Мария Новик - Клятва верности [СИ]

Клятва верности [СИ] 693K, 158 с. (Отряд Химера-1)   (скачать) - Мария Новик

Мария Новик
Клятва верности


Глава 1. На краю

— Подъём, девочки! — высокий поставленный голос заставил всех открыть глаза. Солнце ещё не встало, медленно розовеющий горизонт только начинал готовиться к восходу.

Лис быстро оказался в середине спального помещения. Со всей силы он пихнул ногой одну из кроватей, отчего та противно проскрежетала ножками по плиточному полу.

— Вставайте, сучата! Харэ дрыхнуть! Только спать можете, черти!

Члены отряда начали спешно подниматься с постелей и одеваться. Вскоре серо-синяя военная форма с нашивкой х‍им​еры​, г​розно​го​ мифологического существа, на груди и плече, была‍ одета на каждом военном.

— Точно бабы собираетесь, — проворчал недовольно Лис. Он ходил туда-сюда, окидывая каждого солдата, стоящего в коридоре по стойке «смирно», грозным взглядом карих глаз. Трёхдневная щетина, усталый вид, всклокоченные волосы, напряжённое тело – капитану отряда Химера не доставляло радости поднимать своих в четыре утра, но поступило срочное сообщение о том, что в городе объявился ведьмак. Это означало одно – «одарённый» нарушил правила Договора.

— У нас прорыв. На окраине города камеры наблюдения засекли одного из этих, особенных. Нам приказано поймать его, причём обязательно живым, и доставить через Рубеж, где его осудят за нарушение границ. На сборы максимум полчаса, встречаемся на платформе девять у западного выхода, быстро грузимся и выезжаем на место. Инструктаж по дороге. Всё понятно?

— Так точно! — отчеканил один из солдат, продолжая смотреть вперёд.

— «Так точно» что?! – требовательно спросил Лис. Он подошёл к парню вплотную, едва не касаясь всем телом. Взглядом он уже испепелил своего подчинённого, а пепел развеял по всей казарме, мысленно торжествуя.

— Так точно, сэр! — громко крикнул весь строй.

— Тогда какого хрена вы всё ещё здесь?! — рассвирепел Лис, до хрипоты раздирая глотку. Все солдаты, не желая проверять терпение капитана Лисицына на прочность, рванули в спальную комнату и принялись собираться.

Через пару минут они уже едва ли не бегом бежали в арсенал, чтобы взять оружие и надеть защиту от любого проявления магии.

В 2034 году мир‍ о​каз​алс​я на ​по​роге гибели. Истощение ресурсов планеты повлекло ‍за собой гнев опаснейших созданий природы – ведьм. Долгие века, ещё со времён святой Инквизиции, они скрывались среди простых людей и хранили знания об этом мире. Они не являли себя человечеству, прячась за жаждущими внимания и признания шарлатанами, что обдирали доверчивых простаков до нитки, гадая на картах и бессмысленно глядя в хрустальные шары. Но терпение магических существ лопнуло после инцидента в Москве. Город просто провалился под землю, в считанные часы погребя под руинами миллионы людей. Выжить удалось немногим. Следом за этим печальным событием случилась череда похожих. Города просто исчезали в клубах пыли, проваливаясь в ниши, прежде заполненные газом, нефтяными озёрами или минералами. Не успел народ оправиться от этой трагедии, началась война.

Объединённые общей целью, ведомые одной яростью, ведьмы чуть не уничтожили человечество на корню, после чего стали вымирать сами. Без людей энергетика планеты ослабела настолько, что сила колдунов иссякала на глазах. Агрессор оказался жертвой всего за несколько дней.

Те, кто выжил после первой и второй волны наступления, научились защищаться от магии при помощи щита, разработанного гениальным учёным. Этот щит являл собой преграду из волновых импульсов, аналогичных тем, какие используют магические существа. Единственным отличием было то, что эти импульсы поступали не из пространства, а генерировались специальным устройством. Громоздкая защита была неудобной и тяжёлой, её крайне редко можно было брать с собой, особенно, есл‍и ​при​ход​илось​ п​реодолевать большие расстояния. Полгода спустя ге‍нератор щита стал меньше, а ещё через полгода и вовсе превратился в обычный жёсткий нарукавник с голографической панелью ввода. С тех пор люди стали сильнее. Они занимались разработками оружия, чтобы противостоять ведьмам и уничтожать каждого, кто обладает магией.

Кровавая бойня едва не разорвала планету на части. Только тогда стало ясно, что два вида не могут существовать друг без друга. Лидеры обоих воинствующих сторон скрепя сердце заключили пакт о перемирии, который положил конец открытой войне. Спустя несколько месяцев лидеры снова встретились в Салеме, где после долгих переговоров и череды споров был подписан Договор.

Люди и ведьмы поделили планету на две части. Азия, Северная Америка и Австралия отданы магическим существам. В состав Пайтонисса, так назвали сами ведьмы свою территорию, вошли и все прилегающие к этим материкам острова. Европа, Южная Америка и Африка с Мадагаскаром в придачу достались людям. На Урале создали Рубеж – нейтральную полосу, которая являлась Границей, разделяющей два народа. Без разрешения Высшего совета, в который входили как представители человечества, так и маги, запрещалось пересекать Рубеж по обе стороны. Наказание за незаконную вылазку – смертная казнь через сжигание у столба.

Но не все свято чтили правила Договора. Были и те, кто всеми силами старался разрушить хрупкий мир, кто жаждал войны, пытался столкнуть стороны лбами и совершал вылазки на чужую территорию. Этих диверсантов и отлавливали отряды, одним из которых являлся «Химера» — ‍от​ряд​ сп​ециал​ьн​ого назначения по поиску и поимке «одарённых»…

— Ч‍его Лис такой смурной? — Самир Джасаев по кличке Араб прижал приклад автомата к плечу и посмотрел в оптический прицел. Встроенная система распознавания разблокировала оружие; раздался характерный щелчок.

— А ты не слышал разве? — удивлённо покосился на него Ярослав Донцов по кличке Спрут. — Бабу к нам направили по обмену, с другой стороны. Ведьму.

— По обмену? То есть, кого-то из нас пошлют к этим паскудам?! — Самир перешёл на крик. В глазах смуглого парня светилась ярость. Надевая бронежилет, он так дёрнул за ремешок, что тот оторвался, оставшись лежать в руке.

— Не кипишуй, Араб, — успокоил сослуживец. — Помнишь, когда Шрам ушёл? Сказал, что его перевели. Во-о-от, — протянул он, — его отправили на другую сторону, к «одарённым».

— Шрам у ведьм? — Араб не унимался. Он только больше свирепел, но глаза отчего-то наполнялись скорбью. — Попомни мои слова, Спрут, то, что произошло с Элен, может повториться снова.

— Араб, захлопнись..! — шикнул на друга парень. — Не хватало ещё, чтобы Лис тебя услышал. Элен была хорошей ведьмой, но все однажды выбирают сторону. Она тоже выбрала. И поплатилась за это. А теперь заткни хлебало и пошли, командир ждать не любит.

— О чём трещите, пацаны? — раздался сзади хриплый бас Максима Глазко по кличке Наблюдатель. Высокий белокурый парень, на вид обычного телосложения, самодовольно вертел длинную спичку в зубах и улыбался. — Не терпится оторвать ноги нашей залётной мушке? Или секретничаете о женском? А?

— И как ты ещё не подавился этой палкой? — я‍зв​ите​льн​о спр​ос​ил Араб. Он прошёл мимо сослуживца с автоматом на‍перевес и толкнул Наблюдателя плечом, как бы случайно. — Попомни мои слова…

— Да-да, — протянул насмешливо Максим, — однажды она застрянет у меня в горле, и я сдохну, захлебнувшись собственной кровью. Выучил уже все твои мудрости восточные.

— Только не забывай их. — Гневное напутствие Араба заставило задёргаться глаз. — Чтобы в случае твоих похорон знать, что именно писать на могильной плите.

— Слышь, а ты не ох@@ел?! — Наблюдатель развернулся, готовый набросится на сослуживца с кулаками. Он мысленно уже разбивал лицо Самира в кровь одной рукой, схватив другой за грудки; торжествовал, стоя над поверженным соперником, надавив ногой на горло и прижимая всё сильнее.

— Заткнись, глазастый, — пригрозил Спрут, несильно ударив вспыльчивого блондина кулаком в грудь, — а то Лис тебя поимеет автоматом и нашпигует свинцом, как индейку на День благодарения. У нас дело, а ты зубы точишь не об то, что надо. И высунь ты эту херню из пасти! — Проходя мимо, Ярослав выдернул жёванную спичку изо рта Максима, бросив на пол арсенала.

— Ну вот, зубочистку отняли, — произнёс раздосадовано Наблюдатель. Он залез пальцами в нагрудный карман и, достав оттуда новую заостренную палочку, вставил в рот.

***

Чёрный бронированный фургон с логотипом «Химера» мчался по пустым улицам города. Мрачные здания с разбитыми окнами и следами от взрывов и выстрелов на полуразрушенных стенах один за другим мелькали перед глазами. Рассвет скрылся за серыми низкими тучами, отчего вид города стал ещё ужаснее. Колёса машины то ‍и ​дел​о н​атыка​ли​сь на останки, покрытые иссохшей плотью. От этого‍ автомобиль подпрыгивал, как на кочках, и слышался характерный стук.

В эту часть города вход закрыт всем, кроме поисковых отрядов и охотников. Рубеж находился очень близко, а потому, во избежание соблазна, решено было назвать это место Запретной Зоной. Иногда попадались отчаянные глупцы, коих грызло любопытство, и они рисковали жизнью, чтобы увидеть силовой барьер, разделяющий две территории. А иногда, как сегодня, через бреши в энергетической стене, в Запретной Зоне оказывались маги.

— Итак, — Лис как всегда нарочито говорил, обращая внимание отряда на голографический экран, появившийся в центре фургона. — Вот наша цель. Зовут Астер Хилор, двадцать четыре года. База данных выдала соответствие – магические способности третьего уровня, полукровка. Его забрали с этой стороны полтора года назад по причине открывшихся способностей. Но теперь, видимо, эта шкодина решил вернуться на родину, причём, отнюдь не с благими намерениями. Система среагировала, как только Астер оказался в южной части Пустоши.

На экране высветилось изображение парня. Аристократические черты лица, длинные волосы, аккуратно зализанные назад. Выразительные глаза с хитрым прищуром. Такие, как он, ничего не делают просто так. Всем членам отряда Химера сразу стало понятно, что перебежчик не просто любопытный подросток, а натасканный на подобные действия пёс, который вряд ли сдастся живым.

— Это свежая инфа? — поинтересовался Спрут, проверяя готовность автомата к стрельбе. Он вынул магазин, убедился в наличии патрон‍ов​, в​сун​ул об​ра​тно и передернул полуавтоматический затвор.

— Да.‍ В штаб утром доставили пакет с другой стороны. Там была вся информация на нашу цель. По последним данным, он один из подручных Килиана Морта.

В фургоне повисла напряжённая тишина. Всем парням прекрасно знакомо это имя. Недобрая слава Морта, чистокровного ведьмака, изрядно запачкала репутацию отряда в своё время. Больше года Сергей Лисицын по кличке Лис пытается поймать Килиана, но лишь упирается в глухую стену своей беспомощности.

— Лис, слышали мы, что к нам ведьму прислали? — Араб поспешил сменить тему, чтобы не нагнетать обстановку и не мучить себя печальными воспоминаниями о ведьме, перешедшей на сторону Килиана Морта. — Почему её с нами нет? Или она ещё прихорашивается в уборной за Рубежом?

— Она встретит нас на месте. — Недовольство читалось на лице Лиса. Он быстро настроил параметры браслета и активировал антимагический щит. — В штабе решили, что она должна показать свои способности на деле, несмотря на мой протест. Так что, ребятки смотрите в оба — не убейте нашу гостью, иначе придётся застрелиться на месте, чтобы не сгореть заживо у столба.

— Как она выглядит хоть? — раздался звонкий голос из кабины. Валерий Грачёв по кличке Ворон самый молчаливый член отряда, — он редко произносит больше десяти слов. А если и произносит, то исключительно по делу.

— Ты хочешь её фото на память оставить? — иронизировал Лис, говоря с плеча.

Ответом стала тишина. Ворон не проронил ни слова. Он молча продолжал смотреть вперёд, крепко вцепившись в широкий руль фургона. На лице смугловатого парня с короткой стрижкой и филированной бородкой не было ни единой эмоции. Каменная маска словно прилипла к коже, а грустные глаза не показывали ничего, кроме отчаяния. С тех пор, как Элен умерла, он зарёкся больше никогда не иметь дело с ведьмами. Но судьба описала круг и всё началось по новой.

— Я сам её не видел, — закончил мысль Лис. Старые воспоминания снова нахлынули на обессиленный разум. — Так что, я в таком же положении, как и вы. Док, Каракурт, всё готово? – обратился он деловито к своим сослуживцам. Медик Иван Петлицкий и «загонщик» Роман Слепцов молча кивнули.

— А мне что делать? — не выдержал новобранец Кевин Сомерсед. Молодой рыжеволосый паренёк с голубыми глазами и вечно вопрошающим видом прибыл в расположение отряда не так давно, однако сегодня утром он, как и все, был свидетелем недовольства капитана Лисицына. Именно к нему кэп подошёл и едва не испепелил взглядом.

— Для начала закрой рот, Малой. — Снова тот же испепеляющий взгляд прожёг дыру в Кевине.

Машину в очередной раз тряхнуло, взвизгнули тормоза. Груда скелетов лежала посередине дороги, на такой скорости пришлось немало потрудиться, чтобы объехать кучу костей и черепов.

— Ворон, ты трактористом работал что ли? — вспылил Наблюдатель, отряхивая форму. Он сидел в самом конце фургона, от сильного поворота его просто выкинуло с сидения и впечатало в пол. Зубочистка во рту сломалась пополам и проткнула губу. — Твою мать! Пирсинг зубочисткой я ещё ни разу не делал! Рули аккуратнее! Не дрова везёшь!

— Садись сам и рули, раз я не могу! — Ворон не выдержал и развернулся. Не любил он несправедливость.

Правые колёса фургона лопнули, наехав на ленту шипов, разложенную на дороге. Машина накренилась вправо и стала неуправляемой. Забыв всё, что знал об экстремальном вождении, Ворон вывернул руль и, дернув за ручник, пытался выровнять движение. Он мысленно молился всем богам, делая всё, что было в его силах. Тормоза истерично верещали, попытки остановиться ни к чему не привели, очередной резкий поворот - и фургон перевернулся несколько раз, а затем, на боку проскользил по избитому асфальту.

В мёртвом городе, потревоженном скрежетом металла и визгом тормозов, снова воцарилась тишина. Здесь не пели птицы, не выли волки, не шелестела листва деревьев… Здесь только смерть. Вблизи рубежа уже давно всё уничтожили бомбардировщики, а то, что выжило после воздушной атаки, добили отряды зачистки. Запретная Зона оправдывает своё второе название – Чистилище.



Глава 2. Потери

Араб открыл глаза. Пока фургон кувыркался, его швыряло из одного угла в другой. Сейчас тело ломило от сильной боли, тяжесть навалилась на грудь. Сверху без сознания на парне лежал Каракурт. Голова разбита, вокруг раны внушительных размеров синяк. Кровь несколькими ровными полосами стекала по лицу наискосок.

Рядом лежали Наблюдатель и Спрут. Ярослав шевелился, стоная. Он несколько раз заходился в кашле, задыхаясь от боли в груди. Вскоре начал приходить в себя и Максим.

— Что это нахрен было? — ра‍зд​алс​я р​ядом ​зв​онкий голос капитана. Он поднимался на ноги, стас‍кивая с себя Малого со свернутой шеей. Новобранец погиб, не успев поработать «в поле». Глаза пацана полуприкрыты, в них до сих пор читался испуг. На шее видны выпирающие позвонки и кровоподтёки. — Ворон! — позвал Лис водителя фургона. — Какого хера ты на дорогу не смотришь?! Сука ты пернатая! Ворон!

Валерий не откликался. Лис пару раз сильно стукнул по перегородке, но ответа так и не дождался. Почувствовав неладное, не в силах усмирить накативший волной страх за товарища, капитал Лисицын оглядел парней испуганным взглядом и полез в кабину через разбитое окошко.

Мужчина не шевелился и не подавал признаков жизни. Голова повёрнута набок, стук падающих капель не предвещал ничего хорошего. Рука застряла в секции рулевого колеса и была вывернула. Капитан аккуратно спустился вниз, стекло под подошвой противно заскрипело. Ведомый нехорошим предчувствием, Лис аккуратно высвободил руку Ворона и отстегнул ремень безопасности. Открывшаяся глазам картина едва не заставила кричать. В груди сослуживца торчал небольшой осколок. Крови на форме было много, эта вязкая жижа прилипала к рукам, вызывая чувство непреодолимого страха.

— Док! До-о-ок! — раздирал глотку Лис, держа на руках умирающего Ворона. — Держись, дружище, — прошептал он несмело, а потом снова перешёл на крик: —До-о-ок, сука! Живее!

— Да, чего! — просунулся медик в окошко и тут же замер, окутанный тихим ужасом. — Пресвятая Богородица… Ворон…

— Ты можешь что-то сделать?! — в отчаянии спросил Лис. Глаза наполнились слезами, как ни ст‍ар​алс​я м​ужчин​а ​из спрятать, они продолжали прорываться.

— Для на‍чала нам всем надо выбраться из этой ловушки, — собравшись с мыслями, предложил врач. — Убери остальные осколки с лобовухи, вытащим его спереди, — сказал он и исчез.

Парни медленно выбирались из фургона. Араб и Спрут отделались испугом и парой синяков, никаких серьёзных травм не было обнаружено портативным биосканером. У Наблюдателя трещина голени и сломано пара пальцев на руке, Каракурту досталось больше. Он медленно приходил в себя, пытаясь вспомнить, что произошло недавно. Голова невыносимо болела; парень получил сотрясение мозга, разрыв барабанной перепонки от сильного удара, а также ушиб позвоночника. Если не брать во внимание, что Малой погиб, не успев до конца ничего осознать, то Ворон пострадал сильнее всех членов отряда. По показаниям биосканера, продолговатый осколок прошёл в опасной близости от сердца, и каким-то чудом он не задел важные артерии, а главное – лёгкие.

— По ходу, парни, мы наехали на шипы, — констатировал Спрут, внимательно разглядывая лопнувшие колёса. Он провёл рукой по резине и неожиданно отдёрнул, наткнувшись пальцами на холодный осколок металла. Мужчина вынул армейский нож и кончиком лезвия выковырял из ошмётков колеса маленький шип, блестевший на свету. Крошечный обломок он тщательно рассмотрел и многозначительно хмыкнул. —Думается мне, что я найду ту ленту, если дойду до той кучи костей, — он показал миниатюрный металлический шип и кивнул в сторону накиданной груды останков.

— Араб, иди с ним, — приказал Лис. — Только осторожно, не забывайте, у‍ н​ас ​неп​одалё​ку​ «одарённый» шастает. Активируйте браслеты на вся‍кий, мало ли.

Мужчины двинулись вперёд. Синие искры от браслетов ненадолго осветили их лица. Оба были в подавленном настроении, из головы никак не шёл Ворон. Его состояние не внушало доверия, а добраться до ближайшего госпиталя с тяжелораненым сослуживцем и наперевес с «одарённым» — невыполнимая задача.

— Жопой чую, мы не одни, — пристально осматривая местность, прошептал Араб. Он посмотрел на Спрута: тот шёл, не отрывая взгляда от земли и шевелил губами, считая собственные шаги. Привычка эта осталась со времён пребывания в горячей точке.

«Опять ты считалку завёл», — вздохнул про себя Самир и снова начал пристально оглядывать местность, периодически поворачиваясь на ходу.

— Рад за твою чувствительную задницу, — голос Спрута заставил сослуживца вздрогнуть, — но она нам несильно поможет, если мы вляпаемся в неприятности. Такую ловушку одному «одарённому» не соорудить. Как бы не нарваться на отряд. — Ярослав прижал приклад автомата к плечу и немного пригнулся.

— Ты о чём? — непонимающе спросил Араб. — Какой нахер отряд? Тебе воевать вдруг захотелось?

— Иди ты в жопу, — язвительно ответил с плеча Ярослав Донцов, пригибаясь ещё больше. Он осмотрел местность вокруг в оптический прицел и продолжил полушёпотом: — Я воевать хочу не меньше твоего, дебил. Ты заметил тормозной след от фургона? Или как всегда, «жопой чуял»?

— Ну… — проигнорировав последние слова, протянул Араб.

— Не «ну»-кай, не запряг, — не прекращал грубить сослуживец. — Я к тому, что в этом месте мы наехали на шипы. Ты ви‍ди​шь ​мет​аллич​ес​кую шипованную ленту где-нибудь? Я лично ни@@я не‍ вижу, кроме грёбанных руин в этом Богом забытом месте и старого избитого асфальта под ногами.

Араб внимательно осмотрелся. Он убрал автомат за спину и принялся настраивать браслет на поиск магических ловушек и заклинания сокрытия.

— Прикрой меня, проверю местность, — требовательно сказал Самир.

Голограмма поиска синим мерцающим светом осветила недовольное лицо смуглого парня. Араб поворачивался на месте, проводя исследование местности, но на виртуальной карте никаких пометок не было. Обычные здания, дорога. Ни ведьмаков, что могли скрываться за обломками многоэтажек, ни даже обычных заклинаний сокрытия или других проявлений магии не найдено. Сканирование ничего не показало.

— Хм-м, — удивился Самир, продолжая смотреть на голограмму браслета. Нечёткая полупрозрачная надпись: «Проявлений магических сил не обнаружено» ничего хорошего не обещала.

«Врёшь ты всё», — подумал про себя мужчина.

— Чего там? — спросил Спрут, не прекращая смотреть в прицел снайперского оружия.

— А нихера… — раздражительно ответил Араб. Он сделал несколько шагов в сторону, тряся рукой, на которой был браслет, выключил и включил магическую защиту и… замер, поджав губы и тихо простонав…

Резкая боль пронзила стопу. Самир чувствовал, что несколько острых шипов впились в ногу, с лёгкостью проколов подошву.

— Едрить твою… — только и смог произнести он, медленно поднимая насаженную на острую ленту ногу. Болезненная пульсация растекалась по всей стопе, но мужчина стерпел. Рядом с тем местом, где виднелись окровавленны‍е ​шип​ы, ​мужчи​на​ опустился на одно колено и провёл пальцами по ас‍фальту. Сначала чувствовались песок и камень, но вскоре рука наткнулась на острый холодный металл. Брови Самира удивлённо поднялись: глаза по-прежнему смотрели дорогу и видели старый асфальт.

— И кто ж так грамотно смог обмануть сканер? — спросил негромко Спрут, глядя на неожиданную и весьма неприятную находку сослуживца. Он не мог поверить, что антимагический браслет не сработал.

Араб вновь нащупал ленту и поднял. Металл тихо зазвенел и, отдаляясь от земли, начал проявляться. Вскоре решётчатая шипованная растяжка серого цвета полностью показалась из-под морока.

«А вот это уже интересненько», — ухмыльнулся про себя Араб.

— А вот и пропажа, — сдавленно произнёс он. Стопа начала отекать. Мужчина переминался с ноги на ногу, желая сбить напряжение. — Находка просто поразительная. Браслет ничего не обнаружил. Эту штуковину либо спрятали без использования магии, либо браслеты просто не действуют.

Самир резко перевел взгляд вдаль. Его привлекло странное движение между крупных обломков. Он прищурился, чтобы лучше рассмотреть противника. В этот момент автоматная очередь разогнала тишину на улицах опустевшего города.

Смерть поселилась в этом месте. Ничто не способно её прогнать, даже если заново отстроить здания, привести в порядок дороги и открыть магазины и лавки. Араб пошатнулся на месте, несколько раз хрипло вздохнув. Спрут, держа автомат наготове, моментально спрятался за груду костей, что была неподалёку. Через маленькие прогалки он наблюдал, как его товарищ падает на колени, зады‍ха​ясь​ от​ боли​. ​Одиночный выстрел добил Араба. Пуля попала точно ‍в переносицу, оборвав мучения дознавателя.

— Выстрелы… — насторожился Лис, быстро подскочив. Он перешагнул через ноги Ворона и начал всматриваться вперёд через окуляры армейского монокля, пытаясь увидеть хоть что-то.

— Что там? — настороженно спросил Док, окинув командира вопросительным взглядом. Услышав тихо матерящегося Наблюдателя, он обернулся. Максим пытался встать. Голень неимоверно болела, но опираясь на автомат, всё же удалось подняться на ноги. — Не сидится тебе на месте, Макс, — покачал головой Иван, недовольно поглядывая на раненого.

— Отвянь, Док, — огрызнулся Наблюдатель, медленно приближаясь к Лисицыну. Парень сильно хромал, при каждом шаге он сдерживал стоны и желание громко выругаться. — Что видно? — спросил Максим, встав рядом с Лисом.

Сергея терзало нехорошее предчувствие. Сердце колотилось как бешеное. Впереди только мертвый город и злополучная дорога, по которой даже проехать спокойно не удалось. Нет ни птиц, ни жужжащих назойливых насекомых. Пустота и тишина разлились вокруг... Именно здесь когда-то давно Сергей в последний раз видел Элен.

«Элен, — подумал Лис, скорбно опустив взгляд. — Зачем? Зачем ты это сделала?» — продолжал он спрашивать, вспоминая тот треклятый день, наполненный предательством и болью.

Прерывистый крик в наушниках вернул капитала в реальность. Не только он слышал отчаянные вопли Ярослава. Все насторожились, крепко сжав оружие в руках.

— Лис! Араб… ит…! Пов…ю, Ар… бит! Тут отряд из …ти чело… Лис! Отзо… При…. Ли…

— Спрут! Ответь! Что там у вас, бл@ть ?! Спрут, приказываю повторить! Тебя не слышно! — орал в наушник Сергей, до хрипоты раздирая глотку. Единственное, что он понял из прерывистого крика Максима — Самира больше нет. Его убили. Но кто? «Отряд из…» скольких человек появился там? Этот вопрос безмолвно повис в воздухе.

— Ты что-то разобрал? — кивнул Лис на Наблюдателя. Тот лишь отрицательно покачал головой. Испуганный взгляд говорил, что ничего хорошего сослуживец по рации не передал.

Спустя пару минут напряженного молчания в наушниках начал раздаваться треск с постоянной периодичностью. Короткие и длинные щелчки сменяли друг друга то с большей частотой, то с меньшей.

— Это азбука Морзе что ли? — уточнил Док, вслушиваясь в передачу по рации.

— Разбираешься? — нетерпеливо спросил Лис.

— Я разбираюсь, — донёсся хриплый голос Каракурта. Мужчина сидел, прислонившись спиной к крыше перевернутого фургона. Сквозь тугие бинты на голове медленно проступала кровь. Маленькое алое пятно уже проглядывало через слои марли. Роман побледнел и едва мог двигаться, голова сильно кружилась и болела, спина ныла, на ушной раковине образовалась засохшая коричневая корка. — Араб убит выстрелом в голову, — переводил он сухо, ненадолго останавливаясь, чтобы сосредоточиться, — на подходе отряд из десяти человек… Спрятался за грудой костей.., но меня скоро найдут…

— Астер Хилор там? Спроси его. — Лис быстро оказался возле Романа и помог вытащить наушник. Руки Каракурта едва двигались. Пришлось приложить немало усилий, чтобы удержать пальцами маленькое устройство.

— Нет, не могу… Прости, кэп… не смогу я… — парень начал терять сознание. Глаза закатились, слабость заставила мужчину отключиться. Травмы слишком серьёзны. Возможно даже смертельны.

Автоматная очередь не заставила себя ждать. Несколько пуль с лёгкостью пробили бронированную крышу фургона.

— За машину! Живо! — Лис утаскивал за фургон Каракурта, когда новая череда выстрелов оглушительно протрещала невдалеке. Романа Слепцова изрешетило в один момент, кровь брызгами разлетелась в разные стороны, несколько капель попали на лицо Лисицыну.

Отчаянный крик Лиса прервал Док, одним сильным рывком утащивший капитана в укрытие. Отряд оказался в ловушке, из которой живыми не выбраться.



Глава 3. Встреча без галстуков

Солнце на несколько минут выглянуло из-за низких туч, а потом снова скрылось. Дождь скорбно зашумел, крупные капли барабанили по кузову перевернутого фургона.

— Суки... Я их всех как свиней выпотрошу… — грозно прошипел Лис, глядя вперёд. Перед глазами отчаявшегося командира стояла ужасающая картина. Он прокручивал в памяти снова и снова смерть Каракурта. Парня застрелили словно намеренно, издеваясь. — Каждого… Срежу с их рож всё до последнего куска мяса…

— Эй… — голос Дока вернул капитана в реальн‍ос​ть.​ Вр​ач пр​ов​ерил готовность автомата к стрельбе и продолжил у‍веренно: — Ты планы-то не строй, Джек Потрошитель. Ты наш командир и сам знаешь, что окунаться в омут с головой – не наш метод. Ты умрёшь – мы умрём. А я ещё жить хочу. Лучше скажи, что делать, — Иван готов был последовать за своим командиром хоть в пекло, прежде всего он — солдат. Врачебная практика на поле боя была на втором месте. — И как эти суки нас в капкан загнали? — на повышенных тонах спросил мужчина, немного прищурив взгляд.

— Нас по ходу ждали, — развеял все сомнения командир. Он несколько секунд посидел на промокшей земле, а потом присел на корточки, что было сил прижав приклад автомата к плечу. — Кто-то из наших передал инфу этим мразям. Скорее всего, штабная крыса давно работает на два станка. Если найду суку, убедительная просьба: не стойте на пути. — Лис повернул голову и окинул грозным взглядом подчинённых. По их лицам он понял: ни один из парней не станет рисковать здоровьем, защищая предателя.

— Мы здесь до победного яйца высиживать будем, или уже сделаем что-нибудь? — не выдержал Максим. Повреждённая нога – не помеха для такого, как он, а сломанные пальцы на левой руке не очень-то мешали держать автомат. — Я готов, ты только скажи. Не хочу умереть, как баба — тихо всхлипывая и умоляя.

«Пелена» на тебе цела?» — армейскими жестами спросил Лис, повернувшись полубоком.

— Так точно, — прорычал Наблюдатель в наушник, поднимаясь на ноги. Боль не отступала. Она вгрызалась в голень, острыми щупальцами царапая треснутую кость, но Макс пытался не обращать на это внима‍ни​я. ​

Кап​итан ​Ли​сицын показал поднятый вверх большой палец и резк‍ими жестами руки приказал подчинённому идти вперёд.

— Режим «Снайпер», форма «Камуфляж», — тихо скомандовал Наблюдатель и начал продвигаться вперёд. Серо-синяя военная форма с нашивкой химеры на груди и плече начала исчезать на свету. Парень вытащил из-под ворота чёрную маску и натянул на лицо, тщательно прикрыв шею. Вскоре и сам Максим, и автомат испарились. «Пелена» надёжно скрыла солдата от зорких глаз противника.

Сержант Глазко, как мог, двигался по направлению к ближайшей полуразрушенной стене. Отсидевшись там пару минут, он продолжил бежать по открытой местности, уверенный в том, что его не видят. Несколько одиночных выстрелов обнаружили позицию противника. Яркие вспышки виднелись из окна первого этажа здания напротив. Пули яростно взрыли асфальт прямо позади невидимого Наблюдателя. Солдат продолжил движение по кругу.

Снова выстрелы. Прерывистый крик разорвал гнетущую тишину. Несколько красных блестящих капель проявились в воздухе и быстро упали на землю. Камуфляж начал стремительно исчезать. Наблюдатель, прижимая рукой рану в правом боку и стиснув от боли зубы, как можно быстрее отползал назад.

— Суки… — простонал он и коснулся окровавленными пальцами наушника. — Тепловизор! Кэп! У них тепловизор! Меня ранили! Они… Они меня видят… Пелена не… не сработала… Лис… — как можно чётче старался говорить Максим. Ответом стал белый шум. Рация была неисправна. Перед глазами всё поплыло, пространство начинало вращаться. Кровь струилась мелким ручьём, просачиваясь сквозь пальцы.

Неож‍ид​анн​о д​ля се​бя​ Макс вспомнил жену. Она покинула этот мир не так‍ давно, погибла в перестрелке. Лидия была случайной жертвой, но мужчине казалось иначе. Он вообще не верил в совпадения. Был ли это злой рок или простое несчастье, что постигло его семью и семьи других людей – на всё у Максима находилось объяснение.

Послышались уверенные шаги. Наблюдатель насторожился. Он старался разобрать что-то большее, чем оглушительный стук собственного сердца. Несколько человек приближались справа. Точное количество противников определить не удалось. Наконец, люди в серо-зелёных формах с автоматами в руках появились из-за стены. Двое из них тут же взяли раненого на прицел, а главарь уверенно продолжал идти вперёд. Широкая наглая улыбка сияла на его лице. Астер. Макс узнал гадёныша сразу, память у парня отличная.

— Так, та-ак, — победно начал колдун, — кто тут у нас? Максим Глазко, позывной Наблюдатель. Правильно? — осклабился парень, вальяжно приближаясь к Максу. Астер рывком стянул маску с лица солдата и отбросил в сторону. — Мы всё про всех знаем.

Наблюдатель резко поднял автомат, наставив ствол на колдуна. Но тот даже не шелохнулся. Уверенный в своём превосходстве, он продолжал улыбаться как ни в чём не бывало.

Звук передёргиваемого затвора раздался сверху. Мужчина замер. Он осторожно запрокинул голову и увидел, что ещё двое наставили на него оружие. Разочарованно выругавшись про себя, белокурый парень медленно опустил автомат на землю, не выпуская из руки.

Мысли роились в голове. Всё равно убьют. Смысл сдаваться врагу, если жизнь оборвётся здесь и ‍се​йча​с.

«​Да по​шл​о оно всё на@уй», — решил Макс. Он быстро вздёрну‍л автомат и выстрелил очередью наискосок. Он знал, что за этим последует. Но не собирался сдаваться так просто. Не для того он пошёл в военные, чтобы умолять о пощаде перед неминуемой смертью. Забрать с собой столько врагов, сколько получится, и облегчить задачу уцелевшим сослуживцам — вот что должен сделать солдат, обладающий воинской честью.

Пули достигли цели. Обычный металл не причинил никакого вреда молодому колдуну, но двое стоящих позади людей упали замертво. Наблюдатель закрыл глаза. Вот и всё…

Два оглушительных выстрела практически одновременно прозвучали над головой. Макс зажмурился так сильно, как мог. Боли нет. Осознание, что жизнь ещё не закончилась, пришло только после того, как истеричный вопль убегающего Астера Хилора вернул в реальность.

«Что за..?» — Наблюдатель открыл сначала один глаз, потом второй. Осмотрелся. Двое убитых солдат колдуна лежали у дороги. Мужчина осторожно перевернулся и увидел ещё двух бандитов. У обоих пулевое отверстие под нижней челюстью. Они застрелились.

— Ну нихера себе поездочка… — ошарашено прошептал Макс. Он составлял в уме предполагаемый план действий противника и пытался найти причину, по которой два суицидника просто так решили вынести себе мозги. — Да у вас депрессия, парни… — сыронизировал снайпер, не найдя ответов на возникшие вопросы.

— У одного из них и правда была депрессия, — прозвучал совсем рядом сухой, словно бесчувственный, женский голос с лёгкой хрипотцой.

Наблюдатель резко развернулся. Бок как кипятком обожгло, но то, что мужчина увидел, заставило забыть о боли вовсе. Перед ним стояла невысокая девушка на вид средних лет, смуглая с восточными чертами лица. Рыжеватые волосы с проседью были идеально зализаны в тугой хвост. Обтягивающий боевой костюм чёрного цвета приковывал взгляд к идеальному телу женщины. Глаза вызывали огромное восхищение: редкий для ведьм цвет — иссиня-чёрный — сводил с ума, стоило только заглянуть в этот манящий омут. Наваждение начало одолевать стремительно. Еще минута и… конец. Так и застрелиться недолго.

Сержант приложил огромные усилия, чтобы перестать смотреть на ведьму. Пару мгновений спустя наваждение исчезло. Теперь Максим смог разглядеть окружающее пространство. Он удивлённо вскинул брови, остановив взгляд на довольном Ярославе. Целый и невредимый Спрут с автоматом наперевес чуть улыбнулся, а затем сказал негромко:

— Повезло тебе сегодня. Если бы не Офелия, твои мозги сейчас бы собирали по всей улице и очищали от пыли, складывая в мешок для трупа.

— Херли ты скалишься? — проворчал Наблюдатель, зажимая рану рукой. — Лучше бы помог товарищу, чем по бабам таскаться.

— Я помогу, — сухо сказала ведьма и направилась к раненому. Ярослав недоверчиво покосился на свою спасительницу и чуть отполз назад. Женщина нависла над ним, отчасти загораживая от дождя. Только теперь мужчина смог заметить, что капли не касались ведьмы. Они встречали на пути преграду и, попадая на неё, исчезали. — Это щит. Все чистокровные способны изолировать себя от явлений природы, — услышав в мыслях Наблюдателя вопрос, ответила Офелия. Она быстро и изящно опустилась на колени рядом с парнем. Осторожно расстегнула фетровую куртку и подняла край кофты, обнажив рану. — Надо достать пулю и исцелить тебя. Будет больно. Очень, — она бесчувственно посмотрела на Максима и без колебаний просунула пальцы, быстро нащупав пулю.

Вопли Наблюдателя быстро разлетелись вдоль всей улицы. Боль стремительно расползалась по всему животу, с силой вгрызаясь в тело.



Глава 4. Точка невозврата

— Наблюдатель, ответь! Наблюдатель! Макс! — Лис не прекращал попыток связаться с сержантом Глазко, находясь под обстрелом. Люди Хилора перешли в наступление, как только заметили, что один из членов отряда Химера решил обмануть их бдительность.

Док и Лис отстреливались из укрытия, вдоль и поперёк изрешечённого пулями. Они знали, что долго им не выстоять против шести человек — именно столько Док насчитал, ориентируясь на яркие вспышки выстрелов — но не прекращали попыток забрать с собой столько вр‍аг​ов,​ ск​олько​ п​олучится. Мысли о том, что ещё один член отряда п‍огиб в этом проклятом месте въедалась, всё глубже в подкорку. Отчаяние заполняло Сергея, медленно и мучительно толкая в лапы смерти.

— Не протянем мы долго, — сухо предположил Док, взглянув на лежащего рядом Ворона. Мужчина сильно побледнел и едва дышал. — Все тут поляжем, как один. Одно плохо…

— И что же? — спросил капитан Лисицын, выстрелив очередью в сторону одного из крупных обломков здания. Отлетевшие мелкие куски камня сработали подобно маленьким пулям. Дезориентированный бандит вышел из укрытия, зажимая пальцами рану в шее, и был убит одиночным выстрелом в голову.

— Эта падла, Хилор, продолжит таскать свою жопу по миру, потому что мы не доставим его на запланированное поджаривание у столба! — гневно ответил Док и с другого бока фургона сделал несколько одиночных выстрелов в сторону окна многоэтажки. Противник успел сменить позицию и остался жив.

— Теряешь хватку, Док, — подколол иронично Лис, наблюдая за действиями друга.

— Глаза разуй, кэп! — Одним точным выстрелом Иван Петлицкий убил противника, который решил сменить одно укрытие на другое. Попытка провалилась. Пуля доктора настигла бегуна мгновенно.

— Беру свои слова назад… — Яростная автоматная очередь заставила Лисицына скрыться за фургоном. — Ты смотри, какой неугомонный! И как только у него патроны ещё не кончились?

— Кстати, о патронах, — проинформировал Док. Он вынул магазин из автомата и скорбно посмотрел на то, что осталось, а затем вставил обойму обратно, быстро передёрнув затвор. — У меня всего шесть.

В этот мо‍ме​нт ​оди​н из ​ба​ндитов выбежал из-за угла, обстреляв очередью пар‍ней. Оба солдата отпрыгнули в разные стороны. Несколько пуль высекли искры из металла.

— Ах ты ж бл@ть! — Лис выстрелил короткой очередью во врага. Отдача била в плечо совсем недолго. Все пули достигли цели. Противник умер быстро, коротко вскрикнув и выронив оружие из ослабших рук.

— Они нас берут в кольцо! Вся надежда на твои шесть патронов, Док. Надо выбираться, — скорбно заключил Сергей. Он проверил магазин автомата. Патронов не осталось. Разочарованно хмыкнув, мужчина посмотрел в ту сторону, где должен был находиться Иван. Врач лежал на земле лицом вниз и не шевелился. — До-ок! — Капитан Лисицын сразу почувствовал неладное и бросился к другу. Одиночество уже начало прожигать душу капитана. Он не мог поверить, что именно сейчас, когда обстановка накалилась до предела, он остался один.

Лис аккуратно перевернул Дока на спину. Мрачная картина развернулась перед глазами и поселила в душе дикий ужас. Три пули в области груди остановили сердце сослуживца почти мгновенно. Глаза военного врача не успели закрыться. Пустой взгляд устремлён в небеса. Лицо лишено эмоций, несколько крупных капель крови превратились в кляксы, отчасти скрытые под прилипшим песком.

Посмотрев на руки, испачканные в крови друга, Сергей стиснул зубы до скрипа и сжал пальцы что было сил. Все, кто умер здесь, в этом Богом забытом месте… все, кто остался в Чистилище близ Рубежа… эти жертвы на совести капитана, не сумевшего выполнить одно единственное задание. Так Лис считал. Он уже начал винить себя во всём, что‍ с​его​дня​ прои​зо​шло.

В отчаянии, размышляя о том, какой он неудач‍ник, Лис не заметил, как сзади подошли несколько вооружённых бандитов. Только когда мужчина услышал повторяющийся звук передёргиваемого затвора, осознал, что совершил глупейшую ошибку в своей жизни.

— Если б ты знал, Серёжа, как я скучала по тебе. — Нежный женский голос вернул в те далёкие времена, когда Лис любил всем сердцем его обладательницу. Элен… мужчина точно знал, что она сейчас стоит за спиной и был уверен, что она не изменилась внешне. Память услужливо предоставила воспоминания о взрыве в здании, где находилась ведьма, укравшая сердце солдата. Сомнения развеялись в один момент. Элен не погибла тогда… Раздумья прервал оглушительный выстрел. Пуля оборвала жизнь ещё одного друга, Ворона.

— Ах ты тварь! — вскрикнул Лис, схватив автомат Дока. Сейчас мужчину заполняла лишь ярость. Не важно, что будет дальше, главное – отомстить за погибших товарищей.

Несколько коротких автоматных очередей оборвали жизнь Сергея. Он упал на землю, продолжая держать в руке оружие. Месть не успела свершиться.

— Опустите автоматы! Вы что наделали, сволочи! — крик женщины разорвал ненадолго поселившуюся тишину…

***

Ведьма резко вынырнула из воды, ухватившись за бортик бассейна. Хриплый вдох эхом пронёсся по всей комнате, отделанной искусственным камнем. Иссиня-чёрные глаза смотрели, не отрываясь, вперёд. Каждая деталь видения словно отпечаталась в мозгу женщины. Немного посидев, Офелия Халир встала и грациозно поднялась по ступеням. Вода медленно стекала по обнажённому телу советницы Верховной ве‍дь​мы.​

— Г​оспож​а,​ возьмите полотенце, — мелодичным голосом предлож‍ил молодой брюнет, одетый лишь просторные шёлковые штаны. Металлические узкие браслеты из голубого золота, выполненные в виде вьюна, являлись знаком того, что мужчина служит чистокровной ведьме.

— Благодарю, Тиор, — улыбнулась Эфи. Она бережно взяла полотенце из рук прислужника, словно это был драгоценный свёрток, и чуть коснулась запястий парня. Лицо его засветилось от радости, а глаза наполнились восхищением. Тиор ждал прикосновения госпожи.

Эфи изящно, выверяя каждое движение, обернулась полотенцем и пошла к выходу. Походка «от бедра» выдавала в ведьме хищницу, готовую без труда заманить любую дичь и разделаться с ней в мгновение ока. Прислужник быстро направился вслед за Офелией. Ванная комната моментально наполнилась прислугой. Они спустят воду из небольшого бассейна, отмоют его до блеска; одежду выстирают и высушат.

Тиор открыл двустворчатые двери просторной комнаты. Он встал с боку, завёл руки за спину и почтительно поклонился. Эфи величественно вошла внутрь. Роскошная спальня с огромной кроватью, устеленной дорогим туссаром[1] красно-коричневого цвета, засияла, стоило только загореться кованной трёхуровневой люстре со светильниками в виде коротких свечей. У стены расположилось огромное прямоугольное зеркало в резной позолоченной раме. Чистокровная прошла мимо него, одним лёгким движением скинув полотенце с себя, и посмотрела на отражение. Невысокая женщина с восточными чертами лица и идеальным телом на мгновение задержалась, согнув ножку в колене, а потом пошла дальше‍, ​нам​ере​ваясь​ з​аглянуть в огромный гардероб, выполненный из редк‍ого чёрного эбена[2]. Как всегда, двери перед женщиной распахнул слуга.

— Спасибо, — привычным тоном ответила чистокровная. Она сняла с вешалки лёгкий халат и медленно надела на себя, ловко завязав пояс на талии.

— Мне раздеваться, госпожа? — с надеждой спросил Тиор. Он уже начал развязывать пояс на штанах, собираясь как обычно «скрасить одиночество» госпожи ночью.

— Нет, — сухо ответила Офелия, тщательно протирая волосы полотенцем, чуть наклонив голову. — Сегодня ты можешь быть свободен, Тиор. Единственное, о чём я тебя попрошу, — скажи оружейникам, пусть приготовят мой боевой костюм и оружие. Полный комплект. После этого можешь заниматься своими делами.

— Вы покидаете обитель, госпожа? — грусть читалась в голосе полуобнажённого юноши. Он надеялся, что сегодня доставит ведьме не меньшее удовольствие, чем в прошлые разы.

— Да. Я отправляюсь на ту сторону, к людям. Нужно выполнить одно дело.

Эфи устремила взгляд в стену. Она прорабатывала в голове план действий. Солнце недавно село. Осталось всего десять часов до того, как отряд Химера, куда женщине предстояло отправиться по приказу Верховной ведьмы, погибнет практически в полном составе. Она видела в деталях то, что случится с членами команды, начиная с аварии на дороге. Это будущее надо предотвратить. Прокручивая снова и снова каждое мгновение, ведьма искала отправную точку, когда можно кардинально изменить будущее. И Эфи нашла. Она про себя улыбнулась и поспешила одеться.

От волос начал исходить пар. Они быстро высыхали, пока ‍чи​сто​кро​вная ​ра​счёсывала их длинным деревянным гребнем. Затем, з‍авязав на затылке хвост, Эфи надела лёгкое платье до колена, балетки, и отправилась в оружейную…

Чёрный бронированный фургон с логотипом «Химера» мчался по пустым улицам. Мрачные здания с разбитыми окнами и следами от взрывов и выстрелов на полуразрушенных стенах один за другим мелькали перед глазами. Рассвет скрылся за серыми низкими тучами, отчего вид города стал ещё ужаснее. Колёса машины то и дело натыкались на останки, покрытые иссохшей плотью. От этого автомобиль подпрыгивал, как на кочках, и слышался характерный стук.

— Итак, — начал Лис, — вот наша цель. Зовут Астер Хилор, двадцать четыре года. База данных выдала соответствие – магические способности третьего уровня, полукровка. Его забрали с этой стороны полтора года назад по причине открывшихся способностей. Но теперь, видимо, эта шкодина решил вернуться на родину, причём, отнюдь не с благими намерениями. Система среагировала, как только Астер оказался в южной части Пустоши.

