Михаил Александрович Атаманов - Искажающие реальность-3

Искажающие реальность-3 1607K, 273 с. (Искажающие реальность-3)   (скачать) - Михаил Александрович Атаманов

Искажающие реальность-3
Михаил Атаманов


Введение. Планы врага

Па-лин-ту, столица Первой директории

Дворец соправителя Тумор-Анху Ла-Фина

Малый зал совещаний

– Таким образом, уважаемый соправитель Тумор-Анху Ла-Фин, этот вариант стратегами и прорицателями также признан неудачным. Наши войска увязнут в обороне противника и не смогут в какие-то разумные сроки достичь поставленных целей, что напрочь лишит нас эффекта внезапности и позволит противнику подвести резервы и отразить атаку.

Выступавший молодой маг-прорицатель Мак-Пеу Ун-Рой взмахом руки отогнал помогавшего ему вести выступление летающего дрона-ассистента, почтительно поклонился руководившему совещанием старому магу и отошёл к группе из дюжины других советников, позволяя соправителю рассмотреть карту и всё спокойно обдумать. Великий маг и один из трёх соправителей человечества Тумор-Анху Ла-Фин сегодня был раздражён и слушал выступление каждого нового докладчика со всё более мрачным видом, но на сей раз критики с его стороны не последовало. Советник Мак-Пеу Ун-Рой, несмотря на достаточно юный возраст, был одним из самых талантливых провидцев современности, способным к глубокому многоступенчатому анализу линий судьбы, и его предсказаниям можно было верить.

Долго размышлять соправитель не стал и велел сбросить с тактического экрана лишние метки, вернув позицию к изначальному состоянию. С явным трудом, опираясь дрожащими руками на магический посох, старый Тумор-Анху встал с кресла руководителя заседания и на негнущихся ногах подошёл ближе к светящемуся экрану на стене. Минуты три жутковатый старый маг поглядывал то на тактическую карту, то на всё более тушующихся и испуганно мнущихся советников. Наконец, великий маг проговорил, даже не пытаясь скрывать своего недовольства:

– То есть мои советники хотят сказать, что даже имея трёхкратное преимущество в численности бойцов, имея воздушные силы быстрого реагирования и ударный кулак из практически неуязвимой для врага штурмовой бронетехники, они так и не смогли найти способа справиться с нашим противником? И они всерьёз рассчитывают, что я поверю в эту чушь?! Не пора ли мне тогда кардинально обновить состав советников, раз нынешние абсолютно несостоятельны в этой роли?

Могучий маг сурово нахмурил брови и, переводя взгляд с одного на другого присутствующего, без труда считывал их эмоции: сильнейший страх, возмущение от несправедливой критики (это Мак-Пеу Ун-Рой), усталость и раздражение от его причуд и капризов, присутствовала даже ненависть. Ничего, слуги и должны бояться хозяина, это совершенно нормально. Они могут даже ненавидеть своего господина и считать его самодуром, это тоже вполне допустимо до тех пор, пока страх является сдерживающим фактором. Главное, Тумор-Анху не почувствовал предательства и умышленного саботажа. Советники не обманывали его и действительно не видели способа быстрой победы над фракцией Human-3.

Немного успокоившись, соправитель Тумор-Анху вернулся в кресло и попросил повторно вывести на экран варианты, вызвавшие наименьшую критику с его стороны. К светящемуся экрану, хромая и опираясь при ходьбе на кривой узловатый посох, вышел Первый Советник – некогда грозный боевой маг, но давно уже одряхлевший Авир-Син Ла-Пирез, правая рука соправителя как в реальном мире, так и в игре, искажающей реальность.

Первому Советнику великий маг Тумор-Анху полностью доверял, полагая его самым близким своим другом и фактически родственником. Погибшая единственная дочь соправителя Тумор-Анху Ла-Фина, неземной красоты принцесса Онесса-Рати, мать принцессы Минн-О, была замужем за внуком Первого Советника и погибла вместе со своим супругом в устроенном противниками магов теракте. Небогатый и не слишком влиятельный, но зато древний и гордый род магов Ла-Пирез стал бы единственной защитой и опорой для принцессы Минн-О, случись с её правящим дедом что непоправимое. Тумор-Анху всегда держал это в голове и потому старался поддерживать хорошие отношения с Первым Советником и его роднёй.

Между тем одряхлевший маг Авир-Син, не стесняясь присутствующих, один за другим принял два восстанавливающих силы магических эликсира, после чего отложил в сторону тяжёлый посох. Использовать новомодных антигравитационных дронов-ассистентов старик не привык, а потому по старинке взял пульт и лазерную указку.

– Остаются лишь описанные моими коллегами два направления атаки. Первое из них: повторение показавшего себя весьма удачным десять дней назад прорыва через топи к болотному гексагону. Вот только предыдущей ошибки нам следует избежать и вместо распыления сил по всему фронту сосредоточиться на выполнении локальной задачи уничтожении цитадели противника в болотном гексагоне. Имеющихся трёх с половиной тысяч бойцов нам гарантированно должно хватить для преодоления эшелонированной обороны врага и занятия этой богатой нефтью территории.

– Стоп, стоп! – перебил великий маг своего старинного друга и советника. – Я уже говорил, и могу снова повторить, что концентрировать все имеющиеся у нашей фракции три с половиной тысячи бойцов на одном направлении не позволю! Это недопустимый, переходящий все границы разумного риск, дающий нашему противнику шанс на быструю победу! Едва ли опытный в военном деле враг будет стоять и спокойно наблюдать за нашими манёврами, а скорее воспользуется образовавшейся слабостью обороны на других участках и проведёт контратаку!

– Именно так! – поддержал возражение руководителя собрания один из приглашённых военных экспертов. – Поставить понтоны под шквальным огнём противник нам не позволит, наша техника будет подбита или завязнет в грязи, как и в прошлый раз. И пока тысячи наших игроков будут с оружием в руках брести по пояс в болотной жиже, осторожно преодолевая бесчисленные трясины от вешки до вешки, на других участках враг прорвётся к зерновому или столичному гексагону и нанесёт нам недопустимые разрушения! В прошлый раз противнику хватило одной-единственной диверсионной группы, чтобы нивелировать наш успех. Сейчас же в его распоряжении, кроме множества диверсионных групп, будут сотни быстрых кентавров. Да, мы захватим болотный гексагон, но при этом потеряем пару-тройку своих лучших самых развитых территорий, что будет означать полный крах всех наших надежд!

– Две тысячи триста бойцов на направлении главного удара – тот максимум, на который возможно пойти без риска разгрома на других участках фронта, – конкретизировал задачу Тумор-Анху Ла-Фин, и советники задумались.

Долго никто из собравшихся не решался ничего сказать, все были слишком погружены в расчёты и изучение линий вероятного будущего. Наконец, затянувшееся молчание нарушил самый молодой из присутствующих, маг-прорицатель Мак-Пеу Ун-Рой:

– При таких исходных данных шанс захвата болотного гексагона составляет всего восемнадцать процентов. Поскольку это самое напрашивающееся направление удара, на данном участке противник хорошо подготовился, восстановив все ранее разрушенные укрепления и возведя новые линии обороны, огневые точки и минные поля. С вероятностью более восьмидесяти процентов первая волна нашей атаки поляжет практически поголовно… вот этого, признаться, я не понимаю в линиях будущего… видимо, враг придумал какую-то ловушку для наших бойцов. В любом случае для нашей фракции шанс владеть болотным гексагоном свыше трёх суток совершенно точно нулевой. Невозможность полноценного снабжения гарнизона и близость вражеской столицы делают удержание этой территории непосильной задачей.

После такого однозначного заявления мага-прорицателя продолжать обсуждать эту явно провальную идею стало бессмысленно, и Тумор-Анху приказал вывести на экран альтернативный вариант. Первый Советник с готовностью переключил картинку, и на экране сменилось положение разноцветных маркеров и стрелок.

– Более интересным и перспективным вариантом кажется стремительная атака большими силами на недостроенную крепость противника в Скалистых Берегах и оттуда уже без потери темпа развитие наступления в сторону вражеской столицы с целью продвинуться максимально далеко, пока противник не придёт в себя и не остановит наше наступление. Данный вариант имеет свои определённые минусы. Прежде всего, после недавних безуспешных попыток использования нами НПС для уничтожения вражеской крепости в Скалистых Берегах, гарнизон там серьёзно усилен и находится в состоянии повышенной бдительности. Надеяться на эффект неожиданности не приходится, а значит и наши потери на первом этапе сражения будут весьма существенными. Кроме того, охраняет это направление «Второй Легион» противника…

– Герд Тамара… – проговорил Тумор-Анху с раздражением, словно выплюнув ненавистное имя.

– Да, именно она. Вражеский Паладин будет там, а с ней и новые Проповедники. Это означает ментальную защиту солдат противника, а потому эффект от наших магических атак будет ничтожным. Всё решат грубая сила и количество стволов, но хотя бы тут у нас…

Выступающий резко на полуслове замолчал и низко поклонился, так как двери внезапно распахнулись, и в зал заседаний быстрой походкой вошла принцесса Минн-О Ла-Фин. Внучка соправителя, обычно стеснявшаяся официальных нарядов – ярких и кричащих о принадлежности их обладательницы к роду магов-правителей – и при первой же возможности стремившаяся сменить их на что-то менее броское, зато удобное и подчёркивающее женскую красоту, сегодня даже в собственном доме надела и платье положенного покроя, и все регалии принцессы древнего правящего рода.

Великий маг Тумор-Анху, сам не меньше остальных поражённый такими переменами в поведении любимой внучки, с удовлетворением отметил, как все члены совета уважительно и даже подобострастно поклонились принцессе, хотя она и не обладала магическим даром и потому не могла претендовать на высокие позиции в иерархии магического общества. Раньше такого не было. Точнее, элементарная вежливость по отношению к родственнице соправителя присутствовала, но вот уважения не было и в помине. По-видимому, просочилась информация о появлении у красавицы-принцессы обладающего магическими способностями жениха и, следовательно, вполне ожидаемом вскорости возвышении Минн-О как матери нового мага великого правящего рода Ла-Финов или даже, – тут старый маг грустно вздохнул, лишний раз вспомнив про свои сто восемьдесят прожитых лет, – правящей регентши при малолетнем принце-наследнике, будущем соправителе человечества.

– Уважаемые господа маги, ваши предложения по поводу предстоящего сражения я принял к сведению, но теперь требуется время, чтобы всё хорошенько обдумать и принять решение. И я знаю, кто может помочь мне в этом деле. Пригласите сюда во дворец генерала Уй-Така, самозваного монарха Второй директории! Хочу выяснить, действительно ли он так хорош в качестве стратега и полководца, как о нём рассказывают.

– Эээ… – было видно, что последнее распоряжение соправителя сильно озадачило советников, они стали переглядываться между собой, не скрывая недоумения. – Но генерал Уй-Така имеет статус нелегитимного самозванца, игнорируемого советом правителей. Уважаемый соправитель Тумор-Анху желает, чтобы мятежного генерала приволокли силой?

Минн-О не удержалась и прыснула от смеха, представив попытку арестовать обожаемого армией полководца, окружённого сотнями беззаветно ему преданных бойцов. Соправитель Тумор-Анху обернулся на свою внучку, сурово нахмурил брови, и несвоевременный смех у девушки моментально исчез.

– Нет, не нужно никакой грубости по отношению к этому популярному в войсках генералу. Я приглашаю его в свой дворец как гостя и эксперта в военном деле. Уверен, что первый за последние восемьсот лет не-маг среди правителей человечества не откажется от визита ко мне – признание от остальных правителей нужно ему как воздух, а потому Уй-Така не только обязательно явится, но будет предельно вежлив и постарается выполнить всё, о чём я его попрошу. Сейчас же, господа маги, прошу извинить, но мне нужно пообщаться наедине с принцессой Минн-О.

Минута, и в зале остались только старый маг и его любимая внучка. Тумор-Анху даже не поленился сам подойти к далёким дверям и, убедившись, что никто не подслушивает, поплотнее закрыть тяжёлые створки.

– Вижу, Минн-О, у тебя есть новости. Рассказывай! Наш враг герд Комар снова посетил тебя в тюремной камере. Я угадал? Он обещал что-нибудь конкретное насчёт сроков твоего освобождения?

– Какая камера?! – делано удивилась принцесса. – Тумор-Анху, я уже полтора часа как улетаю куда-то в неведомую даль на звездолёте гэкхо!

Выражение удивления и растерянности на морщинистом лице обычно всё знающего наперёд мудрого мага выглядело настолько нелепым и смешным, что принцесса не удержалась и снова рассмеялась. Старик же быстро пришёл в себя и догадался свести воедино все известные факты:

– За Комаром прилетели его друзья-гэкхо, и твой муж взял тебя с собой в космическое странствие!

– Да! Дед, ты не раз мне говорил, что Комар какой-то исключительный, и только его гэкхо берут с собой в космос. Так вот, это лишь отчасти правда. Гэкхо действительно обожают Комара и чуть ли не на руках носят. Видел бы ты, с каким ликованием встречал его экипаж! Гэкхо скалились и рычали так громко, что не выучи я мимику их расы, то решила бы что, они хотят загрызть моего мужа! Но герд Комар не один такой! Там в экипаже целая шайка людей из фракции наших противников, я насчитала как минимум четверых! Сам Комар, а ещё Пилот, Космодесантник, плюс ещё тот Гладиатор, которого ты называл другом Комара. И это, если не считать двух мелких миелонцев, которых Комар зачем-то таскает с собой. Целый отряд! Странно даже, что и свою любовницу он заодно не прихватил.

– Так Медик Ирина и не могла… – старый маг вдруг запнулся на полуслове и, явно передумав разъяснять внучке какие-то тонкости, не положенные знанию простого смертного, резко сменил тему. – А вообще интересная получается ситуация и этой Ириной. Впервые удалось определить того, кого осторожный Комар подпускает к себе. Посмотрим, что из этого выйдет. А вот миелонцев ты совершенно зря сбрасываешь со счетов. Знаешь, что вчера сотворила эта скромная на вид Переводчица?

Минн-О отрицательно помотала головой. Последние двое суток девушка провела в тюремной камере и не могла знать о том, что происходило вне границ её крохотного подземного блока.

– Эта мелкая хвостатая дрянь провела занятие по боевой подготовке для Первого и Второго Легионов! Я не знаю, как она это проделала, но информаторы все как один сообщают, что уровень вражеской элиты значительно поднялся. Даже их самый ТОПовый игрок герд Тарасов и то за это занятие взял два новых уровня! Это просто невероятно! Я тут из кожи вон лезу, пытаясь натренировать армию перед сражением и хоть немного сократить отставание в навыках и уровнях от врага, но всё оказывается напрасным из-за какой-то мелкой Переводчицы!

Старик едва справился с переполняющими его эмоциями, даже верховье магического посоха начало светиться от бурлящей в этом инструменте энергии. На всякий случай принцесса даже сделала шаг назад, чтобы её ненароком не зацепило каким-нибудь сорвавшимся убойным заклинанием. Любящий дед едва ли способен был обидеть её целенаправленно, но вот с досады прожечь дыру в стене или излить гнев на случайно подвернувшимся слуге или роботе было вполне в стиле жутковатого старика.

Чтобы отвлечь своего деда от тягостных мыслей, девушка принялась красочно с живыми эмоциями рассказывать о своём недолгом пока что космическом полёте. На звездолёте поселили её не вместе с Комаром, как предполагала Минн-О, а в одной каюте с каким-то гэкхо-торговцем, чья густая чёрная шерсть была покрыта причудливыми узорами светлого меха. После тюремной камеры из вещей у Минн-О оставался только спортивный костюм и нелепые шлёпанцы на босу ногу.

– Комар заметил это и сразу ещё до старта принёс мне прекрасный женский скафандр. Но прикинул по размеру, скептически покачал головой, обозвал меня жирафой и сказал, что сперва отдаст скафандр корабельному Механику, чтобы тот сделал вставки и подогнал под мой высокий рост. Зато оружие мне Комар выдал – типовой лазерный пистолет нашей фракции, возможно даже мой собственный, и какое-то антикварное охотничье ружьё. Представь, дед, оно пулями ещё стреляет, не лазером! Зато вычурное ложе, куча модификаций, да и название у оружия имеется собственное: «Кречет»! Ах да, чуть не забыла, Комар себе игровой класс сменил с «Изыскатель» на «Слышащий»!

Великий маг, до этого с умеренным интересом слушавший щебетание внучки, резко встрепенулся и поднял на неё глаза:

– Ну ты и балда! С этого и нужно было начинать, а не с тапочек-тряпочек и прочей ерунды! Выясни поскорее, что это за класс? Какие бонусы даёт? И почему именно сейчас сменил? Да и вообще узнай, куда летит звездолёт, какие цели у вашей миссии. Обязательно насчёт миелонцев разнюхай – почему они с Комаром, можно ли их перекупить себе, и сколько это может стоить?

Минн-О состроила недовольную гримасу и, подобрав полы неудобной юбки, уселась на край высокого стола и скрестила свои длиннющие ноги.

– А зачем мне это надо? Я теперь вайедда Комара, так что он мне больше не враг… это как минимум! У меня появился законный муж, наверняка скоро возникнут и новые друзья из числа гэкхо и знакомых Комара. Ты же сам затолкал меня к нему в объятия, так что не удивляйся теперь моему изменившемуся отношению ко всей этой ситуации с войной между разными «версиями» человечества! Я не стану шпионить для тебя!

Подобный демарш со стороны любимой внучки стал неприятным сюрпризом для старого мага. Впрочем, соправитель Тумор-Анху Ла-Фин очень хорошо знал принцессу, так что нужные слова быстро нашлись:

– Там ты – приживалка у бедного студента, к которой всю жизнь будут относиться настороженно и даже с недоверием, так как стать своей в том обществе ты всё равно не сможешь. Здесь же ты – гордая принцесса, представительница всеми уважаемого древнего рода правителей! А если всё правильно разыграть, то можешь ещё сильнее возвыситься и стать намного более значимой в иерархии нашего общества, даже соправительницей человечества! Чувствуешь разницу в своём положении здесь и там? Именно такой же выбор ты делаешь и для своих будущих детей – станут ли они наследными принцами и принцессами, будущими властителями человечества, или проведут жизнь в роли отвергаемых изгоев, странных не понимаемых всеми чужаков?

Можно было бы, наверное, ограничиться просто этими словами – опытный псионик Тумор-Анху чувствовал, что приводимые им доводы находят нужные отклики в голове любимой внучки. Но вопрос был слишком серьёзным, чтобы пускать дело на самотёк, а потому без магического внушения тоже не обошлось. Принцесса шмыгнула носом, спрыгнула со стола и совсем как в раннем детстве кинулась искать утешения у своего могучего и всеми уважаемого деда.

– Прости, Тумор-Анху, я была не права! Конечно же, я всегда останусь верна нашему роду Ла-Фин и сделаю всё для победы нашей фракции и нашего мира! Вот только и Комар уже не чужой для меня человек. Я всё время думаю о нём и ничего не могу с собой поделать!!! Не заставляй меня шпионить против него! Ты же могучий маг, к тому же очень мудрый! Так придумай способ перетащить Комара сюда в наш мир, это был бы самый правильный вариант!

Старик обнимал любимую внучку, успокаивал её, но думал совершенно о другом. Принцесса Минн-О всё сильнее удалялась от него, всё большую часть её сердца занимал совсем другой мужчина. Да, сегодня удалось воздействовать на неё, но дальше проделывать такое будет всё сложнее и сложнее. И однажды Минн-О оторвётся окончательно. Тот розовый перевязанный цветными ленточками свёрточек, который он принял из рук смертельно раненой Онессы-Рати, его воспитанная с пелёнок малышка, которую он по привычке считал маленькой и неразумной, неожиданно выросла и стала взрослой…

Заодно опытному магу-псионику хватило этого краткого периода полного доверия и открытости, чтобы считать всю нужную информацию из головы принцессы. Минн-О действительно не знала, куда летит звездолёт, и не понимала ничего из разговоров гэкхо. Единственной любопытной информацией был подслушанный девушкой разговор, когда в соседнем жилом отсеке спорили четверо людей из фракции H3.

Оказывается, Комар и его спутники вовсе не горели желанием никуда улетать, а вместо космического полёта хотели принять участие в завтрашнем большом сражении с Тёмной Фракцией, атаку которой считали неизбежной. Его фракцию враги уважали и даже слегка побаивались, но готовы были биться с ней до последней капли крови, а потом снова возрождаться и идти в бой, но не отступить. Мда… Непростой случай…

С одной стороны, как там сегодня вещал маг-прорицатель… «шанс на успех атаки всего восемнадцать процентов», и то на успех лишь локальный, дающий некое перекраивание границы, но не серьёзный перевес в войне с оказавшейся слишком крепким орешком фракцией Н3. К тому же враг ждёт атаки, даже привёл союзников и готов к этому сражению, как никогда ранее. Не самый удобный момент для атаки, мягко говоря.

С другой же стороны, не атаковать – значит, показать врагу неуверенность в своих силах и поломать ту наводимую долгими месяцами на противника убеждённость в неизбежности поражения. Как поступить в данной ситуации? Требовалось время на дополнительную подготовку войск, а возможно действительно долгие консультации с генералом Уй-Така, самым опытным и удачливым стратегом магического мира, чтобы подобрать ключ к вражеской обороне. Только как бы это донести до врага, чтобы не уронить при этом свой авторитет?

Великий маг ещё раз горячо обнял свою любимицу и, улыбнувшись, посмотрел принцессе прямо в мокрые от слёз глаза:

– Минн-О, возвращайся в игру и передай герд Комару, что я благословляю ваш союз! Находись твой супруг здесь, в нашем мире, я подарил бы ему этот старинный дворец рода Ла-Фин и две сотни слуг в придачу. Но поскольку видеться с Комаром вы можете пока что лишь в игре, то в честь такого знаменательного события дарю его слабой фракции пять дополнительных дней перемирия!


Глава первая. Технические неполадки

На внутренней поверхности шлема снова, в который уже раз за последние пару часов, отобразились многочисленные непонятные символы тревожно-красного цвета. Некоторые из них мерцали, другие были заметно ярче остальных, третьи наоборот тусклее. Загадочные «буквозябры» не столько даже загораживали обзор, сколько раздражали уже самим фактом своего присутствия и мешали сосредоточиться. Ранее мне как-то всё же удавалось их убирать, каждый раз перед этим подолгу намучившись, вот только я до сих пор не заметил какой-то логики или закономерности между своими действиями и исчезновением раздражающих символов. Не исключено, что никакой закономерности и не существовало, а надписи исчезали просто со временем или, что было бы гораздо хуже, не дождавшись от меня нужных действий, система автоматически сама принимала за меня какие-то принципиальные решения.

Я снова стал пробовать отдавать различные команды на всех знакомых мне языках, правда очень негромко, чтобы не разбудить спящих в каюте миелонцев, а точнее Айни, так как Тини вышел в реальный мир. Пробовал также мысленно и даже движением зрачков пытаться убрать этот красный раздражающий текст. С минуту ничего не происходило, затем перед глазами выскочила надпись:

Навык «Взлом» помечен на удаление. Подтвердите это действие? (Да/Нет)

Этого только не хватало! Я поспешно отстегнул шлем Энергетического бронескафандра Слышащего и взял его в руки. Ранее я уже заметил, что на снятом с головы шлеме все надписи быстро исчезают, словно растворяясь в тёмном матовом стекле. Вот и сейчас, потеряв питание от встроенной в спинной ранец ядерной батареи, экран на лицевом щитке шлема стал меркнуть и вскоре потух. Выдохнув, я отложил шлем в сторону.

Да что сегодня за день у меня такой, всё идёт наперекосяк… Сперва с Иришкой поссорился. Затем случился этот добровольно-принудительный полёт с командой гэкхо на совершенно чуждую для человечества войну – «предложение, от которого невозможно отказаться», прямо «Крёстный Отец», а не виртуальная игра. Даже самые близкие и лояльные мне друзья и то не слишком жизнерадостно отнеслись к нашему граничащему с дезертирством бегству в космос непосредственно перед важнейшим для фракции сражением. Что уж тогда говорить про других членов фракции… Подозреваю, весьма чувствительное и досадное снижение Авторитета Комара сразу на три единицы как раз этим и объяснялось.

Даже новый лидер Иван Лозовский и тот не удержался от не самых лестных комментариев, хотя ранее обещал мне полную свободу действий. Хотя, подозреваю, расстроило новоявленного герда даже не столько моё отсутствие во время сражения с Тёмной Фракцией, сколько убытие высокоуровневого морфа, на устранение которым лидеров противника Лозовский очень рассчитывал. Да, нехорошо получилось… Сплошное расстройство.

А тут ещё моя «походная подруга» Минн-О вела себя высокомерно и странно, не только избегая общения с гэкхо и людьми, но даже меня чураясь и всем своим видом показывая, что она чужая тут на корабле, и ей здесь некомфортно. Да ещё и лёгкий скафандр, который я выпросил на время у капитана Ураз Тухша для Минн-О Ла-Фин, не подошёл девушке. Пришлось тратить все свои остатки кристаллов и даже слегка влезать в долги, выпросив горсть мелочи у моей подруги Улине, чтобы расплатиться с корабельным Механиком, обещавшим подогнать скафандр под высоченный рост принцессы Тёмной Фракции.

Прибавить сюда весьма странное поведение капитана – Ураз Тухш то ли стеснялся меня, то ли даже побаивался, но за всё время многочасовой стоянки «Шиамиру» так и не подошёл ко мне, предпочитая общаться через посредницу Улине. Да и уже тут на звездолёте, когда я подошёл к нему с просьбой насчёт скафандра, капитан явно чувствовал себя не в своей тарелке и старался скорее со всем согласиться и выпроводить меня из своей каюты. Мягко говоря, странное поведение для гордого Аристократа, и я не находил этому объяснения.

Плюс мой собственный барахлящий скафандр… Просто беда… Как я смогу полноценно играть и что-то осмысленно делать, если из-за этих непонятных надписей не могу смотреть прямо и постоянно ожидаю от своего доспеха каких-то новых сюрпризов? Одна уже внезапная смена игрового класса чего стоила! С некоторой тревогой я посмотрел на свой шлем, изрядно доставивший мне хлопот в последние два часа. Интересно, удалось хоть остановить удаление навыка «Взлом» или нет? К сожалению, обычная справка по Комару помочь с ответом на этот вопрос мне не могла, так как выводимая информация тоже чудила, не отображая часть навыков, Очки Жизни и Очки Магии, а сам игровой класс отмечая как «в процессе смены»:

Герд Комар. Человек. Фракция H3.

??? Игровой класс в процессе смены??? 61-го уровня

Характеристики персонажа:

Сила 13

Ловкость 17

Интеллект 23+3

Восприятие 26

Телосложение 15

Модификатор удачи +3

Параметры персонажа:

Очков здоровья 1704 из???

Очков выносливости 861 из 958

Очков магии 237 из???

Переносимый груз 26 кг

Известность 49

Навыки персонажа:

Электроника 41

&6 %%##@@! 49

Картография 52

Космолингвистика 67

Взлом [неактивно] 0 из 23

Ружья 45

Минералогия [требует подтверждения]???

Средняя броня 44

Зоркий глаз 59

Меткость 28

Целеуказание 18

Ощущение опасности 28

Псионика [неактивно, критически низкое значение, несовместимое с игровым классом] 36

Ментальная сила [неактивно, критически низкое значение, несовместимое с игровым классом] 27

Управление механизмами [неактивно, критически низкое значение, несовместимое с игровым классом] 12

Внимание!!! Имеется девять нераспределённых очков навыков

Мда, «расколбасило» персонаж изрядно… Прежде всего, бросалось в глаза исчезновение навыка «Сканирование», и вместо положенного названия теперь шёл набор нечитаемых символов. Да и привычная пиктограмма сканирования, которой я пользовался буквально с самых первых секунд появления в игре, тоже исчезла, отчего я пребывал в растерянности и чувствовал себя откровенно неуютно. Кем я вообще стал или должен стать? Какие особенности у моего нового игрового класса?

Ранее недоступная справка по классу Слышащий теперь выводилась, но опять-же в виде столбцов непонятных символов, словно техподдержка игры (если таковая вообще существовала) забыла сменить язык со времён существования расы реликтов. Жаловаться на нечитаемые символы было некому, так что во всём, по-видимому, мне придётся разбираться самому методом проб и ошибок. Определять способности класса, учиться пользоваться своим костюмом, исправлять и активировать «перекосившиеся» навыки, да и язык реликтов учить тоже придётся. Но начинать нужно было с самого малого – исправлять то, что уже сейчас можно попробовать исправить.

«Критически низкое значение, несовместимое с игровым классом». Понять бы ещё, сколько будет «не критически низкое»? Именно это я и решил выяснить, став по единичке добавлять свободные очки в выделенный серым неактивный навык Псионика. Одно, второе, третье… я уже стал переживать, что всё напрасно, и очков не хватит, но на четвёртом вложенном очке и отметке навыка «сорок» строчка сменила цвет на привычную яркую, и Псионика включилась:

Псионика 40

Уже лучше, одной проблемой стало меньше. Теперь хорошо бы так же вытянуть из неактивного состояния Ментальную Силу и Управление Механизмами. Я с тоской посмотрел на оставшиеся жалкие пять свободных очков – если предположить, что и для других навыков требуется уровень сорок, то мне однозначно не хватит. Собственно, так и случилось – я вложил все пять в Ментальную Силу, поднимая навык до тридцать второго уровня, но ничего не изменилось.

Ладно, раз со свободными очками возможности исчерпаны, нужно пробовать другое и разбираться с остальными проблемами. К примеру, что значит «навык Взлом неактивен»? Наверняка потому, что данный навык находится в состоянии удаления. Но как удалить имеющийся у персонажа навык? Вообще-то я полагал, что это принципиально невозможно, и все навыки приобретаются игроком раз и навсегда. Да и такого выбора как «удаление навыка» в пунктах меню точно не было, за время игры я всё излазил в настройках персонажа и подобного не встречал.

Кстати, в чём вообще принципиальное отличие Взлома от той же Средней Брони? Почему при смене класса игровая система восприняла второй совершенно нормально, а вот к первому придралась? Может, Слышащему в принципе не положено что-то взламывать, не тот путь игры? Бывают же несовместимые профессии и навыки – тем же Изыскателям не достаются связанные с пилотированием навыки, а у Космодесантников нет никаких оружейных навыков, кроме Тяжёлого Вооружения. Допустим я не ошибаюсь, и Слышащему действительно не полагается это умение. Тогда, если подходить к вопросу чисто технически, как теперь при произошедшей смене класса удалить ставший несовместимым навык? В настройках такого пункта меню нет…

Я с грустью посмотрел на свой чёрный шлем. Только при облачении в полностью укомплектованный Энергетический доспех Слышащего я видел все эти системные надписи про удаляемые навыки и прочее. Видимо, реликтам удалось продублировать игровое меню на экран шлема. А может, во времена существования этой древней расы другого игрового меню и не было, кроме вот такого, выводимого на лицевой щиток. Похоже, хочешь – не хочешь, а придётся снова надевать шлем, разбираться в мешанине непонятных символов и искать способ удаления ставшего неактивным навыка.

Эх, жаль конечно, такие интересные возможности давал Взлом. Но тут я вспомнил старую связанную с компьютерными играми бородатую шутку: «Если, играя за мага, ты вдруг начинаешь разыскивать двуручную кувалду с бонусами на карманную кражу, то видимо ты накосячил с прокачкой персонажа». Это был как раз мой случай.

Слышащий, решение принято. Навык «Взлом» удалён.

Половина из имевшихся очков навыка перенесена в свободные.

Получено одиннадцать свободных очков навыка!

Что, вот так просто? Я лишь надел шлем, но никаких других действий совершить не успел, как всё уже решилось само собой. И опять я не понял, делал ли я осознанный выбор, или игровая система, так и не дождавшись от меня никаких действий, сама всё решила за меня.

Слышащий, выбран обязательный навык класса Сканирование.

Получен навык Сканирование 1-го уровня.

Ёшкин кот! А это что сейчас было? Чем игровую систему не устроил уже имевшийся у меня и прокачанный аж до 49-го уровня навык «Сканирование», или как он там теперь называется непечатно: «&6 %%##@@!», что его потребовалось заменять тем же самым навыком, вот только убогого первого уровня?!

Словно прислушавшись к моим возмущённым мыслям, алгоритмы игры посчитала наличие двух схожих навыков Сканирование чрезмерным, и перед глазами высветилось новое сообщение:

Навык «&6 %%##@@!» помечен на удаление. Подтвердите это действие? (Да/Нет)

Я лишь махнул рукой – как говорится, потерявши голову по волосам не плачут. Что уж там, удаляй и эту явно «глюканутую» строчку из моих навыков. Не успел я даже подумать о своём согласии, как моё решение уже было понято:

Слышащий, решение принято. Навык «&6 %%##@@!» удалён.

Половина из имевшихся очков навыка перенесена в свободные.

Получено двадцать пять свободных очков навыка! (суммарно накоплено тридцать шесть очков)

Тридцать шесть свободных очков… Так, спокойно… До предполагаемого сорокового уровня навыка «Ментальная Сила» мне не хватало восьми уровней, а до «Управление Механизмами» двадцати восьми, в сумме как раз тридцать шесть… Хватает тютелька-в-тютельку. Интересно, случайно ли такое совпадение? Пробуем «включить»? Я начал один за другим использовать свободные очки.

Ментальная Сила 40

Управление Механизмами 40

Оба навыка активировались, соответствующие строчки загорелись ярче. Сразу после этого перед глазами вновь побежали бесконечные полотнища текста из непонятных символов, а затем раздражающие надписи вдруг пропали, сменившись вполне себе читаемыми и такими приятными строками системных сообщений:

Поздравляем! Смена игрового класса на «Слышащий» завершена!

Количество Очков Жизни уменьшено с 1704 до 1278

Количество Очков Магии увеличено с 237 до 555

ВНИМАНИЕ!!! По состоянию на текущий момент вы – единственный представитель класса «Слышащий» в игре, искажающей реальность!

Известность повышена до 50.

Известность повышена до 51.

Я снял шлем и вытер выступившую испарину. У меня всё получилось! Почти со всеми косяками в характеристиках персонажа, возникших при смене класса, удалось справиться, пусть и с удалением одного навыка и сбросом другого до первого уровня. Правда, система всё ещё писала про неопределённость уровня «Минералогия», но с этим я тоже надеялся вскоре разобраться.

Кстати, с появлением навыка «Сканирование» пиктограмма Сканирование тоже вернулась, хотя и стала непривычного зелёного цвета. Интересно, в чём разница между ней и предыдущей фиолетовой? Естественно, я тут же проверил её работу.

Шкала маны заметно сократилась, а на моей мини-карте лишь схематично отобразились ближайшие стены и персонажи. Да, радиус сканирования пока что крохотный, и способности слишком слабые, а потому мало что отображается. Хотя… это уже любопытно… Я увеличил масштаб карты и с интересном рассмотрел непривычные метки, а с ещё большим интересом надписи к ним:

Блок управления шлюзовыми дверьми челнока. Шанс подключения 17 %. Шанс перехвата управления 2%

Система управления правым маневровым двигателем. Шанс подключения 4 %. Шанс перехвата управления 0%

Блок управления лазерными орудиями челнока. Шанс подключения 1 %. Шанс перехвата управления 0%

Навигационная система челнока. Шанс подключения 0 %. Шанс перехвата управления 0%

Тини Уи-Комар. Миелонец 48-го уровня. (неактивен)

Морф 279-ый уровень. Шанс подключения 12 %. Шанс перехвата управления 0%

Применение формулировки «перехват управления» в отношении живого существа меня позабавило. Но гораздо более интересным стало то, что у меня появилась некая другая версия навыка «Сканирование», не похожая на ту, которую использовал раньше мой Изыскатель. Во-первых, использование навыка требовало теперь расход маны, причём немалый. Во-вторых, в результате сканирования я видел уязвимые системы и существ, которых мог попробовать взять под свой контроль. Причём видел, даже на самом первом уровне навыка, достаточно чётко – того же морфа я определял именно как морфа, а не как видимую глазами или старым Сканированием миелонскую Переводчицу.

Кажется, я начал постепенно понимать, в чём заключается роль Слышащего – этот игровой класс был с заметным уклоном в магию, и специализировался он на Сканировании, а также управлении механизмами и даже живыми существами. Эдакий гибрид между Изыскателем и Магом-Псиоником, пусть и не настолько могучий в магии подчинения, но зато и не столь узкоспециализированный. Количество Очков Магии заметно выросло, и это было очень приятно. А вот Очки Жизни у Комара ощутимо сократились, что конечно не радовало, но за всё нужно платить, в том числе и за переход на уникальный игровой класс.

Кстати, а способен ли Комар после смены класса работать с оборудованием Изыскателя? Этот принципиальный вопрос нужно было сразу же выяснить, а потому я достал Сканер Изыскателя и геологические анализаторы. «Ноутбук» и металлические штыри вполне можно было брать в руки и перекладывать в соответствующие слоты, вот только использовать их я пока что не мог, не хватало умения:

Ваш уровень навыка Сканирование недостаточен для применения предмета. Необходимый уровень: 19.

С одной стороны, было весьма странным, что предмет, которым я ранее пользовался и прекрасно знал, как он работает, вдруг стал недоступным. С другой же стороны, я скорее обрадовался, чем огорчился. Гораздо хуже было бы, если игровая система посчитала мой навык «неправильным» и потребовала именно того варианта навыка Сканирования, который «&6 %%##@@!».

И тут, когда я посчитал, что разобрался со всеми изменениями, перед глазами побежали строки красного непонятного текста, сменившиеся вполне читаемым сообщением:

Слышащий, доступ подтверждён.

Идёт поиск доступных вариантов…

Я замер, с удивлением снова и снова перечитывая эти строки и не понимая, что сейчас происходит, и над чем работают алгоритмы игры, искажающей реальность. Прошла минута, затем вторая… И когда я уж было решил, что система просто-напросто подвисла, моё ожидание было щедро вознаграждено:

Подходящий вариант найден.

Получен Малый охранный дрон реликтов.


Глава вторая. Путь к комете

Малый боевой дрон древней расы! Именно такой смертоносный, стремительно перемещающийся дрон смог в одиночку перебить весь отряд «Шиамиру» на базе реликтов! Круто!!! Очень даже замечательное приобретение! Впрочем, радовался я совсем недолго. Весь остальной текст был нечитаемым, так что я не смог разобраться, ни как управлять полученным дроном, ни где он вообще находится. Причём судя по длительности поиска игровыми алгоритмами, моя игровая собственность могла находиться весьма и весьма неблизко, и хорошо хоть если в исследованной части Вселенной.

Чтобы выяснить данный вопрос, изучения древнего языка реликтов было не избежать – без этого знания я, словно в тёмной незнакомой комнате, лишь хаотично метался из стороны в сторону, случайно натыкаясь на различные предметы и в большинстве случаев даже не понимая, что именно мне встретилось. Но с чего начать изучение давно вымершего языка? Никаких словарей, а тем более учителей не существовало в принципе.

Напрашивалось начать изучение со справки по игровому классу Слышащий – судя по всему, информация в таких всплывающих подсказках была типовой для всех игровых классов: сперва название профессии, затем краткое описание, обязательные навыки, и наконец ограничения данного класса. Совершенно точно в данном тексте должно было встретиться слово «Слышащий», причём не один раз. Также непременно должно было присутствовать слово «Сканирование», раз данный навык являлся обязательным для игровой профессии Слышащий. Я вывел состоящий из непонятных «буквозябров» текст и приступил к его расшифровке.

Трудно было понять, с какой стороны вообще начинать читать данный текст – слева-направо, справа-налево, а может вообще вертикально, но я мысленно возблагодарил небеса за то, что реликты хотя бы пользовались отдельными иероглифами или буквами, а не замкнутыми ломаными линиями, как в письменности расы гэкхо.

О! Мне встретился знакомый иероглиф – вложенные круги, словно расходящиеся по воде волны от брошенного предмета, именно такой пиктограммой обозначалось умение Сканирование. Подозреваю, что этот символ как раз «сканирование» и означал. Один символ – одно слово, реликты использовали иероглифы, а не буквы.

Навык Космолингвистика повышен до шестьдесят восьмого уровня!

Иероглиф «Сканирование» встречался в тексте несколько раз, и благодаря этому я сумел сопоставить зашифрованный текст с привычной игровой справкой. Так, читать нужно было вертикально сверху-вниз, столбец за столбцом, справа-налево.

Вновь по шлему побежали строки текста, и я хотел было уже привычно отмахнуться от них, как вдруг встретил знакомые символы, и меня неожиданно осенило! Этот странный загадочный текст – всего-навсего игровая справка по персонажу, составленная из иероглифов реликтов!!!

Тогда вот этот сложный сдвоенный знак должен означать мой статус и имя: «Герд Комар»! Тут, конечно, интересно было бы поразмышлять над тем, что означает иероглиф «комар»: были ли знакомы древней космической расе обитающие на доисторической Земле кровососущие насекомые, или этот символ просто соответствовал нужному сочетанию звуков. Я этого знать не мог. Зато по месту в игровой справке вычленил слово «Слышащий» – несколько напоминающее иероглиф «Сканирование», хотя и как будто смятый, словно приплюснутый. Мне удалось мысленной командой сдвинуть новый текст и разместить рядом со справкой по классу для удобства сравнения. Иероглиф «Слышащий» действительно встречался несколько раз в обоих текстах, как я и предполагал. Но тогда, если справка по персонажу действительно типовая, вот в этом столбце должен быть следующий фрагмент текста: «Слышащий 61-го уровня», а вот это – обозначение моей расы: «Человек»

Навык Космолингвистика повышен до шестьдесят девятого уровня!

Навык Электроника повышен до сорок второго уровня!

Получен шестьдесят второй уровень персонажа!

Получено три свободных очка навыков!

Насколько же своевременно произошло повышение! Прямо у меня на глазах справка о персонаже слегка поменялась, позволив мне точно идентифицировать цифры «1», «2», «4», «6», «8», «9», а заодно и «3» в появившейся совершенно новой строке, которая должна была по идее означать: «Внимание!!! Имеется три нераспределённых очка навыков». Количество знакомых слов росло, словно снежный ком, позволяя угадывать всё новые и новые иероглифы. Я определённо находился на правильном пути, а потому пребывал в сильнейшем эмоциональном возбуждении, заслуженно радуясь своим успехам.

От дальнейшего изучения языка реликтов меня отвлекло появление Минн-О Ла-Фин. Принцесса Тёмной Фракции вежливо постучалась в перегородку, хотя дверь в жилой блок была открыта, но проходить не стала и остановилась в дверях, рассматривая спящую напротив меня Айни и Тини на верхней полке. Я подвинулся на лавке, освобождая место для девушки, но гордая принцесса садиться не пожелала:

– Комар, я есть хотеть узнавай зачем ты помещай я один комната большой чёрный торговец? Ты не хотеть жить рядом и брать вместо я говорящий кошки?

В голосе Минн-О легко читались обида и чуть ли не ревность. Я не удержался и добродушно рассмеялся, постаравшись скорее успокоить расстроенную принцессу:

– Тот «большой и страшный чёрный торговец» на самом деле девушка расы гэкхо по имени Улине Тар, причём очень красивая по их понятиям. Смотри не повтори моей ошибки и, когда выучишь язык гэкхо, не проболтайся, что ты не сразу угадала в ней девушку – Улине очень обижается. На самом деле тебе оказали большую честь и при всей тесноте на челноке «Шиамиру» выделили место в отдельной каюте для женщин.

Представительница Тёмной Фракции ненадолго задумалась, а потом молча кивком указала на Айни, явно интересуюсь, почему тогда эту миелонку не поместили вместе с остальными женщинами. Я понимал, что чуткий и любопытный морф наверняка уже не спит и лишь притворяется, прислушиваясь к нашему разговору, а потому протянул руку и несколько панибратски потрепал пушистое создание по роскошной ухоженной шерсти на загривке:

– Айни - особый случай. Удивительное и очень преданное создание, которому я доверяю даже собственную жизнь. Молниеносные рефлексы, едва уловимая глазом скорость перемещения, отличная интуиция и огромный опыт общения с представителями самых невероятных рас. Она трижды спасала меня в жестоких стычках, и я очень благодарен ей.

Не открывая глаз, пушистая Переводчица довольно заурчала, совсем как домашняя кошка, и повернула голову, подставляя для ласки шею и усатые щёки. Не уверен, что настоящая скупая на проявление чувств представительница миелонской расы повела бы себя так, скорее морф считывал мои ожидания и подыгрывал мне. Минн-О же, глубоко вздохнув, неожиданно заявила:

– Комар, должна признавайся, я приходить совсем по другой повод. Я только что есть говорила с мой правящий дед Тумор-Анху Ла-Фин. Он быть очень рад наш союз и предлагать в честь такой праздник твоя фракция пять дней перемирие. Ещё он интересоваться миелонцы, особенно Айни. Лэнг мой фракция очень впечатлять способный миелонка Переводчица быстро-быстро обучай бойцы, и он даже просить я выясняй, сколько стоить её услуга.

В этот самый момент Айни резко открыла глаза, подтвердив мои догадки, что давно уже не спит, и заулыбалась, показывая полный острых зубов рот:

– Мои услуги стоят очень дорого. У всей твоей фракции не хватит кристаллов, чтобы расплатиться со мной.

– Но… – Минн-О бросила на меня быстрый взгляд и замолчала на полуслове, однако я понял её неозвученное возражение, что раз у нищей фракции H3 хватило средств на оплату тренера, то у богатой Тёмной Фракции хватит тем более.

– Я сделала это только ради Комара – моего единственного друга во всей Вселенной. И поскольку ты вайедда Комара, я готова потренировать и тебя. Да и тебе, герд Комар, тоже не помешала бы хорошая тренировка, как и твоим друзьям. До прилёта на базу гэкхо ещё полтора умми, так что я предлагаю провести это время с пользой.

– Ты знаешь, куда мы летим? – удивился я, так как сам пока что пребывал в полном неведении относительно планов капитана.

В ответ Айни совсем по-человечески подтверждающе кивнула, улыбнулась и, бросив беглый взгляд на Минн-О, перешла на миелонский язык:

– Совсем нетрудно догадаться. У расы гэкхо единственная военная база в этом секторе галактики, на комете Ун-Теш, вокруг же только станции мелеефатов и миелонцев. Даже странно, что в таких условиях именно гэкхо первыми нашли твою родную планету.

Я сразу уцепился за редкую возможность поговорить о большой звёздной политике и поинтересовался у морфа, что случилось бы, если Землю первыми нашли мелеефаты? Айни задумалась и честно ответила, что не знает ответа:

– Для моей расы, сам знаешь, общение со Сворой мелеефатов закончилось трагически. Не исключено, что твой народ постигла бы такая же печальная участь. С другой стороны, в Своре собраны десятки различных рас, в том числе есть и похожие на вас люди с других звёзд, так что не всё настолько уж однозначно фатально. Мелеефаты жестокие и не терпящие инакомыслия хозяева, но покорённые расы как-то ведь уживаются с ними и даже более-менее развиваются… Да, это потеря свободы, тяжёлая дань, полный контроль над рождаемостью, наукой и промышленностью, по первому слову хозяев предоставление должного количества бойцов для продолжения экспансии Своры… Но некоторые расы вполне осознанно выбирают такой путь и даже гордятся тем, что вошли в состав столь могущественного объединения, как Свора мелеефатов, от тяжёлой поступи которой содрогается Вселенная.

– Гэкхо как хозяева лучше для человечества? И кто вообще сильнее в космосе – мелеефаты или гэкхо? – решил я сразу прояснить эти крайне важные и принципиальные для моей расы моменты.

– Комар, не путай статус вассала и порабощённой расы! – голос Айни зазвенел от напряжения, зрачки сжались в узкие точки – такое бывало, когда миелонка сердилась или была предельно сосредоточена. – Тебе и твоему народу нужно молиться всем высшим силам, чтобы победили гэкхо, иначе для вас ситуация очень серьёзно ухудшится! Но мне совершенно нечего делать в этом готовом вот-вот заполыхать военном конфликте между мелеефатами и гэкхо – это не моя война! Я хорошо знаю комету Ун-Теш, к котором мы летим – была там не один раз в самых разных обличиях и хорошо представляю устройство базы. Комар, там я тебя покину. Была рада знакомству с тобой. Ах да… трофейный хвост Проповедницы лэнг Амиру У-Маяу, который ты прячешь от меня в своём инвентаре, я тебе дарю – пусть он станет компенсацией за все перенесённые по моей вине переживания!

* * *

Кроме Минн-О, меня и других людей из фракции H3 в занятии по боевой и физической подготовке пожелали принять участие трое гэкхо: братья-близнецы Баша и Ваша Тушихх, а также совершенно неожиданно к ним пожелала примкнуть Улине Тар. Заниматься в узком коридоре, а тем более крохотных жилых комнатушках такой большой группе было совершенно невозможно, а потому Улине упросила капитана открыть для нас грузовой трюм.

После переоборудования «Шиамиру» из мирного грузопассажирского челнока в вооружённый звездолёт размер грузового трюма значительно уменьшился, и половину его теперь занимали дополнительные установки поддержания энергетического щита, но всё равно места для занятий нам должно было хватить. Ураз Тухш неожиданно легко согласился, чем ещё сильнее удивил меня – странная покладистость капитана всё больше поражала и даже настораживала. Что-то с нашим аристократом-неудачником было не так, вот только у меня никак не подворачивалось удобного момента расспросить об этом Улине и выяснить причину столь странного поведения нашего капитана.

Дождавшись возвращения из реала Эдуарда Бойко, передавшего нашей фракции предложение пятидневного перемирия от лэнг Тумор-Анху Ла-Фина, мы прошли в грузовой трюм. Однажды мне доводилось уже принимать участие в занятиях по физподготовке – в самый первый день появления Комара в игре, и руководила тогда обучением новичков Ассасин Светлана. Организованное Айни занятие весьма отдалённо напоминало ту тренировку, и то лишь тем, что всех желающих тренироваться морф включил в состав общей группы, чтобы отслеживать показатели Очков Выносливости и Очков Жизни. А вот далее Айни сообщила нам главную концепцию своего тренерского стиля – навыки активнее всего растут тогда, когда игрок находится на грани между выживанием и смертью, когда лишь своевременный меткий выстрел или успешное уклонение позволяет избежать, как минимум, критической потери хитпоинтов, а то и отправки на перерождение.

– Но мы ведь на звездолёте! – резонно заметил я, подразумевая что точки возрождения у всех членов команды находятся весьма и весьма далеко, и после такого экстремального занятия, вполне возможно, некоторых учеников придётся потом собирать по галактике.

– Тем больше вы будете стараться выжить! – хищно усмехнулась миелонская девушка, в очередной раз продемонстрировав мелкие острые зубки. – Или, если не уверены в своей способности дожить до конца занятия, можете перенести точки возрождения сюда на «Шиамиру», хотя это и огромный риск окончательной смерти как в игре, так и в реальной жизни.

Нет уж! Мне и одного раза хватило, чтобы навсегда усвоить тот жуткий урок, когда «Шиамиру» едва-едва уцелел во время взрыва базы реликтов, а вместе с кораблём чудом не умер Комар! Я категорически отказался переносить точку возрождения на челнок и запретил это делать всем своим друзьям.

– Тогда начнём! – провозгласила тренер, и началась бесконечная череда спаррингов с применением боевого оружия, прерывающаяся лишь на обязанность каждого по очереди выполнить роль жертвы жестокого избиения и даже расстрела – крайне болезненная и неприятная процедура, но позволяющая ускоренно прокачивать навыки брони, уклонения и прочие умения выживания.

За следующие часы я неоднократно вспоминал оставшуюся на базе Иришку – вот для кого тут было бы раздолье! Поднимать находящихся без сознания или потерявших много крови учеников требовалось регулярно, и наша Медик могла бы поднять немало уровней, если бы не её ослиное упрямство и отказ лететь вместе со мной. В отсутствии Иришки её роль занял корабельный Медик, и я во всех подробностях рассмотрел и даже неоднократно прочувствовал на себе влияние лечебной магии.

Но в начале было даже не это. Не успела Айни приступить к занятиям, как у нас появились непрошенные зрители. Три крупных высокоуровневых гэкхо из клана Вайде-Тухш, личной охраны капитана, пришли в грузовой отсек поглазеть на тренировку. Они шумно переговаривались, откровенно мешая занятию, и даже не скрывали своего намерения поглумиться над мирной маленькой Переводчицей, взявшейся за непосильную для такой крошки работу тренера по боевой подготовке. Признаться, в тот момент я слегка отвлёкся из-за несвоевременно выскочивших на экране шлема сообщений, а потому не расслышал, что именно они сказали Айни. Возможно, предложили померяться силой с ними, хотя не уверен.

Зато я прекрасно расслышал обращённый к наглецам вопрос миелонки, где находятся у них точки воскрешения? Получив вполне устраивающий ответ, что на военной базе Ун-Теш, Айни секунд за пятнадцать распотрошила всех троих. Причём распотрошила в буквальном смысле этого слова – со вскрытием грудных клеток, выпусканием внутренностей, перерезанием крупных артерий и даже трепанацией черепа с демонстрацией ещё живого головного мозга представителя расы гэкхо. Причём все свои действия маленькая Переводчица комментировала, спокойно и по-деловому на наглядных примерах показывая ученикам, как тремя различными способами возможно быстро и эффективно расправиться с представителем расы гэкхо, из всего оружия имея лишь нож или острые когти.

Даже меня проняло, хотя однажды я уже видел подобную молниеносную и отточенную работу мясника в исполнении морфа – когда Фокси на глазах многотысячной толпы паломников разделывала Великую Проповедницу миелонской расы. Что уж тогда говорить про остальных моих спутников, для которых настолько убедительная и кровавая победа щуплой миелонки сразу над тремя накачанными громилами-гэкхо стала полнейшей неожиданностью. Улине грохнулась в обморок, а Минн-О едва не вывернуло наизнанку – благородная принцесса закатила глаза, позеленела и с огромным трудом удержала рвотные позывы. С другой стороны, в данном происшествии был и позитивный момент – нашему занятию больше никто не мешал, а авторитет тренера взлетел на немыслимую высоту.

Нет смысла рассказывать обо всех событиях этого урока, упомяну лишь самые запомнившиеся мне моменты. Прежде всего, это великолепный по своему накалу спарринг между Имраном и Эдуардом. Оба противника разделись по пояс, демонстрируя прекрасно сложенные, состоящие из сплошных мышц тела. Дагестанский атлет был несколько выше и подвижнее своего противника, зато Космодесантник представлял из себя поистине несокрушимую скалу, которой нипочём были все удары и попытки захватов от мастера самбо. Пудовые кулаки Эдуарда Бойко со свистом рассекали воздух и могли бы вышибить дух из Гладиатора, если бы тот был настолько неосторожен, что хоть раз подставился. Юркий мангуст и кобра… За их противостоянием наблюдали все, остальные пары учеников даже прекратили занятие. И хотя Гладиатор активно применял умение Быстрый Рывок, уходя из опасных ситуаций и раз за разом оказываясь за спиной противника, победила всё же грубая сила – в очередной раз загнав противника в угол, Космодесантник не позволил юркому противнику сбежать и отправил Имрана в глубочайший нокаут серией страшных по силе ударов.

Когда корабельный Медик привёл Имрана в чувство и восстановил ему запас хитпоинтов, Айни прокомментировала этот бой, назвав основные ошибки проигравшего. Гладиатор, начав поединок просто великолепно и сократив хитпоинты противника наполовину, с какого-то момента стал предсказуем и излишне уповал на своё умение класса, хотя Быстрый Рывок тратит слишком много Очков Выносливости и имеет значительное время перезарядки.

– Будь у меня клинки, я бы победил! – не согласился горячий дагестанец, слишком эмоционально переживающий досадное поражение, на что Айни ему резонно заметила, что будь оба бойца полностью экипированы, тяжёлая экзоскелетная броня Космодесантника сделала бы холодное оружие малоэффективным.

Ну и как обойти моё участие во всём этом занятии… Да, скажу максимально честно, вначале я выглядел откровенно жалко на фоне мускулистых и стремительных бойцов – что Эдуард, что Имран, да и выпускник военной академии Дмитрий, не говоря уже о сильных гэкхо, превосходили меня во всех компонентах и не оставляли ни единого шанса на победу. Лишь у принцессы я дважды выиграл. Сперва тупо за счёт преимущества в броне, так как энергетический щит доспеха позволил погасить все удары девушки-картографа и сблизиться, а затем я использовал преимущество в силе и скрутил принцессу. Но вот вторая наша схватка происходила уже в равных условиях – я был без доспеха лишь в спортивном костюме, и этот поединок на самом деле был весьма принципиальным!

Впервые за всю историю моего с Минн-О противостояния мы сошлись вот так лицом-к-лицу, и итог именно данного спарринга был важен как для принцессы, так и для меня. Я решил быть честным и отказался от использования псионических способностей, хотя и не объявил об этом вслух. Без магии было трудно – юркая девушка перемещалась стремительно и непредсказуемо, атакуя руками и ногами, совершенно не стесняясь подлых и откровенно калечащих ударов. Меня выручали лишь интуиция и удача – за этот принципиальнейший поединок я поднял навык Ощущение Опасности сразу на четыре единицы, и Минн-О, подозреваю, не меньше. Пожалуй, если бы моя вайедда не опасалась смотреть мне в глаза, то могла и победить. Но она постоянно ждала от меня использования магии, а потому не глядела прямо и пропустила элементарную подсечку (хотя тот ещё был нетривиальный номер – попробуйте сами провести приём, стараясь не думать о нём, чтобы не предупредить противника о своих намерениях). Я снова победил, заломив руку принцессе на болевой приём, таким образом обездвижив девушку и заставив признать поражение.

А вот ближе к концу занятия тренер разрешила мне магию… После этого ситуация изменилась самым решительным образом, и я «внезапно научился драться»! О, это было просто ощущение всевластия, компенсация за все мои поражения и унижения! Никто из оппонентов не мог ничего со мной поделать – я сразу же, как было употреблено в терминах навыка Сканирование, «перехватывал управление» и заставлял оппонента ошибаться, останавливаться или даже сдаваться. В итоге мне удалось не только восстановить, но даже слегка поднять Авторитет, упавший в первой части занятия, когда я проигрывал всем подряд и раз за разом в жутко избитом или даже бессознательном состоянии попадал в цепкие лапы корабельного Медика.

Как итог шестичасового занятия – два новых уровня Комара, повышение на единицу Силы и Телосложения, а также серьёзная прокачка множества навыков! Я просто не мог наглядеться и нарадоваться на свои новые показатели:

Герд Комар. Человек. Фракция H3.

Слышащий 64-го уровня

Характеристики персонажа:

Сила 14

Ловкость 17

Интеллект 23+3

Восприятие 26+2

Телосложение 16

Модификатор удачи +3

Параметры персонажа:

Очков здоровья 317 из 1420

Очков выносливости 61 из 1050

Очков магии 7 из 582

Переносимый груз 28 кг

Известность 51

Навыки персонажа:

Электроника 44

Сканирование 7

Картография 52

Космолингвистика 69

Ружья 48

Минералогия [требует подтверждения]???

Средняя броня 49

Зоркий глаз 60

Меткость 32

Целеуказание 19

Ощущение опасности 38

Псионика 47

Ментальная сила 45

Управление механизмами 41

Внимание!!! Навык не выбран

Внимание!!! Имеется девять нераспределённых очков навыков

Да, с Минералогией ещё оставались «непонятки», но закрыть этот вопрос я надеялся при первом же использовании геологического анализатора именно в изначально предназначенных для него целях, а не как отмычку для взлома замков и выжигания электроники. Предварительно, правда, навык Сканирование требовалось подтянуть до девятнадцатого уровня, но и тут всё шло по плану – первые уровни навыка всегда качаются очень быстро, а после достижения десятого можно будет и вложить свободные очки навыков.

Над последним, пятнадцатым возможным для выбора навыком я долго размышлять не стал. Поскольку после произошедшей смены класса мой персонаж стал крайне «маназависимым» – даже Сканирование и то теперь требовало использования Очков Магии, не говоря уже о Псионике с её огромными затратами Очков Магии, – то количество маны и скорость её восстановления стали для Комара критически важными показателями.

Получен навык Мистицизм 1-го уровня.

Как утверждала справка по данному навыку, каждый уровень Мистицизма поднимал количество Очков Магии на один процент и на столько же ускорял регенерацию маны. Да, немного совсем, почти незаметно, хотя по мере прокачки навыка влияние Мистицизма должно было стать уже существенным.


Глава третья. Комета в прямой видимости

Я вернулся в жилую каюту и обнаружил там сидящего на лавке вернувшегося в игру Тини. «Котёнок» явно был чем-то напуган и, едва увидев меня, тут же поспешил поведать о причинах своего страха:

– Мастер Комар, в реальном мире со мной связалась миелонская девушка, которая играет за Айни! Так вот, она находится в сильнейшем недоумении из-за бурного роста показателя Известность и обижается на нас за то, что мы без неё улетели со станции Меду-Ро IV! Мастер, но тогда получается, что наша Айни… ну, которая находится тут на звездолёте… совсем не та, за кого себя выдаёт! Я даже думаю, что она…

Тут «котёнок» сделал паузу и тяжело вздохнул, явно страшась произнести следующее слово, а потому я закончил предложение за него:

– Морф. Причём тот самый, который убил Великую проповедницу лэнг Амиру У-Маяу.

После подтверждения самых жутких своих предположений миелонский подросток от испуга совсем стушевался и прижал ушки, поэтому я поспешил успокоить своего воспитанника:

– Не волнуйся, Тини, представители твоей расы давно об этом знают, и их вполне устраивает сложившаяся ситуация. Или ты считаешь ваших правителей настолько беспечными и наивными, что они действительно позволили бы убийце подобраться к вашей святой Проповеднице?! Сомневаюсь в этом. Или, пусть даже телохранители прозевали покушение, во что лично я не верю, но неужели уже после убийства охрана не усилила меры безопасности и позволила морфу совершенно спокойно разгуливать в облике бойцов Первого Прайда? Да все эти бойцы элиты прекрасно знают друг друга, наверняка очень давно работают вместе, и ты хочешь сказать, что появление «лишнего» не вызвало у них подозрений? Так не бывает! Ваши правители позволили морфу выполнить свою работу, честно расплатились с ним и дали спокойно уйти со станции.

– Но… откуда вы можете это знать, герд Комар? – всё ещё сомневался Тини.

– Да потому, что даже я, уж насколько слабый в Псионике, и то несколько раз смог отличить мысли морфа от мыслей миелонки Айни! А Ищущие Правду – настоящие профи в этом деле, они меня читали как раскрытую книгу! Для них отличить настоящего охранника от подменного – дело одной секунды! Мне же открыл глаза на происходящее совершенно другой момент – после допроса Ищущими Правду нужно было пройти коридор для досмотра между основной станцией и зоной космопорта. Так вот, представители Первого Прайда, явно получив нужные инструкции от Ищущих Правду, в нарушение всех протоколов безопасности провели меня и Айни в обход этого коридора безо всякого сканирования и досмотра! Почему? Да просто им не было нужно, чтобы морфа обнаружили! Я не сразу обратил внимание на этот момент, но зато потом уже сложил в голове все элементы мозаики и всё понял. Хочешь, я тебе расскажу, что на самом деле произошло на станции Меду-Ро IV?

Тини, по-прежнему испуганно прижимая ушки, медленно закрыл и открыл глаза, что у его расы было эквивалентно подтверждающему кивку. Я с готовностью принялся объяснять:

– Лэнг Амиру или кто-то из не менее важных персон миелонской расы нанял морфа для выполнения громкой акции – на глазах тысяч и тысяч паломников подлый морф должен был демонстративно жестоко убить проповедницу, вызвав праведное негодование толпы, да и всех миелонцев – ведь трансляция проповеди шла на всю галактику! Вполне предсказуемый гнев миллиардов твоих соплеменников предполагалось выплеснуть на конкретных заказчиков преступления, которых вскоре бы указали расследующие убийство Ищущие Правду. Убийство воплощения Великой Первой Самки – законный и неоспоримый повод для войны, и в качестве жертвы для давно уже в тайне готовящейся атаки была выбрана Свора мелеефатов.

– А ведь точно! – впервые оживился Тини. – Я и сам заметил, как в последнее время, ещё до убийства воплощения Великой Первой Самки, по всем информационным каналам пошла «накачка» нашего общества против мелеефатов. Вы правы, мастер! Всё сходится!

– Да. Морф должен был принять облик мелеефата, встретиться на станции с представителями этой расы и в поле зрения многочисленных камер наблюдения какое-то время провести вместе с ними, прежде чем совершить подлое убийство. Хотя готовился и запасной вариант на тот случай, если общавшиеся с морфом мелеефаты вдруг докажут свою невиновность – например, смогут предоставить запись вполне нейтральной беседы со своим сородичем, или ещё что-нибудь пойдёт не так. Войну, скорее всего, это бы уже не остановило, зато выставило бы Союз миелонских прайдов в крайне невыгодном свете перед другими соседями по галактике – гэкхо, триллами и всеми остальными…

Тут я был вынужден сделать небольшую паузу в рассказе, поскольку в каюте появилась Минн-О уже в специально под неё перешитом скафандре. Девушка явно ждала от меня каких-то комментариев по поводу своего внешнего вида, и я выразил все положенные слова восхищения новым боевым нарядом принцессы. Причём я нисколько не лукавил – смотрелась Минн-О действительно эффектно и даже шикарно, настоящая космическая амазонка! Довольная произведённым на супруга эффектом, уходить в свою каюту девушка не стала, а уселась на свободную лавку. Но языка миелонцев она не знала, поэтому я продолжил рассказ для Тини:

– Так, продолжу про «запасной вариант». Как известно, в Своре мелеефатов множество рас, в том числе и некоторые из групп человечества. На станции Меду-Ро IV были замечены вполне подходящие для данной провокации люди с Тайлакса, и морфу было рекомендовано познакомиться с ними. Но вышла накладка – морф познакомился со мной, демонстративно покрутился возле меня на виду у камер и, в общем-то, оставил достаточно ведущих на Комара и человечество следов. Вот только уже потом выяснилось, что моя фракция – вассалы расы гэкхо, а не мелеефатов! К гэкхо у миелонцев никаких претензий не было, а потому Ищущим Правду пришлось вносить коррективы в уже готовое обвинение, срочно изымать часть записей камер наблюдения и вообще устраивать весь этот цирк со считыванием мыслей и прочим. Но задача, так или иначе, была сделана, виновный указан, морф же получил награду и спокойно убыл вместе с нами со станции на перехватчике «Тиопео Мыхх II». А потому, Тини, не переживай по поводу фальшивой Айни и наоборот пользуйся уникальной возможностью пройти обучение у великолепного бойца и замечательного инструктора по физподготовке, пока он летит рядом с тобой! Не стесняйся, иди в грузовой трюм, пока Айни там! И не возвращайся, пока не получишь пятидесятый уровень персонажа!

* * *

Стоило моему воспитаннику удалиться, как благородная принцесса неожиданно встала и закрыла ведущий в общий коридор проём металлической шторой.

– Герд Комар, я хотеть с тобой пообщайся. Прежде всего восхититься – ты быть великолепен! Когда ты не поддавался, а использовал все свои возможности, сразу становиться видна разница между просто мускулистыми бойцами и истинным магом-правителем!

