Дарья Ву - Спасти демона

Спасти демона 963K, 231 с.   (скачать) - Дарья Ву


Спасти демона
Дарья Ву

Часть первая. Я всё смогу

Глава первая. День открытых дверей

- Северяне! - в который раз произнесла бабушка, скривив недовольную гримасу. - Теперь у них девушки обучаются боевым искусствам. Ужас, ужас, ужас!

И она закачала седой головой сильнее прежнего, но продолжила вязать кружевной платок.

- Альва, поди сюда да подай мне новый клубок! - скомандовала бабушка, и я послушно поднялась с насиженного места.

Сандра подождала, пока бабушка узелком соединит вместе две нити и вновь возьмётся за спицы, а я вернусь на свою подушечку, и продолжила читать новостные сводки.

- На юге от Йелана будет построен новый амбар, в два раза больше того, что сгорел под конец Хмурня! - пропищала Сандра, лёжа возле бабушки и глядя на желтоватые листки еженедельной газеты.

- А это что-то хорошее, - не отвлекаясь, подтвердила бабушка. - Продолжай, Сандра.

- Его построят к празднику Фантеры. Это двадцать шестого числа, бабушка?

- Да, дорогая. Альва, а ты почему больше не вышиваешь?

- Голова разболелась, пойду прилягу, - соврала я.

- Приляг, - согласилась бабушка и кивнула в сторону широкого дивана, - и послушай новости с нами.

Тихонько присвистнув, подчинилась и легла на диван, а так хотелось покинуть комнату. Бабушка обожает вязать, слушать, как читает газету Сандра, и смотреть, как я вышиваю крестиком. Я ненавижу слушать, как читает газету Сандра, вышивать крестиком. До бабушкиного вязания дела нет вовсе. Вот только права голоса у меня, видимо, нет!

- Пятого Листобоя вновь откроет свои двери высшая школа алхимии, далее ВША. В этот ежегодный день открытых дверей абитуриенты, а также их близкие, смогут познакомиться со всем спектром предлагаемых учебных программ, а также познакомиться с лучшими преподавателями в Йелане и на всём материке!

- Бахвалятся, - вставила бабушка, трудясь над платком.

- Каждый мальчик на материке мечтает стать алхимиком, - продолжала Сандра, - и каждого абитуриента ждёт сюрприз в наш день открытых дверей. Бабушка, а что такое абитуриент? - скривила сестрёнка веснушчатое личико.

- Идиот, желающий поступить во ВША, - последовал надменный ответ. - Название то какое. Надо ж было такую ересь выдумать!

Сандра захихикала. Я отвернулась к спинке дивана, прикусив язык.

Кажется, я мальчик. И тени заберите этого Аргуса, взявшего меня с собой три года назад на такой вот день открытых дверей! Тогда-то я и нагляделась на алхимиков во всей их красе! И поняла, что зря родилась девчонкой. Да что теперь с этим поделать? Смиренно принять свою судьбу.

Помню, после бабушка долго пыталась выбить из меня дурь, и пришлось сделать вид, что я обычная девочка, как и моя сестрица. А вот Сандру бабушка всегда только хвалила. Ещё бы, сестрёнка и поёт, и на клавесине играет, и вышивает крестиком. А как красиво буквы выводит! Ещё бы понимала что пишет, дурёха!

От слушания новостей, заметок о предполагаемой погоде, очерке о бесконечных войнах северных государств, а также тарахтения бабушки меня спас Аргус. Он ввалился в комнату с улыбкой до ушей.

- Альва! - возопил громогласно. - Айда за мной!

- Куда это? - возмутилась бабушка.

Однако я успела выскочить вслед за будущим алхимиком до начала долгих и нудных наставлений об этикете.

Аргус, широкоплечий и кучерявый юноша двадцати лет - мой старший и единственный брат. И его я люблю куда больше десятилетней Сандры. Он, в отличие от сестрицы, не чурается вместе со мной собирать червей для рыбалки, а ещё любит показывать всякие фокусы, выученные в своей ВША.

Семенила я за Аргусом вплоть до маленького деревянного сарайчика на заднем дворе. Там братик хранит всякие странные вещички, над которыми трудится по учёбе и для интереса. Громко звеня металлом, он копошился в глубоком ящике на полу и, наконец, достал оттуда блестящее медью устройство, похожее на банан, но с разноцветным шаром на одном конце.

- Смотри! - гордо произнёс Аргус.

- Смотрю, - пожала плечами. - И чё?

- Как это «и чё»? Это тебе не «и чё»! Это сушитель!

- Кто?

- Су-ши-тель, - повторил по слогам и улыбнулся ещё шире. - Им можно всё сушить. Гляди!

Аргус повернул, незамеченный мною раньше, рычажок на своём банане. Сушитель закряхтел, а из его шара потянуло горячим ветерком.

- Работает! - крикнул Аргус так, словно сам не верил в трудоспособность собственного изобретения. - Альва, ты видишь?

- Да вижу я. Это тебе задали по учёбе?

- Нет. Это я сам придумал. Подтвержу права перед советом и начну выпускать. Буду на нём деньжищи зарабатывать!

- Хорошо придумал, - ответила без энтузиазма. - А кто покупать твой банан будет?

- Какой банан? Ты что, дура? Альва, говорю ж: су-ши-тель. Все его купят! Им и одежду сушить можно и волосы, и обувь!

- Замечательно, - процедила я, понимая, что слушать статьи из газеты не такое уж и скучное занятие.

Аргус довольный собой сверх меры даже не заметил моего настроя и продолжал нахваливать своё устройство. Пусть радуется, решила я, не стоит огорчать брата раньше времени.

- Альва! Аргус! Идите есть! - раздался писклявый голосок Сандры со стороны дома.

Мы спешно покинули сарайчик. Братик не забыл бережно закрыть за собой дверь на широкий засов. Если Сандра зовёт всех к ужину, значит, папа и мама вернулись! Иначе никто из нас не сел бы за стол в одно и то же время.

Я переводила взгляд от содержимого своей тарелки на каждого, сидящего за овальным столом. Сандра уселась поближе к бабушке и радостно лепетала о том, что разучила новые ноты непременно обещая сыграть для нас. Бабушка дремала, а в такт её дыхания приоткрывались губы, чуть раздувая обвисшие щёки, так напоминающие формой чернослив. Аргус уплетал за обе щеки, будто бездомный пёс, нарывший вкусность в мусорном баке. Впрочем, он всегда такой. Мама кивала, делая вид, что её интересует повествование младшей дочери. Папа читал ненавистную мне газету и ухмылялся в свои широченные багряные усы.

- А самое главное они не написали, - пробасил папа, отпив компота.

- Кто? - подскочила на своём стуле Сандра и подалась к нему.

- Вши, - захохотал.

- Где? Эпидемия! Какой ужас, - вмиг проснулась бабушка и закряхтела. - Дети, срочно в ванну и под касторовое масло!

Я и Сандра одновременно запищали. Папа хохотнул ещё раз и успокоил бабушку.

- В этом году день открытых дверей у Вшей будет необыкновенным! Думаю, Альва, - обратился папа непосредственно ко мне, - тебе будет интересно сходить на него и посмотреть.

- Что интересного может быть в этом убогом месте для юной леди? - бабушка уселась удобнее, а её крючковатые пальцы схватились за салфетку. - Ужасное заведение, заставляет нас чувствовать себя никем по сравнению с нелюдьми! И даже с северной скверной, потакающей этим нелюдям!

- Вы не пгавы, бабуфка, - вступил в разговор Аргус, откусывая кусок баранины. - Мы вовсе не нихто! Мы аххимики! - брат прожевал свой кусок. - И даже способны поймать и завладеть силой демона и джинна! Кстати, два года назад был пойман белый демон и заключён на вечное повиновение семьёй Костроун! Видите, какие мы!

- Ха, да ты только студент! - вмешалась я. - Ты и тень не вызовешь!

- Да я спускался на второй уровень теневого мира!

- Да? А сколько их всего? - я уложила подбородок на сплетённые пальцы рук.

- Десять, - сконфуженно выдал Аргус и вернулся к своему ужину.

- Юной леди не место среди каких-то вшей! - продолжила бабушка, будто и не было за столом перепалки. - Альве нечего делать в таком опасном и грубом месте.

- Ах, там совсем неопасно, - попыталась я протестовать, чувствуя, как ускользает возможность и в этом году побывать на дне открытых дверей, да посмотреть световое представление и прочие радости!

- Алхимики ужасные и невоспитанные, - продолжила было бабушка.

- Хватит! - взвизгнула мама, и её длинные до плеч серёжки затряслись, звеня разноцветным стеклом. - Мама, вы неправы! И поздно уже говорить гадости об алхимиках! Я вот уже двадцать один год замужем за Бертом. Мой единственный сын станет в будущем алхимиком. И вы, мама, этого не измените! Да и признайтесь уже, наконец, что именно алхимия Берта вылечила вашу чахотку и поставила на ноги. И именно мой муж содержит всю нашу семью, позволяя каждой из нас заниматься любимым делом!

Оставшаяся часть ужина прошла в тишине, и только серебряные вилки иногда стучали о тарелки, да скрежетали ножи. Никогда не понимала смысла в семейном ужине, всё равно кто, когда поест, тот тогда и уйдёт, а обсудить друг с другом прошедший день можно и вне стола. С этого ужина я сбежала первой, не желая слушать начинающуюся ссору мамы и бабушки.

Мама права, быть алхимиком необычайно здорово! И мне повезло родиться в семье алхимика, вот только родилась я девчонкой. И с таким же успехом могла родиться в любой другой семье, где, как и здесь, провела бы всю свою незамужнюю жизнь за вышиванием и пением. После меня выдадут замуж, и я начну рожать орущих и непослушных детей. С одной-единственной разницей, рождение в семье алхимика усиливает мои шансы на замужество с алхимиком!

- Чего скучаешь? - раздалось от открытого окна моей комнаты.

Я обернулась в сторону карабкающегося через подоконник Жана. Всегда улыбчивый и растрёпанный, этот смуглый юноша влюблял в себя всех девушек в округе, но всегда отшивал их, без тени сожалений и сообщал, что он не создан для любви. Жан мой лучший друг с самого раннего детства. Он, как и я, ребёнок алхимика. Того самого Костроуна, которым хвалился Аргус. Великого алхимика, поймавшего демона, а если быть более точной - демонического отпрыска пятнадцати лет, едва развившего часть своей Силы и не успевшего научиться ей управлять. Я видела того демона всего раз, он запомнился мне жутко обозлённым и необычайно бледным. Даже глаза его практически белы, за исключением смотрящих словно в душу чёрных зрачков. Сейчас демону семнадцать лет, как и мне.

- Что скучаешь? - повторил добродушный Жан свой вопрос.

- Да так. Бабушка вновь завела свою волынку о том, что все алхимики плохие. Они с мамой поругались, а я, видимо, вновь пропущу день открытых дверей и не посмотрю на представление!

- Попадёшь, - усмехнулся мой друг. - Я буду поступать зимой во ВША и собираюсь пойти на день открытых дверей, подать заявление. Можешь сходить со мной.

- Дело не в том, с кем идти! - почти взвыла я. - Дело в том, идти ли вообще! Бабушка узнает, голову мне оторвёт!

- А зачем ей знать? О том, что я к тебе хожу, она не знает?

- Нет, конечно! - я в ужасе распахнула серые глаза. - Чтоб парень был в моей комнате, да наедине!

- Ну вот! - Жан победно хлопнул в ладоши. - И о тебе не узнает.

- Да как же? - я засомневалась.

На что мой друг просто глянул в сторону окна, через которое влез. На улице дул лёгкий ветерок, покачивая кроны высоких елей. Полупрозрачные розовые шторки с вышитыми на них бабочками и цветочками плясали вокруг окна, задевая керамические статуэтки кошек, расставленные по краям подоконника.

И тут до меня дошло! Пойти на день открытых дверей через окно! Если Жан сюда влезает и вылезает, то и я смогу!

- Давай, - напоследок сообщил мой друг. - И помни, я за тобой приду.

- Давай, - ответила мимоходом, копаясь в сундучке с одеждой.

Надо подобрать что-то подходящее и на самом деле красивое для похода в школу алхимии. И то, что приходится по вкусу моей бабушке, явно не подойдёт!

Так я заранее нашла для себя чёрные кожаные брюки и свободную вязаную кофту, под неё натяну какую-нибудь майку. А что делать с волосами? Вертясь перед зеркалом, придумывала, куда деть косу до поясницы. Я б её срезала, да мама в обморок грохнется, а бабушка обзовёт северянкой! И я не знаю, какое слово с её губ слетает с большим омерзением «северяне» или «нелюдь». Ну ничего, как-нибудь волосы уложу, чтоб не мешались. Об этом точно можно и завтра подумать!

С приближением дня открытых дверей я тревожилась всё сильнее! Это даже Аргус заметил, но сопоставить моё состояние с главным праздником всей моей жизни братец не сумел.

И вот, заветный час настал! Я крутилась перед зеркалом в чёрных брючках, обтягивающих ноги. В свободной кофте, поверх серой майки. В удобных лодочках без каблука и с двумя пышными пучками по обеим сторонам головы.

- Му-у-у, рогатая, - протянул Жан, взбираясь в мою комнату. - Готова?

- Готова! - я радостно повисла на шее обалдевшего друга, полностью проигнорировав его замечание.

- Ползём! - скомандовал Жан.

И мы поползли. Он умело сполз по сетке, специально прибитой к внешней стене для плюща, так любимого бабушкой. Я спустилась по ней более неуклюже, зацепившись ногой у самой земли и, под конец, свалилась на стоящего рядом Жана. Паренёк мигом перешёл в режим лежачего подо мной, а руки, каким-то образом, схватили меня за талию.

- Ты, безусловно, красивая девушка, - нахально заявил Жан, растянув губы в ухмылке. - Но давай потом.

- Что? - не поняла я, продолжая лежать поверх своего друга.

- На праздник опоздаем!

«Точно!» - подумала я и перекатилась на зелёный газон. Жан встал, отряхнулся и протянул мне руку. Как же сильно он рванул! Я даже решила, что рука моя оторвётся, но нет. Осталась на месте и даже ничего не порвалось.

Вместе с Жаном я пересекла почти весь Йелан, по пути к высшей школе алхимии и заранее мечтая, представляя себе то, что нас ждёт. Я помнила, как в прошлый раз под конец разгорелось небо, покрытое блеском салюта. Помнила толпы людей, снующих туда-сюда, запахи вкусной еды и громкие разговоры. Ещё я помнила прошлого директора школы, это был старый мужчина, разодетый в цветастые свободные одежды.

В новом году у школы появится новый директор, который, говорят, обещал внести множество изменений в жизнь школы. Однако также говорят, что прошлый директор приглашён на день открытых дверей, а ещё он полностью поддерживает все новшества, введённые новым директором.

Само по себе здание школы выглядело праздничным! Даже не учитывая того, что это переделанный и отреставрированный старинный замок. По каменным стенам расцвели разноцветные плющи и вьюнки. Стену первой башенки покрыла фраза «Добро пожаловать на день открытых дверей! Здесь не учат, но обучают!», составленная бархатистым красноватым мхом. И когда успели его нарастить?

Меня безумно обрадовали яркие флажки с аббревиатурой названия, прицепленные к высоким шпилям башенок. Красные черепичные крыши блестели на солнце.

Два фонтана встречали гостей цветной водой, подпрыгивающей ввысь и разбивающейся о позолоченные камушки на дне.

Над дорожками, натянутые на столбики, растянулись цветные ленты. И, конечно, у начала первой же дорожки нас встретил улыбчивый старшекурсник в праздничном золотистом фраке, с цветком, прицепленным на уровне сердца и круглым значком под ним с именем встречающего. Зовут студента - Морган. Он со знанием дела рассказал мне и Жану где какие вкусности и радости ожидаются, куда следует заглянуть ближе к вечеру, а ещё, наклонившись поближе и понизив громкость своего голоса, сообщил о расположении туалетных комнат. Морган даже дал нам по памятке, прежде чем заулыбаться следующим гостям.

Я с интересом крутила бежевую памятку с золотистым текстом программы. Здорово! Этот день открытых дверей обещает быть увлекательней прошлых. Тут для нас и аллея палаток от всевозможных студенческих клубов, и возможность пообщаться с преподавателями, и показательные выступления, и, разумеется, вечернее световое представление!

Я и Жан разделились у первых же палаток. Друг мой направился к клубу крокета, а я заинтересовалась керамическими фигурками, на простенькой столешнице, выставленной под табличкой: «Любите ли вы керамику так же, как её любим мы?».

Пока я разглядывала свистульку в виде сизого голубя, ко мне подошёл второкурсник по имени Рой. Он оказался главой клуба и мимоходом пожаловался на малое количество ценителей красоты.

- Вы делаете их с помощью алхимии? - загорелась я, вглядываясь в очередную статуэтку на столе.

- Нет, - покачал он головой. - Для этого алхимия не нужна. Тебе нравится?

- Красивые, - честно призналась я, а руки сами потянулись к выгнувшей спину пантере.

- Ты можешь купить одну, - зевая, выдал Рой. - Всего за три кроны.

Угрюмо улыбнулась Рою. Как-то неловко стало оттого, что не взяла с собой денег. Я попрощалась с главой керамического клуба и решила найти Жана. Однако у палатки крокета его не оказалось. Пара студентов лишь пожали плечами да развели руками на мои вопросы о друге. Восхитительно! Оставил меня совсем одну. Ну, Жан! Ты у меня ещё попляшешь, когда найдёшься.

Я мельком взглянула на зажатую в руке памятку, выбирая куда идти. В этом году Жан достаточно вырос, чтобы подать заявку на поступление и записаться на вступительные экзамены. Наверняка он пошёл знакомиться с преподавателями на втором этаже школы. Я кивнула своей догадке и с широкой улыбкой побежала в замок.

Второй этаж заполнен студентами, абитуриентами и другими так, что практически не протолкнуться. Даже на цыпочки встала, но знакомой шевелюры нигде не видно. Зато виден маленький свободный стульчик, прислонённый к стене. Я резво пробралась к нему и скинула лодочки, решая выискать Жана сверху.

Поднявшись на жёлтый стульчик, я гордо возвысилась над снующими по коридору людьми. Где же Жан? В толпе зелёных жилеток мне попалось ухмыляющееся смуглое лицо. Жан весело болтал с этими любителями крокета совершенно позабыв обо мне! Наглец. От негодования топнула ногой, но попала мимо сиденья и растянулась на удивительно мягком полу. Ой!

- Простите, - улыбнулась смущённо, слезая с поваленного мной студента.

- Ничего, - глаза его широко распахнулись, а на лице заиграл румянец.

Вместе с парнишкой неловко поднялись на ноги, он подхватил упавшие круглые очки. Сколько ещё раз за сегодня мне предстоит падать на парней?

- Всё в порядке? - какой учтивый.

- Конечно!

Я на пятках развернулась к стулу. Где моя обувь?!

- Ты не видел здесь лодочки?

- Что?

- Туфли, - уточнила я.

Студентик неуверенно мотнул головой и извинился. Вот тебе раз! Мало того что Жан вновь потерялся из виду, так теперь ещё и без обувки осталась. Вечер обещал стать по-настоящему запоминающимся.

Я прошлёпала сквозь толпу к тому месту, где в последний раз видела Жана. А вот куда идти дальше? Кто бы подсказал.

- Эй? - я пыталась обратить на себя внимание снующих кругом студентов. - Здесь был клуб крокета? Эй, люди!

- Что-то подсказать? - поинтересовался невесть откуда взявшийся Морган.

- Да. Где клуб крокета?

- На улице, среди других палаток, - его тон ровен и был бы усыпляющим, если б эта ситуация так меня не раздражала!

- А где его члены?

- В своей палатке.

- Да? - я шагнула к Моргану, стараясь смотреть на него как можно жёстче. - Ты в этом так уверен?

- Все клубы и их члены там до пяти часов вечера.

- А потом они куда денутся?

- Потом все пройдут в актовый зал. Там выступит директор, - Морган словно зачитывал текст из памятки и учтиво улыбался. Ему явно заплатить обещали за улыбку, или исключить за её отсутствие.

- И сколько времени сейчас? - надавила я.

- Без семи пять, - взгляд Моргана устремился поверх моей головы. - Можешь идти в актовый зал. Третий этаж, по коридору налево.

Босая, пошлёпала по холодному полу в указанном направлении. Если все идут в актовый зал, то и Жан тоже.

- Всегда пожалуйста! - обиделся Морган.

Да плевать! Помимо подсказок Моргана, я встретила несколько стрелочек, прилепленных к стене и указывающих путь к актовому залу. Высокие кованые двери оказались распахнуты настежь. Я вошла в огромный зал, способный вместить в себя всех студентов школы. Он заполнен рядами длиннющих скамеек, направленных в сторону театральной сцены. Ещё не все скамейки заняты, но народу всё равно слишком много, чтобы пытаться найти Жана.

Села я в средних рядах и скрестила руки на груди, ожидая начала.

Когда почти все скамьи были заняты, прозвучал первый звон колокола, висящего над входом в замок. С небольшим перерывом звон раздался повторно. И после третьего звонка на сцену вышел мужчина тридцати лет в расшитом кафтане и с нашивкой в виде орла на груди.

- Рад приветствовать всех собравшихся на дне открытых дверей в высшей школе алхимии! - его голос прозвучал по всему залу, явно усиленный каким-то невидимым приспособлением. - Меня зовут Курт Вольф, и со следующего года я официально заступаю на должность директора этой школы!

Вокруг меня разошлась волна приветственных хлопков. Я даже подпрыгнула от неожиданности, но куда удивительней показался возраст директора. Мне отчего-то казалось, что директор должен быть старше. Да и что из произнесённого имя, а что фамилия?

- Вместе мы добьёмся новых успехов в развитии обучения, - продолжил новоявленный директор. - Для начала хочу отметить, что со следующего года количество школьных клубов увеличится на треть, а вступление хотя бы в один из них становится обязательным для всех студентов, кроме последнего курса. Также среди наших преподавателей появится несколько новичков в этом деле, но мастеров алхимии! В скором времени откроется второй корпус общежития для наших новых студентов!

Курт Вольф решил рассказать что-то о системе образования и представить как новых, так и старых преподавателей школы. Затем он позвал на сцену прошлого директора, который начал говорить что-то о важности получения знаний и своих ожиданий от новых поколений алхимиков.

Это меня мало интересовало, потому я вертелась из стороны в сторону, ища Жана. Взгляд мой зацепился за Аргуса, стоящего возле одной из дверей на выход из зала. Я и не знала, что братца тоже запрягли в помощники. С другой стороны, он же глава клуба изобретателей и с началом следующего года перейдёт на последний курс. На нём такая же одежда, что и на Моргане. Да и Морган рядом с Аргусом. О чём это они перешёптываются?

Я блуждала взглядом по актовому залу. Неподалёку сидели любители крокета, да только Жана рядом с ними нет. Куда запропастился? За мной, оказывается, сидел угрюмый Рой, он шёпотом с кем-то общался. Ещё один любитель керамики? А вот какой-то студентик пялит на меня жадные глазёнки. Заметив мой взгляд, раскраснелся подобно редиске и отвернулся. Где-то я его сегодня уже видела.

- Хэй, - раздался шёпот справа от меня.

Я подскочила и обернулась на место, запомнившееся мне пустым и никем не занятым. Жан приветливо помахал рукой.

- Привет, - ответила тихо. - Ты куда делся? Я тебя искала везде!

- Куда я только не делся!

Я недовольно закатила глаза. Разговор окончен. По ногам пробежался неприятный холодок, а за спиной раздались шаги опоздавших и ищущих свободные места группки каких-то ребят и нескольких девушек.

- И ещё одной приятной новостью хотелось бы завершить своё выступление, да отпустить вас к фуршету! - разлетелся по актовому залу громкий голос Курта Вольфа. - Последним нововведением к наступающему учебному году сообщаю о том, что отныне высшая школа алхимии будет открыта не только для студентов, но и для студенток!

И если после каждой прошлой фразы раздавались громкие хлопки, теперь повисла тишина. Я поспешила разбить её. Позабыв о холоде каменного пола, спустила на него босые ступни и встала со своего места, изо всех сил захлопав в ладони, да так, что они потом ещё долго болели. Добрый, милый Жан поддержал меня. А следом за ним начали раздаваться и другие, гораздо менее уверенные хлопки со всех концов актового зала.

Часть I. Глава 2 - Белый демон



Глава вторая. Белый демон

- Моя внучка не станет учиться на алхимика!

- Это слишком опасно! - вторила мама бабушке.

- Тихо! - прикрикнул папа на пошедших пятнами женщин. - Альва имеет право на попытку сдать вступительные экзамены. И будет она там учиться или нет, мы узнаем по их результатам.

Я мысленно поблагодарила папу. Вот он, настоящий глава семейства! Никогда не даст свою дочурку в обиду.

- Хватит об этом, - добавил папа, потирая усы. - Альва, иди к себе.

И я пошла, но у лестницы остановилась как вкопанная, застигнутая врасплох новым недовольным выкриком бабушки.

- Цыц! - донёсся громогласный папин голос. Он откашлялся и добавил гораздо тише, еле слышно, - не ори ты, глупая старуха. Дай внучке порадоваться. Она и без тебя провалится!

Предатель! Слёзы выступили на глазах, и я потопала в свою комнату, громко хлопнув дверью. Как он мог? Совсем в меня не верит! Да, возможно, я не самый лучший ученик в городе, но ещё ни один репетитор не ругал меня на своих занятиях.

- Тайфун прошёл? - сидя на подоконнике, Жан свесил ногу в комнату и начал раскачивать ею.

Я огляделась по сторонам. Ну, распинала немного собственные вещи, да так, что они разлетелись по всей комнате. Чуток побила подушки, выпотрошила одну из них...

- Сам ты тайфун! - огрызнулась на друга.

Его глаза округлились, и Жан слез с окна, направился ко мне, перешагивая разбросанные книги и плюшевые игрушки. Он уселся рядом со мной на кровати, поставил локти на колени, а подбородок уложил на ладони.

- Рассказывай, - выдохнул подготовившийся друг.

- Никто в меня не верит! - крикнула на Жана, а на душе даже полегчало, и я продолжила более спокойным голосом.

Жан участливо кивал и иногда вставлял: «ничего, справишься», выслушивая все мои недовольства. И с каждой высказанной фразой дышать становилось легче, а злость испарялась. Когда я договорила, то грозно уставилась на Жана. Его охватило недолгое оцепенение, но младший Костроун сообразил, чего от него ожидают.

- Как думаешь, мы будем учиться в одном классе, или в параллельных?

- А там что, несколько классов? - удивилась я. - Аргус мне никогда не рассказывал об этом.

- Вроде да. Во всяком случае, направлений несколько. Только я не знаю, с первого ли года начинают разделять на группы, или позже, - задумчиво ответил Жан, вглядываясь в порвавшийся носок. - Нитка есть?

- Фу! - я тоже взглянула на торчащий из дырки большой палец. - Дома зашьёшь!

- Тоже мне, лучшая подруга называется, - буркнул он и потянулся. - Короче, всё ты сдашь. Можем вместе готовиться. Я подумываю приступить в начале Бездорожника. Как тебе?

- А как может быть? - я пожала плечами.

В середине Бездорожника сами экзамены. Нет смысла начинать раньше.

- Так ты тоже рад тому, что теперь и девушек принимают на обучение? - поинтересовалась с нажимом и придвинулась к Жану.

Он звучно втянул воздух и почесал нос.

- Разумеется, - как-то нервно произнёс мой друг. - Мне пора. Давай.

- Давай.

Я поникла, наблюдая, как Жан ловко вылезает в окно. Хлопнула себя по щекам и напомнила, что лучший друг в меня верит! Это придало сил на ближайшие две минуты, сменившиеся волной новой паники. А что, если я окажусь единственной поступившей девушкой? И как я найду с ними общий язык? С Жаном нашла, да и с Аргусом тоже. Аргус не считается, он мой брат. Вот окажусь единственной девушкой в классе! И быть такого не может, кто-то ещё обязательно поступит из девушек. А если я не поступлю?

Успокоила себя, как смогла, и мечтательно завернулась в одеяло. Меня посетил странный сон, в котором множество юношей в униформе высшей школы алхимии обступили меня со всех сторон и громко надо мной смеялись. Я же держала в руке какую-то книгу вверх тормашками и пыталась прочесть. Кто-то выкрикнул папиным голосом: «Провалилась!», и я проснулась.

За открытым окном меня встретила глубокая ночь. Я выбралась на крышу и уселась у самого края.

Буду готовиться к вступительным вместе с Жаном. Лучше, наверное, для подготовки пойти к нему домой, чем сидеть у меня. Там нам точно никто мешать не станет.

Я наблюдала за звёздным небом, надеясь застигнуть падающую звезду и загадать желание. Да, мне уже не пять лет, но почему бы ему не сбыться? Ведь так мало надо, всего одно желание: поступить!

Не дождавшись желанной звезды, забралась обратно в комнату и укрылась холодным одеялом.

- Альва! - в который раз вскричала Сандра, прыгая по моей постели. - Вставай! Утро! Альва!

- Гхр-р-р! Слезь, Сандра.

Сестрёнка встала на четвереньки и уселась мне на живот, расставив по бокам свои тонюсенькие ножки.

- Утро! - ещё раз выкрикнула сама жизнерадостность. - Вставай и беги завтракать!

- С чего столько восторга?

- Фантера! Мы идём в цирк! - и Сандра метнулась к моему лицу, туго сдавливая шею в косолапых детских объятиях.

Не успела я выбраться из-под светловолосой малышки, как в комнату вошла мама.

- Собирайтесь, девочки, - поторопила она. - У вас есть полчаса на сборы. Завтракать будете на месте.

Сандра убежала переодеваться, но мама не торопилась покидать моей комнаты. Она стояла спиной к закрытой двери и рассматривала длинные кружевные перчатки на своих руках. Шёлковое платье подчёркивало все изгибы статной женской фигуры. Белые словно солома волосы собраны в длинную широкую косу. Мама смотрела на меня с неверием, что перед ней собственная дочь. Я, как и брат, цветом волос пошла в отца. Тёмный каштан с толикой рыжины.

Да и фигура моя не такая обольстительная, хоть я уже и округлилась где надо.

- Милая, зачем ты подала заявление в школу алхимии? - мелодично произнесла мама.

- Чтобы поступить. Мне уже семнадцать, в моём возрасте все и поступают.

- Знаю, - женщина покачала головой. - Зачем тебе учиться там?

- Чтобы стать алхимиком! Они же восхитительные, - ответила я без запинки, не очень понимая, к чему клонит мама.

- Ты права, - она улыбнулась. - Ведь Бертольд замечательный отец? И замечательный муж. И он, безусловно, алхимик, что даёт всем нам жить в роскоши. Девочка моя, если ты хочешь и дальше жить, как сейчас, тебе не обязательно поступать в школу алхимии. Достаточно выйти замуж.

- Мама, мне только семнадцать.

- Знаю. Собирайся скорей и спускайся. Сегодня Фантера.

- И я знаю.

Праздник богини Фантеры, по идее, праздник семьи. Однако наша семья в этот день разделяется на две группы. Женская часть отправляется в цирк, мужская же развлекается на рыбалке. Бабушка, не желая признавать себя частью алхимической семьи, остаётся дома со своим вязанием.

Через полчаса мама и Сандра уже ждали меня в паровой телеге. Конечно, пока мы ехали по городу в сторону приезжего цирка, многие прохожие смотрели в нашу сторону. И минус, и плюс богатой семьи. Однако маму с Сандрой такое не смущает, а нашего водителя даже вдохновляет. И мы мчались на скорости около двадцати километров, рассекая главную улицу Йелана. За городом водитель потянул тяжёлый рычаг, из трубы вырвался новый клуб дыма, а телега ускорилась, и только лишь приблизившись к высоким разноцветным шатрам, снова притормозила.

Сандра радостно пища спрыгнула с телеги и понеслась к кассе, поторапливая нас окликами. Мама брезгливо ступала по размягчённой дороге. Я смиренно последовала рядом, всё равно с таких вот поездок в цирк раз в год мне никуда не деться. Когда-то они и мне нравились, но вскоре однообразные представления надоели. А вот Сандра всё ещё в том замечательном возрасте, когда все эти фокусы и рычащие по команде кошки приносят искренний восторг!

Мама оплатила три билета, предоставленных по скидке, как представителям одной из высокопоставленных семей города.

Сандра захотела сладкую вату, и я повела сестрёнку к продавцам, пока мама направилась в главный шатёр.

- Хочу шарик! - пискнула Сандра, получив розовую сладость на длинной палочке.

- Идём за шариком, - я оглянулась в поисках клоуна, крутящего забавных зверушек для детишек.

Схватила свою порцию ваты в одну руку, а другой ухватила сестрёнку. Так мы направились к своре детишек, вертящихся вокруг яркого мужичка и высокого баллона с газом. Клоун как раз заворачивал для очередного малыша популярную нынче собачку, когда Сандра расхохоталась и потянула меня за рукав, упрашивая о такой же. Пока мы подходили ближе к клоуну, я достала из сумочки две кроны и услышала за спиной оклик.

- Сестрёнка Аргуса, здравствуй.

- У меня, вообще-то, имя есть. Альва, - обернулась я к Моргану.

- И у меня тоже! - высунулась из-за моей спины Сандра, смешно махнув белыми хвостиками. - Сандра!

- Приятно познакомиться, - студент наклонился к Сандре и потрепал её по голове. - А моё имя Морган.

Сандра ничего не ответила и спряталась обратно за мою спину, вцепившись ручонками в поясок моего платья. Старшекурсник осмотрел меня и улыбнулся.

- А платье тебе идёт, - заметил он. - Надеюсь, мы скоро увидимся с ещё одним изобретателем Ванвиссер.

- Меня не интересуют изобретения, - смутилась я, понимая намёк на Аргуса.

- Тогда что же? Может плавание? - Морган склонил голову набок.

Я лишь приоткрыла рот, чтобы вновь отбросить его догадку, но не успела ничего сказать. Группа, стоящих неподалёку ребят, громко позвала пепельноволосого юношу. Морган откланялся и побежал к своим друзьям.

Я же довольно приосанилась. Вот и одноклассник брата верит в моё поступление! Осталось только подготовиться и сдать вступительные экзамены по правописанию, всемирной истории и арифметике.

После короткой встречи с Морганом даже представление показалось мне идеальным! В воздухе сверкали разноцветные хлопушки, напоминая о праздничном салюте высшей школы алхимии и ещё больше будоража моё ожидание. Уже завтра я иду к Жану, у которого бывала лишь в детстве, и всего раз после поимки белого демона. Уж очень интересно было взглянуть на опасное существо! Да и не боялась я, зная, что множественные печати и амулеты сдержат чудовище. Тогда-то и запомнила переполненный гневом бледные глаза с едва заметными точками зрачков, обещающих смерть каждому подошедшему.

- Как вам выступление? - мамин голос ворвался в мои размышления, возвращая обратно в цирк.

Актёры кланялись, зрители аплодировали и довольно свистели.

- Здорово! - пищала Сандра, прыгающая на месте.

- Вот и замечательно, - мама погладила белокурую дочку по голове.

Моего ответа она не дожидалась, и мы пошли к паровой телеге. Пора возвращаться домой.

Вечером я выпросила у брата будильник. Он не сразу согласился отдать его, но услышав: «это для подготовки к вступительным экзаменам!», сам вручил механизм и установил звонок. Ну, не дано мне самостоятельно просыпаться по утрам! Услышала, как трезвонит будильник, собранный Аргусом. И даже рука не сдвинулась к нему. Так и трещал, а я лишь глубже пряталась под спасительным одеялом. Может, Жан сам за мной зайдёт? И по пути вырубит ненавистный звонок. Сломать бы его! Кто придумал это устройство?

Я резко села и уже готова была швырнуть будильник о стену. Вовремя вспомнила, что вещь принадлежит братцу, а мной лишь заимствована на одно несчастное утро. Пришлось аккуратно выключать и долго раздумывать над тем: завтракать дома, или у Жана? Выбрала второе.

Дом у Костроунов отменный! На окраине города, за высоченным забором вокруг большой территории с садом и беседкой на заднем дворе, с выложенными плиткой тропинками и фигурно постриженными кустами перед главным входом. Сам дом двухэтажный. На втором спальни: две хозяйские и три для гостей. У каждой хозяйской комнаты своя ванна, для гостей есть такая комнатка как на втором, так и на первом этаже. Ещё на первом этаже располагаются: столовая, кухня, кабинет с библиотекой, музыкальная комната и даже комната для прислуги. Музыкой у Костроунов интересовалась только мать Жана, а она умерла, когда ему было два года. Прислуги нет. И, казалось бы, что в доме и так полно всего, но самое интересное кроется в подвале - лаборатория, один угол которой отделён заговорённой решёткой, не позволяя белому демону вырваться наружу.

Я нетерпеливо постучалась в дверь и сразу же её раскрыла, войдя внутрь.

- Жан! - позвала своего друга, по слухам всегда просыпающегося спозаранку.

Он слухи оправдал и спустился ко мне в один миг. Одетый, совсем несонный и даже расчёсанный. Аж стыдно стало за зевающий вид и урчащий живот.

- Сначала завтракать? - повеселел Жан.

И я утвердительно кивнула. Друг повёл меня за собой на кухню, где уже ждали бутерброды и закипал пухлый чайник. Я огляделась, вспоминая помещение и подмечая практически неизменность обстановки. Всё те же светлые обои, а над рабочей поверхностью плитка с петушками и домиками. Узкая дверь с потрескавшейся голубой краской ведёт в таинственный подвал. Вся посуда на своих местах. Раковина настолько чистая, что блестит. И как это двое мужчин умудряются держать такой большой дом всегда в чистоте?

Жан заварил чай, я подхватила тарелку с бутербродами, и мы поднялись в его комнату. И у меня на сердце отлегло. Кровать не заправлена. Шкаф полуоткрыт, а из него горой свисают вперемешку вещи. На столе возле окна боком лежит открытая чернильница, содержимое её синей кляксой растеклось по светлому дереву. Рядом покосившейся стопкой чудом не валятся книги и тетради. В углу за дверью на едва заметной паутинке повис пушистый паук.

Помнится, домработница наша на неделю уезжала куда-то, так в моей комнате виды были краше.

- Приступим? - отвлёк меня от созерцаний голос Жана. - С чего начнём?

- Арифметика, - предложила я наобум.

Утро сменилось душным днём. Завтрак плавно перетёк в перекус и в обед. Арифметика сменилась историей. С правописанием мы решили не мучиться, так как проверять наши познания всё равно некому.

- Ла антиква? - предложил Жан, беря со стола ещё одну книгу и неся к кровати.

- Ты серьёзно?

- Все алхимики его изучают.

- Вот именно, что изучают. На вступительных нет никаких иностранных языков!

- Нет, но пригодится же, - попытался настоять мой друг.

Я скривила недовольную гримасу, брезгливо отодвигая от своего края потрёпанную книгу. Уверена, у нас будет ещё много занятий, посвящённых ла антикве. Я с большей охотой займусь геометрией, её тоже все алхимики изучают.

- А геометрии нет? - выдала вслух.

- У меня с ней совсем туго, - плечи Жана опустились. - Если ты знаешь, можем позаниматься.

- Нет, её я никогда не изучала. Но ведь алхимики должны знать!

- Узнаем, - грустно заметил Жан. - Давай теперь проверим, что запомнили? Кто первый? Хорошо, - он явно рад моему указанию на себя любимую в первую очередь и бесстрашно открыл увесистый учебник. - В каком году был основан Йелан?

Я ответила. Дальше услышала вопрос о дате основания высшей школы алхимии, даты войны против трёх северных Домов. Везде я ошибалась года на два. Сойдёт!

- Как звали военачальника первой гардовской армии?

- Да ты издеваешься!

- Хорошо. Тогда, когда появился третий Чёрный демон?

- А это ещё зачем?

- Там всемирная история, - заикаясь, оправдывался Жан. - Вдруг и про северян чего спросят?

- Нам что, наших забот не хватает? Ну, дай сюда учебник! Твоя очередь отвечать, - и я выхватила книгу из рук остолбеневшего друга.

Повертела её в своих руках и перелистнула несколько страниц, откашлялась. Жан смущался и водил пальцами по скомканному покрывалу. Он ошибался в ответах, а кончик его носа смешно подёргивался при попытках вспомнить нужные даты и имена.

Через полчаса мы совсем выдохлись и вновь спустились на кухню за полдником и новой порцией чая. Вдруг что-то громыхнуло в подвале. Да так, что мы с Жаном, не сговариваясь, оглянулись в сторону приоткрытой потрескавшейся двери на кухне. Мы всмотрелись в темнеющий проём, но там стояла тишина.

- Это демон? - шёпотом поинтересовалась я, вставая за спину друга.

- Отец усыпляет его, когда уезжает. Он не мог проснуться, - попытался убедить Жан. - Демон спит.

И в отрицание слов будущего алхимика из подвала донёсся злобный рык. Следом послышался треск молний. Внизу что-то засверкало.

- Защита сработала, - пояснил Жан, пятясь от спуска в подвал.

- Надо закрыть дверь, - я, в свою очередь, подпихнула паренька вперёд и встала за его спиной. - Живее.

- Верно! - выдал Жан и в одну секунду оказался за мной, толкая к темнеющему проёму.

Снизу раздался болезненный стон. Рывок цепей и трескучая молния, озарившая деревянную лестницу и красный кирпич подвальных стен. Я в два шага очутилась перед голубоватой дверью и закрыла её на цепочку.

Пронзительно запищал чайник. К нему подскочил Жан. Так мы и стояли на кухне, боясь даже дышать. Внизу бушевал белый демон, мечась по своей тюрьме. Он рычал, ругался и проклинал весь мир. Ему вторил треск молний, сменявшийся воем и стонами демона.

- Уйдём, - предложил шёпотом Жан, когда в подвале вновь стихло.

Я была готова направиться к лестнице на второй этаж и укрыться в комнате Жана, либо выбежать на улицу и со всех ног бежать к своему дому. Только в подвале вновь зашуршало. Громко взорвалось, и из-под дверной щели потянуло дымом. В тот же миг я услышала новый крик боли, переходящий в стон и сменяющийся завыванием.

- Надо ему помочь! - удивила саму себя пришедшей в голову мыслью.

Я раскрыла подвальную дверь прежде, чем обдумала свои действия, и нырнула в темноту.

Запомнившаяся за один-единственный поход в жизни лаборатория почти не изменилась. Длиннющий стол заставлен разного размера колбами и непонятными приборами. Возле стены капсула до потолка, а в ней навсегда застыл скелет русалки. Книжные полки на разной высоте развешаны по стенам. В дальней от лестницы части подвала обугленные, но крепкие перила клетки. Внутри которой, бездыханным телом, свернулся белый демон, а вокруг него металлические кольца, ранее бывшие цепью. И я, возомнившая себя незнамо кем, двинулась к металлической дверце. На удивление легко распахнула её и на четвереньках подобралась к сжавшемуся белоголовому юноше. Его глаза плотно сжаты. Белые ресницы мокрые от слёз, не раз пробежавших по бледным щекам. Дыхание тяжёлое, как если бы на демона взвалили огромный валун.

- Ты жив? - я дотронулась до горячего плеча и вскрикнула.

Не имею ни малейшего понятия, как это случилось! Да только я оказалась прижата к кирпичной стене. Демон навис надо мной, держа обеими руками. Его глаза широко распахнулись и изучающе сканировали меня.

- Ты не Костроун, - процедил сквозь сжатые зубы белый демон.

- Нет. Могу идти?

- Кто ты? - рыкнул он вопросом на вопрос.

- Альва Ванвиссер, а ты?

- Тадеус, - на автомате ответил белый демон и коротко зажмурился, прижав меня ещё сильнее.

- Приятно познакомиться, - с трудом произнесла я хрипло, так сильно он сжал горло.

Тадеус вновь осмотрел меня. Он отошёл на шаг, но руки с шеи не убрал и внимательно огляделся по сторонам. Губы демона искривила злая улыбка.

Я почти сползла по стене, радуясь вернувшейся свободе, когда по подвалу серебристой змейкой пробежала новая молния. Это Тадеус врезался в защиту, в попытке покинуть клетку. Он с рычанием вернулся ко мне и схватил за руку. Не отпуская, подтащил к проёму и толкнул вперёд. Я задержала дыхание, ожидая получить разряд, но спокойно вышла за пределы клетки. Демон едва протянул руку, в которой цепко сжимал моё запястье, как новая молния озарила пространство, слегка задев и меня.

- Провались вы все! - вскричал обожжённый Тадеус и рванул меня назад.

Так и стояли перед раскрытой дверью, ведущей в другую часть подвала, не зная выхода. Тадеуса не пропускали печати, меня - Тадеус. Белый демон держал крепко, не желая выпускать руки. Я тоскливо смотрела на проём. Меня-то печати выпустят! Я человек, а не демон!

- Хочешь наружу?

- Как и ты, - выдохнула я и пожалела о сказанном.

- Нет! Не так! - вскипел белый демон и швырнул меня подальше от проёма. - И ты не уйдёшь.

Я сглотнула, усевшись на пол. Тадеус подошёл ко мне и велел встать. Я поднялась очень резко и успела заметить ещё невысохшие слёзы, вновь выступившие в уголках белесых глаз. Примерно в это же время Жан, набравшись храбрости, спустился в подвал.

- Отпусти её, - произнёс мой друг дрожащим от страха голосом.

Тадеус неохотно развернулся к нему.

- Я слушаюсь только твоего отца, щенок!

- Я Костроун! Я приказываю отпустить эту девушку!

- Разве держу? - и демон вновь повернулся ко мне.

Одна его рука опиралась о стену над моей головой. Вторая повисла вдоль истощенного тела. Я скрестила руки под грудью, желая хоть как-то защититься. Физически не держит, но даже шаг сделать в сторону страшно! За спиной его маячил Жан, ходя вдоль решётки. Костроун подошёл к столу и что-то с него взял.

Тадеус вздрогнул, а за его спиной на пол упала книжка.

- Беги! - закричал Жан.

И я сорвалась со своего места! Еле успела пригнуться под быстрой рукой демона, проскочила и почти добежала до выхода из клетки. Жан рванулся навстречу да так и замер, не достигнув клетки. Что-то его напугало! И я поняла, что это было, достигнув выхода. На животе моём вдруг сцепились горячие руки, приподняли над полом и развернули. Белый демон загородил собой выход.

- Пожалуйста, Тадеус, - взмолилась я. - Мне надо домой! У меня сестра малолетка. У меня скоро вступительные экзамены! Бабушка без меня никогда не довяжет своей салфетки!

- Хочешь уйти так просто, без платы? - усмехнулся белый демон.

- Я готова заплатить! Что ты хочешь? - согласилась с готовностью.

Жан взвыл и закрыл рот руками, в ужасе глядя на меня и Тадеуса.

- Хочу вернуть свободу, - зло рыкнул демон.

И я поняла, что не могу выполнить его желания. Даже не потому, что не хочу. Просто не могу! На такое способен только алхимик, причём очень сильный! Понуро опустила голову. Вот так мне и суждено помереть в клетке демона, а ведь я и сама собиралась стать алхимиком и так мечтала об этом... Вот оно!

- Скоро начнутся экзамены в высшую школу алхимии. В этом году я поступлю, - слетело с моих губ прежде, чем осознала это. - И как только я выучусь, то стану алхимиком и освобожу тебя!

- Превосходно, - бледные губы показали ровные зубы в улыбке. - Скрепим договор.

Тадеус шагнул ко мне и схватил за лицо обеими руками, приникнув к моим губам своими. Его язык настойчиво раскрыл мне рот, проникая внутрь. И вместе с жадным поцелуем, подкосились мои ноги, а мир поплыл. Нет, не от удовольствия. Я всем своим естеством ощущала, как нахальный демон вытягивал мои силы.

Получив своё, он отстранился и выпустил меня. Пришлось собрать все оставшиеся силы на то, чтобы не упасть и, шатаясь, выйти из клетки, где меня поймал Жан. Его сердце громко и быстро стучало. Демон хохотал. Я же старалась скрыть дрожь по всему телу.

Часть I. Глава 3 - Вера в себя



Глава третья. Вера в себя

Пользуясь тем, что защитные печати не позволяют Тадеусу и пальца за пределы клетки сунуть, мы обратно заперли его клетку и покинули подвал, а затем, недолго думая, и сам дом. На улице я спокойно вздохнула, лишь сев на скамью в беседке, Жан уселся возле меня, позволил облокотиться на его плечо.

- Ты хоть понимаешь, что сейчас натворила?

- Заключила сделку с демоном.

- Ты знаешь, что случается за невыполнение? - побледнев, интересовался у меня Жан.

- Нет, не знаю.

- Смерть, - тихо вымолвил мой друг. - Ты обязана поступить в школу и выучиться до конца. Альва, это не шутки. Мы с тобой, согласись, никогда не станем выдающимися алхимиками.

- У меня нет выбора, Жан. Я стану.

- Сумасшедшая, - ещё тише проговорил Жан, но я услышала.

- Сколько нам учиться?

- Четыре года, - бормотал Жан, - если поступим.

- Поступим, - отрезала я.

- Или ты умрёшь, - он совсем поник.

- Не мели чепуху! Жан, у нас четыре года впереди. Ты понимаешь? - я наблюдала, как мой друг рассеянно пожимает плечами. - За четыре года столько всего может произойти! И знаешь что? За четыре года можно даже найти способ избавиться от договора, не выполняя его!

- Ничего у нас не получится.

- Не желаю слышать, - постаралась выглядеть грозной. - Увидимся на экзамене. Давай!

- Давай, - ответил мне Жан голосом, переполненным грусти.

Я не обернулась на беседку, в которой остался Жан, и уверенно протопала к калитке. Ближе к дому от моей уверенности не осталось ни следа. Вот это я ввязалась в авантюру! И кто за язык тянул? Вот расскажу Аргусу, тот ахнет!

Я споткнулась на ровном месте и больно дёрнула себя за косу, отвлекая от глупых мыслей. Как же я ему такое расскажу? И перед глазами встала картина разозлившегося папы, потирающего усы и кричащего, что я вовсе не его дочь! Следом представился Жан, которого метлой гонит его отец. Так мы и остаёмся на улице. Само собой, никто из нас не поступает, а следующим днём я умираю на руках лучшего друга. И он долго плачет по мне и хоронит под тонкой берёзкой вдали от города. Тадеус смеётся.

- М-м да, о таком рассказывать явно никому не стоит, - вновь приуныла я.

«Но ведь он плакал?» - прозвучал в голове не высказанный мной же вопрос. Тадеус лежал на полу подвала и плакал, когда я только спустилась. Ну, во всяком случае, глаза его были мокры. И я вновь запнулась, пожалев белого демона. Я точно знала, что он мой с Жаном ровесник. Вот как бы я себя вела, если б меня отняли от семьи и заперли в тёмном подвале?

Так и дошла до дома, погружённая в мысли о Тадеусе. Поужинала наедине с собой и выбралась на крышу. Там я сидела до утра.

На ногах менее гнущихся, чем после поцелуя белого демона, я дошла до высшей школы алхимии и встретилась возле ворот с Жаном, больше походящим на зомби, чем на живого человека.

- Не выспалась? - отчего-то спросил он, а не я.

- Да как-то ложиться не довелось.

- И мне, - Жан зевнул, не утруждая себя прикрыть разинутый рот ладонью. - Вперёд. И знай, я всегда буду тебя помнить, Альва.

С этим утверждением Жан обнял меня и сжал так сильно, как сжимают горюющие жёны, провожая мужей на фронт. Вот тебе раз! Не собираюсь я проваливать вступительные. Зря, что ли, мы вчера полдня на подготовку убили? Что мы там проходили?

Перед внутренним взором промелькнул задымившийся подвал, стонущий демон, целующий демон. Очень крепко целующий. Я даже похлопала себя по щекам, чтобы прогнать воспоминания. А по истории-то что было? Так, ла антиква, а ну брысь из моих мыслей! И геометрия тоже! И Тадеус...

Боги всемогущие! Я погибла. Ну, ещё, конечно, живая, но после экзаменов точно умру.

- Слушай, - вернул меня Жан к реальности. - Сегодня арифметика. История завтра. Правописание послезавтра. И результаты огласят все в один день. На четвёртый, - добавил повеселевший Жан. - Четыре дня!

- «Четыре дня» чего? - нервно выдала я.

- Ты будешь жить! - ещё веселее воскликнул Жан.

- Притормози, - постаралась осадить его. - Я не собираюсь умирать. Только поступать, как и раньше, до встречи с Тадеусом. Или ты и тогда в меня не верил? - вдруг осознала я.

Жан сконфуженно что-то промямлил и опустил виноватый взгляд. Вот это лучший друг!

- Жан! - прикрикнула слишком резко. - Ах ты! Запомни, я стану лучшим алхимиком! - «и Тадеуса выпущу», чуть не продолжила во весь голос, но вовремя себя остановила.

- Хорошо, - ответил провинившимся голосом Жан. - Я в тебя верю.

То-то же! Хлопнула его по плечу, и вместе мы направились на первый экзамен.

После арифметики я вернулась домой, и придумала самый лучший способ отвлечься от навалившейся в один день ответственности. Я решила провести самый обычный для меня вечер! Сандра улеглась на плотный ковёр и раскрыла еженедельную газету. Бабушка села в своё кресло и принялась вязать очередную салфетку. Я присела возле них и взяла в руки канву в пяльцах, в другую иглу с яркой нитью и принялась вышивать птичку. Вышивку я никогда не любила, но вынуждена признать, что она меня успокаивает.

- В связи с открытием ВША для студенток, количество желающих поступить увеличилось в полтора раза, - донёсся голос Сандры. - Девушек совсем немного, однако, их количество превысило ожидаемое. Признался нашей редакции Башир Дахи. Вот это имя! Бабушка, ты слышала?

- Слышала, Сандра. Читай дальше.

- Во ВША не открывают точное число абитуриентов, как и держат под секретом количество девушек.

- Ишь ты! Под секретом? Да понятно всё, - бабушка оторвалась от спиц. - Вот насколько больше стало желающих, столько и девушек. И ты, Альва, туда же! Зачем?

- Хочу, - твёрдо ответила я бабушке.

- Хочет! Девушка в твоём возрасте должна хотеть семью, а не учёбу.

- Ничего я не должна, - буркнула в ответ, стараясь, чтобы бабушка не расслышала.

- Неужели ты больше ничего не хочешь?

«Хочу лучше понять Тадеуса», - подумалось мне, но не стану же этого вслух говорить? Я притворилась, что слишком сосредоточена на вышивке и не ответила. Вот с каких это пор её стало интересовать, чего я хочу? Как раньше было? «Держи, Альва, это канва! Вышивай», или «Вот это называется клавесин, играй. Не играй! Руки у тебя будто из... не откуда надо растут», «Пой. Стой! Альва, не пой. В кого же ты такая уродилась, горе наше? Держи канву. Вышивай». И я вышивала.

- Привет, - Жан, как это обычно бывает, влез ко мне в окно.

Я тогда сидела в гордом одиночестве и гостей не ждала. Лишь кивнула в приветствии, всё ещё трудясь над вышивкой. Птичка выходила кривой, но я не расстраивалась.

- Не чувствуешь никаких изменений?

- Ты о чём? - опешила я.

- Ну, голова болит, в сон клонит, может, даже пучит?

- Ты в своём уме?

- Я да. Это ты сделку с демоном заключила, - Жан обиженно встряхнул нечёсаной головой.

- Предсмертных потуг не замечала.

- Это хорошо, - он как-то даже в плечах расправился и слез с подоконника в комнату.

- Слушай, - вспомнила я утренние размышления. - А ты об этой сделке никому не говорил?

Я отложила вышивку и наклонилась над разлёгшимся на моей кровати Жаном. Угрожающе сдвинула брови к переносице.

- Ты меня за кого принимаешь? - он в ответ привстал на локтях, да так быстро, что мы ударились лбами. - Я своих не сдаю!

- Вот и чудненько. А теперь иди. Мне вышивать надо.

- Какая важная стала! - раздул Жан и без того широкие ноздри. - Не вышивать надо, а к завтрашнему экзамену готовиться!

И это он говорит? Зашвырнула бы в него книжкой, да уже в окно улизнуть успел!

Экзамен истории прошёл даже хуже арифметики. Ведь на этот раз мы не сдавали листы и уходили, как на прошлом экзамене. Со сдачей листка начинались устные вопросы тет-а-тет со строгим преподавателем. Я улыбалась и порхала ресничками, как умела, но старому пердуну было мало! Он всё стучал жёлтыми ногтями по столешнице, выпытывая ответы на вопросы, которых я не знала. Отвечала, как это бывает, уверенно и в то же время тихо, потому что говорила такое, чего и сама не понимала. Престарелый профессор кивал и неопределённо мычал, отмечая что-то в моём личном деле.

Вечером я помогала Аргусу убираться в сарайчике. Братик решил избавиться от старых своих изобретений. Ни одно из них нельзя было даже с натяжкой назвать удачным, как и найти среди них работающее. Тоскливо Аргус перебирал в руках металлические приборы и по одному закидывал в холщовый мешок. Я послушно держала мешок раскрытым и наблюдала за раздвоенностью брата. С одной стороны, он хотел расчистить место в сарае для чего-то нового, с другой - не желал расставаться со старым. Или с воспоминаниями, связанными с этим барахлом.

- Помнишь его? - спросил меня Аргус, держа в руках оловянного щенка с поднятой передней лапкой.

- Дункан! - обрадовалась я. - Мне всегда казалось, что мама его выкинула.

- Нет. Она хотела, но я сумел спасти бедолагу.

Я улыбнулась, и Аргус улыбнулся в ответ. Дункан - его первая работающая выдумка. Впрочем, щенок не всегда вёл себя так, как был должен. В металлическом теле щенка хранились пойманные Аргусом короеды. Эти существа, заключённые специальными печатями, дарили жизнь игрушке, но инстинкты порой брали своё. Дункан не раз пытался прогрызть ножки стульев, а один раз даже вгрызся в новый комод. Это оказалось последней каплей маминого терпения. Она грозилась выбросить щенка, и только сейчас Дункан полетел в мусорный мешок. Её желание исполнилось.

- Как экзамены? - вывел меня из воспоминаний заботливый голос братика.

- Осталось правописание.

- Я знаю. Их последовательность никогда не менялась, - заверил Аргус. - Не волнуешься?

Я отрицательно мотнула головой. Да, занятия с Жаном помогли понять как мало мы оба знаем.

- Думаю, минимальный балл я наберу, - заверила брата.

- Минимальный? Это слишком мало.

- Для поступления достаточно? Значит, достаточно!

Аргус добродушно рассмеялся.

- Если поступишь, подарю тебе амулет здоровья.

- Ты его сам сделаешь? - поинтересовалась с опаской.

- Нет. Такой предмет идёт в одно время с уроком астрологии. Я не желал пропускать его!

Я облегчённо выдохнула. Никогда нельзя быть точно уверенной в том, станут ли изделия брата работать, и что они работают, как и задумано их создателем! Зато получить амулет здоровья не будет лишним!

- Сдаём работы, - произнесла строгая учительница.

Возможно, единственная женщина в составе преподавателей. С другой стороны, что мешало им набирать простых людей на должности с алхимией не связанные?

Я огляделась по сторонам. В душной аудитории почти никого не осталось. Жан уверенно поднялся со своего места и положил лист на преподавательский стол. Я тоже поднялась со своего места, глянула на записи. Мой лист весь измазан чернилами, почерк скачет и меняет наклоны, большая часть слов множество раз перечёркнута и переписана, как и знаки препинания. Я могу сколько угодно уверять всех в собственной уверенности, но стоит Аргусу или Жану взглянуть на этот лист, как они сразу поймут истинную силу моего волнения.

- Прости! - воскликнул юноша и поправил круглые очки на носу.

Он, вероятно, тоже глядел на собственный лист, когда шёл по узкому коридорчику между партами и столкнулся со мной. Я ответила, что всё в порядке и быстрее направилась сдать выполненную работу. Если её можно назвать таковой.

На улице меня встретил Жан. По лбу его стекал пот, но не от волнения за экзамен.

- Как себя чувствуешь? - в который раз поинтересовался друг.

Поборов желание ударить Костроуна по ушам, лишь закусила нижнюю губу.

- А ты как думаешь? - произнесла злее, чем намеревалась. - Я ещё и тебя переживу!

Жан кивнул и что-то буркнул себе под нос.

- И Тадеуса выпущу, - сузила серые глаза, пристально всматриваясь в Жана.

- Зачем? - перепугано вскрикнул друг. - Он же демон.

- Я не думаю, что он злой демон.

- Хочешь сказать, что демон может быть не злым?

- Почему бы и нет? Я хочу увидеть его ещё раз, сказать, что поступила.

- Мы этого ещё не знаем. И разве мы не собирались найти способ избавиться от сделки, не выполняя её?

- Для этого я и хочу с ним ещё раз встретиться. Тогда я решу, буду ли избегать своей части уговора, или нет.

- С ума сошла! - выдохнул Жан. - Встреться, только помни: не бывает добрых демонов.

- Запомню. Жан, пойдём к тебе завтра?

- Завтра узнаю. Если отца дома не будет, то можно. Он запрещает мне приводить гостей в его отсутствие. А в его присутствии в подвал не спуститься. Только для начала нам надо поступить.

Улыбка против воли растянула мой рот. Поступим ли, пойдём ли в подвал - всё узнаем завтра.

Дома меня встретил семейный ужин. Папа поставил нас в известность о том, что он и мама уезжают куда-то и вернутся весной. С собой они забирали Сандру, оставляя меня с Аргусом и бабушкой.

- Когда я вернусь, то привезу всем подарков! - пропищала довольная Сандра.

- А я, когда ты вернёшься, буду учиться во ВША! - ответно заявила я.

Сандра весело похлопала в ладоши. Мама закатила глаза. Папа кашлянул в кулак и натянуто улыбнулся.

- Буду рад, - произнёс он, под давлением маминого и бабушкиного взглядов.

- Такими темпами и Сандра может решить стать алхимиком, - недовольно произнесла бабушка. - И тогда в этой семье не останется ни одной здоровой души.

- Мама, ну что вы такое говорите, - протянула мама.

- Я не хочу становиться алхимиком, - достаточно твёрдо сказала Сандра.

- Умница, - похвалила младшую внучку бабушка.

Мне захотелось скорее покинуть обеденную комнату. Я не придумала достаточно веской причины, чтобы выйти из-за стола недоев, и встала молча. Громко отодвинула тяжёлый стул. Извинилась и поднялась в свою комнату. В открытом окне уже сидел Жан, прижимая плюшевого медведя.

- Как самочувствие?

- Как ты меня достал, - почти заныла я.

Хотелось завалиться в постель и забыться. От семьи сбежала... Осталось выпихнуть Жана, но какая-то часть меня не хотела оставаться одной. Друг забрался в комнату и улёгся рядом со мной, всё ещё держа в руках мишку. Он вытянул руки вверх, глядя в плюшевую мордашку.

- Как думаешь, Винни, твоя хозяйка сумасшедшая?

- Его зовут не Винни, - хохотнула я.

- Да, - изменённым голосом продолжил Жан, раскачивая игрушку. - Альва сошла с ума.

- Думаешь, Винни? - обычным голосом спросил мой друг игрушку.

- Он Борька! - почти заныла я.

- Да неважно, - Жан повернул ко мне кучерявую голову. - Хоть Шарик. Главное, твой мишка со мной согласен.

- Лучше скажи, зачем пришёл? Мы же сегодня уже виделись.

- Мой отец завтра с утра уезжает куда-то на целую неделю. Так что если хочешь, то можно будет зайти.

- Договорились.

- Альва, - Жан выпустил игрушку и сложил руки на животе. - Получится ли мне отговорить тебя?

- Нет.

Жан тяжело вздохнул. Он бросил мне: «давай» и вылез в окно, спустился по сетке для плюща.

Я проснулась около полудня и в спешке собралась в школу. Сегодня выставляют стенды со списками поступивших, по количеству заработанных баллов.

Вокруг выставленных перед замком стендов с утра столпились надеющиеся на поступление абитуриенты. Даже подходить к такой толпе страшно! На радость, ко мне сквозь толпу продирался Жан, громко вопя моё имя.

- Альва! - в который раз позвал радостный Жан и закрутил меня в объятиях. - Мы поступили!

Переполненная радости я позабыла посмотреть собственный балл. Да и какая разница? Жан сказал, что мы поступили! И всё же я решила спросить. Друг мой помялся, потоптался, поскрёб носком ботинка камушки на дороге и выдавил, что в списке я иду сразу за ним.

- Хорошо. А твой балл какой?

- Ну-у-у, - протянул он, не поднимая головы. - Ты же знаешь, что там только общий балл? А не на каждый предмет. Вот, средний у меня пятьдесят три. Твой на два балла ниже.

- Мой минимальный, да?

Жан улыбнулся и, чтобы отвести тему в сторону, напомнил об отъезде своего отца.

- Только он всегда усыпляет демона, когда уезжает, - добавил Костроун.

- Разбудим, - заверила его, шествуя в гости к другу.

Дверь в клетку поддалась на удивление легко. Её, похоже, никогда не запирали. Да и зачем? Главное не замок, а печати, наложенные на ржавые прутья. Тадеус спал, свернувшись на полу. Сначала я даже обрадовалась, глубоко в душе желая, чтобы демон так и не проснулся. Другая же часть меня, не замеченная мной самой, наклонилась к юноше и потеребила его за плечо. Тадеус продолжал спать, погрязший во власти неизвестных мне заклинаний, или чем там поддерживался его неестественный сон?

- Тадеус! - громко вскричала я, вставая на четвереньки над демоном.

Он даже не шелохнулся. И когда я тормошила его за сальные белые волосы - тоже.

- Может попинать? - предложил Жан, предусмотрительно держась подальше от клетки.

- Иди и пни, - огрызнулась я.

Жан громко вздохнул, раздражённо побурчал, но с места не сдвинулся.

- Вставай, белый демон, вставай!

И вновь никакой реакции. Так и спал. Даже стук друг о друга двух крышек от кастрюль не пробудил его. Вот и пообщалась! Я кружила вокруг спящего беловолосого комочка, а Жан продолжал держаться поодаль. Через некоторое время друг мой поднялся из подвала и поставил чайник. Я же пообещала подняться к уже готовому чаю и разогретой каше. С каждой минутой, проведённой в подвале, мне всё больше хотелось разбудить Тадеуса. Я села на пол рядом со спящим и вновь провела рукой по сальным волосам. Пропустила их сквозь пальцы и легонько сжала. Звать демона - не помогало.

На кухне засвистел вскипевший чайник. Жан позвал меня есть. Выругавшись от бессилия, я собиралась подняться с колен и покинуть подвал.

- Холодно, - простонал Тадеус чуть слышно.

Я замерла. Он больше не издал ни звука. Осмотрелась по сторонам, но ничего, чем можно было бы укрыть демона, не заметила.

- Прости, мне пора идти, - я вновь намеревалась встать.

Тадеус дёрнулся, не просыпаясь, и болезненно схватил меня за руку. Его глаза резко распахнулись. Увидев меня, демон сел.

- Вернулась? - он выждал некоторое время, но не получил очевидного ответа. - Зачем? Отвечай!

- Поговорить, - произнесла честно.

Бледные глаза сузились. Горячая рука сильнее сжалась поверх моей.

- О чём? - произнесли тонкие губы.

- Альва! - крикнул Жан сверху. - Ты чего застряла?

- Сейчас поднимусь! - крикнула Жану и посмотрела на белого демона. - О тебе.

Его глаза опять широко распахнулись. Тадеус разглядывал меня, как северянин смотрит на верблюда.

- Хочешь познакомиться? Хм.

- Хочу узнать того, кому намерена помочь, - я набралась храбрости и подалась вперёд. - Не хочется спасать того, кто потом пойдёт всё громить.

Тадеус ещё раз хмыкнул и отпустил меня. Он склонил голову набок задумавшись. С кухни вновь послышался оклик Жана.

- Иди, - скомандовал демон. - Узнай, что нужно дружку и возвращайся.

Пришло время и моим глазам распахнуться. Я тут собираюсь искать способы вызволить демона из заточения, а он решил мной командовать? Ну, уж нет!

- Что уставилась? - недовольно поинтересовался Тадеус. - Иди уже. Зовут.

- Я ведь могу найти способ избавиться от нашей сделки, - выпалила в пылу разгорающейся злости. - И тогда ты здесь навсегда застрянешь.

- Глупая, - тоскливо сказал белый демон. - Я давно смирился с подобной участью. И даже не сомневаюсь, что ты, как любой другой алхимик, совершенно не обладаешь честью и постараешься сбежать от сделки. Вы все одинаковые. Алчные и себялюбивые негодяи, - его голос с каждым словом становился резче, а в глазах разгоралась ярость. - Иди!

Я подскочила и выбежала из подвала. Жан встретил меня вопрошающим взглядом. Пояснение уложилось в одно слово: «проснулся». Младший Костроун побледнел и предложил закрыть дверь в подвал.

- Ещё чего! Доставай третью тарелку.

- Зачем?

- Тадеуса кормить пойдём.

- Я не пойду.

- Тогда ешь один. Я пойду, - уверенно сообщила другу.