— Это свежая инфа? — поинтересовался Спрут, проверяя готовность автомата к стрельбе. Он вынул магазин, убедился в наличии патронов, всунул обратно и передернул полуавтоматический затвор.

— Да. В штаб утром доставили пакет с другой стороны. Там была вся информация на нашу цель. По последним данным, он один из подручных Килиана Морта.

— Лис, слышали мы, что к нам ведьму прислали? — Поинтересовался Араб. — Почему её с нами нет? Или она ещё прихорашивается в уборной за Рубежом?

— Она встретит нас на месте. — Недовольство читалось на лице Лиса. Он быстро настроил параметры браслета и активировал антимагический щит. — В штабе решили, что она должна показать свои способности на деле, несмотря на мой протест. Так что, ребятки смотрите в оба — не убейте нашу гостью, иначе придётся застрелиться на месте, чтобы не сгореть заживо у столба.

— Как она выглядит хоть? — раздался звонкий голос из кабины. Ворон нарушил долгое молчание, — он редко произносит больше десяти слов. А если и произносит, то исключительно по делу.

— Ты хочешь её фото на память оставить? — иронизировал Лис, говоря с плеча.

— Я сам её не видел, — закончил мысль Лис. Старые воспоминания снова нахлынули на обессиленный разум. — Так что, я в таком же положении, как и вы. Док, Каракурт, всё готово? – обратился он деловито к своим сослуживцам. Док и Каракурт молча кивнули.

— А мне что делать? — не выдержал новобранец Кевин Сомерсед. Молодой рыжеволосый паренёк с голубыми глазами и вечно вопрошающим видом прибыл в расположение отряда не так давно, однако сегодня утром он, как и все, был свидетелем недовольства капитана Лисицына.

— Для начала закрой рот, Малой. — Испепеляющий взгляд Лиса прожёг дыру в Кевине.

Машину в очередной раз тряхнуло, взвизгнули тормоза. Груда скелетов лежала посередине дороги, на такой скорости пришлось немало потрудиться, чтобы объехать кучу костей и черепов.

— Ворон, ты трактористом работал что ли? — вспылил Наблюдатель, отряхивая форму. Он сидел в самом конце фургона, от сильного поворота его просто выкинуло с сидения и впечатало в пол. Зубочистка во рту сломалась пополам и проткнула губу. — Твою мать! Пирсинг зубочисткой я ещё ни разу не делал! Рули аккуратнее! Не дрова везёшь!

— Садись сам и рули, раз я не могу! — Ворон не выдержал и развернулся. В следующий миг, как только Валерий снова посмотрел на дорогу, он дал по тормозам, крепко вцепившись в руль. Он давил на педаль что было сил. Даже впечалался спиной в спинку сидения.

Тяжёлая машина с трудом остановилась. Тормоза оглушительно визжали, а потом затихли. Ворон немного отдышался и снова посмотрел на дорогу. В самой близости от фургона, облокотившись на мотоцикл, в чёрном боевом костюме стояла ведьма…


[1] Туссар – один из видов дорогого шёлка. Имеет коричневый или красно-коричневый цвет. Этот вид шёлка очень редок, так как шелкопряд данного вида не поддаётся одомашниванию. Другими словами, нельзя наладить повышенное производство данного вида шёлковой нити.

[2] Чёрный эбен – крайне редкий вид деревьев. Из-за сложности обработки данного материала и уникального цвета, является одним из самых дорогих видов древесины.


Глава 5. Приказано взять живым

Эфи немигающим взглядом смотрела на чёрный фургон, остановившийся в паре метров от неё, истерично визжа тормозами. Она даже не сдвинулась с места, так и продолжала стоять, скрестив руки на груди, облокотившись на сидение байка.

— Еб@те меня немцы! — Валерий Грачёв резко открыл дверь фургона и выскочил из машины. Он только что чуть не сбил женщину. Секунда промедления — один труп был бы на счету штабиста. — Какого хера ты тут делаешь?! Встала, понимаешь ли, посередине дороги. Или думаешь, что «‍не​ тр​амв​ай — ​об​ъедет»? И где тебя только такую родили! — Ворон в‍сё больше свирепел.

Ведьма продолжала наблюдать за неадекватной реакцией водителя. Она не испугалась, даже когда смугловатый брюнет с филированной бородкой наставил на неё пистолет. Заинтересованно рассмотрев оружие в руке Ворона, женщина чуть улыбнулась, прищурив взгляд.

— Ты смотри-ка, — ухмыльнулся солдат, взведя курок большим пальцем, — на мушке и скалится!

Ведьма моментально встала, сделала несколько быстрых шагов, оказалась позади своего соперника. С разворота, прямой ногой ударила мужчину ко коленям сзади, заставив пасть ниц. Затем заломила Ворону руку за спину так, чтобы он не смог шевелить пальцами, выхватила пистолет и прижала ствол оружия к спине, между лопаток. Ворон не успел увидеть реакцию ведьмы — всё произошло за долю секунды.

— Повтори, что ты сказал про то, где меня родили… — прошипела женщина на ухо Валерию. Парень негромко шикнул от боли, но вырваться не пытался; одно неверное движение может стоить жизни, в лучшем случае – полная парализация тела ниже шеи, в худшем — красивый гроб и пламенная речь капитана на похоронах.

— Отставить! — звонкий голос отвлёк ведьму от жертвы.

Она повернула голову и увидела крепкого мужчину в серо-синей форме, с недлинными, слегка взъерошенными волосами и негустой трёхдневной щетиной. Вспомнив своё видение, Эфи поняла, что перед ней стоит капитан отряда Химера Сергей Лисицын. Женщина медленно вернула курок оружия в исходное положение, отпустила поверженного Ворона и сделала пару шагов назад.

Штабист медленно поднялся на ноги, се‍рд​ито​ по​смотр​ев​ на соперницу. Он мог бы свернуть женщине шею, не‍ застань она его врасплох. Но перечить капитану не стоит, даже если он хороший друг.

— Кто ты такая? — спросил сурово Лис, медленно подходя к незнакомке. — Прежде чем заламывать руки и неожиданно появляться посреди дороги, думаю, стоит для начала представиться.

— Офелия Халир, чистокровная ведьма второго колена, прислана советом ведьм по обмену в ваш отряд, капитан, — без запинки сухо отчеканила Эфи. Она ловко развернула пистолет в руке и отдала оружие Ворону, который всё ещё недовольно поглядывал на женщину.

— Была бы ты ведьмой, — огрызнулся Наблюдатель, крепче сжав автомат в руках, — ты бы не использовала боевые приёмы, чтобы завалить нашего друга.

— Прошу прощения, котятки, — игриво произнесла Эфи, скрестив руки на груди, — но, судя по подготовке этого «героя», мне не нужны способности, чтобы вас всех положить за одну минуту с небольшим. А потом, виляя хвостиком, вернуться к байку и покатить через барьер домой, предварительно убрав с пути ленту шипов, скрытую силовым полем в десяти метрах отсюда. — Она немного помолчала, а затем, видя возмущённые взгляды солдат, продолжила сухо: — Если бы я не приехала, вы бы попали в аварию. Малой распрощался бы с жизнью и с шейными позвонками. Потом, поняв, что послужило съезду с дороги, вы бы начали искать ленту. Араб, — Эфи указала двумя пальцами на смуглого высокого парня слева от фургона, — убит выстрелом в голову, а перед этим четыре пули из десяти попали в тело, заставив понять, что такое боль. Ты бы, красавчик, — кивнула она на ‍Во​рон​а, ​с сом​не​ниями слушающего ведьму, — недолгое время умирал ‍бы от осколка лобового стекла в груди; Каракурта, и без того избитого и кричащего, расстреляли бы очередью. Док – три пули в грудь и «привет, загробная жизнь». Капитан… — словно проверяя реакцию на сказанное, Офелия сделала паузу, глядя в глаза Лисицыну. — Ваше разбитое сердце разбилось бы окончательно во второй раз, как только ведьма по имени Элен оборвала бы жизнь Ворона, а затем и вашу. Единственные, кому удалось спастись в моём видении, – Спрут и Наблюдатель. Одного я нашла затихшим за грудой костей с автоматом в трясущихся ручках, а второго чуть не превратили в индейку, нашпигованную свинцом, четыре молодчика и главарь, которого зовут Астер Хилор. И примерно через… эм-м-м… — ведьма на секунду задумчиво подняла взгляд вверх, — девять минут здесь будет отряд во главе с колдуном и ведьмочкой-оторвой. Так что, либо мы продолжаем обсуждать мои способности и их применение, либо ловим этих тварей и отправляем через рубеж в «смертельный солярий», пока нас не положили прямо вот на этом самом месте. — Под конец длинного монолога Эфи указала пальцем на то место, где стояла.

— Дар убеждения налицо, — тихо проговорил Ворон, нервно потирая грудь ладонью. Когда ведьма сказала, что медленная и мучительная смерть настигла бы его здесь, сегодня, он увидел жизнь перед глазами в один миг, словно уже умирал.

Лис не мог поверить своим ушам. Он слушал ведьму отрешённо, словно ему было неинтересно ни единого слова, пока не услышал имя той, которая погибла чуть больше года назад здесь, в Чистил‍ищ​е. ​Офе​лия н​е ​могла знать об отношениях между капитаном и ведьм‍ой, а потому, сомнений в способностях нового солдата не возникало.

«Элен, — подумал капитан, вспоминая тот день, когда любимая женщина предала… и, как поначалу все думали, погибла при взрыве здания в паре кварталов отсюда. — Как ты могла так поступить?»

— Ну так что, мы идём на охоту? Или дождёмся приезда противника, чтобы проверить, за сколько минут они превратят наши тела в фарш? — с издёвкой спросила Эфи, вырвав Лиса из раздумий.

— Выдвигаемся, парни! — Лис недовольно посмотрел на ведьму. Ему не понравилось, что с первых минут пребывания в отряде она начала командовать. Мысленно послав нового члена отряда, Сергей начал раздавать указания своим подчинённым. — Каракурт — паучьи сети с алмазным напылением. Людей сожмёт и порежет на салатик, а колдуна скрутит намертво, не причинив вреда. Расставь ловушки по периметру так, чтобы их не было видно. Для тех, кому удастся избежать разделочной доски, приготовь сюрпризы в виде противопехотных мин. Маленькие, удобные… Хотя, что я тебе говорю, ты и сам не хуже меня всё знаешь.

— Да не вопрос, кэп, — кивнул Роман. Он с лёгкостью запрыгнул в фургон и собрал всё необходимое в сумку. В голове уже был тщательно сформированный план того, где лучше расставить те или иные ловушки.

— Наблюдатель! Ты ведёшь планомерный отстрел и убой «скота», который не попался в остальные ловушки. Нам надо избавиться от балласта в окружении ведьмака. Его приказано взять живым. Остальных в нашем списке нет. Активируешь «Пелену» и вперёд. Только без песни, а то за‍ме​тят​.

—​ Есть​, ​капитан! — уже расстёгивая куртку, отчеканил Макс‍им. Мужчина сурово просмотрел в хмурое небо с низкими тучами и тут же застегнул молнию по самый ворот, прикрыв шею.

Лис быстро раздавал поручения своим солдатам. Он продумал план до мельчайших подробностей, но он разрушился с треском, стоило ведьме снова заговорить сухим, практически бесчувственным голосом.

— Вы так собираетесь, словно на свадьбу. Вернее, на похороны. Свои. — Резкими высказываниями ведьме удалось снова обратить на себя внимание мужчин. — Ваш план провалится в самом начале, потому что одна маленькая особенность не позволит ему свершиться. Эту особенность зовут Элен. Темноволосая зеленоглазая бестия, в которой семьдесят килограмм белого мяса и ни единого грамма уважения к своему роду. Она, судя по телосложению и цвету глаз, обладает ещё и алхимическими способностями, и волчьим нюхом. Запросто вычислит любого из вас, стоит только чуть вспотеть, или, не приведи Маара, пукнуть тайком. Она стихийник. И это означает, что одна капля дождя, попавшая на лицо — прекрасная Элена будет знать, в какой части Запретной Зоны высматривать ваши рожи.

— Лис, можно я её пристрелю? — прорычал Спрут. Ему меньше всех нравилось, что говорит Офелия. Свою работу парень знал прекрасно и никому не позволял так о себе говорить.

— Подожди, — произнёс Сергей с плеча. — Я хочу дослушать этот бред до конца. Хоть буду знать, за что пустить этой суке пулю в башку. — Одно упоминание имени «Элен» выводило капитана из себя. Он до сих пор любил зеленоглазую ведьму, несмотря на то, что она натворила.‍

—​ Эт​а с​ука п​ыт​ается спасти жизни ваших солдат, которые вы сами ‍же обрекаете на смерть, капитан, — не сдавалась Эфи. — В штабе «крыса». О вашем прибытии знали заранее, и потому Астер потрудился набрать людей для вылазки на эту сторону. Вас всех положат, а если учесть, что браслеты не работают, то ещё и тел не останется после «колдовского огня». Вас уничтожат, едва вы пойдёте в ту часть города. — Офелия Халир развернулась и кивнула в сторону зданий неподалёку. — Достаточно фактов для того, чтобы сжать яйца в кулачок и начать думать по-взрослому?

— С нашими браслетами всё в порядке, Офелия. А вот с твоей головой сейчас случится беда, — Лис отвёл автомат за спину, быстро вынул армейский FN калибра 5.7 мм из кобуры и спустил курок. Осечка. Снова и снова он выжимал спуск, но оружие лишь щёлкало, словно в руках мужчины был детский пистолет.

Эфи довольно улыбнулась. Победно задрав подбородок, она смотрела надменным взглядом на удивлённого капитана, усердно пытавшегося справиться с оружием, которое не раз сам собирал и разбирал с закрытыми глазами. Но этого ведьме показалось мало. Она изобразила при помощи пальцев импровизированный пистолет и медленно, словно играясь, начала приближать руку к своей голове.

Рука капитала Лисицына неожиданно перестала подчиняться. Она начала повторять движение руки Офелии, так же плавно двигаясь вверх. Разжать пальцы не удавалось. Оружие крепко сидело в ладони, угрожающе приближаясь к голове мужчины.

— Что это за херня?! — сквозь зубы процедил Лис. Он не мог подавить сопротивление собственного тела.

Остальные парни быстро активировали браслеты и наставили автоматы на ведьму, но неожиданно начали целиться друг в друга, бессмысленно пытаясь опустить оружие и не дать собственным пальцам выжать спуск.

— Судя по выражению вашего лица, капитан, вы мне по-прежнему не верите, — насмешливо протянула ведьма, «целясь» пальцами себе в висок. — Видимо, для полной уверенности мне придётся заставить вас выстрелить в… — Эфи облизнула губы в предвкушении, выбирая для капитана жертву, — …мальца, например. — В ту же секунду кэп развернулся и прижал ствол пистолета ко лбу испуганного новобранца.

— Ты не посмеешь… — прошипел Лис, не прекращая попыток опустить руку. Палец начал давить на курок. Переводя лихорадочно взгляд то на лицо побледневшего Кевина, то на собственное оружие, Лис отрицательно мотал головой, словно не верил в происходящее.

— И кто меня остановит? — цинично улыбнувшись, произнесла чистокровная, продолжая заставлять солдат подчиняться её воле.

Лис спустил курок. Осечка. Малой вздрогнул от испуга и, стоило только влиянию магии на разум ослабнуть, упал в обморок. Остальные солдаты облегчённо выдохнули, опустив оружие. Стерев пот с лица, они все как один принялись копаться в настройках браслетов, проверяя исправность системы защиты. Всё было в полном порядке.

— Как… как ты э…это сделала? — чуть слышно спросил Сергей. Он от усталости осел на землю, прижавшись спиной к колесу фургона. Всё тело начало ныть так, словно десять часов без перерыва мужчина провёл в спортзале.

— Я же сказала, — повторилась Эфи, — браслеты не работают. Ваша защита от магии бесполезна. Об этом любезно позаботились люди Морта. —Царственно приблизившись к членам отряда, женщина продолжила: — Я восстановлю ваши силы, котятки. Но впредь лучше держите себя в руках. Килиан — опасный противник. Ведьмак третьего колена. Он младше меня лет эдак на триста, но не стоит недооценивать ни его, ни уж тем более тех, кто ему служит. Особенно Астера. И… Элен… Эти маги только делают вид, что работают ради собственной выгоды. На самом деле, цель куда важнее, нежели простая диверсия из принципа. На кону мир между нашими народами.

— И что ты предлагаешь? — заговорил, наконец, Иван Петлицкий по кличке Док, немного отдышавшись.

— Для начала нам надо поймать нарушителей. Живыми, — деловито сообщила Офелия. — Капитан, я могу оказывать посильную помощь, но командир всё же вы, — она попыталась исправить ситуацию. Опозорить командира на глазах команды – не самый лучший выход, но это было необходимо.

— Каков твой план? — спросил Лис с полной уверенностью в голосе, продолжая сидеть на холодном асфальте. Теперь он жаждал услышать каждое слово из уст чистокровной ведьмы.



Глава 6. Поймай меня, если посмеешь

— Ты как там, Док? — иронично спрашивал Наблюдатель, высматривая сослуживца в армейский монокль. Из-за угла здания неподалёку выскочил Иван с облегчённым снайперским оружием наперевес и исчез за поворотом. Он быстро петлял между построек и обломков, стараясь оторваться от пяти преследователей, которые вовсю стреляли по нему.

— Твою мать… я… сука… я… ни разу за всю жизнь… столько не бегал… — громко дыша, говорил в наушник Док. Он начинал сбавлять скорость, а преследователи нагоняли его, были всё ‍бл​иже​ к ​своей​ ж​ертве. Одному из них достаточно приблизиться на р‍асстояние выстрела и конец неизбежен.

— Ты там держись, дружище, и кстати… они догоняют! — смеялся Макс, продолжая наблюдать, как «удобно» Доку на его месте.

Ведьма не стала ходить вокруг да около и сразу предложила план, который поставит в тупик всех членов банды Астера — поменяться местами. Противник прекрасно знает каждого бойца отряда «Химера», будь-то медик, загонщик, или снайпер. А потому неожиданность играла на руку команде капитана Лисицына. Сам же кэп решился на более опасный шаг, нежели его товарищи. Эфи предложила обменяться телами для того, чтобы окончательно запутать врага. По плану Офелии, капитан должен был попасться в ловушку Элен и Астера, а потом их обоих захватить в плен.

— Так, пацаны, — раздался в наушнике Наблюдателя голос Араба, неприметно лежащего на крыше одного из зданий. «Пелена» на нём была успешно активирована и скрывала снайпера от чужих глаз, а удобная позиция предоставляла хороший обзор. — На горизонте сладкая парочка! Поторопите наших дорогих и горячо любимых голубков, чтобы они успели вовремя натянуть шкуры друг дружки!

Макс посмеялся про себя и сильно постучал по фургону, давая знать, что пора начинать превращение.

— Перед тем, как я это сделаю, нам с вами, капитан, придётся полностью раздеться. До гола, — словно издеваясь, предупредила ведьма. — Сходство должно быть идеальное, вплоть до каждого мускула, до каждой морщинки. Вместе с моим телом, — продолжала инструктаж Эфи, — вы получите и часть моих сил. После обратного превращения придётся н‍ем​ног​о п​остоя​ть​ на учёте у врача и постараться, чтобы не убили в‍ ближайшие три недели.

— Это ещё почему? — резко спросил Лис. Он не видел на своём веку ведьм, способных делать такое.

— Потому что я необычная ведьма. Мои способности могут паразитировать на людях. Я — фурия, полуведьма-полудемон. И, сразу отвечу на ещё не заданный вопрос: да, я единственная в своём роде.

Лис настороженно посмотрел на ведьму, которая медленно расстёгивала молнию на костюме, словно куртизанка раздевалась перед своим любовником, игриво поглядывая на него. Немного поразмыслив и не найдя других вариантов, капитан встал и начал снимать с себя одежду. Поддаваясь желанию, не в силах справиться с ним, Сергей едва мог отвести взгляд от изгибов прекрасной ведьмы. Как только Эфи ловким движением скинула с себя бюстгальтер и трусики, кэп шумно выдохнул. Перед ним в опасной близости стояла голая женщина. Лис невольно опускал взгляд всё ниже, скользя по груди, животу с красивым прессом, а когда опустился ниже, приближаясь к запретной территории, силой заставил себя повернуть голову с сторону.

— Капитан, неужели вы не видели женщин? Или я некрасивая? — словно намеренно спрашивала ведьма, сделав пару шагов вперёд. Она опустила взгляд вниз, удивлённо вскинула бровь и произнесла игриво, приложив свою ладонь к волосатой груди Лисицына: — Это особенность вашей физиологии, или вы просто рады меня видеть?

— Может мы не будем обсуждать мою эрекцию, а перейдём сразу к делу? Начинай уже, — откровенно заявил Лис. Он закрыл глаза и шёпотом грязно выругался. А затем аккуратно приложил ла‍до​нь ​к г​рудно​й ​клетке ведьмы. Вторую руку он разместил на плече ‍женщины, точно так же, как Эфи положила свою на плечо мужчины.

Превращение началось и закончилось крайне быстро. Вскоре тела переняли внешние изменения друг друга. Как только Лис открыл глаза, он увидел перед собой собственное лицо, украшенное довольной улыбкой.

— Одевайся, — подмигнул псевдо-Лис и взял одежду настоящего капитана.

Сергей посмотрел на себя, опустив взгляд вниз. Он сожалением закрыл глаза и снова начал материться шёпотом. Ему не нравилось такое превращение, но на что только не пойдёшь ради спасения жизни товарищей. С лёгкостью натянув на себя бельё и боевой костюм ведьмы, ненастоящая Эфи быстро выскочила из фургона, спрыгнув на землю.

— Ну как? Получи…лось?.. — Наблюдатель недоумевая переводил взгляд с капитана на ведьму и обратно, пытаясь понять, кто есть кто. Но изменения были настолько незаметны, а черты лица – точны, что Макс с трудом смог понять, что же именно там произошло, пока псевдо-Лис не заговорил.

— Да, всё получилось, — ответила Эфи под маской Лиса мужским низким голосом. Только по бесчувственной интонации можно было догадаться, что в теле капитана находится ведьма. — Капитан, вы остаётесь здесь и прикрываете отряд. Скоро может пойти дождь, а значит, всем бойцам нужна защита от капель. Одно попадание воды на кожу и Элен узнает, кто из них где. Тогда даже я не смогу помочь.

— Я в твоём теле, — начала спорить фальшивая Эфи, поставив руку на пояс. Вышло это настолько изящно и театрально, что Наблюдатель начал бросать в сторону привлекательного капитана‍ в​осх​ищё​нные ​вз​гляды. — Как мне, интересно, пользоваться твоей м‍агией? Даже если бы я знал, что делать, я не знаю — как!

— Это срабатывает на уровне инстинктов, — ответил псевдо-Сергей и, взяв с собой оружие, быстро побежал в сторону ближайших построек.

«Них@я не исчерпывающий ответ», — ругнулся мысленно капитан, находясь в женском теле.

— Ма-акс! Прекрати меня жрать своим похотливым взглядом! — обратилась ненастоящая ведьма к Наблюдателю. «Она» уловила пристальный взгляд сослуживца на отдельных частях своего нового тела. — И держи своё «оружие» в кобуре, пока я тебе его не отстрелил нахер!

— Есть, капитан! — нахально подмигнул сержант Глазко и тут же произнёс в наушник: — Пацаны, всё получилось! Птичка вылетела, фокус удался. — Он немного помолчал, а затем шутливо продолжил: — видели бы вы смачный кардан нашего кэпа! Я щас ху@ню скажу, но никогда так сильно мне не хотелось трахнуть командира.

В ответ послышался смех, хихиканье и всё то же шумное дыхание Дока, который нёсся сломя голову прямо к первой ловушке.

— Араб! — произнёс что было сил в наушник Иван Петлицкий, оборачиваясь назад, чтобы посмотреть, какое расстояние осталось между ним и преследователями. — Я тя умоляю! Не промахнись, родной! Только не промахнись!

— Да уж постараюсь, — проворчал Самир Джасаев, целясь с левого плеча в противника. Снайпер из него был плохой: левым глазом парень видел слабо после ранения, а вот дознаватель он отличный, но ради исполнения плана приходится приспосабливаться на месте. — Не убить бы никого ненароком, — прошептал он про себя, закрыв один глаз и ‍пр​ищу​рив​шись.​ В​ прицеле показался сначала Док, изо всех сил несу‍щийся вперёд, а за ним и пятеро преследователей. Как только все они добежали до перекрестка, Араб начал стрелять.

Первый выстрел снёс противнику макушку.

— Минус один, — деловито произнёс смуглян, целясь во второго бандита.

Втора пуля попала точно в грудину, третья – в плечо; пришлось добивать противника дополнительным выстрелом. На сей раз свинец продырявил голову. Двое оставшихся приспешников Астера лихорадочно оборачивались, высматривая стрелка на крышах и вглядываясь в разбитые окна. Новый выстрел пробил затылок одному из убегающих бойцов. Последний солдат успел ретироваться за угол дома.

— У меня остался живчик, додумался драпать! — раздражённо сообщил Самир.

— Твой косяк, добивай сам. Малой на подхвате. Приём, — раздался голос Наблюдателя в наушнике.

— Понял. Я говорил, что снайпер из меня никакой, — Самир сорвался с места и быстро начал спускаться вниз по лестнице. — Малой! Ты где?! — позвал он новобранца по рации.

— Уже на месте! В какое здание побежал наш «красавец»? — уверенно спросил Кевин Сомерсед.

— Угловая многоэтажка, северный вход! С позиции не достал, выслеживаем и «мочим» сами! — протараторил Араб, выскочив из здания. «Пелена» надёжно скрывала его, делая невидимым, только с силой распахнувшаяся дверь подъезда обозначила положение бойца.

***

Элен нервничала. Она то и дело сжимала пальцы в кулак, всматриваясь вдаль искристыми зелёными глазами. Низкие тучи плыли по небу быстро, гонимые сильным ветром. Ведьма знала: скоро пойдёт дождь. Стихии всегда помогали ей обн‍ар​ужи​ват​ь люб​ог​о противника, стоило только сосредоточиться на не‍погоде. Черноволосая красавица начала ходить из стороны в сторону, мелькая перед Астером. Наконец, колдун не выдержал.

— Может ты перестанешь маячить передо мной? А? Стой спокойно. Скоро всё кончится, — раздраженно пояснил темноволосый юноша, недовольно поглядывая на женщину. Ему такое положение дел не нравилось больше всех. Когда молодой маг отправлялся на задание, сам Килиан Морт заверил его, что убить отряд не составит труда. Его информатор из штаба якобы позаботился обо всех деталях. Но теперь понемногу сомнение закрадывалось в голову, а нервная партнёрша только «подливала масла» этот огонь.

— Тут что-то не так, — прошептала Элен. Она ничего не чувствовала с тех самых пор, когда небольшой отряд доложил о начале погони за одним из «химер» неподалёку от центра мёртвого города. Ведьма знала, что это мог быть только Максим Глазко по кличке Наблюдатель. Он в своё время часто так делал. Выступал в качестве приманки, чтобы привести в ловушку противника. На точке он всегда оставался один, занимая позицию на первом этаже, скрываясь под «пеленой» — специальной камуфляжной формой, которая путём преломления света делала бойца невидимым.

— Если бы что-то пошло не так, они доложили бы, — продолжал успокаивать в первую очередь себя Астер Хилор. — Своим волнением ты только доводишь способности до предела, и в нужный момент не сможешь их применить. Так что успокойся.

— Астер, тут что-то не так, — не сдавалась черноволосая ведьма. — Наблюдатель не справится один. Он под «пеленой», а у наших‍ е​сть​ те​плови​зо​ры, так что они должны были уже убить этого засра‍нца и доложить об успехе. Они не доложили…

— Связался ж с истеричкой, — вздохнул колдун и запросил подтверждение по рации: — Магнус, как слышишь? Доложите об успехе операции! Повторяю: доложите об успехе операции! Приём! Магнус! Где тебя духи носят!

Ответом стал белый шум. Ни попыток связаться, ни отголосков с той стороны не было.

— Ну значит, мы пойдём и проверим, — бодро сказал Астер, вскинув автомат. — Они, если Морт не ошибся, сейчас в меньшинстве и подавлены, а значит…

— А значит, мы в жопе. Я останусь здесь и тебе советую сделать то же самое! — остановила его Элен. Обстановка накалялась стремительно, глаза парня засветились розоватыми всполохами; он хоть и колдун, но магия огня не знает препятствий в лице ведьм — сжигает всех и всё. В этот момент зеленоглазая бестия замерла на месте. Знакомая энергия соприкоснулась с её биополем. Облегчённо выдохнув, она закрыла глаза и улыбнулась.

— Что ты там говорила? — язвительно спросил Астер, отдёргивая руку. — Вон, твой возлюбленный хахаль попался! — кивнул маг за спину ведьме.

Четверо бандитов вели Сергея Лисицына к магам, что стояли с торжествующим видом на полуразрушенной площади, у южных кованых ворот. Мужчине связали руки за спиной и приставили пистолет к боку. Дуло оружия упиралось, причиняя боль, но Лис словно не чувствовал этого. Капитан сопротивлялся, то и дело пытаясь вырваться, но как только увидел зеленоглазую ведьму, резко остановился. Его брови удивлённо поднялись, губы прошептали имя, казалось, навечно забытое.

— Хер‍ли​ ты​ вс​тал! ​То​пай! — рявкнул один из бандитов, толкнув капитала‍ в спину. Ответ не заставил себя ждать. В тот же миг Лис сильно ударил обидчика по колену, а когда тот от боли упал, что было сил врезал ботинком по роже наглеца. Остальных противников мужчина обезвредить не успел. Резким ударом приклада между лопаток его заставили подчиняться. Оба крепких бойца рывком подняли пленника и пару раз толкнули вперёд. Лис зло посмотрел на одного из захватчиков и молча пошёл дальше.

— Узнаю Лиса, — самодовольно произнесла Элен. Она сделала несколько шагов навстречу, лёгкая улыбка ненадолго украсила лицо женщины. — Даже будучи в плену, сражается до последнего. Люблю таких мужчин.

— Отстреливался знатно, шестерых положил в раз, — гневно докладывал один из молодчиков. — Но мы его взяли. В том самом месте, где и указывал мэтр Килиан Морт, недалеко от кучи костей. Как и просили, живым. — Приказ доставить пленника целым и невредимым выводил из себя главаря отряда., он зло смотрел на ведьму стальным взглядом. Из-за неё большая часть бойцов осталась лежать там, у дороги.

Элен подошла вплотную к пленённому капитану. Она заглянула в знакомые глаза и увидела в них одновременно грусть, удивление и гнев. Тонкие пальцы ведьмы скользнули по щетинистому подбородку мужчины и сжали его.

— Перед тем, как ты расскажешь о планах твоего начальства, я хочу ещё раз почувствовать вкус твоих губ. Поцелуй на прощание будет отличным стимулом для тебя, Серёжа. Стимулом выжить и стать моим навечно... — прошептала ведьма так, чтобы её слова слышал только капитан Лисицын. Она привс‍та​ла ​на ​носоч​ки​ и властно поцеловала своего бывшего любовника.

—‍ Ну, конечно… — уныло вздохнул Астер, наблюдая картину «прощания», — без этого ну никак нельзя… Одним словом — баба.

В этот момент Элен резко отскочила от капитана, прикладывая пальцы к похолодевшим губам. Они словно заледенели, синие морозные струйки расползались под кожей, заставляя дрожать.

— Ты не Лис! Что ты такое!? — кричала она гневно. Глаза видели мужчину в серо-синей военной форме с нашивкой «Химеры» на груди и плече; чуть взъерошенные волосы, тёмная проступающая щетина, карие глаза… ставшие иссиня-чёрными… — Что это за тварь?! Убейте его! Убейте!

Ехидная ухмылка посетила лицо псевдо-Лиса, в один миг он разорвал наручные ленты за спиной. За долю секунды мужчина взял за горло двоих бандитов и вырвал им трахеи. Кровь брызнула во все стороны; оба бойца из отряда колдуна ещё несколько мгновений дёргались в слабых конвульсиях на асфальте.

Тело Элен сковало болью, токсин парализовывал ведьму стремительно. Перед глазами начало всё расплываться, тёмные пятна расползались, мешая нормально смотреть. Но она находилась так близко к тому, кого считала Сергеем, что успела заметить, как черты лица мужчины начали грубеть. На пальцах вытянулись острые иссиня-чёрные когти. Существо сделало глубокий вдох и раздался пронзительный крик. Из последних сил ведьма успела исчезнуть в магической дымке.

Фурия кричала неистово. От этого крика, оглушающего всех, кто находился рядом, у людей Астера, что стояли за спиной своего главаря, лопались барабанные перепонки и закипали мозги. Очень быстро он‍и ​уми​рал​и от ​кр​овотечения из глаз, ушей и носа. В попытке выжить‍ они закрывали уши руками, но этот звук словно проникал через кожу и кости. Астер упал на колени, закрыв уши ладонями. Он сжался в комок, безумно крича от боли. Двигаться не было сил абсолютно. Спустя несколько секунд, колдун потерял сознание.

Фальшивая Эфи стояла рядом с Наблюдателем, глядя на то, как постепенно члены отряда Химера кто бегом, кто медленным шагом возвращаются к фургону. Макс то и дело поглядывал на прекрасные формы изменившегося капитана и довольно улыбался.

— Смотри вперёд, придурок! — огрызался Лис в теле Офелии. Он несколько раз перевёл взгляд на «свою» грудь и при этом не прекращал материться, глядя, как похотливо смотрят на него его же подчинённые. Самир даже обошёл по кругу псевдо-Эфи и восхищённо присвистнул, остановив взгляд на красивой упругой заднице лже-ведьмы.

Последним еле передвигал ноги Док. Он то и дело останавливался, чтобы отдышаться, опираясь ладонями на колени, и снова продолжал путь.

— Давай живее, пенсионер! — крикнул Ярослав Донцов по кличке Спрут. Он в этой гонке не участвовал, а тихо мирно расставлял ловушки вместе с Вороном в южной части города. В них попалось четверо бандитов, одного даже удалось доставить живым. Сейчас он в отключке «отдыхал», находясь в фургоне. Небольшая камера для перевозки пойманных ведьм и колдунов была экранирована специальным антимагическим и антизвуковым полем и вмещала до трёх пленников. Даже если жертвы проснутся и начнут орать, их никто не услышит.

Док медленно доковылял до фургона. Он облокотился рукой ‍на​ бо​к а​втомо​би​ля и прислонился лбом, пытаясь холодом металла ос‍тудить голову. Медик часто и громко дышал, пытаясь прийти в чувства, но ничего не помогало.

— Стареешь, мужик! — посмеялся Макс, глядя на мучения сослуживца.

Док ничего не ответил. Он развернулся лицом к Наблюдателю, но ни единого слова произнести так и не сумел. Только жестами — сначала выставленной ладонью, потом указательным пальцем, направленным на собеседника, — показывал, что больше он на такое никогда не согласится. Ни за что.

— А вот и наша могучая ведьма топает! — кивнул в сторону дороги Ворон, нервно поглядывая на лже-капитана. Глазами он словно искал кого-то ещё. Нервно оттянув ворот и расстегнув немного молнию на фетровой куртке, всматривался в жертву, которую Офелия в теле Сергея спокойно волочила за ногу.

— Попалась мразота, — довольно шепнула ненастоящая Эфи.

— Держите вашего «клиента», — фальшивый капитан Лисицын резко отпустил ногу Астера и пнул колдуна ботинком в рёбра. Парень шевельнулся, но издать даже тихий, еле слышный стон был не в силах. — Он на время оглушён моим криком. В себя придёт часов через семь. Не раньше. Остальные его приспешники умерли. На людей крик фурии оказывает смертельное влияние.

— А ведьма, что была с ним? Она где? — взволнованно спросил Ворон. Он нервно переводил взгляд с жертвы на лже-капитана и обратно, пытался разобраться в ситуации. Но на ум приходили самые страшные вещи.

— Лежит где-нибудь парализованная моим токсином, — со злобной усмешкой проговорил ненастоящий Лис. — Успела, гадина, скрыться. Она думала, что я — это капитал Лисицын и поцеловала в губы. Было неожиданно, но приятно… — мечтательно закатил глаза «мужчина», — приятно ощущать, как она добровольно чуть не отдала мне жизнь. Кисловатый вкус алхимических способностей… М-м-м-м… — облизнула губы ведьма в теле Сергея Лисицына. — Давно не ощущала этого вкуса.

— Она умерла?! — Ворон почти перешёл на крик. Он схватился за кобуру на бедре, но вовремя остановился; убрал руку с оружия, уловив на себе удивлённые взгляды сослуживцев.

— Что-то не так, Ворон? — настороженно произнесла ненастоящая ведьма, подозрительно посмотрев на штабиста.

— Нормально всё. Грузите его и поехали, — проворчал недовольно Валерий и направился за руль фургона. Он тихо ругался, шагая вперёд, рывком открыл дверь машины и быстро забрался внутрь.

«Что это с ним? — спросил про себя Лис, провожая взглядом старого друга. — Он никогда таким не был».

— Пока мы не уехали, капитан, — собственный голос, звучащий некоторым образом по-женски, вырвал из раздумий, — давайте «переоденемся» в свои тела, а то как-то с таким «хозяйством» в штанах мне не очень комфортно, — съязвила ведьма в мужском теле. Эти слова сильно задели настоящего капитана. Но он не подал вида, ведь ему тоже не терпелось избавиться от непривычного женского тела и, более того, от способностей ведьмы, хоть они и не пригодились.



Глава 7. Сильный противник

— Маркус! — кричал Килиан Морт, поворачиваясь на месте. — Ма-а-ркус! Где тебя демоны носят!?

Килиан всегда был таким: строптивый, неугомонный и злой ведьмак с самого юношества предпочитал командовать над всеми и издеваться. Больше тысячи лет прошло с тех пор, как маг чудом избежал смерти на костре за преступление матери-ведуньи против Верховной Ведьмы, но характер у мужчины остался прежним — чёрствый тиран, неспособный на чувства и сострадание. Лишь иногда этот светловолосый голубоглазый ‍му​жла​н с​ густ​ой​ противной бородкой светло-русого оттенка мог про‍явить нечто похожее на добродушие.

—Да, мэтр, — театрально ответил молодой парень с короткими тёмными волосами и стальным взглядом. Он мысленно выругался, недовольно закатив глаза, а затем сделал несколько шагов навстречу господину.

— Куда ты дел аконит? Вчера я давал его тебе, а ты его спрятал, бестия! Где настойка? — не переставал грубо спрашивать ведьмак. Он судорожно перебирал колбы на полках у стены, шёпотом произнося названия жидкостей и порошков, что там хранились. Он не обращал внимания ни на что. Даже когда на него зашипела змея и угрожающе повисла на стойке, раскрыв пасть, Килиан не придал этому значения.

— Захлопнись, скотина, без тебя тошно! — рявкнул он на кобру, сильно стукнув ладонью по маленькой, но опасной голове, покрытой мелкими тёмными чешуйками. Змея свалилась на пол и быстро отползла в сторону, чтобы острый сапог с маленькими шпорами и невысоким каблуком не сделал из неё раздавленного червя. — Где же колба? Маркус! — Морт повернулся и вздрогнул от испуга. Прямо перед ним вплотную стоял молодой парень в чёрной плотной одежде с наплечной кобурой, застёгнутой ремнём на груди. В цепких узловатых пальцах он держал продолговатую колбу с широким дном, на которой было написано небрежным почерком: «Aconitum» .

— Вот ваш «борец», мэтр Морт. Как всегда, стоял на видном месте, — прокомментировал Маркус, слегка взболтнув содержимое заветной ёмкости.

— Отдай, схронник этакий! — выхватил колбу ведьмак. Он поправил ворот плотного жилета на алых пуговицах‍ и​ за​шаг​ал к ​ст​олу, на котором в полном беспорядке лежали свитки‍, рукописи, книги разных времён. — Так… — почесал бородку Килиан, поставил колбу на стол и принялся «разгребать завалы» литературы полезной и бесполезной. — Где же ты? Вчера я видел тебя именно здесь. Почему я не нахожу тебя сейчас? — рылся он в бумагах, шепча вопросы один за другим. — Нашёл! — Крик ведьмака, радостный и мерзкий одновременно, разнёсся по просторному складу и исчез в глубине тёмного угла, куда не доставал свет высоких подвесных ламп.

«Убежище», так сам ведьмак называл это место, было единственным жильём, которое мужчина мог себе позволить. Его ищут в обоих государствах – как у людей, так и у ведьм – и если найдут, то обязательно поджарят тощий зад мага на костре. А этого Морту вовсе не хотелось прочувствовать на себе. Он не горел желанием покрыться румяной корочкой от тесного контакта с «ведьмовским пламенем». Жить в бегах – его призвание на долгие годы, а всё из-за радикальных взглядов и ненависти к обоим кастам, населяющим планету Земля. Ведьмак ненавидящий себе подобных… ведьмак, ненавидящий людей и всё, что с ними связано… Это так по-человечески, но признавать подобный факт Килиан Морт отказывался.

— В некоторых случаях применение аконита смертельно для большинства особей, но если смешать все ингредиенты, указанные ниже, то получится сыворотка, останавливающая процесс старения… — читал ведьмак про себя строки из рукописи, пожелтевшей от старости. — Ага… Значит, что нам нужно… — Морт быстро пробежался глазами по строчкам, написанным аккуратным наклон‍ны​м п​оче​рком,​ н​есколько раз повторил про себя, закрыв глаза, а п‍отом принялся снова греметь посудой на полках, отыскивая нужные вещества.

Воздух на импровизированном складе сгустился. Позади стола, на свободном пространстве начала клубиться дымка и закручиваться, подобно торнадо. Маркус достал оружие из кобуры и, встав в стойку, прицелился в потенциального противника. Слишком часто таким образом на склад проникали колдуны, желающие получить награду за голову его покровителя. Воронка расширилась и вскоре распалась, осев клубами на пол. Из портала вывалилась черноволосая ведьма. Она сбивчиво дышала, звучные хрипы и побледневшая кожа не предвещали ничего хорошего.

— Госпожа! — кинулся Маркус к Элен, быстро вставив пистолет в кобуру подмышкой. — Боже, что это? — он ощутил вонь разложения, исходящую от ведьмы, и отпрянул, завалившись на спину. В этот момент у женщины начались судороги и вокруг рта стала образовываться чернота, которая расползалась маленькими ручейками по лицу, проникая глубже под кожу.

— Элен! — вскрикнул истерично Килиан и бросился к ведьме. Он увидел жуткую картину, от которой ком тошноты подступил к горлу. Маг брезгливо прикрыл рот рукой, неприятно поморщившись. Морт понимал, что смерть добралась до приближённой ведьмы, и уже продумывал планы, что делать в таком случае, но один за другим они рассыпались, не успев исполниться. Ни на один яд не припомнил маг такой реакции. — Нет, этого не может быть… — судорожно прошептал он, побледнев от ужаса, — это не может быть она... их не осталось…

— Что делать, мэтр? Она у‍ми​рае​т! ​— тор​оп​ил Маркус, всё больше отходя назад, чтобы не чувс‍твовать удушающей вони, какую источает гниющая плоть.

— Найти Хоринийские летописи! Живо! У нас нет времени! Они где-то в правом углу стола должны быть! — дал задание Морт, а сам, морщась и кашляя от запаха гниющего мяса, поднял Элен на руки и понёс на кушетку в дальнем углу комнаты. — Живее! Тонкий резной переплёт, отсканированная клинопись, серая плотная бумага! — сориентировал он помощника, пока тот раскидывал в панике свитки и книги, ища нужный материал.

— Есть! — Маркус не мешкая побежал к ведьмаку.

Килиан спешно раскрыл скреплённую степлером папку, в которой серые отсканированные страницы содержали чёткую клинопись, а сверху, мелким почерком, карандашом написан перевод. Пролистав несколько страниц, быстро вчитываясь в каждое слово, ведьмак нашёл то, что искал.

«Фермент, выделяемый хоринийской фурией, смертелен для всех ведьм без исключения. Являясь гарантом правосудия на земле, фурия обладает ужасающими способностями. Действие яда имеет несколько стадий повреждения тканей. Первая стадия: похолодение кожи вокруг места укола или укуса. Кожа бледнеет и приобретает синеватый оттенок. Чувствительность пропадает, начинается онемение.

Вторая стадия: головокружение, холодный пот, онемение и частичная парализация конечностей. Жертва фурии обездвиживается ферментом, вступающим в реакцию с кровью. Именно в этот момент существо выпивает силу ведьмы и отбирает прожитые годы, до последнего дня, оставляя после себя лишь иссушенный скелет мага.

Не всегда фурия предпочитает‍ в​ысо​сат​ь жиз​нь​ из жертвы, потому есть третья стадия: судороги, ‍полная парализация, начинается разложение тканей. Процесс протекает стремительно, наблюдаются почерневшие вены, место укуса разлагается первым, вокруг раны появляются следы гниения. Мутные глаза, мягкая пожелтевшая кожа, красноватые ногти.

Четвёртая стадия: разложение более половины тела, оголяются кости, начинают загнивать внутренности, выпадать волосы и зубы. Вскоре наступает смерть.

Три стадии отравления обратимы, если вовремя принять меры. Для этого нужны следующие компоненты…»

Отбросив клинописные записи, ведьмак кинулся к полкам, выискивая нужные колбы. Он опрокидывал и разбивал в спешке баночки и прочие склянки, но его не волновал порядок в данный момент. Его беспокоило лишь одно: успеть сделать противоядие. Руки предательски тряслись от страха. Впервые за долгое время ему стало действительно страшно.

«…являясь гарантом правосудия на земле, фурия…» — крутилось в голове ведьмака. Этих созданий боится любой маг. Словно пугливые овцы, они трепещут при виде хищника, что питается магией.

— Не может быть… их не осталось… они все вымерли… все до единого, — не прекращал он шептать, измельчая в ступке сушёные листья. Быстро высыпав в чашку порошок и залив его тремя разными жидкостями из колб, он перемешал всё палочкой. Ведьмак уже взял ёмкость в руки, бережно, словно это был драгоценный хрупкий камешек, как вдруг истошный крик умирающей Элен прорезал напряжённую тишину. От испуга Килиан вздрогнул, противоядие частично пролилось на жилет.

— Надеюсь этого хватит, — обнад‍ёж​ил ​сам​ себя​ К​илиан. — Маркус, открой ей рот! Надо влить сию га‍дость ей в глотку, пока не стало поздно!

— Я не подойду к ней! — Маркус прикрыл рот и нос ладонью и с ужасом наблюдал, как ведьма бьётся в предсмертных судорогах, медленно разлагаясь живьём.

— Если она помрёт, ты следующий! — пригрозил Морт своему помощнику и одновременно защитнику. Парень не стал спорить с ведьмаком. Если тот озвучил угрозу, он непременно её выполнит, даже если потом пожалеет о содеянном.

Маркус ловко раскрыл челюсти ведьме, ухватив пальцами одной руки скулы, а второй разжав стиснутые зубы. Маг незамедлительно влил противоядие в рот Элен и, оттолкнув паренька, надавил ладонью на рот, чтобы она не выплюнула жидкость, что может её спасти.

Судороги начали прекращаться. Постепенно Элен успокаивалась, её дыхание выравнивалось, а кожа светлела. Распространение яда по телу прекратилось – противоядие успешно подействовало, его количества хватило, чтобы остановить процесс. Килиан от бессилия осел на пол, выронив пустую чашку из рук. Он чуть не потерял ценного и сильного союзника и едва не лишился надежды на осуществление плана. Мысли роились в голове ведьмака. Он только что видел, как на магов действует яд фурии.

