Ольга Истомина - Невеста для князя

Невеста для князя 1716K, 325 с. (Ведьма для князя-2)   (скачать) - Ольга Истомина

Ольга Истомина
НЕВЕСТА ДЛЯ КНЯЗЯ



ПРОЛОГ

Рассвет выдался необычно прекрасным. Небо стелилось далеко вперед серо-розовым, то темнеющим, то светлеющим полотном. По линии горизонта тянулись словно связанные мастерицей облака-кружева. Город только начинал просыпаться, и где-то вдалеке звучали птичьи трели. Воздух пах свежестью и травой. Налетающий ветерок доносил аромат свежей выпечки.

Умиротворяющую картину портила исключительно угрюмая физиономия, отражающаяся в зеркале. Бледное лицо, серо-голубые глаза с расширенными зрачками, искусанные губы. Русые волосы запутались за ночь и превратились в колтун. В общем, свежеподнятый упырь и то краше!

Вздрогнув, я отвернулась от зеркала и уставилась в окно. И когда только привыкну к своему отражению?!

Мне катастрофически не хватало привычных рыжих локонов, ярко-зеленых глаз и алых губ, безжалостно «смытых» после купания в Зеркальном озере. За долгие годы иллюзия превратилась в отличную маску, помогавшую скрывать истинные эмоции и волшебным образом выдававшую выгодные мне. Сейчас эта «палочка-выручалочка» была нужна как никогда раньше.

В очередной раз вздохнув, я вытащила из ящика стола тетрадь и ручку. Составить, что ли, по примеру Вериты список случившихся со мной положительных и отрицательных происшествий, чтобы понять, действительно ли все так гадко, как ощущается…

«Его сиятельство принял меня на должность придворного мага», — поставив цифру один, красиво вывела я.

Задумчиво погрызла кончик ручки и обвела написанное кружком. Вне всяких сомнений, обретение желанной вакансии приятно грело душу. Правда, чтобы ее получить, пришлось сначала «подмести» своими брюками кучу пыли и паутины в чуланах и подвалах, занимаясь ужасно скучными поручениями, и даже провернуть небольшую интригу, в результате которой барон Мейрн лишился титула, а я едва не лишилась подруги. Это, безусловно, жирный минус, но Верита, хоть и сильно разобиделась, все равно меня простила. Унаследовав от отца-барона ужасную практичность, подруга не умела долго злиться. Опять же, где она собирала бы практический материал для книги с советами по охмурению мужчин и пряталась от женихов? Так что в общей сумме все равно выходил плюс.

«Еще я обзавелась надоедливым, упрямым и всюду сующим свой нос учеником».

Над вторым пунктом я думала дольше. Собственно, на кой демон мне понадобилось спасать паренька от стражи и брать в ученики, было непонятно до сих пор, но кроме упрямства Кэм мог похвастаться еще и неплохой сообразительностью, преданностью, искренностью. Вспомнив, как он заказывал для меня еду, выслушивал и давал советы, я поставила напротив строчки очередной плюс.

«У меня появились друзья и полезные связи», — усмехнувшись, я зачеркнула «и», решив поставить знак равенства.

Собственно, здесь также все было довольно запутано. Например, Игрис, будучи сводной сестрой моего непосредственного нанимателя, на первый взгляд выглядела очень полезной в качестве друга. Вот только, являясь незаконнорожденной, никакого веса в обществе не имела, старалась держаться в тени, и дружила я с ней, скорее, из жалости.

Вэйли, моей коллеге по магическому ремеслу, я тоже помогла из жалости. Но и подумать не могла, что короткое знакомство в трактире и последовавшее за ним обучение науке выбивать свободные места будут иметь какое-то продолжение. А гляди-ка, в результате с моей подачи Вэйли получила должность придворного целителя, причем, вылечив князя сначала понарошку, а потом уже по-настоящему выцарапав из лап смерти, с блеском доказала, что достойна работы.

«Ис».

Взглянув на короткое имя, я до боли закусила губу.

«Князь, наниматель, друг, любимый человек… Кто ты для меня?»

Глупо отрицать, знакомство с Исом перевернуло всю мою жизнь, косой чертой разделив ее на «до прихода во дворец» и «после».

Жутко упрямый, ужасно сдержанный, неподкупный, хладнокровный, невозмутимый, бесстрастный, ледяной, въедливый, норовящий контролировать все и вся… список отрицательных качеств грозил занять не только всю страницу, но и ее обратную сторону.

Я качнула ручкой, и капнувшая клякса поплыла по бумаге, закрывая имя князя.

«Кто же так настойчиво хочет твоей смерти?»

Этот вопрос который день сводил меня с ума. Заговорщик нам попался чрезмерно активный, покушения сыпались одно за другим. Подпиленная подпруга, отравленное вино, засада в горах, опять отравленное вино (только на этот раз подаренное якобы от моего имени!). Что сказать, не шибко богатую фантазию неизвестный сполна компенсировал ослиным упрямством и упорно подстраивал пакость за пакостью.

Когда же заговорщик все-таки выдыхался и устраивал перерыв, Ис с легкостью находил себе приключения самостоятельно. Прогулка в логово разбойников, путешествие по тайному ходу, ловля неизвестного на живца! Последнее, правда, уже моя идея, но и здесь князь умудрился отличиться: едва не кинулся ловить напавших сам — вместо охранников, получающих за это деньги!

Я надеялась, что хотя бы день рождения И [рис пройдет без всяких происшествий. Вот только при взгляде на висящее на спинке стула выпачканное в крови и подпаленное вечернее платье глаз начинал дергаться сам собой.

Еще бы! Обычные люди, собираясь на праздник, рассчитывают, что в программу будут включены танцы и угощения. Мне же, как очень невезучей ведьме, вместо танцев пришлось сражаться сначала с иллюзорницей, а потом с околдованным ею Исом. А на десерт — снимать чужое заклинание. При воспоминании об этом мгновенно запылали щеки.

Уткнувшись лбом в сцепленные ладони, я глухо застонала. Картина нашего падения и последующего короткого поцелуя продолжала стоять перед глазами, а в ушах звучали слова князя: «Ты меня любишь».

И что бы богам, явно развлекавшимся написанием сценария для этого вечера, не продумать сразу и концовку? Нет, поставили многоточие и предоставили расхлебывать все самим!

Покрепче сжав ручку, я размашисто перечеркнула все написанное. Нет, не хочу! Подумаю об этом после!

Тем более что с этим балом, сражением и разговором с Исом поспать практически не удалось, и в голове шумело все сильнее. Покосившись на окно, я судорожно вздохнула. Кажется, сейчас где-то семь утра. Обычно в это время князь уже начинал работать. Представив, как желаю ему доброго утра, я сначала мечтательно улыбнулась, а потом закусила губу.

Нет, спать! Срочно спать!

Тяжело вздохнув, забралась в кровать и с головой накрылась одеялом. Ужасно детская выходка, только создающая иллюзию безопасности, но сейчас я готова была цепляться даже за призрачные ощущения. В конце концов, настоящее еще более ненадежно и зыбко.

Когда провалилась в сон, мне пригрезился входящий в комнату князь. Улыбающийся привычно сдержанной улыбкой, одними уголками губ, с затаенной болью во взгляде.

«Я обязательно узнаю, почему ты так не любишь кровавую луну», — пообещала я.


ГЛАВА 1

Проснулась в десять. Меня разбудил шум. Кое-как оторвав голову от подушки, я некоторое время вслушивалась в перепалку, раздумывая, когда это дворец успел превратиться в базарную площадь. Сообразив, что спор не утихает, накинула халат и отправилась лично разбираться с нарушителями порядка.

— Я требую немедленно пропустить меня! Вы не имеете права игнорировать мои приказы. — От смущения у Игрис пылали щеки, дрожащие пальцы она сжала в кулаки, но при этом смотрела охранникам прямо в лицо.

— Его сиятельство не велел беспокоить госпожу Ришиду! — Двое мужчин гаркнули так, что наверняка побеспокоили не только меня, но и все соседнее крыло.

— Передайте князю мою благодарность за заботу! — Мой голос заставил всех вздрогнуть.

— Госпожа Ришида, — обернувшись, почтительно кивнули охранники.

— Ришида! — Не заморачиваясь ненужными церемониями, Игрис пылко обняла меня.

Под ошарашенными взглядами стражников я за руку втащила девушку в комнату и захлопнула дверь.

— Как хорошо, что ты проснулась! Думала, сойду с ума от беспокойства! — Игрис металась по гостиной. Я заметила, что волосы у девушки собраны в весьма растрепанную косу, да и бант на платье завязан небрежно. — Скорее рассказывай, что вчера случилось!

— А что конкретно тебя интересует? — Не успев толком осмыслить произошедшие события, я предпочла отделаться непонимающей улыбкой и захлопать ресницами.

— Все! — Плюхнувшись в кресло, Игрис внимательно уставилась на меня. — Куда вы с Исом пропали с праздника? Почему стражников внезапно стало больше, чем гостей? Почему тебя теперь охраняют? И почему по дворцу ходят слухи, что мой брат в очередной раз чудом не погиб?

— Слишком много «почему». — Я сжала гудящую голову ладонями. — Слушай, не проще ли задать все эти вопросы Ису? Если ты так беспокоишься, почему пришла ко мне, а не к нему?

— Туда охрана меня точно не пустит. — Игрис скрестила руки, насупилась и стала напоминать обиженного ребенка. — Если с Исом все хорошо, он не захочет отвлекаться на посетителей. Если плохо — побоится меня расстроить. Зато ты наверняка в курсе всех событий, и к тебе проще попасть! По крайней мере, так было до сегодняшнего утра.

— Хм… — Логика у подруги оказалась своеобразной, хотя и спорить с ней было сложно. — Подробности Ис мне запретил рассказывать, но за его жизнь можешь не волноваться, она уже вне опасности.

— Уже? То есть брату действительно что-то угрожало? — мгновенно встрепенулась девушка. — Бейт поклялся, что произошло всего-навсего недоразумение со сработавшим раньше времени магическим подарком.

Я мысленно выругалась. Определенно Ису нужно понизить зарплату стражникам, а начальнику вынести выговор. Мало того что они не успели вовремя прийти на помощь, так даже сочинить толковую легенду и донести до нас ее содержание не сподобились!

— Скорее, кто-то угрожал. — Открыто врать сестре князя было не только стыдно, но и опасно: Игрис взрослела на глазах, и мне не хотелось, чтобы подруга затаила на меня обиду. — Одна девушка решила, что его сиятельство не станет надевать на прием защитные амулеты, и попыталась устроить в комнате пожар. К счастью, я вовремя вмешалась.

— Пожар? — Игрис совсем не по-благородному ахнула и прижала руки к лицу. — Но в галерее пол был изрисован рунами, я подумала, это какое-то страшное проклятие. Да и статуи до сих пор покрыты льдом…

— Ты про пентаграмму? Это мое творчество, — покривила я душой.

В конце концов, не зря крестьяне утверждают, что ведьмы не умеют говорить правду. А выкладывать абсолютно все секреты и подставлять под удар не только Иса, но и Игрис я не хотела.

— Девушку задержали, но кто-то сделал для нее амулет, вот пентаграмма и позволит найти изготовителя, — назидательно подняв палец, пояснила я.

— Ты только сотри пентаграмму поскорее, а то слуги боятся полы мыть. Да и Лайен подарил мне какой-то редкий кинжал и хотел на днях заехать посмотреть, достойное ли место я отвела для его подарка. — Потеряв всякий интерес к магии, Игрис задумалась о более насущных вещах. — Нам же не запрещено принимать посетителей?

— Вот об этом лучше спросить у Иса, — покачала я головой.

— Тогда попробую поговорить с ним прямо сейчас. А то Арлен подарил мне такую очаровательную кобылу… вдруг тоже захочет проведать свой подарок и предложит прокатиться верхом?

Игрис с головой ушла в собственные фантазии и даже забыла попрощаться. Рассмеявшись, я закрыла за ней дверь и занялась собственным туалетом. Служанки этим утром были какие-то рассеянные и сначала принесли мне остывшую воду для умывания, а когда я указала на это, добавили столько кипятка, что от кувшина пошел пар. Потом на завтрак подали тосты с вишневым джемом, хотя накануне я просила яблочный.

Когда служанки в пятый раз отправились на кухню за вареньем из крыжовника, которое мне вообще-то никогда не нравилось, я осознала, что просто тяну время, неосознанно пытаясь отдалить встречу с князем.

В самом деле, как нам теперь общаться, делая вид, что ничего не случилось, если вчера он едва не убил меня, и я все еще помнила, как смотрела в лицо смерти. А Ис с его дотошностью к мелочам наверняка захочет узнать малейшие подробности подействовавшего на него ритуала. Значит, нам придется поговорить и о…

— Ришида! Сколько можно спать, ты пропустишь все самое интересное. — Пожалуй, никогда я еще не была так рада видеть своего ученика. — О, ты не спишь! Значит, расскажешь, каким слухам верить? Слуги спорят, какая из версий правильная, причем некоторые готовы платить золотом!

— Некогда, меня ждет князь. Чтобы спорить на золото, его сначала нужно заработать. — Щелкнув надувшегося мальчишку по лбу, я вышла из комнаты.

Особого ажиотажа в коридорах не заметила, дворец жил в обычном режиме, из чего сделала вывод, что Кэм с Игрис изрядно преувеличили влияние событий прошлого вечера. Что, собственно, мне было только на руку. Я привыкла оставаться в тени и сейчас вовсе не жаждала оказываться в центре внимания.

Дежурившая возле кабинета стража молча расступилась при моем приближении, так что докладывать о себе пришлось лично.

— Доброе утро. — Я думала, что застану только Иса, но приветливо улыбаться пришлось еще и начальнику стражи Бейту с несколькими вельможами, в которых я опознала помощников покойного советника Семилна.

— Ришида, ты как раз вовремя, я собирался послать за тобой. — Улыбка князя была дежурно обходительной. С точно таким же выражением лица он встречал гостей и отдавал приказы слугам. — Мы обсуждаем вчерашний инцидент.

— До чего-то конкретного договорились или пока идет обмен впечатлениями? — Решив вести себя как обычно, я опустилась в свободное кресло и закинула ногу на ногу.

Бейт сдавленно булькнул, явно не посчитав подобное поведение подходящим, но делать мне замечание в присутствии Иса не рискнул.

— Скорее, обсуждаем, как должен был поступить каждый из нас. — Привычный к моим выходкам князь лишь усмехнулся. — Сейчас самый главный вопрос — что делать с магом-иллюзорником.

— По-хорошему я должна отправить весточку в ковен, они пришлют своего представителя, который запечатает магический дар. Сама с подобным не справлюсь, не хватит знаний, — призналась неохотно. — Но маг из ковена настоит на своем присутствии при всех допросах, мало ли как ведьма заморочит вам головы!

— Значит, побеседуем с ней сейчас.

Казалось, князь принял решение раньше и о моем мнении спрашивал лишь для порядка. Ну или для того, чтобы заиметь еще один голос в намечающемся споре.

— Ваше сиятельство, это неоправданный риск! Я не поручусь за вашу безопасность! — мгновенно всполошился начальник стражи.

— Не припоминаю, чтобы я спрашивал у кого-то разрешения. — Ис окинул придворного холодным взглядом.

Количество желающих спорить с разозленным князем резко уменьшилось. Зато Бейт, не имевший возможности высказать его сиятельству свое недовольство, стал красноречиво коситься в мою сторону.

— Мы не сможем присутствовать при допросе, наше мнение никакого веса не имеет, для чего тогда мы нужны? — задал интересующий всех вопрос один из младших советников.

Теперь уже начальник стражи перевел заинтересованный взгляд с Иса на меня. Некстати вспомнилась уверенность Игрис в том, что я обязательно должна знать все новости. Судя по всему, мои слишком доверительные отношения с князем заметила не только сестра, и далеко не всем пришлось по вкусу новое положение вещей.

— Вы отвечаете за мой спокойный сон. Но мне проще самому решить, какие именно вещи способны вызвать кошмары, а какие не стоят внимания. — Ис как настоящий князь сумел успокоить придворных одной фразой. — С магом должен иметь дело маг. А вам я хочу поручить отвлечь заказчика покушения.

— Подозреваете кого-то конкретного? — Начальник охраны напомнил мне охотничьего пса, почуявшего след. Только в стойку не встал. — Задержать его?

— Пока есть только догадки, которыми рано делиться, чтобы не спугнуть удачу. — Ис покачал головой и набросал несколько слов на бумаге. — Заговорщика нельзя спугнуть. Поэтому сделаем вид, будто подозреваем другого.

— Что это? — Бейт внимательно ознакомился с текстом, но уловить мысль не сумел.

— Ваш пропуск. Этот маг промышляет незаконным изготовлением артефактов. К тому, что использовали против меня, он не имеет отношения, так что никакого риска нет. — Сейчас Ис напоминал облизывающегося кота, предвкушающего, когда глупая мышь попадется в расставленную ловушку. — Для допроса мне понадобится два часа. У вас столько же времени.

Придворные оказались людьми понятливыми и после столь тонкого намека потянулись к выходу. Я тоже поднялась, намереваясь покинуть кабинет, но Ис подхватил меня за локоть.

— Риш, подожди. Надо поговорить.

От его прикосновения по телу пробежала дрожь, имеющая мало общего с ознобом. Ужасно захотелось прильнуть к Ису и позволить ему позаботиться обо всех проблемах. Вот только подобное поведение совершенно недопустимо для ведьмы.

— А это не подождет? Сам сказал, время ограниченно. Мне ведь еще надо послать вестника. Если промедлю — схлопочу выговор. — Недовольная тем, что князь опять назвал меня сокращенным именем, я демонстративно поморщилась.

— Прости. Очень больно? — Ис расшифровал мою гримасу совершенно по-другому.

— Что? Нет, только чешется. — Я заставила себя улыбнуться: Вэйли оказалась отличным целителем и на месте глубокой раны утром обнаружился красный шрам. — Несколько дней — и не останется ни следа.

— Исчезнет внешний след. Но ты все равно будешь помнить, что я напал на тебя. — Лоб мужчины рассекла морщинка. — Пусть не по своей воле, но это не оправдание.

— Да ладно, я же маг, со мной постоянно случаются разные происшествия. — На этот раз натянутая улыбка далась куда легче.

— Хочешь сказать, что ты каждый день оказываешься перед выбором, к чему прислушаться — к совести или к инстинкту самосохранения? — Ис говорил серьезно, вот только я не могла избавиться от ощущения, что мужчина меня дразнит.

— Поясни, — ломать голову еще и над этим вопросом не было сил, так что я вопросительно взглянула на него.

— Ну, ты ведь согласилась выполнить заказ и помочь найти тех, кто желает моей смерти. А если бы ты сама убила меня, пытаясь защититься, это оказалось бы весьма проблематичным. Да и как отнять ту жизнь, которую столько раз спасала? — Теперь князь улыбался, но взгляд стал сосредоточенным.

Кажется, мужчина действительно не на шутку переживал из-за нашей драки. Именно из-за драки. Будто после нее не произошло совершенно ничего и Ис предпочел забыть о поцелуе.

— Я тебя не убила бы. Просто не смогла бы, — хмыкнула я. И, полюбовавшись, как недоуменно выгнулась бровь Иса, добавила: — Совесть и долг здесь ни при чем, просто ты дерешься гораздо лучше меня. А магию блокировала иллюзорная магичка.

— Нам придется подумать, как избежать подобных случаев. Последняя попытка заговорщиков едва не закончилась успехом. Не буду врать, мне не хочется сейчас умирать, но и платить твоей жизнью за свою я не намерен. — Князь сказал это вроде бы просто, но меня пробрала дрожь.

Причем я не могла объяснить, что именно в поведении мужчины произвело такой эффект. То ли его нежелание отправляться в лучший мир в настоящий момент (будто бы спустя месяц, внеся это в график и обсудив с лордами, князь сам спокойно выпьет яд!), то ли взгляд, которым он окинул меня…

На обычного мага, каким бы превосходным специалистом он ни был, не смотрят со страхом, боясь его потерять. И уж тем более не закусывают губу при мысли, что маг случайно погибнет.

— Тогда предлагаю как можно скорее допросить девушку и узнать, кто ей заплатил. Избавимся от заговорщика — остальные проблемы решатся сами собой. — Мне и раньше не удавалось догадаться, каковы планы Иса, теперь же я абсолютно не представляла, что он имеет в виду.

— Да, пошли, — с легкостью согласился князь и как ни в чем не бывало вышел из кабинета.

К темнице мы шли молча. Стоило отдать должное стражникам — пленницу охраняли как королеву. По приказу Иса на девушку надели браслеты, блокирующие магию, но стража все равно постоянно сменялась и обменивалась паролями, что исключало всякую возможность побега.

— Не нужно сопровождения. Если не выйдем через полчаса, постучите. — Князь взмахом руки вынудил охранников вернуться на свои места.

Признаюсь, порог я переступала с опаской. Ладони покалывала магия, я небрежно отерла их о штаны, после чего сжала кулаки.

— У меня уже гости? Если бы предупредили заранее, я бы подготовилась. Хотя вас, — князю достался томный взгляд, — я рада видеть в любое время.

На меня девушка принципиально не смотрела, что было мне только на руку. Выглядела она… жутко. Снять с нее иллюзию мог только другой иллюзорный маг, сама она заниматься этим явно не пожелала, и теперь под воздействием антимагических браслетов морок слезал клочьями.

Один глаз был зеленого цвета, второй — серого. Часть волос стала темно-русой и едва прикрывала ухо. Середина прядей просто пропала, хотя на плечах до сих пор лежали, вернее, висели в воздухе красивые черные локоны. С правой стороной дела обстояли лучше, и именно поэтому девушка старалась поворачиваться к нам этим боком.

— Тогда вы не откажетесь потешить мой слух небольшой историей? — Ис улыбнулся, но голос был ледяной. — Начните с того, где взяли приглашение на бал и кто велел вам обратить на меня внимание.

— Вас невозможно не заметить. Вы излучаете особую энергию и притягиваете к себе всех, — мурлыкнула пленница. — Но ведь и я не оставила вас равнодушной, верно?

Магичка старательно улыбалась, но ставшие разными губы только кривились в подобии улыбки. Румянец пятнами покрывал щеки, одна бровь оказалась выше другой. Из-за этого наша пленница казалась старой куклой, лицо которой сшили из ненужных кусочков ткани.

Смотреть на нее было физически больно, и мне приходилось прикладывать усилия, чтобы не отвести взгляд.

— Наш танец снился мне всю ночь… А вы вспоминали обо мне? — Глубоко вздохнув, магичка коснулась руки Иса.

— Не стоит казаться глупее, чем вы есть. — Князь отдернул ладонь. — Я задал четкий вопрос и хочу услышать ответ. Вам решать, с кем беседовать: со мной или с палачом.

— Какой вы, оказывается, грубый. — Девушка обиженно надула губы и прижала колени к груди, всем видом демонстрируя нежелание общаться с нами.

— Повторять дважды я не люблю, — негромко произнес Ис.

— Я из-за тебя не успела толком позавтракать. А голодный маг — злой маг, — устав изображать тень, криво усмехнулась я. — Еще ты должна мне за испорченное платье, а оно, между прочим, очень дорогое.

Мой тон девушке не понравился, и она жалобно взглянула на князя. Но хмурый Ис с поджатыми губами и скрещенными руками совершенно не выказывал желания заступаться за пленницу и призывать наглую ведьму к порядку. Более того, он демонстративно шагнул к двери, собираясь вызвать стражу.

— Подождите! Умоляю, не надо пыток, я все расскажу, — воскликнула девушка.

— А вот это послужит неплохой компенсацией. Ну и заодно жестом доброй воли. — Забыв уточнить, какова воля самой иллюзорницы, я отколола с ее платья круглую брошку, являющуюся достаточно сильным артефактом. — Признаться, в первый момент я чуть не поверила, что ты и правда работаешь со стихийными чарами. Но раз уж это не так… Согласись, настоящему огненному магу это украшение подойдет больше?

Хлопнув ресницами, я демонстративно приколола брошь на свою рубашку и полюбовалась ею. Выполненная в виде солнца и украшенная мелкими драгоценными камнями, она смотрелась очень дорого.

Что до взгляда, которым одарила меня девушка… Казалось, еще немного, и создающий огненные пульсары артефакт ей не понадобится. В итоге накалившуюся до предела обстановку разрядил Ис.

— Волшебные безделушки обсудите после. Сейчас я хочу услышать, как к тебе обращаться. Настоящее имя ты вряд ли скажешь, но сойдет и прозвище, — застыв напротив магички, сухо сказал князь. — Мой предыдущий вопрос ты вряд ли успела забыть.

— Ливия. Это мое настоящее имя, честное слово. И приглашение выписано на него же, — затараторила пленница. — Я не хотела ничего дурного. Меня заверили, что вам не причинят вреда.

— Кто заверил? — Ис скрестил руки на груди и прислонился к стене.

— Он сказал, это небольшая шутка. Никто не пострадает. Но если я не соглашусь, он расскажет обо мне другим магам. — Разноцветные глаза наполнились слезами. — У меня больная мать и две младших сестры, я не могла этого допустить!

— И имени заказчика ты тоже не спросила. Не удивлюсь, если даже смотрела в другую сторону, чтобы не вызвать его гнева. — В голосе князя слышалась откровенная насмешка.

— Пожалуйста, не отдавайте меня палачу! Пожалуйста, не казните меня! Пожалуйста, я не виновата, что родилась с таким проклятием. — Закрыв лицо руками, Ливия громко разрыдалась. Девушку колотила дрожь, иллюзия еще сильнее пошла рябью и на этот раз позволила увидеть родимое пятно у нее на шее. — Я не хотела к магам, не хотела!

— Почему? — Я смотрела на заикающуюся девушку без всякого сочувствия. — Иллюзорники — вовсе не парии, сажать в клетку тебя никто не стал бы. Напротив, помогли бы найти полезное применение твоим способностям. Выступала бы на ярмарках, устроилась бы помощником к портному или торговцу, а может, помогала бы наводить иллюзии на города во время княжеских визитов. Заставили бы тебя отмечаться, поставили бы на учет, зато больше не пришлось бы волноваться о родных.

Говоря это, я внимательно наблюдала за реакцией Ливии. Девушку должно было разозлить мое вмешательство, но она не позволила себе даже недружелюбного взгляда. Напротив, судорожно втянула носом воздух и бессильно сгорбилась.

— Это если бы я училась в академии. А если нет? Если я самоучка или меня выгнали с последних курсов? А если мне уже приходилось использовать свои способности и совершать плохие поступки? Наказание одинаково вне зависимости от обстоятельств. Я готова была рисковать, но не знала, что удача отвернется от меня настолько быстро.

— Для бедной крестьянки, которую ты так лихорадочно пытаешься изобразить, твоя речь слишком грамотная. Да и о правилах поведения в академии я наслышан. Те нарушения караются далеко не так строго, как покушение на мою жизнь. — До этого момента казалось, что Ис безучастно наблюдает за разговором, но, как выяснилось, он анализировал каждое слово.

— То есть сочувствия от вас я не дождусь? — Вытерев слезы, Ливия сосредоточенно взглянула на князя. — Вы заставите меня рассказать все, что хотите услышать, а потом повесите? И плевать на то, что любовные чары несмертельны, а те, которые использовала я, продержались лишь сутки?

— Я вовсе не такой монстр, каким вы пытаетесь меня изобразить. И поэтому до сих пор говорю с вами вежливо, браслеты — это вынужденная мера. — Князь развел руками в притворном сожалении. — У вас начало неплохо получаться. Попробуете снова? Теперь — в последний раз.

— Допустим, я соглашусь. Но вы дадите слово, что после этого позволите мне уйти? Я хочу получить гарантии. — В поведении Ливии опять произошла перемена.

Девушка подобралась, села ровно, сложила руки на коленях и спокойно посмотрела на нас. Даже размытая иллюзией внешность перестала служить помехой.

Невольно я позавидовала ей. Помнится, мне пришлось не один день привыкать к иллюзии, «разнашивать» ее, будто только что купленную рубашку. А вот Ливия совершенно не испытывала неудобств и умудрялась уверенно держаться даже в столь ущербном «одеянии». Собственно, именно поэтому иллюзорников не любили. Как можно относиться к человеку, который меняет мороки, как модница вещи? И как не поверить в то, что маги, постоянно прибегающие к этому дару, в итоге сами забывают, какие они на самом деле?

— Уже торгуешься? Смело. Хотя довольно глупо. Я ожидал большего. — Князь улыбнулся. Вроде бы радушно, но даже мне стало не по себе.

— Ничего, я привыкла довольствоваться малым. — Ответная улыбка Ливии оказалась дерзкой. Для меня переход к простому общению показался неожиданным, но девушка не выглядела смущенной. — Да и чего бояться? Сам сказал, что не монстр. Пытать точно не будешь, иначе не привел бы ее.

— Вообще-то я и выйти могу. — Изобразить безразличие удалось без труда.

Зато унять зашевелившиеся внутри эмоции оказалось сложнее. Не удержавшись, кинула быстрый взгляд на Иса, но мужчина сохранял спокойствие.

Неужели Ливия поняла, что именно разрушило ее заклинание? Или она говорила наугад? А может, что-то можно было заметить по нам самим?

Почувствовав, как сердце начало колотиться в груди, я сжала кулаки. Сейчас определенно не место и не время думать о вчерашнем происшествии.

— Ришида — придворный маг и при необходимости может заменить палача. — Эти слова князя подтвердили мои предположения. — Если ты так настаиваешь, что ж… скажешь, кто наниматель, и я распоряжусь, чтобы наказание не было слишком строгим.

— Это лорд Блейтин. — Услышав желаемое, Ливия просияла. — Заплатил пятьдесят золотых за заказ и еще пятьдесят, чтобы я забыла о нем. Ваше сиятельство, я не кривила душой, в вас есть нечто такое, что сводит с ума. И мне понравилось танцевать с вами.

— Как же он вас нашел? — проигнорировав пылкий взгляд, подчеркнуто холодно спросил Ис.

— О, я достаточно известна в своем кругу. — Девушка позволила себе горделивую улыбку. — А такие вещи решаются быстро.

— Как я могу проверить, что вы не назвали первое попавшееся имя? Слово скрывающейся иллюзорницы против слова графа… — Князь сделал паузу, позволив Ливии обдумать ситуацию.

Я же отчетливо вспомнила первые недели нашего знакомства, когда князь точно так же не доверял мне. Сейчас это казалось далеким и неважным, и я не могла понять, в какой момент привыкла полагаться на Иса как на напарника и друга? Мысль, что он может не поверить моим словам, просто не приходила в голову. Хотя любой другой счел бы абсурдной дружбу между князем и обычной ведьмой.

— Проще простого. — Ливия фыркнула. — По моей просьбе Харт принес два мешка с золотыми. Я заколдовала оба. Вдруг он передумал бы платить, а мне не хотелось остаться с носом.

— Какое заклинание? — деловито поинтересовалась я. — С тебя браслеты не снимем, так что рассказывай так, чтобы я сумела его увидеть.

— Иллюзорная магия — своеобразная, не уверена, что смогу подобрать подходящие слова. Да и, судя по вчерашнему, опыта у тебя маловато. — Не знаю, какие слова Иса заставили Ливию изменить мнение обо мне, но ее взгляд стал снисходительным, девушка явно юлила.

— Значит, тебе придется постараться. — Я хищно усмехнулась. — И не забывай, что хоть его сиятельство и пообещал не сажать тебя под замок, письмо в ковен буду писать я. А в дела магов обычные люди не вмешиваются, и князь никак не сможет на меня повлиять.

— Почему никто никогда не попытается по-хорошему попросить? Все сразу переходят к угрозам? — В голосе Ливии прозвучала неподдельная обида. На мгновение мне даже показалось, что сквозь иллюзию проступило ее настоящее лицо. — Расскажу все только для того, чтобы потом хоть немного побыть в одиночестве.

На этот раз роль стороннего наблюдателя выпала Ису. В магии он не разбирался, и наш разговор наверняка казался ему скучным и глупым. Я же стремилась выжать из Ливии как можно больше полезной информации. Сначала девушка еще пыталась отделываться ничего не значащими фразами и делать вид, что не понимает меня, но в итоге осознала бесполезность этой затеи. За следующий час я не только узнала о заклинании-маячке на мешочке с деньгами, но и здорово расширила свои познания об иллюзорниках.

Правда, задать последний, самый важный вопрос, так и не решилась. А судя по тому, как насмешливо блеснули глаза Ливии, ответ она прекрасно знала.

— Ришида, пойдем. — Ис условно постучал в дверь.

— Куда? А я? — Ливия растерянно захлопала ресницами. Прижав руки к груди, в очередной раз всхлипнула. — Меня не отпустят?

Успев сбиться со счета, я уже не пыталась понять, это очередная маска или хоть какие-то эмоции девушки настоящие.

— Только после того как проверим твои слова. Ты ведь не просила освободить тебя именно сегодня. — Улыбка князя вызвала сердитое фырканье Ливии.

Кажется, она даже начала ругаться нам вслед, но захлопнувшаяся дверь погасила все звуки. Подождав, пока охранники удостоверятся, что заколдовать нас никто не пытался, стали подниматься по ступенькам.

— Ливия сказала то, что ты хотел услышать? — Я огляделась по сторонам, убедившись, что коридор пуст.

— С каких пор ты стала говорить загадками? — Ис недоуменно выгнул бровь.

— Это лучше, чем вообще уходить от ответа. Признайся, ты понимал, что за всем стоит Харт? — Моя выдержка все же дала сбой, и вопрос прозвучал куда резче, чем хотелось. — Услышав признание Ливии, ты совершенно не выглядел удивленным!

— Допустим, я предполагал, что он замешан во всем этом, — явно не зная, в чем причина моего недовольства, кивнул князь.

— А почему отказался обсудить случившееся со мной? В конце концов, ты нанял меня именно для защиты, а как помочь тому, кто не говорит всей правды? Да и я тоже подозревала Блейгина.

Показавшаяся в коридоре служанка предпочла при виде нас шмыгнуть в ближайшую комнату.

— Именно поэтому и не сказал, — тоном абсолютно уверенного в собственной правоте человека произнес Ис.

Я беззвучно ахнула. Вот тебе и полное доверие, и дружба, и взаимопонимание! Впрочем, глупо ожидать чего-то другого. И когда только научусь не наступать на одни и те же грабли?!

— Что? Даже ничего не скажешь в ответ? — Выждав несколько минут, лорд удивленно покосился на меня.

— А должна? Ты князь, твое право решать, какую часть информации мне доверить. — Я сумела произнести это невозмутимо. Даже улыбнулась уголками губ, изо всех сил стараясь, чтобы Ис не догадался, с какой силой меня душит обида.

— И почему вы, девушки, так любите всякие мороки и маски? — Ис страдальчески вздохнул. А потом подхватил меня под руку и затащил в первую подвернувшуюся комнату, оказавшуюся пустой спальней. — Только в отличие от Ливии я знаю, какая ты настоящая. Риш, в чем дело?

— Не понимаю, о чем ты. — Сложив руки на груди, я нарочито недоуменно взглянула на князя.

— Риш… кажется, я зря боялась переиграть. Ис устало потер переносицу. — Я не слепой, тебя что-то беспокоит, но ты предпочитаешь об этом молчать.

Разве я не могу позволить себе несколько секретов? Или должна докладывать о каждой своей мысли? В таком случае ты замучаешься, читая отчеты, — разозленно фыркнула я.

— А как же наш договор и принятые в соответствии с ним обязательства? Все стало пустым звуком? — провокационно уточнил князь, почти дословно повторив мои собственные мысли.

— Если хочешь, приказывай. Я всего лишь обычная ведьма и не посмею отказаться отвечать на вопрос. — Вопреки мирным словам мой голос буквально сочился ядом.

Раньше я никогда не позволила бы себе настолько дерзко и глупо лезть на рожон, но сейчас переполнявшие меня эмоции требовали выхода. Мне хотелось разозлить Иса, побольнее уколоть его. Что угодно, лишь бы расшевелить, лишь бы заставить сделать хоть что-нибудь! Пусть наконец-то перестанет изображать ледяное спокойствие! Пусть скажет, кто я для него — просто нанятый маг или нечто большее?

— Злишься, потому что я не захотел обсудить с тобой подозрения, касающиеся Блейтина, — убежденно произнес Ис, опускаясь в кресло. — Но не вижу ни одной причины, которая вынудила бы меня поступить иначе.

— То есть ты мне не доверяешь. — Смотреть на князя сверху вниз показалось неудобным, и я заняла соседнее кресло. — Скажешь хотя бы, чем заслужила такую немилость? Князей мало, а желающих нанять ведьму еще меньше, так что информация мне пригодится.

— Наоборот, доверяю. — Я сидела как на иголках, а в глазах Иса заплясали смешинки. — Но при всех своих достоинствах ты слишком импульсивна и порывиста. В общем, легко могла бы наделать глупостей.

— И самая большая из них — это мысль откликнуться на твое объявление, — теперь уже сердясь на непонятное веселье князя, пробурчала я.

— Риш, а ты хорошо помнишь текст объявления? И то, почему мне обязательно требовался маг со стороны? — Подавшийся вперед Ис хитро улыбнулся. — Я хотел, чтобы ты сделала выводы сама. Не опираясь на мои предположения и доверяя собственной интуиции, а не сплетникам вокруг. Будь все по-другому, я не стал бы нанимать мага, а сразу отдал бы страже необходимые приказы.

— Допустим. — Злость как-то незаметно схлынула, и теперь я чувствовала себя вконец растерянной и запутавшейся. Не придумав ничего умнее, просто кивнула и вопросительно взглянула на князя.

— То есть ты по-прежнему обижаешься. — Недоуменно нахмурившийся Ис почесал затылок.

Со взлохмаченными волосами он отчего-то напомнил мне ребенка и произвел такое забавное впечатление, что я не смогла сдержать улыбки.

— Не обижаюсь. Просто не понимаю, почему обо мне всегда думают хуже, чем я есть, — миролюбиво пояснила я. — Блейтина я стала подозревать сразу, как только узнала, что он доводится родственником Мейрну.

— А может, ты просто не даешь никому возможности узнать тебя получше и изменить мнение? — вызывающе поинтересовался Ис. Правда, ждать ответа не стал и сразу продолжил: — Я надеялся, что граф Блейтин выведет меня на сообщников. Если он стоит за всеми покушениями, то просто обязан действовать в паре с кем-то.

— И как успехи? — неподдельно заинтересовалась я.

— Увы! То ли Харт — непревзойденный организатор и провернул все в одиночку, то ли успел избавиться от бывших сподручных. — Князь развел руками и шумно вздохнул.

Теперь уже я не сомневалась — он дурачится специально, но вот почему — потому что испытывает неловкость и не знает, как теперь себя вести, или таким образом выражает радость от предстоящей поимки убийцы?

— Поделишься еще какими-то мыслями о Блейтине? — Ис вновь вернулся к деловому разговору.

— Даже не знаю, с чего начать. — Стоило князю наконец-то поинтересоваться моим мнением, как все мысли выветрились из головы. — Он мне сразу не понравился. Слишком чванливый, гордый, грубый. Вроде бы Харт никому прямо не хамил, но, думаю, он не умеет располагать к себе людей. Понимаю, что одной интуиции мало, но я привыкла полагаться на собственные ощущения.

— Для наказания хватит и того, что он нанял Ливию, — отмахнулся князь. — А ты здесь как раз потому, что я ценю твою интуицию.

— Только ее? — Я поспешно закрыла рот, но слова уже сорвались с языка.

Да что со мной сегодня творится?! Веду себя не как маг, а как сопливая барышня!

— Если назовешь еще какие-то факты, буду только рад. — Ис то ли сделал вид, что не понял вопроса, то ли действительно полностью сосредоточился на деле.

— Я более чем уверена, что он покрывал банду Дикого. Главарь тогда довольно презрительно отнесся к Мейрну, что исключает его активную роль. А ведь ты сам замечал — Дикий словно по волшебству избегал всех ловушек. Или ему кто-то заранее о них рассказывал. — Кое-как совладав с собой, я говорила четко, голос практически не дрожал. — Все графы принимали участие в обсуждении проблемы, так что Харту вообще не пришлось прикладывать дополнительных усилий и добывать нужные сведения.

— Думаешь, у Блейтина настолько туго с финансами, что он решил с помощью разбойников пополнить казну? — изогнул бровь князь.

— Думаю, что таким образом Харт подрывал твой авторитет. — Я скопировала взгляд Иса. — Он нарочно выступал на площадях и заверял всех, что его сиятельство с легкостью разберется с одной крохотной шайкой, так что беспокоиться не о чем. Надо пояснять, какие слухи начинали ходить о князе, когда очередная попытка справиться с бандой проваливалась? Подданные считали, что тебе либо наплевать на них, либо ты ни на что не способен.

— Пусть так, но какой в этом смысл? Допустим, народ взбунтуется, откажется мне подчиняться. Я отрекусь или погибну. Но ведь мое место займет кто-то другой. Блейтин не самый плохой граф, но и не самый хороший, так что венца ему не видать. — Ис сплел пальцы и погрузился в размышления.

— А с чего ты взял, что каждый обязательно хочет стать князем? Конечно, власть и деньги чаще всего сопутствуют друг другу, но к княжескому венцу прилагаются еще и определенные обязательства. Харт вряд ли хочет взваливать на себя бумажную работу, балы ему больше по вкусу. И вот как раз на них нужно золото. Вспомни те письма, которые мы нашли у Семилна! Вдруг такие выгодные предложения делались не только советнику, но и графам? Важные решения принимаются на совете. — Довольная выстроенной цепочкой, я торжествующе улыбнулась.

— Я предполагал, что Мейрну кто-то одолжил банду. Ты права, Харт отлично подходит на роль «хозяина», да и Дикий попортил всем немало крови. Но зачем было так глупо подставляться с Ливией? Если она не хотела меня убивать, что тогда? Никто во дворце не поверил бы, что я внезапно воспылал страстью к незнакомой девушке, — нахмурился князь.

— Вот и задашь эти вопросы Блейтину! Я вообще-то маг, а не мастер по заговорам и интригам. И как маг утверждаю, что план с иллюзорницей был не таким уж и глупым, — разозлилась я. — Тебе повезло, что успела вовремя. Если Ливия полностью владеет даром, сумела бы проконтролировать твое поведение. Фальшь заметили бы только те, кто хорошо тебя знает, а их немного.

— И опять выходит, что помощи я мог ждать только с твоей стороны. Лучше тебя меня мало кто знает. — Поймав мой взгляд, Ис лучезарно улыбнулся.

Против воли щеки начали заливаться краской. Демоны побери, почему обязательно надо все так усложнять? Возникшая между нами неопределенность сводила с ума. Я никак не могла понять: князь имеет в виду рабочие секреты или намекает на что-то большее.

— В любом случае я поражен. Мне казалось, ты и думать забыла о Диком. Судя по всему, блеск в его глазах был вызван именно азартом, но никак не воспоминаниями о прошедшем вечере. — Как ты сопоставила все эти факты?

— Просто подумала как следует. Было сложно, но надо же как-то бороться с бессонницей. Признаваться, что на мысль меня навел Эвис, показалось стыдным.

Ис наверняка потребует подробностей, а я не хотела рассказывать, как облила графа кофе и потом была вынуждена пригласить в спальню.

— Ладно, признаю, я был не прав. У тебя взрывной характер, но ты умеешь держать эмоции под контролем. Больше ничего не стану от тебя скрывать и с этой минуты начну говорить все, что думаю. — Князь шутливо поднял руки вверх.

— Тогда предлагаю проверить мою выдержку на практике и заняться допросом Блейтина. — Вроде бы Ис принял нужное мне решение, но я внезапно почувствовала, что не готова услышать правду о его чувствах ко мне.

В конце концов, у нас сейчас нет времени на такие глупости. Не давая времени себе — передумать, а князю — настоять на чем-то другом, я поспешно вскочила и двинулась к двери. Ису ничего не осталось, как последовать за мной.

Долго искать Блейтина не пришлось. Для каждого графа в замке давно были отведены гостевые покои, и, когда стража запретила всем покидать замок, оскорбленные лорды заперлись у себя.

— Нам взломать дверь?

Предположив, чем закончится разговор, Ис захватил с собой пятерых стражников для охраны.

— Для начала попробуем постучать. — И, улыбнувшись, князь воплотил свои слова в действие.

К моему удивлению, Харт открыл почти сразу же, как будто ожидал гостей. Поскольку стражникам велено было ждать знака в соседнем коридоре, нам с князем он кивнул весьма приветливо.

— Позволите войти? — вежливо, добавив в голос просительные нотки, будто мы пришли не допрос проводить, а занять денег, поинтересовался Ис.

— Это ваш замок, разве я могу запретить. — Ничего не подозревающий граф приглашающе махнул рукой. — Позвольте еще раз выразить благодарность — праздник получился чудесным, думаю, о нем будут говорить целый месяц.

— Я передам сестре ваше мнение, она будет рада, — кивнул князь.

Пока лорды обменивались дежурными фразами и плавно пытались перейти непосредственно к причине визита, я разглядывала Харта. Для потенциального заговорщика мужчина выглядел неожиданно спокойным и уравновешенным, волосы гладко причесаны, на лице ни малейших следов бессонной ночи, проведенной в попытках придумать оправдание.

Блейтин даже одет был по-домашнему. Рубашка, штаны и накинутый сверху парчовый халаг вкупе с благожелательной улыбкой сразу рисовали образ обычного, не замешанного ни в чем плохом человека. И именно это заставило меня сильнее подозревать лорда.

— Вы, должно быть, хотите что-то разъяснить насчет вчерашнего инцидента? Я всегда рад погостить, но дома меня ждут дела. Мне даже не позволили отправить записку управляющему и не потрудились объяснить, чем вызван подобный запрет. — Харт все же позволил себе нахмуриться, изобразив возмущение вкупе с одолевающей его тревогой.

— А вам есть что рассказать? — Проигнорировав недовольство графа, Ис в свою очередь изобразил легкое любопытство.

Вот когда поразилась выдержке князя. На его месте я не удержалась бы, сразу обвинила Харта в покушении и попыталась запугать возможным наказанием. Или сделала бы обыск, чтобы вести допрос, располагая вескими доказательствами вины. Но уж точно не сумела бы расточать любезности и вести светскую беседу с тем, кто принял хладнокровное решение от меня избавиться.

— До меня доходили только слухи. Я не счел нужным обращать на них внимание, ведь сплетникам веры нет. — Теперь Харт смущенно развел руками. — Полагаю, это как-то связано с вашим исчезновением с бала. Леди Игрис очень расстроилась, она ждала, что вы поможете ей разрезать торт.

— И вы совершенно не представляете, что могло меня так занять? — Сочтя, что игра закончена, князь опасно сузил глаза.

Холод в его голосе пробрал меня до костей, вот только Блейтин все еще отказывался верить, что нам что-то известно.

— Ваше сиятельство, я не глупая служанка, чтобы следить за вами и разносить сплетни. — Граф издал смешок. — Чем бы вы ни заняли свое время, это, безусловно, было важным для княжества.

— И вы не видите ничего предосудительного в том, что я увел вашу спутницу? — Ис предоставил Харту последний шанс во всем признаться.

— Вы ушли вместе с кем-то? — Увы, Блейтин оказался слишком глуп, чтобы ухватиться за соломинку, и предпочел изображать непонимание. — На балу многие леди пользовались моим вниманием. Даже госпожа Ришида подарила один танец.

— В самом деле? — Покосившись в мою сторону, князь сделал вид, будто размышляет о чем-то.

Почему-то я была уверена, что сейчас Ис предложит Харту взглянуть на список гостей, в который под настоящим или вымышленным именем обязательно окажется вписана Ливия, но лорд не захотел терять время зря.

Он поморщился, досадуя на глупость подданного, а потом резко повернулся ко мне.

— Ришида, будь добра, позови стражу. Пусть для разнообразия сами выполнят работу, за которую получают деньги.

— Что? Какая стража? Здесь какая-то ошибка! — Граф побагровел. — Немедленно объяснитесь.

— В застенках вам все разъяснят. — Холодная усмешка Иса не сулила Харту ничего хорошего. — В тюрьмах очень мало развлечений. Возможно, от скуки вы подумаете о бале и вспомните что-то еще.

— Вы не посмеете надеть на меня наручники и запереть в камеру! Я не какой-то простолюдин! И, если виноват в чем-либо, требую должного обращения в соответствии с моим статусом. — В глазах наконец-то начавшего осознавать опасность ситуации Блейтина мелькнул страх.

— Да, как любят говорить фрейлины: «Кандалы совершенно не подойдут к вашему халату». — Ис явно мстил Харту за пережитое унижение, и его голос сочился ядом. — Но что же я за князь, если не прислушаюсь к своему подданному? Риш, выручишь?

Сообразив, что задумал князь, я сразу начала плести заклинание. Так что, стоило ему бросить на меня вопросительный взгляд, мгновенно щелкнула пальцами. Разразиться очередной возмущенной тирадой Блейтин не успел. А теперь уже и не мог.

Я использовала заклинание, которое в прошлом изрядно выручило меня, став пропуском в дом Вериты. Разве что оставила барону возможность говорить, а вот слушать комментарии графа не испытывала ни малейшего желания.

Убедившись, что Блейтин может только сверлить нас гневным взглядом, вышла в коридор. Кэм, как и положено хорошему ученику, уже крутился неподалеку, делая вид, что просто смотрит в окно. Его я и отправила за стражниками. Те только ждали сигнала, так что появились через пару мгновений.

— Обыскать. Деньги, документы и амулеты складывать сюда. — Ис кивнул на стол.

Опустившись в кресло, он скрестил руки на груди и принялся наблюдать за работой стражников. Те старательно отрабатывали свой хлеб, действуя четко и слаженно. По крайней мере, сама я точно не догадалась бы искать тайник в картине, уж скорее предположила бы, что полотно маскирует его. Три амулета нашлись под подушкой, еще два — под полом.

Я зря подозревала графа в безалаберности. В шкафу обнаружилась полностью собранная сумка с вещами, необходимыми для путешествия налегке.

Харт наблюдал за разворачивающимся действом с плохо скрываемым презрением, Ис — с деланым равнодушием. Мне же было действительно скучно. Стражники, рассудив, что опасные предметы не будут лежать на виду, методично простукивали стены в поисках очередных тайников. Вот только я сомневалась, что Блейтин станет предпринимать столько усилий для сокрытия денег. О том, что Ливия поставила метку на золото, он не догадывался, а сами по себе монеты никаких расспросов не вызовут, так зачем выдумывать лишнюю головную боль?

С молчаливого согласия Иса я также присоединилась к поискам, но основное внимание сосредоточила на тумбочках и полках. Повезло почти сразу. Нужный мешочек нашелся в ящике стола. Я так и представила, как Харт, пригласив Ливию на чай, манерно кидает деньги на стол и напыщенно произносит, что больше не нуждается в услугах дешевой фокусницы.

«Хотя… не такой уж и дешевой», — взвесив мешочек в руке, присвистнула я.

Пояснять, что именно добавила к остальным уликам, не понадобилось, Ису хватило одного взгляда.

«И все-таки насколько слаженно нам удается работать в команде?» — мелькнула непрошеная мысль.

— Нам уйти или остаться? — закончив с работой, обратился черноволосый стражник к князю.

— Останутся они. — Ис, помешкав, указал на двоих ребят, видимо пользующихся его особым доверием. — Вы караульте у входа.

Я приготовилась снимать заклинание, но князь опять меня удивил. Взяв один из найденных свитков, оглянулся, ища перо.

— Скажи Кэму принести нам чай, — за неимением письменных принадлежностей черкая что-то ногтем, попросил князь.

У Блейтина, когда я не только забрала поднос у ученика, но и кивнула тому на свободное кресло, позволив присоединиться к беседе, запылали глаза. Что ж, «чаепитие» в присутствии слуги далеко не первое унижение, которое ему придется пережить.

Ис читал медленно, явно нарочно играя на нервах Харта и вынуждая лорда теряться в догадках. Мне князь ознакомиться со свитками не предложил, пришлось взять их без спроса. Граф при этом сдавленно булькнул и, кажется, пришел к выводу, что соврать не получится. В самом деле, уж если его сиятельство допускает, чтобы ведьма столь нагло себя вела, ситуация хуже некуда.

В отличие от Иса я письма только просматривала. Большая часть свитков была написана знакомым шифром. Если мне не изменяет память, похожие бумаги мы нашли у Семилна, вот только граф вряд ли остался к ним столь же равнодушен, как советник.

— А теперь поговорим, — обыденным тоном произнес князь.

— Ты за это ответишь! Я тебе не умертвие, чтобы терпеть подобное! — Обретший способность говорить граф поспешил наверстать минуты собственного молчания. — Кичишься своим положением, но на тебя управа найдется!

— Лорд, вы забываетесь. — Ледяной голос Иса заставил Хара подавиться воздухом.

Я позволила себе откровенно злорадную улыбку.

— Может, я и повысил голос, но у меня есть для этого веские причины. Моя вина не названа. Вы даже не дали мне возможности объяснить действия, которые, судя по всему, вызвали ваше недовольство, — присмирев, принялся жаловаться граф.

— Неужели? — Князь манерно изогнул бровь. — По-вашему, этого недостаточно?

— Так все дело в письмах? — Блейтин оказался еще глупее, чем я предполагала. Он явно не сообразил, что одной фразой умудрился подписать себе приговор, и вновь скорчил возмущенную гримасу. — Если бы вы не спросили о бале, я бы объяснил, что счел их недостойными внимания и спрятал.

— Какой цели вы пытались достичь, подсылая ко мне Ливию? — А вот на этот раз отразившаяся на лице Иса усталость определенно была настоящей. — Ту самую брюнетку в красном платье. Не пытайтесь врать, она выдала вас с потрохами. А магическая метка на деньгах, которые девушка заколдовала без вашего ведома, подтверждает ее слова.

— Тогда зачем вы вообще меня спрашиваете, если все знаете? Почему сразу не ведете в пыточную? — Харту стоило бы испугаться, но все вышло наоборот — мужчина вызывающе сверкнул глазами.

Интересно, можно ли сойти с ума от страха? Может быть, у Блейтина просто все окончательно перемешалось в голове и он не соображает, что несет?

— Эта рубашка мне нравится, не хочу пачкать ее в крови. — Ис стряхнул с манжета невидимую пылинку. — А ждать, пока палач разговорит вас, не намерен. И так потерял уйму времени. В ваших интересах доказать, что я был прав и не зря решил начать с обычной беседы.

— Да чего вы с ним так возитесь? Повесить на главной площади за покушение на князя — и дело с концом! Пусть другим будет наука, авось больше не станут с вами связываться, — увлекшись, азартно выкрикнул Кэм, чем заработал сразу два недовольных взгляда.

Я еще и стукнула мальчишку под столом ногой, давая понять — то, что его допустили ко взрослому разговору, еще не значит, что он получил право принимать в нем активное участие.

— Простите. Просто я не могу слушать, как этот, — ученик скорчил гримасу, — изображает из себя обиженного зря, когда перед этим чуть не сжил со свету его сиятельство.

— Приятно видеть подобное рвение. — На этот раз Ис благодарно улыбнулся Кэму. — С такими подданными я могу не опасаться за собственную жизнь. А заодно и выбор будет, кому пожаловать освободившийся графский титул.

— Ваше сиятельство, клянусь честью, я не планировал убийство. — Блейтин посерел. — Это недоразумение. Вы все неверно поняли!

— Так поясните, — холодно кивнул князь, вновь надевая на лицо ледяную маску.

— Я в самом деле позволил себе нарушить клятву и замыслил не очень хороший поступок по отношению к вам. — Харт с усилием сглотнул, но сумел взять себя в руки и заговорил четко поставленным голосом: — Мои действия были продиктованы необходимостью. Я догадывался, что Мейрн при допросе мог упомянуть обо мне, братишка с детства отличался непомерной болтливостью. Ваше последующее поведение укрепило мои подозрения. Я не хотел лишиться поместья и отправиться в тюрьму, поэтому сделал то, что считал необходимым.

— Лорд, вы что, пытаетесь вызвать у меня сочувствие? — Ис окинул графа презрительным взглядом. — Я желаю услышать, каковы факты, мысли оставьте при себе.

— Именно к этому я веду. — Замечание князя заставило Блейтина оскорбленно фыркнуть.

Мне пришлось спешно отвернуться в сторону и прикрыть рот рукой, сдерживая смешок, уж слишком забавным выглядел граф. На лице Харта крупными буквами было написано недовольство: мол, эти князья сами не знают, чего хотят — то требуют каяться, то прерывают на полуслове.

— Князь Вотрбека очень нуждается в нашей поддержке. Хотя бы самой незначительной. Эти указы не принесли бы нам вреда. Так, пара формальностей, — Блейтин кивнул на два письма, — но его сиятельство в благодарность обещал хорошую должность и поместье.

— Видно, у нас разные представления о благе собственного княжества. И то, что вы считаете формальностью, вылилось в нешуточные проблемы. — Теперь уже Ис смотрел на Харта как на что-то мерзкое. — Вы знали, что я никогда не подпишу подобное. Как же вам взбрело в голову использовать для этой цели мага?

— Так это она меня надоумила. — Мне достался красноречивый взгляд. — Вы бы слышали, как складно пела, расписывая прелести приворота. И отследить его трудно, и заклинание держится недолго, и жертва особого дискомфорта не испытывает. Прямо все предусмотрела!

— Не припоминаю, чтобы вы присутствовали при моем разговоре с Мейрном. Или не в меру любопытные графы теперь уподобляются слугам и ловят свежие сплетни в кустах? — ядовито поинтересовалась я.

Стражники сумели сдержаться, а вот Кэм захихикал. Не иначе представил Харта с золотым сачком.

— Чего ты вообще в наш разговор лезешь? С путами справилась, вот и жди дальнейших указаний, — окончательно окрысился на меня Блейтин.

— Харт, вам не кажется, что вы окончательно переходите всякие границы? — Ис говорил негромко, даже изобразил улыбку, но взгляд стал колючим. — Попытки очернить Ришиду в моих глазах не возымеют действия, зато окончательно помогут понять, что вы за человек и какое наказание вам определить.

— Вот когда предстану перед судом, вспомню о приличиях, — огрызнулся Харт.

— Ваше сиятельство, начальник стражи просил передать вам это, — заглянувший в комнату охранник отвлек нахмурившегося князя.

— Будьте добры, никуда не уходите, дождитесь меня. Я хотел бы продолжить беседу. — Не упустив возможности в очередной раз унизить графа, Ис вышел в коридор.

Отсутствие князя никак не повлияло на стражников, те продолжали стоять истуканами, делая вид, что происходящее их не касается. А вот Кэм явно начал испытывать неудобство, заерзал в кресле и принялся поглядывать на дверь.

— Даже не думай, уйдешь вместе с нами. Если бы Ис счел твое присутствие нежелательным, сразу попросил бы уйти. А поприсутствовать на допросе полезно. Никогда не знаешь, какой опыт пригодится в жизни, — угадав мысли ученика, наставительно произнесла я.

— Думаешь, это долго продлится? Пытаешься поверить в собственную важность? Тем больнее будет снова падать в грязь, — прошипел Харт.

— Почему нет? Придворный маг — должность постоянная, я князя устраиваю. Так что, если кому-то и суждено искупаться в грязи, так не мне. — Я поджала губы и окинула графа уничижительным взглядом.

— Князь слишком холоден и груб. Пусть сейчас ты и греешь его постель, но как только надоешь, а это обязательно случится, вылетишь вон. — Наверное, если бы Блейтин мог, взмахнул бы руками, а так ограничился фырканьем. — Видно, скитание на чужбине окончательно испортило вкус Эшворда, раз он польстился на тебя. Немудрено, что Ливия не справилась, она слишком хороша для князя.

Кэм вжался в кресло и, судя по бегающему взгляду, отчаянно жалел, что не может залезть под стол. Стражники демонстративно смотрели куда-то поверх моей головы, а на лице Харта крупными буквами читалось предвкушение. Неужели в самом деле думает, что сумел задеть меня?

— Мне вот интересно, чего же вы добиваетесь подобными фразами? — Постучав пальцами по столу, я окинула графа долгим взглядом. — Вроде бы умный человек, но совершенно не понимаете очевидных вещей и не умеете просчитывать последствия своих поступков.

Я сделала паузу, не столько давая время Харту обдумать мои слова, сколько нарочно играя на его нервах.

— Если я в самом деле любовница Иса, мне ничего не стоит шепнуть ему на ушко, как красиво вы будете качаться в петле. Если нет, то вы сейчас нешуточно оскорбили как меня, так и князя. А придворный маг и злопамятная ведьма всегда найдет много способов испортить вам жизнь. — Я пакостно улыбнулась. — И еще неизвестно, какой вариант хуже для вас.

— Считаешь себя такой неуязвимой и хитрой? Наверное, веришь, что сумела подружиться с удачей и расплата никогда не наступит. Дерзишь, всюду суешь свой нос, думаешь, можешь тягаться со всем миром? Что ж, когда все кончится, вспомни этот момент. — Каждое слово графа падало подобно камню.

— Ошибаешься. Просто все самое плохое со мной уже случилось. И я устала бояться. — Злая улыбка исказила мои губы.

Больше разговаривать с Хартом я не собиралась. Демонстративно откинулась на спинку кресла и закинула ногу на ногу. Что бы ни происходило в прошлом, сейчас положение графа в любом случае хуже моего.

Уж не знаю, что думал сам Блейтин, но тут вернулся Ис, и все намерения графа остались при нем. Князь выглядел хмурым, известия Бейта явно не порадовали его.

— В темницу. Охранять до особых распоряжений, — коротко велел он стражникам. — Кэм, другим графам нужно отнести вот это.

Взяв чистые листы, Ис написал несколько коротких записок, которые протянул парнишке. Ужасно гордый возможностью оказать очередную услугу самому князю, ученик тут же умчался, и мы остались вдвоем.

— Что думаешь обо всем этом? — Ис неопределенно махнул рукой.

— Ну, мы поймали заговорщика. Это определенно хорошо, — осторожно заметила я. — Хотя ты слишком рано избавился от Харта: он не успел ничего рассказать о банде Дикого. Да и кроме этого наверняка знает еще много чего интересного.

— Одного из заговорщиков, — устало вздохнул князь. — Более чем уверен, что ничего нового для себя мы бы не услышали. Подробные признательные показания Блейтин даст и Бейту, я не хочу тратить на это время.

— Настолько уверен, что Харт не замешан в иных преступлениях? Вдруг тоже приложил к ним руку или что-то слышал? — продолжала сомневаться я. — Еще и Ливия со своими странностями…

— А что именно тебе показалось странным? — неподдельно заинтересовался Ис.

— Ну, хотя бы то, что она не просила за родных. И это при том, что Блейтин якобы шантажировал ее семьей. Так что или близких у Ливии нет, или они где-то далеко, — хмыкнула я. — Готова поклясться, их с графом связывает какое-то деловое соглашение. Да и Харт не дурак, мог заранее придумать, как вести себя в подобном случае.

— Из тебя вышел бы отличный заговорщик. Ты умудряешься увидеть заговор даже там, где его нет. — Тревога исчезла с лица князя, и теперь он весело улыбался.

— Вовсе нет. Я сама по сути росла сиротой. Приходилось и бродяжничать, и даже пару раз воровать. Не слишком успешно, однажды попалась страже. Посадить в тюрьму семилетнего ребенка не могли, вместо этого принялись расспрашивать, кто я и откуда. Вспоминать о настоящей семье было больно, о приемной — страшно. — Я передернула плечами, неохотно приоткрывая завесу над очередной частью своей биографии. — После того случая я поумнела. Знаешь, я могла горько плакать и сочинять, что моя мама больна, а младшие братья пухнут с голоду. Но когда один добрый купец предложил пойти с ним домой и взять побольше еды, удрала, не раздумывая. Потому что беспокоилась только о себе и не желала рисковать ради выдуманной семьи.

— Это было в прошлом, сейчас…

— Куда ты выходил? Случилось что-то серьезное? — не желая говорить больше, чем сказала, поспешно перебила я.

— Остальные графы изволили выразить недовольство, — настаивать на продолжении рассказа Ис не стал. Вместо этого закатил глаза, передразнивая подданных. — Они готовы задержаться в замке, но настоятельно просят объяснить им причину столь странной прихоти. Вдаваться в детали я не пожелал, пришлось позволить им покинуть замок.

— А что насчет Харта? Если действительно решишь его казнить, замять это не удастся. — Я задумчиво сплетала и расплетала пальцы.

— Увы, против такого решения взбунтуются другие лорды, новые же склоки мне не нужны. — Князь скорчил гримасу. — Да и сам Харт понимает, что смертный приговор я не подпишу. Даже не знаю, что напугало его больше: угроза лишиться жизни или титула.

— Небось представил, как за чертой столкнется с обозленными предками. — У меня вырвался смешок. — Для вас, благородных, честь важнее всего.

— Вот честью он поплатится. Я изгоню Харта из княжества и сам выберу, кто станет новым лордом Блейтином и займет его место в совете. — В глазах князя вспыхнул холодный огонь.

Ис действительно не собирался прощать обиду и умел выбрать способ мести. На мгновение мне даже стало жаль его врагов, не осознающих, во что они вляпались.

— Надеюсь, хоть один достойный граф останется. Не хотелось бы менять весь совет. — Князь досадливо поморщился.

— А почему бы и нет? Как по мне, неплохой вариант. Назначишь новых графов и будешь уверен в их преданности, — прикинула я.

— Не хватит времени. Эти лорды уже заработали определенный авторитет, знают княжество, а других придется учить, да еще и наблюдать, справляются ли они с обязанностями. — Кажется, Ис хотел потереть лицо, но в последний момент сжал кулаки и мучительно выдохнул.

— Ну, в любом случае у тебя останемся мы с Кэмом, Вэйли и Веритой. Маленький отряд, испытанный в бою. — Я дурашливо поклонилась.

— Это правило действует и в обратную сторону. — Князь остался предельно серьезным. — Риш, понятно, почему тебе не хочется на кого-то полагаться. Но ты больше не одна. И я…

— Ваше сиятельство! Господин Бейт говорит, что вы срочно ему нужны. — Знакомый охранник на этот раз даже не стал утруждать себя стуком.

— Иду. — У Иса зло сверкнули глаза, но голос был совершенно спокойным. — Ришида, продолжим наш разговор позже.

Князь поднялся, хлопнула дверь. И только расслышав удаляющиеся шаги, я позволила себе вздохнуть и заметила, что вцепилась в подлокотники с такой силой, что побелели пальцы.

Разговаривать с кем-то не хотелось и, хмуро зыркнув на предложивших помощь стражников, я отправилась к себе. Исключение сделала для вернувшегося Кэма — надиктовала ему список книг, которые нужно взять в библиотеке.

На следующие несколько часов я выпала из жизни замка. Любопытные служанки то и дело стучались в дверь, видимо надеясь, что я окажусь разговорчивее князя и поведаю хоть что-то, но, получив несколько резких отповедей, поняли тщетность своих попыток.

Когда очередной шорох отвлек меня от чтения, я собиралась запустить в вошедшего книгой. Правда, увидев, кто именно перешагнул через порог, с трудом сдержалась и швырнула книгу в кресло.

— Вижу, ты не в настроении. — Игрис испуганно замерла, не решаясь приблизиться.

— Ис опять отказался отвечать на твои вопросы и ты решила зайти с другой стороны? — раздраженно поинтересовалась я.

— Я зашла забрать украшения. Тебе не до них, а я боюсь, как бы они не потерялись. Все-таки отцовский подарок. — Девушка стала смущенно теребить пояс платья.

