорблений моему хозяину. Предупреждаю, если критическая сумма из трех серьезных оскорблений зачислится на ваш счет, то вы обязаны покинуть замок в течение восьми часов. На ваш вопрос доступен ответ: господин маг, хозяин и властелин ледяного замка, делает любые вещи достойно и правдоподобно. Все вещи на стражах и прислуге может сниматься и меняться, по указанию владельца или духа Леда. При приказе гостя или гостьи стражи и слуги обязаны подчиниться, но это может быть расценено, как критическое оскорбление.

Упс, выговор схлопотал, да еще и занесли его куда-то. Это что, такая система штрафов? Оскорбил владельца и пшел вон?

— Расскажи о критических оскорблениях и что означает малозначимое.

— Гости замка обязаны вести себя лояльно по отношению к владельцу замка. Не оскорблять его и его работу, ни взглядом, ни словом, ни делом. За словесные оскорбления сделанных артефактов хозяина, зачисляется малозначимый штраф. Шесть подобных высказываний приравниваются к одному критическому. Если бы нанесено оскорбление оказалось мастерству хозяина, то получили бы среднекритический штраф, три которых приравнивается одному критическому. При нанесении оскорбления своим поступком в отношении созданных хозяином вещей и артефактов — критический штраф. Данный штраф или взыскание может отменить хозяин или смотритель дух в любой момент, но могут и увеличить, посчитав, что оскорбление сделали специально, — механически и без остановок отчеканил дворецкий.

Хм, придется над каждым словом задумываться и не забыть предупредить Сарика. А то он чего-нибудь ляпнет и окажется пацан за воротами. А как его переправлять Гору? Придется опять по снегу топать. Кстати, а почему именно топать приходится, что такой сильный истинный маг не мог построил пентаграмму перемещения в замке?

— Скажи, могу ли я воспользоваться порталом? — уточнил у дворецкого, а сам тру переносицу, пытаясь сосредоточиться от роящихся в голове вопросов и выбрать правильные. Кстати! Вот привычка Гора прицепилась! Оторвал я пальцы от, наверное, уже покрасневшей переносицы.

— Гостевой портал стоит в непосредственной близости. Если у вас достаточно энергии, то воспользоваться можете. В любом другом случае должны обратиться к духу Леду или хозяину, — получил ответ.

Про духа спрашивать даже не стал, опять получу: «временно недоступен» или «неопределенно». Про пентаграмму перемещения в самом замке мне ничего он не ответил, явно такой круг существует, но не для гостей предназначен. Что-то не дает покоя, какая-то его фраза или слова зацепили, пальцы потянул к переносице, но хмыкнул и потер щетину. Что кольнуло? Прокрутил разговор и понял:

— Скажи, а сколько в замке слуг?

— Двадцать пять, — последовал незамедлительный ответ.

— И чем они заняты?

— Обычные дела: уборка, готовка, обслуга гостей.

Хм, меня что-то плохо встретили, гостя так никто и не обслужил! Хотя, номер выделили чистый, белье свежее, явно недавно стираное. Последнее конечно маловероятно, при таких артефактах это белье могли и, не отходя от места вычистить, а то и заново создать. Ладно, не о том сейчас.

— Могу ли я посетить библиотеку? — неожиданно даже для самого себя, спросил я.

— Конечно, библиотека открыта для посещения в любое время.

— Проводи! — приказал я, уже не только мысленно потирая руки, но и в возбуждении стал сжимать и разжимать пальцы.

— Прошу вас господин герцог Рэнион проследовать за мной, — чуть склонился в поклоне дворецкий и, круто развернувшись, пошел к двери.

Дважды упрашивать меня не пришлось. Сдерживая от нетерпения свои шаги, иду за чопорно двигающимся дворецким. Идти пришлось долго и боюсь, что обратную дорогу вряд ли отыщу, но амулет связи у меня с собой, так что не заблужусь. Черт! Совсем забыл!

— Скажи, как насчет создания заклинаний гостями? Это разрешено?

— Если не повредит замку, его обитателям в той или иной форме, то гости, естественно могут применять свои магические способности, — ответил он, и мне первый раз послышалось в его голосе недоумение.

Такое ощущение, что этот вопрос его сильно озадачил. А вот хорошо это или плохо не понял. У дворецкого присутствуют эмоции, значит он наделен определенным разумом, что впрочем неудивительно. Хотел сразу активировать амулеты связи с Гором и Ларом, но в последний момент решил повременить. Духам-то интересно и друзья волнуются, но слишком много информации, и стоит ли открывать ее всю не ясно. С одной стороны — скрывать как бы нечего, но если взглянуть с другой, то что-то может мне и самому пригодиться. Нет, позже с ними поговорю, ничего потерпят.

Библиотека и корешки книг, запах пергамента и приглушенный свет, удобные кресла и низенькие столики — еще одна мечта обретает очертания. Осмотрелся и пришел к выводу, что библиотека Гора побольше будет. Насколько сказать сложно, но по ощущениям книг он нам демонстрировал на стеллажах раза этак в два больше чем здесь. Но все ли они тут или есть еще хозяйское собрание книг спрашивать не стал. Если и есть, то туда меня не допустят, а того что тут представлено хватит… Вновь обвел взглядом стеллажи. Надолго хватит. Вообще тут очень уютно, ковры застилают пол полностью, стены отделаны деревом, под потолком, затянутым каким-то материалом, тускло светят встроенные шары. Климат сухой и не такой холодный, как в замке, в моем-то номере сейчас знойное лето, а тут типа прохладной осени.

— Что желает почитать или изучить господин герцог Рэнион? — заставил мня вздрогнуть тихий вопрос.

— Ты кто? — непроизвольно вырвалось у меня, так как дворецкий это никак не мог сказать, он мгновение назад ушел.

— Библиотекарь, к вашим услугам, — вышла из-за стеллажа низенькая фигура, замотанная с ног до головы в зеленую ткань.

Аура его похожа на дворецкую, но не такая яркая и всполохов меньше. Ладно, что же попросить?

— Записи хозяина замка есть? — спросил наугад.

Библиотекарь на минутку задумался, а потом ответил

— Есть записки истинного мага и владельца замка о состоявших балах, приемах и охоте.

— Неси! — воскликнул я.

— Записи о балах, приемах или охоте? — уточнил тот.

— Э-э-э, давай все! — нашел я выход из положения.

— Всего насчитывается тридцать томов. Одновременно можно взять не более пяти томов или книг. Какие нести? — уточнил библиотекарь.

Тридцать томов? Это сколько же тут приемов и охот происходило? Хотя, мне неизвестно что там написано.

— Принеси три первых тома, — подумав, решил, что начать стоит с самого начала.

Библиотекарь положил на столик три тома в кожаных переплетах и внушительных на вид. Открывая первую книгу и с улыбкой вспоминаю Креуна, который сумел настоять на изучении мной языка истинных магов в совершенстве. Да, времени все у меня не находилось, но став директором школы, дух от меня не отстал, пока не убедился, что свободно владею забытым языком. И вот теперь я ему очень за ту настойчивость благодарен, хотя и упирался в свое время. Еще бы, свой переводчик у меня в его лице имелся, так зачем учить? Вот рунный алфавит и его значение выучил давно и по необходимости. Невозможно создать ни одного толкового заклинания, если его не знать. Тем не менее, открываю том и боюсь, что тут стоит блокировка по рангам, как на магических книгах. Но нет, мне повезло, текст вполне читаем, хотя и почерк не слишком разборчив. Да, это не книга рун, где все они тщательно выведены, ибо цена ошибки слишком высокой может оказаться.

Итак, передо мной первый том истинного мага Лоренсо Фанзула.

— Приятно познакомиться Лоренсо, — произношу и начинаю читать:

«Я, Истинный маг Лоренсо Фанзул, надеюсь, что смогу перечитывать на досуге свои заметки или они достанутся моим наследникам, которые смогут узнать, как и почему создавалось это место.

При выборе места для своих угодий основывался на нескольких моментах: защита, необычность, уединение. Все остальные истинные не отличались оригинальностью. Стали возводить свои дворцы и замки на обычных местах. Мне говорили и убеждали, узнав о моих намерениях:

— Лоренцо, это глупо и недальновидно! Лед хоть и собирает огромное количество энергии, но жить там… б-р-р… постоянный холод, от него одни неудобства!

— Я выращу зеленый сад на льду, сделаю микроклимат! — отвечал им.

Мои приятели и друзья крутили пальцем у виска и принимались за расчеты, доказывая, что на это уйдет столько энергии, которой мне и за тысячу лет не собрать. Но строиться с кем-то рядом желания не возникло, слишком много среди нас завистников, готовых сделать подлянку. А в условиях вечного льда никто мне мешать не сможет. И вот я, нашел неприступное место и создал купол защиты на несколько сот метров. Да-а, давно это произошло, более трех сот лет мне понадобилось, чтобы защитный купол изменился в умный и жидкий лед, охватывающий десяток километров. Отстроил замок и вывел слуг и стражей. Первые стражи вышли не сильными, и противостоять могли обычным зверям, но никак не магам. Их пришлось пристроить слугами в замок, а ледяные стражи вышли превосходными. Тройка сможет дать отпор одному истинному магу, а десяток смогут сдержать врага намного дольше. В планах увеличить ледяных стражей до пятидесяти, тогда никто не страшен».

Хм, он чего-то опасался или предвидел? А может обычный пунктик на безопасности имел? Тем не менее он не пережил войны, хотя замок остался нетронутым. Или атаку отбили его стражи? Гор говорил, что их порядка трех десятков, а Лоренцо планировал увеличить их численность до пятидесяти. Ладно, почитаем дальше. Хоть и есть огромное желание заглянуть в середину, но продолжаю по порядку:

«Многие маги разочаровались в выборе мест для постоянного проживания. Даже им не всегда под силу противостоять природе, не хватает энергии. Но здесь магической энергии столько, что могу заморозить пол планеты! Мой дух контролирует климат на сотни километров вокруг замка, не только в периметре, но и может корректировать движение подземных масс. Скоро примусь за создание озеленения вокруг замка, уже все продумал, красиво получится. Но пока готовлюсь к первому приему, посмотрим, какова окажется реакция гостей! Для них создал гостевой портал, не желаю, чтобы ко мне непосредственно в замок являлись. Хоть защита в портальном зале сильна, но ее можно сломать или обмануть. А гостей встретят ледяные стажи и проводят по специально созданному коридору на замковую территорию».

На этом вступление закончилось, а следующая запись датирована спустя две недели:

«Вот и последний гость скрылся в вихре портала. Как оценить прошедший прием? Усталость. Это тяжело перед каждым расшаркиваться и казаться добродушным хозяином. Но сам их пригласил, вот и пришлось терпеть, хотя иногда возникало желание выставить вон. Начало меня радовало, все восхищались и восхваляли. Но не обходилось и без ядовитых замечаний. Не стану приводить имена, сам вспомню, а наследникам знать их не обязательно, мало ли потом какие с моими гостями или их наследниками отношения сложатся.

— Лоренсо, у тебя все замечательно, но я привыкла к запахам природы. Ах, это так романтично! Цветы растут, птички чирикают! А у тебя с этим явные проблемы!

— Да, — кивает ей мой старинный приятель, — все отлично, но недостатки есть. На льду охоту сложно устроить, на лошадях на прогулку не выйдешь. Кстати, ты нам еще своих коней не показал! Где же твои конюшни?

— Лошадьми еще не обзавелся, — улыбаюсь ему и приятельнице. — А птичек разведу, как и цветочки, а вот мух и всякой кровососущей нечисти здесь не будет!

— Скажи мой друг, — шепчет другой, — а как ты с дамами развлекаешься? Неужели наложниц держишь не здесь? Наверняка от нас их прячешь! Нехорошо! Покажи и поделись!

— Нет у меня наложниц, работы много, — отвечаю.

— Да тут можно и мужской силы лишиться! Ты это, не гробь себя.

И так снисходительно по плечу похлопывает.

— Лоренсо, — берет меня под локоток очередная знакомая, — скажи мой друг, а где твои слуги, с которыми… ну ты понимаешь?

Нет, сумел сдержаться, и никого не выгнал. Даже тогда когда застал двух истинных магичек в компании моих стражей, с которыми они предавались разврату. Как у них хватило смелости, пойти на такой риск не понимаю. С другой стороны гости неприкосновенны, пока от них не поступит определенный приказ. Нет, с данным вопросом необходимо что-то решать. Может и прав один из гостей, что совсем без женской ласки одичаю? Да и для дам нужна отдушина. Последние вряд ли с моими стажами захотят кувыркаться, магов, которые тяготеют к себе подобным, у меня в гостях вряд ли окажется. Но это все полбеды, а вот один случай вывел меня и вовсе из себя. Перепивший моей ледяной настойки один из гостей и, честно говоря, близких когда-то друзей, принялся поливать меня и мой замок словесными помоями. Нет, я не присутствовал, но дух доложил подробно. После этого он стал задирать моего стража. Тот естественно ответить не мог, а этот…»

Не разобрать, маг дал какое-то определение, но потом несколько раз перечеркнул. При желании могу понять, если магию применю, всего делов-то верхний слой чернил убрать, но смысл все равно понятен.

«Бывший приятель опустошил свой источник почти полностью. Но он находился под воздействием алкоголя, а мой страж сумел выстоять, хотя и получил серьезные повреждения. Пьяного отправил проспаться, а ледяного стража восстанавливать еще предстоит. Но с этого момента разработаю правила, по которым каждый получивший приглашение может оказаться выставленным за пределы замковых угодий. Осталось продумать какие условия и требования указывать. На этом первый прием окончен. Похоже, не скоро решусь организовать повторный. По-крайней мере пока не разработаю условия, но больше таких выходок не потерплю!»

Откинулся в кресле и попытался представить, что же тут когда-то происходило. Лоренсо описал все поверхностно, но можно догадаться, что он пришел в бешенство от поведения гостей. Да и правила тогда же родились, а это не просто так. А так, эти истинные маги, владели огромными знаниями и силой, но они не слишком отличаются от нас современных обитателей планеты. За скупыми строчками Лоренсо прослеживается, что среди них происходили: дрязги и зависть, сплетни и интриги. Впрочем, то, как они закончили свое существование это только подтверждает.

— Господин герцог Рэнион, вы просили найти и проводить вас в обеденный зал, когда наступит время ужина, — прервал меня от размышления дворецкий.

Встал и потянулся, вроде и прочел всего ничего, но читаю не быстро, а время на месте не стоит.

— Веди, — кивнул дворецкому, а показавшемуся библиотекарю сказал: — Книги пусть пока полежат, надеюсь, еще к ним вернусь.

Сарик уж сидит за столом и в обалдении обводит глазами диковинные блюда. Чего только тут нет, однако опознать могу далеко не все. Салатницы и блюдца, подносы и вазы, глубоки судки и тарелки — они все полны искусно приготовленной едой. А ведь не все представлены для обозрения, многие закрыты крышками. Если нам откусить от каждого блюда по кусочку, то мы в двери вряд ли влезем. Стол персон на двадцать и еды никак не на меньшее количество народа. Ряды фужеров и бутылок с вином, которое играет в свете сильно освещаемых магических светильников все возможными цветами и оттенками

— Учитель, — переводит на меня ошарашенный взгляд Сарик, — это все для нас?

— Других гостей в замке нет, — пожимаю плечами и устраиваясь напротив него. — Приступим к ужину?

Нет, обжорство это плохо, но как отказать себе и своему чреву, когда открывая очередную крышку с блюда, нос улавливает изумительный аромат. Вино вкусное, но мой работающий источник не дает захмелеть, а вот ученик уже тепленький.

— Так! — хлопнул в ладоши. — Хватит еды и спасибо!

— Чай, кофе, сок или друге напитки можно подавать? — склонил голов дворецкий.

Чуть подумал и согласно кивнул.

— Десерт на стол гостей! — говорит дворецкий.

Мы с учеником горестно и синхронно стонем. Обеденный стол очистился, исчезли все блюда, а вместо них возник десерт… Торты и пирожное, мороженое и конфеты, халва, пастила… В глазах рябит, а желудок ноет, в голове бьется мысль, что нас таким изысканным способом решили умертвить. Гости сами от обжорства лопнут и не придется их с позором из замка выставлять. Наверняка это сам истинный маг Лоренсо Фанзул придумал! Тем не менее, моя рука сама потянулась к пирожному с кремом. А вот Сарик уже себе в рот что-то запихал и сейчас на его лице блаженная и глупая улыбка.


Глава 13. Отыскать духа Леда

Записки Лоренсо читать сил не осталось, после такого сытного ужина. Голова вообще слабо стала соображать, даже несмотря на бодрящий кофе, в сон потянуло со страшной силой. Мы с учеником добрались до своих комнат и, толком не переговорив, отправились спать. Я нашел еще в себе силы принять душ и активировал амулеты связи с духами, сообщив, что мы добрались до угодий истинного мага и с нами все в порядке. На вопросы, посыпавшиеся на меня от первого духа, как и с кем вступил в переговоры, отвечать не стал, сославшись на то, что Ларион еще не в курсе и так же поступил и с ним. Да, соврал! Но сил говорить нет — спать хочется, аж челюсть от зевков сводит, да и пока еще не решил что рассказать, а что утаить.

Утром первым делом навестил своего ученика и рассказал тому о штрафной системе замка. Слава богам, тот себя еще никак не проявил и взысканий не получил. Подумал чем бы его занять, и задал упражнения медитации и поиск своего источника. Правда, к занятиям он приступить не успел, нас позвал дворецкий на завтрак. Нет, стол ломится, но нельзя же день начинать с такого огромного приема пищи! Этак мы до обеда ничего и не сделаем. Выпил кофе с булочкой и погрозил пальцем пацану, который не удержался от соблазнительного тортика.

— Сарик, не забудь о моем задании, — сказал, вставая из-за стола.