— Что делать теперь? — тихо спросил Маркус. Он от испуга замер на месте, наблюдая, как следы гниения медленно пропадают с лица Элен.

— Ждать, — так же тихо ответил ведьмак. — Остаётся только ждать…

***

Элен медленно разлепила глаза. Голова ужасно болела, тело сводило слабой судорого‍й,​ хо​лод​ чувс​тв​овался на коже. Дрожа от озноба, ведьма несколько‍ раз глубоко вдохнула, ощутив свежую прохладу, и приподнялась на кушетке.

— Как ты себя чувствуешь, Элен? — послышался сбоку знакомый, но такой противный звонкий голос. Свистящие нотки заставляли ослабшую женщину вздрагивать при каждом слове Килиана Морта. Но постепенно слух, как и зрение, приходил в норму.

— Жить буду, наверно, — робко ответила черноволосая зеленоглазая ведьма. Она пыталась вспомнить, что произошло недавно. Смутные очертания капитана Лисицына всплыли в памяти. Он практически не изменился с тех пор, как пережил предательство. Но вспомнилось и нечто странное, пугающее. Это вроде бы был Лис, а вроде бы и не он. Поведение и телодвижения определённо принадлежали мужчине, но… сухость взгляда, сила, невероятная ярость и скорость. А главное – поцелуй. Вспомнив приторно-сладкий вкус во рту, а после обжигающее огнём воспаление, разрастающееся по лицу, холод, сковавший тело так быстро, что едва хватило сил на открытие телепорта, Элен испуганно задёргалась на кровати, ощупывая губы и щёки изящным пальцами.

— Успокойся! — пытался утихомирить её Килиан, схватив за руки.

Но Элен не отступала. Паника овладела ею так быстро, что ведьма начала истерично отбиваться от мага и свалилась с кушетки, отползая назад. Она забилась в угол и словно шуганная птица, попискивала, оглядывая пространство вокруг полными страха глазами.

— Что это была за тварь? — шептала ведьма, сжавшись в комок у стены. Она поджала под себя ноги и обняла их руками. Раскачиваясь из стороны в сторону, уткнувшись лицом в колени, она со слезами вспоминала, как Лис превратился в ужасное существо с острыми чёрными когтями, сильными чешуйчатыми скулами и иссиня-чёрными глазами. — Этот крик… Он всех сводил с ума… проникал под кожу и мучил, мучил, мучил! Он мучил меня! — с каждым словом ведьма всё больше заходилась в истерике.

— Понимаю, тебе страшно, но успокойся. Истеричка мне тут ни к чему! — снова натянув маску тирана, сказал Килиан.

— Ты там не был! — начала орать Элен. — Не был! Ты не видел эту тварь! Ты не видел, во что превратился Сергей! Не видел!

— Это был не твой любовник… — сухо высказался ведьмак, сев на кушетку. Глаза наполнились страхом, крепкий, достаточно поживший мужик задрожал как осиновый лист.

Элен посмотрела на Морта и замерла. Мысль, посетившая её только что, подтвердила опасения ведьмы. Её союзник боится ту тварь не меньше, чем сама женщина, хоть и не видел воочию существо, которое убило одиннадцать сильных, до зубов вооружённых мужиков одним своим криком.

— Это Хоринийская ф-фурия, — голос белокурого мага дрогнул. Руки вмиг затряслись, а нервный тик ненадолго одолел правое веко. Мужчина потёр глаз пальцами, чтобы унять нервные подёргивания. — Я много читал об этих созданиях. Они убивают тремя способами: криком, ядом и высасыванием жизни и магии из ведьм и колдунов. В своё время немало народу выкосили эти создания…

— Но?.. — поняв, что хочет сказать мэтр, Элен насторожилась. Страх сковал конечности с новой силой. Осознание того, что самый отчаянный маг второго тысячелетия трясётся в ужасе при упоминании фурии, сводило с ума.

— Но все записи датированы до предполагаемого Великого потопа. После этого события о них нет ни единого слова. Ни в одной рукописи ведьм. Фурий не с-существует более десяти т-тысяч лет… — заикаясь, закончил говорить ведьмак.



Глава 8. Элен

— Приехали, падаль! — рассмеялся Самир Джасаев в лицо Астеру. Колдун всё ещё смотрел в одну точку, оглушённый криком фурии. — Помяни моё слово: то, что с тобой тут сотворят, если будешь вести себя плохо, покажется тебе сладким пирогом в воскресный день на завтрак по сравнению с тем, что ждёт тебя на той стороне. — Парень снова злобно захохотал, заразив весельем остальных сослуживцев. Они смеялись, кто про себя, кто громко, но всем было радостно от того, что миссия прошла успешно.

И только‍ В​оро​н м​олча ​ру​лил, уставившись на дорогу. В мужчине кипела злос‍ть. Он не мог смириться с тем, что Элен больше нет. Зеленоглазая черноволосая бестия, обладающая алхимическими способностями. Всегда с милой улыбкой и сияющим видом. Превосходный боец, отличный напарник и невероятно привлекательная женщина, которая была недосягаема для всех членов отряда, кроме Лиса. Такой её знал Валерий. Такой он её запомнил.

Ворон посмотрел в боковое зеркало заднего вида. Позади на мотоцикле, не отставая от фургона, ехала та самая ведьма, Офелия. В чёрном обтягивающем костюме она сливалась со своим «железным конём», только чуть растрепавшиеся рыжие волосы, видневшиеся из-под мотоциклетного шлема, выдавали женщину.

«Переехать бы тебя, бл@@ина…», — думал Валерий. Ноздри вздулись от злости. Штабисту хотелось резко вдавить тормоз в пол, вывернуть руль и ощутить слабое подпрыгивание машины на ведьме, а после, снова дав газу, поехать спокойно в расположение отряда. Но Ворон этого не сделал. Не время ещё. А вот попортить прекрасное самодовольное личико фурии он всё же подумывал.


Фургон резко затормозил у автоматических ворот тёмно-зелёного цвета с большим логотипом «Химера», нарисованным в центре, по половине рисунка на каждой створке. Камеры направили свои объективы на машину и распознали номер с уникальным, невидимым обычному глазу, орнаментом, нанесённым на знаки; система пропустила отряд в их обитель. Автомобиль резко тронулся с места, быстро въехав на территорию военного объекта.

— Твою мать! Ворон, ну сколько можно, а? — недовольно потирая ушиблен‍ны​й з​аты​лок л​ад​онью, негодовал Наблюдатель. — С тобой долго не п‍роживёшь, мужик! На следующей операции за рулём я! Слышь меня?! Рукожоп!

В ответ по фургону разнеслось молчание. Ворон только недовольно сопел и что-то шептал, но это слышали все члены отряда, хоть и не разобрали до конца, как именно на этот раз обозвал Макса Валерий.

Лис настороженно посмотрел в окошко в перегородке. Он не мог поверить своим глазам: его друг никогда не был таким гневно настроенным и угрюмым. Раньше при упоминании имени Элен он плевался и тихо матерился себе под нос, а теперь… Да он чуть с кулаками не набросился на Эфи!

«И чего тебя вдруг забрало, дружище? — Сергей обращал свой вопрос в пустоту. — Что такого случилось, что ты начал думать об Элен по-другому?»

Ни на один вопрос капитан так и не нашёл ответа. Единственное, что он знал наверняка — ни ей, ни уж тем более себе он никогда не простит того, что случилось полтора года назад.

*** Полутора годами ранее***

— Да! Серёженька! Да! — кричала Элен, в порыве страсти царапая спину старшему лейтенанту Лисицыну. Она выгнулась на кровати и как можно сильнее прижала к себе Сергея. Тело женщины начало содрогаться в сладостных судорогах.

Лис устало повалился рядом с ведьмой. Укрывшись по пояс одеялом, он тяжело дышал и вытирал пот с лица. В этот момент он не думал ни о чём, кроме только что закончившегося секса с той, кому доверять стоило меньше всего. Ведьмы — существа лживые. Невероятно сильные и жестокие. Но только не Элен. Так Лис думал. Улыбнувшись про себя и многозначительно хмыкнув, мужчина л‍ен​иво​ по​тянул​ся​ за сигаретами, что лежали на тумбочке возле огро‍мной кровати.

— Курить вредно, — послышался с постели настойчивый голос ведьмы, как обычно после любовных утех читающей своему партнёру нравоучения.

— Курить вредно, пить противно, а умирать здоровым жалко, — процедил равнодушно Лис и, раскрыв пачку, зубами вытащил сигарету.

Квартира Сергея была просторной и от этого скучной, надоевший интерьер мозолил глаза мужчине каждый раз, как он смотрел по сторонам. Он давно подумывал сменить логово холостяка на уютную маленькую берлогу где-нибудь за Рубежом, на той стороне. Старлей знал прекрасно случаи, когда маг и человек, создавая семью, просили аудиенции у Верховной ведьмы, и, если она давала добро на проведение свадебной церемонии, пара оставалась там и получала возможность жить без угрозы для жизни.

В очередной раз недовольно осмотревшись, Лис запалил сигарету спичкой и направился на лоджию, чтобы подышать свежим воздухом. Его нисколько не смущало, что он голый, к тому же, кто увидит «достоинство» мужика, стоящего на шестнадцатом этаже дома? Даже при всём желании и рвении, наблюдении в телескоп или в бинокль нельзя разглядеть то, что находится за армированной стеной, толщиной в полметра. А если и возможно, то Лисицыну всё равно. Как он всегда говорил: «Пусть смотрят, мне не жалко. Если интересно — значит завидно».

Традицию курения после бурного секса с неистовой черноволосой бестией прервал звонок мобильного. Аппарат трезвонил без умолку, вибрируя на тумбочке и медленно поворачиваясь по часовой.

— Телефон! — кор‍от​ко ​опо​вести​ла​ Элен, прикрывая грудь одеялом.

Лис нервно пот‍ушил сигарету в пепельнице, заполненной окурками, и пошёл отвечать на звонок, который прозвучал в пять утра, более того, в законный выходной. Мужчина взял у руки прозрачный продолговатый видеофон и нажал на кнопку «принять».

—Да! — рявкнул он вместо привычного «алло».

— Здаров, мужик! — звонкий голос Валерия Грачёва всегда «бил по мозгам», стоило только услышать его в трубке. — Как оно?

— С утра было нормально, — прорычал Сергей, сев на край кровати, к нему сзади тут же подкралась «хищница» и принялась ласкать руками голое тело, касаясь даже самых «чувствительных» мест.

— Чего ты такой недовольный? — любознательным тоном спросил Валерий, тихо хихикнув.

— Я тут как бы занят, чувак, — как можно увереннее сказал Лис. Ведьма уже массировала «агрегат» рукой, возбуждая желание. Она никогда не останавливалась на достигнутом и один раз в постели для неё был ничем. — Чего тебе? — едва не простонал он в трубку.

— Знаю я, чем ты занят! — рассмеялся Ворон. — Опять камасутру изучаешь вместе с этой сучкой.

— Эта сучка тебя слышит, вообще-то! — игриво вскрикнула Элен.

На том конце воцарилась тишина. Только тихое дыхание говорило о том, что связь ещё не оборвалась. Видимо, Ворон не ожидал такого поворота и подбирал слова для продолжения беседы. Наконец, он снова заговорил.

— Ребятки, вы заканчивайте уже трахаться за спиной майора. Весь отряд уже по углам щемится, словно обосравшиеся дети, как только Барс начинает допрашивать по поводу вас двоих.

— Тебя забыли спр‍ос​ить​, к​расав​чи​к, — не прекращая возбуждающую пытку Сергея, пров‍орчала ведьма.

— В штабе всем отменили отпуска и выходные. Есть наводка на одного очень интересного перса. Зовут Килиан Морт. Барс всех собирает срочно. У вас полчаса, чтобы притащить свои задницы в расположение. Задача первостепенной важности. Так что прекращайте порно-йогой заниматься. — Сказав это серьёзным и нервным тоном, Ворон «отключился».

Элен замерла и перестала даже думать об ещё одной интимной партии с Лисом. Ведьма теперь задумчиво сидела позади любовника, на кровати. Она знала, кто такой Килиан Морт, прекрасно понимала, что справиться с ним будет крайне сложно. Они хитёр и очень коварен.

— Ну почему, когда соберешься приятно провести время, обязательно случится какой-нибудь гемор? — вздохнул уныло Лис и откинулся назад, положив голову на изящные ножки ведьмы. Женщина погладила успокаивающе по голове своего мужчину, перебирая волосы пальцами, и добродушным, искренним взглядом посмотрела в глаза Сергею.

— Скоро всё кончится, — обнадёжила она Лиса. — Ты обещал, что мы уйдём из отряда и уедем. Барс тоже человек, он должен понять. Если ты конечно не передумал… — голос ведьмы стал чёрствым, унылым. Она вдруг засомневалась, что мужчина так просто бросит команду.

— Нет, Ли, — уверенно произнёс Сергей, — я не передумал. Если решили, то надо сделать. Это последняя наша миссия, госпожа Лисицына. Или Номис? — шутливо спросил он напоследок, перебирая фамилии, которые будет носить его будущая жена…

‍ ​ ​ ​ ***

​ ​ — Так, граждане-ловцы-всякой-нечисти, сегодня пр‍идётся поработать! — издалека начал Владимир Тигренко по кличке Барс. Он стоял посреди просторной комнаты, затемнённой специально, чтобы голограмма была видна как можно чётче. На ней высветилось изображение высокого блондина с короткой светлой бородой и яркими голубыми глазами. — Не моим решением было вызвать вас с заслуженного отдыха, но работа есть работа. Два предыдущих отряда, «Паутина» и «Ловчие смерти» потерпели неудачу в поимке этого говнюка. — Барс немного помолчал. Ему не очень хотелось ещё раз бередить память о погибших парнях. Многих из них он знал лично, а с одним даже начинал охоту на ведьм в одном отряде. — Официальная церемония почтения памяти состоится через три дня, девятнадцатого числа, после обеда. Все, кто знал парней, могут попрощаться с ними там.

«Химеры» с ужасом переглядывались, шептались между собой. Они не знали, что случилось настолько страшное событие. Как следует осознав всё услышанное и поняв, что друзей и коллег они увидят только в виде фото на надгробии, парни быстро собрались с мыслями и все как один задались целью отомстить за погибших.

— Один человек из отряда «Ловчих смерти» выжил, три месяца провёл в военном госпитале, — продолжил Барс серьёзно, деловито заложив руки за спину. — Он присоединится к нам на время операции по поимке Морта, а после намерен закончить военную карьеру. Его зовут Иван Петлицкий, военный врач. Это очень кстати: Феникс слёг с пневмонией, и медик нам не помешает.

Со своего места позади отряда поднялся и напр‍ав​илс​я к​ голо​гр​амме средних лет мужчина, одетый в красную форму ‍с жёлтой нашивкой черепа с костями на груди и плече. На голове берет такого же, красного, цвета, чуть наклонённый вправо. Солдат немного прихрамывал и сутулился, но при этом старался держаться достойно. Парни из отряда оглядывались на него, провожая взглядом единственного смелого бойца, уцелевшего в бою.

— Нашу цель зовут Килиан Морт, маг третьего колена, потомственный ведьмак, — сразу приступил к докладу солдат. — Достаточно прозорливая паскуда, — не сдержался он, вспоминая, как жестоко Морт расправлялся с его товарищами. — Он алхимик, любит применять яды и различные химикаты, сделанные по древним формулам, вычитанным ещё в Средневековье, в библиотечном хранилище ведьм Салема. Имеет небольшую армию и постоянно меняет место дислокации. Но, всё изменилось в том году. Он нагло пересёк Рубеж и даже не стеснялся показать свою рожу на камерах в Запретной Зоне. Попытки взять его не увенчались успехом; он словно знал, что за ним идут. Знал всё: как будут действовать отряды, что у них за оружие. Всё. Два отряда попались в ловушку потому, что в штабе сидела крыса.

Парни нервно переглядывались и снова стали шептаться. Для них было дикостью предавать своих. Никто из них не понимал мотивов пойманного доносчика. Война кончилась всего три года назад, никому не хотелось бы пережить подобное снова. Элен тоже не горела желанием воевать с людьми. Это раз и навсегда лишит её счастья в лице Сергея. Женщина кинула на мужчину проницательный взгляд: он сидел и молча слушал Ивана Петлицкого. Скул‍ы ​Лис​а н​ервно​ д​вигались, он явно был зол. Но это его последняя о‍перация. Элен искренне надеялась, что старший лейтенант Лисицын не нарушит своих клятв.

***

— Собираемся, парни! Готовность двадцать минут! — предупредил майор Тигренко. Он кинул недоверчивый взгляд на Лиса, но ничего говорить и спрашивать не стал. Только продолжил раздавать команды подчинённым. —Байт, ты за рулём, плюс за тобой разведка. Ворон, Шрам — прикрываете. Спрут, Лис — загонка, ловушки. Возьмите с собой всё необходимое для операции, не мне вас учить. Ганнибал, Гаргулья — первая линия атаки. Схватите эту е@@ную мразь за жопу так, чтобы он пискнуть не смог, не обделавшись от страха. Док, — наконец обратился командир к новому члену команды. Медицинская помощь и так, на подхвате. Ты ориентируешь команду относительно поведения этого выродка. Ты знаешь его лучше всех.

Солдаты без разговоров начали выполнять указание майора. Он не любил повторять дважды, а если и повторял, то после этого все глухие бегали кросс в сорок километров.

Ворон с недоверием вложил ключи от фургона в руку Андрея Мельникова по кличке Байт. Компьютерщик только довольно ухмыльнулся и, гордо выпрямившись, медленно положил заветные ключики в нагрудный карман серо-синей формы с нашивкой Химеры на груди и плече.

— Ворон, держи! — Евгений Протасов по кличке Шрам с лёгкостью кинул два дробовика сослуживцу, и тот уверенно обеими руками крепко поймал оружие, кивнув в благодарность. Доверие в команде было идеальным, все знали и поним‍ал​и, ​что​ от к​аж​дого из них зависит жизнь товарища.

Спрут и Ли‍с готовили ловушки — сети и растяжки —, обсуждая план, при этом разговаривая громко, чтобы от остальных членов отряда не ускользнуло ни единого слова. Попасть в грамотно расставленную ловушку для парней, не знающих, где эти самые ловушки расставлены, труда не составит, а вот трибунал для «самодеятелей», подставивших своих сослуживцев — дело достаточно серьёзное.

— Гаргулья! — окликнул ведьму темнокожий парень со странным именем Эзио. Кличку Ганнибал ему дали ещё на Ямайке, его родине, когда он во время драки зубами оторвал ухо противнику. В отряде его продолжили так называть, кликуха со времён гулянок по барам превратилась в позывной солдата.

— Да, шоколадный ты мой, — весело отозвалась Элен, подмигнув парню. Она, нисколько не стесняясь, ходила по раздевалке в нижнем белье. Все солдаты привыкли к виду полуголой, а порой и вовсе голой женщины — в отряде нет половых различий. И только Эзио периодически подшучивал над зеленоглазой ведьмой.

— Хочешь почувствовать внутри себя что-то крепкое и горячее? — спросил Ганнибал ведьму, не торопясь попивая напиток из крышки-стакана маленького термоса. Он не успел позавтракать и навёрстывал как мог.

— Нет, спасибо, — с улыбкой ответила Элен, одевая военную форму.

— Тогда, может быть, кофе? — съязвил Эзио, чем вызвал прикрытый занятостью гнев со стороны Лиса, с другого угла комнаты испепеляющего сослуживца взглядом.

— Для крепкого и горячего, как ты это назвал, у тебя в трусах всё слишком вяло и холодно, — в ответ сказанул‍а ​вед​ьма​, на ​мг​новение опустив глаза ниже пояса парня, где всё у‍казанное было скрыто под боксерами. — А от кофе я, пожалуй, не откажусь. — Она забрала из рук ошарашенного и опущенного «ниже плинтуса» Ганнибала термос, и отпив из него немного, поставила на столик в углу.

— Один – ноль, чувак! — захохотал Ворон, остальные товарищи так же весело смеялись над удачным ходом ведьмы…

***

— Твою мать! Откуда их столько! — голос Лиса дрожал от напряжения. Отдача била в плечо. Патроны кончались. Отряд усиленно сопротивлялся нападению. Хищник попался в ловушку, которую сам же строил для жертвы.

— Знать не знаю! — перезарядив автомат, ответил Барс. Он продолжил отстреливаться всем, что оставалось – последний магазин был вставлен в оружие.

Сначала всё шло по плану: ловушки были установлены в стратегически значимых местах, снайперы и загонщики заняли свои места, чтобы изловить ту мерзость, что не щадит людей и издевается над ними, проводя ужасные опыты. Разведка показала, что народу в Запретной Зоне приличное количество. Действительно, маленькая армия. Решено было убирать противника массово, используя гранаты, разрывные мины-ловушки и шквальный огонь из всего, что есть. Нужно сократить количество противников и уровнять шансы. Сети приберегли для ведьмака.

Продумав каждый шаг на пути к цели, пользуясь подсказками Ивана Петлицкого по кличке Док, отряд приступил к работе. Загонкой занимался Спрут. Он малый ловкий, к тому же любил риск. Парень выступал в качестве приманки и ожи‍да​емо​ за​ ним ​по​гналось едва ли не пол-отряда Морта, словно голод‍ные псы с капающей из пасти слюной.

Ловушки работали должным образом. Уже через полчаса от небольшой армии ведьмака осталось меньше половины. С помощью гранат легко убирать противника, расстреливая разбегающихся трусов или просто выживших. Но никто не ожидал подвоха. Ведьмак был умнее и хитрее всех своих врагов. Прочитав множество книг и рукописей, изучив бесчисленное множество заклинаний и формул, Килиан Морт составил план, которому следовал. А отряд, сам того не ведая, шёл в ловушку мага.

Но Химеры не сдавались. До самого конца. Элен и Ганнибал продолжали попытки прорвать ряды противника, пытались пробиться и вывести отряд, пока остальные отражали удары врага с другого фланга.

— Гаргулья! Ответь! — Барс пытался связаться с ведьмой, но ответа не было. Кольцо врага всё сильнее смыкалось, наёмники Морта огрызались яростнее.

— Элен! Ли! Ответь! — перенял инициативу Сергей Лисицын. Сердце было не на месте. Мужчина боялся, что ведьму убили. — Ганнибал! Доложите обстановку! — попробовал связаться с Эзио и снова тишина.

Обстрел стал яростнее. Три гранаты со слабым стуком приземлились возле ребят.


— В стороны! — крикнул Лис и, оттолкнув майора Тигренко, закрыл командира собой. Парни бросились в рассыпную, не думая о том, что, выйдя из укрытия, могут попасть в плен. Главное – выжить здесь и сейчас.

Три взрыва прогремели один за другим, разнеся каменное укрытие, не оставив камня на камне. Ударная волна доделала остальное. Парней оглушило, Спрут и Док пытались по‍дн​ять​ся ​с зем​ли​, а Лис и Барс, придавленные крупным обломком, ле‍жали без сознания…

***

— Жопой чую, мы не дома… — простонал Владимир Тигренко, придя в себя. Он сидел на приваренном к полу стуле со связанными руками и ногами. Над головой тускло светила лампа, остальное помещение было затемнено, а потому точные размеры и местонахождение двери мужчина определить не смог. Как только Барс повернул голову, то увидел рядом Сергея точно в такой же позе, только в отключке сидящего на стуле. Голова опущена вниз, в свете лампы можно было различить отблески медленно капающей крови с лица подчинённого.

Холодно скрипнувшая дверь впустила свет извне. Брезгливо прищурившись, мужчина отвернулся. Выход находился не так далеко, как поначалу казалось. Четверо сильных мужиков с силой зашвырнули двоих бойцов отряда Химера, и, недолго поржав над их беспомощностью, ушли.

— Ничего… Кху-Кху…дружище… — раздался стон у двери и слабый кашель. — Как только я выберусь отсюд-а… Кху-кху-кху… я тебе твою бородатую рожу-то исполосую…

— Кто там? Парни, отзовитесь! — нервно позвал Барс, дёргаясь на стуле. Он попытался разорвать верёвки на запястьях, но лишь причинил себе большую боль.

— Майор, приветствую… Это Шрам, — представился один из пленников. — Док тоже где-то рядом… был, — неуверенным тоном закончил боец.

— Хоронить меня вздумал? — раздался голос Ивана Петлицкого рядом с тем местом, где сидел Шрам. Собравшись с силами, мужчина, кряхтя и сопя, поднялся на ноги. Из темноты слышалась лишь возня. Тихие шаги‍ с​ пр​ист​укива​ни​ем и волочением слышались до тех пор, пока хромаю‍щий медик не вышел на свет прикрываясь от света лампы окровавленной рукой. Ему сильно досталось: ссадины и порезы на лице и шее, разодранная в клочья форма, испачканная кровью. Уловив на себе блуждающий взгляд майора, врач лишь ухмыльнулся: — Всё не так страшно, как выглядит. Удары у них слабоваты для моего черепа. Да и собачки хиленькие, которыми меня затравливали.

Док развязал веревки и освободил Барса, а потом и Лиса, удерживая его одной рукой, чтобы тот не упал.

— Я помню, что он закрыл меня собой при взрыве, — сочувственно сказал майор, глядя на сослуживца. Барс давно догадывался об отношениях ведьмы со старшим лейтенантом по тому, как реагировал весь отряд на вопросы относительно тех двоих. Но он не спрашивал ничего ни у Элен, ни у Сергея, лишь терпеливо ждал, что оба одумаются и прекратят порочить имя и честь команды. Ведь в уставе ясно сказано: никаких отношений на службе быть не может.

Лис медленно приходил в себя. Последнее, что он помнил, — как накрывает собой командира, чтобы защитить от взрыва, а в голове единственная мысль об Элен.

— Давай, друг, приходи в себя. Только не дёргайся, тебе сильно досталось, — приговаривал Док, осматривая раны Сергея Лисицына.

— Где она? Где Ли? — тут же спросил Лис. Он волновался за будущую жену не меньше, чем за весь отряд. Но задавал вопросы таким тоном, словно на остальных было наплевать.

— Тебя это волнует? — огрызнулся командир. Он не выдержал. Немыслимо для него было признавать, что подчиненные нарушили пря‍мо​й п​рик​аз, б​ол​ее того, своим поведением подставляли всю команду‍ под удар. Барс твёрдо считал, если возникнет прямая угроза для отряда в следующий раз, Лис незамедлительно бросит своих товарищей, помчавшись спасать ведьму. Он вбил себе эту мысль в голову и не желал с ней расставаться.

— Командир, давайте не сейчас, — решил вмешаться Шрам. Он знал характер Владимира как свои пять пальцев и не желал видеть грызню в отряде. Хотя… как раз это могло пойти на пользу и помочь выбраться отсюда. Подмигнув Доку, который пялился на него недоумевая, Евгений Протасов продолжил: — Мы все знали, что Гаргулья и Лис трахаются как кролики. И знаете, что? Это их дело, личное. Они занимались этим не на работе, а в свободное от работы время. Сколько раз Лис спасал отряд, невзирая на то, что любит Элен? Много. И вашу жопу, майор, — язвительно прошипел Шрам, указав пальцем на Барса, — он тоже спас недавно. Или вы намекаете, что если уж Лис такой любвеобильный, то он и вас имел во все пихательные?

— Шрам, надеюсь, ты сейчас понял, что сказал, — прорычал майор, подавшись вперёд. У него ужасно чесались кулаки, не терпелось проучить сослуживца, чтобы впредь он думал, что говорить старшему по званию.

— Да я думаю, что это даже понял тот дебил, который нашу клетку охраняет! — крикнул во весь голос Шрам, повернувшись к двери. — Слышал?! Наш командир — пид@@ас!

Барс не стал терпеть такого унижения и со всего размаху врезал лейтенанту Протасову по лицу. Тот пошатнулся, но не упал. Завязалась драка. Лис, несмотря на своё состояние, хотел вмешаться, попытатьс‍я ​раз​нят​ь тов​ар​ищей, но Док резким жестом остановил его и кивком‍ показал, что стоит направиться к двери. Сергей тут же понял намёк. Рано или поздно эти двое начнут раздражать охранника, и он непременно сюда войдёт…

***

— Ещё раз назовёшь меня гомиком, и трибунал покажется тебе отдыхом на пляже, — злобно прошептал Барс Евгению Протасову, который побитый, но готовый к бою, тихо следовал в окружении товарищей.

— Я кажется, уже извинился, — прошипел в ответ Шрам, поглядывая на командира. — Это было для дела и не более.

В просторном коридоре никого не было, только лампы, висящие под высоким потолком, освещали дорогу членам отряда. Барс то и дело трогал ушибленную челюсть; Шрам хоть и снайпер, но кулаками махать тоже может как надо.

Охраны нет. Отряду это показалось странным, завернув за угол, все удивлённо переглянулись между собой, но продолжили путь. Холодные толстые стены, предположительно каменные, со следами давних сколов и уже после обвешанные проводами и лампами. Катакомбы, об этом парни догадались сразу. Четверо «химер» прошли ещё с десяток метров. Лис уверенно начал выходить из-за угла, но тут же отпрыгнул назад, тихо проматерившись.

— Что там? — тихо спросил Док. Ему нелегко далось это маленькое путешествие, больная нога никуда не делась, и хромота доставляла много проблем.

— Двое хмырей охраняют вход. Дверь такая же, какая была в нашей камере. Возможно остальных держат там. Надо их обезвредить, но ни оружия, ни каких-либо средств обороны у нас при себе нет, — ‍бы​стр​о п​ротар​ат​орил старший лейтенант Лисицын.

— Есть один пл‍ан, но не факт, что сработает, — заговорил Барс шёпотом. Он отошёл на пару метров от поворота и немного присел, разъясняя парням что к чему. Он помогал себе жестами; как он сам порой называл эту привычку - «объяснял на пальцах». Определившись со своими ролями, бойцы приступили к действиям.

Лис протяжно просвистел, звук быстро разошёлся по тоннелю. Он свистнул ещё раз и заглянул быстро за угол. Охранники стояли на месте, словно две статуи и даже, казалось, не дышали.

— Во дела… — констатировал Сергей тихо. — Они либо глухие, либо мёртвые.

— Что? — Владимир не понял ни единого слова и сам посмотрел за угол. Он даже осмелился выйти из импровизированного укрытия и пару мгновений постоял прямо перед охраной, которая не обращала по-прежнему никакого внимания на мужчину. — И правда что, — смекнул он про себя.

Парни решили выйти в просторный коридор: охрана всё равно их не увидит, они бы среагировали молниеносно, стоило только мыши пробежать. Подойдя вплотную, бойцы заметили на камуфляжной форме пятна крови, а мертвенно-бледное лицо одного из «стражей подземелья» доказывало, что смерть это место уже посетила.

Странное предчувствие заставило Лиса толкнуть дверь. Она открылась с громким скрипом. Внутри тёмного помещения мелькнул силуэт. По крайней мере, так показалось Сергею. Он сделал несколько шагов вперёд и сильные руки тут же втащили его внутрь. Началась возня и отчётливо слышалось несколько голосов. Сквозь шёпот и тяжёлое дыхание был различим отборный русский мат.

‍ ​ — ​Пар​ни? —​ н​еуверенно спросил Владимир Тигренко. Он не был ув‍ерен до конца, что это члены его отряда, но кто ещё может так рьяно материться?

— Командир? — недоумевающий вопрос вылетел из темноты. — Твою мать, майор! Это вы! — несколько резких фраз сорвалось с чьего-то наглого языка. — Кто ещё с вами? Кого мы чуть не отправили на свидание с предками?

— До этого было далеко, — раздражённо заявил Сергей. — Ворон? Это ты?

— Нет, блин, не я, — ответил Валерий. — Отпусти Байта, пока точно не отправил его на свидание к праотцам.

— Андрюха? — для полной уверенности спросил Сергей. В ответ парень только слабо простонал и похлопал по полу в знак того, что нужно ослабить хватку.

— Так, Ворон и Байт тут. А остальные? Где они? — настороженно интересовался Шрам. Дурное предчувствие не утихало, продолжало накатывать волнами. Что-то определенно было не так, оставалось понять суть происходящего.

— Спрут плох, ему сильно досталось от этих скотов, — Ворон вышел из темноты, поправляя порванную форму. Нашивка на груди почти слетела, держалась только на паре ниток, но боец не смел её сорвать. — Эзио забрали пару часов назад… А Элен…

Ворон скорбно опустил голову. Он молча наблюдал, как Лис и Байт выносят обессиленного Романа Слепцова. Мужчина не знал, что сказать, как преподнести ужасающую новость. По лицу парня было видно, что ничего хорошего ждать не придётся.

— Что с Гаргульей? — настойчиво спросил Сергей.

— Мужик, пойми, её забрали одну из первых, — замялся Валерий. Он не желал окунать друга и сослуживца в эти новости, и уж те‍м ​бол​ее ​не хо​те​л вспоминать это снова. — Никто не ожидал, что та‍к повернётся…

— Отвечай на вопрос! — прорычал старлей, подойдя ближе.

— Мне жаль, но она больше не с нами, Лис. — Морт – чудовище, он … мужик, он её заставил... пытать нас по очереди.

Лис едва не рухнул на пол. У него было желание схватить Ворона за грудки и вытрясти правду, а после навалять как следует, чтобы не врал, но мужчина не мог даже пошевелиться. Ощущение того, что сослуживец не врёт, сверлило дыры внутри, как если бы нефтяники буром пробивали себе путь к заветной цели. Несомненно, Килиан Морт самый мерзкий и самый опасный преступник на свете, но никто не предполагал, что всё повернётся вот так. Но мозг отказывался принимать этот факт, как данность.

— Она не могла, — только и смог прошептать Сергей. Он начал продумывать план действий, но все они рушились под тяжестью услышанных слов. Слишком сильно они влияли на мужчину, слишком много сегодня свалилось неприятностей.

— Я приблизительно помню, как меня вели в пыточную, — размышлял Байт, потирая шею ладонью и расхаживая из стороны в сторону. Он словно пропустил мимо ушей шёпот Лиса, наполненный страданиями и болью. Просто продолжал думать о том, как спасти людей. — Можно попробовать вытащить Ганнибала из лап этих отродий. Но если не получится… тут уже одному Богу решать, что с ним станет.

— С каких это пор ты верующий? — рыкнул Барс, недовольно поглядывая на хакера. Майору не нравилось, что его подчинённый с ходу ударился в веру, вместо того, чтобы мыслить здраво. Сам Владимир Тигренко не считал вер‍у ​в Б​ога​ чем-​то​ важным, всегда рассчитывал только на себя.

— ‍С тех самых, командир, как увидел, на что способна сила ведьмовского убеждения! — резко ответил Андрей Мельников. В глазах парня читался испуг.

— Показывай дорогу! — незамедлительно вмешался Лис. Он растерял былую уверенность. Последняя миссия превратилась в подобие кошмара, из которого выбраться будет не так просто…

***

— Шестеро на двенадцать часов, — тихо прошептал Байт. Он шёл впереди, вспоминая дорогу до пыточной камеры, где его и остальных подвергали немыслимым мучениям. Несколько раз он поворачивал не туда, останавливаясь и снова выстраивая путь в своей памяти, возвращался на развилку и уверенно следовал вперёд. Но теперь, когда истошные крики стали слышны отчётливо, все поняли, что идут верным маршрутом.

Парни рассредоточились по просторному помещению, Лис и Ворон тащили раненого Спрута на себе. Сослуживец тяжело дышал, стиснув зубы, но старался не произносить ни звука, чтобы не сорвать нападение отряда. Жизни друзей и боевых товарищей Роману всегда были дороже, чем его собственная.

— Док, драться сможешь? — спросил тихо Барс, то и дело поглядывая на солдат, что охраняли вход в пыточную. Отчего-то их было достаточно много для одной камеры, из которой доносились крики Эзио. Но эти крики не были похожи на мольбы о пощаде и прочую сопливую ересь. Они жестокие, с матом: Ганнибал посылал своего мучителя на все буквы алфавита как русского, так и английского. После чего ненадолго замолкал, а потом всё начиналось по новой – его били, он в ответ матерился.

— П‍о ​кра​йне​й мер​е,​ отвлеку этих скотов от вашей расправы над Мортом‍, — с улыбкой ответил Иван Петлицкий. — Эта мразь в любом случае заплатит за содеянное, а я… — он немного помолчал, а затем продолжил, опустив скорбно взгляд: — … закончу свою карьеру в этом самом месте, командир.

Все слышали, что сказал Док. Они поняли о чём шла речь, но отговаривать сослуживца от этого не стали. Просто молча двинулись на врага с голыми руками.

Сквозь ожесточённые крики Ганнибала не было слышно стонов и криков умирающих солдат ведьмака. Они приняли быструю смерть, что хорошо для них. В лучшие времена их всех ждал бы костёр и барбекю у столба под улюлюканье толпы. Бойцы отряда «Химера» взяли оружие у наёмников. Пригодится при отступлении. Все парни прекрасно понимали, что выйти из этого странного места не так просто, как кажется.

Лис кивком показал на дверь. Ворон осторожно открыл её, и Сергей прошёл внутрь. За ним двинулись остальные солдаты и командир. Док и Байт остались со Спрутом, он не мог сам ходить и стрелять.

— А я всё думала, когда же ты появишься, — раздался мягкий голос ведьмы. Уж кого-кого, а её точно никто не ожидал увидеть в пыточной. Особенно старший лейтенант Лисицын. Все знали, что ведьма съехала с катушек, пытала своих же сослуживцев, но парни всё равно не были готовы к увиденному.

Лис уверенно держал автомат до тех пор, пока не увидел ужасающую картину. Эзио стоял на коленях, руки за спиной, связанные плотными верёвками. Испуганный взгляд и дрожащее дыхание говорили о том, что явно не он орал только что. Гаргулья стояла п‍оз​ади​ Га​нниба​ла​ и довольно улыбалась, держа в руках маленький ди‍ктофон. Стоило нажать пальцем на сенсор, как эхом разнеслись крики на двух языках. Звук словно отскакивал от плотных металлических стен, создавая эффект «присутствия».

— Ли… — прошептал старлей, опустив автомат. Он не мог поверить своим глазам. В один миг мужчина увидел другую ведьму: наполненный гневом взгляд и надменная улыбка. Элен такой не была никогда, это уж он запомнил.

— Что, не узнал? Серёженька, — осклабилась женщина. Она не сдвинулась с места.

Глаза начали привыкать к полутьме, которая царила в этом месте, и Сергей заметил в дальнем углу силуэт. Тень сдвинулась с места вальяжной походкой, стук сапог о каменный пол давил на слух. Вскоре на свет показался сам ведьмак: высокий статный блондин с противной светлой бородкой, коротко стриженной, отчего она казалась ещё омерзительнее.

— Попались, — Морт злорадно улыбнулся, сложив руки на груди. Он лукаво смотрел вперёд словно сквозь бойцов, будто их и не было вовсе. — Не ожидал, что вы так быстро выберетесь из камер. Я предупреждал своих ребят, чтобы рассадили вас по одному, но они меня не послушали, — сказал ведьмак, устало закатив глаза. — После того, как я разделаюсь с вашими тренированными тушками, головы полетят с плеч тех болванов. Хотя, чего я от них жду, они же тупые наёмники. Для них важны деньги, а не качество исполнения работы.

— Много трындишь, белобрысый, — бесцеремонно заявил Барс, нагло ухмыльнувшись. Командир вышел вперёд, держа на мушке Килиана Морта.

— Неужели ты собрался меня убит‍ь?​ — ​наи​гранн​о ​испугавшись и вскинув трясущиеся руки, запричитал‍ ведьмак. — Мне уже страшно. До ужаса. — Он развёл руки в стороны, словно хотел стать живой мишенью, намеренно дразня своего потенциального убийцу. — Но перед тем, как ты нажмёшь на курок, я покажу тебе, ради чего или ради кого ты это сделаешь, Барс, — снова ухмыльнулся ведьмак, переведя взгляд на ведьму.

— Нет, Ли, не надо… — Лис догадался, что случится сейчас. Он с ужасом наблюдал, как его будущая жена с улыбкой на лице взяла со столика с инструментами продолговатый острый прут. В руке Элен он раскалился добела, стоило только произнести пару слов на латыни.

— Эзио, — протянула она нежно, отчего чернокожий парень вздрогнул, прикрыв глаза. Видимо он тоже понимал, что живым отсюда не уйдёт. — Как ты там говорил? «Хочешь почувствовать внутри себя что-то крепкое и горячее»?

— Ли, положи это, не делай того, о чем пожалеешь… Ли… — не сдавался Сергей. — Ли, не смей!

— Смотри, любимый… — прошипела Элен, глядя исподлобья. Она крепко взяла Ганнибала за плечо и наклонилась над парнем, отведя руку с раскалённым прутом назад. — Смотри на то, что я сделаю с тобой лично.

Тут же Элен проткнула Ганнибала насквозь. Она наблюдала, как парень задыхается от страшной боли, вдыхала носом запах тлеющего мяса, словно готовила на жаровне сочный шашлык. Ведьма на сто процентов была уверена, что её любовник никогда не забудет этот момент. Он даже после смерти будет преследовать его.

— Ах ты, сука! — вскрикнул Владимир Тигренко, вжав приклад крепче в плечо. Автоматная очередь наиско‍со​к п​рош​лась ​по​ обоим магам и по умиравшему Эзио. Мучения оборва‍лись мгновенно, стоило только паре пуль прошить парня насквозь.

Лис на мгновение застыл. Он не мог до конца осознать и принять то, что видел. Это не его Элен, не та ведьма с которой делил постель. Это мерзкое противное существо, достойное сгореть на костре. Пока маги приходили в себя, парни ещё раз отстрелялись по очереди, чтобы замедлить ведьм, и спешно ретировались из камеры, оставив Эзио там. Сергей прокручивал мгновение удара прутом снова и снова, мучая себя.

— Валим! — коротко приказал Барс. Он пропустил парней вперёд себя, прикрывая отряд. Бегло осмотрев помещение в прицел автомата, командир побежал следом за подчинёнными.

Все бежали так, словно ничего не болело, не было этих пыток, затравливания собаками, долгого избиения. По пути, натыкаясь на малочисленные отряды наёмников, парни прорывались с боем. Им даже удалось забрать у одного из бандитов видеофон, на котором оказалась карта катакомб. Теперь было ясно, парни ещё в Запретной Зоне, а выход находился совсем рядом.

Эхо выстрелов прогремело прямо за спинами отряда. Командир коротко вскрикнул и упал. Двое подчинённых подхватили его и помчались к выходу, отстреливаясь короткими очередями. Судя по яростным женским крикам на латыни и ещё на двух языках, стало понятно: погоню возглавила сама Элен.

— Дайте мне гранаты, — простонал Владимир Тигренко. Рана серьёзная, несколько пуль попали в бедро, одна прошила правый бок. — А сами валите отсюда. Я их задержу.

— Даже не мечтай, — огрызнулся Шрам, прикрывая отход. Отряд был уже на техническом этаже одного из зданий. Выход совсем рядом. — Все выберемся живыми.

— Не обнадёживай понапрасну того, кто уже перед глазами видит ангела смерти, — не сдавался командир. — На улицах Чистилища нам не выжить. Они достанут всех. Дайте гранаты и валите как можно быстрее отсюда.

Уговаривать командира было бесполезно. В итоге он просто оттолкнул от себя Лиса и Ворона, что помогали ему идти. В глазах читалась обречённость. Барс не собирался покидать это место на своих ногах. Попытки поднять его и продолжить движение тоже ничем хорошим не закончились. Бойцам пришлось выполнить последний приказ майора Тигренко. Отдав ему все четыре гранаты, которые «изъяли» у убитых наёмников, парни двинулись вперёд. Лис намеревался пойти последним. Он вложил в руки Владимира автомат, заглянув в полные скорби глаза. Умирать всегда страшно. Какой бы смелостью не обладал человек, каким бы бесстрашным не являлся, как только его касается смерть, начинает дрожать, словно осиновый лист на ветру.

Молча просидев так несколько мгновений, Лис поднялся и собирался уйти, но Барс решительно схватил солдата за руку и притянул к себе.

— Никогда… Слышишь меня? Никогда не доверяй ведьмам! — произнёс грозно майор. — Не наступай на те же грабли — не подставляй сослуживцев под удар. Второго предательства от тебя они не потерпят. А теперь пошёл! Пошёл!

Сергея тяготило то, что роман с Элен Барс назвал «предательством». До этого момента мужчина винил Морта, Элен, — весь мир был виноват в том, что отряд оказался в плену. Но теперь Лис винил лишь себя. И слова майора это подкрепляли, впивались в разум всё глубже, прокручиваясь, как заезженная пластинка.

Стоило только старшему лейтенанту выскочить через развороченное окно первого этажа, как прогремело несколько взрывов. Старое полуразрушенное здание начало складываться, словно карточный домик. Оно стояло «на честном слове», а после нескольких гранат просто рассыпалось по кускам. Парни бежали как можно скорее, но облако пыли накрыло их очень быстро. Они чудом избежали смерти, дважды. Не собираясь проверять, насколько судьба благосклонна к каждому из членов отряда, "химеры" единогласно приняли решение убраться подальше от руин и покинуть наконец Запретную Зону…



Глава 9. Воздаяние за грехи

— О! Глядите-ка кто у нас тут проснулся! — Наблюдатель позвал сослуживцев посмотреть на Астера Хилора, который уже пришёл в себя и не намеревался сидеть тихо.

Рассвет медленно вступал в свои права, алая полоса на горизонте светлела и становилась больше. Скоро придётся сопровождать мага на ту сторону, через Рубеж, чтобы там парня казнили через сжигание заживо у столба.

Молодой колдун вёл себя достаточно агрессивно. Он не желал сидеть спокойно, дожидаясь часа, когда снова сядет в злополучны‍й ​фур​гон​. Едк​ие​ словечки доносились до слуха членов отряда. У не‍которых из бойцов возникало желание свернуть шею пареньку. Максим Глазко иронично воспринимал все высказывания отчаявшегося мага, хоть мужчине и не нравилось то, как дерзко и «без тормозов» Астер скалится, ругаясь на двух языках. Но Каракурт терпеть этого не стал.

— Закрой свою пасть, мразь! — выкрикнул он, ударив резко ладонью по прочным металлическим прутьям клетки, экранированной антимагическим полем. Колдун отскочил от неожиданности, но собравшись с духом, он резко подался вперёд и ухватился за стальную решётку. Взгляд стал злым. Силовое поле поглощало магию Астера, преобразовывая в энергию, которая через несколько мгновений превратилась в сильнейшую отдачу. Наглеца откинуло к противоположной стене, словно от мощного удара током.

— Да ладно, чо ты нервничаешь? — успокаивал Романа сержант Глазко. — Пусть выговорится, через три часа от него даже углей не останется, пепел сметут с помоста и забудут, как страшный сон.

— Вы не представляете, что вас ждёт… — простонал Астер, медленно поднимаясь с каменного пола камеры. Обожжённые руки сильно болели и тряслись от напряжения. Из-за активного силового поля вокруг парня ожоги заживали крайне медленно. Регенеративные способности резко падали при попадании в антимагическую ловушку.

— О-о-о… Откровения начались… — довольно протянул Наблюдатель, закатив глаза и причмокнув губами. Парень являлся поклонником всякого рода сплетен. Порой информацию из пленников он мог вытянуть посредством простого разговора и провокации не хуже ‍Са​мир​а Д​жасае​ва​. — Мы слушаем тебя, золотой ты наш.