Жан открыл и закрыл рот. Так он проделал несколько раз. То ли воздух хватал, то ли сказать чего думал, да только молчал. Будущий алхимик почесал затылок, но разложил геркулесовую кашу на три тарелки. Ещё раз предложила Жану спуститься вместе, но тот упёрся. Пришлось спускаться одной, держа в руках по тёплой тарелке. Тадеус сидел на полу своей клетки, облокотившись спиной о стену. Он внимательно и неподвижно наблюдал за моими движениями. Как ставила перед ним одну тарелку, садилась напротив и ставила на свои колени вторую. Предлагала белому демону ароматную кашу и начинала есть сама. Тадеус неуверенно пододвинул свою тарелку и повторил за мной, поставив её на ноги. Взял деревянную ложку в руку и покрутил, прежде чем погрузить в геркулес. Я всё оглядывалась, но Жан так и не спустился в подвал, предпочитая держаться подальше от Тадеуса.

- И что же ты хочешь узнать обо мне? - прервал Тадеус неловкую тишину.

- Всё. Откуда ты. Есть, в смысле, были ли друзья. Была ли семья, - перечисляла я. - Что намереваешься сделать, когда освободишься?

- А ты сама как думаешь? - рыкнул зло. - Будто я освобожусь.

- Зачем же попросил освободить, если не хочешь?

- Я не хочу?!

Демон отбросил тарелку, расплескав кашу по стене и полу. Он резко вскочил на ноги и обошёл свою тюрьму по кругу.

- Я хочу этого больше всего на свете! - вспылил он, явно не совладав с собственными чувствами и эмоциями. - Неужели ты сама, покидая дом, не желаешь вернуться? А если тебя вытащат из него против воли?

- Захочу, - я сжалась, под давлением его взгляда.

- Тогда как ты можешь говорить такое? - он сплюнул передо мной.

- Не знаю, - мне захотелось спрятаться от Тадеуса, потому что я ощущала себя виноватой за глупые вопросы и за то, что вывела его из себя.

Демон помаячил передо мной ещё немного и уселся совсем рядом, за моей спиной. Я ощутила жар его дыхания на своём плече и заинтересованно повернула голову в сторону Тадеуса. Он сидел за мной, наклонив голову вперёд, почти касаясь носом моего плеча. Мне не было видно белых глаз за свисающей копной волос.

- Я хочу домой, - надломлено и очень тихо произнёс Тадеус.

Я затаила дыхание, но демон молчал. Хотелось развернуться к нему и обнять, успокоить. Я боялась шевельнуться и спугнуть его.

- Всю мою семью убили алхимики, - ещё тише вымолвил демон. - Ведь вам плевать на всех, кроме самих себя. И ты не собираешься помогать мне. Я знаю. Я не верю тебе. Иди.

Я не пошла, даже не шелохнулась. Тадеус отсел подальше, но не собирался вставать с холодного пола.

- Я тебя вытащу. Ты в меня не веришь и пусть, - прошептала тихо, как и мой собеседник. - Я верю в себя.

Часть I. Глава 4 - Звезда Тера



Глава четвёртая. Звезда Тера

Ветрозим наступил удивительно быстро. Яркие деревья не торопились сбрасывать последние листья и уступать в красоте пышным кипарисам. Дни укоротились. Зимние ветра грозили принести в Йелан первые снега. С началом холодов, ожиданием дня поминовения усопших и прочих горестях подступающей зимы, начался учебный год в высшей школе алхимии.

Вместе с Аргусом я шла в школу, чтобы у самых стен замка разделиться с братом. Он уже знал своё расписание. Я со своим ознакомлюсь только сегодня. И только сегодня познакомлюсь с одноклассниками. Ведь в день зачисления мы с Жаном не вчитывались в списки зачисленных, а ушли, как только узнали, что успешно сдали вступительные, ни с кем не знакомясь. Нам хватило и того, что будущее нас ждёт увлекательное! А какое ещё может быть у алхимика?

Жизнерадостный Жан встретил меня у входа в школу. Он захватил с собой чернильницу и несколько стальных перьев, будто их так легко сломать. Перевозбуждённый ожиданием первого учебного дня, юный Костроун совсем забыл взять с собой листы пергамента, на которых предстояло писать. Теперь он бездумно грыз ногти на левой руке и долго ещё благодарил меня за одалживаемый лист.

Мы сидели в самом конце шумной аудитории, заполненной первокурсниками. Никто не торопился знакомиться со всем классом разом, разбившись на маленькие болтливые группки. Ожидание преподавателя утомляло и нервировало. В окно настойчиво стучала ветвь слишком близко выросшей рябины. С каждым новым ударом дерева я всё сильнее желала проклясть Жана за то, что он предложил сесть возле окна, позади всего класса.

Я раз за разом пересчитывала шумных студентов в аудитории. Помимо себя, насчитала четырёх девушек. Это подбодрило. Хоть не останусь наедине с парнями.

Жан нервно притоптывал одной ногой. Кто-то сидел на парте и смеялся. Вдали от меня двое ребят начали перекидываться скомканным листом вместо мяча. Справа сидел замкнутый на вид юноша в круглых очках. Он что-то зарисовывал на листке, иногда приподнимая голову и посматривая в сторону дальнего окна. Может, зарисовывал рябину? Оглянувшись, отметила, что дерево всё же красивое. Определённо есть на что обратить внимание. Может, следовало пересесть, хотя вряд ли мы с Жаном загораживали вид стеснительному художнику.

Спустя томительное время дверь аудитории распахнулась, впуская в кабинет полноватого мужчину в зелёном кафтане и чёрных брюках. На груди кафтана красовалась круглая нашивка с орлом. Надо же! Не только директор входит в знаменитое Братство Орла, по слухам собравшее в своих рядах лучших алхимиков материка. В Братстве состоит и отец Жана.

- Здравствуйте! - провозгласил преподаватель и встал перед классом. - Меня зовут Башир Дахи. Я преподаю философию, но также отвечаю за распределение студентов по классам. Сегодня мы встретились именно для того, чтобы решить, какой класс по вашим индивидуальным особенностям подойдёт лучше. Я стану зачитывать ваши имена по предоставленному мне списку нашим дорогим директором Куртом Вольфом. Вы, услышав своё имя, встанете и немного расскажете о себе. Я помогу вам, если понадобится. Теперь садитесь на свои места и приступим.

Студенты поспешно расселись за парты.

- Не хочу, чтобы нас разделили, - шепнул мне Жан.

Я закусила губу. Мне тоже не хотелось попадать в разные классы с Жаном. Башир Дахи по алфавиту зачитывал имена студентов. Те вставали рядом со своими партами и рассказывали о себе. Одни весьма активно, других приходилось подталкивать к рассказу наводящими вопросами. Преподаватель почти не смотрел на студентов, всё время делал какие-то пометки в наших делах.

- Ванвиссер Альва, - произнёс Башир Дахи.

- Я! - поднялась я рядом с партой и упёрлась в неё ладонями. - Мне, семнадцать лет. У меня есть старший брат, который учится на последнем курсе этой школы. Ещё есть младшая сестрёнка Сандра. Я умею вышивать крестиком. Люблю смотреть за ночным небом, сидя на крыше. Не люблю цветную капусту, - произнесла перед всем классом, подражая примеру выступивших передо мной и ожидая дополнительного вопроса преподавателя.

- Вы живёте вместе с семьёй? Кто ваши родители? - не заставил себя ждать Башир Дахи.

- Точно! - совсем забыла назвать родной город.

Я рассказала о том, что живу с родителями и бабушкой. Поведала, кто из них, чем занимается и села обратно, так и не сумев ответить на вопрос о моих увлечениях и хобби.

- Галлахи Патрик.

Студент в круглых очках неуклюже встал рядом со своей партой. Он смотрел в пол и смущённо рассказывал о себе в общих чертах. Семнадцать лет. Живёт с родителями. Других родственников знает лишь по рассказам. Никогда в жизни не покидал Йелана. Любит читать и собирать различные поделки.

Вскоре со своего места поднялся Жан. Во время озвучивания его фамилии половина класса охнула. Девушки же посылали в сторону моего друга томные многообещающие взгляды. Таких взглядов удосужились ещё пара первокурсников, но не больше.

Когда последний студент рассказал о себе и ответил на пару дополнительных, совершенно бессмысленных, на мой взгляд, вопросов от преподавателя, Башир Дахи покинул аудиторию. Он вернулся спустя несколько минут.

- Я всё обдумал и принял решение, - преподаватель поставил нас перед фактом. - Как вам известно, у нас есть два класса. Это класс Филина и класс Сокола. И для начала я зачитаю список тех, кто станет учиться под знаком Филина. После зачитаю класс Сокола. Подходите ко мне по очереди.

Студенты начали вставать и подходить к преподавательскому столу, лишь услышав своё имя. Каждому подошедшему Башир Дахи вручал круглые нашивки с птицей их класса и лист пергамента. На листе записано расписание на первый семестр, номер классной комнаты, список книг, необходимых для первого года обучения и номер комнаты, в которой выдают школьную форму.

Я с Жаном и Патриком оказались в одном классе - Сокола. И ни одна девушка помимо меня в этот класс не попала. Зато нас на одного человека больше, чем в классе Филина, а именно двенадцать человек.

Вместе с Жаном получили кипу учебников, после зашли за формой. Пришлось называть свои размеры и ждать, пока достанут более или менее подходящую.

- Если что, ушьёшь. Ты же девушка, - сказал мне пожилой завхоз.

Я, разумеется, девушка. Да только это не означает, что стану сидеть над формой подшивая. У меня, как-никак, есть прислуга!

- О, и мне подошьёшь, если что? - ткнул меня локтем Жан.

- Сам управишься, - процедила, всматриваясь в хихикающего друга.

- Хорошо, - Жан вгляделся в свой лист, перечитывая, куда идти дальше. - Смотри-ка, а сегодня у нас никаких занятий нет. Только классный час в пятом кабинете. Он за нами закреплён до конца года. И ещё надо до конца месяца записаться в какой-нибудь клуб. Ну, это просто, - кивнул Жан сам себе. - Я на крокет. А ты?

- Ещё не знаю, - я с трудом стояла под весом сумки с учебниками и формой, не вместившаяся часть учебников отяжеляла руки. - Где этот пятый кабинет?

Жан повертелся вокруг своей оси, высматривая на светлых дверях номерки, и смело пошагал по коридору. Я семенила следом, из последних сил удерживая учебники. Пыхтела и ныла весь не короткий путь, так как пришлось пройтись по двум коридорам, прежде чем попали в нужный. И кто придумал размещать школу в отреставрированном старинном замке? Нас бы ещё в бывший лабиринт направили!

- Пришли, - заверил Жан, остановившись под пятым номерком.

Он открыл дверь и вошёл первым. Я следом. В классе уже почти все собрались и расселись по понравившимся местам. Мы вновь сели под дальним окном.

- А там написано имя нашего руководителя? - поинтересовалась я, не имея желания копаться среди учебников, в поисках завалившегося на дно сумки листа.

Жан пробежался глазами по своему листу и отрицательно мотнул головой, добавил, что скоро узнаем. Классный час, как-никак. И мы узнали. Никаких седовласых старцев в проеденных молью одеждах либо умопомрачительно прекрасных мужчин горячей наружности не наблюдалось, а мне бы хотелось, особенно второй вариант. Нашим классным руководителем стал лысый мужчина среднего роста с плешивой бородкой и дёргающимся глазом. Он прихрамывал на одну ногу и при ходьбе опирался на корявую трость с навершием в виде утиной головы. Не старец, но газы подавал звучно. Не молодец, но запомнится на всю жизнь.

- Смотрю я на вас, и тошно становится, - хрипло сказал классный руководитель. - Сразу видно, что и в этом году Сокол проиграет Филину на ежегодном состязании классов.

- Что за состязание? - наклонилась я ближе к Жану.

- Без понятия, - вздохнул он и пожал плечами.

Тиббольт, так представился руководитель, в общих чертах рассказал нам о школьных правилах и обсудил расписание на первый семестр. Он всё сокрушался по поводу какого-то состязания, но ничего о нём не пояснял.

- Всё запомнили? - неприятным скрипучим голосом поинтересовался преподаватель, в конце своих разъяснений.

Класс вразнобой закивал и согласно загалдел. Преподаватель, имя которого Тиббольт, резким движением руки дал нам понять: все свободны.

Мы с Жаном покидали классную комнату одними из последних. Во всём виноваты выбранные места! И именно эти места отныне закреплены за нами до окончания учебного года.

- Что же, - весело произнёс Жан на улице. - Первый день оказался легче, ожидаемого. До завтра, Альва.

- А ты разве не уходишь? - я удивлённо рассматривала друга.

- Нет. Надо записаться на крокет.

- Месяц же впереди!

Жан широко улыбнулся и пожал плечами. «Придётся идти одной», - промелькнуло в моей голове, но не успела мысль откликнуться движением, как подобно взрыву посреди пустой комнаты раздался голос брата:

- Альва! Ты куда собралась?

- Домой, - я взглянула на Аргуса.

- Так сразу? - его карие глаза широко распахнулись. - А как же отметить первый день первого и последнего года?

- Что?!

- Я на последнем! - успел выкрикнуть Аргус, в защитной позе выставляя вперёд широченные руки.

Волны жара и ярости усиливались, но последняя фраза подействовала на них ушатом холодной воды. Я сощурилась, вглядываясь в Аргуса, задумалась, согласилась на праздник.

- Замечательно. Где Жан?

- Ушёл записываться на крокет.

- Тогда подождём, - хлопнул в ладоши брат. - И Морган как раз подтянется.

Что может быть вкуснее безалкогольного глинтвейна в первый зимний день? Тонкий аромат мускатного ореха, гвоздики и корицы смешивается в непередаваемую гамму с имбирём и, конечно же, виноградным соком. Терпкий, сладкий, чуть обжигающий кончик языка. Он разливается во рту, наполняя всё тело негой, согревая до кончиков пальцев, прижатых к чашке.

- И пусть этот год станет лучшим!

- Ты каждый год желаешь этого. Где твоя фантазия? - Морган отпил из своей кружки и хмыкнул.

- Хорошо. Скажешь что-нибудь сам?

- За прекрасную юную леди, ставшую одной из нас, - произнёс он ласково и подмигнул мне.

Румянец озарил моё лицо, разогревая сильнее глинтвейна.

- Чуть не забыл, держи! - с этими словами Аргус достал из своей сумки лист пергамента и протянул его мне.

Я взяла лист в руки и прочла выведенные слова. В моих руках оказался бланк заявки на вступление в клуб изобретений. Прикусила губу. Следовало быть ласковой, как-никак отказывать брату придётся при его друге.

- Мне нравятся твои изобретения. Однако соревноваться с тобой я не хочу, - выдала на одном дыхании и вернула бланк брату. - Да и не моё это.

- Клуба вышивания у нас нет, - вполне серьёзно нахмурился Аргус. - Ты вроде больше ничем и не занимаешься.

- О, рукодельница? - вступил в разговор Морган. - А плавать умеешь?

Опять он со своим плаванием!

- Топориком! - хихикнул Жан.

Аргус тоже засмеялся, а я всё больше заливалась румянцем.

- Я рыбачить умею, - попыталась выглядеть достойно.

- Нет, такого в школе точно не организовать, - Аргус почесал подбородок. - А вот вышивание можно. Ты же не единственная девушка, наверняка и другие подтянутся. Вам всего-то пять человек надо, чтобы дирекция дала добро.

- Не хочу я вышивать!

- Что же ты хочешь? - Морган выглядел заинтересованным.

- Изучать алхимию! - в другой ситуации я бы сказала, что вино дало в голову, но глинтвейн безалкогольный. - Хочу скорее узнать тайну магических печатей и всяческих амулетов!

А ещё, ещё я хочу узнать секреты поимки и заключения сделок с демонами. Как их разорвать? Как исполнить? Я молчала, плотно сжав губы. Жан поёрзал на своём стуле, но ничего не сказал. На лице его при этом было такое выражение, что я точно знала, мыслями он унёсся в подвал собственного дома.

- Амулеты! - ударил себя по лбу Аргус и опять подхватил сумку. Запустил в неё руку. - Альва. Поздравляю с поступлением!

Аргус поставил передо мной коробочку, перевязанную синей атласной лентой. Развязала ленту и открыла подарок. Я благоговейно рассматривала тёмную бархотку с серебристым равносторонним треугольником. Лишь прикоснулась к амулету, как треугольник изнутри засветился и вновь потух.

- Звезда Тера, - восхищённо произнесли в один голос Морган и Жан. - Где ты её достал? Это сколько же выложить пришлось?

Аргус счастливо улыбался и молчал, а рука его потянулась к лицу. Он отцовским движением провёл по редким усам. Я же вглядывалась в треугольник на бархотке, ничуть не похожий на звезду.

- Ты говорил, что подаришь амулет здоровья, а Тер - бог любви.

- Звезда Тера оберегает здоровье своего носителя. Только она не способна вылечить болезнь, но не даст простуде добраться до тебя. Способствует улучшению иммунитета и обеспечит скорое заживление мелких порезов, а также быстрое схождение синяков и ссадин, - тут же зачитал Жан с узкого листочка, вложенного в коробочку с амулетом. - Думаю, Аргус тебе не соврал.

- Спасибо, - смущённо произнесла я, не заметившая вкладки.

- А ещё говорят, что он копит Силы природы, пока находится на человеке, - без помощи вкладки произнёс Морган. - Но только тогда, когда носитель чист душой и сердцем.

- Надевай! - поторопил меня Аргус.

Бархатка едва ощутимо оплела мою шею. Застёжка спереди, под Звездой Тера, незаметная глазу.

- Тебе очень идёт, - с нежностью произнёс Морган так, будто это его подарок красовался на моей тонкой шее.

Мы ещё какое-то время сидели в трактире неподалёку от школы. Я спорила с мальчишками о наживке на карася. Любезно поддакивала Аргусу, вспомнившему о сушителе. Ловила ласковые и в то же время жадные взгляды Моргана и слушала ускорение собственного сердца, когда на лице его замечала улыбку.

Первым столик покинул Жан. За ним и Аргус решил, что пора отправляться домой. Я встала вместе с братом, и Моргану ничего не оставалось, как тоже покинуть полутёмную подвальную комнату трактира. Мы поднялись на первый этаж, где столики всегда заняты, а шум стоит в разы сильнее подвального зала, вышли из «Бурёнки» в вечернюю прохладу.

Дома я вышивала зимний пейзаж. Пусть за окном нет снега, но что мешает ему возникнуть маленькими крестиками на моём полотне? Рядом сидела бабушка и вязала плед, прерываясь на храп. Её голова опускалась всё ниже и ниже, а глаза закрывались всё чаще.

- Альва, почитай мне, - попросила бабушка, уставшая бороться со сном.

Я отложила пяльцы и потянулась к еженедельной газете. Теперь, когда Сандра уехала вместе с родителями, чтение легло на меня.

- Ветрозим обещает быть теплее, чем в прошлом году, - однотонно читала я, но бабушка взбодрилась. - Лишь в Трескун Йелан покроется снегом. И пусть месяц только начался, а город уже готовиться к Тенебре - дню поминовения усопших.

- И правильно делают! - вставила бабушка. - Нельзя забывать предков.

Да? Хотела бы я возразить, но не стала. Эта ежегодная морока перед Тенеброй мне непонятна. Праздник лишь двадцать первого числа! И нет же, к концу недели во всех магазинах обязательно появятся маленькие соломенные куклы с бусинами-глазками из чёрного либо красного перца. В ночь на Тенебру на них принято писать имена умерших и сжигать, якобы отдавая силу огня холодной богине, заботящейся о всяком, навсегда вступившем в мир теней. Родной мир Тадеуса. Я встряхнула головой, прогоняя образ демона.

Бабушка слушала моё чтение, иногда вставляла ремарки и неустанно продолжала вязать яркий плед.

Почти все занятия проходили в нашем классе, только на физкультуру и химию трансмутаций мы покидали пятый кабинет. Физкультура проходила в огромном зале с высоким потолком. На химию мы спускались в подвал. Там, в комнате с тёмными зелёными стенами и чёрным полом, вставали за парты без стульев и жадно разглядывали колбочки разных форм и размеров, горелки и всевозможные ингредиенты, с которыми в будущем станем работать.

- Ничего не трогать! - в начале первого же занятия произнёс Джонатан Эклунд, преподаватель химии. - Вы ещё не ознакомились с опасностями, поджидающими вас впереди. А теперь открывайте ваши учебники и читайте первую главу!

Вот это задание, усмехнулась я под нос. На втором занятии он сказал читать главу вторую, на третьем - третью.

- Я предвижу будущее, - таинственным голосом протянул Жан. - Вижу! Вижу, что сегодня мы будем, - друг сильно нажал указательными пальцами на виски и плотно сожмурил глаза, - читать главу четвёртую!

Класс разразился дружным хохотом и стих с приходом преподавателя. Вокруг зашуршали учебники, перелистываемые студентами. Впрочем, Джонатан не велел нам ничего читать. Он уселся за преподавательский стол и как это делали все преподаватели в начале своего урока, по алфавиту произнёс каждого из нас, попутно ставя плюсики напротив фамилий.

Сегодня в кабинете появились стулья, а парты оказались освобождены от экспериментальных материалов, составленных на два задних стола кабинета.

- Доставайте листочки, чернильницы и перья. Остальное убрать, - отметив класс, наказал преподаватель. - Пишем проверочную работу на знание пройденного материала.

Я заныла, но послушалась. Напомнив вступительные экзамены, доска оказалась расчерчена на две стороны для двух вариантов. Таким образом, преподаватели старались оградить нас от списывания. Они не учитывали того, что мы общались не только с соседями по парте, но и с другими своими одноклассниками. Стоило любому преподавателю лишь на секунду покинуть занятие, как все оживали на своих местах. Сковывающая тишина испарялась как по мановению волшебной палочки, или чем там пользуются северные маги? Все поднимались со своих мест, вертелись и спрашивали друг у друга ответа на не решённые собственными силами задачи.

Только Джонатан Эклунд не собирался покидать кабинета. Он встал из-за стола. Класс напрягся, готовый загалдеть, но преподаватель не ушёл. Вместо этого, он прохаживался между рядами, посматривая на пустые и исписанные листы пергамента. За пять минут до звона колокола, Эклунд собрал листы и задал на дом прочесть четвёртую главу учебника. Те, кто не желал тратить время веселья на учёбу, открыли учебники и погрузились в чтение на неуловимые пять минут до конца занятия. Некоторые из нас, например, Патрик, продолжали чтение и на перемене, пока другие переодевались к уроку физкультуры. Он всегда проходил спарено с параллелью. Приносил радость Жану, да и другим юношам тоже. Они с любопытством осматривали женские фигурки из Филина, обтянутые бежевой спортивной формой. И я не была обделена любопытными взглядами, особенно одним очень красноречивым взглядом светлых фиалковых глаз. Эти глаза смотрели на меня с другой половины спортивного зала. И смотрели они лишь тогда, когда чувствовали себя незамеченными Аргусом. Ведь из трёх занятий физкультуры, два раза в неделю урок первых классов совпадал с занятием у четвёртых классов. Я раз за разом краснела, под нежным взглядом Моргана, ловила его улыбку и мечтала потонуть в фиалковых глазах.

До конца Ветрозима оставалось совсем немного. Близился самый короткий день года - Тенебра. Ночь в этот день длинна, как никогда, но сразу после Тенебры день вновь набирает силу. Часы его удлиняются, а ночи сокращаются. Но всё это будет потом. Двадцать первого Ветрозима меня волновал только день поминовения усопших.

Я, как это принято, ярко накрасила лицо. Красные губы, чёрные глаза и бледная кожа. Надела простое белое платье, в таких хоронят. Ибо в день Тенебры, а, вернее, в ночь, следует стать призраком, чтобы тени не забрали тебя. Всё это, конечно же, сказки. Память давно ушедшим временам. Однако, кто их знает? И потому, все послушно закупили куколок. Потушили свет в домах. Вышли на улицы и сожгли тысячи соломенных человечков, принося их огонь в дар одинокой Тенебре, оберегающей души умерших.

Жан на праздник Тенебры пришёл к нам через главный вход, а не окно. Он каждую Тенебру ходит к нам, не желая оставаться дома. Ведь его отец каждый год на праздник покидает Йелан, но никогда не берёт сына с собой.

- Останешься с ночёвкой? - поинтересовалась бабушка, явно этого не желая.

- Нет, спасибо. Я пойду домой, - вежливо отказался Жан, заподозрив неладное.

Обычно он оставался у нас. Только в этом году родители уехали, а, значит, некому приказать прислуге подготовить комнату гостю.

- Тадеус не спит, - шепнул мне Жан, удостоверившись, что никто нас не услышит. - Он сидит лицом к стене вот уже третий день и не двигается.

- Зачем? - спросила я Жана, но друг не знал ответа.

- Хочешь зайти? - всё ещё тихо поинтересовался он.

Ещё спрашивает! Конечно же - да.

Я проводила Жана через парадную дверь, а затем сказала, что устала и хочу спать. Выбравшись в окно своей комнаты, в простом белом платье пошла к дому Костроунов.

В подвале, казалось, тише обычного. Жан спустился со мной, он указал на худощавую фигуру белого демона, и предложил подняться. Я отказалась и пронаблюдала за тем, как Жан поднялся обратно на кухню. Слышала щелчок, с которым Жан поджигал газ на плите, ставя чайник.

- Тадеус, - позвала вполголоса.

Демон не реагировал. И тогда я подошла к нему. Глаза, обрамлённые белыми ресницами, закрыты. Но он не спал. Никто не спит, усевшись лицом к стене и скрестив ноги, а руки сцепив в пальцах и держа на уровне груди. Я тронула демона за плечо, но тот не шелохнулся.

- Что ты делаешь? - не хотела я отставать от него.

- Слушаю, - раздражённо отозвался демон.

- Что ты слушаешь? - довольная собой, села рядом.

- Тени, - на выдохе произнёс Тадеус и открыл глаза, чуть поворачивая голову ко мне.

Тонкий нос, высокие скулы, чуть узковатые глаза и тонкие губы. Лицо его выглядело бледнее, чем при последней нашей встрече.

- Сегодня тени особенно разговорчивы, - продолжил белый демон. - Слышишь?

- Нет, - заворожённая его голосом, ответила я.

- Слушай.

Я слушала, но слышала лишь зарождающийся свист чайника, прерванный щелчком. Слышала стук керамических чашек, трепыхание ложки, размешивающей сахар в чае. Тадеус пристально наблюдал за мной. Взгляд его белесых глаз упал на Звезду Тера. Я носила её не снимая. Рука с тонкими длинными пальцами беззвучно потянулась к моей шее. Острые ногти прошлись по стеклу треугольника. Затем по коже шеи, поднялись по подбородку и остановились на чуть приоткрытых губах.

- Остерегайся теней, сказал бы я тебе, - усмехнулся Тадеус, - В ночь Тенебры они сильны и разговорчивы.

- Чай готов! - крикнул Жан с кухни.

- Но не скажешь? - я не торопилась покидать подвал.

- Ни к чему, - взгляд Тадеуса вновь вернулся к подарку Аргуса. - Иди. И если появится такое желание, спустись вновь.

- Ого! - удивилась я, улыбаясь, но Тадеус вновь усмехнулся.

- Только на этот раз не забудь принести мне еду.

К утру я покинула дом Костроунов. Жан проводил меня до двери и пожелал добрых снов. С Тадеусом я попрощалась ещё в подвале, зная, что он не способен выбраться. Демон, казалось, не обратил на меня внимания, поглощённый праздничным тыквенным печеньем и топлёным молоком.

Город ещё спал после праздника. На фонарях закручены гирлянды из сплетённых красных, белых и чёрных лент. На дорожках к домам разлетались кучки пепла, оставшиеся после ритуального сожжения кукол. Я в тишине шла к дому, стараясь прислушиваться к Йелану. Завывал ветер, лаяла какая-то собака, шуршали деревья и кустарники. На нос мне упала и растаяла первая снежинка. Я подняла голову к небу и остановилась, наблюдая множество других снежинок, летящих к земле.

- Вот и зима, - выдохнула я клуб пара и обхватила себя руками.

Простое белое платье не способно согреть меня. Следовало как можно быстрее прийти домой и завалиться в постель.

Перед самым рассветом мне казалось, что я слышала чей-то шёпот. Возможно, то были тени. Однако я больше верила в галлюцинации, вызванные усталостью.

Часть I. Глава 5 - Злой демон



Глава пятая. Злой демон

В последний учебный день месяца я определилась с клубом. Выбор пал на керамику. Осталось разыскать Роя - главу клуба, чтобы взять у него бланк на вступление. Лёгкое с виду задание заставило меня долго кружить по замку. Во-первых, я совершенно забыла курс, на котором учился Рой. Во-вторых, внешность его в памяти выглядела весьма размыто. Да и кабинет, закреплённый за клубом, оставался для меня загадкой.

На перемене я спросила Жана о клубах, тот почесал затылок и добродушно мне улыбнулся.

- Думаю, информация о них на том же стенде, где и об остальной учёбе, - ответил друг.

Так и хотелось на него накричать. Но я сама виновата, что не смотрю по сторонам и за месяц учёбы так ничего о высшей школе алхимии помимо пятого кабинета, спортивного зала, столовой и химической лаборатории не узнала.

Я подошла к главному входу в замок и старалась найти среди множества листов, закреплённых на огромном пробковом стенде, нужный.

- Эй, Альва! Нужна помощь? - наклонился к моему уху Морган.

- Да, - честно созналась я. - Мне нужно найти способ записаться в клуб.

- Ты ещё никуда не вступила? - искренне удивился старшекурсник. - Могу предложить тебе клуб плавания.

- Да что ты привязался ко мне с этим плаванием? - почти взмолилась я.

- Хм, хм, - хмыкнул Морган. - Я глава клуба по плаванию.

- Ох! Но ты же знаешь, что я не умею плавать.

- Научу, - беззаботно заверил Морган.

Да, как же! Будто он будет первым. Меня уже и брат, и папа, и даже Жан учить пытался. Не вышло! Я лишь покачала головой в ответ на непередаваемый энтузиазм Моргана.

- Спасибо, - наконец, сказала я, понимая, что он не собирается смиряться так просто. - Предпочитаю что-то более спокойное.

- Что может быть спокойней воды в школьном бассейне? - деловито удивился блондинчик.

- Керамика!

Морган скривил недовольную гримасу. Он оценивающе обвёл меня взглядом, но уже без особой симпатии.

- Третий этаж, по левому коридору до лестницы в башню.

- Спасибо. А дальше?

- На верх башни, - добавил Морган, чем-то разочарованный. - Рукодельница...

Я не поняла, что он хотел этим сказать, но поблагодарила ещё раз и отправилась по указанному направлению. Прямо как в день открытых дверей. Тогда без его помощи я тоже мало что могла найти.

На самом верху винтовой лестницы в узкой башенке виднелась всего одна дверь. К ней кто-то прибил табличку с названием клуба. Я плотно сжала кулачки и постучалась. Ответа не послышалось, а потому раскрыла дверь так и вошла внутрь. В комнате никого!

Чердачное окно пропускало яркий солнечный свет, заполнивший круглую комнату. Пол, стены и потолок были голы и серы. В воздухе витал глиняный аромат. Два светлых деревянных стола стояли прямо под открытым ромбом окна. На них высыхали маленькие серые и коричневые статуэтки. Я подошла к ним и наклонилась, боясь прикоснуться, но желая рассмотреть. Глиняные фигурки завлекали меня до тех самых пор, пока я не заметила нечто размером с растолстевшую кошку. Оно стояло под столом, прячась от солнечных лучей под хлопковой простынёй. Рука сама потянулась сорвать покрывало и раскрыть глазам непонятное глиняное существо. У него маленькие толстые ножки с огромными для существа ступнями. Длинные до пола руки. Голова размером с туловище. Широкие острые уши свисали до самого пола. Круглые глаза закрыты, а рот приоткрыт, явно неспособный вместить нижние клыки. Я потянулась к существу, а оно раскрыло глазки, светящиеся зелёным.

С диким визгом я отпрянула и упала на спину. Существо в несколько прыжков приземлилось на мой живот и гортанно зарычало.

- Место! - донёсся усталый голос со стороны двери.

Рой подошёл ко мне и помог подняться. Глиняное создание тем временем вернулось под стол и накрылось простынёй.

- Что это? - спросила я, стуча зубами.

- Мой голем. Прости его, - смущённо произнёс Рой. - Мы сейчас закрыты. Ты что-то хотела?

- Да. Я хочу записаться в ваш клуб! - тут же собралась я.

Рой ошалело взглянул на меня. Он медленно наклонил голову сначала на один бок, постоял так некоторое время, а потом на другой бок. Сейчас юноша очень походил на филина, и это меня смешило. Он заметил расплывающуюся на моём лице улыбку, но не нахмурил брови в обиде. Рой тоже улыбнулся и быстрым шагом направился к старой тумбе. Выдвинул верхний ящичек и вытащил хрустящий бланк для поступления.

- Как я рад, - сказал Рой, протягивая мне лист. - Нам как раз не хватало пятого!

- И я рада.

- И я рад, - послышался из-под простыни низкий приглушённый голос.

Я подпрыгнула на месте и передёрнула плечами, покосилась в сторону маленького голема.

Заполнив бланк, передала его Рою. Тот подписал и поставил в нижнем углу печать.

- Отнеси его своему классному руководителю, - Рой в последний раз глянул на бланк и вручил его мне. - Жду тебя в среду, Альва Ванвиссер.

- Хорошо!

- Не надумала ещё бросить своих вшей? - поинтересовалась бабушка за ужином.

- Нет, - резво ответила я.

- И правильно, - поддержал Аргус. - Записалась куда-нибудь? А то смотри, сегодня последний день.

- Не успеет, выгонят? - полным надежды голосом спросила бабушка.

- Нет, - отмахнулся братец. - Запишут, где народу меньше всего. Придётся посещать нелюбимый клуб. А сменить его можно только через год.

- Записалась. Не волнуйтесь.

- Куда? - в унисон произнесли родственники.

- На керамику.

- На керамику? - интонация голоса, да и взгляд Аргуса до жути напомнили мне реакцию Моргана. - К Рою в команду? Тени бы его забрали! Я уж надеялся, что его клуб закроют.

- Почему? - растерянно спросила брата.

- Он мечтает создать самомыслящего голема! - выпалил Аргус так, словно это что-то отвратное.

Для меня же его фраза осталась недопонятой.

- Подобного человеку! - ещё громче пояснил Аргус. - Ты понимаешь?

- А такое возможно? - осторожно поинтересовалась я.

- Нет, разумеется, - поостыл брат.

«Тогда в чём же проблема?» - подумала я. Пускай мечтает. Или сама мысль о чём-то невозможном и желание осуществить это достойно чужого отвращения?

В комнате я разлеглась на постели и поставила рядом Борьку. Плюшевый медвежонок неуклюже наклонился набок, готовый упасть от любого неосторожного движения. Жан ко мне не пришёл. Сегодня возвращался его отец - достаточно серьёзный довод для отмены любых послешкольных встреч!

Я с нетерпением ждала среду и первое своё занятие в клубе керамики. А вовсе не семь уроков перед ним, двумя из которых стояли занятия по ла антикве, а ещё тремя - по геометрии, оба предмета не давались мне и раздражали.

Я всё глядела на настенные часы, висящие во всех кабинетах над дверью. Вот странно, вечером у себя дома я и глазом моргнуть не успела, а прошло три часа, и в комнату постучалась служанка, желающая помочь мне подготовиться ко сну. Теперь же три несчастные минуты до окончания последнего занятия тянулись невозможно долго. Будто какой-то шутник подкрутил шестерёнки, обманным путём замедляя механизм. Да ещё и приходится сидеть на философии! Какой урок может быть бессмысленнее? Нам ещё и зачёт на конец семестра поставили, а это значит, что в следующем семестре вновь столкнусь с Баширом Дахи. И он вновь уставится на меня и спросит нечто вроде: «Как вы думаете, Ванвиссер, каков смысл вашего рождения? Для чего вы здесь?».

- Чтобы стать лучшим алхимиком всех времён! - отвечу я, скорее всего, как отвечала на этом занятии, мельком поглядывая на стрелки часов.

- Так у вас есть определённая миссия в нашем мире? - продолжал Башир Дахи.

- Конечно! У каждого есть. У каждого она своя, - ответила я уверенно.

- Хорошо. Галлахи, каков смысл вашего рождения? Для чего вы здесь? - обратился философ к сидящему за соседней партой студенту.

- Нет никакого смысла, - зардевшись, ответил Патрик и поправил круглые очки. - Я считаю, человек неповинен в том, что он родился, как и в том, что он живёт. А смысла в этом никакого нет.

В классе мгновенно поднялся гам недовольных голосов. Каждый считал, что в его-то жизни смысл есть!

- А я вам сейчас докажу, что Галлахи прав, - прервал студентов Башир Дахи и заулыбался, переплетя пальцы рук. - Сколько столетий уже успело смениться? Сколько ещё сменится?

Преподаватель подошёл к доске и прочертил на ней горизонтальную линию. По ней с примерно равными промежутками Башир Дахи проставил круглые точки. Над каждой он записал даты от прошлой, до нашей эры и до нашего дня, но прочертил линию дальше, оставляя места для новых, ещё не прошедших дат.

- Видите? Смотрите, сколько всего человечество уже пережило. Сколько ещё предстоит пережить! - восторженно произнёс Башир Дахи, обращаясь к студентам. - И жизнь одного человека на этой линии лишь миг! О большинстве, из уже проживших свой век, никто и не вспомнит. Так есть ли смысл в вашей жизни? Какая-то особая миссия для каждого из вас? Нет! - и он хлопнул в ладоши, а улыбка продолжала озарять его лицо. - И моя жизнь бессмысленна.

Я рьяно хотела возразить. Как же правители, имена которых мы проходим на истории? Как же великие алхимики и прочие учёные? Да даже среди северян встречались поистине запоминающиеся личности! Вот только пыл мой стих с громким звоном колокола.

На этой ноте Башир Дахи окончил лекцию. Я в мгновение ока сорвалась со своего места и побежала к башенке, ведущей в клуб керамики. Единственное, чем мне нравится наш философ, так это тем, что он никогда ничего не задаёт на дом, помимо единственного пожелания: «повторяйте лекции, ведь через занятие вас ждёт опрос по пройденным темам», и не обманывает же. На опрос он выделяет ровно пятнадцать минут в начале каждого второго занятия.

Наверху башни, в маленькой круглой комнате меня ожидали четверо подростков. Одним из них был Рой, а другие мне незнакомы. Я вгляделась в них, старясь запомнить каждого. Однако в памяти отложилась лишь бежевая униформа, как и у всех в высшей школе алхимии, а ещё круглые нашивки на уровне сердца. Филин. У всех, включая Роя, был филин.

- Сокол? - с недоверием произнёс один из незнакомой пока ещё троицы.

- Это Альва Ванвиссер, - представил меня Рой. - Ей мы с вами благодарны за то, что и в этом году клуб продолжает жить.

- Благодарю, - странным металлическим голосом произнёс маленький голем, выбираясь из-под стола и неуклюже склоняясь передо мной.

- Вот и первый подкаблучник, - засмеялся полный рыжий юноша, покрытый яркими веснушками. - Позволь представиться, Альва. Меня зовут Вениамин, но можно и Веня. Обращайся.

- Приятно, - улыбнулась я.

Вслед за ним представились оставшиеся двое, менее охотно и не так галантно. Почти безразлично они произнесли свои имена и вернулись к работе над глиной.

- Голем, - представился голем и поклонился, ударившись квадратной головой о пол.

- Меня ты уже знаешь, - произнёс скучающий Рой, отгоняя неуклюжее создание. - Работала раньше с глиной?

- В детстве, - призналась я и смутилась.

Вот так. Единственная из класса Сокола. Единственная девушка. Единственная понятия не имею: что и как надо делать. Однако это не расстроило Роя. Он предложил сесть за стол и поставил передо мной запачканную серой глиной доску. На неё глава клуба комом свалил немного глины и встал за мной, наклонившись к столу. Я слегка втянула голову, ощущая над собой тепло склонившегося студента. Рой неторопливо рассказывал мне о том, как лепить, устроив что-то вроде вводного занятия. Довольно скоро он сидел рядом, примостившись на вертящуюся табуретку. Я мяла в руках скользкую глину, иногда опуская руки в тазик с мутной водой. Фигурка получалась корявой, непонятной мне самой. А должна была выйти сидящая кошка!

- Молодец, - вполне искренне похвалил Рой.

Глаза мои, наверное, стали круглее тазика с водой. Я взглянула на корявое нечто, косо стоящее на доске и перевела взгляд на Роя. Нет, он не пошутил. Хотя, будь на его месте бабушка, мама или любой из ранее занимавшихся со мной репетиторов, глину бы у меня отобрали, советуя найти другое занятие. Я даже улыбнулась, вспоминая, как часто меня возвращали к пяльцам и говорили: «Вышивай, Альва».

Спустя два часа, проведённые на керамике, я вернулась домой и расслабленно переоделась в пижаму, украшенную рюшами. Завернулась в одеяло и собиралась спать.

- Привет, - произнёс Жан, шире раскрывая приоткрытое окно и забираясь в комнату.

Я села в постели и немного передвинулась, освобождая место для Жана.

- Отец завтра вновь уезжает. С самого утра, - начал друг. - Хочешь зайти после школы?

- Конечно, - весело отозвалась я.

Жан кивнул и уселся на постель поверх одеяла. Он расслабленно прикрыл глаза и задремал.

- Что-то случилось? - удивилась я, не привыкшая видеть Жана столь усталым.

- Отец затаскал, будто мне недостаточно школьных занятий и домашней работы! Говорит, я должен отрабатывать защитные заклинания каждый день, - недовольно пробурчал Жан и уныло вздохнул. - Всё ещё хочешь освободить белого демона?

- Да, - ответила не раздумывая. - Тадеус хороший.

- Теперь ещё и по имени, - буркнул Жан. - Оставь это. Он же демон. Лучше придумать, как избавить тебя от этой сделки.

- Это я тоже смотрю, - заверила друга, который заметно расслабился и повеселел. - Мало ли что?

- Именно! Вот даже если он тебя не убьёт, а меня? - вдруг выпалил Жан и отвернулся. - Прости. Давай.

- Давай, - медленно ответила я, наблюдая за другом, лезущим в окно.

Это что сейчас такое было? Я обняла Борьку и глупо рассматривала опустевшее окно. Шторки едва заметно покачивались, кошачьи статуэтки стояли смирно. Жан боится? Я крепче сжала медвежонка, думая над тем, что, только возможно, мне на самом деле следует поискать способ расторгнуть контракт с демоном. Перед глазами встал образ Тадеуса с застывшими в уголках белых глаз слезинками. Он не может быть плохим! Я его освобожу.

Колокольный звон эхом разнёсся по замку, оповещая об окончании уроков. Я и Жан почти одновременно собрали сумки и пошли к нему домой. Старший Костроун должен был уехать, но войдя в дом, Жан несколько раз позвал отца проверяя.

- Чисто, - обернулся друг ко мне и шире раскрыл входную дверь впуская.

Я по привычке кинула сумку у входа и переобулась в гостевые тапочки. Жан прошмыгнул в ванную комнату, по пути прося меня включить чайник. Я уверенной походкой двинулась в кухню. Пузатый чайник занял своё место на газовой плите, а под ним послушно разгорелось синеватое пламя.

Подвальная дверь оказалась закрыта. Я стояла напротив неё, вслушиваясь в окружение. С уборной слышалась вода, вероятно, Жан уже мыл руки после своих дел.

- Я спущусь вниз! - крикнула другу, едва послышался протяжный скрип открываемой в коридоре двери. - Выключишь чайник?

Я открыла подвальную дверь и ступила на лестницу, ведущую в прохладный подвал. Тадеус не спал. Он стоял возле перил своей клетки и, не мигая, смотрел в одну точку. Я огляделась вокруг, но разобрать направление его взгляда не смогла. Только если белый демон не разглядывал красный кирпич стены?

- В прошлый раз сидел лицом к стене, а теперь это. Ты что, кот? - поинтересовалась я, подходя к Тадеусу.

Он удивлённо сфокусировал свой взгляд на мне, явно не понимая услышанного.

- Ну, кошка, котёнок. Мяу, - перечисляла я, согнула руки в локтях и поднесла кисти к лицу. Почти сомкнула пальцы в кулачки и по-кошачьи провела одной рукой чуть вперёд. - Зверёк такой.

- А-а-а, - неуверенно протянул Тадеус. - Нет. Я не умею перевоплощаться в зверей.

- Забудь.

Он моргнул и вернулся к созерцанию чего-то.

- И куда же ты смотришь? - я встала рядом с Тадеусом.

Он, молча, протянул руку вперёд, выставив указательный палец. Проследив за его движением, я заметила маленькое прямоугольное оконце под потолком. Стекло завалило снегом.

- Прекрасный вид, - сорвалось у меня.

- Да, - подтвердил Тадеус, не оценив сарказма. - Моя третья зима в твоём мире.

- Скучаешь по дому?

Тадеус не ответил, продолжая разглядывать серый прямоугольник. На кухне засвистел и замолчал чайник, но вместо звона чашек и последующего выкрика: «Чай готов», мы услышали шаги и завидели тень, спускающегося к нам человека.

Белый демон среагировал быстрее меня. Он сразу понял - там не Жан! И не дал мне возможности придумать какое-то оправдание своего спуска. Тадеус пригвоздил меня к стене, закрыв рот ладонью.

- Прости, - прошептал он почти беззвучно и начал меня душить.

Я испугалась. Пыталась сопротивляться, но в ответ на мои потуги демон приподнял меня над землёй, лишая опоры. В глазах стремительно темнело.

- Отпусти её, - услышали мы грозный приказ.

Тадеус повиновался мгновенно. Я упала на пол перед ним и жадно хватала воздух, открывая рот подобно рыбе.

- Иди сюда, быстро, - скомандовал мужчина вновь, теперь обращаясь ко мне.

Как при первой встрече с Тадеусом, я побежала к выходу из клетки. Только на этот раз горячие руки не поймали меня. Белый демон продолжал стоять возле стены, даже не развернувшись в нашу сторону.

Я же оказалась лицом к лицу со старшим Костроуном. Отец Жана велел мне подняться из подвала, а сам остался внизу.

- Что ты о себе возомнил? - услышала я угрозу, прежде чем покинула подвал и оказалась на кухне.

Жан подоспел ко мне и прикрыл за мной дверь. Он обнял меня и прижал к себе. Я хотела отстраниться, но услышала протяжный крик Тадеуса и сильнее вжалась в бежевую рубашку Жана, всё ещё не переодевшегося после школы. Когда белый демон стих, старший Костроун поднялся в кухню.

- Ты, иди домой.

Я вздрогнула и обернулась к отцу Жана. Хотелось что-то сказать, но он так грозно смотрел на меня, что слова застряли, сменившись жгучим кашлем.

- Пока, - шепнул Жан.

И я побежала к двери. Обувь не хотела застёгиваться, после я долго возилась с застёжками плаща. Костроуны стояли на кухне, ожидая, пока гостья покинет их дом. Из подвала иногда доносились проклятия и угрозы. Наконец, я справилась со своей одеждой и с трудом закинула на плечо ручку от сумки.

На следующий день Жан в школу не пришёл. Я на каждом уроке буравила взглядом опустевшее место, словно это могло призвать Жана. Конечно, мне не помогло. И даже после уроков, я с трудом набралась храбрости, достаточной для похода к Костроунам. Должен же кто-то передать Жану домашнее задание!

Я переминалась с ноги на ногу и не решалась постучать во входную дверь. Медное кольцо висело на уровне глаз. Только взяться за него и: тук-тук-тук. Я протянула руку, но кольца не коснулась. В голове роились непослушные мысли, все они сводились к одной: «плохая же ты подруга, если боишься навестить его!». Сглотнула несуществующий ком и ударила кулаком по тёмному дереву входной двери.

- Кто? - послышался мужской голос.

- Альва Ванвиссер, - осипшим голосом представилась я. - Жан пропустил занятия, вот принесла ему задания.

Дверь открылась, за ней стоял отец Жана. Он бесцеремонно протянул руку и забрал у меня лист с заданием.

- Спасибо, - произнёс старший Костроун, закрывая дверь перед моим носом.

- А завтра Жан придёт? - пискнула я в сужающийся проём.

- Посмотрим, - донеслось из-за двери.

Я угрюмо вздохнула. Температура воздуха вновь поднялась, и весь снег растаял. Теперь маленькое окошечко в подвал не завалено. Я удостоверилась, что за мной никто не следит, и подошла к оконцу. Закрыто. И внутри слишком темно, чтобы разглядеть Тадеуса. Я присела на корточки и упрямо всматривалась в мутное стекло, но видела только темноту. Комната Жана на втором этаже и подле неё не растёт плюща. Зато под окном раскинулось плотное деревце. Я сплюнула на руки и растёрла ладони, как делает Аргус, прежде чем поднять что-то тяжёлое, и вцепилась в низкую ветвь. Подтягиваясь на руках и упираясь ногами в ствол я, кое-как, взобралась на дерево и вскарабкалась почти на самую верхушку. На радость, передо мной оказалось раскрытое окно.

«Надо ли подождать, пока отец Жана уйдёт?» - промелькнуло в вихре сбившихся мыслей. Я отбросила последние остатки благоразумия и проникла в дом Костроунов через окно второго этажа. Эх, жаль Аргус не подарил мне амулета на удачу!

Я осторожно шагнула вглубь коридора, как снизу послышался грубый голос старшего Костроуна. Он велел своему сыну заниматься и никого не впускать в своё отсутствие. После защёлкнулась дверь, а отец Жана покинул дом. Я прильнула обратно к окну и с улыбкой наблюдала за уходящим из дома мужчиной. Старший Костроун сел в паровую телегу, помчавшую его за пределы города.

- Спасибо, Аргус, и за Звезду Тера, - шепнула в пустоту и побежала к комнате Жана.

Однако я услышала шум из подвала и сменила свой путь. Стремительно спустилась на первый этаж и задержалась перед входом в подвал. Шум за голубой дверью стих, но подниматься теперь на второй этаж казалось глупостью.

- Тадеус, - позвала я, ступая на узкую лестницу.

Демон стоял посреди своей тюрьмы. Он провожал меня холодным взглядом белесых глаз, но не двигался и молчал.

- Как ты?

Демон молчал, поигрывая желваками. Я подошла к нему и протянула руку, желая дотронуться. Тадеус перехватил моё запястье и притянул к себе.

- Зачем пришла? - прорычал демон возле моего лица. - Хочешь ещё немного поиздеваться?

Он притянул меня ещё ближе. В глазах Тадеуса разгоралась нешуточная ярость. Он не ждал ответов на свои вопросы, всё сильнее сжимая мою руку.

- Больно, - пискнула я, не сумев сдержаться.

- О-о! Тебе не больно, - прошипел белый демон и улыбнулся. - Глупый алхимик.

- Отпусти, - почти хныкала я.

- Отпущу, - пообещал Тадеус холодно. - Сначала ты освободишь меня от оков печатей. После я уничтожу каждого алхимика, но тебя отпущу. Возможно, позволю смотреть или даже выбрать вид смерти для кого-либо.

Горячая рука разомкнула длинные пальцы, освобождая моё запястье. Я пошатнулась, как если бы получила пощёчину. Тадеус смотрел на меня с одним-единственным желанием во взгляде: уничтожить. И слёзы влажной пеленой накрыли глаза. Жан был прав, когда отговаривал меня! Все демоны злые!

Я выбежала из подвала и не сразу обратила внимание на Жана, спустившегося на кухню. Он опешил и отшатнулся, когда я вынырнула из подвала. Друг не ожидал увидеть меня, тем более такой.

- Альва! - сумел крикнуть Жан, когда я уже распахнула входную дверь и побежала как можно дальше от дома Костроунов.

Я всё бежала, а слёзы не хотели останавливаться. За короткое время, что была знакома с Тадеусом, успела возомнить себя великой спасительницей, достойной похвал и благодарностей. Возможно, белый демон не испытывал ко мне ненависти, но что до остальных жителей Йелана? Алхимики убили его семью, а его заключили в столь малом пространстве! Жалость к Тадеусу не давала мне услышать здравомыслящего Жана. И теперь я взглянула на демона с новой стороны.

На старенькой детской площадке я остановилась и захотела отдышаться после долгого глупого побега. Села на цепные качели и как в детстве, стала закручивать цепи, откинувшись назад, позволяя качелям закружить себя, то в одну, то в другую сторону. Я закрыла глаза и наслаждалась детской игрой. Вдруг качели остановились. Открыв глаза, заметила Жана, тот тяжело дышал, а смуглое лицо покрыл лёгкий румянец.

- В «Бурёнку»? - предложил мой друг и протянул руку ладонью вверх.

Я согласно схватила его за руку и двинулась в трактир. Мы сели в подвальном зале, как обычно. В дальнем полутёмном углу. Жан заказал два безалкогольных глинтвейна и шоколадный пирог. Он осторожно расспрашивал меня о том, как я очутилась в их подвале, я неохотно отвечала.

- Ты больше не станешь узнавать способы освободить демона? - мягко поинтересовался Жан, плохо скрывая свою радость.

- Я умру тогда.

- А как же найти способ разрыва контракта?

Я подняла заплаканные глаза на друга. Он беззаботно улыбался, его глаза светились уверенностью в собственных силах и спокойствием. Это спокойствие передалось и мне.

- Точно, - кивнула я. - Мы разорвём контракт.

Часть I. Глава 6 - Я всё смогу



Глава шестая. Я всё смогу

- Вы учитесь хуже всех в классе. Нет, - сокрушался Тиббольт. - Хуже всех в школе! Разве что Костроун учится ещё хуже! Идите.

Я внутренне рычала, но молчала. Гордо вскинув головой с собранными в два пучка волосами, покрытыми сеточкой. Покинула кабинет, нарочито звонко стуча невысокими каблучками бежевых туфель.

Тиббольт сегодня вызывал каждого из нас в свой кабинет и наедине разбирал успеваемость за первую половину первого семестра. Я вышла в коридор и оглядела оставшихся студентов.

Вскоре в кабинет вошёл улыбчивый Жан.

Знаю, что неприлично так поступать, но кто решит мне мешать? Я подобрала серо-голубую юбку и присела на корточки под дверью пятого кабинета.

- Вы учитесь хуже всех в классе! - ругал Тиббольт Жана. - Разве что Ванвиссер учится ещё хуже. Идите!

Жан вышел и удивлённо хмыкнул, заметив меня под дверью. Он подал мне руку и предложил отправиться в столовую. На завтрак осталось совсем немного времени, но мы не сильно торопились, зная, что вскоре придётся побегать по холодной улице. Я намеревалась плотно позавтракать, предвкушая скорую потерю сил.

На занятиях по концентрации и поиску природной Силы нас впервые выгнали на улицу, в редкую рощу у берега реки. На холме возвышался замок, бросая на нас длинные прохладные тени. Преподаватель разбил нас на пары и выдал каждому по небольшому круглому медальону. Мне с Жаном предстояло найти место Силы и напитать выданные медальоны. А для пущей активности студентов, преподаватель пообещал, что первой паре поставит зачёт уже сегодня. Теперь я и Жан рыскали по роще, стараясь опередить других первокурсников. Особенно не хотелось пасть лицом перед Филинами, которые, как и мы, бегали в поисках места Силы.

Я озиралась по сторонам и глупо улыбалась, видя неудачи других студентов. Жан держал свой медальон в вытянутой вперёд руке и медленно передвигался по влажной земле, слегка припорошенной подтаявшим снегом. Он прохрустел до берега блестящей под солнцем реки и нерешительно остановился в паре шагах от края.

- Что, если подойти вплотную к реке? - задумчиво предложил Жан, рассматривая струящуюся воду.

- Я не считаю это хорошей идеей, - я наклонилась к холодной реке и поскользнулась, выронив медальон. - Нет! - взвизгнула я, кидаясь вперёд, но Жан схватил меня и оттащил от реки.

- Простудишься! - поругал друг.

Пока другие студенты бродили кругами по роще, мы сидели на корточках возле кромки реки и вглядывались в илистое дно. Медальона не видно.

«И что теперь делать?» - с ужасом подумала я и повторила свой вопрос вслух, цепляясь за рукав Жана. Тот выругался и пристально осмотрел собственные сапоги, а затем полез в воду. Речка не казалась глубокой, но стоило Костроуну сделать лишь один шаг, как нога его погрузилась под воду до колена. Высокие сапоги не защитили будущего алхимика от промокания. Смешно шевеля руками, Жан не удержал равновесия и с плеском погрузился в реку. Только кучерявая макушка и осталась над водой.

- Нашёл! - стуча зубами, воскликнул Жан.

Он стоял по пояс в воде и высоко поднял руку с зажатым в ней круглым светящимся медальоном.

- Сила! - воскликнула я и, позабыв о зимнем холоде, подскочила к другу. - Надо их напитать!

Так и стояли в леденящей воде, пока оба медальона, опущенных под воду, не озарили речку зеленоватым свечением.

Трясясь от холода, потирая озябшие руки, переступая с ноги на ногу и даже прыгая на месте, мы отчаянно пытались согреться. Зато оказались первыми, зарядившими медальоны.

- Поздравляю, - искренне произнёс преподаватель. - Ванвиссер, Костроун, вы освобождаетесь от зачёта. Можете идти на перемену.

- Или в актовый зал, - добавил Жан следом.

- Зачем? - я удивлённо взглянула на друга.

Он вздохнул и покачал головой, подтолкнул меня к зданию школы. Как оказалось, директор собирал все классы для того, чтобы обсудить ежегодное состязание классов. Как я узнала из этого собрания: «из каждого класса и курса выберут по два студента для дальнейшего состязания». Не понимая толком, что повлечёт за собой это состязание, мы с Жаном решили попробовать свои силы и приложить их все на попадание в список участников.

- Если победим в соревновании, то и с твоим договором как-нибудь справимся, - шепнул мне Жан, пока директор говорил что-то о важности самоконтроля, умения слушать и понимания собственных возможностей.

- Ты прав, - поддакнула я, под гул аплодисментов.

После окончания собрания, мы встали в первых рядах среди желающих проверить свои способности.

- Вы не пройдёте, - Тиббольт налёг на свою трость и фыркнул в нашу сторону.

- Это не вам решать, - выпалила я, позабыв об этикете.

- Я не позволю своему классу опозориться, - классный руководитель вытянулся почти в полный рост и хищной птицей подался к моему лицу. - Женщинам не место среди алхимиков.

Щёки и уши мои горели. Воздух не хотел наполнять лёгкие. Я плотно сжала губы, придумывая какую такую гадость сказать мерзкому Тиббольту, но вмешался Жан. Он схватил меня за плечи и резко развернул от старого преподавателя.

- Мы всё-таки запишемся на состязание, - пообещал сдержанный Жан и вывел меня из помещения.

- Нет, ты слышал? - я упёрла руки в бока и впилась горящими глазами в своего друга.

Жан безнадёжно улыбнулся и пожал плечами.

- Человек, как говорится, старых устоев, - защищал он Тиббольта.

Я даже поперхнулась! Он на чьей стороне?

- Жан! - напирала я.

- Успокойся, - Костроун заливисто рассмеялся. - К тому же он прав. Мы не лучшие студенты.

- Ага, - вяло вставила я. - Учимся хуже друг друга.

Жан отсмеялся, но продолжал улыбаться. Он взъерошил свои волосы и сообщил, что ему пора на крокет. Я же пошла на керамику. Там безнадёжно старалась создать свою первую свистульку. Рой сидел рядом и показывал мне на своём примере, что и как делать.

- И теперь заделываешь все дыры, - спокойно произнёс он, заглаживая полый шар в перепачканных руках.

Мой шар был тоже полым, наверное, но и не особо круглым. Я слишком усердно растирала глину, и с громким «пух», мой шар сложился пополам.

- Ещё раз, - без тени злости или усталости произнёс Рой.

Его голем выполз из-под стола и крутился под ногами, вытягивая голову и разглядывая глину в моих руках. Я с некоторой боязнью поглядывала на переваливающееся с ноги на ногу существо.

- Место! - резко произнёс Рой, заметив своё создание.

Голем почесал животик и неуклюже побрёл обратно под стол.

- Он забавный, - постаралась произнести я с улыбкой.

- Он неудачный.

- Почему?

- Хозяин неудачник, - басовито опередил голем Роя.

Рой пнул глиняное создание и хмыкнул, не торопясь опровергнуть утверждения.

- Ты не неудачник! - пискнула я, стараясь поддержать главу клуба.

- Благодарю, - Рой кивнул. - Продолжим?

Я вернулась к смятой глине. Рой терпеливо ждал, пока я справлюсь. Затем он взял маленький деревянный стек и проделал в своём шаре две дырочки, показал их мне и попросил повторить. После мы разглаживали и проделывали новые дырочки в своих свистульках. И через два часа на столе сохли: конёк и птичка. Рой пообещал запечь их на следующий день.

- Если не лопнет, можешь считать, что ты справилась с заданием, - пообещал Рой. - Тогда сможешь раскрасить свою лошадку и забрать домой. Или оставить здесь.

- Я его заберу, - закусила губу.

- Как хочешь. На сегодня всё.

- Хорошо. Рой, - я стояла уже возле двери на винтовую лестницу. - А где все остальные?

- Готовятся к состязанию.

- Понятно. Ну, давай.

- Что давать? - глаза студента округлились, а брови сошлись над переносицей, создав морщинку.

- Я так с друзьями прощаюсь. Мы говорим «давай», вместо «пока».

- Много у тебя друзей?

- Ты третий, - честно созналась я.

Рой моргнул и кашлянул. Он отвернулся к ромбовидному оконцу и тихо попрощался со мной. Его голем, напротив, радостно замахал мне громоздкой ручищей и улыбнулся во все шестнадцать клыков, ярко сверкая зелёными бусинами глаз.

Спустившись на первый этаж, я ещё раз заглянула в пятый кабинет, желая проверить: всё ли взяла из своего шкафчика? Каждому студенту выделяют его собственный шкафчик, в котором можно хранить свои вещи, чтобы не таскаться по школе с тяжёлыми сумками. Иногда кто-нибудь что-то да забудет в шкафчике и уйдёт домой. Заметив такую черту и за собой, я собрала всю силу воли, приучая проверять шкафчик перед уходом. Да и не хотелось мне идти на керамику с, полной учебников, сумкой на плече. Достаточно неудобно передвигаться и в школьной форме! Серо-голубая плиссированная юбка в пол совершенно не позволяет бегать, а кожаный корсет, пусть и нетугой, но также сковывает движения! И только простая бежевая блуза с возможностью пристегнуть либо отстегнуть рукава и строгий воротник очень мне нравится. Я в первый же день отстегнула ненужную часть одежды и гордо ходила по школе с открытыми локтями и зоной декольте.

Открыв свой шкафчик, я вынула учебники и записи, оставив чернильницу, пару металлических перьев и пустые листья пергамента на месте. Мне хотелось скорее покинуть школу, а потому я раскрыла сумку возле шкафчика и, облокотившись плечом о соседний шкафчик, старательно запихивала в неё вещи. Часть учебников выскользнула из рук и повалилась на пол, обнажив моему взору белейший лист, сложенный вчетверо. Такая светлая и чистая бумага неимоверно дорога! Я с интересом отложила сумку и схватилась за лист. Развернула бумагу, а глазам предстало послание, адресованное мне!

Прелестная Альва! Каждый мой день озаряется, будто солнцем, стоит увидеть твой лик. Я счастлив наблюдать тебя в школе и неимоверно хотел бы видеть вне её стен. О, Альва, ты прекрасней любой другой девушки, коих мне доводилось видеть. Ты, чудесный бутон дикой розы, но и она не сравнится с твоею красотою.

Вот так. И приятно, и с шиповником сравнили. Никогда ничего красивого в нём не наблюдала, зато чай получается необыкновенный! Я покрутила послание и скомкала, кинула в мусорное ведёрко. Эх, Сандра бы пищала от радости, узнай про это. Она обожает читать книги из маминой библиотеки, а там сплошные романы с томящимися царевнами и бесстрашными рыцарями либо такими вот тайными поклонниками, которые, несмотря на свой непритязательный вид, оказываются невероятно богатыми личностями с тонкой натурой.

Напоследок, я взглянула в мусор. Нет, не может иметь непритязательного вида человек, отдающий столь дорогую бумагу на подобные глупости! Кто же это?

Дома я пожалела о том, что выбросила послание. Вдруг возгордилась, впервые за семнадцать лет жизни получив признание в любви. И все заботы померкли перед желанием раскрыть личность тайного воздыхателя.

- Альва! - звонко позвал меня Аргус, беспечно врываясь в мою комнату.

Даже постучаться не удосужился!

- Айда, что покажу!

Я спрыгнула с мягкой постели и посеменила за братом, широко шагающим к покосившемуся сарайчику на заднем дворе. Он распахнул дверь и пропустил меня вперёд. На входе я зажгла лампу, озарившую сарайчик желтоватым светом. На столике плясали тени от милого оловянного щенка, похожего как брат близнец на Дункана.

- Это Дункан Второй! - гордо заявил Аргус.

- Мама не оценит твоего...

- Он гораздо умнее прошлого, - перебил меня брат. - С ним таких проблем не возникнет.

- А какие возникнут? - рискнула спросить я.

Аргус почесал подбородок и папиным жестом пригладил редкие усы. Он помычал себе под нос и обиженно взглянул на меня.

- Никаких, - наконец, выдавил Аргус. - Это новая версия, и работает он не на короедах.

- А на чём? - я сузила серые глаза.

- На тараканах.

Я поёжилась и передёрнула плечами. Пелена умиления сошла, позволяя по-новому взглянуть на Дункана Второго. Ну что за день? Сначала меня сравнивают с шиповником, а после брат создаёт огромного таракана и выдаёт его за горячо любимого мною Дункана! А, может, это и не таракан вовсе? Или он слепой?

- Аргус, - начала я осторожно. - Он слепой?

- Что за глупости? - всполошился братец.

- Тогда почему твой тара... Дункан Второй не спрятался от света?

- Потому, - Аргус пошёл красными пятнами и широко раздул ноздри, - что он не таракан!

Я перевела взгляд на смирного щенка, не веря, что несчастные тараканы уже внутри игрушки. Мне оставалось только вздохнуть и позволить брату продемонстрировать способности малыша.

Аргус самодовольно улыбнулся и принялся отдавать команды Дункану Второму. Щенок послушно садился, подавал лапу, даже встал на задние лапки и прижал треугольные уши к голове. Аргус улыбался всё шире, отдавая новые команды. Дункан бегал по кругу и вилял коротким хвостом. Он хотел спрыгнуть со стола на пол, но промазал и угодил в коробку с сушителем.

- Нет! Плохой пёс! - крикнул на него Аргус. - Ты была права. Он недоработан.

Брат нажал и сдвинул грудку малыша, вытащил коробчонку с пойманными тараканами, и закинул отключённого щенка на стол. Аргус присел над поломанным сушителем, безнадёжно качая каштановой головой.

Я всегда любила старшего брата больше младшей сестры, а потому прикусила губу, но ничего не сказала и молча, медленно пятясь, покинула сарай.

Спустя три дня в моём шкафчике появилось новое послание. Я заметила его после первого урока и, прежде чем прочла, обвела взглядом своих одноклассников. Скопище бежевых рубашек и серо-голубых брюк никак не показало свою заинтересованность к единственной в классе девушке. Одни обсуждали предстоящее состязание, другие готовились к началу второго занятия, Жан дремал, а Патрик что-то рисовал, уткнувшись круглыми очками почти в самый лист. Я вновь осмотрела класс, отбросив из списка претендентов последних двоих - этим я точно не нужна. Жан видит во мне несмышлёную сестрёнку, а Патрик... Патрик не интересуется ничем помимо учёбы и рисования, хотя и записался в клуб изобретателей к Аргусу.

- Сели на свои места! - прокряхтел Тиббольт, покачиваясь в сторону учительского стола.

Он неторопливо отставил кривую трость и вальяжно уселся на стул, не постеснявшись пустить газы. В такие минуты я была готова броситься на шею Костроуна и расцеловать его за то, что мы сидим под самым дальним окном.

- В выходные проведут проверочные испытания, по результатам которых из каждого класса выберут пару студентов, для участия в ежегодном школьном состязании. Это так, для справки, обязали, - недовольно проворчал Тиббольт. - Всё запомнили, дармоеды? Тогда приступим к поистине важным делам. Сдаём домашнюю работу!

Я послушно передала исписанные листы, но мысли мои уплыли далеко как от пятого кабинета, так и от непрочитанного любовного послания. Лишь с окончанием последнего занятия я возвратилась к белому листу, положенному мною в мою же сумку. Его читала на улице, встав возле невысоких перил у края холма, на котором расположилась высшая школа алхимии.

Прелестная Альва! Твой аромат сводит с ума. На занятиях физкультуры мне сложно сосредоточиться на задачах, поставленных преподавателем и не подводить свою команду, так сильно приковала ты мой взгляд. Я лелею мысль о том, что когда-нибудь мы будем вместе! Твои чудесные глаза способны пленить...

- Что это тут у тебя? - бесцеремонно оторвал меня от прочтения Жан.