— Гарнитур на столе, можешь забрать, — кивнула я.

— Спасибо, прости за беспокойство, больше не буду мешать. — Подхватив украшения, Игрис выскочила из комнаты.

При мысли, что теперь девушка начнет бояться моего общества, мне стало еще хуже. Не нужно было соглашаться на этот заказ! Мало того что никаких ощутимых выгод пока не увидела, так еще и годами наработанный образ распался в клочья!

На обед я не пошла. Ис на него все равно приходить не собирался, а поддерживать ничего не значащую беседу с лордами не хотелось. В нынешнем состоянии точно не удержусь и накажу особо надоедливого аристократа каким-нибудь заклятием позаковыристее.

Следующий раз обо мне вспомнили через два часа. Увидев на пороге Вериту, не слишком удивилась. Уж скорее было странно, почему она не заглянула раньше.

— Рассказывай, — плюхнувшись в кресло, велела подруга.

— Я пообещала Ису держать подробности произошедшего в тайне, — соврала, хмуро покосившись на нее. — Так что если хочешь знать, что случилось на балу, — это не ко мне.

— Маленькое уточнение: я хочу знать, что случилось на балу с тобой. — Сбить девушку с толку оказалось не так просто. — И учти, без ответов не уйду.

— Откуда такая уверенность, что произошедшее касается меня? — Вздохнув, я отложила книги и села прямо, уставившись подруге в лицо.

— В противном случае Кэм не присылал бы мне записку с просьбой срочно явиться и разобраться. — Верита лучезарно улыбнулась. — Говорят, ты тут рычишь на слуг и швыряешься тяжелыми предметами. Интуиция подсказывает, что все это неспроста.

— Разве из этого не следует вывод, что сейчас неподходящее время для разговоров? Тяжелых предметов еще много, да и пристреляться успела. — Я нехорошо усмехнулась.

— А смысл? Даже если ты в меня что-то бросишь, то через какое-то время осознаешь свою ошибку и приедешь извиняться. Я, как и полагается, подуюсь, но потом тебя прощу. Мы через это уже проходили, так зачем повторяться? — развела руками Верита. — В общем, прекращай вести себя как злобная ведьма и метать глазами молнии — все равно не поможет!

— Вообще-то именно ведьмой я и являюсь, — холодно напомнила ей.

— Но и моей подругой тоже! — Девушка подняла палец вверх. — Чем быстрее ты все расскажешь близкому человеку, тем скорее успокоишься и поймешь, как решить возникшую проблему.

— Да не знаю я, как решить эту проблему. Может быть, ее вообще нет и я все выдумала! — Не в силах сдерживаться, со всей силы стукнула подушку.

— Но предпосылки ведь были? — Сообразив, что я сдалась, Верита пересела ко мне на кровать. — Что такого случилось на балу?

— На Иса наложили приворотные чары. Те самые, которые я якобы собиралась опробовать на тебе, — опережая вопрос, пояснила неохотно. — Ливия — так зовут иллюзорного мага, заставила Иса убить меня. Между нами завязалась схватка. И в процессе выяснилось, что заклинание развеивает поцелуй. Ливия отправилась в тюрьму. Граф Блейтин, который дал ей это задание, сейчас там же. Ис как раз сочиняет указ о лишении его титула.

— Вы поцеловались с Исом?! — У подруги расширились глаза. — И как это было? Он хорошо целуется? Если я опишу это в своей книге, то прославлюсь на века!

— Верита, это не просто поцелуй. — У меня вырвался тяжелый вздох. — Если бы ты поцеловала Иса, то ничего бы не случилось.

— Поясни для немага, — не смутившись, потребовала девушка.

— Да что тут пояснять. Просто я, кажется, влюбилась в Иса. Вот только он ничего не помнит о поцелуе. — Эмоции, переполнявшие меня до этого момента, отхлынули, и я устало опустилась на подушки.

— Даже не знаю, что удивляет меня больше: то, что ты сомневаешься в собственных чувствах, или то, что не имеешь ни малейшего представления о его чувствах, — покачала головой Верита. — В моей книге события так быстро не развивались… Даже в голову не приходит, что тут можно сказать.

— А не надо ничего говорить. — Обняв колени, уставилась в пространство перед собой рассеянным взглядом. — Я просто сделаю вид, что ничего не случилось. В конце концов, заказ я не выполнила, так что уехать все равно не смогу.

— Уехать? Куда? Зачем? — мгновенно всполошилась подруга. — Ты что, бросишь своего любимого человека?

— Ис — не мой любимый человек. Нас по-прежнему связывают только рабочие отношения, — медленно, словно втолковывала маленькому ребенку, повторила ей. — Я перечитала все свои конспекты, но толком так и не смогла понять, какими могут быть последствия приворота. Впрочем, кое-что все-таки указывает на приворот достаточно определенно.

— Ну и что же это? — Изнывающая от любопытства Верита явно с трудом сдерживалась, чтобы не начать вытряхивать из меня информацию.

— Размытые или вовсе отсутствующие воспоминания. Под действием чар человек плохо осознает свои действия, а значит, не может помнить их. — Я сделала паузу, а после недолгих раздумий продолжила: — После того поцелуя мы с Исом немного поговорили. Оказалось, он знает, как снимается заклятие, и теперь прекрасно осведомлен о моих чувствах. Но при этом князь ни словом не обмолвился о своих.

— В чем проблема? Спроси его сама, — фыркнула подруга.

— Если будешь давать такие советы, точно кину в тебя подушкой, — мрачно предупредила я. — Ис не такой человек, чтобы молчать в подобном случае. Если бы помнил что-то, уже настоял бы на разговоре. А я не хочу унижаться, выспрашивая, не влюбился ли он, часом, в меня.

В голове начало шуметь. Сжав виски руками, я глубоко вздохнула. В последние дни жизнь у меня стала слишком уж насыщенной. А самое плохое — я никак не могла понять, нравятся мне такие перемены или нет.

Жизнь научила меня приспосабливаться к любым переменам, и к неприятностям я относилась скорее философски. Вот только ожидание и неизвестность сводили с ума.

Определенно я не последую совету Вериты. Достаточно уже того, что я все утро пыталась разгадать, что думает Ис, и за какую-то пару часов из хладнокровной ведьмы превратилась в экзальтированную девицу.

— Ладно, делать первый шаг ты не хочешь. А что насчет тебя самой? Что ты сама чувствуешь к Ису? — провокационно уточнила подруга.

— Верита, спроси что-нибудь полегче, а? — жалобно попросила я. — Мне сейчас нужно думать, как встретить коллегу из ковена и какую версию событий ему рассказать. Анализировать свои чувства буду после.

— Неужели это так трудно? Либо ты кого-то любишь — либо нет, — хмыкнула девушка. — Тем более что ты сама сказала — приворот снял поцелуй между любящими людьми.

— Или между теми, чьи чувства только зарождаются. — Взяв конспект, я принялась перелистывать страницы, ища нужную. — Вот, хватит и симпатии. Главное, чтобы эмоции были достаточно сильными и смогли разрушить заклинание. А уж за этим дело у нас не станет!

— Все вспоминаешь, как Ис не хотел тебя брать на работу и устраивал всякие испытания? — Не понимая всей сложности ситуации, Верита захихикала.

— Не только это. Ис считает меня несдержанной, порывистой и импульсивной. А я по-прежнему думаю, что он перебарщивает с маниакальным стремлением держать под контролем абсолютно все. Понятия не имею, что случилось в прошлом с князем, но это испортило его характер и превратило в монстра.

— Типичные слова влюбленной девушки, которая боится своих чувств, — ректорским тоном озвучила подруга. — Еще недавно ты сама хвасталась, как прекрасно вы с Исом понимаете друг друга и какой он хороший работодатель.

— Потому что щедро платит за все! Но при этом ведет свою игру и многое недоговаривает. Я до сих пор не представляю, зачем ему в действительности понадобился маг, и каких действий Ис от меня ждет. — Не сдержавшись, я всплеснула руками.

— Ну узнаешь еще. Некоторые по двадцать лет живут в браке и каждый день узнают какие-то новые подробности друг о друге, — поддразнила меня Верита.

Стук в дверь спас подругу от избиения подушкой. Поленившись вставать, я взмахнула рукой и открыла створку силовым импульсом.

Ришида, его сиятельство желает тебя видеть. Дело несрочное, но князь просил не задерживаться, — замерев посреди комнаты, выразительно произнес Кэм.

— А почему так официально? — Я недоуменно покосилась на успевшего переодеться в белоснежную рубашку и черные штаны ученика.

— Ну, я ведь теперь секретарь князя и стараюсь не уронить чести его сиятельства. — Паренек гордо выпятил грудь. — Сообщение я передал, так что пойду выполнять другие поручения.

— А еще Ис отбил у меня моего ученика, — проследив за захлопнувшейся дверью, замогильным голосом произнесла я.


ГЛАВА 2

Порог кабинета переступала, теряясь в догадках. Пугающую мысль, что речь пойдет о наших отношениях, откинула сразу: в таком случае Ис не стал бы присылать Кэма, а пришел бы сам. Но и без этого тем для разговоров хватало.

— Не думал, что ты придешь так быстро. — Князь дописал фразу в письме и только после этого поднял голову.

— Любопытство всегда было для меня одним из лучших стимулов, — честно призналась я. — К тому же Кэм так важничал, что речь как минимум должна пойти о назначении нового графа.

— Об этом говорить еще рано. Пусть придворные сначала свыкнутся с мыслью о ссылке Харта и поломают голову, за что он подвергся такому наказанию. — Взгляд Иса стал ледяным.

— Ты не собираешься объяснять причин? Даже другим графам? — Представив, во что превратится дворец, я ужаснулась. — Тогда мне срочно нужна командировка! У тебя-то спрашивать подробности поостерегутся, а вот я шагу не смогу ступить.

— Ни за что не поверю, что маг не может отделаться от любопытных. — Лед в глазах князя растаял, и теперь он откровенно улыбался. — Тебе ведь даже колдовать не нужно, достаточно приказать всем уйти с дороги.

— Распугать всех несложно, вот только так я не добьюсь уважения окружающих, — вспомнив домыслы Харта, пробурчала я.

Вспоминая о графе, я не соврала. Его оскорбления ничуть не задели меня, просто заставили задуматься. И теперь от того, как я выгляжу в глазах придворных, зависело мое дальнейшее поведение.

В самом деле, будет куда проще, если заговорщики сочтут меня княжеской игрушкой, совершенно ничего не соображающей в интригах и не представляющей опасности. Хуже будет, если поймут, что я целенаправленно ищу след.

— Впервые встречаю настолько чуткую и внимательную ведьму. Ты точно хорошо себя чувствуешь? — изобразил волнение князь.

— Если бы я хамила всем вокруг, то совсем скоро осталась бы без работы и умерла с голоду. Ты меня позвал, чтобы вспомнить все сплетни о ведьмах и поупражняться в остроумии — или все-таки была более важная причина? — разозлилась я.

— Чем тебя не устраивает первая? Я с детства тянулся к знаниям и до сих пор не прочь расширить собственный кругозор. — У Иса насмешливо блеснули глаза. — Но еще я хотел попросить тебя поприсутствовать завтра при рассмотрении судебных тяжб.

— Думаешь, заговорщики так скоро предпримут новую попытку покушения? — Я посерьезнела. — Многие на их месте дождались бы, чем закончится дело Харта. Да и уместно ли мое присутствие…

— А я, наоборот, воспользовался бы всеобщей растерянностью. Второго такого шанса придется ждать еще месяц, охрана же будет минимальной. Более того, во дворец попадет столько людей, что запомнить каждого просто невозможно. — По своей излюбленной привычке князь принялся излагать план по пунктам. — Что касается тебя, большинство удивится, не более. В конце концов, ты не благородных кровей, в должности придворного мага пробыла недолго и для крестьян покажешься своей.

— Что ты там говорил насчет распугивания людей? Как раз завтра и потренируюсь. — Представив, во что может вылиться мое присутствие, я злорадно усмехнулась.

— Ришида, теперь ты дурачишься, — строго погрозил мне пальцем Ис. — Если захочешь, вообще можешь стоять за троном вместе с охраной. Не скрою, в прошлый раз твоя помощь со шкатулками оказалась очень кстати, и на этот раз я также рассчитываю на советы.

— То есть к тебе каждый месяц приходят, чтобы поделить невесту? Ладно, ты меня уговорил, это определенно стоит увидеть! — Я азартно улыбнулась.

— Надеюсь, что от большинства подданных, позволяющих себе ронять родовую честь, мы уже избавились. — Ис демонстративно поморщился, давая понять, что я неисправима. — С графами о Харте я поговорю сам, у тебя ничего спрашивать не станут.

— А Ливия? Что делать с ней? — При воспоминании об иллюзорном маге я едва сдержала гримасу.

— Оставляю это решение за твоими коллегами. — Князь передернул плечами. — Выдвигать обвинение не стану, так что пусть поступают с ней как с обычным незарегистрированным магом.

— То есть ты разрешаешь не наказывать ее вообще? — усомнившись, правильно ли поняла слова князя, уточнила я. — Работники ковена, конечно, прочитают Ливии достаточное количество лекций, промоют мозги и обяжут выполнять какие-то работы, но при всем при том она отделается на удивление легко.

— Тебя это так волнует? — Ис недоуменно выгнул бровь. — Ливия помогла нам поймать Харта, а я обещал, что не стану держать ее в тюрьме.

— Еще она применила к тебе запрещенное заклинание и заставила драться со мной. Обряд я готова простить, но собственную жизнь оцениваю дороже, — скрестив руки на груди, мрачно произнесла я.

— Не ты ли не столь давно утверждала, что магов постоянно подстерегают опасности и без постоянного риска жизнь потеряет остроту? — в свою очередь, положив подбородок на сцепленные ладони, провокационно поинтересовался князь.

«И зачем я его вообще спасала?!» С огромным трудом запрятанная куда-то подальше злость вновь зашевелилась в груди.

Осознавать, что Ис, возможно, все помнит и нарочно дразнится, оказалось достаточно неприятно. Еще сильнее раздражала мысль, что князь забыл о том разговоре и сейчас чувствует себя вполне комфортно, в то время как я мучаюсь из-за раздирающих на части противоречивых эмоций.

— Просто мне надоело покупать новую одежду. С этими монстрами и заговорами вечно то рубашка порвется, то из штанов клок вырвут, то платье в крови испачкается. А придворный маг в рубашке с заплатками и дырявых штанах уронит твой авторитет. — Решив играть по правилам князя, я с усилием растянула губы в улыбке. Пусть теперь он поломает голову над моим поведением.

— Пригласи портного, пусть сошьет тебе побольше одежды. Если интуиция меня не обманывает, в негодность придет еще не одна рубашка, — с невозмутимым лицом посоветовал Ис. — Завтра жду тебя на рассвете в тронном зале.

Отвесив шуточный поклон, я покинула кабинет. Больше думать ни о чем не хотелось, так что я свернула в гости к Вэйли. Девушка моей компании обрадовалась — заводить друзей во дворце она боялась, так что оставшееся до ужина время мы болтали о всяких пустяках.

Верный данному слову Ис разослал приглашение на ужин, где собирался поведать о новом статусе Харта всем графам. Я ужасно хотела посмотреть на лица лордов, но в столовую никого, кроме них, не впустили. Впрочем, к этому времени как раз прибыл маг из ковена, так что скучать мне не пришлось. Поведав сочиненную историю, я с рук на руки передала ему Ливию. Девушка в свою очередь опять разыграла представление со слезами и страхами, и если не разжалобила, то вроде бы убедила мага в своей безвредности. Попрощавшись с обоими, сочла свой долг выполненным и отправилась спать.

Кажется, ночью мне снился магический бой, но, проснувшись утром, деталей я не помнила. Разве что чувствовала себя такой уставшей, будто на самом деле несколько часов подряд активно колдовала.

Еле слышный стук в дверь раздался, когда я стояла перед открытым шкафом и размышляла, что надеть.

— Вэйли, как думаешь, мне лучше выглядеть придворным магом и одеться поярче? Или, наоборот, слиться с остальными? — вытащив две рубашки, я вопросительно покосилась на утреннюю гостью.

— А как ты хочешь сама? — поостереглась прямо отвечать подруга.

— Если бы я знала, не стала бы спрашивать. — Бросив вещи на кровать, вытащила тунику. — Просто маги обычно не присутствуют на подобных мероприятиях. Распознать ложь все равно не в наших силах, а чтобы дать совет, есть советник.

— У Иса его сейчас как раз нет, — напомнила Вэйли. — А ты ведь так рвалась получить эту работу. Почему же тебе не нравится оказанное доверие?

— Против доверия я как раз ничего не имею. — Я вздохнула, жалея, что не знаю наверняка, придерживается ли Ис такого же мнения. — Но работа мага — наложить защитные чары на дворец, поставить силовой щит, если кто-то кинется на князя с мечом, изгнать фамильных призраков, повадившихся стонать по ночам, и прочее. А сегодня к Ису придут жаловаться на обычные проблемы. Один из лордов недостаточно почтительно поздоровался с другим. Купцы не смогли поделить товар, и в итоге он достался кому-то третьему. Крестьяне потеряли овец и не знают, где их искать.

— Ты боишься, что князь заставит тебя искать овец, а не призраков? Не спорю, магу это сделать проще. Взлетел повыше — и осматривай себе окрестности, — развеселилась подруга.

— Я боюсь, что придворные посчитают унизительным просить при мне помощи. Помнить историю с Веритой? — Дождавшись кивка, я продолжила: — Тогда барон Мейрн довольно сильно обиделся, что я щелкнула его по носу. Еще больше ситуация обострилась, когда барона сослали. Тоже не без моего участия.

— С каких пор тебя волнует мнение придворных? — У Вэйли, вспомнившей наше знакомство, вырвался смешок. — Я бы точно обрадовалась такому шансу и не стала отказываться.

Повертев в руках очередное платье, повесила его обратно в шкаф. Подруга оказалась права. Переживать о том, что о тебе скажут другие, всегда представлялось мне провальным делом. Поэтому сейчас я тревожилась о мнении одного-единственного человека.

В конце концов, вдруг Ис все помнит и таким образом меня проверяет? Желает посмотреть, как я стану держать себя и смогу ли обращаться с придворными? Ведь устроил он мне проверку, перед тем как взять на должность придворного мага. Почему бы не проделать то же самое, рассматривая меня в качестве любимой девушки?

— Как насчет платья? — Оттеснив меня от шкафа, Вэйли вытащила желтое. — Оно достаточно строгое для мероприятия.

— Меня в нем никто не узнает. Разве что надеть ожерелье из мышиных черепов. — Пронаблюдав, как вытянулось лицо подруги, я рассмеялась. — Ты права, я сотворила проблему из ничего. Оденусь как обычно.

— На завтрак тебя не ждать? — Убедившись, что помощь мне больше не требуется, Вэйли двинулась к двери. — Хочу успеть поесть, пока большинство лордов еще спят.

— Прихвати мне пару бутербродов. Судя по тому, что я застала в прошлый раз, меня можно будет не ждать даже на ужин, — попросила подругу.

Оставшись в одиночестве, быстро оделась, остановила выбор на ярко-зеленой рубашке, черном пиджаке с серебряными заклепками и кожаных штанах. Волосы оставила распущенными, а украшений нацепила сразу несколько. Вышло немного аляповато — изумрудная, рубиновая и сапфировая подвески куда лучше смотрелись по отдельности, но сейчас мне требовалась не красота, а заклинания. Камни же были отличными накопителями и не раз выручали меня.

Пробиваться к тронному залу пришлось с трудом. Несмотря на раннее время, в замке толпилось огромное количество людей, желающих поделиться своей бедой с князем. Какой-то толстый купец, заподозрив, что я собираюсь влезть без очереди, преградил мне дорогу.

— Вообще-то я тут работаю. — Портить утро ссорой не хотелось, так что я ограничилась холодным взглядом.

— Значит, работай в другом месте. Я пришел раньше и никого не пропущу. — Раскрасневшийся мужчина для пущего эффекта упер руки в бока.

Я хотела создать пульсар и наглядно продемонстрировать, чем занимаюсь, но в последний момент передумала. Кивнула спешащему на шум церемониймейстеру и отошла к стене со скучающим видом.

— Как будет угодно. Мне спешить некуда, у меня оплата не сдельная, могу и тут подождать. — Усмехнувшись, принялась насвистывать песенку.

Интересно, сколько пройдет времени, прежде чем Ис спохватится и отправит кого-нибудь за мной? Хорошо бы на этот раз не Кэма, а кого-то повнушительней. Паренек он смышленый, но совершенно не умеет ругаться.

В итоге из тронного зала показался князь собственной персоной. Увидев меня, нахмурился и махнул рукой.

— Ришида, долго тебя ждать?

— Пришла бы раньше, но твои верные подданные меня не пропустили, — наблюдая, как вытягивается лицо толстяка, с удовольствием наябедничала я.

— Неужели ты не смогла придумать ничего более достоверного? — Фыркнув, Ис вернулся в зал.

На этот раз преграждать путь мне никто не стал, и я беспрепятственно нагнала князя.

— Придумать смогла бы, — оскорбилась я. — Но это как раз правда, а она редко бывает интересной.

— То есть ты хочешь сказать, что тебе правда не дали пройти? Вернее, придворному магу помешали обычные посетители? — Князь недоуменно выгнул бровь.

— Нет, я, конечно, смогла бы всех разогнать. Только вряд ли после этого они вернулись бы во дворец. Да и потом, так вышло куда эффектнее. Ты бы видел лицо того купца в момент, когда он понял, что вызвал недовольство его сиятельства, — со смехом призналась я.

— Короче, ты решила не тратить силы и скинуть на меня всю грязную работу, — теперь настал черед Иса изображать обиду.

Впрочем, время для споров было неудачным, и лорд, махнув на меня рукой, принялся отдавать распоряжения заглянувшему церемониймейстеру.

Для начала приема все уже было готово. Стражники привычно изображали за троном статуи. Рядом обнаружился Кэм, зачем-то захвативший с собой письменные принадлежности.

— Я же личный секретарь его сиятельства. И буду записывать все, что он скажет, — в ответ на мой невысказанный вопрос пояснил сияющий паренек.

— Ришида, это еще что такое? — Ис собирался занять место на троне, но изумленно уставился на меня.

— Где? — Удобно расположившись на ступеньках, я захлопала ресницами. — Как и договаривались, я тебя охраняю. Мимо никто не пройдет.

— А стоя это делать нельзя? — саркастически осведомился князь.

— Не-а. — Я едва удержалась, чтобы не показать ему язык. — Прием будет долгим, мне жалко свои ноги. А поскольку второй трон мне вряд ли поставят, приходится обходиться чем есть.

Стражники остались невозмутимыми, только смотрели куда-то поверх наших голов, а вот Кэм начал давиться беззвучным смехом. Даже строгий взгляд Иса не вернул ему серьезности, парень просто закрыл лицо тетрадью.

— Если мне нельзя сидеть в вашем присутствии, я могу лечь. Полы во дворце моют хорошо, — проведя пальцем по ступенькам, как ни в чем не бывало предложила я.

Кажется, Ису было что сказать, но он предпочел махнуть на меня рукой и сделал знак церемониймейстеру. Прием начался. Я тут же посерьезнела и всем своим видом показывала, что готова внимательно выслушать всех и дать мудрый совет.

Князю пришлось не только демонстрировать внимание, но действительно слушать. Причем с этой задачей он справлялся мастерски, умудряясь для каждого найти нужные слова. Я не собиралась вникать в чужие дрязги, мне с головой хватало собственных, но неожиданно увлеклась. Ис не стремился поскорее отделаться от посетителей, напротив, выяснял все детали, пытаясь представить ситуацию. Некоторым его решения не нравились, но тут на выручку приходила стража. К счастью, выкидывать из зала никого не пришлось, хватало холодных взглядов и демонстративного разминания мышц.

Нашлись и такие, кто не искал помощи, а просто желал пожаловаться. Я отворачивалась, а вот Ис продолжал внимать с тем же безграничным терпением.

— Ваше сиятельство! Вы моя последняя надежда! Только на вашу милость и уповаю. — Очередная женщина упала на колени и опасалась лишний раз поднять голову.

— Не бойтесь, подойдите поближе. — Князь ободряюще ей улыбнулся.

Я тоже заинтересовалась. Женщина выглядела немногим старше меня и казалась очень уставшей. Глаза заплаканные, красные, тонкие губы искусаны едва не до крови. Судя по скромной одежде, обычная крестьянка.

— Что у тебя за беда стряслась? — участливо спросил Ис.

— Я… у меня… — Видно, весь запас смелости у крестьянки ушел на дорогу, и теперь она только открывала и закрывала рот, переводя отчаянный взгляде князя на меня и всхлипывая.

— Между прочим, там очередь. И скоро обед. Чем быстрее расскажешь, тем быстрее пойдешь домой, — негромко произнесла я и заработала гневный взгляд князя.

— Ох, простите. Муж у меня пропал. — Крестьянке мое замечание помогло взять себя в руки. — Я уже во всех трактирах его искала, друзей обошла, целую неделю нет ни слуха ни духа. Не знаю, что думать.

— А почему искать начали в трактирах? Выпить любит? — в очередной раз перехватила я инициативу. — Вдруг упился да спит где-то?

За спиной раздалось покашливание. Кажется, Ис сейчас отчаянно жалел, что не может меня толкнуть. А сам виноват! Надо было быстрее спрашивать и не ждать, пока крестьянка зальет слезами весь дворец.

— Пропускал стакан-другой, не без этого. Только домой всегда возвращался. Не сам, так односельчане приносили, — явно гордясь, что у мужа есть такие преданные друзья, пояснила женщина. — Да и денег у нас немного. Заработанное уже потратили, Эрп мой в город на заработки собирался податься, когда такая беда приключилась.

Я только хмыкнула. Судя по старому платью и заплаткам на кофте, проблемы с деньгами в этой семье были давно. Представив, что могла бы жить так же, считая каждый грош, я содрогнулась. Пусть храмовики сколько хотят обзывают магию демонскими шутками, но для меня это дар небес.

— Вы не ссорились с мужем в последнее время? Может быть, видели, как он ругался с кем-то или ему угрожали? — серьезно поинтересовался Ис.

— В какой семье не бывает ссор. — Крестьянка неосознанно потерла щеку, на которой виднелся уже побледневший синяк. — У Эрпа вспыльчивый характер, но до драк не доходило.

— Слушайте, а зачем вам такой муж вообще нужен? Эрп не работает, постоянно пьет, позволяет себе бить вас, — не утерпела я. — Детей, что ли, сиротами боитесь оставить?

— У нас нет детей, — со вздохом призналась женщина. — Я хотела малышей, но Эри говорит, что мы все равно не сможем их прокормить.

— Тогда тем более — зачем он нужен? Еще и храпит наверняка! — никак не могла я взять в толк. — Выкиньте его вещи и живите в свое удовольствие. Вдруг повезет — кого-то получше встретите.

— Как? Я же его люблю. — В глазах женщины отразился неподдельный ужас. — Найдите моего Эрпа, умоляю!

— Сделаем все возможное, — заверил Ис. — Кэм, запиши все приметы Эрпа и проведи госпожу к Бейту. Пусть выделит людей, которые займутся этим случаем.

Кивнув, бывший ученик вывел женщину из зала. Церемониймейстер куда-то делся, и на некоторое время мы остались одни. Я думала, князь не преминет воспользоваться моментом и отругает меня за наглые комментарии, но мужчина лишь задумчиво сплетал пальцы.

— Мне тоже прикажешь заняться магическим поиском? Это будет быстрее и куда надежнее, — в итоге первой не выдержала я.

— Неужели ты совсем не веришь в любовь? — Мой вопрос князь оставил без ответа.

— В такую? Нет уж, благодарю покорно. Если это любовь, предпочту обойтись без нее. — Я скорчила гримасу.

— А какой, по-твоему, должна быть любовь? — Поднявшись, Ис потер спину, после чего сел рядом со мной. — Хм, в самом деле, так удобнее. Этот трон похож на какой-то пыточный инструмент.

— Для каждого она своя, — коротко отрезала я.

— Тогда какой любовь должна быть для тебя? — провокационно уточнил князь.

— Это имеет какое-то значение? — Выдержать его взгляд удалось с трудом.

Мне не нравилось столь близкое соседство Иса. Все время лезла в голову глупая мысль, что он мог бы обнять меня и поцеловать. Только на этот раз уже без влияния магии и по собственной воле.

— Простое любопытство устроит? — Ис лукаво усмехнулся. — Ты ведь наверняка собирала информацию обо мне, а я тоже не люблю «темных лошадок». Что-то ведь заставило тебя откликнуться на объявление и так настойчиво добиваться работы.

— Ты ведь не отстанешь, пока не отвечу? — сообразив, что церемониймейстер мог задержаться не случайно, безнадежно уточнила я.

— Я не собираюсь раскаленными щипцами вытаскивать из тебя правду. Просто сама говорила — откровенность за откровенность. — У князя довольно блеснули глаза. — Хотя на этот вопрос могу ответить и сам.

— Ну-ка, ну-ка, интересно послушать. — Разыгравшееся любопытство заглушило волнение, и при взгляде на Иса сердце перестало выпрыгивать из груди.

— Изволь. Ты росла в небогатой семье, поэтому хочешь обеспечить свое будущее. — Князь загнул один палец. — Детство явно выдалось не слишком счастливым, и полученные шрамы только усиливают твое желание научиться стоять за себя. Работа придворного мага дает тебе крышу над головой и власть, обеспечивает уважение. Сейчас ты, по сути, моя левая рука и можешь позволить себе очень многое. Не ошибусь, если скажу, что другой работы ты искать не станешь, побоишься потерять то, что уже имеешь.

— Надо было спорить с тобой на деньги, сейчас смогла бы купить шубу. — Я криво усмехнулась. — Ты знаешь мое прошлое, но нарисованное будущее меня совершенно не привлекает.

— Тогда чего ты хочешь? — Ис посерьезнел и не сводил с меня внимательного взгляда.

— Покоя. Я хочу скопить достаточно денег, чтобы купить небольшой дом, в котором буду хозяйкой. Устроюсь работать в ратушу и забуду о ловле упырей. Бумажная работа не такая интересная, но и неопасная, — уставившись в пространство перед собой, медленно произнесла я.

До этого дня я ни с кем не делилась своими мечтами, но почему-то была уверена, что Ис сумеет меня понять. В конце концов, он ведь тоже не рвался быть князем и неохотно оставил прошлую жизнь.

— Быть придворным магом очень почетно, но цена за такое уважение достаточно высокая.

— Выходит, как только у тебя будет достаточно денег, ты уедешь? — равнодушно поинтересовался князь.

— Ну, возможно, осяду неподалеку, этот город ничем не хуже других. И, разумеется, сначала я выполню твою просьбу. — Поймав взгляд Иса, я невольно вздрогнула.

Князь не выглядел рассерженным, напротив, тщательно контролировал эмоции. Но именно это меня и пугало. Как понять, что чувствует человек, когда его лицо похоже на ледяную маску? И тем более непонятно, почему мои слова заставили Иса мгновенно уйти в себя.

Я закусила губу, раздумывая, стоит ли спрашивать прямо или лучше позволить событиям течь, как придется. Ис вроде бы не из тех людей, которые будут уходить от ответа, но вот понравится ли мне услышанное?

— А ты хотел бы, чтобы я осталась? — небрежно поинтересовалась я.

— Учитывая, сколько сил ты приложила, чтобы получить эту работу, считаю глупостью бросать ее, — тем же невозмутимым тоном ответил князь. — Если все получится, я не буду скрывать твоей роли в происходящем. Станешь героем и получишь полагающуюся награду.

— Главное, чтобы не посмертно. — Я невольно фыркнула.

— Ты ожидала услышать что-то другое? — Проницательности Ису, как обычно, было не занимать.

— Нет, твой ответ меня вполне устраивает. — Я фальшиво улыбнулась.

Не знаю, поверил князь или нет, но тут двери распахнулись, и стала понятна причина задержки церемониймейстера. Следующая просительница пришла в наручниках. Ее сопровождали двое стражников с жутко кислыми минами. На Кэма, проскользнувшего следом, они пренебрежительно покосились.

— Ваше сиятельство! Я умоляю вас о справедливом правосудии. — Женщина не упала на колени, но смотрела на поспешно усевшегося на трон князя как на последнюю надежду.

— Говорите. Если в ваших действиях не было вины, вам нечего бояться, — кивнул Ис.

— Меня зовут Шелла, я торгую овощами и фруктами. Неделю назад я тоже была на базаре, когда услышала крики. Возле нашего рынка находится трактир, шум доносился из него. Крики были такими громкими и страшными, что я решила сбегать и посмотреть, что там творится. Оказалось, сцепились два посетителя. Один из них размахивал ножом, а у второго рубашка была в крови. Он едва держался на ногах и выглядел очень бледным. Все стояли и смотрели на драку. Я испугалась и побежала за стражей. Они велели проводить их к трактиру и потом не отпускали, пока не записали мои показания. Когда я вернулась, увидела, что из моей палатки все украли. Теперь хозяин требует возместить стоимость овощей и фруктов. А у меня нет таких денег. Дома осталась маленькая дочь. О ней совсем некому позаботиться. — Опасаясь, что ее перебьют, Шелла говорила быстро, давясь и глотая слова.

— Вы говорили хозяину, что отсутствовали не по своей вине? — Князь едва уловимо нахмурился.

— Пыталась. — Не сумев справиться с чувствами, женщина начала всхлипывать. — Он сказал, что мне вообще не следовало лезть во все это и я сама виновата в случившемся.

— Выяснили, кто был виновником драки? Он понес наказание? — Этот вопрос Ис адресовал уже конвоирам Шеллы.

— Не знаем. Вроде тот, которого ранили, умер, а второй в камере. Мы этим делом не занимаемся. Нам велели проследить, чтобы преступницу высекли, а она потребовала вашего правосудия. Дело происходило на площади, отказать не смогли, — пояснил более высокий стражник.

Не удержавшись, я присвистнула. Шелла, может, и не слишком умная, но безрассудства и смелости ей точно не занимать. Надо ведь было еще решиться поднять шум и добиться от стражников каких-то действий.

Ису ситуация тоже не нравилась. Он задумчиво барабанил пальцами по подлокотнику трона, явно раздумывая, какое решение принять.

— Доставьте сюда всех участников той драки. И не забудьте о хозяине лотка, — озвучил решение князь.

— Ну, мы передадим ваше желание начальству. А они разберутся, как удобнее все организовать, — поскреб в затылке второй конвоир.

— Я что, непонятно выразился? — Ис сузил глаза. В его голосе послышался такой холод, что даже у меня по спине побежали мурашки. — Их должны привести немедленно.

— Хорошо, постараемся все исполнить, — закивали стражники.

— Кэм, скажи, чтобы выделили в помощь мою личную охрану. Пусть стражники проследят, чтобы по дороге никто не потерялся и не отстал. — Теперь уже каждое слово князя сочилось ядом.

— Позвать следующих? — уточнил заглянувший церемониймейстер.

— Нет. Пока не вернутся стражники — перерыв, — сухо сказал Ис.

— Долго придется ждать. — Я поднялась, потягиваясь. — Пока они придут в отдел, пока согласуют все с начальством, пока найдут свидетелей, пока договорятся, как доставить их сюда… Часа два пройдет как минимум.

— Ничего, за каждые пятнадцать минут промедления из их зарплаты будет вычитаться по одной десятой части. Начальник потеряет в два раза больше, — просто проговорил Ис.

— Вот если бы ты им это сказал до того, как они ушли, результат мог бы быть другим. А сейчас ничего не изменится. — Я развела руками.

— Пусть будет сюрприз. И еще урок, что мои слова должны исполняться в точности. Я не собираюсь терпеть споров и пререканий. — У князя зло блеснули глаза.

— А почему вы не вынесли решение сразу? Шелла невиновна. Она поступила как подобает и, наоборот, — заслуживает награды, — полюбопытствовал вернувшийся Кэм.

— Все зависит от того, с чьей точки зрения смотреть, — по привычке ответила я.

— Разве точек зрения несколько? Ну, драчунам вряд ли хотелось, чтобы их задержала стража, но ведь драки запрещены. — Парень тут же обернулся ко мне.

— А что скажешь насчет хозяина ларька? — На этот раз я специально ответила вопросом на вопрос. В конце концов, Кэм уже не ребенок, пусть учится самостоятельно анализировать ситуации и делать выводы. — Заодно вспомни, что такое трудовой контракт.

— Ну, хозяину придется покупать новые овощи и фрукты для торговли. Просить вернуть украденное все равно бесполезно. Были бы это ценные вещи… а еду наверняка употребили по назначению. — Парень развел руками. — Но все равно Шелла не заслуживает наказания!

— Даже за то, что бросила палатку без присмотра? Хотя по договоренности с хозяином наверняка обязана была не только продавать продукты, но и следить за их сохранностью? — провокационно уточнила я. — Не спорю, предотвратить преступление — это хорошо, но она дала повод совершить другое.

— Вот именно поэтому я и велел привести всех участников конфликта. — Ис негромко кашлянул, привлекая к себе внимание. — Риш, я понимаю твою позицию, но если придерживаться ее, каждый должен блюсти только свои интересы.

— Не вижу, что в этом плохого. — Я демонстративно скрестила руки на груди. — Пусть не очень благородно, зато своя шкура цела. Деньги ведь Шелле взять неоткуда. Подозреваю, ты даже взыскать с драчунов не сможешь. Один мертв, а у второго наверняка ветер в карманах гуляет.

— Ничего, отработает. — У князя зло блеснули глаза.

Тратить время на дальнейшие споры я не стала. Пока не выслушаем разные стороны, убедить Иса с Кэмом вряд ли получится, а раз так, нечего зря сотрясать воздух.

Вопреки моим прогнозам ждать пришлось не очень долго. Мы даже не успели заскучать, когда в дверь постучали и вошедший церемониймейстер доложил, что повеление его сиятельства выполнено.

После кивка Иса в зал завели Шеллу и мужчину в наручниках. Еще четверо зашли сами, но держались довольно скованно и постоянно вздрагивали. Последней вошла сухонькая старушка в черном платке. Одной рукой она опиралась на клюку, второй то и дело вытирала слезы.

Как по мне, опасными присутствующие не выглядели совершенно, но заглянувший Бейт привел с собой еще пятерых стражников и заставил их рассредоточиться по залу. Теперь, если вдруг сценка разыграна нарочно, чтобы напасть на князя, у злоумышленников не осталось ни одного шанса провернуть задуманное.

— Кто-то желает выступить первым? — На этот раз Ис не улыбался, он был предельно собранным.

— Меня зовут Дайт, я купец. — Отпихнув других в сторону, вперед выступил коренастый мужчина в пестрой одежде. — Я всегда торгую только самыми свежими и лучшими продуктами. У меня давно есть клиенты, которые рассчитывают сделать в моих ларьках покупки. Но по вине Шеллы все было украдено. Из-за нее я понес ущерб на десять золотых, а еще пришлось извиняться перед трактирщиком, который собирался купить несколько килограмм яблок.

— Вам известно, по какой причине Шелла оставила прилавок без присмотра? — В голосе князя слышалась только вежливость.

Не знай я, как его разозлила ситуация, сейчас подумала бы, что он спрашивает от скуки.

— Да сцепились там в трактире. Обычное дело для «Бычьей головы», у них ни дня без происшествия не проходит. — Дайт скривился. — А где мне теперь деньги на покупку нового товара брать? Груз только через три дня придет, прилавок будет пустой.

— Думаю, теперь интересно послушать одного из виновников конфликта. — Ис кивнул на мужчину в наручниках. — Назовите свое имя и опишите все, что случилось в тот день.

— Марисом зовут. — Под глазом у мужчины красовался синяк, рукав у рубашки был порван. Растрепанный, с отросшей щетиной и бегающим взглядом, впечатление он производил жалкое. — Рассказывать особо нечего. Я сидел, пил пиво. Уже домой собрался, когда какой-то пройдоха пристал. Мол, угости да угости его. А когда я отказался, полез в драку, едва не придушил меня.

— Не так все было! Мой сын в жизни никого и пальцем не тронул. Совести нет — князю в лицо врать! — запальчиво выкрикнула старушка. — Богов постыдись, не на этом, так на том свете к ответу призовут!

— Тише, пожалуйста. Я сочувствую вашему горю, но каждый присутствующий здесь имеет право высказаться, — мягко произнес Ис.

— Тогда можно я скажу? Своими глазами видел, как все было. — Светловолосый юноша встретился с князем взглядом. Получив разрешение, выступил вперед. — Я тоже был в том трактире. Марис стал цепляться к разносчице: то ущипнуть норовил, то за косу подергать, потом потребовал, чтобы она с ним посидела. Девушка отказывалась, но Марис к тому времени выпил изрядно. Замахнулся, хотел ударить, но появился Одис. Вступился за девушку, велел Марису идти домой. Тот вспылил, началась драка, а дальше вы знаете.

— Душегуб! Что… что тебе сын мой сделал? Совсем молодой был… жениться собирался… Не будет тебе покоя за этот грех! — наставив палец на Мариса, воскликнула старушка.

Ее трясло, женщина даже не вытирала слезы. Только стояла и смотрела на Мариса.

— И снова я попрошу успокоиться. Если не будет порядка, вы уйдете, — повысил голос Ис.

Кажется, старушка его даже не услышала. Да и что ей терять? Сына убили, а никакое наказание не сравнится с горем матери, потерявшей ребенка.

— Зачем он первым в драку полез? Пиво на меня выплеснул! Полстакана еще оставалось, за него деньги были уплачены! — не подозревая, что этими словами уже признает свою вину, запальчиво воскликнул Марис. — И девка та ему не подруга, не невеста. Не совал бы нос в чужое дело, остался бы жив.

Для меня вся картина произошедшего стала ясна, но князь для порядка выслушал всех пришедших. Хозяин трактира подтвердил слова паренька и добавил, что Аза и сама пришла бы просить за своего спасителя, но слегла с горячкой из-за пережитого испуга.

— Что ж, вот мое решение. — Голос Иса гулко разнесся по залу, эхом отражаясь от стен. — Марис виновен в убийстве, а также должен будет возместить вред, причиненный господину Дайту. Шеллу освободить немедленно и выплатить компенсацию в благодарность за проявленную храбрость.

— Где же я деньги такие возьму? Сумма немаленькая, а у меня все, что было, отобрали. Я как раз работу получил и в том трактире отметить это хотел, — возмутился Марис.

— Деньги мне сейчас нужны. Сколько ждать-то можно? — Купец также остался недоволен приговором.

— Все будет выплачено из казны. Марис отправится в рудники, где будет работать в течение двадцати лет, — холодно отчеканил Ис. — Работать — на совесть. Если станет отлынивать, к наказанию прибавятся удары плетьми.

Сообразив, что князь сказал все, что хотел, и добавлять ничего не собирается, люди загомонили. Марис считал наказание слишком строгим, старушка — слишком мягким. Шелла порывалась поблагодарить Иса, Дайт норовил узнать, где ему получить деньги.

У меня от шума моментально разболелась голова, но, как только князь устало прикрыл глаза, церемониймейстер и стражники в считаные мгновения навели порядок. Продолжать прием Ис не стал — объявил короткий перерыв.

— Одис поступил как настоящий герой, — сделав пометки в тетради, пылко воскликнул Кэм. — Он умер достойно, как и подобает благородному рыцарю.

— А по мне — глупо и безрассудно. Если уж так хотел погеройствовать, мог позвать стражу, а не лезть в драку. Марис ведь даже не раскаялся в содеянном, — цинично отозвалась я.

— Риш, ты ведь знаешь стражников, они всегда слишком долго собираются, надеясь, что все разрешится без их участия. Одис не мог ждать! — От наплыва чувств парнишка даже руками взмахнул.

— На том свете времени у него теперь достаточно. — Я поморщилась, не одобряя позаимствованной у Иса привычки ученика называть меня сокращенным именем. — И матери Одиса совершенно безразлично, как он умер. Ей нужен живой сын, а не мертвый герой.

— Ваше сиятельство, а как бы вы поступили? Неужели тоже остались бы в стороне? — Кэм уставился на князя как на последнюю надежду.

— Нет, я тоже заступился бы за девушку, — не стал разочаровывать парня Ис. — Вот только, в отличие от Одиса, мне пьянчуга с ножом не страшен, я сумел бы разогнать даже десять таких.

— Сражаться умеет не каждый, — насупился ученик.

— Значит, надо искать другие пути, — как ни в чем не бывало, продолжил князь. — Ришида не научила тебя, что ввязываться стоит только в тот бой, который сможешь выиграть?

— Ну, Одис мог бы и не пытаться решить спор по-хорошему. Закричать, что идут стражники. Или подойти сзади и ударить Мариса кувшином по голове. Не слишком благородно, но действенно. — У Кэма вырвался смешок. — Вот только тогда стража предъявила бы претензии уже ему.

На окончательно поникшего парня жалко было смотреть. Вроде Кэм перестал быть моим учеником, но я по-прежнему чувствовала ответственность за него и, однажды взявшись опекать, собиралась делать это и дальше.

— А вот именно этому тебе и предстоит научиться. Понять, когда стоит вмешаться, а когда безопаснее пройти мимо. Или, если ни один вариант тебя не устраивает, придумать что-то свое. Но, опять же, не забывая о путях отхода. Мы с Ришидой это умеем, но нашим учителем выступила жизнь. — Улыбка Иса стала грустной. — Что касается Шеллы и остальных, я приму меры, чтобы все мои подданные чувствовали себя защищенными.

— Я понял, спасибо. — Вид у парня стал задумчивым. — Могу я задать еще вопрос? Как обычный посетитель?

— Сколько хочешь, — кивнул князь.

— Что делать, если девушка хочет научиться сражаться? Причем управляться с деревянным оружием она уже умеет и грезит о настоящем. — Вид у Кэма стал смущенным.

Я с трудом сдержалась от смеха. Никогда бы не подумала, что у Карин окажется такой бойкий характер! Хотя, если вспомнить, на какие ухищрения она пошла, чтобы выпросить рекомендательное письмо у советника, удивляться нечему.

— Да, поделись опытом, как очаровывать девушек с подрастающим поколением, — не удержавшись, поддразнила я Иса.

Князь укоризненно покосился на меня, но Кэму ответил серьезно:

— Если это ее мечта, поддержи ее. Даже если эта девушка научится сражаться лучше тебя, она оценит, что ты был рядом. И у вас появится общий интерес и общая тайна, а это всегда сближает.

— Спасибо. — По лицу ученика было непонятно, собирается ли он последовать совету, но во внимание услышанное принял — точно.

— Посмотри, много там еще людей осталось? — покосившись в окно на медленно закатывающееся за горизонт солнце, попросил Ис Кэма.

— Ты всегда стараешься поступить правильно, да? — пользуясь тем, что мы остались одни (стражники стояли слишком далеко), негромко спросила я.

— Ну, именно этому меня обязывает он. — Ис коснулся венца, надетого ради приема. — А у тебя тоже есть какой-то вопрос?

— Честно говоря, не знаю, вопрос ли это. — Я передернула плечами.

— Задавай, постараемся разобраться, — заверил князь. — Я надеюсь, ты не собираешься признаться в том, что все-таки запугала кого-то из графов и теперь мне придется искать двух кандидатов на освободившиеся должности?

Ис лукаво усмехнулся, а я внезапно решила, что не хочу знать, как он ко мне относится. Глупо врать самой себе. Мне действительно нравилось общаться с Исом. Нравилось, что он понимает меня как никто другой, нравилось его чувство юмора, даже манера контролировать все вокруг уже не раздражала, а вызывала уважение. И я слишком боялась потерять это.

Как ни крути, а меня трудно назвать правильной парой. Я даже на временную спутницу с трудом тяну. А Ис, как бы ни вел себя со мной, в первую очередь — князь, и не забудет об этом.

— Бутерброд будешь? — Вытащив из кармана искомое, отломила половину. — Понимаю, что решать чужие проблемы очень важно, но у меня желудок от голода сводит.

— Серьезно? Это та проблема, о которой ты хотела поговорить? — Ис в замешательстве уставился на меня.

— Если не хочешь, второй раз предлагать не буду, съем сама. — Я тут же откусила кусок от своей порции, демонстрируя серьезность намерений. — И да, проблема важная. Вдруг князьям не положены такие грубые нарушения этикета и только мне доставляет удовольствие постоянно его нарушать!

— Знаешь, отец всегда повторял: чтобы понять человека, нужно залезть в его шкуру. Именно по этому принципу я и произвожу суд — представляю, что могло толкнуть ответчика на то или иное действие, и думаю, что сказать и как поступить, чтобы это исправить. Поскольку отбирать у тебя бутерброд бесполезно, — князь сделал паузу и вздохнул, выражая досаду, — придется понять твои мотивы!

Я и раньше замечала, что Ис двигается очень быстро, но сейчас он совершил молниеносный выпад и схватил половинку бутерброда. Откусил почти две трети и блаженно зажмурился.

— Феперь фонягно, фочему ты не удерфалась. Фкуснотища! — Закинув оставшуюся часть бутерброда в рот, князь погладил себя по животу. — Только мне ты отломила явно меньше!

Во второй раз я была настороже и потому успела увернуться и поднять руку с остатками бутерброда повыше. Вот только Иса неудача раззадорила, он схватил меня за вторую руку и притянул к себе, пытаясь ухватить-таки бутерброд.

— Не достанешь! — Сейчас князь настолько напоминал расшалившегося мальчишку, что я весело рассмеялась.

— Я не привык сдаваться и всегда получаю то, что хочу. — Шепот Иса обжег шею.

Я опять захихикала, хотя веселиться уже не хотелось. Резко пришло осознание того, что мы находимся слишком близко друг к другу и на сей раз это вызвано не опасностью и не угрозами. Да и обнимает меня мужчина слишком нежно для дружеской потасовки. А хуже всего, что мне захотелось обернуться и тоже обнять Иса, только по-настоящему.

— Раз это так важно — держи. — Перестав вырываться, я протянула мужчине злополучный бутерброд. — Совсем забыла: вы, князи, привыкли к обязательному трехразовому питанию, да и повара ваши готовы выполнить любой каприз. Это мы, ведьмы, можем весь день просидеть в засаде или пробегать за упырями. Тут уж не до еды.

— Ты забываешь, что я рос не князем и в замок вернулся совсем недавно. — Выражение лица Иса стало раздосадованным. Неужели обиделся, что я не поддержала игру? — Да и вряд ли надолго задержусь на этой должности.

Раскрошившийся бутерброд мужчина забрал, но при этом не сводил с меня внимательного взгляда. Будто, как и я только что, собирался с мыслями и искал в себе решимость озвучить их.

— Там всего десять человек! — О чем бы ни думал Ис, ворвавшийся в зал Кэм вынудил его отказаться от своих намерений и вернуться к трону.

— А еще лорд Кендрит просит вашего внимания, — занудно доложил заглянувший следом церемониймейстер.

Порадовавшись их удачному возвращению, я заняла место на ступеньках и растянула губы в привычно вежливой улыбке, стараясь, чтобы она ни в коем случае не переросла в оскал. Судя по всему, остаток вечера будет долгим.

Покуситься на князя так никто и не попытался, но все равно я чувствовала себя вымотанной до предела. Поэтому, получив разрешение удалиться, поскорее сбежала в свои покои и без сил рухнула на кровать.

Наверное, если бы не заглянувшая в гости Вэйли с подносом, я бы так и легла спать голодной, но подруге удалось немного меня расшевелить. За ужином мы болтали о всяких пустяках, и я практически перестала думать об эпизоде с бутербродом. В конце концов, может, ничего такого и не случилось. Ис просто проголодался, решил заодно размяться, а я ломаю себе голову над всякими глупостями, вместо того чтобы заниматься тем, за что, собственно, получаю деньги.

Утро убедило меня в правильности моих выводов. Оказывается, пока я страдала ерундой, Ис придумал какой-то план и прислал мне записку с просьбой прийти на завтрак пораньше.

— Задумал решить проблему кардинально и отравить всех придворных? А меня позвал, чтобы предупредить, из каких тарелок можно есть? — увидев, что кроме нас, в столовой никого нет, не преминула съехидничать.

— Это было бы нерационально. — Вопреки ожиданиям князь не стал злиться и только покачал головой. — Так я лишусь сразу всего штата и вынужден буду потратить уйму времени, чтобы обучить новых людей.

— Тогда что случилось? — Заняв место рядом с князем, я скрестила руки на коленях и изобразила живейшее внимание.

— Мы едем в гости. Хозяева визиту вряд ли обрадуются, поэтому прошу твоей поддержки. — У него загадочно блеснули глаза.

— Что же это за хозяева такие, если не почтут за честь принять у себя князя? — опешила я.

— Члены малого совета. Навестим всех графов и посмотрим, как они живут. — Предвкушающая улыбка пробежала по губам Иса.

— И что нам это даст? — Понимая, что князь придумал эти визиты не от скуки, я постаралась угадать его мотивы.

— Надеюсь, выясним личность заговорщика. Во дворце он вряд ли снова нападет, предпочтет затаиться и станет ждать подходящего момента. Я же не могу столько ждать. — Ис как ни в чем не бывало потянулся за бокалом вина.

— Впервые вижу, чтобы жертва была настолько раздосадована медлительностью хищника. — У меня вырвался смешок. — Хотя определенный резон в этом точно есть. Только как ты объяснишь свой визит графам?

— Думаешь, от князя потребует объяснений? — покачивая в руках боках, со смешком уточнил Ис. Впрочем, через мгновение посерьезнел. — Причин будет несколько. Во-первых, в начале осени традиционно отмечают праздник урожая. Обычно во дворце устраивался бал, но в этом году я немного изменю традицию и проведу мероприятие у одного из графов. А чтобы выбрать, кто более достоин этой чести, навещу всех. Во-вторых, это будет своебразная проверка, нужно ведь узнать, как лорды справляются с наведением порядка на своих землях. И в-третьих, в неформальной обстановке легче поближе познакомиться с подданными и найти с ними общий язык.

— Лордам это не понравится. — Представив, как знать отреагирует на проверку, я фыркнула.

— Но спорить они не посмеют, — сделав глоток, довольно пояснил князь.


ГЛАВА 3

Интуиция не обманула ни меня, ни Иса: графы действительно не пришли в восторг от обрушившейся на их головы новости и скривились так, будто съели по лимону. Причем если эмоции Рэйфа, слывшего затворником и старающегося без нужды не покидать дом, я еще могла понять, то недовольство, написанное на лице Арлена, вызвало недоумение. Лорд Райсен единственный из всех казался мне достаточно дружелюбным и производил впечатление открытого и доброго человека. Но, возможно, прав Ис и каждому из них есть что скрывать.

Вслух же все графы заверили его сиятельство, что идея замечательная и они рады устроить прием в честь столь высокого гостя. Единственным пунктом преткновения стал состав свиты князя: лорды никак не могли определиться, следует ли каждому ждать Иса в своих владениях или они тоже могут посмотреть, как справятся с подобной задачей соседи. В итоге князь объявил, что будет рад компании всех графов и сам определит очередность визитов.

— Предложишь лордам тянуть жребий или бросишь монетку? — когда разговор закончился и мы с Исом удалились в его кабинет, полюбопытствовала я.

— К чему такие сложности? — У князя вырвался смешок. — Буду исходить из расстояния, чтобы не ездить кругами.

— Значит, первый у нас лорд Римэнн. — Покопавшись в памяти, я кое-как вспомнила расположение графств. — С удовольствием погощу у Лайена. Я столько слышала о его коллекциях, так что визит наверняка будет смахивать на экскурсию в музей. Не удивлюсь, если он нам всем выдаст тапочки и заставит надеть перчатки, чтобы не запачкать какой-то особо редкий экземпляр.

— Меня куда больше интересует, не планирует ли Лайен добавить в свою коллекцию княжеский венец. — Ис задумчиво потер подбородок.

— В таком случае у него должно быть много помощников. Он ведь еще тот щеголь, сам пачкать руки без нужды не станет. — Я «повертела» и обдумала на разные лады подкинутую идею. — А ближайшие слуги всегда все знают о планах хозяев. Если он занимался чем-то подозрительным, нам об этом станет известно.

— Дайте пройти, я сестра его сиятельства, мне не нужно разрешение! — За дверью раздался шум, а потом в комнату буквально ввалилась Игрис. — Ис, скажи своим ценным псам, что я могу тебя видеть без предварительной записи на неделю вперед!

— Все хорошо. — Князь сделал знак охранникам, а когда те удалились, строго уставился на сестру. — Игрис, неужели ты так быстро забыла все, чему так долго училась? Разве благородные леди позволяют себе столь бесцеремонно врываться в кабинет? Почему ты не постучала?

— Я стучала, просто очень быстро. И потом, я вовсе не благородная. — Девушка шмыгнула носом. — Прости, что отвлекаю, но у меня всего один очень важный вопрос, совершенно не терпящий отлагательств.

— Спрашивай. — Взглянув на молитвенно сложившую руки сестру, Ис смягчился.

— Когда мы отправляемся в путешествие? Большую свиту брать с собой? Какие вещи понадобятся? — с горящими глазами зачастила Игрис.

— Кажется, кто-то еще и уроки арифметики прогуливал, и считать не научился, — не сдержавшись, поддразнила я девушку.

— Эти вопросы проистекают из первого, так что формально я права, — задрав нос, гордо произнесла подруга.

— Мы отправляемся завтра на рассвете, а вот ты останешься в замке, — тоном строгого учителя ответил Ис.

— Это не обычный визит, да? — проявила необыкновенную проницательность девушка. — Ты опять задумал что-то, безусловно, очень полезное, но и одновременно смертельно опасное? И мне опять придется ночами сидеть возле твоих покоев и просить богов сохранить тебе жизнь, а потом умолять Ришиду рассказать хоть что-то, ведь ты будешь слишком слаб для визита к сестре?

У Игрис задрожала нижняя губа. Побледневшая девушка явно из последних сил сдерживала слезы. Ей оставалось только посочувствовать: тяжело жить в неведении и постоянно переживать из-за кого-то. Не желая испытывать подобного, я сама старалась не привязываться ни к кому и не подпускала к себе других.

Вот только, даже из сочувствия к подруге, я не собиралась вмешиваться. В конце концов, Игрис сестра Иса, пусть он и решает, как поступить.

— У тебя слишком бурная фантазия. — Ис покровительственно улыбнулся. — Для тревоги совершенно нет повода. Эта информация не для всех, но ты должна знать, что граф Блейтин, который участвовал в прошлых заговорах, отправлен в ссылку. И теперь, когда моей смерти никто не желает, я намерен прожить долгую жизнь.

— И никакой другой причины нет? — Переубедить Игрис оказалось не так просто. Как я уже замечала раньше, интуицию и упрямство они с братом унаследовали в равных количествах. — Это дружеский визит?

— Скорее, формальный. В первые месяцы у меня совершенно не было времени, но теперь я хочу объехать свои владения и посмотреть, как живут люди, — с непроницаемым лицом подтвердил князь.

— Тогда почему я не могу поехать с вами? — В голосе подруги послышалось неподдельное удивление. — Когда я услышала о поездке, пришла в такой восторг! Размечталась, что посмотрю мир… ну хотя бы его часть. Ты ведь много путешествовал, столько видел!

— Поверь, мои приключения тебе не понравились бы. С куда большим удовольствием я жил бы здесь. — У Иса дернулся уголок губы.

— Потому что ты князь! Тебя тут все любят и уважают. — Глаза Игрис наполнились слезами. — А меня только терпят. Сначала из-за отца, теперь из-за тебя. А сама я никому не нужна, и моя жизнь проходит, как в золотой клетке. Вроде бы у меня есть слуги, дорогие платья, украшения, но я никуда не могу поехать.

— Если это так важно, мы обязательно съездим куда-нибудь. Но в другой раз, — князь улыбнулся, пытаясь смягчить отказ, но добился обратного.

— Отец тоже так говорил. А потом умер! — Игрис закусила губу и отвернулась.

— Послушай, я ведь еду не развлекаться. — Ис сделал шаг к сестре, но та поспешно отступила в сторону. — Мне нужно работать. И потом, вдруг эти визиты будут…

— Опасными? Все-таки риск есть? — взглянув князю в лицо, порывисто воскликнула девушка.

— Я хотел сказать «скучными», — невозмутимо продолжил Ис. — Брать большую свиту не вижу смысла, так что подруг у тебя не окажется, а я не смогу уделить должного внимания из-за дел.

— Но Ришида ведь поедет? — В глазах Игрис затеплилась надежда. — Мне хватит и ее компании, друзей в замке у меня все равно нет. Честное слово, я не стану мешать! Ты меня даже не заметишь, быть тенью я научилась давно. Возьму книги, почитаю, посижу в своей комнате.

— А зачем тогда ехать? Читать можно и здесь, — забыв о решении не вмешиваться, поинтересовалась я.

— Ради вида за окном. Земли ведь будут другими! И потом, вдруг я как раз благодаря этой поездке найду новых друзей? Или не только друзей… — последние слова подруга, залившаяся краской, произнесла еле слышно.

Я же едва удержалась, чтобы не хлопнуть себя по лбу. Учитывая чувства Игрис к Арлену, глупо было думать, что девушка упустит такой прекрасный шанс провести побольше времени с предметом своих мечтаний.

— Хорошо, ты можешь поехать с нами, — вздохнув, принял решение Ис. — Но только если пообещаешь слушаться меня во всем.

— Конечно! Ты замечательный брат! — Радостно взвизгнув, Игрис повисла у него на шее. — Спасибо! Я побежала собирать вещи.

— Это будет кошмар. — Сев за стол, князь резко сгорбился и закрыл лицо руками.

— Почему? — Я предполагала, что, когда Верита узнает об этой поездке, кошмар ждет меня, но реакция мужчины была непонятной. — Игрис достаточно разумная девушка и не станет делать глупостей.

— Возможно, за нее это сделают другие. — Глаза Иса потемнели, а голос стал напряженным. — Пока заговорщик играл достаточно честно и покушался только на меня. Но ему может прийти в голову, что Игрис — неплохой козырь. Я вряд ли стану цепляться за венец, если на кону окажется жизнь сестры.

— Ну, до этого еще надо додуматься. Я хорошо отношусь к Игрис, но она все же незаконнорожденная и не имеет никаких прав на венец, то есть бесполезна для шантажиста, — деловито заметила в ответ.

— Но я все равно боюсь за нее. Сестра — все, что у меня осталось. Не прощу себе, если она пострадает. — Князь порывисто вздохнул, а я отчего-то почувствовала резкую боль внутри.

Впрочем, глупо обижаться: Игрис часть семьи Иса, в то время как я — обычная нанятая ведьма. Меня и наняли как раз для того, чтобы обеспечить их безопасность.

— Постараюсь что-то придумать, но особых результатов не обещаю.

— А я еще не хотел брать тебя на службу! Такого ответственного и талантливого работника нужно поискать. — В глазах Иса заплясали смешинки.

— Вспомни об этом, когда отдашь казначею приказ выдать мне зарплату, — не желая оставлять последнее слово за другими, ухмыльнулась я.

И, не дожидаясь, пока князь придумает ответ, удалилась к себе, обложилась конспектами и погрузилась в чтение. Зельеварение никогда не входило в список моих любимых предметов, мне проще было купить готовый продукт у знакомых, чем часами стоять у котла, но сейчас выдался исключительный случай.

На то, чтобы откопать нужный рецепт, ушел час и еще два — чтобы купить все ингредиенты. Не желая без крайней необходимости покидать замок, за покупками я отправила весьма недовольного Кэма. Мальчишка бурчал, что слуги тоже могли бы приобрести все необходимое, так что мне пришлось вволю пофантазировать и в красках описать важность ответственного задания. Проще всего оказалось получить доступ на кухню. Услышав, что я собираюсь готовить страшно ядовитое зелье, одна капля которого может убить лошадь, слуги разбежались.

— Ришида, здесь все, что ты просила. — Поставив на стол корзинку, Кэм плюхнулся на стул. — Я тщательно следил за действиями торговцев, а потом не выпускал корзинку из рук, так что подменить ингредиенты было невозможно.

— Отлично! — Вода в котелке как раз закипела, и я кинула в нее несколько травок. — Зря ты бросил у меня учиться, мог бы стать неплохим зельеваром.

— Вот уж вряд ли. Я люблю пробовать то, что готовлю, а твое зелье выглядит неаппетитно. — Покосившись на булькающее зеленое варево, парнишка и сам позеленел.

— Ладно, иди. — Придвинув к себе корзинку, я принялась выкладывать свертки. — Кэм, а цветы где? Я же просила букет и чтобы бутоны обязательно были только-только распустившимися!

— Но в списке этого не было! — Уже успевший шагнуть за порог бывший ученик скорчил гримасу.

— Надо было перевернуть бумажку, — нахмурилась я. — За цветами можешь кого-то послать, но они мне нужны максимум через полчаса.

Кэм попытался возмутиться наглостью ведьм, но я уже не слушала, сосредоточив все внимание на жидкости. После добавления толченых корешков нужно было помешивать зелье, следя, когда оно изменит цвет на бледно-салатовый. Именно этим я и занялась, попутно раздумывая над шутками судьбы. Казалось бы, готовить я терпеть не могу, поставить меня к кухонной плите невозможно, а приготовление зелий нахожу достаточно увлекательным. Да и результат выходит значимее, чем обычная стряпня.

— Ты решила всех оставить сегодня без обеда? — Раздавшийся рядом голос Иса заставил вздрогнуть.

— Мне осталось совсем немного, так что голодной смертью никто не умрет. — Высыпав в зелье половину порошка, я помешала его в последний раз и только потом обернулась к князю. — Ого!

— Не любишь розы? — Ис с сомнением уставился на огромный букет ярко-красных цветов. — Садовник заверил, что это самые лучшие в оранжерее.

— Просто не могу представить, как Кэм отправил тебя за цветами. До такого даже я не додумалась бы. — Закрыв рот рукой, я захихикала. — Еще и садовник меня теперь в кровные враги запишет. Я просила несколько бутонов, незачем было обрывать все кусты.

— Подожди, что… — Выражение лица князя стало непривычно растерянным.

— Попытаюсь спасти ситуацию. — Ис так и стоял истуканом у стола, что вынудило меня шагнуть к нему и забрать букет. Розы пахли сладко и свеже и напоминали о лете. Я даже на мгновение почувствовала сожаление, обломав четыре бутона. — Остальным можно украсить обеденный стол. Пусть все думают, что именно для этого цветы и сорвали.

— А для чего они на самом деле? — Голос мужчины стал вкрадчивым.

— Если я ничего не напутала, то для зелья грез. — Я принялась обдирать лепестки и бросать их в стремительно светлеющую воду. — Игрис нужна какая-то защита, но навешивать на нее гору артефактов не хочу. Мало того что это привлечет ненужное внимание, так еще и нейтрализовать их при желании не слишком сложно.

— И какое преимущество даст зелье? — Князь подошел ближе, заглянул через плечо в котелок, и теперь его дыхание щекотало шею. — Игрис вообще сможет этим воспользоваться?

— Конечно, артефакты ведь тоже покупают не только маги. — Я повела плечами, пытаясь избавиться от нервной дрожи. — А зелье удобно тем, что его сложнее распознать. Пусть все думают, что Игрис носит во флаконе нюхательную соль. Но если на нее нападут, достаточно разбить сосуд — и преступники, скажем так, перенесутся в сон наяву. Перестанут осознавать реальность, и твоя сестра легко сможет сбежать или хотя бы поднять шум.

— Вполне может сработать. — Со лба Иса исчезла морщинка, и улыбка впервые за день показалась настоящей.