Минн-О, секунду поколебавшись, пересела ко мне на лавку и скромно положила руки себе на колени. Она явно была не уверена, что поступает правильно в своей попытке сблизиться, а потому я не стал активничать и тем более распускать руки, боясь вспугнуть и без того не слишком уверенно себя чувствующую принцессу. Девушка помолчала с полминуты, а потом решительно повернулась ко мне и посмотрела прямо в глаза:

– Комар, по всем традициям и обычаям мой мир ты уже сутки как есть законный муж, но я до сих пор не ощущаю с твоей стороны никакой внимание. Я – твоя вайедда, самый близкий по идее для тебя человек. Но я по-прежнему мало что знать о тебе, твоём прошлом и настоящем, твоих целях и устремлениях. И, что меня огорчает и даже несколько пугает, я не иметь ни малейшего представления о твоих планах в отношении меня.

Я отметил, как значительно выросли способности Минн-О к общению на моём языке, насколько более плавной и правильной стала её речь. Такая высокая скорость обучения говорила не только о прокачивающемся навыке Космолингвистика, но и о хорошем Интеллекте девушки. А потому, не зная, с чего начать беседу, я похвалил спутницу за столь явные успехи в изучении языка и поинтересовался характеристиками её персонажа в игре, искажающей реальность.

Казалось бы, простой и даже напрашивающийся вопрос. Но Минн-О неожиданно отвернулась и отказалась отвечать на него, сославшись на то, что любой девушке неловко раскрывать свои женские секреты, ей хочется оставаться загадочной, а озвучить мужчине свой лист персонажа – всё равно что предстать перед ним голой. Тут я со своей спутницей не согласился:

– Женские секреты – это всякие ваши хитрости вроде визуально увеличивающих объём грудей накладок или прокладок-невидимок с изменяемой геометрией крыла. Это – действительно те тонкости, в которые мужчине лучше не вникать. Но я не требую от тебя раскрывать женские секреты и лишь прошу обычную игровую информацию, позволяющую мне как командиру отряда понять, насколько можно рассчитывать на твоего Картографа 55-го уровня в серьёзном сражении, и какую пользу он может принести в мирное время.

Минн-О опустила глаза и неожиданно сильно засмущалась, даже её пепельно-серые щёки зарделись ярким румянцем. Я запоздало сообразил, что невольно нарушил какие-то моральные табу её мира и завёл речь о вещах, обсуждать которые категорически не принято. Слова девушки подтвердили мои предположения:

– Говорить об этом считаться некультурно, да и описанные тобой «женские хитрости» в игре вовсе не требоваться… По поводу же характеристик и навыков моего Картографа… нет, не могу, слишком личное. Придётся объяснять, почему и зачем выбрала именно это, чем руководствовалась. Если это действительно необходимо, считай их сам из моих мыслей, ты же умеешь использовать псионическую магию.

Минн-О снова посмотрела мне в глаза, словно приглашая к ментальному взаимодействию. Признаться, я был заинтригован такой таинственностью и упорством подруги, не желавшей раскрывать свои характеристики, встретился с ней взглядом и… утонул в потоке мыслей принцессы.

Как бы донести до Комара мысль, что он мне небезразличен? Я тут из кожи вон лезу, чтобы привлечь его внимание. А он смотрит на меня отстранённо, и я даже не понимаю, нравлюсь ли ему. Ради него я даже взяла навык «Любовница», чтобы не разочаровать столь искушённого симпатичного парня после целой череды его прошлых подружек. Но, самое главное, как перенести мужа в мой мир? Дед говорил, что это возможно. Его отсталая фракция Н3 обречена, а уж тем более дни её будут сочтены после того, как за дело возьмётся легендарный генерал Уй-Така. Нужно успеть спасти Комара и вытащить в наш мир до того, как его фракция исчезнет. Разве Комар сам не понимает, что такому магу будет лучше у нас?

Я отвёл взгляд, разрывая ментальный контакт. Нет, так дело не пойдёт. Мне нужны были реальные сведения о Минн-О, а не эта плохо скрываемая пропаганда!

Навык Псионика повышен до сорок восьмого уровня!

Навык Мистицизм повышен до второго уровня!

Навык Мистицизм повышен до третьего уровня!

Нет, ругаться и высказываться своей соседке по каюте я не стал, несмотря на эту крайне неприятную откровенную попытку вербовки. Вместо этого я добродушно улыбнулся и предложил настороженно наблюдающей за мной симпатичной девушке просто поговорить, как самые обычные люди, чтобы получше узнать друг друга. Я даже предложил совместить эту беседу на свободные темы с изучением языков – я мог учить Минн-О языкам своего народа и расы гэкхо, она же могла стать учителем языка Тёмной Фракции.

Это стало хорошей идеей – Минн-О заметно успокоилась и, щедро разбавляя речь словами своего мира, принялась рассказывать мне про магократию, правящие семьи и двенадцать директорий. Я внимательно слушал, не перебивая, иногда лишь уточняя значение каких-то слов или прося прокомментировать непонятные моменты. В какой-то момент Минн-О придвинулась ближе, а я набрался смелости и осторожно обнял принцессу. Девушка нисколько не возражала, даже наоборот прижалась плотнее и положила голову мне на плечо.

Лёд отстранённости между нами быстро таял – я уже не был столь скован, а при рассказе о своём мире и прошлой жизни дурачился, много шутил, принцесса же заразительно смеялась над моими шутками. У Минн-О оказался очень приятный звонкий смех, напоминающий перелив серебряных колокольчиков, и мне доставляло радость слушать их. Я даже не понял, кто из нас выступил инициатором, но в какой-то момент наши губы слились в поцелуе.

– Я уж и не надеялась, что ты решишься, – улыбнулась Минн-О, и в её глазах плясали весёлые чёртики. - Наобещал мне когда-то с три короба, когда я была обнажена и связана на пароме гэкхо – мол, ещё раз попадусь к тебе в плен, одними лишь поцелуями не отделаюсь. Признаться, я переживала и страшилась, а на деле мой муж оказался совсем робким – простого поцелуя от него и то пришлось ждать двое суток…

Я прекрасно понимал, что принцесса просто так шутит, а чрезмерно активные мои действия напугают девушку и разрушат установившееся между нами шаткое доверие. Но, так или иначе, начало отношениям было положено, а там когда-нибудь дело дойдёт и до «прокачки навыка Любовница». Кстати, а что он даёт? Я попытался открыть соответствующую всплывающую справку, но получил лишь следующее сообщение:

Информация недоступна, поскольку данный навык несовместим с вашим игровым персонажем.

Тогда я просто спросил у Минн-О, и моя вайедда не стала скрытничать, зачитав специально для меня:

Любовница. Навык, доступный исключительно персонажам женского пола и отвечающий за умение нравиться представителям противоположного пола* (как НПС, так и живым игрокам), а также вызывать их влечение и привязанность. Увеличение навыка открывает новые ранее недоступные варианты в разговорах и поведении, улучшает модификатор отношения, а также увеличивает Очки Выносливости. Является основным для игровых классов Проститутка, Фаворитка и Матриарх.

* Для рас с вариативностью текущего пола навык Любовница может временно становиться неактивным.

** Для рас с более чем двумя вариантами полов (например, мелеефатов или клеопов) навык Любовница действует только на совместимых для спаривания партнёров.

– О как… – не удержался я от удивлённого возгласа. – Похоже, я серьёзно недооценил женскую хитрость, и моя принцесса вовсю уже пользуется этим навыком в отношении меня!

– Ещё на пароме гэкхо взяла этот навык и начала пробовать хоть так повлиять на тебя, – созналась Минн-О с довольной улыбкой. – Вот только долго никакого эффекта вообще не наблюдалось, и в тюремном блоке тоже. Ты вообще непробиваемый какой-то!

Мы снова поцеловались, на этот раз уже смелее и раскованнее. Я даже подумывал над тем, чтоб слегка пошалить, дав волю своим рукам и проверив границы допустимого, раз уж моя спутница находилась в игривом настроении. Однако наше безмятежное воркование прервал тяжёлый и требовательный стук в дверь, а потому я поспешил поднять жалюзи, пока их не пробил кто-то сильный и нетерпеливый. На пороге стояла гэкхо-торговка Улине Тар:

– Комар, вот ты где! Наш звездолёт почти прибыл, комета Ун-Теш уже в зоне прямой видимости. Но я искала тебя вовсе не по этой причине. Со стороны базы пришло сообщение, что по прилёту наш челнок «Шиамиру» будет оцеплен и досмотрен группой военных гэкхо, а ты и миелонка по имени Айни подлежите аресту – таков приказ самого кунг Вайд Шишиша. Признавайся, Комар, что ты на сей раз натворил?!

От такой шокирующей новости у меня просто-напросто отвалилась челюсть. Кунг Вайд Шишиш, жутковатый и несдержанный военный лидер гэкхо, властитель огромных территорий галактики и до кучи официальный хозяин Земли, приказал меня арестовать? Но за что?! Нет, безвинной овечкой Комар конечно не был, и его игра местами могла не понравиться гэкхо. Как минимум с десяток поводов для недовольства наших сюзеренов я мог вспомнить – одно уже приглашение контрабандистов-миелонцев в исключительную зону гэкхо чего стоило. Но всё то были дела давно минувших дней, за которые я уже отчитывался перед дипломатом гэкхо Коста Дыхшем, а новых прегрешений за собой я что-то не смог припомнить.

Сама Улине тоже не ведала причину недовольства кунга Вайд Шишиша, не знал её и наш капитан Ураз Тухш, от которого Торговка как раз и получила эту тревожную информацию. Кстати… хотя момент был не самый подходящий, но я всё же поинтересовался у своей мохнатой подруги, не знает ли она причину такой странной покладистости капитана?

– Ещё бы мне не знать! – фыркнула Улине даже слегка обиженно, словно неверие в её осведомлённость девушку задело. – Просто наш молодой красавчик-аристократ надумал жениться! Причём не абы на ком, а на приличной и очень красивой девушке из богатого клана, контролирующего сеть галактических трасс и имеющего целую флотилию торговых звездолётов. Сугубо брак по расчёту – с одной стороны знатный аристократ из обедневшего рода, с другой же богатые, но неродовитые торговцы. Вот только строптивая невеста поставила нашему капитану чёткое однозначное условие – пусть прославится и станет гердом, вложит свободные очки характеристик в удачу и скинет таким образом своё проклятие. А то о его вечном невезении все поголовно знают, разве что в галактических новостях об этом не трезвонят.

Я немного подумал, совместил в голове фразы: «красивая девушка гэкхо», «торговый клан», «звездолёты», «знакомая капитана, недовольная его неудачами» и выдал заключение, вполне уже уверенный в том, что не ошибся:

– Эта красивая и строптивая невеста – ты, Улине!

– Комар, ты как всегда очень догадлив, – довольно заурчала моя огромная мохнатая подруга. – Мой жених, не в последнюю очередь с моей подачи, видит в тебе талисман удачи и свой шанс на успешный брак. Вот и трясётся над тобой, боясь потерять. Я, в общем-то, разделяю его убеждения, а потому постараюсь тебе помочь с этим непонятным арестом, хотя пока и не представляю, чем вызван гнев главы клана Вайде-Тухш, влиятельного родственника моего жениха.


Глава четвёртая. Хозяин Земли

Мне доводилось уже бывать на астероидах, причём самых разных, так что совсем уж зелёным новичком в космосе я не был и звёздных пейзажей насмотрелся. Но всё равно открывшийся перед глазами вид с поверхности кометы Ун-Теш меня удивил и даже восхитил. Насколько же огромное количество звездолётов находилось тут как на посадочном поле космодрома, так и дрейфовало в ближайшем космосе! Перехватчики, штурмовые фрегаты, тяжёлые крейсера, десантные корабли… Их тут были сотни! И хоть находились мы на теневой стороне кометы, обратной от местного светила, но всё равно поле огромного ледяного космодрома сверкало миллионами огней в лучах множества прожекторов, освещая и выгодно подчёркивая собравшуюся тут военную мощь великой космической расы гэкхо. Красотища!

А ещё тут на комете имелась какая-никакая, но атмосфера! Чёрное звёздное небо выглядело размытым, словно затёртым. Зависший всего в паре километров над поверхностью громадный боевой звездолёт просматривался очень нечетко – настолько сильно смазанным, что я не смог даже считать его класс, не то что рассмотреть детали. Скорее всего, это и был тот гигантский линкор, про который ранее рассказывал Дмитрий Желтов, вот только подтвердить это я не смог. Дальность обзора не превышала километра, и чёткого горизонта тут тоже не было – лишь шевелящаяся пепельно-серая муть, словно клубы пара, в которую сливались и тёмное небо, и ярко-синее поле ледяного космодрома.

Встроенный в рукав скафандра барометр подтверждал мои визуальные наблюдения насчёт наличия атмосферы и показывал давление в девять тысяч Паскалей, что было очень даже немало – фактически, одна двенадцатая от земной нормы. Для не являющегося планетой и не такого уж массивного небесного тела очень даже значительное давление. Вот только состав такой атмосферы едва ли был пригоден для дыхания.

Судя по всему, под ногами был вовсе не лёд в привычном смысле этого слова – слишком уж рыхлым и лёгким был грунт для обычной замороженной воды. Точнее, вода тут наверняка тоже присутствовала, вот только не являлась основной составляющей. Я всмотрелся в тёмно-фиолетовый промёрзший грунт и задумался. На замороженный кислород и азот похоже не было, да и нехарактерны они для комет. К тому же температура всего в минус девяносто градусов по Цельсию не позволяла бы азоту с кислородом находиться в твёрдом состоянии.

Я пришёл к умозаключению, что под ногами преимущественно аммиак в твёрдом виде, миллиарды или скорее даже триллионы тонн замороженного спрессованного аммиака. Судя по всему, на обращённой к местному светилу стороне кометы температура была достаточной для его испарения. Наверняка там бурлили многочисленные аммиачные гейзеры, а возможно даже поверхность кометы с той стороны была жидкой, а не твёрдой. Целые моря кипящего ядовитого аммиака. Масса же небесного тела вполне позволяла удерживать большую части испаряющегося газа, оттого и возникла местная атмосфера. Хотя удерживался не весь аммиак, часть газа утекала в космос, образуя шлейф кометы.

Навык Зоркий Глаз повышен до шестьдесят первого уровня!

Навык Минералогия подтверждён, уровень навыка определён как сорок девятый.

Получен шестьдесят пятый уровень персонажа!

Получено три свободных очка навыков! (суммарно накоплено двенадцать очков).

О! Минералогия не просто «включилась», но и резко улучшилась с двадцать третьего до сорок девятого уровня – судя по всему, именно настолько игровые алгоритмы оценили мои университетские знания в данном вопросе. Эх, знал бы заранее, что такое в моей жизни будет, не вылезал бы из университетской библиотеки, штудируя материалы по геологии и составу небесных тел…

Свободных очков вполне уже хватало, чтобы подтянуть Сканирование до девятнадцатого уровня и вернуть себе способность пользоваться приборами Изыскателя. Но я не торопился этого делать – осуществить это я всегда успею, а на раннем этапе навык Сканирование достаточно быстро прокачивался и естественным путём, так что свободные очки можно было поберечь.

Вот только где же встречающие? Где тот отряд, который должен был оцепить наш челнок и арестовать меня вместе с Айни? Долго мне ещё стоять тут в одиночестве у трапа?

Известие о своём планируемом аресте Айни восприняла на удивление спокойно и сообщила мне, а также всем на челноке, что общаться с военным лидером гэкхо никакого желания не имеет, а потому лучше самоуничтожится и возродится в безопасном месте. Никто из членов экипажа перечить грозной миелонке и тем более пытаться задерживать её не стал. Айни попрощалась со всеми, ушла в грузовой трюм, и больше её никто не видел.

Вот только, уверен, морф лукавил. По крайней мере, после посадки «Шиамиру» на поверхность кометы морф всё ещё находился на челноке – я видел соответствующую отметку при очередном сканировании. Полагаю, Фокси пряталась сейчас в какой-то из технических полостей челнока и собиралась при удобном случае слиться с местным контингентом, выдав себя за члена одного из многочисленных экипажей звездолётов, либо за обслугу военной базы. Да, не представляю, как вообще возможно технически, пусть даже сменив облик, выйти без скафандра в столь токсичную и разреженную атмосферу кометы. Но моя знакомая тут на базе уже несколько раз была, судя по её собственным словам, а значит местные условия знала и подготовилась к ним.

– Комар, от челнока никуда не уходи! Антиграв с бойцами кунг Вайд Шишиша уже вылетел, вскоре сядет возле нашего корабля.

Раздавшийся в наушниках голос принадлежал моему капитану Ураз Тухшу, и я лишь укоризненно помотал головой. Не знаю насчёт Известности (она вроде качалась даже дурной славой и откровенно глупыми поступками), но вот положительного Авторитета молодому Аристократу так никогда было не добиться. Мне ведь казалось, что любой более-менее вменяемый капитан, узнав о странных претензиях высокого начальства к одному из членов его команды, как минимум попытался бы выяснить причину этого недовольства, а то и вызвался лично защищать своего подчинённого. Это было логичным и правильным – иначе кто захочет служить под началом капитана, которому плевать на его команду?! Но Ураз Тухш сразу спасовал и, не желая ссориться со своим прославленным родственником, просто отошёл в сторону, предоставив меня на произвол судьбы.

Единственная, кто выразил желание поддержать и защитить меня, была Унине Тар. Торговка даже порывалась идти на встречу с самим кунг Вайд Шишишом, чтобы во всём разобраться и «восстановить справедливость», но я отговорил свою подругу. Улине нужна была мне на корабле – она единственная, кому я мог доверить хранение наиболее ценных своих вещей: Аннигилятора, трофейного хвоста Проповедницы и кошелька с большой суммой в крипто.

Наконец в небе показался быстро перемещающийся и мигающий огнями небольшой антиграв. Он едва не проскочил мимо нашего невзрачного на фоне остальных звездолётов челнока «Шиамиру», но в последний момент совершил резкий манёвр и пошёл на снижение. Открылись боковые люки, и из антиграва высыпало с десяток бойцов гэкхо в одинаковых красных тяжёлых доспехах. Они с оружием наизготовку окружили «Шиамиру» и замерли, и только после этого из приземлившегося аппарата медленно и с достоинством вышел их командир:

Герд Ост Рех. Гэкхо. Клан Вайде-Рех. Штурмовик 156-го уровня

Сто пятьдесят шестого?! Серьёзный дядька, шутить с таким было себе дороже. В этот момент я невольно отвлёкся, так как за моей спиной зашипел открывающийся шлюзовой люк, и из челнока на трап, прикрываясь рукой от яркого света прожектора, вышла Минн-О в своём новой скафандре. Какого чёрта она тут делает??? Или… я активировал пиктограмму Сканирование, но с удивлением обнаружил, что не ошибся в первоначальном предположении, и это действительно настоящая Минн-О Ла-Фин.

Я шагнул к девушке и первым делом проверил показатели давления в её баллонах с воздухом, правильность подключения и положение всех переходников, а также заряд батареи – не хватало ещё, чтобы моя вайедда в самый неподходящий момент потеряла сознание в агрессивной аммиачной среде. Пока я подтягивал и настраивал застёжки её скафандра, подгоняя костюм по фигуре и поудобнее закрепляя болтающееся ружьё, принцесса объяснила причину своего появления:

– Комар, пилот-человек мне сообщил, что у моего мужа возникли неприятности, и тебя даже хотят арестовать. Вот, я решила быть с тобой в этот трудный момент и разделить твою судьбу!

О как! Неожиданный шаг со стороны моей «походной подруги» и, не скрою, очень приятный. Я как раз закончил с настройкой скафандра Минн-О, когда грузный огромный Штурмовик подошёл к трапу и остановился в шаге от меня:

– Кенто духо герд Комар! А мне говорили, что второй будет миелонка…

Если бы вы только знали, какое облегчение я испытал при первых словах этого грозного гэкхо! У меня словно гора с плеч свалилась! Обращение «кенто духо» подразумевало дружеское отношение и уж точно не могло быть применено к преступнику и арестанту. Я со всей возможной вежливостью поприветствовал главу отряда и объяснил, что миелонка Айни самоуничтожилась, как только узнала, что наш челнок летит на военную базу гэкхо – сказала, что ей не по пути, и она лучше возродится на космической станции Меду-Ро IV. Именно это Айни и сообщила всему экипажу, так что я просто транслировал встречающим слова своей знакомой.

– Жаль… Кунг Вайд Шишиш ОЧЕНЬ хотел видеть эту миелонку, – слово «очень» Штурмовик выделил голосом, вот только я не сумел разобрал интонацию, которую он вкладывал. То ли хотел подчеркнуть злость и недовольство своего лидера, то ли наоборот большой интерес, а может и ожидание неизбежных неприятностей за невыполненный приказ кунга.

Так или иначе, нужно было разобраться со своим статусом в данной ситуации, и я напрямую спросил у Штурмовика, какие приказы от высокого начальства получены в отношении меня.

– Кунг Вайд Шишиш злится и желает видеть тебя лично. У него накопилось множество вопросов к твоим действиям, герд Комар. На твоём месте я бы не заставлял кунга ждать, так как долготерпением он не отличается.

Час от часу не легче… Чем-то я прогневал великого и могучего военного лидера гэкхо. Это конечно не арест, но приятного всё равно мало. Нужно было лететь немедленно, чтобы ещё сильнее не раздражать хозяина Земли. И хорошо было бы чуть сгладить градус общения, переведя предстоящий непростой разговор из фактически допроса в официальный визит. Поэтому я указал герд Ост Реху на свою спутницу:

– Минн-О – моя супруга и самая настоящая принцесса моей расы, внучка соправителя человечества. Было бы правильно ей лететь с нами, чтобы выразить должное почтение кунг Вайд Шишишу.

Гэкхо не возражал, и вскоре антиграв уже мчал нас по направлению к едва виднеющемуся вдали в туманной дымке громадному ледяному массиву – настоящей горной гряде, состоящей из спрессованного замороженного аммиака. С более близкого расстояния я сумел рассмотреть, что это действительно массивная цепь ледяных пиков высотой более километра. На огромной скорости наш летательный аппарат шёл прямо в вертикальную ледяную стену, и я почувствовал, как затряслась от страха Минн-О, ладонь которой я сжимал в своей руке. Сам я нисколько не переживал – навык Ощущение Опасности молчал, а значит ничего опасного в таком манёвре не было. И действительно, наш антиграв совершенно без сопротивления вошёл в казавшуюся сплошной стену, на секунду вокруг заплясали яркие разноцветные всполохи и молнии электрических разрядов. Всё ясно, видел уже такое на астероиде с секретной разработкой платины – защитный маскировочный экран, не позволяющий внешнему наблюдателю видеть реальную картину происходящего за преградой.

Известность повышена до 52.

Авторитет повышен до 31!

– А ты не из пугливых, герд Комар! – уважительно прорычал руководитель группы гэкхо, снимая шлем и показывая свои пожелтевшие клыки. – Мало кто в первый раз так спокойно реагирует, кое-кто бывало даже в обморок падал или пытался выпрыгнуть на ходу из летательного аппарата.

Антиграв к этому моменту прошёл второй защитный экран и некое сферическое помещение, которое я бы назвал камерой выравнивания давления и очистки от ядовитых примесей, после которой стены туннеля стали уже не ледяными, а выполненными из какой-то серой металлокерамики. Воздух тут был уже пригоден для дыхания, поэтому я последовал примеру гэкхо и тоже снял шлем, держа его в руке.

В ответ же на слова Ост Реха о моей выдержке я не стал распространяться насчёт своих размышлений и ощущений, а просто выразил уверенность в мастерстве пилота и потому отсутствии причин для волнения.

– Это так, – довольно заурчал Штурмовик. – В моём отряде собраны лучшие из лучших, и в их компетентности можно не сомневаться. К тому же кунг Вайд Шишиш три шкуры спустил бы со всех нас, если бы мы не доставили тебя к нему в целости и сохранности. Всё, прибыли! Дальше тебе прямо-прямо по коридору, и там в дальнем зале будет небольшая проверка твоей удачливости! Постарайся не разочаровать нашего грозного босса!

* * *

Лишь после того, как мы с Минн-О отошли подальше от антиграва и гэкхо, я нашёл возможность поблагодарить девушку за её смелый поступок, граничащий с самопожертвованием. Принцесса же, по всей видимости, не поняла причину моей благодарности – по суровым законам её мира вайедда обязана была следовать за супругом хоть на войну, хоть в изгнание, хоть на эшафот. В этом, кстати, и крылось одно из принципиальных отличий «младшей, походной» жены от «старшей» – старшая считалась хранительницей домашнего очага и воспитательницей детей, а во всякие авантюры обычно не лезла.

– У нас не так. Жены, как правило, на войну вслед за мужьями не отправляются, за очень редким исключением, да и в ссылку тоже. Были, конечно, жёны декабристов, отправившиеся вслед за мужьями в Сибирь… – тут я был вынужден сделать паузу, поскольку моя спутница явно потеряла нить разговора, и пояснять более понятными словами. – Лет двести назад было восстание большой группы аристократов против… как бы тебе объяснить… одного из соправителей человечества, главы самой крупной директории. Восстание было жестоко подавлено, пятерых лидеров бунтовщиков казнили, а около четырёх тысяч были лишены всех титулов и сосланы в далёкие земли.

– И это в твоём мире называется «жестоко»??? – Минн-О не удержалась и расхохоталась. – Герд Комар, год назад во время подавления голодного бунта в Девятой директории мой дед приказал казнить более шести миллионов восставших, чтобы уменьшить количество голодных ртов. Причём Тумор-Анху – вовсе не жестокий зверь, все соправители так всегда делали и делают! А уж в случае посягательства на жизнь соправителя единственное, что ждёт подобных безумцев – смерть всех террористов поголовно, и всей их родни до третьего колена, причём самыми жестокими способами… Ух ты! Комар, смотри!!!

Последние фразы моей спутницы относились к открывшемуся через овальное окно виду на поистине колоссальных размеров зал, в котором выстроились бесконечными рядами тысячи и тысячи бойцов гэкхо в экзоскелетной броне. Я резко передумал давать язвительные комментарии по поводу несовершенства устройства мира Минн-О и жестокости её деда, и тоже остановился, поражённый невиданным зрелищем.

Идеально ровные ряды застывших бойцов, преимущественно в чёрных и серебристых доспехах однотипных моделей, в том числе и той, которую я покупал для Эдуарда Бойко. Среди основной массы рядовых бойцов выделялись, видимо, командиры в более продвинутых и дорогих штурмовых доспехах оранжевого цвета, а также… у меня просто отвисла челюсть от изумления, когда я посмотрел в самую даль зала… группа из трёх десятков огромных увешанных оружием титанических фигур, каждая размером с девятиэтажку!

Навык Зоркий Глаз повышен до шестьдесят второго уровня!

Грейс Ухх-Тор. Тяжёлый штурмовой мех гэкхо.

Вот это мощь!!! Да тут собралась сила, способная с лёгкостью захватить не то что космическую станцию, но и целую планету вроде моей Земли! У людей, даже всех вместе взятых, против такой армии просто не было ни единого шанса… Причём наверняка это была не единственная армия наших сюзеренов, так как кунг Вайд Шишиш – влиятельный «лидер многих отрядов», ответственный за определённый сектор галактики, но по сути лишь один из множества военноначальников расы гэкхо.

Нет, я и раньше понимал, что великая космическая раса гэкхо сильна, но одно дело держать это в голове на основании косвенных данных, и совсем другое видеть эту мощь своими собственными глазами. К дальнему залу, в котором меня ждало какое-то устроенное кунг Вайд Шишишем испытание, я подходил в задумчивом молчании.

О-ба-на… В зале шло какое-то совещание, и полтора десятка косматых гэкхо в одинаковых красных доспехах сидели полукругом на небольших пуфиках напротив крупного гэкхо в сверкающей белоснежной броне, вальяжно развалившегося на троне – по-другому назвать это инкрустированное самоцветами резное кресло не поворачивался язык. Всё бы ничего, вот только на троне сидела, пусть и крупная, но однозначно женщина расы гэкхо! Она была слишком огромной для самки… да и для самца, кстати, тоже… у неё не было женских узоров на шерсти и украшений, но я достаточно времени провёл в компании Улине Тар, чтобы научиться выхватывать те вроде незначительные анатомические отличия, которые позволяли идентифицировать женщин гэкхо. Несколько иная пропорция передних лап по отношению к туловищу, повёрнутые назад уши, нехарактерный для самцов лимонно-жёлтый цвет глаз… Да женщина это, однозначно! Что тут вообще происходит? Где тогда сам кунг Вайд Шишиш? Или я чего-то спутал, и прославленный родственник моего капитана был женщиной? Вроде нет, Ураз Тухш всегда упоминал его в мужском роде…

В сильнейшем недоумении я остановился при входе в зал и осмотрелся. Ни у кого из присутствующих тут гэкхо нельзя было считать информацию о персонаже, а между тем согласно правилам этикета и дипломатическому протоколу мне полагалось подойти вплотную к кунг Вайд Шишишу и выразить хозяину Земли своё почтение, опустившись на одно колено и низко склонившись перед ним. К кому подойти? Видимо, это и было то испытание, про которое говорил мне герд Ост Рех.

Женщина на троне явно была ловушкой – не суметь отличить её от настоящего кунга значило опозориться перед сюзеренами самым серьёзнейшим образом, от такого потом вовек не отмыться. Но кто из пятнадцати? У меня возникло одно предположение – уж больно один из воинов старательно отводил взгляд и пытался затеряться на фоне остальных, да и можно было поиграться с Ощущением Опасности в поиске правильного решения, но рисковать я не стал и использовал сканирование.

Навык Сканирование повышен до восьмого уровня!

Всё сразу же стало ясно, и кстати, я не ошибся в своём подозрении – именно тот самый «скромный» гэкхо на мини-карте отметился как:

Кунг Вайд Шишиш. Гэкхо. Клан Вайде-Тухш. Космодесантник 279-го уровня

Не колеблясь больше ни секунды, чеканя шаг, я подошёл к уважаемому лидеру сюзеренов и склонился в положенном приветствии. Минн-О проделала то же самое и рядом со мной опустилась на одно колено. Вот только реакция кунга была откровенно недовольной – похоже, он надеялся на длительное развлечение и выставление в дураках недалёкого туземца.

– Так нечестно! Ты знал! Или кто подсказал? Нет? А! Ты наверняка видел меня на плакатах! Или удача сработала?

– Нет, мой кунг, удача тут не при чём. Разве что слепой не отличит от мужчины женщину, пусть даже такую грозную и солидную. А дальше было совсем просто – все остальные присутствующие в зале явно боялись, что их можно спутать с великим и легендарным полководцем гэкхо, и только сам кунг Вайд Шишиш чувствовал себя непринуждённо и наслаждался игрой.

Да, я озвучил совершенно другую версию, имеющую мало общего с реальностью, но мне казалось, что это правильный вариант, так как немного лести в общении с начальством никогда не помешает. Вот только кунг Вайд Шишиш недовольно зарычал и повысил голос до крика:

– Комар, ты хочешь сказать, что я могу невзлюбить своего советника просто за то, что его можно спутать со мной?! Ты действительно считаешь меня жутким деспотом?

У меня сердце ушло в пятки – кажется, я всё же ошибся с линией поведения… Не успел я ещё продумать, чем всё это мне грозит, как окончание фразы военноначальника поставило всё с ног на голову:

– И ты совершенно прав, герд Комар!!! Каждого, перед кем бы ты склонился, я бы немедленно застрелил и запретил ему после возрождения появляться возле меня. Зачем мне советник, который будет затмевать меня своим присутствием, и кого можно спутать со мной?! Что же, Комар, ты подтвердил свою репутацию и заслужил право разговора со мной.

Навык Псионика повышен до сорок восьмого уровня!

Известность повышена до 53.


Глава пятая. Аудиенция

«Беседа», если таким термином вообще можно было назвать сыплющийся на меня поток каверзных вопросов, началась с недовольства кунга в связи с утаиванием и выносом его имущества с базы реликтов – явно мой шикарный Энергетический доспех Слышащего не давал покоя грозному военноначальнику, на покупке прав на базу древней расы лишь потерявшему солидные деньги без каких-либо приобретений. Пришлось в максимально деликатной форме напоминать лидеру гэкхо, что на базу древней расы я и трое других членов экипажа «Шиамиру» проникли сами без чьей-либо помощи, причём проделали это ещё до получения информации о каких-либо договорённостях насчёт принадлежности базы, и по первому приказу лэнг (тогда ещё) Вайд Шишиша сразу покинули форпост древней расы. Также я сообщил об условиях своего контракта с капитаном Ураз Тухшем и абсолютной законности оставления себе всего, что смог вынести.

Чтобы моё выступление не выглядело однобокой и скучной попыткой оправдаться, я заодно рассказал кунгу и всем собравшимся о своих действиях по переделке скафандра для возможности использования его человеком, а также подключении дополнительного оборудования:

– Установка браслета в специальный предназначенный для него слот помогла включить электронику древнего устройства. Всё это, правда, сопровождалось спонтанной сменой игрового класса и другими проблемами технического плана, но в целом показала правильность данного пути. Вот тут, – я указал на кольцеобразную выемку на грудной пластине Энергетического доспеха Слышащего, – явно имеется слот для вставки чего-то ещё: то ли выпуклого диска, то ли кольца. Подобные диски, кажется, я видел на базе, вот только взять не решился, поскольку уже поступила команда от лэнг Вайд Шишиша убираться с форпоста древней расы, и нарушить приказ моего лорда я не посмел. Те же артефакты, что вынесли мои друзья-гэкхо, а какие-то диски там точно имелись, были отобраны космическими пиратами.

Кунг Вайд Шишиш внимательно выслушал меня и замечаний не высказал. Как бы грозному гэкхо ни хотелось наложить лапу на вынесенные трофеи, но ему пришлось всё же признать справедливость моих слов. Далее последовал вполне ожидаемый вопрос про класс Слышащий, на что я, осторожно подбирая слова, ответил в духе того, что сам до конца не разобрался:

– Игровая справка выводится в нечитабельном виде на языке реликтов, так что изучать бонусы и ограничения пока что приходится методом проб и ошибок. Хотя уже ясно, что Слышащий – очень схожий с Изыскателем класс, и возможно поэтому смена произошла относительно легко. Имеется тот же перекос персонажа в высокое Восприятие и Интеллект за счёт других характеристик, тот же уклон в Сканирование, вот только акцент сделан не на поиск рудных жил и аномалий, а на обнаружение скрытых механизмов и живых существ. Стало меньше хитпоинтов, зато появились Очки Магии, которые и тратятся на Сканирование. В целом, постепенно разбираюсь со своим новым игровым классом и обязательно сообщу моему кунгу итоговые результаты, как только они будут готовы.


Суровый и вспыльчивый полководец, уже согнавший огромную женщину с трона и сам занявший её место, довольно заурчал, удовлетворённый моим ответом. Я уж было предположил, что самая трудная часть разговора позади, как вдруг последовало новое обвинение со стороны грозного полководца:

– Ладно, опустим темы артефактов и нового класса. Это уже дела прошлого, которое мало касается настоящего. Но из-за твоих совсем недавних необдуманных действий у меня Авторитет снизился сразу на два пункта! Как это вообще понимать, Комар?! Да я за меньшее, бывало, убивал самых близких мне советников и друзей!

Вот тут я замер с открытым ртом, не находя объяснений сказанному. С одной стороны, не верить словам великого полководца вроде как было нельзя, с другой же, каким это боком я мог стать виновником падения Авторитета кунга??? Пришлось, не отрицая самого факта падения Авторитета и своей возможной причастности к этой неприятной истории, просить уточнения времени и обстоятельств.

– Всего умми назад тмрое далеко не самых плохих бгойцов клана Вайде-Тухш, которых я лично одтобрал в телохранители моего родственника Ураз Тзухша, были прилюдно осрамлены и убиты небоевым персонажем весьма посредственного уровня. История получила широкую огласку тут на военной базе и выставила клан Вайде-Тухш, а также лично его главу, в крайне неприглядном свете - мол, о какой реальной силе этого рода можно говорить, если даже с отобранными лично главой клана профессиональными бойцами способна справиться не то Повариха, не то Переводчица намного слабее их уровнем?!

Навык Ощущение Опасности повышен до тридцать девятого уровня!

Под конец своей речи Вайд Шишиш уже рычал во всю глотку и сердито тряс огромной мохнатой башкой, брызжа во все стороны слюной от ярости. Стоящая рядом Минн-О тревожно поглядывала на меня, не до конца понимая происходящее, но видя разъярённого огромного гэкхо, нападающего на её мужа. Я же, несмотря на выскочившее предупреждающее сообщение и столь агрессивное поведение собеседника, наоборот демонстративно отмахнулся от описываемой проблемы как совершенно несущественной:

– Ах это… Так авторитет уважаемого клана Вайде-Тухш тогда пострадал бы в любом случае, и мой Комар к данному печальному происшествию вообще не имеет никакого отношения. Авторитет упал в тот самый момент, когда трое бойцов клана оспорили профессионализм наставника по рукопашному бою, отобранного капитаном того же самого клана для тренировки экипажа. Даже подозреваю, что авторитет клана Вайде-Тухш упал бы сильнее, если бы уважаемый назначенный кланом тренер вдруг проиграл бой какому-то обычному хулиганью.

– Хулиганью??? Ты забываешься, Комар!!! Все трое убитых – не какие-то жалкие хулиганы или бандиты, а Телохранители клана Вайде-Тухш с уровнями за девяностый!

Навык Ощущение Опасности повышен до сорокового уровня!

Мой собеседник вот-вот готов был взорваться от ярости, и второе подряд системное сообщение свидетельствовало об этом. Тем не менее, я не менял выбранной линии поведения и демонстрировал абсолютное спокойствие, а также крайне пренебрежительное, граничащее с откровенной дерзостью, мнение о боевых качествах назначенных кунгом телохранителей:

– На уважаемых Телохранителей они были не похожи – вели себя по-хамски, сами нарывались на драку и всячески своим поведением роняли авторитет безмерно уважаемого мною клана Вайде-Тухш. Хотя непонятно, на что они рассчитывали? Что могли противопоставить бойцу-морфу с огромным, измеряемым столетиями, боевым опытом и таким же, как у самого уважаемого кунга, двести семьдесят девятым уровнем?!

Собравшиеся дружно ахнули. Сам вспыльчивый полководец похоже готовился ответить что-то крайне резкое и даже набрал для этого побольше воздуха, но после моей последней фразы резко передумал и даже как-то визуально сдулся, уменьшившись в размерах. Снова усевшись на свой трон-кресло, с которого вскочил в горячке спора, кунг Вайд Шишиш вопросительным кивком указал на стоящую за моей спиной принцессу. Похоже, он посчитал именно её морфом, так что пришлось мне с сожалением поправлять высокого босса:

– Нет, это моя супруга Минн-О, внучка соправителя человечества. Она ни слова не понимает на языке гэкхо, но я посчитал своим долгом представить её великому лидеру и покровителю нашей расы, чтобы Минн-О могла выказать должное почтение могущественному хозяину нашей планеты. Морф же не пожелал прибывать сюда на комету и самоуничтожился, а у меня не было возможности как-то повлиять на столь сильное существо.

Минн-О, услышав своё имя, правильно сориентировалась и изыскано поклонилась сидящему на троне самому важному из гэкхо. Кунг Вайд Шишиш в ответ приветствовал мою спутницу небрежным кивком и взмахом когтистой лапы, после чего потерял к девушке всяческий интерес.

– Жаль… С морфом я бы с удовольствием пообщался… Столько возможных тем для сотрудничества могло появиться… – Вайд Шишиш удивительно быстро остыл, от былой агрессии и вспыльчивости не осталось и следа, сейчас передо мной находился действительно мудрый военный стратег великой космической расы гэкхо.

Навык Псионика повышен до сорок девятого уровня!

Навык Псионика повышен до пятидесятого уровня!

Навык Мистицизм повышен до четвёртого уровня!

А вот это очень интересно! Оказывается, без псионического воздействия с моей стороны всё же не обошлось, и моя странная убеждённость в правильности своего поведения даже в самые тревожные моменты беседы с кунгом объяснялась в том числе и тем, что в нужные моменты я магией как-то корректировал поведение собеседника. Кстати, маны едва хватило – количество Очков Магии у меня сейчас оставалось лишь 83 из 615…

– Герд Комар, расскажи всё, что знаешь о покушении морфа на лэнг Амиру У-Маяу и начале войны между миелонцами и мелеефатами, – попросил кунг спокойным тоном, этим новым вопросом как бы оставляя в прошлом все претензии по предыдущим обвинениям.

Я вздохнул заметно свободнее и, по сути, озвучил лидеру гэкхо ту же самую рассказанную до этого Тини версию начала конфликта. Кунг Вайд Шишиш слушал меня очень внимательно, а когда я закончил рассказ, долго молчал, о чём-то напряжённо задумавшись. Наконец, огромный гэкхо встрепенулся:

– Эта версия отличается от рассказанной мне самой Великой Проповедницей миелонцев, но именно твой вариант кажется мне более правдоподобным. Миелонцы очень давно тихо отсиживались, набирались сил и готовились к расширению своего присутствия в галактике. Когда же Союз миелонских прайдов посчитал, что вполне готов к войне, им оставалось лишь организовать повод для её начала. Кстати, лэнг Амиру У-Мияу в разговоре весьма лестно о тебе отзывалась, называя «смышлёным и полезным человечком».

Известность повышена до 54.

Кунг Вайд Шишиш замолчал и долго буравил меня своими внимательными чёрными глазами, о чём-то напряжённо размышляя, прежде чем продолжил:

- Не знаю уж, чем ты так впечатлил Проповедницу миелонцев, но мне, признаться, не очень-то нравится подобный тип авантюристов, лезущих везде без спросу и не признающих общепринятые порядки. Хотя всё же соглашусь с уважаемой миелонкой, что польза от подобных возмутителей спокойствия иногда бывает, но чаще всё же вред. Однако кое-кто из моих подчинённых считает тебя талисманом удачи, без которого невозможен успех операции. А раз так, чего тебе ютиться на маленьком грузовичке «Шиамиру»? Перебирайся вместе со всеми своими друзьями на «Грох-Увачч» – самый большой и грозный корабль собравшегося тут на военной базе флота, вклад могущественного клана Ашде-Вейн в наше общее дело, – с этими словами суровый военный лидер указал на ту самую необъятную женщину гэкхо в сверкающих белоснежных доспехах. Метка на мини-карте говорила, что передо мной:

Лэнг Амоти Ёр. Гэкхо. Клан Ашде-Вейн. Пилот звездолёта 221-го уровня

«Самый большой и грозный корабль» – это видимо тот громадный линкор, что застыл в космосе возле кометы. Конечно, интересно было бы побывать на таком гиганте и посмотреть вживую военный звездолёт гэкхо. Вот только ещё до того, как военный лидер закончил свою фразу, я уже знал, что это – очередная ловушка. Раз кунг Вайд Шишиш настолько активно общался со своим родственником Ураз Тухшем, что даже слышал про «талисман удачи», то он не мог не знать о том, что у меня имеется действующий контракт с капитаном «Шиамиру» на ещё один полёт. Меня искушали нарушить подписанный контракт? Явно в таком случае предусматривались серьёзные штрафные санкции к нарушителю, самые напрашивающиеся из которых – изъятие всего более-менее ценного из личных вещей «в качестве компенсации». Нет уж, спасибо!

Пришлось, осторожно подбирая слова, отказываться от «такой великой чести» и ссылаться на необходимость выполнения контракта с кланом Вайде-Тухш. И вот тут я угадал – кунг довольно заурчал, явно удовлетворённый моим решением, и проговорил:

– Что ж, герд Комар, похвальная принципиальность! Ураз Тухшу действительно не помешает «талисман удачи». Хотя не думаю, что этот полёт принесёт моему родичу и членам его команды сколь-либо заметных трофеев и славы – небоевые звездолёты пойдут лишь в третьей волне атаки, когда сражение в космосе будет уже давно завершено, а десантники с боевых кораблей успеют прибрать всё более-менее ценное. Тем не менее, я весьма рад, что ты помогаешь моему родичу. И если у тебя, герд Комар, есть какие-то просьбы, самое время их высказать.

Я снова опустился на одно колено и рассказал о проблеме, над решением которой сам давно ломал голову:

– Из-за неожиданности с прилётом звездолёта «Шиамиру» и крайней спешки со сборами, я не только не приготовил подарка, достойного великого кунга, о чём безмерно сейчас переживаю, но даже не успел обеспечить всех своих людей скафандрами для работы в космосе. Не хватает всего одного – для игрока класса Гладиатор. И если тут на базе имеются либо уже готовые, либо возможные для переделки под крупного человека, я прошу кунг Вайд Шишига дать распоряжение выдать под мои нужды. Вот только сложность в том, что оплату я могу произвести лишь в миелонских крипто… или мне нужен обменник валюты, хотя сам понимаю, насколько это противозаконно.

Известность повышена до 55.

Известность повышена до 56.

Почему-то эта моя просьба неожиданно сильно рассмешила лидера гэкхо – грозный кунг Вайд Шишиш скалил немыслимые гримасы, рычал и даже не удержался в сидячем положении и сполз с трона на пол. Его советники тоже хохотали, точнее урчали на все голоса, скалили клыки и морщили свои мохнатые морды. Наконец, военный лидер отсмеялся и сообщил:

– Даже если подходящего скафандра и не найдётся на базе, я прикажу срочно доставить его – негоже оставлять такую необычную просьбу без внимания, а нашего доблестного бойца без возможности хотя бы элементарно выйти со звездолёта, чтобы принять участие в сражении. И я уж как-нибудь постараюсь обойтись без твоих денег, человечек. Да, это будет трудно, – тут гэкхо снова не удержался и заурчал от смеха, – но я уж как-нибудь постараюсь справиться без твоих крипто. Пусть это станет подарком тебе и твоему спутнику за подаренное мне хорошее настроение. Твоим же подарком, герд Комар, пусть станет наша общая победа в большом сражении! Докажи всем нам, что ты действительно приносишь удачу!

На этом приём был окончен. Один из советников кунга подозвал меня и сообщил, что атака начнётся через полтора умми. «Шиамиру» капитана Ураз Тухша отнесён к восемнадцатой (резервной) флотилии и пойдёт в третьей волне звездолётов, до этого времени в целях обеспечения секретности операции всем присутствующим на челноке бойцам категорически запрещено выходить из игры в реал. Также приказом самого кунга все участвующие в атаке игроки должны озаботиться возможностью воскрешения в безопасном месте тут на военной базе, где из возродившихся игроков будут формировать новые отряды и централизованно отправлять на фронт для участия в дальнейших операциях.

Я подтвердил, что понял и принял эти связанные с сохранением секретности ограничения, и со стороны моих спутников нарушений не будет. После чего мы с Минн-О направились в обратном направлении к поджидающему нас антиграву. Когда мы удалились от зала совещаний достаточно далеко, моя спутница задала совершенно неожиданный вопрос:

– Если не секрет, кто вообще был тот клоун? Ну, тот самый, которого воин в шикарных сверкающих белых доспехах посадил вместо себя на трон, и который всё время кривлялся, скалился, рычал на тебя и смешно дрыгал ногами?

Я резко остановился и мысленно простился с жизнью, так как Минн-О произнесла эти слова в работающий микрофон своей рации, а потому крамольные речи разнеслись на большое расстояние и тут на режимном военном объекте наверняка были записаны для возможности дальнейшего изучения. Потом я сообразил, что фраза была произнесена на земном языке и, скорее всего, не была понята местными «безопасниками». В любом случае мою вайедду нужно было слегка проучить за излишне длинный язык:

– Вообще-то это был кунг Вайд Шишиш, наместник огромных территорий в космосе и полновластный правитель нашей с тобой планеты Земля. Разве дед не рассказывал тебе о наших с тобой общих сюзеренах?

Минн-О запнулась и едва не упала, я лишь в последний момент успел поддержать девушку. Буквально за каких-то пару секунд кожа моей спутницы сменила цвет с пепельно-серого на белый, губы задрожали от ужаса. Возможно, мои следующие слова были уже лишними, и не стоило ещё сильнее пугать Минн-О, но я не удержался:

– Пытался выпросить у наших покровителей с пяток вот таких больших роботов, – мы как раз снова проходили мимо зала с бойцами гэкхо, и я указал Минн-О на застывших вдалеке исполинов. – Ненадолго, буквально на пару-тройку деньков. Думаю, этого вполне хватит, чтобы раз и навсегда решить вопрос с фракцией твоего деда и больше о ней не вспоминать. Как сама считаешь?

– И… и что ответил к-кунг на твою просьбу? – моя вайедда начала нервно заикаться, а потому я сжалился над девушкой и признался, что это всего лишь была такая неуклюжая шутка, да и гэкхо принципиально не вмешиваются в разборки между своими вассалами.

– В каждой шутке есть и доля истины, – представительница Тёмной Фракции наглядно продемонстрировала, что в её мире также существует схожая с земной поговорка.

Минн-О, всё ещё не до конца отойдя от пережитого недавно испуга, смущённо улыбалась, смотрела на меня и просила простить её за неосторожные необдуманные слова. Я смотрел в глаза принцессы, и считывание мыслей произошло непроизвольно, хотя разрывать ментальный контакт я всё же стал.

Подумать только, мой правящий дед лэнг Тумор-Анху Ла-Фин строит какие-то грандиозные планы, приглашает лучших стратегов, проводит совещание за совещанием. Он считает, что полностью держит ситуацию под контролем, и дни его врагов сочтены. Но на самом деле лэнг даже близко не представляет, с какой силой связался! «Нищий студент»… Ну-ну! Подумать только, этот «нищий студент» вхож в ближний круг великого правителя расы гэкхо! Одной вовремя сказанной фразой мой супруг способен настроить кунга в нужном русле, а тому достаточно лишь взмахнуть когтем, и от моей фракции останутся лишь воспоминания… А я-то безмозглая дура! Только рот открыла, как сразу же наговорила на смертный приговор. Хорошо хоть муж великодушен и прощает мне подобные косяки…

Вслух же вместо столь пространного размышления моя вайедда произнесла совсем короткую фразу:

– Комар, не скрою, я в шоке!!!


Глава шестая. На войну!

– Трефовая восьмёрка!

– Пэрвозжу!

– И у меня восьмёрка, козырная! Перевожу дальше!

– Так нечестный! Вы три сговариваться против я одна девушка! И котик снова мухлевать!

– Яу нет мухалевать! Просто подывигай колода не падай карты! Улине толстый задница двигай рассыпай всё.

– Тый когой толстухой обзывай, морда кошакавая?!

– Не ссорьтесь! Минка, ты чего даму кладёшь?! Нахватала же полный комплект десяток на прошлом круге, ими отбивайся!

Подобные возбуждённые голоса уже какое-то достаточно продолжительное время прорывались в мой сон. Сперва я воспринимал этот доносящийся разноголосый бред как весьма гармоничное дополнение к своему сумбурному сновидению, в котором Комар бродил по бесконечной мрачной пустыне, чёрную каменистую поверхность которой до самого горизонта заполняли мерцающие красным светом изломанные линии всевозможных предложений языка гэкхо. Я шёл строго по пылающим линиям, перепрыгивая с фразы на фразу, иногда вдруг оказываясь на вложенных геометрических узорах миелонцев и пытаясь соотнести все эти замкнутые кривые с языками других народов моей Земли, мира Тёмной Фракции, иероглифами реликтов и ещё почему-то предтечей, о которых вообще мало что знал. При этом перед глазами Комара изредка мелькали сообщения о росте навыка Космолингвистики, после чего мне открывались новые совершенно неочевидные взаимосвязи между различными языками Вселенной.

Сон был интересным и наверняка имел какой-то глубинный смысл, вот только чёрная пустыня с символами постепенно светлела и как будто растворялась, зато возбуждённые возгласы моих друзей наоборот усиливались и забивали всё остальное. Всё труднее становилось игнорировать эти голоса, и в какой-то момент я окончательно проснулся. С трудом разодрал веки и… не сразу понял, что происходит – мой сон продолжался наяву! А, вот же чёрт, оказывается я спал с надетым шлемом Слышащего, и перед глазами всё это время бегали светящиеся и мерцающие красные символы. Видимо от этого и произрастали корни моего странного сумбурного сна. Я с недоумением проводил взглядом неторопливо проплывшую перед глазами системную надпись:

Навык Космолингвистика повышен до семьдесят восьмого уровня!

Семьдесят восьмого??? Так, стоп! А сколько у меня было до того, как я лёг спать? Шестьдесят девятый уровень навыка Космолингвистика, кажется… или уже семидесятый? Точно не вспомню, но в любом случае заметно меньше, чем сообщала мне сейчас игровая система. Неужели я учился языкам во сне? Разве так можно? Я поспешил открыть справку по персонажу и убедился, что мне всё это не почудилось, и Космолингвистика действительно существенно подросла за время сна!

Причём основной прогресс заключался, судя по всему, именно в расшифровке большого количества иероглифов реликтов. Тот процесс, который я инициировал вчера с изучения игровой справки и получения значений первых иероглифов на незнакомом языке, успешно продолжился во сне. Мои знания о языке древней таинственной расы расширялись просто взрывными темпами, и каждый новый понятый иероглиф служил новым катализатором и ещё сильнее ускорял этот процесс. Так, игровая справка по классу Слышащий читалась уже почти без искажений:

Слышащий. Специалист второго звена Пирамиды реликтов. Отвечает за обнаружение и понимание сути компьютеризированных систем любых типов с помощью ментального изучения и сканирующих систем. С ростом уровня и навыков персонажа увеличиваются шанс обнаружения, объём передаваемых [непонятный иероглиф] данных, дальность взаимодействия и вероятность перехвата управления над выбранными системами. По достижению высокого уровня развития возможна смена класса со Слышащий на [ещё один непонятный иероглиф], Мыслитель или Администратор.

Основные навыки: Сканирование, Управление Механизмами, Псионика.

Ограничения класса: Невозможность использования лёгкой и силовой брони. Невозможность использования ментальных бустеров для усиления рефлексов и характеристик. Невозможность смены пола на данном этапе развития существа, пониженная Регенерация и отмирание крыльев.

«Отмирание крыльев» меня совершенно не страшило по причине отсутствия таковых, а «невозможность смены пола» даже откровенно радовала – не хватало мне ещё неожиданных сюрпризов по примеру внезапной смены игрового класса!

Не всё было понятно в данном описании игрового класса, особенно много неясностей оставалось в части «пирамиды реликтов» и дальнейшего развития, но всё равно вырисовывалась весьма интересная картина, в которой Слышащий был лишь промежуточной стадией эволюции персонажа. Увлечённый своими размышлениями, я не сразу обратил внимание на лёгкую вибрацию корабля и монотонный гул маршевых двигателей. Судя по всему, наш «Шиамиру» куда-то летел. Вот это номер! Я похоже умудрился проспать старт звездолёта! Хотя стартовать мы должны были с небольшой кометы Ун-Теш с её минимальной гравитацией, так что жёстких перегрузок при взлёте могло и не быть.

– Это тебе, Тини, шестёрки на погоны! – раздался радостный возглас Минн-О, после чего последовал дружный весёлый смех и рычание моих друзей.

Я спустил ноги с койки на пол и выглянул в общий коридор. Открывшаяся перед глазами картина по своей сюрреалистичности мало чем уступала моему недавнему бредовому сну: в противоположном жилом блоке мои друзья увлечённо резались в «переводного дурака». Огромная лохматая Улине в своём коротеньком пёстром халатике одна занимала почти всю лавку, напротив же женщины гэкхо теснились маленький Тини с колодой потрёпанных карт в когтистых лапках, а также весело смеющиеся Имран, Эдуард и Минн-О. Не хватало разве что Дмитрия Желтова, но пилот звездолёта наверняка находился сейчас на мостике.

– О, Комар проснулся! – радостно встретили друзья моё появление, я тоже поприветствовал всех и поинтересовался, как они вообще умудряются общаться между собой, на каком языке?

Друзья растерянно переглянулись, похоже сами впервые задумавшись над этим вопросом, и ответила за всех Улине Тар на языке гэкхо:

– Да что там понимать? Поди не квантовая статистика и не научный трактат на мёртвом языке, обычная простенькая игра, в которой два десятка слов и нужно-то выучить. Сперва Дмитррр с нами сидел и помогал переводить, потом он ушёл готовить «Шиамиру» к взлёту, но к тому моменту уже и так всё понято было. Тини вот только мухлюет постоянно, ссылаясь на непонимание правил, но ему по игровому классу вроде и положено так себя вести.

– Улине говорит неправду! Я просто ошибся, не специально! – мой «котёнок» хоть и возмущался на своём родном миелонском языке, но тем не менее продемонстрировал сейчас неожиданную способность понимать язык гэкхо.

Похоже, мой совет взять Космолингвистику на пятидесятом уровне Тини учёл, а его нынешний 52-ой уровень был получен в том числе и прокачкой этого навыка. В этот момент Имран попросил моего внимания и, попросив Улине подвинуться, протиснулся в общий коридор челнока и там сменил свою привычную одежду на малиново-красный офицерский доспех расы гэкхо, переделанный для возможности использования человеком.

– Вот! Перед самым стартом мне доставили! – дагестанский атлет демонстрировал гибкость сочленений бронескафандра, приседая, прыгая, размахивая руками-ногами и не скрывая своего восторга. – Герметичный, удобный, прочный! На целых четыре часа хватает запаса воздуха! Тут ещё на плечи и лопатки с обеих сторон дополнительное оборудование крепилось, но мой класс Гладиатор оказался несовместимым с тем плазменно-гранатомётным комплексом «Аваши штурм», что шёл в комплекте, и я продал его вон тем ребятам, – Имран указал на братьев-близнецов Вашу и Башу Тушихх. – Но Дмитрий Желтов уверял, что можно будет другое оборудование закреплять в эти слоты: реактивный или гравитационный ранец, дальномер и даже мобильную систему межзвёздной связи!

– Ты лучше похвались Комару надписью на броне, – Эдуард Бойко прервал восторженные возгласы Гладиатора, и Имран повернулся, продемонстрировав мне сложную замкнутую линию, выгравированную на бронепластине у правого плеча:

«Данный доспех является моим подарком славному воину расы людей. И пусть прослужит эта броня долго и верно, защищая своего хозяина в самых жарких схватках, а сам воин да будет достоин сего подарка! Кунг Вайд Шишиш, командующий Третьей Ударной Армией гэкхо».

– Мне уже перевели её, – заулыбался довольно Имран, а потом посерьёзнел. – Это же какая немыслимая редкость, однако и какая ответственность – обладатель таких доспехов просто обязан быть примером чести и смелости, чтобы не опозориться перед великим кунгом! У меня Известность поднялась на две единицы, сразу до пяти, как только мне доставили эту чудесную броню!

– Комар, а меня тут пытались отравить! – вклинилась в беседу Минн-О, похоже уязвлённая тем, что я разговариваю со своими друзьями, а на неё не обращаю внимания. – Подсунули такую еду, что у меня до сих пор горло огнём горит!

– Нормальный был суп, – не согласился Имран с принцессой, – я бы так ещё чеснока с перцем в него добавил, по вкусу получилась бы почти что шурпа с бараниной, совсем как у меня на родине едят!

От дальнейшего обсуждения гастрономических пристрастий представителей разных народностей меня спасло сообщение по громкой связи – Ураз Тухш просил меня подойти на капитанский мостик для обсуждения какого-то важного вопроса. Причём вежливо просил, а не его привычное раскатистое «Комаррр!!!», которым меня обычно вызывал капитан, если что-то случалось на звездолёте.

На мостике, кроме собственно самого Ураз Тухша в роскошной расшитой жемчугом и самоцветами одежде, находились все трое телохранителей капитана, Дмитрий Желтов за штурвалом звездолёта, старый навигатор Аюх и руководитель группы десантников. С последним у меня пока что не было возможности познакомиться поближе – появился суровый крупный гэкхо на «Шиамиру» совсем недавно, практически не вылезал из жилой каюты и единственно с кем общался, так это с десятком своих подчинённых.

– Герд Комар, садись, – капитан указал мне на медленно левитирующее по помещению свободное кресло, и я поспешил его занять и зафиксировать на одном месте. – Смотри, какое чудо нас сопровождает!

Я не сразу понял, что именно и где смотреть, а потом догадался оглянуться на большой монитор перед Навигатором, на который транслировалось изображение с наружных камер. Судя по нему, вокруг нашего «Шиамиру» вился какой-то шустрый дискообразный объект, линейные размеры которого оценить было достаточно трудно, но в любом случае намного меньше нашего челнока. Дрон? Какой-то внешний модуль? Я повернулся к капитану за пояснением.

– Достаточно редкое и загадочное явление. Никто точно не знает, что это такое, но подобные объекты иногда появляются из ниоткуда и какое-то время сопровождают звездолёты. Возможно, это автоматические разведчики ещё не обнаруженной нами высокоразвитой цивилизации. А может сохранившаяся в работоспособном состоянии техника древних давно исчезнувших рас: предтечей, реликтов или механоидов. Внимания к себе они не любят и сразу исчезают при попытке их изучить, а тем более поймать. Их называют сателлитами или симбионтами.

– Симбионтами? – зацепился я за знакомый биологический термин. – От них есть какая-то польза?

Капитан промолчал, вместо него на заданный мною вопрос ответил старый Навигатор Аюх:

– Ещё будучи молодым, я слышал от бывалых ветеранов космоса, что польза от симбионтов есть. Вроде как они каким-то непонятным образом могут подключаться к системам сопровождаемого звездолёта и действовать с ним заодно – накачивать энергетический щит, производить ремонт обшивки и внешних модулей, даже атаковать врагов. Хотя достоверных сведений об этом я не встречал, только подобные старинные россказни и древние былины. Может и враки насчёт пользы от них. Но в любом случае появление сателлита считается очень добрым знаком, предзнаменующим какие-то интересные события и большой успех!

– Да, я тоже слышал, что симбионты приносят удачу! – Ураз Тухш щедро плеснул себе в бокал какой-то алкогольный коктейль, заодно наполнил второй и протянул его мне.

От предложенного алкоголя я отказался, так как прекрасно понимал, что только лишь ради возможности показа симбионта капитан вряд стал бы меня вызывать. Я просто чувствовал напряжение Ураз Тухша. По-видимому, беседа предстояла серьёзная, а потому мне требовалась ясность головы.

– Как хочешь, – Ураз Тухш настаивать не стал, убрал бокал и наклонился в мою сторону. – Видишь ли, герд Комар, я принял решение не продлевать с тобой контракт.

Ох, ё… Хорошо, что я в этот момент сидел… Ко многому был я готов, когда капитан вызывал меня для серьёзного разговора, но такого развития ситуации точно не ожидал. Тысячи самых тревожных мыслей заплясали в моей голове. Что теперь делать? Как возвращаться на Землю? Как воспримут мои друзья такое известие? Что скажет руководство фракции? Но главное, конечно, почему вдруг такое странное решение? Что изменилось за последние часы, ведь ещё совсем недавно Ураз Тухш даже специально пригнал за мной свой звездолёт на Землю!

Краем глаза я видел, что шокированный не менее моего Дмитрий Желтов даже снял наушники, чтобы лучше слышать продолжение беседы. Я тоже ждал каких-либо пояснений от капитана, и Ураз Тухш, явно смущаясь, запинаясь от этого и оглядываясь на могучих гэкхо за своей спиной в качестве моральной поддержки, начал объяснять своё странное решение:

– Видишь ли, Комар, ты хороший Изыскатель… точнее уже не Изыскатель, а Слышащий, но это неважно… Поиск минералов сейчас уже не нужен, так что та роль, ради которой тебя я брал в экипаж… она не нужна больше… А на войне… Да какая это вообще война, если «Шиамиру» идёт третьей волной и остаётся в резерве! Думаю, мы сегодня даже не увидим живых мелеефатов!

И что? Из сказанного Ураз Тухшем лично я не понял, как связаны вспомогательная роль грузового челнока «Шиамиру» и прекращение моего контракта. Неужели капитан заранее не догадывался, что его наспех переделанный грузовик командование гэкхо едва ли пустит биться в первых рядах против грозных крейсеров и линкоров противника? Наверняка он об этом догадывался, тем не менее спешно полетел за мной перед самой атакой.

Так что я прекрасно понимал, что озвучена вовсе не главная причина разрыва, и капитан тоже знал, что я это понимаю. Поэтому последовала вторая версия объяснения, не менее нелепая по сути, чем первая:

– Во всём огромном Третьем Ударном Флоте гэкхо лишь на нескольких кораблях есть представители других рас. Где-то очень хороший Бортовой Стрелок из триллов, которого не удастся заменить стрелком гэкхо. Где-то легендарный Навигатор из клеопов. У самого кунг Вайд Шишига на крейсере «Тинакуро» служат двое Инженеров расы кристаллидов – непревзойдённых экспертов по корабельной броне. У меня же на корабле и люди самые разные, и вор-миелонец, и даже морф, оказывается, отметился… Да на меня все остальные капитаны показывают когтями и смеются, типа не экипаж собрался у Ураз Тухша, а космический табор…

Навык Мистицизм повышен до пятого уровня!

Отметив между делом рост полезного навыка, я снова поднял взгляд на капитана. Что-то Ураз Тухш опять гнал какую-то пургу вместо честного ответа. Он ведь прекрасно знал о миелонце и нескольких моих спутниках-людях, ещё когда забирал меня с Земли! Но тогда капитана это совершенно не смущало!

Тяжело вздохнув, капитан продолжил свою речь, и вот тут я уже почувствовал, что мы добрались до истинных мотивов:

– Присутствие узнаваемого статусного игрока на маленьком корабле смещает центр власти и авторитета, ущемляя позиции капитана. Я же вижу, как половина моей команды смотрит на тебя с обожанием и благоговением, каждое твоё слово ловит! Для них ты – главный на этом звездолёте, именно тебя она слушают, а вовсе не капитана! Да и для многих авторитетных гэкхо во флоте, в том числе для самого командующего, грузовой челнок «Шиамиру» из восемнадцатой флотилии – это «тот, где человек герд Комар», а не «тот, где капитаном Ураз Тухш»! Меня такая ситуация категорически не устраивает! Я долго колебался, словно ждал какого-то знака свыше, и вот он этот знак, – капитан указал на пляшущую на экране отметку от симбионта. – Это сигнал, что пора мне принимать решение, и всё будет хорошо!

Я чувствовал, что даже это ещё не всё, и наверняка у капитана существуют и другие мотивы для принятия столь резкого решения, но сказанного мне вполне хватило, и я не стал выпытывать оставшееся. Даже не стал копаться в мыслях Ураз Тухша, хотя возможности для ментального воздействия представлялись. Но ведь не зря перед этой беседой капитан привёл своих головорезов и так побаивался меня. Окончание тренировки в грузовом трюме он вполне мог наблюдать, так что о моих псионических способностях знал и решил подстраховаться перед непростым разговором.

– Не переживайте, капитан, я честно отработаю этот полёт и при первой же возможности сойду вместе со своим «табором», чтобы другие капитаны больше не смотрели косо на ваш экипаж. Не знаю ещё, как доберусь до моей родной планеты, но в такой ситуации я уже оказывался и выкрутился.

– Комар, не считай меня жестоким и чёрствым, я вовсе не собираюсь бросать тебя на произвол судьбы на первом попавшемся астероиде, – Аристократ явно был рад, что самая трудная часть разговора вполне успешно прошла, и теперь старался по возможности сгладить острые моменты.