- Не твоё дело, Костроун! - огрызнулась я.

... любого, навсегда завладев его душой...

- И всё же? Дай глянуть! - и смуглая рука по-господски ухватилась за уголок листа.

- Не смей! - взвизгнула я, дёргая лист на себя.

Белая бумага разорвалась, а холодный зимний ветер вырвал мою часть из рук, унося через невысокие перила. Обрывок сделал сальто и, покачиваясь, спустился в реку. Он затонул неподалёку от Моргана и его друзей, кидающих камни в незамерзающую воду. Морган поднял голову наверх и наткнулся взглядом на меня, наклонившуюся над перилами. Он вновь повернулся к воде, где всего секунду назад затонул белый лист, но я уже пятилась от заборчика. Неведомый ком застрял в горле, сотрясая меня жгучим кашлем.

- Прости, - перепуганным голосом произнёс Жан и возвратил мне уже прочитанный отрывок послания.

Я всё смотрела на блестящую водную гладь, поглотившую бумагу и никак не могла откашляться. Когда же мысли, выбитые случившимся, вновь вернулись в мою голову, медленно повернулась к месту, на котором стоял Жан. От него и след простыл! Я, переполненная праведным гневом, одиноко направилась домой. Там ко мне поспешила служанка и, прочувствовав моё настроение, предложила успокоиться в душистой ванне. Я согласилась.

Теперь с радостью ощущала свободу, скинув ненавистный корсет и другие атрибуты школьной формы. Поверх лежащей одежды легла бархотка, сверкнувшая Звездой Тера. Тяжёлые пучки оказались освобождёнными из-под плена тугих сеточек. Пряди медных волос беспорядочно упали в пенную воду, давая голове отдых от своего веса. Я прикрыла глаза, погрузившись в раздумья о предстоящих испытаниях. Уже завтра! Совсем скоро!

Улыбка, против воли, растянула губы. И я совсем забылась, наслаждаясь теплотой воды и еловым ароматом, вместе с паром, заполнившим ванную комнату.

Утром я с радостью натянула свою обычную одежду, радуясь выходному и совершенно наплевав на то, что отправлюсь в школу в брюках и без корсета.

- Какой ужас! - воскликнула бабушка, встретив меня на выходе из дома. - В мою юность молодёжь не позволяла себе таких вульгарностей. Ты позоришь всю нашу семью, - почти плюнула она и скривила морщинистое лицо, презрительно произнеся, - северянка!

Я пожала плечами и беззаботно улыбнулась в ответ, покидая прихожую.

- Ты ещё волосы распусти, - надменно предложила бабушка.

- Скорее отрежу!

- Боги всемогущие! - услышала я бабушкино завывание.

И усмехнулась. Мои волосы слишком длинны, чтобы их распускать. Только помешают! По пути к школе поправила сеточку на пучках и махнула рукой, завидев Жана на пути к замку.

Снежок приятно хрустел под ногами, а белесое солнце отражалось от него ослепляя. Внизу журчала никогда не замерзающая речка, активная, как и я в ту субботу.

- Готов? - напористо поинтересовалась у Жана.

- Да, - смущённо ответил друг, отмечая мой настрой. - Вижу и ты тоже. А вдруг мы не сможем пройти?

- Глупый ты. Мы всё сможем!

- И особенно ты, - хихикнул Жан.

- А то! - я решительно не показала своих мыслей по поводу его сарказма. - Я всё смогу.

Преподаватели собрали первые классы на опушке густого заросшего старого сада. Поговаривали, что сад давно заброшен, и в нём поселились тени. Ещё в детстве Аргус любил запугивать меня байками об этом саде, ограждая от попыток влезть в полуразрушенный домик в сердце заброшенного сада. На самом же деле сад этот ежегодно использовала высшая школа алхимии для различных турниров, соревнований и просто занятий, так что заброшен он лишь с первого взгляда. И если в нём на самом деле проживают тени, то за ними упорно следят, не позволяя свободно нападать на студентов.

Я огляделась по сторонам и отметила, что каждый первокурсник решил проверить свои силы. Курт Вольф что-то вещал об аккуратности и бесстрашии. Он также показал нам ромб размером с ладонь взрослого широкого мужчины, переливающийся всеми цветами радуги. Такие спрятали по всему саду. Их предстояло найти. Нам раздали круглые медальоны на цепочках, как на занятиях по концентрации и поиску природной Силы. Предстояло зарядить свой медальон и с его помощью отыскать спрятанный ромб.

- На ромбах будут изображены птицы вашего класса! Берите только их, - строго наказал директор. - Для каждого класса спрятано всего два ромба!

Ребята вокруг меня зашептались, я же нервно сглотнула и посмотрела на Жана. Друг мой встряхнул чёрными спутавшимися волосами и беззвучно приоткрыл рот. Курт Вольф оглашал цель, сроки и правила задания. Я всё больше убеждалась, что хоть Жан мне и друг, но сейчас он мой враг. Жан тоже осознал это и недовольно бурчал себе под нос всякие ругательства. Мы оба хотели попасть на состязание, но не факт, что удастся у обоих. Даже, несмотря на то, что от каждого класса выдвинут двух участников!

- Начали! - скомандовал директор.

Студенты выхватили медальоны и ринулись в заброшенный сад. Никто не передвигался с осторожностью, боясь пропустить место Силы. Все, как полоумные, носились туда-сюда, то и дело, мелькая перед глазами и прячась в кустарниках. Спустя минут пять после начала Жан потерялся из виду, всё больше углубляясь в сад. Я пыталась не отстать, но совершенно растерялась и не понимала куда идти. Да и байки про живые тени уже не казались байками. Высокие раскорячившиеся деревья отбрасывали длинные тени, а воздух заволокло сероватым туманом. Будто вовсе и не светлый солнечный день, стоящий за пределами старого сада.

- Игра началась, - попыталась я пошутить и поёжилась.

Однако медальон в моей руке нагрелся, давая знак. Я выставила руку с ним перед собой и притормозила, медленно ступая за возрастающим жаром внутри раскачивающегося на цепочке медальона. Он привёл меня к толстому пню, поросшему вытянутыми поганками. Я осмотрелась и довольно улыбнулась, ведь поганки росли идеальным кругом. Так, первый пункт задания оказался выполнен. Осталось найти ромб.

Я шла сквозь подлесок. В саду совсем не было снега, зато мокрую землю испещряли мутные ручейки и лужи, скованные по краям прозрачным льдом. Сырая погода заставляла растирать озябшие руки и прикрывать покрасневший от холода нос. А вскоре зарядил сильный дождь, и я насквозь промокла и замёрзла, но продолжала блуждать по саду в поисках припрятанного ромба.

Спустя некоторое время мне почудилось, что я в саду совсем одна. Неслышно было студентов, как и другую живность. Это настораживало! Во всех садах и лесах (а место вокруг меня всё больше походило на лес) всегда водятся грызуны, птицы и насекомые. Мне же никто не встретился! Я бы могла списать неактивность зверушек на дождь, но где студенты?

Страх и усиливающийся дождь завели меня в полуразрушенный дом. Я устало прислонилась к кирпичной стене и порадовалась сохранившемуся куску крыши. Сильнее сжала заряженный медальон и закрыла глаза, концентрируясь на ромбе, увиденном в руках директора. Медальон ответил мне противным трезвоном в ушах.

Отлично! Сначала играли в «тепло-холодно», а теперь в «тихо-громко»? Ну, хорошо! Я шагнула по направлению, как мне казалось, правильному, но трезвон затих. Выругалась и шагнула в другую сторону. На нос упала дождевая капля.

- О нет, - простонала я, готовая захныкать.

Возвращаться под дождь категорически не хотелось. Вот только этот трезвон! Я плотно сжала губы и нырнула в дождь. Через десяток шагов меня начало мутить. Я уже ничего не слышала, помимо зазываний медальона. Мне померещилось какое-то движение вокруг дома. Серая кружащаяся тень наблюдала за мной издалека, но не подходила.

- Привет, - глупо произнесла я.

Тень качнулась и просочилась в землю. Я вздрогнула и замерла, даже противный дождь отошёл на второй план. Тень вынырнула передо мной и прошла насквозь. Ощущения от столкновения с ней напомнили поцелуй Тадеуса. Во всяком случае, ослабла я ничуть не меньше! Лишаясь сил, упала лицом в землю и больно ударилась обо что-то носом.

Ромб! С вычерченным соколом! И переливается всеми цветами радуги! Сначала я схватила находку и пустилась в глупый пляс, позабыв о встреченной тени. Натанцевавшись, воровато огляделась и вспомнила, как Курт Вольф велел возвращаться.

Я с размаху кинула медальон перед собой и с визгом отскочила. Поскользнулась, вновь упала, теперь в лужу, и выронила ромб.

На месте круглого медальона зияла раскрытая клыкастая пасть. Я подхватила ромб и на четвереньках подползла к краю. Брезгливо передёрнула плечами и поморщилась. Внутри пасти оказалось очень глубокое горло, уходившее так далеко, что терялось в густой тьме. Стенки его покрыты слизью, видимо, слюнями создания. Я сглотнула и ужаснулась. Да, директор сказал, что медальон откроет портал, но он раскрыл пасть!

Прижимая ромб к груди, я встала на край разинутой пасти и зажмурилась, ступила вперёд, готовая быть поглощённой неведомым чудищем.

Вместо того чтобы оказаться съеденной или же разбиться после долгого падения, я зависла и от удивления широко распахнула глаза. Тьма вокруг меня сгустилась в плотное желе, преобразовалась в туман и растаяла, словно пушинку, опуская меня на истоптанный снежок.

Рядом стоял Галлахи Патрик и поправлял круглые очки, сжимая свой ромб.

Часть Вторая - Победа будет за мной. Глава 7 - С Новый годом!



Часть вторая. Победа будет за мной

Глава седьмая. С Новым годом!

Студентик шагнул ко мне. Он полез в карман и протянул носовой платок. Я ухватилась за него, но не особо поняла зачем.

- Кровь, - рассеянно произнёс Патрик и протёр под собственным носом.

Я повторила его движение и с ужасом увидела, как платок окрасился красным. Меня одолело смущение, оно возрастало по мере учащения хлопков старших студентов, поздравляющих четверых победителей отборочного испытания. Как только аплодисменты стихли, Курт Вольф выстрелил в небо, выпуская огненный фейерверк. Уже через минуту местами сгущался неестественный густой туман, а когда он в неизвестном направлении растворялся, на его месте оставались выдохшиеся и расстроенные студенты. Жан понуро опустил голову и запустил руку в чернеющие кудри. Девушки из класса Филина окружили его и пытались утешить. Хотя это больше походило на столпотворение кур в борьбе за свежий хлебушек. Каждая желала урвать кусочек и отогнать соперниц.

- Поздравляю, - ко мне незаметно подошёл Морган. - Предлагаю отпраздновать в «Бурёнке».

- С радостью, - запинаясь, пролепетала я.

Морган подал мне руку, как кавалер подаёт своей даме на балу перед танцем. Я помедлила, не зная, стоит ли хвататься за неё. Вот взять, скажем, Жана за руку даже очень просто. А от мысли, что вот-вот соприкоснусь с Морганом, сердце чечётку отбивает. Я взяла его за руку и поймала лучезарную улыбку. Оглянулась на Жана, окружённого девушками из Филина.

- Что-то не так? - Морган возвратил моё внимание.

- Нет. Просто, - я не нашлась что ответить.

- Тогда идём, - немного резко сказал он, утягивая меня прочь от замка.

В «Бурёнке» я села в подвальном зале, где обычно садилась с Жаном. Трактир уже светился праздничными гирляндами из бумажных листьев и новогодними шариками всех оттенков зелёного и синего. На столики поставили искусственные веточки с нежными и с яркими цветочками. Как и всегда. До весны ещё недели три, а город вовсю празднует Новый год.

Морган встал в очередь на первом этаже и должен был вот-вот вернуться с подносом еды. Пока оглядывала тусклое помещение, подпёртое деревянными балками, с низким потолком, круглыми столиками и картинами на стенах, по лестнице спускался Морган. Сначала я заметила пепельные волосы, а уже затем и самого старшекурсника, довольно несущего поднос. Морган сел напротив, поставил передо мной горшочек с пюре и мясом, отдающим жареным луком. Рядом с горшочком встала низенькая черно-белая чашка с тёмным травяным чаем. Я потянулась к ней и вдохнула терпкий аромат шиповника. Руки вздрогнули, чуть не выпустив чашки. Морган хитро улыбнулся, наблюдая за мной.

- Шиповник? - произнесла я медленно, поднося чашку к губам.

- Не любишь?

- Нет, - запнулась я. - А тебе нравится дикая роза?

Я, наверное, вложила всю свою надежду в этот вопрос. Морган с первого учебного дня не сводит с меня фиалковых глаз. И мне хотелось, чтобы автором любовных писем тоже был именно он. Морган рассеянно улыбнулся и пожал плечами.

- Это вопрос, скорее, к девушке, - сказал старшекурсник. - Я же лучше разбираюсь в оружии, чем в цветочках.

- Не в плавании? - спросил я грустно, убеждаясь, что не Морган автор писем.

Он посмеялся и погрузился в рассказы с непонятными для моего слуха словами, названиями различных видов плавания. Пусть не он сравнивал меня с шиповником, зато именно Морган решил, что уже одно участие в соревновании заслуживает праздника. Он рассказал мне немного о том, как пробовал свои силы Аргус на первом курсе, но провалился и долго по этому поводу сокрушался. Я рассмеялась, представляя разгневанного брата, избивающего неповинное деревце перед школой, и случайно задела чашку. Она перевернулась, разливая чай по столу. Старшекурсник преспокойно выхватил из подставки несколько салфеток и протёр стол.

- Бывает, - улыбнулся Морган и переставил свой стул ближе к моему.

Он слегка наклонился ко мне и поставил локоть на стол, положил подбородок на ладонь.

- Задумалась о чём-то? - почти промурлыкал старшекурсник, наклоняясь ко мне.

«Бам!» - ударился новый поднос о наш стол, и мы одновременно вздрогнули. Жан, не замечая интимности момента, подставил к столику третий стул и зло уселся на него. Он закинул ногу на ногу и обиженно скрестил руки. Широкие брови сдвинуты над переносицей, пухлые губы искривлены не то от злости, не то от отвращения. Даже волосы растрёпаны сильнее обычного!

Морган выпрямился на своём стуле и яростно развернулся к Жану. Старшекурсник пропустил руки через короткие волосы и медленно выдохнул.

- Столиком не ошибся?

- Это же надо было так облапошиться! - будто не услышал его Жан и вскинул руками. - Я медальон едва зарядил, а директор уже выпустил сигнал возвращаться!

- Костроун, - прошипел Морган, тщетно пытаясь обратить на себя внимание моего друга.

- Боги всемогущие! Пусть тени заберут победителей! - сокрушался Жан. - Альва, ты не в курсе, кто, собственно, победил?

- Патрик, - начала я и хихикнула, вслушиваясь в ворчание Жана. Сглотнула, а после добавила, - и я.

- И ты, - кивнул будущий алхимик и удивлённо посмотрел на меня. - И ты?

- Да, - ответила тихо, словно меня обвиняли в разбитой дорогущей вазе.

- Обалдеть! - Жан кисло улыбнулся. - Рад за тебя. Расскажи, где нашла артефакт?

- Жан! - вскрикнул разъярённый Морган. - Ты слепой или деб...

- О, вот вы где! - прервал поток ярости Аргус и подтащил к столику четвёртый стул. - Пропустил отборочные испытания первогодок. Кто участвует?

Морган устало уронил голову на столик и что-то неразборчиво промычал. Жан, только сейчас узнавший имена победителей его же класса, рьяно рассказывал Аргусу о том, как проходило испытание. Мне, почему-то, ситуация показалась смешной.

- А наш класс будет завтра испытание проходить, - заявил Аргус. - Только смысла участвовать я не вижу. Даже если пройду отборочный, в итоге победит Морган. Как всегда.

- Нет, - не поднимая головы со стола, вяло отозвался Морган. - В этом году я участвовать не стану.

- Ты всегда побеждаешь? - спросили Жан и я одновременно.

Тут Морган сел ровно и подозрительно нас оглядел, покачал головой и хмыкнул.

- Три года подряд, - подтвердил он. - Но в этом году я решил не соревноваться.

- Кажется, у меня появился шанс, - хохотнул Аргус, потирая редкие усы.

- А Тиббольт говорит, что, последнее время, Сокол всегда проигрывает, - сказал Жан.

- В основном да, - ответил Аргус. - Но наш поток всегда побеждает. И всё благодаря Келли.

- Моя фамилия, - опередил вопросы Морган.

Мы до позднего вечера просидели в «Бурёнке», но рано или поздно всегда приходится расходиться по домам.

- Давай! - сказал мне Жан.

- Увидимся в понедельник, - тепло добавил Морган.

Я только улыбнулась, в то время как Аргус пожимал им руки. Братик заботливо накинул мне на плечи лёгкий плащ, в котором я вышла с утра, и мы побрели домой. Магические огоньки в частых фонарях ярко освещали путь.

По пути из «Бурёнки» я заметила Роя и Веню. Захотелось поздороваться с ребятами, но оглянувшись на Аргуса, припомнила его странную неприязнь к Рою и промолчала. По пути к дому я всё глядела по сторонам и всматривалась в тёмные лужи, которые ещё утром были снегом.

- Вот так и приходит весна, - сказал Аргус. - Ещё немного и можно попрощаться с тишиной.

Я улыбнулась. Он прав. Вот-вот вернутся родители с Сандрой, и дом перевернётся вверх дном! Уж сестрёнка постарается.

- Признайся, что скучаешь по ней!

- Скучаю, - не раздумывая, подтвердил брат. - Хотя Новый год всё равно жду сильнее.

- Не каникулы? - попыталась я подловить Аргуса, намекая на выходную неделю перед и ещё одну после праздника.

- Тогда уж сам праздник.

Что же касается шума, то я много думала на Сандру, однако громче оказались мы с Аргусом, готовящиеся к школьному состязанию. Так, незаметно пролетели две недели, оставляя одну до весны, и вернулись родители. Отныне мы готовились не только в школе, но и дома, где нами мог руководить папа. Никогда ещё я не видела Бертольда Ванвиссера таким довольным! Сразу два его чада настроены завоевать победу для класса Сокола, в котором когда-то учился и он.

- Альва! - гаркнул на меня папа. - Я тебе как говорил в портал заходить?

- На испытании я заходила именно так! И прошла, - продолжала я настаивать на своём.

- Это тебе не прогулка с подружками. Живо открой глаза!

Он это серьёзно говорит? Как можно сравнить погружение в бездонную пасть теневого монстра с прогулкой?

- Ты прекрасно знаешь, что у меня нет ни одной подруги, - пробубнила я.

- Неважно, - отмахнулся папа. - Лезь в портал.

Зажав кулаки, закрыла глаза, но была остановлена папой. Он всё не унимался и твердил, что я всегда должна смотреть, куда иду. Зачем? То, что портал открылся, я уже увидела. Осталось погрузиться в него и переместиться с заднего двора в дом.

После долгих уговоров я ступила в широкую пасть с открытыми глазами. И что я увидела! Тёмно-красная кожа, покрытая слюнями, промелькнула перед глазами и почернела. Всё исчезло, а я перестала падать и зависла в нигде. Я, правда, уже знала, что нахожусь не нигде, а на первом уровне мира теней. Он завертелся, выплёвывая меня в густой туман. Последний рассеялся, оставив меня на столе.

- С меня хватит! - вскрикнула бабушка. - Вы больше не будете тренироваться дома! Слезай со стола!

Румянец огнём покрыл моё лицо. Я опустила голову и сцепила руки. Бабушка ругалась, обзывалась северянкой и корила папу за то, что проворонил старшую дочь.

- В этой семье надежды остались лишь на Сандру! - взвыла бабушка и театрально плюхнулась в кресло, поднеся руку ко лбу. - Вы меня изжить хотите?

Я не удержалась и хихикнула в кулачок. Папа зашёл в дом и хмыкнул, выслушивая бабушку, пока я слезала со стола и торопливо пряталась в своей комнате. Вскоре ко мне прошмыгнула Сандра. Весёлая сестричка проскакала к моей постели, а её блондинистые кудряшки подскакивали в такт движениям.

- Ты теперь самый настоящий алхимик? - довольно пропищала Сандра.

- Да, - улыбнулась в ответ.

- Я тоже хочу, - сестрёнка надула бледные губки. - Только бабушке не говори.

Сандра взобралась на мою кровать и выпросила показать ей какой-нибудь фокус. Недолго думая, я схватилась за Звезду Тера и расстегнула её.

- Смотри, - шепнула я и сжала амулет.

Треугольник нагрелся и засветился, переливаясь от яркого белого до нежного розового. Сандра радостно захлопала в ладоши и весело пискнула. Звезда Тера продолжала нагреваться, разливая по мне своё тепло приятными покалываниями. Свет её освещал комнату подобно яркой лампе. Я даже зажмурилась и не сразу заметила, как сестрёнка потянулась к амулету, желая потрогать. Она громко вскрикнула и отдёрнула обожжённую руку, а Звезда Тера погасла и похолодела.

- Зачем ты это сделала! - выкрикнула Сандра сквозь слёзы.

Она выбежала из комнаты и громко позвала маму. А через несколько минут оба родителя стояли в моей комнате. Мама очень походила на бабушку, в основном возгласами вроде: «сдалась тебе эта алхимия!», или «да знаю я, что не специально. Просто ты не способна понять всю силу и ответственность, которую сама же на себя и взвалила, Альва! Тебе не место в этой твоей ВША». Я понуро опустила голову и слушала её выпады. Затем мама потребовала Звезду Тера, папа её поддержал. Мама забрала амулет и ушла, кинув напоследок, что в Новогоднюю ночь мне сидеть дома. Папа остался, он несколько раз смерил комнату шагами, а после остановился, и лицо его утеряло грозный вид.

- Альва, - нежно сказал он. - Дома тренироваться больше не будем. Завтра жду тебя у себя на работе.

- Завтра двадцать девятый Вьюговей!

- Да, я не забыл. И да, я завтра работаю.

- Но, папа, дело не в этом! Как же Новый год? Проводить зиму, встретить весну? - настаивала я.

- Ты слышала маму? Для тебя Новый год отменяется, - нахмурился папа.

- А что с состязанием? Оно же только для студентов ВША. Я маму хорошо слышала, она хотела, чтобы я бросила обучение.

- Бросила? Да я уже весь год оплатил! - выпалил папа, смешно пошевелив густыми усами. - Да за такие деньги я с тебя три шкуры сдеру, если бросишь! - он немного помолчал. - Завтра жду на тренировке.

Папа вышел из комнаты, а я осталась одна, нежиться на мягкой постельке и радоваться тому, что продолжу обучение.

Папа мой работает в экспериментальном отделении первой городской клиники. Он трудится над всяческими лечащими приборами, так что Аргус со своей тягой к изобретениям пошёл в него. Отделение находится отнюдь не в здании клиники, а возле городского суда и главного здания Братства Орла. Ни для кого не секрет, что основная часть судейства - алхимики Братства. Папа когда-то давно тоже хотел вступить в их ряды, но его не приняли. Потом Костроун предложил ему выйти вместе с ним и ещё одним алхимиком из Братства на охоту. Папа отказался, а второй алхимик на охоте погиб. Несмотря на это, Костроун посчитал охоту удачной, а в доказательство готов предоставить всем хрупкого внешне белого демона.

Преодолев большую часть Йелана, я оказалась лицом к высокому каменному забору с металлическими воротами. На территорию вошла спокойно, а вот когда открыла дверь экспериментального отделения, то была встречена нахмуренным охранником.

- Вход посторонним лицам воспрещён, - отчеканил он.

- Я к папе на работу.

- Кто?

- Папу зовут Ванвиссер Бертольд, а меня Ванвиссер Альва.

- Проходи. И чтоб без глупостей! Увижу, что слоняешься по коридорам, вышвырну.

Я закатила глаза и шагнула мимо охранника. «Слоняться» в мои планы точно не входило, а вот отправиться вечером на праздник - совсем другое дело.

Преодолев «Г»-образный коридор и винтовую лестницу, я оказалась перед знакомой белой дверью с зарешёченным окошком. За ней папа в конусовидных очках, сужающихся по удалению от глаз, разглядывал какое-то мутное пятнышко, занимающее тарелку на его рабочем столе. Я молча подошла к папе и с трудом удержала смех. Папа сгорбился над своим столом, в правой его руке оказались длинные изогнутые тупые ножницы. Ими папа поддел пятнышко и перевернул его.

- Что за блинчик? - подала я голос.

Папа подскочил и посмотрел на меня через свои очки. Он сдвинул их и уместил на голове, словно рожки.

- Уже пришла? Хорошо. Посиди пока тихо, я скоро закончу.

Папа не обманул. Спустя полчаса мы разбирали быстрые и относительно лёгкие способы подпитки медальонов природной Силой. Чуть позже папа вновь отвлёкся на свою работу, а мне вручил книгу с описанием двух первых уровней мира теней. Скука та ещё!

- Альва, - позвал меня папа.

Я уже обрадовалась, что можно отложить книгу в сторонку и вернуться к практике. В конце концов, учебная литература никогда не входила в число моих интересов, но выражение папиного лица являло нечто угнетённое и загруженное.

- Милая, - продолжил папа. - Мы продолжим завтра, а сегодня иди-ка домой и продолжай читать.

- Хорошо.

Я закинула книгу в сумку и покинула экспериментальное отделение, но пошла отнюдь не домой. Город сиял праздником, такое пропускать нельзя!

На главной площади города выросли палатки пастельных тонов. В одних продавались сладости, в других весенние венки и ободки, украшенные нежными лентами и прочие праздничные радости. На собранной к празднику сцене плясали и пели музыканты. Люди со всех концов Йелана собирались на первый весенний праздник года - Новый год. Сегодня все мы простимся с зимой и по традиции поблагодарим уходящий год за всё, что в нём было. Ещё, конечно, многие пойдут к храмам и там запишут на бумажках, вырезанных в форме листа, свои желания, а после развесят их на деревьях, чтобы непременно сбылось в новом году.

Я металась между сценой, палатками и желанием спуститься в подвальную часть «Бурёнки», вдруг там Жан? Тогда можно будет скинуть на него тяжесть выбора. Он и сам всегда прекрасно придумывает, чем заняться на праздник. Я покрутилась по площади, да и побежала в любимый трактир. Жана там не оказалось, зато по пути встретился Морган. Он приветливо мне заулыбался и поманил к себе.

Старшекурсник стоял в компании своих друзей, вероятно, одноклассников, но брата среди них не было. Скорее всего, именно это позволило Моргану своевольно притянуть меня к себе, уместив ладонь на моей талии. Он представил мне своих друзей, но я не запомнила имён, приятно удивлённая близостью Моргана. Кто-то из его друзей пошутил: «новый год - новая девушка». Келли шикнул на друга, но вскоре и сам рассмеялся.

- Мы идём к нему домой, потому как его предки свалили, - шепнул мне Морган и указал пальцем на компанию из троих парней. - Там ещё народ соберётся. Обещают веселье, но с тобой, Альва, уверен будет ещё веселее. Пойдёшь с нами?

- Разумеется! Только ненадолго, а то меня родители потеряют.

- Как пожелаешь. На пару часиков?

Я согласилась, а Морган довольно улыбнулся, его ладонь сползла пониже талии.

Мы дождались ещё одного друга Моргана и всей толпой направились к одному из многих украшенных к празднику домов. Этот из белого кирпича, с покатыми крышами. На подходе к главному входу просыпался после зимы садик из низеньких цветочков и кустарников. Внутри дома уже горел свет, и разливалась быстрая музыка и громкие голоса. Вскоре подтянулось ещё несколько компаний из юношей и девушек, кто-то пришёл уже навеселе, другие, как и я, пришли трезвыми.

Ни с кем не знакомая, я скромно заняла мягкое старенькое кресло в углу столовой. А это явно была столовая, только длинный стол оттеснили к стене, расчистив место для танцев. К потолку прилепили ленточки с искусственными цветочками и листиками. В центр стола с праздничными яствами и напитками встал громоздкий фонограф.

В очередной подошедшей компании я заметила Патрика в бессменных, круглых очках. Как же тесен Йелан! Если хорошенько оглядеться, всегда найдёшь хоть одно знакомое лицо.

Морган застрял возле стола, никак не решаясь остановить выбор на чём-то одном. Подле него уже стояли два наполненных до краёв бокала. Я долго наблюдала за тем, как юноша старательно раскладывает по небольшой квадратной тарелке как можно больше сладостей и кубиков сыра. Он неловко поставил тарелку на согнутую руку, а в обе кисти взял по бокалу.

- Ваш глинтвейн, милая леди, - протянул он мне один из бокалов и поставил тарелку на подлокотник кресла. - За Новый год!

Я улыбнулась и чокнулась с Морганом, севшим на другой подлокотник и теперь возвышающимся надо мной. Глотнула пряную жидкость, обжёгшую гортань. Я ахнула и широко раскрыла рот, а Морган рассмеялся и схватил кубик сыра. Он положил его в мой распахнутый рот.

- Зажуй, - ласково предложил Морган и взял ещё один кусочек сыра, для себя.

Я послушно зажевала сыр и глянула в свой бокал. Глинтвейн пах корицей, виноградом и апельсином, но я и подумать не могла, что он на вине, а не соке! Морган ещё немного отпил из своего бокала и подбодрил меня продолжать пить. Я неуверенно покосилась на старшекурсника, но тот спокойно пил свой глинтвейн и иногда заедал его сыром либо крошечными, круглыми печеньками.

- С Новым годом, - подняла я бокал расхрабрившись.

В самом деле, не маленькая уже! К тому же Аргуса здесь нет, следить за мной некому.

Когда заиграла медленная мелодия, Морган потянул меня в центр комнаты. Он обнимал меня и держался ближе необходимого, но танцу это не помешало. От алкоголя мне стало жарко, и немного кружилась голова. Потому я двигалась медленнее музыки, но Моргана это не смутило, юноша быстро подстроился под мой темп, замедляя и без того неторопливые шажки. Когда мелодия закончилась, наше кресло уже заняли, а меня мутило всё больше. Я быстренько заняла ещё свободное местечко на широком кресле и почти не удивилась тому, что напротив сидел ошеломлённый Жан с какой-то девушкой на коленях.

- Альва? - первым подал голос он. - Тебя же под арест посадили!

- Только тс-с, - я приложила палец к губам. - Родители не должны узнать, где я.

Глаза Жана распахнулись шире, но ко мне быстро подошёл Морган и схватил за руку. Он увёл меня от дивана, на разбросанные по полу возле стены подушки. Я села на одну из них и часто обмахивалась ладошкой. Неужели в помещении так душно?

- Слишком много людей, - словно прочитал мои мысли Морган. - Идём наверх. Там можно открыть окно, чтобы никого не застудить.

Я согласно закивала, а кто-то произнёс очередной тост и пожелал всем успехов в достижении поставленных целей. Морган высказался, что грех не осушить по бокалу за такое торжественное пожелание. И вот в моих руках золотистое искрящееся вино. Морган пригубил свой бокал почти не наклоняя. Он нежно смотрел на меня и торопил пить. Я послушно глотнула шипящую жидкость, алкогольные огоньки разбежались по всему телу. Старшекурсник же ухватился за донышко моего бокала, приподнимая его и не позволяя мне оставить хотя бы каплю напитка.

- Теперь идём, - промурлыкал Морган.

Он подхватил меня под локоть и придерживал на вдруг закачавшейся лестнице. Весь дом ходил ходуном, а музыка била по ушам! Морган что-то нежно мурлыкал мне на ухо и помогал подняться. На втором этаже мы заняли какую-то комнату, скорее всего, гостевую. Она казалась не обжитой, но мне было плевать. Морган быстро подошёл к окну и повернул защёлки внизу, поднимая стекло и впуская ночной воздух. Я всё это время опиралась на косяк двери, боясь шагнуть и упасть прямо на пол.

- Альва, тебе не хорошо? - заботливо поинтересовался Морган. - Думаю, ты должна прилечь. Согласна?

Я неопределённо промычала, не в состоянии ответить внятно. Юноша повёл меня к широкой кровати и уложил на спину. Он склонился надо мной, жадно разглядывая фиалковыми глазами. Я улыбнулась и коснулась подушечками пальцев его щеки, заплетающимся языком прошептала, что глаза его красивые. Морган ответил, что я тоже ничего, но лучше закрыть дверь.

Пока старшекурсник поднялся на ноги и направился к распахнутой двери, я наблюдала за ним, а в глазах то и дело темнело, по телу расползалась сонная тяжесть. Я плохо видела другого юношу, мелькнувшего в коридоре, почти не слышала, как ругался с ним Морган, а когда старшекурсник покачнулся от глухого удара, увидела это сквозь опускающиеся ресницы.

Часть II. Глава 8 - Угощение для демона



Начиная с этой главы и далее публикация в открытом доступе до 5 ноября.

Приятного чтения!

Меня разбудил холод, мурашками разбежавшийся по рукам и ногам. В распахнутое окно задувал ветер. Я неуклюже развалилась поверх заправленной постели и сжалась, подтягивая колени к животу. В комнате было темно и холодно, дверь закрыта. Я села на краю постели, а в животе словно маленький вулкан возник, грозящий в любую минуту начать извержение. Во рту пересохло, но я не торопилась вставать. Для начала предстояло выяснить, где я нахожусь?

Комната казалась отдалённо знакомой.

Пошатнувшись, ступила на густой ворс ковра, застилающего пол. Внутренний вулкан вновь напомнил о себе, всё тело содрогнулось. Неуверенной походкой я направилась к двери, в коридор, спустилась по лестнице и уселась на последней ступеньке. Из столовой доносилась тихая музыка и какой-то шелест. Я вспомнила, что пошла с Морганом к его другу. Но куда же делся Морган? Голова гудела, живот урчал, горло горело. И мне не очень-то хотелось направляться на поиски исчезнувшего старшекурсника.

- Мне надо домой, - прохрипела я, подтягиваясь за перила лестницы и поднимаясь на ноги.

На улице мне стало легче дышать. Порадовалась, но не долго, потому как вспыхнул внутренний вулкан, и меня согнуло пополам прямо на дороге. К счастью ночная улица пуста, иначе я б никогда в жизни такого позора не пережила!

Домой добралась с трудом. Я намеревалась незаметно пробраться к себе в комнату и лечь спать. Вопреки планам на моей кровати сидела мама, скрестив руки и сведя тонкие брови над переносицей.

- Где ты пропадала? - прикрикнула она прежде, чем ощутила алкогольный шлейф, тянущийся за мной.

А после мама вовсе перестала сдерживаться. Она шумно ругала меня, и могла бы разбудить всю семью, но резко остановилась, пообещав, что до окончания каникул, я на улицу не выйду. И так и было, а бабушка вновь взвыла уже через день, когда поняла, что домашние тренировки вернулись.

В первый после новогодних каникул день я к собственному удивлению заметила, что преподаватель по концентрации и поиску природной Силы поставил меня в паре с Патриком. Та же ситуация была и на физкультуре, когда мы играли в вышибалы. И даже Джонатан Эклунд повторил за своими предшественниками.

- Сегодня будем проводить эксперимент. Тем, кто справится раньше остальных, на экзамене, возможно, удастся избежать дополнительных вопросов, - начал химик. Он рассказал о том, что от нас требуется, а затем произнёс фамилии студентов и сказал, кому за какую парту идти. - Вависсер и Галлахи за третью.

- Но! - вырвалось у меня.

- Потом будете благодарить меня, - произнёс Джонатан.

Крепко сжав губы, я прошла за третью парту. Патрик сел рядом и поправил круглые очки. Он предложил мне делать записи и следить за огоньком в горелке. Сам студентик умело смешивал ингредиенты и переливал их в массивную колбу, установленную над работающей горелкой. Цвет жидкости быстро менялся, а я с трудом успевала записывать увиденные оттенки. Пока я убавляла огонь, Патрик орудовал пестиком, разминая в кашицу какую-то зелень.

- Снимай, - скомандовал Патрик, когда цвет жидкости в колбе побелел.

- Он не должен стать прозрачным?

- Нет, - уверенно произнёс Галлахи.

- Давай ещё подождём, - настаивала я.

- Но если передержим, то может ничего не получиться.

Я перевела взгляд с белой закипающей жидкости на кашицу в деревянной ступке. Учебниками нам пользоваться запретили, приходилось проводить эксперимент по памяти. И сколько бы раз Галлахи не сказал, что жидкость должна оставаться белой, я считала, что ей необходимо стать прозрачной. Мы начали спорить, перестав следить за горелкой.

- И всё же, почему ты так уверен? - начала было я.

- Стой! - Патрик потянулся к опасно забурлившей жидкости.

Он выключил горелку, когда взбурлившая жидкость теряла свой цвет. Галлахи схватил со стола щипцы и зажал их на горлышке колбы, приподнимая.

«Бах!» - громыхнуло за нашими спинами.

Щипцы выскользнули из рук студентика, выпустив колбу. Та разбилась, а пол зашипел и задымился. И через секунду сработал защитный механизм, обдав всех водой. Студенты сорвались со своих мест и с шутливыми воплями: «пожар!», радостно повалили из подвала.

- Всем оставаться на своих местах! Ничего не горит! - безуспешно прикрикнул Джонатан Эклунд.

- Что это было? - спросила я Жана, когда мы добрались до лестницы.

- Понятия не имею, - зло ответил он. - Жидкость ведь должна быть прозрачной! Я и дождался, а она как рванёт!

- Так это ты устроил?

- Говорил же. Жидкость должна быть белой, - вмешался в наш разговор Патрик и поправил очки.

Я поджала губы, понимая, что и сама чуть не устроила такой же взрыв.

- А где Звезда Тера? - заметил Жан.

Набрав в грудь побольше воздуха, развела руками. Друг сощурился, пришлось рассказывать про обожжённую руку Сандры. Патрик тоже послушал мой рассказ, так как старался от меня не отходить, полагая, что и на следующем занятии нас поставят в пару. Я же считала это полной глупостью! Ну, зачем, скажите мне на милость, разделять студентов по парам на иностранном языке?

- Альва и Патрик, вас я прошу сесть вместе, - звонко попросила преподаватель ла антиквы.

Галлахи устало вздохнул и сел за первую попавшуюся парту, я на негнущихся ногах проследовала за ним. Всё занятие сверлила Ванессу Ортиз - учительницу - злобным взглядом. Однако женщина не обращала на меня никакого внимания.

После ла антиквы впервые за день я вздохнула свободно и направилась в школьную столовую. Как и всегда, множество студентов сновали вокруг с подносами в руках. К еде не протолкнуться! Я взяла потёртый поднос и пристроилась в конец галдящей очереди.

- Альва! Иди сюда, поделимся! - звучно позвал Аргус из-за столика.

Я осмотрела количество нетронутой еды, стоящей перед братом и Морганом, и вернула пустой поднос на место. Морган с Аргусом сидели за столиком вдвоём, да ещё и напротив друг друга. Получалось так, что рядом с каждым свободно два места по обе стороны от друзей. Я хотела сесть возле Моргана, даже придумала, как объяснить своё поведение, если понадобится, но села рядом с братом. Келли поинтересовался успехами подготовки. Я понудила про Галлахи и ведущих себя как под копирку преподавателях, а Морган резко передёрнул плечами при моём рассказе. Брат успокоил, что так всегда делают, ведь нам предстоит научиться работать вместе, чтобы принести победу своему классу. Потом Аргус извинился и сообщил, что ему пора идти в клуб. Взгляд Моргана вмиг превратился из скучающего в заигрывающий и пленительный.

- У меня тоже клубные занятия сегодня. Хочешь посмотреть?

«Хочу!» - чуть не сорвалось с губ.

- Не могу.

- Всё ещё под домашним арестом, - скорее утвердил, чем спросил Морган с толикой отвращения.

- Уже нет, но папа гоняет каждый день! Он вообразил себя тренером года.

- О. Это важно, да, - сказал Морган и лукаво улыбнулся. - И семнадцатого гонять будет?

- Нет, конечно. У Аргуса же день рождения.

- И у меня, - как бы невзначай, добавил Морган. - Приглашаю, раз ты у нас вновь обрела свободу.

Я глупо заулыбалась, тщетно стараясь скрыть свою радость от старшекурсника. С новогодней ночи мы с ним ни разу не виделись. Морган встревожено поинтересовался у меня, как я тогда добралась до дома. Он наклонился ко мне через стол и понизил голос. Я удивилась такой его реакции, но учитывая, что он тогда пропал и оставил меня совсем одну, решила, что не зря тревожился. Постаралась успокоить Келли и уместила свой ответ в одно слово: «хорошо». Он успокоился и извинился, что совсем не следил за временем, а моё наказание продлили из-за этого до конца каникул.

Спустя неделю я жалела о решении поучаствовать в ежегодном школьном соревновании. Все мышцы болели. В лёгких катастрофически не хватало кислорода на полный вдох, всегда хотелось спать, а во что превратились мои нежные пальчики! Я так радовалась глине, приятно успокаивающей опухшие руки, что на керамике просто опускала кисти в тазик с мягкой прохладной глиной да так и сидела, пока не заметил Рой.

- С такими пальцами у тебя ничего путного не получится, - заключил глава клуба. - Можешь не ходить, пока опухлость не сойдёт.

Я даже не думала ему противоречить. От ежедневного черчения простых печатей и подпитки медальона, руки болели и отказывались работать. Даже пишущее перо держать больно! Папа смилостивился и поговорил с мамой, а она возвратила мне Звезду Тера. Опухоль спала, но на керамику я не вернулась. Мне достаточно ежедневной подготовки к состязанию под руководством папы! Да ещё и жуткие тексты по ла антикве. Мы каждый день проходим древний нелюдский язык, и каждый день надо дома что-то переводить. Мне и по другим предметам домашнего задания хватает!

- Строчишь? - поинтересовался Жан, забираясь в окно.

- Как переводится «Эн ля унуа нивело нениу вивой»?

- На первом уровне никто не живёт, - вздохнул мой друг и сел на уголок стола.

- Ага, - я записала сказанное. - А дальше...

- На втором встретишь лишь тень. На третьем услышишь голоса. На четвёртом уровне столкнёшься с питомцами. На пятом с собой, - перебил меня Жан, диктуя заданный по ла антикве текст.

- Интересно, - хмыкнула я. - Там десять уровней, но ниже пятого никто не спускается.

- Я их понимаю. Двойник охраняет спуск, и он совсем не добрый!

- Жаль, я бы с собой пообщалась. Вон в Филине есть девчонки, а в нашем только я, - я подняла глаза от заляпанного чернилами листа на Жана. - Ты для чего пришёл?

- Давно не общались. И отец уехал, а белый демон больше не засыпает. Он всё сильнее. Отец говорит, что демон взрослеет, потому его Сила продолжает расти вместе с ним.

- И что Тадеус делает?

- Буянит.

- Хочу посмотреть!

Жан хмыкнул и покрутил пальцем у виска. Я улыбнулась, и друг сдался. Мы выбрались в окно и спустились по сетке, стараясь не задевать распустившийся плющ. По пути Костроун несколько раз назвал меня дурочкой. Он удручённо вздыхал, а я обещала, что лишь спущусь в подвал, а от клетки буду держаться на расстоянии.

- Знаешь, - признался Жан. - Я нашёл один способ освободить демона из плена.

- Какой?

- Убить хозяев, - тихо сказал друг.

Я пожалела, что спросила, но он сам поднял эту тему.

- А способ избавиться от договора ты не находил?

- Умереть? - вопросительно протянул Жан.

- Не смешно! Я ничего не нашла.

- Ты и не искала! - упрекнул он.

Щёки разгорелись. Жан заметил и недовольно промычал. Я пожала плечами, но Костроун вдруг сорвался на крик, обвиняя в безответственности. Я хотела сказать, что впереди ещё четыре года, Жан поправил: «три с половиной», а голос его при этом звучал угрожающе. Я бы отмахнулась, но позволить ему так просто признать меня ещё и беспечной! Нет.

Мы зашли в дом Костроунов. Жан привычно поставил чайник на плиту. Я зашла в светлую кухню и прислушалась к подвальной двери, за ней тихо.

- Буянит, говоришь? - недоверчиво спросила друга.

- В основном.

- Тогда я спущусь.

Жан тихо перечислил всех богов и у каждого попросил мозгов для подруги, но останавливать меня не стал. Только твёрдо заявил, что спускаться не намерен, и если со мной что-нибудь случиться, он с себя всю ответственность снимает! Пришла моя очередь хмыкнуть и демонстративно пожать плечами. А ступая за потрескавшуюся дверь, я не удержалась и показала Жану язык.

Внизу меня встретила тишина. В подвале относительно темно, но разглядеть помещение можно, спасибо оконцу под потолком. Тадеус лежал на полу, глаза его закрыты. Я подошла к клетке и чуть наклонилась вперёд, вглядываясь в демона. Если его больше не усыпляют, то он заснул сам? Нужно ли демонам спать? Я постучала костяшками по решётке. Звук вышел глухой. Тадеус не шелохнулся. Оглянувшись, убедилась, что Жан не передумал и спускаться не станет. Так что некому ругать меня за мою глупость. Я ступила в клетку и подошла к белому демону. Опустилась на колени и села рядом с ним. В голове промелькнула безумная мысль разбудить Тадеуса, но при последней встрече он пообещал не самые приятные вещи, и я решила только посмотреть на него. Белые ресницы демона слиплись и вымокли. Полосы слёз блестели на его щеках. Прежде чем поняла, что делаю, я уже стирала новую слезинку, сбегающую по лицу белого демона. Зря. Ему понадобился всего миг, чтобы открыть глаза, увидеть меня, схватить за руку и уронить спиной на холодный пол, прижимая к нему своим телом.

Острые ногти впились в моё плечо и в запястье. Я ойкнула и зажмурилась от резкой неожиданной боли и почувствовала, как Тадеус меня отпустил. Когда я открыла глаза, он сидел рядом, скрестив ноги. Белый демон опёрся локтями о колени и сплёл длинные пальцы, уложив на них подбородок.

- Уходи, - велел он.

Я поднялась на ноги, но не спешила покинуть клетку. Он же плакал! Просто так не плачут. Переминаясь с ноги на ногу, рассматривала белоголового юношу, невероятно бледного и спокойного. Тадеус встал и усмехнулся.

- Ходить разучилась? - насмешливо спросил белый демон. - Позволь подсобить.

Тадеус положил ладони на мои плечи и рывком поднял меня, развернул лицом к выходу из клетки.

- Вон туда, - шепнул он и подтолкнул меня к проёму.

Я пошатнулась и упала не ступив и шага.

- Ты безнадёжна. Совершенно никакого толку!

- А какой нужен? - обиженно отозвалась я.

- Хм-м, - протянул Тадеус. - Могла бы еды для меня захватить.

- С чего вдруг мне тебя подкармливать? Ты меня задушить хотел.

- Захотел бы, задушил.

Ответ показался мне толковым и логичным. Тадеус - белый демон из мира теней, хоть и пленён алхимиком.

- А почему не хочешь?

- А что ты мне сделала?

- Кто-то обещал при первой же возможности убить всех алхимиков Йелана, - протянула я скептически.

- Кто-то обещал меня освободить, - подражая моему тону, сказал Тадеус.

- Кто-то ещё думает.

- Кто-то скоро умрёт от голода, и думать будет не о чем.

- Ладно, - сдалась я. - Скоро вернусь.

Жан встретил мою просьбу грубым отказом. Я умоляла как могла, в глубине души понимая, что попытки тщетны.

- Нет! - в который раз повторил он.

- Но я не умею готовить, - заныла я и ласково взглянула на друга.

- Не разжалобишь! Он демон, я не стану ему готовить!

- Тадеус хороший демон.

Жан поперхнулся и разразился громкими ругательствами, по пути поминая богов и все десять уровней мира теней. Мне пришлось выслушать целую тираду о своём благоразумии, а точнее о его отсутствии. После Костроун поднялся в свою комнату и громко хлопнул дверью, показывая своё несогласие. Я осталась на кухне и разглядывала чистые кастрюльки, составленные одна в другую. Рядом с ними на специальной подставке стояли крышки и тарелки. По стене, на крючках, висели сковородки. Я взяла самую маленькую и поставила её на огонь. В сковородку разбила два яйца и присыпала солью. Если Жан отказывается мне помогать - сделаю всё сама!

- Думает, я и яичницы сама не приготовлю! Я ему ещё покажу! - шипела я, глядя на твердеющий белок.

Когда запахло жареным, попыталась подковырнуть яичницу лопаткой, но та, казалось, намертво прилипла к сковороде. Пришло хорошенько потрясти. Яйца упали на тарелку. Чёрная корочка не выглядела съедобной. Я побоялась нести готовку Тадеусу, вспомнив как легко его разозлить. Яичницу пришлось выбросить. Я крутилась по кухне и открывала все шкафчики. Как в доме может не быть готовой еды? Да кто эти Костроуны такие и чем они питаются?

Перерыв большую часть кухни я наткнулась на мешок с помидорами, уголок сыра и две черствые булочки.

Тадеус внимательно осмотрел принесённые яства. Я зажмурилась, когда он взял в руки булочку, и приготовилась выслушать волну ругательств. Однако демон жадно захрустел булкой и схватил кусок сыра. Тадеус ел быстро, жадно, смачно. Томатный сок стекал по его губам и подбородку. Демон давился, но продолжал жевать.

- Я принесу попить! - второпях воскликнула я, боясь, что он поперхнётся и задохнётся.

Тадеус не обратил на меня внимания, продолжая вгрызаться в высохшую булку и жуя новый помидор. Когда я спустилась с графином компота и чашкой, беловолосый юноша не дал мне возможности налить ему. Он также жадно, будто боялся, что сейчас проснётся, и вся еда окажется ненастоящей, схватил графин и начал пить из него. Часть компота вылилась на обнажённую грудь и впалый живот, впиталась в серые мешковатые штаны Тадеуса.

Съев, принесённую мной еду, и напившись Тадеус тяжело задышал, но уголки его губ подёрнулись в довольной улыбке. Демон прикрыл глаза. Я старалась сидеть неподвижно и тихо. Пусть отдыхает. Его явно не кормят каждый день. И как я могла прекратить обращать внимание на жуткие условия, в которых он оказался! Нет ничего удивительного в том, что Тадеус так обозлился на алхимиков. Костроун старший невероятно жесток!

- Ещё есть? - с надеждой в голосе спросил Тадеус.

«Да он бы и мою жуткую яичницу съел!» - подумалось мне.

- Нет. Пока больше ничего нет. Я скоро приду к тебе и обязательно что-нибудь принесу, - заверила демона. Мне хотелось обнять его и утешить, как ребёнка. - Только ты должен мне кое-что пообещать.

- Что ты хочешь? - насупился Тадеус, в его голосе проскользнули стальные нотки.

- Чтобы ты, когда я тебя освобожу, не пытался мстить, - а я вновь решила найти способ вытащить пленённого демона. - С тобой поступили плохо, - поспешила добавить я, - но ты не обязан становиться плохим!

- Тогда принесёшь мне еды? - недоверчиво спросил Тадеус.

Я поспешно закивала и приблизилась к нему. Тадеус поёрзал и хмыкнул. Он растерянно согласился и очень тихо добавил, что я всё равно не верну ему свободы. Он мне не верит! Нисколечко не верит! Я с трудом поборола желание обнять худосочного юношу и погладить по сальным волосам, обещая найти выход. Вместо этого попрощалась с Тадеусом и пообещала вернуться скорее.

Что-то не позволило мне рассказать Жану о желании освободить Тадеуса. Я впервые не хотела посвящать его в свои планы, боясь, что друг не поймёт и не сможет поверить в то, что именно этот путь правильный. Он поддерживал своего отца и боялся Тадеуса, Жану с первых моих слов не понравилась затея с освобождением белого демона, и я с невообразимой тяжестью в груди ощущала, что придётся действовать одной, никому не доверившись, и не с кем не советуясь.

У себя дома я взглянула на книгу про первые уровни мира теней и от нечего делать решила её дочитать. Тем более, что папа уже вручил мне следующую часть, описывающую уровни с третьего по пятый. Читать не хотелось, но я убеждала себя, что всё касающееся мира теней также касается Тадеуса. И чтобы ему помочь, я обязана узнать о нём и его родном мире как можно больше!

Папа зашёл в комнату, когда я развалилась на постели и болтала ногами, дочитывая первую книгу. Бертольд Ванвиссер довольно приосанился, не каждый день он застаёт старшую дочь за учёбой!

- Я подумал, что ты заслужила несколько выходных, - сказал он, привлекая моё внимание. - И ещё ты заслужила немного карманных денег, Альва. Только не забудь и для брата купить что-нибудь!

Я отбросила книгу и кинулась к папе, ловя его в объятиях и чмокая в подставленную щеку. И Аргусу подарок куплю, и Моргану!

- Спасибо, папочка, - благодарила искренне. - Как думаешь, что хочет юноша на день рождения?

- Думаю, он хочет новый паяльник.

- Ну, это Аргус. А что, если юноша не интересуется изобретениями?

- Ну, тогда нужно узнавать, чем он интересуется, - хохотнул папа. - Но тебе-то это ни к чему!

- Очень даже к чему, - протянула я. - Спасибо ещё раз. Я побегу!

Глаза папы вдруг округлились. Казалось, он начал понимать, что я задумала подарок не для Аргуса, но сказать мне ничего не успел. Я уже забрала свои честно отработанные учёбой кроны и выбежала из дома.

Морган интересуется плаванием, а чем ещё? Я всё раздумывала о том, как мало знаю про Келли и бродила по разным магазинчикам. Денег у меня не много, а следует прикупить два подарка! И выходит, что на себя почти ничего не останется. По наставлению папы я всё же заглянула в одну специфическую лавочку и купила для брата новенький паяльник. На него ушла треть денег. Может и на себя останется? Я приободрилась. Вот только спустя лишь несколько секунд мои глазам предстала так и манящая коробочка с шоколадными мишками и пряничными человечками. Они пахли сладостью, счастьем, весной! И стоила такая коробочка ничуть не меньше, но и не больше оставшейся у меня суммы!

Я с трудом сдерживала желание попробовать подарок. Убеждала себя, что Морган джентльмен и обязательно со мной поделится. Ему понравится подарок. Кому могут не понравиться сладости?

Дома обернула паяльник для Аргуса в цветную бумагу и принялась за коробку со сладостями. Мишек и человечков было так много, что Морган вряд ли заметит отсутствие парочки! Я вскрыла упаковку и достала шоколадку с пряником, отложила их на тумбочку, а остальных запаковала в яркую шуршащую бумагу и перевязала подарочной лентой. Попросила служанку принести мне чая и приготовилась насладиться сладким. Однако, стоило мне поднести мишку ко рту, как я вспомнила Тадеуса. Он, конечно, не наестся шоколадкой да пряником, но и не откажется. Я вздохнула и положила мишку обратно на тумбу. Это угощение не для меня.

Часть II. Глава 9 - Состязание начинается



Сандра скакала по дому с такой светлой и невинной улыбкой, будто день рождения наступал у неё, а не у Аргуса. Мама наказала прислуге готовить праздничный обед, благо не ужин. Хоть у сына и праздник, а родители куда-то вечером собирались и встречу свою отменить никак не могли. Всё указывало на то, что Тер любит меня! И я искренне полюбила бога любви, повлиявшего на нить моей судьбы так, чтобы сегодня вечером я встретилась с любимым!

Я вручила братику паяльник в первой половине дня и с трудом досидела до окончания семейного обеда. Бабушка подалась в воспоминания и голопопом годовалом Аргусе, всё это казалось забавным, пока она не вспомнила про голопопую меня и про то, как братец, будучи ещё и сам малышом, ревновал родителей ко мне. Бабушка безмятежно в сотый раз рассказывала о том, как Аргус уносил меня на чердак, кидал в меня деревянными кубиками и забывал на прогулке.

Когда Аргус сказал, что у него есть некая задумка с его сушителем, а потому он не сможет прийти к Моргану и попросил меня передать тому поздравления, я просто возликовала! С нежностью и трепетом я поглаживала Звезду Тера, привычно сидящую на бархотке. Вечер вырисовывался в моём сознании поистине сказочным и романтичным. Разумеется, какая-то далёкая часть меня понимала, что я и Морган не останемся наедине. Отсутствие Аргуса, увы, не приравнивается к отсутствию остальных гостей. И сколько их будет? Я не знала. От волнения приоделась возможно слишком шикарно! Вышла я в чёрных лодочках без каблука, пышной юбке до колен, в серой блузе и сетчатых перчатках без пальцев. Зачем-то нацепила на руки объёмные браслеты и несколько разноцветных колец.

Морган родом не из Йелана и живёт в общежитии. Он сказал мне, что могут возникнуть трудности на проходной, а потому мы договорились встретиться у ворот школьного замка. Я бежала изо всех сил, бережно прижимая к груди подарок, боясь опоздать на встречу. Старшекурсник сидел на заборе и жевал ириски. Я вновь возликовала: Моргану нравятся сладости!

- Я уж думал, ты не придёшь, - сказал блондин, окидывая меня ласковым фиалковым взглядом. - Аргус подойдёт позже?

- Братик не придёт вовсе. Просил извиниться и поздравить с праздничком!

- Надо же, - выдохнул Морган заметно приободрившись. - Как жаль, что Аргус занят. Это подготовка к состязанию или новое изобретение поглотило его?..

Морган беспрепятственно провёл меня в общежитие. Я представляла грязное неубранное пространство с тараканами и пауками, с двумя или даже четырьмя кроватями на комнату. Потому стало страшно, когда мы попали в серый и безликий коридор, подтверждающий мои опасения. Такими же тёмными показались и лестницы, но комнаты оказались совсем не такими! Вернее, одна из них, как минимум. Две кровати, но один рабочий стол и шкаф до потолка - вот стандартный набор мебели для комнат общежития. Сосед у Моргана был, но сейчас отсутствовал. Изнутри комнаты на двери висел аляповатый плакат с циркачкой, задравшей одну ногу к потолку и вертящей на ней разноцветные обручи. На улыбчивой артистке подозрительно мало одежды, но это не мешает рисованной красавице гордо выпячивать все имеющиеся округлости. Кровать Моргана аккуратно заправлена, но поверх покрывала разбросаны учебники и исписанные листы.

- Садись куда-нибудь, - предложил старшекурсник, поспешно сгрёбший бумаги в одну кучку. - Я должен встретить некоторых ребят и скоро вернусь.

Я скованно присела на край его кровати. Подарок Морган разместил на столе, даже не распаковывая и не глядя, что же его ожидает. Старшекурсник покинул комнату на довольно продолжительное время. Я озиралась по сторонам и бродила по маленькой комнатке, не находя себе места. Становилось скучно, очень. Несколько раз поверхностно осмотрев комнату я пришла к решению осмотреть вещи Моргана под более пристальным углом.

Я опустилась на четвереньки перед кроватью юноши, вспоминая: где тайники в комнате брата. Один такой есть под матрасом! Я запустила руку под кровать Моргана и пошарила ей, надеясь наткнуться на что-либо прилепленное к низу постели. Там ничего не оказалось, тогда я стала рыскать между бортиками и матрасом. Забралась на кровать и опустила кисти рук в небольшое пространство между кроватью и стеной. Пройдя так до середины постели, вдруг поняла, что сдвинуть руки ещё хотя бы на миллиметр мне не суждено. Они попросту застряли! Я трясла руками, но всё, чего получалось добиться: перестук браслетов друг о друга. И в любой момент мог вернуться Морган, а с ним и другие ребята. Руки, тем не менее, высвобождаться не желали! Я подтянула колени под себя и в очередной раз рванула застрявшие запястья. Вместе с долгожданной свободой меня откинуло с кровати на пол, а один из браслетов закатился под кровать. Выругавшись, поползла за ним в место, где никогда не подметали! Я с трудом дотянулась до цветного браслета, а рядом с ним заметила и небольшую книжечку, оказавшуюся ежедневником. Однако вместо обычного списка дел, которые записывают обычно, я нашла страницу, подписанную под названием: «Победы». Меня озадачили и ввели в некий ступор женские имена, какие-то зачёркнутые, какие-то обведённые в овальчики. Помимо имён на странице больше ничего не было. И в конце списка значилось «Альва». Моё имя пока ещё не зачёркнуто и не обведено. На следующих страницах я прочла заметки по женским именам. Страница (посвящённая мне) практически пуста, есть лишь несколько пометок говорящих о моей любви к керамике и вышивке, со вторым он, конечно, поспешил. Дописано также, что я сестра Аргуса и учусь во ВША. Отдельно приписано, что не умею плавать. Я с интересом перечитывала заметки о себе, совершенно не понимая: для чего они Моргану?

Вовремя услышав шаги, я бросила находку обратно под кровать, на которую уселась. Когда дверь открылась и впустила Моргана, подпихнула ежедневник ногой и заулыбалась, силясь справиться со сбившимся от неожиданности дыханием.

Морган осмотрел меня с ног до головы, при этом лицо его выражало полнейшее изумление. Я же, в свою очередь, заметила, что старшекурсник возвратился в одиночестве.

- Что с тобой случилось? - спросил он поражённо. - Ты же вся в пыли!

Я присвистнула и осмотрела испачканную одежду. Взгляд зацепился за покрасневшую после долгой борьбы с непослушным браслетом руку. Браслета на ней не было.

- Потеряла браслет, - я потрясла запястьем перед глазами. - Уронила и пыталась найти, но он далеко укатился. Видимо. А где другие гости? - я постаралась придать голосу как можно больше невинности.

- Не смогли прийти, в основном. Один подойдёт чуть позже. Помочь достать браслет? Куда закатился?

- Да не надо, - нервно произнесла я и хихикнула. - Сам как-нибудь потом найдётся.

Я встала с кровати и поспешила отряхнуться. Неловко-то как! Хвала богам, Морган не знает, что я нашла вместо браслета!

Морган хмурился и искоса наблюдал за мной. Я всё обдумывала смысл находки, но ни к какому конкретному выводу прийти не смогла. Заметки обо мне не покидали головы, даже не всегда слышала, что Морган мне говорит. Я извинялась и краснела. Разговор не ладился. И когда дошёл один единственный оставшийся гость, праздник не удался вовсе. Морган обсуждал с другом из клуба по плаванию какие-то соревнования, никак не связанные с ежегодным школьным состязанием, а я сидела на краю кровати и теребила оставшиеся браслеты и кольца.

И чем я сумела понравиться Моргану? Я же совсем не из его круга! Ни слова не понимаю из того, о чём он говорит со своим другом, да и понимать не хочу. Плавание - это не моё! Может для того ему и необходим ежедневник? Он записывает туда всё, что как-то связано со мной, чтобы найти общий язык? Какой Морган всё-таки замечательный! И как жалко, что с прошлыми девушками у него так и не сложилось. Там такой длинный список, что я удивлена. Надо бы тоже что-нибудь подмечать из того, что ему нравится, чтобы наладить общение!

Я совсем ушла в собственные мысли и даже не заметила, как Морган подсел ко мне и приобнял.

- Спасибо за подарок, - нежно прошептал старшекурсник и чмокнул меня в висок. - Ты тоже угощайся.

Я встрепенулась и огляделась. Друг Моргана сидел за столом и ел пряник. В упаковке вряд ли осталась хотя бы четверть сладостей. А дома меня ждёт ещё один мишка и человечек. Нет, не меня! Те угощения для демона. Приободрённая ласковым взглядом фиалковых глаз я подошла ко столу и схватила шоколадку.

А два часа спустя в одиночестве брела домой, злая как тридцать семь теней! Надо же было так громко веселиться, чтоб не заметить коменданта, в негодовании распахнувшего дверь и узревшего девушку на территории мужского общежития! С каким позором меня выгнали на улицу! И Морган не мог вступиться за меня, потому как все мы понимали, что правилами такое запрещено. Обидно, правда, что Келли даже не попытался меня защитить, а лишь пожал плечами и отвёл взгляд. И теперь я совсем одна, хорошо хоть по вечерам тепло.

Новый учебный день ничем от остальных не отличался, разве что в моём шкафчике меня дожидалось новое послание на белоснежной сложенной вчетверо бумаге. Я переложила его в сумку и твёрдо решила прочесть на первой же перемене!

- Отец опять уехал, - шепнул мне Жан на той самой перемене. - Хочешь зайти?

- А бывают дни, чтобы он никуда не уезжал?

- Да, - друг пожал плечами. - Так ты придёшь?

- Сегодня у меня керамика, - с плохо скрываемым раздражением сказала я, мысленно протягивая руки к любовному письму.

- После зайди, - непробиваемый Жан.

- После надо делать домашнее задание!

- Вместе и сделаем. Чего ты такая нервная с утра пораньше?

- Ничего я не нервная, - пробубнила в ответ.

- Всем сесть! - в пятый кабинет зашёл Тиббольт.

Классный руководитель привычно проковылял к своему столу и опустился на стул. Он с грохотом выложил перед собой какую-то книгу и сплюнул на пальцы. Потёр руки друг о друга и начал шумно листать. Большая часть класса подалась вперёд в надежде рассмотреть книгу. Мы ждали, затаив дыхание, ведь с Тиббольтом лучше вести себя тише мыши, а иначе можно запросто получить двойку! Да и он просто противный человек, а с другой стороны Тиббольт единственный не заставляет меня сидеть в паре с Патриком.

- К доске пойдёт Ванвиссер, - прокряхтел учитель, не отрываясь от своей книги.

Я послушно поднялась и нехотя направилась к доске. Тиббольт плешивой головы не поднимал, да и я свою опустила, разглядывая письмена с завитушками, явно написанными от руки. Книга оказалась на ла антикве, и я с трудом понимала о чём в ней говорится. Да и учитель вдруг закашлялся и, вспомнив обо мне, продиктовал математическую задачу. Я вяло чиркала мелом по доске и поглядывала на ребят в поисках поддержки. С математикой у меня дружбы как-то не заладилось. В тоже время мне ужасненько хотелось заглянуть в книгу Тиббольта. Я то и дело оборачивалась через плечо и вглядывалась в замысловатые вычурные письмена, но разобрала лишь самую малость, виднеющуюся из-за ненавистной головы. И этой малости мне хватило с лихвой! Книга-то оказалась о демонах!

- Она. Мне. Нужна, - напористо сказала я Жану в очередной раз.

- А мне. Нужно. На крокет, - подражая мне произнёс друг. - Так что давай ты украдёшь свою книгу сама и без моей помощи. И вообще, иди-ка ты на свою керамику!

- Смерти моей хочешь? - прошипела я, не желая расставаться с пришедшей в голову идеей.

- Ой, прямо ты из-за книжечки умрёшь!

- Да! И виноват будешь ты, мой лучший друг, отказавшийся помочь своей подруге достать возможно единственный способ избавиться от договора с демоном, - припечатала я.

Жан выразительно закряхтел и раскашлялся. Он глубоко вдохнул и встряхнул кудрявой головой.

- Отлично. Я посторожу в коридоре, а ты сама будешь рыться в тиббольтовых вещах.

Так и поступили. Жан остался в коридоре и воровато озирался по сторонам, а я вернулась в покинутый всеми кабинет и на носочках прокралась к учительскому столу. Стол осматривала крайне внимательно, заглядывала под каждую бумажечку, будто толстенная книга могла под подобной укрыться! Повыдвигала все ящички и перекопала содержимое каждого. Книги не нашла.

- Идёт! - в дверном проёме показалась голова Жана.

Я со скрежетом задвинула ящики и выбежала к другу. Он вопросительно глянул на меня, но мне оставалось лишь развести руками и обречённо опустить голову. Пора отправляться на керамику и под неустанным руководством Роя лепить очередную зверушку. Остаток дня обещал пройти угрюмо, но Рой старательно меня хвалил и даже одобрительно похлопал по плечу, оставив на рукаве блузы белесый след от глины. После я опрокинула на юбку таз с глиняной водой и совсем поникла. Возвращаться домой мне предстояло грязной и мокрой.

Угрюмая, злая, но с самодельным колокольчиком в виде перевёрнутого цветочка в руках я спускалась по винтовой лесенке, а рядом шёл Рой. Он всё твердил, что расстраиваться глупо и у всех бывают несчастливые дни. Но я - не все! Может для него и нормально с головы до ног в глине перемазаться, а я девушка. Как может девушка допустить подобный вид, когда мне через полгорода переть надо?

В коридоре Рой со мной попрощался и ещё раз дружески похлопал по плечу. Вообще, с тех пор, как я назвала его своим другом, похлопывания и начались, и участились одновременно! Улыбнувшись главе клуба, я понуро опустила взгляд на мокрую, липнущую к ногам юбку и пошлёпала на выход. Голова трещала, и единственный выход хоть как-то себе помочь я увидела в распущенных волосах. Пусть и не подобает взрослой девушке из богатой семьи ходить с распущенными волосами, особенно когда они торчат во все стороны как у меня, но голове должно полегчать. Так я потянула сеточки и вытащила шпильки, глубоко засевшие в локоны. Каштановый водопад беспорядочно рассыпался по плечам и спине. Хоть спрячусь за ними, чтоб никто не узнал! Сейчас я в распущенных волосах замечала лишь один минус, они закрыли от меня боковое зрение, и из-за этого я столкнулась с Куртом Вольфом - директором высшей школы алхимии.