— Учитель, такой вкуснотищи никогда не ел! — смущенно ответил тот, но кусок со вздохом отложил: — Сейчас пойду и начну делать ваши упражнения.

Ничего ему не ответил, но в его работоспособности как-то сомневаюсь. Медитация вещь интересная, погружаясь в себя, концентрируешь на чем-то определенном и пытаешься расслабиться. Боюсь, что он расслабится и… уснет до обеда.

Я же отправился осматривать замок. Больше всего меня интересуют хозяйские покои, которые, как понимаю, находятся на пятом, самом верхнем этаже. А вот подвалы замка, как догадываюсь, под запретом. Так что к духу хода нет. Ну, это пока нет, отыщу лазейку. Стоит осмотреться и понять, что же все-таки делать. С такими замковыми правилами, установленными истинным магом, подчинить себе стражей не приходится и мечтать. А артефакты, даже если и смогу отыскать, то из замка их не вынести — стражи, да и слуги этого не допустят. Впрочем, они мне не слишком помогут в борьбе с боевым духом-артефактом. Хотя, кто знает, что истинный маг создать успел. Стражи-то у него вышли отличные, кстати, Креун ледяных стражей, в свое время не так описывал. Хотя это можно понять, тут слишком все продумано Лоренсо.

За раздумьями поднялся на четвертый этаж. Постоял в нерешительности и решил, что время есть, чтобы и его осмотреть. Честно говоря, ожидал всего, но никак не того что увидел. Весь этаж отведен под детскую! Тут и карусели, какие-то песочницы, комнаты с всевозможными игрушками, спортивные залы, учебные классы. Даже театральные сцены есть! И нигде и намека на ледяные стены и полы. Температура вполне комфортна, а обставлено все со вкусом и любовью, чтобы детишки остались довольны. От такого подхода к строительству и обустройству замка, Лоренсо я зауважал еще больше.

Пятый этаж встретил меня проходом, который сверкает полупрозрачной завесой с проявляющимся текстом, что вход только для тех, кто достиг половозрелового возраста. И это явно не апартаменты истинного мага! Мало того, лестница уводит и на шестой этаж. Неужели я ошибся в подсчетах, и замок имеет не пять этажей, а больше? Честно говоря, мне ужасно интересно, что скрывается за пологом, но проходить его страшно. Нет, не из-за того что не смогу, а как бы правил на пустом интересе не нарушить. Поэтому вызвал дворецкого. Хм, он появился спустя секунд двадцать, после того как его позвал. Явно не добирался пешком, а переместился с помощью магии. И главное! Вызывая его, не сказал, где нахожусь. Этот момент опечалил, получается — он может отслеживать мое перемещение. Каким образом это делает?

— Скажи, как ты меня так быстро отыскал? — задал ему интересующий меня вопрос в первую очередь.

— Слуги обязаны приходить по первому требованию гостей, таковы правила, — ответил тот.

Ясности его ответ не добавил, но взял себе на заметку, что это стоит узнать опытным путем. Отслеживать меня он может по ауре, а вот если идет постоянная слежка — плохо дело.

— Так как не очень хорошо знаю, замковые правила, то могу ли я посетить это место? — кивнул на мерцающий полог.

— Конечно, вы достигли допустимого возраста, но вашему спутнику сюда пути нет, — ответил тот.

— Хм, — задумчиво потер щетину, — что за пологом ты можешь сказать?

— Развлечения для гостей, — ответил тот.

Вот черт! Интересно же! А есть еще пара вопросов, стоит их выяснить сразу.

— Скажи, сколько этажей у замка?

— Восемь от уровня льда, — ответил тот.

— Сколько? — удивился я, вспоминая замок и не веря. Ошибиться мог на этаж, но лишние три?

— Восемь от уровня льда, — повторил дворецкий.

Ладно, а если перефразировать?

— Что находится на этих этажах? — чуть подумал и пока дворецкий только открыл рот для ответа, поспешил уточнить, уж очень меня заинтересовало его подчеркивание определенных слов: — И что под уровнем льда?

— Первый этаж — приемная, обеденная и залы празднований. Второй: библиотечный зал, взрослые игровые и театральные залы. Третий: гостевые апартаменты. Четвертый: детс…

— Видел, — перебил его, — дальше давай.

— Пятый этаж: развлечения для гостей, достигших взрослого возраста. Шестой: переговорные залы и комнаты медитаций. Седьмой: апартаменты хозяина замка. Восьмой: сад, — перечислил дворецкий, помолчал и продолжил: — Под уровнем льда расположены: кухня, продуктовые и иные складские помещения, лаборатория хозяина замка. Вход гостям возможен только в винный зал, расположенный первым под уровнем льда. Вход в винный зал находится из обеденного зала.

— А лабораторию Лоренсо осмотреть нельзя? — задал вопрос, внимательно следя за аурой дворецкого, у того ни всполоха не появилось.

— С согласия хозяина или замкового духа, — бесстрастно, ответил тот.

Ну, спрашивать про согласие не стал, ответ на поверхности. А вот подвал, вернее, винный зал меня заинтересовал. Если есть возможность сделать шаг вниз, то оттуда уже и в другие помещения легче попасть. Эх, если бы еще не находиться все время под слежкой!

— Какие места еще находятся под запретом от посещения гостями? — спросил его, прокручивая идею попадания из винного зала в подвалы замка уровнем ниже.

То, что лаборатория истинного мага находится уровнем ниже кухни и других подсобных помещений и гадать не приходится. Сам бы так строил! А круг управления, где обитает дух замка еще ниже, там же и уловители с накопителями магической энергии… наверное. Но странно, почему дух не активен?

— Без приглашения гости не могут посещать апартаменты хозяина, — ожидаемо ответил дворецкий.

— Понял, — кивнул я и чуть подумав, отправился вверх по лестнице.

Посетить шестой этаж любопытно но, боюсь, он ничем мне не сможет помочь в изысканиях. А вот глянуть на вход в апартаменты истинного мага хочется, может придумаю как туда пробраться. И все же решил пробежаться по переговорному этажу. Как и ожидалось, ничего там интересного не увидел, все обычно. Так что отправился на седьмой этаж. Хм, все тот же мерцающий полог, как и при входе в коридор на пятом этаже. Надпись другая: проход по приглашению или предварительной договоренности. Очень интересно! Оставаясь на месте, протянул руку, и она свободно прошла сквозь мерцание. Прислушался. Ничего не произошло, никто сюда не торопится громыхая своими ледяными конечностями. Выходит это просто предупреждение, но не защита? Однако, у слуг инструкции четкие, стоит их нарушить и слуги истинного мага, хоть его уже нет в стане живых, выполнят все четко и быстро. Кстати, а где же портальный круг? Дворецкий про него ничего не упомянул! Да он вообще как-то про магию и ее составляющие говорит мало. Такова установка о Лоренсо? Нет, вопросов много, а ответы находятся в библиотеке и могут лежать на рабочем столе и стеллаже в лаборатории. В хозяйские покои следует все же пробраться в первую очередь, там можно чего-нибудь и найти полезное. Нет, лаборатория, наверняка сумеет удивить, но попасть туда мне представляется сложнее. Постоял, но в апартаменты истинного мага не пошел, не стоит пренебрегать надписью и нарушать запреты. Пока не стоит.

Красота! Нет, КРАСОТА!!! Поднялся на восьмой этаж и понимаю, что маг сдержал слово и вырастил не только цветочки и деревья, но и создал климат, кажется как будто окунулся в настоящую природу. Упс, ударил себя по шее, чтобы прихлопнуть назойливую муху. Муха? На восьмом этаже! Кстати, тут жарко, а взгляд блуждает по территории, и не вижу ни стен, ни потолка. Отличная иллюзия? С запахом и тактильными ощущениями? Странно… Нагнулся и сорвал зеленую земляничину — кислая! Что же сделал Лоренсо? Над головой с чириканьем проносятся две птички. Да я даже представить себе этого не могу! Потер глаза — ничего не исчезло, лишь мерцающий темный проем за моей спиной напоминает, что вошел сюда из восьмого этажа ледяного замка. Тут и озерко имеется! Я присел на скамейку и блаженно прикрыл глаза. Да, изумил меня маг, всего ожидал, но такого… Встал и запомнил место, где вход в замок, а то неизвестно сможет ли меня тут дворецкий отыскать… Хм, амулет к губам и прошу дворецкого отыскать меня. Десяток секунд и он передо мной. Отлично, заблудиться не смогу — отыщут.

— Скажи, это территория имеет границы? — спрашиваю его.

— Все имеет конец и начало, — получаю от него ответ.

— Но это место больше чем восьмой этаж замка! Как так?

— Мой хозяин на данный вопрос запретил давать ответ, — улыбнулся тот, а аура его довольно полыхнула.

— Я не первый, кто удивился этому месту, — сказал и заметил, что слуга чуть склонил голову в знак согласия. — Но это не портал в другое место, — тру щетину. — Черт! Что же это такое?!

Ответа дворецкий не дает, да я и не настаиваю. Но истинный маг после своей первой записи проделал огромную работу. Может и не взростил на льду то чего хотел, но тут можно и на лошадях прокатиться, поохотиться. Впрочем, последнее может и не выйти, диких зверей может и не жить в этом райском уголке. Хотя, ничего не препятствует поместить сюда любого хищника и открыть на него охоту. Но это получится простое убийство животного, пусть и хищного.

— Господин герцог Рэнион, скоро время обеда, — оторвал меня от раздумий дворецкий, напомнив про еду.

Действительно, можно и перекусить, да в спокойной обстановке поразмышлять. Загадок истинный маг оставил прилично, правда, ответы могут хранить его записи. Но тридцать томов прочесть смогу не так быстро, а пролистать их не получится, тогда нужную информацию наверняка пропущу.

— Ты добился результата? — спросил за обедом ученика.

— Почувствовал что-то, а потом, — он смутился, — очнулся и понял, что заснул.

Ну, подобное и предполагал.

— Тренируйся лучше, — нахмурился для вида, хотя мысли заняты совершенно другими вещами.

После обеда решил прогуляться на пятый этаж, после него отправлюсь в винный зал, после чего и приму решение каким образом попытаться добраться до круга управления. Да, вариантов не много, их вернее совсем не осталось кроме одного, после того, как понял, что управление над стражами просто так не получить. Лоренсо позаботился о том, чтобы никто ими кроме него и духа управлять не смог. Те абсолютно автономны и действуют по определенно заданной программе. Увы, от них не идут исходящие связующие магические нити, которые смог бы перехватить. Даже от дворецкого ничего подобного не заметил. Впрочем, не с моими знаниями тягаться с истинным магом. Тот наверняка усовершенствовал связующие рунные команды, чтобы никто из гостей не смог перехватить управление. А я поставлю последний золотой, что такие попытки предпринимались. Об этом наверняка смогу прочесть в записях Лоренсо, когда дойдет до этого время. Так что, вариант один — пробудить духа замка и заручиться его поддержкой. Тут есть риск, что духу это не понравится и он, в лучшем случае, выставит нас вон, про худший вариант и вовсе не стоит думать.

Так, вот и пятый этаж, пойдем, посмотрим что тут. О-о-о, темно-красные тона, и убаюкивающая музыка откуда-то льется. Короткий коридор выводит к залу, в котором стоят мягкие кресла, диваны, пуфики, низенькие столики. Все в коврах с толстенным ворсом. Взглянул на сапоги — стыдно топтать такую красоту. Прогулялся по залу и хмыкнул, рассматривая фривольные картины, на которых изображены люди (или маги?) предающиеся любовью. Хм, вроде они и не приличные, со всеми непристойными подробностями, но написаны рукой талантливого художника и выглядят здорово. Из зала выходят три коридора, причем у каждого своя дорожка: розовая, синяя и черная. Странный и пока непонятный этаж. Почему тут доступ не для всех? Картины? Ну да, подрастающему поколению на них смотреть рановато. Особенно на те, в которых сплетены тела не двоих, а троих человек. Похоже тут Лоренсо сделал комнату для тех своих гостей, которые решили предаться разврату. Что ж, его после первой записи, можно понять. Слишком он остался недоволен поведением гостей, которые желали развлечений.

Сунулся в коридор розового цвета, но возникшая мерцающая защита меня не пустила. На ней проступила надпись, заставшая меня покраснеть:

«Войти в данный коридор — обрести в себе мужчину. Вход разрешен дамам, а те истинные маги, что захотят мужских ласк пусть ищут их вне моего замка! Попытаешься повторно пройти и окажешься за территорией!»

Это за кого меня приняли! Ну, Лоренсо! Мог бы предупредить как-нибудь заранее. Хотя, он наверняка потешался над своими приятелями, которые, как и я, первый раз оказались у него в замке и попытались войти в розовый коридор.

Так, хорошо хоть, что предупреждений не получил, а то от истинного мага всего можно ожидать! Осталось еще два коридора: синий и черный. Так, с синим все более-менее понятно, туда наверняка вход дамам заказан. А черный для чего? Что-то проверять не особо хочется, пойду по синему коридору, посмотрю что там и как. Двинулся и без проблем прошел мерцающую защиту. Перед глазами широкий коридор с дверями по бокам. На каждой двери нарисована в полный рост обнаженная девица, кое-где их двое и даже трое. Мягкий свет и плавная мелодия завораживает, иду и рассматриваю девиц. Нет, тут такой фривольности, как на картинах в общем зале не наблюдается, все прикрыто, то длинными распущенными волосами, то руками, то девица стоит вполоборота. Но какие они все разные! Блондинки, брюнетки, рыжие, с длинными и короткими стрижками, тонкие как тростинка, упитанная как какая-нибудь хозяйка трактира. Прошелся по коридору до конца. Сколько же тут дверей? Порядка двух десятков точно наберется. Интересно, а что за дверью скрывается? Взялся за ручку и повернул. Сбоку от двери выехал поднос, на котором полный фужер с какой-то жидкостью. На двери же вместо картинки, не запомнил какой, проступила надпись:

«Уставший путник, выпей этот напиток и только тогда сумеешь отдохнуть телом и душой!»

И в самом низу, мелкими буквами приписка:

«Пей, иначе войти не сможешь!»

Подергал ручку двери — закрыто. Черт! Как же любопытно! Понюхал напиток в фужере. Хм, вином пахнет. Сделал глоток — обычное вино! Дернул за ручку, и дверь сдвинулась на пару миллиметров. Эх, была не была! Не сделал же тут Лоренсо смертельную ловушку, в конце концов! Осушил бокал и почувствовал, как мягкое тепло разливается по пищеводу. Толкнул дверь и остолбенел. А вино в моем организме все так же мягко пробирается вниз и вот уже в паху становится тесно, очень твердо. Что этот гадский истинный маг в вино подмешал?! Навстречу мне, мягко улыбаясь, двигаются две обнаженные девицы. Нет, я не пуританин какой, но чтобы так?! Одна сторона моего мозга кричит, что необходимо бежать, а другая нашептывает — останься. Не знаю, может и сбежал бы, но выпитый напиток заставляет думать не только головой. А тут еще и эти создания магические мурлычат в два голоса:

— Господин, мы счастливы, что гость нашего хозяина посетил нас. Выполним любое ваше желание. И не беспокойтесь, если у вас вдруг ревнивая жена, то просто созданные игрушки, измена с нами не может считаться. Да и кроме вас об этом никто не узнает, так как ваша аура сейчас скопирована и находится в общей зале. Проследить за нами никто не в состоянии, об этом позаботился наш создатель истинный маг Лоренсо Фанзул.

Последние слова девушек. А девушек ли? Скорее магических наяд, созданных для определенных целей. Тем не менее, их слова о том, что меня тут никто не отслеживает заставили задуматься. И, кажется, нашел один путь, по которому стоит пройтись! Черт! Пока эти мысли промелькнули и сложился план, остался без камзола, со спущенными штанами и ласково льнущими ко мне… пусть будут девушками. А план, план подождет! Тем более что они сами сказали — общение с магическими существами не считается изменой, а если учесть, что меня и вовсе опоили, то это даже я оказываюсь пострадавшей стороноооой!!!

Нет, истинный маг тот еще затейник! Это надо каким штучкам обучил своих созданий! Они мне такой массаж сделали, что работай в каком-нибудь заведении столицы — озолотили бы хозяина. Нет, остальное мне тоже понравилось и даже сильное возникло желание прибрать замок к своим рукам. Тут есть все! А если построить пентаграмму перемещения в школе, то и вовсе все проблемы отпадут. Ох, как приятно! Одна из девиц целует мой живот, а вторая массажирует грудь и мышцы плеч. Вот руки массажистки перемещаются на живот, двигая голову второй все ниже и нижеее…

Так, о чем это я? А портал в школе! Мне кажется, что идея очень хороша! Осталось дело за малым: победить императора и договориться с местным духом. Всего-то делов-то, правда, Скили пока мне никак не по зубам. А те что могут внести в наше противостояние перелом, патрулируют границы ледяных владений и не собираются мне подчиняться. Кстати, а как к этому этажу Кин отнесется? Хм, я нахмурился и представил, как объясняю ей назначение розовой дорожки в коридоре. Это что же, там магические создания мужчины для услады дам?! Заколотить и заложить тот коридор!!!

— Господин нервничает, — трется об меня телом магическая чертовка.

— Мы обязаны его расслабить, нельзя так напрягаться! — вторит ей вторая и начинает раскачиваться на мне вверх и вниз.

Нет, это чем же меня опоил истинный маг? Да от выручки этой настойки можно замок из золота построить! Желающие ее купить в очередь выстроятся. Хм, массаж мне делали раз пять, а уж расслабляли и вовсе не сосчитать. Выжили меня как тряпку! Еле вырвался от этих бесовок! Тем не менее, в общей зале решил передохнуть и прилег в кресло. Жаль, что сюда нельзя заказать напитков. Хотя… аура моя все время в общем зале, а значит… да и амулет связи у меня с собой.