— Не может, а точно сработает. — Я гордо приосанилась. — Мы ведь все на выпускных экзаменах представляли какое-то свое заклинание. Причем рецептами старались делиться только друг с другом, так что об этом зелье мало кто знает. Еще одно его преимущество — со стороны трудно понять, что человек находится под магическим воздействием.

— В самом деле? — Князь изогнул бровь. — Тогда приготовь две порции.

— На случай, если охранников и меня окажется недостаточно? — поддразнила я мужчину.

— Просто сделай то, о чем я прошу, ладно? — В голосе Иса не было раздражения, только смертельная усталость, но все равно я почувствовала себя так, будто меня щелкнули по носу.

— Занесу, когда будет готово. — Я ограничилась кивком.

Больше Ис ничего говорить не стал. В очередной раз сменившее цвет зелье забрало все мое внимание, так что забытый на столе букет я заметила только через полчаса.

Собственноручно искать вазу и нести цветы в столовую показалось глупым, но и выкидывать розы не поднялась рука. К тому же все шипы оказались аккуратно срезаны, букет был просто создан для того, чтобы радовать глаз.

В итоге я отправилась к Игрис с цветами и флаконом. Первому сюрпризу подруга обрадовалась, а когда узнала, что розы от Иса, — и вовсе пришла в восторг. А вот флакон заставил ее закусить губу.

— Ты тоже думаешь, что это плохая идея — отправиться вместе с вами? — не отрывая глаз от букета, взволнованно спросила девушка. — Не хочу быть обузой для Иса, но и сидеть здесь в одиночестве не могу!

— Ну, зелье — всего лишь предосторожность, — передернула я плечами. — Мы ведь не на войну едем, а в гости, так что вряд ли случится что-то плохое.

— Не могу дождаться минуты, когда увижу Арлена в его поместье! — Игрис закружилась по комнате. — Уверена, он будет самым гостеприимным и дружелюбным хозяином!

— Он тебе по-прежнему нравится? — осторожно поинтересовалась я.

— Разве такой обаятельный и милый парень может не нравиться? Когда мы танцевали на балу, он сказал, что у меня на щеках цветут розы. — Прижав руки к груди, подруга мечтательно прикрыла глаза.

— Тогда не буду мешать собирать вещи и предвкушать встречу. — Негромко рассмеявшись, я направилась к выходу.

— Ришида, но мы ведь действительно будем красивой парой? Мы просто созданы друг для друга, правда? — Вопрос Игрис догнал меня в дверях.

— Я плохой советчик в этих вопросах. Думаю, жизнь сама расставит все по своим местам. — Вымученно улыбнувшись, я поскорее сбежала прочь.

А оказавшись у себя, села за стол и начала писать записку. Ис не желал брать с собой большой отряд, для всех этот визит должен был выглядеть дружеским. Исключение сделали разве что для Вэйли. Целитель в такой компании выглядел бы странно, но пренебрегать услугами девушки князь не желал, так что приглашение она получила в качестве моей подруги. Ис разрешил мне позвать еще кого-нибудь из знакомых. Тогда я отмахнулась, а сейчас задумалась о том, что присутствие Всриты было бы кстати.

Я терпеть не могу любовные треугольники и меньше всего желаю принимать участие в происходящем, поддерживая ту или иную сторону. Вот только, по обыкновению оказавшись случайно впутанной, делать вид, что ничего не происходит, уже не могу. И предоставить Верите с Игрис равные шансы на взаимность Арлена показалось мне справедливым.

Да и чувства Вериты казались более искренними. Я не собиралась читать лекции Игрис, но подозревала, что ее симпатия к лорду вызвана просто его хорошим отношением. Понятное дело, у незаконнорожденной во дворце мало друзей, вот Игрис и начала искать любовь в каждом жесте.

Обед пропустила, предпочла материальной пище духовную и вновь просмотрела конспекты на предмет чего-то полезного. Увы, больше ничего найти не удалось, так что на ужин я явилась. Учитывая, что графы активно собирали вещи и готовились к поездке, посторонних в столовой практически не было.

Все разговоры только и крутились вокруг путешествия. Забыв о еде, Игрис буквально засыпала Иса вопросами и изредка переключалась на меня и Вэйли. Если не считать неуемного любопытства девушки, других происшествий не было. С трудом дождавшись окончания ужина, я чуть ли не за руку утащила Вэйли к себе.

— Что такое? У тебя такой заговорщицкий вил, что я теряюсь в догадках. — Окинув взглядом заваленную книгами и конспектами комнату, подруга кое-как примостилась на краешке кровати.

— Ну, я должна тебя кое о чем попросить, только это секрет. — Мне не сиделось, так что я осталась на ногах.

— Конечно. Ты же знаешь, я всегда готова помочь. — В глазах Вэйли вспыхнула тревога. — Что случилось?

— Мне нужно ненадолго уйти из дворца, и я не хочу, чтобы кто-то об этом знал. Сможешь присмотреть за Исом? Я специально спрашивала, на ночь глядя он никого не ждет, так что, если вдруг появится незваный визитер, нужно будет тоже напроситься в гости, — быстро произнесла я.

— Кхм… Задание несложное, я справлюсь, но зачем все это? У тебя что, тайное свидание? — На этот раз в голосе подруги прозвучало неподдельное любопытство. — Не представляю, когда ты успела, но рада за тебя. Твой избранник тебя любит?

Теперь настал мой черед давиться воздухом. Смахнув выступившие слезы, я скорчила гримасу.

— Никакое это не свидание, мне не до подобных глупостей! Я хочу сходить в библиотеку, поискать кое-какую информацию.

— Разве днем не было бы удобнее? К чему такая спешка? — изумилась Вэйли.

— Я не знаю, сколько продлится наша поездка. И чувствую, что времени не так много, — со вздохом призналась я.

— А что именно тебе нужно? Вдруг я смогу помочь? — Разочарование из-за отсутствия у меня кавалера сменилось энтузиазмом, и подруга вскочила, всем своим видом демонстрируя готовность отправиться на поиски секретов.

— Ты и так уже рассказала все, что знаешь об Нее. А то, что интересует меня… Подозреваю, старый князь принял все меры, чтобы об этом не болтали. Одна надежда на старые книги. — Представив, какую работу придется проделать за ночь, я поморщилась.

— Не проще спросить у самого Иса? Вряд ли он обрадуется тому, что ты собираешь сведения за его спиной. — Рвение Вэйли несколько поугасло, и она вновь уселась на кровать. — Зачем тебе это вообще?

— Ис виртуозно умеет обходить каверзные вопросы. Я спрашивала, ноон не любит рассказывать о своем прошлом.

Зато обожает выпытывать подробности о моем. Вспомнив, сколько я уже рассказала князю, поморщилась. Не то чтобы Ис насильно заставлял меня отвечать, просто ситуация каждый раз складывалась так, что я не могла промолчать.

— А мне нужно знать многое, чтобы суметь ему помочь.

— Ну, если ты считаешь, что так будет лучше… — В голосе Вэйли слышалось сомнение, но спорить она не пыталась.

— Огромное тебе спасибо, ты настоящий друг! — Благодарно улыбнувшись, я повернулась к шкафу и принялась искать сменные вещи.

— Я правильно понимаю, ты пойдешь в библиотеку не в качестве придворного мага? Только не говори, что собираешься украсть нужную книгу! — увидев, что мой выбор пал на черные штаны и рубашку, ахнула подруга.

— Для воровской деятельности у меня мало опыта, — с сожалением отвергла я ее идею. — Если не представлюсь, библиотекарь меня за порог не пустит. Но так хотя бы есть шанс остаться незамеченной другими. Ночью ведь спят далеко не все!

— Пожалуй, я лучше пойду к себе и приготовлюсь охранять его сиятельство. — Явно опасаясь моих новых откровений, девушка вздрогнула и поспешила к дверям.

Затягивать с приготовлениями я не стала. Учитывая, что мне еще предстояло собрать вещи для поездки, нужно было справиться поскорее. Бросив быстрый взгляд в зеркало, я впервые порадовалась отсутствию иллюзии и сочла, что выгляжу достаточно заурядной и незапоминающейся. Накинув куртку, тихо выскользнула из комнаты.

Несмотря на то что днем было достаточно тепло, ночь выдалась прохладной. Небо усыпали звезды, луна куда-то спряталась. В другой ситуации я отправилась бы верхом на Молнии, но сейчас пришлось ловить экипаж.

— Вы уверены, что вам нужно в городскую библиотеку? — Кучер даже в затылке поскреб, поскольку не представлял, как можно ночью ехать в такое скучное место.

— Нет, ради шутки решила покататься по городу, — разозленно фыркнула я. — И платить собираюсь за дорогу, но отнюдь не за глупые вопросы.

Мужчина оказался сообразительным и больше говорить ничего не стал, вместо этого хлестнул лошадей. Причем, явно стараясь реабилитироваться, домчал меня с ветерком. Я только устроилась поудобнее и прикрыла глаза, собираясь подремать, как пришлось выходить.

При дневном свете построенная из белого кирпича библиотека выглядела достаточно эффектно, но ночью здание теряло всю красоту. Темнота скрадывала размеры, и двухэтажный дом казался неказистым и незначительным. В нескольких окнах горел свет, что я сочла хорошим знаком. Значит, охранник не спит и быстро впустит меня внутрь.

— Какой у нас план? — Прозвучавший над ухом знакомый голос заставил меня подскочить.

— Кэмерик, изволь объяснить, что ты здесь делаешь? — Разозлившись на себя (надо же было так задуматься, чтобы не заметить хвост!), я строго уставилась на бывшего ученика.

— Буду делать то, что ты скажешь. — Судя по тому, как поморщился парень, полное имя не нравилось ему так же, как мне собственное сокращенное.

— Не припоминаю, чтобы я тебя приглашала, — скрестив руки, холодно отчеканила я.

— Хорошие ученики без вопросов знают, когда нужно появиться, а когда не путаться под ногами. Ты же сама меня этому учила. — В голосе Кэма раскаяния по-прежнему не слышалось. Более того, глаза так и лучились от удовольствия, да и губы подрагивали в едва сдерживаемой улыбке. — Ришида, пусть я теперь секретарь его сиятельства, но я хочу остаться твоим другом. Моя помощь пригодится. Вдвоем мы быстрее найдем те книги, за которыми ты пришла. И еще я помогу переписать страницы, если книги нельзя выносить. Или отвлеку охрану, если ты захочешь забрать тома. А еще со мной можно поделиться пришедшей мыслью, в одиночку всегда думается хуже.

Наблюдая, как парнишка сосредоточенно загибает пальцы, я не смогла сдержаться от улыбки.

— Ну, с какой стороны ни посмотришь, ты безумно полезный, — не видя смысла продолжать сердиться, поддразнила я Кэма. — Скажи только, манеру убалтывать собеседника и раскладывать все по полочкам ты подхватил у Иса или Вериты?

— У обоих! — Парень гордо приосанился. — Это еще один твой урок — извлекать пользу из общения с другими. Так что я просто обязан помочь тебе хотя бы в благодарность за науку.

— Разве я учила тебя шпионить за кем-то? Или скажешь, нашел телепортационный амулет? — Я окинула Кэма демонстративно подозрительным взглядом.

— Нет, я просто увидел, как ты выходишь из замка. А пока вы с кучером спорили, приценился сзади к карете. Мы так в детстве с ребятами катались, — ударившись в воспоминания, с мечтательной улыбкой пояснил парень.

— Насыщенное у тебя детство было. Ладно, пошли, — хмыкнув, я зашагала по ступенькам.

Стучать пришлось долго. То ли охранники все же спали, то ли надеялись, что это чей-то розыгрыш и ночной гость скоро уйдет. Я уже стала прикидывать, не постучать ли с помощью магии, когда дверь приоткрылась.

— Кого там демоны принесли? Библиотека по ночам не работает, — хмуро произнес выглянувший мужчина.

— Пока еще никого не принесли. И чтобы мы и дальше обходились без гостей из нижнего мира, мне нужно в библиотеку. — Я просунула в щель жетон мага.

Мужчина недовольно крякнул, но все же распахнул дверь, позволив нам пройти.

— Вам повезло, что господин Ларус не ушел домой. Ни я, ни Тарн в библиотечных каталогах ничего не понимаем, а сами вы до утра нужные книги можете искать. — Отвернувшись в сторону, охранник широко зевнул. — Поднимайтесь на второй этаж.

Ларус нашелся быстро. Им оказался среднего роста старик с короткой бородой и пышными усами. Он как раз выходил из комнаты с огромной стопкой книг и едва не врезался в зазевавшегося Кэма. На ногах библиотекарь удержался, но книги стали падать. Пришлось спешно читать заклинание левитации и спасать источники знаний от столкновения с полом.

— Что за варварство?! Кто так обращается с бесценными фолиантами?! — Сердито покосившись на меня, старичок принялся собирать парящие вокруг него книги.

— Если они такие бесценные, почему не носите по две книги? — не смутилась я. — Да и позвали бы охранников, все равно они спят.

— Чтобы эти дуболомы испачкали или порвали книги? Моя работа требует бережного отношения и огромного почтения. — Библиотекарь ласково, словно домашнего питомца, погладил обложку книги. — А кто вы такие и откуда взялись?

— Так дуболомы впустили. И кстати, очень почтительно отзывались о вашем труде, — с широкой улыбкой поведал Кэм.

— Как сложно в наше время встретить людей, умеющих хоть немного думать или хотя бы запоминать чужие мысли. — Ларус с мученическим видом возвел глаза к потолку. — Ведь битый час повторял, чтобы меня не беспокоили и никого не впускали. Чего пожаловали? Или грамоте не обучены, не видели, что по ночам мы не работаем?

— Видели, — кивнула я, — но понадеялись, что нам сделаете исключение ввиду особо важного дела.

— У меня сейчас важное дело — разобрать и систематизировать поступившие книги, составить каталоги. А ваши ведьминские дела я знаю. Опять гадания пришли искать. Сказано — не работаем мы, идите прочь! — Взгляд библиотекаря стал презрительным.

У Кэма при этих словах вырвался смешок, и он поспешно зажал рот руками. Причем в глазах плескалось неприкрытое любопытство, парень даже вперед подался. Кажется, ученик думал, что сейчас я начну запугивать Ларуса пульсарами, и предвкушал любопытное зрелище.

— Что ж, именно это я и доложу его сиятельству. Думаю, князю будет интересно услышать, какие мнения ходят о его придворном маге. В конце концов, это ведь бросает тень и на его репутацию. — Давить на людей я умела и без магии.

Холод сквозил в каждом моем слове, а взглядом, который я бросила на библиотекаря, можно было заморозить город. Пусть не думает, что я начну пресмыкаться и униженно выпрашивать пропуск!

— Это вы, что ли, придворный маг? Или вот он? — недоверчиво переспросил Ларус. — Не припомню, чтобы его сиятельство принимал подобные решения.

— Завтра у вас будет отличная возможность услышать это лично из уст князя. Когда я расскажу, почему вернулась с пустыми руками, он непременно захочет услышать причины, которыми вы руководствовались, — мрачно пообещала я.

— Что за поручение такое? Сплошными загадками говорите. — Библиотекарь продолжал хмуриться, но возмущаться уже перестал.

— Мне необходима вся информация относительно красной луны. — Я приняла скучающий вид, будто тема была самая обыкновенная.

— А что именно вас интересует? Если начну готовить полную подборку, только на это уйдет вся ночь, истории очень разнообразные, и каждое событие имеет десятки оттенков, — философски протянул Ламус.

— Подберите все, что случилось тридцать лет назад. А еще меня интересуют хроники княжеской семьи того же периода, — со вздохом призналась я.

Если в прошлом Иса действительно скрывалась тайна, мне ужасно не хотелось давать кому-то другому возможность узнать ее, вот только иного способа получить информацию не было. Не сидеть же, в самом деле, всю ночь над фолиантами!

Но тут удача решила, что хорошего понемногу, и упорхнула прочь. Мы прождали удалившегося библиотекаря около получаса, но он вернулся с пустыми руками и печально сообщил, что как раз недавно начал заново перебирать нужные каталоги, и, как следствие, перемешал все карточки.

— А что насчет самих книг? Их не трогали? — Потратив столько времени, чтобы попасть в библиотеку, уходить ни с чем я не собиралась. — Проводите нас в хранилище, мы поищем нужную информацию.

На лице Ламуса крупными буквами было написано, что он слабо верит в мои способности отыскать хоть что-то полезное, но спорить с придворным магом библиотекарь не стал и со вздохом указал на нужный отдел.

— Ого! Сколько же тут всего! — Переступив порог, я посмотрела на многочисленные стеллажи. — Господин Ламус, вы наверняка и без каталогов помните, в какой стороне находятся нужные книги. Посоветуйте, откуда начать?

— В былые времена память у меня была получше. — Библиотекарь ностальгически вздохнул. — Этот зал посвящен истории. Я всегда работаю по одинаковой системе и книги расставляю по хронологии. Думаю, вам нужен пятый-шестой стеллаж от нас.

— Отлично. — Просияв, я взмахнула рукой и наугад поманила к себе книгу с указанных полок. Вернее, попыталась поманить. Фолиант как стоял, так и продолжил стоять.

— Магия здесь не действует, — спохватившись, предупредил библиотекарь. — Все книги зачаровывались в общем зале и потом приносились сюда. Настоятельно прошу вас обращаться с фолиантами очень бережно и помнить, что вы держите в руках историю.

— Да-да, мы все поняли. Спасибо большое за помощь, дальше справимся сами, — сообразив по вспыхнувшим глазам Ламуса, что он вознамерился прочитать очередную лекцию, скороговоркой отбарабанила я.

— С чего начнем? — Кэм, явно представлявший поход в библиотеку более интересным занятием, тоскливо уставился на стеллажи.

— Будем пересматривать все подряд, ты с одного края, я с другого. Все, что покажется подходящим, сложим на стол, потом посмотрим. — Я взмахнула рукой, очерчивая круг работ.

Оказалось, что стеллажи расставлены по кругу, так что рано или поздно мы должны были встретиться. Как должна называться нужная книга, я представляла приблизительно, так что вытаскивала каждую, казавшуюся подходящей, и просматривала оглавление.

Маги, потрудившиеся над фолиантами, знали свою работу. Пыли в зале не было совершенно, вся грязь от страниц отскакивала, и даже ветхие на вид издания оказались довольно прочными и не рассыпались в руках.

По мере того как я просматривала полки, количество отобранных книг росло. Кэм неподдельно увлекся, зачитавшись легендой о рыцарях. Пришлось напомнить, что мы здесь не для развлечения и понравившиеся истории он сможет прочитать в другой день.

Я уже стала сомневаться в успехе мероприятия, когда на глаза попался дневник какого-то художника. На первый взгляд книга казалась совершенно неуместной в историческом зале, но, повинуясь внезапному импульсу, я все же просмотрела содержание.

— Кажется, что-то нашла! — довольно воскликнула я.

В дневнике автор подробно описывал свою жизнь, в том числе и кровавую луну, которую ему посчастливилось увидеть. На художника это событие произвело такое впечатление, что он решил нарисовать серию работ, а еще прочитать как можно больше об этом удивительном явлении. Названия и описания книг он также привел весьма подробно.

— И я тоже! — В голосе Кэма слышался неподдельный азарт. — Сравним, кто найдет больше информации.

Рассмеявшись, я двинулась мимо стеллажей, высматривая том со звездочками на корешке. Описываемая книга являлась редким учебником по истории магии, и художник считал настоящим чудом, что сумел найти ее после целого года поисков.

Мне повезло больше, на второй полке я заметила учебник со звездочками. Сгорая от нетерпения, я взяла его, но учебник словно приклеили к полке. Вторая попытка снять книгу с полки также не увенчалась успехом, более того, ладонь кольнуло энергетическими иголочками.

Предположив, что маги могли наложить на редкую книгу особую защиту, я прикрыла глаза, сосредоточившись. Распутать чужое заклинание я вряд ли смогу, но хоть посмотрю, с чем именно имею дело.

— Вытаскивайся же! — раздался сердитый голос ученика.

— Стой!

Сообразив, в чем причина «прилипания» книги, я машинально взмахнула руками. Вот только магия по-прежнему не действовала, и стеллаж неумолимо рухнул на меня. На мое счастье, все стеллажи стояли достаточно близко друг к другу, и поэтому упал он на следующий, а все книги посыпались на меня.

— Или на несчастье. — Я выползла из-под завала и ошеломленно уставилась на продолжающие падать стеллажи.

За какую-то минуту рухнули все. Причем последний с грохотом упал на пол.

— Вот и сходили, почитали книжки, — пробормотала я.

Мелькнувшую было мысль, что мы успеем создать видимость порядка и смыться, пришлось откинуть сразу же. Библиотекарь материализовался в зале будто по волшебству. У видев, во что мы превратили святилище знаний, он схватился сначала за сердце, а потом за голову.

— Варвары! Изверги! Убийцы!

— Вообще-то мы никого не убили. — Если я и испытывала стыд, то оскорбления мигом вернули привычную невозмутимость. — У нас на самом деле произошла небольшая неприятность, но, поскольку все книги зачарованы от повреждений, ничего непоправимого не случилось.

— Да, вы не убили человека. Но ваш поступок куда страшнее, вы покусились на саму историю. — У Ламуса исказилось лицо. — Каталоги в беспорядке, книги разбросаны. Собрать их вновь — невозможное дело! А вы…

Не договорив, старик начал задыхаться. Перепугавшись, как бы у библиотекаря не прихватило сердце, я кинулась к нему и собралась отправить Кэма к целителю, но старик крепко вцепился в мое запястье.

— Я все понял! Вы шпионы! Специально проникли в библиотеку, чтобы лишить нас самого ценного, что у нас есть, и тем самым низвергнуть в пучину тьмы, — несколько фанатично выкрикнул Ламус.

Увы, в чем-то убедить старика оказалось невозможно. Призывая на мою голову всевозможные проклятия, он, как нашкодившую девчонку, за шкирку потащил меня к князю.

Вот когда я пожалела, что не умею проваливаться сквозь землю и не захватила с собой хотя бы теленортационный амулет. Обычными способами избавиться от библиотекаря не представлялось возможным, а применять к нему магию не позволяли совесть вкупе с инстинктом самосохранения. Старик оказался главным библиотекарем, хорошо знал отца Иса и без особых усилий добился аудиенции среди ночи (что даже для меня было затруднительно!).

— И как это понимать? — Для поднятого с постели человека Ис выглядел достаточно бодрым и собранным, сверлил пронзительным взглядом исключительно меня и напрочь игнорировал прячущегося за моей спиной Кэма.

— Мне не спалось, решила почитать что-то перед сном. — Я невинно улыбнулась и похлопала ресницами.

— Замковой библиотеки оказалось мало? — скептически вопросил князь.

— Тамошний библиотекарь отказывается выдавать мне новые книги, пока не верну старые, — вздохнув, пожаловалась я. — Да и, говорят, прогулка по свежему воздуху способствует хорошему сну. Кто же знал, что в городской библиотеке так плохо закреплены стеллажи? И дотронуться до них нельзя!

— То есть это моя вина? — От такой наглости Ламус едва не грохнулся в обморок, но устоял и уставился на меня так, будто я обвинила его во всех существующих грехах.

— Я вовсе не имела в виду ничего такого, просто указала на существующие недостатки. — Портить отношения с библиотекарем все же не входило в мои намерения, и я лучезарно улыбнулась.

— Господин Ламус, завтра же я направлю в библиотеку слуг, которые помогут вам навести порядок. А с госпожой Ришидой проведу беседу, она уже все осознала и, уверен, станет относиться с книгами с гораздо большим почтением, — заверил Ламуса Ис.

Тот для порядка еще побурчал, но в итоге, узнав, что я на самом деле придворный маг и не хотела ничего дурного, решил меня простить.

— Риш, ради всех богов, отчего тебя понесло в библиотеку? — когда за Ламусом захлопнулась дверь, простонал князь.

— А что, это не вы ее туда отправили? — Несмотря на возраст, слух у библиотекаря оказался острым. Вновь переступив порог, он окинул меня обличающим взглядом и поспешил наябедничать: — Говорила, книги нужны о кровавой луне, вашей историей интересовалась!

Заметив, как похолодел взгляд Иса, я от души пожелала старику, чтобы он разучился разговаривать. Надо же было так меня подставить!

— Я… просто не думал, что госпожа Ришида проявит такое рвение при исполнении задания, что, безусловно, свидетельствует о ее высокой компетентности. — Князь выглядел невозмутимым, но я давно научилась разбираться в его эмоциях и теперь предчувствовала крупный разнос. — Кэм, будь добр, проводи господина Ламуса.

— И? — Повисшая тишина была не просто нехорошей, а ужасно нехорошей, и меня пробрала дрожь. — Что ты мне скажешь?

— А что ты хочешь услышать? — Вопреки ожиданиям Ис устало прикрыл глаза.

— Ну какая я безответственная, невнимательная и бестолковая, мне уже в красках рассказал Ламус. — Я развела руками. — Даже не знаю, сможешь ли ты что-то добавить.

У меня вырвался нервный смешок. Давно я не чувствовала себя такой растерянной и теперь не знала, куда деть глаза. Глядеть на Иса было стыдно, смотреть в пол казалось глупым, а рассматривание стен все равно не обмануло бы князя.

— Тогда не буду и пытаться. — Голос Иса звучал совершенно равнодушно.

Я с трудом подавила рвущееся наружу ругательство. Пожалуй, именно по этой причине я и не любила влезать в чужие дела. Вот, казалось бы, в библиотеку меня привела исключительно тревога о князе, но он этого все равно не оценит и сочтет вмешательством в чужие дела.

Невольно вспомнилось, как при нашем первом откровенном разговоре я обещала, что не стану задавать лишних вопросов и удовольствуюсь информацией, которую князь сам захочет мне дать. Не объяснять же, что мои взгляды с того времени не изменились, зато изменилось отношение к самому мужчине.

— А ты не хочешь сама как-то объяснить свой поступок?

Хуже всего был совершенно невыразительный взгляд Иса.

Даже когда я впервые вломилась в тронный зал и потребовала принять меня на работу, он смотрел на меня с большим любопытством. Сейчас же я чувствовала себя пустым местом.

— Ненавижу оправдываться. — Мне стало больно.

Нет, я и раньше не очень-то рассчитывала на симпатию Иса. Если бы он помнил о нашем поцелуе и последующем разговоре, уже давно дал бы это понять. Но я надеялась, что мы останемся друзьями. Самыми лучшими, ведь я еще никому не доверяла так, как ему. Но, кажется, свой шанс я уничтожила в момент падения стеллажа.

— Тогда не будем зря тратить время. На завтра запланировано много дел. — Князь сухо улыбнулся.

Не дожидаясь ответа, поднялся и прошел мимо меня.

— Спокойной ночи, Ришида, — по-прежнему невозмутимо пожелал Ис.

В очередной раз поразившись его железной выдержке, я нашла в себе силы только кивнуть в ответ.

А утром меня разбудила Игрис. Девушка буквально лучилась энергией и едва сдерживала себя, чтобы не запрыгать на месте.

— Не могу поверить, что еду с вами! Это будет мое самое незабываемое путешествие! — пока я умывалась и пыталась немного пригладить волосы, без умолку трещала она.

Мне не хотелось встречаться с Исом, но Игрис едва ли не насильно вытащила меня в столовую. Графы вовсю паковали вещи и на завтрак не явились, так что посторонних за столом практически не было. Учитывая это обстоятельство, обычно теряющаяся при чужих Игрис продолжала болтать, причем имя Арлена звучало все чаще.

— Он тебе нравится, верно? — когда девушка сделала паузу, чтобы выпить чаю, догадливо поинтересовался Ис.

— Что? Кто? — Поперхнувшись, Игрис едва не выронила чашку и ошеломленно уставилась на брата.

— Представляю твои чувства, но не советовал бы тебе рассчитывать на что-то серьезное. Арлсн молод, а тот, кто станет твоим мужем, должен сначала доказать, что достоин этого, — как ни в чем не бывало продолжил князь.

— Арлен достоин! — мгновенно вскинулась подруга. — Ты не можешь утверждать обратное, тебя не было долгие годы!

У Иса неуловимо дернулась щека. Кажется, Игрис невольно задела его за больное место, но он и тут проявил завидную выдержку.

— Лорду Райсену недавно исполнилось двадцать. Титул он получил после трагической смерти отца. Его мать безумно любила мужа, по-нрежнему скорбит и старается без особой нужды не покидать покоев. Сомневаюсь, что Арлен успел совершить что-то значимое и набраться должного опыта, — сухо, будто зачитывал очередной отчет, сообщил Ис. — Как видишь, несмотря на долгое отсутствие, я кое-что знаю.

— То есть мужа ты мне выберешь сам? Вот только, боюсь, ждать придется долго. Я ведь незаконнорожденная, а достойные женихи будут искать невесту себе под стать. Мне и об Арлене думать нельзя, это не он, это я недостойна его. — Голос Игрис задрожал.

— Я не собираюсь навязывать тебе свое мнение, — мягко улыбнулся Ис. — Просто хочу сказать, что нужно подождать. Для того, кто полюбит тебя, твое происхождение не будет играть роли. Ты моя сестра, я забочусь о тебе и, конечно, хочу, чтобы ты связала свою жизнь с человеком, которому сможешь доверять и который никогда не предаст тебя.

«И не полезет ночью в библиотеку разнюхивать твои тайны», — горько подумала я.

В мою сторону князь не смотрел, но намек я все равно отлично поняла. Возможно, на самом деле Ис не имел в виду ничего такого и я сама накручивала себя, вот только избавиться от неловкости никак не удавалось. Ледяная стена, возникшая между нами, казалась физически ощутимой.

Я не могла смотреть Ису в глаза и не могла улыбаться как раньше. Оставалось только делать вид, что ничего не произошло, а в умении прятать свои чувства мне давно не было равных.

— Не уверена, что такой существует. Ты слишком высокого мнения о людях, — печально вздохнула подруга. — Зря я вообще напросилась ехать с вами и затеяла этот разговор. Тебе меня никогда не понять.

— Игрис, не плачьте. Вы и в самом деле слишком торопитесь. Уверена, жизнь расставит все по своим местам. — Старавшаяся до этого времени молчать Вэйли ободряюще улыбнулась девушке и дотронулась до ее плеча.

— Разве я плачу? — Действительно, глаза Игрис оставались абсолютно сухими.

Впрочем, я ведь уже говорила, что невозмутимость они с братом унаследовали в равном количестве.

Мне, если я желаю выполнить заказ, есть чему у нее поучиться. Вырвать все чувства из сердца, пока они не успели пустить корни. Так, как обычно делают с сорняками. В конце концов, это ведь даже не настоящая любовь, обычная привязанность к человеку с родственной душой.

Ришида, с тобой все хорошо? У тебя улыбка какая-то… жуткая. — Теперь Вэйли взволнованно уставилась на меня.

— Плохо спала. — Я постаралась улыбнуться.

— Удивляюсь, как ты вообще вспомнила о сне, — негромко хмыкнул Ис.

— Каждый может ошибаться. — Я впервые рискнула встретиться взглядом с князем и с облегчением заметила, что осуждения в его глазах нет.

Впрочем, Ис смотрел на меня так же, как на Вэйли, с обычной вежливостью. Будто бы нас и не связывали никакие общие тайны и поцелуй.

— Главное, я учла свою ошибку и больше не стану заниматься тем, за что не получаю деньги, — как можно спокойнее произнесла я.

— Вэйли, только у меня ощущение, что мы здесь лишние? — толкнув девушку в бок, заговорщицки поинтересовалась Игрис, демонстративно косясь на меня и брата.

— Совершенно верно. — Смутить князя было невозможно. — Вам уже пять минут назад следовало встать из-за стола и пойти переодеваться для поездки. Если, конечно, никто не передумал ехать.

— Бегу. — Игрис мгновенно подскочила.

— Ты поедешь со мной в карете. Возьми с собой вышивание или книгу, — посоветовал сестре князь, — Ришида отправится с Вэйли и Веритой.

Я проглотила и это, не стала напоминать, что еще вчера Ис просил меня ехать вместе с ним. За одну ночь действительно могло измениться многое. По крайней мере, так ни у кого не возникнет лишних вопросов. Все так, как и должно быть, княжеская семья в одной карете, прислуга и свита — в другой. А что-то чувствовать слугам не положено.


ГЛАВА 4

Несмотря на нежелание Иса привлекать внимание к нашему путешествию, отправиться небольшим отрядом все же не удалось. Лорды, за исключением Лайена, отбывшего готовиться к приему гостей еще вчера вечером, решили отправиться вместе с нами и приехали в личных каретах с гербами. Путешествовать без надлежащего сопровождения графы сочли ниже своего достоинства, так что каждый захватил слуг и охрану. Что самое удивительное, самая богатая карета оказалась у Рэйфа. Белоснежная, запряженная серыми лошадьми в белых носочках, она производила впечатление игрушечной и явно была под стать самому вельможе. Впечатление портил разве что наряд лорда: Рэйф Дерисон нарядился во все черное и хмурился сильнее обычного.

— Определенно, сразу видно, кто из графов бывалый путешественник, а кто выбирался только в собственный сад, — глядя в окно на проехавшую мимо нас карету Арлена, прокомментировала Верита.

— Что ты имеешь в виду? — удивилась едва не наполовину высунувшаяся во второе окно Вэйли.

— Ну, Рэйф оделся по-походному. Одежда дорогая, но немаркая. В случае чего он сможет и проехаться верхом, и прогуляться в лесу, не боясь нацеплять колючек на плащ или испачкать рубашку, — в своей излюбленной манере принялась комментировать Верита. — А вот Эвису хоть сейчас на бал. Еще и эта глупая шляпа с пером, зачем она ему в карете нужна-то?

— Зачем лордам в лес? Даже если захотят размять ноги, пройдутся по дорожкам, а для грязной работы есть слуги. — Я откинулась на спинку сиденья и сплетала пальцы, стараясь не думать, что совсем рядом карета князя. — Это ведь обычный визит.

— В самом деле — обычный? По твоей записке было не похоже. Ты ведь так и не объяснила толком, зачем пригласила меня. — Лоб Вериты пресекла морщинка.

— То есть такую причину, что мне просто захотелось позвать близкую подругу, ты даже не рассматриваешь? — Я воспользовалась случаем выкинуть Иса из головы и изобразила жуткую обиду. — Вот почему все вокруг видят во мне только корыстную ведьму? А как же моя трепетная и ранимая душа?

— Может, потому, что ты оделась как ведьма? И окружающие просто не могут рассмотреть твою душу за амулетами и оружием? — поддразнила меня целительница.

— Ладно, сдаюсь. — Я подняла руки вверх, признавая правоту подруги.

И Вэйли, и Верита на самом деле надели праздничные яркие вещи. Голубоглазые, стройные, в зеленых платьях, они выглядели практически сестрами. Я же предпочла рабочую одежду, хотя Игрис несколько раз предлагала мне позаимствовать ее наряды.

— И вновь мы возвращаемся к причинам поездки. — Сбить Вериту с толку оказалось не так просто. — Если ты собираешься работать, эти визиты нельзя назвать сугубо дружескими. Да и в таком случае ты ехала бы в другой карете.

— Это еще почему? — И вновь мне пришлось прибегнуть к актерским способностям и изобразить удивление.

— Ришида, во дворце только слепой не заметил, сколько времени вы проводите вместе с Исом. Причем обсуждать магические дела так долго невозможно, ему определенно нравится твоя компания. Странно, что сегодня он распорядился по-другому. — В глазах Вэйли плескалось неподдельное сочувствие. — Неужели вы поссорились?

— Это потому, что мы обсуждаем не только магические, но и политические дела. — Кажется, лицедейка из меня вышла бы отличная. Я определенно достигла новых вершин в искусстве скрывания эмоций. — Ис едет с Игрис, нотрму что боится за нее. И у этого путешествия действительно есть вторая цель.

Посвящать подруг в планы князя не входило в мои планы. Все-таки не имелось никакой гарантии, что из этой затеи выйдет толк, а перепугаются они точно, вот только другой возможности увести разговор от опасной темы не было.

Не признаваться ведь, что я тайком собирала информацию об Исе, и теперь он наверняка считает меня предательницей!

К моему облегчению, уловка сработала. Верита, убедившись, что интуиция ее не подвела, просияла и принялась сыпать уточняющими вопросами и выдвигать версии. Вэйли ожидаемо заволновалась, но напомнила, что предупреждение об опасности — наполовину уменьшает ее. А зная о риске новых покушений, она сможет держать наготове нужные зелья!

— В общем, вместе мы отличная команда! — торжественно заявила Верита. — И станем воистину непобедимыми, когда вытряхнем Ришиду из брюк и заставим надеть платье. Да-да, то самое, которое ты покупала на бал, а надела совершенно другое!

— Это было желание Игрис, я не могла отказать имениннице. — При воспоминании о танце с Исом у меня защемило в груди.

— Ну это ведь не последний бал, будут и другие! Лорды наверняка устроят приемы в честь его сиятельства, — ободряюще улыбнулась Вэйли.

«Вот только вряд ли мне можно рассчитывать на новое приглашение». — Мысль болью отозвалась внутри.

Впрочем, на моем лице по-прежнему сияла широкая улыбка, и подруги ничего не заподозрили. Разговор сам собой свернул на обсуждение модных нарядов и свежих сплетен, так что я смогла расслабиться.

Вот только, как оказалось, преждевременно. В полдень Ис скомандовал остановиться на привал, и выпорхнувшая из кареты Игрис поспешила к нам.

— Я ужасно люблю Иса, он замечательный брат, но с ним совершенно не о чем поговорить, — пожаловалась она. И совершенно без перехода добавила: — Девочки, а вам тоже кажется, что Арлен похож на летнего духа?

Верита изменилась в лице. Я же едва сдержалась, чтобы не закрыть лицо руками и не застонать. Глупо было надеяться, что две девушки, влюбленные в одного и того же парня, так ничего и не узнают о чувствах друг друга.

— Почему? — с вежливым любопытством поинтересовалась Вэйли — единственная, не заметившая никакой проблемы.

— Он ведь буквально сияет. И зеленый камзол подчеркивает его глаза. А волосы в лучах солнца горят как расплавленное золото. И улыбается Арлен такой волшебной улыбкой. — Прижав руки к груди, Игрис мечтательно улыбнулась.

— Мы же в тени сидим, на него солнце вообще не светит, — возразила я. — И что это за дух такой? Никогда не слышала о подобном.

Мысль наплевать на все и телепортироваться подальше с каждой минутой становилась более и более соблазнительной. Кто же знал, что желание Игрис понравиться Арлену за такой короткой срок превратится в назойливую идею?! Девушка буквально была одержима несостоявшимся женихом. Ну не запрет же брата так на нее подействовал?

— И это говорит дипломированный маг. — Игрис кинула на меня укоризненный взгляд. И, оправдывая мои худшие подозрения, продолжила: — А дух лета — это сказочное существо, которое появляется только в первые недели сезона. Он смотрит, как люди отмечают приход лета, веселит тех, кто грустит, и одаривает ярких душой и теплых сердцем. Согласитесь, это похоже на Арлена? Он со всеми приветлив, всегда умеет найти нужные слова, и от его улыбки перехватывает дыхание.

— А Рэйф тогда зимний дух? Или скорее осенний? Его увидишь — и сразу вспомнишь проливные дожди и слякоть, — попыталась я перевести тему.

— Не знаю, Рэйф меня не замечает, а я не хочу замечать его. — Девушка капризно надула губы. — Вот Арлен — другое дело. Девочки, а можно вас попросить подыграть мне? Я хочу громко сказать, что люблю полевые цветы. Вдруг он услышит?

— Вы хотите получить от него подарок? — Голос Вериты дрогнул.

— Больше всего на свете, — кивнула Игрис. — Если Арлену понравится кто-то другой, у меня хотя бы останется что-то на память. Я бы засушила букет и вспоминала об этих минутах.

— Неужели вам так сильно нравится лорд Райсен? На балах вы с ним практически не общались. — На мой взгляд, все было понятно и так, и, задавая новые вопросы, Верита только причиняла себе боль.

— Мы действительно общались совсем немного, но Арлен всегда говорил комплименты и рассказывал что-то интересное. Другие ограничивались сухим приветствием или вовсе меня не замечали. — Игрис нахмурилась, но почти сразу отмахнулась от грустных мыслей. — Поэтому я пытаюсь доказать брату, что лорд Райсен очень достойный спутник, а он не хочет меня слушать.

— А как вы считаете, Арлен вас любит? И ваши чувства — это настоящая любовь? — дрожащим голосом продолжала допытываться Верита.

Она еще сильнее побледнела и крепко сжала кулаки, пытаясь хоть как-то взять эмоции под контроль. Не вовремя проснувшаяся совесть буквально раздирала меня на части, а вот Игрис ничего не замечала и с сияющими глазами продолжала расхваливать парня:

— Я стараюсь не думать о чувствах Арлена. Слишком боюсь, что не сумею понравиться. Но симпатию ко мне Арлен точно испытывает. И меня всегда смешат его шутки. А еще рядом с ним я забываю о своем происхождении и чувствую себя особенной. Так что да, наверное, это настоящая любовь. — Голос Игрис стал сосредоточенным.

На мгновение мне даже показалось, что они с Веритой поменялись местами, и теперь Игрис анализирует и раскладывает по полочкам все поступки и мысли, пытаясь убедиться в правильности решений не только сердцем, но и разумом.

— В таком случае вы счастливая девушка. Думаю, у вас все будет хорошо. — Верита сумела выдавить из себя улыбку.

— Хоть бы боги вас услышали. Ой, только вы ведь никому не скажете о моем секрете? Знаю, настоящие леди никому не изливают душу, но я ведь не совсем леди и просто не могу держать все в себе, — запоздало спохватилась Игрис. — А вы мои единственные подруги, не представляю, как бы жила дальше, если бы вы не появились в замке.

— Верита и раньше здесь бывала, — ради справедливости отметила Вэйли. — Это я приехала благодаря приглашению Ришиды. Самой бы мне в голову не пришло наняться на работу к князю.

— Выходит, мы тут все обязаны Ришиде. Она не ведьма, она наша добрая волшебница! — Поддавшись порыву, Игрис обняла меня. — Ты правда изменила не только мою жизнь, но и все вокруг.

— Всегда пожалуйста. Люблю, когда меня благодарят за то, что не стоило совершенно никаких усилий, — скрывая напряжение, хихикнула я.

— Да, после знакомства с Ришидой со мной также случилась масса событий, — избегая смотреть мне в глаза, поддакнула Верита.

Не знаю, до чего бы мы в итоге договорились, но тут Ис позвал сестру, и она неохотно нас покинула. Обедали и продолжали путь в тишине.

Вэйли несколько раз пыталась поговорить то со мной, то с Веритой, но я отделывалась короткими фразами, Верита же и вовсе вытащила из корзинки книгу и демонстративно уткнулась в нее.

«А ведь мы только недавно помирились!»

Злость на вышедшую из-под контроля ситуацию буквально душила. Исправлять случившееся было поздно, повлиять я на него никак не могла, но и сидеть сложа руки казалось пыткой. Вот только заняться в карете было решительно нечем.

Ис еще несколько раз объявлял привалы, но останавливались мы ненадолго. Только чтобы размяться да прогуляться до кустиков. Причем от моего внимания не укрылось, что князь старался не отпускать сестру к нам. Я понятия не имела, крылась причина этого в его усилившейся паранойе или он просто не хотел давать мне возможности обидеть еще и Игрис.

— Ой, кажется, мы приехали! Как здесь красиво! — Голос Вэйли вырвал меня из полудремы. Целительница чуть ли не полностью высунулась в окно и восхищенно ахала: — Это словно ожившая сказка! Наверное, даже у короля замок не такой богатый!

— Если бы король тебя услышал, явно обиделся бы, — одернула я подругу.

Впрочем, Вэйли практически не преувеличивала. Родовое поместье Римэннов действительно казалось ожившей мечтой. Начать с того, что дом был построен из белого камня и буквально сиял в лучах солнца. К особняку примыкали трехуровневые сады, подчеркивавшие особенности архитектуры и подготавливавшие к ее восприятию.

— Лайен рассказывал, что к его дому ведет несколько дорог, и с каждой вид на особняк открывается неожиданно, — не то несколько оттаяв, не то просто устав от игры в молчанку, припомнила Верита.

— У его предков вообще было своеобразное чувство юмора. — Я вновь полюбовалась домом, построенным в форме подковы. — Хотя что-то в этом есть, удача семейству Римэннов точно улыбалась.

Я плохо разбираюсь в архитектуре, но здание определенно достраивалось, и разные строители использовали различные стили. В итоге строение выглядело достаточно любопытно, будто было собрано из различных кусочков.

— Представляю, как здесь чудесно зимой. Словно ледяное царство! Сияющий дом, сияющий снег. — У Вэйли заблестели глаза.

— А сейчас все утопает в цветах. Я уже предвкушаю экскурсию по садам. — На меня Верита по-прежнему не смотрела и обращалась исключительно к Вэйли. — Снег тоже красивый, но слишком уж однообразный. Даже такому коллекционеру, как Лайен, тут никак не извернуться!

— Кстати, о хозяине, он легок на помине, — сделав вид, что ничего не замечаю, вмешалась я в диалог. — И на духа лета похож гораздо больше Арлена.

Слова вырвались быстрее, чем я сообразила, что именно сказала, пришлось прикусить свой длинный язык. Ну что поделать, если разряженный Лайен в зеленом камзоле, коричневых бриджах и красном плаще, горделиво восседающий на рыжем жеребце, в самом деле ассоциировался у меня с ярким духом?

Встречать нас выехал не только лорд, но и его свита. Услышав, что визиты мы начнем наносить с него, Лайен совсем не пришел в восторг, но сейчас буквально раздувался от гордости. Поглядывая на коллег-конкурентов с выражением превосходства, он принялся уверять князя, как счастлив видеть всех нас.

— К сожалению, моя жена не сможет поприветствовать вас. Неделю назад она поехала погостить к родителям и вернется лишь через месяц. Малисса ужасно расстроится, что пропустила возможность лично выразить вам свое почтение. — Сам граф, напротив, выглядел весьма довольным жизнью. Поскольку я ни разу не видела его жену, сделала вывод, что отношения между супругами довольно натянутые и они стараются не пересекаться. — Смею надеяться, что достойно справляюсь с обязанностями хозяина.

Переживал мужчина совершенно зря. Как оказалось, он грамотно распорядился свободным временем и успел распланировать все до мелочей. Повинуясь короткому приказу, расторопные слуги в парадных ливреях (к слову, желто-зеленых, смотревшихся очень ярко и празднично) занялись лошадьми и принялись сноровисто вытаскивать багаж.

— Должно быть, вы устали с дороги? Комнаты готовы, предлагаю отдохнуть, ужин ровно в шесть, потом я покажу вам поместье, — любезно предложил Лайен. — В оружейном зале наверняка найдется немало интересного для лордов, а леди будут очарованы, увидев мою коллекцию украшений.

Наблюдая за графом, я с трудом сдержала смех. Конечно, у него были причины гордиться своим домом, только изящная роспись и лепнина на стенах внутреннего дворика чего стоили! Но слишком уж он задавался, вел себя так, будто мы какие-то невежественные крестьяне, чудом попавшие к королю.

«Павлин, самый настоящий! Только хвоста не хватает», — фыркнула я.

— Госпожа Ришида, а вас наверняка заинтересует картинная галерея. — Лайен тут же повернулся в мою сторону. — Ценой огромных усилий мне удалось вернуть часть похищенных бандой Дикого вещей. Вы столько сил приложили для его поимки, так что просто обязаны увидеть, что именно он похитил. Думаю, вы поймете, почему меня это так огорчило.

— Не сомневаюсь, это будет что-то невероятное, — с фальшивой улыбкой заверила я.

Граф продолжил болтать, а я задумалась, каким образом он умудрился вернуть украденное. Мы ведь поймали Дикого далеко не сразу после того нападения, у разбойников было достаточно времени, чтобы распорядиться похищенным. А насколько я помнила из допроса Дикого, по-настоящему ценные вещи он предпочитал продавать в других княжествах. Чем дальше, тем меньше риска, что украденное опознают и привлекут к ответственности.

Значит ли это, что Лайен также имел отношение к банде? Конечно, тогда он стал жертвой, но вдруг нарочно все разыграл, чтобы избежать подозрений?

Между тем граф счел торжественную часть оконченной и, позвав слуг, велел проводить нас в покои.

Мне повезло, мои комнаты находились рядом с комнатами Вэйли, покои Вериты — немного дальше, но тоже по соседству. Вообще Римэнн продемонстрировал удивительную внимательность и умудрился расселить нас не только в соответствии с титулами и должностями, но и учитывая круг общения. В самом деле, если мы дружим (по крайней мере, дружили) с Веритой, вполне логично предположить, что и здесь нам захочется навещать друг друга. И гораздо удобнее, если для этого не придется тащиться в противоположное крыло.

— Желаете принять ванну? Горячая вода готова, — пока две служанки распаковывали мой багаж, предложила третья. — Или принести обед?

— Может быть, вы хотите прогуляться? Или почитать что-то? У его милости огромная библиотека, — развесив мои вещи в шкафу, первая служанка сделала перерыв и покосилась на меня.

— Эту сумку не трогайте. Я вообще-то маг, и у меня полно артефактов, которые взрываются в чужих руках. — На самом деле это было не так, но я решила воспользоваться моментом и припугнуть служанок. Неизвестно, какие мысли крутятся в голове графа. Очень не хотелось бы, чтобы он отдал приказ проверить наш багаж. — И развлечь я себя прекрасно сумею сама. Приготовьте ванну. На этом — свободны.

Если служанок и напугал мой гон, внешне они никак этого не показали. Лишь улыбнулись и заверили, что все исполнят в лучшем виде. Так что, не прошло и десяти минут, а я уже блаженствовала в горячей, пахнущей ландышами воде. На всякий случай на тумбочке мне оставили колокольчик и попросили звонить в случае чего, но пользоваться этим я не собиралась.

Высушив волосы и переодевшись, я как раз раздумывала, на что потратить свободное время, когда занятие нашло меня само.

— Ришида, его сиятельство желает видеть тебя до ужина, — торжественно объявил Кэм. — Это не тайный визит, но лучше, чтобы ты никому не попалась на глаза.

— Даже так? — Сердце учащенно забилось в груди, но я лишь выгнула бровь. — А Ис не пояснил, зачем я ему понадобилась и к чему такая секретность?

— Я хотел спросить, только князь выглядел таким сосредоточенным… Да и про эпизод с библиотекой он мне до сих пор ничего не сказал, но ведь точно помнит, что я тоже там был. В общем, я вспомнил, что молчание — золото, а потом вспомнил твои слова, что денег много не бывает, и как-то… — Неподдельно смутившись, мальчишка отвел взгляд и взъерошил волосы на затылке.

— Ладно, не оправдывайся, — пожалела я бывшего ученика. — Зная Иса, могу сказать, что он даже мне не сразу назовет причину, по которой вызвал, вначале обязательно произнесет речь о необычайной важности новости и только потом вспомнит о сути.

«Если вообще разговаривать со мной захочет. С Иса станется и на дверь указать!» — Паническая мысль обдала холодком.

И вроде бы для подобных страхов не было оснований (в таком случае князю вообще не было резона тащить меня с собой), но избавиться от зашевелившихся сомнений не получалось. В конце концов, понять логику Иса я не могла и раньше, вдруг он именно сейчас решил, что вреда от меня куда больше, чем пользы? И велит уезжать прочь именно тогда, когда я впервые всерьез задумалась о том, чтобы остаться в этом городе…

— Тогда я пойду, позову Вэйли. — У Кэма вырвался облегченный вздох. — Я так рад, что ты на меня не злишься.

— Вот теперь злюсь. Ты почему сразу не сказал, что Ис хочет видеть нас обеих?! — сообразив, что причина визита кроется в чем-то ином и все мои страхи беспочвенны, накинулась я на парня.

— Я не думал, что это важно. — Видно, что-то такое отразилось на моем лице, потому что Кэм уставился на меня с растерянностью и обидой. — Вы же и раньше постоянно навещали князя то по отдельности, то вместе.

— Если ты еще не понял, сейчас ситуация изменилась, и то, что было раньше, уже не имеет никакого значения. Ты больше не мой ученик, но все-таки дам последний урок. Учись замечать детали и оценивать, что происходит вокруг тебя. На количестве прожитых лет это не отразится, а на качестве вполне. Можешь передать Ису, что я буду готова через десять минут. — Поддавшись чувствам, я громко хлопнула дверью.

А потом села на пол, прислонившись спиной к стене и едва удерживаясь от того, чтобы не застонать. Да что со мной такое творится-то?! Куда только былая выдержка и хладнокровие делись?

Мало было ссоры с Веритой, теперь еще и на Кэма вызверилась. Причем если подруге я еще могла открыть душу, то оправдываться перед бывшим учеником казалось стыдным и глупым.

Щеки запылали, так что пришлось плеснуть в лицо холодной воды, а потом я еще несколько минут методично расчесывала волосы, пытаясь справиться с охватившей тело нервной дрожью.

В итоге, когда я вошла в покои князя, Вэйли уже была там, причем успела съесть половину виноградной кисти.

— Ис, что-то случилось? — Очень хотелось назвать его сиятельством, дать понять, что согласна с навязанными правилами, но злить мужчину было страшно.

— Пока еще нет. А если вы со всем справитесь, то ничего и не случится. — Даже утопая в мягком кресле, князь умудрялся сидеть абсолютно ровно и сохранять невозмутим ое выражение лица. Не уверена, что сама смогла бы держаться так же, будучиодетой лишь в брюки и халат. — Я хотел бы попросить вас охранять Игрис.

— Разве ей что-то угрожает? — Удивившаяся Вэйли выронила виноградинку и со сдавленным писком полезла под стол ее доставать. — Я думала, мы здесь, чтобы помочь вам.

— О себе я постараюсь побеспокоиться сам. — Подруга не могла видеть лицо Иса, холодная улыбка предназначалась мне. — Не думаю, что кому-либо взбредет в голову напасть на Игрис, но все же хочу, чтобы кто-то из вас был рядом.

— Если вам так будет спокойнее, конечно. Учитывая, что у меня нет никакой работы, я буду счастлива сделать хоть что-то полезное. Ой, то есть не подумайте, будто я жалуюсь, что все здоровы и мне некого лечить. Просто так неловко пользоваться вашим радушием и только отдыхать. — Усевшаяся в кресло Вэйли залилась краской и явно пожалела, что так быстро вылезла из-под стола.

— Ты уже спасла мне однажды жизнь. Это не так мало. — Князь адресовал девушке одну из самых теплых улыбок.

— Это же моя работа, — окончательно смутилась Вэйли.

— Ришида, прошу тебя, никакой самодеятельности. — Еще недавно я сердилась, когда Ис называл меня сокращенным именем, но теперь кольнуло слух полное. — Как ты сама любишь повторять, за незаказанную работу денег не платят, так что не трать зря свободное время и не занимайся тем, что не входит в твои непосредственные обязанности.

— Конечно. — Я поджала губы, недовольная тем, что князь затеял этот разговор в присутствии округлившей глаза (и наверняка решившей детально расспросить меня!) подруги.

Будто бы специально это сделал, чтобы я не стала возражать. Хотя почему «будто бы»? Ис никогда ничего не делал просто так и наверняка прекрасно знал, что в присутствии Вэйли я не стану признаваться, что и зачем искала в библиотеке. А без этого не получится объяснить мотивы своих поступков.

«В общем, я, как обычно, вляпалась по самые уши и теперь не представляю, что делать дальше», — подумала раздосадованно.

От продолжения неприятного разговора меня спас стук в дверь. Я не удивилась, когда, не дожидаясь разрешения войти, в комнату влетела Игрис. Правда, сделала себе мысленную заметку: когда мы помиримся, подколоть Иса из-за его неумения запирать двери.

— Ис, так и знала, что ты всех сманил к себе! — обиженно воскликнула девушка. — Можно посидеть с вами, мне одной так скучно!

У меня вырвался смешок. Судя по наряду и прическе, скучать Игрис было некогда. Девушка переоделась в желтое платье с пышной юбкой, а еще ей заплели волосы в косички и уложили их в виде короны. Выглядела она как настоящая принцесса, но и служанок должна была загонять жутко. Я прекрасно помнила, сколько времени к балу одевали меня, а ведь мои волосы гораздо короче, да и платье было попроще.

— Боюсь, с нами тебе будет еще скучнее. Мы обсуждали государственные дела. Пытаюсь научить Ришиду и Вэйли разбираться хотя бы в мелочах. — Ис развел руками.

— Если я мешаю, то уйду, — спохватившись, Игрис вскочила с дивана. Вот только, запутавшись в шлейфе, едва не рухнула обратно. — Ис, я безумно благодарна, что ты разрешил мне поехать с вами! Правда, еще я страшно нервничаю, поэтому не хотела сидеть в одиночестве.

— Это не срочно, мы продолжим потом. А волнение совершенно лишнее. Ты очаровательно выглядишь, настоящая красавица. И эта поездка будет полезна для нас всех. — Князь ободряюще улыбнулся сестре. — Как тебе гостеприимство лорда Римэнна?

— Очень надеюсь, что он не задаст мне такой же вопрос. Потому что врать нехорошо, а сказать правду я не смогу. — Девушка отвела взгляд.

— А подробности? — мгновенно насторожившись, велел Ис.

— Ой, вроде бы ничего такого. — Заметив реакцию брата, Игрис разволновалась еще больше и принялась крутить браслет. — Просто Лайен и во дворце казался мне слишком самовлюбленным и эгоистичным, а тут я окончательно в этом убедилась. Ты заметил, как он запугал слуг? Бедные девушки шарахаются после каждого слова и ищут любой повод убраться с глаз.

— В самом деле? А я, наоборот, еле отбилась от служанок, они уже не знали, чем мне угодить, — не выдержав, влезла в беседу. — Да и настоящий страх выглядит не так. Скорее, граф просто прочитал слугам лекцию, как встречать князя. Вот они и лезут из кожи вон, чтобы не уронить чести его милости и не вызвать гнев его сиятельства.

— Во дворце все тоже переживали, когда услышали о возвращении Иса. Только при этом никто не паниковал и не старался предугадать малейшее его желание, — с легкостью парировала Игрис.

— А как должны были вести себя служанки? — проявила любопытство Вэйли.

— Ну, изучать гостей. Ис ведь раньше никуда не выезжал. Они теперь еще полгода о княжеском визите станут сплетничать, — передернула плечами девушка, — и еще пытаться поболтать с нами, узнать что-то интересное.

— Мои сплетничали. Вернее, пытались расхвалить поместье и посоветовать, куда пойти, но я их запугала и отправила отдыхать, — призналась я.

— Это потому, что они уже были напуганы Лайеном! — Игрис упорно продолжала стоять на своем. — Ришида, ты же настоящая ведьма. И вторая интересная фигура после Иса! От тебя просто так не отстали бы! Впрочем, сами все увидите за ужином.

— На который, к слову, нам уже пора, — покосившись на часы, твердо произнес Ис.

Поднялся, тем самым давая понять, что спор окончен, и предложил руку сестре. Мы с Вэйли, пристроившись сзади, сыграли роль их свиты.

Успели как раз вовремя. Слуги уже накрыли стол, не хватало лишь графа с парой приближенных. Появились они через пару мгновений после нас, так что заминки не возникло.

Ису Лайен уступил место во главе стола, для Игрис услужливо выдвинул стул по левую руку от брата. В общем, делал все, чтобы показать себя как можно более радушным и гостеприимным хозяином.

Мое привычное место по правую руку от князя граф занял сам, и мне ничего не оставалось, как поискать свободное. Римэнн и это не оставил без внимания, так что Вэйли села рядом с Веритой, а я напротив. Подруга продолжала обижаться, и если целительнице хотя бы кивнула, то в мою сторону даже не взглянула.

Впрочем, у меня и без того на душе скребли кошки. Верита надела какое-то тусклое серое платье, в котором выглядела больной, и заколола волосы в тугой пучок, чем раза в два прибавила себе возраста. Ясное дело, теперь подруга считала, что не имеет права нравиться Арлену, но это же не значит, что надо выглядеть чучелом?!

— Попрошу минутку внимания. — Поднявшись, Лайен негромко кашлянул. — Я хотел бы поднять этот бокал за его сиятельство, почтившего мое скромное поместье своим присутствием. Для меня это знак доверия, и я постараюсь оправдать возложенные на меня надежды.

Мужчина говорил долго. Я подозревала, что речь он написал загодя, потому что ни разу не сбился и не сделал паузы. Первые минуты слушать Лайена было интересно, а потом я заскучала и перестала следить за полетом его мысли. И так было понятно, что мужчина стремится сказать что-то хорошее о князе, похвалить себя и обругать конкурентов.

— Поэтому предлагаю выпить за то, чтобы мы отлично провели время! А после ужина я приму для этого все меры и покажу мою фарфоровую галерею. — Наконец, Лайен выдохся и уселся на свое место.

«А разве экскурсия уже не началась?» — И снова мне пришлось глотать рвущиеся с языка слова и остро переживать ссору с Исом.

Он как никто другой понял бы меня и посмеялся, ведь сервизы на стол действительно подали самые лучшие. Часть тарелок — прозрачные, часть — настолько искусно расписаны и украшены золотом, что есть из них казалось кощунством.

Еще несколько минут назад я гипнотизировала взглядом жареных перепелов и мечтала попробовать их, но аппетит неожиданно пропал. Я механически жевала мягчайшее мясо, но вкуса практически не ощущала.

«И ведь сколько раз запрещала себе привязываться к кому-то! Раз нарушила собственные правила, нечего страдать из-за последствий», — обругала себя.

Вот только легче не стало. Игрис сидела далеко, Верита на меня дулась, а Вэйли слишком сильно смущалась в новой обстановке и вряд ли смогла бы оценить мои комментарии. Так что, несмотря на большое число людей за столом, поговорить было решительно не с кем.

— Лорд, вы в нашу честь еще и танцы решили устроить? Это так чудесно! — звонко воскликнула Игрис.

Я проследила за ее взглядом и тоже заметила, как вошедшие в зал музыканты занимают место у стены.

— На самом деле я хотел, чтобы наш ужин сопровождала приятная музыка, но желание леди для меня закон. — Лайен был обескуражен, но быстро взял себя в руки и кивнул.

Для того чтобы исполнить прихоть девушки, графу пришлось ненадолго покинуть гостей и отдать соответствующие распоряжения. Вспомнив высказывания Игрис, я присмотрелась к слугам, но ничего подозрительного в их поведении не заметила. Дворецкий — тот и вовсе дремал с открытыми глазами и не обращал никакого внимания на окружающих.

Ужин прошел достаточно спокойно: лорды беседовали то о политике, то о грядущих праздниках, леди кокетничали и звонко смеялись над каждой фразой. Помня, что Иса несколько раз пытались отравить, я тщательно следила за челядью, обслуживающей его, но ничего подозрительного не заметила, да и амулеты молчали.

Когда все насытились, Лайен предложил проследовать в бальный зал. Слуги поработали на славу, и, переступив порог, я подумала, что очутилась в саду. Цветы украшали стены, оплетали колонны, спускались с потолка. Да и сам пол был расписан под цветочный луг, а столы и стулья выполнены в виде деревьев и стеблей.

— Наши леди — самые настоящие цветы, которые радуют глаза своей красотой. Пусть сейчас они расцветут, как розы утром, а мы сделаем все, чтобы ничего не омрачало их улыбок. — Выступив с напутственным словом, Лайен махнул музыкантам, и они заиграли вальс.

На мгновение возникла заминка. Обычно хозяин дома сам открывал бал, но, если на празднике присутствовал более знатный гость, эту честь могли предоставить ему. И теперь Лайен вынужден был выбирать между долгом и желанием покрасоваться. К слову, сориентировался он довольно быстро, с подчеркнутой почтительностью попросив у Иса разрешения пригласить его сестру на танец. Отказывать князь не стал, и пара двумя разноцветными бабочками закружилась по залу.

Я танцевать не собиралась, праздников с меня было достаточно, так что, когда музыка закончилась, направилась к стульям. Через несколько минут ко мне присоединилась Верита.

— У меня нет настроения веселиться, заметив мой удивленный взгляд, неохотно пояснила она.

— А вдруг аппетит придет во время еды? Ты же любить танцевать. — Я попыталась растормошить подругу.

— Тот, с кем мне хотелось бы танцевать, меня не пригласит. Любезничать же с остальными я не в состоянии, — отрезала Верита.

Я открыла рот, собираясь напомнить, что Арлен еще не выбрал даму сердца и симпатия Игрис ничего не означает, но так и не произнесла ни слова. Пожалуй, лучше оставить этот разговор на потом, когда никого не будет поблизости.

Праздник между тем набирал свои обороты: все больше пар танцевало на «цветущей поляне», все меньше гостей подпирало стены. Лайен хоть и не планировал танцы, но пригласил достаточно людей, чтобы никто не скучал в одиночестве, так что компания нашлась каждому.

К моему огромному удивлению, Ис также не пропустил ни одного танца. Я старалась не коситься слишком часто в его сторону, но мужчина неизменно притягивал взгляд. Причем я с каким-то внутренним удовлетворением отметила, что князь не выглядел радостным и поглощенным праздником. Он вроде бы улыбался, что-то говорил партнершам, даже пару раз засмеялся, вот только в глазах сквозил ледяной холод.

Определенно, если бы сейчас в зал упал камень или рухнули стены, Ис не слишком огорчился бы и с тем же выражением лица принялся бы руководить спасательными работами.

— Леди, вы позволите вас отвлечь?

Я вздрогнула, но, как оказалось, Рэйф обращался вовсе не ко мне.

— Подарите мне следующий танец? — Граф галантно поклонился Верите, но взгляд у него был еще тоскливее, чем у Иса.

— Почему-то мне кажется, что вы не слишком жаждете такого подарка, — произнесла подруга.

— Верно, я не слишком жалую балы, — оправдываться и заверять девушку, что ей показалось, Рэйф не стал. — Но они придуманы для того, чтобы развлекаться, а значит, нужно следовать этому правилу. Я могу позволить себе бросить вызов обществу, но вам поступать так весьма нежелательно.

— Какой еще вызов? Я просто слишком плотно поужинала и теперь желаю отдохнуть. — Удивление в глазах Вериты сменилось раздражением. — Если вам хочется танцевать, пригласите кого-то другого.

— Остальным моя помощь не нужна, — граф проигнорировал намек и продолжал вежливо улыбаться. — Леди Верита, не мое дело, отчего сегодня вы не желаете танцевать, но не думайте, что ваше поведение останется незамеченным. Испортить репутацию очень легко, достаточно самого крохотного слуха, но восстановить ее — гораздо сложнее. Поверьте, я знаю, о чем говорю.

Вид у подруги стал растерянным. Явно не зная, как поступить, она нервно кусала губы и смотрела по сторонам, старательно избегая взгляда Рэйфа.

Я же, наоборот, принялась разглядывать лорда с удвоенным любопытством. Меня поразила мелькнувшая в его взгляде боль. Хотя, если учесть, какая слава ходила о Рэйфе, неудивительно.

— Я благодарна вам за внимание, но из меня сейчас не получится подходящая партнерша для танцев. Боюсь, отдавлю вам ноги и не смогу поддержать беседу, — смущенно пробормотала Верита. — Может, пригласите Ришиду?

Я не ожидала от подруги подобного коварства и пожалела, что не могу незаметно пихнуть ее в бок. Разговаривать со мной она, значит, не желает, но навязчивых кавалеров ко мне отправляет со спокойной совестью!

— Ваша подруга не одета для танцев. — Граф упрямо продолжал настаивать на своем. — И потом, я сам танцую неважно, так что отдавленные ноги меня не пугают.