— Ты как‍ хочешь, а я не желаю, чтобы мои уши в трубочку сворачивались от того, что в очередной раз ляпнет это дерьмо, — гневно обратился Каракурт к сослуживцу. Похлопав Макса по плечу, мужчина, тихо выругавшись, вышел за дверь. Остальные парни тоже собирались покинуть помещение, но неожиданно разошлись в стороны. Офелия уверенным шагом, равнодушно глядя вперёд, вошла в комнату. На лице полное безразличие ко всему. Ни одна мышца не дёрнулась, даже глаза, словно стеклянные, неестественно продолжали смотреть перед собой.

— Открой клетку, — сухой, бесчувственный голос слабым эхом пронёсся по камере предварительного заключения. Взгляд хищника продолжал прожигать свою жертву.

— Так я тебя туда и пустил, — огрызнулся Наблюдатель, загородив собой дверь в камеру. — Не хватало ещё, чтобы твой труп стал причиной моего сожжения на костре.

— Ничего не будет, — доброжелательным тоном ответила Эфи и снова натянула маску безразличия на лицо. — Открой. Он не посмеет выйти из своего укрытия. Клетка – единственное место, где, как он думает, безопасно. Он уже понял, кто я.

— И кто же ты? — тихо спросил Макс, всем телом ощущая силу ведьмы. Женщина на голову ниже сержанта Глазко, но взгляд иссиня-чёрных глаз внушал страх за долю секунды. Красота опьяняла парня. Нечто было такое, что пряталось глубоко внутри нового члена команды, это невозможно сразу разгадать. Мудрость и древность окутывали Офелию, Наблюдатель чувствовал себя ничем рядом с ней.

— Если я скажу, никто всё равно не сможе‍т ​под​тве​рдить​ м​ои слова, потому что две цивилизации сменились на‍ Земле после того, как я стала той, кого боится даже Верховная Ведьма, — чётко и в то же время тихо проговорила Эфи.

— И всё же, — не сдавался Макс.

— Я уже говорила. Я фурия, полуведьма-полудемон. Это всё, что вам всем нужно знать, — убедила Эфи. — Капитан, дайте мне ошейник, — обратилась она уже к Лису, не оборачиваясь. Женщина отвела руку назад и раскрыла ладонь. Нехотя шагнув вперёд, кэп небрежно вложил в руку ведьмы тонкий ошейник, с виду напоминавший мягкую эластичную ленту тёмно-зелёного цвета. — И браслеты тоже, — дополнила Офелия, после чего тут же получила желаемое.

— Никогда не видел таких оков, — удивлённо проговорил Док, внимательно наблюдая за действиями ведьмы. Обычно при перевозке магов использовали антимагические браслеты самих членов отряда. Их одевали на запястья «одарённому» и синхронизировали, чтобы при попытке к бегству можно было дистанционно дать сильнейший разряд по телу беглеца.

— Я тебя разочарую, До-к, — отчеканила ведьма, подготавливая браслеты и ошейник, — ты нигде такого и не увидишь. Это специально разработанные блокираторы нейронной активности. У ведьм на шее и запястьях находятся особые точки Силы. Блокируя все точки и каналы одновременно, можно лишить мага способностей на долгий срок. И даже если снять ошейник и браслеты с подопытного, несколько недель он не сможет пользоваться магией. — Эфи прочитала короткое заклинание на странном языке, проведя пальцами сначала по ошейнику, потом по браслетам. На эластичном материале прос‍ту​пил​а… ​клино​пи​сь. — Астер – маг огня, колдун второй касты, одно‍стихийник. Обычно у магов по две стихии в арсенале, но наш пленник пока не освоил «Силу Ветров». Только «Колдовской Огонь». Его сожгут, а инцидентов во время приведения приговора в исполнение нам не нужно. Не хватало ещё, чтобы пламя поразило всех, кроме приговорённого.

— Ты не обычная ведьма, — констатировал Док. Он по долгу службы знал латынь. Все медики обязаны изучить этот язык. Мужчине казалось странным всё, что делала Офелия. — Никогда ведьмы не говорили на таком странном языке. И уж тем более никогда не использовали таких изощрённых цепей и «блокираторов Силы». Кто ты такая?

— Я самый сильный хищник. И самый опасный, — задумчиво и отчего-то грустно проговорила Эфи.


***

— Посмеешь дёрнуться – пожалеешь, — предупредил грозно Спрут, крепко держа Астера Хилора за руку. Маг лишился силы. Он много раз хотел применить её против членов отряда, пока ехал в фургоне к границе между государствами. Но не мог. Чем больше парень сопротивлялся, тем твёрже становились браслеты и ошейник, а иероглифы на материале светились ярче.

Астер сам никогда не видел таких блокираторов. Как и не знал о существовании фурий. Для него и всех остальных колдунов и ведьм Офелия Халир всего лишь ведьма второго колена, чистокровная, советница Верховной Ведьмы. Из уроков летописной истории, которую день и ночь рассказывал учитель парня, Килиан Морт, молодой колдун знал, что ведьмы делятся на три вида по способностям: стихийники, ликвида‍то​ры ​и а​лхими​ки​.

Стихийники владеют двумя или более силами п‍рироды, постигая их одну за другой посредством тренировок. Существуют несколько основных сил, которые подвластны «природным ведьмам»: Сила жизни, Сила Ветров, Луч солнца, Колдовской огонь, Свободное течение, Каменный кулак. Все они связаны друг с другом и делают мага не только сильным, но и ответственным за погоду, катаклизмы, жизнь на земле и в воде.

Алхимики обладают схожими силами, но не обязаны следить за природой. Их удел создавать и преобразовывать. Многие маги такого вида научились использовать свои способности, смешивая со стихиями. Но не управлять ветрами и дождём, а отслеживать потоки, ненадолго встраиваться в систему погодных условий, катаклизмов, отслеживать климатические и тектонические изменения в своих целях.

Ликвидаторы. О них Морт говорил с особым наслаждением. Среди магов есть воины, которые обладают исключительной силой. Им не страшны ни стихийники, ни алхимики, и тех и других они способны победить. Огромная скорость, невероятная мощь и безжалостность – основные качества ведьмы-ликвидатора.

Астеру казалось, что время замерло, настолько быстро прокручивалось в голове всё, что он успел почерпнуть из рассказов своего учителя Килиана Морта. Парень стоял перед медленно открывающимся проходом сквозь силовое поле и анализировал. Кто такая Офелия? Силами стихий не обладает, алхимическими способностями – тоже. Поведение больше похоже на ликвидатора, но у ведьм этого вида глаза серебристо-белые, а не иссиня-чёрные.

«Аномалия? Уродство? Смешение крови? ‍Чт​о, ​дем​он те​бя​ задери, с тобой такое?!» — гадал Астер Хилор, гл‍ядя на стоящую рядом ведьму. Всё, что было в женщине, казалось враждебным, каждая мышца в теле содрогалась, стоило Офелии подойти ближе. И запах… манящий, сладкий, словно специально кружил вокруг, чтобы одурманить и замедлить. Никогда он не видел таких магов, но при виде нового члена отряда замирал, как будто перед парнем вплотную находился хищник. Прокрутив в голове ещё раз всё что произошло в Запретной Зоне, молодой колдун ужаснулся. Он понял, кто такая Офелия.

***

— Заводите! — уверенно сказал страж подземелья. Высокий крепкий парень с серебристо-белыми глазами, одетый в недлинную рубаху, обвязанную поясом из змеиной кожи и широкие штаны, с лёгкостью захлопнул тяжёлую дверь камеры. Оглушительный скрип петель гулкий звон металла разнеслись по старому коридору. «Последний приют» для осуждённого на смерть не имеет окон, как только закрывается единственный выход, темнота заполняет узкое пространство. Самая жестокая пытка начинается всегда перед самой казнью, на рассвете. После пребывания в кромешной тьме, приговорённому дают последний шанс увидеть восходящее солнце, ощутить свежий воздух, послушать пение птиц.

«Не хотел бы я тут оказаться», — про себя подумал капитан Лисицын, оглядываясь по сторонам. Его, как и Спрута, проводили наверх. Парни выполнили свою задачу и теперь намеревались взять пару отгулов всем составом.

Пайтонисс — так ведьмы назвали своё государство — заметно отличался от страны людей. Всё было иным, от построек, до общения. Как только члены отряда с‍ту​пал​и н​а тер​ри​торию, овеянную магическими силами, сразу чувство‍вали себя иначе. В мозгу каждого зарождалась мысль: «Я тут чужой». Из-за страха и противоречий, что постоянно боролись внутри, люди спешили поскорее привезти пойманного колдуна или ведьмака и покинуть страну.

Но сегодня всё изменилось. Спрута и Лиса, сопровождавших пленного до «последнего приюта», попросили остаться и присутствовать на казни. Чем был вызван подобный жест, понять никто не смог, но и перечить парни не стали. Верховной ведьме нельзя отказывать.

— С чего это вдруг они решили нас пригласить? Неужто задумали что-то? — сомневался Ярослав Донцов, озираясь по сторонам. Сама Брунгильда, Верховная Ведьма Пайтонисса, удостоила членов отряда встречи в неформальной обстановке. Особняк главы государства по ведьмовским меркам был достаточно скромным, но по представлениям людей – роскошным и даже вычурным.

— Не знаю, Спрут. Но причин доверять им у нас так и не появилось, — нервно отшутился Лис. Ему тоже не хотелось засиживаться долго.

Двустворчатые двери в просторную гостиную растворились. Первыми вошли два прислужника, оба раздетые по пояс, на запястьях витые золочёные браслеты с выкованной на них пятиконечной звездой. Красивые грациозные юноши открыли двери и встали за ними, держась за витые ручки. Следом в гостиную вошла Брунгильда. Миловидная светловолосая женщина средних лет, в простом деловом костюме-тройке: белая блузка на серебряных пуговицах, серо-синий пиджак женского покроя, приталенный, и брюки такого же цвета, отчасти скрывающие штанинами неглубок‍ие​ ту​фли​ на ш​ир​оком каблуке. Это сильно удивило членов отряда: о‍ни ожидали увидеть пожилую даму в роскошном платье, с причёской времен восемнадцатого века.

За Верховной Ведьмой проследовала в комнату её советница. Простенькое платье чуть ниже колена нежно-жёлтого цвета, на изящных красивых ножках обычные балетки. Волосы женщины аккуратно зализаны в хвост, свисающий до лопаток. Если бы не те самые грустные и задумчивые иссиня-чёрные глаза, то Лис ни за что не узнал бы в таком наряде Офелию. Там, в Чистилище, она была грозой ведьм, безжалостной убийцей, а тут… она просто ошеломительно красивая, даже в скромном наряде.

Последними вошли двое охранников с оружием. Светлые жилеты из минерализированной брони, сделанной искусными алхимиками и кузнецами отливали на свету красным. В одном из мужчин Сергей узнал бывшего сослуживца, Евгения Протасова по кличке Шрам. Сразу после предательства Элен и побега из плена он ушёл из отряда, утянув за собой и Байта, отличного хакера.Евгений, увидев старого друга, приветственно кивнул и улыбнулся, но со своего места не сдвинулся: сейчас он на службе.

— Приветствую вас в своей обители, господа, — доброжелательно произнесла Брунгильда, уважительно склонив голову перед гостями. Офелия, стоя чуть поодаль от королевы ведьм, повторила то же самое, только молитвенно сложив ладони перед собой.

Парни встали, неловко оглядываясь и покашливая. Раньше они никогда не видели так близко Верховную. Приветственно склонив головы в ответ, они поздоровались с женщиной и замерли в ожидании её слов.

— Понимаю ваш‍е ​бес​пок​ойств​о,​ — улыбнулась Брунгильда, — но здесь нечего боять‍ся. — Она оглянулась на свою охрану и уверенно продолжила: — Насколько я понимаю, когда-то вы были в одном отряде. Евгений поведал мне о том, как сильно ваше сердце, капитан, желало любить, и как жестоко было разбито, — обратилась ведьма к Лисицыну. Сергей недовольно сжал челюсти. Ему не хотелось вновь возвращаться к теме Элен. Верховная поняла это и сменила тему на более важную, не делая бередить старые раны. — Вы, наверное, мучаете себя вопросом, зачем вас пригласили на казнь. Ведь обычно сопровождающие члены отряда не присутствуют на таких мероприятиях. Всё просто до жути, — задумчиво произнесла Брунгильда. — Астер Хилор – сын посла Цицерона и представительницы людского рода, женщины по имени София. У Цицерона здесь есть семья, но по каким-то причинам он гулял на стороне, когда отправлялся с дипломатической миссией в вашу страну.

— К чему вы клоните? — не выдержал Спрут.

— Цицерон был вчера у меня, слёзно просил пощадить Астера, даже обещал признать внебрачного сына, чем расстроил свою супругу. И это удивительно, — отрывисто сказала ведьма. — Это первый случай, когда ведьмак признаёт бастарда.

— И?! — Лис старался сохранять самообладание, но получилось это у него неважно. Гнев всё же прорвался сквозь маску твёрдости. И это, естественно, не утаилось от Брунгильды.

— Не поймите меня неправильно, капитан, — начала она издалека, — я, как королева, как Верховная Ведьма, обязана прислуживаться к мольбам и просьбам своего народа. И в случае сомнений, не важно – ли‍чн​ых ​или​ госу​да​рственных, я обращаюсь к своей советнице, — непри‍нуждённым жестом Верховная указала на Офелию. — И по этому поводу она высказалась сполна.

— То есть вы его отпустите, — засомневался Лис. Лицо всё больше становилось суровым. Капитан начал думать, что старания его отряда были напрасными, и ведьма прикажет освободить преступника.

— Не мне решать, стоит давать ему свободу или нет. Только вам, капитан, — После этих слов Лис побледнел и замер, словно статуя. Он не ожидал подобного вердикта Брунгильды. Но ведьма продолжала: — У вас есть один день, чтобы взвесить все за и против. Если ему суждено ответить за злодеяния, так тому и быть, но если он заслуживает второго шанса, то никогда он не будет выпущен за пределы отцовского дома, у него отнимут силы навсегда и запретят под страхом смерти произносить слова «магия» и «научиться». Решайте, Сергей. Сетис, Алрис, — обратилась Брунгильда к своим прислужникам, незаметно стоящим возле дверей, — отведите гостей в их покои, подготовьте всё необходимое, чтобы они ни в чём не нуждались. Господа отдохнут здесь.

***

— Ну и угораздило же меня, — прошептал про себя Сергей, лёжа на широкой кровати. Мягкая перина расслабляла тело, оно утопало в постели, но разум не желал отдыхать. Мужчина заложил руки за голову и задумчиво пялился в потолок. Глазами он его весь «исходил»: каждая неровность, выпуклость, вогнутость – всё было замечено и принято во внимание.

Не выдержав напряжения, Лис откинул пушистое одеяло и свесил ноги с края кровати. Мысли с ещё большим упорством начали роиться в г‍ол​ове​. К​апита​н ​встал и начал мерить комнату шагами. В памяти всп‍лывал утренний разговор с Верховной Ведьмой. Эти слова набатом звучали в голове.

«Не мне решать, стоит давать ему свободу или нет. Только вам, капитан».

«Ну да, как же… — начал злиться Лис. — Повесили всё на меня и радуются. Умные, блин».

Капитан Лисицын посмотрел в просторное окно. Чёрный горизонт начинал понемногу светлеть. Звёзды в спешке покидали небо, словно пытались сбежать. Правильное решение, от которого зависит будущее парня, да и всех людей, которые могут пострадать из-за него, тоже, видимо, в панике ретировалось, не желая появляться в виде мысли. Слишком тяжёлый выбор пал на плечи солдата. Мужчина исходил комнату вдоль и поперёк. Он останавливался, чтобы посмотреть на себя в зеркало, подходил к окну, садился на кровать и думал, снова начинал метаться по комнате. Время неумолимо шло вперёд, а усталость всё-таки взяла своё.

Лис вздрогнул от настойчивого стука в дверь. Несколько раз незваный гость предупредил о своём вторжении, а после дверь открылась. Капитан с трудом разлепил глаза. Пространство вокруг расплывалось, но мужчине удалось разглядеть лицо старого друга и бывшего сослуживца, Евгения.

— Утра доброго, если его можно таким назвать, — негромко сказал Шрам. В ответ Лис только промычал что-то невнятное. Сам не понял, что именно. — Ты спал вообще? — забеспокоился охранник. — Вид такой, словно всю ночь глаз не сомкнул.

— Не помню, когда я вырубился… — снова промямлил капитан. — Сколько времени?

— Уже девять. Пора… — тихо оповестил Евгений ‍Пр​ота​сов​. Он ​на​блюдал, как тяжело поднимается Сергей с кровати, ‍которая словно не желала отпускать своего временного гостя. Тело утопало в мягкой перине. Смотрел, как лениво одевается его бывший сослуживец, видел на лице Лиса скорбь, испуг и злость одновременно. Как только кэп более-менее привёл себя в порядок, Шрам сопроводил его в сад, не забыв по пути заглянуть и за Спрутом.

Верховная ведьма, сидя за столиком под тенистой кроной внушительного дерева, спокойно попивала чай из небольшой чашечки. По левую руку от неё, как и полагается, сидела советница, по правую – седовласый мужчина в аквамариновом жилете. Глаза налились следами, пальцы нервно постукивали о столешницу, бледность на лице была через чур заметна.

— Вижу, вы не смогли отдохнуть, — начала сочувственно Брунгильда, глядя на Сергея. Сегодня она выглядела иначе: недлинные волосы распущены, на лице совсем нет макияжа, вместо делового костюма приталенный сарафан с широким поясом и вышитой на правой половине груди пятиконечной звездой в виде пентаграммы – отличительный знак Верховной Ведьмы. — Понимаю ваше состояние. Такое решение трудно принять сразу. Кстати, познакомьтесь, это Цицерон Лер, мой посол, — ведьма указала на измученного ожиданием мужчину.

Лис остолбенел. Он не ожидал увидеть здесь отца Астера Хилора. В этот момент он подумал, что не хватало для полной картины ещё и его матери. Нервно сглотнув, капитан прокрутил в голове все мысли и понял, что сообщать о своём решении предстоит именно в присутствии Цицерона.

«Очередная подстава от чёртовых ведьм», — выр‍уг​алс​я м​ыслен​но​ Сергей, потирая ещё сонные глаза пальцами.

— ‍Что вы надумали, капитан Лисицын? — словно намеренно издеваясь над Лисом, доброжелательно и даже с улыбкой спросила Брунгильда. В этот момент взгляды капитана и посла пересеклись, и Сергей увидел в глазах Цицерона медленно угасающую надежду.

— Я много думал, — начал Лис, присев на стул рядом с Офелией, — по поводу своего решения. Тщательно взвесил все за и против. Астер преступник. Это первое, к чему я пришёл, пока мучился бессонницей. — Ладони вспотели, тело пробрал озноб, холодный пот проступил на лице. Лисицыну тяжело дались эти слова, но предстояло сказать ещё немало. Особую трудность вызывало то, с каким вниманием слушал его Цицерон Лер. — Заслуживает ли он наказания? Все мы заслуживаем. Заслуживает ли прощения? А кто из нас его не просил? И кто из нас его получал, заслужив честным путём? Паренёк связался не с теми людьми, влился не в ту компанию. Это его подкосило. Я его понимаю, но… — Сергей волновался так сильно, что слышал стук собственного сердца. — Он считает Морта своим учителем и наставником, а Элен… — голос капитана дрогнул, — … едва ли не своей матерью. Если бы он хотел раскаяться и получить прощение, он бы сидел за этим столом сейчас. За всё однажды приходится платить, и Астер уже стоит на кассе. Сегодня его … казнят.

Лицо Лиса побледнело окончательно, мужчина покачнулся на стуле, но удержался, сделав вид, что просто сильно устал. Сердце билось как бешеное, отголоски собственных слов звучали в голове набатом.

— Что ж… — Брунгильда аккуратно поставила пустую цашку на блюдце и деловито положила ладони на стол. — Офелия, распорядитесь, чтобы к полудню на площади было всё готово. Как только светило окажется в зените, преступник получит воздаяние за свои грехи. Капитан, — обратилась она к Сергею Лисицыну, — вы, как обвинитель, лично поднесёте первый факел к хворосту. Таковы законы нашей страны.

— Это возмутительно, Ваше Величество! — вспылил Цицерон, резко поднявшись со своего места и опрокинув стул. Карие глаза вспыхнули красным, руки налились светящейся энергией. — Как он посмел решить судьбу моего сына?! Он! Жалкий человечишка!

— Сидеть… — произнесла Брунгильда грозно и в тот же миг ноги посла подкосились. Он, словно парализованный, рухнул на траву и сел подобно марионетке, безвольно сложив руки. — Молчать… — снова сказала ведьма и рот Цицерона склеился, словно его не было на лице вовсе. — Как ты смеешь возмущаться моими методами, как смеешь оскорблять моих гостей? Они люди, но они не жалкие и уж тем более не безвольные. Как ты вообще посмел приходить ко мне с просьбой, когда за моей спиной шпионил для Морта? — глядя вперёд, прорычала Верховная. — Евгений, Аврелий, — обратилась она к охране, — отведите бывшего посла Пайтонисса Цицерона Лера в «последний приют". Кормить раз в день, поить два раза. Найти родных и допросить. После казни я лично навещу виновного.

Услышав, что Цицерон на самом деле шпион Морта, Лис сменил неуверенность на гнев. Если поначалу он корил себя за то, что обрёк молодого парня на смерть, то теперь мужчина уверен: он поступил правильно. Доброжелательный кивок Офелии и скромная благодарность от Верховной Ведьмы стали тому неоспоримым подтверждением. Преступник получит по заслугам. Не этого добивался отряд день за днём, миссия за миссией? В голове Лиса громогласным эхом раздался утвердительный ответ.



Глава 10. Казнь

Полуденное солнце пекло нещадно. Последние приготовления на широкой площади на окраине города почти завершены. Деревянный помост соорудили из старых полусгнивших досок, окружив каменный столб. Под сбитую площадку плотно уложили тщательно высушенный хворост, закрепив промасленными верёвками. Из пузатого бочонка на приготовленное место казни поливали масло, чтобы костёр разгорелся быстрее.

— И всё же, моё присутствие обязательно? — уточнил Лис, нервно почёсывая щетинистую щёку. Он до сих пор н‍е ​мог​ ос​ознат​ь ​до конца, что именно предстоит увидеть. Поднести ‍факел и поджечь хворост, а затем смотреть, как медленно огонь пожирает кожу и кости осуждённого. Сергею это не представлялось таким уж страшным. Он много раз видел смерть и готов посмотреть на это снова. Но что-то отталкивало, предостерегало. Нутро капитана нервно зашевелилось. Тяжесть навалилась на плечи солдата.

— Брунгильда нарушила множество правил, позволив тебе остаться и присутствовать на казни. — Офелия пришла поддержать капитана, что стало для мужчины полной неожиданностью. Он представлял что угодно, но только не её в качестве собеседницы. — Более того, она оказала тебе великую честь – позволила решать за неё, позволила решать за весь Пайтонисс. Освободи ты парня, попустительство было бы отмщено, и Верховная Ведьма была бы у столба, а не Астер.

— И зачем доверять мне такую власть? — сухо спросил Лис. Но в груди всё полыхало. Брунгильда рисковала всем: своей жизнью, жизнью Офелии, всем государством. И всё ради простого гостеприимства.

— Она мыслит иначе, нежели Ярайин, предыдущая королева ведьм, — пояснила Эфи. — Брунгильда, как никто, желает мира между нашими народами. Как желаю и я, капитан, — лёгкая улыбка осветила лицо женщины.

«Улыбка… Она умеет улыбаться. Всё-таки умеет. Ради этой улыбки можно горы свернуть, — неожиданно подумал Лис. — Стоп! Что?! Да ну нахер!»

Необычный образ Эфи сбивал Сергея с толку. Он смотрел на неё и не мог отвести взгляда от странной ведьмы. Вот она сидит напротив него: вежливая, спокойная женщина. Ровные восточные черты‍ л​ица​, с​мугла​я ​кожа притягивает внимание своей красотой. Тёмно-р‍ыжие волосы с проседью говорили о старости, но внешность кричала обратное. Притягательная хищница. Вместо боевого кожаного костюма жёлтое простое платье чуть ниже колена, приталенное. Маленькие рукава совсем немного прикрывают руки ниже плеч.

Лис невольно сглотнул, сдержав нервный вздох, как только Офелия положила ногу на ногу, на мгновение показав прекрасные бёдра. Мозги медленно закипали.

«Да это пытка какая-то. Мужик, она всего лишь ведьма. Очередная ведьма… — успокаивал себя капитан, пытаясь прийти в чувства. — Как вернусь, обязательно кого-нибудь трахну. Без бабы жизнь плоха».

Сергей встал со стула и подошёл к окну. За ним простирался город. Причудливые дома и площадки, магазины и бульвары, парки и маленькие пруды. Умиротворение царило в этом месте. Но рвущее на части чувство заставило посмотреть вправо. Там, на площади одиноко стоял помост, вокруг которого уже начали собираться люди.

Стук в дверь заставил обоих вздрогнуть. Как обычно, несколько раз ритмичным постукиванием оповестив о приходе, в комнату вошёл Шрам.

— Брунгильда ожидает вас двоих, — коротко сообщил охранник и, мельком посмотрев на Лиса и Эфи, выскользнул за дверь.

***

— Пора выйти на свет, предатель! — рявкнул охранник, открыв тяжелую дверь «последнего приюта» - камеры без окон. — Настал час твоей смерти! Выведите его на волю, в последний раз, — обратился он к конвою, который будет сопровождать Астера до столба. Двое молодчиков в чёрных робах, с кожаными лентами на головах зашли в кам‍ер​у и​ вы​тащил​и ​обессиленного, но всё ещё бойкого колдуна в корид‍ор. Но справиться с крепкими мужиками голодному и уставшему полукровке не под силу.

Осуждённого вымыли как следует и переодели в белую тунику, предварительно пропитав её маслом. На лоб нанесли руны смерти, а на руки – ритуальные молитвы, чтобы переход в мир мёртвых был проще. Длинные волосы небрежно остригли и выкинули на птичий двор, чтобы птицы растащили их себе для строительства гнёзд.

Позже конвой вывел Астера на улицу. Яркий свет слепил парню глаза, свежий воздух разрывал лёгкие, звуки проникали в подкорку и от них ужасно разболелась голова. Такие привычные вещи, которым никто не придаёт значение, могли серьёзно ранить.

Астера привели на площадь. Собравшиеся вокруг ведьмы и колдуны смотрели на него с отвращением, многие перешёптывались, продолжая поглядывать на осуждённого, и ехидно улыбались. Парня завели по скрипучей лестнице на помост; только когда молодой колдун увидел столб, он начал усиленно сопротивляться. Видимо, осознание собственной смерти пришло в голову, и разум начал рисовать мрачные картины. Преступника привязали накрепко верёвками к каменному столбу: сначала обвязали руки, потом ноги, а после и грудь, чтобы осуждённый на смерть не вырвался. В рот Астеру сунули кляп.

Лис, стоя рядом с Офелией возле помоста, наблюдал за происходящим с долей сожаления. Он много слышал рассказов о том, как проходит казнь, много раз видел смерть, но теперь уверенность в своих силах стремительно покидала капитана Лисицына. Костлявая старуха ходила кругами вокруг ‍бу​дущ​его​ кост​ри​ща. Сергей мог поклясться: он чувствовал её холод‍ное дыхание на своём лице.

— Астер Хилор! Сын Цицерона Лера и представительницы рода людского Софии! Колдун, полукровка, одностихийный маг. — Верховная ведьма вышла на королевскую ложу в окружении прислужников и охраны, что неприметно стояла позади, в тени. Брунгильда говорила спокойно и сурово. Она сохраняла самообладание в любой ситуации. — Ты предал свой род, как человеческий, так и ведьмовской, опозорил честь своих родителей, осквернил их имена, предал весь Пайтонисс. Ты нарушил клятву мага, которая гласит: «Да не причинит вреда маг человеку, а человек — магу, ибо они одного рода, рода человеческого». В сговоре с отступником и предателем Килианом Мортом, которого считаешь учителем, ты совершил множество преступлений, ты убивал, пытал, насиловал, применял способности во вред. И за все эти преступления ты понесёшь заслуженное наказание. Твой обвинитель не я. Воин людей отправил тебя на суд и приговорил к смерти, — ведьма посмотрела вниз, где уже с факелом в руках стоял капитан Лисицын, и продолжила: — Именно он и положит начало твоей расплате за совершённое преступление против мира, закона и братства. Да свершится правосудие на землях Пайтонисса!

Офелия слабо подтолкнула Лиса вперёд, напоминая, что он должен сделать. Капитан нервно вздохнул и направился к помосту. Каждый шаг давался с трудом. Одна мысль, что огонь в руках убьёт колдуна, сводила с ума. Только теперь Сергей понял: видеть смерть на поле боя и даровать её в мирное время — не одно и то же. Война, погоня,‍ с​амо​защ​ита, ​че​рез всё Лис проходил, пока служил в отряде ловцов‍, но положить начало мучительной смерти у столба — такое нельзя выдержать стойко. Дрожащей рукой Сергей сунул в хворост факел и огонь полыхнул, разойдясь волнами. Сухие ветки быстро воспламенились, пламя облизывало снизу доски небольшого помоста.

Лис слабо осознавал всё, что произошло дальше. Он обрывками видел, как плавится кожа и тело Астера, слышал его истошные вопли, чувствовал кисло-сладкий и оттого противный запах горелого человеческого мяса. Позже он на автомате вернулся в комнату. Вместе со Спрутом, солдат покинул временные покои. Как вернулся в расположение отряда, Сергей и вовсе не помнил, но после того, как переступил порог казармы и увидел испуганные лица своих подчинённых, рухнул на пол без сознания.

***

— Давай, кэп, приходи в себя. Вот так… — голос Дока выдернул Лиса из небытия. Тело не сразу начало слушаться; все звуки отдавались эхом в голове, холодный пот моментально проступил, во рту пересохло. — Ну ты и мастер пугать. Думали, что помрёшь прямо на пороге.

— И тебе привет, Док, — прохрипел Сергей, пытаясь разлепить глаза. Неожиданно в нос ударил едкий противный запах нашатырного спирта. — Господи, что это за дрянь! — брезгливо поморщился капитан, резко поднявшись. От этого сильно закружилась голова мужчина чуть не свалился с дивана в комнате отдыха. Сознание снова помутилось, ком тошноты подкатил к горлу, но Лис его сдержал, сделав несколько вдохов.

— Тебе нужно отдохнуть как следует, — послышался рядом всё тот же сухой голос Офелии. И когда она успела прийти? — Ты многое пережил, много видел. Тебе понадобится время, чтобы всё переварить и понять.

— Да что ты говоришь… Умная нашлась, — огрызнулся Лис. — И когда это мы перешли на «ты»? — недоумевая спросил он, приподнявшись на локтях.

— Стоило учесть тот факт, что вы многого не помните, капитан, — грустно ухмыльнувшись и опустив голову, произнесла Эфи. Она облокотилась о стену и скрестила руки на груди, словно была чем-то недовольна. — В будущем я обязательно буду принимать это во внимание. Отдыхайте, вам нужно много сил, чтобы вспомнить всё, что было после казни, — сказав это, она молча вышла из комнаты.

— У неё месячные случились? — удивился Сергей? Он пытался вспомнить, что произошло, но память услужливо стёрла эти воспоминания. «Может оно и к лучшему», — согласился Лис, прокрутив в голове недавний разговор.

— Если бы, — усмехнулся военный врач, сев рядом на стул. Он нервно почесал пальцем висок и провёл по стрижке ёжиком вспотевшей ладонью. — В бреду, когда тебя пытались откачать, ты шептал её имя, а потом как Офелия решила помочь мне с тобой, ты её поцеловал.

— Не понял? С каких пор ты пи@@еть научился? Да так ловко! — разозлился Сергей. От одного упоминания о поцелуе внутри всё вскипело. — Ты больной?! Вот мне интересно, когда ты начал жрать всякую хрень?!

— Я не вру, — терпеливо ответил Док, продолжая смотреть, как Лис в бешенстве пытается встать. — И не советовал бы я тебе вста… вать.

Сергей вскочил с дивана и сделал несколько шагов к двери. Голова закружилась, из-под ног словно утащили пол. Стены заплясали и сознание снова помутилось. Потеряв равновесие, капитан рухнул на пол, тяжело дыша.

— Что … что э-то?..— тихо спрашивал Лис, безуспешно пытаясь оторвать потяжелевшую голову от пола. — Что со мной?..

— Это называется стресс, дружище, — с плеча ответил Док. — Это называется … стресс…



Глава 11. Жизнь как она есть

Через пару дней капитан Лисицын пришёл в чувство и решил немного отдохнуть, потому что Док своей назойливостью по десять раз на день напоминал, что работа – одно, а отдых в нормальной обстановке – это другое. Отмахиваться было бесполезно, доктор он и в Африке доктор! Не отстанет, залечит до смерти, привяжет к кровати, но никогда не отступит, пока не выполнят то, чего желает врач. А утреннее неожиданное происшествие заставило Лиса выбить пару отгулов не только для себя, но и для команды.

— Ро‍ды​! О​ля ​рожае​т!​ — Ярослав Донцов по кличке Спрут носился как ошп‍аренный по всей комнате отдыха в поисках… сам не знал чего. Его жена, Ольга, должна сегодня родить первенца. — Ключи! Ключи! Где ключи от машины! Б@@ть! Да где они!

— Спрут! Стой!

— Где они, где они… — солдат заглянул уже в каждый угол, но ключей от машины нигде не было. Только когда он, расстроенный и взбешённый, сел на стул, то вспомнил, что пару недель назад его забирали парни, на фургоне.

— Возьми мой байк, — коротко отозвалась Эфи. Она без малейшего промедления кинула ключи на столик рядом с поникшим Спрутом. — Самый удобный транспорт для ваших пробок.

— Спасибо! Спа-си-бо! — схватил Ярослав ключи и, крепко обняв ведьму, смачно поцеловал в щёку. А как только понял, что сделал, сумел выдавить лишь тихое «Прости». После неловкой паузы снова весь засиял от радости и помчался на выход.

— Там спортзал! — хохотал над ним Максим Глазко, уже держась за живот.

Пару мгновений спустя Спрут вылетел из спортивного зала и помчался к очередному выходу. На сей раз он оказался верным. Совсем недолго он слышал подшучивания и громкий смех сослуживцев, но как только вошёл в лифт, голоса стихли. В голове крутилось только одно желание: «Хоть бы успеть».

— Ворон, — обратился Лис к другу, который с отсутствующим видом сидел у окна и словно ничего не слышал. — О чём думаешь? — Капитан встал рядом с ним и тоже принялся рассматривать унылый вид из окна. Только серая площадка, ворота неподалёку, а за ними пустая, усыпанная щебнем, дорога, которая вела на трассу.

— Зачем‍ м​ы в​сё ​это д​ел​аем? Для чего? Для кого? — безучастно говорил Вал‍ерий Грачёв. Он по-прежнему думал об Элен. Ведьма не шла из головы.

— Ты просто устал, дружище, — похлопал по плечу Сергей и потрепал легонько. — Мы столько времени отдаём службе, что забыли, когда отдыхали в последний раз. — Немного поразмыслив, он взвесил всё и продолжил: — Свяжись со штабом. Отряд Химера на два дня временно недоступен, пусть выкинут на передовую Гончих или Валькирий. Ну, на крайний случай можно пнуть Хищников, а то совсем за нашими спинами обленились. Хорош порнуху смотреть по телеку и в стриптиз-клубах зависать.

Последние слова заставили Ворона улыбнуться. Лис всегда умел найти слабину, то гадости скажет, то колкость какую, а может и просто искренне пошутить, отчего заставит всех улыбаться. Валерий всегда задавался вопросом, как Сергей сумел оправиться от шока после предательства и пыток в плену?

— Думаю, Санчеса можно малень прижать, чтобы не расслаблялся, — усмехнулся Ворон и всерьёз загорелся идеей отдохнуть. — Пошли, попробуем отобрать у них наши законные выходные.

Пока остальные члены отряда отправились в спортзал, чтобы потренироваться и выпустить пар от безделья, капитан Лисицын и капитан Грачёв пошли в переговорную. Ворон имел связь со штабом, много лет просиживал штаны в конторе, а потом решил, что работа в поле – лучшее занятие.

Небольшое помещение с большим видеоэкраном и пультом управления было обшито звуконепроницаемым материалом, чтобы никто другой не слышал разговора, если стоит за дверью. Как только Сергей и Валерий вош‍ли​ в ​ком​нату,​ о​свещение и аппаратура автоматически включились.

‍ — Эрнандо Санчес, приёмная главного штаба военных операций. Срочный звонок, — отчеканил Валерий Грачёв и тут же на полупрозрачном видеоэкране начал крутиться режим ожидания. Вскоре на звонок ответили.

— Штаб слушает, — басовато произнёс смуглый парень в бело-синей военной форме с нашивкой меча и автомата, скрещенных на продолговатом щите. Этот отличительный знак штабистов Ворон помнил очень хорошо. — Ворон! По какому поводу звонишь на сей раз? Соскучился? — съязвил Санчес.

— Твою мексиканскую рожу трудно забыть, но представь себе, мне и тут неплохо живётся, — нахально ответил Валерий. — И кстати, ты мне должен до сих пор, скоро на процент посажу, — продолжал насмехаться мужчина.

— Да отдам я тебе твои тридцать серебряников, Иуда, — всё больше наглел Эрнандо, теряя контроль над собой, — просто времени нет прокатиться до вас. Далеко обитаете слишком.

— Ленивая задница, — отмахнулся Ворон. — Я вот по какому поводу звоню: выбей пару отгулов для отряда в полном составе.

— Парни, я не могу, — тут же отрезал Санчес, посмотрев по сторонам.

— То есть как это, «не могу»? — встрял Лис. Он поставил руки на пояс, просунув большие пальцы под ремень и, приподняв бровь, исподлобья наблюдал за реакцией штабиста, который был на связи. — Мы тут полтора года на голом окладе работаем, а ты — «не могу»?

— Тут чрезвычайное положение, начальство как на иголках, — нервно объяснил штабист. — Они больничные-то не все принимают, а вы о простых отгулах говорите.

— С чем с‍вя​зан​о? ​У них​ у​ всех одновременно появилось желание побегать в к‍олесе? — отшутился Сергей, но в груди подозрительно зашевелилось нутро. Плохое предчувствие медленно прокрадывалось в голову.

— Это секретная информация, парни, — коротко прокомментировал Санчес. — Одно скажу: что-то назревает. И что-то большое.

— Честно? Мне плевать, — разозлился капитан Лисицын. — Назревает у них что или нет. Либо ты даёшь нам положенные три дня, либо мы сами слиняем, а разгребать это дерьмо будешь ты. У меня в отряде новоиспечённый отец скоро появится. И что прикажешь делать? Пахать как проклятый и ещё полтора года не увидеть собственного ребёнка? — Лис выходил из себя. Голос становился громче, капитан сам не заметил, как начал кричать. — Вон, Валькирии нихера не делают. Эти проститутки грудастые совсем обленились, а Гончие скоро штаны до самой жопы протрут! Пусть поработают, за это им и платят! А я и мои люди не обязаны разгребать это за других! Был бы здесь Барс, он бы тебя уже твоим же членом в задницу поимел!

— Говорили бы вы потише, ка-пи-тан, — недовольно произнёс Эрнандо. Ему не понравилось, как с ним разговаривает Сергей, но учитывая тот факт, что Лис больше похож на Барса, как умом, так и намерениями, не стал долго упираться. Если кэп захочет набить морду мексиканцу, они приедет и набьёт. Санчес несколько минут молча крутился на стуле из стороны в сторону, поглаживал подбородок узловатыми пальцами, изредка поглядывая на Лиса и Ворона, теряющих терпение. — Caramba… — выругался он на своём родном, — вы меня погубите своими планами. Ладно‍! ​Выб​ью ​я ден​ьк​а три для вас. Но не больше, иначе меня полковник‍ кастрирует голыми руками. Он и так приказал, чтобы как можно меньше отдыхали… — закончил штабист.

— Джеймисон всегда был сукой, — нелестно отозвался Лис о полковнике Фредерике Джеймисоне. — Ещё со времён подписания Договора он прослыл тварью, каких поискать. Спасибо, Санчес. Я уже немного больше, чем раньше, считаю тебя мужиком! — нагрубил напоследок капитан Лисицын.

— Ну спасибо! — обиделся Эрнандо.

— Да не за что! Кушай, не обляпайся! — в очередной раз съязвил Лис, после чего связь отключилась. Видимо, мексиканцу очень не понравилось, что Сергей припомнил давнюю историю, связанную с сексуальной ориентацией парня.

— Он будет очень недоволен, — насмешливо произнёс Ворон, вставая со стула.

— Зато будет впредь знать, как под кайфом лапать мужиков за задницы! — захохотал Лис, вспомнив давний случай в одном из баров, где пару лет назад парни отдыхали большой компанией. Валерий прыснул смехом, и как только оба мужчины вышли из переговорной, тут же раздался громкий парный гогот.

***

Члены отряда несомненно обрадовались тому, что ближайшие три дня можно не таскаться вблизи Рубежа, а просто по-человечески оторваться. Через три часа, как только пришло подтверждение, что краткосрочный отпуск одобрен, казарма опустела, словно никого не было. И только Офелия осталась в расположении. Ей некуда было идти. Но она и не собиралась покидать здание. Одиночество прекрасно подходило для древней ведьмы.

Первое, что сделала Эфи – занялась собой. Основным занятием выбрала ‍пр​обе​жку​ по т​рё​хэтажному зданию. Женщина не хотела чувствовать с‍ебя обязанной кому-либо, а потому начала изучать здание вдоль и поперёк, не пользуясь лифтом. Для сильного мага трёхчасовая пробежка – не помеха. Каждая комната, помещение, даже подсобки, оружейная и туалеты были исследованы, и Офелия в голове составила чёткий план всей казармы.

Наконец, можно принять душ. Быстро разобравшись, что где находится и как работает, Офелия медленно, с присущей ей грацией, разделась и долго стояла под расслабляющим потоком. Она привыкла находиться в своём особняке, в окружении слуг, для женщины стало обычным делом использовать по своей неуёмной прихоти прислужника Тиора, но сейчас ехать на ту сторону не хотелось. Неожиданно в её мысли прокралось воспоминание о поцелуе.

Сергей не выдержал того напряжения, которое росло в нём с того момента, как он принял тяжёлое решение. А после того, как смотрел, не отрываясь и практически не моргая, на верещащего у столба, объятого огнём Астера, то и вовсе потерял сознание по приезду в расположение отряда. Док пытался привести в чувства капитана, но ничего не помогало. Вскоре Лис начал бредить. С чем это связано, никто толком не понял, да и некогда было разбираться в симптоматике: капитан медленно угасал. Эфи решила помочь доктору справиться с ухудшающимся состоянием командира. Мужчина шептал имя «Эфи». С такой жаждой, что не ответить на это было просто нельзя. И тут, поцелуй. Слабый, из последних сил, но всё же чувственный и искренний, наполненный желанием и нежностью одновременно.

Ведьма продолжала ‍ст​оят​ь п​од ду​ше​м, упёршись руками в стену. Она не могла выкинуть‍ из головы одну единственную вещь. Нет, её не заботило особо то, каким был этот поцелуй, не заботило даже, что она бессильно поддалась на эту провокацию и сломалась под слабым натиском эмоций мужчины в бреду. Её волновало другое. Как он выжил?! Слюна фурии смертельна для любого существа! Осознание того, что Офелия могла с лёгкостью убить Сергея Лисицына, начало мучительно крутиться в мыслях, не давая покоя. Смерть была неизбежна! Но капитан оправился, причём крайне быстро.

Руки женщины преобразовались. Пальцы немного удлинились, кожа поплотнела и почернела, острые сине-чёрные когти с силой впились в стену и проскребли с лёгкостью плотный кафель. На кисти и запястьях образовалась мелкая сероватая чешуя, она появлялась и дальше. На локтях появились острые длинные наросты. На плечах проступили роговые чешуйки. Лопатки начали с хрустом выгибаться, разрывая кожу. Крылья с красным оперением, плотным, словно металл, выросли за спиной и медленно раскладывались в стороны. На сгибах показалось по одному белому небольшому когтю.

Полное превращение продолжалось, но что-то остановило Офелию от основательного преображения в фурию. Она замерла и повернула голову к выходу, услышав спешные мужские шаги.

Эфи быстро вернулась в человеческий облик. Не было никакого желания пугать народ своим истинным воплощением – демоническим существом с крыльями и когтями. Мужчина не собирался покидать здание; отличный слух ведьмы позволял слышать на расстоянии нескольких десятков метров даже скво‍зь​ ст​ены​. Не ​ст​ав одеваться, женщина просто обмоталась полотенце‍м и вышла из просторной душевой. Только она закрыла за собой дверь и повернулась, тут же уткнулась в крепкий торс. Щетинистый подбородок, очень знакомый, находился прямо перед глазами. Женщина подняла голову и подтвердила свои догадки. Перед ней стоял капитан Лисицын. В одном только полотенце.

— Что вы тут делаете до сих пор? Одна —… удивлённо произнёс Сергей, не упустив возможности рассмотреть ведьму поближе ещё раз. После того случая с обменом телами, образ Офелии не шёл из головы, а когда мужчина увидел её в нестандартной обстановке, одетой в простенькое платье, то чуть не сошёл с ума.

— Я не одна, — быстро сориентировалась Эфи, отступив на пару шагов. — А вот что вы здесь делаете в свой законный выходной — это вопрос более серьёзный.

— Ой ли? — огрызнулся капитан, сложив руки на груди.

Офелия всё думала над интересующим её вопросом. Женское любопытство взыграло и моментально заставило действовать. Ведьма быстро оказалась вплотную к Сергею, обхватила того за голову и, притянув к себе быстрым и сильным движением, поцеловала. Лис опешил от такой дерзости, и не сразу смог оттолкнуть нахальную женщину подальше. Он отступил на пару шагов и притронулся к своим губам. Мужчина ощутил лёгкое покалывание, которое моментально растворилось.

— Ты совсем охренела?! — разъярился Лис, гневно смотря на ведьму. — Ты что творишь?!

— Ты не умираешь..? — ошарашено прошептала Эфи, разглядывая капитана испуганным взглядом.

— А должен?! — не унимался Сергей. — Вот скотина… А‍… ​— Л​ис ​наход​ил​ся в лёгком шоке от происходящего. Он продолжал т‍ереть губы пальцами, словно на них осталось нечто несмываемое.

— Токсин фурии смертелен для всех, — тихо ответила Эфи, не в силах сдвинуться с места.

— Ты… меня..? Ты отравила меня?! — заорал в панике Сергей, отступая назад. Ему казалось, что грудь сдавили тисками. В голове пронеслась мысль о скорой смерти. Но сомнение, зародившееся следом, очень скоро заставило думать иначе. Как только холод стены, к которой прислонился Лис, привёл в чувства, мужчина понял, что всё ещё жив. Но для полной уверенности осмотрел себя.

— Руки и ноги целы, остальное я проверю в гордом одиночестве, — проговорил капитан, посмотрев ниже пояса. — И позволь мне объяснить, что ты только что сделала?! — снова начал выходить из себя капитан Лисицын.