— Ваш заказ, — склонилась в поклоне передо мной полуодетая девица, кокетливо стреляя глазками и ставя на стол бутылку вина и легкие закуски. — Моя комната первая от входа, если господин захочет расслабиться.

Магическое существо встало и направилось к синему коридору.

— Подожди, — остановил я ее. — В вине никаких добавок нет?

— Нет, общая зала, она служит для отдыха от развлечений. Еще пожелания?

Отдых от развлечений? Звучит! А вот эмоций у девушки почти нет, всполохи ауры минимальны по сравнению с дворецким, но стоит для себя кое-что уточнить:

— Сколько слуг в замке?

— У меня нет данных, — мило улыбнулась она и захлопала глазами.

На десяток вопросов получил именно такой ответ, на некоторые она отвечала правильно, но большинство информации Лоренсо не стал закладывать в своих штучках для развлечений. С одной стороны они очень реалистичны, но с другой… получается я с куклами кувыркался? Впрочем, время провел, действительно неплохо, стоит честно признаться, но чувство вины перед Кин есть, не такое, как после встречи с графиней, но есть.

Немного отдохнув и перекусив, решил осмотреть черный коридор. В вине, кстати, действительно ничего не подмешали. А вот надпись в черный коридор заставила задуматься, перечитывал ее несколько раз, но смысл странный:

«Боль — искусство, как причинять, так и принимать! Любишь — загляни, сомневаешься — не ходи!»

Странная надпись, похоже на предупреждение, да и мелкие буквы заставляют задуматься:

«Выбирай тщательно, а то перепутаешь и окажешься по ту сторону от своих предпочтений!»

Вот о чем тут говориться? Все встало на свои места, стоило разглядеть картинки на дверях: цепи, плетки и кандалы — основная тема, а девушки… кто-то этими приспособлениями машет, а другие сами в кандалах и с исполосованными от ударов плетки спинами. Нет, за этими дверьми делать мне точно нечего. Такие наклонности у народа встречаются, слышал о них, но чтобы лично в них участвовать? Бр-р-р, нет уж! А вот окно в конце данного коридора меня сильно заинтересовало. Я же только покинул общий зал, а моя аура как бы осталась там. Наверное при переходе защитного полога в один из коридоров, заклинание истинного мага создает копию ауры и помещает ее в зал отдыха, а того кто находится в коридоре или комнате скрывает от слежения. Интересно, если покину коридор через окно, аура моя окажется все так же скрытой? По идее так и должно случиться. Не думаю, что Лоренсо мог предусмотреть того, что один из сумасшедших гостей полезет в окно, чтобы пробраться в его апартаменты. А то, что этот гость чокнутый, нисколько не сомневаюсь. Пробираться по такому холоду и на таком ветру на седьмой этаж ледяного замка… И после этого говорить что с головой все в порядке? Сам себе удивляюсь, как решился на такой безрассудный шаг. Уж не знаю, то ли мне улыбнулась удача, то ли боги оказались в этот час на моей стороне, но я сумел подняться на седьмой этаж. Да, магию пришлось применить, но от этого риск нисколько не уменьшился. Такой ветер срывает крыши с домов, а холод способен заморозить слезы, которые лишь навернулись на глаза. Окно отворил при помощи магической отмычки, которая выглядит как сгусток обычной силы энергии, но находится по ту сторону объекта. Сложно конечно концентрироваться и передвигать с ее помощью предметы, а тем более запоры на окнах, однако справился относительно быстро.

Роскошное убранство из дорогих материалов: спокойные тона, красивая и удобная мебель, картины, статуэтки — в принципе, ничего необычного в комнатах истинного мага не вижу, а вот его кабинет меня сильно заинтересовал. Двигаюсь осторожно и прощупываю взглядом каждый миллиметр пространства. Однако магических ловушек и сигналок не нахожу. Неужели он их не поставил? Впрочем, мог и не устанавливать. Периметр охраняют ледяные стражи, и всегда начеку дух замка. Истинный маг не мог предположить, что ни его самого, ни духа не окажется на месте. Правда, в замке полно слуг. Вот кстати, сколько их? Дворецкий говорил о двадцати пяти, но если считать по комнатам развлечений, то получается намного больше. Или они не имеют статуса прислуги? Впрочем, неважно, главное — мне пока чрезвычайно улыбается удача. На письменном столе лежат в беспорядке бумаги, открытая бутылка с темно-красной жидкостью и остатки вина в бокале. Черт! Такое ощущение, что кабинет только что покинул хозяин и сейчас вернется.

Но никто не пришел, ни истинный маг, ни его слуги. А вот я после часа поиска разочарованно сел в кресло Лоренсо. Ничего интересного не нашел. Записи — деловая переписка об обмене заряженных кристаллов на какие-то артефакты и украшения. Названия артефактов мне ничего не сказали, но понял, что они истинному магу понадобились для благоустройства территории. Видимо его, никак не покинула идея озеленить льдины. Но черт! Даже намека нет на то, что здесь произошло. Вероятно, маг куда-то ушел и не вернулся, как бы он не отправился вместе с духом, тогда… эх, не хочу об этом думать. Заинтересовало меня в апартаментах истинного мага только одно место: небольшой зал с пентаграммой перемещения. Что самое интересное — активным! Да, энергии в нем полно, и руны светятся. Так как магической энергии в нем под завязку, то я и сам бы смог его активировать, а тут и напрягаться не стоит. Эх, знать бы еще как он работает! Что же делать? Пробираться на нижние этажи к кругу управления, других вариантов не вижу. Но что-то не дает покоя, не могу уйти, какая-то мысль на грани сознания мерцает и тревожит. Нет, не могу понять!

Ушел тем же путем и, очутившись в общем зале на пятом этаже, свободно выдохнул — не заметили. Осталось дело за малым, привести себя в порядок и можно спускаться к… обеду или ужину? Время пролетело незаметно, внутренние часы настаивают на ужине. Быстро подсушил одежду от снега и отправился вниз.

В обеденном зале уже стол накрыт, и мой ученик что-то за обе щеки уплетает. Хм, пацан не дурак поесть. Впрочем, на его месте тоже бы так поступал.

— Уфител… — с набитым ртом попытался обратиться ко мне Сарик, но раздутые щеки не дали ему слова правильно выговорить. Он активно заработал челюстями и, проглотив пищу, вновь посмотрел на меня: — Учитель, я ощутил источник! — голос его дрожит от радости.

— Молодец, — скупо кивнул и уточнил: — Связь сколь можешь держать?

— Э-э-э, он мне откликнулся, — радости стало в голосе меньше. — А как держать?

— Установить связь, не значит почувствовать источник. Медитируй дальше, а когда получишь отклик, постарайся этот отклик не отпускать, гладь его, разговаривай, ты должен в любой момент обратиться к своей силе и быть уверен, что получишь ответ. А простой отклик говорит о том, что источник у тебя есть и ни о чем больше. Понял?

— Да, — кисло ответил тот, а потом шепнул: — А вы чем занимались? Моя помощь не нужна?

Гм-м, его помощь? В голове мелькнули картинки с двумя магическими наядами. То, что пришло на ум от его вопроса, явно говорить ему не собираюсь, да и никому не стану рассказывать. А помощь мне его пока и не нужна. От него могут возникнуть одни проблемы. Но сказал совершенно другое:

— Как только понадобишься — позову!

— Я готов в любой момент, — заговорщицки прошептал он. — Только скажите.

Угу, готов он.

— Поешь и иди, работай с источником, — буркнул я.

Наскоро перекусив и оставив ученика дожевывать обед, отправился в винный зал. Дворецкий учтиво показал дорогу и вот я уже хожу между бочек и полок, в которых лежат различные бутылки. Меня больше всего интересует смогу ли где-нибудь пробить стену, что бы оказаться в другом помещении. Но чем дольше все осматриваю, тем унылее становлюсь. Просканировать стены на предмет пустот никак не получается, вернее, заклинание вязнет во льду и говорит о том, что стена крепка и за ней ничего кроме льда. Та же история и с полом. И что прикажете делать? Не глядя, снял с полки бутылку и сбил кинжалом сургуч, после чего поддел пробку и, не задумываясь, хлебнул. Отличное вино! Вот только не за этим сюда пришел, впрочем, не возвращаться же с пустыми руками наверх. Дворецкий хоть и не сильно наделен разумом, но заподозрить что-то может.

Как не хотел, а пришлось связаться с Гором:

— Скажи, если активирован портал, то в какое место он может перенести? — как только он ответил на вызов, сразу спросил я его.

— Все зависит от принимающего портала. Истинный маг все свои перемещения в обязательном порядке закладывал в личный портал. Ты же про личный спрашиваешь?

— Да, — подтвердил я, поразившись, как Гор просчитывает ситуацию. Мгновение и вывод правильный сделал. Впрочем, если подумать, то такой вопрос смог бы задать лишь при таком раскладе.

— Ага, значит, отыскал пентаграмму перемещения истинного мага, и он в рабочем состоянии, — вслух подытожил дух горного дворца. — Если пентаграмма заряжена полостью, то его энергии хватит на два прыжка, если принимающий портал не активен. Но учти, при активации энергия потечет бурной горной рекой, и если не будет подпитки, то через сутки пентаграммы погаснут, и их придется заряжать магической энергией. Впрочем, ты сможешь прервать расход, но только не делай этого в том месте, куда переместишься, иначе тот портал окажется неактивным. Пентаграммы связываются между собой и одна получается работает за двух.

— Понял, — ответил я. — Но что с местом перемещения, как могу узнать, куда он ведет?

— Никак, — хмыкнул Гор. — Ты же не знаешь меток, которые поставил истинный маг. Только примерно представить направление.

— Ага, а что насчет направления?

— Нити силы из пентаграммы пойдут в магическом зрении как лучи. Это и есть направление. По мощности уходящей магической энергии можно понять расстояние, примерное.

— А как происходит сам процесс перемещения? Что необходимо предпринять?

— Самое сложное активировать портал, а переместиться просто. Ухватываешь нужный поток силы и отдаешь команду на слияние для перехода в конечную точку, — не очень понятно, объяснил Гор.

— Это как?

— Ну, как тебе объяснить? Ты же круги перемещения использовал, так примерно и здесь.

— Понял, спасибо, — задумчиво сказал и отключился.

Хм, а ведь должно получиться, если в лаборатории Лоренсо устроил вторую пентаграмму перемещения. На его месте так бы однозначно поступил! Слишком далеко бегать каждый раз!

Вновь иду на пятый этаж и, не задерживаясь, прямым ходом лезу через окно на седьмой. Путь уже не кажется таким сложным, еще пару раз и вообще смогу прогуливаться как по ровной дороге! Вновь осматриваюсь в кабинете. Черт! Вот не дает что-то покоя! Даже губу прикусил, но мысль поймать не могу. Прочел что-то в бумагах на столе? Или какой-то другой момент? Потряс головой, в надежде, что мозги мысль отловят, сам себе усмехнулся и пошел к кругу перемещения.

Пентаграмма с рунами призывно подмигивает переливающимся светом, но встать в цент не сразу решился. Надеюсь, что Лоренсо новшеств никаких не добавил и Гор рассказал мне все. Хм, лучи действительно есть, но почему-то двух цветов. Серые и прозрачно белые. Вероятно, одни ведут к действующим порталам, а другие отклика не находят. Ну, это из области предположений. А вот коротких луча три, вернее они прозрачные и магической энергии в них не много. Один ведет наверх, второй в окно, а тритий вниз. Если предположить, что за окном находится гостевая пентаграмма, а наверх идет куда-то в так называемый замковый сад, то уходящий луч вниз мне-то и нужен. Ну, если не рисковать… хотя, о чем это я? Если вспомнить, то и не в таких передрягах случалось оказываться. По сравнению с ними это простая прогулка! С этими мыслями активировал нить и меня окружил вихрь энергии, который через мгновение успокоился, а я оказался в совершенно другом месте. Пентаграмма под ногами светится своими рунами, а вот стены уже не те, да и зал намного мрачнее и намного больше. Надеюсь, я достиг места назначения.

Да, я оказался там, куда и стремился. Это нижние этажи замка. Холод страшный, такое ощущение, что вновь оказался на поверхности, за одним исключением, тут ветра нет. Ладно, пока окончательно не околел, надо искать круг управления. Согревающее заклинание обновляю каждые пять минут, но отогреться оно не помогает. Лабораторию истинного мага нашел, бегло просмотрел склад артефактов, какие-то запасы и заготовки для экспериментов или изготовления артефактов. А круг силы никак не попадается. Пришлось напрягать магическое зрение и разбираться с магическими потоками. Этого делать не хотел, слишком их тут много и понять где они концентрируются сложно. Пару раз ошибался и заходил в тупик, но упорство мое оказалось вознаграждено. Круг отыскал. Мертвый круг силы. Потоков над ним много, но как-то с первого раза понял, что духа Леда здесь нет. Пентаграмма цела, все линии и камни на своих местах, руны не стерты, но пусто и тоскливо. То ли дух покинул это место с хозяином, то ли не смог пережить горечь утраты и ушел. Впрочем, гадать можно бесконечно, а ответа так и не узнать. Тем не менее, провел эксперимент: послал магический заряд в пентаграмму и капнул своей крови. Капля упала в центр и медленно скатилась в углубление линии.

И вновь возвращение ни с чем. Слава богам и на этот раз все прошло для меня успешно. Настроение ни к черту, пока так и не могу отогреться и пошел принимать ванну. Горячая вода не сразу меня согрела, но все же я расслабился и задумался: возвращаться или пытаться взять стражей под контроль? Нет, бессмысленно. Если не могу разобраться с простым слугой, вспомнил ауру дворецкого и как искал у того магические нити связи, то про стражей и говорить не приходится. Но не может не найтись выхода! Хм… от пришедшей в голову идеи даже воды хлебанул. Отфыркиваясь, сел в ванне и принялся ее обдумывать. На первый взгляд все просто и эффективно — поселить в круге силы духа, которых на примете аж двое. Выбирай — не хочу. Конечно, они могут не согласиться. Да нет, согласятся, особенно если хоть немного им рассказать про здешние диковинки, то ухватятся всеми своими магическими руками и ногами. Первый, как кандидат Ларион, он мне больше по душе. Да и отстраивать ему свои угодья не придется. Эх, и повезет же в этом случае баронессе. Жалко ли отдавать такой замок в чужие руки, когда его можно считать практически своим? Естественно! Уж перед собой кривить душой смысла нет. Тут одних загадок и артефактов невиданных не на один десяток лет хватит. А взять те же записки Лоренсо или его библиотеку! Черт, как же не хочется предлагать Лару новое жилище. Вот имей я возможность связаться с Креуном, то уж мы бы точно чего-нибудь придумали. Кстати, а почему бы и не попробовать? Один раз с ним на связь вышел, то как-то и второй раз смогу. Но как его перетащить сюда? Боюсь, энергии моего источника на такой подвиг не хватит, а помощи ждать неоткуда. И как поступить? Черт! Конечно же! У меня есть библиотекарь! Ну, не у меня, но он сможет подобрать необходимые книги. Главное, чтобы доступ до них получил. Впрочем, я ухмыльнулся, тот же библиотекарь мне и страницу откроет и зачитать может вслух! Это-то никто не запрещал — точно знаю! Наскоро вытерся и понесся в библиотеку, чтобы проверить свои догадки.

— Найди мне книги, где описано как можно достучаться до своего духа-артефакта, если тот имеет малые запасы магической энергии, — приказал библиотекарю.

— Достучаться до духа-артефакта невозможно, с ним можно лишь связаться на ментальном уровне, — не дернулся ни йоту библиотекарь.

— Хорошо, как в таком случае с ним связаться?

— Какие книги вас интересуют? Повторите запрос, — ответил мне библиотекарь.

Путем долгой игры в вопросы и неопределенные ответы, в стиле невозможно или повторите запрос, сумел-таки получить к изучению том по ментальной магии. К моему удивлению, книга оказалась для начинающих истинных магов, где ментал значится одним из ключевых факторов успешного существования истинных магов. С одной стороны и не поспоришь, но если источник слаб, то и ментал не помощник. Книгу просмотрел и задумался. С одной стороны в ней ничего толкового не отыскал, кроме одной фразы: «принимать настойку для усиления ментальных способностей следует с осторожностью. При передозировке возможны побочные эффекты. Головная боль, расстройство пищеварительной системы, временное ослабление энергии в источнике». Вот кто ее писал?! Ни слова про это зелье больше не нашел. Библиотекарь тоже мне не помог. Обратился к Лариону:

— Скажи, что тебе известно о настойке для усиления ментальных способностей?

— Рэн, к сожалению, я о таком не слышал, — разочаровал меня дух.

Пришлось вызывать Гора и повторять вопрос. Тот и вовсе рассмеялся и сказал:

— Выдумки! Ментальные способности никакими настойками усилить невозможно. Тем более в одностороннем порядке.

— Но в книге…

— Рэн, книги писали разные истинные маги, но не возводи то, что там написано в аксиому. Истинные могли, и ошибались, поверь, ты еще столкнешься с тем, что написано одно, а на практике другое. Да и уже наверняка сталкивался.

Не поспоришь, с этим любой сталкивался, в той или иной форме. И все же я еще попытал библиотекаря — безрезультатно. А потом появился дворецкий, который пригласил меня на очередной прием пищи.

— Учитель, вы не очень хорошо выглядите, — заметил за трапезой Сарик, который, как мне показалось, стал стремительно прибавлять в весе.

Ничего, злорадно подумал я, начну с тобой обучение вплотную — скинешь все свои лишние килограммы и еще парочку.

— Просто устал, — ответил ему и, чуть подумав, продолжил: — Ищу варианты, но пока они все срываются.

— А что для этого нужно? — мимоходом спросил он, ломая аппетитно зажаренную утку.