— Ладно, если вы так настаиваете, давайте танцевать, — сообразив, что препираться с Рэйфом можно бесконечно, Верита обреченно подала ему руку.

Наблюдать за их танцем было забавно только в первые секунды. Что бы ни говорил граф, танцором он оказался замечательным и вел партнершу достаточно уверенно. Сама подруга, продолжая злиться, один раз все же наступила Рэйфу на ногу и мгновенно залилась краской. Но когда мужчина наклонился и что-то прошептал ей на ухо, весело рассмеялась. И после этого дело сразу же пошло на лад.

Если танцующие Игрис и Лайен напомнили мне мотыльков, то Рэйф и Верита походили скорее на птиц. Гордых, возвышенных, бойко парящих в небе и не обращающих никакого внимания на то, что творится далеко на земле.

Когда граф привел девушку обратно, у нее раскраснелись щеки и ярко блестели глаза. Я сочла это хорошим знаком, но, когда попыталась осторожно начать беседу, мне ответили сухо.

Помня о том, что гостям необходимо отдохнуть с дороги, в полночь Лайен объявил об окончании бала. Ис отказался от предложения выпить бокал перед сном и сразу отправился спать, так что я тоже сочла свой рабочий день законченным.

Очутившись в комнате, раскинув руки, рухнула на кровать. Сил совершенно не было, и при мысли, что нужно еще переодеться и умыться, хотелось застонать. Впрочем, эти нехитрые действия хотя бы отвлекали от мыслей, а вот забравшись под одеяло, я отчетливо осознала, что заснуть не могу.

Ссора с Исом, обида Вериты, размолвка с Кэмом острыми занозами впились в кожу и вынуждали меня ворочаться с боку на бок, пытаясь успокоить бунтующую совесть. Немудрено, что тихий шорох я услышала мгновенно.

— Игрис, можешь входить! — Сев в кровати и накинув халат, я щелкнула пальцами, снимая запирающее заклинание.

— Откуда ты узнала, что это я? — На лице переступившей порог подруги отразилось удивление. — Новое заклинание?

— Нет, просто только ты так тихо стучишься, будто боишься побеспокоить, — хмуро усмехнулась я. — Тоже не спится?

— Угу. — Сев в кресло, Игрис поджала под себя босые ноги. — Вроде бы все хорошо, но что-то внутри не дает покоя. И эти переживания прогнали сон.

— Опять думаешь об Арлене? — Как бы я ни тревожилась о чувствах Вериты, но и на бледную Игрис не могла смотреть без сочувствия.

— Нет, о тебе. — Подруга покачала головой.

— Обо мне-то чего беспокоиться? — На этот раз настал мой черед удивляться.

Потому что ты выглядишь расстроенной. Обычно ты смотришь по сторонам скучающе, будто ничего вокруг тебя не волнует, а сейчас у тебя растерянный взгляд. Словно ты ищешь что-то или кого-то… какую-то зацепку или опору, — проявила небывалую наблюдательность девушка. — Ришида, ты что, поссорилась с Исом?

— Мм, ну, ссоры как таковой у нас не было. — Не ожидая, что Игрис окажется настолько проницательной, я замялась.

— Но ведь что-то все же случилось. — Сейчас девушка напоминала гончую, взявшую след. — Вы бы не стали из-за всяких пустяков вести себя как чужие люди. Ис, конечно, сложный человек, но вывести его из себя практически невозможно!

— Я и не выводила. Ис на меня не кричал, мы не ругались и не спорили. Может быть, у нас и возникли кое-какие разногласия, но, Игрис, тебе не кажется, что это несколько не твое дело? — Я холодно прищурилась.

— Ну, раз Ис мой брат, а ты моя подруга, то нет, совершенно не кажется. — Я ожидала, что девушка смутится, но постоянное общение с придворными послужило для нее хорошей школой. Мне даже показалось, что Игрис с трудом сдерживается, чтобы не показать язык. — Так что рассказывай, какая собака между вами пробежала, а я подумаю, как помириться.

— Мы не ссорились, в очередной раз медленно повторила я.

Возможно, потому, что Игрис была сестрой Иса, откровенничать с ней не хотелось. И князь не простит, что я втянула его сестру в сферу опасных тайн, и самой было страшно, что девушка исключительно из благих намерений может выложить ему мои мысли.

— Просто у нас возникли разногласия по некоторым вопросам. Вот теперь я думаю, как поступить. Вспомнить, что Ис — мой наниматель, и послушаться, или, поскольку он стал еще и моим другом, сделать так, как подсказывает интуиция. — В итоге я ограничилась обтекаемым ответом.

— Разве здесь можно о чем-то думать? — изумилась Игрис. — Конечно же надо слушать свое сердце! Я уверена, оно никогда не подведет. К тому же магов Ис, если захочет, наймет других, зато настоящих друзей найти не так просто.

— Я обязательно подумаю над твоими словами завтра, — пообещала ей.

— Понимаю, что быть ведьмой проще, чем подругой, но все же сделай верный выбор. — Пели девушка обиделась, то не подала виду. — Спокойной ночи.

За ночь я действительно поразмыслила над советом Игрис, вот только, выкроив время перед завтраком, мириться отправилась не к Ису, а к Верите.

— Можно? — постучав, заглянула в комнату.

— Запрещать тебе что-то я бы не рискнула. — Подруга горько усмехнулась. — Садись, если хочешь.

— Собственно, я ненадолго, просто хочу провести один эксперимент, — с удобством расположившись в кресле, издалека начала я. — Так уж вышло, что за последние несколько дней я побила рекорды, умудрившись испортить отношения со всеми, кто мне дорог. Предала доверие Иса, не сумела вовремя объяснить тебе ситуацию, обидела Кэма и выгнала Игрис. Теперь хочу попробовать помириться со всеми вами в кратчайшие сроки. Как думаешь, у меня есть шансы?

— Что у вас случилось с Исом? — Кажется, все остальное Верита даже не услышала. — Уже все вокруг заметили, что между вами произошла размолвка, но никто не знает почему. За информацию из первоисточника я готова тебя простить.

— А если просто извинюсь и заверю, что вовсе не пыталась тебя обидеть, не простишь? — Я хмуро уставилась на воодушевившуюся девушку. — Даже не знаю, на что именно ты обиделась. На то, что я сразу не предупредила о чувствах Игрис, или на то, что пригласила тебя с собой в эту поездку?

— Да я уже давно тебя простила. И сержусь скорее на себя. — Подруга тяжело вздохнула. — Глупо было мечтать об Арлене, а теперь, когда им заинтересовалась Игрис, у меня нет шансов.

— Как нет? А для чего ты здесь? Я затем тебя и позвала, чтобы и ты, и Игрис получили равные возможности пообщаться с Арленом! — с чувством воскликнула я. — Разве ты не об этом писала в своей книге?

— Это не тот случай. — У Вериты подозрительно заблестели глаза, и она отвернулась, смахивая слезы. — В книге я советую героям, как лучше познакомиться, но не подстрекаю сражаться за внимание кавалера. Мне очень хотелось бы, чтобы Арлен узнал, какая я — настоящая, но я не собираюсь соперничать с Игрис.

— Потому что она сестра князя? — никак не могла я взять в толк.

— И не только. Прежде всего просто потому, что она его любит. И будет делать все, чтобы добиться ответной любви. А я не готова соперничать с Игрис. Мне хочется, чтобы парень добивался моего внимания, но совсем не наоборот, — твердо произнесла подруга.

— Вот пусть Арлен сначала познакомится с тобой как следует, а уже потом начнет добиваться. — До фамильного упрямства Иса и Игрис мне было далеко, но сдаваться я не собиралась. — В конце концов, ты ведь тоже мало знаешь о нем и отталкиваешься от слухов и догадок.

— Не хочу ничего обещать. Я подумаю, как поступить дальше. — Верита закусила губу. — Но ты так и не ответила, что за история у тебя случилась с Исом!

— А разве я должна ответить? Ты же сказала, что простила меня без всяких условий. — Дурачась, я наигранно захлопала ресницами. — Не обижайся, но сейчас я не готова рассказывать. Пусть пройдет хоть немного времени, и эмоции остынут.

— Ладно, — настаивать подруга не стала, — тогда пошли завтракать. Раз уж с духовной нищей у нас не ладится, вкусим хоть материальной!

Теперь, когда Верита больше не дулась, проводить время в поместье оказалось куда веселее. Вэйли мгновенно заметила, что мы общаемся, как прежде, но задавать лишних вопросов не стала и азартно включилась в обсуждение свежих сплетен. Завтрак прошел быстро, а потом граф потащил нас на экскурсию.

Причем, вознамерившись поразить всех гостей, начать решил с обхода дома. Память у Лайена была изумительная, и он с жаром рассказывал, какую колонну в каком году поставили и что означает та или иная завитушка на гербе.

Меня подобное интересовало мало, так что я предпочла держаться в стороне, выгадав таким образом сразу несколько тактических преимуществ. И вид лучше, и комментарии лорда не слышны, и наблюдать за княжеской семьей удобно. Вэйли и Верита последовали моему примеру, так что по усыпанным гравием дорожкам мы прохаживались втроем.

— Ой, какие интересные скульптуры! Я только сейчас заметила. — Вэйли поднесла ладонь к глазам, разглядывая фигуры. — Странно только, что они на пристройке, а не на основном здании.

— Их изготовили по заказу Антора, прадеда Лайена. В то время скульптуры действительно украшали главный вход. Когда графом стал Лайен, он первым делом велел убрать их подальше. Хотел вообще выкинуть, но родственники вступились, — с загоревшимися глазами принялась рассказывать Верита.

— Догадываюсь, почему скульптуры ему так не нравятся. — Я окинула статуи более внимательным взглядом.

Выполнены они были в разной манере и разными мастерами. Каждая в отдельности казалась интересной, но вместе скульптуры вызывали недоумение.

— Да, в отличие от Лайена его прадед коллекционировал знания. Мог отдать огромные деньги за редкий фолиант, имел свою лабораторию. Эти фигуры — изображения выводов и истин, к которым он пришел за свою жизнь.

— Попробую угадать. Скульптура девушки, опирающейся на клюку и держащей наполовину засохший букет — это символ жизни? Мол, за молодостью придет старость? — предположила Вэйли.

— В общих чертах — да. Антор желал показать, что жизнь идет по кругу, ничто не вечно, и все повторяется, — кивнула девушка. — А вторая что вам напоминает?

— Даже не знаю. — Я задумчиво уставилась на мраморного мальчика с не по-детски серьезным взглядом и старика с наивной улыбкой. Мальчик держал в руках ключи и алфавит, а старик — сачок и удочку. — Это такой намек: чтобы иметь возможность отдыхать в старости, нужно как следует учиться и работать в молодости?

— Ришида, у тебя слишком циничный взгляд на вещи, ты хоть когда-то можешь не думать о деньгах? — Верита скорчила гримасу. — Антор считал, что знания откроют двери куда угодно и постигать мир лучше с детства. А еще говорил, что возраст не должен служить для человека преградой и слушать нужно свое сердце.

— Да он был не только ученым, но и философом! Впору писать наставления потомкам! — рассмеялась Вайли. — А третья что значит? У меня вообще нет вариантов.

— Третья… Наверное, что-то такое же возвышенное и умное, но я не помню, — развела руками Верита.

Оставшаяся неопознанной скульптура представляла собой балансирующего на шаре человека в плаще с весами в руках. Причем на одной чаше были цветы, ягоды и деньги, а на второй — камни, флаконы и печенье.

— Это совсем просто. Человека окружает множество соблазнов и условностей. Он должен балансировать между разными интересами и уметь наполнять свою жизнь полезными занятиями, — пафосно произнес невесть откуда взявшийся Райф.

— Благодарю за подсказку. Хотя я ее и не просила, — с важным видом произнесла Верита. — Не знала, что вы увлекаетесь историей.

— Что вы, мне совсем не сложно прийти на выручку прекрасной даме. — Райф позволил себе вежливую улыбку, взгляд его остался невозмутимым. — Что касается вашего любопытства… я ведь граф, мне положено знать как свою историю, так и историю соседей. Скорее, странно, что такая красивая девушка, как вы, не нашла более увлекательного занятия, чем изучение пыльных книг.

— Если прислуга толковая, никакой пыли не будет. И потом, это мое дело, как распорядиться личным временем, — мгновенно вскинулась подруга. — Но чтобы вы не переживали, сейчас я с подругами пойду в сад любоваться бабочками. Такое занятие вы сочтете подходящим?

— Вполне. Не смею вас задерживать. — Поклонившись, Райф свернул на соседнюю дорожку и зашагал к дому.

— Чего ты так на него взъелась? — убедившись, что граф отошел на приличное расстояние и слышать нас не может, миролюбиво поинтересовалась Вайли.

— Он меня пугает. — Верита передернула плечами. — Я стараюсь не верить в сплетни, но о Райфе ходит множество ужасных слухов. Только то, что он три раза женился и все его жены погибли, чего стоит! Не хочу, чтобы его видели с нами. Мало ли, как это отразится на репутации.

Согласиться или поспорить с подругой я не успела. Лайен закончил расхваливать свой дом и теперь пригласил всех прогуляться по садам. Стремление графа создавать коллекцию из всего вокруг проявилось и здесь, так что каждый сад имел свое название. Так, в Саду Воды росли фруктовые деревья, а между ними проходили уютные дорожки. Несколько беседок были поставлены возле фонтанов, имелось и идеально круглое озеро, в котором плавали лебеди.

Следующим шел Сад Солнца, который замечательно подходил для устройства пикников и игр с детьми. Вот уж где мы вдоволь налюбовались на разнообразные узоры на клумбах, деревья, вазы! А еще я представила, как хорошо было бы поваляться на мягкой траве, сплести венок из разноцветных цветов и покачаться на качелях. Жаль, ведьме заниматься подобными глупостями не положено по статусу…

Сад Земли с разбитыми в нем огородами привлек меня меньше всего, а вот Игрис неподдельно заинтересовалась.

— Сколько же здесь грядок! И тут уже исключительно плодовые деревья, — проявила она наблюдательность. — Лорд Лайен, вы, видно, любите, чтобы вам на стол подавали то, что выросло на вашей земле.

— Разумеется. Я тщательно слежу за состоянием своих садов, садовники каждый год в обязательном порядке высаживают новые саженцы, — гордо ответил граф.

— А слугам вы позволяете полакомиться фруктами? Вам ведь одному столько все равно не съесть, — хлопнув длинными ресницами, невинно уточнила Игрис.

— Что? — Очередной вопрос застал Лайена врасплох.

— Ну, хороший хозяин заботится о тех, кто его окружает. Я надеюсь, вы не относитесь к тому типу людей, которые считают, что прислуга должна довольствоваться объедками? — продолжала развивать свою мысль Игрис.

— Думаю, этот разговор можно продолжить попозже, — пришел на выручку Лайену Ис.

Подхватив сестру под локоть, он что-то ей прошептал. Слов я не разобрала, но Игрис заметно приуныла и за всю прогулку больше не произнесла ни слова.

Граф позаботился, чтобы гости не скучали, и распланировал буквально каждую минуту. Мы и по деревням поездили, и на ярмарку заглянули, и поля посмотрели, и пообедали на берегу озера. А вечером настал черед знакомиться с коллекциями. Лайен, как и обещал накануне, предложил дамам полюбоваться на украшения, мужчин же пригласил в оружейный зал. Не желая оставлять Иса в одиночестве (не считать же Кэма надежной охраной!), я увязалась за ним.

— Ваша милость, из-за профессии оружие мне куда ближе, чем украшения. Вот если вы меня еще раз пригласите, то уже в качестве гостьи я с огромным удовольствием осмотрю все залы, соответствующие интересам и увлечениям леди, — когда Лайен попытался ненавязчиво отослать меня прочь, выдала я с широкой улыбкой.

Возразить на это граф ничего не смог, так что вынужденно смирился с моим присутствием и начал рассказ. К слову, коллекция на самом деле оказалась огромной, и о каждом экспонате Лайен знал множество интересных фактов. Мне даже не пришлось изображать интерес, я на самом деле восхищенно ахала.

А уж что началось среди лордов, когда граф, переборов себя, разрешил не только посмотреть, но и потрогать оружие! Взрослые мужчины мгновенно превратились в восторженных детей, разве что шуточных боев не затеяли.

— Какое чудо, — равнодушным не остался даже Ис. Князю приглянулся арбалет, и он не выпускал его из рук. — Редкий экземпляр. Говорят, промахнуться из него практически невозможно, он словно по волшебству попадает прямо в цель.

Мне хватило одного взгляда на Лайена, чтобы поспешно отвернуться, сдерживая смех. Завтра мы должны были ехать на охоту, и слова князя звучали как неприкрытый намек.

— Впрочем, я в это никогда не верил. Не скрою, баланс хорош, но куда важнее собственные навыки. — Ис как ни в чем не бывало вернул арбалет на место.

— А давайте все же проверим! — азартно воскликнул граф. — Берите завтра арбалет на охоту, посмотрим, сумеете ли вы подстрелить кабана. А после охоты все по очереди постреляем и определим самого лучшего стрелка.

Идея понравилась, так что от оружия разговор незаметно свернул к деталям предстоящей охоты и обсуждению приза победителю. Я подобные развлечения не жаловала и с трудом подавила желание зевнуть. Вот только лорды отчего-то вбили себе в голову, что раз я ведьма и охочусь на нечисть, то и в обычной охоте разбираюсь, а значит, смогу дать массу полезных советов. Заболтали меня в итоге знатно.

Надо ли говорить, что заснула я почти сразу же после того, как вернулась в спальню и завалилась на кровать? Утром служанкам даже пришлось несколько раз постучаться в комнату, я все отмахивалась и грозилась страшными проклятиями. Разбудила меня в результате Верита, давно имевшая иммунитет против магических угроз и в ответ банально пригрозившая опрокинуть на постель кувшин воды. Волей-неволей пришлось вставать, умываться и одеваться. К завтраку я почти полностью проснулась, но настроение было паршивым, и все вокруг меня раздражало.

— Что с тобой сегодня такое? Ведь совершенно нет причин для плохого настроения. Погода замечательная, солнце греет, а после охоты Лайен обещал сюрприз. — Верита взмахнула руками, предлагая мне полюбоваться красотами леса. — Кстати, с Лайена можешь взять пример, вот уж кто прямо сияет.

— Причем в буквальном смысле. — Я покосилась на разодетого в разноцветные шелка графа. — Кажется, за ночь он забыл, что сам пригласил всех на охоту, и решил, что собирается на бал.

Вот когда мне вспомнились рассуждения Эвиса о том, что из Лайена не получится толкового князя. Такой всю казну спустит на глупости и в погоне за внешним лоском не заметит по-настоящему важных вещей!

Хотя наблюдать за тем, как Римэнн, тихо ругаясь, пытается отцепить плащ от веток и выпутывает застрявшие листья из шляпы, оказалось довольно забавным. А если бы оделся по-походному, как другие лорды, не испытывал бы никаких проблем!

— Вот от бала я бы не отказалась. — Вэйли тоскливо вздохнула. — Не люблю охоту. Ладно бы нам хоть на полянке разрешили подождать, но вместо этого придется торчать рядом и наблюдать за подробностями.

— Долго мучиться не придется. Кабана погонят на Иса, а он меткий стрелок и преследовать добычу не понадобится, — утешила я подругу.

За разговорами мы незаметно приехали к нужному месту. Слуги уже разметили территорию, так что каждый знал, где должен находиться. По досадному стечению обстоятельств я оказалась на максимально удаленной от князя тропинке. Ис на это никак не отреагировал, а вот мне стало не по себе.

Как ни крути, в гости мы поехали, чтобы найти заговорщика, но за несколько дней совершенно не продвинулись в поиске виновных. Неизвестный тоже затаился, вот только надолго ли? При желании организовать ловушку в лесу будет даже проще, чем во дворце. Это там круглосуточно и незримо рядом присутствует охрана, а здесь Ис от большей части сопровождения отказался.

Покосившись на князя, я невольно залюбовалась им. Обычно невозмутимый, сейчас мужчина выглядел как дурачащийся мальчишка, заполучивший долгожданную игрушку. Глаза весело блестели, с губ не сходила задорная улыбка. Лайен что-то сказал Ису, и тот со смехом хлопнул лорда по ладони.

Оставалось только поражаться беззаботности князя. Если бы мне сейчас пришлось стоять на его месте и караулить, допустим, упыря, я бы вела себя куда сдержаннее. Поудобнее перехватила бы арбалет и замерла, стараясь не делать резких движений и не позволяя себе расслабиться.

Я и сама не заметила, что улыбаюсь. Часть веселья Иса передалась мне. В самом деле, мужчина выглядел так, будто отпустил невидимые поводья и наслаждался отдыхом.

К слову, стоял князь под древним дубом, высоким и раскидистым. Ветки начинались на высоте в два человеческих роста — собственными силами на гладкий ствол не залезешь и желудь не сорвешь. А вот магией…

Повинуясь внезапному порыву, я щелкнула пальцами, и Иса стукнул по макушке коричневый желудь. А когда князь повернулся в мою сторону и погрозил пальцем, по-детски показала язык.

«Может быть, мы помиримся? — мелькнула мысль. — Верита меня простила, почему бы и Ису не последовать ее примеру?»

За шалостями и размышлениями я совершенно упустила из виду начало охоты. Как оказалось, Лайен успел подать сигнал, и кабана уже гнали в нашу сторону. Зато застать врасплох Иса по-прежнему было невозможно.

Он молниеносно развернулся, вскинул руку с арбалетом и застыл. Через несколько минут я отчетливо услышала, как трещат ветки, а потом увидела кабана. Вся жалость к зверю, которому суждено погибнуть ради глупой забавы, моментально испарилась. Огромный, покрытый черной шерстью, с длинными клыками и пылающим ненавистью взглядом, он напоминал порождение демонов.

Ис терпеливо дождался, пока зверь заметит его и определится с дальнейшими действиями, и лишь после этого выстрелил. Вот только кабан продолжал бежать как ни в чем не бывало.

Зная, что с такого расстояния Ис просто не способен промахнуться, я не сразу сообразила, в чем дело. Первой пришла в голову мысль, что граф ради шутки раздобыл где-то настоящего монстра, а нечисть с одного выстрела убить крайне сложно. И лишь когда князь отбросил бесполезное оружие, поняла, что выстрела не было вообще.

— Ис! — Я бросилась вперед, вскинув руки и скороговоркой бормоча нужные слова.

«Поздно, слишком поздно». — Пальцы обожгло от количества силы, вложенного в заклинание.

Мужчина дернулся, а потом наколдованный мной огонь накрыл несущегося кабана. Взметнувшееся пламя завесой закрыло все вокруг.

— Князя затоптали! Целителя, скорее! — громко воскликнул Эвис.

А я почувствовала, как медленно оседаю на землю. И еще очень боюсь посмотреть на место, где стоял Ис и где прошелся мой огонь.


ГЛАВА 5

Осознав, что произошло, истошно закричала Игрис. От визга переполошившихся дам заложило уши.

«Если бы кабана не дразнили… если бы он не оказался таким огромным и свирепым…» — молоточками стучало в голове.

Даже объятый огнем, кабан не сразу остановился. Пробежал до средины тропы и лишь потом рухнул в кусты. Шансов спастись в такой ситуации не было.

— Подождите, а где князь?!

Взволнованный голос Вэйли вырвал меня из состояния оцепенения. По-прежнему ничего не соображая, подняла голову. Несколько мгновений ошеломленно сверлила взглядом пустое место под деревом, а потом догадалась посмотреть выше. И не поверила своим глазам, осознав, что Ис висит в воздухе и держится за ветку.

— А меня еще в детстве ругали за лазанье по деревьям. Мол, неподходящее занятие для будущего князя, — разжав руки и спрыгнув на землю, как ни в чем не бывало произнес он.

На поляне повисла тишина. Дар речи пропал не только у меня. Верита даже за руку себя ущипнула, явно сомневаясь в своей способности трезво оценить реальность. Ис же невозмутимо поправил одежду и направился к кабану.

— Ну и зачем мы брали с собой провизию? — пихнув ногой тушу, риторически вопросил мужчина. — Ришида, ты по обыкновению неревыполнила свои должностные обязанности. Хотя жареный кабан наверняка будет вкусным. Только вот надо вспомнить, где у нас соль.

— Это единственное, что вас интересует?! — очнувшись, срывающимся голосом воскликнул Эвис.

— Нет, еще я думаю, как бы отправить Ришиду помогать поварам на кухне. Оказывается, она просто кладезь талантов. — По лицу князя невозможно было понять, шутит он или говорит серьезно.

— То есть тот факт, что вы чудом избежали смерти, является для вас чем-то незначительным? — Поскольку Ис еще явно не отошел от шока, Эвис негодовал за двоих. — Это ведь не какое-то глупое совпадение! Все видели, как кабаны разрывают свои жертвы? Да мы бы по всему лесу собирали то, что от вас осталось!

А вот углубляться в столь щекотливые подробности Леванду явно не стоило! Может, граф и хотел как лучше, но у нескольких девушек оказалось весьма богатое воображение, и они мгновенно рухнули в обморок.

— Это было бы весьма прискорбно, — подтвердил Ис. — Да и сюрприз Лайену точно испортили бы. Тут уж всем стало бы не до веселья.

— Если мы этот сюрприз не увидели только что. — Сделав паузу, Эвис нехорошо покосился на Лайена.

— Вы меня в чем-то обвиняете? Если да, говорите прямо! — На щеках Римэнна выступил румянец. Граф сжимал и разжимал кулаки, явно с большим трудом сдерживая эмоции. — Это мой дом, и я не потерплю беспочвенных обвинений, порочащих мое имя.

— Я никогда не обвинял никого голословно и не собираюсь делать это теперь. Пусть за меня все скажут факты. — Леванд сохранял поразительную невозмутимость. На какой-то момент мне даже показалось, что он получает удовольствие от происходящего. — Во-первых, охоту организовали вы, и на вас лежала обязанность побеспокоиться о безопасности гостей. Во-вторых, кабана для охоты выбирали также вы и, несомненно, должны были обратить внимание на дурной норов животного. В-третьих, по вашему указанию мы занимали места, и по вашему недосмотру охрана князя оказалась далеко от него. И в-четвертых, именно вы дали его сиятельству неисправный арбалет.

Я почему-то думала, что Эвис продолжит и назовет еще одну причину, по излюбленной привычке Вериты продемонстрировав всем плотно сжатый кулак, но мужчина счел, что и перечисленного окажется довольно.

— Это… это возмутительно! — теперь уже побледневший Лайен никак не мог подобрать слов. — Вы не смеете обвинять меня в случившемся!

— А я и не обвиняю. Мое дело всего лишь перечислить те вещи, которые кажутся подозрительными. Решение будет принимать его сиятельство, и я надеюсь, он весьма серьезно подойдет к вопросу собственной безопасности. — Эвис едва заметно поклонился Ису, давая понять, что целиком и полностью полагается на его волю.

Судя по морщине, пересекшей лоб князя, решение он уже принял, и ничем хорошим оно Лайену не светило. Правда, я надеялась, что Ис не станет рубить сплеча и как следует разберется в случившемся. А лучше всего делать это в его покоях, под надежной охраной!

— Лорд Леванд, я могу расценивать ваши слова как основание для начала расследования виновности лорда Римэнна? — деловито уточнил князь.

— Ис, ты зря потратишь время! Если лорд Леванд желает обвинить лорда Римэнна, я хочу выступить в защиту последнего. — Игрис была бледной до синевы, но голос прозвучал на удивление звонко. — За покушение на твою жизнь должен ответить другой.

— Давай поговорим потом. — Сейчас я заметила, что Ис все же злится, но сестре он улыбнулся с теплотой. — Нам надо вернуться в поместье, тут может быть опасно.

— Нет, дома ты меня слушать не станешь, отговоришься срочными делами. — Девушка упрямо мотнула головой. — И пока ты будешь допрашивать Лайена, настоящий виновный скроется!

Голос Игрис дрогнул, и девушка закашлялась. Сейчас, невольно оказавшись в центре внимания, она явно чувствовала себя не в своей тарелке. Я вообще удивлялась, как Игрис хватило смелости отказаться от роли невидимки и вступить в спор.

— Подумай сам, если лорд Римэнн хотел твоей смерти, зачем встал рядом? Кабан — это ведь не ручной зверь, которого можно выдрессировать и натравить в нужный момент. Здесь невозможно просчитать все наверняка, и только глупец позволит себе полагаться на случай. Будь лорд Римэнн организатором покушения, предпочел бы занять более безопасное место. И самое главное, он слишком ярко одет. Кабан вполне мог кинуться на него, а тебя даже не заметить, — видно опасаясь, что или ее перебьют, или запас храбрости кончится в самый неподходящий момент, Игрис быстро сыпала фразами. — В общем, Лайен не виноват.

— В самом деле, звучит достаточно разумно. — Не торопясь выносить какой-либо вердикт, Ис задумчиво кивнул. — Спасибо за помощь, я учту твои замечания.

Игрис расцвела от похвалы и, кажется, едва сдерживалась, чтобы не показать язык Эвису. Тот ничем не выразил своего недовольства и не пытался продолжить спор, полагая, что сказанного достаточно, чтобы князь разобрался сам. А вот Лайен уставился на Игрис как на богиню. Несколько раз он шевелил губами, но, слишком ошеломленный, вслух так и не произнес ни слова.

Признаться, я сама не успевала ориентироваться в происходящем. Вроде бы совсем недавно Игрис открыто выражала свою неприязнь к Лайену и всячески старалась демонстрировать, какой он плохой хозяин, но сейчас первой кинулась на его защиту. Более того, рискнула сделать это при всех, хотя я была уверена: Ис не отказался бы выслушать сестру наедине и не отмахнулся бы от услышанного.

Впрочем, подумать над этим можно было и потом, сейчас у меня нашлись дела поинтереснее. После произошедшего о продолжении охоты речи не шло, так что гости медленно собирались. Кавалеры приводили своих дам в чувство, слуги поспешно складывали вещи, охрана разбрелась проверять территорию.

Вэйли как истинный целитель в первую очередь беспокоилась о здоровье пациента и, протолкавшись к Ису, теперь выспрашивала, как он себя чувствует. Верита молча наблюдала за окружающими. По счастливому стечению обстоятельств, она очутилась совсем рядом с Арленом, но не делала ни малейших попыток завязать разговор. Даже руки сцепила и напряглась, стараясь лишний раз не привлекать внимания парня.

«Определенно, так дело дальше не пойдет!»

По моим губам скользнула предвкушающая улыбка. Хватило небольшого импульса, чтобы подруга, дернувшись всем телом, упала прямо в объятия вовремя отреагировавшего Арлена. Притвориться, что ей стало дурно, Верита сообразила уже сама. Райсен, как и подобает истинному лорду, не стал перекладывать заботы о девушке на слуг и лично понес ее в карету.

Что самое чудесное, Игрис ни моего вмешательства, ни последовавших событий не заметила, а значит, переживать не должна была. Ну а возмущения Вериты я как-нибудь переживу. В конце концов, ради нее ведь старалась!

Сама я задержалась на поляне, разыскивая отброшенный князем арбалет. Подруги звали меня поскорее вернуться в карету, но я только отмахнулась. Слишком важной была улика, чтобы оставить ее в лесу. Я не слишком хорошо разбираюсь в арбалетах, но надеялась, что смогу понять — было оружие испорчено случайно или осечка произошла по более серьезным причинам.

Ис рассудил так же и направился было к кустам, но, заметив меня, пошел обратно. Очень хотелось думать, что мужчина верит в мои силы и знает — помощь мне не понадобится. Вот только внутренний голос шептал, что Ис банально не хочет находиться со мной наедине.

После возвращения в поместье мы сразу же развили бурную деятельность. Правда, в очередной раз по отдельности. Князь предпочел начать с опроса всех возможных свидетелей, а я отправилась в оружейный зал.

— Что ты собираешься делать? — Увязавшийся следом Кэм с любопытством наблюдал, как я освобождаю место и присаживаюсь за стол.

— Собираюсь проверить, могли наш заговорщик испортить арбалет, — приступая к работе, пояснила я.

Пока разбирала оружие, бывший ученик не сводил с меня глаз и, кажется, даже дышал через раз.

— Вот, пружинка сломана! Как все оказалось просто! — когда я отложила названную деталь в сторону, довольно воскликнул Кэм.

— Если бы, — хмыкнула я. — Нам это совершенно ничего не дает. Конечно, поломать пружинку мог и заговорщик. Вот только точно так же пружинка могла сломаться сама от времени или треснуть в тот момент, когда Ис отбросил арбалет. Я надеялась, что следы человеческого вмешательства будут более явными.

— И что же делать? — сообразив, что за один день раскрыть покушение не получится, Кэм заметно приуныл.

— Осмотримся здесь как следует, а потом пойдем к его сиятельству обмениваться информацией. — Меня неудача оставила равнодушной.

В конце концов, мы и раньше знали, что заговорщик очень умный и вряд ли прокололся бы на такой мелочи. Зато теперь появилась возможность сузить круг подозреваемых. Если отталкиваться от мысли, что покушение подстроили, то у злоумышленника имелось совсем немного времени, чтобы все организовать. А еще он наверняка находился в комнате и слышал, как Ис хвалил арбалет.

— Да, я услышал щелчок, когда нажал на курок, — кивнул на мои слова князь. — И более чем уверен: это не случайность. Лайен трясется над каждым своим экспонатом и тщательно следит, чтобы оружие находилось в рабочем состоянии.

— Что подтверждает: арбалет поврежден вчера ночью. Причем сделать это мог только тот, кто хорошо умеет владеть оружием, — упрямо повторила я.

Сидеть сложа руки казалось невыносимым. Сейчас как никогда раньше мне хотелось скорее разобраться с заказом, чтобы поставить точку в этой истории — и уехать.

— Скажи, с кем ты уже разговаривал, и я разберусь с оставшимися, — деловито заявила Ису.

— Это ничего не даст, — осадил меня князь. — Мы топчемся на месте. Я и раньше знал, что на мое место метит кто-то из графов, сейчас ничего не изменилось. Слугам такое ответственное дело поручать опасно, так что заговорщик должен был действовать сам.

— Кое-что мы все же узнали. Теперь нам наверняка известно, что заговорщик не отступился от своих планов, — устав от роли наблюдателя, вмешался в разговор Кэм. — Ваше сиятельство, а вы прикажете взять лорда Римэнна под стражу? Хотя бы для того, чтобы сбить истинного виновника со следа?

— Что наводит тебя на мысль, что Лайен не виноват? Только не перечисляй доводы Игрис, их я уже слышал. — Решив ради разнообразия побыть учителем, Ис скрестил руки и заинтересованно взглянул на парня. — Рассуждай сам.

— Я бы и не подумал говорить об одежде, только девушка могла обратить на это внимание. — Кэм скорчил гримасу. — Лорд Римэнн — граф и достаточно разумный человек. Он не стал бы организовывать покушение, за которое его так легко наказать. Понятное дело, что у хозяина поместья больше всего шансов зайти в свою оружейную и испортить оружие. На него даже слуги особого внимания не обратили бы.

— Не удивлюсь, если Лайен каждую ночь проверяет коллекции и желает им спокойной ночи, — рассмеявшись, прокомментировала я.

— Из твоего объяснения выплывает и ответ на вопрос, — вознамерившись продолжить урок, серьезно произнес Ис. — Если Лайен не виноват, за что сажать его в тюрьму? Не сидеть же ему там, пока будет идти расследование?

— Но если вы отпустите лорда Римэнна, значит, виновного вообще не будет. И лорд Римэнн может вызвать на дуэль лорда Леванда за ложное обвинение. Это же скандал! — Мальчишка нахмурился, изо всех сил пытаясь найти правильное решение.

— Значит, придется сделать так, чтобы вообще не было необходимости искать того, кто организовал покушение, — как ни в чем не бывало продолжил князь. — Оружие испортилось из-за старости, и ничьей вины в случившемся нет. Именно эта версия и станет официальной.

— А на самом деле мы усыпим бдительность врагов, но сделаем вид, что ничего не подозреваем. И сможем тайно искать преступника! — На этот раз Кэму не понадобилось подсказок.

— Молодец, все верно. — Сдержанная похвала Иса заставила мальчишку просиять. Князь еще и усилил эффект, добавив с важным видом: — У меня для тебя ответственное задание. Нужно потолкаться среди слуг и послушать сплетни. Сейчас, когда все взбудоражены, кто-то может проговориться.

— Конечно, я все исполню, — с жаром заверил Кэм.

— Поражаюсь, как тебе удается выпроваживать людей с таким изяществом, что они не только не обижаются, но и готовы исполнить любую твою прихоть? — когда за мальчишкой захлопнулась дверь, прокомментировала я.

— Издержки воспитания, — мрачно усмехнувшись, развел руками князь.

На какое-то время повисла тишина. Ис не спешил делиться со мной новыми планами, заданий также не давал, и неожиданно я почувствовала себя лишней. Странное дело, даже когда я впервые явилась в замок и нагло потребовала дать мне должность, у меня не было подобного ощущения. Напротив, тогда мне удалось вывести князя из себя: сначала он разозлился, потом заинтересовался, а теперь на смену этим чувствам пришло полное равнодушие.

— Тебя что, совсем не напугало покушение? — Возможно, стоило задать более умный вопрос, но я ляпнула первое, что пришло в голову. — Кабан выглядел настоящим монстром. Не представляю, как тебе удалось спастись.

— Еще не исчерпал весь запас везения. — Ис ограничился сухим ответом. Даже не улыбнулся, что вновь заставило сердце сжаться. — Что касается страха… Есть вещи и похуже.

— Что может быть хуже смерти? — Я недоуменно уставилась на мужчину. — Хотя твоя невозмутимость всех изрядно поразила. Только я все равно заметила, что ты злился. Представлял, как сворачиваешь шею заговорщику?

— Нет, думал, что было бы, не окажись рядом дерева. — На мгновение губы Иса дрогнули, и сквозь привычное хладнокровие промелькнула злость пополам с отчаянием. — Я согласен с тем, что умру, но не хочу умереть так.

— Смерть вообще штука неприятная. — Подавившись воздухом, я закашлялась.

Князь уже взял себя в руки и принялся просматривать лежащие на столе бумаги, а я никак не могла справиться с собственными эмоциями. Слишком жутко прозвучали его слова. А еще внутри поселилось чувство, что Ис знает, как должен умереть. Потому-то попытки заговорщика воспринимались им как досадные недоразумения.

— Пойду проверю, удалось ли Кэму что-то разузнать, да и сама справки наведу, — пробормотала я.

Не дожидаясь ответа князя, попятилась и поскорее выскользнула за дверь.

К ужину я не явилась. Свободное время предпочла потратить на разговор со слугами, да и встречаться с лордами не хотелось. Предугадать реакцию каждого на известие Иса о случайной поломке оружия было несложно, но вот участвовать в споре, который неминуемо разразится… Лучше останусь голодной!

Увы, с духовной пищей тоже оказалось негусто. Служанки готовы были вволю посплетничать о князе, то и дело спрашивали, не встречается ли он с кем-то, но совершенно ничего не знали о подробностях покушений. Лакеи и лесничие на все лады превозносили мужество его сиятельства, не испугавшегося кабана, и с неменьшим пылом доказывали, что его милость не мог задумать ничего дурного, вот только полезной информации также не сообщили.

В покои я возвращалась, глубоко задумавшись, так что Иса увидела, едва не врезавшись в него.

— Было бы забавно, если бы в итоге я споткнулся и сломал себе шею из-за невнимательности собственного придворного мага, — поддразнил меня мужчина.

— Для этого не надо караулить мага под дверью. — Я не была расположена шутить. — Послал бы за мной Кэма или кого-то из слуг. Или случилось что-то настолько не терпящее отлагательств?

— Ты пропустила ужин, — с укором произнес Ис.

— Заработалась. — Я передернула плечами. Смотреть в лицо князю не хотелось, так что я опустила взгляд ниже. И сразу заметила плетеную корзинку, накрытую вышитой льняной салфеткой. — Что это?

— Пропущенный тобой десерт. Повар клялся, что это самый вкусный пирог, который он приготовил за свою жизнь. — По губам мужчины скользнула улыбка.

— Теперь ты взял на себя заботу о моем пропитании? — Не разобравшись, шутит Ис или говорит серьезно, я недоуменно выгнула бровь.

— Как и положено хорошему князю, — невозмутимо подтвердил он. — Правда, довольно трудно проявлять заботу о том, кто всячески противится этому!

Я ничего не ответила. Скрестив руки, уставилась Ису в лицо, всем видом демонстрируя готовность слушать.

— Ришида, ты меня избегаешь, — с грустью отметил князь.

— Напротив, это ты не хочешь общения со мной. Не ожидала, что Ис сразу перейдет к откровенному разговору, и поэтому растерялась.

— Тогда зачем я сейчас приглашаю тебя на ужин? Ты ведь не откажешься от пикника под звездным небом? — На этот раз в голосе мужчины послышались лукавые нотки.

— Отказываться от княжеских приглашений вредно для здоровья. — Нервно рассмеявшись, я позволила подхватить себя под локоть.

Думала, Ис предпочтет поужинать в беседке возле дома, но мужчина повел меня в парк. Из-за расспросов Игрис Лайен не успел закончить экскурсию, и в этой части сада мы еще не были. К слову, место оказалось самым красивым. Сад был разбит на четыре квадрата, и каждый выдержан в одном цвете: белый, нежно-розовый, вишневый и насыщенно-красный.

Ису приглянулась полянка напротив двух статуй, изображающих влюбленных парня и девушку, катающихся на качелях. Пока я дивилась, с каким мастерством скульптор передал эмоции влюбленных, князь успел расстелить одеяло и разложить продукты. Их оказалось немного. Два куска торта, гроздь винограда, фляжка с вином и бокалы.

Кажется, мужчина в самом деле хотел поговорить, а пикник лишь предлог, чтобы наконец-то остаться наедине.

— Не боишься здесь находиться? Заговорщик ведь на свободе и считает, что мы ничего не подозреваем. А ты сейчас отличная мишень. Кто угодно может спрятаться в кустах и выстрелить. — Вопреки собственным словам посмотрела я не по сторонам, а на небо.

Ис не обманул, ночь выдалась на удивление звездной. Светила сияли и перемигивались, будто общаясь между собой. Молодой, только-только родившийся месяц и вовсе казался едва заметным. Того и гляди растает и осыплется на землю серебряной пылью.

Помня о нелюбви Иса к луне, я покосилась на мужчину, но в его позе не чувствовалось напряжения. Напротив, он выглядел необычайно расслабленным и умиротворенным.

— Тем хуже для него. Потому что я слишком долго ждал этой минуты и сильно разозлюсь, если мне помешают. Князь зло усмехнулся.

— Призраки редко испытывают злость. Уж скорее их гложет тоска. — Я решила, что если на нас нападут, то хотя бы встречу опасность сытой, и потянулась за пирогом.

— Риш, ты можешь пару минут не говорить о заговоре и покушениях? — раздраженно поинтересовался Ис.

— Могу. — Пришлось со вздохом вернуть пирог обратно и взглянуть в лицо князю. — Только не понимаю, о чем тогда ты хочешь поговорить и зачем позвал меня сюда.

— В самом деле не понимаешь? — окинув меня долгим взглядом, каким-то глухим голосом уточнил мужчина.

— Да, в самом деле. — В воздухе запахло клубничной начинкой, и желудок жалобно, но совершенно неуместно заурчал. — Ис, как ни стыдно признаваться, но я не сильна в интригах. И понятия не имею, каких поступков ты от меня ждешь. Не отрицаю, у тебя есть причины сердиться за тот визит в библиотеку, мне не стоило поступать подобным образом. Но говорить на эту тему ты не хочешь, а оправдываться я не собираюсь. Если ты меня позвал, попробую предположить, что я прощена. Вот только у меня по-прежнему нет вариантов, как вести себя дальше.

— Не представляю, до чего я тебя довел, если ты так просто признаешься в собственной растерянности. — В глазах Иса отразилась грусть. — Риш, я ни одного дня не злился на тебя, и прощать тебя не за что.

— А как же тот разнос, который ты устроил при библиотекаре? Да и потом тебя нельзя было назвать образцом дружелюбия, — хмыкнула я.

— Нужно же мне было поддержать репутацию и изобразить жестокого князя, строго карающего за малейшие провинности! Слухи потом бывают такими забавными. — Он улыбнулся своим воспоминаниям. — А злился я на себя. За тебя я испугался.

— Испугался? — В первый момент мне показалось, что я ослышалась.

— Некоторые мои тайны опасны. Причем в первую очередь для тех, кто меня окружает, — став серьезным, негромко произнес Ис. — В моей жизни осталось слишком мало близких людей, и я не могу позволить вам рисковать.

От того, каким тоном князь это сказал и каким взглядом при этом смотрел, у меня перехватило дыхание. Причем я даже не могла понять, что сильнее выбивает меня из колеи: то, что Ис признал существование секретов, или то, что счел меня входящей в круг близких людей.

— Например, тайна, как тебе удалось спастись от кабана и зацепиться за ветку? — Говорить о чувствах было неловко, и машинально я постаралась перевести разговор на более привычную тему.

— В том числе, — отнекиваться князь не стал, просто кивнул, соглашаясь с моими словами. — Риш, просто пообещай, что не будешь даже пытаться разобраться в моих секретах.

— Я же ведьма, мое честное слово мало чего стоит. — И вновь оказалось проще спрятаться за ехидной улыбкой. — А давать клятвы, которые не смогу сдержать… если ты просишь, я не стану целенаправленно искать что-то, но в то же время не буду притворяться слепой, если какая-то тайна сама попадет в руки.

— Спасибо и на этом, — вздохнув, кивнул Ис.

На мгновение я задумалась, не лучше ли было бы соврать, но в итоге решила, что между нами и так достаточно недомолвок. Не стоит еще сильнее усугублять ситуацию.

Ис выглядел так, будто уже выкинул свою просьбу из головы, и мое нежелание играть по предложенным правилам ничуть его не расстроило. Наблюдая, как он с мечтательной улыбкой разливает вино по бокалам, я даже представила, что мы находимся на самом настоящем пикнике без всяких тайн и покушений.

— Ты знаешь, как называются эти сады? — Протянув мне бокал, мужчина отхлебнул из своего.

— Кошмар садовников? — Представив, какой скандал способен закатить Лайен из-за упавшего не в том месте листика или увядшего цветка, я неподдельно посочувствовала слугам. — Хотя свою работу они знают. Здесь так красиво.

— Это Сады Любви. — Сделав еще глоток, Ис отставил бокал и задумчиво взглянул на ветви деревьев, слабо шевелящиеся под ветерком. — Белый цвет символизирует нежные чувства и теплую привязанность, розовый — первую влюбленность и мечты о счастливом безоблачном будущем. Вишневый — цвет сводящей с ума страсти. Эти чувства пьянят сильнее самого дорогого вина.

— А красный? — видя, что князь не спешит продолжать, поторопила я.

— Трагическая любовь. Это цвет языков пламени, способных выжечь все вокруг, цвет холодных зимних закатов, цвет пролитой на дуэлях крови, — по-прежнему глядя куда-то перед собой, негромко произнес он.

Причем голос у него стал такой… чувственный, завораживающий, бархатистый. Я как-то никогда раньше не задумывалась, умеет ли Ис петь, но сейчас поняла, что песни в его исполнении были бы удивительными. Что говорить, если от простых слов меня пробрали мурашки.

— Что-то выбивается из контекста. Слишком грустно. На месте Лайена я бы придумала другое описание. — Я наморщила нос, делая вид, что никакие чувства меня не тревожат.

— А разве любовь не такая? Разве она не опаляет, не сводит с ума, вынуждая изнемогать от раздирающих противоречивых эмоций? — На этот раз Ис повернулся и теперь смотрел мне в лицо. — Любовь превращает нас в безумцев, это чувство сродни прогулке над пропастью, где один неверный шаг приводит к долгому падению без возможности вновь подняться на ноги.

— Никогда не задумывалась. — Я хотела сказать это небрежно, но язык прилип к нёбу, и вышло какое-то жалкое бормотание.

А еще в потемневших глазах Иса пылало пламя. Стоило поймать его взгляд, как я почувствовала, что лечу в ту самую пропасть.

Вот только страха совершенно не было. Вернее, никаких мыслей не было вообще. Заговорщики, обиды, тайны, все отступило на задний план. Сейчас даже неминуемое падение казалось чем-то невозможным и далеким. Только бы Ис был рядом и продолжал смотреть на меня так, что я сама превращалась в пламя.

— Риш, — коснувшись моей щеки, одними губами шепнул Ис.

Наклонился еще ближе и замер, продолжая так же завороженно смотреть на меня. Ужасно хотелось спросить, что он видит в моих глазах, но я не могла заставить себя шевельнуться. Только и была в состоянии неподвижно сидеть и в оцепенении ощущать, как дыхание мужчины щекочет шею. И как громко бьется его сердце. И уже не огонь, а звезды сияют в его глазах.

— Т-т-ти. — Сердито пища, птица вспорхнула с треснувшей под ее весом ветки.

А с меня будто спали чары. Тряхнув головой, я несколько раз глубоко вздохнула, пытаясь взять разбушевавшиеся эмоции под контроль. Тихий голос и дрожащие коленки мне сейчас точно ни к чему. Уж если падать, то хотя бы так, чтобы свидетелей поблизости не оказалось.

— Спасибо за ужин, пирог был очень вкусным. — Стараясь не смотреть на оставшийся нетронутым кусок, я поднялась на ноги.

— Непременно передам повару. — А вот в голосе Иса звучала лишь вежливость.

Мне было интересно, испытывает ли он смущение или досаду, но поднять глаза и взглянуть ему в лицо я также не решалась.

Добавлять что-то еще мужчина не стал, и в поместье мы шли в тишине. Я рассматривала дорогу под ногами. Ис… Один раз мне показалось, что он задержал дыхание и хотел что-то сказать, но в итоге не произнес ни слова.

Отдав выскочившим встречать нас слугам корзинку, князь сослался на дела и направился в библиотеку, так что в гостевое крыло я отправилась в одиночестве.

Вот только добраться до своих покоев мне сегодня не было суждено. На этот раз дорогу преградила Верита.

— Ришида, осторожнее! — Подруга взмахнула руками, но все же сумела удержать равновесие. — Откуда ты идешь с таким одухотворенно-ошарашенным видом? Признавайся, на свидании была?

— Да. Нет. Не знаю. — Застигнутая врасплох, я покачала головой.

— Подожди, так да или нет? — Любопытство на лице девушки сменилось изумлением.

Кажется, она намеревалась просто подразнить меня и никак не ожидала подобного ответа. Беда в том, что я сама не ожидала подобного, а как следствие, понятия не имела, каким должен быть ответ.

Во время учебы в академии меня не слишком часто баловали приглашениями на свидания, а получив диплом, я сама решительно пресекала подобные глупости. Но слушать разговоры других мне все равно доводилось, так что об ухаживаниях я знала достаточно.

И пикник в Садах Любви под звездным небом с почти случившимся поцелуем как раз можно было счесть очень романтическим жестом.

Некстати вспомнился случай на кухне, когда Ис принес мне букет роз. Вернее, растерянность, отразившаяся на его лице, когда я безжалостно отправила несколько бутонов в котел. Немудрено, что потом он так на меня смотрел!

«Ой дура…» — Обхватив голову руками, я едва не застонала.

— Так, пошли. — Устав наблюдать, как я в бессильном отчаянии кусаю губы и мученически разглядываю потолок, Верита потащила меня к себе в спальню. — А вот теперь можешь рассказывать, желательно с подробностями.

— Мм… Ты разве не будешь ругаться за то, что я толкнула тебя в объятия Арлена? — предприняла я отчаянную попытку избежать скользкой темы.

— А смысл? — развела руками подруга. — Ты все равно назовешь кучу аргументов, убедишь меня в необходимости бороться за свою любовь, и я с тобой соглашусь. Так зачем тратить время? Чем быстрее перейдем к сути происходящего, тем скорее услышу твой рассказ.

— Разумно, — в очередной раз поразившись практичности девушки, кивнула я.

— Не хватало еще, чтобы к нам вломилась Игрис и принялась умолять срочно помочь ей выбрать платье на завтра. Или Ису придет в голову гениальная идея, как поймать заговорщика, и он захочет обсудить ее с тобой. Или Кэм по старой памяти пожелает получить урок. В общем, отвлекающих факторов масса, а рисковать я не хочу, — довольно улыбаясь, пояснила Верита. — И не думай, что сумеешь меня отвлечь! Рассказывай скорее.

— Да практически нечего рассказывать, — тоскливо протянула я. — Ис позвал меня на пикник, закончил экскурсию вместо Лайена и поведал о Садах Любви, а потом попытался поцеловать. Вот и все.

— «Попытался поцеловать»? — Подруга ошеломленно уставилась на меня. Явно не справляясь с удивлением, вскочила с кресла, но все же заставила себя сесть обратно и крепко сцепила руки. — Подожди, давай разберем ситуацию более детально. Насколько я знаю его сиятельство, он ничего не делает просто так и не бросает дело на половине. Поэтому — почему только «попытался»? Почему не поцеловал? И почему у тебя такой жалкий вид? Ты же об этом мечтала!

— И вовсе нет, у меня не настолько убогая фантазия! — по привычке открестилась я. Правда, под пристальным взглядом Вериты тяжко вздохнула и вновь спрятала лицо в ладонях. — Не знаю… Там была птица, она нас отвлекла. А потом… Наверное, я испугалась, как-то это все неправильно…

— Ришида, не заставляй меня думать, что наш разговор — это сон. Ты же никогда ничего не боишься! — всплеснула руками подруга.

— Оказывается, чего-то все же боюсь, — глухо произнесла я. — Одно дело — случайный поцелуй на празднике, Ис все равно его не вспомнил. И совсем другое — сейчас. Это ведь будет по-настоящему!

— Согласна, поцеловаться понарошку весьма затруднительно. Даже не очень представляю, как бы это выглядело. — Вид у Вериты стал задумчиво-отстраненным.

— Я тут душу изливаю, а ты дурачишься! — уцепившись за обиду, как за соломинку, я подобрала ноги под себя и уставилась на скрещенные ладони.

— Нет, я жду, пока ты выговоришься, отбросишь эмоции и сможешь воспринимать советы рационально, — стала серьезной подруга. — Ты почему-то боишься любви как огня, хотя все менестрели на все лады поют, какое это прекрасное, светлое и возвышенное чувство.

— Потому что менестрели хотят кушать! А еще желательно — спать в теплой постели и красиво одеваться, на что нужны деньги. Люди не заплатят за что-то заунывно-тоскливое, они хотят сказки. — Я цинично усмехнулась. — Для меня любовь — это скорее ледяное озеро. Никогда не знаешь, сколько твоего веса выдержит поверхность и какой шаг окажется фатальным. Мне приходилось видеть, как люди проваливаются под лед. Это происходит мгновенно. Р-раз — и вот человек уже под водой, бьется, отчаянно пытаясь выбраться, цепляется взглядом за небо, но чувствует, как его тянет на дно.

— Брр, ну у тебя и воображение. — Верита передернула плечами. — Как по мне, все это глупости. К тому же разве не ты всегда повторяла, что нужно брать от жизни как можно больше? Роман с самым настоящим князем прекрасно впишется в этот принцип. Вот и живи в свое удовольствие. Лично я бы так и сделала. Или ты просто хочешь, чтобы Ис помучился и подольше ухаживал за тобой?

Подруга лукаво уставилась на меня, явно жутко довольная пришедшей в голову идеей, а вот я внезапно разозлилась.

— Вот именно, ты можешь позволить себе жить, как хочется. А я привыкла выживать! — горько воскликнула в ответ. — И моя жизнь никогда не напоминала сказку, не хочу ждать чуда и теперь!

Раньше мне казалось, что я сумела спрятать от себя воспоминания о прошлой жизни. Если не считать редких откровений с Исом, я в самом деле никому не рассказывала о детстве и учебе в академии. И старательно внушала себе, что это происходило с кем-то другим, по странной случайности похожим на меня.

Вот только душе почему-то стало больно, а глаза начали жечь навернувшиеся слезы. Снова вспомнилось чувство беззащитности и одиночества, когда ужасно ждешь хотя бы улыбки и готов вцепиться в любого человека, проявившего хоть малейшую заботу… но совершенно никому нет до тебя дела!

— Да что такого может случиться? — не поняла Верита. — В худшем случае вы поймете, что не подходите друг другу, расстанетесь и через какое-то время выкинете из головы неудавшийся роман.

— Это как раз в лучшем случае. В худшем — Ис сумеет меня забыть, а вот я его не сумею забыть никогда, — со вздохом призналась я. — Не уверена, что встречу человека, похожего на него. А даже если и встречу, смогу ли позволить себе привязаться к нему. Пока я еще могу сделать вид, что никакие чувства нас не связывают. Потом этого шанса не будет.

— Ты же сама не веришь в свои слова, — проницательно заметила подруга. — И больше всего боишься как раз не чувств Иса, а того, что он передумает их проявлять.

— Глупости, — фыркнула я, но Верита замахала руками, вынуждая меня замолчать.

— Если бы это было не так, ты не думала бы постоянно о князе, а я его имя слышу от тебя постоянно, — довольно объявила она. — Что бы ни случилось в прошлом, оно уже не повторится. Поэтому выкинь все страхи из головы и послушай сердце. Один поцелуй не превратит тебя в ледышку, зато поможет понять, стоит ли двигаться дальше.

— Возможно, ты и права. — Силы внезапно покинули меня, и я кивнула лишь затем, чтобы прекратить спор.

А еще у меня все равно кончились аргументы, и с таким трудом выстроенная зашита затрещала по швам. Самой себе врать всегда сложнее, чем окружающим. Я могла говорить что угодно, но мне безумно хотелось, чтобы Ис меня поцеловал. Хотя бы узнаю, так ли это чудесно, как неоднократно снилось во сне.

— Возможно? Я права, абсолютно точно! В моих расчетах никогда не бывает ошибок. — Подруга гордо задрала нос. — Так что пусть все идет своим чередом.

— Спасибо тебе большое. — Тепло улыбнувшись, я поднялась. — Спокойной ночи.

— Всегда рада помочь. — Верита шутливо поклонилась. — И, кстати, с Арленом ты мне очень помогла! Мы так мило поболтали по дороге. Оказывается, мы оба любим верховую езду, и он предложил мне покататься вместе, когда окажемся в его поместье.

— Обязательно вставь этот эпизод в книгу. Мои коллеги заработают огромные деньги, помогая организовывать случайные встречи влюбленным. — Рассмеявшись, я вышла из комнаты.

Вернувшись в свои покои, я быстро разделась и забралась в постель. Мне хотелось поскорее заснуть, чтобы подумать о случившихся за день событиях на свежую голову, но сон никак не шел. Полночи я ворочалась с боку на бок, на разные лады представляя, как стану вести себя завтра, а потом незаметно задремала.

Кажется, снилось что-то грустное, и во сне я плакала. Причем никакие умные мысли меня не посетили, так что на душе было паршиво. Завернувшись в одеяло, я облокотилась на спинку кровати, не испытывая совершенно никакого желания вставать и куда-то идти.

— Ришида, открывай! — Голос Вериты отвлек меня от терзаний. — У меня срочное дело.

— Что случилось? — По дороге я мельком глянула в зеркало и теперь отчаянно сожалела об этом: видок у меня оказался еще тот. Растрепанная, с красными опухшими глазами и бледным лицом. — Сейчас я готова только убивать. Желательно душить, как делают свежевыкопанные упыри, на которых я удивительно похожа.

— Таким видом можно приманивать молодых, симпатичных и талантливых магов, — развеселилась подруга. — Выбрать подходящего и сказать, что ужин в трактире превратит тебя в писаную красавицу:

— Вот, оказывается, как знакомятся ведьмы, — глубокомысленно произнес вошедший в комнату Ис. — Понаблюдать за этим было бы весьма любопытно.

Ввалившийся следом за ним Кэм поспешно закрыл лицо руками и сдавленно захрюкал.

— Эй, никто не знает, что заходить к даме без стука некрасиво? А к ведьме еще и опасно? — продолжая кутаться в одеяло, хмуро вопросила я.

— Насколько знаю, свежепробужденные упыри довольно медлительны. — Выражение лица у князя было необыкновенно серьезным, только глаза сверкали. Да и вообще, выглядел он свежим и отдохнувшим. Если его и мучили какие-то сомнения относительно вчерашнего вечера, то очень недолго. — Забросаешь нас подушками?

— Зачем прибавлять слугам работы? Им и без того убирать кучу комнат. В моем арсенале есть вещи и поинтереснее. — Я демонстративно подкинула в ладони вспыхнувший пульсар. — А самое главное, в отличие от подушек они самонаводящиеся.

— Отлично. Прибереги магию, это заклинание нам пригодится. — Ис отбросил шутки. — Кэм кое-что узнал, не стал слушать его без вас, решил сэкономить время.

— Я вчера заглянул в конюшню, хотел проведать лошадей. У Лайена есть несколько жеребцов тарийской породы, говорят, они даже ветер обгоняют. Покататься на них я даже не мечтаю, но хотелось полюбоваться, — дождавшись кивка князя, затараторил ученик. — Когда переступил порог, заметил внутри девушку. Это точно была не служанка, те такие пышные платья не носят. И вот эта девушка ходила взад-вперед и повторяла, что должна завтра утром обязательно выбраться в лес. Ее ждет важное дело.

— Это она коням рассказывала? Не спорю, слушатели они внимательные, но как-то глупо, — хмыкнула я.

— Ты же сама любишь болтать с Молнией! — обидевшись, мгновенно уличил меня Кэм. — И потом, эта девушка, скорее, пыталась таким образом запомнить план действий. Или просто любит рассуждать вслух.

— Ты упускаешь самое важное. Мне ведь ты начал рассказывать совсем с другого места, — одернул Ис парня.

— Только не смейтесь. В общем, девушка действительно болтала с кобылой. И рассказывала ей, каким удачным оказалось ночное гадание. Мол, теперь она почти наверняка уверена, что встретит свою любовь. — Судя по нахмурившемуся Кэму, сам он считал подобное жуткой глупостью. — А гадала она как раз в коридоре, ведущем в оружейную. И могла видеть того, кто испортил арбалет!

— Если это в самом деле так, я не стану ее расспрашивать. Ни к чему привлекать к девушке ненужное внимание, — перехватил инициативу князь. — Ришида, хотел попросить тебя невзначай поболтать с ней. Как раз обсудите преимущества и недостатки знакомства на кладбищах.

— Ты теперь мне это вечно будешь припоминать? — Я сердито покосилась на Иса.

— Не нужно никаких разговоров, я ведь самое важное не успел рассказать. До завтрака графы решили выпить по чашке чая в гостиной. И я будто случайно предупредил по секрету Вэйли, что мы поедем в лес на встречу с важным свидетелем. Заговорщик точно занервничает и также поедет в лес, а нам останется его схватить.

— Что?! — Забыв, что нужно держать одеяло, я всплеснула руками. — А лорды точно тебя слышали? Может, они были слишком заняты беседой друг с другом?

— Нет, я еще вазу с полки столкнул, чтобы на меня обратили внимание, — вдребезги разбил мои надежды Кэм. — Что такого-то? Отличный ведь план!

— Думаю, Ришида опасается, как бы заговорщик не избавился от свидетеля раньше, чем мы туда приедем. — Судя по тому, как напрягся Ис, эту часть истории он также услышал впервые. — И времени у нас в обрез.

— Да зачем спешить? Я сказал, что мы после завтрака поедем, — никак не мог взять в толк бывший (если бы не ушел раньше, сейчас точно сама бы выгнала!) ученик.

— Потому что умный человек не станет рисковать и полагаться на случай. Зачем перехватывать девушку по дороге, если можно сделать так, что она просто не доедет до конечной цели? Подрезать подпругу, например, — медленно пояснила я.

— И потом, если она видела того человека, который испортил оружие, он тоже наверняка видел ее, — вмешалась в разговор Верита. — Не исключено, что девушке пообещали награду за молчание и в лес она едет, чтобы встретиться с сообщником.

— Почему мы все еще сидим? — Отбросив одеяло, я поспешила к шкафу. — Встречаемся через пять минут у конюшни.

— Верита, скажешь всем, что у нас нет аппетита и мы решили нагулять его, проехавшись прекрасным утром по этим чудесным местам, — попросил Ис девушку.

Не и Кэм были уже одеты, так что справились раньше и к тому времени, когда я, запыхавшись, прибежала к конюшне, успели вывести оседланных лошадей.

— А куда именно нам нужно? — запрыгнув в седло, хлестнула Молнию. — Лес большой, как бы не пришлось разделяться.

— Не придется. — Ис вырвался вперед, задавая направление. — Я так понял, девушка ждет гостя, а кареты здесь предпочитают останавливаться в одном месте.

Пока мы ехали, я судорожно перебирала весь арсенал заклинаний, подготавливая как атакующие, так и защитные. В идеале стоило бы прихватить с собой и Вэйли, если на девушку нападут, целитель нам пригодится. Вот только если нападут на нас, присутствие подруги помешает. Вэйли не имеет опыта сражений, может запаниковать, а оставлять ее ждать в стороне рискованно.

Как оказалось, успели мы практически вовремя и успели увидеть уезжающую карету. Если из нее действительно кто-то вышел, то уйти слишком далеко просто не мог.

— Ничего не слышите? — Мужчина прикрыл глаза, сосредотачиваясь на звуках.

Вроде бы нет. Хотя… — Я замерла, пытаясь понять, слышится мне треск веток или нет.

— Кто-то ругается. Кажется, у нашего гостя дела пошли не по плану, — спрыгнув с коня, князь ступил на тропинку, ведущую вглубь леса.

Вообще-то для приезжих имелась более широкая и удобная дорога, но, видно, неизвестные визитеры пытались убраться подальше с чужих глаз. Следовало признать, в слежке Ису не было равных. Он передвигался по лесу с небывалой легкостью, умудрялся беззвучно наступать даже на трухлявые ветки и, не цепляясь, продираться сквозь кусты.

Нам с Кэмом приходилось труднее. Учитывая, что теперь мы также могли различить чужой голос, приходилось соблюдать особую осторожность, чтобы не выдать себя раньше времени. Вскоре ученик и вовсе отстал, пытаясь найти способ без потерь преодолеть разросшийся кустарник.

А вот мы с Исом добрались до конечной цели. Здесь тропинка резко уходила в сторону, вдобавок ее преграждало упавшее дерево. Недалеко от него лежала девушка в ярко-синем платье. Видимо, та самая, которую Кэм видел в конюшне. Возле нее бестолково суетился паренек. Он то хлопал девушку по щекам, то начинал глухо сыпать проклятиями.

— Что-то не похож он на заговорщика, — шепотом поделилась я. — Да и…

Пытаясь придвинуться ближе к Ису, я слишком поздно заметила ветку под ногами. Раздавшийся хруст, казалось, услышали все в лесу.

Паренек даже не стал оглядываться и выяснять, кто именно шумит, сразу бросился наутек. Если он и в самом деле связан с заговорщиками, то наверняка носит амулет, блокирующий магию, и колдовать против него бесполезно. В лучшем случае — амулет поглотит магию, в худшем — зеркально отразит магическую волну в нас.

Эту мысль я додумала, когда заклинание сорвалось с пальцев. Вбитые в мозг рефлексы оказались сильнее, в подобных случаях я вначале действовала, а потом анализировала ситуацию.

Вопреки моим страхам чары сработали, как положено, и опутанный невидимыми нитями паренек повис в воздухе. Мы с Исом, уже не таясь, выбрались из кустов и подошли к нему. Не исключая возможной ловушки, я поспешно обогнала князя, вырвалась вперед и заглянула неизвестному в лицо.