- Надо смотреть, куда направляетесь, юная леди, - нарочито строго проговорил мужчина и оттряхнул расшитый золотой нитью кафтан от возможной глиняной пыли, которой я была покрыта с головы до пят.

- Простите, - шепнула я, предусмотрительно глядя в пол.

Курт Вольф прошествовал мимо меня и поздоровался прямо за моей спиной с моим классным руководителем! Я вмиг позабыла обо всех своих неудачах, а перед внутренним взором возникла КНИГА. Отойдя немного в сторонку и приникнув к стене, я обернулась и пронаблюдала за преподавателями. Они о чём-то тихо разговаривали. Тиббольт с трудом держал в руках ту самую книгу и в тоже время опирался на свою кривую трость. Видно, что старичку так стоять не хотелось, но отпускать что-либо он не желал. В тоже время и его разговор с директором обещал затянуться. «Хоть бы не ушли!» - мысленно повторяла я, словно заклинание. И ведь не ушли! Директор всё говорил и говорил, как я поняла (подобравшись поближе), о скором начале состязания, а Тиббольт что-то бурчал в ответ да кивал или раздражённо передёргивал плечами. Поняв, что от директора так просто не отвязаться, учитель наконец решился и водрузил свою ношу на невысокую колонну-подставку под горшок с папоротником. Я пригнулась и подкралась к мужчинам, практически села на пол за колонной и иногда поглядывала на говорящих.

- О, друг мой! - неожиданно весело сказал директор и рассмеялся.

Он ухватился за плечо Тиббольта, и противный старикашка поддержал директора клекочущим смехом. Они встали спиной к колонне с цветком. Сейчас или никогда! Я ухватила тяжёлую книгу и впихнула её в сумку. Звезда Тера конечно на здоровье, а не удачу, но я поглаживала амулет и надеялась остаться незамеченной. Так и было! Сначала я почти ползла, затем быстро шла и, в конце концов, побежала с самой высокой скоростью, на которую оказалась способна.

Заполучив желанную книгу, я постаралась как можно дальше отбросить все мысли о том, что меня могут поймать и о проблемах, могущих в связи с этим возникнуть. Главное, что книга о демонах теперь моя. И раз уж её было так просто умыкнуть из-под носа ненавистного Тиббольта, значит, не так сильно она ему и нужна!

Я бегом добралась домой и сильно запыхалась. Не здороваясь ни с кем из семейства, забежала в свою комнату, чтобы переодеться, захватить угощение и всё также бегом отправиться в гости к Костроуну. Мама не успела окликнуть меня и поругать, а я лишь перед входной дверью друга поняла, что волосы всё ещё беспорядочно обрамляют мою фигурку.

Жан открыл мне дверь и сразу выказал своё удивление необычному виду. Нет, он меня с распущенными волосами видел, но всегда в моей комнате.

- Уже и переоделась? - отметил друг также и мой наряд.

Я явилась к нему в чёрной блузе с белым жабо и клетчатой, красной юбкой с завышенной талией. Жан отошёл в сторонку, впуская меня.

- Ты, конечно, сразу хочешь в подвал? - с некой издёвкой произнёс он.

- Нет, - пролепетала я и улыбнулась так ласково как смогла. - Сначала хочу кое-что тебе показать.

Я закинула сумку на мягкий пуфик и осторожно расстегнула ремешки-застёжки. Достала широкую книгу и показала её Жану, но, когда друг шагнул ко мне и протянул руки, взять не дала. Жан обиженно пробурчал под нос и потрепал меня по макушке.

- Молодец, - весело сказал он. - Теперь ты выживешь, но тебя исключат.

- Ничего не исключат! Никто меня не видел! - обиделась я и запихнула книгу обратно, а сумку повесила через плечо. - Вот теперь я хочу в подвал.

На этот раз Жан спустился со мной. Подозреваю, сделал он это лишь для того, чтобы удостовериться: книга не попадёт в руки к Тадеусу. Я книгу белому демону показывать и не собиралась. Это Жана обрадовало. А вот печенье с шоколадкой - обидели. Как это так я демону принесла, а ему нет? Ответить мне на это было нечего, лишь похлопать ресничками и улыбнуться до боли в скулах. Я совсем не говорила с демоном, потому как не знала о чём с ним говорить под пристальным наблюдением лучшего друга. Да и демон не любитель поболтать. Он с радостью принял и мишку, и человечка. Схомячил их ежесекундно и ожидающе подошёл ко входу в свою тюрьму. Чёрные зрачки, так сильно контрастирующие с почти белой радужной оболочкой, жадно буравили мою сумку.

- Больше ничего нет, - извиняющимся тоном сказала я и попрощалась с Тадеусом.

Я безнадёжно вздохнула и покинула подвал. Мне показалось, Тадеус ещё немного похудел. Хотя, куда больше? Наверху Жан приготовил чай и нарезал бутербродов для совместной работы над домашним заданием.

- Дай взглянуть, - в очередной раз попросил Жан. - Ты всё равно на ла антикве ничего не понимаешь.

- Вот и повод изучить язык, - деловито сообщила я. - Не дам. Ты же не хочешь стать соучастником и тоже оказаться исключённым?

- Это ещё доказать надо!

- Я подтвержу твою причастность, - язвительно пролепетала я и подсела к Жану. - Не сомневайся.

- Меня отец убьёт! - не на шутку испугался он. - Ты со мной так не поступишь. Я вот тебя всегда защищал!

- Вот и я тебя защищаю. Пока лишь я читаю и знаю, что в этой книге, ты не причём.

Жан почесал в затылке и недовольно клацнул языком.

- Опять решила освободить демона, - буркнул друг. - В этом я участвовать точно не собираюсь.

- Тогда и читать тебе не обязательно, - я вздохнула и решила пожалеть Жана. - Не собираюсь я Тадеуса освобождать. Только книгу тебе всё равно не дам. Веришь?

- Что книгу не дашь? - он усмехнулся. - Да верю я тебе, Альва. С пелёнок вместе, как-никак. Ты к состязанию готова? Оно уже скоро начинается.

Я хихикнула и спрятала лицо за учебником по геометрии и арифметике. Жан понял меня без слов. Да разве можно быть готовой к школьному состязанию, даже если готовиться к нему чуть ли не каждый день, а само состязание начинается меньше чем через неделю? Нет, нет и ещё раз нет!

После долгого писания рука обещала отвалиться, а безымянный палец ныл особенно сильно, но я не жалела о прожитом дне. И Тадеуса порадовала, и такую книгу отхватила! И даже Жана убедила, что всё хорошо. Но хоть с утра меня ждал новый учебный день, половину ночи я листала в своей комнате украденную книгу, да с трудом читала незнакомые слова и разглядывала зарисовки алхимических печатей. Столько времени прошло со знакомства с Тадеусом, а я впервые чего-то добилась и наконец уверилась - я смогу ему помочь.

А ещё через несколько дней состязание началось! Длиться оно обещало четыре дня, так как не честно ставить четырёхгодку против первогодки. И между собой соревновались лишь параллельные классы. Начали с первого учебного года. Так Патрик, я и ещё две девушки из класса Филина стояли в ряд на сцене актового зала, а перед нами расхаживал директор и, магическим способом усилив голос, объяснял первое задание.

Часть II. Глава 10 - Три задания и бонус



Для начала Курт Вольф довольно поверхностно напомнил нам о существовании «заброшенного» сада неподалёку от школы и намекнул, что отправиться следует прямиком к развалинам. Затем успокоил тем, что среди развалин мы побегаем лишь вечером, а сейчас нам предстоит показать себя (перед всей школой и некоторыми пришедшими родителями) непосредственно в актовом зале. Когда директор расхаживал по сцене и объяснял, что мы должны разбиться на пары, соответственно я с Патриком, а девчонки против нас, и совместно сварить зелья, названия которых постепенно высветятся на стенде за нашими спинами, я осознала - это самое скучное состязание в мире! Старшекурсники выкатили на сцену два стола со всевозможными пробирками, жидкостями и не только. Патрик чертыхнулся, прекрасно представляя: какой из меня напарник и осознавая вес ответственности, упавший на его чуть покатые плечи.

Вот у старшекурсников задания поинтересней будут! Я уже знаю, их сразу выкинут на улицу и заставят прыгать по порталам, призывать духов-помощников и сражаться друг с другом при помощи всяческих печатей и заклинаний! Скорей бы доучиться курса до третьего и вновь записаться в участники соревнования!

- Альва, - позвал меня Патрик. - Вставай к ингредиентам, будешь подавать.

- А варить?

- Я позабочусь об этом.

И сказал он это так ласково и заботливо, будто не Жан, а я устроила взрыв на уроке химии!

Одно за другим на стенде само по себе появлялось название зелья. Патрик толкал смеси в ступке, резал, следил за огнём, размешивал и переливал из колбы в колбу. Он быстро говорил названия веществ, которые мне необходимо ему подавать. Я злилась на себя и раздражалась, вполне уместно ощущая себя прислугой, в то время как девочки из Филина разделили обязанности поровну и обе трудились над варкой зелий. Выбрав такую тактику они быстрее нас справились с заданием, а класс Филина получил первый плюсик.

- Это только первое задание, - сказал Галлахи утешительно и поправил круглые очки. - Не расстраивайся, Альва.

Второе задание ждать себя не заставило и показалось мне чуточку интереснее. Курт Вольф дал каждому из нас по заряженному медальону и сказал:

- Я всё ещё помню, что вы пока изучаете лишь азы алхимии, но поверьте, что со следующим заданием справиться сможете, - директор сделал паузу. - В этом задании каждый из вас будет сам за себя, - Курт Вольф вновь замолчал, а вокруг каждого из нас выросли прозрачные стены, отрезая нас друг от друга. - Изгоните тень!

Лишь директор произнёс команду, как в прозрачных кубах, в которых оказался каждый из четвёрки, из пола выплыло по тёмному сгустку. Я сжала полученный медальон и огляделась по сторонам. Одна из девушек вытянула руку с медальоном по направлению к тени и вдруг беззвучно заоткрывала рот, вторая закрыла глаза и тоже беззвучно шевелила губами. Я взглянула на Патрика и поняла, что не они молча и глупо раскрывают да закрывают рты, а магические, прозрачные стены не пропускают посторонних звуков внутрь куба.

Моя тень покачивалась из стороны в сторону и наблюдала за мной, но не приближалась. Медальон окатывал ладонь теплом, Звезда Тера вторила ему, согревая шею. Я прикрыла глаза, но не закрыла, не выпуская качающуюся тень из поля зрения. Если директор сказал, что мы справимся, значит справимся. Учили же нас на занятиях по концентрации и поиску природной Силы накапливать и выпускать эту самую Силу из специально подготовленных медальонов. Когда мы искали ромбы с изображением птицы класса, то достаточно было представить ромб, а Сила в медальоне сама тянулась к нему. И теперь, я уверовала, что мне достаточно лишь представить, как тень, а она начала плавное раскачивающееся движение ко мне, исчезнет. Я старательно представляла, как уничтожу её.

- Не надо, - просипела тень и остановилась.

- Что?

- Не убивай. Молю.

Я опустила руку с медальоном, ошарашено уставилась на тёмный сгусток, зависший в шаге от меня. Тень наклонила непроницаемый овал головы и протянула ко мне костлявые руки с неестественно длинными пальцами. За тенью послышался треск, будто кто-то разбил зеркало.

- Сгинь! - громко и твёрдо скомандовал директор.

Лицо закололо от песчинок, брошенных в тень и прошедших сквозь неё. Тьма растворилась, а Курт Вольф подбежал ко мне и тряхнул за плечи.

- Ты в порядке?

Я выронила медальон и огляделась. Прозрачные стены исчезли, а все школьники и учителя с интересом смотрели на меня. Жан торопливо карабкался на сцену и бежал ко мне. Он, не обращая ни на кого внимания, перехватил меня из рук директора и крепко обнял.

- Прошу всех на перерыв, - директор развернулся к собравшимся. - К третьему заданию приступим через полчаса. Здесь же, в актовом зале.

- Ты что творишь? - сказал пришедший в себя Жан. - Тень надо было изгнать, а не целовать.

- Но она просила не убивать её, - шепнула я.

- Тени не умеют говорить, - произнёс друг наставительно. - Они вообще никаких звуков не издают.

- Но та говорила, - мне не хотелось сдаваться.

- Тебе показалось, - виновато вклинился в наш разговор Патрик. - Думаю, это из-за паров от зелий. Альва, тебе бы на улицу выйти. У нас полчаса перерыва всё-таки, довольно долго.

Мальчишки повели меня на улицу, а я плотно сжала зубы. Не могло это быть от каких-то там паров! Тень вполне ясно говорила со мной и просила не убивать её.

На улице я уселась на забор, а Жан и Патрик что-то обсуждали, но меня их разговор не заинтересовал. Солнце припекало, иногда прячась за проплывающими облаками. Внизу даже намёка на ветер не наблюдалось. В воздухе витал запах полевых цветов, а вокруг сновали школьники и их родственники. Образ тени, просящей не убивать её, не оставлял меня.

- Альва, - окликнул Патрик. - Возвращаемся.

На выставленном постаменте красовался ромб с аббревиатурой школы. И я сразу вспомнила отборочное испытание.

- Заряда ваших медальонов достаточно для открытия одного портала, - возвестил директор. - Вы знаете куда отправляться, и что от вас требуется. И помните, что ромба всего два: один с Филином, а другой с Соколом. Отправляйтесь!

Так получилось, что мы одновременно швырнули четыре медальона на пол, все они угодили между сценой и первым рядом скамеек. Мы даже прыгнули в разверзнувшиеся пасти одновременно, и каждый зацепил рукой за край своего портала, сжимая пальцы на пустоте и уверенно ожидая появления в кулаке цепочки.

Я очутилась в уже знакомых развалинах, а в руке на цепочке покачивался медальон. От него исходил холодок. Сначала зарядить, потом на поиски. Вокруг меня повис плотный туман. Как и в прошлый раз, сад отличился погодой от царствующей за его пределами. За низкими грозовыми тучами скрылось и яркое солнце, и всякий намёк на жаркий безветренный день. В саду всё иначе. Холодные резкие порывы ветра пытались сбить с ног, мокрая вязкая земля приклеилась к обуви и замедляла ходьбу. Туман загадочным образом скрывал мёртвые чёрные деревья, лишь иногда давая пленённым полутьмой глазам заметить очередную скрюченную ветку, тянущуюся ко мне.

Развалины были знакомы, именно здесь я в прошлый раз наткнулась на ромб, но вот растительность оказалась для меня совершенно новой. Кирпичная стена за спиной придавала смутное ощущение некой защищённости. Я щурилась, тщетно вглядываясь в плотный туман. Прислушивалась к приближающемуся треску, пока не поняла, что это начинался дождь. Он заморосил совсем рядом, но, когда ледяные капли достигли меня, безобидный дождик перерос в сильнейший ливень. Новый поток ветра ударил меня в бок и сбил с ног.

Я повалилась, перевернулась и на собственное удивление покатилась в довольно глубокий овраг. С этим садом определённо что-то не так! Колени и локти саднило, а я ползала на карачках и рыскала в промокшей земле, потому как в руке осталась цепочка, но не медальон. Спустя некоторое время я уселась на холодную землю и, закрыв глаза, перебирала овальные звенья цепочки. От неё в подушечки пальцев отдавало приятным холодком, в то время как Звезда Тера согревала мне шею. Неужели не только медальоны особенные, но и их цепочки? Такая мысль меня изрядно повеселила, а потому я решилась выбраться наверх, цепляясь за узловатые корни деревьев, не тратя времени на поиски утраченного медальона. Ноги скользили, руки горели, школьная юбка за что-то зацепилась и треснула по шву, оголив левую ногу. Я ругнулась, но выкарабкалась из оврага и вернулась в развалины. Вот это видок! Хорошо, меня никто не видит, но когда вернусь...

Грязные волосы выбились из-под сеточек и облепили шею и плечи. Вымокшая блуза из бежевой окрасилась в коричневый, юбка покрылась тёмными пятнами и разорвалась до самого корсета. И только он один родимый остался цел и всё также неудобно впивался косточками в мою талию. Я даже туфельку умудрилась потерять! Очевидно в овраге, но спускаться за обувью желания не имела. Покряхтев от огорчения, я сбросила и вторую туфлю. Ноги в тонких некогда белых чулочках погрузились в холодную жижу, а я отметила, что это приятно и удобно.

Накрутила цепочку от потерянного медальона на руку и выставила её вперёд, растопырив пальцы. Глаза закрыла и прислушалась. Удивительно! Моя теория оказалась верна, и в висках запульсировало, а руку пробила лёгкая дрожь, указывая направление к месту Силы. Возможно, конечно, это Звезда Тера повела меня, а не какая-то цепочка, но проверять новую догадку времени нет. Если не поспешу сейчас, Патрик обгонит меня и первый завладеет ромбом.

И в тот же миг пульсация усилилась, направляя меня к единственному живому деревцу. Тонкий молодой дуб не выше меня взрастил один единственный лист, к нему-то меня и потянуло. Я жадно протянула руку с цепочкой к нежному листику и старательно вбирала его энергию. Звезда Тера коротко вспыхнула и затихла. Зашипела цепочка, и я отпрыгнула от деревца, потрясая рукой. Я закричала и упала на землю, старательно замазывала горящую руку мокрой землёй вперемешку с зелёной тиной, пока не додумалась сорвать раскрасневшуюся цепочку. На руке расцвёл кровавый след, я плотно сжала зубы и застонала. Амулет здоровья обдал волной успокаивающего тепла, и ранки затянулись, оставляя лишь белые полосы, как после ногтей. Вскоре сошли и они, а я в очередной раз мысленно поблагодарила братика за подарок.

- Так, природная Сила есть, - произнесла я. - Остался ромб.

Я вспомнила, как выглядел ромб на постаменте в актовом зале, но это немного не то. Мне нужен с вычерченным соколом. На нём я и сосредоточилась, пока в ушах не затрещало. И всё-таки меня направляла Звезда Тера, ведь поблескивающую цепочку я так и не подобрала.

Звезда Тера безошибочно вела меня среди зигзаговидных останков стен. Ветер прекратился, будто его никогда и не было, исчез туман, расступились тучи, но дождь не прекратился. Да, под палящим солнцем с безоблачного неба на меня обрушился целый град дождевых капель. Происходящее злило, а усиливающийся с каждым шагом треск в ушах заставлял возненавидеть всех и вся! Но я продолжала идти, прислушиваясь к своему амулету. Ромб совсем близко! Но где же он, ненаглядный?

«Нашла!» - чуть не крикнула я, разглядев переливающийся всеми цветами радуги ромб в руках Патрика.

- Нет! - в крик вложила всю свою обиду и злость. - Его я нашла!

Галлахи вздрогнул от неожиданности, но быстро собрался и поправил круглые очки. Он осмотрел меня с ног до головы, особенно долго взгляд его застрял на ногах. Особенно на левой, так вульгарно торчащей между лоскутов юбки и открывающей взору не только белый чулок на подвязке, но и телесного оттенка коротенькие панталоны. Патрик громко вдохнул через рот и ещё раз поправил свои очки, прошёлся дрожащей пятернёй по волосам.

- Прости, - до него всё же дошло, что в такие моменты следует смутиться и оторвать столь жадный взгляд, да посмотреть ещё куда-нибудь.

Патрик решил, что лучше всего просто взглянуть повыше, но и здесь его глаза зацепились, лишь только под самой грудью окончился корсет, а всё ещё не высохшая блузка выдала пунцовому юноше очертания бюстье, надетого под неё. После того, как и я поняла, куда столько продолжительно смотрит Галлахи, цвет моего лица также изменился, а по щекам разлился такой жар, что солнце позавидует.

Патрик пришёл в себя первым. Он резко вскинул руку, и его медальон со звоном врезался в землю, раскрывая пасть теневого монстра. Галлахи шагнул внутрь, оставляя меня одну.

Незадолго после в небе загорелся выпущенный директором сигнал, призывающий возвратиться в актовый зал. Но как? Медальон потерян. Осознав своё положение, я удивила себя безудержным смехом. По щекам покатились слёзы, всё тело трясло, а я хохотала так громко, что спугнула незамеченных ранее птиц. Стайка стремилась убраться подальше от чокнутой девчонки, потревожившей их отдых. Чокнутая - она же я, отсмеялась и добралась до кирпичного угла, села между прохладных стен и уставилась на кусок чудом сохранившегося потолка. Я подобрала под себя перепачканные ноги, обняла себя и задумалась: как же выбираться?

Стоило лишь на секунду задремать, как по макушке прилетело кусочком отвалившейся штукатурки. Я громко взвизгнула и подскочила с насиженного места.

- Вот она! - услышала секундой позже.

И ко мне подскочил директор вместе с химиком. Джонатан Эклунд стянул с себя чёрный камзол и укутал в него меня.

- Почему ты не вернулась? - ласково спросил учитель.

Я взглянула на него и поджала губы, понимая, что ещё мгновенье и рискую расплакаться. Но разве можно унижаться до такого перед учителями?

- Ответь же, - не менее ласково попросил Курт Вольф.

- Я медальон потеряла, - шепнула еле слышно.

Эклунд наклонился к моему лицу, чтобы расслышать, и успокаивающе погладил по спине.

- Ничего, - он продолжал гладить.

И слёзы закрыли от меня двух мужчин, а вместе с ними и сад. Я нагло уткнулась носом в грудь химика и громко разревелась. Он потом ещё долго утешал меня, сначала в саду, а потом, когда директор раскрыл портал и все мы шагнули внутрь, продолжал утешать в директорском кабинете. Меня усадили в мягкое кресло и вручили широкую чашку со сладким крепким чаем. Камзол химика всё ещё отяжелял мои плечи, а Джонатан сидел на стуле рядом и всё говорил, говорил... Какой же он порой бывает нудный!

- Я вызвонил её родителей. Обещали скоро забрать, - сказал директор. - Последи за юной Ванвиссер до их прихода.

И смылся. Только дверь и хлопнула, а вслед за ней послышались быстрые удаляющиеся шаги. Лицо Эклунда вытянулось, учитель явно не ожидал от Курта Вольфа подобной подставы. Я хмыкнула и пригубила остывший чай. Вкусный, ромашковый, только с мёдом переборщили. Как два истукана мы с учителем глазели друг на друга, пока я не решилась спросить о победителе.

- Элизабет Дюпон из класса Филина, - с неприязнью ответил химик.

Я попыталась вспомнить: которой из двух соперниц принадлежит это имя, но думы мои вскоре прервал стук в дверь, уверенные постукивания невысоких каблуков и бабушкин голос.

- Альва Северина Октавия Ванвиссер, как смеешь ты в столь неподобающем виде оставаться наедине с мужчиной? Ужас, ужас, ужас!

Я непроизвольно вжалась в кресло. Только бабушка способна с такой укоризной произнести моё полное имя. Да и вообще, сколько себя помню, полное имя я слышала лишь пару раз за всю свою жизнь, и каждый раз бабушка меня за что-то ругала. На счастье, на выручку пришёл Джонатан Эклунд. Он грациозно поклонился бабушке, поцеловал одно из колец, украшавших скукоженную руку, и довольно искренне извинился за мой внешний вид. Бабушка прямо так и расцвела. Она одарила мужчину благосклонной улыбкой и не отказалась от предложенного чая. Я же всё сильнее вжималась в кресло, дивясь химику. Он так ловко и скоро нашёл подход к бабушке, что впору подозревать его в умении читать мысли! Ну, или в безукоризненном знании абсолютно всех правил этикета и хорошего тона, таких ценных в высших кругах.

Бабушка успокоилась и с притворным ужасом выслушала рассказ учителя о моей пропаже в саде. И о ступоре перед тенью, на глазах у всей школы. Я-то видела, ей интересно и хочется побольше подробностей. Да, такого в газетах не пишут, и хвала богам, иначе б меня давно вышвырнули из дома. Однако истеричные размахивания руками и задыхающиеся вздохи при виде меня уже без учительского кафтана выглядели реалистично. Бабушка упала в кресло, с которого я едва успела встать. Она затуманенным взглядом блуждала по выпачканной одежде. Лицо бабушки покрылось пятнами ярости, а мне захотелось спрятаться за спиной химика, лишь бы вновь не услышать полное своё имя.

- Альва! - прикрикнула бабушка, оценивая мой внешний вид. - Кто этот ужасный человек? Как зовут директора сей несносной школы? Он обязан был сообщить о тяжести твоего положения! Как, Джонатан, по-вашему, мне вести свою внучку по улице в неглиже?

- Я думаю, что ваша внучка может остаться в моём кафтане, а вернуть его позже, - быстро и сбивчиво проговорил Эклунд и попытался закутать меня обратно в свой кафтан.

- Я всё ещё не слышала имени директора! - властно прикрикнула бабушка на химика. - Я буду писать жалобу!

- Его имя Курт Вольф, - с улыбкой до ушей химик сдал директора бабушке.

Затем он схватил меня за плечи, ещё раз поправил громоздкий кафтан и настойчиво подвёл меня к двери. Даже открыл её и поклонился, выпроваживая и меня, и бабушку.

Она кипела всю дорогу до дома. Я же сидела в паровой телеге и думала над тем, что мне впервые довелось отправляться домой не пешком. Дома бабушка со входа позвала служанку и наказала бедняжке выстирать и зашить мою одежду. Меня погнала в ванную. Служанка помогла мне раздеться и набрала душистой воды. Она с ужасом осматривала мою юбку и блузку.

- Госпожа, я к завтра никак не успею управиться.

- Ну и ладно, - я пожала плечами, не особо волнуясь по этому поводу.

- В чём же вы пойдёте? - бедняжка так тряслась, будто за полотенцем или под самой ванной скрывается бабушка, готовая в любой момент выпрыгнуть и отчитать за каждую провинность.

Я закусила губу и полезла в горячую воду. В чём пойду в том и пойду. Вспоминая школьного завхоза, я сильно сомневалась, что удастся выпросить новую форму. Потому, силясь хотя бы сделать вид, что мне нет дела до пощипывания от соприкосновения ранок с горячей водой, я спросила служанку:

- Сколько времени у тебя уйдёт?

- Дня два. Не более трёх!

Я натянуто улыбнулась. К пощипываниям добавилась ноющая боль, чуть ли не во всём теле. Завтра пойду в школу в обычной одежде, а после выходных школьная форма будет готова.

После ванны я переоделась в ночную пижаму и отправилась в свою комнату, отказавшись от ужина. Заснуть, мне, правда, всё равно не дали. Слишком уж настойчиво Жан стучался в закрытое окно. Пришлось подниматься и открывать, чтобы друг сумел влезть. Он мигом забросал меня вопросами, а после во всех подробностях рассказал о пропущенной мною части состязания. И каким бы интересным и насыщенным нам ни казался день, разговаривали мы шёпотом, боясь привлечь внимание бабушки или ещё кого из моей семьи.

- Зато демон опять затих, - неожиданно для меня сказал Жан, удобно расположившись в моей постели.

- А почему?

- Отец что-то с ним сделал. Понятия не имею, что это было, но демон лежит ничком и ни на что не реагирует.

- Ты к нему подходил? - это меня удивило.

- Нет, - отмахнулся Жан. - Хотя я спустился в подвал и позвал демона. Он даже не чихнул в ответ. Лучше скажи, не зря книгу стащила?

Я сглотнула и посмотрела на выдвижной ящик своего стола, куда упрятала книгу. Признаться честно, после той ночи я её читать не пробовала, но Жану сказала, что пока не очень понимаю описанного. Дать почитать вновь отказалась, улыбалась и ресничками хлопала как умела, но Жан, кажется, всё-таки обиделся.

- Давай, - пробубнил друг, перебравшись через подоконник и глядя, как я закрываю за ним окно.

У меня наконец выдалась возможность лечь под одеяло и заснуть, но вместо этого я полезла к рабочему столу и со скрежетом выдвинула ящик. Книга, занявшая его половину, была вынута мной и уложена на столе. Я зажгла настольный светильник и раскрыла книгу на случайной странице, сразу же напоровшись на подробную зарисовку какой-то печати с семи конечной звездой, окружённой непонятными письменами. Просидев над книгой около часа, я разобралась, что каждый из концов звезды символизирует день недели и покровителя этого дня. Перелистав пару страниц, нашла и подробные записи, и расшифровки дней. Мне понадобилось открыть и уложить рядом с книгой школьный словарь-переводчик с ла антиквы, но и с ним не всё становилось понятным. Смогла разобрать только то, что в понедельник следует держаться как можно дальше от начинаний, а суббота идеальна для призыва и подчинения. Четверг опасен, но воскресенье благоволит успеху.

Я ещё долго читала описания к семи конечной звезде и разбирала бы их ещё дольше, не замечая солнечного света, потихоньку заполняющего комнату, но в дверь постучались с намерением разбудить меня в школу.

Служанка подобрала одежду максимально похожую на школьную форму, благо корсет в состязании не пострадал. Серая юбка в пол прямая, а не плиссированная. Блузка бежевая, но другого кроя. И тугой корсет. Обула бежевые туфли на танкетке и долго радовалась бантикам на ремешках, понимая, что кроме меня их никто больше не увидит. Я отпустила юбку, а та скрыла и ноги, и обувь.

У входа в школу мне встретился Морган, старшекурсник, казалось, не особо интересовался моим вчерашним исчезновением, но я всё равно рассказала о том, как потерялась посреди сада, а потом меня нашли директор с химиком. Голос мой явно сквозил обидой за проигрыш, ведь Морган с таким трудом сдерживал смешки и даже спросил:

- А ты чего хотела?

- А чего получает победитель?

- Ромб с изображением класса.

- Тогда, я хотела бы ромб с соколом!

- Будет тебе, - иронично сказал Морган.

А после занятий старшекурсник ждал меня в коридоре напротив пятого кабинета. Он загадочно улыбался и прятал что-то за спиной.

- У меня для тебя подарок, - мурлыкнул Келли и протянул мне переливающийся ромб с вычерченным соколом. - Это за участие. Бери, бери!

- Откуда? Я же не выиграла! - я приняла подарок.

- Зато я выигрывал.

- Значит это твой! - я попыталась возвратить ромб в руки Моргана.

- У меня ещё два таких же, - настоял он, накрыв мои ладони своими. - А ты заслужила маленький бонус за пережитое. Не хочешь посидеть в «Бурёнке»?

- Не могу, прости.

Морган хмыкнул, а мне на самом деле было очень жаль, но сегодня я во чтобы то ни стало собиралась отправиться к Тадеусу и поговорить с ним о семи конечной звезде. Конечно, маловероятно, что демон знает о ней, но вдруг?

- Неужто я никакой благодарности за свой подарок не заслуживаю? - наигранно обижено протянул старшекурсник.

- А чего хочешь ты?

- Поцелуй, - шепнул Морган.

Я сглотнула и всмотрелась в фиалковые глаза, осмотрела улыбающиеся губы. Жар подступил к щекам, я смущённо потянулась к губам старшекурсника. Он на удивление быстро среагировал и ухватил меня за талию, ещё сильнее подтягивая к себе. В одной руке я сжимала ромб, а другой схватилась за шею Келли, наслаждаясь нежностью прикосновения к его губам, совсем не как поцелуй с Тадеусом.

- Какая ласковая, - мурлыкнул старшекурсник после. - Я навсегда запомню твой первый поцелуй.

- Он не первый, - тихо брякнула я, старательно отбрасывая воспоминания о белом демоне.

На моё счастье, Морган не услышал и довольно улыбался. Он недолго стоял возле меня, но пока мы были вместе, пустился в рассказы о плавании. Я не понимала ни слова, а когда Морган сказал: «кроль» ничего иного помимо пушистого кролика представить не смогла. И как это связано с клубом старшекурсника?

Приятно слышать голос Моргана и принимать его внимание. Тем не менее я искренне радовалась подошедшему Жану, спасшему меня от непонятных фраз.

- Костроун, - прошипел Морган. - Уходите вместе?

- Да. Помогаю Альве с ла антиквой, - нашёлся Жан, косивший на меня.

Я закивала, подтверждая слова друга. Не говорить же Моргану, что направляюсь поболтать с демоном! Келли скривил недовольную гримасу и фыркнул. Я подхватила Жана под руку и повела из школы.

- Знаешь, тебе бы поменьше с ним общаться, - предупредил друг на улице.

- Я сама решу, сколько мне общаться с Тадеусом, - шикнула на него, озираясь по сторонам и убеждаясь, что никто не слышал.

- Я не о демоне.

- А о ком тогда?

- Морган.

- А с ним что? - я с силой надавила на руку друга и резко остановилась.

- С ним всё. Лучше спроси об этом у Патрика.

- А Галлахи причём?

- Я сам не видел, - Жан облизнул пересохшие губы и серьёзно посмотрел мне в глаза. - Только поговаривают, что они подрались. И учитывая, что Морган сбегает при виде Патрика, верю слухам.

- Тогда мне может лучше с Патриком не общаться? Я и не собиралась. Мне достаточно было состязания и его совершенно невоспитанного на нём поведения!

- А Патрик тебе что сделал?

- Совершенно безобразно завладел ромбом и оставил одну в этом диком саду!

Жан рассмеялся, а я демонстративно отпустила его и громко хмыкнула.

- Вон тебе Морган какой ромб принёс!

- Вот! - я ткнула Жана в плечо. - Морган мне ромб подарил. С какого перепугу мне с ним общаться прекращать?

- Патрик дельный парень. Просто так он с ним драться не стал бы! Ладно, ладно, - Костроун всё ещё посмеиваясь развёл руками. - Тебе на Галлахи плевать, я понял. Говорят ещё, что Морган бабник. Не хочу, чтобы ты пополнила его коллекцию. Я не пойму, как Аргус ваше общение допустил!

- А Аргус не знает, - сказала я поникнув, но не желая верить другу. - Лучше скажи: с каких пор ты сплетником стал?

- Я? - притворно удивился. - Альва, я не сплетник. И хорошо бы ты оказалась права. Я с Морганом никогда не общался, а так как школа всегда была мужской, то сложно понять, правдивы ли истории, - он звучно выдохнул. - Я тебя с пелёнок знаю. И переубедить не пытаюсь, заметь! Только предупреждаю.

- Заявляю, что я предупреждена, - я улыбнулась Жану и вновь схватилась за его руку.

Только лицо при этом опустила и упёрто весь путь смотрела под ноги. Надеюсь, Жан не заметил. Ведь после его слов мне и самой стало понятно, что Морган не спроста избегает меня при Аргусе. И треклятый ежедневник, найденный под кроватью старшекурсника, вспомнился в новом свете. Успокоившись и устаканив собственные мысли, я задумала вывести Моргана на чистую воду, но это потом. Сейчас мы с Жаном подходили к его дому.

Часть II. Глава 11 - Победа будет за мной



Жан всем своим видом выказывал обиду. Надутые губы, раздуваемые ноздри, настороженный взгляд и не сдерживаемое пыхтение. Он злился и ругался, ведь я уговорила друга приготовить для Тадеуса. Недовольство забавно сочеталось с фартучком и деревянной лопаткой в руках Костроуна. Жан склонился над кипящей кастрюлей и поднёс ложечку к губам. Он подул и опробовал бульон. Рядом с кастрюлей шипело масло на сковороде. Кухню заполнили запахи будущего супа. Я сидела на высоком табурете и хрустела свежей морковкой.

- Готово, - сказал друг после того, как добавил обжаренную морковку с луком в кастрюлю и оставил суп вариться ещё некоторое время. - Только я ему не понесу.

Я скрыла улыбку за своей морковью.

- Альва. Ты постоянно общаешься с демоном наедине, да ещё и подкармливаешь. Я не дурак. Просто знай, что я на твоей стороне, всегда.

- О чём ты? - невинно спросила друга.

- Ты хочешь его освободить, - упрекнул Жан и взъерошил и без того растрёпанные волосы. - Будь осторожна.

Я сжала губы и отвела взгляд от доброго Жана. Взяла широкую доску для резки, на которую мы поставили тарелку с супом, и два куска чёрного хлеба. Жан открыл мне дверь в подвал, но сам остался на кухне. Не только потому, что в духовке у будущего алхимика поднимался яблочный пирог. Он остался из-за своего страха перед белым демоном.

Осторожно поднеся импровизированный поднос Тадеусу, я опустила доску на пол. Демон сидел скрестив ноги и жадно вдыхал аромат свежего супа. Я почувствовала, как болезненный ком застрял в горле, а к глазам подступили слёзы. Сегодня Тадеус истощён сильнее, чем раньше. Белок глаз прорезали яркие сосуды. Под впалыми веками залегли синяки. Губы потрескались. Кожа приобрела бумажный оттенок. Руки демона подрагивали, когда тот схватился за хлеб и ложку. Он не ел, хлебал. Кусал, но глотал не жуя. Я наблюдала за Тадеусом и топила в себе желание расплакаться и обнять юношу. Он дышал прерывисто, тяжело. На груди и боках демона чернели синяки.

- Что он с тобой сотворил? - хныкнула я.

- Использовал, - ровно ответил Тадеус.

- Но как?

- Он питался моей силой.

Я с трудом поборола всхлип и отвернулась. Зажмурилась, прогоняя слёзы. Разве люди могут питаться чужой силой?

- Могут, - ответил Тадеус, и я поняла, что задала вопрос вслух. - Так же, как вы питаетесь Силой природы.

Он доел и суп, и хлеб, но этого, само собой, не хватило для восстановления. Белый демон всё также обессилено смотрел на меня, а когда говорил, голос его звучал хрипло и устало. Он не попросил добавки, а отодвинул тарелку чуть вбок. Хотя мне с трудом верилось, что Тадеус насытился. Он облокотился на кирпичную стену за его спиной и чуть запрокинул голову. Я же расстегнула Звезду Тера и на четвереньках подползла к белоголовому юноше. Приложила бархотку к его ключице. Амулет чуть засветился, а Тадеус улыбнулся и накрыл мою руку своей.

- Почему ты это делаешь, алхимик?

- Потому что ты хороший.

- Или ты, - шепнул он.

Я отвела взгляд от его руки и посмотрела в глаза демона. Не сдержала удивлённого возгласа. Ведь глаза лишь по краям испещряли слегка красноватые полосочки сосудов, что было в разы меньше, чем когда я спустилась в подвал. Тепло от Звезды Тера угасло, и Тадеус отпустил мою руку. Я возвратила погасший амулет на шею.

- Тебе не пора уходить? - вдруг настойчиво спросил Тадеус, отодвинувшись от стены и наклонившись к моему лицу.

Я чуть не подскочила, чтобы сиюминутно покинуть подвал, восприняв вопрос скорее как приказ, но вовремя остановилась.

- Не пора, - сказала в ответ и ухмыльнулась. - Ты когда-нибудь слышал о печати семи конечной звезды?

Он отрицательно мотнул головой.

- Печати не по моей части, алхимик, - Тадеус выделил интонацией последнее слово, как бы намекая.

- Ясненько, - протянула я. - Там просто про дни призывов и подчинений. Она в некоторые сильнее, а в другие ослабевает, и тогда печать можно надорвать. Может и на тебя её наложили?

- Может, - безучастно выдохнул Тадеус. - Знаешь, как её снять?

- Не совсем. В любом случае надо быть точно уверенной, что на тебе именно эта печать. Иначе можно причинить тебе боль.

Я совсем поникла и уставилась в сероватый пол. Если начать плести ошибочные заклинания и подтянуть не те нити, то можно задеть какую-то ещё печать, и неизвестно что тогда произойдёт! Тадеусу станет очень больно, если не хуже. Я сжала пальцы в кулаки и встряхнула головой, а демон неожиданно рассмеялся. Мне даже подумалось: а не почудилось ли? Но нет. Белый демон согнулся от смеха и держался руками за собственный живот. Даже Жан не смог остаться в стороне и торопливо спустился в подвал на необычный для этого места звонкий и заливистый звук.

- Обожаю тебя, - отсмеявшись сообщил Тадеус, всё ещё улыбаясь и глядя на меня как на полоумную. - Боишься причинить мне боль? Чудачка! А накормить меня собой не побоишься?

Он протянул ко мне костлявые руки с длинными пальцами, оканчивающимися острыми желтоватыми ногтями. Я в страхе отпрянула, а Тадеус согнулся от нового приступа хохота.

- Идём! - Жан ухватил меня под локоть и потащил из подвала.

Друг отвёл меня в его комнату и усадил на мягкую кровать, а сам сбегал на кухню за чашкой и душистым чаем с рогаликами.

- Дай угадаю. Он всё ещё хороший?

- Да. Это я сказала что-то не то. Опять обидела Тадеуса.

- Обидела? - Жан недоверчиво осмотрел меня с головы до пят. - Не уверен. Альва, да успокойся же ты и расслабься!

Я угукнула и сжала свою чашку. Костроун удручённо вздохнул и взъерошил кучерявые волосы. Он достал с полки учебник по ла антикве, серьёзно настроившись подтянуть меня по иностранному языку, который давался будущему алхимику на удивление легко.

- Это тебя отвлечёт, - заявил Жан.

- Учёба? Ты издеваешься!

- Тогда что?

- Хм, - я задумалась. - Скажи, почему Патрик с Морганом подрались? И как это вяжется с «не общайся с Морганом».

- Я не так сказал! Вроде, они из-за какой-то девушки подрались.

- У Галлахи есть девушка?

А вот это уже интересно! Тихоня в круглых очках оказывается совсем не одинок, тогда как довольно популярный Жан всё ещё ни с кем не встречается.

- Понятия не имею, - повёл Костроун плечами. - Морган мог и отбить.

Я прыснула и поперхнулась чаем. Даже если Морган и бабник, не станет же он сразу за двумя бегать! Жан строил ещё какие-то немыслимые предположения, но я его уже не слушала. Некого Моргану у Патрика отбивать. Келли - мой!

За разговорами якобы и не о чём, Жан всё пытался подвести меня к учёбе. В итоге он победил, и я склонилась над увесистым учебником. Читала глупый текст под руководством кивающего и поправляющего моё произношение Жана. На очередном непонятном слове друг взвыл и с трудом не крикнул мне перевод.

- Тень! Альва, твою ж. Мы это слово сотню раз проходили! - надломлено и очень высоко произнёс он. - Всё, на сегодня хватит! Давай.

- Да... Нет! Жан, мне надо в подвал.

Жан покрутил пальцем у виска и ничего не ответил. А я выбежала из комнаты и второпях спустилась по лестнице. Тадеус сидел на полу и скрестил ноги. Запястья демон уложил на колени. Смотрел он в кирпичную стену, лицом к которой находился.

- Я их слышала! - радостно крикнула я, подсаживаясь к демону и хватая его за плечи.

- Кого? - отозвался он не оборачиваясь.

- Тени! Помнишь, ты говорил мне слушать? Я услышала!

Демон запрокинул голову и снял запястья с колен. Он опёрся руками о пол и отклонился ко мне.

- И что они сказали?

- Попросила не убивать, - сконфуженно произнесла я, понимая, он явно имел что-то другое.

Тадеус улыбнулся и пересел лицом ко мне. Я ощутила, как краска заливает щёки. Почему-то ужасно стыдно! Но ведь так и было, тень попросила её не убивать. Зря я рассказала об этом Тадеусу. А он всё улыбался и рассматривал меня.

- Ты хотела убить тень?

- Нет, - я старательно отводила взгляд от улыбающегося лица. - Такое задание мне дали.

Улыбка сменилась серостью и тоской. В белесых глазах заплясала злоба.

- Ты убила? - голос пронизан холодом.

- Нет, - голос подвёл, и я скорее прохрипела, чем ответила.

- Молодец, - Тадеус погладил меня по волосам. - Не убивай просто так. Никогда. Это всё?

- Да. Я скоро ещё раз приду. Есть предпочтения к еде?

- Ты.

Я даже икнула от удивления. Тадеус смерил меня любопытным взглядом, но без улыбки.

- Шутишь?

- Я похож на шутника?

- Тогда, что это значит?

- После того, как Костроун вытянул часть моих сил, обычная еда восстановиться не поможет. Я тебя не убью, алхимик. Не бойся. Когда мы заключили сделку, ты уже давала мне часть своих сил.

Я непонимающе посмотрела на демона. Он положил подушечки пальцев на мои губы, но быстро отнял их.

- Очень надо? - еле слышно спросила я.

- Чем скорее, тем лучше.

Я сглотнула и переплела пальцы рук. Тадеус сидел очень близко, но не торопился подпитаться. Он терпеливо ждал разрешения, либо отказа. Я никак не могла решиться. Белый демон потянулся ко мне и остановился в паре сантиметров от моего лица. В те же секунды сердце отбило чечётку, и я захотела рискнуть.

- Хорошо, - хотела сказать Тадеусу, но голос совсем сел.

В итоге я лишь беззвучно пошевелила губами, но этого оказалось достаточно. Тадеус прильнул к моему рту, жадно как в прошлый раз. Он целовал и покусывал. Я попыталась отстраниться, но горячая ладонь легла на затылок и не позволяла сдвинуться. Тадеус вбирал мою силу, а тело всё сильнее покалывало. Мурашки разбегались по рукам и ногам, а шея нагревалась под бархаткой Звезды Тера. Язык скользнул по сомкнутым зубам. Тонкие пальцы резко потянули меня за собранные волосы. Я пискнула, но Тадеус вобрал и этот звук, проникая и изучая мой рот настойчивым языком. Руки отяжелели, по ногам прошлась судорога. Голова гудела, а шея и горло были готовы вот-вот загореть.

- С тебя хватит, - выдохнул демон у моих припухших и раскрасневшихся губ.

Я бы совсем легла на пол, но демон упрямо держал меня за волосы и (чего я не заметила раньше) поддерживал под спину. Он смотрел с нежностью и благодарностью, а я с удивлением. Синяки под белесыми глазами прошли. Его дыхание, слегка прерывистое, в тоже время звучало чисто и без хрипов (что, увы, нельзя сказать о моём). Белый демон выглядел отдохнувшим, впервые за все наши встречи. Это успокоило меня и позволило улыбнуться. Тадеус отпустил, а я повалилась на него. Теперь поесть необходимо мне. И срочно!

- Сумеешь подняться? - спросил Тадеус над ухом.

Я пыталась кивнуть, но отяжелевшая голова не шелохнулась. Хотела сказать, но лишь промычала в ответ. Так и сидели. Не то чтобы долго, но странно. В терпеливости вспыльчивому демону порой не откажешь! Он даже вовсе не посмеялся надо мной, когда на карачках поползла к лестнице из подвала и, обеими руками ухватившись за поручень, невероятно медленно волочила ногами. Очутившись на кухне, я кинулась к остывшему пирогу и, сграбастав аппетитный кусок, уселась на пол. Спустившийся на кухню Жан ошеломлённо оглядел меня и поджал пухлые губы, но спрашивать ничего не стал и отрезал ещё один кусочек. Он опустился на пол возле меня и прислонился спиной к кухонной тумбе.

- Выглядишь неважно, - всё же сказал друг.

- Так надо, - осипшим голосом ответила я.

Новый школьный день не привнёс никаких новшеств, разве что Тиббольт влепил всему классу по двойке, а мне, как единственной представительнице женской части всего класса, вырисовал в журнале жирный кол. Затем на физкультуре наш класс поставили против класса Аргуса, натянули сетку и заставили перебрасываться мячом. Несколько раз я получила по голове, а один - в живот. Воздух вмиг покинул тело, а оставшиеся уроки я пролежала на пропахшей лекарственными травами кушетке в медицинском кабинете школы. Мою кушетку задёрнули белой шторкой, чтобы не мешать. Я разглядывала облупившийся потолок и ненароком подслушала обрывок разговора, заглянувшего за чем-то Тиббольта с ещё одним преподавателем.

- Да, завтра. Наконец-то, - зло прокряхтел Тиббольт.

- Да плюнь ты, Тиб. В городской библиотеке наверняка ещё одна найдётся.

- Плюнуть? На воровство? Я этого мелким засранцам так не прощу!

- Хорошо, я знаю, что сделаем...

Продолжения я уже не слышала, но ясно поняла - разговор о стащенной мною книге. Не перепрятать ли?

Для приличия я полежала на кушетке ещё немного, прежде чем подняться в башню и там споткнуться о голема, так неудачно вставшего под дверью прямо перед моими ногами. День определённо не мой!

- Альва, привет, - голем приветливо махнул мне своей ручищей.

Похоже малыш даже не заметил моего пинка. Я улыбнулась в ответ и погладила шероховатую глиняную голову.

- Где все?

- Голем не знает. Всех много. Рой приближается.

- М-м-м, - протянула я, всё ещё стоя возле двери.

Дверь резко раскрылась (на моё счастье делает она это наружу, а не внутрь), а в проёме показался глава клуба. Он довольно грубо приказал голему вернуться на место и внёс запылённый мешок. Я помогала Рою вытряхнуть пересохшую глину в специальный таз с водой, а потом он вручил мне вращающийся круг и помогал вылепить вазочку. Голем при этом выбрался из своего укрытия и пристально за нами наблюдал, словно и сам хотел поучаствовать.

Наверное, наш клуб самый странный в школе. Во всех остальных есть точное расписание дней, когда клуб открыт. На керамику же мы ходим, когда сами того захотим. Рой приходит каждый учебный день, остальные два-три раза в неделю. Мы оговариваем с Роем дни прихода на неделю вперёд, чтобы глава не ждал просто так.

- Альва, смотри за вазой! - крикнул Рой, отвернувшийся от меня всего на пару секунд.

Погрузившись в размышления, я не заметила, как съехала рука, повалив стенку. Вазочка не разрушилась, но приобрела весьма изогнутые линии, подобно змее.

- Я и слежу, - насупилась, не признавая промах. - Оригинально получается?

- Весьма. Только в твою вазу ни один цветок не войдёт.

- И не надо.

- Надо, - спокойно сказал Рой. - Остановись.

Я послушно остановила крутящуюся подставку и отпустила вазочку. Рой взял широкий стек и вставил его в горлышко, крутанул и вытащил вместе с лишней глиной. Затем повторил, выравнивая стенки изнутри и готовя вазочку к несуществующему цветку. Я на пару с големом внимательно наблюдали за главой клуба. Глазки голема ярко светились, а ушки заинтересованно приподнялись. Я вновь отвлеклась от вазочки и рассматривала маленькое существо. Когда Аргус собрал Дункана, то вставил в него жучков. И вставил так, чтобы всегда можно было заменить. Голем с головы до ног из глины, и не видно никаких съёмных либо открываемых частей.

- Рой, а чем ты подпитываешь голема?

- Амблигонитом, - без запинки сказал глава.

- Амбрига... Что?

- Амблигонит - камень, передающий природные Силы. Он вместо сердца у голема. И, конечно же, печати. Я использовал три.

- Здорово! Ты уже умеешь накладывать печати. Напомни, на каком курсе учишься?

- На втором, но, Альва, меня отец с детства обучал свойствам камней и печатей. Не всё, что я знаю, нам уже преподают. И не всё преподавать будут.

Я огорчённо вздохнула. Печати - это то, что мне знать жизненно необходимо, а как иначе спасти Тадеуса? Я встряхнула головой, вспомнив ещё один с ним поцелуй. По телу прошлась волна жара, а Звезда Тера коротко блеснула в ответ.

Голем весело прыгал с ножки на ножку и всматривался в тяжёлую печь для глины. Наверняка он и сам когда-то побывал в ней. Я смотрела за Роем, перебирающим размякшую в тазе глину от ненужных камушков, а на языке вертелась просьба научить меня всяческим печатям. Предпочтительно: печатям подчинения и с обязательными разъяснениями того, как от этих печатей избавиться. Видать, смотрела я излишне пристально, потому что Рой смутился и сделался каким-то неловким. Да и голем его поинтересовался, не желаю ли я покинуть клуб и пойти домой. И так, мол, засиделась. Захотелось пнуть создание, но сдержалась. Я попрощалась и с големом, и с его создателем, напомнив, что завтра обязательно приду на керамику. А для себя подумала, что тогда и попрошу Роя позаниматься со мной изучением печатей, раз он так хорошо их знает! Заодно придумаю, как подать просьбу. У выхода из школы я заметила Моргана. Влажные пепельные волосы обрамляли усталое лицо старшекурсника. Я затормозила и шмыгнула за колонну-подставку с папоротником. Но, как говорится: что работает однажды - не всегда помогает дважды! Келли меня заметил, и пришлось оправдываться:

- Кольцо укатилось, - жалобно пискнула я.

- Помочь? Как выглядит?

- Не надо, - я выставила перед собой руки. - Уже нашла.

- Тогда, как насчёт похода в «Бурёнку»? Или ты опять занята?

- Свободна.

Моргану не пришлось дважды повторять приглашение в трактир. Я с радостью взялась за предложенную руку и направилась со старшекурсником. Морган весь путь не отводил от меня фиалковых глаз, а я мило улыбалась, пока скулы не заныли. Если Жан прав, то Морган ведёт со мной игру, причём нечестную! И потому я решила, что если уж провалила школьное состязание, то сейчас победа будет за мной. Только как вытянуть из старшекурсника правду?

В «Бурёнке» доверилась вкусу Моргана и оставила его в очереди, а сама спустилась в подвальный зал. Заняла дальний от лестницы круглый столик и в ожидании разглядывала помещение. Наверняка, широкие балки, подпирающие потолок и стены, круглые столики и чёрно-белые стульчики с круглыми спинками, а также картины на стенах должны добавлять уюта. Тусклое жёлтое освещение в маленьких, подвешенных на медных цепочках, светильниках задумано так, чтобы привносить романтичный настрой в мысли и сердца посетителей. Лишь некоторые столики заняты и почти не слышно голосов. Я вспомнила первое задание школьного состязания, скорее всего, и здесь звуки заглушают каким-то магическим способом. Иначе объяснить отсутствие вечного гомона, стоящего возле касс и лент с едой, невозможно.

Старшекурсник спустился ко мне с полупустым подносом. Он взял для нас два лимонада и творожный пирог, украшенный лесными ягодами. Общение с Морганом было весьма приятным, пока старшекурсник не напомнил, что с понедельника начинается сессия. Моя первая сессия, а я успела почти полностью забить на учёбу, позабыв, что таким образом рискую умереть. От осознания столь прямой истины я выронила десертную вилку и подавилась.

- Я говорил, что иду на медаль? - спросил Келли, намекая на безупречность своих оценок. - По каким предметам тебя подтянуть?

- Времени не хватит.

- По каким?

Я сглотнула и не сдержала нервного хихиканья. Всемирная история, философия, геометрия, химия, ла антиква... Ладно, с последним мне поможет Жан, но предметов всё равно слишком много, чтобы так просто их озвучить. И зачем мне все эти предметы?

Иногда Морган умеет настоять, и я сдалась слишком быстро. Про иностранный язык смолчала.

- С химией я тебе не помогу, там без практики никак, уж прости, - задумчиво проговорил старшекурсник. - Три предмета за пол недели? Хм... После школы приходи с учебниками в «Бурёнку», и никаких проблем. Отмени все свои встречи, а я буду тебя ждать.

- Правда? - мои глаза загорелись ожиданием.

Морган улыбнулся и погладил меня по руке ещё раз обещая подтянуть.

- Отличницу из тебя я не сделаю, но проходной балл гарантирую.

От радости совсем проигнорировала предупреждение Жана и кинулась на Моргана обниматься. Старшекурсник воспользовался подобным случаем и поцеловал меня, придерживая за шею.

В итоге я так и не попросила Роя о помощи с печатями, оставив это на второй семестр, и пропустила керамику. Каждый будний день после занятий я шла в трактир, где Морган мало того, что угощал меня обедами и полдниками, так ещё и подтягивал по оговорённым предметам. В выходные мы также договорились встречаться в «Бурёнке». Всю субботу я занималась под пристальным вниманием Моргана, норовившего погладить меня по плечу, по коленке или по спине, а иногда подозрительно близко дышащего в шею. Это отвлекало, но я всегда находила в тексте что-то непонятное и возвращала Моргана к нужному мне состоянию. В воскресенье старшекурсник бодро поприветствовал меня возле трактира, а в очереди к кассе вдруг резко схватил за руку и вывел обратно на улицу.

- Я забыл свои записи по геометрии, - сказал он.

Это был тот самый предмет, который давался мне сложнее прочих, а потому я на самом деле занервничала. Однако старшекурсник привычно улыбнулся и ласково проворковал, что паники места нет!

- Какая разница, где готовиться? - мурлыкнул Морган. - Идём ко мне, там и позанимаемся. Не бойся, Альва, закуска найдётся.

За неимением выбора, я согласилась. В самом деле, ну что плохого может произойти?

Сосед Моргана снова где-то пропадал. Морган сказал, что так бывает очень часто, и не стоит обращать внимание. Я села на кровать старшекурсника, а он тем временем шумно перелистывал стопку записей, выискивая нужные. Наконец, Морган сел возле меня, скрипнув старыми пружинами кровати. Я благодарна Моргану за упорство, которое он приложил, честно готовя меня к экзаменам. Даже учитывая то, что, оказавшись в комнате общежития, старшекурсник выказал свою заинтересованность во мне куда ярче, нежели где бы то ни было до этого. Поначалу он вёл себя относительно сдержанно, подробно поясняя решения различных геометрических задач, но я замечала, как всё ближе придвигался старшекурсник. Если в «Бурёнке» я не раз ощущала у шеи его дыхание, то теперь ощутила влажное прикосновение его губ. И когда Морган отшвырнул записи, а меня повалил на постель, вдавливая своим весом в грубый матрас, я хотела верить, что Жан ошибся на его счёт. Морган так долго не позволял себе ничего подобного и лишь сегодня отважился на такую дерзость! Почему бы не поверить, что для него я особенная? Я с наслаждением запустила пальцы в шелковистые волосы блондина, отвечая на страстный поцелуй. Шероховатые ладони скользили по моей талии в поисках шнуровки корсета. Поцелуй становился настойчивее, руки сильнее сжимали меня. И я не хотела, чтобы это прекращалось, но искорки страха всё чаще вспыхивали в моей груди. Я крепко сжала пальцы на пепельных волосах и отстранила голову старшекурсника. Он недовольно нахмурился и вопросительно сдвинул брови над переносицей. Дыхание сбилось, и мне с трудом удалось набрать достаточно воздуха в лёгких, чтобы заговорить.

- Я видела дневник, а в нём женские имена.

- Ты рылась в моих вещах?

Настроение Моргана сменилось кардинально. Если пару мгновений назад он горел желанием раздеть меня, то сейчас - откровенной злобой. Старшекурсник отпрянул и сел.

- Я хотела больше узнать о тебе, - отчего-то ощутила себя виноватой.

- А спросить слабо? Что такого ты хотела узнать обо мне под кроватью?

Я словно рыба открывала и закрывала рот. Морган выругался и спрятал лицо за ладонями. Он перебирал пальцами и задумчиво смотрел в одну точку. Мне вдруг захотелось извиниться, но старшекурсник неожиданно поднялся на ноги и рывками закинул мои записи обратно в мою сумку. Он протянул её мне и произнёс всего одно слово: «Вон!». Только на улице, размазав слёзы по всему лицу, поняла, как глупо то, что виноватой оказалась я, а не Келли.

Мне не очень хотелось идти домой, но и прийти без приглашения к Жану казалось не совсем правильным поступком. Потому я нашла пустую детскую площадку и села на цепные качели. Проверила, всё ли забрала из комнаты Моргана и заметила в одном из кармашков забытое любовное послание. Развернув письмо, я рассмеялась. О, как же долго несчастная записка томилась в кармане моей сумки! Даже маленькая головка мака, найденная внутри, совсем иссохла и стала такой плоской!

Прелестная Альва! Я счастлив уже тем, что вижу тебя издалека и порой ругаю себя, но я сам так поставил наши отношения. А есть ли они вообще? О, моя прекрасная дикая роза, зажгу свечу на алтаре Богов, чтобы они помогли тебе успешно пройти школьное состязание и получить так желанный тобою приз.

Я для тебя высушил этот цветок. Надеюсь, ты примешь его, милая Альва. Это полевой мак, и он лучше всяких слов расскажет тебе о моих чувствах.

«Ну, хорошо, полевой мак, говори», - мысленно съязвила я, понимая, что ничего не понимаю. Что и как расскажет мне высушенный цветок? Уж не так ли я нагоняю сонливость, как напиток с маковым семенем? Нет бы встретиться предложил! Я удручённо вздохнула. Вот что за мужчины пошли? Один выгнал только за то, что я любопытна. А любопытство, между прочим, сродни стремлению учиться! Другой всё о цветах каких-то лопочет. А третий... Я больно хлопнула себя по щекам, как только поняла, что засчитала за третьего Тадеуса и вновь вспомнила его жадный и горячий поцелуй.

Часть II. Глава 12 - А жёлтый мне к лицу



В понедельник в Йелане наступил Цветень. Это значит, что зима с месяц как уступила владения весне. Ушли холодные ветра, а небо расчистилось от дождевых облаков. У кошек и собачек брачный сезон, а значит по вечерам и не только, можно расслышать их тоскливые зазывные песни. В воздухе появились стайки мелкой назойливой мошкары, которую так ненавидит народ, но обожают вечно голодные птицы. Тепло. Светло. Счастливые люди идут на работу, или просто гуляют. Гомонящие подростки сбиваются в кучки и бороздят город с утра до вечера, счастливые, пока ещё не знающие каково это: учиться во ВША, а не под руководством репетиторов, приходящих на дом. И в противовес яркого солнца ранним утром на улицу, со всех концов Йелана, выползают похожие на множество зомби, сбежавших из чьей-то лаборатории, студенты ВША. Осунувшиеся лица украшены серыми и зелёными мешками под покрасневшими глазами. В руках прихваченные из дому чашки с крепким чаем, либо кофе. Трясущиеся руки, непонимающее выражение глаз, заторможенная речь и прочие радости подготовки в ночь перед экзаменами - встречайте! Только на этой неделе (а для опоздавших, под конец учебного года мы обязательно повторим) у вас есть возможность столкнуться с самыми злыми на свете юношами от семнадцати и до двадцати лет! А с этого года, к ним добавились ещё и девушки, пока только семнадцати лет.

Растрёпанного Жана с чашкой остывшего сахара с кофе я встретила возле ворот школы. Он даже зевать умудрился вяло. Если каждый день сессии выглядит так, то школа впервые за весь семестр обещает быть тихой и пустынной. Хотя, маячащие возле некоторых дверей студенты, шепчущие себе под нос лекции или просто покачивающиеся, сидящие прямо на полу и общающиеся ни о чём, наполняют коридоры неким пугающим и монотонным гомоном, изредка прерывающимся где-нибудь на чей-то смех.

Сам экзамен проходил не менее нервно. Под каждой партой шуршали листы, в студенты сидели подозрительно низко наклонившись. Постоянные перешёптывания стихали с приближением бороздящего между партами преподавателя. Затем преподаватель возвращался за свой стол и вызывал к себе по одному студенту. Каждая минута, вплоть до того момента, когда учитель выписал в ведомости оценку напротив моей фамилии, тянулась невообразимо медленно. Зато после день раскрашивался во множество ярких цветов, на лице моём расцветала улыбка, а я в припрыжку бежала домой. И так до дня экзамена по химии.

Джон Эклунд не стал впускать в кабинет больше двух студентов сразу, зато (как мы узнали у первой вышедшей пары) опрашивал их разом, заставляя совместно готовить зелья.

Мы с Жаном решили, что зайдём вместе, ведь пару можно выбрать самостоятельно! И в том была наша беда. Химик и бровью не повёл, когда мы, наконец, заняли свои места перед партой, и Костроун закатал рукава рубашки.

- Необходимо приготовить два зелья, первое вызывает чихание, второе останавливает, - коротко пояснил Эклунд.

Мы дружно кивнули и приступили за готовку, тем более, что такие как-то уже варили. Я мелко нарезала ингредиенты, а Жан разогревал колбу. Затем он толчил орешки, пока я замешивала основную нелицеприятную жижу. Мы старательно измеряли порции на настольных весах, следили за температурой и цветом получаемого варева. Силились вспомнить противодействующее зелье и готовили его максимально приближенно к нашим воспоминаниям. Эклунд бродил вокруг, а в руках стискивал маленькую баночку с зачарованной пеной, на случай пожара. Я иногда отрывала взгляд от горелки и украдкой следила за настороженным учителем. Он явно не верил, что из меня с Жаном может получиться не взрывоопасная пара и не терял бдительности. Немного обидно, от столь явного недоверия!

Когда противодействующее зелье доварилось, я слила его в предложенный учителем стаканчик. Джон Эклунд долго рассматривал внешность нашего варева и, судя по выражению его лица, остался доволен.

- Кто из вас больше уверен в проделанной работе? - спросил он.

- Мы оба, - первой голос подала я.

- Молодец, Ванвиссер. Тогда ты и пробуй. Посмотрим, как работают ваши зелья.

Я перевела взгляд со строгого учителя на два стаканчика, разместившихся на краю парты. В одном (если мы всё сделали правильно) зелье, вызывающее практически беспрерывное и довольно продолжительное чихание, а в другом противодействие. Жан, стоящий рядом со мной, громко сглотнул и тихо заранее попросил прощение. Надеюсь, не кстати, как никак большую часть готовки проводил он. Я повернулась к другу и вновь ко столу. Подняла глаза на Эклунда, а после взялась за первый стаканчик. От него пахло перцем, цвет его был бурым, а консистенция сродни излишне жидкому желе. Зажмурилась и задержала дыхание, но выпила горькую и отдающую, почему-то, мятой жидкость. Химик поднёс пишущее перо к листу и что-то в нём отметил. Он наблюдал за мной с большим страхом, нежели во время работы горелки. Эффект не заставил себя ждать, и уже через секунду я с трудом сдерживала щекочущее чувство в носу, а ещё через одну накрыла нос руками, громко чихая.

- Помоги ей, - сказал Эклунд.

Я не поняла о чём он, но не Жан. Будущий алхимик схватил со стола второй стаканчик со вторым зельем. Оно молочного цвета и с запахом брусники, а на вкус такое сладкое-сладкое! Это я узнала, когда друг убрал от моего лица руки и влил варево мне в рот. Чихание это не остановило, но Эклунд достал из своих запасов другое варево, по цвету совпавшее с нашим. Вот после него моё чихание прекратилось, и я смогла спокойно вздохнуть, прежде чем услышала шипение Костроуна.

- Поздравляю! - химик хлопнул в ладоши. - Вы замечательно справились с приготовлением зелья «доура санго», что в переводе означает «продолжительные изменения». Но не стоит волноваться, Ванвиссер. Ещё ни одно такое зелье не действовало дольше недели.

Джон Эклунд расписался в ведомости и поставил нам «хорошо», хотя мы и справились лишь с половиной поставленного задания. Как сам он сказал: «за смелость». Я поблагодарила учителя и вышла из кабинета. В коридорах школы меня встречали удивлённые восклицания, а некоторые студенты щурились или протирали глаза. Жан понуро опустил голову и плёлся возле меня.

- Неужели всё так плохо? - не выдержала я, побаиваясь выходить на улицу и подозревая самое страшное о своей внешности.

- Нет, - отрешённо вымолвил Жан. - Зелье подействовало только на твои волосы.

Ну что с ними может быть не так? Я хмыкнула и полезла в сумку за складным зеркальцем. Мне пришлось собрать всю силу воли, чтобы подавить крик ужаса! Я как вкопанная остановилась перед выходом из школы и пялилась в маленькое блеклое зеркальце, не веря, что там отражаюсь я. Привычно собранные в сеточки, на моей голове шевелились два пучка из разноцветных червей и змеек. Отражение дрожало, а вместе с ним дрожало зеркальце и моя рука. Возможно, дрожала и я, но хотелось верить, что эта тряска из-за землетрясения, которых в Йелане не было по меньшей мере лет двести. Жан успокаивающе погладил меня по плечам и отобрал противное зеркальце.

- Я. Я... Я медуза! - крикнула я на друга и даже поколотила того в грудь. - Я не могу выйти так из школы! А у меня ещё один экзамен остался!

- Зато потом каникулы вплоть до Травеня, - попытался остудить меня Жан. - Почти две недели! Эффект зелья обязательно успеет сойти.

Я грозно посмотрела на Жана, а волосы... Мои волосы зашипели и высвободились из-под сеточек и шпилек, попадавших на пол. Друг отпрыгнул, а слёзы брызнули из моих глаз. Хотелось спрятаться, сбежать, исчезнуть! Я лишь переступала с ноги на ногу и понимала, что затаиться совершенно негде! Добрый, милый, любимый Костроун стянул с себя жилетку и водрузил мне на голову, по типу платка, упрятав под неё всю живность. Он довёл меня до дома и впервые за долгое время вошёл в гости не через окно. Жан рассказал моей маме об экзамене, а она впервые напомнила мне бабушку:

- Ужас, ужас, ужас, - повторяла мама, разглядывая успокоенных змеек. - Как долго это продлится?

- Около недели, - ответил Жан, попивая красный чай.

Мы разместились в столовой. Жан ел предложенные пончики и запивал крепким чаем. Мама тоже пила чай, но вместе с тем она охала и ахала, бросая на меня короткие взгляды. Я рассматривала тёмное дерево столешницы, расписанное жар-птицами и ветками рябины.