— Найти рецепт зелья для усиления ментальных способностей, — ядовито ответил ему.

— Так попросите слуг вам это зелье принести. Пусть они поищут, — отмахнулся он от моей проблемы.

А у меня рука с кубком у рта застыла от такой элементарной идеи. Как это до этого раньше не додумался?! Ведь про библиотекаря же и книги вариант рассмотрел. Так почему зациклился на поисках рецепта?

— Уважаемый, — поманил пальцем дворецкого, а когда тот подошел, приказал: — Пусть мне подадут настойку для усиления ментальных способностей. Требуется кое с кем связаться, а расстояние велико. Да, если у вас ее в готовом виде нет, то сделайте.

— Хорошо, — склонил тот голову.

Он принял заказ? Да не может же…

— Ваша настойка господин герцог Рэнион, — не дал мне додумать дворецкий, а передо мной появилась бутыль с прозрачной жидкостью.

— И как она называется? — поинтересовался, наливая фужер до краев.

— Ледяная настойка, — склонил голову в поклоне дворецкий. — Наш хозяин характеризовал ее так: усиливает мощь мысли, но действие краткосрочное и необходима точная дозировка иначе она не сработает.

— Почему? — понюхал я эту жидкость и скривился от резкого запаха. Подобный запашок знаком, мне пить уже приходилось подобное, Гор потчевал, но там еще заклинание присутствовало. Тут же никаких магических связей и потоков в жидкости нет, первым делом проверил.

— Если мало — понятно, эффекта не получится никакого, а если много, то результат останется неизвестным, — не очень понятно объяснил слуга.

— Значит, после каждой дозы буду проверять ментальные способности, — хмыкнул я и отпил из фужера.

Что-то подобное предполагал, отрава еще та, горло и грудь горят огнем, а после третьей дозы и голова стала кружиться. Надеюсь, сумею до Креуна докричаться.


Глава 14. Дойти до круга управления

Боги! Как болит голова! И это при том, что мой источник работает на оздоровление моего организма от отравления. А то, что последнее произошло, нисколько не сомневаюсь. Я вновь склонился над унитазом, и меня вывернуло уже простой желчью. Алкогольное отравление или сработало то предупреждение, которое попалось в книге, что большая дозировка подрывает здоровье. В принципе, симптомы на лицо: головная боль, расстройство желудка и источник не может справиться, а значит, он истощен. Черт, как же плохо. На слабых ногах добрел до кровати и ничком на нее рухнул.

— Господин герцог Рэнион, — раздался голос дворецкого, — время обеда!

И откуда только силы в ногах взялась! Вмиг очутился у унитаза. При слове обед мне представился забитой едой стол и желудок возмущенно запротестовал. Нет, с этим ледяным зельем нужно обходиться очень осторожно. Через пару часов мне полегчало, но магической энергии в источнике мало. Прежде чем что-либо предпринимать, необходимо восстановиться. А вот результат попытки связаться с Креуном окончился неудачно. Вначале шло все хорошо, в астрал удавалось выходить свободно, но вот ментальная связь никак не хотела устанавливаться. Кривился и морщился, но ледяную настойку пил. В какой-то момент астрал меня пустил и закружил, а вот послать мысль в ментальное пространство не вышло. Обнаружил, что брать энергию из своего источника могу, но она меня слушаться не хочет, изворачивается и выскальзывает. Добирался до своего номера с помощью дворецкого и Сарика, которые меня вели, взяв под руки, сам бы вряд ли добрался. До такой степени никогда не напивался, да, настойка мощнейшая, но делать нечего, придется вновь ее пить. Эх, тяжко-то как! Ладно, пока организм не вышел из сбоя, то стоит взять паузу и продолжить знакомство с записками истинного мага.

В библиотеке тускло светит свет, мягкое кресло приняло в свои объятия, и немного посидев с закрытыми глазами, с облегчением вздохнул — головная боль ушла и хоть желудок еще ноет, но жизнь налаживается.

Лоренсо описывает второй прием в честь своего юбилея. Уже сделан небольшой парк на восьмом этаже, слуги получили инструкции и истинный маг делится своими страхами и надеждами:

«Мои друзья или притворяющимися таковыми скоро прибудут. Что принесет данный прием? С одной стороны мне все равно, прогресс идет и только глупец и завистник скажет, что я ошибся. Но зная магов, у многих проснется желание сыграть на чувствах и выставить меня в дурном свете».

Так, это что же получается? Истинные маги испытывали друг к другу зависть и строили козни? Но почему, зачем? Потер щетину, посмотрел на даты и подсчитал, что между приемами прошло пять десятков лет. Хм, в первом повествовании таких намеков не имелось, хотя… возможно к этому и идет.

Описательную часть, кто когда пришел и во что одет пробежал глазами быстро. Вообще второй прием мало отличался от предыдущего. Подколки, намеки, даже пара драк случилась между истинными. Их дуэли происходили не замке, все происходило по какому-то кодексу и не до смерти. Интересное вместилось в несколько строк, которые Лоренсо написал уже после ухода своих гостей:

«Бертиане мои владения и задумки пришлись по душе. Придется с ее отцом восстанавливать отношения. Ох как не хочется, мне он никогда не нравился, но выхода нет.»

Хм, вот и его дама сердца. Вернулся к записям прихода гостей и выяснил, что истинная магичка молода и пришла со своей учительницей. Вначале Лоренсо описал ее парами слов, не предав значения, но в тексте все чаще встречались упоминания о девушке. Пролистал третий, четвертый, пятый, шестой и седьмой приемы. Настроение истинного мага менялось, то он взахлеб рассказывал, как все проходило, то мрачно, ехидно и сумрачно описывал слова и поступки своих гостей. Про Бертиану ни слова, как и про других дам, пишет скупо. Действительно кажется, что ему кроме своего замка никто не нужен. А вот восьмой прием оказался насыщенными событиями, вот что написал Лоренсо:

«Гости собрались и мы уже празднуем второй день. Я решился и пригласил отца Бертианы в свой кабинет.

— Уважаемый Увадир, прошу дать разрешение на обряд с вашей дочерью, — не стал я ходить вокруг да около. С девушкой предварительно переговорил, и она мое предложение приняла благосклонно. Да, знаю, что их угодья не развиваются, отцу лень и он предпочитает прожигать жизнь и ни к чему не стремится. Но моя избранница весела, наивна и глазки ее горят.

— Лоренсо, ты же понимаешь, что свою девочку отдать за тебя для меня большая честь, — склонил тот голову и неожиданно продолжил: — Я предвидел твою просьбу, поэтому у меня все готово! Для счастья дочери готов на все, дай команду, и мои слуги доставят к обряду все самое необходимое.

Почему ничего не заподозрил? Глупец! Мои глаза застилало чувство. Приказ отдал и замок начал готовиться к обряду. Столько незнакомцев эти стены никогда не видали. Мой артефакт пытался донести до меня, что ему многое не нравится. Охрана замка по его словам не справляется со своими обязанностями. Боеготовность на критическом уровне, но я отмахнулся:

— Лед, мои стражи, да охрана Бертианы, выделенная Увадиром, справятся с любыми неожиданностями.

— Вот я и толкую про эту охрану! Лоренсо, наши силы сопоставимы с гостями замка. Сам подумай: у Увадира даже дух-артефакт очень слаб. Откуда у него столько магических стражей, которые спокойно разгуливают по замку.

— Они сопровождают Бертиану, та сама меня об этом попросила. Ее страхи понимаю, она не желает рисковать до обряда и получить магический удар от какой-нибудь завистницы.

И вот за день перед обрядом, я вошел в апартаменты к своей избраннице. Двери закрылись, а я удивленно обвел руками странную пентаграмму на полу, взгляд уловил расставленные артефакты. Бертиана махнула посохом силы и выпустила в меня молнию. Сумел поставить щит, но он не справился, и меня швырнуло об стену. Пару костей сломал, но сознание меня не покинуло. Обратился к Леду, чтобы поднять тревогу, но тот оказался недоступен.

— О мой суженый сумел отразить удар, — хмыкнула девушка, склоняясь над моим лицом.

— Почему? — выдавил и слизнул кровь с уголка рта.

— Мне понравился замок, да и папенька захотел наконец упрочить свое положение, — усмехнулась она.

— Но я бы и так вам это предоставил, — приподнимаясь, ответил я.

Удар в живот воздушным кулаком заставил меня вновь познакомится с крепостью моей стены. Поняв, что из меня выбивают последнюю энергию, решил действовать, разговоры ничего уже не изменят. У меня имелась фляга с бывшей ледяной настойкой, после проведения экспериментов в своей лаборатории и у меня получилось ледяное зелье, которое многократно усиливает способности. Побочные эффекты не изучил и есть риск, что могу после ее приема не выжить. Все это промелькнуло и ушло. Мой щит почти не справляется с градом ударов, а ответить не могу. Расставленные артефакты и активированная пентаграмма не дают мне отвечать. Держа одну руку перед собой, на которой сконцентрирован щит, второй, достаю флягу и зубами вытаскиваю пробку.

— Он что-то задумал!!! — кричит, срываясь на визг Бертиана. — Убейте же его!!!

Во рту кровь, губы разбиты, но я криво улыбаюсь и, выплюнув пробку, пью ледяное зелье. Щит становится ледяным и зеркальным, от него веет стужей. К Леду прорываюсь с легкостью, рвя ментальные нити защиты и тишины установленные в комнате.

— Ты оказался прав, — говорю своему духу-артефакту. — Объявляй тревогу: всех посторонних в замке пленить, кто окажет сопротивление уничтожить.

Бертиана пытается активировать какой-то артефакт, а я из своего щита выпускаю молнию льда, которая на мелкие куски разносит артефакт девушки. Еще три молнии и от стражей Бертианы одно воспоминание. Взмахом руки покрываю льдом пентаграмму и замораживаю в ней активные руны. Обхожу комнату и методично разбиваю установленные артефакты. Глянул мимоходом на себя в зеркало: волосы свалялись от крови, губы разбиты, в глазах застыл холод и гнев.

— Прости!!! Это все отец!!! Его заставили! Я люб…

Договорить ей не даю, вокруг нее ледяная клетка, блокирующая все магические возможности. Ноги Бертианы приморожены к полу. А вот рот не запечатывал, это проделки Леда, но я не против.

— Что в замке? — обратился к духу.

— Наши стражи отбивают атаку по периметру угодий, замок почти захвачен, мои способности чем-то блокируют, под моим контролем только подземные этажи.

— Вот как? — усмехнулся, и заклинание ледяного кулака разносит дверь в комнату, а я в гневе иду очищать собственный замок.

Нахожусь на седьмом этаже, Бертиане выделил комнаты рядом со своими, думал, что мы вместе тут заживем в любви и согласии — глупец! Иду по коридору и выпускаю молнию за молнией в тех, у кого аура не принадлежит к замку. Шестой этаж погружен в тишину и безмолвие, в магической сети тут нет никого, ни всплеска ауры. Да, даже если кого-нибудь не замечу, то потом Лед со слугами и стражами разберется. Спускаюсь на пятый этаж, где все готово к торжеству. Огромный зал с пентаграммой обручения, комнаты для суженой перед обрядом утопают в цветах и моих подарках. Тут тоже нет никого, но без отвращения не могу смотреть на свою глупость, ничего этот этаж переделаю. Все силы врагов и моих слуг сосредоточены у входа в подземные этажи. Детский этаж, на лестнице — двое чужих стражей выпускают по мне огненные удары, но зеркальный щит их отражает, посылая обратно, да я еще добавляю молнии. Пар от огня и льда, что-то трещит и трещины по полу и ступеням. Ничего, потом подлатаю.

Сил нет, руки трясутся, источник на нуле, а голова трещит. Замок устоял, но битва получилась на славу. Первый и второй этаж в руинах, десять моих ледяных стражей не восстановить, слуг почти не осталось. Врагов захвачено девять, считая Бертиану, сколько пало, еще Лед не подсчитал. Удар по мне нанесли мощный, не в качестве силы и разрушений, а вот по чувствам и самолюбию. Не скоро от этого оправлюсь. Прошу своих потомков: проверяйте себя и окружающих, доверяйте близким, которые никогда не пожелают вам плохого. Думайте головой, а сердце, как бы ни хотелось, пусть в приеме решений играет вторую очередь».

Н-да, Лоренсо пришлось несладко, теперь понятен его пятый этаж, но уж слишком кардинально он его переделал. Хм, а вот ледяное зелье — интересно, если от нее только такие побочные эффекты, то мне она бы сильно помогла. Вызываю дворецкого.

— Что господину герцогу Рэниону угодно? — спрашивает тот.

— Хочу попросить приготовить или дать мне из запасов ледяное зелье.

— Данный напиток находится в списке, из которого все выдается по личному распоряжению хозяина или духа замка, — ответил тот.

— Понял, — кивнул и взмахом руки отпустил его.

В зале, где хранится вино, этой настойке не место, иначе не получить туда доступа. В лаборатории? Хм, возможно, но будь у меня такое зелье, то обязательно бы хранил его и рядом с собой. Где? Ну, естественно в своих апартаментах. Куда бы его спрятал? О-о-о! Черт, вот я идиот! Именно это мне не давало покоя! Сейф! У любого истинного мага имелись секреты и артефакты, которые не могли находиться в свободным доступе. Это отлично знаю, так почему же не искал сейф? Встав, потянулся и отправился… в обеденный зал, рассчитывая успеть и перекусить. Желудок успокоился и затребовал пищи. Слава богам и источник стал наполняться магической энергией. Полноценно поесть не удалось, довольствовался копченой нарезкой и ломтиком сыра, а вот вино, для которого и предназначалась закуска, пить не стал. Что ж, пора и на поиски сейфа отправиться. Однако мне этого не удалось, меня отыскал Сарик.

— Учитель, я могу удерживать свой источник, — сияя как начищенный золотой, обратился он ко мне. — Что дальше делать?

Хм, потер щеку и укололся о собственную выросшую щетину.

— Ты пока тренируйся с источником, изучать свою предрасположенность к стихии огня в ледяных стенах как-то, — покрутил пальцами в воздухе, подбирая слова, — не слишком удачная идея. Понял?

— Хорошо, — печально ответил тот и поплелся обратно.

Настроение у пацана упало, но успокаивать его не стал, сейчас другие задачи более важные есть.

Опять поход на седьмой этаж и вновь ловлю себя на мысли, что так и с закрытыми глазами скоро пройду. Поиск сейфа начал со спальни истинного мага. Ни сеть, ни сканирование пустот и простукивание пальцами стен не принесло результата. А вот в кабинете мне улыбнулась удача. Часть стены излучила преломление — иллюзия. Развеять ее оказалось невероятно сложно, несколько невидимых рун парившее в воздухе, которые ее подпитывали энергией, отыскал не сразу. Еще сложнее оказалось их убрать. После череды неудачных попыток пришлось создавать подобную иллюзию рядом и перемещать туда эти руны. Просто так на пустое место они не ставились, а вот на новую иллюзию я их передвинул. После чего и сумел развоплотить заклинание Лоренсо. Хм, передо мной предстала ледяная дверь с массивной ручкой и выдвинутой пластиной с нанесенными рунами и цифрами. И так и этак к ней присматривался — ни намека как отпереть ее. В лоб ломать бесполезно, подбирать шифр — неумно, простым перебором и за тысячу лет не угадать. Выход один — ломать! Но как? Эти ледяные угодья не поддаются моей магии, мой огонь не причиняет вреда стенам, а про обычные механические удары и говорить не приходится. Выход один — нужна адская смесь заклинаний, которая расплавит ледяные стены и соответственно эту дверь. Но кто мне даст спокойно ее ломать? И так сильно рисковал, когда ставил иллюзию, правда, немного подстраховался, имитирую действия энергетических потоков, коих тут слишком много. Да, задачка…

Сел в кресло истинного мага и откинулся на спинку, принялся размышлять. Лоренсо пока понять не могу, но шифр от сейфа он мог где-то оставить. Где? Ответ очевиден: в кабинете или нигде. Взглядом обвожу бумаги — вряд ли смогу его отыскать, но почему бы не попытаться. Стол перетряхнул — ничего. Спросить совета у Лара или Гора? Вряд ли помогут, сложно объяснить, что мне понадобилось, особенно когда и сам толком не понимаю. Хм, а ведь у меня есть один козырь, правда, мелкий. В прямом и переносном смысле. У Сарика предрасположенность к огню, он стихийный огненный маг, правда, необученный.

Через полчаса потребовал от дворецкого проводить нас с учеником в тренировочный зал, где можно оттачивать магические умения.

— Учти, оперировать планируем огнем, — предупредил дворецкого.

— Ученический зал защищен от всех видов заклинаний, — ответил тот мне.

— Отлично, веди! — хмыкнул я.

Сарик же сонный и удивленный, не понимает, что это на меня нашло. Я поднял его с кровати, когда он, по его словам, медитировал со своим источником. Ага, как же! Дрых без задних ног!

Хм, зал и впрямь хорошо защищен: окутан куполом, впитывающим любые заклинания, направленные на него. Мои ледяные стрелы, огненные шары, удары воздухом купол просто впитывает без остатка. Очень необычный подход, тем более, что потоки энергии отводятся, уходят в стены, которые в данном зале являются самими накопителями энергии. Интересно, что произойдет, когда они переполнятся энергией? Впрочем, мне это не сделать, моего источника не хватит, вот если бы сотню как у меня, то тогда…

— Так, садись в центр и выпусти на волю часть своей силы, — сказал я ученику.

— Это как? — плюхнулся тот на пятую точку.

— Обратись к источнику и представь будто берешь кусочек его энергии и отпускаешь.

Ученик прикрыл глаза и долго морщил лоб, на котором даже капельки пота показались.

— Не выходит, — расстроено покачал он головой. — Источник ощущаю, глажу его, энергию могу почерпнуть, но отпустить ее на волю не могу.