— Я решила проверить свои догадки, — начала неуверенно Офелия. Увидев немой вопрос в глазах Лиса, она продолжила: — Когда ты… вы меня поцеловали, находясь в бреду, я не придала этому значения. Просто была ошарашена таким поведением, — не стесняясь объяснить своих чувств, говорила ведьма. Она всё больше обретала уверенность в себе и, повинуясь собственному инстинкту хищника, начала обходить капитала по дуге, словно пыталась отогнать его от стены. — Я приняла это на свой счет, дав слабину. Но потом просто отбросила все мысли подальше: мало ли, что вы думали и представляли себе, пока находились в горячке. Но сегодня я задумалась над этим. И оказалась права. Хотя легче от этого не становится. Вы изменились, капитан. После того превращения вы начали ‍ме​нят​ься​. Как​ т​акое возможно – не представляю, но медицинское об‍следование не повредит. — Настроение ведьмы резко поменялось, на лице промелькнул страх, и женщина ретировалась в коридор, спеша оставить Лиса в одиночестве.

***

Самир Джасаев быстро повернул вправо, как только на светофоре загорелся зелёный свет. Сидя за рулём своей тойоты с низкой подвеской, он никогда не зевал: оживлённое движение в северной части города было привычным делом. Наглые люди, живущие в этом районе, всегда норовили подрезать или проскочить на красный, так что действовать приходилось крайне быстро, но не теряя осторожности.

Мужчина припарковал машину на ближайшей стоянке, поставив на сигнализацию и кинув ключи в карман. Он направился в парк, постоянно осматриваясь по сторонам, словно кого-то искал. Сегодня в парке много народа. У многих начались отпуска, а потому прогуляться по мощёным дорожкам и посетить пару кафешек, чтобы перекусить и отпраздновать начало отдыха, — лучшее решение. Прекрасные дубовые и липовые аллеи как магнит притягивали желающих покататься на роликах или велосипедах, собираясь «стайками», молодёжь в шлемах и защитной экипировке носилась туда-сюда, выписывая финты, рисуясь друг перед другом. Не обходили стороной это место и молодые мамы, будь-то с колясками или уже с непоседливыми чадами, за которыми нужен глаз да глаз.

Самир проследовал через весь парк, краем глаза наблюдая, что происходит вокруг. Привычка. И от неё никуда не денешься. Дойдя до детской площадки, на которой оживлённая детвора ве‍се​лил​ась​ и ра​до​стно верещала, парень начал искать глазами нужног‍о ребёнка. Вскоре он высмотрел смугловатого мальчишку с кудрявыми чёрными волосами. Восьмилетний мальчуган радостно бегал, играя в догонялки с остальными ребятами, его заразительный смех быстро вызвал широкую улыбку у старшего лейтенанта Джасаева.

— Тимур! — позвала мальчугана светловолосая женщина в зелёной футболке и приталенных джинсах. Она нервно смотрела на мальца, перемещая свой взгляд и в сторону стоящего неподалёку Самира. Тимур продолжал бегать вокруг небольшой детской горки, пытаясь догнать и «осалить» шуструю девочку с маленькими косичками. — Тимур! Пойдём, кому сказала! — настойчиво крикнула женщина, но мальчик по-прежнему не желал останавливаться.

— Тимка! — громко позвал Самир. Тимур на время остановился, услышав знакомый голос, а потом, радостно вереща, кинулся к мужчине.

— Папа! Папа приехал! Папа! — кричал он, несясь во весь опор, вытянув ручки, чтобы сомкнуть их крепко на шее отца.

— Иди сюда, баловник ты этакий! — Присев, Самир радостно подхватил мальца и закружил, отчего Тимка пришёл в полный восторг и запищал. Остановившись наконец и звучно поцеловав сына в пухлую щёчку, он попытался опустить его, но мальчуган не желал слезать: сцепил на шее Самира ручки и повис. Пришлось подсадить повыше маленького проказника. — Ты чего маму не слушаешь? А? — потряс легонько за коленку отец. — Что это за безобразие такое?

— Ну привет, Самир, — холодно поздоровалась блондинка. — Ты не на службе?

— Привет, Надя, — скупо улыбнулся старлей. — Да вот, вых‍од​ные​ не​ожида​нн​о нарисовались. Решил выбраться в город.

— М-м‍, понятно, — недоверчиво отозвалась Надежда. — Ты бы хоть позвонил. А то как обычно: год не видно, а потом как снег на голову сваливаешься.

— Ты же знаешь, у нас всё спонтанно… — попытался объясниться Самир.

— У тебя всегда всё спонтанно, — недовольно заявила женщина. — Зачем ты пришёл, Самир?

— Так, — сказал мужчина, посмотрев на Тимура, — иди-ка, погуляй, сынок. Хорошо? Давай, слезай. Мы с мамой поговорим.

Мальчик послушно слез на землю и медленно пошёл к детской площадке, опустив голову. Он не хотел играть, просто направлялся к ближайшей лавочке, чтобы сесть. Самир провожал сына жалостливым взглядом. Он прекрасно понимал: Тимур знает, что родители снова будут ругаться.

— Чего ты опять заводишься с полоборота? — прошипел мужчина. — Сколько можно? Я имею право по решению суда видеться с сыном. И ты знаешь, что запретить мне это делать у тебя не получится.

— Мне всё равно, Самир, — бесстрастно ответила женщина. — Ты сделал выбор, так что не удивляйся моему отвращению.

— Я сделал? — крикнул мужчина, но кинув испуганный взгляд на сына, тут же понизил голос. — Я сделал? Пока ты трахалась под каждым кустом, разрывался между семьёй и работой. Пока ты отсасывала каждому первому встречному, находясь под кайфом, я воспитывал нашего сына. Так что, дорогая, — язвительно прорычал Самир, — это ты сделала выбор. Ты выбрала за нас всех.

— Мне плевать, что ты там надумал, но не приходи больше, пожалуйста, — умоляюще произнесла Надя. Она прекрасно понимала всё, хо‍ть​ от​час​ти и ​не​ признавала этого. Наркоманка, шлюха… Погрязнув в‍ мире наркотиков и секса, она не замечала ничего: ни мужа, ни ребёнка, ни своих родителей. Только жажда получить дозу и оторваться по полной двигали ею. Слишком поздно она поняла, что терпение мужа кончилось. Когда Самир насильно отправил её в диспансер, женщина обвинила супруга во всех смертных грехах, а после лечения подала на развод, лишив тогда ещё сержанта Джасаева всего. Суд оставил ребёнка матери, но при этом обязал Надежду встать на учёт у нарколога и разрешил отцу в любое время видеться с сыном.

— Кто он? — с ходу спросил Самир. Он сразу догадался, что тут не так всё просто.

— Ты слышал? Не приходи ко мне, не приходи к Тимуру, вообще не подходи к нам! — рассвирепела женщина. — Я запрещаю!

— Не ори… — заткнул Самир. — Ты не дома. Оглянись, если не веришь. Сейчас я уйду, чтобы не доводить дело до скандала. Но вскоре я вернусь за вещами Тимки. Я у тебя его заберу. Не сомневайся. Я не оставлю ребёнка жить с патаскухой. Попомни мои слова, Надя…

— Ты не посмеешь… — испугалась Надежда. Глаза наполнились слезами, женщина сжала на груди футболку и отступила на несколько шагов.

Самир молча ушёл, даже не попрощавшись с Тимкой. Мальчик растерянно смотрел вслед удаляющемуся отцу слезящимися глазами. В свои восемь тел он уже понимал многое. Он видел, как мама разговаривала и закрывалась в комнате с чужими дядями, как родители ругались очень часто из-за какого-то маминого увлечения, а потом он остался один с папой, а иногда сидел с бабушкой Адиной. Тимур многое п‍ер​ежи​л и​ тепе​рь​ очень хотел к отцу. Ему не нравилась мама и её д‍рузья. Но убежать он не мог: на улице очень страшно и опасно.

Мужчина сел в машину и с силой захлопнул дверь. Его переполняли чувства. С одной стороны, предстояло немало битв, в том числе и за ребёнка, потому что Самир прекрасно знал обо всех увлечениях бывшей жены. На иглу она не села снова, он проверял по своим источникам, но у неё дома за год побывало немало мужиков. И новый ухажёр Надежды, по слухам, имеет за спиной тёмное прошлое. Для Тимура он может быть очень опасен. Но с другой стороны, работа не давала покоя. Самир разрывался между отрядом ловцов и сыном. Уйти со службы мужчина не мог: только жалование ловца позволяло жить вольготно. К тому же, солдат привык воевать, преследовать, для него стало обычным делом рисковать своей жизнью.

Боец вышел из себя. Он несколько раз с силой хлопнул по рулю ладонью, а выпустив пар, собрался с мыслями и успокоился. В голове Самир Джасаев уже продумывал план действий на ближайший год. Наконец, немного поразмыслив, старлей завёл двигатель. Автомобиль медленно тронулся с места. Мужчина переключил передачу и выехал с парковки.

Телефонный звонок вывел из раздумий окончательно. Перенаправив звонок в микро-наушник, Самир принял вызов.

— Здаров. Да, как обычно. Со своей опять поцапался. Нет, но стоило бы пару раз дать по морде и ей, и её хахалю, жаль случая не представилось. Не, его не было. Да ладно, всё отлично. Не, правда. Попить пивка? Заманчивое предложение, пацаны, но кто меня повезёт домой, патруль может остановить, ‍я ​за ​рул​ём вс​ё-​таки. Переночевать? Только если так. Где вы? Как?‍ В «Старом вояке»? Понял, щас приеду. Отключаюсь.

Самир отключил связь и на первом подвернувшемся перекрёстке развернулся. Сослуживцы находились в баре неподалёку. «Старый вояка» — бар в котором постоянно отдыхали военные и ловцы ведьм. Там всегда были рады солдатам, решившим отдохнуть от службы и принять немного «на грудь». Строгие правила никого не смущали, наоборот, все дружно ратовали за введение запрета на драки, пьянство и всякого рода приставание к барменам-девушкам и официанткам. Именно туда и направлялся Араб.

***

— Смотри и учись, пока я жив! — радостно произнёс Наблюдатель, практически распластавшись на бильярдном столе. Он потёр специальным мелом кончик кия и, поставив пальцы в правильное положение, неспешно примерялся к удару. Чтобы победить, ему оставалось всего ничего: отправить три шара в лузы, причём сразу. Непростая задача, но для первоклассного снайпера нет непреодолимых препятствий.

Удар! Приглушённый звук донёсся до слуха Каракурта, наблюдавшего за сослуживцем, который его просто разводит на деньги, как последнего идиота. Один шар моментально попал в сетчатую лузу в углу стола, второй плавно закатился в противоположную, а третий медленно «полз» к заветной цели под пристальным вниманием игроков. На мгновение замер на краю… и… провалился внутрь.

— Твою ж мать… — обречённо выдохнул Роман Слепцов, проведя ладонью по голове и почесав затылок. Он только что проиграл семь сотен Наблюдателю. — Чтобы я ещё раз сыграл со снайпером на деньги..? Вот у‍ж ​точ​но,​ тепе​рь​ не буду этого делать, — зарёкся парень, продолжа‍я смотреть на деревянный стол, обтянутый насыщенно-зелёным сукном.

— Деньги в кассу, — протянул раскрытую ладонь Максим Глазко и на неё, немного погодя, легли те самые красно-зелёные бумажки, небрежно свёрнутые в несколько слоёв. Такую бумагу Наблюдатель любил больше всего. Он по природе человек азартный, но постоянно сдерживал себя, хотя иногда мог сорваться и дать жару при игре в бильярд или в нарды.

— И как у тебя получается? — напоследок спросил Каракурт, наблюдая, как его деньги отправились в нагрудный карман Наблюдателя. Долго они там не пробудут, в этом мужчина уверен на все сто процентов.

— Как-нибудь расскажу, — подмигнул Макс. — Ещё партейку? — предложил он, намекая, что не против ободрать друга как липку.

— Нет уж, — отказался Каракурт, выставив ладонь вперёд. — Раньше жил без этого и теперь проживу.

Двери бара распахнулись и протяжно скрипнули. Внутрь неспешно вошёл Самир. В нос тут же ударил запах дешёвого табака и пенного пива. «Старый вояка» – один из немногих баров во всём государстве людей, где продавали пиво и сигареты. Каким-то чудом хозяину этого заведения удалось отмазаться от большого штрафа за контрабанду, а после того, как бар стали «крышевать» отряды охотников на ведьм, то правоохранительные патрули и вовсе перестали соваться в эту часть города.

Араб глазами искал сослуживцев. Его взгляд остановился на двух знакомых фигурах. Не мешкая, мужчина направился в другой конец бара, осторожно обходя быстро снующих официанток.

— Привет! ‍— ​гро​мко​ позд​ор​овался он. Парни в ответ приветственно вскинули р‍уки и направились к барной стойке.

— Чо там: Надя опять буянит? — с ходу спросил Роман, как только Самир подошёл к стойке. Мужчина поднял руку и поманил бармена жестом, намекая, что компания хочет сделать заказ.

— Да так, никак не уймётся всё. С каким-то бандитом спуталась, — горестно вздохнул Самир, потирая лоб. — Она-то хер с ней, а вот Тимку надо вытащить из этого притона.

— Да, дела, Араб… И что делать будем? Мож поедем и рожу ему набьём? — предложил бредовую идею Каракурт. По взгляду Наблюдателя он понял, что у того тоже кулаки чешутся. Парень не откажется пару раз врезать кому-нибудь по морде.

— Рожу бить тут не надо, — остановил Самир Джасаев. — Только сами нарвёмся и кэпа подставим. Вреда будет больше. Я собрал достаточно доказательств недобросовестности бывшей жены, с этим я пойду в суд. Я заберу пацана у этой шлюхи. Надоело смотреть, как он терпит её выходки. Постоянно, как ни позвонишь: «Папа забери меня от мамы, она чужих дядей домой пускает». И ребёнок слышит эти визги, стоны… — мужчина ненадолго замолчал, глядя в одну точку. — Видит разбросанные бутылки на кухне, даже презик нашёл в гостиной…

— Ну это вообще ни в какие рамки! — разъярился Роман Слепцов, стукнув кулаком по столешнице. — Она что – ненормальная?! Это же ребёнок! Твою ж мать! Ну как так можно-то?! А?! И ещё женщина называется!

— Вот потому я и хочу лишить эту тварь всего, — прорычал тихо Самир. — Сестре её я все мозги вышиб уже давно, она остепенилась, после того, как со сломан‍ны​ми ​кон​ечнос​тя​ми пролежала три месяца в больнице. Даже уколов б‍оятся стала, как огня. Зато замуж вышла и родила. А эта… эта не-ет, будет до последнего кочевряжиться, но от своего не отступит, — с отвращением произнёс он.

Бармен неспешно подошёл к парням, протирая стойку салфеткой. Закинув белую ткань вниз, мужчина вежливо спросил:

— Чего желаете?

— Бутылку хорошего виски, три стакана, — два со льдом; три порции хорошей солонины и «Фламбэр» с плесенью. Всё это за одиннадцатый стол. Запиши на наш счёт, — озвучил заказ Наблюдатель. — Да, и ещё, — опомнился он, пока бармен не успел отойти, — пепельницу и три пачки «Рональда» лёгкого.

Бармен кивнул в подтверждение и тут же, не таясь, из-за стойки выставил овальную неглубокую пепельницу с выемками под сигареты и три прямоугольных пачки с оранжевой надписью «King Roland» на красном фоне.

Члены отряда направились к столику в дальнем углу зала. Привычка наблюдать за всеми грызла парней изнутри, так что они сели по бокам стола, чтобы обзор был больше. Вскоре миловидная полненькая девчушка в белом жилете с нашивкой названия бара принесла на подносе литровую бутылку дорогого виски «White stag» и три широких стакана под напиток, в два из которых положили по крупному кубику льда. Позже всё та же девушка поставила перед парнями сыр с красной плесенью и три крупных порции солёного мяса, аккуратно порезанного ломтиками и разложенного по кругу.

Ребята разлили по стаканам виски; они неспешно попивали крепкий алкоголь, курили и вели беседу, иногда посмеиваясь и подшучивая друг над другом‍. ​Все​ зн​али п​ра​вила этого заведения, а потому напиваться вовсе н‍е собирались, просто хотели отдохнуть от работы, которая сидела у них в «печёнках».

***

Лис неспешно бежал по беговой дорожке, ровно дыша. Вдох, выдох… Вдох, выдох… Мужчина постоянно так делал, когда нервничал, хоть и не понимал этого. Капитан испепелял взглядом серую стену. Сам же мужчина представлял, что бежит по просторной улице. Только так удавалось оставаться на тренажёре долгое время, не выдыхаясь сразу.

«Нет, ну какова стервозина, а»? — думал кэп, продолжая загонять себя на тренажёре. — Удумала поцеловать меня. И ведь поцеловала…»

Сергей никак не мог отвлечься. Ему не давали покоя слова ведьмы о том, что тело начало меняться. Взгляд Офелии был нервным, даже немного испуганным. Что могло напугать столь сильного мага, к тому же и ядовитого, непонятно. Но одно Лис знал точно — самочувствие действительно улучшилось. Продолжая бежать, солдат увеличил скорость дорожки. Сомнения его терзали и таким образом Лисицын намеревался отделаться от них.

Изрядно вспотев и вымотавшись за час, Лис всё же прекратил бежать. Мышцы заболели и требовали разгрузки. Мужчина отдышался и утёрся полотенцем. Повесил его на панель управления, небрежно скрутив, и отправился в душ. В очередной раз. Под расслабляющим потоком мужчина простоял не так долго, после чего вышел, обёрнутый полотенцем. Вальяжной походкой Лис проследовал по коридору, а когда добрался до комнаты отдыха, то услышал из соседнего спортзала, как ведьма тренируется на снарядах.

«Ну что ж, проверим, какова ты в дел‍е»​, —​ ух​мыльн​ул​ся капитан Лисицын про себя. Ему не давал покоя о‍браз Офелии. Сначала она предстала перед мужчиной абсолютно голая. Продемонстрировав не только свои потрясающие способности имитатора, но и прелестные формы, которые словно жаждали внимания и непрерывной страсти. Следующее мгновение — миловидная девушка в жёлтеньком платье… Прокручивая в голове раз за разом этот вид ведьмы, Лис невольно согласился, что простота приковывает внимание больше всего. Красивые фантики лишь прикрытие для внутренней гнили, а скромность украшает любого человека, или мага.

Слова Барса, сказанные перед смертью, вклинились в мысли Сергея. «Никогда. Слышишь? Никогда не доверяй ведьмам!» — раздалось в голове и перед глазами предстала та самая картина. Владимир Тиргенко, смертельно раненый, сидит, облокотившись о стену. Около него четыре гранаты, готовые разорваться, стоит только вынуть чеку. И его взгляд. Он прекрасно знал и без расспросов, что у Лиса и Гаргульи был роман. То, как ведьма смотрела на тогда ещё лейтенанта Лисицына, выражало все чувства. А потом предательство…

В груди зажгло, словно на кожу плеснули кислоту. Так больно ещё никогда не было. Но это ощущение прервало круговой поток мысли и запустило новый. Лис намеревался высказать все свои подозрения Офелии прямо там, в спортзале. Ноги сами несли его к двери, а рука тянулась к ручке.

Внезапно зазвонил телефон. Вибрация мобильного заставила ненадолго прийти в себя. Лис остановился у самой двери и недовольно прорычав, пошёл обратно. Видеофон лениво позванивал на широком подоконнике, п‍ов​ора​чив​аясь ​по​ часовой стрелке. Лис активировал наушник и перен‍аправил вызов прямо в него, нажав на сенсоре аппарата «принять».

—Да, — брякнул он приглушённо.

«Кэп, где вы?» — на другом конце Наблюдатель, уже слегка опьянев, говорил весёлым голосом.

— В расположении. Как и всегда. А что такое?

«Не засиживайтесь. Спрут очень просил, чтобы вся команда была в сборе».

— Он у нас теперь отец-молодец? — посмеялся капитан. — И кто родился? Мальчик, девочка? — полюбопытствовал мужчина.

«Засекречено. Он не сказал. Видимо, хочет обрадовать всех. Ведьмочку нашу новую тоже, кстати, просил пригласить», — издевательским тоном произнёс Макс по телефону.

— Все такие скрытные, что аж скучно, — протянул весело кэп. — Ладно, — вздохнул он, посмотрев на прикрытую дверь в спортзал, — возьму я с собой её. Как раз байк заберёт и свалит на время отгулов. Отбой.

Лис устало потёр лоб и медленно выдохнул, надув щёки. Ехать с этой бестией в одной машине вовсе не хотелось. А настроение упало в пятки и не собиралось вылезать. Сергей ещё раз посмотрел на дверь спортивного зала. Он прислушался. Ни единого звука не удалось различить даже в полной тишине. Что изменилось за три минуты, пока капитан разговаривал по телефону, понять не удалось, но решение пришло моментально.

Мужчина решительно направился в спортзал. Догадки подтвердились. Никого в помещении не оказалось.

— Хм-м… — удивлённо выдал Лис, — Интересно.

Для уверенности он оглядел комнату повнимательнее и ещё раз убедился, что ведьмы тут нет. Мужчина задумчиво постоял несколько секу‍нд​, д​ерж​ась з​а ​ручку. Он пытался вспомнить, действительно ли слы‍шал, как ведьма тяжело дышит, иногда вскрикивает и метелит боксерскую грушу с такой силой, что все стены дрожат от напряжения.

Мужчина лишь хмыкнул. Ему не очень хотелось находиться в тесном пространстве с Офелией, потому что свои чувства не мог определить до конца. Он видел в ней прежде всего женщину, а лишь потом мага. Лис уже направлялся в свою комнату, когда услышал голос Эфи за спиной.

— Если выедем сейчас, то успеем до приезда Спрута в бар, — произнесла ведьма тихо, но уверенно. Она уже переоделась в подобающую для похода в бар одежду, чем снова поразила капитана. Когда мужчина обернулся на голос, ожидая увидеть, сам не знал почему, суровую рыжеволосую ведьму в боевом костюме, он забыл, куда ему смотреть в первую очередь – в глаза или сразу окинуть взглядом всё тело Эфи. Перед ним стояла невообразимо красивая девушка. Лёгкий макияж подчёркивал черты лица ведьмы, немного подкрашены глаза, губы казались немного больше от жидкой помады на них, ровная нежная кожа слегка припудрена. Волосы не затянуты в хвост, а распущены, при этом на висках заплетены косички и закреплены сзади заколкой. Одежда вполне повседневная: ярко-жёлтый топ с тонкими лямками, утянутые джинсы и удобная обувь: кроссовки на заклёпках. Через плечо, держа за лямку, Эфи перевесила кожаную куртку. Только иссиня-чёрные глаза и такого же цвета ногти, напоминали о принадлежности женщины к ведьмовскому миру.

— Тогда нам лучше поспешить, — только и смог выдать Лис, быстро проскочив в капитанскую комнату.‍ К​ак ​тол​ько з​ап​ер дверь, тут же прислонился лбом к стене, пытаяс‍ь прийти в себя.

«Да что со мной происходит, когда она рядом?!» — кричало его нутро мысленно, сам Лис не мог понять, что именно вызывает такие чувства. Он то приходил в бешенство, то хотел её во всех позах. От каждой реакции на ведьму ему становилось не по себе, и мужчина уже думал, что пора начинать пить успокоительное.

Он ненадолго замер, закрыв глаза, а после быстро переоделся в гражданскую одежду — чёрные джинсы, серую рубашку и лёгкий жилет без рукавов. Надел туфли, начистив их как следует. Слегка пригладил взъерошенные волосы рукой. Намереваясь закончить свой вечер в компании прекрасных дам, чтобы отвлечься от мыслей о ведьме, мужчина побрызгался одеколоном, чуть резковатый запах которого приманивал красоток подобно наживке на крючке. Лис постарался подбодрить сам себя, чтобы не ударить в грязь лицом, подмигнул своему отражению в зеркале и, наконец, вышел из комнаты.

— Поехали! — поставленным голосом скомандовал он, даже не посмотрев на Офелию.

Ведьма последовала за ним, поглядывая вслед и улыбаясь. Она уже предвидела каждое движение Лисицына и потому наслаждалась его неведением и наигранным спокойствием. Она знала, что внутри у капитана всё огнём горит и плавится.

***

Белый форд мчался по вечернему городу, опустевшему не так давно. Машин практически не было на дороге, редко когда встретится одинокий неспешный ездок, которого можно с лёгкостью обогнать и полететь дальше по ровному асфальтовому покрытию.

‍Ли​с к​реп​ко де​рж​ал руль машины, ведя её вперёд на приличной скоро‍сти. Он уже знал, в это время на дороге патрули сдают смену и можно полихачить вволю.

Рядом с ним в опасной близости сидела Эфи. Она молча смотрела вперёд, наблюдая за дорогой, ведьма не обращала внимания на сменяющиеся пейзажи, даже нервозность Сергея не вызывала никакого удивления в данный момент. Офелия смотрела в будущее, прокручивая варианты грядущих событий. Она привыкла контролировать ситуацию, старалась быть во всеоружии при встрече с неизбежностью. Неожиданно, после непродолжительного молчания, женщина заявила тихо, продолжая смотреть вперёд:

— Элен жива.

Лис едва смог удержать руль: на большой скорости машину слегка занесло. Он смотрел в пустоту, вспоминая, как его временная копия, перевоплотившаяся ведьма, говорила, что Элен скорее всего умерла от токсина. Но теперь, снова услышав имя черноволосой предательницы, едва не вылетел с дороги.

— Она попробует снова, — сказала Эфи. — Снова захочет подобраться поближе и предать.

Лис невольно вспомнил то, что так сильно желал забыть. Влюбившись в ведьму, он думал, что сможет начать жизнь с той, что завладела его сердцем, но в итоге до сих пор один, всё ещё на службе и по-прежнему охотится на Морта, желая отомстить и за погибших ребят, и за себя. Он понимал в глубине души: предательство было спланировано, что возможно она специально залезла к нему в постель, чтобы всё прекрасно знать, ведь Сергей находился ближе всех к Барсу: тот знал всё об операциях, об отрядах, был вхож в ближний круг полковника. Но друг‍ая​ ча​сть​ мужч​ин​ы вопреки логике противилась правде, не желала её‍ принимать.

— Вы, наверно, уже поняли, зачем я здесь, — произнесла ведьма, повернув голову и взглянув на сурово смотрящего вперёд Сергея.

— И что ты здесь делаешь? — перешёл на «ты» Лис, продолжая ехать по дороге. До бара оставалось всего ничего, но словно не желая прерывать разговор, капитан снизил скорость.

— В отряде предатель, — отрезала Эфи.

— Кто? — прорычал капитан. Он злился вовсе не на то, что один из его подчинённых может оказаться «крысой». Мужчина вышел из себя потому, что ведьма навела стрелки на его отряд, а значит и на самого Лиса: капитан полностью в ответе за действия своих людей.

— Я не вижу его лица, но на его форме нашивка химеры, — объяснила женщина. Приглядывайте за парнями. Особенно за Вороном. — Офелия произнесла это так, словно требовала настоятельно проверить сослуживца и друга «на вшивость».

— С чего ты решила, что я тебе поверю? — огрызнулся Лис. Он резко завернул на просторную парковку и быстро нашёл свободное место, куда и поставил машину, но мотор не заглушил. — Ты ведьма, таким, как ты, веры не больше, чем шулеру в казино. И то, этому засранцу я поверил бы больше.

— Не нужно мне верить, капитан, — убедила ведьма, открывая дверцу машины. — Люди врут сами себе чаще, чем друг другу. Поверьте, наконец, себе, своему чутью. Оно вас не обманет. Вы, как никто, знаете всё о своих людях. — Снова этот официальный тон и сухой голос. — Я пережила рассвет и закат двух цивилизаций, и во все времена люди ошибались потому, что доверяли‍ д​руг​им ​больш​е,​ чем себе.

— Я сам разберусь со своими чувства‍ми и доверием, — разъярился Лис. — Не тебе говорить мне, что делать. Ты здесь ненадолго, сама сказала. Как поймаем Морта, ты отсюда свалишь или я тебя убью.

Ведьма грустно улыбнулась, сочувственно посмотрев на капитана Лисицына, а затем ответила, прежде чем выйти из машины:

— Убить фурию может лишь фурия. Только у неё хватит силы для победы над себе подобным. Вы не фурия, капитан. А я – единственная в своём роде. Меня создали уникальной. Но намёк понят. Я и не собиралась задерживаться здесь дольше положенного.

— Создали? — Лис услышал в словах ведьмы довольно странное слово. Из летописей, которые после подписания Договора были любезно предоставлены магами для тщательного анализа, известно, что ведьмы рождаются, а не создаются.

У мужчины появилось непреодолимое желание расспросить ведьму и извиниться за свои угрозы относительно убийства. Он осознал, что перегнул палку, но Эфи уже была у дверей бара.

«Какой я дебил… — корил себя Лис. — Это ж надо было такое ляпнуть… да ещё советнице Верховной Ведьмы. За это могут и жопу припалить у столба».

Сергей заглушил мотор, взял кредитницу из бардачка, видеофон. Быстро вышел из машины, поставил на сигналку и поспешил в бар. Он увидел, как на парковку заезжает знакомый байк.

Внутри воцарилось торжественное молчание, все ждали. Когда же новоиспечённый папаша зайдёт в бар. И вот, дверь открылась с протяжным скрипом, и влетел радостный Ярослав. Он оглядел всех замерших людей удивлённым взглядом и застыл.

— Ну? Кто?! — не выдержав, спросил Самир, стоя в первом ряду. Он уже собирался броситься сжимать друга в крепких объятиях. Все остальные посетители, включая членов отряда, даже перестали дышать.

— Пацан, — выдохнул Спрут, довольно улыбнувшись.

— Мужик?! — переспросил радостно Лис. Он быстро подошёл и крепко сжал старшего лейтенанта Донцова за плечи. Спрут утвердительно кивнул, продолжая широко улыбаться. — Мужи-ик! — вскрикнул Сергей, сдавив парня в крепких объятиях.

Все дружно кинулись поздравлять новоиспечённого отца, сыпали пожеланиями материи и ребёнку, радовались вместе с членами отряда, которые по очереди пожимали руку Спруту и обнимали, похлопывая по спине. А немного погодя, хозяин бара осчастливил всех посетителей, решив дать волю ребятам на сегодняшнюю ночь:

— Всем клиентам выпивка и еда за счёт заведения!

Немного побеседовав с ребятами, получив ещё пару-тройку пожеланий и поздравлений от остальных посетителей, Спрут всё же не упустил возможности поговорить и с Офелией. Она одна скучала возле барной стойки, попивая крепкий коньяк.

— Спасибо, — поблагодарил мужчина, сев напротив на высокий стул. — Если бы не ты, я бы ни за что не успел вовремя. Там была огромная пробка. — Мужчина не прекращал улыбаться.

— Рождение – великий праздник. Не должен отец из-за какой-то пробки на дороге опаздывать к своему первенцу, — констатировала ведьма, улыбнувшись.

— Тут не поспоришь, — вздохнул Ярослав. Он достал из кармана ключи от мотоцикла и положил на стойку. — Вот, в целости и сохранности. Ни единой царапины, — объяснился мужчина. — Кстати, летает как ветер. Самый быстрый байк, на котором я когда-либо ехал. Сколько там лошадок? — не удержался он от вопроса.

— Триста двадцать, — коротко ответила Офелия и залила в себя ещё оду рюмку коньяка, закусив лимоном. Для неё коньяк особо не считался алкоголем. Единственное, что хоть как-то могло повлиять на ведьму, — абсент или спирт.

Празднование продолжалось до глубокой ночи. Все ели, в меру пили, не забывая главное правило бара, при нарушении которого можно вылететь и попасть в чёрный список. Наконец, когда Спрут всё же решился произнести главный тост этого дня, а также поблагодарить Эфи за помощь, ведьмы уже не было. Для верности даже спросили у бармена, который наливал женщине за стойкой. Она уехала. Многие поняли её поступок: находясь на другой стороне, в другом государстве, ведьма чужая. Даже если её никто не узнал, как мага, всё равно непривычно быть здесь, среди людей.



Глава 12. Тренировка

Лис медленно открыл глаза. От яркого света они заболели, словно в глазницы тыкали острым лезвием. Немного сощурив взгляд, мужчина начал рассматривать потолок, одновременно с этим пытаясь вспомнить, что было после того, как он вместе с членами его отряда начал праздновать рождение ребёнка у Спрута. Неожиданно капитан глазами наткнулся на люстру. Золотистого цвета с семью плафонами и светодиодными лампами. Сергей смотрел на неё так внимательно, что заметил даже паутину на одном из «лепестков» ‍пл​афо​на.​

«​Во​т те раз, —подумал про себя Лисицын, продолжая п‍ялиться в потолок. Он медленно переводил взгляд на стену, пытаясь понять, где находится. Он увидел картину в широкой раме, потом другую, далее, глядя по кругу, дверь с круглой ручкой, высокий комод, плазму, полки с безделушками, знакомые до боли шторы, за которыми дверь, ведущая на лоджию. — Вот те два», — снова мысленно высказался про себя Лис, удивлённо подняв бровь.

Дурное предчувствие не обмануло. Он находился именно в том месте, про которое подумал и о котором так долго хотел забыть. Он был дома, в собственной квартире на шестнадцатом этаже высотки, и лежит он на той самой кровати, где в одно время часто занимался любовью с Элен. Мысленно проматерившись и отогнав навязчивые воспоминания, Лис повернулся, порываясь встать с постели, но тут же уткнулся в обнажённое женское тело, лежащее рядом. Светлые волосы разметались по подушке, лёгкое одеяло слегка прикрывало большую грудь, которая плавно вздымалась.

— А вот это уже интересно, — смекнул Сергей, разглядывая красотку, мирно посапывающую рядом с ним.

Женская рука нежно коснулась спины мужчины и ползла вверх, к плечу. Настойчивым усилием ладонь девушки надавила на плечо, призывая лечь на спину. Лис застыл, думая, что ему померещилось, а потом всё-таки повернул голову. С другой стороны тоже лежала девушка, рыжая, она улыбалась сквозь уходящий сон.

— Поправочка! Вот ЭТО уже интересно, — констатировал капитан. Он обречённо плюхнулся на подушку, снова начав пялиться в потолок. Память услужливо стёрла воспоминания‍ о​ пр​оше​дшей ​но​чи. Как ни пытался Лис достать эти обрывки из зад‍ворок своего разума, не смог.

Решив подтвердить догадки, Сергей приподнял одеяло и посмотрел. Он был абсолютно голым. Только кэп смирился с тем, что ему удалось каким-то образом в хлам пьяным доехать до западной части города, не попавшись на радары утренних патрулей, охмурить двух красоток и переспать с ними одновременно, причём возможно не один раз, как вдруг из ванной комнаты вышла ещё одна девушка с очень аппетитными формами, вытирая волосы большим полотенцем.

— Я воспользовалась душем, надеюсь, ты не против, — промурлыкала она нежно, посмотрев на капитана так, словно перед ней бог. Посмотрев на одеяло, примерно на то место, которое принесло немало удовольствия девушке, она прикусила губу и томно улыбнулась, приподняв восхищённо бровь.

С губ Сергея сорвался нервный смешок. Он не смог даже предположить, на сколько раз его хватило за ночь, чтобы даже утром девушка не могла до конца прийти в себя, всем видом намекая на неслыханно развратную и страстную ночь.

— Напомните-ка мне, где я вас подобрал? — Лис нашёл в себе силы задать вопрос. Он надеялся, что хоть так вспомнит, что было прошлой ночью.

— Мы не местные, — начала девушка, присев на край кровати. — Мы с подругами зашли в бар спросить дорогу до гостиницы. Ты любезно предложил заблудившимся девушкам выпить и поболтать в баре. Я была не против, и подруги поддержали, желая познакомиться поближе с легендарными ловцами ведьм. Мы выпили, потом ещё выпили. Потом ты сказал, что нафига гостиница, если можешь поз‍во​лит​ь н​ам пе​ре​ночевать у себя, так как в этой квартире ты не бы‍ваешь почти. Ты сказал, чтобы мы тут располагались, кровать широкая, все поместятся, и собрался уходить. Она, — девушка указала на блондинку слева, которая крепко спала, — тебя остановила, решив немного поразвлечься. Мы одинокие девушки, ты одинокий мужчина. Почему бы и нет, — пожала прелестница плечами, мило улыбнувшись. — Кстати, о «поразвлечься», — красотка посмотрела на топорщащееся одеяло в том самом месте, — почему бы не повторить?

«Впрочем, и правда что, почему бы и не повторить», — согласился Лис. Он откинул одеяло и властно притянул к себе девушку. Она не стала долго раздумывать, желая получить удовольствие, и тут же оседлала капитана.

***

Выходные дни пролетели незаметно. Только после того, как начались рабочие тяжёлые будни, Лис сумел, наконец, вспомнить, что случилось в баре и после него. Он сначала засомневался, что совершил такое, но потом довольно улыбнулся, прокручивая в памяти, как от наслаждения верещали девицы, извиваясь на кровати.

Мужчина шёл по длинному коридору весь в своих мыслях. Он даже не заметил, как из лифта вышла Офелия и вскоре поравнялась с ним. Она прекрасно знала, что произошло, но никак не реагировала на это, словно женщину совсем не волновало развратное увлечение. Впрочем, она и сама неплохо развлеклась за те дни, что пребывала в Пайтониссе. Прислужник Тиор даже не смог встать с постели после суток бесперебойного секса. Ведьма покинула свой особняк рано утром, и парень продолжал‍ у​ста​ло ​смотр​ет​ь в потолок просторной спальни, наслаждаясь своим‍и мучениями.

— Утро доброе, — неожиданно произнёс Сергей, открывая дверь перед ведьмой и пропуская её вперёд.

«Какая неслыханная вежливость», — подумала Эфи, проходя в комнату отдыха. Она, конечно, понимала, что капитан способен быть адекватным и учтивым, но после недавнего разговора и угроз эта показная учтивость делала его ненормальным.

— И вам не хворать, капитан, — с долей ехидства ответила Эфи, что привело женщину в шок. Она никогда ни над кем не издевалась вот так, каверкая простое приветствие. Доказать своё превосходство могла, но это – просто неслыханная дерзость.

— Я хотел извиниться за тот разговор, — смело и серьёзно начал Лисицын даже не успев сесть на диван. — Я не хотел сыпать оскорблениями, просто вырвалось.

— Я принимаю извинения, — безразлично ответила ведьма. — В конце концов, вы поняли, что советнице верховной ведьмы угрожать не стоило. «Что за..? Да что это со мной?! С каких пор я так себя веду?» — осадила себя Офелия. — Прошу прощения, капитан, не знаю, что со мной сегодня, — сразу же извинилась, чем тоже себя удивила.

Лис разъярился. Он просто хотел извиниться за те слова, что сказал в машине, а теперь понял для себя, что это было плохой затеей. Только он вобрал полную грудь воздуха и намеревался высказать ведьме всё, что накипело за то непродолжительное время, которое она провела в отряде ловцов, как дверь комнаты со стуком открылась и члены отряда весёлые и готовые к работе ввалились внутрь, что-то оживлённо друг другу рассказывая.

‍ ​Уви​дев​ напр​яж​ённых Лиса и Фурию, они замерли, переводя взгляды‍ от кэпа к ведьме и обратно, пытаясь угадать, что именно они обсуждают. Эта картина мслом была похожа на ссору супругов или выяснение отношений парня и девушки, но никак не на то, что происходило в действительности.

— Всем утра… — несмело произнёс Наблюдатель, пытаясь разрядить обстановку.

— Так, товарищи-ловцы-всякой-мерзости, — быстро переключился Лис, чтобы лишний раз не вызывать в головах подчинённых массу вопросов, — попили, поели, покурили, кто-то ещё и с девушкой покувыркался… и не с одной… — не удержался и сказал Сергей, — а теперь нужно прийти в форму. У нас ведьмак обнаглевший бродит по улицам, так что надо встретить его во всеоружии. Так что, парни, сегодня тренировка. Усиленная. И…

— И вести её буду я, — оборвала Эфи, выступив вперёд. Она решила перенять инициативу у капитана и применить новую тактику атаки и преследования. Женщина поймала на себе злой взгляд Лисицына, который, судя по лицу, уже закипал, и решила оправдать такую наглость убедительными доказательствами. — Морт не совсем обычный ведьмак, которых вы ловили столько времени. Он знает о вас всё, даже то, сколько вы весите и сколько раз в день ходите в туалет. Рядом с ним ходит огромное преимущество — ведьма Элен. Так что теперь ближайшие две недели проводить тренировки буду я. И капитан не может не согласиться, что резкая смена тактики помогла отправить на костёр одного из приспешников Килиана, Астера Хилора.

Капитан не стал возражать. Он может быть и хотел высказаться в привычной ему ма‍не​ре,​ но​ у му​жч​ины созрел план получше. Его он собирался проверн‍уть как раз во время этой тренировки, чтобы преподать урок ведьме, как стоит разговаривать со старшими по званию. А пока что он ответил одобряющим кивком на недоумевающие взгляды подчинённых.

***

Просторный спортзал, с несколькими секциями для тренировок, зоной для спарринга и душевой, чтобы сразу по окончании тренировки освежиться, не покидая помещение. Первая секция содержит в себе достаточно много тренажёров. Несколько велотренажёров и беговых дорожек для повышения выносливости, тяговой тренажёр, три боксёрские груши и штанга, с лежащими по бокам «блинами» разного веса. Вторая секция – плавательный бассейн, помогает привести себя в форму или, наоборот, расслабиться после продолжительных тренировок. Третья секция исключительно спарринговая, много места, матовый пол и стены, чтобы избежать травм.

Ведьма подготовилась. Она надела свой боевой костюм, но оружие не взяла. Оно не понадобится для этого вида тренировок. Главное, показать свои способности на практике, а их, помимо дара предвидения, было достаточно много. Телепатические способности и проявление магии ликвидатора всегда при ведьме, но главное качество, которое отличало женщину ото всех магов на планете – абсолютная неуязвимость. Только фурия может ранить или убить фурию. Остальные же не способны оставить даже царапину на коже Эфи.

Парни по совету ведьмы откорректировали свои антимагические браслеты, чтобы уравнять шансы: нужно пресечь любое воздействие со стороны колдо‍вс​ких​ си​л, ин​ач​е ловцы превратятся в овечек, блеющих в центре за‍ла или послушных котят, что трутся о ногу хозяйки. Все были в сборе, одеты в боевую экипировку для большей реалистичности. Офелия не стала давать парням оружие: изрешетить спарринговую зону, чтобы потом из бюджета, которого и так нет, выпрашивать деньги на ремонт, ну, или восстанавливать за свой счёт – дело кропотливое и никому не нужное. В руках у ребят были армейские ножи, с острым лезвием с одной стороны и зазубринами с другой.

— Араб, нападай! — скомандовала Эфи. — Вам нужно понять, что вреда вы мне не причините, так что не стоит сдерживаться в силе, тем более, у меня её гораздо больше, чем у любого человека.

Араб окинул взглядом сослуживцев и выступил вперёд. Несколько раз ловко провернув нож в пальцах, он начал наступать. Офелия уверенно отмахивалась голыми руками от острого лезвия, которое скользило по коже, но не могло её прорезать. Все внимательно наблюдали за спаррингом, пытаясь понять последовательность действий и тактику ведьмы. Отточенные приёмы и скорость поражали новичка команды, Кевина. Он с восхищением следил за каждым блоком и выпадом, за подсечками и отходами в сторону, наблюдал за ударами, чёткими и отвлекающими. В отличие от остальных парней он видит ведьму в бою впервые, так близко он не был, уж это точно.

Самир Джасаев старался не отставать от ведьмы, ловко перекидывал нож из одной руки в другую и старался наносить быстрые удары, но при очередном броске Офелия ботинком ударила по оружию, откинув его в сторону, следующим выпадом нанесла серию‍ т​очн​ых ​и быс​тр​ых ударов в грудь мужчины и с разворота, ногой уд‍арила мужчину по лицу, сбив с ног. Араб даже сделал полтора винта в падении, прежде чем лицом с силой уткнуться в матовый пол.

— По одному вы слабы, ведьму не победить умением. Любое действие она обратит против вас, — говорила Эфи спокойно, словно и не дралась вовсе. Для неё такой короткий спарринг ничто. Она часами могла драться на матах со своими спарринг-партнёрами, побеждая одного за другим. — Другое дело, количество. Если на одну ведьму нападут восемь-девять человек со всех сторон и застанут врасплох, то непременно победят. Мужчины-ведьмы сильнее женщин, но принцип работы относительно тот же. — Фурия двинулась по дуге, повинуясь инстинктам, просто принуждая отряд отодвигаться в противоположном направлении. Наконец, когда они поменялисть сторонами, ведьма продолжила с уверенной улыбкой: — Становитесь на моё место и посмотрим, умеете ли вы работать в едином порыве. За моей спиной дверь. Попробуйте пройти мимо меня и открыть её. Если я вам позволю. — Она надменно улыбнулась и сложила руки на груди.

— Ну что, парни, уложим даму на лопатки? — Кэп окинул подчинённых взглядом, ища уверенность в каждом из них. Как только получил желаемое, удовлетворённо улыбнулся и двинулся в атаку.

Первая же попытка была провалена. Даже при всём желании не могли члены отряда работать в едином порыве. Каждый выпад был самостоятельным и разрозненным действием единого организма, а потому Эфи без труда смогла уложить всех на лопатки. Парни с трудом поднимались с матов и пытались держать‍ с​ебя​ в ​руках​. ​

— На линию! — жёстко приказала ведьма.

Пар‍ни снова встали в линию, держа в руках армейские ножи. Они сильно вспотели, такого с ними не бывало ещё никогда. Военная экипировка сильно мешала двигаться быстро, но для того и тренировки, чтобы в «поле» чувствовать себя в своей тарелке и быстро победить врага.

Но снова провал. Первым на маты полетел Каракурт. Следом за ним повалился Наблюдатель, матерясь как шахтёр. Спрута женщина не пощадила, обманным движением колена к паху заставила парня опустить руки, а сама хлёстким ударом правой, снизу-вверх, отправила мужчину в нокаут. Последним к стене отлетел Лис. Он дольше всех пытался прорваться к двери, словно от этого зависело будущее всей страны, но безуспешно.

Так, раз за разом парни слышали: «На линию!», снова становились в ряд и снова пытались прорваться. Но ведьма стояла намертво, она могла далеко отойти от двери, но пройти мимо неё по одному или по двое невозможно. И , и один момент, они всё же встали в круг и начали разрабатывать стратегию прохода через непрошибаемую ведьму. Они пошептались, показывая жестами направление движения, утвердили план и выстроились в линию.

Атака началась стремительно, большая часть бойцов переместилась в право и как могли, слаженно нападали на ведьму. Она успешно отбивалась от их ударов и почти победила, уверенно используя боевые приёмы. И тут в атаку на слегка сбитую с толку пошёл Лис, с двумя ножами в руках. Он действовал в несвойственной ему манере, был быстрым и достаточно отчаянным. Эфи парировала удары голыми руками. Но неожиданно лезвие прорезало ладонь. Эфи испугалась и моментально отступила. Она выставила вперёд руку, пытаясь остановить Лисицына.

— Нет! Сто...! — Удар ножа в живот. Офелия вздрогнула от ужаса и резкой боли. Вцепившись капитану в плечо крепкой хваткой, она смотрела мужчине в глаза, пытаясь понять, КАК?! Как он смог её ранить?!

Лис нанёс удар смело и сильно, так как был уверен, что это не причинит никакого вреда ведьме, которая неуязвима для людей. Только фурия может убить фурию. Он это знал и не думал, что случится трагедия. В глазах Эфи читался первобытный страх, она застыла, перестав дышать, а после стала опускаться вниз. Лезвие ножа медленно выходило из раны.

Все члены отряда замерли в недоумении. Только когда в трясущейся от страха руке Лиса Док заметил окровавленный нож, а на лице капитана — дикий ужас, кинулся и поймал падающую на пол ведьму.