Капитан потребовал от Навигатора включить большой экран и указал мне на звёздную карту:

– Смотри, Комар. Наш Третий Ударный Флот идёт захватывать планетоид Урса-II–II – это естественный спутник густонаселённой планеты Своры мелеефатов Урса II, с которого и поддерживается планетарный щит. Скорее всего, штурм спутника уже закончен, так как серьёзного сопротивления там быть не может – мелеефаты увели все свои боевые звездолёты на войну с миелонцами, а подавить наземные батареи дело недолгое. Сразу после снятия щита идёт традиционный ультиматум обитателям планеты, и они сдаются без боя, так как противопоставить орбитальной бомбардировке и тотальному уничтожению ничего не могут. Думаю, в течение умми всё закончится. Так вот, и на самой планете, и на её спутниках расположено немало небольших космодромов с частными звездолётами, владельцы которых будут только рады убраться подальше от зоны боевых действий. Я собираюсь за свои деньги нанять один из небольших челноков и на нём отправить тебя на родину.

Это было весьма благородно со стороны капитана, о чём я сразу и сказал. Ураз Тухш в ответ слегка поклонился и собирался было что-то ответить, но его перебил голос старого Навигатора:

– Мой капитан, прибываем в систему Урса. Система уже начала обратный отсчёт до выхода из гиперпространственного прыжка. Сорок семь, сорок шесть, сорок пять…

– Вот и отлично, – капитан лихо крутанулся на вращающемся кресле и подкатился к приборной панели. – Готов поспорить на что угодно, что именно космодесантники клана Вайде-Тухш первыми высадились на вражеский планетоид! Мой великий родственник Вайд Шишиш наверняка не упустил такой прекрасной возможности прославить наш род!

У меня мелькнула мысль поспорить с капитаном, так как уж слишком в безмятежно-розовом свете ему виделась кровавая и жестокая космическая война. Ну не бывает такой лёгкости, и в самых тщательно проработанных планах при таких грандиозных операциях всегда возникают какие-то заминки и несогласованности. К тому же у меня всё сильнее ныло в груди в области сердца от предчувствия какой-то нарастающей тревоги или даже беды, а своим предчувствиям я привык доверять. Но я всё же промолчал, не желая «накаркать» и потом выглядеть провинившимся, если действительно что-то у гэкхо пойдёт не так.

– Пять, четыре, три, два… – продолжал обратный отсчёт Аюх, а меня уже просто трясло от переживаний.

Навык Ощущение Опасности повышен до сорок первого уровня!

– Дмитрий, уходи резко влево и в спираль!!! – заорал я ещё до того, как отсчёт был закончен, а обзорный экран просветлел.

И пилот меня послушался! Из-за сильнейшего рывка я не удержался в кресле и выпал из него, покатившись по полу, когда «Шиамиру» метнулся в сторону, закручиваясь вокруг продольной оси. Если бы не энергетический щит моего доспеха Слышащего, поглотивший основную долю урона, я бы однозначно сломал себе что-нибудь, очень болезненно врезавшись головой и правым плечом в металлическую стену.

В глазах на какой-то миг потемнело от боли, но я всё же смог разглядеть, как наш маленький звездолёт лишь каким-то чудом вписался в небольшой зазор между двумя колоссальных размеров рваными металлическими обломками. Повезло! Затем челнок уклонился от пролетевшего буквально в полутора метрах от нас искорёженного и искрящегося боевого штурмового робота типа «Грейс Ухх-Тор», которые так восхитили меня на военной базе гэкхо. Штурмовой мех был вдвое крупнее нашего челнока, и столкновение с ним на высокой скорости грозило самыми тяжёлыми последствиями. К счастью, пронесло…

Навык Зоркий Глаз повышен до шестьдесят третьего уровня!

Ещё один летящий прямо на нас обломок был раздроблен на более мелкие фрагменты по-прежнему сопровождающим нас симбионтом. Последовавшая серия тяжёлых ударов по энергетическому щиту и обшивке оказалась чувствительной, но всё же не смертельной.

– Что это?! – вскричал капитан, уже немного придя в себя и пытаясь трясущимися лапами пристегнуться ремнями в кресле второго пилота.

Я уже поднялся на ноги и, придерживаясь руками за покосившийся монитор, запустил корабельный сканер, в настройках поиска установив максимальную детализацию ближайшего грида, акцент на металл и построение структурированной трёхмерной картинки. Наш челнок снова крепко тряхнуло, когда энергетический щит отразил попавший в нас по касательной крупный обломок чего-то. Я же наконец ознакомился с результатом и сообщил всем осипшим от волнения голосом:

– Это были обломки линкора «Грох-Увачч» капитана лэнг Амоти Ёр. Причём, судя по карте, тут далеко не только останки этого звездолёта. Тут нашли свою погибель множество кораблей из состава Третьего Ударного Флота…


Глава седьмая. Бунт команды

Насколько же я был рад сейчас, что у меня хватило ума не спорить с капитаном по поводу того, чей клан первым высадится на планетоиде! Судя по всему, «лёгкой прогулки» не получилось, всё пошло не по плану, и множество звездолётов первой волны полегло в жестоком столкновении с оказавшимся в этой же звёздной системе флотом мелеефатов. В том числе были уничтожены главные калибры флота кунг Вайд Шишиша – единственный линкор и несколько тяжёлых крейсеров, обломки которых я наблюдал сейчас на корабельном сканере. По-видимому, без утечки данных и предательства тут не обошлось, так как на месте выхода тяжёлых кораблей Третьего Ударного Флота мелеефаты заранее установили густую сеть гравитационных и термоядерных мин – вон, некоторые из них по какой-то причине не сработали и болтались сейчас в космосе среди обломков звездолётов.

Мелеефаты тоже понесли ощутимые потери, судя по бесчисленным фрагментам однотипных небольших фрегатов, усеивающих ближний космос. Остатки этого флота, не более двухсот звездолётов малых классов, жались сейчас к планетоиду Урса-II–II, укрывшись под энергетическим щитом космической крепости и находясь под прикрытием её многочисленных наземных батарей. Основной же флот мелеефатов, в котором я видел несколько тяжёлых крейсеров, необычные кластеры из соединённых вместе звездолётов, а также корабли вспомогательных классов, в данный момент вёл интенсивный бой с объединёнными флотилиями гэкхо, пытающимися не дать противнику отойти к планетоиду с его смертоносными батареями.

Навык Сканирование повышен до девятого уровня!

Получен шестьдесят шестой уровень персонажа!

Получено три свободных очка навыков! (суммарно накоплено пятнадцать очков)

Кстати, о свободных очках… Я попытался вспомнить, прошло ли уже двадцать четыре часа с момента получения первых из них, или ещё нет. В том смысле, грозила ли моему Комару смерть потерей части накопленных очков, или ничего страшного пока что не было. Точно помню, что не распределял очки навыков с момента окончания перехода своего игрового класса на «Слышащий», всё копил их для улучшения навыка Сканирование – хотел вложить сразу много после того, как быстрый рост этого навыка на начальных уровнях замедлится. Ранее я не сильно заморачивался по этому поводу, полагая, что в любой момент успею это сделать, но после того, как «Шиамиру» едва не разлетелся тысячей осколков, угробив заодно при аварии весь экипаж, вопрос приобрёл статус критически важного. Так прошли сутки или нет?

Я задумался. По всем расчётам выходило, что прошло часов двадцать. От сердца сразу отлегло – смерть грозила Комару лишь обнулением шкалы прогресса. Тем не менее, дальше рисковать я не стал и вложил все накопленные очки в Сканирование, поднимая этот навык до двадцать четвёртого уровня. Ого! Насколько же сразу заметен стал результат произошедших изменений! На экране корабельного сканера картинка моментально стала более понятной и чёткой, и я смог оценить текущую ситуацию в битве за планетоид.

Судя по всему, гэкхо побеждали. Флот крупных кораблей мелеефатов нёс тяжёлые потери, обстреливаемый минимум тремя флотилиями крейсеров гэкхо, и всё дальше вынужденно отходил от спасительного планетоида. Бесчисленные же юркие перехватчики гэкхо сновали между звездолётами врага, глушили электронику и системы навигации мелеефатов, не давая противнику выйти из боя и спастись бегством. Видел я и сохранившийся тяжёлый крейсер «Тинакуро» – флагман Третьего Ударного Флота, с которого командующий кунг Вайд Шишиш вёл управление сражением.

Я пересказал свои наблюдения собравшимся на мостике гэкхо. Старый Навигатор, с громадными наушниками на своей мохнатой башке внимательно вслушивавшийся в переговоры во флотском канале, подтвердил мои наблюдения:

– Так и есть! Несмотря на тяжелейшие потери с нашей стороны на самом начальном этапе сражения, битва уже практически выиграна. Основная задача сейчас не упустить наиболее ценные корабли мелеефатов, и кунг орёт благим матом, обещая поголовно казнить всех пилотов перехватчиков, если хоть один из крейсеров мелеефатов сумеет сбежать из боя.

– Вот только пугает информация о скором прибытии подкрепления к мелеефатам, – продолжил Дмитрий Желтов, тоже внимательно слушающий переговоры в общем канале флота. – А ещё в групповом канале лэнг Урави Тор, командующий восемнадцатой флотилией, требует от нашего «Шиамиру» сменить направление движения и вернуться в строй, так как мы слишком удалились от основной группы звездолётов и выпали из формации.

– Так возвращайся! – всполошился капитан. – Не хватало нам ещё обвинений в неподчинении!

– Не могу! Вон то звено из четырёх фрегатов мелеефатов, – пилот указал на группу красных отметок на тактической карте, – стартовало от планетоида и целенаправленно отрезает нас от основной флотилии. И уйти в сторону я не могу, так как при этом выйду из облака обломков и сразу попаду под огонь батарей с крепости! Остаётся лишь топить вдаль на полной скорости, уворачиваться от разбитых кораблей и надеяться, что фрегаты потеряют к нам интерес и отстанут!

Собственно, так и вышло – через пару минут бесплодной погони за оказавшимся чрезмерно шустрым и юрким челноком вражеские фрегаты дружно развернулись, направившись в сторону спасительного щита крепости и её защитных батарей. В результате данных манёвров наш «Шиамиру» оказался чёрте где, в плотном поле обломков после прошедшего боя и очень далеко от ближайших союзных кораблей. Как враги, так и командование потеряли к нам всяческий интерес, переключившись на другие звездолёты и более важные события.

И капитан, и пилот, и Навигатор продолжали слушать переговоры во флотском канале, в какой-то момент дружно ахнув и зарычав, выказывая серьёзнейшее удивление. Затем все трое, перебивая друг друга и запинаясь от волнения, хором стали кричать, что кунг Вайд Шишиш только что отдал крайне неожиданный приказ оставить недобитые тяжёлые корабли мелеефатов и готовиться к решительному штурму планетоида.

По словам командующего, пришло подтверждение от разведки – не позднее чем через четверть умми к мелеефатам прибудет подкрепление! Сюда движется порядка сорока крейсеров и более трёх сотен кораблей более мелких классов! Этой силы не хватит, чтобы победить собравшийся флот гэкхо в честном сражении, но более чем достаточно, чтобы встать возле планетоида под защитой тяжёлых батарей крепости и не дать высадить десант.

– Вот же чёрт! Неужели кунг не понимает, что это будет просто мясо! – прокричал Дмитрий Желтов взволнованно, с досады даже стукнув кулаком по приборной панели. – Пока не выведены из строя перехватчики и другие мелкие корабли мелеефатов, предназначенные обездвиживать наши тяжёлые звездолёты и превращать их в лёгкие мишени для наземных батарей, атака на планетоид приведёт к огромным потерям!

– У командующего просто нет выбора, – с грустью проговорил старый Аюх, опуская голову. – Или высадить десант и захватить вражескую крепость, пусть даже ценой огромных потерь, или развернуться и уйти, признав поражение в самой первой же битве в новом звании «командира множества отрядов». Зная характер кунг Вайд Шишиша, он скорее положит все до последнего союзные корабли в отчаянной попытке победить, чем отступит.

В этом вопросе я был полностью согласен с опытным и мудрым Навигатором – командующий без колебаний пожертвует всеми своими подчинёнными, если это даст ему хоть самый призрачный шанс одержать принципиальнейшую победу. И пока все остальные в помещении задумчиво молчали, переваривая эту тревожную информацию, я подошёл к корабельному сканеру.

Выведя на экран тот самый планетоид, который мы должны были взять любой ценой, я начал колдовать с настройками сканирования. Примерно такое я уже делал ранее, когда Ураз Тухш просил меня отсеять неинтересные с точки зрения разработки астероиды, но сейчас я установил несколько другие настройки сканера. Меня интересовали источники повышенной радиации, плотность электромагнитных полей, анализ структуры небесного тела, а также градиенты температуры и плотности. Пришлось совмещать результаты разных анализов, пересканировать несколько раз какие-то показавшиеся мне подозрительными участки, прежде чем я смог составить более-менее целостную картину вражеской базы.

Навык Сканирование повышен до двадцать пятого уровня!

Навык Электроника повышен до сорок пятого уровня!

Навык Электроника повышен до сорок шестого уровня!

Итак, что мы имеем? Космическое тело неправильной формы, которое при всём желании не получилось бы назвать сферическим. Скорее вытянутый неровный многогранник километров тридцати восьми по самой длинной оси, испещрённый кратерами и трещинами, а также с несколькими высоченными наростами, возвышающимися над поверхностью планетоида на многие километры. Сама крепость мелеефатов находилась глубоко внутри этого космического тела, надёжно укрытая от ударов из космоса многокилометровой толщей прочной породы. На поверхности же я насчитал шесть огромных генераторов единого на весь планетоид защитного поля и порядка ста семидесяти батарей с подвижными огромными турелями. Выглядело всё это очень и очень внушительно. Как бы подступиться к такому крепкому орешку?

Я так и эдак вертел картинку, рассматривая небесное тело со всех сторон. Решение пришло, когда я задал компьютеру задачу показать сектора обстрела всех этих ста семидесяти батарей. Да, наземные батареи прекрасно дополняли и прикрывали друг друга, их сектора стрельбы многократно пересекались, но из-за неровностей рельефа в защите планетоида имелась парочка слабых мест. Так, те самые шпили-наросты закрывали собой большие участки космоса для некоторых батарей, в результате я обнаружил узкий шаровой сектор, прикрываемый лишь одной батареей. И если эту самую единственную защитную батарею каким-либо образом уничтожить, ничто больше не мешало гэкхо высадить с этой стороны на планетоид десант и за счёт огромного преимущества в численности бойцов быстро подавить любое сопротивление.

Вот только чем возможно уничтожить внушительных размеров и наверняка очень крепкую башню с лазерными пушками, к тому же прикрытую сверху защитным экраном? Установленных на «Шиамиру» орудий тут явно недостаточно, требовалось что-то гораздо более убойное и мощное…

Мой взгляд зацепился за так и болтающиеся в космосе среди обломков мины, оставшиеся после подрыва линкора «Грох-Увачч» и других кораблей. Подобного термоядерного или мощнейшего гравитационного заряда наверняка хватило бы для выполнения данной задачи, оставалось лишь решить вопрос с доставкой… хотя… чем сам челнок не «средство доставки»? Подцепить такой заряд стрелой-манипулятором или гравитационным захватом, разобраться с причиной несрабатывания детонатора и на полной скорости направить «Шиамиру» к планетоиду, а затем врезаться в башню с батареями! Защитники крепости явно не ждут такого от одинокого выпавшего из боя грузовика, так что может и получиться из-за эффекта неожиданности. Да, минус один грузопассажирский челнок, но это – совершенно мизерная цена за возможность прорыва вражеской обороны и захвата Третьим Ударным Флотом крепости мелеефатов!

Даже в реальной жизни, когда на кону стояла победа в важнейшей битве, находились герои, готовые пожертвовать собой ради спасения боевых товарищей и общей победы. А тут и вовсе была игра, так что смерть грозила нам всем лишь пятнадцатиминутной задержкой с последующим возрождением на точке респауна. Командующий же флотом наверняка оценит такую жертву, которая позволила флоту победить, и выплатит компенсацию владельцу челнока за потерянное имущество. Поэтому решение пожертвовать кораблём и открыть десанту дорогу к планетоиду выглядело для меня не просто оправданным, но однозначно правильным.

Однако стоило мне рассказать о своей идее, как я встретил неожиданное, просто граничащее с истерикой упорство капитана Ураз Тухша:

– Ты с ума сошёл, Комаррр!!! Мой «Шиамиру» стоит семь миллионов кристаллов, плюс оборудования на нём ещё на четыре миллиона! Ты просто не знаешь моего скупого родственника Вайд Шишиша, он никогда не согласится компенсировать мне такие потери! Я буду разорён! По мне пусть лучше наш флот отступит, и эта дурацкая война скорее закончится, чем я останусь без штанов! Поэтому нет, нет, и ещё раз нет!!!

Известность повышена до 57.

Авторитет повышен до 32!

Судя по этим выскочившим сообщениям, не все присутствующие при этом споре члены экипажа поддерживали точку зрения капитана, и моя самоубийственная идея кое-кому пришлась по вкусу. Дмитрий Желтов, сняв наушники и перейдя на наш родной язык, даже предложил мне вдвоём укокошить всех гэкхо на капитанском мостике, запереть изнутри прочные бронированные двери и проделать всё самим, без этого упрямого Аристократа и его приспешников.

Но я, естественно, отказался. Слишком хорошо помнил историю с убийством членами Тёмной Фракции четырёх сюзеренов на морском пароме и знал, что закончилось всё в итоге казнью провинившихся, причём в реальном мире, плюс огромными выплатами их фракцией компенсации за смерть гэкхо. Умирать по-настоящему мне, естественно, не было никакого желания, поэтому я попросил Дмитрия успокоиться и не озвучивать вслух такие крамольные мысли.

И тут в дверях со стороны общего коридора показалась разъярённая Улине Тар, с ходу набросившаяся на нашего капитана с кулаками, упрёками и руганью. Признаться, даже не все произносимые ею ругательства я до этого слышал, и вообще несколько опешил от напора обычно спокойной и рассудительной Торговки, да и растерявшийся капитан тоже не сразу понял причину гнева своей невесты. Улине же билась в истерике, размахивала руками, топала ногами и кричала, что отказывается подчиняться столь трусливому и жалкому капитану! Оказалось, что кто-то из находящихся на капитанском мостике включил громкую связь, и все наши споры были слышны членам экипажа «Шиамиру». Слова капитана Ураз Тухша про нежелание жертвовать собственным кораблём ради общей победы были восприняты командой гэкхо крайне неодобрительно, и не только одна лишь Улине сейчас ругала капитана и призывала его к активным действиям.

Подозреваю, что и без того не блестящий авторитет капитана ещё сильнее просел, и от желанного статуса «герд» Ураз Тухша теперь отделяло куда большее расстояние. С трудом вытолкав упирающуюся и продолжающую высказывать своё недовольство Улине, наш капитан запер изнутри двери в рубку и развернулся, почему-то выплеснув свой гнев на меня:

– Комаррр! Я знаю, ты нарочно это сделал, чтобы выставить меня в глупом виде перед командой!!! Всё не можешь простить мне того, что я не стал продлевать твой контракт?

Чего?! Я-то тут при чём? Я аж задохнулся от справедливого возмущения и набрал побольше воздуха, собираясь высказаться. К счастью, оправдываться мне не пришлось – пожилой Навигатор Аюх шагнул вперёд, заслоняя меня собой:

– Успокойся, Ураз, человек Комар тут совершенно не при чём, это сделал я!

– Что? Ты? – наш аристократ-неудачник аж отшатнулся, настолько неожиданными и шокирующими стали для него слова уважаемого Навигатора. – Но зачем, Аюх?!

– Хотел помешать тебе совершить главную ошибку в твоей жизни. Ты столько рассказывал мне о своих планах проявить себя, заслужить славу и всеобщее уважение, стать гордостью своего клана Вайде-Тухш. Так вот, только что был тот самый шанс, которого ты так долго ждал! Но ты этот шанс упустил… как и разочаровавшуюся в тебе невесту… как и уважение команды. Лично я схожу в ближайшем космопорту!

Ураз Тухш грозно оскалил клыки и долго буравил взглядом своего взбунтовавшегося подчинённого, затем обернулся на запертую дверь, в которую продолжала долбиться Улине, встряхнул свой косматой башкой и прорычал так, что эхо от его голоса многократно отразилось от стен:

– Ничего я не упустил!!! Я вовсе не отказывался становиться героем, просто хотел поступить по-другому! Мы взорвём эту батарею мелеефатов, откроем дорогу десанту и прославимся, но при этом сохраним «Шиамиру»! Мой план отличается от того, что предлагал Комар - мы сядем на планетоид и доставим активированную мину на погрузчике, сами же благополучно взлетим и уйдём из зоны поражения! Дмитррр, разворачивай челнок!


Глава восьмая. Гибель Шиамиру

Слов извинений от капитана Ураз Тухша я так и не дождался, однако настаивать на сатисфакции и ещё сильнее портить отношения с близким родственником командующего всё же не стал. С внешней невозмутимостью провёл дополнительное сканирование планетоида, уточняя карту местности в области предполагаемой посадки, после чего выключил монитор и покинул рубку управления, возвращаясь в свою каюту. Последнее, на что обратил внимание на капитанском мостике – симбионт прекратил сопровождать наш корабль и исчез, растворившись в глубинах космоса. У меня на мини-карте он отобразился лишь раз как «плазменный сгусток» и больше в радиус сканирования не попадал. Никакие корабельные приборы, кроме камер визуального наблюдения, сателлита вообще не фиксировали, использовать же геологический анализатор и Сканер Изыскателя для уточнения информации по нашему таинственному сопровождающему я по понятным причинам не решился.

Если, как ранее утверждал Навигатор, симбионт являлся добрым знаком и символом удачи, то очень плохо, что он решил покинуть нас перед предстоящей опасной операцией, это сразу навевало на определённые мысли. Признаться, я тоже нисколько не верил в успех высадки на вражеский планетоид и использование тяжёлого погрузчика для доставки термоядерной мины к вражеской батарее.

Противника, тем более такого опытного и хитрого как мелеефаты, заподозрить в тугодумии было никак нельзя, а потому мне крайне трудно верилось в то, что защитники крепости не заинтересуются приземлившимся (если «Шиамиру» вообще сможет это сделать в условиях обстрела с поверхности) на их планетоид вражеским грузовым челноком. Заинтересуются, ещё как заинтересуются! И если не собьют нас на подлёте, то наверняка направят мобильный отряд разобраться с высадившимся десантом, а то и вызовут к месту посадки несколько фрегатов для тотального уничтожения всего живого по указанным координатам. С подобными невесёлыми мыслями я достиг жилого модуля и устало опустился на койку.

– Комар, мы все слышали по громкой связи слова пилота Дмитрия Желтова, – встретила моё появление полностью экипированная и готовая к активным действиям Минн-О. – И Эдуард слышал, и Имран. Если бы ты согласился вместе с Дмитрием атаковать капитана, мы все бы поддержали тебя!

Я недоверчиво поднял взгляд на свою вайедда и встретил на её лице выражение совершенно искренней и безграничной, просто щенячьей преданности. Минн-О нисколько не преувеличивала и действительно готова была напасть на гэкхо, если бы я того потребовал. Только этого мне не хватало! Спасибо, конечно, супруге и друзьям за готовность пойти за мной в огонь и воду, вот только я такого слепого фанатичного доверия не заслуживал. Я – живой человек из плоти и крови, и тоже частенько ошибаюсь или уже постфактум корю себя за незамеченные возможности. Так, сейчас я переживал по поводу того, что не решился-таки применить на Ураз Тухше псионическое воздействие. Может, мне удалось бы внушить капитану мысль об ошибочности и обречённости его плана, и он отказался бы от совершенно глупой идеи рисковать успехом всей грандиозной военной операции ради сохранения своего грузовика.

– Муж мой, ты сам на себя не похож! Выглядишь опустошённым и апатичным, как будто тебе всё равно, что вокруг происходит! Что бы ни стряслось, не переживай, ведь у тебя есть я! Я всегда буду на твоей стороне! – Минн-О присела рядом на лавку и обняла меня, затем положила голову мне на плечо.

Я тоже в ответ обнял принцессу. В этот момент снаружи челнока раздался необычный механический скрежет, и моя вайедда встрепенулась:

– Что это?

Я честно ответил девушке, что это по приказу капитана разворачивают стрелу-манипулятор, чтобы подхватить одну из мощных космических мин и втащить в грузовой трюм. Так же сразу предупредил Минн-О, а заодно и прислушивающихся к моим словам Имрана и Эдуарда, что вскоре «Шиамиру» начнёт резкие манёвры уклонения, готовясь садиться на планетоид в условиях обстрела с поверхности. Поэтому я рекомендовал друзьям, не теряя времени, заранее проверить свои скафандры и максимально закачать воздуха в резервуары. Особенно это касалось Эдуарда, чей громоздкий экзоскелетный костюм Космодесантника стоял сейчас в грузовом трюме, и требовалось время для его активации и установки вооружения. То же самое по поводу подготовки скафандров я сообщил своему «котёнку» и гэкхо в соседних жилых блоках.

Мимо нас в сторону грузового трюма прошёл корабельный Инженер в сопровождении двух Телохранителей капитана. Прошло минуты две-три, и по звездолёту прокатился голос Ураз Тухша:

– Техникам подготовить тяжёлый погрузчик! Всему остальному экипажу готовиться к экстренной посадке! Сразу после касания поверхности техникам открыть двери грузового трюма, и только после этого заниматься уже коррекцией посадочных опор и фиксацией «Шиамиру»!

Сразу после окончания этого сообщения двигатели челнока взвыли в непривычно высокой, просто-таки истеричной тональности. Несмотря на работающие гравикомпенсаторы, меня ощутимо вдавило в спинку и подголовник. Я спешно опустил из стены мягкие фиксирующие поручни и пристегнулся, готовясь к жёсткой посадке на вражеский планетоид. На противоположной лавке Тини и Минн-О тоже повторили мои действия. Наш корабль, разгоняясь всё сильнее, вошёл в интенсивное кручение вокруг своей продольной оси, а затем начал совершать внезапные резкие рывки из стороны в сторону, по-видимому в попытках уклониться от обстрела с поверхности.

Перегрузки очень быстро вышли на какой-то запредельный уровень (и это с работающими гравикомпенсаторами!!!). Перед глазами всё плыло, стало трудно соображать и терпеть, полоска с Очками Выносливости принялась стремительно укорачиваться. Мне даже пришлось, несмотря на темень в глазах, спешно открывать окно экипировки персонажа и менять кольца с бонусами на Интеллект двумя кольцами на +1 к Телосложению, оставленными мне морфом при прощании. При этом я сильно переживал за Минн-О и даже готов был передать свои кольца ей, но принцесса Тёмной Фракции чувствовала себя на удивление бодро – видимо, Телосложение у её персонажа было существенно выше моего.

Шум двигателей неожиданно сменился на ещё более высокий, переходящий в ультразвук резкий свист, и я сжался в ожидании удара. Есть касание!!! Тряхануло так, что я едва не откусил себе язык клацнувшими зубами, количество хитпоинтов просело на четверть. Да, вышло жёстко, и похоже мы всё-таки сломали одну из посадочных опор, так как пол звездолёта перекосило, но в данной ситуации это было уже неважным.

– Дмитррр, для таких трудных условий посадка выше всяких похвал! – прохрипел по громкой связи Ураз Тухш, после чего прокашлялся и скомандовал уже привычным громогласным голосом: – Первым на поверхность планетоида схожу я! Если кто попытается меня опередить, будет немедленно расстрелян! Со мной к вражеской батарее на погрузчике поедут только те, кому я полностью доверяю: группа десанта, Инженер и мои Телохранители! Остальным оставаться на корабле и ждать нашего возвращения! За старшего в моё отсутствие остаётся Медик. Дмитррр, двигатели не выключать и держать «Шиамиру» в готовности к немедленному взлёту!

Засуетились десантники, во главе со своим командиром с жутким топотом промчавшись по коридору в сторону грузового трюма. Ведущую в общий коридор дверь техники сразу же закрыли, тем не менее даже сквозь это препятствие я услышал гул заработавшего погрузчика, звуки открываемой внешней двери и свист выходящего воздуха.

Восприятие повышено до 27.

О как! Проплывшее перед глазами короткое сообщение привлекло моё внимание и вывело из какого-то странного ступора, в котором я пребывал всё последнее время после тяжёлого разговора с капитаном. Уже второе с начала игры повышение Восприятия! Причём произошло оно в тот момент, когда я сидел с полуприкрытыми глазами и активно использовал слух, а не зрение. Может, для третьего и последнего повышения этой характеристики нужно будет активно использовать другие органы чувств: обоняние, например, или осязание?

Сидящая напротив Минн-О внезапно насторожилась, отстегнула защитные поручни и сообщила с тревогой в голосе, что у неё какие-то нехорошие предчувствия. Я и сам тоже всё острее ощущал приближение смутной пока ещё угрозы и беды. Так чего же я жду?! Прекрасно ведь понимаю, что ничего у Ураз Тухша не выйдет, так чего теряю время?! Нужно немедленно действовать!

Определив по мини-карте, что погрузчик с десантниками уже отъехал от челнока, я решительно встал со своего места и направился на капитанский мостик. Сопровождаемый удивлёнными и напряжёнными взглядами находящихся там на своих рабочих местах Пилота Звездолёта и Навигатора, подошёл к пульту управления и включил громкую связь, сообщив всему экипажу на языке гэкхо:

– Внимание, говорит герд Комар! Все вы наверняка уже наслышаны про мои интуицию и удачу, которые не раз помогали мне выходить из самых трудных ситуаций. Так вот, у меня практически нет сомнений в том, что оставаться тут на челноке смертельно опасно, и мелеефаты вскоре уничтожат наш звездолёт. А потому я предлагаю всем, кто не хочет глупо и бесславно погибнуть, следовать моему примеру и как можно скорее выбираться наружу! Выходим через грузовой отсек, там уже открыта внешняя дверь, и так будет намного быстрее!

Авторитет повышен до 33!

Мне пришлось повторить это сообщение и на своём родном языке, чтобы застывшие в коридоре и не понимающие причины возникшей суматохи мои друзья тоже стали собираться. А между тем никто из гэкхо не осмелился возразить или оспорить мои слова насчёт серьёзности угрозы и необходимости покидать корабль. Я видел, как оба брата-близнеца Ваша и Баша надели доспехи и первыми поспешили на выход. Совсем ненамного отставал от них Суперкарго и старый Аюх, и даже Дмитрий Желтов, которому вообще-то капитан приказал оставаться и готовить «Шиамиру» к срочному взлёту, покинул пилотское кресло и поспешил на выход. На мой удивлённый возглас Пилот Звездолёта обернулся, хлопнул меня по плечу своей тяжёлой ладонью и ответил с усмешкой:

– Комар, после всего, что мы с тобой вместе пережили, неужели ты думал, что я брошу тебя и останусь с этим самодуром-капитаном?!

Я поблагодарил друга за доверие и сам поспешил было на выход, но столкнулся в дверях с Улине, которая почему-то вела себя странно и наоборот двигалась в противоположном от потока направлении, к личной каюте Ураз Тухша. Я открыл было рот, собираясь спросить женщину гэкхо, но она приставила ладонь к губам с просьбой помолчать. Удивлённо замерев, я наблюдал за тем, как Улине пробралась к встроенному в стену сейфу и ловко, явно зная шифр, набрала какую-то сложную комбинацию и открыла тяжёлую бронированную дверцу.

– Ты этого не видел! – строго предупредила меня Торговка, быстро перекладывая себе в инвентарь многочисленные мешочки с драгоценными красными кристаллами и ещё какие-то слитки. – Вообще-то это мои деньги, точнее моей семьи. После недавнего нападения миелонских пиратов на «Шиамиру» Ураз Тухш остался с пустыми карманами, даже с командой не мог рассчитаться. Мой клан Тар-Лайне помог ему тогда, выделив солидный взнос на организацию моей будущей свадьбы с Ураз Тухшем. Капитан подарок принял и уже потратил часть суммы на расчёты с экипажем и модификацию «Шиамиру». Но свадьба не состоится – я отказала этому взбалмошному и трусливому Аристократу в тот самый момент, когда ты общался с командующим флотом кунг Вайд Шишишем. Поэтому деньги я забираю – всё равно бы тут пропали, а так хоть пользу принесут! Всё, Комар, я закончила, давай тоже бежать на выход, а то мы слишком задержались тут!

Кстати… не этим ли было вызвано столь резко изменившееся отношение капитана ко мне? Помнится, Улине была на взводе после объявления о моём аресте и явно высказала капитану свои претензии по поводу его пассивности и нежелания защищать члена команды. Похоже, тот спор на повышенных тонах как раз и закончился их разрывом. Неудивительно тогда резко ухудшившееся ко мне отношение со стороны капитана! Кажется, я наконец-то понял истинную причину своего увольнения, а все эти «представитель другой расы», «статусный игрок», «ненужный поиск минералов» были лишь формальной отмазкой…

Мы уже находились снаружи и распределяли места на четырёх левитаторах, когда к нашей группе неожиданно присоединился вышедший последним из челнока корабельный Медик. Вообще-то я предполагал, что он уж точно останется, так как капитан не сомневался в его преданности и даже назначил главным на корабле.

– Ураз Тухш погиб, как и все до единого бойцы, находившиеся вместе с ним на погрузчике, – пояснил корабельный врач, видя моё замешательство. – Попали под обстрел со стороны автоматических защитных систем возле вражеской батареи. Я был включён в состав их группы, так что сразу это понял по потускневшим пиктограммам десантников. Поэтому, герд Комар, не вижу никакого смысла сидеть одному на челноке и прошу взять меня с собой!

Я слегка поклонился новому члену нашей группы, принимая предложение, и указал на левитатор, вести который собирался старый Аюх, и на котором оставалось одно свободное место. В наушниках же раздался недовольный голос и отчётливый скрежет зубов Улине:

– Всё-таки погиб… Насколько же это было предсказуемо! И настолько же глупо! Из-за упрямства этого самовлюблённого юнца и его жадности важнейшее для всего Третьего Ударного Флота задание не выполнено, и бомба до вражеской батареи не доставлена. Мы – последние, кто может попытаться исправить ситуацию. Герд Комар, веди нас! Куда летим?

Авторитет повышен до 34!

Я указал рукой в направлении гряды скал. Там, судя по отсканированной карте, имелась целая сеть ущелий и глубоких расщелин, по которым я и планировал подобраться незамеченными к вражеской батарее, расположенной как раз за этими скалами. С земли нас будет не видно, а вот сверху… я задрал голову и невольно замер, увлечённой картиной идущего над нами ожесточённого сражения. Сотни и тысячи ярких быстрых точек на первый взгляд совершенно хаотично перемещались по небу, сойдясь в яростной схватке. Мерцали вспышки, сверкали далёкие взрывы, вроде как даже можно было различить нити лучей. Вот из-за ближайших скал в тёмную высь одновременно стартовала целая россыпь ярких снарядов или ракет, часть из которых нашла своих жертв в космосе.

В этой круговерти при более тщательном наблюдении можно было даже уловить какие-то закономерности, а в россыпях перемещающихся точек смутно угадывались флотилии. Если я правильно понял происходящее над нами, решение кунг Вайд Шишиша оставить недобитый флот тяжёлых кораблей мелеефатов и переключиться на планетоид оказалось ошибочным. Тяжёлые корабли противника вовсе не поспешили удрать, когда им представилась такая возможность, а присоединились к защитникам планетоида, что сильно осложнило задачу Третьему Ударному Флоту…

Навык Зоркий Глаз повышен до шестьдесят четвёртого уровня!

Так, хватит глазеть в небо, нужно действовать! Четыре левитатора рванули и, набирая скорость, помчались к гряде тёмно-бурых скал. Мы успели отлететь от челнока уже метров на восемьсот, как вдруг испуганный голос находящейся на соседнем, управляемым Дмитрием Желтовым левитаторе Минн-О Ла-Фин привлёк всеобщее внимание:

– Опасность!!! Корабль справа!!!

Толили-Ух X. Модульный фрегат мелеефатов. Конфигурация поверхность-ближний космос.

Огромный и на первый взгляд неуклюжий треугольной формы тёмный звездолёт медленно поднимался из-за холма. Откуда он взялся?! Мы-то в поисках противника посматривали наверх и уж точно никак не ожидали, что опасность появится откуда-то сбоку с поверхности.

По моей команде все четыре летающих доски резко изменили направление движения и укрылись от появившегося звездолёта в очень кстати оказавшейся поблизости расщелине. Приказав всем членам отряда затаиться и постараться ограничить общение по рации, я отстегнулся от остановившегося левитатора и, убедившись в том, что мои магнитные подошвы надёжно фиксируются на местном железоникелевом грунте, пробежал по склону к удобному наблюдательному пункту из застывших крупных валунов и осторожно выглянул из-за своего укрытия.

И как раз вовремя – сверкнула вспышка, и прямо у меня на глазах на том месте, где только что стоял наш челнок «Шиамиру», расцвёл алый цветок мощнейшего взрыва! Тёмный фрегат неторопливо приблизился к месту пожара, затем завис метрах в пятидесяти над пылающими обломками и дополнительно выстрелил вниз какой-то ракетой или торпедой, превратив бывшее место стоянки челнока в кипящее озеро расплавленного камня.


Глава девятая. Рейд не туда

Без возможности улететь с планетоида. Без вооружения, способного уничтожить вражескую батарею. Без средств связи с командованием флота и с запасом воздуха всего на пару часов у двух членов нашего отряда – у Минн-О и Тини, у остальных ненамного дольше. Казалось бы, нам впору было впасть в уныние и отчаяться. Но наш маленький отряд из двенадцати представителей трёх рас, наоборот, был воодушевлён и полон сил. Несмотря на все трудности и опасности, мы до сих пор оставались живы и не собирались сдаваться без борьбы!

Прежде всего, едва уничтоживший «Шиамиру» фрегат мелеефатов свечкой ушёл в звёздное небо, присоединившись к защитникам вражеского планетоида, я провёл небольшое совещание с обсуждением самого главного вопроса – что нам дальше делать? У нас не было термоядерной или иной другой бомбы, способной уничтожить вражескую наземную батарею и открыть тем самым дорогу десанту гэкхо. Кроме того, у меня имелись очень серьёзные опасения, что даже если нам и удастся непонятно как уничтожить башню с лазерными турелями, то командующий Третьим Ударным Флотом кунг Вайд Шишиш и его военные советники просто не поймут открывшейся перед ними возможности, и вся наша диверсионная деятельность закончится впустую.

Почему мы, ещё находясь на «Шиамиру», не связались с командованием и не рассказали об обнаружении слабой точки в обороне планетоида? Хороший вопрос. Лично я так и не понял, почему капитан Ураз Тухш этого не сделал. Возможно боялся, что в этом случае получит запрет от командования, и на роль спасителя флота назначат кого-то другого, кому и достанется вся слава? А может полагал, что звездолёту после приземления ничто не угрожает, и передать информацию всегда успеется? Хотя… а если бы нас сбили при посадке? Не исключено, конечно, что я излишне демонизирую нашего капитана, и не слишком опытный в военных делах Ураз Тухш просто не подумал об этом заранее? Или, наоборот, хотел сделать, как лучше – например, преднамеренно не стал сообщать эту информацию, так как опасался перехвата важного сообщения мелеефатами и принятия ими мер для усиления обороны на данном участке и закрытия возможности для высадки десанта? Кто знает…

Так или иначе, но проблема передачи информации командованию флота стояла очень остро. Правда, Аюх утверждал, что сможет это сделать, если у него появится доступ к передающему оборудованию мелеефатов – старый Навигатор хоть и не знал языка этой расы, но со звездолётами, системами навигации и средствами связи мелеефатов за время своей долгой космической карьеры сталкивался. Оставалась «самая малость» - где-то раздобыть исправный вражеский передатчик. Только вот где?

– Тревога! Ещё один звездолёт!!! – окрик Имрана заставил всех кинуться врассыпную по склону холма и, укрывшись за валунами и неровностями поверхности, затаиться и на время прекратить переговоры.

Опять такой же фрегат типа «Толили-Ух X», и снова он появился откуда-то из-за соседнего холма. Возможно, это тот же самый, что мы уже видели? Возможно, хотя и маловероятно – тот взлетел с планетоида, и никто из нас не видел, чтобы он потом возвращался и садился. Повторяя маршрут первого фрегата, этот «Толили-Ух X» прошёлся над всё ещё полыхающим озером кипящего камня на месте гибели «Шиамиру» и взмыл вертикально в звёздную высь.

– Возможно, у них там ремонтная база, – предположил Ваша Тушихх, напряжённо всматриваясь в быстро уменьшающийся вражеский фрегат, с ходу бросающийся в круговерть далёкого космического сражения. – Повреждённые звездолёты мелеефатов садятся где-то за холмами, быстро латаются, пополняют запасы ракет и снова идут в бой?

– Очень даже может быть. И мы можем помочь своим, если остановим это постоянно идущее к врагам пополнение, – подал голос Суперкарго.

Вообще-то, звали этого гэкхо Аван Той, и про него стоило бы рассказать немного подробнее, так как настолько тучных и массивных представителей его расы я до него не встречал. Восьмидесятого уровня Суперкарго в экзоскелетной броне выглядел почти что шарообразным, да и без брони тоже не сильно-то отличался от покрытой мехом правильной сферы на толстенных ногах-колоннах, к которой на первый взгляд нелепо крепилась маленькая ушастая голова и две короткие передние лапы. Несмотря на тучность, передвигался Аван Той весьма проворно и ловко, и я вообще за всё время пребывания на «Шиамиру» не заметил, чтобы Суперкарго как-то «комплексовал» по поводу своей внешности, а кто-либо из команды подтрунивал над ним по поводу лишнего веса. Наоборот, Аван Той пользовался большим уважением команды, вот и сейчас его идея сразу же была поддержана Улине и братьями-близнецами.

– Если взорвать батарею мы не можем, – высказывала свою точку зрения Улине, – то попытаемся нанести вред мелеефатам другим способом, напав на ремонтную базу и, хотя бы на время, парализовав её работу!

В общем, все гэкхо дружно склонялись к идее сменить цель и атаковать ремонтную базу. Можно было, наверное, надавить своим Авторитетом или даже применить псионические способности, чтобы заставить гэкхо вернуться к первоначальному плану нападения именно на наземную батарею. Но я не стал этого делать – новая цель находилась гораздо ближе, что было немаловажным фактором в условиях очень ограниченного у нас времени и запаса кислорода, да и ремонтная мастерская с её снующими техниками и механиками выглядела куда более доступной целью для наших слабых сил. А главное, меня откровенно настораживала информация о наличии автоматизированных оборонительных сооружений возле наземной батареи. Если хорошо натренированная и подготовленная группа Космодесантников Ураз Тухша полегла в полном составе в считанные секунды, где гарантия того, что мы не повторим их судьбу?

– Решено! Меняем цель! – указал я рукой в направлении, откуда появлялись вражеские фрегаты. – Новая задача: парализовать ремонтную мастерскую! По левитаторам!

* * *

Мы ошиблись. Это была вовсе не ремонтная база, как мы предполагали, а закрытый громадной примерно тридцатиметровой длины и семиметровой высоты бронированной заслонкой вход в подземный комплекс. На наших глазах эта перегородка дважды отъезжала в сторону, каждый раз выпуская из недр скалы новый вражеский фрегат типа «Толили-Ух X».

– Штампуют они их там что ли?! – недовольно на языке гэкхо проворчал лежащий рядом со мной Дмитрий Желтов, не менее моего поражённый нашей находкой.

– Скорее всего, там под горой склад модулей и автоматический сборочный цех, – пояснил мудрый и всезнающий Аюх. – «Толили» всех моделей – это модульные фрегаты мелеефатов, их роботами прямо на месте собирают из деталей-фрагментов в зависимости от предназначения. Потребуется – соберут скоростной перехватчик, потребуется – тяжёлый истребитель дальнего действия или штурмовик. Прилепят крылья-стабилизаторы – будет способен садиться на планеты с плотной атмосферой. Поставят другие системы – станет разведчиком-невидимкой или вообще небоевым кораблём для сбора минералов.

– Гэкхо тоже одно время увлеклись этой идеей «универсального корабля, в зависимости от ситуации», – подала голос Улине Тар, лежащая на склоне и засыпающая себя камнями для дополнительной маскировки, – но потом представители моей расы отказались от такого в пользу узкоспециализированных звездолётов. Слишком уж неэффективным и расточительным оказалось производить и хранить горы модулей, которые могут никогда и не потребоваться.

Я прислушивался к их разговору, сам же продолжая в это время самым внимательнейшим образом осматривать вражеский комплекс и подходы к нему на предмет оборонительных систем и не находя таковых. ИК-Визор ничего определённого не видел, да и вообще сбоил и шёл помехами из-за чрезмерно высокой температуры находящихся впереди объектов, сканирование тоже ничего не находило. Там впереди были лишь раскалённые и оплавленные камни, застывшее стекло, вспучившаяся и затвердевшая тёмными пузырями поверхность. Даже отсюда с далёкого расстояния мой счётчик радиации визжал дурным тоном, стоило лишь мне направить его на оплавленные камни у входа во вражеский комплекс. Что-то там конкретно «бумкнуло» совсем недавно, возможно этим и объяснялось отсутствие оборонительных сооружений, сметённых мощных взрывом.

Повернувшись к замолчавшему Аюху, я продолжил развитую им тему:

– Насколько понимаю, сейчас мелеефаты лепят корабли ближнего радиуса, чтобы и вооружения навесить побольше, и защиту покрепче, и в бой сразу могли вступить, и экипажа на них по минимуму было.

– Именно так, герд Комар, – согласился Аюх, с готовностью пустившись в пояснения. – Вместо дорогостоящего и жрущего прорву энергии гиперпространственного двигателя ставят дополнительные щиты и вооружение, раз уж кораблю не нужно покидать пределы звёздной системы. Хотя насчёт экипажа всё же спорно. Если у мелеефатов точки возрождения расположены там же на базе, то наши враги совершенно не ограничены в резервах, и хоть каждую одну двадцать четвёртую умми могут снова и снова в бой бросаться. Внимание, ещё один!

Действительно, бронированная заслонка отъехала влево, выплёвывая из подземного комплекса очередной типовой треугольной формы фрегат «Толили-Ух X». Вся наша группа вжалась в камни и замерла неподвижно, пропуская противника, с которым мы не имели возможности справиться. Но стоило лишь вражескому кораблю скрыться за холмом, как я вскочил и скомандовал:

– Вперёд! Скорее занимайте места на левитаторах! Нужно успеть войти в базу до появления следующего корабля!

Разделяющие наше укрытие и вход на базу триста метров дистанции мы преодолели в считанные секунды. Лихо на ходу отстегнувшись и спрыгнув с летающей доски, я первым подбежал к странной настенной панели, сохранившейся на почерневшей скале и ещё издали привлекшей моё внимание. Это был закреплённый на скале полуметрового диаметра каменный диск, в котором была аккуратно вырезана неглубокая спираль с большим количеством оборотов. Эээ… не слишком-то всё это было похоже на панель управления внешними дверьми, хотя… кто знает этих мелеефатов? По крайней мере, ничего другого, хотя бы отдалённо смахивающего на пульт или сенсорную панель, с этой стороны не я не увидел. Провёл пальцем в перчатке по виткам спирали, очищая от набившейся в углублении пыли и песка, и заодно пытаясь понять, что вообще тут нужно делать.

У вашего персонажа отсутствует навык Взлом.

Да, точно! Чего это я лезу вперёд со своими дилетантскими знаниями, когда нужно уступить дорогу Вору – признанному специалисту по взлому всевозможных замков и охранных систем.

– Тини, вскрывай! – указал я «котёнку» на странную спираль, сам же отошёл в сторону.

В лапах у миелонского подростка мгновенно показались воровские инструменты – взломщик кодов, спутанный моток проводов с клеммами, какой-то тестер электроники с экраном и стрелкой. Тини постоял, задумчиво осматривая каменный диск, а затем понуро опустил голову:

– Мастер Комар, мне не хватает навыков! Тут нужен Взлом семидесятого уровня и Электроника за пятьдесят!

Вот же чёрт… Хотя тут Электроника… может, я сам смогу разобраться, когда увижу все эти соединения проводов? Я приказал Имрану лезвием отсоединить каменную панель от стены. Миг, и Гладиатор передал мне в руки плоский каменный диск, на обратной стороне которого… не было ничего! Ни проводов, ни компьютерных плат или схем, лишь голый камень и следы цемента или какого-то застывшего раствора, с помощью которого эта панель крепилась на скале. Что за ерунда?

Похоже, я конкретно затупил, и действовать тут нужно было совсем по-другому, не через соединение нужных проводков. Скорее активировать пиктограмму Сканирование! Эээ… хрен поймешь… какая-то электроника внутри камня со спиралью действительно присутствовала, вот только совершенно не факт, что она вообще имела хоть какое-то отношение к массивной заслонке, закрывающей вход в подземный комплекс. Может, это часы? Или просто элемент декора, светящийся или колеблющийся и издающий звуки при определённых условиях? Разобраться в этих едва различимых чёрточках даже на максимально приближенной мини-карте было совершенно невозможно. Не исключено, что это устройство вообще сломалось из-за недавнего близкого взрыва. Зато… вот же другая возможность открыть ворота! Внутри скалы, с той стороны массивной заслонки, у меня на карте отображалась следующая конструкция:

Система управления внешними воротами. Шанс подключения 7 %. Шанс перехвата управления 0%

Я едва удержался от нецензурного возгласа. Всего семь процентов на то, что я смогу ментально заблокировать или поломать эту систему, и абсолютно без шансов открыть её с этой стороны при моих текущих навыках. Запоздалое открытие окна экипировки персонажа и замена у Комара колец на Телосложение кольцами на Интеллект не сильно-то изменило ситуацию, разве что шанс подключения увеличился до двенадцати процентов. Нет, всё не то…

Нам оставалось разве что ждать следующего раза, когда внешняя заслонка сама уберётся, пропуская очередной звездолёт. И надеяться при этом, что мы до этого не зажаримся тут от раскалённых докрасна камней и зашкаливающей радиации. А затем сумеем прошмыгнуть незамеченными (крайне маловероятно, прямо скажем), или что в узком пространстве подземного коридора космический фрегат будет ограничен в возможностях маневрирования и не сможет испепелить нас своими орудиями.

Стоп! А вот это очень и очень интересно! На моей мини карте с той стороны к воротам подходило существо, идентифицированное игровой системой как враг. Видимо, наше появление у внешних ворот не прошло незамеченным, и кто-то из местных обитателей подземного комплекса решил подойти к обзорному окну или системе видеонаблюдения и выяснить причину активности с той стороны заслонки. Имени этого существа на карте не отображалось, лишь его раса и класс:

Мелеефат. Техник 45-го уровня

Позволив противнику подойти поближе, я резко вытянул вперёд сжатую в кулак правую руку. Есть! Попался, паучок-переросток! И пока ты находишься под моим контролем, открывай-ка скорее нам ворота!

Навык Псионика повышен до пятьдесят первого уровня!

Навык Ментальная сила повышен до сорок шестого уровня!

Я предупредил своих друзей о том, что сейчас произойдёт, приказал достать оружие и готовиться к жестокому бою. В руках Тини и Имрана появились сверкающие клинки. Баша, Ваша и Эдуард достали тяжёлые многоствольные орудия и активировали на своих экзоскелетных доспехах плазменно-гранатометные комплексы. Остальные члены группы подготовили самые разнообразные стволы. Баша Тушихх даже протянул мне Целеуказатель, предлагая подсвечивать цели, совсем как тогда на форпосте реликтов, но я лишь отрицательно помотал головой – сейчас я управлял вражеским игроком, а потому боялся потерять концентрацию и запороть всю операцию.

Едва тяжеленая, толстая и наверняка очень прочная заслонка начала сдвигаться, наш отряд ринулся внутрь вражеского комплекса, на ходу расстреливая всех обнаруженных в первом зале противников. Я тоже вместе со своими друзьями кинулся вперёд, успел пару раз выстрелить из Импульсной винтовки Тёмной Фракции и даже разик попал.

Навык Ружья повышен до сорок девятого уровня!

Мелеефатов тут оказалось то ли шесть, то ли семь, и они даже не успели среагировать на наше вторжение. Вместе с остальными врагами погиб и тот Техник, который открыл для нас ворота. Почти всё пространство этого большого овального зала занимал готовый к старту очередной фрегат мелеефатов, вот только, судя по всему, экипажа в нём не было – я не видел отметок на мини-карте. Посланные проверить эту догадку Имран и Тини почти сразу вылезли из вражеского звездолёта и сообщили, что он действительно пуст.

Вдаль в тёмную вглубь скалы уходил широкий коридор, и я видел там какие-то вспышки, шевеление и сияние перегораживающего проход силового поля. Я даже видел вдалеке силуэт очередного собираемого фрегата. Судя по всему, автоматическая фабрика по сборке звездолётов находилась именно там и продолжала работу. Вот только почему у находящегося возле нас готового фрегата нет экипажа? Я задал этот вопрос вслух и получил от Минн-О очень даже правдоподобный ответ:

– А что экипажу делать на фабрике? Команда потом уже появляется, когда корабль готов. Вон в правой стене проём и, насколько вижу по своей карте, там находится шахта лифта. Похоже, укомплектованные экипажи поднимаются на лифте откуда-то из далёких глубин подземной базы, занимают подготовленный для них фрегат и идут в бой.

Точно! Я велел братьям-близнецам гэкхо и Эдуарду не терять времени и с помощью тяжёлого вооружения уничтожить возможность использования врагами лифта: разбить все панели, источники электричества, гравитационные платформы, кабины, тросы и обязательно запустить несколько управляемых гранат в самые глубины шахты и поломать там всё, что получится, а в идеале обрушить и сам ствол шахты.

Авторитет повышен до 35!

– Аюх, Дмитрий, вам поручаю разобраться с этим фрегатом! Проверьте готовность систем, меня интересует возможность потом вылететь на нём. Но сперва включите средства связи и сообщите командованию о нашем рейде. Аюх, это задание поручаю тебе! Ты знаешь нужные частоты и коды, но главное сможешь объяснить десанту Третьего Ударного Флота, как нужно правильно заходить на посадку, чтобы приземлиться с минимальным риском. Остальные за мной! Разберёмся с вражеским сборочным цехом!


Глава десятая. Целеуказание

Защитное поле, которое я заметил в далёком коридоре, пропустило нас без малейшего сопротивления. Как пояснила мне Улине Тар, это был односторонний экран, не позволяющий воздуху утекать из пригодных для обитания помещений. С внутренней стороны экрана действительно находилась вполне пригодная для дыхания человека, миелонца или гэкхо воздушная смесь, так что я немедленно велел Тини и Минн-О Ла-Фин включить насосы в их скафандрах и повысить давление в баллонах.

Вообще-то отдавал приказ я «котёнку» и принцессе, однако Суперкарго, Медик и Торговка тоже принялись подкачивать воздух в резервуары своих скафандров. Медик заодно воспользовался выпавшей паузой и принялся раздавать всем вокруг антирадиационные препараты, так как дозу облучения, по его расчётам, за время пребывания перед воротами подземного комплекса все в нашем отряде «словили» смертельную, хотя и сниженную из-за антирадиационных свойств наших скафандров. Сам я тоже послушно взял и проглотил антирадиационную пилюлю, хотя не сильно переживал ни по поводу облучения, ни по поводу запаса кислорода, так как мой прекрасный Энергетический доспех Слышащего обладал отличной защитой от радиации и позволял запасаться воздухом на четыре с половиной часа, так что времени у меня было ещё более чем достаточно.

Улине, тоже уже проглотившая антирадиационную пилюлю, подошла ближе и привлекла моё внимание, предложив:

– Комар, хорошо бы прямо сейчас снять сюжет, как мы первыми из бойцов Третьего Ударного ворвались во вражеский подземный комплекс! Это и рост Известности всем членам группы, и Авторитет тебе как командиру, да и продать такой ролик можно будет информационным каналам!

– Отличная мысль! Действуй! – одобрил я инициативу Торговки, тут же принявшейся отбирать у членов группы фонари и расставлять источники света «правильно» для получения хороших кадров.

Пока остальные члены команды занимались скафандрами, видеороликом и лечением, мы с Имраном прошлись по огромной фабрике. Освещение тут в зале имелось, вот только было настолько тусклым, что даже мне с высоким Восприятием пришлось включать фонарь, Имран же до появления дополнительного источника света так и вовсе ничего не мог разглядеть. Врагов тут в сборочном цеху не оказалось, лишь монотонно по замкнутым траекториям летали и ездили роботы, поворачивались гравитационные краны, шевелились какие-то сборочные агрегаты, деталь за деталью присоединяя к медленно ползущим по ленте-конвейеру каркасам фрегатов. Ближний к выходу звездолёт находился уже почти в готовом состоянии, роботы крепили к нему оружейные системы. Ещё три фрегата «Толили-Ух X» с разной степенью готовности находились сейчас на ленте.

Мы остановились возле грузового лифта, поднимающиеся платформы которого с завидным постоянством выносили откуда-то из недр планетоида в сборочный цех ящики со всевозможными модулями, моментально разбираемые снующими роботами. Необходимо было остановить это производство. Только как? У меня сразу же возникла идея использовать Сканер Изыскателя, чтобы обесточить тут всё, а заодно получить качественные чертежи мелеефатских фрегатов и всего находящегося вокруг меня сложного и наверняка представляющего интерес для человечества оборудования.

Предупредив друзей, чтобы они выключили левитаторы и вообще отошли подальше, я достал один из геологических анализаторов и приготовил сканер. В настройках прибора по максимуму выставил поиск пустот, металла и анализ структуры. Минералы же и органика меня сейчас вообще не интересовали, так что соответствующие шкалы я убрал фактически до нуля. Итак, запуск! Тренога привычно уже щёлкнула, когда я развёл хвосты металлических стержней и поставил анализатор на пол.

Навык Сканирование повышен до двадцать шестого уровня!

Навык Картография повышен до пятьдесят третьего уровня!

Навык Электроника повышен до сорок седьмого уровня!

Свет в зале предсказуемо погас, как и мой фонарь, сборочные аппараты и лента конвейера вокруг замерли, летающие роботы попадали на пол. Из шахты лифта настолько сильно потянуло потоком воздуха, что я едва устоял на ногах – отключилось защитное поле, и пригодная для дыхания воздушная смесь уходила наружу из подземного комплекса. Однако спустя каких-то две-три секунды всё снова пришло в движение и заработало, как ни в чём ни бывало! Что за ерунда?! Должно же было всё обесточиться, всегда так бывало!!!

– Питание на этот комплекс подаётся откуда-то снизу, из глубин планетоида. Оттуда же наверняка всё и управляется, – прокомментировал Имран мою неудачу, он единственный из членов группы оставался возле меня в момент сканирования.

Да, похоже было на то. Тут находился лишь сборочный цех, а всё управление им осуществлялось откуда-то из другого места, оттуда же застопорившееся оборудование снова включили.

– Эх, понять бы ещё, как это всё работает… – задумчиво проговорил я, осматриваясь по сторонам и действительно не находя в этом цеху никаких панелей или пультов для управления оборудованием и конфигурациями собираемых кораблей. – Пробиться бы в мозговой центр всего этого комплекса и создать для себя звездолёт мечты – большой и просторный, быстрый, маневренный, с прекрасным движком для далёких гиперпространственных переходов, с мощным вооружением и обязательно с возможностью садиться на планеты. Представь, как наши во фракции Human-3 удивились бы, когда такая машина села бы в центре столичной цитадели!

– Это да! – весело рассмеялся мой друг, представив подобную картину, но быстро посерьёзнел. – Вот только звездолёт у тебя моментально изымут для изучения, да и потом не думаю, что вернут…

Имран, сам того не ведая, озвучил мои собственные сомнения и страхи. Даже получи я звездолёт, у директоров фракции наверняка ведь найдутся свои собственные планы на космический корабль, вовсе не обязательно совпадающие с моими. Разве мог я отказаться отдать своей фракции столь ценный трофей? Нет, конечно. Даже самые близкие друзья такого моего шага бы не поняли. Отдать фракции? Ну объявят в этом случае Комару благодарность за подобный немыслимо ценный для науки артефакт. Может грамоту даже какую выдадут, выплатят компенсацию в несколько тысяч кристаллов (потому как больше во фракции просто-напросто нет) и оставят звездолёт себе…

Я тяжело вздохнул от подобных невесёлых размышлений, но ничего не успел ответить дагестанскому Гладиатору, так как пол под ногами ощутимо колыхнулся, и почти сразу в наушниках раздался возбуждённый и весьма довольный голос Эдуарда Бойко:

– Командир Комар, задание выполнили! Лифт разнесли ко всем чертям и, очень похоже, заодно накрыли поднимающуюся из глубин группу противника – опыта уж больно щедро игровая система насыпала, я сразу три уровня получил!

– Отлично! Теперь идите к нам в зал со сборочным цехом, тут тоже есть лифт и схожая работа… Хотя стоп! Сперва закройте перегородкой внешний вход в подземный комплекс! Своими действиями мы наверняка уже привлекли внимание защитников подземной крепости, так что мелеефаты вскоре попытаются нас отсюда выковырнуть!

Спустя минуту в наушниках раздался неуверенный голос Космодесантника, который честно признался, что не понимает, как выполнить мой приказ. Пульт охраны с многочисленными ходящими по спиралевидным пазам рычагами там у выхода имелся. И даже стоял большой круглый экран, хотя мерцание на нём, очень высокая частота кадров с одновременной сменой картинок и наложением нескольких слоёв изображения явно не были предназначены для человеческих глаз. Вот только какой из приборов отвечал за закрытие двери? Космодесантник этого не знал, а трогать всё подряд и проверять методом проб и ошибок не решился.

– Герд Комар, пусть заслонку пока не закрывают, чтобы возможность связи не отрезало. Мы потом с Аюхом её сами закроем! – раздался в наушниках голос Дмитрия Желтова. – Мы уже почти-почти разобрались с этим мелеефатским фрегатом. Управление конечно непривычное, но думаю, сможем вывести его из шахты. Аюх уже активировал систему связи, сейчас колдует с настойками. Через пару минут сможем передать командованию флота наше сообщение!

– Комар, враги!!! – истошно заверещала Картограф Минн-О Ла-Фин, подбежав ко мне и указывая рукой куда-то вниз. – Множество бойцов мелеефатов! Поднимаются к нам на грузовых платформах лифта!!! Пока что они глубоко, но их очень много!!! Я вижу более сотни отметок!!!

Я приказал немедленно прибыть ко мне Вашу, Башу и Эдуарда, а для быстрого перемещения им использовать левитатор. Прошло секунд двадцать, и трое громадных бойцов спрыгнули возле меня. Я указал всем троим на по-прежнему функционирующий лифт, остановить работу которого я так и не смог, и очередная грузовая платформа которого вынесла многочисленные ящики:

– К нам поднимаются враги, очень много! Ваша задача – взорвать к чертям собачим этот грузовой лифт, уничтожив врагов, остановив подачу комплектующих и вообще заблокировав этот путь для прохода мелеефатов. Как закончим с этой задачей, все уходим на корабль! Сидеть тут дальше под землёй в отрезанном от остального комплекса сборочном цеху никакого смысла не будет, поэтому Аюх и Дмитрий, как только разберутся с управлением фрегатом, выведут нас наружу. Там получим новые указания от командования и присоединимся к силам гэкхо!

Предложенный план действий был встречен собравшими возле меня членами группы с большим энтузиазмом. Засомневался лишь Эдуард Бойко:

– Эээ… Комар, всё конечно замечательно, и запустить ракеты в шахту грузового лифта плёвое дело. Вот только, а ну как слишком сильно… шибанёт? – на самом деле Эдуард вместо последнего слова употребил близкое по смыслу, но непечатное. – Просто вот такую маркировку, – мой друг указал на выгружаемые роботами с очередной пришедшей платформы многочисленные коробки, – я ранее встречал на ящиках с боеприпасами для своего доспеха Космодесантника. И вроде как эти символы означают: «Осторожно, взрывчатка!!!».

По-хорошему, мне нужно было бы прислушаться к словам своего друга. Вот только время поджимало, враги приближались, и я даже уже видел первых из них на своей мини-карте. И другого плана действий у меня всё равно не было, поэтому я постарался успокоить своего друга:

– Эдуард, так нам ведь и нужно, что взорвалось как можно сильнее! Чтобы и врагов убило, и завалило там всё внизу, и нанесло большой ущерб мелеефатам! Целеуказатель мне! Я сам для вас наведу управляемые ракеты!

Космодесантник лишь пожал плечами и послушно встал в строй рядом с двумя братьями-гэкхо возле самой шахты лифта. Баша передал мне Целеуказатель, и едва очередная привезшая грузы платформа отошла в сторону, я склонился над шахтой и навёл прибор. Навык Ощущение Опасности заныл просто нестерпимо, да я и сам уже это видел. Ух ё! Пока мы тут препирались, первые из вражеских штурмовиков уже почти-почти поднялись сюда в сборочный цех!!! До платформы с врагами оставалось менее тридцати метров, и с десяток крупных пауков в металлизированных костюмах облепили какие-то доставляемые в цех ящики, готовя оружие к бою.

– Огонь! – заорал я не своим голосом, едва рамки сведения Целеуказателя сфокусировались на мишени – штабеле ящиков с маркировкой «Осторожно, взрывчатка!!!».

Все трое моих бойцов в экзоскелетной броне одновременно выстрелили очередью управляемых гранат. Я даже увидел, как эти управляемые снаряды, оставляя в воздухе дымный след, ринулись вниз в шахту.

Навык Целеуказание повышен до двадцатого уровня!

Навык Ощущение Опасности повышен до сорок второго уровня!

А потом… мир внезапно померк, перед глазами появилась подзабытая уже было надпись:

Ваш персонаж погиб. Возрождение будет доступно через 15 минут.

Желаете ознакомиться со статистикой этой игровой сессии?


Глава одиннадцатая. Погибший отряд

Ознакомиться со статистикой игровой сессии я действительно пожелал, надеясь найти в ней ответ на мучивший меня вопрос – что же, собственно, только что произошло? Понятно, что наши неосторожные и опрометчивые действия привели к подрыву многочисленных ящиков с боеприпасами, и похоже рвануло в шахте лифта конкретно, раз уж Комара уничтожило мгновенно, несмотря на энергетическое поле и хорошие защитные качества древнего доспеха реликтов. Наверняка и стоящих рядом со мной друзей тоже зацепило мощным взрывом, так что скорее всего они тоже отправились на перерождение. Но может, кто из них всё-таки уцелел? И сумели ли мы остановить наступающих мелеефатов? И что стало с кораблём?

К сожалению, полученная из статистики информация была уж очень скупой и ничем в прояснении ситуации не помогла: 32 часа и 10 минут в игре, 5 новых уровней, 92 (!!!) улучшения навыков, один убитый игрок… Хм, интересно кто же это мог быть? Неужели мой единственный точный выстрел из Импульсной винтовки всё-таки убил кого-то из защитников подземного комплекса? Честно говоря, едва ли, разве что тот мелеефат до этого уже был серьёзно ранен моими друзьями. Почти полмиллиона полученных очков опыта… к чему это вообще, где опыт используется в игре? Рост на единицу характеристик персонажа Сила, Телосложение и Восприятие… а вот это, наоборот, очень даже заметно и важно в игре, искажающей реальность. Серьёзный рост Известности и Авторитета… тоже неплохо. Но в любом случае итог моей игры был печальным:

Игровая сессия прервана по причине смерти персонажа.