— Если можешь взять энергию, то сконцентрируйся и представь, что она в твоей ладони, после чего отшвырни ее от…

Вал огня полетел в мою сторону от ученика. Как я успел поставить щит — не понял, чисто на рефлексах, но волосы он мне все же подпалил. Вал огня обтек мой щит и ушел в сторону, а Сарик испуганно произнес:

— Простите, я не хотел, случайно вышло.

Ну, мощь чувствуется, да он точно стихийник огня. Теперь предстоит тяжелое. Три часа уже в зале, и толком ничего от своего бестолкового ученика не добился! То у него вал огня, то искра вылетает! Сам уже нацепил на себя каменную кожу и окутал ледяными щитами. Температура в зале поднялась на десятки градусов и жарко неимоверно. Одно радует, если научу его дозировать огонь, то проблем с сейфом не возникнет. Нет, вопрос как туда Сарика незаметно провести остается, вход на этаж развлечений ему заказан, да и сложно скрыть применение магии в апартаментах Лоренсо. Но с последним думаю разберусь, есть же заклинание тишины, вот его подправлю и оно станет заклинанием от проявления всплеска магии или опять придется имитировать бурные всплески природных потоков.

— Тренируйся, а я в сторонке посижу и понаблюдаю, — устав от объяснений и решив вплотную заняться заклинанием против обнаружения магического возмущения, сказал ученику.

Хм, связки рун подправил, кое-что добавил, часть убрал. Да, заклинание получилось интересным. Но как его проверить? Сам результат вряд ли увижу, а Сарик не сможет, не у дворецкого же спрашивать! Опять придется рисковать. А вот у пацана начало наконец-то получаться!

— Держи вот так! — воскликнул я, когда у того вырвался поток пламени с палец толщиной и длиной в полметра. — Эх! — разочарованно воскликнул, когда от моего возгласа пламя превратилось в струю огня диаметром не меньше метра.

— Я кажется понял как это делать! — воскликнул ученик и… из его руки вырвались лишь искры. — Учитель, — в голосе пацана паника, — источник, он не откликается!

— Не ищи его, ты энергии из него вычерпал приличное количество, сперва напитай его магическими потоками.

— А как это сделать? — спрашивает он, а из глаз паника уходит.

Да, тяжела доля учителя, я уже и подзабыл, каково это обучать магии. Но к моему удивлению, парень… хм, молодой маг, свой источник потоками энергии подпитал сразу же после моего объяснения. Дальше пошло уже веселее и Сар, а я стал к нему обращаться именно так, повысив его статус, обуздал и поток своего огня.

— Осталось нам проверить, справится ли твой огонь с ледяной стеной, — сказал я.

— Мы будем пробивать в замке стены? — спросил тот.

— Нет, есть задача посложнее, — отрицательно мотнул головой и рассказал ему, для чего потребовалось его умение.

— И когда пойдем? — чуть ли не подпрыгивая от нетерпения, спросил… нет, еще все же не маг, пацан!

— Как только пойму, как обойти одно препятствие, — задумчиво ответил я.

— Какое?

— Тебе лет-то сколько? — задал, давно мучивший меня вопрос.

— Пятнадцать, — гордо ответил тот, а потом чуть подумал и добавил: — скоро исполнится.

Хм, вряд ли его пустят на этаж развлечений, только на детский этаж. Оттуда я его смогу вытащить и провести в кабинет Лоренсо, но об этом слуги узнают. И как поступить? Придется в очередной раз идти на риск, а от первоначального плана с заклинанием подавления магического возмущения отказаться. Ничего страшного, может и пригодится когда-нибудь, лишних заклинаний не бывает.

За ужином мы ели немного, а потом я обратился к дворецкому:

— Мы устали и желаем отдохнуть. Своего ученика отведу на четвертый этаж, а сам потом поднимусь на пятый. Прошу нас не беспокоить.

— Хорошо господин герцог Рэнион, — склонил тот голову.

В моей магической сети, слуг ни на четвертом, ни на пятом, шестом и седьмом этаже нет, но я не обольщаюсь, помня о том, как мгновенно приходит дворецкий при моей просьбе. Надеюсь, что сумею ему противостоять.

— Смотри: прогуливайся у этого окна и жди меня тут. Как только появлюсь по ту сторону — открываешь окно и следуешь за мной.

— Все понял! — восклицает Сар.

Поднимаюсь на этаж развлечений, миную черный коридор и прохожу к окну, привычным движением его открываю и лезу вверх. Нужно отыскать что-то на подобии веревки, которая дотянется до четвертого этажа. Длина веревки выходит по прикидкам не менее одиннадцати метров, больно потолки в замке высоки. Естественно, веревки у Лоренсо в запасе не отыскал, пришлось вязать простыни, пододеяльники и шторы. Н-да, на ветру все это дело полощется, как не знаю что, но вариантов других не вижу. Спускаюсь к окну, за которым напряженно застыл ученик.

— Лезем? — открыв раму, спрашивает тот.

— Нет! — кричу, стараясь перекричать завывания ветра. — Держи, — даю ему край шторы, — как только три раза дерну вылезаешь наружу, а я тебя втащу наверх. Боюсь, у нас каждая секунда окажется на счету.

Ну вот, я на седьмом этаже и подаю условный сигнал Сару. Вот его фигурка вылезает из окна, и я, что есть сил, тяну его наверх. Понимаю, что счет на секунды, силу рук усилил заклинанием, но мне кажется, что все равно действую медленно. И вот Сар спрыгивает с подоконника и сразу направляется к сейфу. А в магической сети возникает аура дворецкого.

— Вы нарушили правила замка! Покиньте его! Срок — немедленно! Апартаменты хозяина находятся под запретом от посещений! — говорит дворецкий и на кончиках его пальцев пробегают голубые и зеленые искры.

Не отвечая бью воздушным кулаком и того выносит за дверь кабинета. В магической сети появляются еще ауры, а от границы владений к нам направляются шесть стражей!

— Давай же! — кричу Сару, а сам накрываю защитным куполом кабинет и коридор до зала с пентаграммой перемещений.

Подобный купол задержит слуг, насколько неизвестно, но вот ледяным стражем он вряд ли станет препятствием. Сар уже борется с сейфом, из его руки огонь бьет в ледяную поверхность, кабинет наполняется паром и шипением. Медленно, очень медленно! Но ледяная защита постепенно сдается, под ногами Сара образовывается лужа. А мой поставленный купол трещит под ударами слуг, приходится его постоянно подпитывать. Энергия из источника уходит, долго не продержусь, и придется уходить в лабораторию и оттуда уже призывать Лариона и просить стать духом замка. Это запасной вариант, так как надежда на ледяное зелье в сейфе может не оправдаться.

— Кажется все! — кричит Сар и раздается оглушительный грохот, во все стороны летят ледяные осколки.

В кабинете стоит взвесь пара, кружатся ледяные осколки, ничего не видно. Неужели стражи уже пришли, но в магической сети они только на подходе к замку. Вот видимость поясняется и вижу, что на полу валяется сейфовая дверь, вернее то, что от нее осталось. Молодец ученик! Внутри сейфа много бумаг, статуэток, какие-то камни — не интересует! Бумаги летят на пол, статуэтки и камни сдвигаю в угол, и взгляд выхватывает флягу. Оно? То самое зелье или нет? Трясу флягу — до слуха долетает бульканье, что-то там есть. К сожалению, фляжка не подписана, может и есть бумага с описанием, что и где находится в сейфе, но сейчас не этого.

— Пошли скорее! — оборачиваясь и кричу Сару, который застыл и смотрит в окно.

— Поздно, — отвечает мне.

— Ты чего? — удивляюсь я и от неожиданно залетевшего в окно копья приседаю.

Выпущенное твердой рукой ледяного стража копье пробивает мой защитный купол и тот лопается. Все защиты нет, не выдержала. В то же самое время в нас летят различные заклинания от слуг истинного мага. Сару повезло, я стоял, закрывая его, и весь удар пришелся на меня. Выставленный впопыхах мой щит продержался пяток секунд, но этого хватило, чтобы в ответ пустить воздушный вал. Слуг разбросало по сторонам, но в магической сети к нам уже приближаются стражи. Что ж, поиграем в кошки мышки. Жалко только, что роль кошки занята.

— Спускаемся! — кричу Сару и подталкиваю его к окну, в котором так трепещется на ветру моя импровизированная веревка.

Ученик хватается за так называемую веревку и спрашивает:

— Обратно, на четвертый этаж?

— Нет, на пятый! Давай быстрее!

Есть надежда, что сможем выиграть время. По аурам там нас не отследят, хотя и поймут, где мы. А вот пойдут ли на штурм этажа развлечений большой вопрос. Ход туда слугам заказан, кроме тех, что ждут в своих комнатах, ну, надеюсь на это, хотя и твердой уверенности нет. Дело в том, что когда попросил дворецкого принести вина и закуски, то он не явился, а пришла одна из магических созданий Лоренсо. Позже я задавал вопрос дворецкому, почему тот не пришел сам, ответ получил уклончивый, но в связи с тем, что узнал про этот этаж и введенные правила истинным магом, то… шанс есть. Правда, если тот же дворецкий прикажет магическим созданиям, и они всем скопом на нас навалятся, то шансов не останется. К тому же мне неизвестно, какие инструкции отданы слугам на экстренный случай. Надежда на то, что такого развития событий Лоренсо мог не предусмотреть велика. Он больше опирался не на слуг, а на духа замка.

— А где это мы? — открыв рот, спросил ученик, разглядывая картинки на дверях черного коридора.

— Ты еще маленький, чтобы такие вещи знать, — нервно хихикнул я, чувствую, что напряжение ослабло. — Пошли скорее, надо выти из коридора, и зайти сюда вновь!

Имелось у меня опасение, что Сара коридор не впустит, но оно не оправдалось. Вероятно, тут не поставлено заклинание на определение возраста, наверняка одна принадлежность к мужскому роду племени и стоит. Лоренсо точно ставил заклинание определение возраста на вход в этаж, вот им и успокоился. Хм, это он зря, любознательные мальчики могут и по стенкам замка полазить. Нет, если все получится, то тут многое придется менять.

Прислонился к стене и прикрыл глаза. Сар же пока рассматривает двери и что-то себе под нос бормочет. Все он понимает, это по меркам истинных магов мальчик, а сейчас уже взрослый, но делать ему за этими дверями нечего, не только в этом коридоре, но и синем.

В магической сети слуги толпятся на седьмом этаже. Ледяные стражи разделились: двое прохаживаются по апартаментам истинного мага, двое поднимаются на восьмой этаж, последний оставшиеся спускаются вниз. А вот то, что от границы владений идет отряд ледяных стражей в количестве двадцати одного магического существа мне совсем не понравилось. Если их всего порядка тридцати, то выходит, что границу они охранять бросили и все силы направили в замок. Хм, внутри замка стражи замерли у восьмого этажа и на выходе, двойка на этаже Лоренсо патрулирование продолжает.

— А мы добыли то, что хотели? — отвлек меня от размышлений ученик.

Хм, действительно! Как это я про добычу-то забыл.

— Сейчас посмотрим, — ответил, доставая флягу.

Эх, жаль ее Лоренсо в своих записях плохо описал. Да и с того момента прошло черте знает сколько веков, он мог туда и обычное вино залить. А мог и совершенно другое зелье сделать. Осторожно вытащил пробку и понюхал: пахнет приятно, алкоголя почти не ощущается, так, какой-то винный аромат трав и орехов.

— Что там? — нетерпеливо спрашивает ученик.

— Настойка, — задумчиво отвечаю и пробую ее на язык.

Она или нет? Во рту на миг все онемело, но потом ничего необычного. Мало? Хм, один раз уже дозу не рассчитал, как бы и тут такого не произошло. Что же делать дальше? Отсиживаться бессмысленно, время работает против нас.

— А что мы делать станем? Пойдем и всех на кусочки порвем?

Н-да, мальчишеский максимализм с оптимизмом. Глаза горят, а еще недавно шустро спускался по шторам.

— Нет, боюсь, что это нас могут на кусочки порвать, — усмехнулся, но потом поправился: — Порвать не порвут, нет у них такого приказа и отдать его никто не может, а вот за пределы замковых угодий точно выкинут.

Немного поразмышлял и решил вновь отправиться на седьмой этаж той же дорогой. Надежда на то, что наши ауры в зале ожидания велики, все же не зря мы проходили мерцающую защиту черного коридора. Да и отряд ледяных стражей занял позицию у пятого этажа. Хм, а почему они не охраняют стены? Еще одно упущение Лоренсо. Впрочем, на все случаи жизни варианты развитий событий предусмотреть не реально. Имейся в замке дух и никаких шансов, даже призрачных у нас бы не имелось. Вряд ли Лед пошел на контакт с неизвестными, впрочем, сомневаюсь, что дело до общения дошло.

— Значит так: поднимаемся в кабинет истинного мага. Ты держишься строго за моей спиной, там прорываемся к пентаграмме перемещения, после чего оказываемся в нижних этажах замка. Там я активирую круг управления и беру замок под контроль, — сказал я ученику.

— Думаете, нам дадут спокойно пройти или ваших сил на прорыв хватит? — усомнился в плане Сарик.

Хм, план шит белыми нитками, в коем отведена главная роль настойке во фляге. Что если она за столько тысяч лет потеряла свои свойства? Да и могу ли я так рисковать своим учеником? Но тут-то его не оставить! Черт! Выхода нет.

— Уверен, не уверен, — пробубнил в ответ, тря щетину. — Ты можешь предложить лучший выход? Нет? Вот то-то! Пошли, пока они своими созданными истинным магом мозгами до чего-нибудь не додумались!

И вновь подъем, меня уже воротит от лазанья по этой стене. Перед тем, как влезть в окно отпиваю примерно половины зелья из фляги. Блииин!!! Чуть не сверзился со стены! Это то еще зелье оказалось, внутренности обдало жаром, холодом, потом полыхнуло огнем и все замерзло. Если бы не моя подготовка с подобными настойками, то сейчас бы мою тушку счищали со льда перед стенами замка. А так удержался. Упс, руки-то покрылись корочкой льда, а вот в голове легкость и ясность мысли. Что ж, пора! Мои ноги громыхнули при соприкосновении с ледяным полом, когда приземлился в кабинете мага. Глянул на сапоги — сплошной лед. Это что? Я превращаюсь в ледяного стража? Хм, нет, грохот привлек внимание и в дверях показался арбалет, а потом болт со свистом сорвался и полетел в мою сторону. Отклоняться нельзя, хотя могу, но за моей спиной ученик, а он к приему такого подарка не готов. Ледяной щит вышел легко и непринужденно, какие использовал связки из рун и сам не понял. Но его так хорошо представлял, когда читал записи Лоренсо, так что, не задумываясь, выставил подобный. А может это ледяное зелье усиливает сразу все способности, в том числе и реакцию мышления? Болт со звоном отлетает в сторону. Я же не атакую, а двигаюсь в сторону пентаграммы перемещения. Ледяные стражи мне еще пригодятся, калечить и рвать их на куски не хочу. Ученик что-то мне кричит, но не обращаю внимания. Скоро выйдем в коридор, и там придется брать нас в кольцевой щит, а то нет желания получить болт или копье в спину. До пентаграммы добрались, щит отразил десять болтов и столько же ударов копья. Ледяные стажи неистовали, но сделать ничего не смогли. На какое время рассчитано действие зелья, проверить могу опытным путем, но терять ни секунды нельзя.

Как только оказался в подвале, не обращая внимания на лепет ученика — кричу Креуну и к огромной радости получаю от него ответ. Не очень громкий, но мы друг друга слышим.

— Рэн, ты где? Небо же чистое! — восклицает мой советник.

— Долго объяснять! Нет времени! Тут не дружелюбно настроены стражи и действие зелья скоро кончиться может! Ту можешь взять на себя круг силы духа?

— А сам он где? — задал вопрос мой друг и советник.

— Его нет! — на бегу отвечаю, спеша к кругу управления.

— Рэн, энергии понадобится много. Как понимаю, ты сейчас далеко, для моего переноса в твое сознание, а потом активировать круг силы… Не уверен, что мы справимся.

— Вариантов не много! Или справимся или… — пояснять нужды нет, все и так понимаем, на какой шаг идем.

— Есть еще один момент, — задумчиво отвечает Креун.

— Какой? — спрашиваю и встаю в центр пентаграммы управления.

— Не смогу обеспечить защитой твоих близких.

Да, это очень весомый аргумент. Дороже своей семьи никого нет, их безопасность для меня все. Морщусь, понимая — не смогу лишить их защиты и ругаю себя за то, что не подумал. Мог избежать риска, упросил бы Лариона и…

— Рэн! Не слушай этого перестраховщика! — врывается в разговор Кин. — У нас все хорошо и никакой угрозы!

— А… — начинает Креун, но ему не дает продолжить жена.

— Молчи! Ты на воду дуешь даже там, где Мяву все ясно! Рэн, забирай его к себе, он нам и так уже плеши выел! Вот встретимся, и тебе жена с лысиной окажется не нужна.

— Не говори ерунды, — улыбаюсь, а на сердце светло и радостно. — Как вы там, малышка как?

— Рэн, — в голосе Креуна беспокойство, — связь слабеет!

— Встретимся, и все узнаешь или Креун расскажет. Все, пока! Не трать силы! — в голосе Кин обеспокоенность и она, не дожидаясь от меня ответа, пропадает.

— Рэн, делай так как считаешь нужным, — говорит Креун.

— Тогда переходи! — отвечаю и полностью открываю свой разум для своего советника.

— Активируй круг управления! Мне понадобится не менее десяти минут, чтобы перейти к тебе, слишком велико расстояние и магический энергии у меня мало. Тебе придется многое сделать самому!