- И Берт так не кстати уехал, - сокрушалась мама. - Бедняжка, Альва! Тебе придётся ходить так целую неделю! Решено. Пока это не сойдёт, - она покрутила указательным пальцем в сторону моей головы, - ты останешься дома и никуда не выйдешь. Благодарю тебя, Жан. Так мило с твоей стороны было одолжить Альве свою жилетку. Как же ей с тобой повезло.

- Да будет вам, - засмущался друг.

- Нет, нет! И не надо смущаться. Почему ты так редко входишь к нам не через окно? - мама приветливо ему улыбнулась.

Бедный Костроун от её заявления поперхнулся, а я оторвала взгляд от витиеватых рисунков. Всегда знала, что Аргус в курсе о приходах Жана, но мама! Я была уверена, что у нас получается скрыть общение от ненужных и всегда всё неправильно понимающих глаз. И теперь эти красиво подведённые глаза смотрели с таким лукавством, будто уже нас поженили.

- Помню, вы и в детстве всегда игрались вместе! Как редко детская дружба сохраняется до столь зрелого возраста, - разрядила мама обстановку, всё же окрестив нас друзьями, а не женихом да невестой.

- Д-да, - выдавил будущий алхимик. - И, правда, мы дружим с детства.

- Ну вот и заходи к нам на каникулах, пока Альва не способна покидать дом.

- Но каникулы ещё не начались. У нас ещё экзамен по истории.

- Да? Что же. Чем-нибудь накроем, - задумчиво кивнула мама.

Мама оправила свои юбки и поднялась с кресла. Она всегда одевается по моде, а Санда во всём ей подражает. Я же смотрю на них и всегда ужасаюсь тому, сколько слоёв одежды женщина может на себя натянуть! И всё это потом ещё стянуть корсетом, но от последнего зачастую не сбежать и мне. Она извинилась и сослалась на какие-то дела, а нас оставила одних. Я же подозреваю, ей надоело глазеть на змеек, поселившихся на моей голове. Жан, доевший все предоставленные пончики, попросил меня показать ему книгу о демонах. Он вновь подбодрил меня и заявил, что поддерживает любые начинания. Я согласилась. Тем более что уже давно не доставала книгу из выдвижного ящичка. Так мы поднялись в мою комнату и полезли за книгой. Каково же было моё удивление, когда обыкновенная с виду книга оказалась до ужаса горячей и оттого не давалась в руки. Жан предположил, что Тиббольт, наконец, додумался поставить защиту на своё имущество. Почему только сейчас? Это нас совсем не интересовало. Главное было достать книгу из ящика. Я обмотала руки шарфиками и попыталась прикоснуться к книге, но ничего не вышло. Жан спустился на кухню и взял оттуда две деревянные ложечки, чтобы подцепить книгу ими. У него удалось достать заветный томик из ящика, но дальше дело не пошло. Защита, активированная на книге, сменила тактику и перестала нас обжигать. И теперь мы с другом беспомощно наблюдали за таянием украденной книги. Подобно куску льда, она растекалась по деревянному полу, оставляя чернильную лужу. Змейки на моей голове издали свистящий звук и обмякли. Одна свалилась мне на лицо, и потому я воочию пронаблюдала, как змея рассыпалась на множество фиолетовых волосков. Хоть какое-то радостное событие, права цвет всё-таки необычный.

- Ты успела что-нибудь выписать из книги? - спросил друг, обделивший вниманием перевоплощение змеек обратно в волосы.

Мне осталось устало кивнуть и вручить Костроуну свои бесполезные записи. В них мало что могло нам помочь, скорее даже могло запутать. Однако Жана это не остановило, и он дотошно перечитывал бессвязные предложения, пытаясь найти в них что-то общее.

- Я сдаюсь, - он запустил пальцы в волосы. - Альва, у нас четыре раза в неделю ла антиква! Как можно до сих пор её не понимать?

- Можно, - буркнула я в сторону.

- Всё, не могу больше. Увидимся на экзамене. Давай.

Жан по привычке полез к окну, но, вспомнив, остановился и вышел через дверь. А после его ухода мне пришлось долго придумывать, как объяснить чернильную лужу служанке.

На последний экзамен я повязала голову платком. Пусть от змеек и следа не осталось, но фиолетовые волосы я показывать кому-либо также отказывалась. Папа не торопился вернуться из своей поездки, а потому каникулы обещали быть наискучнейшими. Мама категорически отказывалась выпускать меня на улицу с волосами, изменяющимися каждый день. Хотя признаюсь, что чёрный вариант мне даже очень понравился, а вот седой - нет. Он, пожалуй, напугал меня сильнее змей. Зато посмешил Жана, заглядывающего к нам каждый день. Всегда весёлый и беззаботный, последнее время он погрузился в учёбу, и даже на каникулах умудрялся вспомнить о всяческом домашнем задание. Я совсем его не узнаю! Да ещё и с каждым приходом всё больше общался с моей мамой, нежели со мной. Она всегда находила угощение для него, спрашивала о школьных успехах и об отце. Я тупо сидела вместе с ними и вышивала подсунутую бабушкой картинку. Нас с Жаном совсем не оставляли наедине, и мне не удавалось узнать о Тадеусе. Раз Костроун и так захаживал к нам каждый день через входную дверь, то заглядывать ко мне ещё и через окно он смысла не видел. И это меня всё больше раздражало и бесило. Я всё яростнее орудовала маленькой иголочкой, будто ткань в пяльцах и не ткань вовсе, а Жан. Я колола, колола и колола!

- Альва, что тебя так рассмешило? - спросила мама.

Я отложила вышивку и огляделась. В просторной комнате сидели: мама, бабушка и я. Значит, Жан уже ушёл.

- Радуюсь, что закрыла первую сессию, - нашлась я.

- Нашла, чему радоваться! - раздражённо сказала бабушка. - Девушка, учится в подобном заведении! Да тебя такую никто и никогда замуж не возьмёт.

- Я о замужестве и не думала.

- Боги всемогущие! Виктория, ты воспитала северянку.

- Мама, ну что вы такое говорите. Многие женщины учатся не только на дому. К тому же, в изначально мужской школе найти будущего мужа труда не составит. Верно? Там на одну девушку приходится столько юношей!

- Да кто такую замуж возьмёт? - не унималась бабушка.

- Возьмёт, - успокоила её мама.

Я хотела бы вступить в разговор, но понимала, что меня слушать не станут. Лучшим выбором стало бы возвращение к вышивке, но разве можно удержаться от фразы:

- Если бы северянок не брали замуж, то они бы все уже вымерли!

- Их берут северяне, - поучающим тоном сказала мне бабушка. - А они мерзкие и отвратительные, не знающие приличия мужчины! Не удивлюсь, если их женщины позволяют им раздеть себя ещё до замужества! Приличная девушка не станет тратить своё время на несдержанного юношу, стремящегося заполучить её до брака.

Я открыла рот, да так его и закрыла, а щёки налились румянцем. Отчаянно пряталась за вышивкой. Мама и бабушка продолжали делиться своими мыслями по поводу моих возможностей создать семью. Бабушка уверяла, что партию мне следует найти как можно скорее, пока мой мозг окончательно не взорвался «в оплоте безнравственности» - ВША.

Ложась спать, я быстро проваливалась в сон, но отчего-то все каникулы просыпалась посреди ночи. Долго ворочалась, но, в конце концов, всегда вылезала на крышу и сидела там до восхода солнца. Белый, слепящий диск всегда поднимался медленно и неторопливо, окрашивая небо и проплывающие облака оттенками розового. В такие минуты мне нравилось подняться во весь рост и отвернуться от солнца. Я с восхищением смотрела на тёмную часть ещё спящего Йелана. Мимо могли пролететь ласточки, каждое утро перехватывающие эстафету городских полётов у ночных летучих мышей. Такая контрастность, когда окна отливают золотом солнечного света, а стены домов ещё томятся в тени, всегда привлекала моё внимание. Но хорошему всегда приходит конец, и мне каждый раз приходилось покидать черепицы, влезая в окно комнаты.

Мои волосы прекратили менять свой облик. Они остановились на лимонно-жёлтом. Папа, вернувшись из поездки назвал меня оригинальной.

- Успокойся, милая. Отрастёт натуральный цвет.

- А сейчас мне что делать?

- Ходи с этим, - хохотнул папа.

- Да, - грустно подтвердила мама. - Я свои волосы доверяю лишь одному мастеру в городе. И тебя другому не доверю. Только у него, Альва, заболел дедушка. Обещал вернуться через месяц.

Безнадёжно. С другой стороны, мама согласилась выпустить меня с этим ужасным цветом волос. И я, наконец, отправилась к Костроуну. Повидаться с Тадеусом. Я привычно собрала волосы в два пучка. Надела лёгкий летний сарафан и повязала талию широким плотным ремнём. Со стороны может показаться, что мне позволили даже от корсета отдохнуть, но так решат лишь мужчины. Любая девушка в городе понимает, что, если корсет не надет поверх одежды, значит он затянут под ней, поверх нижнего платья. А благодаря новой моде, к исподнему добавился турнюр (Жан бы назвал это приспособление «подушкой для попы» и был бы прав). Ужасно неудобная вещица, но, как говорит мама, делает мою фигуру женственнее. Это, в свою очередь, радует помешавшуюся на моём замужестве бабушку. Меня вновь оставили без вариантов.

Я знала, что отец Жана с самого утра куда-то уехал. Уехали почти все алхимики, состоявшие в Братстве Орла. Друга о своём приходе не предупреждала, уверенная, что обязательно застану его дома. Так и оказалось.

- А я даже знаю, что ты не ко мне, - с порога сказал Жан. - Только отец его с собой забрал.

- Как? Куда? Зачем?

- На встречу с Братством, - сухо ответил друг.

- Но!

- Уйдёшь?

- Нет, - я облокотилась о дверной косяк. - Я уже сказала маме, что к тебе иду. А когда он вернётся?

- Завтра или ночью. Можем завалиться в «Бурёнку», - Жан задумчиво почесал затылок. - А ещё я слышал о ярмарке на Цветочной улице. Хочешь сходить?

«Завтра или ночью», - мысленно повторяла я, не веря своим ушам. Жан не дождался моего ответа. Он вздохнул и вышел на крыльцо. Схватил меня за руку и куда-то повёл. Лишь когда я заметила, что дорога до любимого трактира в моей памяти выглядит иначе, поняла что идём мы не в «Бурёнку». Жан оправдывался, что ему пришлось решать всё самостоятельно. Отшучивался, мол, общение со мной давно его к такому приучило.

- Повидаешься ещё с Тадеусом, - сказал Жан, пока мы прогуливались между рядов ярких палаток.

Я оторвалась от разглядывания яблок в карамели и взглянула на друга. Он сказал это так серьёзно, что я невольно сжалась и виновато отвернулась. Жан похлопал меня по голове и предложил сыграть в мяч. Он был настроен выбить бутылки с пьедестала и заполучить выигрыш, а я стояла рядом и подбадривала его громко крича. На ярмарке оказалось очень весело, и я скоро подхватила общий настрой. Многие люди ярко нарядились на импровизированный праздник цветочников. Детишки бегали с разукрашенными лицами и радостно вопили, разглядывая мои волосы. Мы с Жаном купили пару прожаренных лепёшек с мясом и сели есть прямо на забор. Крики лавочников казались один громче другого, каждый надеялся зазвать побольше покупателей. И между этими криками неустанно, словно рой пчёл, жужжали гуляки. Мы с Жаном тоже повысили голос, чтобы лучше друг друга слышать. В стороне от основной массы гуляющих было значительно тише.

Я рассматривала юбки, отмечая, что на турнюр перешли все жительницы. Кроме одной. Эта попа щеголяла в свободной струящейся юбке из полупрозрачной материи. Хозяйка попы выглядела удивительно светлокожей, без какого-либо намёка на лёгкий загар. Такой старались добиться многие модницы, но оставались заметно темнее рыжей девушки. Она с детским любопытством рассматривала сувениры и крепко держалась за высокого мужчину, такого же бледного и необычного среди привычных глазу людей. Я долго вглядывалась и в него, и в его спутницу, пока не поняла, отчего гуляющие расступаются перед парой как перед больными. Разве что палками не гонят, хотя и смотрят как на бездомных собак. Я ткнула Жана локтем и указала на бледную пару.

- Северяне, - шепнула ему на ухо, будто боялась, что меня услышат.

- Ну и что? - беззаботно отозвался он. - Может по делам каким приехали. Торговцы часто привозят какие-нибудь побрякушки из северных Домов.

- Да, но они похожи на отдыхающих.

- А что, они не люди, что ль?

Я пожала плечами и вернулась к недоеденной лепёшке. Она успела остыть, и теперь аромат жареного лука звучал не так ярко. Лавочники заметно побаивались парочку, но услужливо показывали им свои товары. Слишком услужливо. Дамочки, в это время, подбирали непослушных детишек и отводили подальше. Мужчину это отношение не смущало, а вот его спутница надула светлые губки и театрально оборачивалась по сторонам, улыбаясь каждому, случайно встретившемуся с ней взглядом. Жан на её улыбку ответил своей и кивнул в знак приветствия, а затем преспокойно продолжил дожёвывать свою лепёшку. Тогда северянка смерила взглядом меня и удивлённо потянула своего спутника, указывая на жёлтые волосы. Я подавилась, поймав и его оценивающий взгляд. Так и хотелось крикнуть: «Да, у меня жёлтые волосы! Зато глаза одного цвета! И между прочим, а жёлтый мне к лицу!». Северяне направились в нашу сторону, но Жан не шелохнулся. Я последовала его примеру, только покрепче вцепилась в забор.

- А вы нас не боитесь? - мелодично заговорила девушка.

- А надо? - ответил Жан.

- Другие вот боятся.

Костроун пожал плечами и огляделся по сторонам.

- Продавцы, вроде, наоборот любезничают.

- Потому что боятся, - улыбнулась северянка.

- Так с чего мне вас бояться?

- Я слышал, что южане боятся всего, чего не понимают, - подал голос мужчина.

- Это потому что у вас глаза разного цвета? - встряла в беседу и я.

- Отчасти, - протянул он и ещё раз внимательно на меня посмотрел.

От его взгляда мне хотелось спрятаться за Жаном, но друг казался таким беззаботным! Мы разболтались с северянами о всякой ерунде. И только после их ухода я поняла, что они так и не представились. Жан выдохнул, как будто с облегчением. Он стёр со лба выступивший пот и накрыл лицо руками.

- Всё хорошо?

- Это были нелюди, - сказал Костроун.

Часть третья. Неугодных отправим на практику Глава тринадцатая. Провинившийся Морган



Вам знакомо такое чувство, когда после сидения дома, прогулок по улице и подъёмов без будильника начинаешь скучать по учёбе? Главным образом, конечно, по ребятам, с которыми учишься, а уж затем по преподавателям (и то не по всем) и лишь в самом конце по получаемым знаниям. Мне - нет. Отчасти виновато расписание второго семестра, просмотренное на досуге. И пиликающий будильник, лишь раздражает слух своим «Пи-пи-пи-Пилик!», звучащим неустанно и по нарастающей. Я хватанула Борьку и зашвырнула в противное приспособление. Издав напоследок «Дзыньк», будильник опрокинулся на пол и замолк. Я потянулась и перевалилась на бок, неспешно зевнув. В дверь настойчиво барабанили. Точно не прислуга. Издав хрип, вместо вопроса, неуклюже села и протёрла глаза. В комнату ввалился Аргус. Улыбка по ширине соперничала с братца.

- Просыпайся давай! - гаркнул он и отдёрнул шторку на окне с такой силой, что колечки не выдержали и выпустили ткань, опустившуюся на пол.

Аргус почесал затылок и хмыкнул. Он ещё раз крикнул мне, что уже утро и вышел. Я огорчённо взглянула на розовую шторку с вышитыми цветочками, устлавшую пол комнаты. Вторая шторка осталась нетронутой. Деваться мне было некуда, пришлось собираться в школу.

Лишь я накинула нижнюю сорочку, как в комнату вошли мама со служанкой. Последняя внесла закрытую коробочку и поставила её на мою кровать. Под руководством мамы, служанка помогала мне одеться.

- Я же в школу, - старалась отделаться от них.

- Это не значит, что ты должна быть утёнком! - заявила мама.

Я цокнула языком и присвистнула, когда служанка открыла коробочку. Мою сорочку, простую и без всяких убранств заменили на расшитую. Будто её кто-то увидит! Поверх сорочки на меня натянули юбку до колен, призванную сделать силуэт чуточку пышнее. Талию утянули корсетом, а задницу покрыл турнюр. И только после позволили надеть школьную юбку, блузу. А сверху корсет от школьной формы. Его служанка затягивала с ни меньшим напором, чем предыдущий. Затем мне всучили перчатки без пальцев. Тёмное кружево под цвет юбки украсило мои руки до локтя. С трудом дыша, я обулась и села на стул, ожидая, пока мне ещё и причёску сделают. Волосы мне закрутили в крупные кудри и закрепили высоко на макушке. Мама долго сетовала, что нельзя надеть шляпку в школу. Её также расстраивал запрет на макияж.

- Ага, - буркнула я, надеясь остаться не услышанной. - Макияж будет отлично сочетаться с жёлтыми волосами.

- Встань. Повернись, - говорила мама.

Я послушно вертелась и радовалась, замечая улыбку на её лице. Маме понравилось! Мама не бабушка, должно быть, я и впрямь красавица! Спускаясь в столовую к завтраку, задержалась перед высоким зеркалом в холле и повернулась боком, пытаясь понять, как сильно меняет мою фигуру новомодный турнюр. И обомлела. Утёнок! Мама сказала, что я не должна им быть, и сделала из меня именно его! Фигура зрительно изогнулась, выпячиваясь сзади. Высокая причёска мне шла, но если б ещё и шляпку натянули, то из неё получился прекрасный утиный нос. Я сложила ладони и вытянула их на уровне лица, кривляясь и крякая перед зеркалом. Радовалась не долго. Заигравшись и выпав из реальности, не заметила бабушки. Получила подзатыльник.

- Юная девушка не должна вести себя подобным образом! Марш завтракать.

- Альва, опоздаем! - из прихожей позвал Аргус.

- В другой раз позавтракаю, - хихикнула я и убежала от бабушки.

На улице ярко светило солнце. Пели птицы, стрекотали цикады. Аргус широкой походкой шёл рядом со мной и насвистывал весёлую мелодию. Идиллия, если бы пунктом назначения не значилась ВША. Весёлый взлохмоченный Жан махал нам рукой перед самой школой. Вот откуда в нём столько веселья, когда первыми двумя занятиями стоит физкультура? И это сразу после каникул! А потом ла антиква, философия и химия во главе с Джонатаном Эклундом на закуску. Да они издеваются! Когда мы начнём изучать печати и заклинания? Хоть какие-то, кроме заряда и разряда амулетов и медальонов. Знаю, знаю. Послезавтра у нас появится новый предмет под названием «Теория построения призыва». Но я хочу сегодня.

В раздевалке перед физкультурой я рассматривала девочек из параллели, радуясь, что не одна оделась по моде. И ни одна из них ничего не сняла, прежде чем залезть в спортивную форму. После занятия и душа, девочки помогали друг другу затянуть нижние корсеты. Я мучилась одна. Рычала, шипела. Плюнула на всё и запихала неудобный корсет в сумку, а школьный затянула слабее, чем это сделала служанка. Только причёска после двухчасовой беготни по залу осталась на высоте. Всё благодаря магической пыли, взбрызнутой служанкой по окончании сооружения красоты. Приободрившись полученной свободой дыхания, я, высоко вздёрнув нос, покинула раздевалку и вышла в коридор. Там стоял Морган. Старшекурсник виновато улыбнулся и пересёк неширокое пространство. Я отступила от Келли и упёрлась спиной в стену. Морган навис надо мной. Повернулась и пригнулась, чтобы пролезть под его рукой, но старшекурсник опустил ладонь, загораживая проход. Я насупилась.

- Поговорить надо.

- О чём же?

- Я... Я не хотел тебя выгонять.

- Ага, как же!

- Альва, ну что ты в самом деле? Я вспылил. Бывает. Ты мне нравишься, красавица, - замурлыкал он, до неприличия сокращая между нами расстояние.

- Мы в школе, - пискнула я единственное, что на мой взгляд должно было его остановить.

И остановило. На лице старшекурсника заиграла улыбка. Фиолетовые глаза всматривались в меня с небывалой теплотой.

- Я буду ждать тебя после школы. У выхода, - жарко прошептал Морган, освобождая мне путь.

Не испытывая удачу дважды, не стала говорить, что зря ждать собрался! Я быстро зацокала маленькими каблучками туфель и побежала сразу к пятому кабинету, боясь столкнуться с Морганом ещё и в столовой.

Все оставшиеся занятия, кроме химии, проходили в пятом кабинете. В нём я просидела и все перемены, боясь повстречать Моргана до окончания занятий. Надо было спросить у Аргуса, сколько у них сегодня занятий? Перед химией я заглянула в свой шкафчик и обнаружила новое письмо на беленькой сложенной бумаге. Ровный, каллиграфический подчерк порадовал глаз. Очередное сравнение с шиповником и признание в тайной нечаянной любви вдохновило. На секунду захотелось провести письмом под носом у Моргана. Пусть посмотрит, он не единственный, кому я нравлюсь! Вот если бы я могла наглядно представить ему влюблённого в меня юношу!

- Альва, отойди, пожалуйста, - попросил Патрик.

Я не сразу поняла, что загородила его шкафчик, соседствующий с моим. Студентик долго выискивал что-то среди своих завалов. Я разглядывала его спину, подумывая попросить Патрика сыграть роль влюблённого.

- Ты не всё взяла? Сказала бы, - покончив с раскопками, Галлахи отошёл в сторонку, давая мне возможность возвратиться к своему шкафчику. - Только поторопись, химия вот-вот начнётся!

Он опустил глаза и наткнулся на зажатое письмо. Поправил круглые очки. Протиснулся между мной и партой, покидая кабинет. Я убрала письмо и отправилась на химию. Эклунд встретил меня кивком и отметил, что жёлтые волосы смотрятся лучше змей. Класс дружно захохотал. Даже Жан заулыбался. Рыча на друга, я села рядом с ним.

- Первый день после каникул. Рад видеть всех вас снова. Всё в том же составе, - сказал химик, обводя собравшихся взглядом. - Вы, должно быть дико устали к последнему занятию?

Мы дружно закивали. Мужчина подозрительно улыбнулся и расслабленно сел на край учительского стола.

- Да я и сам устал. Вы бы обрадовались, если я не задал ничего сложного и отпустил до звонка?

Мы продолжали заворожено кивать, напоминая безмозглых мышей перед склонившимся филином.

- Обломитесь. И если до меня никто из учителей вас не порадовал, то сладкую новость сообщу я: с сегодняшнего дня по школе блуждает проверка. Дело не только в появлении девушек в школе, но и на статистику их успеваемости тоже обращают внимание. Потому ни на какие поблажки на этой неделе даже не надейтесь. Кроме одной. Даю вам целых десять минут на повторение. Потом всё закрываем и убираем, будете писать проверочную по пройденному материалу.

- Тени, заберите его.

- Кого, Костроун?

- Отдел образования, - сориентировался друг. - С его проверками.

После химии я продолжала рассматривать Патрика в качестве своей защитной стены. Только студентик продолжал не подозревать об этом.

- Альва, ты сейчас олицетворяешь слова о том, что все девушки змеи. Прекращай так на Галлахи пялиться, - посмеялся Жан.

- Мне нужно его кое о чём попросить, - цыкнула на друга.

- Я не помогу?

- Нет, - отмахнулась. - В тебя Морган не поверит.

Жан закашлялся и потыкал в меня линейкой, таким образом, пытаясь вытянуть подробности. В детстве он всегда в меня или Аргуса чем-нибудь монотонно тыкал, если мы не собирались разъяснять сказанного. Я вздохнула. Толчки продолжались.

- Ладно! Угомонись уже. Морган ждёт меня возле школы. Мне нужно проскочить мимо него с парнем. Тогда он решит, что у меня кто-то появился. А кроме тебя и Патрика я больше ни с кем в классе не общаюсь. Понимаешь?

- Нет, - Жан встряхнул головой. - Почему это я не подхожу на роль парня?

- Да мы с пелёнок дружим! Чего не понятно? Он не поверит. Никто не поверит, - пыталась донести до Жана истину. - А Патрик, совсем другое дело.

- Так иди и проси, - с обидой в голосе отозвался друг.

- Пойду и попрошу, - напористо, но и неуверенно произнесла я.

- Эй! Патрик! - позвал Жан одноклассника, почти вышедшего за дверь кабинета. - Подойди, дело есть.

Огонь запылал на ушах, щеках и даже шее. Я смущённо опустила голову и сгорбилась, но Жана не остановить. Друг беззаботно поделился с Патриком идеей пошутить над старшекурсником. Патрик время от времени поправлял очки и задумчиво кивал, но молчал. Его уши порозовели, а мои, наверное, вовсе горели от стыда. Жан не оставлял Галлахи выбора, он буквально сцепил наши руки и переплёл пальцы, заявляя: «Именно так ходят влюблённые!». Из школы мы вышли втроём. Жан рассказывал что-то о ребятах из клуба крокета и то и дело подталкивал меня ближе к Патрику. Патрик шёл чинно, ровно, будто на параде маршевал. Рука, скреплённая с моей, вспотела. Я вжимала голову в плечи и смотрела главным образом в брусчатку. Только Жан был весел и неугомонен. Мы прошествовали мимо Моргана, выпучившего фиалковые глаза и шипящего все знакомые ему ругательства, половину из которых я не понимала. Отойдя от школы на достаточное расстояние, я безуспешно дёрнула рукой. Патрик на секунду сжал пальцы сильнее, но спохватился и перепугано извинился.

- Отлично сработанно, голубки! - похлопал каждого из нас по плечу Жан. - В «Бурёнку» только, увы, без меня пойдёте.

- Надо ещё и в «Бурёнке» посидеть? - деловито поинтересовался Патрик.

- Ну, хочешь, можешь попросить у Альвы другой вид оплаты за свой труд, - посмеялся Костроун и провёл по спутавшимся волосам пятернёй. - Только она хотела оплатить тебе обед.

Я со злобой посмотрела на друга. Хотя, его выдумка мне понравилась. Я ведь, если честно, не думала, как буду благодарить Патрика за помощь. Жан на прощание похлопал меня по голове. Патрик поправил бессменные круглые очки и в сторону сказал, что достаточно сказать ему обычное «спасибо», а обед - это лишнее. Чему я была на самом деле благодарна!

На следующий день Морган встретился мне по пути к школе. Он прибился ко мне и Аргусу, в основном общаясь с братом и почти на меня не глядя. Однако иногда я ощущала его внимание и пряталась за широкой спиной ни о чём не подозревающего Аргуса. В школе нам пришлось разделиться, так как кабинет их класса на другом этаже. Но уже после первого занятия Морган стоял под дверью пятого кабинета. Я вышла по поручению Тиббольта (надо помыть тряпку для доски) и натолкнулась на старшекурсника. Это произошло случайно, но Морган выругался так, словно я не только ткнула в него замаранной мелом тряпкой, но ещё и бегала потом по всей школе, вымазывая Келли белым порошком. Тем не менее, он не ушёл, а проследовал за мной вплоть до туалета и подождал, пока я выйду из него с вымытой тряпкой.

- Поговорить надо, - начал старшекурсник и подождал, вдруг перебью. - Приглашаю тебя на свидание. Сегодня.

- Сегодня у меня керамика.

- После керамики.

- Много домашнего задания на завтра.

- Тогда завтра.

- Завтра у меня...

- Нет у тебя завтра ничего! Прости. Альва, я хочу быть с тобой. Переборщил тогда, да. Неужели не заслужил второй шанс?

- Приличная девушка не станет тратить своё время на несдержанного юношу, стремящегося заполучить её до брака! - повторила я бабушкины слова и в довершение высунула язык.

Казалось, Морган задохнётся. Он раскраснелся, сощурил глаза и скрежетнул зубами. Когда старшекурсник сжал пальцы в кулак, я попятилась. Когда он поборол гнев и собрался заговорить, убежала.

- И где тебя так долго тени носили? - прокряхтел вечно недовольный Тиббольт. - Стирай давай.

- Сегодня дежурит Жан!

- Ты видишь где-нибудь Костроуна? Стирай!

Я огляделась. Друг отсутствовал. Тихо рыча, направилась к доске. Даже на двери висит список дежурств по классу. Мой день был вчера, но Тиббольта не пронять. Он ни раз заговаривал о том, как это здорово, что в классе появилась девушка. «Наконец, - говорил классный руководитель, - мужчины прекратят отвлекаться на женскую работу», но его ждало разочарование. Новый директор, как и прежний, заставил распределить дежурства между студентами поровну. Вот вернётся Жан после перемены, я ему отвечу за всю свою ненависть к Тиббольту!

Уроки проходили нудно. Я всё чаще глядела на настенные часы и ждала окончания не только каждого занятия в отдельности, но и учебного дня в целом. Из кабинета старалась не выходить. Даже завтракать не пошла, а вот в обеде себе отказать не сумела. Понимая, что рискую просидеть на керамике до позднего вечера уцепилась за сдружившихся Жана с Патриком и увязалась за ними в школьную столовую. Я понадеялась, что их близость послужит защитой от настойчивого Моргана. Однако на подходе к дверям в обитель вечно голодных студентов Патрика позвал какой-то парень. Галлахи поправил свои очки, извинился и оставил меня наедине с Жаном. В очереди к супу нас настиг Аргус и позвал за свой столик, а там уже вкушал местные яства его одноклассник - Морган Келли. И отказать брату, особенно после согласия Костроуна, я не смогла.

Морган сидел напротив меня. Он молчал, отвлекаясь от еды только на всяческие вопросы Аргуса. Я тоже вела себя тихо, желая сползти под стол, чтобы не видеть его улыбки и прекрасных фиалковых глаз. Он, несомненно, думал иначе, разглядывая меня на протяжении всего обеда. Кусок в горло не лез! Нет, я ела, но больше для виду. Глотать получалось с трудом, а когда жевала, рука сама тянулась прикрыть шевелящийся рот. Нельзя так пристально на девушку смотреть.

Я со всей доставшейся мне скоростью покинула столовую и убежала на керамику, избегая возможности остаться наедине с Морганом. Забежав в клубную комнату, опустилась на пол у двери. В висках отдавалось биение сердца, дыхание сбилось, а в глазах помутнело. И единственным, кто обратил внимание на моё состояние (а сегодня собрался весь клуб) был голем. Маленькое существо проковыляло ко мне со способной ему прыткостью, что означает весьма медленно. Быстро он передвигался только в прыжках.

- Альва бо-бо? - спросил голем, с трудом ворочая нижней челюстью.

- Нет. Всё хорошо, - успокоила малыша.

Голем наклонил огромную голову и покачнулся. Он не упал только благодаря правой руке, на которую облокотился. Он продолжал шевелить массивной челюстью из стороны в сторону и разглядывать меня.

- Альва воды?

- Нет. Спасибо, - я почти отдышалась.

- Альва домой?

- Да нет же!

Заинтересованность маленького существа начинала раздражать. Голем почесал клык, а зелёные глазки засветились ярче.

- Голем помогать!

- Оставь её в покое, - холодно скомандовал Рой, не отвлекаясь от своей работы.

Насидевшись на холодном и пыльном полу, я поднялась. Голем забрался под стол и спрятался за ногами создателя. В клубе собрались все, но не слышно весёлых разговоров, да и просто разговоров. Каждый занят своим делом. Только Вениамин что-то тихо напевал. Я ничего сегодня делать не хотела. Мне оставалось раскрасить вазу акрилом, но и время следовало тянуть до последнего. Иначе рисковала столкнуться с Морганом. И даже покидая клуб одной из последних, я прокляла все десять уровней мира теней. Старшекурсник сидел на заборе и, улыбаясь, смотрел на меня, сжимая в руках какую-то бутылочку. Он осушил её и откинул, встал. Сделав вид, что не заметила, чуть отвернула голову и поспешила покинуть школьную территорию. Как же! Морган нагнал меня через секунду и шёл слева от меня. В такой близи до меня доходил лёгкий алкогольный аромат. Глаза старшекурсника поблескивали.

- Я виноват.

- Повторяешься, - ускорила шаг.

- Альва! - старшекурсник схватил меня под локоть. - Выслушай меня. Вспылил, бывает. Знаешь, и ты не святоша! Зачем было копаться в моих вещах? И чего такого плохого в том, чтобы двое влюблённых познали друг друга до свадьбы?

Если первый вопрос задел меня совсем немного, то после второго отвесила Моргану такую пощёчину, что у самой рука заболела! А какой громкий хлопок раздался! Но на счастье рядом никого не оказалось.

- Что это вообще за список такой? Для чего он тебе?

- Список и всё тут. Хочешь, выкину? - Морган потёр покрасневшую щеку.

- Почему одни имена обведены, а другие перечёркнуты?

- Какая любопытная, - язвительно сказал старшекурсник.

- Да, любопытная. Плохо?..

Я недоговорила, пойманная сильными руками. Морган накрыл мой рот в поцелуе. В ответ я начала колотить обнаглевшего парня по груди.

- Морган! - выкрикнула, получив свободу. - Если ты на самом деле хочешь быть со мной, ответь на мои вопросы!

Он коротко рассмеялся и отпустил меня.

- Альва. Не строй из себя недотрогу. Думаешь, я не знаю, для чего девчонки поступили при первой же возможности во ВША? Чтоб замуж выскочить. Хочешь получить мужа, будь послушной девочкой.

- Я не такая!

- Неужели? - он хмыкнул и осмотрел меня. - Да, ты отличаешься от других. Они все такие с виду правильные и хорошие, раскрываются лишь наедине. А ты сразу показываешь себя. Не носишь нижней юбки, вне школы свободна от корсетов. Даже брюки можешь надеть. Дерзкая, вызывающая, откровенная, - Морган перечислял с придыханием. - Какая недотрога позволит себе прийти к мужчине, заведомо зная, что останется с ним наедине? Да не одна из этих кукол не станет столь скоро напиваться в чужом доме, как ты под Новый год. А как ловко меня окрутила! И сбежала к этому Галлахи. А до него? И до меня ведь тоже... Этот Костроун, - он почти выплюнул фамилию моего друга. - Знатный парень. Сильный отец, богатое наследство! Или его оставила на потом? А сейчас, дай подумать, глава клуба керамики? И продолжаешь строить невинную девочку!

Я сжала зубы и замахнулась для второй пощёчины, но была поймана.

- Ну, не надо. Это лишнее, Альва, - мурлыкнул Келли, притягивая меня к себе. - Просто идём со мной. Я не такой богач, как твой ненаглядный Жан. Но раз готова отдаться ботанику, чем я не угодил?

- Всем!

Свободной рукой сорвала с шеи Звезду Тера. Амулет, пропитавшись моим настроением, засверкал. Я приложила им к держащей меня руке, ощущая тепло. Морган зашипел и выпустил меня. Он тряс покрасневший от лёгких ожогов рукой, а я подхватила неудобные юбки и убежала.

Дома закрылась в своей комнате, проигнорировав семейный ужин. Я забралась под одеяло и расплакалась. Вроде как убежала от Моргана, а только поняла весь смысл произошедшего. И холодные волны страха окатывали всё тело. Руки тряслись, а всхлипы становились всё громче. Я даже уткнулась лицом в подушку, чтобы никто не услышал и не попытался войти в мою комнату. Поздно.

- Ты чего? - раздался голос Жана, а кровать рядом со мной прогнулась.

Юноша осторожно приспустил одеяло и притянул меня к себе. Он обнимал и всё повторял: «Тише», пока я не успокоилась.

- Альва, что стряслось?

- Ничего.

- Вижу я твоё ничего! Рассказывай.

Я ещё раз всхлипнула, сидя рядом с другом и облокотившись на его плечо.

- Я похожа на распутную девушку?

- Что за глупости? Кто тебе сказал такое?

- Жан, ответь на вопрос.

- Нет, - весело произнёс он и улыбнулся. - Только на глупую.

Костроун в один прыжок оказался на другом конце комнаты, ожидая какого-нибудь снаряда. Он даже покосился на заплаканную подушку и Борьку. Только у меня не было настроения кидаться в него. Постояв немного, Жан вернулся на мою кровать и сел напротив.

- А как ты вошёл?

- Через окно. Альва, хоть намекни: что с тобой сегодня? - он нахмурился. - Это как-то связано с твоей беготнёй от Моргана?

Я вновь всхлипнула и растянулась на кровати, пряча лицо. Жан громко выдохнул и похлопал меня по плечу.

- Говорил же тебе! Альва, успокойся. Хочешь, я с ним сам разберусь?

- Нет! - мне вспомнилось предположение старшекурсника о моих отношениях с Жаном. - Так будет только хуже.

Жан скептически пробормотал нечто неразборчивое, но согласился с моим решением.

Часть III. Глава 14 - Новый учитель и его ученица



На следующий день мне вовсе не хотелось идти на учёбу. Пожалуй, если б не новый предмет, то притворилась больной. Теория построения призыва стояла в конце учебного дня. И я с нетерпением ожидала её начала. Я много раз видела, как Аргус призывал маленькое теневое существо в помощники. Оно выглядело юрким и недовольным, но сцепленное печатью, выполняло приказы брата. Такие печати держат помощников совсем недолго, и как только ослабевают, малыши стремятся сбежать, а иногда и напакостить призывающему. Поэтому с ними нужно быть осторожными и вежливыми. И разве не об этих существах нам расскажут на новом уроке?

Хотя концентрация и поиск природной Силы тоже весьма интересное занятие. Вот, например, сегодня мы всем классом пошли в заброшенный сад. Как только последний студент ступил под тень деревьев, окружающий мир заволокло серой пеленой. Обволакивающий туман сгустился вокруг нашей группы, но тех, кто оставался вблизи, видно отчётливо. Учитель отдал команду, и мы разбежались, разделившись на группы по три человека. Учитель остался на том же месте и включил секундомер. Он спрятал в саду четыре артефакта, которые нам предстояло найти. Жан обмотал цепочку от своего медальона вокруг руки и шёл впереди, сканируя местность. Сегодня он был нашим поисковиком. Патрик на скорую руку чертил и записывал окружение, его задача найти обратную дорогу. Моя задача - нести артефакт. Может показаться, что это самая простая часть, но только для тех, кто не является алхимиком. Алхимики знают: к артефактам опасно прикасаться. И я не знаю, как это обойдут другие группы, мне поможет Звезда Тера. Должна помочь. Каждый артефакт отличается по своей силе от другого, и учитель не стал предупреждать о магических свойствах, спрятанных в саде. Более того, раззадорив парней, он сказал, что не обязательно возвращаться всего с одним артефактом!

- О! Нашёл, - сказал Жан и остановился.

Мы тоже остановились и вгляделись в растительность. Корявые чернеющие стволы мёртвых деревьев, пожелтевшая трава? покрывшаяся инеем и неотъемлемая черта сада - хлюпающая лужами глинистая почва. Мы стояли так с минуту, прежде чем Жан поднял руку вверх, направляемый остатками заряда в своём медальоне. На смуглом лице заиграла улыбка победителя. Я тоже запрокинула голову и заметила крупное яйцо, застрявшее на ветвях. Патрик подсадил, и, как самая маленькая и худая, я полезла наверх. Длинная юбка мешалась и постоянно цеплялась за высохшую кору. Я ободрала руку, но схватила разноцветное яйцо. Звезда Тера нагрелась, а витиеватые узоры на яйце засветились в ответ. Я радостно прижала артефакт к груди и посмотрела на парней. Они оказались ниже, чем я думала. Или это я забралась так высоко? Судя по выражению лиц одноклассников, они тоже не ожидали столь большого расстояния. И странный монотонный хруст давал понять, расстояние продолжает увеличиваться, вместе с вдруг начавшим расти деревом. Я взвизгнула и сильнее прижала яйцо.

Хруст затих, и дерево остановило рост. Звезда Тера больше не грела, как не светились рисунки на яйце. Боясь оказаться ещё выше, я в спешке спускалась. Ноги соскальзывали, а одна из рук всегда оставалась занята артефактом. Наверное, именно потому я сорвалась, ударившись и сломав спиной несколько сухих веток, а после вдавила в землю Галлахи, попытавшегося меня поймать. Студентик в прямом смысле слова ударил лицом в грязь. Мы поднялись на ноги, а вот круглые очки остались лежать на земле, сломавшись пополам. Одно стекло треснуло и вывалилось из оправы. Патрик с некоторой грустью положил сломанные очки в карман. Я впервые за полгода увидела одноклассника без них. Странно, но тихоня вдруг показался мне симпатичным. Ему бы очки другой формы, хорошо, что круглые сломались.

- Не будем искать второй артефакт, - Жан озвучил мысли каждого из нас. - Патрик, куда идти?

- Если бы я знал.

- Ты же записывал дорогу.

- Да, но... - юноша смутился. - Я не увижу собственных записей, а вы их всё равно не поймёте.

- Или поймём, - сказала я и выхватила зарисовки пути.

На белоснежных листах мне встретились рисунки деревьев и каких-то кустов и крохотные ровно-выведенные записи, которые совсем не помогали. Я часто видела, как Галлахи что-то рисует на переменах, а иногда и во время уроков, но не подозревала, что так красиво. И почерк замечательный! Мне никогда такого не добиться. Поняв, что студентик прав, вернула ему листы. Такими темпами мы рисковали остаться посреди пустых веток и обволакивающего тумана до вечера, пропуская знакомство с новым предметом и учителем.

- Жан, есть заряд? - с надеждой спросил Патрик.

- На портал не хватит.

- Тогда идём так, - констатировал Жан и сам же пошёл, как ему казалось, в правильном направлении.

Я направилась за другом, чуть помедлив, пошёл и Патрик. Подозрительно медленно наступая на хрустящие веточки и примятую траву. Галлахи так мучительно всматривался в землю, что мне стало жаль одноклассника. Было хорошо заметно, без очков Патрику неуютно.

Когда я оказывалась в заброшенном саду одна, погода ярко и часто сменялась, но сейчас как стоял туман, скрывая от нас не только виды, но и звуки, так развеиваться и не собирался. Мы глупо хлюпали мокрой землёй, прилипающей к обуви, и ходили, как мне показалось, кругами. Деревья менялись, но в этом саду они способны меняться и просто так, совсем не обязательно куда-то ходить. Жан предложил остановиться и завалил Патрика вопросами по его записям, разглядывая картинки деревьев на белой бумаге. Я села на корягу и ощутила, как разливается тепло от Звезды Тера, а вторя ей, разгораются узоры на яйце. Раздался противный хруст, а коряга подо мной зашевелилась. Пока амулет согревал, а артефакт светился, ополоумевшая коряга носилась за нами. Не решаясь бороться с деревом, вместе с парнями я рванула как можно дальше. Мне с трудом удавалось не отставать от одноклассников. И когда Звезда Тера с яйцом успокоились, коряга повалилась на землю.

- Так, наш артефакт земляной, - прохрипел Жан, пытаясь отдышаться.

- Это что-то нам даёт?

- Стимул убраться отсюда как можно скорей, - выдохнул друг.

Мы с Патриком согласно закивали. Стимул покинуть сад у меня был и без особенностей артефакта. Я хотела попасть на новый урок, совместный с параллельным классом! Только что это всё нам давало? Я рассказала парням о том, что яйцо всегда даёт понять о своих атаках, но и это не многое меняло. Жан, единственный, кому в нашей троице достался медальон, уселся на валун и игрался с цепочкой. Мы, скучающе, сели рядом с ним. И вдруг Патрик вскрикнул и рассмеялся.

- Медальон! Надо его зарядить, и тогда мы выберемся!

Мы с Жаном переглянулись и глупо заулыбались. И почему никто из нас сам до этого не додумался? После предложения Патрика дело сдвинулось с мёртвой точки. Я держалась на некотором расстоянии от Жана, пока тот заряжал медальон, чтобы в случае активации артефакта, не отвлекать друга. Он почти закончил сосредоточенно сидеть на корточках над поблескивающей лужицей, когда к нам подошла одна из других трёх команд. У каждого из подошедших одноклассников было по артефакту. И все они смотрели на наш, явно желая заполучить и его.

- Ботаник и отстающие - чудесная команда! - насмешливо сказал Кевин (пожалуй, самый крупный в нашем классе студент как вверх, так и вширь).

- Спасибо за вашу работу, а теперь будьте так добры ваш артефакт, - издевательски поклонился один из его дружков.

Я отшатнулась. Жан и Патрик заслонили меня, не соглашаясь расставаться с добытым яйцом. Жан собирался использовать заряд медальона для защиты от одноклассников, но Кевин среагировал быстрее. Он всегда слажено работал со своим медальоном, и теперь (со стороны казалось) одним лишь взглядом выбил медальон противника. Друзья Кевина стали обступать Патрика и Жана с двух сторон, огибая парней и идя ко мне. Я испугалась и всё пятилась, пока Звезда Тера не разлила по телу успокаивающее тепло, а следом за ней засветился артефакт в моих руках. Все парни, включая мою команду, отскочили подальше. Высохший дуб взревел и выдрал собственные корни из мокрой земли. Он гаркнул на собравшихся в кучку подростков и подобно огромной руке взмахнул веткой. Парни попадали наземь, а ветка дуба просвистела над ними. Дерево описало полукруг и заметило меня. Тут уж хочешь не хочешь, а от артефакта избавишься, лишь бы самой спастись! Я так и поступила, с диким криком швырнув в угрожающий дуб яйцом. Только в туже секунду узоры на артефакте погасли, и дерево остановилось, протянув иссохшую ветку, но так и не достигнув заветной цели.

- Есть! - крикнул Кевин.

Парень опомнился первым. Он рванул к нашему артефакту и долбанул своим медальоном о застывший дуб. На стволе раскрылась пасть. И трое воришек шмыгнули в неё прежде, чем кто-либо из нас успел их настигнуть. Теневой монстр с гулким стуком сомкнул пасть и исчез.

- Гр-р-рха! - рычал Жан, колотя и пиная дерево.

- Заряд остался? - устало спросил Патрик.

- Да! - гаркнул Костроун. - Толку теперь?

- Выберемся отсюда, - невозмутимый Галлахи потянулся к переносице, но ткнул себя пальцем промеж глаз и выругался.

Из портала мы вышли усталые, помятые и злые как тридцать семь теней. Мы были последними, но не единственными без артефакта. Учитель остановил секундомер и что-то записал в свой блокнот.

- На вашем месте я бы поторопился, перемена почти закончилась, - сказал мужчина и направился к стене тумана. - Идите же, одни не выйдете.

Мы послушно поплелись следом. Туман расступился и выпустил нас из сада. По небу плавали пушистые облака, ярко светило солнце, и гулял тёплый ветер, приносящий ароматы полевых трав. Я оглянулась и закашлялась. Как-то уже привыкла в саду видеть мёртвую растительность, туман и мокрую красную почву. Только за моей спиной цвёл белыми цветочками яблоневый сад. Лучи солнца просачивались сквозь крупную листву, летали бабочки и даже маленькие разноцветные птички с длиннющими хвостиками. Заброшенный сад так и манил вернуться, обещая сочные плоды, которых (на самом деле) никогда не существовало. Ну, может только если до того, как какой-то алхимик устроил в сердце сада свою лабораторию, а после она взорвалась, образовав аномальную зону. Эта зона имеет второй номер (так мне Патрик сказал, когда внутри были). И всего (тоже он рассказал) таких зон десять. Десятая зона - самая опасная, потому туда ни одного студента никогда в жизни не пошлют, да и далеко она от Йелана. Рассказам Галлахи я доверилась сильнее, нежели - Аргуса, сама не знаю почему.

Перепачканные землёй и, почему-то, илом, мы вошли в стены школы и под звон колокола прошли к пятому кабинету, где взяли всё необходимое. И отправились в кабинет под номером сорок четыре, в котором до этого не было ни единого занятия. По пути нас встречали опустевшие тихие коридоры, а вот из-за закрытых дверей шумели пишущие перья.

Патрик в новых круглых очках первым постучал в закрытую дверь кабинета. За ней и до стука было довольно тихо, а после, казалось, стало тише. Мне слышно, как сглотнул Галлахи, прежде чем со скрежетом повернуть ручку и войти внутрь. Ребята из нашего класса и из Филина уставились на нашу троицу.

- Заходите, - раздался строгий мужской голос. - И запомните, впредь я опозданий не потерплю.

Мы не стройно вошли внутрь и заняли свободные места в конце класса. И только после я додумалась взглянуть на учителя. Удивлённый возглас застрял в горле. Напротив сидящих студентов вытянулся как по стойке смирно мужчина с разноцветными глазами. На учительском столе, покачивая тонкими ножками, сидела и улыбалась его спутница с цветочной ярмарки. Обернувшись к Жану, поняла, он давно признал в них встреченную тем вечером парочку и теперь сидел с чуть приоткрытым ртом.

- Итак, - сказал мужчина. - Раз все, наконец, в сборе. Я начну. Моё имя - Грегори О’Доэрти, а это, - он указал на сидящую на столе девушку, - Линда. Она моя помощница. Для того, чтобы ваше обучение проходило успешно, всем вам следует запомнить несколько несложных правил: во-первых, я больше не стану впускать опоздавших; во-вторых, для допуска к зачёту вам нужны записи всех лекций, выступления во время занятий и реферат, темы скажу позже; в-третьих, но не в последних, любые вопросы только с поднятой рукой, а иначе вон из класса, как и за любую другую попытку срыва занятия.

На аудиторию опустилась тишина, вскоре разорванная скрипом мела по доске. Это Грегори О’Доэрти чертил какую-то схему. И заскрипели перья, напуганных холодным ровным голосом учителя, студентов. Вдруг он и впрямь станет проверять наличие лекций? Студенты расслабились лишь со звуком колокола, оповестившим об окончании занятия.

- Звонок для учителя, - огорошил учитель и продолжил зачитывать вводную лекцию, а также назвал целый список литературы.

- Нелюди страшные, - выдал Жан за пределами школы и пригласил меня к себе.

Я с радостью согласилась, ведь уже давно не видела Тадеуса и успела соскучиться по белоголовому демону.

Подвал встретил меня тишиной. Тадеус бледным комочком свернулся на полу и мерно посапывал. Под глазом у него назревал бурый синяк, ещё несколько жёлтых украшали рёбра. Костяшки пальцем стёрты в кровь, но сон у демона безмятежный. Я села на прохладный пол возле него и наблюдала за подрагиванием век и ресниц, бледных губ, а иногда тонких пальцев. Как и всегда, Тадеус проснулся неожиданно и резко. Он будто не бывает сонным. Чёрные точки зрачков уставились на меня, демон сел, встряхнул головой и спросил с какого перепугу я к нему пришла. Обидно! Я к нему со всей душой, бутербродов с сыром и ветчиной принесла, а с ними крынку молока. Конечно, заметив съестное, настороженность отпустила Тадеуса. Он принялся активно жевать, но на меня смотрел исподлобья.

- Да что не так? - не выдержала я.

- Странная ты. Подкармливаешь меня, а сама дружишь с Костроуном.

- Жан хороший! - прикрикнула на демона.

- Уверена в этом? - скептически поинтересовался. - Он сын своего отца.

- Но он не такой, как его отец, - сказала твёрдо.

Тадеус хмыкнул и прикончил очередной бутерброд.

- Тогда почему я всё ещё здесь? Или это у тебя такой юмор, юный алхимик, растягивать моё заключение до последнего?

- О чём ты! Если бы я знала, как тебе помочь...

- Думаешь, Костроун не знает? Спроси своего друга.

- Он не знает, ему отец к тебе вообще приближаться запретил. И не делится с Жаном подробностями.

- Я повторюсь: уверена в этом?

Я закусила губу. Что-то в голосе белого демона мне не нравилось, но другу я верила. Если Жан говорит, что ничего не знает (а он говорит именно так), то - не знает. Тадеус схомячил все семь приготовленных бутербродов, а на них ушла целая буханка хлеба! И после умудрялся смотреть на меня глазами голодного щенка.

- Неужели?

- Он питается мной.

- И обычной еды недостаточно? - спросила я, под скрип ступенек.

Жан в кои-то веки решил к нам спуститься, но попал в довольно странный и непонятный момент.

- Ты будешь гораздо питательнее, - тихо на выдохе говорил Тадеус, подтягиваясь ко мне.

Я, примечая приближение Жана, смутилась и поползла от оголодавшего демона. Тадеус цокнул языком и поймал меня, собираясь покормиться поцелуем.

- Эй-эй-эй! - осторожно ступающий Жан вдруг забежал в клетку. - Не трогай её!

- Я голоден, - зарычал демон.

Жан обиженно раздувал ноздри. Он судорожно придумывал, чтобы такое сказать, но Тадеус решил не ждать продолжения. Пересохшие губы слегка коснулись моих, но следом за этим демон зашипел и зарычал. Жан, так ничего и не придумав, пнул его. Тадеус резко, по-кошачьи поднялся на ноги и впился в Костроуна взглядом. Друг побледнел, губы посинели, а руки его начали дрожать.

- Не трожь её, - сбивчиво произнёс перепугавшийся Жан.

- Тогда тебя, - пожал плечами Тадеус.

Я с приоткрытым ртом наблюдала, как в считанные секунды Тадеус, который в два раза тоньше Жана, вцепился в него и притянул к себе. Жар побежал по щекам, и пришло осознание, что вот-вот случится нечто невообразимое!

- Больше еды? Поможет? - пролепетала я, срываясь на писк.

Тадеус остановился в миллиметрах от одеревеневшего Жана и развернулся ко мне. На его лице блуждало выражение усиленной задумчивости. Белый демон отпустил моего друга и кивнул. Жан всё ещё стоял неподвижно, и потому я юрко подскочила к нему и схватила за руку.

- Сейчас приготовим чего-нибудь по питательней! - пообещала демону и увела Костроуна из подвала.

На кухне вспотевший Жан опёрся обеими руками о столешницу и намеревался сползти на пол, но я вовремя подставила трёхногую табуретку.

- Жан, приходи скорей в себя и готовь!

- Что?

- Для Тадеуса. Видел, какой он голодный?

- Альва, может, лучше не будем к нему возвращаться? Я считаю, ему хватит на сегодня, - он взъерошил тёмные кудри. - Чего ты так о нём печёшься? Я к нему второй раз не спущусь!

- И не надо, только приготовь!

- Не буду! - напористо прикрикнул друг. - Тебе надо, ты и готовь, если сможешь.

Я обиженно отвернулась.

- Как хочешь! - ответила другу, вспоминая сколько денег осталось в кошелёчке.

Сегодня уже купила хлеб для съеденных бутербродов, и ещё что-нибудь куплю. Всяко съедобнее, чем моя готовка! Жан показательно поднялся в свою комнату и громко хлопнул дверью. Я отправилась по палаткам с быстрой едой. Обратно к Костроунам я вернулась с пустым кошельком, но с тяжёлым бумажным пакетом в руках. В него мне завернули печёную картошечку с творожным сыром, с зеленью и с нарезкой куриного мяса, а ещё пару сосисок в тесте и пирожок с яблочным вареньем. Надеюсь, Тадеусу хватит.

Домой возвращалась поздним вечером. Жан со мной попрощался, но это были единственные произнесённые им слова. Тадеус, на моё счастье, съел всё. А вот я так ничего не ела, и живот жалобно напоминал мне об этом.

С приходом нового дня начался и новый учебный день. Возглавлял этот день предмет Грегори О’Доэрти. И если вчера во взглядах студентов читалось любопытство, то сегодня ясно проглядывался немой крик о помощи. Не всем везёт родиться сестрой Аргуса Ванвиссера, а потому не каждого студента с утра готов разбудить любящий братец. И, как я узнала, не только наш класс грешен такими студентами, но и класс Филина. Странный и немного пугающий нелюдь, наш новый учитель, после последнего удара колокола закрыл дверь на ключ. И больше никто не мог войти, но ручка с некоторой периодичностью, продолжала дёргаться на протяжении первой половины урока. После студенты угомонились, и прекратили попытки попасть на занятие. Не знаю, радовались они или огорчались, но все попавшие своему везению явно огорчались. Включая меня и Костроуна и даже Галлахи, старательно записывающего каждое преподавательское слово. Моя рука болела через десять минут после начала урока, через пятнадцать на безымянном пальце наметилась мозоль. Через двадцать распухла голова, от нескончаемого потока новых и непонятных формул. Линда, самое счастливое существо в аудитории, на протяжении всего урока сидела на преподавательском столе и раскачивала ножками, укутанными в высокие вязанные сапожки на тонком длинном каблучке, заставляющем её ступни сильно изогнуться. Она часто перекидывала ногу на ногу, отвлекая добрую часть студентов, украдкой заглядывающихся на манёвр. Судя по лицу «помощницы учителя» я понимала, девушка развлекалась вовсе не бездумно, довольно улыбаясь каждому заглянувшему под коротенькую юбку. И только Грегори О’Доэрти не обращал на бесстыдницу своего внимания.

- А теперь записываем задание на дом и темы для ваших рефератов, спрашивать их начну со следующего занятия, - повелительным тоном сообщил учитель, возвращая студентов к занятию. - Напоминаю зевакам, у вас должны быть все записи лекций. Итак, к среде подготовить...

Пишущие перья быстрее застрочили по листам.

- ... И чтобы одинаковых тем для рефератов не брали! - припечатал учитель, обводя студентов холодным взглядом разноцветных глаз.

Раздался колокол. Кто-то засуетился, радуясь скорому побегу, но О’Доэрти не торопился отворять дверь. Он с невозмутимым лицом продолжал диктовать последнее определение. Теперь, правда, и сам поглядывая на улыбающуюся Линду. Закончив диктовку, он не подошёл к двери. Все затихли в немом ожидании свободы, а когда преподаватель одним взглядом заставил защёлку крутануться и отпереть дверь, по кабинету разнёсся дружный полуох-полувздох.

Это тот самый урок, после которого устаёшь достаточно, чтобы голод овладел моим телом. И я готова нестись в столовую, сшибая всех на своём пути и позабыв о том, что завтрак подают после второго урока, на большой перемене. Вымотанная и голодная я вспоминала и жалела Тадеуса. Если один несчастный урок способен так меня ослабить, то как устаёт он в своей темнице? Определённо, нужно приходить к нему чаще, и приносить с собой больше!

В подвал наш класс спускался не торопясь. Джонатан Эклунд пристально осмотрел каждого «Сокола» и после недолгих раздумий решил научить нас готовить зелье бодрости. Чем мы и занимались всё занятие. Дважды в классе возникала опасность взрыва, но химик всегда успевал вовремя к нам подскочить и успокоить бурлящее варево.

- Запомните! - оповестил довольных студентов, опробовавших полученное желе. - Зелье бодрости нельзя применять часто, оно вызывает аллергию и лёгкую зависимость. А также усиливает голод. Ну, птенчики, марш завтракать!

- Теперь перед каждым уроком теории построения призыва такой съедать стану, - пообещал Жан.

Я согласно закивала, решив сварить дома такое желе и порезать кубиками. На будущее! В столовой было забавно наблюдать за «филинами» с параллели. Они еле пережёвывали овсяную кашу и будто стадо зомби закусывали бутербродами с маслом. Наш класс отнюдь ел смачно. Того и гляди, обернёшься, а порцию уже кто-то из голодных одноклассников стащил! Я вгрызалась в твёрдое яблоко наравне с парнями, не уступая им в аппетите до тех самых пор, пока не заметила взгляд Линды. Она сидела за одним из преподавательских столов и радостно мне махала, подзывая к себе. Я поперхнулась горячим какао и неуверенно огляделась. Может, не меня зовёт? Нет, меня. Встала из-за столика и подошла к довольной девушке.

- Садись, - пригласила она. - Не стесняйся. Не думала, что ты с твоим парнем здесь учитесь.

- Жан не мой парень, - погодя, я всё же села. - Он мой друг.

- Хм-м-м, - протянула Линда и покосилась на Костроуна. - Твоё дело. А я тоже скоро буду здесь учиться. Сначала не хотела, но пока за Гре походила, мне понравилось. Он, всё равно, обещал надолго здесь задержаться. Контракт хороший, да и сама понимаешь...

Я не понимала, но угукала и кивала, уплетая сдобные булочки из корзинки со стола.

- Будешь моей подругой? Я тогда к тебе в класс поступлю, - подмигнула Линда.

Поразмыслив, пришла к выводу, что нет ничего плохого в том, чтобы стать подругой...

- А ты и О’Доэрти друг другу кто, если не секрет?

- Он мой муж!

- Считай, мы уже подруги, - пообещала Линде и схватила ещё одну ну очень аппетитную булочку.

Пожалуй, я оказалась единственной во всём классе, кто не удивился в понедельник новой однокласснице. Линда с присущей ей улыбкой представилась всем под фамилией О’Доэрти, что не сильно удивило студентов в отличии об упоминания о замужестве девушки с новым преподавателем. Я также не удивилась, когда Линда подошла к нашей парте и попросила Жана (приказным тоном) пересесть. Костроун аж поперхнулся от её напористости и напрочь отказался менять своё место. Показательно хмыкнув Линда сдвинула Кевина, всегда сидящего в одиночку прямо передо мной. Вот это меня удивило. Впервые все мы видели, как наш бугай столь безропотно пересаживается, пусть и на другой стул, но за той же партой, и ни словечком не возражает новой однокласснице. Линда села прямо передо мной и почти все занятия сидела в пол оборота, расспрашивая меня об учёбе в высшей школе алхимии.

- Она мне не нравится, - признался Жан за обедом.

Линда, спешно зачисленная в наш класс посреди второго семестра, смутила многих. Девушка, будучи студенткой, продолжала есть за преподавательскими столиками, восседая бок о бок со своим мужем. Грегори за едой обращал внимание только на еду, а Линда глазела вокруг и улыбалась практически всем юношам школы, кому-то ещё и подмигивала. Я поражалась сдержанности её мужа. Неужели у северян такое поведение - норма? Она же заигрывает со всеми подряд! А ему хоть бы хны.

Школьная форма Линде шла, но девушке не понравилась. Во вторник она пришла с укороченной юбкой, оставив длину едва доходящей до колен и позволяющей студентам разглядеть яркие ремешки, удерживающие белые чулки. Учителя ничего не говорили Линде о её внешнем виде, а студенты косились и на меня. Новая одноклассница ни на одной перемене (за исключением тех, когда мы завтракали либо обедали) не оставляла меня. И на уроках старалась держаться как можно ближе. На физкультуре новоявленная подруга бежала в ногу со мной и умудрялась обсуждать парней.

- А этого блондинчика знаешь? - задалась вопросом Линда и кивнула в сторону Моргана.

- Держись от него подальше, - предупредила я.

- Интересненько, - проворковала одноклассница и призывно ему улыбнулась.

Я успела выкинуть одноклассника брата из головы, в полной уверенности, что Келли поступил также. Вот только в этот момент всё его внимание было приковано к нам. В основном, правда, к Линде и её открытым ножкам. Студентка умудрилась обрезать спортивные штаны и обозвала их: «шортики».

- А что, здесь такие никто не носит? Ну и зря! - выдала Линда, когда все девочки в раздевалке уставились на неё с немым укором.

К концу вторника я жалела, что в блузке предусмотрена возможность отстегнуть рукава и строгий воротник (от которых избавились почти все девушки за исключением Линды), но нет никакой возможности пристегнуть глухой капюшон. И спрятаться под ним от всего мира! Потому утром среды я накинула плащ поверх школьной формы и пропустила мимо ушей укоризненные интонации бабушки, старательно напоминавшей мне: «Лето на дворе!». Я сослалась на тучи, заполонившие небо, на что мне посоветовали взять зонт. И от него не отказалась. Я шла в школу, прячась под плотным тяжёлым капюшоном, а когда по земле застучали первые капли дождя, вдобавок раскрыла широкий зонт шоколадного цвета. Но ничто не помогло мне скрыться от Линды.

- Я так волнуюсь! - возбуждённо повторяла одноклассница, пока мы поднимались по лестнице в сорок четвёртый кабинет. - У меня живот скрутило! Альва, а ты сделала задание?

- Нет, - я споткнулась на последней ступеньке.

Рефераты совершенно вылетели из головы, теперь живот скрутило у меня тоже. Мы с Линдой и недовольно бурчащим Жаном вместе шагнули в кабинет. Почти все места оказались занятыми, а наша троица недружным шагом проследовала в коней кабинета, садясь втроём за одну широкую парту. Генри О’Доэрти приподнял брови, наблюдая за тем, как с раздражающим слух скрипом его жена тащит через половину кабинета стул и ставит его рядом со мной, но промолчал. Губы его сомкнулись в тонкой линии.

К середине занятия учитель решил пройтись по списку студентов и разузнать, кто готов защищать свой реферат сегодня. Он зачитывал по алфавиту, но почти никто не был готов. Сначала прозвучали фамилии из журнала «Филина», затем - наши.

- О’Доэрти, - дошёл он до Линды.

- Я подготовила доклад о существах первого уровня.

- Доклад. Ты ничего не перепутала?

- Реферат за такие сроки написать нереально!

- Садись. Тиссен, готов?

- Эй! Хочешь сказать, я зря над ним вчера весь вечер убила?

- О’Доэрти, я просил сесть на место, - в голос учителя закрались стальные нотки. - Я не задавал вам докладов, их и дети написать смогут. Сядь!

Линда топнула ножкой на высоком каблуке (обувь она носила не школьную, а свою).

- Услышу от тебя хоть звук, направишься за дверь до конца урока.

Забавно наблюдать, как тихие до их стычки студенты затихли сильнее, но такого развития между новым учителем и его ученицей, а вернее между женой и мужем, никто не ожидал. Весь день Линда ходила как заведённая, она выпячивала красивые губки, заламывала руки и пинала камушки возле входа в школу. И потому неожиданно стало для меня увидеть её в приподнятом настроении, улыбавшуюся и приближающуюся ко мне в припрыжку после обеда.

- Альва! Ты моя, пока ещё, единственная подружка и оттого самая лучшая! - выдала Линда. - И посему приглашаю тебя сегодня в гости! Жду к шести. В это же время принято званый ужин подавать?

- В это, - не совсем понимая, на что подписываюсь, подтвердила я.

- Отлично! Буду ждать.

И ускакала, счастливо напевая какую-то мелодию себе под нос. Так как всё это произошло после уроков, у меня не осталось возможности объяснить Линде, что она меня не совсем поняла. Оставалось только предупредить бабушку и вечером отправиться в гости.

Часть III. Глава 15 - Ночь с Тадеусом



У меня имелся лист с адресом О’Доэрти. Они поселились на улице Клопатой, где я раньше не бывала. Там, поговаривают, нечего делать юным леди. И не только юным. Благовоспитанных людей на Клопатой улице не встретить, а те, к кому я собиралась, и вовсе нелюди. Когда я прошла путь, то оказалась перед домом, выложенным из крупного серого камня. Покатые тёмные крыши увенчали острые шпили. На окнах металлические сетки. Газон плотно зарос колючими сорняками. Я сглотнула и несколько раз сверила потёртый номер, припечатанный к дому, с номером, указанным на листе. Всё верно. Взялась за тяжёлый обруч, висящий на двери, и несколько раз постучалась. Спустя несколько мгновений мне открыл сгорбленный дедушка с длинным загнутым носом. Редкие седые волосы свисали грязными паклями вокруг головы. В одном глазу дедок сжимал монокль. И ещё от него пахло старостью, лекарствами и приближающейся смертью.

- Ах, Альва! - выскочила из-за его спины Линда. - Заходи, не стесняйся! Я прикажу подать ужин.

Дедок, так и не произнёсший ни слова, кряхтя поплёлся с прохода, куда-то вглубь плохо освещённого дома. Я ступила внутрь, а одноклассница закрыла за мной. Она схватила меня за руку и повела в гостиную. Эта комната, на моё удивление освещалась ярче. По углам на извилистых ножках поднимались торшеры, а по центру потолка свисала люстра, усыпанная хрустальными капельками. Линда плюхнулась на кожаный диван с множеством разномастных подушечек (здесь и круглые, и треугольные, и вытянутые, только квадратных не заметила). Я последовала её примеру и села на потёртое кожаное кресло напротив. Нас отделял только невысокий столик из тёмного камня, заставленный всяческими пирожными, конфетами и прочими лакомствами. Вскоре дедок на трясущихся руках принёс поднос с чайником и чашечками из разных сервизов. Я тихо го поблагодарила и вновь осталась наедине с Линдой. Подруга улыбалась во все зубы и жадно уплетала сладости.

- Ты не стесняйся, кушай, - предложила она.

Я потянулась к пиалам, но остановилась, заслышав детский крик. Линда закатила глаза, цыкнула и убежала. Вернулась она с пухлой малышкой на руках. Дитя кусала какие-то бусики и уже не плакала, но разноцветные глазки успели припухнуть, а вздёрнутый носик покраснеть.

- Ты не против, если она с нами побудет? - спросила Линда, садясь вместе с ребёнком.

- Нет. Это твоя сестрёнка?

- Дочка, - ласково прощебетала девушка и чмокнула малышку. - Моя Виви.

Я поперхнулась чаем и закашлялась. Да, Линда замужем, но дочка?

- Сколько же тебе лет?

- Восемнадцать недавно исполнилось. А тебе?

- Ещё пока семнадцать. Во сколько же... Как же... Откуда? - я никак не могла правильно подобрать вопрос.