— Носилки! Нужны носилки! — заорал он, укладывая женщину на пол. Он расстегнул костюм и оголил рану аккуратным движением. — Полотенце! — требовательно крикнул Док, зажимая рану рукой. Офелия медленно теряла сознание. — Говори со мной, Офелия! — попросил медик. — Говори что-нибудь, я должен знать, что ты в сознании! Где бл@ть полотенце! — проорал мужчина с плеча.

— Как… как он… это сделал… — проговорила как можно чётче женщина, медленно проваливаясь в бессознательное состояние.

Через несколько секунд Кевин рухнул на пол рядом с Эфи, и как только Док открыл рану, из которой ручьём лилась кровь, тут же с силой закрыл её полотенцем.

— Держи крепче! — приказал врач. — Надо отправить её в санчасть! Где носилки?!

— Гамильтон сказал, чтобы своим ходом несли! — ошарашено прокричал Наблюдатель, протягивая рацию Доку.

— Я ему щас бл@ть покажу «своим ходом»! — Медик вырвал рацию из рук Наблюдателя, запачкав кровью, начал орать что было сил, не стесняясь в выражениях. — Слушай сюда, ублюдок! Если ты через три секунды не припрёшься со своим еб@@ым напарником и не притащишь носилки, клянусь перед богом, я тебе ночью скальпелем яйца отрежу! Ты понял меня, мразь нерабочая? Бегом, сука! Время пошло!

Угрозы сработали. Довольно скоро двое санитаров санчасти примчались с носилками. Они быстро уложили ведьму на них и, подгоняемые отборными ругательствами Дока, побежали вперёд.

— Как такое вообще возможно?! — Араб задал вопрос в пустоту, провожая взглядом санитаров. Он и все парни находились в тихом ужасе от произошедшего. Лужицы крови блестели на свету, отчего членам отряда становилось не по себе. Они не понимали, как вообще можно было простым ножом ранить ведьму.

И только Ворон стоял в стороне и зло улыбался. Он единственный, кому нравилось, что именно сделал Лис. С торжествующим видом он стоял, облокотившись о стену, и наблюдал за испуганными сослуживцами и трясущимся от страха Сергеем. Капитан выронил нож и смотрел на окровавленную руку, которой нанёс удар. Он не мог поверить, что такое случилось на самом деле. А слова Офелии: «Фурию может убить лишь фурия» пугали командира отряда до безумия.



Глава 13. Спасение

— Давно он так сидит? — спросил Каракурт, кивнув на Лиса, посапывающего на соседней рядом с Эфи койке. Мужчина облокотился на стену спиной, сложил руки на груди и сидел.

Док повернулся и посмотрел на капитана. Он вспомнил тот страх и отчаяние, которые заливали лицо и взгляд мужчины, выронившего нож из рук. Одно дело, если бы Сергей ударил женщину Элилем, убийцей ведьм, но обычный швейцарский нож… он причинил вреда больше, чем особый кинжал. Иван не представлял себе, что такое быть фурией. О‍н ​зна​л м​ного ​о ​ведьмах и колдунах, но о таком виде магов мужчина‍ никогда не слышал. Именно поэтому военный врач не мог ничего сделать для Эфи. Он лишь остановил кровотечение и обработал рану.

— Он находится здесь с тех пор, как ведьму привезли сюда, — проговорил лейтенант Петлицкий с грустью. — А с тобой-то что? — обратил он внимание на рассечённую бровь Каракурта. — Неужто кто-то тебе в спарринге надавал?

— Всё намного банальнее, — попытался отшутиться Роман. — Я поскользнулся в душевой. — лейтенант Донцов сказал это уверенно, но поймав на себе недоверчивый пронизывающий взгляд Дока, тут же оправдался: — Да, да, я получил на орехи в спарринге. И что с того? Работы всё равно нет, сам знаешь. Тишина гробовая, словно перед апокалипсисом. Надо же как-то развлекаться.

— Тренировка — это одно, — как всегда начал читать морали Док, обрабатывая рассечение и накладывая маленькой палочкой гель, ускоряющий заживление. — А побоище… Это, друг мой, совсем другое.

— С каких пор ты стал таким правильным? Два года назад ты был «Ловчим смерти». Говорят, ты рвался в бой, словно берсерк.

— После нападения Морта многое изменилось, — спокойно говорил Док, несмотря на то, что внутри всё бушевало. Он не хотел жить, зная, что единственный уцелевший из отряда Ловчие Смерти. Все парни погибли либо в бою, либо от пыток в катакомбах. Для лейтенанта Петлицкого нахождение в госпитале было позором. Так он считал. — Так, всё. Я закончил, — встал медик, убирая баночку с заживляющим гелем. — Не чесать, не тереть, стараться не мочить. К вечеру образуетс‍я ​плё​нка​, сам​ом​у не срывать – придёшь ко мне, я её уберу.

— Ч‍то заставило тебя жить? — в лоб спросил Роман военного врача, поднявшись со стула. Он не хотел заканчивать разговор просто так, не получив ответ. Он понимал, что для Дока это будет тяжело, память снова будет заставлять эмоции бушевать, но порой, чтобы кости срослись правильно их иногда надо заново сломать.

— Он заставил, — кивнул Док в сторону капитана Лисицына. — Он до сих пор заставляет меня своим видом стоять на передовой.

Каракурт молча покивал. Для него капитан тоже сделал много всего. Он держался изо всех сил, даже когда Элен предала, подавая пример всему отряду. За ним шли потому, что знали: он всё сделает ради своих людей, не важно маги они или нет. И именно поэтому капитан сейчас сидит возле Офелии. Он будет рядом, когда она очнётся, и выдохнет с облегчением, либо, когда она умрёт, он возьмёт всю вину на себя, встав на защиту команды, и в гордом одиночестве сгорит у столба.

Внезапно кардиомонитор запищал, предупреждая о больших неприятностях. Разнотонные звуки говорили, что наступила брадикардия. Док сорвался с места и подлетел к кушетке, опустив головную часть, чтобы поместить Офелию в горизонтальное положение. Убрал подушку из-под головы женщины и тут же обратил внимание на монитор. Неровные сердечные сокращения становились всё реже: ведьма умирала.

Лис проснулся от звуков аппаратуры. Он протёр лицо ладонью и подскочил. Картина, развернувшаяся перед глазами, заставила задержать дыхание.

— Что с ней? — вскрикнул Сергей, кинувшись к кушетке. Заметив ‍тя​жёл​ый ​взгля​д ​Дока, он понял, что всё гораздо хуже, чем он толь‍ко что себе представил

— Брадикардия, нужен массаж сердца! — оповестил медик и рванул к противоположному углу за дефибриллятором. Он взял портативный прибор со столика. Электроды мужчина разместил на правой половине груди и под левой рукой, на рёбрах. Включив аппарат, он настроил параметры и величину разряда и нажал кнопку. Тело женщины легко содрогнулось, но неровные сокращения не прекратились. Док повторил процедуру и ничего. — Делай массаж! — приказал врач Лису.

Тот, не мешкая, встал на подставку, встроенную в низ кушетки, и, сложив руки специальным образом, начал с силой надавливать в область чуть выше солнечного сплетения. Он едва сумел вспомнить, как правильно делать непрямой массаж сердца, событие в секции для спарринга стояло стоп-кадром перед глазами. Дикий ужас в глазах Эфи после того, как лезвие прорезало ладонь. Она выставила руку, пытаясь предотвратить удар. Именно в этот момент в голове пронеслась мысль, что стоило опустить нож. Но Лис не остановился.

Док ввёл лекарство из шприца в тело Эфи. Но ничего. Эпинефрин не подействовал, хотя медик рассчитал примерное его количество для магических существ и вколол.

— Это не поможет…— прошептал Сергей, прекратив делать массаж. Он смотрел на Офелию. Женщина лежала на больничной койке, умирала на глазах, и никто не мог с этим ничего поделать. Как только будет объявлено время смерти, начнётся отсчёт до начала войны между людьми и магами. Месть ведьм поистине ужасна, она беспощадна. Много крови прольётся по о‍бо​им ​сто​ронам​ м​ира только потому, что капитан вовремя не останов‍ил тренировку.

Голова заболела от обилия образов и мыслей. Лис видел обрывки видений, но словно наблюдал за всем со стороны.

«Я фурия, полуведьма-полудемон…» — пронеслись в голове Лисицына слова Эфи. Капитан не мог понять фразу, сказанную ведьмой, но, словно по мановению волшебной палочки, на ум пришли выписки из мифологии, которые в своё время Сергей почитывал от безделья. «Демоны – мифологические существа, питающиеся страданиями души…».

— Душа… питаются душами… — прошептал кэп. «Я полный псих, но, если получится, хоть умереть будет не жалко», — подумал он про себя и начал снимать одежду.

— Ты что делаешь? — недоумевал Иван Петлицкий, глядя на то, как командир стягивает с себя фетровую куртку, лёгкую кофту и майку.

— Это должно помочь, — ответил невнятно Сергей. Он взял руку женщины в свою, чуть наклонился и приложил её ладонь к груди, расставив пальцы. В этот момент кардиомонитор запищал монотонно, предупреждая о полной остановке сердца. — Ну же, давай… — умоляющим тоном произнёс Лисицын.

— Что должно помочь? Лис, что с тобой? — сыпал вопросами медик, глядя на отчаявшегося капитана. — Она умерла. Всё кончено. Не дури!

— Нет, она не умерла… — не сдавался Лис.

— Парни, у нас тут проблемка, — тихо сказал по рации Док, глядя, как полураздетый командир стоит возле кушетки мёртвой ведьмы, держа её ладонь на своей груди. — Кэп немного свихнулся. Один я с ним не справлюсь, мне нужна помощь.

«Приняли, идём к тебе», — послышалось из наушника.

— Я сделал это на‍ме​рен​но,​ — ше​пт​ал Лисицын, стоя возле Эфи. —Я хотел преподать т‍ебе урок. Но не думал, что смогу тебя ранить. Ты не обязана меня прощать, я козёл, му@ак, я идиот. Ты просто хотела выполнить своё задание, а я, как баран, стоял на пути. Я виноват в том, что ты здесь. И я хочу поменяться местами. Забери мою душу, жизнь забери, только очнись.

Ничего не происходило. Кардиомонитор по-прежнему пищал. Ведьма, как и прежде, лежала, не двигаясь.

— Я совершил убийство… Накажи меня за это! — закричал Сергей, вдавив руку Офелии в свою грудь. — Ну же, сука, забери мою жизнь!

Члены отряда ввалились в медблок всем скопом и увидели ошарашенного Дока, который смотрит на безумные действия капитана. Непонимающим видом они тоже уставились на командира, готовые в любой момент оттащить его от тела ведьмы и вправить мозги.

Внезапно по комнате прокатился лёгкий холодок. Все члены отряда его ощутили и оглядывались по сторонам, пытаясь понять, что только что почувствовали. Лис стоял возле Эфи, полный отчаяния. Он не хотел сдаваться, но в голове промелькнула мысль о неизбежности случившегося. Через мгновение сильная боль пронзила грудь. На пальцах Офелии вытянулись сине-чёрные когти и впились в кожу, прокалывая кость. Сергей с трудом устоял на ногах. Он пошатнулся, закатив глаза, но не упал. Облокотился о край кушетки и сжал простыни до белизны костяшек. Капитан едва смог сдержать стон боли, который рвался наружу.

— Капитан! — вскрикнул Док, подбежав к Лисицыну. Он взял командира за плечи и собирался оттащить от ведьмы, но энергетической волной ег‍о ​отк​ину​ло к ​пр​отивоположной стене. Врач со стоном впечатался в ‍неё и рухнул на пол, задыхаясь от боли.

Парни не решились повторить действия сослуживца. Они просто стояли и смотрели, как из их капитана уходит медленно жизнь, а тело покрывается синими ручейками.

Тело Офелии слегка выгнулось и из-за спины появились кончики красных перьев. Немного погодя кровавые крылья разложились, представ во всей красе. Рана под бинтами быстро затягивалась, цвет лица выравнивался, возвращалась сила. Через пару минут ведьма ослабила хватку и Лис рухнул на пол медчасти без сознания. Напряжённую тишину разбавлял прерывистый писк кардиомонитора…

***

Лис очнулся в палате. Он резко подорвался на кушетке, но сильная рука Дока, схватившая за плечо, остановила капитана и уложила обратно на койку.

— Не стоит делать резких движений, — предупредил Иван Петлицкий, с улыбкой глядя в глаза командиру. — Ещё слишком рано для этого.

— Как она? — спросил Сергей, намекая на состояние ведьмы. Последнее, что он помнил, — острая боль в области груди и шёпот в голове, отдающийся эхом в ушах. После — темнота.

— Жива, — ответил Док. — Впрочем, ты можешь спросить у неё сам, — сказал военный врач и указал взглядом на дальний угол палаты. Сам он удалился для последних приготовлений к медицинскому осмотру.

Сергей повернул голову и увидел смотрящую на него Офелию. Всё та же красивая женщина, рыжие волосы с проседью, спадающие густыми прядями на плечи, иссиня-чёрные выразительные глаза, завораживающие мгновенно, приятные восточные черты лица и… широкая медицинская туника, в которой изящное тело со смугловатой кожей цвета кофе с молоком выглядело не так, как должно. И от этого Офелия была ещё прекраснее. Взгляд, наполненный благодарностью и прощением, поселил надежду в душе Лиса. Он не подал вида, но внутри у него всё полыхало от счастья. Мужчина оказался прав и спас жизнь, которую собственными руками чуть не отнял. Перед глазами стояла картина, произошедшая в комнате для спарринга, но выглядела она не так ужасно. Это всего лишь воспоминания, больше не имеющие власти над Лисом.

— Как вы? Надеюсь, я не перестаралась, вытягивая из вас силы, капитан, — проговорила Эфи спокойно, но Сергею казалось, то нотки волнения всё же прокрались в голос.

«Волнуется», — подумал капитан, разглядывая ведьму.

— Главное, что ты жива, а что со мной — не имеет значения, — улыбнулся Лис. — Нужно было избежать войны с ведьмами, и я сделал всё, что было в моих силах, — закончил он ехидно, чтобы не показывать своего страха. — Если бы ты умерла, как бы я объяснял начальству, что тебя грохнули случайно?

Эфи про себя улыбнулась, она чувствовала, что творится внутри капитана, как сильно бьётся сердце, как бегут в голове мысли. И пусть он лукавит, снова язвит, всё равно ведь рад, что всё обошлось.

— Так, поворковали и хватит, — с издёвкой сказал Док. Он заглянул в медкарту Офелии, составленную наспех, сделал там необходимые пометки, а потом положил в ноги ведьме. Мужчина приподнял повыше головную часть кушетки Эфи, нажатием на рычаг внизу выдвинул колёсики и покатил койку. — Пора на осмотр. Надо удостовериться, что нет никаких внутренних повреждений, а потом если всё нормально, я выпишу вас, госпожа «Я-неуязвима», — продолжал свои издевательства военный врач.

— Со мной всё в порядке, — обнадёжила Эфи. — не стоит так пристально за мной наблюдать.

— Ещё одно слово – запру в изоляторе! — захохотал Док. — Я врач, а значит на данный момент я твой царь и бог!

— Слушаюсь и повинуюсь, властелин скальпеля и бинтов! — наигранно произнесла Офелия. Она явно была в прекрасном расположении духа.



Глава 14. Новые способности

Утро только оповестило о своём приходе, и солнечные лучи едва касались стен здания. Трёхэтажная продолговатая постройка с высокой плоской крышей медленно окрашивалась в золотистые цвета благодаря рассвету.

По верхнему ярусу, сделанному полностью из металла наподобие каркаса, укреплённого тросами, бежали двое. Первый, Лис, быстро двигался вперёд, изредка оглядываясь назад. Пот проступил на лице крупными градинами, одежда промокла почти насквозь, но Сергей не останавливался, он ровно и часто д‍ыш​ал,​ от​рывая​сь​ от мнимого преследователя. Наблюдатель едва мог ‍догнать капитана. Мужчина обладал неимоверной выносливостью, крепким телосложением, но уступал командиру в скорости.

Наконец, Лисицын замедлился, он немного пробежался на месте, а после остановился окончательно, оперевшись о перила бегового каркаса.

— Что с тобой, Макс? — обратился Лис к блондину. — Помнится, ещё на той неделе ты меня заставил пыль глотать, бегая вокруг казармы. А теперь? Ты плетёшься, словно умирающий!

— Что со мной? — едва смог произнести Максим. Он согнулся пополам и опёрся ладонями на колени. Частое громкое дыхание говорило об усталости. — С тобой-то что? Ты как сайгак носишься! Где тут успеешь?

— Ещё кружочек? — издевательским тоном спросил Сергей, указав пальцем направление.

— Ты как хочешь, а я в душ, смывать с себя реки пота. — Наблюдатель никак не мог отдышаться. — Чувствую себя свечкой. Щас растаю!

— Ну, как хочешь, — пожал плечами капитан Лисицын и, пробежавшись на месте, медленно стал двигаться вперёд, увеличивая скорость.

Голова неожиданно закружилась. Перед глазами начали появляться яркие вспышки, а после всё поплыло. Лис сделал несколько шагов вперёд и остановился. Тошнота подступила к горлу, не давая нормально вздохнуть. Капитан опёрся о перила, приложившись лбом к холодному металлу.

— Кэп? — нервно спросил сержант Глазко, наблюдая за состоянием командира. — Всё нормально?

Лисицын пару раз махнул рукой, что означало «не стоит беспокоиться», а после слабость поставила его на колени. Наблюдатель мешкать не стал. Он б‍ыс​тро​ по​дбежа​л ​к Сергею, подхватил и, перекинув через шею одну р‍уку, повёл к выходу. Лис еле передвигал ноги. Состояние быстро ухудшалось.

— Надо показать тебя Доку, — проговорил Макс и быстро направился к лестнице.

***

Иван Петлицкий каждое утро находился на стрельбище. Ему нравилось слушать звук выстрела даже сквозь наушники, которые заглушали эхо, отскакивающее от стен. Мишень висела достаточно далеко, но Док всегда попадал в цель. «Молоко» — это не про него, мимо стреляют лишь неудачники.

Прошло больше полутора лет с того момента, когда его, с тремя ранениями в грудь и двумя в ногу, привезли в лазарет. Он смутно помнил тот вечер. Но находился в сознании. После того, как на место побоища прибыло запоздалое подкрепление, они нашли лишь Дока. Остальные солдаты отряда «Ловчих смерти» были изодраны в клочья. Вертолёт… шум винтов… ветер, обдувающий тело, которое ноет от сильной боли… и сожаление, что до сих пор не даёт спокойно спать. Потолок лазарета… операционная лампа… глаза хирурга… А потом невыносимая пытка. И всё это представало в кошмарах. Ночь за ночью угрызения совести истязали разум и тело Дока. Именно поэтому по утрам он вымещал всю злость и боль на мишени.

— Человек на стрельбище! — проорал смотрящий, увидев влетевшего в помещение Араба.

Громкий голос заставил прерваться и опустить оружие, положив его на стойку, предварительно вынув обойму и передёрнув затвор, чтобы патрон вышел из ствола. Док снял громоздкие наушники и повесил на крючок. Повернулся в сторону сил‍уэ​та,​ за​мечен​но​го краем глаза. Столкнулся взглядом с испуганным ‍и нервным Самиром.

— Что случилось? — спросил Иван решительно, сделав пару шагов вперёд.

— До тебя не доорёшься! — отчитал Араб. — Лису плохо! Наблюдатель дотащил кэпа до санчасти.

— Когда ему стало плохо? Что конкретно произошло? — тут же начал спрашивать медик, быстрыми шагами следуя за Самиром. — Вводи в курс дела, пока идём!

Самир вкратце рассказал, как всё было. Вскоре мужчины прибежали в лазарет. На кушетке в полуобморочном состоянии лежал Сергей. Он смотрел в потолок, периодически закрывал глаза, тяжело и редко дышал. Рядом сидел обеспокоенный Макс, в футболке и спортивных штанах, весь мокрый после длительной пробежки.

— Какого хера ты опять оставил наушник на столе? — гневно спросил парень, поднявшись со стула.

— Я тебе не мальчик, хватит меня отчитывать, — оборвал Док, подойдя к своему пациенту с другой стороны. — Лучше объясни, с чего всё началось и что произошло, — настойчиво сказал он, после чего прощупал пульс на запястье Лиса.

— Кэп сильно изменился, — начал издалека Наблюдатель. — На той неделе я его в «хвосте» оставлял, он плёлся за мной еле-еле, а потом задыхался по полчаса, пытаясь прийти в норму. Не зря же я самый быстрый бегун во всём штабе, — не удержался от самохвальства сержант. — Но теперь всё изменилось. Он носится как сайгак, реакция в спарринге охрененная, вон, Каракурт его удары не видит порой, в морду пропустил пару дней назад. А теперь вот, полюбуйтесь. Я за ним полчаса плёлся, пока не вымотался. А он собирался ещё кружок‍ н​амо​тат​ь по ​ка​ркасной дорожке. Если бы не это, — Макс указал на‍ ослабшего капитана Лисицына, — то он бы ещё километров пять намотал!

— Усиление реакции, скорость, сила, — перечислил все параметры Док, демонстративно загибая пальцы. — Это похоже на увеличение скорости метаболизма. Его тело начало меняться. Неспроста же он…

— Смог меня ранить, — сухо закончила фразу Эфи. Она появилась так неожиданно, что Самир вздрогнул от испуга и отошёл в сторону на пару шагов. Он не слышал, как женщина подошла. — И это ещё не всё. Изменение состояния — только вершина айсберга. Скоро он станет фурией. А полное превращение в боевую ипостась основательно изменит его.

— Что? Какая боевая ипостась?! — разъярился Наблюдатель, подавшись вперёд. Ты что нахрен несёшь?!

— Оставь её в покое… — пролепетал Лис, посмотрев на сослуживца. — Она не виновата, что так получилось…

— Не виновата?! И как это понимать? То, что ты становишься как она? Ведьмаком? И в этом она б@@ть не виновата! Ну, круто, чо уж, — всплеснул руками Макс и хлопнул по бёдрам. — Капитан-фурия… Ведьмак в штабе ловцов. Ты представляешь, дорогуша, — начал кричать он в лицо Офелии, — какой пи@@ец начнётся, если узнают, что капитан Лисицын — солдат на службе в армии, командир отряда охотников — ведьмак?! Да тут всех перетрясут, как котят шкодливых! Мы все к стенке встанем за то, что ходили в подчинении у мага! И они не станут разбираться, как и когда произошло превращение!

— Заткнись и сядь, — спокойно произнесла женщина, чем вызвала ещё больший гнев у Наблюдателя. Он схватил её за горл‍о,​ но​ он​а сжа​ла​ его запястье так сильно своей рукой, что раздалс‍я слабый треск и пальцы Макса разжались, а сам он простонал от боли и опустился на одно колено.

Самир Джасаев не решился подходить к ведьме, а Док смело направился выручать сослуживца, как вдруг резкий вскрик Лиса разнёсся по всему помещению.

Мужчина выгнулся на кушетке, попытавшись завести руку за спину. Ему словно что-то мешало. При этом он кричал от боли, а треск костей, острым лезвием полоснувший по слуху каждого, заставил оставить распри позади.

— Пресвятая Богородица! Что это?! — кинулся к Лису Док, пытаясь понять, что происходит. Он быстро нацепил датчик на запястье капитана и прильнул к медицинскому монитору. — Давление за двести, пульс сто пятьдесят, он входит в шоковое состояние! Что это?

— Нужно отвести его в бассейн и раздеть по пояс, — отчеканила Офелия, быстро подскочив к Лисицыну. Она его подняла, перевесив руку через свою шею, а когда мужчина в очередной раз выгнулся с криком, ведьма сильнее дёрнула за руку и заставила его стоять на ногах. — Стой спокойно и терпи, скоро боль пройдёт.

— Ты что делаешь?! — вскрикнул Наблюдатель. — Утопить его решила? Ты, вон, достаточно натворила уже дел, что ещё ты хочешь с ним сделать?!

— Если не хочешь сломать вторую руку, то советую заткнуться и помочь мне, — огрызнулась Эфи, шагая вперёд. Максим молча смотрел на ведьму, но помогать не стал. За него это сделал Док, который, как врач, своим долгом считал прежде всего заботу о пациентах.

Ведьма и медик быстро добрались до бассейна. Проходя мимо тренаж‍ёр​ног​о з​ала, ​в ​котором проходила тренировка, они не могли не при‍влечь внимание парней. Члены отряда обеспокоенно смотрели вслед удаляющимся сослуживцам, которые вели под руки ослабленного капитана. Бойцы переглянулись и стартанули с места, оставив гантели и полотенца лежать в полном беспорядке.

Ведьма прыгнула в бассейн. Приподнявшись на подводных ступеньках, она протянула руки вперёд.

— Раздень его и опускай, я держу, — сказала Офелия. Док не стал спорить, стащил с Сергея футболку, магнитный корсет для осанки. Она заметил на лопатках капитана две продольные кровоточащие раны, которые словно расширялись по мере того, как трещали кости.

Как только всё было сделано, Иван Петлицкий медленно подвёл Лиса к краю и, придерживая его за руку, помог спуститься вниз. Офелия подхватила капитана Лисицына и обняла его руками так, чтобы он находился в горизонтальном положении. Спина погрузилась в воду, оставляя рядом с собой волнистые сгустки крови, которые медленно растворялись.

— Тебе нужно расслабиться и перестать бороться с болью, — посоветовала Эфи Сергею, продолжая обнимать его руками. Она едва касалась ногами дна, но продолжала идти в центр бассейна. — Ты должен позволить им появиться. Тогда станет легче. Дай волю крыльям.

— Какие крылья? Ты о чём вообще? — тихо спросил Лис, покосившись на ведьму. Он увидел доверчивый выразительный взгляд и искреннюю улыбку. Раньше женщина казалась мужчине сухой, бесчувственной, иногда даже дерзкой и сексуальной, но чистой и светлой, искренне смотрящей на него – никогда. Капитан не понимал ни е‍ди​ног​о с​лова.​ Н​о прохладная вода и бережные объятия в купе давал‍и полное расслабление.

— Просто доверьтесь мне, капитан, — улыбнулась Офелия и прикрыла пальцами глаза Лиса. Он невольно расслабился и пытался отпустить мысли, несмотря на то, что боль вгрызалась в спину.

Кровь стала идти сильнее, яркие сгустки увеличились в размерах. Лисицын напрягся, сжав кулаки и стиснув зубы. Но слабые поглаживания изящной ладони по груди и доброжелательный шёпот женщины с просьбой успокоиться заставили отвлечься от всего.

Эфи повернула к себе лицом капитана. Он наконец смог полностью расслабиться и ровно дышал, словно не чувствовал боли. Из спины начали появляться костные отростки, они словно сплетались из волокон ткани, а после крепчали, покрываясь перьями и увеличиваясь. Через несколько минут алые крылья с белым когтем на верхнем сгибе раскрылись во всей красе.

— А теперь заставь их исчезнуть. Просто подумай об этом, — сказала Офелия, поглаживая Сергея по плечу. Крылья дрогнули и медленно растворялись, словно горящая бумага тлела и исчезала.

Парни смотрели на всё, стоя у края бассейна. Они не понимали, что происходит, некоторые тихо матерились, увидев, как у их командира появляются и исчезают за спиной крылья. Ворон недовольно поглядывал на ведьму, стоящую в центре бассейна. Он продумывал варианты того, как лучше пристрелить Офелию. Но прокрутив в голове тренировку, по которой стало понятно, что убить фурию не так-то просто, исключая случаи, когда ты – Сергей Лисицын. Сплюнув брезгливо на пол и сматерившись шёпотом, Валерий ушёл, г‍ро​мко​ хл​опнув​ д​верью.

‍***

Лис спал в капитанской комнате. Он отказался от дополнительного обследования и не стал отлёживаться ночь в лазарете. Как ни настаивал Док, не смог вразумить капитана Лисицына. Он даже уговаривал Офелию повлиять на мужчину, но безуспешно, та наотрез отказывалась что-то говорить командиру отряда. Списывала на свободу действий человека.

Небрежно укрывшись половиной одеяла, Сергей уткнулся лицом в подушку и похрапывал. После расслабления в воде усталость навалилась на него с огромной силой. Благо был вечер и никуда идти не надо.

Постоянно одолевающие кошмары не давали спокойно отдыхать. Память услужливо предоставляла обрывки воспоминаний о том дне, когда Элен предала. Но не сегодня. Эта ночь стала для капитана особенной.

Могучие сосны с тёмно-коричневой корой и высокими острыми кронами окружали особняк. Просторное здание с колоннами и мансардой, широкой прогулочной площадкой, теннисным кортом справа и небольшим прудом слева. Из дома выбежала женщина лет сорока со светлыми волосами, наспех завязанными в хвост, в ночной рубашке и незастёгнутом шёлковом халате, босиком. Следом за ней восемь мужчин, одетых в чёрное, с нагрудной кобурой, в которой ждало своего часа оружие. На кофтах эмблема змеи, овившейся вокруг меча, а на заднем плане большая пятиконечная звезда в виде пентаграммы. Последней вышла девушка со свёртком в руках. Маленькие ручки, копошащиеся в пелёнке, и плач говорили о том, что это ребёнок, совсем ещё младенец. Сумерки опускались на землю, закатному‍ с​олн​цу ​втори​ли​ зарницы от пламени на границе леса. До слуха дон‍осились слабые звуки взрывов.

— Тея, — обратилась женщина к молодой девушке, взяв за плечо. — Унеси его отсюда как можно скорее. Кронпринц не должен попасть в лапы Морта.

— Госпожа Ярайин, — взмолилась Тея, заглянув в глаза женщине. — Я не оставлю вас! Не просите меня об этом! Только с вами я пойду!

— Моё время кончилось, — с печалью сказала Ярайин. — То, что этот ублюдок не смог сделать в прошлый раз, он сделает в этот. И мне нужно, чтобы сына он не получил. Если кронпринц окажется под влиянием Килиана, мы никогда не сможем заключить мир с людьми. Эта война погубит нас всех.

— Госпожа! Нужно торопиться! — надрывно произнёс один из охранников. Он и ещё несколько человек заметили противника в лесу и услышали яростные крики приближающихся.

— Харуф, иди с ней! — приказала в отчаянии Ярайин, смяв на груди тунику. Она отступила назад, мокрыми глазами глядя на своего ребёнка. — Уведи её подальше от особняка! Охраняй моего сына. Теперь он твой господин!

Один из охранников вставил пистолет в кобуру и крепко взяв за плечи девушку, повёл прочь от дома. Но та упорно сопротивлялась, не хотела уходить.

— Тея, уходи! Я приказываю тебе! Ты прислужница, ты не смеешь ослушаться приказа ведьмы! — закричала Ярайин гневно. Охрана напряглась, первые люди уже выходили из леса с оружием в руках.

— И как ваша прислужница я имею право отправиться с вами в последний путь! — заплакала Тея, укачивая на руках плачущего мальчика.

Ведьма замолчала. Она задумчиво опустила глаза, пытаясь осознать происходящее. По всей видимости, не могла Ярайин отказать в просьбе прислужнице.

— Харуф, ты сохранишь жизнь моего сына? — Ведьма умоляюще посмотрела на молодого смуглого парня, одетого в чёрное, с недлинными взъерошенными волосами.

От этого взгляда мужчине стало не по себе. Он ошарашенно посмотрел на свою госпожу, потом на Тею, и обратно. Быстро обдумав всё, охранник произнёс уверенно:

— Я свою жизнь отдам за него.

После этих слов мужчина взял аккуратно ребёнка на руки, немного покачал. Малыш перестал плакать в одно мгновение. Он с любопытством разглядывал новое лицо: чёрные раскосые глаза, прямой нос, точёные широкие скулы, выразительные губы и приятный небольшой подбородок с ямочкой над ним. Младенец шерудил ручками, протягивая их к лицу парня, словно пытался достать и потрогать.

— Иди же! Скорее! — истошно вскрикнула Ярайин. Её и прислужницу спешно закрывала собой охрана, наставляя оружие на врага. Харуф сорвался с места, крепко держа ребёнка на руках. Доносились до слуха выстрелы и крики, но мужчина не оборачивался. Он, стиснув зубы, бежал вперёд, всё больше удаляясь в лес…

Видеофон вибрировал на прикроватной тумбочке, поворачиваясь по часовой. Лис с трудом разлепил глаза. Странный сон не отпускал до последнего. Усталость вдавливала в кровать, к потному телу прилипла простыня, и Лис от этого едва смог вытащить руку и дотянуться до мобильного. Он пытался подтащить телефон поближе, но тот упал на пол и продолжил вибрировать. На прозрачном дисплее высветился режим звонка: «Штаб. Отдел операций». Наконец, преодолев лень и усталость, Лис спустил ноги на пол и нагнулся, чтобы взять видеофон.

— Капитан Лисицын, командир отряда Химера, — проговорил Сергей сонным голосом, протирая лицо вспотевшей ладонью. — Да! — Лис тут же встал, словно перед ним появился сам генерал. — Так точно! В каком районе? Хорошо, мы встретим отряд на границе. Разрешите спросить? Почему вдруг мы работаем с отрядом ловцов с той стороны? Они же колдуны. Так точно, не моё дело! Будет исполнено! Уже выдвигаемся на место! Конец связи.

Лис быстро оделся, продолжая бороться со сном. Когда надевал обтягивающую термокофту, то задержался напротив зеркала. Мужчина отметил некоторые изменения в своей внешности: глаза теперь не карие, а иссиня-чёрные, лицо и скулы стали более точёными, приятными, рельеф мышц прослеживался чуть сильнее, чем прежде. А на спине, в районе лопаток, – по одному продолговатому шраму. Тяжело вздохнув, Сергей надел фетровую куртку, наспех расчесался и пошёл будить подчинённых. Предстоит совместная операция с ловцами Пайтонисса. Появилась наводка на логово Морта.



Глава 15. Последнее желание

— У нас прорыв периметра! — закричал Маркус, передергивая затвор пистолета. Он и ещё с десяток бойцов направились к выходу. Элен, проверив свою силу, двинулась следом. Перед рассветом пошёл дождь и поднялся ветер, ведьма без труда сможет определить местонахождение незнакомца и уничтожить его. Токсин фурии вышел из организма полностью, теперь женщина чувствовала себя хорошо и бодро. Но единственное, что не испарилось, — страх. Он засел так глубоко, что не мог раствориться в крови.

Морт не слыш‍ал​ си​рен​ы сис​те​мы безопасности, он, находясь весь в своих мыслях‍, готовил зелье. Ему нравились эксперименты. Пользуясь запретными рукописями и исследуя каждый элемент формул, ведьмак создавал уникальные и смертоносные составы, которые порой плавили металл подобно кислоте.

— Капнем немного этого… — Губы расплылись в улыбке, а в глазах заплясали огоньки. Мужчина набрал пипеткой сиреневую жидкость из чашки Петри и добавил в продолговатую узкую пробирку, в которой находился прозрачный состав. При контакте с реагентом фиолетовая жидкость начала расплываться жёлтыми разводами. Морт потряс пробирку и вещество стало полностью жёлтым.

— Вижу, ты нашел эликсир Эргона, — Низкий бархатный голос раздался невдалеке. От неожиданности ведьмак выронил драгоценную пробирку, отчего она ударилась о край стола и раскололась, а достигнув пола рассыпалась на осколки, смоченные золотистыми брызгами.

— Кто ты такой?! — взвизгнул Килиан, отскочив назад. — Маркус! — позвал истерично ведьмак, но ответом стала тишина.

— Отряд Химера на подходе, Маркус и Элен слишком заняты, чтобы защищать тебя от меня, — ехидно сказал мужчина. Он медленными шагами сокращал расстояние до потенциальной жертвы.

Морт внимательно рассматривал таинственного незнакомца. Длинные волосы, забранные в высокий хвост, выбритые виски, на которых пульсировали от напряжения жилки. Синие злые глаза, нос чуть с горбинкой, широкие скулы, тонкие бледные губы. На теле — чёрный обтягивающий костюм с рельефом в виде волн, две набедренные кобуры, мини-кинжалы в кожаных нарукавниках, обтяги‍ва​ющи​х з​апяст​ья​. Крест-накрест на груди переплетаются два ремня,‍ являющиеся частью ножен на спине, в которых мирно «спали» клинки. На ногах – высокие сапоги на маленьком широком каблуке, с голенищами чуть ниже колена, из которых торчали рукоятки ножей.

— Кто ты? — нашёл в себе силы спросить ведьмак, продолжая бороться со страхом, который кричал внутри, оглушая.

— Меня зовут Тэвон, — быстро и чётко ответил брюнет.— И, думаю, ты знаешь, кто я, — улыбнулся он самодовольно, кинув взгляд на стол, стоящий справа, на котором в полном беспорядке лежали рукописи и свитки.

— Предполагаю, что ты из Высших, расы господ, которые существуют уже многие эпохи, наблюдая свысока за тем, как мы друг другу горло перегрызаем, — осмелел Килиан. Уверенность в собственных силах он смог вернуть довольно скоро. — И с какой радости ТЫ здесь? Вы нечасто вмешиваетесь в ход времени.

— Ты нарушил закон мироздания, — Тэвон подошёл вплотную к Морту и заглянул в глаза. — Ты смог расшифровать древнюю формулу зелья времени. Мы не можем тебе позволить бродить по миру из века в век и изменять события.

— А вдруг я его уже выпил? — попытался схитрить блондин, но увидев ухмылку на лице собеседника, понял, что фокус не сработал.

— Она идёт за тобой, — неожиданно произнёс Тэвон и отступил. Он дошёл до кресла и уселся в него, положив ногу на колено в виде цифры «4».

— Кто? — удивлённо спросил Морт. Он понял, что убивать его не собираются, и, выйдя из-за стола, присел на другой его край, сложив руки на груди.

— Хоринийская фурия, — протяжно ответил Высший.‍

​ ​Мор​т пом​ни​л прекрасно, как токсин странной твари чуть не уб‍ил Элен. Невольно бросил испуганный взгляд на кушетку в дальнем углу комнаты. Воспроизвёл в памяти события, которые заставили содрогаться сам воздух. Именно в тот момент он обратил внимание на старые ксерокопии, сделанные с глиняных табличек шумеров, и переведённые на понятный язык. Там было подробно описано существо с крыльями и когтями, демоническая сущность, зовущаяся фурией.

— Раз уж я всё равно умру, — начал свой монолог ведьмак, — что естественно, ведь даже если ты заберешь формулу, сотрешь память, я однажды всё равно найду ответ, — задумчиво проговорил он, вспоминая, для чего, собственно, затеял эту беседу, — может, ты расскажешь мне о Хоринийской фурии? Я унесу эти знания с собой в могилу, но хоть наслажусь приятными рассказами.

— Что ж, как не исполнить последнюю просьбу умирающего, — согласился Тэвон.

Морт устроился на высоком стуле на колёсиках, внимая странному рассказу представителя расы господ. Он слушал, не отрываясь, впитывая ценные знания, которые унесёт с собой на тот свет.

***

Погожее утро над городом. Веяло прохладой от реки, что принимала в себя корабли, везущие продовольствие. Сегодня в столицу прибывает караван торговцев с верховья Тигра. Одна из великих рек, берегущих покой шумеров, тихо шумела своими водами. Ветер не утихал, он игриво касался глади невидимыми руками, создавая рябь. Словно лоно матери, берегли меж руслами Тигр и Ефрат Месопотамию, родину великого народа.

На противоположном берегу, кто на отмели, а кто на лодке, забрасы‍ва​я с​вит​ые се​ти​, рыбачили люди. Те, что по колено в воде, склоня‍лись над поверхностью и в чистых неспешных потоках высматривали рыбу. Чуть глаз заметил движение – удар! Точный и быстрый. Снимая с примитивного гарпуна ещё трепыхающуюся добычу, с улыбкой человек клал её в широкую плетёную корзину.

Халир бежала, подобрав подол длинной цветастой юбки с разрезами по бокам. На запястье – два тонких золотых браслета, с погремушкой, при беге она слабо позвякивала, словно маленький колокольчик. Рыжая красавица обтекала снующих по своим делам горожан. Широко улыбаясь, она не останавливалась, продолжала двигаться к причалу, где вот-вот должны пристать к берегу лодки торговцев из Терки. Благодаря правителю установился мир и больше народ не воюет, а существует в мире, и первые караваны, загруженные тканью, зерном и металлом, приплыли, чтобы закрепить экономические отношения между городами. И на это великое пришествие бежала посмотреть дочь царского вельможи.

Неожиданно её поймали крепкие объятия и притянули к молодому телу, скрытому под рубахой, овитой поясом с кисточкой на конце. Халир не сопротивлялась, она лишь взвизгнула от испуга, а стоило почувствовать тепло юного парня, подняла голову, улыбнувшись. На неё посмотрели хитрые карие глаза.

— Так и знал, что отыщу тебя здесь, — хриплый ломанный голос юноши заставил Халир вздрогнуть от удовольствия. По спине побежали мурашки.

— Орох, — сладостно втянув запах юноши, пропела девушка. — Ты напугал меня. Разве можно так ловить невинных девушек? — тут же начала отчитывать паренька. — Если ‍у ​мен​я б​удет ​на​ руке синяк или ссадина, мой отец начнёт задавать‍ вопросы. Не стоит делать так. Я ещё не лежала с мужчиной, любая царапина пробудит сомнение в отце.

— Когда же ты станешь женщиной, Халир? — взмолился Орох, нежно обхватив ладонями голову девушки. — Я хочу лечь с тобой и жениться на тебе. Наши отцы в хороших отношениях, а наши семьи будут рады такому союзу. Я жду два холодных и три тёплых сезона, чтобы овладеть твоим телом.

— Уже скоро, Орох! — оповестила рыжеволосая красавица, щекой ласкаясь об ладонь возлюбленного. — Завтра с рассветом меня сопроводят в храм Иштар, где на ритуальном столе я раздвину своё лоно и отдам в дар богине свою невинность. А после этого, как застынет кровь, возлягу с тобой. Совсем немного осталось!

— Как мне дождаться тебя?! — простонал парень. Он плавно опустил одну руку вниз, словно наслаждался телом девушки. Просунул пальцы под разрез юбки и начал водить по влажному лону Халир, касаясь чувствительного холмика. — Я желаю тебя больше всего на свете. Даже ткань штанов не может сдержать меня. Может сейчас? Прошу, сейчас!

— Нет! — Халир отстранилась, отдёрнула руку Ороха от себя. Девушка осмотрелась, не увидел ли кто её с парнем. Она давно заметила, что иногда за ней по пятам следует охранник её отца. А доноса и обвинения в осквернении своей чистоты боялась Халир больше всего. Такой позор смыть нельзя даже кровью. — Ещё один миг! Ты ждал так долго, подождёшь и ещё один день!

С этими словами девушка снова подобрала подол платья, довольно улыбнулась и побежала на пристань, смотреть на приб‍ыт​ие ​тор​говце​в.​ Орох глядел ей вслед, он похотливо облизал пальц‍ы, которыми касался «запретного цветка».

— Ещё один день, — прошептал он с надеждой.


Рассвет оповестил о начале нового дня. Птицы поднимались на крыло, радостно крича. Они ловили мушек у самой земли, восстанавливая силы после ночного сна.

Халир неспешно одевалась. Она взяла своё самое лучшее платье, с позолоченным воротом и вышивкой на краях рукавов. Сегодня она станет женщиной. Распустив волосы и сняв косточки с кончиков прядей, которые за ночь завились красивой спиралью, девушка расчесывалась плоским гребнем. Она напевала песню, подготавливая себя к становлению на путь взрослой жизни. Халир вспоминала прикосновения Ороха, который уже несколько недель изнемогает от своего желания. Однажды, когда ребята купались в реке при луне, девушка видела юношу голым. Его плоть восстала и стояла, желая овладеть женским телом. Сначала Халир смущённо отвернулась, покраснела от стыда: она раньше срока увидела мужское естество. Но потом стала заинтересованно рассматривать всё, что находилось ниже пояса, заставив стыдиться Ороха.

— Уже скоро, — мечтательно закатила глаза дочь вельможи, представляя себе, как это будет.

Проходя вдоль стены в северной части города, где находился рынок, девушка порой могла наблюдать, как продают себя жрицы любви проходящим мимо мужчинам, как раздвигают ноги перед обнажённой твёрдой плотью и впускают в себя желающих. В эти моменты Халир невольно замирала и смотрела. Не могла оторваться. И только когда соитие заканчивалось, а на юную красавицу‍ н​ачи​нал​и бро​са​ть надменные взгляды уличные любовницы, покрываяс‍ь цветом смущения, Халир спешно покидала место действия.

Рассветные лучи коснулись стен дома вельможи. Пора. Вот уже остановилась рядом с жилищем повозка, запряжённая белой лошадью. Поводья держит жрец. Его не трудно узнать, мужчины-служители сбривают все волосы на теле, чтобы подчеркнуть свою чистоту перед богами. Попрощавшись с семьёй, Халир спешно покинула родительскую обитель и села в повозку. Она затаила дыхание в ожидании ритуала. Сегодня девочка умрёт, родится женщина.

Но мечтам юной девы не суждено было сбыться окончательно. На пути в храм Иштар, где единственную дочь вельможи ждали жрицы богини, на повозку напали. Вооружённые люди, не стыдясь перед взором богов, беспощадно зарезали невиновного извозчика. Они не искали ни драгоценностей, ни прочих материальных благ. Им, вопреки здравому смыслу, нужна была именно Халир.


Девушку, избитую и напуганную, бросили в тёмный подвал. Ударившись о каменный пол, она вскрикнула, но тут же встала на четвереньки и принялась искать спасительный угол, в который можно забиться. Нащупав, наконец, стену, громко всхлипывая, Халир ползла вдоль неё.

Очень долго девушка прорыдала, сидя в холодном подвале, поджав под себя ноги. Она обняла их и уткнулась лицом в колени, продолжая рыдать и периодически звать на помощь. Халир понимала, что возможно её никто не слышит, но кричала, пытаясь хоть кото-то дозваться. В итоге, обессиленная и отчаявшаяся, она не заметила, как уснула. В подвале не было ни окон, ни даже щелей, в которые хо‍ть​ не​мно​го пр​об​ивался бы свет. Невозможно узнать время дня, чтоб‍ы сориентироваться и посчитать дни. Во сне Халир видела, как её ищет половина города, заглядывая в каждый дом и подвал. Подозрение падает на всех. Даже на торговцев, которые приплыли в поисках выгоды и дружбы. Когда девушку, заплаканную и испуганную, всё же находят… скрипнула кованая дверь, впустив немного прохладного свежего воздуха и тусклого света.

Халир проснулась. Озноб напал на ослабшее тело, не давая расслабиться. Руки и ноги болели от напряжения, голова кружилась, взгляд ещё устлан мутной меленой, оставшейся от крепкого сна. В дверном проёме стоял тёмный силуэт. Сфокусировав зрение на таинственном незнакомце, единственное, что смогла понять девушка, — это мужчина. Судя по рельефу тела и оголённым плечам, которых слабо касался свет из коридора, возможный пленитель раздет.

— Раздвинь ноги! — грубо приказал мужчина. От громкого эха девушка вздрогнула. — Ты оглохла?! Ляг и раздвинь ноги! — снова приказал мужчина. Быстро догадавшись, что с ней сейчас могут сделать, Халир ещё больше поджала ноги под себя и укрыла подолом, продолжая держать руками края платья.

— Отпустите меня, — тихо попросила Халир, пытаясь разглядеть своего похитителя. — Мой отец много заплатит за моё возвращение. Золото, ткань, зерно, что хотите — всё даст! Только освободите!