— Нет, ну это уже становится традицией! Карин! — Сдержать рвущиеся с языка ругательства удалось только огромным усилием воли.

— Мне это тоже не доставляет удовольствия, — хмуро отрезала девчушка. — Чувствую себя подопытным экспонатом!

— Почему-то не припоминаю подробностей вашей первой встречи. Во что вы вляпались тогда? — Ис, как и положено настоящему работодателю, вместо того чтобы разбираться с новыми проблемами, не упустил случая разузнать о старых.

— Это было досадное недоразумение. И кто-то совершенно не извлек урока из случившегося, — не испытывая ни малейшего желания оправдываться и слушать нотации, отрезала я. — Карин, что ты тут делаешь?

— Дышу воздухом, что мне еще остается, — огрызнулась девочка.

Я поспешно развеяла заклинание, и она шлепнулась на землю. Отряхнувшись, подняла на нас сердитый взгляд, но возмутиться ей помешало новое действующее лицо.

— Карин?! Это что, правда ты? — У Кэма при виде подружки глаза полезли на лоб. — Как ты здесь оказалась? Я, конечно, просил тебя посильнее скучать, но не думал, что разлука окажется настолько невыносимой, и ты решишься приехать…

Выражение лица у парня стало растерянно-счастливым. Заметно смутившись, он явно никак не мог решить, как себя вести, и только глупо улыбался.

— Вот еще глупости! — Карин пренебрежительно фыркнула, но щеки у нее подозрительно порозовели. — Я понятия не имела, что встречу тут тебя.

— Тогда что ты здесь делаешь? — В голосе Иса слышалось сдержанное любопытство. Девочку он определенно ни в чем не подозревал и пытался разобраться в ситуации. — И что случилось с твоей подругой?

— Ох, Ликея! — Карин изменилась в лице. — Что же я, в самом деле, с вами время трачу, когда она…

Не договорив, девчушка метнулась к поваленному дереву. За прошедшее время Ликея так и не пришла в себя, но цвет лица был обычным, и умирающей она не выглядела.

— Видимо, ударилась головой. — Оттеснив патетически заламывающую руки Карин, Ис деловито осмотрел Ликею. — Пульс есть, но слабый.

— Лошадь чего-то испугалась, поднялась на дыбы, и Ликея упала. Она плохо ездит верхом, а тут еще женское седло. Лучше бы в конюшне кобылу оставила, как раз и поговорить по дороге успели бы. Так нет же, в этом вся Ликея! Сначала делать, а потом думать! Впрочем, что я несу?! С ней ведь все будет в порядке? Это не страшно? — Закусив губу, девочка встревоженно вглядывалась в лицо подруги.

— От сотрясения, как правило, не умирают, но лучше поскорее доставить Ликею к Вэйли. Я ведь не целитель и могу что-то упустить. — Рассыпаться в фальшивых уверениях, что все хороню, Ис не стал, ответил честно.

Наверное, именно поэтому Карин поверила ему и, прекратив паниковать, молча отошла в сторону.

— За лошадью Ликеи пошлем слуг, ты поедешь в одном седле с Ришидой, — осторожно подняв с земли пострадавшую девушку, принялся отдавать распоряжения князь.

В очередной раз досадуя, что Вэйли не поехала с нами, я принялась колдовать. У подруги, несомненно, магические носилки вышли бы лучше, но и левитационное заклинание, совмещенное с моей излюбленной «паутинкой», подошло неплохо.

— Ис, «носилки» повешу на тебя, но и сама буду контролировать. Поедешь медленно, Ликея полетит следом, привязанная силовой нитью, — вытерев вспотевший лоб, пояснила я.

Обратный путь прошел без происшествий. Заминка возникла, когда мы въехали в поместье. Я надеялась, что придворные отдыхают после завтрака, но Лайен вытащил всех в беседку пить чай.

Увлеченные разговором графы не слишком смотрели по сторонам, зато слуги нас заметили и тут же доложили господам. Пришлось срочно корректировать план и на ходу сочинять легенду.

— Кэм, Карин, воспользуетесь черным ходом. Найдете Вэйли, она обо всем позаботится. Заклинание будет действовать полчаса, так что успеете помочь Ликее, — перекидывая чары с князя на бывшего ученика, сообщила я.

— Если будут спрашивать, ты сам встретился с девушками, а нас не видел, — дополнительно проинструктировал Ис.

Сказав ребятам подождать пару минут, мы направились в беседку — отвлекать внимание на себя.

— Ваше сиятельство, госпожа Ришида, мы думали, вы о нас забыли, — подскочив, шуточно попенял нам Лайен. — Я решил не мучить гостей голодом, и мы позавтракали без вас.

— Совершенно правильное решение. Не хватало еще голодных обмороков, — кивнул Ис.

— Я надеялся, что вы так скажете. — Граф склонил голову. — Но, ваше сиятельство, я все же посмею высказать всеобщее мнение. Безусловно, Ришида ваша подчиненная, но еще она моя гостья. И я решительно против того, чтобы вы так бесцеремонно злоупотребляли ее вниманием.

В этот момент я как раз садилась и едва не опустилась мимо стула. Нет, Лайен и раньше держался со мной достаточно вежливо, но настолько неприкрытого внимания я не ожидала.

Еще сильнее у меня отвисла челюсть, когда граф, взяв у слуги огромный букет алых роз, поднялся со своего места.

— Госпожа Ришида, мне не хватает слов, чтобы выразить переполняющую меня благодарность. Вы спасли не только мою жизнь, но и честь, — торжественно произнес он.

— Это когда? — Опешив, я продолжала таращиться на розы, но принимать их не спешила.

— Как? Неужели для вас это ерунда, не стоящая внимания? — изобразил обиду Лайен. — Впрочем, учитывая пережитый испуг, немудрено, что вы не можете справиться с эмоциями.

— Я вот никак не могу понять: вы мне комплимент делаете или норовите оскорбить? — сориентировавшись, ехидно уточнила я.

— Госпожа Ришида, я как никогда серьезен! — пылко воскликнул граф. — Если бы не ваши познания в оружии, мне пришлось бы отправиться в тюрьму. Вы сумели доказать, что в поломке арбалета не было моей вины, и за это я готов преклонить перед вами колени.

— Ну, это часть моей работы. — Представив, что именно и каким тоном Ис выложил подданным, я едва удержалась от гримасы.

— Моя вина в том, что я не поддерживал надлежащую температуру в комнате, и пружина в арбалете отсырела. К счастью, ничего непоправимого не произошло, так что я учту прошлые ошибки, — продолжал разливаться соловьем Лайен.

Чтобы не расхохотаться ему в лицо, мне пришлось все же взять букет и спрятать лицо в розах. И чего я сразу не уточнила у Иса, каким именно способом он собирается выдать покушение за несчастный случай? Хотя мужчина в любом случае не признался бы, что собирается выставить нас полными идиотами. Даже странно, что все лорды поверили, что мы настолько отвратительно разбираемся в оружии.

«С другой стороны, чем более глупыми нас будет считать заговорщик, тем больше шансов его обыграть», — не смогла не отметить я.

— Лорд Римэнн, хватит смущать Риншду, она уже поняла всю глубину вашей признательности, — спас меня Ис. — Да и розы ей не нравятся, вы только зря разорили оранжерею.

«Он что, тот злосчастный, пущенный на зелье букет все время мне вспоминать будет?!» — Окинув князя красноречивым взглядом, я сердито засопела.

Ис всем своим видом демонстрировал невозмутимость, но он и раньше отлично умел скрывать эмоции. Неужели в самом деле обиделся? Или решил, что я специально утонила цветы в котле?

— Но теперь я нуждаюсь в ее помощи! — с легкостью парировал Лайен. — Ваше сиятельство, вы ведь сумеете пару часов обойтись без мага? Мне нужно, чтобы Ришида посмотрела мои коллекции и высказала свои замечания.

В доказательство серьезности своих намерений граф даже за руку меня схватил и был готов сию минуту вскочить и отправиться на экскурсию.

Отбиться от его предложения удалось с огромным трудом. Не меньше усилий пришлось приложить, чтобы ограничиться чаепитием и сбежать из-за стола. Вроде бы в беседке кроме меня присутствовало достаточно дам, но все аристократы, будто сговорившись, желали поболтать исключительно со мной. Зато на Веригу, выскользнувшую следом, едва взглянули!

— И что ты сказала лордам? — Сообразив, в чем кроется разгадка, я подозрительно уставилась на подругу.

— Почти то же самое, что велел Ис. А чем закончилась ваша поездка? Поймали шпиона? — попыталась перевести тему Верита.

— Почти, Кэм немного ошибся. И я по-прежнему жду ответа на свой вопрос, — напомнила подруге.

— Ну… я сказала, что ты и Ис отправились гулять и любоваться рождением нового дня, а Кэм решил устроить себе тренировку, — невинно улыбаясь, сообщила подруга.

Не выслушал ее невозмутимо, а вот я едва не скрипела зубами.

«Больше ни одной тайны не доверю!» — зареклась секретничать с подругой.

Когда же Верита мне подмигнула, я окончательно поняла, что это месть за тот «магический толчок» к Арлену. Видно, подруга решила помочь мне убедиться на собственной шкуре, что испытываешь, когда кто-то пытается наладить твою личную жизнь.

— Если Ликея пришла в себя, поговорим с ней. Хотя сомневаюсь, что она сможет рассказать что-то полезное. — Князь произнес это негромко, словно просто озвучивал собственные мысли.

Вот только я почему-то была уверена, что Ис таким образом отвлекает нас от щекотливого разговора. Верита действительно тут же потребовала объяснить, кто такая Ликея и когда мы успели с ней познакомиться, а мне пришлось кратко рассказать о результатах «романтической» прогулки.

Пока мы отсутствовали, Вэйли не теряла времени зря и успела привести Ликею в чувство. Теперь целительница в прямом и переносном смысле колдовала над склянками, а Карин и Кэм сосредоточенно за ней наблюдали.

— Не скучали? — Я первым делом окинула сосредоточенным взглядом Ликею и отметила, что после лечения девушка выглядит гораздо более бледной, чем до него.

— Сломанное ребро, сотрясение мозга и вывихнутая лодыжка никому не улучшат настроения, — пояснила Вэйли. — Без применения магии постельный режим на целый месяц обеспечен.

— Как — месяц?! Я не могу столько болеть. Мне нужно поправиться через неделю, иначе я умру! — трагически воскликнула Ликея.

— Я же говорю, без применения магии. А если выпьешь это, — Вэйли толкнула подскочившую девушку на подушки и впихнула ей в руки стакан, — то через несколько дней забудешь о досадном происшествии.

Наблюдая за подругой, я невольно отметила, как сильно она меняется, когда занимается любимым делом. Обычно Вэйли смущалась в присутствии посторонних людей и часто не могла сказать даже нескольких фраз, но с пациентами вела себя уверенно и хладнокровно, совершенно не отвлекаясь на лишние эмоции.

— Болеть ужасно, — Ликея наморщила нос, но все же выпила зелье. — И голова раскалывается. Ты мне, случайно, не снотворное дала? Спать хочется…

— Может быть, отложите разговор до завтра? Пусть Ликея отдохнет. Все равно нас никто не видел, — мгновенно поддержала Карнн подругу. — Хотя я так и не поняла, почему вы не захотели рассказывать о нашей встрече в лесу.

Чтобы человек, которого, возможно, видела Ликея, считал, что у него еще есть время, и не наделал глупостей, — серьезно пояснил Ис. — Поэтому мы должны выяснить все как можно скорее.

— Я не добавляла снотворного, напротив, использовала бодрящие компоненты, — отчиталась Вэйли. — Успокаивающее дам после.

— Ой, ваше сиятельство, я вас не заметила! — На этот раз залившаяся краской Ликея опять попыталась вскочить и скривилась от боли. — Какая честь вас увидеть! Вернее, какой позор, что мы встретились так!

Закрыв лицо руками, девушка глухо застонала.

— Поскольку сейчас на мне нет венца, можете считать, что я обычный гость лорда Римэнна, — серьезно заверил Ис. — А в благодарность за спасение расскажите, почему оказались в лесу и откуда знаете Карин.

— С благодарностью вы прогадали, ничего интересного услышать не удастся. — Девушка захихикала и отвела взгляд.

Мне вообще стало казаться, что Ликея не способна сохранять неподвижность. Эмоции переполняли ее и вынуждали бурно реагировать на любую мелочь.

История оказалась несуразной, но одновременно не вызывала ни тени подозрений. Ликея и Карин были троюродными кузинами и лучшими подругами. В детстве они росли по соседству, а потом родители Ликеи уехали путешествовать, а дочку подкинули двоюродной сестре, приходившейся какой-то дальней родственницей Лайену.

Ликее не нравилось жить у графа ровно до того момента, пока какой-то симпатичный аристократ не обратил на нее внимания. Они общались всего пару раз, но Ликея уже принялась мечтать о свадьбе. А потом узнала, что тетушка присмотрела ей другого жениха. Тоже довольного милого юношу. И вот тут Ликея растерялась и никак не могла решить, кому же отдать предпочтение. Почувствовав, что своими силами не справится, девушка вспомнила о подруге и написала ей письмо, умоляя приехать и поддержать. Как отреагирует граф на появление Карин, Ликея даже не задумалась, предпочла решать проблемы по мере их поступления. Впрочем, указать гостье на порог Лайену все равно не позволило бы воспитание, так что ночевать под открытым небом или судорожно искать способ вернуться домой Карин не грозило.

Нам пришлось несколько раз останавливать вдававшуюся в излишние подробности девушку и напоминать о теме разговора. В итоге Ликея, в очередной раз расхвалив кавалеров, все-таки пояснила, что, хоть и надеялась на помощь Карин, не знала, даст ли подруга толковый совет. И чтобы уж наверняка не ошибиться, решила вдобавок погадать.

— Я взяла свечу и отправилась к зеркалу, хотела вызвать духа и попросить его принять облик моего суженого, — забыв о больной голове, рассказывала Ликея, — а потом вернулась к себе и легла спать.

— Подожди, но в конюшне ты говорила о том, что увидела мужчину! — Бедный Кэм был окончательно сбит с толку.

— Ну да, мне в самом деле показалось, что на призыв явился дух, — невозмутимо подтвердила девушка. — Только я не смогла его опознать, испугалась и убежала.

— А как он выглядел? — Бывший ученик отчаянно пытался распознать заговорщика.

— Больше всего это было похоже на тень, — призадумалась Ликея. — Говорят, нельзя долго смотреть на призраков, потому что они могут вытеснить твою душу. Поэтому, когда я поняла, что гадание не удалось, сразу отвернулась.

— Кажется, мы узнали все, что могли. — Вздохнув, я поднялась первой, подавая пример остальным. — Ликея, отдыхай и набирайся сил.

Что сказать, разошлись мы в подавленном настроении. И вроде бы изначально шанс на успех казался призрачным, но все-таки ужасно соблазнительно было надеяться на удачу и мечтать о возможности поставить точку во всей этой истории.

Обсуждать новые планы Ис не стал — предпочел уйти в библиотеку. Впрочем, мне и так нашлось чем заняться. Поскольку Кэм и Карин принесли Ликею в комнату Вэйли, а перемещать больную не хотелось, я предложила подруге перебраться ко мне.

Учитывая, что мы со дня на день собирались уезжать, это оказалось куда проще, чем искать новые покои. Да и комната Вэйли требовалась только на ночь. Состояние Ликеи было стабильным, но подруга все равно предпочла перестраховаться и не оставлять ее одну. Карин также вызвалась подежурить, и девушки удалились.

У меня никаких важных дел не было, так что я растянулась на кровати, развлекаясь созданием хоровода из огненных звезд. За этим занятием меня и застал Кэм.

— Не могу понять, как девчонки занимаются подобными глупостями с гаданиями. Более того, в них верят! — возмущенно возопил он, падая в кресло.

Я наблюдала за его гримасами с улыбкой. Кажется, Карин, не так давно очаровавшая парня именно бойким нравом, теперь стремительно теряла заработанные очки. Хотя сама я подружек не осуждала. Более того, со смешанными чувствами вспоминала, что когда-то была такой же.

— Именно потому, что они девушки. И, в отличие от вас, парней, не могут прямо подойти к понравившемуся человеку и поинтересоваться, взаимны ли их чувства. Приходится искать окольные пути, — серьезно пояснила я.

— А как же кокетство и флирт? Папа все время ругался, что мама с двоюродными сестрами всегда говорят такими намеками, что потом сами забывают, что имели в виду. — Бывший ученик демонстративно вытянул губы трубочкой и похлопал ресницами.

— Вопреки распространенному мнению не все девушки умеют кокетничать. Да и это лишь способ обратить на себя внимание, но никак не узнать о чувствах. — Я не собиралась читать Кэму лекцию об особенностях отношений, но молчать оказалось выше моих сил. — Зато практически каждая пытается казаться лучше и сильно смущается, когда это не удается. Отношения, но сути, та же битва, где надо выстроить свою стратегию и определиться с тактикой.

— Нет, все равно это глупо! — фыркнул парень. — Выходит, ночью бродить по замку и вызывать духов Ликее было совсем не страшно, зато она ужасно боялась поговорить с предполагаемым женихом! Пусть бы уже рискнула и разобралась во всем. И не пришлось бы сейчас валяться в постели и лечиться.

— Не всегда это так просто, — представив, как подхожу к Ису и требую признаться, как он ко мне относится, я содрогнулась.

— Как хорошо, что ты совсем не такая, — не заметив моей реакции, продолжил Кэм. — Надеюсь, Карин тоже не станет гадать. Я же в жизни не сумею додуматься, какой призрак ей привиделся, и как она это расшифровала!

— Значит, придется уделять Карин достаточно внимания, чтобы у нее не было нужды обращаться к призракам, — серьезно посоветовала я. — Можешь начать с приглашения на обед. Как раз и объяснишь всем, откуда она взялась. Боюсь, если предоставить эту миссию Ликее, с последствиями придется разбираться целую неделю.

— Так и сделаю, — решив не откладывать, парень отправился претворять мой совет в жизнь.

Я еще несколько минут полежала, а потом начала переодеваться к обеду. Изменять себе и отказываться от штанов не стала, зато достала новую рубашку ярко-голубого цвета. По уверениям торговца она подчеркивала мои глаза, превращая их в бездонные океаны, способные погубить немало мужских сердец.

Глупость, конечно. Настолько кардинально изменить внешность может только иллюзия, да и Ис в любом случае прекрасно умеет плавать и в омутах моих очей не утонет. И вообще, ничьи сердца я разбивать не планировала, просто не идти же на обед в испачканной рубашке?

Сообразив, что оправдываюсь сама перед собой, я разозлилась. Отбросив синие ленты, которые хотела поэффектнее вплести в волосы, вышла из комнаты, даже не взглянув в зеркало.

Вот только Ис на обед не явился. Учитывая, что на этот раз я была на месте, лорды зашептались, строя версии, почему князь так настойчиво игнорирует их общество.

— Я бы на месте Иса поступила совершенно так же. Несчастный случай или покушение, — инцидент все же произошел на землях Лайена, и это играет не в его пользу, — наклонившись ко мне, заметила Игрис.

— А тебя это радует? — неприятно удивилась я. — Не думаешь, что со стороны Иса довольно некрасиво так демонстративно не уважать хозяина?

— Думаю, что не хочу лишиться брата. Мне было бы наплевать, по какой причине он погиб, если бы это произошло. — У девушки вырвался судорожный вздох. — Лайен к тому же мог бы подождать Иса или послать за ним слуг. Это только еще раз подтверждает, что он не самый достойный граф из присутствующих.

— А на это звание претендует только Арлен. — Я с трудом удержалась от гримасы.

Навязчивое желание Игрис выставить своего возлюбленного в лучшем свете, особенно путем очернения всех остальных, уже начинало раздражать. Впрочем, понимая, что только настрою девушку против себя, продолжать спор я не стала.

А после обеда отправилась на поиски князя. В то, что Ис демонстративно не желает общаться с лордами, я не верила, но поговорить с ним все же стоило. Удача улыбнулась мне только с пятой попытки.

Ис обнаружился в тренировочном зале. Судя по вымокшей рубашке, занимался он не один час, но уставшим совершенно не выглядел, движения оставались выверенными и четкими.

Несколько мгновений я наблюдала за мужчиной, размышляя, уйти или окликнуть его, а потом, повинуясь внезапно возникшему замыслу, подошла к стойке с оружием.

— Тренироваться одному неудобно. Не возражаешь, если я составлю тебе компанию? — Вопрос был риторическим, поскольку я уже заносила меч.

Нападать со спины всегда считалось подлым, и с кем-то другим я бы не решилась на подобный прием. Вот только Ис, хотя никак не показал, что заметил мое присутствие, мгновенно развернулся, парируя удар.

— Не ожидал тебя здесь увидеть. — Если князь и удивился, на качестве боя это не сказалось.

— Ты пропустил обед, — отпрыгнула в сторону и мгновенно пожалела, что так плотно поела.

— Значит, теперь ты заботишься о моем режиме питания? — Ис остался стоять, поигрывая клинком и давая мне возможность перевести дыхание.

— Скорее, переживаю о физическом состоянии твоих подданных. Бедным лордам без тебя кусок в горло не лез. Лайен, кажется, решил, что ты все-таки злишься на него за тот случай с охотой и поэтому всех игнорируешь. — Я очертила в воздухе восьмерку, и наши клинки вновь столкнулись.

— Злюсь, — подтвердил князь, — но не на него.

Добавлять что-то не требовалось. Уж если меня очередная неудача вывела из себя, то Ису должно быть куда хуже. Кому понравится являться живой мишенью и не иметь совершенно никакой возможности что-то исправить?

Заговорщик будто шел все время на шаг впереди. Что бы мы ни придумывали, что бы ни пытались сделать, достигнуть результата никак не удавалось. А встреча с Ликеей, наверное, стала последней каплей, окончательно заставившей Пса потерять сомообладание.

— Никто ведь и не говорил, что будет легко. — Я хотела пожать плечами, но вместо этого вынуждена была кувыркнуться в сторону, уходя от удара.

Мгновенно вскочила, покрепче сжала меч, но мужчина не спешил закреплять успех и продолжать атаку.

— Не могу с тобой драться. — Тяжело выдохнув, Ис с силой провел рукой по лицу.

— Почему? Мы же толком не размялись. Боишься, что я окажусь сильнее? — поддразнила князя. — И потом воспоминания об этом кошмарном проигрыше будут отравлять тебе жизнь?

— Потому что все время вспоминаю тот бой, — хмуро произнес мужчина.

— А мне понравилось. Это было… интригующе. — Словно демоны дернули меня за язык, вынудив играть с огнем и лукаво усмехаться.

— В самом деле? Ты показалась мне напуганной. — Ис продолжал сомневаться, но все же поднял меч, больше не отказываясь от сражения. — Да и…

— Тебе показалось, — тряхнув головой, убежденно произнесла я.

— И ты не отказалась бы повторить финал? — Кажется, моя тактика принесла свои плоды, и в голосе князя послышались обволакивающие нотки.

Теперь он смотрел на меня, как кот смотрит на вот-вот готовую попасться в его лапы мышь. В его глазах заплясало пламя, но губы сложились в легкую улыбку. Определенно, таким я Иса еще не видела.

— Только если нам никто не помешает. Уж если идти, то до конца. — Я продолжала вызывающе улыбаться, хотя в душу начало закрадываться подозрение, что князь подразумевает вовсе не сражение.

— И в первую очередь без всякой магии. Чтобы все было по-настоящему, — уточнил Ис.

Я не успела подумать, значит ли это, что он помнит события того вечера. В следующее мгновение князь разразился таким шквалом ударов, что мне даже вздохнуть стало некогда. Моих попыток защищаться Ис даже не заметил.

Очередной удар — и мой меч улетел куда-то в сторону, жалобно звякнув при падении, а я сама оказалась прижата к стене. Теперь уже нависший надо мной князь тоже тяжело дышал. Его глаза потемнели и казались практически черными.

По правилам боя Ису следовало бы наметить удар, давая понять, что противник повержен. Можно было не заморачиваться подобными тонкостями и объявить сражение законченным. Вместо этого Ис меня поцеловал.


ГЛАВА 6

С вырвавшимся из груди звериным рычанием князь буквально сграбастал меня в объятия, впился в губы отчаянным поцелуем. И я забыла, как дышать.

Наверное, это было неправильно. Мы не должны были целоваться, и уж, конечно, не должны были целоваться так! Мне стоило оттолкнуть Иса, уйти из зала, а то и вовсе уехать из поместья.

Вместо этого я со сдавленным стоном обхватила его за плечи, крепче прижала к себе и с жаром ответила на поцелуй. Это оказалось в сто раз лучше сна. Разве могло мне присниться, что руки Иса будут настолько обжигающе горячими, а поцелуй заставит кровь растечься огнем по венам и разожжет настоящий пожар внутри!

В какой-то момент (видно, тренировка все же отняла слишком много сил) у меня задрожали ноги, и теперь я цеплялась за князя, чтобы не рухнуть на пол. Поведение Иса мгновенно изменилось: теперь он обнимал меня мягче, бережнее. Ласково провел по спине, коснулся волос.

— Такой результат тебя устраивает? — Шепот Иса пощекотал шею.

— Пока не знаю… Сколько дней ты думал? — Я сделала вид, будто считаю на пальцах. — Девушкам ведь положено долго копаться в себе. Может, я даже попробую погадать и попросить совета у призраков.

— Между прочим, я пытался за тобой ухаживать. Это ты выбросила подаренный букет, — оскорбился князь.

— Во-первых, не выбросила, а использовала в качестве последнего ингредиента для зелья, а остатки подарила Игрис, — дотошно уточнила я. — А во-вторых, значит, плохо пытался, раз я не поняла! Мог бы сказать, что пришел по собственной инициативе, и Кэм тебя ни о чем не просил. Пусть я ведьма, но не телепат же!

Все сильнее распаляясь от избытка чувств, я взмахнула руками и едва не разбила мужчине нос. Не успей он увернуться — и продолжать общение пришлось бы на больничной койке.

— Тише-тише, успокойся. — Ис притянул меня к себе, погладил по спине. — Мы еще не успели начать встречаться, но почти умудрились поссориться. К чему так спешить?

— Имеешь в виду, что ссориться нам надо по графику? Надо спросить у Вериты, на какой день отношений пары обычно перестают находить общий язык. — Я смущенно рассмеялась.

— Улыбающейся ты мне нравишься гораздо больше. — Князь нежно коснулся моей щеки, заправил выбившийся локон за ухо.

— Такая нежная, — поцелуй Иса пощекотал шею. — Такая ранимая, — следующий поцелуй пришелся в висок. — Такая беззаботная. — Он поцеловал уголок моих губ.

— И нетерпеливая тоже. — Я притянула его ближе, поцеловала по-настоящему.

Теперь уже князь не спешил. Понимая, что не оттолкнем друг друга, мы наслаждались поцелуем, стремясь продлить охватившее нас ощущение полета. Прервать поцелуй, отойти в сторону казалось чем-то невозможным. Больше всего я боялась, что все происходящее опять окажется сном и мне придется гадать, возможно ли подобное в действительности.

— Выходит, ты все помнил? — Ис не спешил размыкать объятия, так что, спрашивая, я смотрела ему прямо в глаза. — И наш поцелуй, и последующий разговор?

— Неужели до сих пор не понятно? — лукаво усмехнулся князь.

— Сомневаюсь, что существует хотя бы один человек, способный разгадать твои мысли. Тут даже призраки окажутся бессильными, — фыркнула я. — Так ты ответишь или мне додумать самой?

— Не обижайся. Мне просто нравится тебя дразнить. Ты так забавно сердишься, что ничего не могу с собой поделать. — Вопреки сказанному сожаления в голосе Иса совершенно не было слышно.

— Для человека с хорошей памятью ты поразительно быстро забыл, чем грозит обида ведьмы. — Я демонстративно нахмурилась.

— А вот ты совершенно не умеешь слушать, — продолжая улыбаться, попенял князь. — Мне нравится, когда ты дурачишься и только делаешь вид, что сердишься. Меньше всего я хочу, чтобы что-то огорчило тебя на самом деле. Тебе и так пришлось слишком много пережить.

Говоря это, Ис осторожно коснулся моего лица, разгладил морщинки. Обвел контур моих губ и грустно улыбнулся.

— Ты ведь и сейчас продолжаешь ждать подвоха. Наверное, не особо удивишься, если я расхохочусь и скажу, что затеял все это, чтобы развеять скуку, и на самом деле мне на тебя плевать.

— И вовсе нет. — Слова князя заставили меня покраснеть. — Просто ты не отвечаешь на мой вопрос, я нервничаю.

— А это и был ответ. Риш, — Ис дождался, пока я взгляну на него, — тогда на балу ты ведь испугалась. Я решил, что лучше дать тебе время привыкнуть и обдумать случившееся. А я начну традиционно за тобой ухаживать.

— И точно убедился бы, что на наши чувства никак не повлияла магия, — понятливо продолжила я.

По глазам мужчины поняла, что угадала, но развивать тему не стала. Вместо этого обняла Иса, уткнулась ему в плечо.

Сердце продолжало бешено колотиться в груди, и я порывисто вздохнула. А когда князь нежно погладил меня по волосам, едва не замурлыкала от удовольствия. Если я и переживала, то сейчас все страхи окончательно растаяли. И так легко было поверить, что все обязательно станет хорошо и рядом с Исом мне больше не придется хмуриться.

Правда, долго наслаждаться нам не удалось. Пропустив завтрак и обед, князь обязан был явиться хотя бы на ужин. А перед этим Ис еще собирался принять ванну и проверить рассказ Ликеи и Карин. Не то чтобы мы не доверяли сестрам, но хотелось исключить всякую вероятность ошибки. Мне тоже нашлось чем заняться, так что время пролетело быстро.

Учитывая, что завтра утром мы собирались уезжать, Лайен принял все меры и постарался сделать вечер как можно более запоминающимся. Из-за конфуза с охотой граф побоялся предлагать гостям «активные» развлечения, но зато решил, что «пассивные» никакого вреда не причинят. И теперь нас развлекали два разодетых в яркие одежды фокусника.

Мне их трюки казались жалкими, с помощью магии я сумела бы продемонстрировать куда более сложные и интересные номера. Вэйли также сложно было удивить ловкостью рук, и она следила за выступлением с вежливым любопытством. А вот Игрис пришла в восторг. Смотрела с горящими глазами, громко хлопала и явно с трудом сдерживалась, чтобы не выскочить на импровизированную сцену.

Я едва удержалась от улыбки: все же как бы Игрис ни пыталась изобразить из себя взрослую леди, в душе она оставалась ребенком, которому отчаянно не хватало внимания.

— А Лайен неплохой хозяин, — наклонившись ко мне, негромко заметила Верита.

Подругу выступление фокусников тоже заинтересовало, но девушка старательно сдерживала эмоции и осторожно хлопала, когда ребята исполняли особо сложные номера.

— Мы вроде бы не сомневались в обратном. — Один из артистов обратился к гостям с просьбой передать какой-то фрукт для трюка, и я метко запустила в него яблоком. — Сама не хочешь поучаствовать в представлении? Ты же любишь подобные мероприятия.

— Меня устраивает и роль зрителя. — Смутившись, подруга отвела взгляд. — Да и не подобает дочери барона водиться с фокусниками.

— Зато для графа это явно подходящая компания. — Я толкнула Вериту в бок, вынуждая посмотреть на «сцену».

Фокусники успели вытащить к себе Арлена. Вручив ему украшенную цветными ленточками коробку, ребята принялись объяснять, какими будут дальнейшие действия.

— Мм. — Выражение лица у подруги было ошеломленным.

— Дай угадаю, это Арлен высказал блестящую мысль о разных социальных слоях общества? — криво усмехнулась я.

— Напрямую он так не говорил. — Верита мгновенно кинулась на защиту возлюбленного. — Просто Арлен считает, что хорошо воспитанной девушке надлежит быть скромной и сдержанной. По крайней мере, на людях, чтобы не привлекать чужого внимания.

— Вот уж не думала, что лорд Райсен так переживает из-за общественного мнения, — не сдержавшись, я хмыкнула.

Вновь покосилась на графа. Не догадываясь, что стремительно теряет очки в моем личном рейтинге, Арлен весело смеялся какой-то шутке. Вот фокусники одновременно взмахнули полами плащей, и их тройку окутал темно-фиолетовый туман. Когда же туман развеялся, в руках графа оказалась белоснежная роза, а на плечах парней появились голуби. Повинуясь команде, птицы взмыли под потолок и принялись красиво кружить по залу.

— А розу можете подарить одной из прекрасных леди, — предложили фокусники Арлену.

Тихо пискнув, Верита крепко сжала мою руку. Игрис, кажется, и вовсе перестала дышать. Забыв обо всем на свете, обе девушки напряженно следили за отчего-то медлившим графом.

«Знала бы, поставила бы магическую подножку!» — мысленно выругалась я.

Теперь, какое бы решение ни принял Арлен, мне придется либо утешать Вериту, либо выслушивать стенания Игрис. Я одинаково переживала за каждую, но вмешаться в ситуацию не могла.

— Леди Верита, вы примете этот скромный подарок? — Галантно поклонившись, лорд протянул цветок порозовевшей подруге.

— Я люблю розы. Спасибо, — кое-как справившись с эмоциями, Верита выдавила из себя благодарную улыбку.

— А мы приготовили подарок для каждой леди, присутствующей в этом зале! — вновь напомнили о себе фокусники.

Я успела почувствовать слабое применение магии, а в следующее мгновение с потолка посыпались лепестки роз. Бело-розово-красный дождь дамы приняли на «ура» и начали бурно хлопать. Обсыпанные лепестками кавалеры изо всех сил стремились сохранять невозмутимый вид.

Этот номер оказался последним, и, раскланявшись, фокусники покинули зал, а нам принесли десерт. Разговор, крутившийся вокруг особо удачных трюков, незаметно стал более серьезным. Лорды принялись обсуждать грядущую поездку, а потом и вовсе углубились в политические дебаты. Причем Ис принимал живейшее участие в споре!

Я хотела взглянуть на него один раз, украдкой, чтобы не выдать себя так и просящейся на губы глупой улыбкой. Но пораженно застыла, забыв обо всех страхах.

Может, это и было неправильно, но мне хотелось, чтобы Ис вел себя на ужине менее сдержанно. Волнуясь, путал столовые приборы, отвечал невпопад и беспричинно улыбался. А спохватываясь, начинал с преувеличенным вниманием пробовать десерт и выпутывать лепестки из волос. В общем, мне хотелось, чтобы он делал то же, что и я!

При воспоминании о нашем поцелуе у меня пылало лицо, и я искусала губы, пытаясь совладать с эмоциями. Да и печенье в форме фигурок зверей раскрошила, стараясь чем-то занять руки.

«Может быть, дело в том, что Ис придает случившемуся гораздо меньше значения». — Как бы я ни пыталась отбросить эту мысль, она все равно умудрилась отравить настроение.

Да и как не задуматься, если князь за весь вечер ни разу на меня не взглянул и выглядел предельно собранным и невозмутимым? Мне самой сложно было поверить, что в глазах Иса способен пылать огонь, да и улыбаться он умеет не только как сейчас — кончиками губ, с вежливым вниманием, не более того, но вместе с тем дразняще. Так, что внутри все переворачивается и невозможно не улыбнуться в ответ.

— Холодное оружие мне больше нравится, когда оно висит на стене, — рассуждал тем временем Лайен. — Понятное дело, как лорд я умею с ним обращаться, но слишком это грязное и долгое дело. Уж лучше арбалеты и луки — куда надежнее, а главное, быстрее.

— И совершенно никакого азарта от схватки, — скривился Арлен. — Оружие дальнего боя скрадывает всю романтику и очарование сражения. Нет ощущения, что ты ходишь по краю, в ушах не звучит опасной музыкой звон клинков, не слышишь биения своего сердца и сердца противника.

— Разве это не относится также и к достоинствам арбалетов? — вопросительно изогнул бровь Рэйф. — Возможно, эти слова заставят вас усомниться в моей храбрости, но я предпочту выстрелить в своего противника издалека и избежать риска получить рану от его меча.

— Ваше сиятельство, а какое оружие вам больше по вкусу? — Не пожелав обозначить свои предпочтения, Эвис предпочел обратить внимание на князя.

— Я одинаково хорошо владею всеми видами оружия и представляю, как обернуть их преимущества и недостатки в свою пользу, — пожал плечами Ис. — Хотя, если будет выбор, предпочту ближний бой.

— Потому что желаете видеть лицо противника? Или считаете, что такой бой более честный? — продолжал допытываться Эвис.

— Мне нравятся эмоции, которые дарит поединок, когда сражаешься с кем-то лицом к лицу. Вдобавок отлично драться сложнее, чем отлично стрелять. Такой бой дольше длится, дает возможность испытать себя и научиться чему-то новому, — пустился в рассуждения князь.

— Судя по слухам о вашем мастерстве, поиск подходящего партнера — задача не из легких, — сочувственно заметил Рэйф.

— Тем более ценен достойный соперник, — кивнул Ис. — Например, сегодня мне повезло скрестить мечи с Ришидой. Этот бой оказался довольно познавательным для нас обоих. К слову, о сражениях… Ришида, нам обязательно нужно будет повторить и отработать последний прием, сегодня все вышло не слишком отточенно, я хочу добиться полной слаженности действий.

Я как раз сделала глоток вина и под скрестившимися на мне взглядами едва сумела проглотить выпитое. Глухо закашлявшись, поскорее прикрыла рот салфеткой.

— Рада, что мои скромные таланты так высоко оценили. Всегда к твоим услугам. — Я сумела произнести фразу невозмутимо и в конце даже лукаво усмехнулась князю.

Вот только мысленно представила, как выливаю вино ему на голову! И я еще жаловалась, что Ис не обращает на меня внимания! Пусть бы и дальше продолжал игнорировать мою персону, зачем привлекать к ней всеобщее внимание!

— Ловлю на слове. — У князя вспыхнули глаза, а улыбка стала откровенно предвкушающей.

— Ваше сиятельство, вы так красочно расписали поединок, что заинтриговали меня. Может быть, на рассвете устроим совместную тренировку? — попросил Лайен. — Обещаю, что лично проверю все оружие!

— Как-нибудь в другой раз. Вы все равно не сумеете заинтересовать меня сильнее Ришиды, а все мое свободное время сейчас принадлежит ей, — ничуть не смущаясь, ответил Ис.

Теперь я уже представила, как роняю ему на голову бутылку. Интересно, он соображает, что несет? Или не догадывается, как активно лорды начнут обсуждать мой уровень ведения боя? Еще попросят составить им компанию в тренировочных залах!

А ведь Ису это нравится!

Заметив, что у мужчины довольно сверкнули глаза, сообразила я. Осознавать это было не слишком приятно, зато все мгновенно стало по своим местам. Я сидела как на иголках, а князю определенно доставило удовольствие подразнить лордов и одновременно бросить вызов мне.

Вот только пусть не надеется, что я стану играть в эти игры!

Побыть наедине нам с Исом сегодня не удалось. После ужина заскучавшая Игрис потащила меня смотреть портретную галерею, а когда возвращались обратно, навстречу попались Вэйли с Веритой, несущие уставленные пирожными подносы. В итоге мы заперлись у Игрис и несколько часов сплетничали.

Утром я едва успела пожелать Ису хорошего дня. Вроде бы подготовкой к отъезду занимались слуги, а все вопросы со сбором вещей были решены, но все равно пришлось тщательно контролировать процесс. Проблем прибавил и Кэм, заявивший, что боится оставлять Карин в поместье и нам следует взять ее с собой.

— А теперь то же самое, но без эмоций. — Отмахнувшись от поймавшей меня в коридоре служанки, во что бы то ни стало желающей выяснить, положить нам в дорогу пирожки с яблоками или с вишнями, я строго уставилась на бывшего ученика. — Особенно меня интересует, почему наше общество кажется тебе более безопасным? Заговорщик ведь не останется в поместье, а двинется следом за нами.

— У него могут быть сообщники, — упрямо засопел Кэм. — И потом, Карин хотела вернуться домой, но молодой девушке опасно путешествовать в одиночестве. А нам как раз по пути.

— И Карин не против того, чтобы по пути погостить у лордов Леванда, Райсена и Дерисона? А что насчет помощи Ликее? Или она разобралась со своими женихами? — изогнула я бровь.

— Карин с огромной радостью посмотрит, как живут их светлости. А Ликея пока решила отставить идею с замужеством, — сообразив, что больше я возражать не стану, просиял парень.

— А его сиятельство твою затею одобрит? Помнится, Ис и против компании Вериты с Игрис возражал. — Один аргумент я все же приберегла напоследок.

— Ис не возражает. Он сказал, что главное получить твое разрешение, — поспешил заверить Кэм.

— Это еще почему? — Заметив, что взгляд у парня стал виноватым, мгновенно заподозрила я неладное.

— Потому что карет у нас мало, и тебе придется взять девушку к себе, — на одном дыхании выпалил Кэм. — Вы обязательно подружитесь. Я пойду, обрадую Карин, а то она не знает, собирать ей вещи или нет.

Не дожидаясь моего ответа, парень припустил по коридору. Я хотела было погрозить ему вслед кулаком или пустить небольшую воспитательную молнию, но в итоге лишь улыбнулась.

— О чем задумалась? — Бесшумно появившийся сзади Ис обнял меня за талию. — Надеюсь, с таким сияющим видом ты думаешь не о новых проклятиях?

— О том, как забавно выглядит первая любовь. Хотя это одновременно очень мило, — вспомнив, как Кэм выбирал подарок для Карин, отметила я. — И к слову — о проклятиях!

Вывернувшись из объятий князя, щелкнула пальцами. Не удовлетворившись результатом, скороговоркой произнесла заклинание и отступила назад.

— Ты, кажется, вчера хотел посмотреть мои любимые приемы? Ну так магией я владею гораздо лучше, чем холодным оружием. — Моя улыбка стала откровенно злорадной.

Знаю, что совсем недавно зареклась отвечать на вызовы Иса, но эмоции оказались сильнее рассудка. Да и как удержаться, если он сам предоставил такую отличную возможность?

— И что дальше? Обездвиженный магией князь остался абсолютно невозмутимым.

Даже не попытался пошевелиться, хотя все мои предыдущие жертвы пытались разорвать магические путы.

— Дальше можешь попросить снять заклинание и торжественно пообещать, что не станешь дразнить меня при лордах, — торжественно заявила Ису. — А я подумаю, верить тебе или нет.

— Как ты обошла защитные артефакты? — Мои слова князь оставил без внимания.

— Проще простого. Ты же сам давал мне их и просил проверить, а такого шанса никакой маг не упустит. Еще не устал стоять? — Я демонстративно потянулась.

— Нисколько. — Лукавая усмешка Иса несколько испортила настроение. — Оказывается, это заклинание удивительно удобная штука, оно само тебя держит в мягком коконе. Во время нудных церемоний, где нужно долго стоять, вещь незаменимая. Не вздумай его забыть.

— Но сейчас никакой церемонии нет. И нам скоро отправляться. — Не желая смириться с тем, что мой план с треском рушится, я попыталась зайти с другой стороны.

— Ну, когда я проходил мимо покоев Лайена, он горестно сокрушался, что никак не может найти гармонирующее с камзолом кольцо. Если слуги не отыщут кольцо в ближайшее время, графу придется переодеваться. А это значит, подбирать сочетающиеся штаны и рубашку, переделывать прическу, запрягать другого коня… В общем, час в запасе точно есть. — У Иса весело заблестели глаза.

— А слуги? Не боишься, что твой авторитет князя нешуточно пострадает, если тебя застанут в таком виде? — с трудом подавив желание стукнуть его, вопросила я.

— Это проблема слуг. — Если бы Ис мог, то пожал бы плечами, но за неимением такой возможности ограничился философской улыбкой. — Да и потом, в твоих интересах расколдовать меня как можно скорее.

— Назови хоть одну причину. — Поскольку план не сработал, мне действительно стоило поспешить снять чары, но гордость вынуждала продолжать спор.

— Ты ведь захочешь узнать, какой подарок я тебе приготовил? А лазить по чужим карманам неприлично даже ведьме. Так что выбора нет, — с наигранным сожалением отметил князь.

— Мне не нужно никаких подарков, — теперь уже я нахмурилась, опасаясь, что могу выглядеть слишком жадной и циничной.

— Ну не выкидывать же мне его, — переспорить флегматично уставившегося на меня Иса оказалось практически невозможным. — Риш, хватит дуться. Я на самом деле хотел успеть вручить подарок, пока не набежали слуги. Кто знает, когда нам в следующий раз удастся поговорить.

— Я не дуюсь. — Смирившись, щелкнула пальцами, освобождая мужчину от пут.

— Конечно, ты испытываешь совершенно справедливое и праведное негодование из-за моего недопустимого и возмутительного поведения. — Ис мгновенно привлек меня к себе и чмокнул в макушку. — Признаю свою ошибку и больше так делать не буду!

— Потому что придумаешь что-то другое? — саркастически уточнила я.

— Потому что не хочу, чтобы ты расстраивалась, — непривычно серьезно шепнул князь.

С явной неохотой разомкнув объятия, он запустил руку за пазуху и вытащил ветку шиповника с распустившимися розовыми цветками.

— Надеюсь, тебе понравится. — А вот такую неуверенную улыбку я точно увидела у Иса впервые!

— Это ты мне никак тот сваренный букет простить не можешь? — Я рассмеялась, пытаясь за смехом скрыть охватившее меня смущение. — Шиповник неприхотлив, его не так жалко?

— Насколько же ты устала от жизни, если в каждом жесте тебе мерещится подвох… — Теперь в голосе князя слышалась неприкрытая жалость.

Я открыла рог, собираясь возмущенно заявить, что моя жизнь вполне меня устраивает, но Ис продолжил:

— Мне хотелось подарить тебе именно этот цветок, потому что ты на него похожа. Не гордая колючая роза, а нежный шиповник. Снаружи ощетинился шипами, но цветы его простые, милые и очень хрупкие. Стоит сильно качнуть стебелек — и лепестки осыпаются. Но благодаря острым колючкам к цветам не подобраться. В ответ на грубость шиповник больно оцарапает шипами, но если действовать нежно…

Князь осторожно вложил цветок в мою ладонь, а потом поцеловал пальцы.

Я поднесла веточку к лицу. Шиповник пах не так сладко, как роза. Запах был легким, ненавязчивым. Почему-то вспомнилось начало лета — солнечный день.

Мне никогда не доводилось бывать у моря, зато один раз я оказалась у огромного озера. И, растянувшись на теплом песке, весь день загорала на солнце и слушала плеск воды. То ощущение покоя и беззаботности запомнилось надолго.

— Я никому не позволю тебя обидеть, — тихо пообещал Ис.

— Ну и где слуги, когда они так нужны? — чувствуя, как пылают щеки, пробормотала я.

— Можешь сделать вид, что услышала голос Вериты, — явно наслаждаясь моим замешательством, поддразнил князь. — А в дороге придумаешь подходящий ответ.

— Нет уж, в дороге я буду сочинять новые ругательства. Ты зачем спихнул на меня заботу о Карин? Не хватало мне еще и нянькой быть! — Я с готовностью ухватилась за возможность уйти от щекотливого разговора.

— Уверен, Карин не доставит тебе никаких хлопот, — с фальшивым спокойствием заверил Ис. — Да и в самом деле, не бросать же ее тут одну!

Я хмыкнула, давая понять, что в корне не согласна с такой позицией, но продолжать спор не стала. Вместо этого развернулась и направилась в свои покои.

Расчет Иса не оправдался, и долго ждать Лайена не пришлось. Кольцо лорд все-таки не нашел, но и без него в голубом камзоле выглядел достаточно привлекательно. На оставшийся за спиной дом покосился с тоской и, будь его воля, точно никуда не поехал бы.

— Понимаю Лайена. Мне тоже как-то не по себе. Вдруг заговорщик повторит попытку покушения? — Вэйли передернула плечами.

Карин, как и Кэм, решила ехать верхом, так что нам предстояло путешествовать прежним составом, и мы могли спокойно говорить, не опасаясь чужих ушей.

— Она опять провалится! — оптимистично воскликнула Верита. — Учитывая, сколько уже было неудачных попыток, я бы на месте заговорщика давно махнула рукой. Ясно ведь, что он невезучий, сколько можно так позориться?

Подруги продолжали болтать, а я выглянула в окно. Кэм и Карин ехали недалеко. Они старались вести себя как можно солиднее, даже друг на друга лишний раз не смотрели, но я была уверена, что к обеду их выдержка закончится и эта парочка устроит гонки наперегонки. И немудрено, если заразит своим азартом половину отряда!

«Я никому не позволю тебя обидеть».

Вспомнив торжественное обещание Иса, вздохнула. И почему он не встретился мне семь лет назад, когда я смотрела на жизнь так же беззаботно, как Карин?

Только Ис ведь в то время был наследником, и мне вряд ли хватило бы смелости заговорить с ним. Уж скорее я предпочла бы обойти его стороной и поискать общества людей своего круга.

— Ришида, что-то случилось? — В какой-то момент подруги перестали обсуждать невезучего заговорщика и уставились на меня.

— С чего вы взяли? — Я, встрепенувшись, поспешно изобразила улыбку.

— Ты практически ни слова не произнесла. А еще хмуришься и кусаешь губы. Впечатление такое, будто ты сочиняешь проклятие, способное погубить весь город, — методично перечислила признаки неладного Верита.

— Все правильно. Я же ведьма, это мое обычное состояние, — как ни в чем не бывало подтвердила их выводы. — Сами посудите, неужели восторженное поведение смотрелось бы лучше? «Ой, какое голубое небо! Оно такого же цвета, как и ткань, которую я купила для нового платья! А какие пушистые облака! Может, купить белые кружева? Тогда на маскараде, который состоится на следующей неделе, я смогу изобразить Леди Небо. Хотя так звучит не слишком элегантно, лучше назовусь „Небесной Леди“».

— И тему старательно переводит. Точно что-то случилось. — Верита переглянулась с Вэйли. — Будешь рассказывать или нам тебя пытать? Помнится, ты обмолвилась, что боишься щекотки…

— Какие вы подозрительные. — Прекратив дурачиться, я скрестила руки на груди. — У меня все хорошо. Честное слово.

— Никогда не стоит верить словам магов, если они не подкреплены соответствующей клятвой, — коварно заявила Вэйли.

— Это из-за того неудавшегося свидания, да? — попыталась угадать Верита.

— Скорее, из-за удавшегося, — сообразив, что водить подруг за нос все равно не выйдет, призналась я. — У нас было еще свидание. Вернее, вряд ли это можно так назвать, Ис меня никуда не приглашал, я сама пришла. Сначала мы просто тренировались, а потом как-то неожиданно поцеловались.

— Если был поцелуй, это определенно и точно свидание! — тоном знатока изрекла Верита. — Только почему ты тогда грустишь? Неужели Ис так плохо целуется? По виду вроде не скажешь…

— Целуется Ис замечательно. — Я рассмеялась, наблюдая за не на шутку задумавшейся подругой. — Просто не хочу, чтобы кто-то узнал о наших отношениях, вот и держу эмоции под контролем.

— Вы очень красивая пара. Я еще на дне рождения Игрис заметила, что вас тянет друг к другу, — кивнула Вэйли. — Только нужен был толчок, чтобы вы осознали свои чувства.

— О да, подтолкнули нас знатно, — вспомнив магичку с ее сумасшедшими идеями, фыркнула я. — Хотя… если бы не этот случай, я не стала бы задумываться, что чувствую к Ису.

— Верита, а ты когда поняла, что тебе нравится Арлен? — Целительница перевела любопытный взгляд на подругу. — Может быть, и вас стоит как-то подтолкнуть?

— Не знаю. Я вообще старалась лишний раз о нем не думать, — отведя взгляд, призналась Верита. — Просто в обществе Арлена мне удивительно легко. Не нужно ломать голову над темой для разговора, следить, как бы не ляпнуть какую-то глупость. В нем я чувствую родственную душу.

— Надо попросить Эвиса, чтобы он тоже устроил бал. Ришида и Ис осознали свои чувства на балу, вдруг с вами случится то же самое? — загорелась идеей Вэйли.

— Не стоит беспокоить графа по пустякам. Если он сам захочет организовать праздник, то займется этим, а ради нас не стоит. Это Игрис Эвис не смог бы отказать. К тому же я хочу, чтобы все получилось само собой. — Наблюдая, как лихорадочно Верита отбивается от предложения, я с трудом удержалась от смеха. Все-таки не одной мне не нравятся такие разговоры по душам. — А если бал все же будет, лучше мы подыщем кого-то тебе!

— Мне? Зачем? — Теперь уже не ожидавшая подобного поворота Вэйли испуганно захлопала ресницами.

— Чтобы тебе не было скучно слушать разговоры Ришиды об Исе и мои об Арлене, — провокационно усмехнулась Верита. — Не поверю, что ты ни на кого не обратила внимания.

— Нет! Я же работать приехала. И потом, лорды не станут смотреть на обычного целителя, — затравленно пискнула Вэйли.

— Ришида тоже по объявлению явилась, но ей это не помешало. А ты не просто целитель, а придворный целитель его сиятельства. Ришиду же не смущает, что она простой маг, вот и бери с нее пример, — торжествующе объявила вошедшая в раж Верита.

— Между прочим, кто-то из лордов — наш таинственный заговорщик. И прежде чем строить матримониальные планы, следует узнать, кто это. А то как бы жениха прямо со свадьбы не забрали в тюрьму. — Меня разница в положении беспокоила не на шутку, так что я поспешила вмешаться и перевести тему.

— Но Арлен ведь вне подозрений? Он не может замышлять ничего плохого! — мгновенно встрепенулась подруга. — Жаль, нельзя придумать повода, чтобы я постоянно находилась рядом с ним! Тогда, если произойдет очередное покушение, сразу можно будет убедиться в его невиновности!

— Арлена я подозреваю меньше, чем других, но окончательно сбрасывать со счетов не могу. — Как бы ни хотелось мне успокоить Вериту, врать я не хотела. — Бывает, что самые жестокие преступления совершают самые тихие и скромные люди, которых никто и не думает подозревать. Я такой ошибки не совершу.

— Тогда нужно в первую очередь проверить Рэйфа! Вот уж кто подозрительный тип. — Взвинченная девушка всплеснула руками. — Наверное, он разнюхал, что мы ищем заговорщика, вот и крутится рядом. Хочет узнать, насколько продвинулось наше расследование!

— А может, ты ему просто нравишься? — со слабой улыбкой предположила Вэйли. — Да и будь он заговорщиком, наоборот, старался бы привлекать меньше внимания и точно не рядился бы во все черное.

— А может, он хочет, чтобы мы именно так и рассуждали? — Верита нервно передернула плечами.

— Давайте проверим. Попробуй за ним проследить, есть в его поведении что-то необычное или нет. Если ты в самом деле нравишься Рэйфу, он придет в восторг от твоего общества, — просто сказала целительница.

— И не подумаю. Во-первых, это бессмысленно. — Девушка схватила подушку и прижала к груди, явно пытаясь хоть так отгородиться от нас.

— А как же во-вторых, в-третьих, в-десятых? — поддразнила я ее.

— Во-вторых, достаточно и во-первых, — мрачно отрезала Верита. — Я перечисляю причины, когда считаю необходимым убедить в чем-то и подкрепить свою точку зрения разными аргументами. Здесь же не вижу поводов для спора.

— Прости, я не думала, что тебя это так заденет, — увидев, что подруга едва сдерживается, чтобы не запустить очередной подушкой уже в нас, смутилась Вэйли.

— Да нет, я не обиделась, — смягчившись, уже более спокойно пояснила Верита. — Просто мне страшно. Не имея доказательств, я не хочу обвинять Рэйфа, но мне ужасно тяжело находиться рядом с ним. Все-таки одно дело отмахиваться от слухов, когда что-то плохое происходит далеко и тебя не касается, и совсем другое, когда сам оказываешься в центре событий. Когда я вижу Рэйфа, сразу вспоминаю, как именно погибли его жены, как невозмутимо он вел себя после похорон и как кабан несся на пытающегося выстрелить из сломанного арбалета Иса…

— Нам определенно нужно сменить тему, — почувствовав, как по спине пробежала дрожь, решительно произнесла я. — Эдак мы сами себя накрутим и собственной тени станем бояться.

Оставшуюся часть дороги мы пытались угадать, какие развлечения придумает для нас граф Леванд, и любовались окружающими видами. После обеда, устав от верховой езды, к нам присоединилась Карин. Мои опасения оказались беспочвенными, и проблем от девчушки практически не было. Нашего внимания она не требовала и, когда мы вспоминали разные истории, смеялась вместе с нами. Но когда мы выдохлись и замолчали, также отодвинулась в угол и стала смотреть в окно.

Поместье Леванда показалось совершенно неожиданно. Я думала, что нам предстоит ехать еще час, но стоило карете миновать поворот, и поместье словно по волшебству выросло перед глазами. Огромный дом с полным правом мог считаться настоящим родовым гнездом, все здесь дышало стариной и величием.

А еще я отметила, как изменилось поведение Леванда, стоило только въехать в ворота. Граф словно посветлел лицом, держаться стал гораздо увереннее, улыбка же из просто вежливой сделалась откровенно горделивой. Невольно я задумалась, как по-разному мужчины относятся к своему жилищу.

Для Лайена его поместье определенно было одним из элементов коллекции и поводов похвастаться друзьям. Он часами мог рассказывать, как возводилось то или иное крыло, но, случись пожар, явно счел бы это неплохим шансом построить совершенно новое здание. Ис и вовсе не считал свой замок домом. Во время наших прошлых путешествий я ни разу не замечала, чтобы князь радовался возвращению во дворец и смотрел на него как-то по-особому. Пожалуй, даже обычные трактиры могли вызвать у него больше эмоций. А вот Эвис… Он определенно души не чаял в поместье и скорее позволил бы себе руку отрубить, чем кардинально что-то перестроить.

— Экскурсии от Эвиса ждать бесполезно. — Когда я поделилась своими мыслями с подругами, покачала головой Верита. — Подобное выше его достоинства. Для будущей жены он, возможно, сделает исключение, но для нас превращать дом в балаган не станет.

— По твоим словам выходит, граф какой-то неприветливый. Бала у него не допросишься, экскурсии тоже. Хотя со мной он всегда держался достаточно вежливо и готов был прийти на выручку, — удивилась я.

— Потому что ты придворный маг и в перспективе влиятельная фигура во дворце, с такими предпочитают дружить. — Девушка грустно улыбнулась. — А вот тех, кто ниже его, Эвис редко замечает.

В правоте Вериты я убедилась, когда слуги стали показывать наши комнаты. В отличие от Лайена, постаравшегося расселить гостей так, чтобы им было удобно заходить в гости к друзьям, Эвис сделал упор на положение в обществе. И покои Иса, Игрис, мои, Вэйли и прочих лордов оказались в одной стороне, а Вериты, Карин и Кэма — в противоположной.

Еще одну странность я отметила в поведении слуг. Нет, они не вздрагивали при приближении графа и не слишком переживали из-за приезда гостей, но выглядели слишком уж дисциплинированными. Я ни разу не услышала смеха, не заметила бегающих детей, казалось, даже живность во дворе — и та соблюдает установленные правила.

Помня недовольство Игрис в поместье Лайена, я ожидала, что девушка и здесь не преминет попенять Эвису на слишком строгое обращение со слугами, но она не произнесла ни слова, то ли сочла подобное поведение вполне нормальным, то ли решила не привлекать к себе внимания.

Зато ужин оказался выше всяких похвал. Ису определенно стоило с позором выгнать собственного повара и сманить повара у Эвиса: таких сложных и вкусных блюд мне пробовать еще не доводилось.

Не встану из-за стола, пока все не попробую. — Глаза разбегались не только у меня. Вэйли также провожала восхищенным взглядом каждый новый поднос.

— Надо было Лайену не статуэтки коллекционировать, а еду. Это то еще произведение искусства, — тихо рассмеялась я.

Причем ничуть не лукавила, до содержимого тарелки просто страшно было дотрагиваться. Мясо в обрамлении фруктов напоминало экзотические цветы. Торты выпекли в форме замков и птиц, рыбу так украсили зеленью, что я сначала приняла блюдо за оригинальную вазу для цветов.

Да и сами тарелки можно было разглядывать как картины! Насколько я знала, фарфоровые сервизы с монограммами и серебряную посуду обычно доставали только по праздникам или по случаю приезда важных гостей, но слуги накрывали на стол достаточно сноровисто и никакого трепета (как будто они боялись что-то разбить) не испытывали.

Собственно, изучением столовых приборов все развлечения и ограничивались. Я не думала, что Эвис станет повторяться и пригласит артистов, но надеялась, что он придумает другую забаву. Вот только разговор крутился вокруг урожая, торговли и прочих наводящих сон вещей.

— А что мы будем делать завтра? Лорд Леванд, какими сюрпризами вы нас порадуете? — Терпение Игрис кончилось во время десерта. Отставив тарелку с недоеденным тортом, девушка сложила руки и внимательно взглянула на графа. — Не сомневаюсь, ваша фантазия приятно удивит всех гостей!

— Не в моей власти распоряжаться вашим свободным временем, — учтиво улыбнулся Эвис. — Вы вольны заняться всем, чем пожелаете. Возможно, вам будет интересно вместе с братом осмотреть поля, ведь именно это было целью поездки, а возможно, сочтете полезным заняться вышиванием.

У Игрис вытянулось лицо. Такого ответа девушка явно не ожидала, но возразить не рискнула. Вместо этого позвала женскую часть общества пить чай в гостиную. Теперь разговоры стали крутиться вокруг моды, так что я, промучившись полчаса, сослалась на головную боль и сбежала спать.

Вернее, сначала отправилась в библиотеку. Ложиться спать, не увидевшись с Исом, казалось неправильным, и я долго сидела в кресле, разглядывая ветку шиповника. За день цветы несколько увяли, но все еще приятно пахли, и мне жаль было выбрасывать подарок князя.

В итоге я решила засушить шиповник на память. Ис так и не появился. Когда часы пробили двенадцать, я поняла, что лорды обсуждают что-то действительно важное и сегодня мне князя не увидеть. Пришлось ложиться спать и надеяться, что мужчина заглянет хотя бы в мой сон.

Разбудил меня голос Вериты. Совершенно не выспавшаяся, я попыталась отмахнуться от нее подушкой, но неугомонная подруга стянула с меня одеяло и вынудила открыть глаза.

— Ришида, мне пришла в голову гениальная идея! — игнорируя мои гримасы, торжественно объявила девушка.

— Подозреваю, явно не о том, какие сказочные сны снятся на рассвете, — я широко зевнула, — которые кто-то помешал мне досмотреть!

— Рассвет уже давно наступил, — ничуть не смутилась подруга. — А вид за окном куда интереснее снов! Вот его-то мы и поедем смотреть! Ис с лордами после завтрака уезжают осматривать поля, а нам разрешили занять свободное время, как захочется.

— А знаешь, я ведь никогда не ложусь спать, предварительно не наложив на дверь защитные чары. И служанки в мою комнату войти просто не могут, — совершенно не в тему задумчиво произнесла я. — Исключение сделала только для друзей. Чтобы, если случится что-то срочное, вам не пришлось бросать камни в окна и ждать, пока я изволю выспаться.

— Это ты сейчас к чему? — Подруга непонимающе уставилась на меня.

— Да просто я пользуюсь упрощенной версией заклинания, а могу использовать полное. Там незваных гостей, мешающих порядочным ведьмам спать, будет бить молнией, — произнесла намекающе. — Может быть, мне тогда даже дождь приснится.

— Ну тебя с твоими шутками, — надулась Верита. — Я же для всех стараюсь! Ведь волшебный водопад, способный исполнять желания, ты во сне точно не увидишь. А вот на землях Эвиса он есть! И как раз на рассвете его магия сильнее всего.

— Ладно, убедила. — В магические водопады я не верила, но все же поднялась с постели. — Лордов приглашать с собой не будем?

— В другой раз. Большое количество людей испортит все очарование момента. Лайен, чего доброго, начнет строить планы, как бы и на своей земле изобразить такой водопад; Рэйф станет доказывать, что это невозможно; Арлен кинется их мирить. В общем, скукота. — Подруга наморщила нос. — Вэйли я уже предупредила, она как раз должна пойти на конюшню и велеть седлать лошадей.

— А что насчет Игрис? — Помня, что Ис просил позаботиться о его сестре, не задать вопрос я просто не могла.

— Она едет вместе с Исом. Мол, ужасно мечтает посмотреть, как именно засевают поля и как выглядят продукты до того, как попасть на стол, — небрежно произнесла Верита.

Я только хмыкнула. Что ж, вот и причина, по которой подруга так рвется к волшебному водопаду. Наверняка хочет загадать желание, связанное с Арленом, ведь других способов привлечь внимание лорда у нее нет.

— Я буду готова через пятнадцать минут. Подождешь в конюшне? — попросила ее.

Дождавшись, когда Верита выйдет, облегченно вздохнула. Врать друзьям не хотелось, но и признаваться подруге в том, что я не могу уехать, не встретившись с Исом, казалось глупым.

Я и сама толком не могла объяснить, когда простое желание видеть князя переросло в настоятельную потребность. Что говорить, если мне до сих пор не верилось в наши отношения и все происходящее казалось сном.

По счастливой случайности князь нашелся в коридоре. Он выглядел полностью погруженным в свои мысли и, наверное, прошел бы мимо, не окликни я его.

— Привет! — Все мысли внезапно вылетели из головы, и я осеклась на полуслове.

Представила, насколько глупо выгляжу со стороны, растерянно улыбаясь и пряча руки за спиной, и почувствовала, как щеки обжигает румянец. Вот только все равно не знала, как заставить себя открыть рот и продолжить фразу.

Да и что сказать? Как я скучаю о нем? Как безумно рада его видеть? Как вчера готова была проклясть всех лордов за то, что они не дали нам уединиться?

— Привет. Ужасно рад тебя видеть, — словно прочитав мои мысли, произнес Ис. Шагнул вперед, крепко обнял.

— И я тебя. — Эти слова дались легко, я улыбнулась. — О чем вы вчера так долго говорили?

— О всяких глупостях. Кажется, Эвис очень не любит гостей и прикладывает все силы, чтобы мы сочли его дом скучным и больше никогда не приезжали, — негромко рассмеялся мужчина.

— Безнадежное занятие. В отсутствие хозяина развлекаться веселее. — Я захихикала. А потом, поддавшись порыву, шепнула: — Я надеялась, ты мне приснишься.

— А я как раз видел тебя во сне. — У Иса лукаво заблестели глаза.

— Сразу видно, что князь. Вместо того чтобы навестить сон дамы, решил посмотреть свой собственный, — в шутку попеняла я. — Что мы там делали? Надеюсь, ты не стал мне пересказывать речи Эвиса?

— Вот это. — Наклонившись, Ис нежно поцеловал меня.

Прикрыв глаза, я ответила на поцелуй, растворяясь в разлившемся по всему телу тепле. И так заманчиво было забыть обо всем на свете, позволив себе выкинуть из головы тревоги и пожить настоящим!

Увы, послышавшиеся шаги заставили нас мгновенно отскочить друг от друга и сделать серьезные лица.

— Ты что, сбежал от слуг? — заметив, что князь с опаской косится на коридор, поддразнила я.

— Можно и так сказать. — Ис передернул плечами. — Давай встретимся в саду у фонтана перед ужином. Я как раз успею придумать лордам побольше работы, чтобы они не заметили моего отсутствия.