- В шестнадцать. Мне повезло, я в первый месяц после свадьбы забеременела! - заключила Линда, обнимая свою дочку. - А ты ещё не хочешь замуж?

- Как в шестнадцать? Ведь только в восемнадцать можно!

- Мужчинам, - кивнула девушка. - А девушкам с шестнадцати. У вас разве не так? Э-э-э, - протянула она, отчего-то продолжая кивать. - Я не знала! Мы отличаемся больше, чем я думала! Все эти ваши вычурные наряды! Такая строгость, фу! Навешиваете на себя так, что страшно представить: во сколько вставать приходится, а ложиться спать...

- Нормально мы просыпаемся и засыпаем, - буркнула я, рассмешив её. - И одеваемся нормально.

- Да? А волосы? Гре постоянно меня одёргивает и вручает заколку! Говорит, чтоб с распущенными не выходила. Что за ерунда?

- Не ерунда это! Только дети ходят с распущенными волосами. А взрослые - развратницы, либо северя... - я закусила губу.

Но Линда успела нахмуриться. Только уползающая к краю Виви отвлекла девушку. Линда подхватила дочку на руки и усадила к себе на колени. Она задумалась, покачивая ногами и веселя малышку.

- И тебя всё это устраивает? - не верящим тоном спросила Линда. - Такое отношение? Я никогда не пойму южанок. Как ты живёшь с такими устоями?

Я улыбнулась, представив выражение лица бабушки, если их познакомить.

- Хочешь посмотреть на жизнь южанок?

- А хочу!

- Приглашаю, - говорю Линде.

Я не жестокая, а порой очень послушная внучка. И разве бабушка не обрадуется услышать, что у меня наконец-то появилась подружка? Жду не дождусь, когда они познакомятся! И тогда, быть может, бабушка станет ко мне снисходительнее.

В пятницу Линда обещала прийти ко мне, извинившись, что не сможет прийти завтра. Её останавливал не столько ребёнок, сколько множество домашнего задания из-за её к нам перевода.

- Я столько пропустила. И теперь приходится учить всё самостоятельно, лишь иногда обращаясь за помощью к учителям! - сетовала Линда. - Но в пятницу обязательно приду!

- Ничего страшного, - отмахнулась я, пятница всего на всего послезавтра, а она так извинялась, будто через триста лет.

На перемене перед последним уроком Жан буквально схватил меня под локоть и выволок из класса, пока не заметила Линда. Друг ещё долго озирался и не давал мне заговорить, положив на мой рот тёплую ладонь. Когда же он меня отпустил, я вполне заслуженно упёрла кулачки в бока и вопросительно уставилась на него.

- Отец сегодня с утра уехал, обещал вернуться завтра вечером. Зайдёшь? А то Тадеус уже о тебе спрашивает.

Понятия не имею, как выглядела со стороны. Но думаю, челюсть у меня отвисла, а глаза расширились до размеров тарелок.

- Ты с ним общаешься? - на выдохе спросила я.

- Должен его кто-то подкармливать, - в сторону пробубнил Костроун.

На смуглых щеках расцвёл румянец, по яркости соперничающий с закатным небом.

- Ты лучший! - кинулась я на шею другу, с трудом веря своим ушам.

Жан общается с Тадеусом! Жан его покормил! Жан самый замечательный друг на свете! Костроун рассмеялся и попытался расцепить мои руки, а после ответно обнял.

- Так ты придёшь?

- Да! - всё также воодушевлённо. - Нет. У меня сегодня гостья.

- После?

- Ночью, что ли?

- Так поздно уйдёт? Кто к тебе вообще придёт?

- О! А ты говорила, вы друзья, - подскочила к нам Линда.

Мы с Жаном отпустили друг друга и почти одновременно отшагнули.

- Мы и есть друзья, - проворчал будущий алхимик.

- Лучшие, - поправила я и шепнула Жану: она и придёт.

Костроун клацнул языком, но смолчал.

- Ты ведь придёшь сегодня? - уточнила у подруги.

- М... - она замялась. - Гре боится отпускать меня одну. А сам он сказал, что занят. Если мы завтра придём, ты же не против? Я и Гре, и Виви?

Я прикинула, что из этого может выйти. Папа запретит мне общаться с Линдой, узнав, что у той ребёнок. Бабушка запаникует и упадёт в обморок, узнав: как рано северянки выходят замуж. Мама может испугаться сразу трёх нелюдей в доме... Я им говорила, что Линда не человек?

- Конечно, приходите все вместе, - задумчиво проговорила я, решив, что к субботе успею во всём разобраться, а на попятную идти совсем не хотелось.

Линда улыбнулась и похлопала в ладоши.

- Я скажу Гре! Спасибо, Альва.

- Теперь твой вечер свободен? - спросил Жан, когда радостная Линда ускакала.

Я кивнула одновременно со звоном колокола, заполнившим школу. Последний урок прошёл тихо, после также тихо и спокойно я просидела на керамике. Только вместо того, чтобы что-то лепить или раскрашивать, всё проведённое в клубе время я играла с големом в камушки. Мы по очереди кидали их в таз, где те со звоном бились о стенки. Голема занятие веселило, а меня веселил он. Только Рой недовольно оборачивался, иногда спрашивая меня: «Не надоело? Одно слово, и голем перестанет тебя донимать», голем цеплялся за мою юбку, боясь оказаться отосланным под стол.

Вернувшись со школы, я рассказала родителям, что Линда не придёт, зато я ухожу. Мама насупилась, но папа одобрительно улыбнулся, взяв с меня обещание: не загуливать допоздна.

Довольная, я почти вприпрыжку пересекла город и без стука вошла к Жану. На кухне закипал чайник, оттуда же доносился монотонный стук ножа и запах свежей капусты вперемешку с варёным мясом. Костроун что-то готовил и лишь крикнул мне проходить. Я разулась, на ходу поприветствовала друга и сразу же спустилась в подвал. Тадеус сидел на пыльном полу, откинувшись на холодный кирпич стены. Он заметно вытянулся, заметив меня. А я наоборот сжалась, разглядев на голом торсе свежие, ещё не затянувшиеся, но уже не кровоточащие, раны, как от цепей. Юношу будто хлестали ими, а может и вовсе обжигали. Ноги сами собой подкосились, отказываясь идти. И я повалилась, зажмурилась, но не ударилась лбом о пол. Меня поймали горячие руки, ведь я успела дойти до маленькой территории в углу подвала, по которой Тадеус способен перемещаться.

- Ты чего? - обеспокоенно спросил он.

Я сжала зубы и отвела взгляд от краснеющих шрамов, в которых угадывались кольца широких цепей. Глаза сами собой возвращались к вмятинам, а руки тянулись потрогать. Тадеус замер и быстро задышал. Я провела рукой по линиям на его груди и торсе. Увидела след на шее, отпечатавшийся по принципу ошейника, и потянула руки к нему. Слишком поздно заметила, как напрягся белый демон. Лицо его исказилось, горячие руки молниеносно схватили мои запястья, когда до шеи юноши оставалось не больше пары миллиметров.

- Нет, - глухо сказал он, держа меня.

- За что он сделал такое?

- За ослушание, - спокойным тоном.

- Но разве ты можешь?

- Сила возросла, - грустно усмехнулся Тадеус. - Он теряет контроль.

- Тогда скоро ты сможешь освободиться! - оживилась я. - Скажи, как ещё увеличить твою силу?

Демон отпустил мои руки и погладил по голове.

- Какая наивная. Я не освобожусь сам. Никогда. Костроун теряет контроль, но напасть на него я всё ещё не могу. И уже через минуту я подвластен алхимику.

Он улыбался, рассказывая мне. А я смотрела на тонкие бледные губы, и в груди что-то ужасно кололо. Только белому демону не нужна жалость, ничья.

- Я тебя освобожу! - сказала твёрдо и в доказательство своих слов топнула босой ногой.

Улыбка Тадеуса сделалась особенно грустной. Он схватил моё лицо в ладони и заставил посмотреть в белесые глаза с яркими зрачками.

- Ты умрёшь, - припечатал белый демон.

Вот почему в меня никто никогда не верит? Я буквально закипала от злости. Тадеус отступил и не ожидал нападения с моей стороны. Потому пощёчина показалась мне особенно оглушительной. Бледные глаза расширились в удивлении и не спускали с меня заинтригованного взгляда. Лицо демона вытянулось, но ни капли злости не отразилось на нём.

- Я. Тебя. Освобожу.

Тадеус недоверчиво хмыкнул, но и не опровергал. Я сняла Звезду Тера и протянула демону, надевая на его шею. Он напрягся и задержал дыхание. Я аккуратно обвернула бархатку, не касаясь израненной кожи. Застёгнутая, Звезда Тера слабо засветилась и, я уверена, окутала Тадеуса нежным теплом. Белый демон расслаблено прикрыл глаза, а я отшагнула, чтобы не тревожить. Пока юноша набирался сил и подлечивался, поднялась на кухню к Жану. Друг заметил меня не сразу, он разливал суп по тарелкам, и подняв на меня глаза, пролил один половник мимо. Вслед за плеском, Костроун отпрыгнул и заворчал, разглядывая промокшую брючину.

- Альва, ты будто призрак увидела.

- Хуже, я увидела Тадеуса.

- Зря третью тарелку достал? Кормить не пойдёшь?

- Ещё как пойду! Ты его видел?

- Ну да, - Жан тряхнул головой. - Демон как демон.

- Правда? - вспылила я. - И много демонов ты видел? А скольких из них украшали кровавые шрамы по всему телу? А много вело себя как щенок перед бойней? Всё! Всё тело в крови! А шея. Ты видел его шею?

Жан переждал вспышку гнева, держась на некотором расстоянии. Прекратив кричать, я опустила голову и закрыла лицо руками. В висках стучало. Дыхание сбилось.

- А что я могу сделать? Против отца не пойду.

Я отняла дрожащие руки. Жан обиженно выпятил губы и погрузил пятерню в нечёсаные кудри.

- Что? - спросил друг.

- Что?! - голос перешёл на визг, и в горле резко запершило. - Да, кхе... Ты, кхе... Ты понимаешь, что помочь мне ровняется к «пойти против твоего отца»? Ты же сказал, что на моей стороне, что поможешь.

- Я и помогаю. Я с ним едой делюсь. Ты не поняла, - заныл Жан. - В открытую не пойду. Да и как бы пошёл? Отец мне ничего не рассказывает. Гоняет по защите, но не рассказывает, как его держит. И вообще, приближаться к демону под запретом. А так, чем смогу, Альва, тем помогу.

Переваривая услышанное, я схватила две тарелки и понесла в подвал. Тадеус немигающим взглядом уставился на красный кирпич. Он сидел у стены и водил пальцем по стыкам, не обращая на меня внимания. Я поставила одну из тарелок подле белого демона, а вторую уместила на собственных коленях. Звезда Тера всё ещё тихо светилась. Тадеус, казалось, расслабился, но вот его раны пугали меня.

- Всё хорошо, - спокойно произнёс демон, переведя взгляд на меня.

Я вздрогнула и прекратила разглядывать следы цепей. Жар смущения побежал по телу. Зашуршали по полу протёртые брюки. Тадеус протянул ко мне руку и взял за подбородок, приподнял, а сам наклонился.

- Не делай.

- Я голоден.

- Потому здесь суп.

Тадеус не отпустил, но остановился, обжигая губы своим дыханием.

- Спасибо за еду и за амулет, алхимик, но это не залечит ран.

Я сжалась. Тонкие пальцы погладили щеку, не желая отступать. Только мне такие «поцелуи» совсем не по нраву. Даже если это поможет Тадеусу, меня коробит от его голодного взгляда. Я - не еда! Белый демон отстранился и поковырял ложкой в своей тарелке.

- Не наешься, принесу добавку, - пообещала я, надеюсь, ставя точку.

Тадеус улыбнулся и поблагодарил, склоняясь над тарелкой. Как и ожидалось, за добавкой меня послали не единожды. Жан бурчал что-то себе под нос, глядя как исчезает суп. Он очень устал к вечеру пятницы и с трудом заставлял себя не спать, попеременно что-то читая на кухне.

- Ложись ты. Я справлюсь одна.

- А вдруг он нападёт?

Я насупилась, и друг сделал вид, что неудачно пошутил. Он потянулся и зевнул, не веря в скорый сон. Ещё несколько раз переспросил: «Уверена?». Мне подумалось, придётся его силой спать укладывать, но Костроун сам покинул комнату, а я вернулась к белому демону.

Звезда Тера утратила сияние, и Тадеус вернул её. В маленькое окошечко под потолком почти не проникало света. Единственным нашим освещением стала изогнутая свеча, потрескивающая огоньком. По красным стенам закружились в хороводе замысловатые тени. Подвывал ветер. Поскрипывала движимая сквозняком дверь. Скелет русалки устрашающе взирал на подвал пустыми глазницами. Прекрасная обстановка для детских страшилок. Время текло вязко, неохотно. Суп закончился, и я не могла придумать причины остаться с Тадеусом. Поднялась и отряхнулась от пыли. Попрощалась, но на пороге клетки Тадеус схватил меня за руку и развернул к себе.

- Ещё немного, - попросил он. - Пока тени не успокоятся.

- Какие тени? - за озиралась я.

По телу прошла дрожь, но никаких тёмных сгустков не обнаружилось. Самый обычные тени. И пляски их из-за дрожания огонька на свечке. Не более. Я постояла на пороге клетки, не решаясь ступить в какую-либо сторону. Несколько ударов сердца так и прошли, на пороге, а потом я шагнула к белому демону.

- Мне нельзя долго задерживаться.

- Накажут? - виновато спросил Тадеус.

Чуть не ответила: «Да», но промолчала. Не разрешат гулять неделю, разве наказание по сравнению с его заточением?

- Нет. Ладно. Не хочешь оставаться один?

- Останешься? - демон наклонил голову набок.

Я сжала губы, задумавшись, и нахмурила брови. Взгляд белых глаз такой просящий, щенячий. Такому не отказывают. Тадеус опустился на пол напротив выхода из своей клетки, а я рядом с ним, не понимая, что мы будем делать. Поначалу неловкость сковала движения и заплела язык. Тишина, прерываемая лишь треском догораемой свечи, окутала нас. Я нашлась, что сказать и зачем двинуться, когда от фитиля поднялся извилистый дымок, а подвал окутала тьма. Мне было легко, надо то принести новую свечу и всё. Встала, потянулась и почти дошла до лестницы (свечи хранились в кухонном ящичке). Сверху раздался стук входной двери. Я замерла.

- Иди ко мне, - настойчиво шепнул Тадеус. - Возвращайся, Альва.

Я обернулась. Не часто можно услышать от него обращение по имени.

- Это Костроун. Вернулся. Иди ко мне, - настойчивей позвал белый демон и подкрепил слова протянутой ко мне рукой ладонью вверх. - Не бойся.

Наверху раздавалось какое-то шуршание. Мне отчаянно хотелось верить Тадеусу, ведь иначе старший Костроун увидит не только Тадеуса, но и меня. Не имея, казалось, выбора, вернулась к демону. Мы сидели неподвижно, соприкасаясь плечами, а по первому этажу туда-сюда бродил алхимик. Я сжалась, лоб покрыл пот, а каждый шорох звучал неимоверно громко. Спустится? Заметит? Горячая ладонь Тадеуса накрыла мои сцепленные и дрожащие пальцы.

- Он никогда не спускается ночью, - прошептал белый демон.

Наверху стихло, а я боялась шевельнуться. Тадеус, до того настороженный, заметно расслабился. Я чувствовала это по тому, как сходит напряжённость с руки, накрывающей мои, по его дыханию. Но ничего не видела. Когда ночь опускается и накрывает мою комнату, я со временем привыкаю к темноте, но на самом деле привыкаю к тусклому лунному освещению. В подвал не попадало никакое освещение. И привыкать было не к чему. Меня пугал каждый шорох, заставляя сжиматься и глупо озираться по сторонам, прислушиваться.

- Тени забеспокоились, - огорошил Тадеус.

И я прижалась к нему, боясь натолкнуться на какую-нибудь тень. Вот был бы при мне медальон, заряженный!

- И чего они хотят?

- Уйти, - произнёс спокойно. - Им тут не нравится.

- Почему же не уходят? - заинтересовалась я.

- Из-за меня.

- Оберегают?

- Только зовут, - вздохнул Тадеус.

Я поёрзала, недовольная сухостью и краткостью ответов. Белый демон вздохнул и добавил, что через защиту теням не войти, как ему не выйти. Так и сидела, а вокруг клетки, получается, болтались невидимые тени. Дом погрузился в тишину. Меня клонило в сон. Только вот прикрыть глаза и удобно устроиться на холодном полу возможным не представлялось. Ну, нельзя на полу устроиться удобно! Хотелось ворчать, ведь меня лишили возможности выспаться. Я положила голову на горячее плечо и скрежетала зубами, вспоминая сколько раз видела Тадеуса спящим на пыльном, холодном полу. От окружающей прохлады меня спас белый демон, чья температура заметно выше моей. Сама того не замечая, я придвигалась всё ближе, жалась к белоголовому юноше. Он ничего не говорил и вряд ли спал.

- Тадеус, - позвала, борясь со сном.

Он шелохнулся, но не ответил.

- Что ты делаешь?

Да, вопрос глупый, но надо же с чего-то начинать!

- Думаю.

- О чём?

Белый демон вздохнул, и мне захотелось прикусить свой язык. Не хочет отвечать - не надо.

- О доме, - совсем тихо. - О моём доме. Мне никогда не вернуться.

- Я тебя освобожу, и ты вернёшься.

- Освободишь, - подтвердил со смешинками в голосе. - Только я не вернусь. Не выйдет. Каждый, выкинутый в твой мир, здесь и остаётся. Навсегда.

- Тогда я стану самым лучшим алхимиком и найду способ тебя вернуть. Алхимики ведь спускаются на уровни теней. Вот, пройдём их все и попадём в твой мир. Верь мне.

- Глупая, - усмехнулся. - И наивная. Иди. Костроуны спят.

Тадеус подтолкнул меня, но я не встала, задумавшись над его словами. Белый демон неверно оценил и предложил помощь пробраться хотя бы до выхода из никогда не запертой клетки. Дальше мне предстояло шарить в кромешной темноте самой. Я боялась споткнуться и перебудить весь дом. Ступеньки, ведущие на кухню, казались особенно скрипучими. Преодолев «полосу препятствий», я оказалась на улице. Ночная прохлада окутала тело, прогнав сонливость. Магические светильники тускло освещали улицы, а я совсем позабыла, что вышла из дома через дверь, а не через окно и обещала родителям не загуливать допоздна. О чём напомнила мама, заслышавшая моё кряхтение. Я зацепилась обувкой за сетку для плюща и никак не могла выпутаться. Зря только ногой дрыгала, да ругалась себе под нос. Так родители меня и нашли, отругали и пообещали срезать бабушкин плющ. Полагаю, что они отменили бы и приход О’Доэрти в гости, если б не поздний час.

Часть III. Глава 16 - Теневой помощник



Что может быть ужасней, чем оказаться между двумя нелюдьми и моей бабушкой? Да что угодно, скажете вы, но не в тот самый момент, когда оказываешься между ними и натянуто улыбаешься, уподобляясь маме.

- Проходите, - любезно позвала она гостей.

Линда оставила Виви с няней, что было очень хорошо! Как известно, бабушке достаточно услышать «север», чтобы в ужасе скривиться. Увидеть же представителей не только тех краёв, но и другой расы - и бабушка взрывается, словно позабытая в нагретой духовке банка. На счастье, Грегори весьма сдержанный мужчина, чего нельзя сказать о Линде. Она то и дело щурилась, играя с бабушкой в гляделки, и на протяжении всего вечера говорила ей колкости. Оказавшись между двух огней, я восхитилась мужем одноклассницы. Да, он строгий учитель, но очень умный... не человек. Выяснилось, что папа с ним знаком, и у них закрутилась бойкая беседа, напоминающая спор давних друзей. Папа и Грегори вышли из дома (не забыв извиниться) и пошли к сарайчику смотреть на какие-то изобретения Аргуса. Братец ещё утром ушёл на выставку вместе с Сандрой, там он показывал свой сушитель, выбивая разрешение на производство. Сестрёнка вызвалась пойти с ним сама, заверяя, что лучшей поддержки ему не найти! Мама, от греха подальше, предложила мне пригласить Линду к себе в комнату, другими словами убрать подальше от бабушки. Что я и сделала.

- Как всё по-детски, - оценила Линда обстановку. - Любишь кошек?

Она подошла к статуэткам и скептически повертела одну в руках.

- Любых животных. В прошлом году даже училась на лошадях кататься, но бросила. Зато брюки остались.

- А брюки что больше никуда не надевают?

- Надевают, но редко. Да и мама бы не согласилась их мне заказать. Убила двух зайцев...

- Так в тебе есть жилка! - радостно сказала Линда. - Можно ещё сделать из тебя умницу.

Я насторожилась и обиделась её замечанию. Я не глупая!

- Да не смотри так, - предупреждающе произнесла одноклассница. - Ты мне нравишься, только эти ваши устои, они...

- Что?

- Они мне не нравятся. Видишь, что на мне?

Я оглядела крутанувшуюся подругу. Платье в пол, поверх широкий корсет, даже лопатки и плечи покрывает, такие советуют для хорошей осанки.

- И без этого ужаса никуда не выйти! - негодовала Линда. - Я дышу через раз!

Я рассмеялась, прекрасно видя, что зашнурован корсет так себе и болтается свободно. Если б он плечи не покрывал, давно съехал! Понудив о моде и о том, что куда бы они с мужем не пошли, любой продавец или подавальщица всегда обращается к Грегори и только потом к Линде, девушка успокоилась. Мы разболтались о всяких глупостях, позабыв о времени и обо всём, что нас окружало. Развалившись на кровати, обсуждали одноклассников, а один из них тем временем, незамеченный нами, преодолевал пока ещё не срубленную сетку под плющ. Кучерявая голова показалась в оконном проёме, а следом за ней и сам Жан. Он выругался от удивления и чуть ни упал обратно. Линда победно загомонила:

- Я так и знала! Вы совсем не просто друзья! И вообще не друзья!

- Ничего подобного! - гаркнул Жан, кое-как усевшись на подоконнике.

- Отрицайте сколько хотите! - захлопала Линда в ладоши. - Ни слову не поверю.

- Зачем пришёл? - вклинилась я между назревающей руганью.

- Забыл, что у тебя гости, - хмыкнул Жан. - Хотел узнать, как вчера добралась.

- Добралась, - смутилась я.

Не рассказывать же при Линде про Тадеуса. Хотя, видя её горящие глаза, приподнятые в лукавой улыбке уголки губ и барабанящие по спинке кровати пальцы, понимаю - Линда запросто может ничего не услышать, пока сочиняет историю моих с Жаном отношений.

- Я потом зайду, - смутился друг и полез обратно в окно.

- Ах, Альва!

- Не говори никому, - умоляюще перебила я одноклассницу.

Она состроила недовольную рожицу, но согласилась. Чуть позже Линду позвал её муж, и гости ушли.

- Хороший он мужик, - заключил папа.

- Но чтоб больше не приходили, - добавила мама. - И его, уверена, можно вывести из себя, а наша бабушка старательная.

- Сразу видно, в кого Альва такая упорная родилась, - хохотнул папа, обидев меня сравнением.

- Вот и северянка замуж выскочила. Брала бы пример! А-то всё учёба, да алхимия, - огорошила бабушка на следующий день.

В понедельник Линда всё пыталась намекнуть мне, как правильно привлечь внимание Жана, а мне неимоверно хотелось ей вломить. Жан держался на некотором расстоянии, предпочитая мне общение с Патриком. Линда упросила Эклунда поставить нас в пару на занятиях по химии трансмутаций, преподаватель не сопротивлялся, полагая - эта пара менее взрывоопасна. Во всяком случае Линда ещё ничего не взорвала, сломала или запачкала. Жан в отместку попросился к Патрику. А я, на удивление для себя, начинала ревновать. Пусть другие учителя и не повелись на улыбчивую Линду, а значит, химия осталась единственным предметом, где Жан меня покидал.

- Скажите, какие печати вы умеете накладывать? - спросил в среду О’Доэрти.

Кто-то вяло поднял руку и рассказал о том, чему научился в семье или от старших товарищей.

- И вам поставили мой предмет, не научив ставить даже простейших печатей? - вскинул брови учитель. - Что же, полагаю, мне придётся исправлять это самому. Итак, как вы помните, мы изучаем теорию призыва. Для него вам и понадобятся печати, а ещё талисманы, медальоны и прочие вспомогательные и защитные штучки, хорошо бы вплоть до заклинаний. Однако, сомневаюсь, что среди вас найдётся много способных. Начнём с азов.

Он начертил на доске замысловатый знак, а по кругу расписал несколько формул на ла антикве. Мы заворожено рассматривали изображение печати, пока Грегори объяснял для чего и как её использовать. И когда он решил освободить доску, чертя новые формулы, я опомнилась. И кинулась зарисовывать, и записывать пояснения, судорожно их вспоминая.

Мне нравилось обещание О’Доэрти к концу это недели продемонстрировать нам полученные знания на призыве какого-то помощника. Нравились до тех пор, пока не наступила пятница и начался урок в кабинете сорок четыре.

Первым, что нам пришлось сделать, раздвинуть парты вдоль стен кабинета. Затем учитель раздал каждому по мелку. Он обещал дать возможность каждому, на кого хватит учебного времени. Я верила, что как это бывает обычно, список начнётся студентами Филина, но ошиблась.

- Ванвиссер, выйди в центр, - произнёс Грегори.

Сжав мелок, неуверенно шагнула вперёд. Одни позавидовали, другие приободрили, а я сжалась, словно мышка перед громадным котом. По указке начертила на полу печать, расписала формулами и встала перед ней, вспоминая способ активации. Получилось у меня не сразу, или мне попался плохой помощник. Он явился неохотно, боязливо осматриваясь вокруг и прижимая к груди хвостик. Сначала я даже испугалась, что где-то напутала. Так решили и прочие студенты, дружно пятясь от сгущающейся посреди кабинета тени. Только Грегори не двинулся с места, одобрительно улыбнувшись. С негромким «хлоп» облако мрака растаяло, оставив по центру печати помощника. Ростом существо доставало мне до груди. Оно имело длиннющие как у осла уши. Руки и ноги его невероятно тонки, а пальцы длинны. Тёмное тело, сотканное из теней, полупрозрачно. Студенты успокоились и оживились, возвращаясь на прежние места.

- Пусть опустится на одно колено и склонит голову, - дал указание учитель.

Тут-то всё и пошло наперекосяк! Я, расхрабрившись и позабыв о мысленном контроле, порадовалась коль способна. Ещё бы, с первой попытки призвала помощника да такого большого! Нет, теневой помощник склонился передо мной, выказывая уважение и подчинение. А вот потом... Когда О’Доэрти разрешил самой придумать следующую команду, а я позволила своей фантазии разгуляться, совершенно растеряв контроль над созданием, оно дало знать о наличии собственной воли! Юркий как кролик помощник прыгнул на меня и повалил на пол. Длинные узкие крючковаты пальцы путались в моих волосах, разрывая сеточки и больно тянув за каштановые пряди.

- Никогда не забывайте о мысленном контакте и контроле! - слышала я голос учителя, судя по всем не собирающегося мне помогать.

Он говорил что-то ещё, поучая вновь разбежавшихся по стеночкам студентов, а теневой помощник продолжал драть мои волосы. Я выбивалась и шипела, визжала и звала на помощь. Тщетно! Издав непонятный звук, существо обратило внимание на засветившуюся Звезду Тера на моей шее и потянуло к ней корявые ручонки. Хвост при этом схватил мои руки, прижимая запястье к запястью.

- И никогда не забывайте заклинание отпускания помощника! - нарочито громко, как мне показалось, сообщил Грегори.

Я выругалась, силясь высвободиться из цепкого хвоста. Определённо помнить подобные заклинания полезно! Но не лучше ли его мне напомнить? Или убрать его самому, на худой конец?

- Только призвавший способен отозвать помощника обратно, - словно в насмешку продолжил учитель. - Хотя, несомненно, маг или алхимик более сильный, всегда сможет прогнать чужого пришлеца.

Он и впрямь усмехнулся, а затем неторопливо подошёл ко мне и теневому помощнику, не понимавшему как отцепить от меня амулет. Мужчина ещё понаблюдал за моими безуспешными потугами, а потом вдруг теневое существо с визгом понеслось к потолку и разбилось о него, разносясь невидимыми потоками и растворяясь.

- Ванвиссер, скажите спасибо, что вы не пытались вызвать теневого помощника оставшись наедине с собой, и вам было кому помочь, - нахально припечатал О’Доэрти и вызвал в центр кабинета следующего студента.

Мне хотелось разреветься и накинуться на учителя с кулаками, а ещё неимоверно мечтала оказаться где-нибудь подальше от смеющихся лиц из Филина и сочувствующих глаз друзей. Никакие «Как ты?» и «Всё уже хорошо» меня не успокаивали. Я дрожала от унижения и злости. Никогда бы не подумала, что скажу такое, но Тиббольт далеко не самый ужасный мужчина на свете! Глядя, как другие ошибаются, а Грегори с безразличием наблюдает за их провалом, я высушила слёзы на своих щеках. Всего нас, потешивших остальных, было четверо, а после громко прозвенел колокол.

- Не обижайся, Линда, но я не понимаю, как можно жить с таким мужчиной! - выпалила я, по пути в столовую.

- Да ещё и любить, - улыбнулась Линда. - Я не обижаюсь, но Гре замечательный.

Я хмыкнула, а что ещё оставалось? Наши взгляды на противоположный пол разнились как отношение к животным у кошатников и собачников. После занятий в моём шкафчике обнаружилось новое письмо на белой бумаге. Давно я их не получала. На сердце мгновенно отлегло, и день сделался прекрасным. Письмо подбадривало меня с первых слов, пока счастливая и незамеченная мною Линда не зачитала текст в полный голос, да в присутствии всего нашего класса.

Я будто со стороны слышала голос одноклассницы, откуда-то сверху наблюдая за собой с листком в руках и подругой, стоящей за моей спиной и чуть перегибающейся через моё плечо, чтобы видеть каждую строчку любовного послания. Кто-то из парней хихикнул в кулак, а Кевин так и вовсе ржал во всё горло. Моя фигурка сжалась, пряча письмо. Линда развернулась к главному шалопаю класса, аккуратные тонкие брови сдвинулись над переносицей, а разноцветные глаза запылали праведным гневом.

- Что это? - в тоже время она заговорила игриво. - Кевин, завидуешь?

- С чего бы? - брезгливо выдал юноша.

- О-о-о! - Линда разве что не светилась от предвкушения и в один миг пересекла кабинет, садясь на его парту. - Так ты за авторством? - её глазки подозрительно сузились. - Или ещё больший трус, что никак не признаешься Альве?

Меня передёрнуло, а зрение приобрело привычный вид - от первого лица. От одной мысли, что автор столь приятных и замысловатых писем - Кевин, меня подташнивало. Он не то, чтобы лицом не вышел, Кевин даже говорить нормально не умеет! И я сильно сомневаюсь, что сможет написать подобное.

Линда всё ждала ответа, а бугай изображал на своём лице задумчивость, не очень ему привычную и, кажется, болезненную для непривыкшего мозга. Он явно ощущал подвох в вопросах одноклассницы, но какой? Линда, что-то придумав, слегка сменила позу. Она сдвинула руки друг к другу и наклонилась вперёд, привлекая внимание юноши к своему бюсту. Выражение задумчивости сменилось кривой улыбкой, и Кевин быстро позабыл о том, что от него ожидают ответа.

- Не он, - заключила подруга и слезла с парты, оглядела класс. - Ищем дальше.

Я слышала в её словах такой азарт, что стало страшно за стеснительного поклонника. А что, если она права, и он один из наших одноклассников, прямо сейчас сидит и краснеет, пряча глаза от Линды, возомнившей себя первым следователем Йелана по делам любви? Под пристальным взором разноцветных глаз многие сконфузились и выявили желание покинуть кабинет. Да и уроки уже закончились, разве что факультативы остались, да Тиббольт обещал раздать списки заданий на летние каникулы, вот мы и не расходились. Я обвела одноклассников заинтригованным взглядом, в тайне надеясь, что у Линды ничего не выйдет. А как иначе мне спокойно продолжить обучение в школе? Да, сейчас разойдёмся на целых полтора месяца, но потом? А если мы сидим недалеко друг от друга? Я в жизни не сумею заговорить с ним! Линда по-кошачьи принялась обходить парты, она всё посматривала на Жана, но он скрестил руки на груди и отвечал ей бесстрашным взглядом, говорящим о глупости девушки.

- Чего это вы здесь устроили? - в кабинет зашёл Тиббольт, опираясь на кривую трость. - Сели все!

Линда взглядом припечатывала Жана, но он не шелохнулся, и громко раздосадовано цыкнув, подруга села за парту.

- Она чокнутая, - заговорщицки прошептал мне Жан, тыкая в сторону одноклассницы пальцем.

- Замолчать! Кому не понятно? Костроун, оставлю на лето!

- Не имеете права, - высказался друг.

- Посмотрим, - прокряхтел классный руководитель и схватился за классный журнал. - Так! Философия - три, физическая культура - три. Как не стыдно!

Жан вжал голову в плечи.

- А и хорошо, что не он, - наклонилась ко мне Линда. - Не нужен тебе слабак.

Я не удержалась от смешка, за что услышала и некоторые свои оценки. Как бы ни хотел Тиббольт, а задолженностей не нашлось ни у одного студента его класса, и все мы недружною толпой были отпущены на каникулы. Только перед этим получили по длиннющему списку литературы и задач.

Все мальчишки слиняли крайне скоро, будто испугавшись Линды, всё ещё заведённой прочитанным письмом.

- Эх, жаль, упустили! - сказала она, вскинув руками.

Я пожала плечами, в тайне радуясь.

- Чем думаешь заняться? - спросила подругу.

Она фыркнула и раздосадовано сообщила, что «Гре» отправляет её с Виви домой на все каникулы, а сам остаётся в Йелане. Как выяснилось, учителя и летом работают. По пути от школы Линда помахала мне рукой и пожелала счастливых выходных, а я заметила Жана с Патриком, заходящих в «Бурёнку» и устремилась за ними. Купив горшочек супа и стакан ярко-розового киселя, нашла ребят в нижнем зале. Я подсела не церемонясь, всё же мы друзья. Разговор ребят затих, они смущённо опустили головы к своим подносам, но прогонять не стали. А мне же неловко, особенно после показательного розыска, устроено Линдой.

- Чем планируете на каникулах заняться? - разбила сгущающуюся напряжённость.

- Помогу родителям в лавке, - первым заговорил Патрик и раскраснелся, перекатывая горошинки по тарелке салата.

- А что за лав?.. - искренне попыталась поинтересоваться я.

По колену мне прилетело больно! Захлебнувшись, со стоном замолчала, а Жан откашлялся и как ни в чём не бывало поведал о своих планах: гулять, отдыхать, купаться и делать что угодно, только не домашнее задание. Захотелось вылить на него кисель и злорадно посмеяться, но сдержалась. Патрик, недопонявший происходящего, удивлённо поднял на меня глаза. И в груди что-то нагрелось. Круглые очки юноши лежали рядом с его подносом, на что я не сразу обратила внимания. На меня смотрели ясные яркие глаза. Ну почему у него плохое зрение? Да не будь у Моргана столь редкого цвета глаз, он бы ему и в подмётки не сгодился!

- Альва? - растерянно спросил Патрик.

Я протяжно замычала и только тогда поняла, что держу ложку на весу вот уже несколько секунд и чуть подалась вперёд, рассматривая его глаза. Мы смутились, втроём.

- Так вот. Лето. Оно для того и существует, чтобы отдыхать. Не учиться, - обрывисто сказал Жан, неуклюже возвращая нас к поднятой теме. - Вы со мной?

- Иногда. Родителям нужна помощь.

Патрик нацепил очки обратно, и я еле слышно застонала от разочарования.

Дома я решила, что к концу каникул обязана научиться призывать, управлять и отпускать теневого помощника. За помощью обратилась к брату.

- С какого дерева ты упала? - нахмурился Аргус. - Забыла, что дома нельзя ничем подобным заниматься? Бабушка.

Я поджала губы. Бабушка - и этим всё сказано. Однако я так просто не отступала и утёнком ходила за братиком, предлагая свою помощь в обмен на помощь.

- Пожалуйста! - повторяла, сцепляя руки. - Ты же на последнем курсе! Ты всё умеешь! А твой сушитель, слышала, его одобрили? Поздравляю! Помоги...

Он обречённо вздохнул и тряхнул головой.

- Завтра пойдём в школу. Она открыта.

- Может...

- Нет. На призыв согласен только там. И ещё, будешь моей слугой до конца каникул, - поставил братец ультиматум.

- Договорились!

Думала, Тиббольт нас запугивает, но нет, студенты, оставленные на лето, существуют! И в том, что школа оказалась открыта, удивляться перестала. Мы с братом пошли в зал по физкультуре. Он большой, и разбивать в нём нечего. Почти. Аргус уселся на козла, обещая в случае чего подстраховать, а я направилась чертить печать призыва. Мне боязно, но посматривая на брата, доверилась ему. Аргус захватил с собой медальон и какой-то порошок.

Призыв сработал мгновенно. Передо мной стояло знакомое существо, так я думала, пока не заметила: кончик хвоста слишком пушистый для того, кто явился в прошлый раз.

- Командуй ему, - подгонял брат.

Я судорожно задумалась, ведь не придумала заранее. Существо, размахивая и хлеща себя хвостом, дожидалось заданий.

- Обеги этот зал по кругу, - сказала первое, что пришло в голову.

Я напряглась и шарахнулась к Аргусу, но пока всё шло спокойно. Теневой помощник разогнался и оббежал спортивный зал. Остановился передо мной.

- Ещё задания, - подсказывал брат.

И я, словно учитель, отыгрывалась на неповинном создании, заставляя прыгать, приседать, отжиматься.

- Хорош! - остановил Аргус. - Пусть он уйдёт.

- Тоже приказать?

- Нет. Тебя что не научили?

Я закусила губу и хмыкнула. Научили, как же! Только не вспомню. Теневое создание раздражённо крутило хвостом и смотрело на меня. Только вот глаз у него не было. Вообще никакого лица не было, зато длинные уши торчали по бокам головы, и что-то похожее на причёску покрывало овальную голову. Всё соткано из теней. Я задумалась. Печать разбить следует после того, как помощник уйдёт, а что же до и для его ухода?

- Уходи? - тихо спросила брата.

Он отрицательно повертел головой. Я смотрела умоляюще, и Аргус сдался. Он объяснил мне, как изгнать существо, возвращая на уровни теневого мира. И у меня получилось! С первой попытки!

А потом мы пошли домой. Я довольная, Аргус тоже.

- Ах, подожди, Альва. Мне надо зайти к другу из клуба. Сходи со мной?

- Зачем?

- Ну, я ж на последнем курсе. А он, думаю, идеально подойдёт на роль будущего главы клуба.

- Нет же. Я тебе зачем?

- Он твой одноклассник, - улыбнулся Аргус. - Айда за мной!

Я пыталась вспомнить кто же из моего класса вступил в клуб изобретений. Какое-то имя крутилось в голове, но вынуть его никак не удавалось. И Аргус молчал, видимо, считая, что я понимаю к кому мы идём. «Хоть бы не Кевин!» - молилась я. И молитвы сбылись.

Мы пришли на Цветочную улицу. В нос ударили ароматы множества растений с разных лавок. Аргус уверенно (хоть и сказал мне, что идёт к другу в гости впервые) лавировал между палатками и людьми. Я мысленно шипела, не люблю Цветочную за то, что здесь всегда слишком много народа! Мы дошли до крохотного двухэтажного домишки. Чуть покосившегося, но явно жилого. На первом этаже которого расположилась очередная цветочная лавка. Перед домиком, на небольшом газончике, пестрили маргаритки, васильки и ещё какие-то яркие цветочки. Звонкий колокольчик оповестил продавщицу о нашем приходе.

- Хотите что-то купить? - дружелюбно улыбнулась плотная пожилая женщина.

- Нет. Мы к Патрику, - сказал Аргус.

И я ойкнула.

- Сейчас, - приветливо сказала женщина и отошла к занавешенной лестнице, повернулась к ней и заорала: Патрик! Спускайся, к тебе друзья!

- Иди, мам! - послышалось сверху.

Я обомлела. Эта женщина была не сильно моложе бабушки! И пока Патрик спустился, мимо нас проковылял дедушка в круглых очках и с мешком земли в костлявых руках. Он так любезно ворковал с мамой Патрика, что не оставалось сомнений - этот престарелый мужчина его отец.

Тут послышался топот. Занавеска из множества разноцветных камушков зашелестела. Патрик на бегу улыбнулся, завидев Аргуса, но покраснел, заприметив меня. Он слишком резко остановился, но всё равно ударился животом о стойку и перегнулся почти напополам. Впервые вижу его таким неуклюжим! Хотя, возможно, он стесняется того, что его родители цветочники? Я такого не ожидала, да и их возраст! Во сколько же они его родили? Понимая, что разговор Аргуса и Патрика не ладится, я почему-то захотела уйти.

- Я совсем забыла, но у меня сегодня ещё есть дела, - пролепетала я и поспешила покинуть лавку, а вместе с ней и Цветочную улицу.

Дел у меня не было, но очень хотелось поделиться новостями с Жаном. И увидеть Тадеуса.

Часть III. Глава 17 - Немного отдыха



Костроун безучастно пожал плечами, давая понять - он знал.

- И ничего мне не сказал? - надавила я.

- А что тут говорить? Его родители цветочники. Что тут такого? Ты, вообще, девчонка.

Я даже подавилась. Это ещё что за утверждение такое? Под моим насупленным и грозным взглядом Жан заулыбался.

- Ладно тебе, - махнул он рукой. - Плохо разве? Здорово, что ты девушка. И что у Патрика родители цветами торгуют. А он всё равно алхимиком станет! Только вот забросит семейное дело, он же единственный.

- И тебе не кажется это странным? Его родители такие... пожилые.

Жан вновь пожал плечами.

- Это их проблемы, - заявил друг.

И я не могла не согласиться, но что-то в этом явно было. Мы с Жаном полдня гуляли по Йелану, ведь его отец оказался дома и не впустил меня. Костроун старший относился ко мне с неким подозрением, а всё из-за того случая с Тадеусом. Даже жаль, раньше-то мне разрешали в гости заходить! Мы случайно встретились с О'Доэрти. Мужчина прошёл мимо, будто не заметив нас. Однако, я отчётливо видела - это не так.

- Странный он, - сказала другу.

- Нелюдь, - пожал плечами.

- И что? Линда тоже нелюдь, но они совсем разные.

- Может, дело во мне? Он на днях повздорил с моим отцом, а я неподалёку был.

- И что-то ему сказал?

- Нет, но я сын своего отца, - буркнул Жан. - И ты моя подруга.

Я непонимающе пялилась на Костроуна. Его отец и мне не нравится, но на Жана это же никак не распространяется! Друг пожевал губы, почесал затылок, но от пытливого взгляда это его не избавило.

- Уговорила! - сдался он, хотя я молчала. - Дело в Тадеусе. Грегори утверждал, что отец ведёт себя низко и подло. И вообще обязан отпустить демона. Это бесчеловечно, так и сказал.

- И правильно!

Жан безнадёжно вздохнул и хмыкнул.

- Скажи это моему отцу и его друзьям, - буркнул еле слышно.

Я услышала. И прикусила язык. Сказать такое одному из лучших алхимиков, да ещё и перед (как я понимаю) алхимиками Братства Орла! На такой поступок не решилась бы. Надо быть либо очень уверенной в своих силах, либо очень глупой.

- И получается, Грегори думает: мы тоже плохие?

Жан не ответил, но его взгляд говорил за него. Мне захотелось подойти к учителю и объясниться, раз уж навестить Тадеуса возможности не представляется.

Дома я, под впечатлением от встречи с Жаном, сидела в кабинете папы над книгами из его библиотеки и выискивала любую информацию про демонов, призывы и договоры с ними. Информации нашлось мало, папа никогда ими особо не интересовался. Что мне совсем не на руку. Первый год учёбы подходил к концу, а я всё ещё ничего не понимала о Тадеусе и рассеянно придумывала, как его спасти. Мне даже подумалось, что если Грегори О'Доэрти так рьяно выступал против заточения белого демона, то следует попросить у него помощи. Эта мысль настойчиво прорывалась в мои думы, а я не находила аргументов против.

На следующий день, с утра (что для меня уже настоящий подвиг), стояла возле дома О'Доэрти и пыталась придумать достойную причину своего прихода. Отступать некуда. Я озиралась по сторонам в поисках поддержки, грозный дом высился надо мной, накрывая длинной тенью. За домом алело утреннее небо. Солнечный диск вальяжно и неторопливо поднимался над городом, будто и сам не желал просыпаться.

Я постучалась, надеясь, что мне не откроют. Вот что я скажу скрюченному дедушке? Как позову его хозяина? Открыл хозяин. Он в удивлении изогнул брови, смерив меня грубоватым взглядом. В тоже время ответил весьма сдержанно и немного ласково:

- Альва? Здравствуй. Линда уехала к родителям и не вернётся до конца каникул. Она разве не сказала?

- Сказала, - закивала я.

- Забыла? - улыбнулся мужчина. - Бывает. Ну, встретимся в конце лета.

И высокая дверь начала своё неспешное закрытие прямо перед моим носом. Я выставила ногу, преградив ей путь. Грегори насупился и тут же взял себя в руки.

- Я к вам.

Он отпустил ручку двери, несколько мгновений изучая мою фигурку и о чём-то думая.

- Для чего? - наконец поинтересовался.

- Для того, - я мысленно напомнила себе, что глупо отступать сейчас, когда северный маг уже передо мной, и набрала в грудь побольше воздуха, - чтобы освободить Тадеуса.

- Кого? - не понял.

- Белого демона, - потупилась я и опустила голову.

Мы молчали с минуту. Он раздумывал над услышанным, казалось, не веря своим ушам. А потом Грегори впустил меня в дом. Без Линды там было пусто и тихо. Как я узнала потом, прислугу Грегори на лето отпустил. Он и впрямь остался в доме один. И ещё его заинтересовало то, что я назвала белого демона по имени. Как я узнала потом, именно это и послужило основной причиной, чтобы поверить в мою искренность. А я так рада была, что, спустя столько времени, могу, наконец, хоть с кем-то поделиться своей тайны! Не утаила ничего! Почти.

- Это удивительно! - расслабленно выдохнул мужчина. - И замечательно, что ты, такая юная, понимаешь правду Именно, именно! Тадеус неповинен. Его забрали от его семьи, практически выкрали! И как хорошо, что ты не побоялась пообщаться с ним и всё понять. Многие алхимические дети и разговаривать бы с таким не стали. А ты выявила желание ему помочь! И долго вы дружите?

- Почти год, - я уткнулась в поданную чашку с крепким ароматным чаем. - Знаете, с первого взгляда на него, мне сразу захотелось помочь.

Да! Именно так и сказала. Но ведь так и было, даже с первого звука, а не со взгляда! Стоило мне услышать его стоны и метания по подвалу! И плевать, что вызвалась помочь я под напором страха, а не отступаюсь благодаря заключённому договору. Чую, не надо Грегори про договор знать. Вот только одного я не учла, поведав учителю большую часть своей истории: как к этому отнесётся Жан? И я предпочитала об этом не думать.

- Так мне вход закрыт! Только, когда он уезжает и могу прийти, - удручённо говорила мужчине, желающему собрать как можно больше сведений.

- Придётся тебе заполучить его доверие, - неприязненно сообщил Грегори. - Жаль, но не все алхимики приличные люди. И в основном прогнило это Братство Орла. Альва, ты ведь дружишь с Жаном, значит, сумеешь найти общий язык и с его отцом.

Я засомневалась и чуть подалась вперёд, вслушиваясь в слова учителя. Он заверял меня, что, как девушка, желающая стать алхимиком, я могла бы сыграть заинтересованность и в столь специфической направленности, как поимка демонов. И я понимала, каникулы катятся в тартарары, а мне предстоит работать все выходные, вплоть до возвращения к учёбе. Грегори рассказывал свои планы увлечённо и не следя за временем, а я всё больше жалела о моём желании поделиться и мечтала вернуть время вспять. Тогда у меня было бы немного отдыха. Но я кивала и поддакивала О'Доэрти, соглашаясь с его словами. Как-то так вышло, что мужчина уговорил меня подойти к отцу Жана уже завтра. Я пообещала сыграть свою роль.

- Потому что иначе нам его не вытащить, - твёрдо сказал Грегори, почему-то держа меня за руки. - Ты же понимаешь, Альва? Нам не разорвать связь, пока мы не знаем о том, какая именно их держит.

И узнать это предстояло мне.

По пути домой мной овладели сомнения. Они колючими шпильками впивались в мысли, нашёптывая: «Не справишься. Не выйдет». Я сжалась, словно от холода, хотя летнее солнце припекало даже вечером, а на ветер не предвиделось и намёка.

Засыпала с трудом, а спала и того хуже. Ворочалась, просыпалась и разглядывала побелку на потолке, переворачивалась, но заснуть так сразу не получалось. Закутывалась в одеяло, а спустя секунды скидывала его на пол. Безумными гремлинами в голове носились искры сомнения, лишая отдыха и сна.

- Куда это ты собралась? - спрашивала утром бабушка.

- К Жану, - отвечала спокойно, хотя внутри всё сжималось.

Что если это знак? И мне не стоит сегодня идти к Костроунам?

- Воспитанная девушка не станет так часто наведываться в гости к юноше!

Точно знак!

- Пускай, - остановила её мама. - Иди, развлекайся.

Я натянуто улыбнулась. Хорошо, конечно, что мама на моей стороне, только вот сейчас я предпочла бы обратное. Вздохнула и цокнула языком. Мама отпустила, бабушка махнула рукой. Можно идти, а ноги как в вату обратились! И Жан не знает, что я приду.

На трясущихся ногах, с замирающим сердцем я ждала, когда дверь дома Костроунов откроется. На пороге оказался именно тот, к кому меня направил О'Доэрти. Но как начать разговор?

- Жан сегодня занят, - был строгий ответ на вопрос, которого я не задавала.

Дверь передо мной оглушительно захлопнулась. Я даже обрадовалась, что всё провалилось так просто, в считанные секунды. Наверное, плохо так думать. Я же просто радовалась, но продолжала стоять на пороге. И когда развернулась, услышала глухой взрыв. Он раздался где-то внизу. В подвале. Сердце замерло и пропустило несколько ударов. Я затаила дыхание и оббежала дом, чтобы оказаться перед низеньким маленьким оконцем, единственным источником дневного света для Тадеуса. Стекло заляпано чем-то изнутри, как ни силилась, я ничего разглядеть не могла. До меня доносилась приглушённая ругань, часть её принадлежала белому демону, отчего на душе полегчало. Затем раздался повторный взрыв, а я сжалась и замерла. Уйти теперь? Ни за что!

Вернувшись к парадной двери, второй раз стучать не стала. Я осторожно приоткрыла дверь и шмыгнула внутрь. На цыпочках прокралась в кухню и присела на корточки возле лестницы в подвал. Тадеус рычал и обещал старшему Костроуну долгие безжалостные мучения. Алхимик рассмеялся в ответ. Сверкнула молния, и я зажмурилась. Тадеус больше не кричал, он тихо шипел и кашлял.

- Будешь знать! - властно сказал алхимик.

Он протопал к выходу, а я так перенервничала, что слишком поздно сообразила спрятаться. В итоге Костроун старший, поднявшись на кухню, застал меня там, уползающей на четвереньках. Он рыкнул не хуже белого демона, а я закрыла глаза, ожидая всего, что возможно, в основном - крика и наказания.

- Альва Ванвиссер? - отстранённо спросил мужчина.

Я поднялась на ноги и отряхнула коленки.

- Здравствуйте. А я к вам, - и улыбнулась так мило, как умела, аж скулы свело.

Скулы болели ещё долго после того, как меня довольно грубо выкинули за дверь и пообещали поговорить с директором школы о моём исключении. Вся проблема в том, что ничего другого я и не ожидала. И если уж меня исключат, то свою часть договора я никогда исполнить не смогу, а значит, терять уже нечего!

- Простите! - продолжая улыбаться настойчиво заявила я. - Какое право вы имеете так со мной обращаться? - и поднялась по ступенькам крыльца обратно. - Вы совершенно невоспитанный и грубый мужчина! Я пришла к вам! Специально! А вы меня прогоняете? - высказывая каждую фразу, я тыкала указательным пальцем в грудь мужчины. - Я хочу учиться у вас! А вы хотите лишить меня и другой возможности учиться? Да знаете что! Да я больше не стану вам ничего говорить и ничего у вас спрашивать! И вскоре вы перестанете быть самым сильным алхимиком Йелана! И знаете кто им будет? Я!

Я тыкнула пальцем ещё парочку раз, для верности. Костроун слегка улыбнулся.

- Желаешь стать лучшей? - язвительно спросил он.

- Пф! Стану! И в отличии от вас полностью буду управлять пойманным мной демоном! У меня то уж не возникнет таких глупых проблем, как неспособность остановить рост его силы!

- Жан поделился?

- Ага, как же! Он совершенно ничего не смыслит. Да я с ним общалась, только чтобы вы меня заметили, - и робко опустила взгляд, как советовал Грегори.

Ох, кажется мне, не туда меня учитель завёл! Да и не может такая глупость получиться! Кто поверит в подобную влюблённость? Да Костроун мне в отцы годится! Я кашлянула в кулачок и посмотрела вверх, в тёмные глаза мужчины, так похожие на глаза Жана. От страха стало сложно дышать. Косточки корсета впились в бока. А взгляд мужчины смягчился, удивляя и пугая ещё сильнее.

- Жан ничего не смыслит?

- Я не хотела сказать, что он дурак. Ваш сын очень хороший друг и...

- Не надо, - перебил алхимик. - Я и сам знаю о его успехах.

Я сжала губы, не мигая глядя на мужчину.

- Альва, - обратился он, спустя несколько мгновений. - Хочешь учиться у меня? Почему не у кого-то ещё?

- Вы лучший, - сказала сипло. - Вы единственный, кто поймал демона. Я хочу быть как вы, а не... - я замялась, не уверенная, что следует это говорить и мысленно заранее просила прощения у папы. - А не как мой папа-неудачник, тратящий свои способности на какие-то глупые труды, - голос дрогнул, а в груди будто что-то сдавливало. - Он даже не смог поступить в Братство Орла.

Костроун одобрительно улыбнулся, а я засомневалась. Настолько ли важен Тадеус, чтобы ТАК отзываться о дорогих мне людях.

Однако, улыбка алхимика была недолгой и вызвала у меня неприятные мурашки по спине. Костроун всё же отправил меня восвояси, заявив, что уровень моих знаний слишком низкий. А ведь он даже не проверял! И с нотками издёвки в голосе подбодрил к развитию.

- Возможно, ты и перестанешь быть пустой тратой времени, - насмехаясь сказал мужчина.

Я поёжилась и поспешила убраться домой. Мне противно его отношение и совсем не хотелось что-то доказывать. Сама справлюсь и разузнаю чем пленили Тадеуса! А потом освобожу белого демона.

Большую часть каникул я сидела в кабинете папы и углубилась в изучение его книг. Папа с гордостью потирал широкие усы и запретил Сандре меня отвлекать. Бабушка жаловалась на меня маме, а она лишь улыбалась и успокаивала бабушку: «Пусть учится, мужчинам нравятся умные девушки». Бабушка фыркала и сообщала, что начитанность нужна лишь тем женщинам, которые замуж выйти не смогли и, следовательно, жизнь их не удалась. Я только вздыхала и делала вид, что не слышу стоящих неподалёку женщин. Мне в таких разговорах права голоса не давали. И я продолжала вчитываться в сложные тексты, впервые, возможно, относясь к обучению серьёзно. И пусть я училась не совсем тому, чего от меня ожидали в школе.

Каникулы промчались незаметно. Приближался день рождения Жана. Потому друг ходил гордо выпятив грудь и улыбаясь подобно коту обожравшемуся сметаной. Он неустанно напоминал мне:

- Я старше тебя на целых две недели!

Я вздыхала и молча шла рядом с ним к школе. Аргусу сегодня надо ко второму занятию, а потому с нами он не пошёл.

- Между прочим осталось три дня, а ты всё ещё не спросила, что я хочу получить! - обиженно заявил друг.

- И что же?

- Хм... - Жан нахмурился. - Понятия не имею. Я как-то сам ещё об этом не думал.

- Тогда ничего не получишь! - издевательски расхохоталась я и показала Костроуну язык.

Его ноздри недовольно раздулись. Будущий алхимик сузил глаза и произнёс:

- Раз так! То я тебе тоже ничего не подарю!

- И не надо, - махнула рукой.

Жан хмыкнул и засопел. Он собирался мне что-то выговорить, но его прервала Линда. Она громко выкрикивала моё имя, размахивала над головой руками и подпрыгивала на месте. Рядом с ней стоял столбом Галлахи. Он прятал красивое лицо за бессменными круглыми очками. Вчетвером мы вошли в школу и направились в пятый кабинет. У входа Линда схватила меня под руку и утянула в туалет. В небольшой комнатке мы оказались наедине.

Линда вдруг накинулась на меня и стиснула в крепких объятиях. Она так счастливо улыбалась, что я не сопротивлялась, но и не понимала, что происходит.

- Я так рада, что ты моя подруга! - начала одноклассница прояснять. - Мне Гре рассказал про этого Таренуса! Так здорово, что ты хочешь ему помочь! Знаешь, у нас к ним совсем по-другому относятся. Не так, как алхимики!

- Э-э... - я смутилась. - Только его зовут Тадеус.

- Не важно, - беззаботно сказала подруга. - Главное, ты хорошая! И это здорово!

Она вновь кинулась обниматься. Жар растёкся по моим щекам. И я поспешила напомнить об уроках. Они вот-вот начнутся!

За монотонным голосом Тиббольта запросто можно растерять всё желание к учёбе. Я подпёрла подбородок ладонью, и только так голова не падала на парту. Зевота одолевала вплоть до звона колокола, оповестившего о перемене. Линда сразу же потянулась и громко ахнула. Она сложила руки ладонями друг к другу и переплела пальцы.

- Альва, а что я вспомнила! Мы ж так и не выяснили, кто в тебя влюблён!

Она возвестила о своём открытии так громко, что мальчишки заторопились покинуть кабинет и явно не собирались возвращаться вплоть до следующего звонка.

- Может не надо? - попыталась я.

- Надо, Альва, надо!

- И как мы это узнаем? - спросила скорее для приличия, чем из любопытства.

- Придумаем, - подмигнула Линда.

Больше она к этой теме не возвращалась, а я всё ждала. И после второго урока, и после третьего, когда все сидели в столовой. И даже после пятого! Я, признаюсь честно, к тому времени сгорала от любопытства и подозревала в авторстве любовных посланий каждого одноклассника. Линда наоборот успокоилась и что-то напевая рисовала на полях своих записей. Меня так и подмывало пристать к однокласснице и подтолкнуть её к поиску влюблённого. Оставался всего один урок до конца учебного дня, а Линда совершенно замкнулась в своих мыслях и впервые за своё появление в высшей школе алхимии давала мне спокойно общаться с Жаном. Только мне то не до того! И Костроун погрузился в беседу с Патриком. О политике и исторических моментах - такое не должно интересовать юную леди. И я не лезла в их разговоры.

- Завтра обязательно приди пораньше, - попросила Линда на выходе.

Предвкушая начало расследования, я тут же пообещала прийти так рано, как сумею. Её мой энтузиазм порадовал.

- Отлично! - сказала подруга.

Странно, но засыпала я той ночью с трудом. И дело было в такой глупости...

Лишь только первые лучи солнца погладили меня по лицу и нагрели веки, как я в противном настроении зарылась в одеяле. А минутой спустя вспомнила обещание и выбралась из кровати. Удивила бабушку, быстренько уплетая завтрак за обе щеки и на бегу закидывая ремень от сумки через плечо. Даже прощалась уже в дверях, закрывая их и вылетая на улицу. День начинался замечательно. Горячее солнце, ярко-синее небо, птички распелись. Даже не смущало, что первым занятием физкультура, а значит, возможность встречи с Морганом. Его я всячески избегала. Линда меня приятно удивила, сидя в нашем кабинете и что-то читая.

- Ты рано, - одноклассница взглянула на настенные часы.

- Ты ещё раньше.

Она заулыбалась.

- Смотри, что я придумала, - и кивнула на мой шкафчик.

Я подошла к нему и осмотрела. Ничего странного. Линда прожестикулировала руками, побуждая к более тщательному осмотру. Я наклонилась. Приоткрыла металлическую дверцу. Всмотрелась и даже принюхалась. Ничего странного. Пожав плечами, закрыла шкафчик и взглянула на одноклассницу. Та довольно лыбилась во все зубы и счастливо сощурила разноцветные глаза.

- А теперь взгляни на свои пальцы, - посоветовала Линда спустя минуту.

Я поднесла запястье к лицу и покрутила. Подушечки окрасились синим, будто в чернилах измазалась.

- Вуаля! - торжественно произнесла подруга и хлопнула в ладоши.

Глупая улыбка сама растянула мне рот, а следом откуда-то из лёгких поднялось ехидное хихиканье. Теперь тайный поклонник станет явным!

Вскоре пришло время идти в спортивный зал. Я слегка зажалась, завидев пепельную макушку. Только вот Моргану до меня дела нет. Он о чём-то общался со своими одноклассниками и совсем не смотрел в мою сторону. Будто и не знакомились никогда.

К концу третьего занятия в мою голову пришли сомнения: «А что, если сегодня мой поклонник писем не оставит? Что, если он решил затаиться? И пристальное внимание Линды его спугнуло?». Я чуть было не начала грызть ногти, погрузившись в невесёлые раздумья. Такое поведение юной леди не пристало, совсем! «Что, если он больше никогда не пришлёт мне любовного письма?», - запугивала сама себя.

- Проверь-ка шкафчик, - деловито сказала Линда за обедом.

Я кивнула и, оставив еду наполовину съеденной, пошла к пятому кабинету. В шкафчике среди моих листочков белизной выделялся сложенный в четверо лист. Затаила дыхание. Я подхватила письмо и убежала с ним в туалет. Боясь быть застуканной (сама не знаю почему), закрылась в кабинке и развернула сообщение:

Прелестная Альва, - начиналось знакомым почерком. - Так больше продолжаться не может. И каждый из нас должен идти вперёд...

Сердце сжалось, сжались и пальцы на бумаге. Она зашуршала, но на мой страх и риск осталась цела. Я зажмурилась, боясь прочесть продолжение. Сглотнула и уговорила себя открыть глаза.

... Хотелось бы шагнуть в светлое будущее, держа твою ручку в своих. Если и ты не против этого, о чём я молюсь ежедневно, давай встретимся, о дивная роза?

В среду, завтра, в пять часов вечера я жду тебя под городской башней часов.

На этом строки письма прерывались. Такое короткое, но весьма желанное. И запачканные пальцы ни к чему! Расцветшая и счастливая я вернулась в кабинет. Плюхнулась на своё место и мечтательно уставилась в потолок. Прозвенел колокол, одноклассники затихли в ожидании преподавателя. Мыча, придуманную на ходу мелодию, задела пишущее перо. Оно покатилось по парте и звонко ударилось о пол. Я наклонилась за ним и невольно подняла взгляд.

За соседней партой Галлахи Патрик барабанил по парте запачканными в чернилах пальцами. Я чуть не кинулась к нему, чтобы рассмотреть оттенок чернил и сравнить с тем, в котором с утра измазалась сама. Мне хотелось встать со своего места и оглядеть каждого юношу в классе, на наличие запачканных в чернилах руках. Патрик всё время что-то рисует! Ему не сложно измазаться! Сердце забилось быстро-быстро, а дыхание наоборот, сбилось и давалось с трудом. Я приподнялась со своего места.

- Ванвиссер, вы что-то хотели? - спросил учитель, заметив меня.

Я встала и только потом осознала, что творю. Открыла и закрыла рот. Мотнула головой и зажмурилась, сжала руки в кулаки.

- Мне нехорошо. Можно пойти домой?

- Обычно просятся в мед-кабинет.

Кто-то хихикнул.

- Так урок же всё равно последний, - протянула я.

- Очень нехорошо? - поинтересовался, на что я кивнула. - Так и быть. Идите домой. Но только сегодня!

Я наспех закидала вещи в сумку, извинилась и шмыгнула за дверь. Побежала на улицу.

Солнце ослепляло, а безветренный воздух показался излишне сухим. Захотелось пить. Срочно! С полнейшим сумбуром в голове я направлялась домой. Понимала только одно, мне нужно немного отдыха. Или много. Определённо, очень много.

Часть III. Глава 18 - Неугодных отправим на практику



Я нервно мерила комнату шагами. Аргус зашёл незаметно и хихикнул в кулак.

- Полагаю, ты не знаешь, что подарить Жану? - с надеждой проговорил братец.

Я остановилась и взглянула на него. Никак не получалось сообразить при чём здесь Костроун и чуть было не поправила, называя имя Галлахи. Вовремя прикусила язык и тряхнула копной распущенных волос. Я всё смотрела на братика и гадала, что же мог такого сделать Жан?

- Ему завтра восемнадцать, - пришёл на помощь Аргус. - Не каждый день становятся совершеннолетними. И простой подарок не подойдёт. Зато у меня, как раз для этого случая, найдётся кое-что занимательное!

Глаза брата заблестели, а он сложил руки как это делают нечестные продавцы, впаривающие никудышные вещицы, ломающиеся через неделю.

- Для тебя, как для моей любимой сестрёнки, я готов сделать скидку на своё изобретение: сушитель. Им можно сушить не только вещи, но и волосы! А ещё...

Я фыркнула и попросила Аргуса выйти.

День рождения друга на самом деле вылетел у меня из головы, но паники мне не прибавил. Жан поймёт, если в качестве подарка получит мои карманные и, уверенна, будет рад кронам. Меня волновало другое: предстоящее свидание с Патриком. Да! Измазанные пальцы одноклассника не выходили из головы, а противный внутренний голос подсказывал, что другого способа испачкаться кроме как всунуть письмо в мой шкафчик не было. И я собиралась пойти на назначенное свидание! Хотя и сомневалась, что из этого что-то выйдет. Я же никогда с ним не общалась, если не считать тех случаев, когда Жан втаскивал меня в их разговоры. Это они друзья, не мы.

Мысли спутались, дыхание сбилось, сердце стучало так, что заглушило окрик мамы, зовущей к ужину.

- Альва! - раздражённо сказала она, открывая дверь в мою комнату. - Сколько можно тебя звать? Берт завтра уезжает, а Аргус послезавтра! Будь добра спуститься в столовую!

Я ойкнула и извинилась.

- Что с тобой? - заволновалась мама.

Она подошла ко мне и взяла моё лицо в нежные руки. Длинные серёжки на её ушах с лёгким звоном шелохнулись. В красивых глазах женщины промелькнул короткий испуг. Она поцеловала меня в лоб, а затем сильно потёрла его пальцем, видимо, стирая оставленный след от яркой помады.

- Жара нет, - заключила мама. - Альва?

- Всё хорошо, - успокоила я её. - Я не голодна, можно не идти?

Мама нахмурилась и встряхнула головой.

- Если всё хорошо, - проговорила строго, - то спускайся немедленно!

Каблуки быстро застучали по деревянному полу, а от мамы в комнате остался лишь розовый аромат её духов. Я безнадёжно опустила голову и побрела следом. Ладно папа, он постоянно куда-то уезжает. А Аргус то куда посреди учебного года собрался?

Сандра весь ужин о чём-то рассказывала и спорила с братцем. Бабушка ворчала, что неприлично так вести себя за столом! Папа улыбался. Мама делала вид, что не замечает выходок своих детей. Я размеренно ковыряла овощи в своей тарелке. Я была не голодна. Скажу больше, живот, словно в узел стянуло. И максимум, что мне удалось в себя опрокинуть - стакан свежевыжатого яблочного сока. Мама насупилась, наблюдая за мной, но за столом ни о чём не спрашивала. Да и после тоже.

На удивление быстро и легко заснула, даже выспалась! В школу шла вместе с братом, но что он мне по дороге рассказывал, я не слушала.

Жана поздравила на первой перемене. Он с сомнением покрутил в руках подписанный конвертик, недоверчиво пересчитал и со смехом спросил: «А что так мало?». Я чуть не нарычала на друга, но сдержалась и лишь ещё раз поздравила с праздником. Он весь день ходил напыщенный как индюк, принимая поздравления от многочисленных друзей и подруг. Девушки из Филина закидали Костроуна шоколадками и печеньками собственного приготовления, что разожгло торжественности в поведении будущего алхимика. Мы с Линдой в тихую посмеивались над «задравшим нос» одноклассником. А по окончании уроков, я, переполненная волнением, возвращалась домой и по пути придумывала чего бы такого надеть на первое в жизни свидание! Даже заведомо провальное.

Ну откуда же мне тогда было знать, чем закончится вечер?