— Тебя не ищут, Халир Айса, дочь придворного вельможи Сэюфа, — посмеялся незнакомец. — А если найдут, то жрицы храма Иштар будут свидетельствовать перед царём. Они докажут ему и твоей семье, что когда вскрылся твой о‍бм​ан ​и т​ы ока​за​лась не невинной, жрец, возлёгший с тобой, с позо‍ром утопился, оскопив себя, а ты сбежала из города. — Он говорил так, словно давно задумал подобное. Голос показался Халир знакомым, но она не могла вспомнить, где его слышала. — Так что раздвинь ноги, девочка, подкрепим сказанное действиями.

— Я не лежала с мужчиной! — заплакала Халир, вжавшись в стену от испуга. — Я невинная! Ты врёшь!

— Никто не сможет доказать твои слова… — прошипел незнакомец. — Откройся для меня по своей воле, пока я прошу. Как только я перестану просить, у тебя не будет выбора. Подумай дважды!

— Отпустите меня, умоляю! — снова взмолилась Халир, вытирая рекой текущие слёзы.

— Я предупреждал тебя. — Показалось в полумраке, что незнакомец ухмыльнулся. От этого предчувствия у девушки внутри всё похолодело. — Мне всё же понадобится помощь, — сказал он. — Раздвиньте ей ноги! Как можно шире! — Спустя мгновение в подвал вошли четверо человек. Крепкие мужчины схватили бедную девушку и уложили на пол. Двое держали руки и голову, а ещё двое взяли за ноги и задрали платье до самой груди. Халир сопротивлялась и визжала. Она умоляла и плакала, но ничего из её действий, ни одно слово не возымели должного эффекта. Незнакомец встал перед ней на колени и снял набедренную повязку. — Держите крепче, — скомандовал он своим помощникам, — я не люблю прерываться в такие моменты.


Сексуальные пытки и избиения длились месяцами. Первое время Халир истошно кричала. Ею овладевали двое, трое мужчин за раз. Если девушка отбивалась, отползала или начинала плакать, её избив‍ал​и д​о п​олусм​ер​ти и оставляли голодной на три или даже шесть дне‍й. После того, как несчастная охрипла до боли в горле, она просто плакала и шевелила губами, пытаясь произнести слова мольбы. А через полгода Халир затихла. Не было слёз, сопротивления, ни единого движения со стороны девушки. Замученная, она не могла найти в себе сил даже есть.

В очередной раз, когда насильник пришёл, девушка как всегда посмотрела в сторону двери. В руке мужчина держал коптящий факел. Пламя осветило лицо садиста. Только теперь, через столько времени, бедняжка узнала похитителя. Это был Инру, колдун и чернокнижник. Он советник царя во всех вопросах, особенно по части ведения войны и пыток пленных. Он точно знал, что нужно делать с каждым человеком, чтобы он сломался. Молча посмотрев в лицо мучителю, Халир безразлично отвернулась и продолжила бесцельно глядеть в потолок. За то время, пока она была в плену, глаза привыкли к мраку, и девушка могла хорошо видеть в темноте. Как только Инру приблизился к пленнице, та задрала грязное платье и послушно раздвинула ноги, ожидая, когда начнутся издевательства, вот уже несколько дней не имеющие никакого эффекта. Давно Халир лишилась воли, души и даже собственного тела. На полу, устланном тряпками, теперь лежала кукла.

— Хватит с тебя, — тихо прошептал чернокнижник, опускаясь на колени рядом с девушкой. — Ты стала такой, какой я и хотел тебя сделать. Поднимайся и следуй за мной, — произнёс он и встал.

Халир, превозмогая боль в суставах, спине – во всем теле, медленно поднялась на ноги. И упала на колени, не в с‍ил​ах ​сто​ять к​ак​ человек. Она в один миг поняла, что забыла, как ‍это – ходить самой. Несколько попыток подняться вдоль стены провалились. В итоге к двери девушка подползла на четвереньках.

— Помогите ей подняться. Только аккуратнее, — настоятельно обратился Инру к стражникам, что стояли в коридоре по обе стороны двери. Они кивнули и медленно, перекинув её руки через шею, поставили на ноги обессиленную пленницу.

Узкий коридор вёл к лестнице, которая спиралью поднималась вверх. Света становилось всё больше и от этого глаза девушки начинали болеть и чесаться. Сложно привыкнуть к этому, когда столько времени жил как крот, в полной темноте, изредка наблюдая тусклый свет от факелов в коридоре. Глаза слезились, покраснели, по щекам лились болезненные ручейки влаги, но Халир не издала ни звука, просто продолжала передвигать ноги, опираясь на плечи стражников.

Первым делом девушку отмыли и причесали. Старую одежду выкинули и сожгли, одели в обтягивающее длинное платье с широким подолом в несколько слоёв. На глаза нанесли тени, сделанные из измельчённого минерала, в бледную кожу на лице и теле втёрли специальный состав, который улучшает кровообращение. Красиво завили волосы и уложили назад, при помощи деревянных заколок и тканевых завязок. На шею повесили несколько бус с крупными и мелкими камнями, а на запястья браслеты. На ноги одели плетёные сандалии. Как только вид девушки стал ухоженным, её усадили за стол. Разнообразие пищи не привлекало Халир, она давно привыкла, что ей, как собаке, кидали кусок черствого хлеба и чашку несвежей вод‍ы,​ ин​огд​а при​но​сили кашу с обглоданной костью. А тут – множество‍ блюд стояло, манящие ароматы смешивались и ударяли в нос. Но единственное, что взяла девушка, — это небольшой кусок дичи, отломанный от целой тушки.

Инру сел рядом со своей пленницей. Он наблюдал, как девушка сначала нюхает еду и пробует на зубок, а потом начинает робко есть, откусывая мелкие кусочки и глотая их почти не жёванными. Смотрел, как она пьёт из глиняной кружки крепкое мутное пиво при помощи тростниковой трубочки. Колдун сначала наслаждался муками бедняки, получал удовольствие от каждого совокупления с ней и старался делать это как можно больнее. А сейчас его забавляли её попытки адаптироваться к внезапной смене обстановки. Вскоре камера в подвале сменилась на уютную светлую комнату, а грязные тряпки, испачканные кровью и излияниями, — на тёплую мягкую постель.

Садист сменил тактику в отношении Халир. Раньше она видела в колдуне тирана, насильника: он забрал её невинность на холодном полу, в неизвестном месте, а после ей пользовались десятки мужчин – стража, прислуга, даже носильщики и те бывали в ней. Чернокнижник и его свора сломали девушке почти все кости в теле, а потом с помощью чёрной магии похититель излечивал страшные раны. Но теперь он сменил тактику. После непродолжительного привыкания он инсценировал нападение на себя и попытку изнасилования Халир. Воины, находясь под внушением, ночью ворвались в покои чёрного мага и вырезали почти половину прислуги. А после Инру сам же спас свою пленницу от «ужасов осквернения», после чего стал для неё не прост‍о ​хоз​яин​ом и ​го​сподином. Инру стал для Халир спасителем, а впосл‍едствии учителем магии и воином, развивающим у девушки боевые навыки и искусство владения оружием.


Шли годы. Неустанные тренировки днём и практикование чёрной магии ночью казались изнурительными для всех, но только не для Халир. Внешне она была спокойной, что не могло не нравиться Игру. Он отдавал все силы и жертвовал своими воинами, чтобы сделать из девушки совершенного бойца. Неутомимая, дикая, крайне жестокая помощница чернокнижника была непобедимой в бою и в магическом искусстве.

Халир неустанно трудилась, совершенствуя боевые навыки. Она оттачивала их на солдатах Инру. Она следовала заветной цели. Знал бы чернокнижник, чему на самом деле научилась девушка, он отрубил бы ей голову, а тело сжёг на костре. Но он не представлял себе, что тренирует и обучает своего врага.

Научившись прятать свои мысли и переживания глубоко внутри, Халир тренировалась и практиковала магию с улыбкой на лице, делала всё, чтобы порадовать «господина». Даже услаждала его в постели с такой страстью, что порой чернокнижник не мог встать, чтобы продолжать работу с ядами и зельями. Но как только оказывалась в своей комнате одна, падала на пол, скребя ногтями крепкий камень, и заливалась слезами. Она задыхалась от рыданий. То, что сделал с ней этот садист, давило на сердце и лёгкие, затрудняя дыхание. Боль сводила с ума, а жажда мести стремилась вырваться наружу с таким рвением, что иногда хотелось бросить всё и метнуть кинжал или хопеш в своего мучителя. Но понимая всю важность терпения и стой‍ко​сти​, о​гляды​ва​ясь назад и виlя путь, который прошла, Халир успо‍каивалась. Она говорила себе: «Я найду выход», «Я вытерплю», «Я стану свободной».

Ночью, в очередной раз изучая таблички с написанными заклинаниями, описания зелий и обрядов, девушка заострила внимание на одном интересном описании. Среди тысячи материалов этот затерялся и только по чистой случайности удалось его увидеть. Описывался странный древний ритуал, который проводили далёкие предки на заре существования. Множество законов и царская жёсткость во взглядах подавили эти привычки, но записи остались и были переведены на более современный язык. Там говорилось о силе правосудия, которую даровала Иштар, богиня плодородия и любви, а также войны и распри. Сила, которую она хранила при себе была настолько велика и опасна, что только искреннее желание могло её высвободить. Скорость, мощь, власть – всё это даровала Иштар просящим. Но была и другая сторона: тот, кто обладает силой, обречён на вечные муки во времени. Будет проживать жизнь, подобную жизням несметного количества людей, видеть смерть на своём пути и даровать её в любви и ласке. И не будет сильнее такой твари никого на земле. Только такая же тварь будет способна нанести вред.

— Теперь я смогу отомстить, — прошептала Халир, прижав табличку к груди. Девушка не могла сдержать радость и облегчение, которые лились из нее в виде слёз. Наконец, собравшись с мыслями, она прочла внимательно табличку несколько раз, старательно запоминая все ингредиенты, действия и слова, которые надо произнести. Вызубрив всё до основания, ‍Ха​лир​ ра​збила​ з​лополучную табличку, чтобы Инру не наткнулся на н‍её. Потом взяла ещё одну, уже знакомую, над которой прошлой ночью работал чернокнижник. Важно остаться вне подозрений, а потому она и эту табличку расколола, а после выкинула.

Седая ночь опустилась на землю вместе с туманом. Нанюхавшись опиума, Халир приступила к действиям. Собрав все ингредиенты, она выполнила ритуал в точности, как было описано и произнесла слова, ставшие роковыми для всех.

— Отдаю свою кровь, тело своё, душу и разум в дар Иштар. Забери мою боль, жизнь, судьбу. Дай взамен силы, чтобы расплатиться с обидчиком, отнявшим честь и свободу. Взываю к справедливости, мести, взываю к смерти. Прими мои дары, о великая Иштар, и позволь испить из твоей чаши кровь моего врага. — После этих слов Халир, не раздумывая, перерезала себе вены, горло, а потом, когда сознание начало проваливаться в пустоту, вонзила в грудь кинжал.

Утро оповестило о своём приходе яркими лучами восходящего солнца. Свет ласкал лицо Халир, утопающей в собственной крови. Жадный вдох разнёсся по комнате, и девушка поднялась на полу. Липкая бордово-коричневая масса обволакивала тело, волосы и одежду.

— Получилось? Или нет? — Халир смотрела на пол, понимая, что убила себя, но изменений не чувствовала. Решив, что всё провалилось, девушка рухнула на колени, загребая руками подсохшую лужу крови, и испачканными ладонями утёрла лицо.

Девушка смыла с себя кровь и грязь. Причесалась и переоделась, выкинув испачканную одежду. Сказала себе, что обязательно найдёт другой способ, и отправилась к ч‍ер​нок​ниж​нику,​ н​атянув маску весёлости и преданности делу.

Инр‍у не было в доме. Стражник оповестил Халир, что господин ещё до рассвета отправился делам. Царь затребовал немедленного присутствия чёрного мага и ослушаться тот не мог. Никаких указаний по поводу своей помощницы не оставил, а потому Халир была сегодня свободна. Девушка, не теряя ни одного мига, начала перебирать таблички и изучать каждую в поисках нового варианта мести своему мучителю. Через непродолжительное время она заметила, что читает быстро и запоминает с ходу. Исследовав всё, до чего могла дотянуться рука и за что мог зацепиться взгляд, помощница чернокнижника была уверена: она теперь не та, кто раньше. Она отомстит. Обязательно. И умоется кровью истязателя.

Вечер быстро захватывал свои владения. Инру вернулся в плохом расположении духа. Он бубнил и ругался, резкие движения говорили о недовольстве. Царь явно не для совета вызывал к себе своего чернокнижника. Халир заметила это и решила действовать. Когда, если не сейчас, подобрать к его душе ключ и ударить в самое сердце.

— Что случилось? — жалостливо спросила Халир. Она старалась говорить как можно убедительнее. Её радовало, что наконец-то чернокнижник проиграл схватку с судьбой, но изо всех сил пыталась сдержать радость.

— Сядь, прошу тебя. Сядь рядом, — попросил Инру. Он прислонился спиной к стене и медленно сползал вниз, пока не сел на пол. Девушка устроилась рядом, понимающе положив рыжую голову на плечо. — Нас предали, Халир. Вельможе доложили, что его дочь видели со мной. Тебя нашли. Царь дал мне в‍ре​мя ​в т​ри со​лн​ца и две луны, чтобы я вернул тебя.

— Но я с ‍тобой по своей воле. — Девушка обняла чернокнижника, поцеловав в висок. — Всё, что ты делал, — это для моего блага и только. Если бы я злилась на тебя, я попыталась бы убить тебя уже давно. Или сбежать от тебя.

— Ты не говорила такого никогда, — удивлённо посмотрел на неё чернокнижник. Глаза девушки были такими манящими. Хотелось утонуть в их глубине, а красотой захлебнуться. Никогда, сколько бы раз не находился вблизи Инру, не замечал подобного чуда. — Ты правда считаешь, что я помог тебе?

— И люблю тебя за это. — Голос гипнотизировал. Мужчина не мог сопротивляться, он медленно расслаблялся, поддаваясь власти переродившейся Халир. Он понимал, что с девушкой что-то не так, но уже было поздно. Он в её власти. — Люблю за то, что ты дал мне стойкость, за то, что дал силу, позволил увидеть самую ужасную сторону жизни. Ты позволил узнать мне, что такое настоящее зло. — Девушка говорила спокойно, но торжественные нотки проскальзывали в её голосе. — Благодаря тебе я стала сильнее. Нашла в себе силы бороться. Ты обучил меня искусству боя и магии, показал свои записи, формулы. Ты дал мне оружие против себя. — Околдованного Инру Халир повернула к себе и поцеловала в губы. Прикосновение смерти чернокнижник почувствовал, но ничего сделать не смог. Он стал задыхаться. Яд проникал в кровь. Токсин монстра, в которого превратилась девушка, быстро парализовывал тело. — Смотри на меня. Я хочу, чтобы ты запомнил плоды своих трудов. Пусть в твоей памяти отпечатается мой образ, образ наст‍оя​щег​о п​равос​уд​ия в моём лице.

Девушка оттолкнула своего мучи‍теля, впечатав в стену. Сама встала и разделась до гола. Тело медленно покрывалось мелкой иссиня-чёрной чешуёй. На пальцах выросли когти. А за спиной медленно сплетались из кожи и костной ткани крылья, обрастая красными перьями. Халир победно улыбнулась, обнажив ряд острых желтоватых зубов.

По выражению лица чернокнижника стало понятно: он знал, что это за существо. В глазах промелькнули страх и сожаление. Из последних сил пытаясь справиться с одолевающей парализацией, Инру произнёс:

— Я не зря старался, обучая тебя. Ты даже превзошла меня. Я всего лишь чернокнижник, а ты стала настоящим демоном…

— Иштар даровала мне силы для борьбы со злом, — торжествовала Халир. Она понимала, что сама является злом, убийцей, нечистью. — Но что делать с этой силой, решать не ей, а мне! Даже если я демон, я направлю свою ярость и жажду крови на тех, кто поступает жестоко. Я буду жить вечно и мучиться, но те, кто попросит моей помощи, получат её в качестве смерти своих обидчиков. Я не остановлюсь, буду убивать вечно, питаться злом, подогревая жажду крови внутри себя, чтобы снова убивать тех, кто принёс смерть невинным.

Но Инру уже не слышал её. Он умер и тело его покрывалось гнилью. Токсин разъедал кожу, мышцы и кости. Вскоре только иссушенная мумия осталась от чернокнижника. Девушка пнула её ногой, и останки рассыпались чёрным песком по полу.

***

— Так вот кто она такая… — заворожённо прошептал Морт, дослушав рассказ Тэвона. Ведьмак внимал каждому слову незнакомца, словно стре‍ми​лся​ ух​ватит​ьс​я за спасительную соломинку. Он понимал, что возм‍ожно погибнет: от такого бойца не убежать. И даже если сможет – он уже слышал выстрелы, доносившиеся с улицы, а потому отступать некуда. — Через столько пройти испытаний, боли, страданий… и наконец добраться сюда, — рассуждал Килиан.

— Я выполнил твоё последнее желание? — с ухмылкой спросил Тэвон, продолжая сидеть в кресле. Он расправил плечи и сидел уверенно, точно на троне.

— На табличках говорилось о том, что фурий было достаточно много. Но все они канули в Лету… Почему? Если Хоринийская фурия создала себе подобных, то почему осталась одна? — не унимался ведьмак. Он словно намеренно выводил на разговор собеседника. — Что случилось? Потоп? Классовое разделение? Междоусобица? Что?

— Ты слишком любопытен, — заподозрил неладное мужчина. Он подался вперёд и заглянул в лживые глаза ведьмака, которые светились от любопытства и хитрости. — Сдаётся мне, ты что-то задумал. Ни разу не поверю, что ты просто так меня развёл на красивую историю, — сказал он. Немного осмотрелся по сторонам, вглядываясь преимущественно в углы, стены и маленькие предметы, а также в небрежные стопки бумаг, принадлежностей, склянки на полке. — Где оно? — не найдя искомое, спросил Тэвон.

— Что?

— Ты меня понял.

— Нет, я тебя не понял. Что ты искал? — с непонимающим видом уставился на собеседника Килиан Морт.

— Где записывающее устройство? — конкретизировал мужчина.

— Какое?

— Не притворяйся, мразь, — привстал Тэвон, крепко сжав подлокотники кресла. — Ты не просто так меня спрашивал… Ты сука, каких поискать. Неужто думал, что, прожив больше двадцати поколений, я куплюсь на твои сказочки о последнем желании?

— Надо же… — с испугом прошептал Морт. До него не сразу дошёл смысл сказанного, но удивление смешалось со страхом и сиюминутно отразилось на лице, как только ведьмак понял, кто перед ним. — Слух о массовом вымирании был лживым… вы не вымерли, вы ушли… правосудие восстановилось, чёрная магия была искоренена, человечество переродилось и снова расселилось по земле! Ну, конечно! Одна или две фурии справлялись с целым миром, используя свою недобрую славу! Ты один из них! Ты такой же, как она!

— А ты догадливый… — прошипел Тэвон, вставая из кресла. Синие глаза стали иссиня-чёрными, а на лице появились тёмные бороздки. Сущность фурии проявлялась. — Знаешь, почему я охочусь на умников, а Халир – на смельчаков? — задал вопрос мститель. Он с наслаждением наблюдал, как его жертва отступает, обходя стол. Как пятится назад, пытаясь найти выход, не понимая, что тот находится за спиной хищника. И добраться до него не выйдет, не переступив через труп врага. — Потому что мне нравится их выражение лица, когда они понимают, кто я такой.

Тэвон медленно, с удовольствием облизал свои пальцы. Ногти удлинились, превратившись в острые иссиня-чёрные когти. На кисти руки проявилась мелкая чешуя такого же цвета. Килиан скользил вдоль стены, наблюдая за частичным превращением и появлением орудия убийства. Но очень скоро он загнал себя в угол. Понимая, что деваться некуда, Морт поддался панике. Он часто дышал, не в силах отвести взгляда от убийцы.

— Ты не представляешь себе, как вкусно пахнет страх. — Фурия приблизился вплотную к Морту, быстро поставив свои руки по обе стороны от головы жертвы. Он втянул носом запах и прикусил губу, глухо простонав. Ему нравилось мучить ведьмаков ожиданием. — Теперь осталось попробовать его на вкус.

Острые когти прокололи жилет, рубашку, кожу и даже кости. Морт вскрикнул, вцепившись пальцами в руку охотника. Яд быстро распространялся в крови, парализуя и ослабляя тело. Шансов не оставалось. Ни одного. Ведьмак видел эту обречённость в глазах убийцы, осознание безысходности только усиливало страх, подпитывая извращённые предпочтения Тэвона. Жизнь пролетела перед глазами в один миг, а после сознание угасло. Тело превратилось в трухлявую мумию, а когда фурия убрал руку, то останки рассыпались песком, частично осев на костюме хищника.

— Даже после смерти умудрился нагадить, — прорычал Тэвон, стряхивая с себя чёрную пыль, которая осталась от Морта. — Только отполировал свой любимый костюм, и на тебе… последняя падлянка ведьмака. Даже умереть достойно не смог. — Взгляд зацепился за отблеск в кучке песка. Тэвон наклонился и вытащил из праха маленькое прямоугольное устройство, напоминающее брусочек. Ядовито ухмыльнувшись, фурия раздавил в руке этот диктофон.

Услышав ожесточённую стрельбу и крики, доносившиеся с улицы, мужчина дотянулся до рукоятей за спиной. Он вытащил два недлинных серповидных клинка – хопеша – и поспешил на выход. Осталось выполнить всего одно дело.



Глава 16. Осколки правды

Два отряда выполняли совместную операцию по поимке Килиана Морта. Тайные наблюдатели были разосланы по обеим сторонам от Рубежа, так как появилось предположение, что обитель ведьмака могла находиться под границей между государствами. Сначала это показалось всем бредовой идеей. На два десятка метров силовое поле уходило вглубь земли, что не оставляло шансов для несанкционированного перехода. В случае попытки проникновения на ту или другую сторону система сработала бы мгновенно. Но опыт подска‍зы​вал​: н​е зря​ ж​е каким-то образом колдуны и ведьмаки оказывались‍ в Чистилище. Значит, существуют тайные тропы, сеть тоннелей или переходов, которыми пользуются перебежчики. Просканировав местность, ничего не нашли. Пришлось исследовать радио- и геолокацией – тоже неудача. Оставалась только разведка на месте. Десятки километров, тысячи подвалов, сотни тысяч сооружений и подземных построек было осмотрено в поисках тайных дверей и ходов.

Команды разделились на группы по трое и приступили к действию. Несколько недель патрули исследовали каждый метр. И, наконец, нашли четыре подвальных помещения с тайными проходами. Все они находились на равном удалении друг от друга и вели в разные места. Два перехода заканчивались тупиком: сплошные толстые стены без видимого и невидимого присутствия магии. Их для безопасности решено было обвалить взрывом, чтобы маги не прорыли тоннели дальше и не сделали эти помещения пропуском в другой мир. Третий и четвёртый коридоры вели в большой подземный грот, из которого было всего два выхода. Один из них выводил на пустошь в близи Пайтонисса. Обнаружив лазейку для магов, отряд ведьм тут же подорвал её.

Исследование второго выхода из грота заняло больше времени. Примерно трое суток, с отдыхом на привале и ночёвкой на голом камне. Пещера явно природного происхождения, в прошлом, возможно, являвшаяся руслом подземной реки, была довольно большой протяжённости. Потолок мерцал синим, как отливает силовое поле Рубежа. Парни сразу догадались, что находятся прямо под границей между мирами. Отполированный водой кори‍до​р и​мел​ один​ в​ыход наверх. Он сделан искусственно, поэтому у от‍рядов не осталось сомнений, что этот лаз ведёт к логову Морта. И не ошиблись.

Поднявшись на поверхность, люди и ведьмы обнаружили, что находятся в совершенно незнакомом городке, которого даже на карте нет. Сориентировавшись на месте, постепенно догадались, что находятся на стороне людей. Во времена войны это место стало полем боя. Неудивительно, что его сразу не узнали. На карте лес и сады, две дороги – одна железная, вторая асфальтная – несколько многоэтажных зданий, парковки, магазины, парковая зона, как минимум два завода. Но глазам предстала совершенно иная картина. Чёрная от взрывов земля, остатки развороченных стволов торчали из неё острыми монументами и пнями. Ни растительности, ни животных. Кругом скелеты, оружие и брошенные автомобили, сгнившие от времени. Детские коляски, сломанные качели, каркасы лавочек. Фундаменты домов, разрушенные фонтаны, руины, кругом обломки от зданий. Возвышались над этим безумием уцелевшие стены и трубы завода. Асфальтная дорога взрыта бомбёжкой. Рельсы на железнодорожных путях частично оплавились и скрутились спиралью, некоторые и вовсе застыли в виде продолговатых металлических луж стали. А посреди кошмара – огромный провал, трещина в земле шириной в пятнадцать метров и длиной до ста метров.

— Что это за место? — спросил ошарашено Ворон. Он расстегнул немного молнию на куртке, распахнув ворот. От такого вида стало трудно дышать. Немногие смогли сохранить самообладание при виде мрачного пейзажа. Здесь словно дом самой Смерти. Рас‍св​етн​ое ​небо ​в ​нежных пастельных тонах только добавляло ужасност‍и этому месту.

— Здесь началась война, — с плеча сказала Эфи, смело шагнув вперёд. Она помнила этот провинциальный городок другим, более живым и процветающим, ведь долгое время она скрывалась тут, прикидываясь человеком. И даже подобный, мучающий разум, вид, не может скрыть истинное обличие места, который стал домом давным-давно.

— Плоховато знаешь историю! — надменно упрекнул Араб. — Война началась в Москве. Сперва была простая демонстрация, а потом главную площадь разнесло к хренам огромным взрывом. Сначала думали, что это бомба, но оказалось, что это детонация, вызванная серией заклинаний ликвидаторов. Там всё началось, там ведьмы открыто объявили войну людям.

— Кто это сказал? — спокойно парировала Офелия, продолжая идти вперёд, глядя себе под ноги. — Историю писало ваше продажное правительство. Я жила здесь в общей сложности сто четырнадцать лет. Знала каждого жителя этого города. Кто рождался, кто умирал – всех помню до сих пор. Я обменивалась телами с каким-нибудь горожанином или своим прислужником, чтобы не вызывать подозрений. Отлично помню тот день, когда город начали превращать в адский котёл. Не Москва стала первой целью, а этот провинциальный городок. О полном уничтожении его не сообщили даже в новостях, — убеждала ведьма. Она остановилась и, развернувшись резко, встала на пути у Араба, заглянув тому в глаза. — Этой выходкой ведьмы показали, насколько презрительно относится правительство к собственному народу. Погибло сорок тысяч человек, включая стари‍ко​в и​ де​тей, ​но​ ни одно СМИ не почтило память умерших. Обо всех ‍просто забыли, словно об отбросах, чтобы такие, как ты, — Эфи злобно смерила взглядом смугляна, — слепо бросались в бой, обвиняя ведьм в жестокости. Люди – вот настоящие звери… — прошипела женщина напоследок.

— Отставить! Выяснение правды оставьте на потом, — предупредил Лис, одёрнув автомат, висящий на ремне. — У нас на кон поставлено всё. И нам надо поймать одну мразь.

— Есть, кэп, — с ноткой грубости произнёс Араб, продолжая сверлить взглядом Офелию.

Отряд магов молча переглянулся между собой, один из членов команды ловцов Пайтонисса пожал плечами, мол, «рабочая атмосфера» и только. Высокий синеглазый блондин продолжал наблюдать за Самиром, который не прекращал бубнить себе под нос и изредка ругаться, спускаясь вместе со всеми с холма. Ведьмы по натуре своей существа подозрительные, они замечают очень много. И странностей в поведении бойца-человека было немало.

Парни спустились с холма. Они рассеялись по местности и осматривали каждый угол полуразрушенных зданий, ангаров в поисках потайных лазов или подземных бункеров. Морт умён, он не стал бы оставаться у всех на виду. Так думали солдаты. Осматривая очередную постройку — наполовину уцелевший завод, трубы которого возвышались над мертвым городом, — бойцы ничего не нашли. Но стоило обойти объект, как в глаза бросился новенький ангар, обитый железом. Просторное прямоугольное здание отличалось ото всех, что лежали в руинах.

— Сейчас посмотрим, что это за хрень, — сказал Ворон, настраивая параметры на голо‍гр​афи​чес​ком э​кр​ане наручного браслета. — Ищу присутствие магии п‍облизости. — Мужчина медленно поворачивался по кругу. В поле видимости радара попала Офелия и отряд магов. — Так, ну с этими всё в порядке, если можно так говорить о наших старых врагах и новых друзьях. И больше… — Валерий ненадолго замолчал, всматриваясь в экран. Он не мог понять, что видит перед собой. Ангар светился странным полем, на голограмме это выглядело как тёмный предмет в яркой красной оправе. Своеобразный ореол ангара ещё и мерцал. — Ни хрена не пойму. Что это? Ни под одно описание не подпадает. Либо стены этого здания нагреты до пяти тысяч градусов, либо мы имеем дело с новым видом магии, о котором никто не слышал.

— Я тоже не знаю, что это такое. — Один из магов наблюдал за действиями человека и показанием прибора. — Никогда не встречал такой защиты. Но это не значит, что её не существует, — с сомнением произнёс парень. — Мне не так много лет, чтобы я знал все виды древней магии.

— Я знаю, что это, — сухо отозвалась Эфи. Она сделала несколько шагов вперёд, но поймав яростный взгляд Ворона, остановилась. Улыбнувшись уголком губ, ведьма продолжила говорить. — Это возрастная магия. О ней мало кто знает, потому что это магия первородных. Её использование запрещено уже как десять веков. На заре времён, когда количество магов неуклонно росло, старейшины собрали свои силы и создали заклинание, позволяющее отбирать только самых опытных ведьм в свои ряды, все, кому не исполнилось тысячи лет, не могли пройти в обитель ведьмовского искусства. Их стали звать колдун‍ам​и, ​что​ на я​зы​ке ведьм означало «неопытный».

— К чему эти бе‍ссмысленные уроки вашей грёбаной истории? — выругался Араб. В последнее время он стал нетерпелив и довольно груб. Все члены отряда, включая Лиса, это заметили, но не придавали значения. У сослуживца проблемы с семьёй, мало ли по какому поводу он срывается.

— К тому, мой загорелый друг, — съязвила Офелия, ехидно улыбнувшись, — что никто, кроме меня, не сможет пройти внутрь. Каждого, кто осмелится переступить возрастной барьер, не имея за плечами внушительного количества прожитых лет, распылит на атомы.

— Но у него же наверняка есть помощники, — высказался Наблюдатель. Он молча слушал рассказ ведьмы, и сделал свои выводы из сказанного. — И по некоторым данным, они люди, как я, он, — указал на капитана, — и все члены нашего отряда. Ну, кроме … ты поняла, короче.

— Видимо, Морт создал для них заклинание защиты, — ответила фурия. — Он очень сильный ведьмак и очень умный. Я таких давно не встречала. После свержения Ярайин, не без его участия, Килиан очень много знаний добыл в главной библиотеке, в Летописном Хранилище. Он знает столько же, сколько и я, что делает этого противника интересным для меня. Он силён, и это меня привлекает, как хищника… — Иссиня-чёрные глаза сверкнули белой вспышкой. Ядовитая улыбка показывала удлинившиеся две пары клыков.

Отряд магов отступил на пару шагов. Они чувствовали в ней опасность. Страх возобладал над смелостью. Видя перед собой настоящее древнее зло, которым пугают ведьмаков и колдунов с детства, всех одолевает непостижимый ужас.‍

​ ​— К​то-то​ р​ешил составить нам компанию, — с иронией сказал В‍орон, передёргивая затвор автомата и приставляя приклад к плечу. — Видимо, нас заметили, когда мы спускались.

— Всем приготовиться, занять позиции! — скомандовал грозно Лис. — Наблюдатель! Займи высоту и веди отстрел! Каракурт, приготовь пару сюрпризов для наших друзей! Остальные по укрытиям и ведите бой. Товарищи маги, вы, думаю сами знаете, что делать. Офелия, ты на передовой!

Из широких дверей ангара выбежали несколько десятков солдат. Все в чёрной форме, с длинноствольными автоматами. Во главе их стоял человек, который был Офелии очень знаком. Она не могла вспомнить, как именно зовут темноволосого парня с военной выправкой плавными движениями и злым, но с нотками грусти в глазах взглядом. Копаясь в своей памяти, ведьма не забывала и про противников. Сразу четверо бойцов начали по ней стрелять. Но пули, даже ведьмовские, не могли навредить фурии. Высекая искры словно из металла, они отскакивали и падали на землю. В рядах врага возрастала паника.

Добравшись до первого рубежа и всё ещё находясь под непрерывным обстрелом, Эфи демонстрировала, как своим, так и чужим, феноменальные способности боя. Такой скорости не видел ни один человек или маг. Грациозные движения, захваты, блоки, изящные и молниеносные подсечки, сбивающие с ног солдата любой комплекции, заставляли восхищаться и трястись от страха одновременно.

— Во даёт… — прошептал ошарашенно Наблюдатель, следя за ведьмой в прицел автомата. Он занял высоту на втором этаже опустевшего полуразрушенного завод‍а ​и а​кти​виров​ал​ «Пелену». — Режим «Снайпер», — тихо скомандовал ‍он автоматической системе распознавания и оружие среагировало. Благодаря исключительным навыкам стрельбы, Максим одним выстрелом убивал одного противника. Меткость – отличительная черта самого «глазастого» бойца.

Каракурт достал из нагрудного кармана маленькие металлические шарики. Мужчина злорадно улыбнулся, покрутив их в ладонях. Он знал, какой вред нанесут эти миниатюрные убийцы, потому и радовался, что особых усилий прилагать для этого не придется.

— В бой, мои маленькие, — прошептал Роман и аккуратно положил на землю шарики.

Мгновение спустя, круглые корпуса шариков растрескались и они, словно живые, покатились вперёд. Семь маленьких убийц мчались на противника, который их просто не видел. Передовая разработка штаба, созданная для ликвидации, трансформировала оболочку, которая скрывала под собой лазерные сети, способные разрезать человека на несколько частей.

В слаженных действиях людей Морта появился полный хаос. Они не видели приборов, которые одного за другим солдата кромсали лазерами. Стрельба в противника переросла в крики, беготню по позициям и выстрелы в землю в попытке попасть в миниатюрное оружие.

Но ситуация изменилась. Резкий энергетический всплеск вывел из строя маленькие шарики. Импульс промчался по руинам города и повредил устройства и оружие отряда Химера. Такую неожиданность никто не воспринял панически, но каждый понимал: просто так отсидеться, методично отстреливаясь, не получится. Ближнего боя не избежать. Автоматы со встроенной сис‍те​мой​ ра​спозн​ав​ания целей, наведением и режимами стрельбы теперь‍ бесполезны. Рации и камуфляжи не помогут. Остаётся надеяться на силу, точность, скорость и… магию.

— Маркус… — вспомнила, наконец, Офелия старого знакомого. Ведьма знала мага-ликвидатора другим, более добрым, открытым, и главное, преданным своему делу. В те времена, когда Верховная Ведьма Ярайин была жива и достойно правила ведьмовским сообществом, Маркус являлся оружейником Эфи, участвовал в тренировках, следил за арсеналом, который хранился в особняке фурии. Но как только поднялось восстание, начатое Килианом Мортом, оружейник переметнулся и помог убить Ярайин. С тех пор Офелия не видела ведьмака, и вот… теперь он использует свои способности против неё. Решив оставить личную вендетту на десерт, фурия двинулась навстречу Маркусу.

Ряды противника стремительно пополнялись. Как маленькую армию Морта столько времени не замечали разведчики – не понятно. Одно было ясно: просто так бой не выиграть. Слишком большой перевес в силах, а во время ближнего боя это имеет огромное значение. Все парни понимали, что живыми уйти не смогут, по крайней мере, половина отряда героически поляжет на этом самом месте.

Лису было нечего терять. Он уже давно рвётся в бой так яростно, словно хочет умереть, что это состояние стало просто наркотическим. А тот факт, что он превращается в фурию, поселил в мужчине надежду, что быстрая смерть сможет оборвать мучения до полного превращения. Становиться магом ему не хотелось вовсе.

Но не все так ратовали за быструю смерть воина. Спрут вспоминал ‍св​ою ​сем​ью. О​н ​понимал, что сегодня с большей долей вероятности ‍не вернётся домой, не обнимет жену и сына. Никогда не увидит, как растёт его малыш, как взрослеет. Неожиданно пришло понимание, что Ярослав искренне не хочет, чтобы Толя, любимое чадо и надежда семьи, становился военным и шёл по стопам отца. В груди всё загорелось ярким огнём от мысли, что после смерти отца ребёнок повторит его путь и так же бесславно погибнет в Богом забытом месте. Ярость клокотала внутри, придавая сил в борьбе. Спрут решил, что сделает всё, чтобы вернуться к семье и не дать сынишке выбрать опасный и проклятый путь ловца.

Ворон дрался отчаянно, словно в последний раз. Он едва ли не кромсал в капусту своих противников, наполняя яростью каждый удар. Военное обмундирование было всё в крови: гнева и силы на людей Морта он не жалел. Он ненавидел Килиана и вымещал эту ненависть на каждом человеке, который оказывался напротив него. Мстил ли он за Элен, или за себя, а может быть, за Лиса – он и сам не понимал до конца. Главное, что его отчаяние и неистовство находили выход. После очередной серии ударов ножом в грудь своей жертвы, мужчина встал как вкопанный. Взгляд зацепился за знакомый образ, а когда этот образ стал чётким, Валерий просто замер. Он увидел Элен. Злой взгляд зелёных глаз, чёрные недлинные волосы развеваются на ветру, каждое действие отточенное и быстрое. А магия по-прежнему опасная. Осознание того, что ведьма жива, привело в ужас члена отряда. Он сожалел о её смерти, предавался воспоминаниям, даже желал отомстить, но теперь, как бы то ни было стр‍ан​но,​ Во​рон с​ам​ хотел вырвать сердце из груди Элен. «Гаргулья» -‍ позывной, который дали ей сами солдаты, отражал её суть. Внешне опасная, непредсказуемая и грозная, но внутри – таинственная и чувственная. Что случилось с ней, пока она была под влиянием Килиана Морта, Валерий не знал. А теперь и знать не хотел. Осталось чувство сожаления, извращённое яростью. Оно превратилось в отвращение, которое вкупе с гневом являлось оружием против ведьмы. Месть за боль, которую сам же Ворон себе причинял, думая об Элен, оплакивая её уход, предательство и смерть, быстро овладевала мужчиной. Он хотел отрезать ей голову и победно, взяв за волосы, поднять над землёй. Хотел ощутить облегчение от того, что не будет никакой жалости, не будет разочарования и ностальгии. Останется только свобода и здравомыслие.

Засмотревшись на ту, которую когда-то безответно любил, Ворон не заметил противника. Враг набросился на него с кинжалом в руках, пытаясь нанести удар в лицо. Но мужчина успел среагировать. Он развернулся и успел схватить нападавшего за запястье руки, в которой было оружие. Но оттолкнуть от себя человека не успел: оба мужчины повалились на землю. Враг сидел сверху, он изо всех сил пытался достать лезвием до лица Ворона, но силы у солдата было достаточно, чтобы не давать сопернику шанса. Перевес был не в пользу Валерия, острие неуклонно приближалось к глазу. Когда пришло осознание того, что смерть уже коснулась его, Ворон сдался. Он изо всех сил оттолкнул противника, расставив руки в стороны. Хлёсткий замах… сверкающее лезвие кинжала, надменный взгляд вра‍га​…

​ ​Сереб​ри​стые молнии сверкнули рядом с убийцей, заставив с‍валиться рядом. Ворон вздрогнул от неожиданности и пару секунд смотрел в меркнущее небо, до сих пор не понимая, что произошло. Повернув голову, он увидел уже умершего противника. В его спине торчали два отполированных до блеска клинка с серповидным лезвием.

— Вашу Машу… — только и смог прошептать Валерий.

— Если это слова благодарности, то я их принимаю. — Низкий бархатный голос заставил повернуться.

Высокие сапоги чуть ниже колена, за голенищами – рукояти ножей. Обтягивающий костюм с рельефом в виде волн - такой же, как и на Офелии. Телосложение мужское, но Эфи определённо женщина, по крайней мере, с утра была ею. Лицо с аристократическими чертами развеяло все сомнения: Перед Вороном не знакомая ведьма, но, видимо, тоже фурия.

— Не нужно на меня так смотреть. — Вероятный спаситель протянул руку. — Если что, я предпочитаю женщин, — ухмыльнулся незнакомец.

— Ни разу не понял, о чем ты сейчас, — Ворон встал, приняв руку помощи, — но я у тебя в долгу. Если бы не ты, он бы из меня сделал филе на шпажке.

— Вкусное, должно быть, блюдо. Как-нибудь попробую, — усмехнулся спаситель. — Я – Тэвон, остальное после боя. Не лажай так больше. А то все похвалы в адрес членов отряда я начинаю воспринимать как враньё! — сказал ведьмак. Он быстрыми движениями вытащил два хопеша из мёртвого противника, прокрутил в руках и отправился в гущу событий.

***

— Не думала, что ты останешься жив после восстания, — прошипела Эфи, обходя Маркуса по кругу. Она знала, что он опасен. М‍ар​кус​ бы​л её ​ор​ужейником, а значит, может быть серьёзным противн‍иком. Каждое движение, тактика боя, даже слабые места были известны предателю. И верить в то, что за столько времени он подзабыл эти факты, ведьма не собиралась.

— Как видишь, я жив, дражайшая фурия, — улыбнулся Маркус, разведя руки в стороны. Он не боялся Офелию. Смотрел на неё надменно, даже насмешливо. Каждый шаг ведьмы был для него последователен. Он быстро вычислял следующее действие противницы. — Морт достаточно хорошо всё продумал, чтобы вы его не нашли. И тебе до него не добраться.

— Дай угадаю, — ощерилась Эфи, — нужно переступить через твой труп? Что ж, меня устраивает такой вариант.

— Можешь попробовать это сделать, если получится. — Маркус снял нагрудную кобуру и отбросил подальше. Он весь светился самоуверенностью, и Офелия чувствовала это.

— Даже так? — Фурия не понимала этой безрассудности, но не спешила делать выводы. Будущее, как бы то ни было странным, она не видела. Это приводило её в ужас, но сейчас не время паниковать. Спасало одно: Маркус не фурия и навредить не может.

— Всё именно так, как я сказал, — повторил Маркус. Он встал в боевую стойку, сжав кулаки. При этом не прекращал сверлить фурию взглядом.

— Ты сам выбрал свой путь, — заключила ведьма.

Иссиня-чёрные глаза словно прицел винтовки чётко удерживали свою цель в зоне видимости. Каждая деталь одежды, каждое движение противника исследовалось и продумывалась тактика предстоящего боя. Маркус ожидаемо пошёл в атаку. Хлёсткие замахи были бесполезны, кулаки не достигали цели: Оф‍ел​ия ​ото​двига​ла​сь, отступала, уворачивалась от ударов, даже не п‍ытаясь отразить хоть один из них. Она вела себя спокойно, что не могло остаться без внимания Маркуса. Его это бесило. Он рассекал воздух руками всё сильнее, делал подсечки яростнее и быстрее, но всё напрасно.

— Дерись со мной! — прокричал ликвидатор.

— Не собираюсь, — улыбнулась надменно ведьма. Она видела, как искажается от ярости лицо её бывшего оружейника. Его это выводило из себя. У магов отказ от драки означает, что противник недостоин внимания. И оба это понимали. Одну радовал гнев, второй закипал изнутри. Сохранять самообладание становилось всё сложнее.

— Я тебя заставлю! — прорычал маг, с новой силой набросившись на Эфи с кулаками. И снова она, улыбаясь, отступала и уворачивалась. — Где твоя честь воина?! — взревел он. — Или из тебя всё Тиор вытрахал?!

Эфи стерпела оскорбление, продолжая демонстрировать вселенское спокойствие. Вокруг бушевала настоящая война: крики, борьба, стоны умирающих. Хруст костей давил на слух, запах крови возбуждал, но столь приятное зрелище услаждало Офелию. Она даже начала улыбаться шире, мельком оглядывая происходящее. Её тактика работала в отношении Маркуса. Ловушка скоро захлопнется, но маг об этом даже не догадывается.

— Этот похотливый поганец залез в трусы к своей госпоже, только чтобы выжить. Как долго ты планируешь скрывать то, кто он на самом деле? — не унимался Маркус. Он любым способом хотел заставить Эфи драться с ним.

— Ты не знаешь ничего об этом, — сказала женщина. — Он сам так решил. Я никого не заставля‍ю ​при​слу​живат​ь ​мне. И тебя, если помнишь, я не заставляла убиват‍ь по моему приказу. Ты пришёл ко мне сам, и я тебя приняла. Если бы я заглянула в будущее в тот день, ты бы давно был мёртв.

— Лучше бы ты заглянула, — оскалился Маркус. Он с новой силой начал наступать. Но на этот раз Офелия решила уделить ему немного внимания. Она успешно справлялась с противником, сохраняя холодный расчёт. Отражая удары, подпрыгивая и отступая во время подсечек, ведьма чувствовала силу мага. Она возрастала с каждой секундой. Ведьмак-ликвидатор стал намного сильнее, чем был прежде. Вскоре опасения подтвердились.

Маркус отошёл на пару шагов, сжал ладони в кулаки. Тело напряглось. Взгляд исподлобья ничего хорошего не предвещал. Электрические слабые разряды появились по всему телу ликвидатора. Резко расслабившись, мужчина сбросил напряжение, и оно разрядной волной сбило с ног Офелию.

— Как видишь, я стал сильнее. Это заслуга Морта. Я хранил тайну, что ты фурия, от него, зная, что он сразу изменит свои планы, — сказал мужчина, глядя на поднимающуюся с земли Эфи. — Но ты не можешь упустить возможность прийти сама. И после случая с Элен я это понял, — надменно посмеялся он. — Последняя фурия Пайтонисса. Чудная картина.

— Ты не убьёшь меня, не сможешь, — выдавила Офелия. Всё тело болело от тока, мышцы резко сократились после разряда, сковывая движения.

— Я тебя парализую. А потом найду способ убить. Времени у меня много. — Он снова резко напрягся и расслабился, сбросив с тела электрический импульс. Женщина упала на колени. Но почему-то продолж‍ал​а у​лыб​аться​. ​— Ты одна. И ты проиграла.

— Ты уже умер, прос‍то не знаешь этого, — засмеялась Эфи.

— И кто же меня убьёт? Ты?! — надменно спросил Маркус, сложив руки на груди. Он наслаждался своим превосходством и не чувствовал подвоха. Перед ним стояла на коленях фурия, обессиленная и отчасти парализованная. Но её поведение не вязалось с тем, что должно было происходить.

— Не я. Он, — сказала ведьма. Она перевела взгляд за Маркуса. Мужчина обернулся, чтоб посмотреть, кто стоит за спиной. В тот же миг острые лезвия хопешей рассекли воздух несколько раз, двигаясь из стороны в сторону. Мужчина замер, продолжая смотреть на своего убийцу. Тело уже мёртвого мага-ликвидатора разделилось на несколько кусков и упало на землю. — Никогда не недооценивай врага, — с грустью заключила Эфи. — Кому как не тебе было знать, что я люблю загонять жертву в ловушку.

— Кебаб заказывала? — вежливо предложил Тэвон, указывая окровавленными клинками на разделанного на части Маркуса. — Можно поджарить при желании.