— Договорились, — кивнула я.

Помахав мужчине, отправилась к подругам. На конюшне кроме Вэйли и Вериты обнаружилась еще и Карин. Судя по растерянным лицам подруг, девчушку они с собой не приглашали, но и сказать не путаться под ногами и возвращаться в поместье не могли. Я, поколебавшись, решила, что вреда от Карин не будет.

В самом деле, слуги с ней общаться не станут, аристократы в свою компанию также не возьмут, а сидеть в пустой комнате ужасно тоскливо.

— Может быть, не стоит пропускать завтрак? — Не спеша взбираться на оседланную лошадь, Вэйли покосилась на окна столовой. — Как-то не слишком вежливо.

— Ой, да нашего отсутствия никто не заметит. — Верита скорчила гримасу. К тому же Ис у Лайена вообще пропустил несколько трапез, и совершенно ничего не случилось.

— Я попросила служанку приготовить нам с собой еды. Сказала, что мы хотим устроить пикник. — Карин со смущенной улыбкой продемонстрировала корзинку.

— А я-то все гадала, что именно забыла сделать, — хлопнула себя по лбу Верита.

Я же в очередной раз подумала, что Кому повезло найти удивительно практичную и вместе с тем милую девушку. Довольно редкое сочетание в наше время.

Подшучивая друг над другом, мы выехали из ворот. Верита оказалась права: окружающие пейзажи были намного интереснее снов. Эвис не стал поддаваться новым веяниям моды и приказывать выстригать из кустов всякие фигуры, так что парк выглядел совершенно традиционно. Больше всего меня очаровал расположенный на западной стороне сад. Он производил впечатление запущенного, но вместе с тем выглядел очень уютно. Я тут же принялась мечтать, как хорошо устроиться под деревом с книгой. А еще лучше — вытащить на прогулку Иса и «запереться» ото всех в оплетенной цветами беседке.

— Готова поспорить, что угадаю твои мысли, — заметив мою улыбку, поддразнила меня Верита.

— Это не такой уж секрет, — мысленно выругавшись, я в очередной раз напомнила себе о необходимости соблюдать осторожность.

Подруги-то знают о моих отношениях с князем, но не хватало еще, чтобы лорды начали задумываться, почему я так глупо улыбаюсь в его присутствии и почему стараюсь придумать любой предлог, чтобы оказаться рядом.

«Никогда не думала, что быть влюбленной настолько тяжело!»

— Ришида, а маги умеют читать мысли? Кэм говорил, что считался твоим учеником, но отказывается показать даже самый крохотный фокус, — пожаловалась на друга Карин. — Он ведь должен был научиться чему-то за несколько месяцев, иначе какой прок от такого ученика?

— Почему? Ученик — вещь, в хозяйстве полезная, я бы даже сказала, незаменимая. Во-первых, можно неплохо сэкономить на конюхе, поручив ученику уход за лошадью. Во-вторых, обязанности служанки он также способен выполнять: чай подать, помыть грязную посуду, постирать и повесить сушиться вещи… В-третьих, это еще и отличный подопытный. Надо ведь на ком-то испытывать новые зелья и тренироваться метать пульсары! — судя по ошарашенному лицу девчушки, раньше ей и в голову не приходило, сколько тягот и лишений выпало Кэму в ученичестве. — И мне не нужно читать твои мысли, чтобы догадаться: сейчас ты лихорадочно прикидываешь, как бы поскорее вернуться в поместье и запереться, пока коварная ведьма в моем лице не использовала тебя в каком-то ритуале.

— Значит, все-таки читать мысли маги не умеют, — облегченно вздохнула Карин. — А можешь показать какой-то волшебный трюк?

— Ты перепутала меня с балаганным фокусником. А если желаешь увидеть что-то действительно невероятное — обратись к магу-иллюзорнику, — пожалуй, впервые при воспоминании о Ливии я не испытала гнева.

— Мне не выдают столько на карманные расходы. — У девушки вырвался тяжелый вздох.

— Ришида, в самом деле, продемонстрируй что-нибудь, — присоединилась к просьбе Верита.

— Могу подвесить тебя в воздухе вверх ногами. Такой фокус устроит? — вспомнив, как именно получила у ее отца работу, усмехнулась я.

— Ису пожалуюсь. — Верита запустила в меня сорванным цветком. — Вот если бы я была магом, я не стала бы отказывать подругам в подобных мелочах.

— А давай попробуем. — У Вэйли предвкушающе загорелись глаза.

— Ладно, уговорили. — Я подняла руки вверх, признавая свое поражение. — Давайте только проедем поле, там вдали вроде симпатичная лужайка, как раз никому не помешаем.

Мое предложение было принято единогласно. Доехав до поляны, мы с Вэйли отдали поводья Верите и Карин.

— Покажем что-то из учебной части? — с сомнением предложила подруге. — Ты со стихийными заклинаниями дружишь?

— Основы знаю, — кивнула Вэйли. — Лучше начинай ты, а я подстроюсь.

Сделав несколько шагов в сторону, я сцепила пальцы замком и задумалась. Развлекательных заклинаний как таковых я не знала, это не мой профиль, подруги же явно жаждали эффектного зрелища. И простое жонглирование пульсарами, чем я иногда баловалась, тренируя не столько ловкость, сколько способность быстро поглощать силу, их явно не устроит.

— Впервые в этом лесу для вас выступает неподражаемая ведьма Ришида, повелительница четырех стихий, — решив, что если уж устраивать представление, то по полной программе, торжественно объявила я.

Карин послушно захлопала и даже полезла за кошелем. Верита ограничилась сдержанной улыбкой, мол, ничего важного я еще не показала, а значит, восхищения также не заслужила.

— Только сегодня вы увидите: бушующий и неукротимый огонь станет вести себя как самая послушная собака. — Повинуясь моим словам, языки пламени взвились вверх, закрутились в несколько спиралей и замерли возле ног. — А еще вашему вниманию предстанут водные чудеса. Вы говорите: невозможно войти дважды в одну реку и удержать воду в ладонях? Я говорю: нет ничего невозможного!

Справа от меня взвились водные вихри. После каждого взмаха руки они принимали новую форму. Шары, ромбы, квадраты и, наконец, застывающие на глазах снежинки.

— Я слышала, лед и пламя не могут существовать вместе. Позвольте опровергнуть это утверждение. — Водный и огненный вихри взмыли в воздух и закружились, сплетая необыкновенные по красоте узоры.

— Но разве могут две стихии быть по-настоящему сильными без своих сестер? — включилась в работу Вэйли.

Воздушные заклинания бесценны в практической работе, но для развлечения почти не годятся. Как может быть интересно то, чего не видишь?

Вэйли решила проблему достаточно просто. Всего лишь подкинула вверх разноцветные бусины и заставила ветер ловить их. Я в свою очередь подтянула к нам несколько цветков и, оборвав лепестки, подкинула ветру новую игрушку.

— А можешь сделать огненного дракона? — азартно попросила Карин. — И фейерверк?

— Любой каприз за ваши деньги, — усмехнувшись, ответила я стандартной фразой всех торговцев.

Правда, заказанное зрелище оказалось посложнее, и девушкам пришлось подождать около десяти минут, пока я сплетала заклинание и рассчитывала необходимое количество сил.

Поддерживать одновременно несколько стихий оказалось затруднительно, так что водный вихрь взорвался брызгами, а вот огненный стал стремительно расти. Я не собиралась создавать дракона в натуральную величину, но и получившееся существо размером с откормленную лошадь сожрало сразу треть резерва.

Повинуясь взмаху моей руки, огненный дракон расправил крылья и заложил крутой вираж в небе. Потом принялся крутиться на месте, пытаясь поймать свой хвост. Карин весело расхохоталась, шоу явно превзошло все ее ожидания.

Вот только самое интересное я приберегла под конец. Дракон сделал еще один круг, а потом застыл в воздухе. Став из ярко-красного темно-багряным, он вздыбил чешую и выпустил огненную струю.

— Ой, мамочки! — Забыв, что устроенное мной представление отнюдь не иллюзорное, Верита подъехала поближе.

И мгновенно поплатилась за свою беспечность. Мне наколдованный огонь не причинял никакого вреда, Вэйли прикрылась куполом, а вот подругу вместе с лошадью весьма чувствительно обожгли посыпавшиеся на землю искры.

Сама Верита не выглядела слишком испуганной, но вот ее кобыла огненный дождь сочла знамением конца света. Истошно заржав, она припустила во всю силу. Я еще нечаянно подстегнула ее, взмахнув руками и вынудив дракона кинуться следом.

Спохватившись, разорвала заклинание, и огненное чудовище рассыпалось искрами, но кобыла даже не подумала останавливаться. Счастье еще, что Верита, вспомнив уроки верховой езды, сумела удержаться от крика и теперь прилагала все силы, чтобы не свалиться прямо под копыта.

— Карин, жди здесь. Вэйли, поехали! — взлетев на Молнию, скомандовала я.

Обычно моя кобыла предпочитала средний темп, но при необходимости умела развивать весьма приличную скорость. Сейчас это пришлось кстати. Подхлестывая ее, я судорожно прикидывала безопасные способы остановить лошадь Вериты.

— Наше приближение может испугать кобылу, и она сбросит Веригу, — воскликнула побледневшая Вэйли.

— Куда уж сильнее пугаться? — Усилием воли загнала собственный страх подальше.

Хуже всего было то, что мы совершенно не знали местности и не могли позволить себе ошибки. Кто скажет, вдруг дальше овраг или упавшее дерево? Обезумевшая кобыла просто не заметит преграды: желание сбежать от страшного огня будет неумолимо гнать ее вперед. Хм, а это идея!

— Я окружу лошадь огненным кольцом и выдерну Вериту. Сумеешь ее поймать? — деловито уточнила у целительницы.

— Поймать? Верхом? — В глазах Вэйли мелькнул ужас.

— Твой конь магии не боится? — представив подобный вариант, я едва не схватилась за голову. — Это как обычные «носилки», просто делать все придется очень быстро.

— Я попробую, но не обещаю… мне раньше не приходилось, — растерянно отозвалась подруга.

— Тогда поехали! — Я не стала дожидаться, пока Вэйли соберется с силами.

Мне случалось видеть, как целители использовали подобные заклинания, вытаскивая людей из горящего дома. Воспроизводить их без соответствующего опыта — занятие не из легких, но Вэйли неоднократно доказывала, что является отличным профессионалом, так что не должна была подвести и теперь.

Огонь призвала легко. Языки пламени взвились в воздух, угрожающе шипя и плюясь искрами. Огорошенная кобыла взвилась на дыбы — и в этот самый момент я использовала воздушный импульс, выбивая Вериту из седла.

Не понимая, что происходит, девушка испуганно завизжала. «Носилки» поймали ее у самой земли, мягко спружинили, и Верита скатилась в траву. Я поспешила к ней, Вэйли занялась лошадью. Успокаивающие заклинания вообще-то разрабатывались для людей, но и на животных действовали неплохо. Теперь, когда нам не нужно было мчать во весь опор, целительница могла спокойно выплести нужные пассы.

— Жива? — Я протянула руку, помогая Верите подняться. — Ничего не болит?

— Ощущение, будто душа вылетела где-то по дороге. — Судорожно дышащая подруга схватилась за грудь. — Кто бы мог подумать, что Белка такая пугливая! Торговец уверял, что более флегматичного животного не сыскать во всем городе.

— Под влиянием обстоятельств у каждого из нас открываются новые таланты, — философски отозвалась я. — Помнится, одна моя однокурсница несколько месяцев приучала кобылу к магии, и в результате лошадь не реагировала, даже когда пульсары пролетали у нее под носом.

— Как, говоришь, зовут твою подругу? Она мне пару уроков не даст? — отдышавшись, Верита с надеждой уставилась на меня.

— Ты что, сможешь сесть в седло? Не побоишься? — освободившаяся Вэйли едва не уронила челюсть при этих словах.

— Ну, прямо сейчас точно не смогу, — страдальчески скривившись, Верита потерла поясницу. — Но нельзя ведь исключать того, что в будущем я не окажусь рядом с магом, лучше заранее принять меры, чтобы моя лошадь опять не пустилась в бега.

— Если сначала хотела предложить применить успокаивающие чары, то теперь уверена, что это необходимо. У тебя шок! — всплеснула руками Вэйли.

Пожалуй, сейчас целительница выглядела так, будто это ее понесла лошадь и она находилась на волоске от смерти.

— Нет у меня никакого шока. И колдовать в мою сторону не надо. — Верита поспешила спрятаться за подъехавшую Карин.

Поскольку чужой конь явно пугал подругу гораздо меньше предложения Вэйли, я сочла, что с ней точно все в порядке.

— Это было лучшее выступление в моей жизни. Никогда не видела ничего подобного! — довольно воскликнула Карин. — Вы могли бы озолотиться, показывая этот номер.

— Ну уж нет, острые ощущения должны присутствовать в жизни, но не каждый день! — Найдя в корзинке фляжку, Верита принялась жадно пить. — И не вздумайте проговориться кому-то об этой скачке! Если отец узнает, он запретит мне приближаться к конюшне! Тогда прощай приглашение Арлена покататься верхом.

— Раз ты так уверенно строишь планы, в помощи целителя точно не нуждаешься. — Облегченно вздохнув, Вэйли вытерла вспотевший лоб.

— Девочки, а ведь это отличная идея! Обязательно опишу ее в своей книге, только добавлю, что спасателем должен быть мужчина, а еще на всякий случай необходимо иметь амулет с левитационным заклинанием. И сама же испробую такой способ с Арленом. — Вид у Вериты стал задумчиво-предвкушающим.

— Вэйли, ты была права, это все-таки шок. Я ее подержу, а ты колдуй, — трагически возвестила я.

— И ничего вы не смыслите в романтике. А еще подруги, называется. — Верита скорчила обиженную гримасу.

Переглянувшись, мы весело рассмеялись. Напряжение потихоньку стало отпускать, и на первое место встал вопрос, что делать дальше. Поскольку прямо сейчас Верита не могла вновь сесть на лошадь, мы решили устроить перерыв и перекусить, а потом продолжить путь.


ГЛАВА 7

Запоздалый завтрак прошел довольно весело. Стремясь окончательно выкинуть эпизод с лошадью из головы, мы соревновались, кто вспомнит историю смешнее, и громко хохотали.

Но когда пирожки оказались съедены, а посуда убрана обратно в корзинку, нам вновь стало не до веселья.

— А кто-то помнит дорогу? Водопад совсем в другой стороне. Нам нужно было поворачивать налево и не заезжать в лес, — заволновалась Верита.

— Поскольку рассвет мы все равно пропустили, идею с водопадом предлагаю отложить на завтра, а сегодня осмотрим окрестности. — На Вэйли напало флегматичное состояние. Кажется, сейчас девушка не вздрогнула бы, даже если бы рядом упало дерево. — Мы ведь не в дремучем лесу, куда-то дорога выведет. А уж местные подскажут, как вернуться в поместье.

Поскольку других вариантов все равно не нашлось, предложение было принято единогласно. Пустив лошадей шагом, завели неторопливую беседу. Сорвав несколько ромашек, Карин предложила погадать. Я в подобные глупости не верила, да и боялась спугнуть любовь; Вэйли гадать было не про кого, а вот Верита согласилась.

Следующие полчаса мы с Вэйли вдоволь навеселились, наблюдая за попытками подруг узнать свое будущее. Оно оказалось ужасно переменчивым, каждый цветок обещал другую судьбу.

Лес как-то неожиданно закончился, и впереди показались дома. В деревне жители нам обрадовались едва ли не больше, чем мы им. Гости здесь бывали, но таких важных местным принимать еще не доводилось, и они жаждали узнать подробности столичной жизни.

Не ответить на вопросы было бы некрасиво, и мы долго пересказывали все последние сплетни и новости. В свою очередь я также забросала жителей вопросами, желая собрать побольше информации об Эвисе. Ничего подозрительно узнать не удалость. Все крестьяне отзывались о графе как о достаточно справедливом и мудром человеке. Налоги он не завышал, глупых приказов не отдавал, и поводов жаловаться на него не было.

Выспросив у старосты все возможное об окрестных достопримечательностях, мы покинули деревню. На этот раз собирались посмотреть на дерево влюбленных. В отличие от водопада оно не умело исполнять желания, но дарило удачу в любовных делах. Надо ли говорить, что Верита отказалась упускать подобный шанс?

— Это должно быть очень красиво! Два дерева, которые десятилетия росли рядом и лишь спустя долгие годы смогли сплестись, — делилась она своими мыслями.

— Удивляюсь, как местные еще не придумали романтических легенд на эту тему. Будто деревья — это души возлюбленных, которые по злому року судьбы не могли быть вместе. Тронутые силой их чувств, боги решили дать им еще один шанс. Нежная привязанность влюбленных выдержала испытание временем, и теперь они все же вместе, — с загоревшимися глазами принялась фантазировать Вэйли.

— Меня бы такая история не слишком вдохновляла. Я не готова ждать пятьдесят лет встречи со своим избранником. Еще и полагаться на волю обстоятельств… А вдруг лесники срубят дерево? Или случится пожар? Или рядом вырастет еще одно дерево? — Как обычно, практичность во мне оказалась сильнее романтики.

— Ты безнадежна, — трагически возвестила Верита. — Пожалуй, свою книгу я тебе не доверю, ты ее раскритикуешь.

За разговорами время летело незаметно. Но по прошествии двух часов дерево не показалось, и я заподозрила неладное.

— Ну и где эти невезучие влюбленные? Пока вижу одни поля. — Приложив руку ко лбу, я привстала на стременах. Можно было отправиться вместе с Левандом, он хотя бы рассказывал что-то.

— Ну уж нет! Даже если не найдем дерево, все равно это лучше, чем компания Эвиса, — единодушно замахали руками Верита с Вэйли.

— А что там виднеется? — Карин указала вправо. — Это не наши деревья?

— Давайте проверим, — приободрившись, Верита подхлестнула свою лошадь и вырвалась вперед.

— Убедились? — когда нашему вниманию предстало расколовшееся дерево, возликовала я. — В него точно попала молния. Да и второго «влюбленного» не видно.

Тут уж приуныли все: дерево в самом деле выглядело жалко и просить у него удачи перехотелось даже Верите. Разломанное на две части, с полым, полностью черным основанием, оно скорее вызывало ассоциации с изрядно побитым жизнью человеком.

— Ну, если здесь будет тропинка, дерево может послужить аркой, — попыталась найти что-то хорошее Карин.

— Кого, кроме нас, сюда понесет? — Я продолжала хмуриться. — Местные то ли сами не знают, что случилось с их достопримечательностью, то ли решили подшутить.

— Думаешь, кто-то посмел бы так разыграть гостей графа? — поспешила вступиться за жителей Вэйли. — Наверное, мы сами виноваты. Указания ведь были нечеткие, могли свернуть не туда…

— Надо будет по возвращении посоветовать жителям поставить указатели. А то ведь так можно и в болото зайти! Начнут о нас всякие легенды сочинять!.. — В отличие от подруг, выглядевших не слишком расстроенными, я никак не могла смириться с потраченным зря временем.

Что самое обидное, винить было некого. Никто не мешал уточнить дорогу или попросить у старосты провожатого. А раз нам вздумалось положиться на удачу, то и спрос с нее…

Несколько раз объехав дерево и как следует его рассмотрев, мы решили двигаться дальше. Следующее попавшееся по дороге поселение оказалось побольше, там даже нашелся трактир.

Время как раз перевалило за обеденное, так что трактир пришелся весьма кстати. Скучающий трактирщик после недолгих колебаний подсел к нам и принялся болтать. Из его рассказа мы узнали, что дерево влюбленных действительно существует, правда, находится в другой стороне, но ехать туда не стоит, потому что у них имеется свое.

— Дерево, дарующее надежду, мне нравится больше. Тут даже я согласна попросить благословления. Дерево, у которого засохли почти все ветки, но одна продолжает цвести, достойно уважения. Это вам не положившиеся на судьбу влюбленные, — поддразнила я Вериту.

Только представив, сколько таких «волшебных» деревьев в каждой деревне, подруга несколько разочаровалась в идее и потащила нас гулять по улице. В результате мы обзавелись сплетенными из живых цветов венками, а еще по настоянию той же Вериты купили одинаковые вышитые зеленые рубашки.

— Теперь мы как сестры, — крутясь в нарядной обновке, довольно воскликнула Карин.

Решив побаловать остальных, мы купили несколько свертков с черешней, после чего засобирались в обратную дорогу. Предвкушая встречу с Исом, я не сразу заметила, что Вэйли подозрительно тихо себя ведет — не смотрит по сторонам, а едет, уткнувшись взглядом в землю.

— Вэйли, все хорошо? — понадеявшись, что подруга задумалась о чем-то своем, окликнула ее я.

— Да, все в порядке, — по-прежнему не поднимая головы, отозвалась целительница.

— Потренируйся как-нибудь перед зеркалом врать, а то выходит отвратительно. — Я нахмурилась.

Собственно, сейчас девушку выдали даже не сцепленные пальцы, а побледневшее, осунувшееся лицо. Когда она все же взглянула в мою сторону, я отметила потухший взгляд.

— Что такое? — оторвавшись от перечисления десяти причин, почему Карин необходимо вернуться в пансион, а не путешествовать с нами, всполошилась Верита.

— Ничего такого. Меня просто немного тошнит. Наверное, съела что-то не то за обедом, — вымученно улыбнулась Вэйли.

Возможно, я бы ей поверила, но тут лошадь споткнулась, и качнувшаяся в седле целительница из просто бледной стала бледно-зеленой.

— Почему ты сразу не сказала, что тебе нехорошо? А когда именно ты почувствовала себя неважно? У тебя что-то болит? Мы можем чем-то помочь? Может быть, тебе выпить чаю? — Карин встревоженно вглядывалась в лицо Вэйли и, кажется, с трудом удерживалась от того, чтобы не начать выписывать рядом круги.

— Во-первых, чая у нас все равно нет, во-вторых, пожалуйста, помолчи. — Если от трескотни девчушки у меня начало звенеть в голове, что уж говорить о подруге. — До поместья мы определенно не доедем. Придется искать ночлег.

— Не доедем? Но Кэм обещал нарвать мне цветов, а до утра они завянут. — Карин растерянно захлопала ресницами.

Верита, тоже предвкушавшая встречу с Арленом, моему решению не обрадовалась, но согласно кивнула, признавая необходимость в первую очередь позаботиться о здоровье подруги.

— Что вы, не надо. — Осознав, что ради нее мы отказываемся от своих планов, Вэйли залилась краской. — Мне не так плохо. И уж тем более не стоит всем задерживаться ради меня.

— Ришида, а все маги так отвратительно оценивают собственное состояние? Я бы не рискнула довериться целителю, который сам себе помочь не может, — с деланым любопытством поинтересовалась Верита.

— Увы, специфика работы, — поддержала я игру и с сожалением развела руками. — Отчего-то себя лечить очень сложно. Вот если бы отравился кто-то из вас, Вэйли мигом применила бы пару полезных заклинаний. Кстати, именно поэтому маги и предпочитают работать в паре.

— А ты не можешь поколдовать? Или… — Вспыхнувшая надежда на лице Карин сменилась отчаянием… — Ты потратила все силы на дракона?

— Я никогда не трачу все силы на развлечения. — При виде расстроенной мордашки девчушки я с трудом удержалась от желания потрепать ее по волосам, вспомнив своего ученика. — Просто не знаю таких заклинаний. Мы ведь учились на разных факультетах. Остановить кровь и снять боль могу, а что-то сложнее — уже не в моей компетенции.

— Ришида, ты так оправдываешься, будто я при смерти, — несмотря на свое состояние, Вэйли все же сумела рассмеяться. — Мне бы только немного полежать — и буду как новенькая.

— И вовсе я не оправдываюсь, просто перебираю варианты. — Я собиралась возмутиться, но осеклась на полуслове.

Пожалуй, в чем-то Вэйли была права. Я в самом деле чувствовала ответственность за подруг и теперь нервничала из-за того, что никак не могу повлиять на ситуацию и изменить ее. А еще прекрасно знала, у кого позаимствовала эту привычку.

О срывающемся свидании старалась не думать. Безусловно, Ис все поймет, он не тот человек, чтобы обижаться или поднимать панику из-за пустяков, но, боги, как же мне хотелось избежать подобных мелочей!

Долгие годы я прилагала массу усилий, чтобы упорядочить свою жизнь, исключить всякие досадные происшествия и научиться оставаться хозяйкой в любой ситуации. Вот только распланировать отношения отчего-то было невозможно.

— Если я ничего не путаю из выученных уроков, здесь неподалеку должно быть поместье, — наморщила лоб Карин. — Я запомнила, потому что у него очень красивое название: «Яблочные облака».

— Уж скорее необычное, — хрюкнула Верита. — Я даже не представляю, что подвигло хозяина на подобную фантазию.

— Это потому, что в поместье высажен огромный яблоневый сад. И летом, когда деревья цветут, можно представить, что это облака спустились на землю, — принялась увлеченно рассказывать девчушка.

— Главное, чтобы хозяева нас за «облаками» рассмотрели. — Рассмеявшись, я тронула поводья. — Поехали.

«Неподалеку» оказалось понятием довольно растяжимым, когда мы наконец разглядели поместье, солнце начало закатываться за горизонт. Впрочем, ехать к Леванду было еще дольше, и бурчала я больше для порядка.

— Сколько, говоришь, лет книжке, по которой вас учили? — красноречиво протянула Верита. — Кажется, поместье пора переименовать в «Пыльные облака».

— Главное, чтобы нам крыша на голову не упала, а переночевать как-нибудь попробуем, — уныло заверила я.

Увы, местечко в самом деле оказалось еще то! Здесь явно недавно случился пожар, и часть здания покрывала копоть. Крыша покосилась, перила вовсе отсутствовали. В окнах не горел свет, и слуги не спешили встречать гостей.

В какой-то момент я перепугалась, что поместье заброшено и нам придется хозяйничать самим, но тут в окне вспыхнул огонек и послышался шум.

— Добрый вечер. — Вышедший парень смотрел на нас с опаской. Кажется, он изо всех сил надеялся, что мы ему просто мерещимся и вот-вот растаем в лучах закатного солнца. — Меня зовут лорд Балин. А кем вы будете?

— Усталыми путниками, которые очень надеются, что любезный хозяин не станет держать их на крыльце. — В отличие от лорда, явно вознамерившегося соблюсти все положенные церемонии, я предпочла сразу взять быка за рога. — Наша подруга неважно себя чувствует, и нам нужно где-то провести ночь.

— Где-то? — Судя по тому, как вздрогнул и заозирался хозяин, собственное жилье он в этом качестве явно не рассматривал. — Вам подсказать дорогу до ближайшего трактира?

— Мы там уже были и решили попытать удачи в другом месте. Так что лучше подскажите дорогу в гостевые комнаты. Они у вас есть? Не переживайте, мы заплатим. — Осознав тщетность уговоров, я решила подкрепить их материально и потянулась за кошелем.

Странное дело, но вид блеснувших монет привел лорда в чувство, он наконец сбросил с себя оцепенение и окинул нас куда более внимательным взглядом.

— Что вы, не нужно денег. Я сочту за честь, если такие прекрасные леди воспользуются моим гостеприимством, — галантно произнес Балин. — Лошадей можете привязать здесь, конюшни у нас не осталось. Да и слишком теплое гостеприимство обещать не могу.

— Ничего страшного, вы же не королевскую чету принимаете. — Кажется, Верита хотела подбодрить лорда, но тот, представив столь высоких гостей, едва не упал в обморок.

Правда, все-таки справился с эмоциями и любезно пригласил нас в дом. Внутри строение выглядело еще хуже, чем снаружи. Пожар явно случился не вчера, но в воздухе по-прежнему чувствовался запах гари. По каким-то причинам обитатели не потрудились навести даже минимальный порядок, хотя вряд ли вымытые окна на фоне общей разрухи поправили бы дело.

— Надеюсь, вы согласитесь скрасить своим присутствием ужин? — предложил лорд.

— А вот это без нас, — заметив, как судорожно вздохнула и прикрыла рукой рот Вэйли, поспешно отказалась я.

— Неужели откажетесь выпить чаю с дороги? Если вас смущает обстановка, так мы планируем ремонт, но никак не можем дождаться мастера из столицы. Мы приняли решение не восстанавливать дом, а снести его и построить новый, — уязвленно вскинулся Балин.

Вэйли, может, в его историю и поверила бы. Вот только я прекрасно видела, что у лорда нет денег на подобные мероприятия. В противном случае он не стал бы щеголять в поношенном сюртуке, да и лишние свечи слуги не жгли явно не из любви к темноте.

— Я ведь уже пояснила — наша подруга больна. Нам не нужен ужин, нам нужны свободная комната и покой, — едва не заскрипев зубами от необходимости повторять, процедила я. — Сможете выполнить такую простую просьбу?

К счастью, Балин наконец-то сообразил, что к чему, и кликнул слуг. Привлеченные голосами, на лестницу выскочили едва ли не все обитатели поместья. Их оказалось не так много. Старушка-домоправительница в заштопанном переднике и несколько служанок в старой одежде. Пожилого мужчину с лохматой шевелюрой я вообще едва не приняла за чучело.

Приказав слугам возвращаться к работе, лорд поручил нас заботам старушки. Представившаяся Видой домоправительница оказалась ужасно словоохотливой особой. В отличие от Балина она не слишком смущалась из-за их бедственного положения и выложила нам историю семейства подчистую.

Отец нынешнего лорда Балина оказался купцом и, как и отец Вериты, купил себе титул барона. Первое время дела у него шли отлично, а потом сделки стали срываться. Мужчина сердился, начал пить, ссориться с домашними. Конец истории оказался закономерным. Лорд разорился, и в какой-то момент ему стало нечем платить по счетам. Пытаясь залить позор спиртным, мужчина сильно напился. Как именно начался пожар, никто до сих пор не знал, но первым заполыхал именно кабинет лорда.

В том пожаре он и погиб. На похороны ушли последние сбережения, и теперь обитатели усадьбы ломали голову, как жить дальше.

— Вы уж не отказывайтесь от ужина. Хоть ненадолго спуститесь, Доната обрадуется, а то сидит в четырех стенах, — принялась увещевать Вида.

Пока разговаривали, она успела не только показать покои (нам выделили две гостевые комнаты, наименее пострадавшие от огня), но и приказать принести травяной чай для Вэйли. Пах он чем-то горьким, подруга то и дело кривилась, зато уже через пятнадцать минут улыбнулась и перестала напоминать свежеподнятый труп.

— Доната — это сестра Балина? Сколько ей лет? И где их мама? — заинтересовалась Вэйли.

— Госпожа Карола скончалась от горячки вскоре после рождения дочери. И, хвала небесам, не увидела того кошмара, что сейчас творится. — Всплеснув руками, Вида шмыгнула носом. — А Донате десять годков недавно исполнилось.

Я предпочла бы никуда не ходить и поваляться в кровати, но подругам стало жаль малышку, и они заверили Виду, что обязательно спустятся к ужину. Оставаться в одиночестве я не пожелала, разве что ненадолго уединилась во второй комнате, чтобы слепить магического посланца для Иса. Примерно представляя, что может устроить князь, не найдя нас в поместье, я попыталась минимально снизить накал последствий этого происшествия.

Ради гостей слуги расстарались на славу. Лорду Балину определенно не хотелось видеть жалостливые взгляды, и в столовой зажгли множество свечей. На стол подали несколько блюд, посуда оказалась из разных сервизов, но довольно красивая.

Сами представители обедневшего семейства тоже приоделись. Лорд сменил сюртук на ярко-голубую шелковую рубашку (как я подозревала, единственную приличную в гардеробе), Донату нарядили в белое платье с пышными оборками.

Брат с сестрой были похожи. Светловолосые, со светло-зелеными глазами и пухлыми губами. Вот только половину лица девочки обезображивал ожог.

Я к подобным зрелищам привыкла, Вэйли из-за специфики работы доводилось видеть и не такое, а вот Верита и Карин синхронно ахнули. И если Верита довольно быстро взяла себя в руки и мило улыбнулась девочке, то Карин продолжала ошарашенно на нее таращиться.

— Сильно болит? — не отличаясь особой тактичностью, участливо спросила она у Донаты.

— Сейчас уже нет. Только чешется. Зато Конрад пообещал мне купить куклу в бальном платье, если я буду ходить в повязке с мазью, — взглянув на брата, бесхитростно призналась девочка. — А мазь ужасно пахнет. Как прокисшее молоко.

— Для чего такие жертвы? Почему бы вам не пригласить целителя? Пока еще не прошло много времени, ожог можно свести, даже шрама не останется, — прежде чем я успела пнуть Карин под столом, спросила она у Конрада.

— Мы обойдемся без магии, — сухо отрезал лорд. — Это испытание, посланное нам богами. Необходимо выдержать все без жалоб. Если справимся, боги пошлют спасение.

Я подавилась картошкой, которую как раз жевала. С подозрением покосилась на спокойно намазывающего хлеб маслом лорда. Определенно, или Конрад таким образом пытается оправдать свою невозможность нанять целителя, или он действительно из тех ненормальных, которые считают, что в магии кроется причина всех бед. Докапываться до истинной причины меня отчего-то не тянуло.

— Расскажете немного о себе? — Присутствующая за столом в качестве няни Вида попыталась смягчить ситуацию и сменить тему. — Гости к нам редко приезжают, а послушать новости всегда охота.

— Ну, мое имя вы знаете, я учусь в пансионе благородных девиц, новостей почти не знаю. — Замолчав, Карин испуганно уставилась на меня.

Еще минуту назад желавшая предложить Вэйли вылечить Донату девчушка боялась лишний раз открыть рот.

— Я придворный маг его сиятельства, здесь мы в гостях по приглашению его милости, — мне, напротив, давно надоело опасаться, что обо мне скажут, и притворяться я не собиралась. — Вэйли — придворный целитель, Верита — гостья лорда.

Теперь настала очередь лорда Балина коситься на нас с удивлением. В самом деле, для простых гостей слишком уж мы необычные. Положение достаточно высокое, но путешествуем без слуг, еще и не слишком привередливые. Другие, очутившись на нашем месте, могли бы и не согласиться ночевать в рассыпающемся доме, потребовали бы показать дорогу в трактир.

— Как же вы здесь очутились? — То, что у Конрада было в голове, у Виды оказалось на языке. Обращалась она вроде бы ко всем, но смотрела исключительно на Вэйли.

— Поехали гулять и немного заблудились, — не стала скрывать девушка.

Так и не привыкшая к чужим взглядам подруга все внимание сосредоточила на содержимом тарелки. Разговор не клеился. Обмениваясь ничего не значащими репликами, мы закончили ужин и начали вставать из-за стола.

— Благодарю, что почтили нас своим присутствием. Надеюсь, для вас вечер прошел так же приятно, как и для меня. — Что бы ни думал Балин, вел он себя, как полагается благородному лорду.

Вэйли решила ночевать с Веритой, а мне предложили разделить комнату с Карин. Правда, несмотря на это, мы все равно собрались в первой комнате.

— Вэйли, тебе точно лучше? Если что-то нужно, только скажи. — Я внимательно всмотрелась в лицо подруги.

— Да вы предлагаете помощь скорее, чем в ней настает нужда. — Девушка благодарно улыбнулась. — Не представляю, что бы я делала в одиночестве.

— Наверное, лежала бы под кустом и возносила молитвы богам, надеясь дожить до утра, — практично озвучила Карин. — От отравления все равно не умерла бы, но несколько неприятных часов тебе было бы обеспечено.

— Теперь я еще больше вас ценю. — Такая картина заставила Вэйли вздрогнуть.

— Поэтому мы пойдем, а то так возгордимся, что застрянем в дверях, — произнесла я, за руку вытягивая Карин из комнаты.

Правда, отправив девчушку готовиться ко сну, сама задержалась у выходящего на въездную аллею окна. Странное дело! Еще недавно считала себя никому не нужной, а сейчас отчаянно желала увидеть приехавшего за мной Иса. Он ведь должен забеспокоиться, а с его привычкой держать все под контролем даже после полученной записки князь может захотеть лично убедиться в нашем благополучии.

Вот только, чем дольше я ждала, тем глупее мне казалась собственная надежда. В самом деле, Ис ведь не просто человек, но еще и князь. И у него точно есть куда более важные дела, зачем ему срываться и мчаться куда-то среди ночи из-за письма какой-то ведьмы?

Следовало вернуться в комнату и постараться хоть немного отдохнуть, но я упрямо продолжала вглядываться в темноту. Небо успели усыпать звезды, выкатился месяц. До столь не любимого Исом полнолуния осталось чуть больше полутора недель, так что эта ночь должна была ему понравиться.

Из потрескавшихся ставень немилосердно сквозило, и скоро я начала мерзнуть. Обхватив себя руками за плечи, судорожно вздохнула. Все-таки нужно идти спать, не хватало еще простудиться!

Не сдержавшись, в последний раз кинула взгляд в окно, да так и застыла на месте. Потому что по вымощенной камнем дороге скакали двое. Лицо мужчины скрывал капюшон, но я не сомневалась, что это Ис! Да и кого еще мог сопровождать Кэм? Паренек своего лица не скрывал, луна серебрила его волосы.

Я даже не стала тратить время, чтобы забежать в комнату за курткой. Вместо этого помчалась навстречу князю, перескакивая через несколько ступенек.

— Ис! Как я рада тебя видеть! — Когда мужчина спрыгнул с коня, я кинулась к нему на шею. — Не ожидала, что у тебя получится приехать!

— У него и не получилось приехать, — прозвучал чужой голос. — Прости, Ришида, ты обозналась.

— Ч-что? — Я почувствовала себя так, будто получила удар под дых.

Резко перехватило дыхание, задрожали ноги. Наблюдая, как Рэйф скидывает капюшон и снимает сумку с коня, испытала огромное желание провалиться сквозь землю. Или хотя бы огреть лорда оглушающим заклинанием и соврать, что я ему привиделась.

— А почему меня не обнимаешь? Это была моя идея — приехать и привезти Вэйли лекарства! — Пытаясь сгладить ситуацию, Кэм еще сильнее заострил внимание на моем поступке.

— Да, ты воспитала хорошего ученика. Услышав о случившейся с вами неприятности, он перевернул вверх дном все поместье и рвался в одиночку ехать на выручку. Пришлось составить ему компанию, — без тени улыбки подтвердил граф. — Надеюсь, леди Верита и леди Карин не пострадали?

— Думаю, они благополучно смотрят пятый сон. Да и Вэйли полегче, хотя за лекарства спасибо. — Я заставила себя улыбнуться и как ни в чем не бывало забрать сумку. — Правда, даже не представляю, где вы будете ночевать. С условиями тут не очень.

— Ого! Ощущение, что здесь дракон тренировался дышать огнем! — Кэм оставался верным себе.

— Я не слишком привередлив, — усмехнулся Рэйф.

Слуги уже успели отправиться отдыхать, но, услышав о новых гостях, быстро скинули с себя сон. И уже через полчаса Рэйф с Кэмом с максимально возможным комфортом устроились в покоях в правом крыле. Еще раз поблагодарив за помощь и убедившись, что мое внимание им не требуется, поскорее сбежала спать.

Вот только, сколько бы ни ворочалась в кровати, сон никак не шел. Мысли устроили между собой настоящую битву, и отголоски «боя» отдавались пульсирующей болью в затылке.

Думать о том, какие выводы сделает Рэйф о моих отношениях с Исом, не хотелось. Я понимала, что лорд достаточно умен, чтобы не поверить, будто я настолько обрадовалась зельям, что готова была кинуться обнимать любого гонца. Еще меньше хотелось анализировать истинные причины, побудившие его вызваться сопровождать Кэма. Потому что если Рэйф действительно заинтересовался Веритой, одной головной болью тут не отделаешься.

Как ни крути, а один раз мне уже приходилось отваживать нежелательных женихов от подруги, и тогда нас спасло только чудо. Да и не сможет Верита без вреда для собственной репутации отклонить ухаживания второго графа. Это только если Рэйф всего лишь пытается понравиться ей и не строит далеко идущих планов. Например, подобраться таким образом поближе к Ису и беспрепятственно его убить.

В итоге заснула я, так и не додумавшись до чего-то конкретного. А утром меня разбудила перепуганная Верита.

— Ришида, кажется, я тоже чем-то вчера отравилась, и теперь у меня галлюцинации! — заламывая руки, начала причитать она. — Мне привиделся лорд Дерисон, разгуливающий по коридору!

— Это не галлюцинация, он правда здесь. Вчера приехал вместе с Кэмом. — Я ужасно хотела сказать, что лучше всего бороться с галлюцинациями путем обливания их водой, но испугалась, что подруга в нынешнем состоянии не оценит шутки.

А мокрый лорд Дерисон еще и нешуточно оскорбится и сочтет, что я ему мщу.

— Он меня преследует. — Побледневшая Верита медленно села в кресло. — Откуда вообще Рэйф узнал, где мы?

— По моей вине. — Я кратко пересказала, как отправила записку, а вечером случайно увидела гостей в окне. Правда, не стала признаваться, что перепутала Рэйфа с Исом.

— Кажется, я могу собой гордиться и требовать прибавку к жалованью. Столько людей из-за меня переживали! — Присоединившаяся к нам Вэйли слабо улыбнулась.

— Ты как себя чувствуешь? — Отметив, что слишком бледной подруга уже не выглядит, я все же передала ей сумку. — Можем здесь еще задержаться, лорд Балин вряд ли откажется.

— Ужасно голодной. — Вэйли вытащила три пузырька и принялась хитрым образом смешивать содержимое в стакане с водой. — Так что после завтрака предлагаю вернуться домой.

Вопреки моим подозрениям и страхам Вериты, в столовой Рэйф вел себя совершенно обычно и поддерживал ничего не значащий разговор с Конрадом. Определенно, если он и испытывал какой-то интерес к Верите, то проявлять его при таком скоплении людей не собирался.

Зато Доната, ужасно обрадовавшаяся новым гостям, болтала без умолку. Впервые увидев ее, Кэм сдавленно закашлялся, но, в отличие от Карин, задавать вопросов не стал.

Вместо этого мальчишка предпочел подкараулить меня на улице, куда я вышла проверить лошадей.

— Ришида, разве мы не можем ей помочь? — таинственным шепотом поинтересовался он.

— Кто «мы» и кому «ей»? — Я предпочла сделать вид, будто не поняла вопроса, и продолжила расчесывать гриву Молнии.

— Ты и Вэйли, вы могли бы вылечить Донату. — Не ожидавший очередного урока Кэм сердито засопел, но все же принялся растолковывать свою мысль. — Ожог — это ведь ужасно некрасиво! А Вэйли как-то рассказывала, что сводила и не такие шрамы.

— Когда ее об этом просили. Причем, заметь, небесплатно. — Не глядя на ученика, я подошла к кобыле Вериты.

— Ну и что? — Судя по звучащей в голосе растерянности, Кэм никак не мог ухватить цепочку моих рассуждений.

— А то, что у лорда Балина совершенно нет денег и заплатить Вэйли ему нечем. Если же подруга сама предложит свои услуги, лорд сочтет это милостыней и жутко оскорбится, — повернувшись к бывшему ученику, серьезно произнесла я. — Тебя не было вчера за ужином, и ты не слышал, как лорд Валин твердил, что все случившееся с ними не что иное, как воля богов. Не знаю, насколько сам он верит в собственные слова, вот только от единожды сказанного уже не отступит.

— Ну можно ведь вылечить девочку в благодарность за предоставленный ночлег, — продолжал лихорадочно перебирать варианты парень. — Ришида, ты же умеешь придумывать всякие объяснения, неужели ничего не сделаешь?

— Кэм, ты же сам из аристократического семейства, зачем вынуждаешь меня повторять известные вещи? — Я строго уставилась на бывшего ученика. — Это нас лорд Балин мог не пустить, но Рэйф выше его по положению и имеет право на гостеприимство.

Кобыла недовольно фыркнула и качнула головой, намекая, что неплохо бы закончить наводить красоту. Так что продолжала я, деловито заплетая косички.

— Не нужно делать добра, когда тебя об этом не просят. Мало того что благодарности не дождешься, так еще и не одно проклятие схлопочешь. Я еще могла бы наплевать на мнение Балина, но Вэйли расстроится. А мне проще ничего не делать сейчас, чем потом разбираться с лордом, утешать подругу и пытаться сгладить последствия.

— Глупо получается. — Насупившийся паренек напоминал взъерошенного воробушка.

— Зато все в соответствии с правилами чести и достоинства. — Завязав бантик, я отступила на шаг, любуясь результатом своих трудов. — Пошли, поторопим остальных, не то до вечера будем собираться.

Я думала, Кэм продолжит спор, и уже приготовилась переадресовать вопросы, но мальчишка послушно кивнул. Интересно, а кто из его родных пострадал от огня? Подобное сострадание явно появилось не на пустом месте.

Несмотря на то что мы попрощались с лордом сразу после завтрака, он вышел проводить нас на крыльцо. Причем по лицу парня было совершенно непонятно, отдает он таким образом очередную дань этикету или просто желает убедиться, что мы действительно убрались прочь.

— Желаю вам удачной дороги. Для меня было большой честью принимать таких почетных гостей. Надеюсь, что вы всем остались довольны. Если будете проезжать неподалеку, милости прошу, — заученно отбарабанил Конрад.

— Нет уж, лучше мы потратим время, но проведем ночь в гостинице. Пусть не так почетно, зато люди более честные. — Кэм буркнул это вроде бы себе под нос, но так, чтобы услышали все.

И покрасневший лорд Балин в том числе.

— Будь любезен, поясни, почему ты считаешь общество слуг приятнее моего гостеприимства? Ведь, если ты не сможешь заплатить, хозяин не пустит тебя даже на порог, в то время как мои двери всегда открыты. — Как бы ни уязвило Конрада замечание Кэма, держаться он продолжал с прежней невозмутимостью, даже в голосе прозвучало только вежливое любопытство.

— Да, таких людей в самом деле волнуют деньги, и посетителей они привыкли оценивать по толщине кошелька. Вот только и скрывать это, прячась за фальшивыми убеждениями, не пытаются! — не смутившись, звонко воскликнул парень.

Сообразив, к чему ведет Кэм, я едва не застонала.

Нет, определенно, по возвращении сдам бывшего ученика с рук на руки Ису, и пусть он его воспитывает! У меня просто нет слов!

— Я сам происхожу из баронской семьи. И мой отец лорд Горвальский всегда учил, что важно с честью идти по жизни, не уронив достоинства и не посрамив родового имени. Вот только отец также говорил, что быть лордом — значит заботиться о тех, кто вверил тебе свою судьбу. И нет ничего важнее стремления защитить родных. — Слова из Кэма сыпались горохом. Он даже вперед выступил, глядя Конраду в глаза. — Сейчас на одной чаше весов ваша гордость, на другой — благополучие вашей сестры. Поскольку у Донаты нет приданого, замуж ее позовет только тот, кто полюбит. Но ожог лишает ее даже призрачного шанса встретить такого человека. Это сейчас девочка мало что понимает, но что будет, когда она подрастет и ее станут дразнить? А ведь решение совсем рядом! Вэйли — целитель, она не откажется помочь, если ее попросить. Всего-то и нужно — откинуть гордость!

Я думала, Конрад оскорбится. И даже заранее приготовилась принести извинения из-за бестолкового ученика. В конце концов, Кэм действительно повел себя несдержанно, и у лорда были все основания приказать нам убираться вон.

Меньше всего я ожидала, что лорд Балин болезненно сгорбится и шумно выдохнет, потеряет всю свою напускную браваду и превратится в едва отпраздновавшего совершеннолетие мальчишку.

— А что мне тогда останется? Имя — единственное, что не пустили с молотка, — дотронувшись до фамильного перстня, ломким голосом воскликнул Балин.

Кэм, на котором скрестились взгляды, передернул плечами и стал тянуть ворот рубашки, будто тот душил его.

— Лорд Балин, у вас могли забрать земли, деньги, но ведь руки-то остались! — неожиданно вступил в беседу Рэйф. — Насколько я знаю, его сиятельству требуются верные люди. Если проявите себя, получите шанс попасть в личную стражу. Это достаточно почетно. А еще начнете получать достаточно, чтобы обеспечить себя и сестру всем необходимым.

Надо ли говорить, что после этого мы никуда не поехали? Пришлось привязывать лошадей, раздеваться и возвращаться в дом. Чтобы вылечить Донату, Вэйли понадобилось несколько часов. Как потом призналась подруга, успели мы как раз вовремя. Если бы Конрад промедлил еще несколько месяцев, одним сеансом обойтись не удалось бы. Целительница оставила несколько пузырьков, а еще посоветовала, какие мази стоит купить.

— Ну, здорово все вышло? А ты не верила! — На этот раз Кэм подловил меня в аллее, куда я вышла полюбоваться деревьями.

— Был бы ты по-прежнему моим учеником — сейчас схлопотал бы подзатыльник. — Я окинула его строгим взглядом.

— За что? — Такого ответа опешивший Кэм явно не ожидал. — Все ведь хорошо закончилось. Вэйли помогла Донате, а благодаря Рэйфу у Конрада появилась цель в жизни.

— Вот именно, благодаря Рэйфу, — передразнила я. — Который, к слову, мог бы и не вмешиваться. Сколько раз тебе повторяла: ничего не делай, не продумав, каковы будут последствия! В противном случае ты только воткнул бы еще один нож в едва затянувшуюся рану Конрада, напомнив, что он никудышный лорд.

— Ты недавно вообще считала его сумасшедшим, — насупился парень.

— И свое мнение благоразумно держала при себе, — отрезала я.

Подойдя ближе к дереву, обняла ствол и прикрыла глаза. Вроде бы целители и маги, работающие с земной стихией, могут тянуть энергию из окружающей среды. Вот только для этого нужно уметь медитировать и чувствовать мир вокруг, а во мне всегда бушевало слишком много эмоций.

Продолжать воспитывать Кэма я не собиралась. Он уже не ребенок, пусть учится извлекать уроки из собственных поступков, в будущем это весьма пригодится.

— Кэм, вот ты где! — Выскочившая на аллею Карин не заметила меня и тепло улыбнулась парню. — Поверить не могу, что ты решился поговорить с лордом. Я хотела сделать это еще вчера, но он так надменно себя вел… В общем, мне не хватило смелости!

— Просто я знаю, что такое пострадать от пожара. У меня старшая сестра неудачно гадала, возилась со свечками. Спалила волосы, обожгла лицо. Как раз перед первым балом. Отец тогда у всех знакомых деньги на лечение занимал. А целитель помог бесплатно. Сказал, что не может отбирать последнее, — подтвердив мою догадку, смущенно признался Кэм.

— И все равно это очень храбрый поступок! — подскочив, Карин порывисто обняла парня и поцеловала в щеку.

Затрудняюсь сказать, кто после этого покраснел больше. Девчушка, что-то пискнув, унеслась в дом. Я же притворилась, что ничего не видела. И с трудом удержалась от смеха, наблюдая, как смущенный Кэм поспешил скрыться с глаз.

Правда, весело мне было ровно до того момента, пока я не задумалась, что мы с Исом, прячась от лордов, выглядим примерно так же. И уж точно Рэйф вволю посмеялся над моим вчерашним промахом.

В поместье вернулись без происшествий и успели как раз к ужину. Правда, толком поговорить с Исом опять не удалось. За ужином пришлось развлекать лордов, рассказывать, куда мы ездили и что видели, а после ужина меня утащила к себе Игрис. Девушке ужасно хотелось поделиться, как прошло ее «свидание» с Арленом, и шансов уйти, не обидев ее, не было совершенно.

— Подожди, выходит, вы обменялись парой фраз? — когда наконец Игрис выдохлась, я сумела вставить комментарий. — Не слишком ли рано ты делаешь выводы о вашем предназначении друг для друга свыше?

— Ты меня невнимательно слушала. Мы не просто обменялись парой фраз. Я сказала, что поля выгоднее засевать пшеницей, а еще, что кукурузу у нас редко сажали, и не стоит выделять много земель под неизвестное растение — и Арлен со мной согласился! Это значит, что у нас, во-первых, одинаковые взгляды на вещи и, во-вторых, он уважает мое мнение и не считает, что мне пристало только вышивать, — торжествующе объявила девушка.

— Всего две причины? — вспомнив, что Верита в подобных случаях приводила не менее пяти, хмыкнула я.

— Разве этого мало? — На лице Игрис отразилась растерянность, почти сразу же сменившаяся довольной улыбкой. — А как насчет того, что у нас не только мнения, но и мысли сходятся?

— Это уже любопытнее. И действительно может что-то значить, — мысленно попросив у Вериты прощения, кивнула я.

— Так вот! Пока вы пытались найти водопад, я уговорила Эвиса устроить туда поездку. Это будет как пикник в лесу, только в сто раз романтичнее! А Арлен узнал, что как раз завтра должна приехать театральная труппа, которая собирается выступить у водопада. Поэтому у нас будет самый невероятный пикник. — Договорив, Игрис с восторженно блестящими глазами уставилась на меня. — Ты мне поможешь выбрать наряд на завтра? Хочу поразить Арлена!

— Если прибегнешь к моей помощи, результат будет противоположным. Ты же помнишь, в моде я не слишком разбираюсь, — понадеявшись, что Ис еще не пошел спать и задержался в библиотеке, открестилась я.

— А сама я точно не справлюсь. Еще и служанки мне достались такие нерасторопные! Если не выбрать наряд с вечера, утром они два часа будут бестолково суетиться. Но если я опоздаю, вы поедете без меня. Или Ис прикажет ждать, но тогда все разозлятся. — Девушка шмыгнула носом и поспешно отвернулась.

— Хорошо, я помогу, — почувствовав себя пойманной в ловушку, кивнула я.

Довольно взвизгнув, Игрис кинулась обниматься. А потом потащила меня к себе, попутно кликнула служанок и попросила их принести что-то вкусное с кухни. Я только судорожно вздохнула, сообразив, что встретиться с Исом точно не смогу.

И вроде бы я понимала соскучившуюся по общению Игрис, но, с другой стороны, с трудом сдерживала раздражение, накопившееся из-за невозможности выкроить хоть немного времени для себя. Вот только если придворный маг еще мог напомнить об окончании рабочего дня и уйти, то у подруги, которой я стала для девушки, просто не существовало графика.

Проснулась я на рассвете. Почти все в такую рань еще спали, но свидетели мне и не требовались. Несмотря на пришедшую в голову идею, я все равно не спешила покидать комнату. Непозволительно долго перебирала свой небогатый гардероб. Тщательно расчесывала волосы, почему-то решив при этом досчитать до ста. Подходила к дверям, но в последний момент вспоминала, что забыла что-то, и возвращалась в спальню. В итоге с огромным трудом переселила себя и все же направилась к покоям князя.

— Ришида? Что ты здесь делаешь? — Я как раз раздумывала, стоит ли караулить Иса или лучше подождать другого момента, так что оклик мужчины заставил меня подскочить от неожиданности.

— Дышу свежим воздухом. Служанки принесли в твое крыло самые большие букеты, так что воздух здесь самый ароматный, — зацепившись взглядом за вазу с поникшими розами, ляпнула я.

— А чего не постучалась? Я мог и не услышать твоих шагов, — пропустив мои слова мимо ушей, удивился князь.

На этот раз мне не удалось соврать. Нужные мысли просто не приходили в голову. Да и как объяснить то, чего не понимаешь сама?

Раньше я действительно не слишком утруждала себя правилами этикета и, если считала, что дело того стоит, могла вломиться к князю без приглашения. Но это было до поцелуя. Теперь же заходить к Ису мне казалось… слишком личным. Это ведь в кабинете он был князем, а в своих покоях превращался в обычного мужчину. А я боялась думать о том, как должна вести себя с мужчиной.

— Так и продолжишь стоять на пороге? Вообще-то холодно. — На Исе не было рубашки, и он демонстративно вздрогнул.

— Я бы предложила согреть, но почему-то пульсары в качестве грелок никого не устраивают, — включившись в игру, скорбно пожаловалась ему. — Да и много времени не отниму. Просто хотела тебя угостить.

— Ягоды? Это, случайно, не ими отравилась Вэйли? — заглянув в пакет, подозрительно осведомился князь.

— И зачем бы мне это понадобилось? — Уловка Иса определенно удалась. Теперь я уже не смущалась, а злилась, представляя, как запускаю в мужчину подушкой за беспочвенные подозрения. — Мы ведь вроде договорились, что твоя смерть мне невыгодна!

— Так ведь смерть же, а речь идет о легком недомогании, — наставительно произнес князь. — И, если я буду лежать в постели, меня окажется проще охранять. Наложил пару заклинаний — и все! Не сравнить с прогулкой к водопаду, где заговорщик может напасть в любой момент.

— И зачем бы мне это понадобилось? — Я понимала, что повторяюсь, но никак не могла найти хоть какой-то смысл в словах Иса.

— Наверное, чтобы выкроить немного времени для себя. Пойти к озеру и искупаться, купить новые амулеты на рынке, провести тренировку, — принялся перечислять он. — Мало ли, что может прийти в голову молодой и привлекательной ведьме?

Князь продолжал лукаво усмехаться, вот только провести меня было не так просто. Возможно, раньше я поверила бы, что Ис просто развлекается, но теперь понимала: за каждым словом скрывается забота.

Уж не знаю, что Верита наговорила князю, прося отпустить меня на прогулку, но он сделал свои выводы. А еще совершенно точно знал, что вчера я полночи помогала Игрис.

— Немного опоздала на вчерашнюю встречу, — со смешком произнесла я. — Так что решила захватить «часть прогулки» с собой. Это ягоды терновника. Думаю, если бы ты видел куст, с которого я их оборвала, то точно включил бы терновник в свой герб.

— В самом деле? Почему? — Ис тут же изобразил предельную заинтересованность, но взгляд при этом остался серьезным.

— Потому что любой, кто подойдет к кусту, увидит в первую очередь острые колючки. Ягоды же сливаются с листьями, и легко поверить, что растение способно только ранить. Хотя, если суметь обойти шипы, наградой станут сладкие ягоды. — Я сделала паузу, наблюдая, как внимательно мужчина ловит каждое мое слово. — Ты ведь не зря сравнил меня с шиповником. Вот только мне нужны колючки, чтобы защититься от тех, кто подойдет слишком близко. Тебе — чтобы отпугивать всех вокруг. Знаю, я обещала, что не стану конаться в твоих тайнах, вот только о том, чтобы я еще и не думала о них, речи не шло. И я не могу понять, что вынуждает тебя от всех отгораживаться.

Я надеялась, что теперь, когда наши отношения изменились, Ис доверит мне хоть что-то. Впрочем, куда реалистичнее было ожидать, что князь в очередной раз попросит не заниматься бесплатной работой. Я даже готова была к тому, что мое неустанное любопытство разозлит мужчину.

Меньше всего я ожидала, что Ис ограничится вежливой улыбкой. Именно так он улыбался лордам, когда те, исчерпав запас умных мыслей, принимались нести полную околесицу.

— Кто бы мог подумать, что эти ягоды обладают способностью вызывать философское настроение, — достав синюю «звездочку», медленно произнес он. — Пожалуй, они пригодятся мне при написании указов.

Вопреки собственным словам мужчина не стал ждать подходящего момента и сразу бросил ягоду в рот.

Вчера, обрывая куст, я тоже не выдержала и сняла пробу. Дозревающие ягоды были терпковато-кислыми, вяжущими. Зато спелые взрывались на языке сладостью, заставляя довольно жмуриться.

Ис тоже прикрыл глаза, а в следующий момент прижал меня к себе, обжег поцелуем. У этого поцелуя был вкус терновника. Я все еще злилась на нежелание мужчины поговорить серьезно, но не смогла его оттолкнуть.

Слишком уж отчаянно целовал меня Ис. Стремительно, неудержимо, пылко. И обнимал так, будто под нашими ногами разверзалась земля, и только так можно было удержаться рядом.

От этого поцелуя кружилась голова. Подкашивались ноги. И внутри что-то замирало, а потом натягивалось, как струна. Он пьянил сильнее самого крепкого вина. Я чувствовала себя так, словно оказалась в бушующем океане. И волны чувств накрывали меня с головой. Невысказанный, но ясно ощущавшийся дикий страх Иса не справиться со своим секретом и, как следствие, потерять меня. А еще — отчаянное желание насладиться этим моментом, выражающееся и в сумасшедших, обжигающих поцелуях, и в дрожании пальцев, запутавшихся в моих волосах. И какая-то запрятанная внутри, рвущаяся наружу боль.

Не знаю, как я умудрилась расслышать стук каблуков. Судорожно вздохнув, вывернулась из объятий Иса и оперлась о стену.

— Ваше сиятельство, госпожа Ришида! — показавшийся в коридоре Эвис просиял. — Госпожа Ришида, я как раз шел к вам. Уделите мне пару минут?

— Она занята, — едва взглянув на лорда, отрезал князь.

— Но это важно! — отделаться от Эвиса оказалось не так просто. — Госпожа Ришида должна взглянуть на артефакты, которые обеспечат безопасность нашей прогулки. Леди Игрис так о ней мечтала! Не хочу, чтобы что-то пошло не так!

— Ваше сиятельство, прошу меня простить, я должна идти делать свою работу. — Сама не знаю, что вынудило меня сказать именно это.

Но реакция последовала незамедлительно. У Иса дернулись уголки губ, а сам он превратился в каменную статую.

— Конечно, иди. Обсудим все йотом, — сухо произнес он. — Но после обеда продолжим разговор.

— Ришида, я не отниму у вас много времени. Мой маг уже проверил артефакты и все защитные чары. Вам нужно лишь убедиться, что он не допустил ошибки. Хотелось бы избежать всяких досадных случайностей, — лучезарно улыбнулся Леванд.

— Я целиком и полностью в вашем распоряжении, — пришлось растянуть губы в ответной улыбке.

Граф говорил что-то еще, но я лишь механически кивала, пропуская слова мимо ушей. Все мысли крутились вокруг Иса. В самом деле: то демонстративно насмешничает, ясно давая понять, что не собирается подпускать меня ближе, то через мгновение целует с такой болезненной страстью, будто я последний якорь, держащий его на плаву. И ни единой подсказки, чтобы понять, как вести себя дальше.

Вопреки заверениям Эвиса, быстро справиться с заданием мне не удалось. Вернее, я могла бы бегло взглянуть на энергетические плетения, но предпочла тщательно изучить структуру каждого заклинания. Как и следовало ожидать, ничего подозрительного не обнаружилось. Да и, если предположить, что заговорщик — это граф Леванд, вряд ли он позвал бы меня, чтобы продемонстрировать подготовленную ловушку.

— Если вам что-то непонятно, я могу пригласить своего мага, и он все разъяснит. — Заметив, что я слишком долго смотрю на прикрепленную к карете рубиновую брошь, предложил Эвис.

— Ни к чему. Просто задумалась. — Я качнула головой. — Ваша милость, можно вопрос?

— Даже боюсь подумать, что вас заинтересовало, если для вопроса понадобилось разрешение. — Лорд засмеялся, но глаза остались серьезными.

Определенно Эвиса не так легко сбить с толку, как он пытается показать. Хотя среди аристократов почти все притворяются, по-другому в их среде не выживешь, так что ничего удивительного.

— Государственные тайны выпытывать не буду, — поспешила заверить я. — Просто не понимаю, к чему такие предосторожности? Вы будто опасаетесь, что на нас нападет целое войско!

— Не опасаюсь. Просто предпочитаю просчитать любые риски. — На этот раз граф не стал скрывать эмоции, и его голос звучал довольно серьезно, даже сухо. — Лорд Римэнн пренебрег этим и лишь с вашей помощью избежал обвинения. Я нахожу вашу компанию весьма приятной, но все же не хочу наслаждаться ею по такому поводу. Если вы заранее убедитесь в том, что безопасность прогулки обеспечена, никто не обвинит меня в покушении.

— Потому что обвинят меня? Мол, куда же придворный маг смотрел? — Дразнить Леванда не входило в мои планы, но, раз уж выпал такой шанс, почему бы и не проверить его реакцию?

— А вам есть чего опасаться? Его сиятельство настолько мало верит вашему слову? — увы, тягаться с Эвисом мне было определенно рано.

— Вполне достаточно. Но зачем лишний раз испытывать доверие Иса и собственную удачу? Как и вы, предпочитаю перестраховаться. — Я многозначительно улыбнулась.

— Что весьма похвально, — настаивать на продолжении разговора граф не стал и предложил мне руку.

Вернуться мы успели как раз к завтраку. Причем Эвис, демонстрируя правдивость своих слов, стал засыпать меня вопросами и всячески втягивать в беседу, и я, хоть и сидела рядом с Исом, не сумела перекинуться с ним даже парой фраз.

— Эвис, вы совсем не похожи на гостеприимного хозяина, дайте и нам возможность поболтать с Ришидой, — к моему огромному удивлению, заметил Рэйф.

Обычно мужчина предпочитал отмалчиваться, и, если уж что-то говорил, комментарии были хлесткими, иногда даже циничными. Но за светской беседой Рэйф точно никогда не гнался.

Еще сильнее я удивилась, когда мужчина окликнул меня, Вэйли, Вериту и Карин.

— Дамы, мне хотелось бы отметить красоту каждой из вас, но ваш внешний облик дает отличную возможность ограничиться одним комплиментом. Вы ведь поделите его на всех? — Сделав паузу, граф лукаво нам усмехнулся.

Улыбка шла мужчине, смягчала черты его лица и заставляла выглядеть моложе. Вот только Рэйф обычно предпочитал поджимать губы и всячески давил в себе любые эмоции.

— Вы — словно прекрасные цветы, распустившиеся, чтобы радовать наши глаза, по-весеннему молоды и очаровательны, заряжаете энергией и силой.

Как по мне, комплимент был средним. Рэйфу определенно следовало забыть о трауре и больше тренироваться. Хотя из всех лордов только он отметил вслух, что мы с подругами, не сговариваясь, явились в одинаковой одежде, в тех самых купленных в деревне рубашках.

Надевшая пышное желтое платье Игрис косилась на нас с завистью, хотя вчера не уставала повторять, что будет изображать маленькое солнце. Еще сильнее девушка расстроилась, когда выяснилось, что она поедет в карете с братом. Мы решили ехать верхом, вместе с лордами, благодаря чему могли поддерживать беседу.

Увы, подруги по-прежнему смущались Игрис и точно не решились бы подарить ей простую крестьянскую одежду, а мне такая идея просто не пришла в голову.

До водопада мы добрались вполне благополучно. Кроме нас собрались жители деревень и поместий, также привлеченные известием о представлении. Сами циркачи готовились к началу выступления и мастерили подобие сцены. Смотреть на них было скучно, так что я предпочла полюбоваться водопадом.

Мне хватило одного «магического» взгляда, чтобы разобраться, откуда пошли слухи о волшебных свойствах источника.

Водопад был красив: вода бело-серебристым полотном струилась со скалы, зеленое озеро сверкало в лучах солнца, а на деревьях стараниями циркачей появились кокетливые бантики. Даже располагавшиеся неподалеку пещеры выглядели не страшными, а загадочными и притягательными. Сбегая по камням, водопад весело журчал. Ужасно хотелось зайти в воду, опустить руки в кажущуюся пушистой пену и позволить водопаду смыть все плохие мысли…

Вот только водопад был ненастоящим. Озеро располагалось возле магического источника, чем и воспользовался один из предков Эвиса, заказав у магов качественную иллюзию. Я подозревала, что кроме иллюзорников здесь поработали и маги воды, но точно определить этого не могла. Судя по тому, как недоверчиво щурилась Вэйли, вглядываясь в водопад, она также заметила слабые отголоски магии и теперь пыталась разобраться, что из открывшегося взгляду настоящее.