Папа, к моменту моего прихода со школы, уехал. Брат ещё не вернулся, отправившись с одноклассниками гулять и что-то отмечать. Бабушка всё пыталась занять меня вышивкой, но я с достоинством отвергала её приглашения и настойчиво рылась в своих вещах. С одной стороны, на улице лето, а значит нужно что-то лёгкое, с другой - на дворе вечер, а значит, нужно что-то с рукавом. Никогда ещё выбор одежды не казался таким сложным! Так и провозилась, перемеряя весь свой гардероб перед зеркалом. Мельком взглянула на часы и обомлела. Мне пора выходить! А я ещё ничего толком не выбрала! И на мне оказалась одежда совсем для свидания не подходящая, а именно многослойная юбка, льняная блуза с жабо и тряпичный корсет. Словно на базар собралась или ярмарку какую, а не с юношей встречаться! Только времени у меня не осталось, а потому пошла в чём была. На пороге меня окрикнула бабушка. Ей не нравилось, что внучка умыкает из дома столь (как бабушка считала) поздно. Однако, мне до её размышлений дела не было. Меня Патрик ждал! И это виделось неимоверно важным событием.

Я бежала, сбиваясь и спотыкаясь. При дыхании косточки корсета впивались в рёбра. В боку резко заболело, и тут я вспомнила, что леди порой опаздывают. Я остановилась и присела на корточки, отдышалась. Какая-то дама, выгуливающая по вечернему Йелану начёсанную и вышколенную собачку, пренебрежительно скривилась, удостоив меня недовольным взглядом. На корточках леди не сидят, во всяком случае не посреди улицы.

Проведя дрожащими руками по причёске, успокоилась и направилась в центр. Ещё не успела дойти до возвышающейся над площадью башни, как часы гулко прозвенели пять раз, оповещая всех о моём опоздании. Я занервничала, но виду не подала. Лишь только по озиралась по сторонам, выискивая Патрика. Его нигде не видно.

Я стояла под башней, прикрыв глаза и так пытаясь справиться с волнением, окутавшим всё тело.

- Альва, - раздалось глухо знакомым голосом.

Затаив дыхание, открыла глаза. Патрик, отчего-то раскрасневшийся, стоял напротив. Возможно он бежал на встречу, понимая, что опаздывает. Возможно у него жар из-за палящего солнца.

- Патрик, - хрипло отозвалась.

Он улыбнулся. Мы стояли друг напротив друга, на расстоянии пары шагов и молчали. Оба. Я хмыкнула. Галлахи поправил круглые очки и кашлянул. Он шмыгнул носом и приоткрыл рот, но из него вылетело лишь долгое: «э-э-э».

- Как дела? - вторую попытку завязать разговор я взяла на себя.

- Нормально, - он был краток.

Патрик шагнул ко мне и немного отвернулся, нахмурил брови. Кажется, придумывал о чём говорить. Я терпеливо ждала, переминаясь с ноги на ногу, сгибая и разгибая пальцы рук.

- Голодна? - наконец, нашёлся юноша.

Кивнула. И он заметно расслабился. Напряжённые до того плечи чуть опустились. Здесь Патрик нашёлся сразу и пригласил меня в трактир. В мой любимый - в «Бурёнку». Мы оба долго подбирали слова и темы для разговоров. Ни одна развитию не подлежала и затухала после пары фраз. Оставалось в молчании стучать вилками по тарелкам с вермишелью и фрикадельками. Напряжение нарастало, темы стремительно иссякали. В горле запершило, и я потянулась к стакану с малиновым соком. Выпила, громко хлюпнув. Издав подобный звук при юноше, дико раскраснелась и судорожно отставила стакан, боясь взглянуть на Патрика. Он кашлянул, издал ещё какой-то не совсем понятный мне звук, а после рассмеялся.

- Ты такая настоящая! - восторженно заявил он.

- Прости, - сказала тихо и положила в рот фрикадельку.

- Что ты, Альва! - он наклонился ко мне и ласково заглянул в глаза. - За это я тебя и полюбил.

Фрикаделька застряла на уровне горла. Я закашлялась, а Патрик испуганно поднялся со своего места.

Забавно, но после неловкого ужина скованность прошла. Галлахи провожал меня до дома, и я ощущала себя спокойно. Будто так и должно быть. С другой стороны, не было жара на щеках, желания незаметно взглянуть на него, случайно прикоснуться и дрожи по рукам от его голоса, как случалось с Морганом. Но, наверное, так гораздо лучше. Зато я чувствовала себя защищённой. И когда мы дошли до дверей моего дома, всячески отодвигала расставание.

- Рядом с тобой я словно сорняк, - сказал Патрик.

И я рассмеялась. Никогда не пойму этого странного цветочного сравнения! Галлахи покраснел и поспешил поправить очки. Он задумался о чём-то, всё ещё пряча лицо за ладонью. Я склонила голову набок, ожидая.

- Альва! - пискнула Сандра, выбегая из-за дома. - Там Аргус собрал Дункана, а мама велит разобрать! Поговори с ней... Ой! Кто это?

Она подбежала к нам и завертела головой от меня к Патрику и обратно.

- Мой одноклассник, - ответила я. - Он уже уходит.

- Да? - растерялся Патрик. - Да. До завтра.

И ушёл.

Сандра не позволила мне расстроиться, бесцеремонно потянув за руку и зовя по пути маму. Я не собиралась говорить с ней о Дункане Втором. Видеть в доме тараканов не хотелось.

- Но Аргус уезжает! - ныла Сандра, используя самые глупые аргументы в пользу металлического щенка.

- И что же? - насупилась мама.

- Альва, спасай!

Я повела плечами. Что теперь говорить?

- А куда? - спросила маму.

Её прекрасные глаза злобно сузились, и я пожалела о своём вопросе.

Как выяснилось спустя полчаса крика о моей невнимательности, узнала - брата отправляют в другой город на практику. И там он будет жить почти до окончания школы. Вернётся лишь перед выпускными экзаменами.

Оторвавшись от приставучей Сандры и убежав от разозлившейся мамы, я с удивлением заметила в своей комнате улыбчивого Жана. А когда друг спросил: «И как свидание?», моя челюсть вовсе отпала. Обидным оказалось даже не то, что всё это время он не только знал о письмах, но и о том, кто их отправитель. Я обиделась за то, что Костроун и намёком со мной не обмолвился, дожидаясь когда-же Патрик решится шагнуть мне навстречу сам. Или не сам? Я походила на маму, испепеляя Жана взглядом, не оставляющим возможностей для побега. Увы, не лучший мотив для сходства, но светлых волос и шикарной фигуры мне никогда не добиться!

- Жан! - зарычала я, хватаясь за подушку и намереваясь зашвырнуть ею в лучшего друга.

Будущий алхимик ловко отскочил от пролетевшего снаряда и в ответ вооружился Борькой. Мишка разрезал воздух над моей головой и шумно стукнулся о стену.

- Ах так! - крикнула я.

И спустя всего несколько секунд мы шуточно дрались и щекотались. Мне удалось повалить Жана и усесться ему на спину. Так он не сумел защититься и сквозь слёзы вперемешку со смехом отчаянно взмолился о пощаде.

- Да как ты смел скрывать от меня? - не успокаивалась я.

- Да как я мог предать друга? - саркастически произнёс Жан. - Может, слезешь?

Я поднялась с друга и уселась на кровать. Он примостился рядышком.

- А меня предать, значит, мог?

- Я тебя не предавал, - выдохнул Жан. - Ты меня ни разу не просила о помощи. Только эту свою Линду. Помогла она?

- Да, - призналась я, опуская взгляд на собственные пальцы.

Их я сжимала и разжимала на протяжении всего неловкого разговора. А он был именно таким, ведь Жан потихоньку, осторожно, да выудил из меня всё то, что нам с Линдой удалось разузнать и как. Он деловито присвистнул и почесал затылок.

- Дела, - протянул Жан и заулыбался. - Сыщики!

Я хихикнула.

- Ну, - Костроун кашлянул в кулак. - Так что там со свиданием?

Я закатила глаза и закусила губу. Нет! О таком, парню ни за что не расскажу! Жан ткнул меня в бок, затем ещё и ещё раз.

- Раз так интересно, спрашивай у Патрика.

- И спрошу!

- Давай, - подбодрила юношу.

Он хмыкнул и с ответным «давай», полез в окно. Как только Жан скрылся, меня пробило хохотом, а отсмеявшись, подумала о завтрашнем дне. Вновь увижу Патрика. И Жана. И Линду, а она, как и мой друг, обязательно спросит о вечере. Даже не зная про свидание, подруга заметит изменение.

Я расслабленно откинулась на мягкую кровать и потянулась, прикрыла глаза. За окном щебетали птицы, на первом этаже Сандра упрашивала теперь уже бабушку оставить Дункана Второго, а ещё мерно постукивали часы, расслабляя и усыпляя.

Мне снились тени. Они кружили и хватались за мою одежду, отрывая куски. За хороводом я разглядела безразличного Тадеуса. Он, весь в крови, неотрывно смотрел куда-то вверх, на маленькую светлую точку.

- Что это? - крикнула я, боясь, что за множеством теней демон не услышит.

- Дорога домой, - одними губами ответил белый демон и взглянул на меня.

Светлые глаза, почему-то без зрачков, изучали меня, просматривали сквозь остатки одежды и даже через тонкую кожу. По телу пробежалась волна холода, мне стало зябко и страшно. Захотелось закрыться и сжаться.

- Я хочу домой, - сказал Тадеус над ухом и опустил тяжёлую голову мне на колени.

Он прикрыл глаза. Волосы его покрылись инеем. Белый демон замерзал, а я никак не могла согреть его.

Тадеус резко раскрыл белые глаза, открыл рот, но вместо слов, издал продолжительный звон. Звон усиливался. И в конце концов поборол ночной морок.

Я с трудом разлепила веки и протянула руку к трезвонящему будильнику. Пора вставать в школу. Голова гудела, будто вовсе не спала, а всю ночь сидела над заданиями по философии. Обрывки сна крутились в памяти, но упорно не собирались в целую картину. Тревога накрыла меня с головой. Не знаю, к чему был этот сон, но Тадеуса проведать стоит как можно скорее.

По пути в школу я сотню раз пожалела, что не спросила вчера Жана о Тадеусе, а все мысли посвятила Патрику.

В школе я не обратила внимания ни на Линду, ни на Галлахи. Подошла сразу к Жану и попросила отойти в сторонку. Костроун что-то буркнул Патрику и поплёлся за мной.

- Что случилось? Только утро на дворе.

- Знаю. Но это срочно. Очень!

Жан поторопил меня жестом рук. Я сглотнула.

- Мне нужно увидеться с Тадеусом. Сегодня. Обязательно, - строго наказала другу.

Он почесал щеку и отвёл взгляд в сторону.

- Не уверен, что это возможно.

- Так придумай что-нибудь!

- Откуда такая срочность?

- Я, мне... - я посмотрела по сторонам, но убедительного аргумента не придумалось. - Так надо.

Жан нахмурился и пару раз шмыгнул носом, прежде чем решился что-то сказать. Только что, мне было узнать не дано. Друга заглушил звон колокола. Мы поспешили на занятия, а после Костроун пообещал что-нибудь придумать. И я благодарила его весь день.

Задумка Жана выглядела просто: нас ждёт очень важная проверочная работа по предмету О'Доэрти (что уже звучит весьма убедительно), а потому решено готовиться всем скопом, а именно Жан, Патрик, я и даже Линда. Меня терзал всего один вопрос, как скрыть от двух последних мой спуск в подвал? Вернее, от Патрика, Линда то знает про Тадеуса, но об этом не знает Жан. Голова пухла от мыслей собственных и впихнутых в неё улыбчивым Костроуном.

- Тебе не кажется, что мы впутываем слишком много людей в нашу тайну? - спросила Жана.

- Одну тебя отец в дом не впустит, - пожал тот плечами. - Придумаем что-нибудь. Да и если уж я тебя поддерживаю, то и Патрик не откажется. А вот Линда...

- Она всё знает, - сказала я, прикрыв глаза и ожидая ожесточённого крика.

В коридорах шумели студенты. В окно стучала веточка рябины. Я медленно приоткрыла сначала один, а потом и второй глаз. Жан сверлил меня взглядом. Пухлые губы сжались в узенькую полоску. Казалось, вот-вот из смуглых ушей пойдёт пар.

- Давно? - слишком уж сдержанно спросил он.

- С каникул, - я виновато опустила взгляд.

Пол под ногами показался немыслимо грязным. И откуда столько пыли, если каждый день убираем? Жан побарабанил пальцами по столешнице и громко сглотнул.

- Патрик тоже знает, - тихо заявил он.

- Давно?! - я не утруждала себя сдерживанием эмоций.

Жан расплылся в улыбке и коротко хохотнул. Я устало уронила голову на парту и прикрыла глаза.

- Тогда никому ничего объяснять не придётся, - сказала другу.

И его идея с совместной подготовкой к очень важной проверочной работе не виделась мне абсурдной. Мы обсудили её вчетвером в столовой, прямо перед выходом из школы. Только на выходе из столовой меня поймал Морган. Он сбивчиво и смущённо, что ему вовсе не свойственно, попросил меня на пару слов.

- Сколько же у тебя ухажёров? - завистливо пискнула Линда мне в спину.

Я не ответила и засеменила за старшекурсником. Удостоверившись, что нашёл пустой закуток в школьных коридорах, Морган провёл пятернёй по пепельным волосам и окутал меня нежным фиалковым взглядом. Я с удивлением отметила, что в жар меня не бросило и вовсе не захотелось прильнуть к губам юноши.

- Альва, - промурлыкал он моё имя. - Я сегодня уже уезжаю на практику. Ты, наверное, знаешь об этом?

- Да, - кивнула. - Аргус тоже уезжает. Я так поняла, оба четвёртых класса отправляют на практику.

- Всё верно. Не знаю, как долго там пробуду, но хотелось бы перед отъездом побыть немного с тобой. Да и когда вернусь...

- Нет, - отрезала я, понимая, к чему клонит Келли. - Не сейчас, не после.

- Альва, дай мне шанс.

- Нет! - повторила настойчивее. - И вообще, меня, - я смутилась и покраснела, а голос резко осип, - мой парень ждёт.

И гордо вскинула головой. Морган нахмурился. Он потянулся ко мне, но я отпрянула и, развернувшись, побежала к ожидающим друзьям.

- Что он хотел? - обеспокоенно спросил Жан.

- Попрощаться перед практикой, - ответила еле слышно.

- Сегодня уезжают? - вступил в разговор Патрик и на мой кивок закусил губу. - Совсем забыл просмотреть программу для клуба. Аргус просил меня занять пока его место.

- Потом просмотришь! - строго сказал Костроун. - Вечером, а сейчас важно не это.

- Верно, - извиняющимся тоном проговорил Галлахи и поправил круглые очки.

Всей толпой мы вошли в дом Костроунов. Старший алхимик встретил Патрика дружелюбно, будто это он его сын, а Жан лишь друг. Меня встретил неприязненно, но сдержанно, а Линду не удостоил и взглядом. Жан скованно разъяснил отцу ситуацию и спросил разрешения позаниматься всем вместе. Получив разрешение, мы поднялись в комнату друга.

- И что дальше? - первой спросила Линда. - Нам же нужно вниз, а не наверх.

- Не нам, а Альве, - поправил Жан.

- Да, но нужно её как-то спустить, - вмешался Патрик.

Мы около часа сидели в комнате и на самом деле дружно занимались домашним заданием, попеременно придумывая способы проникновения в злосчастный подвал. Я настороженно прислушивалась к дому, надеясь различить голос Тадеуса, или шорохи из-под дома. Линда шуршала страницами учебника. Жан бегал на кухню за чаем и бутербродами. Патрик скрипел пером по листу. Даже старший Костроун слышно бродил по своему кабинету, а от Тадеуса ни звука.

- Там чисто, - возвестил в очередной раз вернувшийся в комнату Жан. - Можно попробовать спуститься, только тихо.

- А если твой отец заглянет и спросит? - встревожилась Линда.

- Скажем, что Альва ушла, - Жан развёл руками. - Может же она уйти?

- Могу, - кивнула я. - И уйду. В подвал.

Я скрипнула дверью и выглянула в коридор.

- Я с тобой, - поспешил подняться Патрик. - Мне всё равно нужно забрать записи из сумки.

Мы вместе вышли в коридор. Ступали аккуратно, боясь обратить на себя внимание. Даже смешно стало. Именно такие, крадущиеся и озирающиеся, и привлекают ненужное внимание, но идти спокойно не получалось. Внизу лестницы мы разделились. Патрик подошёл к комоду, на котором мы сложили свои вещи, а я прошмыгнула в кухню. Прокралась к двери в подвал и на удивление бесшумно раскрыла её. Зато ступеньки подвели. Они протяжно и вымучено скрипели под ногами. Хотелось закрыть уши, но это вряд ли помогло бы. Наконец, преодолев показавшийся необычайно долгим спуск, я очутилась в полутьме прохладного подвала. Дверь клетки приоткрыта. На полу, свернувшись в позу эмбриона, безжизненным телом лежал Тадеус.

Позабыв о страхе оказаться застигнутой, я подбежала к белому демону и перевернула его так, чтобы увидеть бледное лицо. Наклонилась и прислушалась, сердце медленно и тихо постукивало. Тадеус дышал с лёгкой хрипотцой.

Я позвала его, но демон не открыл белесых глаз. Погладила его по сальным спутавшимся волосам. Он что-то промычал во сне и дёрнулся. Его голова, которую я опустила на подол, при этом упала и гулко ударилась о пол. Это разбудило и разозлило Тадеуса. Не проверяя, кто перед ним, демон схватил меня за шею и начал душить. Лишь повалив и придавив собой, сильно до слёз сжав мне шею, он вдруг опомнился и отпустил.

- Ты пришла? - не верящим голосом спросил Тадеус и осмотрел меня. - Где еда?

- Еды нет, прости, - мне было неловко под его грустным и слегка опустошённым взглядом. - Как ты?

Он усмехнулся, а от щенячьего ожидания не осталось и следа. Черты лица немного заострились, светлые глаза зло сузились. Надменная улыбка заиграла на губах. Я хотела извиниться за вопрос, но не успела.

- Как я? - насмешливо переспросил Тадеус и подался вперёд, вновь нависая надо мной. - Голоден.

Я в испуге отшатнулась, но лишь упала обратно, а белый демон наклонился к моему лицу. Он приблизился к моим губам и жадно облизнулся.

- Отнюдь, юный алхимик. Еда прямо передо мной, - сказал Тадеус и впился в меня поцелуем.

Он настойчиво упирался кончиком языка в плотно сжатые губы, а я не собиралась их раскрывать.

- Разве не хочешь помочь мне? Спасти? - спросил с презрением.

Тадеус провёл тонким пальцем по моим губам и чуть нажал.

- Будь же сговорчивее и не противоречь себе, алхимик.

- Тадеус, отпусти, - взмолилась я.

Что-то в его поведении и взгляде наталкивало на мысли, что он скорее не до конца проснулся, чем всерьёз намерен выпить мои силы и так отыграться за боль, причинённую Костроуном.

Тадеус усмехнулся и ещё раз попытался разомкнуть мне рот. Его настойчивый поцелуй ещё теплился на губах, а белый демон уже сел и искоса за мной наблюдал, не скрывая обиды за отказ покормить его собой.

- Если ты сейчас оставишь меня без сил, то я тебе помочь не смогу, - ровно разъясняла я.

- Значит, потом будет можно? - осклабился Тадеус.

Я передёрнула плечами и отползла от насмехавшегося надо мной демона. Потёрла виски, приходя в себя. Тадеус наблюдал и не двигался. Успокоившись, осмотрела худощавого юношу. На его теле не видно синяков и ссадин, нет больше следов от цепей. Костроун явно изменил свой подход, но что он творит с ним теперь?

- Тадеус, - осторожно позвала я и спросила демона об этом.

Он прикрыл глаза и запрокинул голову.

- Это тебе не поможет.

Я хмыкнула и поднялась с пола. Тадеус проводил мои движения взглядом из-под прикрытых ресниц.

- Я попрошу Жана принести тебе еды, - пообещала Тадеусу. - А пока мне нужно уйти.

Демон не ответил, а я вернулась в комнату к другу. Линда и Жан о чём-то спорили, а Патрик улёгся на кровать и что-то читал. Все они оторвались от своих занятий и посмотрели на меня.

- Ну как? - спросил Костроун.

- Понятия не имею, - честно призналась я. - Вообще ничего не понимаю и не знаю! - не выдержала и пнула горку из скомканных бумажек.

Я вдруг расплакалась и с грохотом опустилась на пол. Коленки саднило, но это меня не волновало. Патрик в миг оказался рядом и убаюкивающе меня обнял. Жан засуетился и подставил мне чашку с водой. Линда тоже засуетилась и принялась отвлекать бессмысленным монологом. Я дрожала в руках Галлахи и уткнулась носом в его плечо. Только и способна, что обещать Тадеусу спасти его, а сама совсем ничего не понимаю! И уверенна, он мне не верит!

- Эй, эй! - всё же привлёк меня голос подруги. - Только посмотри сколько вокруг тебя ухажёров! А ты слёзы с соплями размазываешь! И Жан! («Не вплетай меня!» - огрызнулся Костроун) И Патрик! (юноша чуть крепче сжал объятия) И Морган!

- Не нужен мне Морган, - просипела я.

- Не нужен и не надо! - отмахнулась Линда и погладила меня по плечу. - Вот у тебя тут Патрик. Он нужен? И здорово, а неугодных отправим на практику, - и широко улыбнулась, при этом разноцветные глаза ярко заблестели.

Часть четвёртая. Шаг к свободе Глава девятнадцатая. Как приручить демона



Так как-то вышло, что наша четвёрка всё чаще проводила время вместе. Мы ходили в «Бурёнку», в гости к Линде и ко мне (бабушка ругалась на шумную толпу, а мама её успокаивала), а сегодня собирались в гости к Патрику. И самое забавное, что всё легче и легче становилось общение с ними о Тадеусе. Грегори, которого мы встречали у него же дома, всячески сокрушался и отзывался об отце Жана не особо подбирая слова. Я и Линда краснели и делали вид, что не слышим распалившегося мужчину. И вот Галлахи пообещал рассказать какую-то новую задумку о том, как помочь белому демону освободиться и вернуться домой.

- Домой его не вернуть, - сказала я в школьной столовой. - Тадеус говорит, кто попал в наш мир обратно не вернётся.

- А он пробовал? - подбодрил Патрик. - И не перебивай. В школе я это обсуждать в любом случае не стану.

Мне оставалось лишь вздохнуть и хмыкнуть. Я долго цокала языком, строя догадки, но все их пришлось отбросить, лишь только ступила в цветочный магазинчик.

- За мной, - позвал нас Патрик и поманил рукой.

Он поприветствовал пожилых родителей, коротко представил им своих друзей и повёл нас на второй этаж, где располагались жилые комнаты. Мне всегда казалось, что моя комната маленькая, отнюдь! Комната Патрика уступала мне вдвое. Узкая кровать примостилась под вытянутым окном, сбоку письменный стол, а стул между ним и постелью не вместился. Я так поняла, Патрик садился на край и так занимался. Вместо книжного стеллажа прямо над столом прибиты грубые полки. Одна часть одежды развешана на гвоздиках, а другая покоится в затёртом от старости комоде.

- Проходите, а я сбегаю за перекусом, - возвестил Патрик и оставил нас одних.

Жан в момент забрался на кровать и облокотился о стену, Линда уселась рядом. И я присела на край очень жёсткого матраса. Вскоре Галлахи вернулся. Он заставил стол чашками и блюдом с пирожками. Мы, как-то, вчетвером уместились на кровати и совсем позабыли зачем пришли, наслаждаясь ароматным угощением. Однако, наевшись, Патрик напомнил, для чего все пришли.

- Я на хорошем счету у отца Костроуна, - начал Патрик.

Жан подтвердил, а я затаила дыхание в ожидании продолжения. И оно последовало незамедлительно. Патрик вместе с Жаном придумали разузнать про печати и защитные заклинания на Тадеусе из первых рук. Так как Жану его отец никогда ничего толком не объяснял, парни решили, что Патрику расскажет. Я протестующе мотнула головой.

- То есть, ты хочешь сказать, что родному и единственному сыну он ничего не рассказывает, а тебя всему научит? - озвучила мои мысли Линда и скрестила тоненькие руки под грудью.

- Именно, - неохотно встрял Жан. - Я не оправдываю ожиданий отца, а Патрик - это тот, кого бы отец желал видеть своим сыном. Всё получится.

- А если нет? - спросила я.

- Мы ничего не теряем, - Патрик поправил съехавшие на нос очки. - Лучше сделать и остаться на том же месте, чем не сделать и гадать!

Он был прав, я не могла с ним не согласиться, но продолжала жевать губы. Юноша улыбнулся и нежно взял меня за подбородок, потянулся поцеловать.

- Ва-а-ай! Вы такие милашки! - выдала Линда.

Патрик замер в паре миллиметров от моего лица и рассмеялся, а следом засмеялись мы все. И пока Линда отвернулась, потянувшись за новым пирожком, Галлахи умудрился коротко меня чмокнуть в щеку. Я вспыхнула, ощутив жар всем телом и водрузила голову на его плечо.

- И всё же, как ты сблизишься со старшим Костроуном? - спросила я.

- Пойду в ученики, - твёрдо заявил Патрик.

Я закусила губу, но смолчала. Посмотрим, выйдет ли что из этого.

На протяжении всей встречи Линда пыталась намекнуть Жану об уходе, но будущий алхимик одноклассницу не понимал, или делал вид. В любом случае мне с Патриком не суждено остаться наедине. Мы просидели все вместе до позднего вечера.

Начиная со следующего дня, я всё ждала и ждала новостей о безумной задумке. Как продвигается? Что получается? Не догадывается ли Костроун о настоящем мотиве Патрика? Парни молчали и в подробности не посвящали. Заставляли мучиться от незнания и волнения. Наконец, Патрик поймал меня после керамики и, заключив в объятия, проговорил: «О демоне я его не спрашивал, но учить меня и готовить в Братство Орла он готов». Не знаю почему, но его слова меня «окрылили». Ведь я ещё не знала, что мне предстоит увидеть всего через неделю.

В Йелане собирался скрытое собрание. На него приглашали далеко не всех алхимиком и лишь малую часть знати к алхимии не относящуюся. Все в городе говорили о нём, но мало кто мог похвастаться знанием причины. Например, только избранные знали - собрание собирается с подачи Костроуна. Мне повезло очутиться в числе «избранных» благодаря Жану и Патрику. Но даже ребята до конца не знали, что именно затеял отец Жана.

Патрик, заработав хорошее расположение старшего Костроуна получил допуск к собранию и сумел провести меня. Я шла с замиранием сердца по высоким коридорам главного здания Братства Орла и изо всех сил вцепившись в руку Галлахи. Отчего-то меня словно обняли леденящие руки страха, а внутреннему взору предстали пугающие картины каких-то совершенно бесчеловечных выдумок. Там было и обсуждение некромантии, и даже свержения правительства. Всё это пугало и заставляло больше прижиматься к крепкому юноше в круглых очках.

- Сядешь там, - тихо указал Патрик. - И постарайся вести себя незаметно, чтобы Костроун не узнал.

Я кивнула и проследила за вытянутой рукой. Патрик оставил меня, а сам вышел из круглого помещения со множеством спускающихся к центру стульев, будто в амфитеатре. По куполообразному потолку раскинулась фреска с лесными духами и русалкой, почему-то сидящей на ветви кряжистого дуба, обвитого цепями, вместо того, чтобы плескаться в воде. Я, вжимая голову в плечи и сутулясь, прошмыгнула мимо собирающихся в зале алхимиков и заняла указанное место, вдали от центра, огороженного невысокими перилами из тёмного дерева. Комната наполнялась переговаривающимися людьми. Я озиралась по сторонам и неуютно ёрзала на твёрдом холодном стуле, не зная, чего ожидать.

Патрик не возвращался, но об этом мы и не договаривались.

Чем дольше я скреблась о края своего стула, тем больше людей набивалось в залу, а свободных стульев оставалось меньше. Вскоре, но мне показалось спустя вечность, практически все места оказались заняты. Скрипя закрылись двойные двери, впустившие гостей, но отворилась другая. Узкая и неприметная дверь от которой шла короткая дорожка к пустующему центру. Сбоку от неё вырос охранник, одетый в серые мешковатые одежды и скрывающий лицо. Он пропустил горделиво шагающего Костроуна, ведущего на широкой цепи бледного Тадеуса. Я закусила губу, чтобы не вскрикнуть. Обнажённый по пояс, белый демон на фоне богато одетого алхимика выглядел худым и слабым. Однако стоило ему осмотреть собравшихся, как во взгляде белесых глаз я прочла огромную силу и поняла, каким ошибочным оказался первый вывод. Со мной согласились и остальные, во всяком случае голоса их стихли, а воздух заполнился предвкушающим волнением. Тадеус медленно переводил взгляд, пышущий ненавистью, с одного лица на другое, он нашёл в толпе и меня. Веки его едва вздрогнули, а тонкие губы изогнулись в полуулыбке. И мне захотелось слиться с деревом стула, а ещё лучше забраться под сиденье и не выказывать головы до окончания собрания.

Сердце бешено колотилось, я зажмурилась и сидела так, пока не услышала властный голос Костроуна:

- Рад видеть всех вас сегодня! - обратился он к своим гостям. - Многие слышали о белом демоне и просили меня показать его!

Голос мужчины звучал громко, отражался от стен и купола потолка. Я, с трудом вынося пристальный взгляд Тадеуса и почему-то ощущая тепло от Звезды Тера, отвернулась от Костроуна и пристально разглядывала невысокое деревце в квадратном горшке. Крупные листья блестели воском. Затылок прожигал насмешливый взгляд единственного зрителя моих потуг казаться незаметной. Тут Костроун отдал демону приказ, Тадеус отвернулся от меня исполняя. Он делал всё, что велел его хозяин. Без промедления и намёка на нежелание слушаться. Со стороны всё выглядело так, будто Костроун имеет над Тадеусом полную власть и связан с демоном какими-то невидимыми узами, а юноше в радость исполнять приказы алхимика. Я же знала, какая ненависть бушует в Тадеусе. И от этого в груди больно кололо.

Костроун говорил, народ аплодировал. Костроун продолжал говорить, и все вокруг поддакивали ему, начинали вставать со своих стульев, и гомон постепенно возвращался в светлую комнату. Я повернулась к Тадеусу, послушно вставшему на два шага позади хозяина. Белый демон в мгновение повернул ко мне голову и прикрыл уставшие глаза. Он вроде и не изменился с начала собрания, но в тоже время казался вымученным и ещё более озлобленным. А я не могла подойти к нему, сорвать со своей шеи Звезду Тера и приложить к его, давая хоть немного силы.

После я злилась на Патрика за то, что привёл меня в это место и оставил одну. Пинала неповинные камни, сбивая с туфель бисер и ждала, когда же Галлахи ко мне подойдёт. Мне пришлось потратить уйму времени, пока полукруглые носики обуви не перестали блестеть.

- Вот ты где! - окликнул Патрик.

- И что это было? - сорвалась на него. - Зачем ты меня туда привёл?

Юноша встал напротив меня как вкопанный. Он нервным движением поправил круглые очки и облизнул пересохшие губы.

- Чтобы ты знала, чего хочет Костроун.

- И чего же?

- Прекрати кричать, - слишком уж спокойно попросил Патрик. - Ты была там. Всё видела и слышала. Для чего спрашиваешь?

- Я не кричу!

Юноша кашлянул в кулак и взглянул на меня чуть сузив глаза. Прежде, чем я набрала новую порцию воздуха в лёгкие и вновь заговорила, Галлахи резко притянул меня к себе и обнял.

- С Тадеусом всё будет хорошо, - шепнул мне на ухо. - Костроун мне доверяет, в этом его ошибка.

Хотелось сильнее прижаться к тёплой груди и спрятаться. Хотелось поверить.

- Хочу с ним поговорить, - сказала в рубашку Патрика.

- С Костроуном? - не понял юноша.

Я сильнее прижалась к нему и на выдохе произнесла: «С Тадеусом». Галлахи вздохнул и что-то невнятно пробубнил.

Он проводил меня до дома. И никак не находя в себе силы вести себя воспитанно, я ушла, попрощавшись через плечо. Патрик ещё какое-то время простоял у входа, а после ушёл. Я же поднялась в свою комнату и со рвением крота зарылась в одеяло. Мечтала остаться так навсегда. Конечно, этому сбыться не суждено. И спустя некоторое время по моему кокону хлопнули ладонью. Хлопок пришёлся пониже поясницы, и я с коротким криком высунулась посмотреть на пришедшего.

Жан удостоил меня кивком и своей фирменной улыбочкой, значащей, что друг придумал нечто увлекательное и, несомненно, способное разозлить костроунского отца.

- Мне тут передали, кто-то хочет встретиться с белым демоном, - весело произнёс Жан.

Я села, оставаясь всё также закутана в лёгкое одеяло. Когда будущий алхимик рассказал о новом отъезде отца, я вовсе воодушевилась. Мы договорились о времени моего прихода. И день сразу сделался лучше. Вернее то, что ото дня осталось. Даже гороховая каша, поданная на ужин, показалась мне необычайно вкусной, чего уж говорить о булочках с яблочным пюре и чашке горячего молока с натёртым шоколадом, растопленном в нём.

Когда мысли забиты предстоящей встречей, оказывается, можно забыть про предстоящее практическое занятие и не успеть к нему подготовиться. Так я предстала перед раздражённым взглядом О'Доэрти. Уже двое из четверых, вызванных передо мной, не справились с поставленной задачей. Я понимала, меня ждёт таже участь.

- Вызови помощника, и пусть он достанет зимнее яблоко, - произнёс задание Грегори.

Я сглотнула и вышла в центр просторной аудитории. Солнце протягивало свои лучи и полосами освещало светлый деревянный пол. Птицы как в насмешку щебетали под окнами, раздражая слух, привыкший к тишине уроков по теории построения призыва. Ни один студент не позволял себе перешёптываний под грозным взором педагога.

С призывом разобрался каждый. У меня не составило труда начертить печать и дождаться появления пугливого внешне существа, размахивающего чернеющим хвостом. Он даже не особо пытался на меня напасть, а когда задумывал неладное, я с лёгкостью справлялась с неповиновением. О'Доэрти выглядел довольным результатом. Недолго.

- Ванвиссер, ты не забыла задание? - процедил учитель.

Улыбнувшись, я посмотрела на него и отвлеклась. Теневой помощник шаровой молнией метнулся ко мне и ухватил за волосы. Я взвизгнула и повалилась на пол. Кто-то позволил себе засмеяться, но хохот затих также стремительно, как начался. Собравшись с силами, я заставила существо слезть с моей спины и поднялась на ноги.

- Яблоко, - поторопил Грегори, не выказывая жалости, впрочем, как и всегда.

- Яблоко, - командным тоном повторила я следом и вытянула вперёд руку ладонью вверх.

Теневой помощник склонил голову набок и исчез. Он материализовался рядом со мной спустя несколько секунд и передал в раскрытую ладонь высохшее зелёное яблоко. Я отпустила помощника и, довольная собой, протянула фрукт учителю.

- Садись на место. И, в следующий раз, если забудешь задание, не бойся спросить, - сказал он.

- Но я не забыла!

- Оно похоже на зимний сорт? - О'Доэрти кивнул на плод в моей руке.

Не знаю, что тогда на меня нашло. Возможно скапливающаяся на всех преподавателей разом ненависть, а быть может это выплеснулось чувство, скопившееся по отношению к Костроуну. Или же обыкновенная усталость. Я зло взглянула в отвернувшегося учителя. Подкинула суховатое яблоко. Оно летело как будто кто-то замедлил течение времени. Перевернулось в воздухе и с еле слышным хлопком приземлилось обратно на ладонь. А после... После я со всей дури швырнула яблоком в затылок мужчины. Снаряд цели не достиг, но одного разъярённого взгляда Грегори хватило, чтобы я не дожидалась ругани в свой адрес и убежала.

Отсиживаясь дома, я полностью осознала свою глупость, но, увы, возвращать время вспять ещё никто не научился. И потому довольно судорожно придумывала извинения перед учителем, от которых никак не отделаться. Всё равно придётся встретиться с О'Доэрти и посетить его урок. Только не сегодня и не завтра, что успокаивало.

Перед самым ужином за мной зашли двое. Жан и Патрик учтиво поприветствовали мою маму и попросили меня на вечер. Она пыталась выспросить подробности, но я отнекалась и разве что ни вылетела вслед за ребятами, пока мама не успела запретить вечернюю прогулку.

- Ну ты дала сегодня! - сказал Жан и продемонстрировал пустой рукой бросок. - Я уж думал, залепишь в самую макушку!

Я опустила взгляд, ощущая, как жар разбегается по лицу и переходит на шею с ушами.

- Он, между прочим, мог бы и засчитать, - попытался защитить меня Галлахи. - Помощника призвала. Яблоко достала.

Я согласно кивнула и угукнула, но взгляда от обуви не подняла. Мы шли к дому Жана, только не ко входу, а к маленькому подвальному оконцу. Костроун распахнул его и сам полез внутрь. Я с недоверием наблюдала за его кряхтением. Переводила взгляд на Патрика и не верила, что тот тоже сможет пролезть. Галлахи пролез. Только перед этим он снял очки и вручил мне для сохранности. Последней полезла я. Сначала передала круглые очки их хозяину, а затем просунула ноги в узкий лаз и с трудом отталкивалась локтями, пропихиваясь внутрь. Ребята подхватили меня и помогли встать на ноги. И даже не смотря на их помощь я тихо шипела и обнимала горящие локти. С обоих содралось немного кожи, а ссадины неприятно пульсировали и охотно впитывали тепло от Звезды Тера, не замедлившей с лечением.

- Та-дам, - шёпотом оповестил Жан. - Общайтесь.

Он развернулся и показал руками в сторону сидящего на полу Тадеуса. Белый демон неподвижно наблюдал за нами, чуть склонив голову набок и прищурив светлые глаза. Я шагнула к нему и оглянулась. Друзья остались на месте, не выказывая особого желания общаться с юным демоном. Демон тоже ничего не выказывал, как я уже сказала, он сидел неподвижно. И наблюдал. Молча. Порой казалось, что Тадеус и не дышит, так медленно и спокойно вздымалась его грудь на вдохе.

Я подбежала к белому демону почти вплотную и оглядела, выискивая раны, ушибы, ссадины. Хоть что-то, указывающее на ужасное обращение. Все прочие синяки прошли. Юноша выглядел здоровым и полным сил, но вряд ли энергии.

- Тадеус, - позвала его.

Только тут он моргнул, успокоив меня. В порыве накатившей нежности, я опустилась на колени и обняла юношу за шею. Крепко-крепко, как умею.

- Решила меня накормить? - осведомился Тадеус, кладя одну руку мне на талию и придвигая ближе. - Не откажусь.

Он потянулся к моим губам, но Патрик вдруг оказался очень близко и влепил демону подзатыльник.

- Только тронь её и пожалеешь, - пригрозил Галлахи.

Тадеус усмехнулся и отпустил. Я отстранилась и поднялась с колен. Отстегнула Звезду Тера и протянула белому демону. Если он голоден, значит сил мало. Если так, то она должна помочь, но Тадеус отмахнулся. Он поднялся вслед за мной и теперь осматривал сверху вниз.

- И зачем же тогда сразу три юных алхимика пожаловали ко мне?

- Чтобы не оставлять тебя наедине с ней, - зачем-то ответил Жан.

- Чтобы помочь тебе, - ответила я. - И убедиться, что ты в порядке.

Тадеус прошёлся по мне оценивающим взглядом.

- Допустим, я поживаю скверно. Дальше то что?

Я закусила губу и задумалась.

- Дальше будем тебя спасать. Как ты мог запомнить, я учусь у Костроуна алхимии, - заявил Патрик. - И он многое рассказывает мне, включая способы призыва и удержания демонов вроде тебя в нашем мире. Зная это можно разобраться и как выкинуть тебя в твой родной мир, - закончив говорить юноша скрестил руки на груди.

- Но ты хочешь что-то взамен?

- Послушание. Полное.

- Я не зверёк!

- А я не дрессировщик. Однако, тебе же лучше вести себя хорошо и выполнять каждое моё... - я пнула Патрика, поняв, что он собирается сказать и видя, как это злит Тадеуса. Юноша цокнул языком и продолжил: каждую мою просьбу.

И взглянул на меня в ожидании одобрения. Я улыбнулась Патрику и слегка коснулась его руки.

- Тадеус, - обратилась к демону. - Прошу тебя. Ты же помнишь, мы заключили договор. Я делаю всё, чтобы выполнить его. И ты постарайся.

Подвал покидала в скомканных чувствах. Костроуна ненавижу за то, что всё время издевается над Тадеусом и относится к нему как к какому-то зверю. Теперь и мне придётся вести себя подобным образом, выпрашивая послушания и повиновения. Это ради белого демона, но чем я после такого лучше Костроуна?

Костроун младший легонько сжал моё плечо и сказал что-то, пытаясь меня приободрить. Я его не услышала, погружённая в размышления, но кивнула и улыбнулась лучшему другу. По его посветлевшему лицу поняла, именно этого от меня и ждали. Патрик на улице встретился со своей мамой, она пыталась везти гружёную мешками земли тележку. Галлахи извинился и попрощался с нами, спеша помочь ей. Я с Жаном остались наедине и молча брели к моему дому. Иногда он начинал говорить, но его монологи так и оставались монологами, а потому мы вновь и вновь погружались в тишину. Только отзвуки пышущей жизнью улицы сопровождали нас. Люди гуляли и веселились, но у меня на душе скребли одичавшие кошки.

На следующий день я с удивлением наблюдала на центральной улице ползущие повозки, везущие перепуганных детишек и женщин, мужчин и пожилых людей. Они казались осунувшимися и бодрствующими многие сутки. Один младенец плакал навзрыд, а девушка в ожогах на руках и лице неустанно и машинально покачивала орущее дитя. Она плакала, но продолжала качать. Малыш не замолкал, и в бессилии она тоже зарыдала. Повозка прокатилась мимо меня. Я провожала её долгим взглядом, но следом кряхтели новые повозки, а кто-то шёл пешком. Опираясь на палки, или же самостоятельно. Побитые и повстречавшиеся с огнём. Они всё шли и шли, и казалось, им нет конца.

- Кто все эти люди? - спросила я, подбежав к служителю правопорядка.

- Беженцы из Норстада.

- Норстад? - я в удивлении раскрыла рот. Этот город почти такой же большой и яркий как Йелан. Что такого могло там случиться, чтобы столько народа пострадало и покинуло родные дома? Это я и не преминула спросить.

- Там случился демон, дитя, - ответили мне.

Часть IV. Глава 20 - Предатель!



Позже о беженцах говорила вся школа и весь город. И в этом нет ничего удивительного. Норстад - великолепный город, по размерам мог сравниться с Йеланом. Конечно, столице он проигрывал, но это не мешало ему быстро развиваться. И вот, в один, казалось бы, непримечательный день всё рухнуло. Люди работали, учились, гуляли и занимались прочими своими делами, как вдруг возник Он. Красный демон, разъярённый и неустрашимый, он палил и разрушал всё, что попадалось ему на глаза. Глупцы, возомнившие себя смельчаками, умерли на месте, лишь только осмелились призвать демона в свой круг и с горем пополам наложили пару печатей. Эти-то печати и не давали существу из мира теней покинуть наш. Он буянил защищаясь, до поры до времени. А затем красный демон, так и не найдя выхода из жуткой западни, решил всё разнести. У него получилось. Как получилось и сорвать с него несколько неумело наложенных печатей, возвратив в мир теней. Это сделали другие алхимики, нашедшие призвавших погибшими в пламени.

Теперь никуда нельзя было ступить, не услышав пару-тройку фраз о разрушенном Норстаде.

Одни с опаской посматривали на Костроунов и перешёптывались. О заключённом у них белом демоне знали все.

- Белый демон не единственный, кого удалось поймать и заключить в детском возрасте. Он не выберется. А те идиоты вызвали взрослого демона, к тому же, владеющего огнём, - говорили другие.

- Никто ещё не сумел поймать взрослого демона и подчинить его своей воле, - поддакивали им.

Я старалась избегать разговоров о Норстаде, но была практически атакована вопросами ребят с керамики. Все они знали о моей дружбе с Жаном, а потому заинтересовались: чего такого я могу знать о демонах?

- Слышала про Норстад? - спросил Веня, будто можно было как-то пропустить это событие. - Жуть, правда же? И как можно додуматься призывать взрослого демона? Как их вообще призывают? Альва? Ты меня слушаешь?

Я слушала, но делала вид, что поглощена созданием маленькой скульптуры в виде дельфинчика. Голему она нравилась. Он неуклюже хлопал в ладоши и переминался с ноги на ногу, обходя меня по кругу и заглядывая под руки. Веня продолжал атаковать меня вопросами, но ответов не ждал. Ему достаточно кивания и перманентного мычания.

- Как-то же Костроун его поймал, да? Ты его видела? Эй!

Мне в причёску прилетел маленький комочек глины. Я с раздражением повернула голову к Вене и скрежетнула зубами.

- Один раз, - вот и понадобился ответ. - Костроун никого к нему не подпускает.

- Даже сына?

- Вот у него об этом и спроси.

- А ты не спрашивала?

- А мне надо?! - вспылила я.

Веня пожал плечами и вернулся к своей работе. Больше он вопросов не задавал. Мне.

Жан, казалось, меня избегает. Он тихонько сидел на занятиях, даже с Патриком не общаясь, а после быстро сваливал. И в коридорах мне друга было не найти. Зато Линда от меня не отходила

- Боишься теперь помогать Тадегусу? - как всегда не смогла точно вспомнить его имя подруга. - Не стоит. Демон просто так никогда не нападает. А этот красный из Норстада...

- Я не боюсь, - отозвалась совсем тихо.

- Вот и замечательно! - обрадовалась Линда. - Ты уже знаешь, как ему помочь? Я думаю, надо разузнать как домой отправили демона из Норстада. Не сравнивай их, но способом воспользоваться можно!

- И какой же способ?

Подруга обезоруживающе улыбнулась и пожала угловатыми плечиками. И на что я рассчитывала? Опустив голову почти к самой тарелке с сырным супом, наблюдала, как тонут в нём белые сухарики. Рядом нетронутым стоял стакан томатного сока, посыпанного тёртым зелёным лучком. Линда размышляла о чём-то вслух. В столовой все гудели. А я, за своим неспешным и бесполезным занятием, не заметила приближения Патрика. Галлахи поставил поднос рядом с моим. Сел и чмокнул меня в макушку.

- Не грусти так. Или сомневаешься в Тадеусе?

Ну вот, и он туда же!

Я грохнула ложкой о свою тарелку, расплескав немного супа. С противным скрежетом отодвинула свой стул и молча ушла. Юноша не стал меня догонять.

Только после окончания всех занятий на сегодняшний день Патрик осмелился подойти ко мне возле шкафчиков и заговорить:

- Прости, - сказал он и застыл в безмолвном ожидании.

Я смерила юношу, задержавшись взглядом на круглых очках и прекрасных глазах, скрывающихся за ними. И кивнула, отвечая: «прощён».

- Знаешь о чём-то, способном помочь нам?

- Не уверен, но Жан в любом случае меня избегает с первых слухов про Норстад, а без него тебя в подвал незаметно не провести.

- А без меня?

- Не выйдет, - удручённо сообщил Галлахи. - Тадеус... Он...

- Говори давай!

- Ты можешь его подкормить, если совсем худо станет.

Я наклонила голову набок и прищурилась, не понимая услышанного. Патрик сглотнул, поправил очки, а после продолжил:

- Если вместо помощи я сделаю хуже, ты... - ему сложно, поняла я и попыталась подбодрить к продолжению разговора. - Альва, ты же можешь с ним поцеловаться? Он так питается энергией. Только если ему станет совсем худо! - поспешил добавить Патрик в конце.

Согласившись, я также подписалась на выслеживание Жана, упорно избегающего нас, словно чем-то обижен. Друг всё больше времени проводил среди других ребят из клуба крокета, со старшеклассниками, даже расспрашивал о чём-то учителей, но от нас сбегал. Оставалось только схватить Костроуна за ворот вместе со звонком на перемену. В тоже время Жан в последнее время сидел слишком далеко от меня и невероятно близко к двери из кабинета. Шкафчиком он пользоваться также перестал.

- Семь теней! - кричала я, пиная тонкое, но крепкое деревце. - Кудрявый паршивец! Вот, что с ним такое?

- Понятия не имею.

- Он это намеренно! - я всё не унималась и продолжала мучать несчастное растение.

- Да, - сказал Патрик и обнял меня со спины, чуть оттащив от треснувшего деревца.

- И что нам делать?

Галлахи поцеловал меня в макушку вместо ответа и крепче прижал к себе. Я безнадёжно хныкнула и развернулась лицом к юноше.

- Ты ведь ещё учишься у его отца? Поговори с Жаном у них дома. Там не сбежит.

- Не сбежит, - согласился и улыбнулся. - Только что я ему скажу?

- Придумай! - я хлопнула его ладонью по груди.

С замиранием сердца вышивала двух любующихся птиц, но вовсе не думала о них, ожидая Патрика. Он обещал зайти в гости и рассказать, как прошёл день в доме Костроунов. Удалось ли ему поговорить с Жаном? Понял он, почему друг нас избегает?

Бабушка рассказывала мне о своей молодости. Такое происходило не часто, но всегда в качестве упрёка.

- В твоём возрасте я носила своего первенца, а не тратила время на бессмысленную учёбу. И всегда позволяла своему мужу думать, якобы он умнее. Когда же и ты поймёшь, - вздыхала бабушка, - когда же научишься вести себя как подобает истинной леди?

- Мне это не надо. У меня есть юноша, - гордо заявила ей, лишь бы отвязалась.

- И кто же он? Юный Костроун? Очередной алхимик? Это не годная партия.

- За алхимией будущее, - едва сдерживая злость процедила я.

- Юная леди никогда не должна...

- Альва, к тебе пришли, - с улыбкой сообщила мама, входя в комнату и как бы случайно прекращая зарождающийся спор.

Следом за ней вошёл Патрик. Юноша смущённо представился и привычным движением поправил очки.

- Мы пойдём гулять, - опередила я любое предложение, могущее пойти от мамы, и схватила Патрика за руку.

Юноша совсем не сопротивлялся, пока я вытягивала его из дома, да и когда вела к «Бурёнке». Мы привычно заняли столик в подвале, предварительно заказав по салату с мягким сыром, помидорами и гренками. Важные разговоры разговорами, но и поесть лишним не будет.

- Ну-у-у, - протянула я, когда поняла, что Галлахи не особо торопится обсудить свой день.

Он глубоко вдохнул и выпрямился, скрипнув тяжёлым дубовым стулом. Масло в лампе, висящей над нашим столиком потрескивало, а чужие разговоры доносились до нас смешанным гомоном. Почти как в столовой, но всё же тише. Я в нетерпении постукивала вилкой по керамической тарелке и похрустывала листиком свежей капусты.

- С Жаном поговорить не удалось, - начал Патрик. - Его отец с меня глаз не спускал. И весь день гонял по печатям. Есть кое-что хорошее! - и он положил на стол крупный фолиант.

Книга хоть и старая была в прекрасном состоянии. Видно, что за ней бережно следили. Мягкая, но затёртая обложка по углам снабжена металлическими треугольничками для защиты, а пожелтевшие листы с выцветшими чернилами покрыты какой-то смесью для сохранения мягкости и податливости страниц. Название книги вычерчено явно вручную, на ла антикве. Однако, и я уже достаточно понимала этот язык, чтобы суметь прочитать: «Демонология нижних уровней». Вся книга также написанная на ла антикве была снабжена множественными рисунками и схемами.

- Я уже нашёл в ней печати и заклинания, подходящие для белого демона. Есть только одна загвоздка...

- Какая? - перебила я.

- Чертить и произносить их должен кто-то из семьи Костроунов. Ведь именно они заключили демона.

- Ну, так это не сложно. Только выловим Жана и...

- Нет, - теперь перебил Патрик. - Альва, с ним что-то не так. Не думаю, что Жан нам поможет после норстадтского демона.

- Но Тадеус хороший!

- А Жан - трус, - произнёс Галлахи грустным голосом.

И я поняла, что он мне немного соврал. Патрик точно говорил с Жаном. И, вероятно, говорил об этой книге и о том, что от Жана потребуется. А Жан отказал.

- У меня с Тадеусом тоже заключён договор. Может быть... - я замялась.

Патрик накрыл мои дрожащие руки своими, тёплыми и шершавыми. Он нежно погладил мои костяшки. А самое главное, юноша молчал. Масло в лампе продолжало противно потрескивать. За каким-то столиком громко смеялись. За соседним группа подростков шумно стучали вилками и ножами. Я боялась посмотреть на Патрика и услышать, что от меня нет и не будет никакого толку. Он отпустил мои кисти и шумно пододвинул ко мне свой стул, оказавшись совсем близко.

- Альва, - словно маленькую позвал Патрик и дотронулся до моего подбородка, приподнимая.

Не знаю, что Галлахи хотел ещё сказать мне, да только не дала и звука произнести. Я резко подалась к нему и поцеловала, ища защиты. Окончив поцелуй, я накрыла губы любимого ладошкой.

- Попробуем, - предложила ему. - Только попробуем. Не думаю, что если печати не сработают, то навредят. Верно?

- Не знаю.

- Тогда попробуем, - произнесла с нажимом.

Патрик вздохнул и снял круглые очки, протёр глаза.

- Как хочешь, - согласился наконец. - Только пообещай, что не снимешь Звезду Тера и если почувствуешь себя нехорошо, сразу мне сообщишь.

Делать было нечего. Поцокав языком и поморщив нос, я уверила Патрика в своей разумности. Если он ещё верил в наличие её у меня после предложения разбираться со всем без помощи Жана.

А как ещё поступать? Я до последнего не хотела верить, что Жан вот так взял и бросил нас. Только выбора мне не оставили.

Патрик сильно удивил меня, практически заставив упрашивать его помочь мне разобраться с книгой. Мы несколько раз перечитывали отрывки из «Демонологии», выписывали и перерисовывали нужные нам ритуалы. Не один день обсуждали и решали, как лучше. Наконец, договорились о дне и месте встречи.

От волнения пришла гораздо раньше назначенного времени. И придя ко скамье несколько раз успела перепроверить всё ли взяла. А взяла я несколько белых мелков, таких же белых свечей и кулёк прожаренного риса. Патрик обещал принести книгу, белые и чёрные нити, а ещё чёрные лилии и алые розы. Звезда Тера приятно грела шею, пока ноги и руки обдавал прохладный ветерок. В высоте деревьев пели птицы. Сад выглядел сказочно красиво. Я отчётливо видела пару играющихся крольчат, летающие стайки птиц и солнечные блики, прорывающиеся сквозь листву и падающие на мховые тропинки. Такие красивые и притягательные, но таящие в себе опасность. Я-то уже ни раз успела побывать внутри заброшенного сада и понять, что он из себя на самом деле представляет. И теперь, от одного взгляда на весёлых и невинных кроликов, по спине бежали мурашки. Страшно представить кем окажутся эти кролики, когда волшебный морок спадёт, а я окажусь в так и зазывающем саде.

- Долго ждёшь? - вопрос Патрика заставил меня вздрогнуть, а сердце забиться чаще. - Напугал? Прости.

- Ничего, - я мотнула головой. - Говоришь, обряд обязательно надо провести именно там?

- Только начало обряда, чтобы вызвать помощь. Потом отправимся в подвал.

- Я и так умею призывать теневого помощника. И ты.

Патрик улыбнулся.

- Не сомневаюсь, но обычный не подойдёт. Готова?

Я отвела взгляд от Галлахи и обернулась к высоким деревьям. Кролики ускакали, но меж листвой то и дело летали маленькие яркие птички. В горле пересохло. Прокашлявшись, ответила, что можно идти.

Патрик предусмотрительно взял меня за руку. Да с такой силой сжал крепкие пальцы, что я невольно улыбнулась. Конечно, если заходить в сад по одиночке, то и внутри можем ещё долго не встретить друг друга. Да только так сильно хватать меня совсем не обязательно. Мы шли по мягкой, пружинящей под ногами тропинке. Солнце ласкало наши лица, а птичье пение становилось всё слаще. Средь тонких травинок поднимался лиловый туман, приносящий прохладу и влагу. Я оглянулась и ахнула. Не было за нами скамьи и широкой дороги, по которой мы пришли. Только лес. Густой и тёмный. Я вцепилась в руку Патрика, единственную его часть, остающуюся видимой мне. Остальное окутал туман.

Следом за мокрым и холодным ветром, дующим в лицо, рассеялся туман, а с ним и прекрасный морок. Мы с Патриком оказались в знакомом мёртвом и вечно промозглом лесу.

- Отлично, - возвестил юноша и достал из нагрудного кармана блестящий медальон. - Он приведёт нас к подходящему месту. Я полночи убил, заряжая его.

Я кивнула и всё также держась за руку любимого шла следом за медальоном, ведущим Патрика. Разумеется, нас больше не сопровождало пение птиц да солнечное тепло. Моросил леденящий дождик. Завывал и скрипел пересохшими ветвями ветер. Шуршала жёлтая и бурая трава, примятая к липкой земле. Иногда между голых веток мелькали летучие мыши. Под ногами хлюпали незамеченные слизни размером с ладонь.

О том, что мы пришли, я поняла сразу. Медальон Патрика вывел нас к идеальному грибному кругу. Место Силы. Над землёй кружили светлячки, необычных продолговатых размеров. Я хотела наклониться и рассмотреть насекомых, но Патрик удержал и отдёрнул.

- Осторожно, - предупредил Галлахи. - Я не уверен, что смогу тебя вытянуть.

Его голос звучал слишком испугано и взволнованно, так что я, не наклоняясь, вновь вгляделась в светлячков. Будь с нами Сандра, она обязательно завизжала и бросилась бы в центр круга, переполненная радости и восторга. Ведь над грибами танцевали вовсе не светлячки, а обнажённые крылатые человечки с прозрачными светящимися крылышками. Феи, подумалось мне.

- Разве они существуют?

- В местах вроде нашего сада - да, как видишь.

Я улыбалась и рассматривала фей. Они кружили, но не покидали грибного круга, освещая его. Раздались, сначала отдалённо, но вскоре всё ближе и громче, колокольчики. Мне хотелось избавиться от гнетущей одежды и танцевать вместе с феями.

- Альва? - громко спросил Патрик и с силой тряхнул меня.

Колокольчики затихли. Я не сразу поняла, чего от меня хотел Галлахи, и он, медленно произнося каждое слово, напомнил о ритуале. Мне так хотелось послушать колокольчиков и глянуть на фей, но Патрик положил ладони мне на плечи и не давал повернуться к грибному кольцу.

Несколько глубоких вдохов и выдохов помогли успокоиться. И мы приступили к тому, зачем пришли. Мы расставили вокруг кольца свечи, раскидали рис и лепестки цветов, натянули нити в несколько кругов. Затем Патрик достал небольшой ножичек и порезал мне ладонь. Я протянула ладонь к центру и наблюдала за тёмными каплями собственной крови, летящими на землю. Патрик же держал меня, чтобы я и подумать не могла вступить к феям. Когда внешняя подготовка была окончена, мы приступили к чтению призывающего заклинания.

Сначала ничего не происходило. Как и потом. Произнеся все строчки по шесть раз, а после повторив ритуал дважды мы сели спина к спине и отдыхали. Я закрыла глаза и прислушалась. Ветер будто проносил чьё-то пение, звуки флейты. Вернулись манящие и сладкие колокольчики. Не открывая глаз, я встала на четвереньки и поползла к чарующей музыке. Конечно, стоило коснуться первого гриба, услышать тонкие звенящие голоса, как меня схватили за руку и оттащили.

Эмоции кипели. Мало того, что ритуал поганый провалился, так ещё Патрик не даёт потанцевать! Готовая накричать на возлюбленного я распахнула глаза, надеясь пронзить его злобным взглядом. Да только державшее меня существо Патриком не являлось. Понятия не имею, что передо мной такое! Одной рукой оно продолжало меня держать, второй почёсывало собственный приплюснутый нос, а третью с четвёртой скрестило на животе. Раздвоенный хвост нервно колотил создание по ногам. Их было две, голова одна, а вот глаз семь. И все семь чёрных глаз рассматривали меня как уродливую диковинку.

- Хозяйка? - услышала я сквозь шипящие звуки, хотя существо тонкого рта не раскрывало. - Хозяин? - и семь глаз устремились на сидящего и поверхностно дышащего Патрика.

- Да, - ответил юноша, поднимаясь с земли. - Отпусти её.

- Защищать, - прошипело создание, но выпустило мою руку.

Я подскочила к Патрику, прячась за ним от призванного нами существа. Если бы в книге говорилось как выглядит наш демон, я б сотню раз подумала, прежде чем просить его о помощи! Теневые могут стать совсем прозрачными, а демоны (я всегда думала) выглядят почти как обыкновенные люди. Но этот! Что за помесь с жуком? Ещё и кожа серая, словно никогда в жизни под солнце не попадал! Как мы его незаметно проведём в дом Костроунов?

- Выполню, - прошипело создание и растворилось.

Несколько раз моргнув не удержалась и протёрла глаза. И где? Я повернулась к Патрику.

- Телепат, - пояснил тот. - Идём к Костроунам?

- А телепат? - решила всё-таки уточнить.

- Ждёт на месте, - пообещал Галлахи.

Я растерянно кивнула, а юноша тем временем разбил свой медальон, раскрыв портал. Мы шагнули в привычную слюнявую пасть, чтобы оказаться за пределами сада, но я и не подозревала: как близко мы очутимся к Тадеусу. Быть выплюнутой порталом на заднем дворе Костроунов для меня чересчур. Однако же мы там, где мы есть. Патрик крепко держал меня за руку и потянул за собой. Я шла послушно, не веря в происходящее. Неужели всё это правда, а Тадеус вот-вот вернётся в родной мир? Он заживёт свободно, как и заслуживает, среди таких же созданий, как и белый демон... И как четырёхрукий и семиглазый демон, призванный нами ради спасения Тадеуса. Меня передёрнуло будто от холода. Не хотела бы я жить в таком мире!

Патрик безбоязненно обошёл дом, порылся под камнем и достал ключ от главного входа. Пока юноша отпирал входную дверь, я наблюдала с открытым ртом.

- А не слишком нагло?

- Они оба уехали, - ответил, пожав плечами.

Своим появлением мы заставили Тадеуса и нашего помощника прекратить их безголосый диалог. Оба демона повернули к нам лица, впиваясь ожидающими взглядами. Звезда Тера запульсировала на моей шее. Я глубоко вдохнула, разбираясь с завихрившимися мыслями и придумывая: чего бы такого сказать?

- Помни, что обещал во всём меня слушаться, - прервал тишину Патрик, спускаясь по подвальной лестнице.

- Я помню, - ответил белый демон, на секунду отводя от меня белесые глаза. - Так дорога жизнь?

- Справедливость, - ответила тихо, «но и жизнь тоже» - этого я не сказала.

Мой ответ вызвал горькую улыбку на лице Тадеуса. Я ждала насмешек, но демон промолчал. Патрик, наоборот, заговорил. Быстро, но чётко отдавая каждому из собравшихся задания. В число приказов для телепата вошло плетение паучьей сетки вокруг нас. Быстро разрастающаяся из его рук паутина поразила меня и напугала. Стены и потолок подвала скрылись за считанные секунды. Патрик успел за это время разложить на полу всё необходимое для продолжения ритуала и чертил печати одну за другой. Тадеус морщил нос и отступал от рисунков.

- Не бойся, - сказала ему.

Тадеус рыкнул, сжал ладони в кулаки и остановился. Второй демон закончил с сетью и встал рядом с сородичем. Патрик тоже подходил к концу, а значит уже скоро потребуется добровольная жертва. Моя жертва. Кажется, всё просто. Я разрежу себе руку ниже локтя и до запястья, а пока вязкая кровь стекает в одну из печатей, прочту заклинание. После порежу вторую руку и проделаю тоже самое над другой печатью, а затем напишу новую печать на лице Тадеуса. И после...

- Альва, всё готово, - сообщил Галлахи и протянул мне кинжал с извилистым лезвием.

Вспотевшей ладонью я схватилась за рукоять. И чего так боюсь? Звезда Тера поможет ранам залечиться, много крови не потеряю.

Рука с кинжалом дрожала. Дрожала и вторая, протянутая над печатью. Я шёпотом зачитывала заклинание, пока прохладный металл царапал кожу, вызывал жжение и уколы боли. Звезда Тера пульсировала, а от плеча и сердца к руке тянулись ниточки тепла. Только и кинжал необычный. Понятия не имею, где Патрик его достал. Скорее всего у Костроуна. Я произносила заклинание и ловила на себе встревоженный взгляд любимого и заинтересованный - Тадеуса.

Дождавшись, когда и второй рисунок на полу окрасится в кровавый, я с трудом подняла взгляд от пола. Белая паутина на стенах кружила, качался Тадеус. Я не сразу поняла, что кружится моя голова, а не всё остальное. Патрик что-то говорил, но за шумом в ушах не слышала. Подошла к Тадеусу, протянула руки, а демон отшатнулся. Сморщился и что-то сказал Патрику. Посмотрел на меня и кивнул, закрыв глаза. С трудом вспоминая, что же от меня требуется, сделала ещё шаг и повалилсь на белого демона. Он поймал в горячие руки и удержал.

- Прекращаем! - сквозь гул в голове услышала отчаянный возглас Патрика.

- Нет, - хрипнула еле слышно и, с трудом ворочая язык, тихо-тихо зашептала следующее заклинание, чертя на лице Тадеуса древние руны.

- Хватит! - крикнул Патрик.

И что ему неймётся? Самая малость осталась. Я выдержу. Гул усилился. Тадеус крепко держал меня и поторапливал, тогда как Патрик сходил с ума и метался по кругу. Вдруг раздался совсем оглушительный треск. Что-то ударило в спину.

- Много ещё? - с надеждой спросил исписанный Тадеус.

Но у меня совсем не осталось сил продолжать, а прежде, чем успела дочертить последнюю руну, в спину вновь ударило волной. Меня отбросило от Тадеуса. Вокруг стемнело...

Резкий запах помог прийти в чувства. Открыв глаза, я разглядела алхимиков со знаками отличия Братства Орла. Среди них стоял Костроун, младший. Жан смотрел на Патрика, Патрик на Жана. И я никак не могла взять в толк: что происходит? Второго демона нигде не было, как и его сети. Даже следа, напоминающего о том, что тот вообще был. Тадеус валялся на полу сжавшись под натиском цепей.

- Вставай! - рявкнул один из алхимиков и пнул меня.

- Не надо, - взмолился Галлахи. - Я ей помогу.

И подхватил под руки. Опираясь на Патрика, я поднялась на ноги, но потом меня схватил один из алхимиков. Второй подгонял Патрика. Ещё двое шли позади.

Жан первым поднялся из подвала и стоял возле входа, старательно разглядывал пожухлый цветок в горшке. Я же буравила лучшего друга взглядом, не зная, чего мне хочется больше: то ли придушить этакую сволочь, то ли поколотить и разреветься. Но я не могла позволить себе ни первого, ни второго. Алхимики куда-то вели, а в голове всё ещё колотило от потери крови, хотя Звезда Тера усиленно затягивала раны.

Пока меня проводили мимо, неустанно подталкивая в спину, Жан всё же осмелился взглянуть в мою сторону. Он открыл было рот и протянул ко мне руку. Конвой отпустил, но я сама продолжила шагать, лишь бы избежать противного прикосновения. Я не оглядывалась. Понимала, стоит взглянуть на бывшего лучшего друга, и слёзы обожгут побледневшие от усталости щёки. Жан позвал меня по имени.

- Предатель! - процедила сквозь зубы, не замедляя шага.

Гордо взобралась в повозку, отказавшись от помощи уже сидящего в ней Патрика. И только когда мы уехали на достаточное расстояние, чтобы выбежавшего на середину дороги Жана не было видно, позволила эмоциям взять верх.

Часть IV. Глава 21 - Новая связь



Нас привезли к городскому суду, а там завели в клетку с двумя скамьями для различных хулиганов. За поездку меня укачало и стало совершенно плевать на происходящее, потому я улеглась на свободную скамейку и заснула. Патрик, по моим последним воспоминаниям, расхаживал вдоль тёмных прутьев и о чём-то расспрашивал охранника.

Разбудило меня мягкое прикосновение шёлка к лицу. Открыв глаза с ужасом обнаружила перед собой маму. Она гладила меня по волосам, а глаза её лучились молниями ненависти. Не ко мне. Как только я с трудом поднялась, она разразилась такими ругательствами, что стоящие вокруг мужчины залились румянцем все до единого!

- Вы даже не потрудились вызвать ей врача! - закончила свою тираду мама и взяла меня под локоть. - Идём, дорогая.

И лишь мы ступили за пределы клетки, она остановилась и развернулась:

- Я найду на вас управу, уж поверьте! Вы ещё пожалеете, что без уведомления родителей нашлись наглости заключить мою несовершеннолетнюю и нуждающуюся в медицинской помощи дочурку под стражу!