Решительно откинув крышку вирт-капсулы и присев, кроме вполне ожидаемого тут Имрана, тоже погибшего в игре и вышедшего в реальный мир, совершенно неожиданного я обнаружил в шаге от себя Романа Павловича из «Второго Легиона» – заместителя герд Тамары, Гранатомётчика какого-то там высокого уровня. Крупный и угрюмый немолодой мужчина с заметной проседью в коротко стриженых некогда тёмных волосах держал в своих огромных мозолистых руках шикарный букет ярко-алых роз и явно обрадовался моему появлению. Я даже слегка растерялся – меня что ли он так встречает? Однако при первых же словах этого сурового бойца всё сразу же стало ясно:

– Давай скорее, Кирилл. Праздник уже час как начался. ОНА уже трижды про тебя спрашивала. Вот, вручишь этот букет, если другого подарка не успел приготовить!

К счастью, я сам мгновенно сообразил, кто такая ОНА, и не опозорился перед Романом Павловичем этим нелепым вопросом. Вот только к стыду своему я действительно лишь сейчас вспомнил, что сегодня день рождения у герд Тамары – прославленного лидера «Второго Легиона», и что я обещал быть на этом празднике. Нехорошо вышло, подарка для этой неординарной девушки я действительно не приготовил, а потому послушно взял предложенный букет.

Вот только… я посмотрел на молчаливого стоящего в сторонке не слишком довольного Имрана. Не только он, наверняка ведь и остальные погибшие бойцы моего отряда находились сейчас далеко не в лучшем психологическом состоянии и с нетерпением ждали окончания пятнадцатиминутного срока для входа в игру и выяснения у своего командира всех деталей и последствий случившегося. Поэтому я вернул обратно шикарный букет Гранатомётчику:

– Роман Павлович, только что мой отряд из двенадцати бойцов трёх разных рас погиб на планетоиде Урса-II–II при штурме подземной базы мелеефатов. Мы бездарно «пролюбили» звездолёт… даже два звездолёта… и возродимся через десять минут на комете с непригодной для дыхания аммиачной атмосферой, с которой вообще пока непонятно как будем выбираться. Ну не могу я бросить своих бойцов в таких условиях и пойти праздновать – какой же я буду после этого командир?!

Суровый Гранатомётчик задумался и похоже не слишком-то поверил моим словам, так как неожиданно обернулся к моему дагестанскому другу и попросил подтвердить:

– Что, прям всё вот так и было, как Комар говорит?

Имран, словно только и ждал подобного вопроса, весело заулыбался и с готовностью принялся рассказывать:

– Так и было, мамой клянусь! И не только это! Комар не стал об этом говорить, но там сейчас такое «рубилово» идёт в космосе, сошлись сотни звездолётов гэкхо и мелеефатов! Зрелище покруче всяких «Звёздных Войн», завораживает до жути! И мы первыми из всего Третьего Ударного Флота гэкхо сели на астероид мелеефатов! Дмитрий Желтов из нашей фракции просто красавчик, так виртуозно посадил звездолёт под огнём вражеских батарей! Настоящий джигит! А затем мы мчались на летающих досках! И ворвались на вражескую базу, и завод захватили по сборке звездолётов! Вот только смели нас мелеефаты… Не удержали мы позицию…

– Неслабо вы там отжигаете! – восхитился и аж присвистнул Роман Павлович, затем неуверенно посмотрел на букет в своей руке и положил его на бортик моей вирткапсулы: – Я передам тогда Тамаре, что прямо сейчас ты не сможешь прийти к ней на праздник. Но всё же очень тебя прошу, Комар, постарайся успеть! Не расстраивай девчонку! Она же с самого утра готовится, принаряжается, одну причёску только раза четыре переделывала! Перед зеркалом минимум час тренировалась улыбаться и даже смеяться пробовала, впервые на моей памяти. Не говорит об этом, конечно, но весь «Второй Легион» и так понимает, ради кого наша командирша так старается. У меня самого три дочери выросли, так что видел уже подобный блеск в глазах, когда они взрослели. Тамара для меня четвёртая, и люблю её как родную. Не обижай мою дочку, постарайся прийти к ней на праздник!

* * *

Итак, время возрождения настало, загрузка! Первое, на что я обратил внимание, вообще не выросли ни Известность, ни Авторитет. Это было плохо – значит, о героическом рейде нашего отряда на вражеский подземный комплекс никто из командования так и не узнал, и погибли мы там напрасно.

Проявился я на военной базе гэкхо на комете Ун-Теш в защищённом от агрессивной среды одном из внутренних помещений, в которое собственно и перенёс ранее точку воскрешения, как проделали и все члены экипажа «Шиамиру». Первым делом проверил экипировку. Энергетический бронекостюм Слышащего сохранился на мне в целости и сохранности, это самое главное. Оружие тоже оказалось на месте. А вот Целеуказателя я не обнаружил – похоже, он «дропнулся» в лут на месте моей смерти. Нехорошо вышло перед Башей Тушиххом – всё-такие вещь принадлежала ему…

А вот, кстати, и он сам – и Баша, и его брат-близнец Ваша проявились в паре метров от меня и принялись осматриваться по сторонам, хлопая глазами и привыкая к яркому освещению в этом помещении. Рядом возникла Улине Тар, и почти сразу же за ней сразу двое: Минн-О и Тини. Котёнок тут же подбежал ко мне и прижался, требуя его обнять и успокоить – похоже, несовершеннолетний миелонский подросток сильно переживал, что умер в одиночестве и возродится очень далеко от всех знакомых ему игроков.

– Я бы тоже не отказалась от своей доли утешения и ласки, – проговорила принцесса Тёмной Фракции, со странной ревностью наблюдая за тем, как я горячо прижимаю к себе своего воспитанника и шепчу ему слова ободрения. – Лишиться при смерти скафандра… похоже, я одна из вас такая неудачница?

Минн-О Ла-Фин действительно стояла в тапочках на босу ногу и в спортивном костюме, поверх которого была перекинута перевязь для крепления ружья. О потерянном при смерти лёгком скафандре напоминал лишь шлем на голове девушки. Мда, незадача… Придётся теперь что-то придумывать, чтобы Минн-О смогла выйти с этой подземной базы на поверхность токсичной кометы.

Медика и Суперкарго пришлось ждать секунд двадцать – что-то они не торопились заходить в игру. Затем зашёл Имран, видимо заболтавшийся с Романом Павловичем из «Второго Легиона». И самым последним Эдуард Бойко. Космодесантник был воодушевлён и сразу, едва найдя меня взглядом, радостно закричал:

– У меня сто семьдесят четыре фрага! Комар, ты только представь: сто семьдесят четыре!!! Да я за почти семимесячную игру до этого лишь однажды сумел врага убить – придушил Диверсанта Тёмной Фракции возле нашего «Прометея». А тут сразу больше сотни! Правда опыта за большую часть убитых врагов вообще не дали, так как я сам тоже погиб…

Гэкхо поинтересовались, о чём так возбуждённо рассказывает человек, и я перевёл для них слова Эдуарда. Баша Тушихх, сверху вниз поглядывая на Космодесантника, презрительно махнул лапой и самодовольно оскалился:

– Сопляк! У меня двести три фрага за эту игровую сессию. Но тоже опыта за последних не дали. А у моего брата Ваши вообще за четыреста убитых. Похоже, покрошили мы мелеефатов знатно!

Я быстро сложил в уме озвученные моими спутниками результаты. Почти восемьсот убитых врагов! Ого! Вот это дали мы жару защитникам планетоида! Но где же остальные члены моей команды? Почему не заходят в игру?

Мы подождали ещё минут десять, но всё без толку – Дмитрий Желтов и Аюх так и не появились. Не знаю насчёт старого Навигатора – я недостаточно хорошо его знал, чтобы предсказывать его поступки, но мой друг Дмитрий однозначно зашёл бы в игру сразу после возрождения. А это значит…

– Это очень добрый знак, – первым высказался по этому поводу Баша Тушихх, озвучивая заодно и мои мысли. – Те двое на фрегате, похоже, не погибли!

– А это значит, что и корабль наверняка уцелел! – проговорила Улине, совсем по-человечески довольно потирая лапы. – По всем законам, это наш общий трофей, а стоить такой фрегат должен миллионов восемнадцать-двадцать кристаллов, это как минимум!

– Это же по полтора миллиона каждому, если поровну поделить! – мгновенно сориентировался Суперкарго, и все вокруг заулыбались или довольно заурчали.

Ух ты! Не думал, что настолько дорого стоил наш трофей, но оценке опытной Торговки всё же доверял. Хорошо, если так – деньги мне были очень нужны, а уж тем более не отказался бы я от собственного звёздного фрегата. Хотя в любом случае сейчас было не до дележа шкуры неубитого медведя, в смысле расчёта доли каждого в стоимости непонятно где находящегося, а возможно и вообще не сохранившегося фрегата «Толили-Ух X» мелеефатской сборки.

Сейчас нужно было не витать в облаках и грёзах, а заниматься вполне конкретными текущими делами: выяснить текущую ситуацию на фронте, а также своё положение тут на военной базе – куда идти, где отмечаться возрождённым, и какие вообще дальнейшие действия положены воскресшим на базе. Я озвучил эти мысли, и выяснением данных вопросов пообещал заняться знакомый с обустройством этой базы Суперкарго Аван Той, попросив нас никуда не расходиться и подождать, сам же куда-то исчезнув.

Не было его долго, минут двадцать, как минимум. За это время мы успели прогуляться по соседним помещениям и даже познакомиться с бойцами с других погибших звездолётов, во множестве ошивающихся тут на базе и ждущих дальнейшего распределения. Как мы сразу же выяснили, очень много вокруг было бойцов десанта – мелеефаты, не считаясь с потерями, целенаправленно уничтожали именно десантные корабли Третьего Ударного Флота. Наконец, вернулся Аван Той и с ходу громогласно объявил всем радостную весть:

– Мы победили!!! Противник сдался, щиты со спутника Урса-II–II сняты, и с самой планеты Урса-II тоже. Сейчас идёт высадка десанта на планету и захват стратегических важных объектов Своры мелеефатов. Подкрепления уже не требуются, а потому новые штурмовые отряды не формируются, и отсюда с базы никого в ближайшее время вывозить не будут, – тут Аван Той зарычал, показав клыки, и резюмировал с недовольством в голосе. – Начальству флота совершенно не до воскресших игроков, у них других проблем хватает сейчас в избытке. А потому застряли мы, по-видимому, тут на комете очень надолго…

– А что насчёт трофейного фрегата, не выяснил? – не выдержав, Улине нетерпеливо перебила рассказчика.

Толстый Суперкарго совсем стушевался и, тяжело вздохнув, всё же объявил собравшимся и дурную составляющую новостей:

– Насколько мне сказали, Третий Ударный Флот понёс очень тяжёлые потери, уцелело не более трети от всего состава звездолётов. Поэтому захваченные трофеи пойдут на компенсацию владельцам погибших в бою кораблей. Распределением наград и трофеев будет заниматься лично сам командующий кунг Вайд Шишиш. А поскольку потери действительно большие, гораздо выше, чем планировало командование перед началом операции, то на всех компенсации не хватит. Нам же при таком раскладе, похоже, и вовсе ничего не светит…

Вокруг раздался дружный разочарованный вздох, на что Аван Той поспешил заявить:

– В любом случае сейчас пока что ничего не ясно, слишком мало времени прошло, да и не до того сейчас Вайд Шишишу. Может, когда командующий узнает про рейд нашей группы, то оценит наш вклад в общую победу и выплатит какую-то награду…

– Ага, как же, держи карман шире! Скорее он наш фрегат отдаст своему родственнику Ураз Тушху в качестве компенсации за потерю корабля и как награду за храбрость, – недовольно буркнул Ваша, на что Улине не удержалась и язвительно прокомментировала:

– Скорее, как награду за глупость и трусость! Свой корабль Ураз Тухш, видите ли, пожалел… Настолько бездарно и бессмысленно погибнуть ещё нужно было постараться!

– Но, как ни крути, именно наш капитан первым высадился на вражеский планетоид, – вмешался в их разговор Медик, и все вокруг как-то сразу смущённо притихли, припомнив, что именно Медика капитан оставлял за главного в своё отсутствие, а значит полностью ему доверял.

Чтобы сгладить возникшее напряжённое молчание, я поспешил встрять и высказал свою мысль, что наверняка у Вайд Шишиша будет целый список тех, кто потребует компенсацию за понесённые потери, и ему будет явно не до нас. Да и откуда вообще командующий сможет узнать про наши героические действия? Разве что Дмитрий Желтов и Аюх успели ещё до взрыва передать сообщение о бреши в обороне мелеефатов, но это очень маловероятно, так как к тому моменту они ещё не успели разобраться с системами связи незнакомого фрегата другой расы.

Да и по поводу наших действий в самом подземном комплексе Дмитрий и Аюх мало что могли поведать, так как почти всё время находились внутри звездолёта мелеефатов и ничего не видели, даже причину взрыва наверняка не поняли. Без этой же информации соотнести мощный взрыв в подземном комплексе мелеефатов, унёсший жизни почти восьми сотен защитников, с нашими действиями вообще было трудно. Хотя… я отозвал в сторону Улине и тихо поинтересовался, насколько она успела снять видеоролик про проникновение на вражескую базу?

Громадная Торговка недовольно скривилась и честно призналась:

– Герд Комар, с этим плохо всё… Хотела сделать красиво, но освещение было никудышнее, да ещё и выключилось в самый неподходящий момент из-за твоего сканирования. Пришлось заново выставлять свет и настраивать камеру, потеряла кучу времени. Успела лишь вводную часть текста проговорить, и немного общего фона попало в кадр со всеми этими движущимися аппаратами в цеху и стоящими на транспортёре фрегатами. Совершенно не того качества получился материал, за который могут заплатить информационные агентства…

– Всё равно обязательно сохрани эту запись! – потребовал я от своей мохнатой подруги. – Оплата с новостных агентств тут совершенно вторична. Просто это видео – единственное доказательство нашего подвига на вражеском планетоиде, а ещё хоть какой-то противовес вполне возможному обвинению в том, что мы нарушили приказ капитана и дезертировали, прямо во время идущего сражения удрав с боевого корабля.

– Думаешь, нам могут поставить это в вину? – встревожилась и даже испугалась Улине, на что я лишь неопределённо пожал плечами:

– Кто знает? Обвинил же меня Ураз Тухш в том, что якобы включил громкую связь на «Шиамиру» и выставил его в дурацком виде, спровоцировав недовольство команды. Так что я уже ничему не удивлюсь…

Настроение у меня, признаться, было препоганейшим, и причины для это действительно имелись. Уволенный из команды близким родственником командующего, я сидел совершенно без денег чёрте где на отшибе Вселенной, очень далеко от территории родной фракции. Мимолётно мелькнувшая было надежда на трофейный фрегат похоже не сбывалась, и мне с друзьями он с высокой долей вероятности не доставался, что тоже расстраивало. К тому же очень сильно тяготила неопределённость по поводу будущего, как и то, что ожидать каких-то серьёзных подвижек и прояснений в моей судьбе и судьбе моих друзей в ближайшие часы не приходилось.

Стоило признать, что в моей игре настала чёрная полоса, и вся эта авантюра с отправкой на войну принесла пока что лишь одни расстройства и убытки. Вот только… – тут я вдруг заметил, что все вокруг молчат и посматривают на Комара, явно ожидая от меня каких-то комментариев по поводу ситуации или даже распоряжений насчёт наших дальнейших действий, – ни в коем случае нельзя было демонстрировать уныние! Друзья хотели видеть на моём лице выражение спокойствия и уверенности, а также знать, что у их командира всегда имеется чёткий план действий на любой случай.

Волей-неволей пришлось соответствовать этим ожиданиям и взятой на себя роли командира отряда:

– Улине, предложи всё-таки видеоролик информационным каналам, вдруг он их заинтересует. Не захотят платить, отдавай бесплатно, рост Известности нам всем тоже не помешает. Только сперва всё-же нужно проконсультироваться с местным военным руководством и убедиться, что мы этим видео не раскроем случайно какие-либо их военные секреты, чтобы нам потом не влетело за это. Аван Той, ты лучше остальных понимаешь в этом вопросе, так что помоги Улине!

Навык Псионика повышен до пятьдесят второго уровня!

Авторитет повышен до 36!

Следующим я обратился к Медику и попросил его найти нашего бывшего капитана. Помнится, Ураз Тухш обещал, что после окончания сражения с мелеефатами наймёт какой-нибудь челнок, чтобы доставить меня и моих друзей куда мы пожелаем. Самое время было напомнить Аристократу об его обещании, так как с этой токсичной кометы нам нужно было как-то выбираться.

Баше и Ваше я дал задание выйти в реальный мир и попытаться связаться со старым Навигатором Аюхом, если он тоже выйдет из игры. Клан его был известен, имя тоже, так что найти контакты конкретного гэкхо, тем более такого известного и уважаемого, наверняка было возможным. От братьев я просил выяснить, где находится сейчас Аюх в игре, а заодно прояснить ситуацию с мелеефатским фрегатом.

И наконец, Тини… Я подозвал своего воспитанника и, глядя ему прямо в глаза, сообщил на миелонском, которого остальные собравшиеся не понимали:

– Для тебя будет самое ответственное поручение. Я хочу, чтобы ты в реальном мире связался с лэнг Амиру У-Маяу…

– С кем?! – котёнок испуганно прижал ушки и присел, прикрыв голову лапами, хорошо хоть не обмочился от страха.

– Ты не ослышался, Тини, именно с Великой Проповедницей твоего народа. Если не сможешь обратиться напрямую к ней, свяжись с любым представителем Первого Прайда и передай, что у тебя имеется сообщение от человека по имени герд Комар для воплощения Великой Первой Самки, вот только передать это сообщение нужно лично. Уверен, лэнг Амиру выслушает тебя или прочтёт информацию в твоих мыслях, что тоже подходит. Так вот, слушай. Я желаю избавиться от столь раритетного и в то же время опасного предмета, как трофейный хвост Великой Проповедницы. Уверен, что бывшая обладательница этого самого хвоста тоже заинтересована в том, чтобы данный трофей не попал в руки её недругов и не испортил ей репутацию. Сообщи, что моя цена – один миллион крипто.

Глаза котёнка стали совершенно круглыми, но оспорить мой приказ он всё же не решился и подтвердил, что выполнит порученное задание. Отлично! Сообщив друзьям, чтобы ровно через умми все мы снова должны собраться на этом же месте, я намеревался было уже выходить из игры, предварительно попросив Эдуарда и Имрана сопроводить меня, как вдруг меня остановила принцесса:

– А как же я? Комар, ты всем поручил какие-то задания, а про меня забыл! Мне-то что делать?

– Тебе… – чтобы такое поручить Минн-О, чтобы и выглядело серьёзным поручением, и в то же время не вызвало у Тёмной Фракции обвинений моей вайедда в шпионаже? – Тебе… А, точно! Я не раз уже слышал от тебя и твоего правящего деда лэнг Тумор-Анху Ла-Фина, что игрока можно перенести между фракциями и даже забросить в параллельный мир. Так вот, с тебя выяснить все детали данного процесса! Не могу же я допустить, чтобы моя замечательная вайедда была доступна для меня только в виртуальной игре! Я желаю, чтобы и в реальном мире ты была со мной!

Минн-О в глубокой задумчивости посмотрела на меня, а потом глаза девушки засияли, принцесса довольно заулыбалась и произнесла на языке Тёмной Фракции:

– Очень (непонятно) шаг, муж мой, одобряю! Это (непонятно) работает и в обратную сторону, и ты (непонятно) сможешь быть со мной в моём мире! Я обязательно выясню для тебя эту информацию!

Навык Космолингвистика повышен до семьдесят девятого уровня!


Глава двенадцатая. Классическая Раймонда

Аромат готовящегося шашлыка и овощей на гриле я почувствовал ещё при сходе с «кукурузины», так что далее мы просто шли на запах. Местом проведения празднования дня рождения лидера «Второго Легиона» была выбрана большая поляна в парке под Куполом, за волейбольной площадкой и теннисными кортами. Сегодня тут были развёрнуты большие тенты-палатки, даже собрана какая-то сцена для представлений, вокруг которой стояли многочисленные столы, а чуть поодаль дымили и шкворчали переносные мангалы.

Сопровождавшие Имран с Эдуардом довели меня до натянутой по периметру поляны ленты-заграждения и, передав под опеку уже поджидающим запоздалого гостя бойцам «Второго Легиона», попрощались со мной на пять с половиной часов и отправились по своим делам. Я же с огромным букетом ярко-красных роз в руках перешагнул через ограждающую ленту и направился к центру поляны, где гремела музыка и вовсю шло веселье.

– Комар, стой! – придержал меня за плечо незнакомый узкоглазый темноволосый боец и протянул оранжевого цвета футболку с эмблемой своего подразделения – старинным греческим шлемом с высоким гребнем внутри белого круга, вокруг которого вилась угловатая надпись: «Второй Легион». – Сегодня бойцы отряда и все гости должны быть в футболках с нашей символикой, таково условие нашего командира.

Понятно, праздник «только для своих». Видимо, таким образом Тамара лишний раз хотела подчеркнуть уникальность своих бойцов, повысить их самооценку и вообще престиж отряда среди обитателей Купола. Спорить я не стал и, быстро через голову стянув водолазку с номером «1470» на спине, сменил её на предложенную оранжевую футболку. Дальше задерживать меня не стали, тем более что навстречу мне уже спешил Роман Павлович.

– Пришёл? Отлично! Давай скорее дуй вон в ту полосатую палатку, там Тамара с подружками переодевается перед выходом на сцену. У нас тут сейчас своего рода театральное представление или конкурс талантов идёт – народ для разнообразия захотел поучаствовать в самодеятельности. Каждый боец «Второго Легиона» какие-то театральные роли должен на сцене отыграть из известных произведений.

Представив, как я без спроса врываюсь в палатку с переодевающимися девушками и вполне предсказуемо получаю испуганный визг полураздетых актрис, а затем и по морде вот этим самым букетом колючих роз, я что-то засомневался.

– Роман Павлович, если ваша дочь сейчас переодевается и готовится, может лучше я потом к ней подойду, уже после выступления? Заодно и букет вручу!

– Нет, давай сейчас, пожалей нервы девчонки! – настаивал суровый заместитель руководителя легиона, ведя меня за руку через собравшуюся перед сценой толпу бойцов. – Тамара давно тебя ждёт, вся на нервах, чуть не каждую минуту спрашивает. Ей уже выступать с минуты на минуту, а тебя всё нет и нет!

Пришлось уступать просьбам уважаемого ветерана и идти прямиком в палатку. Кстати, я ошибся – не было ни визга, ни полуголых девиц. Да и весь «театральный костюм» большинства актрис состоял из картонных корон на головах, сделанных из комнатных занавесок плащей и надетых поверх спортивных брюк и джинсов бумажных юбок. У всех, кроме одной девушки – на Тамаре действительно была надета белоснежная балетная пачка с корсажем и многослойными пышными юбками, тонкие белые колготы и самые настоящие пуанты! Да и небольшая изящная корона-ободок со сверкающими самоцветами, очень на то похоже, была сделана из настоящего золота и серебра! Ничего себе «самодеятельность» – похоже, на костюме для своего прославленного лидера «Второй Легион» экономить не стал и подошёл к форме для разового выступления с максимальной серьёзностью.

– Тамара, извини за опоздание. С днём рождения тебя! – я вручил нарядной имениннице букет роз и решительно поцеловал виновницу торжества, отчего девушка заулыбалась и зарделась румянцем смущения.

– Спасибо, Комар. Но сегодня не только мой праздник, но и всех нас, нашего Легиона! – Тамара широким жестом обвела вокруг, указывая на своих подруг и собравшийся за палаткой народ. – Сегодня мы наконец-то достроили крепость в ноде «Карелия», и наша фракция H3 получила возможность набрать ещё восемьдесят семь игроков! Лозовский уже передал внешним кураторам списки, кого фракции нужно получить для усиления.

Это было весьма интересно и познавательно, но нашу дальнейшую беседу прервала появившаяся в палатке Журналистка фракции Лидия Вертячих, которая на этом празднике также была приглашённой гостьей и заодно выполняла роль конферансье. Коротко кивнув мне в знак приветствия, высокорослая девушка в абсолютно такой же, как у меня, оранжевой футболке с эмблемой «Второго Легиона» попросила актрис готовиться к выходу на сцену.

– Три минуты до начала вашего номера! А ты, Кирилл, скорее иди к первому столику, – Лидия указала мне на длинный большой стол перед самой сценой, – там место специально для тебя зарезервировали, откуда выступление будет хорошо видно.

Я вышел из палатки и поспешил на указанное место. Суровые крепкие парни, многих из которых я уже видел ранее в компании Тамары, но близко знаком ни с кем из них не был, горячо приветствовали меня, пожимали руку, хлопали по плечам и пропускали вперёд поближе к сцене. Я слышал за спиной тихое перешёптывание: «Всё-таки пришёл», «Это хорошо», «Комар успел», «Тамарка будет рада» и с удивлением узнавал, что вроде такая мелочь, как придёт ли один из гостей на праздник, действительно занимала умы множества подчинённых герд Тамары. Бойцы совершенно искренне любили свою хрупкую маленькую командиршу и переживали вместе с ней.

Наконец, я протиснулся к свободному месту и едва успел его занять, как передо мной моментально возник наполненный до краёв гранёный стакан.

– Штрафная! За опоздание! – раздались со всех сторон требовательные возгласы, и я тяжело вздохнул.

Любителем «этого дела» я никогда не был, тем более что алкоголь действовал на меня очень сильно, я моментально вырубался. Во времена своего студенчества, напившись пару раз на каких-то праздниках до совершенно свинского состояния, я твёрдо для себя решил, что крепкие алкогольные напитки не для меня. В хорошей компании я мог позволить себе выпить вина или пива, или как при интервью с Лидией Вертячих мартини с соком, но двести грамм водки… – я сглотнул подступивший к горлу ком, – под стол возможно и не упаду сразу, но речь моя точно станет нечленораздельной.

Однако отступать было уже поздно – сотни глаз пялились на меня, Романом Павловичем громогласно был провозглашён тост: «За Второй Легион и его лидера герд Тамару!!!», так что пришлось поднимать стакан. Эх… была ни была! Я решительно сделал первый глоток и с трудом подавил рвущееся на лицо удивлённое выражение. В стакане была вода, в которую лишь едва-едва для запаха подмешали водку. Роман Павлович, первый заместитель герд Тамары, едва заметно подмигнул мне, показывая чьих это рук дело. Я сразу успокоился, неторопливо с достоинством допил остатки «водки» и, повернувшись в разные стороны, продемонстрировал всем желающим перевёрнутый пустой стакан в своей руке, получив от бойцов «Второго Легиона» бурные выкрики восторга и даже аплодисменты.

Сперва я даже удивился, что не последовало такого ожидаемого и логичного сообщения о росте показателя Авторитет, и лишь потом сообразил, что нахожусь в данный момент не в игре, а в реальном мире. Чёрт, надо же так было перепутать! Похоже, для меня виртуальный мир игры становился даже более привычным, чем реальный. Это на самом деле пугало, ведь так недолго было и в «дурку» загреметь, потеряв адекватность восприятия реальности.

К счастью, на моё смущение и растерянность мало кто обратил внимание, да и заметившие списали на алкоголь – соседи по столу услужливо протянули мне тарелку с маринованными овощами и предложили скорее закусить. Тут очень вовремя от мангалов принесли новые порции шашлыка, и внимание отдыхающих бойцов переключилось на жареное мясо. Мне тоже перепал один шампур с нанизанными ароматными кусками баранины, но не успел я приступить к трапезе, как со всех сторон послышались приглушённые возгласы: «Тише! Тамара выходит на сцену!»

Все голоса стихли, послышалась музыка, вроде даже смутно знакомая. Поскольку в балете я понимал даже меньше, чем пожилой охотник-алеут в устройстве двигателей современных вертолётов, я не постеснялся считать мысли других зрителей и выяснил, что это, оказывается, «классическая «Раймонда» под музыку композитора Александра Глазунова». Мои соседи совершенно искренне умилялись и радовались, глядя на кружащих танцовщиц, и я тоже вместе со всеми наблюдал за танцем девушек. Можете называть меня бесчувственным чурбаном, крайне далёким от прекрасного, но видимо балет – тоже не моё, поскольку никакого пиетета я не испытывал и просто смотрел за тем, как девушки передвигаются по сцене под музыку, кружат, подпрыгивают, иногда ошибаются и выпадают из синхронности, волнуются и стараются понравиться зрителям.

Тем не менее, моя чёрствость и абсолютное непонимание балета не помешали мне вместе со всеми зрителями вскочить со своего места и громко аплодировать, выказывая должное восхищение мастерству и смелости танцовщиц. Передав вручённые ей цветы подругам и послав зрителям воздушный поцелуй, герд Тамара поспешила в полосатую палатку, желая поскорее сменить белую балетную пачку на что-то более подходящее для застолья.

Я же, пользуясь возникшей паузой и тем, что все участники праздника находились поблизости, прикинул количество собравшегося народу и пришёл к выводу, что «Второй Легион» пришёл на праздник в полном составе.

– Если все бойцы тут, то кто же охраняет сейчас «Карелию»? – поинтересовался я у соседей по столику, прежде всего у Романа Павловича.

– А от кого её охранять? – совершенно искренне удивился заместитель герд Тамары. – Твой тесть обещал пять дней перемирия, и эту договорённость подтвердили гэкхо, так что Тёмная Фракция не полезет. А кроме «тёмников» там в Карелии только НПС-животные, которые на цитадель не нападают. Живут ещё гарпии в соседней ноде, но они корыстолюбивые стали, за бесплатно теперь не то что не нападут, а крыльями не взмахнут. Но конечно какой-то гарнизон в крепости «Карелии» всегда остаётся – и из «Первого Легиона» человек пятнадцать, и простых игроков хватает. К тому же кентавры Филиры подрядились дорогу проложить от Столичной ноды в «Карелию», так что тоже помогут в случае чего.

Непривычно было слышать словосочетание «твой тесть» по отношению к лидеру наших врагов из Тёмной Фракции лэнг Тумор-Анху Ла-Фину, да и великий маг был дедом принцессы Минн-О, а не родным отцом, но придираться к словам собеседника я не стал. По сути Роман Павлович сказал верно – перемирие с Тёмной Фракцией позволило наконец-то достроить крепость в «Карелии» и перебросить наиболее боеспособные отряды на другие направления. А, кстати, куда, если не секрет? Я не постеснялся задать этот вопрос соседям.

– Никакого секрета тут нет, завтра рано утром «Второй Легион» в полном составе и половина «Первого» отправляются далеко на юг, в ноду «Новая Бавария». Союзнический долг перед немцами. Кстати, Комар, ты новости сегодня по телевизору смотрел?

Пришлось сознаваться, что я и до попадания сюда под Купол давно уже не смотрел телевизор, а уж тут на военном объекте и вовсе считал, что из-за режима секретности общение с внешним миром должно быть сильно ограничено. Романа Павловича, да и других бойцов, мой ответ почему-то рассмешил:

– Ну ты даёшь, Комар! Тут у нас вовсе не тюрьма, даже выходить за территорию можно, если согласовать с руководством. Если хочешь знать, мы этот праздник даже думали сперва провести не под Куполом, а в одном из ресторанов Сергиева Посада или Дмитрова. Но всё же «безопасники» не дали добро на одновременный выход такого большого количества игроков. Но уж новости-то извне никто запрещать точно не собирается! Так вот, сегодня наш министр иностранных дел неожиданно вылетел в Германию на срочные переговоры. Официально говорится, что с немецкими коллегами будут обсуждаться двусторонние проекты между странами и строящийся подводный газопровод. Но мы то с тобой понимаем, Комар, зачем на самом деле он туда попёрся!

– Сотрудничество двух фракций в игре, искажающей реальность? – предположил я, и не ошибся.

Я и сам уже после общения с немцами знал, что фракция Human-6 столкнулась с серьёзной проблемой. Их стартовая нода оказалась на острове, весьма и весьма благоприятном для начального развития, но всё же небольшом и отделённом от материка шестью километрами солёной морской воды. Переправа и занятие двух нод на берегу залива произошли два месяца назад, и сразу после этого начались проблемы. НПС-наяды считали берег своим, и после появления пришельцев принялись топить все их лодки и корабли, утаскивать в морские глубины рыбаков и собирателей жемчуга, вредить людям сотней других способов.

С помощью привезённой из реала современной техники, прежде всего хороших эхолотов и подводных оснащённых видеокамерами дронов, игроки фракции H6 выяснили расположение подводных городов наяд и стёрли их с морского дна мощными глубинными бомбами. Но этой атакой лишь ещё сильнее разъярили противника. В помощь обитавшим у берега небольшим метрового-полутораметрового размера наядам откуда-то появились другие виды – чёрного цвета глубоководные до трёх метров длиной, а также белые семиметровые исполины, но главное управляемые ими жуткого вида морские чудовища. Связь со столичным островом фактически прервалась, а единственным средством перемещения стали два легкомоторных самолёта, по частям принесённые из реального мира.

– Но чем три сотни наших бойцов, пусть даже опытных и отлично вооружённых, смогут помочь? Или вы полезете с аквалангами в глубины моря?

– Акваланги у нас тоже имеются, пусть и не так много, – вместо Романа Павловича ответил другой боец, кажется в игре его звали Рупор, – но сперва попробуем решить вопрос миром. С немцами наяды уже не общаются, но возможно с нами согласятся? Наш дипломат Иван Лозовский сейчас сопровождает большой караван «Пересветов» с грузами для космопорта гэкхо, но прямо оттуда паромом обещал прибыть в «Новую Баварию». Если же переговоры не заладятся… что же, бойцам «Легионов» что-то ведь нужно делать в эти пять дней перемирия, а прокачка навыков и новые уровни никогда не помешают!

– К тому же нас будет не триста, а несколько побольше, – добавил другой игрок, рыжий кучерявый балагур. – Вторая половина «Первого Легиона» тоже подойдёт в «Новую Баварию», хотя и попозже, после большой охоты. Просто в нашем ближайшем к Столичной цитадели лесу, где кроме волков ничего более опасного отродясь не водилось, завелось какое-то чудо-юдо, четверых игроков уже сожрало. Что за зверь – непонятно, никто из убитых его так и не смог заметить. Но лесорубы боятся и отказываются в лес ходить, пока с этой проблемой руководство фракции не разберётся. Вот «Первый Легион» и хочет за завтра-послезавтра прочесать этот лес и истребить всё опасное: и волков, и этого непонятное чудовище.

Все вокруг меня внезапно замолчали и встали со своих мест, а я не сразу понял причину. Оказывается, к свободному месту за большим уставленным яствами столом, как раз напротив моего, протискивалась герд Тамара. Лидер «Второго Легиона» сменила свой белоснежный танцевальный наряд на обычный ничем не примечательный спортивный костюм и была минимум на полторы головы ниже собравшихся вокруг неё громадных накачанных мужиков, но всё равно чувствовалась в этой миниатюрной девушке какая-то невидимая, но вполне ощутимая сила. Даже совершенно посторонний наблюдатель, ничего не знающий о Тамаре и впервые увидевший её в компании окружающих головорезов, моментально определил бы, что именно эта хрупкая девчонка с кукольным личиком – местный непререкаемый авторитет и лидер, за которым остальные пойдут в огонь и воду.

– Ну как? – поинтересовалась переодевшаяся танцовщица у меня, и я сразу сообразил, что девушку интересует моё мнение о её выступлении.

Вот тут как раз и пригодилась считанная информация. Я совершенно искренне ответил, что впервые наслаждался «Раймондой», а её исполнение роли главной героини было искренним и великолепным, передающим все чувства прекрасной девушки, отправляющей в дальний поход своего рыцаря.

Угадал. Лучший ответ, похоже, трудно было и придумать – с лица Тамары моментально исчезли напряжённость и волнение, передо мной находилась довольная и даже счастливая девушка. Сидящей рядом со своей приёмной дочерью Роман Павлович незаметно от командирши показал мне кулак с поднятым вверх большим пальцем - мол, молодец, так держать! С появлением Тамары все разговоры о делах, наядах, немцах и Тёмной Фракции стихли, вместо этого начались поздравления именинницы, тосты в её честь, и вот тут уж мне не удалось отвертеться – рюмка наполнялась с удивительной скоростью, стоило лишь мне поставить её на стол. Сама Тамара тоже требовала наливать ей алкоголь наравне со всеми, и никто из бойцов не осмелился остановить её или возразить лидеру.

– Расскажи, Комар, что тебя так задержало? – в какой-то момент попросила сидящая напротив меня девушка, я поднял на неё глаза и… остолбенел, как кролик перед удавом.

Просила Тамара вроде тихо и вежливо, но я видел холодный принизывающий взгляд инквизитора и чувствовал, что правдивый ответ для неё очень важен, и эта необычная девушка приложит все свои умения и необычные способности, чтобы добиться его. Веселье и разговоры вокруг моментально стихли, на меня смотрели десятки глаз, и я чувствовал себя словно на допросе. Не уверен, что смог бы соврать сейчас, хотя мне этого и не требовалось.

Я честно рассказал о военной базе гэкхо и той мощи, которую там увидел. Рассказал о крепости мелеефатов и грандиозной космической битве. По сравнению со столкнувшимися там силами вся наша междоусобная грызня с соседями по планете за ресурсы, все споры насчёт принадлежности нод и все наши конфликты выглядели не более чем спором детей в песочнице за куличики и совочки. У человечества в современном его виде не было никаких шансов остановить подобную мощь, вздумай она обрушиться на нашу планету. Всего один тонг безопасности – это ничтожно мало, и люди никак не смогут за оставшееся время развиться настолько, чтобы отразить возможное вторжение любой из великих космических рас.

– Ты хочешь сказать, что мы занимаемся тут ерундой, отбивая атаки Тёмной Фракции и спасая наш мир от уничтожения? – Тамара по-прежнему не повышала голоса, но я почувствовал, как изменилось отношение ко мне соседей по праздничному столу. Ещё минуту назад они считали меня в доску своим, но вот уже на меня смотрели холодные настороженные взгляды, видящие во мне потенциального врага. Несмотря на напряженность момента, я просто восхищался способностями Тамары – это было настоящее волшебство со стороны маленькой хрупкой девушки, настолько искусно манипулировать толпой.

– Нет, вы делаете как раз то, что должны делать. Тёмная Фракция – явный враг, который стремится уничтожить нас любой ценой. Лэнг Тумор-Анху Ла-Фин не скупится на человеческие и материальные ресурсы, даже пригласил в советники какого-то там легендарного генерала Уй-Така, которого в том мире считают лучшим стратегом современности. Так что противостояние с «тёмниками» неизбежно, и тут уж либо мы победим, либо нас не будет. Соправителю Тумор-Анху вообще чужды такие понятия, как «гуманизм», «милосердие» или «сострадание». В прошлом году он с лёгкостью уничтожил шесть миллионов человек, только чтобы сократить количество ртов в голодный период, так что ждать от него пощады в случае поражения не приходится.

Я видел, что бойцы меня внимательно слушают, просто ловят каждое слово. Похоже, рассказанные принцессой Минн-О детали из биографии её деда нашей фракции ранее были неизвестны, но очень точно ложились в сформировавшийся образ смертельно опасного жуткого врага. Мне же показалось, что настало самое время рассказать и о своём видении ситуации:

– Кроме задачи победить в уже идущей войне с нашими непримиримыми конкурентами из Тёмной Фракции есть и другая не менее важная цель: через неполный тонг выстоять при вполне вероятной и даже ожидаемой атаке из космоса. За отпущенный нам срок необходимо очень серьёзно усилиться, внедрив высокие технологии передовых космических рас, а также приобретя друзей и союзников. Во-первых, самое важное и очевидное: нужно заявить нашим сюзеренам гэкхо о людях, как об очень ценном союзнике, защита которого будет являться важной задачей и после истечения предусмотренного игровыми правилами тонга безопасности. Во-вторых, в далёком космосе также живут люди – на мой взгляд, это самые напрашивающиеся для нас союзники. В-третьих, галактика не ограничивается одними лишь людьми и гэкхо, есть и другие космические расы. Построить с ними дружеские и деловые отношения – значит исключить эти расы из числа потенциальных агрессоров, а возможно и получив их в союзники. Именно решением этих трёх основных задач я сейчас и занимаюсь, и считаю свою работу не менее важной, чем вашу!

Герд Тамара долго-долго пристально смотрела на меня, словно не могла определиться с ответом. Вместе со своим лидером молчали и бойцы «Второго Легиона», так что мне даже стало как-то неуютно в этой затянувшейся тишине. Наконец, взгляд миниатюрной девушки оживился, уголки губ потянулись вверх. При этом Тамара явно волновалась – я видел дрожание её верхней губы и подергиванье левой щеки.

– Комар, у меня сильно разболелась голова от громкой музыки, шума и дыма костров. Мне нужно переместиться куда-нибудь в более тихое место. Предлагаю тебе пойти вместе со мной – нам есть о чём поговорить, к тому же у меня в номере имеется всё для продолжения банкета.


Глава тринадцатая. Грустный праздник

Подозреваю, что голова у хрупкой темноволосой девушки разболелась не столько от громкой музыки и дыма, сколько от выпитого алкоголя. Признаться, во время празднования я был даже удивлён, что никто из взрослых опытных мужиков не предостерёг свою молоденькую миниатюрную командиршу и не остановил её, когда герд Тамара старалась не отставать от остальных бойцов своего отряда и вливала в себя рюмку за рюмкой. По дороге к жилому корпусу мне даже пришлось обнять свою спутницу, так как ноги девушки окончательно перестали слушаться хозяйку и выписывали причудливые синусоиды по дорожкам парка.

– Всё н-нормально, Кирилл, я в п-порядке! – упорствовала маленькая воительница, когда я предложил ей присесть на лавку и отдохнуть, так как у Тамары закружилась голова.

Пришлось, невзирая на вялые попытки сопротивления и угрозы «застрелить в игре ещё раз, если я её сейчас же немедленно не отпущу», брать девушку на руки и нести к жилому корпусу. Дежурившая на стойке ресепшн Аня поспешила сама достать электронный ключ от номера Тамары и побежать вперёд открывать нам. И вот я на руках внёс хозяйку номера в её апартаменты и осторожно положил на большой диван, сразу же сняв с Тамары её уличные кроссовки и подложив девушке под голову плюшевую подушку с вышитым на ней изображением Русалочки из мультфильма.

– Не уходи, Комар! – попросила меня девушка, когда я действительно развернулся к выходу из её номера. – Посиди со мной. Признаю, не рассчитала своих сил, но слабость сейчас пройдёт. У меня очень высокое Телосложение в игре, искажающей реальность, а от этого и хорошая регенерация тут в реальном мире, и высокое сопротивление токсинам. Десять минут, максимум полчаса, и я снова буду полна сил.

Я смотрел на эту хрупкую девушку и, признаться, мне что-то слабо верилось в её высокое Телосложение. Тем не менее, уходить я не стал и присел на краешек дивана, добродушно усмехнувшись:

– Телосложение, говоришь? Даже не почувствовал твоего веса, пока нёс. У тебя скорее «теловычитание», одни кожа да кости.

На самом деле я кривил душой, и для своего невысокого роста Тамара была сложена очень даже гармонично. Конечно, ни про какие «ноги с километр» и «четвёртые размеры бюстгальтера» речи в её случае не шло, но девушка выглядела очень симпатично и мило.

Тамара сперва улыбнулась моей шутке, но потом всё же решила прокомментировать с нотками обиды в голосе:

– Ты зря смеёшься, у меня действительно высокий показатель Телосложения, лучший в нашей фракции. Изначально Телосложение было пятнадцать, затем я все пять полученных за Лабиринт очков вложила в эту характеристику, а затем ещё на два подняла тренировками. А как получила статус «герд», так шесть из восьми свободных очков характеристик тоже вложила в Телосложение, итого тридцать два с учётом четырёх полученных бонусных очков, а с учётом колец и вовсе тридцать четыре. Для Паладина это – важнейшая характеристика, от которой зависит количество хитпоинтов, выносливость и сопротивление всяким видам урона. Не будь у меня такого Телосложения, я бы не смогла носить свою экзоскелетную броню и использовать крупнокалиберный пулемёт.

Телосложение тридцать четыре?! Внушало уважение, что ни говори. Как и та скорость, с которой отходила от алкоголя девушка, пять минут назад едва ворочавшая языком и не стоящая на ногах, а уже разливающаяся соловьём и выглядящая совершенно нормально. Подозреваю, что эта особенность лидера быстро отходить от любых ран и отравлений была хорошо известна бойцам «Второго Легиона», этим и объяснялось то обстоятельство, что они сквозь пальцы смотрели на её излишества с алкоголем во время праздника. Но я зацепился совершенно за другой момент в рассказе Тамары:

– Так ты успешно прошла Лабиринт? Просто я слышал, что тебя чуть ли не сутки ждали и очень сильно переживали по этому поводу.

– Так и есть. Просто почти всё это время я провела в изначальной комнате генерации персонажа, боялась оттуда выходить… – на лицо лежащей на диване девушки словно набежала тень, улыбка моментально сползла, глаза потухли. – Кирилл, ты хоть представляешь каково это – после четырёх лет слепоты, глухоты, паралича и граничащих с безумием разговоров сама с собой вдруг очнуться в здоровом теле?! Я смотрела на себя в зеркало, ВИДЕЛА себя, могла пошевелить руками и ногами, и… ревела, не переставая! Не знала, где я нахожусь и почему вдруг выздоровела, но до жути боялась, что этот счастливый миг сразу же закончится, стоит лишь мне уйти из этой крохотной комнатушки.

Тамара протянула руку и осторожно вложила свою маленькую ладошку в мою. Пальцы у девушки были неестественно холодными, и я обхватил её кисть, чтобы согреть своим теплом.

– Затем много времени провела в размышлениях, выбирая между Паладином и Матриархом, и внимательно читая все подсказки. Мне не у кого было спросить совета, так что пришлось разбираться и много-много думать. Зато с самим Лабиринтом я не испытывала никаких сложностей, потому как много раз уже проходила его в своих грёзах. Да и этот момент мне много раз снился и приходил в видениях, когда я лежала искалеченная и слепая. И ты, и эта комната, и вообще весь этот день, даже мой танец. Представь, я начала учить его ещё четыре года назад!

– Ты и меня видела в своих видениях? – зацепился я за слова девушки, и Тамара отчётливо кивнула:

– Да! Много-много раз. Видела твоё лицо, твои синие сверкающие глаза… И я сразу узнала тебя при нашей первой встрече в игре. Точнее… не сразу, а уже когда рассматривала труп. Ты мне тогда показался таким жалким и слабым, что я была очень сильно разочарована. Сейчас же ты изменился – стал солидным и интересным, совсем как в моих грёзах… Кстати, Кирилл, можно тебя просить воды принести? Пить страшно хочется. Кулер стоит возле холодильника, там же чистый стаканчик.

Когда через минуту я вернулся со стаканом воды, Тамара уже успела откуда-то достать тёплый пушистый плед и накрылась им до самого подбородка. Видимо, действительно мёрзла. Хотя… я обратил внимание на знакомый спортивный костюм, впопыхах брошенный на дальний стул, скомканные колготы и валяющиеся на полу за стулом чёрные кружевные трусики. Нетрудно было сообразить, в каком виде хозяйка комнаты находится сейчас под пледом.

Девушка тоже моментально сообразила, что я обо всём догадался, и в её глазах засверкали лукавые искорки:

– А что, имею полное право! Юридически я уже совершеннолетняя, а наша штатная психолог Ирина Чусовкина так и вовсе каждый раз после общения со мной пребывает в шоке – по её словам, мой эмоциональный и психологический возраст вдвое превышает биологический, и по всем её тестам мне около тридцати пяти лет.

Не знаю, не знаю… На долю этой маленькой девушки выпало слишком много жутких испытаний, отчего её характер мог ужесточиться, исковеркаться и огрубеть. Но лично я всё равно видел перед собой подростка-несмышлёныша, едва вышедшего из детства и стремящегося поскорее стать взрослой. Тамара, вне всякого сомнения, мне нравилась как девушка, и даже очень, но было во всём происходящем что-то неправильное. И перебравшая с алкоголем малолетка, не контролирующая сейчас свои поступки. Да и то, что у меня уже имелась «походная жена» Минн-О Ла-Фин, пусть и не в этом мире, и пусть даже наши отношения с принцессой были пока ещё весьма далеки от интимных.

Словно действительно прочитав мои мысли или удивительно точно их угадав, девушка продолжила:

– Знаю, о чём ты думаешь, Кирилл, но вайедда – всего лишь фаворитка, любовница, которая никак не мешает тебе заводить других девушек. Я тоже совершенно не претендую на роль жены. В своих видениях я видела своё будущее и знаю, что мне не суждено выйти замуж, да и умру я совсем молодой. Но мне, как и любой другой женщине, так хочется быть любимой! Скажи, разве я этого недостойна? И разве я не привлекательна, как женщина?

Я ответил, что вне всякого сомнения, достойна и привлекательна. Такой ответ Тамару явно приободрил и, стеснительно придерживая двумя руками плед на уровне шеи, девушка присела на кровати.

– Кирилл, выполни мою маленькую просьбу, сходи к холодильнику. У меня там на верхней полке мартини и сок охлаждаются, совсем как ты любишь! Сделай для нас два коктейля. Я уже полностью пришла в себя, так что предлагаю продолжить отмечать мой день рождения!

Честно говоря, я посчитал коктейли уже излишними – моя собеседница только-только оклемалась после выпитого алкоголя, так что вряд ли стоило усугублять. Поэтому никуда я не пошёл, продолжив сидеть и смотреть на такую домашнюю и до пунцовых щёк смущающуюся и прикрывающуюся пледом Тамару, нисколько не похожую сейчас на ту грозную воительницу, какой её привыкли видеть во фракции.

– Что? – ещё сильнее стушевалась девушка, хотя казалось, что сильнее уже невозможно. – Что ты… от меня хочешь? Скажи это вслух! Или хотя бы мысленно передай!

Именинница набралась смелости и подняла на меня свои большие тёмные глаза, в которых сейчас не было обычных суровости и холода, лишь робость и надежда. Наши глаза встретились, и девушка не стала отводить взгляд, приглашая к общению.

«Спи!» – ментально отдал я приказ, дополнительно продублировав эту команду голосом.

Глаза Тамары послушно закрылись. Так и не выпустив из плотно сжатых пальцев спасительный плед, последнюю свою защиту и преграду, девушка рухнула головой на подушку. Я же тяжело и печально выдохнул. Пробить ментальную защиту Паладина и в игре, и в реальном мире очень трудно, разве что она сама этого не захочет и будет открыта для общения. Да, я воспользовался доверием и хорошим отношением девушки, и это было низко. Но всё же мне казалось, что поступил я в данной ситуации правильно, не став пользоваться временной слабостью неопытной девушки.

Поправив подушку с Русалочкой под головой Тамары, я убрал с её лица растрепавшие тёмные волосы, с нежностью прямо в губы поцеловал спящую девушку и направился к выходу. В общем коридоре возле самой двери своей приёмной дочери на раскладном табурете сидел Роман Павлович, с очками на носу и с какой-то книгой в руках. При моём появлении седой мужчина встрепенулся, закрыл книгу, снял очки и удивлённо поднял голову:

– Неужели поссорились?! Или моя дочь чем-то не понравилась тебе?

В голосе седого ветерана послышалась обида, и я поспешил его успокоить:

– Наоборот, Тамара мне очень нравится. Но ваша дочь – слишком уникальное и чистое создание, чтобы вот так ложиться с мужчиной спонтанно по пьяни или просто из-за того, что она что-то там увидела в своих снах. Поэтому я не стал ломать девушке жизнь, а вместо этого воспользовался своими способностями к магии и приказал ей уснуть.

Густые брови Романа Павловича взмыли вверх от удивления, ветеран помолчал и ответил задумчиво:

– Ох, и обидится же Тамарка… Хотя на самом деле это даже к лучшему, злее будет на войне с наядами. А ты молодец, Комар, правильно поступил. Спасибо тебе за такое чуткое отношение к моей дочери! А сейчас ты куда, в свою комнату? Там тебя девушка-медик Ирина ждёт, только что видел, как она прошла.

Я действительно собирался идти отдыхать в свой номер на этом же этаже, но слова Романа Павловича меня остановили. Ирина? Славная девушка, но как же не вовремя… Если я пойду сейчас к Ирине, то Тамара не просто обидится, а обидится смертельно – оставить её нагишом в кровати и пойти развлекаться с другой девушкой, такое ни одна женщина никогда в жизни не простит!

– Нет, пожалуй, я пойду в игру, – резко изменил я свои планы, на что заместить лидера «Второго Легиона» одобрительно кивнул и снова достал свою книгу. «Путь Шамана. Книга первая», успел прочесть я название на яркой обложке. Интересно, что за книга? Очередной «самоучитель для чайников»? Не ожидал от сурового Гранатомётчика склонности к оккультизму и танцам с бубном, хотя люди в последнее время меня частенько удивляли, так что всё может быть.

И тут, словно небеса сделали мне подарок за правильное поведение, у Романа Павловича сработала рация, и незнакомый хриплый прокуренный голос произнёс:

– Палыч, это Артёмов. Ты случаем не в пятом жилом корпусе? Тут из вирткапсулы вылез Дмитрий Желтов, спрашивает Комара, говорит срочно нужен. А на телефон в комнате Комара никто не отвечает.

– Передай, пусть Желтов ждёт у пятнадцатой кукурузины, – сообщил я приёмному отцу Тамары и поспешил на встречу с невесть где пропадавшим последнее время Пилотом Звездолёта.


Глава четырнадцатая. Мечты больше нет

То, что Дмитрий Желтов расстроен, я заметил ещё издали – не чувствовалось в его поведении никакой радости и тем более восторга, когда он увидел меня в сопровождении неизменно повсюду следующих за мной телохранителей. Дмитрий лишь понуро опустил голову и уселся на нижнюю ступеньку винтовой лестницы «кукурузины», поджидая меня и даже не сделав попытку пойти навстречу. Вблизи же стало видно, что мой приятель ещё и жутко устал – ввалившиеся глаза, отсутствующий взгляд, да и пальцы обеих рук Пилота Звездолёта мелко дрожали. Я подошёл и молча уселся рядом на ту же ступеньку, давая возможность другу первым начать беседу.

– Всё плохо, Комар… – начал было Дмитрий, но махнув рукой с досады, опустил голову и замолчал.

– Что плохо? Фрегат уничтожен? – озвучил я самую первую пришедшую в голову версию, на что мой друг ещё сильнее опечалился:

– И с фрегатом тоже полная задница… Нет, не уничтожен полностью, но после взрыва планетоида мало чем отличается от бесполезных обломков. Ударной волной нас вышвырнуло в космос, при этом раскрутило и приложило о ближайшую скалу, сорвав и сломав всё, что только возможно было сломать или оторвать. Двигателей не осталось никаких вообще – маршевый вырвало «с мясом», как и маневровые, а гиперпространственного так и не стояло никогда. Силовой установки тоже считай нет, там всё в хлам, и ремонт дороже обойдётся, чем покупка новой. Остался лишь один генератор защитного экрана из трёх. Электронику всю менять, орудий нет, систем наведения и навигации нет, климатическая установка разрушена… Да там проще перечислить и назвать то, что ещё хоть как-то функционирует! Даже корпус пробит и перекручен, герметичность нарушена везде, кроме двух отсеков. Фактически, в таком виде это уже не фрегат, а кусок композита с вкраплениями стекла и металлолома.

Мда… Желтов слишком живо и в деталях описал получающуюся безрадостную картину, так что я тоже взгрустнул, представив эту бессмысленно дрейфующую в космосе неуправляемую кучу мусора. Похоже, с мечтой о собственном звездолёте, забрезжившей после захвата модульного фрегата мелеефатов, можно было уже расставаться…

– Нам ещё повезло, что Навигатор Аюх сумел настроить и включить систему «свой-чужой», и нас не испепелили корабли своего же Третьего Ударного Флота. Где-то через час после окончания сражения наш фрегат подцепили гравитационным захватом и доставили на громадный корабль-матку вспомогательной шестнадцатой флотилии, вместе с кучей других побитых кораблей как мелеефатов, так и гэкхо. Аюх долго спорил с ремонтниками, но всё же настоял, чтобы наш звездолёт отнесли к пригодным для восстановления. Сейчас же Навигатор пытается оформить на него документы на право владения. Не знаю, удастся или нет. Говорят, с этим сейчас сложно, и такие вопросы решаются только через командующего флотом.

Собственно, Дмитрий повторил то, что я и так уже знал от Суперкарго. Распределением захваченных трофеев будет заниматься кунг Вайд Шишиш лично, и только он определит, кому будет принадлежать той или иной захваченный корабль.

– Так, а что ещё плохого случилось? – поинтересовался я у Пилота Звездолёта. – Ну, ты начал беседу с того, что «всё плохо, и с фрегатом тоже».

– Да, Комар, разрушенный фрегат – не главное расстройство, – продолжил добивать меня плохими вестями Дмитрий. – Очень хорошо, что ты сейчас сидишь. Слушай новости: наш бывший капитан Ураз Тухш стал гердом и официально назван героем войны, даже получил от правителя расы гэкхо кронг Давэеш-Пира почётную фиолетовую ленту через плечо, что-то вроде аналога нашей «Звезды Героя». Ты прикинь! Чтобы ты оценил масштаб и редкость этого почётного трофея, по результатам всего грандиозного сражения был только ещё один награждённый подобной лентой – сам командующий Третьим Ударным Флотом кунг Вайд Шишиш!

Я сидел, открыв от удивления рот и не в силах поверить своим собственным ушам. Как это вообще возможно?! Ураз Тухш же вовсе не отличился храбростью, скорее даже наоборот, да и погиб из-за собственного упрямства и недальновидности задолго до окончания сражения! Или этот молодой честолюбивый Аристократ пошёл ва-банк и поставил на кон свою жизнь не только в игре, но и в реальном мире, перенеся точку возрождения на смертельно опасный вражеский планетоид и уже после воскрешения довершив свою миссию с доставкой мины? Если так, то спору нет, действительно безрассудный и героический поступок, однозначно заслуживающий самой высокой награды командования.

Я попросил Дмитрия Желтова рассказать подробнее о подвиге нашего бывшего капитана, которого все вокруг ошибочно считали трусоватым неудачником. Мой друг с готовностью принялся рассказывать, старясь по возможности передавать тон и пафос услышанного в новостях:

– Согласно официальной версии, озвученной по информационным каналам галактики, Ураз Тухш находился в резервной флотилии на небоевом вспомогательном челноке «Шиамиру», но увидел тяжёлое положение Третьего Ударного Флота и решил пожертвовать собственным кораблём, но вырвать для расы гэкхо победу в кровопролитном сражении. Для этого Ураз Тухш приказал подцепить гравитационным захватом своего грузовика термоядерную мину и сам лично встал за штурвал челнока, готовясь пройти под защитный экран планетоида и там взорвать мину, уничтожив наземные батареи и открыв дорогу десанту. Он поведал о своём плане командующему Третьим Ударным Флотом, и мудрый кунг Вайд Шишиш сразу же одобрил его и даже приказал своему флоту отвлечь перехватчики мелеефатов и оттянуть их на противоположную сторону планетоида, чтобы освободить путь одинокому забытому противником грузовику. Используя свои блестящие пилотские способности, Ураз Тухш ловко уходил от ведущегося по его кораблю плотного огня множества батарей мелеефатов и направил звездолёт прямо на вражескую батарею. В результате произошедшего взрыва была уничтожены не только эта и соседние башни с турелями, но сдетонировали склады боеприпасов на подземной базе, внутри планетоида произошла целая серия мощных взрывов, после чего отключился генератор поля, и пропал защитный экран как с планеты, так и с её спутника. Мелеефатам не оставалось ничего, кроме как сдаться, и это – заслуга бравого молодого капитана герд Ураз Тухша и мудрого командующего флотом кунг Вайд Шишиша.

Когда Дмитрий закончил свой рассказ, я так и продолжил сидеть с открытым ртом, не зная, что и сказать в ответ. Что за бред я только что прослушал?! Откуда появилась на свет эта дикая, не имеющая ничего общего с реальностью версия? Я просто задыхался от волнения и негодования, не в силах переварить тот факт, что заслугу нашего маленького диверсионного отряда подло присвоил себе трусоватый Аристократ! На мой полный праведного возмущения вопрос об авторе всего этого бреда Пилот Звездолёта ответил достаточно осторожно:

– Не знаю, Комар. Но едва ли это была самовольная инициатива Ураз Тухша – наш бывший капитан не того калибра фигура, чтобы без согласования с более влиятельными гэкхо сочинить подобное, а тем более чтобы ему беспрекословно поверили. Если я правильно понял, первым эту версию озвучил командующий флотом кунг Вайд Шишиш, который таким образом объяснил подчинённым столь неожиданное окончание сражения. Уже потом новость про героическое самопожертвование Ураз Тухша раструбили по всей галактике, и сейчас любые отличающиеся от официальной версии случившегося вызовут явное противодействие со стороны очень влиятельных гэкхо.

Я тоже прекрасно это понимал. Суровый и скорый на расправу командующий флотом кунг Вайд Шишиш озвучил свою версию, назвав себя и своего родственника героями войны. Эту версию подхватили информационные каналы и сделали её официальной. Уже даже великий правитель расы гэкхо кронг Давэеш-Пир подтвердил правдивость озвученного по новостным каналам, наградив двух воспеваемых всеми героев. И сейчас, после всего уже свершившегося, мне или другим членам «Отряда Комара» начинать рассказывать, что всё это неправда, и двое прославленных героев войны лишь присвоили себе чужие заслуги… едва ли такое будет воспринято положительно, особенно этими самыми «героями».

С другой стороны, в моём отряде двенадцать бойцов, представителей трёх различных рас. Как кунг Вайд Шишиш может быть так уверен, что никто из этой дюжины не проболтается, и правда об истинных причинах взрыва крепости мелеефатов не просочится? Неужели он полагает, что нам просто-напросто не поверят? Так ведь у нас имеется и запись видео с подземной базы, и трофейный фрегат мелеефатов – железобетонные доказательства, показывающие несостоятельность официальной версии. Да и не будь у нас этих вещественных доказательств, голоса сразу двенадцати игроков, подкреплённые для пущей надёжности проверкой Ищущими Правду, тоже серьёзный аргумент.

Или кунг Вайд Шишиш надеется, что мы побоимся выступить с опровержением его слов? Возможно и так – для Комара или любых других людей с Земли, вассалов расы гэкхо, выставлять официального хозяина нашей планеты лжецом, мягко говоря, не самый разумный и дальновидный поступок. Но есть ведь гэкхо из других кланов, есть и миелонец Тини, который вообще никак не зависит от свирепого кунга, и потому заставить всех свидетелей молчать проблематично.

Или командующий Третьим Ударным Флотом полагает, что сможет ограничить наше общение, чтобы мы не смогли проболтаться? В игре, допустим, такое вполне возможно, так как все двенадцать игроков находятся сейчас на подконтрольных кунгу территориях – на военной базе гэкхо внутри кометы Ун-Теш и на обездвиженном фрегате внутри огромного корабля-матки. Но в реальном-то мире как он сможет всех нас заткнуть? Особенно, опять же, моего воспитанника Тини, проживающего на территориях миелонцев. Или женщину-гэкхо Улине Тар – представительницу влиятельного и богатого клана Тар-Лайне, совершенно никак не зависящего от клана Вайде-Тухш и не подчиняющегося ему.

Существует, правда, радикальный способ заставить всех замолчать и в реальном мире. Череда мгновенных смертей в игре, искажающей реальность, приводит к падению уровней и навыков, а с какой-то по счёту смерти ещё и характеристик, причём каждая последующая смерть карается игровыми правилами всё жёстче и жёстче. Фокси во время урока по физподготовке рассказывала нам, что достаточно убить игрока при пустой шкале прогресса пять-семь раз подряд, и его уровень упадёт до нуля, также обнулятся навыки и даже характеристики персонажа. Это – смерть, причём смерть окончательная, из вирткапсулы такой игрок уже никогда не выйдет. Наёмник-ассасин морф являлся авторитетным специалистом в данном вопросе, так что его словам можно было верить.

Но даже такой жестокий способ и то не давал стопроцентной гарантии молчания – в перерывах между воскрешениями и смертями жертва находилась в реальном мире и могла общаться со своими знакомыми, так что информация всё равно бы распространилась. Да и совершенно не верилось мне, что при всей своей вспыльчивости и жёсткости известный «лидер множества отрядов» Вайд Шишиш пойдёт на такое подлое немотивированное убийство. Как-никак именно наш отряд принёс ему победу, и нужно быть полнейшим психом и неадекватом, чтобы вместо благодарности отплатить за помощь расчётливым убийством.

Тогда что получается? Если невозможно ни угрозами, ни силой заставить свидетелей не болтать, остаётся лишь вариант купить их молчание. А это значит, что в самое ближайшее время со мной или с кем-то другим из членов моего отряда должны связаться по этому поводу – либо сам кунг, либо его доверенные лица, либо хорошо знакомый мне бывший капитан, а ныне прославленный герой войны Ураз Тухш.

Я взглянул вверх на кольца винтовой лестницы. Похоже, хочешь ни хочешь, но нужно было подниматься на четырнадцатый этаж «кукурузины» и входить в игру, чтобы упростить задачу возможному переговорщику. Поднявшись со ступеньки лестницы, я отряхнул прилипший к спортивным брюкам мелкий мусор и хлопнул по плечу молча сидящему и похоже уже клюющему носом товарищу:

– Дмитрий, иди отдыхай, ты же просто с ног падаешь от усталости. Я же пойду в игру – сдаётся мне, что в самое ближайшее со мной захотят связаться весьма важные лица с предложением, от которого невозможно отказаться.

Выпускник военно-космической академии коротко кивнул, тяжело встал и направился было к жилым корпусам, как вдруг остановился, развернулся и спросил с проявившимся интересом, не видал ли я его подругу Лидию Вертячих? Я ответил отрицательно, хотя и видел до этого Журналистку фракции на устроенной «Вторым Легионом» вечеринке. Но Дмитрия туда на «тусовку только для своих» не пустили бы. К тому же, когда я уходил с праздника под руку с герд Тамарой, раскрасневшаяся от вина и танцев Лидия Вертячих сидела в обнимку с одним из молодых атлетически сложенных красавцев «Второго Легиона» и о чём-то с ним перешёптывалась, так что с большой вероятностью мой друг свою ветреную подругу на празднике уже не обнаружил бы.

* * *

Я не ошибся в своих умозаключениях и предположениях. Едва Комар успел проявиться в одном из помещений военной базы гэкхо, как ко мне тут же подошёл уже знакомый герд Ост Рех – тот самый Штурмовик, который вместе со своим отрядом прилетал на флайере «арестовывать» меня.

– Герд Комар, вас давно ждут. Прошу проследовать за мной в защищённую от прослушивания переговорную комнату, – Штурмовик указал на ведущий вдаль коридор.

Авторитет повышен до 37!

Несмотря на уважительное обращение и вполне миролюбивый смысл сказанного, посланник был насторожен и не спускал лапы с кобуры на поясе, так что у меня не оставалось сомнений в том, что гэкхо получил приказ доставить меня в указанное помещение, невзирая на любое возможное сопротивление с моей стороны. Сопротивляться я, конечно же, и не думал, поскольку и сам с нетерпением ждал предстоящего разговора.

Уже минуты через три, пройдя запутанными коридорами подземной базы и преодолев два поста вооружённой охраны, мы вошли в небольшой круглый зал с зеркальными стенами. Сопровождающий гэкхо приказал мне пройти в центр зала и ждать, сам же поспешил выйти и закрыть за собой двери. Прошло минут пять-семь, и я даже успел уже заскучать, вдоволь насмотревшись на своё бесконечно растянутое и многократно наслоённое отражение. Как вдруг свет в зале погас, а ещё через секунду передо мной появилась сияющая проекция вальяжно развалившегося на кресле-троне кунг Вайд Шишиша.