Должно быть, раньше иллюзия ни для кого не была секретом. Но прошло время, детали стерлись из памяти, жители по-прежнему помнили, что водопад связан с магией, но объясняли все естественным и понятным для них образом.

Я не ожидала слишком высокого уровня от проезжих артистов, так что приятно удивилась высокому уровню представления. Магов среди циркачей точно не было, на их ауру я взглянула в первую очередь, но фокусник настолько ловко справлялся с номерами, что в голову сами собой лезли заклинания, способные обеспечить подобный эффект. Еще веселее стало, когда циркач, не удовлетворившись помощью собственных ассистентов, стал приглашать людей из числа зрителей, причем почему-то преимущественно лордов. Арлен, обнаруживший у себя в кармане голубя, а также «потерявший», а потом «нашедший» фамильный перстень под камнем, пришел в детский восторг и хлопал в ладоши громче всех. Лайен, которому пришлось изобразить фокусника и извлечь из воздуха горсть монет, отреагировал достаточно сдержанно. А вот Рэйф, чья рубашка изменила цвет с черного на ярко-малиновый в зеленую крапинку, едва не позеленел сам. Причем искренние сожаления циркача, напутавшего что-то в фокусе, оставили его равнодушным. От предложения взять деньги и купить новую рубашку он отмахнулся, ядовито заметив, что в отличие от лорда Римэнна не способен впасть в траур из-за испорченной вещи.

— Рэйф, вы скоро разучитесь улыбаться. Неужели даже общество наших милых дам не поднимает вам настроение? — Эвис, как и подобает хозяину, поспешил вмешаться и уделить хмурому гостю особое внимание. — Или вам настолько не нравится представление?

— Я нахожу его слишком шумным. — Рэйф даже не попытался изобразить заинтересованность. Напротив, всем своим видом давал понять, что совершенно не желает с кем-либо общаться. — Мне по душе тишина.

— А разве не в этом смысл праздника? — Верита как раз выспрашивала у Арлена, какими были его ощущения во время выступления, но, услышав замечание лорда, отвлеклась. — Мы приехали, чтобы как следует повеселиться. А без шума настоящего веселья не бывает.

— Но не следует забывать, что мы благородных кровей и не должны уподобляться крестьянам, следующим сиюминутным порывам и мало думающим о будущем, — глядя ей в глаза, несколько напыщенно ответил мужчина.

— Лорд Дерисон, тише, пожалуйста, совершенно ничего не слышно, — Игрис приложила палец к губам и кивнула на сцену, где циркачи уже начали разыгрывать какую то миниатюру.

Кажется, все приняли слова Рэйфа за обычное бурчание, вот только я готова была поклясться, что истинная причина его недовольства не имеет ничего общего с представлением. Не зря ведь мужчина почти не обращал внимания на циркачей. Зато пристально следил за тем, как отчаянно Верита пытается привлечь внимание Арлена, маскируя личный интерес сугубо практичными вопросами.

— Чем громче шум — тем сильнее случится беда, — ни к кому не обращаясь, негромко пробормотал Рэйф.

Но подруга все же услышала. Хмыкнув, демонстративно отвернулась и дернула Арлена за рукав, прошептав что-то на ухо.

— Ришида, я нигде не испачкала платье? Почему лорд Райсен на меня не смотрит? — подвинувшись ко мне, взволнованно спросила Игрис.

Покосившись на девушку, я пожалела, что не умею становиться невидимой. Определенно, в покое меня сегодня не оставят!

С трудом дождавшись окончания выступления, ожидала, что отдохну, но и тут удача решила отвернуться. Ису невесть с чего вздумалось проехаться верхом, а Игрис тут же воспользовалась случаем и затащила меня к себе в карету.

— Я бы очень хотела тебе помочь, но не знаю как. В академии меня учили уничтожать нечисть, а не кокетничать с ней. И все приемы обращения с упырями, призраками, духами, домовыми, которые мне известны, категорически не подойдут для Арлена. Он в лучшем случае оскорбится, если начертить вокруг него пентаграмму и облить молоком, — в очередной раз выслушав жалобы девушки, тоскливо протянула я. — Не люблю расписываться в собственном незнании, но и какого-либо выхода не вижу.

— Мне и не нужно волшебное заклинание, чтобы разом решить все проблемы, — обиженно пробурчала Игрис. — Я хотела поговорить с подругой, а вместо этого получила консультацию мага.

— Но мы ведь разговариваем. — Я недоуменно уставилась на девушку.

— Это я разговариваю, а тебе моя компания не нужна. Ты хочешь поскорее ответить и уйти. Конечно, я привыкла быть одна, но с друзьями так не поступают, — договаривала Игрис, глядя в окно и, кажется, прилагая все усилия, чтобы не расплакаться.

Я, в свою очередь, с трудом сдержалась, чтобы не закрыть лицо руками и не застонать. В последнее время на меня свалилось так много информации, что я медленно сходила с ума. Перед глазами стояла какая-то снежная лавина.

Мои отношения с Исом. Заговорщик, которого нам так и не удалось поймать. Рэйф, которому я так неосторожно дала понять, что чувствую к Ису, и который сам определенно испытывал что-то к Верите. Верита и Игрис, не способные поделить Арлена и ищущие у меня поддержки.

С каждой новой мыслью в лавину добавлялся еще один слой. И чем больше сил я прикладывала, чтобы убежать, тем сильнее «увязала в снегу».

— Если хочешь, давай сходим в город, погуляем. Только вдвоем, — смирившись с невозможностью побыть наедине с Исом, скрепя сердце предложила я.

— В самом деле? Конечно, хочу! — На лице стремительно повернувшейся ко мне Игрис не осталось и тени обиды. Теперь глаза девушки радостно сияли, и сама она перестала напоминать потускневшее солнце. — Ты в последнее время такая задумчивая, отдых не повредит нам обеим.

Наверное, воодушевление Игрис должно было заразить меня, вот только вместо того, чтобы думать о прогулке, я гадала, как отреагирует на мои слова Ис. И, банально струсив, отправила девушку одну отпрашиваться у брата. Вопреки моим ожиданиям Ис не стал возражать и отреагировал достаточно сдержанно. Лишь, учитывая опыт прошлой прогулки, попросил нас взять с собой охрану.

— Никогда еще не чувствовала себя такой свободной, — стражники старались следовать сзади, и старательно не обращающая на них внимание Игрис закружилась на месте.

— Разве ты никогда раньше не ходила гулять? — Я подхватила увлекшуюся девушку под руку. — Вроде лавки, мимо которых мы идем, ничем не отличаются от столичных.

— Ходила. Вместе с фрейлинами и стражей. И все вокруг прекрасно знали, кто я такая, и постоянно глазели на меня, а то еще и сказать могли что-то обидное. — У Игрис вырвался вздох. — К тому же тогда я должна была купить нужные вещи и возвращаться. А сейчас мы можем купить пирожки и поесть их у фонтана. Вволю насмеяться, выбирая ленты для волос. Такой прогулки у меня никогда не было.

В голосе девушки звучал такой неподдельный восторг, а глаза сияли настолько ярко, что все мое раздражение из-за сорвавшегося свидания незаметно прошло. В самом деле, Игрис ведь не знает, что у меня были какие-то планы, глупо винить ее за желание пожить нормальной жизнью.

— Ой, смотри, там свадьба! — Взвизгнув, девушка потащила меня к храму.

Мы пришли как раз к окончанию церемонии, и сейчас показавшиеся у входа молодые принимали поздравления от родных.

— Какая красивая невеста! Надеюсь, когда я соберусь замуж, у меня будет такое же платье, — продолжала восхищаться Игрис.

Девушка в самом деле была очаровательной. Ярко-зеленые глаза, пшеничные волосы. Белое, расшитое желтыми нитями платье подчеркивало фигуру. Наверное, наряд помогал украшать маг — юбки и шлейф парили в воздухе, отчего казалось, что невеста плывет над землей.

А вот жених подкачал. Нет, выглядел он достаточно привлекательно, но выражение лица было такое, будто это не свадьба, а похороны. На свою невесту он не смотрел, держал ее под руку только из-за необходимости, не пытаясь воспользоваться случаем и обнять по-настоящему.

— Почему жених такой грустный? — В отличие от меня, Игрис не стала держать мысли при себе. — Разве на свадьбе не положено улыбаться? Вроде улыбки приманивают счастье!

— Где ж ему улыбаться, когда одни оковы на другие меняет, — несколько словоохотливых гостей тут же повернулись к девушке. — Жениться-то и не собирался, а отец Асилии сказал: «Или в храм — или в тюрьму!»

— Зачем в тюрьму? — Вид у Игрис стал откровенно обескураженным. Догадываясь, какой последует ответ, я потянула девушку в сторону, но она дернулась, вырвала руку. — Они что, не любят друг друга? А Асилия выглядит такой счастливой…

— Димий-то? Любит, отчего ж не любить. Только он любит еще трех девушек с соседних улиц. От Асилии сбежать не успел: не ждал, что отец лично придет будить дочь и застукает их вместе. — Женщина определенно получала невыразимое удовольствие, пересказывая столь щекотливые подробности.

Я подобных людей терпеть не могла и всячески старалась избегать, но Игрис слушала, раскрыв рот. Пришлось несколько раз шикнуть на сплетницу и посмотреть особым, ведьминским взглядом, чтобы та отстала.

— Ну что, уже не завидуешь невесте? — Уводя подругу обратно к лавкам, я криво усмехнулась.

— Я думала, свадьбы играют только по любви, и оба, и жених, и невеста, должны желать произнести клятвы. — Выражение лица у Игрис стало отрешенно-задумчивым.

Представив, что на это могла бы ответить Верита, я ограничилась многозначительным хмыканьем.

— Когда я соберусь замуж, все будет совсем по-другому! — решительно пообещала девушка.

К счастью, продолжать тему не стала и вместо этого сосредоточила внимание на ассортименте предлагаемых духов. Занятие оказалось увлекательным, так что в лавке мы застряли на несколько часов. Игрис во что бы то ни стало решила выбрать духи, соответствующие разному настроению, а мне следовало помогать оценивать аромат.

Покончив с покупками, девушка отдала заполненную корзинку стражникам и потащила меня в парк — проветривать голову. Обед провели там же, скармливая плавающим в озере уткам купленные пирожки.

Я уже начала опасаться, что увлекшуюся прогулкой девушку придется долго уговаривать вернуться в поместье, но, к моему облегчению, взятые с собой деньги подошли к концу. Покупать что-то в долг Игрис было стыдно, и она сама завела речь о возвращении.

— Еще раз огромное спасибо. Это был замечательный день! — покосившись на катящееся за горизонт солнце, порывисто воскликнула девушка. — Как-нибудь обязательно повторим!

Ужин мы пропустили, так что я решила позвать служанку и попросить принести что-нибудь перекусить. Вот только, переступив порог комнаты, забыла обо всем и недоуменно уставилась на лежащий на полу конверт, скрепленный княжеской печатью.

Еще сильнее удивилась, прочитав записку Иса с приказом явиться на место циркового представления в строго указанное время. Цель встречи указывалась весьма расплывчато, князь писал только о том, что речь пойдет о деле государственной важности, а еще просил ни в коем случае не брать никого с собой.

Надо ли говорить, что после этого моя тревога только усилилась. А когда я вспомнила, что Ису уже подбрасывали отравленное вино вместе с запиской, якобы написанной мной, паранойя внутри расцвела пышным цветом.

Вот только явившийся на зов Кэм подтвердил, что его сиятельство в самом деле уехал сразу после ужина и действительно желал меня видеть. Зачем именно, бывший ученик спрашивать не стал, но отметил, что выглядел Ис встревоженно.

После этого я окончательно перестала что-то понимать. Первой мыслью было — за время моего отсутствия князю каким-то образом удалось выйти на заговорщика и теперь необходимо как можно скорее его схватить. Еще можно было представить, что Ис не узнал, кто преступник, зато придумал, как заманить таинственного недоброжелателя в ловушку. Собираясь, я продолжала ломать голову над загадкой, но, даже подъехав к нужной поляне, не сумела додуматься ни до чего путного.

— Ис? — спешившись, я негромко окликнула мужчину.

Ни его коня, ни самого князя видно не было, и в груди неизбежно заворочался страх. К тому же ночь выдалась темной, размытый месяц прятался в дымке и практически не давал света, что, безусловно, было на руку князю, но очень злило меня.

— Ис, ты здесь?

Возле пещеры что-то хрустнуло, и я медленно направилась туда. Звук не повторялся, я вытянула руку вперед, готовясь в любой момент применить атакующее заклинание. Правда, чем больше проходило времени, тем сильнее я склонялась к мнению, что сейчас куда более необходимыми окажутся поисковые чары. Будь здесь кто-то чужой, он точно предпринял бы попытку напасть, а вот князю не явиться на назначенную лично им встречу могло помешать только что-то очень серьезное.

— Ага, попалась! — торжествующе объявил кто-то сзади, ловко обхватил меня и прижал руки к талии. — Теперь не сбежишь!

Нападение оказалось настолько неожиданным, что в первый момент я растерялась. И сделала то, что сделала бы любая девушка на моем месте: громко завизжала и задергалась, стремясь вырваться на свободу.

— Я надеюсь, это ты от радости? — Меня тут же выпустили, подозрительно знакомый голос теперь звучал справа. — Не хотелось бы думать, что мое общество настолько тебе неприятно!

— Ис, ты что, окончательно лишился ума?! Или решил так оригинально отомстить заговорщику и убить себя самостоятельно? Кто так шутит?! — Чувствуя, что сердце выпрыгивает из груди, я раздраженно уставилась на сияющего мужчину.

— Мне захотелось сделать тебе сюрприз, — как ни в чем не бывало отозвался князь. — Девушкам ведь нравится романтика, не так ли?

— Обычным девушкам, возможно. Но я вообще-то — боевой маг! И отреагировать могла соответственно! А сгорать в настоящем огне далеко не так приятно, как в сжигающем душу пламени страсти. С чего тебе вообще взбрело в голову, что вечер в лесу может быть романтичным? — Теперь уже я злилась на себя.

Причин для самообвинений хватало. Мало того что перепугалась и принялась вопить вместо того, чтобы начать действовать, как учили в академии, так еще и другое — если бы я действительно применила что-то из своего богатого арсенала, количество проблем выросло бы на глазах.

А еще я совершенно не могла понять, каким образом умудрилась прозевать появление Иса. Все-таки ночь не настолько темная. И к тому же он умудрился подкрасться абсолютно бесшумно.

— Брось, я знал, что швыряться огнем ты не станешь. А даже если бы применила магию, я успел бы увернуться. — Казалось, Иса мои эмоции только забавляли. — Что касается романтики…

Лукаво усмехнувшись, князь направился вглубь пещеры. Я, хоть и продолжала злиться, последовала за ним. И потрясенно уставилась на расстеленное одеяло, корзинку с едой и десяток зажженных свечей.

— Достаточно романтично? Могу я рассчитывать, что ты согласишься поужинать со мной? — Ис галантно поклонился, но глаза его смеялись.

— Подожди, так это все ради простого ужина? — начиная медленно соображать, переспросила я.

— Настолько долгожданный ужин вряд ли может быть простым. А почему ты так одета? — Только сейчас, рассмотрев мой внешний вид, выгнул бровь князь. — Мне казалось, этот этап наших отношений остался в прошлом.

— Если хотел, чтобы я явилась в платье, нужно было так и написать. Что мне думать, получив записку с упоминанием о делах государственной важности? Я решила, что ты узнал нечто любопытное, и собралась работать. — Я нервно переступила с ноги на ногу, и гроздь амулетов на шее мелодично зазвенела.

И это ведь Ис еще не видел, сколько всего лежит у меня в сумке! Даже на свое первое задание я не собиралась так тщательно; даже рубашка на мне была вышита магическими узорами. Правда, рукав у нее недавно оторвался, пришила я его в спешке и совершенно неподходящими нитками. Да и пятно на боку не удалось полностью отстирать. Но откуда мне было знать, что я собираюсь на свидание?!

— Ты сама подкинула мне эту идею. И потом, я боялся, что в противном случае ты не придешь. Я устал воевать с лордами, добиваясь твоего внимания, — обезоруживающе улыбнулся Ис.

Наверное, мне стоило обидеться. Гордо заявить, что на свидание не приглашают в приказном порядке, развернуться и уйти прочь. Вот только я почувствовала, как внутри разливается тепло. Было так приятно знать, что Ис готов злоупотребить служебным положением, лишь бы увидеться со мной.

— Так что, ты принимаешь мое приглашение? — Усевшись на одеяло, князь достал бутылку вина и бокалы.

— Глупо уезжать голодной, — рассмеявшись, я присоединилась к нему. — И, между прочим, я тебя не игнорировала. Просто ты сам нанял меня как мага, и я должна выполнять свои обязанности, иначе испорчу свою репутацию.

— Зато этот вечер принадлежит нам, — протянув мне бокал, Ис широко улыбнулся.

И практически сразу из глубины пещеры раздался хриплый вой. Звук оборвался резко, но повисшая тишина была обманчивой. Неизвестный «певец» определенно не собирался ограничиваться приветствием.

— Уверен? Кажется, за ужином к нам все же присоединятся гости. — Бокал покатился по земле, а я вскочила на ноги.


ГЛАВА 8

Через минуту вой повторился. Правда, очень быстро сменился глухим кашлем и оборвался, словно неизвестный «певец» чем-то подавился. Очень плохо.

— Гроны. — Я скорчила гримасу.

— Откуда им здесь взяться? — Судя по тому, как Ис изогнул бровь, эта пакость была ему знакома. — Ничего не путаешь?

— Может, хватит уже сомневаться в моем профессионализме? Нас учили опознавать нечисть не только по внешнему виду, но и по голосам, — хмуро отозвалась я. — А гроны как раз любят заброшенные, глухие места. Кто мог предположить, что сюда приедут циркачи, а потом еще ты меня напугаешь?!

— Повеселиться в самом деле не вышло. — Если князя и смутили мои слова, он никак не дал этого понять.

— Веселья скоро будет предостаточно. — Мрачно усмехнувшись, я принялась расшнуровывать сапоги.

— Что ты делаешь? — Ис недоуменно уставился на меня.

— Разуваюсь. И тебе советую последовать моему примеру. — Я начала перебирать артефакты. — Гроны очень остро реагируют на любой шум, так что снимай все, способное звенеть, скрипеть и издавать другие звуки.

— Я знаю, но не понимаю, зачем нам идти к ним навстречу. Ты же именно это собираешься сделать? — Следовать моему примеру мужчина не торопился, напротив, скрестил руки на груди и нахмурился.

— А разве есть другие предложения? — Теперь уже я непонимающе уставилась на Иса. — Гроны предпочитают жить стаей, и в пещере их не меньше семи. Поскольку мы их разбудили, они полетят на охоту. Мне не составит труда справиться с гронами, а вот местные жители станут легкой добычей.

— Но их может быть куда больше. Что, если ты не справишься? Да и потом, у придворного мага полно других обязанностей. — Ис встал напротив входа в коридор, будто боялся, что я брошусь навстречу гронам.

— Например, ужинать с князем? — изогнула я бровь. — Не спорю, это куда приятнее, но мой долг защищать людей.

— В одиночку? Почему не хочешь дать знать другим магам? Пошли записку подругам, они наверняка знают, где мы, и быстро сориентируются, — продолжал перебирать варианты мужчина.

— Верита с Вэйли считают, что я вижу десятый сон. Это же было секретное задание, не хотела привлекать к нему внимание, — покачала я головой. — Да и Кэму, насколько я помню, ты не говорил, куда меня пригласил. У нас просто нет времени ждать подмоги.

В ответ князь неопределенно хмыкнул. Ужасно хотелось спросить, что именно его так удивляет, но удовлетворить любопытство можно было и потом.

— Сейчас приду. — Выскочив из пещеры, я свистнула кобыле и сняла сумку.

Вернувшись, высыпала содержимое на одеяло и принялась перебирать пузырьки.

— То, что надо! — Я продемонстрировала Ису флакон с сонным зельем. — А ты еще был недоволен, что я оделась как ведьма.

— И какой у нас план? — проверив оружие и попрыгав на месте, чтобы убедиться, что ничего не звенит, обреченно уточнил князь.

— Найти их логово, разбить сонное зелье, после чего всех спалить, — с легкостью перечислила я. — Правда, фоны плохо переносят свет, так что взять с собой свечи не сможем.

— Ничего страшного. — Развернувшись, Ис решительно зашагал в темноту.

Пришлось с тихим шипением бежать за ним. Передвигаться босиком оказалось тяжело, в подошвы постоянно впивались мелкие камушки, но на скорости движения мужчины это никак не отражалось.

Я все-таки обогнала его и теперь шла впереди, указывая дорогу, вот только при этом никак не могла избавиться от ощущения, что замедляю наше движение, и в одиночку Ис шел бы гораздо быстрее.

— Мне казалось, ты не любишь пещеры, — вспомнив, как тревожился князь, когда мы были заперты в тайном ходе, тихо заметила я.

— Все зависит от пещеры. И от компании тоже. — Жаркий шепот обжег шею.

— Ты опять дурачишься. — Я махнула рукой, но Ис успел отступить назад, и схватить удалось только воздух. — А дело ведь серьезное!

— Не серьезнее того, с чем мы уже сталкивались. — У князя вырвался смешок. — Зато теперь я буду знать, что, приглашая ведьму на свидание, нужно выбирать место поосторожнее.

— Или не приглашать вовсе, — представив, что вместо нас здесь могла оказаться другая пара, мрачно произнесла я.

— Что ты имеешь в виду? — Веселье ушло, и голос Иса прозвучал непривычно холодно.

— Только то, что сказала. — Вдалеке послышался слабый свист, и я замерла, обратившись в слух.

— Это не ответ. — Мужчина схватил меня за руку, вынуждая повернуться к нему лицом.

Благодаря магии в темноте я ориентировалась достаточно сносно. И видела сейчас, каким напряженным стало лицо князя. От него явственно веяло опасностью, и, пожалуй, впервые мне стало страшно рядом с Исом.

— Слышишь, опять? — Меня спас слабый писк. — Пошли скорее, мы близко!

Настаивать на продолжении разговора мужчина не стал. Вот только я спиной чувствовала его взгляд, и, признаться, ощущение оказалось не из приятных.

Когда коридор в очередной раз вильнул, выводя нас в средних размеров пещеру, я даже обрадовалась.

— Вот и наши «певцы», — выглядывая из-за угла, одними губами шепнула я.

На этот раз чутье меня подвело — гронов оказалось куда больше семи. Больше всего они смахивали на летучих мышей, только размером были с хорошо откормленных собак. Черная чешуя помогала им оставаться незаметными в темноте, а острые копи и клыки превращали в достаточно опасных противников.

Спящие гроны были легкой добычей. В первые минуты после пробуждения они также оказывались достаточно неповоротливыми, но, стоило нечисти окончательно стряхнуть с себя сон, и она резко помогала нежелательным визитерам избавиться от ложных иллюзий.

Тронов было не менее двадцати. Большинство еще спали, только несколько разминали крылья и периодически издавали тонкий свист.

Вытащив пробку и сделав глубокий вдох, я на цыпочках прокралась в пещеру. Для лучшего эффекта зелье требовалось разбрызгать по всему помещению, а йогом выждать пару минут.

— Спокойной ночи, спите сладко, — одними губами шепнула я, осторожно продвигаясь вперед.

Гроны не спешили обращать на меня внимание, зелья оставалось еще половина флакона, и я немного успокоилась. Как оказалось, преждевременно.

Не знаю, откуда на полу взялись осколки. Я сумела удержаться от крика, вот только, перенося вес на здоровую ногу, нечаянно задела камушек, и он ударился о стену.

Вроде бы с негромким стуком, но уже через мгновение вверху захлопали крылья. Один из гронов завизжал, бестолково заметался по пещере, а потом ринулся в коридор. Остальные последовали его примеру, и мне пришлось упасть на пол, спасаясь от острых когтей.

Больше всего я боялась, что проснутся все твари, но, видимо, у оставшихся сон оказался покрепче. Зелье начинало действовать, в воздухе все отчетливее пахло лавандой.

Стараясь не наступать на порезанную ногу, я кое-как разлила остатки флакона и почти на корточках выползла обратно в коридор.

— Все в порядке. — В голове шумело, но мне хватило одного взгляда на Иса, чтобы собрать силы и подняться на ноги. — Просто немного порезалась.

— Семь штук улетело. — Князь медленно опустил протянутую руку. — Это очень плохо?

— Терпимо. Далеко не улетят, поймаем. — Оторвав от рубашки полоску, я кое-как забинтовала ступню.

Ис внимательно наблюдал за моими действиями, но помочь больше не пытался. Даже когда меня повело в сторону, остался стоять.

— Только сначала закончим здесь. — Выждав пять минут, я заглянула в пещеру, убедилась, что зелье действует и даже те твари, которые начали просыпаться, вновь заснули.

Вытянув вперед руки, зашептала заклинание, которое должно было накрыть всех гронов куполом. А когда поставленная защита на мгновение сверкнула, сигналя о готовности, запустила несколько пульсаров. Купол был звуконепроницаемым, так что мы ничего не услышали. Впрочем, это сонное зелье готовила Вэйли, и твари не проснулись, даже сгорая заживо. Через пятнадцать минут я развеяла ставшее ненужным заклинание.

— Сколько ты потратила на это сил? — В голосе князя звучало сдержанное любопытство.

— Примерно четверть. Люблю работать с огнем, такие заклинания даются мне легче всего, — передернула я плечами. — Оставшихся гронов тоже подожгу.

Правда, сначала следовало их найти. Работа предстояла не то чтобы сложная… Уж скорее кропотливая и требующая большой внимательности. Как я уже говорила, заметить грона в темноте представлялось затруднительным, эти твари отлично маскировались, но слабое место у них тоже имелось.

— Теперь начинаем слушать во все уши, — со смешком заметила я. — Гроны почти слепы и ориентируются благодаря слуху. Услышим писк — найдем грона.

На все про все у нас было около получаса. Если я правильно запомнила повадки гронов, они не вылетят под открытое небо, пока не изучат все пещеры, мало ли что могло измениться за день.

Сосредоточиться на окружающем пространстве оказалось сложно. Ужасно саднила порезанная нога, вдобавок к этому, напоминая о пропущенном ужине, то и дело начинал урчать живот. Даже стук сердца — и тот отвлекал, эхом отзываясь в ушах и вызывая желание потереть виски. Надо ли говорить, что услышать ускользнувшую нечисть первым умудрился именно Ис?

— Туда. — Махнув рукой, мужчина уверенно зашагал по коридору.

— Ты специально идешь так быстро? — возможно, мне следовало сделать вид, что я ничего не замечаю, вот только прыгать вслед за князем на одной ноге было слишком унизительно.

Да и о возможности незаметно выследить грона не стоило даже говорить! Если они услышали мой крик даже сквозь сон, то сейчас прилетят и на слабый стон.

— Говоришь, с тобой все в порядке? — Словно бы только этого и дожидавшийся Ис мгновенно остановился и подождал, пока я поравняюсь с ним. — Я бы предложил понести тебя на руках, но боюсь показаться слишком навязчивым.

— Может, отложишь воспитательную беседу на потом? Успеешь еще высмеять все мои отрицательные черты, когда справимся с гронами. — Я судорожно вздохнула, пытаясь взять эмоции под контроль и не дать воли рвущемуся наружу раздражению.

— Ты считаешь, я специально дразню тебя? — В голосе Иса послышалась грусть.

Кажется, беседа не доставляла мужчине удовольствия, взгляд у него на несколько мгновений стал совершенно измученным, но почти сразу он взял себя в руки и усмехнулся.

— Даже если и нет, случайно тоже выходит неплохо, — решив не ломать голову над странностями поведения Иса, сухо отозвалась я.

— Перед кем ты сейчас упорно не снимаешь маску? — отделаться от князя оказалось не так просто. Если мужчина вбивал что-то себе в голову, желал получить ответ любой ценой. — Мое мнение о тебе не изменится в любом случае. Я не перестану уважать тебя меньше, если ты позволишь себе побыть слабой. И уж точно нет никакой нужды геройствовать и сжимать зубы, наступая на больную ногу.

— А гроны не считаются? Нас учили, что в бою нельзя поддаваться слабости. На это будет время после… Если выживешь. — Мрачно усмехнувшись, я попыталась обогнать мужчину.

Как назло, под ногами опять кололись мелкие камушки, и я с трудом удержалась от гримасы. Коротко выдохнув, демонстративно и уверенно зашагала вперед.

— И все-таки ты зря пытаешься казаться такой невозмутимой. Знаю, ты думаешь, что так держишь ситуацию под контролем, но, заперев эмоции внутри, не избавишься от них. Только изведешься, пытаясь усмирить бушующие чувства, — с какой-то мучительной обреченностью произнес Ис.

Слова князя отозвались приступом ноющей боли в груди. Я не знала, что мучит мужчину, но его терзания сводили с ума и меня. Вот только я понятия не имела, что сказать.

Да и как объяснить чувство растерянности, охватывавшее меня каждый раз, стоило только оказаться рядом с Исом? Как объяснить, что мне страшно было поверить во что-то хорошее, потому что я знала: сказка не продлится долго и плохое не заставит себя ждать.

Один раз я позволила себе поддаться эмоциям и в результате перепутала Иса с Рэйфом. Конечно, как настоящий лорд, Рэйф повел себя невозмутимо и, если что-то заподозрил, сплетничать не собирался. Но мне все равно стыдно было рассказывать об этом князю.

— Ис… — робко окликнула я мужчину.

— Тихо! — Князь резко дернулся и прижал меня к стене.

Мимо с писком пронесся грон. Я вскинула руку, отправляя вдогонку пульсар. Несмотря на неудобную позу, попала, и забившаяся в огне тварь рухнула на пол.

— Осталось шесть, — довольно улыбнулась я.

Вот только удача, поманив нас ярким всполохом, решила, что хорошего понемногу, и скрылась. Пещеры были не слишком большими, но гроны словно сквозь землю провалились. Я умудрилась поранить вторую ступню, так что теперь хромала на обе ноги. Ис больше не пытался заговорить со мной и вроде бы отдался охоте, но я чувствовала повисшее между нами напряжение, и это выводило из себя.

Не знаю, что именно из всего, перечисленного выше, послужило причиной, но, когда нам навстречу вылетели сразу две твари, я промахнулась. Ис, к счастью, среагировал мгновенно, успел уклониться в сторону, а потом рубанул гронов мечом.

— Теперь четыре, — пнув с дороги рассеченные тушки, как ни в чем не бывало прокомментировал князь.

Третьего грона я вознамерилась во что бы то ни стало убить сама. И, когда расслышала слабый писк, отправила навстречу пульсар такой силы, что тварь впечатало в стену. Посыпавшаяся с потолка каменная крошка заставила нас поспешно юркнуть в коридор.

— Если продолжишь работать с таким же пылом, похоронишь гронов вместе с нами, — лукаво заметил князь.

Возможно, мужчина надеялся, что я поддержу шутку, но меня захлестнула волна обиды. Пришлось крепко сжать кулаки и сосчитать до десяти, напоминая себе, что Ис все же мой наниматель и имеет право комментировать и оценивать работу.

— Что ты делаешь? — Пока я предавалась размышлениям, князь успел подобрать два камня побольше и теперь бил один о другой.

— Зову гронов. Мне надоело бродить по пещерам. Чем быстрее закончим, тем быстрее вернемся в поместье. — Звук Ису не слишком понравился, и он постучал камнем о стену.

— Но не так же быстро! Дай мне время подготовить им «теплый» прием, — спохватилась я.

На обсуждение плана нам хватило пары минут. Все-таки работать с Исом было на удивление комфортно: мы понимали друг друга с полуслова. Вот и сейчас мгновенно распределили роли. Выбрав большую пещеру, в которую вело сразу три коридора, заняли места. Я — у стены, чтобы иметь возможность увидеть гронов и сжечь их, и Ис с камнями — в центре.

— Только не рискуй зря. Если грон тебя зацепит, Игрис несколько часов будет живописать, как плохо я справляюсь со своей работой, — не удержавшись, попросила князя.

— Ты по-прежнему удивительно заботлива. — От улыбки мужчины у меня потеплело внутри.

Добавлять что-то он не стал, вместо этого со всей силы стукнул камнем о камень. Тактика дала плоды через несколько минут. Сама я ничего не слышала, но Ис насторожился и указал на правый коридор.

Вылетевшую «мышку» встретил огненный шар. Мне давно не приходилось иметь дело с движущимися мишенями, и в чем-то это оказалось даже забавно. Второго и третьего гронов я сбила, практически не целясь.

Как-то незаметно меня разобрал настоящий охотничий азарт. Вспомнилось, как здорово справляться со своей работой. Безусловно, я безумно переживала за Иса и собиралась сделать все, чтобы помочь ему разоблачить заговорщика, вот только интриги не были моей сильной стороной. Я могла изобразить из себя придворного мага, но в глубине души мне нравилось быть именно ведьмой.

— Вот еще одна! — указал князь на мелькнувшую тень.

Кончики пальцев закололо, но в последний момент я изменила решение и, стряхнув искры, принялась плести ловчее заклинание. Эвис наверняка придет в ужас, увидев, какой именно «сувенир» мне вздумалось прихватить из пещер, но я решила прочитать короткую лекцию для местных, а без практического пособия она теряла всякий смысл. В самом деле, из нынешней стаи этот грон последний, но подобные гвари обожают пещеры, и в скором времени здесь могут появиться новые жильцы. А прежде чем крестьяне разберутся, что к чему, и пригласят мага, гроны изрядно попортят им кровь.

— Ришида!

Отступив назад и практически упершись в стену, я резко вскинула руки вверх и поймала грона в невидимую клетку. Осознав, что оказалась в ловушке, тварь отчаянно забилась.

— Берегись! — Ис бросился ко мне и замахнулся мечом.

— Стой! — Запоздало сообразив, как моя охота выглядела со стороны, я дернулась, пытаясь убрать «клетку» из-под удара.

Увы, тягаться с князем мне было не по силам. Не подозревая, что придется защищать грона от внешнего вмешательства, я сосредоточила все силы на том, чтобы укрепить чары изнутри, и теперь меч с легкостью прошел сквозь купол, разрубая тварь.

Грон истошно завизжал, ему вторил испуганный писк. К своему стыду, я слишком поздно сообразила, что это значит, заметив совсем близко нового грона.

Вытащить меч мешала теснота. Прибегнуть к магии я тоже не могла, незаконченное заклинание сводило запястья, и единственное, что осталось, это вскинуть руки, защищая лицо.

Тварь не стала выбирать и вцепилась в запястье. От боли я взвизгнула и, забыв о заклинаниях, затрясла рукой, пытаясь избавиться от нечисти. Ис вновь взмахнул мечом, тяжесть исчезла, но боль осталась.

— Риш? — взволнованно окликнул меня князь.

Я взглянула ему в лицо и, не удержавшись, расхохоталась. Запястье продолжала дергать боль, ощущение было такое, будто когти твари отломились и остались в ране, но проверить, так ли это, я не могла. Заклинание, позволяющее видеть в темноте, развеялось, а наложить его повторно мешал душащий меня смех.

— Ришида? Эта тварь ядовита?! — Ис схватил меня за здоровую руку, вынуждая развернуться к нему.

Несильно коснулся лица. Я затрясла головой, пытаясь избежать прикосновения. Смех перешел в какой-то хриплый кашель, на глаза навернулись слезы.

Видеть Иса больше не могла, но прекрасно расслышала, что мужчина вновь поднимает меч.

— Ты что задумал? — Мне мгновенно стало не до веселья. Горло сжал спазм, и я с трудом выдавила фразу: — Только не говори, что собрался отрубить мне руку, гроны не змеи, от их укусов не умирают!

— Если бы понадобилось… — Мужчина не договорил, но голос у него звучал до того мрачно, что переспрашивать я не рискнула. — Просто этот твой смех…

— Я рассмеялась, потому что представила, какой фурор вызовет в обществе слух о том, что князь не умеет считать! Ты ведь пропустил этого фона. — Я наугад махнула рукой.

— Немудрено. — У Иса вырвалось сдавленное фырканье. — Эти твари не удосужились лететь помедленнее, чтобы мне было удобнее их считать. Возможно, где-то летает еще парочка.

— Не летает, — покачала я головой. — Мы подняли такой шум, что грон точно прилетел бы сюда. Поскольку до сих пор никто не появился, нам можно возвращаться в поместье.

— Ты в состоянии ехать верхом? — Князь бережно ощупывал мою руку.

— Бывало и хуже. — Я зашипела, когда Ис принялся заматывать рану оторванной от рубашки полосой ткани. — Сейчас лучше подумать над тем, как объяснить всем наш странный внешний вид. Вэйли, конечно, хороший специалист, но даже она не способна бесследно исцелить раны за одну ночь.

— Почему не сказать правду? — предложил князь.

Вот когда я мысленно выругалась, досадуя на столь некстати прекратившее действовать заклинание, лишившее меня возможности видеть лицо мужчины. Голос Иса звучал вроде бы достаточно спокойно, но сам он напрягся. Будто мой ответ значил для него очень много, хотя ситуация сейчас совершенно не располагала к подобным глупостям.

— Теперь ты шутишь? — представив, как на подобное признание отреагируют лорды, я выгнула бровь. — Нет, все равно не поверят, и, убедившись, что мы были заняты чем-то очень секретным, примутся строить версии одна другой страшнее. Но я предпочла бы не рисковать зря.

— Тогда скажешь, что что-то в пещере показалось тебе подозрительным. Беспокоить неизвестного ты не захотела и решила сначала проверить сама, — предложил более правдоподобный вариант Ис.

— Ну, предположим. — Вот только я и на этот раз нашла, к чему придраться. — А ты, стало быть, из чистого любопытства решил за мной проследить? Или это был приступ лунатизма?

— А я никуда не ходил. Моего отсутствия не заметят. — Я не могла видеть лицо мужчины, но не сомневалась, сейчас он улыбнулся той самой загадочной улыбкой. — Поэтому поторопимся.

При мысли, что еще какое-то время придется трястись на лошади, а йотом отвечать на вопросы любопытных придворных, мне захотелось застонать. Пусть полученные во время схватки раны не были опасными, но ощутимо ныли. Запястье пришлось перебинтовывать второй раз, повязка насквозь промокла.

Дожидаться, пока я наберусь мужества отлепиться от стены, Ис не стал. Просто подошел и подхватил меня на руки.

— Держись крепче, — не допускающим возражений тоном велел мужчина.

Впрочем, сейчас я и не собиралась отказываться от помощи. А поступок князя решила расценить именно так. Ведь, окажись на моем месте Верита или Вэйли, он точно так же понес бы любую из них. Поговорить же можно и потом, когда мы окажемся в более удобном месте и темнота не будет служить преградой.

В поместье вернулись без приключений. Перед воротами Ис отстал, поскольку собирался воспользоваться черным ходом, мне же предстояло войти через парадный.

Надежда на то, что удастся незаметно проскользнуть в покои, рассыпалась, стоило попасться на глаза дворецкому. Обычному слуге я, может, и велела бы молчать, но дворецкий, заметив мою хромающую походку, тут же из самых добрых побуждений поспешил поднять шум.

Как оказалось, все успели разойтись по спальням, но не заснуть, так что через каких-то пятнадцать минут в гостиной стало не протолкнуться. Впрочем, Эвис быстро навел порядок, спровадив всех любопытных прочь.

— Госпожа Ришида, что с вами случилось? — Лорд взирал на меня скорее с раздражением, чем с беспокойством.

Вваливающаяся в дом среди ночи растрепанная ведьма определенно не вписывалась в его распланированный график. Впрочем, что бы он ни думал, на его поведение это никак не повлияло.

— Если вы не в состоянии говорить, давайте я помогу вам пройти в покои. Объясните все после того, как госпожа Вэйли окажет вам помощь.

— Много времени мне не потребуется, — учитывая, что подруга сразу применила несколько заклинаний, снимающих боль, мое самочувствие улучшилось на глазах. — Просто мне не спалось, я решила прогуляться. Заодно и проверить кое-что, показавшееся странным.

— Разве это не могло подождать до утра? — хмуро уточнил переступивший порог Ис. Если бы я не знала, что мужчина провел все время со мной, точно поверила бы, что он минуту назад встал с постели. — Ришида, ты достаточно хороший маг, и мне не хотелось бы лишиться твоих услуг из-за какой-то ерунды.

— Ну, если бы я осталась в покоях, к утру лорд Леванд мог лишиться пары-тройки подданных. — Я покосилась на мужчину. — Разбуженные гроны ведут себя довольно агрессивно. А с целой стаей крестьяне не справились бы, даже мне пришлось повозиться.

— Гроны? Что это такое? — Игрис смотрела на меня одновременно со страхом и любопытством. — Ты точно в порядке?

— Мне доставалось и побольше, это лишь царапина, — поспешила успокоить девушку. — А гроны — это разновидность нечисти, обитающая преимущественно в пещерах и питающаяся кровью. Ненавидят шум, считаются достаточно опасными тварями. Я заподозрила неладное, когда мы смотрели выступление циркачей, но, поскольку это была лишь догадка, решила вас не беспокоить.

— То есть вы предположили, что на моих землях завелась пакость, но посчитали ненужным поставить меня в известность? — прищурился Эвис.

— Лорд Леванд, вы что, пытаетесь обвинить Ришиду?! По вашей вине она пострадала! — с пылом кинулась на мою защиту Игрис. — Между прочим, это вам надлежит объяснить, откуда в пещере взялись гроны. Как вы вообще рискнули пригласить нас сюда и подвергнуть подобной опасности?!

— До сих пор я ни разу не слышал, чтобы нечисть спрашивала разрешения у хозяина земель, где собралась поселиться. — Если бы не присутствие Иса, Эвис наверняка ответил бы Игрис куда жестче, но и без этого одарил девушку ледяным взглядом. — А отправиться на прогулку было вашей идеей, я лишь исполнил ваш каприз.

— Может быть, продолжим этот разговор утром? — негромкое замечание князя положило конец наметившемуся конфликту. — Ришида, ты уверена, что избавилась от всех гронов?

— Конечно, я не делаю работу наполовину, — делано оскорбилась я.

— В таком случае можем отправляться спать. Уверен, завтра лорд Леванд отправит своих людей обследовать эту и другие пещеры — во избежание подобных случаев, а на сегодня впечатлений достаточно. — Слова Иса звучали как совет, приказывать Эвису он не собирался, но спорить никто не стал.

Облегченно вздохнув, я потащилась в свои покои. Вэйли, заскочив к себе за несколькими зельями, составила мне компанию.

— Настоящую причину произошедшего расскажешь? Или мне тоже поверить в охоту на гронов? — принявшись колдовать над склянками, небрежно поинтересовалась она.

— Это следствие настоящей причины. — Подруга стала обрабатывать запястье, и я зашипела. — А почему оказалась в пещере, расскажу завтра. Верита тоже захочет послушать, но повторять одно и то же два раза я не в состоянии.

— Конечно, тебе нужно отдохнуть, — настаивать девушка не стала.

Пожалуй, это было самым лучшим ее качеством. Вэйли всегда очень тонко чувствовала настроение окружающих и прекрасно знала, когда можно поспорить, а когда стоит оставить человека в одиночестве. Вот и сейчас, закончив с оказанием первой медицинской помощи, подруга пожелала мне спокойной ночи и удалилась.

Заперев дверь, я натянула ночную рубашку и с улыбкой облегчения растянулась на кровати. Вот только стоило мне улечься поудобнее и приготовиться смотреть сны, как мое внимание привлек шорох.

— Ис? — оторвав голову от подушки, я недоуменно уставилась на лезущего в окно мужчину.

— Надеюсь, не разбудил? — устроившись в кресле, как ни в чем не бывало отозвался мужчина. — Мы не успели договорить, а мне не хотелось оставлять незаконченные дела на потом.

— И для этого ты влез в окно? Не проще было воспользоваться дверью? — По спине пробежал холодок, и я потянулась за халатом.

— Проще. Но такой способ показался мне интереснее. К тому же на дверь ты обычно ставишь защитные заклинания, не хотелось получить удар молнией. — Князь весело усмехнулся.

— На моих друзей защита не распространяется, иначе Вэйли только и занималась бы лечением Игрис и Вериты. — Ситуация все сильнее начинала меня нервировать, на князя я смотрела с опаской. — О чем настолько важном ты хотел поговорить, если это не могло подождать до утра?

— Боюсь, утром ты опять станешь меня избегать и найдешь куда более срочные дела. Не приказывать же тебе явиться в мой кабинет в строго указанное время. — Мужчина попытался произнести это весело, но улыбка вышла горькой.

— Я тебя не избегаю. Тогда это получилось случайно. Вэйли стало плохо, и она не могла ехать верхом. А потом я не могла отказать Игрис. Ей тяжело без подруг, да и ты просил присматривать за сестрой, — чувствуя, как щеки обжигает румянец, смущенно забормотала я.

— Значит, сейчас уклоняться от разговора ты не станешь? И не сбежишь к Вэйли возвращать ей забытые лекарства? — мгновенно сориентировался Ис.

Не иначе как опасаясь, что я все же сбегу, пересел на край кровати, отрезая мне пути к отступлению.

— Вэйли ничего у меня не забывала. — Столь близкое соседство нервировало, и я прижала подушку к груди, отгораживаясь таким нехитрым способом от мужчины.

— Риш, что случилось? Ты сама не своя, — прекрасно заметив мой маневр, прямо спросил Ис.

— А чья же еще? — Я растянула губы в кривой усмешке. — Нет, формально я работаю на тебя и нахожусь в твоем подчинении, но, поскольку рабство у нас запрещено, чьей-то собственностью все же не являюсь.

— Ришида! — Мужчина скривился, давая понять, какого он мнения о моих шутках. — Я не хочу приказывать тебе отвечать как князь. Но как человек, которому ты дорога, надеюсь услышать хоть что-то.

— Если ты настаиваешь… — У меня вырвался судорожный вздох. Смотреть на Иса было страшно, и я уставилась на сцепленные пальцы. — Мне кажется, нам не стоит встречаться. Не хочу сказать, что все это было ошибкой, напротив, эти воспоминания останутся со мной надолго, но именно воспоминания. Никакого будущего я не вижу.

— Кхм. И что же навело тебя на эту мысль? Я боялась, что князя разозлят мои слова, но голос у него был достаточно равнодушным.

— Как минимум то, что мы не подходим друг другу, — рискнув поднять взгляд, негромко произнесла я. — Не хочу даже представлять, какой будет реакция окружающих, если о нас узнают. Да и мне слишком тяжело одновременно играть роли твоего придворного мага и твоей избранницы. Каждый статус предусматривает разное поведение, и необходимость разрываться сводит меня с ума.

— Это все? — сухо уточнил Ис.

Облокотившийся на спинку кровати и скрестивший руки на груди князь производил впечатление скучающего. Припомнив, что точно с таким же выражением лица он выслушивал нудные жалобы придворных, я разозлилась.

В конце концов, я тут душу изливаю! Мог бы сделать вид, что мои слова его волнуют!

— Нет, тебя это тоже касается. Теперь понимаю, почему ты не хочешь жениться. Если твоей жене будет угрожать опасность, ты кинешься спасать ее, забыв обо всем, а для князя это невозможно, — по примеру мужчины я заговорила деловым тоном, стараясь не давать воли эмоциям и излагать только факты.

— Ты так уверена, что у меня не получится совместить? — В глазах Иса заплясали смешинки. — Впору счесть это оскорблением! Все же в отличие от обычной ведьмы я с рождения учился контролировать любые события, происходящие вокруг.

— У меня есть доказательства. — Я подняла руку, демонстрируя перемотанное запястье. — Ис, не хочу тебя обвинять, но это «украшение» я заполучила по твоей вине. Если бы ты не кинулся мне на помощь, я успела бы уничтожить последнего грона.

— То есть предпоследний, едва не вцепившийся тебе в шею, помехой не стал бы? — У князя дернулся уголок рта.

— Он был в «клетке», ты просто не видел ее, — неохотно призналась я. — У меня появилась мысль показать грона жителям, а ты некстати разрубил «практическое пособие».

Услышанное заставило Иса выдохнуть сквозь плотно сжатые зубы короткое ругательство.

— Это все причины? — окинув меня обжигающим взглядом, уточнил он.

Я замешкалась, раздумывая, не назвать ли еще проблемы с самоконтролем, которые начали преследовать князя с момента моего появления во дворце, но все же отрицательно покачала головой.

— В таком случае ты не назвала ни единой стоящей причины, — усмехнувшись, произнес Ис. — Приношу свои извинения за то, что сорвал тебе охоту, но в остальном согласиться с тобой не могу.

— То есть для тебя все сказанное — глупость? — Не зная, как реагировать, я сильнее вцепилась в подушку.

Именно поэтому мне и не хотелось разговаривать с Исом так. В спальне, одетая лишь в ночную рубашку и тонкий халат, я чувствовала себя беззащитной и уязвимой, неспособной придумать колкого ответа и спрятаться за маской.

Князь не сделал ни единой попытки передвинуться ближе ко мне, но все равно, казалось, занимал все пространство. Я не могла избавиться от ощущения, что мужчина видит меня насквозь, и терялась.

— Почему же? Я согласен, что ты веришь в сказанное. Но все равно это не настоящий ответ, ты прячешься за всякими уловками, — уверенно заявил Ис.

— А ты не говоришь мне всей правды, — упрямо парировала я.

— Это не имеет никакого значения. — Мгновенно напрягшись, мужчина поджал губы.

— Почему? Что такого ты скрываешь в своем прошлом, если не можешь даже намекнуть? — отбросив ставшую ненужной подушку, я села ближе, заглянула князю в лицо. — Ты просишь у меня откровенности, но сам совершенно ничего не рассказываешь.

— Риш, я ведь уже объяснял… — На лице Иса отразились сомнения и борьба.

— Да-да, скажешь, когда посчитаешь нужным, — чувствуя, как внутри царапается обида, отмахнулась я. — Вот только настанет ли момент, когда ты начнешь мне доверять?

— Я доверяю тебе, — поспешно, даже слишком поспешно, отозвался князь.

— Тогда почему я чувствую себя так, будто бреду в темноте? — горько отозвалась на его слова. — Стоит подумать, что я немного тебя узнала, как тут же оказывается, что мне не известно совершенно ничего. Порой ты ведешь себя так…

Я замялась, не зная, как подобрать нужные слова. Мне не хотелось лезть в душу Иса, вынуждать его рассказывать правду, но и неизвестность выводила из себя. Я была готова смириться с чем угодно, лишь бы перестать ломать голову над тем, почему мужчина позволяет себе детские, какие-то сумасшедшие выходки, будто пытается урвать кусок нормальной жизни, а потом вновь замыкается и принимается руководить всеми вокруг. В такие моменты я просто переставала понимать, какой Ис является настоящим и что в действительности ему нужно…

— Ты не знаешь, о чем спрашиваешь. — Князь сгорбился, разом стал старше.

У губ появилась горькая складка, глаза потемнели и стали напоминать беспросветную бездну.

Внезапно поняла, что мне наплевать на все тайны. Видеть такого Иса было невыносимо, хотелось сесть рядом, крепко обнять и спрятать лицо у него на груди. Стать опорой, помочь нести давящий на него груз, заверить, что никогда не оставлю в одиночестве.

Я несмело протянула ладонь, желая коснуться руки мужчины, и в этот момент в коридоре послышались шаги. Ис взвился с постели, будто внутри у него лопнула пружина. Несколько томительных мгновений мы даже не дышали, прислушиваясь к шуму. Возле моей двери неизвестный споткнулся, но пошел дальше.

— Пожалуй, сейчас действительно не самое подходящее время для беседы. Если меня здесь застукают — не оберемся хлопот. А на сегодня уже достаточно вранья, — сдержанно произнес князь.

Ответить я не успела.

Как и предсказывала, утром меня разбудила Верита. Вчера подруга кое-как умудрилась сдержать любопытство, но сегодня жаждала наверстать упущенное. К тому же Вэйли проговорилась, что я собиралась открыть им какую-то тайну, и теперь Верита напоминала охотничью собаку, почуявшую след. Заглянувшая следом Вэйли с извиняющимся видом улыбнулась и продемонстрировала поднос с чаем и пирожными.

— До завтрака еще целый час, как раз успеем поболтать, — пояснила она.

— Всего час, так что нельзя позволить себе потратить зря ни единой лишней минуты, — плюхнувшись на кровать, воскликнула Верита. — Поэтому мы тебя внимательно слушаем.

— Да вроде нечего рассказывать: Ис назначил мне встречу, мы хотели поужинать в пещере, но проснувшаяся стая гронов все испортила. — Сев за туалетный столик, я принялась расчесывать волосы.

— Надо же, как не вовремя! И что, вы даже толком поговорить не успели? — искренне огорчилась Верита.

— Но у вас все в порядке? — заметив, что я отвожу взгляд, забеспокоилась Вэйли.

— В полном. — Теперь я предпочла спрятаться за шкаф и сделать вид, что выбираю одежду.

На самом деле достаточно простой вопрос поставил меня в тупик. Мы не успели вчера договорить, и теперь я сама не знала, на какой стадии находятся наши отношения. Прислушается ко мне Ис и сделает вид, что мы только друзья? Или, напротив, опять начнет ухаживать за мной и вынудит сорвать ставшие бесполезными маски?

— Раз уж это свидание испортили гроны, вам нужно как можно скорее назначить новое, — простодушно предложила Вэйли.

— И мы поможем его организовать! — озаренная идеей, воскликнула Верита. — Лично проверим все подозрительные пещеры и примем меры, чтобы ничто не отвлекало вас друг от друга!

Забыв о моем присутствии, подруги с энтузиазмом принялись обсуждать варианты свиданий. Причем если прогулка по берегу озера выглядела достаточно мило, то при упоминании о полете на драконе (которого, к слову, предстояло сначала поймать!) мне захотелось с головой спрятаться в шкаф.

— Признавайтесь, это Кэм вам такую идею подкинул? Насколько помню, он грезит драконами с момента нашего знакомства, только не думала, что желание убить ящера приобретет такой размах, — нахмурившись, уточнила я.

— Зачем убивать? — Верита переглянулась с Вэйли и, дождавшись ее кивка, упоенно продолжила: — Просто представь: ты с Исом верхом на драконе, ветер свистит в ушах, под ногами у вас весь мир. Дракон летит все быстрее, и, чтобы не упасть, вы вынуждены вцепиться друг в друга. В этот самый момент на свете есть только ты и Ис, двое влюбленных, предназначенных друг для друга самой судьбой.

— И дракон, — в тон ей поддакнула Вэйли. — Мысль красивая, обязательно запиши ее в свою книгу, читательницы будут в восторге.

— А где я возьму практическую часть? Если расхваливать полеты на драконах, нужно обязательно указать, где продаются билеты на такой «транспорт». — Забыв обо мне, девушка с головой погрузилась в размышления. — Одного дракона для Ришиды мы найдем, но всех желающих он катать не станет.

— Вот и подумайте в своих покоях, а я пока переоденусь. — Может быть, мои слова прозвучали грубо, но желание побыть в одиночестве стало непереносимым.

Пожалуй, сейчас я завидовала подругам, способным так беззаботно радоваться жизни. Продолжая хихикать, Верита с Вэйли вышли из комнаты.

Только после этого я сумела расстаться со шкафом. Бросив рубашку, которую прижимала к груди, опустилась на кровать и вытерла мокрое лицо. Мне не хотелось плакать, но слезы текли сами. А еще внутри стало так больно, что хотелось расцарапать грудь ногтями, лишь бы избавиться от этого давящего ощущения.

«Предназначены друг другу самой судьбой», — вспомнив, с какой небывалой уверенностью Верита это произносила, я не сдержала хмыканья.

В судьбу я не верила давно. Наверное, с того самого дня, когда погибли мои родители, а мне пришлось существовать с родственниками. Вернее, тогда я еще продолжала на что-то надеяться. Наивно представляла, будто дядя с тетей узнают меня получше и полюбят. Надеялась, что смогу подружиться с их детьми. Мечтала, как мимо проедет отважный рыцарь, который, как и полагается герою, спасет меня от «чудищ» и увезет в сказочно прекрасный замок.

Но в итоге спасать себя пришлось самой. Волки и разбойники в лесу, благодаря которым пробудился мой дар, не слишком походили на благородных скакунов и бесстрашных рыцарей, зато отлично помогли усвоить — в реальной жизни сказкам не место.

И, если подруги сумеют разыскать дракона, он поприветствует ездоков струей огня. Или же вовсе внезапно разучится летать и упадет на скалы вместе с нами.

— Так бывает. Просто сама судьба против. Ты ведь уже поняла это, — подойдя к зеркалу, твердо внушила я своему отражению.

Девушка в зеркале выглядела жалко. С собранными в растрепанный хвост волосами, слипшимися ресницами и лихорадочным румянцем на щеках, она кусала губы, сдерживая рвущиеся рыдания. Но спорить не собиралась.

Случай в пещере на самом деле помог мне многое понять. Возможно, не наткнись мы на стаю гронов — и ночного разговора между мной и Исом не было бы. Вот только я отчетливо поняла, что Провидение мешает нам быть вместе. А бороться с обстоятельствами, пытаться доказать что-то судьбе… Я слишком хорошо оценивала свои силы, чтобы верить, что смогу обыграть даму, чей возраст исчислялся столетиями.

Позвонив в колокольчик, я велела служанке принести принадлежности для умывания. Холодная вода помогла взбодриться, и к завтраку я вышла, уже полностью контролируя свои чувства.

Вопреки моим ожиданиям меня не стали слишком подробно расспрашивать о гронах. Эвис ограничился обязательными вопросами, подруги и так все знали, а остальные, поймав предостерегающий взгляд Иса, оставили свое любопытство при себе.

К слову, известие о нечисти подействовало на Леванда волшебным образом. Из сдержанного графа, озабоченного исключительно деловыми вопросами, он превратился в радушного хозяина и, стремясь произвести хорошее впечатление, предлагал одно развлечение за другим.

От такой перемены пришли в восторг все, за исключением Игрис. Девушка больше не пыталась обвинять Эвиса, но демонстративно игнорировала все мероприятия. Причем не изменила своего мнения, даже когда Арлен пригласил ее отправиться на ярмарку. Переубеждать ее я не стала.

Напротив, как бы это ни было эгоистично с моей стороны, воспользовалась ситуацией и вызвалась составить Игрис компанию в доме, тем самым максимально сократив возможность встреч с Исом.

— Не представляю, как Эвис может вести себя, будто ничего не случилось. А Ис, обычно такой умный, предусмотрительный, осторожный, ему это позволяет. — Вот только если мне кое-как удавалось не видеть князя, слышать о нем приходилось постоянно. Других тем для разговоров у Игрис попросту не было, встревоженная девушка даже об Арлене забыла. — Что, если бы ты решила проверить пещеры днем? Или если бы вовсе не подумала ни о чем таком и гроны вырвались бы на свободу? Сколько людей могло пострадать!

— Гроны — ночные твари, они не любят солнца, нам ничего не грозило, — откинувшись на спинку кресла, устало повторила я.

Сама девушка металась по гостиной, не в силах долго усидеть на месте. Мои слова она если и слышала, то предпочитала не принимать во внимание и явно была недалека от мысли, что Эвис специально притащил гронов в пещеру и выдрессировал, чтобы помешать нам насладиться представлением.

— То есть все это случайность? — Игрис высунулась в окно, но карет с отправившимися на прогулку гостями не было видно. — А что, если в это самое время там происходит еще одна «случайность»? Вдруг надо срочно посылать на помощь стражу?

— Ты что, обвиняешь Эвиса в покушении на брата? — Я изогнула бровь. — Но вряд ли он настолько глуп, чтобы рисковать! Заставить Иса одного отправиться в пещеры, не вызывая подозрений, Эвис не смог бы.

— Ха! Ты плохо его знаешь. — Плюхнувшись в кресло, девушка сердито уставилась перед собой. — Придумал бы, на что поспорить, или сочинил красивую легенду. Ис любит необычные вещи и, услышав о таинственном камне или волшебном источнике, точно не удержался бы от соблазна посмотреть!

Я как раз считала, что знаю обоих мужчин достаточно хорошо, поэтому лишь усмехнулась в ответ на проникновенную речь подруги. Да, Леванд действительно умел быть удивительно красноречивым, но, побывав вместе с Исом в плену у разбойников, я успела убедиться, насколько мало мужчина ценит чужое мнение и как медленно поддается постороннему воздействию.

— Игрис, мне ты можешь говорить что угодно. Но если твои слова услышит хоть кто-то их слуг… Они преданы хозяину и обязательно донесут, последствия же не понравятся нам обеим, — сочла я своим долгом предупредить.

— Я вовсе не имела в виду ничего плохого, — видимо, представив, как отреагирует тот же Ис, неохотно пошла на попятную девушка. — Но, согласись, это все-таки возмутительная небрежность со стороны Эвиса! Знать, что на князя уже было совершено несколько покушений — и не предпринять всех мер для обеспечения его безопасности…

— Ну, завтра мы едем к Арлену, а уж он, смею надеяться, окажется более бдительным хозяином, — вспомнив о волшебном «рычаге» давления, поддразнила я подругу.

— Арлен обязательно окажется самым внимательным, чутким, заботливым и радушным хозяином! — послушно проглотив «наживку», с чувством воскликнула Игрис.

Следующий день показал, что интуиция не подвела девушку. Как и подобает сказочному принцу, которым Игрис продолжала считать Арлена, он жил в настоящем сказочном замке. Открывшийся нам вид в самом деле был чудесен: большой холм, на котором возвышался замок, река и видневшийся вдалеке городок.

Погода выдалась теплой. На небе ни единого облачка, солнце щедро рассыпало свои лучи и словно окрашивало все вокруг золотой пыльцой. К слову, поместье Райсена было построено из белого с голубыми вкраплениями камня, который считался очень дорогим и редким, и словно светилось изнутри.

— Мне ведь не одной кажется, что этот замок спустился с небес? Здесь и боги не отказались бы жить, — восхищенно пробормотала Игрис.

Поскольку Ис в этот раз решил ехать верхом, девушка зазвала нас к себе в карету и всю дорогу расписывала, как чудесно мы проведем время. Верита и Карин с жаром включились в беседу, вспоминая уроки истории и перечисляя, какие интересные события происходили на землях Райсенов. К концу пути даже Вэйли окончательно растеряла остатки робости и начала разговаривать с Игрис на равных. И только я не принимала никакого участия в беседе, так и ехала, уткнувшись в окно.

Уважая мое решение, князь не пытался улучить время и поговорить со мной. Напротив, старался вести себя так, будто ничего не произошло, но выходило у него… скверно. Даже для тех, кто плохо знал Иса, перемена была очевидна, что уж говорить обо мне.

В мою сторону мужчина старался не смотреть, но я, скрывшись за занавесками, следила за ним постоянно. И замечала, как резко он разговаривает с лордами, как молниеносно реагирует на любой подозрительный звук. А когда Рэйф, явно желая отвлечь Вериту от попыток уговорить Арлена нарвать цветов, предложил устроить скачки, Ис понесся с такой скоростью, что охрана едва не сошла с ума, пытаясь догнать его.

И с трудом сдерживался потом. Я сама чувствовала себя так, будто внутри дрожала невидимая пружина, и вполне представляла, каково раздираемому противоречиями князю в царящей вокруг умиротворяющей атмосфере.

Несколько раз я хотела плюнуть на собственную гордость и подойти к Ису, но каждый раз неимоверным усилием воли давила в себе этот порыв. Все равно ни к чему хорошему подобные действия не приведут. Князь нанял меня, чтобы я нашла заговорщика, но мне никогда не выполнить задания, если все мои мысли будут о наших поцелуях. Да и как спланировать ту же ловушку, если теперь я знаю: в случае опасности Ис не станет действовать по оговоренному плану, а кинется меня спасать?! Это, безусловно, льстило самолюбию, но делало нас обоих ужасно уязвимыми.

— Ришида? Ты нас вообще слышишь?! — Карин пришлось ощутимо толкнуть меня в бок, чтобы я вынырнула из своих мыслей и взглянула на нее.

— Впереди что, разбойники? Или упыри? — демонстративно потерла ушибленное место.

— Впереди барельеф, он украшает главный вход в замок. Готова поспорить, ты его даже не заметила, — ничуть не смутилась девчушка. — Мы выясняем, кто изображен на барельефе. Вэйли говорит, что Франц, король, ему первому присягнул на верность род Райсенов. Верита — что Пайон, архитектор, который построил этот замок. Я думаю, это Брайс, прадедушка Арлена. Он был очень хвастливым и при жизни заказывал массу своих портретов и статуй. А Игрис вообще ничего не помнит!

— И вовсе нет! Просто имя такое… заковыристое… крутится на языке, не могу воспроизвести, — смутившись, поспешно воскликнула девушка.

— Это лик Эткарха. Вообще, он не принадлежит к роду Райсенов, но в каком-то бою он спас Лиадана, основателя династии, и потом очень часто приходил на помощь. Лиадан называл его кровным братом и ангелом-хранителем и отблагодарил таким вот образом. А еще на фасаде здания можно разглядеть изображение ласки, это символ Эткарха. Он, к слову, был магом, — подняв вверх палец, поучительно возвестила я.

— Откуда ты знаешь? — Верита удивленно уставилась на меня. — Разве магов учат иерархии аристократов?

— Ну, знаешь ли, мы учимся не только бросаться пульсарами направо и налево, в программу входят разные предметы, — делано оскорбилась я. — А Эткарх для магов — очень значимая персона, его даже в экзаменационные вопросы вносят.

— Точно! Он ведь, будучи магом-практиком, умудрился на пару с целителями придумать несколько восстанавливающих силы заклинаний, — хлопнула себя по лбу Вэйли. — Как я раньше-то не вспомнила!

— Ой, а нас уже встречают! — Слушать про магов Игрис было неинтересно, и вместо этого она высунулась в окно. — Я же говорила, что Арлен покажет, как надо правильно обращаться с гостями!

На мой взгляд, с приветствиями лорд перестарался, ни к чему было заставлять всех обитателей поместья надевать парадные одежды и выстраиваться во дворе. И уж тем более приглашать музыкантов и украшать арку, сквозь которую мы проезжали, цветами.

— Я чувствую себя настоящей королевой! Хотя даже ее наверняка встречали бы с меньшими почестями! — воскликнула раскрасневшаяся Вэйли.

Судя по тому, как восхищенно блестели глаза у Вериты с Карин, мнение Вэйли они разделяли целиком и полностью. В какой-то момент я почувствовала себя древней старухой, окончательно разучившейся радоваться жизни и видящей предзнаменование беды во всем окружающем. Что сказать, ощущения оказались не самыми приятными.

Между тем Арлен уверенно перехватил инициативу в свои руки. Спешившись, он помог нам выйти из кареты, после чего произнес короткую пламенную речь, посвященную важности данного визита.

Чтобы отдохнуть с дороги и переодеться к ужину, лорд отпустил нам всего полчаса. Судя по тому, каким азартом горели его глаза, Арлен запланировал целую кучу развлечений и не собирался позволять гостям скучать.

Я ожидала, что за всей этой суматохой граф напрочь забудет о цели поездки, но он умудрился приятно удивить. Так, выслушав план действий на завтра — а именно: нам надлежало осмотреть ноля, устроить пикник на особо живописной полянке, где цветы были высажены таким образом, что напоминали радугу, после чего отправиться на речку и смотреть представление, — я была вынуждена признать, что Арлен предусмотрел совершенно все. Даже князь, слушая его, несколько раз одобрительно кивнул, что было сродни высшей похвале.