Дальше мама вновь перечислила, кем их всех считает. Я очень старалась не расслышать такую несвойственную маме речь, но слышала каждое слово, вылетевшее из ярких накрашенных губ, но подходящих скорее портовому грузчику. Слышала бы бабушка!

Высказавшись, мама застучала каблучками в сторону нашей паровой телеги. Она грациозно села на заднее сидение, расправила пышные юбки и поправила маленькую шляпку с огромным пером. Как ни в чём не бывало, она дождалась, пока и я усядусь. Мама достала складное зеркальце, проверила макияж и велела везти нас домой.

Я разглядывала поломанные ногти на руках и боялась поднять глаза. Если она на них так кричала, то что ждёт меня?

- Как ты? - на удивление ласково поинтересовалась мама.

- Нормально, - ответила сипло.

- Голова болит? Кружится? В глазах не темнеет? - переждав отрицание с моей стороны она на секунду нахмурилась. - Зачем вы взобрались в чужой дом? Отвечай, Альва Северина Октавия Ванвиссер!

- Было надо.

- Было надо? - грозно нависла надо мной мама.

Перо её шляпки так сильно свесилось, что было готово потянуть за собой и шляпку, а следом прекрасный узел из светлых волос. Я вжалась в сиденье, хотя могла бы и расслабиться: мама не знает о Тадеусе. Ей никто не сказал. Переборов инстинктивный страх, который могут вызвать всего два существа на всём белом свете: мама и бабушка, рискнула посмотреть в мамины глаза.

- Мы с Патриком...

- Ты больше не станешь общаться с этим юношей! - прервала мама. - Понятно?

- Да, - кивнула.

- И ты наказана. Месяц никаких гулянок.

- Да, мама, - кивая.

- И можешь попрощаться со своей любимой школой. Как только Берт вернётся и узнает, что ты натворила! Уверенна, он согласится с моим решением и поддержит.

Я машинально кивнула, а вот сил сказать что-то не нашла. Если меня исключат... Я резко затрясла головой, отгоняя пугающие мысли. Слёзы пеленой накрыли глаза.

- М-мама, - произнесла дрожащим голосом. - А пап-па, он скоро в-возвращается?

- Послезавтра.

- Значит, з-завтра можно в школу?

Мама вопросительно приподняла узкую бровь и наморщила прекрасный носик. Её губы плотно поджаты, и мне не потребовалось словесного ответа. Всё ясно и так. Послезавтра вернётся отец. Завтра в гости приедет Аргус, оставшийся после окончания практики работать на том же месте. Завтра дома будут и Сандра, и бабушка. Я смогу со всеми попрощаться. Только не с Патриком, не с Линдой, не с Жаном. Против воли пальцы сжались в кулаки. С Жаном прощаться не хочу! Если ему плевать на меня, мне плевать на него.

Вернувшись домой, минуя бабушку и сестрёнку, я сразу направилась к лестнице и намеревалась закрыться в комнате.

- Куда это ты собралась? - прикрикнула мама.

- Меня укачало.

- Сильно плохо? - со строгого тон быстро сменился обеспокоенным. - Ничего, приляг. Я вызову врача.

Так я и сделала, а лишь сомкнула веки, пред ними предстал Тадеус. Не то, чтобы ясно видела демона, но чувствовала, как тому больно. Тадеус сжался на холодном полу, он дышал с трудом, хрипя на каждом вдохе и постанывая при выдохе. Руны из впитавшейся крови жалили лицо и после того, как алхимики смыли всё ледяной водой, поставили новую печать и укрепили, как они думали, старые. Тадеус корчился от боли, но улыбался. При каждом вдохе его наполняла природная Сила, а на выдохе давали трещины сдерживающие заклинания ненавистного подвала.

Ото сна меня отвлекли голоса. Это мама и приглашённый ею доктор. Пожилой мужчина с белой бородой подставил к моей кровати стул и перешёл к осмотру с опросом. Мама всё это время нервно постукивала каблучком, стоя в дверях. Доктор выявил у меня только сильное переутомление и велел больше отдыхать. Я не замедлила с выполнением врачебных указаний. Как только дверь закрылась, а я осталась в комнате одна, легла поудобней и закрыла глаза. На этот раз обошлось без сновидений.

Я думала, когда отосплюсь, уделю время каждому из моей семьи, попрощаюсь как следует. У меня никак не получалось подняться с постели. Тело будто в мокрую вату превратилось, совершенно меня не слушалось. Распухшие руки и ноги не отрывались от мягкой кровати, я утопала в чёрных провалах сновидений. Отдалённо улавливая радостные визги сестры о возвращении Аргуса, а ещё совсем не радостные упрёки мамы. Но за что она ругала братишку? Я провалилась в новую пустоту, а когда проснулась, с трудом села, ведомая вкусным запахом. Кто-то прикатил в комнату столик с куриным супом, кусочками пышного хрустящего хлеба, прямоугольничком сливочного масла, нарезанным яблоком и ароматным чаем. Трясущимися от усталости руками кое-как удержала ложку и смогла поесть, но тотчас же завалилась спать.

Из темноты доносилось тяжёлое дыхание. Затем глаза раскрылись и уставились на кирпичную стену. Тадеус вытянул вперёд руку и размял пальцы. Он расслабленно разглядывал переливы оранжевого заката, бликами размазанного по подвалу. Белый демон сел и прикрыл глаза. Я ощущала покалывание в кончиках пальцев рук и ног. Горящими искорками оно поднималось к груди на каждом вдохе. Тадеус улыбнулся и чуть наклонил голову.

«Тадеус, - подумала я, - как он там?»

- Альва! - встрял чей-то голос, и меня дёрнуло. Послышался стук.

«Со мной всё хорошо» - прошелестел голос демона и не подумавшего открыть рта.

- Альва, я войду? - вновь искажённый голос.

«Пора проснуться» - приказной тон Тадеуса подействовал как лучший будильник в мире.

Открыв глаза, я вновь очутилась в своей постели, а вовсе не в подвале. Дверь тихонько отворилась, и вошёл папа. Он встревоженно оглядел меня. На его лбу собрались морщинки, а в широких усах появились серебристые волоски.

- Я поговорил с мамой, - он присел на краю кровати. - О том, что ты натворила. И о твоём состоянии. Полностью согласен, тебя нельзя никуда отпускать. Только не в наказание, а пока не восстановишься, дорогая.

- А потом? Как же школа?

- И об этом мы поговорили. Альва, мы очень тебя любим...

Я застонала. Нет, такое начало ни к чему хорошему не приведёт! Папа кашлянул в кулак.

- Милая, можешь продолжать учиться. Я завтра поеду к директору и поговорю с ним, чтобы тебе не ставили прогулы. Только пока ты побудешь дома, договорились?

- Папа! - собрав все силы, я села и обняла его так сильно, как могла.

Едва ли папа почувствовал мои прикосновения. Однако же, он улыбнулся и обнял меня в ответ.

- Теперь отдыхай. И слушайся маму, - посоветовал он и вышел.

Я запоздало кивнула и глянула в сторону столика. От супа не следа, зато стоит графин сока и печенье. Потянувшись к сладостям я замерла. Резко вспомнился последний сон. Короткий разговор с Тадеусом. Сон ли это? Мне захотелось вернуться и проверить, но, как на зло, я выспалась. Совершенно. Перекусив, выбралась из кровати и по стеночке поплелась к лестнице. Оставалось спуститься на первый этаж в поисках еды посытнее.

- Молодая госпожа, вам назначен постельный режим, - пропищала, заметившая меня, служанка.

- Но я хочу есть.

- Возвращайтесь в комнату, а я принесу, - пообещала девушка и скрылась по направлению к кухне.

Я удручённо вздохнула и собиралась вернуться, но услышала ругань. Один из голосов принадлежал папе, но второй, строгий и не терпящий возражений - старшему Костроуну. Он требовал с папы денег за ущерб, якобы нанесённый мной. Папа в ответ обещал засудить Костроуна за мой арест. Костроун не унимался, обещая, что ничего у папы не выйдет. Папа выходил из себя и переходил на крик.

- Да и чему я удивляюсь? - насмешливо спокойным тоном спросил Костроун. - От дурного семени и плод дурной.

После этой его фразы в разговор вмешалась мама. Она вновь поразила меня! Если, когда забирала меня домой она кричала, то сейчас отборные ругательства вылетали так непринуждённо спокойно и метко, что портовый грузчик позавидовал бы!

Я опустилась на пол и обхватила руками перила лестницы, вслушиваясь в затихающую перепалку.

- Бертольд, милый, тебя искал кто-то из лаборатории. Говорили, это требует твоего немедленного присутствия, - медово проговорила мама. - Собирайся, не вежливо заставлять людей ждать.

Все затихли. Папа что-то прокряхтел и ушёл.

- А вы! - прикрикнула мама и сделала паузу. - Ещё раз посмеете осквернить мой дом своим присутствием, можете забыть о своём положении в Йелане, как и о самом городе. Уж поверьте, у меня связей не меньше вашего.

Я охнула и еле сдержалась, чтобы не присвистнуть, поражённая её спокойствием. С трудом оставаясь в тени и никак не выказывая своего присутствия, ожидала продолжения перепалки. Заинтригованная душа осталась обделённой, Костроун ретировался и пожелал маме хорошего дня. Она, в ответ, пожелала ему отравиться и сегодня же направиться к праотцам. При этом (мне удалось подсмотреть) улыбалась мама так лукаво, будто заигрывала с Костроуном.

Провалявшись в постели ещё один день, я уверилась, пора вставать! В первой половине спустилась на первый этаж и устроилась под пледом в мягком кресле. Сюда прислуга принесла мне оба завтрака и обед. Здесь же я просидела до вечера. Слушала чтение Сандры, болтовню бабушки, рассказы Аргуса. Я узнала, за что мама ругала братика, когда ко мне подбежал Дункан Второй.

- Он в прекрасном состоянии, а послушание его идеально! - гордо заявил Аргус.

Подобно маме, я не до конца верила в его слова. Это сейчас Дункан послушный щенок, но что с ним станет, скажем, через пару дней, когда Аргус уедет?

Я улыбалась, кивала и, порой, вступала в разговоры. День в семейном кругу, что может быть лучше? Весёлый настрой брата с сестрой воодушевил и меня, заставив позабыть о последних событиях моей жизни. Я добросовестно выкинула из головы Жана, Патрика, семиглазого демона и даже Тадеуса. Под вечер меня уговорили выйти на улицу и поиграть с Дунканом в перебрасывания диска. После все пошли на семейный ужин. Разглядев в тарелке запечённый картофель, сочный кусок прожаренной баранины на свежем листике салата и нарезанные помидорки под тёртым сыром, голова моя закружилась, а живот призывно заурчал.

Отужинав, Сандра уговорила меня продолжить игру. И я совершенно расслабилась и развеселилась. Руки и ноги вели себя всё послушней. Набитый живот радостно продолжал урчать. Я думала о том, как давно в последний раз мы вот так развлекались? Очень, очень давно.

Наигравшись с Сандрой, Аргусом и Дунканом Вторым я с трудом дошла до кровати с одной лишь мыслью: «Спать», забралась под одеяло и устроилась поудобней. Сначала тело стало лёгким, но вскоре ломило каждую косточку. Грудь сдавило. Откуда-то со стороны послышались хрипы и скрежет. Это Тадеус пытался подняться с холодного пола, но руки разъезжались. Ногти впивались в твёрдый камень, надламывались и резали огрубевшие подушечки пальцев. Мне хотелось открыть глаза. Покинуть жуткий подвал. Вернуться в свою комнату. Я забилась, силясь раскрыть глаза и проснуться. Впустую.

«Альва, - мысленно позвал белый демон. - Тише. Не бойся».

Он знает, что я здесь! От этой мысли холодный пот облил спину и лицо.

«Тише, - прошипел раздражённо. - Возвращайся и докончи ритуал».

«Не могу!» - хотела сказать я, но отяжелевшие губы не шевельнулись.

«Смоги, алхимик», - улыбнулся Тадеус.

У него почти получилось подняться. Белый демон открыл глаза и осмотрелся. В тусклом свете подвала плясала пыль. Прутья клетки светились закрученными спиралью знаками. Тадеус видел их, как и любое порождение мира теней. Я видеть не могла, по всем положенным законам не могла!

«Успокойся! - приказал белый демон. - Хочешь избавиться от этого? Покончи с ритуалом».

«Это не может быть правдой», - убеждала саму себя.

Тадеус грустно хмыкнул.

- Не веришь? - спросил он хрипло. - Тогда что же это? Молчишь? Алхимик, твой ритуал нарушил прежнюю связь, но вплёл новую. Не такую, как прежде.

Я застонала. Непослушное тело отказывалось двигаться. Глаза не открывались. И пока я находилась на грани между сном и явью, чувствовала, слышала и видела всё то, что и белый демон. Я глубоко дышала, чтобы успокоиться. Тадеус всё-таки сел и облокотился о холодную стену.

«Это не сон?».

«Нет, не сон», - отозвался он мысленно.

Я простонала, потому как такая перспектива меня совсем не радовала. Это что же, каждый раз, как я захочу отдохнуть, либо упаду в полнейшую темноту, а проснусь с ломящими костями, либо это? Я так совсем отдыхать не буду.

«Думай по тише, - усмехнулся Тадеус. - Меня очередная связь с алхимиком тоже не радует. Хотя, признаю. Эта связь приятнее. Когда покончишь с ритуалом?».

Я не знала, что ответить. Действительно, когда? Надо встретиться с Патриком, но у меня ничего не выйдет. Меня не выпустят из дома. Не в этом месяце. Я пыталась как-то сформулировать, что придётся подождать, но в этом не было нужды. Тадеус вздохнул, и без того слыша каждое моё метание и прошептал: «Я жду».

Он ждёт. Меня выкинуло обратно в темноту ночи. Я лежала на своей кровати, в груди саднило. Мне отчаянно захотелось выбраться через окно и пойти к Патрику. Я даже села. Накинула на плечи кофту с длинным рукавом и распахнула окно, впуская ночную свежесть. Перекинула ногу через подоконник и заметила, что она босая. Я переоделась и крадучись возвратилась к окну. Вот что творю? Мама узнает - голову оторвёт! Но я уже лезла в окно. Холодный ветер отгонял всякую сонливость. С трудом свесилась с крыши, уцепившись за трубу для слива и съехала по ней прямиком в розовый куст. Мне хотелось плакать, свернуться калачиком и полезть обратно. Тело кололо от широких шипов и торчащих во все стороны острых веток. Вместо громкого нытья, я тихонько постанывала и оттряхивалась от листьев. Раз решила пойти к Патрику и уже вышла, то отступать поздно!

Понятия не имею сколь поздним гостем стану. Тонкий серп стареющей луны прятался за размытыми облаками. То тут, то там небо поблёскивало точками звёзд. В отличии ото дня, ночью было прохладно. По пути мне встречались лишь пьяницы и бездомные животные. Между крыш близко стоящих друг к другу белокаменных домишек со свистом проносились летучие мыши. А я, прихрамывая и плача от боли, продолжала свой пеший путь на другой конец города.

Добравшись до домика, в котором, как и во всех вокруг, свет был выключен, я выругалась. Ну, пришла, а дальше-то что? В главный вход не войду, да и к окну Патрика не поднимусь. Кидаться камушками в стекло. Как это делают влюблённые юноши в книжках? Вот только они это вытворяют под окнами возлюбленных девушек. У них всегда получается. Находят камень, поднимают, замахиваются и кидают. Если не со второго, то на третьем камне окно всегда открывается. Выглядывает Она. Любовь торжествует. Все счастливы. Конец.

Я схватила камень помельче, боясь разбить стекло и... Промахнулась. Тоже произошло с тремя его последователями, закинутыми в темноту. Практически отчаявшись, вспомнила, что не просто так поступила в школу алхимии и палочкой начертила на земле печать призыва. Мелкие теневые помощники давно слушались меня беспрекословно. Вот и этот хвостатый и ушастый чудак со скоростью стрелы взобрался к окну Патрика и забарабанил по стеклу маленькими кулачками. В комнате загорелся свет, а теневой помощник, выполнив задание, испарился. Зато в окне показался тёмный силуэт, являющийся ни кем иным, как Патриком. Юноша громким шёпотом пророкотал, что сейчас спустится и впустит меня. Разбуженная его голосом бездомная кошка подпрыгнула от испуга с громким мяуканьем. Я видела её размыто, резко промелькнувшей в небе рядом с окном любимого. Коша взмыла в небо и упала обратно на покатую крышу. Коготки вцепились в крашенный металл, и скребясь, и рискуя перебудить всю округу несчастное животное сползло на край. Бух! Кошка затерялась где-то в высокой траве возле дома. Я съёжилась и за озиралась, но как темно было вокруг до моего прихода, также осталось и после кошкиного падения.

Патрик открыл дверь, я пробралась внутрь. Старый пол скрипел под каждым нашим шагом, но храп родителей Патрика заглушал нас. Я расслабилась и успокоилась, прошмыгнула в комнату юноши. Он выглядел неимоверно сонным, медлительным, уставшим. Совесть начинала терзать меня, но раз уж пришла!

- Патрик, - жалобно, вымаливая прощение одним его именем, позвала я. - Мы смогли бы ещё раз забраться к Костроунам?

Он повалился на кровать лицом вниз. Я сидела рядышком и потрепала его по волосам.

- Спишь?

Он промычал что-то в ответ. Я потрясла его за плечо, и Патрик приподнял голову. Красные и слипающиеся глаза уставились на меня.

- Нет, Альва. Мы не сможем пробраться к ним. Нет, я не сплю. И почему ты здесь?

- Пришла за помощью. Патрик?

- М?

- Ты уверен? Давай попробуем закончить ритуал. Там же чуть-чуть осталось, верно?

- Нет, - Галлахи сел. - Надо заново всё начинать. Только телепата призывать повторно не потребуется.

Я вздохнула, не собираясь уходить. Патрик с трудом удерживал себя от засыпания. Так и сидели. Чуть погодя Галлахи ушёл за графином и стаканчиками. Взбодрившись прохладной водой Патрик чуть обнял меня и поцеловал в висок.

- Я что-нибудь придумаю, - пообещал утешительно. - Не беспокойся, Альва.

Я беспокоилась и раздумывала: рассказать ли Патрику о новой связи? И что нам сотворить с Жаном?

Патрик такой тёплый и пахнет цветами. В его объятиях меня разморило, но заснуть в доме Галлахи означало рассказать родителям, что посреди ночи их дочь сбежала. Нехотя я прощалась с Патриком, решившись и поделившись с ним своими раздумьями. Он вновь меня утешал и обещал что-нибудь придумать. Даже хотел проводить, но я отказалась.

Утро было тусклым и неприятно розовым. Дворовые животные затихли, уснули и летучие мыши. В свете расползающихся по улицам первых солнечных лучей я шаркала домой. Грустная, засыпающая и не верящая в успех.

Часть IV. Глава 22 - В лабораторию!



Уткнувшись лицом в подушку, я моментально провалилась в тёмную бездну. Мимо меня просвистели какие-то тени, а сама я находилась в месте совсем непонятном и странном. Словно внутри шара оказалась. Пол плавно поднимался в стены и замыкался над моей головой. Я с трудом различала во мраке хоть что-то. Тени вихрем проносились мимо, не обращая на меня внимание. И я улыбнулась. Наконец-то, сон! Нормальный сон.

- Давно я здесь не был, - голос Тадеуса заставил вздрогнуть, а колени подкоситься.

- Это не сон? - простонала в отчаянии.

Белый демон, неизвестно сколько стоящий позади меня, улыбнулся. Он удивительно выделялся из окружения. От него исходило некоторое свечение, давшее мне хорошенько разглядеть юношу. Белые волосы растрепались, но совсем не грязные, какими я их всегда видела. Их покачивал лёгкий ветерок, хотя я ничего не чувствовала. В белых глазах с яркими чёрными зрачками заметны смешинки. И он так пристально меня разглядывал! Бледная рука потянулась ко мне и притянула близко-близко. Меня обдало жаром.

- Не бойся.

- Я и н-не боюсь! - взвизгнула, прижимаясь к демону, когда одна из теней отбилась от стаи и устремилась в нашу сторону.

Тадеус улыбнулся. По выцветшим губам пошли трещинки и потекла кровь. Я ахнула и инстинктивно потянулась к собственной шее, чтобы снять Звезду Тера. Её не оказалось на месте.

- Ни к чему, - тихо проговорил белый демон. - Это не место для человека. Ты сейчас уйдёшь.

- Куда?

Он стиснул мои плечи и толкнул во тьму. Шар разбился тысячами осколков, а меня потянула вниз. Тадеус присел на пустоте и наблюдал за моим падением с видимой безразличностью.

Я ярко почувствовала боль в спине. Ноги и руки подпрыгнули на кровати, а тело просело в мягком матрасе, как при настоящем падении.

Сон ли это был? Или явь?

Я быстро набиралась сил, но уговорить родителей отпустить меня в школу не получалось. Я так отчаянно просилась на учёбу, что бабушка заявила: «Почему Альва всё ещё числится в этом ужасном месте? Посмотри на неё! Всю голову забила подобной ерундой! А я в её возрасте уже...», мне не хотелось её слушать. И я заслужила звание «хамка», потому как лишь невоспитанная девица способна уйти, громко хлопнув дверью, но не юная леди.

Спустя неделю домашнего заключения ко мне попытался прийти Патрик. И на следующий день, и после него, и... На шестой день мама смягчилась и позволила нам встретиться. Она коршуном посматривала на нас, пока мы сидели в гостиной напротив друг друга. Мои ладони вспотели, а в висках стучало. Патрик то и дело поправлял очки, либо снимал их и протирал стёкла. Разговор не ладился. И тем не менее, Патрик пришёл и на следующий день.

- Ну, хорошо, - выдохнула мама примирившимся тоном. - Ненадолго!

И позволила нам остаться наедине. Я даже не заметила, как отвисла моя челюсть, пока улыбнувшийся Патрик не дотронулся до моего подбородка.

- Как ты? - заботливо спросил любимый.

- Понятия не имею, как умудряюсь выспаться! - пожаловалась честно. - Каждый раз видится Тадеус. То я оказываюсь в подвале, хотя меня там и нет. Да только я его слышу и вижу, и он меня слышит! То я в каком-то совсем невозможном месте оказываюсь! И стоит теням меня заметить, как Тадеус меня выкидывает. А когда открываю глаза, уже утро...

Видимо, Патрику надоело слушать мои изливания, но меня уже прорвало. И когда нежный поцелуй коснулся моих губ, я умудрилась, по инерции, ещё немного недовольно помычать, но быстро спохватилась. Ответила на ласковый поцелуй и протянула руки, обнимая Галлахи за шею.

Мама намеренно громко кашлянула. Мы резко отстранились и одновременно глянули на неё. Она примирительно улыбнулась.

- Думаю, тебе пора, Патрик. Я права? - нарочито вежливо спросила мама.

Однако, мы понимали: это не вопрос.

- Да, - Патрик тоже кашлянул, но не наигранно, а испуганно. - Мне, действительно, пора идти. Столько домашки задали! Вы не поверите, - неловко тараторил он.

Я обиженно уставилась на маму и заявила, что провожу Патрика до выхода. Она не запретила, вновь оставляя нас без присмотра.

- Альва, - шепнул юноша в прихожей. - Я попробую поговорить с Жаном, если ты не против.

- О чём?!

- Тише. Ты знаешь, о чём.

Я поджала губы и нахмурилась. Осадок от поступка бывшего лучшего друга рисковал вот-вот прорваться новым потоком крикливых обвинений. Патрик ласково коснулся моей щеки и погладил большим пальцем. Я быстро и поверхностно дышала, силясь смолчать.

- Пока? - спросил Галлахи.

- Пока, - грустно отозвалась я. - Приходи ко мне завтра. Обязательно! Ты не представляешь, как нудно каждый день проводить за вышиванием!

Он усмехнулся и насмешливо согласился, что вышивание, конечно же, гораздо хуже каждодневной работы с растениями. Ему ещё очень повезло, ведь вместо ниток он может ежедневно капаться в мокрой земле и подрезать побеги.

- Ты дом покидаешь! - обиженно вскрикнула я в след уходящему Патрику.

От нечего делать, после встречи с ним, я попросила подготовить мне ванну.

От пенной воды поднимались клубы влажного пара. Я собрала тяжёлые волосы в тугой узел и погрузилась в тёплую воду. Аромат лаванды успокаивал и усыплял. Я запрокинула голову через бортик и прикрыла глаза. Кто же знал, что и в ванной меня достанут видения!

Глухое рычание проникло в сознание, вырвало из приятной темноты и швырнуло в подвал. На вытянутых руках с выступающими синими и фиолетовыми венами Тадеус за ворот держал Жана. Костроун безвольно болтал ногами в воздухе. Пусть белый демон худощав и болезненно бледен, он сильнее.

- Пусти! - пискнул Жан и беспомощно взбрыкнулся.

- Повтори, что ты сказал, - прорычал Тадеус.

Он встряхнул беспомощного алхимика. Жан ударился спиной о стену и зажмурился от боли.

- Пусти, - потребовал повторно.

- Не это!

- Боги, - я не выдержала и дальше безмолвно наблюдать за ними.

Тадеус обернулся через плечо, словно я стояла где-то там и ослабил хватку. Жан мешком рухнул на пол и в секунду поднялся на ноги. Он в спешке покинул клетку демона, не задаваясь вопросом: на что тот отвлёкся?

Тадеус встал спиной к стене и смотрел прямо на меня. А мне вдруг захотелось прикрыться. И себя не видела, но вспомнила, что ещё пару мгновений назад принимала ванную. Голая. Щёки обожгло жаром, я сгорбилась. Тадеус не отнимал взгляда от моего.

«Уходи», - мысленно попросил меня.

«Я не умею».

«Умеешь».

Тадеус закрыл глаза, а когда его веки вздрогнули, готовые открыться, глаза открыла я. В ванне. Вода совсем остыла, и тело покрылось «гусиной кожей». Я торопливо вылезла и завернулась в махровое одеяло. Села на край и пыталась понять увиденное.

Три дня и три ночи я намеренно пыталась расслабиться и не заснуть. Либо просто сидела, лежала с закрытыми глазами, либо засыпала, когда уставала. Ещё недавно казалось, связь с Тадеусом крепнет, но вызвать её специально не выходило. В обиде швыряла по комнате своего мишку Борьку, книжки и украшения. Очередного избиения и полёта игрушка не выдержала, а я познакомилась с белой скомкавшейся за долгие годы набивкой и с грустью осознала, что не хочу зашивать плюшевого друга. Что же, видимо, каждой дружбе однажды приходит конец. Со всеми приходится прощаться. Сначала Жан, теперь Борька, а потом?

Я упала на кровать и раскинула руки в стороны, уставилась в потолок.

«Альва, не грусти», - раздалось в голове.

Я резко села и перепугано за озиралась. Тадеус угрюмо вздохнул.

«Значит, ты меня видеть не можешь», - заключил демон.

- Ты здесь?

«Не физически, разумеется».

- Но как?

«Ритуал?» - вопрос был риторическим, но я чуть не начала отвечать и закусила нижнюю губу.

- Я не знаю, что с ним делать, - мне казалось, надо объяснить Тадеусу, почему не возвращаюсь в подвал и не доделываю начатое.

«Знаю, - перебил он. - Я слышу твои мысли. Ещё и слова - через чур, алхимик. Когда тебя ждать?».

Я заколебалась. Отвечать вслух, или вновь перебьёт? Патрик обещал поговорить с Жаном. Но о чём? А после, возможно, мы попытаемся ещё раз. Когда? Я и сама не знаю.

Тадеус понимающе вздохнул и пообещал вернуться через время. О том, что белый демон более не присутствовал в моей комнате я поняла далеко не сразу и долго сидела на кровати подобрав под себя ноги, вслушиваясь и всматриваясь в совершенно пустую комнату.

Спустя месяц безвылазного сидения дома и почти каждодневных навещаний Патриком родители сжалились и позволили пойти в школу.

- После учёбы незамедлительно домой! - строго наказала мама, сведя над переносицей тонкие светлые брови.

- Керамика входит в учёбу?

- Это обязательный предмет? Тогда ты знаешь ответ.

Я громко вздохнула и прицокнула языком. Ровные накрашенные брови оставались неподвижны, и мне подумалось, хотя бы в школу отпускают. Хорошее начало!

Я думала так до следующего утра, а потом зазвонил будильник. Так рано мне давно вставать не приходилось. Первым делом закуталась в одеяло и спрятала под подушкой голову, следом согнула в коленях ноги и подтянула к груди, сворачиваясь в позу эмбриона. Как же хотелось, чтоб этот проклятое треньканье прекратилось само!

«Это вряд ли», - спокойно отозвался Тадеус.

И сон как рукой сняло.

- Ты опять здесь? - не выглядывая из-под одеяла простонала я.

- С кем это ты там? - раздражённо спросила мама и вошла в комнату. Она выключила будильник и потянула за одеяло. - Кто просил меня отпустить её на учёбу? Вставай, живо!

Я демонстративно захныкала, но и это не помогло. Подозревая, что Тадеус всё ещё где-то рядом, переодевалась забравшись обратно под одеяло. Делать это оказалось ужасно трудно! Ничего не видно, одеяло придавливает, ремешки выпадают из рук и теряются в темноте. Я рычала, пыхтела, но в школьную форму влезла. Откинула одеяло и громко выдохнула. Оставалось самое простое, а именно закрепить волосы в два высоких пучка и затянуть сеточкой. Всё, я готова к новым знаниям и нудным урокам под началом противного Тиббольта!

С другой стороны, к началу второго урока мне захотелось на перемену, а ещё лучше в столовую. Желудок угрожал прилипнуть к спине, если я не положу в него хоть кусочек хлеба. Часы же не торопились шевелить своими стрелками. Я не понимала того, что диктовал учитель (отстала из-за многочисленных пропусков), и вертелась на своём месте. Линда вырисовывала цветочки на полях. Патрик, возможно единственный в классе, старательно решал задачки. Место Жана пустовало. Он-то почему не в школе?

Долгожданный звонок порадовал душу и тело. Я потянулась прямо за партой и предложила Линде позавтракать. Подруга охотно согласилась, а заодно пообещала обо всём меня расспросить. Главным образом о причине моего столь долгого отсутствия. Я давно не скрывала от неё истории о Тадеусе, а она прекратила попытки запомнить имя белого демона.

Патрик подсел к нам за столик и быстро влился в разговор. Мы выдали Линде всё, включая отвратительный поступок Жана.

- И что теперь будете делать? - протянула она невнятно, оперев подбородок на кулачки и дожёвывая кусочек сёмги.

- Понятия не имею, - честно произнёс Патрик. - Теперь нам обоим путь к Костроунам закрыт.

- А вот и Костроун, - сказала Линда.

Я оглянулась и увидела Жана, входящего в столовую вместе с другими ребятами из клуба крокета. Обозлённый рык Тадеуса пронёсся в сознании. Я вспомнила, как демон схватил Жана за ворот и поднял над полом. Или вспомнил Тадеус, невесть, когда присоединившийся к нашей болтовне? Я раздражённо встряхнула головой. Жан смеялся над какой-то шуткой и не обратил внимания на нашу троицу. Тадеус прошипел несколько ругательств, а мне передались его эмоции. Или же мои собственные накопились до такой степени, что держать их в себе и дальше сил не оставалось. Жан со своими друзьями сели через два столика от нашего. В моей чашке нетронутым остался остывший шоколад. Патрик лишь охнул, Линда улыбнулась, но никто меня не остановил. Жан общался со своими друзьями по клубу. Они что-то активно и поглощённо обсуждали, а потому не взглянули на подходившую к их столику девушку с чашкой. Они все обратили на меня внимание слишком поздно. Чашка уже была занесена над кудрявой головой, а шоколад стекал на шевелюру. Жан замер и, казалось, перестал дышать.

«Ударь!» - совсем по-детски вскрикнул Тадеус.

Я знала, он о чашке. Мне и самой хотелось с размаху опустить её на голову Жана. А Жан обернулся. Злой, обиженный, испуганный и растерянный.

- Альва, - горько шепнул он. - У меня не было выбора.

- Выбор есть всегда.

- Ты не понимаешь, - оправдывался бывший лучший друг.

Все в столовой затихли и наблюдали за нами. Костяшки моих пальцев побелели, но чашка опустилась плавно и не на жанину голову, а на его поднос.

- Я не хотел, - промямлил Костроун. - Прости.

Он смотрел на меня взглядом бездомного щенка, выпрашивающего внимание. И мне вдруг стало очень противно. Горло будто что-то сжало, грудь сдавило и не давало глубоко дышать. Звонок, раздавшийся так вовремя, спас меня от истерики, от криков и ругани, готовой в любую секунду сорваться с языка. Послушной ученицей я пошла на урок химии.

- Ты как? - поинтересовался Патрик.

Я закусила губу и ничего не ответила. Мысленно попыталась заговорить с Тадеусом, но его рядом не оказалось.

- Итак, сегодня разбиваемся на пары!.. - объявил Джонатан Эклунд и в хаотичном порядке принялся нас перемешивать: Ванвиссер и Костроун за последнюю.

- Но, - начали мы оба.

- Никаких «но»! За парту сели.

- Альва, - тихо позвал Жан, когда мы получили задание. - Давай поговорим.

- Не хочу с тобой разговаривать, - также тихо отозвалась я, боясь, что учитель заметит.

- Хорошо. Тогда слушай. Ты же знаешь, я всегда на твоей стороне. Мы с отцом вернулись с утра. И он знал, что в доме кто-то есть. У него есть перстень особый, сразу сообщает, если в дом проникли. Он его недавно приобрёл. И собирался домой поехать, а я подумал, вдруг, это ты? И попросился вперёд. Я не знал, что он вызовет из Братства алхимиков. Я надеялся успеть раньше, но встретил их почти у дома. Так что вам ещё повезло! Будь там отец, ты бы так легко не отделалась. Альва, ну, прости. Что мне оставалось? Я всегда тебя поддерживал. Вспомни, сколько мы дружим!

- Костроун, - обратился Эклунд, - для вас перемены слишком коротки? Не успели наотдыхаться? Прошу за дверь.

- Простите, я больше так не буду.

- Хорошо, но чтоб я больше вас не слышал.

Джонатан вернулся к чтению какой-то книги, пока весь класс был занят опытами. Жан понуро замолчал и больше не отвлекал. Только перед концом занятия он вновь заскулил о старой дружбе и о том, что всегда и во всём меня поддерживал, поддерживает и поддерживать будет.

Я уже хотела ему поверить, а потом вспомнила реакцию Тадеуса на Жана. Мне ужасно захотелось связаться с Тадеусом и спросить его совета. Кому как не белому демону знать, можно ли доверять Костроуну.

- Прошу, - ныл Жан. - Альва. Мир?

- Не знаю, - устало отозвалась я после шестого урока, последнего на сегодня. - Я не уверена.

Жан понуро опустил голову. Я старалась не смотреть на него и уйти не оглядываясь. Шаге на третьем меня окликнула Линда, а рядом с ней топтался Патрик.

- Идём ко мне, - сообщила девушка, хватая меня и Патрика за руки.

- Не могу. Я всё ещё под домашним арестом.

- Ненадолго! Всего на часок другой?

- А когда наказание пройдёт? - поинтересовался Галлахи.

- Я не знаю, - призналась честно.

Почему-то до сих пор и не думала спрашивать об этом у родителей. И решила сегодня спросить. Линда упрашивала меня ослушаться, пока из школы не вышел её муж, и девушка упорхнула от нас. Патрик предложил проводить меня до дома. И Жан, как оказалось, поплёлся следом.

- Хочешь, я ему врежу? - серьёзно спросил Патрик, оглянувшись в очередной раз и вновь увидев Костроуна на некотором отдалении.

- Не хочу, - хихикнула я. - Что, если у него и правда не было выбора?

- А сейчас узнаем, - раздражённо сообщил Патрик и остановился. - Жан, иди сюда! Мы тебя видим.

Не видящий подвоха Костроун заторопился к нам. Я тоже не знала, чего именно ожидать. Патрик, на секунду, напомнил мне Тадеуса. Он столь же проворно схватил Жана в тиски крепких рук и встряхнул.

- Нас хотели кинуть за решётку! Не в обезьянник, по-настоящему посадить. И если бы не родители Альвы, я не знаю, сколько бы мы там пробыли. А ей, между прочим, был нужен врач! Она почти все силы отдала Тадеусу. Звезда Тера раскалилась и постоянно светилась! Зачем, Жан? - и оттолкнул Костроуна.

Жан несколько отступил и сильно размахивал руками, чтобы не повалиться. Вернув равновесие, он запустил руки в волосы.

- Я не мог иначе, - вновь оправдывался Жан. - У меня не было выбора! Я помог вам! Спас вас!

- Помог угодить за решётку? Спас нас? Спас Альву от долгой и счастливой жизни? Я тебя огорчу, но нет. Она всё ещё жива. И мы от своего не отступим!

- Я и не прошу вас отступать! Я не желаю ей смерти! И никогда не желал!

Патрик и Жан потихоньку подступали друг к другу. Пыхтящие, злы и раскрасневшиеся от напряжения. Люди замедлялись и поглядывали в нашу сторону. Я боялась подступиться к ребятам и как-то дать им понять: мы на улице не одни.

Патрик толкнул Жана. Жан плюнул другу в лицо и угодил в очки. Галлахи снял их и вручил мне, занёс кулак. Костроун был проворней. Мы привлекали всё больше внимания. Парни повалились на землю и принялись колошматить друг друга, а я беспомощно орала на них и умоляла остановиться.

Мне уже плевать, что натворил Жан, если Патрик его сейчас убьёт!

- Вы оба два идиота! - кричала я, срываясь на визг и кинула в них круглые очки. - Прекратите! Пожалуйста! Патрик! Жан! Если вы не остановитесь, я уйду! Сейчас же!

Они не слышали. Жан дал Патрику коленом в промежность и поднялся на ноги. Он замахнулся, чтобы пнуть Галлахи. Я кинулась на Жана, колотя того по спине и продолжая визжать сквозь набирающие скорость слёзы, обжигающие лицо. Он не обращал внимания и пинал Патрика. Тогда Патрик схватил Жана за ногу и повалил обратно на землю. Я рыдала и боялась, что мы теперь попадём за решётку втроём. Не придумав ничего лучше, я бросилась между поднявшимися на ноги юношами. Патрик не успел остановить кулак и ударил меня в бок. Жан поймал дрожащими руками.

Всё прекратилось также внезапно, как и началось. Патрик вымаливал у меня прощение и целовал между фраз. Жан тяжело дышал и согнулся пополам. Я рыдала, и ребята решили, что сейчас не самый подходящий момент возвращать меня домой.

Втроём мы отправились на детскую площадку и заняли там скамейку. Мамаши, завидев избитых парней похватали своих детишек и увели прочь.

- Больно? - спрашивал Патрик, поглаживая по спине и целуя за ухом.

- Я куплю нам попить, - предложил Жан, поднимаясь со скамьи.

- Мне мороженое! - крикнула я вдогонку.

Жан обернулся и улыбнулся, как улыбался, когда мы вместе готовились к поступлению во ВША, а я всё нудила и отвлекалась на закуски. Тепло и так, словно те далёкие дни прошли не раньше прошлой недели.

- Я ему верю, - в итоге решила я, наблюдая за удаляющимся юношей и укладывая голову на широком плече любимого.

Патрик болезненно вздохнул, но ничего не сказал. Он поцеловал меня в макушку и продолжил гладить по спине.

Идя домой я помолилась всем богам, чтобы мама не задалась вопросом:

- Почему так поздно? - её голос настиг меня, едва я переступила порог.

- Дополнительные занятия. Я так много пропустила, что попросила... э... Грегори О’Доэрти объяснить материал, а он такой: «Подойдёшь после занятий!». Если б я знала, что он меня так задержит! - я театрально закатила глаза и развела руками.

Надеюсь, мама не станет проверять мою версию. Тем более, что он, хоть и муж моей подруги, а преподаватель строгий и подобной лжи не потерпит. Не сомневаюсь.

Мама сузила свои прекрасные глаза, постучала каблучком и кивнула, оставшись довольна моим объяснением.

- А долго мне нельзя с друзьями гулять? - зачем-то брякнула я, забыв подождать пару минут после оправданий.

- Хочешь узнать, долго ли ещё прикрываться дополнительными занятиями? - улыбнувшись переспросила она. - Гуляй, но предупреждай меня заранее. И больше никаких спонтанных «занятий». Лучше извинись перед учителем и скажи, что у тебя уже есть другие дела.

- Тогда я завтра пойду в гости к Линде, можно?

- Так это она О’Доэрти, а не Патрик? - с улыбкой поинтересовалась мама.

- Конечно. У Патрика фамилия Галлахи, - улыбнулась и я. - Я правда к ней пойду, а не к нему.

Подумав немного мама отпустила, но предупредила, чтобы наедине с Патриком я там не оставалась. Он, может, и любит меня, но всё ещё юн. А юные юноши, по заверению мамы не всегда ведут себя галантно. Я покраснела и пообещала, что Линда всё время будет с нами.

- Так тебе можно? - подруга не скрывала восторга. - Тогда все вместе и пойдём!

Она обвела собравшихся взглядом. Я кивнула и улыбнулась. Патрик вяло согласился и покосился на Жана. Тот тихо согласился. Линда захлопала в ладоши довольная собой.

«Почему он с вами?» - услышала я Тадеуса.

«А почему ты на него злился?».

«Это тебя не касается».

«Не веришь ему?».

«Это не важно», - раздражённо сообщил белый демон.

«А раз не важно, то Жан пойдёт с нами».

Тадеус фыркнул и затих.

- Обиделся? - спросила в пустоту, не заметив, что произнесла вслух.

Три пары глаз уставились на меня. И никто ничего не сказал.

- Может в лаборатории у Гре будет какая-нибудь книга о подобной связи? - задумчиво протянула Линда. - Он там все книжки, связанные с алхимией, хранит.

- Можем это проверить, - отозвался Патрик.

- В лабораторию! - радостно вскрикнула подруга и подняла руки вверх.

Мы почти подошли к её дому. И я ожидала преодолеть спуск в подвал. В конце концов каждый уважающий себя алхимик держит лабораторию именно там, чтобы ненароком не взорвать чего в доме. Однако, у нелюдей или северян понятия о лабораториях с нашими рознятся. Линда повела нас наверх. И моему взору предстало отнюдь не тёмное запылённое пространство, а прибранный и хорошо освещённый чердак. Просторный. С высоким до потолка шкафом, набитым книгами разных лет, с широким продолговатым столом посреди комнаты. С мусорным ведром, в котором, кстати, было пусто за исключением одной единственной скомканной и перепачканной чернилами бумажки. Ещё в лаборатории возвышался стеллаж со всякими слизями, порошками, мазями и прочими субстанциями, но больше всего мне понравился чёрный кожаный диван, оказавшийся невероятно мягким и удобным.

Часть IV. Глава 23 - Шаг к свободе



Линда каждому раздала по книге, а сама побежала проверять Виви и отпустить няню. Вскоре малышка бродила по чердаку с вытянутыми вперёд ручками и весело хихикая. Она тянулась к разноцветным склянкам и колбам, но Линда моментально подхватывала дочку на руки и старалась отвлечь, повторяя: «Эти баночки очень важны папе. Не трогай, Виви. Ты - моя умница». Мы же, заняв диван, листали одну книгу за другой, выискивая новые способы помочь Тадеусу.

- А ведь ты Костроун, - сказала Линда, пристально разглядывая Жана. - Неужели не знаешь, что делать? Если ты, правда, на нашей стороне, помоги. Ты хозяин ему по крови.

Жан вжался в диван и спрятался за тяжёлой книгой. Он тихо промямлил нечто неразборчивое, неготовый отвечать на расспросы. Патрик по другую руку от меня напрягся. Мне же стало неловко. Захотелось приободрить старого друга, погладить его по руке и растрепать вечно не расчёсанные волосы. Линда буквально пригвоздила Жана к дивану и продолжала сверлить его настойчивым взглядом.

- Хватит, - не выдержала я. - Если Жан говорит, что отец ему ничего не рассказывает, я ему верю. Нам нужна твоя помощь, - обратилась я к юноше. - Ты - Костроун, а потому понадобишься в ритуале, верно?

- Да, - кивнул Патрик. - С Жаном мы сможем попробовать обряд посильнее прошлого. И действеннее. И опаснее, но Звезда Тера справится. Думаю.

- Думаешь? - взвилась Линда, а Виви, почувствовав перемену в настроении матери захныкала. - Тише, милая. Что ещё за «думаю»?

- Я же не проводил таких обрядов!

- Никто из нас их не проводил! - я поднялась со своего места и расставила руки в стороны. - Мы все будем делать нечто подобное впервые, но как иначе? Мы, как никак, алхимики. Алхимию всегда связывали с риском. Не надо бояться. Если мы это сделаем, Тадеус может освободиться, а если нет, то я точно умру, а он останется до конца своей жизни рабом.

Друзья замолчали и несколько поникли. Я поняла, что Патрик уже знает какой-то обряд и попросила его рассказать нам о нём. Зачем продолжать искать что-то в книгах, если путь уже найден? Запасной план? Не вижу смысла. Если не выйдет, мы вновь соберёмся как сейчас.

Галлахи с неохотой рассказывал северную легенду о человеческой девушке и демоне, полюбившими друг друга. И о том, как однажды, потеряв ребёнка, демон поделился с умирающим младенцем Силой, так сделала и человеческая девушка, возлюбленная демона и мать их дитя. И когда оба они были истощены, ребёнок заплакал, возвестив всех о возвращении к жизни.

- Легенда глупа, - покончил Патрик и поймал злой взгляд северянки-Линды, выросшей на подобных легендах о том, что когда-то демоны куда чаще попадали в наш мир, а она, как и любой нелюдь является потомками первого демона, попавшего в наш мир. - Однако, я находил другие случаи, когда демон, либо человек делился природной силой со вторым. Разумеется, в отличии от легенд, с живым. И так можно отправить демона в его мир, также можно спасти жизнь умирающему человеку. А теперь к делу: Жан может снизить сдерживающие Тадеуса печати и дать ему большую свободу, чтобы ты, Альва, отдала ему природную Силу.

- Но я не маг! Это скорее к Линде.

- Нет, - Патрик покачал головой. - Ты заключила с ним сделку. Мы напитаем амулеты и медальоны природной Силой, а ты соберёшь её в себе и передашь ему, чтобы сорвать последние оковы. Опасность в том, что вместе с природной, ты отдашь и часть жизненной энергии. Но у тебя есть Звезда Тера. Она поможет. Да и мы поможем. Наберём побольше медальонов и примимся тебя лечить, как только обряд завершится.

- Я против! - одновременно вскрикнули Линда и Жан. - Это опасно!

- Я столько времени потратил, ища способ разорвать их контракт, чтобы Альве ничего не угрожало! А ты! Ты предлагаешь подвергнуть её жизнь опасности, - в одиночку закончил Жан, до белых костяшек сжимающий пальцы и готовый в любую секунду кинуться на друга.

- Я согласна, - примирительно и как можно беззаботней откликнулась я. - Мне нравится эта идея.

Жан взвыл и упал обратно на диван, с которого в порыве гнева соскочил. Патрик угрюмо опустил голову, кажется, он в тайне надеялся, что я испугаюсь и откажусь.

Я почти каждый день предупреждала маму, что после школы пойду к Линде. Мама спрашивала кто ещё там будет, а после всегда отпускала. И на каждой встрече мы с ребятами обсуждали и разбирали то, что можем сделать для исполнения задуманного. Иногда к нам присоединялся Грегори и отвергал почти каждую нашу идею, разъясняя поджидающие опасности, но отговорить совсем не пытался, наоборот, предлагал новые идеи. Однако, принимать участие в нашей авантюре отказывался.

Так проходили однообразные дни. Я продолжала (по привычке) спрашивать у мамы разрешение пойти к Линде, а затем мы с друзьями собирались и отправлялись к ней. Иногда шли в «Бурёнку», там мы садились в подвальное помещение, в уголок подальше от лестницы и набитых посетителями столиков и возвращались всё к тем же обсуждениям, что и в гостях у подруги.

- Итак, сможешь Тадеуса из подвала вывести? - спросил Патрик в последнюю подготовку перед нашей затеей.

- Не уверен, - честно признал Жан. - Мы переместимся прямиком из подвала, если он сможет пройти в портал. С Альвой было бы проще.

- Ты же сам говорил о каком-то перстне! - как всегда в последнее время Линда заранее общалась на повышенных тонах.

- Да, отец сразу узнает, если Альва придёт, - согласился Костроун.

- Так ты его выведешь?

- Выведу.

- В сад, - вставила я.

- На что Патрик медальон зарядил, туда и перенесёмся.

- Отлично! - Линда захлопнула толстый переплёт и склонилась над булькающей и вонючей смесью. - А я почти доготовила целебный сиропчик.

Я с опаской покосилась на «сиропчик» цвета тины. Надеюсь, до него дело не дойдёт!

Ещё раз обсудив все детали, мы распрощались. Напоследок я оглядела лабораторию О’Доэрти, в которой мы проводили почти всё свободное время. Светлые оштукатуренные стены пожелтели под лучами садящегося солнца. На продолговатом столе работало сразу три конфорки, в которых Линда продолжала варить всяческие отвары и мази. И чёрный диван, широкий и удобный, который непонятно как занесли по узенькой лестнице на чердак.

На следующий день с утра мы с Патриком и Линдой встречались у сада и отправлялись в то же место, где в прошлый раз призвали семиглазого демона. В этот раз мы тоже призовём его. Нам нужны сети, способные скрыть нас от посторонних глаз и подпитать окружающей Силой.

Половину ночи я просидела на крыше, выбравшись из окна собственной комнаты, и наблюдала за точками звёзд. В этот раз всё получится. Не сомневаюсь! И в тоже время не могу уснуть. Руки вспотели, а голова будто свинцом налилась, но энергии хоть отбавляй.

О, как же там Тадеус! Сумел ли Жан поговорить с ним? Доверится ли белый демон?

«Кому?», - раздалось в голове.

- Жану, - ответила вслух.

Кто услышит меня ночью на крыше? Разве что летучие мыши, да бездомные коты. Я постаралась мысленно передать Тадеусу наш незамысловатый план его спасения. Демон хмыкнул в ответ и прервал связь. Он казался мне невероятно спокойным, и спокойствие отчасти передалось мне.

На удивление рано я проснулась. Солнце едва запустило свои щупальца сквозь мои занавески. Частично комната всё ещё прибывала в ночи. Не дожидаясь пока все встанут, я собралась и вышла в утреннюю прохладу. Высокие тени домов приятно холодили мне ноги в лёгких вязанных сапожках. Волосы сегодня я оставила распущенными, и теперь они подскакивали в такт моим шагам. Над головой пронеслась группка пищащих ласточек. На место я пришла слишком рано. Я это понимала, но ничего не могла с собой поделать. Усевшись на покрытую росой траву, задумалась, припоминая всё то, что Патрик рассказал о предстоящем обряде. Нельзя ничего забывать! Нельзя прерываться и путать. Один неверный шаг, и я могу отдать слишком много собственной энергии. Или всё провалить, оставив Тадеуса на веки в подчинении Костроуна.

По моим ощущениям прошла целая вечность, прежде чем подошёл Патрик, а вскоре за ним пришла Линда. Вместе мы шагнули в сад. У нас не было больше медальонов, Силу с которых мы могли так бессовестно потратить. Нам пришлось искать назначенное место самостоятельно, без подсказок. Сад, как и всегда, больше походил на унылый всеми забытый лес, чем на заброшенный и светлый сад, коим казался у входа. Корявые ветви высохших деревьев тянулись к нам, хватали за длинные волосы, царапали ноги и руки. Огромные слизни, многоножки и различные жуки выползали поглазеть на нас, но прятались от пикирующих на них летучих мышей. В дали сновали тени. Безмолвные создания, застрявшие между двумя мирами. Если что-то напутаю, такая участь может ожидать и Тадеуса, и меня.

У грибного кольца Патрик вновь призвал семиглазого. Линда с интересом рассматривала каждую из четырёх рук демона. Она всё раздумывала и порывалась что-то спросить, но лишь кусала губы и морщила нос.

Всё было готово для проведения обряда. Демон на месте. У Патрика кучка медальонов и амулетов, заряженных природной Силой. У меня извилистый кинжал с костяной ручкой в драгоценных камнях. У Линды сумка с медикаментами, в том числе магическими. Не хватало лишь Жана и Тадеуса.

В саду нельзя было понять высоко ли поднялось солнце и который час. Время здесь замерло далёкой осенью, неизвестно какого года. Минуты порой тянулись как часы, но так всегда бывает, если нечем себя занять. Так ритуальный кинжал послужил для детской игры в ножички. Мы расчертили на влажной земле круг, встали в него и кидали кинжал ближе к центру, разделяя круг на неровные части. Суть игры в том, чтобы захватить весь круг, а противнику ничего не оставить. Линда, хоть на севере такой игры нет, быстро разобралась что к чему и дважды выиграла. В третий раз Патрик грозился победить, но вдруг возле нас заклубился фиолетовый туман, а когда рассеялся, нашем взорам предстали двое. Жан и Тадеус. Изнурённые, еле держащиеся на ногах, побледневшие и с тёмными кругами под глазами.

- Жан, ты смог! Как ты? - кинулась я к другу.

Он уселся на так кстати выпирающий из влажной земли широкий валун и опустил голову на ладони.

- Я ослабил печати, но ненадолго.

«Есть», - прошумело в голове.

- Нам хватит, - заверил Патрик.

Тадеус шагнул ко мне и рывком притянул ещё ближе. Горячее дыхание обдало лицо. Линда пискнула и прикрыла рот руками. Белый демон, с повторяющимся в моей голове: «есть», наклонился и впился горячим поцелуем.

- Да чтоб тебя! - рявкнул Патрик и оттолкнул белоголового юношу. - Ещё раз её тронешь, я!..

- Тадеус! - перебила я Патрика. Голова немного кружилась, после вытянутых демоном сил. - Помнишь, я рассказывала про обряд? Если после ты всё ещё будешь голоден, тогда я не против. Только не сейчас. Сейчас мне самой нужны силы. Много.

Тадеус облизнул пересохшие губы. Он стоически морщился, а в голове моей проносились отголоски его голода.

- Приступай, - почти что скомандовал.

Я улыбнулась и обернулась к Патрику и убедилась, всё готово. На всякий случай отошла от белого демона на безопасное расстояние. Подняла с земли ритуальный кинжал и подождала, пока семиглазый и четырёхрукий демон оплетёт близ стоящие деревья своей сетью. Я расстегнула бархатку на своей шее и протянула Звезду Тера Патрику. Что-то в животе свернулось в тугой узел, но так надо. Нельзя, чтобы Звезда принялась залечивать мои раны слишком рано.

Когда последние штрихи подготовки были завершены, я принялась чертить на земле печати. Ребята отошли к сетям, желая находиться подальше от обряда. В центре остались лишь Тадеус и я.

«Как в прошлый раз?» - спросил он мысленно.

Я улыбнулась и отрицательно покачала головой. Со стороны всё выглядело как тогда. Я понимала, Тадеус не различит разницы почти до самого конца. Вот я, нашёптывая заклинание, принялась разрезать себе руки. Тепло покидало их вслед за тонким лезвием кинжала. От кончиков пальцев прямиком к свежим ранам. Без Звезды Тера ничто меня не согревало. Хотелось заплакать, зажмуриться, а когда открою глаза, чтоб ничего этого не было, а я лежала в своей постели. Где-нибудь внизу шумели Аргус и Сандра. Я улыбнулась, представляя любимых брата с сестрой и бабушку, сварливую, но не менее любимую. Жгучие покалывания возвращали меня к реальности, а губы продолжали шептать повторяющиеся строки древнего заклинания обмена Силой.

Я подошла к Тадеусу и протянула к его лицу окровавленные руки. Демон закрыл глаза, и белые ресницы почти сразу окрасились красным. Полосы крови одна за другой устремились по его лицу и шее, закапали на обнажённую грудь. Он поморщился, но не мешал мне вырезать кончиком кинжала руны на своём лбу. Я была благодарна ему за тихий шёпот в моей голове, успокаивающий, переходящий в шелест листвы. Слёзы обжигали мне щёки, я с трудом различала, что происходит вокруг.

Наконец, первому этапу обряда пришёл конец. Я с наслаждением выронила кинжал, разогнув онемевшие пальцы и ощутив лёгкое покалывание, заполнившее их. Ноги тоже покалывало, хотя их кинжал не коснулся. Эх, надо будет на досуге спросить Патрика, откуда у него, сына цветочников, ритуальный кинжал. И как он его спрятал в прошлый раз?

Руки дрожали. Я всё дрожала. Мне хотелось ощутить разливающееся тепло от Звезды Тера, а ещё лучше от чашечки горячего шоколада. Только я стояла босиком в мокрой земле. По рукам сочилась кровь. Напротив - Тадеус с залитым кровью лицом и широко раскрытыми глазами. Голодными и манящими. Похоже его голод возрос, и демон с нетерпением ожидал завершения ритуала, чтобы напиться моей энергией. Надеюсь, не пригодится. И вернув утерянную связь с природой белый демон сможет напитаться без моей помощи.

Моменты об обряде в памяти были едва уловимы. Столько раз Патрик подробно описывал какая печать за какой, когда какое заклинание читать. Всё спуталось. Я двигалась медленно, боясь навредить и себе и Тадеусу. В кругу, сотканном из демонической паутины не бродило теней, но я помнила и видела их. Особенно отчётливой была одна, та, что оказалась со мной в одном кубе на глазах перед всей школой. Это произошло в прошлом учебном году, но я отчётливо видела тонкие прозрачные руки и слышала сиплый голос, молящий не убивать.

«Альва», - позвал Тадеус, неизвестно в который раз.

Я почти расчертила последнюю печать вокруг нас. Мы должны быть в центре. Я поделюсь с ним остатками своих сил, ведь природную мне не вытянуть. Медальоны и амулеты, которыми меня заранее обвесили друзья, уже давно разрядились и болтались пустыми побрякушками. Я взяла Тадеуса за руку и потянула в центр печати. Усадила на холодную землю и боясь, что Патрик не сумеет сдержать свою ревность, села на колени к белому демону. Он питается, вытягивая Силу через поцелуй. Поцелуем мы скрепили наш контракт, им же и разорвём.

Я потянулась к нему, легонько коснулась бледных потрескавшихся губ и разомкнула их. Не без его участия. Тадеус охотно отвечал на поцелуй и вскоре взял на себя ведущую роль. Одну руку он запустил в мои спутавшиеся волосы, прижимая и не давая оторваться от его губ. Второй обхватил за талию и тоже прижал. Тепло покидало моё тело. В глазах темнело. Руки и ноги кололо разбегающимся по ним холодом. Мне самой хотелось вжаться в Тадеуса, ведь он такой тёплый! Горячий. Я ухватила демона за плечи и раскрыла глаза, припоминая зачем вообще понадобился этот долгий поцелуй?

- Я освобождаю тебя, - просипела пересохшим ртом.

Я смотрела на Тадеуса, жаждущего приникнуть ко мне и дальше испивать мои силы. Ему нужно ответить. Он знает, что говорить. Об этом я ему сообщала. Сейчас, когда я на грани, а его переполняет энергией, Тадеус должен сказать: «Я принимаю твой дар». Он помнит, по глазам вижу. Тадеус облизнулся и с горечью посмотрел на меня. Осознаёт ли он, что остался лишь шаг к свободе? Над чем раздумывает? Отчего медлит?

- Я принимаю... - наконец, начал Тадеус и потонул во тьме.

Я лежала на холодном прозрачном полу внутри шара, из которого меня как-то выкинул белый демон. Его рядом не было. Не было и теней. Я совсем одна, а шар цел и невредим. Мне отчаянно захотелось взглянуть на свои руки, но на них не оказалось и царапинки. Ничего и никого. Страх холодными руками прошёл по спине, погладил по щеке и поглотил меня, заставляя тонуть. Я увязла в шаре и билась пойманной птицей. Так, возможно, чувствовали себя тараканы, пойманные Аргусом для Дункана Второго. Их запихнули в чернеющий шар без возможности выйти.

- Патрик! - позвала я, задыхаясь. - Тадеус! Линда!

- Всех решила перебрать? - весело отозвался белый демон.

От него исходило лёгкое свечение и жар. Единственные свет и тепло в этом странном месте. Месте, не для людей.

- Помоги, - плача я протянула к нему руки.

Тадеус наблюдал, как я тону. Он неспеша присел на корточки и коснулся моих волос. Погладил ласково, будто ребёнка.

- Уходи, тебе не место здесь, - услышала я.

А затем был треск, как и в первое моё прибытие сюда. Шар рассыпался осколками, а меня утянуло в бездну. Тадеус остался в дали. Неподвижен.

- Альва! - рыдала Линда, вжимая меня в свою грудь. - Альва!

- Она открыла глаза! - удивился заплаканный Жан.

- Нет, - сказал отрешённый Патрик. - Вам показалось. Альва совсем холодная.

- Да посмотри ты, дубина! - Костроун отвесил другу подзатыльник и рывком подпихнул ко мне.

Так из одних объятий я перешла в другие. Дышать было больно и тяжело. Крепкие руки сдавливали до боли в рёбрах. Линда рыдала. Патрик покрывал моё лицо поцелуями. Жан развалился на пожухлой траве и раскинул руки в разные стороны. На ветвях вокруг висели обрывки паутины. Обоих демонов нигде не было видно.

Линда, успокоившись, влила мне в рот нечто вязкое и обжигающее, в тоже время приятно отдающее лимоном и мятой. Прохлада и тепло расползались по телу, приятно щекоча. Я глотала жадно, как если бы второй день не удавалось попить.

- Получилось? - спросила, когда чудотворная жидкость закончилась.

- Получилось. - выдохнул любимый, продолжая прижимать меня и целовать то в виски, то в уголки глаз.

И слышать это так приятно. Тадеус освободился. Он теперь ушёл в родной мир. Ребята выдохлись, но счастливы подобно трёхлетним детям, впервые увидевшим дрессированных дельфинов. И я, убаюканная покачиваниями тёплых рук, заснула в объятиях Галлахи.

Мне тогда было плевать на то, что ожидает нас впереди. Никто, признаюсь, даже не задумался о последствиях. А если и задумался, то Патрик тактично промолчал, решив, что дело стоит того.

Мы выбрались в город глубокой ночью, и не смотря на темноту я только тогда поняла, сколь сильно устали мои друзья. Линда вся бледная тряслась и всё ещё всхлипывала. Приятный шоколадный оттенок Жана почти что сошёл на нет, уступив место болезненной серости. У Патрика под глазами залегли мешки, а вены на руках и шее вздулись, кое где появились синяки.

Мы смеялись над собственной глупостью. Вот всё продумали, а еды не взяли. Даже пить нечего! И все трактиры уже, должно быть, закрыты.

- Мне нельзя домой, - перепугано и грустно поделился Жан.

- Можешь заночевать у меня. Гре не выгонит, обещаю.

Жан вяло улыбнулся и поблагодарил Линду. Я опиралась на руку Патрика, довольная, что всё так хорошо и просто прошло. А потом, когда мы попрощались с Линдой и Жаном, а сами заковыляли к моему дому, пришли они. Их было много. Они были не только алхимики, но и обычные жители. С магическими и с масляными светильниками в руках, они бродили по городу и всматривались в тёмные закоулки. Вот кто-то заметил нашу четвёрку и крикнул остальным. Мы плотнее встали друг к другу, не понимая, чего ожидать.

Вот от толпы горожан отделилась моя мама. Бледная, растрёпанная и с покрасневшими глазами она бросилась ко мне на шею. Вот Грегори О’Доэрти, осунувшийся, но с некоторым пониманием происходящего подошёл к своей жене и заключил ту в ласковые объятия. Вот двое пожилых цветочников (родители Патрика), в слезах подошли к сыну. А за ними шли и другие. Шли и шли, обступая нас со всех сторон. Осматривая и оценивая наше состояние.

Уже после того, как я попала домой, отоспалась и была осмотрена приглашённым лекарем, а после ещё и папой (да, он не просто так работает в экспериментальном отделении первой городской клиники), узнала, что мы исчезли почти на неделю. Когда вечером я не вернулась домой, мама отправилась к О’Доэрти. Грегори предположил, что «детишки» могли пойти в гости к Патрику. Отругав учителя за беспечность, мама настояла, чтобы он вместе с ней пошёл к Галлахи. Там они до полусмерти перепугали престарелых родителей Патрика и организовали дальнейшие поиски. К третьему дню Грегори был взволнован нашим исчезновением не меньше остальных. Возможно, именно поэтому он наплевал на количество окружающих их людей и так страстно целовал Линду, лишь она оказалась в его руках.

К тому моменту, как я стала выходить из комнаты и отвлеклась от ощущения дежавю, стала замечать странности в нашем доме. Некоторые части его еле заметно светились. Я сказала об этом родителям, но они в ответ повезли меня в клинику на новый осмотр. Там светилось почти всё. Особенно яркими выглядели амулеты и инструменты. Я быстро «прикусила язык» и перестала рассказывать всем подряд о свечении, а мама поверила, что видения прекратились.

В один прохладный зимний день к нам в гости зашёл Патрик. Он приходил и раньше, но в тот день юноша выглядел особенно привлекательно. Я будто оголодала (нам вновь не позволяли остаться наедине) и желала поцеловать его также сильно, как студент, проспавший завтрак, хочет есть к концу седьмого занятия. И ещё от него тоже исходило свечение, слабое и такое притягательное. Патрик оделся как на праздник. Новый костюмчик, начищенные до блеска кожаные туфли. И вместо того, чтобы, как это обычно бывало, пойти вместе со мной в гостиную, он обратился к моим родителям с просьбой отдать ему их старшую дочь. Мои ноги так и подкосились. Я плюхнулась на пуфик в прихожей и сцепила пальцы в замок.

- А на что жить будете? - опередила бабушка моих родителей, пооткрывавших от удивления рты.

- У его родителей цветочный магазин! А Патрик единственный наследник! - ответила я вперёд любимого.

- Звучит безопасно, - довольно покачала головой бабушка. - Свадьбу оплатит твоя семья.

- Мама! - в один голос вскрикнули родители.

- Вижу, что Альва не против, - сказал папа, потирая широкие усы. - Патрик, верно? Пройдём в мой кабинет...

... Так я и вышла замуж. Конечно, свадьбу оплачивали пополам. Закончив школу Патрик пошёл работать под началом моего папы, а я под началом его родителей и вскоре стала разбираться в цветах. Мне понравилось копаться в земле и следить за новыми ростками. И его, и мои родители остались довольны нашим выбором. Особенно радовалась бабушка, когда спустя полгода после свадьбы я оказалась на грани отчисления, но и я закончила школу. Правда, по замечательной причине по имени Веста, на год позже и по индивидуальной программе.

Линда безумно за меня радовалась, но я не видела её вот уже два года. О’Доэрти вернулись на север и там открыли свою собственную школу, где оба они преподают, а ещё множество их северных друзей. И мой брат тоже устроился к ним. Ему нравится жить на севере.

Тадеус. Что я могу сказать о нём? С тех самых пор, как белый демон в благодарность за возвращённую свободу вдохнул в меня жизнь, поделившись своей Силой и наделив способностью видеть природную энергию, я его не встречала и не знаю, как складывается его жизнь. Видимо, он вернулся в родной мир.

Я бы очень хотела написать, что у всех всё сложилось хорошо. Да только, в тот день, когда нас нашли и разобрали по домам, за Жаном никто не пришёл. Сам он ещё какое-то время боялся показываться дома, а Грегори и Линда приютили Костроуна у себя. Спустя месяц Жан набрался смелости поговорить со своим отцом, но не застал того дома. Его отец не вернулся ни тогда, ни сейчас. Никто его не видел. Жан, спустя пять лет после исчезновения отца продал дом и купил себе новый. На окраине города. Мы не обсуждаем бесследную пропажу старшего Костроуна, но иногда в голове проскакивают мысли, что даже добрый демон остаётся демоном, а истязаемый способен на многое.

- Мама! - отвлекла меня Веста от записи в дневник, подаренный Патриком на моё двадцатипятилетие. - Смотри, я аххимик!

Кудрявая малышка в очках на резинке оказалась с ног до головы обвешана медальонами и амулетами, а вместе с ними и обычными украшениями. Один медальон светился.

- Ух ты! - подхватила я.

- Да! Покази, чё делают аххимики!

- Хм, - я задумалась, разглядывая заряженный медальон. - Алхимики, к примеру, без страха проходят через теневые порталы.

- И я пройду! - заверила малышка.

- Хорошо.

Я сняла с неё медальон и швырнула о пол. Привычно открылась слюнявая пасть, а я уже настроила выход на другую часть комнаты, прямиком над двуспальной постелью. Веста с задорным хихиканьем разбежалась и прыгнула в пасть. Глаза её были открыты.

Меньше чем через секунду пасть сомкнулась, поглотив мою дочь, а над кроватью заклубился сиреневый туман, выплёвывая смеющуюся Весту на подушки.

Я с интересом склонила голову набок, наблюдая за ней, а пониже пупка толкнулся её будущий братик. Или сестра?

Благодарю за прочтение и жду ваших комментариев!


Оглавление

  • Спасти демона Дарья Ву
  • <