Я моментально опустился на одно колено и склонился в низком поклоне, выражая должное уважение могущественному хозяину Земли. При этом душа моя ликовала – великий кунг соблаговолил лично пообщаться со мной, а значит я не ошибся, и улаживание дела с наградой за победу в сражении было действительно важным для уважаемого гэкхо. К тому же всегда легче договариваться непосредственно с самым главным боссом, чем с его марионетками-подчинёнными, слишком связанными рамками им дозволенного и полученными от хозяина инструкциями.

Однако начало разговора вышло неожиданным, и речь зашла вовсе не о планетоиде мелеефатов:

– Комаррр, до меня донесли оскорбительные слова в мой адрес, сказанные твоей супругой. Признаюсь, я сильно расстроен тем, что ты вовремя не одёрнул её и не наказал, а потому жду от тебя объяснений.

Упс… Признаться, я уже и забыть успел про тот неприятный инцидент с неосторожными словами Минн-О. Но оказывается местные служащие всё аккуратно записали, сумели перевести и даже уже доложили своему начальнику об этих оскорбительных речах человеческой женщины. Нужно было что-то срочно отвечать, и пришлось импровизировать:

– Мой лорд, я уверен, что вина за случившееся лежит вовсе не на неразумной молодой самке, у которой речь совершенно не фильтруется, поскольку излишне длинный язык работает сам по себе и не связан с мозгом. А на руководителях её фракции, которые не объяснили игрокам политическое устройство мира и не удосужились показать им великого правителя нашей большой планеты. Я считаю, что именно эта недоработка и недостаточное почтение к сюзеренам заслуживают самого серьёзного порицания и наказания. Моё мнение – нужно лишить Тёмную Фракцию одной случайно выбранной ноды, это будет соразмерным нарушению наказанием и заставит в будущем проявлять должное уважение к гэкхо. А со своей младшей женой я уже поговорил. Убивать не стал, даже руки не распускал, но она до сих пор трясётся от переживаний и, уверяю, никогда не повторит своей ошибки.

Навык Псионика повышен до пятьдесят третьего уровня!

Навык Ментальная Сила повышен до сорок седьмого уровня!

Навык Ментальная Сила повышен до сорок восьмого уровня!

– Ты думаешь? Но ведь ты тоже не знал меня в лицо при нашей первой встрече. Не слишком ли суровым выйдет тогда наказание? – засомневался мой могущественный собеседник.

– Нет, в самый раз. Мой кунг, иногда нужно быть жёстким, чтобы на корню пресечь недостаточное уважение к сюзеренам и избежать осложнений в будущем, – проговорил я тоном мудрого и многоопытного советника, сам же при этом внутренне ликуя – неужели получится?!

Собственно, а почему бы и нет? Только сейчас я понял, что великому «лидеру множества отрядов» совершенно нет времени и резона разбираться во всех сложных и запутанных взаимоотношениях многочисленных фракций вассалов на какой-то там отдалённой планетке. Потому он понятия не имеет, что Тёмная Фракция враждебна моей, а скорее всего полагает обратное, раз уж у Комара супруга из того клана. Именно поэтому кунг Вайд Шишиш и удивился такой строгости предложенного мною наказания для союзников, но в целом отторжения оно не вызвало.

– Что ж, герд Комар, ты лучше меня разбираешься в психологии людей, а потому я соглашусь с предложенным тобой вариантом наказания. Да будет так! Уровень одной случайно выбранной ноды фракции твоей младшей жены будет сброшен до нулевого. Мои советники передадут соответствующее распоряжение дипломату гэкхо на твоей планете.

Навык Псионика повышен до пятьдесят четвёртого уровня!

Навык Мистицизм повышен до шестого уровня!

Получен шестьдесят седьмой уровень персонажа!

Получено три свободных очка навыков!

Получилось!!! Я радовался и новому уровню, но гораздо больше тому «подарку», который только что организовал для своего «тестя». Вот лэнг Тумор-Анху Ла-Фин удивится, когда официальный представитель гэкхо потребует от Тёмной Фракции сбросить клайм и освободить одну из нод. Хорошо бы ещё слепой жребий указал на вражескую столичную ноду четвёртого уровня, вообще вышло бы шикарно – минус две тысячи триста сорок девять игроков, от такого удара наши враги ой как не скоро оправятся!

От радужных мечтаний меня отвлёк голос командующего Третьим Ударным Флотом гэкхо:

– Ладно, закончим с этими формальностями и перейдём к более важным вещам. Комар, я хотел бы получить непосредственно от тебя самого рассказ о случившемся на вражеском планетоиде.

Долго мусолить и расписывать детали я не стал (поскольку не сомневался в том, что мой влиятельный собеседник наверняка сам уже всё выяснил), лишь заметил, что выполнил полученный при нашей предыдущей встрече наказ кунга и доказал свою полезность в качестве талисмана удачи, принеся Третьему Ударному Флоту победу.

– Не слишком ли громкие слова? – даже как-то опешил от моей наглости командующий, при этом явно напоказ демонстрируя полученную наградную фиолетовую ленту.

Пришлось немного поумерить прыть и демонстрировать лояльность и готовность к диалогу:

– Мой кунг, я уже знаком с официальной версией событий и нисколько не оспариваю её. Привели ли к победе действия капитана Ураз Тухша, или детонация древнего невесть когда зарытого на планетоиде артефакта предтеч, или взрыв был вызван преломлением света ближайшей звезды в парах выделившегося из глубин болотного газа… мне всё равно, я буду придерживаться любой угодной моему лорду версии.

Мой собеседник заметно успокоился и даже довольно заурчал, я же перешёл к самой трудной части переговоров:

– При этом мы оба прекрасно понимаем, что даже через четверть умми после гибели «Шиамиру» и его капитана Ураз Тухша сражение всё ещё продолжалось, что показывает несостоятельность официальной версии. Да и мой отряд из двенадцати игроков оставался к тому моменту жив и сражался против мелеефатов в недрах их подземной базы. Мы уничтожили порядка восьми сотен защитников крепости и вызвали серию подземных взрывов, которые в конечном счёте и привели к снятию защитных полей и капитуляции мелеефатов. Свидетельствами нашего подвига являются и трофейный фрегат, и записанный нами видеоролик…

– Все права на отснятый вами материал я уже выкупил, – резко вклинился в мою речь кунг Вайд Шишиш. – И надеюсь ты понимаешь, Комаррр, что эти кадры никогда не будут показаны ни по одному информационному каналу галактики.

Я молча кивнул, стараясь не показывать кунгу свои расстройство и досаду. Вот же чёрт… Кунг оказался сообразительным, мы же лишились своего самого сильного козыря. А между тем командующий флотом встал со своего трона и выпрямился во весь свой громадный рост, отчего коленопреклонённый Комар стал выглядеть на его фоне совсем крохотным.

– Да, Комаррр, отснятый материал будет уничтожен, и вы не получите роста Известности. Но я ценю вклад твоего отряда в общую победу и не собираюсь быть неблагодарным. В качестве компенсации все прорвавшиеся на вражеский комплекс бойцы получат по пятьдесят тысяч кристаллов. Что ещё? Захваченный фрегат? Я готов оставить его вашей группе при условии, что никто из вас не станет трепать языком. Причём именно с тебя, как с командира, я спрошу со всей строгостью, если молчание будет нарушено. Ты понимаешь всю ответственность, герд Комар? Да? Вот и славно! Фрегат в числе других трофеев скоро доставят на комету Ун-Теш, так что забирайте свой корабль!

Я понял, что собеседник собирается заканчивать разговор, и поспешил проговорить, пока связь не оборвалась:

– Уверен, что мой кунг желает продемонстрировать свою щедрость и благосклонность, оставляя нам трофейный фрегат мелеефатов. Вот только в таком виде, боюсь, звездолёт будет вовсе не подарком, а наоборот обузой. Без повреждённой взрывом силовой установки, без двигателей и множества других критически необходимых систем фрегат представляет из себя лишь неподвижный кусок металлолома, с которым непонятно что делать.

Навык Псионика повышен до пятьдесят пятого уровня!

– Да? – похоже, что информацией о реальном состоянии трофея командующий не обладал, и мои слова стали для него сюрпризом. – Ну ладно, я прикажу произвести самый минимально необходимый ремонт и обслуживание, чтобы ваш звездолёт был способен стартовать с кометы Ун-Теш и добраться до одной из ближайших космических станций. Но дальше уже не моя забота, и деньги на дальнейший ремонт и модернизацию добывайте сами. Кстати, это даже хорошо, что трофейный корабль повреждён и какое-то время будет непригоден в качестве боевой единицы – пока вся эта шумиха не уляжется, мне вовсе не хочется, чтобы ты с друзьями ошивался среди экипажей Третьего Ударного Флота и своими речами сеял смуту. Если же мне снова понадобится «талисман удачи», я сам тебя найду.

Авторитет повышен до 38!

На этом связь прервалась, голограмма кунга исчезла, я снова очутился в круглом зеркальном зале. Меня пошатывало от усталости – мана давно ушла в ноль, и последние минуты общения с великим кунгом сжирали уже Очки Выносливости. Несколько раз глубоко вдохнув и выдохнув, я только после этого позволил давно сдерживаемым эмоциям прорваться наружу, от радости заорав во весь голос и едва не оглохнув от обрушившегося на меня со всех сторон сфокусированного эха.

В этой игре у меня давно появилась мечта, слабая и едва брезжащая, фактически несбыточная, о которой даже самым близким друзьям я боялся и стеснялся признаться. Появилась она ещё во время самого первого космического полёта на «Шиамиру» и с тех пор день ото дня дразнила меня, подпитываясь новыми эмоциями, знаниями и фактами. Мечта получить свой собственный звездолёт и рассекать бесконечный космос навстречу новым тайнам, приключениям и неисследованным звёздам. Получить полную свободу и больше не зависеть ни от сумасбродных Аристократов, ни от директоров фракции, ни от кого вообще. Красивая была мечта. И вот звездолёт у меня появился, и мечты не стало. Что дальше? Конечно, двигаться навстречу новым мечтам!


Глава пятнадцатая. Сбор команды

До объявленного мною же самим времени сбора оставалось ещё около двух часов, и никого из членов «Отряда Комара» на месте пока что не было. Я решил провести это время с пользой, сперва в сопровождении прекрасно ориентирующегося на военной базе герд Ост Реха сходив к местному казначею и получив у него уже заготовленные на всю мою группу двенадцать одинаковых мешочков с красными драгоценными кристаллами. Затем наскоро перекусил в местной столовой и, снова убедившись, что никто из членов моего отряда в игру пока что не зашёл, засел за изучение языка реликтов.

Новые символы древнего языка понимались всё проще. Некоторые лёгкие предложения я переводил буквально «на лету», более сложные же пока что оставались для меня непонятными. При этом меня не оставляло ощущение, что ещё совсем немного, и произойдёт качественный скачок, когда сотни уже изученных мною отдельных иероглифов вымершего языка уложатся в какую-то целостную картину, позволяющую понять общие правила построения фраз и начертания знаков.

Слышащий, ожидание команды.

Просматривая страницы частично переведённого, но в целом пока что непонятного текста, я случайно наткнулся на незнакомый мерцающий символ, активация которого вывела эту строку и перенесла меня в страницу настроек. Так это, оказывается, была ссылка на страницу управления дронами и другими механизмами, которую я когда-то случайно закрыл, не сумев расшифровать и не поняв её ценность!

Когда-то я, видимо, просто отмахнулся от непонятного отображающегося на шлеме красного мерцающего текста, мешающего мне смотреть, и свернул или даже удалил эту страницу из настроек. После этого провёл уйму времени, перелопачивая игровые настройки и пытаясь найти какую-либо информацию о Малом охранном дроне реликтов, который подыскала для меня игровая система. Даже стал уже серьёзно переживать, что бесповоротно потерял столь ценную информацию, а вместе с ней и свой уникальный трофей. Но вот он наконец нашёлся.

Закрепив окно управления дронами и прочими механизмами в панели быстрого доступа, чтобы снова случайно не закрыть и не потерять, я принялся изучать представляемые возможности. Итак, что тут вообще можно сделать? Из всего списка подконтрольного мне оборудования активна была только одна строка:

Малый охранный дрон реликтов. Местонахождение неизвестно. Состояние неизвестно.

Негусто, прямо скажем. Мой дрон находился невесть где, но при этом, судя по всему, способен был даже на расстоянии принимать от Слышащего команды. Эх, понять бы ещё, как эти команды отдавать…

– Лети ко мне! – мысленно потребовал я, и неожиданно получил в ответ какой-то слабый, но вполне ощущаемый отклик! Сперва в мозгу появилось требование подтверждения полученной команды, затем это же самое сообщение в виде строчки красных символов возникло у меня перед глазами на стекле шлема.

Малый охранный дрон оценивает полученный приказ как ошибочный с высокой долей вероятности (свыше 99,78 %). Запрошено подтверждение последней команды. Слышащий, действительно вашему дрону следует лететь к хозяину? (Да/Нет)

Вот же упрямая железяка! Столько тысяч лет бездельничала где-то, а когда с неё потребовали поработать, она ещё и выкаблучивается! Я едва машинально не выбрал «Да», но всё же сперва пожелал получить дополнительную информацию. Что, интересно, не понравилось дрону в моей вроде простой и понятной команде?

Ожидаемое время полёта 257 тысяч 143 года 215 дней 6 часов 11 минут.

Вероятность в процессе полёта быть обнаруженным и уничтоженным автоматическими охранными системами предтечей 84,1%

Вероятность за время полёта биологической смерти отдавшего приказ Слышащего 100 %.

Критически низкий заряд батареи. Энергии недостаточно для полноценного функционирования всех имеющихся систем. Шанс досрочного прекращения полёта из-за технических неисправностей 61,2 %.

Ох, ё… Оказывается, железяка оказалась намного умнее своего хозяина и потому отказалась без дополнительного подтверждения выполнять мой глупый и самоубийственный приказ. Я поспешно отменил неразумную команду и приказал дрону никуда не лететь и оставаться на связи.

Навык Управление Механизмами повышен до сорок второго уровня!

Навык Псионика повышен до пятьдесят шестого уровня!

Навык Электроника повышен до сорок восьмого уровня!

В этот момент в шаге от меня проявилась Минн-О. Причём у принцессы был такой запыхавшийся и одновременно испуганный вид, как будто она спасалась бегом от стаи бешеных собак и лишь чудом успела от них ускользнуть, в последнюю секунду взобравшись на дерево и избежав таким образом смерти. Причём первые же слова моей вайедда подтвердили, что я не так уж далёк от истины в своём предположении:

– Комар, у меня дома просто жуть что творится! Дед рвёт и мечет, испепелил ни в чём не повинную служанку, не вовремя подвернувшуюся под руку. На меня же по видеофону орал так, что думала убьёт!

– Он узнал про приказ кунг Вайд Шишиша насчёт ноды? – сразу сообразил я, и глаза моей спутницы расширились от удивления:

– Откуда ты знаешь?!

Пришлось объяснять, что у меня совсем недавно состоялся непростой разговор с военным лидером гэкхо, который высказывал претензии по поводу оскорбительных слов моей младшей жены. И потому я в курсе того, что фракция Минн-О оштрафована, и уровень одной случайной ноды должен быть сброшен.

– Именно так, Комар. Я общалась с соправителем Тумор-Анху по поводу переноса тела игрока между фракциями, как вдруг вошёл дежурный маг. На нём просто лица не было, так что я сразу догадалась, что посланник принёс дурные вести и боится вспышки гнева моего правящего деда. Вестник сообщил, что в игре на нашу территорию прилетел дипломат гэкхо Коста Дыхш и в ультимативной форме потребовал от фракции немедленно освободить гексагон «Цитадель», вы его ещё называете нодой «Кладбище». Мой дед удивился словам посланника и предположил, что произошла какая-то ошибка. Но упавший ниц перед Тумор-Анху дежурный маг подтвердил, что никакой ошибки нет, и оспорить решение сюзеренов никак нельзя, так как дипломат гэкхо ссылается на приказ самого кунг Вайд Шишиша! Комар, это всё из-за меня произошло!

Минн-О всхлипнула и прижалась ко мне, ища поддержки и утешения. Принцесса дрожала словно осиновый лист от переживаний и страха, по щекам девушки ручьём текли слёзы, а потому я крепко обнял свою «походную жену», успокаивая и говоря ей слова ободрения. Прошло минуты две, прежде чем Минн-О немного успокоилась, вытерла слёзы и сумела продолжить свой рассказ:

– Мне очень повезло, что дед был слишком шокирован полученными вестями, а потому не сразу выяснил причину случившегося. Я же вовремя сообразила, из-за чего возникло такое сильное недовольство грозного флотоводца гэкхо, тихо вышла из зала и поспешила в вирткапсулу. Успела выскользнуть из дворца и добраться до своего рабочего места, но войти в игру всё же не успела… Пришлось отвечать на звонок и выслушивать всё, что Тумор-Анху думает о моих умственных способностях. Это было весьма обидно и ещё более страшно. Хорошо хоть, что по видеофону мой дед не умеет управлять разумом собеседника, иначе в игру он бы меня однозначно не отпустил. В какой-то момент я просто не выдержала потока обвинений и ругани, выключила видеофон, забралась с вирткапсулу и поспешила закрыться крышкой. И сейчас вот даже не уверена, что мне стоит выходить из игры и получать все те жуткие наказания, которые в гневе посулил мне соправитель Тумор-Анху…

Я почувствовал, как девушка опять принялась мелко дрожать. Не было никакого сомнения, что Минн-О панически боится своего жутковатого деда, причём опасается не чего-то абстрактно плохого, а вполне реальной физической боли.

– Думаешь, у старика поднимется на тебя рука? – недоверчиво поинтересовался я, на что моя спутница с грустным смешком ответила:

– Не поднимется?! Да я ещё не отошла от того «малого курса боли», который назначил мне Тумор-Анху в качестве наказания за события на пароме! А тут, боюсь, «малым курсом» никак не отделаться! Сам посуди, «Цитадель» – это хорошо развитый гексагон второго уровня! Но главное там расположены огромные склады боеприпасов, выстроены линии укреплений и многоуровневых подземных переходов. Столько работы вбухано, десятки тысяч человеко-часов! И всё это будет потеряно по моей вине!

Потеряно? Произойдёт ведь просто сброс ноды до нулевого уровня, после которого Тёмной Фракции потребуется какое-то время на восстановление должного уровня клайма. Ну придётся им подождать два-три дня до первого уровня, затем ещё дней десять до второго, но не такое уж и тяжёлое это наказание. Да, максимально возможное количество игроков фракции временно снизится, что-то из сооружений ноды «Кладбище» возможно не будет работать, но это всё временно и не так уж страшно. Или я что-то недопонимаю? Я не постеснялся признаться своей «походной подруге» в незнании игровых правил.

Минн-О сперва даже не поверила, что я действительно не знаю, а не издеваюсь над ней и её бедой. Потом всё же пояснила:

– Комар, часть построек и оборонительных сооружений не могут существовать без должного уровня гексагона! Как только уровень гексагона снизится меньше минимально допустимого, они сами по себе разрушатся, разве ты этого не знаешь? И центральная крепость гексагона тоже разрушится, её придётся заново строить и тратить на это время и ресурсы. Там для крепости второго уровня одних стройматериалов нужно на сорок тысяч кристаллов!

Признаться, я этого не знал. Зато посчитал момент подходящим, чтобы вручить своей спутнице мешочек с драгоценными кристаллами:

– Тут пятьдесят тысяч – награда от руководства Третьего Ударного Флота за проявленную храбрость на планетоиде мелеефатов и одновременно плата за молчание о том, что там случилось. Хочешь – передай лэнг Тумор-Анху Ла-Фину в качестве компенсации за причинённый для ноды ущерб, но лучше купи себе скафандр и нормальное оружие.

Минн-О думала совсем недолго и объявила, что выбирает второй вариант – покупку хорошего бронескафандра и оружия, чтобы не чувствовать себя ущербной в компании других членов моего отряда.

– Вот и отлично! – одобрил я такой выбор принцессы. – Здесь совсем рядом торговый терминал, я покажу тебе, как им пользоваться.

Но Минн-О остановила меня, сообщив, что это ещё не все новости. Оказывается, она выполнила моё задание и более-менее выяснила алгоритм действий при смене игроком фракции. Принцесса даже выразила готовность сама послужить испытуемой, чтобы перейти во фракцию Human-3 и мой родной мир.

– Я твоя вайедда и должна всюду находиться с тобой, а не только в игре! Дед мне рассказал, что технология переноса тела между мирами ещё не до конца оттестирована и может быть опасной. Первым испытателем должен был стать ваш игрок Тюленев, но процесс переноса его тела остановили, так как ты потребовал возврата предателя. Но я готова рискнуть, так как не представляю своего возвращения во фракцию!

Новость была интересной и многообещающей, но я всё же попросил Минн-О пока что не торопиться со сменой фракции. Сперва не мешало бы проконсультироваться с мудрыми представителями великих космических рас и проверить этот алгоритм действий, чтобы избежать риска для жизни девушки. К тому же мне нужно было согласовать этот переход с руководством фракции. И заодно получить какие-то гарантии хорошего отношения к моей спутнице, так как очень не хотелось бы возникновения ситуации, когда принцесса стала бы фактически заложницей и инструментом давления на своего деда.

– Так что не торопись, Минн-О. А своего деда не бойся и при первой же возможности передай ему мои слова. Соправитель Тумор-Анху Ла-Фин видимо подзабыл, что ситуация в корне изменилась, и ты теперь моя вайедда. И отныне только мне решать, как с тобой поступать в том или ином случае, но никак не ему. Любое оскорбление моей супруги станет оскорблением меня самого, любое нападение на тебя – это нападение на меня. А потому если с твоей головы упадёт хотя бы волос, то одной уничтоженной нодой его фракция не отделается! Обязательно сообщи своему правящему родственнику, что он до сих пор жив лишь благодаря мне, так как кунг Вайд Шишиш был страшно зол и всерьёз обдумывал вариант казнить в реальном мире либо тебя, либо руководителя твоей фракции. Мне стоило больших усилий уговорить великого полководца на более мягкий вариант наказания, и пусть лэнг Тумор-Анху Ла-Фин никогда не забывает об этом!

Навык Псионика повышен до пятьдесят седьмого уровня!

Навык Мистицизм повышен до седьмого уровня!

Авторитет повышен до 39!

Да, я серьёзно преувеличивал свои возможности и мою роль в разговоре с кунгом, так как справедливо предполагал, что проверить мои слова принцесса всё равно не сможет, а ей будет приятно. Но Минн-О вдруг вывернулась из моих объятий и отошла на пару шагов. Неужели почувствовала фальшь? Или мои последние слова чем-то её задели? Оказалось, что совсем наоборот. Принцесса совершенно неожиданно поклонилась мне в пояс и произнесла с нескрываемым торжеством в голосе:

– С самого раннего детства я ждала этих слов! Ждала и надеялась, что найдётся герой, способный ради меня бросить вызов великому и ужасному соправителю человечества Тумор-Анху Ла-Фину! Все эти годы я представляла себя запертой в башне принцессой, которую охраняет жуткое чудовище, и ждала принца-освободителя. И вот этот момент настал! Муж мой, если бы ты только знал, насколько обрадовал меня сейчас! Да я ради тебя…

Авторитет повышен до 40!

Не знаю, что ещё собиралась сообщить мне Минн-О, но тут в комнате возник зашедший в игру «котёнок», и девушка сразу стушевалась и замолчала. Миелонец Тини же, увидев меня, с нескрываемым восторгом прокричал:

– Мастер Комар, всё получилось!!! Великая Проповедница Амиру У-Маяу разговаривала со мной и согласилась выкупить свой хвост за цену в миллион крипто! Она приказала как можно скорее доставить трофей на любую миелонскую станцию и передать представителю Первого Прайда или хозяину станции. А ещё великая Амиру благословила меня и приказала всюду сопровождать вас, мастер! И просила передать, что в архивах Звёздного Города нашла лишь обрывочные сведения о классах реликтов, но из этой информации следует, что Слышащий – лишь промежуточная стадия эволюции персонажа, за которой идут либо Мыслитель, либо Пожиратель, либо Администратор – три высших игровых класса правителей древней расы.

Навык Космолингвистика повышен до восьмидесятого уровня!

Так вот что, оказывается, значил тот непонятный иероглиф в описании возможных в будущем классов: Пожиратель! Скорее всего, в зависимости от предпочтений и прокачанных навыков, Слышащий со временем мог выбрать путь учёного, хозяйственника или военного. Но что для этого нужно? Какие навыки и до какого уровня должны быть прокачаны? Я очень хотел получить более подробную информацию на этот счёт, вот только Тини ничего добавить к уже сказанному не смог. Скорее всего, даже мудрая Амиру У-Маяу этого не знала.

И тут практически одновременно рядом с нами проявились Ваша, Эдуард Бойко и Имран. Затем лишь секундой позже возникли Баша и Аван Той. Подошло объявленное мною время сбора? Я посмотрел на отображаемый перед глазами таймер обратного отсчёта, который установил умми назад. Да, именно так, как раз истекали последние секунды объявленного мной срока. Ровно секунду-в-секунду, когда запиликал установленный мной звуковой сигнал, проявилась Улине Тар. Почти все в сборе, не хватало разве что Медика.

– Его и не будет, – сообщил мне Суперкарго, не скрывая огорчения. – Я недавно общался с нашим бывшим капитаном герд Ураз Тухшем и выяснил, что корабельный Медик предпочёл вернуться к нему – прославленному герою войны и всё такое…

– Ему же хуже, – проговорил я спокойным уверенным тоном, стараясь не показать, что бегство одного из членов отряда меня хоть как-то задело. – Тогда полагавшуюся Медику долю награды оставлю на ремонт нашего трофейного фрегата «Толили-Ух Х». Остальных же прошу подходить по одному и получать свою первую зарплату у нового капитана герд Комара!

Авторитет повышен до 41!

Навык Псионика повышен до пятьдесят восьмого уровня!

– Неужели кунг Вайд Шишиш оставил звездолёт нам? – встрепенулся Суперкарго Аван Той, да и остальные члены группы явно оживились.

На что я ответил, что имел личную беседу с командующим флотом и получил от него заверения, что наши права на корабль никто не оспаривает, и фрегат вскоре будет доставлен сюда на военную базу. При этом я честно сообщил, что корабль находится в сильно побитом состоянии, и потребуются большие деньги для его восстановления, но у меня уже имеются кое-какие идеи на этот счёт, и я надеюсь вскоре привести фрегат в пригодное для межзвёздных полётов состояние.


Глава шестнадцатая. Свободный капитан

– Неужели ЭТО полетит? – с нескрываемым сомнением спросил я у Пилота звездолёта Дмитрия Желтова, когда отъехали ворота ремонтного ангара, и моему взору предстал перекрученный и искорёженный кусок металла, в котором с огромным трудом угадывался корпус фрегата.

– Да ты что, Комар! Это уже более-менее подлатанный вид. Видел бы ты, в каком состоянии фрегат находился сразу после взрыва! – «успокоил» меня товарищ, затем с гордостью указал на прямоугольные заплатки на нижней части корпуса. – Вон, самые большие дыры мы с Аюхом уже заделали, во всех жилых отсеках герметичность восстановили, воздух уже удерживается. А военные ремонтники гэкхо во время перелёта на корабле-матке нам даже поставили прыжковый двигатель! Плохонький, правда, с какого-то разбитого челнока снятый, для фрегата он слабоват. Силовую установку бы ещё и какие-никакие маневровые движки и маршевый, и теоретически можно на нём уже лететь.

– «Теоретически»? – зацепился я за слова пилота, и Дмитрий Желтов криво усмехнулся:

– А ты как думал, Комар? Лететь в космосе такая штука способна, вот только куда? Боюсь, понять этого мы никак не сможем, как и управлять ею… Без нормальных локаторов, с едва работающим защитным полем, с непригодными для человеческих глаз экранами приборов, без посадочных опор и стабилизаторов, даже без установки искусственной гравитации…

Я успокоил пилота, что командующим Третьим Ударным Флотом нашему фрегату обещан базовый ремонт, после которого звездолёт будет возможно довести до одной из соседних космических станций, и я буду требовать от ремонтников выполнения этого обещания. Эти слова сразу же приободрили моего друга, а совсем уж хорошее настроение к нему вернулось после получения мешочка с красными кристаллами.

Тут я вдруг заметил, как из рваной трещины в корпусе корабля выползла гигантская плоская многоножка и, ловко цепляясь своими бесчисленными лапками за неровности поверхности, поползла по наружной обшивке! Причём, судя по всему, это насекомое-переросток было полностью металлическим! Что это ещё за хрень?! Не успел получить свой корабль, как на нём уже завелись какие-то паразиты? Я вчитался в название этого существа:

Кирсан. Автономный ремонтный бот механоидов.

Эээ… Ремонтный бот? Так оно полезное, что ли? Между тем металлическая многоножка доползла до одной из вмятин в корпусе и остановилась прямо над ней. Под плоским «брюшком» существа возник яркий синеватый огонёк, как при электросварке, и я поспешил отвернуться, чтобы не портить глаза. Дмитрий последовал моему примеру и тоже отвёл взгляд.

– На корабле-матке гэкхо таких было немало, это какие-то автоматические ремонтники. Аюх утверждал, что они вроде как живые существа, несмотря на свой железный вид, причём достаточно разумные. Но, по-моему, просто роботы. Остатки техники механоидов, пережившие своих хозяев. Гэкхо на них не обращают внимания – ползают себе и ползают, пользу приносят, чинят всё, что найдут. Сразу три таких существа перебрались на наш фрегат, и Аюх сказать не выкидывать их. А вот, кстати, и наш Навигатор идёт, сам расскажет!

К нам действительно подошёл довольно урчащий и не скрывающий радости Аюх и, тепло поздоровавшись со мной, протянул какой-то электронный планшет в прорезиненном футляре:

– Герд Комар, держи документы на корабль! Оформил-таки командующий права на владение! Тебя я сразу вписал капитаном, по остальным вакансиям сам посмотри.

Я раскрыл футляр и кроме планшета в специальном углублении обнаружил плоский тёмно-синий кристалл, внутри которого была видны какие-то сложные электронные платы, и с разной частотой мерцали едва видимые глазом разноцветные огоньки.

Идентификационная карта. Герд Комар. Свободный Капитан.

– Это капитанский ключ, – с готовностью пояснил мне Навигатор. – Пока он без особой надобности, разве что в космопортах при прохождении контроля показывать. Но потом, как на фрегате «Толили-Ух Х» электронику заменим, с его помощью нужно будет «привязать» корабль к себе и настроить уровни доступа членам экипажа в разные отсеки. Второй, «малый» ключ я как старший после капитана офицер корабля взял себе, а его дубликат полагается основному пилоту звездолёта. Только эти три члена экипажа могут запустить двигатели корабля и отдать команду на старт.

Известность повышена до 59.

Навык Электроника повышен до сорок девятого уровня!

Навык Управление Механизмами повышен до сорок третьего уровня!

Получен шестьдесят восьмой уровень персонажа!

Получено три свободных очка навыков! (суммарно накоплено шесть очков)

Свершилось! Я официально признан Свободным Капитаном со своим собственным кораблём, даже подтверждающие документы об этом получил! Я переложил кристаллический ключ к себе в инвентарь и взял в руки планшет, экран которого тут же активировался.

Фрегат «Толили-Ух Х». Стандартный модульный фрегат мелеефатов. Конфигурация (не определено).

Состояние: критически повреждён, требует ремонта.

Энергетический щит 100 % (2.300.000 из 2.300.000 единиц).

Прочность корпуса 2,2 % (176.450 из 8.000.000 единиц).

Максимальная скорость: не определено, отсутствует маршевый двигатель.

Манёвренность: не определено, отсутствуют маневровые двигатели.

Максимальная дальность гиперпрыжка: 0,831

Внимание! Вы первый владелец данного фрегата и имеете право дать кораблю имя собственное.

Последняя строка меня заинтересовала. Раз у стрелкового оружия польза от названия была, то и у звездолёта наверняка тоже? Я поинтересовался у Навигатора, какие бонусы даёт имя собственное звездолёта.

– Небольшой бонус к маневренности и скорости, – тут же ответил всезнающий Аюх. – Вот только не все капитаны этим пользуются, так как минусов тоже хватает. Самый очевидный из них: именованный корабль проще отследить, так как при опросе любыми автоматизированными сканирующими системами он будет отображаться не как абстрактный фрегат типа «Толили-Ух», а сообщит своё конкретное имя. Для торговцев или контрабандистов, не стремящихся афишировать свои маршруты, это явный минус. Пираты, военные или охотники за головами тоже не всегда хотят, чтобы враг видел, какой именно корабль его атаковал, а потом определил хозяина и затаил на него злобу. Другие же наоборот таким образом поднимают себе Известность. В общем, в именовании звездолёта есть как свои плюсы, так и минусы.

Мне стало понятно, что с этим весьма серьёзным вопросом торопиться не стоит и для начала нужно хотя бы определиться с тем, как мой корабль будет использоваться. Нет, подаваться в пираты, охотники за головами или контрабандисты я не собирался. Скорее меня интересовал поиск ценных минералов и аномалий – примерно то, чем я занимался на Ураз Тухша, вот только сейчас уже на себя самого.

– Герд Комар, ты на следующую вкладку переключи, она гораздо более информативная, – посоветовал мне Навигатор, и я послушался его совета.

На экране возникла разноцветная схема фрегата «Толили-Ух Х» с указанием текущего состояния корабельного оборудования. Я посмотрел на справку с описанием цветовых обозначений. Серый значил «отсутствует», красный – «критически повреждено и неактивно», оранжевый – «функционирует с проблемами», жёлтый – «требует внимания, какие-то неполадки», зелёный – «всё в норме». На экране большинство систем фрегата было окрашено в серый неактивный цвет, некоторые в красный, и лишь состояние защитного экрана и гиперпространственного двигателя оценивалось в оранжевый. Собственно, примерно такое я и предполагал по внешнему виду сильно пострадавшего звездолёта, а сейчас лишь получил формальное подтверждение.

Я переключился на последнюю, третью вкладку и обнаружил на ней список членов команды и практически не заполненную схему распределения игроков на имеющиеся вакансии. Пока что лишь в подсвеченном зелёным поле «капитан» стояло моё имя «Герд Комар», надпись же ниже сообщала, что от моих навыков возможны какие-то положительные бонусы, но сейчас они неактивны.

Первым делом проверил, что случится, если в рамку «основной пилот» перенести Дмитрия Желтова – он по классу Пилот звездолёта, и такая позиция для него напрашивалась. Ячейка подсветилась зелёным, показав полную совместимость игрока и его предполагаемой роли на звездолёте, ниже же появилась надпись:

Бонус от умений игрока: Максимальная скорость +7 %, Маневренность +14%

Отлично! Очень даже замечательно! И скорее всего эти бонусы ещё со временем вырастут по мере прокачки навыков пилота. Теперь следующее напрашивающееся действие – перемещаем старого Аюха в пустое поле «Навигатор», и вуаля!

Бонус от умений игрока: Время гиперпространственных перелётов снижено на 25%

Все гиперпространственные прыжки станут на четверть быстрее! Существенный бонус, что ни говори! Нет, я и ранее предполагал, что с опытным Навигатором мне очень повезло, но только сейчас смог оценить, насколько именно. Особенно эта экономия времени будет ощущаться во время длинных перелётов. Например, во время экспедиции за моим Малым охранным дроном реликтов, полёт к которому рано или поздно, но обязательно должен состояться.

С распределением Суперкарго Аван Тоя тоже всё было ясно, и как возникший от полной совместимости бонус: время погрузочно-разгрузочных работ сократилось на треть. В ячейки его помощников очень хорошо вписались два брата-близнеца Ваша и Баша, вот только, как и в моём случае, бонусы от них были пока что неактивными.

Подходящего Старшего Механика среди живых игроков я не нашёл, зато с удивительной лёгкостью в эту свободную ячейку удалось перетащить одного из трёх автоматических ботов-ремонтников, два остальных же поместились на позиции его помощников. Даже бонусы от этой троицы пошли на прочность структуры корабля и скорость ремонта! Когда я, не скрывая своего удивления, рассказал об этом Аюху, опытный Навигатор совсем не удивился:

– Так и должно быть, Комар. На самом деле ремонтные боты мало чем отличаются от игроков, даже способны возрождаться после смерти. А то, что молчаливы и необщительны, вечно заняты своей работой и не требуют выплачивать им зарплату, так это даже удобно. Очень хорошо, что они согласились войти в состав экипажа, теперь никуда не уйдут от нас. И может теперь ты, как капитан, сможешь управлять ими и отсылать на более первоочередные работы? А то вот это украшательство, – Аюх указал на выравнивающую вмятины на корпусе звездолёта металлическую многоножку, – вполне может подождать. Сейчас, прежде всего, восстановить бы климатическую установку, чтобы запустить регенерацию воздуха и не тащить кислород в баллонах.

Да, мысль направить ремонтников на более первоочередные задачи была правильной. Вот только как это сделать? Хотя… они вроде механические, так что имелся шанс взять их под контроль использованием навыка Управление Механизмами. Я активировал пиктограмму Сканирование и действительно среди множества всевозможных находящихся поблизости систем обнаружил трёх однотипных ремонтных ботов:

Ремонтный бот типа «Кирсан» (ваш подчинённый). Шанс подключения 100 %. Шанс перехвата управления 100%

Я попробовал ментально отдать приказ всем троим бросить текущие дела и ремонтировать климатическую установку звездолёта. Судя по тому, что многоножка прекратила свою работу на внешней поверхности корпуса и сквозь ту же самую трещину в корпусе просочилась внутрь фрегата, команда была успешно понята.

Навык Сканирование повышен до двадцать седьмого уровня!

Навык Псионика повышен до пятьдесят девятого уровня!

Навык Управление Механизмами повышен до сорок четвёртого уровня!

Надо же, такое сложное действие, и получилось! Я был весьма горд собой. Ровно до того самого момента, пока не задумался над вопросом, а как же другие капитаны управляют ремонтными ботами? У них ведь нет моего модифицированного навыка Сканирование! В настройках персонажа я открыл ранее сохранённую вкладку с управляемыми дронами, а также прочими системами, и… стукнул себя ладонью по лбу! Вот же они, все три ремонтных бота! Отмечены как доступные для отдачи им приказов, и никакие сложности и извращения для управления совершенно не требовались!

Мда… Можно, наверное, человеку удалить воспалившиеся гланды не через открытый рот, а через другие естественные отверстия организма. Примерно этим, как выяснилось, я только что и занимался вместо того, чтобы воспользоваться предусмотренным игрой функционалом. Хотя не худа без добра – и задание выполнил, и навыки заодно прокачал. Кстати, если эти ремонтные боты механоидов такие умные, то может они и в других вопросах действительно способны заменить полноценного корабельного Механика?

Выбрав «Старшего Механика» из трёх однотипных ботов, я приказ этой многоножке двигаться навстречу ко мне, сам же по приставленной к фрегату стремянке (трапа на повреждённом корабле пока что не было) поднялся на борт своего звездолёта. Сразу отметил, что внутри корабль выглядел заметно получше, чем снаружи. Да, по полу были протянуты жгуты силовых кабелей, ведущий на верхнюю палубу лифт не работал, но если не знать, насколько корабль искорёжен, то вот по этому коридору и ближайшему отсеку этого и не скажешь.

Ко мне шустро подползла многоножка и остановилась в ожидании дальнейших приказов. Я же достал из инвентаря свой Аннигилятор и показал механическому ремонтнику на рукоять оружия и семь отверстий для пальцев, или что-то там было у реликтов. Затем продемонстрировал свою кисть, даже перчатку снял для наглядности:

– Пять пальцев. Семь дырок. Неудобно! – проговорил я Кирсану на языке гэкхо, одновременно ментально дублируя свои слова.

Многоножка приподняла переднюю часть туловища и протянула свои тоненькие суставчатые лапки к Аннигилятору. Я внутренне напрягся, но всё же передал драгоценный артефакт ремонтному боту, очень надеясь при этом, что стрелять в меня он не станет и не разберёт оружие на запчасти, посчитав для меня бесполезным.

Кирсан задумчиво повертел древнее оружие в своих тонюсеньких суставчатых лапках, затем вернул, и мой планшет завибрировал от какого-то пришедшего сообщения. Я поспешил достать его и включить экран.

Капитан, Старший Механик прислал список необходимых для закупки запчастей и материалов: Резонатор RTН-2356 – 4 шт. Вольфрамовая нить сечением 0,05 мм – 63 см. Бор-нитридное сверло по металлу диаметром 6 мм – 4 шт. Аппарат для плазменной сварки – 1 шт. Углепластиковый брусок, размеры 12*12*6 см – 1 шт. Кварцевая линза РР-56 – 3 шт. Огнетушитель порошковый ОП-5 – 12 шт.

…Напольная дорожка из негорючего устойчивого к истиранию материала, ширина 1,8 м. – 4 рулона по 50 метров. Баллон высокого давления на 200 литров с клапаном ККG/78. Пустой – 3 шт.

Всего в присланном Механиком списке оказалось триста восемнадцать позиций. И если первые из них я ещё более-менее мог представить, как материалы для модификации и переделки Аннигилятора, то вот огнетушители и всякое прочее однозначно были уже лишними. Нет, они тоже явно требовались для ремонта чего-то другого или просто для установления положенного порядка на корабле, но просил я от бота несколько иное…

Тут очень вовремя я заметил Торговку Улине, вошедшую в ремонтный ангар в сопровождении Суперкарго и целой делегации гэкхо в форме обслуживающего персонала базы. Судя по всему, прибыли ремонтники, которые по приказу кунга должны были восстанавливать мой звездолёт. Я подозвал свою мохнатую подругу и показал ей список материалов для закупки.

– Герд Комар, чуть позже посмотрю и закажу, хорошо? А сперва давай отойдём от всей этой шумной толпы и излишне любопытных ушей. И обсудим с тобой наедине самые важные и чувствительные темы: кто должен стать владельцем этого трофейного фрегата, сколько денег нужно вложить в ремонт, и как будет распределяться будущая прибыль?


Глава семнадцатая. Компаньоны

Поскольку в ангаре было слишком шумно, мы с Улине решили наоборот пробраться внутрь звездолёта, где кроме трёх ремонтных ботов никого сейчас не было. Поскольку лифт не работал, единственный путь на верхнюю палубу лежал через вертикальную шахту по хаотически закреплённым в стенах колодца металлическим скобам. Возможно, восьминогим паукообразным мелеефатам тут и не требовалось нормальной лестницы, но вот мне, а особенно грузной девушке гэкхо использовать подобный способ подъёма было непривычно и неудобно.

– А тут, оказывается, темно, – констатировала поднявшаяся вслед за мной Торговка, включив яркий фонарь и водя лучом по металлическим стенам и уходящему к мостику коридору. – Вот твоя капитанская каюта, Комар! Ого, какая просторная! И как раз аварийная лампа у входа закреплена, так что можно свет включить. Давай тут побеседуем, только дверь прикрой, так как разговор предстоит конфиденциальный.

Пропустив вперёд Улине, я вошёл в свою будущую каюту, прикрыл ведущую в тёмный коридор толстую бронированную дверь и зажмурился от вспыхнувшего яркого света. Затем, последовав примеру моей собеседницы, потянул за специальную ручку в стене и вытащил необычную верёвочную конструкцию, напоминающую гибрид плетёного кресла и гамака. Сидеть на этом подвешенном качающемся сооружении было вполне возможно, нужно лишь сперва приноровиться и научиться держать равновесие, а потом даже достаточно удобно. Улине же, уверенно взобравшись на кресло с ногами, достала планшет и показала мне заранее составленную ею таблицу.

Точнее, то что это именно таблица, сообразил я не сразу, так как подобную форму подачи информации в письменности гэкхо встречал впервые. Но, проследив взглядом за бессмысленными на первый взгляд прямыми линиями, я обнаружил, что они лишь служат контурами для массивов цифр и текста внутри.

Навык Космолингвистика повышен до восемьдесят первого уровня!

Доля полагающейся прибыли членов команды Толили-Ух:

Герд Комар 200 000,00 100 000,00 300 000,00 6%

Улине Тар 100 000,00 50 000,00 3 640 000,00 3 790 000,00 76 %

Аюх 100 000,00 100 000,00 2%

Аван Той 100 000,00 100 000,00 2%

Ваша Тушихх 100 000,00 100 000,00 2%

Баша Тушихх 100 000,00 100 000,00 2%

Тини 100 000,00 100 000,00 2%

Дмитрий Желтов 100 000,00 100 000,00 2%

Имран 100 000,00 100 000,00 2%

Эдуард Бойко 100 000,00 100 000,00 2%

Минн-О Ла-Фин 100 000,00 100 000,00 2%

Всего: 4 990 000,00 100 %

– Смотри, Комар. Фрегат сильно повреждён, и его стоимость в таком разбитом состоянии я оцениваю не более чем в миллион двести тысяч кристаллов. Именно это и указано в первой строке. Поскольку кунг Вайд Шишиш передал права на трофей не кому-то конкретному, а всей участвовавшей в захвате звездолёта команде, я посчитала долю каждого. Тебе как командиру отряда положено вдвое больше остальных. Очень удобно, что Медик от нас ушёл, так что его доля просто достанется тебе.

– С первым столбцом цифр понятно, но что значит второй? – поинтересовался я, пальцем указывая на ломаные линии языка гэкхо, соответствующие надписям «сто тысяч» и «пятьдесят тысяч».

Улине явно обрадовалась, что вопросов по первой части у меня не возникло, и с готовностью пояснила:

– Комар, для ремонта звездолёта требуются вложения, и немалые. Все мы получили по мешочку с драгоценными кристаллами в качестве награды за геройство на планетоиде, так что можно было бы использовать эти средства для ремонта. Я успела поговорить со всеми членами отряда, кроме Тини и Аюха, и выяснила, что никто из них не готов вкладывать свои личные деньги на общее благое дело. Хотя я вот намереваюсь передать свои пятьдесят тысяч на ремонт фрегата, что и указала в таблице. Напротив же твоего имени указала сразу сто тысяч, если ты, конечно, согласен вложить не только деньги Медика, но и свои личные.

– Допустим готов, – не стал пока что я спорить, хотя далеко не всё в рассуждениях Торговки меня устраивало, и попросил перейти к следующему, самому непонятному для меня столбцу.

Торговка довольно заурчала и, убедившись, что дверь закрыта, и нас никто не подслушивает, выложила на полочку шесть тяжёлых мешочков.

– Это те кристаллы, что я взяла с «Шиамиру» перед его уничтожением. Конечно, это скорее деньги моей семьи, клана Тар-Лайне, чем личные… но об этом всё равно никто не знает, кроме тебя. Тут три миллиона четыреста тысяч кристаллов. Кроме того, у меня на банковском счету лежат ещё двести сорок тысяч. И всю эту огромную сумму я готова вложить в ремонт фрегата. Таким образом, в итоге мои вложения в корабль составят три миллиона семьсот девяносто тысяч кристаллов, а это, ни много ни мало, семьдесят шесть процентов от всей набранной экипажем суммы. Соответственно, именно на такую долю от будущих прибылей я и претендую. Как и на такой же доминирующий процент голосов при любом возможном голосовании команды. Твоя же доля прибыли, как уважаемого капитана корабля, составит шесть процентов – это втрое больше, чем у любого другого члена команды! На мой взгляд, всё справедливо. Что скажешь, герд Комар?

Навык Ментальная сила повышен до сорок девятого уровня!

Нет, всё же это не было псионической попыткой внушения, хотя очень близко к этому, уж больно складно и уверенно говорила Торговка. Улине явно верила в то, что поступает честно, и считала своё предложение справедливым и выгодным для всех. Прежде чем отвечать, я глубоко вздохнул и мысленно сосчитал до десяти, чтобы успокоиться и случайно не повысить голос на свою замечательную, но всё же излишне ушлую подругу-торговку.

– Улине, не буду оспаривать твою оценку стоимости фрегата – всё-таки ты у нас Торговец по классу, а не я, так что тебе виднее. Вот только ты почему-то забываешь одну немаловажную деталь – корабль будет отремонтирован и возрастёт в цене. И это – мой личный вклад в увеличение стоимости актива, так как только я выбивал у командующего ремонт для нашего общего фрегата!

Навык Псионика повышен до шестидесятого уровня!

Навык Мистицизм повышен до восьмого уровня!

А вот тут, похоже, совсем уж без магии с моей стороны не обошлось, раз игровые алгоритмы засчитали прокачку связанных с ментальным воздействием навыков. Улине ненадолго задумалась и в итоге всё же признала мою правоту:

– Хорошо, герд Комар, это справедливо. Я пока не могу точно оценить увеличение стоимости корабля после ремонта, но навскидку снятые с других разбитых звездолётов маневровые двигатели, дешёвый маршевый и другое секонд-хенд оборудование стоит… Так, гипер уже стоит, тут не твоя заслуга… тысяч семьсот кристаллов… хорошо, пусть даже семьсот пятьдесят тысяч. Впишем эту сумму тебе в плюс. Получаем, что твоя доля выросла с шести до восемнадцати процентов, моя же снизилась до двух третей.

Я очень осторожно ментально проверил Улине и получил, что мохнатая девушка не лжёт, и её оценка подержанному максимально дешёвому оборудованию (а другого ждать от прижимистого командующего не приходилось) соответствует реальному положению вещей. Хорошо, принимаю эту сумму и веду разговор дальше.

– Кроме того, Улине, неплохо бы поговорить с Аюхом. Мне кажется, такой уважаемый Навигатор скопил за свою долгую жизнь какие-то сбережения и возможно захочет поучаствовать. А ещё мне нужно поговорить с Минн-О. Да, сейчас у моей вайедда денег особо нет, но она всё же принцесса, у которой очень влиятельный и богатый дед лэнг Тумор-Анху Ла-Фин, соправитель человечества. Не исключено, что старый маг согласится инвестировать миллион-два кристаллов в предприятие своей внучки.

Собеседница явно погрустнела, но всё же согласилась с моими словами. Хотя и заметила, что ей очень не хотелось бы, чтобы в результате этих дополнительных инвестиций её доля размылась бы до менее половины от общих вложений, и Торговка потеряла бы контроль над фрегатом. И вот тут, похоже, настало время выкладывать основные козыри:

– Улине, а это неизбежно произойдёт! Как бы тебе ни хотелось стать полновластной хозяйкой тут на звездолёте, но этого не выйдет, потому как у меня тоже имеются свои личные сбережения. Для начала, уже сейчас у меня на руках есть миллион кристаллов в виде миелонских крипто, – тут для наглядности я достал кошелёк и вывел на его экран сумму баланса. – Надеюсь, ты разбираешься в цифрах миелонского языка. Тут сто сорок три тысячи крипто, а это даже чуть больше миллиона в деньгах гэкхо.

– Герд Комар, но откуда??? – моя собеседница даже не пыталась скрывать своё изумление, но я прислонил ладонь к её губам – принятый у гэкхо жест, призывающий помолчать.

– Потом как-нибудь расскажу. Так как это ещё не всё, – заверил я Торговку и достал из инвентаря трофейный хвост воплощения Великой Первой Самки миелонцев. – Улине, очень надеюсь на твоё благоразумие и молчание, так как это – та самая вещь, из-за которой вспыхнула галактическая война между великими расами. У меня уже имеется покупатель, готовый выложить за этот хвост семь миллионов кристаллов.

– Но он стоит явно дороже! – не удержалась от комментария Улине Тар, во все глаза рассматривая столь редкую вещь.

– Неважно. Этот трофей слишком опасный, чтобы держать его у себя или связываться с какими-то непонятными или даже откровенно криминальными покупателями. Я собираюсь вернуть трофей хозяйке и даже договорился уже с лэнг Амиру У-Маяу, что передам его на первой же станции миелонцев в обмен на миллион крипто.

Авторитет повышен до 42!

Улине Тар явно находилась в шоке и смотрела то на меня, то на пушистый белоснежный хвост, затем уткнулась в свой планшет и что-то там быстро проверила.

– Столько денег на ремонт даже и не требуется, – подняла на меня Торговка свои огромные лимонно-жёлтые глаза. – Всего, по моим расчётам, на восстановление фрегата требовалось набрать сумму в десять миллионов восемьсот тысяч кристаллов. Сейчас уже потенциально больше! И сдаётся мне, герд Комар, что даже это ещё не все твои «заготовленные сюрпризы», и ты прекрасно обошёлся бы и без моих вложений, а уж тем более без денег Аюха и Минн-О.

– Да, так и есть. У меня в «загашнике» имеются и другие весьма интересные и потенциально денежные темы, но кто же сразу раскрывает все свои секреты? – весело улыбнулся я, а потом посерьёзнел. – Улине, возможно я и смог бы обойтись без твоих финансов, хотя это было бы тяжеловато. Но по целому ряду причин я хотел бы, чтобы звездолёт частично принадлежал тебе – прекрасной представительнице расы гэкхо, которой я полностью доверяю – и мы выступили бы в качестве компаньонов.

Торговка исключительно громко заурчала, очень довольная моим доверием и предложением сотрудничества.

– Герд Комар, я с самого нашего знакомства поняла, что ты не похож на остальных и достигнешь очень многого. Верила, что за тебя нужно держаться. К сожалению, моя родня этого не понимает и считает, что я потеряла деловую хватку. Ещё бы! Расторгла перспективную помолвку с Ураз Тухшем буквально за пол умми до того, как мой жених прославился и стал героем войны. Затем вместо продажи прав на видеоролик с планетоида мелеефатов какому-нибудь из информационных каналов показала запись военным гэкхо и моментально её лишилась… Моя родня считает, что я совершаю большую ошибку, бросая всё и делая ставку на сотрудничество с тобой. Но чем больше я с тобой общаюсь, тем сильнее и сильнее убеждаюсь в том, что не ошиблась в выборе! И потому с огромной гордостью и радостью принимаю предложение стать твоим деловым партнёром! Две трети прибыли у тебя, треть у меня. Это если грубо, не учитывая небольшие доли остальных членов команды. Идёт?

Такой расклад меня вполне устраивал, и мы совсем по-человечески пожали друг другу руки, закрепляя эти договорённости. Затем я достал свой планшет и отметил Улине Тар как помощницу капитана, вот только попросил Торговку особо не афишировать остальным членам команды фрегата наши с ней договорённости. Просто ограничиться общими словами – мол, нужную для ремонта корабля сумму собрали Комар и Улине, а вот финансовые детали этой сделки рядовым членам команды знать вовсе необязательно.

Мне было отчего переживать. Подобные разговоры рано или поздно дошли бы до ушей Имрана, Эдуарда Бойко или Дмитрия Желтова, а после этого и до руководства моей фракции. Мне же совершенно не хотелось, чтобы во фракции Human-3 знали, какими суммами космовалюты располагает игрок Комар. Это и дополнительный повод для зависти и недовольства игроков, и излишнее внимание начальства, а всего этого мне хотелось бы избежать. Ведь реакцию руководителя фракции Лозовского, а также остальных директоров и внешних кураторов предсказать было несложно: «Ах, у тебя появилось много космовалюты, так давай помогай фракции и скорее делись деньгами со всеми остальными!». Нет, я вовсе не отказывался от помощи моим союзникам, вот только полагал, что исправный звездолёт принесёт для человечества куда больше пользы, чем вытянутые уговорами или шантажом из Комара пара-тройка миллионов кристаллов.

– За это не беспокойся, Комар, – успокоила меня Улине, когда я поделился с девушкой своими тревогами. – Кто как не Торговец знает, что финансы любят тишину. Раз твои союзники по фракции считают тебя скромным небогатым игроком, пусть и дальше продолжают заблуждаться на этот счёт. Но раз уж твоя фракция настолько нуждается в кристаллах, я могу от своего имени предложить Эдуарду, Имрану, Дмитрию и Минн-О выкупить их доли фрегата. Сто тысяч – очень солидная сумма, и думаю мало кто из них откажется получить целую гору вполне реальных кристаллов вместо какой-то там гипотетической доли в прибыли. А за небольшой процент я даже могу выступить посредником и организовать пересылку этих денег к тебе на родную планету.

Предложение было достаточно интересным – уверен, полученные в виде перевода из дальнего космоса несколько десятков, а то и сотен тысяч драгоценных кристаллов сильно помогли бы фракции Human-3 в развитии. Хотя в случае Минн-О, конечно же, сперва нужно было дождаться перехода девушки в мой мир, чтобы полученные ею деньги не смогли работать на противника. Вот только, опять же, всеми этими вопросами нужно было заниматься чуть позже. И потому я предложил Улине сперва дождаться окончания ремонта фрегата, поскольку именно приведение звездолёта в рабочее состояние являлось сейчас первоочередной задачей, в которую и стоило вкладывать все имеющиеся средства.


Глава восемнадцатая. Политинформация и дипломатия

Под Куполом была уже глухая ночь, и Лозовского в его рабочем кабинете я не застал. В принципе это было предсказуемо, хотя в здании администрации частенько даже в такой неурочный час шла работа. Вот и сейчас в коридоре я столкнулся с «особистом» Александром Антиповым, вышедшим из своего кабинета провожать большую группу военных, приезжавших под Купол с какими-то неизвестными целями. Один из них, немолодой полноватый офицер с погонами майора, неожиданно подошёл ко мне и приветственно протянул руку:

– Комаров Кирилл? Наслышан, наслышан о тебе. С нодой «Кладбище» просто блестяще провернул! Такую угрозу для Столицы ликвидировал! Я рекомендовал твоему начальству премию тебе выплатить!

Панибратски хлопнув меня по плечу, майор поспешил догонять остальных своих коллег, оставив меня стоять в недоумении. Кто это вообще был? Откуда он меня знает? К сожалению, выяснить этот вопрос не у кого было, так как Александр Антипов ушёл вместе с остальными, и во всём полутёмном коридоре здания администрации светилась лишь одна неплотно прикрытая дверь кабинета бывшего лэнга фракции Радугина. Я подошёл ближе и расслышал обрывки идущего там большого совещания с участием как минимум дюжины человек:

Зерновые для засушливой почвы… недостаточно солярки для комбайнов… нужно распахать целину на Плато Кентавров… перенести третий элеватор подальше от фронта…

Хлеборобов и их нелёгкий труд я всегда очень уважал, вот только сам был крайне далёк от земледелия как в реальном мире, так и в виртуальной игре. Выяснив у охранника, что руководитель фракции всего минут десять-пятнадцать назад отправился в свой жилой номер, я предположил, что Лозовский ещё не спит, и поспешил к нему. У меня накопилось множество вопросов, которые хотелось бы обсудить с боссом, и нужно было пользоваться моментом.

По тому, с какой кислой рожей Иван Лозовский открыл мне дверь, можно было сразу догадался, что пришёл я не вовремя, и хозяин не слишком-то рад неожиданному полуночному гостю. Особенно меня насторожил звук льющейся воды из душевой комнаты – явно лидер фракции находился сейчас в номере не один. Подругу сердца достаточно скрытного Дипломата я не знал и, подозреваю, вообще мало кто в нашей фракции обладал этой информацией.

Не желая портить директору свидание, я намеревался уже разворачиваться и уходить, но Иван Лозовский меня всё же впустил и указал на два кресла в зале. Романтическая полутьма в комнатах, три горящих свечи в красивом подсвечнике на журнальном столике, охлаждающееся в ведёрке со льдом шампанское и два приготовленных фужера лишь закрепили моё убеждение, что припёрся я крайне несвоевременно. Стараясь поскорее избавить хозяина номера от моего назойливого присутствия, я максимально кратко изложил последние новости: разговор с кунг Вайд Шишишем, нода «Кладбище», желание Минн-О перейти к нам во фракцию и трофейный фрегат.

На большую часть информации лидер фракции никак не отреагировал, словно и так уже знал всё это из других источников. По вопросу перехода Минн-О ответил предельно кратко: «не против», но вот при рассказе о трофейном фрегате резко оживился:

– Звездолёт? И ты его капитан и даже совладелец? Интересно и неожиданно! Хотя… тут нужно будет очень аккуратно подвести гэкхо к этой новости. А для начала выяснить у Коста Дыхша, дозволено ли вообще звездолёту, частично принадлежащему представителю другой расы, входить в исключительное пространство гэкхо? Видишь ли, Кирилл, большинство гэкхо прилетели сюда к нам на только что открытую Землю с вполне определённой целью – нажиться на торговле с наивными и отсталыми туземцами. Видел же сам, насколько сюзерены занижают закупочные цены на все наши товары и как задирают цены на импорт! А сколько звеньев посредников выстраивается при любой торговле, и каждый из этих жадных посредников желает урвать кусок и себе! Появление же у «туземцев» собственного звездолёта делает всех этих посредников ненужными, что лишает гэкхо прибыли, а потому будет встречено ими в штыки.

Про такое препятствие я как-то раньше не задумывался, а потому возможные выстроенные сюзеренами юридические и прочие препоны меня откровенно огорчили. Да ведь в звездолёте сразу же терялась половина смысла, если на нём не будет возможности прилетать на Землю! Иван Лозовский постарался меня успокоить:

– Не думаю, что гэкхо запретят вассалам летать к своему домашнему миру. Но вот бюрократической волокиты будет много, и без «подмазывания» чиновников космопорта тут явно не обойтись. А для этого потребуются деньги, причём немалые…

Лидер фракции тяжело вздохнул, встал с кресла и достал из шкафчика початую бутылку коньяка и пару рюмок. – Будешь? – предложил он мне, но я отказался.

После полутора суток в игре я уже просто не держался на ногах от усталости, и единственным моим желанием было поскорее доползти до своего номера и уснуть без задних ног. К счастью, идти мне было совсем недалеко – всего лишь подняться по лестнице на один этаж, так как Дипломат проживал в том же жилом корпусе.

– Как знаешь, – не стал настаивать Иван Лозовский и наполнил свою рюмку до самых краёв. – А мне вот требуется. Для успокоения нервов. За последние сутки четыре раза погибал от трезубцев наяд и в зубах призванных ими чудовищ.

– Не задались переговоры? – догадался я, и руководитель фракции, залпом выпив свой коньяк, наморщился и коротко кивнул. – Ох, тёплый, зараза… Совершенно не пошёл!

Слегка отдышавшись, Дипломат рассказал о проблеме наяд подробнее:

– Переговоров как таковых и не было. Наяды даже не стали со мной общаться и сразу же убили. А затем убили повторно, когда после возрождения я решил учесть негативный опыт и попытался по-другому организовать общение. Похоже, подводные НПС вообще не различают людей разных фракций и принимают меня, как и всех остальных наших бойцов, за ненавистных им немцев. Даже с пленной сидящей в клетке наядой и то не получилось наладить общение. Пришлось отдать отмашку нашим «легионерам» расчехлять оружие…

Лозовский замолчал и нахмурился, на его лицо набежала тень, словно от дурных воспоминаний. Судя по всему, война с подводной «неписью» тоже не заладилась. Я решил не сыпать начальнику соль на раны и сменить тему беседы, снова переключившись на трофейный фрегат, но Дипломат сам пожелал продолжить тему войны с НПС-наядами, задав мне крайне неожиданный вопрос:

– Кирилл, ты смотрел фильмы про Годзиллу?

Что? Да, я смотрел парочку подобных фильмов, вот только при чём здесь это выдуманное японскими продюсерами гигантское чудовище? Оказалось, что очень даже «при чём»:

– «Годзиллы», как называют этих чудищ представители фракции Human-6, лишь один из типов монстров, которых наяды вызывают из морских глубин. Не по пятьдесят-сто метров высотой, как в японских фильмах, и не умеют из глаз стрелять лазерами, но всё же достаточно громадные, опасные и крайне живучие. А кроме них ещё чудовища вроде гигантских спрутов, кракенов, морских змеев… Целый зоопарк мифических тварей! И вот это на самом деле страшно!

Увидев на моём лице недоверие и скепсис – мол, меня какими-то там чудовищами не напугать! – собеседник моментально поправился:

– Я не так выразился про «страшно». Наши бойцы всю эту живность не боятся и вполне успешно истребляют, невзирая на её размеры. На самом деле я хотел сказать совсем другое. Кирилл, ты не задумывался над тем, откуда игра берёт всю эту «непись»? Лешии, гарпии, русалки, наяды, кентавры… Это ведь не персонажи параллельных миров и не вымершие твари. Но тогда что? Откуда взялись? Когда я впервые увидел «Годзиллу», вполне себе узнаваемую, хотя я впервые встречал такого монстра в игре, меня посетила одна интересная мысль…

– Все они персонажи известных мифов, легенд и популярных произведений? – перебил я собеседника, и Лозовский несколько раз демонстративно хлопнул в ладоши, аплодируя моей догадливости.

– Да, Кирилл! Судя по всему, вся обитающая в виртуальной игре «непись» – это то, во что человечество верит или раньше верило, или чего страшится большое количество людей. И вот это, если подумать, на самом деле страшно! Ведь тогда получается, что где-то в дальних неизвестных нам пока что нодах виртуальной Земли вполне себе могут обитать жуткие динозавры, ангелы и демоны, и даже обладающие божественными силами бессмертные существа, в которых верует и которым поклоняется огромное количество народа! Кстати, от кентавров до нас доходили смутные сведения про обитающих в нодах за Южными Горами летающих ящеров – чем не драконы!

Лозовский снова наполнил себе рюмку до краёв, взял в руку, поднёс к губам, подержал и… поставил обратно на стол. Поднял на меня глаза и усмехнулся устало:

– Да не сиди ты с таким серьёзным видом, словно на лекции, не забивай себе голову всякой ерундой! Разве можно верить всему, что слышишь? Просто день у меня выдался тяжёлым, вот и лезут в голову всякие бредовые фантазии.

– Так что там в итоге получилось с помощью союзникам? – поинтересовался я, и Дипломат с удовольствием сменил тему беседы:

– Преувеличивать не буду, каких-то глобальных целей своим вмешательством мы не достигли. Но нельзя и сказать, что переброска наших элитных бойцов на юг была совсем уж бессмысленной. Мы поближе познакомились с союзниками, продемонстрировали верность данному слову и договорились о дальнейшем сотрудничестве. Совместной атакой вытеснили наяд с Ракушечной Отмели – это длинная, почти восьмикилометровая врезающаяся в море коса, стратегически важная для контроля бухты ноды «Новая Бавария». Кроме того, наш «Второй Легион» зачистил от наяд и другой опасной живности разветвлённую сеть прибрежных пещер, затапливаемых при приливах. И хотя о переломе в войне с НПС-наядами говорить пока что рано, но ситуация однозначно стала более благоприятной для наших союзников, и динамика сохраняется положительная.

Говорил Дипломат уверенно и красиво. По его словам, вся кампания с военной помощью союзникам проходила просто замечательно. Вот только я уже достаточно давно знал Ивана Лозовского, чтобы сразу почувствовать фальшь в его бравурных речах. За пеленой красивых слов моему собеседнику не удалось скрыть разочарование – явно от этой военной кампании он ждал гораздо большего. Очень было похоже, что наяды и прочие морские твари сумели поставить в тупик руководителя моей фракции, который так и не смог придумать каких-либо эффективных методов против опасных НПС, быстро восстанавливающих любые потери. Тем не менее, вмешиваться и оспаривать сказанное руководителем фракции я не стал, позволив словоохотливому Ивану Лозовскому продолжить свои речи:

– Мы узнали много нового о географии и природе виртуального мира, да и о самой игре тоже. Договорились о торговле с немцами. У них есть такой необходимый нашей фракции титан фактически в неограниченных объёмах, а это – наша собственная авиация уже очень скоро, дальняя разведка и конец доминированию Тёмной Фракции в воздухе! Нам тоже есть что предложить союзникам – и легированные стали, и зерно, и технологии космических рас, и патроны для любого калибра…

– Продавать патроны? – перебил я собеседника, не скрывая своего удивления. – Помнится, ещё совсем недавно с ними у фракции был дефицит, особенно с охотничьим 12-ым калибром, да и все капсюли с детонаторами везли из реала, и запалы тоже.