— Ришида, как ты думаешь, Арлен разрешит пригласить художника? — После ужина все разошлись по своим спальням, но Игрис уговорила меня прогуляться, и теперь восторженно рассматривала многочисленные статуи. — За пару дней вряд ли получится полноценный портрет, но мастер может закончить работу и после.

— Вряд ли он в чем-то кому-то откажет, тем более — тебе. — Оказавшись в роли хозяина, лорд действительно стремился выполнить любую прихоть гостей, и я даже боялась представить, насколько богатой может быть фантазия некоторых из них. — А на каком фоне будешь позировать?

— Вот здесь! — Игрис взбежала по ступенькам и раскинула руки, изображая бабочку.

Отойдя на пару шагов, я одобрительно кивнула. Украшенная кружевом из камня и родовыми эмблемами, белая винтовая лестница смотрелась дивно. И если уж сам замок напоминал обитель богов, легко было представить, что ступеньки ведут в самую настоящую сказку.

— Художник нарисует мой портрет, и я подарю его Ису на день рождения. А еще лучше, вставлю рисунок в медальон и попрошу носить его. Так мы всегда будем вместе, — с заблестевшими глазами воскликнула подруга.

— Что? У Иса скоро день рождения? — мгновенно встрепенулась я.

— Да, через месяц. Ты разве не знала? — Игрис удивленно покосилась на меня, но, явно сочтя этот факт не стоящим внимания, продолжила как ни в чем не бывало: — Это должен быть подарок-сюрприз! Придется попросить художника, чтобы приходил на рассвете, когда Ис еще спит.

— Мы точно об одном и том же князе говорим? Насколько я помню, на рассвете Ис уже муштрует придворных. — Я рассмеялась, но все мысли крутились вокруг новости.

С одной стороны, я радовалась, что совершенно случайно узнала о таком важном событии. С другой — это еще раз подчеркивало, насколько мало нам известно друг о друге. Хотя, может, Ис просто не успел сказать мне о празднике…

— Ришида, ты опять где-то летаешь! — прозвучал недовольный голосок Игрис. — Я уже во второй раз тебя зову.

— Просто задумалась. — Я извиняюще улыбнулась. И, не сдержавшись, спросила: — А сколько лет исполняется Ису? Он вообще собирается праздновать?

— Тридцать лет. Совсем уже старый, да? — скорчив рожицу, захихикала девушка. — Насчет праздника Ис ничего не говорил, но разве могут быть варианты? Уж если он предпринял столько усилий, чтобы отпраздновать с огромным размахом мой день рождения, то его собственный точно запомнится надолго! Так поможешь?

— В чем? — Не в силах уследить за полетом мысли подруги, я растерянно уставилась на нее.

— Выбрать платье для портрета! Художник не успеет завтра прийти, но мы обязательно должны определиться с позой и ракурсом, — не терпящим возражений тоном велела Игрис. — Ты зайдешь за мной на рассвете?

— Зачем так рано? Ты же сама сказала, что художника не будет. — Я почувствовала себя окончательно сбитой с толку. — Давай лучше выспимся, а все вопросы решим после обеда.

— Но ведь тогда вид изменится! Солнечные лучи будут падать по-другому, и мы ничего не поймем! — На лице девушки отразился ужас. — Ришида, пожалуйста, помоги мне. Я с утра крепко сплю, так что стучи, пока не открою. Это так важно…

— Хорошо, помогу. — Не выдержав жалобного взгляда Игрис, я кивнула.

Поболтав еще немного, мы разошлись спать. Поскольку вставать предстояло рано, я собиралась сразу лечь, но вместо этого вышла на балкон. И целый час совершенно зря кормила комаров в глупой надежде, что Ис попытается увидеться со мной.

Как и следовало ожидать, утром я позорно проспала. Вспомнив о своем обещании, быстро оделась и поспешила к Игрис. На стук девушка не ответила. Не ответила она, и когда я постучала громче.

Продолжать стоять под дверью казалось глупым. Больше всего мне хотелось махнуть на все рукой и вернуться досыпать, но перед глазами стояло умоляющее лицо подруги. Представив, как она расстроится, когда поймет, что такой замечательный план откладывается на день, я решилась на маленькое преступление. Вообще-то вскрывать замки с помощью магии запрещено, но ведь есть случаи, которые оправдывают средства?

— Игрис? — переступив порог, негромко окликнула я девушку.

В отличие от моих покоев, оформленных в красно-золотых тонах, комнаты подруги были выдержаны в синем цвете. Представив, как она радовалась вчера, я не удержалась от покровительственной улыбки. Какой Игрис все же еще ребенок…

— Игрис, если ты затеяла игру в прятки, то предупреждаю, время ты тратишь не мое, — строго произнесла я.

Вот только, заглянув во все шкафы и под кровать, была вынуждена констатировать, что девушки в покоях нет. Постель оказалась неразобранной, ночная рубашка так и лежала поверх одеяла.

Внутри шевельнулось нехорошее предчувствие, но прислушиваться к нему ужасно не хотелось. В конце концов, всему ведь может найтись разумное объяснение!

Вот только, когда речь шла о сестре князя, рисковать и полагаться на счастливый случай я не имела права. Мысленно попросив у Игрис прощения, я вытряхнула на кровать содержимое ее сумки. Лучше всего для роли привязки к поисковому заклинанию подошли желто-зеленые ленты, которые девушка постоянно вплетала в волосы. Я закрыла глаза, прошептала заклинание, а закончив, не удержалась и выругалась. Результаты оказались куда хуже, чем предполагала. Мне удалось выяснить, что Игрис нет в замке, но куда она делась, оставалось загадкой.

— Игрис, ты представляешь, что твой брат со мной сделает, когда услышит это? — тоскливо спросила, глядя в потолок.

Увы, оттягивать неизбежное было нельзя. Мои предположения оказались верными, Ис уже не спал. Не представляю, о чем он подумал, когда я без стука вломилась к нему в спальню, но звать стражу и ругаться не стал.

— Риш? — Во взгляде князя отразилась такая безрассудная надежда, что у меня защемило в груди.

Ох, кажется, не одна я вчера не спала полночи, представляя наш возможный разговор. Об этом свидетельствовали не только тени, легшие под глазами Иса, но и исчерканные листы на столе. Обычно князь всегда обращался с документами аккуратно, записывал замечания ровным почерком и уж точно не позволял бумагам валяться на полу.

— Ис, у нас проблема. Игрис пропала, — кое-как выкинув из головы картину, как подхожу к мужчине и ободряюще его обнимаю, на одном дыхании выпалила я.


ГЛАВА 9

— Риш, нет проблем, которые мы не смогли бы… — Осекшись на полуслове, князь ошеломленно уставился на меня. — Подожди, это шутка?

— Я никогда не стала бы шутить таким образом. — Внутри что-то больно кусалось и царапалось. Сейчас я чувствовала себя и отвратительной ведьмой, и никчемной возлюбленной, не способной совершенно ни на что и посмевшей подвести единственного человека, чье мнение для меня было важно. — Ис, я признаю свою вину и готова понести любое наказание. И о только после того, как мы отыщем твою сестру.

— Знаю, в это тяжело поверить, но что-то в мире может происходить и без твоего участия. — Князь протянул было руку, но в последний момент отдернул ладонь и ограничился короткой улыбкой. — Если Игрис пропала, значит, мы вместе не смогли чего-то предусмотреть.

— Хорошо, значит, виноваты оба. С позором выгонишь меня из придворных магов, а сам отречешься от венца. — Как бы ни было паршиво у меня на душе, рядом с Исом казалось невозможным предаваться унынию.

— Нет уж, тогда я напишу тебе лучшие рекомендации и направлю к конкурентам, — усмехнулся Ис. — Рассказывай все, что знаешь.

— Да нечего рассказывать. Я проснулась, зашла к Игрис, увидела, что в покоях ее нет. Магический поиск показал, что ее нет в замке, — развела я руками.

— И только? Это еще ничего не значит. — На лице князя появилось облегчение. — Игрис носит множество охранных амулетов. Возможно, один из них блокирует твою магию.

— Да, такой вариант не исключается. — Я качнула головой, досадуя, что не подумала об этом раньше.

Ну, если окажется, что Игрис действительно в поместье и я зря перепугала Иса… Увольнять меня ему не придется, тогда я уйду сама.

— Сходи к Вэйли и Верите. Она наверняка у кого-то из них, я проверю библиотеку, — собравшись, невозмутимо скомандовал князь.

Уверенность я чувствовала ровно до того момента, пока мы с Исом шли вместе по коридору. Стоило ему свернуть, как у меня задрожали руки. Мысленно я представляла, как сейчас постучу в дверь, увижу Игрис и выскажу ей все, что думаю о подобном поведении, но грызущий изнутри страх упрямо шептал, что девушку мне не найти.

— Игрис? Я ее со вчерашнего вечера не видела. — Выслушав меня, Верита покачала головой. — Может быть, она у Вэйли? Наверняка расспрашивает, чем еще знаменит Экхор г!

Оставаться в стороне от поисков подруга не пожелала, и к Вэйли мы отправились вдвоем. К целительнице пришлось стучать целых пять минут. Я уже собралась воспользоваться проверенным средством, когда девушка открыла. Правда, вместо Игрис в гостях у нее оказалась Карин, с которой они заплетали друг другу косички.

— А вы не пробовали поискать Игрис в ее покоях? Она наверняка спит. — С торчащей вверх недоплетенной косичкой девчушка смотрелась донельзя забавно.

— Думаешь, если бы она там была, я бы стала обыскивать все вокруг? — отозвалась раздраженно.

Оставалось надеяться, что хоть Ису удастся отыскать сестру. Навстречу ему мы отправились втроем. Не на шутку встревоженная Вэйли, как и Верита, отказалась сидеть сложа руки и заявила, что примет участие в поисках. Судя по вспыхнувшим глазам, Карин также не отказалась бы помочь, поскольку видела в пропаже Игрис в первую очередь веселое приключение, но мы единодушно цыкнули на нее и велели не путаться под ногами.

Может быть, намерения у Карин и были благородными, но присматривать еще и за ней я просто физически не могла.

— Ничего. Ни в парке, ни в библиотеке, ни в столовой. Я не представляю, куда она еще могла пойти. — Ис покосился на явившийся со мной «хвост», но ругаться не стал. — Если Игрис похитили, чтобы как-то надавить на меня, обращаться к стражникам бессмысленно, только привлечем лишнее внимание.

— От такой службы охраны больше вреда, чем пользы. Достаточно вспомнить, как они тебя от «покушений» спасали, — хмыкнула я.

— Ришида, неужели магический поиск совсем ничего не дал? Может, попробовать еще раз? Ведь меня ты сумела найти с помощью заклинания, а тогда мы даже не были знакомы. — Кажется, Верита не могла усидеть на месте и была готова кинуться в любом из указанных мной направлений.

— Поиск работает, когда человеку действительно дорог предмет. Ты вложила душу в свои шкатулки и ужасно боялась, как бы кольцо не попало в чужие руки. Но я понятия не имею, что настолько дорого Игрис. Банальный вариант не сработал. — Я продемонстрировала ленты, которые по-прежнему продолжала сжимать в кулаке.

Ис, что скажете? Вы знаете Игрис лучше нас всех, чем она дорожила? — Вэйли с надеждой уставилась на князя.

— Боюсь, ничем не смогу помочь. Мы знакомы не так хорошо, как мне хотелось бы, — покачал головой тот.

На нас он не смотрел, но я представляла, насколько больно и тяжело далось ему это признание. В самом деле, невозможно описать словами, как жутко осознавать свою полную неспособность помочь близкому человеку. А ведь Ис к тому же успел потерять родителей…

— Надо опросить всех слуг. Еще обязательно дворецкого, он точно должен знать, кто и когда покидал поместье. Охрана могла заметить что-то подозрительное, — по старой привычке принялась загибать пальцы Верита.

— Тогда нужно обязаться поговорить с лордом Райсеном. Он должен знать, не орудует ли на его землях какая-то опасная шайка разбойников. Вдруг это похищение с целью выкупа? — задумалась Вэйли.

— А что, если… Впрочем, нет, глупости. — Смутившись, Верита опустила взгляд, с преувеличенным вниманием разглядывая пуговицы на платье.

— Если что? — моментально среагировал Ис.

— Ничего. Я сказала не подумав. — Теперь у подруги покраснела даже шея.

Кажется, князь мог даже пытать ее, девушка не произнесла бы ни слова. Да и как объяснить Ису, что и его сестра, и Верита влюбились в одного и того же графа? И, чем демоны не шутят, Игрис могла сбежать сама, чтобы таким образом привлечь внимание Арлена.

— Эти глупости связаны с каким-то конкретным человеком? — Ис не был бы князем, если бы не сумел извлечь полезную информацию даже из таких обрывков слов. — Верита? Вэйли?

— Игрис расстраивалась, что Арлен не обращает на нее внимания. Все пыталась придумать, как провести с ним побольше времени. — Расчет князя оказался верен. Под его пронзительным взглядом Вэйли удалось промолчать ровно минуту, потом нервы у девушки не выдержали. — Но ни о каком побеге Игрис не заговаривала, она вообще боится незнакомых мест!

— По крайней мере, это уже что-то. — Улыбка Иса сделалась определенно недоброй. — Ждите здесь, я проверю.

— Как думаете, с Игрис все в порядке? — дрожащим голосом воскликнула Вэйли. — Наверное, ей сейчас дико страшно.

— Бедняжка. Верита обхватила себя руками за плечи.

— Если Игрис сейчас страшно, она хотя бы жива, — жестко отозвалась я.

— Ты что, думаешь… — Побледневшая Вэйли не договорила.

— Не вздумай упасть в обморок! Ты же единственный целитель, которому мы доверяем. Кто в случае чего будет помогать Игрис? — всполошилась Верита.

— Пожалуй, пойду навстречу Ису. — Понимая, что в противном случае запугаю подруг и доведу себя, я поднялась.

С князем мы столкнулись на лестнице. Мне хватило одного взгляда на его хмурое лицо, чтобы понять: догадка оказалась верной, Арлена также нет в замке.

— Хотя сами слуги считают, что хозяин спит. Вчера он просил не будить никого из гостей, мол, с дороги нужно отдохнуть. Найдем пропажу, посажу под домашний арест. Обоих! — сквозь зубы процедил князь. — А ведь я хотел сделать его своим преемником… От Арлена я подобного не ожидал.

— Ты так уверен, что во всем виноват Арлен? — Оговорка князя не прошла для меня незамеченной, но сейчас стало не до праздного любопытства. — Думаешь, он насильно увел Игрис с собой?

— Не знаю. Но эта неопределенность сводит с ума. — Ис устало потер переносицу и облокотился на перила.

Я понимала его беспокойство, вот только не разделяла убежденности касательно виновности Арлена. Юноша казался слишком правильным и честным, чтобы решиться на подобный шаг.

— Ис, у тебя правда день рождения через месяц? — внимательно уставившись на перила, спросила я.

— Разве это сейчас важно? — Князь недоуменно покосился на меня.

— Ты знаешь, я не стала бы спрашивать из праздного любопытства. Так что? — опасаясь спугнуть мелькнувшую мысль, поторопила его.

— Да, правда. Но праздновать я его не собирался. Только не понимаю, к чему…

— А Игрис любит позировать? Я как-то не обращала внимания, висят ли во дворце ее портреты, — продолжала расспрашивать я.

— Терпеть не может. Говорит, что художники слишком долго рисуют и она устает стоять на одном месте, — перестав удивляться чему-либо, пояснил князь.

— Хорошо. Хотя для твоей версии это плохо, да и для моей тоже. Но в целом хорошо, — опершись на перила и уставившись перед собой, пробормотала я. — Как же хитро придумано…

— Риш? — В голосе Иса послышалось недоумение.

— С другой стороны, не так уж и сложно догадаться, — не обратив на него внимания, продолжала рассуждать я.

— Ришида! — Окрик князя заставил меня подскочить. — Долго ты будешь разговаривать сама с собой?

— Столько, сколько понадобится, чтобы решить, как донести до тебя информацию, — сердито отозвалась я.

Только, вопреки собственным словам, я не спешила продолжать разговор: слишком уж неожиданными получались мои выводы. А началось все с закравшейся в голову мысли, что Игрис сама запланировала побег. И специально завела вчера разговор о картинах, зная, что я сдержу свое слово, а не обнаружив ее в покоях, подниму шум.

— Игрис никто не похищал, она убежала сама. И хочет, чтобы мы ее нашли. — Я предпочла бы, чтобы князю объяснил это кто-то другой, но других кандидатур не было.

— Что значит «хочет, чтобы мы ее нашли»? Ришида, ты прекратишь говорить загадками? — Не желая продолжать разговор в коридоре, Ис за руку потащил меня в спальню.

— Это моя вина, — вздохнув, я пересказала князю с подругами эпизод со свадьбой. — Игрис тогда все расспрашивала, как же молодых так быстро поженили. Я не придала этому значения, списала на обычное любопытство. Вот только Игрис наверняка еще тогда поняла, что, если найдет способ провести время наедине с Арленом, ты дашь согласие на брак.

— Ты уверена? Мне кажется, это слишком сложный план. Да Игрис никогда бы на такое не пошла. — Вэйли ошарашенно уставилась на меня.

— Любовь заставляет совершать еще и не такие глупости, — философски отозвалась я. — А Игрис к тому же слишком плохо знает реальный мир, чтобы оценить последствия своих поступков.

— Ее воспитанием я займусь потом, — поморщился Ис. — Ришида, где нам ее искать?

— На этот вопрос у меня ответа нет. — Под его взглядом я почувствовала себя неловко.

— Зато у нас есть. — В комнату проскользнул Кэм, тащивший за руку Карин. — Скажу, если не станете ругать за подслушивание.

— Ругать уже бесполезно. Остается только научить подслушивать правильно, — криво усмехнулся князь.

— Правда, слишком много информации не обещаю, — сообразив, что оказался в центре внимания, заметно стушевался парень. — Просто мы слышали… кое-что… И сейчас, когда проходили мимо, поняли: это все связано. Ну и подумали, что нужно рассказать.

— Так рассказывайте скорее! Кэм, из тебя что, каждое слово клещами вытаскивать?! Каждая минута на счету! — Представив предсказанные князем последствия, Верита изменилась в лице. Дернулась, словно намеревалась прямо сейчас нестись на поиски сбежавших влюбленных, и с заметным усилием замерла на месте, скрестив руки на груди. — Пожалуйста, это очень важно, нам не до глупостей. Если это только домыслы, вряд ли они будут полезными.

— Мы с Карин слышали, как лорд Райсен рассказывал леди Игрис о волшебных камнях в пещере, — выпрямившись, хорошо поставленным голосом принялся излагать Кэм. — Узнав, что эти камни способны помочь отыскать цель в жизни, леди Игрис пришла в восторг и все повторяла, что ужасно нуждается в помощи свыше. Нам стало интересно, и мы расспросили слуг об этой пещере.

— Узнали что-то? — на этот раз не выдержала Вэйли.

— Нам поведали целую легенду. Останавливаться на подробностях не буду, скажу лишь, что камни светятся круглосуточно, но ночью сияют гораздо ярче, — окончательно перестав смущаться, совсем по-взрослому продолжил Кэм.

Невольно я отметила, что в его взгляде больше нет робости. Уверенный, что нащупал верный след, парень намеревался отстаивать собственное мнение. И когда только успел вырасти…

— Но ночью в пещеры никого не пускают. Жители боятся, что если камни горят сильнее, то и магической силы тратится больше. В таком случае ее просто может не хватить на всех желающих. — Бывший ученик кивнул, давая понять, что закончил рассказ.

Не сдержавшись, я фыркнула, выражая свое мнение. Большей глупости мне и в самом деле давно не приходилось слышать. Я еще могла допустить, что вследствие какого-то природного феномена камни стали светиться, но чтобы магия зависела от времени суток… Уж скорее предприимчивые крестьяне сочинили очередную байку, пытаясь привлечь побольше гостей.

— Вход в пещеру свободный? — прищурилась я.

— Нет, право войти стоит одну серебряную монету. — Судя по тому, как поспешно ответил Кэм, подобного вопроса он ждал. Но благоразумно не стал вываливать всю информацию сразу, вместо этого дождался, пока мы сориентируемся сами. — Пещера расположена на землях барона Мелина, которые были пожалованы еще его деду за добросовестное служение графу. Все вырученные деньги барон жертвует на нужды храмов и таким образом благодарит богов за проявленную милость.

— Хорошенькое разделение труда! Значит, камни обладают волшебной силой, то бишь без моих коллег тут не обошлось, но все деньги и почести получают храмовики! — не сдержавшись, праведно возмутилась я.

— Ришида! — Князь строго посмотрел на меня, давая понять, что сейчас не самое подходящее время для сведения профессиональных счетов.

— Сейчас же собираемся. Нужно найти Игрис и Арлена, пока в пещеру не устремились любопытные, — следующие слова Ис адресовал уже всем.

— Ваше сиятельство, я правильно поняла, вы хотите сделать все незаметно? — Несмотря на то что Кэм держал Карин за руку, девушка явно нервничала. — Но большое количество людей точно привлечет внимание и вызовет ненужные сплетни. Кэм не сказал, но эти камни помогают найти нужный путь влюбленным и пускают в пещеры только пары.

— Выходит, нам придется разделиться, — неуловимо поморщившись, решительно скомандовал Ис. — Две пары у нас уже есть. Кэм и Карин вполне смогут отвлечь других посетителей, мы с Ришидой займемся поисками. Верита, Вэйли… Сейчас подумаю, кого из надежных людей назначить вам в провожатые.

— Могу я предложить свою кандидатуру? — На переступившего порог Рэйфа мы уставились как на привидение. — Простите, если вмешиваюсь, просто я случайно проходил мимо и услышал обрывок вашего разговора…

— Арлену нужно срочно делать ремонт. Стены никуда не годятся, тут слышен любой звук. Уже даже думать боюсь, — не слишком стараясь понизить голос, проворчала я.

— Мой слух недостаточно острый, — хитро покосившись на Вериту, старательно начал оправдываться Рэйф.

— Вы находите происходящее забавным? — Голос Иса был подобен ушату ледяной воды.

В мою сторону князь не смотрел, но даже у меня по спине пробежали мурашки. Некстати вспомнилось, что при необходимости он превосходно умеет запугивать неугодных одним взглядом.

— Ваше сиятельство, если бы я искал веселья, отправился бы в цирк. Или просто отдал несколько противоречивых приказов слугам и наслаждался кутерьмой. — Рэйф продолжал смотреть князю в лицо, не выказывая признаков волнения. — Если моя помощь не нужна, настаивать не стану. Но все же я хотел бы сделать что-то полезное.

— Лорд Дерисон, вы согласитесь, что любое мероприятие следует начинать с мелочей? Можно попросить вас принести мне стакан сока. Умираю от жажды. — Верита очаровательно улыбнулась мужчине.

— Вам я буду счастлив оказаться полезным совершенно во всем, — галантно поклонился лорд, но его ответный взгляд дал понять, что замысел подруги провалился с треском.

Впрочем, из комнаты Рэйф все же вышел, предоставив нам возможность обсудить его предложение.

— Магическую защиту от прослушивания ставить? Иначе следующий гость, чего доброго, в окно влезет, — деловито поинтересовалась я.

— Ставь! И такую, чтобы всех било импульсом посильнее! — порывисто воскликнула Верита.

— Тогда Арлен рискует лишиться половины прислуги. Столь сильная защита точно привлечет внимание окружающих, и мало кто сможет равнодушно пройти мимо. — Как бы ни тревожился Ис за сестру, все же сумел отвлечься и поддразнить девушку.

— Зато останутся самые верные и преданные! — упрямо воскликнула Верита. — Они не станут прикидываться отважными рыцарями, чтобы в последний момент вонзить нож в спину.

— Не припоминаю, чтобы Рэйф позволил какую-либо грубость в твой адрес. На балу у Лайена вы так мило танцевали. — Без труда расшифровав причину истинного недовольства Вериты, Ис изогнул бровь.

— Это потому, что последний момент еще не пришел! — При упоминании о совместном танце подруга изменилась в лице. — Ни за что не поверю, будто Рэйф случайно проходил мимо и решил помочь! Наверняка он сам и подкинул Игрис с Арленом идею о визите в пещеру. Не удивлюсь, если и побег — его рук дело.

— Для чего ему это? — деловито, будто Верита изложила подробную версию, а не пыталась с трудом удержаться от истерики, поинтересовался князь.

— Чтобы… чтобы… Вы сами знаете! — Подруга красноречиво покосилась на Карин, единственную не осведомленную о постоянных покушениях на Иса и наших бесплодных попытках найти заговорщика.

Причем если до этого момента я скорее склонна была считать, что Рэйфа сюда привела исключительно тревога о Верите, то теперь засомневалась. В конце концов, наш таинственный незнакомец успел зарекомендовать себя достаточно умным и хитрым типом, способным просчитывать свои действия на несколько ходов вперед.

Все, кто хоть немного был знаком с Исом, отлично знали, как сильно он дорожит сестрой. А отсюда нетрудно сделать вывод: чтобы спасти ее, князь согласится практически на что угодно.

— Я могу пойти вместе с Рэйфом, хотя не думаю, что он как-то замешан в происходящем. Слишком уж много допущений, — медленно произнесла я. — Рэйф не мог знать, что Игрис увидит ту свадьбу. А если предположить, что он еще тогда следил за нами, то выходит, что Игрис с ним в сговоре. Иначе к чему ей было привлекать мое внимание к собственному исчезновению?

— Тогда уж лучше я. — Вэйли толкнула Вериту локтем и несколько раз подмигнула, явно напоминая о нашем недавнем разговоре.

— Да не убьет же меня Рэйф. — Выражение лица Веригы стало затравленным.

Еще бы! С одной стороны, она ужасно боялась сорвать мне свидание с Исом, с другой — не хотела подвергать опасности Вэйли. К тому же если граф действительно как-то замешан в происходящем, отказываться от его помощи нельзя ни в коем случае. Мало ли что он выкинет без присмотра?!

— А вот и я. — На этот раз Рэйф предусмотрительно покашлял, подходя к двери. — Леди Верита, ваш сок. Надеюсь, вы любите вишневый?

— Честно говоря, терпеть не могу, — с чувством произнесла подруга. — Но за время прогулки в пещере у меня будет достаточно времени детально описать мои вкусы.

Графа ответ определенно порадовал. Я вопросительно покосилась на Вериту, и та решительно кивнула, давая понять, что вполне осознает риск и готова на него пойти.

— Вэйли, ты отправишься вместе с Фэрисом. Это один из моих доверенных людей, на него можно положиться. Через пятнадцать минут встречаемся в холле, — убедившись, что больше возражений нет, распорядился Ис.

Мне понадобилась пара минут, чтобы прихватить кое-какие полезные безделушки из комнаты, потом я успела заглянуть в конюшню и приказать приготовить лошадей.

— Вот, держите. Так я смогу вас найти, да и какая-никакая защита. — Распустив ожерелье, я протянула участникам пашей спасательный группы по бусинке.

Слуги только начали просыпаться, так что поместье мы покинули практически незамеченными. По моим подсчетам, у нас было около трех часов, чтобы отыскать Игрис с Арленом и успеть вернуться. Даже если и опоздаем на завтрак, ощутимого вреда это не принесет; всегда сможем соврать, будто нам вздумалось прогуляться.

Другое дело, если на парочку наткнется кто-то из местных. Каким бы авторитетом ни обладал лорд Райсен, вряд ли он окажется способным заткнуть рты всем любопытным, а пикантные слухи расходятся быстро.

По дороге мы практически не разговаривали, обходились дежурными фразами. По горящим глазам Кэма я видела, что бывшему ученику ужасно хочется поделиться своими размышлениями, но присутствие постороннего закрывало рог лучше любого кляпа.

— В другое время я бы сказала, что здесь очень красиво, — спешившись, Верита сделала красноречивую паузу, — но в свете последних событий пещеры начинают наводить на меня ужас!

— Зато, если на нас нападут гроны, мы будем знать, что делать, — неловко пошутила Вэйли.

— Определенно, я зря ползавтрака читала лекцию о повадках этих тварей. Аппетит гостям испортить удалось, а вот заставить запомнить что-то полезное — не очень. — Поскольку говорить об Арлене с Игрис не хотелось, я цеплялась за любую подвернувшуюся тему. — Гроны не любят шум! А это место тихим не назовешь, они бы после первой ночи срочно переселились!

В подтверждение своих слов я кивнула на группу музыкантов, играющих какую-то трогательную мелодию. Кроме них возле пещеры расположился еще и художник, предлагающий всем желающим запечатлеть этот важный момент.

Правда, на мой скромный взгляд, любоваться особо было не на что. Пещера как пещера, разве что зеленеющие кусты несколько оживляли обстановку. Из любопытства я в пещеру точно не полезла бы, скорее, нашла бы себе более увлекательное занятие, но сейчас выбора не оставалось.

— Лучше бы вместо художника здесь торговец пирожками расположился. — Погладив бурчащий живот, Кэм жалобно вздохнул.

— Мужчины, что с вас взять! — тут же фыркнула Карин. — Только и думаете о телесной пище, а люди сюда приходят в поисках духовных знаний, желают научиться лучше понимать друг друга и вместе искать верную дорогу.

— И вовсе не…

— Тихо, — негромко цыкнул Ис, прерывая начавшийся спор. — Все уже забыли, что нам нужно изобразить влюбленных?

— Так очень естественно выходит. Настоящие влюбленные тоже часто ссорятся, но и мирятся, — вступилась за молодежь Вэйли.

— В самом деле? — Ис красноречиво покосился в мою сторону, вынудив меня срочно сосредоточить внимание на траве под ногами. — Впрочем, продолжим беседу потом. Идемте.

Вход в пещеру охраняли трое мужчин. У каждого на поясе висело оружие, но вид у них был совершенно беззаботный, то ли так несерьезно относились к своим обязанностям, то ли думали, что воровать в пещере нечего.

— Рад приветствовать вас. Надеюсь, в нашей пещере заблудших душ вы отыщете себя, — сорокой затрещал зазывала в яркой одежде. — Всего лишь за несколько монет вам будет представлен уникальный шанс получить совет свыше.

— А много тут душ, того… заблудилось? — Вцепившись в руку Кэма, Карин передернула плечами.

— О, не беспокойтесь! Это образное выражение. Заблудиться в пещере невозможно. На крайний случай наши ребята отправятся вслед за вами и помогут отыскать путь, — приняв у князя деньги, зазывала кивнул на заулыбавшихся охранников.

Вслед за нами стали подтягиваться другие парочки, и мы поспешили войти внутрь. Как оказалось, более дюжины посетителей одновременно в пещеру не пускали, и находиться здесь разрешалось только полчаса. Услышав это, Ис изменился в лице и явно припомнил не одно ругательство.

Еще бы, знай мы об этом ограничении заранее, просто взяли бы с собой побольше слуг и не боялись бы посторонних.

Несколько минут нам, растянувшись цепочкой, пришлось идти по узкому коридору. Потолок был низким, вдобавок что-то подозрительно шуршало, и Карин то и дело испуганно айкала, вынуждая Кэма ободряюще сжимать ее руку.

— А мне нравится идея с пещерой. Хороший способ понять, как поведет себя твой избранник в опасной ситуации. — Устав спотыкаться в темноте, я зажгла в воздухе несколько огоньков.

С огоньками пещера сразу стала выглядеть менее зловещей, да и сидящие на потолке птицы теперь вместо страха вызывали умиление.

— Ну вот, никакого повода, чтобы обнять спутницу и уверить ее в своей способности справиться с любыми монстрами. Этак, скорее, наоборот, придется замолчать, уйти в сторону и не мешать любоваться «чудовищами», — заметив, с каким восторгом Верита уставилась на птичек, проворчал Рэйф.

— Скоро коридор разветвится, а поддерживать заклинание я не буду, тогда и наобнимаетесь. — Я не отказала себе в удовольствии поддразнить окончательно загрустившую Вериту, а заодно и смутить слишком уж довольного ситуацией Рэйфа.

Увы, если подруга возмущенно покосилась на меня и украдкой погрозила кулаком, то лорд состроил лицо праведного человека, совершенно нелепо обвиненного в каких-то глупых грехах.

— Как только найдете нашу пропажу, разбейте бусину, я почувствую и буду знать, куда идти. — Посчитав инструктаж законченным, свернула в крайний лаз.

Всего их было пять, но главные лазы также делились. Пещера представляла собой настоящую паутину, и, если бы не нарисованные на стенах указатели, заблудиться было бы проще простого.

— И как тебе здесь? — колупнув светящуюся надпись, поинтересовался Ис.

— Ну, я чувствую следы иллюзорных заклинаний. К украшению пещеры явно приложил руку иллюзорник, но воздействие минимальное. — Я сделала вид, что не понимаю намека.

— Неужели тебе так нравится быть ведьмой? И совершенно не хочется хотя бы ради интереса побыть обычной девушкой? — В голосе мужчины прозвучала грусть.

— Ведьма — это не просто профессия, это состояние души. Магия — часть меня, и я не могу отказаться от этого. Как и ты никогда не перестанешь быть князем. — Я кинула на Иса проницательный взгляд. — Не зря ведь после стольких лет ты вернулся на родину, когда в этом возникла необходимость. Жизнь простых людей не для нас.

— Я родился в семье князя, но это не значит, что у меня нет шанса избрать другой путь. От магии в самом деле нельзя отречься, но от венца — вполне, — с какой-то мрачной решимостью произнес Ис. Правда, прежде чем я успела задать вопрос, продолжил: — Но ведь тебе здесь нравится? Я планировал ужин в другой пещере, но эта ничем не хуже. Гронов тут точно нет.

— Зато есть другие посетители, что гораздо хуже. К тому же я знаю, что узоры на стенах, мимо которых мы проходим, наколдованы, и не могу ими восторгаться, разве что оценить плетения заклинаний. А еще нас ограничили по времени, — в духе брюзжащей старухи, вечно недовольной всем вокруг, принялась перечислять я. — Ис, ты что, в самом деле решил поговорить сейчас? Когда мы ищем Арлена и Игрис? Не находишь, что момент неподходящий и в данный момент следует подумать о другом?

— Я не могу думать о них. Стоит только представить, что Игрис… И виноват в этом я… Не проследил, не уберег! Мысль о том, что из-за моей небрежности пострадает единственный близкий мне человек, сводит с ума, — с горечью признался князь. — Лучший способ отвлечься — это подумать о чем-то другом. Но в равной мере меня занимаешь только ты.

— Возможно, все не так плохо. Арлен — достаточно благородный и умный юноша, он не стал бы делать глупости. — Слова Иса отозвались острой болью внутри, но я по-прежнему не знала, как реагировать и как вести себя с ним.

Сделать вид, будто и не было того разговора — уже не получится. А чтобы начать все сначала, опять же следует откровенно поговорить и решить, на какие уступки мы готовы пойти и с чем готовы смириться. Я просто не могла играть по правилам Иса, слепо подчиняться ему и не знать, к чему приведут те или иные действия.

— Да и Игрис могла затеять это специально для тебя. Так сказать, показать серьезность своих намерений. Вряд ли ей нужен публичный скандал, она и без того достаточно настрадалась от постоянных сплетен, — попыталась я приободрить князя.

— Считаешь, она поступила правильно? — От обсуждения наших отношений Ис все же отвлекся, но отвечать на вопросы о его сестре было не легче.

— А у нее оставался выбор? — Я не одобряла действий Игрис, но в то же время не могла не восхититься ее мужеством. Не знаю, сумела бы я сама кинуть настолько дерзкий вызов обществу, пытаясь выцарапать собственное счастье.

— Можно было не прибегать к настолько решительным мерам. — Взгляд Иса сделался задумчиво-грустным. Кажется, от него не укрылись мои собственные размышления, и результат огорчил.

— Разве? — выгнула я бровь. — Ты вполне четко дал понять, что не одобришь брака Игрис с Арленом. Сначала она пыталась возвысить его в твоих глазах, намеренно очерняя других. Когда же это не помогло, сделала то единственное, что считала действенным.

С каждым словом я все сильнее убеждалась в собственной правоте. Пожалуй, теперь все кусочки головоломки встали на свои места. В этом свете действительно становилось понятно, почему обычно сдержанная и скромная Игрис вдруг взъярилась на Лайена и Эвиса и начала критиковать каждое их действие.

— Только вот будет ли она считать так же через год, пять, десять лет… — Вздохнув, князь устало потер лицо руками. — Если не удастся замять эту историю…

«То Верита обидится на меня уже по-настоящему». — Представив, что придется испытать подруге, я содрогнулась.

Вслух же сказала совсем другое:

— Это в будущем, Игрис же хочется жить настоящим. Зачем беспокоиться о том, что, возможно, и не наступит, когда можно урвать кусочек счастья сейчас, когда кажется, что в будущем ничего хорошего уже и не ждет?

— А ты сама? Что ты предпочтешь: несколько счастливых, но опасных мгновений в настоящем — или размеренное существование, лишенное каких-либо тревог, но и счастья тоже? — Ис поймал мою руку, заглянул в глаза.

— Подумаю об этом, когда такая проблема встанет передо мной. Не люблю рассуждать теоретически. — Я передернула плечами, будто отстранялась от неудобного вопроса.

Настаивать князь не стал, и какое-то время мы шли молча. От нечего делать я опять начала разглядывать стены пещеры. На этот раз мое внимание привлекли раскрашенные рисунки на потолке. Некоторое время я таращилась на скопление точек, пока не сообразила, что они изображают самые романтичные созвездия. Одна из стен, мимо которой нам пришлось проходить, и вовсе была раскрашена отпечатками ладоней. Рядом стояла баночка с краской.

Я хотела было пошутить и предложить Ису также оставить свой след в истории, но, покосившись на его хмурое лицо, промолчала.

— Знаешь, я тут подумал — ты была права… — сделав паузу, неожиданно произнес князь.

— Я всегда права, желающих спорить с ведьмой уже не осталось, — подтвердила привычно. — А в чем именно выразилась моя правота на этот раз?

— Ты хотела знать о моем прошлом… Мне не стоит взваливать на тебя этот груз, но, если я желаю добиться твоей любви, то должен быть предельно откровенным, — серьезно произнес Ис.

— Прости, что? — Я отвлеклась, вслушиваясь в сухую интонацию сказанного, и не сразу поняла, что он имеет в виду.

— Расскажу тебе кое-что. Это будет своеобразная сказка на ночь. Правда, до ночи еще далеко, да и сказкой эту историю назвать трудно, — мрачно усмехнулся князь.

— Стой! — Я выкинула руку вперед, призывая к тишине.

К чести князя, он не стал возмущаться по поводу противоречивой женской натуры и послушно изобразил статую. Осторожно пройдя вперед, вновь прислушалась. Определенно мне не показалось! Из-за стены раздавался жалобный плач!

— Что там? — Ис настороженно наблюдал за моими движениями.

— Ну… — Я замялась, не зная, как сообщить князю, что его сестра нашлась, вот только невесть каким образом просочилась сквозь камень.

Дожидаться, пока соберусь с мыслями, Ис не стал. Я и раньше замечала, что слух у него очень острый: все не предназначавшиеся для его ушей нелестные замечания он слышал практически с любого расстояния, так что и сейчас уверенно двинулся вперед. Протянул ладонь, собираясь ощупать стену…

— Риш?

— Иллюзия. Довольно качественная и как раз недавно обновлялась, — мрачным голосом (как можно было раньше не заметить?!) прокомментировала я.

В этот момент Игрис всхлипнула особенно жалостливо, и мне пришлось схватить князя за руку, чтобы помешать броситься сквозь иллюзорную стену.

— Подожди, пара минут уже ничего не решит. А я хочу знать, зачем прибегли к магии. — Договорив, сразу начала делать руками пассы.

Иллюзорные заклинания мне не слишком нравились. Во-первых, их сложно обнаружить, и нужно хотя бы предполагать, что хочешь увидеть. Во-вторых, распутать такие чары может лишь тот, кто их наложил, или другой достаточно опытный иллюзорный маг. В моих силах было только разрушить иллюзию.

Сорвавшийся с ладоней огонь пробежал по стене, вспыхнул белым и осыпался красивыми разноцветными искрами. А мы наконец смогли увидеть, что магия маскировала обрыв.

К счастью Игрис и Арлена, здесь было не слишком глубоко, только пара метров. Пол усыпали мелкие камешки, излучающие сине-зеленое сияние. Видимо, хозяин пещеры просто боялся, как бы посетители не украли камни, вот и предпринял своеобразные меры предосторожности.

— Ну что, налюбовались волшебным сиянием? Далеко вам путь осветило? — ядовито поинтересовалась я.

— Ты даже не спросишь, все ли с нами в порядке? — задрав голову, Игрис в очередной раз всхлипнула.

С растрепавшимися волосами и покрасневшим носом она выглядела жалко. Вот только на этот раз у меня не было никакого желания рассыпаться в утешительных речах. В конце концов, надо ведь хоть немного понимать последствия своих действий!

— А зачем? Я и так все прекрасно вижу. Вы вроде живы, кровью не истекаете, так что первая помощь не нужна. — Демонстративно окинула взглядом спящего на боку Арлена и облокотившуюся о стену Игрис. — Нам вот поспать вволю не удалось.

Ис не стал тратить время на разговоры, сразу спрыгнул вниз. Протянул руки, готовясь поймать меня, но я замешкалась, колдуя над оставшимися бусинами. Дождавшись, пока они вспыхнут красным, удовлетворенно вздохнула. Все-таки не зря я отдала за это украшение целых восемь золотых: создавший его маг постарался на славу, вплетя несколько весьма полезных заклинаний в один узор. Теперь благодаря этому находящиеся у друзей бусины полетят к оставшимся у меня и укажут путь.

— Что с рукой? — Не дожидаясь, пока девушка справится с эмоциями, князь принялся ощупывать ее локоть.

— Ударилась, когда упала… Ой! — Когда Ис надавил на кость, Игрис скривилась. — Я еще боком стукнулась, уже почти не болит, но синяк точно огромный.

— А что с Арленом? — Жалобы девушки я пропустила мимо ушей.

Куда сильнее меня волновало состояние графа. Учитывая произведенный нами шум, он давно уже должен был проснуться. Да и поза для сна казалась слишком уж неудобной, нога вывернута под неестественным углом, под щекой острый камень. Даже смертельно уставший человек найдет в себе силы избавиться от помехи. Разве что…

— Та-а-ак… И зачем ты использовала защитное зелье? Мой взгляд не сулил Игрис ничего хорошего.

— Оно само разбилось… — уставившись в пол, еле слышно призналась девушка. — Я пыталась разбудить Арлена. И звала, и по щекам хлопала, даже щипала, ничего не помогло!

— С ним мы еще разберемся. — Я взяла графа за руку, посчитала пульс.

Используй Игрис покупное зелье — последствия могли бы быть самыми непредсказуемыми, но за собственное я ручалась и могла гарантировать, что ничего плохого с графом не случится. Разве что пару ночей проспит крепче обычного, увидит на удивление красочные сны, но это и минусом-то назвать сложно.

— Позволь полюбопытствовать, с какой целью ты вообще взяла зелье, которое Ришида велела беречь и применять только в крайней ситуации? — если в моем голосе сквозил холод, то от каждого слова, произнесенного Исом, на стенах должен был бы образоваться иней.

Судя по тому, как вздрогнула Игрис, сейчас она не отказалась бы провалиться еще глубже под землю. Или хотя бы упасть в спасительный обморок. Ситуация в самом деле складывалась довольно мерзкая. По всему выходило, что Арлен, как и подобает настоящему лорду, хотел проводить Игрис домой, но, поскольку это шло вразрез с ее планами, девушка использовала зелье. Должно быть, не провались они сквозь иллюзорную стену, мы застали бы их сладко спящими в обнимку. Раньше мне в голову не могло прийти, что Игрис сумеет додуматься до подобного, но факты говорили сами за себя.

— Ты ведь просил меня быть осторожной, — упрямо вздернула подбородок девушка. — Взять охрану мы не могли, я решила, что прихвачу хотя бы зелье. А когда проходили по коридору, мне послышался шорох. Я испугалась и…

От дальнейших объяснений Игрис спасли подоспевшие друзья. Верита при виде открывшейся ее глазам картины едва не рухнула в обморок, но довольно быстро справилась с эмоциями и даже отодвинулась от поспешившего подхватить ее Рэйфа.

Вместе с Вэйли мы легко подняли горе-влюбленных на поверхность, и целительница тут же захлопотала вокруг Арлена. Разобрав, какое заклинание она использует, я одобрительно кивнула. Определенно, благодаря количеству вложенной подругой силы граф сможет не просто выйти из пещеры самостоятельно, но с легкостью вынесет на руках нас обеих.

— Ой, вы что, все отправились за мной? — У Игрис при виде компании округлились глаза.

— А чего ты ждала? Или думала, что подобную детскую шалость я оставлю без внимания? — жестко произнес Ис. — Чудо, что мы успели вовремя и никто не увидел, какие выходки позволяет себе ее сиятельство.

— Ты знаешь, что я не имею права на такой титул. — Голос девушки прозвучал глухо и непривычно зло. — И это вовсе не шалость, а осознанное решение.

— Тайно сбежать ото всех, поставив под удар не только свою репутацию, но и репутацию тех, кто тебя окружает, — это осознанное решение? — изогнул бровь князь. — Не знал, что взрослые люди именно так решают свои проблемы.

Каждое его слово сочилось ядом. Зная, насколько сильно Ис переживал за сестру, я не могла осуждать его за эту вспышку, вот только все равно считала, что подобные беседы лучше проводить наедине. Вряд ли Игрис в ее нынешнем взвинченном состоянии осознает хоть что-то, но точно затаит обиду за публичную выволочку.

— Ты так говоришь, потому что сам никого не любишь. — Не представляя, насколько напоминает обиженного ребенка, Игрис сверкнула глазами. — Это Арлен предложил отправиться на прогулку. Вряд ли он провел со мной ночь ради забавы.

Теперь уже вид у девушки стал торжествующим. Должно быть, Игрис представляла пышную свадьбу и звон колоколов, ведь, как ни крути, а главное условие она сумела выполнить. Другое дело, что все мы просто откажемся подтверждать факт их совместной ночевки.

— Это мы сейчас спросим у самого виновника. — Ис стремительно обернулся к открывшему глаза Арлену.

— Лорд Райсен, извольте объяснить, что вы делали в пещере с леди Игрис? И кто дал вам право без спроса уводить куда-то мою сестру? — требовательно спросил князь.

— Игрис очень хотела увидеть волшебные камни. Мой долг хозяина — исполнять капризы гостей, и я не смог ей отказать. — Взгляд графа отстраненно скользил по нашим лицам.

Потребовалось более пяти минут, чтобы он окончательно проснулся и в полной мере начал осознавать ситуацию, вот только князь ждать не собирался:

— И вы даже не допустили мысли, что уводите девушку на всю ночь? Не боялись, что на вас могут напасть? Или вы заблудитесь? Или упадете, что, собственно, и случилось? — как коршун, продолжал клевать несчастного лорда Ис. — Что мешало пойти на прогулку днем вместе с другими? Что вынудило хозяина этих земель красться тайком, как вору?!

— Я не мог отвести леди Игрис днем, в это время сюда приходят только пары. А если же отправиться большой компанией… Это испортило бы леди Игрис все удовольствие. Она боялась, что другие начнут дразниться. — Арлен смотрел на девушку, но при этом совершенно не замечал, как вгоняет ее в краску своими словами.

— Как благородно. — У князя вырвался смешок. — Не замечал раньше за вами такой предусмотрительности. Интересно, сколько еще у вас скрытых талантов?

— Лорд Эшворд, — явно жалея коллегу, негромко окликнул его Рэйф. — Не будьте столь категоричны. Мы ведь успели вовремя, а лорд Райсен не хотел плохого, я готов за него ручаться.

— Тогда, может быть, вы объясните, как лорд Райсен, имея благие намерения, позволил себе забыть о чести и достоинстве? Даже если моя сестра оказалась настолько глупа, что высказала подобную просьбу, почему он не отговорил ее? — накинулся на Рэйфа Ис.

И вроде бы говорил он достаточно сдержанно, но смотрел при этом… Даже у меня побежали мурашки по коже. Князь же скрестил руки на груди, желая усилить впечатление. Я бросила взгляд на поникшую Игрис, но девушка хранила молчание и вступаться за Арлена не собиралась.

— Лорд Дерисон, благодарю за поддержку, но за свои ошибки я буду отвечать сам. — Заклинание Вэйли наконец-то подействовало должным образом, и на щеках стремительно приходящего в себя Арлена заплясал румянец. — Ваше сиятельство, я не стану оправдываться и готов понести любое наказание, которое вы сочтете нужным назначить.

— Даже женитесь на Игрис? — провокационно уточнил Ис. — Хотя вряд ли это можно счесть наказанием, учитывая, что именно подобный результат входил в ваши планы.

— Я не позволил себе никаких действий, способных бросить тень на репутацию леди Игрис. — Граф изменился в лице. — Не сочтите мои слова оскорблением, но я никогда не представлял вашу сестру своей супругой.

Девушка при этом приглушенно пискнула и закрыла лицо руками. Хоть и зареклась жалеть Игрис, но тем не менее я бросила на нее сочувственный взгляд.

— Тогда зачем вы оказывали ей знаки внимания? Или нарочно решили вскружить девушке голову? — продолжал давить князь.

Учитывая, что до недавних пор Ис вообще не знал о влюбленности сестры в Арлена, никакой реальной основы его обвинения не имели. Уж скорее я была склонна предположить, что таким образом князь пытается заставить Игрис выступить на защиту лорда и признаться в авантюре. Урок жестокий, но зато в дальнейшем, зная, что за ее ошибки будут отвечать другие, девушка точно научится обдумывать свои действия.

— Я… я жалел леди Игрис, — покосившись на сестру князя, признался Арлен. — Ей тяжело живется при дворе, и мне хотелось как-то подбодрить ее. Дать понять, что хоть она и незаконнорожденная, но имеет право на счастье.

Игрис при этих словах окаменела. Отведя руки от лица, она покосилась на Арлена, и меня поразила злость, пылающая в ее взгляде. Правда, почти сразу глаза девушки наполнились слезами.

«Показалось», — глядя, как судорожно дышит Игрис, пытаясь справиться с подступающими к горлу рыданиями, подумала я.

— Мне жаль, что мои действия были истолкованы превратно. Меньше всего я желал причинить боль. — На растерянного графа жалко было смотреть. — Леди Верита, хочу попросить прощения и у вас.

— У меня — за что? — сообразив, что оказалась в центре внимания, сипло пискнула подруга.

— За то же, в чем я виноват перед леди Игрис. Не хочу, чтобы вы двояко истолковали мои действия по отношению к вам. За последнее время вы оказались замешаны в двух скандалах. Отвергнутый вами барон, похищение — все это не прибавило вам популярности в глазах остальных. Помните розу, которую я подарил вам? Я надеялся, что таким образом заставлю всех обратить на вас внимание, заставлю уважать вас, — с пылом воскликнул Арлен.

Теперь уже настала очередь Вэйли заливаться краской и отводить взгляд. Кажется, такая небывалая откровенность графа была вызвана именно ее магией. Все-таки приготовленное мной зелье погружало человека в полусон, а вырвавшись из него, Арлен все еще не мог оценить свои действия и полностью отдался эмоциям.

Верита же напоминала призрак. Побледнев, она кусала губы и жалобно смотрела на нас, не произнося ни слова. И пусть я помнила, как небрежно подруга рассказывала о тех историях, она наверняка сильно переживала. Сам того не желая, Арлен нанес сильный удар ее гордости, дав понять не только самой Верите, но и всем вокруг, как тяжело девушке будет вновь стать своей среди аристократов.

— Да, ваши усилия не пропали зря. Но в будущем настоятельно попрошу воздержаться от подобных действий. Поскольку леди Верита является моей спутницей, я не хотел бы делить ее внимание с кем-то еще, — по-хозяйски обняв окончательно стушевавшуюся девушку за плечи, решительно заявил Рэйф.

— Леди Верита, вы действительно испытываете чувства к лорду Дерисону? — Только воспитание и выдержка помогли Арлену задать вопрос со сдержанным любопытством. Правда, изумление прекрасно читалось в его глазах.

— Что вас так удивляет? Рэйф — замечательный человек, сама судьба помогла нам обрести друг друга. — Объятия графа определенно нервировали подругу, но говорила она уверенно.

— И что, мы будем обсуждать знаки судьбы? — В голосе Игрис, осознавшей, что про нее все забыли, прозвучали истеричные нотки. — Не могу больше видеть эту пещеру. Она меня душит!

— Да, в самом деле, пора возвращаться, — спохватился Ис. — Игрис, не слишком рассчитывай на смену обстановки. Ты под домашним арестом и без моего разрешения покои не покинешь.

— Ты не можешь так со мной поступить, я же не ребенок! — забыв про слезы, возмутилась девушка.

На брата она старалась не смотреть, устремила взгляд куда-то в сторону. Увы, Игрис стояла боком ко мне, и я не могла разглядеть выражение ее лица.

— Но ведешь себя именно по-детски. Если хочешь взрослого обращения — веди себя соответственно, — отрезал князь.

Развернувшись, он первым зашагал к выходу из пещеры. По тому, как Игрис стиснула кулаки и дернулась, было видно: девушке есть что сказать, но спорить со спиной брата она не станет.

— Самое обидное, что посмотреть волшебные камни нам так и не удалось, — ни к кому не обращаясь, тихо пробормотала девушка.

Обратно в поместье мы вернулись без приключений. Слуги давно проснулись, но, не обнаружив хозяина, решили, что мы все отправились на прогулку, так что отсутствие «влюбленной пары» осталось незамеченным.

Не знаю, какие планы изначально были на этот день у Арлена, но после происшествия в пещере он кардинально пересмотрел распорядок дня. В итоге музыканты и торговцы сувенирами вынужденно отправились восвояси, а вместо них лорд пригласил самых богатых баронов и устроил в кабинете совещание. Женской половине предстояло развлекаться самостоятельно.

Побродив по поместью, я с прихваченной в библиотеке книжкой устроилась в беседке в саду, но прочитать успела лишь пару глав.

— Ришида, специально прячешься? Я уже думала, ты по примеру Игрис решила сбежать! — всплеснула руками Верита.

— Если бы пряталась, ты бы в жизни не сумела меня отыскать. — Усмехнувшись, я подвинулась, давая подруге возможность присесть рядом. — Ты пришла жаловаться на Рэйфа или обсуждать планы жестокой мести?

— Честно говоря, еще не определилась. Твоя помощь пришлась бы очень кстати! — Сорвав ветку с растущего куста, Верита принялась нервно обрывать листочки. — В конце концов, должна же я иметь какие-то выгоды от дружбы с придворным магом?

— Яда не дам, проклинать графа тоже не буду, — мгновенно сориентировалась я.

— Да ну тебя! — Подруга скорчила гримасу, но взгляд у нее наконец-то из перепуганного стал более-менее осмысленным. — Я действительно пришла посоветоваться. Не представляю, что мне делать с таким кавалером.

— Мне кажется, ты слишком категорично настроена. Мы ведь это обсуждали. К тому же Рэйф не такой уж и плохой вариант. Во-первых, своим признанием он действительно прибавил тебе популярности в глазах всего общества. Во-вторых, он еще и от Игрис тебя защитил: она бы не пришла в восторг, узнав, что у нее есть конкурентка в борьбе за внимание Арлена. В-третьих, Рэйф — граф, и какой бы ни была его собственная репутация, априори считается выгодным женихом, что уже дает повод присмотреться к нему получше. В-четвертых, если слухи не врут, у тебя будет шанс проследить за ним и получить доказательства. В-пятых, Рэйф — красивый мужчина, и вы неплохо смотритесь вместе, — выдохшись, я в излюбленной манере подруги продемонстрировала ей сжатый кулак. — И как ты не устаешь придумывать столько причин?

— Папа-купец может научить еще и не такому. Он ведь мечтал о сыне, хотел передать ему дела. Вот только родилась я — и пришлось работать, с чем есть, — криво усмехнулась Верита. — Впрочем, я не жалуюсь, учиться у отца было весело. Думаю, некоторые его советы ты бы оценила по достоинству.

— Раньше у тебя куда лучше получалось менять тему. Сейчас слишком очевидно. — Я качнула головой, давая понять, что уловка не сработает. — А о Рэйфе не думай. Пусть все идет своим чередом.

— Пожалуй, ты права. Вдруг для него самого те слова ничего не значат. Подожду, посмотрю, как он теперь будет себя вести, — долго переживать было не в характере подруги. Вот и сейчас, выработав линию поведения, она мгновенно приободрилась. — А сейчас воспользуюсь отсутствием хозяина и совершу набег на конюшню. Не хочешь покататься?

— Как-нибудь в другой раз, — отказалась я. — Молния смотрит на меня с таким видом, будто ужасно хочет посоветовать переключиться на пешие прогулки и дать бедной кобыле отдохнуть. А брать другую лошадь не буду.

В итоге на прогулку Верита отправилась, прихватив с собой Вэйли и Карин.

Обед прошел довольно сдержанно. Подруги тихо делились со мной впечатлениями от поездки, лорды продолжали обсуждать урожай, Игрис дулась. Ужин практически не отличался от обеда, разве что Игрис надоело всех игнорировать, и она стала жалобно вздыхать. Увы, никакого эффекта это не произвело, даже Арлен больше не смотрел в ее сторону.

Я боялась, что и после ужина лорд Райсен продолжит обсуждать особенности посадки картошки, но парень любезно предложил нам чувствовать себя как дома и отправился спать.

Полученным разрешением я воспользовалась сразу же и нагло отправилась к Ису.

— Никогда не думал, что старость подкрадется так быстро. Вот уже и приступы глухоты начались. Или ты не стучала? — Отложив книгу, мужчина окинул меня насмешливым взглядом.

Он успел снять камзол и в темно-синей расстегнутой рубашке выглядел удивительно по-домашнему. Ужасно захотелось сесть рядом, положить голову на колени и, глядя в глаза, попросить почитать вслух.

— А зачем стучать в своем собственном доме? — не желая признаваться, что просто опасалась, как бы князь не велел мне убираться прочь, невинно улыбнулась я.

— Попробую угадать: ты пришла поговорить по поводу Игрис? — решив не вступать в спор, устало уточнил мужчина. — Наверное, скажешь, что мои методы слишком жесткие и нужно было ограничиться воспитательной беседой? Все-таки она росла практически без семьи, без друзей, и ей не с кого было брать пример. Или, напротив, считаешь, что мое решение самое верное?

— На самом деле мне все равно, — честно призналась я. — Игрис — твоя сестра, и только ты можешь решать, как себя вести. К тому же не только она росла в одиночестве. Тебе пришлось полжизни провести вдалеке от дома, но результат получится довольно неплохой.

— И только? Я надеялся, что могу рассчитывать на более приятную характеристику, — поддразнил меня князь. — Впрочем, раз это не Игрис попросила тебя зайти, значит, ты пришла по собственной инициативе. Хочешь обсудить, как продвигается наше расследование по поводу установления личности заговорщика?

— Ну, если тебе есть что сказать… — Я неопределенно махнула рукой, не опровергая, но и не соглашаясь с мужчиной.

— Думаю, это не Лайен. Я проанализировал все прошлые покушения и пришел к выводу, что его просто пытались подставить. Шанс, что нападение кабана увенчается успехом, был минимален, зато все подозрения падали на Лайена при любом варианте развития событий, — деловито произнес Ис. — Еще бы понять, чем лорд Римэнн так помешал моему недоброжелателю…

— Либо они в сговоре, и это попытка избавиться от конкурента, либо Лайен может представлять для него угрозу. Вдруг ты умудришься умереть без посторонней помощи, и тогда графам в спешном порядке придется выбирать нового правителя? — Я выдвинула самые элементарные версии.

— Не исключено. В любом случае за Лайеном нужно приглядывать, но угрозы от него я не жду, — подвел итог князь. — Арлен и вовсе не способен на подлость, сегодняшний инцидент это отлично продемонстрировал.

— То есть ты для этого его провоцировал? Хотел посмотреть, как Арлен себя поведет и даст ли волю эмоциям? — сообразила я.

— В том числе. — Добавлять что-либо Ис не стал, ограничился многозначительной улыбкой.

— Значит, под подозрением у нас только двое. И не исключено, что визит к Рэйфу даст нам понять, он или Эвис желает твоей смерти, — резюмировала я. — Вот только к цели моего визита это не имеет никакого отношения. Зарабатывать деньги, гадая желающим, ты бы точно не сумел.

— В таком случае чем обязан визиту? — светским тоном вопросил князь, изображая учтивый поклон.

— Пришла послушать обещанную «несказку», — усмехнулась я. — За окном как раз ночь, так что атмосфера располагающая.

Предложить мне присесть Ис то ли не догадался, то ли решил, что в приглашении я не нуждаюсь, так что пришлось устроиться на диване без спросу. Сбросив обувь, поджала ноги под себя и скрестила руки, всем своим видом изображая внимание.

— Как видишь, я не собираюсь никуда убегать и помешать нам продолжить разговор сможет только стихийное бедствие, — видя, что мужчина недоверчиво смотрит на меня, поторопила его.

— После знакомства с тобой я не удивлюсь, даже если в окно сейчас влетит метеорит и реки выйдут из берегов, — передернув плечами, ухмыльнулся Ис.

Пожалуй, в другое время я точно оскорбилась бы и принялась отстаивать собственное честное имя, но сейчас вовремя заметила, как князь сжал кулаки. Мне было хороню знакомо его состояние. И я ненавидела это ощущение беспомощности, когда от тебя уже практически ничего не зависит, и все, что ты можешь, — надеяться на поддержку другого.

— Ты знаешь, что моя мать погибла, когда мне было десять, — опустившись в кресло, отрывисто произнес мужчина. — Вопреки слухам и предположениям это действительно был несчастный случай. Досадное стечение обстоятельств, которое оказалось невозможно предвидеть, как потом выразился отец.

При этих словах у Иса сверкнули глаза, и я машинально отметила, что вряд ли его отношения со старым князем можно было назвать теплыми. Вот и еще одна причина, почему мужчина так долго не хотел возвращаться домой. Что бы ни случилось в тот день, Ис до сих пор не простил отца, и воспоминания продолжали отравлять его жизнь.

— Мне… тоже досталось. Признаюсь честно, никто не верил, что я выживу. Отец ждал известия о моей смерти. Когда я пошел на поправку, он был вне себя и почти месяц избегал меня. — Довольно быстро справившись с эмоциями, Ис рассказывал о своем прошлом достаточно спокойно.

Зато меня начала бить дрожь. Стоило представить, что пришлось пережить десятилетнему ребенку, и сразу жутко захотелось раскопать могилу старого князя и попинать ногами хотя бы скелет.

— Что именно произошло? Вы попали под обвал? Мать спасла тебя ценой собственной жизни? — Зная, что жалость только оскорбит Иса, я заставила себя рассуждать трезво. Из-за этого отец так взъелся? Винил тебя в гибели жены?

— Я не могу рассказать подробностей. — Судя по виду князя, ему как раз хотелось поделиться тщательно оберегаемой тайной, губы он сжал с заметным усилием. — Ты наполовину права. Мать на самом деле закрыла меня собой. Отец пытался сделать то же самое. Он никогда не винил меня в случившемся, просто не смог смириться с тем, кем я стал… Это можно назвать проклятием. За один день из всеми любимого наследника я превратился в живой кошмар. Отец боялся, что я не сумею справиться с проклятием, сойду с ума и стану опасным для окружающих, поэтому отправил меня туда, где, как он надеялся, мне сумеют помочь.

— Но ведь ничего этого не случилось? — ободряюще улыбнулась я. — Конечно, некоторые твои поступки повергают меня в шок, но на сумасшедшего ты не похож. Да и отец позвал тебя обратно, значит, его страхи развеялись.

— Просто еще не закончилось мое… проклятие. — Ответная усмешка Иса исказила черты его лица, а в глазах вспыхнул нехороший блеск. — Вся моя жизнь — ожидание того, что неизбежно должно случиться.

— Ты пробовал обращаться к магам? Есть же разные артефакты, источники, способные помочь. Да и нет совершенно никаких следов проклятия в твоей ауре, — окончательно растерялась я.

— Это не совсем магическое проклятие. И знает о нем только ограниченное количество людей. Если обращусь в ковен магов, покинуть его уже не смогу. Твой коллеги с большей долей вероятности решат, что в роли практического пособия я куда ценнее, чем в роли князя. — Ис не шутил и выглядел необычайно серьезно.

Сейчас он даже не злился, голос звучал сухо и равнодушно, будто озвучивая прописные истины.

— Хорошо, пусть не ковен, есть и маги-одиночки, которые также могут знать что-то путное. Какие последствия у этого проклятия? — Если сам князь смирился со своей судьбой, то я была настроена куда решительнее.

— Через месяц я умру, — невозмутимо произнес мужчина. Глянув на мое лицо, грустно усмехнулся и добавил: — Само проклятие не убьет меня, моя участь куда хуже. Поэтому в день своего тридцатилетия я выпью яд.

— Как у тебя все просто. — Мысли путались в голове, и все, что мне оставалось, это смотреть на Иса, отчаянно надеясь, что это дурацкая шутка.

— На самом деле не слишком. До этого срока мне необходимо успеть найти заговорщика и определить, кому я смогу передать венец. Еще помочь устроиться сестре. Я думал, что Игрис сумеет справиться сама, но нынешние события показали, какой она еще ребенок, — с деловым видом принялся перечислять князь. — Теперь понимаешь, зачем мне так срочно понадобился маг и почему я требую как можно быстрее получить результаты?

— А что ты собираешься делать теперь? — Мне стоило огромных усилий заставить голос не дрожать. — Есть какие-то планы в отношении тебя самого?

— Просто жить. Наслаждаться оставшимися днями и пытаться успеть сделать все то, о чем раньше не позволял себе даже мечтать. И, конечно, надеюсь, что ты не откажешься скрасить мое предсмертное существование? — На этот раз улыбка Иса стала по-мальчишечьи залихватской.

В глазах вспыхнул задорный огонек. Кажется, мужчине ужасно хотелось в шутку пихнуть меня в бок и громко рассмеяться.

Вот только я не могла разделить его веселье. При взгляде на Иса в голове звенело одно: он скоро умрет. И через месяц я опять останусь одна…


ГЛАВА 10

Несмотря на то что вопрос Иса вряд ли был риторическим, дожидаться ответа он не стал, под благовидным предлогом выставил меня за дверь. Так что о сложившейся ситуации я размышляла в своей спальне.

Подумать в самом деле было о чем. Начать хотя бы с того, что теперь мне наконец-то стали понятны мотивы поступков князя. И то, что производило впечатление мальчишеских выходок, в действительности оказалось отчаянным стремлением хоть немного пожить полноценной жизнью.

Сейчас, наедине с собой, я могла честно признаться, что Ис ни разу не ошибся в отношении меня. С самого первого дня нашего знакомства он словно читал все мои мысли и умудрялся разглядеть душу, как бы старательно я ее ни прятала.

И тогда, в пещере… При воспоминании о том, как я оттолкнула Иса и что высказала ему потом, хотелось спрятать лицо в ладонях и застонать. Не передать, насколько сильно я корила себя за кажущиеся сейчас такими глупыми страхи!

Что мне стоило послушать, довериться князю, по обыкновению знающему все обо всех. Ис — всегда такой уверенный, невозмутимый, ведущий себя так, будто в одиночку способен справиться с любыми неприятностями и ничто не способно застать его врасплох.

Не хочу верить, что нам отпущен только месяц!

Стукнув по подушке кулаком, я глухо выругалась. Увы, после этого легче не стало. Просто злость сменилась усталостью, и я б