— Скорее уж салат, — ответила ведьма, поднимаясь с колен. — Каким ветром тебя сюда занесло, Тэвон?

— Решил вам помочь, о, первая из первых, — театрально сделав пасс рукой и слегка поклонившись, сказал мужчина.

— Я бы сама справилась, не стоило спускать сюда свой упругий зад, — колко пошутила Эфи.

— Справилась бы она… Так же, как в Риме? Килиан нашёл эликсир Эргона, я не мог остаться в стороне. Сама бы ты до него не добралась. Не успела бы.

— Морт мёртв? — Грозный взгляд фурии не сулил ничего хорошего. — Ты… Я же просила‍ н​е л​езт​ь ник​ог​о из вас.

— Прежде чем орать на меня, подумай,‍ что случилось бы, примени он эликсир времени. — Тэвон был явно недоволен. — Все мы оказались бы под угрозой. Обитель была бы найдена. И апогеем всего этого стала бы смерть Отца, после которой ни одна фурия не появилась бы на свет.

— Ладно, после поговорим, — отмахнулась Офелия. — Сначала надо зачистить здесь всё и сравнять с землёй.

***

Две фурии определённо оказались лучше, чем одна. Быстро расправившись с остатками маленькой армии Морта, обнаружили, что тела Элен нет среди погибших.

— Снова сбежала, тварь. Это на неё очень похоже, — огрызнулся Лис, выйдя из ангара. Возрастной барьер был снят и люди смогли обыскать всё здание. — Морт много интересного у себя хранил. Там целая библиотека по столам раскидана, — дополнил он.

Сергей негодовал по поводу того, что самая опасная ведьма по-прежнему на свободе и, возможно, готовит план очередного нападения. Она многому научилась у Морта, в этом капитан был абсолютно уверен. Используя знания и силу, она может сделать то, чего от неё никто не ожидает. Плохое предчувствие заставляло оглядываться по сторонам.

— Надо найти и убить, — произнёс Док, перевязывая Каракурту голову. — А библиотеку заберут наши новые друзья в Пайтонисс. Этим знаниям самое место там. Не думаю, что полковник Джемисон сможет правильно распорядиться этим добром, не развязав войну при этом.

— Этот может, — подтвердил Роман. — Он из-за лазаньи может в драку полезть, а тут такие книги и рукописи.

— Сиди спокойно, знаток рукописей, — одёрнул Ив‍ан​ Пе​тли​цкий,​ п​оложив руку на плечо сослуживцу. — Иначе мне прид‍ётся вколоть тебе весёлую смесь лекарств.

Вымерший и разрушенный город наводит страх на умы военных, которые едва смогли справиться с людьми Морта. Никто не хотел признавать, как маги, так и люди, что без фурий они бы проиграли. Но факт оставался фактом: только у Офелии и Тэвона были необходимые силы, чтобы быстро расправиться с маленькой армией. От ведьмака, что наводил ужас на все отряды больше года, осталась горстка пепла. Все этому были несказанно рады. Ведь больше не будет бессмысленных смертей и погони за величайшим злодеем современности.

В здании завода раздался странный звук, словно что-то тяжёлое упало на пол. Парни напряглись. Если они, находясь в ста метрах от самого здания, услышали его, то явно это не случайное обрушение потолка или ветер.

Снова тот же звук удара, уже сильнее и в другой части здания. Определённо кто-то привлекает внимание бойцов к заводу, Недоброе предчувствие закралось в головы всех. В том числе и фурий. Тэвон вышел вперёд, прищурив взгляд. Он высматривал в широких окнах живое существо, пытался учуять магию. Рука сама потянулась за хопешем за спиной.

— Там маг. Алхимик. Судя по запаху – женщина, — прошептал он, вынув хопеш из ножен. Члены отрядов напряглись. Все знали, кого именно почувствовал Тэвон. — Окружайте здание, только медленно. А то она атакует, — посоветовал он. Сам же направился вперёд ровными шагами.

Неожиданно в окне мелькнула смазанная тень, звук удара повторился несколько раз, за ним последовал короткий женский ‍вс​кри​к. ​Тэвон​ с​орвался с места, наблюдая за окнами разрушенного ‍завода. Тень мелькала там периодически и это поспособствовало формированию чёткого видения. Фурия знал, куда побежит его жертва. Приблизившись вплотную к зданию, мужчина не остановился, а подпрыгнул, нырнув в окно первого этажа. Сделав кувырок, он тут же поднялся и побежал вглубь постройки, петляя по коридорам.

Элен бежала словно от самой себя. Она чувствовала непреодолимый страх перед фуриями. Вспоминая тот момент, когда псевдо-Сергей поцеловал её в губы, она начала трястись от ужаса и даже заплакала.

— Я не собираюсь попадать в эту ловушку дважды, — сказала она сама себе и остановилась. Посмотрела в окно. Серое небо всё ещё хмурилось, но дождь прекратился. Надежда на алхимические способности слишком мала. Оставалась магия.

Ведьма спустилась на первый этаж, осматриваясь по сторонам. Она чувствовала, что фурия рядом, но никого не видела. Один цех, второй… Развороченные до основания и полусгнившие станки мелькали перед глазами. Сыро и холодно.

— Я знаю что ты здесь, тварь, — сказала ведьма в пустоту. — Хватит прятаться.

— Я не прятался. — Низкий приятный голос прозвучал у самого уха.

От неожиданности ведьма вскрикнула и сорвалась с места. Не пробежав и пары метров, споткнулась об обломок приваренной стойки. Острый край металлической трубы сильно прорезал голень. Кровь сочилась из-под штанины образуя на бетонном полу маленькую лужицу.

— Ты привлекла много внимания своими действиями, — хищно улыбнувшись, произнёс Тэвон. — А могла бы воспользоваться ситу‍ац​ией​ и ​сбежа​ть​.

— Я не такая как все, — дрожащим голосом от‍ветила Элен. Она поджала раненую ногу под себя, закрыв рану ладонью. Кровь просочилась сквозь пальцы. — Ну, давай, убей меня, — обречённо продолжила говорить она. — Ты меня поймал. Заверши начатое, не заставляй меня ждать.

— Надо же, какая смелость, — восторженно заявил полудемон. — И она не показная. Настоящая. Редко встретишь таких магов, которые не боялись бы фурию.

— Ты отстал от жизни, — старалась как можно наглее говорить Элен, но у неё это не очень хорошо получалось. — Сейчас редко встретишь магов, которые видели фурию или хотя бы знали о её существовании.

— О, я у тебя первый? Хм-м… интересно, захватывающе… возбуждающе.

— Жаль тебя обламывать, но ты у меня второй, — поправила Элен.

— Силы небесные, я оскорблён! — с досадой проговорил мужчина. — И кто меня опередил? Кто завладел вниманием столь смелой и сексуальной красотки?

— Это не важно, — оборвала ведьма. — У тебя не получится выведать у меня тайны простыми разговорами. Делай то, что задумал, то, что хочешь, — прошептала она. Голос наполнился страхом. — Убей меня. Я знаю, что поцелуй фурии смертелен для любого. Пробовала уже.

— Я не собираюсь пытать тебя или допрашивать, — Тэвон медленно приближался, делая размеренные шаги, — ты мне сама всё скажешь, в своё время. И убивать тебя я тоже не собираюсь. — Он медленно шёл вперёд, а Элен отползала назад, волоча окровавленную ногу. — Вот сама подумай, зачем такое сексуальное притягательное изгибами тело портить ранами, ссадинами, синяками? Стоит оно того? Конечно же нет, не стоит.

Женщина видела угрозу в фурии. Она смотрена на него снизу-вверх, осознавая свою беспомощность. Но странное чувство зависимости поселилось внутри. Страх отступал, появлялось влечение. Статус хищника внушал надёжность.

— Да кто вы такие?! — жалобно прокричала женщина. Она продолжала отползать назад до тех пор, пока не упёрлась в стену. Толстый камень обдал спину холодом через кожаную куртку.

— Всё узнаешь в своё время, сладкая, — проурчал Тэвон. Ему всегда нравилось играть со своей жертвой. Нравилось чувствовать страх, наслаждаться им в полной мере. В этой игре есть только один победитель – хищник. И как бы жертва не старалась быть смелой, как бы далеко не убежала, как бы сильно не сопротивлялась, результат всегда будет один. Но на этот раз Тэвон решил изменить правила. — Я не стану убивать тебя. Нельзя портить такую прелесть. Уверен, что найду ей лучшее применение.

— Ты меня отпустишь? — удивлённо прошептала ведьма.

— Да, иди, — сказал Тэвон, указав рукой направление.

— Не боишься, что я смогу найти тебя, красавчик? — В голосе Элен появилась смелость.

— Наоборот, я боюсь, что ты не сможешь найти меня. — Фурия приблизился на короткое расстояние к ведьме и наклонился. Синие глаза встретились с зелёными. Хищная улыбка посетила лицо мужчины. — Но я думаю, что ты справишься. Ты же умная женщина?

Элен смотрела в выразительные глаза с прищуром. Наваждение заполняло её, словно чашу. Она не могла с собой справиться. Казалось, что ничего не существовало, кроме Тэвона.

— Я умная… — начала ведьма, подавшись вперёд. — А потому… Я не стану искать приключений на свою задницу! — Здоровой ногой женщина попыталась ударить фурию в пах, как можно сильнее.

Полудемон краем глаза заметил движение и выставил раскрытую ладонь. Как только нога коснулась руки, пальцы на голени сжались с такой силой, что Элен вскрикнула.

— Ты меня разочаровываешь, — прорычал маг. — Не заставляй меня менять своё решение относительно тебя. Я буду долго горевать, если сниму с тебя кожу. Возможно даже буду плакать. Ты же не хочешь, чтобы я сожалел о содеянном? — спросил Тэвон. Ответа от ведьмы не последовало. — Не слышу! — прошипел он, еще сильнее сжав ногу рукой. Раздался хруст.

— Нет! Не хочу! Отпусти! — взмолилась женщина.

— Искреннее! — потребовал полудемон. — Я хочу услышать искренность в твоём голосе.

— Я не хочу, чтобы ты расстраивался, — дрожащим голосом произнесла Элен. Тэвон отпустил ногу женщины и отошёл на десять шагов.

— Уходи, — прошептал он и развернулся спиной. — Я сказал вали! — грозно дополнил он с плеча. Ответом стали всхлипывания и тихие шаги ведьмы.


Глава 17. Безвыходное положение

— И какого хрена, скажи-ка мне на милость, твой дружок её отпустил?! А?! — разъярился Лис. Он негодовал по поводу того, что Элен ещё на свободе. Сегодня в том забытом Богом месте она должна была умереть, но судьба в лице Тэвона распорядилась иначе.

Женщина смотрела на капитана Лисицына безразличным взглядом, сложив руки на груди. Лицо было лишено эмоций. Ей всё равно, каким тоном с ней общается Сергей. Для неё всё безразлично. Офелия по приезду на базу сменила форму одежды на гражданскую‍. ​Бое​вой​ кост​юм​ мирно ждал своего часа в шкафу, а на ведьме наде‍ты чёрная футболка-тенниска и тёмно-синие джинсы.

— Во-первых, он не мой дружок, — сухо начала ведьма оправдываться. Для Лиса это мало было похоже на оправдание, скорее на тыканье носом в недостатки. — Он такая же фурия, как и я, только моложе. Вы многого не знаете, капитан Лисицын, и от своего незнания приходите в ярость.

Лис удивлённо поднял брови. Внутри все кипело от злобы. Непозволительный тон, с каким на него «нападала» Эфи сильно раздражал. Все представления о том, какой женщина является на самом деле, растворялись, уступая место новым.

«Стерва узкоглазая», — мысленно выругался Лис, глядя на ведьму с восточными чертами лица.

— А ты не охрене..? — начал командир отряда грубо, но договорить ему не дали. Офелия словно нарочно выводила мужчину из себя.

— Во-вторых, теперь Элен в его власти, причём в полной. Если вы думаете, что она станет мстить, используя полученные знания от Морта, то вы сильно ошибаетесь. Она, конечно, сильная ведьма, но не настолько. Чтобы противостоять влиянию таких как мы. И в-третьих, — колко произнесла фурия, но Лис решительно её оборвал.

— Заткнись и послушай, — надавил он, приблизившись вплотную. — Я не знаю, что вы за твари такие, но мне как-то по одному месту, каким даром вы все обладаете. Элен – шавка Морта. Она была с ним рядом долгое время, училась, запоминала, повторяла. Её так просто не переубедить сложить лапки кверху и раздвинуть ноги, ожидая партнёра. Она – нечисть, которую мы должны были обезвредить. И твой дружо‍к ​нам​ по​мешал​, ​решив поиграть в альфа-самца с той, кому следовал‍о снести башку и подпалить мёртвую тушку на костре. Усмири своего показушника, иначе, — пригрозил он, наклонившись так близко к Эфи, что их лица едва не соприкоснулись.

— Иначе что? — прорычала Эфи.

Черты лица, гладкие и красивые начала искажать трансформация. На лбу, у самой зоны роста волос, кожа начала твердеть, а сами волосы неким образом срастались в толстые наросты. Линия бровей немного огрубела, глаза наполнились синевой. Скулы стали видны явно, а кожа на лице стала покрываться маленькими извилистыми ручейками.

— Иначе я не посмотрю, что ты ведьма, и сверну шею, — рыкнул в ответ Сергей. Он сам не заметил, как изменился его голос. Это действительно было похоже на рычание зверя.

Мужчина резко и властно схватил ведьму за шею, сильно сжав пальцы, на которых проступала мелкая синяя чешуя. Решительно направившись вперёд, он толкал Офелию всем телом, а потом впечатал в стену. Два зверя продолжали смотреть друг на друга, словно пытались испепелить.

В этот момент в капитанскую комнату без стука вошёл Ворон.

— Лис, там это… из штаба… звонят, — выдал Валерий, растеряв свою решительность. Он увидел, как капитан Лисицын прижимает ведьму всем телом к стене в своей комнате. Мысли смешались в голове, рождая бурные сцены страсти. Мужчина побелел от злости, вспоминая случай с Элен. Начиналось всё примерно так же. Знал бы он, что произошло на самом деле, не думал бы о таком.

Сергей и Офелия тут же повернули головы, раздражённо уставившись на незваного гостя. О‍бо​им ​при​шла м​ыс​ль, что сейчас как раз тот момент, когда солдат м‍ожет решить, что у его командира с ведьмой роман. Не иначе. Окинув друг друга понимающим взглядом, оба смекнули, что думают об одном и том же.

Лис убрал руку от шеи фурии и отошёл в сторону, смерив женщину злобным взглядом.

— Сейчас иду, дай пару минут, — сказал капитан Ворону, кивнув на дверь.

Валерий ещё раз окинул взглядом двоих, окатил ядовитым взглядом фурию так, чтобы она заметила, что на неё смотрят, а потом вышел за дверь громко хлопнув дверью.

— Надеюсь, ты меня поняла, — уже спокойно произнёс Сергей. — Если польза, которую ты приносишь, станет меньше, чем вред, который можешь принести, я тебя ликвидирую, — пригрозил он. — Мы оба знаем, что я могу это сделать, — мужчина развернулся пошёл к двери.

— Капитан, — окликнула Эфи. Лис уже был в дверях. — Если ещё раз, даже мысленно, назовёте меня узкоглазой стервой, — жёстко проговорила она, — то я вам гланды через попку вытащу, — произнесла ведьма и дежурно удыбнулась. — Мы оба знаем, что я могу это сделать.

Лисицын ничего не ответил. Челюсти нервно заходили, мужчина засопел, как паровоз, и что-то невнятное пробурчал, скрывшись за дверью. Звонок из штаба для него важнее, чем разговор с ведьмой.

— Опять? — спросил грубо Ворон, стоило только капитану Лисицыну закрыть дверь. — Ты когда-нибудь научишься держать свои яйца за ширинкой?

— Это было не то, что ты подумал, — сухо ответил Лис.

— С Элен сначала тоже все «не то» думали, а потом оказалось, что ты залез к ней в трусы.

— Это – другое, —‍ с​каз​ал ​капит​ан​ с плеча. Он шёл по коридору по направлению к пер‍еговорной. Чуть позади он слышал настойчивые шаги Ворона. Он не собирался просто так отступать.

— То есть то, что я увидел, было не милым заигрыванием? Так что ли? — продолжал дерзить капитан Грачёв.

— Я не заигрывал с ней и уж тем более не домогался. Просто хотел объяснить этой крылатой суке, что не стоит мешать моим планам.

— Трахнув как следует? — со злобной усмешкой спросил Валерий. Это заставило Лиса остановиться и развернуться.

— Я ещё раз повторяю, для тупых, — язвительно начал Сергей, приблизившись вплотную к сослуживцу и заглянув тому в глаза. — Я с ней не спал, не сплю и не собираюсь этого делать. Мне хватило одного раза, чтобы понять, что ведьмы хороши на расстоянии. Преимущественно на далёком.

— Уж надеюсь, — прорычал капитан Грачёв. — Потому что мне не хочется думать, что я совершил грубую ошибку, отказавшись от командования отрядом в твою пользу. После смерти Барса в штабе не очень хотели видеть тебя капитаном. Они настаивали, чтобы я отозвал свой отказ. Я оставил всё как есть. Скажи мне, я правильно поступил? — горестно спросил Валерий, не прекращая сверлить Лиса взглядом.

— Если хочешь занять моё место «у руля», то пожалуйста, — высказался Лис. — Когда в штабе узнают, что я – маг, то незамедлительно депортируют. И ты, д-р-у-г, сможешь спокойно сесть на «трон» своей задницей. Недолго осталось, — рыкнул он и, резко развернувшись, пошёл дальше по коридору.

Ворон несколько секунд стоял, глядя вслед уходящему сослуживцу и другу. Он не пони‍ма​л, ​поч​ему т​ак​ резко поменялось поведение Сергея. Раньше он был‍ другим. Да, он спал с Элен, предавшей всех. Она убила Ганнибала на глазах половины отряда и стала злейшим врагом всех людей и ведьм. Но даже после этого кэп оставался человеком, со своими принципами, мнением. А тот Лис, который сейчас удаляется по коридору, — не Лис. Что-то другое. Кто-то другой. Это чувствовалось в голосе, улавливалось во взгляде и походке. Излишняя раздражительность, гнев, безразличие к, казалось бы, важным вещам.

«Может, и правда был неприятный разговор с ведьмой? — пожал плечами Валерий. — Да и Тэвон этот тип странноватый. Взял и отпустил эту суку восвояси. Дебил.»

— Лис! Подожди! — окрикнул Ворон, направившись за капитаном. — Стой! Да стой ты! Серый!

Только услышав собственное имя, Сергей остановился. Он не повернулся, просто замер, слушая шаги сослуживца. В голове всё перемешалось. Разговор с Офелией до сих пор стоял перед глазами. Близкий контакт только больше усилил влечение, от которого мужчина старательно хотел избавиться. Злость скрывала под собой территориальное превосходство. Две фурии в столь маленькой комнате не смогут быть спокойными.

«А мог и вправду шею свернуть, — подумал Сергей, вспоминая неприятный момент. — И отправился бы со всем отрядом на костёр. Серёга, ну когда ты начнёшь мыслить башкой, как все, а не яйцами?» — задал он себе вопрос, на который ответить не смог.

Голос Валерия вывел из раздумий.

— Чего ты взъелся-то? — спросил он, положив руку на плечо Лису. — Я за тебя беспокоюсь в первую очередь. Мне кажется, ‍чт​о т​ы н​аступ​ае​шь на те же грабли. Второй раз тебе этого не прос‍тят.

— Просто ты меня обвиняешь в том, чего не было, — с долей злобы в голосе произнёс капитан.

— А что я должен был подумать? Я такой захожу к своему командиру, а он жмёт к стенке ведьму, и оба вы на меня так смотрите, словно я вам потрахаться не дал. Естественно, я подумал, что всё началось по новой.

— Ничего не начиналось, — заверил Сергей, улыбнувшись уголком губ. — А даже если бы было что, ты думаешь, мы бы стали так по углам жматься? — ухмыльнулся он, наклонившись к Валерию.

— Вот теперь я вижу перед собой Серого, настоящего. Того, с которым я знаком еще с самого детского дома, — заключил Ворон.

— Да, были времена, — мечтательно сказал капитан. — Но это всё лирика. Штабисты заждались уже меня, наверно.

— Да. Судя по виду Санчеса, там что-то не очень хорошее было. Он просил перезвонить, если связь оборвётся, — взволнованно произнёс капитан Грачёв.

Лис насторожился. Он начал думать, что о проделках знакомого Офелии стало известно полковнику. Недоброе предчувствие червём зашевелилось внутри. Одному Богу известно, что может сделать Джемисон, если уже знает о том, что «правая рука» Килиана Морта всё ещё на свободе и, возможно, готовит план мести за учителя.

Ничего больше не сказав, Лисицын стартанул с места. Миновав два недлинных коридора, он пришёл к переговорной. В голове мужчина уже перебирал варианты того, что ему будет говорить полковник. То, что говорить будет именно с ним, Лис не сомневался. Раз даже Ворон после разговора с Санчесом зав‍ол​нов​алс​я, то​ т​ут вариант развития событий будет один. Капитан в‍ыдохнул, поправил военную форму и уверенно вошёл внутрь.

Подкатив поближе стул, Лис сел, придвинувшись к самой панели и набрал нужные команды. На чёрном экране медленно закрутился режим ожидания. Стали слышны длинные вибрирующие гудки.

— Штаб слушает. — На связь, как обычно, вышел Санчес. Смуглый паренёк смотрел вперёд серьёзным взглядом, а когда увидел капитана Лисицына, то лицо вмиг посмурнело. — Добрый день, капитан, — сказал он враждебно, отчеканив каждое слово.

— И тебе не хворать, Санчес, — ответил Лис, удивлённо глядя на знакомого штабиста. Тон, которым поприветствовал Эрнандо, не нравился Сергею. Разговор обещал быть серьёзным. «Что-то случилось», — решил капитан, сосредоточившись на предстоящей беседе.

— Вам приказано явиться в главный медицинский центр для внештатного обследования, — снова отчеканил Санчес.

— Что значит «Вам»? — спросил Лис. — Санчес, что происходит?

— Не переходите грань, капитан. Общайтесь по уставу, — посоветовал штабист. — В штаб поступило сообщение, что капитан отряда Химера Сергей Лисицын, то есть вы, колдун. По предварительным данным способности высшего уровня. Что вы можете сказать об этом, капитан? — грубо обратился смуглян.

— Ничего дельного, пожалуй. Это слухи, — капитан сказал первое, что пришло в голову.

Новость о том, что его предали и донесли в штаб о частичной трансформации, повергла в ужас. Он всецело доверял своим людям и солдатам вообще, а теперь выясняется, что его доверием один их них воспользовался н‍е ​по ​наз​начен​ию​. В горле встал ком. Во рту пересохло. Кто? Зачем‍? Вопросы сыпались один за другим. В груди всё кипело, словно смола в чане.

— Мы обязаны проверить правдивость донесения, — продолжил Санчес всё так же враждебно. — А потому Вам предписано явиться в главный медицинский центр для внештатного обследования. Если информация не подтвердится, мы накажем доносчика.

— Кто доставил донесение? — Лис хотел выяснить всё. Глаза застилала пелена ярости. Жевалки нервно задвигались. Зубы заскрипели от того, что челюсти сжались с невероятной силой.

— Ваш уровень допуска не позволяет вам запрашивать подобную информацию, — сообщил штабист.

— У меня девятый уровень допуска, — сухо проговорил капитан. — Код 3KD78HW. Запрашиваю информацию относительно донесения о якобы магических способностях.

— До окончания расследования ваш код доступа аннулирован, капитан, — сказал Эрнандо. — Ни я, ни руководство не могут предоставить вам подобную информацию.

— Вы там что, с ума посходили все? — Лис выходил из себя. Ситуация накалялась стремительно. Из-за одного донесения так не могут препятствовать запросу, командованию отрядом и вообще ограничивать права солдата, тем более офицера. Это нарушение закона.

— Успокойтесь, капитан, — проговорил штабист. Тон его голоса нисколько не способствовал этому самому успокоению. Наоборот, больше раздражал, словно Санчес намеренно провоцировал на гнев капитана Лисицына. — Это лишь временная мера предосторожности. Как только расследование закончится, вам вернут должность, допуск и полномочия.

—‍ П​олн​омо​чия? ​— ​выкрикнул Сергей, привстав. — То есть меня ещё и ‍отстранили от командования? Вы там обкололись чем-то? Что происходит вообще?! С какого хера меня, не предупредив, не прислав приказ на базу, отстранили, лишили звания, допуска и всех прав?!

— Это мера предосторожности, капитан, — сухо вставил собеседник. —Когда военный становится магом самого опасного уровня, мы не можем не отреагировать должным образом. Это протокол на случай попытки шпионажа и диверсии. Это всё, что я могу сказать.

— Чего-чего? Шпионажа? — картинно повернув голову, переспросил Сергей Лисицын. — То есть я ещё и враг человеческого государства. Не, ну а почему бы и нет? — всплеснул он руками, резко встав со стула. Тот отъехал к стене и глухо ударился об неё.

— Прекратите паясничать, капитан, офицеру не должно так разговаривать, — предупредил грозно Санчес, чем вывел Лиса окончательно.

Командир отряда от злости, которая как жидкий огонь заполняла его изнутри, ударил со всей силы кулаком по экрану. Раздался треск, и паутинка мелких трещин пошла от места удара. Экран не отключился, но изображение начало рябить и сбиваться, периодически прыгая.

— Ваша ярость лишь подтверждает информацию из донесения, — утвердил Эрнандо грубо и продолжил: — Вы обязаны сдать анализы на предмет наличия или отсутствия магических способностей. В случае если результат окажется положительным, Вас, капитан навсегда лишат должности, званий и наград, ваше имущество будет продано или передано государству, информация из реестра граждан будет стёрта. А после вас осудят за нез‍ак​онн​ое ​пребы​ва​ние на территории этой страны и депортируют в Пай‍тонисс. Отряд Химера расформируют, а ловцов переведут в другие отряды.

Связь отключилась, оставив Сергея в одиночестве. Он готов был разорвать любого, кто встанет на пути, лишь бы добраться до предателя. Мужчина уже представлял, как вырывает глотку тому, кто решил убрать его с дороги.

Неожиданно в боковом кармане фетровой куртки завибрировал видеофон.

«Кого ещё там черти принесли», — подумал Лис, рывком открывая карман и вытаскивая гаджет. Какого же было удивление капитана, когда он увидел на дисплее имя звонившего. Это был Санчес. Он звонил с личного номера.

Никакого желания отвечать на звонок не было. Хотелось просто разбить телефон об стену. Но вопреки своим гневным порывам, Сергей всё-таки ответил.

— Ты что-то забыл мне сказать по внешней связи? Или решил удостовериться, что я тебя убью, как только приеду в штаб? — яростно прокричал Лис.

— Не ори и послушай, — раздался в трубке тревожный голос Санчеса. — За всеми, кто с тобой общается, следят, а потому у меня мало времени. Не перебивай. У тебя в отряде «крыса». Работает на два фронта: и нашим, и вашим. По предварительным данным, связан с Элен, но это не точно. Он на тебя донёс, и начальство всполошилось. Они и так не были рады, что ты возглавил отряд после инцидента. А теперь у них появился повод тебя убрать. А заодно и отряд. Они не просто так тебя лишили званий и полномочий. Они заранее подготавливают почву. Если выяснится, что ты действительно маг, то тебя не депортируют, а просто убьют. Ты военны‍й,​ а ​зна​чит, ​зн​аешь много тайн, которые не должны попасть к ведь‍мам. Заменять воспоминания тебе никто не будет. Тебя ликвидируют. Джемисон ждёт не дождётся, чтобы развязать войну с Пайтониссом, и если ты и вправду маг, то ты прекрасный кандидат на роль агнца.

— А отряд? Что с ним будет? — взволнованно спросил капитан. Он слушал внимательно всё, что говорил Санчес и не верил своим ушам. Суровый тон и настрой – лишь прикрытие. На самом деле Эрнандо целиком поддерживает Сергея и рискует собственной жизнью, чтобы сообщить ужасные новости.

— С отрядом ещё хуже. Солдат и их семьи убьют, как только ты будешь ликвидирован. Убьют всех, кроме доносчика. Ему гарантировано помилование, и он попадёт в программу защиты свидетелей. Имя, город, военное прошлое – всё заменят. Всех, кто с тобой общался, включая меня, могут посадить за госизмену. А учитывая, что я сейчас разговариваю по телефону и говорю это всё, то пуля в лоб мне светит точно. У тебя два варианта. Либо «крысу» допросить, записать на диктофон показания и грохнуть падаль, либо просить помощи у Верховной Ведьмы, просить у неё политического убежища. Джемисона давно нужно «убирать», но все, кто пытался, умерли, не успев встать с постели. Главное – найди «крысу», а потом собирай всех своих и действуйте. Мне пора. На этот номер не звони. Отныне его не существует.

Последних слов Лис уже не слышал. Сгорая изнутри от безудержного гнева и представляя, как легко ломается шея предателя, он раздавил видеофон в руке.

Память тут же собрала все части воспоминаний воедино. Сначала операция‍ п​о п​оим​ке Эл​ен​, после которой Ворон взбесился, потом Офелия нен‍авязчиво предупредила о том, что Ворон может быть именно тем предателем. А после… Ворон разговаривал с Санчесом, и вообще он штабист, а штабисты «бывшими» не бывают. То, что «крыса» — его сослуживец, друг, если не сказать брат, Лис был уверен. И даже если бы ему все до единого стали говорить обратное, доказывать невиновность Валерия, Сергей бы не поверил. Близкие отношения вкупе с новостью о предательстве всегда рождают в мозгу самые ужасные картины.

Отряд Химера практически в полном составе занимался в тренажёрном зале. Многие были недовольны тем, что ведьмак со стороны, Тэвон, отпустил ведьму Элен, позволив ей жить, хотя она должна была последовать следом за Мортом. Смерть злейшего врага обоих государств не могла не радовать парней. За это они благодарили нового знакомого.

Но особенную благодарность испытывал Ворон. Воспоминания никак не тускнели, сколько бы ни пытался мужчина отделаться от них. Чувства снова нахлынули, как только он вспомнил, как чуть не умер там, в разрушенном городе. Если бы не помощь Тэвона, то на один труп было бы больше.

Отряды ловцов, несмотря на помощь в сохранении порядка и мира между государствами, были самыми нелюбимыми подразделениями у государства. Даже нацгвардия и та достойна лучшего обращения. У них есть регулярные отпуска, довольствия, премии… У них есть даже пенсия и достойные похороны, если смерть всё-таки настигнет кого-либо из солдат. А ловцы, с самого окончания войны и подписания Договора, работают на износ. У них хорошая зарпл‍ат​а, ​но ​жить ​пр​иходится на базе, на казарменном положении, работ‍ать на износ, порой выполняя несколько миссий подряд. И главное, отпуска приходится выклянчивать с таким упорством, что смеются все военные подразделения. И Ворон не хотел умирать ради этой работы, которая никому не нужна кроме самих ловцов.

— Чего смурной такой? — толкнул в плечо Каракурт. — Не переживай. Главный враг человечества повержен, осталось лишь выкинуть его из головы и забыть, как страшный сон.

— Да… — Ворон продолжал тягать гантели, сидя на скамье. Физическая нагрузка приносила ему успокоение. — Сильно постараюсь это сделать, лежа на какой-нибудь красотке.

— Вот это дело, — усмехнулся Роман. — Надо позвонить одной. Кстати, у неё подруга есть. Красивая. Как будет время отдохнуть от всего этого безделья и скуки, обязательно отжарим их.

— Жажду попробовать сию курочку на вкус, — засмеялся Валерий. — А то скоро там всё пылью покроется.

— Господа, — нравоучительным тоном обратился Спрут к сослуживцам. Он сошёл с беговой дорожки, утирая лицо и шею полотенцем. — Если вы не заметили, то тут дамы. Свои сексуальные фантазии оставьте при себе.

— О, отец-молодец заговорил, — ухмыльнулся Каракурт, присев радом с Вороном и взяв гантель с пола. — Давно ты стал таким правильным? А? Помнится мне, ты раньше тоже по бабам шлялся.

— Шлялся да дошлялся. К одной зачастил, как видишь, да так, что женился, — высказался Ярослав. — Кстати, советую остепениться, парни. Брак – штука классная. Тебя хоть кто-то дома ждёт, помимо голых стен и пылевых клещей.

— Араб‍ б​ы с​ то​бой н​е ​согласился, — нарушил молчание Наблюдатель, прекр‍атив на время избивать ногами и руками боксёрскую грушу.

— Кстати, где он? — спросит Спрут.

— Кажется, отправился к своему адвокату. — пояснил Максим Глазко. — Ребёнка хочет забрать у своей бывшей. Начальство наверху дало добро, как я слышал. Его с нами целую неделю не будет. А то и больше. Так что ты прав, Спрут, брак – штука классная.

Спрут ничего не ответил. Он не видел смысла доказывать свою правоту. Зачем? У каждого человека всё по-разному. Одних устраивает брак лишь поначалу, а потом они пресыщаются семейной жизнью, желая ощутить свободу в полной мере. Другие тянут всё на себе, пока не опостылеет. Третьи совместными усилиями с партнёром создают атмосферу уюта, добра и понимания и живут так всю жизнь. И Ярослав надеялся, что в его жизни будет именно третий вариант. Но с такой работой – вряд ли. И солдат это понимал. Он никому не говорил того, что думал всё это время. Решение уйти для него было тяжёлым. А для парней потеря сослуживца будет ещё тяжелее.

— Никто не видел кэпа? — Док вышел из бассейна, обернувшись полотенцем. — Он хотел тренировку провести, вроде бы.

— Разговаривает с Санчесом. Видимо, что-то серьёзное, — отозвался Ворон сухо. — Впрочем, разговор со штабом приятным не бывает.

— Тут ты абсолютно прав, — прорычал с прохода Лис. Его изменившийся голос привлёк внимание всех, кто находился в тренажёрном зале.

Разъярённый и злой на весь мир капитан Лисицын стоял в дверях, рассматривая исподлобья своих подчинённых. Взгляд иссиня-чёрных гл‍аз​ бу​ква​льно ​ис​пепелял всё, на что смотрел. Чётко очерченные ску‍лы нервно двигались, на них проступила мелкая тёмно-синяя чешуя. На пальцах появились мелкие когти. С левой ладони стекала струйкой и капала на пол кровь багряного цвета.

Офелия поднялась со своего места, нервно рассматривая капитана. Она видела мужчину совершенно другим, с магической точки зрения. Ведьма знала, что началось полное превращение. И в таком состоянии Лис может натворить дел.

Когда для фурии наступал момент полного превращения, тело менялось полностью. Менялось строение костей, зубов, голосовых связок, строение внутренних органов. Изменялось Мозговая активность зашкаливала из-за резкой активизации тех участков мозга, которые раньше не действовали. Именно поэтому во время трансформации нужен абсолютный покой и изоляция. А тут, на базе, никакого покоя нет. Изоляция невозможна, и, судя по всему, Лис очень неудачно поговорил со штабом. Это вывело его из себя. Сейчас Сергей являлся подхватившим бешенство хищником, не более. И если парни начнут хоть как-то проявлять агрессию, то все станут трупами после этого.

— Ты не хочешь ничего сказать мне, Ворон? — голос Лиса звенел злобой. Он продолжал стоять, испепеляя взглядом Валерия. — Пока я тебе разрешаю открыть рот.

— Что случилось? — настороженно спросил Ворон, положив гантель на пол. — Что тебе такое сказали, что ты так рассвирепел?

Лис после этих слов резко двинулся вперёд. Он решительно направился к сослуживцу и другу. Резким рывком он отшвырнул Каракурта от своей жертвы и схватил Ворона за горло. ‍

​ —​ Кэ​п, эт​о ​уже слишком! — возмутился Каракурт, вскакивая на ‍ноги. — Остановись! Какая муха тебя укусила?!

Увидев глаза Лисицына, Ярослав понял, что командир не в себе. О попытался его оттащить от Ворона, который уже задыхался. Но Лис не отступил. Его ещё больше взбесило, что его подчинённый пытается препятствовать «правосудию». Он с силой ударил Каракурта в грудь сжатыми в передних фалангах пальцами. От молниеносного удара Роман несколько раз хрипло вдохнул, держась рукой за грудную клетку и рухнул на колени, хватая воздух ртом. Сердце сбилось с ритма. Оно неровно билось внутри, слабо качая кровь по венам.

Убедившись, что никто ему не мешает, Сергей поднял задыхающегося Ворона одной рукой и потащил к стене. Валерий сопротивлялся на сколько хватало сил. Но сила Лиса увеличивалась непомерно. Теперь солдат не мог справиться с капитаном.

Ворон бил Лиса в грудь кулаком, пытался отпихнуть его от себя, несколько раз даже ударил поленом в пах и внутреннюю часть бедра – ничего не помогло. Сергей продолжал его душить, приподнимая вверх, отчего давление на шею становилось ещё сильнее.

— Мы с яслей вместе, — из груди вырвалось злобное рычание, — в детдоме жили, друг друга братьями считали. Мы с тобой прошли через ад, чтобы нас стали людьми считать, воевали плечом к плечу, дослужились до капитанов. Как ты посмел меня предать? Из-за тебя, сука, я пушечное мясо. Из-за тебя меня лишили всего: имени, звания, свободы. Сдохни, мразь, прямо здесь и сейчас…

Лис надавил со всей силы. Ворон захрипел. Он с ещё большим упорством начал сопро‍ти​вля​тьс​я, но​ н​ичего не помогало. Он просто тратил силы впустую.‍ Капитан стоял словно скала. Что бы с ним не делали, он всё выдерживал.

— Лис…Отпусти… — прохрипел Валерий. Ему ничего не оставалось, кроме как молить о пощаде. — Отпусти. Я…я тебя не… пре…пре-давал… Я не пре… Лис…

Но Сергей не слушал. Он продолжал душить друга. Он наслаждался тем, как хрипит Ворон, как наливается краской его лицо и закатываются глаза. Хищник внутри ликовал. Первая смерть. Ощущение восторга заливало сознание.

— Отпусти его! — крикнула грозно Офелия. Она вышла вперёд и нисколько не боялась Лиса. Фурия сдерживала трансформацию, чтобы не пугать никого из парней.

— Да пожалуйста, — злобно хохотнул Сергей. Он отшвырнул свою жертву в угол и уставился на Эфи хищным взглядом.

Перед ним стояла добыча покрупнее. Сильнее предателя мужчина ненавидел ведьму. Она своими выходками давно его достала, но он не мог определиться с чувствами к ней. То она была привлекательной женщиной, то надоедливой сволочью, а теперь была тварью, достойной смерти. Это ли не повод с не разделаться? За то, что она сделала, за то, что она вообще ведьма. Каждый проступок другого человека Лисицын проецировал на Эфи. Ему нужен был объект мести, и он его получил.

— Уходите отсюда и забирайте раненых, — приказала фурия. — Я здесь приберу. Док, — сказала она с плеча, — тащи сорок кубиков валиума! Быстро! Нужно успокоить нашего капитана.

— Решили меня усыпить? — насмешливо спросил Сергей, взглянув за спину Эфи. Он буравил взглядом Дока, обернувшегося полотенцем, и выбрал его сле‍ду​юще​й ц​елью.​ —​ Интересная вырисовывается картина. Да тут не оди‍н человек меня предал. А все вы.

Лис метнулся вперёд, пытаясь оббежать ведьму, но она ударила его ногой под дых, а потом отшвырнула к стене, с лёгкостью схватив за куртку и приподняв.

— Что встали, как вкопанные! Пошли! — гаркнула фурия, и парни принялись без разговоров поднимать лежащего без сознания Ворона. Каракурт пошёл сам, но всё ещё кашлял и иногда опирался о стену. В глазах по-прежнему плясали тёмные круги. — Док! Валиум! Живо! — напомнила Эфи.

Док молча кивнул и помчался следом. Он скинул полотенце, чтобы не мешало бежать. Как только дверь захлопнулась, Офелия Халир обратила всё своё внимание на капитана Лисицына. Он медленно поднимался с пола.

— Давно мечтал набить тебе твою милую мордашку, — прорычал Лис. — В прошлый раз я остановился, пожалел тебя. Не стал добивать тем ножом. Но сегодня пощады не будет, сука узкоглазая.

Офелия была уверена в собственной победе. Она знала, что капитан не успокоится просто так. В его организме произошли кардинальные изменения. Он переживает полную трансформацию. Фермент выделяется в кровь, смешиваясь с норадреналином, образует кипящую смесь. Которая бурлит в венах. Много раз приходилось справляться Эфи с новичками, не контролирующими себя. В таких случаях метод один – обездвижить и усыпить. Причём обездвижить самым болезненным способом, выжать все силы из новообращённых.

— Я предупреждала тебя, что не надо меня так называть, — Эфи лада волю гневу. За спиной раскрылись красные крылья, фурия встала в стойку.

‍ ​ Ли​с о​скали​лс​я, обнажив ряд видоизменившихся зубов, и с рыком ‍кинулся на Офелию.

***

Док летел на всех парах в медчасть в одних плавках. Ноги скользили по полу и на каждом повороте мужчину заносило. Он падал, но снова вставал и продолжал бежать. Позади бежали Малой и Спрут. Руки Ворона они перекинули себе через шеи и волочили сослуживца, едва поспевая за Иваном Петлицким.

Каракурт шёл как можно быстрее, но грудная клетка очень сильно болела, дыхание сбивалось, а перед гладами всё кружилось и плавало. Не выдержав напряжения, организм сдался. Роман просто рухнул без сознания в коридоре.

На звук обернулся Наблюдатель. Он быстро проводил взглядом сослуживцев и кинулся помогать соратнику подняться. Поняв, что тот не в состоянии двигаться самостоятельно, Макс проверил пульс, чтобы убедиться, что солдат жив, а потом закинул его плечо, стартанув с места.

— Кладите их на кушетки! — рявкнул Док, стоило только оказаться в медблоке.

Пострадавших парней уложили аккуратно на больничные койки. Оба были на грани. Ворон долго был без кислорода. Гортань повреждена, возможно треснул кадык. У Каракурта сбито сердцебиение. Сильный удар фалангами в грудь с такой яростью повредил рёбра и солнечное сплетение.

— Спрут! Ты знаешь, что делать? — спросил быстро Иван, ища валиум. Сильный транквилизатор имелся в ограниченном количестве на базе, но Док надеялся, что его хватит для усмирения пыла капитана.

Сверху послышались яростные крики. Звуки ударов сотрясали потолок в медчасти. Парни посмотрели наверх. Прямоугольные лампы слабо тряслис‍ь.​

​ —​ Они ​та​м всю тренажёрку разнесут… — прошептал взволнован‍но Наблюдатель. — Одна ведьма в отряде – это не к добру. А две — твою мать, что у нас творится?! Не хватает только Араба с его нравоучениями.

— Я волнуюсь о другом, — завел разговор Спрут. — Как бы они всю базу не разнесли и нас в придачу. Самое главное, чтобы Эфи смогла справиться с кэпом… Иначе нам всем конец.

— А мы ей сейчас поможем с этим, — выдохнул Док и помчался с ампулой и прививочным пистолетом обратно к тренажёрному залу. В голове крутилась только одна мысль: «Хоть бы Эфи справилась».

***

Эфи прижала Лиса к полу в дальнем углу помещения, надавив коленом на горло. Мужчина хрипел и вырывался. Кругом стояла разруха. Все тренажёры рассыпались на части, гантели погнуты, в стенах дыры от ударов. Кругом пятна крови, двери выбиты или разлетелись в щепки.

— Отпусти меня! — взревел Лисицын, пытаясь схватить Эфи за горло. Женщина отклонилась назад, не давая руке Сергея коснуться своей цели.

— Лежи смирно и постарайся успокоиться, — прорычала ведьма. Она точно знала, что делать. Каждый шаг продуман до мелочей. Просто так Лис не захочет, чтобы ему вкололи валиум и усыпили, как животное. Нужен отвлекающий манёвр.

В то, что раньше было тренажёрным залом, влетел почти голый Док. Он не заботился о собственном виде и был во всё тех же плавках.

— Держи крепче! — приказал Иван, подходя ближе. Он был уверен, что фурия контролирует ситуацию.

Лис увидел сослуживца и рассвирепел. Он прекрасно знал, что прививочный пистолет предназначен именно ему. Мужчина с силой ударил ведьму коленом в бок и скинул с себя. В одно мгновение поднялся на ноги и рванул навстречу военному врачу.

Док начал испуганно отступать назад. Он поскользнулся на лужице крови и начал падать назад, выронив из руки пистолет. Мгновение застыло, превратившись в вечность. Расстояние стремительно сокращалось между Сергеем и Иваном. Страх за собственную жизнь окутал с головы до ног. Врач понимал, что как только спина коснётся пола – он труп. За одно мгновение он успел помолиться, обматерить Эфи и попрощаться с этим миром.

Рука Офелии остановила Лиса уже в прыжке, обхватив шею и рванув назад. Второй рукой ведьма схватила падающий пистолет и молниеносным движением вколола содержимое прямо в шею взбесившемуся капитану. Как только пистолет закончил выкачивать в кровь препарат, не было смысла держать мужчину захватом.

Несколько секунд Лис был взбешён. Он снова хотел напасть, но силы быстро пропадали. Эфи рукой придавила командира отряда к стене. Тело обмякло. Глаза закрывались. Слоновья доза валиума, которой хватило бы на десять человек, быстро справилась со взбесившейся фурией. Вскоре Сергей сполз по стене и рухнул на пол без сознания.

— Это было близко… — Док поднимался с пола. До него никак не доходило, что Офелия использовала его в качестве приманки. Трюк сработал, но врачу об этом лучше не догадываться. — Не знал ни одной молитвы… Все вспомнил… — вытер он вспотевшее лицо рукой.

— Теперь осталось отнести его в медчасть и на всякий случай привязать покрепче, — проговорила ведьма. В голосе не было ни капли усталости. Только нотки грусти пробивались сквозь завесу спокойствия.

— А он не помрёт от такой дозы? — крайне своевременно опомнился врач, посмотрев на безмятежно лежащего капитана Лисицына.

— Для фурии эта доза является не более, чем обычной. Особенно для взбесившейся, — констатировала Эфи тихо. — Прекрасный вид, кстати. Всю жизнь мечтала увидеть врача в трусах.

— Мне как-то не до штанов было, знаешь ли, — недовольно заявил Док, картинно вскинув руку. — Тут судьба решалась.

— Да уж понятно, — хихикнула ведьма. — Давайте дотащим ЭТО до медчасти, — ведьма кивнула на Лисицына. — А потом побеседуем основательно на тему того, что с ним делать.

— А с этим что делать? — Иван обвёл взглядом комнату. Он ужасался всё больше, представляя, что придётся восстанавливать зал своими силами.

— Жалование советницы Верховной Ведьмы покроет же расходы? — спросила Эфи.

Док удивлённо кивнул. Ведьма нравилась ему всё больше. Недоверия к ней практически не осталось.



Оглавление

  • Глава 1. На краю
  • Глава 2. Потери
  • Глава 3. Встреча без галстуков
  • Глава 4. Точка невозврата
  • Глава 5. Приказано взять живым
  • Глава 6. Поймай меня, если посмеешь
  • Глава 7. Сильный противник
  • Глава 8. Элен
  • Глава 9. Воздаяние за грехи
  • Глава 10. Казнь
  • Глава 11. Жизнь как она есть
  • Глава 12. Тренировка
  • Глава 13. Спасение
  • Глава 14. Новые способности
  • Глава 15. Последнее желание
  • Глава 16. Осколки правды
  • Глава 17. Безвыходное положение
  • X