Дипломат откинулся в кресле и довольно рассмеялся:

– Кирилл, те времена уже в прошлом! Наша фракция развивается, налаживая производство всего необходимого на своей территории. Патронный цех на «Прометее» и подземные химические лаборатории в «Жёлтых Горах» наладили круглосуточное производство пороха, гильз, снарядов, пуль, мин, капсюлей и запалов… Да, необходимый для мягких пуль и дроби свинец на нашей территории пока что не нашли, но техники готовят схожий по свойствам сплав из висмута, сурьмы и олова. В реале экономисты с ума бы сошли, поскольку стоимость каждой такой пули выходила бы раз в тридцать дороже свинцовой, но тут у нас свои приоритеты – нужно делать из того, что есть под рукой, и всё равно это выйдет эффективнее, чем тащить тяжеленный свинец из реала.

С этим я был полностью согласен, и слова лидера меня очень приободрили – приятно слышать, что родная фракция одну за другой решает стоящие перед ней задачи. Но вот насчёт торговли… я вспомнил ту жуткую так сказать «дорогу» или скорее просто направление на юг, по которому даже вездеход «Пересвет» не всегда мог продраться. Разве возможно возить там грузы?! Лозовский меня успокоил:

– Пока что торговля пойдёт через посредников – мы договорились с гэкхо об использовании их парома, который наяды не трогают. В будущем же, когда кентавры построят нормальную дорогу вдоль берега залива, все перевозки пойдут по подконтрольной нашей фракции территории. Да, Кирилл, ты не ослышался! Кроме территории «Плато Кентавров», которая уже официально стала нашей нодой первого уровня, к нашей фракции вскоре отойдут сразу две прибрежные ноды, получившие названия «Сельва» и «Тропики». Двое вождей кентавров, чьи табуны обитали на этих территориях, неожиданно для всех на днях скоропостижно скончались от пищевого расстройства, и Старшая Кобылица кентавров Филира милостиво приняла осиротевшие табуны под своё покровительство.

Я усмехнулся. Какое удивительное совпадение! Два матёрых вожака фракции Античность скончались почти одновременно при весьма странных обстоятельствах… А незадолго до этого бойцы «Первого» и «Второго» легионов проходили через эти территории, наверняка общались с проживающими там кентаврами и дарили подарки их вождям… Что же, нетрудно сообразить, что предложение Филиры насчёт тихого устранения других лидеров Античности и перехода нод под юрисдикцию нашей фракции было рассмотрено и одобрено моим начальством. Я поднял глаза на Ивана Лозовского, который неожиданно замолчал и внимательно смотрел на меня.

– Кирилл, я вижу, что ты догадался кое о чём, – проговорил лидер фракции холодно. – Вот только оставь эти догадки при себе. Незачем остальным нашим игрокам, а тем более НПС-соседям знать о грязных сторонах игровой политики.

Я пообещал избегать упоминания лидеров кентавров в любых беседах и перевёл разговор на тему прочёсывания «Первым Легионом» ближайшего к Столице леса – нашли бойцы то опасное чудо-юдо, которое третировало лесорубов? Лозовский снова недовольно нахмурился и отрицательно покачал головой:

– Нет пока. Разведчики и Дозорные герда Тарасова прочесали этот лес трижды, под каждый куст заглянули, каждую нору и каждое дупло проверили. Перестреляли там всю живность крупнее белки. Но стоило нашим бойцам уйти на юг, как нападения возобновились! Вчера двух аграриев кто-то загрыз, а сегодня Геолога Михалыча тварь схарчила, когда он решил короткой дорогой в Столицу возвращаться. Просто напасть какая-то… Но мы её обязательно найдём! Я завтра хочу туда Изыскателя направить под надёжной охраной, чтобы твой бывший собрат по профессии поискал опасное чудище. Пусть тщательно просканирует с использованием навыка своего класса, а в самых подозрительных местах даже анализаторы пусть не жалеет. Если же и Изыскатель не справится, то я даже…

Мой собеседник резко замолчал на полуслове, так как дверь душевой комнаты распахнулась, и к нам в погружённый в полутьму зал быстрой походкой направилась Иришка. Признаться, я тоже замер с отвисшей от удивления челюстью, так как из всей одежды на моей подруге, судя по всему уже бывшей, имелся только свёрнутый из полотенца тюрбан на голове и мягкие пушистые тапочки. Если «Иришка из Первого Меда» и смутилась, обнаружив меня в комнате, то лишь буквально на пару секунд, а после этого перешла в нападение:

– Ты сам виноват, Комар! Четыре долгих дня я тебя прождала. Но за всё это время ты даже не удосужился поинтересоваться моей судьбой или хотя бы зайти в свой собственный номер, где я провела почти всё это время! Я поняла, что не нужна тебе, и ушла!

– Что же, не буду вам мешать, – встал я с кресла и направился на выход. – Признаться, именно тебя, Ирина, я рассматривал в качестве основной кандидатуры на роль Медика на моём звездолёте. Но сейчас понимаю, что это был бы не лучший вариант. Покрытые шерстью гэкхо и миелонцы были бы слишком шокированы, увидев полное отсутствие волос на теле, так что лучше я поищу Медика из их рас.

Да, глупо прозвучало, и лучше бы я смолчал, чем выставил себя обиженным юнцом, но у меня просто не хватило самообладания сдержаться. Я уже вышел в коридор, когда меня догнал выбежавший следом хозяин номера.

– Кирилл, прошу извинить! Не знал. Я-то думал, что вы с Ириной уже объяснились и расстались, что вас больше ничто не связывает. Ещё раз извини, не хотел тебя душевно травмировать.

Я невесело усмехнулся и, дружески хлопнув лидера фракции по плечу, пожелал ему приятного романтического свидания. Снова развернулся, намереваясь идти к лестнице, но Иван Лозовский меня опять остановил:

– Понимаю, что сейчас не лучший момент, но у меня будет к тебе одно поручение… несколько неожиданное, но при этом весьма важное и деликатное.

Я остановился, заинтригованный и готовый, несмотря на усталость и раздражённое состояние, внимательно выслушать поручение начальства.

– Видишь ли, Кирилл, я уже целые сутки не могу связаться с лидером Тёмной Фракции. Похоже, лэнг Тумор-Анху Ла-Фин меня полностью игнорирует. Раньше такого никогда не было, он всегда отвечал на запросы по официальным дипломатическим каналам. Но сейчас старик, похоже, обиделся за ноду «Кладбище» и таким образом показывает своё недовольство.

– Вполне возможно, что старый маг злится, – согласился я, вспомнив состояние своей вайедда после разговора с дедом по видеофону. – На свою внучку за потерянную по её вине ноду великий маг орал так, что Минн-О была вынуждена скорее бежать в игру и проситься в нашу фракцию!

– Пусть даже так. Но до окончания перемирия с Тёмной Фракцией осталось всего два дня. Мне хочется переговорить с лэнгом Тумор-Анху по поводу возможности продления мира. Наша фракция только-только отошла от ужаса войны на истощение и состояния обречённости. Мы стали активно развиваться, у нас появились свободные ресурсы и очень перспективные проекты на юге. И война с Тёмной Фракцией нам сейчас ну совсем не нужна! Подозреваю, что их фракции тоже есть, чем заняться, кроме войны с нами – наши разведчики говорят об их активной экспансии в северные горные ноды. В общем… передай через Минн-О моё предложение о переговорах насчёт сохранения мира. И ещё раз прошу извинить за Ирину!


Глава девятнадцатая. Готовность к старту

Если кто-то полагал, что уход Ирины огорчит меня настолько, что я прямо заснуть не смогу от переживаний, то он сильно ошибался. Выспался я замечательно. Причиной ли была накопившаяся усталость, или я всё-таки предвидел подобный исход наших с «медичкой» мимолётных отношений, но расстраивался по поводу разрыва я совсем недолго. Уже утром, полностью придя в себя и обдумав случившееся, я пришёл к умозаключению, что Ирина приняла такое решение вовсе не вчера, а гораздо раньше, ещё когда отказалась лететь со мной в космос. Так что расставание было неизбежно, и хорошо, что оно наконец-то случилось.

Сходив в столовую, я плотно позавтракал в компании большого количества незнакомых мне членов фракции. Все вокруг, наоборот, явно знали меня и тихо перешёптывались, перемывая мне кости и делясь всевозможными сплетнями. Наконец, я дождался появления Дмитрия Желтова, Имрана и Эдуарда Бойко.

– Что, капитан, сегодня первый полёт? – озвучил Эдуард мысль, которую наверняка держали в голове и все остальные.

– Если успеем закончить с ремонтом… – уклончиво ответил я, боясь излишне оптимистичных прогнозов, на что все трое моих спутников дружно прыснули:

– Да куда мы денемся, с таким-то капитаном! Ни минуты отдыха нам не давал! А уж не привыкшие к земному «матерку» ремонтники гэкхо носились, как угорелые, когда ты «тренировал командный голос» и переводил на понятный им язык выражения, принятые лишь у сержантов в армии или прорабов на стройке!

– Я даже законспектировал в игровой блокнот несколько твоих фраз на память, – поддержал тему откровенно веселящийся Дмитрий Желтов. – Вот закончу двухлетний контракт под Куполом, начну дачу себе строить, и тогда потребуются эти знания гастарбайтеров подгонять. Как ты там электрику гэкхо сказал… дай-ка вспомнить… А! «Эй ты, мохнатое чудище! Ещё раз полярность клемм перепутаешь, криволапая ты жертва аборта, и я познакомлю раскалённый паяльник с твоим глубоким внутренним миром». Ну совсем по заветам нашего Дипломата, постоянно призывающего относиться ко всем гэкхо с огромным почтением! Гэкхо настолько прониклись к тебе уважением после таких слов, что дальше все приборы подключал начальник их бригады лично.

Лишь Имран не разделял всеобщего веселья и, наоборот, оставался хмур и серьёзен:

– А не слишком ли ты рисковал, Комар? А ну как сюзерены бы обиделись на грубые слова, и ноду «обнулили» бы уже у нашей фракции?

Я лишь добродушно рассмеялся в ответ и поспешил успокоить моего дагестанского друга, так как его тревоги были совершенно беспочвенными. Статусных игроков среди ремонтников-гэкхо не было, к тому же до окончания работы все они, фактически, выступали в роли моих подчинённых, так что нарушением субординации и оскорблением «сильных мира сего» тут и не пахло.

Ещё немного повспоминав вчерашний день, я предложил друзьям расходиться по рабочим местам, чтобы через несколько минут снова встретиться, но уже в виртуальном мире. Действительно, за их лёгким подтруниванием над «моими методами общения с ремонтниками» и опасением насчёт возможности обиды скрывалась огромная работа, которую мы вчера все вместе проделали. Последние часов шестнадцать перед выходом из игры я активно помогал техникам гэкхо в ремонте звездолёта. Вместе с электриками заменял и подключал разбитые приборы на капитанском мостике, а затем внимательно смотрел, как всё оборудование тестируют и калибруют. Потом вместе с Имраном приваривал лестницу для перехода между палубами. С помощью спрея с яркой краской и навыка Сканирование искал в сварном шве микротрещину, через которую утекал воздух из технической полости, куда при взлёте складывалась передняя посадочная опора фрегата. Принимал у троих дронов-ремонтников починенную ими климатическую установку. Менял осветительные приборы по всему коридору второй палубы. Даже строительный мусор выносил, словно простой чернорабочий.

Владелица корабля Улине сперва пыталась ворчать, что статусному игроку, а тем более капитану, не пристало самому марать руки, и для этого имеются подчинённые. Что мой Авторитет от этого неизбежно упадёт, и я буду потом из-за этого страдать. Но я, не обращая внимания на брюзжание Торговки, не только сам работал, не жалея сил, но и остальных членов команды заставлял не сидеть сложа руки. Даже благородная принцесса Минн-О у меня стелила новые напольные дорожки в коридорах и красила из пульверизатора стены, да и помощнице капитана Улине тоже не удалось долго отлынивать от работы.

Нужно отметить, что остальная команда и гэкхо-ремонтники реагировали на подобные методы капитана вполне нормально, а мой Авторитет наоборот даже дважды вырос за это время. Хорошо прокачались также навыки Сканирование, Электроника, Зоркий Глаз и Управление Механизмами. А заодно Псионика и восстанавливающий ману Мистицизм, так как Очки Магии я тоже активно тратил, ментально общаясь с ремонтными дронами и подгоняя ленивых рабочих. В итоге, перед самым выходом из игры Комар достиг очередного, шестьдесят девятого уровня. И сейчас, поднявшись на «кукурузину» и закрыв крышку вирткапсулы, я с нескрываемым удовлетворением и гордостью рассматривал свои новые показатели:

Герд Комар. Человек. Фракция H3.

Слышащий 69-го уровня

Характеристики персонажа:

Сила 14

Ловкость 17

Интеллект 23+3

Восприятие 27+2

Телосложение 16

Модификатор удачи +3

Параметры персонажа:

Очков здоровья 1516 из 1516

Очков выносливости 1121 из 1121

Очков магии 709 из 709

Переносимый груз 28 кг

Известность 59

Навыки персонажа:

Электроника 53

Сканирование 31

Картография 55

Космолингвистика 82

Ружья 49

Минералогия 49

Средняя броня 52

Зоркий глаз 66

Меткость 32

Целеуказание 20

Ощущение опасности 42

Псионика 62

Ментальная сила 50

Мистицизм 14

Управление механизмами 48

Внимание!!! Имеется девять нераспределённых очков навыков

Да, «классические» боевые навыки несколько отставали в прокачке – Ружья, Меткость, Целеуказание и даже Ощущение Опасности уступали той же Космолингвистике, зато просто семимильными шагами шло развитие ментальных способностей и Управления Механизмами. Всё сильнее ощущался уклон в полумага-полутехника, каким по сути и являлся Слышащий, а значит я развивал своего персонажа в правильном направлении.

Девять нераспределённых очков… Куда бы их вложить? С одной стороны, напрашивалось заткнуть ими тот провал, что образовался в Сканировании после «обнуления» навыка – я до сих пор не мог привыкнуть к низкой детализации получаемых при сканировании откликов и их малой информативности. С другой стороны, существовал способ быстрой прокачки Сканирования – накупить с сотню геологических анализаторов (а сейчас я вполне мог позволить себе такие траты) и поискать на астероидах или планетоидах минералы и всякую всячину. За день-два таким способом навык Сканирование вполне можно было добить до сотого уровня, так зачем сейчас тратить свободные очки?

Подумав и взвесив все «за» и «против», я решил поступить по-другому: сразу семь очков в Мистицизм – уж очень впечатлил и понравился мне этот навык, позволявший увеличить количество Очков Магии и скорость их восстановления. Даже на низком уровне навыка Мистицизм эффект от него уже вполне ощущался, а то ли ещё будет при дальнейшей прокачке!

Навык Мистицизм повышен до двадцать первого уровня!

Максимальное количество Очков Магии моментально увеличилось с 709 до 759. Неплохо, совсем неплохо! Это дополнительные несколько секунд ментального контроля врага и возможность не так сильно переживать, что мана в самый неподходящий момент закончится в процессе общения с ремонтниками.

Оставшиеся два свободных очка вложил в Управление Механизмами. Я ещё только-только осознавал все прелести, открываемые передо мной этим умением, а возможности уже впечатляли. Это и вскрываемые без всяких Взломов автоматические двери, и вышедшие после твоего ментального приказа из строя вражеские роботы, управление всевозможными дронами и ботами, и даже… тут я глубоко вздохнул и мысленно скрестил пальцы… возможность управления звездолётом напрямую, без посредников в виде Пилота, Навигатора и всех остальных!

Да! Судя по всему, я мог ментально отдавать приказы любым корабельным системам, от двигателей до орудий, и управлять ими, даже не имея навыков, необходимых для пилотирования звездолёта или стрельбы из тяжёлых турелей. Подозреваю, что качество подобного пилотирования или стрельбы было бы отвратным, на порядок уступающим работе профессионалов, но как возможность в критической ситуации заменить выбывшего игрока почему бы и нет?!

* * *

Первым, кого я встретил при появлении в игре, оказался Аван Той. Тучный Суперкарго специальным сканером считывал маркировку сложенных в громадный штабель контейнеров, отмечал соответствие у себя на экране наладонника и ставил на ящиках отметки для Баши и Ваши, какие нести в грузовой трюм, какие на камбуз, какие в другие отсеки корабля. При моём появлении Аван Той явно оживился и поспешил ко мне на встречу:

– Капитан, прибыли заказанные Улине товары, запчасти и оборудование. Проверяю сейчас по списку, пока всё соответствует. Провизию, как ты просил, закупили с учётом присутствия на фрегате представителей разных рас. Это из хорошего. Из плохого же – с закрытием объявленных нами вакансий совсем беда. За всё прошедшее время вакансиями Медика, Инженера или Бортового Стрелка не поинтересовался ни один гэкхо. И если без Стрелков или Медиков ещё допустимо лететь, то совсем уж без единого Инженера на таком звездолёте никак…

В наш разговор вмешался подошедший поздороваться с капитаном Аюх. Услышав слова Суперкарго о трудностях с набором команды, старый Навигатор высказал свою точку зрения:

– Тут на комете Ун-Теш военная база и, я так полагаю, крайне неудачное место для набора команды. Те, кто выжили в сражении с мелеефатами, находятся сейчас в системе Урса. Те же, кто погибли и возродились, как правило укомплектованы в слётанные экипажи и ничего не хотят менять в своей судьбе, просто ждут новый корабль. К тому же менталитет у большинства звездолётчиков тут иной – они бравые послушные военные, привыкли всё делать по команде и совершенно не представляют себя в роли вольных охотников за удачей.

Если мудрый и опытный Навигатор был прав, то поиск новых членов команды тут на военной базе выглядел действительно бессмысленным занятием. У большинства местных военных наверняка вызывала отторжение уже сама мысль о том, что можно бросить тёплое насиженное место, где ты обеспечен всем необходимым, и перейти в команду звёздных авантюристов, чтобы отправиться с ними невесть куда без твёрдой уверенности в своём будущем. Но всё же я попросил не удалять объявления – а ну как кто-нибудь всё же согласится? Кроме того, я держал в голове и другую причину. Вполне возможно, что знакомый мне морф до сих пор находился тут на комете Ун-Теш, и потому я хотел оставить ему удобную возможность проникнуть на мой новый корабль.

Собственно, а где ещё морфу находиться, как не на военной базе гэкхо, где так легко затеряться среди тысяч игроков? С «Шиамиру» за время моей беседы с командующим флотом Фокси куда-то скрылась, я проверял потом сканированием, причём неоднократно. Значит, она какое-то время была на базе, вот только куда потом делась? Едва ли Фокси собиралась отправляться в бой на одном из звездолётов Третьего Ударного – чего она там забыла? Кроме того, она ведь сама мне говорила, что это «не её война». Рейсов же в другие направления, насколько я знал, практически и не было – перед сражением гэкхо старались максимально сохранить секретность операции, а затем и вовсе все вылеты были приостановлены.

Отбросив мысли о Фокси, я активировал капитанский планшет и довольно покачал головой. Большинство корабельных систем отмечались на экране уже зелёным цветом, а значит нормально функционировали. Да, было много серого неактивного, но уже стояли маршевый двигатель и маневровые, лидары и гравирадары, ремонтники сейчас заканчивали установку дополнительных генераторов щита. Да, на фрегате не было установлено никакого вооружения, средств РЭБ, стабилизаторов для посадок на планеты с атмосферой, да и вообще многого нужного и даже необходимого из оборудования. Фактически в таком виде корабль представлял из себя лишь болванку, способную более-менее управляемо перемещаться в космосе, но даже это было уже большим достижением в нашей ситуации.

Подошла Улине Тар, серьёзная и важная до жути, и первым делом я заметил у неё на матовом металлическом бронекостюме новую яркую эмблему – спиралевидная галактика и три кометы под ней. Всплывающая подсказка гласила, что этот шеврон означает: «Первый помощник капитана». По-видимому, моя мохнатая подруга очень гордилась своим новым статусом и всячески старалась его подчеркнуть.

– Комар, без толкового Инженера я точно не знаю, какие модули совместимы между собой, и хватит ли мощности силовой установки для их активации. Но я всё же порыскала на рынке всевозможные модули для фрегатов типа «Толили-Ух Х». Как и ожидалось, основная часть предложений находится на территориях Своры мелеефатов. Я даже нашла вариант, где прописан корабль именно в такой конфигурации, как у нас сейчас. Там комплект необходимых для сборки фрегата модулей можно взять всего за семь с половиной миллионов.

– А разве мы можем прилететь на территорию Своры? Нас не остановят? – удивился я, и Улине поспешила меня успокоить:

– А почему бы и нет? Ты теперь Свободный Капитан и не принадлежишь ни к одной из воюющих сторон. На какие-то секретные объекты мелеефаты нас не пустят, конечно, но других ограничений нет – проходи таможенный контроль и лети, куда хочешь!

Замечательно, конечно, что цены на модули звездолётов на территориях мелеефатов невысокие, вот только что нам там делать без денег? Награду-то за трофейный хвост сперва ещё нужно получить, и мелеефатские станции нам для этого совершенно не подходят. И опять же возникает традиционная проблема конвертации крипто и кристаллов в… что там у мелеефатов в ходу?

– Мэ’лы или «мелки», как их называют. Расчёты производятся только в электронном виде, причём миелонские кошельки тоже подходят для хранения и пересылки мелеефатской валюты. Но ты прав, капитан, при попытке обмена такой крупной суммы могут возникнуть серьёзные проблемы, вплоть до конфискации звездолёта…

Э нет, такой «радости» нам точно не надо! Так глупо рисковать свои звездолётом я однозначно не собирался и поинтересовался у Улине другими вариантами. Торговка замялась:

– Ну… есть одна миелонская станция, где можно недорого приобрести трофейные корабли и их составляющие. Вот только, боюсь, этот вариант тебе не понравится.

– Пиратская станция Меду-Ро IV что ли? – сразу догадался я, и Улине заурчала не то встревоженно, не то наоборот обрадованная моей догадливостью. – Почему же «не устроит»? Очень даже интересный вариант! Да, нравы там на станции… специфические, мягко говоря, к этому нужно привыкнуть. Но при правильном поведении никто нас трогать не станет, а цены там действительно привлекательные. К тому же мне как раз нужно совершить там «визит вежливости» к одному излишне зарвавшемуся фальшивомонетчику, да и Переводчица на станции служит, готовая вступить к нам в команду. Ну и один Торговец из триллов там для меня одно колечко интересное обещал придержать, не продавать другим. В общем, именно на пиратскую станцию мы и отправимся… Что такое, Минн-О?

Действительно на моей вайедда просто лица не было, никогда не видел принцессу в настолько убитом состоянии. Неужели переданные от меня слова не подействовали, и жуткий старик всё же поднял руку на свою внучку? Именно этот вопрос я и задал своей спутнице. Минн-О подняла на меня полные слёз глаза и сообщила:

– Муж мой, соправитель человечества высший маг Тумор-Анху Ла-Фин скончался вчера в возрасте ста восьмидесяти лет. Во всём мире объявлен трёхдневный траур. Похороны великого мага состоятся завтра на древнем фамильном кладбище семьи Ла-Фин.


Глава двадцатая. Старт!!!

У меня не было никаких поводов любить лэнг Тумор-Анху Ла-Фина. Могущественный маг являлся явным врагом моей фракции и лично мне, и никогда не скрывал этого. Если бы жуткий старик мог, то без малейшего колебания и сострадания уничтожил бы не только меня, но и весь мой мир. Однако сейчас, прижимая к себе рыдающую от горя Минн-О, я всё равно не мог отделаться от чувства тяжёлой личной утраты, а уж тем более не думал злорадствовать по поводу смерти лидера Тёмной Фракции. Отправив Эдуарда Бойко под Купол сообщить нашим союзникам о случившемся, я продолжил выяснять у принцессы подробности смерти великого мага.

– Слуги говорят, деду стало плохо после разговора со мной. Он почернел лицом, его руки сильно дрожали, даже не могли удержать видеофон. Тумор-Анху принял свои обычные магические эликсиры для восстановления сил и шатающейся походкой удалился в личные покои. Нашли его через два часа, когда кто-то из слуг рискнул зайти в спальню грозного мага, чтобы поинтересоваться самочувствием хозяина. Соправитель с вытаращенными глазами лежал на полу возле своей постели и нечленораздельно что-то бормотал. Сразу началась суматоха. Деда перенесли на кровать, долго искали личного мага-лекаря, который куда-то запропастился в тот момент. Все в доме были растеряны и не знали, что делать. Вызвали Первого Советника Авир-Син Ла-Пиреза и других родственников. К этому моменту слухи о случившимся с соправителем ударе достигли уже других влиятельных магических семей, во дворце Ла-Финов стало не протолкнуться от всевозможных магов и представителей правящих родов. Был собран консилиум из лучших врачей и магов-лекарей, вот только решить он ничего не успел, так как к этому моменту Тумор-Анху уже умер.

Минн-О Ла-Фин снова разрыдалась. Я же задал самый напрашивающийся, как мне казалось, вопрос:

– А почему великого мага сразу не оттащили в вирткапсулу, чтобы игра его излечила?

Вайедда подняла меня полные слёз глаза и не столько ответила, сколько выкрикнула с нескрываемой горечью в голосе:

– Да потому, Комар, что это было расчётливое убийство! Слишком многих врагов нажил соправитель Тумор-Анху за свою долгую жизнь, слишком многим он перешёл дорогу. Поэтому все эти «лекари» лишь имитировали помощь, а на самом деле просто тянули время, чтобы мой дедушка умер!

Мне снова пришлось успокаивать Минн-О. Остальные члены команды, видя несвоевременность момента, постарались не лезть со своими вопросами и разошлись, занявшись делом. Наконец я поинтересовался у принцессы, кто станет новым главой рода Ла-Фин?

– Ты конечно, – даже удивилась подобному вопросу моя вайедда.

– Я??? – новость была настолько шокирующей, что я не удержался и перешёл на крик.

Принцесса наоборот собралась и принялась максимально доходчиво объяснять:

– Имелись бы у меня магические способности, или если бы у нас с тобой был общий ребёнок, то может и возникли бы другие кандидатуры. Но ты единственный маг в семье Ла-Фин, и потому тут вообще без вариантов – ты теперь новый глава древнего правящего рода Ла-Фин!

Новость была, мягко говоря, неожиданной. Я – новый глава одного из древнейших правящих родов магического мира?! Да это такая шутка, должно быть, причём не слишком удачная. Ну какой из меня правитель?! Да меня вообще нет в том мире! Кстати… я осторожно поинтересовался у своей вайедда, должен ли я теперь по каким-то их законам лично присутствовать на всяких церемониях?

Минн-О посмотрела на меня, словно на маленького неразумного ребёнка:

– Комар, ты чего?! Да тебя же моментально убьют, стоит лишь тебе появиться в моём мире! Ты претендент на роль одного из соправителей человечества и наследник огромного состояния, а потому в живом виде никому там, кроме меня, не нужен! Пойми, род Ла-Фин очень богат, и на богатства моей семьи многие маги давно зарились, вот только при живом Тумор-Анху всё же не смели открыто скалиться. Но не успело тело великого мага остыть, как все эти стервятники уже начали требовать себе куски нажитого богатства! Огромные территории, миллиарды подданных, принадлежащие семье Ла-Фин корпорации и банки… сейчас всё это некому защищать. Грядёт обширный передел имущества, все более-менее влиятельные роды захотят урвать себе кусок пожирнее, вспыхнут настолько кровавые свары, что мир содрогнётся! Такое уже было в истории моего мира двести лет назад, когда рухнула династия соправителей Аз-Дур. Те годы называют с тех пор не иначе, как «семь лет безумия», настолько тогда было жутко. Так что не тебе нужно переходить в мой мир, а наоборот меня оттуда вытаскивать как можно скорее, если жизнь твоей вайедда тебе хоть сколечко дорога!

Сохранение жизни моей «походной супруги» являлось безусловно важной задачей. Вот только не в моих традициях было сдаваться без борьбы и отдавать кому-либо моё имущество из-за угроз и наглого шантажа. В школе на любые требования хулиганов-старшеклассников «вывернуть карманы и поделиться мелочью» всегда следовал удар ногой в пах или костяшками пальцев в переносицу, даже если мне это грозило неприятностями и побоями. Все школьные рэкетиры выучили этот болезненный урок, у меня даже сложилась репутация «неадекватного психа, с которым лучше не связываться».

Вот и сейчас отдавать всяким налетевшим стервятникам наследство, принадлежащее по праву мне с супругой, я точно не собирался. Более того, раз уж я – старший маг и глава рода Ла-Фин, то мой священный долг бороться за сохранение богатств семьи! При всём при этом я оставался реалистом и полностью разделял опасения Минн-О по поводу опасности моего появления в её магическом мире, в котором я слишком многим мешал и был бы немедленно устранён.

Казалось бы, как можно бороться за своё имущество, не находясь при этом в том мире лично? На первый взгляд это совершенно невозможно. Но я не видел здесь никакого противоречия – принцесса Минн-О рассказывала, что все более-менее значимые личности её магического мира уже находятся в игре, искажающей реальность. А значит, мои контакты с ними вполне возможны. Как и реальна возможность договориться с этими важными персонами, если на моей стороне будут серьёзные аргументы. Моё личное знакомство с правителем Земли кунг Вайд Шишишем уже являлось одним из таких аргументов, заставляющим любых оппонентов считаться с Комаром. Обнулённая нода «Кладбище» была хорошим тому примером.

Ещё одним аргументом, даже более «увесистым» чем знакомство в кунгом, мог стать звёздный фрегат, способный безжалостной орбитальной бомбардировкой стирать с лица игровой планеты любые не понравившиеся мне ноды. Да, сейчас мой корабль находился далеко не в самом исправном состоянии и не нёс вообще никакого вооружения. Вот только представители Тёмной Фракции этого не знали, а потому должны были отнестись к угрозам обстрела из космоса со всей серьёзностью, так что я верил в возможность договориться с ними мирным путём.

– Минн-О, разузнай мне игровые ники тех самых «стервятников», которые посягают на наше с тобой имущество!

Я очень постарался, чтобы мой голос прозвучал уверенно. Весьма забавно было наблюдать за тем, как убитая горем девушка вдруг перестаёт реветь, уткнувшись мне в плечо, и удивлённо поднимает залитое слезами лицо, выпрямляясь и сразу же становясь на полголовы выше меня.

– З-зачем тебе это нужно, Комар? Уж не хочешь ли ты сказать, что собираешься противостоять сильнейшим магам моего мира? При всём уважении, муж мой, они тебя в порошок сотрут!

– В твоём мире, возможно, они и сильнейшие, но тут в игре просто обычные маги со своими сильными и слабыми сторонами. Мне нужны их ники и, если сможешь выяснить, координаты игровых гексагонов, в которых их можно встретить. Нет, – предупредил я возражение принцессы, – это не будет считаться шпионажем с твоей стороны, просто подготовкой к серьёзным переговорам о будущем нашей семьи. Ты же хочешь безопасности для наших будущих детей?

Такая прямая постановка вопроса моментально выбила из-под моей вайедда опору для любых возможных возражений, и принцесса быстро-быстро закивала в ответ.

– Вот и отлично! А сейчас давай на корабль – вон техники прислали сообщение, что ремонт наконец-то закончен. Нечего тут тогда задерживаться, взлетаем, как только сможем!

Навык Псионика повышен до шестьдесят третьего уровня!

Мана, к слову, за время общения с вайедда просела фактически до нуля. Я, продолжая безмятежно улыбаться, чмокнул Минн-О в щёку и указал рукой на трап. И лишь когда принцесса отошла и скрылась из глаз, вытер обильно проступивший на висках и лбу пот. Это было невероятно трудно… Словно не ведёшь беседу с симпатичной девушкой, а своей грудью крушишь какие-то невидимые барьеры, рвёшь натянутые канаты и разряжаешь ловушки. Было очень похоже на то, что я действительно один за другим разрушал какие-то поставленные в мозгу принцессы блоки и ментальные ограничения. Видимо, дедом ещё поставленные, контролирующие поведение любимой внучки, ограничивающие и направляющие мысли Минн-О в нужное старику русло.

Но даже эти описанные трудности были не всем, что меня сейчас тревожило и терзало. Крайне трудно объяснить это словами, но с каждой минутой меня всё сильнее распирало от нестерпимого желания поскорее убираться с этой кометы. Логичных объяснений подобному странному желанию я не находил, но нарастающий зуд всё труднее и труднее было игнорировать. Скорее он был похож даже не на желание скорее окунуться в круговерть новых приключений, а на предупреждение о какой-то смутной пока ещё не понятой опасности, грозящей бедой мне и кораблю, если мы промедлим со стартом. Хотя навык Ощущение Опасности молчал, так что я совершенно запутался и не был уверен в своих противоречивых чувствах.

Последние из техников гэкхо наконец-то покинули подлатанный фрегат, и я получил от Пилота Звездолёта подтверждение того, что корабль к взлёту готов. Старший Механик также подтвердил готовность, а чуть позже и Навигатор. Ждали лишь возвращения вышедшего в реальный мир Эдуарда Бойко и окончания погрузки последних ящиков с оборудованием и запчастями.

Я со стороны наблюдал за тем, как фрегат проверяет работу систем, а Суперкарго с помощниками спешно закидывают последние контейнеры в грузовой трюм, когда в наушниках раздался обеспокоенный голос Дмитрия Желтова:

– Капитан, есть заметный рассинхрон в работе маневровых. Некритично, но к этому всё равно нужно привыкнуть и как-то компенсировать возникающее вращение. Предлагаю после старта пройтись в хвосте кометы, потренироваться уклоняться от глыб льда и заодно настроить работу всех двигателей, щитов и лидаров.

– Согласен, только отойдём совсем недалеко, – сразу предупредил я пилота, – чтобы если неполадки окажутся более серьёзными, сразу вернуться на базу… Так, Кирсан, а ты куда пополз? Давай возвращайся скорее на корабль, сейчас уже взлетаем!

Последние мои слова относились к ремонтному боту, который зачем-то покинул звездолёт и шнырял возле незагруженных ещё ящиков – то ли искал нужные для починки чего-то детали, то ли хотел помочь с погрузкой. От моего окрика металлическая многоножка остановилась и, перебирая бесчисленными лапками, проворно потекла в мою сторону. Приподняла переднюю часть туловища и остановилась передо мной, словно раскрывшая капюшон кобра, явно что-то от меня требуя. Чего ему нужно? Может, собрал все необходимые детали и просит Аннигилятор для ремонта?

Я протянул ремонтному боту древнее оружие, но Кирсан Аннигилятор брать не стал. Постоял возле меня ещё с полминуты с приподнятым туловищем, привлекая внимание и силясь что-то мне сообщить жестами и миганием механических глаз, но затем похоже разочаровался в сообразительности капитана и пополз в сторону корабля.

Естественно, такое поведение ремонтного бота показалось мне странным. Я даже на всякий случай проверил эту многоножку, а заодно остальных ботов, умением Сканирование – не Фокси ли таким образом сообщает мне о своём прибытии? Но нет, на моей мини-карте отобразились обычные ремонтные боты механоидов, остальные члены команды тоже оказались именно тем, кем выглядели. Появление вернувшегося в игру Эдуарда Бойко отвлекло меня от размышлений о странностях поведения Кирсана, и я выбросил из головы этот малозначимый эпизод.

На фрегат я заходил самым последним из членов команды, остановился на трапе и окинул ремонтный ангар долгим внимательным взглядом. Провёл контрольное сканирование, сверяя численность команды с положенным по штату, и тяжело вздохнул. Все оказались на месте, «лишних» на звездолёте обнаружено не было. Несмотря на все оставленные для него лазейки, морф на корабле так и не появился…

* * *

Мы крутились уже двадцать минут в мутном шлейфе из кристалликов замороженного льда и аммиака, отходя всё дальше и дальше от ядра кометы, а Пилот звездолёта всё никак не мог настроить двигатели. По словам Дмитрия Желтова, барахлили сразу два маневровых, выходя на рабочий режим с непредсказуемой задержкой от трёх до двенадцати секунд, да и маршевый двигатель тоже выдавал лишь семьдесят три процента от расчётной мощности и периодически сам собой отключался. Пилот нервничал, злился и грозился оторвать лапы скупым интендантам гэкхо, подсунувшим нам этот наспех восстановленный хлам вместо нормального оборудования.

В помощь пилоту я направил ремонтных ботов чинить выявленные неисправности, вот только и сам тоже нуждался в их помощи. Гравилокаторы «чудили», периодически показывая присутствие поблизости достаточно массивных и представляющих опасность для нашего фрегата небесных тел. Радар тоже выводил какой-то бред – то показывал какие-то отклики, то нет. Лидары же никакой опасности не фиксировали, да и с камер наружного наблюдения я не видел ничего крупнее мелкой ледяной мути. Сбой в работе корабельных локаторов – серьёзная причина для возвращения на базу, так как летать в бесконечном космосе с подобными неисправностями слишком рискованно.

Я уже морально готов был отдать приказ возвращаться на базу, чтобы там в спокойной обстановке исправить выявленные в работе корабельных систем неисправности, как вдруг… картинка с внешних камер резко сменилась. Всего в трёхстах километрах от нашего фрегата обнаружились сотни, если не тысячи звездолётов! К этому моменту мы уже успели отойти от ядра кометы более чем на восемь тысяч километров, так что появившиеся корабли не могли быть охранниками военной базы гэкхо. К тому же на тактическом экране наблюдались преимущественно фрегаты типа «Толили-Ух Х», а также большие кластеры, собранные из таких фрегатов, хотя хватало и тяжёлых крейсеров. С каждой секундой на радаре проявлялись отметки всё новых и новых кораблей, и все как один они были мелеефатской сборки. Едва я это понял, как врубил сирену, объявляя на звездолёте боевую тревогу. Странно, конечно, что мы ранее не увидели всего этого сборища, но очень было похоже на то, что нам довелось нос-к-носу столкнуться с готовящимся к атаке флотом мелеефатов!

Навык Ощущение Опасности повышен до сорок третьего уровня!

Навык Зоркий Глаз повышен до шестьдесят седьмого уровня!

Болезненно заныло в груди, ещё до появления сообщения о росте навыка Ощущение Опасности, и я сразу сообразил, что влипли мы в ОЧЕНЬ большую беду. Триста разделяющих нас и противника километров – совершенно ничтожное расстояние для космоса, с такой дистанции по нам мелеефаты не промахнутся. Кстати, странно, что они до сих пор не стреляли…

– Дмитрий, отставить! – заорал я, прерывая действия пилота, начавшего было уводить наш фрегат от всей этой массы кораблей. – Никаких манёвров уклонения, не провоцируй их! Лети спокойно, без рывков. Навигатор, срочно расчёт прыжка до станции Меду-Ро IV! Сообщить, когда фрегат будет готов к гиперпространственному переходу. И одновременно с этим, Аюх, готовь сообщение для защитников военной базы – мы обязаны предупредить гэкхо об опасности!

Авторитет повышен до 43!

– Будет сделано, капитан! Хотя это будет последнее, что мы успеем совершить, – заворчал старый Аюх, тем не менее выполняя мои команды. – Передачу сообщения немедленно засекут, и нас тут же уничтожат. Сейчас, похоже, в отношении нас они ещё не определились – всё-таки корабль у нас мелеефатский!

Я тоже именно на это и рассчитывал, когда отдавал приказ пилоту в такой напряжённой ситуации не делать резких движений, чтобы не выдать себя. Лично я на месте командующего флотом мелеефатов не спешил бы уничтожать один из своих кораблей, вынырнувший из гиперпрыжка чуть в стороне от остальной массы, а для начала попытался бы разобраться. Что же касательно опасности передачи сообщения защитникам… есть же другой способ!

– Аван Той, Баша, Ваша! Все трое срочно выходите в реал и, не знаю уж как, но передайте экстренное сообщение для военных своей расы: в игре, искажающей реальность, база гэкхо на комете Ун-Теш скоро будет атакована флотом мелеефатов! Противник собрал в хвосте кометы уже порядка двух тысяч звездолётов! Пусть об этом сообщат защитникам кометы, а заодно и кунг Вайд Шишишу! Тини, тоже выходи и передавай аналогичное сообщение для лэнг Амиру. Миелонцы – союзники гэкхо в этой войне, может успеют помочь!

Авторитет повышен до 44!

В капитанскую рубку ворвалась встревоженная Улине Тар в боевом доспехе. Вообще-то Торговке совершенно незачем было присутствовать на мостике в столь критический момент, и я действительно собирался выставить свою подругу за дверь, но не успел. Замигал экран системы связи – с одного из крейсеров поступило какое-то входящее сообщение. Треск, клёкот, скрипы и шелест. Я ни черта не понял, как наверняка и все остальные члены моей команды. Было ясно лишь, что мелеефаты от нас что-то потребовали. Вот только что? Понять бы хотя бы приблизительно… Я обернулся на Торговку:

– Помнишь, Улине, я интересовался у тебя, как Ураз Тухш общался с миелонцами на пиратской станции Меду-Ро при том, что совершенно не знал миелонского языка? Ты говорила про какой-то прибор или что-то типа того…

– Да, Комар, давно изобретён автоматический переводчик с основных языков галактики, – Улине порылась в своём ранце и достала из инвентаря тёмный пластиковый диск размером с небольшое блюдце. – Это базовая модель переводчика. Полезная и даже необходимая вещь, когда совсем уж никак. Вот только с переводчиками также, как с оружием или любым оборудованием – качественное требует для использования высоких характеристик персонажа, прежде всего Интеллекта и Восприятия, а ещё хорошо прокачанных навыков Электроника, Космолингвистика и кучи всего другого. А если такой простенький, как у меня, то качество машинного перевода преотвратное. Переводит лишь отдельные слова, а эмоциональная и смысловая нагрузка в языке гэкхо зависит ведь и от сочетания слов, и от длительности пауз, и от громкости голоса, и других мелочей. Поэтому зачастую при машинном переводе смысл фраз искажается до противоположного!

Я прервал несвоевременно пустившуюся в разъяснения Улине и попросил подготовить переводчик, сам же запустил запись полученного сообщения. Механический голос на языке гэкхо перевёл весь этот треск и стрекотание следующим образом:

Свободный Капитан. Называй. Нельзя. Экран искажения. Центр.

На первый взгляд совершенно бессмысленный набор слов. Но я, приказав остальным находящимся на мостике членам команды помолчать, постарался всё же расшифровать это послание:

– Похоже, нас приняли за звездолёт одного из Свободных Капитанов мелеефатов. Видимо, участие их кораблей в атаке на базу гэкхо тоже предусматривалось. Теперь от нас требуют назвать себя. Дальше я не понял… какой-то экран искажения и центр… вообще неясно.

– Герд Комар, возможно речь идёт о постановщике помех, – Аюх отметил на тактическом экране один из кораблей в армаде противника. – Этот корабль развернул искажающий экран, искривляющий лучи видимого спектра и гасящий многие другие виды волн. Фактически, создан щит невидимости, за которым и скрывается сейчас флот мелеефатов.

Искажающий экран! И видимо колоссальных размеров, раз за ним смог укрыться целый флот! Так вот почему я не мог заметить все эти корабли, хотя приборы и показывали наличие поблизости многочисленных массивных тел и какие-то искажённые отклики от них! Тогда… похоже, я догадался, что значили оставшиеся слова в полученном сообщении:

– Скорее всего, с нас потребовали переместиться ближе к центру искажающего экрана, чтобы наш фрегат не демаскировал остальной флот! Дмитрий, начинай плавное смещение фрегата вот к этой точке, – поставил я для Пилота звездолёта маркер, расположенный на прямой, проходящей через ядро кометы и корабль-постановщик помех, но километрах в пятидесяти позади вражеского корабля. – Только опять же иди спокойно, без резких рывков. И хорошо бы при этом двигаться по направлению к системе Меду-Ро, чтобы уйти в прыжок сразу после окончания всех расчётов. Аюх, покажи пилоту вектор направления.

Навык Картография повышен до пятьдесят пятого уровня!

Навык Космолингвистика повышен до восемьдесят третьего уровня!

Получен семидесятый уровень персонажа!

Получено три свободных очка навыков!

Наш фрегат по широкой дуге начал приближаться к противнику. Интересно, как на это отреагируют мелеефаты? Сердце тревожно стучало в груди, следующие секунды тянулись долго-долго, и в напряжённой тишине фраза Дмитрия Желтова прозвучала очень резко, словно пистолетный выстрел:

– Странно, что в составе этого флота вообще нет десантных кораблей, – обратил наше общее внимание на эту странность Пилот звездолёта. – Как они тогда собираются захватывать базу гэкхо на комете?

– Они и не собираются её захватывать, – ответил ему всезнающий опытный Навигатор. – Не в традициях мелеефатов это, да и никакого смысла им нет в ещё одной базе в данном секторе галактики. Они просто взорвут нашу комету вместе с базой – вон, огромный Разрушитель недавно проявился на экране, а подобных исполинов с их колоссальной огневой мощью используют как раз для снятия защитных экранов и уничтожения космических станций, планетоидов, комет и других небесных тел.

У меня похолодело в груди. Мелеефаты собираются уничтожить комету Ут-Теш вместе с находящейся там военной базой! А у меня там точка возрождения!!! Если наш корабль сейчас всё же собьют, а комета будет уничтожена, то мой персонаж после воскрешения проявится в вакууме космоса, и хорошо если в укомплектованном герметичном скафандре. Хотя… возможно, что это даже хуже, так как в первый раз умирать придётся долго и мучительно через четыре с половиной часа от удушья из-за нехватки кислорода в баллонах. Зато следующие смерти будут мгновенными…

Чёрт… Ситуация складывалась не просто тревожной, а самой что ни есть критически опасной, грозящей мне и всем моим друзьям окончательной смертью как в виртуальной игре, так и в реальном мире! Необратимую финальную смерть своего аватара игрок пережить не может, про это я много раз уже слышал. Скатившиеся к нулю характеристики персонажа влияют и на тело в реальном мире, фактически убивая хозяина. Ой, как не хотелось бы такой судьбы…

– Аюх, ну что там? Скоро мы будем готовы к гиперпрыжку? – поторопил я старого Навигатора, усиленно что-то высчитывающего и быстро-быстро меняющего на экране фрагменты звёздной карты.

– С сообщением для военных закончил, готово к отправке в любой момент. А вот расчёт параметров прыжка пока ещё идёт. Слабоват компьютер, долго считает… Улине, да отдай ты боту то, что он просит!

Я и сам тоже обратил внимание на крайне необычное поведение Кирсана – металлическая многоножка вцепилась своими лапками в диск автоматического переводчика и явно пыталась отобрать его у Торговки. Улине отчаянно сопротивлялась, ругалась и даже пнула ремонтного бота ногой, но после слов Аюха всё же разжала пальцы. Я не слышал, чтобы многоножка что-либо произносила, но видимо, сообщение в каком-то виде всё же было передано, так как металлический голос отчётливо произнёс:

Гиперпрыжок нельзя. Мина на двигатель. Три.

– Что?! Корабль заминирован? Веди, срочно показывай! – я вскочил с кресла и со всей возможной прытью помчался за ботом, который, как выяснилось, способен был не только еле-еле ползать, но и перемещаться очень быстро.

Навык Управление Механизмами повышен до пятьдесят первого уровня!

Навык Псионика повышен до шестьдесят четвёртого уровня!

Уже постфактум я сообразил, что отдал команду без всяких капитанских планшетов или открытия вкладок игрового меню, просто голосом с одновременным дублированием приказа ментально, и ремонтный бот меня прекрасно понял! А ещё я понял, что именно хотел мне сообщить Кирсан ещё там, на станции, зачем искал способ привлечь моё внимание.

Вслед за шустрой многоножкой я спустился на нижнюю палубу, пробежал через машинное отделение и, откинув решётку, протиснулся в достаточно узкий даже для человека, не говоря уже о гэкхо, технический лаз. Судя по всему, эта шахта служила для починки и настройки гиперпространственного двигателя, но во время стоянки на Ун-Теш техники гэкхо сюда не лезли, так как двигатель уже был установлен до них, да и просто по габаритам огромные «мохнатики» сюда бы не протиснулись.

Тем не менее, кто-то чужой сюда всё же проник: на всех трёх ведущих от силовой установки к двигателю гофрированных металлических «рукавах», внутри которых скрывались жгуты кабелей, крепились одинаковые плоские круглые мины, внешне очень похожие на шайбы для игры в хоккей. Едва ли мощные, но тут ведь достаточно было лишь нарушить синхронность работы систем капризного двигателя, и звездолёт разлетится на атомы от высвободившейся колоссальной энергии.

Магнитная мина (активированная!!!)

Внимание! Для деактивации мины необходимы навыки: Электроника 55-го уровня, или Работа со взрывчаткой 55-го уровня, или Взлом 55-го уровня. Необходимый класс персонажа: Сапёр, Геолог или Вор.

Требования к характеристикам: Ловкость 15, Интеллект 12

Внимание! У вашего персонажа недостаточен уровень навыка Электроника.

Внимание! У вашего персонажа отсутствуют навыки Работа со взрывчаткой и Взлом.

Знания Электроники не хватало совсем чуть-чуть, всего две единицы, и я легко мог бы решить эту проблему вложением свободных очков навыков. Вот только это всё равно бы не помогло, так как ни к одному из требуемых классов мой Комар не относился. Вор мог бы снять эти мины, профильный навык Взлом у моего подопечного был прокачан до 63-го уровня, да и Электроника вроде была как раз 55-го. Вот только Тини я направил в реальный мир, и совершенно непонятно было, когда «котёнок» вернётся.

В наушниках раздался голос Навигатора:

– Капитан, расчёт параметров гиперпространственного прыжка завершён, вектор движения у фрегата нужный. В любой момент можем уйти…

– Стоп!!! – заорал я не своим голосом. – Не активируйте гипердвигатель!!! Тут три мины на силовых кабелях к нему, пытаюсь что-то придумать.

– Только давай быстрее, Комар, – вклинилась в наш разговор Улине. – С корабля мелеефатов повторно потребовали от нас назвать себя. Чем-то мы вызвали их подозрение.

Я и сам понимал, что времени в обрез, и нужно срочно что-то предпринимать. Может, удастся отключить эти мины мощным электромагнитным импульсом? Они ведь представляют из себя не просто наполненные взрывчаткой оболочки, а достаточно сложные устройства, контролирующее силовые потоки и активирующиеся только при включении гипердвигателя. Кстати… сложные электромеханические устройства… я активировал пиктограмму Сканирование. Вот они! Каждая из трёх отобразилась одинаково:

Электромагнитная мина. Шанс отключения 72 %. Шанс взятия под контроль 32%

Семьдесят два процента шанс на успех отключения каждой… Ммм… С одной стороны, выглядит вроде как неплохо. С другой же, мне придётся трижды повторить этот фокус, и вот тогда уже ситуация будет выглядеть не столь радужно. Каков шанс трижды не взорваться? Вспомнив курс теории вероятности, я рассчитал шанс этого события и сразу погрустнел. Всего тридцать семь процентов… негусто, прямо скажем…

Хотя можно поднять шанс уцелеть, вложив свободные очки и прокачав за их счёт навык Управление Механизмами. Я так и сделал, вложив все три имеющиеся свободных очка и подняв уровень навыка Управление Механизмами до пятидесяти четырёх. Шанс на обезвреживание каждой мины возрос с 72 % до 77 %, что неплохо, конечно. Вот только вероятность успешно снять все три мины по-прежнему составляла менее половины. Сорок пять процентов, если быть точным. Рисковать или ждать Тини?

– Комар, мелеефаты опять передали нам сообщение! – в голосе Улине Тар явственно слышались истерические нотки. – Нам угрожают уничтожением, если мы немедленно не назовём себя!

– Друзья, готовьтесь к прыжку, я уже почти-почти закончил… – проговорил я в микрофон уверенным голосом.

Сам же вытер со лба обильно льющийся пот и посмотрел на ремонтного дрона, внимательно наблюдающего дюжиной механических глаз за моими душевными терзаниями.

– Если выживу, на первой же космической станции напьюсь в зюзю! – пообещал я боту механоидов и с этими словами выбрал пункт «Отключить мину».

Что-то внутри шайбы резко щёлкнуло, отчего я инстинктивно прикрыл голову руками, хотя и понимал, что это совершенно бессмысленно. Взрыва не случилось. Внешне мина не изменилась, хотя в описании опасного устройства произошли важные перемены:

Магнитная мина (отключена)

Есть! Таким же способом, пока моя решимость не прошла, я отключил и вторую мину. А вот возле третьей остановился. Руки у меня дрожали, я никак не мог сосредоточиться.

– Комар!!! – это уже был Дмитрий Желтов. – Два перехватчика мелеефатов направились к нашему фрегату! Ты как хочешь, а я через десять секунд стартую!!!

Ждать больше было нельзя, и я выбрал вариант «отключить мину».

Навык Управление Механизмами повышен до пятьдесят пятого уровня!

Навык Псионика повышен до шестьдесят пятого уровня!

Получен семьдесят первый уровень персонажа!

Получено три свободных очка навыков!

– Аюх, отправляй сообщение!!! Дмитрий, старт!!! – заорал я в микрофон, и по лёгкому рывку и возникшему через секунду ровному гудению гипердвигателя понял, что мы благополучно ушли от всех опасностей.

Совершенно без сил сполз на металлический пол и, словно домашнее животное, притянул к себе длинную металлическую многоножку и одобрительно похлопал её по спине:

– А тебя, Кирсан, я покрашу в белый цвет, чтобы всегда помнить, что ты для меня сделал! Не знаю, понимаешь ты меня или нет, но я благодарен тебе!

Завибрировал капитанский планшет, я протянул руку и включил экран:

Капитан, Старший Механик прислал список необходимых для закупки материалов:

* Краска белая эмалевая, марка АAВ-2 – 1 банка.

* Пульверизатор для распыления краски – 1 шт.


Глава двадцать первая. Космический гость

Дождавшись возвращения всех выходивших в реальный мир членов команды, я объявил экстренное совещание, посвящённое последним тревожным событиям. Способом общения был выбран язык гэкхо, на котором в той или иной степени разговаривали уже все члены моей команды: для половины экипажа он вообще был родным, Комар и Дмитрий Желтов говорили на нём свободно, остальные вполне понимали. Хуже всего язык «мохнатиков» пока что знали Космодесантник Эдуард и Гладиатор Имран, но трудные фразы для них переводили другие. Поскольку нормальной мебели на звездолёте ещё не было, в самом просторном отсеке, со временем должным стать комнатой отдыха экипажа, я велел накидать рулоны ещё не застеленного коврового покрытия, которые мы и использовали в качестве сидений. Присутствовать я обязал всех, даже Пилота звездолёта, поскольку корабль всё равно шёл на автопилоте, и следующие два умми никаких активных действий предпринимать не требовалось.

Пунктов в повестке дня было два: обнаруженные на фрегате мины и атака мелеефатов на военную базу гэкхо. И хотя лично меня гораздо больше волновало первое, но всё же я понимал, что для составляющих половину экипажа пышущих патриотизмом гэкхо положение на фронтах идущей космической войны приоритетнее, так что начали именно с этого вопроса.

– Капитан, сообщение для служащего на комете моего старинного друга я передал сразу же, как только вышел из игры, – отрапортовал Суперкарго Аван Той. – Признаться, он мне сперва не поверил – решил, что это розыгрыш такой. Тоже мне, нашёл клоуна… Но, когда понял серьёзность ситуации, пообещал немедленно связаться с начальством и отключился. Когда же я зашёл обратно в игру, меня ждало сообщение о росте Известности – видимо, всё в порядке, сообщение было доставлено куда следует!

Да, похоже на то. Сам я получил буст Известности даже дважды – видимо, имя «герд Комар» неоднократно мелькало в срочных сообщениях для сильных мира сего, и я стал более узнаваемой фигурой в этой игре. Я согласился с выводом тучного Суперкарго о том, что командование гэкхо об опасности извещено, и поблагодарил своего подчинённого за хорошо выполненную работу.

Баша и Ваша тоже отчитались об отправке сообщений. Поскольку личных связей с видными военными Третьего Ударного никто из братьев-близнецов не имел, сообщения они посылали в пресс-службу флота, на линию экстренных сообщений и вообще на все открытые адреса, так или иначе связанные с Третьим Ударным Флотом. Также Баша Тушихх связался с нашим бывшим капитаном Ураз Тухшем в надежде, что близкий родственник кунг Вайд Шишиша сообщит командующему об опасности, грозящей базе на комете Ун-Теш.

– Но вместо этого я столкнулся со странной, абсолютно ничем не мотивированной злобой и ненавистью нашего бывшего нанимателя, граничащей с откровенной истерикой! – Баша Тушихх был явно растерян и расстроен таким отношением бывшего капитана. – Мне пришлось выслушивать целый поток откровенной брани и угроз! Герд Ураз Тухш обвинил меня и вообще нас всех, но прежде всего герд Комара, в предательстве и дезертирстве. Якобы мы бросили его в самый трудный момент, сбежав из команды и присвоив себе трофейный корабль, который полагался ему в качестве компенсации за потерянный «Шиамиру»! Делать что-либо для меня он отказался, тем более передавать сообщение для кунг Вайд Шишиша, на которого наш бывший капитан обижен не менее, чем на нас.

Все присутствующие в комнате отдыха молчали, явно удивлённые и шокированные такими вестями. Тишину нарушила помощница капитана Улине Тар:

– Как ни прискорбно, но нужно резюмировать, что у нас появился недоброжелатель.

– Знаешь, мы это уже заметили, – фыркнул ехидно Суперкарго, указывая мохнатой лапой на три обезвреженные мины, которые я выложил на всеобщее обозрение.

В ответ Улине угрожающе зарычала и показала свои зубы:

– Не верю! Да, мой бывший жених оказался несколько трусоват и не всегда адекватен, но всё же он был честен с нами! Не мог герд Ураз Тухш вот так расчётливо спланировать наше убийство, к тому же у него не было возможности подложить мины ни в системе Урса, ни на военной базе! Его там не было!

Суперкарго лишь обидно рассмеялся и заверил свою оппонентку, что у такого награждённого почётной фиолетовой лентой прославленного героя войны не было необходимости делать всё лично. Наверняка нашлись бы желающие выполнить всю грязную работу за самое малое вознаграждение, а то и вовсе бесплатно в расчёте на благодарность в будущем от такого прославленного героя.

Улине вновь зарычала, на этот раз гораздо громче и устрашающе. Я даже испугался, что девушка-гэкхо набросится на своего оппонента. Но конфликт двух членов команды дальнейшего развития не получил, так что разнимать или ментально остужать спорщиков не пришлось.

Последним по теме отправленных сообщений выступал Тини. «Котёнок» сообщил, что сразу напрямую без каких-либо сложностей и лишней бюрократии связался с Великой Проповедницей своей расы, и одна из четырёх воплощений Великой Первой Самки с готовностью выслушала взволнованного подростка. Затем лэнг Амиру У-Маяу призналась, что никакого отношения к военным не имеет, так как профессия у неё сугубо мирная, но пообещала без промедления передать это важное сообщение своей знакомой лэнг Кисси-Мяу, командующей одним из флотов Союза Миелонских Прайдов.

– А вот по поводу следующей нашей остановки на станции Меду-Ро IV лэнг Амиру У-Маяу была не в восторге. По её словам, данная станция лишь формально принадлежит миелонцам, и правят там Свободные Капитаны, а потому с обменом… сами знаете чего, мастер… на крипто могут возникнуть проблемы. Да и вообще безопасность любого звездолёта на пиратской станции трудно гарантировать, как и сохранение груза. Но после достаточного долгого размышления Великая Проповедница дала нам совет связаться либо с главой прайда Звёздного Душителя, либо с главой прайда Ловкой Лапы и решать щекотливый вопрос только через этих посредников.

Высказывать недовольство моему подопечному по поводу раскрытия постороннему лицу маршрута нашего фрегата я не стал, поскольку понимал абсолютную бессмысленность и нелогичность этого взыскания. Во-первых, сохранить тайну при общении с умеющей читать мысли опытнейшей Ищущей Правду совершенно нереально. Во-вторых, для любого миелонца Великая Проповедница являлась воплощением абсолютного добра, хранительницей истории и традиций расы, и даже отождествлялась с матерью, а потому совершенно не воспринималась «посторонним лицом».

С главой прайда Звёздного Душителя знаком я не был, да и Тини тоже совсем немного слышал об этом прайде, причём преимущественно плохое. Значит, оставалась только глава прайда Ловкой Лапы – моя знакомая хозяйка казино, которая вроде как обещала поискать для моего Комара интересную работу.

Дальнейший разговор прервало появление ремонтного бота – скорее всего того самого, которого я обещал перекрасить в белый цвет, хотя и не уверен. Все три многоножки для меня были совершенно идентичными, никак не отличающимися ни внешне, ни по отображению на мини-карте.

– Кирсан, что тебе? – поинтересовался я, так как ремонтный бот не прополз мимо, а приподнял переднюю часть туловища и начал семафорить своими суставчатыми лапками, однозначно привлекая наше внимание. – Не понимаю твои движения. Улине, дай ему наконец переводчик, пусть объяснит свои действия.

Древний враг. Опасность. Да. Нет. Может быть. Смотреть капитан.

Древний враг? Это ещё кто такой? Навык Ощущение Опасности молчал, так что непосредственной угрозы похоже не было, и Кирсан просто хотел о чём-то сообщить.

– Веди, показывай! – приказал я, поднимаясь с рулона ковролина.

На этот раз за Кирсаном побежали все, хотя «смотреть капитан» в речи бота наверняка означало, что Комар справился бы и в одиночку. Эх, всё-таки Кирсан не до конца разумный, – с сожалением подумал я, когда многоножка, просто выбирая более короткий маршрут, юркнула в пустую пока что шахту лифта и ловко побежала на верхнюю палубу по вертикальной стенке металлического колодца. Нам же пришлось бежать в противоположный конец коридора и пользоваться недавно установленной винтовой лестницей. Встретив нас на верхней палубе, многоножка повела всех на капитанский мостик.

– Да [цензура] твою мать… – не удержался Дмитрий Желтов от удивлённого возгласа. За что моментально получил несильную, но чувствительную затрещину от нашего дагестанского поборника нравственности. Впрочем, пилот не обиделся, а возможно даже и не обратил внимания, слишком увлечённый информацией с наружных камер. – Как он нас нашёл? У нас и корабль сменился, и до системы Урса далековато. Или это другой?

Действительно, вокруг нашего фрегата, наматывая бесчисленные витки, кружил шустрый дискообразный объект, в котором я моментально опознал симбионта. В прошлый раз подобный сателлит очень помог «Шиамиру», расчистив для челнока путь в обломках на поле боя. Но что сейчас ему нужно от нас?

– Всё-таки Ураз Тухш ошибся, – довольно заурчал старый Аюх. – Вовсе не ему удачу пророчило появление симбионта, а кому-то из нас.

– И я даже знаю кому именно, – в такт ему ответила Улине Тар, выразительно посматривая на меня.

Авторитет повышен до 45!

Игнорируя подобные намёки своей компаньонки, я поинтересовался у ремонтного бота, протянув ему автоматический переводчик:

– Кирсан, ты знаешь, что это? – я указал на пляшущий на мониторе овал.

Древний враг. Механоиды война. Автоматическая охранная система предтечей. Контроль космос. Контроль гиперкосмос. Поиск. Перехват. Уничтожение.

Для обычно немногословного Кирсана ответ был более чем развёрнутым, а главное понятным для всех присутствующих. Кстати, про «автоматические системы предтечей», с высокой вероятностью перехватывающие в космосе честных дронов и мешающие им спокойно летать, я уже слышал от своего Малого охранного дрона реликтов. Похоже, предтечи те ещё были соседи по галактике, раз и механоиды, и реликты считали их однозначными врагами. А не были ли реликты и механоиды союзниками в той давней войне? Может Кирсан видит на мне доспех Слышащего реликтов, а потому ведёт себя со мной более открыто, чем со всеми остальными?

– А что есть этот сателлит делать? Зачем такой близкое расстояние? Он же фактически ползать по фюзеляж наш звездолёт! – спросила Минн-О на языке гэкхо, продемонстрировав достаточно неплохой уровень владения языком.

Я не думал, что ответ на подобный вопрос последует, и тем неожиданнее прозвучали слова Навигатора:

– Симбионт ремонтирует нашему фрегату обшивку. Мелеефаты для изготовления корпусов звездолётов используют материалы с памятью формы. При определённых условиях, ну там нагрев до нужной температуры, воздействие ультразвуком или облучением нейтронами, искорёженные детали восстанавливают свою первоначальную форму. Даже пробоины затягиваются без следа.

– Да, я тоже слышала об этом, – подтвердила Торговка. – Вот только, насколько знаю, это очень энергоёмкий процесс. Симбионту нужна поистине прорва энергии! Откуда он её берёт?

Как раз в этот момент у меня завибрировал капитанский планшет, и я вчитался в пришедшее сообщение:

Капитан, получен запрос на подключение к силовой установке от [неопознанная система]. Разрешить? (Да/Нет)

А вот и ответ на вопрос Улине! Я усмехнулся и подтвердил разрешение, на всякий случай ограничив потребление мощности этой «неопознанной системой» излишками, не расходуемыми основными системами звездолёта. Мои манипуляции с системами фрегата не прошли незамеченными для Пилота звездолёта и Навигатора. Дмитрий присвистнул удивлённо. Аюх же задумчиво начал шевелить массивными челюстями, переводя взгляд то на показатели мощности, то на продолжающего ремонт симбионта.

Навык Управление Механизмами повышен до пятьдесят шестого уровня!

Навык Электроника повышен до пятьдесят четвёртого уровня!

Навык Электроника повышен до пятьдесят пятого уровня!

Авторитет повышен до 46!

Симбионт по-прежнему отображался у меня на мини-карте лишь как неопределённый «сгусток плазмы» и не фиксировался корабельными радарами. Однако проводить более детальное его изучение, а тем более использовать для анализа Сканер Изыскателя я не стал, боясь вспугнуть столь редкого и осторожного космического гостя. Случаев агрессии со стороны сателлитов для сопровождаемых ими звездолётов, насколько я знал, зафиксировано не было. Да и я никакой опасности от него не ощущал и доверял своей интуиции, которая нашёптывала, что рисковать столь полезным приобретением ради простого удовлетворения любопытства не стоит, и этот спутник ещё не раз может пригодиться в будущем.

Убедившись, что всё нормально работает, я успокоил Кирсана, остальным же членам команды предложил вернуться в комнату отдыха и продолжить совещание.

* * *

На этот раз обсуждали тему обнаруженных на фрегате магнитных мин. При ближайшем изучении опасных находок выяснилось, что мины производства гэкхо, совершенно типовые и даже входящие в стандартный набор Сапёров и Диверсантов этой расы. Вот только этими двумя классами список подозреваемых отнюдь не ограничивался – оказывается, это снять активированную мину представлялось большой сложностью, но вот поставить её мог фактически любой игрок, просто соответствующий требованиям Ловкости и Интеллекта.

Но кто и когда мог установить их на нашем звездолёте? Поскольку поиск ответов на эти вопросы был крайне важным для всех нас, я предложил команде устроить «мозговой штурм», высказывая любые версии случившегося, даже самые невероятные или, возможно, задевающие кого-либо из присутствующих.