Чувствую, что голова начинает тяжелеть, переход советника начался. Сложно держать сознание и активировать руны. Стараюсь, как бы раздвоиться и действую в прострации. Медленно загораются руны, поднимаются и начинают кружить магические потоки.

— Учитель! Стражи вошли в подвал! — доносится до моего мозга обеспокоенный вопль Сара.

— Попытайся их задержать хоть немного, пока помочь не могу, — хрипло ответил ему, чувствуя, как тают силы.

По лбу градом льется пот, руки и ноги дрожат, тяжеленную голову держу из последних сил. Из коридора раздается треск, потом гудение огня и даже до меня доносится пар от соприкосновения льда и пламени. Эх, чуть-чуть не успел, мелькает сожалеющая мысль, ведь покалечит Сар ледяных стражей!

Так, пентаграмма управления активна! Магическую энергию из источника вычерпал полностью. Сам уже на коленях, так как ноги держать отказываются. Дрожащей от напряжения рукой достаю кинжал, необходимо окропить пентаграмму своей кровью, через которую в нее вольется дух, другого варианта просто нет. Полоснул лезвием по ладони — кровь хлынула в пентаграмму. Вихрь из магических потоков пронесся по залу, сам ничком упал, но голова легкая, правда, энергии нет, но если получилось…

— Ну и чего ты разлегся? — возник ехидный голос Креуна, и в воздухе появилась кресло, которое установилось рядом с кругом силы. — Сейчас тебя перенесу, и ты отдохнешь.

— Там мой ученик, как он? — собрав остатки сил, спрашиваю Креуна.

— С ним все в порядке, не переживай. Он только немного двух стражей поплавил, да полстены восстанавливать пришлось в аварийном режиме, а то перекрытия на вас могли упасть.

— Хорошо… — из последних сил произношу и силы оставляют меня.


Глава 15. Ловушка

Боги — как хорошо-то! Мягкая кровать, свежие простыни, ничего не болит, голова пуста и никаких забот. Пробуждение застало меня в светлой комнате, на широкой кровати. Черт! Резко вскакиваю и обращаюсь к своему источнику: тот еле шевелится, энергия чуть больше чем на нуле. В голове вихрем проносятся последние события. Не померещилось ли мне в бреду, что удалось Креуна перетащить и поселить на место Леда? Встаю и, неожиданно голову кружит, хватаюсь за спинку кровати и пару мгновений стою. Потом доплелся до окна: ледяные виды из замка знакомы, значит, все получилось. Однако Креун пока не спешит объявляться.

— Рэн!

О, легок на помине, хмыкнул про себя, когда раздался его приглушенный голос.

— Докладывай, — неожиданно слабым голосом ответил и поспешил занять ближайшее кресло.

— В постель вернись, — хмуро сказал советник, — потом и поговорим.

— Мне и тут неплохо, — вяло махнул рукой, не представляя как смогу преодолеть до кровати пять метров.

— Да? — скептически хмыкнул дух. — Позволю в твоих словах усомниться. Аура блеклая, а энергии и вовсе почти нет. Живо в постель!

— Нет сил, — вынужденно сознался я.

— Ничего, скоро появятся, — дух помолчал, а потом ехидно добавил: — вновь по девкам бегать начнешь.

— Креун! — в моем голосе прорезалась сталь, и появилась силы и злость. — Если мы с тобой прошли слияние, и ты смог все узнать, это не дает тебе права делать выводы!

— Вот, говорил же, что восстановишься! — усмехнулся тот, а потом уже серьезно добавил: — Прости, это специально, чтобы активизировались процессы в источнике.

— Да? — недоверчиво поднял бровь.

— Ты себя слишком вычерпал, источник опустошился и замер, никак не принимал магическую энергию. Заставил ты меня поволноваться!

— Подумаешь, — махнул рукой, — не первый раз, случалось уже такое.

— Угу, случалось, — повторил советник. — Пять дней валяется в постели, а добудиться невозможно. Ты не только источник на ноль посадил, но и все жизненные соки из себя выжал! Хорошо хоть проснулся сам, но энергию источник не принимал, я испугался, что ты его заморозил или как говорили: вычерпал и сжег себя изнутри. Такое случалось, а вот восстановить источник не всегда удавалось. Пришлось применить словесную терапию, ибо никакой другой тут не помочь.

— Понятно, — протянул я.

Что ж это многое в моем состоянии объясняет, хотя… не мог же я настолько сильно оголодать? Живот аж судорогами внутри сводит.

— Стол накрыт, — говорит советник, как бы прочтя мое желание, — в гостиной. Дойдешь сам?

Естественно дойду! Поймал себя на мысли, уже берясь за ручку двери и облегченный вздох Креуна. Похоже, действительно оказался на острие ножа, впрочем, балансировать на краю — не привыкать.

— Это что!!! — возмущенно заорал, наверное, на весь замок.

На столе стоит скромная тарелка с бульоном, худенький кусочек хлеба и… все!!!

— Креун! Отзовись! — взвыл я, но за стол сел и ложку взял. Так супчик съел, от хлеба крошки со стола собрал, а этот… гм, и откуда такие слова знаю? Портовый грузчик обзавидуется! Но, тем не менее, этого гада, который мой советник и дух, а по совместительству друг, даже словесно не обругать — не отзывается! Он попотчевал меня тем, чем в замке не могли бы и подумать кормить! У слуг Лоренсо стол всегда от блюд ломился, непроизвольно сглотнул слюну. Нет, понимаю, что мне много нельзя после истощения организма, но… жрать-то хочется.

— Креунчик, появись, а? — попытался лаской позвать советника.

Потом имитировал обморок и то, что мне очень плохо. Мне показалось, что кто-то хихикнул, но появиться так и не соизволил. Ладно, сам отыщу себе пропитание, тем более что замок как бы теперь принадлежит мне. Взялся за ручки и… дверь оказалась заперта. Ударом ноги она открываться не захотела, а вот хромать начал. Ну, Креун предвидел мою реакцию и запер в апартаментах, в моем распоряжении оказалась спальня, гостевая и ванна. Увы, рамы на окнах мне не поддались, думаю и стекла разбить не сумею. Мечусь как тигр в клетке, а толку никакого. Магия восстанавливаться не спешит, ко мне никто не заходит, одна радость случилась. Через два часа на столе возникла каша молочная. Нет, этого советнику прощать нельзя! Так меня и кормили, полезной, но невкусной пищей. Зато утром ощутил свой источник, и даже смог раскинуть сторожевую сеть. Хм, в замке все как обычно. Ауры слуг на первом этаже, а вот Сар околачивается на пятом, вернее перед входом на этаж развлечений.

— И что это там мой ученик делает? — задал вслух вопрос.

— А он пытается проникнуть внутрь! — усмехнулся Креун. — Знаешь, такой затейник! Даже приоделся, чтобы выглядеть по-взрослому. А сейчас подходит и, напрягая голос, пытается вслух размышлять о взрослых вещах! Умора просто!

— По стене еще не пытался лазить?

— Не, рамы открыть не смог, хотя и попытки предпринимал. Рэн, ты меня прости за вчерашнее, но по другому никак.

— Да понимаю я, — махнул рукой. — Обидно только.

Сердиться смысла нет, наоборот, стоит спасибо сказать. Но, естественно, говорить этого не собираюсь, лучше строить из себя обиженного. Креун ничего не ответил, мы слишком хорошо друг друга изучили.

— Что нам в наследство досталось? Уже все осмотрел и изучил? — задал вопрос советнику.

— Богато тут, всего много, а я пока не отошел от той прорвы энергии, которая в накопителях закачана. В двух словах: ледяные стражи сильны, о таких не слышал, артефактов полно, но как действуют — необходимо разбираться, инструкций, как сам понимаешь, истинный маг нам не оставил.

— Слуги и стражи под твоим контролем?

— Конечно, они привязаны к духу замка, а теперь это я. Кстати, а кто окажется духом в Кулавассе? Есть кандидаты?

— До этого еще дожить нужно, — задумчиво покачал головой. — Но хотелось бы тебя на том месте видеть.

— Теоретически это возможно, но расход энергии получится дикий, — ответил Креун.

— Вот и прикинь этот расход на досуге, может не так все и печально. А сейчас расскажи что и как с моими близкими.

— Ну, большинство ты собственными глазами видел. Все живы и здоровы. Дети в порядке, женщины и мужчины тоже. Конь и пес живут как кошка… э-э-э нет, кошка появилась и это определение уже не подходит. Рыжая бестия Ворона и Мява на место ставит на раз. Но так все по-прежнему. Проблема возникла только тогда, когда тебя в плен взяли, и связь не устанавливалась. Кин и Анлуса ужасно переживали, твоей жене пришлось успокоительные давать.

— Понятно, — потер щетину и задумался. — Ты все в моей голове прочел?

— Ты о графине и пятом этаже? — спросил он и сам же продолжил: — Не бери в голову, что в деревеньке, что в замке — у тебя не осталось выбора. Правда, в замке Лоренсо над тобой отлично подшутил, надо взять на вооружение. Это надо, эликсир мужской силы подсунуть. Да тут бы и евнух разговелся! А графиня… — он помолчал, — как понимаю, хотела хоть чуточку тепла. Не дай ей его, то сам себя перестал бы уважать. А Кин ничего не скажу, не следует ей знать. Но вот что делать с пятым этажом?

— Э-э-э, розовый коридор следует заложить! Этаж обозвать… хм, ну, мужской клуб, куда вход дамам заказан. А вот что делать с черным…

— А я предлагаю пока оставить все так как есть, пока Кин и Анлуса не приехали, то проблем не предвижу, а потом что-нибудь решим.

Поразмыслил и решил последовать совету Креуна. Не стоит сейчас транжирить магическую энергию на всякие пустяки. А потом, потом может сама собой проблема рассосется.

— Что с ледяными стражами? Могу ими командовать? — уточнил у Креуна.

— Да, они тебе уже подчиняются через меня, а так как резервов много, то на этом материке связаться со мной сможешь в любой момент, если магия не окажется заблокированной.

— С Кин у тебя связь есть? — с надеждой спросил я.

— Нет, слишком велико расстояние, — не оправдал он моих ожиданий. — Но весточку я через нашего доброго пирата переправил. Тот уже вышел в море под всеми парусами.

— Как ты с ним связался?

— Письмо, обычный пергамент перед ним возник, — отвезет. — Да и в курсе твоя жена, где я. Или забыл?

Нет, наш короткий разговор помню. Как же хочется ее и дочку обнять и прижать к груди. Эх, пока это невозможно. Император меня, да и их наверняка ищет, так что не стоит мне пытаться пока с ними контакт налаживать. А вот с имперским боевым духом-артефактом стоит ближе познакомиться. Кривая улыбка скользнула по моим губам, я представил, как ломаю стену и уничтожаю пентаграмму этого духа, из-за которого вынужденно расстался с семьей. План действий созрел мгновенно, забираю пятнадцать ледяных стражей, остальные пусть замок охраняют, мало ли, вдруг имперцы в гости пожалуют, и иду на поиски этого духа. Креун пытался указать на то, что вначале стоит все разведать и только потом нанести один, но смертельный удар. Однако дожидаться у моря погоды не пожелал. Единственное, с чем вынужденно согласился: восстановить источник, на это ушло три дня и принятие противных настоек с полезной пищей. Мой советник меня мало беспокоил, все силы бросил на изучение замка. Всяких диковинок хватает и пока он начал со слуг, разбираясь в их возможностях, и что заложил истинный маг в их ограниченный искусственный мозг. Основное отличие от моего, да и остальных духов — слуги не имеют возможности совершенствоваться. Сколько силы в них заложено, те и могут использовать. Как и ожидалось, более всего Лоренсо заложил в дворецкого, а вот остальные больше походят на «подай-принеси-ударь-убери».

С Гором и Ларом связался из круга силы, чтобы познакомить их со своим советником. Духи, все трое, отнеслись друг к другу настороженно. Если еще Ларион пообещал пообщаться с Креуном, то Гор как-то все отмалчивался. Под конец встречи я спросил:

— Вы выступите на нашей стороне? — вопрос задан Лару и Гору, Креун и так понятно, что со мной в одной лодке.

— Да, я и баронесса, тебя поддержим. Можешь на наши ресурсы рассчитывать, — ответил Ларион.

А вот Гор долго раздумывал, но ответил уклончиво:

— Рэнион, мои источники слабы, ресурсов, чтобы поддерживать кого-либо, нет. Но и выступать против вас я не собираюсь.

— В сторонке решил постоять? — зло спросил его Ларион.

— Лар, мы с тобой этот момент уже обсуждали, можем и еще раз переговорить, один на один, — ответил ему Гор.

Это развитие событий предвидел, хотя и надеялся на горного духа. Может и нет у него больших возможностей, но и умалять их не стоит. Он меня отправил к ледяному замку, с его возможностями в разведывательной деятельности на этом материке равных сейчас не найти. Креун местность знает плохо, да и замок на нем, у Лара таких возможностей не наблюдается. Он послал меня на поиск духа и вовсе наудачу. Да, интуиция его не подвела, но не основываться же на ней все время. Так что переговоры с духами закончились не слишком радостно.

И вот я стою перед замком и раздумываю: стоит ли идти порталом или отправиться в пеший переход. Ларион как-то сумел убедить Гора, чтобы тот принял меня с пятнадцатью ледяными стражами. Пришлось пообещать, что на горный дворец мы не претендуем и в гостях у него не задержимся. С одной стороны опасения горного духа понятны, у меня есть сила, которой он вряд ли сможет противостоять. Но зачем мне его дворец? Хм, книг там много, но и в ледяном замке их не намного меньше, да и не весь он еще обыскан. Даже Креун не все помещения пока осмотрел — времени не хватает у него на все, хотя ресурсы и возможности огромны. И все же, почему не хочу идти порталом? Обида или интуиция? Прислушался к себе — обида, интуиция молчит.

— Пошли к порталу, — махнул я стражам.

— Учитель! — выбежал на крыльцо Сар. — Возьмите меня с собой!

— Ты же обучаешься у духа замка! Тебе стоит пройти хотя бы базовый курс! — сдерживаю улыбку и стараюсь говорить как можно грознее.

— Он меня замучил совсем! Гоняет в хвост и гриву! То ему не нравится длина моего огня! Он слишком слаб, прям как у младенца! — передразнил он Креуна. — То: охренел, сейчас спалишь тут все и сам поджаришься! А еще он начал заниматься со мной физической подготовкой! Гоняет по кругу, а если темп мой падает, то искрами бьет! — на одном дыхании выпал и смотрит щенячьими глазами.

— Бьет искрами? Хм, и у тебя есть доказательства? — нахмурил брови, мол предъяви и духу мало не покажется. А Креун уже в моей голове заливается от хохота, оставаться серьезным ужасно тяжело, но стараюсь. — И куда он тебя бьет? Лицо вроде цело…

— Э-э-э, по ногам, — нервно сглотнул и отвернулся от меня мой ученик.

— Под жопу я ему искры пускаю! Под жопу! — всхлипывая от смеха, простонал в моей голове Креун. — Ты глянь на него: килограмм пятнадцать необходимо скинуть.

Ну, тут не поспоришь, Сар прилично набрал в весе за наше проживание в замке.

— А еще, он меня ночью будит и заставляет рассказывать рунный алфавит, — продолжил ябедничать на духа Сар.

— Рунный алфавит тебе еще рано знать, — задумался я, переживая, что этот малолетний ученик скоро обуркается и начнет ставить эксперименты.

— Не переживай, прослежу. Опыт бесценный с тобой получил, так что можешь не волноваться, — ответил на мой невысказанный вопрос Креун, как будто мысли прочел.

Я даже проверил ментальный блок — цел, не может советник мои мысли читать без моего на то согласия.

— Когда сумеешь ставить щит и плести хотя бы простейшие связки из рун, то тогда и поговорим, — ответил, враз поникшему ученику. — Следуй указаниям духа замка и твое обучение пролетит в один миг.

Креун недоверчиво хмыкнул, а мне брать с собой паренька просто не хочется. Зачем чтобы он рисковал собственной жизнью и видел всю эту грязь и боль войны. На этом и расстались. Сар стоял и провожал меня взглядом до тех пор, пока мы со стражами не пересекли защитный контур. Пентаграмму перемещения активировал Креун и мы оказались во дворце Гора. Но дух не проронил ни слова, а встретил меня князь:

— Рэнион, рад видеть тебя живым! — протянул мне руку Ронек.

— Взаимно, — пожал его руку и спросил: — К выходу проводишь?

— Да, видишь, — он похлопал по своей меховой куртке, — приготовился. Пошли.

Хм, князь пытается казаться веселым, но это наиграно. Уголки губ опущены, в глазах решимость, да и веет от него напряжением. Идем по галереям не останавливаясь и не разговаривая. Странно, Истелла встречать меня не пришла. Неужели нашла во дворце более интересное занятие. Вышли мы на ровную площадку, где-то посередине скалы. Точно, не так далеко отсюда проделывал лаз! Хм, а тут многое поменялось: вниз ведет приличная дорога, она хоть и петляет по горе, но при желании и конным можно пройти. Да, узковата, но каменных навалов не видно, да и снега не так много.

— Нас слышат? — спросил князь и кивнул на моих стражей, а сам провел рукой по губам и сделал какое-то непонятное движение.

О чем он мне пытается сказать — не слишком понял, но на всякий случай поставил полог тишины. Теперь кроме нас разговор может услышать Гор, если князь не научился ставить ментальный щит, надо ему об этом сказать.

— Ледяные стражи не услышат, как и мой дух, от них поставил защиту. Но через твой разум нас подслушать смогут даже мои стражи и передадут моему советнику.

— Щит и я поставил. Проверить его можешь? — посмотрел на меня князь.

Хм, все страннее и страннее. Молча послал импульс подчинения и считывания с князя — нормальная защита, а вот всполохи его ауры уже сам приглушил. Иногда и по ней можно предположить, о чем речь пойдет.