Для начала я сам попытался ответить на вопрос «когда». Самым напрашивающимся временем совершения диверсии была длительная стоянка повреждённого звездолёта на военной базе. Ведь до этого принадлежность фрегата «Толили-Ух Х» была ещё не определена, и никто не знал, что этот конкретный корабль будет передан именно нам. Хотя тут тоже возникали нестыковки. На базе доступ к нашему фрегату имели только выделенные командующим флотом ремонтники, но лично мне трудно было представить громадного техника-гэкхо, протискивающегося в узкий лаз, постоянно застревающего и ругающегося благим матом, причём шёпотом, чтобы другие находящиеся в ремонтном ангаре игроки не обратили внимания на его вредительскую деятельность.

– У меня имеется полный список всех техников, ремонтировавших фрегат, – Улине указала на свой наладонник, в котором она хранила всю нужную информацию. – Их можно будет потом разыскать и опросить. Хотя я согласна с капитаном, что представителю расы гэкхо не пролезть в столь узкую щель. Разве что ребёнку? Хотя я не встречала ни одного ребёнка на военной базе. Но может, кто из членов команды видел какую-то подозрительную активность во время ремонта?

Нет, никто ничего не видел. Зато изъявил желание высказаться Эдуард Бойко, причём версия нашего Космодесантника действительно отличалась новизной:

– Предлагаю проверить на причастность нашу тихоню-принцессу! Минн-О всегда молчит, никуда не лезет и старается лишний раз не мозолить остальным глаза. А между тем именно она больше всех заинтересована в том, чтобы звездолёт был уничтожен, поскольку космический корабль – сильнейший козырь в войне против её Тёмной Фракции! После смерти лэнг Тумор-Анху Ла-Фина, который ранее покровительствовал своей внучке и защищал её, нашей принцессе приходится доказывать свою лояльность и полезность для фракции. И уничтожение звездолёта как раз вписывается в эту логику! К тому же Минн-О хоть и высоченная, но худющая подобно спичке, и легко пролезет в тот узкий технический коридор, в который я, например, при всём желании не втиснусь.

Начал свою речь Эдуард на языке гэкхо, но быстро сбился и перешёл на родной. Однако Минн-О его прекрасно поняла. Девушка встала и, глядя прямо в лицо обвинившему её игроку, ответила с удивительной рассудительностью и спокойствием:

– Хорошо, допустим я действительно собираюсь взорвать звездолёт. Где мне взять взрывчатку? Единственный раз, когда я приобретала для себя вещи, такие как например новый скафандр взамен утерянного, меня к торговому автомату сопровождали сразу двое: Улине и Комар. Список покупок они видели, более того, сами вводили его для меня, так как читать на языке гэкхо я пока что не умею. Они могут подтвердить, что магнитных мин в том списке не было.

– Это так, – с готовностью подтвердила Улине Тар. – Девушка-человек купила обширный список всякой всячины. Там и новое стрелковое оружие, и профессиональное оборудование Картографа, и личные вещи, украшения и косметика. Но магнитных мин среди покупок не было!

Минн-О слегка поклонилась мохнатой соседке по комнате за поддержку, но свою речь принцесса ещё не закончила:

– К тому же, да будет Космодесантнику Эдуарду известно, я перехожу во фракцию к моему законному супругу. Согласие вашего лидера герд Лозовского на переход уже получено, и теперь для начала процедуры переноса тела мне нужно в игре попасть на территорию фракции Human-3. Для меня это очень важно, фактически это вопрос жизни и смерти. И как, спрашивается, уничтожение звездолёта – единственного средства, на котором я могу попасть на Землю – поможет мне в этом деле?

Эдуард извинился перед моей вайедда и признал, что не обладал всей полнотой информации. Зато тут же предложил ментально проверить Тини. Просто на всякий случай, так как мелкому миелонцу прошмыгнуть в узкий технический лаз было проще всего, к тому же навыки и класс позволяли ему легко обращаться с ловушками и взрывчаткой, как снимать, так и устанавливать. Кстати, единственному из всех нас. Какого-либо пусть даже самого минимального мотива для миелонского подростка взрывать наш общий звездолёт Эдуард придумать правда так и не смог, но Тини ввязываться в дискуссию не стал и просто предложил мне считать его мысли.

Что я тут же и проделал. И… завис надолго. Нет, подозрения в причастности моего подопечного к установке взрывчатки развеялись сразу же, тут Тини оказался совершенно не при делах. Вот только мой подопечный оказался вовсе не так прост, как можно было предположить. Для начала я сразу же выяснил, что маленький воришка обследовал рюкзаки всех членов команды и даже кое-что по мелочи себе прихватил. У меня он тоже порылся, хотя ничего брать и не рискнул. Об этом неподобающем поведении я решил поговорить с подростком, вот только не при всех, а потом наедине. Но это было не главное открытие.

Какие-то фрагменты памяти «котёнка» оказались заблокированы! Кто-то очень умело закрыл для считывания некоторые эпизоды, в частности почти половина из последней беседы с лэнг Амиру У-Мияу была скрыта! Подозреваю, что и сам «котёнок» сейчас не смог бы вспомнить, о чём ещё говорил с Великой Проповедницей, кроме того, что рассказал мне. Какие-то непонятные ментальные закладки, предписывающие определённое поведение маленького воришки в нужных ситуациях… разбираться во всех этих хитросплетениях я сейчас не стал, да и слишком сложно пока что это было для меня.

Но и из того, что было открыто, хватало любопытных моментов. В частности, параметр Известности у Тини составлял аж семнадцать! По-видимому, моего подопечного знали очень многие, что было весьма неожиданно и странно для Вора, который в силу своей профессии обычно стремится к тишине и незаметности. А ещё мой «котёнок» получал зарплату на стороне! Да! За каждый день его пребывания возле герд Комара подростку на электронный кошелёк «капало» по пятьдесят крипто – громадные деньги для несовершеннолетнего воришки, который ещё совсем недавно перебивался мелкими карманными кражами. Причём, судя по всему, шпионил за мной Тини добровольно, никто его не принуждал силой и не шантажировал. Ну дела…

Навык Псионика повышен до шестьдесят шестого уровня!

Навык Мистицизм повышен до двадцать второго уровня!

Закончились Очки Магии, и я вынужден был оставить считывание разума своего воспитанника. Посмотрел на притихших членов команды, видимо удивлённых столь длительной моей работой и ждущих окончательного вердикта, и поспешил всех успокоить:

– Тини совершенно точно не закладывал мины! – после этой фразы я перешёл на миелонский язык и, пока остальные шумно переговаривались между собой, добавил исключительно для своего воспитанника. – Но нам с тобой нужно очень серьёзно поговорить!


Глава двадцать вторая. Дела семейные

Разговор с Тини проходил в моей капитанской каюте и оставил противоречивые чувства. С одной стороны, «котёнок» признал, что его действия по потрошению сумок союзников едва ли являются законными и тем более достойными, однако никакой вины за собой миелонский воришка не чувствовал. Украденную мелочёвку, вроде кисточки для осветления шерсти Улине Тар или запасных трусов Имрана, он в любой момент готов был вернуть хозяевам и даже извиниться за свои действия. Да и вообще брал он эти вещи, по словам самого Тини, вовсе не ради продажи или присваивания себе, а исключительно ради прокачивания своих воровских навыков.

Примерно такое же беспечно-легкомысленное отношение у «котёнка» было и к своей шпионской деятельности. Безродный сирота-подросток был несказанно горд и счастлив, что великие представители его расы обратили на него внимание и даже поручили ответственное дело – присутствовать рядом с единственным Слышащим на всю Вселенную и всячески помогать ему. Ничего дурного в своей деятельности Тини не видел и наоборот считал, что оказывает мне большую услугу, помогая влиятельным миелонцам принимать участие в моей судьбе. «Котёнок» совершенно искренне полагал, что вниманием и покровительством могущественных лидеров миелонцев, таких как Великая Проповедница лэнг Амиру У-Мияу или популярнейшая в космофлоте командующая лэнг Кисси Мяу, разбрасываться не стоит и нужно стараться сохранять с ними дружеские отношения. Тини просто обожествлял своих покровителей и ради них шпионил бы за мной и бесплатно, а уж тем более горд был получать за свою работу немыслимые ранее для нищего сироты пятьдесят крипто за каждые стандартные сутки, проведённые возле Слышащего.

C большим трудом, но мне всё же удалось донести до «котёнка» мысль, что его круглосуточная слежка и столь пристальное внимание великих представителей миелонской расы мне не очень-то нравятся. Свободные Капитаны не всегда действуют в рамках законов – кто-то из них занимается контрабандой, кто-то пиратствует, остальные тоже не спешат афишировать источники своих доходов, дабы не плодить конкурентов. Нашей команде тоже придётся скрывать свои коммерческие тайны, причём вовсе не обязательно эти секреты будут иметь криминальный оттенок. Я очень постарался вбить в голову воспитанника простую мысль, что успех предприятия зависит от умения всех членов команды хранить тайну, и потому мне крайне не хотелось бы, чтобы мой собственный воспитанник лишал нас источников доходов, трезвоня посторонним о наших ценных находках и открытиях. Поэтому я запретил «котёнку» делиться с кем-либо, не входящим в состав экипажа, информацией о состоянии нашего фрегата, об открытых нами месторождениях ценных минералов, выгодных торговых маршрутах или интересных неизвестных остальным аномалиях.

В итоге Тини понял мои тревоги и опасения, и даже обещал в своих сообщениях не раскрывать наши секреты, хотя полностью прекращать отсылать отчёты представителям своей расы миелонский подросток всё же не был готов. От меня «котёнок» уходил в глубокой задумчивости, и я его вполне понимал. Столкнулись два не всегда совпадающих интереса – верность капитану герд Комару и густо замешанное на благоговении перед великими представителями своего народа желание выслужиться перед лидерами миелонской расы. При этом я вовсе не был уверен, что в случае возникновения конфликта интересов Тини выберет мою сторону. Но стоило ли осуждать за это моего подопечного или как-то его ограничивать? Едва ли. Сам я, будучи в экипаже Ураз Тухша, тоже прежде всего держал в голове интересы своей фракции и родной планеты, а уж только потом инопланетного капитана.

Но всё же, как смог, я постарался подкорректировать систему жизненных ценностей и приоритетов подростка. Пусть по-прежнему считает себя избранным, на которого обратили внимание сильные мира сего. Пусть передаёт своим миелонцам отчёты, раз уж за них ему платят деньги. Вот только в этих отчётах не будет информации, которую капитан не желает раскрывать, или которую сам Тини посчитает вредящей своему наставнику и его команде.

Навык Псионика повышен до шестьдесят седьмого уровня!

Навык Мистицизм повышен до двадцать третьего уровня!

Уф, как же тяжело далась мне эта беседа с воспитанником… Мана, не успевшая восстановиться после общего собрания, снова обнулилась. И не успела дверь за Тини закрыться, как в мою каюту прошмыгнула «походная супруга». При виде принцессы я постарался натянуть на лицо приятную вежливую улыбку и не выдать того стона отчаяния, который рвался в этот момент наружу – насколько же моя вайедда пришла несвоевременно! Беседы с Минн-О всегда требовали серьёзного ментального воздействия и большого расхода Очков Магии, а я сейчас был полностью опустошён…

Между тем, едва успев закрыть за собой дверь, Минн-О Ла-Фин с ходу выпалила, чтобы я не придавал значения словам Эдуарда Бойко, поскольку «это всё неправда». Принцесса заявила, что вовсе не пыталась после смерти деда выслужиться перед своей фракцией и уж тем более не собиралась взрывать наш фрегат. Более того, сама Минн-О полагала, что на общем собрании Эдуард обвинил её лишь потому, что сам неравнодушен к ней и даже навязчиво преследует. Так, во время ремонта корабля Космодесантник всё время старался оказаться в одной бригаде с принцессой, а если это не получалось, то всё равно находился поблизости. Минн-О постоянно ловила на себе внимательные взгляды непрошенного ухажёра. Эдуард не раз пытался заговорить с принцессой Тёмной Фракции, в том числе на весьма фривольные темы, совершенно не касающиеся ремонта корабля. А пару раз во время совместных работ и вовсе, якобы случайно, дотрагивался ладонями до… тут Минн-О густо покраснела и употребила словосочетание: «место, которое человеку без зеркала не рассмотреть».

Судя по всему, возмущение Минн-О не было наигранным, и кое-какие эпизоды излишне навязчивых ухаживаний со стороны Космодесантника действительно имели место. Я даже припомнил разговор своих друзей во время обеда под Куполом, где тема красивой девушки из Тёмной Фракции, а также красавиц из НПС-наяд всплывала, и тогда Эдуард высказался в духе того, что «все они не могут считаться полноценными подружками, так как их вообще нет в нашем мире, они лишь виртуальные, ненастоящие». И хотя происходило всё описанное до того, как принцесса сообщила о переходе во фракцию Human-3 и наш мир, что сразу делало её вполне «настоящей», я всё же пообещал поговорить со своим спутником и потребовать оставить мою вайедда в покое.

Вроде интересовавший принцессу вопрос был решён, но Минн-О почему-то не торопилась покидать мою каюту. Проверив ещё раз надёжность дверного замка, моя спутница глубоко вздохнула, развернула подвешенное «кресло-гамак» и уселась напротив меня. Судя по всему, меня опять ждал долгий разговор о политике её магического мира, тонкостях общения с конкурирующими магическими родами и сложностях сохранения имущества семьи Ла-Фин.

– Комар… – девушка замялась и вдруг густо покраснела от смущения. – А давай сыграем в карты на раздевание!

Что?! Мои брови взлетели вверх от удивления. Вот чего-чего, но такого развития ситуации я меньше всего ожидал! Выглядел сейчас я наверняка забавно, так как Минн-О прыснула от смеха и продолжила меня уговаривать:

– Сейчас свободное время, ты сам отпустил экипаж отдыхать. Улине спит, твои товарищи по фракции вышли в реальный мир, гэкхо в кают-компании играют в «На-Тих-У». Но в эту игру я не умею, вот и решила предложить тебе сыграть в «подкидного дурака». Я и колоду с собой взяла. Но не на деньги же играть нам, молодожёнам, это скучно и глупо.

Да, принцессе действительно удалось меня удивить. Но, собственно, а почему бы и нет? Хотя… шулерской победы я не желал, а потому честно признался своей «походной супруге», что у неё совершенно нет шансов:

– У меня максимально возможный модификатор удачи, а показатель Восприятия двадцать девять позволяет отличать рисунок на «рубашках», так что я всегда буду знать, какие именно карты находятся у тебя на руках. Поддаваться не в моих правилах, так что ты будешь всё время проигрывать и проигрывать.

– Что ж, в проигрыше тоже имеются свои плюсы, – нисколько не расстроилась моя собеседница. – Зато удастся расшевелить тебя. А то сидишь всё время такой официальный и насупленный, все мысли заняты починкой звездолёта, политикой, войной и прочими серьёзными вещами. На свою супругу времени у тебя совсем не остаётся!

Упрёки были вполне справедливые, и я готов был признать свою ошибку и немедленно исправиться. Встав со своего вязанного «кресла», я пересел в соседний гамак к вайедда и, решительно обняв свою спутницу, поцеловал её:

– Думаю, карты нам сейчас совершенно не нужны – свободного времени не так уж много, чтобы тратить его на подобную ерунду!

* * *

Минн-О была не похожа на всех моих предыдущих любовниц. Девушка-красавица с непривычной для нашего мира пепельно-серой кожей очень старалась мне угодить, вот только её неопытность и незнание элементарных, казалось бы, принципов взаимодействия особей разных полов зачастую ставили меня в тупик. Приходилось объяснять, рассказывать и показывать, терпеливо и осторожно, чтобы ещё сильнее не пугать и без того дрожащую от страха и переживаний высокородную принцессу. О какой-то «безумной страсти» речи тут естественно не шло, хотя в целом всё прошло именно так, как и должна проходить близость между мужчиной и женщиной. Вот только на мою попытку достать презерватив (ещё из старых запасов, которые я так и не продал Филире) Минн-О совершенно искренне возмутилась и потребовала, чтобы всё было «как заведено природой».

Через какое-то время мы «закрепили успехи» в этой новой для принцессы, но древней как само человечество любовной науке, а потом просто лежали в гамаке, обнявшись и умиротворённо разговаривая о всяком. В том числе и о «скучной политике», и о разном видении будущего Земли по прошествии тонга безопасности, обещанного нашей планете сюзеренами гэкхо. При этом Минн-О упомянула один очень важный момент, который я намеревался при первой же возможности сообщить Ивану Лозовскому.

Оказывается, та единственная пока что нода «Космопорт», занятая гэкхо на виртуальной Земле, со временем начала проявляться и в реальном мире! Космические спутники, кружащие над альтернативным моему магическим миром, зафиксировали странную погодную аномалию на ледяном материке. Снимки показывали небольшой кусок территории с явно другим, гораздо более тёплым климатом. А ещё на этой территории были замечены необычные постройки, в которых знающие специалисты быстро опознали космопорт гэкхо и соседние с ним сооружения. Вот только отправившиеся на исследование данной аномалии учёные вернулись ни с чем – честь территории ледяного материка почему-то стала недоступной, её словно и не существовало. Члены наземной экспедиции не видели никакой аномалии и проходили сквозь неё, сразу же оказываясь «по ту сторону» от запретной территории. Все же попытки выведать у сюзеренов, что происходит, наталкивались на игнорирование вопросов со стороны Дипломата гэкхо.

– Я слышала, как ругался мой дед, когда обсуждал с советниками эту странность. Ведь получается, что гэкхо, не спросив разрешения, просто взяли и оккупировали часть моей родной планеты! Они изолировали эту область и что-то там строят, причём вовсе не стремятся информировать о своих планах людей – хозяев планеты!

– Уже не хозяев, – поправил я свою вайедда. – Как бы ни обидно это звучало, но формально Земля уже принадлежит гэкхо, а конкретно наместнику кунг Вайд Шишишу. Гэкхо вообще неохотно делятся информацией со своими вассалами, заставляя буквально по крупицам собирать данные об игре, искажающей реальность, и её правилах. Большинству же людей никак по-другому, кроме как через Дипломата гэкхо, это не выяснить. Но мы с тобой находимся в более привилегированном положении – общаемся с представителями многих космических рас, так что именно наша с тобой задача выяснить, что происходит с новыми планетами после окончания тонга безопасности.

В этот момент в дверь моей каюты вежливо постучали. Я посмотрел на обнажённую Минн-О, и она понятливо кивнула. Миг, и моя спутница уже лежала рядом со мной полностью экипированная, даже шлем зачем-то нацепила. Я тоже перекинул из инвентаря предметы одежды и брони в нужные слоты, спрыгнул с гамака и пошёл открывать. На пороге стоял Имран.

– Комар, извини если не вовремя, но я с сообщением для тебя от Ивана Лозовского. Наш босс просил передать, что у Тёмной Фракции теперь новый лидер, им стал Стратег 23-го уровня, герд Уй-Така.

– Мелковат он что-то для лидера фракции, всего двадцать третий уровень… – засомневался я, но потом встрепенулся. – Погоди… Уй-Така? Знакомое имя… Минн-О, а не тот ли это прославленный генерал, про которого ты мне рассказывала?

– У тебя отличная память, муж мой, – улыбнулась вайедда. – Да, тот самый. Лучший стратег моего мира, по признанию авторитетных магов-экспертов. Популярный в войсках генерал, силой взявший власть во Второй директории, первый не-маг среди правителей за последние восемь веков.

Имран с готовностью дополнил описание нового главы Тёмной Фракции:

– Крутой мужик, как говорят. Попросил провести переговоры с нашей фракцией и прилетел к нам в Столицу на антиграве, на котором ранее маг Тумор-Анху рассекал. Прибыл не только без оружия и без брони, как договаривались, но даже без телохранителей. Но и в простой лёгкой тоге в окружении наших бойцов выглядел так, словно он тут хозяин. Наши все как один говорят, брутальнейший мужик, просто Терминатор на вид. Квадратные челюсти, тело сплошь из одних мышц состоит, хоть сейчас на конкурс «Мистер Олимпия» посылай! Но самое главное взгляд – внимательный и в тоже время спокойный, словно у уверенного в своих силах льва. Вместе с ним прилетел его новый Первый Советник – герд Мак-Пеу Ун-Рой, Прорицатель девяносто третьего уровня.

– Погоди, а как же Авир-Син Ла-Пирез? – не удержалась от удивлённого возгласа вклинившаяся в беседу Минн-О. – Ведь именно мой дед по отцовской линии был Первым Советником у Тумор-Анху, его правой рукой и вторым по уровню игроком в наших рядах! Именно Авир-Син был самым напрашивающимся кандидатом на роль нового главы фракции, ну или хотя бы его заместителя! Почему не он?

На все эмоциональные вопросы девушки Имран лишь пожал плечами:

– Вот чего не знаю, того не знаю. Я лишь сообщаю вам новости, а почему именно эти игроки стали новыми лидерами Тёмной Фракции, это уж тебе виднее, не мне.

– Странно, конечно. Хотя… Авир-Сину сейчас наверняка хватает забот в реале с наследством семьи Ла-Фин, да и почтенный возраст не позволяет старому магу перенапрягаться… Но кроме него были и другие маги, гораздо сильнее молодого Прорицателя, были даже уровня 100+. Очень странно, что всех доверенных лиц моего деда подвинули. Ой, извини, Имран, продолжай!

Минн-О действительно размышляла вслух, и мой дагестанский друг терпеливо ждал, пока принцесса закончит говорить сама с собой. Я же в это время раздумывал совершенно о другом. Гениальный полководец, пользующийся огромным авторитетом бойцов, в советниках у которого маг-прорицатель, которого Минн-О описывала как очень и очень талантливого, способного заранее предсказать, будет ли успешной атака или нет… Очень сильная вырисовывалась связка, просто «читерская». Трудно с ними будет справиться, если Тёмная Фракция решит пойти на обострение и начнёт боевые действия.

Имрана, похоже, несколько задело упоминание вражеских «топов», так как он не удержался от комментария:

– Кстати, по поводу игроков сотого уровня, у нашей фракции тоже появился такой! Им стал герд Тарасов, лидер «Первого Легиона»! Сам лично под Куполом слышал объявление по громкой связи. Да и герд Тамара совсем немного отстаёт, она сейчас 98-го уровня.

Ух ты! А неплохо «легионеры» подкачались на морских тварях! Особенно меня впечатлил прогресс герд Тамары, которая почти догнала нашего привычного рекордсмена Игоря Тарасова, хотя раньше отставала от него на десять уровней. А ведь после сотого игрок получает сразу три новых навыка, а это не только усиление его возможностей, но и быстрое получение 101-го, 102-го и может даже 103-го уровня, так как новые навыки качаются очень быстро, заполняя тем самым шкалу прогресса.

Тем временем Имран продолжил:

– Иван Лозовский просил передать, что переговоры вышли очень сложными. С нашей стороны в них участвовало шесть человек: пять из шести статусных игроков фракции, кроме тебя, а также офицер штаба, транслировавший сообщения для внешних кураторов проекта «Купол». Тёмная Фракция поставила следующие условия – прекратить экспансию на север и отдать им ноду «Карелия». На таких условиях они готовы подписать «договор о вечном мире» с нашей фракцией, причём даже согласны призвать гэкхо в качестве гарантов соблюдения мира.

– Но отдать ноду «Карелия» – значит лишиться дороги к космопорту гэкхо! – возмутился я предложением Тёмной Фракции, больше смахивающим на требование капитуляции. – Космопорт – это и торговля, и новые технологии, и путь к звёздам! Альтернативный маршрут по морю на пароме слишком ненадёжен – сегодня он есть, а завтра шлея попадёт под хвост «мохнатикам», и они задерут цены за перевозку, а то и вовсе откажутся возить наши грузы! Да и много грузов паром гэкхо всё равно не перевезёт, а строить собственные корабли – дело не одной недели, да и нужны другие игроки со специфическими скиллами для мореплавания. Нет, отдать ноду «Карелия» – это однозначно проигрыш!

– Вот и наш лидер Иван Лозовский отверг такое предложение, – успокоил меня Имран. – Хотя не все так считали… Некоторые переговорщики из нашей фракции были согласны пойти на любые уступки ради заключения мира со столь сильным противником. Всё свелось к бесконечным спорам, единого мнения с нашей стороны так и не появилось. В итоге новый лидер Тёмной Фракции дал нам трое суток на принятие решения. После чего, как он сказал: «вместо дипломатов заговорят орудия».


Глава двадцать третья. Второй визит к пиратам

Передав для меня сообщения от главы фракции, Имран попросил мою «походную супругу» на какое-то время выйти из каюты, чтобы дать ему возможность пообщаться с капитаном наедине. И хотя сказал это дагестанский атлет в максимально деликатной и вежливой форме, но принцесса всё равно возмутилась и обратилась ко мне за поддержкой. Однако тут я выступил на стороне Имрана, так как понимал, что без должного повода мой приятель не стал бы дёргать девушку, а потому попросил Минн-О не упрямиться и вернуться в свою каюту. Принцесса Тёмной Фракции недовольно фыркнула и бросила на меня взгляд, не суливший ничего хорошего, но всё же покинула каюту.

Едва за Минн-О Ла-Фин закрылась дверь, Имран продолжил:

– Герд Лозовский просил передать тебе наедине, без лишних ушей, что войны не избежать. По его словам, отказ от торговли с гэкхо – это однозначно тупик в развитии и сворачивание всех грандиозных проектов, для осуществления которых не хватит средств и редких материалов. К тому же в заливе возле наших берегов завелись наяды, возможно те самые согнанные немцами с привычных мест обитания, так что пути морем до космопорта может и не быть…

– Наяды не трогают паром гэкхо, так что мешать нашей торговле с сюзеренами они не станут. Но вот наш собственный флот, если фракция вздумает его строить, они однозначно потопят. Впрочем, я тебя перебил, продолжай!

– Не только этого опасается Лозовский. Все наши соседи, от НПС-кентавров с гарпиями и до немцев, сейчас видят во фракции Human-3 реальную силу, а потому считаются с нами и желают дружить. А вот покажи мы единожды слабость, и сразу же в глазах соседей потеряем весь авторитет. А вместе с авторитетом и уважением очень быстро потеряем и всех союзников, которые перебегут к более сильному игроку. Да и «вечный мир» с одной из фракций вовсе не означает мира со всеми участниками «большой игры». Это лишь отсрочка до того, как нашу ослабевшую фракцию захватит кто-то другой.

Я полностью разделял эти опасения. Без новых технологий и сложной техники наша фракция останется на задворках большой политики и очень быстро скатится к роли поставщика дешёвой древесины для более успешных соседей, а то и будет стёрта ими с политической карты. Однако это всё были слова и размышления, но вот чего именно хочет от меня начальство? Я задал этот прямой вопрос Имрану. Дагестанец невесело усмехнулся:

– Лозовский хочет от тебя чуда. Да! Именно так он и сказал! Он хочет, чтобы ты использовал все свои политические и родственные связи для повторения трюка с нодой «Кладбище» или чего-то совершенно нового, но столь же неотразимого и сокрушительного для Тёмной Фракции. По словам нашего лидера, только такие неожиданные и сильные удары способны заставить противника считаться с нами.

Чуда?! Ну ни фига себе запросы у директора! Пока что я даже приблизительно не представлял, как смогу выполнить столь странное поручение руководства фракции. Кунг Вайд Шишиш далеко, да и в таком вопросе могущественный наместник Земли даже не станет слушать меня – гэкхо принципиально не вмешиваются в разборки между своими вассалами. Мои же «родственные связи», похоже, закончились вместе со смертью соправителя Тумор-Анху Ла-Фина. Его же внучка принцесса Минн-О в своём мире совершенно не обладала должным политическим весом и едва ли годилась для каких-либо серьёзных переговоров.

– А ещё наш босс спрашивал, сможет ли фракция рассчитывать в войне на звездолёт? Погоди, Комар, – тут Имран перебил меня, не дав высказать мои сомнения и возражения, – герд Лозовский в курсе того, что фрегат повреждён и не имеет вооружения. Знает и о том, что владелицей корабля является гэкхо Улине Тар. Но он считает, что хозяйку звездолёта, тем более Торговку по классу, ты сможешь уговорить и заинтересовать выгодными торговыми маршрутами. У фракции сейчас появилась валюта. Не так много, как хотелось бы, но всё же сто восемнадцать тысяч кристаллов наша фракция готова потратить на покупку высокоэффективного инопланетного вооружения. Я сам, да и наверняка Эдуард с Дмитрием тоже могут что-то добавить из своих личных средств, ну и ты не останешься в стороне… И опять же можно предложить платину или что-то другое из реала, способное заинтересовать Улине Тар. Так или иначе, нужную сумму для Торговки наверняка найдём! А ещё Лозовский сказал, что даже без оперения и стабилизаторов космический фрегат может приносить пользу в качестве недосягаемого для противника корректировщика огня. В общем, все во фракции на тебя надеются, Комар! Сотвори для нас чудо!

С этими словами Имран ободряюще хлопнул меня по плечу и покинул капитанскую каюту, оставив меня в глубокой задумчивости. От меня хотели чуда… Только где же его взять?!

* * *

– Вышли в системе Меду-Ро. Станция в зоне прямой видимости!

Сообщение Пилота звездолёта вырвало меня из состояния «зависания», в котором я пребывал последние пару часов, пытаясь продумать стратегию на следующие трое суток, чтобы успеть сделать всё запланированное за столь короткий срок. Я поднял взгляд на экран и… резко оживился. Вау! Красотища-то какая!!! Сбылась заветная мечта – я увидел космическую станцию со стороны. Эдакое тридцатикилометровой длины металлическое веретено, чуть смазанное из-за окружающего его силового поля. А вокруг него десятки самых невероятных звездолётов, от миниатюрных юрких перехватчиков миелонской сборки до… что это вообще за гиганты? Рудовозы и сборщики ценных изотопов из космического льда, судя по всплывающим подсказкам. И как соответствующий фон ко всему этому космическому великолепию – мрачно-чёрная с алыми разломами вулканическая планета Меду-Ро IV и огромное голубого цвета местное светило. Невероятное, фантастическое зрелище!

Навык Зоркий Глаз повышен до шестьдесят восьмого уровня!

Навык Картография повышен до пятьдесят шестого уровня!

Навык Минералогия повышен до пятидесятого уровня!

Известность повышена до 62.

Ох, ох, столько системных сообщений после долгого перерыва! И последнее наверняка было связано с изучением нашего корабля автоматическими системами станции – вон, приборы показывали, что наш фрегат сейчас просвечивают всевозможными детекторами и сканерами. Причём наверняка их особенно заинтересовал прилетевший вместе с нами симбионт – вон, только сейчас сателлит, которому подобное повышенное внимание откровенно не понравилось, отцепился от фюзеляжа фрегата и мгновенно скрылся, с места развив невероятную скорость и растворившись в глубинах космоса.

– Капитан, поступил запрос от диспетчеров станции, – сообщил мне Аюх, и я попросил переключить входящее сообщение на меня.

– Свободный Капитан герд Комар. Человек. Цель прибытия на Меду-Ро IV – покупка запчастей и ремонт звездолёта, – ответил я, когда металлический лишённый эмоций голос на миелонском попросил назвать себя.

Прошло секунд пять-семь, и тот же безжизненный голос ответил:

– Допуск в зону космопорта разрешён. Посадочное место 16-4. Следуйте инструкциям и световым указателям для входа в док станции. Добро пожаловать на Меду-Ро IV!

Ещё через сорок минут, отстояв небольшую очередь при входе в док и пройдя длинным пронизывающим всю станцию «колодцем», наш фрегат вошёл в предназначенный для него стояночный ангар и замер, подхваченный гравитационными захватами.

– Каждые сутки стоянки для корабля класса «фрегат» стоят здесь четыре тысячи сто крипто. У меня с собой только кристаллы, – сообщила мне Улине несколько настороженно, но я успокоил свою компаньонку, что валюта миелонцев у меня имеется в достаточном количестве.

Я даже сразу оплатил стоянку за двое суток, чтобы станционные службы не имели к нам никаких претензий. А затем, выстроив экипаж перед звездолётом, провёл для членов своей команды краткий инструктаж:

– Кто-то из вас уже бывал здесь и знает особенности данной станции, для остальных же поясню. Станция Меду-Ро IV не принадлежит ни к одному из великих космических государств, всем здесь заправляют Свободные Капитаны. А это значит, что закона как такового тут нет, и кто сильнее, тот и прав. Если за товар можно не платить, а отобрать силой, то именно так поступит любой из местных обитателей. Поэтому самое большое преступление, которое вы можете совершить тут на станции – это продемонстрировать слабость, а тем более неуверенность и трусость! После этого вы сразу становитесь жертвой, которую не просто можно, но даже нужно обижать и грабить. Всем это понятно?

Раздались не слишком уверенные отклики. Даже не прибегая к псионическим навыкам, я понимал, что подавляющее большинство членов экипажа сейчас размышляло над тем: «какого хрена мы вообще припёрлись в столь дикое и опасное место»? Пришлось объяснять:

– Вместе с тем, Меду-Ро IV – крупнейший торговый хаб в этой части галактики. Тут на местном рынке есть всё, причём по вполне умеренным ценам. Да, тут торгуют контрабандисты, и пираты сбрасывают награбленное, но для нас сейчас прозрачность происхождения товара – далеко не самый важный показатель. Важнее цена и качество, а с этим проблем на Меду-Ро IV, как правило, не бывает, так как мошенников тут не любят и сразу убивают.

Я сделал паузу и убедился, что все меня внимательно слушают. Даже Тини, который знал родную станцию гораздо лучше меня самого, и то навострил ушки, стараясь не пропустить ни единого слова.

– Теперь о правилах поведения тут на станции, их всего три, так что запомнить легко. Первое: поодиночке тут ходят или ОЧЕНЬ уверенные в себе высокоуровневые игроки, или идиоты, которые вскоре будут обобраны до нитки. Всегда держаться в группе! Второе: воров тут на станции, как блох на уличной собаке, особенно в зоне отдыха космопорта. Кто из гэкхо не знает, что такое «блоха» и «собака», спросите позже у любого из людей, сейчас же важное правило – следите за своими сумками!

Мне пришлось сделать небольшую паузу, так как принцесса Тёмной Фракции несвоевременно захихикала. Видимо, обитательнице Земли показалось забавным, что кто-то в галактике может не знать таких элементарных вроде терминов, как «собака» или «блоха». Впрочем, Минн-О быстро извинилась и сделала серьёзное лицо.

– Третье и самое важное правило: язык общения тут миелонский, так что вы наверняка не поймёте, чего от вас хотят. Если вам кажется, что возникли неприятности (а они в таком случае наверняка уже возникли) ни в коем случае не демонстрируйте испуг и не мямлите в ответ, а уверенным голосом на своём родном языке или жестами отсылайте собеседников к вашему капитану, я с ними разберусь. Если же вдруг услышите фразу «А-санти мае-уу-у резш шашаш-у» – это значит, что вас хотят прямо сейчас убить. Оружия в этом случае не доставайте и опять же голосом, а лучше даже нецензурно матом или продемонстрировав оттопыренный средний палец, послать вашего обидчика… опять же ко мне, я с ним разберусь. Для четырёхпалых гэкхо подойдёт любой из двух внутренних пальцев… Баша, потом на досуге потренируешься, не сейчас! Кирсан, тебя тоже касается!

Авторитет повышен до 47!

Авторитет повышен до 48!

Ух ты, сразу двойной рост показателя Авторитет после моей не такой уж долгой вводной речи! Похоже, в глазах команды Комар стал выглядеть настоящим экспертом по космическим пиратам, способным решить любые возникшие проблемы. Возможно поэтому, когда я поинтересовался, кто готов пойти со мной на пиратскую станцию, желание изъявили все, в том числе даже ремонтные боты.


Глава двадцать четвёртая. Знакомые все морды

Ботов с собой я конечно брать не стал – на фрегате для них было слишком много работы, чтобы развлекать металлических многоножек экскурсией по пиратской станции. Оставил на корабле я также Суперкарго и Навигатора, поскольку планировал вскоре заказывать грузы и модули для модификации звездолёта, и кому-то нужно было всё это принимать. В качестве охранника для оставшихся небоевых персонажей выбрал Эдуарда Бойко, причём велел Космодесантнику надеть полный экзоскелетный доспех и не терять бдительности, поскольку беспечность на опасной станции была слишком дорогим удовольствием и грозила самыми серьёзными последствиями. Планировал оставить также Башу и Вашу в помощь Аван Тою, но затем подумал, что двое высокорослых могучих гэкхо за моей спиной будут смотреться весьма грозно и эффектно, что на пиратской станции было совсем не лишним.

Однако прежде, чем куда-либо отправляться, я в приказном порядке велел всем членам команды перенести точки возрождения сюда на станцию Меду-Ро IV. Причём рекомендовал для этого выбирать места во внешнем коридоре вне стен стояночного ангара, чтобы не повторять моей прошлой ошибки и не оказаться взаперти. Сам я тоже проделал эти изменения в настройках воскрешения, после чего на душе сразу же стало легче – теперь, чем бы ни закончилась битва мелеефатов и гэкхо у кометы Ун-Теш, моей жизни это больше никак не угрожало.

Кстати, ситуация с военной базой гэкхо на комете до сих пор оставалась неясной. В официальных новостях реального мира ничего про это не говорилось, связаться же со своим старинным другом и выяснить новости из первых уст Аван Той не смог. Оставалось лишь надеяться, что помощь к защитникам военной базы пришла вовремя, и флот мелеефатов разбит. Я совершенно искренне желал гэкхо удачи в этом противостоянии, поскольку от мощи космического флота сюзеренов зависела и защищённость моей родной Земли.

Итак, ещё раз напомнив друзьям о необходимости держаться вместе и не отставать, я повёл свою группу по уже хорошо знакомому мне круглому коридору, громадным кольцом проходящему вокруг маневровой шахты. Кстати, этаж на этот раз попался тот же самый, шестнадцатый, и карта этого уровня у меня уже имелась, что было весьма удобно. Уверено выведя свою группу к развилке в сторону лифтов, я привлёк внимание членов команды к указателю:

– Тут написано: «Проверка документов. Служба регистрационного контроля». В прошлый раз я так и не понял, что за документы должны тут проверять, просто вырубил сотрудника контрольной службы и прошёл дальше.

– Обычные карты членов экипажа, – откликнулась идущая в шаге от меня Улине. – Такие есть, ну или должны быть, у каждого звездолётчика. У меня сейчас недействительная, так как корабль сменился, но переоформить её совсем нетрудно. Да и выписать новую для Имрана и Минн-О тоже, там при оформлении достаточно, чтобы у капитана было всё в порядке с документами. Но Аюх тебе должен был выдать карточку капитана, её как раз и проверяют.

Мы свернули в боковой коридор, и уже метров через тридцать я увидел того самого Гладиатора, который ранее третировал меня, не давая Комару пройти:

Айк Ур Миеау. Миелонец. Прайд Хвостатой Звезды. Гладиатор 66-го уровня

Полутораметровой высоты тощий серый миелонец, обвешанный оружием с ног до головы, совсем и не изменился за прошедшие с момента нашей предыдущей встречи… эээ… а сколько, собственно, времени прошло с тех пор? Я прикинул и даже сам себе не поверил: всего-то четырнадцать дней! Каких-то две недели! Странно, по внутренним ощущениям с тех пор прошла уже целая вечность, столько событий случилось! Тогда этот покрытый мехом Гладиатор казался мне грозным и непреодолимым препятствием, сейчас же я понимал, что значительно перерос Айка не только по уровню, но и по боевым возможностям.

– Что, так и стоишь, стену подпираешь? И не скучно тебе целыми днями тут торчать? – спросил я вместо приветствия, одновременно показывая карточку Свободного Капитана.

Миелонец, машинально проведя сканером по синему кристаллу, убрал свой инструмент в инвентарь и поднял на меня удивлённую усатую мордашку:

– Свободный Капитан герд Комар… а мы разве встречались раньше?

– Ещё бы! Ты мне руку тогда оттяпал, а у меня до сих пор в инвентаре твой хвост хранится в качестве трофея.

На лице моего собеседника проявилось озарение. Он наконец-то соотнёс того жалкого одинокого Изыскателя, у которого и брать-то особо было нечего, и стоящего перед ним высокоуровневого Слышащего в уникальном древнем доспехе реликтов и с командой верных бойцов за спиной.

– Ого! Как вы изменились, герд Комар! А я тут действительно только время теряю… Но кто из Свободных Капитанов возьмёт меня в экипаж? Всем ведь нужны и рекомендации, и уровень высокий, и список трофеев для демонстрации своих боевых возможностей. А где всё это взять тут на станции?!

Авторитет повышен до 49!

Я несколько переживал, что Айк сейчас начнёт проверять документы у остальных членов моей команды, а не у всех они были в порядке или даже просто «были». Но, судя по всему, вся проверка ограничилась лишь сканированием карточки капитана. Миелонский Гладиатор отошёл в сторону, пропуская нас дальше на космическую станцию. Что, вот так просто? Даже как-то неинтересно…

Я посмотрел на скучающего серого «кота», опять вставшего подпирать спиной стену. Не очень-то Айк был похож на тренирующегося день и ночь ради повышения боевых навыков, хотя кто знает? Помощница капитана Улине Тар постоянно жаловалась на недобор экипажа, ведь для корабля класса фрегат требовалось порядка двадцати пяти, а то и тридцати членов команды, нас же пока было всего десять. Из которых, к тому же, к боевым классам относились лишь двое: Гладиатор Имран и Космодесантник Эдуард, что было откровенно мало и делало нас уязвимыми в случае любого конфликта. По-хорошему, для спокойствия и уверенности у Свободного Капитана должна быть хотя бы дюжина сильных бойцов. Вот только где их взять?

Я обратился к стоящему у стены миелонцу:

– Могу предложить испытание: справишься с моим Гладиатором 59-го уровня, возьму с собой к звёздам полноценным членом команды. Если же не справишься с противником меньше тебя на семь уровней, тут уж не обессудь, мне в экипаже такие не нужны, тренируйся дальше.

– Согласен! – моментально оживился миелонец, и в его лапах появились сверкающие парные клинки.

Тут я перешёл на родной язык и подозвал дагестанского Гладиатора:

– Имран, этот котяра просится к нам в экипаж, испытай его! Обычный бой на клинках без применения стрелкового оружия, ведётся насмерть. В случае победы, как минимум, получишь его хвост в качестве трофея, а это уважение от любых миелонцев. А если повезёт с дропом, то и хороший клинок в пару к твоему миелонскому можешь выбить. Если же проиграешь, не переживай, мы тебя тут подождём!

– Не волнуйтесь, друзья, я справлюсь! – пообещал нам всем Имран и, подумав, снял свой эксклюзивный подаренный кунг Вайд Шишишем доспех, оставшись лишь в спортивных шортах. В руках нашего бойца тоже появились два клинка.

Я велел остальным отойти и образовать круг, внутри которого друг против друга застыли два поединщика.

– А-санти мае-уу-у резш шашаш-у! – отчётливо произнёс Айк Ур Миеау и низко поклонился противнику.

– И тебе удачи, космический кот, – с таким же зеркальным поклоном ответил ему дагестанец.

Бой вышел скоротечным и занял от силы секунды полторы. Айк, используя классовое умение быстрого рывка, стремительно перемесился за спину своему противнику и нанёс двоенный удар клинками… вот только Имрана там уже не оказалось! Наш боец не стал никуда убегать, лишь сместился на шаг в сторону, развернулся и начал свою атаку по пустому ещё месту за долю секунды до того, как там проявился кот-переросток. Второго удара и не потребовалось, пронзённое тело миелонца рухнуло на пол. Что же, свой шанс попасть в мою команду миелонский Гладиатор упустил, и винить кроме себя самого ему было некого – нужно было не стоять без дела, а больше тренироваться.

Навык Зоркий Глаз повышен до шестьдесят девятого уровня!

– Не поняла ничего, настолько всё быстро произошло – призналась сбитая с толку Минн-О, и похоже большая часть моей команды тоже не успела ничего разглядеть.

Я же несколько раз отчётливо хлопнул в ладоши, приветствуя успех своего товарища. Кстати, новый шестидесятый уровень получил Имран за этот скоротечный бой и наверняка какие-то навыки прокачал, заодно с уверенностью в своих силах.

– Молодец! Уверенно, красиво, без лишних рывков и движений. С Тини тренировался?

– А с кем же ещё? – довольно рассмеялся Имран, вытирая окровавленный кривой клинок о лежащее бездыханное тело и убирая оружие в ножны. – Ещё когда нас Айни учила на «Шиамиру», я понял, что быстрый рывок за спину слишком предсказуем и срабатывает только против совсем уж неопытных противников. Тини лишь раз так меня подловил, но потом уже сам попадался. Вай, не повезло, ничего не выпало в лут. Жаль, парный искрящийся клинок мне бы не помешал. И хвост почему-то не отрезается!

– Трофей нужно сразу брать. Если же потерял время, потом уже ничего нельзя с телом делать. Но не переживай, Имран, у меня как раз хвост Айка Ур Миеау в инвентаре имеется, бери его себе! – с этими словами я передал Гладиатору трофей и помог другу закрепить серый хвост на шлем.

Мой трофей, правда, значился как взятый с противника 64-го уровня, а не 66-го, но думаю это было непринципиально. Никто из членов моей команды так и вовсе не заметил разницы.

* * *

В лифте мы ехали в компании мелеефатов – троица паукообразных купцов о чём-то активно пересвитывалась и общалась жестами, совершенно не обращая на нас внимания. Никакой агрессии от них я не ощущал, да и похоже восьмилапым купцам вообще не было никакого дела до едущих вместе с ними в кабине гэкхо и миелонца. Это было несколько странно в условиях идущей космической войны между этими расами, но похоже некоторые Свободные Капитаны абсолютно не интересовались политикой и космическими баталиями, а вход на космическую станцию Меду-Ро IV для мелеефатов был так же открыт, как и для представителей других рас.

Едва лифт доехал, и пути нашей группы и мелеефатских купцов разминулись, я поинтересовался у Улине Тар её мнением на этот счёт. Торговка даже удивилась такой постановке вопроса:

– А что тут такого? Свободный Капитан на то и свободный, что не зависит от правительств, армий и прочей политики. Он сам себе закон, а его звездолёт – собственное маленькое государство. Конечно если Свободный Капитан активно участвует в боевых действиях на чьей-то стороне, то вполне ожидаемо со временем станет врагом для другой стороны. Но если он сохраняет нейтралитет, то никто не будет ему запрещать появляться на территориях других рас, кланов и прайдов.

– Погоди, а не засветились ли мы как участники войны на стороне гэкхо? – встревожился я. – Ведь мы штурмовали подземную базу мелеефатов, а затем предупредили твоих сородичей о нападении на военную базу!

Улине довольно заурчала, словно услышала что-то очень забавное, и постаралась меня успокоить:

– Комар, поверь, пара-тройка боёв или передача ценной информации совершенно недостаточны для того, чтобы официально быть объявленным врагом какого-то клана, а уж тем более великой космической расы! Существуют даже профессиональные наёмники, которые за деньги участвуют в сражениях на чьей-то стороне, и всё равно после окончания контракта сохраняют нейтральный статус. Но конечно, информация о всех таких действиях Свободных Капитанов накапливается, и однажды противник посчитает, что данный конкретный индивидуум уж слишком часто выступал на стороне оппонента, и объявит его врагом. Но в таком случае ты первым об этом узнаешь – придёт официальное системное сообщение, где будет сказано о получении статуса врага или преступника.

Вот так за разговорами мы как-то совершенно незаметно подошли к стойке регистрации прибывших на станцию Меду-Ро IV, и моё сердце забилось чаще, так как я увидел хорошо знакомую мне фигуру! Золотисто-рыжая невысокого роста миелонка вела приём посетителя – прозрачного и круглого, похожего на громадный пузырь инопланетянина, сиана по расе, судя по всплывающей подсказке. Кажется, с документами у этого пузыря было что-то не в порядке, так как он дулся и недовольно свистел, выслушивая какие-то замечания. Но меня сейчас интересовал не столько представитель незнакомой космической расы, сколько сидящая на высоком стуле аккуратная рыжая «кошечка» в белых шортиках:

Герд Айни Ури-Миайуу. Миелонка. Прайд [не определено]. Переводчица 79-го уровня.

Герд?! Айни стала гердом? Хотя почему бы и нет, Известности после транслировавшегося на всю галактику убийства Великой Проповедницы у моей знакомой Переводчицы наверняка было хоть отбавляй. Мы остановились шагах в пяти от стойки, чтобы не мешать работе сотрудницы регистрационной службы. Но видимо прибывшая толпа всё же привлекла внимание Айни, она подняла на нас взгляд, пару секунд удивлённо хлопала глазами и… уронив стул, с радостным визгом бросилась ко мне и уткнулась пушистой мордашкой мне в бронированное плечо:

– Коооомаааааарррр!!! Ты приехал за мной!

Миелонцы очень скупы на проявление эмоций, особенно в присутствии посторонних. Их общество не приветствует подобного поведения, и потому такая неприкрытая, граничащая даже с откровенным бесстыдством радость от встречи конечно тронула меня. Я крепко прижал к себе дрожащую от переживаний Айни, у которой даже температура тела заметно поднялась.

Между тем «пузырь» воспользовался случаем и, быстрым движением ложноножки собрав все электронные карточки со стойки, запихнул их прямо внутрь своего тела и заскользил на выход. Айни, похоже, даже не заметила проникновения нелегала на станцию, слишком занятая перечислением всех многочисленных неприятностей, которые ей пришлось пережить.

Изгнание с позором из прайда. Всеобщее презрение и ненависть. Близкие родственники отвернулись от неё. И даже информация о копировавшем девушку морфе несильно изменила негативное настроение окружающих. Не было покоя ни в игре, ни в реальном мире. Разъярённые религиозные фанатики преследовали её везде. Айни убивали в игре раза по три в сутки, и девушка старалась по минимуму находиться в реальном мире, чтобы и там с ней не повторилось того же.

– Смотрю, ты стала гердом, – попытался было отвлечь я свою знакомую от тяжёлых воспоминаний, но Айни лишь ещё сильнее расстроилась:

– Ещё бы! У меня показатель Известности сейчас триста одиннадцать! Каждый миелонец во Вселенной знает моё лицо! Вот только при этом Авторитет у меня минус девяносто шесть, каждому представителю моей расы от ребёнка и до лысого старика я известна как подлая убийца воплощения Великой Первой Самки! Каждый знает, что из-за меня началась космическая война, и обратного уже никому не докажешь!

Мда, невесело. Впрочем, я был уверен, что Айни несколько преувеличивает. Ежедневно сюда на станцию Меду-Ро IV прибывают сотни и тысячи миелонцев, часть из которых проходят регистрацию именно через эту стойку. Да, некоторые из них совершенно неадекватны из-за затмившей разум ненависти и бросаются на беззащитную рыжую кошечку, хотя наверняка знают уже о роли морфа в истории с Великой Проповедницей. Но большинство представителей миелонской расы получается ведут себя сдержано, раз уж только два-три раза за сутки Переводчица погибает от лап фанатиков. В моём мире, подозреваю, ситуация была бы куда хуже.

Но ладно, предложив оставить прошлые невзгоды позади, я официально дал согласие рыжей кошечке лететь вместе со мной в качестве квалифицированного переводчика и заодно опытного сотрудника кадровой службы, и указал рукой на стоящих поодаль членов своего экипажа:

– С моим «котёнком» Тини ты уже знакома. Он сильно подрос профессионально и по уровню, стал гордым и умелым представителем воровского сообщества. Остальных представлять не стану, сама сможешь прочесть их имена над фигурами, а потом и поближе познакомиться. Но так уж получилось, что никого из них ты пока не знаешь, зато все они хорошо знакомы с тобой…

– Да, я уже в курсе, что морф путешествовал под моей личиной, – совершенно спокойно отреагировала Айни на мои слова, хотя в её голосе и слышалась грусть. – Мне лишь иногда прилетали странные сообщения о росте Авторитета, совершенно неуместные к складывающейся вокруг меня ситуации.

– Да, это так. Я сам далеко не сразу разобрался в подмене, а потом уже поздно было что-либо менять, мы находились далеко от этой космической станции. Но хорошо, что ты уже во всём разобралась, и объяснять ничего не придётся.

– Не придётся… – эхом ответила рыжая кошечка, а потом с новой силой прижалась ко мне, словно боясь упустить и потерять, и её голос стал весьма похож на жалобное мяуканье брошенного котёнка. – Только, Комар… я ведь и скафандр… тогда купила, и вещи приготовила в дальнюю дорогу… И долго не могла поверить… что… что ты улетел без меня, несмотря на все свои обещания!

Миелонцы не плачут от огорчения или обид. Слёзные железы у них имеются, однако никак не связаны с эмоциями. Но то, что сейчас происходило с Айни, было самой настоящей истерикой по человеческим меркам. Она дрожала словно осиновый лист и мяукала в голос, позабыв о всяких приличиях и наблюдающих за ней посторонних. Хотя, наверное, не так. Меня посторонним Айни явно не считала, а скорее видела во мне как раз того, кому можно наконец-то выговориться. Да и членов моей команды она возможно тоже полагала уже «своими», а потому впервые за последние две недели попав в компанию друзей, могла наконец сбросить накопившийся эмоциональный груз.

Через пару минут подошёл встревоженный Имран и, не слишком уверенно составляя слова на языке гэкхо, поинтересовался у меня и заодно рыжей миелонки, что случилось?

– Всё нормально уже, крупный и добрый человек, я уже почти пришла в себя, – заверила его Переводчица, действительно быстро успокаиваясь. – Капитан Комар, прошу дать указания, что мне делать в составе твоей команды?

Я разжал объятия, отпустив успокоившуюся миелонку, указал рукой за стеклянную стойку и валяющийся рядом высокий стул:

– Прежде всего, нужно официально оформить тебя как члена команды моего фрегата. Да и другим членам экипажа тоже нужно оформить правильные документы. Насколько понимаю, это именно тут в службе регистрации делается.

– Да, действительно тут. Семь крипто за каждый комплект документов. Ой! – смутилась рыжая миелонка и смешно поджала ушки. – Наверное, неправильно брать деньги с членов своей же команды? Да, Комар? Тогда я могу попробовать и бесплатно выписать, а потом подчистить следы в компьютере. Надеюсь, начальство не сразу заметит мою деятельность.

– Ну-ну, не нужно такого самопожертвования. Делай всё как положено, деньги за оформление я заплачу. Вот список членов команды, – я открыл планшет на нужной вкладке, и заодно сразу же внёс туда и герд Айни Ури-Миайуу, переместив миелонку на позицию инспектора по кадрам. От неё даже сразу бонусы пошли на мораль всего экипажа, что было неожиданно и весьма приятно.

Пока Айни занималась введением информации в свой терминал, подошла помощница капитана Улине. Узнав у меня причины задержки с прохождением регистрации, Торговка поздоровалась с Переводчицей, словно с давней знакомой, и попросила у неё заодно объявить на станции об имеющихся на нашем корабле вакансиях. Самыми критичными были незакрытые позиции Инженера, Медика, второго Пилота и минимум одного, а лучше двух Бортовых Стрелков. А еще нам нужны были бойцы самых различных классов в количестве не менее пяти.

– Да, сейчас дам объявление об этом, – легко согласилась Айни, ловко перебирая лапками по голографическому экрану и гоняя по нему разноцветные прямоугольники. – Только уточните: какой из фрегатов «Толили-Ух Х» ваш? На станции сейчас четыре таких корабля. Куда обращаться кандидатам?

– Стояночное место 16-4, - быстро ответил я и сразу попросил у рыжей кошечки уточнения, действительно ли она может видеть все находящиеся в доке станции звездолёты. Получив утвердительный ответ, я попросил Айни выяснить, находится ли сейчас на Меду-Ро IV перехватчик «Тиопео-Мыхх II» под командованием Свободного Капитана Рикки Пан-Мииса?

– Вообще-то так не делается, капитан Комар, это конфиденциальная информация, – предупредила меня новая член команды, параллельно при этом всё же выискивая ответ на мой запрос в служебной базе данных. – Да, перехватчик Рикки Пан-Мииса находится тут на станции. Ангар 34–11. Только, если вы хотите увидеться с этим Свободным Капитаном, то стоит поторопиться. Он запросил и уже получил разрешение на вылет со станции. Стартует его перехватчик… – тут я, внимательно наблюдавший в это время за «кошечкой», чётко увидел «рассинхрон» в игре – судя по губам, Айни произнесла другую фразу, наверняка используя привычные для себя единицы времени, я же услышал слова: «двадцать пять минут». – Правда перед этим капитану Рикки Пан-Миису нужно ещё оплатить стояночный сбор за трое суток.

Навык Псионика повышен до шестьдесят восьмого уровня!

Всё-таки совсем уж без магии не обошлось, и миелонку пришлось немного подтолкнуть к нарушению должностных инструкций. Но это было неважно – так или иначе, но я вызнал интересующую меня информацию.

– Отлично! Тогда вы, девчонки, занимайтесь дальше оформлением документов для команды нашего фрегата, я же с ребятами схожу проведаю этого подлого фальшивомонетчика! – тут я состроил хищный оскал и переложил Аннигилятор в слот основного оружия.

– Нет! Герд Комар, не оставляй меня снова! Я пойду с тобой! – на Айни в долю секунды появился серебристый лёгкий доспех и герметичный шлем, в лапах же у Переводчицы засверкали два кривых клинка.

Я посчитал момент неподходящим, чтобы давить на свою подчинённую авторитетом и приказывать ей остаться, да и расходовать Очки Магии на убеждение перед встречей с космическими пиратами было неблагоразумно. К тому же Айни Ури-Миайуу была гердом, статусным игроком, и вполне имела право высказывать своё отличное от моего мнение. В общем, я разрешил Айни идти со мной.

– А я что, лысая что ли?! – возмутилась Улине Тар, тоже доставая лазерный пистолет. – Я тоже хочу идти с вами! Да, я мирная Торговка, но у меня давно лапы чешутся наказать этого самого Рикки Пан-Мииса – он был одним и тех пиратов, что захватили «Шиамиру», избили и ограбили всех нас! И именно он забрал мои артефакты реликтов! А уж как Баша с Вашей и Дмитррр жаждут поговорить с ним по поводу украденных у них денег! Веди нас, капитан!


Глава двадцать пятая. Рейтинг опасности

Брать с собой небоевых персонажей на «разборки» с пиратами было не самым разумным решением. Ладно ещё Айни – у миелонки, как и у всех представителей её расы, имелись врождённые бонусы на работу с холодным оружием и скорость перемещения в бою. К тому же уже один вид рыжей Переводчицы, в своё время фактически в одиночку выкосившей половину экипажа пиратского перехватчика, должен был наводить страх на капитана Рикки и его команду. Да, это была конечно не та смертоносная Айни – убийца-морф какого-то там запредельного уровня, но пираты-то об этом не знали! В общем, участие миелонки в этой авантюре было ещё более-менее оправданным. Но Улине?

В своё время Торговка уверяла меня, что никогда не пользовалась оружием и не имеет никаких боевых навыков. С тех пор правда много что произошло, был даже штурм военной базы мелеефатов, в котором Улине Тар наравне с остальными принимала участие, да и лазерный пистолет у «мирной Торговки» откуда-то появился. Но всё равно рассматривать мохнатую женщину гэкхо в качестве полноценной боевой единицы было бы несколько опрометчиво. Я почти что передумал, решив отправить Улине Тар на фрегат, вот только моя компаньонка, сама того не ведая, всё же склонила чашу весов в сторону своего участия:

– Как я счастлива! – не скрывала Торговка своего восторга, вместе с остальной группой шагая в сторону лифтов и вслух комментируя своё внутреннее состояние. – Я уже в третий раз на станции Меду-Ро IV, но впервые не трясусь от страха при виде каждой тени, а иду с гордо поднятой головой! Я – не беспомощная жертва! Я готова встретиться со своим страхом лицом к лицу! И чем бы ни закончилась перестрелка с пиратами, я всё равно буду помнить этот миг как один из самых важных и переломных в моей жизни!

Сами понимаете, в такой психологически важный момент одёрнуть мою спутницу и отправить её на фрегат стало бы с моей стороны крайне неправильным поступком, который подорвал бы хорошие отношения с Улине и имел бы самые негативные последствия в будущем. К тому же я надеялся, что никакой перестрелки не будет, а капитана Рикки Пан-Мииса удастся запугать и заставить компенсировать нанесённый моей фракции ущерб в два миллиона кристаллов. Но даже если я и ошибался насчёт запугивания, экипаж перехватчика «Тиопео Мыхх II» состоял всего из шести игроков, из которых опасными были лишь трое. Мой же отряд состоял из семи бойцов, к тому же на нашей стороне был фактор внезапности, так что я оценивал шансы проучить подлого фальшивомонетчика как хорошие.

Спустившись на лифте на тридцать третий уровень космопорта, я привёл свою группу к одиннадцатому стояночному ангару. Ведущая к звездолёту дверь оказалась предсказуемо заперта, но это препятствие нисколько меня не смущало. Я уже знал, что замок подобной двери можно открыть мощным электромагнитным импульсом, к тому же у меня в команде был профессиональный Вор, да и на худой конец можно было попробовать повторить трюк с взятием кого-нибудь из находящихся внутри под ментальный контроль. Но сначала нужно было оценить обстановку, и я активировал пиктограмму Сканирования.

Навык Сканирование повышен до тридцать второго уровня!

На моей мини-карте за стеной отобразились отметки только двух игроков: миелонца 84-го уровня и гэкхо 89-го. Находились они далековато, почти на самой границе радиуса сканирования, и информация о них вышла скудноватой, даже игровой класс не определился. Хотя и так было ясно. Судя по расам и уровням, внутри находись капитан Рикки и его могучий охранник. Странно, конечно, что врагов было так мало. Хотя до старта звездолёта оставалось ещё порядка двадцати минут, так что возможно остальные члены экипажа пиратского перехватчика должны были подойти попозже.

– Их всего двое! Очень удачный момент! Не будем терять времени. Тини, вскрывай замок!

Мой «котёнок» послушно присел на корточки возле цифровой панели и достал свои инструменты. В ход пошёл взломщик кодов, и не прошло и минуты, как дверной замок тихо щёлкнул. Я похвалил гордого собой Вора и приказал всем достать оружие и приготовиться:

– Помощника капитана, огромного опасного бойца гэкхо, сразу валим без всякого предупреждения, пока он не успел опомниться и не перебил половину нашей группы. А вот капитан-миелонец нужен мне живым! Все поняли? Тогда входим!

* * *

То, что мы ошиблись, я понял фактически сразу, когда вместе пиратского капитана и его опасного громилы-охранника увидел двух незнакомых игроков в оранжево-синих робах станционных техников, стоящих на высокой раскладной лестнице-стремянке и, похоже, меняющих или полирующих плиты обшивки звездного перехватчика. И хотя я понял ошибку и опустил Аннигилятор, вот только остановить своих союзников уже не успел. Миг, и изрешечённое пулями и лазерными лучами тело гэкхо-ремонтника свалилось со стремянки. Его напарник-миелонец испуганно взвизгнул и выронил инструменты, что-то вроде шуруповёрта и строительного пистолета для забивания дюбелей, а затем совсем по-человечески поднял обе лапы вверх, сдаваясь на милость непонятным атакующим.

– Эээ… а где капитан Рикки? – задал я вопрос ошарашенному ремонтнику, кстати Инженеру по классу, причём достаточно высокоуровневому:

Орун Ва-Март. Миелонец. Прайд Космического Странника. Инженер 84-го уровня.

Поскольку ответа так и не последовало, я постарался ментально успокоить перепуганного миелонца, заодно произнеся миролюбиво, насколько это вообще было возможно в данной ситуации:

– Да опусти ты лапы, мы тебя не тронем! У нас просто имеются вопросы к капитану этого перехватчика, Рикки Пан-Миису. Не знаешь, где он?

Инженер ещё раз взглянул на бездыханное тело своего напарника, но лапы всё же опустил и ответил уже вполне адекватно:

– Дык… не знаю… Должен был уже подойти заказчик. Приказал нам подготовить корабль к старту. Сказал, позже вернётся и рассчитается по факту выполненных работ.

Я подошёл ближе и остановился возле стремянки. Подобрал выроненный ремонтником шуруповёрт и передал его в лапы всё так же напряжённо сидящему на лестнице буро-рыжему миелонцу:

– Что же, признаю, произошла досадная ошибка. Мы обознались. Вот тебе компенсация за переживания, а твоему напарнику за тревоги и потерю прогресса, – с этими словами я достал кошелёк и перевёл лохматому миелонцу пятьсот крипто. – Учти, это вам на двоих, и не вздумай скрыть деньги от того гэкхо!

Инженер неторопливо достал свой коммуникатор, ознакомился с пришедшим сообщением, и пасть миелонца довольно приоткрылась, явив множество мелких острых зубов:

– Дык… я и не в обиде. Всяко бывает тут на Меду-Ро, каждый может обознаться!

– А твой заказчик ушёл на станцию, то есть в коридор? Или вообще вышел из игры в реал? – продолжил я допытывать вышедшего из состояния ступора станционного работника, пытаясь в зависимости от его ответов продумать стратегию дальнейших действий моей группы.

Вот только ответить Орун не успел – в паре шагов от меня одновременно проявились две миелонские фигуры: в игру вошли капитан Рикки Пан-Миис и его воспитанник Ави Уи-Рикки. Стрелять из Аннигилятора пришлось навскидку, с одновременным перекатом в сторону, так как оба врага увидели меня и сразу потянулись за оружием.

Ловкость повышена до 18.

Навык Ружья повышен до пятидесятого уровня!

Навык Меткость повышен до тридцать третьего уровня!

Навык Псионика повышен до шестьдесят девятого уровня!

Получен семьдесят второй уровень персонажа!

Получено три свободных очка навыков! (суммарно накоплено шесть очков)

Не уверен, что когда-либо смогу повторить такое! Да, я уже держал Аннигилятор в руках, а противники только вошли в игру и были расслаблены, но я опередил обоих миелонцев в скорости реакции! Да! Опередил миелонцев, славящихся непревзойдёнными мастерами ближнего боя, стремительными и смертоносными! При этом я не только определил угрозу даже без навыка Ощущение Опасности или, по крайней мере, до получения телом какой-либо отдачи от этого навыка, но и идентифицировал кого именно убивать, а кого взять под ментальный контроль! Нет, вы только вдумайтесь! Лично я был очень горд собой!!!

Откровенно рисуясь на публику, я неторопливо с достоинством выпрямился и лишь потом оглянулся, чтобы воочию оценить результат моих действий. Ави Уи-Рикки валялся на металлическом полу ангара и умирал от потери крови и болевого шока – трудно жить без правой лапы, отстреленной вместе с плечом и большим куском туловища. Пиратский капитан Рикки Пан-Миис застыл как статуя и пронзал своими вытянутыми вперёд клинками пустое место, на котором я стоял всего лишь несколько секунд назад. Мои же спутники, бестолково хлопая вытаращенными глазами, замерли с открытыми ртами и мордами.

– Взять его! – указал я громадным братьям-гэкхо на парализованного противника, и только после этого немая сцена закончилась. Все находящиеся в ангаре игроки как-то одновременно пришли в движение, со всех сторон послышались удивлённые и восхищённые реплики:

– Мастер Комар, прости, я растерялся…

– Капитан, ты не ранен? – эта фраза была произнесена Улине и Айни хором на двух разных языках.