— Нормальная защита, — кивнул головой, и князь заметно расслабился.

— Рэн, Гор что-то затеял и мне это не нравится. Но знай, народ гор тебе поможет. Мой отряд готов к тебе присоединиться, увы, воинов много дать не могу, всего сотня, но на них можешь положиться. Иди в Грунбарск, там дожидается тебя Гортней.

— К чему такие секреты? Гор же все равно узнает, — удивился я.

— Дух потребовал, чтобы я не вмешивался, — скривился князь. — Пришлось пообещать.

— Хм, ты нарушил княжеское слово? — от его заявления поражен, ибо знаю, что слово его стоит дорого.

— Не княжеское, — усмехнулся тот, — ученическое.

— И Гор тебя отпустил на встречу со мной? Как тебе это удалось?

А вот тут он засмущался. Впервые вижу правителя, которому не по себе от такого простого вопроса.

— Э-э-э, понимаешь ли, в чем дело, — протянул Ронек и замолчал.

— Ну, — наклонил я голову, как бы ожидая продолжения.

— Мне пришлось упросить Гора, чтобы ты мне помог в одном щекотливом деле, — ответил тот, а потом спросил: — Поможешь?

— А какое дело-то, ты скажешь? — усмехнулся, уже догадываясь в какую сторону ветер дует.

— Истелла, она… — князь опять замолчал.

— Она что?

— Она мне нравится, — выдавил князь.

Не, ну не могут князья такими нерешительными быть! Его обязательно нужно сводить на экскурсию в мой замок на этаж развлечений и оставить на пару часиков одного. Любопытство его одолеет и тогда Истелла мне потом спасибо скажет, если сперва не прибьет. Впрочем, Ронек далеко не мальчик и женщины у него имелись, может и сейчас где-то пара любовниц дожидается. Так что же он тогда? Ничего не спрашиваю, а просто склонил голову и поднял брови, мол, давай продолжай.

— Разница в возрасте и ее отец мой лучший друг. Не мог бы ты узнать, не окажется ли проявленный с моей стороны интерес к дочери главы тайной стражи на наших с ним отношениях, — наконец выдавил он.

— Ты хочешь, чтобы я стал сватом?

— Нет, боги! Конечно нет, у нас так не принято, просто… разведай обстановку, — он вздохнул и у него непроизвольно вырвалось: — сил уже нет, боюсь не удержаться.

Все! Вот теперь-то понятно! Истелла своего добилась и Ронек уже практически у ее ног. Наверняка соблазняла князя напропалую, а так как они и так-то неровно в сторону друг друга дышали, то результат понятен. Ясно, что и со мной она встречаться не пошла не просто так, тут уж князь что-то придумал. Но почему Гор, который все видит и подмечает, не мог открыть Ронеку глаза на то, что его в наглую охмуряют? Или дух настолько хитер, что играет очень тонко? Мол, знать ничего не знаю и к отряду князя не имею никакого отношения, и взаимоотношения между учениками не вижу? А ведь похоже! Что бы духи брали слово и не перестраховывались? Да не смешите мои подштанники! Значит, Гор решил постоять в стороне и половить рыбки в мутной воде. Качнется чаша весов в нашу сторону, он тут как тут, проиграем и постарается не высовывать головы. А если к ответу призовут, то моя лошадь с краю, ничего не знаю.

— Хорошо, Ронек, помогу тебе, — ответил я, подумал и добавил: — Сообщение передам через Гора, если Гортней не против, то скажу, — немного поразмышлял и закончил: — удача на нашей стороне. Нет, то тогда: враг оказался сильнее. Ну а тебе уже самому потом решать.

— Хм, — князь потер щеку. Кто у кого этой привычкой обзавелся? — Рэн, враг и вправду может оказаться сильнее, не очень мне этот шифр нравится, кстати, про удачу тоже. Скажи просто, да — благословил, нет — не разевай рот!

— Ладно, — кивнул ему и, пожав на прощание руки, на этом мы и расстались.

Спуск — простая прогулка, не отняла сил. Схода лавин нет, метель и то не такая колючая показалась. Хотя, после ледяных угодий мне холодная погода вряд ли доставит неудобства. В деревеньке разжился лошадкой. Моим ледяным стражам незнающим усталость с их длинными ногами конное передвижение вредно, так как верхом ездить не обучены, да и фору они могут верховому дать, а вот мне не хочется задерживать наш отряд. Два дня в пути и подходим к горной столице. В город не попали, у ворот встретили Гортнея, который со своей сотней горцев к нам присоединился и мы продолжили путь, стараясь делать как можно меньше остановок. Наверняка шпионы императора уже шлют тому весточки о появившейся силе, тут игра пошла на время. Кто кого опередит не ясно, но мы стараемся. В ментальном пространстве передача посланий блокирована. Креун и Ларион все отслеживают и при малейшем намеке рвут все связи. Уверенности нет, что такие попытки сообщений мы все перехватили, да и обычного голубя с запиской можно отослать. А вот гонец нас никакой опередить не сможет. Нашему темпу позавидуют и скаковые лошади, с которыми у нас проблем нет. Глава тайной стражи озаботился этим вопросом, хотя я и не понимаю, как могут не заинтересовать сотни лошадей, которые мы сменили. Мы миновали горское королевство и двигаемся по территории бывшего Зренского королевства, где, предположительно находится Бай дух-артефакт императора.

— Привал! — командует Гортней и спешивается. — Разбиваем лагерь! В караул идут…

— Как обычно — мои ледяные стражи, — перебил я его, и чтобы никто не слышал, понизив голос, добавил: — они не устали, а ты дай отдых свои людям. Четвертые сутки из седел не вылезаем.

Нет, привалы мы устраивали, но больше чем полчаса днем нигде не задерживались. С наступлением темноты остановка на сон, а как только начинался брезжить рассвет — в путь. Естественно воины, даже самые суровые и закаленные в походах, валятся с ног. Сам и то устал, хотя для восстановления мне нужно не больше часа.

— Хорошо, — согласился со мной начальник тайной стражи и громко объявил: — Патруль — как обычно.

Облегченного вздоха от горцев не услышал, но на многих лицах облегчение мелькнуло. Я не взял на себя командование отрядом горцев, решив, что Гортней с этим лучше справится. И нисколько пока не сожалею о своем решении. Воины хоть и поглядывают на меня и моих стражей с уважением, но своего командира слушаются беспрекословно, а вот мои приказы наверняка бы выполняли не так мгновенно. Почему? Да все просто! Над словами Гортнея не задумываются, а вот мои стали бы взвешивать. Скорость может и не слишком отличалась, но в решительный момент это может сыграть на руку врагу.

Тем временем, горцы шустро обустроили лагерь: кони пасутся, шалаши поставлены, пара костров дымит, а в огромных котлах варится ужин.

— Гортней, все никак не могу с тобой один вопрос обговорить, — обратился к начальнику тайной стражи.

— Что ты хотел? — устало спросил тот.

— Князь и твоя дочь…

— Можешь не продолжать, — чуть приподнял он правую руку, сложенную с другой крестом на груди, — Истелла князя добилась?

— Э-э-э, меня Ронек попросил узнать, как ты смотришь на то…

— Они взрослые люди, если окажутся счастливы, то кто я такой, чтобы мешать, — вновь перебил он меня.

— Могу послать сообщение князю, что ты их благословляешь?

— Рэн, Истелла мне все уши прожужжала еще лет пять назад о Ронеке. Тот-то, ясно дело, ничего не видел, путается под ногами какая-то девочка. Но сладости ей исправно носил, когда приходил в гости. Это не так часто случалось, но если Истелла о приходе заранее узнавала… — он покачал головой. — Дом переворачивался с ног на голову, наряды перемеривались по несколько раз, на рынок с кухаркой шла сама, меню составляла, стояла над душой каждого. А если, не дай боги, он появлялся с какой-нибудь дамой. О-о-о! Такое начиналось, — отец Истеллы улыбнулся, но продолжать не стал. — Вот пусть теперь с ней мой друг сам разбирается!

— Понял, — кивнул я. — Все видели и понимали, кроме естественно само Ронека.

— Точно! — подтвердил тот.

Что ж, дочь главы тайной стражи князя добилась чего хотела. Характер у нее еще тот и радоваться за Ронека или сочувствовать, решать его подданным. Думаю, не обойдется не без того, ни без другого. Сам же ментально связался с Гором, благо мои амулеты связи духи не блокируют. Слышать-то наверняка все слышат, но мне скрывать нечего.

— Гор, передай князю одно слово от меня — благословил.

— Хорошо, Рэнион, передам, — ответил горный дух.

Он не стал меня спрашивать, что означает, где мы и каковы дальнейшие планы. Жаль, что так и не хочет нас поддерживать, но каждый сам для себя решает, на чьей он стороне. И хочется верить, что против нас он не пойдет.

— Мы в часе от охраняемой территории, на которую так и не смог проникнуть ни один мой человек, — сказал мне Гортней, когда на следующий день мы остановились в березовой роще.

Магическая сеть показала странную картину: примерно с два километра все отлично могу просмотреть, а вот дальше пелена и цвета смешаны. С таким никогда не сталкивался и обратился к Креуну:

— В магической сети творится не пойми что! Не могу определить ни одной ауры! Ты с Ларом это место обещал разведать, есть результат?

— Кто-то перекрыл все возможности. Ни в ментальном пространстве не пробиться, ни глазами животных посмотреть. Все искажается! — ответил мне мой советник.

— Определить силы противника никак нельзя? — потер я висок.

— Боюсь что никак, — подтвердил мои опасения тот. — Но судя по всему, вокруг этого периметра установлено кольцо огненного вала. Тот, кто в него попадет, выжить не сможет.

— Черт! И что делать?

— Обезвредить его можно, но необходимо добраться до подпитывающих потоков. Кроме тебя этого никому не сделать.

— Хм, и как его снять? Просто отсечь или отвести потоки, а потом энергию из заклинания забрать в себя?

— Молодец, все верно. Энергии там много, твой источник не примет ее всю, так что придется просто ее перекачивать и отпускать на волю. Да ты и сам поймешь, — усмехнулся Креун, — уж в чем-чем, а обезвреживать магические ловушки тебя учить — только портить!

Выдвигаемся. Впереди, в полукольце своих ледяных стражей еду я, позади, рассыпались цепью всадники горцев. Вот вижу и ловушку, про которую говорил Креун: шириной три метра в магическом зрении протекает поток огненной лавы, а перед ней полоса неприязни, которая отпугивает любое неразумное существо. Продумано! Не сунется в периметр никакая зверушка, а если ветер чего-нибудь принесет — не страшно, сгорит мгновенно. А вот любопытствующий может полосу неприязни преодолеть, а из огненного лавы выбраться шансов уже не окажется. Странно, но патрулей не видно, да и нашей компанией никто не заинтересовался. Почему? У боевого духа-артефакта обязаны стоять следилки, не может он не сканировать подходы к собственному убежищу. Что если чем-то занят, или чувствует себя в полной безопасности? Пора приниматься за дело. Подпитывающих потоков много, прошел час, прежде чем их распутал и отрезал от огненного вала, а вот с последним все прошло буднично и быстро. Отвел энергию в свой источник и выпустил землю. Все ловушку обезвредил. И мы двинулись за искажающий контур. Вдали виднеются какие-то строения, видим высоченную стену, но никакого движения.

— Рэн, это похоже на засаду, — сказал, подъехав ко мне Горнтей.

— Аур нет, а значит никого и живых, — ответил ему, пристально изучая свою магическую сеть, которая, стоило пройти искажающий контур, исправно заработала.

— И все же мне не по себе, — передернул плечами глава тайной стражи.

Хм, хоть моя интуиция молчит, но прислушаться стоит. Отдаю мысленный приказ ледяным стражам, те застывают статуями в любой момент готовыми ответить на удар. Горцы, видя это, сами остановились, да им и не пройти, конями моих стражей не подвинуть. Стоим, проходит пять минут — ничего, полная тишина. Собираюсь отдать приказ продолжить движение, но раздается обеспокоенны голос Креуна:

— Рэн, камни в земле начали движение! Вглубь смотри!

Черт! Точно, под землей есть движение, камни упорно лезут наверх! Их много, с сотню, и они прорыли подземные туннели, или ходы уже были сделаны?

— В круг! — отдаю приказ, и его выполняют.

Горцы понимают, что их командир может чего-то не знать, поэтому послушались меня беспрекословно, не ожидая подтверждения от Гортнея.

Каменные стражи медленно вылезают из земли, мои их начинают методично расстреливать из арбалетов. Но их слишком много, пару десятков ледяные заморозили на выходе, но показываются все новые. В нас летят и камни выпущенные местными защитниками. То тут, то там слышны вскрики горцев, которые разряжают свои артефакты, во врага.

— Рэн, бей ледяной молнией, а потом воздушным кулаком! — кричит у меня в голове Креун.

— Пытайтесь выбить им камни из глаз! — ору горцем.

Замороженные каменные стражи вновь начинают движение. Лед на них идет трещинами и опадает.

— Отходим! — отдаю приказ, понимаю, что еще немного, и мы окажемся в кольце.

Медленно двигаемся к каменным строениям, ибо выход за периметр нам перекрыт.

— Заморозь стены домов! — подсказывает Креун. — Каменные могут обратиться к кладке в стенах!

Сначала делаю, и только потом понимаю, что нас банально загоняют в каменный мешок. Советник правильно подсказал, если бы упустил этот момент, то нас могли булыжниками из стен завалить. Но толстый слой льда связал камни между собой, теперь их уже не просто в нас отправить.

Узкий проход между стен, нам становиться чуть легче. Каменные стражи Бая идут напролом, толкаясь и отпихивая друг друга. Бью ледяными молниями, а потом воздушным кулаком, град камней летит во все стороны.

Горцы обычными стрелами и болтами пытаются выбивать глаза у каменных защитников, их артефакты пусты, а заряжать некому. Но силы в этой битве на нашей стороне, каменные стражи не слишком сильны, да и никто ими не управляет, а ума заложили не много. Хотя, ловушка не плоха, на нее могли попасться, и окажись я тут один с простыми горцами, пусть и имейся у них артефакты, то не факт, что сумели бы отбиться.

После сражения, которое длилось не более двух десятков минут мы ходим по разваленным камням и подсчитываем собственные потери. Двух горцев не стало, десяток получили ранения от камней разной тяжести. Уже всех с помощью маги и советов Креуна подлатал. А вот жилище боевого артефакта Скили оказалось пустым, нет тут духа, хотя это уже все давно поняли. Зачем же и когда это место так тщательно скрывалось? Почему шпионы горцев не смогли ничего узнать?

— Рэн, необходимо найти круг силы духа-артефакта, — говорит Креун.

— Зачем, тут его все рано уже нет, — устало отвечаю.

Сил осталось не так много, после нервного напряжения и боя, хочется отдохнуть, взяв пример с горцев, которые расположились на земле, вытянув ноги. Никто не радуется нашей победе, все понимают, что мы лишь сумели защитить собственные жизни и не нанесли урона императору и его духу. Одним ледяным стражам все нипочем, им не смогли причинить никакого урона, но до рукопашной дело так и не дошло, а вот там-то каменюки могли их потрепать. Вряд ли сильно, но количественный перевес имелся не на нашей стороне. Мои стражи патрулируют периметр, а я со вздохом отправляюсь на поиски круга управления.

Вход в подвалы отыскал на каких-то руинах. По прикидкам, тут мог жить истинный маг. А вот войти внутрь оказалось не так-то просто. Все входы завалены камнями и пришлось мне напрягать свой источник и их перемещать. Работа нудная, с ней знаком хорошо, и никому ее не перепоручить. Гортней поинтересовался моими планами и, прикинув, что мы тут явно задержимся до завтрашнего утра, отдал команду разбивать лагерь. Задымили костры, послышались песни, смех, наш отряд возвращается к повседневной жизни. Раненые оправились, павших похоронили и отплакали. А к позднему вечеру и завалы в подземные этажи я расчистил.

— Креун, точно не осталось тут никаких ловушек? Не мог Бай еще что-нибудь нам приготовить? — спросил я советника. Хоть и есть у нас охрана, которая не нуждается в отдыхе, но боевой дух-артефакт мог предусмотреть то, что если его стражи проиграют, победители могут тут разбить лагерь.

— Нет, и так Баю это не свойственно, со слов Лариона. Он предпочитал идти напролом, скорее всего эта ловушка им приготовлена по настоянию Скили. По их плану, как мог бы догадаться, враги должны оказаться под грудой камней из стен и строений, но ты их вовремя заморозил. Да и моя сеть опутала все пространство на десятки метров вниз и вверх. Со стороны земли и неба вам угроз не предвидится, — успокоил меня Креун.

Спускаюсь в подвалы, со мной, на всякий случай, тройка ледяных стражей и Гортней, которому любопытно посмотреть что тут и как. В подземных залах нам встречается разная утварь: есть та, которой пользовались истинные маги, а есть и современная. Все же перешел отсюда Бай не сразу, но куда и зачем? Хм, рассматриваю полустертую пентаграмму круга управления. Ее здорово кто-то разрушил, линии кое-где проглядывают, а вот ни одной руны не осталось.

— Черт! — чертыхнулся Креун. — Не понять ничего!

— А что ты хотел тут увидеть, зачем потребовалась пентаграмма духа? — задал вопрос, на который давно хотел получить ответ.

— Будь она в нормальном состоянии, то через нее можно отправить сюрприз в новое жилище Бая. Но тот об этой возможности он, вероятно, знал, да и сюда возвращаться не планировал. Хотя, он может свою пентаграмму всегда восстановить, не сам, но с помощью кого-нибудь. Рэн, ты уж постарайся, чтобы тут и линий не осталось.