– Теперь понятно, как ты мою группу на пароме уделал!

Даже по-прежнему сидящий на стремянке инженер-миелонец, про которого все уже забыли, и то влез со своим комментарием:

– Ребята, а крутой у вас капитан! В одиночку двух опасных пиратов одолел! Вам случайно Инженер не нужен на корабль?

Авторитет повышен до 50!

Инженер! К нам в экипаж фрегата просится Инженер!! Только бы не вспугнуть его!!! Стараясь не выдать своего возбуждения, я поднял голову на миелонца и спросил с язвительной усмешкой:

– А ты в космосе-то хоть раз бывал, Инженер? Или всю игру лишь обшивку пиратским звездолётам полировал тут на станции?

– Обижаешь, капитан! – совершенно искренне возмутился Орун Ва-Март, и я почувствовал, что он не лжёт. – Я полжизни провёл в космосе! Сперва помощником инженера на звёздном рудовозе типа «Виие», затем уже старшим инженером на челноке «Шиамиру». А потом мой бывший капитан проиграл свой корабль вместе с грузом тут в местном казино, и я застрял на станции Меду-Ро IV…

Я нарочито равнодушным тоном отправил Улине и Айни общаться с этим кандидатом, сам же вернулся к захваченному пиратскому капитану, которого уже обезоружили и крепко держали под руки двое могучих громил гэкхо. Прежде всего, не слишком любезно ухватив миелонца за подбородок, повернул его мордой к себе и встретился с ним взглядом.

«Как этот человек сумел сюда добраться? Вот же я влип! А весь прайд Косматой Тьмы, как назло, на большой охоте. Да и просить у них помощи… нет, уж лучше умереть, чем снова выставить себя неудачником перед большим боссом Аби. Вот дёрнул же меня за хвост Вечно Проклятый, когда я соглашался на авантюру с фальшивыми кристаллами… Нужно было отказать тогда Аби, и не было бы проблемы сейчас… Хотя, как возможно отказать лидеру прайда?»

Последние сомнения у меня исчезли, как и любые угрызения совести: Рикки знал о подсунутых моей фракции фальшивых кристаллах в расчётах за платину и прекрасно понимал, почему я выследил его. Что забавно, несмотря на сумбурные близкие к паническим мысли, Свободный Капитан грозно рычал сквозь зубы, пытаясь меня запугать:

– Комар, ты поплатишься за это подлое нападение! Думаешь, справился с двумя бойцами и всё? Ан нет, это только начало! Ты не знаешь, с кем связался! Весь прайд Косматой Тьмы встанет на мою защиту!!!

– Да ну? С чего бы это вдруг? – издевательски поинтересовался я у молодого струхнувшего капитана, пытающегося строить из себя крутого ветерана. – Разве твой прайд Косматой Тьмы хоть пискнул, когда я захватил твой фрегат в космосе? Нет, они прославленные бойцы, которые не любят неудачников и дистанцируются от них. К тому же, вот незадача, твой прайд сейчас на большой охоте, и вернётся не скоро! К тому же я разбираюсь в ваших миелонских обычаях и знаю верный способ показать, что честь твоего прайда не задета – нужно всего лишь отрезать тебе хвостик и прикрепить себе на шлем!

– Ты не посмеешь! – уже не скрывая испуга, взвизгнул молодой пират, разом потеряв как минимум половину своей напыщенности.

– Ещё как посмею, хотя… Ты прав, лучше я поручу эту процедуру кому-нибудь другому! Например, своему Гладиатору, – я указал на стоящего поблизости дагестанского атлета, поигрывающего трофейными взятыми у Рикки клинками и привыкающего к новому оружию. – Вот только Имран плохо разбирается в ваших традициях и не знает, что именно нужно отрезать в качестве трофея. А потому как бы он вместо хвоста не отчекрыжил тебе что-нибудь другое болтающееся между ног…

Эта угроза стала последней каплей, после которой Рикки совсем обмяк и морально сдался.

– У меня нет денег, чтобы вернуть тебе те два миллиона кристаллов… – заскулил он жалобно.

Отсутствие денег у пойманного мошенника легко можно было проверить. Я кивнул Тини, и мой воришка расстегнул сумки на боках миелонца, высыпав на пол ангара всё содержимое. Вещи, тряпки, какие-то мелкие электронные приборы… О! Синий электронный ключ-кристалл на цепочке, похожий на мой собственный. Я поднял капитанский ключ и швырнул Дмитрию Желтову. Пилот Звездолёта ловко поймал трофей и принялся крутить на пальце.

– Не найдёшь эквивалент двум миллионам кристаллов в любой валюте, возьму твой перехватчик! – пригрозил я пирату.

Рикки, подёргавшись в лапах удерживающих его братьев-гэкхо, неожиданно оскалил зубы:

– Лжёшь! Ты не сможешь вывести мой корабль со станции! Навыков ни у кого из вас не хватит, да и никто вас не выпустит!

Пиратский капитан действительно верил в то, что меня не выпустят из ангара. Странно. Что может помешать мне это сделать? Рикки удалось сбить меня с толку, но буквально на секунду. Затем я догадался и рассмеялся:

– Ты считаешь меня настолько глупым, что я не догадаюсь перед стартом оплатить твой долг за стоянку?! А корабль ты сам для меня выведешь…

– Мастер Комар, вот его кошелёк, а вот кое-что поинтереснее! – привлёк моё внимание Тини, и я опустил взгляд.

О! Артефакт с базы реликтов! Покрытый рунами плоский кольцеобразный диск, как раз по размерам подходящий к углублению в грудной бронепластине моего Энергетического бронекостюма Слышащего.

Транслятор связи с Пирамидой (дополнительное оборудование для бронекостюма Слышащего)

+3 % ёмкость защитного поля бронекостюма за каждый уровень Слышащего

+15 % радиус Сканирования

+70 % объём передаваемых в Пирамиду данных

Требования к характеристикам: Интеллект 26, Восприятие 26.

Требование к навыкам персонажа: Электроника 70-го уровня, Управление Механизмами 50-го уровня

Внимание! У вашего персонажа недостаточен навык Электроника. Минимальный уровень навыка для использования данного предмета: Электроника 70.

Внимание! Данный предмет предназначен для существа расы реликтов и не может использоваться представителем расы людей.

Не знаю, зачем мне увеличение объёма передаваемых в Пирамиду данных, да и что вообще это за загадочная «Пирамида», но хотя бы ради трёхкратного (уже сейчас, дальше будет ещё лучше) увеличения объёма защитного поля моего скафандра вещь нужно было брать. Да, Электроника у меня пока что не соответствовала требованиям, и опять же у предмета имелось ограничение «только для реликтов», но навык можно прокачать, а как снимать ограничение по расе я уже знал.

Кошелёк пиратского капитана… Не такая модель, как у меня. Более продвинутая, похоже. Я взял из лап Тини узкий серый пластиковый параллелепипед и попытался проделать с ним какие-либо манипуляции. Бесполезно, просто кусок гладкого пластика. Внимательно наблюдавший за моими действиями Рикки довольно осклабился, радуясь моей неудаче. Зря он так! Я встретился взглядом со скалящимся миелонцем.

«У этого человека никогда не получится активировать кошелёк. Тут ведь нужно прямо на неактивной поверхности ввести код, которого он не знает. Я и сам не каждый раз его вспоминаю. Хорошо хоть бабушка вышила невидимую подсказку на внутренней стороне головной повязки. А потом ещё нужно прислонить для считывания мою левую лапу. Он не сможет… Что?! Зачем он берёт мою повязку?! Только бы не догадался фонариком посветить»

Навык Ментальная Сила повышен до пятьдесят первого уровня!

Навык Мистицизм повышен до двадцать четвёртого уровня!

Я действительно снял с головы миелонца повязку, или скорее это была шапочка с прорезями для ушей, и внимательно со всех сторон рассмотрел её. Сложный вышитый геометрический орнамент, какие-то элементы которого отдалённо напоминали цифры, но не более того. Ничего конкретного. Подсказки я так и не обнаружил.

– Тини, а не было у него среди вещей какого-нибудь фонарика? – поинтересовался я, и «котёнок», порывшись ногой в сваленном барахле, действительно обнаружил и поднял крошечный размером с пальчиковую батарейку фонарик.

– Только он не работает ни фига… – понажимал Тини на все кнопки, но луча света так и не добился.

– Дай сюда! – фонарик выглядел сломанным, но я постарался визуально невидимым лучом, если такой всё же был, осветить головную повязку.

И о чудо! Некоторые из нитей с внутренней стороны засветились, дополнив уже имеющийся геометрический узор и образовав вполне осмысленную конструкцию из многочисленных вложенных и пересекающихся прямоугольников. Ух ё, одиннадцать разрядов в числе! Немудрено, что капитан не мог запомнить. Я воспроизвёл пальцем это число на неактивном экране кошелька, но визуально ничего не изменилось. Тогда я воспользовался левой ладонью обездвиженного миелонца и разблокировал наконец-то хитрое устройство.

Навык Электроника повышен до пятьдесят шестого уровня!

Получилось! Так, что тут у нас? Баланс тринадцать тысяч двести четыре крипто… Мда, негусто. Не то, чтобы совсем ничего – как-никак девяносто две тысячи в драгоценных кристаллах гэкхо, для моей фракции Human-3 это была бы огромная сумма – но её едва хватит заплатить за стоянку перехватчика. Денег у пирата действительно было кот наплакал. Но может удастся взять долг другим способом?

– Где остальные артефакты реликтов, что вы взяли на «Шиамиру»? Отвечай!

Сломленный пират скрывать не стал и ответил, что давно уже продал всё ценное некому «Маве», известному скупщику краденного тут на станции Меду-Ро IV.

– Но там только череп реликта был ценным, пятьдесят тысяч крипто за него перепало. А остальное шлак всякий бесполезный: бронзовые кольца и диски непонятные, обломки какие-то… Мусор, в общем. Мава даже брать его у меня не хотел, лишь по цене металлолома принял. А это исцарапанное каменное кольцо я себе оставил – всё равно за него никакой цены не давали. Думал, может найду кого-нибудь умного, кто сможет его свойства прочесть.

– Считай, что уже нашёл такого, – беззлобно усмехнулся я, убирая древний артефакт к себе в инвентарь. – Вот только это кольцо полезно только для Слышащих, для всех остальных действительно просто мусор. Теперь расскажи, где найти этого твоего «Маву»?

В наш разговор влез Тини и сообщил, что он знает адрес этого скупщика, так как сам несколько раз сбывал ему краденные вещи. Хорошо, одной проблемой меньше. Я вздохнул и снова вернулся к самой важной теме – как пират-фальшивомонетчик собирается возвращать мне два миллиона кристаллов?

– Я же уже говорил, что нет у меня денег! – снова окрысился Рикки.

Понятно, по-хорошему он упорно не понимал. Придётся разговаривать с пиратом по-плохому.

– Дмитрий, попробуй-ка завести перехватчик! – обернулся я к Пилоту звездолёта. – Если он на ходу, и скиллов у тебя хватит хотя бы вывести звездолёт из ангара, то уж миллиона за полтора крипто пристроить его мы всегда сможем…

– Стой! Не надо! – испуганно заверещал пиратский капитан. – Хорошо, я заплачу всю сумму. Верните мой коммуникатор, мне нужно сделать один звонок…

Я вложил в протянутую когтистую лапу многофункциональный кошелёк, выполняющий заодно и роль средства связи, и сказал крепко удерживающим пирата Баше и Ваше позволить Рикки сделать звонок. Громадные братья-гэкхо разжали свои могучие лапы и отошли на шаг. Вот только этот подлый лохматый котяра, едва получив свободу действий, сразу же нарушил все наши договорённости, попытавшись сбежать!!!

Бууумммс! Для своего побега Рикки решил воспользоваться навыком быстрого рывка, вот только тяжёлая металлическая дверь в стояночный ангар захлопнулась буквально перед самым его носом! Остановиться миелонец не успел и весьма чувствительно впечатался во внезапно появившееся перед ним препятствие. Ох… я и сам болезненно сморщился, так как даже с расстояния метров пятнадцати отчётливо расслышал хруст ломающихся костей. Да и физиономией Рикки стал напоминать породистого персидского кота с его плоской мордой.

Навык Управление Механизмами повышен до пятьдесят седьмого уровня!

Навык Электроника повышен до пятьдесят седьмого уровня!

Навык Псионика повышен до семидесятого уровня!

Авторитет повышен до 51!

Эффектно получилось с дверью, даже очень. Снова никто из моей команды не успел среагировать, но я прочёл в мыслях пленника его план побега и заблаговременно продумал меры противодействия. Сейчас же видел в глазах своей команды неприкрытый восторг, все они восхищались капитаном и были горды и счастливы состоять со мной в одном экипаже!

– Волочите его сюда, пока не очухался! – я поднял валяющийся на полу строительный пистолет и направился к удерживающим беглого пирата братьям. – Так, тащите пирата к стенке! Ровнее держите ему голову, а то пирсинг выйдет кривым!

Рассмотрев внимательно строительный пистолет с прилагающимися к нему сменными «расходниками», я выбрал обойму дюбелей с самыми широкими шляпками и четырьмя выстрелами пришпилил уши коварного миелонца к стене – для надёжности по два дюбеля на каждое ухо.

– Ваша, Баша, отпустите его! Теперь всё равно никуда не убежит, – я развернулся и швырнул строительный пистолет наблюдавшему за всей этой сценой Орун Ва-Марту, и Инженеру ловко поймал инструмент, сразу же убрав к себе в инвентарь.

Рикки Пан-Миис постепенно приходил в себя, я это понял по посыпавшимся из его уст ругательствам. Когда же глаза пирата более-менее сфокусировались на моём силуэте, я обратился к этому покалечившемуся мохнатому пирату-неудачнику:

– Алё, ты меня слышишь? Вижу, что да. Скоро разрешённое время старта. Выбирай: или ты выплачиваешь мне долг в полном объёме, или я улетаю на твоём перехватчике!

Миелонец попытался пошевелить головой и болезненно поморщился. Затем достал свой коммуникатор, активировал экран и выбрал какой-то из контактов. Но прежде чем звонить, поднял на меня разбитую в кровь морду и потребовал отойти на десяток шагов, чтобы я не подслушивал очень личный разговор.

– С чего бы это вдруг? – даже удивился я такой наглости пирата. – Нет тебе больше веры. Звони так!

– Будь ты проклят, Комар! – злобно выцедил сквозь зубы пиратский капитан, но затем его хриплый голос сменился на тоненький и приветливый. – Привет, бабушка! Это Рикки. Хорошо, что ты в игре. Мне тут снова понадобились деньги, ты не одолжишь ненадолго? Двести восемьдесят шесть тысяч. Да. Знаю. Да нет, всё нормально у меня, тут просто выплаты в прайд. О, спасибо! Люблю тебя, бабушка! Ну, пока!

Пойманный пиратский капитан поднял на меня глаза, и я считал в этом взгляде жуткую просто испепеляющую ненависть, густо смешанную с крайней степенью смущения. Кровожадный бандит, гроза космических трасс, до жути стеснялся того, что в неудачах его выручает родная любящая бабушка. Похоже, если бы не накрепко пришпиленные к стене уши, Рикки провалился бы сквозь землю от стыда.

Через несколько мгновений раздался звук коммуникатора, а ещё через пару секунд мой кошелёк завибрировал. Всё верно, пополнение на двести восемьдесят шесть тысяч крипто, что являлось эквивалентом двум миллионам кристаллов гэкхо. Всего на балансе у меня сейчас было четыреста двадцать девять тысяч сто одиннадцать крипто.

ВНИМАНИЕ!!! Рейтинг опасности капитана корабля Рикки Пан-Мииса снижен до нуля.

Капитан Рикки Пан-Миис больше не относится к числу опасных пиратов!

– Теперь ты доволен, Комар? – спросил меня миелонец устало и как-то обречённо.

– Да, всё честно. Отдай ему капитанский ключ, – приказал я Пилоту звездолёта, и Дмитрий Желтов вложил синий кристалл в один из кармашков одежды пришпиленного к стене пирата. – Мы получили что хотели и уже уходим.

Отдирать от стены его мы не стали. Во-первых, своими напыщенными и наглыми речами Рикки меня разозлил, так что не заслуживал доброго отношения с моей стороны. Во-вторых, через несколько минут должен был состояться старт звездолёта, а перед этим появится пиратская команда перехватчика, они и освободят своего капитана из неловкой ситуации.

Кстати, мы встретили двоих из них по пути к лифту – подружка капитана и тот самый вредный Суперкарго, который долго не давал мне разрешения на погрузку багажа, проводили нашу группу внимательными взглядами, явно узнав меня, Тини и Айни, но ничего не сказали. Мы же общаться с пиратами тоже не пожелали, а потому поскорее уходили к лифтам. Лохматый котяра в сине-оранжевом комбинезоне тоже шагал вместе с нами и, похоже, наш новый Инженер был очень рад изменениям в своей судьбе.

Мы уже стояли в холле возле панорамного иллюминатора во всю стену и ждали вызванный мною лифт, когда пришла порция системных сообщений:

ВНИМАНИЕ!!! Прайд Косматой Тьмы объявил вас личным врагом и назначил награду в три тысячи крипто за уничтожение вашего звездолёта.

ВНИМАНИЕ!!! Капитан герд Комар внесён в список разыскиваемых космических пиратов!!! Рейтинг опасности единица.

Известность повышена до 63.


Глава двадцать шестая. Вектор развития

По тому, как шедшие рядом члены экипажа резко остановились и удивлённо посмотрели на меня, стало понятно, что все они тоже получили какие-то системные сообщения насчёт изменения моего статуса. После возникшей непродолжительной паузы первой высказалась принцесса Минн-О Ла-Фин:

– Муж мой, мы теперь пираты, да? Всё настолько плохо?

Авторитет понижен до 50!

Авторитет понижен до 49!

Авторитет понижен до 48!

В голосе моей «походной супруги» слышалось откровенное разочарование. Ещё бы! Ей, наследной принцессе древнего рода правителей человечества, скатиться до статуса преступницы на пиратском корабле наверняка было очень неприятно. Судя по заметному снижению репутации капитана, других членов команды произошедшие изменения также расстроили. Возразить мне было нечего, да я и сам пока что не знал всех ближайших, а тем более отдалённых последствий произошедшего. Станут ли теперь со мной общаться торговцы вне пределов пиратской станции? А важные статусные игроки вроде кунг Вайд Шишиша или лэнг Амиру У-Маяу? Или теперь я для них нерукопожатый преступник?

Более искушённая в этих вопросах Улине прокомментировала, не скрывая уныния:

– Нехорошо… Все теперь будут видеть этот статус нашего капитана и его звездолёта. На какие-то станции и планеты наш фрегат могут теперь и не пустить. Но сейчас это не самое важное. Нужно срочно придумать, куда лететь дальше, ведь оставаться тут на Меду-Ро IV стало слишком опасно! Я уже видела, что такое «враг прайда», Ураз Тухш как-то нарвался на такую неприятность, и ничего хорошего в этом не было!

– Стоп, стоп! Отставить панику! – приказал я своей излишне всё драматизирующей компаньонке, а заодно сразу же постарался немного подбодрить свой павший духом экипаж. – Судя по мизерной назначенной сумме, это – самовольная инициатива считающегося себя обиженным капитана Рикки. Как раз примерно три тысячи крипто у него и должно было оставаться после оплаты стоянки перехватчика. Получается, что все эти деньги он потратил, чтобы доставить нам неприятности. Основные же силы прайда Косматой Тьмы, насколько я успел выяснить, находятся сейчас на большой охоте где-то очень далеко от этой станции.

– Насколько далеко? – тут же уточнила Улине Тар, и мне пришлось признаваться, что этой информацией я не владею.

– Точного времени возвращения пиратов в мыслях Рикки я не смог считать, но на их быстрый прилёт он точно не надеялся. Думаю, что по крайней мере двое местных суток у нас в запасе имеется. Предлагаю использовать это время с толком, чтобы получить ту оплату, ради которой мы и прилетели сюда, сделать закупку самого необходимого, произвести быстрый ремонт и смотаться с Меду-Ро IV до того, как флот пиратского прайда Косматой Тьмы вернётся на свою базу.

– Полтора суток, и ни пол-умми дольше! А потом улетаем как можно дальше! – сделала встречное предложение моя компаньонка.

Спорить по таким непринципиальным мелочам я не стал и согласился с озвученным Торговкой сроком. Сразу же заодно установил таймер, чтобы постоянно видеть остаток времени. Теперь нужно было продумать наши дальнейшие действия в условиях жёсткого цейтнота времени. Ведь полтора суток – ничтожно-малый срок, за это время получить деньги, закупиться, а затем провести полный ремонт, а тем более модернизацию звёздного фрегата абсолютно невозможно. Чем-то нужно было жертвовать и откладывать на потом, сейчас же ограничиться самым минимально-необходимым.

Уже пришёл вызванный мною лифт, вот только я не спешил пока что заходить в кабину и попросил Имрана придержать двери.

Возможно я не самый праведный человек, но не в моих правилах подставлять левую щёку после удара по правой. Если быть более точным, не в моих правилах вообще идти на обмен ударами. Я всегда стараюсь действовать на опережение и бить противника первым, причём максимально болезненно и даже подло, чтобы раз и навсегда отбить у него желание связываться со мной. Вот и на сей раз прощать прайду Косматой Тьмы их агрессивные действия или делать вид, что ничего не произошло, я точно не собирался.

– Минн-О, ты у нас Картограф по классу, дальность отрисовки мини-карты у тебя самая высокая. Cможешь посмотреть, сколько пиратов сейчас в том ангаре? Поскольку их прайд стал нам враждебным, может стоит сделать к ним повторный визит вежливости и объяснить, насколько они были неправы? Если удастся угнать перехватчик – угоним. Если нет, взорвём его к чертям собачьим!

Предложение было воспринято командой с большим энтузиазмом. Я видел, как довольно оскалились и зарычали Ваша и Баша, как Имран с Тини переглянулись и достали клинки. Минн-О на несколько секунд «зависла» с остановившимся взглядом, похоже работая с мини-картой, растягивая её и выискивая нужную информацию. А потом сообщила, что мы опоздали:

– Они улетели. Пиратский перехватчик только что вышел из стояночного ангара в маневровую шахту.

Раздался дружный вздох разочарования. Жаль… Хотя, может оно и к лучшему – врываться и устраивать перестрелку с полностью укомплектованным и готовым к бою пиратским экипажем было как раз тем самым «обменом ударами», которого я хотел бы избежать. Потери в таком случае были бы с обеих сторон, и далеко не факт, что моя сторона в итоге бы победила. Тут требовалось действовать по-другому, не настолько грубо и прямолинейно. Я на минуту задумался, мои же уже вернувшие уверенность в себе бойцы терпеливо ждали решения командира.

– Так, сейчас разделяемся! – озвучил я новый план, при этом стараясь говорить чётко и демонстрировать уверенность. – Айни и Улине идут к стойке службы регистрации и заканчивают работу по выписке документов для членов нашего экипажа. Имран пойдёт с ними в качестве охранника. Айни, кроме собственно документов, для тебя будет ещё две задачи. Первая: выяснить, есть ли сейчас в доках станции другие принадлежащие прайду Косматой Тьмы звездолёты. Вторая: заменить в базе данных место стоянки нашего фрегата – вместо ангара 16-4 укажи какой-нибудь другой, можно пустой. Погоди… у меня возникла отличная идея! Место стоянки действительно нужно скрыть, но это не всё. Наверняка на станции есть сейчас звездолёты богатых космических купцов или даже армейские корабли с очень серьёзной охраной. Замени тогда в базе название одного такого звездолёта на «Герд Комар», а тип звездолёта установи «фрегат проекта «Толили-Ух X». Вот будет сюрприз для бойцов прайда Косматой Тьмы, если они решат вломиться к нам в док!

Мне показалось, что пушистая рыжая кошечка хотела что-то возразить, но в итоге всё же Айни ответила, что выполнит все мои поручения. Теперь настал черед Улине получать распоряжения. Помнится, эта Торговка говорила о возможности пересылки денег на мою родную планету. И кажется, настало время для сотворения для моей фракции «чуда» – свалившийся из далёкого космоса нежданный-негаданный миллион кристаллов, возможно чуть меньше миллиона из-за процентов посредников, но в любом случае колоссальная и очень своевременная сумма!

Да, я прекрасно понимал, что на этот миллион смог бы закупить тут на Меду-Ро IV гораздо больше, чем мои союзники в космопорте сюзеренов на дикой окраине исследованной галактики, где все цены на «импорт» задраны минимум втрое. Но, во-первых, хороша ложка к обеду. Какая польза от закупленного смертоносного арсенала, если мой фрегат опоздает на войну с Тёмной Фракцией? А ведь именно к этому всё пока что и шло. Мы никак не успевали к началу конфликта и рисковали прибыть уже на дымящиеся руины, если сражение сложится для моей фракции неудачно. Во-вторых, деньги нужны ведь не только для закупки оружия. Оплата труда сотен НПС-кентавров и минотавров, расчёты с союзниками из фракции H6 за товары и услуги, аренда парома гэкхо… всё это требовало расходов, причём весьма немалых. Ну и в-третьих, я собирался перевести только один из двух полученных миллионов, а на второй действительно закупиться тут на Меду-Ро IV, где цены были не в пример более низкими, а ассортимент товаров гораздо более широким.

Я объяснил задачу Улине и попросил выяснить все детали перевода – конкретные сроки, сколько возьмут посредники при пересылке такой суммы и всё остальное. Торговка сразу посерьёзнела и попросила назвать желаемое место получения такой гигантской суммы. Торговый терминал в космопорте гэкхо? Не факт, что там окажется достаточно кристаллов, но зато это самый простой и конфиденциальный вариант. Или нужна передача из рук в руки конкретному лицу? В этом случае, конечно, услуга посредников обойдётся дороже.

Вот тут я задумался. Насколько я знал, источник утечки секретной информации в Тёмную Фракцию выявлен ещё не был. А потому крайне досадно бы вышло, если утечка повторится, и кристаллы из торгового автомата космопорта заберёт не представитель моей фракции, а вражеской. Жаль, конечно, отдавать посредникам лишние проценты, но в данном случае важны были именно надёжность и оперативность доставки. Фракция Human-3 должна была гарантированно получить эти немалые по любым меркам деньги, причём как можно скорее. А главное ещё до окончания срока перемирия с Тёмной Фракцией, чтобы деньги успели пойти на закупку необходимого вооружения и укрепление обороны.

Поэтому я выбрал вариант «из рук в руки», причём даже предложил своей компаньонке провести передачу кристаллов через официального дипломата гэкхо Коста Дыхша. Конечно, представитель «мохнатиков» тоже не откажется подзаработать на этом, и к его лапам что-то «прилипнет» от пересылаемого миллиона, но зато это был самый надёжный способ, который я только мог придумать. Улине пообещала разузнать для меня информацию и сообщить, когда всё будет готово к проведению перевода.

– Отлично! Потом все трое ждите меня прямо там возле стойки регистрации. Я же в это время покажу Инженеру звездолёт, узнаю его профессиональное мнение о возможностях модернизации, составлю список необходимого оборудования и подойду к вам.

* * *

В голосе Космодесантника Эдуарда Бойко слышались расстройство и даже обида:

– Как вы могли пойти драться c пиратами без меня?! Единственный боевой персонаж на всю команду фрегата, и меня вы оставили в резерве, не дав пострелять! Так не делается!

Я вполне понимал огорчение Эдуарда по поводу того, что он пропустил интересное событие, вот только объяснять что-то члену команды, а тем более оправдываться перед ним точно не собирался. В случае с пиратами я поступил так, как посчитал наиболее эффективным в условиях ограниченного времени, и уж точно задача развлекать свою команду стояла в этот момент на самом последнем месте в системе приоритетов. Вот и сейчас мне было чем заняться, кроме как успокаивать расстроенного бойца. Нужно было как можно скорее определить вектор дальнейшего развития модульного фрегата, чтобы Инженер смог рассчитать получаемые габариты и массу звездолёта, необходимую мощность силовой установки и параметры всех двигателей, после чего выдал список необходимого для закупки оборудования.

– Ещё нужен просторный грузовой отсек, чтобы там поместилась автоматическая фабрика для сбора минералов и минимум один автоматический-погрузчик, а лучше два. Кроме того, звездолёт должен уметь садиться не только на астероиды с практически отсутствующей гравитацией, но и на достаточно массивные планеты с плотной атмосферой. И затем, естественно, суметь взлетать с таких планет…

Орун Ва-Март оторвался от записывания всего сказанного в своём наладоннике и уточнил, насколько массивные планеты я имею ввиду, и насколько плотная там ожидается атмосфера?

– Притяжение 1G, давление у поверхности примерно сто тысяч Паскалей, плотность воздуха двадцать девять по водородной шкале, – назвал я параметры родной Земли, очень надеясь при этом, что игровая система переведёт сказанное мною в привычные для миелонца единицы.

Вопросов у Инженера действительно не возникло, и он попросил капитана рассказывать дальше о планах использования и предназначении звездолёта.

– На фрегате должно быть какое-никакое оружие, чтобы хотя бы суметь отпугнуть случайно встреченные пиратские перехватчики. Кроме того, очень желательно иметь возможность вести стрельбу с орбиты по наземным объектам на планете, параметры которой я указывал.

Инженер записал сказанное, с сомнением нахмурился, произвёл какие-то расчёты и уточнил, потребуется ли глушить электронику и двигатели встречных звездолётов?

– Зачем? – не понял я, и Орун Ва-Март терпеливо объяснил, что я описываю ему типичный пиратский фрегат-рейдер, предназначенный для атаки колоний сборщиков минералов на астероидах и слабозащищённых посёлков туземцев на обитаемых планетах. И что для завершённости картины не хватает разве что расширенного отсека для абордажно-десантной команды, системы наведения корабельных турелей, а также блока глушения электроники и двигателей звездолётов-жертв.

– Давно просчитаны типовые конфигурации пиратских звездолётов на основе модульного фрегата «Толили-Ух X», – продолжал разглагольствовать Инженер, разворачивая ко мне экран своего планшета. – Вот конфигурация «Стайный охотник» для работы в составе слаженных групп. Вот «Одиночный рейдер» с повышенной живучестью и усиленным вооружением. Вот «Пират-невидимка», действующий из поля невидимости.

Рассказывая всё это, Орун Ва-Март нисколько не сомневался, для каких целей капитан собирается использовать свой фрегат. Я даже немного смутился, поскольку ничего такого криминального у меня и в мыслях не было, вот только разубедить в этом нового члена команды без жёсткой ментальной обработки мозгов, похоже, было уже нереально. Я и не стал ничего доказывать, лишь ознакомился с предлагаемыми вариантами переоборудования моего фрегата. Внимательно изучив предлагаемые Инженером достаточно сбалансированные и удачные конфигурации, я решил выбрать за основу вариант «Одиночный рейдер», вот только внести в типовой проект некоторые изменения:

– Очень нужна хорошая сканирующая аппаратура, так как основной задачей будет всё же поиск ценных минералов. Насчёт необходимости блока глушения электроники и усиленного вооружения не уверен… хотя да, ставим. Целенаправленно охотиться за звездолётами торговцев я точно не собираюсь, но вот опасные встречи с противниками в космосе вполне возможны, и в таком случае нужно суметь постоять за себя, а затем не дать уйти подранкам. А вот в расширенном модуле для абордажников необходимости я совершенно не вижу, лучше вместо него увеличить объём грузового отсека и поставить дополнительное вооружение.

– Вас понял, герд капитан, – Инженер очень быстро и профессионально, явно имея большой опыт подобной работы, внёс коррективы в типовой проект и запустил программу расчёта совместимости всех узлов. – Дык… герд капитан, можно собрать такой корабль, вот только всё упирается в необходимость хорошей силовой установки. Как минимум, нужна на две тысячи сто единиц генерируемой мощности, а лучше на две с половиной тысячи. Сейчас же, – тут миелонец наморщился и оскалил мелкие зубки, показывая своё пренебрежительное отношение к установленной на фрегате рухляди, – всего-то семьсот одиннадцать единиц, я даже не знаю на какой свалке вы смогли найти такую древность.

– Понятно, для начала нужна хорошая силовая установка, – отметил у себя я, и Инженер с готовностью подтвердил:

– Вот именно! Это – самый первый шаг, без которого нельзя ни двигатели заменить, ни энергоёмкие боевые турели поставить, ни даже стабилизаторы-обтекатели для полётов в атмосфере не установить. Герд капитан, запомните, две тысячи сто единиц – это тот минимум, без которого оборудование фрегата просто-напросто не включится. Хорошо бы взять побольше мощностью, чтобы имелся запас на «поиграться» с дополнительным обвесом – две с половиной, а то и на три тысячи единиц, вот только там начинается экспоненциальный рост цены… в общем, герд капитан, смотрите сами по финансовым возможностям.

Я подтвердил, что всё понял насчёт силовой установки. И заодно спросил у миелонского Инженера, что можно ещё сразу заказать из того, что устанавливается относительно быстро, так как через полтора дня станцию уже нужно покинуть.

– Дык… заказать-то можно сразу всё, что будет из моего списка. Поставим тогда уж потом, на более спокойной станции. А из быстрого… ну турели самое быстрое, хотя перед этим нужны стабилизаторы… может, гипер?

– Я сразу предложил Инженеру посмотреть насчёт нового гипердвигателя, так как установленный сейчас просто мусор, об этом мне не уставали говорить все ремонтники на базе гэкхо.

– Так и есть, – подтвердил шерстистый Инженер, брезгливо сплюнув. – Просто стеснялся сказать вам об этом, герд капитан, но ноль восемьдесят три дальность гиперпрыжка – это вообще ни о чём. Меньше полутора единиц дальности уже тонгов сто как никто не летает, расстояние между космическими станциями как раз на эту дальность гиперпрыжков рассчитано. Будете заказывать новый гипердвигатель, смотрите желательно мелеефатской сборки, чтобы не возиться потом с переходниками и трансформаторами, хотя это уже не столь принципиально. В общем, заказывайте новую силовую установку и гипер, я же пока эти сниму и подготовлю все разъёмы для крепления. Как доставят новое оборудование, пол-умми времени на установку, и можно будет наконец-то убраться с этой осточертевшей станции Меду-Ро IV!


Глава двадцать седьмая. Враг врага

– Сейчас будет огромный зал со статуями, фонтанами с розовой водой и прочими достопримечательностями. Любимое место карманников, поджидающих там зазевавшихся туристов, – я указал на Тини, и мой подопечный с довольной зубастой усмешкой подтвердил слова капитана. – Так что в зале клювами не щёлкать, следить за сумками и ни в коем случае не отставать! Проходим этот громадный зал «чистки лохов» насквозь, сворачиваем в правый боковой коридор и, не задерживаясь, идём в казино.

– В казино?! – не удержался Эдуард от удивлённого возгласа. – Но, Комар, я-то думал, мы тут по делу…

Я лишь скрипнул зубами, скрывая своё раздражение. Уже раз десять за этот недолгий поход я успел пожалеть о том, что заменил в отряде молчаливого Имрана на Эдуарда Бойко. Наш Космодесантник не скрывал своего изумления и восторга при виде великолепия космической станции, всё комментировал подобно среднеазиатскому певцу-акыну, но хуже того постоянно лез со своими замечаниями и советами. Однако всё равно пришлось отвечать:

– А мы и идём в казино по делу. У меня встреча с хозяйкой казино, главой прайда Ловкой Лапы. Собственно, ради этого мы и прилетели на пиратскую станцию.

Пришлось замолчать, так как двери разъехались, явив передо мною и спутниками описанное ранее великолепие. Огромный светлый зал, дальние стены которого размывались и терялись в лёгком тумане и дымке. Цветные яркие лампы, бесчисленные статуи и музыкальные фонтаны, толпы инопланетных существ самых невероятных форм и расцветок. Посетителям тут действительно было от чего раскрыть удивлённо рты и потерять бдительность.

Навык Зоркий Глаз повышен до семидесятого уровня!

Тини при виде двух ближайших к нам вроде как мирно беседующих миеолонцев совсем по-кошачьи зашипел и взъерошил шерсть, визуально став вдвое крупнее. А ведь действительно странная парочка, если задуматься. Ни имён, ни профессий над игроками не отображалось, да и не похожи они были на космолётчиков или туристов. Миелонцы, ни слова ни говоря, отошли подальше от нашей группы и двинулись в сторону неторопливо ползущего и снимающего достопримечательности на камеру купца-трилла.

– Мои бывшие коллеги по прайду, – прокомментировал «котёнок» свою странную реакцию. – Одно время даже с ними в одной группе карманников работал. Герд Комар, я тут подумал… а не стоит ли позвать на помощь высоких покровителей? Уверен, одно сказанное лэнг Амиру У-Маяу слово, и прайд Косматой Тьмы тут же извинится перед вами и отзовёт награду за голову!

Я ласково потрепал «котёнка» по мохнатой башке и ответил, что благодарен ему за совет и когда-нибудь обязательно воспользуюсь им, вот только пока что не вижу острой необходимости вызывать подмогу и тревожить столь влиятельных представителей миелонской расы. Про себя же подумал, что совершенно не хочу попадать в зависимость от той же Великой Проповедницы или других столь же влиятельных миелонцев, а просьба помощи подразумевает ведь и ответную услугу, которую когда-нибудь они могут попросить Комара выполнить.

Без происшествий мы миновали огромный зал и вскоре уже стояли перед дверьми в казино. Как и обычно, тут возле входа крутились местные шулеры, на которых я указал своим друзьям:

– Запрещать вам играть в азартные игры не буду – вы не маленькие, а я вам не нянька. Но сразу предупреждаю – вы почти гарантированно проиграете вот этим скалящимся на вас ребятам, если сядете за игровой столик.

Навык Псионика повышен до семьдесят первого уровня!

Навыке Ментальная Сила повышен до пятьдесят второго уровня!

– Не больно-то и хотелось… – буркнул Эдуард, настороженно рассматривая местных шулеров.

Остальные члены команды тоже высказались в духе того, что пришли в казино просто за компанию с капитаном, и рисковать своими деньгами не станут. Вот и отлично! Именно такой реакции я и добивался – у меня хватало сейчас других забот, кроме как вытаскивать из беды проигравшихся до нитки и влезших в долги членов экипажа.

– Входим! – приказал я, и мы плотной группой прошли в гостеприимно разъехавшиеся двери.

Как и все предыдущие разы, в нос сразу же ударил липкий дурманящий запах благовоний, в глазах зарябило от мерцающих разноцветных ламп, а уши болезненно заложило от постоянного шума в игровом зале и на гостевых трибунах. Наверняка лучшие дизайнеры, психологи и специалисты игорного бизнеса поработали над созданной тут в звёздном казино атмосферой, так как лёгкая дезориентация, ощущение бесшабашности, раскованности и беспричинной весёлости возникали у посетителей всех рас. Я увидел, как довольно оскалились и заурчали гэкхо из моего отряда, как сузились глаза Айни, и как на лицах Минн-О и Эдуарда возникли глуповатые блаженные улыбки.

Навык Ментальная Сила повышен до пятьдесят третьего уровня!

Даже так? Идёт какой-то гипноз или ментальное воздействие? Или таким образом моя псионическая защита реагирует на всю созданную тут в казино атмосферу? В любом случае я попытался встряхнуться и сконцентрироваться. Но не успел я даже немного прийти в себя, как ко мне подошли местные увешанные оружием секьюрити и указали на свободный столик для игры в «На-Тих-У»:

– Герд Комар, просим следовать в игровую зону, босс давно уже ждёт вас.

О как! Хотя, если подумать, чему тут удивляться? Хозяйка местного казино наверняка уже получила все инструкции от Великой Проповедницы и ждала моего появления в своём заведении. Лучшего же прикрытия для совершения сделки по передаче ценного трофея, чем переговоры во время азартной игры, трудно и придумать. Что же, пусть будет так. Действуя скорее жестами, чем голосом, я попросил своих спутников подождать меня и указал на свободный столик на втором этаже зрительских рядов, а также на стойку с копошащимся миелонцем-барменом:

– Не маленькие, сами разберётесь. Айни, переводи для остальных, если возникнут вопросы. Единственно хочу предупредить тебя, Тини. В прошлый раз ты «ухрюкался» алкоголем до бессознательного состояния, давай сейчас без подобных эксцессов!

Отдав таким образом распоряжения своей команде, я проследовал за охранниками казино и уселся прямо на пол возле невысокого круглого столика. На противоположной его стороне уже высились заготовленные столбики фишек моего оппонента. Я постарался определить поставленную на кон сумму… эээ… вон те чёрные фишки по тысяче, эти три тысячи, эти по пятьсот… Шестьдесят тысяч крипто?! Крутовато как-то… Это же четыреста двадцать тысяч драгоценных кристаллов гэкхо! Причём я нисколько не сомневался, что фишки вовсе не бутафорская декорация для деловой встречи, а реально поставленная на кон сумма. Похоже, уязвлённая предыдущим обидным проигрышем хозяйка казино решила переиграть нашу прошлую партию и поставила как раз столько, сколько стояло тогда.

А вот и сама глава прайда Ловкой Лапы! В сопровождении группы бдительных секьюрити в игровой зал спустилась невысокого роста миелонка, с ног до головы задрапированная в свободные белые одежды. На этот раз изумрудно-зелёные глаза главы прайда были скрыты за непрозрачной с внешней стороны зеркальной маской. Учла предыдущий урок, опасается меня…

«Кошечка» требовательно махнула лапой, и сопровождавшие её высокоуровневые бойцы поспешили отойти, оставив игроков наедине. Секунда, и над нами появилось переливающееся силовое поле, искажающее лучи света и не пропускающее наружу никакие звуки.

– Что же, герд Комар, продолжим. На этот раз ты ходишь первым, – моя оппонентка села на пол напротив меня и запустила генерацию случайного игрового поля, словно предыдущая партия только что закончилась, и не было прошедших с тех пор полутора недель.

Пользуясь удобным моментом, я активировал пиктограмму Сканирования, чтобы побольше узнать о своей собеседнице.

Миелонка. Мошенница 178-го уровня.

Сто семьдесят восьмой уровень определённо внушал уважение. Также мне сразу стала понятна причина беременной миелонки скрывать свой игровой класс – любого севшего соревноваться с ней соперника моментально насторожила бы профессия «Мошенница». Животик же моей соперницы за прошедшие полторы недели заметно подрос. При желании я, наверное, даже смог бы определить пол двух её будущих деток. Вот только делать этого я конечно же не стал, помня суеверие миелонцев о неизбежном в таком случае несчастье.

– Прекрасно знаю, зачем ты здесь на самом деле… – нарушила молчание глава прайда, расставляя в это время фишки на трёхмерное голографическое поле.

Я облегчённо выдохнул – хорошо, если так! А то у меня уже стало складываться впечатление, что матч-реванш являлся единственной целью моей оппонентки. Что же, раз миелонка была в курсе, темнить я не стал и выложил перед собой на игровой стол белоснежный пушистый хвост. Однако по тому, как резко дёрнулась и даже испуганно взвизгнула хозяйка казино, нетрудно было догадаться, что появление столь опасного и редкого трофея стало для неё полной неожиданностью:

– Откуда у тебя ЭТО???

Навык Ощущение Опасности повышен до сорок пятого уровня!

Сердце заныло от предчувствия беды. Я заметил, как правая лапа моей собеседницы медленно, но верно поползла под одежду, наверняка потянувшись за каким-то оружием. Пришлось поскорее объяснять, пока не случилось досадного недоразумения:

– Мне удалось добыть отобранный убийцей-морфом у Великой Проповедницы хвост. Я сразу связался с лэнг Амиру У-Маяу, и она предложила мне вернуть ей трофей за вознаграждение в миллион крипто, вот только велела действовать тихо и обязательно через надёжных посредников, которым она доверяет. В их числе она назвала вас, главу прайда Ловкой Лапы. Собственно, только ради этого я и прибыл сюда на станцию Меду-Ро IV.

Ощущение опасности сразу исчезло. Моя собеседница убрала лапу из-за пазухи и долго задумчиво смотрела на белый переливающийся в свете силового поля мех. Наконец, глава прайда Ловкой Лапы нарушила молчание и прокомментировала:

– Да, я знакома с воплощением Великой Первой Самки, лэнг Амиру У-Маяу благословила моих будущих детей во время посещения Меду-Ро IV. Вот только для меня самой огромная неожиданность, что меня – главу прайда мошенников и шулеров – назвали «надёжной посредницей». Признаться, я весьма польщена и постараюсь оправдать оказанное доверие. Герд Комар, я конечно же выполню просьбу Великой Проповедницы и оплачу твой труд.

Авторитет повышен до 49!

Белоснежный хвост исчез со стола, причём настолько внезапно, что я даже со своим высоким Восприятием разглядел лишь смазанное, едва уловимое глазом движение лапы миелонки. Кошелёк завибрировал, и я ознакомился с пришедшим сообщением. Пополнение на миллион крипто!!! Наконец-то! Как же долго я ждал этого момента! Я готов был прыгать и смеяться от радости, но холодный рассудительный голос соперницы одёрнул меня и вернул к реальности:

– Герд Комар, твой ход. Признаюсь, я неверно поняла смысл твоего визита ко мне. Предположила, что ты пришёл ко мне за защитой, и выставленные на столике фишки – цена данной услуги. Но даже если причина и оказалась неверной, однажды начатая партия должна быть доиграна, таковы правила. Защиту ты в любом случае получишь, а если сможешь у меня выиграть, то даже бесплатно.

Я демонстративно рассмеялся, показывая своё отношение к происходящему:

– Ты считаешь, что я могу выиграть у профессионального игрока, превосходящего меня на сто шесть уровней и чьи пальчики унизаны перстнями на увеличение Интеллекта? Ты должно быть льстишь мне или шутишь! Кстати, знакомый перстень! Интеллект +3. Купец-трилл Ушш-Виш обещал придержать его для меня. Выходит, не сдержал слова…

Миелонка, пропустив мимо ушей слова об её уровне персонажа, в конце моей речи недовольно фыркнула:

– Герд Комар, не поноси честного Торговца ложными обвинениями! Я так и не смогла купить этот редкий перстень, сколько ни уговаривала герд Ушш-Виша его мне продать. Выпросила лишь на одну игру.

Так моя оппонентки действительно настолько серьёзно готовилась к этой игре? Сильно же её задел предыдущий проигрыш! Я понимал всю бессмысленность дальнейшего спора с хозяйкой казино и дал старт игре, бросив кубики и начав передвигать свои звездолёты по игровому трёхмерному полю. Уже в процессе игры я поинтересовался у собеседницы, какую защиту для меня она имела в виду? От пиратов прайда Косматой Тьмы?

– А от кого же ещё? – удивлённо фыркнула миелонка. – Про твой с ними конфликт знают уже все заинтересованные лица тут на Меду-Ро IV.

– Да какой там конфликт, – отмахнулся я от этих слов, словно от несущественной ерунды. – Просто молодой капитан Рикки подсунул мне фальшивые кристаллы вместо нормальной оплаты. Я же прилетел сюда на станцию и потребовал от него оплаты долга. Вот, собственно, и вся история…

– Ой, герд Комар, не стоит лукавить и отпираться! – укорила меня собеседница, совсем по-человечески покачивая головой и при этом в игре ловко отрезая передовой отряд моих кораблей от основных сил и обрекая их на быстрое уничтожение. – Такой как у тебя статус «опасный разыскиваемый пират» просто так на голову не сваливается. Получить его достаточно трудно, тут хорошенько постараться нужно! Насколько знаю, минимум два звездолёта нужно захватить и ограбить, чтобы такая метка у капитана появилась, и обиженные пиратом игроки могли за его голову награду назначать. Что, герд Комар, скажешь не было такого?

Захватить два звездолета? Интересно, когда это я успел??? Разве что игровые алгоритмы засчитали тот давний бой в космосе, когда я с помощью морфа взял под контроль пиратский перехватчик? Или в зачёт пошёл захваченный на планетоиде мелеефатский фрегат? А может посчитан тот же самый трофейный фрегат, который изначально предназначался Ураз Тухшу, но я его «отжал»? Могло быть такое? Или учлось недавнее скоротечное сражение в доке, когда я отобрал у пиратского капитана ключи от звездолёта и фактически захватил корабль? Вариантов крутилось у меня в голове множество, и по большому счёту тут можно было не два, а три или даже четыре случая «пиратства» засчитать. Но всё равно это несправедливо – из-за такой малости давать честному человеку статус разыскиваемого преступника!

Однако пришлось мне признаваться главе прайда Ловкой Лапы, что минимум два случая захвата мною звездолётов всё же имели место, а возможно даже и побольше. Хотя в любом случае вышло всё это случайно, я совершенно и не думал становиться пиратом! Мой ответ миелонку насмешил:

– Случайно захватить и ограбить звездолёт… причём два раза… или даже три… а может и четыре. Не каждый день услышишь про такое! Хотя, как ни странно, я тебе верю, человек! Думаешь, я с детства мечтала стать мошенницей и профессиональным игроком в азартные игры? Не поверишь, когда-то я была доброй и законопослушной! Мечтала конструировать ажурные высотные башни, невесомые арки и мосты, которые словно парили бы над бездной! Но сперва одного хама потребовалось разорить, затем другого наглеца проучить… я и сама не заметила, как стала шулером… тоже случайно.

Мне очень удачно в игре получилось провернуть тактическую комбинацию, загнав тяжёлый флот соперницы на минное поле и сильно потрепав его. Хозяйка космического казино даже одобрительно высказалась о моих способностях:

– Ты делаешь успехи, герд Комар! Уже сейчас ты играешь несравнимо лучше, чем при нашей предыдущей встрече. Лет через двадцать пять – тридцать упорных тренировок, возможно, ты даже смог бы изредка у меня выигрывать. Но не сейчас!

Буквально в два хода моя оборона была взломана – тот успех с минным полем оказался лишь отвлекающим моментом, позволившим моей сопернице оттянуть мои силы с места настоящего прорыва и победить. Мда… мне ещё было учиться и учиться, чтобы хотя бы вполовину хорошо так играть.

– С тебя шестьдесят тысяч крипто, – напомнила глава прайда, устало потягиваясь и расправляя затёкшие спину и лапы. – Впрочем, герд Комар, я хочу дать тебе возможность заработать эту потерянную сумму, и даже больше. Интересно?

Потеря шестидесяти тысяч крипто меня весьма злила, хоть я и старался не показывать вида, а потому возможность вернуть деньги меня очень даже интересовала. Миелонка же сперва проверила правильность переведённой ей суммы, только после этого продолжила:

– Казино на космической станции – это конечно хорошо, оно даёт стабильный доход. Но этого мало, мне и прайду Ловкой Лапы нужно развитие. Герд Комар, ты должно быть уже знаешь, что я проявляю определённый интерес к бизнесу по продаже редких металлов. У меня уже есть и быстрые звездолёты, и опытные капитаны. Но к сожалению, это поле деятельности занято прайдом Косматой Тьмы, и подвинуть их будет весьма непросто. Прямого конфликта с этими свирепыми пиратами я не желаю, но вот при удобном случае ослабить конкурента – именно то, что мне нужно! И тут очень вовремя на сцене появляешься ты – Свободный Капитан, у которого общие с моим прайдом враги. Враг врага – это уже почти друг, ты не находишь?

Я тоже видел вполне определённую выгоду от такого союзника, вот только попросил главу прайда не темнить, а сказать прямо – что она от меня хочет?

– Ты наверняка уже знаешь, герд Комар, что основные силы прайда Косматой Тьмы находятся сейчас не на станции Меду-Ро IV. Они даже не в этой звёздной системе. Я не обладаю всей полнотой информации, но мои информаторы говорили что-то о «большой охоте на звездолёт, который заберёт груз с золотых приисков». На станции у прайда Косматой Тьмы осталось не более полутора десятков бойцов, и все они заняты охраной хранилища ценных слитков. У моего прайда хватит сил справиться с ними, но проблема состоит в том, что охранники заперлись внутри хранилища и не откроют двери никому. И тут очень вовремя на сцене появляешься ты!

– Моей задачей будет вскрыть бронированную дверь? Но разве любой прокачанный Вор не справился бы с этой задачей лучше меня? – что-то я пока не понимал идею мой собеседницы.

– Вора они заметят и убьют, а тебе сами откроют! – продолжала уговаривать меня высокоуровневая Мошенница. – Ты совершенно открыто пройдёшь в охраняемый коридор и попросишь «кого-нибудь главного» для разговора. Скажешь, что хочешь помириться с прайдом Косматой Тьмы и готов выплатить им компенсацию, чтобы они вычеркнули тебя из списка врагов. Про конфликт с тобой все члены прайда Косматой Тьмы наверняка уже в курсе, так что такому заявлению не удивятся.

Хмм… Пока что выглядело всё достаточно правдоподобно. На месте охранников лично я бы не удивился такому визиту – никто ведь не хочет быть врагом целого пиратского прайда, и потому желание уладить дело миром, выплатив какой-то штраф, было вполне естественным. Миелонка же продолжила:

– На самом деле полномочиями вносить кого-либо в список врагов прайда или вычёркивать из него рядовые охранники не обладают, но развести наивного и богатого человека на деньги наверняка захотят. Начнут предлагать перевести им разные суммы крипто «в счёт компенсации». Но ты отказывайся и стой на том, что у тебя с собой только кристаллы гэкхо – это нужно для того, чтобы охранники открыли двери. Охранники убедятся, что опасности ты не представляешь, и жадность наверняка победит. Как только двери приоткроются, твоя задача, собственно, закончится – дальше уже мои подкравшиеся в невидимости бойцы заблокируют бронированную дверь, а ворвавшиеся внутрь хранилища штурмовики проделают всю грязную работу.

Навык Ощущение Опасности повышен до сорок шестого уровня!

Я задумчиво проводил взглядом проплывшее системное сообщение. Даже без этой подсказки я прекрасно понимал, что мне предлагают роль козла отпущения, на которого потом обрушится весь гнев разорённого пиратского прайда. Наверняка ведь все участники операции со стороны прайда Ловкой Лапы постараются не идентифицировать себя, и единственным, кого пираты будут точно знать, и с кого потребуют потом вернуть всю пропажу, окажется мой Комар. Нехорошо…

Однако сразу же отказываться от участия в такой опасной авантюре я не торопился и для начала попросил рассказать о награде за то, что стану мишенью номер один для опасного пиратского прайда.

– Сто тысяч крипто сразу в качестве аванса, а затем возможность вынести с хранилища всё, что сможешь унести! Ну и предоставленная моим прайдом защита от прайда Косматой Тьмы на станции Меду-Ро IV, скажем… на трое суток. Мои бойцы тут будут выглядеть как простые наёмники, которых ты купил на взятые с хранилища деньги, как что участие прайда Ловкой Лапы во всей этой операции останется незамеченным.

Нет, меня определённо считали за простачка, который поведётся на такие условия. Что мне сто тысяч крипто награды на фоне уже имеющегося в кошельке миллиона с лишним? Практически незаметный прирост, а вот неприятностей потом будет столько, что жизнь превратится в ад. Да и сколько я смогу унести? Максимальная грузоподъёмность Комара без возникновения штрафов к скорости передвижения составляла двадцать восемь килограммов, из которых десять занимали доспех и оружие. Но даже если я приду голым, двадцать восемь килограммов той же платины это… я достал калькулятор… шестьдесят тысяч крипто – как раз та сумма, которую взяла с меня глава прайда «за защиту». Ну это совсем несерьёзно!

Хотя рациональное зерно всё же было, только вот в изначальные условия требовалось внести серьёзные коррективы. Например, ценный груз из хранилища должен забирать не слабосильный Комар, а кто-то из братьев-близнецов гэкхо – Ваша или Баша, а то и оба сразу. В армированной экзоскелетной броне каждый из сильных грузчиков мог поднять до трёхсот килограммов ценного металла, а это уже совсем другие деньги, ради которых можно было и рискнуть. Деньги нам всем точно не помешали бы, а через полтора дня я собирался свалить со станции на своём модифицированном звездолёте, и тогда ищи ветра в поле!

Да, виделся определённый риск – капитан Рикки Пан-Миис из прайда Косматой Тьмы знал, где находятся ноды моей фракции. Вот только я сильно сомневался, что пираты рискнут сунуться на исключительную территорию гэкхо требовать с моей фракции возвращения кражи. Тяжёлые корабли туда не пройдут незамеченными, а невидимки или юркие перехватчики… Я представил реакцию Ивана Лозовского или любого из лидеров «Легионов» на требование пиратов и улыбнулся. Пусть только попробуют сунуться! В таком случае у моей фракции появятся невидимки и перехватчики.

– Миллион крипто в качестве аванса, – выдвинул я альтернативное предложение внимательно слушающей меня миелонке. – Не волнуйся, никуда я не улечу с твоими деньгами, так как у моего звездолёта даже двигатель снят и силовая установка, можешь проверить. Кроме того, к хранилищу я пойду не один – слишком уж подозрительно выглядит, что разыскиваемый капитан шатается по опасной станции без хотя бы пары-тройки телохранителей. Я бы в такое не поверил. Так что со мной будут трое бойцов, и с хранилища мы заберём столько, сколько сможем вынести вчетвером. И наконец, те же самые трое суток защиты, но не только от прайда Косматой Тьмы, но и от любых других врагов тут на станции Меду-Ро IV. Иначе что мешает прайду Косматой Тьмы оплатить услуги тех же наёмников и расправиться со мной?

На этот раз настал черёд моей собеседницы надолго задуматься. Глава прайда Ловкой Лапы даже, устав сидеть, болезненно мяукнула и улеглась прямо на пол лицом вверх – видимо, у беременной миелонки сильно устала спина. Я терпеливо ждал и молчал, стараясь не нарушить размышления хозяйки казино. И был награждён за свое терпение. «Кошечка», опираясь лапами, тяжело присела и вдруг сняла свою маску. Одновременно с этим над головой моей собеседницы загорелось имя:

Герд Мяур-За Вка. Миелонка. Прайд Ловкой Лапы. Мошенница 178-го уровня

– Хорошо, герд Комар, я согласна на твои условия! И даже высоко оценила их – они показывают, что ты прекрасно осознаёшь всю опасность, просчитал все риски и идёшь на дело с холодной головой. Я очень рада, что нашла такого квалифицированного исполнителя, и надеюсь на долгосрочное сотрудничество с тобой, герд Комар. Очень немногим я открываю своё имя, но ты определённо заслужил эту почесть!

Авторитет повышен до 50!

Получен семьдесят третий уровень персонажа!

Получено три свободных очка навыков! (суммарно накоплено девять очков)

– Теперь жди. Моим бойцам нужно подготовиться. Начало операции назначаю через пол-умми. И, будь любезен, отнеси сам древний перстень купцу Ишш-Вишу на третий этаж гостевых трибун – мне тяжело передвигаться по крутым лестницам с моим животом.


Глава двадцать восьмая. Возможное пополнение

Без профессионального Инженера в предлагаемых в торговом каталоге бесчисленных вариациях и моделях двигателей и силовых установок всё равно было не разобраться, так что я послал Тини сбегать за нашим новым членом команды и привести в казино. И вот уже более часа наедине с Орун Ва-Мартом я сидел в изолированной от всего остального мира ВИП-ложе и экран за экраном просматривал имеющиеся предложения.

Моя компаньонка Улине Тар сперва настаивала на своём личном присутствии при закупках столь дорогостоящего оборудования, но быстро поняла бессмысленность этого, поскольку ни слова не понимала по-миелонски и, кроме разве что по картинкам на экране, оценивать предлагаемые модели не могла. Я сперва пытался для неё переводить, вот только сам недостаточно хорошо знал начертания и звучания узкоспециализированных технических терминов на языках гэкхо и миелонцев. Приглашать же профессиональную Переводчицу Улине отказалась, не желая раскрывать перед Айни наши финансовые секреты, и вместо этого предпочла сама покинуть ВИП-ложу и присоединиться к отдыхающим в казино другим членам экипажа.

– Вот неплохой вариант силовой установки, – ткнул когтистой лапой Орун Ва-Март в одну из позиций. – Клеопская фирма-изготовитель, делает качественные реплики с оборудования популярных торговых марок. Нужные нам мелеефатские разъёмы, да и мощность выдаёт две тысячи семьсот единиц. Не новая, правда, и без гарантии. Серийный номер тоже сбит. Скорее всего, снята пиратами с какого-то разбитого звездолёта. Но зато всего двести сорок пять тысяч крипто, это очень дёшево для такой мощности. Даже подозрительно дёшево…

– Если вызывает подозрения, то рисковать не станем, – отказался я брать непонятного «кота в мешке» без каких-либо гарантий. – Давай всё же пусть подороже силовая установка выйдет, но чтоб мы были в ней уверены. Сколько такая же будет стоить новая и с гарантией?

Инженер пролистал ещё пару страниц и указал лапой на другую позицию:

– Вот новая, прямо с мелеефатской фабрики. С гарантией на пять тонгов. Есть в наличии тут на Меду-Ро IV. Вот только цена кусается: восемьсот восемьдесят восемь тысяч крипто.

Я не смог удержаться от нецензурного возгласа. Почти девятьсот тысяч крипто, это же шесть с четвертью миллионов в кристаллах гэкхо! Ну ни хрена себе цены! Так я и вовсе без штанов останусь, особенно после недавней покупки хорошего гипердвигателя за миллион крипто. Улине правда сумела выбить тогда семипроцентную скидку, но всё равно покупка обошлась крайне чувствительно для нашего общего с компаньонкой бюджета.

«Звездолёт мечты» выходил что-то уж запредельно дорогим, я на такие траты морально не был готов. Почти уже «съели» весь запланированный бюджет и даже полученный аванс в миллион крипто, а при этом ещё до аэродинамических стабилизаторов-крыльев, маневровых двигателей и модуля расширенного грузового отсека не дошли, не говоря уже об оружейных системах!

– Зато тут на двести единиц выходной мощности выше, чем мы смотрели модели до этого. А двести единиц – это две дополнительные лазерные турели на звездолёт, да и хороший боевой трекинг-компьютер можно будет поставить. Ну и качественные сканеры ближнего космоса, как вы и хотели, капитан. Дорого, да. Зато представьте, как Авторитет среди местных пиратов у вас вырастет, когда Свободные Капитаны узнают, что на корабле герд Комара установлено только самое лучшее!

Сомнительный аргумент, мягко говоря. Я бы предпочёл, чтобы местные пираты не знали о том, что установлено на моём фрегате, да и вообще не обращали внимания на мой звездолёт. Я посмотрел на часы. Чёрт! Вскоре уже важнейшая операция по взлому хранилища вражеского прайда, а мы тут до сих пор с Инженером возимся, не можем подобрать силовую установку для фрегата. А ведь её ещё нужно будет сперва дождаться из доставки, затем устанавливать и настраивать, что тоже займёт кучу времени… Тяжело вздохнув, я решился:

– Хорошо, останавливаемся на этом варианте. Тогда я зову сюда Улине, пусть связывается с продавцом и за счёт своих торговых навыков пробует выбить скидку.

Я встал с лавки, ловким броском направил в мусоросжигатель пустой одноразовый бокал от лёгкого алкогольного коктейля, затем отключил силовое поле, ограждавшее эту небольшую ложу от всей остальной зрительской трибуны. Хотел было идти искать свою компаньонку, но её и искать не пришлось – Улине Тар стояла буквально в паре шагов от меня, причём не одна. Двух её собеседников, людей по расе, я ранее уже встречал и сразу же узнал:

Денни Марко. Человек. Фракция Синдикат Гильвара. Телохранитель 90-го уровня

Валери-Урла. Человек. Фракция Тайлакс. Мастер Зверей 97-го уровня

Та самая таинственная девушка-инопланетянка с удивительными, слишком огромными для обычного человека глазами! Такими непропорционально «глазастыми» персонажей изображают лишь в японских аниме, в жизни же подобная девушка смотрелась очень непривычно, хотя и привлекательно, чего скрывать. Рядом с Валери находился её мускулистый спутник и телохранитель, неприветливый и грубый, с которым я в прошлый раз немного «поцапался».

В предыдущее моё посещение космической станции Меду-Ро IV я так и не смог нормально пообщаться с этими загадочными людьми, явно обитателями не моей Земли, но и не представителями Тёмной Фракции. Лишь перекинулся тогда с ними парой-тройкой фраз, а затем представители Первого Прайда под конвоем увели меня на допрос к Ищущим Правду. Тогда я имел статус обвиняемого в убийстве Великой Проповедницы миелонской расы, и обстановка сложилась крайне неблагоприятной для беседы.

– Вот, герд Комар, – Улине широким жестом мохнатой лапы указала на двоих представителей моей расы. – Эти люди увидели наши объявления об имеющихся вакансиях и хотят к нам в экипаж! Я с ними уже немного знакома, пару рейсов они отработали на челноке «Шиамиру» у капитана Ураз Тухша. Денни Марко умеет неплохо стрелять из корабельных орудий и просится на вакансию Бортового Стрелка. Свою спутницу тоже просит взять на какую-либо другую роль, без девушки идти не хочет. Они говорят, что уже ходили в доки, но по указанному в объявлении адресу стояночный ангар был пустым… ну ты помнишь, капитан Комар, сам просил это сделать…

Авторитет понижен до 49!

– Нет. Уже не хотеть. Не знать пират капитан. Пират не есть мы, – косноязычно, но всё же вполне понятно перебил мою компаньонку Телохранитель, решительно развернулся и собрался уходить.

– Погоди, Денни! – остановила своего спутника темноволосая глазастая девушка. – Мне тоже, как и тебе, не хочется идти в пиратский экипаж. Но не вечно же нам торчать тут на станции! Сколько можно ещё ждать? По моей профессии укротительницы диких зверей очень трудно заключить контракт, но зато ты хоть нормальную работу получишь!

Денни Марко остановился, секунду подумал, но потом всё же решительно замотал головой:

– Нет! Я не пират! И точка! – с этими словами мускулистый Телохранитель достаточно грубо отпихнул появившегося в проходе с двумя бокалами в руках Эдуарда Бойко и, буркнув что-то неразборчиво-недовольное залившему его коктейлем Космодесантнику, направился к лестнице с трибуны, нисколько не беспокоясь о том, идёт ли Валери-Урла за ним.

Валери же обернулась на меня и мимолётно встретилась взглядом. После чего опустила глаза в пол и, нервно теребя пальчиками висящий на шее зелёный резной кулон, проговорила с лёгкой смущённой улыбкой, словно извиняясь за поведение своего спутника:

– Денни слишком упёртый. И очень ревнивый. Мне нужно с ним сперва поговорить. Герд Комар, мы попозже ещё подойдём! Надеюсь, я смогу его переубедить.

Успешная проверка на Интеллект!

Успешная проверка на Восприятие!

Навык Ощущение Опасности повышен до сорок седьмого уровня!

Навык Ментальная Сила повышен до пятьдесят четвёртого уровня!

Ну ни фига себе! На меня только что была совершена псионическая атака, никаких даже малейших сомнений в этом не было! Похоже, Валери попыталась считать мои мысли или даже зарядила в меня какой-то ментальной командой, вот только удалось ли ей это или нет, я так и не понял. Ничего себе «Мастер Зверей»! И кстати по поводу зверей, а где её невидимый хищник, с которым Валери-Урла была в прошлый раз? Я поспешил активировать пиктограмму Сканирование и засёк перемещающуюся на мини-карте за девушкой отметку:

Сестрёнка. Теневая пантера (животное). Пет Валери-Урлы. 82-ой уровень.

Вот она, невидимая и смертоносная хищница, по-прежнему рядом со своим мастером. Опасная штучка! Я сейчас имел ввиду как хищную пантеру, так и её хозяйку. С такими нужно постоянно держать ухо востро!