Ну, против этого ничего не имею. Со льдом мне последнее время очень нравиться экспериментировать. Морожу всю пентаграмму на полметра в глубину. Кто сказал, что камень не подвержен льду? У любого предмета есть предел температуры, будь то жар или холод. Гортней не выдерживает резкого похолодания и уходит наверх отогреваться, а мне такой холод уже почему-то не страшен, после того, что встречалось в ледяных угодьях. Вытаскиваю меч, который как брат близнец похож на клинок у моих стражей, правда, уменьшенная копия. Ударами крест на крест рублю пентаграммный круг, камень со льдом превращается в крошку, скоро температура вернется к нормальной, лед растает и даже намека не останется на то, что тут когда-то находился круг силы. Впрочем, осмотрел дело рук своих, и сейчас уже восстанавливать тут нечего.

— Уходим, — кинул приказ стражам.

Да, нас постигла неудача, мы не смогли отыскать боевого духа-артефакта императора. Да и наши возможности не слишком порадовали, стоит как-то пересмотреть тактику. Может ледяные стражи с Баем и справятся, но тот нам наверняка приготовил еще не один сюрприз. Тем не менее, переночевав, отправляемся на дальнейшие поиски Бая. Остается не так много мест, где Скили мог устроить своего духа. Да и очевидно это, любой истинный маг предпочитал возводить свои владения и заселять в них духа. Чем же император-то хуже?


Глава 16. Поход

Неспешный бег лошади, а я погружен в собственные мысли и ничего не замечаю. Нет, краем глаза слежу за обстановкой, но не до красот природы и пения птиц мне сейчас. Креун и Лар тоже отмалчиваются, а подумать есть над чем. Мы еле-еле отбились от каменных стражей, которых оказалось под сотню. И Бай подготовил всего лишь ловушку, не зная, кто попадет в расставленную сеть. Да, боевой дух мог бы поставить задачу перед нами посложнее, но ресурсы у него то же не безграничны. Но с какой обороной мы можем столкнуться в месте его обитания? Боюсь, что с нашими силами там нечего ловить. А еще одно поражение мы точно не переживем.

— Рэн! — подскакал ко мне начальник тайной стражи. — Впереди отряд имперцев! Боюсь, что там и маги есть, надо уходить.

— Сколько их и как далеко от нас? — интересуюсь и получаю ответ от Креуна:

— Расстояние девятьсот метров, скрыты деревьями. Идут навстречу в боевом порядке. Двадцать семь магов и сто солдат, артефактов у последних нет.

— Ледяным стражам — атака! Все остальные не вмешиваются, — отдаю приказ.

Гортней осуждающе качает головой, но приказ своим горцам озвучил.

Ледяные стражи разбиваются на тройки, мечники вытаскивают мечи из ножен, копьеносцы и арбалетчики поднимают свои ледяные руки с оружием вверх и потрясают ими синхронно с ледяными мечами. После чего скорым шагом идут навстречу врагу. На лесной дороге встречаются имперские маги и мои стражи. Солдатов в расчет не принимает никто, они не пытаются нападать, охраняют своих магов. Последние посылают боевые заклинания в ледяных стражей, но все они вязнут в ледяном дыхании и не причиняют тем никакого вреда. А вот арбалетные болты ледяных стражей несут смерть. Воины и маги падают как подкошенные от ледяных росчерков убийственных ударов. Пять минут и от отряда одно название, они бросаются врассыпную, но тут начинают двигаться мои мечники и копьеносцы. В бою они превосходят по скорости лошадей имперцев, коих уже и не так много осталось. Еще десять минут и, горцы рассматривают трофеи, а мы отправляемся дальше.

— Артефакты, оружие и все что понравится — забирайте, — сказал Гортнею, которому мои слова, как и всему отряду, пришлись по душе, ну, за исключением моих стражей, тем все равно.

— Рэн, мы идем обратной дорогой, но какова наша цель? Возвращаемся? — спросил меня начальник тайной стражи.

— Нам необходимо отыскать, где обитает дух Скили. Есть предположения? — ответил ему я.

Гортней некоторое время ехал молча, но потом неопределенно пожал плечами и сказал:

— Догадки есть, но сам понимаешь, что они могут оказаться неправильными. Вот скажи, как ты расцениваешь ту ловушку, из которой выбрались с минимальными потерями?

Странный вопрос, как ее можно оценивать? Бай организовал засаду и хотел нежелательных гостей отправить на тот свет. Об этом и сказал, но глава тайной стражи не согласился:

— А мне кажется — он просто проверил, на что мы способны и в следующий раз нас ожидает более подготовленный прием. Он пожертвовал ненужными и слабыми своими стражами, но нас прощупал. Креун и Ларион ничего и никого не заметили, но я считаю, что наши возможности императору и его духу теперь хорошо известны. Вы же маги, неужели не смог бы придумать, как посмотреть каким образом пойдет сражение? Да и сам Бай мог все видеть. Мы же отслеживаем ментальное пространство, а он мог ничего никуда не передавать.

В его словах есть рациональное звено, заставившееся меня задуматься. Действительно, как можно подсмотреть за событиями не проявляя своего присутствия? Хм, на ум пришло с десяток, при каких раскладах меня никто бы не заметил. Установленный контур — какие еще в нем заклинания? Птицы над местом событий летали, насекомые ползали, да просто в стену воткни артефакт между камней — обыщись — не найдешь! Хорошо, допустим, о наших возможностях известно, что дальше? Встреченный отряд имперцев в эту схему вписывается. Их бросили на заклание, просто чтобы посмотреть в действии, смогут ли они нас потрепать. Теперь, окажись я на месте Скили и его духа, подготовил мощную атаку, зная наши слабые и сильные стороны. Мог бы укрепить оборону и дожидаться, нападать-то всегда сложнее. Третьего варианта вряд ли последует, не станет Бай укреплять защиту и посылать на нас магов. Нет, те маги, которые ему и Скили без надобности или провинились, еще могут предпринять атаки. А вот сам император и его дух, зная, что и у меня есть дух-артефакт, а теперь еще и ледяные стражи дождутся они нас в своем поместье. Креун и Лар мне там, впрочем как и везде, где нет их угодий, могут помочь лишь советом и разведкой, а вот Бай сможет оказать реальное сопротивление. И что? Какой вывод? Все тот же, необходимо найти этого духа и уничтожить, любой ценой!

— Рэн, мы с Ларионом посовещались и пришли к выводу, что сил в твоем распоряжении слишком мало. Предлагаем тебе: забрать из замка всех стражей…

— И оставить его и тебя без защиты? — возмущенно перебил я его.

— Нет, защита будет, не такая мощная, но в одиночку Скили ее не пройдет, энергии и атакующих заклинаний, как и защиты, у меня в достатке. Да и как он до замка доберется? Портал-то то же под моим контролем, — возразил мой советник.

— Не стоит забывать про Гора, который также имеет доступ к порталу, — вяло возразил, понимая, что Креун прав. Слишком рискованно идти в пентаграмму перемещения, которую могут контролировать враги. Даже если предположить, что Гор нас предал, вернее, договорился с духом Скили, то и тогда гарантий никто не даст, что перемещение окажется удачным.

— Сам в это не веришь, — хмыкнул Креун. — Так вот: забираешь всех ледяных стражей, идешь к Лариону, где соединяешься с баронессой и вы вывешиваете знамя королевства Лирии. Потом проходитесь маршем по бывшим королевствам и набираете воинов, вернее, по нашим расчетам, они сами к вам примкнут.

— Креун, это утопия, — покачал головой. — Людям необходимо платить, не исключаю, что добровольцы наберутся за идею, но есть-то они что-то должны! А оружие? Что они сделают против магии?!

— Мы работаем над этим вопросом, — ответил тот. — Если других возражений нет, то тогда действуем по этому плану.

Ну, в принципе подобную идею вынашивал, конечно, не так открыто и громко планировал сторонников собирать, но в целом план мало отличается от моего первоначального. Хотел раздобыть артефактов, выгодно их сбыть, после чего заручиться поддержкой бывших правителей. Кстати, а не желает ли князь горцев внести лепту в войну с империей не только воинами, но и золотом с артефактами? Потер щетину и решил данный вопрос пока не поднимать. Есть баронесса, она как-никак, претендует на трон Лирии, два духа, которые этот план придумали, пусть и выкручиваются пока.

— Возвращаемся, — сказал, подъехав к Гортнею.

— Ты уходишь в свой замок? — прищурился тот.

На его лице чуть дрогнули губы и желваки. Он решил, что я струсил, но сдержался и не стал выражать свои чувства.

— Нет, я забираю из замка оставшихся стажей, и мы двигаемся дальше, — ответил ему.

Горцы, окружающие нас радостно загалдели и стали передавать такую новость остальным. Начальник тайной стажи размял шею, покрутив головой, а потом обратился ко мне:

— Мои люди пойдут с тобой, как и я! Наши умения и силы мы отдаем под твое начало. Я клян…

— Стоп-стоп! — прервал его возгласом, еще мне не хватало тут клятв верности! — Мы планируем со всеми воинами рассчитаться. Не могу сказать, сколько золото достанется каждому бойцу, но голодными они не останутся и мародерствовать не станут. И не нужно никаких клятв, не стоит связывать себя, вдруг пути разойдутся. Но я, пока не уничтожу императора с его боевым духом, не отступлюсь!

Наше импровизированное собрание еще немного затянулось, этак на пару часиков, слово за слово и стали звучать разные вопросы от воинов, на которые приходилось давать ответы. Пришлось даже спешиться и организовать круг, в котором стою с начальником тайной стражи, а горцы меня расспрашивают. Хоть они и подчиняются приказам, но люди должны знать, кто их отдает, зачем и для чего. Естественно, затронули тему и моей семьи, кем был и что делал ранее. Отвечаю на все вопросы, где-то приходится недоговаривать, но в основном говорю открыто. Это работает на меня, воины перескажут мои ответы на их вопросы другим желающим. А то, что они появятся, нисколько не сомневаюсь.

После нашего собрания двинулись в сторону горного королевства. На этот раз идем открыто и никуда не спешим. Коней уже не меняем, да нет у нас заводных. Дорога в пути растянулась, в двух деревеньках, которые прошли, воины сами агитируют местных и хоть пока численность отряда не сильно увеличилась, но плюс пятьдесят человек не так и мало. Правда, боевых навыков у крестьян нет, приходится горцам по ходу движения их еще и обучать. Смотрю на эту картину и в душе сильно сомневаюсь в затее духов. Обучить за такой короткий срок воинов невозможно, а кидать людей на верную смерть нет никакого желания.

— Рэн, как мы с крестьянами поступим? — хмуро спросил меня Гортней, будто прочтя мысли. — Сам видишь, что воинами им не стать. Нет, молодые парни смогут постичь воинскую премудрость, но годика этак через два.

— Численность нам необходима, — ответил ему то, к какому решению пришел. — А вот в бой их не брошу. Я что, похож на убийцу?

— Но их же придется кормить! Наши продуктовые запасы уже на нуле, а купить мы ничего не в состоянии, так как нет с собой столько денег.

— А вот это уже проблема, — согласился я и связался с Креуном.

Объяснил ему ситуацию, но тот меня успокоил, что нам навстречу уже спешит Сар со стражами и всем необходимым.

— Он от тебя все же сбежал? — усмехнулся я.

— Увы, паренек толковый, чуть не пробил потолок на пятый этаж! — рассмеялся Креун.

— А поподробней! — потребовал я. — Он тебя что, чуть не обхитрил?

— Ну, можно и так сказать, — согласился мой советник. — После наших тренировок он повадился ходить на детский этаж. Сперва, я за ним приглядывал в полглаза, но он ничем таким себя не скомпрометировал. Играл, интересовался литературой, дурачился — развлекался одним словом. Вот я и занялся своими делами, не желая тратить на него ни одного процента из резерва. Так каково оказалось мое удивление, когда сеть дала тревогу. Замок подвергся нападению изнутри. Я чуть стражей в замок не ввел! Представь: ни с того, ни с сего, в магической сети срабатывает, что меня атакуют! Признаю, даже немного запаниковал, секунды на две, но потом обнаружил, что тревога идет между четвертым и пятым этажами. И что я увидел?

— Что же? — стараясь не заржать в полный голос, спросил я, уже начиная догадываться, каким образом Сарик попытался решить интересующий его вопрос.

— Этот оболтус, поставил стол, на него стул и с упоением плавит перекрытие! Кстати, это ты его обучил пламя регулировать! — обвиняющее произнес советник.

— А ты недосмотрел! — парировал я.

— Неважно, — решил он не заострять на своей ошибке внимание. — Пять сантиметров проплавил, пока я его не приморозил к потолку! Ничего, несколько часов висел, надеюсь, поумнел.

Хм, это вряд ли, Сарик наверняка найдет еще не один способ попытаться прорваться на вожделенный этаж. Хоть бы с какой-нибудь девицей его свести, чтобы мозги на место вставила, а то так и продолжит биться в стену на радость мне и раздражать Креуна. Ничего, последнему полезно, осмотрительнее станет, да и ученик мастерство отточит. Нет, стоит мне его вернуть в замок! Но парочку приемов и связок рун предварительно покажу, слишком уж легко с ним Креун справился. Да и ученик-то чем думал, когда перекрытие плавил? Хотел ледяной блок себе на голову уронить и замок разрушить? Тоньше работать нужно, тоньше!

А к вечеру мы стали свидетелями занимательной картины, виной которой, как потом выяснилось, являлся мой ученик. В магической сети появился конный отряд, со странными какими-то аурами.

— Рассредоточиться и занять оборону, — скомандовал я, решив на этот раз проверить в бою горцев.

Ледяные стражи встали за моей спиной, чуть правее новобранцы, Гортней и горцы впереди. Конечно, понимаю, что сотня против чуть больше десятка противников — расклад в нашу пользу и исход стычки предрешен, даже если у них есть артефактчики и маги. Странно только, что Креун молчит. Попытался с ним поговорить, но он отмахнулся, сославшись на срочные дела, вызвал по амулету Лариона, но и тот от разговора ушел, что-то хихикнув. Когда вдали показались всадники бредущие к нам навстречу, сначала не понял, а потом медленно сполз с лошади на землю, держась за живот и надрываясь от хохота. Картина: огромные тяжеловесы (кони) закутаны в различные покрывала, а на них восседают мои ледяные стражи, а впереди, гордо задрав подбородок, едет на лошади Сар. Тяжеловесы идут с трудом, стражи сидят статуями, а их скорость — улитка обгонит! Горцы, видя мое веселье, и сами заулыбались, они-то знают, на что способны ледяные. Но как он додумался посадить их на лошадей? Где отыскал подходящих? К тому времени, когда ученик подъехал, я уже успокоился и первым делом приказал:

— Прибывшие стражи спешиваются и присоединяются к другим ледяным! — вытер блеснувшие слезы смеха, которые вновь показалась на глазах. Смотреть без улыбки, как покидают лошадей стражи, невозможно. — Сар, ты сам додумался ледяных посадить на лошадей или подсказал кто? — задал вопрос ученику.

А что, с Креуна станется, он не любит ходить в должниках.

— Сам! — гордо ответил тот, а потом пояснил: — Чтобы не устали в пути и не расходовали понапрасну сил. Правда, с духом замка посоветовался насчет того как бы они лошадей не заморозили.

— И он? — сдерживаюсь из последних сил и ужасно завидую Гортнею, который что-то в траве ищет, а у самого плечи и голова трясутся.

— Он одобрил мою идею и подсказал насчет одеял.

Все! Я не выдержал и вновь разразился хохотом, потом отсмеявшись, глядя на обиженного ученика — пояснил:

— Магически созданные существа не могут устать, пока энергия у них не закончится или их не уничтожат. Трата магически энергетических сил идет постоянно. В спокойном режиме осуществляется подпитка из магических потоков. Но если рассматривать: пешим идти стражам или ехать на лошадях? Где получится больший расход? У них навык охранять и воевать, но не верхом, они привычны к ходьбе и бегу, но никак не приспособлены к путешествиям на лошадях! — донес я до ученика

— Значит, Креун выставил меня… — ученик выругался как простой грузчик, а потом добавил: — Ладно! Я к нему с советом обратился, а он…! Ничего и в своем доме праздник справлю!

Ученик спрыгнул с лошади на землю, зло поддал сапогом попавшую под ноги шишку.

— Ничего, сочтетесь! — подойдя, похлопал его по плечу, а потом чуть слышно шепнул: — покажу тебе пару связок из рун, а вот как ими распорядишься, — улыбнулся и пожал плечами.

— Спасибо! — ответил тот и азартно потер руки.

— Рэн, а что ты там ученику-то сказал? — появился в голове голос Креуна. — Ларион не расслышал, белка слишком высоко сидит!

— Да не волнуйся, ничего особенного, — ответил, а сам ехидно улыбнулся.

Естественно Креун мне не поверил и попытался расспросить, однако я не поддался на его уговоры. Но вывод тоже сделал, что стоит опасаться еще и различную живность, через которую меня могут слышать и видеть. В обычное время этим духи не станут заниматься, тратить свою энергию не захотят, но сейчас время напряженное, не постоянно, но приглядывают, магической сети им мало.

— Учитель, мне Креун велел передать, — Сар вытащил из кармана пару мешочков и протянул мне.

Хм, алмазы, топазы и рубины. Богато, но зачем они мне? Изготавливать артефакты не собираюсь, а сбыть их тут не кому. Не обменивать же один алмаз на мешок с картошкой! Нет, можно сдачу у крестьян потребовать, но я ее вряд ли получу.

— И зачем мне они? — обратился к Креуну.

— Пусть будут, в городах все равно окажитесь, а там это не такое великое состояние, — ответил тот.

Это оказались не все сюрпризы от моего советника, он прислал еще мешочки золотых и серебряных монет. Вес этих мешков оказался очень приличным и их находчивый Сарик доверил ледяным стражам. Я вначале, не обратил внимания, что у троих прибывш